Квант Макс: другие произведения.

10. Королевская робинзонада

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сенсация! Пропали два императора разом! Что теперь с будет миром-то, разорванным войной?


  -- Королевская робинзонада
   Когда корабль тонул, спаслись только двое:
   Павел Нарымский - интеллигент.
   Пров Иванович Акациев - бывший шпик...

А. Т. Аверченко, "Робинзоны"

   ··· --- ···.

Крик о помощи (преимущественно по радио, иногда по телеграфу)

  -- ·· ··· - --- ·-· ·· ---· · ··· -·- ·· ·--- ·--· ·-· --- ·-·· --- --·
   В общем, острову этому не везло. Это человеку может не повести с родителями, женой или работой. А остров этот был обречён на невезение с самого своего появления. Это же надо было додуматься вылезти из-под толщи вод Верчского океана, как раз напротив Каплики и Калипсо. Да ещё между двумя мощными течениями: Южным - тёплым и Мелонским - холодным, потому одно мощно омывало остров с востока (с юга на север), а второе с запада (как раз наоборот). От этого и выходило, что вокруг острова всё неслось в разные стороны и мимо. А над островом тёплые и холодные воздушные массы гоняли туда-сюда облака. Оттого многие мореплаватели, ведомые течениями и ветрами, натыкались на этот остров и разбивались в пух и прах. Потом, правда, строили плоты и как-то старались покинуть проклятый клочок суши. И ведь покидали же. С появлением навигационных приборов и точных карт этот остров одним из первых нанесли на карту как чёрное место. Но вот тут не могли выбрать название. У этого острова было столько нехороших названий, что поместить одно только на карту значило потерять воспитанность и дать подрастающему поколению учить нехорошие слова не только с заборов и стен. Тогда Мировое Адмиралтейство, и занимающееся нареканием имён островам, проливам, полуостровам, перешейкам, каналам и всему прочему морскому, решило взять самое безобидное слово из языков мира, которое на карту уже точно никто не нанесёт. Так и стал этот клочок земли, в четыре квадратные мили площадью и по форме своей напоминающей клин, зваться - Безымянным. Это единственный географический объект, называемый во всех языках по-разному и что-то на этих языках значащий. Нет, все географические названия, так или иначе что-то значат, но не всем понятны. Взять хотя бы остров Пусс. Все его так и зовут Пусс да Пусс, но только сами пуссляндцы знают - это ещё и означает что-то тёплое, пушистое и мурлычущее, то есть кошку. Вот и стали этот остров пуссляндцы звать Нонэйм, белодольцы - Bezymyanniy, хазляндцы - Наменлос, фамлёдцы - Санс-Ном и так дальше по всем словарям Мира. К тому же никто после названия не хотел этот остров брать в свои владения - хлопотно его будет охранять и просить каждого посетителя платить таможенную пошлину за нечаянное пересечение границы.
   Остров этот все мореплаватели обходили стороной. Во всяком случае, старались. Но иногда всё же шторм прибивал корабль к рифам да и разбивал посудину в щепки. Тогда, как уже было сказано, через какое-то время мореплаватель из щепок этих собирал себе лодочку и на ней отправлялся дальше, по течению, куда ему было угодно - на север или на юг. Случалось, и попасть в воздушные завихрения шару или дирижаблю. Им проще. Спуститься пониже, где завихрений нет, сделав, где нужно поворот, повернуть по выбору и лететь дальше.
   Это ещё ничего, когда одного прибивало к этому островку, а то ведь в тот туманный день, четырнадцатого виера 693 года, сразу двое...
  -- ·----
   С юга к острову из порта Таупербург шла яхта короля Хазляндии Фридриха Второго с Половиной "Генау". Она вообще-то должна была пройти южнее острова, но в тумане все навигационные приборы отказали напрочь. Они ведь рассчитаны на Солнце, Луну или хотя бы звёзды. А тут ни того, ни другого, только подозрительные скалы на горизонте из тумана выступают. Так что, попав под влияние Южного течения яхту развернуло прямо на северо-северо-запад, так что никто кроме компаса это и не заметил (да и к тому, компасу то есть, никто на прислушивался), и потянуло на острые рифы и скалы острова Наменлос.
   Впередсмотрящий с "Генау" заметил рифы только, когда они стайкой возникли в полукабельтовом от носа августейшей яхты. Она же получила несколько пробоин ниже ватерлинии, села на мель и начала пить солёную воду, заполняя ею трюмы (видимо, про запас). Капитан "Генау" Тобиас Шван собрал в кают-компании всю команду, исключая радиста, вперёдсмотрящего и матросов, заделывающих дыры в трюме. Также на этот совет не был приглашён сам монарх, сидевший в своей каюте на верхней палубе и прислушивался к звукам текущей воды, якобы доносившихся с камбуза.
   - Что будем делать, товарищи? - спросил Шван. Хитрый он всё-таки. Спросил так, чтобы сразу двух зайцев убить. И социалиста на борту выявить (коли такой найдётся, а они в последнее всё чаще и чаще находятся в самых неподходящих местах: на антивоенных демонстрациях, заводах, забастовках и даже подводных лодках, где с этим строго), и команде объяснить, что он ничем от неё не отличается и не надо обвинять его во всех бедах. Если, конечно, до этого дойдёт. - "Генау" наша медленно тонет. Дырки в донной части увеличиваются, вода в них хлещет и сами мы с этим не справимся. У нас есть два пути. Первый: мы ждём помощи, но когда она придёт, мы не знаем, потому что засечь нас в этой глухой и туманной части океана не смогут, а сами мы свои координаты найти не можем - нет Солнца. Так что мы затонем, а потому необходимо второе: Пассажира (всё верно, с большой буквы) с судна убрать...
   - Убить? - спросил осторожный штурман Зиелен.
   - Я сам тебя убью! Нет, его посадим в шлюпку...
   - Какую?
   - Хватит острить. Не до этого сейчас. Шлюпка у нас одна. Народу мало. Так что отправим короля к большой земле, что виднеется в тумане. Кстати, там что?
   - Если бы я только знал.
   - Так что отправляем его со съестным к земле. Если даже и затонем, то хоть король будет жив.
   - Идея хорошая, - сказал боцман Вервалтер. - Надо её осуществлять немедля. Только что мы ему скажем?
   - Правду.
   - И что с нами тогда будет?
   - Фридрих - человек умный, поймёт. Нет нашей вины в том, что Солнца не видно и мы не знаем, где находимся... Он знает военное дело, он должен понять... Во всяком случае, что-нибудь соврём. Начинаем?
   - Начинаем, - сказал Зиелен.
   - Дайте приказ коку, чтобы тут же собрал консервы и прочую еду. Неизвестно, сколько король ещё будет на той земле. Всё, товарищи, начали...
   Последний раз капитан с "товарищами" уже промахнулся. Поздно. Все и так поняли, что в одной тонущей лодке сидят и грызть друг другу шеи бесполезно, а социалистов на судне так и не оказалось.
   Королю сначала Шван просто сказал об эвакуации с судна, но после королевского вопроса:
   - А что с судном?
   - Знаете анекдот про женщину-дантиста? Она рассказывает подружке: "Мне тут один пациент нравится, только он какой-то неразговорчивый..."
   - Шван, вы кому мозги пудрите и зубы заговариваете? Кайзеру Полосатого Рейха? Что с кораблём, я вас спрашиваю?
   Пришлось врать. Все изобретательные мысли в голове Тобиаса выстроились в стройный ряд и начали с завидной частотой вылетать одна за одной. Стройный-то ряд, стройный. Да вот разношерстный как черепаховая кошка. В "Легенду о таинственном захвате судна "Генау" неизвестно кем и неизвестно зачем" было вмешено столько сюжетных линий, что любой эпос позавидовал бы ему. Там и ведьмы летали по небу, и из тумана выскакивал на коне рыцарь Ваффентрягер в полном вооружении (это посреди океана-то, двухтонный рыцарь), и вылетал таинственный "Летучий Мидландец" из одноимённой оперы Лдорвинга, и даже появлялся "Биовульф" (пролетел мимо). Жаль только История этой легенды не сохранила. Но самое поразительное в этом рассказе - король поверил. Причём всему. От первой до последней запятой. И даже опомнится монарх не успел, как был посажен в шлюпку, гружённую ящиками с консервами, хлебом и фруктами, в руки ему торжественно вручили вёсла, показали на горизонте скалы и сказали грести к ним. И монарх погрёб...
   На "Генау" тем временем все облегчённо вздохнули и начали набивать телеграммы, начинающиеся тремя точками, тремя тире и снова тремя точками...
  -- ··---
   Про "Биовульф" Шван, конечно, выдумал, но кто же мог знать, что так оно и будет? Вот и врите после этого августейшим особам безрассудно.
   А этот самый самолёт летел примерно в то же время с севера в полнейшем тумане и также не подозревал о своём местонахождении. Солнечный целеуказатель, чтобы как-то отрабатывать свой хлеб, указывал на лампу, освещавшую кабину аэроплана-гиганта, но Толкину от этого было не легче. Ему нужно было верное направление, а если быть точнее: аэродром Десерт-Ирн в Блэкнии. Но летел он исключительно на юг, да и компас немного пошаливал. Но это ещё ничего. Туман-то можно было переждать, перелететь, сесть на воду или дотянуть до ближайшей земли (желательно не Хазляндской), а вот что делать с тряской? Самолёт-гигант попал между двух мощных воздушных потоков и его мотало то в одну сторону, то в другую. Наконец, по шалому компасу было выяснено, что он кружит на одном и том же месте. Толкин посмотрел вниз, на альтиметр, на датчик топлива и вздохнул. Ситуация была более чем безвыходная. "Биовульф" кружил в какой-то таинственной зоне. Ничего не видно было, кроме острых скал внизу, опасно выглядывающих из тумана. Да и сомнения были насчёт остроты их. Так, возможно, лишь оптический эффект. Топливо закачивалось и через какие-то два-три часа двигатели заглохнут (если от влажности не заглохнут раньше) и самолёт будет кидать из стороны в сторону как листок на жестоком осеннем ветру и, в конце концов, об эти скалы и разобьёт. Шансов на спасение было мало. А если учесть, что на борту был сам король Ричард Седьмой, то нервишки вообще на пределе натянуты. Тогда пилот Рональд Толкин позвал советника короля и сказал:
   - История такая: нас болтает и через какое-то время мы просто свалимся в океан или разобьёмся же о скалы. Никто не выживет от такого удара. Конан, у нас на борту есть два парашюта. Я наберу как можно большую высоту и сброшу вас, как только увидите более менее отчётливую почву, дёрнете за кольцо и сядете на остров, он прямо под нами.
   - Я не могу, - ответил Конан Эмплой.
   - Не можете покинуть короля? Но вы же будете с ним!
   - Я не в том смысле... Я не могу прыгать с парашютом. Я боюсь.
   - Хорошо. Я тогда отправлю только короля. Вам же придётся остаться со мной. Впрочем, как и остальной свите. Она этого не заслуживает. Итак, держите штурвал так, как он есть, и не отпускайте, а то был тут до вас один... Я пойду поговорю с королём.
   - Ваше Величество, есть проблема, - прямо сказал Толкин августейшему Пассажиру. - Обстоятельства сложились таким образом, что вас в плане сохранения вашей жизни необходимо эвакуировать с самолёта, причём, чем скорее, тем лучше.
   Король на удивление всё понял и лишних вопросов задавать не стал. Даже врать не пришлось. Сказал: "Раз нет другого выхода, сохраните хоть меня". Толкин выдал ему банки с консервами, насколько позволяла грузоподъёмность парашюта.
   - Как только увидите землю - тут же дёргайте за кольцо, - сказал пилот, проверяя все ли пуговицы и ремешки парашюта на своих местах.
   - Рональд, не надо мне объяснять, я умею прыгать с парашютом, - перебил его монарх. - Лучше как-нибудь успокойте меня. Я ведь не знаю, что там внизу.
   - Там внизу остров, хотя я не знаю какой и что там за почва... Но она есть.... Хотите анекдот?
   - Валяй.
   - Женщина-дантист делиться с подругой: "У меня тут есть такой симпатичный пациент. Мне глазки строит. Только он какой-то неразговорчивый, рот открыт, а молчит, стонет только иногда".
   - Соли не понял, надо будет супруге рассказать. По возвращению.
   - Ну, с Богом. Мы вас по возможности подберём, если конечно, останемся живы. Но мы обязательно вас подберём. Даже с Того Света. Будьте спокойны.
   - Да я спокоен!
   - Тогда идите. Всё будет в абажуре!
   И с Богом отправил Толкин Ричарда Седьмого вниз. Остальным же сказал, что открывал форточку, чтобы проветрить помещение, но комары внутрь не проникли. Пропажи монарха никто не заметил...
   Впрочем, "Биовульф" услышали с "Генау". Но только услышали и никакие крики таинственному самолёту не помогли, что придало этой местности куда более мистический характер...
  -- Синематограф
  -- "Величайшее открытие археологии (Научно-популярный фильм)", "Беллерофонт", Белодолия, перевод с белодольского, Џ 693.
   Гениальное открытие было совершено недавно археологической экспедицией под руководством профессора доктора исторических наук К. И. Копалы. Эта экспедиция совершает раскопки на территории Десного монастыря. Там был обнаружена подземная полость, некогда бывшая во времена Каменного века пещерой. На стене этой полости были обнаружены знаки, начертанные, видимо, смесью из угля, крови и древесной смолы. Знаки эти определённо из современного александрийского алфавита (принятого в Белодолии с 108 года оП). Надписей не много, кое-какие буквы уже выцвели и просто стёрлись от долгого времени. Но кое-что, догадавшись, можно различить: "МАРТ АЛЕКСАНДРОВИЧ ФАНПРЕЛЕННЁВ", "ИОАННА", "МАТФЕЙ", "НЕИЗВЕСТНО КАКОЙ ДЕНЬ ГОД И ЧАС", "ДИНОЗАВРЫ" и "ХОЧУ ДОМОЙ!". Рядом с этими надписями расположены рисунки разных динозавров. Профессор считает, что возраст этих надписей - около сорока миллионов лет, потому что они находятся в соответвующих этому возрасту геологических слоях. Но из этого следует, что человек homo finins (а знаки мог нанести только этот вид людей) существовал уже тогда, сорок миллионов лет назад, да к тому же, умел писать по-белодольски. А это противоречит археологическим открытиям в других странах и вообще всей Теории Происхождения Человечества пуссляндца Сэмюеля Бигля. Курьёзным является тот факт, что Националистическая Партия Белодолии "Великие Долы" уже составила на этот счёт Новую Теорию Возникновения Белодольского Народа и ими же выдуманной древней расы долов. Удивительно, как быстро может приспособиться к сенсационному открытию политическая организация.
  -- ···--
   Фридрих II,5 в то самое время шёл на хорошонагруженной шлюпке к острову Наменлос. Он старался не задумываться, отчего яхта стала неожиданно тонуть - всех тех обстоятельств, какие ему были рассказаны, не запомнить и обдумать, так что нужно было просто грести к скалам. Шлюпка от такого количества еды осела на добрый фут и была несколько инертна, так что повернуть её было довольно сложно. Но Фридрих вскоре попал в Южное течение и среди летучих рыб и чаек доплыл до берега. Свернуть к берегу оказалось не такой простой задачей - течение затягивало и тянуло дальше на север. Император Полосатого Рейха воткнул одно весло в неглубокое песчаное дно, чем остановил движение по течению, вторым же веслом постарался повернуть лодку к острову. Потом повторил эту операцию с другим веслом. Так что движение к острову напоминало спуск человечка из детской игрушки. Да-да, того самого, что вместо того, чтобы лететь вниз, ещё по лесенке зигзагами бьётся.
   Одним словом, на два кабельтовых императору понадобилось целых три часа, но они того стоили. Император обессиленный спрыгнул на берег и пошёл его осматривать. Остров оказался необитаем. Несколько рощ с пальмами, несколько ручьёв, заводь, где плескалась рыба. Ни тебе пещер с сокровищами пиратов, ни каких-либо домиков. Фридрих цыкнул и пошёл к шлюпке. Но ту уже унесло в море. Конечно, привязывать надо. Так что кайзер Полосатого Рейха плюнул и полез на пальму, добывать какой-нибудь фрукт.
   Ночью он попытался посмотреть в море, нет ли там огней "Генау", но их не было видно.
   - Видимо, затонула, - подумал Фридрих и стал думать, где бы ему заночевать. Выжить на этом острове он бы смог. Всё для жизни есть. Жилья только нет, да и одежда у него колониальная - бриджи, лёгкий парусиновый китель и пробковая шляпа.
   Да, король попытался вспомнить книжку из детства, "Жизнь и необычайные приключения Робина Сона - матроса из Кроунбриджа, его двенадцатилетнее проживание на необитаемом острове в Вернском океане, куда был выброшен командой фрегата "Львиные ноздри", за непристойное поведение, с изложением его столкновений с пиратами, аборигенами и прочей челядью, написанные им самим" древнего пуссляндского писателя Дэнниса Диша. Длинное название, правда? Таково уж оно было в те времена. И, встречаясь два любителя почитать (их в те годы было мало), имели между собой следующий диалог: "Скажите, сэр, а вы читали "Необычайные приключения сэра Макинтоша - герцога Канеришского, неожиданно оказавшегося на Луне, встретившего там Императора Лунного, Императрицу Лунную, Их дочерей - принцесс Лунных и вернувшегося без особых приключений домой, рассказанные им самим" сэра Аллана Распо? - "Нет, сэр, "Необычайных приключений сэра Макинтоша - герцога Канеришского, неожиданно оказавшегося на Луне, встретившего там Императора Лунного, Императрицу Лунную, Их дочерей - принцесс Лунных и вернувшегося без особых приключений домой, рассказанных им самим" сэра Аллана Распо, к сожалению, я не читал, но вот говорят, что хорош роман фамлёдца Сержа Бареля "Приключения авантюристки Марии Керсеньяк, её путешествие в Экзорион, роман с тамошним президентом сэром Крайстоном, возвращение в Калипсо, роман с фамлёдским полководцем Шарлем Огюстеном Ватерленом и нахождение ею себе настоящей страстной любви на Родине". Да, вот за такими диалогами у них и проходило время. Неудивительно, что книги в те времена продавались плохо. Это на базаре крикнешь такое название - и полдня пройдёт, и все разбегутся подальше от таких сложностей.
   Впрочем, и Диш не был тем самым Робином Соном (он вообще за пределы острова Пусс не выезжал и море видел один раз) - просто взял историю одного потерпевшего кораблекрушение, да и переписал её, растянув его существование на острове в четыре раза.
   Конечно, стоило Фридриху для начала сделать жильё хотя бы по книге, но сейчас уже было темно и самое надёжное - забраться на какую-нибудь пальму, там устроится поудобней и уснуть спокойно. Это Император Полосатого Рейха и сделал, выбрав пальму поразвесистей - он в последнее время ворочался во сне.
  -- ····-
   Другой же король спокойно спустился на пальму, повис, отцепил стропы (хотя отрезать их было куда эффектней, но Ричарду не хватало ещё случайно порезаться) и спрыгнул на землю. Он осмотрелся и обнаружил, что находиться на тропическом острове, среди пальм, песка, тёплого климата, в общем, всё как в уже упомянутой книге про Робина Сона. Ричард являлся большим поклонником этой книги, он даже прочитал продолжение, в котором пуссляндский моряк попадал в Имбирь. В детстве он очень часто играл в Робина, да так, что охрана и вся августейшая семья Пуссляндской Империи искали его месяцами. Зато уже в двенадцать лет он мог сделать шалаш из хвороста и листьев лопуха, развести костёр от одной спички, сделать лук, стрелы и убить даже с их помощью какую-нибудь мелкую дичь (на крупную рука не поднималась). Так что начитанный монарх без труда соорудил из купола парашюта себе палатку, залез без помощи ножа и вилки на дерево (исключительно ногтями), где сорвал себе несколько бананов, развёл от зажигалки костёр из сухих пальмовых листьев и даже попытался вскипятить воды к скорлупе кокосового ореха, найденного на песке.
   Костёр его горел с северной стороны и потому не был виден с "Генау". А там все переживали за своего короля. Не съели ли того дикие звери или аборигены, не нарвался ли он на рифы и не упал бы на него кокосовый орех, да и не убил насмерть. А ведь такое бывает.
  -- ·····
   За этими переживаниями матросы почти заделали пробоины в донной части яхты и уже подумывали как бы двигаться дальше. Всё равно с мели должен был их снять буксир, а тот подойти не мог - куда подходить, если не знаешь координат августейшей яхты? Так что нужно было дождаться, пока туман спадёт, и можно будет хоть приблизительно определить своё местоположение.
   Это, конечно, хорошо. Ждать. И король в относительной безопасности, и сами готовы плыть дальше. Но раньше буксира с мели снял яхту прилив. Как? А очень просто. Прошло полнолуние, прилив поднял яхту с низкой усадкой над мелью и Южное течение понесло её на север с приличной скоростью. Этого никто не заметил - ночь была, а когда утром не обнаружили в тумане скал, то просто решили, что туман стал погуще и скалы за ним скрылись. Однако подлинная паника началась после.
   Вскоре яхта, ведомая бешеными водами Южного течения вышла из этого аномального тумана (Что же это за туман такой, что держится даже сразу в двух противоположных воздушных потоках? Такого даже на Пуссе не бывает!) под чистое небо, да ещё и под северо-восточный ветер. Скал нигде не обнаружилось, да и мели под яхтой. Из чего можно было сделать простой и необходимый вывод: переехали с места-то! Вот тогда Шван и опустошил несколько пузырьков валерианки. Тут же развернул карты, определил местоположение и давай проверять разного рода варианты с курсом. Но это ещё не было самым страшным: нужно было сообщить на большую землю куда они четыре дня назад дели Пассажира N 1 и куда именно он причалил! А ведь спрашивали же. Поэтому капитан "Генау" сначала дал телеграмму в Хавбург о своём срочном прибытии на ремонт, а потом ещё путанную телеграмму по поводу прибытия монарха: "КАПИТАН ЯХТЫ КАВ ГЕНАУ КАВ ШВАН КОНТР ДЕФИС АДМИРАЛУ ГРОБУЧУ ТЧК КОРОЛЯ НЕТ НА БОРТУ ТЧК ОН ГДЕ-ТО МЕЖДУ КАЛИПСО И КАПЛИКОЙ ТЧК ПРОШУ ПРОЩЕНИЯ ТЧК ШВАН". Обходительный человек - извинился. Но вот что бы это могло значить, можно было разобрать только с самим капитаном, так что даже если его и повесят, то не сразу.
   Весёлого мало. И отворачиваться поздно. Потерял так потерял.
  -- -····
   А аэроплан "Биовульф" всё-таки смог выпутаться из завихрений и пролететь ещё на топливе несколько миль, потом пришлось планировать. Хорошо ещё сел у своих берегов. Ну, это, конечно, сильно сказано, но всё же. Аэроплан покоился на поплавках в семнадцати милях от Блэкнии. Где-то на третий день такого пребывания у свиты Ричарда седьмого появились подозрения, чего же это нет короля. Но Толкин умело всех отвлёк - заставил удить рыбу на всё, что хоть отдельно напоминает верёвку и крючок. Что ни говори, а продержаться на плаву аэроплан может бесконечно долго, но вот сколько выдержат пассажиры без еды - вещь сложная. Сначала, конечно рыбу разбавляли кое-какими оставшимися консервами (провиант был рассчитан на шестнадцать часов полёта, а ещё вычтем консервы, полетевшие с королем на остров Нонэйм), потом же просто ели в любом из доступных видов: солёной, сушёной, варёной, жаренной и даже маринованной. Благо магнето на "Биовульфе" работало от ветра.
   Кочевали они так недолго - через два дня пришёл вызванный танкер со стооктановым бензином и аэроплан уже было полетел назад. Необходимо было всё же забрать короля с той земли, как бы это сложно ни было. Однако, Толкин впервые тут же и столкнулся с проблемой, нам уже знакомой - он не знал где остров.
   - Тэк-с, - сказал он, просматривая карты полёта. Делал он это быстро. Суетился, торопился. Ведь фактически просто поторопился и можно было даже не выбрасывать короля неизвестно где... Хотя, откуда он мог знать, что всё обойдёться? - Если только я видел землю, то это мог быть остров, галлюцинация или же... так, будем думать всё же, что земля была. Тогда следующее: какая? Итак: островов здесь не много. Скалы. Безымянный какой-то. Есть ли он такой вообще. А если я отклонился от курса? - Толкин проглотил слюну и вытер пот со лба (всё же в тропических широтах дрейфуют). - Это может быть Блэкния... Нет не может быть... Я до неё не долетел. Тогда Пористан... Значит я где-то повернул на юг, а этого быть не может. Компас шалил, но не до такой степени... Тогда Черния? Нет... Хазляндия... О! Его Величество там без соли съедят. И не только каннибалы-аборигены. Итак, полетели назад. Сначала по островам. Координаты определить и всё, - Толкин свернул карты и включил внутреннюю связь. - Уважаемые пассажиры, мы взлетаем. Убедительная просьба не курить, не сорить, пристегнуть ремни и всё такое... Всё будет в абажуре...
   Конечно, будет, если двигатели нормально работают. А те в этот ответственный момент не завелись. "Банки консервные по сорок тысяч фунтов каждая!" Это Толкин про них сказал. Тогда пришлось по крылу пройти к каждому и проверить в чём дело. А двигатели просто отсырели и поджарились в таком климате, так что пришлось все свечи протереть сухой тряпочкой, залить новое масло. На это ушло ещё полдня. И только после этого Толкин поднял самолёт в воздух и направил его "куда-то на северо-запад", как сам и выразился.
  -- Синематограф
  -- "Шпионские страсти-мордасти (мультфильм)", мультипликационная студия Уоллеса Дисолира, Западная Федерация, Џ 693.
   Шпион спускается на тонкой верёвке к окну комнаты с сейфом. Он смазывает сливочным маслом "Саммит" петли, при помощи магнита открывает шпингалет, тихо распахивает окно, влезает в комнату и проходит, стараясь не скрипеть половицами, к сейфу. Достаёт небольшую игровую рулетку, кидает шарик, крутит рулетку и выпадающее число набирает на кодовом замке сейфа. Сейф открывается, в нём пакет молока, бутерброд с полукопчёной колбасой (тот год в Западной Федерации был не урожайный на колбасу) и несколько конфет, завёрнутых в секретные документы. Шпион кладёт это всё в рюкзак, захлопывает дверцу сейфа и тут же срабатывает сигнализация, лают собаки и кричат люди. Шпион пробегает к окну и начинает подниматься по деревянной стене на кошках - двух серых и двух коричневых имбирских. Но его замечают вбежавшие на шум люди. Они подбегают к окну и видят убегающего шпиона.
   Но шпиона уже не догнать - он поднялся на крышу и ждёт воздушный шар. А тем временем на крышу вбегают люди с собаками. Кошки на руках и ногах шпиона бегут от собак, унося с собой шпиона. Шпион падает с крыши в кусты, в которых обнаруживается чей-то детский трёхколёсный велосипед. Шпион садиться на него, не забыв положить кошек в рюкзак, и едет. За ним уже погоня, на машинах, но шпион всё же отрывается от неё, скрывается в переулке и открывает рюкзак. Там кошки уже съели всё, оставив сверхсекретные документы и несколько крошек хлеба. Таков апофеоз мультфильма. Не надо класть кошек в один рюкзак с колбасой и молоком.
  -- --···
   А на острове Фридрих уже совсем освоился. За четыре-то дня он научился лазить по деревьям не хуже тут же живущих обезьян. От бананов уже не было несварения желудка - кайзер научился их варить, жарить и даже запекать в углях.
   Но всё же было очень нелегко без элементарных удобств. Не было ножа или топора, чтобы сделать себе шалаш. Огонь он разжёг от одной спички, случайно найденной в кармане и теперь надо было его поддерживать.
   Да. Когда это всё есть - хорошо. Когда нет - это прямо катастрофа. Так что первые три дня Фридрих спал прямо на пальме, ел всё сырое и просыпался каждые два часа, чтобы подложить дров. Костёр пришлось развести в долине - иначе от ветра мог и потухнуть.
   За эти дни кайзер Полосатого Рейха так изменился, что даже самому стало противно. Весь оброс рыжеватой щетиной, стал грязен от золы и земли, под ногтями грязь. Да и запах от безмыльного мытья и душистых полотенец стал у Фридриха не парфюмный. Так что даже появлялась мысль покончить с собой. Но когда он начал перебирать стандартные методы самоубийства, то понял, как от этого далёк. Утонуть он не сможет - плавать давно приучился. Вены вскрыть, отравиться и застрелиться нечем. А другие, грязные методы его не устраивали - что же это будет за король, бросившийся со скалы, повесившийся на носках или залезший в паутину к чёрной вдове? Хотя и эту вдову надо было найти сначала. Так что дела Фридриха Второго с Половиной шли не ахти.
  -- ---··
   Ричард седьмой же в такой жизни нашёл только хорошее. Посудите сами: осуществилась его детская мечта оказаться совершенно одному на необитаемом острове. Да ещё и все проблемы для него просто канули куда подальше. Нет войны, нет никакой политики, нет бедности и безработицы, нет коррупции и преступности... в общем, в этом Раю не было ничего плохого. Только тоска на Ричарда нашла на восьмой день - когда сошёл туман, столь дорогой для него, как пуссляндца. Зато в остальном, жизнь была превосходной.
   Во-первых, в кармане мундира (а император был в мундире - всё-таки военный человек) он обнаружил заботливо положенную Толкиным бензиновую зажигалку (она уже появлялась и показывала себя ранее). Также было несколько банок консервов, что Ричард не стал сразу есть. Отложил на потом - на голодное время. Но зажигалка главнее. С её помощью он отгонял от себя обезьян, что так и норовили что-нибудь у своего Старшего Брата украсть.
   Вообще животных на Нонэйме было не много. Были разные небольшие птички, насекомые, рыбы водились в прозрачных прудах. А вот обезьяны были единственными зверями. Скорей всего, остались от какого-нибудь пирата, потерпевшего крушение лет триста назад.
   Во-вторых, не надо было бриться - можно было позволить походить себе со щетиной. Можно было ходить в одних шортах, сделанных из брюк, и загорать в своё удовольствие.
   В-третьих, было тепло, сыро и хорошо.
   В первое время Ричарду было несколько неуютно спать под открытым небом. Он решил сделать шалаш. Но в окрестностях не было хвороста. Тогда Ричард решил сделать топор. Из учебников истории он отлично знал, что для топора хорошо подходят кремний и обсидиан - вулканическое стекло. Ричард отправился на их поиски. Где-то у скал он обнаружил несколько острых камней коричневого цвета и принял их за обсидиан, однако это оказались настоящие древние топоры. За эти годы они немного заржавели и обросли ракушками. Ричард соскрёб всё лишнее, подобрал ветку для топорища и стал строить себе шалаш. В процессе строительства он решил, что небольшого шалаша ему будет мало и начал уже искать себе столбы, на которые бы начал вешать сухие листья. В итоге строительство было растянуто на трое суток, но оно того стоило - была построена хорошая хижина с двумя комнатами и небольшой верандой. Веранду, впрочем, Ричард ещё увеличил.
   Но и на этом он не остановился. Вскоре вокруг хижины вырос небольшой забор и начали заготавливаться камни для камина. И теперь король боялся одного: как бы его не нашли в самый неподходящий момент. Так много хотелось сделать, а вот спасение некстати бы сорвало все планы.
  -- ----·
   Но вот кому туже всех приходилось из этой истории - так это Тобиасу Швану. "Генау" вошла в гавань Хавбурга и надо было рассказывать куда же он дел кайзера.
   - Товарищ, контр-адмирал, - сказал он главе порта Гробучу. И тут же понял, что сморозил глупость. Не стоило так говорить, тем более военному человеку. Это не командное братство.
   - Товарищ? - с подозрением спросил Гробуч.
   - То есть, герр контр-адмирал...
   - Постойте, а отчего товарищ? Уж не социалист ли вы, герр капитан Шван?
   Тут отпираться было некуда. Самое время покаяться в более слабом грехе, чтобы про псевдосоциализм капитана сразу же забыли. Потерять короля - мелочь, а вот примкнуть к левым для военного моряка - позор на всю оставшуюся жизнь.
   - Мы потеряли короля, - прямо сказал он.
   - И что?.. То есть как?
   - Ну, мы сели на мель и получили пробоины, от которых сейчас и ремонтируемся, а вдали были какие-то скалы. Мы же все могли утонуть, а шлюпка одна. Так что мы и отправили короля к скалам. Сами-то могли и потонуть к морскому чёрту. А так хоть король жив. Мы верно поступили.
   - Мы?
   Социалисты были склонны ещё и "мы" не к месту употреблять.
   - То есть, я. Я отдавал все приказания. Лично.
   - И что дальше?
   - Потом туман рассеялся, и скал на горизонте не было.
   - Туман был?
   - А как же мы, по-вашему, не вызвали буксир? Не знали же, где находимся.
   - Шван, что-то вы запутались. Значит, вы сели на мель и не смогли вызвать помощи, решив, то это последние ваши дни, вы отправили кайзера на сомнительный остров, который вскоре исчез. Так?
   - Да.
   - А остров-то был? Вдруг это "Летучий Мидландец" или там гномы?
   - Тов... герр контр-адмирал, что вы чушь порете... то есть говорите?
   - А то, что ты убил короля, сделав глубокий надрез на его шее, от уха до уха, - контр-адмирал показал даже как именно был сделан смертельный надрез, - а труп в море сбросил, чтобы не заметили. Или хладнокровно задушил его и улики все океану отдал! Это ведь у вас, у социалистов, есть проект свержения монархии...
   - Герр контр-адмирал, Богом клянусь, шток-мачту мне в полубак, не было этого. Мы ведь не знали, что обречены... то есть не обречены. Я, как верный сын Фатерлянда... Полосатого Рейха, если хотите, решил первым делом спасти короля, а уж потом сам спастись. Умоляю... Хотите на колени встану?..
   - Всё, хватит. Верю вам... то есть тебе. Чего тебе нужно?
   - Не сообщайте никому о прибытии "Генау", дайте мне немного людей и небольшой катер. Мы сразу найдем этот остров, хоть на дне. Он был, я готов поклясться чем угодно. Честью клянусь, найдём кайзера!..
   - Сколько?
   - Двадцать человек и катер. И хорошие карты района между Таупербургом и Хавбургом.
   - Хорошо, людей только дам, но если не найдёшь и уйдёшь в вольное плаванье - "Циприт" с подлодками на уши подниму и где угодно найду. Ясно?
   - Ясно, герр контр-адмирал. Только никому не говорите.
   - Даже Спиону?
   - Ну, если сам не спросит - не говорите.
   - Понятно, иди.
   И Шван ушёл. Вскоре "Генау" подняла паруса и отправилась на юго-восток. И вовремя. Потому что на следующий день к хазляндским берегам близ Вегшвиммена прибило шлюпку с чёрными буквами "Генау" на борту и консервами внутри. Контр-адмирал Гробуч понял самое худшее, но объявлять Швана в розыск пока не стал - успеется. К тому же трупа кайзера найдено не было. Но это событие попалось на глаза вездесущему Спиону. А тот уже понял всё по-своему.
  -- ·---- -----
   Полковнику Спаю очень понадобился король - необходимо было спонсировать сеть агентов в Пористане. Все агенты плавились на такой пустынной жаре, а вот вербованные зачастую требовали кучку золота побольше. Конечно, с Пористаном Пуссляндия пока ещё в мирных отношениях, но кто же знает как повернуться завтра внешнеполитические отношения? И вот он позвонил в резиденцию короля, а там ответили, что монарх неделю назад должен был вернуться из Блэкнии, да куда-то запропастился. Далее было выяснено, что "Биовульф" приземлился где-то у берегов Блэкнии, сам король там так и не сел, а аэроплан летает где-то сейчас над Вернским океаном.
   - Как всё запутанно, - вздохнул полковник. - Пропал без вести... Это даже и похоже на... Стоп! - полковник снял трубку. - Мисс, мне международные переговоры пожалуйста, Шванбург, это Хазляндия, через Фагольм или Главу...
   - Сэр, но...
   - Будьте так любезны, мисс. Номер в Шванбурге: 4-15-3.
   - Ну, раз уж так, сэр...
   - Большое спасибо, мисс... - Спай положил трубку. - Так-с... Дилеммка. Где-то есть летающий "Биовульф"... пустой аэроплан... Есть пропавший без вести король... То есть нет короля... Нет и поддержки агентуре в Пористане. М-да. Дилемма.
   Зазвонил телефон...
  -- Синематограф
  -- "Освобождённая северная земля (Хроника с элементами агитации)", Хронагитфильм, Пуссляндия, Џ 692.
   Это графство Нортен. В июле-августе сего года эта территория была ещё захвачена врагом. Это у педантичных хазляндцев называлось операцией "Ледяная дуга", но, как мы можем видеть, операция не удалась. Наша доблестная армия во главе с маршалом Принципэлом смогла отбить внезапную атаку врага. Но жители этой северной земли были в плену недолгое время. Сегодня от этих серых дней остались лишь недостроенные укрепления хазляндцев, но они уже успешно разрушаются.
   А это крестьянин деревни Аквавилаже, которая была оккупирована врагом. Мы сейчас у него спросим: "Что вы думаете про Хазляндцев?"
   "Они глупые. Они не смогли нас оккупировать и подчинить себе, - отвечает крестьянин. - И мы их победим. Потому что мы лучше... Мы знаем с какой стороны подойти к корове... А они даже и подоить нормально её не могут..."
   Обсерватория СФ ПАН "Телесцоп" была также захвачена врагом, но при помощи умелых действий её работников удалось врага вовремя обнаружить и обезвредить. Наша страна должна гордиться этими отважными учёными.
   Деревня Фишерес также была захвачена врагом. А это местный ребёнок Лайонел Фишер. Что же он думает по поводу хазляндской армии?
   "Дядя, а де море?" - говорит он нам.
   Как видите, ребёнок высказался иносказательно, метафорично. Он предлагает утопить армию Полосатого Рейха в море. Что ж, правильно считаешь малыш! Так держать! Именно с такими людьми мы и победим Хазляндию!
  -- ·---- ·----
   У полковника Спиона была одна вполне сбыточная мечта. Он хотел создать такую функцию двух переменных, которая бы описывала рельеф всей Хазляндии. И любой (даже идиот) мог бы после недолгих вычислений лишь введя собственные координаты относительно Шванбурга мог бы легко найти на какой высоте над уровнем моря он находится. И пока не получалось её найти по одной причине: громоздкость. Функция эта умещалась пока на тридцать строк, да и не давала необходимой точности. К тому же приходилось пользоваться замысловатыми функциями из курса высшей математики: секансами и гиперболическими косекансами. Так что с идиотами в качестве пользователей пришлось пока повременить.
   Зазвенел телефон. Да к тому же особым образом - международный звонок.
   - Фагольм с вами будет говорить, - сообщила в трубке фройляйн.
   - Какой Фагольм?
   - Столица Фьордланда, герр полковник.
   - Вилли, - раздалось на том конце трубки, - это ты?
   - А это ты? - нисколь не удивился такому повороту его математических изысканий, резко перешедших в вопросы политические. - Ну и чего 0x01 graphic
от меня понадобилось?
   - Слушай, не в службу, а за какой-нибудь секрет, скажи одну вещь: вы нашего короля не брали в плен? Если вам его убить, покалечить или попытать надо, то это пожалуйста. Только дайте мне его на пару дней, а то у меня тут срывается одно мероприятие, а деньги до зарезу нужны...
   - Нужен мне ваш король, своего не знаю куда сплавить... Хотя нет, постой. А куда твой-то делся?
   - Полетел на "Биовульфе" в Блэкнию и уж неделю как должен был вернуться, так ведь нету же. А деньги нужны. Хоть сам рисуй.
   - Что хоть за мероприятие?
   - Не скажу.
   - Сам потом узнаю, из газет, может быть... Хотя постой, - Спион разрыл завал бумаг на своём столе и прочитал одну из последних газет, в которой сообщалось, что недавно прибило к южным берегам Хазляндии шлюпку с королевской яхты. Самой же яхты, как оно выяснилось, давно не было ни в Хавбурге, ни в Таупербурге. - Теорема Подобия!
   - Что?
   - Похоже, Боб, что мы с тобой приятели по несчастию. Так. Мой тоже пропал.
   - Кто?
   - Кайзер. Не циркуль же. Так. Мне тогда сейчас некогда с тобой разговаривать...
   - А Ричард?
   - Как только узнаю где он - сообщу. Обязательно. Век в таблицу интегралов не заглядывать! А вот если обнаружу, то, как самое дорогое, после Фридриха конечно, и препровожу до Бигбриджа. Всё, конец связи, - и повесил трубку. - Дело становиться интересным... причём настолько, что страшно становится...
  -- ·---- ··----
   С того дня, как Транспорта N 1 наших держав на радость социалистам избавились от своих важных пассажиров, прошло три недели. Было четвёртое синка.
   "Биовульф" уже успел раза четыре заправиться, пролететь два океана, посетив Каплику, Хазляндию и Фамлёдию. Но так и не нашёл Толкин этот кусок суши. Даже какой-нибудь на него намёк.
   "Генау" же прошла все тропические широты от Чайная до Ттобы, но те таинственные скалы, некогда выступившие из тумана и давшие надежду на спасение для монарха, так и не появились. Не нашли они своего короля. Зато их нашли крейсер и пара эсминцев Пуссляндии. От этой нежданной встречи пришлось убегать на полных оборотах и парусах, однако всё же были получены три пробоины прямо по ватерлинии (Вот снайперы!) и ничего не оставалось, как зайти в порт Таупербург, где три с половиной недели назад уже были.
   В общем, жизнь била ключом и причём по самым чувствительным местам. Olla male fervet, как бы выразился адмирал Вазерфалл.
  -- ·---- ···--
   За эти три недели оба короля на безымянном острове обросли до неузнаваемости. Если мужчина выглядит небритым только первые две недели, то на третью он уже становиться бородатым, а там уже и до Санта-Клауса недалеко.
   Ричард Седьмой в это время построил для себя хорошую хижину, отгородил её забором, построил небольшую душевую, выложил небольшой камин, время от времени разваливавшийся, потому что не было хорошего раствора, а также налепил из местной глины себе кружек, горшков и амфор. Амфоры было непонятно на что употребить, потому что виноград не рос на этом острове. Да и не хотелось монарху напиваться - не гоже. Однако из всех мечт о робинзонаде не сбылась у Ричарда одна - Сон приручил несколько животных. У него было несколько собак, кошек, к тому же он раздобыл коз и попугаев. И тогда король взял палку (ружья-то не было) и верёвку и пошёл ловить себе какую-нибудь зверушку в качестве любимца. Обезьяны ему не нравились - и так в округе пруд пруди, - а змеи и ящерицы были противны по своей природе, так что оставалось всё-таки найти какого-нибудь таинственного зверя, на этом острове им ещё не виданного.
   Фридрих Второй с Половиной за эти дни сплёл себе из лиан гамак, а также бельевую верёвку, на которой просушил однажды постиранную одежду. Одежда села и пришлось раздеться до шорт, в которые превратились изодранные штаны, и на ночь можно было надеть китель, расстёгнутый на все пуговицы. Так, конечно было холодно на дереве, но ничего у него другого не оставалось. Шло всё пока не очень. В таком тёплом климате Фридрих умудрился даже простыть (или подхватил от обезьян что-то тропическое) и в горячке проспал полдня, за это время костёр окончательно потух и кайзер не смог его вернуть к жизни. Тогда он в гневе плюнул и пошёл гулять по острову. Теперь-то он мог себе это позволить - не надо было уже постоянно следить за огнём.
  -- ·---- ····-
   И вот на горизонте своём обнаружил Ричард Седьмой и вправду редкого и невиданного здесь доселе зверька - человека! Человек этот был грязен, он оброс рыжеватой щетиной, да и лицо было в саже. По всему было видно, что он здесь давно. Сам же Ричард выглядел не хуже отшельника, самовольно покинувшего суетливый мир. Разве что не хватало ружья.
   Конечно, можно было помчаться к этой человеческой душе и Фридриху (а тем зверьком был именно он) и Ричарду, но кое-какие сомнения закрались в их души. А что, если это вообще вражеская территория? И этот человек подданный другой державы? Так ведь он имеет полные полномочия взять в плен этого нарушителя, а если будет сопротивляться - убить. Никто особо судить и спрашивать не будет, а может даже наградят. Такова война. И поэтому, задумавшись, стали короли идти друг другу на встречу медленно, стараясь удалить этот непонятный момент, именуемый знакомством. Всё было намного проще, если бы это был какой-нибудь абориген, так ведь не было никакой уверенности в этом отношении.
   И вот они уже стояли друг перед другом и не знали с чего начать разговор. Ричард было уже начал два раза объяснять на языке глухонемых что-то про солнце, самолёт, про туман и парашют. Но его не поняли. Странно, язык был вроде международным, но всё же его не поняли. Видимо, не так объяснял.
   - Мерде! - в ноги выругался на благородном фамлёдском Ричард, но благородства это слово так и не обрело.
   - Вы фамлёдец? - спросил абориген... то есть Фридрих по-фамлёдски.
   - Да, - ответил Ричард. - А вы?
   - Тоже.
   Такая тактика была выбрана королями не случайно - пусть уж будут уверены оппоненты, что они нейтралы. Это куда безопасней. А то ведь и не знаешь к какому лагерю примыкать: к своему - возможно и с риском для жизни, к чужому - это же противно.
   - А вы здесь давно? - спросил Ричард.
   - Да.
   - На корабле плыли?
   - Да. Потерпел крушение. А вы?
   - Э... Тоже. На рифах разбился. Никто не спасся.
   - У вас нет ли какой-нибудь еды?
   - Есть, а вы голодны?
   - Да.
   - Тогда пойдёмте ко мне.
   И они пошли к хижине Ричарда.
   "Как его назвать? То есть как его зовут, - думал Ричард. - Это у Сона был друг Суббота, непонятно мужчина или женщина. День недели сегодня какой? - непонятно. Так я и не знаю, как его назвать. Имя у него и своё есть... А вот какой сегодня день недели я не подозреваю даже".
   - А как вас зовут? - спросил он, наконец.
   - Франсуа. А вас?
   - Гийом.
   - Очень приятно.
   - И мне. А вот и дом.
   Да. Хоромы Ричарда кайзера поразили. Он даже не подозревал, что можно сделать такое без помощи пилы, рубанка и топора. Для начала Ричард предложил принять гостю душ, а сам же затопил камин и поставил на огонь суп из бананов с манго. Жизнь потекла уже в ином, более весёлом русле. Ричард и Фридрих теперь были не одиноки на острове. А Ричарду было приятней ещё и от того, что нашёл компанию он куда лучше зверька - родственную душу, а не спасательную экспедицию, вырывающую праведников из Рая.
   Для начинающих историков обычно оставалось загадкой как два короля, прожив три недели на острове, до сих пор не столкнулись нос к носу. Но, приняв во внимание сидение и того и другого на одном месте, да ещё и скалистую местность, тут же все свои загадки убирали обратно в Ящик Загадок Истории (сокращённо ЯЗИ).
  -- ·---- ·····
   Как мы успели заметить из прочитанного, короли нашли друг друга, но только не подозревали, кто же их новый друг есть. Они уже и сами начали сомневаться, что некогда были королями могущественных держав Мира, да и существовал ли тот Мир. Вдруг за горизонтом ничего не было? А так, земля обваливалась, вода стекала вниз, прямо на спины трёх китов.
   Но найти самих королей так и не могли. И вот что случилось:
   "Биовульф", пролетая в очередной раз над Хазляндией на большой высоте, был опознан какими-то любителями астрономии и об этом сообщили куда надо. Тут же позвонили полковнику Спиону. Он решил, что Спай врал насчёт отсутствия своих претензий в отношении новых агентов в Полосатом Рейхе и дал приказ ПВО устроить на "Биовульфа" охоту. На пути аэроплана подняли несколько водородных воздушных шаров, но он их легко облетел стороной и тут-то попал под огонь зенитных установок. Пули попали в крыло, двигатель, (так что тот и остановился), даже замахнулись на кабину, но никого не убило - только вентиляцию сделали. Толкин дотянул самолёт до океана, постарался сесть на воду, но и там за ним уже шли быстроходные катера, тогда пришлось просить убежища в Чернии. В Виправе гигант и сел. На аэродроме ему оказали необходимый ремонт и заправили, после чего самолёт тут же полетел на юго-запад. К тому времени уже к Виправе шли корабли противовоздушной обороны Хазляндии. М-да, положение у Толкина было незавидное. Однако самое удивительное то, что оно ему нравилось. Что не скажешь про пассажиров, которые за две недели обросли не хуже самого Ричарда, да и кое-кого начало поташнивать от рыбы и самолётной еды, а ещё больше от таких виражей.
   "Генау" после ремонта в Таупербурге попала на прицел полковника Спиона, уже потопившего её в самых розовых своих мечтах. Он стал постепенно отслеживать её путь по разным донесениям, в том числе и из заграничных источников. Спай же тоже следил за "Генау", но ему она была важна просто из спортивного интереса. Его раздражало некоторое братство со Спионом. В одной лодке они оказались и непонятно куда та лодка шла - к земле или ко дну. Оба, будем так говорить, стали соломенными безработными да так ими и существовали, не зная, чего им делать без монархов.
   Спаю было ещё куда ни шло. Демократии в Пуссляндии немного было, он мог пойти в Парламент и осторожно попросить в отсутствии короля, чтобы потом с подписью монарха деньги эти выписать задним числом. Да только не хотел он унижаться. Откуда в простом деревенском пареньке такая гордость? Спион же в деньгах не нуждался - и так сам мог пойти к любому банкиру и показать пару фотографий, хотя совсем недавно зарёкся не делать этого. Однако, как говорил один белодольский семитский писатель: Если нельзя, но очень хочется, то можно. Вот и старался пока полковник это "можно" легонько, осторожно и незаметно использовать.
   Такие дела.
  -- Синематограф
  -- "Хроника Тринадцатого Мира", Фамдокументаир, Фамлёдия, Џ 693.
   Знаменитый полярный исследователь и авиатор Джакомо Лопилле намеревается на этот раз покорить Южный полюс. Прежняя его попытка покорения Северного полюса на дирижабле "Да Капо" увенчалась успехом, но на обратном пути Лопилле потерпел крушение и его пришлось спасать силами трёх государств. Все члены его экспедиции остались живы и они теперь также намереваются покорить Южный полюс. Что ж, хочется пожелать успехов ибернийскому полярному исследователю и авиатору в этой нелёгкой борьбе со стихией, ведь ветра в Зюйдике будут пожёстче, чем в Нортике.
   В Белодолии, в Имбири строиться целый научный город. Сюда уже съезжаются институты из переполненной столицы Триграда и вскоре здесь откроется несколько научных институтов, университет - второй в Имбири (первый в Имбирске) и несколько заводов, использующих научные достижения институтов. Примечателен тот факт, что до строительства каменных зданий для институтов, они будут располагаться в деревянных бараках, оставшихся после строительства Трансимбирской железной дороги.
   Концертный зал "Стад-холл" в центре города Берлинга (Западная Федерация). Толпы народа стоят в ожидании своих кумиров - группы "Shedding Whiskey". Тысячи человек недавно отстояли многомильную в надежде купить заветный билетик и лишь немногим это удалось. Остальные же пытают счастья сейчас. Вдруг кто-нибудь из группы проведёт их в зал. Такие случаи бывали. Но что это? Группу везут в грузовике! Да, их везут в бронированном грузовике, предназначенным для перевозки бриллиантов (даже знак ювелирной компании "Skuperdyaysky Company" не сняли). Поклонницы в Нью-Доге перевернули автомобиль, в котором были музыканты, но никто, к счастью, не пострадал. Вот грузовик подъезжает к залу, поклонницы обступают его в два ряда, разве что на крышу не лезут. Вот двери открываются... Но что такое? Музыкантов внутри нет! Ах, хитрецы, они, во избежании встреч с поклонницами, подъехали на небольшой, незаметной машине с чёрного входа и с опаской зашли в зал. М-да, истерия по поводу этой группы, похоже, достигает своего апогея (дальше просто некуда). Что же будет с поклонниками дальше? Ведь после "Shedding Whiskey" будут ещё другие группы, способные переплюнуть их успех. Хотя, кажется, это невозможно.
   Водолазная фирма "Ясумэ" (Сандзюния) собирается достать со дна знаменитый хазляндский фрегат "Козерог", некогда затонувший в водах Спокойного океана и лишь недавно найденный. Нюансом в этой ситуации является то, что "Козерог" затонул в территориальных водах Белодолии, которая не забудет попросить законные две трети того золота, что "Козерог" вёз в Герртунг. Договоры между Белодолией и Сандзюнией уже ведутся.
   А это одна из центральных улиц Шванбурга - Тёплая. Мы видим, что на некоторых магазинах написаны обидные слова в отношении пуссляндцев. А некоторые витрины даже разбиты. Так хазляндский народ вымещает злобу на эту нацию. Всего две недели назад здесь прошли погромы. Были сожжены пуссляндские магазины шерстяных изделий, чая и конторы почтовой службы "Pussland & World Post Service". Что ж, солдаты воюют на поле боя, а гражданское население воюет на улицах такими методами. Хотя всего лишь год назад такие погромы наблюдались в отношении семитов. Чего только не придумаешь, чтобы оправдать неудачи на поле брани.
  -- ·---- -····
   А короли в это время уже поели и сидели, размышляли. За время долгого пребывания им так захотелось с кем-нибудь поговорить, но от общения отвыкли и теперь даже не знали с чего начать.
   "Интересно, - думал Фридрих, - а он знает анекдот про женщину-дантиста?" Такая же мысль пришла и Ричарду, но он вместо этого спросил:
   - А у вас есть на большой земле жена, Франсуа?
   - Есть, но она болеет. Чем-то очень заразным. А у вас?
   - Есть. Её зовут Анна, очаровательная, стихи любит...
   - Стихи - это хорошо. Повезло... Моя же стерва. Рыжая, рябая, вредная... Тьфу!
   "М-да, - подумал Ричард, - залез в степь. Надо переменить тему".
   - А вы любите историю?
   - Да, особенно нашего государства. Там про Грюнваальда Штербринсекского...
   - Кого? Он же вроде хазляндец?
   - А?.. А!.. А... Точно... что-то я путаю. Точно, он ещё Рыжее Сердце пытался найти.
   - Мне в истории нашей Родины нравиться очень Междувековье. Эта Полувековая война между Фамлёдией и Пуссляндией.
   - Да-да. Особенно про эту... Анну д'Этре. Которая пошла войной на пуссляндцев и освобождала от них один город за другим. И ведь эта великая мощь фам... нашего народа...
   Это задело Ричарда. В истории Вековой войны ему больше нравились победы его государства, а не проигрыши какой-то неграмотной, немытой и нетронутой Лаурской Деве без роду и племени.
   - Но ведь она плохо кончила!
   - Ну да. Сначала освободила почти пятую часть Фамлёдии, потом же король Пьер Шестой Красавчик понял, что она так и трон захватить может и начал делать ей всякие подлости, кидать на верную смерть. Но Анна была божьим человеком и ей везло. С ней был Господь! Так что она отхватила Родине ещё кое-что из Пуссляндских владений в Фамлёдии. А погибла вообще случайно...
   Это был разгром. Ричарда оскорбили ниже некуда. Он решил даже перейти снова к анекдотам про женщин.
   - А знаете, есть такой анекдот про женщину-дантиста?..
  -- ·---- --···
   Будь это бульварный приключенческий роман, читатель бы уже давно заснул бы от такой тягомотины в отношении судьбы Фридриха и Ричарда, однако История - вещь не поддающаяся литературной логике, так что за что купил, за то и продаю и не больше-меньше. Судьба наших героев закончиться куда уж банально.
   Итак, ни "Биовульф", ни "Генау" официально пока не объявлялись с повинной, зато уже многие в державах начинали беспокоиться. Народу казалось, что уже давно он не наблюдал своего любимца на балконе дворца или хотя бы по радио. Полковники придумали старый как мир номер - короли сделались больными. Они выбрали самые малоизвестные болезни, о которых даже кое-какие доктора медицины мало что знали, но голос при этих болезнях пропадал начисто и выходить на балкон подышать одним воздухом с народом строго запрещалось. Где только сами полковники такие болезни добыли - очередная загадка Истории. Сами же Спай и Спион плюнули на все эти войны с высокой радиобашни и принялись сообща через всяких Спайониксов, Мартыновых и Сидороффых по капле добывать сведения о "мятежных" (это они так считали) транспортах с Пассажирами N 1 на борту (хотя, как мы знаем, этих как раз на борту-то и не было).
   Первыми нервы не выдержали у Спиона. Ему надоело, что уже почти пять недель ничего о царствующей особе с дробным номером неизвестно, и тогда полковник дал приказ об охоте на "Генау". Вообще всё это немного попахивало Гражданской войной (в лучшем случае переворотом Всезнающего Полковника). Что это ни с чего ни с сего начнут ловить собственный корабль? Не появились ли кое-какие крамольные мысли в голове у полковника? Однако никто не задумывался над этим вопросом. Не их ума дело.
   Итак, по прошествии пяти недель и трёх дней такого неведения, двадцать первого синка 693 года королевская яхта "Генау" была взята под контроль у берегов Томбо и уже с воздуха отслеживались её дальнейшие перемещения. Из Таупербурга были высланы ей вслед несколько катеров, с севера летел на дирижабле "K-45" несколько тщеславный и склонный к театральным эффектам полковник Спион, а прямо наперегонки к нему мчался на самолёте "Биовульф-2" полковник Спай. Ещё один исторический факт.
   Ровно в семь часов утра двадцать второго синка у берегов Блэкнии хазляндские катера взяли "Генау" в кольцо и попросили сдаваться, дав "на подумать" десять минут. Через десять минут к яхте подлетел дирижабль "K-45", а за ним и появился гигант "Биовульф-2", тут же присевший рядом с "Генау". Конечно, капитаны катеров сначала удивились такому повороту событий. Ощущение было такое, будто рядом с овчарками прилёг волк. И овчарки, что самое интересное, его не трогают! На то им дали приказ сверху, в самом прямом смысле этого слова. Из самолёта выкинули надувную лодку, на которой Спай с несколькими контрразведчиками и поплыл к яхте. Сверху же (с дирижабля) кинули якорь, зацепились им за одну из мачт и скинули верёвочную лестницу, на которой и спустился Спион.
   - Боб, - сказал он Спаю, поднимавшемуся на палубу, - с твоей стороны это даже как-то некрасиво.
   - А я тебе не художник, чтобы красиво делать. Мы в грязи одинаково и по одинаковой причине, так что хватит выпендриваться и пошли допрашивать вашего этого Швэйна!
   - Швана, - поправил его Спион.
   - Один перец. Нам от этой транскрипции не лучше.
   Капитана пришлось извлекать из-под стола в его каюте. За эти дни он дико оброс щетиной на щеках и подбородке и мешками под глазами. Спай даже сверился с фотокарточкой, цыкнул и сказал:
   - Сойдёт за капитана.
   - Что значит "сойдёт"? Это он и есть, - возмутился Спион. - Тобиас Шван. Говори, гнида, где король...
   - Только не бейте!
   - Если не скажешь - повесим! А если скажешь - даже пальцем не тронем. Где Фридрих?
   - А вы меня?..
   - Я буду, - поднял руку Спай, - мне очень хочется.
   - Ладно, давай... - разрешил Спион.
   - Он на острове, - скороговоркой ответил Шван, - товарищи, - зря, конечно, он это добавил. Хотя и полковники этого не заметили.
   - Каком?
   - Не знаю. Сам ищу несколько недель. Мы начали тонуть, а короля решили спасти. Так его и отправили на шлюпке полной продуктов и всего необходимого. Так что он, думаю, жив-здоров...
   - Шлюпку прибило к берегам возле Вегшвиммена! Не было там короля!
   - Как? А куда же он?
   - А вот так-то. Где он?
   - В шлюпке... Может, сорвался и упал в воду...
   - К акулам!
   - Ну не надо драматизировать...
   - Надо! Ни тела, ни его фрагментов, ни вашей проклятой земли, что следует из ваших передвижений по морю, нет! Где кайзер? За пять недель в любой воде подохнуть можно!..
   И тут Шван потерял сознание.
   - Похоже, он сказал правду, - осторожно заметил Спай.
   - Да. А ещё офицер. В обморок падает, когда заблагорассудится. Итак, нет у нас короля, зато есть яхта. Дурь какая-то!
   - Да не нервничай ты. Хочешь анекдот расскажу? Знаешь про женщину-дантиста?
   - Знаю. Не смешно. Хватит анекдоты про феминисток рассказывать. Что семиты закончились?..
   - Нет, не закончились. Делать-то что?
   - Делать?.. Слушай, давай, чтобы всё было по-честному, поймаем и "Биовульф". Всё будет честно. Мы поймали твоего мятежника, поймали моего и начинаем делать выводы.
   - Слушай, мы так действуем, будто эти пропавшие императоры вместе где-то сидят. Тебе не кажется?
   - И что?
   - А не могут они так делать.
   - А что ты предлагаешь? У нас нет никаких данных. Всю информацию по капле приходится высасывать из пальца. Скалы только и есть та капля. Но они же их даже не сфотографировали. Или сфотографировали? - он потряс капитана. - Шван, вы хоть эти скалы сфотографировали?
   - Нет, - ответил Шван в полузабытьи. - Не было возможности... Я же говорил Гробучу...
   - Гробучу? Боб, что за народ мне достался! Маршал Гробуч там какие-то шашни с капитаном августейшей яхты проводит, а я в неведении... Нет, так дела у нас не пойдут...
   - Нет, контр-адмирал Гробуч...
   - А, это куда ни шло. Так, на кухне, можно сказать, договорились. Ладно, Боб, объявляем поиск твоего самолёта и заодно смотрим какие земли они изучили. Так что, может, чего и пропустили. Идёт? Тогда начали...
  -- ·---- ---··
   Но и "Биовульф" не заставил себя долго ловить. Конечно, обнаружить его было куда сложнее, чем "Генау", но оплошность, допущенная одним из свиты при заправке в Ирске сделала своё нехорошее дело. Он просто пошёл в порт (как такового аэродрома в Ирске нет, они сели на озеро Команика) и попросил закурить, огоньку, хлебушка, водицы попить на двух языках. Так долго "Биовульф" летал, что ничего не осталось и пришлось побирушничать. Его никто не понял по причине полного отсутствия в данной местности полиглотов. Однако этот факт попал к полковнику Мартынову сервированным на стол, который тут же позвонил почему-то сразу Спиону. Хотя следовало позвонить как раз Спаю и сообщить, что самолёт-гигант в кредит за королевский счёт в очередной раз заправляется в Ирске. Хотя, с точки зрения белодольцев, никакого преступления в этом нет.
   - Вильгельм, - сказал Мартынов, - тут к нам на озеро Команика самолёт сел. Потом, правда, улетел на запад.
   - И что? Вон у вас сколько аэродромов. Такая новость.
   - Это пуссляндский "Биовульф".
   - Первый или второй?
   - Первый. Всё новое нашу Империю обходит стороной. А что?
   - Ты даже не подозреваешь, что только что сказал...
   - Вильгельм, а что?
   - Всё, конец связи. Подробности телеграммой...
   И повесил трубку.
   - Всё, Боб, - сказал он присутствующему тут же Спаю, - полетели ловить где-то на широте Ирска "Биовульф". Он летит к Хазляндии.
   - А если он повернул? - скептически спросил Спай.
   - Будем надеяться, что нет. Во всяком случае, объявим ещё одну облаву. Полетели.
   И тут же несколько катеров, "Биовульф-2" и дирижабль "К-45" направились на север, на перехват "Биовульфа".
  -- Синематограф
  -- "Охота на конвои (Хроника)", Хазлянддокументфильм, Хазляндия, Џ 693.
   По морю мирно идёт эскадра пуссляндских транспортов под охраной нескольких катеров, эсминцев и одного крейсера. Тут на горизонте появляется несколько точек - эскадрилья хазляндских бомбардировщиков. Все взоры зенитчиков направлены к этой стае праведного Божьего гнева. Все их ждут. Дула зенитных пушек следят за стаей и ждут их приближения, чтобы пощипать своими пулями.
   И никто не замечает, что недалеко от транспортов поднимается несколько перископов, которые начинают рыскать по морю в поисках своей жертвы. А крысы между тем бегут с корабля. Хорошие животные, чувствуют, что они могут тоже попасть под наказание.
   И вот перископы остановились и как один на воде появились несколько бурунов. Они устремились к транспортам и тут же могучая сила хазляндской взрывчатки - гордости Имперской Химической Промышленности - разорвала эти корабли на части. Зенитные пушки уже потеряли интерес к самолётам и начали рыскать по воде и расстреливать любые подозрительные предметы. Но поздно: перископы уже скрылись под толщей вод и наши подлодки вне зоны досягаемости.
   Но зря зенитки стали смотреть в воду и ворошить её своими "иголками". Эскадрилья тем временем налетела и атаковала несколько катеров. Атакованные катера все до единого затонули.
   Людям ничего не остаётся, как покидать свои корабли и пересаживаться в шлюпки. Этот конвой сорвался. Хорошо крысы успели убежать. Вот они плывут дружной серой стаей.
  -- ·---- ----·
   Толкин, увидев такой состав сопровождения, даже опешил на минуту, почесал бороду и пошёл на вираж. Ему-то хорошо, он пристёгнут, а что в салоне творилось! После таких виражей по самолёту открыли пальбу. Одна из пуль попала в левый крайний двигатель и тот зачихал.
   - Серьёзные ребята, - сказал на это Толкин и только. - Как им только "Биовульф-2" удалось захватить невредимым...
   Тут и на стекле образовалось несколько паутинок от пуль. Это стреляли с самого большого пуссляндского самолёта. Толкин прижался к воде и стал думать, что делать дальше. Он бы мог полетать от этой разношёрстной погони, да ведь топливо имеет обыкновение кончаться. Тем временем над "Биовульфом" его младший брат пролетел и сбросил на фюзеляж несколько контрразведчиков. Те немедленно спустились в салон, взяли всех на прицел и прошли в кабину.
   - Толкин, что это такое? Что за фокусы? - спросил прямо Спай. - Сади быстро самолёт!
   Толкин же на это презрительно фыркнул и задрал нос самолёту (все в салоне и кабине посыпались к хвосту), однако тот (нос) врезался в брюхо младшего братца.
   - Это ещё что такое?
   - Это бунт! - сказал Спай. - Сади самолёт, а то пулю в лоб схватишь!
   - А вы его сможете без меня посадить?
   - Без тебя даже жить будем спокойней! Сади, кому говорят!
   - Он не понимает, - сказал Спион. - Парню давали в детстве спички и избаловали!
   - Нет, детство у меня было сложное, - ответил Толкин и повернул голову. Он узнал уже услышанного им полковника Спая, но вот ещё был и другой полковник. Которого он в лицо знал, и даже знал, что за должность тот занимает. - А вы что здесь делаете? Вместе? Война ведь...
   - Война временно отменяться.
   - Да, кина не будет, кинщиков потеряли, - добавил Спай. - Сади самолёт, и будем разбираться.
   Делать было нечего. Пришлось сажать самолёт на воду.
   - Ну, что скажешь в своё оправдание? - спросил Спай, как только Толкин повернул ключ в замке зажигания и передал его Спаю. Хотя хотел сначала Спиону. Он запутался, кто здесь кто и что вообще происходит.
   - Э... А с чего начать? - спросил Толкин.
   - Где король?
   - На земле... Нет, там была хорошая земля. Так что сел он на мягкое место... Я имею в виду без шишек.
   - И что?
   - Ну, живёт и здравствует где-то...
   - А как это всё началось? - поинтересовался Спион.
   - Где-то в тумане мы попали в завихрения - зону турбулентности, а землю было видно. Так что я и дал королю парашют, хотел уговорить его помощника, да тот отказался...
   - А почему вы его выбросили?
   - Боялся, что попаду на скалы и все мы погибнем. А так хоть король жив. Эмплой тоже смог бы с королём остаться, только сам не захотел.
   - Хм... Похожая история.
   - А вот почему она, Вилли, похожа? - спросил Спай.
   - А что ты хочешь? Законы идиотизма, как и законы математики - везде едины. Так что надо искать эту таинственную землю...
   - Terra incognita какая-то... Все её видели, а что это такое не знают, да ещё и найти не могут...
   - Incognita, говоришь?.. Есть у меня один специалист по terra'м. Полетели в Хавбург на шарике. Самолёт не пустят. Вы же, Толкин, пока ждите здесь, отремонтируйтесь.
   - Зачем мы туда полетим?
   - Там есть один ходячий глобус, он-то нам и объяснит на что это похоже. Это не эти олухи. Шван да Толкин. Пошли.
   - Хорошо...
   - А я? - спросил Толкин. - Что со мной?
   - А вам, Толкин, до трибунала лучше повесится на собственном шарфике.
   - Понял, не дурак. Дурак бы не понял.
   - Я пошутил. Ремонтируй самолёт. Прилечу - проверю...
  -- ·---- -----
   А за это время на безымянном острове короли уже крепко подружились, ходили вместе на рыбалку, прорыли небольшой канал до озера, ходили на охоту на обезьян, что окончательно им надоели. В общем, вели себя так, будто давно дружили. Так оно и было, не считая того инцидента с породистой свиньёй да и самой войны. Но так и не догадывались, кто же они есть. Запутанно, правда? Но всё так и развивалось.
   И вот настало время, когда они решили построить лодку, чтобы отправится на Большую Землю. Всё чётко взвесив и рассчитав, лодку решили построить большую, с парусом из соломы и набрать побольше продуктов. И вот начали рубить деревья, собирать солому и пилить, рубить, срывать. Жизнь шла своим туземным чередом.
  -- ··--- ·----
   Адмирала Вазерфалла мало того, что подняли в пять утра и заставили умываться холодной водой, так ещё и прикрикнули, что повесят в случае промедления на его же усах. Спросонья он даже не сообразил за что с ним так жестоко, к тому же не мог понять, откуда он знает этого высокого усача.
   - Спион, - сказал Вазерфалл за чашкой кофе, - что за манеры поднимать homo до петухов?..
   - А ты не нечисть, чтобы тебя нельзя было поднимать после петухов... То есть... Что-то путано получилось. Сам не выспался. В общем, нам срочно нужна твоя помощь, Рудольф. И как можно раньше. Hoc est in votis.
   - О! Как ты заговорил. Ну и что же ты желаешь?
   - Где есть такое в Верчском океане место, где можно сесть быстро на мель, а потом с неё съехать да и не заметить. А с мели можно было бы заметить сквозь туман скалы.
   - То есть?
   - Один олух, не будем называть кто, дабы не обижать его родителей, посадил судно на мель, потом с неё поднялся и поплыл дальше, оставив важный груз на съедение акулам, а возможно и кому покрупней.
   - О! Это же надо. Mea memoria в Верчском океане много мелей, но для такого передвижения... то есть снятие с неё возможно при сильном течении... In praxi это возможно. А где это?
   - В тропиках и снесло их, видимо, на север.
   - Тогда это Южное течение. А острова... - адмирал подошёл к карте. - Так и есть. Есть остров Наменлос, он же Безымянный. Опасное место. Но там сразу два течения. Мелонское и Южное. А другого в Верчском океане и в тропиках нет. Там и туманы часто бывают. Да и остров этот в особняке стоит.
   - А два воздушных течения, с завихрениями? - поинтересовался Спай. - Так, чтобы были завихрения и туман... на высоте.
   - Ibidem. (Полковники переглянулись.) Где я вас мог видеть?
   - Много где. Вилли, я считаю, что здесь больше делать нечего. Пошли. К этому острову. Хоть какая-то зацепка.
   - Хорошо, Боб. Нам здесь делать больше нечего.
   - Боб? - спросил адмирал. - А не Роберт ли вы Спай? Вильгельм, вы что, с врагом снюхались?
   - Ой, на себя посмотри. Будто про вашу историю с "Козерогом" я не знаю.
   - Но я же был вынужден это сделать! У меня не было выбора! Там был Катер и ещё толпа пуссляндских десантников... намного выше меня.
   - Ну и я это не от хорошей жизни делаю. Всё, пока...
  -- Синематограф
  -- "Линия фронта на острове Версед (Художественный фильм с элементами хроники)", "Объединение операторов и режиссёров", Пуссляндия, Џ 697.
   Остров Версед. Этот остров стал линией фронта в Свайн-Эберской войне, поскольку общих границ у Пуссляндии и Хазляндии не существует. На этом клочке каменистой суши были вырыты окопы, построены бункеры, аэродромы, радиовышки, казармы. Здесь ежедневно должны были идти кровопролитные бои, однако это не так.
   В окопе на пуссляндской части сидят два солдата:
   "Джим, сегодня мы пойдём на сторону врага", - говорит один.
   "Ура, пришёл сухогруз с хлебом и консервами!", - восклицает другой.
   "Да, вчера об этом уже кричали хазляндцы. Так что тихо пошли".
   "А может в плен к ним сдаться? Так будут сами кормить".
   "Нет, они говорили, что пленных им хватит. Самим еды надо. И следующий корабль с едой придёт не скоро. Так что, боюсь, нам надо будет их, где-то через месяц, ждать в гости на ужин. Идём, браток".
   Они поднимаются из окопов и идут в направлении хазляндской стороны. Им навстречу из-за скалы вылетает биплан. Первый солдат показывает пилоту, что они идут за едой. Пилот показывает, как пройти и самолёт улетает.
   Солдаты проходят через колючую проволоку, пустынное поле с метками "Осторожно! Тут мина!" и подходят к бункеру. Первый солдат поправляет мундир и стучит.
   "Эй, солдаты Хазляндии, принимайте гостей..." - говорит он внутрь.
  -- ··--- ··---
   - Выходит, что они всё-таки в одном месте? - сказал Спай, когда дирижабль поднимался.
   - Когда что-то выходит, это неплохо проверить. Я бы даже сказал, необходимо.
   - А если их уже нет в живых? Они друг друга же перебьют.
   - Не смогут. Они уже когда-то дружили, так что прежнее чувство у них разгорится... Как у старых влюблённых... Хотя кто его знает...
   - Вот именно...
  -- ··--- ···--
   И вот в один день (какой он был в плане настроения уточнять не буду - сами всё скоро поймёте), двадцать пятого синка 693 года король Пуссляндии Ричард Седьмой и король Хазляндии Фридрих Второй с Половиной вышли на самую острую вершину треугольного острова Наменлос, где дуло сразу два ветра в разных направлениях, и стали выбирать.
   - Как я считаю, необходимо выбрать один из этих сильных ветров, - сказал Ричард. - Только какой из них приведёт нас к земле - не ясно.
   - А к какой нас земле приведёт? - спросил Фридрих.
   - Если мы в Верчском океане и в тропических широтах, то если ветер будет северный или северо-западный, то Хазляндия, Фамлёдия или Иберния, если южный - Каплика, юго-западный - Ттоба и Транигад.
   - А южный?
   - Тогда в Зюйдику и к Южной полярной шапке.
   - А как определить какой из них какой?
   - Если бы мы были в Пусс... то есть у нас на Родине, то можно было бы по мху. А тут его нет.
   - Тогда по солнцу.
   - А в каком мы полушарии? Да и часовом поясе? То-то же, - король замолчал - погрузился в свои мысли. - Вот я и предлагаю тянуть жребий. В какую строну нам грести, чтобы попасть под одно из воздушных течений. Тащите, Франсуа спичку... то есть палочку, первый. Если короткая - ты выбираешь течение.
   - Отчего я?
   - Нет, если мы так будем спорить, то никогда с острова не выберемся.
   - Хорошо, - Фридрих вытер руки о шорты (больше на нём ничего не было), потряс их, провёл по песку, сдул прилипший песок...
   - Что за церемонии?
   - А вдруг неправильно выберу и замёрзнем где-нибудь у полюса.
   - И то верно.
   - Итак, - он вытянул палочку, она и оказалась короткой.
   - Повезло. Какое?
   - Правое.
   - Почему?
   - Ну, ведь не левое же.
   - И то верно... А левое чем плохо?
   - Мы, кажется, не хотели спорить?
   - И то верно. Пошли за лодкой.
   И они пошли за лодкой. Их небольшая лодка с двумя соломенными парусами стояла в тихой заводи, где не было ни обезьян, ни ветров, ни течений. Короли взяли верёвки и потащили лодку к вершине треугольного острова.
  -- ··--- ····-
   В полной тишине (не считая шума прибоя) звуки (тарахтения) разного рода двигателей разносятся далеко и практически без искажений. И потому, когда гидросамолёт "Хабичт" появился на горизонте, его тут же и приметили. Ричард разглядел хазляндские эмблемы на его крыльях и сказал:
   - Будем надеяться, что не заметил...
   - То есть как? - возмутился Фридрих. - Нас же могут найти и спасти.
   - Тогда мы зря делали лодку?
   - И то верно... Ну и что, что зря? Нас же сразу доставят на Большую Землю и без всяких гаданий... кажется, возвращается...
   Но это летел уже другой самолёт. Он также пролетел над королями и был узнан.
   - Всё-таки выжил. Молодец, Рональд, - тихо сказал Ричард и даже отпустил верёвку.
   - Что?
   - Не возвратиться тот хазляндский самолёт. Так что нам и делать нечего. Потащили дальше. И этот "Биовульф" тоже нас не заметил. Как же нас на такой скорости увидишь? Потащили дальше.
   - М-да. Всем нет дела до нас.
   Однако это было не так. Почти одновременно оба самолёта полетели к вершине острова и сели перед королями. "Биовульф" - на песок, "Хабичт" - на воду. Из "Биовульфа" вылез бородатый Толкин и сказал:
   - Ваше Величество, ну вы и прячетесь. Честное слово.
   - Это вы меня так долго ищете. Будто я иголка в стогу сена.
   - Что? - спросил Фридрих.
   - Не обращай внимания.
   - То есть как? Почему он тебя назвал Ваше Величество?..
   - Ваше Величество, кайзер Фридрих, - донеслось с "Хабичта". Это был генерал авиации Флиегер. Он уже сбросил в воду тяжёлый якорь и начал надувать лодку, чтобы доплыть до короля. - Вас очень трудно найти. Я прошу прощения, что так долго. Но местность очень гиблая...
   - У меня такой же вопрос... - сказал Ричард. - А как же тебя, квази-Франсуа зовут-то? Явно не Франсуа.
   - Ну, Мартин же сказал, что Фридрих.
   - Второй с Половиной?
   - Да, если это тебя интересует. Ну а ты тоже не Гийом, как я погляжу.
   - Ричард Седьмой. Потомок великих королей Пуссляндии.
   - М-да, у меня есть шанс захватить Главнокомандующего Пуссляндии. Прямо руками, - и он потянулся к шее Ричарда.
   - Ну, давай. Души. Суббота ненаглядный! Это ты так спасителей твоей жизни награждаешь? Да как бы ты сейчас жил? Грязный, с постоянным несварением и без тёплого мягкого матраса?..
   - Подожди... я чего-то не понял. А за что?
   - Ну, как? Ведь год назад мы и развязали войну, по законам которой ты и можешь меня хоть колесовать.
   А за спинами королей уже собирались граждане как одной державы, так и другой. Им было интересно, что сейчас начнётся. А как всё и начнётся, так можно будет и самим не остаться в стороне - устроить настоящий мордобой.
   - И что?
   - А то, что завершай задуманное. Только учти, гувернантка меня в детстве научила кое-каким приёмам со-до. Чашечку коленную отобью на всю жизнь!
   - Нет.
   - Нет, отобью. Силёнок хватит.
   - Я тебя не буду душить.
   - Силёнок не хватит?
   - Не буду и всё.
   - Отчего так?
   - Глупо.
   - Почему?
   - Ты погляди на себя. В кого ты превратился? Я же тебя даже не узнал с бородой и загаром и даже подружился немного. Я в кого превратился?
   - И что?
   - А то, что нет резона ссориться снова ни с Гийомом, ни с Ричардом. Мне это надоело.
   - Ах, тебе это... Что? Франсуа, то есть Фридрих... Нет, я запутался... Да и заврался...
   Они оба замерли и посмотрели друг на друга. Их соотечественники тоже посмотрели друг на друга. И тут короли начали смеяться. Вообще люди так редко смеются. Такой смех инициировать довольно сложно. Смеющийся сам должен понять, каким же он был идиотом. А тут сразу два идиота. Эти идиоты смеялись довольно заразительно, но никто не хотел поддержать эту обезумевшую компанию. Они наоборот, странно их разглядывали. А сами короли пытались со слезами на глазах пожать друг другу руки, но это никак не получалось - их смешили даже собственные ободранные, загорелые и грязноватые ладони...
  -- ··--- ·····
   И никто в этой юмористической суматохе не заметил, что на горизонте появился дирижабль. А в его гондоле сидели полковники разведки.
   - Боб, - сказал Спион, разглядывая в телескоп всю эту идиллию на берегу у лодки и двух самолётов, - ты хоть понимаешь, что мы сейчас сделали? Войне, похоже, конец. И всё. Думаю, что такого глобального конфликта больше не будет. Ты хоть понимаешь, что Мир уже не будет прежним?
   - Очень даже понимаю, Вилли, - ответил Спай. - Что думаешь делать?
   - В плане чего?
   - В плане разведки?
   - Что-нибудь придумаем. Думаю, что теперь войн у держав не будет. Войны отныне - удел отсталых государств. Да и кому воевать, да и из-за чего? А мы же будем решать конфликты на острие пера, на чертёжной доске, в радиоэфире, на банковских счетах, где-нибудь под землёй, под водой, высоко в небе. А таких войн больше не будет.
   - Полностью с тобой согласен, друг. Я думаю, что они сами справятся. Доберутся как-нибудь до какого-нибудь Стербриджа. Не беспокойся. Полетели?
   - Полетели. Кстати, у тебя не будет какого-нибудь надёжного человека в Пористане. Чтобы его можно было легко завербовать. Очень нужно. Я тебе секрет какого-нибудь изобретения расскажу...
   - Нет, это я всё знаю. Что-нибудь другое надо. Придумаю... А человечек есть. Сделаем...
  -- Синематограф
  -- "Результаты Свайн-Эберской войны (Учебный фильм для школ и высших учебных заведений)", Учфильмфабрика, Пуссляндия, Џ 704.
   Потери стран участниц в Свайн-Эберской войне (за период: апрель 692 - июнь 693):
   Потери:

Хазляндия

Пуссляндия

   Армия:
   Убитых

0

0

   Раненых (не считая заноженных пальцев, сломанных рук, ног и носов, укушенных, побитых ногами и прочих)

0

2

   Пропавших без вести и пленных

28

2

   Гражданское население (считая пропавших без вести)

1

0

   Рабочие животные (включая пленных)

62

7

   Техника:
   Танки

43

14

   Корабли (включая транспорта)

12

38

   Бронепоезда

0

0

   Подводные лодки (включая атакованных по ошибке)

1

1

   Самолёты

27

13

   Артиллерия

24

35

   Велосипеды

0

3

   Контрибуций, репараций уплачено не было. Мир заключён 13 ро 693 года в городе Брандам (Мидланды) с последующим банкетом, переходящим в интернациональные гулянья.
  
   Так и закончилась Свайн-Эберская война, ставшая очередным этапом человеческой истории, ибо эпоха глобальных войн теперь окончилась. Впрочем, как и кое-какие другие эпохи.

5 - 17.02.2004

Усть-Илимск - Новосибирск

   СОС - Спасите Наши Души, Плывите Или Утонем, Спасите Наш Корабль и так далее. (Телеграфный код, далее такие комбинации расшифровываются без особый объяснений)
   Исторический пролог.
   1.
   2.
   3.
   4.
   5.
   6.
   7.
   8.
   9.
   10.
   11.
   График функции 0x01 graphic
как раз собой и представляет кудряшку, изображённую на флаге и гербе Пуссляндии.
   12.
   Горшок плохо варит (дела идут плохо). (плам.)
   13.
   14.
   Дерьмо! (фам.)
   15.
   16.
   17.
   18.
   19.
   Неизвестная земля. (плам.)
   20.
   21.
   Человек. (плам.)
   Это моё желание. (плам.)
   На моей памяти. (плам.)
   На практике. (плам.)
   Там же. (плам.)
   22.
   23.
   24
   25
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"