Квант Макс: другие произведения.

Шкаф

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Машина времени, точнее Шкаф времени. Войдя в него можно оказаться в любом времени!.. Вот бы такую штуку домой!


Макс Квант

Шкаф

Фантастическая комедия в трёх актах с эпилогом

   Действующие лица:
   Анна - горничная.
   Игорь - постоялец
   Людмила - соседка.
   Уфолог - Петр Стопонятин, уфолог.
   Семен Прахоменко - комиссар НКВД конца 30-х годов.
   Ноябрина Старлинова - комиссар начала 20-х годов.
   Андрей Старикович - студент конца 70-х годов.
   Алиса - продавец книг начала 80-х годов.
   Владимир Зуев-Большой - торговец антиквариатом.
   Евгения Зельква (Челкуй) - современная поэтесса.
   Амелия - девушка из будущего
   Подруга Анимия - каратель эпохи Жесткого Матриархата.
   Подруга Партибия - крупный начальник эпохи Жесткого Матриархата.
   Подруга Беллия - страж эпохи Жесткого Матриархата.
   Жители разных времен, радио (В настоящем времени диктор - мужчина, в эпохе Жесткого Матриархата - женщина с железными интонациями.).
  
   Время действия - наши дни. Место действия - номер в старой гостинице небольшого городка.
   На сцене: Чуть левее середины стоит старый двустворчатый шкаф с зеркалом на одной дверце; правее под углом к сцене - диван, перед ним стол, левее шкафа - окно, в которое виден город, между окном и шкафом на стене висит радио, левее окна вход в ванную, выход из номера - справа.

АКТ ПЕРВЫЙ

   Вечер. Номер прибран и чист. Он ждет постояльцев. На столе лежит список инвентаря. Входит Анна, за ней с чемоданами Игорь.
   Анна. Номер восемнадцать ает Игорю ключи с биркой.) Одна комната, одна ванная (Указывает на ванную.), диван, где нужно спать, а не заниматься всяким там... Ну вы меня понимаете?
   Игорь. Простите, не понимаю.
   Анна. Не притворяйтесь, знаете вы всё... Не сбивайте меня! Радио. (Указывает на радио.) Можете с ним вставать, в шесть утра. Только громко не делайте, а то стены тонкие, все слышно. Это же при Царе Горохе строили. (Смеется. Тут что-то гудит из ванной, Анна подходит к ванной, бьет по косяку и гул прекращается.) Правда... Вы домовых не боитесь?
   Игорь. А они здесь есть?
   Анна. Нет, это просто любопытство... Просто происходят в старых домах... (Проходится по номеру и говорит как бы самой себе.) гостиницах... учреждениях там... (Из ванной вновь доносится гул, Анна машинально бьет по косяку не отвлекаясь от разговора, гул прекращается.) башнях... Вы читали Кинга?
   Игорь. Нет.
   Анна. Жаль.
   Игорь. Почему?
   Анна. Спать будете спокойно... А так... Не сбивайте меня... О чем это я? Ах, да... Тут список всего, что в номере! Не смейте ничего утащить! (Игорь берет список, Анна бьет его по рукам и кладет список на стол.) И список в том числе!.. О чем это я? Ах да... Полотенце желательно высушить, пепельницу вытрясти... Вытрясти, я сказала, а не вынести... Дальше... (Задумчиво проходится мимо ванной, доносится гул, Анна машинально бьет по косяку.)
   Из соседнего номера доносится голос:
   Голос. Сколько можно в конце концов? Хватит бить!
   Анна. Четырнадцатый, успокойтесь! Это техническая необходимость... Не сбивайте меня... Кажется всё... Вы к нам надолго?
   Игорь. Дня на три.
   Анна. "На три". Знаем мы вас... Потом неделями вас не выгонишь... Я пойду... (Идет к двери.) Да... И если что-нибудь странное заметите - не пугайтесь это наше привидение.
   Игорь. Привидение?
   Анна. Да. Призрак одного несчастного бедняги.
   Игорь. Что же с ним случилось?
   Анна. Ничего. Пять человек убил...
   Игорь. Пять?
   Анна. Да. Ничего особенного. Двух задушил, одного зарезал, остальных троих напугал до смерти.
   Игорь. Но ведь это уже шесть получается?
   Анна. Шесть?
   Игорь. Да. Два, один и три.
   Анна. Да. Значит шесть... Не сбивайте меня... Когда он придет, ничего с ним не делайте, стойте как стоите, он сам уйдет. До скорого. (Уходит.)
   Игорь ерет со стола список). М-да.
   Голос Анны. И не забудьте список положить на место.
   Игорь. Да, я помню. (Ставит чемодан.) Бедняга... Убил пятерых... Нет, шестерых... (Начинает раскладывать вещи.)
   Входит Уфолог. Он весь обвешан приборами, сам же идет, смотря внимательно на экран прибора, что у него в руке. Игорь его не замечает.
   Уфолог. Здесь определенно сильное поле.
   Игорь здрагивает от неожиданности). Что?!.. борачивается и видит Уфолога.) Ах, это ты, бедняга.
   Уфолог. О-о-чень сильное поле.
   Игорь. За что же ты их убил?
   Уфолог твлекается от экрана и смотрит на Игоря). Кого?
   Игорь. Тех пятерых... нет, шестерых несчастных?
   Уфолог. Ах, вы про это?.. Это всё Анины сказки... но поле здесь и вправду сильное. А вы вообще-то кто?
   Игорь. Постоялец.
   Уфолог. Ах, ну тогда ясно... но поле здесь сильное...
   Игорь. Какое еще поле?
   Уфолог. Паранормальное.
   Игорь. Параненормальное.
   Уфолог. Почему?
   Игорь. Потому что вы его изучаете.
   Уфолог. Я - ученый.
   Игорь. Я тоже... вроде того... то есть около... одним словом лаборант... пока...
   Уфолог. Не нравится мне все это... как-то вы заговариваетесь... Не призрак ли вы... авит на свой левый глаз.) Странно.
   Игорь. Нет, я-то как раз не странный... А вот что касается вас...
   Уфолог. Я серьезный ученый.
   Игорь. Серьезные ученые перед тем как войти стучатся.
   Уфолог. Но я ведь спугнул бы поле... Может вы все-таки призрак?
   Игорь. Так. Вон отсюда!
   Уфолог. Не нравитесь вы мне.
   Игорь. Вон, я сказал.
   Уфолог. За что же вы так неприкаянно ходите? Убили кого?
   Игорь. Сейчас точно убью. (Хватает Уфолога за шиворот и выносит из комнаты.) Стучатся научись.
   Возвращается. Продолжает раскладывать вещи. Входит Людмила. Она одета по-домашнему, в халате и тапочках. Волосы подвязаны полотенцем.
   Людмила. Нет, это просто невыносимо... Сколько можно? Ночью от вас шум, днем! Когда это прекратится? Я не высыпаюсь. У меня уже глаза красные... Вот, посмотрите... (Широко раскрывает глаза.)
   Игорь (смотрит на глаза). Действительно...
   Людмила. Что скажете в свое оправдание?
   Игорь. За сейчас извиняюсь... (Продолжает раскладывать вещи.) А вот ночью меня не было...
   Людмила. То есть, как не было?
   Игорь. Я только что въехал. остает из чемодана бутылку коньяка.)
   Людмила. А... Тогда кто же здесь всю ночь шумел? (Смотрит на бутылку, потом на Игоря.)
   Игорь. Ну не знаю... Может призраки.
   Людмила. Перестаньте... Призраки... (Смотрит на бутылку.) Это всё Анины сказки... Я здесь не первый раз и знаю... Никаких призраков здесь нет... Это точно... (Смотрит на бутылку.) Это всё выдумки...
   Игорь. Как же?.. Одного я видел?
   Людмила. Как?
   Игорь. Такой... щупленький... с прибором...
   Людмила. Ах этот? (Садится на диван, кладет ногу на ногу, продолжает косится на бутылку.) Это местный чудило. Кулибин... Менделеев... И Лобачевский в одной бутылке... то есть в одном флаконе...
   Игорь. Это я уже заметил...
   Людмила. А это у вас что? (Указывает на бутылку.)
   Игорь. Коньяк.
   Людмила. А давайте мы с вами напьемся?
   Игорь. Прямо так?
   Людмила. А что тут такого? Мы с вами оба интересные люди... ерет две рюмки и быстро открывает бутылку.) Садитесь... (Хлопает по дивану рядом с собой.) Не стесняйтесь... (Наливает коньяк.) Садитесь!..
   Игорь. Хорошо. (Садится рядом.)
   Людмила. За встречу. ерет рюмку.) Как тебя зовут, кстати?
   Игорь. Игорь.
   Людмила. А меня Людмила, можно Люся, можно Людмила Николаевна... Что предпочтешь?
   Игорь берет рюмку.
   Э... нет. На брудершафт.
   Выпивают на брудершафт.
   Хорошо пошла. (Занюхивает полотенцем.) Еще по одной?..

ЗАНАВЕС

АКТ ВТОРОЙ

   Прошло около двух часов. Игорь и Людмила сидят пьяные на диване в обнимку. Бутылка стоит под столом. Полотенце Людмилы на голове Игоря.
   Игорь и Людмила (поют пьяными голосами).
   Если в городе твоем снег,
   Если меркнет за окном свет,
   Если время прервало бег,
   И надежды на апрель нет.
   Радио. Московское время двадцать три часа. (Отключается.)
   Игорь. Уже одиннадцать.
   Людмила. Ну и что? Вся ночь впереди.
   Игорь. Не-ет. Иди лучше домой.
   Людмила. Ты меня прогоняешь?
   Игорь. Можно сказать и так.
   Людмила. Подлец.
   Игорь. Почему?
   Людмила. Я тебе не нравлюсь?
   Игорь. Нравишься, но уже одиннадцать... А мне еще завтра вставать...
   Людмила. Одиннадцать?
   Игорь. Да. Давай к себе, баиньки, а завтра я к тебе зайду. (Поднимает ее и ведет к выходу, ноги Людмилы еле передвигаются.) Давай.
   Людмила. Под... под... (Икает.) Подлец.
   Игорь. Знаю. ыводит ее.) А теперь баиньки! (За сценой слышится грохот, будто упала большая жестяная ваза.) Господи, что там с ней! ыходит, через какое-то время возвращается.) Вроде больше ничего не случится! (Падает на диван.)
   За сценой слышится пьяное пение Людмилы:
   Если к комнате твоей ночь,
   Притаился по углам мрак,
   Нету сил прогнать его прочь, -
   Позови, я расскажу как...
   Игорь стает и уходит, снова возвращается). Надеюсь теперь все! ыключает свет и падает на диван.)
   На сцене остается небольшое освещение, светится окно, небольшими городскими огнями.
   Скрипит дверь шкафа. Дверь осторожно открывается. Из шкафа выходит Андрей Старикович. Он в пиджаке, под которым желтая водолазка. Длинные его волосы зачесаны на левый пробор. Он достает расческу и начинает перечесывать волосы на прямой пробор. Игорь поднимает голову и смотрит на Андрея.
   Игорь. Это еще кто?
   Андрей вздрагивает и смотрит на Игоря. Замирает. Быстро кладет расческу обратно и убегает.
   Игорь. Приснится же. (Снова засыпает.)
   Дверь снова скрипит. Медленно открывается, появляется Владимир Зуев-Большой. Он одет богато, на пальцах перстни, он несет в руке старинный светильник, а за спиной рюкзак. Смотрит на Игоря и осторожно проходит к выходу. Игорь просыпается и смотрит ему в след.
   Игорь. Что за сны сегодня? (Снова засыпает.)
   Дверь медленно открывается. Появляется Алиса. Девушка лет девятнадцати, небольшого роста, в очках, на шее шарф. Алиса осторожно закрывает дверь, шарф оказывается зажатым между дверьми. Алиса не замечает этого и идет, шарф оттягивает ее назад. Алиса замечает шарф и осторожно открывает дверь, выдергивает шарф.
   Алиса. Досталось тебе, бедненький.
   Игорь (просыпается). Что?
   Алиса. Что? здрагивает и смотрит на Игоря, убегает.)
   Игорь провожает ее взглядом.
   Игорь. Ничего не понимаю. стает и идет к открытому шкафу.) Что за фокусы? (Постепенно трезвеет.) Что за люди? (Смотрит на дверь.) Дверь вроде закрывал. (Закрывает дверь.) Странные вещи... А может это призраки? Или этот... Уфолог. М-да. (Идет к дивану.)
   Голос Семена Прахоменко из шкафа. Мать твою! Кто свет выключил? Зельберман, открой шкаф! Открой шкаф, говорю тебе! Тебя уже и так по лагерям затаскают, а тут еще и это! Да тебя за такие вещи расстреляют! Ты, слышишь?.. Самойлов? Ты-то где? Хватай этого!..
   Игорь идет к шкафу и открывает его.
   В шкафу стоит Прахоменко с пистолетом. Прахоменко - лет сорока, с усами, стрижен под "ежик", в форме комиссара НКВД. Встрепан. Он наставляет на Игоря пистолет, Игорь машинально поднимает руки.
   Прахоменко. Ты кто?
   Игорь. А вы кто?
   Прахоменко. Не грубить чекисту! Пять лет получишь!
   Игорь. За что?
   Прахоменко. За грубиянство!
   Игорь. Как? Сейчас же не тридцать седьмой год!
   Прахоменко. Правильно, тридцать восьмой!.. А где Самойлов?
   Игорь. Ка-какой Самойлов?
   Прахоменко. За Зельберманом убежал?! Стой здесь! Я сейчас! С тобой я еще разберусь!
   Игорь. Вы чего?
   Прахоменко. Стой здесь! Никуда не уходи!
   Игорь. А куда мне уходить? Я здесь живу!
   Прахоменко. Здесь живет Зельберман! А ты стой! (Убегает.) Коль, Коля, где ты?..
   Игорь. Чертовщина какая-то! (Закрывает дверь.) Люди какие-то... (Закрывает дверь на ключ.) Откуда они взялись...
   Из шкафа раздается стук.
   Игорь. Та-ак. Это уже слишком! ткрывает дверь и тут же поднимает руки.)
   Из шкафа на него выходит Ноябрина Старлинова, наставив на него "маузер". Она - женщина лет двадцати пяти, в кожаной куртке и красной косынке, на груди какой-то значок.
   Ноябрина. У вас деньги есть?
   Игорь. Что?
   Ноябрина. Деньги?
   Игорь. Де-деньги? Н-нет! трицательно вертит головой.)
   Ноябрина. Точно нет?
   Игорь. Да-да.
   Ноябрина. Ну, значит, вовремя пришла. (Кладет "маузер" в кобуру, Игорь рук не опускает.) Который сейчас?
   Игорь (смотрит на часы, не опуская рук). Половина двенадцатого...
   Ноябрина. Год сейчас какой? (Ходит по комнате, всё внимательно осматривая.)
   Игорь торопело). Год... А разве вы не... (Смотрит на Ноябрину, которая осматривает комнату, поднимая вещи.) Не пом...
   Ноябрина (указывает на радио). Это что?.. Пропагандатор?..
   Игорь. Что?
   Ноябрина. Устройство для пропаганды коммунизма.
   Игорь. Ах, нет, это радио.
   Ноябрина. Радио?
   Игорь. Да, проводное.
   Ноябрина. Странно, радио должно быть без проводов... Да опусти ты руки, не убью... Который сейчас год?
   Игорь (опускает руки). Две тысячи...
   Ноябрина. От Великой Революции который, спрашиваю?
   Игорь. Которой?
   Ноябрина (садится на диван, чуть подпрыгивает на нем). А у тебя их несколько? Запомни, Революция одна! Или ты захотел пулю из моего "маузера"? (Показывает на кобуру.)
   Игорь. Н-нет... Но просто революций было несколько... Великая Французская, Великая Октябрьская...
   Ноябрина. Вот... Какой год коммунизма на планете?
   Игорь. Честно говоря, никакой...
   Ноябрина. Это же не начало двадцатого века?
   Игорь. Да. Это начало двадцать первого.
   Ноябрина. А в чем же дело?.. Вы живете при коммунизме, денег у вас нет, индустриально развитое общество, электрификация всей страны...
   Игорь. Все это прошло...
   Ноябрина. Как?
   Игорь. Да. Давно. Около десяти лет назад... У нас во всяком случае.
   Ноябрина. Где?
   Игорь. В России.
   Ноябрина. Как "в России"?.. Мировая Революция не победила?
   Игорь. Она началась и тут же застопорилась, а потом пошла в обратную сторону...
   Ноябрина. То есть как?
   Игорь. Ну, были страны, которые сорок лет жили при коммунизме, но потом разуверились в нем, и все закончилось.
   Ноябрина. Сейчас точно начало двадцать первого века?
   Игорь. Да.
   Ноябрина. Но у вас же нет денег?
   Игорь. С собой нет. Но я могу найти монетку. (Роется в карманах.)
   Ноябрина (разочарованно). Не надо.
   Входит Уфолог с поднятыми руками, за ним, наставив на него пистолет, Прахоменко. В левой руке у Прахоменко прибор Уфолога.
   Прахоменко. Этот говорит, что сейчас начало двадцать первого века!
   Игорь. Сейчас действительно начало двадцать первого века.
   Прахоменко. Десять лет.
   Игорь. Что?
   Прахоменко. Дача ложных показаний - десять лет!
   Игорь. Ничего не понимаю... Хотите я дам вам газету, где стоит сегодняшнее число.
   Уфолог. Да, дайте ему газету!
   Прахоменко. А ты помолчи! А то пулю всажу, за антисоветчину!
   Уфолог. За это уже больше десяти лет ничего не делают!
   Игорь остает из сумки газету). Вот!
   Прахоменко. Десятое октября две тысячи... Черт! Еще и газету выпустили? Где у вас типография? Там вы антисоветчину и деньги печатаете?
   Игорь. Да нет! Хотите и журнал дам посмотреть?
   Прахоменко. Небось тоже с фотографиями. И с цветными?
   Игорь. Можно и с цветными...
   Прахоменко. Нет. Меня не обманешь. Где Самойлов?
   Игорь. Какой еще Самойлов?
   Прахоменко. Сержант. Хватит валять Ваньку! Вы его убили?..
   Ноябрина. Он прав...
   Все оторопело смотрят на нее.
   Сейчас действительно начало двадцать первого века... Это всё из-за шкафа.
   Игорь. Как?
   Ноябрина. Я узнала, что есть такой шкаф. Здесь. Можно войти сейчас, а выйти потом. Вот я и решила посмотреть на мир... Как коммунизм развивается. А он...
   Игорь. Тогда все ясно. Вы вошли в одном времени, а вышли здесь... То есть сейчас.
   Прахоменко. Меня не обманешь! Пятнадцать лет! Согласованная подделка данных... А может быть и убийство!
   Игорь. Да вы посмотрите кругом! В окно хотя бы! Сейчас точно не тридцать седьмой год! Вы залезли в шкаф в своем времени, а вылезли сейчас! Посмотрите в окно! Мы же не могли построить город, для вас специально.
   Прахоменко (подходит к окну, все еще наставив на них пистолет). Так... сторожно смотрит в окно, оторопело отходит, указывая на окно, и садится на диван, обхватив голову руками, рядом с Ноябриной.) Та-та-там... Что там такое? Что там за машины, что за город?.. Какой сейчас год?
   Игорь. Довольно поздно.
   Прахоменко. Это же десять лет без права переписки...
   Ноябрина. Ну, молодой человек, десять лет не переписываться с родственниками это ничего...
   Прахоменко. Это расстрел!
   Ноябрина вздрагивает.
   Хотя какой я вам молодой человек. Вы меня помоложе будете.
   Ноябрина. Вы какого года?
   Прахоменко. Девятьсот третьего.
   Ноябрина. А я восемьсот девяносто шестого.
   Уфолог. Вот... Еще одна загадка! Линейность времени!
   Прахоменко. Да замолчи ты! И руки опусти.
   Уфолог пускает руки). Я говорил, что здесь что-то неладно.
   Игорь. Тогда все ясно. Шкаф Времени.
   Входит Андрей. У него в руке пакет с катушками, кассетами, компакт-дисками. В основном "The Beatles", "Rolling Stones", "The Ventures", "Elvis Prestley", "Машина Времени", "Скоморохи". Андрей рассматривает обложку одного из компакт-дисков. Потом смотрит на Игоря и пятится обратно.
   Игорь. А ну-ка стой!
   Андрей станавливается). Что?
   Игорь. Стоять!
   Андрей. Да, я понял.
   Игорь. Ты кто?
   Андрей (смотрит на остальных). Я... Я номером ошибся...
   Игорь. Нет... Откуда ты?
   Андрей. Из Колымы.
   Игорь. Я все знаю. Откуда ты?
   Андрей. Я вообще номером ошибся... Не понимаю, о чем вы? (Продолжает пятится.)
   Прахоменко. Дай я! (Подходит к Андрею и направляет ему в лоб пистолет.) Кто ты?
   Андрей ыстро). Старикович Андрей Владимирович. Пятьдесят седьмого года рождения. Тринадцатое мая. Прибыл сюда из двадцать второго марта тысяча девятьсот семьдесят шестого года с целью раздобыть записи... Вот они. (На вытянутой руке протягивает пакет.)
   Прахоменко. Вот видишь. (Прячет пистолет.)
   Игорь. Да. Кто зачем...
   Уфолог. Да. Кто про коммунизм узнать, кто случайно в шкаф попал, а кто и за музыкой...
   Андрей. У нас их просто не достать. А тут у вас капитализм...
   Ноябрина. Какая гадость!
   Андрей. Зато все разрешено! Никто не запрещает такие хорошие песни! Все дозволено!
   Прахоменко. Неужели всё?
   Игорь. Да.
   Прахоменко. И Бунин?
   Андрей. И Солженицын, и Пастернак, и даже Троцкий.
   Прахоменко. Так ты еще и троцкист? (Направляет на Андрея пистолет.)
   Андрей ыстро.) Нет, он мне совсем не нравится.
   Игорь. Да хватит вам. Не у себя, в конце концов! Здесь вас смогут спокойно арестовать за незаконное хранение оружия!
   Прахоменко. У меня есть документ! Это табельное!
   Игорь. Эти документы уже полвека не имеют силы. Вас еще и в психушку посадят!
   Прахоменко. За что это меня-то? Вообще-то я хочу домой.
   Игорь (показывает на шкаф). Идите.
   Андрей. Только как вернетесь.
   Прахоменко (направляет на него пистолет). Что ты имеешь в виду?
   Андрей ыстро). Шкаф - вещь тонкая. Выйдете обратно не у себя.
   Прахоменко. Как?
   Андрей. Выйдете-то в своем времени, но на несколько дней, месяцев, лет ошибетесь. Можете выйти через несколько дней, но в сутках шкаф не перемещает. Вошли здесь вы в одиннадцать ноль-ноль, выйдете тоже в одиннадцать ноль-ноль.
   Прахоменко. Как же я все объясню? (Прячет пистолет.)
   Андрей. Как все объясняют так и вы.
   Прахоменко. То есть как?
   Игорь. Свалите все на своего Зенгельшухера.
   Прахоменко. Зельбермана... Хотя, это идея.
   Игорь. Ну вот, все ясно.
   Уфолог. Кроме одного, почему здесь такое сильное поле?
   Игорь. Опять! Надоели уже. Нет здесь поля. Впрочем как и всяких призраков. Есть только шкаф. Небольшая Машина Времени.
   Андрей. Кстати о "Машине Времени". остает из пакета компакт-диск.) Как эти пластинки слушать?
   Игорь. Это вы, дорогой, зря купили. В проигрыватель это лучше не совать. Для этого другой граммофон нужен.
   Андрей. Жаль...
   Входит Алиса. С полной сумкой книг, одну она рассматривает. Это Оруэлл "1984". Она поднимает голову и смотрит на присутствующих.
   Алиса. Ой, а почему вас так много?
   Игорь. А сколько должно быть?
   Алиса. Я только в шкаф зайду... Можно?
   Ноябрина. Нет, дорогая, садитесь-ка рядом. Рассказывайте-ка.
   Алиса. А сейчас который г... ме... которое... час?
   Игорь (смотрит на часы). Уже почти час. А год вас не интересует?
   Алиса. Уже нет. Можно я в шкаф загляну. Ненадолго. Сразу же вернусь.
   Игорь. Давайте-ка с нами посидите. Вам все равно домой утром возвращаться. А шкаф сдвиг по суткам не дает.
   Алиса. Как? А вы уже?..
   Игорь. Да. Мы уже. Причем все.
   Алиса. Ух ты. Это же как у... у кого? Не помню. (Падает в обморок, Игорь ее подхватывает.)
   Уфолог. Чего она так испугалась? (Прахоменко.) Не ваша, случаем, девочка?
   Игорь осторожно переносит ее на диван. Садит рядом с Прахоменко.
   Прахоменко. А что там у нее в сумке? Книги? Небось запрещенные.
   Андрей. Да хватит вам. Сейчас все разрешено. По телевизору показывают такие вещи, что вам такое даже не снилось. Поют такие песни, от которых у всех чекистов уши в трубочку сворачиваются.
   Прахоменко. Что ты сказал? (Наставляет на Андрея пистолет.)
   Андрей ыстро). Прошу прощения!
   Прахоменко убирает пистолет. Игорь уходит в ванную.
   (Смотрит на Алису.) Кто за чем? Я запрещенный рок покупаю за золото, а она - книги.
   Игорь приходит со стаканом воды. Садится рядом с Алисой, трясет ее по щекам.
   Странно. Откуда же она? Точнее из какого года?
   Алиса (приходя в себя). А кто вам сказал?
   Игорь. Из какого ты года?
   Алиса. Восемьдесят второй. Тысяча девятьсот восемьдесят второй.
   Игорь. Брежнев умер?
   Алиса. Нет... А он умрет?
   Игорь. Да. Но лета еще долго ждать.
   Андрей. Сколько? Сколько именно?
   Игорь. До восемьдесят шестого года. Хотя и это время будет не из лучших.
   Андрей. Жаль. Еще целых десять лет.
   Игорь. Время. лисе.) А ты чего так испугалась?
   Алиса. Я подумала, что вы КГБ.
   Прахоменко. Что?
   Андрей. Так переименуют НКВД после войны.
   Прахоменко. Какой войны?
   Игорь. Не рассказывай. Не будем им больше ничего рассказывать.
   Прахоменко. Это отчего же?
   Игорь. Думаю, лучше не надо. Зачем вам это знать. Это все равно, что открывать дверь в неведомое... Что ходить к гадалкам. лисе.) А почему ты с книгами?
   Алиса. У нас их не достать.
   Игорь. Все ясно. Книжный кризис. Не достать даже разрешенных... Жаль...
   Ноябрина. То есть как "книжный кризис"?
   Игорь. А вот так. Книги печатают, но их не достать. Вот и весь коммунизм...
   Ноябрина. Как?
   Уфолог. Да. Было такое время. А вы думали? Коммунизм. Ассортимент. Денег нет. Общественный транспорт и телефон бесплатные... Продразвёрстка... Тьфу!
   Ноябрина (наставляет на него "маузер"). Замолчи, понял?
   Игорь. Ничего не скажешь, паршивое было время. Но все же кто-то любит его. Потому что кто был никем, тот стал кем-то. А кто был тогда кем-то, стал никем, да ещё и заставили его работать. Ностальгия. лисе.) На-ка выпей! (Машинально берет со стола рюмку с коньяком.) А нет, это не тебе! ерет стакан и протягивает его Алисе, Алиса пьет.)
   Входит Владимир Зуев-Большой. Он в старинном пиджаке и с рюкзаком на спине. Осматривает присутствующих.
   Владимир. А почему вас так много?
   Уфолог. А сколько нас должно быть?
   Владимир (смотрит на часы). Вроде время позднее... Все должны спать. Почему вы не спите?
   Игорь. А вы собственно кто?
   Владимир. Молодой человек, представьтесь сначала вы.
   Игорь. Нет, скажите лучше как гость.
   Владимир. Молодой человек...
   Прахоменко. Дай я. (Наставляет на лоб Зуева-Большого пистолет.) Ну и кто ты?
   Владимир (смотрит на пистолет, нисколько не испугавшись, Игорю). Молодой человек, на правах хозяина, скажите этому молодому человеку, чтобы он не направлял мне в лоб свою игрушку, а то убьет старого и не совсем здорового человека.
   Прахоменко. Как-то по-жидовски ты говоришь... Не нэпман ли ты? Говори...
   Владимир. Молодой человек, я вам еще раз говорю, уберите машинку.
   Прахоменко. Ну и кто ты?
   Владимир. Я? Да пожалуйста. остает визитку и протягивает ее Игорю.)
   Прахоменко (перехватывает визитку). Ага. Владимир Дмитриевич Зуев-Большой... Антиквариат. Ясно.
   Владимир. Что именно?
   Прахоменко. Интеллигент.
   Владимир. Молодой человек, сейчас не тридцать седьмой год, чтобы так размахивать игрушкой.
   Прахоменко. Правильно, тридцать восьмой.
   Владимир. А... тогда ясно. Можно я в шкаф пройду?
   Прахоменко. Сидеть!
   Владимир. Молодой человек, еще раз говорю... Уберите игрушку... А то убьете кого-нибудь.
   Прахоменко. И правильно сделаю.
   Владимир (смотрит на часы). Можно все-таки я пройду в шкаф? У меня время.
   Уфолог. Похоже, он ходит за антиквариатом. Дедушка, вы местный?
   Владимир. Да я местный. Я всю жизнь провел в этом городке!
   Уфолог. Я не в том смысле. Вы живете в этом времени?
   Владимир. Не понимаю я.
   Прахоменко. Не валяй Ваньку, мы все знаем.
   Владимир. А я-то тут причем.
   Прахоменко. Если к тебе в час с лишним приходит человек и просит забраться в шкаф, тут сразу ясно, что ему нужно что-то необычное.
   Владимир. Хорошо... Я местный. Я торгую старыми вещами. А тут я узнал про шкаф. Это же отличный способ доставать очень дешево очень хорошо сохранившиеся вещи... Да уберите вы свою игрушку... Я хожу в прошлое и покупаю там вещи. Там они стоят дешево, да и деньги у меня есть. Уберите игрушку, пожалуйста...
   Прахоменко (убирает пистолет). Ну вот и хорошо.
   Дверца шкафа открывается, из шкафа выглядывает Евгения Зельква. Она протягивает руку.
   Евгения (Прахоменко). Молодой человек, подайте пожалуйста руку.
   Прахоменко. А больше тебе ничего не дать?
   Игорь. Семён! Это же пришелец из прошлого! Может ваша землячка... то есть времянка.
   Евгения (в ужасе). Какой сейчас год?
   Игорь. Да сегодняшний!
   Евгения. Значит, я вернулась домой. (Осматривает всех.) Точно сегодняшний?
   Владимир. Да спускайтесь же. (Подходит к шкафу, подаёт руку Евгении.)
   Евгения. Ну, хорошо. А то я думала в нашем-то времени нет джентльменов.
   Прахоменко. Время такое. Джентльменов расстреливают.
   Евгения. Вы грубый!
   Прахоменко. Вы-то кто?
   Евгения. Евгения Зельква. Женщина-поэт...
   Уфолог. Поэтесса.
   Евгения. Поэтесса - это грубо. Поэт. Слово поэтесса есть грубый пережиток. Как секретарша, билетёрша, училка. (Элегантно закрывает шкаф.)
   Прахоменко. Так. Вам, антиквар, пара пришёл.
   Владимир. Оставьте ваши грязные намёки.
   Прахоменко. Да ладно вам. Интересно еще кто-нибудь придет?
   Из шкафа выходит Амелия. Высокая девушка с рыжими волосами. Она в серебристом платье. Движения ее легки и точны. Она осматривает присутствующих и что-то говорит в небольшую коробочку, что держит в руке.
   Андрей. Еще гости.
   Игорь чарованно). Здравствуйте... П-проходите.
   Амелия (смотрит на Игоря, потом на присутствующих). Дайте пожалуйста последнюю газету... милостивый государь.
   Игорь остает из чемодана газету и протягивает Амелии). Пожалуйста.
   Амелия смотрит на первую страницу газеты и что-то говорит в коробочку. Потом удивленно осматривает присутствующих. Смотрит на сумку Алисы, на пакет Андрея, на радио, на Прахоменко и Ноябрину.
   Амелия. Это последняя газета?
   Игорь. Да... Хотите-ка и журнал дам. ыстро залезает в чемодан, тут же из чемодана летят вещи, достает цветной журнал.) Он правда не первой свежести. Но газета свежее.
   Амелия ерет журнал, смотрит на первую страницу, возвращает, потом снова смотрит на первую страницу, начинает рассматривать). Вы - физик?
   Игорь. Да... Почти.
   Амелия. Историю знаете хорошо?
   Игорь. Немного.
   Амелия (шепотом). Тогда объясните такую вещь.
   Игорь подходит ближе, Амелия шепчет только ему.
   Что здесь делают все остальные? Если это начало двадцать первого века, то только вы здесь на своем месте.
   Игорь (шепотом). А они из шкафа. Как вы пришли.
   Амелия. То что шкаф работает, я знаю... (Игорь странно смотрит на нее.) Я тоже физик, коллега... Но почему они здесь сразу?
   Игорь. Задержались.
   Амелия. И вы всё знаете?
   Игорь. Всё.
   Амелия. Всё, всё?
   Игорь. Да. Да почему мы всё еще шепчемся? полный голос.) Представьтесь лучше.
   Амелия глядывает присутствующих). Давайте сначала вы.
   Игорь. Хорошо. Но и вы потом представитесь. Меня зовут Игорь. Я местный, то есть здешний, то есть отсюда...
   Амелия. Я поняла.
   Игорь (показывает на Уфолога). Это тоже местный.
   Уфолог (кланяется). Рад вас приветствовать коллегу
   Амелия. Тоже физик?.. Кстати, подслушивать нехорошо.
   Уфолог. У меня хороший слух ... Нет, я Уфолог.
   Амелия. Ненадолго. Лет через шестьдесят Уфологии не станет. Она станет физикой, химией и так далее.
   Уфолог. Да?.. Этого она и добивается. Меня зовут Петр.
   Андрей. А я не местный. Я из семьдесят шестого года. Андрей.
   Амелия. Нашей эры?
   Андрей. Тысяча девятьсот семьдесят шестого.
   Алиса. Алиса. Тысяча девятьсот восемьдесят второй год.
   Амелия. Черненко уже умер?
   Алиса. А он умрет?
   Игорь. Да... Только позже, не в восемьдесят втором.
   Амелия. Надо было историю в школе учить.
   Владимир. Владимир Зуев-Большой. (Целует Амелии руку.) Отсюда... Точнее из этого времени.
   Прахоменко. Комиссар Прахоменко. Тридцать восьмой.
   Амелия. А по имени?
   Прахоменко. Семен.
   Евгения. Евгения Зельква. Женщина-поэт. Зельква - это такое сибирское растение, род вяза. Ещё его называют челкуй.
   Прахоменко. Чел... что?
   Евгения. Не смешно.
   Владимир. Семён!
   Прахоменко. Странная у неё фамилия.
   Владимир. Семён! На свою посмотрите!
   Прахоменко. Нормальная фамилия. Всё-таки не (Тихо.) Троцкий.
   Ноябрина. Ноябрина Старлинова. Двадцать первый год. От Великой Революции чётвёртый год.
   Амелия. Великой которой?
   Ноябрина. Великой Октябрьской, конечно.
   Игорь. А почему Ноябрина? Это имя появилось после революции.
   Ноябрина. Псевдоним... Не Прасковьей же зваться.
   Амелия. Да. Понятно... А я Амелия. Двадцать шестой век...
   Андрей. У... Как вас занесло.
   Амелия. Сотрудник института Времени.
   Игорь. Так это ваш шкаф?
   Амелия. Нет. Шкаф не наш. Мы его только изучаем... Последнее время. Хотя время, как я уже заметила, понятие растяжимое.
   Уфолог. А чей он?
   Амелия. Неизвестно. Он старый. Ему около шестисот лет.
   Уфолог. Ничего себе, еще при Иване Грозном жил!
   Амелия. Нет, это для нас шестьсот лет.
   Андрей. Кто за чем? Эта вот за книгами. (Показывает на Алису.) Эта за коммунизмом. (Показывает на Ноябрину.) Этот антиквариат по дешевке в прошлом скупает. (Показывает на Владимира.) А вы стало быть просто нас изучаете? А зачем этот шкаф, вы знаете?
   Амелия. Нет. Я физик, а не социолог. Видимо, это чей-то эксперимент.
   Уфолог. Чей?
   Амелия. Не знаю. Во всяком случае не наш. Может их. (Показывает на потолок.)
   Уфолог (показывает на потолок). А они есть?
   Амелия. Я не буду вам ничего говорить. Сами всё узнаете... Лет через тридцать.
   Игорь. Интересно. В один вечер собрались люди из разных времен...
   Амелия. В первый раз?
   Игорь. Я не знаю... Может не в первый...
   Амелия. Почему?
   Игорь. Не знаю... Должен же быть при шкафу Страж.
   Амелия. Кто?
   Игорь. Страж. Человек который его охраняет. Оберегает его. Отгоняет от него назойливых мух, моль и всяких подобных типов. Ведь такое же не появляется просто так. Это уникальное явление.
   Уфолог. Неизвестное... Непознанное... Необъяснимое...
   Игорь. Да помолчи ты... Должен где-то рядом быть человек, который следит за шкафом...
   Входит Анна. Она смотрит на Игоря, на Алису.
   Анна. Та-ак. Лица противоположного пола после одиннадцати. Что это? (Смотрит на Ноябрину.) А вы, однако, молодой человек. (Смотрит на Прахоменко и Андрея.) Ну вы даете! сматривает всех сразу.) Черт!.. Когда-то это и должно было произойти.
   Андрей. Кажется это и есть Страж.
   Уфолог. Что же ты, Аня, мне ничего не сказала?
   Анна. А зачем?
   Уфолог. То есть как зачем? Я - уфолог. Я этим занимаюсь.
   Анна. Чтобы ты его отсюда убрал? Забрал? Нашел там свои поля? Да? А меня лишил бы этой шкатулки? (Подходит к шкафу.) Это, можно сказать, моя вещь... то есть не совсем... не в том смысле... не сбивайте меня... Что бы ты сделал? Ты бы его распилил? Да! Защитил бы кучу диссертаций. А я бы сидела здесь одна! Без него! ладит шкаф.) Ты только и знаешь, что тарелки свои искать, да с полтергейтсами разговаривать...
   Уфолог. Полтергейстами!
   Анна. Вот видишь. А для меня он - это игрушка... Которой нельзя играть. Как бутылка вина в три года. Красивая, хорошая, а пить нельзя. Остается на нее только смотреть... Я же всех от него берегла. Говорила про призраков, про леших и домовых, чтобы никто не пугался шума по ночам... Старалась... Протирала его... Полировала... А ты бы все испортил!
   Игорь. Да ладно вам. Мы вас все прекрасно понимаем...
   Анна. Нет... Не понять вам меня... Для меня ОН - святое.
   Игорь. Да ладно вам... Давайте-ка мы с вами выпьем... За встречу... (Роется в чемодане.) Куда я подевал бутылку? С кем-то выпил... С кем?
   Входит шатаясь Людмила.
   Людмила. Гарик, я хотела у тебя попросить прощения... сматривает присутствующих.) Как вас много... Это твои гости, Гарик?..
   Игорь. Можно сказать и так.
   Людмила. Подождите, дайте я догадаюсь. У вас карнавал? Костюмированный бал?.. (Хлопает в ладоши.) Я тоже хочу костюм!.. И маску! Дайте мне маску.
   Игорь. Люсь, сядь лучше. (Садит ее на диван.) Видишь ли, эти люди вышли из шкафа. (Показывает на шкаф.)
   Людмила. Все?
   Игорь. Все.
   Людмила. Он же такой маленький.
   Игорь. Они не сегодня вошли.
   Людмила. И сколько они там просидели?
   Игорь. Это не совсем шкаф... Точнее совсем не шкаф... Одним словом, это Машина Времени.
   Людмила. Машина Времени? А. "Машина Времени"... "Вот, новый поворот, и мотор ревет, что он нам несет..."
   Игорь. Нет, Люся, настоящая Машина Времени. Они вошли в одном времени, а вышли сегодня.
   Людмила. Ни-ч-чего себе. (Икает.)
   Игорь. Да.
   Пауза.
   Андрей. Можно вопрос?
   Игорь. Валяй.
   Андрей. Что я здесь делаю? Мне домой пора.
   Игорь. До шести успеешь. Анна, до которого часу у вас комендантский?
   Анна. До шести.
   Игорь. Вот видишь. Никуда ты не денешься. Сядем лучше. Что мы не русские?
   Владимир. Вам хорошо рассуждать. Беззаботный молодой человек, а у меня работа.
   Игорь. Подождет. Вся ночь впереди.
   Прахоменко. Думаю, что десять человек в одной комнатке не поместятся.
   Игорь. Ничего, стулья принесем. Сегодня вы мои гости, а я здесь хозяин. (Уходит и возвращается со стульями.) Попьем мы чаю. Сейчас только чайник достану...
   Анна. Предупреждаю, чтобы вы не спалили чайник...
   Игорь. Не волнуйтесь... День сегодня особенный... Точнее ночь...
   Все рассаживаются вокруг стола. Игорь убегает в ванную, наполняет там чайник, возвращается, выходит в коридор, включает там чайник, приходит. Потом роется в своем чемодане, достает оттуда разные продукты. Потом садится рядом с Амелией и Прахоменко.
   Игорь. Интересно... Сидим мы здесь... Такой междусобойчик... Ведь мы никогда не могли бы встретиться...
   Андрей. Нет, почему. Я бы мог встретить Алису. Только ей бы столько лет и было, а мне в восемьдесят втором двадцать пять будет... Или было... Я запутался.
   Уфолог. В том-то и состоит парадокс времени.
   Анна. Надоел... Парадокс. Все бы тебе поразлагать... Не сбивайте меня... Ты бы никогда не понял феномена шкафа.
   Уфолог. Феномены - моя профессия...
   Прахоменко (что-то вдруг вспоминает). Если, я к примеру войду сейчас в шкаф, могу я выйти в тот же момент?
   Андрей. Вряд ли. Хотя шкаф часто возвращает в тот же день. Но не в тот же час. В сутках он не перемещает.
   Прахоменко задумывается.
   Игорь. История вообще-то запутанная вещь. Она воротит все назад, неожиданно... Вдруг... И наоборот. За минуты все ставит на свои места...
   Ноябрина. Да... Сейчас кажется... тогда казалось, что через двадцать лет все рабочие будут жить в мире, во всем мире. Через сорок лет люди уже будут летать спокойно на Марс и Венеру, как в гости к друзьям и родственникам... А вышло...
   Андрей. История хранит в себе все и не может этого удержать...
   Прахоменко (мрачно). Можно я пойду повешаюсь?
   Игорь. Что?.. Вы с ума сошли!
   Прахоменко. Лучше уж это, чем расстрел. Лучше, чтобы у тебя семью не сослали, чтобы у твоих детей не было штампа "ЧСВН"...
   Ноябрина. Чего?
   Прахоменко. ЧСВН - Член Семьи Врага Народа.
   Ноябрина. Кто это так...
   Прахоменко. Заветы товарища Сталина.
   Ноябрина. Кого? Этого человечишки...
   Прахоменко ынимает пистолет). Не говори так!
   Игорь. Хватит! Не размахивайте пистолетами! Да. И вообще... Не рассказывайте никому... А вас, Семен, вряд ли сейчас хватились... Вашего Зельбермана побежали ловить.
   Андрей. Это не вас ли зовут Семен Прахоменко?
   Прахоменко. Да.
   Андрей. А я-то ломаю голову, кто мог сделать надпись внутри шкафа...
   Прахоменко. Какую надпись?
   Андрей. Там написано на дверце: "Здесь был Семен Прахоменко". Вы уже просидели там часа два... То есть просидите. Вот и весь Уэллс.
   Уфолог. Парадокс Времени.
   Прахоменко. Правда?
   Андрей. Можете посмотреть. На правой дверце.
   Прахоменко стает и проходит к шкафу, приоткрывает дверцу и сразу веселеет). И правда.
   Анна. Только вот эта порча гостиничного имущества. Если бы надпись не была такая древняя, я бы её стёрла.
   Игорь. Только вы давайте, не рассказывайте о том, что произошло здесь... и сейчас, а то вас точно по лагерям затаскают.
   Прахоменко (садится на место). Конечно, конечно.
   Дверца шкафа приоткрывается, все смотрят на нее, тихо выходит Анимия, девушка среднего роста, в черной кожаной куртке, в черных джинсах, волосы выкрашены в черный цвет, губы - черной помадой, на плече тяжелая сумка, осматривает всех и собирается обратно в шкаф, но ее останавливают.
   Игорь. Нет постойте... станавливает ее.) Вы теперь моя гостья. (Уходит и приходит со стулом.) Садитесь.
   Анимия ошарашено смотрит на него. Амелия всматривается в Анимию, стараясь, что-то понять.
   Как вас зовут? Откуда вы? Садитесь же.
   Анимия (садится). А... Можно я... П... пойду...
   Игорь. Нет уж. Сегодня вы моя гостья....
   Анимия. Нет, я уж лучше.
   Игорь. Девушка, я упрямый... Как вас зовут?
   Анимия. Анимия.
   Амелия всматривается в Анимию еще тщательней и что-то вспоминает.
   Игорь. Из какого года вы прибыли?
   Анимия. Две тысячи триста семьдесят восьмой... Второе марта...
   Амелия. Ах... Это то время...
   Анимия шарашено смотрит на нее). Что?..
   Амелия. Простите, простите. Я вспомнила... Извините, еще раз.
   Анна. Восемнадцатый... то есть Игорь... Не сбивайте меня!.. Если вы спалите чайник, то вам придется за него отвечать. А также за пожар, который он устроит.
   Игорь. Да-да. (Уходит и приходит с чайником.) Анна, не будете так любезны, не принесете ли чашек?
   Анна стает). Да, конечно. (Уходит.)
   Игорь нимии). А вы почему молчите? Ничего не рассказываете. Давайте, я положу вашу сумку... (Протягивает к сумке руки.)
   Анимия. Нет!
   Игорь. Если я вас... Но вам же неудобно... наверное... Давайте, я ее...
   Анимия. Нет!
   Прахоменко. Когда так кричат... То что-то тут неладно. А ну-ка дай сумку. стает и подходит к Анимии.) Дай сумку, дура! (Резким движением выхватывает сумку, но Анимия не отдает и сумка оказывается у нее и Прахоменко в руках.) Я сказал, отдай!
   Игорь. Семен! Сейчас не тридцать седьмой год!
   Прахоменко. Мне кажется это странным. (Хватает за молнию и расстегивает ее, смотрит внутрь.) Ну и чего ты боялась? Металлический цилиндр... Какой-то... С циферблатом...
   Игорь (заглядывает в сумку). Это... б-бомба!
   Анимия выхватывает сумку и бежит к шкафу. Прахоменко бросается за ней и успевает схватить за куртку. Анимия старается выкрутится из куртки, но тут на нее налетает Андрей, за ним Уфолог, за ним Игорь. Алиса встает.
   Что вы делаете? В конце концов! Как дети!
   Владимир стает и подходит к Игорю). Вы правы, молодой человек. Что вы набросились на бедную девушку?
   Андрей (старается выхватить сумку). А вы знаете, что она хотела сделать?
   Владимир. Что могла сделать эта симпатичная особа?
   Уфолог. Шкаф взорвать!
   Владимир. Что? (Тоже набрасывается на Анимию, завязывается драка.)
   Алиса (подпрыгивает и хлопает в ладоши). Ух ты! Это же как у Стругацких в "Сталкере"!
   Владимир, Андрей, Уфолог, Прахоменко. (хором.) Замолкни!
   Алиса плачет, Амелия ее успокаивает.
   Евгения. Даже строчки приходят на ум... О, бомба... мина и...
   Владимир, Андрей, Уфолог, Прахоменко. (хором.) Ты тоже замолкни!
   Евгения. Хамы!
   Вдруг из драки вылетает Прахоменко.
   Прахоменко. Ничего себе! Кто ее драться так учил?!
   Игорь выхватывает сумку, и все тут же отходят от Анимии. Анимия плачет. Но не по-женски, а по-мужски. Игорь вынимает бомбу, большой серебристый цилиндр.
   Игорь. Что же вы, милая, так поступаете? Шкаф-то вам чем мешал?
   Анна озвращается с подносом на котором чашки). Так. Стоит вас оставить на минуту. Вы уже тут все чуть друг друга не поубиваете. (Ставит поднос на стол.) Восемнадцатый... Игорь, предупреждаю, что если мы чего-то не досчитаемся из списка, возмещать будете вы.
   Игорь (рассматривает бомбу). Она хотела шкаф взорвать.
   Анна. Зачем?
   Амелия. Я кажется догадалась.
   Все смотрят на нее. Анимия садится на полу и смотрит в пол угрюмо.
   Она из двадцать четвертого века. А это - Эпоха Жесткого Матриархата.
   Владимир. Что?
   Амелия. Да. Такое было время... То есть будет... И это кое-что пострашнее, чем женщины без избирательного права или у раковины с грязной посудой... Было такое время... То есть будет...
   Андрей. То есть, они видимо, хотели взорвать наш шкаф... Но почему?
   Амелия. Не знаю... Зачем-то им это понадобилось... Может они его тоже обнаружили.
   Андрей. И что?
   Амелия. Представляете, появляются откуда ни возьмись мужчины, вот они и решили шкаф взорвать.
   Прахоменко. А у них так туго с мужиками?
   Амелия. Это чужая... Чуждая идеология... Сами всё узнаете... Если доживете. (Амелия смотрит на Анимию.) Ведь так?.. Чего молчишь?
   Анимия (зло смотрит на нее). А чего говорить, подруга?
   Амелия. Ясно.
   Евгения. Вы девушка не знаете, что шкаф, это есть не игрушка, это дар, но ведь не ваша это штука, убить хотите вы как друга, не в том дела, что вы есть дура, а в том, что время ваше старо... Извините, даже на стихи пробивает...
   Владимир. Евгения права. Не хорошо, девушка. Вы лишаете нас последней надежды... последнего чуда...
   Прахоменко. А для тебя и заработка.
   Владимир. Да... Да, молодой человек.
   Прахоменко. Да я вас постарше буду.
   Владимир. Здесь и сейчас - нет.
   Анимия осматривает всех угрюмо.
   Но, молодой человек, время. История... Мы им подвластны...
   Прахоменко. Таких как ты, у нас к стенке, и без проблем.
   Владимир. Жаль мне вас. Паршивое было время, молодой человек.
   Анимия осторожно встает, оглядывает всех.
   Но и сейчас не лучше.
   Прахоменко. А вы были в будущем?
   Анимия отряхивается.
   Владимир. Как-то закинуло. Но там мне просто было не интересно.
   Прахоменко. Отчего?
   Владимир. Профиль. Я не затем заходил в шкаф. Меня интересуют антикварные вещицы... Прошлое, история. А будущее меня не интересует. Не моя специальность.
   Анимия резко разворачивается и бежит к шкафу, быстро открывает дверцу и скрывается в шкафу.
   Держите ее! ежит к шкафу, открывает дверь, но шкаф уже пуст.) Упустили. Она может вернутся...
   Уфолог. Да. Только в будущем.
   Прахоменко. Почему?
   Уфолог. Судя по тому, что к нам пришла Амелия, то шкаф существовал в ее времени и взорван не был. Парадокс времени!
   Амелия. Да... Вполне... Давайте забудем об этом инциденте... Сядем... Вот и чашки принесли.
   Игорь. Да, давайте чай пить.
   Все садятся за стол. Игорь разливает чай по чашкам.
   Алиса. Сидим мы тут... Фантастика какая-то... очень похоже на Стругацких...
   Андрей. А их легализовали?
   Игорь. Да. Их очень хорошо печатают.
   Алиса. А у нас собираются запрещать...
   Андрей. А у нас собираются выслать из страны...
   Евгения. Даже строчки рождаются...
   Игорь. Евгения!.. А я вам завидую...
   Андрей. Отчего?
   Игорь. Красивое у вас было время.
   Андрей. У нас?
   Игорь. Да. Хиппи первозданные, а не современные пародии на них... Не то, что у нас. Рок-н-ролльное детство. Красивое было время.
   Андрей. Ничего красивого... Слушаем концертные записи с плохим качеством, что записаны в подвалах, читаем ксерокопии запрещенных книг, которые стоят очень дорого...
   Игорь. В этом-то и состоит ностальгия. Тосковать по вещам, которые нам были раньше противны. Скучаем по колбасе по два двадцать, а это и не колбаса вовсе. Любим смотреть старые фильмы, от которых раньше воротило. Лет через пять вы это поймете.
   Андрей. Нет. Я не буду тосковать по тоталитаризму.
   Уфолог осторожно встает и подходит к шкафу.
   Владимир. Это вы сейчас так говорите, молодой человек.
   Уфолог какое-то время стоит лицом к шкафу, потом осторожно садится на место.
   Алиса. Вполне возможно. У нас сейчас есть люди, которые тоскуют, и говорят, что при Сталине жилось хорошо.
   Прахоменко. А что было при товарище Сталине?
   Алиса. Не скажу... обидитесь... В общем ностальгия... Запутанная это штука - ностальгия.
   Прахоменко. Кстати о товарище Сталине. Лучше мне сейчас домой уйти, а то мало ли что. Мало ли что на дверце написано... Я пойду. (Подходит к шкафу.) Может, как-нибудь еще свидимся... Если повезет. На всякий случай, до свидания! ергает за ручку, дверца не открывается - шкаф заперт.) Так... странно... ергает за ручку сильнее.) Шкаф заперт... Сейчас я сломаю дверь. (Разбегается, чтобы сломать дверь.)
   Анна. Нет! (Подбегает к шкафу и хватает Прахоменко за руку.) Не делайте этого! Вы же его можете сломать, и тогда никто не вернется!
   Прахоменко. Тогда надо найти ключ и отпереть его!.. Кто-то его определенно запер!
   Игорь. Может эта... подруга изнутри заперлась?
   Прахоменко. Нет, он определенно заперт снаружи... (Смотрит на дверцу.) Да и язычок здесь... Где ключ?
   Алиса. Напрашивается другой вопрос: кто это сделал?
   Амелия. Она права. Стоит найти человека, что запер шкаф и отнять у него ключ.
   Игорь (Анне). А дубликата нет?
   Анна. Есть. У дежурной. Но она не даст. Даже мне. В такое-то время.
   Уфолог. Может всё объяснить ей?
   Анна. Интересное дело. Любовь Дмитриевна, дайте мне ключ, а то тут у меня пришельцы из других времен домой попасть не могут... Если бы, это был ты, Петя, тогда бы дала... А так, даже Господу Богу.
   Андрей. Надо искать ключ. Кто его мог взять? Зачем это было кому-то нужно?
   Все смотрят на Владимира.
   Владимир. Мне-то это зачем, молодые люди. Я сам бы вошел в шкаф прямо сейчас и не терял бы времени, у меня работа!
   Все смотрят на Андрея.
   Андрей. Я-то тут причем?
   Прахоменко остает пистолет и направляет его на Андрея). Ты мне сразу не понравился.
   Андрей ыстро). Да посудите сами, зачем мне это? Семен... Зачем мне... Я же сам домой хочу!
   Игорь. Не он это. Семен. Мало ли кто вам не нравится!
   Все смотрят на Игоря. Прахоменко направляет на него пистолет.
   Что?.. Нет. Я уж точно не брал. Вы мои гости, но не могу же я вас содержать вечно!
   Все смотрят на Амелию.
   Амелия. Я думаю, не стоит людей перебирать. Нужно сразу выяснить, кому это нужно.
   Прахоменко. Прежде всего, тебе.
   Амелия. Нет. Нет. И еще раз нет!
   Прахоменко. Но ты же нас будешь изучать.
   Амелия. Меня интересуют не столько люди, я не социолог, мне интересен шкаф. Его работа... Его устройство... Его поля...
   Прахоменко. Ах, поля... (Смотрит на Уфолога, направляет на него пистолет.) Отдавай ключ, дурак!
   Все смотрят на Уфолога.
   Уфолог. Мне-то это... з-зачем?
   Прахоменко. А кто же еще мог, как не ты?
   Уфолог. Да много кто... Нас здесь м-много...
   Прахоменко. Что-то ты странно заикаешься?
   Уфолог. Вол-лнуюсь...
   Прахоменко. Почему?
   Уфолог. Не каждый д-день на тебя п-пистолет направляют...
   Прахоменко. Давай ключ!
   Уфолог. К-какой ключ?
   Прахоменко. Не валяй Ваньку! Ключ от шкафа!
   Уфолог. Нет у м-меня его...
   Прахоменко. Считаю до пяти! Раз!.. Два!.. Учти, мозги твои на этой стене будут хорошо смотреться! Четыре!
   Уфолог. А где т-три?
   Прахоменко. У меня нет времени. Четыре с половиной! тводит затвор.) Жизнь твоя была недолгой и глупой...
   Уфолог. Вот он! ытаскивает ключ и протягивает Прахоменко.)
   Прахоменко. Ну, вот и молодец... ерет ключ и идет к шкафу.)
   Анна. Зачем ты это сделал, Петр?
   Уфолог. А кто бы мне поверил? Кто? Нашел шкаф, что перемещает в четвертой координате! А свидетелей никого! А тут столько людей! Столько эпох! Все собранно! А если бы они ушли? Кто бы мне поверил?
   Амелия. Ну, тут вы не правы. У нас же поверили... Кстати, время - это шестая координата.
   Уфолог. Плевать мне на вашу координату! Шкаф есть, есть пришельцы из другого времени! А так бы не было никаких доказательств. На меня смотрели бы как на идиота!
   Андрей. А что с нами сделают, ты об этом не подумал? Что нас бы затаскали по всяким институтам? Вскрыли бы нас! Об этом ты не подумал?
   Алиса. Шкаф - это дар, до которого человечество еще не доросло! Оно маленькое... Не созрело еще, для такого дара... Как с Зоной в "Пикнике на Обочине"...
   Амелия. Алиса права. Ни вы, ни мы еще не доросли до него.
   Прахоменко. Может, я все-таки откланяюсь?
   Амелия. Идите, Семен, идите.
   Прахоменко ткрывает шкаф). Прощаться два раза не положено, поэтому скажу: всего хорошего. (Заходит в шкаф и закрывает за собой дверцу.)
   Андрей. М-да... Не получился вечер встреч и открытий.
   Игорь. Все из-за тех, кто просто хочет шкаф присвоить.
   Уфолог. Простите, не знал, что он и вам нужен.
   Игорь. Мне он не нужен. Мне гораздо интересней люди, что вышли из него... А вы решили лишить их чуда. Кого-то шанса брать культуру, что у них недоступна...
   Уфолог (язвительно). А кого-то заработка...
   Игорь. Да. Это все равно, что лишить человека всего мира, оставив его в его комнате.
   Евгения. Это наш глобус, и не мир ваш, это как автобус, это просто транспорт.
   Амелия. Может, хватит об этом? Забудем об этом, как об ужасном сне. Он все понял.
   Игорь. Давайте допивать чай.
   Владимир (смотрит на часы). Знаете, я, пожалуй, пойду...
   Игорь. Потихоньку расходятся люди.
   Владимир. Что поделаешь, дела. (Разводит руками.) Прощаться не буду, многих еще увижу. ткрывает шкаф.) До встречи. (Заходит в шкаф и закрывает дверцу.)
   Андрей. М-да... "Нас оставалось только трое из восемнадцати ребят".
   Игорь (смотрит на часы). Уже почти три.
   Анна. Еще целых три часа.
   Андрей. Что ни говори, а меня мама ждет... А завтра еще лекции... Пойду-ка я тоже. ткрывает шкаф.) Может, как-нибудь проведаю. (Заходит в шкаф и закрывает дверцу.)
   Ноябрина. И я тоже пойду. Раз коммунизм не победил, то что мне здесь делать... Кстати, сколько он был времени?
   Амелия. Шестьдесят лет.
   Игорь. Вообще-то семьдесят четыре.
   Амелия. Плохо учила историю... физика больше нравилась...
   Ноябрина. Может быть еще зайду... хотя вряд ли... ткрывает шкаф.) Прощайте! (Заходит в шкаф и закрывает дверцу.)
   Алиса. Не получилось разговора.
   Игорь. Все уже спешат... Всё из-за него. (Показывает на Уфолога, Уфолог отворачивается.)
   Анна. Давайте допьем наконец чай и разойдемся... Не сбивайте меня!.. Чашки, кстати, надо вернуть. И не смейте их разбить.
   Игорь. Всё мы понимаем.
   Все садятся за стол и начинают пить чай.
   Людмила. Мне тоже завтра на работу... Голова болит... кому рассказать - не поверят. (Залпом выпивает стакан чая, занюхивает халатом и встает.) Всего хорошего. Счастливо оставаться... Игорь, я еще как-нибудь зайду, поболтаем.
   Игорь. Заходи, конечно, Люся.
   Людмила. Ну, всего хорошего... Кое-кто до свидания, кое-кто прощайте. (Уходит.)
   Уфолог опивает чай). И я пойду... Все расходятся... Поля сильные... Ладно... Пойду домой... За мемуары сяду...
   Все смотрят на Уфолога.
   Накопилось... Забавно все вышло. Простите, если что не так... (Уходит.)
   Все допивают чай.
   Анна (зевает). Вечер становится все неинтересней... И я пойду. Кружки только заберу. (Собирает чашки на поднос.) Утром помою... А вообще-то все было весело. Когда-то это и должно было произойти. Вот и произошло... Хотя было и до этого интересно. Проходили гусары, враги народа, были даже кооператоры... Забавно все было... До свидания. (Уходит с подносом.)
   Евгения. И я пойду. Знаете, Застой на меня музой действует. Вдохновения там полно. Пойду сяду за поэму. Vale!
   Алиса стает). И я...
   Игорь. Уходишь?
   Алиса. Нет. Я пока выйду... Ненадолго... недалеко. (Уходит.)
   Амелия. Как интересно все вышло. За одним столом сидели разные люди. Из разных эпох.
   Игорь. Да. Чисто психологически очень интересная история. Разные времена. Разные характеры. И все поладили...
   Амелия. Ну, не все.
   Игорь. Не все. Но как это было забавно.
   Амелия стает, начинает ходить по комнате). Интересная вещь - история. Ведь, заметь, время никак не изменилось. Если бы оно изменилось, тут бы друг друга поубивали...
   Игорь (встает, начинает ходить по комнате вместе с Амелией). До этого чуть не дошло.
   Амелия. Но это все Семен. Ноябрина в случае чего тоже могла бы пустить пулю кому-нибудь в переносицу, так что мозги на стене оказались бы...
   Игорь. Откуда ты такого нахваталась?
   Амелия. Что? А разве у вас так не говорят? Помниться я всю классику кино пересмотрела.
   Игорь. Но так девушки не говорят...
   Амелия. А как они говорят?
   Игорь. Это сложный вопрос, что можно, а что нельзя... Но слышать это от тебя довольно странно.
   Амелия (улыбаясь). Правда? Я больше не буду. Честно говоря, люди за время нисколько не изменились. Ведь Андрей мог спокойно вырасти во Владимира... Алиса могла бы дружить с Андреем... Ноябрина спокойно смогла бы работать в какой-нибудь конторе, а Семен в полиции...
   Игорь. Милиции.
   Амелия. Ах, правда... Характер человека за время ничуть не изменился. Человек остался точно таким же, каким был сотню, десяток лет, менялось его окружение. Ведь Семен мог бы вырасти даже в Петра, но ведь не вырос. Но потому что он родился в это время, он стал именно комиссаром КГБ, а не ученым.
   Игорь. Да. Вот мы с тобой могли бы никогда и не встретится... и даже никогда бы не поговорить так... А вот ходим по номеру и разговариваем... смотрим друг на друга.
   Амелия (пряча глаза). О чем ты говоришь?
   Игорь. Да сам не знаю... Хотя... Бал кончен, а Золушка бежит с лестницы, потеряв хрустальную туфельку... А принц так ее и не остановит.
   Амелия. Но ведь у меня нет хрустальной туфельки... и я... еще не бегу с бала.
   Игорь. А шкаф не превратится в тыкву.
   Амелия и Игорь смотрят друг на друга.
   Амелия. Но есть еще часы, что бьют полночь.
   Игорь. Да, есть еще часы, что торопят Золушку.
   Амелия тводит глаза). Я пойду.
   Игорь. Останься.
   Амелия. Часы бьют полночь... Я вернусь.
   Игорь. Побудь еще немного... со мной...
   Амелия. Я действительно не могу... Мне надо возвращаться в институт... Представить отчет... Они себе локти будут кусать от этого отчета... Я еще приду. ткрывает шкаф.) Почему такой грустный?
   Игорь. Да, так... просто.
   Амелия. Не грусти.
   Игорь. Я не грущу.
   Амелия. Я приду. Если повезет, то прямо завтра... То есть сегодня вечером. У меня там дом.
   Игорь. Я понимаю.
   Амелия (заходит в шкаф). Пока. (Закрывает дверцу.)
   Игорь бросается к шкафу, открывает дверцу, но шкаф уже пуст. Игорь вздыхает. Входит Алиса. Она садится на диван, достает из своей сумки книгу и раскрывает ее.
   Алиса. А Амелия ушла?
   Игорь. Ушла. здыхает.)
   Алиса. Ага. (Читает книгу.)
   Игорь. Золушка ушла.
   Алиса твлекаясь от книги). А принц не бежит за ней?
   Игорь. Уже бежал, но опоздал.
   Алиса. А туфелька?
   Игорь. Нет туфельки.
   Алиса (кивает). Понятно... В "Кандиде" Молчун потерял Наву... И не пошел за ней. Ее увели ведьмы, среди которых была ее мать... Ну и ладно, может ей там было бы лучше... Кира умерла... Закрывая собой Румату в "Трудно быть богом"...
   Игорь. Боюсь, что я здесь - Кира.
   Алиса. Не знаю. Орфей, например ушел за Эвридикой в Аид... кажется... мифы я плохо помню...
   Игорь. И что?
   Алиса. Тот же прекрасный принц из "Золушки" объявил розыск... то есть поиск Золушки.
   Игорь. То есть?
   Алиса. Если кто-то дорогой тебе уходит, то лучше уж пойти за ним... Так будет лучше.
   Игорь (смотрит на шкаф). Кому?
   Алиса. Всем. (Продолжает чтение.)
   Игорь ткрывает шкаф). А это идея...
   Алиса твлекаясь от книги). Что?
   Игорь. Идти... Бежать... Добиваться, в конце концов. (Заходит в шкаф.) Не ждать чего-то с неба. (Закрывает дверцу.)
   Алиса продолжает читать.

ЗАТЕМНЕНИЕ

КАРТИНА ПЕРВАЯ

   Тридцатые годы. Комната пуста, стол пуст, как до приезда Игоря. На стене портрет Сталина. Радио нет. В остальном всё на месте. Правее шкафа стоит стул, на стуле связанный Зельберман, рядом Прахоменко и Самойлов. Открывается дверца шкафа. Игорь оглядывается.
   Игорь. Ой, ошибся.
   Самойлов (Зельберману). Что? Что ты сказал?
   Зельберман (шипилявит). А фто?
   Самойлов. А кто сейчас что-то сказал?
   Прахоменко борачивается на шкаф, видит Игоря, делает жест, чтобы тот уходил. Самойлову). Тебе показалось.
   Самойлов. Я определенно что-то слышал.
   Игорь уходит обратно в шкаф.
   Прахоменко. Я говорю, что тебе показалось.

ЗАТЕМНЕНИЕ

КАРТИНА ВТОРАЯ

   Шестидесятые годы. Радио висит на стене. На диване спит Постоялец. Дверца приоткрывается Игорь оглядывается. Выходит из шкафа. Подходит к постояльцу и трясет его за плечо.
   Игорь. Который сейчас год?
   Постоялец (спросонья). А?.. Шестьдесят восьмой.
   Игорь. Спасибо. (Заходит в шкаф и закрывает за собой дверь.)
   Постоялец (садится на диване). Что это было?.. (Подходит к шкафу, открывает дверь, шкаф пуст.) Приснится же.

Затемнение

Картина третья

   Семидесятые годы. На диване сидит Андрей с Девушкой. Они держатся за руки. Рядом с диваном стоит катушечный магнитофон.
   Андрей. А в будущем, Лада, не будут запрещать "Машину Времени". Они будут спокойно играть, не боясь, что их повяжут. Хипповые пацаны.
   Девушка. Правда?
   Андрей. Правда.
   Девушка. А откуда ты это знаешь?
   Андрей. А... Просто знаю и все.
   Девушка. А что же они будут играть через тридцать лет?
   Андрей. Сейчас включу. ключает магнитофон, магнитофон играет "Странные Дни" "Машины Времени".)
   Девушка. Дикость какая.
   Андрей. А мне нравится...
   Девушка. А откуда ты это достал?
   Андрей. А... Достал и все.
   Дверца шкафа открывается, Игорь оглядывается, видит Андрея.
   Игорь. Привет.
   Андрей (смотрит на Игоря, оторопело). Привет.
   Девушка. Кто это?
   Андрей. А... Это так... Так и всё.
   Игорь закрывает дверцу шкафа.

Затемнение

Картина четвертая

   Девяностые годы. За столом сидит Горец и ест арбуз. Стук в дверцу шкафа.
   Горец бращаясь к двери). Вай! Заходи, дорогой!
   Игорь открывает дверцу, оглядывается, закрывает дверцу. Горец идет к двери. Возвращается.
   Вай! Странно. Никого.

Затемнение

АКТ ТРЕТИЙ

КАРТИНА ПЕРВАЯ

   Наши дни. За столом на диване, как и прежде, сидит Алиса и читает книгу. Дверца чуть приоткрывается, высовывается голова Амелии, Амелия оглядывается, входит. В руках у нее небольшой серебристый чемоданчик.
   Амелия. А где Игорь?
   Алиса (отвлекаясь от книги). Ах, это вы. Зачиталась... Игорь? Он ушел.
   Амелия. Куда?
   Алиса. В шкаф.
   Амелия. В шкаф?
   Алиса. Да.
   Амелия. Зачем он туда пошел?
   Алиса. За вами, видимо.
   Амелия. О!.. Там же Эпоха Жесткого Матриархата... Они же... Он попал в беду.
   Алиса стает). Как?
   Амелия. А так... Там такое время.
   Алиса. Они его убьют, да?
   Амелия. Это в лучшем случае.
   Алиса. А в худшем?
   Амелия что-то шепчет ей на ухо.
   (Изумленно.) О! Жестокое время.
   Амелия. Да. Было время... У тебя есть черная помада?
   Алиса. Нет. Это и не мой стиль.
   Амелия. Зато их... Где бы достать черную кожаную куртку?
   Алиса. Может у Людмилы?
   Амелия. Да. (Уходит.)
   Алиса. Так. Вот это времечко... Даже Оруэллу такое не снилось. ерет книгу.) Странно. Игорь ушёл... Амелия здесь... Разминулась Золушка с принцем...
   Амелия ходит, в руках у нее две кожаные куртки и помада). Давай скорее.
   Алиса. А что вы собираетесь делать?
   Амелия. Игоря спасать.
   Алиса. А мы можем попасть именно туда? В то время?
   Амелия. Вполне можем. Это одно из свойств шкафа. Давай быстрее надевай куртку. (Протягивает ей куртку.)
   Алиса. Но это не мой фасон.
   Амелия. Это их фасон. Быстрей. ыстро надевает куртку.) Нет времени на размышления.
   Алиса надевает куртку, та ей велика, из рукавов торчат лишь кончики пальцев, а сама куртка чуть ли не до колен.
   Алиса. Она мне большая.
   Амелия. Я тебе бы дала свою, но тебе она будет еще больше. сматривает Алису.) Вроде сойдет. Волосы нормальные... остает помаду и красит Алисе губы.) Отлично. остает небольшое зеркало и красит себе губы.) Отлично.
   Алиса. Ой, дайте посмотреть. (Смотрится в зеркало.) Ой! Хорошо мама не видит.
   Амелия. Мама бы все поняла. А теперь слушай внимательно и запоминай. Я буду говорить тебе об этом времени, что помню с уроков истории...

Затемнение

КАРТИНА ВТОРАЯ

   Эпоха Жесткого Матриархата. В комнате слабый свет. На стенах висят портреты Марии Склодовской-Кюри, Надежды Тэффи, Маргарет Тэтчер, Ирины Родниной, матери Терезы. На столе стоит настольная лампа. За столом сидит Партибия, рядом стоит Анимия. Дверца шкафа отворяется, Игорь осматривается, выходит из шкафа. Старается что-то разглядеть, подходит к столу, различает на нем лампу и пытается найти выключатель. Партибия включает лампу. Лампа освещает её и Анимию. Они обе одеты в чёрные кожаные куртки и волосы выкрашены в чёрный цвет. Партибия жуёт жевательную резинку. Игорь смотрит на нее, на Анимию, замирает.
   Игорь. А... Здравствуйте.
   Партибия. Здравствуйте.
   Игорь (смотрит на Анимию). А какой сейчас год?
   Партибия. Самый наилучший.
   Игорь. А поточнее? (Смотрит на портреты).
   Партибия. Две тысячи триста семьдесят восьмой.
   Игорь. Ах... Я ошибся... Можно я пойду в... шкаф?
   Партибия. Сидеть!
   Игорь. Я у вас... уже... задержался... Я... пойду... (Пятится к шкафу.)
   Партибия. Стоять!
   Игорь. Я... пойду. (Натыкается на шкаф.) Ненадолго.
   Партибия нимии). Анимия!
   Анимия быстро подбегает к Игорю и резко хватает его за шиворот. У Игоря перехватывает дыхание.
   Анимия. Что с ним делать? Убить сразу?
   Партибия. Не надо. Он нам ещё пригодится. Должен же он знать, за что и как его схватили. Сади его.
   Анимия перетаскивает сопротивляющегося Игоря на диван.
   Анимия. Сидеть!
   Игорь. Да, я понял.
   Партибия (расхаживая по комнате). Итак. Дело началось с того, что наши доблестные подруги обнаружили, что возникают в этом месте подруги. Просто из ниоткуда. А почему? Потому, что появляются они прямо из этого номера. Это непорядок. Подруги должны содержатся в концентрационном лагере, а они разгуливают прямо здесь и прямо здесь же занимаются всякими развратными действиями...
   Игорь (робко). Чем, простите?
   Партибия. Ой, а вы, подруг, вроде бы не знаете?.. Хорошо. Именно: нахально целуют подруг и похуже.
   Игорь. Понятно.
   Партибия. Тогда я, подруга Партибия, решаю сторожить здесь, в номере. Номер-то мы искали довольно долго. Устроила засаду и решила ждать. И вот, вуаля, поймала тебя, подруг.
   Игорь. Вы меня убьете?
   Партибия. В лучшем случае для тебя.
   Игорь. А в худшем?
   Партибия (смотрит на Анимию, потом шепчет что-то Игорю). Хотя это решит суд.
   Игорь (пытается встать, Анимия останавливает его и сажает). Вы с ума сошли?
   Партибия. А с вами так и надо. С вами, грязными, потными, вонючими подругами.
   Игорь. Ну не все... мужики... Ну, я например... Некоторые очень даже...
   Партибия. Все одинаковые. А после этого самого отправят тебя, милый подруг, в концентрационный лагерь.
   Игорь. У вас все дома?! Я вообще гражданин другой... другого... не отсюда! У вас будут проблемы!
   Партибия. С кем? Во всём мире только один строй - Жёсткий Матриархат. (С силой сжимает кулак и водит им у носа Игоря. Игорь внимательно следит за кулаком.) Самый лучший строй в истории человечества.
   Игорь (тихо). Дождалась Ноябрина мировой революции.
   Партибия. Что?
   Игорь. Это я так.
   Партибия. А... Самый вечный строй. Он установился навечно.
   Игорь (тихо). Надо будет Амелии сказать.
   Партибия. Что вы там шепчете?
   Игорь. Это я так.
   Партибия. А... Хотя разговаривать вам и так не с кем. Других подругов же здесь нет. Сообщников у тебя же нет. Верно я говорю? (Смотрит на Игоря). Хотя... Зачем я тебе это говорю? Ты же должен знать. Откуда ты, вообще?
   Игорь. М... Нет, не скажу.
   Анимия. Будем пытать?
   Игорь. Как?
   Партибия. У любого человека можно найти слабое место. Идём к Беллии.
   Уходят.
   Дверца шкафа отворяется, появляется голова Амелии, Амелия оглядывается и выходит. Волосы Амелии скрыты под черным беретом.
   Амелия. Кажется здесь. (В шкаф.) Алиса, иди сюда. Здесь никого.
   Алиса (осторожно выходит из шкафа, оглядывается). Ой, как здесь всё...
   Амелия. Как тебя зовут?
   Алиса. Алиса.
   Амелия. Как тебя теперь зовут?
   Алиса. А...
   Амелия. Тебя зовут Ностисия...
   Алиса. Настасья?
   Амелия. Ностисия. Так их зовут здесь. От латинского "Ностис" - зависть.
   Алиса. Дурацкое время.
   Радио (звучат сигналы точного времени, потом короткий гимн. Гимн исполняется на скрипке, кларнете, арфе). Московское время шесть часов утра. С добрым утром, дорогие подруги. В эфире новости. Во Владиславе...
   Алиса. Где это?
   Амелия. Что?
   Алиса. Владислава?
   Амелия. Ах... Так кажется раньше назывался Владимир.
   Алиса. А на Волге?
   Амелия. Что?
   Алиса. Города на Волге тоже переименовали? Ну, там, что лежат на левом берегу.
   Амелия. Да... Но помню, что Санкт-Петербург звался Санта-Просковия.
   Алиса. Что за дикие люди!
   Амелия. Это не люди, это идеология.
   Алиса. Все равно, дурацкое время.
   Амелия. Потише тут! Кажется идут.
   Входят Партибия, Игорь, Анимия, что жестко держит Игоря за плечи, Беллия, у которой в руках тяжелый чемодан.
   Беллия. Что будем с ним делать? Иглы под ногти? Ногти рвать? Жечь руки? Клеймо?..
   Игорь. Вы с ума сошли? Вы нарушаете Права Человека!
   Партибия. Человека? Нет. Нисколько. А подруга тоже. С вами так и надо.
   Амелия (поднимая правую руку в приветствии индейцев). Хао! Мои бледнолиции подруги! (Спохватывается. Тихо.) Ой, не то время.
   Партибия (внимательно осматривает Амелию и Алису). Кто вы? Странные подруги?
   Амелия. Я - подруга Амелия. (Показывает на Алису.) А это подруга Ностисия.
   Игорь (внимательно смотрит на Амелию. Амелии.) Больно мне ваше лицо знакомо... У вас внучки случайно нет?
   Амелия. Думаю, подруг обознался. Вы его уже пытали?
   Партибия. Нет, сейчас начнем. Хотите посмотреть, подруги?
   Амелия. А можно?
   Партибия. Да. Конечно можно. Сейчас мы выжмем из него все, что нам нужно.
   Амелия. Правда? А откуда он?
   Партибия (показывает на шкаф). Из шкафа.
   Амелия. Как интересно. А что он там делал?
   Партибия. Что он там делал, меня не интересует, мне важно: зачем он туда залез и откуда он взялся. Уже сколько подругов ловим и всё из этого шкафа. Чего они туда прутся?
   Амелия. Может в шкафу дело?
   Партибия. Не мешай подруга, а если смотреть решила, то смотри, как мы будем его пытать...
   Беллия. Клещи на пятнадцать пойдут?
   Партибия. Это, милочка, не моя проблема. Сади его куда-нибудь и начинай.
   Алиса. А если он будет молчать как партизан?
   Партибия. Кто?
   Алиса. Это я так.
   Партибия. Что еще так? Не нравишься ты мне...
   Амелия. Прошу ее простить, она немного помешана на истории Родины.
   Партибия. Да? Я тоже... Только я не знаю такого слова: "партизан". Партизанки были в Эпоху Великой Войны с Подругами. (В это время Амелия все ближе подходит к Игорю). А вот мужского рода это слово не имеет... У подругов были аналогичные люди, но их звали диверсантами или полевыми командирами... Но партизан не было... Эй, ты чего так близко подходишь? В лицо хочешь ему плюнуть?
   Амелия. Да.
   Партибия. Подожди, вот мы его сейчас закрепим, и ты можешь плюнуть, а сейчас он может вырваться и набросится на тебя...
   Амелия. И убить?
   Партибия. В лучшем для тебя случае.
   Амелия. А в худшем?
   Партибия (Смотрит на Анимию. Шепчет Амелии что-то на ухо). Да.
   Амелия. А как именно?
   Партибия. Не задавай глупых вопросов, подруга. Об этом есть целые тома соответствующей литературы... Ты отойдешь или нет?
   Амелия. Сейчас, сейчас... Только... (Резко хватает Игоря за воротник, Игорь вылетает из рук Анимии, Анимия пытается ухватится, Амелия бежит к шкафу.) Алиса, за мной! (Открывает дверцу шкафа и залезает в него с Игорем. За ними вбегает Алиса, которая закрывает дверцу.)
   Партибия. Что за дьяволица! За ними! (Подбегает к шкафу, открывает дверцу, но шкаф уже пуст.) Так. Что же это за шкаф такой... Анимия, я сейчас. Жди меня здесь... Кажется я все поняла. (Расхаживает по комнате). Все очень просто! Это не шкаф, а что-то еще... Надо пойти за ними... Это что-то гениальное и простое... Звёздные врата? Возможно... Может быть даже дырка в мирах... Если я не вернусь, то взрывайте его изнутри! ткрывает дверцу и входит в шкаф.)

Затемнение

ЭПИЛОГ

   Наши дни. В комнате всё так, как было до ухода Алисы и Амелии. Дверца шкафа резко открывается, вылетает Алиса, за ней Амелия и Игорь. Алиса держится за губы.
   Алиса. Ой, я ударилась... (Смотрит на руку.) Надо смыть эту гадость. (Уходит.)
   Игорь и Амелия провожают ее взглядом, потом смотрят друг на друга.
   Амелия. Золушка вернулась.
   Игорь. За туфелькой?
   Амелия. Нет, за прекрасным принцем. А туфелька - это так... Предлог... Я решила вернуться... Я решила остаться.
   Игорь. Правда.
   Амелия. Правда... Только к маме будет далеко ездить.
   Игорь. Зато не будем ссориться.
   Амелия. Да...
   Голос Партибии из шкафа. Я не поняла. Кто выключил свет? Эй, откройте дверь! Кто запер дверь? Я не поняла? Эй, подруги? Кто-нибудь?..
   Игорь и Амелия смотрят на шкаф. Смеются.

Занавес

15.12.2001 - 18.02.2002

Новосибирск

   Прощай. (лат.)
   "Кандид" - часть романа Стругацких "Улитка на склоне". Потерпев неудачу с критикой, Стругацкие разделили "Улитку..." на две части: "Перец" и "Кандид". Роман впервые вышел на русском языке в полном составе лишь в конце восьмидесятых.
   Дело в том, что женщины Эпохи Жёсткого Матриархата называют женщин - подругами, а мужчин - подругами, с той разницей, что "мужская форма" этого слова отличается "мужским произношением", то есть произносится как бы в мужском роде. Единственное число - "подруг", множественное - "подруги".
  
  
  
  
  
  
  
  
  

7

  
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"