Квант Макс: другие произведения.

6. Учёный

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Шестая глава романа "Семимирье" (попавшего в лонг-лист премии "Дебют" в 2006 году).


Учёный

   Храпы чалого коня, запах дыма и огня...
   Приезжай скорее, доктор, может, вылечишь меня?
   Может, вылечишь меня, может, вылечишь меня?
   А может, вылечишь меня!
   Ла-лала-лала-лала-лала-лалай!

"Балалаечка"

1

   И всё же Учёный сомневался. Ему не хотелось крутить кремальеру, открывать этот клёпанный диск... Одолевали его вечноколеблющуюся душу сомнения.
   - А вдруг там не то, что мне хочется?
   - А где то, что тебе хочется тогда? - спросил его Политик.
   - В другой... э-э... дверце...
   - Так у вас их две, товарищ? - возмутился Коммунист-Атеист. - Ух-ты, буржуйский ирод!
   - Не исключаю такой возможности, - витиевато ответил Учёный.
   - Что значит "не исключаю"?!
   - Не исключаю, что может быть и другая дверь...
   - Типа понятно типа трухнул Очкарик
   - Я не трущу... то есть трушу... - Учёный затопал ногами.
   - Значит, несмелый... - развёл руками Политик.
   - Все животные по своей сути пугливы, они никогда не нападут первыми на более сильного противника, боятся всего на свете. И выходит: смелость - это психическая болезнь. Болезнь, человеческой цивилизации, а боязнь можно определить как сдерживающий фактор. У кого она есть - в центре Гауссова распределения. А нет - скатывается вниз и гибнет, как любой негодный мутант! Естественный отбор... И к чему ж он нас приучает? К тщетности! Мол, зачем нам его кормить, воспитывать, греть и обучать, он же всё равно умрёт, а потомство его будет очень больным. А медицина же наоборот. Пусть живёт и потомство его лечить будем...
   - Началось! - мученически подняв глаза к небу (то есть к потолку) прошептал Политик. - Сейчас он зоологии нас учить начнёт! Про бурундучков там начнёт, свинок...
   - А что такое? - возмутился Учёный, тихонько отходя от люка подальше. - Всё очень даже ничего. Свинья на самом деле чистоплотное животное... Оно, правда, живёт в таких условиях.
   - А товарищ скунс на самом деле пахнет шоколадом, но самым противным его сортом, - махнул рукой Коммунист-Атеист.
   - Я вот всегда интересовался: а псы обижаются, когда их называют сукиными сынами и кобелями? - продолжил звериную тему Педагог.
   - Вот, Кома, учись, три минуты агитирует, а уже перегнал на свою сторону, - деловито подняв указательный палец заметил Политик.
   - Да никого я не агитирую... - отмахнулся Учёный.
   - Ну так иди в люк свой!
   - Ну я... это... - Учёный снял очки, протёр их аккуратно сложенным платочком, на котором ещё не совсем стёрся номер и название какого-то симпозиума.
   - Боишься, что ли?
   - Нет, ещё раз нет! - чуть ли не взбесился Учёный. - Я не хочу, чтобы эксперимент провалился!
   - Какой ещё эксперимент, Очкарик? - возмутился Политик. - Как он может провалиться?
   - Ну, результат может быть не тот...
   - А какой он должен быть? - спросил Педагог.
   - Какой угодно, в том числе и отрицательный.
   - А вам что важно?
   Этот вопрос и поставил Учёного в тупик, он лёг прямо на кафельный пол ничком, глянул на люк снизу.
   - Молиться он так, что ли? - шепнул наш герой Коммунисту-Атеисту.
   Сведущий в религиях старик развёл руками. Таких способов даже в Писании от Иуды Искариота не описывалось.
   - Всё, я готов, - вскочил Учёный, отряхнулся и хватился за кремальеру. - Туго идёт...
   - Это для левшей, в другую сторону! - крикнул ему Политик.
   И правда, в другую сторону колесо пошло легко. И через несколько оборотов что-то щёлкнуло и звякнуло.
   - Джек-пот!
   Дверца Учёного поддалась и пригласила всех в свои сияющие платиной недра.
   - Ну, идёмте... - пригласил хозяин мира.
   - Зачем? - спросил Политик.
   - Какой идиот проводит эксперименты в одиночку? Один швейцарец тоже вот проводил эксперименты в одиночку и каков результат?
   - Каков?
   - Электромагнитную индукцию открыл Максвелл...
   - Я пойду... - ответил Педагог на зов. Он уже и подзабыл как хотел уединится в своей палате, как ему хотелось уйти от всех. Его тащили вперёд новые приключения, да и Голос не донимал, а больше прислушивался к остальным.
   - А что там у вас есть, товарищ Учёный? - поинтересовался Кома.
   - Будто и не знаете...
   - Ну я давно у вас не был...
   - Ну и что, не понравилось?
   - Христос с напалмом и паровой машиной ещё ничего, а вот Кайафа с подслушивающим жучком - это уже перебор...
   - Так вы идёте?
   - Иди-иду... Могли и не уговаривать...
   Политик вздохнул шумно, постучал себя ладонями по коленкам и повернулся к Вечномолодому.
   - И зачем я только за ними иду?.. Пропадут же они без меня... Ты-то как?
   - Чаво
   - Пойдёшь с нами-то?
   - Куды
   - Эй, херен Очкарик, куда вы нас ведёте?
   - В грядущее! - из серого тоннеля ответил Учёный.
   Вечномолодой ничего не ответил, лишь замахал панически руками и скрылся по добру, по здорову.
   - Да, точно пропадут они без меня... - вздохнул ещё раз Политик и полез в тоннель. - Дверцу прикрывать?
   - А как же! - донесся искажённый эхом голос Учёного.
   - Значит, ещё одной проблемой больше становится... Ну хоть у этого ничего пустого не бывает, иной раз запинаешься о всё прилежащие... - ворчал Политик запирая люк.
   - Вы с кем там разговариваете? - раздался голос Педагога.
   - С тобой, милай, с тобой...

2

Про Учёного

   В этой работе представлены следующие данные: причины появления Учёного, человека в высшей мере интеллигентного и практичного, в психиатрической больнице имени Н. А. Балканского филиале Института Экспериментальной Психиатрии РАМН, история его жизни и научной деятельности. Кратко даны основные даты и высказаны предположения относительно разгадки некоторых неизвестных ранее фактов.
  
   Ключевые слова: Учёный, наука, НИИ, псих, больница, Мир, дверца.

1. Вступление

   Миллионы, если не сказать тысячи, читателей задаются вопросом: откуда есть, пошла и куда идёт личность называемая в больнице Учёным? Зачастую люди эти задают вопрос правомерно, иным же нет никакого дела до сих животрепещущих проблем, лишь бы время в разговоре потянуть. Многие пациенты Алексеевской Больницы для Сумасшедших Разумных Душой (АБСУРД) (например, Политик и соавторы) пытались как бы вывести нить жизни Учёного, но ничего особо точного у них не выходило. История этой смутной и вечносомневающейся в выборе личности уходит глубоко в века, к татаро-монгольскому игу и даже изгнанию Адама и Евы из Эдема (Коммунист-Атеист). Однако эта работа должна поставить кое-какие точки над "и" и даже кое-где воткнуть палки в необходимые колёса.

2. Происхождение

   Итак, как уже было сказано, происхождение Учёного остаётся для нас тёмным пятном на белой простыне истории АБСУРДа, да и всей человеческой истории в частности. Откуда же пошёл Учёный - вопрос довольно разъяснённый. Сам он сводит все теории своего происхождения к одной вполне правдоподобной версии: однажды (когда это было однажды см. ниже) посреди лесной чащи в Астраханской области (тогда ещё Сталинградский край, а самые смелые предположения относят тогдашнее название этой местности к Хазарскому каганату) опустилось летающее блюдце. Из него вышло три инопланетянина и выкинули на опушку антигравитационную люльку, в которой сюсюкал гипермолодой Учёный. Те представители одной из самых разумнейших, но весьма аморальных рас Вселенной и были его родителями, так сказать триадой. А именно так та раса и распространялась по Галактике. Просто выкидывали люльки на первой попавшейся планете. Приживались гуманоиды - хорошо, не приживались - тоже бывает. Так их и прозвали - Кукушки. Жили они обычно триадой: кукушка (мама), кукуш (папа) и кукушо (оно) - и от того как часто триада ругалась и зависело пребывание чада в семье.
   Однако люльку подобрали местные жители и взяли ребёнка к себе на воспитание. Хотя особо смелые историки утверждают, что предварительно подобрали его цыгане, но тем не понравилось, что из двух грудей кормящей матери малыш-гуманоид не может выбрать ни одну, да и подкинули ребёнка оседлым жителям.
   Приёмные родители оказались людьми много пьющими и немного работающими. Оттого вместо материнского молока ему достался какой-то молочно-спиртовой коктейль, который и пришелся по душе ему и его молочной сестре.

3. Детство Учёного

   Малыш рос не по дням, а по часам, и через пять часов уже пошёл в школу (во вторую смену, поскольку на первую он уже опоздал). Учился он не то, чтобы хорошо, но решающее значение сыграла его физическая мощь, точнее её отсутствие. Рос он мальчиком болезненным и близоруким (инопланетная раса Кукушек была конечно цивилизованная, но не совсем здоровая), за что по традиции тех лет ученики более сильные и здоровые его побивали. Тогда решил маленький Учёный накачать недостающую мышечную массу, но ничего не выходило. Как её было мало, так больше и не нарастало. Решение родилось само собой во время очередных смазываний йодом побитых частей: обогнать одноклассинков по прочим научным предметам. И с семи лет (физиологически) поменял будущий Учёный "Пионерскую правду" на "Науку и жизнь".
   Результат поразил всех. Даже самого Учёного. Он вышел на первое место в школе практически по всем предметам, кроме, физкультуры. И на всякие тумаки отвечал одноклассникам очередными победами в районных и областных олимпиадах, а на каждый пинок умудрялся получить очередную пятёрку. Конечно же такое отношение к учёбе вызвало лишь новую волну тычков и затрещин. Во-первых, зависть, во-вторых, умных, как водится, не любят. И вскоре такая система с положительной обратной связью привела к двум совершенно противоположным результатам:
      -- Кровеносная система Учёного заработала-таки стабильно от множественных отёков и синяков.
      -- Слава о чудо-ребёнке распространилась на всю страну и к его учителям даже стали приезжать из-за границы перенимать чудесный опыт.
   Родители чудо-ребёнка нарадоваться не могли, но тайну происхождения не выдавали, а то пошли бы разные толки. Сами были не первых моральных принципов, да и начались бы всякие педагогические изыски. Мол, у родителей без всякого образования растёт гений. И начнут выводить формулы да сводить всех необразованных, а детей их запирать в школы для одарённых с различными уклонами. А потому за сынком и родители подтянулись с прочими братьями и сёстрами. Они бросили пить, начали читать книги (а не почитывать антиалкогольные брошюры, как ранее) и даже стали ходить во все приезжающие в деревню театры (правда, на втором действии их обычно зазывал в свои объятия Морфей). Так что даже если он и был инопланетянином, то свою эмиссарскую деятельность выполнял на "отлично".
   Но школу из-за несправедливого к себе отношения пришлось закончить раньше и в двенадцать лет поступить сразу на три факультета Университета. Студентом учился он прилежно, лекций не пропускал и однокурсниками бит не был (там уже иная компания имелась).

4. Юность и отрочество

   Впрочем, Студентом Учёный был нелюдимым (сказались раннее детство и школьные психологические травмы) и никем особо зазываем в компании также не был. Иными словами: был отщепенцем. Преподаватели его любили, ценили и даже зазывали в научную деятельность. Но Учёный так и не мог выбрать науку в которой мог пригодиться. То его влекло в астрофизику, как всякого порядочного инопланетянина, то хотелось посталкивать пучки в ускорителе, то купив со стипендии за восемь копеек стаканчик мороженного, задуматься над более совершенной технологически и экономически системой по производству этих вот стаканчиков. Так и умудрился он связаться сразу с тремя профессорами: физиком, биологом и математиком, да к тому же решать задачи смежных областей. От экономического моделирования до нейрофизических приборов. Как только профессора не сталкивались и не знали даже об общем студенте - загадка похлеще истинной причины затопления "Титаника" (эту задачку, кстати, Учёный разрешил ещё в пятом классе).

4. Научная деятельность

   Но по окончании Университета встал поистине недетский вопрос: Что же выбрать? Известный своими буридановоослинными решениями он так и не смог выбрать между своими любимыми течениями, а потому дождался одного - когда его самого выгонят. И вот от него отказался профессор-физик, профессор-математик понял, что с него пользы как с гуся молока и тоже показал от ворот поворот. И что же? Куда было податься вчерашнему выпускнику. Профессору-биологу же было без разницы как он работал, лишь бы что-то делалось и принял его в свои пенаты. Так и засел в одном биологическом институте, где-то напротив сначала Кремля, а затем его помотало по городам и весям от Анадыря до Карловых Вар (где он, кстати, и подлечил заодно здоровье).
   Но это ещё было не всё. Дело в том, что раса инопланетян Кукушек, к которым принадлежал по слухам и сам Учёный, была конечно же развитая, но триада его оказалась не совсем близка к научной элите. А потому все его гениальные способности вдруг оказались самыми тривиальными на третий год аспирантуры. Он превратился в самого обыкновенного лаборанта из гениального младенца.
   Родителей своих Учёный забыл, как и все представители расы Кукушек, но вот они про него помнили. Вырезали из газет и журналов всякие упоминания об очкастом гении. Да так увлекались, что стали приклеивать к обоям фотографии Джона Леннона и Жан-Поля Сартра.
   Однако всё же исполнительность взяла вверх и Учёный стал рядовым научным сотрудником в засекреченных ящиках, там он и защитил две диссертации. ("Был я дураком в степени, стал я дураком со степенью", - любил говаривать он про это времечко.) Занимался исключительно биологическим оружием. Это снова сказались гены, Кукушки - раса довольно воинственная и если бы не полное отсуствие института семьи у них - весь мир бы давно барахтался под их пятой.
   - Нанотехника - это когда к вам приходит начальник и говорит: "Ну нано мне технику, нано!" - любил про это времечко поговаривать Учёный...
   Неизвестно сколько бы это длилось, сколько бы людей из-за Учёного было убито, сколько бы покалечено, сколько водоёмов бы стали навсегда опасными, но вышел вдруг мораторий на запрещение бактериологического оружия и ящики его начали потихоньку расформировывать, а самого Учёного тогда уже доктора биологических наук закинули в медицинский институт. Но пытливый ум в новой среде только заработал лучше. Ему вдруг стало без разницы, чем заниматься, лишь бы чем-нибудь заниматься.
   Быстро он проштудировал большую часть эпохальных научных трактатов, не оставив в стороне теории Эфира и Флогистона. И уже вполне мог бы читать лекции по любому предмету вплоть до истории науки и астробиологии. Но лишь лекции. Как уже было выше упомянуто: Учёный не был способен на какую-либо творческую деятельность. Он очень много читал и много ему казалось, и оттого все свои фразы снабжал словами: "кажется", "возможно", "вероятно" и т. п. как ad initio, так и post mortem.
   И вскоре на взращенной благодатной почве разносторонних данных и появился Учёный-изобретатель. Ему каждый день в обязательном порядке начали приходить какие-то идеи, но они были сырые, и он тут же отмахивался от них, сырьё всё-таки. Голова его оттого была похожа на проходной двор. Эти идеи он чаще всего просто кому-нибудь дарил или просто забывал. Но находились люди, доводившие этот материал до ума и так появились: оптоволоконные сети, атомные часы, микропроцессоры, сотовая связь и многое другое. Сам-то Учёный не подозревал, что стал величайшим изобретателем в Мире, а потому и не стал самым богатым. А в остальном же его открытия были не больше каких-то обработок известных давно данных. И бесполезны как для науки, так и для техники.
   Впрочем, Учёному удавалось вывести иногда очень даже полезные вещи. К примеру, он вывел, что люди обладающие дополнительной асимметрией - имеют очень богатый внутренний мир. Эта теория базировалась на таком простом утверждении Левенгука, будто всё живое - ассиметрично. Вот и выходило: психи просто обязаны обладать неровными частями тела. И Учёный тайком подходил к своим товарищам с сантиметром и обмерял их части тела.
   - Многое что симметрично, надо только оси симметрии найти! - любил говаривать он...

5. Кризис и заточение в АБСУРДе

   Но всё это длилось относительно недолго - около пяти лет. И герой этой работы дошёл до того, что начал понимать всю науку, разок прочитав книжку по научным принципам. Он понял все особенности Мироздания, осознав все принципы его, уразумел все основы знания и познания. Ему стало скучно жить, ибо любая непознанная область быстро таковой для него быть и переставала. От этого Учёный впал в депрессию. Один из его сослуживцев предложил сходить к Доктору, так без злого умысла, на собеседование.
   - Доктор, мне стал мал мир! - грустно молвил Учёный на собеседовании.
   - А вы не пробовали очки с "меньшим минусом" носить? - лукаво прищурившись спросил Доктор.
   - Не помогает...
   - Ну что ж... Ну что ж, дорогуша... Говорите, стали понимать всё?
   - Да. Все, так или иначе, можно подвести под математику и при желании вставить в формулу пару цифр и получить требуемый результат...
   - Мило, очень мило...
   И предложил Доктор пройти курс лечения, так, лет на пять-шесть. И тут-то началось. Как всякий пытливый ум (Кукушки ещё талантливые шпионы) он вдруг принялся воспринимать своих новых знакомых как очередные объёкты исследования. Но всё Мироздание его жижделось на китах современной науки, а потому восприятие психологии человека, для которого дважды два пять - обычное дело, было явно неполным. Тогда он попросил у Доктора выписать ему научные журналы, чтобы хоть как-то подпитыватся новой информацией, а заодно и обучать сослуживцев. Но как Доктор ни старался, а журналов ему так и не прислали. Почтальонам было непонятно к чему психиатрической клинике толстые труды по квантовой электронике и молекулярной биологии. А потому заказы принимать отказывались, считая их бредовыми. Побился Доктор с почтамтом пару месяцев, да решил поискать у знакомых заявки Учёного. Но у всех его друзей обнаружились очень старые издания, по которым сам Доктор не решился бы и младенцев учить. Так что пришлось во время очередной командировки Вермишели в город дать ей денег и задание: "Купить какие-нибудь журналы про науку". Медсестра поняла это задание в меру своих способностей и привезла несколько тонких полиграфических изданий, одни вывески которых чего стоили: "Президент Георгий Дорожкин - внебрачный сын Ванги и Пол Пота", "НЛО над Саратовом, парней теперь там много золотых в буквальном смысле", "В Самаре родилась девочка, умеющая читать, писать, считать до миллиона, она так и родилась с ручкой и блокнотом. Репортаж из роддома", "Куда уехал цирк? Исчезновение шапито в Анадыре. Местные жители утверждают, что его там никогда и не было", "Из чего делают сыворотку правды. Репортаж из спецкоровника ФСБ", "Откуда беруться дети. Интервью с вахтёром Лаборатории Проблем Размножения Института Опошленной Биологии РАН"... И всё в том же духе. Это вдруш стало манной небесной для Учёного. Он как губка впитал все эти знания и обнаружил, что ему со школы все говорили неправду. Оказалось, что пучки частиц можно отклонять силой мысли, а энергию качать прямо из вакуума, то бишь пустоты. А для оживления мертвецов можно купить все необходимые ингредиенты в ближайшем гастрономе. Это вызвало у Учёного новую волну изобретений и открытий. При помощи сонника и Вечномолодого они разгадали, что же такое Алексей Романов заложил в свою песню "Сон". И это вам не какое-то простое объяснение: Что же он там имел в виду, а настоящая, научная расшифровка...
   Учёный вполне мог бы обогатить мировую науку такими терминами как "средняя бесконечность", "рублесберегающая копейка". Он мог бы ввести много новых приборов, средств, но по большей части это было какой-то тенью на плетень и писанием вилами на воде. Ну мало кому могли понадобиться новые функции для старых микропроцессоров, да ещё так диковинно заданные: ЧТЕНИЕ С ВЫРАЖЕНИЕМ, ЗАПИСЬ КАЛИГРАФИЧЕСКИМ ПОЧЕРКОМ, ЧТЕНИЕ ВСЛУХ, ЗАПИСЬ С СИЛЬНЫМ НАЖИМОМ, ЧТЕНИЕ ПРО СЕБЯ, ЗАПИСЬ СИМПАТИЧЕСКИМИ ЧЕРНИЛАМИ. Ну мало кому хотелось бы разводить редкий вид белых ворон, выведенный Учёным чисто теоретически. Нет! Да сам Доктор старался не пропускать никаких писем от Учёного к мировому сообществу. Особенно ожесточился он после прочтения "Статьи о @@". Так что Учёный сам того и не ведая жил в жесточайшем заточении и писал труды исключительно в стол (точнее, в нижний ящик стола Доктора).
   Но самым главным открытием для Учёного была его собственная дверца. Она возникла у него где-то на второй год пребывания в АБСУРДе. Этот факт сводит на нет легенду об инопланетянах. Ибо как сам Учёный доказал: дверца - привилегия лишь вида homo sapiens и ни у животного, ни у, тем более, инопланетянина она появиться не могла, как не было дверцы ни у Вари-Твари, ни у санитаров, а Вермишели ещё дорасти до неё следовало. Так что дверца в мир для Учёного стала воплощением его личных мечт, где всё сбывалось. Абсолютно всё, чего бы он не помечтал. Ничего невозможного в его мире существовать не могло, что упрощало саму науку как дисциплину до простейшего созерцания и выдумывания.

6. Заключение

   И вот уже не первый год находится Учёный в АБСУРДе. Где ему очень даже нравиться. Единственное, когда ему дают право выбора, от этого он пытается избавиться и даже не старается входить в дверцы, которые видно ещё и в зеркале.
   На вид ему лет сорок, но на самом деле он очень стар. Тут есть куча предположений, от эликсира молодости, до продажи души кандидату метафизических наук Мефистофелю. Так что это и останется ещё одной загадкой для Учёного как человека и личности.
  
   Работа проведена при помощи простейшего созерцания, наблюдения и выяснения при поддержки санитаров. Автор: Учёный, благодарит всех, кто не мешал.

Список неиспользованной литературы

      -- "Хроники тринадцатого отдела КГБ", художественно-юмористическое издание, КГБ ДСП, 1987.
      -- "Психиатры шутят", издательство имени Канатчикова, М., 1976 (пер. с англ.: "Psychiatrists jests", Bedlam, London, 1964).
      -- C. Юлианов, "Сонник Мюллера", детектив, издательство "Секретней некуда", 1994.
      -- "НЛО налило", уфологическо-алкоголистическое издание, издательство "Давайте дру.", 1975.
      -- Et caetera...

3

   А пока мы проскользили по истории Учёного, наши герои уже прошли по этому диковинному тоннелю не одну добрую сотню метров, нисколько не удивляясь, что некто иписал все стены различными величинами, а на потолке вообще расположилась периодическая таблица на двести пятьдесят элементов с автографом самого Дмитрия Ивановича.
   - Да уж... У вас здесь не так пусто, как у Вечномолодого.... Каждый миллиметр стены да о чём-нибудь интересном расскажет... - изумлялся наш герой. - Всё очень плотненько, тютелька в тютельку прямо...
   - Педагог, это же Внутренний Мир... А он у человека формируется как речь, культура. И у Маугли внутреннего мира быть не могло, его же волки и медведи воспитывали. А у них каков Мир? Вот человек родился, Мира у него пока нет, он просто пуст. Но вот он взрослеет, видит родственников и Мир его начинает наполняться, потом ребёнок растёт и Мир его растёт месте с ним. И наполняется-то он из среды окружающей индивидуума. Выходит, Мир наполняется извне и тем, что извне наполняется. И Мир человека Эпохи Возрождения не такой, как Эпохи Нового Времени, пусть хоть они и коллегами будут.
   - А вы тогда кому коллега?
   - Учёным... Всем учёным Застенного Мира...
   Но тоннель оказался не таким уж бесконечным, а, будем говорить, среднебесконечным. Вдруг он прервался и путь нашим героям преградила стена, разделённая на две части (на правой абсолютно чистой кто-то нацарапал рисунок - разложение белого света стеклянной призмой. "Dark Side of the Moon", - приметил Голос.), а прямо посередине помещалась небольшая кнопка. Учёный на кнопку-то смело надавил - она же одна!
   - А мне говорили в детстве, что на неизвестные кнопки давить без выяснения не стоит...
   - Это мой Мир!
   - Ну да, один уже нам сегодня такие вещи рассказывал, - буркнул Политик.
   Стена по щели разошлась и обнажила небольшую кабину лифта.
   - Что это? - спросил Коммунист-Атеист.
   - Не исключаю возможности, что лифт, - спокойно ответил Учёный. - Всё логично.
   - Но мы же хотели в будущее... - заныл наш герой.
   - Значит: машина времени...
   Создатели лифта потрудились на славу, сделав его не удивление уютным, из мебели воткнули всего две кнопки со стрелками и небольшой экранчик, на котором светились зелёным четыре цифры.
   - Живописца нет, сравнили бы цифру по его часам, - пожалел Политик.
   - Сначала посмотрим как он вообще ходит, - сказал Учёный. - Все собрались?
   - Да уж не так много нас. Всего трое!
   - Четверо! - возмутился Кома.
   - Да-да. Главную брюзгу не заметил. Жми куда там хотел...
   И Учёный надавил на стрелку, тыкавшую пол. Кабина так и рухнула... Все так и взлетели в воздух, да зависли над полом. Цифры в окошке ползли на убывание: лифт уходил в прошлое. Стрелки часов шли назад, отрывные календари толстели на глазах, красная рамочка на перекидном шла справа налево и снизу вверх, листы менялись, календари получали вторую молодость. Лифт уходил в прошлое...
   - У нас в школе, в кабинете истории висят плакаты с общественными строями в истории человечества, - стараясь перекричать свист воздуха в шахте рассказывал наш герой. - Давно висят. Так вот коммунизм там уже скоро свалиться. Я сказал об этом учителю истории на что тот ответил, что вычёркивать из истории страницы - аморально.
   - Что поделаешь! - в ответ кричал ему Учёный. - Гуманитарии! Куда им понять-то? Я ведь всегда говорил: "Не общайтесь с гуманитариями! Ибо смотрят они на человека только с профессиональным интересом".
   - Мы ещё так долго будем падать? - прокричал Коммунист-Атеист.
   - А что такое? Вас что-то беспокоит?
   - Да, одно из двух с нами произойдёт раньше: или мы достигнем дна шахты и разобьёмся, или окажемся перед Первым Днём! В любом случае, ничего хорошего. Царствие нам Небесное (ум. неизвестно), если конечно тогда, когда мы разобьемся, оно будет существовать...
   - Старик дело говорит, - согласился с ним Политик. - Вдруг мы окажемся до Большого Взрыва? Худеть придётся...
   - Все мы живём на развалинах Большого Взрыва, - философски ответил Учёный.
   - Запускай шарманку в обратном направлении, Очкарик... Только не быстро, а то я знаю как оно бывает...
   - Хорошо, но только вы сначала при... - Учёный не успел договорить, он не успел и на кнопку нажать, как вдруг лифт остановился. Все попадали на пол.
   Двери раскрылись. На пороге стоял сгорбленный волосатый неандерталец в позолоченном пенсне и костюме-тройке. Исине-лиловым волосатым пальцем он аккуратно поправил пенсне и интеллигентно так спросил глубоким голосом:
   - Милейшие, на лифте можно совершить вояж?
   - Д-да... - слегка заикаясь ответил Учёный. Разволновался он не на шутку. Не каждый день встречаешь неандертальца.
   - Тогда не будете так вы ли любезны и не встанете, лифт и так не маленький... простите, не большой, так и ещё вы тут горизонтально расположились... Вот все учёные ломают голову, отчего человек вдруг встал на две ноги? А вы знаете для чего он это сделал?.. - древний родственник человека выждал должную паузу и продолжил. - Да для экономии места в автобусе, вот для чего...
   - Да-да, интересная гипотеза, - сказал превращаясь в homo sapiens из homo habilis Учёный и отряхивая свои разумные колени от пыли веков. Глянул он на экран: "BC 58936". - Всё вроде верно... Вам на какой... то есть "когда"?
   - До тридцать тысяч семьсот сорок шестого до нашей эры доеду.
   - А какова цель вашего визита? - поинтересовался Политик.
   Неандерталец не оскорбился, а лишь глянул строго набывшего десантника, поругав за неучтивый вопрос, но всё же ответил:
   - Родственники у меня там... Потомки...
   - А они не?.. - сказал было Учёный, да затих.
   - Нет, живы-здоровы, чего и виду homio sapiens желают... - махнул рукой неандерталец и посерьёзнел. Сдвинул слегка сердито мохнатые чуть рыжеватые брови и понизил голос ещё на полтона. - Мы поедем или в эту дикую эпоху стоять будем?
   - Да-да, конечно...
   Лифт начал подъём. Зелёные цифры в окошке ползли на убывание. Неандерталец тем временем достал из кармана жилетки небольшой томик избранного из Байрона, раскрыл на закладке и начал читать. Изредка поднимал глаза к потолку и шептал что-то - заучивал.
   - Вы умеете читать? - не без подсказки Голоса начал разговор Педагог.
   - Хм... Не заметно?
   - Нет, конечно заметно... Байрон?
   - Угу. Учу. Знаете, с детства любил Байрона, как в три года прочитал первый раз - полюбил на всю жизнь...
   - Ага... С трёх лет... И сколько у вас IQ? Простите за вопрос.
   - Ну, - задумался неандерталец и закатил глаза, - около ста тридцати.
   - А без очков? - спросил Политик.
   - И без очков тоже около ста тридцати... IQ - не зрение, от очков не зависит...
   - Ну не скажи...
   - И спорить не буду, милейший... - ответил неандерталец и вновь погрузился в заучивание.
   Через три страницы Байроновского сборника, неандерталец и сошёл, а лифт покатил дальше.
   - Вы всё ещё за то, что неандертальцы - это тупиковая, абсолютно ненужная человеческому виду ветвь эволюции? - деловито спросил Учёный у остальных.
   - Он же был интеллигентом, - пожал плечами Коммунист. - А дикие человеческие стада очкариков и забили.
   - Мохнатый какой был... - заметил глядя задумчиво на дверь Политик. - Эпилятор не помешал бы такому... Вот в Непале за убийство Снежного Человека платят крупный штраф, а у нас - нет. Это же могла бы быть такая хорошая прибавка к бюджету страны.
   - Его сначала найти надо, - заметил Педагог. - Про "убить" я ничего не говорю.
   - Ты установи штраф за убийство, а браконьеры остальное сделают, они свою работу хорошо знают. Через неделю поймают и убьют. А денежки - в казну... - хитро протянул он.
   - А это не вы предложили запрет на вывоз леса поваленного Тунгусским метеоритом? - спросил Учёный.
   - Я что, похож на психа?! - не на шутку возмутился Политик.
   - Почему "похож"? - спросил Педагог.
   - Испортил настроение, Учителка, - обиделся на него Политик. - Ко всему прикопаешься...

4

   Следующий раз кабина остановиласяь в сорок четвёртом году до нашей эры. В раскрытые двери влетел окровавленный Брут, из толстого живота его торчал клинок, да и сам древнеримский заговорщик местами с перфорирован.
   - Давайте, давайте, скорей! - дико кричал он. - Жмите куда там надо!
   Двери сошлись и тут же в левую вонзился с той стороны клинок. Остриё зависло в трёх миллиметрах ото лба Коммуниста-Атеиста. Тот перекрестился, перезвездился, икнул, да и по стеночке подобрался поближе к Педагогу.
   - И ты скотина! - раздался из-за дверей чей-то гневный голос.
   - К-кто это так ругается, товарищ? - спросил Кома.
   - Цезарь... - сквозь зубы поведал Брут. - Гай... Юлий... Лифт работает или как?
   - Работает, - нажимая на кнопку ответил Учёный. - Вам куда?
   - Куда-нибудь, только не сейчас...
   Брута высадили в четыреста девяносто шестом от Рождества Христова.
   - Сюрприз для толстяка будет, - заметил Голос. - Впрочем, так ему и надо...
   - Один мой друг (ум. 1981), Царствие ему Небесное, был проклят цыганкой, - заметил на это Коммунист-Атеист. - Она так и сказала: "Погибнут все, кого ты любишь". И всё! Все целы и здоровы оказались. А он-то просто эгоистом оказался. Никого он не любил, да и не таким уж другом мне был. Только цыганка зря старалась...

5

   В 1238 году в лифт зашёл татарин в русских доспехах.
   - Мине на 1261, касатик... Алга!.. - сказал он с сильным татарским акцентом.
   - Ну, алга, так алга!.. - ответил Учёный, надавливая привычно на стрелку в небо (то бишь в грядущее).
   - А вы сами-то с каких земель будете? Одёжи на вас холопские, виду последнейшего...
   - Мы из грядущего, - пояснил Коммунист-Атеист.
   - А... Толды разумею... Коплак на голове носить умею, газар-базар-хазар разумею и мСчу...
   - А вы сами-то кто будете? - поинтересовался Политик.
   Тут лифт остановился. Пришло время витязя.
   - Я-та? - витязь-батыр сделал шаг из лифта. - Александр Яромирович Невскуйдинов...
   - Александр Невский, что ли? - удивился Педагог.
   - Да-да... Так меня тож величают...
   - Ещё одна загадка Истории, - только развёл руками Учёный.

6

   В шестнадцатом веке вошёл гладко выбритый Леонардо да Винчи. Он оглядел присутствующих, вздохнул тяжело и втащил в кабину мольберт да холст.
   - До девятнадцатого века, пожалуйста...
   - Может сразу до двадцатого?
   - Не, там толкучка пойдёт. В прошлый раз поехал - так Бисмарк мне мольберт поломал... Одной рукой... Так что не надо... Съезжу, паровоз и электричество погляжу, у Пирогова кое-чего перерисую, на два "Кодекса" хватит...

7

   И вот в начале семнадцатого века лифт вдруг стал тормозить на каждом году. Леонардо лишь успел ухватиться за свои атрибуты, да не растрясти всё. В лифте с 1601 по 1614 годы побывали Лжедмитрий I, II, III, IV, V и даже VI. Причём последний предупредил, что он на самом деле ж не последний, за ним ещё придут. Но он сошёл в 1614 году и больше не появлялись царские царевичи, ни настоящие, ни поддельные. Разве что зашла в лифт располневшая полька Марина Мнишек со скалкой.
   - Вам куда? - робко спросил Учёный.
   - Мне тут крашиво... - сказала она придерживая ножкой сорок второго размера дверь лифта.- Мушь не видать маво? - поинтересовалась она грозно покачивая треснувшей в нескольких местах скалкой - боевым оружием настоящей матроны.
   - Какого?
   - Крашный чакой!
   - Красные, сударыня, после 1917-го пойдут, - подсказал Леонардо. - В больших количествах. А так будут попадаться ещё в середине девятнадцатого столетия.
   - Тость рыша морда у него!
   - Вас какой интересует, пани, - спросил Политик. - Первый или второй?
   - Оба! И ищо третый и шетфёртый!
   - А Борис Годунов вам не интересен?
   - Дядька, хватит шеншину пытать. Витали или нет?
   - Видали. Всех шестерых! - крикнул ей Кома.
   - Не, кат, найту, найту кат и чик-чик... Алкаш и папа кав-кав!.. Всё. Но! - и ушла.
   Двери сошлись и лифт поехал дальше.
   - Огонь-баба! - изумился Политик и толкнул вбок локтем да Винчи. - Во с кого Лизу надо было рисовать! Лёнь, чуешь разницу?
   - Смерти моей хотите? - проглотив комок в горле спросил великий живописец. - Я бы на второй месяц с такой натурщицей отдал Богу душу...
   - Лжедмитрии... - задумчиво вымолвил наш герой. - Забавное имечко для исторических личностей... В детстве, когда я рассматривал исторические книги и натыкался на имя Лжедмитрия, то думал: "Да мало ли каких имён не бывает". Там же были и Синеус и Трувор, и Святополк и даже Сигизмунд Семиглазый. Ну, Дмитрий это, но только врал много, оттого и "лже" был. Хотя с тем же Святополком Окаянным страшная вещь выходит. Святополк - святая половина коня (даже Калигула такому имени обзавидовался бы), а Окаянный - за то, что родственников перебил. А с тем же Сигизмундом Семиглазым, даже Владимир Красно Солнышко хорошо объясняется. Хотя, может, у Сигизмунда было двое очков и монокль.
   - А Анна Австрийская, каково? - спросил Коммунист-Атеист.
   - Так она же из Австрии, вроде как...
   - Но живёт-то во Франции!..

8

   Следующим в лифт вошёл семидесятилетний Пётр Великий и даже не влез, подивился на низкие потолки, поздоровался с каждым за руку и вышел в 1774. В 1843 вошёл седой лысый старик, лицо которого оказалось очень знакомо каждому.
   - Милостивый государь, а вы кто, если не секрет? - наконец задал особо мучимый этой загадкой Кома.
   - Александр Павлович Романов, Император и Вседержитель Российский, бывший токмо, в миру Фёдор Кузьмич... - ответил старик.
   - Так, всё, высадите меня, - запричитал Леонардо, - слишком много нас здесь стало. Сейчас ещё и убийца на него придёт!
   - Убили Второго! Племянника его! - поправил Коммунист-Атеист.
   - Какая разница, молодой человек? - развёл руками да Винчи. - А если и этого кто-нибудь убьёт? Он же пока живой, вот умрёт - тогда и боятся нечего... Что ж после этого? Холст в крови, едь обратно и добывай новый?..
   И вышел в 1867.

9

   В 1880 в лифт вошёл Николай Михайлович Пржевальский, но без своей знаменитой лошади, зато на руках держал он тёмноволосого годовалого мальчугана.
   - Нам в 1901, пожалуйста, - сказал он и тут же обратился к младенцу. - Осик, ешь молочко... Кушай, будешь здоровый... А не то я позову дядю... Вот этого дядю, - он указал на Александра Павловича, - и он тебя четвертует... тьфу, то есть, что ж я говорю-то... - спохватился великий путешественник. - Александр Первый никого ж не казнил... Сослал много, Наполеона победил...
   - Как вы меня узнали, отрок? - поинтересовался бывший император, достал трубку и посопел ею, ибо курить в лифте запрещено.
   - Я был на параде в честь освобождения от Ига Наполеоновского...
   - А ну-ка дайте, не умеете вы, - император взял в свои августейшие длани младенца. - Как его зовут?
   - Осик... То есть Иосиф...
   - М... Хорошее имя, - оценил Александр I. - Как отца Христа - Бога нашего... А чьи у нас губки? Мамины, наверное... А чей у нас носик... - он глянул на Пржевальского. - Папин... Да, определённо папин...
   - Я не его отец, - поправил его путешественник.
   - Но он похож на вас!
   - Ну мало ли на кого он похож... Его отец - сапожник Виссарион... А я так - друг семьи...
   - Но-но... Хватит при ребёнке-то... Ути-пути... Какой чудесный малыш!
   Тут этот чудесный малыш вдруг вывернулся, да выхватил изо рта бывшего самодержца трубку.
   - Ишь какой прыткий! Отдай трубку дяде... Так, мне пора выходить... - Александр вернул ребёнка на руки Пржевальскому. - Нарекаю этому дитятке хорошее будущее... - и перекрестил троеперстием младенца. - Да будет он ещё одним вседержителем российским, да спасёт он державу нашу от ещё одного Наполеона, да будет он жив-здоров лет до семидесяти...
   - Э, не, хватит нам вседержителей, - возмутился Коммунист-Атеист. - Хватит. Давайте хорошего, умного и заботливого.
   - Ничего не могу обещать. Остановите, мне сходить... Благословить на пост - могу, но не больше... Таков уж мой фатум...
   И ушел в 1896, наверняка на коронацию внучатого племянника.

10

   Пржевальский с младенцем ушел, где и... то есть, когда положено, а в 1923 вошли двое. Один рыжеватый и кудрявый в пиджаке и одной туфле, другой же был при мундире и самого строгого вида. В заключение их портрета стоит добавить: тот, что был при мундире, наставил на лоб кудрявого маузер.
   - Нам в 1925... - как-то рассеянно попросил строгий. - Ну, Сергей Александрович, как вы желаете умереть?
   Но кудрявый ответил стихами:
   В старости желаю умереть я,
   И желаю, чтобы внуков пела череда,
   Чтобы мог хрипло петь и я,
   Да сочится чрез ладонь студёная вода.
   - Ну-да... - хохотнул в мундире и тоже продолжил стихами:
   Не жалею, не зову, не плачу,
   Все пройдет, как с белых яблонь дым.
   Увяданья золотом охваченный,
   Я не буду больше молодым...
   Сергей Александрович, хватит ломаться, говори, как желаешь и чтобы выглядело как несчастный случай...
   - Да повесь ты его! - крикнул Политик.
   - А это идея! Спасибо, старик, - и горячо по-мужски облобызал сморщенную щёку Политика.
   - Но-но! Я ведь тоже могу! Не Пушкин всё же!
   Щас как дам пятнадцать раз
   Да промеж глаз!
   - Понял и отстал, дед...
   - Вы ошиблись, товарищ лейтенант ЧК, дед - это вот этот, с бегающими глазками, а я всего лишь подросток...
   - А это уж мне видней, товарищ полковник. Счастливого пути, в тридцать четвёртом только не останавливайтесь, а то как заключённые с "Пижмы" повалят! До встречи...
   Челюсть у Политика так и отвисла, да позора этого лейтенант-чекист и не заметил. Время их подошло.
   - Ну, пошли, развратник!.. - чекист подтолкнул кудрявого к дверям и они исчезли в суматохе НЭПа.

11

   В 1939 вошёл в лифт невысокий мужчина, полногубый и с левым пробором.
   - To nineteen forty one, please! - сказал он, жуя жвачку с приторным вкусом. Этим гадким навящевым подстастителем наполнилась вся кабина до отказа.
   - В девятнадцать сорок какой?
   - Oу! Бывший соотечественник... Товарисч, - он крепко пожал руку каждому путешественнику. - В сорок один, плиз...
   - Сам-то ты кто будешь?
   - Оу! Я забыть представится! Я есть - мистер Сигизмунд Алекс Леваневски... В Совьет Юнион меня звать Леваневский...
   - Да вы же вроде бы... как бы... (ум. 1937) - начал было Коммунист-Атеист, запнулся и перекрестился. - Царствие вам тогда... это... Небесное...
   - Оу! Вы ничего не знать... Вам не есть говорить правда... Я лететь в Америка, но упасть в Аляска, американец поднять меня и мой экипаж и... Оу! My year! Sorry! I must go... Здесь седьмой декабрь какой-то заварушка с лётчиками... - и убежал.
   - Во предатель-то, а?! - заметил Политик. - Сажать надо было таких ещё на аэродроме и пулю в лоб! Vieux birbe!
   - И говорит-то как интересно... - заметил Учёный.
   - Он поляк (это слово пришлось подсмотреть в извлечённой из кармана купюре) - он при жизни в СССР не очень-то умел разговаривать! А перекантовался на Запад - так ещё хуже стало.
   - Но его же понимают... - попытался вступиться за Леваневского наш герой.
   - Понимают-шмонимают, - пробурчал Политик. - Слова-то могут быть одни и те же, а смысл разный. Вот как-то воевали мы в какой-то южноамериканской стране. Названия не помню, потому что потом она благополучно развалилась. Так там местная девочка попросила нашего снайпера кошку ей с дерева снять. Ну, он и понял её в силу своих профессиональных терминов. А ты говоришь "понимают"...

12

   В 1945 году в лифт вошёл фашистский снайпер, а за ним буквально на следующий день Гитлер и Ева Браун с чемоданами. Стрелок хотел уже было занести руку для приветствия, но властным движением Адольф его остановил. Политик даже померился ростом с великим диктатором и остался доволен - почти на голову перерос.
   - Ну, - спросил Гитлер стрелка, - убил Рузвельта?
   - Да, мой фюрер...
   - Das hast du fein gemacht! Фатерлянд тебя не забудет! Мы наградим тебя Железным Крестом, но не сегодня. Сегодня у Фатерлянда не лучшие дни... - он глянул грозно на опешившего Учёного. - А ты чего уставился, русская свинья? В 1965, в Бразилию... Желательно под карнавал... Будьте любезны!
   Учёный пребывая в полузабытьи на кнопку всё же надавил.
   Больше фюрер и не говорил. Он был какой-то подавленный, тихий. Даже с Евой не переглядывался. Лишь тихо как-то напевал под нос народную австрийскую песню про пастушка, пастушку и его гурт...
   В 1963 году вошёл какой-то опереточный советский полковник, такими их представляют в западных боевиках: большой, небритый, слегка ожиревший и обязательно лысый (это стало видно, когда он отёр платком свою вспотевшую макушку). Про таких Борис Виан говорил: "невероятно русского вида".
   - На два года всего прокачусь... - тяжело дыша сказал он.
   - Пожалуйста, - развёл руками Учёный, уже привыкший к роли лифтового.
   - Ну и как там в Советском Союзе? - полюбопытствовал Атеист.
   Все уставились на полковника, включая Гитлера и стрелка, те вообще даже дышать перестали.
   - Не знаю... Я там пять лет не был... Я, знаете ли, в Париже, Лондоне живу...
   - Шпионите?
   То ли полковник был под шафе, как это принято в бульварных романах и дешёвых фильмах, то ли просто так обрадовался родной речи и выдал всё как на духу:
   - Да, есть немного...
   - И чем занимаешься? - спросил Политик.
   Полковник посерьёзнел, оглядел все щёлочки и углы в поисках жучков, да не обнаружив оных, понизив голос на пару, октав сказал:
   - Про операцию "Брунгильда" что-нибудь слышали?
   - "Брунгильда"? - задумчиво промолвил лифтёр. - Это не там когда сверхзвуковой лай...
   - Да-да... - поспешил перебить его полковник. - Именно сверхзвуковой лай... - тут полковник выпрямился, оправил мундир и представился как настоящий гусар. - Руководитель операции "Брунгильда", полковник Сидорофф.
   - Russisch stoppelbДrtig schwein! - буркнул Гитлер.
   - Это кто? - тихо спросил Сидорофф Политика.
   - А... Не обращай внимания, Гитлер... - буднично ответил Политик, будто весьма назойливого приятеля представлял.
   - Гитлер... - пережёвывая слово вымолвил полковник и глянул на фюрера искоса. - Что? Тот самый?
   - Да, кому же ещё быть...
   - А он где выходит?
   - В Бразилии под Новый Год...
   - Ну-ну... Эй, служивый, открывай двери, моя остановка... И этих троих тоже... Ну-с где тут у вас Че Гевара?..
   В канун шестьдесят шестого все четверо и вышли, но тут же ввалились Дед Мороз и Снегурочка, вдрабадан пьяные. У Снегурки даже стоял мощнейший фиолетовый фингал под глазом.
   - В тридцать восьмой! - выпалил Дед, дыхнув на Учёного синюшным перегаром (и на вкус, и на цвет).
   - Он уже прошёл... Спускаться придётся, - ответил Коммунист-Атеист за Учёного, только что получившего с перегаром смертельную дозу спирта.
   - Тогда в сорок шестой! - ответил Дед уже Коме.
   - Он тоже был...
   - Тогда куда-нибудь в другой, только не в эту рыгаловку... Бразильский карнавал, бразильский карнавал... - проворчал он внучке. - Вякалки... Масленица круче в сто раз...
   - Да, масленица - это cool! - согласилась с ним Снегурка и они выполнили небольшой ритуал: - Видел в Рио карнавал, в Париже башню наблюдал, в Лимерике на Святого Патрика блевал, в Атланте на Благодарения День индюшек забивал, а в России всё же круче, всё же круче carnival...
   И облобызались по-родственному.
   - А вы почему не на работе?! - задал важный вопрос Политик. - Новогодняя ночь на носу, а вы ни в одном глазу... то есть хорошие как нельзя кто!
   Дед Мороз и Снегурочка прыснули. Причём вторая так перестаралась, что со слюнями вылез и обед со вставной челюстью.
   - Ну ты дал, дед, - отсмеявшись прохрипел красный Дед Мороз.
   - Теперь-то мне понятно отчего у него красный нос...
   - Ты ваще в каком Мире живёшь, дед? - спросил дед Мороз. - Войны сбивают человечество в кучу и месят по чём зря, болезни, мелкие всякие преступления. И что же? Детей меньше не становится... - помтола голдовой дед. - Кривая рождаемости превращается в вертикальную!.. Всё есть любители этого процесса...
   - А это здесь причём?
   - Детей сколько в Мире?
   - Ну... Смотря кого считать детьми...
   - Мы досчитали до пол-арбуза, - вытирая рот грязным платком заметила Снегурочка, - а там дальше нам влом стало... На фиг? Девки залетают когда нипопадя, чады рождаются... А нам с дедулей, - она приобняла икающего пращура за шею. Да уж, яблоко от яблони, ничего не скажешь. Только яблочко слегка переросло. Раза в полтора растянулось в высь и столько же примерно вширь. - Нам с дедом всего ночь одна...
   - Всего одна лишь ночь... - попытался пропеть Дед Мороз на мотив "В лесу родилась ёлочка", но вовремя сообразил, что мелодии не совпадают, и затих.
   - Во! А ты попробуй всех этих за ночь-то переехать... то есть переездить... то есть оприходовать...
   - И кинули мы это дело... Ик!..
   - А как же чудо? Вы столько детей обижаете! - закричал на них Педагог. На глазах его стояли слёзы.
   - А кому они на хрен нужны?.. - выпалила Снегурочка. - Взрослые, они тоже знаете, не аистами приносимы... К слову, когда вот эти самые аисты стали не справляться со своей работой... Люди придумали секс... А так они до этого им просто баловались, из забавы. А перестреляли аистов - лафа кончилась, мужики давайте исполняйте долг свой... Тьфу... Таких птиц опошлили... Скоты...
   - Но дети?
   - Да не плачь ты, не раскисай как нюня... Дед Мороз со Снегурочкой существуют... Но им влом ездить и подарки дарить! Как с теми же аистами... Сами стали. Наденет папа бороду, шубу в красный цвет гуашью покрасит и давай чад своих развлекать... А мы... - тут она зарыдала.
   - Фуфель - все они... А нам не досуг, - продолжил мысль за неё Дед. - Я не понял, мы поедем или как? Нам бы хотелось ещё в сорок третий заглянуть. Там, говорят в Сталинграде фейерверк был...
   - Врут шутники... - грустно вымолвил Политик. Похоже и его мечты бульдозером раздавили только что. - Проезжали - не видели...
   - Так вам куда?
   - Я ж сказал: куда угодно, только не в эту рыгаловку!
   Высадили их в оруэлловском году - 1984. Пообещали что-то выдающееся и поехали дальше...

13

   И вот тут лифт начал впервые давать сбои. То шёл с перебоями, то цифры менялись как-то витиевато. 1996 сменялся 1876, а за ним и 1999...
   - Похоже, здесь что-то не так... - констатировал общедоступный факт Учёный.
   - Да уж... Где ж будущее-то? - заканючил Политик.
   Вдруг двери открылись. Волна свежего воздуха, наполненная разными химикалиями, отдававшими всем на свете, ворвалась в лифт.
   - Это какой год? - спросил Атеист.
   - "STOM" - здесь так написано, - ответил Учёный.
   - Да уж всё с описками пишут эти учёные. Вот почему, мне скажите, мощность измеряют в Ваттах, а учёного того звали Уатт?..
   - Не цепляйтесь к словам, Коммунист... "STOM" может быть просто аббревиатура...
   - Или слово урезанное... - вторил ему Политик. - Просто лампочек не хватило...
   - Да ты, скотина последняя, убийца, что же такое делается! Да поглядите, нервы родные, что этот маньяк делает?!.. - вдруг раздалось. Да так громко и яростно, будто убивали кого.
   Конечно же наши герои не могли не вылезти на этот душераздирающий крик. Выбежали как один и увидели, как в стоматологическом кресле лежит больной, а во рту его роется стоматолог. Больной же попросту спал, чему свидетельствовала лежащая неподалёку эфирная маска.
   - А кто же кричал? - задал вопрос Голос.
   - Ну что? Не всех ещё мышьяком подавил, а? - повторился крик.
   - Да успокойся ты, - махнул на него рукой стоматолог.
   - Чревоугодник что ли? - спросил Политик Учёного. - То есть чревовещатель...
   - Нет... Похоже, подтвердилась моя теория... Весь организм можно разделить на несколько организмов, каждый со своей системой жизнеобеспеченья, почти автономной. И вот можно сказать, что нерв и кричит... А его пытаются выбрать...
   - М-да... Если бы стоматологи за качество своей работы давали зуб, то все бы были сапожниками без сапог.
   - Ересь какая! - перекрестился Коммунист-Атеист. - Это и душу можно так разрубить на совесть и любовь...
   - Очень даже можно... - ответил Учёный. - Вспомните нашего Моральноразложившегося.
   - Но он-то - случай особый!
   - Все случаи особые...
   - Всё равно ересь! - буркнул Кома.
   - Это ещё что... Вот были у нас в Институте сатанисты. В одной лаборатории они построили оптическую систему, так что лазерный луч светил пентаграмму. В самом деле! Врата Адские всё открывали.
   - Открыли? - спросил Политик.
   - Открыть-то открыли, да не те...
   Стоматолог тут поднял глаза на наших героев и клещами для зубов грозно постучал.
   - Всё, уходим, командир, - успокоил его Политик.
   - А может, здесь дверь будем искать? Дальше идти-то как? - спросил Кома.
   - В любом случае, мы ещё не были в будущем... - ответил Учёный. - И вообще всегда лучше придерживаться входа, то есть лифта, а потому летим дальше...

14

   И снова лифт заносило как на колдобинах малолитражку. Пару раз Коммунист-Атеист даже валился на пол и кричал, что в жизни он больше к Учёному не пойдёт.
   - Пойдёшь, пойдёшь, - успокоил его Политик, - как миленький... Причём сам же и попросишь...
   - Не говорите за других, товарищ Политик...
   И тут уж лифт встал окончательно. Учёный забарабанил по кнопке, но ни в какую.
   - А почему лифт больше вверх не поднимает? - спросил Коммунист-Атеист глядя в потолок, надеясь в лампах найти ответ. - Почему мы не можем улететь в будущее?
   - У будущего нет будущего, потому что в будущем будущего ещё нет, только также как и нет ещё будущего у настоящего, а тем более будущего у будущего, - раздался до боли знакомый голос.
   Как вы уже, наверное, догадались, мои пытливые читатели, это оказался уже знакомый нам Футуролог, как всегда появившийся неожиданно.
   - Да уж... - вздохнул Политик. - Слетали в будущее... Спасибо нашему образованному!
   - В будущем будут управлять люди учёные. Каждый день человека будут всё больше окружать новые механизмы, устройства, агрегаты... И без высшего - и тем более технического - будет никак. То пальцы в домашний термоядерный реактор засунешь, то с комнатной машиной времени провозишься и сломаешь её. Так что в будущем будут управлять как раз учёные... - и начал исчезать.
   - Мавр сделал своё дело...
   - А отсюда-то как выбраться? - закричал вслед исчезающему провидцу Кома.
   - А шунт его знает! Не едет - слезайте... Таков закон... - и исчез окончательно...
   - "Шунт его знает"! - передразнил Политик. - Образованные, стьюденты!
   - Стьюдент - такой математик был... - заметил Кома и тут же поспешил добавить. - Царствие ему небесное (ум. когда запутано)...
   - Учёный, скажите, пожалуйста, а у вас как у Вечномолодого не бывает? - полюбопытствовал наш герой. - Идём, идём, а нам всё мешают и мешают, а мы так и не дойдем?
   - Бывает... Всякое бывает...
   Двери раскрылись.
   - Похоже, нас приглашают войти... - сказал Коммунист-Атеист.
   - Или выйти, - прошептал наш герой.
   Вышли. Это оказалась небольшая комнатка, без дверей, половину той комнатки занимал прилавок и большая витрина. В которой всё шевелилось, булькало и прыгало. А над прилавком горела неоном витиеватая трубка, выгибаясь в слова: "ЛАВКА ЧЮДЕС".
   - Так... Занятно... - вымолвил Политик и глянул на лифт, однако двери его сошлись, и тот ушёл куда-то по своим делам. - Приехали...
   - Что это такое? - спросил Кома.
   - "Лавка Чудес", читать не умеешь, что ли?
   - Чудес, как известно, всего семь, да и из тех пирамиды остались!
   Осмотрели прилавки и витрины. Всё это больше напоминало какой-то магазинчик ужасов, смешных и не очень. Каждый предмет этой лавки представлял собой отдельную историю в трёх томах. Тут вам бултыхалась и шаровая молния в лейденской банке, и Несси - комнатный вариант, не иначе для ванны, и даже карманный метеорит. Кидаешь такой и он летит, летит, пока не столкнётся с какой-нибудь планетой. И даже настоящая буря в стакане - под прозрачной пластиковой крышкой бурлил торнадо, сметая всё со дна.
   - Э... - тяжко озираясь, произнёс Политик и склонился над прилавком. - Вы в курсе, что мы здесь одни? - он заглянул за прилавок. - Здесь же никого, и ни окон, ни дверей... А лифт-то уехал...
   - Спокойно, безвыходных ситуаций не бывает! - успокоил всех Учёный.
   - Бывают только выходы со смертельным исходом! Эй, здесь есть кто-нибудь? - спросил Политик потолок.
   - Чего изволите? - раздалось тут же у прилавка. Из-под пола вдруг возник небольшого роста в лабораторном халате бородатенький крепкий мужичок с конторским козырьком.
   Такое появление напугало всех. Коммунист-Атеист заикал и пытался даже перекреститься, да руки его не слушались. Педагог начал тереть глаза, уж не галлюцинация ли. А Учёный просто по-интеллигентному вздрогнул.
   - А что у вас есть? - справившись с удивлением спросил Политик.
   - А что вас интересует? Конкретно?
   - А что у вас конкретно есть? - спросил в свою очередь Политик.
   - А что вам бы хотелось у нас приобрести?
   - А что вы мне предложите?
   - А в какой области вы бы хотели покупку?
   - Политик, хватит паясничать! - прикрикнул Учёный.
   - Да ну что вы, - любезно сказал продавец. - Что вы? Человек просто интересуется, а я ему просто отвечаю!
   - Это вам так кажется, а как только у вас закончатся контрольные фразы, он перейдёт на точечные маты, а затем и удары.
   - Ну это вы ошибаетесь. Фразы у меня никогда не закончатся... - успокоил его продавец вперив руки в боки. Вышло по-деловому и нисколько не нагло.
   - Это ещё почему? - спросил Политик. Вот теперь-то его обидели.
   - Потому что это... - тут продавец окинул широким жестом небольшое помещение и по-деловому произнёс, театрально растягивая командирские звуки "р", которых во фразе то и не имелось: - Лавка чюдес! - тут же стал тихими и мирным. - А тут всё бывает...
   Политик недобро покосился на Учёного.
   - Так что вы можете нам продать? - спросил он в очередной раз.
   - Давайте я покажу, что же у нас есть...
   - Так бы с самого начала!
   - Так вы тоже порядочно не спрашивали... - залезая под прилавок ответил продавец. И пропал...
   - Это что ещё такое?! Слышь, ты заканчивай, а?!
   - С чем? - раздался за спиной Политика голос тут же возникшего продавца. - У нас слегка со складом проблемы. Но это ничего... Вот... - кивнул он на большую коробку в своих руках. - Удачный экземпляр!
   - Что там?
   - Статуэтка!
   Политик открыл коробку и вытащил небольшую посеребрённую статую Свободы.
   - А... И чего в ней чудного? - он покрутил статуэтку. - Фигня как фигня... Ну что, горит пламя Свободы? - он взялся за факел и вывернул его с рукой вместе вниз, так что теперь уже Статуя Свободы поджигала себя полы туники. - Китайская подделка. Чего в ней диковинного? - он поднёс поближе к глазам статуэтку, надеясь хоть какой-нибудь диковинный изъян обнаружить. Но статуэтка казалась идеальной.
   - Состав. Все знают про металлы "с памятью", так есть металлы "со злой памятью" и в один прекрасный момент они вам всё вспомнят.
   И в доказательство его слов рука с факелом вдруг вернулась на место, да при этом больно ударила Политика по носу.
   - У, японский городовой, зловредные какие! - обиделся Политик и кое-как закинул статуэтку обратно в коробку.
   - Не нравиться? - загадочно как Джоконда (с бородой конечно) улыбаясь спросил продавец.
   - "Не нравится", - вякнул Политик. - Чего ещё есть?
   - Много чего... - и вновь ушел под землю.
   - Если он так каждый раз будет исчезать - я его в очередной раз придушу!
   - Придушить можно лишь то, у чего шея есть... - вновь появляясь заметил бородач в халате. - Хотите конфетку...
   - С памятью?
   - Ну почему же... Лекарство... От всех болезней...
   - Даже психических? - спросил с надеждой Кома.
   - Я же говорю: "От всех".
   - Дайте мне одну...
   - Этому - две, не меньше, - сказал Политик.
   - Зачем вам таблетки? - спросил Учёный.
   - А что? Вылечится, пойдёт здоровым и покинет нас, - пожал плечами Политик, - любезнейший, и мне тоже три заверните...
   - А кто вам поверит, что вы излечились-то?
   Рука Коммуниста-Атеиста так и зависла над горкой леденцов, да тут же и опустилась.
   - Проверить наши диагнозы очень сложно и практически излечившийся мало чем отличается от только что попавших в наше заведение, - продолжал Учёный. - И у психиатра заболеть болезнью, что он пытается лечить, вероятности больше, чем у венеролога и уж тем более кардиолога. Да и проявит она себя по-другому...
   - Нет, как-нибудь в другой раз... - извинился Кома. - Я уж лучше как-нибудь потом...
   Тут взгляд нашего героя упал на какую-то странную стеклянную конструкцию.
   - Что это? - спросил он продавца.
   - Вечные водяные часы... Вы подойдите, подойдите, они не кусаются...
   Разглядел наш герой это блестящее сооружение внимательно: большая стеклянная колба и куча витиеватых стеклянных же трубочек. Колба слегка запотела, но пар местами отошёл. Педагог напряг зрение и понял: это буквы... Да к тому же стихи...
   Ты какая-то прям борзая,
   Прямо, как столичная,
   Здравствуй, борзая моя,
   Мания величия!
   И тут же надпись расплылась.
   - А как они работают?
   - Да очень просто... Вода вытекает через отверстие внизу, потом проходит сложную систему трубок, строение которых - наше "ноу-хау" и затем снова возвращается в колбу, капает. Работают без перерывов и батареек, правда время по ним тоже отмерять нельзя...
   - А это что за кочерга? - спросил Политик указывая на большой чугунный вопросительный знак.
   - О! Отличный выбор, у вас хороший вкус! Это - вечномучающий вопрос... Возьмите...
   - Нет, нет, спасибо... Я так его, полицезрею...
   - Это очень полезная вещь для каждого цивилизованного человека, - демонстрируя чугунную загогулину говорил продавец. - У каждого должен быть такой вопрос, чтобы он мучил с утра до ночи, семь дней в неделю. Не очень мучил, но чтобы и без него жилось непросто. У вас есть такой вопрос? - обратился он к нашему герою.
   - Не знаю даже, - задумался тот. - У меня их даже несколько, наверное. Так что оптом даже выходит... Но вот был у меня один вопрос, с юношества остался: "Если рыба гниёт с головы, то с чего гниёт безголовая селёдка?"
   - М-м... - обмозговывая фразу проговорил продавец. - Занятно... Ответ похоже я могу вам дать... Но не один. Это зависит от подхода. Каждый учёный будет решать эту задачу по-своему. Физик, например, постарается рассчитать условия в которых и будет гнить рыбье мясо с определённой скоростью, технолог постарается создать условия идеальные для сохранности, биолог постарается создать вид или безголовой селёдки, или селёдки негниющей, математик докажет, что безголовая рыба гнить не может, а философ рыбу съест - он всегда голоден, а для него нет рыбы - нет проблемы.
   - Вот оно как... - глаза нашего героя прошлись по полкам. - И откуда вы только всё это берёте? Кто вам всё это делает? Кто поставляет? - изумился наш герой.
   - О! Почему вас волнуют эти вопросы? Учёного обычно интересует, откуда берутся технологии, а директора института - от кого. А я же просто учёный и не администратор...
   - Ну не скажите... - возразил ему Учёный. - Даже прикладные науки, такие как административная физика, следует изучать как предмет. Практика, её результаты и принципы работы тоже требуют объяснения. Я даже науку такую выдумал для изучения практики: практологию. Но не путать с проктологией! Это из другой оперы.
   - Ну я не стал бы административную физику относить в прикладным наукам... Так, ересь всякая... Но что-то мы отвлеклись... Давайте я вам ещё что-нибудь покажу. Есть небольшая машина времени. Но отправляет она только в будущее, без возврата. Вот она, - из-под прилавка поднялась стеклянная коробочка в которой билась самая обыкновенная комнатная муха. - Ну, она слегка миниатюрна, так что надо будет ещё приобрести уменьшитель. Так что садитесь и время летит в сотни раз быстрее...
   - Отчего?
   - От мухи. Скорость реакции у неё больше, соответственно и время для неё течёт быстрее, а уж для темпонавта...
   - Ну-да! - возразил Политик. - Конечно, самое лучшее можно представить по отношению к материи времени. Если у мухи реакция в сто раз быстрее человеческой, то секунда человека - это сто секунд мухи. Мол, происходит личное искривление времени. Тогда рак, пятящийся назад - это вообще ходячая Машина Времени! Так давайте пересядем на раков и привет пращуры!
   - Есть и машина времени с задним ходом... Как вы угадали! Вот она в аквариуме...
   - У вас здесь всё - фальшивка! Фикция и ничего больше! Даже подделать такое нельзя - фантазии на такую дрь не хватит.
   - Вы крупно ошибаетесь... Фальсификации в науке - вещь опасная. А то ведь и обнаружится потом, придётся только под идиота и косить. Побить не могут. А ещё лучше - слепо верить в тот бред, что отстаиваешь. Всё на своих местах. Пусть хоть на полиграфе проверят. Факт остается фактом: идея - дрянь, чушь, учёный - кретин.
   - Ну да, конечно... вот вы и есть тот самый кретин. Вы не пытались разводить свистящих горных раков или козлов отпущения? Удобная в науке вещь, знаете ли. Мало чего доказывать надо. Или белых ворон? Хотя, наверное это невыгодно...
   - Нет, отчего же? Белых ворон выводить куда эффективней, мы подсчитывали.
   - Ну-да... - Политик тут споткнулся и полез в карман за бумажкой, он не найдя оной не без гнева ответил. - На всё ответ есть... - и затих.
   - А это у вас что такое? - спросил Учёный указывая на колоннаду разноцветных шариков, стоящих на прилавке.
   - О! Замечательный выбор, коллега! - продавец тут же возник у прилавка и вытащил из-под стекла один из шариков. - Это "Праздник, который всегда с тобой"...
   - То есть как?
   - Ну, внутри этого шарика находится праздник.
   - Знакомая идея!
   Учёный приложил ухо к тёплому боку шарика и прислушался: "И в забой отправился парень молодой..." - раздалось из-под чёрного стекла пьяное пение.
   - День Шахтёра, - пояснил продавец.
   - А ничего другого у вас нет? - поинтересовался Учёный.
   - К сожалению, уже разобрали. Лучше всего расходятся дни рождения, у женщин - свадьбы. Рождество и Новый год тоже неплохо идут. Приходите в следующий раз, в начале недели.
   - Приду... - пообещал Учёный. - Если буду знать, когда это начало недели. А пока что этот, пожалуй, возьму...
   - Очень хорошо... - тут же быстро продавец обмотал шарик обёрточной бумагой в сине-зелёные молекулы, привязал небольшой бантик в макушку этого кулька. - Ещё что-нибудь?
   - Нам бы что-нибудь для путешествий...
   - Компас Вюрца пойдёт? Раритетная вещь, знаете ли...
   - Вюрц вроде был химиком, - засомневался Педагог.
   - Ну да, днём для всех был химиком, а вечерами компасы делал, - продавец помахал пальчиком в воздухе. - Предприимчивый был...
   - У нас в горкоме тоже был один такой, предприимчивый (ум. 1982), Царствие ему Небесное, - сказал Коммунист-Атеист. - Он собрал усилитель верхних частот и расписался на плате как Сальвадор Дали на своих картинах автографы ставил, потом продал какому-то любителю сюрреализма за миллионы долларов, сказав, что в свободное время, отдыхая от картин и инсталляций Великий Сальвадор собирал УВЧ, для души. Хобби у него было такое. Ну, вы помните его телефон с омаром? Вот, а в этом телефоне УВЧ собрал как раз Дали своими руками.
   - Ну что вы... - развёл руками продавец. - У нас же нет подделок. Всё настоящее... И компас даже рабочий. Вюрц своё дело знал!
   - Это пожалуй нам не подойдёт... - сказал Учёный. - Знаете, что, нам бы что-нибудь особенное. Ориентироваться в пространстве нам не особенно надо...
   - Жезл путешественника подойдёт?
   - А что он делает?
   - Показывает дорогу...
   - Как яблочко наливное? - спросил Педагог.
   - Почти. Берёте?
   - Бери, - шепнул на ухо Политик Учёному. - Лифт уехал, неизвестно сколько мы здесь ещё пробудем...
   - Как им пользоваться? - спросил Учёный вертя в руке позолоченную палку с камушком на конце.
   - Проще простого. Вот тут есть камушек, как загорится пламенем - ваше дальнейшее направление...
   - А если он всегда тусклый? - поинтересовался Политик.
   - Такого быть не может! - изумился продавец. - Всегда есть направление, по которому следует идти...
   - Заверните... - сказал Учёный. - Хотя нет, мы сейчас с ним и пойдём... Так давайте... Ну что ж... Мы здесь у вас задержались...
   - Да, хорошо у вас, но нам дальше... go надо... - добавил Политик.
   Взяв праздник и жезл они было пошли к тому месту где был лифт, да продавец их остановил:
   - Стойте, вы же не заплатили!
   - Ну вот, приехали... - прошептал Политик и заговорщически добавил. - Я ему в морду, а вы бежите дальше...
   - Не надо меня бить... - сказал тут же возникший продавец. - Не надо. Деньги - суета. Но наша лавочка принимает другие ценности.
   - Какие?
   - Учёному деньги не важны... Они важны опять же администратору. А нам же важны идеи! У вас есть какие-нибудь важные идеи?..
   - Ну... - начал было Учёный.
   - Нет, стоп, стоп... Не говорите... Вы мешаете только мне сканировать ваши знания... Так - есть! Теорема Ферма вам очень нужна?
   - Да кому она была нужна...
   - Ну вот и рассчитались... Все ваши шесть доказательств этой теоремы я и позаимствую у вас... Вам же она всё равно не особенно надобна...
   - Да, вроде...
   - Ну на том и порешили, - тут же продавец полез в карманы халата и извлёк несколько зелёных и розовых листочков деревьев, испещрённых гильонширом и достоинства как у настоящей купюры, даже портреты Парацельса и Галилея имелись. - Вот вам ваша сдача... - положил он на раскрытую ладонь Учёного листочки. Они ещё немного шевелились. - Это - живые деньги. Самые настоящие...
   - Мягкие, мокрые какие-то... - тихо вымолвил Учёный.
   - О! Вы ещё бешенные деньги не видели. С пеной у рта академика Фоменко... - продавца аж всего перекосило, как он представил купюру.
   - Стоп! Это как же? А почему я вам идею подарил, а вы мне что-то вещественное даёте?
   - Не учите меня вести торговлю, дорогой, - махнул рукой лавочник. - Идея вам всё равно была ни к чему... Так что вы в плюсе...
   - Не живи в ожидании чуда, ведь оно может тебя разочаровать и его можно вообще пропустить, - тут же философски заметил Голос.
   - И то верно... Мы с вашего позволения пойдём...
   - Я вас не держу, - и вновь оказался за прилавком путём пространственно-временных перемещений.
   Осмотрелись наши герои, но как мы с вами помним, не было в лавке ни входов, ни выходов.
   - А куда идти?
   - У вас же есть желз...
   - И то верно... - Учёный направил жезл на стены и стал двигать направо-налево.
   Вдруг камень засверкал и тут же стена разошлась. В новой дырке виднелось чёрное ночное небо, лужок, на котором копошились люди. Сверкнула молния. Учёный оглянулся на лавочника, тот лишь пожал плечами и кивнул.
   - Значит нам сюда... - рассудил он и сделал шаг на лужок.

15

   - Ну и погодка у тебя тут! - стараясь перекричать нарастающий ветер проговорил Политик. - Гаплик, а не погодка, как говорят в Замбии!.. Больше никуда не могли выйти?
   - Так показал жезл!.. - ответил Учёный.
   - Жезл... А он больше тебе ничего не показал?
   - Политик, если так хотите, идите на все четыре стороны! Я не держу...
   - Удивительный ты, Учёный, хлопчик. Умеешь уговорить человека провести с тобой часок другой... - дальше Политик хотел следующую фразу извлечь, как водится, из кармана, достал очередную бумагу да ветер ту сразу унёс. - Умеешь, нечего сказать...
   Стоит заметить, что на лужке, к которому и шли наши герои, расположилась толпа великовозрастных дитяток. Кое-кто стоял, кое-кто и сидел, кое-кто уже и лежал. Но шум от той толпы стоял солидный, как от первоклашек на переменке.
   Сверкнула молния и, как водится, грянул гром.
   - Тридцать семь километров триста двадцать четыре метра и семнадцать сантиметров, - раздалось от толпы.
   - Так, похоже, что веселье только начинается, - сказал Политик.
   - Да, похоже, что мы вовремя!
   И с каждым шагом толпа, трясущаяся в темноте непонятно от чего, становилась всё разношёрстней и разношерстней. Большая чёрная фигура превратилась в суховатую даму в плаще и широкополой шляпе. В разноцветной шляпе конусом бородатый мужчина бродил, по виду взаправдашний маг и волшебник. Тут же у пня с двенадцатью ножами прыгали оборотни, а собравшиеся в кружок вампиры намечали следующую жертву. Одним словом, куча интересных персонажей.
   - Да уж... Мечта язычника и еретика... - сказал на это Коммунист-Атеист. - И немного инквизитора... Или бред священнослужителя... А с ним надо опасаться двух вещей. Первая: в него может кто-нибудь поверить. Вторая: он может сбыться. Вот тут обе опасности-то и сошлись!
   - Перестаньте, Кома, если вы этого лично не видели, это ещё не значит, что этого вообще не существует! - возразил ему Учёный.
   Сверкнула молния. Грянул гром.
   - Сто двадцать три километра тридцать четыре метра двадцать один сантиметр! - сказал сидящий в позе лотоса старичок.
   - Простите, а что вы считаете? - спросил его наш герой.
   - А вам зачем? - подозрительно спросил он.
   - Просто интересно...
   - "Просто" ничего не бывает, к тому же "интересно"...
   Вновь свернула молния, да так, что путешественники еле успели отскочить. Сразу же прогремел гром. Молния вся ушла в землю, оставив на траве еле заметный чёрный дымящийся кружок, да зайчики в глазах наших героев.
   - Семнадцать сантиметров! - прокричал старичок.
   - Ага, так вот что он считает! - догадался Политик и достал тут же расчёску. Молния подняла его небольшие волосики и теперь их пришлось пригладить. Но пластмассовая расчёска намертво прилипла к лысине и отказывалась её покидать.
   - Да уж, не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы заиметь восьмую и догадаться, - ответил Учёный. - Позвольте я вам помогу, - он прикоснулся к расчёске, но тут же проскочила искра и Политик взревел.
   - Ты что? Убить меня хочешь? Fool! Canes mater!
   - Ну что вы, что вы - это же просто статическое эле... - попытался успокоить учёный.
   - Ну-да... ещё чего...
   - Давайте я вас вылечу!
   - Не надо... Убьёшь ещё, не дай Бог!
   - Вылечите меня, - попросил Педагог. - А то у меня от всех этих чудес и бегов голова разболелась.
   - Хорошо, садитесь... - Учёный стал водить над головой нашего героя руками, при этом что-то тихо нашёптывая... - Ну, как?
   - Перестало, - даже удивился наш герой и стал думать... Голова не болела... А Голос где? Неужели он и его вытащил?
   - Что расстроился? - закопошился Голос. - После страшной операции дядя должен дать тебе пироженку, чтобы не плакал, с белковым кремом - кремом после нытья.
   Вздохнул Педагог облегчённо.
   - Ну, вот, а вы боялись... - убирая руки и встряхивая их, дабы снять отрицательную энергию сказал Учёный.
   - И это всё? Так тихо? И не будет разбитых лампочек, трясущейся мебели или выливающейся через край воды?
   - Нет, это в системах с низким КПД. Там в среду много уходит, а так всё стабильней. Система более молодая. Я же опытный экстрасенс...
   - В годах шестидесятых всех экстрасенсов сажали в психушки, - начал Коммунист-Атеист, - и один доктор (ум. 1971), Царствие ему Небесное, умудрился восемь человек в одну палату запихать. Те сидят по стенкам, друг на друга смотрят, насквозь видят. Ну, и психику себе подпортили. Перестали буквально различать людей. Отныне же они знали, где у них что находится и отчего видят насквозь. Лечить перестали, зато отныне друг друга за версту чуяли.
   Все удивлённо поглядели на него, даже старичок в позе лотоса замер на очередной цифре.
   - Нет, ну правда так было... - ответил Кома.
   - Да мы верим, - ответил один толстый великовозрастный молодой человек на майке которого была изображена летающая тарелка и буквы под ней: "I WANT TO EAT". - Но зачем так жестоко?
   - Время было такое (св. 1991), Царствие Ему Небесное...
   - Экстрасенсы хреновы! - проворчал Политик. - Пришёл я тут к одному, так он мне давай рассказывать то, чего со мной не было... точно не было. Ну, зуб даю, что не было. А он рассказывает.
   - Это бывает, это называется "шизофрения ауры", - ответил один маг. - Аура сама придумывает, что было, хоть на самом деле этого и не происходило.
   - Всё равно всё это бред! И экстрасенсы эти, и телепаты, и биополе... Всё это - объясняемое школой и ФЗУ бредятина... Ведь, что такое это ваше биополе... поле, излучаемое мозгом?.. Биотоки и биополе... В кабеле тоже есть электромагнитное поле. Оно вредно и его экранируют... Выходит, что и биополе не иначе как недостаток, выхлоп...
   - Биополе - вполне доказанная официальной наукой материя! - возразил ему один колдун. - Я по этой дисциплине диссертацию защитил!
   - Знаем мы, как вы, маги, работаете. Примете за аксиому: Ничего случайного не бывает. И давай законы выдумывать... А потом ещё во всём след потусторонних сил ищут... Поезд сошёл с рельс - звёзды так легли. Крах на бирже - президенту кошка перешла дорогу! И ведь верно же... если не на кого валить вину - валите на потусторонние силы, они всё равно по ту сторону и никогда не узнают, как крупно влипли. Ведь это же всё - фикция! Кому это надо? Деньги забивать да престарелых подростков воспитывать? Веру в чудо нарастить? Да клевета всё это. Надо решать жизненные задачи, полезные для народного хозяйства. К примеру: у господина Ж. было пять яблок, у милиционера яблок не было и он позавидовал гражданину Ж. Вопрос: сколько яблок стало у милиционера?.. Но оставим эти задачи, господа, а зададимся другим вопросом: откуда же это всё берётся? А берётся оно всё из зависти к пращурам, стоящим как три кита и держащим современную науку. Они в своё время предсказали многие основ Мироздания. Законы Небесной Механики, атомы, электродинамику... Многие учёные собираются догнать их в интуитивном выведении нового. Мол, Демокрит смог предсказать атом, а Резерфорд et alii его и доказал. А как же иные философы: Заратустра, Кант, Птолемей и прочие? Там же целые тома предсказаний! Вот и начинается. Только не учитывают эти квазигении: Демокрит и Резерфорд во мнениях не сходились! Атом - ядро и электроны на орбитах, а не какой-нибудь тетраэдр, прости Господи! Вот и выходит, что начитавшись сказок, кое-какие теоретики выдумывают теории, противоречащие законам остальной науки, а зачастую и здравого смысла! - Политик вошёл в раж. Глаза его засверкали, лоб вспотел, да жилки запрыгали туда-сюда. И все глядели на него заворожено, гипнотизировал будто. Да и как? Ведь все устои. Этак весь Мир переворачивал с ног на голову без точки опоры и вся толпа могла бы тут же рассосаться, ибо никто не существовал... Впрочем, все на него так глядели, да не совсем.
   Нашего героя всё беспокоило исчезновение одного маленького мальчика, что ложки и вилки глотал. Нет, правда, глотал. Ничего не выходило и не было этому конца. К тому же стоявшие на окраине кружком вампиры тоже куда-то разом пропали. Он дёрнул Политика за рукав, но тот только отмахнулся. Тогда наш герой дёрнул сильнее, демагог потерял равновесие, но подпрыгнул, переставил ноги пошире и продолжал. Ударил тогда его Педагог со зла под рёбра и тогда только Политик замолк и спросил:
   - Ну чего, Учителка? Дерёшься ещё. Не видишь, папа разговаривает! У папы слушатели!
   - Я понимаю, Политик, но вы мне нужны...Я бы даже сказал как мужчина...
   - Чего? - округлил глаза Политик. В ночи его глаза выглядели абсолютно бесцветными, разве что чёрную точку зрачка было слегка видно.
   - Ну, ребёнок...
   - Чего? - ещё больше удивился оратор.
   - Пойдёмте, - схватил Педагог за рукав Политика и потащил куда-то к лесу. - Тут что-то не так...
   - Вы только не разбегайтесь... Тут электорату от меня что-то надо... - ответил он своим слушателям.
   А те только приходили в себя...
   Итак, Педагог и Политик вышли к краю опушки и у куста шиповника наш герой остановился и ткнул пальцем на него. На одной из веток повис детский локон волос. Политик смело отодвинул куст, не боясь поранится и их взору показались четыре вампира склонившиеся над чудесным ребёнком.
   - Так-с, физкульт-салют, вурдалаки! - поприветствовал компанию Политик.
   - А ну отойдите от ребёнка! - осмелел наш герой.
   - Не отойду. Есть хочется, - пришепётывая ответил один из вурдалаков.
   - Иди, старых кусай. У него же всё ещё впереди! Жизнь человеку поломаешь!
   - Но у него кровь слаще, он же молодой.
   - Иди, гематоген жри, если сладенького захотелось! А этого оставь в покое! А то познакомишься с моими кулаками, - пригрозил ему Политик и для вящей убедительности продемонстрировал оные конечности с головку вурдалака каждая. - Зубы выбью, через трубочку сосать будешь пока в зеркале отражаться не начнёшь! Nourrison!
   Но вурдалаков это не остановило, они лишь расхохотались и продолжили с фломастером выверять на детской шее вену.
   - Ну, куда вы пошли, товарищи?.. - сзади раздался голос Атеиста. - Там такое раскрывается... Знаете, что у них там такое... Такое там, такое... Ой... А это что у вас такое?
   - Где ваше распятье, Атеист? - серьёзно спросил Педагог.
   - А вам зачем? - подозрительно спросил старичок.
   - Давай сюда крест, ребята по-хорошему, похоже, не понимают...
   Однако при появлении даже такого диковинного распятья вампиров и след простыл.
   - Вот что значит: магия, - сказал Педагог. - Ну, мальчик, ты цел?
   - Сами-то как его нашли, товарищ?
   - Я тоже в некотором роде экстрасенс, - ответил Педагог, поднимая мальчика и ведя его обратно на поляну. - Чувствую всякие такие эмоции...

16

   - И вы даже не представляете, товарищи, что тут за компания подобралась, - пока они шли к серединке лужка, рассказывал Коммунист-Атеист.
   - Да уж заметно, что не рядовые... - ответил Политик.
   - Да это ещё что... Знали бы вы зачем они тут собрались!
   - Да уж по доброму поводу у него здесь и не собираются.
   - Они пришли сюда встретить братьев по разуму...
   - Чего? - Политик даже удивился, но дошёл до лужка и тут же дёрнул Учёного за плечо. - Да ты что, братец, с ума сошёл, что ли?
   - Да, а что? - как ни в чём не бывало ответил тот.
   - Да так, ничего... Извини, что забыл, - махнул Политик. Прыть тут же исчезла, ведь весь последующий спич предполагался на совершенно другую фразу.
   - Нет, ну в чём дело-то? - не понимал Учёный.
   - Да так, ничего, - обдумывая мрачно следующий заход огрызнулся Политик.
   - В чём дело-то, объясните?
   - "В чём дело"? - передразнил Политик. - Да в том, что ты, псих, вывел нас к... Гуманоидам...
   - И что?
   - А то, что ты их только и видел! Потому что только психи их и видят, только психи с ними и летают... Все свидетельства об этом гласят! - Политик снова захлебнулся, достал из кармана расчёску и начал причёсывать остатки волос. - Schwule gescheit!
   - Ну и что? Личное дело свидетеля эксперимента не должно заботить никого... Кроме него самого, пожалуй!
   - Ты, Овен Царя Небесного! Ну, зачем скажи мне, зачем гуманоидам, развитой цивилизации появляться перед нами, дурнями? Зачем они похищают наших людей?
   - Чтобы сделать наш мир лучше! А похищают для того, чтобы расу человеческую до ума довести, раз она сама не может!
   - Ну, допустим, что инопланетяне похищают людей, для генетических экспериментов, селекцию нового вида производить чтоб, homo futurus... В таком случае, из кого же они его выводят? Из тех, кто страдает ожирением, средних умственных способностей, среднего роста, среднего здоровья... Да, плакало наше будущее... - горько заключил он.
   - Ну а зачем же им материал с генетическими дефектами?
   - Слушай, давай лучше сразу отсюда уйдём, а? А то ведь ты меня знаешь, я ж силком потащу, если что не так...
   - Ой, да вы только поглядите на него! Управляемый, клеммы ставить некуда! Никуда мы не уйдём, так и запомните, Политик! Эксперимент есть эксперимент и прерывать его в такой момент... - тут он запнулся и вдруг испуганно добавил. - К тому же я не знаю что лучше... - и пошёл к остальным. - А кого встречаем? - спросил он у ведьмака.
   Тот почесал крысиной лапкой за ухом, глянул задумчиво в тёмное небо, вдруг освещённое молнией, и ответил:
   - Не знаю... Издалека говорят... С альфа Тельца там или с гамма Лебедя... Не знаю... Издалека, во всяком случае...
   - Да, не меньше трёхсот парсек, - продолжил его мысль маг и кудесник в сверкающей шляпе. - Быть может, самой природе было выгодно, чтобы все миры в космосе расположились так далеко, дабы каждая цивилизация сидела в своей клетке и никуда не выходила за пределы её... Каждого в одиночку! Но некоторые частички этих миров, цивилизаций, изворотливые, они обманывают природу, долетев до соседа-цивилизации. Вот и наш такой, победивший природу...
   - А какой он будет?
   - Некоторые говорят что они похожи на нас, другие говорят, что у них всего три пальца: указательный, чтобы указывать и на курок нажимать, большой, чтобы подкидывать монету и средний, чтобы показывать... ну вы понимаете, что... Ещё одни считают, что у них есть два хобота и крылья, третьи утверждают, что крыльев нет, зато два больших глаза от тугозавязываемых галстуков... Всякое говорят... Ну а какой сегодняшний будет... Это вам надо вот у Наташки поспрашивать, она выясняет когда они и где сядут... - маг показал волшебным скипетром своим на одну малолетнюю особу с особым любопытством разглядывавшую небо. Звёзд, впрочем, и не было видно, зато теперь можно с лёгкостью распознать приземляющееся блюдце.
   - Наталья, не подскажете мне кого сегодня встречаем? - поинтересовался Учёный, подойдя к вышеозначенной особе.
   - Лирян... А может и вегийцев или альтаирян... Какой транспорт придёт...
   - А вы откуда знаете?
   - Из книги... - она показала небольшую книжицу в металлическом переплёте, с выгравироваными непонятными символами...
   - Интересная книжица... - заинтересовался письменами Учёный.
   - Да ну. Куда вам знать-то? Интересная она или нет?.. Хоть что это такое, знаете?
   - Честно говоря...
   - То-то же... Это - расписание прилёта тарелок... Вещь, правда? - не без гордости ответила она. - Я его у альфа-пегасян стырила... Ну, когда они меня в первый раз похитили... а потом сама стала их ловить. Не век же им нас искать... Садятся они, а там я. Вот я, берите меня. Матку пересаживайте там, мозг сверлите, оплодотворяйте чем хотите, жучки под кожу вводите...
   - Зачем вам это? - изумился Учёный. Он-то всё мог предположить...
   - Ну, как. Вот возьмут они меня, вот сюда, - она показала на левую ягодицу, - чип внедрят, а потом давай спрашивать, где меня подцепили. Мозги сканируют. А я думаю про Париж...
   - Так вы француженка?
   - Да ну... - надула губки Наташа. - Ничего не понимаешь, что ли? Тупой такой?.. Высаживают-то они меня аккурат напротив Эйфелевой башни. Ну и привет. Ни виз, ни денег. Спокойненько. Погуляла по Парижу, пришла в посольство, так мол и так отбилась от группы, братья по разуму похитили, верните на Родину, без берёзок родных жить не могу... Ну и прямым рейсом в Златоглавую... Так я была уже в Бразилии, Непале, Китае... Хотя нет, этого бы я не считала...
   - Но это же нечестно! - возмутился Учёный.
   - Да ну вас... А людей похищать честно? А опыты над ними как над свинками делать честно? И вообще, инопланетный разум не цель, а средство передвижения, - и тут же Наталья посерьёзнела. - Одно меня беспокоит... что-то они в последнее время меня брать перестали... Не подхожу, что ли? Хотя яйцеклетки у меня брали... Это было... Ребёнка от гуманоида родила... Занятный мальчик вышел... На отца больше похож, такой же зелёный... Ложки взглядом гнёт и бикфордовы... нет не так... бикарботановые... да бикарбонатовые уравнения решает в уме. Он сейчас у бабушки. Потом ещё вшили семь зондов... Вот сюда, в руку, сюда вот...
   Учёный не стал вдаваться в такие анатомические подробности. Да уж на гуманоидах начали наживаться не только журналисты и учёные. Но и простые люди... Бедные братья по разуму... Приятного мало... Ну что если бы лабораторные кролики на углу торговали шприцами из лаборатории? Абсурд какой-то выходит!
   "Да уж, - мрачно рассуждал он, рассеянно шагая к Политику и Педагогу, отбивавшим в очередной раз мальчишку на этот раз от оборотней.
   - Ничего не скажешь. Каждый день узнаёшь что-то новое... И зачем оно мне всё? Гуманоидов бессовестно используют. Даже боязно как-то... То, что знание - источник всех бед - знает каждый, это в генах записано. У восьмой хромосомы где-то. И все инстинктивно нового знания боятся. Как раз знания, а не незнания. Но ведь есть же не от мира сего. Есть-де мазохисты знания, которые стремятся узнать что-то новенькое, удовлетворить жажду любопытства. И им-то каково? Такие вещи открывать своему взору?! Хм... Знания... Откуда они вообще берутся? Ах, да, директор института обычно отвечал довольно занятно: их в "капусте" находят... И в немалой!.."
   - Что пригорюнился, очкарик? Мы тут kinder'а отбиваем от всякой нечисти, а ты губки бантиком и надулся, будто флюс под каждой щекой...
   - Ничего не надулся... просто сейчас должны прилететь инопланетяне.
   - Ну так радуйся, что ли? Ну я не знаю... Ты погляди, нет повода для твоей грусти, правда, Педагог? Весь бред о котором он только мечтал сейчас перед ним и сбудется...
   - Это не бред... - упрямо ответил Учёный.
   - Называй как хочешь... Всё равно хрен редьки не слаще. Подмена понятий, ну и ладно.
   - Это не подмена понятий!
   - Ну что ты, ей-богу... Ну прифлайкают твои эти марсиане и давай тебя резать, губить, беседы о Канте-Шманте вести...
   - А если нет? - обеспокоено спросил Учёный.
   - Ну, тогда о Спинозе-Шминозе...
   - Отче наш и еже си на небеси да святиться имя твое... - тут же зачирикал Коммунист-Атеист.
   - О! Рохля, а ты как тут оказался? Без тебя же всё бродили... - спросил его Политик.
   - Я всегда с ними был, а вот куда вы подевались в самый ответственный момент?
   - Типичный жид... Вопросом на вопрос! Что надо с жидами делать, чтобы спасти что?
   - Да тише вы... - прикрикнула на них Наташа. - Заткнитесь и поднимите башки...
   И ведь верно. За своими любимыми спорами они совсем забыли о цели сборища. Глянули на небо. И заметили на нём звёздочку. На таком небе, конечно же, звёзд быть не могло. По всему выходило, блюдце спускалось на лужок. Вот оно всё росло, росло. Уже различимы его иллюминаторы, элероны и предупредительные таблички на девяти языках: "ПОД ОБОДКОМ НЕ СТОЯТЬ!", "БОЛЬШЕ ШЕСТЕРЫХ ЗЕМЛЯН НЕ ПОДНИМАЕМ!" и "ПИВА НЕТ И НЕ БУДЕТ!" Сверкнула молния, прогремел гром.
   - Триста тридцать метров сорок четыре сантиметра!
   - Милейший, вы эффект Доплера учитываете? - поинтересовался Учёный.
   - А что это?
   - Тогда вы считаете неправильно!
   - А вам-то какая от этого разница?
   - Ну как же. Считаете себе, считаете и что в итоге? Ну там же небольшая поправка выходит... Эффект Доплера, плюс Теория Относительности... Ведь просто же. Вы едете в поезде, к примеру, и перед вами стоит стул, размеры которого сжимаются от движения, именно потому эта теория возникла, когда скорости поездов стали заметно большими. А эффект Доплера, это когда ещё и в ушах дует...
   - Вы помолчите пару минут? - спросил вурдалак. - Для проформы...
   - Молчу, молчу...
   Зависла тарелка над лужком, аккурат напротив встречающих. Опустились на травку четыре посадочные ноги, тарелка вдруг затряслась и перестала гудеть. Иллюминаторы мигнули и из центра на траву спустилась платформа. На ней стоял инопланетянин. Был он зелен, невысок и в сером скафандре с большим яйцеобразным стеклянным шлемом. Был он весел :-).
   - Люди Земли, - обратился он глубоким, слегка искажённым эхом голосом, - мы пришли к вам с "Миром"! Заберите, наконец, свою орбитальную станцию. Нам она уже надоела! Несколько тарелок уже спутала. И помехи от неё постоянно. Высокотехнологичное корыто и не больше...
   - Может, вы не знаете, но "Мир" уже затопили земляне, - ответил один интеллигентный маг с блестящими буквами "I WANT TO THINK" на спине.
   Гуманоид смутился :-/. Даже скафандр вспотел.
   - Да? - расстроился он :-(. - Такая хорошая шутка была. И уже не работает, - он осмотрел всех присутствующих, остановил взгляд на Наташе и цыкнул семью зубами сразу. - Так... Психически больные есть? В тарелку, прокатимся! - он ткнул одним пальчиком на переливающуюся всеми цветами радуги неработающую летающую тарелку.
   Все заозирались. Представляли конечно: будет просто, но чтоб так! Однако каждый честно чтил себя нормальным. Это как в том анекдоте: "Мне не очень нужен щёлковый цилиндр!" И вдруг, так невзначай, упали их взгляды на четвёрку наших путешественников.
   - Я! Я! - запрыгала к тарелке Наташа. - Я - психически нездоровая! Меня возьмите! Меня...
   Махнул инопланетянин на неё рукой, та замерла прямо в прыжке и рухнула как льдышка на травушку зелёную. Все синхронно проглотили всю имеющуюся в горле слюну, её особенно много накопилось у вампиров, так что те особо долго и тружественно глотали и глотали.
   - Психически нездоровые, да не до такой же степени... - злорадно ответил инопланетянин ;-) и посуровел :-<... Да и в лице изменился... Да и лицо само изменилось. Да и похоже стало на режиссёра Мейерхольда. Да и щупальца какие-то появились, три пальца на руках вдруг стало, однако.
   - А у гуманоида... морда Мейерхольда... Ой-да...
   Доглотали все слюну и стало боязно - нечем стало страх-то утолять.
   - Ну? - сурово спросил гуманоид. - Желающие прокатиться есть? - и тут же подобрел :-j, брови вдруг на его лице рассосались и ресницы на лоб залезли. - Да мы вас не обидим... А память потом сотрём, главное - не перепутать, а то как один раз вместо "Delete" на "Format Hemisphere Cerebral L" нажали, потом пришлось учить говорить, ручку дер... - тут же споткнулся на полуслове и добавил тихим и робким голоском :-*. - Ну? Я сорок четыре парсека как проклятый в тарелке, а вы тут...
   - Мы пойдём! - сделал шаг вперёд Учёный. - Идёмте, Коммунист, Педагог...
   Нашего героя и Атеиста кто-то подтолкнул в спину, пришлось идти. Учёный оглянулся на Политика.
   - Ну-да... Говорил я, похищают только психов и зовут тоже только психов... - злорадно добавил Политик. - Нет, я остану... А чего ты на ме... так с... с-с... с-су-су...
   А глядел Учёный на Политика так, будто прощался навсегда и больше никогда не увидит. Железный бывший десантник вдруг испугался, глянул на лес, жаждущих развязки встречающих, небо, тут же освещённое очередной молнией...
   - Сорок четыре ки... - и оборвалось.
   - Donnerwetter! - ругнулся Политик.
   - Ну! - прикрикнул на них гуманоид :-<>. - Давайте быстрей... а то, кажется, дождь начинается...
   Политик сделал шаг. Встречающие дружно вздохнули.
   - В кружок, в кружок, - пригласил инопланетянин.
   Встали в круглую платформу и тут же исчезли в тарелке.

17

   Внутри тарелки оказалось пусть даже и грязно, зато весьма гостеприимно, даже коврик мягкий с "Добро пожаловать!" на инопланетном лежал... Хотя кто этот инопланетный язык знает, вдруг там и совсем не то было написано? Однако в целом всё вышло гостеприимно. Даже синий фикус стоял и розовый плющ вился по стенам. И ещё этажерку с образцами из разных планет к тенке привинтили. Плавал там в банке и человеческий зародыш, как-то мило улыбающийся. Так что настроения он и не испортил нашим путешественникам.
   - Ну-с... - рассеянно начал гуманоид :-/. - Устраивайтесь поудобней, будьте, так сказать, как дома, но не забывайте, что не дома, сейчас полетим на Марс...
   - На Марс? - засомневался Кома. - А разве он обитаем, товарищ инопланетянин?
   - А у вас есть доказательства, что нет?
   - Ну, нет.
   - Ну, значит и не может он быть необитаемым.
   - Тогда обитаем.
   - Но и обитаемость его не доказана! - риторически заметил инопланетянин и пальчиком подвигал в воздухе, прямо напротив панели управления. Тут же один из тумблеров, коих было в достатке, щёлкнул. Тарелка затряслась, загудела, засверкала огнями и тут же затихла. Тумблер вернулся на место.
   - Подтолкнуть? - донёсся глухой Наташкин голос снаружи.
   - Я-те подтолкну! - крикнул ей инопланетянин высунувшись в иллюминатор >:-). - Я те сейчас так подтолкну. Век помнить будешь...
   - Ну возьмите меня...
   - Пшла вон, а то добавлю!..
   - Ну, возь...
   - Что за дурная аборигенка! - в сердцах воскликнул гуманоид и махнул рукой.
   Наташа на удивление затихла.
   - Ну, детка, давай же... Ну, мать-моя-гуманоидиха и отец-икрометатель... - сказал гуманоид и посуровел :-|. Отчего заимел пару стрекозиных крыльев и лицо стало похоже на спелую грушу с глазами. - Ну... - Это называется телекинетическая система управления? Удобный мнемоинтерфейс? - буркнул он :-* и с песней полез под панель управления. - "Я капот у нашей Дуси, терпеливо приоткрою..."
   Что-то сверкнуло, затрещало; запахло озоном.
   - "И стартёром постартую, и подсосом подсосу..." - продолжал мурлыкать себе под нос гуманоид.
   Наш герой выглянул в иллюминатор, узнать как там Наташа. Девушка лежала рядом с тарелкой и глядела в небо, а остальные уставились ожидающе на тарелку, но убирать похищенку-рецидивистку намерений не проявляли.
   - "И на правильное место, крышку винтиком пристрою..." - продолжал петь инопланетянин, прикручивая длиннющими ногтями болты на крышке панели управления. Да-да, теперь у него оказались длиннющие ногти. Он встал на изготовку, поднял дистанционно один тумблер - тарелка затряслась, второй - засветилась, третий - замигали лампочки на панели. И тут же снова всё померкло. Даже свет погас и загорелись аварийные синие лампы. Брови инопланетянина сошлись в дуге, да так и остались, ибо и лицо стало подобающим }-!. - "И проделаю контрольный... тюк ногой по колесу..." - инопланетянин пнул воздух, а на панели появилась вмятина. Всё тут же заработало, загудело, зажглось, заиграло. - Фурычит, телега! - ответил гуманоид и тут же сменил пластинку, а заодно и внешность ?:-):
   Coming in on a wing and the prayer,
   Coming in on a wing and the prayer,
   Though there's one motor gone,
   We can still. Carrу on
   Coming in on a wing and the prayer.
   Вдруг лиловыми буквами стена призвала не курить и пристегнуть ремни. Тарелка начала подъём, только с урывками.
   - Говорил я этим бюрократам... Давайте поставим новый контроллер на двигатель, нет, полетаешь пока так. Ну и что, что гарантийный срок втрое превышен... - бурчал себе в возникшие тут же под тремя носами усы инопланетянин :={*. - О! - показал он на шарик-радар. - Это что-то новое... - выглянул в окно. - Что за зануда! - он выхватил горшок с лиловым кактусом и крикнул. - Отпусти посадочную ногу! По хорошему прошу...
   - Возьмите меня... - не унималась Наташка.
   Просвистел горшок с кактусом и рецидивистка снова затихла.
   - "И блондинка у дороги, загрустив, опустит руку, справедливо догадавшись, что её не подберут..." - довольно потирая попарно свои шесть рук пропел гуманоид.
   Тарелка продолжала подъём. А на поле люди уже расходились - их сегодня не похитили. Зато место магов, вампирой и оборотней постепенно занимали собаки. Они приходили отовсюду, садились и глядели на удаляющуюся маленькую сплюснутую Луну. И вот завыла одна на эту тарелку, вторая, и уже собачий хор раздался с земли...
   - Что-то нас собаки провожают, - забеспокоился Педагог. - Нет ли по этому поводу какой-нибудь плохой приметы?
   - Не волнуйся, главное не чтобы собаки провожали, а стервятники не встречали, - утешил его Политик.
   - Один мой друг, уезжая из страны, очень беспокоился, - сказал Учёный и вздохнул тяжко.
   - О новой родине? - спросил его Кома.
   - Нет, как раз о старой. Говорил, что беспокоится за тех, кто остался - на кого страну оставляет.
   - Заботливый утекающий мозг, - буркнул Политик. - А уехал-то почему?
   - Да, так... Не сошёлся с одним коллегой...
   - Ну, ясен пень, двум занудам никогда не понять друг друга.
   - Это ещё почему? - удивился Атеист.
   - Умные слишком, вот почему!
   - Ну да, ну да... - кивнул инопланетянин. За разговорами о собаках и невозвращенцах они-то и забыли про благодетеля.
   Этот уже сидел у панели управления и время от времени стучал лапками. На этот раз он стал очень похож на кролика, такой же пушистый, крылья вот от стрекозы так и остались =%+=.
   - Долетим, - спокойно говорил он. - Должны... Топлива до альфа Центавры капля в изотоп... С запасом... В любом случае, встанем на трассе и будем сигналить, кто-нибудь да поможет... Великое Космолётческое Братство - сила великая... Эта ещё, - буркнул он и скуксил рожу, прямо как у Наташи, получилось довольно натурально. - Если она мне шасси погнула...
   - Что же вы её не взяли-то? - спросил его Педагог. - Она же просила!
   - Буду я её подхватывать. Она же изрезана всеми расами как перфокарта, добавок как в стиральном порошке... Нам такие не интересны. Нам особенные нужны. Вот вы - особенные! Мало того что психами себя признали прилюдно не боясь, да ещё и в тарелку вошли... А это... - он хитро глянул семью глазками на четверку наших героев .:::-). - Не каждому по плечу... Так что мы глядим, следим, репутация опять же... Интересное нам подавай, забавное. Возникли тут у нас трое интересных. Один стекло жевал и клеем запивал, всё это пережёвывал и выплёвывал, а из этой массы лепил разные малопонятные всем знаки. Другая женщина спички складывала в особые знаки и клеила их кровью. Ну ладно бы своей! А третий из глины и земли лепил фигурки всякие. И вот они однажды собрались в одном лесу, нашли, стало быть, друг друга. Пришлось брать, раз у них такие интересные психозы. Психозы, правда, оказались самыми заурядными, но не возвращать же обратно? Что о нас земляне подумают!
   - А вы считаетесь с тем, что о вас думают земляне?
   - Конечно! Без этого нельзя. Но банальными появлениями и разговорами долго не протянешь - интерес к тебе потеряют. И стали мы думать, что-то новое придумывать. Но ничего особенного не получалось. Тогда мы обратились к людям. Для нас открытием стали ваши фантастические произведения и мы начали заимствовать сюжеты из этих романов. И о нас заговорили! - он многозначительно поднял единственный палец на синей руке. - Главное, что мы поняли: это к людям нужно обращаться и действовать по их указаниям, потому что наши действия они вряд ли поймут. С другой планеты, всё-таки. Так что для понимания очень даже полезно, для обмена между цивилизациями. Это мы-то ушли вперёд по технике, а вы - по тупости... Уж простите за терминологию...
   - А ещё будут претензии к нашей культуре? - недовольно спросил Учёный.
   - Знаете, у вас здесь всё так запутано, - помотал головами гуманоид :-( :-( :-(. - Мы даже поначалу не могли догадаться, кто у вас тут цивилизацию строит, какой вид животных. На кроликов даже думали, вон их сколько расплодилось. А потом засекли на орбите простой спутник с животными, сэшэатый. Глянули в иллюминатор - "Ну и рожа! Это с таким видом придётся иметь дело?!" Но, потом-то сообразили, что это не человек был, а свинья. Но за этот период страху натерпелись, - тяжко вздохнул инопланетянин. - А потом началось. Спустились, нашли города. Давай вас изучать. Решили замерить эмоциональный фон, детектор повесили над автомобильной пробкой у рынка в Нью-Йорке. Прибор сгорел. И кому ущерб предъявлять? Никто же не оплатит. У вашего человечества просто таких денег нет! Ни по количеству, ни в обменниках...
   - Вы недовольны нашей расой?
   - Бывают и хуже... - честно признался инопланетянин 8-). - Не сказать, чтобы вы были уж такими красивыми, - тут инопланетянин стал очень красивым, да таким, что редкий человек в него бы не влюбился :-). - Так что вы очень даже ничего по отношению к прочим, а чего в вас хватает, а чего - нет... На одной планете (её название вам ничего не скажет) развивалась себе раса разумных существ такой уродливой, что влюблённые друг друга по уродству и выбирали. А что делать? Не красавцев же им выбирать. Хотя у уродцев был силён иммунитет и характер ангельский. Ну а у вас всё на месте, - тут у гуманоида исчезли уши :+). - Есть конечно лишние детали, но они вам особенно не мешают... - он пожал плечами и продемонстрировал свои трёхпалые ладони ||/. - А в остальном же... - он вздохнул и хитро глянул на гостей. Снял стеклянный колпак, который даже дома носил, да он и ему теперь без надобности. Жабры-то теперь исчезли. - Вам правду сказать можно? Ах, ну да... Вы же психически нездоровые... Так что никому не выдадите... Конечно же, человеческая раса не из лучших. Много в ней непонятного, кое-что мы конечно же разгадываем, но при встрече самые разумные на наш взгляд говорят одну непонятную фразу: "Нобелевка мне обеспечена!"
   - О! Я сам не могу понять этого. За это её не дадут... У нас всё это интуитивно выводится, по демону Максвелла...
   - А что такое этот демон Максвелла?
   - Это вообще-то ошибка, фикция, демон Максвелла на самом деле ангел Ньютона. Вот они интуитивно пытаются выводить по демону... то есть ангелу... И просят от этого чего-то нового и большого...
   - Ну и ладно... - тут инопланетянин чихнул сразу всеми пятью носами (теперь их стало пять). - Простите, я сегодня себя чего-то плохо чувствую. Я сегодня не в своей тарелке, прошу прощения за каламбур. Тут штука такая, заразу уж вы занесли или что... Аллергия на что... Проклятая ваша Земля... Никогда не буду больше на эту вашу г... г-голубую планету летать. Выбью грант на полёты к Альдебарану или Альфа-Кассиопея... Или сяду где-нибудь в ящике на родной Веге-матушке и всё. Баста, вот вы меня ещё вытащите на свою занюханную планетку на Краю Вселенной! Наука наукой, а когда на тебя всякие устраивают охоту, чтобы самолично сдаться на опыты... Это уже простите, кто кого исследует... и ведь сколько этим альфа-пегасянам говорили, ну смените вы расписание полётов, жизни не дадут, как мухи на мёд слетать будут... Нет, лень им... а теперь, где бы ни сели, тут же эта чумная... То вколите ещё один зонд, то ребёночка от гуманоида хочу, то порежьте там, где вам понравиться...
   - Наша Таня учудила, космонавта закадрила... - пропел Политик.
   - Да-да... а подруга Танина - инопланетянина! - кивнул тремя головами одновременно гуманоид :-) :-( :-|. - Ну что за работа?! Уж торговать бы чем-нибудь начали...
   - А если и начали? - спросил Учёный.
   - То есть как? - забеспокоился инопланетянин :-<. - В обход нас, что ли? Это как это вообще?
   - Ну да...
   - Нет, этого быть не может! - всплеснул шестью руками сразу гуманоид.
   - В том-то и дело, что может, и коммерческая тайна зачастую секретней научной и вполне возможно, что какая-нибудь сеть закусочных протянулась и на Альфа-Центавра, а мы на той планете и жизнь-то найти не смогли!
   - Ну да... - кивнул инопланетянин и тут же запрокинул голову на спину. - Был у нас ваш "МакДональдс", не прижился... Везде одна и та же гадость...
   - Скажите, а вы долго будете нас проверять? - поинтересовался Коммунист-Атеист, которому уж очень хотелось поужинать.
   - Ну как получится... Обычно обследование занимает месяцев девять!
   - Что? Учёный, ты куда нас привёл? Девять месяцев! Да за это время можно человека сделать из двух бесполезных клеток!..
   - Поздно отказываться, да к тому же мы вас потом во времени обратно вернём. Так что и часу не исчезнете.
   - Но девять месяцев!
   - Ну, сначала мы вас обследуем на болезни, потом на способности, потом подберем зонды и гипнотизировать будем, а оставшиеся три месяца будем опыты проводить... - загибал длинные когтистые пальцы - по семь на каждой руке их оказалось.
   Но договорить ему не дали. Лампы вдруг заморгали.
   - Это ещё что такое!? - он взмахнул рукой, но ничего не вышло. - Мать-веганка! - долбанул со всей силы по панели управления. И тут же посреди комнаты возник большой экран с радаром, судя по всему - на четыре точки стремились в центральной. - Ну что за люди! - воскликнул инопланетянин :-! и тут же заимел от гнева щупальца, крылья и лапки кузнечика в количестве шести штук, вдобавок к четырём имеющимся. - Ведь договорились же! Ведь сказали же! Ведь говорили же! - он поводил энергично над панелью управления и тут же защёлкали тумблеры, повыскакивали клавиши, запахло горелым. - Не волнуйтесь! Держитесь только, не впервой! - и запел:
   What a shot, what a fight,
   Yes, we really hit the target for tonight.
   How we sing as we limp through the air,
   Look below, there's our field over there
   With our full. Crew aboard
   And our trust in the Lord
   We're. Comin' in on a wing and a prayer.
   От одной из точек отделились маленькие и полетели быстро к центру.
   - Ну! Теперь держитесь особенней, земляне!
   Маленькая точка достигла-таки центра и тарелку затрясло. Педагог повалился на пружинящий пыльный пол. Коммунист-Атеист и Учёный устояли, а Политик упал и отжался, как всякий солдат. Лампы засверкали, загорелись каким-то неестественным светом и погасли. Тарелка начала медленно заполняться сизым дымом.
   - Генератор накрылся! - прокричал инопланетянин и нервно забегал по тарелке на шести ногах. Он сам по себе флуоресцировал и через сизый дым его силуэт отлично проступал - книжку можно было бы почитать. - Ну я им сейчас покажу... - руки и щупальца попрыгали в воздухе, затрещало, забилось и загорелся свет. - Ну я вам сейчас такое покажу! - он подскочил к рации 8-(. - Хьюстон, у нас проблемы!..
   - Что? - спросил Учёный. - Хьюстон? Я так и знал!
   - Э-э... Милейший... - тут же изменился на милого товарища инопланетянин. Прыть исчезла :-<. - Вы не так всё поняли.
   - Ничего мне не говорите! Я всё знаю! Я всё понял!.. - он полез по стенке. - Выпустите меня, я сойду!..
   - Это не электричка, коллега! - крикнул гуманоид и тут же заимел на голове кастетку стюардессы []:-(. - А летающая тарелка особого класса!
   - Нет-нет... Я выйду, не надо мне зондов, не надо мне опытов... О! - вдруг он наткнулся на рычаг.
   - Не хватайтесь за это, землянин! Это вам не у себя там на голубенькой вашей!..
   Но Учёный схватился. И это оказался люк экстренного выхода...

18

   Никогда не стоит открывать люков в летающих тарелках, пролетающих на большой высоте... Впрочем, в самолёте или вертолёте тоже не стоит открывать люков. А уж в космическом корабле и подавно.
   Словом, Учёный открыл люк и тут же потянуло наших героев наружу. Гуманоиду-то ничего, он включил силовое поле и держится себе, в иллюминатор поплёвывает, а вот путешественников наших затянуло. Да упали они в тепло и уют. Не то, что казалось сначала...
   - Ох! - тяжко вздохнул Политик. - Выкинуло! У тебя, Очкарик, вечно какие-то перекаты и перегибы!.. Oh, elevator, sweet meet elevator! Да что ж я не причёсанный-то... - он вскочил, а стоит заметить, что все четверо так и лежали на полу лифта, подрабатывающего по совместительству машиной времени. Политик, извлёк из кармана расчёску и начал приводить себя в порядок, как вдруг глянул в окошко.
   - 3778? - сказал он. - Это ещё что за teufel!
   - Конец Света... По Нострадамусу... - не поднимаясь с пола ответил Учёный.
   - Finis mundi? И что теперь?
   - Ссудный день... - пропищал Атеист. Он тоже предпочёл находится в самом безопасном положении.
   - Хорошо Живописца нет, а то бы... - Политик не успел договорить, как вдруг сверху что-то щёлкнуло и треснуло, заскрипело... Свет померк и лифт полетел вниз. - Ну, what pues такэ?!..
   - Хорошо летим, - прокричал Учёный и повернулся к Педагогу. - В общем, полный Конец Света! У нас как-то два оккультиста по эту сторону Стены лечилось. Слепили они из голубого воска глобус, обкурили его травами и давай в него иголки втыкать. Им-то ничего, а в Италии землетрясение, в Америке - ураган, или же наводнение в Европе, после того как они глобус утопили в банке с водой. Я вот думаю, неужели они его сейчас в огонь кинули?!
   - Или на батарею поставили! - ответил Коммунист-Атеист и зашептал что-то.
   - Что вы там шепчете?
   - А вы как думаете? Если мы куда-нибудь падаем, то мы куда-нибудь упадём и как-нибудь разобьёмся! Вот я и молюсь...
   - Богу?
   - Да, Богу единому!..
   - Спасти должен... - кивнул учёный. - И как он это сделает, чем? Он же бестелесный, дух, Бог, одним словом... Или вы как первые христиане, те всё не могли понять как это бог может быть один и не один одновременно, всё сразу делает. Оттого единого бога и создавали из множества, совмещая все его должности. Их Господь был с молнией в одной руке, трезубцем - в другой руке, на плече лук со стрелами, грудь была женская и тому подобное.
   - А вы предлагаете что-то более действенное?
   - Ну, предположим, что лифт мы уже не остановим... - начал рассуждать Учёный.
   - Короче, Кибальчич... - перебил его Политик, пребывавший согласно законам физики в состоянии невесомости. - Рассуждай быстрее, а то меня уже поташнивает от таких полётов...
   - Можно нажать на обе кнопки сразу...
   Это с гравитацией легко нажать на кнопку или две. А вот в невесомости, чуть надавил и всё. Летай себе. Понадобилось немного времени, чтобы Учёный растопырился в лифте и надавил-таки на обе стрелки.
   Но ничего не произошло... Учёный так и расслабился, да ушёл в свободный полёт.
   - Можно подпрыгнуть: должны сработать так тормоза... пусть и с опозданием... - предложил наш герой.
   - Кто тебе сказал, что это сработает, Учителка?
   - Голос!
   - Ну что ж, в такой безвыходной ситуации можно послушаться и кого попало...
   Педагог и Атеист, держась за ручки, встали, подпрыгнули и ударились о потолок. Пошла трещина, потолок сорвало и понесло наших героев куда-то вверх. Против всяких законов физики и здравого смысла...

19

   Когда Педагог очнулся, то первым услышал - скрип. Причём так не скрипит мышь, не скрипит пол и даже старый башмак. Тот скрип был тихий, лёгкий и не навящевый. Наш герой открыл глаза и узрел серые стены да стеллажи книг. И ещё на одном большом стеллаже расположились толстенные папки. А в углу у зелёной лампы сидел сгорбившись человек в тюбетейке. Он-то и скрипел. Верней, не он лично, а его пёрышко, так энергично бегающее по бумаге. Изредка человек макал пёрышко в чернильницу-непроливашку и шёл дальше. Писал быстро, с упоением и не обдумывая, и не читая прочитанного.
   - Что за диковинный чудак! - восхитился тавтологией Голос.
   - Вы что-то сказали? - спросил пишущий.
   - Нет, ничего... А как я здесь оказался? Вы не застали этот момент?
   - Просто открылась дверь и вы влетели сюда...
   Педагог встал, ноги-руки болели, шея кое-как двигалась. Да уж, набродился он за сегодняшний день. Не всякий находится так... Стоп, а сейчас-то его куда закинуло?
   - Кажется, такое уже где-то было... - задумчиво промолвил наш герой, не дожидаясь подсказок Голоса.
   - И вы туда же... - проворчал чудак, не отвлекаясь от письма. - Как кто не придёт, так давай... Это было, вот это тоже было. А это и подавно... Всё ёрничают, ехидничают, подкалывают...
   - Ну да... - Педагог осмотрелся. Слишком уж это обычно. Впрочем из этой комнаты вела дверь и вот куда она открывалась... Можно было проверить лишь открыв её.
   - А куда эта дверь ведёт?
   - Ну вы совсем, Педагог, даёте! В коридор, куда она ещё может вести?..
   - Ах, ну да... Постойте, а откуда вы знаете как меня зовут?
   - Это написано у вас на груди... - он ткнул пёрышком на кармашек нашего героя да поставил кляксу.
   - Ах, ну да, конечно же...
   - Дверь сейчас откроешь, а там ничего... Или что-то... Или коридор дверей... - рассуждал сам с собой Голос. - Эй, ты меня слушаешь?
   - А если выйти?
   - Выходите... Как хотите, все выходят... Никому не интересно, что я творю... - без особых вздохов заметил хозяин.
   - А что вы творите?
   Чудак протянул нашему герою лист бумаги. Закорючками там начертано:
  
   Те несколько дней, что я провёл в сумасшедшем доме, были лучшими днями моей жизни... В сумасшедшем доме каждый может говорить всё, что взбредёт ему в голову, словно в парламенте.
  
   - Статью пишете?
   - Я не Учёный... Это он статьи пишет... А у меня же серьёзное художественное произведение о войне.
   - Ага... Так уж и о войне? Избиваете тему, что ли?
   - Ну, много что о войне написано, но не так как я пишу. Я хочу впервые описать весь тот абсурд, что представляла собой Первая Мировая Война, через жизнь одного маленького человека, торговца собаками, завербованного в армию Австро-Венгрии...
   - Пишете?
   - Да вы что со мной так разговариваете? Будто в первый раз видите?!
   - Честно сказать, я вас действительно в первый раз вижу... - откровенно признался наш герой.
   - Чего? - он снял тюбетейку с красной буквой "М" на передке. - Литературно выражаясь: совсем обнаглели, да? С Политиком связались, с Вечномолодым снюхались, с Учёным спились, с Продюсером раскрутились, с Коммунистом-Атеистом смолились, с Художником срисовались, с Футурологом спрогнозировались... Да я же...
  
   См. приложение.
   Ты молодец! (нем.)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"