Квант Макс: другие произведения.

Универсальный бог

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тайна человека потерявшего память в его снах! Но вот что ему сниться и кто он такой!


Макс Квант

Универсальный бог

   Пытаюсь ли я найти бога? Бог умнее меня. Пусть попробует найти меня сам.

Айзек Азимов

1

   Ранним утром к справочной у вокзала подошёл человек. Был он среднего роста, волосы и бороду имел русые, глаза голубые, на вид было лет восемнадцать-двадцать. Одет был довольно просто и можно сказать по-домашнему: майка и джинсы. В левом ухе была серьга. А на ногах дешёвые тапочки, которые в народе называли "шлёпанцами". Человек долго осматривал киоск справочной. Смотрел на прейскурант, смотрел на какую-то рекламу. Реклама говорила о городских магазинах, гостиницах и фирмах. Человек осматривал и, как казалось, даже не читал, а просто смотрел картинки, как маленький ребёнок смотрит книгу по истории шумерских царств или Третьем Рейхе. Наконец терпение у киоскёрши лопнуло и она спросила:
  -- Молодой человек, - человек посмотрел на неё, - вы что-то ищете? Так я вам выпишу справку. Только это денег стоит. Вам на кого? (Человек молчал.) На кого? (Человек смотрел на киоскёршу выпучив глаза.) Кого вы ищете?
  -- Себя, - выдавил он.
  -- Кого?
  -- Я не знаю кто я?
  
   Доктор Ростиславский, человек довольно молодой, двадцать четыре года, высокий, страшно худой, в очках, шёл по коридору больницы имени Склифосовского. Здесь он уже находился второй год, и ровно через четыре месяца его практика должна была закончиться, и его должны были забрать в армию. А пока он ещё наслаждался жизнью и работой психиатра. Шёл он в восьмую палату, так как старый доктор Ложкин, его учитель и почти бог, а также профессор в университете, обещал ему показать "довольно интересный случай". Который он сам встречает то ли второй, то ли третий раз за свою практику. А практика у него аж тридцать шесть лет.
   Вот молодой врач миновал длинный коридор и поднялся по лестнице. Прошёл ещё один коридор, но уже по короче и нашёл восьмую палату. Перед тем как войти Ростиславский не забыл постучать, профессор не любил, когда входят без стука, а поэтому приучал всех студентов к этой полезной привычке.
   Палата была одноместной. Напротив двери было окно, а под окном кровать. На кровати сидел какой-то бородатый человек в пижаме. Ложкин сидел рядом и спрашивал человека. Человек же всё время отвечал отрицательно.
  -- Вот, Женя, - сказал профессор и указал на бородача, - это он и есть. Сегодня у киоска "Справочной" пять часов обнаружили. Абсолютно ничего не помнит, - профессор встал и отвёл Ростиславского в сторону.
  -- Ну и что, - сказал Ростиславский. - Обычная амнезия. Так сказать "болезнь богатых в дешёвых сериалах".
  -- Обычная, да не совсем. Амнезия бывает избирательная или неполная. Но тут-то остались только безусловные рефлексы...
  -- Сохранение жизни, пищеварение, реакции и размножение.
  -- Абсолютно верно, стажёр. Но он знает язык.
  -- Чей?
  -- Русский. Представляешь остались только рефлексы и речь.
  -- А читать он умеет.
  -- Нет. Ничего из школьной программы. Даже сложение. Но есть одна интересная вещь: схватывает всё на лету.
  -- Ну, если мозг пуст, чего бы ни воспринимать. Я в школе одного парня знал. Эрудит. Так вот он мог вам сказать, во сколько Наполеон чихнул при Ватерлоо, но вот всё остальное не воспринимал. Даже имена забывал. Это нормально.
  -- Стажёр ты ещё.
  -- Все мы стажёры в этой жизни.
  -- Дело не в этом. Как человек мог забыть абсолютно всё, а язык то остался.
  -- Ну и что вы думаете по этому поводу?
  -- Сказать?
  -- Давайте.
  -- Химия.
  -- Что?
  -- Химический препарат. Но как-то избирательно всё вырезали прямо как эти... как их...
  -- Хакеры.
  -- Да. Избирательно всё вырезали. Оставили только речь и рефлексы.
  -- А имя?
  -- Откуда.
  -- Имя человек помнит всегда. Иногда бывает, забывает только имя, а всё остальное помнит. Действительно странно. А может сотрясение? Осталась неповреждённой только область речи.
  -- Но у него достаточно богатый словарный запас. Вот скажи ему что-нибудь.
  -- Что?
  -- Стих. Он и так не помнит никакую школу с её домашними заданиями.
  -- Попробую, - Ростиславский подошёл к бородачу и наклонился над ним. - Эй. Вы меня слышите?
  -- Да, - ответил бородач.
  -- Как вас зовут?
  -- Не знаю.
  -- Сколько вам лет?
  -- Не знаю, - по голосу было видно, что бородач теряет терпение.
  -- Откуда вы?
  -- Не знаю, не знаю! Не знаю!!! - бородач встал с кровати.
  -- Успокойтесь. Успокойтесь. Я больше не буду, - бородач сел. - А теперь попытайтесь запомнить:
   За горами, за жёлтыми долами
   Протянулась тропа деревень.
   Вижу лес и вечернее полымя,
   И обвитый крапивой плетень.
  
   Там с утра над церковными главами
   Голубеет небесный песок,
   И звенит придорожными травами
   От озёр водяной ветерок.
  -- Всё? - спросил бородач.
  -- Да, - доктор снова подошёл к профессору.
  -- Кто это? - спросил Ложкин.
  -- Это? Есенин.
  -- Я так и думал. Минут через пять подойди, только сесть не забудь, а то свалишься. Не хочу я грех на душу брать.
  -- И что полностью повторит?
  -- А ты думал?
  -- Знаете что?
  -- Что?
  -- Надо взять анализы и проверить на химию. Кровь, из вены и из пальца, мочу.
  -- Сделаю.
  -- А я пока поищу что-нибудь похожее.
  -- Понятно.

Провал N1

(Греция, 1346 год до н.э.)

   Я висел привязанный к дереву, а надо мной летали птицы. Привязан я был за ноги и за руки. Но не это было главное. Даже не то что птицы летали надо мной, и каждый раз норовили меня клюнуть. Я уже и так был весь в ранах, которые даже ещё коркой не обросли. И даже не то что я привязан за ноги и за руки к дереву. У меня был один вопрос: почему? За что? Разве я сделал что-то не так? Я учил людей пахать, ловить рыбу, садить оливки. Ну что я им такого сделал? Я же никого не обидел. А меня схватили, забрали одежду, избили, привязали к этому вот дереву.
   А что это там за фигура на горизонте? Кто-то высокий, волосы до плеч, в одной набедренной повязке. В его руках большая палка и какая-то тряпка. Кто же это? Не могу вспомнить. Может это Герахл? Может быть? Сын какого-то то ли рыбака, то ли пахаря. Очень сильный человек. Очень способный ученик.
  -- Герахл, - позвал я. Во рту было сухо, губы потрескались на солнце. Скалы ответили эхом: "Ахл, ахл, ахл". Может мне уже мерещится. Да на солнце, второй день ещё эти птицы. Но нет, Герахл посмотрел на меня.
  -- Я, это, я, - ответил он и ускорил шаг.
   Вот он уже подошёл ко мне. Кинул тряпку к моим ногам. Палкой отогнал птиц, достал бронзовый нож и перерезал верёвки. Спаситель мой. Я опустил руки. Непривычно. Кажется, кровь от рук вообще отошла. Освободил мои руки от верёвок. Освободил ноги.
  -- Идти можешь, учитель? - сказал он.
  -- Попробую, - сказал я и двинул ногой. Нет, затекли ноги. - Я лучше сяду.
   Герахл помог мне сесть на соседний камень. Некоторое время мы сидели молча. Геракл осматривал мои раны, я молчал. Потом я спросил:
  -- За что? За что, Герахл?
  -- За что? - устало спросил он. - А вы не догадались, учитель? Теротей не хотел, чтобы его людей учили. Так бы он потерял бы власть над ними. Вот он и сказал что вы злой дух. Вот они вас и наказали. А били вас ни я, ни кто-то другой из учеников. Били вас разбойники...
  -- Какие?
  -- Теротей нанял их, они за несколько кувшинов молока да хлебов согласились, а потом потребовали ещё и нож. Вот и всё.
  -- То есть, меня наказали из зависти.
  -- Можно сказать и так, учитель. Нам пора идти отсюда. Теротей приходит сюда каждый день и проверяет вас. А мы решили вас освободить. Может он даже заметит моё отсутствие. Попробуйте походить, учитель.
   Я встал. Ноги не слушались. Я двинул ногой и чуть не упал.
  -- Пойдёте пока со мной, учитель. А потом за лесом сами пойдёте. А пока оденьтесь, - Герахл указал на тряпку. Я обвязался той тряпкой. От неё пахло молоком и навозом. - Я её хранил день в хлеву. Чтобы мать не заметила. А то исчезаю я и тряпка.
   Он взял меня за руку и мы пошли. Ступать было больно. Кто-то додумался побить меня и по пяткам. Мы прошли скалы, поля и лес. За лесом Герахл дал мне палку и сказал:
  -- Прощайте учитель. Может ещё свидимся. А вам лучше сюда больше не являться. Хотя может лет через сорок. Тогда люди будут другие. Прощайте. А мы всегда будем вас помнить. Учителя Протея. Что научил нас не только пахать и ловить рыбу, но также и думать. Прощайте, - Герахл развернулся и пошёл в лес. Я смотрел на его уходящего. Знал бы он, что его имя через пять лет будет греметь на всю Элладу. Это имя будет сохранено речи. Его будут помнить всегда. Он будет вспоминаться, как самый сильный и мудрый.
   Как только Герахл скрылся в лесу, я повернулся к полю и пошёл. Мне предстоял ещё долгий путь. Путь по всей Элладе.

2

  -- Знаете, Артём Константинович, - сказал Ростиславский, - я кое-что обнаружил.
  -- И я, кстати, тоже, - ответил профессор Ложкин. - Выкладывай своё.
  -- Итак, - начал читать Ростиславский с листа бумаги. - Ровно шестьдесят лет назад подобный случай был замечен в Воронеже. Человека чуть не расстреляли.
  -- За что?
  -- А за что тогда расстреливали? В сорок втором году был обнаружен старичок, говоривший металлическим голосом. Его расстреляли. Пустячки всякие. Так вот человек этот схватывал всё на лету. Но так как умалишенным его не признали, то выпустили через месяц в большую жизнь. В больнице он научился читать, писать и кое-что из начальной школы. Но также отмечен и другой случай. Ровно через три месяца в том же Воронеже объявился некий экстрасенс. Он лечил людей и ничего за это не брал.
  -- Так многие поступают. Гуманисты.
  -- Слушайте дальше. Сто двадцать лет назад...
  -- То есть ещё шестьдесят лет назад.
  -- Точно. В Рязани был обнаружен человек с такими же симптомами. Через шесть месяцев его тоже выпустили, он получил документы, и на этом всё закончилось. Но в той же Рязани был обнаружен человек с интересными свойствами. Он мог крутить компас, на расстоянии брызгался чернилами и всё такое.
  -- Телепат.
  -- Да. Подобные случаи повторялись каждые шестьдесят лет аж до восемнадцатого века. И каждый раз появлялся такой уникум, уходил в жизнь и в том же месте объявлялся какой-нибудь колдун.
  -- И что ты думаешь?
  -- Может какие-то газы, влияние солнца, какие-то земные циклы.
  -- Или секта.
  -- То есть?
  -- Есть такие секты, что только тем и занимаются, что встречаются, раз лет этак в сто и чем-то занимаются. А людей с самого детства готовят к этой встречи. Восемнадцатый век. Ничего не напоминает? Если я не ошибаюсь тогда была Екатерина Вторая. А чем она занималась?
  -- Не знаю.
  -- Она ввела многоцекровную систему. Появились масоны, мусульмане и тому подобное.
  -- То есть, какая-то группа занимается тем, что каждые шестьдесят лет ищет человека, при помощи чего-то лишают его памяти, так что остается один местный язык.
  -- Может даже, они его учат языку, только он этого не помнит.
  -- А, кстати, я вспомнил ещё одну особенность. Во всех случаях это был мужчина, лет двадцати, волосы у него всегда были русые.
  -- Это характерно для сект. Тем и занимались, что находили каких-нибудь беловолосых девственниц, козлов и тому подобное.
  -- А вы что обнаружили?
  -- Тоже достаточно интересно. Группа крови знаешь какая?
  -- Четвёртая резус отрицательный?
  -- Нет, первая резус отрицательный. Кто-то говорил, что по группе крови можно определить характер человека, его темперамент и национальность. Некоторые нацисты так и делали.
  -- "Айда бить кареглазых, они не русские"?!
  -- Можно сказать и так. Но это ещё ничего такого странного, слушай дальше. Когда мы провели анализ мочи и венозной крови, оказалось довольно странная ситуация. Что-то у него было не в порядке с печенью. Отвезли его в хирургию. Проверили печень, взяли образец печени. Просмотрели его под микроскопом.
  -- Химия?
  -- Если химия, то радиоактивная.
  -- Что? Большая доза?
  -- Если бы. Даже не выше естественного фона. Дело не в этом. Возраст некоторых ядов в печени знаешь сколько?
  -- Шестьдесят?
  -- Сколько?
  -- Шесть десятков лет.
  -- Шутишь! Три тысячи как минимум.
  -- Лет?
  -- А ты думал?
  -- Я слышал, что радиохронология часто ошибается. И динозавры вымерли гораздо позже.
  -- Я тоже это слышал. Но ведь это печень. Там же яды. Тем более ещё одна особенность. В районе печени у него есть шрам. Шрам рваный и тонкий. Как будто птицы кусали. Подобные шрамы ещё около желудка и почек.
  -- Как будто его привязали и оставили на съедение птицам.
  -- Именно. Так вот в районе шрама в печени встречаются три слоя.
  -- То есть?
  -- Печень регенерировала каждый раз после такой поклёвки.
  -- Отсюда и слои.
  -- Да.
  -- Прямо как у Прометея.
  -- Жаль, что Прометей всего лишь миф.
  -- А если его подвергнуть гипнозу?
  -- Можно.
  -- А как у него со сном.
  -- Спит беспокойно, но снов не помнит.
  -- Тогда гипноз.
  -- Понятно.
  -- А моё стихотворение он помнит?
  -- Ещё как. Он уже освоил математику. Алгебру и геометрию. Освоил физику, хорошо знает историю и технологию. Читает запоем, ему только книги из библиотеки носи. Я вчера посмотрел на свой формуляр, штука есть такая, куда книги записывают, четвёртый лист пошёл. Сегодня биологию попросил. Шестьсот страниц за день читает и всё запоминает.
  -- Удивительно.

Провал N2

(Палестина, 12 год до н.э.)

   Шёл я дорогой, в левой руке была котомка с моими пожитками, на поясе нож, в левой руке был посох. Справа от меня были скалы, а слева поле и лес, за которыми шумело море. Дело шло к вечеру. Впереди был поворот, за которым к моему счастью расположился город. Его огни горели как звёзды. И это хорошо. Ведь надо же мне где-то укрыться на ночь. Не буду же я спать на земле. Да ещё возле моря.
   А это кто? Он идёт на меня, а в руках у него, что-то. Длинное, продолговатое. Нож!.. Вот он подошёл ко мне. Под свет луны я его рассмотрел. Среднего роста, темнолицый человек, с растрёпанными волосами и бородой. Он идёт прямо на меня. Вот подошёл.
  -- Давай, - коротко сказал он, указывая на котомку.
  -- Ещё чего? - сказал я и уже нашёл выход из этой ситуации.
  -- Давай, я сказал, - он наставил на меня нож. Я резко схватил свой посох за среднюю часть, одним концом выбил нож, другим заехал ему по лицу. И бежать...
   Бежал я к морю. Там было моё спасение. Уже когда бежал я услышал, как он встаёт и бежит за мной. Я пробрался через поле, пробежал лес. Он всё не отставал. Далась ему моя котомка. Я прошёл лес и выбежал на берег. Вода - вот моё спасение. Я пробежал берег и остановился у воды. Посмотрел, как он меня нагоняет. Потом пошёл по воде и оглянулся. Разбойник остановился на берегу. Он ошалело смотрел на меня. Потом замахал руками и убежал.
  -- Что же ты не бежишь? - спросил я ему в след. - Я тут.
   Но он уже убежал, видимо очень далеко.

3

  -- Ну и что же нам дал гипноз? - спросил Ростиславский.
  -- А ничего? - ответил профессор. - Как будто пелена.
  -- Тогда надо глубоким гипнозом. Кстати, я обнаружил дело того шестидесятилетнего.
  -- И что?
  -- Зовут его Михаил Феликсович Проблич. Ему имя это дали. Феликсович сами понимаете откуда.
  -- И где он?
  -- Надо посмотреть в милиции. Но что же нам дадут?
  -- У меня есть связи. Где он жил?
  -- Здесь.
  -- В Москве?
  -- Да.
  -- Где в районе, где нашли этого?
  -- Нет, абсолютно на другом конце города.
  -- Понятно. Но всё равно надо попробовать гипноз.
  -- Конечно. А знаешь? Я где-то о таком случае слышал. Кажется, где-то в газете было. Но я тогда же не родился. А, вспомнил. Такое мне рассказывал академик Пригородцев.
  -- Неужели сам?
  -- Он самый. Они тоже там оказались в тупике.
  -- Всё-таки это секта.
  -- Вполне возможно, Женя, вполне возможно. И ещё эти анализы. Всё это очень странно.
  -- Мистика.
  -- Именно.

Провал N3

(Англия, 492 год н.э.)

   Светило полуденное солнце. Мы стояли на опушке леса. Мы - это я, Артур, мой учитель и воспитатель Мерлин, мой двоюродный брат Генрих и его дядя Иоанн. Заметьте, дядя был не мой, а его. Все мы стояли у камня, из которого торчала рукоять меча.
  -- Ну, - объявил Мерлин, - именно сегодня решится судьба Англии. Кто же будет её королём? Как вы помните, последний король Англии завещал трон тому, кто вытащит этот меч из этого вот камня, - Мерлин указал на камень. - Кто первый? - спросил он нас.
   Я ждал, как и велел мне Мерлин.
  -- Я, - сказал Генрих, - сейчас этот юнец увидит, как делают настоящие мужчины.
   Он подошёл камню, так что рукоять была у него под ногами. Он поплевал на руки и схватился за рукоять. Стал тянуть. Как он напрягался! Весь покраснел бедный. Он тянул меч долго. Минут десять. Чуть сам камень не поднял. Потом отпустил рукоять и отошёл от камня. Иоанн побледнел. Генрих же перебирал пальцы, так что те хрустели.
  -- Ну что ж, - сказал Мерлин. - Вы сделали свой выбор. А теперь пусть попробует Артур.
  -- Он?! - крикнул Генрих. - Если я не смог этого сделать, то это сможет четырнадцатилетний сопляк? Не смешите меня. Истинный король Англии один - это я.
  -- Он прав, - сказал Иоанн. - Ведь неизвестно как было составлено завещание, Мерлин. Ты же его передал Англии. Он сын короля, - он показал на меня, - но он очень молод. И неизвестно ничего про этот меч.
  -- Я передал завещание вам, - сказал Мерлин. - Вы его видели, Иоанн?
  -- Видел.
  -- Там была печать короля?
  -- Была.
  -- Тогда какие могут быть вопросы.
  -- Но король это Генрих.
  -- Пусть тянет Артур.
  -- Он этого не сможет.
  -- Это ещё посмотрим. Артур.
  -- Да, учитель, - сказал я.
  -- Тяни.
   Я подошёл к камню. Взялся за рукоять, передвинул её вправо, влево и меч поддался. Я вытащил меч из камня. Был он уже немного заржавевшим, но всё же это был тот самый меч. Меч моего отца. Я посмотрел на двоюродного брата и его дядю. Они от удивления открыли рты.
  -- Надо будет его почистить, - сказал я. - Заржавел уже.
  -- Это ты подстроил, - сказал Иоанн Мерлину. - Ты, колдун. Зря мы тебя тогда не сожгли.
  -- Вы завещание видели? - спросил спокойно Мерлин. - Он вытащил меч? Вытащил. Какие будут вопросы.
   Иоанну было нечего сказать.
  -- Ничего, - сказал он, - трон будет нашим. Пошли, Генрих.
  -- Колдун, - только и сказал Генрих.
   После чего они ушли. Мерлин подошел ко мне и спросил:
  -- Ну, как, король?
  -- А всё же, - сказал я, - почему он не смог, а я смог?
  -- Потому что мы вынимали его в июле. Он нагрелся и образовал трещину в камне. Тем более и этот его чуть вынул, - он указал на Генриха.
  -- Учитель, так вы уже вытаскивали меч?
  -- Конечно.
  -- А почему же не стали королём. Ведь знали, как его вытащить.
  -- Я дал обещание твоему отцу. А теперь, король, поехали в замок.
  -- Поехали.
   И мы пошли к лошадям.

4

  -- Ну и ну, - сказал Ложкин.
  -- Я подумал тоже самое, - сказал Ростиславский. - Он ещё и шизофреник.
  -- Нет, при шизофрении такого не узнаешь при гипнозе. Что-то всплывает, но не так. Скорей всего он там был и всё это видел.
  -- Да вы что? Сколько же ему тогда лет?
  -- А печень.
  -- Радиация. Изменение полураспавшихся изотопов. Но человек не может жить три тысячи лет с лишним.
  -- Но откуда же он знает год?
  -- Артём Константинович, может он наркоман. Были же случаи когда наркоманы теряли память и даже умирали.
  -- Но ведь ничего в крови не было обнаружено.
  -- Значит выветрилось. Но такого же не может быть.
  -- Женя, Женя. Ты ещё не видел наркоманов.
  -- И что? Я знаю, они и не такое видят. Он и якобы какой-то сельский греческий учитель Протей.
  -- Прометей.
  -- Но ведь его обидчика зовут не Зевс.
  -- Теротей. Всё это очень странно.
  -- Но ведь хождение по воде. Это что, правда. Не по мелям же он ходил. Средиземное море не такое уж мелкое.
  -- Не знаю, не знаю. Он уже месяц у нас. Но ведь наркотики. Началась бы "ломка". А её нет.
  -- Привыкание в некоторых наркотиках бывает и не с первого раза. Попробовал, отрубился, потерял память и всё.
  -- Значит так. А почему же он один? Других не было. Они бы обязательно появились.
  -- Появились, не появились. Он изобрёл и попробовал.
  -- Вроде бы ты не знаешь. Ведь если он такое обнаружил, то он должен был быть к этому времени профессионалом.
  -- То есть наркоманил?
  -- Да.
  -- Кстати, что там с этим Пробличем?
  -- А теперь твоя очередь извинятся.
  -- За что?
  -- Проблич пропал.
  -- Когда?
  -- За день до появления этого.
  -- То есть вы хотите сказать? Тот, который потерял память, ищёт ещё одного и сам умирает, но даёт тому память.
  -- Забирает.
  -- Забирает. Секта.
  -- А теперь смотри на ещё одно чудо, - Ложкин залез в свой нагрудной карман и вытащил пожелтевшую фотографию. - Смотри, это из дела того Проблича, - Ростиславский взял фотографию и посмотрел на неё. - Бороду убрать.
  -- Что?
  -- Я говорю, если бороду убрать нашему.
  -- То получится этот. Чертовщина.
  -- Не говори...

Провал N4

(Скандинавский полуостров, 618 год н.э.)

   Вот и пир горой. Все пируют и даже не подозревают, какой коварный план я сегодня задумал. Я Лок, великий вождь викингов. Теперь-то я им стану. Как только убью его, незаконного вождя, Балдера.
  -- А теперь, - объявил Одиин, - настоящее мужское состязание.
   Одиин, дядя Балдера. Он тоже имеет власть. Конечно, такой племянник. Но они даже не знают, какой коварный план я задумал. Где же он? А тут. Тут он, родимый. Дротик мой. Сколько трудов мне стоило сделать тебя из омелы. Так, а где же козёл отпущения? Все уже метают дротики в пень. Так, метайте, метайте. Ага, вот он. И вот я иду к нему.
  -- Ходер, - говорю я, - не хочешь метнуть дротик?
  -- Хочу, Лок, но я слеп, - отвечает он мне. - Я ничего не вижу.
  -- А я тебе помогу.
  -- Как?
  -- Я буду направлять твой дротик. Представляешь, метнёшь в пень и покажешь всем этим как надо метать. Ты же отлично метал дротики.
  -- Пока не ослеп.
  -- Но Ходер! Ты же можешь.
  -- Хорошо, но только один раз.
   И вот я помогаю ему встать. Мы подходим к толпе сзади. Я вручаю свой дротик Ходеру. Направляю его на Балдера. Балдер метнул. Хорошо. Сейчас от повернётся за ещё одним дротиком. Повернулся. Кидай! Полетел. В сердце. Все закричали. Я отбежал от Ходера. Пусть эти его накажут.
  -- Лок, Лок, - говорил Ходер, - я в кого-то метнул? Я промахнулся? Лок.
  -- Ты попал в Балдера, но ты же знаешь что он неуязвим.
  -- И хорошо, что не в Одиина.
   Только если дротик сделан не из омелы, подумал я. Так и вот они идут к этому слепому. Так. Так. Ах ты подлый. Что тебя Тор покарал. Предатель. Над Балдером уже склонилась его мать, Фриг.
  -- Лок, - сказал Одиин. - Это ты сделал?
  -- Нет, - ответил я.
  -- Ты! Ты! ТЫ! За что? Хотел быть вождём? Так, да? Схватить его и кинуть в пещеру к змеям!
   Меня схватили и повели к пещере Хваннкедкюдль. В ней ещё и холодно, над ней лежит лёд. Притащили. Закрыли выход камнем. Всё, конец. Что там такое шипит? Змея. Смерть моя будет долгой и мучительной. А Одиин станет вождём. Проклятый Ходер. Да чтоб ты оглох! Ай. Дура! Ещё и не заснула. Что с рукой? Она немеет? И ты тут ещё? Нога. Моя нога. Ай. Нога. Всё, я умер. Прощай белый свет. Я лечу в Нифлхейм!

5

  -- Ну, и какие будут гипотезы? - спросил Ложкин.
  -- Если придерживаться вашей теории, - ответил Ростиславский.
  -- То есть?
  -- Хорошо. Но эта полная фантастика.... Живёт человек, который живёт по странному циклу. Каждые шестьдесят лет он омолаживается лет до двадцати-восемнадцати, снова стареет и через шестьдесят лет снова омолаживается. Однако он становится неким экстрасенсом. И после каждого цикла его способности становятся абсолютно другими. Живёт он уже три тысячи лет, как минимум. Верно?
  -- Да, почти. Ты кое-чего не учёл. С каждым циклом его омоложение становится менее очевидным, что ли.
  -- То есть?
  -- Тогда, шестьдесят лет назад, он был моложе. А ещё тогда, сто двадцать лет назад. Ему было уже около восемнадцати.
  -- То есть, он стареет?
  -- Если можно так сказать.
  -- То есть наступит такой день, когда он будет уже сорокалетним или шестидесятилетним.
  -- Да. Но это будет не скоро.
   По коридору кто-то бежал.
  -- Ещё одна загадка. Откуда же он взялся.
  -- Может, его создал бог.
  -- И вы верите в религию. А ещё такой умный человек. Артём Константинович.
  -- Такого насмотришься и в дьявола поверишь. А может, даже и не бог. Может, он сам. Какие-то травки. Может он даже не один. Ведь подоплёка к легендам существует. Вот тебе и Локи и убийство вождя. Ты хоть знаешь как погиб Локи? Его приковали в пещере, а над ним была змея, что капала на него свой яд. Не правда ли, похоже. А покарал его Один. Скандинавский верховный бог. А король Артур. Он ведь вынул меч из камня.
   По коридору снова кто-то пробежал.
  -- А хождение по воде, - продолжал профессор. - Вот тебе и Иисус.
  -- Вы правы. Теперь остаётся самое сложное: объяснить всё это остальным...
   Дверь распахнулась и вбежала испуганная медсестра. Звали её Людой.
  -- Что? - спросил Ложкин.
  -- Из восьмой сбежал.
  -- Вот, - сказал Ложкин Ростиславскому. - Куда?
  -- Не знаем.
  -- Так, помнишь второй его бред? Женя, я знаю, где его искать.

Провал N 5

(Скандинавский полуостров, 859 год н.э.)

   Мы сидели за столом. Пили эль, ели баранину. Одним словом, старались как-то скрасить красивую, но холодную и скучную зиму Скандинавии. Рядом со мной сидели мои родственники: дядя мой Олег, мой племянник Свен, моя сестра Эрика, мои друзья, величайшие воины и вожди. То тут дверь распахнулась, и вошёл мой слуга - Эрик. Большой и очень сильный тролл. Подул холодный ветер, к нам залетел снег.
  -- Эрик, - сказал я, - дверь закрой.
   Эрик послушно закрыл дверь.
  -- Князь, - сказал он, - к вам посланник.
  -- Веди его.
  -- Сейчас.
   Эрик снова открыл дверь и вышел. Через некоторое время он пришёл с каким-то человеком. Человек был стар, с седой бородой. Одет был в шубу, а на голове большая меховая шапка, в руке держал посох. Весь он был обсыпан снегом. Видимо шёл давно и издалека. И что-то в нём было странное. После чего я понял, что события теперь повернутся круто. Ага, шапка. Шапка-то у него меховая и сам он в шубе. Шубе из куницы или соболя. Неужели росс. Если росс, то, почему такой старый, россы никогда не отпускали старых в такой путь.
  -- Проходи, гость любезный, - сказал я. - Отдохни с долгой дороги, расскажи, с чем пожаловал.
  -- Спасибо князь, - ответил он, легко изменяя наш язык. Он скинул шубу, положил её на сундук, снял шапку.
  -- И какая же у тебя ко мне новость.
  -- Князь Гостомысл умер, князь Рюрик.
  -- Давно? - спросил я. Надо же мой родственник.
  -- Три года назад. Но дело не в этом. Завещал он Русь тебе.
  -- То есть как?
  -- Он сказал: "Пусть будет княжить на Руси Рюрик. Потому как больше некому. Рюрик скрепит и сплотит Русь. Вот моё наследство".
  -- Почему же вы так долго шли?
  -- Князья начали ссориться. Поэтому собирайся в путь, князь. И как можно быстрей.
  -- Вот тебе мой ответ: как только лёд сойдёт, пойдём мы на ладьях и кноррах к Руси. А пока раздели с нами нашу трапезу.
  -- Спасибо, князь.
   Значит Гостомысл умер. Теперь я буду править Русью. Много ещё предстоит сделать. Много и многое.

6

  -- Вот и он, - сказал профессор. - Я же говорил, что он здесь.
  -- Но всё же вы ошиблись, - ответил Ростиславский.
  -- Ну и что? Главное он здесь. Вода или воздух, какая разница. Формы постоянной не имеют и то ладно.
   Они стояли на обрывистом берегу реки. А прямо перед ними шёл по воздуху тот бородатый пациент. Он шел, раскинув руки как крылья. Он даже не двигал ими, шёл осторожно. И читал стихи:
   За горами, за жёлтыми долами
   Протянулась тропа деревень.
   Вижу лес и вечернее полымя,
   И обвитый крапивой плетень.
  
   Там с утра над церковными главами
   Голубеет небесный песок,
   И звенит придорожными травами
   От озёр водяной ветерок.
   А Ростиславский и Ложкин стояли на обрыве и смотрели на него. Они смотрели и молчали. И больше никого.
  -- Бог есть, - прервал, наконец, тишину профессор. - Но не в нашем понимании. Это не большой седой бородатый дед на небесах, не одноглазый воин на восьминогом коне и даже не бородатый мужик в колеснице, что пущает молнии, - Ложкин посмотрел в глаза Ростиславскому. - Вот он бог. Живёт по какому-то циклу и с каждым циклом стареет. Быть может, он когда-нибудь умрёт. Но он переживёт меня, это точно. Вот тебе и бог. Всем богам бог.... Знаешь, я мог бы стать психоаналитиком. Снять квартиру, где бы принимал толстосумов, у которых все проблемы начинаются в голове, а заканчиваются ниже пояса. Но где же я тогда бы встретил такого человека? Народ, народ творит чудеса. В нём можно встретить абсолютно всё. Всё, что угодно.
  -- Отсюда и русская душа? - спросил Ростиславский.
  -- Душа, - воскликнул Ложкин, - душа, - сказал он уже тише. - Где она? В голове? Вот пересадку тебе сделают и вся душа. Душа - это мозг, мозг плюс внешнее тело и воспитание. Душа. Русская душа - это весёлость от пьянства, грусть от сожаления. Мы рождаемся и плачем, умираем и о нас плачут. Жалко мне его.
  -- Почему?
  -- Почему? Бессмертие, зачем нужно? Затем чтобы увидеть будущее, которого ты можешь не увидеть. А он. Он бессмертен, но он ничего не помнит, не помнит, что он делал в прошлой своей жизни. Это можно сказать, биологическая реанкарнация. Живёшь всю жизнь, потом бац, пропал и появляется новый. Это и есть жизнь. Круговорот, круг!
  -- Спираль.
  -- Почему?
  -- Потому, что ты рождаешься в новой эпохе. На новом круге.
  -- Можно и так.
  -- Артём Константинович.
  -- Что, Женя?
  -- Вы будете об этом сообщать?
  -- Я? Я мог бы исследовать его, написать кучу статей, монографий эссе, между прочим, стать академиком, получить кучу премий, в том числе и Нобелевскую, но каким путём? Препарировать его? Его же на атомы разложат. Не я, так другие. Есть же такие псевдоврачи. Лечат и калечат. Не хочу. Что это нам даст, Женя? Ты посмотри на него! Прожил три тысячи лет и что? А ничего, ему каждые шестьдесят лет дают шанс начать всё сначала. Не буду. И ты тоже.
  -- Я-то не буду, по крайней мере в ближайшие два года. Но что же нам с ним делать?
  -- А что? Оформим как амнезиста. Родственники его не найдут. Выучим его, получит документы. Всё. Иди давай отсюда. Он проживёт очередную жизнь и будет жить ещё долго. А я. Я оставил за собой учеников, тебя, наконец, оставил семью, детей, внуков, надеюсь, оставлю. Это и называется жизнью. Жизнь даётся человеку один раз, в сто лет, и прожить её надо лучше, чем предыдущую. А он. Он станет или экстрасенсом или великим воином-политиком. Будет новый Артур, Рюрик, Протей и даже может Лок, он же Локи. В этом-то и заключается жизнь, что нужно её прожить. Съесть то время, что отведено. Но съесть с аппетитом, с чувством. Жизнь. Странная штука - жизнь...

26.06 - 2.07.2000

г. Усть-Илимск

   - 8 -
  
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"