Квилл: другие произведения.

Алый Меч, глава 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 2.
   Тэлаф вздохнул. И тут же опасливо покосился на учителя, потом на соседей. За этот вздох ему вполне могли назначить Покаянную молитву как минимум. Читать же ее надо было, в знак искренности покаяния, стоя на коленях на рассыпанной гречке. Поэтому вздыхать следовало тихо-тихо, чтобы даже сидящие на лавке справа и слева ничего не заметили.
   Иначе - донесут. За правдивое изобличение вероотступников была назначена неплохая награда. А всякий, выражающий небрежение или скуку на уроке Закона - явный вероотступник...
   - Тэлаф лит Карм!
   "Ну вот..."
   Тэл вскочил с лавки.
   - Что говорится в Законе об отношении к врагам?
   - Учитель, в Законе сказано - "Прости врага твоего и зачтется тебе. Не осуждай и не желай зла ему, ибо убог разум человеческий и не в силах судить, кто наказания достоин".
   - Почему же тогда Ревнители не нарушают Закон, вынося приговоры еретикам?
   "Пронесло, мог бы и что посложнее спросить"
   - Учитель, Закон говорит - "Смерти заслуживают враги не человека, но Вседержителя. Будь беспощаден к врагам Его и зачтется тебе. Истреби их всюду, где встретишь, и жен, и детей их, и весь их род до седьмого колена истреби беспощадно".
   Истреби... Однажды, года два назад, Тэлу довелось видеть необычный Суд. В тот раз пойманных еретиков не стали испытывать огнем или водой. Их - троих мужчин и одну женщину, обвиненных в колдовстве и хранении запрещенных артефактов - просто вывели в центр площади. Брат-Ревнитель в неизменной белой рясе снял с них кандалы и крикнул собравшимся смотреть на казнь:
   - Эти люди нарушили Закон! Поступите с ними, как надлежит поступать с врагами Вседержителя!
   Толпа, жадно ловившая его слова, на мгновение застыла, а затем хлынула вперед. И странное дело - Тэл, наблюдавший за площадью с высоты старого чердака, не смог различить в этой массе отдельных людей. Взгляд выхватывал только воздетые руки, оскаленные в крике рты и глаза. Целое море глаз - бездумных, исполненных ненависти и абсолютно неотличимых друг от друга. Тэлаф содрогнулся, увидев, как тела еретиков перестают дергаться под бесчисленными ударами, утрачивают даже подобие жизни, сломанными куклами валятся в пыль... Но в настоящий ужас его привели именно эти глаза - они просто не могли принадлежать людям. На площади с радостным ревом терзала жертву тысячеликая Тварь.
   В этот день он впервые решился прийти к Орву...
   Учителя ответ удовлетворил. Отец Паггот больше всего любил краткие ответы, предпочтительно точные цитаты из Книги Закона. На любую попытку учеников высказать какие-то свои мысли, учитель обычно отвечал обвинениями в самовольном толковании Закона. Это порицалось не столь строго, как искажение Закона (за такое могли записать и суточное Бдение), но тоже было весьма и весьма чревато. Так что большинство предпочитало зазубривать наизусть отрывки Книги, не особо вникая в прочитанное и не задумываясь над смыслом. Тэлаф тоже пробовал так делать. Но получалось плохо - куски текста казались ему достаточно противоречивыми. Если Вседержитель создал всех тварей, водных, земных и небесных, то почему Закон призывает уничтожать тех, кто не принадлежит к человеческому роду? Если Он всемилостив, как можно вызвать Его гнев? Сначала Тэл обращался с вопросами к учителям. Учителя отвечали по разному, в зависимости от степени добродушия. Либо снисходительно напоминали о непостижимости Божественной мудрости Закона убогим человеческим разумом; либо открыто интересовались, не хочет ли он, Тэлаф лит Карм, слушающий третьей ступени школы при Храме Амарга Неустрашимого, пополнить собой список изобличенных вероотступников? Пришлось искать ответы самостоятельно. Процесс поиска и анализа информации был тяжелым, но увлекательным делом. И довольно скоро мировоззрение парня стало сильно отличаться от того, которое изо всех сил пытались культивировать в нем наставники.
   Между тем, урок подошел к концу. Короткая молитва, обязательный поклон мощам Амарга Неустрашимого при выходе из храма и - свобода! Относительная. По улицам слушающим надлежало передвигаться шагом, в аккуратно застегнутом форменном плаще, не заводя между собой громких разговоров и должным образом приветствуя служащих Вертикали и Братьев. И все-таки, это была свобода. Потому, что можно было свернуть в боковую улицу, затаиться за углом, дождаться прохода патруля и попасть в Старые Кварталы.
   Сразу после Объединения все города подверглись капитальной перестройке согласно единому плану. Обязательным было наличие ратуши, Храма, складов, армейских казарм и какого-либо предприятия в зависимости от специализации города, плюс определенного числа жилых домов. Теоретически, все прочие постройки подлежали сносу. Но руки у городского отдела Вертикали до этого проекта как-то не дошли. Ограничились разрушением хибарок, лепившихся к городской стене снаружи. Внутри же мастерские и лавки, таверны и особняки аристократов просто забросили, позволив населению понемногу разворовывать из них камень. Эта практика и породил Старые Кварталы - скопища построек двухсотлетней давности, кое-где разрушенных, грязных и ободранных, но еще вполне пригодных для того, чтобы в них прятаться. Чем с успехом пользовался Орв.
   Осторожно пробираясь между грудами битого кирпича, Тэл в который раз тщетно пытался понять, кем же все-таки был этот самый Орв. И в который раз осознавал, что эта загадка ему пока не под силу. Достоверно об этом человеке (человеке ли?) можно было сказать немногое. Во-певых, он был умен. Достаточно умен чтобы в течение многих лет скрываться от любых попыток Ревнителей себя поймать, обосновавшись практически у них под носом. Во-вторых, он был стар. Старше любого, кого знал Тэл и любого, кого знал кто-то из его знакомых. Среди тех, кто регулярно навещал затворника, ходил слух, что он пережил еще Объединение. Ну и, в-третьих, Орв обладал множеством разнообразных достоинств, среди которых совершенно точно не было лишь одного - вежливости.
   Тэл остановился напротив развалин храма Зегеллы. В отличие от других строений, храмы разрушали со всей возможной тщательностью. От этого вообще не осталось ничего, кроме выжженного фундамента. На первый взгляд. Тэлаф оглянулся по сторонам. Никого. Парень нагнулся и вытянул из-под камня конец недлинной веревки. Второй ее конец был намертво вделан в идеально пригнанную и замаскированную крышку люка. Тэл покрепче уперся ногами в землю и потянул изо всех сил. Крышка приподнялась тяжело, но совершенно беззвучно. Еще раз оглядевшись, парень нырнул в люк.
  
   Телепортация казалась совершенно не такой, как ее представлял себе Олег. Вместо радужных вспышек, мерцания звезд или потоков молний, вокруг была абсолютная темнота. Черная и непроницаемая. Олег не чувствовал своего тела, да и было ли оно, это тело? Единственным, что связывало его с покинутой реальностью, было ощущение присутствия Меча. Правда, сейчас его Сенешаль молчал. Хранитель ощущал его сгустком холодного бешенства, перемешанного с досадой и раздражением.
   "Сен? Что случилось?"
   "Сожалею, сир. Вместе с вами в портал попала девушка, бывшая аватарой Танцующего-в-Дождь"
   "М-да..." - протянул задумчиво Олег, - "Хреново. И что нам делать?"
   "Мы ничего не можем сделать. Более того, я не знаю, куда именно ее выбросит"
   "Совсем весело..."
   По правде говоря, парень чувствовал себя очень неуютно. Некоторое время оба молчали. Первым паузу нарушил Олег.
   "Сен, так что там с этим... архонтом? Почему он жаждет меня прикончить?"
   "Это давняя история, сир. Когда-то он был обычным покровителем иерархии Воды регионального уровня..."
   "Покровителем? Иерархии?"
   "Хорошо, сир, объясняю подробнее" - голос Меча был бесконечно терпелив - "Миров - великое множество. В большинстве из них существуют маги - существа, способные оперировать теми или иными видами энергии напрямую, без использования технических устройств. Иногда маги одной Стихии объединяются, чтобы совместными усилиями привести общество, в котором они живут, к идеальному, с точки зрения их морали, состоянию. Такие организации и называются Иерархиями"
   "Погоди! Чего пытаются добиться о людей светлые и темные маги, понятно. Темным нужны отрицательные эмоции, светлым - положительные, так? А как могут воспитывать людей иерархи Воды, если они получают силу прямо из природы? И зачем им это нужно?"
   "Сир, вы не учитываете один момент. Стихия не сводится к своему непосредственному воплощению на материальном уровне. Те же Свет и Тьма были бы просто наличием либо отсутствием потока фотонов, если бы в сознании людей они не приобрели такого сакрального значения. Это касается и других Стихий. Кстати, на Земле когда-то тоже существовали иерархии четырех Стихий. Воды - в Скандинавии, Земли - в Китае, Воздуха - в Южной Америке и Огня - на Ближнем Востоке".
   "Здорово! А почему они исчезли?"
   "Были вытеснены Светом и Тьмой. Людям оказалось гораздо легче разделять мир на два цвета, чем на четыре и больше. А ведь именно за людей шла основная борьба. Пока силы Иерархий были равны, конфликт протекал как противоборство философий и религий - напряженное, но почти бескровное. Но человечество росло, росла и Сила, которую оно вливало во вселенский круговорот. В конце концов, стихийники не могли больше поддерживать равновесие за счет природных Источников. И тогда их смели. Это произошло в начале Новой эры. Затем около полутысячи лет Свет и Тьма оспаривали друг у друга первенство, пока не... впрочем, речь не об этом. Пока вам все ясно, сир?
   "Про Иерархии понял. А кто же такие покровители?"
   "Маги, достигшие определенной степени могущества и слившиеся со своей Стихией. Понимаете, сир, коллективное бессознательное влияет на Стихию, а Стихия - на тех, кто пропускает ее через себя. Приведу пример. Обычного человека можно толкнуть к Свету или к Тьме достаточно легко. Мага - гораздо труднее, необходимы достаточно сложные ритуалы или глубочайшее душевное потрясение. Когда маг отбрасывает абсолютно всё животное - или, если хотите, человеческое - Стихия поглощает его. Приобретая несоизмеримую с простым магом силу, он частично теряет личность и практически полностью - свободу воли. Он становится ангелом, демоном или, например, одним из младших богов"
   "А этот... Танцующий?"
   "Как я уже говорил, Танцующий-в-Дождь - архонт, покровитель иерархии стихии Воды. Когда-то под его защитой находилось небольшое, но достаточно сильное государство. Он был очень добр к ним, сир... Когда-то Танцующий и сам жил среди них, а после Вознесения не забыл свой народ. Но, как это часто бывает, слишком большая поддержка сказалась на Сулинтаре плохо. Чувствуя за спиной силу архонта, они стремительно расширяли свою территорию завоевательными войнами, иерархия Воды была только "за". соседи не могли противостоять силе покровителя... В конце концов, на них обратил внимание Алый Охотник. Попытка переговоров ничего не дала - Сулинтар был опьянен своими успехами, его элита посчитала, что они могут бросить вызов даже Владыке. Они ошиблись, и ошиблись смертельно. Сулинтар перестал существовать"
   "В каком смысле?" - переспросил Олег. Он с трудом мог себе представить, каким образом можно уничтожить целую страну.
   "В самом прямом, сир" - голос Меча был по-прежнему безукоризненно вежлив, но Хранителю почудилась в нем нотка насмешки, - "Столица была взята Рубиновым Легионом меньше, чем за час. Еще три часа ушло на то, чтобы локализовать магов и командиров войск, не пожелавших принять бой. Танцующий-в-Дождь мог остаться в стороне. Но он решил сражаться - на его глазах убивали его народ. Ваш предшественник бился с архонтом сам, и еще тысячу лет об этой битве слагали песни... А тогда они до основания разрушили столицу Сулинтара, пытаясь уничтожить друг друга"
   Возможно, это было игрой уставшего от темноты воображения, но перед Олегом словно мелькали картины давно прошедшей эпохи. Он вгляделся пристальнее.
   Незнакомый город горел. Пылали дома, с сухим треском осыпались крыши, свечами полыхали охваченные огнем башни, и по растрескавшимся акведукам вместо воды тек тот же огонь. В этот день в столице не осталось мирных жителей - все, кто не желал драться, имели возможность покинуть город. На улицах группы солдат с гребнями на шлемах отчаянно отбивались от странных демонических существ. Солдат возглавляли маги в синих одеждах, тщетно пытающиеся восстановить хотя бы видимость порядка и дисциплины. А с темных небес на город изливался алый дождь. Каждая капля его была хаосом и разрушением, сгустком кроваво-красной ненависти Предела. И там, где они падали, больше нечему было гореть.
   В небе сходились в противоборстве две Силы. Грозовые тучи стекались со всего небосвода к маленькой ярко-красной точке, пытаясь ее погасить. Бесполезно. Вода не могла причинить вреда Триединому Владыке, ведь Предел вмещал в себя все стихии. Алый Охотник бил в ответ рубиновыми молниями, поражая противника вихрями чистой Силы, но Танцующий упорно сопротивлялся. Темно-зеленый поток прочертил небосвод и обрушился на средоточие алого света. Стремительный маневр уклонения - мятежный архонт зачерпнул силу Предвечных Вод, а этот аналог Первородного Пламени представлял опасность даже для Владыки. Алый Охотник развернулся, чтобы контратаковать, но было уже поздно. Танцующий-в-Дождь бежал.
   "А что было дальше?" - с любопытством спросил Олег, немного привыкнув к возможности общаться не словами, а образами.
   "Танцующий бежал из Красного Мира через Пробой. И не показывался еще в течение нескольких тысяч лет. А затем вернулся таким, как сейчас - многократно более могущественным и абсолютно безумным. Сама суть его силы изменилась, а ведь для покровителя это почти невозможно. Теперь его называют Ангелом Забвения".
   "Что это значит?"
   "Когда отчаяние захлестывает с головой, когда беспросветная тяжесть наваливается со всех сторон, когда кажется, что хуже уже быть не может, а в голову закрадываются мысли о самоубийстве - появляется он. Он приходит не ко всем, нет. Только сильные неинициированные маги могут неосознанно призвать Танцующего-в-Дождь. Он приходит и предлагает сделку - тело мага в обмен на избавление от боли. Человека будто вычеркнет из жизни, родные и друзья не вспомнят о нем, момент перехода за грань будет быстрым и легким, нужно только согласиться... Большинство отказываются, и он стирает им память о своем визите. Согласившиеся становятся его воплощениями - аватарами. На что они способны, вы уже видели, сир".
   "Ничего себе... Слушай, ты упомянул..."
   "Прости, что прерываю вас, сир, но мы уже прибыли".
   И действительно, Олег начал различать впереди тусклый свет, с каждой секундой становившийся все ярче. Стремительным рывком появилось ощущение собственного тела, и уже в последний миг парень услышал что-то вроде: "до чего же настырный юнец...". А потом он сделал шаг вперед и впервые увидел небо иного мира.
  
   Брога спасло то, что он всегда спал очень чутко. Это качество нередко помогало ему во время службы, и даже годы мирной жизни не притупили бдительности бывшего Экзекутора. Еще не открыв глаза, он понял, что скрип досок в коридоре вызван не постояльцами трактира. Слишком тихо шли. Несколько человек, в специальной обуви и хорошо натасканные. А значит, предстояла драка. Кто они и кто их послал - сейчас неважно, можно разобраться позже. Чувствуя, как адреналин огненной волной разбегается по телу, Брог криво ухмыльнулся.
   "Посмотрим, ребята, кого лучше учили..."
   Тихое звяканье за дверью - ключ либо отмычка. Брог осторожно приподнял одну из половиц и достал короткий широкий нож. Привычку спать на полу он приобрел, периодически находя то ядовитый шип в тюфяке, то непонятного назначения отверстие над кроватью. Визиту Экзекуторов местные жители были рады далеко не везде.
   Брог уложил доску на место и спрятал руку с оружием под одеяло. Дверь бесшумно отворилась. Мужчина сосредоточился, пытаясь на слух определить точное число "гостей". Похоже, трое. И еще один или два обязательно страхуют снаружи. Много. Чертовски много для немолодого трактирщика. Один из убийц - не комнату же они пришли снять, в самом деле - замер в дверях, остальные двое стали медленно приближаться, расходясь в стороны.
   "Пора!"
   Кинжал загудел, рассекая воздух, и по рукоять вошел в грудь стоящего в дверном проеме. Брог пнул под колено второго убийцу и перекатился по полу, выходя из-под удара третьего. И только в этот момент он позволил себе открыть глаза.
   Трое. Брог узнал в "гостях" компанию наемников, остановившихся в трактире вечером. Один, уронив небольшой арбалет, осел на пол с ножом в груди, второй хватался за разбитое колено, а вот третий успел сориентироваться и теперь надвигался на трактирщика. Убийца перекидывал из руки в руку длинный кинжал. Судя по всему, он был умелым бойцом и мог зарезать отнюдь не только спящего. Брог принял боевую стойку. Его противник не потерял бдительность - он уже видел, на что способен "старый трактирщик" - но все же слегка расслабился. Ревнители из Ордена Тени выходили с одним кинжалом против мечника в полном доспехе. И побеждали. Убийца не сомневался в исходе схватки.
   За миг до неизбежного удара, Брог резко качнулся вперед и... плюнул Ревнителю в лицо. Тот инстинктивно зажмурился и дернул рукой, прикрывая глаза. Всего на секунду, но бывшему Экзекутору этого хватило. Захват, залом, бросок - и убийца врезался головой в ближайшую стену, а оружие из его руки перекочевало к Брогу.
   "Грязный трюк? Прости, по-другому не умею".
   Брог перехватил кинжал метательным хватом и развернулся к последнему оставшемуся в живых врагу. Вовремя - тот уже целился в него из миниатюрного пружинного самострела, который до этого прятал в рукаве. Экзекутор по опыту знал, что "рукавная стрела" обладает чертовски малой дальностью и ничтожной пробивной силой, зато ее снаряды практически всегда несли на себе сильный яд. Не лучший расклад, но...
   - Яд действует не мгновенно, - спокойно произнес Брог, - Я успею метнуть нож. Спорим на твою жизнь, что попаду?
   - Тебе все равно не уйти живым, - убийца старался говорить так же ровно, но от волнения и боли в ноге его голос срывался.
   - Допустим, - Экзекутор казался совершенно невозмутимым, - но вот тебя это уже не спасет.
   Несколько секунд они бодались взглядами. Оба понимали - за любым ударом последует не менее смертоносный ответ. Наконец, Ревнитель слегка опустил глаза, не переставая, однако, целиться в Брога.
   - И что ты предлагаешь? - кривая усмешка порезала бледное от напряжения лицо убийцы.
   - Ты медленно идешь к окну, держа меня на прицеле. Я так же медленно иду к двери и выхожу в коридор. Внизу наверняка караулит кто-то из ваших, но это уже мои проблемы. Согласен?
   Поспешный кивок. Слишком поспешный...
   Брог начал отступать вдоль стены. Убийца, словно в зеркале, повторял его движения, скользя к окну. Экзекутор добрался до дверного проема, потянулся, чтобы приоткрыть дверь... и вдруг резко метнулся вбок, выбрасывая вперед руку с кинжалом. Над его плечом звонко стукнул в стену дротик. А неудачливый убийца уже падал, заливая пол кровью из распоротого горла.
   - Зря, - произнес трактирщик, привалившись к стене. Все-таки он уже очень давно не сражался, возраст давал о себе знать, - Зря. Я пытался играть честно.
   Брог вздохнул. Затем подошел к сундуку в углу, отодвинул его и некоторое время пытался вытащить что-то из потайной ниши в стене. Наконец, он выпрямился, держа в руке то, что долгие годы не доставал на свет. Луч света скользнул по широкому лезвию топора. Двуручного боевого топора Экзекуторов.
  
   В каменном колодце было темно. Тэлаф оперся плечом о стену и приготовился ждать. Он уже знал, что в это время Орв выбирает для него маршрут. Сразу за дверью начинался целый подземный лабиринт тоннелей, переходов и галерей. Двигаться по ним самостоятельно было невозможно, и это надежно ограждало старика от тех, кого он не ждал. Любители прогулок на свой страх и риск обычно через несколько минут возвращались к входу. О не вернувшихся Тэл не слышал, хоть это и не означает, что их не было...
   Ну наконец-то. На стене неярким зеленым светом зажглась длинная, мастерски нарисованная стрела. Тэл затаил дыхание от восхищения. Хоть он и видел подобное уже дважды, подросток до сих пор не мог привыкнуть к фокусам Орва. Это была магия - настоящая магия! Тэлаф читал, что раньше, до Объединения, маги покоряли пространство и время, призывали демонов и подчиняли стихии. Но все это настолько мало соотносилось с известным ему миром, что воспринималось, как красивая сказка. А стрелка - вот она. Можно подойти, потрогать, вот только некогда. Пора идти. Тэл энергично зашагал в указанном направлении, а стрелка побежала по стене чуть впереди него. Ее света вполне хватало, чтобы не споткнуться, а других причин для беспокойства в идеально чистых, сухих и ровных тоннелях не было. Кто и каким образом ухитрялся поддерживать их в таком хорошем состоянии, было одной из многочисленных загадок этого, и без того очень странного, места.
   Первые несколько метров коридор вел прямо вперед, а вот затем начинал ветвиться и петлять. Запоминать путь было бесполезно - призрачная стрела вела гостя около пятнадцати минут, поворачивая чуть ли не каждые десять секунд. По словам старших товарищей, бывавших здесь не один десяток раз, маршрут никогда не повторялся. Собственные наблюдения Тэла это только подтверждали. Ему даже казалось, что не только путь в тоннелях, но и они сами меняют свои очертания, создавая каждый раз совершенно иной лабиринт. Тэлаф решительно гнал эту мысль - не может такого быть, но она упорно возвращалась.
   Впереди показался слабый свет. Тэл ускорил шаги, а стрелка, мигнув на прощание, погасла. Парень повернул за угол и чуть не уткнулся носом в дверь. Массивную дубовую дверь с медными заклепками. Какой бы извилистой не была дорога, она всегда выводила к этой двери. Потянув за массивное кольцо, Тэлаф распахнул дверь и вошел.
   Первое, что бросалось в глаза вошедшему, были книги. До первого визита сюда, Тэл даже представить себе не мог, что такое количество книг вообще существует. Большинство его знакомых ограничивалось одной Книгой Закона, самые набожные прибавляли к ней Молитвенный Свод и собрание изречений Иерархов. О том, что существуют книги не об Истинной Вере, он тоже узнал именно здесь. Тогда бесконечные ряды книжных шкафов, забитых сверху донизу, повергли его в трепет. Хозяина он заметил не сразу... а зря.
   - Кого там Алый принес?!
   "Да", - подумал парень с улыбкой, - "Кое-что здесь точно никогда не меняется".
   Орв всегда пребывал в плохом настроении. Оно могло только колебаться между умеренно-брюзгливым и яростью разбуженного демона. И судя по всему, сейчас старик был ближе к последнему.
   - Почтенный Орв, это я.
   Из-за полок вынырнула фигура в мешковатом красном балахоне с капюшоном. Собственно, кроме того, что хранитель библиотеки был среднего роста и некрупного телосложения, о его внешности ничего сказать было нельзя - все подробности скрывали складки просторной одежды, чем-то напоминающей рясы Братьев. Но никого, кто меньше походил бы на служителя Церкви, подросток не знал.
   - Так чего приперся-то?
   Это было сказано на порядок спокойнее. К Тэлафу старик относился не то чтобы хорошо, но достаточно терпимо. Все-таки тот был самым младшим из постоянных гостей его жилища, да и вышел на Библиотеку практически сам.
   - Как обычно, почтенный, как обычно.
   - Ладно, садись. Сейчас принесу...
   И уже через минут он сидел за массивным дубовым столом, а перед ним возвышалась стопка книг. Тэл бережно провел пальцем по истершимся, но сохранившим следы позолоты корешкам. "Диалоги о Рунах" эриля Ларгена, "Теоретическая магия" Корнелиуса Монийского, "Песни и сказания эльфов" Орвийта Старшего... "Взгляд на роль Церкви Вседержителя", за издание которой автор был сожжен на костре из своих же книг. "Легенды об Алом Охотнике", строжайше запрещенная к распространению и хранению. И многие, многие другие.
   Тэл подвинул к себе "Хроники безумия". По сути, это была не книга, а переписанный от руки дневник тессийского мага. Открыв потрепанную тетрадь в кожаном переплете, парень погрузился в чтение.
   "Все оказалось хуже, чем мы думали. Соединенная армия Старших народов уничтожена. Свидетели не смогли описать подробностей, но, судя по всему, церковники применили какую-то неизвестную магию. Иерархи объявили поход против еретиков - похоже, в их число входят все страны полуострова. Правители Саммата, Церры, Линта и Манхивии собираются во дворце Императора Тессийского. Из Города Меча нет ответа - что у них там случилось? Неужели опять набег? Как же не вовремя... Впрочем, должны справиться и без эарритов. Если самматцы уговорят помочь своих волхвов, если Линт не пожалеет стрелков и машин, если Император успеет собрать кавалерию и боевых зверей, если, наконец, церранские торгаши согласятся дать денег на военные расходы... Проклятье, как много этих "если"! Но все, что было в наших силах, мы сделали. Остается лишь ждать и надеяться.
  
   Сегодня ходил в город. В Фурахе неспокойно. Говорят о странной активности среди Трудящихся. Похоже, они что-то пронюхали о грядущей войне и собираются под шумок устроить побег. Не слишком радостная новость, но на фоне остальных - сущая мелочь. Воители не должны допустить крупных волнений. Похоже, правителям, наконец, удалось договориться. Завтра во дворце собирают магов и верхушку армии.
  
   Проклятье! Это, вероятно, моя последняя запись. Нас предали. Трудящиеся подняли восстание. Мятеж был тщательно подготовлен агентами Ладонара - для импровизации слишком быстро, слишком организованно и... слишком много магии. Дворец под колпаком антимагической блокады. Связь с другими городами потеряна. Большая часть гарнизона была вырезана еще ночью.
   Этот кошмар начался около полуночи. Восставшие подожгли арсенал, казармы стражи, многие особняки знати и начали погромы. Люди и животные в панике метались по горящим улицам, а группы мятежников подавляли последние очаги сопротивления. Я помню, как толпа забрасывала камнями десяток Воителей, а тощий и грязный оборванец, забравшись на телегу, с издевкой декламировал строки священного гимна:
   "Вот они, Воители, славные и изобильные подвигами, могучие и яростные, пребывающие в заботе о защите державы!
   Вот они, Клинки Богов, блистающие сталью доспеха, в совершенстве владеющие всеми родами оружия!
   Вот они, Достославные, безупречно поражающие врагов в пешем строю, со спин животных и с колесниц, находящихся вблизи и вдали!
   Вот они, обладающие несравненным искусством битвы и сильнейшие из всех людей!"
   И он смеялся, боги, как он смеялся...
   Я смотрю на эту кровавую вакханалию из угловой башни дворца. Я вижу гибель не города и не страны. Это смерть всего привычного нам мира. Восставшие не грабят, не выдвигают требований, не берут в плен. Они просто уничтожают все, что хоть немного связанно с аристократией или магами. Тесс станет частью Ладонарской Унии, и огонь поглотит последнюю память о некогда великой империи. Без поддержки Императора ни одна из стран не сможет противостоять церковникам. Дворец штурмовали уже три раза. Боюсь, что четвертого приступа он не выдержит. Я прячу дневник в надежном месте и иду на стену. Надеюсь, когда-нибудь мои записи помогут тебе не повторить наших ошибок.
  
   Тэлаф отложил дневник. Он долго смотрел на пламя свечи, и мысли его были далеко отсюда. А из дальнего угла библиотеки на него смотрел Орв. Любому, кто знал вздорного библиотекаря, это показалось бы невозможным, но... старик улыбался.
  
   Небо. Непривычно яркие и крупные россыпи созвездий на темно-синем бархате. Мириады и мириады звезд - почему на Земле их было меньше? Почему он вообще так редко видел звезды в своем родном мире? И так редко смотрел в небо...
   "Потому что только сейчас, при переходе, я устранил ваш сколиоз".
   "Зараза ты, Сен" - разочарованно вздохнул Олег, - "Такой момент испортил".
   "Простите, сир, но... я - Превращающий Радости. Я не могу по-другому".
   Оторвавшись от созерцания иномирового неба, Олег огляделся по сторонам. Он стоял на невысоком холме, а вокруг до горизонта простирался лес. Обычный и необычный одновременно - он был похож на те леса, куда парень время от времени выбирался с друзьями на ролевки и пикники, но все же чем-то решительно от них отличался. Практически земного вида луна заливала верхушки деревьев призрачным зеленоватым светом, и ветер раскачивал их, наделяя подобием собственной жизни. Этот лес хранил свои, древние и жутковатые тайны, и не собирался делиться ими с людьми.
   Но внимание Олега привлекло другое. У подножия холма, на котором он стоял, находился небольшой, около двух метров высотой, шест. Он был ясно различим в темноте, так как его поверхность неярко светилась красным. Левее - еще один. И еще...
   "Меч, что это?"
   "Защитные артефакты. Сир, обернитесь".
   Олег резко развернулся. Ничего опасного за его спиной не оказалось. Просто камень, грубое гранитное ложе. И человеческое тело на нем. Мертвецов Олег не то чтобы боялся, но все же несколько робел - как и любой, кому нечасто приходится их видеть. Но лежащий отчего-то был непохож на мертвого, хоть и совершенно точно не был живым - он словно пребывал по другую сторону круговорота жизни и смерти. Все это просто не имело к нему отношения. Внешне совсем еще молодой мужчина казался полностью умиротворенным. Как будто лег отдохнуть после долго трудового дня. На теле не было видно ни ран, ни иных следов смерти. И лицо его дышало покоем, который больше свойственен древним горам, чем людям.
   "Ты знаешь, кто это, Сен?"
   "Конечно, сир. Это Вейраэль, ваш предшественник. Предыдущий Алый Охотник".
   Олег растерялся. После того, что рассказывал ему Меч о возможностях Владык, об обретаемом ими могуществе, казалось странным увидеть одного из них вот таким - лежащим на камне под открытым небом.
   "Почему... так?" - спросил Олег, не зная, как правильно задать вопрос.
   "Ему просто было всё равно".
   Меч прекрасно понял Хранителя. По правде говоря, он и сам ощущал нечто похожее на тихую грусть. Он помнил каждого Красного Владыку еще вот таким же щенком, не знающим вкуса крови. При нем они вырастали, становясь гордыми, могучими и бесстрашными воинами, мудрыми магами, властными правителями миров. И на его глазах - хотя какие глаза у меча - уходили. Туда, куда нет доступа даже Мечу Предела. Оставляя Превращающего Радости наедине с собой и вечностью. Именно поэтому он предпочитал не слишком привязываться к каждому новому Хранителю, выбирая деловые отношения вассала и сюзерена. Что, как признавал он сам, не очень-то помогало... Не дожидаясь вопроса, Меч начал рассказывать:
   "Вейр был одним из лучших. Острый ум и способности к магии помогли ему в поиске Дракона, а сильная воля не позволила превратиться в чудовище. Еще до Слияния он многое сделал для этого мира. Вейр искренне желал добра всем, живущим на Кхаэрте и был достаточно умен, чтобы понять - при тогдашнем уровне развития нечего было и мечтать о более-менее нормальной жизни для хотя бы для большинства. Феодальный, а кое-где и рабовладельческий строй, дикие законы, полная анархия или жестокая тирания... И Хранитель, уже пройдя Слияние, попытался изменить Кхаэрт к лучшему. Самое странное, сир, что ему это удалось"
   "Правда?" - Олег непритворно удивился. Он неплохо знал историю и хорошо помнил, чем заканчиваются попытки одного человека резко изменить сложившуюся социальную систему.
   "Да. Все-таки он был истинным Владыкой Предела... Требовалось не так уж много. Всего лишь напомнить народам этого мира пару истин. Действовать приходилось очень осторожно - резкие шаги могли быть только во вред. И он смог. Смог доказать необходимость развития, стремления к совершенству. Он показал Путь - разный для всех, но ведущий к единой цели. Это была титаническая работа, на грани даже его возможностей, но он справился. Почти.
   Оставалось лишь дождаться, когда его идеи приживутся и дадут плоды. И тут Вейр внезапно ощутил себя... лишним. Ему просто нечего было больше делать в Кхаэрте. Когда-то один из ваших, сир, родичей, Владыка Черного Предела, очень четко сформулировал способ навсегда избавиться от прихода Хранителей. Достаточно сделать так, чтобы мир перестал в нем нуждаться. И Вейраэль, не видя смысла длить свое существование, решил уйти".
   Ночной ветер трепал короткие светлые волосы бывшего носителя Духа. Человека, получившего власть над миром и бессмертие. Добровольно отказавшегося от того и другого. Глядя на него, Олег испытывал противоречивые эмоции - жалость к тому, кто не смог увидеть воплощение своей мечты. И уважение - к тому, кто сделал все, чтобы ее воплотить.
   Парень коснулся рукой гранитной плиты. Словно обещая доделать то, что не смог завершить Вейраэль... Неожиданно под его пальцами плита отозвалась коротким металлическим звяканьем. Возвращаясь мыслями к реальности, Олег с удивлением посмотрел на свою руку и обнаружил на указательном пальце кольцо. Широкий медный перстень с затейливой резьбой и красным драгоценным камнем.
   "Что это? И, кстати" - добавил он, покрутив головой в поисках Меча, - "где ты?"
   "Непосредственно у вас на пальце, сир. Это мое нормальное внебоевое состояние".
   - Забавно... - протянул Олег, рассматривая новый облик своего оружия.
   "Вам еще повезло", - продолжил Меч,- "Большинство моих сородичей предпочитают тело Хранителя в качестве ножен. Конечно, используют субпространство при этом, но все равно приятного мало..."
   "Хм... А как тебя трансформировать обратно?"
   "Просто представьте меня у себя в руке"
   Олег снова посмотрел на перстень, опустил руку и вообразил, что в ней находится клинок. И тут кольцо начало быстро увеличиваться, словно растекаясь по кисти, формируя рукоять и защитную дугу. А самоцвет стремительно прорастал вперед, раздавался вширь, обретая черты уже знакомого рубинового клинка. Секунда - и Меч обрел свой истинный облик.
   "Видел я складные ножи, но складной Меч - в первый раз"
   Олег не удержался от искушения еще раз оглядеть невероятно красивое оружие от кончика до рукояти. Внезапно что-то на земле привлекло его внимание. Парень нагнулся и поднял странной правильной формы серый камень - нечто вроде пирамиды со срезанными углами. На каждой грани были нарисованы символы, не похожие ни на один известный Олегу алфавит.
   "А это еще что?"
   "Ключ. Ключ от сети порталов, разбросанных по всему Кхаэрту. Вам удивительно повезло, сир. С его помощью мы сможем..."
   Сен резко замолчал. По лезвию пробежала волна красного света.
   "Простите, что ввел вас в заблуждение. Боюсь, за те столетия, что камень пролежал здесь, его заряд истощился. Теперь придется искать источник энергии или просить о помощи мага Предела..."
   "Мага?" - удивился Олег, - "Так ведь я же и сам..."
   Меч ничего не успел сказать. Парень, смутно запомнивший процесс колдовства по недавнему приступу драконьего гнева, потянулся к тлеющей внутри него искре Красного Предела и... в голос закричал от дикой боли, пронзившей все тело. Ощущение заживо сдираемой кожи было настолько ярким, что ему потребовалось немало времени, что он не сразу пришел в себя. Между тем, в голове Олега продолжал звучать безэмоциональный голос Меча.
   "Сир. Во время боевого транса вы оперировали слишком мощным для вас потоком Силы, и энергоструктура вашего тела получила значительные повреждения. Чтобы восстановиться, ей понадобится некоторое время. На этот период вы должны полностью воздерживаться от применения магии Предела, и я был вынужден ограничить вам доступ к ней, поставив болевой фильтр"
   "Так это твоих рук... тьфу, клинка... короче, ты сделал?!"
   Олег поднялся с земли - от неожиданного спазма он не устоял на ногах - и с негодованием посмотрел на Превращающего Радости. С каждой минутой знакомства, странное название казалось ему все более и более подходящим для подлого артефакта.
   "Это исключительно для вашего блага, сир" - в ментальном тоне Меча не было ни капли раскаяния - "Что вы и сами понимаете, но не хотите признавать".
   "Ну, да" - буркнул Олег, медленно остывая, - "А без боли нельзя было? Или просто попросить меня не колдовать?"
   "Я не могу надежно блокировать для вас Предел напрямую, вы - его часть. Словесное же предупреждение я просто не успел сделать. Трудно было ожидать, что вы приступите к магическим упражнениям так скоро. Кстати, кроме всего прочего, в таком состоянии ваше прибытие не вызвало волнений Предела, по которым Алого Охотника обычно вычисляют враги".
   "Ладно, понял. Значит, Предел недоступен в ближайшие... сколько?"
   "Двенадцать-пятнадцать дней, в зависимости от..."
   "В ближайшие две недели. А теперь", - парень вложил в мысленный голос весь доступный ему запас яда, - "Может быть, есть еще какие-нибудь новости, которые ты просто не успел мне сообщить? Предлагаю сделать это сейчас, чтобы избежать таких вот сюрпризов в будущем. Ну, Сен?"
   "Да, сир" - с обычной невозмутимостью ответил Меч, - "у нас есть еще одна проблема, прямо вытекающая из первой. Как вы оцениваете уровень своих боевых навыков?"
   "Объективно", - вздохнул Олег.
   Он и правда не питал иллюзий по этому поводу. Выезжая с друзьями на игры, парень предпочитал брать с собой лук. Если это по какой-то причине было невозможно, он выбирал копье или другое древковое оружие - достаточно длинное, чтобы держать противника на расстоянии и достаточно простое в обращении. Для нормального владения топором ему не хватало силы, кинжалом - ловкости, а мечом - усердия в освоении техники. Словом, фехтовальных познаний Олегу хватало, чтобы держать меч за правильный конец и не зарезать ненароком себя, но не более того.
   "То есть, в случае конфликта вы не сможете защитить себя ни оружием, ни магией. Что заставляет меня просить вас по возможности избегать опасности".
   "Ясно. Что-то еще?"
   "Ваше имя, сир".
   "А с ним-то что не так?" - устало удивился Олег.
   "Не вписывается в этот мир. Постарайтесь изобрести что-нибудь. Да, имена здесь принято давать значащие, а местный язык я вам уже загрузил в мозг".
   Олег и вправду теперь понимал здешнюю речь - кхаэри как родную. Не ощущалось ни малейшей чуждости или навязанности этих знаний - они проступали из памяти, как собственные воспоминания.
   "А с фехтованием так же нельзя?"
   "Нет, сир. Ведь воинская подготовка - это не только заучивание приемов и стоек. В нее входит и постановка рефлексов, и общее физическое развитие, и духовное самосовершенствование... Так что насчет имени?
   "Решил. Теперь меня зовут Тальгиар. Для краткости - Тальг".
   "Несущий Пламя? Что ж, достойный выбор, сир. А теперь - нам пора отправляться в путь".
   "Сейчас?"
   "Да. Чем быстрее мы будем перемещаться, тем меньше шансов, что нас успеют перехватить ваши враги".
   Меч произнес это все тем же безупречно-невозмутимым тоном.
   "Враги?! Какие у меня могут быть враги, если я в этом мире всего десять минут?"
   "Есть великое множество людей и иных существ, для которых неприемлем сам факт существования Хранителя. Вспомните хотя бы Танцующего-в-Дождь".
   "М-да. Ты прав, надо спешить".
   Тальг бросил последний взгляд на мертвого Владыку. "Прощай... Я постараюсь... Я не могу обещать, но сделаю все...". И быстро зашагал вниз с холма. Проходя мимо защитного артефакта, парень вдруг затормозил. Ему в голову пришла довольно интересная идея.
   "Буквально одну секунду... Сен, из чего сделана эта штука?"
   Даже если Меч был удивлен вопросом Хранителя, виду он не подал.
   "Метаполимер. Очень сложная структура из атомов углерода и других элементов, фактически - единая молекула, нечто вроде ионной решетки...".
   "Свойства данного материала?"
   "Сир?"
   "Меч, мне действительно нужно это знать".
   "Как скажете, сир. По прочности уступает только зачарованному эллерму, из немагических материалов - прочнейший, который я знаю, достаточно гибок. Помнит форму - если сложить два куска, бывших единым целым, они срастутся. Если нет - из каждого вырастет новый предмет, точная копия оригинала. Не горит, температура плавления приближается к звездной. Легче воды. Достаточно, сир?"
   "Да, благодарю. А что случится с защитой, если один из артефактов внезапно выйдет из строя?"
   "Практически ничего - заклятие может поддерживаться всего на трех опорных... подождите, сир, вы хотите..."
   Но Тальг уже приступил к делу. Развернув Меч в боевую форму, он подошел к ближайшему шесту, примерился и аккуратным движением срубил его почти у самой поверхности земли. Алое сияние, окружавшее шест, мгновенно погасло, раздался хлопок, что-то сверкнуло, и артефакт с глухим стуком рухнул вниз. Как самая обычная палка.
   - Прекрасно, - вслух прокомментировал Хранитель, пока озадаченный Меч пытался понять, что же задумал его сюзерен. А Тальгиар поднял утративший магию предмет, слегка надрезал его верхний конец, снова свернул Меч в форму кольца и вложил перстень в получившийся разрез камнем вверх. Затем сжал края разреза и почувствовал, как материал под его пальцами меняет форму, срастаясь и заключая перстень в себе. Секунда - и вот в руках у парня уже черный посох, с небольшим рубином в навершии.
   "Ну, пробуем!"
   На сей раз, трансформация клинка заняла некоторое время - Сен приспосабливался к новой среде. Но уже через несколько секунд посох преобразился в настоящую нагинату. Алое лезвие Меча казалось естественным продолжением черного древка.
   "Сен, я ведь действительно плохо владею мечом. А вот с таким оружием - смогу за себя постоять".
   Пожалуй, впервые за все время их знакомства, Меч открыто выразил свои эмоции. И эмоции эти были отнюдь не положительными.
   "Сир, вы поступили возмутительно безответственно. Если бы не моя способность разрушать плетения, от вас не осталось бы даже воспоминания! Сир, пообещайте впредь вести себя осмотрительнее. Поймите, на кону больше, чем ваша жизнь. Погибнете вы - кровью заплачет Кхаэрт".
   - Прости, - пробормотал парень, чувствуя себя не в своей тарелке, - Я постараюсь быть осторожнее.
   "Ну, что ж, все закончилось не так плохо. Надо будет научить вас магическому зрению, возможно, вы станете хоть немного задумываться, прежде чем лезть на охранные заклятья Предела, благо эта техника доступна даже лишенным Силы... Ну, пойдемте уже, сир".
   И Тальгиар вступил под сень леса. Серебристые силуэты деревьев скользили мимо, и вскоре последний приют бывшего Хранителя остался позади. Тальг шагал быстро, но достаточно тихо, подглядывая по сторонам - лес внушал уважение и... опасение. На ходу он продолжал диалог со своим единственным спутником.
   "Кстати, Сен, а как мне себя вести, когда мы выйдем к людям? Как здесь вообще относятся к Алому Охотнику?"
   "Это еще одна плохая новость, сир. Видите ли, не знаю, как сейчас, но пять веков назад в этом мире была очень распространена монотеистическая религия, в которой Владыка был весьма важным персонажем..."
   "Ему поклонялись? Принимали за бога?"
   "Не совсем, сир. В учении Церкви Вседержителя вы занимаете место, аналогичное христианскому Дьяволу".
   Тишину ночного леса прорезал негромкий поток ругательств. Самое страшное, что именно в этот момент Тальг почувствовал - неприятности только начинаются.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"