Квилл: другие произведения.

Алый Меч, глава 8

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Глава 8.
   Ветер гнал по равнине волны снежной пыли. Сталкиваясь, переплетаясь друг с другом, они превращались в белые вихри, уносившиеся к низкому темному небу. Вихри рассыпались, сверкающие ледяные башни рушились, и воздушный поток опять подхватывал снежинки, бросая их в новую круговерть.
   Нечто бестелесное и безымянное мчалось на крыльях снежной бури, и в завываниях ветра слышалась песня кристально-чистой, незамутненной радости. Полет казался бесконечным - сущность не знала, что такое время. Часы? Дни? Года? Единственное, что имело значение - свобода, бесконечная свобода танца в потоках морозного ветра. И да будет так!
   Внезапно, чья-то чужая воля сковала крылья летящей и начала методично опутывать ее липкой нитью. Пойманная сущность забилась птицей в силке, пытаясь выбраться. Но тщетно - ловец (или - ловцы?) были гораздо опытнее. Стоило прорвать паутинный кокон с одного края, как он выворачивался наизнанку, снова обволакивая, подчиняя, затягивая...
   Надя рывком села, судорожно глотая воздух. Возвращение в тело далось ей нелегко, поэтому она не сразу вспомнила, где она и кто же эти девочки, сидящие вокруг нее.
   - Сильно, - с уважением сказала Альтрая, наблюдая за пробуждением "подруги", - А ведь еще немного, и переродилась бы в элементаль. Чисто сработано, медиум.
   - Мой долг - проводить через Грань. И возвращать из-за нее тех, чье время еще не пришло, - с этими словами Иннея устало откинулась на траву. Только что состоявшийся ритуал отнял у нее массу сил.
   - Аль, что произошло? Где мы? - Надя окончательно пришла в себя и огляделась. Кажется, непосредственная опасность им не грозила. Восходящий Джанитар окрашивал золотом кроны небольшой рощицы, где и расположился их отряд. Все, не принимавшие участия в "возвращении" Нади, в данный момент расположились вокруг костра, Кетма разливала в протянутые миски какую-то еду из бурлящего котелка, а остальные с интересом слушали увлеченно болтающего Тэлафа. С губ Нади сорвался облегченный вздох - Фирелен как ни в чем не бывало сидела у огня и выглядела совершенно целой и невредимой.
   - Как видишь, все закончилось хорошо. После того, как ты... словом, когда ты потеряла сознание, драться стало уже не с кем. Я остановила Фире кровь - там ничего серьезного не было, просто кожу рассекло - и мы потащили вас обоих к выходу. Надо сказать, без нашего нового друга было бы нелегко. Он не только показал подземный ход, ведущий за город, но и героически помогал нести вас. Возможно, мальчишка не так бесполезен, как мне поначалу показалось.
   Судя по голосу Альтраи, ей самой в это не очень верилось. Впрочем, Надю волновали совсем другие вопросы.
   - Аль, а почему я потеряла сознание? Я видела такой странный сон...
   Предводительница команды внимательно и немного недоверчиво посмотрела на девочку, потом махнула рукой:
   - Совсем забыла, ты же пока ничего не знаешь о магии. Это был не сон. Сознание ты потеряла просто от перенапряжения - тяжело пропустить такой объем энергии за один раз. А потом пришел откат. Помнишь, я тебе рассказывала насчет инициации? Твой дух летал где-то в экзосфере, поэтому нам природный катаклизм не грозил. Зато тебе... Твоя проснувшаяся, наконец, сущность стихийного мага радостно рванулась подальше от тела. Не окажись у нас в команде медиума, ты бы вряд ли смогла вернуться.
   Надя немного помолчала, затем, прижав правую руку к сердцу (жест пришел откуда-то из подсознания), повернулась к Иннее и произнесла:
   - Ты спасла мне жизнь. Я в долгу перед тобой.
   Девушка хотела сказать еще что-то, но натолкнулась на печальный и немного насмешливый взгляд бледно-голубых глаз ведьмы.
   - Жизнь и смерть - две стороны одной монеты. А цена монеты не меняется, если ее перевернуть.
   С этими ловами Иннея снова закрыла глаза и, казалось, совершенно выпала из окружающего мира. Надя оглянулась на Альтраю, но та только недоуменно пожала плечами.
   - Девочки, девочки! Идите сюда, у нас тут каша готова!
   Фирелен сидела на бревне, махала рукой и была полностью довольна жизнью. Другие ведьмы тоже то и дело хихикали. Похоже, Тэлаф только что рассказал им нечто крайне забавное.
   Только когда три девочки присоединились к остальным и принялись за еду, Надя получила возможность как следует рассмотреть спасенного ими парня. На вид он был примерно ее ровесником - лет тринадцать-четырнадцать, да и ростом превосходил не сильно. Но на этом их сходство исчерпывалось. У Тэла были довольно короткие, светло-рыжие волосы, веснушки по всему лицу и хитрые глаза неопределенного серо-зеленого цвета. Подросток был очень подвижен - все время вертелся, поворачиваясь то к одной, то к другой девушке, а во время разговора бурно жестикулировал, едва не роняя миску. Он совершенно освоился в новой компании, и Надя даже ощутила легкий укол зависти. Ей, сдержанной и закрытой по натуре, это до сих пор не вполне удалось...
   "А он ничего, симпатичный"
   Девочка удивилась, поймав себя на этой мысли. Дома ее отношения с парнями ограничивались парой безнадежных влюбленностей в киногероев и персонажей книг. Реальные люди, окружавшие ее, казалась какими-то слишком скучными для романических устремлений. А тут вот... "Хотя", - мысленно усмехнулась Надя, - "чего еще ожидать, когда мир вокруг напоминает фантастический роман? Ладно, посмотрим, что за человек этот Тэл".
   Каша немного походила на пшеничную, немного на гречневую, но, в любом случае, была вкусной, горячей и сытной. В кронах деревьев, совершенно не боясь присутствия людей, щебетали и свиристели какие-то птицы, утренний ветер, хоть и зябкий, нельзя было назвать ледяным, и Надю едва ли не впервые за последние дни посетило чувство полного удовлетворения. Не надо было ни бежать, ни прятаться, ни медитировать до потери сознания - сиди себе у костра, грейся, расслабляйся душой и телом, пока не...
   - Моем посуду, сворачиваем лагерь, готовимся выступать. Иннея, поешь на ходу, мы и так задержались дольше, чем хотелось бы. Нэад, подруга, ты тоже не засиживайся.
   "Ну вот, как обычно"
   И только по всегдашнему дружески-ироничному обращению "подруга", Надя поняла, что последняя фраза касалась именно ее.
   - Как ты меня назвала?
   - Понимаешь, - пояснила Альтрая, не прекращая паковать рюкзак, - При инициации мага ему дают новое имя, обязательно на Алдракале, древнем языке драконов и Старших народов. Это помогает Силам узнавать его при обращении и сдерживает часть проклятий, основанных на Истинном Имени. И вот у нас так вышло, что Тэл тогда, в подвале, произнес имя, на которое ты откликнулась.
   - Серьезно? - удивилась Надя, - Ничего не помню. И как меня теперь должны звать?
   - Нэад'Ди, что в переводе означает... ну если буквально, то Льдистый Ветер... а если ближе к разговорному - Метель. В обиходе сокращается до первого слога.
   Землянка встала, потянулась и недоуменно покачала головой:
   - Знаешь, меня удивляет вот это твое качество - рассказывать обо всем гладко, подробно, как будто ты лекцию читаешь. По бумажке. Как бы и мне так научиться?
   - В принципе, это несложно, - ведьма закончила собираться и, закинув рюкзак на плечо, ждала остальных, - Нужно всего лишь пару лет побыть воспитателем, сиделкой, нянькой и наставницей по всем вопросам при четырех неуправляемых малолетних бандитках... то есть, командиром нашего великолепного отряда.
  
   Потом он шли к порталу. Пейзаж вокруг не отличался разнообразием - поросшая высокой травой равнина, с разбросанными по ней маленькими рощами деревьев. Слежку за окрестностями взяла на себя Кетма, так что двигаться было порядком скучно. Надя, точнее, Нэад, после недавней отповеди опасалась приставать к лидеру, поэтому удовлетворяла свое любопытство, прислушиваясь к болтовне Тэла и Фирелен, благо те затронули довольно интересную тему:
   - Я читал про порталы в старых хрониках. Правда, что их когда-то поставил сам Алый Охотник?
   - Честно - не знаю, - отозвалась Фира, - Они старые, ужасно старые, говорят, им больше, чем по пятьсот лет. И работают они на энергии Предела, да. Так что очень может быть, но кто сейчас помнит, как оно там было? Разве что самого Алого спросить, когда явится.
   Фирелен хихикнула собственной шутке. Она вообще очень стеснялась внимания парня и от смущения болтала еще больше, чем обычно. Тэлаф улыбнулся ей в ответ:
   - А как вы их активируете? В книге было написано, что для этого использовались специальные Ключи, очень редкие. У вас такой есть?
   Вместо целительницы ответила Кетма. Довольно хмуро, так как Тэл ей не особо нравился, но вопрос был как раз по её части
   - Ключ нужен, чтобы путешествовать из любого места к одному из порталов. От камня к камню можно ходить напрямую, если знаешь правильные слова и знаки. Кстати, мы пришли.
   За деревьями очередной рощицы, которую они миновали, действительно стоял камень. Если бы Нэад не видела его раньше, ни за что бы не догадалась, что в нем есть что-то необычное. Простой красновато-серый валун, не то гранитный, не то кварцевый, абсолютно неправильной формы - нечто вроде исполинского блина с неровными краями и почти плоской вершиной.
   Ведьмы окружили портал, и Кетма речитативом затянула заклинание. Одновременно, она легко касалась камня, под ее пальцами то тут, то там вспыхивали алым буквы давно забытого алфавита. Из центра плиты медленно поползли струи молочно-белого тумана. Парень глядел во все глаза - еще бы, настоящая, подлинная магия! Он даже не пытался скрыть своего любопытства. Нэад уже видела этот процесс один раз, но все равно наблюдала с интересом. Остальные колдуньи остались полностью равнодушны. Для них такой способ путешествия давно стал рутиной. Последние слова заклятия, туман заволакивает все вокруг... Тэлафа несильно толкнули в спину:
   - Лезь наверх.
   Тэл послушно вскарабкался на камень, сделал неуверенный шаг вперед и внезапно ощутил под ногами пустоту. Не успев даже испугаться, он рухнул куда-то вниз, в белесую мглу. Ощущение полета было коротким и завораживающим, хотя и довольно жутким, но закончилось слишком быстро. Спустя секунду Тэлаф осознал, что снова стоит на каменной плите. Плита была та же самая (или просто очень похожая), а вот местность вокруг разительно поменялась. Вместо солнечного луга он увидел сплошной ковер мха, расстилающийся, насколько хватало глаз. Кое-где из зеленого покрова поднимались деревья, но довольно низкие и какие-то болезненные на вид. Парень спрыгнул с камня, и земля под его ногами глухо чавкнула. Болото? Когда желтоволосая ведьма - Альтрая, кажется - предложила ему "сопроводить отряд до убежища, там отдохнуть и получить ответы на все вопросы", он представлял себе что-то вроде тайной пещеры в горах, или подземелья, как у Орва, или хижины в глухом лесу. Но как можно прятаться в болоте?
   "Хотя чего я волнуюсь? Дойдем - разберемся"
   Пока Тэл оглядывался, из портала одна за другой появились ведьмы. Что-то изменилось в их лицах, встревожив всех, включая беззаботную младшенькую.
   - Не могу связаться с координатором. Более чем странно, - бросила предводительница, едва ступив на землю, и задумчиво нахмурилась, - Значит так. Двигаемся, но осторожно. И посматривайте по сторонам. Тэл, идешь предпоследним, Нэад - перед ним. Мара - замыкающая, как обычно. Вперед.
   Они шли еле заметными тропами, обходя лужи и мелкие озерца. Шли молча - по нервам било чувство близкой опасности. Тэлаф вместе со всеми настороженно оглядывал окрестности - но, в отличие от остальных, у него к опаске примешивалась добрая толика предвкушения. Даже ожидая казни, он, подобно многим в его возрасте, не верил в собственную смерть. И, как сейчас оказалось, не утратил любви к авантюрам. Адреналин кружил голову, заставляя крепче сжимать длинную отполированную палку. Проверенное оружие не раз выручало Тэла в уличных драках, и хотя здравый смысл шептал, что против взрослого вооруженного человека она не сильно поможет, это было лучше, чем ничего.
   И надо же было такому случиться, что из всех них палка самой первой отреагировала на внезапную опасность. Сам парень еще только разворачивался, заслышав треск в кустах с левой стороны, а палка уже пошла на замах. И когда истекающее слюной чудовище вылетело на тропинку, именно палка поприветствовала его раньше всех, просвистев на волосок от оскаленной морды. В следующий миг Тэла бесцеремонно схватили за руку, и в героическое единоборство со здоровенным темно-серым варгом вступили ведьмы. Правда, каким-то странным способом. Мара повела рукой и установила мерцающий защитный купол, заключив в него весь отряд... вместе со зверем! А Фирелен присела перед ним на корточки и затараторила быстрее обычного:
   - Урф, ты откуда бежишь? Что тут происходит? Да отдышись, лохматый, все в порядке, мы тебя в обиду не дадим. Это наш мальчик от неожиданности стал палкой махать, он больше не будет. Правда же не будешь, Тэл?
   Парень был настолько впечатлен это сценой, что без возражений проглотил "нашего мальчика" и только механически кивнул. Такой поворот событий оказался для него слишком неожиданным.
   - Простите. Меня не предупредили, что из кустов может выскочить дружелюбный варг.
   Зверь помотал головой и зарычал, а затем хрипло, но вполне членораздельно произнес:
   - Приказ Матерей - общая эвакуация. Бегом к порталу.
   И, видя, что ведьмы не торопятся выполнять его приказ, зарычал еще раз:
   - Бегом!
  

***

   Они пришли снова.
   На этот раз, они пришли убивать.
   Кратея, положив руки на магический шар, мысленно переносилась от одного "глаза" к другому, с разных ракурсов изучая подступающую к Болотному Замку армию. Конечно, любой полководец былых времен презрительно фыркнул бы, услышав это определение - каких-то сто человек, тоже скажете, армии! Но Кхаэрт давно не видел большой войны, а последние настоящие полководцы умерли не меньше полутора столетий назад. Ведьма, не отрываясь от шара, начала говорить:
   - Итак, силы церковников. Около сотни чернецов. У всех противомагический "колпак" пятиметрового радиуса. Примерно треть - с тяжелыми арбалетами, остальные предпочли не расставаться с булавами. В тылу - десяток Блаженных, пока еще в цепях. Рядом с ними на телеге волокут деревянный ящик. Что-то вроде большого гроба. Ну и еще человек двадцать крестьян местных, этих, видимо, погонят как проводников.
   Провидица сделала небольшую паузу, давая остальным время осознать информацию.
   - Наши силы слишком скудны, чтобы их перечислять. Но традиция требует. У нас - ловушки и две дюжины перевертышей. Плюс пять ведьм, то бишь мы сами. Гаэр, девочка моя, что ты думаешь о таком раскладе?
   - Я бы сказала, - едко отозвалась воительница, - Да у вас уши в трубочку свернутся. А если по делу... Не пересилим. Даже если одолеем этих, все равно отсюда нас погонят. Может, даже обелиск воткнут. Сейчас монахов хорошо бы напугать и заставить отступить. Не получится - дожидаемся, пока девочки свалят и бежим.
   "Если, конечно, нам дадут выйти. Когда все закончится, монахи прочешут здесь каждую кочку. Знать бы еще, что у них в ящике припрятано..."
   Она усмехнулась, оглядев подруг. Бледные, изможденные... спокойные. Лица их в полутьме избушки казались белыми пятнами. По всем канонам правильной обороны, ведьмы должны были собраться не здесь, а в самом сердце Болотного Замка, в донжоне. Вот только церковники тоже не дураки. И когда их передовые отряды прорвутся сквозь ловушки и зыбкую пелену иллюзий, окружающих крепость, они ударят. Безжалостно и неотвратимо, с силой, перед которой древние стены и вся магия Ковена - ничто. Поэтому недостаток мощи пришлось компенсировать скрытностью. Не замок, а полуразвалившаяся избушка вдалеке от его стен. Не многослойные плетения защитных и атакующих заклятий, а полное отсутствие активной магии. Даже шар света не решились зажечь, довольствуясь лучиной.
   "Затаились, как карнайки в подполе... Трясемся за свои жизни, как будто они еще кому-то нужны..."
   Гаэр коротко и зло рассмеялась. Ничего, ребята, карнайки тоже умеют кусаться. Особенно - загнанные в угол.
   Ведьма влилась в ментальную сеть, протянувшую свои нити по всему Отравленному Лесу. Дальше... еще... она заметила то, что искала и мысленно потянулась к россыпи пылающих оранжево-бурых огней:
   "Значит так, лохматые. Монахи уже на подходе. По команде - бьете стрелами по Блаженным. Только стрелами, ясно? И сразу отходите. Кто перекинется раньше времени... Оторву хвост, а потом засуну куда придется. Всё поняли!?"
   В ответ колдунья услышала полусмех-полурык Шрама, вожака стаи:
"Не учи варга брать добычу, ведьма. Я лично прослежу, чтобы щенки не испортили охоты. Клянусь Алым, это будет весело!"
   "Скоро все повеселимся, старый"
   Гаэр прервала связь и подключилась к восприятию Кратеи. Пока она болтала с перевертышами, монахи разделились на пять групп и теперь четыре из них следовали за проводниками, не выпуская друг друга из вида. Последний отряд образовал кольцо, внутри которого оказалась повозка со странным ящиком и десяток увешанных массивными железными цепями людей.
   Некоторое время ведьмы молча наблюдали, как монахи продвигаются вглубь болота. Порядок движения во всех группах сохранялся один и тот же - впереди шел один из крестьян, а остальные четверо находились среди монахов
   "Они прикрываются крестьянами. Сестры, вы понимаете, что это значит?"
   Селех. Гуманистка, чтоб её...
   "Что они держат нас за мягкосердечных дур"
   "Мы не можем использовать огненные пузыри! И яд тоже. Только точечные атаки"
   "Заткнулась бы ты... сестра. И без тебя хреново. Какая точечная атака, если они под колпаком?"
   "Нет! Мы же защищаем народ от Церкви!"
"Ты" - Гаэр начала заводиться всерьез, - "Можешь защищать кого угодно. Я же - просто убиваю монахов. Везде и всегда. Сейчас я могу заставить их умыться кровью. Упускать такой шанс из-за каких то сиворылых? Хер там!"
   "Прекратили. Обе"
   Кратея умела, не повышая голоса, говорить так, что замолкали все и сразу.
   "Не дергаемся. Пока. Как только оборотни атакуют, большая часть чернецов рванется назад, забыв про пленников. Остальных постараемся выбить максимально прицельно, но... Селех, это война.
   А теперь возвращайтесь к своим делам. Гаэр, командуй атаку через... проклятье! Они снимают вериги. Гаэр, сейчас!"
   Нет времени переспрашивать и уточнять. Времени вообще нет. Если Блаженные готовы применить свою силу даже не видя противника, значит, готовят какую-то масштабную дрянь. Их надо остановить, не дожидаясь, пока она все-таки произойдет.
   "Шрам, план меняется. Стреляете - и сразу в рукопашную. Уложите столько ублюдков, сколько сможете. Готов? Вперед!"
   Еще мгновение все было тихо. А потом, перекрывая свист летящих стрел и первые крики раненых, над болотом взметнулся торжествующий вой.
   - Рвите колдунов, стая! Дикая Охота!
  
   Шраму не нужно было оглядываться, чтобы понять - его приказ услышали. Вожак чувствовал всех оборотней так же ясно, как человек чувствует собственное тело. Плоть от плоти, Дух от Духа. Грань между отдельными существами смывает кипящим приливом ярости и восторга. Больше нет вожака и щенков - одна воля, одно безумие, многоликая смерть. Стая.
   Не успели пронзенные стрелами монахи рухнуть на землю, как завеса маскировочных чар лопнула и отряд перевертышей предстал перед людьми во всей красе. Самые молодые и нетерпеливые перекидывались полностью, матерые балансировали на грани между человеком и варгом, максимально используя преимущества обоих тел. Впрочем, монахи не собирались стоять и рассматривать противника. Загудели тетивы арбалетов, двое оборотней забились в корчах, сжигаемые изнутри освященным серебром. Спустя миг монахи сомкнули ряды и две волны бойцов схлестнулись.
   Они были равны по численности, силе и опыту убийства. Клыки, когти и дикая ярость против дисциплины и выучки. И тем, и другим давно не приходилось не охотиться, а сражаться насмерть, когда проигрыш означает гибель. Жажда жизни, помноженная на обоюдную ненависть, поднимала накал схватки до белого свечения. С небывалым ожесточением, люди и звери исступленно рвали друг друга на части.
   Матерый варг сделал выпад когтями, уклонился от широкого взмаха булавы, подался вперед, чтобы вторым ударом разорвать горло... и пропустил страшный удар кромкой щита. Железная оковка врезалась в пасть, раскалывая на куски челюсть и разрывая плоть. Оборотень отпрянул, мотая головой и захлебываясь собственной кровью. Перевертыша не так просто убить, но "колпак" антимагической блокады вытягивал из открытой раны Силу. Будь у него время отступить, охотник затянул бы рану и снова был готов к бою. Но булава другого монаха уже летела по дуге, и полузверь-получеловек опрокинулся навзничь, с превращенной в кровавую кашу головой. Впрочем, прожил убийца недолго - не успев восстановить равновесие после удара, служитель Мрака был сбит с ног, и зубы варга сомкнулись на его горле.
   Тем временем Блаженные Братья, оказавшиеся в тылу боя, не собирались ни приходить на помощь монахам Ордена, ни спасаться бегством. Они обступили лежащий на повозке "гроб" и запели. Каждое слово странной молитвы-гимна-заклятия заставляло реальность дрожать и выгибаться от льющейся через край мощи. И вся эта энергия, равную которой Эвклаз не видел уже много лет, без остатка втягивалась внутрь ящика. Теперь даже не самым чувствительным к магии оборотням стало ясно - когда ЭТО вырвется наружу, жить им всем останется очень недолго.
   Чаши весов заколебались в неустойчивом, смертельном равновесии. Стае не удавалось прорвать вражеский строй. Монахам вовсе не обязательно было уничтожать противника немедленно. Достаточно дождаться, пока Братья закончат творить заклинание... или пока до места боя доберутся остальные четыре отряда. А вот оборотни ждать не могли и не собирались.
   - Прикрой, - рыкнул Теарент, один из самых молодых охотников. Убедившись, что его услышали, черный варг начал отступать вожаку за спину. Его примеру последовали еще двое или трое младших.
   Поняв, что задумали щенки, Шрам наотмашь полоснул перед собой серповидными когтями. Монах, пытавшийся достать ускользающего противника, поплатился за свою самонадеянность тремя пальцами и выронил оружие.
   И когда молодые оборотни взвились в невозможно высоких прыжках, чтобы приземлиться за спинами монахов и ринуться к кругу Блаженных, вожак расхохотался. Он смог! Смог воспитать своих детей, свою Стаю, как велит Древний Закон - не трусливыми убийцами, но воинами. Оставшиеся перевертыши оказались в меньшинстве, бились сразу с несколькими противниками каждый, но ни один из них не дрогнул. Наоборот, они взвинчивали темп боя до предела, осыпая врага вихрем ударов, шли в безнадежную атаку, чтобы вырвать, выгрызть для младших еще немного времени.
   "Великий Охотник гордился бы нами"
   Шрам был счастлив.
   И умер - счастливым.
  
   - Пошли-пошли... - приговаривала Кратея, колдуя над шаром для улучшения обзора, - Побежали даже. Пленных бросили, охранение не выставили. Рисса, что пузыри?
   - Веду. Упреждение пятьдесят от переднего. Успею?
   Голос волшебницы выдавал немалое напряжение. Даже по заранее подготовленным каналам трудно на расстоянии быстро перебросить большие массы вещества и энергии.
   - Вполне. Прокол по готовности, поджигай по команде.
   Мгновения текли, сливаясь в вечность. Где-то далеко монахи и оборотни убивали друг друга, и, спеша на помощь к собратьям по вере, бежали нестройной толпой адепты Мрака. Еще чуть ближе...
   - Поджигай.
   Ослепительная вспышка разорвала полумрак Отравленного Леса.
  
На самом деле, по меркам сражений прошлого, взрыв был не таким уж мощным. Сильным боевым магам того времени случалось творить и более масштабные заклинания. Но по соотношению затраченной энергии и результата он просто не имел себе равных.
   Больше всего Силы ушло на то, чтобы перекачать запасенный болотный газ из резервуаров в каверну на пути бойцов Вседержителя. Дальнейшее - проделать шурфы и поджечь образовавшееся метановое облако - было делом техники, хотя и требовало филигранной точности исполнения.
   Волна огня проредила бегущих. Те, кому не повезло оказаться ближе к эпицентру, сейчас неподвижно лежали на земле. Трудно было понять, убиты они или просто оглушены - черные одеяния монахов полностью скрывали тела. Еще около десятка получили различные ранения и теперь корчились от боли, пытались ползти, но остальные не обращали на них никакого внимания. Сбросив шок и рассредоточившись для защиты от новых ударов, они продолжали двигаться к цели. Каждый из чернецов ясно осознавал, что безопасность Блаженных Братьев сейчас важнее всего. Вообще всего. Если перебьют колдунов, остальных не спасет никакая противомагическая защита, как не спасла сейчас от огненного удара. А значит: не останавливаться. Не подбирать раненых. Бежать.
   - Даллен, что c остальными "подарками"?
   - Ямы успею. Цветочки не смогу, слишком быстро двигаются.
   - Быстрее, - спокойным, но каким-то надтреснутым голосом произнесла Гаэр, - Шрам мертв. Старый пожертвовал собой... значит, надеялся преломить ход боя. Мы еще можем успеть. Проклятье, Даллен, быстрее!
   - Атака пошла.
   Под ногами монахов разверзлась земля. Тоннели, использовавшиеся для перекачки газа, представляли опасность и сами по себе. Они существовали, пока магия поддерживала их в целости - и поглощающая Силу защита Ревнителей сыграла с владельцами злую шутку. Некоторым улыбнулась удача, и они успели отчаянным рывком миновать опасный участок. Другие рефлекторно сгруппировались при падении и пострадали не сильно. Но так повезло не всем.
   - Один, кажется, сломал шею. Трое покалечены, - бесстрастно доложила Даллен, - остальные скоро выберутся.
   - Теперь уже все равно. Мы опоздали - Кратея неожиданно оторвалась от шара и вскинула руки, заставляя ведьм увидеть...
  
   Стая доживала последние мгновения. Погиб Шрам, все матерые оборотни пали вместе с ним, обеспечивая сумасшедший прорыв молодых варгов. Но хриплый рык, рвущийся из груди последних охотников, звучал чистой и жестокой насмешкой. Трое сдерживали наседающих адептов Мрака, уже не силой, а гибкостью и скоростью. Четвертый - убивал. Блаженные Братья не успели даже отреагировать на стремительную атаку.
   Рывок. Один из колдунов падет с разорванной шеей. Остальные начинают поворачиваться, но читать заклинание не прекращают. Удар тяжелой когтистой лапы разрывает бедро монаха и кровь хлещет оборотню прямо в лицо. Остальные пытаются разорвать круг, бежать, защититься, но Сила, ищущая выхода, заставляет их продолжать начатое. Вершащееся колдовство ломает тела судорогами, губы Блаженных против воли выталкивают новые и новые слова гимна. Теарент серым смерчем мечется между Братьями, бьет лапами, кромсает тела зубами.
   С каждым выбывшим из строя, остальным становилось все труднее удерживать поток энергии. Варг зарычал и мощным прыжком бросил свое тело на последнего живого монаха. А тот все стоял, шатаясь, не в силах обуздать рвущуюся Силу, но одном упорстве и фанатизме продолжая творить магию. И когда Теарент, распластавшийся в прыжке, на кратчайший миг встретился взглядом со своей жертвой, он увидел, что глаза монаха вдруг наполнились ледяным спокойствием. Время растянулось, и в этом растянутом времени оборотень с неестественной четкостью мог различить, как крупицы серого праха одна за другой начинают осыпаться c лица и одежды Блаженного. Но мгновение кончилось. Тело колдуна распалось облаком пыли, челюсти варга сомкнулись на пустоте. Какое-то совершенно точное и полное осознание вспыхнуло в мозгу Теарента, и еще успела промелькнуть странная мысль: "Они тоже могут быть героями..."
   Сила, скрепленная посмертной волей колдуна, единым порывом втянулась в "гроб". Первый удар изнутри расколол крышку. Второго охотник не увидел. Третьего не понадобилось.
  
   - Спящий Страж, - в голосе первой нарушившей молчание, Риссы, звучал не страх, а удивление, - А ведь мы сомневались, что они вообще существуют.
   - Как видишь... - тихо произнесла Селех. Целительница все еще не оправилась от шока - слишком много боли, ненависти, смерти обрушилось на нее во время короткого и лютого боя.
   - Задача выполнена. Девочки ушли. Время отступать.
   Если Даллен и испытывала какие-то эмоции, определить это по ее лицу было невозможно.
   Рисса начала водить в воздухе руками и прищелкивать пальцами, проговаривая первые слова заклинания. Восьмиконечная звезда, заранее вычерченная ножом на земляном полу избушки, загорелась зеленоватым светом, с каждой секундой становясь все ярче...
- Стой!
   Гаэр повернулась к Кратее. Глаза Воительницы лихорадочно горели, на щеках проступили красные пятна. Она заговорила быстро, сбивчиво, боясь не успеть:
   - У церковников всего пять или шесть Стражей. Если мы используем все оставшиеся ловушки - уничтожим этого. Понимаешь, какой урон мы нанесем святошам?
   - Ты его видела?! - вмешалась Рисса, - Даже если бы у нас все ловушки были заряжены и все лохматые живы... Это живая гора стали и магии!
   - Нет, - Кратея покачала головой, - Я не могу рисковать всеми нами ради крайне сомнительного шанса убить Стража. Уходим, и быстро.
   - Ты права. Уходите, сестры. Я остаюсь.
   - Хорошо, - не стала спорить Кратея, - Оставайся.
   Гаэр изумилась. Она ожидала чего угодно, кроме такого легкого согласия. Миг растерянности был краток, но Провидица успела. Конечно, боевой маг должен иметь хорошую защиту по всем возможным направлениям, но сильный и неожиданный ментальный удар, нанесенный мастером магии Разума - тоже не шутка. Гаэр покачнулась и рухнула на пол.
   - Соплячка жертвенная. Отомстить ей захотелось... Селех, Дал, берите это тело и в телепорт. Мы и так задержались.
   Через несколько секунд болотная избушка опустела.
  

***

   - Зачем ты искала меня, младшая?
   - Я хотела поговорить, наставник.
   Они шли по темному, низкому коридору, скупо освещенному красноватым пламенем факелов. Периодически то справа, то слева из мрака появлялись однотипные, сплошь окованные черным железом двери. Гал Аккейрег, Крепость Мщения, построили уже после падения Манхивии. Замок должен был, в случае чего, служить последним рубежом обороны. Поэтому все, абсолютно все, от внешнего вида замка до комфорта жителей (или гарнизона) было принесено в жертву несокрушимости. В частности, именно поэтому коридоры старались делать предельно узкими и извилистыми - чтобы даже небольшой отряд мог держать оборону против многократно превосходящих сил врага. А вот просто ходить по ним было неудобно. Особенно для тех, кто еще не проходил Ритуала и не умел видеть в темноте.
Из них двоих это относилось, разумеется, не к Каэнхору.
   - О чем же?
   - Я не согласна с тем, что говорят нам старшие посвященные.
   Каэн удивленно поджал губы. Заявить такое в лицо одному из высших офицеров культа, доверенному лицу самого Алого Охотника... Смелая, очень смелая девочка.
   "И можно понять, почему. Ей ведь действительно нечего терять"
   - Пришли. Заходи.
   Мужчина остановился возле очередной двери, повернул ключ в замке и, пропустив вперед ученицу, вошел сам. Достаточно было короткой вспышки внутренней энергии, сфокусированной Когтем, чтобы заставить пять свечей в стоящем на столе бронзовом канделябре вспыхнуть дрожащим пламенем. Дальена с легким любопытством огляделась.
   "Скромно живешь, старший" - было написано у нее на лице.
   Обстановка комнаты действительно была далека от роскоши. В центре стоял простой дощатый стол, с аккуратно сложенной на нем стопкой бумаг и глиняной чернильницей. Кроме него, из мебели присутствовали табурет, железный сундук в дальнем углу и деревянный топчан у противоположной стены, застеленный, правда, хорошим меховым одеялом. Над этой кроватью, на крючке, висел так памятный Дальене палаш.
   - Так что же именно тебя не устроило в речах посвященных, младшая?
   Девушка нахмурилась, пытаясь подобрать слова. Каэн внезапно поймал себя на том, что ему просто нравится смотреть на нее. Правильный овал лица, изящный точеный нос, узкие, упрямо сжатые сейчас губы, большие выразительные глаза. Немного подкачали разве что брови и ресницы - такие же желтовато-белые, как и волосы, почти невидимые на фоне светлой кожи. Да, вне всяких сомнений, его ученица была очень красива. Привыкший анализировать свои чувства и управлять ими, Каэнхор задал себе вопрос: а не начал ли он влюбляться? И честно ответил себе же: нет, ничего подобного он не чувствовал. Чисто эстетическое удовольствие, уважение... симпатия, пожалуй. Не более.
   Дальена заговорила:
   - Они рассказывали об Охотнике. И про нас, про тех, кто служит ему. Я не понимаю одного - почему мы так похожи на Церковь?
   Каэн сурово нахмурил брови, а потом неожиданно рассмеялся:
   - Знаешь, что с тобой сделали бы святоши, заяви ты кому-нибудь, что не согласна с вероучением? А мне вот - не побоялась. Так что же, совсем никакой разницы?
   - Да, здесь меньше запретов, чем в Унии. Но догмы точно так же не подлежат сомнению. Мы сражаемся, потому что так сказал Алый Охотник. Все, что говорит Алый Охотник - верно. Мы говорим о Пути, но какой же это Путь, если нас ведут силой?
Девушка говорила негромко, но твердо. Каэнхор чувствовал, что каждое слово выстрадано, выплавлено мучительными сомнениями и размышлениями. И думал. Дальена начала задавать вопросы слишком рано. Молодых адептов гоняли день и ночь, почти не оставляя свободного времени. Если она смогла сохранить способность здраво рассуждать в этом аду - девочка еще более ценна, чем показалось ему поначалу. Но теперь придется отвечать.
   - Я мог бы ничего тебе не говорить, заявив, что знаю о Пути больше, чем ты. Я мог ты долго доказывать тебе, что наши принципы лучше и справедливее царящих на землях Унии. Но я попробую объяснить самое главное различие. Церковники молятся на Книгу Закона, трактуя ее, как удобно тем, кто сейчас у власти. Несогласные с его решениями моментально становятся не только бунтарями, но и богоотступниками. Нас же ведет сам Охотник. Каждый, кто сочтет его решение неверным, может прийти прямо к Владыке и спросить - почему? Почему так, а не иначе? И Владыка даст ответ. Что касается беспрекословного исполнения его заветов... Мы присягнули на верность Алому. Сейчас, мы ведем войну со страшным, многократно более сильным врагом - Ладонарской Унией. А на войне должен быть один командир. Когда...
   Каэн прервался на полуслове и вскинул руку ко лбу. Передача сообщений через Адский Коготь была довольно мучительным делом, и прибегали к ней нечасто. Поняв, что от него требуется, мужчина встал, снял со стены палаш и затянул на себе перевязь ножен. Не оборачиваясь, он велел недоуменно смотрящей на него Дальене:
   - Иди к себе и собери вещи. Едешь со мной. В Пустошах активировался портальный камень. Судя по всему, у нас гости. Сбор у Полуночных Ворот, как можно скорее. Ступай.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"