Квилл: другие произведения.

Алый Меч, глава 10

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Глава 10
   Это был маленький бревенчатый домик, крытый соломой. Теплая печь в углу, кружевные занавески на окнах, стол под чистой белой скатертью, красивые резные стулья. В сенях вдоль стены рядком стояли удочки. Тропинка, начинающаяся у порога, шла через заросший высокой травой луг, ныряла в лес и выводила к тихому лесному озеру. Вода в озере была теплой, как парное молоко и угольно-черной на вид.
   Он просыпался поздно, когда солнце уже вовсю светило в окно. Шлепая босыми ногами, спускался в погреб, доставал крынку молока и что-нибудь перекусить - мясо, сыр, зелень. Потом завтракал, одевался и шел гулять. Можно было бродить среди высоких, выше человеческого роста, растений с мелкими белыми цветами, выдыхая их пряный запах. Или залезть на дикую грушу, растущую в лесу и нарвать мелких зеленых плодов. Или пойти на озеро, купаться и ловить рыбу. Это было поистине чудесное место.
   После прогулки он возвращался в дом и обедал. В печи всегда стоял чугунок с супом, картошкой или тушеным мясом. Грязная посуда за ночь каким-то образом опять становилась чистой. Он не задумывался об этом - он вообще не задумывался, с тех пор, как...
   Он упал в этот мир, как в омут. Кажется, он бежал от чего-то страшного, и ему нужно было именно такое место - прийти в себя, залечить раны. Память о прошлой жизни не беспокоила абсолютно. Даже собственное имя парень вспоминал нечасто. Зачем? Словам не было места в этом микрокосме. Здесь, в тихом краю на границе леса и луга, царил покой.
   То, чего ему так долго не хватало. Наконец-то...
   ... покой.
  
   - Инклюз.
   Маленький костер, разведенный в шатре Анзула, почти не давал дыма. Тальг лежал на куче хвойных веток, а шаман, присев по-турецки напротив, глядел на него через пламя.
   "Что?"
   - Видел когда-нибудь муху в янтаре? Впрочем, чего это я... Все ты видел, Коготь - столько всего, небось, видел, что нам и не снилось. И все ты понял. Он ушел в себя и залил силой Предела все подходы к своему разуму. Черной Порче нет дороги в его сон...
   "Но и нам тоже"
   - Верно. Похоже, он отсек себя не только от тела, но и от памяти. А без памяти, сам понимаешь, вернуться будет очень нелегко - некуда. На одной воле... Если он силен, то вырвется. Если нет... Он был сильным человеком?
   Превращающий Радости колебался. Мальчишка... честный, неглупый, любознательный... ни разу не усомнившийся в праве Меча руководить героем, направлять его. Принимавший правила игры. Не пытающийся настоять на своем, пойти наперекор, выстроить собственный сюжет.
   "Нет", - ощущая почему-то мерзкий привкус измены, честно ответил Сенешаль, - "Не был. Быть может, не успел стать... И все же - Дух Предела избрал его. Мы можем хоть чем-нибудь помочь моему Хранителю?"
   Затухающий огонь костра. Бледное, мокрое от пота лицо Тальга. Алым огнем поблескивает рубин в медном перстне на руке подростка.
   - Конечно. Перво-наперво, мы дадим ему немного времени. Приведем в порядок тело. Сейчас его жжет Черная Порча, а ты ее еле сдерживаешь. И это странно. В чем проблема, Киир? Ты разучился латать носителей?
   "Многое мешает мне, Анзул. Самое главное - Тальг призвал инферно сам и, похоже, продолжает его подпитывать. Понимаешь? Он сжигал себя, чтобы дотянуться до врагов - теперь враг исчез, а он продолжает гореть. Я могу кое-что сделать, но только если ты поддержишь меня на тонком уровне"
   - Что именно ты собираешься делать?
   "Малая боевая трансформация. Тело отторгнет все, что может ему повредить, а потом вернется к норме. Я знаю, как запустить этот процесс напрямую, без драконьего гнева"
   Шаман хлопнул в ладоши и хрипло рассмеялся:
   - Х-а-ай, да ты не мелочишься... Допустим, это сработает. А Силу откуда возьмешь? Вейр, помню, когда превращался, три мира на уши ставил. Вытянешь?
   "Нет. Да нам это и не нужно. Во-первых, Вейраэль обычно использовал полную форму, а не малую. Во-вторых, трансформация нужна всего на несколько секунд. В-третьих, надеюсь, ты мне и с энергией поможешь"
   - Что ж, тебе повезло, Коготь. Я всегда любил интересные задачи.
  
   На этой поляне не росла трава - слишком часто ее выжигали и вытаптывали в ходе очередного ритуала. Очень уж удачное было место для камлания: несколько сходящихся линий Силы, истончившаяся граница между физическим миром и астралом и, вдобавок, "ведьмин круг". Превращающий Радости плохо понимал, чем им может помочь разросшаяся грибница, но Анзул, как и другие шаманы, придавал особое значение многим странным вещам, и Меч не стал спорить.
   Тело Охотника положили в центр, а гоблин сел у него в ногах, пристроив перед собой небольшой барабан. По правую руку он воткнул в землю свой скар-варах, шаманский посох-копье, в последние десятилетия все чаще служащий Анзулу опорой при ходьбе. Больше для обряда ничего не требовалось, и шаман подал двум молодым гоблинам-охотникам, доставившим "пациента", знак удалиться. Те повиновались с явным облегчением. В предстоящем они Верховному были явно не помощники - сейчас у Анзула вообще не было ни помощников, ни учеников - а попасть в зубы разгневанным духам не хотелось никому.
   Анзул глубоко вздохнул и положил руки на барабан, одновременно начиная вслушиваться в окружающий мир, ловя тончайший шепот эфира и погружаясь сознанием в транс.
   - Начнем, Киир?
   "Начнем"
   Длинные пальцы гоблина ожили, выбив из барабана стремительную дробь. Раз, другой, третий - ритм ускорялся, переходя в непрерывный шелестящий стук. Не прекращая барабанить, Анзул начал раскачиваться взад-вперед, чувствуя, как духовное око начинает проницать потоки эфира.
   На этом уровне восприятия Алый Охотник выглядел довольно неприятно. Полупрозрачное тело тут и там зияло прорехами, как будто человек стал жертвой нападения стаи хищников. Вдобавок, энергетические каналы были покрыты черной паутиной. Нити инферно хищно шевелились, вытягивая из подростка последние капли жизни. Их рост сдерживала броня из красного кристалла, защитившая жизненно важные органы. И только в груди, на том месте, где должно находиться сердце, ощущался плотный сгусток Силы.
   Можно было приступать.
   Анзул поднялся на ноги и, подхватив скар-варах, вскинул его к небесам:
   - Духи мира, вы слышите меня?
   Шаману ответил целый хор голосов. В нем сливалось змеиное шипение, журчание воды, скрип деревьев, гул подземных глубин, и множество иных звуков, каждый из которых складывался в слова:
   - Мы слышим тебя, шаман.
   - Готовы ли вы повиноваться мне?
   - Мы повинуемся, Верховный.
   На этот раз хор был значительно беднее. Далеко не все духи признавали власть Анзула над собой. Впрочем, сейчас это было и не нужно.
   - Ждите и не вмешивайтесь, пока я не позову вас.
   Шаман оскалился. Начиналось самое интересное.
   - Дух Черной Порчи! Силой Верховного шамана заклинаю тебя, велю тебе явиться, вызываю тебя на бой!
   Напыщенные слова не были ключевым элементом, но они помогали сосредоточиться. Анзул как можно яснее представил этого духа - громадное клыкастое чудовище в антрацитовой чешуе, с мощными когтями и узкими красными глазами. Ему довелось видеть, во что сила инферно превращает живых существ, поэтому напрягать воображение особо не пришлось. Вот Черная Порча собирается в одну точку на теле, растет вширь и ввысь, превращаясь в чудовищный человекоподобный силуэт... Шаман сконцентрировался на получившемся образе и еще раз обратился к нему с яростной насмешкой, с вызовом, приплясывая и потрясая посохом. Успех всего ритуала сейчас зависел от силы и искренности его зова.
   И дух пришел. Он был куда более худым и костлявым, чем представлялось Анзулу - энергия того ростка Порчи, который сейчас мучил Хранителя, уже сильно истощилась.
   Но даже ослабленный, дух был смертельно опасен. Хрипло рыча, он длинным прыжком кинулся на шамана. Лютая ненависть и жажда крови - все, что составляло сущность Черной Порчи - влекли его вперед, вырывались багровым огнем из глаз и пасти. Только самые сильные и самые безумные шаманы связывались с этой стихией, стократ умножающей и силу, и безумие. Старому гоблину было приятнее считать себя сильным.
   Движения Анзула наполнились силой и гибкостью, словно шаман разом помолодел лет на сто. Танцующим движением он ушел с траектории атаки, одновременно нанося инферналу сильный удар копьем. Тот не пытался уклониться, словно не верил, что оружие способно причинить ему вред. А зря. Там, где наконечник ткнулся в ребра чудовища, полыхнуло чистейшим аквамарином, свирепый рык сменился недоуменным воем. Будь дух поумнее (или, хотя бы, повнимательнее), он бы заметил, что скар-варах пахнет совсем не так, как должно оружию. Не кровью и смертью, которые только подпитывают силу инферно, а пылью дорог, огнем шаманского костра, водой лесных родников, терпкой смолой Древа Миров и множеством других странных вещей. Все это духу Черной Порчи было незнакомо - и неподвластно.
   Анзул довольно улыбнулся. Не дожидаясь, пока оглушенный дух придет в себя, шаман взмахнул посохом, набрал воздуха в грудь и... по-змеиному зашипел. Совсем рядом, прямо из-под его ног, тут же раздалось ответное шипение. Большая белая змея метнулась на инфернала, уже приготовившегося к новой атаке, и оплела его своими кольцами. Тот рванулся, но змея держала крепко. Шаман выставил скар-варах перед собой и медленно пошел кругом, выбирая момент для нового удара. Инфернал бился с духом змеи, но буквально через пару секунд замер, окутавшись облаком черно-багрового пламени. Змея разжала кольца и в корчах упала наземь.
   Анзул перешел в наступление.
   Отражая и нанося удары, он быстро обдумывал свой промах. Животные - и даже духи животных - способны испытывать боль, а значит, годятся Черному в пищу. А вот простая болотная грязь...
  
   Бл'огор, дух черной топи, житель трясины
   Ты, Хватающий-Гоблинов-За-Пятки, приди на мой зов!
  
   Камлание вышло коротким, потому что дыхание у старого Анзула было уже не как в молодости, и быстрота у старого Анзула была не как в молодости...
   Ноги инфернала вдруг по колено ушли в землю.
   ... но и опыта у старого Анзула с молодости прибавилось. Изрядно прибавилось!
   Дух Порчи яростно выл, поочередно выдирая из земли то одну, то другую ногу. Ударами когтистых лап он пытался достать кого-то юркого, скользкого, черно-зеленого, кто на мгновение высовывался из земли и тут же прятался обратно. Бл'огор с видимым удовольствием дразнил могучего, но уже порядком уставшего инфернала.
   - Ай-э! - с криком шаман два раза хлестнул врага древком посоха, а потом добавил острием, - Выйди из этого тела, злой дух! Я изгоняю тебя своей силой, я изгоняю тебя своим именем! Прочь, прочь!
   Инфернал завыл. Сине-зеленый огонь скар-вараха немилосердно жег его, слова шамана били точно и беспощадно. Но у него оставался источник Силы - человек, добровольно отдавший себя Черному Пламени. И пока этот колодец не будет вычерпан до дна, дух сдаваться не собирался.
   Именно этот момент Сенешаль выбрал, чтобы активировать боевой облик Хранителя.
   Тело Тальгиара вспыхнуло ослепительно-алым огнем. Кости затрещали, выгибаясь, меняя форму, кожа налилась ярким золотым светом, из спины прорезались узкие крылья - а огонь, который должен был угаснуть, наоборот окутал Тальга целиком. И точно такое же багрово-золотое пламя начало пожирать фигуру инфернала.
   Злой дух в панике заметался, но Бл'огор продолжал крепко держать его за ноги, Анзул наседал с посохом, и было очень похоже, что скоро чудовищу придет конец. Осознав это, инфернал взъярился еще сильнее. Одни рывком выдравшись из трясины, он кинулся к телу подростка и рванул его когтями. Но Меч был наготове. С ювелирной точностью отражая удары темной силы, он хладнокровно дожидался, пока инфернал окончательно выдохнется.
   "Энергетика почти чиста. Локальные метастазы... бедро, левая рука... так, только рука... все, кажется пора..."
   - Киир, замораживай все как есть! Быстро!
   "Что случилось?"
   - Парень умирает.
  
   Когда небеса разверзлись, он сидел на берегу пруда.
   Подросток швырял камни и смотрел, как по темной воде разбегаются круги. Ритмичность этого процесса завораживала. Всплеск - рябь - неподвижная гладкая вода. Всплеск - рябь - гладь. Всплеск... Когда в безоблачном небе с грохотом столкнулись алый и черный огонь, он понял - все. Это конец.
   Парень поднялся на ноги и медленно пошел вперед. Почему это опять случилось с ним? Он просто хотел, чтобы его не трогали. Он пришел в этот тихий мир, чтобы найти успокоение. Но они достали его и здесь. Могучие и недобрые Силы, от которых в его памяти осталось только яркое ощущение ужаса, вторглись в этот мир, чтобы снова мучить его, истязать, принуждать...
   Нет.
   Парень тихо улыбнулся. Он уже вошел в воду по пояс.
   Всегда есть альтернативный выход. Даже если кажется, что ты не в силах ничего изменить, всегда можно просто прекратить. Подвести черту. Выйти из игры. Пусть остающиеся осудят или проклянут твой поступок - за гранью тебе уже не будет до этого дела.
   Подросток медленно развел руки, погрузился на дно пруда и перестал дышать.
  
   "Хаос и Безумные Демиурги! Я затормозил распад, но это ненадолго. Мы можем что-то сделать?"
   - Он хочет умереть. Я мог бы позвать его дух, если бы он стремился вернуться. Но он хочет только покоя. А полный покой - это смерть.
   "Не можешь позвать его - иди за ним! Я поддержу тебя отсюда, обеспечу якорь"
   Анзул устало вздохнул. Все-таки пляски с посохом чертовски утомляют. И вообще, в его возрасте...
   - Полегче, Киир. Ты не хуже меня знаешь, что есть законы, которые я обязан соблюдать. Трудно помешать кому-то переплыть Серую Реку. Чтобы задержать твоего Хранителя на этом берегу, мне нужно особое поручение. А с этим сейчас тяжко, тяжко. Верховные Духи могли бы позволить что-то подобное, но они уже двести лет молчат. А кроме них...
   Гоблин ощерил в улыбке желтоватые зубы. Потом, не выдержав, хрипло засмеялся.
   - Есть выход, есть! Никогда бы не подумал, что можно так извернуться, однако все по правилам. Если повезет, вытащим дух обратно. Только вот что, Коготь, - старый шаман посерьезнел, - Когда он вернется, он станет другим. И Хранитель из него выйдет - если выйдет - ну очень необычный.
   "Анзул, мой длинноязыкий друг! Если мы оставим все как есть, из него получится самый обычный мертвый Хранитель. Маловероятно, что можно сделать все хуже, чем оно уже есть. Приступай. И да, если не секрет - что же ты все-таки собрался делать?"
   - Превращающий Радости, ты - живая память Красного Предела. Неужели даже ты не помнишь, что на берегу Серой Реки заново рождаются ученики шаманов?
  
   Тальгиар пришел в себя оттого, что его лодка остановилась.
   "Лодка? Что? Где я... на этот раз?"
   Странное дело. Он прекрасно помнил Иргантар (и все, что там произошло), череду бредовых видений, Мучителя, домик на краю леса, но ни следа ужаса и отчаяния, переполнявших его еще недавно, не испытывал. Как будто все это случилось с кем-то другим. Осталось лишь легкое, отстраненное любопытство - что же будет дальше? Тальг сел, оглядываясь и разминая затекшие руки. Кисти почему-то никак не хотели отогреваться.
   Вокруг простирался туман. Небо над головой полностью скрывали серые тучи, без промежутков переходящие в такое же серое марево, со всех сторон окружающее Хранителя. Тусклые свинцовые волны лизали борта лодки, которая, несмотря на отсутствие паруса или мотора, плыла к неведомой цели явно поперек течения. Сама лодка - по внешнему виду вырезанная из ствола дерева, длиной около трех метров - приятно выделялась из общей цветовой гаммы. Густой темно-красный оттенок древесины вызывал смутные ассоциации с антикварной мебелью.
   - Из красного дерева лодка моя... - продекламировал Тальг, перебравшись в носовую часть суденышка и пытаясь разглядеть впереди что-нибудь кроме тумана.
   И был весьма удивлен, когда за спиной раздался скрипучий голос:
   - А ты еще не привык, что тебя сплошь окружают оттенки красного?
   Со всей быстротой, которую только позволяла узкая и неустойчивая лодка, подросток развернулся. На корме, скрестив ноги, восседал старый гоблин. Наверное. В смысле, у него был длинный крючковатый нос, такие же длинные заостренные уши, изжелта-зеленая морщинистая кожа и жиденькая седая борода. Рост существа не превышал полутора метров. В общем, из всех известных Тальгу существ, он больше всего походил на гоблина.
   - Вообще-то, это стихи такие. Читал когда-то давно.
   - Ну и хорошо, - гоблин засунул руки в рукава своего черного балахона и энергично потер их друг об друга, - По мне, Кхаэрт до сих пор терпит ваши выкрутасы только потому, что вы приносите с собой новые стихи и песни. Много хороших стихов...
   Гоблин замолчал, видимо, предаваясь воспоминаниям.
   - Это все очень хорошо, - Тальг попытался взять нить разговора в свои руки, - Но, похоже, ты знаешь, где я нахожусь, как я сюда попал, что это за лодка и куда мы плывем.
   - Знаю, - не стал спорить старик.
   После того, как пауза стала совсем уж неприлично долгой, а парень почти определился, какими именно словами он сейчас поименует своего собеседника, тот, наконец, сжалился.
   - Ну, ладно. Ты сейчас умираешь. Вокруг нас, - гоблин широким жестом обвел окружающий серый пейзаж, - Серая Река, отделяющая мир живых от мира мертвых. Вместо воды в ней течет память мира - из настоящего в прошлое. Пока плывешь, сам становишься памятью. Доплывешь до того берега - умрешь окончательно.
   - О, - только и смог сказать Тальг, - А ты, видимо, Харон? Э-э-э... проводник душ?
   Старик хихикнул.
   - В каком-то смысле. Только наоборот. Я - Верховный Шаман. Один мой знакомый попросил вернуть твою душу обратно в Средний Мир. Но с этим есть маленькая проблема. Если коротко... нужно найти причину, по которой ты должен вернуться. Мы тут с Кииром...
   - С кем?
   - С Превращающим Радости. Не перебивай. Значит, мы решили, что твоя временная смерть сойдет за начало шаманского испытания.
   - Испытания? - Тальг не поспевал за мыслью собеседника.
   - Не перебивай, я сказал! - и подросток почувствовал, как его челюсти помимо воли плотно сжимаются, - Ученики шаманов тоже приходят к Серой Реке, но имеют право вернуться. Тут они, если им везет, обретают силу. Пройдешь испытание - можно будет тебя вытащить, никто из духов не возразит. Ну, или, если хочешь, я могу отпустить твою лодку, и плыви куда плыл. Ты, вроде, очень хотел умереть. Тебе решать.
   И он выжидательно посмотрел на Хранителя. Тот недобро усмехнулся.
   - Нет, я, пожалуй, вернусь. У меня остались кое-какие долги. Будет невежливо, если я покину Кхаэрт, не расплатившись.
   - Это твое дело, - тут лицо гоблина сделалось строгим, - итак, Тальгиар, человек из неведомых земель, Алый Охотник, Хранитель Меча Предела, я, Верховный Шаман Анзул из Малого Народа, клана Ока Листвы, предлагаю тебе стать моим учеником. Да будут духи Верхнего, Среднего и Нижнего мира, а также Проницающие, свидетелями моих слов. Ты согласен?
   Пару секунд Тальг обдумывал возможные варианты ответа, а потом решил не выпендриваться:
   - Да.
   - Духи слышали твои слова. Ты мой ученик по обычаю. Даю тебе право жить со мной в одном жилище, есть пищу из моего котла, слушать мои слова. Даю тебе наказ исполнять мою волю, не камлать без моего позволения, отдавать мне половину того, что ты получишь за шаманство.
   -Э-э-э... - тут до Хранителя начало доходить, что он - снова - влип во что-то непонятное и чреватое неожиданными последствиями.
   - А ты как думал? - Анзул широко оскалился, - Ты учти, это еще очень неплохие условия. Помню, один бестолковый все никак не мог научиться ходить с прямой спиной. Так я ему дал наказ - привязать на спину палку и так ходить. Все время. Так что цени мою доброту.
   - А. Ага. И что дальше? - парень предпочел не думать об открывшихся перспективах до возвращения в мир живых, а сосредоточиться на текущих задачах.
   - Испытание Нижним Миром. Первое из шаманских посвящений. По-хорошему, ученика готовят к нему несколько лет, но тебе придется объяснить только самое главное. Только пройдя через смерть, можно правильно понять жизнь. Нижний Мир проверит тебя на стойкость. Слабый, трусливый шаман не может приказывать духам. Дашь слабину - сожрут. Это ясно?
   - Вполне. А что...
   - Не перебивай. У нас не так много времени. Чтобы пройти испытание, тебе нужно прорваться на правый берег Серой Реки, к живым. Хитри, изворачивайся, делай все, что угодно, но сумей отыскать выход. Легко не будет - это от жизни к смерти двигаться несложно, а вот в обратную сторону простого пути нет. Когда перепробуешь все возможное, делай невозможное. Запомни вот что. Не все, кто прошел это испытание, вернулись в Средний Мир. И никто из них не вернулся прежним. Так... кажется, я сказал все, что мог. Готов начать?
   - Почти. Я хотел узнать...
   - Неправильный ответ, - с ухмылкой гоблин прыгнул вперед и вроде бы несильно ткнул Хранителя в грудь. Тальгиар, теряя равновесие, нелепо взмахнул руками и полетел в воды Серой Реки.
  
   Он не заметил момент перехода, когда речная гладь вокруг сменилась темнотой. Вот он еще падает, а вот он уже стоит в... пещере?
   Тальг поднялся на ноги и огляделся. Помещение вокруг действительно очень напоминало пещеру. Гладкие, словно лед или стекло, стены освещались лишь пробегавшими по ним огоньками непонятной природы. Парень пригляделся. Нет, не по ним. Огоньки пробегали в толще самих стен, слегка мерцая в темноте. Тальг надавил ладонью на стену, и она упруго прогнулась под его рукой. Все это казалось смутно знакомым, но никак не удавалось сообразить, что именно ему напоминают эти прозрачные стены.
   "Куда идти? Гоблин говорил, что нужно выбираться на правый берег Реки. А где она, эта река? Похоже, мы все-таки не успели. Все кончено..."
   Накатило отчаяние. Безнадежный, тоскливый ужас сжал горло спазмом. Он умер. Теперь его посмертие - вечно блуждать по лабиринту прозрачных стен. Он пытался бороться, но проиграл. И теперь уже ничего не исправишь. Тальг бессильно привалился к стене, проваливаясь в темноту и одиночество... Все бессмысленно, он мертв, мертв, мертв...
   Но прежде, чем черные мысли полностью подавили волю подростка, произошло еще кое-что.
   "Ты мёртв", - словно бы произнес темный холодный голос ему на ухо, - "Но это недостаточная причина, чтобы сдаваться. Ты все еще можешь двигаться и думать. Даже если борьба бессмысленна, ты должен продолжать бороться. Потому что ты можешь. Встань и иди"
   И, несмотря на накатившую слабость и апатию, подросток встал. Медленно, придерживаясь за стену рукой, пошел вперед по залу, в один из выходящих из него коридоров - без особой цели, просто чтобы куда-то идти. Он потихоньку приходил в себя после внезапной вспышки отчаяния, и мало-помалу к нему возвращалась способность связно мыслить.
   "В конце концов, почему я вдруг решил, что я уже мертв? Дыхание есть, сердце бьется, тело...", - он засунул руку под куртку, - "теплое. Было бы с чего паниковать. Может быть, место так действует на психику? Пещера, конечно, странная. Стенки словно резиновые, огоньки. И ведь что-то же очень напоминает, но вот что именно..."
   Тальгиар шел все дальше, и страх отступал. Теперь на первый план вышел другой вопрос - куда идти? Некоторое время он продолжал шагать по коридору, но потом тот разделился натрое. Никаких причин, позволяющих предпочесть какой-то вариант, или, например, повернуть назад, у него не было. Тальг немного постоял на развилке, разглядывая, за неимением других объектов, движущиеся внутри стен огоньки. И неожиданно уловил в их движении какую-то систему. Бледные огни дрейфовали не каждый сам по себе, а собираясь в потоки, время от времени меняющие направления или закручивающиеся в вихри, словно подчиняясь каким-то течениям... течениям...
   "Блинский фиг! Ну я и дятел!"
   Тальгиар, не сдерживаясь, хлопнул себя по лбу. Так вот на что ему напоминали эти стенки - лабиринт, по которому он шел, состоял из воды! В жидкости каким-то образом удерживались воздушные коридоры, но сама по себе она оставалась текучей. А значит, если следовать принципу Оккама и не вводить дополнительных сущностей, он все еще находился на Серой Реке - точнее, в Серой Реке. В конце концов, мало ли какой вид она может принять для личного восприятия.
   Все это, однако, не давало ответа на вопрос, куда же теперь двигаться. Поскольку вычислить правильное направление логически не получалось, Тальг решил положиться на интуицию.
   "В конце концов, это испытание на шамана. А шаман должен доверять своим ощущениям"
   И впрямь. Стоило ему закрыть глаза и попытаться ощутить верный путь, как его чуть ли не силой потянуло куда-то вправо и вниз. Чувство было необыкновенно ярким и притягательным, слегка похожим на зов Меча, которым тот направлял Хранителя к месту своего заточения. Тальг выбрал коридор, идущий в нужную сторону, и уже собирался шагнуть к нему, когда что-то царапнуло его память. Парень в нерешительности остановился.
   "...от жизни к смерти двигаться несложно, а вот в обратную сторону простого пути нет"
   Не об этом ли хотел предупредить его старый гоблин? Тальг развернулся в противоположную сторону и сделал пару шагов. Чувство зова не пропало, не изменило направления и даже, кажется, сделалось немного сильнее. Итак, ощущения велели ему одно, интуиция - другое. Парень усмехнулся. Попытка решить задачу чисто шаманским способом окончилась неудачей. Видимо, придется все же напрячь левое полушарие и попытаться проанализировать имеющуюся информацию. Тальг постарался в деталях вспомнить весь свой диалог с Анзулом. Шаман упоминал, что в Нижнем Мире ученика испытывают на стойкость. Значит - надо выбирать трудный путь? Или стойкость состоит в том, чтобы отринуть сомнения и следовать своему шаманскому чутью? Нет, решение опять ускользало.
   "Было же еще что-то. О чем-то я так мельком подумал, хотя стоило бы... О! Вспомнил! Зов с течением времени становится сильнее. И что это должно означать?"
   Тальг выругался. Вероятнее всего, это означало, что ему постепенно приходит каюк. Соответственно, если он хочет выбраться из этой лабиринтореки живым, ему нужно двигаться в сторону, строго обратную направлению зова. И как можно быстрее.
   В этот момент за спиной Хранителя глухо и страшно протрубил рог.
   И, вторя ему, тысячи глоток со всех сторон разразились воем и рычанием, не оставляя сомнений - началась Охота.
   Большая Охота на человека.
   Тальгиар кинулся бежать.
  
   Первый раз он увидел преследователей, когда пробегал огромный, не меньше сотни метров в диаметре, круглый зал. Тальг как раз собирался нырнуть в один из проходов, когда из коридора с противоположной стороны хлынула толпа тварей. Кажется, основную ее массу составляли громадные волки или псы, но были также и подобные людям, и гигантские змеи, и наверняка еще кто-то, кого подросток не успел рассмотреть, слишком занятый разрывом дистанции. Это было похоже на второе дыхание, и следующие три поворота он пролетел, едва успевая в последний момент притормозить и не врезаться в стену. Потом погоня вроде бы поотстала, и Тальг еще раз прислушался к своим ощущениям. Вроде бы он двигался в правильную сторону, но коридор слишком сильно забирал влево. Значит, пока нужно идти по нему, а на развилке повернуть правее.
   Тем более что развилка уже видна.
   Прошло еще некоторое время, прежде чем Тальг с гибельной четкостью понял, что уйти ему не дадут. Все чаще, собираясь свернуть в коридор или зал, он слышал за спиной, сбоку, а то и впереди приближающихся монстров. Все короче становились промежутки времени, когда можно было слегка замедлить бег и перевести дыхание. И все меньше становилась надежда выбраться отсюда живым. Парень попробовал затаиться и пропустить погоню мимо. На мгновение ему показалось, что затея удалась, но затем прямо из стены вырвалась здоровенная черная псина и оглушительно рявкнула, обдав лицо Хранителя брызгами теплой вонючей слюны. Ноги оказались быстрее разума - только через минуту мучительное колотье в боку напомнило Тальгу, что даже Алый Охотник не может бежать так быстро и так долго.
   "Окружают. Рано или поздно, они перекроют все пути. Или у меня кончатся силы. И тогда я умру"
   И снова в его голове зазвучал чей-то голос, полный беспредельного презрения:
   "Ты сбежал из дома. Ты покинул родителей и друзей. Тебя предали вассалы, а единственный, оставшийся верным, погиб. Тебе нечего терять - и нечего бояться. Так почему ты продолжаешь дрожать за свою жизнь?"
   Тальгиар застыл на месте. Постоял, обдумывая свое положение. Потом рассмеялся, сухо и зло, и теперь уже без спешки двинулся вперед. В конце концов, куда ему теперь торопиться? Для мертвых время не существует.
   Место, которое он искал, обнаружилось метров через двести. Его можно было с равным успехом назвать длинным узким залом или широким коридором. От одной до другой стены в ширину было шагов десять. Стало понятно, почему Тальга так легко сюда пропустили - коридор заканчивался тупиком. С противоположного от парня края помещения скованная магией вода "подтаивала", образуя настоящее озеро. Парень подошел к самому берегу. Хорошее место. В принципе, можно было попробовать плыть через озеро, но во-первых, именно туда его и вел неведомый зов, становящийся все сильнее, во-вторых, неизвестно еще, кто обитает в глубине темных вод, а в-третьих... слишком уж это напоминало его бесславное "упокоение" в маленьком лесном озере. Нет уж. Последний выбор - не только то, где и когда ты умрешь, но и то, как ты это сделаешь.
   Далекие вроде бы лай, рев и грохот погони приблизились.
   Гулко трубит рог.
   "Оружие бы какое-нибудь..."
   К сожалению, с этим в Серой Реке было тяжело. Даже в обычной пещере можно подобрать с пола камень, здесь же, куда ни кинь взгляд - вода, вода, вода...
   Вместо воды в ней течет память мира...
   Память. Знание. Информация.
   "А что? Оружие не хуже прочих"
   Тальгиар зачерпнул горсть вода из озера. И, напрягая воображение, представил, как она превращается в точную копию Красного Меча. Как ни странно, идея сработала, и в руках Хранителя оказался знакомый клинок. Кхаэрт хорошо помнил и сам Меч, и то, кому он должен принадлежать. Конечно, полной силы в этом отражении не будет, но все же так гораздо лучше, чем выходить против Охоты с голыми руками.
   Тальг пару раз взмахнул палашом в воздухе. Вполне годится...
  
   Твари подземелья выплеснулись из коридора темной волной. Впереди летели черные витороги, чьи глаза и ноздри полыхали адским огнем, и серо-седые волки, не уступавшие им размером. Кто находился в задних рядах, Тальгиар разглядывать не стал. Чувствуя, как истекают последние секунды жизни, и ураган темной ярости сметает остатки здравомыслия, он шагнул навстречу врагам.
   - Н-н-у?! - жгучее нетерпение в голосе жертвы заставило часть преследователей сбиться с шага, - Кто первый?!
   И пока большая часть тварей соображала, когда же их дичь успела превратиться в Охотника, Тальгиар атаковал.
   Несмотря на странное помрачение, овладевшее им, подросток не настолько обезумел, чтобы бросаться в лоб на противников втрое крупнее себя. Вместо этого он метнулся вперед и влево, обходя основную массу врагов по широкой дуге и рубя наотмашь все, что оказывалось у него на пути. Ряды врагов смешались - кто-то, раненый, пытался отступить, кто-то наоборот - прорваться поближе к Хранителю, но они не успевали, они безнадежно мешали друг другу, меж тем как он был свободен. Тальгиар, Предвестник Огня, Алый Охотник, пожалуй, первый раз в жизни дрался не за свою жизнь, не ради пользы или спасения, даже не из ненависти к врагу - а просто потому, что он хотел убивать. Нечто подобное он уже испытывал, когда, сам того не желая, призвал инферно. Но в тот раз чуждая сила владела им, а сейчас просыпающийся Дух Предела, направляемый его собственной волей, вел Тальга в танце боя. Он парировал, уворачивался, рывками перемещался от одной группы врагов в другой, не давая окружить себя, и рубил лапы, головы, пронзал чешуйчатые бока...
   Его подвело тело.
   Хранитель не замечал полученных ран, пока особо сильный толчок в грудь не сшиб его на пол. Парень не грохнулся на спину, как, возможно, рассчитывал его противник, а кувыркнулся назад и вскочил на ноги. Точнее, попытался. Потому что в процессе кувырка до него дошло, что с левой и правой стороны его ребра почти симметрично ободраны чьими-то когтями, а правая нога ниже колена вообще превратилась в сплошной сгусток боли и даже смотреть не хочется, что с ней случилось. Припадая на одну ногу и стараясь не потерять сознание от боли, Тальг медленно отступал к озеру. На ходу он продолжал атаковать чудовищ, но его все равно оттеснили к воде. Пока твари держались на почтительном расстоянии, успев оценить его оружие и боевые возможности, но скоро могут осмелеть и навалиться скопом. Хранитель не боялся - он уже перешагнул через страх. Обидно было бы умереть, не забрав с собой как можно больше врагов. А в нынешнем состоянии он не боец.
   Тут Тальг сделал еще шаг назад и ступил в воду. Приятный холод облизал ногу, и парень с удивлением понял, что она больше не болит. То есть совсем, как от хорошей анестезии. Тальг поспешно зашел в озеро по грудь, оставив над водой только руки, плечи и голову. Лед пробежался по его ранам, сковывая боль и проясняя разум. Тело вновь повиновалось Охотнику... а вот силы стремительно убывали. Свежезалеченные части казались какими-то не совсем живыми, хотя слушалась нога идеально.
   "Что-то я такое слышал. Царство мертвых... вода... мертвая вода..."
   - Сдавайся, - неожиданно раздался с берега вполне человеческий голос, - Сдайся, и я обещаю тебе легкую смерть.
   Хранитель на мгновение задумался. Раньше он бы отмахнулся от подобных слов, сочтя их уловкой или способом поиздеваться. Теперь же он куда лучше понимал цену смерти - и жизни.
   Только пройдя через смерть, можно правильно понять жизнь.
   - Нет. Я не ищу легкой смерти.
   - Дурак, - невидимый за толпой чудовищ собеседник не казался расстроенным таким поворотом дела, - Если ты не сдашься, эти твари заберут твою душу и будут терзать ее вечно!
   Хранитель рассмеялся. Он снова вспомнил покинутую семью, предательство вассалов, гибель Кангельта... и рев всепожирающего Черного Пламени инферно.
   - Ты хочешь напугать меня?! - предположение было настолько абсурдным, что вызвало у Тальгиара еще один взрыв смеха, - Ты действительно думаешь, что я еще чего-то могу бояться?!
   - Что же. Ты сам выбрал свою судьбу.
   Тальг огляделся и увидел, что монстры стягиваются к берегу, готовясь к общей атаке. Много... очень много. И все же ему почти удалось их истребить. Не хватало самой малости - силы, гибкости, скорости...
   Когда перепробуешь все возможное, делай невозможное.
   Тальгиар улыбнулся подступающим чудовищам, наклонил голову к воде и сделал большой глоток.
   Лёд.
   Ледяное пламя.
   Растворяется в породившей его воде бесполезная копия Меча.
   Растворяется в крови Хранителя глоток "мертвой воды".
   Глоток... информации. Упорядоченности. Любой. Тело - как расплавленный металл, готовый принять любую форму. Ну, например...
   Тальгиар выпустил когти из пальцев и насмешливо щелкнул стремительно меняющимися челюстями.
   Вот теперь можно и поразвлечься.
  
   Позже, когда Алый Охотник обдумывал свое путешествие в Нижний Мир, он твердо решил для себя, что самым страшным тамошним испытанием было искушение силой. Когда создания нижнего мира дрогнули и отступили, он едва не сорвался следом. Догнать и убить всех! Никто не должен уйти от Охотника! А после этого останется только подробнее исследовать эти туннели. Наверняка здесь скрыто много интересного - души, которые можно сожрать, Духи Тьмы, которых можно подчинить, новые и новые источники Силы...
   Спасло Хранителя любопытство. Когда все чудовища, решившие, что победа им не светит, исчезли в коридорах, один монстр повел себя довольно странно. Существо, напоминающее человека в черном балахоне, не пыталось атаковать, бежать или просить пощады. Дух просто стоял, и, казалось, с интересом смотрел на приближающегося Тальга. Такое нетипичное поведение озадачило подростка, и под действием этого удивления темная ярость угасла, словно задутая ветром. Очертания чудовищной боевой формы поплыли, сменяясь обратно человеческим обликом.
   - Чего же ты ждешь? - спокойно и даже с некоторой ленцой спросил дух, - Добивай.
   - Э, нет. Мне, может, с тобой поговорить охота.
   Тальг подошел ближе. Несмотря на это, никаких новых подробностей облика своего визави он разглядеть не смог - черный балахон, лицо скрытое капюшоном... кажется, они были одного роста.
   - Да? - в голосе собеседника зазвучал сарказм, - А если я скажу тебе, что я и есть твой Мучитель?
   - Ах ты ж...
   Когти проросли из пальцев почти мгновенно. От рефлекторного удара Хранителя удержала только память о последнем испытании. Видимо вместе со способностью бить не колеблясь, шаман получал еще и способность не бить без необходимости.
   - А ведь я тебя так не называл, - вдруг произнес Тальг задумчиво, - Только про себя. Ты был внутри моей головы, ты знаешь, о чем я думаю...
   - Верно, - казалось, дух улыбается, - Скажи еще слово.
   - Ты - часть меня. Мы - одно.
   - Верно.
   Дух откинул капюшон. Под ним не оказалось ничего особенного - лицо как лицо. Резкие черты лица, острый подбородок, тонкий нос, изрядно отросшие темные волосы. На Тальгиара смотрел он сам, усмехаясь краем рта. Двойник, темная сторона, альтер-эго, Тень...
   - Ладно, моя работа закончена. Вроде, ты что-то понял. Дай пять, братишка.
   Тальг выставил перед собой ладонь. Двойник звонко хлопнул по ней, подмигнул и исчез. Просто пропал, безо всяких спецэффектов.
   - М-да, - пробормотал Хранитель, - Никогда бы не подумал, что внутри меня сидит такой тихий ужас.
   За его спиной раздался грохот. Парень развернулся, в который раз выпуская когти.
   "Да, с этим мне, пожалуй, не справиться", - отрешено подумал он, глядя на сияющую ярким светом четырехметровую фигуру демона в золотых доспехах, вышедшего прямо из стены.
   - Итак, юный шаман, - голос демона, в противоположность грозному внешнему виду, был мягким и бархатистым, - Ты прошел испытание. От имен Владыки Нижнего Мира, я, Агеон, Князь-В-Золотом-Шлеме, первый из Духов Тьмы, признаю за тобой, Тальгиар, право обращаться к духам Нижнего Мира с просьбами, заключать договоры, требовать послушания от слабых, свободно пересекать границу Нижнего Мира, не нарушая его законов. А теперь я оставляю тебя. Путь назад ты должен отыскать сам.
   Демон, не дав собеседнику сказать ни слова, повернулся и ушел обратно в стену.
   "Да легко", - Тальг шумно выдохнул, испытывая нешуточное облегчение от того, что подраться так и не удалось, - "Лишь бы никто по дороге не привязался"
   И он двинулся в обратный путь.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"