Квилл: другие произведения.

Алый Меч, глава 11

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Часть 3.

Коль дорога твоя длинна

Сердце вскрыла ножом весна

Выбрось все, что прежде ты помнил

На границу яви и сна.

Если сердце плачет, как дышит

От ночной отравы черно

Твой святой молитву не слышит -

Хлопни дверью, выйди в окно!

Канцлер Ги, "Da Kapa Preta"

  
   Глава 11.
   "Двадцать семь, двадцать восемь, двадцать девять, тридцать. Так, со златокорнем закончили. Златокорень, расковник, сон-трава... чего ему там еще надо было? Все, вроде бы. А значит, передохнуть - и обратно"
   Тальг с удовольствием сел, привалившись спиной к шершавому стволу дерева и вытянув ноги в изрядно потертых уже джинсах. Над головой мягко шелестела листва, погружая рассудок в блаженно-дремотное состояние. Что было весьма некстати, заснуть и опоздать в стойбище - верный способ получить благословение Анзула, на которые тот не скупился. Раздавать же благословения старый гоблин предпочитал своим шаманским посохом, хорошо хоть, не острой его стороной. Парень встряхнул головой и, чтобы не задремать, стал оглядывать лес внутренним зрением.
   Лес... завораживал. Развивая внутреннее зрение под руководством наставника, Тальг научился видеть гораздо более тонкие оттенки энергий. И теперь тысячи ликов Жизни, окружающих его, обрели свой неповторимый вид - темный, густой малахит старых деревьев, солнечная зеленовато-золотистая поросль молодой травы, переливающиеся радужные огни птиц и мелких зверьков. Ветер шелестел в кронах, омывая их неярким голубым светом. И вся эта сила находилась в странной, вечно изменяющейся гармонии, которую Хранитель только-только начинал постигать. Любое изменение материального мира эхом откликалось в этих потоках. Да, созерцание "тонкого" мира имело и практическую цель - Анзул не уставал повторять, что власть над духами можно получить, только научившись понимать среду, в которой они живут. Но все это было второстепенным для Тальга, которому просто нравилось сидеть и наблюдать за течением странных сил, наполняющих мир.
   Внезапно подросток напрягся, заметив какое-то движение шагах в тридцати слева от себя. По лесу, перемещаясь совершенно бесшумно, кралось какое-то существо - довольно крупное и, судя по ауре, хищное. Более того, двигалось оно очень осмысленно - приближалось по широкой дуге и заходя парню за спину. Тальг, стараясь не выдать себя и держа неожиданную угрозу в поле зрения, как бы невзначай повернул голову. Вгляделся чуть пристальнее и облегченно усмехнулся - что ж, непонятная опасность перешла в разряд понятных, а значит, все становится гораздо проще. Глаза подростка закрылись, голова обессилено упала на грудь. День был тяжкий, человек устал, человек задремал...
   "Три, два, один, пора!"
   Гибкую фигуру Хранителя словно вихрем сорвало с места. Перекат вперед-вправо, разворот - и древко чужого копья опускается на то место, где он только что сидел. Ответный удар запоздал всего на мгновение, но этого хватило. И теперь спина нападавшего, обтянутая охотничьей кожаной курткой в черно-зеленых маскировочных лоскутах, уже мелькала между деревьями, удаляясь с поразительной быстротой.
   "Не уйдешь, зараза!"
   Парень пустился вдогонку. Бежать вот так по лесу было довольно опасно - камни, корни деревьев, скрытые травой и кустами ямы, но Хранитель мчался, словно по ровной дороге. Отточенное месяцами лесной жизни зрение выхватывало самые очевидные ловушки и опасности, а обострившееся шаманское чутье помогало избегать остальных. Тальг нагонял своего противника, и тот вдруг резко изменил направление бега, забирая куда-то влево. Подросток ускорился, еще сильнее сокращая разрыв, но интуиция и здравый смысл в один голос завопили - никто не будет бегать по лесу кругами просто так.
   "Засада!"
   Из-за поваленного дерева на Тальгиара бросился варг.
   Парень был настороже, и только поэтому успел уйти в кувырок. Чудовищный волк пролетел мимо, еще в прыжке пытаясь развернуться для новой атаки. Четыре когтистые лапы стукнули в землю за спиной, буквально открыв Тальгу второе дыхание. С низкого старта он рванул так, что злое рычание начало стремительно удаляться, а спина удирающего, наоборот, замаячила уже почти вплотную. Похоже, хозяин варга не ожидал, что его зверь не отвлечет Тальга, а подстегнет его.
   "Или ожидал?" - возникла в голове подростка неожиданная мысль, - "Он же никогда не ставит только одну ловушку. И где же вторая?"
   Между тем, преследуемый вроде бы начал замедляться. Обежав вокруг здоровенного старого дуба, резко повернул вправо, словно приглашая сократить расстояние и, наконец, догнать его. Хранитель сделал вид, что поддался на уловку и только в самый последний момент отпрыгнул в сторону, за ствол дерева.
   Раздался треск. Что-то загудело, рассекая воздух там, где только что находился Тальг. Жалобно взвизгнул варг, которого распрямившаяся толстая ветка сшибла в прыжке, крепко хлестнув самым концом. Но это все было уже неважно - убегавший оглянулся, чтобы проверить, как сработала западня, и потерял лишнее мгновение. Тальгиар, целиком вложившись в последний рывок, сбил его с ног, и двое покатились по земле, щедро раздавая друг другу пинки и зуботычины. Варг бестолково крутился рядом, не зная, как исхитриться куснуть чужака и не зацепить хозяина.
   Вскоре, более массивному Хранителю удалось надежно взять противника в удушающий захват. Бережно придерживая его локтем за горло, подросток прошипел в оттопыренное зеленое ухо:
   - Отогнал псину, быстро.
   - Мрак, твоя назад! - насколько мог громко закричал слегка придушенный гоблин, - Сидеть!
   Варг повиновался неохотно, подозревая какой-то подвох, но слово хозяина - закон. Зверь отбежал на несколько шагов и уселся, внимательно глядя на сцепившихся парней желтыми глазами.
   Убедившись, что непосредственная опасность ему больше не грозит, Тальг взялся свободной левой рукой за то же самое гоблинское ухо и с нескрываемым удовольствием начал его выкручивать. Гоблин кривился, шипел и стискивал зубы, но терпел - понимал, что если позовет на помощь варга, в общей свалке ему достанется гораздо сильнее.
   - Гвирх...мелкий... зеленый... засранец! - на каждое слово Тальг чуть-чуть доворачивал кисть с зажатым в ней ухом, - Мне... теперь... за травами... возвращаться!
   - Ай-ой, твоя уху отпустить! Больно, да!
   - Ну конечно, больно! - злорадно подтвердил парень, - Я что же, зря стараюсь?
   Но руку все-таки разжал.
   - Ладно, зеленый. Сейчас мы расцепляемся, встаем и идем за корзинкой. И без фокусов. А то меня с утра так и тянет кого-нибудь Мечом рубануть.
   Тальгу была видна только половина лица гоблина, но внезапно отразившегося на ней скепсиса хватило бы на две гораздо более крупных рожи. Угроза его, похоже, не впечатлила.
   - А еще Анзул меня научил позавчера Муравьиному Слову. Интересная штука! Со всех окрестных муравейников сползаются и на что шаман укажет, то и сжирают. Хочешь, покажу, как оно работает?
   - Моя не любопытный, - буркнул зеленокожий охотник, - Твоя чего валяться? Вставать-идти надо!
  
   Анзул ждал его возле своего шатра, расхаживая взад-вперед и нетерпеливо постукивая о землю посохом. Тальг моментально насторожился. В это время дня учитель почти всегда был занят какой-нибудь работой на благо племени. Ну, или, по крайней мере, следил, чтобы ей были заняты все остальные - шаманы у лесных гоблинов выполняли еще и роль вождей, придавая сборищу склочных и ленивых бандитов некое подобие порядка и организации. Прямо сейчас в лагере как раз шло какое-то непривычно целеустремленное движение. Часть охотников возилась со своим оружием, перебирая стрелы или затачивая кривые бронзовые ножи, другие укладывали заплечные мешки - в целом все это напоминала подготовку к долгому походу. И если уж в разгар работы Анзул специально выкроил время для общения с учеником, можно было ожидать чего угодно. Зная характер учителя - чего угодно неприятного, зловещего или опасного.
   - Ха-а-ай, только поглядите, кто к нам пришел! Мой ученик, молодой шаман Тальгиар! Почему же он шел так долго? Может, он, как всегда, глубоко задумался - и карнайки отгрызли ему ноги?
   Гоблины вокруг подобострастно захихикали. Но стоило Тальгу перевести взгляд на них - зеленокожие тут же замолкали, отворачивались и вообще демонстрировали, что разборки между шаманами их никак не касаются. Тальг мысленно вздохнул. Все правильно. К Анзулу в племени относились с уважением и страхом (и правильно делали), но Хранитель тоже успел заработать репутацию умелого колдуна и крайне злопамятного существа. В открытую с ним уже не рисковал связываться никто, кроме одного мелкого психопата... ну и учителя, конечно. Последний, как смутно догадывался Тальг, издевался над учеником скорее в целях воспитания и поддержания дисциплины - причем не столько у самого парня, сколько среди остального племени. Вежливое обращение считалось у гоблинов признаком слабости, а слабость вожака вызвала бы в умах нездоровый разброд и шатание, которые, в конечном итоге, пошли бы во вред самим кочевникам, вздумай они проверить Анзула "на зуб".
   Теорию подростка подтверждал тот факт, что наедине старый шаман вел себя гораздо тактичнее... ну, немного тактичнее.
   - А может быть, он просто не уважает своего старого учителя?
   - Ну что ты! - слегка преувеличенно возмутился Тальг, подходя и ставя к ногам шамана корзинку, - Как же я могу не уважать мудрого шамана, столь искусного в злословии и оскорблениях?
   - Замечательно! - вопреки ожиданиям подростка, морщинистое лицо гоблина расплылось в довольной улыбке, - Значит, ты не откажешься принять мой вызов на поединок.
   "Блин. Ну, вот он всегда так"
  
   Площадкой для поединков им служил тот же ведьмин круг, где Анзул вытащил будущего ученика с того света. По словам гоблина, грибница хорошо поглощала остаточные магические эманации и, тем самым, не давала появляться в окрестных лесах говорящим огнедышащим белкам, как побочному продукту самых впечатляющих ритуалов. При этом напоенные магией грибы сами обретали довольно интересные свойства и широко применялись шаманами в их практиках.
   Что ж, сегодня круг не останется без работы.
   Между противниками - десять шагов.
   Анзул спокойно ждет, воткнув копье в землю и положив обе руки на небольшой барабан, подвешенный к светло-зеленому поясному ремню. Он одет в свой церемониальный шаманский балахон из черной чешуйчатой шкуры - то ли змеиной, то ли и вовсе драконьей. По всей поверхности одеяния разбросаны круглые малахитовые бляшки с вертикальным "зрачком" - "глаза змея", дающие шаману почти абсолютный контроль окружающего пространства. На шее висит ожерелье - вперемешку бусины из цветных камней, деревянные фигурки, ракушки, чьи-то клыки...
   Анзул ждет.
   Тальгиар стоит напротив, пытаясь сконцентрироваться. Он пока не заслужил собственного плаща, так что собирался драться в повседневной одежде - гоблинская маскировочная безрукавка поверх серой футболки и выцветшие джинсы с кожаными заплатками на коленях. На правой руке блестит рубин Алого Меча. Левая до локтя затянута в черную перчатку.
   Из чехла на поясе парень достает флейту. Пальцы пробегают по отверстиям тростниковой дудочки и медленно, бережно подносят её ко рту.
   Рокот барабана отзывается на первую ноту флейты - и поединок начинается.
  
   Первые, пока еще неуверенные ноты заставляют мир чуть ощутимо вздрогнуть - легко-легко, словно крылья бабочки. По кронам деревьев пробегает слабый порыв ветра. Тальг очищает мысли, целиком погружаясь в игру, и пальцы начинают бегать по ладам быстрее. Стремительные звуки взвиваются к небу, мелодия летит, рассекая воздух на тонкие нити - и воздух отвечает ей. Эфир вокруг Хранителя содрогается, идет быстрыми волнами, закручивается вихрем. Вторя движению магии, поднимается ветер.
   И вот, кода буйство стихии достигает апогея, пространство раскалывается сразу в дюжине мест, и на зов флейты слетаются супарны.
   Низшие духи Воздуха, на лету обретающие форму полупрозрачных хищных орлов, рвутся к Анзулу, но двое из них отделяются от стаи и медленно, аккуратно поднимают Тальга в воздух. Птицы Ветра изменяют очертания тел, сплетаются... Под подошвами кроссовок возникает голубовато-белый светящийся диск - одновременно средство передвижения и защита от ударов из-под земли, на которые учитель Тальгиара был большой мастер.
   Конечно, старый шаман не стал ждать, пока супарны растерзают его. Мерный гул барабана перешел в серию звонких хлопков. С каждым ударом из-под его ног выстреливают тонкие лозы, оплетающие, а то и пронзающие птиц насквозь. Через пару секунд от стаи почти ничего не остается.
   Однако, это еще не конец.
   Вслед за лозами из-под земли начинает вылезать чудовищный древесный монстр. Гибкие побеги вырастают двумя пучками из его боков. Его тело - необхватный ствол мореного дуба с почерневшей корой, его ноги - четыре толстых корня с растопыренными когтями, его пасть - ощетинившееся частоколом деревянных "клыков" дупло посреди туловища, его глаза - два зеленых огня, исполненных ярости. Несколько секунд чудовище тратит на то, чтобы добить остатки супарн. Затем его взгляд обращается в сторону Тальга.
   Молодой шаман, не прерывая игру, резко меняет мелодию. Теперь в звуках флейты слышится гул разгорающегося пламени. Музыка взлетает вверх, и напротив лесного чудовища появляется огненный воин. Больше всего он похож на статую из раскаленной магмы, облаченную в черные латы. Воин взмахивает пылающим кривым клинком, и на лесовика набрасываются полчища шустрых огненных ящериц, словно соткавшихся из его пылающей ауры. Древесный монстр скрипит и раскручивает пучки лозы в настоящем вихре ударов.
   Духи ярятся, но ни один не может превзойти соперника. Поединок грозит затянуться. А Анзул, кажется, только начинает расходиться - барабан рокочет все быстрее, шаман приплясывает, встряхивая ожерельем, и рядом с ним начинает проявляться светящийся зеленоватым огнем силуэт огромного василиска.
   Тальг медленно выдыхается. Не хватает воздуха, в глазах пляшут огоньки и пальцы начинает сводить судорогой, но песня флейты звучит, режет воздух и бросает в атаку новый отряд саламандр, которых Анзул, не отрываясь от танца, встречает волной ядовитого болотного тумана. В этот момент Хранитель понимает - пора. Еще несколько секунд, и он окончательно потеряет шанс на победу. Учитель сильнее, повелевает большим числом духов и несравненно опытнее. Он - Верховный шаман всех лесных племен, и не раз подтверждал этот титул поединком.
   Ну и что? Достойный ученик просто обязан преподнести ему пару сюрпризов.
   Мелодия флейты обрывается. Не теряя времени зря, Тальг выхватывает из кармана красивое бледно-лиловое перо и, коснувшись рубином, поджигает его. Перо сгорает в один миг, но молодой шаман уже не видит этого. Он перекидывается. Мертвая вода вскипает в жилах, пропитывает тело насквозь, подгоняя его под образ нового духа - чернокрыла, исполинского ворона. Кости скрипят, мышцы меняют форму, кожа срастается с одеждой и покрывается перьями, и вот уже громадная птица взмахивает крыльями и устремляется к цели. Ветряные духи-вайхиры, бывшие его опорой, снова изменили обличие, и теперь пара мечников с сияющими сине-белыми клинками прикрывала Тальгиара с флангов.
   Анзул, заметив угрозу, прекращает выбивать ритм и подхватывает скар-варах. В арсенале старого гоблина есть чары против духов и против врагов из плоти, но только оружие может защитить от одновременной атаки тех и других. Шаман кружится, смещаясь вправо и внезапным точным выпадом пронзая одного из вайхиров. Дух исчезает во вспышке бирюзового огня, а в это время призрачный василиск уже наседает на Хранителя и второго элементала. Ящер, выросший до размеров хорошего быка, без труда сдерживает обоих противников своими жуткими челюстями и тусклым цепенящим взглядом. Анзул довольно скалит желтые клыки. Сейчас, пока ученик связан боем, можно не торопясь вызвать что-нибудь, что поставит в дуэли эффектную точку. Поединок почти закончен...
   Шаман все еще улыбается, когда воздух над ним раскалывается грохотом и слепящая бело-лиловая молния бьет ему в грудь.
   Анзул хрипит. Сила шаманского Духа ослабила разряд, но не поглотила до конца. Впрочем, сейчас гоблину не до боли. Из поднебесья на него ястребом падает воин в золотистой броне, с чьей секиры срываются новые и новые молнии. Гоблин злобно щурится. Хотя грозовой воитель силен, Анзулу доводилось укрощать духов и пострашнее. Но прямо сейчас неистовый натиск грозит пробить спешно уплотнившийся духовный щит. Нет времени на сложные, точно сфокусированные чары, придется давить грубой силой. С губ шамана срывается Слово Изгнания.
   Воина-громовержца отбрасывает, словно взрывной волной, и почти сразу он с гулким грохотом исчезает. Дикая мощь Слова рвет эфир в клочья, превращая мир духов в кипящий хаос, где невозможно сохранять телесную форму. Анзул провожает глазами поверженного врага, взгляд опускается ниже - и упирается в лезвие Алого Меча, застывшее на расстоянии вытянутой руки от гоблина.
   В воздухе повисает неуютная пауза.
   С одной стороны, использовать Сенешаля против духов Анзула или его самого запрещено правилами их учебных поединков. Оружие Предела не умеет бить вполсилы, а древним Хранителям с помощью Меча доводилось убивать титанов и богов. С другой - Тальгиар и не пытается его применять. Он даже не угрожает учителю. Просто стоит, держа клинок в вытянутой руке и как бы говоря: вот в настоящем бою я бы уже...
   - Хорошо, - скрипуче провозглашает старый шаман, - Будем считать, что это была ничья.
   Тальг торжествующе улыбается, с достоинством кланяется наставнику и облегченно валится в траву.
  
   - Ну, допустим... Супарн пролетающих собрать - большого умения не надо. С вайхирами ты, похоже, поработал заранее. Призвал, заключил договор, может даже потренировался. Ну что, так?
   - Так все и было, учитель. Мудрость твоя не знает...
   - Замолкни. Так, что там у нас дальше? Ага, тельхин. Тельхина ты, виторог безмятежный, наверняка выпросил у Князя. Может быть, даже что-то ему за это пообещал - какой-нибудь пустячок, мелкую услугу в будущем?
   Одомашненный людьми виторог среди лесных гоблинов считался символом запредельно глупой доверчивости.
   - Ну, я все же не полный дурак. Мы сразу оговорили, что помощь тельхина не накладывает на меня обязательств и не дает Князю права требовать от меня чего-то взамен.
   - Неплохо. Кое-что из моих уроков усвоил. Имеешь некоторый шанс дожить до конца обучения. Хотя вряд ли - если Шлемоголовый так расщедрился, то у него есть к тебе свой интерес. И ничего хорошего для тебя в этом нет.
   - Почему это?
   - Ха-а-ай, еще говорил, что не дурак! Потому, у-че-ни-чок, что никакой дух не хочет иметь над собой хозяина. Тем более - Багряный Завоеватель, дух гордыни, войны и власти. А если ты все-таки ухитришься найти Дракона и объединиться с ним, то станешь над всеми Иерархиями. Так что ни в каком его плане ты до слияния не доживешь... хотя, чего я, спрашивается, перед тобой распинаюсь? Умный понял бы и так, дурак все равно не поймет...
   - Потому что ты мой учитель. И отвечаешь, если я правильно помню, перед духами Верхнего, Среднего и Нижнего мира за превращение меня из дурака в умного.
   - Щенок! Недоносок! Он мне станет рассказывать, за что я отвечаю! Тельхина своего озадачивать будешь, а не Верховного Шамана... Почему, кстати, тельхин? Не могучий якшас, не симарр-охотник, а подземный кузнец?
   - Мне был нужен не только воин. Он помогает мне в работе над вселением духов. Ну и просто у меня с огненными как-то лучше получается.
   - Я заметил, да. Проклятый марут... Где ты его откопал? Дружина Флароса сгинула вместе с ним, стража Хрустального Города не отвечает на призыв. А в свободном виде маруты уже сотню лет как не живут, не хватает им Силы.
   - А тут вообще всё интересно. Он наёмник. Был свободным вайхиром, какой-то маг его призвал и заключил долгосрочный контракт. За время службы выучился неплохо драться, а когда контракт закончился, решил не возвращаться в Иерархию. Крутился около смертных магов, со временем овладел Огнем, превратился в марута. Последний его договор закончился дней десять назад, и как раз тогда я устроил Малое Приношение.
   - Странное совпадение, не находишь? Ты пока не настолько опытен, чтобы поймать его на лжи. Очень похоже, что кто-то послал этого громозвона шпионить за тобой. Опять не подумал, мерзавец?
   - Я подстраховался.
   - М-да? И как же?
   - Я повязал его кровью.
   - Ха-а-ай! О духи мира, что я вам сделал?! За что вы дали мне в ученики болвана, неспособного оценить ни риск, ни выгоду? Силу потерял, людей своих потерял, чуть жизнь не потерял, еле вытащили! Одно у дурака осталось - кровь, полная Красного Предела, и ту он раздает налево-направо. И это ему я собираюсь доверить командование экспедицией?
   - Э? Какой еще экспедицией?
   - Сегодня уходишь с охотниками в боевой набег, - гоблин отбросил притворные стенания и заговорил кратко, сжатыми предложениями, - Испытание ты выдержал. С обязанностями боевого шамана должен справиться. Вы пойдете к границе с Доменами, там сейчас тревожно. Эфир идет рябью, духи беспокоятся. Похоже, бароны готовятся к крупной схватке - не то между собой, не то собирают поход в Пограничье или Текартал. Вашей главной целью будет собрать сведения. Остальное оставляю на твое усмотрение. Где можно будет прихватить добычу, какую, как уйти с ней - все на тебе. Что делать, если Большая Охота затевается в наших лесах, тоже решай сам. Два десятка стрелков с варгами, конечно, не Легионы Анфракса, но лишняя сила - если решишь вмешаться - не повредит. Как вернешься, подумаем, что со всем этим делать... заодно перведем тебя из учеников в шаманы по всем правилам. Всё понятно?
   "Нет, но черта с два я тебе об этом скажу"
   - Разберусь по ходу дела.
  
   Отряд покинул стойбище на закате. Когда на лес опустились густые сумерки, а от поселения их отделяло не менее часа ходьбы, Тальг приказал остановиться. Двадцать два гоблина - сильнейшие бойцы, лучшие охотники племени и приставший к группе в последний момент Гвирх уселись вокруг небольшого костра. Огонь бросал причудливые тени на сосредоточенные лица бойцов, и вскоре по кругу пошла чаша с ритуальным напитком. Медленно и тягуче поплыла мелодия шаманской флейты, погружая гоблинов в неглубокий транс. Мир все больше наполнялся тьмой, оставляя только крохотное светлое пятно у ног стоящего перед огнем Тальга. Несмотря на дурманящее действие напитка, каждый из налетчиков оставался напряженным, как натянутый лук. Духи, к которым собирался воззвать молодой шаман, не были добрыми даже по меркам суровой жизни кочевого племени. К ним не обращались при свете солнца или возле стойбища. Их имена никогда не поминали всуе, боясь привлечь внимание...
   Песня флейты внезапно оборвалась.
  

Сабал, Лунный Варг, Серебряный Охотник,

Ты, вожак симарров, которые настигают бегущих

Призрачный Ворон, страж Нижнего Мира, Смертная Тень

К тебе взываю, ответь на мой зов, приди!

  
   Огонь полыхнул снопом бледно-серебристых искр - и тут же опал, прибитый к земле порывом ледяного ветра. Темнота вновь сгустилась. Тихо заскулил один из варгов, и его вой подхватили остальные. Темная и холодная тень нависла над поляной, вызывая невольную дрожь в кончиках пальцев.
   Но обряд еще закончился.
  

Владыка Тварей, Губитель Полчищ, Тал'Рхаад!

Дух Резни, Бешеный Огонь, Многорукий Зверь

Жаждущий крови и дающий безумие

Я зову тебя к огню! Приди на мой зов!

   Пламя костра яростно взревело, на мгновение став кроваво-красным. И из ночного мрака возле костра соткались два силуэта.
   Первый был, по меркам людей, не так уж высок. Фигура в темном плаще не привлекла бы внимания ни в Баронствах, ни в Приграничье, разве что рубашка из металлически блестящих птичьих перьев смотрелась довольно странно. И только при взгляде на хищное лицо, в сияющие серебром глаза с узкой щелью зрачка, становилось понятно, что это существо совершенно чуждо человеку и смертельно опасно для любого из них.
   Второго не перепутал бы с человеком даже слепой. Рост в два с половиной метра, багровая кожа, небольшие рога, пробивающиеся из-под гривы черных волос, клыки и когти, неправдоподобно огромный кривой меч ... Но главным было, все таки, другое. Каждое движение, каждый жест, каждая черточка лица духа безмолвно кричала - он вожделеет убийства. Дай ему малейший повод, и он с наслаждением разорвет тебя, просто ради развлечения.
   - Могучие духи Тьмы, я приветствую вас! Этой ночью мы вышли в набег за славой и добычей. Воины людей сильны и отважны, а возглавляют их колдуны - это будет достойная охота! Кровь наших врагов, лучшую долю нашей добычи мы посвятим вам, о Старейшие. Надели же нас своей силой, Губитель Полчищ! Даруй нам чутье своих гончих, Серебряный Варг, и быструю дорогу в ночи! Я поднимаю чашу в вашу честь.
   С этими словами Тальг отхлебнул из переданной ему чаши и слегка приподнял её, приглашая духов разделить с ним священный напиток. От зелья едва заметно закружилась голова, а шаманское чутье обострилось до предела. Сейчас предстоял непростой торг, где придется льстить, угрожать, хитрить и идти на компромисс. Ближайшие соратники Агеона, древние темные духи, были могущественны, кровожадны и абсолютно бесчеловечны. Они вполне могли потребовать в жертву одного из варгов или даже гоблинов, чего Хранитель, конечно же, допускать не собирался...
   Но вместо этого Тал'Рхаад шагнул вперед и взял чашу из его рук. Отпив глоток, он довольно оскалил клыки и прорычал:
   - Сила Кровавого Огня с вами!
   И Тальг почувствовал, как кровь в жилах зажигается яростным пламенем. Тело наполнилось пьянящей энергией, смывающей усталость, рвущейся стать движением, бегом, схваткой...
   Из лап Тал'Рхаада чаша перешла к Сабалу.
   - Лунный Охотник благоволит вам, стая!
   Непроглядная тьма вокруг сменилась зыбким полумраком. Ночь расцвела букетом незнакомых оттенков, звуков, запахов. Только через пару секунд Тальгиар осознал, что мир остался прежним, изменилось лишь его восприятие. Благословение Сабала дало охотникам зоркость ловчего сокола и нюх варга, а вместе с тем - ощущение небывалого единства, сплоченности. Теперь каждый из налетчиков ощущал остальных, как продолжение себя, а себя - как часть единой своры, стремительной, чуткой и беспощадной.
   Сабал хищно улыбнулся и перевел взгляд на Хранителя.
   - Агеон желает тебе удачи, Красный. Он очень хочет знать - ты принимаешь его предложение?
   Тальг пару секунд помедлил.
   - Я еще не готов дать ответ. Хороший охотник не идет с сетью на клыкача, а с копьем - ловить птиц. Так и я не могу выбрать покровителя, пока не пойму, куда меня заведет мой Путь.
   - Ты очень рискуешь. Агеон мог бы стать ценным союзником в любых твоих делах. Какой бы дорогой ты не шел, тебе не избежать путей завоевания, Войны и Власти - путей Князя-В-Золотом-Шлеме. Впрочем... я передал то, что было велено. Поступай, как считаешь нужным.
   Сабал вынул из костра горящую ветку. Пристально посмотрел на нее, и оранжевый лепесток пламени стал серебристо-белым. Тальгиар поморщился. Призрачный Огонь виден только несущему, он превосходно выявляет скрытое, но берет свою плату - жизненной силой владельца. Немного, но все же...
   - Иди, - древний дух протянул ветку шаману, - Темные Тропы откроются для тебя. Огонь покажет дорогу. Удачной охоты и славной добычи, Алый!
  
   Отряд бесшумно скользил сквозь ночь. Хранитель шел первым, освещая тропинку, петлявшую между черных, перекрученных древесных стволов. На Темных Тропах, проходящих где-то между миром живых и миром духов, водилось достаточно темных тварей, но благословение Лунного Варга укрывало налетчиков пеленой зыбких теней, мягко отводя любое враждебное внимание. Так что период относительного спокойствия нужно было использовать для размышлений. Например, попытаться понять, зачем Анзулу понадобился этот внезапный поход, о котором еще вчера не было и намёка, что может означать внезапная сговорчивость Старейших... Агеон отказался от мысли его использовать? Предупредил кого-то из баронов, и теперь их ждет засада? Не похоже, по многим причинам... Или они...
   "Так. Спокойно. Эта задачка с налета не решается, тут подумать надо. Вообще хорошо бы определиться с приоритетами, а то что-то я совсем заучился. Начнем с... да, собственно, с самого Пробуждения"
  

***

  
   Первые дни после "воскрешения" запомнились Тальгу плохо. Анзул, убедившись, что пациент в состоянии ходить и разговаривать (что тоже случилось не сразу), заявил Хранителю:
   - Я взялся учить тебя на шамана. И я это сделаю. Учить буду быстро - враги не оставят тебя в покое надолго. Учить буду на совесть - по-другому не умею. Поэтому если я говорю тебе что-то делать, ты делаешь всё в точности. Ясно?
   Тальгиар хотел было кивнуть. Он еще не до конца оправился от действия Инферно. Иногда на него нападали приступы беспричинной паники или слепой ярости, порой тело охватывала фантомная боль, но в основном в душе царила апатия. Слишком многое обрушилось на него за последнее время. Слишком многое. Поэтому первым побуждением было согласиться, чтобы от него, наконец, отстали. Но слова Анзула всколыхнули что-то в глубине полудремлющего разума, как ветер раздувает тлеющие угли. Парень твердо посмотрел в непроницаемо-черные глаза шамана и ответил:
   - Только если это не будет мешать моему Пути.
   Анзул удовлетворенно кивнул, а потом сделал быстрое подсекающее движение рукой. Внезапно полог шатра кувыркнулся у Тальга перед глазами, земля ушла из-под ног и тут же больно ударила по спине.
   - Слабоват, слабоват еще... ну ничего, исправим. Теперь слушай. Пока я твой учитель, твой Путь - мой Путь, твоя честь - моя честь. Наказ учителя не может унизить или обесчестить тебя. На время ученичества я отвечаю за все твои поступки перед духами и перед смертными. Любой спрос - с меня. Поэтому, делать ты будешь то, что я говорю. Ясно?
   Тальг перекатился и, пошатываясь, поднялся на ноги. Сейчас, когда его ветром сдувает, конфликтовать с шаманом смерти подобно. Размажет по полу тонким слоем. И всё-таки...
   - За мои поступки несу ответственность только я сам. Никто другой не может взять ее на себя - ни Меч, ни духи... ни ты. Я не стану делать того, что противоречит Пути.
   Анзул по-птичьи склонил голову, внимательно рассматривая собеседника. Хранитель подобрался, готовясь к новому удару, но внутренне оставался спокоен. Он твердо знал, что поступает правильно. Остальное не имело значения. Тем более неожиданным для него стал смех старого шамана.
   - Ха, а ведь все-таки неплох. Я уж было засомневался. Ладно, урок первый - иногда не нужно верить учителю. Больше своей головой думай, бывает полезно.
  
   Первые дни ученичества были наполнены черной работой и неутихающей злобой на Анзула. Шаман, отличавшийся в быту изрядной ленью и неаккуратностью, злорадно поинтересовался, не противоречит ли Пути рубка дров, походы за водой, приготовление пищи и уборка шатра, после чего спихнул все вышеуказанное Тальгу. Хорошо, что охотиться не пришлось - дичью и другими продуктами шамана исправно снабжали охотники.
   Отношения с племенем тоже складывались не слишком гладко. К счастью, гоблины были трусоваты. После неудачной попытки "попросить" у Тальга вязанку дров, они перешли к пакостям исподтишка. На этом поприще отличился Гвирх. У только-только прошедшего посвящение в охотники подростка-сироты был настоящий талант к созданию неприятностей. Более того, если остальные диверсанты после ряда ответных мер (с демонстрацией кое-каких шаманских приемов) предпочли выбрать жертву послабее, то Гвирх изводил Хранителя просто из любви к искусству. Для него было делом принципа застать Тальгиара врасплох и с безопасного расстояния полюбоваться на мокрого, грязного, обожженного и просто очень человека, с руганью выбиравшегося из очередной ловушки. Учитывая, что каких-то других принципов у Гвирха почти не имелось, идею воззвать к его совести Тальг забраковал. Угрозы и пинки не помогали. Зеленоухий мерзавец прятался, удирал, при поимке клятвенно обещал исправиться, но каждый раз продолжал свои проделки. Тогда, обдумав ситуацию и посоветовавшись с Мечом, Тальгиар решил переиграть противника на его поле. Выбравшийся из-под упавшего шатра, чьи опорные шесты за одну ночь сгрызли жуки-древоеды, Гвирх правильно понял намек и... не то чтобы прекратил свои проделки, но теперь много времени посвящал обороне. Постепенно соперничество стало скорее дружеским... ну, почти дружеским. Это было очень кстати, потому что учеба отнимала у Хранителя все больше времени и сил.
  
   Поначалу занятия были только теоретическими. Причем начинались они не раньше, чем вся работа по хозяйству будет сделана. Из-за этого замотанный и сонный Алый Охотник регулярно испытывал на себе неудовольствие учителя.
   - Я учу тебя мастерству шамана. До этого ты был магом Предела... недолго. Так в чем разница между магами и шаманами?
   - Маги думают, шаманы чувствуют, - не задумываясь выдал Тальг вычитанную еще где-то на Земле цитату.
  
   Короткое гудение рассекаемого воздуха и сочный звук удара.
   - Ай!
   - Почувствовал? - поинтересовался Анзул, снова укладывая посох рядом, - А теперь подумай.
   - Ну-у-у... Маги работают с энергией напрямую, шаманы вызывают духов и приказывают им сделать то или другое.
   - Для профана сойдет. Но посмотри, какое дело. Ведь и маги умеют призывать духов. А шаманы, как ты помнишь, умеют без посредников действовать на мир. Не сходится.
   - Тогда... Не знаю.
   - Так внимай же великой мудрости древнего шамана... или древней мудрости великого?
   - Я весь внимание, о учитель.
   - Давно пора. Хорошо, слушай. Нашим миром в отсутствие Владыки Предела правили силы четырех стихийных Иерархий - Огня, Земли, Воды и Воздуха, и в каждой тьма разных духов, магов, жрецов и простых смертных. Даже сейчас их остатки продолжают ошиваться за границами Унии. Но кроме этих, есть еще четыре силы, иерархий которых нет на Эвклазе давным-давно - это Жизнь, Смерть, Разум и Дух. Так вот, шаманы гоблинов и троллей - все, что осталось от Иерархии Духа. Мы никогда не имели своего архонта, уважая всех старших духов. Именно они дают шаману доступ к части своей Силы и проводят его через испытания по ступеням посвящения.
   - Это вроде моего забега под Серой Рекой?
   - Да-да, угадал, умник. Ученик шамана может только торговаться с духами и подкармливать их жертвами. И надеяться при этом, что они послушают его просьбы и сделают за него всю работу. По сравнению с магом, такой все равно, что связанный по рукам и ногам боец против свободного. Только и может, что на помощь звать. Ну и башкой еще крутить - глаза-то открыты, духов он видит, эфир чувствует. И вот когда ученику надоедать стелиться перед каждым мелким зверодухом, а учитель решает, что он готов, происходит испытание Нижним Миром. Раньше этим занимался сам Балх-Хагон, архонт Земли, но он куда-то исчез в Дни Страха, и теперь Нижним Миром заправляет твой знакомец Агеон. Пережившие прогулку получают глоток мертвой воды, который дает им желанный доступ к Силе... хотя и отнимает взамен немало. Так что для духов ты уже считаешься полноправным черным, иначе - боевым шаманом. Но для меня ты останешься учеником, пока я не решу иначе.
   - Ну а сам-то ты на какой... эм... ступени, учитель? И сколько их всего?
   - О-о-о, - нараспев протянул Анзул, на лице которого отразилось странное чувство - что-то вроде смеси мрачного веселья и глухой звериной тоски, - Десять лет черным шаманом был я, к духам Нижнего Мира камлал, в шкуру зверя облекался, в птичьи перья, в чешую змеи, могучих демонов покорял и связывал службой! Волей Короля Ветров белым шаманом стал. Двадцать лет белым шаманом был я, к духам Верхнего Мира камлал, лунным лучом скользил по мировому древу, слабых учил, помогал стать могучими. Волей Янтарного Клинка и Ийнеда-Дракона красным шаманом стал. Сорок лет красным шаманом был я, к духам Великого Красного Океана камлал, торил путь для Кхаэрта через Хаос...
   "Меч, он правду говорит? Шаманы могут работать с Пределом?"
   "Никто по-настоящему не знает, на что способны красные шаманы. За всю историю Кхаэрта их не набралось бы и трех десятков, и каждый отличился по-своему. Весьма любопытно, я и не подозревал, каких высот достиг Анзул за это время"
   - ...а потом вернулся. Я устал от груза ответственности за обреченный мир. И снова стал черным шаманом. Да, возможностей поменьше, но зато применять их можно почти как угодно. И прямо сейчас мне угодно попросить тебя...
  
   Уроки не ограничивались информацией о ритуалах призыва духов. История Иерархий, их взаимоотношение, ключевые фигуры. Политическая обстановка мира смертных, на основе доступных гоблинам сведений - племена лесов, болот и гор, тролли, Баронства, Приграничье, Уния. Травы волшебные, лекарственные и ядовитые. Отношение духов к разным материалам и их использование при создании артефактов. Основы законов и табу. Песни, мифы и легенды...
   - И когда Красный Дракон вершил первый полет над новорожденным миром, восторг и ликование охватили его. Желая даровать Кхаэрту самое драгоценное, что он имел, Ийнед когтем отворил себе жилу, и дождь сияющий рубиновых искр оросил землю. Он пролетал над лесами, и из чащоб ему навстречу поднимались грациозные лесные драконы. Он пролетал над горами, и могучие горные драконы приветствовали его трубным ревом. Он пролетал над степями, сотворив мощнокрылых степных драконов, и над болотами, где создал самых хитроумных и самых ядовитых своих детей. Наконец, облетев всю землю, Красный Дракон увидел звезды в небе и устремился к ним, но как он не мчался, звезды не становились ближе. Тогда Ийнед размахнулся изо всех сил и швырнул полную горсть своей крови к светилам иных миров. И неведома была судьба его крови, пока однажды из межзвездной пустоты не начали возвращаться его потомки, звездные драконы. Превзошли они сородичей не только мощью и совершенством своих тел, способных нести их сквозь космос, не только красотой звездного узор на чешуе цвета ночного неба, но и несравненной мудростью - ибо смысл их жизни составляла любовь к познанию и стремление делиться своими знаниями с тем, кому они нужны. Малочисленны были дети звезд, но каждого из них высоко чтили прочие драконы... Мне только одно непонятно. Красный Дракон что, правда не знал, что такое звезды и что на своих крыльях он до них за тысячу лет не долетит? Ай, учитель! За что? Я же только спросил!
  

***

  
   Маленький боевой отряд шел сквозь мрак, что темнее обычной ночи, сквозь неясные шорохи по бокам от тропы, сквозь пляску темных силуэтов на грани восприятия... Но несмотря на все произошедшее с ними сегодня и все, что ждало их завтра, сейчас Алый Охотник почему-то улыбался.
  
  
  
  
  
  
  
  

11

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"