Квилл: другие произведения.

Алый Меч, глава 12

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Глава 12
   - Замечательно, - с сарказмом произнесла Аль, откидываясь на спинку кровати, - Ве-ли-ко-леп-но. Подводя итог - мы втроем торчим то ли в гостях, то ли в плену у какого-то приграничного барона. Как отсюда убраться - мы не знаем, зачем мы ему понадобились - мы не знаем, где остальные наши девочки - мы не знаем, и что мы будем делать, когда выберемся...
   - ... мы не знаем? - неуверенно закончила Нэад.
   - Мы должны сейчас решить. Любое дело, подруга, должно начинаться с постановки цели... И в чем, как вы думаете, сейчас может заключаться наша цель?
   - Ну... выбраться из замка незамеченными?
   - Очевидно, нет. Допустим, мы выберемся, и что ты предлагаешь делать дальше?
   - Не очень-то разумно задавать такой вопрос нам двоим, - улыбнулся молчавший до сих пор Тэлаф, - Учитывая, что пару месяцев назад я спокойно жил с родителями в Бенеде, а Нэад - в своем мире. Потом, заметь, мы оба встретили тебя, и пошло-поехало. Все это время мы сначала находились под твоим руководством, а потом, пока ты была... недоступна, так скажем... мы пытались тебя вылечить и вернуть в строй. Чтобы ты, на основе известной тебе - и только тебе - стратегической информации обозначила нашу цель и составила генеральный план. Так что, если хочешь услышать наши мысли, предложи свою программу. А мы покритикуем... в смысле, попытаемся адаптировать ее к известным нам условиям.
   - Всё-таки жизнь кошмарно несправедлива, - Альтрая страдальчески закатила глаза, - Нэад, почему из всех моих спутников не потерялось именно это недоразумение?
   Нэад бросила на ведьму короткий и неожиданно холодный взгляд.
   - Это "недоразумение" волокло тебя на спине двое суток. Без Тэла мы обе остались бы на том озере.
   Ведьма и Тэл воззрились на девочку с почти одинаковым недоумением. Такого демарша от тихой Нэад не ждал ни один из них. И если для Тэлафа этот сюрприз оказался приятным, то Аль безошибочным командирским чутьем уловила готовящийся бунт. Но сил для наведения порядка у ведьмы пока не было, так что она сочла за лучшее сгладить конфликт:
   - Я, безусловно, благодарна тебе, Тэлаф лит Карм. Но это не означает, что ты можешь так нагло мной командовать. У меня были свои причины задать вопрос Нэад. Надеюсь, мы закончили со взаимными претензиями?
   - Да никаких претензий, - Тэл примирительно поднял руки, - Я просто предложил. Ладно, на чем мы остановились?
  
   Бегство Наде почти не запомнилось.
   В памяти всплывали только отдельные эпизоды, яркие, но не желавшие складываться в единую картину. Они бежали по болотистой равнине врассыпную, вокруг свистели стрелы. На границе видимости то появлялись, то исчезали зловещие фигуры в черных рясах - монахи Мрака гнали беглецов, как псы на охоте. Урф, повернувшийся задержать погоню, с воем покатился по земле, получив сразу два или три выстрела. Кетма задыхалась, на бегу выкрикивая заклинание перехода, и густые пряди колдовского тумана тянулись от камня к девочкам, и они отчаянно, из последних сил рвались вперед...
   Потом туман поглотил их, и земля исчезла из-под ног.
   Когда девочка почувствовала, что снова может стоять, а белое марево вокруг развеялось, она обнаружила, что стоит на берегу реки. Или озера? Не больше десяти метров воды отделяло ее от противоположного берега, но суша по ту сторону была больше похожа на маленький остров, сквозь заросли тростника блестела такая же водная гладь. Но и этот берег выглядел не лучше - песок и тростник, да тропинка, ведущая от портального камня...
   Тут немного опомнившаяся Нэад сообразила, что не видит никого из своих спутников. Адреналин все еще гулял в крови, поэтому она не испугалась, а сделала то, что казалось самым разумным - пошла обратно к порталу. Ее выбросило из портала на некотором расстоянии, так что, возможно, и остальная часть отряда находится поблизости. Кричать, привлекая внимание, не хотелось. Оставалось надеяться, что девочки и Тэл придут к сходным выводам и тоже соберутся возле камня. Если, конечно, она не ошибается и они правда где-то рядом.
   Выводы блестяще подтвердились на практике. На каменной плите сидел Тэлаф и болтал ногами. При виде девочки он замахал рукой и широко улыбнулся, а Нэад невольно улыбнулась в ответ.
   "Кажется, он правда рад меня видеть. Да нет, ерунда, он так же обрадовался бы любой из нас, он же нас совсем не знает. Или нет? Надо что-то сказать..."
   От неловкого молчания Тэлафа, не имеющего большого опыта общения с девочками, и Нэад, не слишком привычную общаться с людьми в целом, спасло появление Альтраи. Предводительница ведьм вывалилась из зарослей тростника с нехарактерным для грациозной девушки шумом. Причина стала понятна сразу. Альтраю изрядно пошатывало. Правой рукой она прижимало к левому боку какую-то тряпку, из-под которой явственно проступала кровь, и вдобавок где-то потеряла правый сапог. Но голос был так же спокоен, как и всегда:
   - Я не могу связаться с девочками, и поблизости их нет. Я оставила метку на случай, если они тоже появятся здесь. Сейчас нам нужно добраться до какого-нибудь обитаемого места, а прежде всего - выбраться с этого острова.
   - Что с тобой? - забеспокоилась Нэад, - Ты сильно ранена?
   - Терпимо. Я остановила кровь, теперь только отлежаться и всё будет хорошо.
   Бледность подруги не понравилась Нэад, но по давней привычке она промолчала. Тэлаф же открыл было рот, но потом махнул рукой и присоединился к девочкам. Втроем они быстро добрались до противоположного конца острова, благо идти до него было всего пару сотен метров.
   На самом берегу росло одинокое дерево, и Тэл, забравшись наверх, оценил обстановку. Это и в самом деле было озеро. Громадное, такое, что его дальний берег так и не удалось разглядеть. А вот ближний был виден неплохо - впадавшая в озеро река широко растекалась, образуя дельту в виде десятков островков, на один из которых их и выкинуло. Что ж, для трех подростков не было особой сложности в том, чтобы выбраться на сушу. Вот только Альтрая...
   Когда парень слез с дерева, золотоволосая ведьма сидела на земле и пыталась приободрить Нэад - довольно безнадежная затея для человека, готового вот-вот грохнуться в обморок от потери крови. Тэлаф критически оглядел девушку. Не похоже, чтобы она могла одолеть озеро своими силами. Да еще и с рюкзаком...
   - Хорошие новости. Берег видел, не так уж далеко, можно доплыть. Но ты сама не доберешься, - тут Тэл вскинул ладонь, предупреждая все возможные возражения, - А даже если и доберешься, потеряешь слишком много сил. Поэтому мы сейчас найдем какую-нибудь корягу... или свяжем охапку тростника, и поплывем на ней строго по течению. Оно тут слабенькое, да и мимо берега точно не промажем. Ну что, все согласны?
   - Ладно, - ведьма с видимым усилием поднялась, - Как скромная девушка вроде меня может сопротивляться такой трогательной заботе? Только сначала по островкам подберемся ближе, для предотвращения... неприятностей.
   Естественно, без неприятностей не обошлось. Сперва, во время очередного короткого заплыва, Альтрая внезапно злобно ругнулась и тут же ушла под воду. Тэлаф, нырнувший за ней следом, ругался не так энергично, но гораздо дольше - сильно испугался. Но обошлось, выловить девушку удалось почти сразу, судорога свела ногу всего в нескольких гребках от ближайшего участка суши. После этого решили не рисковать и все-таки соорудить примитивное плавсредство. Бревна подходящего размера не нашлось, поэтому пришлось вязать фашину из тростниковых стеблей. Закончив работу, все трое наградили получившуюся конструкцию одинаково скептическими взглядами, но промолчали, потому как выбора все равно не было. В отместку за такое отношение недоплот уже к середине пути начал тяжелеть, а ближе к концу пути и вовсе развалился. К счастью, до берега озера оставалось действительно недалеко.
   Потом все трое долго лежали на прибрежном песке, глядя в затянутое облаками небо. Безумные события этого дня отняли у ребят остатки сил, и только стылые касания холодного ветра заставили насквозь промокших путешественников вставать и искать убежище на ночь. Им оказался ближайший овраг. Подростки скинули мокрую одежду, слишком усталые, чтобы стесняться друг друга. Развели небольшой костер и, завернувшись в сухие одеяла из сохранивших герметичность рюкзаков ведьм, завалились спать, даже не думая о возможных опасностях.
   Ночью у Альтраи начался жар. Девочка металась в бреду, сотрясаемая приступами глухого кашля, а температура поднялась такая, что к коже было больно прикасаться. Наэад и Тэл, разбуженные жутким хрипом ведьмы, поначалу впали в жуткую растерянность. В медицине оба они разбирались, как тролль в классическом богословии, вдобавок никто не знал, что за лекарства находятся в рюкзаке у Альтраи и как их правильно использовать. Но дикая паника, охватившая девочку, принесла свои плоды - Нэад удалось вспомнить нечто важное. Все, происходящее с ее подругой сейчас, сильно напоминало перенесенное Надей в детстве воспаление легких. И хотя это могла быть любая другая местная болезнь, а память хранила далеко не все детали, воспоминание давало самое главное - четкий и понятный порядок действий. Поспешно отдернув ладонь от пылающего лба ведьмы, девочка немедленно воспользовалась самым доступным ресурсом: Тэлафом.
   - Раздуй костер и нагрей воды. Не кипяти, просто чтобы теплая была.
   - Так нет её, - развел руками парень, который со сна соображал весьма туго.
   Нэад раздраженно стиснула зубы, подхватила котелок и, не особо задумываясь, как она это делает, усилием воли материализовала внутри примерно полтора литра чистой и холодной воды. Исполинская "капля" гулко плеснула об дно посудины. Девочка покачнулась, ощутив легкую слабость в ногах, но тут же пришла в себя и вручила котелок Тэлу, стараясь сохранять невозмутимый вид.
   - Мальчишки! Ничего сами не можете. На вот, погрей.
   - Э-э-э, - протянул растерянный Тэл, - Ну ладно. А сразу теплой ее нельзя было создать?
   Инстинкт настоящего естествоиспытателя не покидал парня даже в самые тяжелые моменты, а вот дипломатичность и такт явно еще не проснулись. Так что вопрос, в любой другой ситуации вызвавший бы у Нэад досаду на себя и свою глупость, на сей раз привел к взрыву.
   - Да?! Вот сам бы и попробовал! Критик художественный! Раз так сделала, значит, только так и можно было! Грей давай, рыжая морда!
   Выдав этот сногсшибательный монолог, девочка все-таки не выдержала и покраснела. Пытаясь скрыть охватившее ее смущение, она отвернулась, буркнув:
   - Сиди у костра и не поворачивайся. Я ее буду обтирать, чтобы температуру сбить.
   - Да было бы на что смотреть, - огрызнулся Тэл по инерции, но было видно, что мысли его заняты чем-то другим.
   Это была долгая и страшная ночь. Влажная ткань, которой Нэад оборачивала подругу, высыхала за несколько минут. Приступы кашля прекращались на краткие мгновения, когда Альтрая судорожно, с хрипом втягивала воздух или лежала, почти не дыша, словно неживая. Пару раз ей становилось полегче, и тогда им удавалось напоить ведьму теплой водой. Девочка пила жадно, но тут же снова заходилась страшным утробным кашлем. Вскрикивала, металась, что-то горячо и бессвязно пыталась втолковать Наде...
   Ближе к утру ведьме, наконец, удалось задремать. Жар спал, и Нэад укрыла ее одеялом, заботливо подоткнув нетолстую материю со всех сторон. И пока девочка караулила беспокойный сон подруги, Тэлаф отправился на разведку.
   Не представляя даже приблизительно, где они оказались, и чего стоит ждать от встречи с местными, парень двинулся вдоль течения реки, соблюдая всю возможную осторожность. Вскоре, его силуэт скрылся за деревьями, и Нэад осталась наедине с Альтраей и собственными смутными страхами.
   Но не успела она толком начать бояться, как раздался треск веток, знаменующий возвращение Тэла. Нэад подобралась и неуверенно потянулась к поясному ножу. Мальчик ломился сквозь подлесок, не обращая внимания на издаваемый шум, а значит...
   - Все в порядке! - не только лицо, но и весь облик скатившегося по склону парня излучал радостное облегчение, - Собираем вещи и быстро-быстро выходим. Там караван Детей Радуги!
   Радость Тэлафа была настолько велика, что он не прекращал рассказывать, даже сопя и отдуваясь под тяжестью лежащей на спине ведьмы - Альтрая была стройной, как тростинка, но все-таки на два года старше парня. Для Нэад, которой достались оба рюкзака, идти по лесу и разговаривать было выше сил, тем более после бессонной ночи. Но Тэл болтал за двоих, сбрасывая накопившееся напряжение, и девочка слушала его с интересом.
   Причудливая культура Детей Радуги, описанная им, показалась ей уместной в нынешнем суровом Кхаэрте, примерно как букет цветов в городском арсенале - что-то вроде помеси цыган, скоморохов и хиппи. Первые из Детей были халфлингами, покинувшими земли Мона в поисках новых знаний и новых впечатлений, ищущими свободы от сонного спокойствия его поросших орешником холмов. Когда их спрашивали о цели пути, странники отвечали: "Мы идем вслед за радугой". Талантливые фокусники, артисты, ремесленники, неплохие знатоки трав и мелкой магии - халфлингов с удовольствием принимали в деревнях и городах по всему обитаемому миру. Тем же, кто не был рад их видеть, Дети Радуги не навязывались, одинаково легко ускользая от лесных разбойников и оскорбленных дерзкой сатирой вельмож. За оружие халфлинги не брались никогда.
   Но тут грянуло Объединение. Далеко не все территории сразу признали над собой власть Унии, сопротивляясь открыто или разворачивая партизанскую войну. Континент захлестнули волны крови, огня и железа. Те, в ком простой народ привык видеть оплот мудрости и духовную опору - маги и священники - самозабвенно вырезали друг друга. Люди в ужасе бежали от войны, от пожаров, от расплодившихся банд мародеров, но куда бежать, когда безумие охватывает весь мир? Неожиданно для себя, Дети Радуги оказались для многих последней опорой в рассыпающейся на куски вселенной. Потому что даже среди дикой свистопляски насилия и убийств они продолжали делать то, что считали правильным. Лечить. Давать утешение отчаявшимся. Хранить предания безвозвратно ушедшего времени. И, что бы ни случилось, не отвечать злом на зло, ударом на удар, не превращаться в убийц даже под угрозой смерти.
   И вскоре маленькие странствующие труппы халфлингов сменились целыми караванами фургонов, и большая часть странников принадлежала к роду людей. Разбойники почти не трогали их. Потому что даже последний головорез хотел знать, что где-то он всегда может получить пищу, ночлег и исцеление, не опасаясь ножа в спину. Церковникам до Детей Радуги просто не было дела, внимания священства Унии требовали куда более важные проблемы и опасные враги. Им даже разрешали выступать и торговать в городах - время от времени людям хотелось поглядеть на что-то кроме проповедей и казней, да и со снабжением горожан всякими полезными мелочами кочевники справлялись лучше, чем неповоротливая и плохо отлаженная распределительная система молодого государства. Но постепенно волнения улеглись. Церковь Вседержителя железной рукой утвердила свое абсолютное господство на континенте, оставив независимыми только самые проблемные земли - будущие Домены, Приграничье, Текартал... И вот тогда за Детей принялись всерьез.
   Нет, окончательно их уничтожать не стали. Среди Иерархов были умные люди, хорошо понимавшие, что для контроля над полуголодными крестьянам и городскими низами полезно демонстрировать им кого-то, кому-то живется еще хуже. Поэтому существование Детей Радуги, не желающих осесть и принять Закон Вседержителя, а, следовательно, обреченных гореть в пламени Бездны, постарались максимально приблизить к вечным мукам уже в этом мире. Отныне язычникам было отказано практически во всех правах - любой мог безнаказанно ограбить, изнасиловать, даже убить одного из них, отвечая за это только перед своим духовником. Так что жизнь и смерть любого каравана полностью зависели от доброй воли местного священника, чем тот не стеснялся пользоваться. Обычное "пожертвование на храм" составляло до трех четвертей выручки от представлений и торговли. А еще все Дочери Радуги были рождены "во грехе" и лишены покровительства Вседержителя, поэтому связь с ними не нарушала обета безбрачия и не считалась прелюбодеянием...
   Редко, но случалось, что кочевники ухитрялись чем-то прогневать служителей Церкви. Тогда в пьяном от крови ночном мраке вспыхивали костры.
  
   Первое, что поразило Нэад - внешний вид каравана. Знакомая по родному миру с произведениями искусства самых разных жанров, она никогда не была большой любительницей импрессионизма. Но фургоны, казалось, перенеслись в Кхаэрт прямо с какой-нибудь земной арт-выставки: причудливые очертания, пестрая и яркая, но удивительно гармоничная раскраска, обилие украшений - ленты, бубенцы, ажурные фонари, колокольчики, флюгеры... Сами халфлинги тоже оказались сюрпризом. Тэлаф не заострял внимания на их внешности, так что девочка ожидала увидеть кого-то вроде знакомых ей по фильму хоббитов, низеньких, толстых и мохноногих. Халфлинги Эвклаза оказались совершенно другими существами.
   Уже после, вдоволь наглядевшись на всех кочевников, Нэад составила примерный портрет типичного халфлинга. На хоббитов они походили одним - были очень невысокого роста, не выше полутора метров. Дальше начинались отличия. Смуглая кожа, худощавое телосложение, заостренные уши и невероятная для человека легкость движений, превращающая каждый шаг в танец - у всех, вплоть до седобородого караванного патриарха, носящего красноречивое прозвище Фарт. Этот колоритный старичок в пестрой рубахе и кожаных штанах с бахромой, ростом по грудь Нэад, был первым, кого она увидела, выйдя на дорогу. Едва только тяжело пыхтящий Тэлаф дотащил-таки ведьму до фургонов, Фарт не допускающим возражений голосом велел положить ее на лежанку в одной из повозок, а потом - стоять снаружи и не мешать. Вокруг уже толпились любопытствующие Дети Радуги, и девочка удивилась, насколько они были непохожи на мельком виденных ей жителей Бенеда. Люди, халфлинги и их многочисленные общие потомки были наряжены так, что рябило в глазах - алые, зеленые, золотистые ткани, узоры и бисер, широкие вышитые пояса, шелковые платки, обилие украшений... Некоторые женщины щеголяли целым ворохом юбок, выглядывавших одна из под другой, но находились и такие, чьи одеяния даже на Земле смотрелись бы уместно разве что в спортзале. Именно в такой "костюм" была облачена проворная девушка, бросившаяся внутрь помогать Фарту. Короткие соломенные волосы перехватывала расшитая повязка, и почти такая же повязка - разве что самую малость пошире - охватывала ее небольшую грудь. Кроме этого, на девушке присутствовали: кожаная жилетка, размерами больше напоминавшая топик, и короткие обтягивающие шортики. За те секунды, которые понадобились ей, чтобы проскочить мимо Тэла, парень успел мучительно покраснеть.
   - Плохо дело-то, - без обиняков сообщил Фарт, когда караван снова тронулся в путь, а детей пригласили присоединиться к лекарям, - Помрет девчушка, коли дельному лекарю не показать.
   Альтрая во время этого разговора вела себя странно. Так и не проснувшаяся девушка больше не металась в бреду. Теперь на ее губах блуждала блаженная улыбка, тело было расслабленно, и только рука время от времени дергалась, словно пытаясь поймать что-то в воздухе.
   - А как же ты сам, дедушка? Не справишься? - поинтересовалась обеспокоенная Нэад.
   Тэл временно выпал из разговора, сосредоточенно пытаясь отвести взгляд от Дочери Радуги. Та продолжала перебирать какие-то склянки в углу, не обращая на мальчика внимания...вроде бы.
   - Я не мастер по этой части, дочка. Так, фокусник. Сейчас она спит, и хворь ее тоже спит. А чтоб вылечить, нужен настоящий целитель. Ведьма, знахарь... Из баронов кое-кто на такое способен. Мы как раз в Баронства держим путь, глядишь, и сыщем по дороге знающего человека-то. С нами поедете, али как?
   - Прости, почтенный, - сказал опомнившийся, наконец, Тэлаф, - Но нам нечем расплатиться с тобой за место в караване.
   - "Почтенный", хе, - смуглое лицо Фарта озарилось плутоватой улыбкой, - Не переживай, сынок. Под Радугой сочтемся.
  
   Путешествовать с кочевниками действительно оказалось гораздо легче. В фургоне они ехали вчетвером - кроме новичков, в нем же обитала помощница Фарта, откликавшаяся на прозвище Мотылек. Пока кто-то один правил парой виторогов, неспешно влекущих повозку, двое оставшихся были предоставлены самим себе. Именно это время кочевники обычно использовали для занятий ремеслом: тачали обувь, вышивали, резали поделки из дерева и кости, кто во что горазд. На привалах, правда, приходилось работать вместе со всеми - собирать дрова, носить воду и так далее, но и эти обязанности нельзя было назвать особо тяжелыми. Тем более что после, рассевшись у огня, можно было совершенно бесплатно посмотреть на репетиции отдельных групп Детей Радуги.
   И оно того стоило.
   Песни и стихи, от эльфийских эпических баллад до деревенских частушек. Танцовщицы, пестрые, яркие и стремительные как тропические птицы. Акробаты, жонглеры, музыканты... Фарт изредка, под настроение, развлекал сородичей удивительными фокусами на грани магии - или магией, похожей на фокусы, кто знает? Но больше всего Тэлаф ждал, когда начнет выступать Мотылёк. Легкая и гибкая, как большинство халфлингов, она избрала для себя путь, далекий от традиционных танцев и акробатики. Она была лучницей.
   Мастерство, которое демонстрировала Мотылёк, не походило ни на что известное Тэлу и Нэад. Казалось, девушка с изящным коротким луком просто резвится, то прохаживаясь по поляне туда-сюда, то внезапно начиная подпрыгивать или танцевать, а то и просто ложится на травку подремать. Но в самый неожиданный момент лук оживал и стрела, выхваченная неведомо когда из колчана на бедре, отправлялась в мишень. Лучница била на ходу, в прыжке, в кувырке, с разворота, лежа, натягивая лук ногами, держа его за спиной - и легкие стрелы с разноцветным оперением не знали промаха. Под конец, когда в колчане осталось только две стрелы, Мотылёк потрясла его, сделала театрально-разочарованное лицо и в притворном негодовании отбросила прочь. Глаза зрителей все еще следили за его полетом, кода две стрелы, одна за другой, вонзились в самый центр мишени, причем одна из них расщепила другую. Воздух задрожал от аплодисментов, а Мотылёк гибко раскланялась и убежала, не забыв на прощание послать воздушный поцелуй смутившемуся Тэлафу.
   Нэад вернулась к фургону в смешанных чувствах. Выступление лучницы разбудило в ней очень странные мысли, которые не сразу получилось облечь в слова. Девочка начала осознавать нечто важное, что-то, касавшееся истинной природы Детей Радуги. Поначалу они казались очень похожими на жителей Земли, её современников. Царящая среди кочевников свобода нравов, терпимость к чужакам, а главное - упорное неприятие насилия резко отличало их от прочих обитателей Кхаэрта. И ведьмы, и мельком увиденные монахи Вседержителя несли на себе печать какой-то жесткой уверенности, готовности отстаивать свою правду с оружием в руках. Но в тот вечер, когда Мотылёк демонстрировала свое смертоносное искусство, Нэад поняла, что Дети Радуги не были беспомощными жертвами, какой она ощущала себя с первых дней в новом мире. Халфлинги могли бы защищать себя, но... не хотели? Приходя в жизнь как гости, они очень дешево ценили её, предпочитая короткую и яркую вспышку медленному тлению... До такой степени, что это ставило их за пределы понимания девочки.
   "Беззащитны, безмятежны и легки" - подумала Нэад, - "Да. Если бы меня попросили описать их в трех словах, я сказала бы: Дети Радуги беззащитны, безмятежны и легки. У нас с ними есть что-то общее, но они чужие".
   Родители и друзья с Земли потеряны навсегда. Ведьмы - скорее всего тоже. Альтрая в коме и неизвестно, выживет ли. Тэл... Тэл остался веселиться с остальными. Почему-то от этого тоже было тоскливо.
   Девочка сидела на дощатом полу в темноте.
   И в одиночестве.
   Неожиданно в тишине раздалась приглушенная ругань, и у входной занавеси кто-то завозился, пытаясь на ощупь найти и зажечь фонарик.
   - Там у них пьянка намечается, - пояснил Тэлаф, чью рыжую макушку наконец осветило дрожащее пламя, - А они как перепьются, так сразу целоваться лезут... И хорошо, если только девчонки! В общем, я лучше тут с тобой посижу. Ты не против?
   - Нет...
   Нэад знала, что Дети Радуги почти не напивались до беспамятства и уж подавно избегали приставать к тем, кто этого не хотел. Но говорить об этом вслух девочка не стала.
   Потому что она больше не была одна.
  
   ***
   Костер полыхал, будто дрова облили маслом. Чистым, почти бездымным пламенем
   Даже полному неучу по части походной жизни - хотя таких среди сидящих у костра не наблюдалось - было бы понятно, что зеленые ветви кустарника так гореть не должны.
   - Так никаких дров не напасешься, - проворчал Керк.
   Реплика осталась без ответа по ряду причин.
   Во-первых, все были утомлены дневным поиском, принесшим не больше нового, чем десяток предыдущих разведок.
   Во-вторых, именно Керк был сегодня ответственным за костер и топливо. Не сумел заготовить достаточно хвороста - сам виноват.
   В-третьих, странный феномен был в деталях обсужден еще в первые ночи, проведенные вблизи Горна.
   Ну и, наконец, Керк был гоблином. Какое вообще кому-то дело до нытья гоблинов?
   - И чего сидим тут? Всю округу уже излазили, под каждый камень нос засунули... - сделал гоблин новый заход.
   - Слышь, зеленый, - угрожающе приподнялась лежащая Гаэр, - Я твой нос сейчас совсем в другое место засуну. Тебе, плесень болотная, платят как целому магу, так что заткнись и не мешай спать.
   Керк засопел. На это звук чутко встрепенулось ухо вроде-как-спящего Яльта. Что? Кто тут гоблинов обижает?
   Движение уха не укрылось от ведьмы, заставив ее нахмуриться.
   В отличие от брата-лазутчика, не представлявшего для ведьмы реальной опасности, Яльт был талантливым отравителем. Злопамятный, как и все представители их народа, он вполне мог отомстить каким-нибудь не смертельным, но крайне неприятным способом - как раз, когда этого меньше всего ожидаешь.
   - Почтенные, не стоит ссориться, - прозвучал новый голос, мужской, - Вы же разумные... личности. Не будем забывать, что мы делаем одно дело, и нам всем платят достаточно, чтобы терпеть маленькие слабости друг друга.
   Брог хмыкнул. Для бывшего карателя на службе Ладонарской Унии он обладал достаточной широтой взглядов. Но считать за полноценно разумных существ гоблинов и женщин ему все еще было сложно.
   Иное дело Зелмир. Уроженцы Саммата были известны своим уважительным отношением ко всему живому. Официально принятый Закон Вседержителя так и не смог выбить из их умов старое учение волхвов. Так что самматец, завербованный в экспедицию в качестве целителя, частенько играл заодно роль дипломата. Волей-неволей к нему прислушивались даже самые отмороженные наемники - Зелмир неплохо владел клинком и боевой магией, а вдобавок был единственным лекарем на много миль вокруг.
   Вот и сейчас ведьма с гоблином дружно нахмурились, но продолжать пикировку не стали.
   - ...напомню также, что наш работодатель не одобряет конфликты между соратниками. Кстати, он здесь.
   На этих словах все головы развернулись к входу в пещеру. И действительно, на фоне густо-синего вечернего неба ясно обрисовывался силуэт человека в плаще.
   - Общий сбор. Встаньте и следуйте за мной.
  
   Пока наемники выбирались из пещеры, в которой коротали время все, свободные от дежурства, Брог мрачно думал, что стареет. Лет десять назад необходимость после сытного ужина куда-то тащиться не вызвала бы у него никаких вопросов - командир приказал, значит так надо. А сейчас полное брюхо тянуло куда-то в сторону лежака, ноющие суставы шептали всякие одобрительные вещи на ту же тему, получившая же мощное развитие после бегства из Доменов паранойя советовала нечто прямо противоположное - под каким-нибудь благовидным предлогом дать деру.
   Брогу не нравился заказчик.
   И задание тоже не нравилось.
   Пожалуй, тогда, десять лет назад, в бытность его удачливым наемником-одиночкой по прозвищу Лесоруб, он бы не взял этот контракт. У него было вполне достаточно золота - Брог никогда не был жаден. Деньги, связи, репутация... все это позволяло отказываться от неудобных предложений и спокойно ждать задания одновременно понятного, выгодного и не слишком грязного. Сейчас все это надо было спешно восстанавливать, и проще всего начать оказалось с денег. Их за несложную, в общем-то, операцию, наниматель посулил просто неслыханное количество. Причем не просто посулил, а предоставил гарантии Золотого Чертога - крупнейшего гномьего торгового дома, ведущего дела с людьми.
   Ради такой награды можно было и закрыть глаза на некоторые странности. К примеру, лица своего заказчик так и не открыл. Вербовал людей через посредников, когда же отряд собрался в условленном месте - появился закутанным во все черное, включая маску и плащ с капюшоном, так что даже глаз не разглядеть было. Впрочем, мало ли какие у клиента причуды. Наемники переглядывались, но молчали.
   С целью операции тоже не все было понятно. "Разведка, наблюдение за урочищем, поиск засад и ловушек в окрестностях", что неясного, казалось бы? Вот только урочище, как выяснилось, находится не в Приграничье, не в Пустошах и даже не в Радужном Лесу, а в землях Унии. Что порождало массу новых сомнений и вопросов, задавать которые было бесполезно - заказчик сразу предупредил, что озвучил только первый этап плана. Вторая стадия должна была начаться, когда к ним присоединятся "друзья и соратники" загадочного нанимателя.
   Что ж, похоже, момент настал.
  
   Шатер, ранее служивший жилищем их заказчику, оказался достаточно просторным, чтобы вместить всех - и "старожилов", и новоприбывших. Над круглым столом, занимающим все середину помещения, хозяин небрежным движением руки создал шар холодного огня. Брог переглянулся с ведьмой. Магия была, в общем-то, не сложная, но скорость и легкость исполнения... А еще это была первая за всю их экспедицию демонстрация его магической силы. Что само по себе настораживало.
   Лесоруб обежал взглядом всех собравшихся, прикидывая, чего стоит ожидать, если начнется потасовка.
   Гаэр, Зелмир, братья-гоблины, Дэварт - парнишка, имевший забавную привычку носить с повседневной одеждой пижонский алый плащ и серебряный обруч, но довольно сильный маг-сноходец. Напротив - пятеро незнакомцев в одинаковой черной одежде: молодая светловолосая девушка, русобородый бородач лет пятидесяти, напоминающий зажиточного Управителя и трое молодых мужчин с повадками опытных бойцов. Между двумя группами возвышался темный силуэт "работодателя", который прямо сейчас попросил ведьму кратко рассказать о результатах их работы.
   - За время наблюдения посторонних рядом с пещерой замечено не было. Патрули Серых Гончих сюда не суются. Никаких следов того, что это место пытались изучать, мы тоже не нашли. Хотя местечко, конечно, интересное...
   Гаэр докладывала неторопливо, внимательно разглядывая собеседника и подмечая реакцию на ее слова. Человек, которого наниматель представил им как Каэнхора, пока не вызывал у нее каких-то особенных мыслей или эмоций. Средних лет, темноволосый, темноглазый. Движется проворно, как воин, а в манере разговора чувствуется непреклонная воля и привычка командовать. С другой стороны, вежлив и вроде бы неглуп...
   - Вот о самом месте, если можно, подробнее. Что оно собой представляет на ваш взгляд, донна?
   - Мощный источник огненной энергии, - Гаэр пожала плечами, - Природная интерсекция, похоже, или кто-то неслабого такого элементаля здесь заточил. Наш медиум попробовал побеседовать с духами, да только не вышло ни... чего. Саламандры тут какие-то бешеные, на всех кидаются, кто близко подойдет. А разумные духи предпочитают держаться подальше.
   - Ага. Всё так, - подтвердил Дэварт, - в Унии духи обычно тихо сидят, а тут - как гнездо карнайков разворошили. Сильные, злые... странно, что святоши до сих пор терпят.
   По лицу Каэна было чертовски тяжело понять, что он думает об услышанном, но голос звучал вполне удовлетворенно:
   - Понятно. Что ж, вы все проделали отличную работу. Если хотите, вам сегодня же будут переданы кредитные письма к хозяевам Золотого Чертога на оставшуюся часть гонорара. С другой стороны, если вы желаете еще подзаработать, у меня есть для вас предложение.
   - Не тяни, атаман, выкладывай! - азартно воскликнул Крек и тут же огреб подзатыльники одновременно от брата и ведьмы. Последняя прожгла его яростным взглядом, и лишь затем добавила:
   - В самом деле, любопытно послушать.
   - Как вы уже догадались, в этом месте действительно запечатан крайне могучий элементаль. Конкретнее - Огненный Змей, аждарх. А уже на его зов слетаются более мелкие духи, которых вы видели. Мы собираемся войти в пещеру и развоплотить аждарха, так что ваша помощь в бою окажется очень кстати. Оплата - вдвое против того, что вы уже получили. Ваше слово?
   На несколько секунд повисла напряженная тишина. Наемники взвешивали перспективы и потенциальный риск. Удивленным никто из них не выглядел, что-то похожее они предполагали еще во время разведки. И все-таки взгляды группы обратились в сторону Лесоруба и Гаэр. Первый был самым опытным и осторожным в компании, вторая - самой компетентной по части магии.
   - Имеется кой-какая трудность, - заговорила ведьма, - Я не смогу всех надежно прикрыть от огня. Двоих-троих кроме себя еще потяну, но не больше. Не совсем моя стихия, да и специальность не моя.
   - Осмелюсь поинтересоваться, с чем донна предпочитает работать?
   - Донна - не знаю, - по жесткой усмешке Гаэр было понятно, что вежливость Каэнхора пропала втуне, - А я по меркам Старой Школы могу считаться боевым магом четвертой ступени, разрушителем или малефиком, это уж кому как нравится. Что до стихий - воздух и огонь, Полуденный Ветер по-нашему.
   Брог глянул на ведьму с невольным уважением. Две специальности, четвертая ступень... ну надо же. И ведь наверняка не все карты выложила, что-то приберегла в рукаве.
   В этот момент о себе из-под черного капюшона раздался сухой голос:
   - Об этом не беспокойтесь. Защиту обеспечу я.
   - В одиночку? Дон, а ты себя не переоцениваешь? - нахмурилась Гаэр, - Тут же человек пять нужно по-хорошему. Не в обиду сказано, но мне своей ж... жизнью рисковать. Как ты собираешься это провернуть?
   - Я маг пятой ступени. Справлюсь.
   На этот раз пауза длилась дольше. Значительно дольше. Пятая ступень... известных магов такой силы во всем Кхаэрте можно было пересчитать по пальцам одной руки.
   - Это подводит нас к интересному вопросу, - нарушил тишину Брог, - На кого же, собственно, нам предстоит работать? Кто вы такие?
   Голос нанимателя стал более хриплым... и злым.
   - До сих пор ты не спрашивал. Что-то изменилось? Тебе платят деньги - работай, не хочешь - проваливай.
   - Видишь ли, дон, я искренне люблю деньги. Но больше денег я люблю быть живым и здоровым. А сейчас мне кажется, что такими вы нас после работы не оставите.
   Волна Силы пронеслась по шатру порывом обжигающего ветра. Закутанная в балахон фигура излучала чистую, убийственную ярость, которой магия придала почти материальную форму. Все засуетились, начали хвататься за оружие, но Брог только прищурился.
   - Объяснись, - быстро, но жестко произнес Каэн, делая успокаивающий жест своим соратникам, - Почему ты обвиняешь нас, наемник? И если у тебя не будет веской причины, я потребую поединка.
   - Все просто. Мы сейчас не в Приграничье, не в Баронствах и даже не в Пустошах. Мы на землях трижды траханной Ладонарской Унии...
   При этих словах бородач, стоящий рядом с Каэнхором, переменился в лице, но тут же взял себя в руки.
   - ...а значит, здешний Источник вам не нужен. Других причин трогать это гнездо я не вижу. За одним только исключением. Если вы на самом деле работаете на святош, которым до зарезу нужно обезопасить ближайшие поселения от здешних "демонов". Да и ваш эмиссар... Единственный маг-огневик пятой ступени в Приграничье, о котором я знаю - один из Ночных Князей, Вечный. Зато среди Блаженных Братьев, по слухам, попадаются настоящие уникумы. Короче, от этого дела за лигу несет церковным ладаном. И я достаточно хорошо знаю повадки Ревнителей, живыми нас после дела они вряд ли отпустят. Так что хотите, чтобы мы за вас таскали орехи из огня - потрудитесь объяснить, кто вы такие и что вам на самом деле нужно... дон поединщик.
   На протяжении всей речи Брога, Каэнхор сурово хмурился, но под конец не выдержал и ухмыльнулся.
   - Наглость, достойная уважения. Что ж... ход мысли неплохой, хотя предпосылки не совсем верные. Стоило бы, конечно, оставить тебе пару шрамов за хамство...
   - Всегда к твоим услугам.
   - Но нам все-таки вместе работать. Мы умеем ценить полезных людей, даже не слишком почтительных. Что до нашего дела... Я думаю, ради повышения доверия можно попробовать сыграть в открытую. Как считаешь, соратник?
   - Ладно. Хотя бы закончим с этим балаганом.
   С этими словами наниматель достал что-то из кошеля на поясе и бросил на стол, после чего сдернул с головы капюшон. Наемники ошарашенно уставились на открывшееся зрелище.
   Кожа мага была черной. Не смуглой, как у некоторых жителей Тесса, а угольной, как обгоревшее дерево, и рассеченной сетью золотистых шрамов-трещин. Глаза - два рдеющих красных угля без зрачков. Ну и для тех, кому не хватило впечатлений, на столе лежало кольцо из кергалла с искусной гравировкой. Одно из двенадцати колец Ночных Князей - главарей Ночной Гильдии, некоронованных властителей Приграничья.
   - Если все наигрались, - произнес Вечный, - Может, перейдем к делу?
  
   Обсуждение не затянулось. Подтвердив участие всех наемников, кратко обсудили боевые возможности каждого. Вечный отвел завтрашний день на тренировки и боевое слаживание, назначив атаку на послезавтрашнее утро. Тянуть дольше было бессмысленно и опасно - наемники все это время тщательно маскировали свое присутствие, но увеличившийся вдвое отряд (а тем более - тренировки с использованием боевой магии) могли привлечь внимание униатских патрулей.
   Когда все разошлись спать, в палатке остались двое.
   - Давно не виделись, побратим, - сказал Каэн.
   - Давно, - согласился Вечный.
   Ни тот, ни другой не любили открыто проявлять эмоции, но что-то отразилось на их лицах - особое, скрытое тепло.
   - Как учитель?
   - Ему нелегко приходится. Много времени проводит в медитации. Похоже, работа отнимает много сил - нам пришлось проводить ритуал Крови чаще. С каждой церемонией он становится все более... живым, целеустремленным... и, как мне кажется, еще более устрашающим.
   - Для наших врагов! Только для них! - из-за некоторых побочных эффектов Слияния с Огнем, Вечный всегда предпочитал говорить короткими фразами, но сейчас он еще и волновался, - Гнев Алого страшен. Но он падет лишь на недостойных! Верным Пути нечего бояться. Что с тобой, Каэн? Ты потерял веру в учителя? В Алый Путь?
   - Знаешь, насчет веры... Мне тут одна из младших подбросила интересную мысль. Вначале я ей не поверил, но потом сам заметил, что мы все больше и больше походим на наших врагов. Последнюю волну младших натаскивают только на будущую войну. Владение оружием, тактика, боевая магия... а вот логику и историю учитель посоветовал придержать. Вместо "Рассуждения и отыскания истины" писцы надергали каких-то цитат из не самых лучших легенд, назвали это "Словом Алого Охотника" и заставляют младших заучивать его наизусть - после войны, дескать, расскажем, в чем тут смысл, а пока запоминайте как есть. Что дальше, Вез? Будем требовать веры вместо понимания? Сжигать всех, кто отказывается следовать Пути?
   - Всё просто, - откликнулся чуть успокоившийся Вечный, - Вспомни, кто учил тебя Пути. Вспомни, кто подобрал нас и дал Силу. Вспомни остальных, кто учился у него. Никогда учитель не подводил тех, кто ему доверял. Я верю учителю. Если он скажет умереть - я умру. Если он скажет убивать - я буду убивать. Путь младших будет трудным. Он хочет их подготовить как можно лучше. Теперь скажи - ты веришь Алому?
   - Всегда, - в голосе Каэнхора больше не было колебания, - всегда.
   - Хорошо. И не будем больше об этом. Что скажешь насчет тех, кто с тобой?
   - Молодые, но талантливые. Самые многообещающие бойцы из двух последних волн, а у девчонки все задатки стратега. Магов нет, но все владеют хотя бы одним видом Небесного Оружия.
   - Даже бородатый? Не похож на адепта. Тем более на воина. Смахивает на святошу или Управителя.
   - Как ни странно. Скорость, конечно, хромает, но крепок и вынослив на удивление. Вполне прилично управляется с булавой, а когда их проверяли на совместимость с Атрибутами, ухитрился вызвать и контролировать анкил. Впрочем, кое в чем ты прав. Он действительно бывший священник. Именно ему мы обязаны координатами этой пещеры и вообще сведениями о Гиаррен.
   - И ты ему доверяешь?! Не веришь учителю. Но доверяешь спину в бою святоше. Полагаешься на его информацию. Что с тобой не так, Каэн?!
   - Спокойно. План разрабатывал не я, а сам Охотник. Разумеется, никто не собирался верить на слово бывшему церковнику, для этого учитель и попросил вас провести разведку. В бою от него не стоит ждать подвоха, ведь он будет биться и за свою жизнь. А чтобы он и дальше хранил верность правильной стороне...
  
   - Все готовы? Отлично. Вперед, доны.
   С этими словами Каэнхор махнул рукой, и Керк скользнул вперед. В правой руке гоблин сжимал короткое копье, в левой - небольшой кулачный щит, остальное же его тело было целиком обмотано полосами темно-серой ткани. Брогу доводилось видеть такое - "симаррова пряжа" гасила слабые потоки энергий, давая некоторую защиту от магии и почти идеальную маскировку от всех видов магического зрения. Наибольшей популярностью "пряжа" пользовалась у наемных убийц, специализировавшихся на ликвидации чародеев.
   "И такая вещь - у простого гоблина? Или непростого? Еще и за этим приглядывать..."
   Надо сказать, состав группы и без того выглядел крайне подозрительно.
   Не считая личного присутствия одного из Ночных Князей...
   Не считая ведьмы Гаэр, вынырнувшей в Приграничье неизвестно откуда и злой, как Алый Демон с похмелья...
   Не считая Дэварта, чье имя, означавшее "подарок богов", не использовалось в Кхаэрте уже пару сотен лет...
   ...была еще группа Каэнхора. Пять человек, владевших настолько странным боевым искусством, что Брог сильно затруднялся с их классификацией. Воины с артефактным оружием? Слабые, узкоспециализорванные маги? Нечто третье? Судя по вчерашней тренировке, каждый из них владел всего одним-двумя приемами, которые, однако, использовал, не заботясь о накоплении и концентрации энергии. Так, все бойцы умели короткой мантрой и движением руки создавать над своим предплечьем вращающийся зазубренный диск, который затем усилием воли направляли в мишень. Одному из воинов этот трюк давался лучше, чем остальным - он ухитрялся материализовать по три-четыре снаряда за раз, а еще мог удерживать диски рядом с собой, используя их как смертоносное оружие ближнего боя. Другой, безоружный, если не считать причудливых латных рукавиц, вполне прилично применял телекинез, причем было не похоже, что доспехи ему как-то мешают. Бородач, нервно отреагировавший на богохульство Брога, умел призывать парящий щит, блокирующий не только физические атаки, но и часть боевой магии. Девчонка умела молниеносно удлинять наконечник своей рунки на несколько шагов. Причем это не было свойством оружия - блондинка на спор проделала такой же фокус с копьецом Керка. Ну и, наконец, их предводитель продемонстрировал нечто похожее на настоящую боевую магию. С его оружия срывались блики алого сияния, дробившего камень в песок в тех местах, куда они попадали.
   Сейчас Каэнхор, вооружившийся - вдобавок к палашу - тяжелым орочьим боевым ножом, двигался в авангарде основной группы, в тридцати шагах позади гоблина-разведчика. Рядом с ним шагал телекинетик, чуть дальше - сам Брог и Яльт, прикрывавший брата с тяжелым арбалетом в руках. В середине боевого порядка двигались маги - Гаэр, Зелмир, Вечный. Огневик периодически колдовал над небольшим бронзовым фонарем с разноцветными стеклами, который держал в левой руке. Насколько понял Брогхарт, именно эта штука скрывала отряд от взора огненных духов. Вечный заранее предупредил, что чрезмерно полагаться на лампу не стоит, скорее всего, им придется вступить в бой еще на подходе. Брог тогда саркастически хмыкнул: он дожил до своих лет не потому, что доверял малознакомым магам, или их артефактам... или вообще кому бы то ни было.
   Трое оставшихся бойцов Каэнхора прикрывали отряд с тыла, причем, как заметил Брог, девчонка и метатель дисков присматривали не только за возможными угрозами, но и за бородатым "соратником". Ну и Дэварт наверняка крутился где-то поблизости. Физическое тело сноходца сейчас мирно спало, а сам он, приняв эфирный облик, скользил в толще камня, оберегая товарищей от нападения снизу.
   Они медленно продвигались по туннелю со странно гладкими, будто оплавленным стенами. Факелов зажигать не стали. Вначале отряду хватало света от фонаря Вечного, а потом, когда они спустились еще глубже под землю, нужда в освещении и вовсе отпала.
   Воздух освещали саламандры.
   Красно-оранжевые в обычном состоянии, здесь, наполняемые бьющей через край Силой, саламандры переливались бело-золотым пламенем, рассыпая блики по черному гладкому камню. Огненные ящерки с ладонь величиной перебегали по стенам, летучими метеорами проносились в воздухе, плясали в невидимых потоках энергии... Кто-нибудь другой мог назвать это зрелище прекрасным. Брог мрачно думал о том, насколько неудобно будет отбиваться двуручным топором от мелких, шустрых и многочисленных врагов.
   Скоро, впрочем, вид зверодухов изменился. По мере того, как коридоры сменялись подземными залами, а те - новыми коридорами, саламандры стали встречаться все реже, но увеличились в размерах, сравнявшись с болотными василисками. Кроме того, духи стали обретать индивидуальные черты. Некоторые, крылатые, походили на миниатюрных драконов, другие щеголяли гривой из огня и дыма, третьи имели шесть ног, четвертые - лишний глаз на лбу, но ни один не выглядел мирно или безобидно. Лампа на них, судя по всему, действовала слабее: саламандры провожали отряд внимательными взглядами, но атаковать не пытались.
   - Приближаемся. Последний переход.
   Голос Каэнхора прозвучал неожиданно громко в тишине подземелья, нарушаемой только потрескиванием пламени и звуками шагов. Неизвестно, эти ли слова послужили спусковым крючком или что-то еще, но через мгновение вспыхнула драка.
   Первым на Керка бросился пес. Не ожидая встретить здесь кого-то кроме духов, гоблин слегка расслабился и утратил бдительность, за что чуть не поплатился. Здоровенная псина, похожая на огненнноглазый скелет, стремительно вынырнула из бокового тоннеля и с разбегу прыгнула, пытаясь повалить разведчика. Тот успел пригнуться и выставить копье, но все равно отлетел назад, после чего не стал проявлять ненужную храбрость и ретировался под защиту основного отряда. Пес выдохнул вслед беглецу язык пламени, не попал и от разочарования взревел не хуже балха.
   - Готовьс!
   В следующий миг на них бросились со всех сторон. Собаке, решившей поохотиться на более многочисленную дичь, снес голову топор Брога. Но следом уже катилась раскаленная волна - пасти, когти, клыки, пламя, дым... Без магов отряд был бы испепелен за пару мгновений, не имея шансов чем-то навредить бесплотным элементалям. Но страшный тяжелый речитатив заклятия Вечного обрушился на духов, выдирая их в материальный мир, Гаэр обращала огонь саламандр вспять, остальное довершала сталь.
   - Пробиваемся в центральный зал!
   Они шли, прорубая себе дорогу сквозь ад... и Брог поймал себя на том, что ему это по нраву! Не киснуть за стойкой трактира, не ходить на цыпочках вокруг пещеры, а рубиться плечом к плечу с соратниками, рискуя жизнью ради золота и славы! Ни страха, ни тоски. Ни прошлого, ни будущего. Поющая в жилах кровь. Бой. Жизнь.
   Аждарх ожидал их в большом зале, полном шпилей и колонн из вулканического стекла. Стоило им пересечь порог, как мелкие духи отступили, словно по команде, так что бойцы получили небольшую передышку. Брог воспользовался ей, чтобы как следует рассмотреть чудовище, о котором столько говорили. Тварь действительно впечатляла. Тело крупного дракона было одето черной обсидиановой чешуей, не считая огневеющих когтей и кончика хвоста. А вот голов у исполинской саламандры было целых восемь, и сейчас все с большим интересом рассматривали нежданных гостей.
   - Работаем по плану. Ну... да пребудет с нами удача.
   И отряд, аккуратно поделившись пополам, начал с двух сторон обходить чудовище.
   Дальнейший бой даже Брогу с его богатейшим боевым опытом запомнился какими-то кусками.
   ...Яльт, хладнокровно вгоняющий в одну из голов болт за болотом.
   ...Дэварт, неожиданной атакой сверху отвлекающий аждарха, который почти поджарил второго гоблина.
   ...ведьма, горстями мечущая в чудовище ядовито-зеленый огонь. Глаза ее горят тем же цветом, и почему-то встречаться с ней взглядом не хочется.
   ...девчонка-копейщица, лежащая на спине и раскрытая драконья пасть прямо над ней. Бородач, щит которого парит слишком далеко, с разгона всем телом врезается в голову, давая блондинке возможность подхватить копье и продолжить бой.
   ...Каэн. Каэнхор Рхад-Илет, Каэнхор Краснокрылый.
   Когда третья по счету голова оказалась выведена из строя - на этот раз постарался сам Брог, прорвавшись сквозь град атак вплотную и подрубив топором основание шеи - аждарх закричал. В крике не было разума, только страх и отчаяние, мольба о помощи, которая не могла остаться без ответа.
   Кажется, на нее отозвались все здешние духи.
   Это было похоже на закат, если кому-то довелось бы наблюдать закат, стоя вплотную к багровому заходящему Джанитару. Это было похоже на лесной пожар, если ты достаточно глуп, чтобы стоять на его дороге. Сотни саламандр вырывались из стен и потолка, чтобы ринуться на крошечный островок в море живого огня.
   И остановиться. Потому что навстречу им встал Вечный.
   Силуэт мага окружал ореол пламени, пламя вырывалось из глаз и рта князя, каждая трещина на коже испускала фонтаны огня. Перестав претворяться человеком, Вечный был в шаге от того, чтобы стать такой же частью Огня, как саламандры - плоть от плоти стихии, принявшей на время человеческую форму. Но было еще кое-что. Порождения огня были Силой. Вечный - Силой и Волей, прочной, как закаленный металл. И эта Воля запрещала низшим духам вмешиваться в противоборство людей и аждарха.
   Между тем, зверодух приходил в исступление. Оставшиеся пять голов непрерывно извергали пламя и воинам, лишенным прикрытия огневика, приходилось уворачиваться и прятаться за колоннами. Брог еле успел выскочить из-под многотонной туши, когда взбешенный потерей головы аждарх захотел растоптать его. Успех попытался развить метатель дисков, выстрелив целой россыпью снарядов, но только привлек к себе внимание. С неожиданной резвостью, зверодух развернулся и все пять пастей метнулись к бойцу, растерявшемуся от такой слаженной атаки и упустившему свой шанс отступить.
   В этот момент, Каэн изменился. Самого превращения Брог не видел, но когда предводитель отряда взлетел над полем боя, за краткий миг успел увидеть многое... даже слишком.
   Каэнхор был Серебром и Кровью.
   Ослепительно-алые крылья, распахнувшиеся за плечами, сияющий красным клинок меча, красные пряди волосах. Серебристые доспехи, вмиг очистившиеся от грязи и копоти, серебристо-белая кожа лица... два черных провала на месте глаз.
   Рхад-Илет взмахнул клинком, и мир раскололся пополам.
   ...он лежал, растянувшись на камне. Думать не хватало сил, но можно было смотреть, и Брог смотрел.
   Прямо напротив него, на землю сошел краснокрылый ангел, на ходу обретая знакомые черты предводителя их отряда. Бородач, привалившийся было спиной к сталагмиту, рухнул перед спустившимся Каэнхором на колени.
   - Встань. По Пути идут, а не ползают на карачках.
   Бородатый встал. На его лице ясно читался восторженный ужас, густо перемешанный с каким-то более сложным чувством, которого Брогхарт не мог понять.
   - Я знаю, кто ты и зачем пришел к нам.
   А вот теперь страх вытеснил все другие чувства. С таким лицом убивают других или себя, но мужчина не сделал ни того, ни другого.
   - Ты шпион. Эмиссар Ладонарской Унии, внедренный, чтобы собирать информацию о нас и об Алом Охотнике. Ты принес обеты и клятвы верности Пути, не собираясь их исполнять. Признаешь ли ты правоту сказанного мной?
   - Признаю, старший.
   - Что ж, я рад, что ты честен хотя бы сейчас. Всего это достаточно, чтобы казнить тебя на месте. Но... Путь возникает под ногами идущих. Каждый ступивший на Путь может с него сойти, каждый сошедший - ступить на него снова. Сегодня ты спас жизнь Дальене, рискуя своей жизнью. Я вижу, что твой порыв был искренним, а значит, хотя бы одной из... демонопоклонников... ты не желаешь гибели. Итак, у тебя есть возможность выбора Ты видел Унию и видел нас. Ты можешь вернуться к своим хозяевам - мы отпустим тебя, клянусь именем Охотника... а можешь остаться. Следовать Алому Пути, променять спокойствие на свободу, достаток на поиск Силы и Знания, сытную кормушку в курятнике на ветер, пламя и соратников, идущих по Пути рядом с тобой. Чего же ты хочешь для себя, Ренегат?
   Разрывая в клочья привычную маску, на лице мужчины, как в калейдоскопе, сменяли друг друга выражения - паника, смятение, решимость... и наконец - тихий, отрешенный покой.
   - Ветра и пламени, старший.
   - Я рад. Вез, что у тебя?
   - Нашел.
   Вечный - истощенная черная фигура без клочка одежды - подошел к ним, держа что-то вроде... секиры? Брог присмотрелся. Да, это действительно был двуручный боевой топор, очень похожий на его собственный. Разве что сделанный не из стали, а из красноватого металла вроде меди или орхиалка.
   - Гиаррен у нас. Кхаэрт ждет интересное время.
  
   ***
  
   На Выжженных Пустошах зашевелился пепел. Тысячи и тысячи гейзеров серебристо-белого пламени забили на холмах, покрывая равнину от горизонта до горизонта. За секунды взметнувшись выше человеческого роста, они опадали, оставляя после себя невиданных в этом мире, странных и ужасающих существ. Черные кони с глазами и гривой из белого пламени. Черно-белые птицеголовые воины, вооруженные луками и кривыми клинками, пепельно-серые саламандры... Воинство зацепенело в ожидании приказа.
   Удовлетворенно улыбнулся некто в алых доспехах, сидящий на каменном троне в Гал Аккейрег.
   В изнеможении опустился на пол кельи Иерарх Кэльм, Хранитель Благодати, получивший от Вседержителя новое видение.
   С криком проснулась и села на кровати Кратея, Мать Провидиц. Сердце ее бешено колотилось от пережитого кошмара.
   Агеон, Князь-В-Золотом-Шлеме, передвинул пару игральных карт у себя на столе и одобрительно хмыкнул. Новый расклад нравился ему больше старого.
  
   А где-то в неведомых слоях реальности по поверхности великого Красного Океана пробежала едва заметная рябь. Волны были небольшие, но утихать они не собирались.
   Изящные конструкции, сотворенные словно бы из серебра и дымчатого стекла как раз для таких случаев, начали тихонько раскачиваться, готовясь зазвенеть.
   И чьи-то внимательные глаза блеснули из темноты.
  
  
  
  
  
  
  
  

16

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"