Квилл: другие произведения.

Алый Меч, глава 13

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Аудиокниги БОРИСА КРИГЕРА
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Глава 13.
   Ближе к рассвету гоблинский отряд остановился на дневку. Некоторые шаманы могли ходить по Темным Тропам даже днем, но, во-первых, ученик Анзула этого пока не умел, во-вторых, к цели лучше всего было выходить в сумерках или ночью, а в-третьих, с конечной целью рейда Тальгиар тоже окончательно не определился. Надо было хорошенько подумать, желательно - в спокойной обстановке.
   Спать устроились в небольшой роще, расположенной уже на территории Доменов, но достаточно далеко от любых людских поселений. Караульных Тальг распорядился не выставлять. Слегка осоловевшие под утро гоблины напились из маленького ручья, кинули варгам по куску копченого мяса и расползлись спать по кустам и ямам.
   - Вайр, следи за окрестностями. Предупреди меня, если заметишь посторонних, но сам не нападай...
   Парень осекся, глядя в разочарованное лицо марута. Принимая зримый облик, дух бури очень походил на человека, за исключением ярко-золотых глаз и темно-лиловой, как грозовая туча, кожи.
   - Ладно, если совсем времени не будет, оглуши, только не убивай.
   Вайр рассмеялся приглушенным громовым раскатом, ловко поймал подброшенный топор и растаял в потоках эфира. Поручение пришлось буяну по вкусу: сражаться он любил, а убивать - нет.
   Тальгиар, кряхтя как старый дед, привалился спиной к стволу дерева, устроился поудобнее и сосредоточился, разгоняя лишние мысли.
   Итак, возьмем рейд за отправную точку. Верховный Шаман Анзул посылает своего ученика в Домены с целью... с заявленной целью собрать информацию о войне, к которой готовятся бароны.
   Перед внутренним взором Хранителя возникло темно-коричневое гладкое зерно. Этой методике анализа его научил не Анзул, а Меч, но гоблин тоже отзывался о ней с одобрением. Отправная точка - семечко, корни - причины, ветви - пути дальнейшего развития событий. Изучить корни, оставить хорошие, плодотворные ветви. И обрубить лишние.
   Первый корень. Центральный, пожалуй, хотя пока об этом рано судить. Военная активность баронов. Если она реальна, это весомый повод для беспокойства. Пока Тальгиар слышал о ней только от учителя, а тот не всегда говорил чистую правду, побуждая ученика к самостоятельному и независимому мышлению. Это запросто могло быть очередной проверкой... даже не так. Это наверняка было проверкой. Тем не менее, если информация верна, наиболее полными сведениями обладают сами бароны, затем - их воины, затем - челядь, и наконец, что-то случайно могли узнать крестьяне. Отметим на будущее.
   Второй корень. Поведение посланцев Агеона. Князь косвенно поддержал их экспедицию на самом высшем уровне, несмотря на то, что Тальгиар отказался признать его покровительство. Возможных причин было несколько. Во-первых, он мог таким образом демонстрировать добрую волю и желание сотрудничать. Во-вторых, это могла быть ловушка - ликвидировать несговорчивого Хранителя, чтобы наладить контакт с кем-то более управляемым. В-третьих, демон мог предполагать, что их рейд послужит началом глобальной войны всех против всех - кровавой бойни, из которой Князь-В-Золотом-Шлеме привык черпать свою силу. Первые два варианта противоречат друг другу, но не противоречат третьему, а это означает... что угроза войны довольно велика, но неизвестно, на чьей стороне в ней выступит Агеон. Придется выяснять по ходу дела, причем очень осторожно.
   Третий корень. Гоблины и их внутренняя политика. Через две недели наступит Ночь Высокой Травы - летнее солнцестояние. Соберется Круг Племен лесных гоблинов, где лидеры кланов будут договариваться о союзах, делить охотничьи угодья и всячески демонстрировать друг другу свою крутизну. Удачный набег поднимет престиж и Анузла, и его ученика, что будет полезно в долговременной перспективе. Хорошая добыча - то, чего не достать в лесу: инструменты, оружие, просто железо... соль, вино... пленных брать рискованно, можно не уйти. Мяса варгам. Об остальном лучше спросить самих гоблинов, наверняка пара-тройка опытных "трофейщиков" найдется.
   Четвертый корень. Баронство Вендайн и его сюзерен. Очень немаленькое владение по меркам Свободных Доменов, не чета крохотному захолустному Эмервейду. Сам барон, в отличие от покойного Ганиора, не боевой маг, а алхимик, что снижает его опасность в прямом противостоянии. Зато войска наверняка экипированы по высшему классу. Пятеро подмастерьев, несколько десятков солдат... С другой стороны, мгновенно они на угрозу отреагировать не смогут, понадобится некоторое время на сборы. Знать бы еще, где размещены войска и как организованна связь...
   Мало информации. И еще меньше достоверной информации.
   Из семени, уже выпустившего четыре мощных корня, проклюнулся росток. Первым делом - провести разведку. Это необходимо сделать в любом случае. Все остальное зависит от её результатов, сейчас слишком много переменных для анализа.
   "Сен? Я ничего не упустил?"
   "Ничего существенного, сир. Разве что с Агеоном все не так просто... Но это может подождать. Как вы намереваетесь действовать?"
   "Сам слетаю. От духов там наверняка защита, и поводок на птице могут засечь. Вряд ли, конечно, но не будем рисковать"
   И через пару минут ничем не примечательный ворон, быстро работая крыльями, уже летел к едва заметной на горизонте деревне.
  
   - Так вы у нас, выходит, погорельцы... - задумчиво произнес барон, поглаживая иссиня-черную бороду.
   - Как есть погорельцы, высокочтимый господин, - зачастила Альтрая, - Посредь ночи вспыхнуло, да так заполыхало, кошмар просто. Вот только и успели выскочить что я, да Тэл, да еще Ди, а мамка с батькой сгорели... остальные тоже все сгорели...
   Ведьма подумала, не удариться ли в слезы, но решила ограничиться судорожным всхлипом и отрешенным "мертвым" взглядом сквозь собеседника.
   - Сочувствую, девочка, но это осталось в прошлом. Теперь же вам стоит подумать о будущем.
   Барон налил себе в кубок еще вина и шумно отхлебнул, не обращая внимания, что часть вина пролилась на стол и одежду. Альтрая еле удержалась от того, чтобы неодобрительно поморщиться. Вендайн был высок, толст, бородат, громогласен, и плевать хотел на правила приличия, кроме тех, которые были удобны ему лично. Впрочем, под простоватой личиной крылся незаурядный ум правителя процветающего баронства и лучшего знатока алхимии в Доменах.
   - А будущее ваше незавидно. Куда вам податься? Родичей, как говоришь, у вас не осталось, в деревнях сирот ли примут, то ли нет... Чего бы не остаться у меня в замке? Подружка твоя могучей чародейкой будет, да и у тебя способности, прямо скажем, имеются. Паренька в ликторы пристроим, к кому-нибудь в отряд, тоже лишним не будет. Ну, что скажешь?
   Предложение было для ведьмы не таким уж неожиданным. По словам Нэад, пока Альтрая выздоравливала под действием баронских эликсиров, Вендайн успел побеседовать с ней и Тэлом, выспрашивая об их прошлом и намекая на заманчивые перспективы службы под его покровительством. "Легенда" бедных сироток со сгоревшего хутора, которую им пришлось сочинить на скорую руку, пестрела натяжками и нестыковками, заставившими ведьму страдальчески морщиться. Но менять что-то было поздно, пришлось придерживаться этой версии. Иномирянке от предложения удалось отбиться, переложив ответственность на плечи "Альки", которая была представлена дочкой хозяев хутора и вообще старшей и главной по всем вопросам. И вот теперь наступил её черед выкручиваться. Соглашаться нельзя - поиски остатков Ковена требовали определенной свободы поступков, которой свежеиспеченные вассалы Вендайна обладать не будут. С другой стороны, за лечение барон может требовать от нее буквально что угодно, он в своем домене первый после Вседержителя. Придется отказываться. Что ж, как сказал однажды перед генеральным сражением герийский маршал Кьярон Полуорк, "нельзя выиграть битву, если ты в ней не участвуешь".
   - Храни вас Вседержитель, господин барон, за вашу доброту! Да мы уж лучше с актерами останемся... Привыкли, прижились за все время, что мы с ними-то...
   Вендайн вперил в девочку тяжелый взгляд, и Альтрая замолкла в почти непритворном испуге. Повисла напряженная пауза.
   "А Кьярона в том бою убили, если я правильно помню"
   - Ваше право, - неожиданно сказал барон, - Так значит, с актерами... Придется, значит, вашей труппе задержаться. Декады на две. Я, видишь ли, жду одного гостя, которому страсть как охота посмотреть ваше представление. Так и передай вашему этому... ну, старику, который у вас за главного.
   - Передам, господин, все передам в точности.
   Вендайн, не обращая больше на ведьму внимания, с выражением глубокой задумчивости на лице снова наполнил кубок. Убедившись, что разговор окончен, Альтрая тихонько выскользнула за дверь.
   Обоих "погорельцев" она нашла среди фургонов, место под которые барон отвел в задней части замкового двора, среди хозяйственных построек. И вот сейчас под тентом, растянутым между фургонами, собралась целая компания. Нэад'Ди вполголоса общалась с главным художником-декоратором каравана, периодически тыкая свинцовым карандашом в рисунок на листе сероватой бумаги и перебрасываясь с халфлингом смутно знакомыми словами: "контур", "пропорция", "светотень", "перспектива"... Почему-то в их устах это напомнило ведьме о скрытых проклятиях, которыми маги прошлого любили защищать свои записи, размещая их среди обычного вроде бы текста. По соседству с художниками, другая пара тоже делилась друг с другом секретами ремесла. Если быть точным, Мотылёк демонстрировала Тэлу разные способы хвата лука и натяжения тетивы, а тот изо всех сил пытался не обращать внимания на мелькающие перед глазами обнаженные участки её тела. Непростая задача, учитывая, что по жаре лучница избавилась и от жилетки, оставшись в неприлично коротких штанцах и нагрудной повязке. За два месяца парень немного привык к вольным нравам и костюмам Детей Радуги, но Мотылёк, похоже, нравилось его дразнить, находя для этого все новые и новые способы. Возможно, пытаясь отвлечься на что-нибудь менее смущающее, Тэлаф отвел взгляд и заметил ведьму.
   - Привет, Альтрая.
   Аль взмахнула рукой, изображая "приграничный" поклон, при котором полагалось снимать шляпу.
   - Кто-нибудь знает, где Фарт? Барон велел ему кое-что передать.
   - Можешь мне сказать, - предложил художник, - дедуля режется в кости с баронскими солдатами, до завтра от него толку не будет.
   - Это сколько они еще будут играть? - удивился Тэл, - Вроде же день только начинается.
   - Да нет, денег у них хватит разве что до полудня. Потом Фарт оставит всех без сапог, его объявят шулером и примутся ловить. Поймают - будет целый день отлеживаться, не поймают - будет до утра прятаться. Вечно с ним одно и то же. Но если что-то срочное, я его вытащу, пока веселье не началось.
   Ведьма неодобрительно поджала тонкие губы. В структуре Ковена, любые сведения передавалась строго тому и в том объеме, в котором это считали необходимыми Матери. Умом Альтрая понимала, что веских причин скрывать новость у нее нет, но привычка никуда не делась.
   - Барон любезно согласился приютить нас еще на две декады. Мол, к нему прибывает какой-то важный гость, которому непременно нужно посмотреть выступление.
   Лицо художника огорченно вытянулось, и даже вечно оптимистичная лучница приуныла. Долго находиться на одном месте для Детей Радуги было совершенно невыносимо.
   - Эй, Мотылёк!
   Все обернулись, чтобы посмотреть, кто еще жаждет присоединиться к их беседе. К фургонам, отдуваясь, приближался Берфин, ассистент и порученец барона. Этого нескладного юношу, не обладавшего большим талантом к магии, Вендайн ценил за колоссальную дотошность и настойчивость в любом порученном ему деле. Стоит ли говорить, что легкомысленные халфлинги как могли избегали длинных, невероятно занудных монологов, которые Берфин выдавал, как только в его поле зрения оказывался подходящий собеседник.
   Художник, торопливо пробормотав "ладно, пойду поищу Фарта и все ему расскажу", растворился в воздухе не хуже чистокровного вайхира. Мотылёк, лишенная такой возможности, терпеливо улыбнулась подошедшему.
   - Здравствуй, Берфин. Ты что-то хотел?
   - Да, - Берфин прокашлялся, - высокочтимый барон Вендайн просит тебя принять его скромный подарок.
   На ладони юноши блеснул кулон - изумруд, окруженный мелкими сапфирами, в золотой оправе. Ювелирная работа, по мнению Альтраи, была выполнена грубовато, но в чистоте камней и металла сомневаться не приходилось. Подарить фальшивку означало бы несмываемый позор, как щедрости барона, так и его алхимическому искусству.
   - Ой, какая прелесть, - расцвела лучница, не торопясь, однако, надевать украшение, - Передай своему господину мою глубокую благодарность.
   - Я очень рад это слышать, но ты и сама сможешь поблагодарить его. Я как раз хотел сказать об этом. Так вот, в случае, если ты примешь его подарок, господин барон просил меня, чтоб я передал тебе приглашение разделить с ним вечернюю трапезу. И чтобы, если ты, конечно, согласна, я потом передал ему...
   - Конечно, я согласна. Беги быстрее, расскажи об этом барону.
   Берфин еще немного потоптался на месте, но не найдя повода продолжить разговор, двинулся обратно в замок.
   - Что за невезение. И еще две недели торчать здесь... похоже, придется всё-таки разделить с ним ложе.
   Воцарилось неуютное молчание.
   - Прошу прощения... что?! - подал голос Тэлаф, у которого на глазах только что рухнул мир, - Он тебе что, нравится?!
   Тихая, нехорошая улыбка змеей скользнула по губам Альтраи.
   "О да, мальчик, учись. Это тебе не книги ворованные пересказывать. Это жизнь"
   - Ой, да что ты такое говоришь? Нет, конечно! Вендайн толстый, грубый... Но в этом месте он - хозяин. И разу уж начал дарить подарки, значит, не отстанет. Так что лучше я приду к нему сама, пока он еще вежливо просит.
   Мотылёк сняла тетиву с лука и, разминая ноги, несколько раз подпрыгнула на месте - юная, легкая, гибкая.
   - И ты даже не попробуешь ему отказать? - неожиданно вмешалась Нэад'Ди, которая все это время внимательно прислушивалась к разговору, - Даже не попытаешься что-то сделать?
   - Нет смысла. Изменить я все равно ничего не смогу, а проблем будет гораздо больше. Лучше не страдать и жить со свободным сердцем. А это... - лучница хлопнула себя по бедру, - Всего лишь тело. Есть гораздо более важные вещи, и ради них можно потерпеть... мелкие неприятности.
   И она ушла. Трое подростков задумчиво смотрели вслед, думая каждый о своем.
   - Итак, - нарушила молчание Альтрая, - Как я уже сообщила, Вендайн намерен задержать нас троих в замке. А значит, нам предстоит придумать, как отсюда сбежать до истечения этого срока.
   Собеседники поглядели на нее с одинаковым недоумением, но Тэл сообразил раньше:
   - В ученики звал? А когда ты не согласилась, просил подождать?
   - Именно.
   - Продать хочет. Не знаю кому, но продаст непременно. Иначе бы сразу сказал Фарту про "гостя" и срок назвал. А так... Непонятно только, почему бы не оставить нас, отпустив остальной караван...
   - Ну, теперь понятно, - пожала плечами Нэад, указав карандашом в направлении, куда удалилась лучница.
   Тэлаф помрачнел, иномирянка же, наоборот, безуспешно пыталась подавить злорадную улыбку. Аль сочла необходимым сменить тему:
   - Сейчас речь не о причинах. Как сказала наша... легкомысленная... подруга, есть вещи поважнее. В нашем случае это, как вы, возможно, помните, вопрос побега. Предлагаю прямо сейчас изложить все, что вам известно об охране замка.
   Парень с девочкой прервали дуэль взглядов и задумались.
   - Я не очень в этом разбираюсь, - начала Нэад, - Но пока мне кажется, что охрана здесь налажена как надо. Всего примерно тридцать солдат, сторожат десятками, по очереди. Часовые патрулируют вдоль стен и дежурят на башнях. Ну, еще эти... собаки. Не только же для охоты их держат. Не знаю, что еще сказать.
   - В целом верно, - подхватил Тэлаф, - Три отряда обученных воинов, службу несут бдительно, не расслабляются. Магов в крепости только двое - Вендайн и Берфин, но зелья, собаки... Возьмутся выслеживать, выследят. И догонят быстро, особенно если уходить придется пешком. Через стену тоже не перелезть, там кирпичи на "каменной воде". Словом, если барон действительно хочет нас здесь удержать, ему это будет довольно несложно. Пока я не вижу возможностей бежать. И даже не знаю, что нужно сделать, чтобы эта возможность у нас появилась.
   - Ну, кое-что я сделаю - для подстраховки, особо на этот вариант не рассчитывайте. А в остальном ты, боюсь, прав. Если не произойдет чуда, мы вряд ли отсюда выберемся.
   Альтрая обвела взглядом свой немногочисленный отряд. Тэлаф и Нэад'Ди ждали продолжения, и ведьма впервые заметила, как гармонично они дополняют друг друга. Серьезность и ирония, страсть экспериментатора и видение художницы... за время, проведенное с Детьми Радуги, эти двое неплохо сработались. Похоже, придется быть с ними более откровенной - иначе парочка может почуять фальшь и начать действовать самостоятельно. От чего, весьма вероятно, все станет только хуже.
   - Я очень за вас боюсь. И очень прошу: не рискуйте. Неудачная попытка сильно осложнит нам жизнь - Вендайн для большей надежности запросто спрячет нас в казематы. Так что если появится идея, посоветуйтесь сначала со мной, хорошо?
   - Хорошо, - Нэад была польщена искренней тревогой в голосе подруги, - Но я уверена, что твой план сработает и выведет нас отсюда. Не отчаивайся, Аль. Сохраняй надежду.
  
   Джанитар медленно поднимался в зенит, и утренний воздух наливался жаркой духотой. Похоже, скоро будет гроза. Небо над баронством пока оставалось ясным, но с восхода уже наползали низкие, тяжелые тучи. Это тоже стоило учесть при подготовке, дождь вполне может сбить погоню со следа, хотя атаку скорее затруднит.
   Под вороньим крылом плыли холмы, поросшие высокой травой, рощи приземистых деревьев с узловатыми стволами и темно-зелеными округлыми листьями, квадраты полей с созревающими колосьями - зелень и золото, и пряный запах полевых цветов. Глядя на мирный пейзаж, трудно было даже представить смертельную круговерть Охоты, которая совсем скоро завертится здесь.
   "Теперь, пока у вас есть немного свободного времени, я хотел бы задать вам вопрос, сир. С вашего позволения, конечно"
   "Задавай", - Тальг попытался усмехнуться, но вместо этого из птичьего горла вырвалось негромкое карканье, - "Ответить, правда, не обещаю"
   "Что ж... В начале вашего обучения у Анзула вы не имели каких-то долгосрочных планов, и это можно понять. Ваша жизнь изменила свое течение внезапно и крайне резко. Но впоследствии, судя по всему, какие-то планы у вас появились. А поскольку ваше обучение близится к концу... Что вы намерены делать дальше, сир?"
   Тальгиар помолчал. А затем заговорил снова, отрывистыми фразами, в такт взмахам крыльев:
   "Я отправлюсь в Унию и буду собирать информацию. Завербую шпионов среди аббатов, создам агентурную сеть. Потом осяду в Приграничье и начну вербовать бойцов. У меня найдется, что предложить союзникам и чем припугнуть остальных. И когда все будет готово, я уничтожу Ладонарскую Унию"
   "А как же поиск Дракона?"
   "Сила Дракона мне бы пригодилась. Но сила - это еще не все. Если я найду его до начала войны, то не упущу возможности её получить. А нет... никакая сила не стоит лишнего дня существования Унии"
   "Вы хотите отомстить им?"
   "Месть?" - удивился Тальгиар, - "Причем здесь месть? Нет, дело в другом. Ты не знаешь, что произошло с моим сознанием, когда я попал под выброс инферно?"
   Ментальный фон Сенешаля окрасился оттенками стыда и раскаяния. Он до сих пор не мог себе простить, что подвел тогда Хранителя.
   "Нет, сир"
   "Инферно - квинтэссенция боли и ненависти. Телесная боль составляет лишь малую часть того, что может заставить человека страдать. Когда эта тварь... в общем, через некоторое время я понял, что мучения моего тела нереальны. Переносить их стало гораздо легче. Тогда пришел черед более изощренных пыток. Меня заставляли смотреть. Там были вперемешку и бред, и реальность, но потом я научился различать"
   Тальг надолго замолчал, и Меч не торопил его.
   "Я видел город, чей епископ проповедовал равенство клира и мирян. У него нашлись сторонники... После очистки от еретиков улицы пришлось засыпать песком - сточные канавы переполнились трупами, и кровь по щиколотку заливала мостовые... Я видел, как мать несет топить новорожденного ребенка, потому что одиннадцатого семье не прокормить, а противиться зачатию - грех. Я видел деревни, вымирающие от голода, где белые мухи ползали по телам еще живых крестьян. Советоваться с духами о судьбе будущего урожая - богопротивное колдовство, нужно положиться на Вседержителя и молиться. Жаль, не сработало. Я видел эпидемию, выкосившую портовый город... знаешь, они ведь сами тащили лекарей на костры. Священник сказал им, что знахари напустили мор, чтобы собрать побольше денег за лечение. Я видел все это и многое другое. Уния должна быть уничтожена"
   "Что ж... молнии уже в ваших руках, сир. Постарайтесь распорядиться ими с умом"
   "Что-то знакомое... Эй, откуда?!"
   Неожиданная реплика Сенешаля отвлекла Хранителя от черных мыслей. Странно, где это Меч мог познакомиться с творчеством советских фантастов?
   "Разумеется, из той самой книги. Меня создавали как универсальный носитель информации, а в пяти метрах от места моего заточения как раз проходил оптоволоконный кабель сети Интернет. Глупо было бы не скопировать данные"
   "Все?!" - молодой шаман чуть крыльями не забыл махать от удивления, - "А я-то думал, что прочитать весь Интернет - это что-то из разряда мифов. Хотя... я и про волшебные мечи из параллельных миров думал точно так же"
   "К сожалению, не все, сир. Мое долговременное присутствие разрушительно действует на любые системы, значительно ускоряя рост энтропии. В частности, из-за этого меня нельзя помещать внутрь тела Хранителя. Так что пришлось ограничивать объем данных. Кроме того, вряд ли ваша культура сумела бы добавить что-то новое к моим знаниям точных или естественных наук - без ложной скромности отмечу, что в свое время я имел доступ к информационным запасам межгалактических цивилизаций. А вот художественная литература, история, философия... Это я старался сохранить в первую очередь, и скопировал почти все, что было в открытом доступе"
   Вот теперь Тальга проняло. На секунду парню захотелось превратиться из ворона в дятла - настолько очевидной казалась собственная глупость. А ведь он еще рассуждал, что было бы, окажись на Кхаэрте развитое общество, подобное земному. Тогда Тальгиару казалось, что толку от Меча против, скажем, роты спецназа, снайперов и боевых вертолетов было бы прискорбно мало. В каком-то смысле это была правда, конечно. Вот только истинное предназначение Сенешаля не имело почти никакого отношения к его боевым свойствам. База данных по миростроительству за сотни тысяч лет - каково? Технологии от изготовления каменных топоров до астроинженерных конструкций, все грани военного искусства - начиная с рукопашного боя и заканчивая глобальной стратегией, научные концепции, недоступные самым передовым земным исследователям, любые политические и социологические теории, опробованные на практике... А главное, достаточный объем памяти для хранения всего этого, колоссальная аналитическая мощь и интуитивный интерфейс. Да что там интрефейс, полноценный искусственный интеллект, специально созданный, чтобы дурачку-Хранителю не пришлось разбираться с тонкостями извлечения памяти Предела. Плюс возможность подключаться к внешним системам связи... Да это будет пострашнее атомной бомбы! И чем сложнее и многообразнее общество, тем опаснее для него такая "информационная атака". Недоставало всей этой колоссальной машине только цели, мотивации, а Тальгиар, вместо того, чтобы её дать, все это время пытался выяснить, чего же хочет от него Меч.
   "Ну, иногда главное - вовремя осознать свою ошибку. Окей, Гу... в смысле, Сен. Как нам уничтожить Унию?"
   "Задача нетривиальная, сир. Слишком много переменных, слишком много неизвестных... даже формулировка оставляет желать лучшего. Что вы подразумеваете под уничтожением Униии - свержение Конклава? Ликвидацию митрополий? Восстановление старых государств? Прежде чем ломать, стоит задуматься, что именно вы хотите построить взамен. В целом же, ваш план вполне можно принять за основу, детализировав его уже в процессе. Пока же, на основе уже известной мне информации, советую задуматься вот над чем. Ладонарская Уния - социальная химера"
   "В смысле?" - не понял Тальг, - "Нежизнеспособна? Я бы не сказал..."
   "Наоборот. Уния неестественно, аномально устойчива. Вспомните, о чем я вам только что говорил. Завоеватели и реформаторы крайне редко представляют себе конечный результат своих трудов, а также все переходные этапы между идеалом и тем, что у них есть на руках. Решения, работавшие в переходный период, утрачивают смысл, когда ломать уже нечего и нужно начинать строить, хорошие генералы оказываются скверными правителями, и наоборот. История одного только вашего мира знает немало таких случаев - империя Александра Македонского рухнула после его смерти, Монгольская империя простояла около ста лет, Советский Союз - семьдесят. А вот Уния существует уже больше двухсот лет и не показывает никаких признаков упадка. Какая-то сила держит её вместе, не давая нынешним Иерархам объявить себя королями в собственных владениях. Обычно это угроза со стороны внешнего врага, но здесь её нет. Ладонарская Уния гораздо больше и гораздо... совершеннее устроена, чем требуется для её существования. Даже если свергнуть Посланника и разгромить Конклав, церковь Вседержителя, как гидра, отрастит себе новую голову - структура их общества позволяет воспроизвести его, начиная с отдельного аббатства. Вдобавок неизвестно откуда берущиеся Черные Камни... Подводя итог: под химерной сущностью Унии я имел в виду, что она не могла возникнуть и существовать в рамках естественного хода истории"
   "Чудесно. Значит, мне предстоит не просто уничтожить сверхдержаву, а уничтожить сверхдержаву, которую поддерживает загадочная внешняя сила, владеющая магией Пустоты. А то я уж подумал, что все будет слишком легко"
   "Достойная задача очень важна для будущего Хранителя. Загадочная внешняя сила - прекрасное... оправдание тому, что вы намереваетесь совершить. Однажды, сир, вы поймете, как вам в действительности повезло"
   На это Тальг не нашел, что ответить.
   Шаман-ворон заложил крутой вираж, устремляясь к селению, до которого оставалось не больше полукилометра, или, как говорили гоблины, три стрелы.
   Осмотр с высоты птичьего полета не дал больших результатов. Обычная, по меркам Доменов, укрепленная деревушка. Единственной неожиданностью оказалось непонятное строение посреди неё. Что-то вроде наблюдательной вышки, шаткая конструкция из тонких бревен, с оборудованной наверху площадкой.
   Тальг опустился ниже, пытаясь понять, что это за штука и для чего она может служить. Пока на функцию вышки указывало только одно - железный треножник с чашей, установленный на площадке. Шаман-ворон поймал воздушный поток и медленно полетел по кругу, оглядывая постройку и, заодно, внимательнее присматриваясь к деревне. Похоже, здесь жили лучше, чем в баронстве Эмервейд. Избы не выглядели времянками, наспех слаженными после предыдущего набега - аккуратные тростниковые крыши, просторные подворья... и ничего похожего на казарму или другое место, где можно было бы разместить бойцов.
   "Жалко людей. Как бы так исхитриться, чтобы и пограбить, и не убить никого? Или обойти деревню и сразу пробираться в замок? Не похоже, чтобы тут кто-то был в курсе баронских замыслов..."
   И в этот момент Тальгиар услышал зов.
   Он был похож на телепатический сигнал Меча, который когда-то привел Олега к месту его захоронения, но теперь молодой шаман мог заметить отличия. Послание Сенешаля несло в себе информацию - путь к артефакту и обещание силы. А сейчас в беззвучном, но ясно ощутимом призыве не было ничего, кроме эмоций. Надежда. Страх. Подступающее, тщательно подавляемое отчаяние. И еще что-то трудноуловимое - обреченная гордость и звеняще-хрустальная готовность идти до конца, не смотря ни на что.
   "Сенешаль, это то, о чем я думаю?"
   "Так и есть, сир. Это действительно Безмолвный Крик. И исходит он, по всей видимости, из замка Вендайн"
   "Не ловушка?"
   "Маловероятно. Князь не знал точной цели нашего набега, и не имел возможности тщательно все подготовить. А без подготовки он атаковать не рискнет. Похоже, кто-то из гоблинских шаманов действительно угодил в темницы барона и решил таким образом просить помощи. Весьма неглупо - классические маги редко работают со стихией Духа"
   Тальг на секунду задумался. Новый фактор сильно менял расклад. Теперь, чтобы действовать наверняка, предстояло нанести визит Вендайну.
  
   Больше всего в жизни Альтрая не любила чувствовать себя беспомощной. Это ощущение, конечно, и так мало кому нравится, но у молодой ведьмы на уровне рефлексов было прописано любой ценой сохранять контроль над ситуацией. А прямо сейчас всё пошло настолько не так, что даже делать уверенный вид ей было нелегко. Поэтому, отвязавшись под каким-то предлогом от своих спутников, Аль ушла на задворки крепости и там улеглась на крыше дровяного сарая. Невидимая с земли и прикрытая скатом крыши от взгляда часового на стене, она могла на краткий миг дать волю эмоциям.
   - Да будь оно все проклято, - прошептала ведьма, - Будь оно все...
   По виску скатилась одинокая злая слеза.
   Девушка бездумно уставилась в выцветшее, бледно-голубое небо. Взгляд невольно цеплялся за любое движение среди пустоты небосвода, провожая летящих птиц. Но через некоторое время, Альтрая осознала, что их поведение вызывает у нее странное беспокойство. Обычно птицы, кружащиеся над каким-то местом, собираются в стаи, а сейчас над замком наворачивал круги один-единственный здоровенный ворон, одним своим присутствием разогнавший мелких пичуг. Заинтересовавшись, Аль пригляделась внимательнее. Повадки угольно-черной птицы выглядела все более подозрительно. Ворон периодически нырял вниз, зависал напротив одной из башен, а затем продолжал облетать замок по периметру. Все это очень напоминало разведку с помощью заколдованного животного, к которой изредка прибегали сестры по Ковену... проводимую, правда, на редкость неумело. Альтрая слегка приоткрыла магическое зрение, пытаясь отследить управляющий "поводок", но не нашла ровным счетом ничего. Странно...
   А ворон словно этого и ждал. Прекратив кружить, он пересек замковый двор и опустился на крышу совсем рядом с ведьмой.
   - Знаешь, - негромко обратилась девушка к птице, - Обычные вороны так себя не ведут. Этой птичкой ты рискуешь привлечь к себе совершенно излишнее внимание. Хотя признаю, сестра, маскировка чар прекрасно тебе удалась.
   Ворон раскрыл клюв и каркнул. Да уж, побеседовали... впрочем, Альтрая ничем не рисковала. Скорее всего, птице просто захотелось полетать таким вот странным образом, а магия тут не при чем.
   "Упрек справедливый, но почему именно сестра?"
   Только многолетняя привычка хранить невозмутимость спасла ведьму от неизящного подпрыгивания.
   - Кто ты?!
   "Не кричи. Я же не кричу, хоть ты и не похожа на гоблинского шамана, которого я тут ищу"
   - Кто ты? - повторила Альтрая уже тише.
   "Я... эм... в общем, пока не буду представляться, все равно не поверишь. Важно то, что я могу тебя отсюда вытащить. Это ведь ты отправила Безмолвный Крик?"
   - Да, было такое. И чего ты желаешь за свою помощь, безымянный благодетель?
   "Информацию. Мне жизненно важно знать, что затевает барон Вендайн - и другие бароны, конечно - в ближайшую луну. Было бы хорошо, если бы ты что-то знала об их планах"
   - Сожалею, но меня они в свои замыслы не посвящали, - ведьма неожиданно поняла, что из всей этой авантюры еще может получиться что-то дельное и злорадно улыбнулась, - Зато я знаю, кто точно может тебе помочь. Но прежде мы обсудим вот что...
  
   ***
  
   Поскольку из своих покоев Берфин куда-то отлучился, а проникнуть внутрь Хранитель пока не мог, ему оставалось только ждать. По словам Альтраи, ассистент Вендайна редко покидал свою каморку надолго. Ворон устроился внутри бойницы и принялся чистить перья, не прекращая мысленного диалога с Мечом.
   "Удивительная девушка"
   "Безусловно, сир, только ваша несравненная мудрость позволила так высоко оценить её на основании нескольких минут разговора"
   "Язва ты, Сенешаль. Нет, правда - в такой ситуации не растерялась, не испугалась, реагировала строго по делу... У неё есть и ум, и сила духа. Это... вызывает симпатию"
   "И, разумеется, её внешность здесь не сыграла никакой роли"
   Тальгиар хотел скрипнуть зубами, но вместо этого щелкнул клювом. Доля правды в словах Меча была. Несмотря на то, что сознание парня находилось в теле ворона, он не мог не оценить красоту ведьмы - золотые волосы, большие изумрудные глаза, тонкие черты лица. Но было в ней и нечто другое. Проницательный разум и внутренняя дисциплина читались в каждом отточенном движении девушки, в каждой хищной улыбке тонких и ярких губ. Да, Альтрая была красива, но эта красота принадлежала не золоченой статуэтке, а изящной стальной рапире... или ядовитой змее.
   "Ну, и это тоже. В конце концов, выручать из беды прекрасную деву гораздо приятнее, чем старого сморщенного гоблина"
   За окном раздался скрип дверных петель и Тальг, стараясь не привлекать внимания, осторожно заглянул внутрь. Несмотря на абсолютно средневековые очертания окон-бойниц, забраны они были настоящим стеклом - похоже, барон-алхимик постарался. И вот через это стекло Хранитель разглядел худощавого парня приблизительно своего возраста в одежде геральдических цветов Вендайна, в красном и желтом. Берфин тяжело дышал, а заперев за собой дверь, рухнул на стул и некоторое время сидел без движения.
   "Наш выход, сир"
   Ворон постучал клювом в окно, затем, не дождавшись реакции, постучал снова. Мелкие стекла в свинцовом переплете обиженно зазвенели. Берфин, наконец, поднялся с места и заспешил к бойнице, пока глупая птица не расколотила дорогой и редкий материал. Подросток открыл окно и замахал на ворона руками.
   Тальгиар изо всех сил оттолкнулся крыльями и врезался Берфину в грудь, на лету превращаясь обратно в человека. От неожиданности тот даже не пытался сопротивляться, только неловко взмахнул руками и рухнул на спину. Удар вышиб воздух из легких, Берфин судорожно вдохнул... и замер, ощутив горлом прикосновение чего-то неприятно острого.
   Тальгиар, не отводя Меч от шеи своего пленника, слез с него и встал на одно колено возле головы, пытливо заглядывая в лицо ученику Вендайна. Лицо было прыщавым и испуганным. Впрочем, мысленно отметил Тальг, в такой ситуации человек имеет полное право бояться.
   - Лежи и не дергайся. Отвечай на вопросы тихо и не шевели головой, а то порежешься... насмерть. Все понял?
   - Да.
   - Отлично. Где сейчас барон Вендайн?
   - В своих покоях. Он... с девушкой.
   Краска залила не только щеки Берфина, но даже лоб. Подозрительно бурная реакция, но прямо сейчас Тальга интересовало другое.
   - Давно?
   - Н-нет. Пол-свечи, не больше.
   "Примерно десять минут" - перевел Сенешаль
   - Ясно. Если к тебе в ближайшее время должен кто-то прийти, лучше скажи сейчас. Иначе при первом шуме мне придется... ну, понятно. Итак?
   - Никто. Я никого сейчас не жду. А если буду нужен барону, он меня вызовет через симпатический резонатор.
   Берфин скосил глаза куда-то в угол, где над заваленным бумагами столом Тальг увидел небольшой латунный колокольчик без "языка".
   - Вот и хорошо. Насколько я знаю, ты учишься у Вендайна магии, а также служишь его личным помощником и писарем. Что тебе известно о его ближайших планах?
   И Берфин заговорил...
   Он действительно был в курсе планов барона и не собирался героически отмалчиваться. Ассистент Вендайна кратко пересказывал содержание писем своего сюзерена (все послания, кроме самых секретных, барон доверял писать именно ему), его хозяйственные распоряжения, вспоминал мимолетно услышанные разговоры. Картина неутешительного будущего разворачивалась перед взором Хранителя во всех её деталях, и парень почувствовал, как в животе холодным комком заворочался страх. Все оказалось гораздо серьезнее, чем говорил Анзул, и нужно было срочно решать, как распорядиться новыми знаниями.
   - Достаточно. А сейчас не сопротивляйся. Если проспишь следующие несколько часов, тебе же будет легче, честное слово.
   И Тальг посмотрел на Берфина. Неизвестно, что тот увидел в глазах шамана, но ментальную защиту убрал. Тальгиар сосредоточился, настраиваясь на ауру собеседника, пристально всматриваясь в хрупкие синевато-зеленые иглы растерянности и страха. Глубоко вздохнул. И постарался как можно осторожнее пригасить их свечение.
   "Засыпай. Не думай, не чувствуй... спи"
   Глаза Берфина закрылись, и вскоре он уже размеренно дышал, на некоторое время оставив позади все тревоги. Тальгиар ему серьезно позавидовал.
   "Ну, информации у нас теперь выше крыши. Настало время старого доброго насилия"
  
   Кавалькада барона, выносящаяся из ворот замка, и правда смотрелась впечатляюще.
   Впереди мчались собаки. На Кхаэрте эти существа происходили, по уверениям Сенешаля, от смешения земных сородичей с местными варгами, и в результате даже не самые крупные псы могли поспорить размерами с кавказскими овчарками. Но Вендайн, похоже, дополнительно поэкспериментировал с этим выводком. Гладкая, безволосая шкура собак отблескивала темным стеклом, а непропорционально длинные клыки наводили на мысли о саблезубых тиграх. По словам Альтраи, зубы гончих были еще и ядовиты. Сейчас четыре бестии неслись в авангарде, а самая крупная держалась рядом с виторогом Вендайна, и спина её не доставала до стремени разве что самую малость.
   Вслед за сворой скакали верховые. Возглавлял отряд, естественно, сам барон - в стальной кирасе, наручах и поножах поверх кольчуги, с золотым баронским обручем на шлеме, вид он имел воинственный и грозный. Лежащий поперек седла меч-бастард намекал, что алхимией умения феодала не ограничиваются. За Вендайном двигалась колонна всадников, снаряженных чуть попроще: в пластинчатую броню, красно-желтые накидки, со щитами и копьями. У нескольких к седлам были приторочены арбалеты. Наверняка еще что-то из зелий припасено в подсумках, да и сами дружинники как на подбор - опытные головорезы, четко держащие строй и не забывающие зорко оглядывать окрестности.
   Но дозоров они высылать не стали. Положились на собак.
   "Наш выход?"
   "Подождем. Сейчас они отойдут подальше... А вот теперь - пора"
   Гоняться за каждым солдатом в коридорах замка означало бы потерять время. Тальгиар немного поразмыслил о том, чем бы привлечь внимание стражи. После многодневного соседства с циркачами, расшевелить их можно только чем-то совсем уж впечатляющим.
   Из окна башни птичий силуэт стремительно спикировал прямо в центр замкового двора. Там он, в соответствии с традицией, ударился оземь и обернулся молодцем... довольно недобрым, очень уж качественно ударился. Потирая колено, Тальгиар поднялся на ноги и огляделся. Похоже, стражники ничего не заметили. Неудивительно, они сейчас и должны смотреть наружу. Для совершения отвлекающего маневра молодой шамана отправил Вайра, и тот прекрасно справился с задачей. Вспышки и грохот его молний были заметны даже из замка - на что, собственно, они с Сенешалем и рассчитывали. Маруту было велено дождаться, пока напуганные буйствующим духом жители не зажгут сигнальный огонь на той самой вышке, после чего прекратить валять дурака, проломить ограду и вместе с гоблинами подавить остатки сопротивления. Если там, конечно, еще будет кому сопротивляться. Дух молнии, имеющий доступ к энергии Предела - сложный противник даже для квалифицированного мага или шамана, крестьянам нечего ему противопоставить. Остается только надеяться, что Вайр в соответствии с приказом обезвредит всех способных сражаться, не убивая.
   "Конечно, он бы и здесь не помешал. Но у меня есть и другие помощники"
   - Эваррох! Ты мне нужен. Защищай меня, когда начнется драка.
   Воздух вокруг Тальгиара потемнел и лязгнул железом. Дух Подземного Огня, воин-кузнец услышал приказ своего сюзерена. В двух ладонях над землей начал материализовываться полупрозрачный силуэт тельхина. На этот раз он, вдобавок к мечу, держал в руках овальный металлический щит. Убедившись, что в ближайшее время его никто не побеспокоит, Хранитель вытащил флейту.
   На первую же протяжную ноту песок под ногами Тальгиара отозвался дрожью. Под все ускоряющуюся темную, тягучую мелодию почва пошла волнами, как будто там, внизу, ворочалось какое-то массивное существо. Солдат на стене заметил неладное и закричал, привлекая внимание товарищей, но шаман не видел этого, целиком погружаясь в ритм камлания. Духи Земли были сильны и слушались неохотно, приходилось изо всех сил напрягать волю, чтобы заставить их выполнять работу. К счастью, существовали более тонкие способы манипулировать духами, чем прямое подчинение. Сейчас Тальгиар одновременно удерживал накера под землей, подогревая его ярость раздражающими импульсами, и выстраивал Тропу Духов. И вот когда со всех сторон к шаману уже сбегались баронские стражники, а между постройками бестолково метались актеры и замковая челядь, он отпустил плененного духа. Каменный ящер величиной с носорога вырвался на поверхность в облаке земляной пыли и тяжело понесся к воротам. С каждым шагом набирая скорость, накер двигался с неотвратимостью горного обвала, уплотняя своей аурой пространство до алмазной твердости. Не успевший отскочить солдат отлетел в сторону, и в следующий миг ворота потряс мощный удар. Было видно, что долго они не продержаться - при всей своей предусмотрительности, Вендайн явно не рассчитывал на прорыв укреплений изнутри с помощью элементаля.
   Воины барона приблизились вплотную. Эваррох уже перехватил в воздухе пару склянок с жидким огнем, но если они атакуют одновременно, тельхин может не успеть...
   Тальгиар заиграл снова, и начался танец.
   Под звонкое пение флейты весь двор внезапно оказался охвачен дикой, абсолютно безумной пляской. Стражники ринулись вперед, позабыв о тактике, но ноги отказывались нести их прямо, заставляя выписывать круги и подпрыгивать, не прерывая бега. Оружие выпадало из непослушных пальцев, руки тянулись ухватиться за что угодно, и ничего не могли найти - их мгновенно подхватывало круговертью музыки. Сумасшедший хоровод набирал обороты, и чем больше солдаты пытались из него вырваться, тем больше хаоса создавали. Воцарилась вакханалия, в самом древнем, первобытном смысле, и из-под пальцев шамана лились неистовые звуки Танца Опьянения, каждая нота которого горячила кровь не хуже алкоголя. Вот уже первый стражник упал в изнеможении, не в силах плясать дальше, следом рухнул второй, третий... Тальгиар осторожно замедлил темп игры и ослабил поток Духа, проходящий через инструмент. Он вовсе не желал ни убивать этих людей, ни серьезно повредить их рассудку. Разгоряченные и готовые к схватке бойцы вряд ли согласились бы уснуть так же легко, как Берфин, и чтобы вывести их из строя, шаману пришлось найти более подходящий путь.
   Наконец, у последнего воина подкосились ноги и флейта стихла. Двор устилали слабо шевелящиеся тела. Тальгу даже показалось, что он ощущает в воздухе запах молодого вина.
   - Эй, вы! - парень помахал двум девушкам в пестрых костюмах, которые опасливо наблюдали за ним из-за угла какого-то сарая, - Зовите остальных артистов и собирайтесь в путь. Лучше вам поторопиться, пока барон не вернулся.
   "И пока гроза не началась", - подумал Тальг, вглядываясь в небо, уже затянутое серой пеленой, - "Погоню тоже задержит, но лучше иметь фору"
   - Отлично сказано, сынок.
   Голос, раздавшийся со стороны ближайшей конюшни, застал Хранителя врасплох. Его улучшенные Мечом органы чувств вместе со способностями шамана, до этой самой секунды уверяли, что рядом никого нет. Скверно... Между тем, из-за коновязи шагнул щуплый старичок, неуловимо напоминающий добрую версию Анзула - такой же невысокий и остроухий, но куда более похожий на человека, с выражением детского любопытства и восторга на лице.
   - Неплохая работа! Лет сорок, кажись, не слышал такого исполнения. Так сколько у нас, говоришь, времени?
   Тальгиар задумался. Прямо сейчас нужно было выяснить, как обстоят дела у его отряда. За горизонтом царило подозрительное затишье - ни раскатов грома, ни зарниц со стороны деревни. То есть барон уже вполне может ехать обратно, и если посчитать время...
   - Больше чем на три свечи я бы не рассчитывал.
   Старичок понятливо закивал, и тут же развил бурную деятельность по сворачиванию палаток, погрузке в фургоны, а также быстрому обыску бесчувственных тел. Тальг не вмешивался - много он все равно бы не унес, лишний груз на теле здорово мешает превращаться.
   "Сир, вам стоит на это посмотреть. Похоже, что-то с отрядом Вендайна пошло не так"
   Ощущая беспокойство в словах Сенешаля, Хранитель поспешил взобраться повыше. Чтобы не тратить времени на полную трансформацию, он воззвал к духу Ворона и оттолкнулся от земли, взмахивая руками. Вспыхнувшие на секунду призрачные крылья бросили тело в воздух. Рывком шаман преодолел десяток метров по воздуху и приземлился на площадку над воротами.
   Тальг выругался. Кавалькада всадников как раз выбиралась на гребень холма.
   Тут явно были не все. Похоже, несколько воинов погибли в бою с налетчиками, но мало, мало! Оставалось еще больше половины дружинников. И пока с ними сам барон, на сложную массовую магию вроде Песни Опьянения можно не рассчитывать. Эваррох силен и искусен, но Вендайн уже как-то справился с Вайром, который был куда опаснее. Похоже, исход этого боя решит оружие. К слову о нем...
   "Меч, тактический анализ"
   "У вас удачная позиция, оружие Предела и более полная информация о противнике. У барона - численное преимущество, знакомое поле боя и неизвестный источник информации, благодаря которому он повернул обратно"
   "То есть? Мне казалось, они покончили с гоблинами и возвращаются"
   "Нет. Если вы тщательно присмотритесь к одежде и снаряжению солдат, то заметите, что они не побывали в бою. Похоже, Вендайн оставил часть отряда у деревни, а с остальными рванул отбивать замок. Вы связывались с вашими соратниками, используя дар Сабала?"
   Шаман досадливо поморщился. В чехарде этого дня он успел забыть о благословении Серебряного Варга. Отрешившись от происходящего вокруг, Тальг мысленно потянулся к собратьям по Охоте... и уперся в глухую стену. Казалось, эфир внезапно съежился до размера окрестностей замка, а все, что дальше, скрывала монолитная толща камня. Обескураженный неудачей, парень зажмурился и покачал головой.
   "Кто-то блокирует меня. Не барон, слишком серьезная магия для алхимика. Да и не работает Вендайн с миром духов"
   "Жаль, но до начала боя не успеем взломать. Займемся позже. Рекомендация по текущему раскладу: оборона, дистанционный бой. Забаррикадировать ворота. Циркачей внутрь, уйти они уже не успеют. Солдат в погреб, запереть на засов, чтобы не очнулись посреди боя. И быть настороже, союзник барона может вмешаться в любой момент"
   Рекомендации Сенешаля практически совпадали с планами Хранителя. Тальг очень не хотел подвергать опасности посторонних людей, но увидев удирающих кочевников, барон вполне может отправить за ними погоню, о результатах которой было страшно даже подумать.
   - Внимание! - разнесся над замковым двором голос парня, - Планы немного меняются...
  
   С самого начала Альтрае вся эта история казалась странной... ну, то есть еще более странной, чем то, что составляло повседневную жизнь боевой ведьмы Ковена. Итак, она посылает сестрам зов о помощи, используя магию Духа, которой вроде бы владеют только ведьмы и шаманы гоблинов. И на этот сигнал в облике ворона прилетает шаман. Человек. Мужчина. Подкидыш с сильным Даром, воспитанный лесными племенами? Допустим. Но при чем тут "ты все равно не поверишь"? Как будто она должна его знать. Все это вместе взятое подталкивало Аль к одной мысли, проверкой которой она и собиралась заняться.
   Нэад'Ди отыскалась в компании Тэлафа около хода в винный погреб, куда караванщики деловито стаскивали все еще бесчувственных солдат. Они яростно о чем-то спорили, но при виде Альтраи разом замолчали и повернулись к ней. Умилившись от такого проявления субординации, ведьма обратилась к иномирянке:
   - Нэад, ты видела колдуна, устроившего всё это безобразие?
   - Естественно, - пожала плечами девушка, - Все видели, по-моему.
   - Он не показался тебе знакомым?
   Девшука пожала плечами.
   - Нет, вроде бы... Да и где я бы могла его увидеть раньше? В караване? В замке?
   - Если я не ошибаюсь, то еще в своем мире.
   Через пару мгновений задумчивость на лице Нэад сменилась внезапным озарением:
   - Так ты хочешь сказать, что это...
   - Да. Ты можешь точно определить, он или нет?
   - Так, это все очень интересно, - влез в разговор Тэлаф, - Но может, мне тоже кто-нибудь объяснит, кто он такой и о каком другом мире вы говорите?
   Альтрая задумчиво посмотрела на паренька. Похоже, им предстоит еще некоторое время пробыть вместе. Нет смысла скрывать от мальчика то, что он в любой момент может узнать у своей подруги.
   - Нэад пришла к нам из того же мира, что и Алый Охотник.
   Ведьма собиралась сказать еще что-то, но поймала взгляд Тэлафа и передумала. Не надо было никакой телепатии, чтобы убедиться - по одной короткой реплике он понял всё. Почему Нэад так неохотно рассказывала о себе, кто их навестил и что сейчас произойдет. Но вместо вполне естественного испуга или недоумения, глаза паренька загорелись каким-то диким, лихорадочным энтузиазмом.
   - Девочки... я... вы... а, будь оно проклято! Спрячьтесь вместе с остальными. Но я должен это увидеть!
   И, не успела Альтрая придумать ответ, Тэл уже бежал по лестнице, ведущей на стену.
  
   Погода испортилась окончательно. В небе уже рокотал гром, и ветер гнал по небу черно-серые тучи. Похоже, воевать придется под дождем. Тальгиар дорого дал бы за то, чтобы гроза оказалась худшей из сегодняшних проблем.
   Но ему предстоял бой. А значит, необходимо было позаботиться об оружии.
   Хранитель занял исходное положение, выпрямившись и положив ладони на бедра. Очистил голову от всех мыслей и сосредоточился на ключевом образе, плавно разводя руки. Когда ладони сошлись надо лбом, шаман, тщательно следя за интонацией, выдохнул мантру.
   - Хиндемиан аркнеа эвингал...
   Перстень с рубином перетёк из правой руки в левую, вытягиваясь и меняя форму. Через пару секунд Тальгиар уже держал боевой лук с плечами красного дерева и медной рукоятью, а на бедре парня покачивался полный колчан стрел.
   Что ж, хотя бы здесь обошлось без накладок. Шаман приложил стрелу к тетиве и замер, глядя на вражеский отряд.
   Всадники приблизились к замку, и до возглавлявшего кавалькаду барона оставалось меньше тысячи шагов. Уже было ясно, что Сенешаль не ошибся - даже если бой произошел, эта часть отряда в нем не участвовала. Ни ран, ни даже грязи на одежде, витороги уставшие, но невредимые. Изучивший возможности гоблинов и варгов Тальгиар точно знал - за свои жизни рейдеры взяли бы кровавую цену. Так что, скорее всего, остальные дружинники и собаки либо преследуют налетчиков, либо зажали их где-то и теперь ждут подкреплений.
   Парень вскинул оружие, и мир сузился до дюжины темных силуэтов, движущихся по равнине. Тетива медленно поползла к правому уху. Ближе. Еще ближе...
   "Приступим"
   Хлопнула спущенная тетива.
   Внизу заревел раненый виторог, тут же, словно дождавшись сигнала, на землю рухнула стена дождя. Всадники пустили своих скакунов в галоп, и время, закусив удила, неровными рывками понеслось вскачь.
   Среди навыков, которые Меч намертво вбил в мышечную память Хранителя, была техника "горного потока" - неточной, но предельно скоростной стрельбы. Веер стрел хлестнул по цепочке дружинников, ломая строй и одного за другим опрокидывая кавалеристов в жидкую грязь. Правая рука двигалась машинально, выхватывая снаряд из колчана, запуская в полет и сразу ныряя за следующим. Тетива отрывисто била по краге перчатки. Сознание наблюдало за происходящим отрешенно, плавая в Пустоте боевого транса, и все что мог сделать Тальгиар - стараться целить не в людей, а в животных.
   "Рано или поздно тебе снова придется убивать", - шепнул на ухо тёмный голос, не имевший никакого отношения к Мечу, - "Не создавай себе лишних проблем. Ты знаешь - они все равно встанут на твоем пути. Выжившие сегодня захотят отомстить. Враг должен быть уничтожен, и только тогда он перестает быть врагом"
   "Замолчи", - подумал парень, делая очередной выстрел, - "Я не убью ни одного человека, если у меня будет шанс избежать этого. Живых можно переубедить... но мертвые уходят и оставляют свою ненависть живым"
   И в этот момент шаман осознал: из всего вражеского отряда в строю остался один барон. Остальные, Вендайн продолжал бешеную скачку, не замечая ни отставших бойцов, ни продолжающие лететь стрелы. Странно, Хранитель был уверен, что задел его виторога. На секунду расслабив сведенную судорогой руку, Тальг встряхнул кистью в воздухе и сделал еще один выстрел, на этот раз прицельный. Прицел оказался точен, но когда наконечник был уже в двух ладонях от мишени, сверкнула багрово-красная вспышка, отразившая снаряд в сторону. Губы Тальга выплюнули ругательство. Защитный амулет на скакуне, кто бы мог подумать...
   А потом копыта виторога оторвались от поверхности, и он тяжеловесным галопом понесся прямо на Тальгиара.
   По воздуху.
  
   Тэлаф до боли сжал кулаки. Сейчас он наблюдал за боем из угловой башни, и в сознании парня отчаянно боролись два стремления. Часть его разума торопливо пыталась придумать, как помочь Алому Охотнику в бою. Другая возражала, что жизнь у него, в отличие от Охотника, только одна, и гораздо лучше будет просто подождать, когда всё закончится.
   Не в силах принять решение, подросток продолжал смотреть.
  
   Пустота треснула и рассыпалась хрустальными осколками. В тупом оцепенении Алый наблюдал, как надвигается гневный всадник, окруженный ореолом красно-желтых огней. Аура ужасающей мощи давила саму мысль о сопротивлении, и мучительно хотелось склониться перед Вендайном, признавая его полное превосходство. Тальг едва нашел силы, чтобы отступить дальше по стене от прямого удара, который непременно втоптал бы его в камень. Барон пылающим метеором пронесся мимо, но тут же развернулся для новой атаки, продолжая игнорировать мелочи вроде отсутствия земли под копытами виторога. Озаренный багровым светом силуэт, летящий на фоне грозовых туч, походил на мятежного духа...
   "Духа?"
   Тальгиар открыл внутреннее зрение, и ослепительное золотое сияние залило замковый двор. Время снова замедлило свой бег, но это был не боевой транс. Хранитель двигался в том же вязком потоке, что и противник. Похоже, лишь один участник этой сцены чувствовал себя вполне свободно.
   - Приветствую тебя, молодой шаман. Ты обдумал моё предложение?
   За плечом Вендайна возвышалась фигура Агеона, владыки Нижнего Мира. Демон, выросший вровень с башней донжона, простирал свою руку над бароном, окружив его эгидой из багряного и янтарного пламени. Но лицо Агеона, обрамленное пластинами золотого шлема, было обращено к Хранителю.
   "Приветствую, Князь. Тебе не кажется, что сейчас плохое время для разговора?"
   - О, напротив, - Агеон улыбнулся, - Я очень интересуюсь войной, а ты, по счастливому совпадению, как раз в одной такой сейчас участвуешь. Охотник, позволь помочь и даровать тебе заслуженную победу.
   "Ты хочешь предать своего нынешнего союзника и переметнуться на мою сторону? Не лучший способ заслужить доверие"
   Красный Меч плавно перетёк в свою истинную форму. Тальгиару показалось, что Князь бросил на оружие беспокойный быстрый взгляд. Что ж, хоть какое-то преимущество...
   - Воинское счастье переменчиво. Кому, как не тебе это знать, Алый Охотник, - демон усмехнулся, - Благословение Князя-В-Золотом-Шлеме пребывает с сильнейшим. Его нельзя получить раз и навсегда. Каждый раз, вступая в бой, воин должен подтверждать свое право называться лучшим. А барон... я ничего ему не обещал. Если бы я не вмешался в вашу схватку, он бы проиграл. Когда поддержка моей Силой иссякнет, события просто вернутся к своему естественному ходу.
   "Если бы не ты, о Князь, он мог бы сдаться. Ты дал ему надежду, а теперь отнимаешь. Если вся твоя помощь - до тех пор, пока я побеждаю, зачем она мне нужна? И что ты возьмешь взамен?"
   - Можно было бы долго объяснять. Но время продолжает течь, хоть я и замедлил его бег для нас. Поэтому лучше я покажу тебе.
   Багряные крылья раскинулись на полнеба, и Тальг почувствовал, что падает...
  
   Песня флейты - легкая, зовущая. Воздух под крыльями.
   Он летит.
   С высоты видна россыпь черных фигурок на зеленеющей равнине - ряды и колонны пеших солдат, группы всадников, телеги обозов... люди, гоблины, гномы, возвышающиеся над толпой тяжеловесные тролли... армия. Его армия, протянувшаяся до горизонта.
   Мелодия флейты обещает, манит. Вперед, к победе и славе!
   Они врываются в город, на ходу сминая робкое сопротивление. Люди падают на колени, моля о пощаде, и солдаты движутся по улицам в поисках тех, кто еще пытается сражаться. Рёв огня. Городской собор горит долго и жарко, и тем же пламенем горят глаза проповедника в красных одеждах. Он возвещает пришествие Алого Владыки, несущего справедливость и свободу для всех, а толпа завороженно внимает. Новые и новые добровольцы пополняют войско Хранителя, готовые убивать и умирать по его слову.
   Море лиц. Толпы людей, осознавших себя воинами. Фанатичная ярость и беспрекословная покорность.
   Поёт флейта.
   Наступает время Меча. Эвклаз в дыму пожаров. Рушатся замки, пылают города, чадят походные костры марширующих армий. В землях Унии царит хаос, по дорогам рыщут банды мародёров. Потоки беженцев стекаются под знамена Хранителя. Другие движутся на восход, где Церковь стягивает силы в кулак для решающего сражения. Мир кровоточит, мир рвется пополам, и каждая сторона бросает в бой последние резервы, пытаясь уничтожить противника.
   Под стенами старой имперской столицы два войска вгрызаются друг другу в глотки. Алый Охотник - в самой гуще схватки. Экстаз боя, чистое и высокое вдохновение достигает своего апогея, когда волны красного пламени обращают полчища врагов в пепел. Забытое имя - Бог Убийц, обретает новую жизнь среди гула огня и криков умирающих. Над восторгом и ужасом, над кипящей битвой голодным волком воет флейта.
   И Тальгиар понимает. Он не остановится. Он дойдет до края Кхаэрта, неся свою власть на острие Меча, а потом отправится дальше. Это походило на тёмную жажду инферно, но сейчас Тальгиар сознавал, что убийства - не цель, но средство. Путь. Один из множества путей власти, самый древний и самый простой. Сильный правит, слабый подчиняется. Или гибнет.
   Поёт флейта.
   - Вот мой дар, о Мастер Битвы. Я не осмелюсь предлагать силу - твоя мощь превыше моей. Я предлагаю тебе Власть. Каждый побежденный будет верен до конца, не помышляя о предательстве. Все они подчинятся с радостью, и ты сможешь направлять их по своей воле, на новые завоевания или к мирной жизни. Преданность подданных, любовь солдат, страх в глазах врагов - таково благословение Князя-В-Золотом-Шлеме. Прими же его, Алый Охотник, и мы разделим триумф победы над Унией.
   - А если я откажусь? - произнес Тальгиар, усилием воли отстраняясь от морока, - Ведь я кое-что слышал о дарах Агеона. Ты не позволишь мне остановиться. С каждым покоренным миром число моих врагов будет расти, и мне придется обращаться к тебе за помощью снова и снова. Рано или поздно даже я встречу противника, который сможет одолеть Владыку, и с кем тогда будет твоя верность? Ты всегда ставишь на обе стороны, Князь, и я не хочу полагаться на тебя в этих играх.
   Дымка наведенной грезы упорно не желала рассеиваться. Шаман чувствовал, что может вырваться в основной поток времени... но только телом. Агеон удерживал его сознание в мире духов - теперь Тальг не видел ничего, кроме исполинского крылатого силуэта.
   Железные зубцы короны, обрамляющие золотой шлем.
   Насмешливый и беспощадный взгляд золотых глаз.
   - Это твой свободный выбор. Кто я такой, чтобы приказывать Владыке Предела? Разумеется, я сочту отказ оскорблением и попытаюсь тебя уничтожить.
   - А получится? - Тальгиар постарался добавить угрозы, но получилось не очень. Шанс победить Агеона в прямом бою был исчезающе маленьким.
   - Случиться может разное, о Хранитель Меча. Но едва мы начнем бой, время восстановит свой естественный ход, и тогда барон доберется до твоего беззащитного тела. У тебя есть еще несколько секунд, Тальгиар. Твое решение?
   "Вот же тварь... Похоже, выбора у меня не осталось"
   - Я отказываюсь. Не в этой жизни, Шлемоголовый.
  
   Скакун Вендайна мчался галопом, рассыпая искры из-под копыт, и барон уже заносил оружие для удара. А Хранитель продолжал стоять, будто в оцепенении, бессильно опустив Меч. Между ними осталось всего двадцать локтей... десять...
   Тэлаф решился. Подхватив выпавший из кладки камень, он бросился вперед. С каждым шагом покрытое тучами небо почему-то все больше и больше наливалось чернотой. Парень бежал изо всех сил, но воздух застыл прозрачной стеной, за которой - только ледяная тьма... и звезды. Ослепительно-белые колючие звезды, мгновенно заполнившие собой небосвод.
   Потом звезды рухнули, и мир выжгло белым пламенем.
  
   - Что происходит?
   Торжествующая улыбка Князя мгновенно поблекла. Тальгиар понял - если не ударить сейчас, другой возможности не будет. Шаман воззвал к своей крови, а в следующую секунду под его ногами оказалась спина гигантского скорпиона, блестящая темным металлом. Эваррох в зверином облике был не лучшим летуном, но превратившись самостоятельно, Тальг лишился бы возможности использовать Меч.
   Агеон сделал шаг назад, взмахнул крыльями, и по его телу прокатилась волна трансформации. Доспехи обернулись блестящей чешуёй, челюсть хищно вытянулась... Древний дух войны, принявший облик красно-золотого дракона, ответил на брошенный вызов. Когда из раскрытой пасти в парня ударил поток огня, Тальг бросил скорпиона вниз.
   - Ты силен, Алый, но сила не всегда определяет победителя, - как ни странно, голос Агеона продолжал звучать, - Сейчас твое тело доживает последние мгновения. Прояви благоразумие и сдавайся.
   Хранитель не ответил. Уклонившись от взмаха когтистой лапы, он почти подобрался к драконьему туловищу, но Князь был слишком опытным бойцом, чтобы поддаться на такую уловку. Единственным взмахом крыльев змей взметнулся вверх, одновременно нанося страшный удар шипастым хвостом. Тальгиар понял, что увернуться он уже не успеет.
   "По крайней мере, я умру быстро"
   Раздался гулкий громовой раскат, и в Агеона ударила молния.
   Князь был... ошеломлен. В эфирном облике Тальг мог воспринимать эмоции напрямую, и сейчас он ясно видел - дух-дракон практически не пострадал, но пребывал в крайнем замешательстве. Он ждал достойного сопротивления от Алого Охотника, и совершенно не готовился к тому, что атаковать Князя-В-Золотом-Шлеме осмелится какой-то марут. И Вайр не упустил свой шанс.
   Воин-громовержец коротко бил грозовыми стрелами, смещаясь после каждого залпа. Окутанный косматым плащом из туч, переполненный энергией бушующей стихии, Вайр мог дробить своими ударами скалы и плавить металл, но для Агеона они были не страшнее блошиных укусов. Через пару секунд демон опомнится, и тогда...
   Тальгиар не стал ждать. Он из всех сил оттолкнулся ногами и в прыжке вогнал Алый Меч в брюхо змея.
   Крик Агеона поднял в эфире настоящую бурю. Шквал магической энергии смёл в сторону марута, и даже более устойчивому, железнотелому Эварроху пришлось приложить все силы, чтобы вытащить Хранителя из эпицентра и не опрокинуться. Тальгиар поглядел вверх. Узкая и глубокая рана от Меча на животе дракона не кровоточила - она медленно расползалась, окутанная по краям языками бесцветного пламени. Змей бился в агонии, пытаясь остановить распад собственного тела, и всё-таки пядь за пядью уступал всепожирающей силе Красного Предела. Когда боль стала невыносимой, а разрушение охватило всю грудь и живот, Князь снова изменился. Отбросив большую часть самого себя, как отсекают зараженный палец, демон рывком покинул предавшую его оболочку. Теперь Князь-В-Золотом-Шлеме оказался не выше самого Тальгиара - хрупкий силуэт, укутанный в темно-красный плащ, парящий над клокочущим хаосом. На мгновение Хранитель встретился с духом глазами.
   - Ты пожалеешь, - произнес Князь без тени гнева или угрозы. Он просто извещал противника об очевидном, - Однажды ты пожалеешь, Алый.
   Вспышка золотого пламени - и Агеон исчез.
   "Прекрасно. Теперь за мной будут гоняться уже два мстительных архонта. Не считая всех клириков Унии. И правителей Доменов.... да, кажется, дипломатия - не самая сильная моя сторона"
   "Вы переоцениваете роль дипломатии, сир. Некоторые существа неспособны воспринимать разумные аргументы иначе как в моём изложении"
   "В твоём... А, на языке Меча. Дошло. Извини, я устал и туго соображаю. Даже сейчас, хотя нам еще разбираться с бароном, который уже двадцать раз должен был меня зарубить. Ну, давай посмотрим, почему я всё ещё жив"
  
   С первого взгляда, Тальгу показалось, что предсмертные конвульсии дракона каким-то образом перенеслись из эфира прямо в материальный мир. Одна башня обвалилась, по двору словно ураган прошёлся, а на стенах остались широкие полосы закопченного... и кое-где даже оплавленного камня. Сам шаман стоял на том же месте, где его застала ментальная атака Князя, а вот Вендайна нигде не было видно.
   "Что же здесь произошло?"
   У подножия донжона толпились караванщики, и Тальг направился к ним. При виде Хранителя люди и халфлинги торопливо расступались, открывая его взгляду необычную, даже по меркам Детей Радуги, компанию. На расстеленном плаще без сознания лежал старичок-халфлинг. Обширная кровавая рана на голове не сулила ему долгой и счастливой жизни, но Альтрая и её помощник продолжали надеяться на лучшее и сейчас пытались как можно аккуратнее наложить повязку. Рядом с ними юная, очень легко одетая девушка плакала навзрыд, втолковывая что-то сквозь слёзы стоящему рядом пареньку лет двенадцати на вид. Однако тот слушал её невнимательно, в полуобморочном состоянии опираясь на руку ещё одной девочки, показавшейся Хранителю смутно знакомой. Чуть поодаль Тальгиар увидел на размокшей земле барона Вендайна в закопченной и покорёженной броне. Всё это требовалось тщательно осмыслить, но время поджимало, поэтому Тальг поднял руку с Мечом, привлекая внимание.
   - Личное благословение Алого Охотника тому, кто объяснит мне, что здесь произошло.
   Воцарилось молчание. Как и следовало ожидать, первой отозвалась Альтрая. Не прекращая медицинских манипуляций, ведьма выдала сводку:
   - Когда барон понёсся на тебя, Тэлаф - вот он стоит - кинулся на помощь и превратился в дракона. Они сразились с Вендайном, Тэлаф победил и трансформировался обратно. В ходе боя замок был частично разрушен, а Фарта ударило камнем... А, проклятье! Охотник, нужна помощь.
   Но Тальгиар и без её слов видел, что жизнь начинает покидать старого фокусника. Холодная тень небытия нависла над распростертым телом, и мерный плеск Серой Реки
   Эхом отозвался в крови шамана. Не теряя ни секунды, парень поймал связь и рванулся по ней в эфир, на ходу пытаясь понять, что делать. Анзул упоминал возвращение духа обратно в тело очень кратко, сам, мол, разберешься...
  
   - Он умер? Дедушка... пожалуйста...
   Она больше не плакала. Мотылёк оцепенела, с безумной надеждой глядя на Альтраю. На самого Фарта лучница старалась не смотреть - стоящий на коленях рядом с ним Алый Охотник излучал крайнюю отчужденность, будто отталкивал чужие взгляды.
   - Пока ещё нет.
   Ведьма постаралась ничем не выдать свои чувства, но это яснее всего подтверждало - дела плохи. От лица лучницы отхлынула кровь, и побелевшими губами она зашептала:
   - Видишь? Нельзя было так делать. Кровь проливать нельзя. Бройхи на кровь слетаются, так не оставят. Как ни крути, духи хотят крови напиться. Никогда нельзя зло творить, к тебе не вернется, так по другим ударит... Дедушка, как же так? Не надо было вам помогать! - вдруг выкрикнула Мотылёк, - Всё из-за вас!
   И она снова разрыдалась - глухо, отчаянно, безнадежно. Слёзы текли по щекам девушки, мешаясь с каплями дождя.
   Нэад вскинулась что-то сказать, но Тэл придержал её за локоть. Слова не помогли бы. Никакие. Ничем.
  
   Когда спустя маленькую вечность Хранитель открыл глаза, Фарт дернулся и слабо застонал. В сознание старик так и не пришел, но кровь унялась, а дыхание стало ровным. Зато у Тальга адски разболелась его собственная голова, но надо было вставать, и двигаться, и сказать...
   - Держать в темном помещении, сильно не трясти, отвар лазурника три раза в день. И пусть лежит в постели хотя бы пару дней.
   Мужчина, помогавший ранее ведьме, тут же подхватил Фарта на руки и понёс его в сторону фургонов - не забыв, однако, уважительно поклониться Охотнику. Светловолосая девушка обернулась на голос, и её лицо просияло радостью. Но когда она перевела взгляд на Тальга, радость сменилась довольно... сложным набором чувств. Да ему и самому было неловко - Сенешаль счёл своим долгом показать Хранителю всё произошедшее, пока дух шамана витал в эфире.
   - Ты права. Это всё из-за них, - и не успела девушка ответить, Алый Охотник продолжил, - И из-за меня. А ещё из-за него самого, барона Вендайна... из-за тебя, отчасти.
   - Что?!
   - Тебя искали дольше всего, и Фарту пришлось задержаться при поиске укрытия. Сложись всё немного по-другому - и он не оказался бы рядом с рухнувшей башней.
   - Так ты думаешь, что всё это моя вина?
   - Нет... Мотылёк. Ты не поняла. На Пути нет правых и виноватых. Только причины и следствия, и никто не в силах предсказать все последствия своих поступков. Люди в ответе только перед собой и только за свой выбор. Остальное принадлежит Пути.
   - Это не наш путь! - закричала Дочь Радуги, - Это твой путь - по крови! Не наш!
   - Путь один для всех. Но каждый идёт по нему сам.
   - В высшей степени верно, - вмешалась, наконец, в их диалог Альтрая, - может быть, уже и мы пойдём? Время, знаешь ли, не ждёт?
   - Кхм... Да, конечно. Увлёкся.
   Тальгиар посмотрел на ведьму и увидел, что рядом с ней стоят ещё двое подростков, на которых он уже успел обратить внимание. Рыжий парень слегка пришёл в себя и теперь без особого почтения разглядывал Алого Охотника.
   - Значит, превратился в дракона? И часто с тобой такое бывает?
   - Реже, чем мне бы хотелось, - хмыкнул... Тэлаф, вроде бы, - Если совсем точно, то сегодня - первый раз.
   - Так что, согласен пойти за мной?
   - Эй! - опять перебила ведьма, - Мы ведь уже договорились.
   - С тобой, но не с ними, а я всё-таки за свободу воли. Итак, Тэл?
   Паренёк взъерошил волосы на затылке.
   - Ха! Спрашиваешь. Конечно, я согласен.
   - И я тоже.
   Шаман пристально посмотрел на застенчивую девушку, даже сейчас старающуюся держаться позади спутников. Он ещё поговорит с ней. Позже.
   - Так, осталось последнее.
  
   Барон уже очнулся, но вставать не спешил. Очень трудно с чем-то спешить после удара драконьей лапы - даже если улыбка Вседержителя не позволила ему стать смертельным. Судя по лицу, рыцарь-алхимик как раз сейчас мучительно пытался собраться с мыслями, но получалось... нет, не получалось. Слишком много всего произошло.
   - Эй, барон!
   Голова мужчины резко дернулась на голос. Давно уже никто не дерзал обращаться к нему в таком тоне! Вендайн заскрипел зубами - в спину будто раскаленную кочергу вогнали. Теперь в поле его зрения оказались четверо. Все сопляки, ещё младше Берфина. Но стоящий впереди держит меч с клинком из красного кристалла. И это, пожалуй, даёт ему право на некоторую фамильярность. Тем более, если оно подкреплено правом Силы.
   - Онхас, барон Вендайн. Мы с тобой встретились в сражении, и удача была на моей стороне. Перед лицом тех, кто видел всё от начала до конца - признаешь ли ты себя побеждённым?
   Кровь бросилась алхимику в лицо, но он не зря считался одним из умнейших правителей в баронствах. Вендайн понимал - согласившись, можно надеяться на соблюдение хоть каких-то условий негласного кодекса чести Доменов. А вот что стукнет мальцам в их дурные головы, если он не сдастся...
   - Признаю.
   - В уплату выкупа требую неприкосновенности для меня, моих владений и моих вассалов в течение трёх лет. Залог - клятва крови на Мече.
   - Согласен. Эй, кто-нибудь там! Притащите мой меч, бездельники! Сам я ещё не скоро встану.
   - Не беспокойся, высокочтимый, - в устах Алого Охотника уважительное обращение прозвучало откровенной иронией, - Ни одна кость не сломана, да и внутреннего кровотечения я не вижу. А клятву ты принесёшь на моём оружии. Твоё достанется Тэлафу, как боевой трофей.
   - Ничего себе!
   В голосе рыжего прозвучал такой восторг, что Вендайн ощутил нечто вроде гордости за свой клинок...который сейчас уйдёт этому лисьему сыну, мать его так и эдак!
   - Ха, настоящий бафонитовый меч! У Орва про них кое-что было, и надо бы вспомнить.
   - Рад, что тебе понравилось. А теперь, высокочтимый, я слегка поцарапаю тебе ладонь. Повторяй за мной...
  
   Барон внимательно смотрел, как эти четверо шли к воротам замка... к тому месту, где раньше были ворота. И поверх раненой гордости, поверх боли и хозяйственных забот какая-то часть его разума бросила замечание острое и точное, как метательный нож:
   "Это будет самый интересный твой опыт"
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"