Квотчер Марамак: другие произведения.

Песок с небес

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фанфик на синематографический фильм "Аватаръ". Ну как фанфик... Земля и Эйва из фильма, остальное - из-под беличьей ёлки. Присутствует Щебневание и Жадность ( второе - по умолчанию ).

Мы нарисуем мир таким, чтоб любя

Всех принимать как продолженье себя

Где целый мир на всех один организм

Где невозможны злоба зависть цинизм

- из песни

Белкач очнулся и услышал вокруг сумерки; глаза привыкали к освещению и постепенно выхватывали картину помещения с аппаратурой, едва освещаемого светлыми полосами пластика на двери. Мозг же переваривал гораздо дольше, так что у Зуртыша промелькнули мысли совсем не в тему - то показалось что он дома, то в цеху на работе. Грызю потребовалось пол-минуты, чтобы привести под-ушное пространство в порядок и наконец сообразить, к чему это всё - корабль.

Как только сознание поймало эту подсказку, голова заработала. Грызь цокнул, вспушился и огляделся, ощупывая лапами откинутую крышку "спальника". Вот тупь, пятьдесят пять с пухом лет как гусь склюнул! Наблюдалось настойчивое впечатление, что только минуту назад он залез в камеру и нажал кнопку пуска...

- А вот йа тебя, грызун-хвост!! - рявкнуло сзади, и Зуртыш чуть не прыгнул на потолок от неожиданности.

Оглянувшись, он услышал Кудуса, также выбиравшегося из анабиотической камеры - то есть, скорее догадался чем разглядел, потому как освещение всё-таки было очень слабое.

- Куд? - на всякий случай цокнул грызь.

- Туд, - отцокался тот, - Что, вспушило?

- Йа тебе покажу шило. Посмотри, а что так темно-то?

- Глазы, привыкание. Сейчас потихоньку прибавлять будет, - пояснил грызь, копаясь с чем-то в темноте, - Кстати, где Фирка? Ой!...

- Что, вспушило? - хихикнула белка, подкравшаяся в темноте и дёрнувшая Кудуса за хвост.

Грызи слегка истерично рассмеялись, после чего разом цокнули, встряхнули ушами и приступили к действиям. Освещение, которое вероятно всё время полёта было вообще выключено, медленно разгоралось. Зуртыш сообразил, что отсек в общем-то маленький - большим он казался только в полутьме. Грызь открыл лёгкую дверь и вышел в соседнее помещение с операторскими местами. Ослушав то, что писала ЭВМ корабля, он понял что по крайней мере никаких особых событий не произошло, а всё идёт по плану. Из-за тонких пластиковых перегородок доносились звуки возни и ржач, пока выбирались из спячечных ящиков прочие грызи из команды. Вскоре из соседнего отсека заглянул Дутыш, ослушал ушами что всё чисто, цокнул и пока спрятался.

- Вот впух! - цокнула Фира, ощупывая собственную лапу, - Йа смотрю на себя как на мумиё!

Это было недалеко от правды - тушки грызей были приведены в состояние значительной, если не сказать около-критической тощести: это объяснялось банальной экономией веса на корабле.

- Кстати да, прошу не нажираться, - заметил Кудус, - Вам плохо будет. На первый раз грамм сто.

- Ну, начал, зануда... - фыркнул Зуртыш.

Это было цокнуто чисто поржать: все знали, как вести себя после выхода из спячки. В нулевых нужно было окончательно вывести из организма препараты, введённые для поддержания около-анабиотического режима; для этого достаточно как следует заглушить чай, а уж это грызей два раза просить не надо. Зуртыш лично проверил самовар, налил туда воды и поставил кипятиться, пока доставая из шкафа кружки, заварку и сахарок. Правда, налитые три литра - это всё, на что пока они могли рассчитывать; с другой стороны, очиститель позволяет пить одни и те же литры очень много раз.

Объект двигался сквозь межзвёздное пространство, резво вращаясь вокруг оси полёта; напоминал он скорее всего длинную связку восьмигранных модулей разного размера, на каждый из которых что-то да было присобачено поверх основного корпуса. Вопреки логике, привычной на планетах, вытянутая связка летела "боком вперёд", потому как двигатели на каждом модуле располагались именно в этой плоскости. По сути дела это были не модули, а отдельные корабли, просто состыкованные в единую связку для длительного полёта. Вырывающиеся из соплов длинные свечи синего огня свидетельствовали, что двигатели действуют.

Собственно, снаружи больше ничего расслушать было нельзя. По приборам же грызи понимали, что связка занимается торможением при приближении к цели полёта. Торможением она занималась последние пятнадцать лет, но об этом лучше просто не думать - голова плохо воспринимает, что в течении такого времени корабль падал сквозь бесконечность. По крайней мере, проснувшиеся грызи слышали, что все в сборе и чувствуют себя вполне неплохо для тех, кто так неслабо расплющил харю. Инвентаризация, проведённая Зуртышем немедленно после испития чая, показала что из двенадцати кораблей один отсутствует, а на соседнем имеются повреждения.

- Седьмой?! - взвилась Фира, - Ты что, припушнел? Там вся погрызень с анализаторами!...

- Была, - дополнил Кудус, - И скажи спасибо, что только она была.

- Спасииибо...

- Вот так. Тут всё вполне чисто, на подходе к Трём Нитям произошло столкновение с микрометеоритом на большой скорости. Локаторы его обнаружили, но рассчитали что не успеют сбить, и отцепили седьмой фрег, в который метеорит и попал. Вслуху этого мы цокаем, а фрег разнесло на кванты.

- Ой как мимо пухаа... - зажмурилась белка, хватаясь за уши.

- Терпимо, - невозмутимо цокнул Кудус, - Значит так, настоятельные рекомендации. Вместе с 2м отсеком проверь, чего нет, а что осталось, и начинай корректировать программу. Мы с Зуром займёмсо оперативной обстановкой. Кло?

- Кло, - нехотя мотнула ухом Фира, отваливаясь в кресло.

Грызи вспушились, опрокинули ещё по пол-литра чайку и вернулись к экранам.

- Подходим на скорости в 180 относительно звезды ТН0, - сообщал Зуртыш вслух, чтоб не ошибиться, - Это у нас примерно двадцать тысяч килошагов в секунду. Вкупе с гравитационным маневром и торможением двигателями - через две недели выйдем на звёздную орбиту возле планеты 5,78.

- Фокусировка двигателей? - осведомился Кудус.

- В пух. Конус рассеивания не выходит за пределы хромосферы звезды, а двигатели всё время на неё направлены, - цокнул Зуртыш, - Хотя, Куд, это тупь.

- Поч?

- Да пот что мы учинили на подлёте фейерверк, который вряд ли можно не заметить, - пояснил грызь.

- Верно, - задумался Кудус, - С другой стороны крайне сомневаюсь, что кто-то сумел направить на эту вспышку телескоп и записать спектр, чтобы быть уверенным что именно взорвалось. Да и в этом случае ничего особенного там не услышишь... наверное.

- При условии что это был телескоп, - добавил Зуртыш, - А не ка-гамма-метр.

- Ладно, хорош умничать, - усмехнулся Кудус, - Сейчас нам более всего угрожает собственная скорость.

Тут было совершенно нечего цокнуть поперёк - окончательно входя в близкие окрестности звёздной системы, корабли усиленно сбрасывали скорость. Теоретически можно было предполагать, где находятся пояса мелких космических тел - а на практике этого из белок не знал никто, потому как издали этого не видно ни в какие приборы. Требовалось срочно узнать и провести все мероприятия, чтобы тормозить в системе как положено, а не рылом в камни. Чем, надо заметить, грызи и занялись.

Поход 223й эскадры являлся хоть и плановым, но от этого не менее вызывающим подъём хохолков. А также определённый шок у тех, кому предстояла прогулка длиной в несколько собственных жизней. Группа из дюжины кораблей, в составе которой были два крейсера типа "Хлеб" и десять фрегатов Ф1, отправилась из системы Цышня, где нынче полным ходом шли работы по преобразованию среды на безжизненной планете с понятной целью - превращения оную во вполне жизненную. Пока происходили эти события, по плану записанные на четыреста лет, требовалось произвести разведку перспективных звёзд в радиусе досягаемости, а таковых набиралось выше ушей.

Косячина состояла в том, что термоядерные силовые установки кораблей, вполне шустрые при перелётах между планетами, туго тянули межзвёздные расстояния. Полёт на дальность в двадцать семь световых лет от Цышни до Трёх Нитей занял как на пуху пятьдесят пять лет, по крайней мере по бортовому времени. С другой стороны, грызям на это было довольно-таки положить хвост, потому как они этих лет не ощущали никаким образом. Они потирали лапы в предвкушении изучения новой системы и возможных чистых орехов.

Для того чтобы всё это провернуть, следовало немало покрутиться, а для начала именно погасить избыточную скорость и перевести эскадру с межзвёздного на внутрисистемный режим. Это отнюдь не так просто, как может звучать - для марша корабли были предельно облегчены и имели самые минимальные запасы даже питьевой воды, не цокая уж о таких вещах как аккумуляторы и тому подобное; даже корпусные панели оставались самые тонкие, какие только возможно, а они не защищали от радиации. Как это и делалось у белок в космофлоте, всю эту погрызень собирались тупо сделать на месте из подлапных материалов, каких обычно полно в астероидах кремний-железного типа. Для этого на двух крейсерах присутствовало всё необходимое оборудование - и его предстояло расконсервировать и пустить в ход.

Что уж цокать, если даже налупиться толком корма было нельзя по причине его отсутствия! Зуртыш, как и каждый первый грызь, ощущал ясную потребность жрать, а не перекусывать. Вслуху этого едва ли не самое пристальное внимание уделялось фрегу Љ4 "Белый Кактус", ушедшему вбок от эскадры ловить углерод-содержащую комету. Вообще вся эскадра уже расстыковалась и летела хоть и общей кучей, но на приличном расстоянии друг от друга, так чтобы проблемы на одном корабле не могли затронуть другие. Зуртышу же пришлось в очередной раз прогонять проги для проверки двигателей и следить за тем, как разворачиваются телескопы. Лёгкие конструкции раскладывались в зеркала диаметром по несколько шагов, и с их помощью было реально разглядеть что угодно в границах звёздной системы - если оно не закрыто другими телами и освещено, конечно.

Вдобавок к голодному пайку на грызей наваливалась полуторная сила тяжести, из-за того что корабли усиленно тормозили при выходе на рассчётную орбиту. Как быстро определили, пояс пространства рядом с газовым гигантом и его спутниками - самое то что в пух: мелкие обломки падали на планету, а крупные приобретали стабильные орбиты. Как показывал предварительный ослух, астероиды никакой аномальностью не отличались и наверняка содержат искомое. Лишь закончив картографировать предполагаемые камни для разработки, Зуртыш размял голову и повернул телескоп куда хотелось - на спутники газовой планеты.

- Таак, серенький, - бухтел грызь себе под нос, - Спектр... Азот, кислород... О, ванадий! Миленько...

Честно цокнуть, это было не его дело, так что Зуртыш собирался просто ослушать поверхностно и составить отчётик для тех, кто будет копать глубже. Однако отказать себе в удовольствии поглазеть на космические телоиды грызь не мог, так что и глазел. Подняв уши от экрана, он с улыбкой до этих самых ушей увидел прямо за панелью прозрачной брони газовую планету, отличавшуюся синим оттенком. Хорош пузырь, цокнул себе Зуртыш и заржал. Сдержанно, потому как за тонкой перегородкой сурковали сотрапы. Ещё больше он развеселился после того, как подписал по интерактивной карте над планетой: "Пузырь". Грызю пришлось больно прикусывать язык, чтобы не огласить весь корабль громким бугога. Хорошо ещё что йа не подумал, что об этом может подумать сам пузырь, подумал грызь.

Кое-как успокоившись, он продолжил наблюдения, и при взгляде на следующий объект про пузырь забыл.

- Грызаный случай!!...

Спустя небольшое время вокруг экрана собрались все наличествовавшие грызи, с которых сон как лапой сняло. Планета - спутник Пузыря, оказалась, судя по виду, обитаемым миром. Конечно можно было предположить, что случилось невозможное и камни сложились в объекты, точь в точь похожие на деревья, но лучше этого не предполагать, потому как тупо. Белки своим ушами привыкли верить, а телескоп в окна в плотной облачности планеты выхватывал картины поверхности, густо покрытой лесом. Колыхание зелёного моря под ветром и даже мелькающие над ним объекты вроде птиц не оставляли никакого сомнения в том, что это такое.

- Это лес, - цокнула Фира, округлив глаза.

- Спасибо, - фыркнул Кудус, - Глухих пока не имеется.

- Йа имею вслуху что? - облизнулась белка, и по выражению её мордочки было крайне нетрудно догадаться, что она имеет вслуху.

- Сиди, - отмахнулся Зуртыш, - Факта конечно прекрасная, но до того что ты имеешь вслуху, если это вообще возможно, ещё грызть и грызть в любом случае.

- Так-так, - прицокнул Кудус, - Если есть лесок, могут быть и обитатели. Всмысле, с развитым мозгом. Вслуху этого думаю, необходимо перейти к почти полной боеготовности, воизбежание.

- Куд, у нас и так боеготовность оягрызу какая, - хныкнула Фира, - Как мимо вражеского форпоста пробираемся, напух, ну сколько можно?

- Кло. Значит, по прежней программе, но с усиленным слухом в направлении планеты... и не только! - предупредил грызь, - Имейте вслуху.

- Хорошо, - кивнул Зуртыш, - Значит тогда что, надо экраны разворачивать. А то когда корпусные панели плавить начнут, это иллюминация на пол-галактики.

Этим собственно и занялись, потому как пристальное изучение планеты могло и подождать - была она тут миллиарды лет, и ещё побудет, а вот если не покрыть корпуса - можно хватануть дозу радиации. Зуртыш, Кудус, Фира и ещё восемь хвостов находились на крейсере "Скальфа", который сейчас заканчивал маневрировать и устраивался на орбиту. Конусы излучения, которые извергали его двигатели, были направлены на Пузырь, и следовало думать что никто не заметит такой подсветки. Грызи всполошились от обнаружения планеты, так что пока подзабыли про скудный паёк и повышенную гравитацию, которая скоро должна была перейти в пониженную - когда корабль выключит двигатели, ускорению будет взяться неоткуда. Фреги ещё могли вращаться, чтобы прижимать команду к стенкам, а вот "Хлеб" не осиливал, так что предстояло болтаться, как рыба в воде.

При том что воспоминание об орехах вызывало обильное слюноотделение, экипаж "Белого Кактуса" сообщал что потребуется минимум две недели, чтобы наладить производство белковых концентратов. Некоторые грызи схватились за голову и цокнули, что может тупо сесть на планету и поискать там пожрать, но скоро они от этого намерения отказались. В то время как эскадра встала на звёздную орбиту рядом с Пузырём и его спутниками, продолжая все необходимые работы, приёмники зафиксировали отражённые от Пузыря радиопередачи. Сами грызи вели сообщение как всегда - только импульсами в долю секунды и узконаправленным лучом, так что их обнаружить было на порядок труднее. Зафиксированные же сигналы просто сто пухов принадлежали не грызям.

Возившийся с подготовкой заправщиков белкач Инсейн немедленно отложил их запуск как чреватый. Заправщики, фрегаты с открытыми заборными крышками, должны были пройти в верхних слоях атмосферы Пузыря, чтобы нацедить водорода в качестве топлива для всей эскадры - пухня в том, что при этом они оставляют очень заметные следы. Короткое совещание всех причастных морд ( а количество причастных, ясное дело, равнялось количеству наличествующих ) постановило: все работы, имеющие демаскирующие эффекты, отложить до выяснения обстановки.

На борту экспедиционных кораблей одинадцать белок из десяти имели подготовку и по военным специальностям, благо очень часто это совпадало с невоенными. Зуртыш естественно не выделялся - до того как загреметь в поход, он гонял по пространству шакотанки и шарил, почём перья. Вслуху этого теперь он занимался разведкой, а точнее анализом данных, поступающих от многочисленных наблюдателей. Правда, этим же занимались почти все остальные, у кого было время - чисто чтобы ничего не пропустить. Самое главное, что требовалось космическое терпение, потому как на сканирование пространства в оптике уходили многие сутки, а изучение планеты осложнялось плотной облачностью, так что видно было только в нечастые окна в оной. Планету обозначили как Живенькая, потому как данные заставляли думать о том, что там весьма густо с живностью различного сорта.

- По крайней мере, это не старый обитаемый мир и не колония, - цокнул Кудус, почёсывая ухо, - Иначе на орбите было бы очень много всего, да и радиопередачи...

- Уточним, - уточнил Зуртыш, - Нет, если цокать об организации похожей на нас. Ты дашь уши на отрыв, что это не колония разумных осетров, которые умеют летать на листьях кувшинок?

- Не-а, уши не дам, - отказался давать уши Кудус, - Но вслуху наибольшей вероятности буду считать, что эт-самое. Кстати, как с пеленгацией радиопередатчиков?

- Пока не густо. Не стоило радоваться раньше времени, они тоже используют направленные передачи, правда не особо заморачиваются с отражением от Пузыря, - Зуртыш показал схему, - Есть мнение, что мы ловим сигналы наземных передатчиков.

- Какой дурак будет использовать такую мощность?

- Это из-за магнитного поля Живенькой. Слухни, тут любая область как громкоцокатель работать может. Стало быть, не исключено наличие общества, освоившего радиопереговоры...

- Спасибо, - сухо цокнул Кудус, - Оно не "не исключено", оно доказано. Вопрос в том, что за общество.

- Могу дать послушать перехват, - хмыкнул грызь.

- Опушнище. Когда научишься понимать о чём это, цокни...

Это было точно так: подобрать модуляцию, чтобы преобразовывать радиоволны в звук, можно. А вот изъять из звука соль - куда как сложнее. Хотя в команде имелись шифровальщики, трудно представить чтобы им удалось быстро понять смысл неразборчивой болтовни, записанной аппаратурой. Смысл может и нет, но звуки - по крайней мере так казалось - издают живые существа, а не машина.

- Вот здесь, мне так кажется, пищит самка, - цокнул Зуртыш, проигрывая запись в очередной раз. - Ну или наоборот, если у них самки имеют более басовый голос.

- Мне не кажется, - фыркнула Фира, - Не кажется, что пищит. Бубнит.

- Да хоть курлычет.

Белка обвела взглядом отсек, поковырялась в пустой пластиковой миске и вернулась к вопросу

- Что бы ещё съесть?

Зуртыш покачал пальцем и подвинул ей большущую кружку с кислородным коктейлем. Эту ерунду приходилось глушить вёдрами, чтобы она заполняла желудок и притупляла чувство голода.

- Йа цокнула съесть, - уточнила Фира, глядя на Зуртыша как на органику, - Хм. А так ли мне нужен хвост?...

Зуртыш и ухом не повёл, когда она стала разглядывать нож и пробовать его остроту, и это было правильно - скоро грызунья уже сама ухахатывалась, представляя себя без хвоста, и глушила кислородник. С кормом пока натурально был облом - пайки получались по двадцать грамм концентрата, разводимого в воде - чуть больше минимальной суточной потребности в калориях и витаминах.

К этой пухне прибавилась ещё и невесомость: "Скальфа" окончательно встал на орбиту и остановил двигатели. Теперь грызи болтались по отсеку и вообще были вынуждены приспосабливаться и припоминать, как жить без тяготения. От всего этого голова работала не самым лучшим образом, но белки это понимали и потому никаких авральных действий не предпринимали, ожидая запуска кормосинтезатора на кометном веществе. Впринципе сошла бы и органика, которой можно накормить пополняющий синтезатор, но из органики на борту были только сами грызи. Никаких заглушек, шайб и ручек, которые можно было бы снять, тоже не имелось, и все это заранее знали. Не особо прибавил энтузиазма отцок с фрега, что работы идут не по маслу и предварительно добавляются трое суток к сроку окончания оных.

Зуртыш например отлично знал Флиш, ту грызунью что нынче копалась на "Белом Кактусе" - хотя это и не могло помочь ему ответить на вопрос, можно ли рассчитывать вскоре нормально пожрать. Белка эта была вполне натасканная на выполнение пуско-наладочных операций, и что не менее важно, на тряску вообще. В противном случае ей было бы трудновато от осознания того, где она. Впрочем здесь каждый первый грызь подобрался такого сорта, что испугать их ничем было невозможно. Они например прекрасно понимали, что подобный поход - это билет исключительно в один конец, потому как до возможного возвращения пройдёт более сотни лет. С другой стороны был и бонус в виде возможности услышать своими ушами Цышню через столько времени... короче, грызи на это не особо заморачивались. Их куда больше интересовала текущая и сыплющаяся возня.

Телескопы, постоянно направленные на планету, сканировали поверхность и из разрозненных кусков электронно-отчислительные машины создавали фото карту, не закрытую облачностью. Как и предполагалось, обильная биосфера присутствовала везде, где позволяли климатические условия, что радовало. Не радовал спектральный анализ атмосферы, показавший полную непригодность оной к дыханию для грызей - так что Фира с тем-самым, что она имела вслуху, обломилась. В то же время долго не удавалось обнаружить никаких признаков хозяйственной деятельности и появились предположения, что аборигены не показываются из-под покрова леса и никогда не нарушают его целостности, а разглядеть с орбиты тонкие антенны передатчиков, поднятые над лесом, может и нельзя. Спустя десять стандартных суток после начала планомерных наблюдений были обнаружены объекты другого сорта.

- Вот, послушайте, - показал Зуртыш, - Чтоб мне сгрызть бревно, если это не космопорт.

Снимок демонстрировал прямоугольную серую площадь среди тропического леса, разделённую на площадки другого цвета - крыши сооружений и дороги. На посадочных полосах угадывались и громоздкие летательные аппараты.

- Именно космо, - дополнил грызь, - Засекли его по излучению изумительной мощности, которое издаёт радиомаяк привода.

- Маяк... - поджала лапки Фира, - И что, туда кто-то садился?

- Садился, - огорошил её Зуртыш, - Судя по всему, такая же треугольная байда, как вот эти. Это, видимо, челнок.

- Всё бы ничего, - задумчиво цокнул Кудус, - Но почему космопорт не на полюсе, где удобнее?

- Вот почему, - показал Зуртыш, передвинув карту.

На экране показался гигантский открытый карьер, посередь коего громоздилось нечто - видимо, экскаватор. Вокруг него как муравьи сновали самосвалы, и по широченной протоптанной тропе тащили добычу к центральной базе, тому самому космопорту. Кудус и Фира поперхнулись, когда поняли что самосвалы не обычного размера, а раза в три больше - а следовательно и яма просто невгрызенная. С другой стороны от базы чернели огромные терриконы крошёного камня, образованные из отработанной породы; от отвалов тянулся сизый дым, оставляя длинный шлейф над местностью.

- Так-так, - не особо довольно цокнул Кудус, - Значит, это не местные.

- Что значит не местные? - удивилась Фира, - Уж не хочешь ли ты цокнуть, что кто-то прилетел сюда добывать нечто на планете, а потом таскает домой на межзвёздные расстояния?

- Выслушит по идиотски, - согласился Кудус, - Хотя это зависит от того, что они добывают.

- Что? Йа бы цокнула главное - как! - фыркнула белка, тряхнув ушами, - Слушать тошно! Слыхали, сколько площади испохабили по самое не грызуй? Погрызец!

- Постарайся без эмоций... пока. Зур, это всё?

- Пока к сожалению да, - ответил Зуртыш, - Обнаружить корабль, с которого стартовал челнок, не удалось. Однако если йа правильно понимаю процесс, его должны загрузить и отправить обратно. Тогда постараемся отсечь.

- Уж постарайтесь, - кивнул Кудус, - И да, что там мне первое под уши пришло-то?... А.

- То самое? - уточнила Фира.

- То самое. Сколько у нас круглого и сколько длинного?

Под "круглым", он как и все беличьи космонавты имел вслуху шакотанки - шаровые космические танки, каковые вполне оправдывали своё название. А под "длинным" - термоядерно-шрапнельные боеприпасы, являвшиеся одним из основных средств поражения целей.

- Круглого пока что - ноль, - цокнул Зуртыш, - Есть двадцать машинокомплектов, но чтобы привести их в действие, нужно суток тридцать в минимум.

Все знали, что ради экономии веса 12-тонный ШКТ был сокращён до 60 кг, когда из него исключили все детали, какие можно сделать на месте.

- Что делать, - пожал плечами Кудус, - За тем их и тащили.

- Да. Что касается длинного, то все двадцать четыре штуки готовы к запуску в любой момент, - не без довольства отрапортовал Зуртыш, - Также в полной готовности все мотор-пушки "Скальфы" и других кораблей.

- В полной? А чем заряжены?

- Пока - остатками топлива. Привезут кометного вещества - засыпем его.

- В пух, в пух, - кивнул Кудус, - Думаю, надо начинать операцию по сборке ШКТ.

- В нулевую очередь хорошо бы выяснить, что происходит на Живенькой, - цокнула Фира.

- Происходят события, - дал справку Зуртыш, - Конечно лучше всего - пошарить по поверхности, но судя по наличию челноков - на высокой орбите торчит как минимум один корабль. Поэтому просто так спускать аппараты на поверхность нельзя, заметят.

- Да и пока на фрег не приварят панели, его не посадишь, - добавила белка.

Всё это было цокнуто совершенно точно. Зуртыша подгрызало то, что не видно корабля - или он маскирован, или его вообще нет. На ум шли всякие научно-фантастические варианты с квантовым туннелем и прыжками на световые годы, воротами в гиперпространство и тому подобной погрызенью. Занимаясь этой вознёй, грызь даже забыл про невесомость и постоянное бурчание в животе. Мало того что ему в лапы попалась работа, так ещё и слыханное на поверхности заставляло шевелить хвостом быстрее. Причины, по которым некто устроил вандализм планетарных масштабов, разворотив пухову тучу квадратных килошагов леса, могли быть разными, но Зуртыш был твёрдо намерен сделать всё от него зависящее, чтобы прекратить этот безобразный цирк.

Вскоре настойчивое сканирование пространства дало свои результаты и сняло напряжение: транспортный корабль был обнаружен. Это оказалась огромная ажурная башня, в одном конце которой находились двигатели, а в другом видимо обитаемый отсек. Оказалось, что просто сооружение стояло к наблюдателям ровно носом и оттого было плохо заметно. Сбоку же не заметить его было трудно - сверкающая отражающая обшивка дополнялась огромными батареями радиаторов, каковые при работе радиировали на пол-галактики. С той позиции, где стояла "Скальфа", неизвестный корабль было слышно замечательно в обычный телескоп. Стоило навести на него ракету и нажать кнопку пуска - и едва ли что-то его спасёт...

Впрочем Зуртыш и другие грызи прекрасно понимали, что пулять ракетами неизвестно в кого - не в пух, так что и не стали. Увидеть сквирские корабли с посуды наверняка не могли, потому как в отличие от неё, они были тщательно уделаны бархатно-чёрным покрытием и не имели ни единой светящейся лампочки. По мере дальнейшего сканирования были обнаружены также штук двадцать спутников на низкой орбите, вероятнее всего просто наблюдательных. По мере того как продвигались работы по приготовлению флота, всё более настойчиво требовалось топливо. Трепавший тему Инсейн провёл рассчёты и теперь начал операцию по скрытному перебросу фрегов-заправщиков к комете, той самой из которой ковыряли материал для корма. Большущая дылда содержала тысячи тонн водяного льда, из коего немудрено нагнать искомого водорода.

Что же до "Кактуса", в адрес которого было немало фырканья, так он наконец начал развозить по кораблям запасы корма и воды, что вызвало большое довольство. Теперь можно было не торопиться - всмысле, вообще, потому как и раньше никто не собирался. Тот же самый Инсейн предложил провести провокацию и открыто поманеврировать одним беспилотным кораблём по орбите, дабы посмотреть что будет. Вариант пока что отклонили вслуху нежелания открывать своё присутствие существам, которые на первый вслух казались крайне враждебными. В частности по этой причине был начат выпуск деталей котанков, дабы при необходимости использовать их по назначению.

Все грызи легко сходились во мнении, что нужнее всего разведка с поверхности. Для этой цели лучше всего подходили автоматы, потому как плотная облачность не давала вести пассивную локацию из пространства; как быстро выяснили, мощное магнитное поле не даст вести и активную. Однако согласно замерам, проведённым Фирой, магнитосфера вполне могла помочь скрытно проникнуть на поверхность, что и требовалось...

- Какой-какой лось? - уточнил Зуртыш.

- Требова лось, - цокнула Фира, - Нужно же понять, почём перья. Может быть, это терроформеры, которые сгоряча использовали слишком быстро растущую ботву и теперь никак не прополют её.

- Вот бы ты попала в запятую, было бы в пух.

- Да уж. Чаю бы лупанули, двойным составом... Ладно, - вспушилась Фира, - Вот слухни по карте. Здесь и здесь такие магнитные вихри, что гусь лапу сломит. Излучение радара в этой области - всё равно что прожектор на поверхности солнца, всмысле толку никакого.

- В нулевых фрег весьма массивен, - заметил грызь, - Его по инверсионному следу слышно невооружённым ухом. Во первых, йа не слышу там никакой площадки для посадки. Применительно к этой планете космопорт кротов находится в тропиках, а кое-как посадить корабль можно только в тундре.

- Что предлагаешь? - осведомилась белка, размяв ухи.

- Предлагаю спустить "Пырей" на парашютах. Вполне безопасно как для них, так и для планеты, и кроты не заметят.

"Пырью" именовался исследовательский автомат высокой универсальности. Похоже металлическое чудовище было в основном только на себя - округлый корпус в панцире хамелеонной окраски и торчащие из него длинные щупальца. Эти металлические змейки, состоящие из гибких сегментов, заменяли машине манипуляторы и гусеницы. "Пырь" могла как карабкаться по скалам, так и продираться через тропические болота; если же было место разогнаться, она катилась кувырком со скоростью до сотни килошагов в час. Предназначеный для разведки любого типа планет, автомат выдерживал огромные температуры, давление и химически активную среду - так что на Живенькой для него были условия мягче некуда.

Прослушав должные инструкции, грызи приступили к расконсервации изделия. Вслуху того что работать предстояло в биосфере, с машины удалили ядерный элемент питания - теперь приходилось довольствоваться термо-магнитно-световыми батареями, распускавшимися как прозрачные крылья из панциря "Пыри"; при тамошнем напряжении магнитного поля эффективность их должна была быть достаточной. Этот самый процесс грызи услышали лично, через стёкла скафов, когда налаживали изделие в ангаре "Скальфы". Дело было осложнено тем, что многие массивные железки опять-таки приходилось делать на месте всё из-за той же экономии веса.

Зуртыш, как и все остальные грызи из команды, никогда не слыхал настоящего Леса, потому как они родились в колонии на Цышне, а там лес хоть и был, но под крышей огромных бункеров, потому как снаружи пока условия не позволяли. И тем не менее мыслями он постоянно возвращался к маленькой прозрачной речке, петляющей среди ёлового леса, и как наяву ощущал тёплое солнце, запах многотравья и жужжание жирных шмелей. Конечно было бы здорово прополоскать пух на этой планете, но раз нет так нет, дыхнуть таким воздухом никому не улыбалось.

- Что довольна? - покосился на Фиру Кудус, когда грызи в очередной раз обцокивали насущное, - Вляпались таки в кашу, как гусак в песок. Сейчас бы уже половину программы выполнили, если бы не эта погрызень.

- Спешишь? - ухмыльнулась белка.

Спешить было некуда, потому как всё равно раньше ближайшей полусотни лет домой не попадёшь.

- Не спешу, - уточнил грызь, - Так, шутка. Не шутка насчёт дома и этой факты в соотношении со всем имеющимся. Один зонд уже послан с сообщением на тот случай, если произойдёт что-то непредслышанное...

- Это идиотизм! - кивнула Фира, - Поэтому поддерживаю.

- Да. А второй зонд йа рассчитываю пустить после того, как будут какие-либо результаты по детальной разведке обстановки.

- Пускай, - пожал плечами Зуртыш, - А что с перепрыгиванием на фрег?

- Можно, но и здесь должен кто-то быть, - цокнула Фира, поёжившись.

- Давайте йа останусь, - цокнул Зуртыш, - Пока без притяжения терпимо. Тобишь притяжение не-нуж-но.

- Сферическое белко в вакууме.

Большинство грызей собирались перебраться на фрег, дабы находиться в отсеках с искусственной силой тяжести - что собственно вскоре они и сделали. Теперь Зуртыш мог цокать с ними только через радио; он не испытал ни малейшего шока от того, что остался в одну пушу на корабле - тем более на шок не имелось много времени, то и дело требовалось что-нибудь включить влапную. Накрутившись, как белка в колесе, грызь пристёгивался ремнями к стенке и дрых; задрёмывая, он всегда видел приборную панель с нарисованной электрографом скальфой - большим зверем из беличьего родного Мира, в честь которого и погонялся крейсер. Нарисованная скальфа скалила клыки и таращила глаза, а грызь довольно хихикал.

Шагоходы медленно тащились по маршруту, утопая тяжёлыми металлическими ногами в жиже, карабкаясь по обгоревшим веткам и стволам деревьев. Громоздких машин было семеро - шесть тяжёлых экзоскелетов, как это называлось, и одна дура в четыре метра ростом, похожая на ощипанного цыплёнка-бройлера, увешанного оружием. Над пробирающимся по болоту патрулём лениво нарезали круги вертолёты, стрекоча импеллерами. Толку от них было маловато, потому как густой туман, постоянно завихрявшийся, рассеивал даже излучение радаров. Патрульный отряд двигался в жалких трёхста метрах от дороги, по границе обработанного напалмом и гербицидами участка, и всё равно сидящие в машинах существа понимали, насколько они рискуют.

Правда, в их случае понимание это одно, а действия совсем другое, так что в радиоэфире то и дело раздавались неуместные шутки ниже пояса и истеричные вопли командира, пытающегося прекратить этот тупизм. Обычным - для себя - порядком они продолжали прочёсывать полосу завоёванной земли. "Чё-то как-то не по себе мне" - думали синхронно несколько операторов шагоходов, и не зря.

Густой туман не позволял видеть далеко, так что боевые единицы рассматривали местность чуть ли не у себя под ногами - когда они растягивались в цепь, каждый видел только соседа, но не дальше. Тем же самым временем за ними наблюдали два жёлтых кошачьих глаза. Крупный синешкурый абориген, сложившийся в три погибели за небольшим кустом на краю уцелевшего леса, смотрел точно на шагоходы, хотя между им и целью присутствовали сотни метров тумана. Собственно он конечно смотрел, но не глазами. Органами чувств воина были микроскопичские гифы грибов, проросшие на пожарище и соединённые в единую сеть; поскольку кроме этой сети на местности ничего не было, синешкур мог хоть и с трудом, но принимать сигналы раздражения, вызывамые движением шагоходов - и таким образом определять их местоположение.

Пока ещё этот фокус был в новинку, так что можно было надеяться на жирный улов. Нападать на патруль можно только большой группой, и именно её и высматривают по окраине леса враги - а её нету. Зато есть кое-что другое...

- Талдом, - еле слышно произнёс Видящий в сторону, - Дураки на месте.

- Убедись ещё раз, - ответил также тихо сидящий в укрытии рядом, - Потом - жги.

Взгляд второго на`ви тоже был устремлён к невидимой цели, а пожалуй и зря; что-то промелькнуло в голове, но он был слишком сосредоточен на происходящем. Аккурат в это время в радиоэфире прозвучало

- Tango Alpha, all clear. Commencing movement.

Внезапно на частоту влез кто-то ещё и с акцентом, какой трудно не узнать, позвал:

- Tango Alpha?

- Ee... Yes? - тупо ответил ошарашенный.

- Scao!

- Fuck.

На этом беседа была закончена: жирную точку поставил взрыв, грянувший посередь группы. За доли секунды взлетели в воздух, расплываясь огромным чёрным пузырём, обугленные остатки растений, грязная загнившая вода из ям, комья сырого грунта; по частям вверх полетел один из шагоходов, оказавшийся точно над фугасом, и рассыпался в воздухе огненным салютом от сгорающих боеприпасов. Взметнувшись вверх, пузырь совсем немного повисел и грузно грохнулся на землю со страшным чавканьем. Дымно-паровое облако прорезала яркая белая полоса, заметавшаяся по земле и хлыстом ушедшая в небо; громыхнул взрыв поменьше, полыхнул огонь.

Даже в своих укрытиях на расстоянии синешкурые почувствовали мощь взрыва и хорошо получили по ушам волной. Только прийдя в себя, они спешно откатились от края леса и рванули утекать, не желая наблюдать ответную реакцию свинов. За стволом огромного дерева двоих ожидала третья единица, занятая собиранием в сумку длинной радиоантенны. Талдом как раз вспомнил, что его побеспокоило, и громко щёлкнул языком, привлекая внимание. На`вийка остановилась, вопросительно глядя на него.

- На передачу не включала? - кивнул на радио тот.

Глаза у радистки забегали, так что можно было быть уверенным, что включала. Дальше разумывать не удалось, потому как туманную пелену прорезали огненные шары рвущихся ракет. Они врезались в лес, как пули в шкуру, разнося всё вокруг в клочья и до кучи сжигая, причём очередь крайне быстро двигалась прямо на группу. Крайне быстро в данном случае означает, что у синешкуров оставалось около секунды, прежде чем снаряд взорвался рядом, выбросив сознание в темноту.

Первоначальный план разведки был выброшен, потому как не имелось никакой надежды обеспечить связь между автоматами на поверхности и пространством - всмысле, обеспечить было можно, но тогда радиоэхо услышат все кому не лень, а это было не в пух. Тем более что последние данные наблюдений выявили активные операции "кротов" на поверхности; издали трудно было разобраться, но похоже что те вели боевые действия. Вслуху этих обстоятельств Зуртыш детально проработал вариант с высадкой наземной партии, его обцокали и уточнили, после чего собственно начали готовить.

Поскольку грызь не отказался лично учавствовать, ему пришлось перейти на фрег, дабы привыкать к тяготению; кроме того, пока готовились наземные машины, всё те же "Пыри" и щуп-транспортёры, использовавшие те же ленточные движители для перетекания через неоднородные препядствия. Продолжалась разведка и в пространстве, в результате коей был выявлен корабль меньших размеров, чем транспортник, дрейфующий на высокой орбите Живенькой. Косвенные данные цокали о том, что это скорее всего военный агрегат.

Хотя подготовка к операции шла жирным ходом, у грызей имелись и некоторые сомнения насчёт оной. Главное было не совсем чисто, будет ли в пух сразу валить десант на неизвестную планету. Для прочищения собралось общее цокалище пушей - хотя они были на разных кораблях на расстоянии в сотни тысяч килошагов, импульсная радиосвязь позволяла тереть, как по обычной комповой грибнице. Для начала выступила с докладом Флиш, потому как изучала ксенологию; белка цокнула очевидное, а именно то, что науке по этому поводу нич-чегошеньки не известно.

- Плюс, - доцокнула она, - Если ничего не предпринимать, то известно и не станет.

- Спасибо... - хмыкнула Фира, - Мне всё-таки кажется, что попытка переговоров могла бы иметь успех.

- Отвод, - мотнул ухом Зуртыш, - "Кроты" приведут в боеготовность космическую группировку, начнут прочёсывать систему и самое непуховое, отсигналят в свой изначальный мир, существование которого практически неизбежно. В итоге окажемся в невыгодном положении, если не цокнуть больше.

- А как насчёт презумпции дружественности? - не унималась Фира, - Ты не собираешься на них нападать, так почему ты считаешь, что...

- Посиди-ка, - квохтнул Кудус, - Как раз не исключено, что мы собираемся на них нападать. Заключение взято не из субъективного восприятия, а просто из данных элементарной разведки. Задача не-элементарной, то бишь наземной, разведки состоит в том, чтобы полностью прочистить эту факту. Кло?

- Расслушаем вот что, - цокнул непосредственно Фире Зуртыш, - Может быть, сам факт десантирования не особо в пух. Но никто не собирается крошить направо и налево, разведчики скрытно наблюдают, докладывают, а в случае обнаружения - утекают.

- Как просто, - фыркнула Фира, - А что ты будешь делать, если "кротам" каким-то образом удастся захватить ЩТР со всем соде-ржимым, ведь этого никак нельзя исключить.

- Можно исключить, - возразил Зуртыш, - Машины заминированы, как обычной взрывчаткой, так и уникатом. В случае чего останется сплавленное месиво и ничего больше.

- Это надёжно? - уточнила белка.

- Сто пухов, - подтвердил Кудус.

- Хорошо, убедили, - цокнула Фира и захихикала.

Непосредственно операция выслушила таким образом: в подходящий по расположению космических объектов момент фрег проходит в магнитной буре к планете и ныряет в бурю атмосферную. Место входа в атмосферу и траектория полёта должны убедить вероятного противника, если он всё-таки увидит корабль, что посадка будет произведена на вулканическом острове в океане - там наблюдаются широченные плато из застывшей магмы, удобные для. На самом же деле фрег должен сбросить там только зонд для слежения, а сам на бреющем полёте уйти далеко в сторону и совершить посадку на берегу в относительной близости от центрального космопорта и карьеров, дабы разведать деятельность "кротов" в месте наибольшей активности. Оставленный зонд соответственно сообщит, прилетал ли кто-нибудь обследовать остров, или нет.

После посадки, для которой предполагалось использование атмосферных ионных движков и шасси в виде полозьев, с корабля высаживалась группа на двух ЩТР и с четырьмя "Пырями". Они должны будут немедленно замести следы на берегу и закрыть корабль масксеткой. После этого предполагается движение через лес и прочие преграды напрямик к ближайшей зоне, в которой отмечены боевые действия "кротов" против кого-то, пока невидного. Действовать грызи предпочитали втройне издалека: сами сидючи в транспортёрах и оттуда контролируя автоматы, каковые в свою очередь запустят лёгкие беспилотники. Даже в условиях плохо проходимой для радиоволн атмосферы это позволит удалить ЩТР от цели минимум на два килошага, что в тамошних условиях есть приличное расстояние.

В качестве команды, рискующей хвостами, выступали Зуртыш и Флиш, потому как они достаточно знали друг друга, умели много чего полезного, а больше грызей посылать показалось незачем.

- В частности из-за фрега, - прямо цокнул Кудус, - Всё конечно по инструкции, но с другой стороны, он ещё никогда не летал в таких условиях.

- Может, сначала пробный пуск? - предложил Зуртыш.

- Не думаю, - цокнула Флиш, - Магнитосфера может подложить гуся, но это будет уже на поверхности.

- Тогда эт-самое.

Здесь грызи сходились во мнении, что крыса крысой, а придётся рисковать и полагаться на то, что фрег выполнит задачу. Рискнуть собственным хвостом для Зуртыша не составляло никакого труда, но вот слышать что рядом будет находиться белочка было несколько нервирующе. Впрочем, решил грызь, йа ничего плохого в любом случае не увижу, потому как не успею, а стало быть чтож.

После двух не особо насыщенных событиями ст-суток корабль догнал планету и начал снижение. Первая фаза оного шла по баллистической траектории, дабы не включать двигатели воимя скрытности - фрег должен был ухнуть в облачность достаточно быстро, а след непременно тут же размоет сильным ветром. Зуртыш сидел трижды внутри - в скафе, в транспортёре и в корабле, так что чувствовал себя трижды устрицей. Ну и само собой укатывался над этим.

- Зур, пожалей, а? - цокнула Флиш, - Бока болят уже.

- Выключи связь, - посоветовал грызь, - Шутка. Ладно, думаем о несмешном чтобы не сбивать дыхание.

Получалось это так себе, потому как всё равно разбирало на бугога. Осознание неуместности при этом, как обычно, только усугубляло. Фрегом естественно управляла автоматика, так что грызям оставалось сидеть в скафах и испытывать перегрузки - что надо заметить тоже не особо просто. При входе в плотные слои атмосферы корабль начало трясти мелкой дрожью и казалось, что вот-вот слетят панели термозащиты и металлический ящик расплющится об воздух, как о каменную стенку. Тем не менее панели не слетели, а восьмигранный корабль с пикирования бросил на остров зонд, как бомбу, включил двигатели на торможение и вышел в горизонтальный полёт. Даже на экранах грызи могли слышать только комповую картину забортного пространства, потому как посадка происходила на тёмной стороне планеты, да ещё и в густые тучи, разрезаемые только мощными вспышками молний.

- Впух, йа теряю ориентировку! - цокнул грызь, наблюдая за вращающейся стрелкой компаса.

- Секунду... Да, магнитное поле ни к хвосту, - согласилась белка, - Нипуха не понимаю, куда мы движемся.

Если учесть что корабль обладал планерными качествами примерно как утюг, то двигался он со скоростью близкой к звуковой, пронизывая плотные тучи в почти полной темноте.

- Придётся включать радар, - сообщил Зуртыш и включил радар.

Вопреки его опасениям, мощная РЛС всё же пробивала магнитную бурю и позволяла кое-как видеть рельеф. Оставалось надеяться, что магнитосфера скроет излучение радара на большом расстоянии, иначе это резко мимо пуха. Имея же хоть такие локаторы, грызи применили опознавание береговой линии по карте и таким образом вычислили, где находятся. Как оказалось, в атмосфере, а если точнее - едва ли не над горными разработками "кротов". Зуртыш ввёл корабль в резкий вираж, чтобы это "едва" не превратилось в факт.

- Эй, не потаты везёшь! - цокнула Флиш, - А другие овощи, хехе.

- Прошу пардону, как индюк рододендрону, - ответил грызь, - Но йа уворачивался от базы.

Увернувшись от базы, фрег несколько раз прошёл над береговой линией, ослушивая её подробно, Зуртыш определил посадочную полосу и дал автоматике вписать судно строго туда, а не куда получится. Снизу восьмигранника зажглись соплова посадочных двигателей, и быстро снижая скорость, аппарат притёрся к полосе прибоя. Справа полозья врезали по воде, слева по песку, причём полоса оказалась не столь гладкой, как хотелось бы - трясло изрядно, когда попадались закопанные в песок камни. Пробежав две сотни метров, корабль остановился в облаке пара, затем сразу развернулся носом от океана и уполз "в кусты", а за неимением оных - в прибрежное что-то, похожее на тростник, встав между двух заросших холмиков.

Едва корабль остановился, как открылись крышки во все четыре стороны и наземные машины с лязганьем выползли наружу, покачиваясь на своих щупальцах-гусеницах. Всё происходило в темноте, потому как на технике стояло соответствующее оборудование - светились только сопла термоядерных движков корабля, быстро остывая и прекращая демаскировку. Зуртыш ослушался, вращая камеры на крыше бронированного ЩТР - за полосой прибоя начинался лес, похожий на тропический... если уж цокнуть просто точнёхонько в запятую, то отсюда слышилось, что там есть что-то похожее на тропический лес. Дальнейшие уточнения выявили, что это он и есть. Грозовая облачность начинала потихоньку развеиваться, так что грызи переключились на обычную оптику, ибо так привычнее. Автоматика же продолжала глазеть всеми наличными приборами, а "Пыри" вывлокли из трюма большой моток сетки и теперь пытались закрепить его - пришлось помогать. Пока Зуртыш возился с развёртыванием укрытия для корабля, Флиш на своём транспортёре применила гусеницы для затаптывания следов, оставленных в песке - теперь от силы час ветра и дождя должны были надёжно уничтожить оставшиеся знаки.

Корабль оставался сам по себе, имея инструкции в случае чего-либо не в пух - улетать. Опять наморду был риск, но грызи и это стерпели, так как вполне реально организовать эвакуацию и в случае эт-самого. Правда была также вероятность что автомат, не контролируемый грызем, неправильно поймёт обстановку и улетит из-за какой-нибудь ерунды: это тоже пришлось проглотить.

Проглотив, Зуртыш и Флиш мотнули ушами в скафах, каждый в своём ЩТР, и приступили к выполнению задачи. "Пыри" пристыковались по бокам крупных машин, повиснув на них как мешки на хомяке, и транспортёры плавно поползли в лес. При движении их длинные гибкие гусеницы обтекали препядствия, поднимая саму машину выше них, так что если и качало, то без рывков. Расстояния между стволами огромных деревьев, составлявших лес, позволяли лавировать между ними, так что объезжать плотные группы приходилось нечасто и движение происходило практически по азимуту. Вдобавок на ЩТР стояли резонансные акустические глушители, так что многотонные тушки ползли без единого звука и уж точно не выделялись их шума листвы и криков местной фауны.

- Азимут сорок, расстояние сто, организм! - отцокал Зуртыш, поймав в прицел камеры крупное животное, копавшееся в растительном мусоре.

- Многоклеточный, - добавила Флиш, - Заодно взять образец.

Откинулась крышка на одном из "Пырей", и в воздух взвился лёгкий шарообразный аппаратишко размером со сквирячью голову. Этот пузырь резво подлетел к животному и коснулся его щупом, захватив микроскопический образец тканей. Зверёк заинтересовался летающей дрянью и попробовал её заглануть, но шарик поднялся вверх и таким образом ушёл. Слегка пошумев, чтобы распугать стадо больших организмов и не наезжать на них, ЩТР продолжили путь. Перед обзором только и качались ветки, лианы, громадные листья и цветы невообразимой расцветки и форм.

- Твёрдый знак... - клацнула челюстью Флиш, - Зур, послушай какая сокровищница! Йагрызу!

- Не отвлекайся, грызо, - напомнил тот, - Этим мы можем и потом заняться, пока оперативщина.

Наиболее трудно оказалось ориентироваться при местных условиях в радиоэфире, но скоро Зуртыш сообразил, как это делать, и теперь не рисковал въехать прямо в базу "кротов". Достаточно хитрый план состоял в том, чтобы остановиться минимум за два килошага от цели и пустить вперёд автоматы. Перед этим грызям ещё пришлось полюбоваться, как ЩТР пересекли глубоченный овраг с рекой на дне - замечательно пересекли, как по ровному месту. В небе то и дело мелькали здоровенные летающие организмы, похожие на зелёных гусей, и на пятом снимке Флиш обнаружила наездника, прижавшегося к спине летуна.

- Нечто, похожее на наездника, прижавшегося к спине, - невозмутимо поправил грызь, - До выяснения.

- Хорошо, крысо, - хихикнула белка.

Грызи постоянно держали хотя бы один разведзонд над кронами леса над собой, чтобы видеть вперёд, и это дало результаты - правда, пока погода кое-как способствовала, в туман тут в упор ничего не увидишь. Впереди ковёр леса обрывался в пустыню, и оттуда поднимались столбы сизого дыма. В разреженной облачности мелькали летающие машины, похожие на насекомых, так что стало ясно, дальше приближаться не стоит. Автоматы были переключены в режим наиболее скрытного перемещения и поползли сквозь лес вперёд, чтобы передавать радиосигналы между зондами и транспортёрами. Порхающий в верхних ярусах листвы шарик совершенно сливался с ландшафтом и отличить его от местных "птичек" думается будет довольно проблематично, так что за это грызи были спокойны.

Неспокойны они были за тылы, так что пока один наблюдал за "кротами", второй ослушивал окрестности на предмет отсутствия подбирающихся диверсантов. Это ослушивание пока выявляло только животных, которые либо подходили полюбопытствовать, либо забивались в укрытия на всякий случай, заметив движущийся среди деревьев ЩТР. По крайней мере на них можно было применить пробозаборник - как и на всю замеченную в округе флору.

Как раз недалеко от того места, где устроили наблюдательное гнездо грызи, подразделение корпорации RDA разбирало завалы на месте совершённой диверсии. Туман развеялся, так что теперь моллюски, упрятанные в металлические раковины, чувствовали себя куда как лучше - местность просматривалась до самого леса, край которого дымился. С другой стороны простиралась выжженая чёрная равнина, укатанная бульдозерами, и поднимались тучи пыли от работы экскаватора в карьере. "Цивилизация наступает" - говорили друг другу люди, и скупые слёзы радости скатывались из глазных яблок.

Из шестерых экзоскелетов, патрулировавших границу, после знакомства с фугасом осталось двое. Одного разнесло в лоскуты, двоих исковеркало достаточно, чтобы они годились только на запчасти, а операторы - на звание заслуженных инвалидов. Взрывная волна сбила с ног тяжёлый шагоход и повредила его навесы, вследствие чего произошло самопроизвольное срабатывание спуска многоствольной пушки, и сверхинтенсивная очередь бронебойных пуль разнесла в щепки ещё один экзоскелет. Теперь рабочим предстояло убрать расходняк, а специалистам - определить мощность фугаса; по предварительным прикидкам, она была не менее двухсот килограммов эквивалента. По этому поводу не стесняясь выражений высказывалось командование военной группировкой RDA, поминая перебежчиков: вне всякого сомнения, именно они научили аборигенов изготовлять взрывчатку в промышленных масштабах.

Впрочем взрывчатка была лишь малой частью того, чему перебежчики научили на`ви. На месторождении Љ17, из-за которого и разгорелся основной конфликт прошлый раз, не валялся даже жеребёнок, не то что конь. Аборигены теперь имели на вооружении огнестрельное оружие, а самое главное использовали его осмысленно и со всей возможной хитростью. Начальник базы "Нерайские Врата" по прозвищу Артикуль до сих пор отказывался верить своим военным, которые постоянно приносили ему в кабинет фрагменты экзоскелетов и прочих машин с однозначными пулевыми пробоинами.

- Это бред, бред! - тряс брылями чиновник, - Дикари не могут такого сделать!

- Значит, сээр, по вашему что? - окрасив лицевую часть в красное, осведомился генерал, - Мы значит стреляем сами в себя, так получается?

- Theee... - как обычно затянул Артикуль, подтверждая своё погоняло.

- Кстати не исключено, что сами в себя, - заметил другой человек, - Это куда как проще объясняет, почему вы до сих пор не можете справиться с кучкой тупоголовых животных.

- Да я тебя!!! - заорал вояка, выхватывая из кобуры пустое место - предсумотрительно оружие оставляли на входе.

- The! - возмущённо хрюкнул Артикуль, имея ввиду что-то вроде "ну не на ковре же".

- А насчёт стрельбы сами в себя, так тут и говорить нечего, сегодня с утречка пораньше ваш "цыплок" располовинил из минигана экзоскелет... - продолжал начальник службы безопасности.

- Генерал, вы что, наркоман?! - преисполнился праведного гнева главнюк, - Это правда, про экзоскелет? Вы знаете сколько стоит такая машина?!

- Да правда, правда, - кивнул полицай, - Конечно сколько стоит эта машина, нам в общем-то насрать. В сравнении с общими издержками лишние пару миллиардов не будут заметны вообще. Я обращаю ваше внимание, господа, на то что машин мы можем наделать сколько угодно. На складах этих шагающих дубин - под потолок.

- Нутк! - сказал веское слово генерал.

- Нутк. А людей, чтобы управлять этим хламом, вы наделать сумеете?

Генерал вытянулся по стойке смирно, демонстрируя готовность приступить к наделыванию людей немедленно.

- В кораблях всё свободное и несвободное место запихано криокамерами. Если вы не в курсе, раньше и простые рабочие перевозились в отдельных ячейках. Сейчас грузят как селёдку, чтобы больше вошло. С последней экспедиции нам доставили восемь тысяч единиц живой силы. Из них к данному моменту пять тысяч либо мертвы, либо безнадёжно выведены из строя.

- Вы что хотите этим сказать, сэр? - клокотнул Артикуль.

- То, что необходимо менять стратегию работы, иначе повторится наше отступление с Пандоры. Если мы закроемся в границах базы, рано или поздно нас отсюда выкурят, да и продукции так много не насобираешь.

- Чёртовы яйцеголовые! - с горечью произнёс Артикуль.

Яйцеголовые действительно нанесли корпорации такой удар, какого не могли осилить аборигены. Физики доходчиво и убедительно доказали, что использование ядерного оружия не в интересах людей. Мощнейший электромагнитный импульс, сопровождающий ядерный взрыв, неизбежно отразится на структуре магнитных полей, образованных тем самым анобтаниумом, причём отразится крайне катастрофическим образом. После того как литосферная плита ухнет вниз на пол-километра, условия на месторождениях будут такими, что тропический лес с навьями покажется землёй обетованной.

Из-за этого применение самых разрушительных средств, какими обладали колонизаторы - ядерного оружия и ускорителей антиматерии - было невозможно. Наземные партии копались в пороховом погребе, и стоило как следует дать туда огня, как можно прощаться с надеждами на стабильные поставки продукта. Корпорации и военным наёмникам, привлечённым к операции, приходилось действовать вьетнамскими средствами, выжигая лес и раскатывая остатки бульдозерами - а это приводило к постоянным потерям.

Немудрено что руководители колониального режима RDA всё время искали способы обойти запрет на использование ядерного оружия, подозревая учёных в заговоре. Служба собственной безопасности корпорации постоянно копала под исследовательский центр, выявляя среди сотрудников малейшую нелояльность и выжигая оную калёным железом. Для этого были задействованы все методы, включая использование телепатов и даже одного шамана вуду, который впрочем быстро спился. Репрессии обернулись тем, что теперь учёные боялись собственной тени и ни о каких объективных исследованиях не могло идти речи; то есть, доказать безопасность атомных бомбардировок они не могли. Правительство в свою очередь не могло рисковать собственными задницами, так что пока Пандора была свободна от особо прогрессивных методов внедрения культуры.

Талдому в голову пришли картины тренировок в лагере - длинные вереницы синешкурых бойцов в маскхалатах месят грязь по лесным тропам, отрабатывая организованное передвижение. "Я сказал организованное!!" - орёт командир, - "На исходную! Ушами не вертеть!". На спинах некоторых висят длинноствольные ружья с тяжёлым набалдашником на конце - огнестрелы распределяли по три штуки на отряд из десяти воинов, и не потому что не хватало, а потому что больше особо и не нужно. Ружьё это выглядело труба трубой, но Талдом прекрасно помнил демонстрацию его действия по кабине боевой машины свинов - с двухсот шагов пуля дырявила композитную броню, как жестянку.

После того как перебежчики и на`ви общими усилиями выгнали корпорацию с планеты, они серьёзно испугались собственного успеха. Настолько, что развернули активную деятельность по подготовке к неизбежному возвращению свинов, во многом имевшую результаты. Базу "Нерайские Врата" удержать против свиновской военщины было нельзя, так что с неё растащили по укрытым в непроходимых лесах лагерям буквально всё до винтика, и к моменту прилёта "гостей" там остались только голые стены и самые массивные стальные детали, какие нельзя уволочь. Без постоянной обработки гербицидами территория базы подверглась массовому нашествию растений, приведших в негодность большую часть построек, так что практически корпорации пришлось строить всё заново.

У пандорцев же, стараниями экспроприаторов, теперь был комплекс оборудования для выплавки стали, станки для производства несложных деталей, и что немаловажно, прорва документации. Среди прочего там содержались и подробные техусловия для многих образцов старого оружия, потому как некто из бывших завоевателей Пандоры был параноиком и считал, что и это тоже пригодится. В итоге длительных и не всегда удачных мероприятий наркомату обороны планеты удалось наладить выпуск противотанковых ружей ПТРД-41 советского образца. Последние два слова сам по себе означали, что изделие было предельно простым, но функцию свою выполняло на ура.

Кроме того, вожди сопротивления опасались применения нового оружия в борьбе между племенами, а стрелять из тяжёлого ружья в на`ви куда менее удобно, чем из лука. Зато по шагоходам и прочей технике свинов бронебойные пули работали куда лучше стрел. Стоило припомнить только первый, он же последний, парадный выезд колонны карьерных самосвалов "Хелтрук" на возобновлённые работы - два стрелка с ружьями сожгли всю двадцатку на месте, расстреляв как куропаток.

На этом Талдом почувствовал, что что-то лежит у него на башке, и стал приходить в себя. Постепенно он обнаружил что предмет лежит вообще на нём, а не только на башке. Синешкур начал ощупывать поверхность руками и заключил, что это огромный кусок толстой коры дерева. Поднатужившись, он отвалил его в сторону и понял, что состояние так себе - болел буквально весь организм. Потратив порядочно времени для того чтобы просто подняться на ноги, Талдом огляделся - вокруг была совершенная каша из разорванных в клочья стволов деревьев и листьев. Под обожжёными щепками виднелась и синяя рука; через минуту пандорец убедился, что товарищам крышка. Какая гадость, с тоской подумал он, оглядываясь в сторону свинского поля и подумывая, не сделать ли что-нибудь глупо-героическое.

Однако голова ещё кое-как соображала, так что Талдом понял, что главное - это утечь к своим и сообщить о результатах рейда. Сделать это было не так просто - хотя свины не обшаривали расстрелянное ракетами место, удар по туловищу взрывной волной - далеко не подарок. Синешкурого шатало так, как будто он нализался жаб - только не колбасило, а плющило. Картина расплывалась перед глазами и начинала ходить ходуном, так что навь или прислонялся к подвернувшимся деревьям, или тупо падал. После последнего приходилось снова восстанавливать соображение, искать направление и подниматься на ноги - а на это уходило непомерное количество времени и усилий. Наверняка если бы Талдом мог соображать трезво, он тут же уяснил бы что у него никак не хватит сил уйти далеко - но он не мог, так что плёлся через лес зигзагами, инстинктивно придерживаясь выбранного направления.

По пути то и дело попадались то съедобные ягоды, то листья, которые годно приложить к больной голове. Эйва помогает, думал навь, с трудом переставляя ноги, даже от взрыва его укрыл кусок простого дерева...

- Как-то странно ты помогаешь, Эйва, - бормотал синешкур, срывая по пути ещё ягоду, - Да, спасибо... Вот не могу понять, ну зачем вся эта буффонада со скоморохами? Нашиша тебе оно надо, Эйв? Ну придави ты этих свинов разом, и дело с концом. А то вот сусло замочено, цехейлу в рот... А в этом сусле сколько захлебнулось уже, а? Ты так это, пораскинь...

Эйва как обычно промолчала, чем несколько напрягала - о чём Талдом и не приминул сообщить. Начинало смеркаться, на небе торчал огромный синий серп, а в лесу включалась люминисценция растений и животных. Ночью свины в лес не совались, потому как ориентировались ещё хуже, чем днём - то есть вообще никак, и натурально скорее перестреляли бы друг друга, чем кого-то. Навь почувствовал холодок, то ли от холодка, то ли от потери сил, но пока ограничился тем что поплотнее укутался в изорванный маскхалат. Его мутило и тошнило, но это всё равно было лучше, чем лежать в разорванном виде под древесным мусором, как некоторые. Да, некоторые... Как её бишь звали, эту дурочку, Шрина? Ммм... Кажется вдобавок она ещё и из племени Сидящих Вдали. Всмысле, была. Не к месту, вообще не к месту... И вспоминать всех, кто тоже "был", сейчас совсем не к месту...

Навь вздрогнул и вытаращил глаза, как ударенный оглоблей: незнакомый запах шибанул в нос настолько явственно, что можно было не сомневаться - источник оного где-то очень близко. Хуже того, этот запах был не такой уж и незнакомый - среди прочего он содержал ничто иное как графитовую смазку и металл. "Вот скао, прусь куда не попадя, иркан-водолаз!" - подумал Талдом, медленно оседая в траву в надежде спрятаться от неизвестной опасности.

Впереди было всё тихо, хотя запах никуда не делся. Подождав пару минут, навь стал пристально осматривать лес впереди и долго не мог увидеть ничего, что соответствовало бы: по его представлениям здесь должен был по меньшей мере лежать челнок свинов, чтобы так вонять, а его не было. Только через время Талдом обратил внимание на странные змеевидные загогулины, поднимавшиеся из подлеска - четыре штуки, они состояли из отдельных соединённых сегментов и уходили вверх, где терялись в темноте. Синешкурый, забыв об опасности, встал в полный рост и подойдя к странной ленте, тронул её рукой: это было похоже на пластик или резину, как называли эти материалы свины. Он задрал голову и стал смотреть, куда уходят ленты, но сначала видел ничего; затем сообразил, что сквозь листву видно звёзды, а что-то массивное между лентами их закрывает. И лишь после длительного наблюдения навь увидел, что ленты держат на весу обтекаемое тело, раскрашенное точно под окружающий пейзаж; предмет был весьма приличных размеров, что заставило понервничать. "Тусип" - подумал навь, и был неправ.

"Организм" - подумали грызи, - "Многоклеточный, церебрально-оснащённый, мыслящий". Зуртыш услыхал его, когда тот уже вывалил из леса петляющей походкой и чуть не врезался в гусеницу ЩТР. Пришлось разбудить Флиш и подумать, что с этим делать - благо, белки могли перецокиваться не опасаясь обнаружения. Грызи тоже прилично затормозили, решив не делать резких движений.

- Это, - осторожно цокнула белка, - Кто-то из "кротов"?

- Обоснование?

- Нализался жаб и заблудился в лесу. Слухни, похоже у него маскхалат.

- Слухни, ещё он синий и более двух шагов роста, - добавил грызь, - Что делать?

- Ты меня спрашиваешь?!

- Впух да, грызо ксенолог.

- Впух самоотвод! - хихикнула Флиш, - Ладно, сейчас придумаем.

- Мне слышится, ему нехорошо, - заметил Зуртыш, - И вряд ли от лизания жаб. Мне сдаётся, это абориген, а не крот. Правда если это крот, то это напух плохо, потому как он может сообщить своим.

- Да, похоже контузия, - согласилась белка, послушав внимательнее через камеру ПНВ, - Надо помочь, а заодно попытаться наладить контакт. Давай йа полезу, раз грызо ксенолог.

- Он под моим транспортёром, - возразил Зуртыш, - Грохот не в пух.

- А когда ты спустишь машину на землю, чтобы вылезти, будет ещё больше не в пух! - фыркнула Флиш, - Йа выхожу.

- Хорошо, постараюсь прикрыть, - вздохнул грызь.

Белка была права - даже в стороне осевший вниз ЩТР наделал столько треска, что синешкур спрятался за гусеницу и сделал вид, что его нету. Флиш выбралась из люка в скафе и стала пробираться к месту, а это около двухсот метров по лесу, так что несколько раз она застревала в зарослях и возвращалась обходить. Впрочем, даже здешний лес всё равно был лес, и белку остановить никак не мог, даже в скафе. Конечно ей было боязно, а её Крысе - очень боязно, но успокаивало то, что абориген вероятнее всего не вооружён, а у Флиш были холостые и газовые патроны в налапном огнестреле. Как бы там ни было, она добралась до синего и стала пытаться жестами объяснять, почём перья.

Следует заметить, что грызи частенько объясняли жестами, так что умели делать это достаточно доходчиво. По крайней мере синешкур понял, что пришельцы демонстрируют мирные намерения, и не бросился наутёк. Флиш предуслышительно включила светодиод внутри шлема скафа, так что снаружи было видно, кто там. Высоченный синиий абориген с жёлтыми глазами и широким носом даже присел на корточки, разглядывая скаф и беличью морду в шлеме.

- Так, вроде неплохо, - сообщила Флиш, - Мне кажется он обрадовался, увидев грызя.

- С какого перепуха? - удивился Зуртыш.

- Потому что грызь - не крот, - пояснила белка, - А у кротов скафы определённо есть. Значит, будем считать что это абориген, а кроты с ними воюют.

- Записываю: данный организм сочтён аборигеном...

Организм к тому же был повреждён, а ремонтировать его было нечем - применять на неизвестном зверьке свои средства было по меньшей мере рискованно. По крайней мере грызи могли предоставить ему возможность отдохнуть, не опасаясь ничего; Флиш объяснила это на лапах, и синешкур легко согласившись, забился в траву и тут же заснул. Грызи спать не собирались, а основательно раздумывали головой. Отосланный за двадцать килошагов на север автомат вернулся с записями весьма недвусмысленного содержания - вокруг плацдарма, занятого кротами, в лесу наблюдались сожжёные деревни, вероятнее всего принадлежавшие аборигенам. Флиш не долго раздумывала, и когда синешкур очнулся, показала ему это всё на экране. Тот долго витьевато ругался, почему-то всё время показывая "косу мне в рот", махал в сторону кротов, шипел и скалился. Не требовалось никакого переводчика, чтобы уловить соль этого выступления.

- Соль солью, - цокнул Зуртыш, - Что дальше делать? Если мы точно выяснили, что кроты на этой планете являются захватчиками, что здесь существуют разумные аборигены, значит надо валить и сообщить нашим.

- Впринципе да, - согласилась Флиш, - Хотя не спеши, стоило бы ещё понаблюдать за обстановкой. Цокнем, завтра на двадцать-тридцать килошагов на северо-восток.

Белка вернулась в транспортёр, попытавшись объяснить аборигену, что эт-самое. Тот слышимо мало что понял, хотя главное схватил - то, что белки знают о бесчинствах кротов и негодуют.

- А мы негодуем? - уточнила Флиш.

- Ммм... да, - кивнул Зуртыш.

Вслуху всего этого грызи приняли решение разделиться. Флиш оставалась помочь синешкуру, а Зуртыш должен был на своём транспортёре проехать подальше для подробного изучения обстановки.

В голове у Талдома была каша почище той, что бывает из келутакля. И так будучи в не особо здравом уме, он напоролся на каких-то неведомых существ, о каких слыхом не слыхивал! То что у них как и у свинов были металлические машины, навя встревожило не особенно - он достоверно знал, что свины пленных не берут и при малейшей возможности убивают. То что его не убили, имея на то полную возможность, говорило о том что пушные тварьки в скафандрах - не свины. Ещё большую уверенность в этом принесли туповатые переговоры жестами и демонстрация картины разрушения, учинённого захватчиками.

Хотя Талдом и был аборигеном Эйвы, события произошедшие за время жизни его поколения кое-что привнесли в голову. И теперь ему не потребовалось больших мозговых усилий, чтобы представить себе десятки лентоходов, засыпающие свинов ракетами и пушечным огнём; у навьёв по понятной причине вообще было представление о технике равнозначное с понятием "оружие", так что он не задавался вопросом, вооружена ли эта машина. Он немедленно задался вопросом, как наладить сообщение с существами, и потратил немало времени, раздумывая над этим.

Раздумья привели к логичному выводу, что машину пухов, как Талдом про себя окрестил существ, следует привести к ближайшему лагерю, дабы показать народу пухов, а пухам - народ. Кроме того, там могут по случаю оказаться Видящие, для которых языковой барьер не барьер, а барьерчик. Преисполнившись энтузиазма по поводу, навь стал на пальцах и хвосте объяснять, что надо двигаться, а направление он покажет. Поначалу ему показалось что громоздкая машина пухов никак не пройдёт по лесу, но практика опровергла это - второй агрегат, напоминавший гигантского сухопутного кальмара, резво развернулся на своих щупальцах и упилил, лавируя между деревьями и едва приминая кусты.

Талдому стоило немалых усилий убедить пухов, что нужно двигаться - уж как он это вбил в их консервированные головы, сам бы потом не вспомнил. Так или иначе синешкур оказался в транспортном отсеке рядом с открытым люком, откуда ему открывался хороший вид на дорогу, и оттуда лаповодил действиями водителя, стуча по стенке и показывая, куда ползти. Водитель, как понял навь, видел его через видеокамеру на потолке - что это такое, он тоже имел представление, так что показывал жесты именно туда.

Поездка в машине пухов лишь отдалённо напоминала полёт на иркане, потому как ни один летун не будет продираться сквозь густые ветки. Железяка же проскальзывала через них, раздвигая обтекаемым рылом и цепляясь щупальцами за стволы деревьев и толстые сучья, так что оставляла совершенно несоразмерный своим габаритам след. Приручившего Торука называют Торук-макто, не к месту подумал Талдом, а это получается что? Неведомая-фигня-макто?... Впрочем эти мысли как появлялись, так и пропадали, потому как навь явственно чувствовал угрюмую силу механизма, который нёс его через джунгли с невообразимой скоростью - и на этот раз она не означала смерть, что и внушало.

Зуртыш чувствовал, что степень риска становится слишком большой, но пока не мог понять, что делать. Флиш отправилась с аборигенным организмом куда-то, куда ему было надо. Естественно существовала вероятность попадания в засаду, а ещё больше - попадания просто нос к носу с вооружёнными организмами, которые находятся в зоне боевых действий и оттого вполне логично будут палить во всё, что не является их единицами. Грызунья настойчиво цокнула, что не первый раз эт-самое и она сама разберётся, почём перья, так что Зуртышу оставалось заняться своей задачей.

Беспилотники, подлетая к краю выжженой среди леса пепельной пустыни, уже составили картину деятельности кротов, каковая вызывала искреннее отвращение. Наблюдения подтверждали, что кроты заняты добычей какого-то минерала, и при этом игнорируют существование жизни на планете, как слепые кроты. Это было в комплексе с тем, что даже на самый первый вслух добыча была организована тупо - Зуртыш подсознательно перестроил карьер и убедился, что так куда разумнее. Впрочем, это было слышимо не про кротов.

Одна из "Пырей" вкатилась на минное поле и подорвала маломощный фугас; грызь думал, что спалил всё что можно. Однако дальнейшее выяснило, что за полем никто из кротов не следит, так что автомат отремонтировал порванную гусеницу и уполз своей дорогой. Зуртышу же пришлось долго и подробно расслушивать жуткую картину движения огромных карьерных самосвалов, поднимавших тучи пыли; посредине карьера, как вша на шкуре, зижделся невразумительно большой экскаватор, вяло брылявший породу в кузова самосвалов. Грызь слыхал подобные картины в промзонах - но то было на ненаселённых планетах. Вид же такой погрызени среди тропического леса был абсурден, как река текущая вверх.

Зуртыш понял, что больше чего-либо наблюдением за кротами не достичь, так что намеревался найти поселения аборигенов или какие-либо следы их деятельности. Однако во всём 50-килошаговом радиусе обнаруживались только выжженые круги в лесу, изрытые воронками взрывов. По краю же "язвы" кроты продолжали усердно уничтожать растительность, поливая её напалмом прямо с наземных установок. Слыша это, Зуртыш без особых эмоций прикидывал, какие возможности будут у ЩТР, если поставить на него модульную артсистему - возможности вырисовывались хорошие. По крайней мере стереть в порошок безумцев вокруг этого карьера не составит проблем.

Закончив изучение, грызь повёл машину обратно к месту встречи с аборигеном, а затем и вслед за транспортёром Флиш. Движение по преженму выслушило, как плавание кальмара среди водорослей - длинные гусеницы не давили, а огибали препядствия, цеплялись за них фрикционными накладками и тащили агрегат дальше. Яркие сполохи света то и дело пробивались сквозь листву, что подцокивало о наступлении относительно ясной погоды. Откровенно цокнуть это было не очень в пух, потому как в воздухе тут же нарисовались акварелью патрули кротов, состоящие из боевых винтолётов по две штуки в звене. Грызь совсем не зря заранее изучил, как видно ЩТР с воздуха, потому был спокоен - видно его просто никак, даже если случайно заметить, то потом всё равно потеряешь.

К тому же авиация летала с включёнными локаторами, оповещая о своём присутствии за многие килошаги; услышав сигналы приборов, Зуртыш останавливал транспортёр и спускал его пузом на грунт, воизбежание. Подобная радиодемаскировка подтверждала, что кроты чувствуют себя как дома - а следовательно это выйдет им боком, если внезапно начать выпускать противорадарные ракеты. А выпускать их теперь есть кому, что главное...

От этих растеканий его не отвлекали даже местные растительные организмы, заставлявшие уставляться обеими ушами и отвешивать челюсть при виде столь причудливых форм жизни - грызь уже вцепился в основную задачу, которая вырисовывалась всё более чётко. Впрочем, он постоянно заставлял себя притормозить и слушать чистыми ушами - кто поручится, что "кроты" добывают то что они добывают чисто из корыстных побуждений? Кто даст на отрыв уши, что это не синешкуры кпримеру заразили территорию радионуклидами, и теперь приходится их вычищать жёсткими методами? Короче цокая, нужна была информация, нужна просто как никогда.

Вслуху выполнения этого пункта рассуждений Зуртыш провёл сеанс быстрой кодированной связи с космической группировкой, пересылая радиограммы через "Пырей", корабль-челнок и зонд, поднявшийся в атмосферу. Благодаря этому он мог передать уже полученные результаты и узнать об обстановке. Кудус лично отцокивал, что есть не особо хорошая новость, а именно то что кроты спалили один из производственных комплексов, развёрнутый на астероиде, и теперь их корабль приближается с неизвестными намерениями. Хорошей новостью было то, что они не обнаружили всех остальных. Кроме того, космофлот передал новые карты поверхности, на которых красным кружком были обведены несколько объектов, напоминающие покрытые лесом острова - только эти острова не стояли в воде, а висели над джунглями! Некоторые из громадных летающих скал медленно дрейфовали, другие были прирощены к поверхности паутиной лиан.

Зуртыш первый раз в жизни понял, что такое настоящий апух: апух - это услышать такое собственными ушами. У грызя и вопросов не возникло, как могут висеть в воздухе такие загогулины, у него возник вопрос какое именно соединение способно к сверхпроводимости при таких температурах?... Естественно, тоже самое подумали космонавты, так что пожелания гласили - по возможности изучить и ответить на этот самый вопрос. Также под ушами возникали вопросы о том, сколько единиц напряжения в магнитном поле такой силы и как ухитряются в нём жить передвигающиеся организмы... но напух, это могло подождать. И подождало, собственно.

К тому времени как Зуртыш на своём ЩТР догнал Флиш, та уже упилила килошагов на сто, если не больше; собственно грызь скорее порадовался этому факту, так как тусоваться рядом с плацдармом кротов, когда они встревожены обнаружением корабля, никак не хотелось. В лесу стали уже совершенно конкретно попадаться такие же синешкуры, как уже слыханный, причём некоторые несли на спинах что-то подозрительно похожее на огнестрелы. Эти организмы смотрели на транспортёр достаточно спокойно, насколько это возможно, и только лишь смотрели, так что грызь продолжал путь к намеченной точке.

Точкой оказалась деревня или что-то вроде того - скопище деревянных навесов, укрытых под деревьями, гнёзд на ветках и тому подобное; добраться сюда ногами было бы весьма трудно, так как поселение стояло среди глубоких оврагов - но, ЩТР своё дело знал. Зуртыш вывел машину на свободное место невдалеке от транспортёра Флиш и посадил пузом на землю; вид усевшегося механизма, втянувшего в себя гусеницы, вызвал у местных годование, переходящее в смех.

- Так, почём перья точно? - осведомился грызь, пользуясь близкой связью.

- Перья самое что надо, - довольно цокнула белка, - У них тут что-то вроде ммм... как цокнуть, телепатических возможностей.

- Сколько жаб ты лизала? - хихикнул Зуртыш, - Ладно, допустим. И?

- И, считай что контакт с синешкурами есть. Называются они на-ви, и как мы и предполагали, сильно недолюбливают "свинский народ", как они называют пришельцев. Ну это можешь послушать кучно, йа записала, - цокнула Флиш, - Оказывается у них какой-то особо чисто слышащий предсказал, что появятся другие пришельцы, которые могут помочь в борьбе против первых.

- Хрурно, - цокнул грызь, - Но где доказательства всего этого?

- Мы их и собираем. Местный вождь обещал прислать видеозаписи, проливающие свет.

- Видео что??

- Записи. Свины тут уже далеко не первый год, один раз на-ви их даже выперли вон с планеты, так что теперь у них много трофейного имущества.

Данный тезис был подтверждён той картиной, что по площадке неуклюже прочапал шагоход, таща в лапах бревно. Как стало известно, использовать шагоходы в бою для на-ви было мазохизмом, зато они отлично помогали при выполнении погрузочных и земляных работ - в кабину помещались только подростки, но и они справлялись с управлением металлическим болваном. Что же до местных, то они хоть и собирались кучками и таращились на транспортёры, но до откровенного тупака дело не доходило.

До Зуртыша же дошло, что Флиш вылезала из машины и кудахтала с аборигенами морда к морде, отчего грызя сильно вспушило. Неизвестно ещё, смог ли бы он вылезти из уютного ЩТР и цокать на высоченного зверя. У зверьков к тому же были довольно пугающего вида морды, плоские, с широкими носами и большими глазами... Впрочем отнюдь не это его интересовало, а обстановка. Никак нельзя исключить ловушку со стороны синих - если они владеют телепатией, то вполне возможно могут и что-то ещё...

Пока же стоило изучить полученную информацию: выходило, что наблюдаемое нашествие свинов второе по счёту, как и предупреждали. Первое окончилось их разгромом и высылкой восвояси вслуху согласованных действий аборигенов и перебежчиков из самих свинов. Эти же перебежчики организовали всю последующую работу по укреплению обороны Эйвы, растащили оборудование по скрытым в пещерах лагерям, а какое было не нужно - уничтожили. Была весьма подробно разработана стратегия изматывания противника до полного уничтожения, ныне и претворявшаяся в жизнь. При этом большей части главных заварщиков этой каши на местах уже не было - кто-то сыграл в ящик, не привыкнув к новым условиям, ещё больше просто поселились подальше от анобтениевых месторождений и слышать ничего не хотели. Некто ЖейкСулли, который как утверждали аборигены был превращён из свина в навя, в первых рядах учавствовал в войне с захватчиками и ничего ему не стало; стало же от высокой каменной лестницы, с которой вождь просто загремел цехейлой вниз.

Как понял из этого Зуртыш, такой расклад был даже более пользотворен для аборигенов, ибо при их мышлении неживой вождь в некотором смысле лучше, чем живой: никакой почвы для раскола не осталось, зато осталось оружие и техника, готовые обернуться против агрессора. Ещё грызь сильно сомневался в правдивости рассказов про смену шкуры, хотя и взял на заметку как весьма интересную факту. Раздумывая над этим в своём скафе, грызь наблюдал на экране как Флиш снова переговаривалась с на-ви. Крупный самец в разноцветном платке и с украшенном фенечками копьём почему-то зачёрпывал ладонью песок и бросал в сторону - при этом делал это исключительно с серьёзным видом.

- Что он говорит? - спросил Зуртыш.

- Он говорит "моя бросать песок" - хихикнула Флиш, - Йа трясу хвостом и отвечаю, что мол моя трясти хвостом.

- Ты поаккуратнее это, - хмыкнул грызь, - А то мало ли что там это у них означает.

- Если не пробовать, никогда и не узнаешь, - резонно ответила белка.

- Ладно. Думаю вот что, грызо...

- Мысли.

- Да. Если разрабатывать основную рабочую версию обстановки...

- Кстати какая она?

- Довольно простая: свины оккупировали территорию Эйвы с целью добычи минерала. При этом проявляют предельный уровень агрессии в отношении местных организмов и всей экосистемы в целом. Вывод - свины наши враги. Так вот, чтобы окончательно подтвердить данную версию, считаю целесообразным... в нулевых прекратить бросать пухов песок, надоели, гыгы... Кхм. Йа цокаю, нужен один или лучше несколько организмов из свинов, чтобы можно было вытрясти из них информацию.

- Это будет уже не подтверждение, а работа по готовой, - цокнула Флиш.

- Пока нет. Если вдруг что-то выяснится, ничто не помешает вернуть свинов в их пепельный свинарник в целости и сохранности. Если же всё подтвердится, будет крайне нелишним узнать о том, откуда они прибыли.

- Это растечение!

- Нет, это строго по теме. Йа имею вслуху что не всё равно, сколько у свинов населённых систем, какими технологиями они владеют и проще цокая сколько кораблей может прилететь на полундру, если мы ударим по ним на Эйве.

- Пожалуй это дальнослышно, - подумав, согласилась Флиш, - Но эти сведения могут быть недоступны из головы рядового свина. Йа цокала навям о свинах, они держат несколько пленных в одном из лагерей и всё что им известно, уже записано в отчёте.

- Хорошо, тогда это всё нужно внимательно расслушать для выработки дальнейших планов, - твёрдо цокнул Зуртыш, - Короче - йа сурковать, чего и тебе желаю. Потом на свежие уши послушаем и решим, почём перья. Кло?

- Кло, только машинку спрячу поглубже...

Отсурковывание и последующее изучение материалов дало много нового и интересного, так что пришлось срочно устраивать очередной сеанс связи с космофлотом, чтобы передать инфу. Космофлот в свою очередь сообщил, что начаты переговоры со свинами через их корабль, подошедший близко к одному из фрегов; естественно, пока будет пробит языковой барьер, это ещё надолго. Вслуху этого грызи пока что оказались довольно таки между двух веток в непонятках, куда прыгать дальше.

Крейсер космической группировки RDA "Безжалостный" нависал над планетой, как огромный чёрный спрут - целый лес антенн торчал в разные стороны, а чёрный он был потому что маскировался под космическое пространство. Прицельные устройства чётко фиксировали цель, ускоритель антиматерии был заряжен, готовый выплюнуть по поверхности невидимый и тонкий смертоносный луч; на боковых фермах хищно пялились обтекателями ракеты - как с ядерными зарядами, так и без оных. Всё это хозяйство было приведено в действие, для того чтобы нанести удар по предполагаемому подземному заводу пандоринов; данные казались точными, так что вряд ли что-то бы помешало. Но тем не менее, помешало.

В самый последний момент пришла команда отменить атаку и уходить на теневую сторону планеты. Оккупационное правительство вовремя сообразило, что удары по планете в виду корабля совершенно неизвестных пришельцев - не самое мудрое решение, а то что удар будет заметен, сомневаться не приходилось. Разлапистая загогулина сложила локаторы, и подсвечивая синим пламенем из маневровых дюз, отвалила в космическую темень.

В то время как загогулина отваливала, в "тронном зале", как называли комнату брифингов высшего уровня, собралось несколько организмов, представлявших правительство земной колонии. Как обычно, они приняли весьма напыщенный вид и непременно распушили бы хохолки, будь таковые в наличии. Управляющий от RDA Артикуль в очередной раз произнёс много артикулей и сыграл в капитана, заявив что собрание созвано по поводу обнаружения в звёздной системе неизвестных космических аппаратов. Командующий космофлотом сухо и сжато доложил известные факты: неизвестное устройство массой около двухста тонн и около двадцати метров в поперечнике габаритами занимается добычей химических элементов из породы астероида, и вероятно, производит из оных какие-то изделия ( здесь за кэпа сыграл и этот ). Агрессивных действий со стороны пришельца не отмечено, на радиосигналы получены ответы, свидетельствующие о наличии радиоприёмников и радиопередатчиков...

- Большое спасибо, капитан, - язвительно молвил Артикуль, наблюдая разрастающиеся усмешки.

- С вашего позволения, господин управляющий, я обер-адмирал.

- Но вы таки ухитрились побыть капитаном, обер-адмирал, - управляющий повернул глазные яблоки на другой организм, - А вы что скажете, оракул?

Светловолосая самка в синей робе, которая в колонии была штандартен-оракулом, бросила перебирать чётки и оглядела собрание весьма серьёзно. Смешков при слове "оракул", каковые перед отправлением на Пандору были ржачем, не наблюдалось.

- Мы успели узнать о пришельцах немало, - произнесла она, - Начнём с того, что от них исходит критическая угроза для всех нас.

- То есть, ксеносы агрессивны? - с плохо скрываемым восторгом уточнил генерал.

- Нет, - огорошила его оракул, - Они нисколько не агрессивны. Однако способны уничтожить нас на корню и непременно это сделают при прочих равных условиях.

У военных глаза стали смотреть в разные стороны от таких формулировок. Быстрее всех дошло до главного полицая.

- Вы хотите сказать, Виола, что пришельцам мы просто не интересны, а уничтожат они нас из-за чего-то, чем мы им очень мешаем?

- Совершенно верно.

- Верно? Йерику под хвост такую верность! - клокотнул генерал, - По всем данным выходит, что корабль ксеносов примерно того же технического уровня, что и наши. Знаете что это значит, умники? Это значит что тот кто наносит первый удар, тот и выигрывает. Если мистер Стенсон отдаст команду, через два часа "Сцилла" распылит эту чёртову летающую тарелку по всей галактике!...

- Зээ, - покачал пальцем Артикуль, как хрестоматийный монарх, и кивнул оракулу.

- Вы уверены, что "тарелка" одна? - довольно спокойно спросила Виола, - Их много. Не знаю точно сколько, но может быт штук десять наберётся. Но не это главное - главное то что ваши прекрасные космические линкоры построены экономикой Земли на последнем издыхании. У пришельцев их тысячи и тысячи, и здесь в Тринити-А только исследовательская группа.

- Короче говоря, война с такими ребятами нам нужна как рыбам зонты, - подытожил полицай.

- А разве рыбам не нужны зонты?... - шёпотом спросил один чиновник другого.

- Именно так. Если кое-кто не удержится нажать гашетку, - оракул уставилась на генерала, - Нам всем конец.

- Вы в этом уверены? - с досадой хрюкнул Артикуль.

- Полностью. Единственный шанс это переговоры... или ещё что-нибудь, но никак не военная операция. И ещё да, у них скорее всего кто-то есть на планете.

Генерал вздрогнул.

- Мы не хотели сообщать непроверенное, но... вчера радиоперехват поймал эхо каких-то коротких очень мощных импульсов. Яйцеголовые думали что это природные явления, но видимо это передатчики ксеносов.

- Прекрасно, - сложил верхние конечности Артикуль, и глядя в потолок сообщил, - Ввиду сложившейся обстановки, приказываю всем подразделениям разработать операцию по немедленной ликвидации обнаруженных сил ксеноморфов.

- Сэр, вы наркоман? - учтиво осведомился полицай, - Вам только что сказали, что такой вариант приведёт к непоправимым последствиям! Вы ставите под угрозу даже не колонию, а всё человечество!

- Мсье Беккет, не забывайтесь, - снисходительно отмахнулся дурак, - Вы не можете не выполнять моих приказов.

- Значит, вы не передумаете, Артикуль? - поднялась из-за стола Виола, - В таком случае я отстраняю вас от должности за поведение, противоречащее интересам Соединённых Штатов! Охрана, возьмите управляющего Артикуля под арест!

- Вы наркоманка чтоли? - искренне удивился Артикуль, - На каком основании вы можете отстранить меня, самого государя... то есть, самого Главного Управляющего?

- Инструкция 455-бис, - сухо ответствовала оракул, - Для вас секретная.

В двери зала в это время уже бесшумно натекли охранники с оружием наизготовку, окружившие собрание.

- Это безумие! - постарался не дать петуха Артикуль, - Это я вас отстраняю за нарушение порядка и подрыв дисциплины! Арестуйте!

Лазерные прицелы, управляемые движением глаз солдат, запрыгали одновременно по полу и потолку: охрана получила серьёзный удар по мозгам взаимоисключающими приказами и уставилась на своего непосредственного начальника. Главполицай понял что в этой ситуации туз именно он, так что зевнул и милостиво оглядел бледных организмов.

- Беккет, если вы не подчинитесь я вас расстреляю! Кому вы верите, она же наркоманка со стажем!

- Беккет, если вы подчинитесь нас всех расстреляют! Кому вы верите, это же король наркоманов!

- У-убрать, - отмахнулся полицай, - Обоих.

Не успел никто и рта раскрыть, как обоих уже скрутили парализаторами и натурально убрали.

- Вы верите, что нельзя атаковать ксеносов? - уточнил генерал, когда двери закрылись.

- Нет. Я уверен, что нам нет смысла это делать, - самодовольно заявил Беккет, - Главное что нужно выяснить, это то чем мы им насолили.

- Как чем, священное дерьмо! Мы сидим на богатейших месторождениях анобтаниума, вот и всё!

- Да пожалуй не всё... Ладно, нужно продолжать собирать информацию и не делать опрометчивых ходов...

- А кто теперь го... всмысле, кто будет руководить?

- Эти и будут руководить. Пусть посидят подумают над своим поведением, потом продолжим.

Местность под названием "эйва-фьорд-куль" была на редкость пересечённой даже для Эйвы - крутые склоны гор, поросшие тропической растительностью, соседствовали с бурными реками, огромными каменными арками и глубокими ущельями; в некоторых местах на поверхность вырывались термальные воды, бившие струями гейзеров. Что было примечательно здесь, так это то что не было ничего примечательного - всмысле, в нагромождении ландшафтных форм не имелось никаких выдающихся ориентиров типа гор, озёр и тому подобного. В частности поэтому силы сопротивления разместили литейное производство в пещерах именно тут. Объект был вкопан под горы и лес, состоял из километров переходов и десятков укрытий, и именовался кодированно не иначе как "объект Скао".

Шифроваться приходилось люто по той причине, что захватчики быстро поняли бесперспективность прямого воздействия огнём и стали напирать на непрямое воздействие, бросив в леса десятки новых "аватаров", принуждая шантажом к сотрудничеству местных или просто подкупая. Орагнизация сопротивления позаботилась об этом, так что теперь каждый навь, навьёвка или навьёнок имели какой-никакой, а идентификатор, учитываемый в базе данных; это позволяло при первой же проверке выявить "свалившегося с неба". Тем не менее было ясно, что происходит утечка информации - свины то и дело бомбили караваны с грузами и скрытые объекты, узнать о которых казалось практически невозможным. Те кто Видел получше остальных, сразу смекнули что дело нечисто и пахнет не шпионажем, а неведомой келутаклетенью.

Главный бункер объекта "Скао" находился в расширенной природной пещере на глубине более сотни метров под каменными утёсами - даже свинам пришлось бы попотеть, чтобы достать до него. На выровнянной площадке находились небольшие по габаритам установки, аккуратно украденные с базы "Нерайские Врата" - электродуговая плавильная печь с очистителем и смеситель сплавов. Эти не особо внушающие на вид металлические тумбы позволяли аборигенам перепрыгнуть исторические эпохи и работать с металлом. Источником оного служили всё те же машины свинов, наворованные в большом количестве; кроме того, сюда же попадали новые трофеи в виде металлолома, если таковые удавалось захватить. Металла, содержавшегося в одном шагоходе или тем более челноке, хватало на несколько тысяч патронов к ружью, каковые как и положено имели калёный победитовый стержень, обеспечивавший бронепробиваемость.

Соразмерно принципам партизанской войны, на-ви рассредоточили свою эрзац-промышленность по гигантской территории, так что завод в "Скао" только перерабатывал сырьё, а изделия изготавливались в других местах. Хуже того, печь питалась электричеством от турбогенератора, а его в свою очередь кормили спиртом; спирт же гнали на нескольких других объектах и затем предельно скрытно доставляли к производству. Свины разбомбили один из спиртзаводов, но оставались другие, так что пока дела шли лучше, чем могли бы.

Нынче возле печи суетились несколько навьёв, странно выглядящие в фартуках, какие приходилось одевать воизбежание изгваздывания в горюче-смазочных материалах. Даже не особо искушённый взгляд сразу выделил бы среди них бывшего "аватара", который казался гоблином из-за привычки сутулиться и опускать руки до колен. И кроме того, они так и не научились управлять хвостом также, как на-ви - могли двигать, но характер этих движений сразу распознавался.

- Тейлу в рот! - бубнил синешкур, обшаривая механизм руками, - Явижу!

- Вы что-то конкретное хотите сказать, мастер? - осведомился навь.

- Да, - неожиданно ответил тот, - Лоток плохо открывался потому что машина тупо ржавеет. Я предупреждал чтобы здесь обеспечили сухой воздух, тейлуврот.

Навийка поморщилась, потому как постоянное поминание всуе каноничного червя было неприятно тем, кто не привык к авартарским причудам - причём поминание червя было самым мягким поминанием.

- Вот куча пакли, - показал синешкур на кучу пакли в углу пещеры, - Как и было предложено, она сдесь чтобы осушать воздух. Паклю высушивают в очень сухой пещере, а потом снова приносят сюда.

- Как видите этого недостаточно! - ткнул пальцем в ржавый подтёк мастер, - Ухитритесь увеличить объём пакли или лучше высушивайте, я не знаю. Не мне вам объяснять, что капец агрегату - капец и нам.

- Можно попробовать... - начала навийка, но её прервал вой из динамика, чёрная тарелка которого висела в углу.

- Воздух! - выкрикнул синешкур, прижимая уши.

- Лажа! - хором ответили остальные.

После этого все стреканули по узким корридорам, едва освещённым синими светодиодами, какие в своё время наковыряли из большого светящегося логотипа RDA. Бывший аватар естественно тут же ударился коленом о камень и высказал много нехорошего в адрес оной горной породы; синешкурам пришлось подхватывать его под руки и тащить как можно быстрее. У всех кто был причастен к сопротивлению, рефлекс выработался чётко - воздух это серьёзно, надо утекать. По корридорам, прорубленным в скале, заунывно разносился сигнал воздушной тревоги, и слышался звук от бегущих организмов.

Спустя десять минут порядочная толпа навей собралась в блиндаже в стороне от объекта - это был грубый деревянный сруб, вкопанный в землю, так что и отличался сыростью и запахом гнильцы. Впрочем, лучше запах несвежего дерева, чем свежего пороха. Из боковой двери показалась навийка в островерхой ушастой шапке, и поднявшийся гомон быстро сошёл на нет: все уставились на комиссара.

- Объясняю обстановку, - сказала та, - Наша Видящая увидела, что на печь нацелено оружие свинов, потому и поднята тревога. К удаче у них явно что-то пошло не так, потому что никаких признаков применения оружия пока не наблюдается.

Стоявшие у амбразур вжали головы в плечи, потому как в это время по закону Подлости должны были как раз раздаться взрывы - но их не было. Снаружи вяло капал дождь и орали организмы в растительности.

- Пока принято решение объект перевести на фронтовое положение. Всем приписанным к наземной обороне занять позиции, возможен десант свиноты.

- Думаю, пока пробных запусков печи ни-ни? - уточнил печник.

- Ни-ни. Поскольку острой необходимости нет, оборудование до особого распоряжения не включать. Ввиду возможного удара по объекту - подготовить эвакуацию оборудования на запасные позиции.

Немалое количество жёлтых глаз хлопали в довольно-таки глубоких непонятках, так что навийка пояснила:

- Я говорю, свины могут таки жахнуть по пещерам, надо приготовиться чтобы иметь возможность утащить железо.

Как раз к тому времени как все синешкуры на объекте оказались поставлены на уши, к передовым наблюдательным постам подошли грызунячьи ЩТР; только наличие на машинах сопровождающих с не менее длинными ушами позволило избежать неправильной трактовки ситуации. Зуртыш загнал транспортёр прямо в реку и спрятал под нависающими кронами деревьев, чем немало удивил местных - они привыкли видеть неповоротливые машины свинов, для которых джунгли были непроходимым препядствием. Не меньше глазовыката вызвал и вид грызя в скафе: синешкуры, присев на корточки, тыкали в стекло шлема и оживлённо обсуждали, что это за организм.

- Выслушай, надо бы пойти пройтись и послушать, как тут что, - цокнула Флиш.

- Выслушай, ходить в один хвост рисковано, - заметил грызь, - А в два в два раза более рискованно.

- Не думаю. Йа, как ксенолог так цокнуть, почти уверена что эти... ххех, организмы... так вот эти организмы вполне дружественно настроены. Не цокнуть так чтобы совсем по чистому, но похоже они схватывают, почём перья.

- Почти, похоже... - буркнул Зуртыш, - Не есть годные определения.

- Чтобы определения были годными, нужен научный опыт, - резонно цокнула белка, - И йа как раз и предлагаю его провести.

- Допустим, -вздохнул грызь, - Машины без нас они не захватят, что практически главное... Особого ущерба от нашего исчезновения не случится, так что...

- Имей вслуху вот что, они не представляют сколько грызей может быть в транспортёрах, так что никак не угадают, что мы все вышли.

- Это в пух, - согласился Зуртыш, - Давай к полянке с хижиной, жду.

Грызю немало резали ухо многочисленные фенечки и фентифлюшки, навешанные на навьёв, потому как грызям это было совершенно чуждо; вдобавок он безо всяких специальных поисков услыхал, как несколько аборигенов тащат туловище крупного местного организма, явно намереваясь использовать его в пищу. Хотя Зуртыш вообще никогда в жизни не слыхал такого, он испытал не шок, а удивление.

- Фли, мне кажется или эти организмы поедают других?

- Тебе не кажется, - ответила Флиш, - Эта ерунда здесь называется "охота".

- Мне это ни разу не нравится, - прямо цокнул грызь.

- Судя по всему, им тоже, - заверила грызунья, - Здесь просто такой пищевой эт-самый, что без охоты они никак. А вообще, насколько йа выяснила, на-ви никогда не бьют больше организмов, чем им необходимо.

- Точно?

- С высокой степенью вероятности. В этом регионе синих довольно много, учитывая их размеры и потребность в корме. Йа прикинула и получается, что нагрузка на биосферу ниже мха. Если бы они не берегли те организмы, на которых охотятся, то давно бы уже убили популяцию.

- Ладно, считай выкрутились...

Пока грызи вели эти перецоки, мимо них, шлёпая по лужам, довольно бодро прошагала небольшая колонна синешкуров с рюкзаками и ружьями, распевавшая строевую из новых:

А на Эйве водятся грибы! Ягоды, борщи! Караси, лещи!

Лучше места даже не ищи! Только время ты потратишь зря!...

Грызи кое-как могли понимать местную феню усилиями Флиш, составившей небольшой словарь по результатам так цокнуть невербального сообщения; теперь речь перерабатывалась логическими машинами в ЩТР, и в уши попадало нечто вроде синхронного перевода с запозданием в несколько секунд. Из-за этого переговоры с аборигенами проходили медленно - грызи проверяли каждое автоматически переведённое предложение, чтобы не ляпнуть чего лишнего - но всё таки это было значительно лучше, чем ничего.

От на-ви в переговорах с грызями учавствовали несколько ответственных синих ушей из организации сопротивления, которых чисто по аватарской традиции называли "комиссарами". Лично это были двое, навь и навийка ( организмы разного пола, заметил про себя Зуртыш ), Эугли и Черусть. Как и прочие именно ответственные уши, эти помимо традиционных племенных украшений отличались островерхими шапками - а главное, содержанием мозга. Для командного состава проводились усиленные "политзанятия" и изучение матчасти, что являлось куда большим залогом успешной борьбы с врагом, нежели наличие оружия. Для грызей это означало, что эти синие уши им весьма нужны.

Местные пригласили гостей пройтись посмотреть на ближайшую деревню, замаскированную в густом лесу, и по дороге перетереть все вопросы, интересовавшие обе стороны. По извилистым тропам, проложенным среди мощных древесных стволов, то и дело сновали носильщики, наездники на местных ездовых животных и на-ви с тележками.

- Очень хочется пожамкать это всё своими лапами, - призналась Флиш.

- Так в чём же дело, грызо, - ответствовал Эугли, - Свины вот не могут дышать нашим воздухом, но они используют только респираторы, а не изолированные костюмы.

- Вот уж не те, с кого стоит брать пример, - хмыкнул Зуртыш, - Напух надо, Фли. Когда разбрыляем эту кучу песка, тогда можешь заниматься экспериментами.

- В пух, - согласилась белка, - Сейчас есть дела поважнее, чем жамканье. Сотрапы, у меня возникли несколько уточняющих вопросов по тем материалам, которые нам передали ваши. В основном насчёт родного мира этих свинов.

- С этим несколько туго, - кивнула Черусть, - Осталось очень мало тех, кто слышал это из первых уст, а уж тех кто сам видел нету вообще. Поэтому старые сведения зачастую произвольно трактуют, и в итоге ммм...

- В итоге получается бред, - без обиняков закончил навь, - Имеющий крайне косвенное отношение к действительности. Однако вы можете быть уверены, что все материалы о так называемой Ёрфи, какие у нас были, вам доступны в полном объёме.

- В пух, в пух, - квохтнул Зуртыш, пиная ботинком скафа упавший плод, - По этим самым материалам выходит, что в том мире лютый кризис, продолжающийся мм... с самого начала известной истории. С одной стороны это не в пух, а с другой ещё как в него, потому что сильно облегчает нам задачу.

- Какую задачу ты имеешь ввиду? - навострила уши Черусть.

- Ту самую о которой можно подумать, - хмыкнул грызь, - Наморду нападение извне на обитаемый мир, кло? Нам это не нравится ни разу.

- А уж как нам не нравится, - фыркнул навь.

- Кстати с чего вы доверяете нам? - спросила Флиш, - Откуда это пошло, насчёт других пришельцев?

- Одна из Видящих, - пояснил Эугли, - Ей привыкли доверять, потому что она никогда не говорила того, чего не видела. Она предсказала, что появится другой небесный народ, не свины, и поможет освободить Эйву...

- Видящая хорошо видит политику, - цокнул белке Зуртыш, - Как минимум.

- Что ты имеешь вслуху?

- То что до такого варианта нетрудно дойти логически, а потом предсказать, чтобы выселить пессимизьм и сделать более реальным то, что происходит сейчас. Если бы они сразу обстреляли ЩТР из ружей, контакт налаживать пришлось бы куда как дольше.

- Вообще йа слушала и пришла к выводу что у них тут действительно есть что-то такое, не лезущее, - цокнула Флиш.

- А и замечательно, пригодится, - спокойно ответил грызь.

Делегация прошла мимо нескольких маленьких хижин, втиснутых под полог деревьев; возле этих плетёных изб возились синешкуры разных размеров, выполняя обычные для себя действия типа добычи волокна из твёрдых листьев. Поотдаль в лес слышалось кудахтанье из сарайчиков - там, как пояснили местные, разводили птиц на яйца.

- А вот эти тропинки, - показывал Эугли, - Специально так заваливают листвой, чтобы не было заметно с воздуха. С ирканов проверяем, годно ли замаскировано, потому что иначе налетят свины и всё разбомбят.

- В пух, - согласился Зуртыш, расслушивая тропинки, - Теперь давайте йа цокну о соли. Наша команда грызей готова содействовать в разрешении конфликта вплоть до силового воздействия на этих свинов. Учитывая то что тыл у них крайне слаб, проблем с этим никаких не будет...

- Вы сможете их выгнать? - спросила Черусть, скрывая волнение.

- Предполагаю что да. Однако скорее всего этого не потребуется, - уточнил грызь, - Смысл их нападения на Эйву - кража минерала, так? Если его не вывозить на Ёрфь, то толку никакого. А уж вывозить мы им не дадим как пол-раза цокнуть.

- Каким образом? - уточнил Эугли.

- Вот, - грызь взял щепку и показал на пальцах, - Это транспортный межзвёздный корабль. Это ракеты. Это куски... Достаточно чисто цокнуто?

- Думаю да, - хмыкнула Флиш, - Только вот судя по тому что йа узнала о свинах, это весьма тугодумные существа. До них может просто не дойти такой вариант.

- Тут вы правы, - кивнул навь, - Но не полностью. Свины первого прихода действительно были весьма недалёкие, они даже допустили массовую перебежку собственных сотрудников на нашу сторону. Теперь всё гораздо серьёнее, и они действуют более разумно. Так что думается, озвученный вариант их проймёт.

Было видно невооружённым ухом, как повеселели синешкурые, чувствуя что грызи ни разу не шутят и действительно на горизонте вырисовывается конец всей безобразной клоунады.

- Послушайте, грызо, - сказала Черусть, - А для вас анобтаниум представляет ценность?

- Судя по имеющимся данным - ещё как, - кивнул Зуртыш, - Поэтому естественно что первое что мы сделаем в случае успешной нейтрализации свинов, так это украдём всё украденное.

- Насчёт свинства можете не волноваться, - хихикнула Флиш, понимая куда клонят на-ви, - Минерал представляет, но куда большую ценность представляет биосфера Эйвы, причём сама по себе безотносительно практического применения.

- И вы готовы из-за этого объявить войну свинам? - уточнил Эугли.

- Объявить что? А, нет, - белочка мило улыбнулась через стекло шлема, - Скажешь тоже. Да йа просто убью любого, кто поднимет конечность на существование живой планеты.

- Убьёт, - подтвердил Зуртыш на озадаченные взгляды синешкурых.

На небо натянуло рваную облачность и начался очередной дождь, превративший тропический лес в вертикальное болото. Под неясные раскаты грома, прорывающиеся сквозь плотные кроны деревьев, грызи задремали в своих скафах, устроившись в одной из хижин - песок песком, а сурковать необходимо.

Цокнув раз сто, Зуртыш и Флиш пришли к выводу что цели операции можно считать достигнутыми и следует сделать ничто иное, как наладить прямую связь между аборигенами и космофлотом, благо теперь синишкуры имели представление о радио. Имевшиеся в распоряжении ретрансляторы на "Пырях" подходили плохо, так что в любом случае следовало вернуться в пространство, дабы подготовиться к следующей задаче и передать на "Скальфу" весь объём полученной информации, измерявшийся тоннами.

В то же время на-ви не утаили от грызей, что происходят какие-то события. В нулевых так и не произошло удара с орбиты по заводу, хотя Видящая вряд ли ошибалась насчёт опасности; кроме того, активность свинов на всех участках резко упала. В воздухе не было ни одного летательного аппарата, вслуху чего подразделения синешкуров, оборонявшиеся в лесу возле нового карьера, перешли в наступление и захватили весьма удобные позиции в бетонных укрытиях самих свинов. При этом никакой адекватной реакции пока что не последовало, что означало либо очень хитрый план, либо очень большую тупость. Зуртыш впрочем быстро дошёл до мысли, чем могла быть вызвана аномалия - да собственно, их же прилётом. Свины не настолько безмозглы, чтобы расстреливать аборигенов под носом у неизвестных космических аппаратов.

Вслуху этих данных грызи посоветовали местным не бежать впереди атомовоза, а также уяснили надобность непременно вернуть корабль с результатами к флоту. После недолгого цоканья и вспушения было решено, что Флиш со своим ЩТР вернётся к кораблю и убудет с планеты, дабы вернуться с подкреплением и оборудованием для связи. Зуртышу же предстояло продолжать следить за обстановкой, собирать данные и главное, начать стричь кусты, образно цокая.

В качестве кустов сейчас выступало одно дельце, имевшее все шансы задушить зашейной Жабой. Дело в том что практически единственное оборудование, утащенное у свинов, но не имевшее никакого применения вслуху его сложности, было оборудование проекта "Аватар". Даже поверхностное изучение данных позволило грызям сделать вывод, что это барахло представляет собой ценный в научном плане трофей, а оттого и должно быть экспроприировано КТБВ ( как только будет возможно ). Поскольку у Зуртыша как раз такая возможность имелась, он и собирался не сидеть сиднем, а добраться до нужного места, загрузить трофеи и вывезти их к месту посадки челнока. На-ви заверили его, что им фигня точно не нужна, а ещё при демонтаже специалисты поработали над облегчением всего набора, так что в грузовой отсек ЩТР он влезет спокойно.

- Здесь, - показывал по начерченой на песке карте навь, - Парящие горы. На одном из островов как раз и находится схрон.

- Опушнеть, а вы дорогу на глазок знаете? - кивнул на песок Зуртыш.

- Знаем. Но на всякий случай есть это, - синиий достал из кожанной сумки коммуникатор и показал подробную спутниковую карту.

- Всё забываю, что у вас есть это, но нет бумаги, - хрюкнул грызь, - А там это, забрать с острова как?

- Пока мы доберёмся, группа подготовит груз к спуску, - пояснил Эугли, - Чтобы быстро и незаметно, раз и нету. Как палулукан в зарослях келутаклей.

- Вот да, это хорошо бы, - кивнул Зуртыш, - Тогда поехали.

Поехали стандартным способом, а именно так что в полуоткрытых люках грузового отсека разместились четверо местных с личным оружием - трое с ружьями, а ещё один вообще с ручной двадцатимиллиметровой пушкой, переделанной из авиационной в пулемёт. Вдобавок к светодымовым гранатам, которые могли выстреливаться с транспортёра, это давало некоторую уверенность - хотя, само собой, и не полную. Зуртыш подумал о том, что кто не рискует - тот не рискует, и нажал на педаль; обтекаемое туловище ЩТР протиснулось через ветки и исчезло в зарослях, оставляя за собой только неясные следы от гусениц, наступающих куда ни попадя.

Лес просто кишел всевозможной живностью и растительными организмами странной конфигурации, так что грызь старался не ехать прямо по ним, насколько это возможно. Начало темнеть, и организмы засветились кто как умел, создавая достаточно освещения чтобы переть без ночного видения - включать свет вообще никому бы в голову не пришло, тем более Зуртышу. Из-за этого транспортёр периодически застревал в густых зарослях или начинал лезть прямо верхом по кронам, так что приходилось сдавать назад и объезжать - однако эти задержки были не настолько частыми, чтобы помешать движению.

Грызя напрягало только отсутствие связи, а больше пожалуй и ничего - опасности свины большой не представляли, так что выпилить их в случае чего нетрудно. Следовательно, стоит максимально позаботиться о выполнении текущей, если не цокнуть льющейся, задачи. Оборудование, способное на фокусы, о которых рассказывали архивы на-ви, лично Зуртышу было неизвестно вообще. Вслуху этого грызь подумал что вполне вероятно, оно неизвестно и всем остальным, а раз так то следует эт-самое...

Как и рассчитывали, к парящим горам машина добралась как раз к утру - спускать груз в темноте было бы вообще самоубийством, а так просто убийством. Зуртыш с интересом послухивал вверх, на нависающие посередь неба огромные каменные острова, покрытые всё тем же лесом; между летающими утёсами мелькали крупные крылатые организмы, и как оказалось они не просто мелькали. Не успел никто и глазом моргнуть, как здоровенная зелёная птичка, с хрустом прорвав полог листвы, грохнула по крыше транспортёра; грызь цокнул бы, что она разбилась в лепёшку, но последовавшие методичные удары клювом опровергли такой подход.

- Мимо пуха! - сообщил грызь пассажирам, - Если слетится стая, будет демаскировать.

- Шишово, вонючих шашек для отпугивания нету... Придётся ждать наших, чтобы разогнать их.

- В пух, вызывайте ваших, - цокнул Зуртыш, - А йа пока попробую тихо и низами.

- Здесь радио не работает, грызо.

Грызо проверил и убедился, что тут ничего не работает вслуху мощнейших магнитных полей.

- Каким тогда напух образом вы собирались эт-самое?

- Образом взять и сходить ногами, - резонно ответствовали синие.

- О не-не, это напух, проще доехать.

Тут он опять-таки оказался неправ, потому как с углублением в район напряжённость магнитного поля возросла до немыслимых величин и начало клинить "щупальца" транспортёра, содержавшие соленоиды. Зуртыш хотел было сдать назад, но оказалось что пух-с - движители накрыло и машина осела в кусты. Сверху в крышу продолжала долбить назойливая, если не цокнуть больше, птичка. Зуртыш ни разу не заволновался, а для начала замерил это самое поле, чтобы знать до каких пределов выдерживает механизм гусениц.

- Что случилось? - осведомились синешкуры.

- Событие, - точно ответил грызь, - Поле, которое держит в воздухе скалы...

- Нету там никакого поля! Под ними ничего нету, вообще ничего!

- Нет есть. И оно вывело из строя движитель машины, так что для продолжения кудахтанья надо как-то её оттащить назад... - Зуртыш задумался, - Не, это нереально. Хотя при этом другого входа йа не слышу.

Один из навьёв спрыгнул из люка на ближайший ствол дерева и пальнул в воздух холостым, убрав наконец летающий организм подальше. Зуртыш ослушался вокруг камерами - так себе песочек... Впрочем, он тут же припомнил инструкции.

- Так, товарищи! - цокнул он, - Там на передней стенке должен быть трос и якорь, давайте их к носу!

Вытащить было можно, зацепивши лебёдку за что-нибудь вдалеке и подтаскивая транспортёр - но это требовало возни. Грызь вылезать не собирался, а только ослушивался вокруг через приборы и следил за тем, как синие разматывают трос в указанном направлении. Он держал уши открытыми не зря - по широкой прогалине, покрытой низкой травкой, к машине приближалось что-то крупное, похожее на древних ящеров. Главное что сразу бросалось в уши, так это рог на носу, уставленный вперёд и намекающий "а вот щас как со всей дури".

- А ну стой! - цокнул Зуртыш, направляя на зверюгу башенный пулемёт, но никакого эффекта это не возымело, само собой.

Грызь собирался пальнуть поверх головы, когда сбоку грохнули выстрелы навийских ружей, и те палили отнюдь не в воздух. Организм припал на переднюю подбитую конечность, зарывшись носом в землю, но тут же вскочил и ещё быстрее рванул в атаку, оглашая лес таким рёвом, что верилось в пострадавшего. Метров за десять в него влепили ещё один залп, и всё равно туша врезала в борт транспортёра, чуть не проломив его. Только выстрелы буквально в упор в головную часть заставили существо угомониться.

- Мимо пуха! - фыркнул Зуртыш, - Устроили пальбу, а главное чего так резко взъелись на этого зверька?

- Это не зверёк, грызо, - Эугли перепрыгнул на тушу и показал рукой металлическую коробку на хребте, - Это туполо, как мы его называем. Свины вживляют животным такую дрянь, чтобы они бросались на всё что ни попадя...

- Свины? Вот напух, - помотал головой грызь, - Валим отсюда самым срочным способом!!

Он резонно предполагал, что в зонде наверняка есть и аппаратура слежения, а знакомиться со свинами совершенно не хотелось. Кое-как, цепляя ветки и заваливаясь на бок, ЩТР выволок сам себя за трос и вышел за границу магнитного поля. Теперь стоило ехать по ближайшим посёлкам, искать добровольцев чтобы спустили груз с острова и доставили к безопасному месту. Баньши продолжали то и дело кружиться над ползущим через лес транспортёром, но кидаться уже бросили, зная что такое огнестрелы; в очередной раз начало лить, давая надежду на то что найти в такой каше что-либо будет просто невозможно.

- Вон туда, ещё два килошага, - показал Эугли.

- Пух-с, - цокнул Зуртыш, останавливая машину, - Йа не настолько дурак, чтобы сейчас впереть транспортёр в деревню - спалят сразу. Придётся вам пройтись.

- Куда деваться.

Двое аборигенов ушли, ещё двое остались охранять машину, закрыв люки почти полностью и оставив только амбразуры для стрельбы. Как показала практика, долго сидеть без движения тут было нельзя, потому как организмы сразу начинали попытки употребления в пищу. Даже растения за пол-часа обвивались вокруг гусениц так, что еле давали сдвинуться с места - поэтому приходилось кататься. Что было совсем в пух - так это то самое магнитное поле, что не пускало ЩТР под скалы, зато закачивало энергию в аккумуляторы через магнитные батареи, и очень скоро заряд достиг максимума. Осторожный как три тысячи крыс грызь тут же сбросил заряд до трёх четвертей, опасаясь неизвестных эффектов от магнитосферы.

Переговоры со свинами велись через фрегат Љ2 "Яблоневый пень", который возился на астероиде и тем самым раскрыл своё местоположение. Большущий, разлапистый крейсер захватчиков торчал на орбите в непозволительной близости от этого самого астероида и мог в любой момент нанести удар. Вслуху этого грызи приняли решение установить на камне ретрансляторы и оставить аппаратуру, а корабль втихоря убрать в сторону - никто не знал, чего можно ждать от этих существ, а почерк их деятельности по Эйве цокал о нечистых орехах. К сожалению всех причастных морд, нельзя было сразу ввести в действие котанки, потому как требовалось собирать их буквально с нуля - однако и артиллерия кораблей являлась весомейшим аргументом.

Вдобавок запасливые зверьки не везли с собой на межзвёздном марше излишков корма, но везли готовые к действию термоядерные фугасы. Сейчас они были нагружены новой металлической шрапнелью и выведены на боевые позиции.

- Если эти умники ударят по астероиду, - показывал Кудус, - Сразу же сработают вот эти боеголовки, и им погрызец. Кроме того, мы не обнаружили у них лёгких аппаратов, что резко упрощает задачу.

- Мне бы твою уверенность, - хмыкнула Фира, - Нельзя точно утверждать, какими средствами располагает противник...

- К тому же переговоры идут пока в конструктивном ключе, - заметил грызь, - Может быть, обойдётся...

- На мой слух нет, - вздохнула Фира, - Они преследуют наш челнок. Флиш передаёт инфу в открытый эфир.

- Суслики-щенки... - зажмурился Кудус, - Они действительно настолько дураки?

Ответом на вопрос стало резкое покраснение всех экранов, показывавших тактическую схему пространства. Практически одновременно с началом обстрела челнока крейсер свинов ударил лучом антипротонов по астероиду. Более того, на локаторах тут же проявились ещё корабли, до этого скрытые, а теперь выдавшие себя стрельбой. В центре полукилометрового камня вспыхнула ослепительная сфера, и булдыган развалился на части, погружаясь в газовое облако испаряющегося вещества. Лучи ударили по термоядкам, уничтожив их до того, как те сработали.

- Они стреляют по "пню"! - схватилась за уши Фира.

- Спокойно! - твёрдо цокнул Кудус, - Батарею! Второй шрапнельным, первый третий рассеивающим! Корабль!

Массивный крейсер "Скальфа" пришёл в движение, начав маневрировать. Его основная батарея орудий, они же двигатели, плавно разворачивалась по мере надобности. Звёздная сфера вокруг корабля стала крутиться, в то время как оси орудий медленно но верно уставились точно в цели. Среди черноты космоса вспыхнули несколько ярких точек и быстро пропали. Кудус и Фира, рулившие крейсером не лично, а с соседнего фрега, прижимали уши, потому как понимали что Љ2 скорее всего накрылся под перекрёстным обстрелом, а вместе с ним и команда, что самое не в пух. Однако в данный момент они думали только об одном - как выцелить зловредные консервные банки и оприходовать их.

Взлетавший с планеты фрег атаковал лучами "Безжалостный", и только по случаю не накрыл его сразу. Фокусированный луч пробил корабль насквозь почти точно по центру, оставив небольшое отверстие и не затронув жизненно важных агрегатов. К тому времени как автоматика крейсера проанализировала результат, фрег развернулся на девяносто градусов и ударил залпом: из двух термоядерных мотор-пушек вырвались потоки разогнанных микроснарядов, каковые успели к цели раньше, чем с пусковых станков сошли ракеты. Здоровенный корабль свинов за считанные микросекунды превратило в качественный сыр вплане огромного количества дырок, и посудина исчезла во вспышке - как только шрапнель пробила аннигиляционный двигатель, сооружение существовать перестало.

Дистанция оказалась слишком мала, так что обломки, разогнанные взывом до гигантской скорости, в нескольких местах пробили корпус фрега. К тому же дав залп, он потерял скорость ухода от планеты и теперь начал с нарастающим ускорением падать вниз. Секунд через десять многотонный корабль, вращаясь и оставляя за собой дымный след, ушёл в атмосферу и взорвался над облаками ночной стороны Эйвы, осветив их вспышкой ядерного огня. Только купол из дымовых трасс от обломков остался на некоторое время в воздухе, а затем и его затёрло ветром.

В это же самое время продолжалась интенсивная борьба в пространстве дальше от планеты. В черноте расцвели атомные светильники, запущеные свинами специально для того, чтобы засветить все скрытые объекты. Неизвестно помогло ли это им, но грызям помогло, потому как на позиции возле астероида сразу нарисовались три корабля.

- Их трое! - передёрнулась Фира, - "Шуша" сообщает что у них ещё как минимум два!

- Все наличные ракеты выпустил, - комментировал Кудус, - Но предполагаю их как отвлекающий маневр. Пробивать будем главным калибром, медведи и цикломены. Следи за дистанцией!

"Скальфа" полным ходом устремилась навстречу вражеским судам, прикрывая несколько фрегов; ракеты совершали полёт по дуге, выходя на позицию для атаки целей. Причём выходить им предстояло, судя по хронометру и законам физики, аж несколько часов. Грызи быстро сгребали в кучу данные о противнике и строили план действий: судя по всему, свины рассчитывали на то чтобы быстро уничтожить корабль на планете, второй на астероиде и третий подальше. Собственно нельзя сказать, что это у них не получилось, потому как два фрега были уверенно потеряны. О том, какой это удар для возможностей флота, даже и думать пока не стоило.

- Скотины! - стукнула по пульту Фира, прижимая уши, - Самые настоящие чумные хорьки! Флишку сбили...

- Флишка успела нам много чего передать, - тихо цокнул Кудус, - И судя по тому что она передала, это действительно чумные хорьки. Они собственный мир превратили в радиоактивный дом сумасшедших, а теперь сюда припёрлись.

- Всё, доигрались! - отрезала белка, смахивая слезу, - Всех подчистую, как больных животных!...

Грызь обнял её и гладил по ушкам, но Фира долго ещё не могла успокоиться от пережитого потрясения. Беличий разум просто никак не мог вообразить себе, что можно думать таким образом. А пока суть да дело, прицельные устройства выводили оси орудий точнёхонько в центр чёрных металлических громадин...

В тронно-конференционном зале установилась мёртвая тишина: глазные яблоки всех присутствующих смотрели на экран, где было недвусмысленно написано "связь потеряна". Относилась она к крейсеру "Безжалостный", мелкие куски от коего уже наверняка долетели до Полифема и сейчас горели в атмосфере. У тех, кто не поддерживал силовой вариант, не осталось сил даже назвать идиотами тех, кто его продвинул - антропы сидели в глубокой прострации, ясно понимая что сделали непоправимую ошибку. Создавалось чёткое впечатление, что они собрались сидеть здесь, ожидая возмездия, и никуда не двигаться.

Аккурат над "Нерайскими вратами" на не особо высокой орбите вращал гравитационными секциями исследовательский корабль корпорации, "Зигмунд". По сути это был типовой крейсер, но отяжелённый научными модулями, в каковых проводилась кропотливая работа по превращению пандорских живых организмов в антропские источники финансов. Беовые действия пока не затронули пространство в этом месте, так что внутри сооружения всё продолжалось по прежнему, а снаружи всё также мерцали тусклые лампы сигнализации, видные от силы за километр. С командного мостика, расположенного в удалённой от остальных бочке, по кораблю пошли сигналы внутренней связи:

- Исследовательский модуль? Это мостик. Мы фиксируем флуктуации энергии в вашем районе. Вы что-то тестируете?

- Насколько я знаю нет, мостик. Дайте проверить... Доу!

- Что это было? Флуктуации распространяются на нижний двигательный модуль!

- Эмм... Не знаю... Мы занимались изучением образца...

- У нас теперь предупреждения о биологической угрозе по всем палубам! Вы что сделали?!

- Что-то... Что-то вырвалось на свободу! Оно нас убивает! АаАаа, священное дерьмо!!...

Дальнейшие попытки дежурных установить с "Зигмундом" связь успеха не имели: эфир заполнился хаотичными сигналами, среди которых впрочем скоро стали проступать повторяющиеся цепочки; удалось различить что-то вроде коверканно произнесённых букв "Ev evil", приведших тех кто слушал в полную панику. Один за другим отключились локаторы и системы связи корабля, так что он стал невидим для космофлота RDA.

Однако это было далеко не все события, связанные с этим исследовательским модулем, потому как спустя час пространственный челнок - спасательная капсула с "Зигмунда" появилась вблизи крейсера "Нетопырь", сидевшего в засаде ( если это можно так назвать ). Экипаж крейсера, резонно предполагая что в капсуле находятся уцелевшие туловища, опрометчиво включил стыковочные маяки. По ходу шерсти это было последнее, что они сделали, потому как через три минуты после стыковки челнока связь с кораблём пропала, а затем, как и в первом случае, отключились системы опознавания.

Известия об этих событиях почтенная публика в центре управления восприняла весьма к сердцу и прочим частям организма. Артикуль подавил нервный смешок, многие схватились за голову, а один из военных, сидевший с затравленным видом и явно ожидавший Очень Страшного, совсем ступил. Он выхватил табельное оружие, сграбастал главную предсказательницу и приставил ствол ей к виску:

- Всем стоять!! У меня заложник!! Ещё один шаг вперёд и я выбью ей мозги!!

Видимо, от напряжения механически сработала привычка. У остальных тоже сработала, и антропы выпали в глубокий осадок, уставившись на происходящее. Чуя что терять мало чего, заложница лично извернулась и стукнув дурака, выкрутила из руки пистолет.

- Смит, вы совсем дурак? - скучно осведомился Артикуль.

- Но нужно же что-то делать!!! - искренне прокричал тот, держась за подбитый живот.

- Значит совсем. Уберите мистера в камеру, пожалуйста.

Мистера убрали в камеру, а вокруг стола восстановилось туповатое молчание, потому как говорить особо было нечего. Человечество - а для RDA человечеством всегда и была RDA - попыталось бросить на решение пандорской задачи свои лучшие силы. Попыталось и не осилило, что уже вполне ясно осознали все причастные. Оракул чувствовала себя вдвойне шишово, потому как намедни её переклинило и явственно показалось, что силовой вариант вполне обречён на успех. Видимо, не стоило читать на ночь "Майн кампф"... Нужно срочно что-то делать!

Верховный управляющий незаметно приобрёл багровую окраску, а затем вполне заметно стал задыхаться, хрипя и вращая глазами, как рыба на берегу. Все с ужасом уставились на него, и только главполицай покачал головой и дал охране сигнал убрать в камеру и оракула. Как только антропку схватили и выдернули из-за стола, Артикуля отпустило.

- И вы туда же, Виола, - укоризненно покачал пальцем полиц, - Уберите мисс в камеру, пожалуйста... Кто следующий?

Судя по тому что когда её вытаскивали за дверь, в зале опять началась какая-то буча, следующий не заставит себя долго ждать.

За несколько миллионов килошагов от "Нерайских врат" и собственно всей Эйвы развернулось натуральное сражение "стенка на стенку", каковое вслуху космических расстояний выслушило как многочасовые маневры и милисекундные удары. Основной ударной силой бельчачьего космофлота были два крейсера типа "Хлеб" - "Скальфа" и "Хомячок"; оба корабля имели не только батарею из трёх термоядерных мотор-пушек, но и усилиями производственных служб - приличную многометровую броню из сотен слоёв, закрывающую носовую часть. При этом вся эта внушительная стена предназначалась для защиты от побочных осколков и излучения, а для нейтрализации вражеских лучей имелись другие средства.

"Скальфа", подойдя на рассчётное опасное расстояние, выпустила вперёд себя плазменную струю на несколько десятков килошагов, практически незаметную невооружённым ухом. При попадании в облако луча антипротонов немедленно происходила аннигиляция, вызывавшая в заряженном облаке электромагнитную индукцию; магнитное поле в свою очередь сбивало вещество плазмы как раз на линию луча, не давая ему пройти насквозь и достать до корабля.

При этом относительно массивная шрапнель, запущенная орудиями крейсера, проходила облако почти без помех и имела скорость порядка пяти сотых световой: закрыться от залпа таких "пуль" вражеские объекты не могли никаким образом, а могли только маневрировать, стараясь уклониться.

Кудус и Фира держали свой фрег, с которого они управляли "Скальфой", прямо за крейсером на приличном расстоянии, чтобы скрыть его за массивным корпусом. Пушки фрега тоже имели хорошую мощность, но грызи сочли что пока не стоит раскрывать позицию полностью, ибо у негодяев может быть и ещё что-то заныкано по системе. Пока же пять неповоротливых посудин RDA сбились в косяк, объединившись в группу и отходя от преследующих грызунячьих "Хлебов". Пространство то и дело прорезали яркие лучи, похожие на бенгальские огни, когда свины в очередной раз пробовали на прочность плазменный щит.

- Мне это не нравится, - цокнула Фира, изучив тактик-экран, - У них значительно большая тяговооружённость вслуху использования антиматерии.

- И что? - мотнул ухом Кудус.

- Они смогут держать безопасную для себя дистанцию, пока не кончится топливо, а кончится оно у них не раньше чем у нас. Причём у нас раньше закончатся запасы водорода для плазмощита.

- Надеюсь они думают также, - кивнул грызь, - А теперь выслушай вот это. Уже два часа как все оставшиеся ракеты развёрнуты в обратную сторону вокруг Пузыря. И сейчас они достигли столь значительной скорости, что спустя четыре часа окажутся...

Кудус показал по экрану выход в тыл вражеской группе, и белка хихикнула.

- А они не послали такие же подарки нам? - быстро сообразила она.

- Скорее всего послали. Для этого траекторию будут чесать два фрега, и локаторы на них нормальные.

- Хорошо, а как с перехватом ракет?

- Хитрый план, - просвятил грызь, - Цель слишком близко к Пузырю. Ракеты пройдут по касательной к атмосфере планеты, и как только выйдут из-за неё на прямую слышимость - ...

- Думаешь пройдёт? - цокнула Фира.

- Нет, думаю проедет. Кстати надо бы доделать хитрый план как раз на тот случай, если вдруг не проедет...

- А если?

- Тогда никакого плана уже не понадобится, - ухмыльнулся Кудус, приоскалив резцы.

На случай неудачного разлёта перьев предполагалось занять орбиту низко над Пузырём, чтобы иметь возможность пополнять запасы топлива и материала для щитов, а затем прямо на этой орбите дособирать партию термоядерных боеголовок для ведения дальнейшей полемики со свинами.

- Пузырь, - улыбнулась Фира, - Это Зуртыш его так обозвал. А Зуртыш сейчас на планете, в одну морду, между прочим. Йа бы вспушнела.

- Не верю, - цокнул Кудус, - Нет такой планеты, чтоб ты вспушнела.

Грызи вспушились и мотнули бы хвостами, если бы не были в скафах - воизбежание, все космонавты заперлись в них чтобы не эт-самое в случае повреждений корабля. При имевшемся техническом уровне защитных систем, способных сбить одиночные и не особо быстрые метеоры, повреждения при боевых действиях были более чем вероятны. Пока же предстояло натурально утрясти планы на всякие разные случаи, чтоб не пороть пухячку, чем грызи и занялись. Пессимизм выселяло то, что свины пока ещё не знали полных возможностей термоядерного фугаса с осколочной частью, и наверняка считали, что ракеты несут боеголовки типа "бомба" - оставалось надеяться, что неведение выйдет таки им боком.

В пультовых комнатах на центральной базе оккупантов всё ещё бдили как положено: рядовые организмы не знали, что правительство уже потеряло остатки ума и делает исключительно "что-нибудь". В покрытом металлическими панелями помещении перед экранами восседали двое, глазея на эти экраны; при этом один постоянно повторял запросы. адресованные пропавшим кораблям, потому как командующий группировкой никак не хотел поверить, что они просто пропали. Мощная магнитосфера Эйвы делала невозможным слежение с поверхности, и последние два судна, находившиеся близко к планете, давали связь с боевой группой - а теперь все наземные силы были слепы, как сама слепота, и не представляли себе что делается за пределами атмосферы.

Оператор далеко не сразу осознал, что сквозь радиошум слушает вполне различимо произносимые звуки. Антропа пробрал холодный пот, потому как звуки эти явно были не речью антропа, хотя и складывались в сочетания, аналогичные словам. Вкупе с тем, что захватчики ничего не знали о новых пришельцах, это быстро отрисовало такие картины, что хоть сразу жмурься.

- ...пкшшш... мадам шшшд месье! Же не шпа шшшшси жюр...

- Сэр! - наконец очнулся оператор, - Берём сигнал!! Сэр! Все сэры!!

С базы этого было не видно, но как раз в это время бездействовавшие локаторы "Зигмунда" ожили и развернулись на планету. В перекрестие прицелов попал огромный серый многоугольник среди тропического леса - территория "Нерайских врат". Среди нагромождений модулей откинулась пусковая установка, отведшая собственно ракету подальше от корпуса судна; в свете далёкого солнца блестнул обтекатель и синяя надпись по тупорылой болванке "made in USA". Выкинув назад шлейф белого густого выхлопа, ракета устремилась к поверхности.

Спустя несколько минут снаряд вошёл в плотные слои, притормозив чтобы не сгореть раньше времени; выслушило это как падающая горящая головешка - огненный шарик и чёрный дымовой хвост за ним. Вероятно пикирование боеголовки сопровождалось и неслабым звуком, но его просто некому было услышать. Металлическая тупь прошила густую облачность за пару секунд и оказалась прямо над базой. При взгляде налево открывался хороший вид на промзону, в которой возвышались чадящие трубы обогатительного комбината; налево простиралась площадка космопорта, на каковой сидели три челнока "Валькирия" и несколько изделий поменьше. Прямо же внизу находился пятиугольник центрального здания, которое по мысли строителей должно было как минимум тысячу лет господствовать над окружающим ландшафтом, демонстрировать и внушать. В сужающейся секции башни находился и зал правительства - прятаться в бункер не было никакого смысла, потому как никакой иркан не пробьёт пол-метра бронированного стекла.

К разгрузочным площадкам комбината подкатывались карьерные самосвалы с единственного пока работающего рудника; грохотали примитивные механизмы, дробившие породу и утаскивающие её в недра предприятия. Солдаты осматривали разгрузившиеся грузовики на предмет наличия спрятавшихся диверсантов и привычно расстреливали всякую мелкую живность, прицеплявшуюся на машину по пути. Невдалеке от разгрузочной площадки, на пограничной полосе, методично лила на лес напалм самоходная установка, кое-как успевая сжигать быстрее, чем отрастало снова. На посадку заходил аэротранспортник, везущий партию очередных биологических образцов...

Вся деятельность оборвалась в одно мгновение - небо вспыхнуло нестерпимо жарким огнём, и спустя секунду ударила волна воздуха, уплотнённого до состояния чугунной гири и к тому же перегретого. Гигантская монолитная башня-пентагон разлетелась, как песочный кулич, проваливаясь в собственные подвалы и крошась в муку. Среди волны обломков, разлетавшихся от эпицентра, можно было выделить разве что "хелтраки", кувыркавшиеся как коробки. Промзона сложилась наподобие карточного домика, тут же образовав дополнительную огненную тучу. Ударная волна преодолела несколько километров от центра базы и ударила в стену леса, вырывая громадные деревья как укропины - но чем дальше она расходилась, тем быстрее теряла силу и вскоре лишь всколыхивала кроны, как ковёр ударом палки.

Навийский наблюдатель, присматривавший за свинами с горы, глядел в неудачную сторону и ослеп. Те которым повезло больше и они успели укрыться от вспышки, могли наблюдать восхождение вверх над "Нерайскими вратами" огромного чёрного шара с прожилками молний, который постепенно налился сверкающим огнём и принял вид гриба, раздвигавшего толщенные облака и поднимавшегося в небо. Ослабевшая ударная волна прокатилась по джунглям, вызвав опадание гнилых веток и массовое взрывание местного взрывчатого растения. Не успели синие задать друг другу резонный вопрос насчёт того, что это было, как в лес со всего размаху вписался транспортный летун свинов, которого волна наподдала как муху. Ломая отростки, аппарат вращаясь вокруг нескольких осей сразу по касательной вошёл в кроны, работая как сенокосилка, и совершенно измятый и потерявший скорость, продавил деревья и грохнулся на поверхность, развалившись на несколько крупных фрагментов. Синешкуры сочли, что аномалия ладно, а трофеи не ладно, так что немедленно занялись экспроприацией уцелевшего имущества оккупантов, посматривая на медленно развеивающийся гриб, ставший тёмно-серым.

На-ви продолжали свою деятельность даже неслушая на то, что земля начала ходить ходуном и снова посыпались ветки и плохо стоящие деревья решили лечь; синешкурые знали, что металл это залог успешной обороны против свинов, поэтому не собирались бросать столь жирный шмат оного. Дымовое облако, поднятое ядерным взрывом, мешало увидеть с наблюдательно поста, как медленно сдвинулась возвышенность, находившаяся сразу за базой - гора, покрытая лесом, километров пять в основании, сползла в сторону как кучка песка, захлопнув яму карьера. На том месте, что раньше занимала гора, поверхность разошлась, открыв глубоченный каньон, который медленно расширялся по мере продолжения эйвотрясения. Края разлома то и дело обваливались, а в воздух вылетали фонтаны дыма и вулканического пепла, постепенно создававшие тучу.

Из леса этого никак нельзя было увидеть, но целая сеть разломов прочертила местность; линии их сходились в эпицентре взрыва, но не доходили до него около пяти килошагов, так что территория бывшей базы не пострадала... всмысле ещё больше. Видеть было нельзя, но на-ви чувствовали сильнейшую магнитную бурю, от которой даже голова начинала слегка вскруживаться - а уж про радиосвязь и говорить нечего, всю электротехнику согласно инструкциям следовало обесточить и поместить в закрытые контейнеры с магнитной защитой - в данном случае сумки из кожи местных организмов, обшитые как чешуей металлическими пластинками.

Зуртыш проснулся от того, что определённо что-то случилось. Пока он просто ждал возвращения навей из поселения, где те намеревались разжиться гужевым, не вслух будет цокнуто, транспортом - но, пока только дикие организмы бродили возле ЩТР, а вокруг шелестел листвой необычный для грызя эйвовский лесок. Магнитометр показал, что дело табак - стрелка скакнула, как ужаленная, и медленно опустилась обратно. Пуха се, подумал грызь, такой импульс можно выслушать разве что от... Накатившая ударная волна подтвердила, что от атомного взрыва. Сверху посыпался ливень листвы, веток и мелких организмов, барабаня по корпусу машины.

Зуртыш быстро взял себя в лапы, испил чаю из фляжки и стал соображать, почём перья и что бы это могло означать. Тем временем приборы показали две новости, и обе так себе: магнитное поле снова превысило допустимый порог и теперь транспортёр стал нетранспортабелен, а кроме того наблюдались сильные, если не цокнуть больше, тектонические толчки, явно превышающие обычное действие взрыва. Грызь невольно прижал уши в скафе и повернул камеру вверх и в сторону.

Услышанное ему не особенно понравилось: летающие острова закручивало вихрем, как чаинки в кружке. Даже те из них, что были несуразно велики и словно приросли к поверхности, теперь несло по воздуху; мелкие скалы, ранее висевшие выше всех, на глазах набирали высоту и уходили в облачность. Гнездящиеся на них организмы, которых местные называли ирканами, спешили покинуть воспаряющие камни, и думается не зря - таким вихрем их вынесет пожалуй и вон из атмосферы. Вниз с кружащихся островов сыпался дождь каменных осколков, но судя по всему куски также содержали сверхпроводник и падали медленно - выслушило это совершенно нереально.

Грызь помотал головой и попытался послать сигнал по ретрансляторам - само собой это не получилось. Глядючи на творящееся в небе, он быстро смекнул что это может выйти боком. Острова висели над ответной частью природного сверхпроводникового магнита, и стоило камню выйти за пределы зоны - он неминуемо навернётся на поверхность. Вот это песочек, цокнул себе Зуртыш, соображая что бы сделать из действий. Сверху продолжали как облака проплывать летающие острова, посыпая лес мусорком и выливающейся водой. Вдобавок к этой картине маслом запищал дозиметр, сообщая о том что уровень радиации подскочил в двадцать раз - пока ещё это было совсем не опасно, но заставляло задуматься.

Зуртыш так ничего и не придумал - вылезать из машины было самоворовством, потому как при подобном катаклизме уж всяко скорее зашибёт снаружи, а не под бронёй. Ни пешком, ни при помощи лебёдки уйти далеко по лесу он бы не смог, так что принял решение дождаться развития событий. Тектоническое движение не могло продолжаться слишком долго, и вполне вероятно что и острова, и магнитное поле придут в норму. Как показала практика, это было несколько ошибочное представление. Парящий остров длиной шагов в триста или около того, проплывавший казалось прямо над головой, начал крошиться, словно наткнувшись на невидимую стену - Зуртыш соображал, что это граница, за которой поле не держит камни в воздухе.

Остров как обрезало косилкой, размалывая в щебёнку вперемешку с остатками обильной растительности, ранее имевшейся на нём; вокруг ЩТР в землю стали врезаться булдыганы, уже не приторможенные ничем кроме воздуха. Зуртыш всё-таки понял, что остров не над ним - иначе точно можно было бы жмуриться, но всё равно это далеко мимо пуха. От острова отваливались всё более крупные куски, а потом наступил момент когда весь он вышел из подчинения силы, удерживавшей его на весу - скала перевернулась и пошла вниз.

Записав этот эпизод на видео, грызь закрыл все смотровые приборы, вжал голову в плечи и стал ожидать. Спустя секунду поверхность содрагнулась от страшного удара, машину подкинуло и протащило по деревьям. Затем наступило самое неприятное - в корпус начали бить валуны, летевшие с большой скоростью и засыпавшие местность сплошной стеной града. Только бы не попасть под обвал нижней части, думал Зуртыш, считая резкие удары и стараясь не прикусить язык, иначе погрызец. Всмысле если под обвал, а язык можно и пережить... От этой мысли грызь захихикал, понимая что это уж вообще ни к месту, и разошёлся до совершенно истеричного смеха.

Как и всю местность вокруг, транспортёр накрыло лавиной камней и деревьев, вывороченных с упавшего острова. Зуртыш сидел не двигаясь до тех пор, пока обвал не прекратился, и только тогда приоткрыл глаз. Машину скособочило, и во внутреннем помещении висел негустой дым - благо, грызь и не думал вылезать из скафа. Отстегнувшись от кресла, он ослушался внутри и заключил, что корпус всё-таки не раздавило, хотя пулемётную башенку в передней части вогнало внутрь прямым попаданием валуна. Нулевое есть, отметил грызь и стал выяснять первое, а именно насколько его засыпало. Включение приборов одно за другим приносило облом - крышки защиты были прижаты и не открывались. Мимо пуха, подумал Зуртыш, представив над собой несколько десятков метров каменного крошева.

Белкач подумал и выключил внутреннее освещение в машине; как он и предполагал, в дыру на месте турели проникал рассеяный неясный свет, что внушило эт-самое. Думается что массивные куски породы и деревья создавали достаточно свободного пространства, чтобы завал не стал монолитным и непроходимым. Стоило попробовать люки, которых в ЩТР имелось допуха и больше; тот что находился на полу под ногами водителя, был завален. Ладно, подумал Зуртыш, уже обмозговывая варианты, и полез в транспортное отделение. Осуществить сие помешала та самая башенка, вколоченная до самого пола - искорёженные механизмы торчали посередь прохода и протиснуться мимо них, тем более в скафе, не было никакой возможности.

Зуртыш естественно не испытал и тени разочарования, учитывая то что мимо него пронесло целый упавший остров. Однако и идей как-то под уши не приходило - он был зажат в носовом отсеке управления, а весь инстумент лежал в транспортном, за дверью. Дверь не ахти какая и если бы было чем дотянуться, можно её открыть и попробовать как-то достать и ножовку или домкрат - пухня состояла в том, что дотянуться было нечем. То есть вообще - в тесной кабине по определению не было ничего длинного, а возить с собой кочергу Зуртыш как-то запамятовал. Предстояло размять под-ушное пространство и как следует издумать мысли.

В то время как одни события происходили на Эйве, другие происходили в другом месте, а конкретно на орбите Пузыря. Две группировки кораблей устраивали встречные удары, намереваясь распылить противника в весьма жиденькую плазму, и разговор происходил исключительно посредством огневого воздействия. Кудус ухитрился даже вздремнуть, чтобы чувствовать себя как можно более трезво в решающий момент - пока корабли занимали позиции, проходили целые часы. Спокойствие отсека нарушило цоканье Фиры:

- Сообщает "Кленовый". Группа прикрытия уничтожила вражеские ракеты на отметке 220,45. В ходе операции серьёзно повреждён "Жидкий", грызи собираются эвакуировать команду и блоки управления на челноке.

Кудус послушал на экран и прикинул, где эта отметка и насколько это в пух. Прикидки цокали о том, что это вполне в пух - если не в грушу, то близко. Тактик-экран показывал, что до выхода "длинных" на рубеж атаки оставалось две минуты.

- Через две минуты узнаем, почём перья, - зевнул белкач, мотнув ухом по стеклу шлема.

- А если пойдёт кисло? - спросила Фира.

- Если пойдёт кисло, то это будет не в пух. Потому что кроме нас, некому пока отогнать больных животных от Эйвы. Но ты понимаешь, что если от нашего флота ничего не останется, сюда придёт уже совсем другой флот с другим кудахтаньем.

- Что и греет, - улыбнулась белка, - Думаю мы и так сделали кое-что. Похоже, на центральной базе противника произошёл ядерный взрыв.

- Чивоо??

- Взрыв, грызо. Зафиксировали зонды со старой позиции, передали только недавно. Возможно местные как-то устроили это под шумок, хотя очень уж резко.

- Опушнеть! - помотал головой грызь.

К этому времени пушнеть предстояло над другим, более насущным на данный момент. Летящие по сильно вытянутой орбите вокруг Пузыря ракеты стали одна за другой переходить в боевое положение: головная часть отделялась и уходила по оси движения за несколько километров от двигательной части. При этом за "башкой" оставался довольно густой след выброшенного тонкой струёй газа - облако растягивалось между частями ракеты, соединяя их.

- Девять, восемь, семь, - отсчитывала Фира, - Шесть... Сорок два, бугога... Кхм. Один, ноль. Контакт!

События происходили за считанные микросекунды. Расстыкованные ракеты в облаках активного вещества вылетели на прямую видимость до целей с огромной скоростью, так что локаторы крейсеров RDA поймали их слишком поздно. С установки, нацеленной в нужном направлении, извергся луч антипротонов, вызвавший аннигиляцию одной из боеголовок, но остальные пять успели сработать. Огромные чёрные корабли плыли над синей газовой планетой, закрытые ею от света солнца; в то момент, когда звезда появилась над краем Пузыря, гораздо более яркие звёзды вспыхнули ровно с другой стороны, сливаясь в единое сияние.

Термоядерный двигатель "длинной" ракеты одновременно являлся взрывным устройством, а проще цокая термоядерной бомбой. Зафиксировав головой самонаведения цели, устройство немедленно дало команду на подрыв: двигательный модуль враз превратился в стремительно расширяющийся шар плазмы, а главное выбросил волну излучения изумительной мощи. Именно излучение за доли секунды разогрело газовое облако до миллионов градусов, и плазменная струя ударила в боеголовку, начинённую шрапнелью. Вещество той самой кометы, с которой грызи добывали еду, было переплавлено в шарики из высокопрочного сплава, разложенные ровными рядами на подушке-аммортизаторе. Теперь эти стальные горошины приобрели такую скорость, словно были выпущены из пушки, и узким пучком понеслись вперёд.

Излишне было бы описывать ужас захватчиков, наблюдавших за приближением тучи шрапнели - излишне, потому что само собой они не успели и глазом моргнуть в прямом смысле слов. Растояние равнялось сорока тысячам километров, что по космическим меркам вплотную. Разлапистые чёрные конструкции с логотипами корпорации на бортах прошило, как бумагу дробью, так что над Пузырём расцвёл красочный салют мелких вспышек, перерастающих в крупные, по мере того как взрывались пробитые двигатели с антиматерией. Какие-то из кораблей взорвались сразу, разлетевшись на мелкие куски, один пошёл вниз, ломаясь на части и сгорая в атмосфере.

Кудус и Фира, как и остальные грызи, смотрели на это с чувством выполненного долга, но всё же с отвисшими челюстями - не каждый день приходится. А всё стало возможным потому, что грызи с самого начала дороги понимали, что иногда организмы могут болеть - так появляются не только сопливые овцы, но и чумные хорьки, заражающие всё вокруг до своей гибели. Понимая это, они ни на пол-цока не сомневаясь милитаризовали свои космические программы до степени, плохо представляемой нынешним противником. Уж сколько несчётных белко-часов было вложено во всё это, когда грызи корпели в лабораториях и цехах, рисковали хвостами на испытаниях и вообще; сколько мыслей, пришёдших под пушистые уши с кистями, легли в основу эт-самого. И сейчас всё это сфокусировалось в одной точке пространства и времени, воплотившись в ракетах - они вспыхнули ярче солнца, озарив тёмную сторону Пузыря, и одним ударом поставили точку в вопросе дальнейшей истории планетной системы.

Кудус очнулся от сильного впечатления первым и принялся задавать новые команды машинам.

- Так, группу целей "А" считать уничтоженной. Посылаю зонд для детальной разведки и подтверждения. "Скальфу" и "Хомячка" развернуть на близкую орбиту Эйвы. Провести дополнительный учёт дружественных космических объектов, все помимо учтённых считать вражескими и уничтожать немедленно.

- Учёт по? - уточнила Фира, которая отошла не до конца и сидела как вкопанная.

- По протоколу "С", - цокнул Кудус, - Сойдёт. Ещё нужно выяснить, что за пухня с атомной атакой поверхности... Зуртыш и Флиш ничего не передавали об этом?

- Насколько йа успела изучить, нет.

- Тем хуже для вас, - цокнул грызь своим мозгам.

Длинный батон "Скальфы" медленно развернулся и теперь двигатели разгоняли его в другую сторону - то есть практически тормозили, если смотреть от Эйвы. В пространстве остались длинные слегка светящиеся полосы газа от плазменных щитов, и большое фосфорецирующее облако на месте бывшей эскадры свинов.

Зуртыш изрядно вознегодовал по по поводу того, что не сообразил с началом катаклизма убрать автоматы внутрь машины - теперь "Пыри" были придавлены камнями, и хотя из строя не вышли, выбраться самостоятельно не могли. Дальнейшая ревизия выявила, что транспортёр лишился трёх движителей из четырёх и оттого двигаться не сможет; хорошей новостью стало обнаружение годных источников энергии и корма, на которых можно прожить много времени. А время грызю явно пригодилось вслуху того, что выбраться из транспортёра ему предстояло через стальной завал.

Белкач как и всю дорогу до этого сидел в скафе, далеко не лёгком, с собственной системой регенерации отходов жизнедеятельности, калькулятором и прочими удобствами. Существовать в скафе грызь мог буквально сколько угодно - при подготовке к экспедиции он провёл там три месяца не вылезая, и особых проблем не испытывал. Всмысле, не испытывал во время, а потом-то они начинались, когда по привычке можно схватиться лапой за раскалённую сковородку. Скаф защищал и обеспечивал - в частности, организму внутри не грозила радиация, температура, укусы насекомых и состав местного воздуха.

Зуртыш при помощи бортовой ЭЛМ узнал о том, из какого сплава делается установка турели и насколько реально его сломать: выводы были не особо утешительны, потому как сталь была легированная и для распилки требовала инструмента посильнее, чем трубка из спинки кресла. На поверхности рычага, который грызь выбрал для выпиливания, от часовой работы не осталось ничего более едва заметных царапин, а трубка на четверть превратилась в абразив. Сделав экстраполяцию процесса, Зуртыш усёк что кресла ему по любому не хватит, и стал думать в другом направлении, причём в прямом смысле.

Если нельзя пройти там где всегда, можно попробовать сломать стенку и сдвинуть агрегаты, чтобы протиснуться между ними, размышлял грызь, тщательно исследуя такие возможности и сверяясь со схемами машины. Приличное количество времени, затраченное на эти опыты, ничего не дало, и пришлось кормиться и сурковать воимя пополнения сил. Радиоэфир почти постоянно сканировался, но ничего кроме шипения и завываний магнитной бури слышно не было.

Следующим этапом Зуртыш обратил внимание на приборные панели и то что находилось за ними ближе к самому носу машины - там он обнаружил конденсаторы электросети и сверившись с ТУ, убедился что они заполняются насыщеным раствором серной кислоты. Ломать механизм не хотелось, но ещё больше не хотелось оставаться тут навсегда, так что пришлось окончательно разобрать кресло, раскачав заклёпки, и полученными трубками и уголками поддевать обшивку и приборные панели. Здесь грызь первый раз пожалел, что ЩТР изготовлен с такой тщательностью и плохо ломается - он просто вспушнел пять раз, пока добрался до вожделенных кондёров.

Расковырять коробки тоже оказалось непросто, и судя по хронометру, на всё это ушли полные сутки - на смену ночи и дня грызь не заморачивался вообще никогда, а уж тем более не теперь. Капая на рычаг раствором, Зуртыш добился того что кислота разъела поверхность и теперь скапливалась в выемке - оставалось только удалять продукты реакции и лить ещё, сначала по капле, потом по несколько. Спустя несколько часов довольно кропотливой работы грызь всё-таки схватился за железку лапами и стал раскачивать - та недолго продержалась и оставшаяся перемычка металла сломалась. Белкач некоторое время посмеялся, а потом полез в грузовой отсек.

Люки как раз на подобный случай открывались в обе стороны, так что сейчас их не придавило и грызь смог услышать валуны, приваленные к бокам машины. Самое же что было точно в пух, так это неплотность завала - бульники лежали, состыковавшись краями и оставляя большие зазоры, пригодные для пролезания. Выпустив на перчатках и ботинках скафа когти, Зуртыш протиснулся в приоткрытый люк и полез по камням и брёвнам, впечатанным в завал - наконец он смог высунуться наружу, как натуральный сурок из норы, и вытаращиться на небо. Небо ничем не отличалось от того, что слыхано ранее - сильными ветрами тучи пепла и газов от взрыва и последовавших извержений уже рассеяло и отнесло в сторону. Повернувшись на девяносто градусов, грызь мордозрел навийку в маскхалате и с рюкзаком, а поотдаль ещё несколько синих.

- Я тебя вижу, - перевёл калькулятор речь Черусти.

- Спасибо, догадался, - хмыкнул Зуртыш.

Грызь немедленно выяснил, что местные знают об обстановке - то есть ничего. Ничего так ничего, зато следующим пунктом он немедленно просвятил их насчёт последствий атомного взрыва и раздал все микродетекторы, какие были - небольшие кружки, крепившиеся обычно на пуговицу, при сильном облучении начинали светиться. Судя по словам на-ви, в зоне поражения могли оказаться несколько деревень, так что Зуртыш буквально пинками прогнал синих туда, чтобы они организовали эвакуацию. Оставшимся повезло гораздо меньше, потому как предстояло выкопать из-под завала "Пырь", от которой могло ещё быть очень много толку; грызь мог управлять автоматом и использовать его для передвижения, потому как на своих двоих много не находишь.

- Давайте живее, мало ли что ещё будет! - прикрикивала Черусть, сама швыряя камни из прокапываемого туннеля, - Упал один остров, может упасть и второй.

- Для начала не свалите себе камень на уши, - предуцокнул Зуртыш, помогавший крайне мало вслуху своих размеров в сравнении с синешкурами, - И кстати, сдесь приличный уровень радиации, так что действительно надо поторопиться.

Насколько надо, он знать не мог потому как не имел данных об опасной дозе для на-ви. Среда вроде должна была способствовать из устойчивости, вопрос только в том насколько... Зуртыш отмахнулся и принял твёрдое решение считать дозу по-беличьи. Вслуху этого менее чем через час раскопок он цокнул, чтобы синие проваливали; объяснить это оказалось не так-то просто.

- Микрочастицы! - показывал лапами грызь, - Из распадающихся атомов - бах! И фьюююить и кло! В клетку организма. Пыщ, кло, и погрызец. Чисто цокнуто?

Видимо цокнуто было настолько чисто, что даже обычные отговорки типа "радиацию не видно" и "Эйва поможет" постепенно сошли на нет, и аборигены натурально отправились обратно к деревне. Это тоже нипуха не давало гарантию их сохранности, но всё же было куда лучше чем смерть при попытке выковырять робота из-под камней. На-ви со своей силой здорово поработали, так что Зуртыш смог за пару часов пробить бревно и высвободить одно из "щупалец" автомата, а тма уже пошло веселее - машинка обладала изрядной силой и пилила камень весьма уверенно. К тому же "Пырь", как умышленный исследователь, не поддавался магнитному полю и даже ловил через него радиокоманды, если недалеко.

Наконец округлое туловище машины выкарабкалось из-под камней, и грызь довольно прицокнул. Немного подзарядить эту штуковину - и можно тупо сесть на неё и уехать. Правда возникал вопрос, куда - возникал он при виде окружающей каменной каши, из которой торчали отдельные обломки деревьев. Зуртыш сильно порадовался - ему удалось выбраться, и "Пырь" достать - вторая таки была прижата слишком сильно, чтобы пытаться. Грызь взял из транспортёра инструменты, запас светошумовых гранат и корм - пока достаточно, а если что так можно вернуться. К тому же система самоуничтожения всё ещё работала и ловила сигнал со скафа - иначе машина уже давно бы сгорела.

- Ну и потихоньку, - цокнул Зуртыш, трогаясь в путь.

Двигался он таки лапами, потому как перелезать завалы верхом на "Пыри" было самоубийством - зато автомат тащил на себе весь груз, сильно облегчая задачу. Глазея ушами на клубящееся тучами небо, Зуртыш резонно размышлял над дальнейшими действиями вообще. Если по свинам ударили свои, а это вероятнее всего, то стоит через какое-то время ожидать и десанта и ловить его в эфире. Правда возникал вопрос, что заставило грызей пойти на столь резкий шажок, как ядерная бомбардировка?... Погрызём - услышим, цокнул себе белкач, и продолжил двигать лапами.

-... мы просим прекратить насилие. Мы хотим мира. Пожалуйста ответьте...

Слушавший передачу Кудус только мотнул ухом и поглядел на Фиру, сидевшую в кресле рядом. Белка подумала ещё некоторое время и вздохнула:

- Не в пух, Куд. Чёткое впечатление, что это туфта. Вдобавок анализ акустики показывает, что это не те же организмы, что передавали раньше, или по крайней мере они говорят в микрофон через тряпку, что маловероятно.

- Йа тоже так думаю, что напух, - цокнул белкач, - Полезли в корзину - пусть называются груздями. Если с кем-то и разговаривать, так с теми что на планете, потому как они не опасны.

- Конечно не опасны, как и все покойники.

- Ну, значит так вышло, - пожал плечами Кудус, - Подтверждаю программу на уничтожение оставшихся целей. Кстати, на орбите Пузыря остался повреждённый модуль от свинского корабля.

- Лично мне сейчас не до модулей, - прямо цокнула Фира.

- Хорошо, белушко. Йа же не призываю к эт-самому, - погладил её по лапке грызь.

Повинуясь командам, два беличьих крейсера с разных векторов подошли к зависшим возле планеты кораблям свинов, каковые оказали довольно вялое сопротивление. "Скальфа" первой смогла подойти на расстояние уверенного выстрела, и из всех трёх орудий грянуло залпом мелких снарядов. Спустя пол-секунды в темноте вспыхнули костры аннигиляции и мелькнули во все стороны снопы светящихся осколков, ставившие точку в существовании космических сил свинов.

Один из самых старых кораблей, уже несколько раз совершавший налёты на Эйву, "Венчур Стар", пробитый во многих местах стальными шариками, вращаясь, падал на поверхность. Крушение зафиксировали беличьи телескопы, и эту картину потом пересматривали много раз в записи. Огромное сооружение начало входить в атмосферу и ломаться на части; оторванные модули и части загорелись в воздухе; в сплошном потоке дыма, огня и взрывов корабль прекратил своё существование. Только отдельные фрагменты долетели до поверхности и грохнулись в океанские волны, поднимая столбы воды и пара.

Теперь сквирячьим кораблям оставалось только окончательно прочесать окрестности Пузыря и его спутники на предмет наличия ещё каких-нибудь упырей типа слыханных, и приступать к операции на поверхности. Для этого следовало восстановить все потери, причинённые боевыми действиями, насколько это возможно. К удаче, возможности для этого как раз имелись, многое оборудование было дублировано и теперь требовалось только время и труд, чтобы ликвидировать последствия.

Ликвидировать нельзя было только потери в жизнях, но грызи и на это смотрели достаточно спокойно. Всмысле, на это достаточно спокойно смотрели вообще все грызи, а уж тем более те которые собрались в такой поход. Мёртвым явно было глубоко попуху, а живые понимали, что лучше не переживать потери, а делать всё чтобы они не были напрасными - что собственно и делалось. Даже если в живых остался бы только один грызь, это повлияло бы на количественную, но не на качественную сторону дела.

Обстановка осложнялась отсутствием средств сообщения с планетой, потому как были потеряны и готовый фрег с атмосферными системами, и оборудование их изготовления; технологическую линию приходилось восстанавливать заново, а это требовало мегатонн возни и большого времени. За оставшегося на Эйве Зуртыша волновались не очень, потому как знали что у него есть ЩТР с автономностью в несколько десятков лет. В космическом пространстве развернулось очередное строительство, причём теперь можно было не кроиться с маскировкой, что облегчало - грызи взялись за привычную тряску и начали трепать работу с разных краёв, как рыбы кусок хлеба.

Хотя дел у всех теперь было выше ушей, в качестве разгрузки мозга белки то и дело выслушивали общую обстановку, насколько это позволяли сделать имеющиеся приборы.

- Странно, - цокнула Фира в один из таких сеансов, - Прошло всего двенадцать суток после атомной бомбардировки, там должны быть приличные уровни радиации...

- Куда деваться, - подтвердил Кудус, - Это мимо пуха.

- Йа не про то. С территории центральной базы свинов поступают какие-то радиосигналы. Не думаю что если там кто остался, ему нечем больше заняться.

- Мм... напух, в архив. Всё равно пока нельзя послать туда наземную партию - в нулевых потому что её нету, а во-первых из-за радиации.

- Это жесть, - зажмурившись, цокнула Фира.

Нулевое что сделал Зуртыш, так это поднял на уши всех из Сопротивления, чтобы прояснить обстановку с загрязнением. Те кое-что слышали о радиации, но составить точный план действий не могли - а грызь мог. Пользуясь всеми доступными средствами связи - от летающих зеленогусей до радиостанций - аборигены разнесли по округе основную информацию, какую следовало, а кроме того распределили по поселениям имеющиеся детекторы. Как мыслил себе Зуртыш, минимум тридцать килошагов устанавливалась зона отчуждения, которая постепенно будет сжиматься по мере распада радиоактивных продуктов взрыва.

На-ви поначалу относились к этим мерам скептически, но после нескольких случаев с летальными исходами мнение поменяли и теперь к бывшим "Нерайским вратам" их было не заманить. В целом же синешкурые тешились, потому как из неба исчезли летательные аппараты и никто уже не устравивал рейдов по поселениям. Племя, обитавшее на побережье океана, передало виданное крушение свинского корабля, что ещё больше внушало. Сам же грызь, чтобы не выделяться в первобытной деревне своим скафом, навесил на него сеток с листьями, став похожим на чучело - зато его было почти не видно среди листвы.

- Что с оставшимися хрюнами? - спросил Зуртыш у Эугли.

- Хрюны остались в трёх аванпостах вдали от базы, - оскалил клыки навь, - Заперлись и стреляют во всё что приблизится.

- Так это ммм... м?

- Дело в том что приближается там часто, так что у них скоро закончатся патроны. В этих фортах нет производства, мы точно знаем, а извне им уже никто не подвезёт. Поэтому мы не тратим жизни наших воинов, всё равно через пару лун свины или сдадутся, или перебьют друг друга, как это с ними случается.

- УмнО, - цокнул грызь, - Без центральной базы они ничего не смогут сделать, пусть себе сидят до посинения. Правда, они могут попытаться вытащить оттуда уцелевшее оборудование, когда снизится уровень радиации... Но к тому времени наши должны высадить десант.

- Насчёт десанта, Зуртыш, - почесал голову навь, - Народ жутко устал от всех этих вмешательств...

- Да ну? - хмыкнул грызь, показывая в сторону.

Там несколько аборигенов наблюдали, как бывший экзоскелет, а теперь погрузчик, закатывает тяжеленное бревно на верх штабеля. По их виду нельзя было цокнуть, что они особо устали.

- Ладно, это кцоку, - хихикнул Зуртыш, - Мы же не свины. Так что если нам уж и потребуется что-то на Эйве, мы сделаем это так что никто ничего и не заметит.

- Потребуется например что?

- Прошмонать то что осталось от базы на предмет научно интересных предметов, в нулевую очередь.

- А анобтаниум?

- Йа так слышу что этот отбтаниум слишком сильно интегрирован в биосферу, чтобы его выковыривать. Но образец йа уже притырил, - усмехнулся Зуртыш, - Это хрурненькая штучка, йа тебе доложу. Если хочешь знать, йа уже прикидывал варианты его синтеза, и должно получиться вполне себе.

- Священные камни нельзя получить искусственным путём! - вырвалось у Эугли.

- А кто цокал искуственным? Вполне естественным, ядерные реакции, магнитные поля, квак-глюонная плазмочка... - грызь слегка маньиакально захохотал, - Не уподобляйтесь свинам и не думайте, что можно сделать что-то действительно искусственное в полном смысле слова.

Зуртыш не знал точно, что происходило в пространстве, но судя по событиям космофлот должен был быть цел. Об этом же говорили несколько Видящих, которых спросили потому, что больше было некого. Следовательно, грызю стоило подождать, пока что-нибудь не случится, и не лезть на рожон - тем более, с пятью патронами в огнестреле и одним роботом далеко не залезешь. Радиосвязь по прежнему не действовала, но уже не из-за бури, а просто как всегда - передатчики с "Пыря" до орбиты не доставали. Сейсмическая активность пару раз дала о себе знать, но потом устаканилась. Разведчики на зеленогусях сообщали, что разломы уже почти не выбрасывают пепел и дым и постепенно обваливаются, образуя глубокие овраги. Однако эти же разведчики говорили и о следах активности на базе, каковых там быть не должно - в ночной темноте они ясно видали огни челнока, взлетавшего оттуда. Это несколько настораживало грызя - возможно, думал он, у свинов есть защита от такого уровня радиации, которая позволила им выжить. И чтоб мне остаться без хвоста, если йа у них эту защиту не выковыряю, цокнул он себе.

Вторая посадка беличьего фрега с панелями термоизоляции прошла куда более гладко и основательно подготовленная, чем первая. Теперь никто не скрывался, а на низкой орбите висели ещё два корабля, прикрывая посадку и готовые обрушить сквозь атмосферу лучи изумительной мощности. Приплюснутая восьмигранная тарелка с обгоревшим от торможения в атмосфере носом приземлилась недалеко от места первой посадки - только на этот раз по бортам тут же откинулись крышки, освободившие обзор для скорострельных турелей. Корабль ощетинился пухами во все стороны, а из грузового отсека быстро выкатились три ЩТР, увешанные "Пырями"; вдобавок, на двух из трёх громоздились башни с артиллерийскими установками.

Целями высадки грызи определили установление прочных контактов с организацией на-ви, поиск Зуртыша, исследование территории базы и окончательное устранение свинской угрозы. При этом немедленно никто никуда не рванулся - выгрузившиеся машины расположились в лесу по возвышенностям, а корабль поднялся и ушёл за следующей партией. Лишь после того как группировку нарастили до девяти ЩТР, она начала активные действия, рассылая на разведку беспилотники и "Пырей". Постепенно зона контроля грызей охватила кольцом "объект П", как назвали бывшую базу свинов, и подошла к границам недобитых аванпостов - следовало иметь полную уверенность, что никакая активность не пройдёт незамеченной.

Девятью машинами управляли трое грызей, а лично ответственными ушами за операцию назначился Инсейн, ранее занимавшийся сходными темами - правда у некоторых возникали сомнения, что стереолитография в невесомости это таки сходная тема. По крайней мере, грызи как следует натаскались на симуляторах, чтобы учитывать все теоретические моменты.

- Зона контроля установлена на 85%, грызо. Никакой активности вокруг четырёх объектов не обнаружено. В некотором отдалении от объекта П обнаружены две патрульные группы на-ви, наземная и воздушная на летающих организмах. Что рассчитываете делать?

- Действия. Прошу обратить слух на объект у отметки 231,5.

- Обратили. И почём перья?

- Перья потом, что позиция просто никаковская. Если поставить артиллерию на этот холм, можно настилом гвоздить без никаких осложнений. Здесь как раз селевая полоса, чистая от растительности, так что легко менять позицию и эт-самое...

- Инсейн, ты плохих грибов лупанул? Напуха гвоздить настилом, когда у нас на орбите артиллерия. И кстати почему именно сначала туда?

- Из фактора внезапности. Чтобы никто не догадался.

- Это идиотизм... Поэтому поддерживаю. Поехали.

Аванпост представлял из себя несколько бетонных башен и построек вокруг; серые стаканы зданий ощерились параболическими антенами и выносными огнемётными установками, лившими напалм на наступавшую растительность. Вокруг в лесу не было заметно никакого движения - наблюдатели аборигенов сидели тихо и на рожон не лезли. Грызунячья "Пырь", похожая на смесь улитки и кальмара, слегка высунулась из-за гребня высоты и направленным радиосигналом стала передавать свинам предложения о капитуляции. В ответ из амбразур зданий-бункеров по лесу примерно в направлении робота пошли несколько очередей из гранатомётов, раскрошивших пару кубометров древсырья на опилки.

- Предупредительный!

Через минуту после этого цока через лёгкую облачность с неба ударил ярко-красный луч, тут же превратившийся в дымовой столб, пронизанный молниями. Полусферический танк горючего, стоявший в углу территории аванпоста, моментально взлетел на воздух, выбросив огненный гриб и расшвыряв толстенные бетонные плиты, как вафли. После этого переговоры пошли в гораздо более конструктивном ключе, и спустя пол-часа из леса разом вывалили два десятка "Пырей", полезшие во внутренние помещения - вслуху небольших размеров, они могли пройти в любую дверь, в которую проходил и средний свин.

После того как дело было сделано, доподлинно выяснилось, почему его стоило сделать. Захват одного из аванпостов позволил в значительной степени прояснить оперативную обстановку, что понятное дело наиболее важно. Командующий гарнизоном, организм мужского рода по погонялу Мумфорд, был вынужден под страхом уничтожения выдать информацию как из хранилищ, так и по последним событиям. Теперь грызи знали, что произошла какая-то крайне чрезвычайная ситуация в исследовательском модуле "Зигмунда", в результате чего с корабля был нанесён ядерный удар по "Нерайским вратам". Каким образом это могло произойти, никто из свинов натурально объяснить не мог.

Грызи же пока подождали опушневать над этим, а также над нелепым видом самих свинов, потому как у них имелись дела поважнее. Гарнизон аванпоста был разоружён, строения и системы связи взяты под контроль, а несколько "Пырей" оставлены в качестве охраны - оружия у них хоть и не было, но навести космический удар они могли легко. Вслуху новых разведданных Инсейн счёл что знает место наиболее вероятного местонахождения Зуртыша, так что весь отряд туда и двинулся, рассредоточившись дельта-построением.

- Справа по курсу организованный отряд разумных организмов!

- Ага, слышу. Йа бы ещё добавил - со средствами вооружённой борьбы. Пока проезжать мимо воизбежание. У Зуртыша должен быть надёжный контакт с синими, тогда и будем трясти.

Вращая металлическими щупальцами, ЩТР с большой скоростью прошли мимо отряда на-ви, бесшумно сминая ветки деревьев и протискиваясь через кроны, как живые зверьки. Едва аборигены успели рассыпаться по укрытиям и взять на изготовку ружья, машины уже были далеко.

Зуртыш подумал и прикусил язык. Скорее всего всё что он разболтал синим туземцам про устройство Вселенной будет моментально забыто, но нельзя исключать и далеко идущих последствий - причём самое главное неизвестно, в какую сторону идущих. С одной стороны на-ви были уже привычны к внезапной смене картины Мира и постановке оной с ног на уши - а с другой это тоже самое, что привычка к извержению вулкана. Тем более наблюдения за жизнью аборигенов показали, что для своего положения живут они более чем устроенно; вслуху этих соображений грызь прекратил распространяться о науке, благо его не особо и терзали вопросами.

Зуртыш устроил себе логово в небольшой пещерке недалеко от поселения - так чтобы вход был закрыт автоматом, на всякий случай - и занялся составлением подробного отчёта по ситуации, изучением Эйвы по материалам самих на-ви и трофейным свинским. Ради смеха он ковырялся и с темой синтеза анобтаниума, хотя прекрасно знал что его знаний не хватит - но резон "ради смеха" для любой белки был очень сильным, так что и. Он пошёл простым путём и рассчитывал космический процесс, повторяющий эволюцию планетной системы Пузыря, и как его ускорить - цокнем, если сбросить на газовую планету столько-то гигатонн вещества с такими-то характеристиками, получится...

- Ой-ой-ой-ой-ойо-ой-оййй!!!

Грызь услышал эти акустические колебания через систему своего скафа и встрепенулся. Как он уяснил, это был местный сигнал тревоги, который всуе вряд ли кто-то стал бы воспроизводить. Зуртыш поворочался в своей раковине и включил радио:

- Чер? Это белка. Что за ерунда в посёлке Мгё-Тао?

- Предупреждение о нападении, - ответила Черусть, - Пока не знаю, в чём дело.

- Не забывайте, что это могут быть наши! - напомнил грызь.

В это время землю потряс взрыв, подтвердивший что это ни разу не "наши". Несколько снарядов разорвались возле хижин и в лесу, своротив пару деревьев и повесив в воздухе сизый дымок.

- Это свинтусы!! - рыкнула Черусть, - Зуртыш, это свины! Ты утверждал что они все покойники!

- Значит йа ошибался, - резонно ответил грызь, - Или ошибаетесь вы, думая что это свины.

- Ладно! Побереги хвост, сейчас там может быть жарко!

Издали сквозь лес доносился рёв двигателей надвигавшихся бронебульдозеров и напалмовых установок. Местные сновали вокруг казалось без особого смысла, но на самом деле все знали, что делать. Дежурные по посёлку собирали в укрытия небоеспособных жителей, а все кто мог держать в руках оружие, так и сделали. А держать его у на-ви могли практически все, включая женщин, пожилых и подростков, так что в сторону врага за короткое время оказалось направлено большое количество стволов. Из своего укрытия грызь даже заметил, как бойцы Сопротивления раздают ополчению респираторы на случай газовой атаки, и молча одобрил и потешился.

Просвистев над кронами деревьев, в воздух над прогалиной в лесу ворвался летающий механизм с двумя импеллерами, выписал крутую дугу и почти зависнув на месте, выпустил очередь по одной из хижин, иллюстрируя фразу "из пушки по воробьям" - жердевой навесик сдуло в две секунды. Однако это дорого обошлось свину, потому как на-ви не стояли и не смотрели на его выкрутасы, а вскидывали ружья и целились. С разных сторон грохнули выстрелы, и несколько бронебойных сердечников прошили машину; вертолёт зашатался в воздухе, пытаясь набрать скорость, но завалился набок и врезался в деревья. К небу взметнулся столб чёрного дыма и заполыхал огонь на обломках.

Противник тем временем приближался, и между обкусаных древесных стволов засвистели пули, заставляя прятаться. К удаче, у грызя был "Пырь", который в распластанном по земле состоянии был весьма пулестоек. Зуртыш резонно счёл, что куда лучше сидеть в укрытии и управлять роботом, чем играть в снайпера - а скорее, в тарелочку для стрельбы. Вслуху этого он ещё глубже забился в пещерку и крепко взялся за управление "Пырью". Немалого труда стоило не попасть при передвижении в навьёв - щупальца автомата были острые и могли здорово покромсать, а перебегать от укрытия к укрытию следовало предельно быстро.

Синешкурые, укрывшись за брёвнами, палили из ружей - ружей было больше чем пар рук, поэтому когда один выходил из строя, оружие поднимал другой и продолжал стрелять. Чуть поотдаль от линии огня прятались санитары со своей громоздкой гужевой скотиной, на которой они обычно вывозили раненых. Естественно, что вокруг стояла натуральная жесть из смеси взрывов, криков боли, встрелов, дыма и огня, так что грызь сначала подзапутался, что происходит, но усилием воли смог преодолеть мельтешение в ушах. Вспышки на щитах бронебульдозеров цокали о том, что на-ви впустую тратят патроны - с фронта машина не пробивалась ни в какую.

- Прекратить стрелять в щиты!!! - заорал громкоговоритель на автомате, перекрывая грохот боя, - Заходить во фланги, бить с бортов!

Однако толку от этого командного голоса было мало - многие не поняли что это, а кто понял, не знал как пробежать под шквальным огнём - а времени объяснять не имелось. На удачу, сопротивленцы не сидели без дела - как раз на фланге взлетела на воздух напалмовая бочка, выбросив огромный огненный гриб. Враг сообразил что попадает под боковой огонь и начал отводить крайние машины к центру, зажимаясь в полукольцо. С экзоскелетов и туррелей бронетехники лился сплошной свинцовый дождь, кромсавший деревья, на которых уже практически не осталось листвы - все тонкие ветки посрезало, как и кусты подлеска.

- Несём потери, не удержим!

Зуртыш направил "Пырь" прямо между бульдозерами; передвигаясь качением, машинка как перекати-поле пролетела линию огня и оказалась сбоку от громоздкого гусеничного агрегата. Рядом с трудом ворочался экзоскелет, пытаясь перелезть завалы из брёвен. Грызь осмотрелся и понял, что пока рядом никого нет, поэтому "Пырь" прыгнула на шагоход, как пантера на овцу, вцепившись щупальцами в кабину и начиная подрезать крышку. Сквозь бронестекло мельком можно было увидеть что-то серо-синее, что по всей логике должно было быть головой свина. Но Зуртыш видел свинов на фотографиях из архивов на-ви и знал, как они выглядят, так что озадачился. Как бы там ни было, шагоход не имел никакой возможности сорвать с себя "Пырь", и автомат постепенно расковырял и поддел панель крышки. Блестящее сегментированное щупальце проскользнуло внутрь и зашурудило там, превращая содержимое кабины в фарш.

Шагоход не спешил выйти из строя, заставив грызя думать что он на дистанционном управлении. Зуртыш решил не отцеплять "Пырь", потому как с этой позиции открывался хороший обзор, более полезный чем боевая бензопила.

- Плохо дело, всем оставшимся отходить! Свины напирают от холма!

Судя по тому что бульдозер крушил деревья уже недалеко от укрытия самого грызя, дело действительно закислялось. Зуртыш подумал о расковыривании бульдозера для захвата, но в это время проснулась сквирячья радиочастота, заставив обрадоваться.

- Вызываю грызо Зуртыша, грызо Зуртыша, приём!

- Грызо здесь! - отозвался грызо, - Кто это?

- Инсейн, - цокнул Инсейн, - Впрочем не столько йа, сколько отряд ЩТР. Слышно тут что-то бахает?

- Даже не представляешь, насколько бахает! - заверил Зуртыш, - Пеленг есть?

- Кое-как да.

- Тогда всё что на гусеницах и металлических ногах - в расход, сейчас же!

- Цокнуто чисто, две минуты ждите.

Грызю показалось, что это были двадцать две минуты. На-ви отошли за посёлок, и мимо пещеры чапали шагоходы и ползли бронебульдозеры, снося всё под чистое место. Наконец раздались характерные звуки, издаваемые врезающимися в металл болванками - примерно как от ружей, только гораздо сильнее. Видный среди дыма шагоход просто располовинило попаданием, так что части полетели в разные стороны. Зуртыш вспомнил про "Пырь" и стал осматриваться оттуда - бронетехника свинов коптила небо, а все экзоскелеты валялись в раздеталированном виде. Возвышаясь над дымом, на огромных "щупальцах" через завалы катился ЩТР с артустановкой, поводя стволом, и это вызвало у всех наличествовавших организмов неподдельную радость.

- Вот в таком акцепте и произошли эти события, - сказал до кучи к другим словам навь, прохаживаясь перед сидящими на земле соплеменниками.

- Акцепте... Ты говоришь как чужой! - ступил кто-то, и тут же получил подзатыльники с пяти сторон разом.

- Вообще-то йа и есть чужой, - жутковато оскалил клыки аватар, - Но соль не в этом, а в солонке.

Мимо песчаной площадки, где Зуртыш собирал молодняк для политзанятий, протопали громоздкие лютокони, тащившие телегу на колёсах от какой-то разбитой колымаги свинов. Изредка прячась за облаками, светило приятно греющее солнце, и вокруг казалось слышно, как чавкают светом растения.

- А что там такое случилось на свинской базе? - спросил въедливый навьёнок, - Ну, почему прилетела большая бомба?

- Доподлинно известно немногое, - сказал Зуртыш, - Рабочая версия состоит в том, что в исследовательском модуле захватчиков они что-то совсем перемудрили с биологическими образцами, получив некое мм... некую ерунду, которая вырвалась и захватила контроль над кораблём. После, как было выяснено, эта же субстанция проникла на пострадавшую от ядерного удара базу и начала интегрироваться в машины и самих свинов.

- Ты сам понимаешь что говоришь? - постучала по лбу навийка, - Если это такое страшное нечто, почему оно не сожрало весь лес вокруг вместе с нами?

- Потому что Эйва помогла, - огорошил Зуртыш, - Причём на этот раз в прямом смысле. У этого, скажем так квази-организма совершенно не было иммунитета к местным вирусам, поэтому он существовал либо в закрытых машинах свинов, либо там где сохранялась высокая радиация. Когда уровень упал, эту штуку тупо сожрали местные микробы, так что и следов не осталось. Так что грызи смогли почти спокойно пошурудить в остатках построек и выкопать всё, что сохранилось и представляло ценность. В частности да, аватарницы...

Зуртышу было мягко цокая непросто привыкнуть к такой шкуре, но всё-таки это было несоразмерно лучше, чем постоянно сидеть в скафе. Ощущение свободы настолько захватило его, что он просто забыл про шкуру. Правда, была у ореха и небольшая ружа - теперь по тому же посёлку шлялись бывшие свины, те которые согласились "эйвануться", как это называли... ну это уж можно было потерпеть ультралегко. К этим ребятам относились настороженно и часто подкалывали, чтоб жизнь на бышей оккупированной территории мёдом не казалась.

- Эй! Ты, вон ты! Я тебя вижу! - выкрикнул навь, показывая на проходившего мимо, - Ты кто такой?

- Спилберг...

- Скао, Спилберг!

Дружный ржач разнёсся над площадкой, так что и Зуртыш не мог не похохотать минуты три, для разминки.

- А что с тем миром, откуда пришли свинтусы? - спросила навийка, - Что-нибудь ещё стало известно после событий?

Зуртыш слегка вздрогнул, потому как ему показалось что-то знакомое в словах - но поскольку этого не могло быть, он выбросил из головы и припомнил факты.

- С тем миром плохо, судя по состоянию свинов на тот момент времени. К звёздной системе отправлена разведывательная аппаратура, однако результаты можно будет получить только через двадцать лет. Пока упор сделан на то, чтобы ни в какую не пустить их сюда. На Сереньком постоянно идёт работа по выработке термоядерных боеприпасов, которые мы размещаем на дальних подступах, а также...

Грызь трепался на автомате, сам раздумывая над происходящим. "Скальфа" и "Хомячок" ушли обратно на Цышню, нагруженные до беспредела трофеями - как образцами биосферы, так и технологии свинов. В системе развернули малый филиал беличьего военно-промышленного комплекса воимя защиты планеты от возможных дальнейших потуг горе-захватчиков...

- ...и вот ещё что удалось установить. Когда началась заваруха, главнюки связались со своим миром для запроса на действия и тому подобное. Кстати, технологию сверхсветовой связи мы тоже стырили и думается это даст возможность для сверхсветовых полётов... кхм. Так вот, ответа от их командования не последовало.

- Они втупили?

- Нет. Йа имею ввиду, вообще не последовало. На той стороне что-то случилось, и остаётся только гадать, что именно...

- Я знаю, событие! - радостно хлопнула в ладоши всё та же навийка, снова привлеча пристальное внимание Зуртыша.

Все грызи кроме одного остались на Эйве, готовить почву для прилёта новой экспедиции и строить ракеты против агрессора. Заодно они собирались основательно вытрясти всё возможное из остатков свинской техники и как следует прочесать биосферу. К тому же после наладки аватарниц прибывание на планете стало куда как проще, и прямо цокнуть приятнее. Кроме того, так грызи куда как меньше рисковали жизнью, потому как их настоящие организмы лежали себе в сурочных камерах и в случае надобности операция по смене шкуры могла быть повторена.

В частности это и подгрызало Зуртыша, когда он вспоминал Флиш. Ещё немного, и она могла бы остаться в живых, как теперь остаются, неслушая на смерть, другие. Не цокнуть чтобы грызей сильно впечатляла эта идея сама по себе, но в сложившихся условиях она казалась отличным бонусом. С помощью аватаризации можно было и работать на планете, и затем вернуться на Родину, со следующим рейсом лет через сто. Впрочем имелись надежды, что столько ждать не придётся. Но пока грызя занимало исключительно другое, поэтому когда собрание по посёлку стало расходиться, поймал за ухо, образно цокая, одного из синешкуров.

- Вон та мм... особь, - показал он на зеленоглазую навийку, болтавшую с подругами, - Это кто?

- Флиштири из племени Сидящих Кругом, - нехотя ответил навь.

- Фли... - поперхнулся Зуртыш, - Что, серьёзно?

- Нет, вышучиваю шутки.

- Так-так... - быстро соображал грызь, - А когда она родилась?

Услышав про временную координату, он чуть не упал. Зуртыш всегда привык верить двум вещам: правому уху и левому уху. Сейчас они показывали ему, что некая навийка со странным именем и ещё более странными повадками родилась через несколько дней после того, как свины сбили фрег с Флиш. Мозг от этого начинал проситься в отгул, но Зуртыш не пустил. В нулевых, цокнул он себе, ничего страшного не произошло, а таки наоборот.

В целом и раньше он отнюдь не тяготился перспективой проторчать на планете очень долго - а теперь всё показалось ещё более хрурненьким, так что синий попытался довольно вспушиться, но вместо этого только мотнул волосяной косой, какие имелись у всех на-ви. Теперь было ещё куда покопать. А ещё его ожидал жирный лютоконь, раскормленный белковыми концентратами - чтобы не выделяться и главное не давить ветки, Зуртыш по лесу ездил как все - зато если уж приспичивало что-то перевезти, или вогнать во что-то снаряд - ЩТР всё также были к услугам. Грызунячья база находилась ближе к полюсу, в ледяной пустыне, так что для большинства обитателей её просто не существовало. Не очень любили вспоминать и свинов, а территория бывших "Нерайских врат" постепенно зарастала неслушая на радиоактивное загрязнение, и корни снова начали разрушать остатки построек, как уже однажды случилось.

Зуртыш снова прикинул, как это так - он торчит в посёлке, а на самом деле - беспробудно сурячит в сур-камере; прикинул и забыл, как всегда. Сверху пожаривало солнышко, лёгкий ветер колыхал густую листву деревьев, и вокруг в джунглях издавали звуки всевозможные организмы, заставляя радостно жмуриться. Синешкур ещё хитро покосился на Флиштири, но решил что надо получше обдумать действия, и пока что отправиться дальше по маршруту. С ним также был термос на десять литров, налитый чаем, и набор отцифровки биологических образцов, так что оставалось только продолжать.


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Т.Орлова "Подчинение" (Романтическая проза) | | А.Максимова "Ангел для Демона" (Попаданцы в другие миры) | | М.Савич "" 1 " Часть третья" (ЛитРПГ) | | Е.Кариди "Проданная королева" (Любовное фэнтези) | | Я.Славина "Высшая школа целительства" (Любовное фэнтези) | | Э.Шторм "Тёмный лорд: Бери пока дают " (Любовное фэнтези) | | С.Суббота "Право Зверя" (Любовное фэнтези) | | А.Минаева "Всплеск силы" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up" (ЛитРПГ) | | О.Герр "Жмурки с любовью" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"