Квотчер Марамак: другие произведения.

Щебень

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История объ обнаружении Земли межзвёздной цивилизацией разумных белокъ. С художественной вольницей, лазорами из щачел ( образно ) и пепякоденсом планетарного масштаба ( по факту ). Некоторые ил-люстрации и техническая документация на изделия: http://mir-belok.ucoz.ru/forum/12-41-444-16-1279135154 Потому что Ъ.

Камень первый: Звёздный пух.

Был протон. Весело кружась, он летел через пространство, ощущая своими боками прочие частицы и силы, а потом тупо распался на кварки. Да и пух бы с ним. С того места, где распался протон, открывался отличный вид на красноватую планету с небольшим спутником неправильной формы; подсвеченная жёлтой звездой, планета выглядела довольно живенько, да и судя по голубой прозрачной атмосфере - не только выглядела. Однако же сейчас нас интересует не планета, а огромное сложносочинённое сооружение, несущееся сквозь космическое пространство за сотни тысяч килошагов от планеты. Это было именно сооружение, так как назвать этот лес сквозных конструкций и блоков "кораблём" язык не повернётся, а станцией оно не было из-за двигателей, позволявших уверенно маневрировать по всей звёздной системе... когда горючка имелась, конечно. Обшитые блестящей фольгой блоки, ажурные фермы и длинные усы антенн - всё это барахло составляло исследовательскую платформу "Выпь", созданную сквирами, разумными белками. Кто такие сквиры? Если бы этот вопрос был озвучен на борту, грызуны много цокнули бы о платформе, о своём Мире и Вселенной, но вряд ли о себе, таково уж их свойство.

В данный момент "Выпь" выходила на оочень дальнюю орбиту вокруг Червона, второй населённой планеты в системе, дабы произвести пробный запуск аппарата, на который возлагались значительные надежды. Если цокать более конкретно - это был первый аппарат, должный превысить скорость света, и главное "прокатить" на себе грызя. Запуски в беспилотном режиме уже неоднократно производились, однако для уверенного цоканья о вопросе требовалась проверка на живом существе. Если учесть что трое испытателей были потеряны при неудачных пусках, то вопрос вставал просто рёбрышком. Для его решения в одном из отсеков вращающейся секции, где создавалась имитация притяжения, собрались ответственные и причастные уши... Это не означает, что присутствовали только уши в отрыве от остального организма, но грызи привыкли считать, что если есть белка - у неё есть уши, потому так и называли: пара ушей, или пуша.

Отсек был достаточно просторен для космической станции и предназначался для кормления, так что и сейчас дежурный по бачку щёлкал ножом по доске, нарезая сдесь же, на борту, выращенный укроп в щи. Что ни говори, а роторная секция - это удобно, в невесомости так не побалуешься ни разу. Сейчас грызи однако не особо ржали и даже кормились чисто для калорий, так как мысли были заняты предстоящим моментом. Испытания были чрезвычайно критичны, так как группа "Лозь", занимавшаяся тем же самым паралельно, отцокивалась о том что через месяц будут результаты; а по ранней договорённости выходило, что тот кто не сумеет запустить штуку - ни в пух не умеет работать и следовательно эт-самое. В конце концов, на всю эту погрызень были потрачены гигантские ресурсы, и хотя потрачены они были сугубо в добровольном порядке и ни от кого ничего не отрывали, конец всей эпопеи в бесславном списании "Выпи" на лом был бы несколько обиден. Потому грызи и напрягли думалки, чтобы ничего не упустить под конец.

- ИтаГ, - цокнул пожилой грызь, качаясь на стуле, - У нас остаётся принципиальный вопрос, кто полезет в ракету.

Белки пожевали резцами и дружно почесали за ушами.

- Предлагаю соответственно себя, - без ложной скромности добавил он.

- Кшяр-пуш, - цокнула белка, - Ну ты же ведущий специалист по квак-глюонной плазме...

- Кварк-глюонной, - поправил грызь.

- Ну вот. Кто будет эт-самое, если ты того?

- Логично, но тут вопрос стоит так, - Кшяр поставил солонку, показывая как стоит вопрос, - Если испытание накроется, и образцу настанет погрызец, то уже не потребуется эт-самое.

Носы и уши повернулись к одному грызю, ибо это был медицинщик; тот посмотрел на потолок и прицокнул.

- Не, Кшяр-пуш, я против, - прямо цокнул он, - Здоровьишко у тебя ничего, но надо получше.

- Ну и впух, - легко согласился тот.

- Ещё Мрея из 3го отдела рвалась, - заметил кто-то.

- О не-не-не, её точно впух, видали мы как она на симуляторе летает, пять минут и готово...

Таким образом, довольно простой, по сравнению со всем остальным, вопрос оказался весьма сложным.

- Слушайте, - цокнул кто-то, - А почему именно грызя? Может, сначала собаку запустить?

На цокавшего посмотрели как на идиота и даже отвечать не стали. Мысль о том чтобы засунуть в "ракету" кого-то ещё кроме себя, не могла прийти в здоровую беличью голову. Если всё сделано на отличненько - значит, ничего не должно случиться. Нагородил ерунды - проверяй на собственном хвосте, что может быть логичнее? Ввиду этого "умника" увёл с собой медицинщик, проверить на предмет нервных расстройств.

- Вообще наверно могу предложить ээ... - цокнул ещё один.

- Хмм, а это мысль. навигацию знаешь на отличненько, тушка здорова, так что эт-самое!

- Я вообще хотел предложить поискать не у нас. Ну да ладно, раз уж так и.

Попавшего под раздачу грызя погоняли Шушен, это был буроватого цвета белкач с небольшими кистями на ухах, как и у всех белок такой породы. Ранее на "Выпи" он работал в технической части и лично собирал агрегаты "Изделия 404", как называли сверхсветовой аппарат. Перспектива досрочно прекратить существование его ничуть не испугала по той причине, что глупо бояться этого на космической станции, кояя есть эфемерная оболочка в необозримом вакууме; собственно как цокалось, "жить вредно - от этого умирают". Тем более что грызь хорошо знал, какая работа проведена, и это придавало уверенности. Было доподлинно выяснено, почему неудачно прошли прошлые полёты, и косяки устранили. Вопрос лишь в том, что после устранения этих косяков могут вылезти новые. Естественно, риск был наморду, а также сознание того, что никто не заставляет. Шушен припомнил имена тех грызей, что рискнули до него, и ему стало слегка не по себе. Поэтому грызь решил выбросить всё это из головы, как не помогающее теме.

Лежа на кушетке в своей каюте, белкач пялился в чёрный экран монитора, висящий рядом с головой, и пытался прислушиваться к своим ощущениям. По идее Вселенная всегда подсказывает, тупь ли ты делаешь, просто услышать эти намёки трудно. Вспоминался маленький посёлок в бескрайних травяных равнинах Червона, где прошла вся его жизнь - море трав, высоченных, выше ушей, колышащееся и переливающееся волнами под мощным свежим ветром, вкусные семечки подсолнухов... В конце концов, если бы не возня с подобными материями, на Червоне никогда не было бы жизни. И кому продолжать балет, как не тем кто вырос на этой планете? Шушен ещё раз прокрутил в голове фейловый вариант и нашёл его вполне приемлемым. Его семья, родители и брат с сестрой, конечно поймут, что заставило его пойти на такую погрызень, а стало быть пуха ли.

"Изделие 404" напоминало не иначе как толстобокую ракету, сейчас закреплённую на фермах и оплетённую кабелями и трубопроводами. В задней части находился собственно двигатель, с соплом назад и кучей труб по бокам; эти сопла предназначались для выброса излишней тепловой мощности, а не для реактивной тяги, так что сходство с ракетой было чисто внешним. Основой аппарата была ГЭМ - гравитационно-энергетическая машина, описывать устройство коей цоков никак не хватит; главное состояло в том, что это устройство позволяло преодолевать световой барьер. После окончания подготовки стрела подъёмника перенесла многотонную машину с монтажных ферм на ускоритель - длинная балка, по которой разгонялась тележка, выбрасывала лёгкие космические аппараты вдаль от "Выпи", ради экономии топлива. В данном случае не ради экономии, а ради того чтобы выхлоп 404го не прожёг платформу насквозь.

Когда "ракету" установили, Шушен влез в скаф, через шлюз вышел в безвоздушное пространство и перебрался по фермам в тесную кабину, закрываемую фонарём. Никаких цоков о том, насколько критичен момент, не озвучивалось, так как собрались не дураки и сами всё понимали. На испытателя даже накатило хаха, но он сдерживался, а то ещё сочтут что стоит заменить его. Прочапав магнитными замками на лапах по обшивке, Шушен вплыл в кабину, закрыл фонарь, устроил поудобнее свой хвост и пристыковал скаф к системам аппарата. В саму кабину также накачалась атмосфера, но он и не думал снимать шлем - напух надо, бережёного хвост бережёт.

- Готов ли? - процокнулось в переговорном устройстве.

- На пятёрочку, - цокнул грызь.

- Тогда слушай. У тебя слева по курсу вся Вселенная свободна, там ни одного нашего аппарата нет. Стабилизация по эклиптике внизу от энергощитка, видишь?

- Вижу, - посмотрел Шушен.

- Гравитационные маневры влапную не выполняй, для этого есть комп. В остальном рули как придётся. Старт по готовности.

- Понял, - цокнул тот.

Ещё окинув взглядом приборы, увидев через стекло фонаря солнце и сообразив, куда налево и где эклиптика, грызь вздохнул и нажал кнопку запуска. Электромагнитная катапульта заработала, вжимая его в кресло, и аппарат приобрёл скорость около пятисот метров в секунду, что для пространства конечно было ничтожным. Теперь предстояло некоторое время подождать, пока 404й удалится от станции - выброс частиц мог быть настолько жестоким, что хоть не грызи. Только через пол-часа приспело время запустить силовую установку. Белкач вспушился внутри скафа, насколько это возможно, и щёлкнул тумблерами с надписью "ПУЗГ!". По всему корпусу и по тушке прошла какая-то странная вибрация, словно зарябил воздух, приборная панель, стекло шлема и собственный нос. На экранах внешних камер грызь видел, как их труб по бокам аппарата вырвались ослепительные факелы плазмы, тут же испарившие несколько сот килограммов заглушек, каковые вылетели в виде жиденького газа. Фонарь обдало паром, и будь белкач в самолёте, точно решил бы что он горит. Но вибрация постепенно улеглась, горелки поунялись, и Шушен проверил приборы. Кажется, кастрюля кипела нормально; по телеметрии в этом должны были убедиться на "Выпи", чтобы не казалось а точно. Раз отцока не последовало, значит всё в порядке, решил грызь.

Он поднял взгляд от приборов на панораму космоса и как это часто с ним бывало, ощутил весь масштаб звёздной системы - не просто видел светящиеся кружочки планет, а видел всё это перед собой, как водитель видит дорогу. И сейчас ему предстояло здорово прокатиться. По сути дела настолько здорово, как ещё ни одному грызю до этого. Шушен положил лапу на рычаг тяги и осторожно подал его вперёд. Вопреки ожиданию, его не вмяло в кресло, хотя аппарат рванул с места с ускорением в десятки g! Только почувствовалось какое-то вихляние, словно пол елозил под ногами туда-сюда - постепенно оно улеглось, и белкач с волнением увидел на приборах, насколько быстро он набирает скорость. Определённо гравитационный эффект действовал, иначе его вместе с машиной уже превратило бы в лепёшку. Впрочем, это и так было известно. Предстояло поддать газу, и грызь поддал его.

Он уже усёк, что если прибавлять тягу слишком быстро - трясёт и скручивает, так что переводил рычаг осторожно. Через минуту однако он оказался упёрт в самый край. Шушен снова поглядел в стекло и сердце его забилось гораздо чаще - солнце стало лазурно-голубого оттенка, и что главное, он воочию видел как приближается планета! Скорость явно была такая, что вообразить её неподготовленному уху не удастся. Он вспомнил про левую сторону и осторожно выполнил маневр, аккуратно поворачивая вектор направления; аппарат выписал в пространстве дугу радиусом в несколько миллионов километров. Грызь прекрасно знал из теории, что резкие повороты чреваты, да и автоматика не дала бы это сделать. Единственный косяк состоял в том, что грызь не представлял себе, как измерить скорость - спидометра тут, само собой, не имелось, ибо ему не от чего отсчитывать единицы. Он знал, что на "Выпи" наверняка как-то это проверят, но всё же. Радиосвязь с базой уже пропала просто из-за дальности, и грызь был предоставлен исключительно самому себе.

Глядя на приближающуся звезду, Шушен соображал - от солнца до Червона двенадцать световых минут. Следовательно, засечь по хронометру и гнать. Также он припомнил, насколько можно приближаться к звезде, и так и выставил курс. "Ракета" пронеслась по широченной дуге вокруг светила, развернулась и пошла обратно. Свет звезды тут же сменился на красный, так как теперь она удалялась; грызь, ранее приглушивший мотор, снова дал полные обороты. По пути ему пришла мысль, которую он и исполнил: включил радио на передачу и цокнул

- Эй! Жи-жа!

После чего переключился на приём на той же волне. Несколько минут он провёл в тишине, нарушаемой только гулом механизмов; сзади красным светила звезда, а впереди мерцали синеватые точки обычно жёлтых газовых планет. И совершенно неожиданно в шлеме раздалось

- Эй! Жи-жа!

Конечно цоканье было коверканным и еле различимым, но в этот момент Шушен понял, что всё же перешёл световой барьер. Каким напух образом, он не знал - ведь вот, за стеклом он видел космос! Но факта оставалась таковой - он только что догнал собственную радиоволну. Подумав про это, грызь слегка заволновался, а не просвистит ли он мимо кассы, и выцелив Червон, перевёл тягу сначала на ноль, а затем на реверс. Снаружи это ничем не отличалось - хвост выхлопа всё равно садил назад, но вот машина не разгонялась, а тормозила. Двигателю было попуху, в какую сторону толкать. Шушен увидел, что планета уже близко - пол-лимона где-то, по его прикидкам, и глянул на хронометр: семь минут с пушком. Далее грызь тщательно проверил приборы и своё состояние, и нашёл всё в норме. После чего некоторое время посмеялся, так как только что увидел сверхсветовую скорость. Он стал вызывать "Выпь", и вскоре оттуда процокнулось.

- ШУША!! Отлично, грызо! - послышался безудержный ржач, - Чистейшие орехи!!

- Погодите только там не балдейте, мне ещё стыковаться, - напомнил тот, - Сколько у вас прошло времени?

- Сорок шесть минут.

- Отлично, - посмотрел он на хронометр, - У меня пятьдесять две. Есть сверхсветовая!

- Нутк, цокнули "есть контакт", и стали есть контакт!

Заглушая двигатель, "ракета" приближалась к платформе, навстречу ей уже стартовали два буксира с более традиционными движками, которые хоть и не давали таких скоростей, но зато и не факелировали. Спустя час изделие 404 было успешно пристыковано, и операция по достижению сверхскорости признана завершённой.

>>>>>>>>>>>

Через несколько сотен лет времени, на расстоянии в десятки тысяч световых лет, под серым зимним небом раскинулось огромное скопище разнообразных построек - местные называли это "город". Многие тысячи подобных гнездищ были на этой планете, но этот город был одним из самых древних и развитых среди прочих и назывался Римом. По здешнему летоисчислению шёл одна тысяча шестисотый год, и скопище всевозможных крыш, принадлежавших как утлым хибарам на окраинах, так и огромным соборам, тупо пялилось в низкую сплошную облачность. Морозов тут не случалось, но и температура, вполне комфортная для любых теплокровных зверей, была губительная для жителей, потому как у них... трудно в это поверить, но у них была практически голая кожа, а волосы в основном имелись только на гриве. В итоге эти несчастные создания кутались в одежды, чихали и исходили кашлем, в то время как над ними бодро хлопали крыльями голуби, которым погода была не самый мёд, но вполне ничего. По узким улочкам, выложеным булыжниками, катились телеги, запряжённые ослами и лошадьми - повозки прыгали и грохотали, что при таком "покрытии" дороги неизбежно. Из многочисленных труб медленно полз дым, который не улетал вверх, а вываливался на улицы и болтался там, как кисель.

Не слишком большая процессия отправилась сегодня от одной из тюрем на площадь, называемую площадью Цветов. Собственно с тем же успехом её можно было назвать площадью Верблюдов, или Иголок, потому как связь такая же. Пока повозки, шатаясь из стороны в сторону на булыжниках, плелись по кварталам, конные патрули расчищали площадь от мелких торговцев, неосмотрительно поставивших тут свои лотки. Несмотря на то что разгоняли лоточников плетьми и мягко говоря без церемоний, толпа стала собираться, потому как знала что площадь очищают для важных событий. То тут то там стали проскакивать фразы "казнь"...

- Уу, казнь, синьор?

- Сожжение, синьорита!

- Как мило!...

Так как поглазеть синьоры и синьориты любили, толпа стала скучиваться по краям площади, на которую уже выкатили телеги, и солдаты суетливо стаскивали хворост и дрова к будущему костру. Стояла атмосфера предвкушения праздника, и на время люди перестали обращать внимание на сырую промозглую погоду - они взбодрились и шутили. Из низкой серой облачности на булыжники моросил мельчайший дождичек, так что работавшие торопились, чтобы не отсырел хворост. Из-за спин толпы доносилась музыка, так как во дворе одного из домов гуляла свадьба.

Короче говоря, сотни людей собрались в этот день на площади одного из центральных городов мира, чтобы посмотреть на то, как десятки других людей в поте лица воодрузят лишь одного человека на костёр и сожгут заживо. Преступника как раз выволокли из телеги, и толпа почувствовала некоторое разочарование, не увидев брутального злодея с руками по локоть в крови - так, обычный человечишко. Приговорённого вытащили к столбу и тщательно примотали цепями, а затем ещё и верёвками, на что ушло порядочно времени. Зрители стали переминаться с ноги на ногу и требовать переходить к основной части спектакля, ведь предстоял ещё акт с произнесением слов священником и чиновником светского суда. Первый справился довольно быстро, прочитав что-то нараспев, а вот второй мямлил долго и ровным счётом ничего не было слышно даже тем, кто стоял ближе всего. Собственно, это было никому и не интересно.

- За что казнят этого доходягу? - спросил один горожанин соседа.

Тот изобразил усилие мысли, но потом пожал плечами, каковым ответом первый остался вполне удовлетворён. Зачем знать, за что, если не зная, можно потом придумать собственую версию и разбалтывать её?... Холодный сырой ветер несильно ворочался над площадью, где чиновник наконец дочитал то что читал, или сделал вид что дочитал, и убрался от костра. Задние ряды стали приподниматься на цыпочки, чтобы лучше видеть.

В то время как быстро разгорался костёр, осуждённый ясное дело не очень-то глядел на него. Почему-то ему вспомнилась не вся жизнь, а тихий летний день, в одном из городов... даже и не припомнить, где именно это было, да и неважно это. Двое неспеша беседовали в саду за большим каменным домом; собеседник того, кто сейчас начинал поджариваться, был довольно въедлив и по крайней мере внешне никак не проявлял, что сказанное забавляет его.

- Значит вы считаете, - произнёс он по латыни, складывая жирные ладони, - Что в других мирах могут быть разумные обитатели?

- Коротко - да, но вообще-то это вытекает из самой формулировки "другой мир".

- Это чрезвычайно интересно! - поскольку эту фразу он произнёс уже раз сорок, то поспешил ляпнуть первое что пришло на ум, - А как вы думаете, мы когда-нибудь встретимся с ними?

- Это сложный вопрос, на который мы сейчас ответить не сможем. Расстояния между звёздами чудовищны...

- Когда-то и расстояния до Индии были чудовищны. Но человечество нашло способ.

Черноволосый человек в бурой монашеской рясе слегка усмехнулся.

- С чего вы взяли что человечество первым решит эту проблему, если это вообще возможно?

- Вы правы, этого мы знать не можем, - согласился собеседник, - Но всё же? Сможем ли мы понять их? Ну не знаю... торговать с ними?

- Очень и очень сомневаюсь в этом. Вижу эта тема вас заинтересовала, но боюсь разочаровать. Людям от общения с такими существами вряд ли будет лучше. Ведь если посмотреть на человечество со стороны, а они по другому просто не смогут, то получится довольно неприглядная картина...

Пламя уже почти полностью охватило столб с привязанным, и тому предстояли последние самые тяжкие мучения. Но сквозь дым и огонь он вдруг увидел что-то крайне странное - на крыше напротив костра сидела белка! Здоровенная, огненно-рыжая, с пушистым изогнутым хвостищем. Это было настолько удивительно, что он на несколько мгновений забыл про жуткую боль, а когда вспомнил, то сознание уже не выдержало и отключилось. Серый дым с ошмётками горелых тряпок поднимался над городом, посыпая крыши пеплом. Толпа начала расходиться, так как больше ничего интересного не предвиделось.

Ещё через несколько столетий >>>

...

Сколько можно глазеть на звёздное небо? Теоретически вопрос довольно туп, но вот Раждак Похрюкин, если бы задался им, мог бы подсчитать довольно точно, сколько времени лично он провёл за этим с позволения цокнуть занятием. Трудно себе представить, но на самом деле это были целые месяцы. Многие сквиры уважали это занятие, но уж этой особи выпал довольно нечасто встречающийся шанс собственными ушами услышать, как меняются очертания созвездий, разгораются и тускнут звёзды, что приближались и удалялись от Ёлки, несущейся сквозь вакуум. Грызь толком не знал, что именно он видит за прозрачными панелями, накрывавшими переход к шлюзу; может быть, настоящая картина звёздного узора совсем другая, и всё дело в сверхсветовой... чуть не цокнул скорости. Перемещении, конечно.

Смена у Раждака была довольно таки длительная, по двадцать стандартных часов, но особо крутиться как белка в колесе не требовалось. Сравнение оказывалось довольно каламбурным, так как этот грызь, как и все прочие разумные грызи в радиусе десятков тысяч световых лет, таки и был белкой. Однако так как звёрёк был крупным, он куда меньше суетился, чем его дверолазающие предки, и совершенно спокойно уходил из пультовой комнаты в этот переход, померить его шагами и, как уже уцокивалось, заценить вид космоса. Прозрачные "окна" сквозь которые всё и было видать, находились под защитой выступающего отсека, так что вероятность того что некий шальной камень грохнет в них, была минимальная; тем не менее она была, и грызь прекрасно это понимал. Ради экономии корабль не затрачивал лишней энергии на гравитационное поле с флангов, и одна встреча с "аномалией" уже недёшево обошлась.

Раждак вернулся в пультовую и совершил обычные пассы: проверил комп и покормил рыбу в аквариуме. И то и другое по прежнему оставалось в норме, так что грызь довольно прицокнул, тряхнул рыжими ушами с пушными кисточками, и некоторое время оглядывал аналоговые приборы, на всякий случай всандаленные рядом с компом: бережёного пух бережёт. В самой комнате царил порядочный срач, пластиковые коробки, обрезки всякой арматуры, кабеля и тому подобной шелухи были навалены к стенам, между деревянными кадками, в коих колосились кактусы и прочая зелень, освещавшаяся не особо яркими желтоватыми лампами. В отдельных ящиках произрастала редиска, расползавшаяся усами, и глядя на неё грызь слегка облизывался и подумывал о корме.

Подумывать ему стоило и много о чём другом, ибо ответственные уши корабля ( ОУК ) - не раз цокнуть, даром что их не одна пара. Терроформ-крейсер типа Ёлка-21, носивший собственное название "Верный Пух", являлся весьма основательной посудиной, с носа до хвоста простиравшейся более чем на семь килошагов, так что для перемещения между отсеками использовали транспортёр. Размещённое на борту хозяйство всегда намекало, чтобы над ним поломали голову, так что занять мозг было чем. Зачастую Раждак пользовался возможностью и запускал обзорный зонд - он отходил довольно недалеко, но всё равно можно было увидеть корабль со стороны.

Обычно Ёлки имели зеленоватый оттенок внешнего покрытия - просто так получалось, но "Верный Пух" в отличие от них, был уже намеренно уделан напылением матового чёрного цвета, которое как считалось, должно сильно способствовать маскировке. В оптическом спектре корабль выглядел наподобие какого-то конусообразного куста с вытянутыми цветами или шишками, при этом всё того же сплошь чёрного цвета; в стороны торчали длинные "ветки" стабилизаторов и внешних подвесов, а сами отсеки изобиловали различного размера люками, надстройками и туррелями. Где-то под выступающими конструкциями "шишек", словно несильно пущенный газ в конфорке, светили синим светом силовые установки, толкающие всё это сквозь необозримую пустоту между звёздами. Раждак отвлёкся от созерцания редиса и протянув лапу, снял трубку с телефонного аппарату. Само собой на корабле была компьютерная сеть, но во внеавральном режиме сообщение между постами обычно оставляли на телефон - пока наберёшь номер, снимешь трубку и т.д., уже можешь забыть, зачем хотел фонить. А раз забыл так и непуха вообще!... Прокрутив несколько раз диск, грызь услышал гудки в трубке, а затем цоканье "Чочо?".

- Пухерья, эть ты? - цокнул Раждак, - Как у вас там, лапушка?

- Да вроде так, путём, - ответила белка, - А что.

- Ну вроде цокалось что некоторые тупить начинают, нет?

- Да нет, Раж, - засмеялась Пухерья, - Глупости. Я-то уж знаю, что такое тупить.

- Ну тогда хорошо. Я просто хотел им предложить тут кое-что перетащить метров за тысячу.

- Так тебе надо это перетащить? - уточнила Пухерья, - А то я и сама бы подошла.

- Да не, это сугубо по желанию, - отмахнулся грызь, - Ещё месяц спокойно потерпит.

Почти семь месяцев полёта, и никаких тебе анабиотических или крио камер. Не потому что их не было, а потому что туда просто никто не захотел лезть. На Ёлке около полутора тысяч грызей, и вот из них - ни единому не пришло под уши пропустить семь месяцев, отлёживаясь как мороженая мойва. Поэтому под конец этого периода выдержки начинались уже идеи, граничащие с безумием, типа гонки за курицей по отсекам - птица попала в воздуховод одной из установок, и операция по её изъятию оттуда не была лёгкой. В целом же грызи действительно постоянно находили, чем занять голову и лапы - не зря же слова "скучно" нету в сквирском языке. Причём они не только растили редис и выстраивали макеты парусников, но и вытащили один из двигателей и перебрали его, ибо барахлил; сейчас уже слава Космосу он был на месте, хотя ремонт задержал время прибытия почти на неделю... Но кому это надо, время - вернулись так и замечательно, что ещё нужно для цоканья и мотания ушами? Как показывала, практика, ничего не нужно.

Вдобавок экипаж, помимо всего прочего, сделал большую часть работы по расшифровке неимоверного количества информации, добытого "Верным Пухом" в ходе полёта. Дело в том что корабль был сконфигурирован как разведчик, и задачей его было изучение определённого района галактики. Если посмотреть по карте, район это был микроскопический, однако в него легко влезали сорок тысяч звёздных систем, каждую из которых было бы любопытно закартографировать. Для этого на "моторы" Ёлки и были нахлобучены модули для создания гравитационной линзы, каковая работала как телескоп с диаметром зеркала в тысячи километров. Это приспособление действовало не только в спектре лучей, но и улавливало что-то ещё такое, от чего мозг скипит - короче цокая это было очень, очень большое ухо! И сделав всего двадцать остановок, "Верный Пух" смог окинуть взглядом все эти сорок тысяч звёзд, определив наличие планет вплоть до малых, а также приблизительные условия на поверхности, что интересовало по понятным причинам.

Вот эта прослушка и принесла такую гору инфы, что разбирать её предстояло долго и упорно. Автоматика тут помогала, но всё равно требовалось осмысление промежуточных результатов - чем и были заняты многие грызи. К некоторым наиболее интересным системам были запущены автоматические станции, каковых пришлось на месте из подлапных ресурсов склепать почти три тысячи штук; но, ждать от этих автоматов быстрого результата не приходилось, так как тихоходные галоши сотни лет будут только добираться до места. Летать же осматривать всё лично пока не хватало никакого терпения из-за несовершенства технологии перемещения... впрочем, пуха ли на неё жаловаться, отмахать световой год гораздо меньше чем за этот самый год - это уже замечательно.

Ввиду всего вышецокнутого Раждак чувствовал, что у него и всей смены стащили возможность побдить, пока весь экипаж в анабиозе, но зато появилась возможность вот так походить по холодному корридору и поглазеть на звёзды. Хоть грызь и был ответственными ушами, он специализировался на чистой дедукции, не забивая голову подробностями, так что не были ни разу ни астрономом, ни физиком, ни чем-то в этом роде. А был он просто грызь, которому как и тысячам других грызей, просто пришло под уши протаскать хвост на пару сотен светогодов. Тем более что у этого хвостотаскания была вполне определённая цель, называемая словом терроформ. Но всё это довольно теоретические вещи, не цокнешь же "давайте-ка поднатужимся и терраформанём планетку-другую" - всмысле, результат сделанного одним поколением можно реально оценить только через несколько поколений.

Само собой что самый живой интерес среди тех грызей, что копались с сортировкой и систематизацией данных, вызывали звёзды типа, сходного с типом звезды их родного Мира. Также немалый интерес был и к тяжёлым старым нейтронкам, ибо там можно было обнаружить воистину фантастические залежи элементов потяжелее урана, но всё же основное внимание уделялось первой группе объектов. Интерес тут был двоякий - во-первых возле таких звёзд было наиболее вероятно нахождение планет, пригодных для терроформа, а во-вторых имелся и вполне реальный шанс обнаружить жизнь! Сквироидам были уже известны три звёздные системы с органической жизнью, находящейся на разных стадиях развития; за ними установили пристальное наблюдение и с интересом зырили вот уже сотни лет.

Фира Йфя, довольно молодая белка, как и многие другие проводила много времени возле компа, роясь в данных. Тем более что пока у неё "официально" была работа, особо рассиживаться не получалось, так что теперь грызунья отрывалась на полную. Обернувшись пушным хвостом, каковой по объёму равнялся примерно 75% белки, она развалилась в сурковательном ящике, набитом сухим мхом, и прихлёбывая чай, щёлкала по кнопкам.

Щёлкать по кнопкам и даже просто глазеть на информацию, полученную с гравитационного телескопа - это почему-то доставляло, а вдобавок она неспеша занималась пометкой файлов и ещё кой-какой работой, которая не требовала никаких специальных знаний, но требовала наличия мозга. Можно было подумать что белка в каюте в одну пушу, но на самом деле согрызун ея Ратыш похрапывал в том же ящике, зарывшись в мох и обложившись для мягкости хвостами - своим и звериным. Он тоже часто лазал в комп, собственно они поочерёдно туда лазали, ибо требовался всё же отдых голове.

Фира была довольно обычной белкой, с рыжей пушистой шкурой, белым носом и брюшком, с разлапистыми кистями на ухах, похожими на рысьи, и серебристыми по локоть лапами с цепкими когтями, доставшимися в наследство от древолазающих зверьков. Теперь эти когти помогали зачищать проводку, а также использовать когтевую клавиатуру с малюсенькими кнопками, каковые можно нажимать только когтем. Иногда она отводила взгляд от монитора, и вспоминала картины родного леса - все эти ёлочки, полянки, маленькие прозрачные речки и холмы, столь милые сердцу любого грызя. А сдесь, в каюте, из всего этого имелись только семь банок из-под краски, в которых росли кустики ягод и хвойных кустарников.

Белка почесала за ухом и подумала о том, а не подолбиться ли в сетевую игру - на судне всегда гоняли симулятор истребителя, и мало какое грызо из всего экипажа не знало, как им управлять. А уж отъявленных маньяков, способных выцелить тарелочку за пол-системы, было куда больше чем собственно истребителей на Ёлке. Раздумывая, Фира снова пробежала глазами таблицы и с интересом обнаружила, что как-то снова вернулась к системе 0204. Почему-то она заинтересовала её, хотя никак нельзя было цокнуть уверенно, почему. Ну раз уж, так что зря ломать голову - для такого типа звезды скорее всего третья планета, отрендерить оптический спектр и можно будет цокать куда увереннее. Белка немного завозилась, так что Ратыш прихрюкнул.

- Ратти, ты не против если я займу комп на ближашие десять часов? - спросила она.

- Не, конечно... А? - поднял уши тот, - На десять, напуха?

- Ну как обычно, - хихикнула Фира.

- А чего там хорошего-то есть? - грызь поднялся, снял с ушей куски мха и сунул их обратно в ящик.

- Как минимум там нет ничего плохого. Но если про сейчас, меня почему-то привлекла эта система. Она как-то всем своим видом намекает.

- Намекает на что?

- Просто намекает. Ну так как, я включу?

- Включи, - зевнул Ратыш, - Вообще напух, я тоже забыл у меня три штуки отрендерить надо было, вот курица. Потом сделаю.

Фира запустила обработку данных и привалилась к грызю, отчего оба довольно прицокнули. Мало что может доставить белкам такое удовольствие, как компания согрызуна - ну разве что посадка овощей. Или раскопка грядки весной, или сбор грибов, или... короче получается не так уж и мало. На самом деле, грызи приваливались друг к другу только тогда, когда на то была, как цокнуть, Дурь, а не тупо по умолчанию. Например если выходишь в столовку, то недурно нацепить спецовку, дабы не тешить всуе противоположный пол пушистой тушкой. В остальном на борту Ёлки одеждой не злоупотребляли и если уж надо, использовали скафы. Правда, как и во всяком сквироидском производственном помещении, приходилось выметать линялый пух, набивающийся в решётки вентиляции.

Когда через вышеуцокнутые десять часов Фира снова поглядела на экран, раздалось довольно громогласное цоканье. Третья планета системы 0204 имела азотно-кислородную атмосферу приемлемой температуры и плотности, и вдобавок имела массивный спутник-луну, что есть дополнительный признак стабильности условий. Откровенно цокая, космология вкупе со статистическими данными оценивали вероятность нахождения на такой планете жизни как 1\20, но вот благоприятные условия были наморду. И это вызывало слюноотделение и активное перецокивание. Из всей кучи обследованных систем было обнаружено только девять планет, кое-как могущих, теоретически, что-то содержать. Ответственные грызи были немедленно поставлены на уши этим известием, бросили перестилать в корридорах линолеум и побежали подробнее обмусолить вопрос.

Поднятие хохолков объяснялось тем, что в основном ради этого и была заварена вся межзвёздная каша, и уж не ради того что поставить галочку в отчёт, гигантские корабли годами шлялись по пространству. Соль состояла в том, что сквиры, они же разумные белки, очень любили свой мир и жизнь вообще, во всех её проявлениях. Поэтому они логично решили, что стоит при возможности поступить с галактикой так же, как они и поступали со всем остальным; а возможности уже имелись. Поступали же очень просто и естественно, считая что всё живое на планете, а потом и не на одной - их семья. Как во всякой семье, в ней находились те, кого приходилось ограничивать воизбежание, или поддерживать воимя, но всегда это делалось с чувством помощи от более сильного существа к слабому. Белки понятия не имели что такое ненависть. Поэтому все деструкции устраняли безжалостно, аккуратно и рассчётливо.

В частности, одним из первых узнал о находке оук Раждак, как обычно копавшийся в компе и думавший исключительно цифрами. Ему предстояло ещё немало разбираться с одной только отчётностью о проделанной работе, так что грызь порадовался какому-никакому а событию. Всё-таки когда несколько месяцев не происходит вообще ничего - это начинает нервировать и вызывает подсознательную тревогу, что что-то идёт не так. Раждак мотнул ухом, сорвал ещё стрелку лука из баночки на полке и хрумая её, снова полюбовался на голубой шар планеты 0204.

- Всего-то ничего, - задумчиво произнесла Пухерья, положив лапку на плечо грызя, - Кремний да металлы, и немного азота с кислородом на поверхности. А какая жемчужина получается!

- Это точно, - кивнул тот, - Красотища же.

Белка села напротив, ласково и внимательно глядя на грызя. Её пушистые рыжие ушки медленно поворачивались туда-сюда, и Раждак, который отлично знал свою подругу, понимал что сейчас она цокнет. Так и случилось.

- Тебя что-то беспокоит, грызо, - цокнула Пухерья.

- Меня беспокоит событие, - точно ответил Раждак, - А если цокать пинпоинтно, то факта. Она заключается в том что к этой системе мы послали стандартный исследовательский модуль. Он будет на месте через шестьдесять лет, поэтому всё что у нас есть сейчас - весьма посредственной точности снимки в оптическом диапазоне и по градару.

- Ну так и в чём же?

- В том что это вроде как несоразмерно важности, - откинулся в кресле грызь, - Модуль этот очень хорошая штука. Лучшая из того что может быть! Но и он не застрахован от того, чтобы выйти из строя. Ведь впринципе, камень, разогнаный до гигантской скорости взрывом в другой галактике, может через миллионы лет ударить точнёхонько в эту консерву!

- Какая буйная фантазия, - улыбнулась белка, - Может, но какбы и не может, потому как шанс-то какой.

- Тем не менее он есть, и это напрягает. Кроме того, мы цокаем об идеальном модуле, а к планете летит реальный. Который собирали наши же автофабрики, и ты знаешь, что они ещё как могли допустить косяки.

- К чему ты это всё? - фыркнула Пухерья.

- К тому что стоило проверить данные съёмки раньше. Так мы могли бы запустить туда не один, а пять зондов.

- Ты силён в возвращении в прошлое? Нет, тогда о чём цоканье?

- Цоканье о том что этот косяк надо отметить, - ухмыльнулся Раждак, - Для того чтобы он не был допущен следующий раз.

- Это не косяк, просто у нас не хватило времени проверить снимки, - заметила белка, - А так по плану же трясли... Слушай, ты вообще долго собираешься копаться в этой звёздной пыли?

Она кивнула на монитор, забитый таблицами, как курятник птицами.

- Пока не надоест или пока не закончится, - пожал плечами грызь.

Некоторое время они посидели, разминая мысли под ушами - белки были не любители цокать всуе.

- Так почему бы нам не, - цокнула Пухерья.

Раждак не донёс до рта орех и глаза его округлились. У обоих не возникло ни малейшего вопроса, что именно "не" - грызи, а уж подавно хорошо знавшие друг друга, думали настолько парралельно что им не требовалось договаривать предложения полностью.

- Ты хочешь цокнуть, что мы могли бы отправить зонд сейчас? - всё же уточнил он.

- Конечно, - улыбнулась Пухерья, - Почему нет. У нас скоростных кажется штук двадцать?

- Прострелы, выколотки, и так далее! - потянул себя за уши Раждак, - Почему такая элементарщина не пришла мне в голову?! Чего я тут сижу, спрашивается! Надо же готовить аппарат! А ты, Пуха, как всегда верно цокнула, умное грызо!

- Не тряси, - цокнула Пухерья.

Трясти предстояло машинерию, ибо на Ёлке действительно имелись скоростные зонды, сделанные на основе тех же двигателей, что собственно и сам корабль - всмысле, той же системы. В отличие от стоповых разведмодулей, каковые тупо дрейфовали за счёт приданного ускорения, эти аппараты могли выдавать скорости куда больше световой. Причём тот факт что машины не отягощались экипажем давало им ещё больше возможностей. Недолгие рассчёты, проведённые грызями из "баллистического" отдела, выявили возможность немедленного запуска зонда. Собственно, перемещение на сверхсветовой не мешало это делать.

- Через сколько времени он достигнет системы? - уточнил Раждак.

- Если считать с нашего момента и по времени точки отправления, - цокнула Риса, помешивая чай в стакане, - То примерно пять месяцев. Соответственно, если допустить что проработает он там несколько недель, то где-то через год можно ждать обратно.

- Проверьте программу, - заметил Раждак, - В случае обнаружения жизни ни в коем случае не приближаться ближе 9й орбиты. Будет чрезвычайно тупо, если эта железка навернётся кому-нибудь на уши.

- Сейчас послушаем, - заверили грызи.

Поскольку комповая сеть наличествовала, о событиях на корабле знали все, и живо обсуждали и учавствовали. Тем более при уже упоминавшемся дефиците этих самых событий. В частности Ратыш и Фира, как и многие другие, лично видели алгоритмы программ, загруженные в управляющие блоки зонда. Для надёжности самые критичные места дублировались перфокартами.

- И что будет, если там внезапно окажется жизнь, да ещё и разумная? - осведомилась Фира, позёвывая.

- Я слышу некий подвох в цоках, - цокнул Ратыш, - В этом нет ничего невозможного. Более того, рано или поздно это случится неизбежно, такого чтобы во Вселенной не было больше разума, не может быть.

- Я просто сомневаюсь, что это будет именно сейчас, - уточнила она.

- А. Ну если будут засечены радиосигналы, каковые есть признак деятельности мозгов, то включится алгоритм "тихонько подсмотреть что делается, осуществить радиоперехват и слинять". Основной блок запустит несколько малых зондов, которые не опасны для планеты даже при крушении. Они облетят её на разном расстоянии и передадут снимки и записи приборов. Самое сложное это определить, когда информации будет достаточно, ведь комп не может её осмысливать.

- Мм, - задумалась белка, - Но можно ведь цокнем так, отцифровать определённые характерные моменты и анализировать на сравнении.

- Да ну напух. Как ты будешь сравнивать Миркасу с планетой, на которой живут четыре огромные улитки? А ведь определённо живут, и раз такие здоровенные - наверняка с мозгом.

- Некоторые считают что и у ксиеля есть мозг, - хихикнула Фира.

- Нельзя утверждать наверняка, - заметил Ратыш, - Может и есть.

Оба припомнили ксиель и слегка поёжились. Это была коллоидная субстанция в виде почти прозрачного студня, напоминающего свежий герметик; её обнаружили на одной из малых планет в системе, явно непригодной для органической жизни. Что это такое, откуда появилось - никто не знал, даже структуру толком нельзя было воспроизвести; главное, что ксиель имел свойства поедать материю, превращая её опять же в себя, причём делал это крайне спонтанно. Короче цокая, это была очень странная штука.

Тем временем Раждак и Пухерья, вместе с немалым количеством других пушей, возились уже в ангаре Љ4, ближе к носу корабля, где и хранились скоростные зонды. Сейчас в это техническом отсеке, заставленном стеллажами и оборудованием, толклось порядочно пуха и раздавалось разноголосое цоканье. Центр всей возни, длинный сигарообразный аппарат, был весь оплетён кабелями и подъёмниками, и практически возле каждой его крышки суетились грызи. Поскольку в ТО оуки смыслили немного, то им пришлось подтаскивать материалы, выносить мусор и искать нужные мастерам детали и инструменты. Все с улыбкой оглядывались на установку, каковая представляла из себя прозрачный бачок, в каковой заливали жидкости из разноцветных колб, и там всё это интенсивно перемешивалось - видок у агрегата был сугубо весёлый. Затем техник подключал шланг и коктейль перекачивался в бачки машины, где за каким-то пухом был нужен.

К тягающим тележку подошёл оук Хорь, который также волочил должность завхоза и потому был скуп, как январская мышь. Он приветственно кивнул ушами Ражмаку и Пухерье и сразу цокнул о соли:

- Мы собираемся потратить семь штук калиброваных блоков, сотрапы.

- Хо, мы каждую секунду что-то тратим, - резонно заметила Пухерья, - Кислород например.

- Да при чём тут кисло. Я про блоки. Нам потом все уши истреплют, вы знаете какова их стоимость?

- Кого, ушей? Бугагага... Да ладно тебе, Хорь-пуш, - цокнул Раждак, - Я сам видел, как отражатели по пол-года шлифуют, так что соображаю, что мы тратим. Но напух это не ради поржать же.

- Да я понимаю, но уточняю, так ли оно надо. К объекту отправлен стандартный разведмодуль, разве нет?

- Разве да. Только вот прилетит он туда через шесть десятков лет, а это напух долго для столь критичного случая.

- Тоесть ты считаешь, что вероятно там огромная злая щука гоняется за щеночком, и можно успеть его спасти?

- Хотя бы и так, - пожала плечами Пухерья, - Хотя это маловероятно. Скорее всего дело относится к тому, чтобы как можно быстрее послать туда полномасштабную разведку.

- А зачем побыстрее? - уточнил Хорь.

- Не тряси! - хором ответили грызи, и он перестал трясти.

Часов через сорок тщательной подготовки зонд тип СР был готов к запуску. Отсек отрезали герметичными люками от соседних, после чего из него был откачан воздух; это занимало довольно много времени, так как терять газ не хотелось и выкачивали его до последних кусочков. После того как в отсеке воцарился почти вакуум, открылись задвижки и стена вместе с навешаным на неё оборудованием ушла в сторону, открывая вид на космос. Грызи наблюдали это на экранах, а некоторые через стёкла скафов, ибо вышли дабы подправить, если что-то пойдёт не так...

- Вашего гусака, впух!! Какой хвостоголовый забыл бутылку?!

Бутылка взорвалась от внутреннего давления и теперь осколки, рикошетя в невесомости, постепенно успокаивались и рассеивались в пространстве. Космонавтам в скафах пришлось заниматься сущей тупью, выметая стёкла щётками, дабы они не попали куда не следует. Тем временем стрела транспортёра, на которой был закреплён зонд, стала раздвигаться, вынося аппарат за пределы корабля. Это тоже следовало делать аккуратно, так как крышка имела малые габариты и зонд туда еле проходил. В активном состоянии он мог выдержать попадание камня на сверхсветовой скорости, но пока двигатель не был запущен - машинку вполне можно было тупо погнуть, вмазав в стенку, потому этого и старались не допускать. Наконец вся металлическая тушка, матово-чёрная в основном, оказалась вынесена наружу.

- Катапульта товьсь!... Катапульта!

- Что? Ты катапульта.

- Ах да. Все убрались от прибора?

- Технический персонал ангара убрался.

- Вторая бригада убралась. Запускай!

- Старт!

Без никаких визуальных эффектов массивный зонд выбросило вдаль от корабля, и он тут же исчез, как и не было. Ведь сам корабль двигался на сверхсветовой и поддерживал это состояние за счёт своих двигателей, зонд же сейчас должно было выбросить в пространство на околосветовой скорости, а через минуту изделие запустит двигатель и убудет по назначению. Пускать движок вблизи Ёлки чревато из-за его выхлопа да и вообще возможных осложнений, так что этого и не делали. Запуск зонда был встречен напутственным цоканьем и ухомотанием сотен грызей, наблюдавших его по мониторам.

- Ратти, как здорово! - цокнула Фира, жмурясь от удовольствия, - Мы нашли годную планету!

- Не говори цок пока не перепрыгнешь, - заметил Ратыш, занятый нарезанием капусты в борщ, - Конечно данные наморду, но всё возможно. Так что не стоит цокать раньше времени.

- Хм, а почему бы мне и не поцокать, хотя бы и раньше времени, - пожала плечами белка, и помешала содержимое кастрюли, - Приятно же. Как-никак за этим мы всё это и затевали.

- Правда, - согласился грызь, - Но всё равно это же только самое начало. Ты уже думаешь о том, как туда Жвячного пускать будешь?

Жвячным белки погоняли сома, каковой жил у них дома, в речке.

- Ну да, само собой! - цокнула Фира, - А ещё можно будет много всего туда привезти, ух! Правда мы с тобой этого не увидим, ну да попуху.

- Нам неслабо повезло что мы вообще что-то видим, - напомнил грызь.

Фира припомнила, поводя ушами. Пожалуй с этим стоило согласиться, так как довольно небольшая случайность спасла их от получения очень неприятной дозы радиации. А потому ещё от разгерметизации, и от пробоя силовой линии, и так далее. Находясь в космической среде, всегда подвергаешься повышенным рискам, тем более при постоянных работах. Грызи могли бы легко припомнить немалое количество тех, кто прекратил жить во время этого самого полёта; у их давнего друга, Хреша, в лапах взорвался плазменный паяльник - какого рожна ему вздумалось взорваться, никто так и не понял. Ратыш и Фира испытывали по этому поводу некоторую грусть, но она была связана лишь с тем что они больше никогда не встретятся; самому Хрешу уже было попуху, да и даже если он бы мог взглянуть на это после смерти, то не остался бы недовольным - он прекрасно знал на что идёт.

Пока же на борту "Верного Пуха" продолжались всякие полезные, но необязательные процедуры, а большая часть экипажа либо занималась какой-нибудь ерундой, либо разгребала отчётность по проделанной работе. Как уже уцокивалось, во время самой работы делать это нерационально, когда впереди месяцы полёта. Дело в том что прибывая на точку маршрута, Ёлка использовала свои гравископы для дальнего осмотра ближайших звёздных систем, разведчики обшаривали ту систему в которой корабль находился, ресурсеры вытряхивали элементы из астероидов, а проммодули штамповали комплекты для сборки тех самых разведзондов, что рассылались в количествах сотен штук. Всё это хозяйство теперь требовало детальной отчётности, и приведение файлов к удобоваримому виду занимало очень порядочное время.

- Слушай, - цокнула Фира, протирая уставшие глаза, - Почему бы этим не заняться компу?

Маленькая каюта, обшитая серыми дюралевыми панелями, как всегда неярко освещалась лампами, что висели над растениями. Ратыш опять дрых в ящике, так что только ухо выглянуло.

- Этим и так в основном занимается комп, - резонно отцокнулся грызь, - А нам только осознано направлять.

- Ну да ну да, - почесала за ухом грызунья, - Вот с какого щучьего пушка он снимки по трёшке конвертирует правильно, а по пятаку делает гусак знает что?

- Почём я знаю. Чтобы это доподлинно узнать, надо перекопать всю прогу, или новую сделать.

- Я кое-что шарила раньше, а сейчас уже как-то того.

- Да уж помню, - цокнул из ящика Ратыш, - Алгоритм изготовления болтов на восемь и так далее. У тебя хорошо получалось.

- Хорошо на уровне бельчонка дошкольного возраста, - заметила Фира, щёлкая кнопкой, - А глубже копать было лень.

- Да и в пух. Надо будет - научишься, правильно ведь? Зачем голову всякой ерундой забивать.

- Ээх, ещё немножко - и будем дома! Ратти, ты чуешь чем это пахнет?

- Это пахнет орехами, потатами и дооолгим загулом по хвойнику, - цокнул Ратыш.

- В запятую.

Примерно в это время к теме возвращения к восвоясям перешли и оуки, так как сие событие уже вырисовывалось во весь рост. Ёлка продолжала, если выражаться привычными терминами, набирать скорость до самого конца пути, так что чем дальше - тем быстрее корабль приближался к месту назначения. Таковым местом являлась звёздная система Миркаса, заселённая белками почти три столетия назад; оттуда "Верный Пух" и отправился в дальнюю разведку. При этом надо заметить, что у многих грызей были заранее подготовленные планы по поводу этого самого возвращения, и самые далеко отлетающие - у ответственных ушей боевой части Тигриса Мшухра. Конечно грызь не в одиночку придумал всё то, что впоследствии было реализовано, однако первым мысль отцокал именно он. Собственно, она была проста, как сто орехов.

- Вот слушайте, - цокал Тигрис оукам, собравшимся в столовке 7го отсека, - Время нашего прибытия варьируется на несколько месяцев, так ведь?

- В запятую, - кивнула Пухерья, - По графику нам ещё три месяца, а так будем через неделю.

- Это означает, - размеренно вбивал цоки грызь, - Что системы обороны Миркасы не в курсе, прилетим мы или нет.

- Ты волнуешься за коды опознавания чтоли? - не вгрызли сотрапы.

- Не в этом дело. Я имею ввиду, что у нас великолепный шанс для учений в боевых условиях.

- А...

- Нет, об этой нашей инициативе они там тоже не знают, - кивнул Тигрис, - Что ещё больше повышает ценность.

- Я что-то не вгрызаю, - фыркнула Пухерья, - Что ты предлагаешь?

- Я предлагаю устроить имитацию нападения на Миркасу, - спокойно цокнул тот, - Погодите трясти!

Грызи опустили хвосты, которые они взяли в лапы чтобы трясти.

- Сейчас поясню, с чего это. Это с того, что только у нашего корабля, возвращающегося со столь долгого маршрута, есть возможность провести настолько реалистичную клоунаду, что это будут чистейшие орехи. Думаю, ни у кого не возникнет сомнений по поводу необходимости военных приготовлений?

Грызь обвёл присутствующих взглядом, те почесали за ушами и кивнули.

- А раз так, то нам необходимы проверки боеготовности и эффективности существующих систем, логично?

- Вполне, - согласился Раждак.

- Мы тут уже приготовили соображения по этому поводу, думаю полные детали слишком занудны, но в целом цокну вот что. Потребуется задействовать все наличные у нас на борту котанки и истребители, а также несколько ракет...

- Ракеты-то напушища? - скривилась Пухерья, - Учебное поражение термоядерной боеголовкой?

- Примерно так, - хмыкнул тот, - Ракеты, само собой, будут без боеголовок.

- Ладно, убедил, - цокнула Пухерья, - Но только в том, что хорошая идея. Теперь хотелось бы понять, чем это грозит нам всем.

- Всем - ничем. Ёлку выдвигать на позиции мы само собой не будем, обойдёмся истребителями и прочей ерундой. Кому интересен подробный план?...

Подробный план был интересен всем без исключения. Он заключался в имитации атаки на планету с доставкой на поверхность оружия массового поражения, плюс атака на сторожевые корабли. Команда специалистов с "Верного Пуха" примерно знала, как устроены системы обороны Миркасы, но всё-таки предстояло провести разведку по месту. Отключение опознавания "свой-чужой" не занимало много времени, а уверенно идентифицировать аппараты быстро не получится, так что получалась форменная войнушка. Естественно, грызи не думали сделать ни единого боевого выстрела, но в этом деле выстрелы отнюдь не главное.

- Возьмём их за жабры! - цокал Тигрис, потирая лапы, - В целом план операции примерно такой. Первый групп должен пройти к спутникам Миркасы-6, там кучи газа и камней, за которыми можно скрыться. Два звена котанков по две машины, на прикрытии истребители, трое. Их задача в том, чтобы просканировать обстановку и определить, где находятся сторожевики.

- Обычная тупь, - пожал плечами грызь.

- Обычная, но от этого не менее чреватая. Надо будет прятаться в камни как можно быстрее, чтобы не запалили, и при этом не разбиться об них. Кстати на дубляж пустим автоматику, проверки ради.

- Всмыслях?

- Всмыслях что какбы ИИ будет отрабатывать ту же операцию по реальным данным и принимать решения. Потом проверим, кто больше идиот, - рассмеялся грызь.

Пока же предстояло ничто иное, как подготовка матчасти. Помимо всего прочего, на Ёлке содержались несколько звеньев истребителей и котанков; они здорово помогали со всякими вспомогательными работами, теперь же предстояло использование по назначению, близкому к прямому. Наиболее стрёмную роль брали на себя пилоты истребителей, которым предстояло разведывать подходы; на их машинах нарочно отключили опознавание свой-чужой, и теперь любая автоматическая ПУ могла среагировать неадекватно. Впрочем, они не собирались атаковать, а следовательно по умолчанию автоматика и не должна была открыть по ним огонь. Теоретически. Вот эту теорию и следовало проверить на месте.

Ратыш и Фира возились в ангаре возле "Икса", штатного истребителя в сквирском космофлоте; машина стояла носом вниз, опираясь на два колеса на стабилизаторах и одно на стойке, выдвинутой из носовой части. Обшивка аппарата имела довольно странный зелёно-блестящий цвет, напоминающий лакировку - уж пух знает, как называлось то, что создавало такой визуальный эффект, но от долгого глазения на истребитель потом в глазах летали искорки. В общем, двое упомянтых грызей были ни в пух к истребителям и прочей околовоенной тематике, но поскольку всем хотелось побыстрее расквитаться с учениями, им милостиво позволили поподносить патроны. В данном случае - одноразовые зонды размером с пол-ладони, которые просто заряжались в пушку истребителя и выстреливались оттуда в нужное место. Хотя большинство операций было автоматизировано, в неавральном режиме куда лучше проверить всё лично, просто в прямом смысле взять в лапу и обнюхать. Перед грызями стоял целый транспортный паллет, на коем громоздились ящики с зондами; вдобавок при хранении их пересыпали опилками мягкого пластика, чтоб не стукались друг об друга. Ратыш изымал изделие, осматривал и снимал предохранительную фенечку, типа заглушку, после чего протирал при надобности ветошью и передавал белке. та подключала тестер, смотрела на зелёную лампочку, ещё раз осматривала зонд и только тогда клала на ящик. С ящика боеприпасы брал уже техник, набивавший их в обоймы пушки.

- Не тупь ли мы затеяли, - цокнул Ратыш, - К примеру представь себе вариант, что сдесь уже объявлялись некие враждебные объекты.

- А розовых единорогов не появлялось? - осведомилась Фира.

- То что их не было до сих пор не значит, что никогда не будет. Вариант же возможен?

- Ну... Если подумать то да.

- Ну вот. Наши напух будут на стрёме, возьмут да и первыми нас накроют, как курицыных детей.

- Они же знают, что это можем быть мы, - уточнила белка, - Конечно дурь знатная, ничего не скажешь. Но пользы-то, пользы! Потом напух эту операцию в учебники занесут.

- Главное чтобы не в раздел "никогда так не делай".

- Меньше цоков, больше зондов! - цокнул от аппарата техник.

Любой грызь прекрасно понимал, что риск наморду. Откровенно цокая, риск это вообще вылетать куда-то на такой штуке, как "Икс", внутри коей происходят малоописуемые процессы и наблюдаются гравитационные и временные аномалии. По пустому пространству еще ничего, но когда задача состоит в том чтобы с максимальной скоростью приблизиться к газовому гиганту и сныкаться в его кольцах... Теоретически все эти маневры были описаны и разработаны. Фактически же никто из присутствующих на борту не видел их применения в боевых условиях. А увидеть очень хотелось.

Настолько, что в групп включили даже троих грызей - вирпилов, тобишь виртуальных пилотов, которые никакого отношения к боевой части не имели вообще! Зато на отличненько освоили управление аппаратами, тактику и всю сопутствующую кухню; качества симулятора было вполне достаточно, чтобы вбить в мозг просто рефлекторные реакции и правила. Причина такого распухяйства была вполне логична - во-первых те сами просились, царапая когтями двери ангара, а во-вторых была действительно уникальная возможность проверить, насколько вирпилы пригодны к реальной работе. Из Ратыша и Фиры никто даже не зацокивался, так как результаты по симулятору у них хоть и были, но далеко не такие как у прорвавшихся. Одного из них, Марамака с-каким-то-номером, двое грызей хорошо знали с самого начала полёта, так что не удержались от ухотрепания.

- Можно ведь и того, - покрутила в воздухе лапкой Фира.

- Того можно каждую секунду, - резонно ответил грызь, прихлёбывая чаёк из гранёного стакана, - Я нипухашеньки не расстроюсь, если прекращу жить таким образом.

В столовке негромко бубнило радио, повторяя какую-то записанную год назад передачу, пахло сублимированым кормом и слышался характерный перезвон ложек на подносе. Сидящие за длинными деревянными столами грызи негромко перецокивались, а некоторые ходили туда-сюда с тарелками в лапах, лопая еду.

- Ты и не сможешь расстоиться, - усмехнулся Ратыш, - А семья?

- Может, слегка, - подумав, цокнул Марамак, - Они же грызи и понимают, что к чему.

- И что к чему? - довольно риторически уточнила Фира.

- Ну как. Слушай это: жизнь грызя, как и любого другого существа, конечна. Поэтому нет никакого смысла не делать то, что следует сделать, чтобы тупо перенести дату смерти.

- Буква гэ, буква эм, - цокнула белка, - Вроде логично. А как с инстинктом самосохранения?

Марамак взял лапой хвост и положил его на стол, показывая как.

- Знаешь сколько грызей прилетели на Миркасу за сто лет до нас? - уточнил он, - Сорок тысяч. Сейчас нас сорок миллионов. Вот и цокни себе, имеет ли инстинкт самосохранения в этом ключе хоть какую-то ценность.

- Ну до, - пожала плечами Фира.

Она и Ратыш, как и многие другие грызи, пристально наблюдали за тем как разворачивается операция. А разворачивалась она, как и всякая операция в пространстве, очень небыстро. "Верный Пух" уже сбросил скорость и теперь оказался примерно на расстоянии в десять миллиардов километров от звезды Миркасы. На таком расстоянии и с его маскировкой по всем спектрам, корабль никак не должны были увидеть. На маневрирование и рассылку зондов ушло несколько дней, в ходе которых внутри Ёлки всё оставалось по прежнему; грызи стали ощущать беспокойство, так как дом был близок, назревала операция, и уже нельзя было так спокойно сортировать файлы записей с гравископа.

Ратыш иногда уже подолгу сидел, подрёмывая и глядя мимо экрана, на котором громоздились неисчислимые директории. Он припомнил как однажды у него залипла клавиша и насоздавала этих директорий по самое не грызуй, потом пришлось долго и тупо чистить раздел. Сколько ж их тут, просто ни в пух! У того кто первый раз открывал архивы, уши в бантик завязывались от открывающейся структуры с сотнями тысяч ответвлений - лишь привычный грызь мог часами копаться в этом информационном мху и остаться в добром здравии. Пуха ли, если небольшой в общем диск личного компа Ратыша и Фиры был расформатирован на восемь разделов, причём для удобства.

Тем временем в ангарах техперсонал подготавливал котанки, тобишь космические танки - эти машины были оснащены тупо пассивной бронёй, ибо предназначались для ближнего боя на малых скоростях и толкании среди каменных осколков. По виду они напоминали сухопутные танки, ибо представляли из себя бронеящики с башнями, но без гусениц, конечно. Всего предполагалось задейстовать двенадцать штук, тобишь все что имелись в наличии. Управиться со всем хозяйством следовало восьми грызям, остальное работало автономно либо по принципу "делай как я".

- Значит слушайте, - показывал на карту Тигрис, обращаясь к пилотам, - Ваше звено обходит шаху слева...

- Какую шаху?

- Шестую планету системы, впух. У кого есть вопросы к тому слева относительно чего?

Таковых вопросов не было, так как все знали как ориентироваться и где условный "низ" системы, а где "верх" - для этого как точки отсчёта использовали внегалактические объекты, однопухственно видимые с любого места самой галактики. Ввиду этого грызь продолжил вцокивание соли:

- Обходит и применяет распространение ложных целей в количестве двадцать штук. Задача манёвра - отправить ложные цели с ускорением, а самим дрейфовать и не подавать признаков жизни, если не запалят.

- А если запалят?

- Тогда крутитесь до последнего, - Тигрис оглядел пилотов, - В общем не могу запретить в критичной ситуации включить опознавание, но лучше если вы это сделаете как можно позднее. К тому же это не стопроцентно поможет.

- Это как??

- Так что любой код опознавания при желании можно имитировать, поэтому грызи будут действовать как и полагается разумному существу, по обстановке, а не по тому что передаёт комп. Если вы будете заходить в атаку на планету, вас непременно будут пытаться сбить. Ваша задача в том чтобы всё-таки не сбили.

- Какое вооружение для атаки? - уточнил кто-то.

- По шесть ракет 132го калибра на каждом "ИКсе". Пустышки, сгорят в плотных слоях. Но если они долетят до этих плотных слоёв - будем считать что задачу выполнили.

- А тяжёлые ракеты?

- Атакуют сторожевики. Ну всмысле делают вид что атакуют. Они развернуться, когда попадание станет неизбежным. Опять же, если до этого их не собьют - считаем что цели каюк, а мы просто тузы. Так что вот в таком акцепте.

Акцепт был всем совершенно ясен, так что ангары герметизировались, открывали крышки в космос и выпускали в свободный полёт мелочь, каковая рядом с огромной Ёлкой и правда была мелочью - длина того же "Икса" не превышала десяти метров, котанка и того меньше, так что они выглядели как мухи рядом с деревом... хвойным. Прикрываясь заранее выставленными шлейфами заградительных частиц, звенья аппаратов с гигантским ускорением ввинтились в пространство, оставляя за собой еле различимые хвосты жиденькой синеватой плазмы, исходившей из выхлопных соплов. Блестящая обшивка истребителей и угловатые коробки котанков ловили на себе отблески далёкой звезды, ещё почти никак не выделявшейся среди общего узора светящихся точек - однако любой грызь чувствовал, что это та самая звезда. Отделённые от кабины стеклом шлема, пилоты сверяли параметры и разминали лапы, готовясь быстро нажимать кнопки и рычаги. Навстречу носам машин неслись мелкие частицы, которые попадая на гравитационное поле какбы обтекали аппарат и продолжали полёт как ни в чём ни бывало. Некоторые не могли подавить смеха от осознания того, что сейчас вся эта грозная сила направлена в атаку на собственную родную планету, не имея само собой ни одного боевого патрона; к счастью, ржач по вакууму не разнёсся, так что операцию это не спалило.

Марамак Лопащин, как это обычно с ним бывало, поковырялся с работой пол-дня, после чего возложил тушку на гамак и стал посапывать; поскольку за пол-дня он успевал больше чем иные за два, то притензий к такому распухяйству не имелось. Синее летнее небо с белыми облачками сверкало сквозь неплотные кроны сосен, в воздухе восхитительно пахло смолой и нагретой корой, так что рыжий грызун просто растёкся в покачивающейся сетке и заснул, напух.

Проснулся он уже на ногах, что характерно. Тушка просто на автомате перевела себя в бег, когда из-за леса раздалась сирена тревоги. Грызь увернулся от дерева, в которое чуть не впечатался, и уже осмысленно побежал по тропинке; слева выпрыгнул ещё один хвост, замельтешивший между кустами с огромной скоростью. Марамак поднажал и поравнялся с грызем:

- Что за напух происходит?

- Событие! - сбивчиво цокнул тот на бегу, - Кажется перехват!

- Оягрызу!

Бежать им было недалеко, на неширокой прогалине среди леса уже громоздилась многоколёсная машина с пусковой установкой, выкатившаяся из-под маскировочных сеток. Сверху на ней был установлен истребитель И-17, блестящий серебряно-серым корпусом - он со своими стабилизаторами напоминал птицу со сложенными крыльями... куропатку, хотя бы. Наводчик всего этого хозяйства, который сейчас по обстановке был цокнуть так главным, спрыгнул из кабины в высокую траву и громко цокнул. Марамак сначала запрыгнул к ящику на борту автомобиля, выдернул оттуда скаф и начал напяливать его, а уж потом осведомился

- В чём дело, неспокойные наши?

- Общая тревога по всей системе, - отцокался тот, - Нужен перехват целей которые идут к планете. Времени в отгрыз!

- Оягрызу. Что хоть за цели?

- Без по. И без ра, - цокнул грызь, помогая пилоту присоединять провода на скафе.

Через двадцать секунд Марамак захлопнул фонарь аппарата, и тут же установка поднялась, направив истребитель носом в облака. Грызь проверил лампочки - зелёным вверх, и нажал кнопку старта. Машину выбросило с ускорением, от которого слегка потемнело в глазах, после чего раздался гул включающихся двигателей и аппарат пошёл сквозь атмосферу с уже совсем другой скоростью, оставляя за собой широченный инверсионный след. Он вылетел из воздуха, как пробка из бутылки; вокруг стало темно и замерцали звёзды. Марамак послушал комп на предмет того что за цели, и это ему не понравилось - штук семь неслабых групп тащились к планете! Конечно может быть, много ложных целей, но всё равно допушища! И главное, кто такие?!

На ОЛС заднего вида грызь видел, что по орбите маневрируют как минимум две Ёлки, вставая ловить подлетающих - однако ещё лучше сбить их раньше. Из-за этого он поднажал, неотрывно следя за показаниями многочисленных сенсоров, и наконец увидел группу целей. Заход на атаку для сверхсветового истребителя был стремителен, как ничто другое... но ему тут же пришлось убираться в сторону, так как по целям пошли потоки шрапнели с Ёлки. Те дали врассыпную и грамотно перестроились, не купившись на это. Вот стряслось же, подумал Марамак, всё же направляя свою машину на хвост противника; он убедился, что артиллерия лупит по другим, и пошёл на окончательное сближение. Экран высвечивал схему стрельбы, грызь корректировал так, чтобы не попадать под возможный ответный огонь, ибо ни в пух не мог видеть, во что именно целится. По сути тридцатисемимиллиметровой пушке истребителя было почти попуху, во что попадать, мощности у неё было передостаточно. Пилот совместил метки и дал залп. Цель тут же ушла в вираж, не желая пробовать, попадёт или нет...

Аккурат в это время котанки прятались среди камней и кусков льда в широком поясе газовой планеты, в то время как по открытому пространству шерстили истребители обороны Миркасы, выискивая нарушителей. Что ни цокай, а броня здорово пригождалась, когда от котанка постоянно отскакивали куски замороженого газа и прочая шелуха. Чувствуя себя в нычке, котанкисты посмеивались и ждали, как будут развиваться дела у основной группы.

У неё же дела развивались не ахти, так как заградительный огонь сторожевых Ёлок не дал им и близко подойти для сброса ракет по планете, а с флангов их брали в клещи звенья перехватчиков. Эти быстрые лёгкие машины были хороши, но во многих случаях дальнобойный тяжёлый мазер оказывался лучше. Ослепительный красный луч протянулся с одного из кораблей, и на громадном расстоянии точно поразил одну из целей, каковая пыхнула и разлетелась на искорки.

Хотя этот аппарат и был на ДУ, а звенья уходили из зоны обстрела Ёлок, грызи решили заканчивать буффонаду и включили опознавание. Тем не менее перехватчики было остановить не так-то просто, связь доходила до них с опозданием, а на передачу кодов опознавания они не купились вообще.

- Третий, цель шесть минут влево!

- Шестой, опушненчик.

Со средней дистанции несколько И-17 открыли шквальный огонь по маневрирующим целям, светящиеся иглы снарядов мелькали в чёрном космосе, как пули из пулемёта.

Находящиеся под огнём нервничали, но не сильно. Они знали, что этот прицельный огонь не такой уж прицельный - конечно если не оторваться, рано или поздно зацепит, но одно из свойств истребителя икс-типа - возможность уворачиваться и уходить от почти любого навешивания. Марамак, но уже не Лопащин из ПКО Миркасы, а с "Верного Пуха", спокойно выписывал на своём аппарате спирали, хотя и чувствовал что снаряды мелькают рядом - аккурат другой Марамак вовсю жал гашетку.

Неожиданно грызь увидел сбоку свет и успел заметить, как разваливается левый стабилизатор - это было и последнее, что он заметил. Машину снесло с курса и скрутило инерцией так, что она тут же превратилась в облако обломков и плазмы, вырывающейся из внутренностей.

- Я третий. Я подбил одного!

- Третий, отставить атаку! - отцокался диспетчер.

- Как отставить, уйдут же, - спокойно возразил грызь.

- Так отставить, это свои!

- Это не могут быть свои! - резонно цокнул Марамак.

- Тваго гусака!! - взорвался диспетчер, - Я те чисто цокаю, с-во-и!!

- Вот впух, что получается, я нашего сбил?

- Ты всё правильно сделал, грызо. Возвращайся на базу.

Он уже и сам видел, что "цели" сбрасывают скорость и спокойно подходят к Ёлке. Да что за напух... С "Верного Пуха" уже раскрыли свою авантюру, и сам корабль входил в пространство системы. Как и многие, Ратыш и Фира с благоговением глазели на приближающийся голубовато-зелёный шар планеты, рисующийся на экранах.

- Кстати Мара сшибли таки, - сообщил Ратыш, посмотрев внутрикорабельный Глагне.

- Вот впух! - фыркнула Фира, - Не повезло. Ладно, он сам напрашивался на это.

- Угу, хорошее было грызо, определённо, - цокнул грызь.

Они некоторое время посидели в своей каюте бочок к бочку, вспоминая хорошее грызо и слегка вздыхая от того, что больше не услышат его. Однако это нисколько не могло вогнать их в унынье - Марамак и ещё один грызь, которого тоже сбили силы ПКО, отдали жизни мягко цокая не зря и по собственной воле, так что ни разу не стоило переживать из-за этого. Стоило только сделать всё, чтобы полученные результаты ни на пушинку не пропали всуе.

Первоначально всполошившиеся ПКОшники цокали в том ключе а не съехали ли с орехов те кто всё это устроил, но быстро осознали соль и успокоились. "Верный Пух", победно возвратившись из длительного рейса, проплыл по орбите Миркасы, отбрасывая заметную тень на травянистые равнины, леса и холмы. Высадка экипажа осуществлялась в быстром режиме, корабль просто вошёл в атмосферу и завис над площадкой одного из космопортов, выпуская пух на бетонные плиты. Надо уцокнуть что атракцион был тот ещё - Ёлка висела отнюдь не ровно, постоянно качаясь, а грызи спускались по гибким металлическим трапам, крепко держась за поручни, и всё это дополнялось низким гулом и сильным ветром, поднятым движением огромного судна. К тому же внутри Ёлки сила тяготения была направлена к оси корабля, поэтому пройдя через люк, грызь совершал кувырок на турнике и оказывался кверх ногами но снова на полу; глядеть на ходящих "по потолку" было довольно забавно. Несмотря на все неудобства такой высадки, никто не хотел ждать лишнего времени, чтобы оказаться дома. Ратыш и Фира были не в первых, но и далеко не в последних рядах из тех, что почувствовали под ногами родную землю и поспешили убраться из-под нависающей громадины.

В районе Штачного, как назывался райцентр с космопортом, стояла сухая и тёплая погода, бледно-голубое небо расцвечивалось облачками, и из степей несло запахом травы. На самом деле немалую часть суши Миркасы занимали степи и пустыни, так как там ещё не успел сформироваться плодородный слой; этому всячески способствовали, но процесс требовал времени. Здесь, за травяным поясом, всегда было сухо, не жарко и довольно спокойно в плане ветра; дальше погода болталась сильнее. На планете имелись два Лесных пояса, окружённых травяными, они занимали уже примерно половину территории и постоянно расширялись. Стоит ли упоминать, что белки жили в Лесу, а песчаные и каменистые пустоши пока использовали для всяких вещей типа космопортов.

Прибывающий "Верный Пух" встречали только портовые работники, одобрительно цокавшие грызям из экипажа, что мол чистые орехи; тем же сейчас нужно было только одно, поскорее попасть в Лес. Где-то там, за многие световые годы расстояния, это желание за невозможностью пылилось далеко на полке, а теперь стало просто непреодолимым. Благо, никакой волокиты по поводу приземления не произошло, так как накануне бортовой медицинский отдел проверил состояние тушек, в том числе на предмет вирусов, каковые теоретически могли мутировать за время полёта и в условиях космоса. Ничего опасного выявлено не было, так что сотни белок просто веером распространялись по планете от космопорта, стремясь в хвойник. Узнав о прибытии "Верного Пуха", к порту стягивались пушеперевозчики на разном транспорте, готовые эт-самое. Ратыш с Фирой успели влезть в автобус, каковой в свою очередь на станции скоростной железки заехал в вагон и отправился в другое полушарие, чтобы там уже добросить грызей близко к дому.

В их родных местах стояла ранняя весна, что ещё сильнее влияло на чувства возвращения к Дому. Прямо от бетонки, на которой остановился автобус, двое ушли прямиком к низкорослому хвойнику с подстилкой из сухой травы; высокий хвойник тут пока ещё не рос. На ёлочках сверкали изумрудной зеленью свежие "свечки" из мягоньких иголочек, по голым ещё веткам кустов сновали птицы, чирикая и поквохтывая. По всем низинам журчали ручьи, потому как половодье здесь проходило по всем правилам. Грызи зашли в Лес, переглянулись и просто стали валяться по ковру сухой травы, потому как не делали этого слишком долго. Фира просто уткнулась носом в пух ароматного сена, и можно было заметить что слёзы счастья скатываются по её пушистой щеке. Ратыш поглаживал её по хвосту, успокаивая, хотя и сам находился в крайне схожем состоянии. Вышедший из-под веток невдалеке кабан только хрюкнул и снова исчез в зарослях.

Тем временем возня ещё не отпустила дежурную смену "Верного Пуха", которой предстояло поставить корабль на стоянку для ТО, ремонта и вообще чтоб такая тупь не болталась просто в космосе. Чтоже касается оуков, а в особенности Тигриса, то возня только начиналась, ибо им предстояло достоверно объяснить, какого хвоста они вместо того чтобы прибыть в систему, устроили наступление на неё, приведшее к потерям. Четыре истребителя из состава базировавшихся на Ёлке были сбиты, потеряны при этом два пилота; а кцоку, стоимость каждого истребителя непуховенькая. К тому же при пусках в авральном режиме войска ПКО потеряли три аппарата, слава гусю без грызей внутри. В экономическом эквиваленте это тянуло на баснословную сумму, а точнее, как посчитали, на 3,2 баснословных суммы (БС)...

- Но и это, впух, не главное, - цокнул пожилой белкач, прохаживаясь перед столом, - Практически вы совершили военное нападение на наши собственные силы!

- Так в том же вся и соль! - пояснил Тигрис, - Совершили, но не совершили. А ПКО вот три машины профукали, когда реальная тревога случилась...

- Это косяк, - согласился грызь от ПКО, - Будем разбираться, какого пуха. Но в остальном-то сработали на отличненько, нэ?

- Ещё бы, - фыркнул дедок, - Четыре истребителя в труху, он ещё спрашивает. Правда могли бы и больше.

- Они бы и сбили больше, если бы мы не открылись, - цокнул Тигрис.

- Короче цокая, - фыркнул Раждак, - То что такой вариант нигде не прописан не значит что он неправилен. Айда по домам, грызо.

С этим все согласились, ведь операция была хоть и крайне авантюрной, но разумной и действительно уникально полезной, ибо случаи испытания космофлота в реальных боевых условиях были исчезающе редки и относились к типу "стреляй по камню, а то упадёт на планету". Что же касается прописывания, то на это никто из грызей никогда не заморачивался, так как это было не нужно. Никто не будет следовать написанному, если оно идёт вразрез с логикой и разумом, а следовательно зачем писать.

Оуки Раждак и Пухерья добирались восвояси всё на том же транспорте, что и все остальные: сначала челнок доставил их в космопорт, а оттедова пришлось трясти хвост в скоростном поезде. Трясло там не то чтобы уж сильно, но ощутимо; зато с высоты линии, по которой летала электричка, хорошо видны просторы и настоящий травяной океан, что на подступах к Лесу - травища там вымахивала до двух метров ввысь и была исключительно плотная, хоть всё бросай и грызи. При всём при этом белкам как таковая трава эта была напух без надобности, всмысле что никто её не косил и не сеял, а росла она сама по себе, как и всё остальное. В этих переливающихся под ветром полях водились несметные стаи птиц и астрономическое количество мышей и прочих мелких грызей, сопровождаемое соответствующим количеством пере-грызей типа ястребов. Короче цокая, куда не послушаешь - кто-нибудь да возится.

- Ты сейчас прямиком к своим? - уточнил Раждак, глядя на белку.

- Угу, - цокнула та, глазея в окно и теребя хвост лапами.

- Тупь спросил, - усмехнулся грызь, - Тогда ладно. Вот тебе бутылка чая, следующая остановка моя.

Пухерья встрепенулась и улыбнувшись, крепко обняла Раждака когтистыми лапками.

- Счастливо тебе, Ражи. Через пару месяцев можно попробовать позвонить, но не точно я буду на месте.

- Тебе тоже счастливо, солнышко, - грызь ласково погладил грызунью по шёлковым ушкам, - Ну давай, до встречи!

Раждаку Похрюкину, да и Пухе тоже, уже было не так то мало лет, но со временем они только сильнее привязывались друг к другу. Причём межполовые отношения тут были вообще не причём, у обоих грызей были и согрызуны, с которыми можно потискаться. Однако вне Леса эти два грызя с самого училища всегда были вместе, как резцы на одной челюсти - вместе они водили и свой первый фрегат, а теперь заведовали частично такой мощью, как Ёлка. Поэтому Раждак с улыбкой обернулся, помахал лапой своей подруге и вышел из вагона - точнее просто выскочил, так как остановка тут была двадцать секунд, по принципу кто не успел тот опоздал.

Раждак оказался на площадке высоченной башни, к которой была подвешена линия для аэропоездов - так называемый 1\10-станок. Солнце медлено клонилось к горизонту, окрашиваясь в оранжевые цвета, несильный ветер потрёпывал кисточки на ушах и хвост, так что белкач с удовольствием спустился с башни пешком, по винтовой металлической лестнице. Он и не заметил, как огромный поезд за его спиной уже исчез - во до чего техника дошла, раньше они грохотали почём зря. Прицокнув, грызь пошёл по знакомой грунтовке, вьющейся по огромному полю; сейчас трава на поле лежала, будучи сухой, потому как в низинах ещё белели внушительные пласты снега.

Пройдя с пол-килошага, белкач свернул с дороги, и одолев некоторую грязь, добрался до столба с фонарём, одиноко торчащего средь поля - он ночью маячил для путников, чтоб не плутали. На обросшем мхом бетонном пасынке висел его, раждаковский, рюкзак, с табличкой "не брать, я полетел на разведку, буду через год". Грызь спокойно осмотрел тару, вынул оттуда мышиное гнездо и бережно расположил его у основания столба, после чего закинул рюкзак на плечо и пошёл себе дальше, насвистывая и прицокивая.

Ратыш и Фира шли домой; не в каком-то смысле, а просто собственными лапами по грунту, взяли и шли домой. Дотудова от ближайшей станции было килошагов триста по лесам, чему они немало порадовались. Пройти столько за один день было нельзя, и грызи располагались на ночлег, используя встреченные по пути пустующие гнёзда типа "норупло" или ещё что-то пригодное для. Вообще это была отличительная особенность беличьих лесов - там постоянно попадалсь постройки, которые были не особо кому нужны; они служили опорой для хмеля, в них часто поселялись крупные зверьки, отличные от белок, и так далее.

По пути им постоянно попадались знакомые - то пролетавшие в небе утки, возвращавшиеся с юга, то лисы, а то и тыси, крупные кошачьи хищники с кисточками на ушах. Они не подбегали тереться боками, но и издали смотрели на идущих грызей явно без опаски, чему те не могли не порадоваться. Как цокала народная мудрость, разум имеет то свойство, что он стоит над видовыми различиями живых организмов. Тысь не может подойти и по дружески понюхать дуся - у птицы врождённый инстинкт спасаться от хищника бегством; лягушка не может признать своей цаплю. И только разумного зверька одновременно могут признавать своим многие самые разные существа, от филинов до полевых мышей...

- Это так оно и, - кивнула Фира на эти цоки и поправила голубя, отдыхающего на плече, - Но что из этого?

- Из этого? - почесал за ухом грызь, - Ну вроде как единение всей жизни, понимаешь? Сначала, по мере её развития, произошло разделение, на виды, на пищевые цепочки и так далее. А когда появилась Дурь...

- Чего уж не отнять.

- То она какбы снова объединила всё живое. Ведь без разума биоценоз не может распространяться на другие планеты.

- Это я знаю и слышала тыщу раз, - хихикнула Фира, - Это очевидно. Но как это относится именно к нам?

- Ты только что с корабля, и спрашиваешь как относится?

- Мм... ну да, тупь цокнула.

Вообще же грызи предпочитали даже не цокать, а идти молча, слушая пение птиц, шелест ветра в ветвях и сухой листве, попискивание мышей в сене и первые "КВАК!" из прудов и луж. Они являлись неотъемлемой частью этого Мира, и никогда не могло им взбрести в голову как-то отмежеваться от него. Два рыжих грызя плыли в воздухе, как рыбы в воде, и чувствовали себя великолепно. Трудно цокнуть от чего именно, но возможно от того, что они оставались дикими зверями, в то время как сейчас над их головой в вакууме пролетали тысячетоные махины, созданные их лапчонками, способные менять климат и орбиты планет.

Маленький домик, в котором обитали фировские отец и мать, был виден только вплотную - настолько он врос в лес, толстенные стволы елей торчали прямо из стен, а уж про мох и траву и цокать нечего, она покрывала сооружение сверху донизу, так что едва было видать параболическую антенну на крыше. Возле домика торчал лось, на которого впрочем обратили мало внимания - торчит и торчит. Искомые грызи обнаружились скоро, метров за двести на полянке, где копались с огородом. Ратышу пришлось слегка жмуриться, так как здесь грызи не утруждали себя одеванием, а тушка у Марисы была мягко цокая привлекательная, к тому же родичи просто затискали обоих космонавтов, как щенков. В этом плане они могли прикинуть, что всё же сильно подослабли за время мотания хвостов по галактике - казалось, что Мариса и Хорь очень сильно жмут лапы, хотя на самом деле они не напрягались. Само собой, предстояло довольно долгое обзорное цоканье о том, как и что, посему вытащили большой самовар, взварили его старыми шишками и долго сидели перед домиком, попивая чаёк и ухахатываясь над рассказами.

Настолько долго, что увидели и чистое звёздное небо - казалось бы, должны были насмотреться на него выше ушей, ан нет - с планеты оно выглядело совсем по-другому, нежели из пространства. К тому же с Миркасы грызи видели знакомые созвездия, а не просто узор из светящихся точек.

- Мы в направлении вон туда летали, - показал лапой Ратыш.

Зверьки аж замерли, переваривая это заявление - действительно оказывалось, что можно просто пальцем показать, куда целый год таскался "Верный Пух" со всей своей командой. Это было довольно странное, но приятное ощущение - увидеть собственными ушами галактику.

- Так что теперь с той планетой что ты нашла? - цокнула Мариса.

- Угу, я нашла! - захохотала Фира, - Кхм. А что с ней, ну скоростной зонд мы отправили вроде как на отличненько.

- Поменьше года, - уточнил Ратыш, - И если всё пойдёт по плану, он должен быть у нас с информацией.

- Уй, целый год! - фыркнула белка.

- Уй, всего год, - поправил грызь, - Ты забываешь с какими расстояниями мы имеем дело. Дотудова сотни световых лет. Точнее не цокну, да и это для перемещения на сверхсвете не принципиально.

- А потом ещё разгребать эту самую инфу, - добавил Хорь.

- Ну а потом что? - не унималась Мариса.

- Потом по полученным данным, естественно, - цокнул Ратыш, - Смотря что там обнаружится.

- Терпения нужны сотни тысяч на всё это, - вздохнула белка, - Слушай Хо, ты сегодня бутылки проверял?

- Угу, - зевнул тот, - Всё по плану.

Под бутылками они как и всякие учавствовавшие в космической индустрии, подразумевали реакторы, вырабатывавшие ядерное топливо. У Хоря и Марисы на балансе имелось восемь таких агрегатов, установленых на первой планете системы; грызи следили за ними, при надобности ремонтировали, перезагружали при помощи роботов на ДУ, управляемых с ихнего переносного компа. Теоретически на этом они заработали изрядную горку финансов, но так как им самим финасы были глубоко без надобности - средства поступали на прочие пользотворные нужды. Сейчас грызи готовились к тому, чтобы поставить ещё четыре "бутылки" и расширить производство - благо, на Миркасе-0.3 можно было вдоволь разводить радиоактивную грязь за неимением ничего живого. Порой они целыми днями возились с этой погрызенью, но чаще всего работали в дежурном режиме, включая комп по пару раз за день.

Ратыш и Фира же пока слышать ничего не хотели о компах, им предстояло нырнуть поглубже в Лес и объедаться ягодами и грибами, дабы как цокалось, "очистить пух от пыли". Надо заметить что очень помогало в дальнейших начинаниях и окончаниях. Двое этих грызей совершили уже несколько длительных полётов - оттрясли в смене на терроформе в системе Цваун, потом летали на пол-года за упомянутым выше ксиелем... дело в том что быстро выяснили, что эта жижа легко поддаётся выращиванию, так что на некоторых безжизненых планетах были организованы фермы по её генерации; ксиель имел кое-какие свойства, пригодные в прикладной деятельности, и в основном был полезен тем, что стоил нисколько. Эти "сады", как их называли, представляли из себя просто равнины, залитые слоем этой фигни, которая лопала камень и увеличивалась сама по себе. Важно было только не прозевать момент, когда жиже клюнет взбрыкнуть, резко укорив рост или сделав что-нибудь ещё...

Однако как было уцокнуто, в Лесу мало что напоминало о подобных вопросах, и грызи имели благую возможность очистить голову и набить желудки не "космофлотским", как погоняли стандартный сублимат, а настоящим кормом - сухими прошлогодними ягодами, первыми побегами щавеля, весенними грибами и так далее. Под резцы шли и сочные отростки деревьев, и еловые "свечки" с тех веток, где они явно гуще чем следует - обрывать их всуе лапа не поднималась, но в лесу всегда можно найти свеже сломаную ветку, тем более если в этом помогает превосходный беличий нюх. В частности это очень сильно воздействовало на грызей, ведь на корабле, как и в любом ограниченном месте, нос не улавливал и сотой доли тех запахов, что попадали в него в лесу. Что уж цокать, если за полсотни шагов, принюхавшись, грызь достаточно уверенно определял наличие не то что грибов, а сухого бревна! Сухое всегда пахло разительно отлично от живого, и дрова не имели никаких шансов спрятаться от рыжих грызей.

По Лесу в основном и отапливались дровами с сушняка, как и готовили на них корм; аккуратный огонь в оборудованной печке, и на всё про всё потребуется не так уж много кусков сухого дерева. Правда, грызи ленились заготавливать дровы по старинке, стальным инструментом, сейчас распространились уже резаки, способные легко чикнуть толстенное бревно как поперёк, так и вдоль. Эти ниткорезы изготовлялись по космическим технологиям, но благодаря массухе стоили вполне убого. У Фиры в её собственном гнезде-норупле был заныкан один такой, небольшая коробка с ручкой редуктора, от которой приводилась в движение тонкая блестящая лента. Лентой следовало обернуть то, что хочешь перепилить, натянуть её и вращать ручку. Также соль состояла в том, что лента в нерабочем состоянии складывалась режущей кромкой внутрь, ибо случайно оттяпать лапу - как раз цокнуть, и только при натяжении могла кромсать. Благодаря какой-то технологии, связанной с атомным взаимодействием, кромсала она зверски, и небольшого усилия было достаточно, чтобы прорезать бревно, как кусок масла.

- Вай, Ратти, послушай, - цокнула белка, приседая на корточки.

Ратыш подошёл и увидел, что на пятачке высохшей земли, среди сухой прошлогодней травы зеленеют листочки земляники, и даже пара малюсньких белых цветочков.

- Первая жеж! - улыбнулась Фира.

- Наипервейшая, - подтвердил грызь.

Немного подустав с непривычки таскать брёвнышки, они уселись на колоду рядышком и некоторое время побыли без движения, любуясь на просыпающийся весенний лес и блики солнца сквозь хвойные ветки.

- А всё таки интересно, как там, на 204й, - цокнула Фира, ковыряя кору коготками.

- Как там? - почесал за ухом Ратыш, - Ну, там есть объекты и с ними происходят события, вот.

- Почему ты так уверен, ты же там не был? - засмеялась белка.

- Зато там были те световые кванты, что спустя много сотен лет попали в наш гравископ. Они недвусмысленно намекают, что там существуют объекты, а следовательно и события происходят. Лог?

- Ещё какой лог, - кивнула Фира.

Оба грызя задумчиво посмотрели на небо - хотя днём звёзд конечно было не видно, они отлично ориентировались и знали, в какой стороне их 204я. Что-то не давало им забыть о казалось бы столь малозначительном факте: ведь помни или нет, планета засвечена и будет изучаться по полной программе. Тем не менее, Фира хвостом чуяла, что не зря она нашла объект настолько рано - как выяснится позже, если бы всё шло по плану, то добраться до разбора данных могли бы года через два. А это в свою очередь на что-то да намекало, правда грызи не знали, на что именно.

За сотни световых лет в сторону в одном из крупных городов из дома вышел один из аборигенов; на вид это был самец среднего возраста и размера, как сказали бы сами местные - товарного вида, достаточно крупный но ещё не старый. Звали его не иначе как Белкой; по паспорту само собой это было не так, но звали именно Белкой, по той простой причине что он сам так себя называл. Нет, у сумасшедшего не было на голове плюшевых ушей и хвоста сзади, с вида он ничем не отличался от миллионов прочих туловищ, спешно ковыляющих по асфальтовым дорожкам города. Но только с вида. На самом деле он не просто так называл себя белкой - просто так можно назвать и водопроводной задвижкой, а потому что способ мышления его отличался от того, какой практиковали остальные. А если, рассуждал Белка, в страусиное яйцо встроена граната - это яйцо или всё-таки граната? Логично предположить, что скорее второе.

Над городом сверкало всеми красками великолепное летнее утро - чувствовалась исключительно бодрящая свежесть, пахло листвой и сыростью, на ветках чирикали птицы. Но населению это было до фонаря, ведь солнечные лучи не пополняли банковских счетов, а птицы не пели хвалебные песни о нём, населении. Белка давно силился понять, но никак не мог упихать в голову то, о чём постоянно твердили человеки - любовь к себе. Впрочем, попытки вникнуть в человеческую психологию он бросил давно как явно бесперспективные; люди были ему мягко говоря не особо интересны, и Белка давно просто ушёл бы от них, если бы не маленькое но. На планете, две трети которой покрывали океаны и которую упорно называли Землёй, уйти от людей можно было в Антарктиду или сходные по условиям территории. Там где имелись хоть сколь-либо приемлемые условия - там непременно околачивались и ммм... Белка думал и над тем, как лучше их назвать, и по их же классификации назвал их торгантропами, по аналогии с петикантропами.

Пока ещё всё было не так шишово и Белке было куда смыться в лес, но даже на его глазах перемены происходили и явно в сторону полного коллапса. Население, которое любило только себя, никак не могло понять что в мире существует что-то ещё, помимо его, населения, надуманных ценностей и так называемой культуры. А следовательно, не могло и остановиться, плесенью пожирая всё новые и новые площади. Вероятно, история Белки окончилась бы гораздо раньше, если бы он не знал астрономию; та же недвусмысленно намекала на устройство Вселенной, из чего было нетрудно сделать вывод о том, что существуют другие миры. Миры, где разум одержал верх над сложными, но механическими реакциями стайного животного. Эта мысль была одной из причин, по которым Белка пока ещё был жив, и сейчас он шёл по городу торгантропов на склад, как они это называли "на работу", чтобы получить за это дензнаки и возможность слинять в лес ещё глубже и дальше.

Вереницы торгантропов семенили по асфальту вдоль большого пруда - тут имелся довольно крутой и высокий берег, с которого открывался отличный вид на водную гладь, лесок на другом берегу и бетонную дамбу, по которой проходила автодорога с мельтешащими машинами. Белка замечал, что эти зверьки совершенно не поворачивают при ходьбе голов - как уставятся вперёд, так и всё. Чуть не половина имели на голове наушники, явно не выключенные... Короче выглядело это настолько бредово, что расскажи кому - не поверят. От созерцания этой картины в течении многих лет можно было и умом тронуться на пятёрочку. Белка уже и не созерцал, пропуская мельтешащие тушки мимо глаз и глядя на пруд, лес и поднимающееся из облаков над градирнями солнце. "Привет, Г2!" - как обычно приветствовал светило Белка, поминая всуе его спектральный класс.

Но пока он был не в лесу, переносить общество торгантропов было сложно. Пришлось прибегать к способу похожему на их собственный, с затуманиванием сознания... каждый день Белка, возвращаясь в квартиру, включал ИБМ ПЦ и приложение WoW. И практически каждый день, или ночь, в зависимости от обстановки, он совершал одной и то же - набирал в этом самом WoW полные сумки травы и варил поционы; на сбор полных сумок уходило часов шесть, поэтому за раз не справлялся. Набив же закрома, пешком тащил "чара" к продавцу бутылок, и в течении ещё примерно минут двадцати варил эти самые поционы, после чего вываливал на аукцион. Два раза уже был забанен как бот, но занятия своего оставлять не собирался. Медленное брожение по обширным виртуальным степям, среди неопасных уже мобов - это расслабляло, а сотни одинаковых предметов радовали своей одинаковостью и настраивали на конструктивный лад.

Окончательно обалдев от сидения за экраном, Белка вышел на захламлённый балкон; стояла весна, и из открытых форточек доносился бессвязный коктейль звуков. По улицам с рёвом проносились автомобили, а в воздухе несло бензином и табачным дымом. Над жестяной крышей соседнего пятиэтажного дома мерцали звёзды, плоховато видные из-за рассеяного света - однако же всё-таки видные. Белка долго глядел туда подслеповатыми зенками, а потом вывел не особо громкий вой, вроде того как это делали собаки. Ухмыльнувшись, он закрыл балкон и пошёл доваривать положенные триста штук Swiftness Potion.

Через положенное время зонд добрался до звёздной системы с номером 0204. Вначале он пролетел вокруг с огромной скоростью, зафиксировав основные объекты типа планет и их спутников; приближаться аппарат не стал, так как его антенны зафиксировали множественные радиопередачи по многим каналам. Следуя программе, с зонда стартовали меньшие автоматы, размером с утку от силы, которые уже пошли на сближение с планетой - их скорость и размер были такими, что обнаружить их не представлялось возможным. "Утки" облетали третью планету системы на различных расстояниях, фотографируя, записывая радиоперехват и делая замеры; инфа передавалась на основной зонд направленной передачей. Несколько автоматов сошли на совсем низкую орбиту, снимая в разных спектрах поверхность планеты и опять-таки записывая то, что передавали в эфире. Одновременно была обследована луна планеты и ещё несколько объектов системы, но там ничего из ряда вон не обнаружилось, и далее на них время не тратилось.

Отработав своё, лёгкие автоматы вошли в атмосферу и сгорели, даже не привлечя внимания, а зонд втихоря разогнался и сделав ещё пару витков вокруг звезды, ушёл в космос в обратном направлении, к Миркасе. На всё про всё аппарат потратил неделю, практически доверху забив все имевшиеся информационные носители - количество радиоканалов зашкаливало, их были десятки тысяч, и чтобы записать хоть малую часть, требовалось очень много места. Следующие несколько месяцев зонд проведёт в космической бесконечности, когда кажется что ничего не движется и лететь он так будет вечно, но на самом деле хронометры отсчитывали уже чёткое время до его прибытия. Собственно это было время, решающее судьбу обнаруженной планеты.

Камень второй: Разведка воем.

По планетарному времени Миркасы событие случилось в 10:12 4го числа месяца Завьюжня. Станция раннего предупреждения, одна из десятков расставленых по орбитам вокруг звёздной системы, приняла сигнал с кодом опознавания. Навстречу объекту был выслан зонд, удостоверившийся в том что аппарат является машиной сквирСоюза, а конкретно - скоростным разведывательным зондом, выпущеным почти год назад с "Верного Пуха". Для точной идентификации потребовалось примерно столько времени, сколько радиосигнал шёл между станциями, то есть несколько часов; на каждой сторожевой автоматической станции нельзя было содержать всю базу данных, так что ей пришлось обмениваться данными с центрами управления и связи. Эта погрызень усложняла процедуру приёма любого судна, но если учесть что количество этих судов измерялось десятками в год, то стоит подумать о крысиной осторожности.

Ещё через несколько часов зонд был состыкован со стартовавшим навстречу котанком и отбуксирован к одной из многочисленных платформ. Межзвёздная машина была сильно изношена, и пройденные титанические расстояния не прошли для неё даром - хоть сейчас на слом. Однако это никого конечно не грызло, так как на то и рассчёт, да и задачу свою изделие выполнило чуть более чем полностью. Скоро выяснилось, что на самом деле куда больше, чем полностью. Сначала же зонд втащили манипуляторами в радиационно-небезопасный ангар, так как от машинки фонило изрядненько. Здесь в первую очередь операторы подсоединили провода для копирования содержимого инфоносителей, ибо это было главное зачем затеивалось погрызище.

В качестве записывающих устройств часто применялись кассеты с оптической лентой, ибо площадь её куда больше, чем у диска. Кассета лишь имела тот недостаток, что нельзя было тут же извлечь нужный кусок информации, как с других накопителей, а приходилось сначала переписать содержимое. Однако при этом ёмкость кассеты превышала ёмкость диска с аналогичным покрытием чуть не в сто раз. На всякий случай грызи, принявшие зонд на платформе, отстыковали блоки с записывающими утсройствами и положили их подальше от двигателя, который всё ещё медленно остывал после межзвёздных забегов. На самом деле, понимая важность момента, рабочие платформы просто напух бросили все прочие дела, занимаясь приёмом зонда. Они расслабились только тогда, когда спустя почти четверо суток вся дата была не только скопирована, но и передана по радиоканалу на планету. Объём данных составлял много гыгов, как называли огромную единицу информации, что уже само по себе наталкивало на мысли.

Раждак Похрюкин, один из оуков "Верного Пуха", космонавт и распухяй со стажем, в это время снова занимался "бухгалтерией" корабельного хозяйства, но на этот раз делал это в лесу, постепенно занимаясь очисткой русла маленькой речки от древесного мусора. Он почему-то любил чтобы речка была чистая, и регулярно так прибирался, хотя это занятие и отнимало в прямом смысле годы времени. Отдыхая, грызь садился в высокую траву, среди которой мельтешили мухи и пчёлы, надевал визорные очки на голову и сенсоры на лапу, и таки образом оказывался на рабочем месте. Очки создавали оптические иллюзии, выводя перед глазами экран и клавиатуру, просто "висящие в воздухе". Помимо этого, нужны были ещё два блочка - один, в котором размещалась вся ЭВМ, и второй с приёмо-передающим устройством, обеспечивающим связь с Сетью, а также не вслух будет цокнуто аккамуль. Его белкач, как и многие, заряжал от лапной динамо-машины. Этот способ по популярности конкурировал только с солнечными батарейками...

Так вот, занимаясь разборкой очередной мысли, грызь увидел входящее сообщение и ткнул в него курсором. Оказалось что это Пухерья, каковая находилась примерно в таком же состоянии, но просто в другом лесу. Белка отцокала буквами, что космофлот принял ихний разведзонд с объекта 0204 и данные уже скопированы в Сеть. Подумав "интересно", белкач переключился на эту тему и стал просматривать материалы. Как скоро признался себе он сам, слово "интересно" к делу относилось, но отнюдь не описывало полностью. Это было не интересно, а поразительно! Сидя среди колышащейся под ветром цветущей травы, Раждак видел фотографии, сделанные автоматами с орбиты планеты - океаны, зелёные ковры леса покрывающие сушу, реки, пустыни и ледяные шапки на горах - всё это недвусмысленно намекало на то, что этот мир обитаем. Однако более всего захватывало пух от видов ночной, не освещённой солнцем стороны планеты - тысячи, миллионы огоньков сливались на ней в какой-то странный узор. Хотя их было непомерно много, любой космонавт сразу бы цокнул, что это такое - населённые пункты, освещённые дороги и порты.

- Оягрызу, - прямо цокнул он и это же набрал по клаве.

- Вот именно, - ответила Пухерья, - Всё, погрызец! Мы нашли полномасштабную разумную жизнь!

- Я не совсем про это, - уточнил белкач, - Послушай сколько этой разумной жизни.

- Допушища. Мы сначала даже решили, что это вулканичесая активность или что-то ещё, очень уж много фонарей. Но вот посмотри, это точно скопления построек, типа цокалищ, только непомерно огромные.

- Оягрызу! - у Раждака аж дыхание перехватило, когда он окинул взглядом фотографию огромной площади, сплощь покрытой постройками и расчерченой на кварталы дорогами, - Какой сумасшедший столько нагородил?

- Послушай по улицам, там населения - как жуков под корой, - показала ещё картинку белка.

- Оягрызу... Ничего другого не могу цокнуть, напух.

- Я боюсь нам предстоит ещё посмотреть много видео, - добавила Пухерья, - Радиоперехват выявил множество телеканалов. Сейчас кому следует занимаются дешифровкой сигналов.

- Это будет чрезвычайно кстати, потому как сверху всё это выглядит крайне странно.

- А дешифр может занять порядочно времени, мы же понятия не имеем какая там система. С другой стороны разве это так критично, ведь главное уже ясно - планета с жизнью, к тому же с разумной. Для колонизации не подходит, а ничего больше особенного там нету.

- Я боюсь я уже вижу косяк во всём этом, - признался Раждак, - Причём такой косячище, что ой ой. Послушай, сколько площади на планете занимает эта самая разумная жизнь. А ведь это, судя по всем признакам, не колония, а изначальный мир.

- Ннну да... Меня это тоже озадачило. Сколько же их там набилось, да ещё и при такой плотности? А что именно по этому поводу ты думаешь?

- Мысли. Конкретно можно будет цокать, когда расшифруем передачи. Дай мне пожалуйста адрес этих радистов, может удастся чем-то помочь им.

- Каким образом, впух?

- Элементарным, путём запуска на своём компе программы, перебирающей варианты.

Таким же образом поступили очень многие из тех, кому не терпелось увидеть, что такого другая разумная раса передаёт в эфир. А таких на Миркасе набралось практически столько же, сколько и пушей, то есть около сорока миллионов. От мала до велика всякий грызь знал, что стряслось, и с интересом поцокивал. Нет, мыслей о том что "момент войдёт в историю" не было, потому как это очевиднейше - если момент случился, так хоть об стену убейся а в историю он уже вошёл и никогда не выйдет. Интерес заключался в том, что наморду была общность каких-то существ, обладающих мышлением, причём явно кардинально отличающихся от белок. Для того чтобы сделать этот вывод с полной уверенностью, было достаточно орбитальных фотографий - нигде, ни на одной населённой сквирами планете нельзя было увидеть ничего подобного. Чтобы цокалище было радиусом сорок километров и кишело населением и машинами - этого ни один фантаст придумать бы не смог. В связи с этим опять же закрадывались сомнения, что возможно всему есть какое-то объяснение, а получить его проще всего, изучая телепередачи. Поэтому миллионы грызей, без преувеличения миллионы, скачали на компы прогу и пусканули её. Благодаря такой массированной атаке на проблему Дурью результат был достигнут в течении недели - был нащупан нужный путь, после чего специалисты уже додумали и полностью скопировали систему телепередачи инопланетян.

На этом надо цокнуть массовый интерес резко пошёл на убыль, так как посмотрев первые ролики, грызи не горели желанием продолжать их смотреть, и вся работы уже легла на уши космофлотских. Собственно, было интересно увидеть этих существ, и уже чего-чего, а их морд на экране имелось в достатке. Собственно, там в основном они и имелись, морды, что и стало причной резкого падения интереса - кому придёт в голову рассматривать это более пяти минут? К тому же для представителей другой расы инопланетяне все были на одну морду, всмысле их никак не получилось бы отличить лично. К большой удаче, в радиоперехват попали и передачи, недвусмысленно предназначенные для обучения языку! Если чущество на экране показывает нарисованные символы и комбинации из них, а также картинки предметов - нетрудно догадаться, в чём соль. Восстановление языка дало бы возможность изучить обстановку куда лучше, чем немое кино.

Ратыш и Фира к этому времени обошли ровным счётом все околотки, где у них был хоть один знакомый хорёк - причём хорёк вплане видовой принадлежности, а не как атрибут - и снова притёрлись к околорабочим темам. После похода "Верный Пух" даже ещё не был полностью подвергнут положеному ТО, ибо штука очень большая и подвергнуть её всю разом - вспушнеешь. Многие блоки были вытащены с корабля на платформы, пристыкованные с боков, и там на просторе с ними уже неспеша ковырялись, в основном роботами на ДУ - кому охота лезть в вакуум, если есть возможность не лезть. Ёлка с платформами стояла между Миркасой и её луной, так что сигнал с планеты доходил быстро и пинг радовал. Конечно грызи не закапывались в одну только тему и периодически следили за развитием исследований инопланетной расы. Следили, удобно устроив хвосты в моховых ящиках для сидения, в маленьком норупле под огромными ёлками и лиственницами; в печке похрустывали поленья, так как на улице была хоть и не зима, но сыровато.

- Я вот чего не вгрызаю, - цокнула Фира, - Зачем передавать в эфир уроки языка? Как его кто-то может не знать?

- Думаю тут ответ один, - глубокомысленно надул щёки Ратыш, - Кло, кло, кудах-тах-тах... Шутка. Я цокаю, скорее всего соль в том что там несколько языков. В Мире тоже сначала их было довольно несколько, потому как разрозненные группы и всё такое.

- Да, но теперь там явно общее информационное пространство, и что, они на разных языках батанят?

- Таки да, - пожал плечами грызь, - Зато нам это здорово поможет.

- Поможет в чём, - уточнила Фира.

- В расшифровке языка. Цокнешь, на кой пух его расшифровывать? Чтобы доподлинно узнать, что за погрызень там творится. Видала, сколько домов они нафигачили? И главное что все, судя по всему, жилые! Нет, если посчитать сколько их по Миркасе - наверное не так уж меньше получится. Но напух это старые и заброшеные жеж!

- Ну много домов, само по себе что из этого? - почесала за рыжим ушком Фира.

- Да это катастроффа просто, вот что. Должно быть что-то, что заставляет этих существ идти на такое безумие? Вот это и хотелось бы уяснить. Может, весь косяк в вирусе, кпримеру, и наши могли бы помочь.

- Таки сразу помочь?

- А почему нет, грызо, - цокнул Ратыш, - Это же не где-то происходит, в во Вселенной.

- Не поспоришь.

С языковедами на Миркасе было напряжённо так как язык тут был один - беличий разговорный, он же литературный, он же всё остальное. Если на планетах, имевших длительную историю, и в изначальном Мире появлялись языковые группы, то здесь нет. Это привело к определённым затруднениям, однако было резонно цокнуто что учебники по сквирскому языку вряд ли сильно помогут при изучении языка столь странных созданий. В том же что они резко отличаются от белок, можно было убедиться по любому пятиминутному отрывку телепередачи, даже не понимая слов. Ратыш и Фира сразу бросили смотреть эту ерунду, и вернулись к своим барашкам... в данном случае "барашком" называлась гайка с "рогами", дабы её можно было открутить влапную без ключа.

При помощи всё тех же очковых проэкторов грызи имели возможность наблюдать за происходящими на орбите процессами, не отрываясь от приготовления салата и щей! Экран ведь можно развернуть не на весь обзор, да к тому же и сделать полупрозрачным. В данное время грызи поочерёдно следили за тремя удботами, возившимися на платформе 409 возле "Верного Пуха" - они планомерно раскручивали на составные части блоки, из коих состояла обмотка одного из двигателей Ёлки. Мотор нынче был установлен на платформе в открытом космосе, и в свете прожекторов можно было заценить, насколько это огромное сооружение. При этом раждый блок имел размеры не более полуметра, а следовательно всего таких кусков в агрегате содержались сотни тысяч. Соль состояла в том что блоки изготавливались из тончайших лент сверхпроводящего материала, переложенных изолятором; в каждом миллиметре имелись тысячи слоёв этой погрызени. Изготовление этих слоек было делом довольно сложным, в то время как их износ оказывался неравномерным и при правильной постановке дела было легко полностью восстановить свойства мотора, просто перетасовав блоки соответствующим образом. Чем надо цокнуть и пользовались. Пол-года не проходило, а двигатель снова был готов таскать огромный корабль к гусю на куличи.

Как уже уцокивалось, никто не заморачивался вопросом оплаты того, что делали грызи, и это было впух правильно, ибо никто из них не работал. Работали у белок вентиляторы, электромоторы, дизель-генераторы и так далее, а сами белки трясли. Тряска обеспечивала их потребность в рациональном мышлении, поставленном на службу Миру. Одно дело маяться дурью, приятной лично, но ещё лучше если пользотворный эффект от этой дури ощутят многие. Грызи с самых давних пор научились делать именно так, а уж теперь, получив в лапы могучие технические средства, и подавно.

Над полем порхали насекомые, мощная стена леса отбрасывала прохладную тень; солнце вскарабкалось высоко в небо и оттуда вовсю светило, на радостях. Крупный серый каяц, перемещаясь прыжками на длиннющих задних лапах, неторопливо пропрыгал по опушке, издал звук типа "уумм" и хотел было улечься в траву, как чуткое ухо уловило шум. Какой-то мощный гул приближалсясо стороны леса, так что грызун задал стрекача в заросли кустов - бережёного хвост бережёт, он тоже прекрасно знал это. После того как зверёк основательно спрятался, прошло ещё несколько минут, и только потом гул стал явственно слышен. Вдоль опушки соснового леса извивалась грунтовая колея, порядочно разбитая и в ухабах, но сейчас полностью высохшая. Из леса появилось транспортное средство размером с три-четыре средних сквирских дома - огромный тягач с двумя раздельными кабинами по сторонам от моторного отсека, и трейлер за ним, поражающий своей длиной - это было натуральное двухэтажное здание на колёсах!

Скребя боками по веткам, огромная машина влезла на пригорок и бодро маневрируя по дороге, пошла дальше вдоль опушки; при движении монстр издавал низкий гул движка, а из выхлопных труб на крыше вырывались потоки горячего воздуха. Широченные колёса с грунтозацепами плющили колею, проделанную тракторами, и просто сами по себе разравнивали кочки на дороге. Все эти десятки тонн управлялись лишь одной белкой, сидевшей в левой кабине тягача и лениво вращавшей руль. Это была молодая грызунья необычной чёрной окраски - иногда такое случалось с белками. Пушистая шёрстка имела буроватый оттенок, а волосы - синеватый, как и кисточки на ушках. Она без усилий подкручивала баранку руля, и махина плавно поворачивала по колее; тёплый воздух, наполненный запахами леса, врывался в открытое окно кабины.

- Чер, ты не припушнела? - цокнул сзади грызь.

- Не тряси! - фыркнула Черника, - Я долго ждала возможности порулить этой штукой.

Белкач пожал плечами и успокоился, откинувшись в кресле; потом он просто вылез в заднюю просторную кабину тягача. Что ни цокай, а "ЩАЗ" представлял из себя целый пароход на колёсах; в данном случае в нём помещался мобильный медпункт. Помещался надо цокнуть со всеми удобствами, так как в огромном двухэтажном трейлере было место и для работы, и просто для проживания персонала. Черника Квотчер состояла в этом отряде в качестве, как ни странно, медицинщика - впрочем тут все были медицинщики, даром что порой приходилось и парашу выносить. Мобильный пункт переезжал по бескрайним лесам в тех местах, где даже дорог особых не водилось, и проводил осматривание и оперативное лечение тушек. Следует зацокнуть что работы у врачей было не так уж много, ибо грызи были умные зверьки и здоровье всуе не тратили. Однако же тем кто всё-таки имел косяки с организмом, пункт был готов оказывать помощь во всех посильных размерах. А если размеры оказывались непосильны, тушку отправляли в медицинский центр.

Провождение времени за рулём столь представительного агрегата, как ЩАЗ, весьма успокаивало, и Черника просто нарочно вцепилась в руль и вела машину все триста киломтеров по разбитым грунтовкам, а кое-где и просто по берегам рек, потому как там даже дорог не наблюдалось. На любой сквирской планете всегда были обширные дикие районы, и Миркаса ни разу не была исключением, так что проходимость машины тут была как нельзя к месту; она плавно покачивалась на ухабах, которые обычная трёхоска едва бы прелезла.

Трейлер наконец остановился на довольно обширном холме; с одной стороны простиралось поле, заросшее куртинами деревьев, кустарником и травой, с другой наблюдался овраг возле поворота речки. Здесь недалеко находилось местное цокалище, но подъезжать прямо к нему сочли чреватым - осторожные грызи будут долго выяснять, что за погрызень приехала, прежде чем подойти. Белка остановила машину на подходящем месте, после чего перевела все три рычага стояночных тормозов в положение "стоп". Увидев что зажглись красные лампочки, она цокнула и заглушила двигатель. Теперь вокруг стояла великолепная тишина, нарушаемая жужжанием шмелей, и спрыгнув с высокой подножки, Черника с удовольствием подставила уши ветерку. Она ещё пошла проверить, всё ли в порядке, но уже предвкушала некоторую расслабуху - пока местное белконаселение прознает про событие, есть время пошариться по округе и просто подрыхнуть. Или ещё что-нибудь... это замечательное чувство свободы переполняло грызунью и заставляло хихикать.

В первую очередь, подложив вдобавок под колёса "башмаки" ( ибо скатывание такой дуры - мало не покажется и бережёного известно что бережёт! ), Черника взяла комп и отправилась просто в траву, распугав оттуда стайку жирных куропаток. Удобно устроившись возле большой кротовой кучи, белка принялась рассматривать новые данные, которые постоянно поступали на глагне о планете 0204. Согласно цокам специалистов по криптологии выходило, что язык уже более-менее понятен и ведётся работа по переводу телепередач. Однако даже самых отрывочных сведений хватало, чтобы морда приобрела вид о___О. По совокупности фактов выходило, что аборигены исторически разделены на группы, которые они называют "государства", или "статы". То и дело всю дорогу население статов собиралось в вооружённые толпы и шло в соседние статы воровать и убивать, тамошнее население тоже собиралось в вооружённые толпы и обычно прогоняло захватчиков, после чего само шло воровать и убивать...

Черника помотала головой и пока оставила столь глубокую ксенологию на потом. Понять это сходу было невозможно. Куда более понятны были цифры, сообщавшие о процентах площади суши, занятой населёнными пунктами и прочими объектами аборигенов; они были чудовищны. До белки не сразу это дошло, но когда она представила себе всё это воочию, её передёрнуло. На гигантском континенте не было районов, в которых сохранились бы сколь-нибудь крупные куски нетронутой территории! Там просто некуда было деться, потому что повсюду, как щупальца чёрного спрута, протягивались ленты дорог, огромные трубопроводы, пух знает зачем качавшие такое количество того что они качали, линии электропередач, тянувшиеся на немыслимые расстояния и более гревшие атмосферу, чем работавшие. Практически всё пространство между насёлками и дорогами было занято прямоугольниками полей - это было прекрасно видно на фотографиях. Белка силилась понять, что там происходит.

Вопроса о том, сложно ли прокормить население в сотни миллионов ртов, не возникало, зато возникал вопрос на какого гусачину нужно такое население?! Невозможно предположить, что биологический вид, освоивший энергию ядерного расада и кой-какие, но всё же космические полёты, не способен контролировать собственную численность. Белка настойчиво искала простое объяснение, думая о том что вероятно, аборигены гермафродиты и размножению у них помешать очень трудно, так как оно происходит непроизвольно. Конечно, довольно печальная картина, когда из соображений жалости они никак не могут убивать своё потомство, а население всё растёт и растёт... С другой стороны это исключительно ихние проблемы, которые выливаются в катастроффу для всей биосферы. А раз так, то стоять в стороне и смотреть, как всё это будет продолжаться, невозможно. Пока однако рано ещё было делать какие-то конкретные выводы, так что Черника выключила прибор и пошла прогуляться по овражку. Как и всякое белко, она любила как загузить голову, так и разгрузить её же.

В овражке было тенисто, но солнечные лучи всё же нагрели воздух и тут, так что особой прохлады не ощущалось. Из травы невдалеке высунулся грызь из медбригады, привлёчённый чёрным хвостом, но узнал Чернику и цокнув, спрятался снова. Таково уж было свойство грызей - не мозолить друг другу уши. В трейлере их было двенадцать, и прохаживаясь вокруг, белка не наткнулась ни на одного, хотя явно все они разбежались также по окрестностям. Между невысокими соснами в низине, где явно расти грибам-маслятам, травы не было, и можно было ощутить лапами прохладный песок, посыпаный сухой хвоей. Само собой, что летом грызунья ходила без обуви. Собственно, на ней были только шорты и небольшая тряпочка, прикрывавшая грудь - пушнина всегда считалась лучшей одеждой.

Пройдя через хвойничек, белка увидела что в низине не только болотце, но и вполне пригодный прудик, питаемый водой от речки. Она тихонько подошла туда, чтобы не спугнуть уток, если они там есть - зачем беспокоить птицу всуе. Однако в осоке на бережке обнаружились не утки, а самый настоящий камышовый кот, пушной и полосатый; окрас его вполне соответствовал названию. Грызунья с интересом наблюдала, как зверёк таился за пучками осоки, а потом сиганул чуть не на два метра, ухнув в воду с фонтаном брызг. Можно было подумать что он ловил рыбу, но тогда после прыжка кот сразу рванул бы обратно, а так он отфыркался от воды и довольно неспеша проплыл кружок вокруг места своего приводнения. Лишь потом кот зарулил к берегу и выбравшись, отряхнулся и исчез в осоке.

Это недвусмысленно намекнуло белке, что стоит порядочная жара и недурно бы сделать тоже самое. Подумавши, она стащила с себя невеликую одежду и втихоря, без плеска, сунулась в воду. Так как пруд был около реки и вода просачивалась туда через песок, она оказалась прохладной, но вполне приятной, к тому же весьма чистой. Основательно промочив пух, Черника перевернулась на спину и лениво подгребая лапами, проплыла туда-сюда по небольшому прудику. В небе мелькали быстрые птицы с раздвоеными хвостами, а за стеной кустов, растущих прямо из воды, хрюкали судя по всему кабаны - там было мелко, а хрюшки не любили нырять.

Поплавав, белка выбралась на берег, ощущая себя в тяжеленной шубе из намокшего пуха; она встряхнулась, как до этого камышовый кот, а хвост и уши выжала лапами, чтобы побыстрее высохли. Одевшись, Черника почувствовала таки прохладу, которой собственно и добивалась, и цокнула. Как оказалось, цоканье было услышано, и примерно по её маршруту к прудику сунулся Ришт, белкач всё из той же медбригады. Увидев чёрную в намоченном виде, он подвысунул язык и мотнул ушами, так что она улыбнулась в ответ.

- Черничка, пуша, мрр, - подошёл грызь, - А как насчёт сподъельничать?

- Впух, Ри, - честно цокнула белка, выжимая гриву, - Давай как-нибудь потом, а?

- Хорошо, - улыбнулся Ришт, - Но лучше выйди на поле, а то прохладно тут.

Белкач стряхнул с плеча Черники сухие листочки, прилипшие к мокрой шёрстке. Чёрная снова улыбнулась и хотела было и правда пойти наверх, на солнце, но потом обернулась и потянула белкача за наушную кисточку:

- Ты слышал, что с планетой?

- Конечно, - вопрос был неожиданный, но не настолько, - Там что-то нуэ... какой-то косяк с численностью разумных существ.

- И возникает вопрос, настолько ли они разумные, - добавила от себя Черника, - Мне показалось что...

- ...что эти ихние "статы" это как стаи, - цокнул Раждак, - Кто хорошо знает волков?

Из висящих на линии грызей волков никто не знал, но представление имели все.

- Волки тут ни в пух, - цокнула Пухерья, - Скорее муравьи.

- Не, муравьи это преувеличение. Мы же видели, что это теплокровные существа размером примерно с нас, при чём тут муравьи. У них в голове есть мозг, это факта.

- Но он как-то туго работает =\. Мы тут переводами занимались, они такую чушь порят, слушать смешно.

- Уточните?

- Уточняю: практически во всех суждениях этих существ отсутствует ПУГ. Они влёгкую притягивают за уши непроверенные и просто выдуманные факты и на их основе строят логику.

Под ПУгом этот грызь, как и все прочие грызи, имел ввиду ничто иное как Понятие об Угле Обзора, каковое гласило, что всё знать нельзя, но практически всё можно при надобности узнать.

- Также у существ...

- Кстати хорошо бы их назвать каким-то образом, а то боюсь долго ещё предстоит кудахтать про них.

- Мы их погоняем по ихней же классификации - торгантропы. Потому что всё что они делают, относится к торговле. Так вот, у них также начисто отсутствуют тормоза и логическое суммирование. Но самое отвратное в том, что этот разум не имеет никакой связи с собственным Миром. У них есть инстинкт самосохранения, но нет инстинкта миросохранения.

- Что-то вы сказки заплетаете, грызо. Я конечно верю, но это настолько странно что просто жуть!

- Каковы вообще планы по поводу всего этого?

- Пока конкретных планов нет, так как не закончена расшифровка всех данных. Но очевидно то, что если ситуация нами понята вцелом верно - оставить её на самотёк нельзя. Сначала понятное дело надо будет выслать вспушню для подробной разведки, возможно даже с высадкой на планету. Далее по результатам этой разведки.

Кому уж было заниматься планированием, как ни Раждаку и Пухерье. Их работа до сих пор всегда оценивалась на пятёрочку, поэтому вопросов о том, осилят ли, не возникало. В качестве корабля, который мог бы выполнить эту задачу, в очередной раз выступил "Верный Пух", но его следовало основательно подготовить. По большому счёту, несмотря на полную уникальность операции, ломать голову тут было не над чем. С военной точки зрения цивилизация на Ёрфе, как торгантропы называли свою планету, опасности представляла меньше чем нисколько, поэтому было предложение обойтись стандартным разведотрядом того же состава, что изучали и ненаселённые системы. В его оснащение входили проммодули для создания наземных баз, обычно располагавшихся на прочих планетах системы; базы на поверхности были хороши своей относительной незаметностью и главное, там была дармовая сила тяжести. Там лучше всего размещать операторов, которые будут контролировать всю космическую группировку.

Однако же осторожный как сто крыс Тигрис Мшухр, также принимавший самое первейшее участие в процессе, заметил, что на самом деле с военной точки слуха система Ёрфи не равна "пустой" системе. Это было очевидно, так как она распространяла на десятки световых лет радиосигналы и при этом очень издалека было хорошо видно, какого типа планета. Логика вырисовывалась довольно простая, а именно если всё это в совокупности привлекло внимание сквиров, то привлечёт и любого другого, кто будет обшаривать район галактики. А цокать уверенно о свойствах этого другого, как показал опыт, нельзя ни в пух. Такими нехитрыми рассуждениями Тигрис пробил среди грызей мысль о необходимости резкого увеличения сопровождающих сил.

Поскольку на "Верном Пухе" и так были установлены модули для производства автоматических станций слежения, оставалось дополнить их возможностями для увеличения базы вооружений. Практически как начали составлять список, так получилось что придётся тащить полную версию всей оборонки! А для этого приходилось увеличивать количество грызей и следовательно расширять базу для их размещения. Втиснуть всё это на одну Ёлку, даром что немаленькое сооружение, оказалось непростым делом. Как всегда помогла синхронизация военного и невоенного хозяйства, вплане использования одних и тех же мощностей для разных нужд.

Для того чтобы массированно воздействовать на планету - этот вариант был не утверждённым пока, но виделся в первых рядах - потребуются достаточно дешёвые корабли фрегат-класса, каковые могли бы и пальнуть, и доставлять на поверхность грузы, и в случае надобности оказать отпор внешнему врагу. В качестве таковой машины космофлот имел фрегат Ш229, и вот уж его оуки поехали послушать собственными ушами, благо это было возможно. Слушать Ёлку, глазея на неё в иллюминатор - пустая трата времени, а здесь аппарат имел приемлемые размеры и мог быть оценен по месту.

Раждак, Пухерья и Тигрис встретились на платформе скоростного поезда, и на попутном грузовике поехали в космопорт. С неба, затянутого серой облачностью, моросил дождичек, так что грызи вспушились и шли через открытые пространства маршевым ходом, а не как обычно, прогулочным. Шерсть на хвостах и ушах заметно отсырела.

- Вон он, крысавец, - показал в дымку Тигрис.

Крысавец стоял на бетонированной площадке и представлял из себя по большей части сферу. Слегка сплюснутую, но тем не менее; с одной стороны из этого серо-зелёного в пятнах шара торчали две ммм... штуки - они были похожи то ли на стволы орудий, то ли на двигатели, а на самом деле являлись и тем и другим однопухственно. Помимо этих труб, форму нарушали только крышки в верхней части, одна в нижней и длинные антенны с растяжками, напоминающие плавники ерша. Корабль имел в диаметре около сорока метров, так что при подходе вплотную оказывался весьма внушительной тушкой. Сидела эта рыбина на бетоне брюхом, держась ровно за счёт выдвинутых их корпуса упоров; нижняя крышка, находящаяся под двигателями, была открыта.

- Ну вот послушайте, - показал внутрь белкач, - Куча места. Куда лучше, чем таскать на внешнем подвесе, нэ?

- Ну это-то да, - цокнула Пухерья, поднимаясь по трапу.

Внутри полусфера почти вся была пустая, только по бокам были механизмы, обеспечивавшие открытие крышки и выдвижение упоров; в остальном это был просто грузовой трюм. Можно было лично увидеть тяжёлый грузовик, закреплённый на стенку - так техника не болталась внутри при маневрах; ящики, мешки и бочки прижимались брезентом, сетками и тросами.

- Сюда же можно закрепить машину до полусотни тонн, - показал на крепления Тигрис, - Тобишь любую наземную из мыслимых. Немыслимые можно доставить по частам.

- Понятно, - кивнула Пухерья, - А это что?

Она показала на серый мешок размером метров пять, притёртый сетками к стене трюма.

- Топливный мешок. Можно заполнять газом для двигателей фрегата или ещё чем-нибудь другим.

- Угу, - цокнул Раждак, - Это хрурненько.

По изогнутой лестнице они поднялись на следующую палубу корабля, где находилась силовая установка, расположенная "бубликом" внутри шароообразного корпуса. Внутри тора зижделось всяческое дополнительное оборудование, установленное достаточно просторно чтобы иметь к нему лёгкий доступ; грызи же прошли под тором на внешний корридор.

- Вот тут двенадцать выдвижных штанг, расположеных вокруг корпуса по экватору. Они отодвигаются примерно на сорок шагов в максимуме. На них можно установить туррели, дополнительные ОЛС и тому подобную погрызень.

- Угу... - припомнили грызи.

Далее лестницы вели в верхнюю полусферу корабля, по центру каковой находился модульный отсек. Сейчас он не был занят, но в теории туда можно было вкорячить готовый модуль - цокнем, ресурсный или ремонтный. Пока же это была просто пустая металлическая коробка с направляющими по всем стенам и разъёмами для кабелей и труб. В передней части...

- Кстати где у него передняя-то? - фыркнула Пухерья.

- Тама, - показал пальцем Тигрис, - Где пушки, это считается хвост.

Передние отсеки были разделены на три этажа и включали операторские комнаты, частично совмещённые с каютами экипажа, пункты управления, и конечно столовку с пищеблоком. В этих помещениях могли с удобством разместиться штук двадцать пушей. Раждак задумчиво позырил на окна передней рубки, прикрытые бронекозырьками, и послушал приборы. Помимо экранов компов, тут имелась и куча аналоговых циферблатов, точности ради. Даже полный коматоз электронной системы не вывел бы корабль из строя, на что и рассчитывали. Соль ещё состояла в том, что сами сквиры легко могли использовать пушки Ёлок для электромагнитной наводки и выбивания электроники; сжечь же лампы-диоды куда сложнее, а перфокарты вообще нельзя.

В отсеке за модулём, тоесть с другой стороны от жилой части, находились как раз ЭВМ, оборудование жизнеподдержания и ещё много чего по мелочи. В самом хвосте имелся отсек, откуда можно было воочию увидеть стволы пушек-двигателей.

- Здесь ещё можно установить много всего, - цокал Тигрис, - Дополнительные прицельные устройства, например. А на сами пушки - рассеиватели и разночастотные излучатели.

- Так это и пушки, и движки? - мотнула ухом Пухерья.

- До! На Ёлке ведь в общем точно также, просто не так заметно.

- А что за излучатели? - уточнил Раждак.

- Разные. Начиная от фокусированного луча на предельную дальность и до электромагнитного поля для воздействия на поверхность. Например, если понадобится убрать с неё кого-нибудь, - прямо цокнул белкач, - Причём замечу что это не мои, а ваши мешки.

- Ну да, это самое воздействие нам может крепко понадобиться, - потёрла когти белка, - Хотя надеюсь, что более понадобятся челноки для доставки грузов. Так значит, вся эта посудина по стоимости не более пяти "Иксов"?

- Совершенно верно. К тому же заметьте, тут два движка, на всякий случай, более надёжно.

- Чисто, - кивнул Раждак, - И сколько таких мы сможем сделать?

- Сколько угодно, - огорошил грызь, - У нас есть оборудование, которое производит оборудование, которое производит фрегаты, и оно будет установлено на "Верный Пух". Вопрос только во времени, будет надо - наклепаем сто тысяч.

- Оягрызу, - в один голос цокнули Раждак и Пухерья, представив сто тысяч фрегатов.

- То есть я так понял, вы одобряете, - хмыкнул Тигрис.

Подготовка Ёлки к походу продолжалась самым полным ходом, и по мере того как прояснялась ситуация на Ёрфи, темпы этой подготовки всё более увеличивались. Вокруг огромного корабля ни на секунду не прекращалось мельтешение автоматических буксиров, а на пристыкованных платформах возились роботы - если бы не вакуум, грохот стоял бы немилосердный. К удаче, вакуума было достаточно. Ратыш и Фира продолжали неспеша, хотя иногда и с наскоками, ковыряться со своей темой, а заодно подправляли крышу норупла, ибо летние ливни начали затапливать жилище. Не то чтобы дождь казался им чем-то враждебным, но вымокнуть в прохладную погоду лучше по собственному желанию, а не потому что выбора нет. Пасмурными вечерами, когда капли барабанили по наскоро наложеным фанерным листам, грызи сидели дома и одновременно учавствовали в подготовке "Верного Пуха". Как ни крути, но для них теперь это была не просто Ёлка, а нечто гораздо большее. Ёлка, с которой связалась вся их жизнь, напух.

Ко входу в норупло, где пока что не было даже стены, во время дождя собирались мелкие белки, зайцы, ежи, и усаживалиь погреться перед небольшой печкой, каковую топили грызи. А Ратыш и Фира сидели тихонько, хотя и не поджавшись, и с улыбкой посматривали на своих друзей, каковых иногда набивалось просто куча. Цоканье и попискивание весьма успокаивали, и Фира дремала под эти звуки, в то время как Ратыш водил лапой по столу и направлял манипулятор робота, работающего за сотни тысяч километров в космосе. Порой он не удерживался и поглядывал на свою пушистую белочку; глазеть уставившись грызи не уважали.

Фира же раздумывала о перецокивании со своим братом Тикером, произошедшим недавно, и невольно улыбалась. У него, ну вместе с согрызуньей конечно, подрастали трое бельчат, а сам грызь возился на каком-то заводе, периодически возвращаясь в Лес к своей семейке. Фира довольно давно не видела их, по крайней мере года два, так что расслушивание этих данных доставляло ей немалое удовольствие. Белка вспоминала беготню маленьких грызунчиков среди ёлок, и её пробивало на хихи; впрочем вид бельчат мало у какого грызя вызывал мысли типа "детство золотое". Ведь никто не мог запретить грызям точно также побегать среди ёлок, ловя друг друга за хвост, поваляться в снегу или прыгнуть в речку - они и так постоянно это делали. Собственно, у сквиров не имелось вообще понятие "детство", каковое если и употреблялось, то только в биологическом аспекте...

- Ээээ! - сказал лось, сунувший морду в норупло.

При этом он приподнял на рога плёнку, которой был занавешен вход, и уставился на грызей. Ратыш, не отрываясь от компа, вынул кусок хлеба и вложил в пасть лося. Тот с чавканьем прожевал, ещё потоптался и пошёл в соседнее помещение, дрыхнуть. Соседним был старый кирпичный сарай, в котором можно было хорошо укрыться от дождя - теперь его использовали исключительно лоси и прочие зверьки. Всё вокруг было таким родным и любимым... но что-то подгрызало Фиру. Как умной белке ей не потребовалось много времени, чтобы понять что именно. Она вспомнила фотографии с Ёрфи - ночная сторона планеты, пылающая в огнях как при извержении вулкана, чадящие трубы заводов, гигантские открытые карьеры, вырытые прямо посередь собственной земли... она содрагнулась и поплотнее устроилась в мягком мху.

- Ратти, - цокнула Фира, - Я этого так не оставлю.

- Ты про что именно, - уточнил тот.

- Про Ёрфь. Нужно немедленно разобраться, что там происходит. Может, проблема гуся съеденного не стоит, а мы тут канитель разводим и сопли пережёвываем...

- Угу, конечно, - ухмыльнулся белкач, - А я сейчас по твоему что делаю?

- Готовишь Ёлку к походу, - засмеялась Фира, - Я идиотка.

- В хорошем смысле, - подмигнул ей Ратыш, - Скоро закончу с этим блоком, кстати.

- А вообще как там продвигается, нэ? - поинтересовалась белка.

- По графику ещё около месяца, Фирочка, а там как хвост ляжет. Моторы будут готовы на следующей неделе, это я тебе цокну лично. А что с модулями, это я не знаю, может побыстрее приготовят.

- Надо саженцы колючками обернуть, - цокнула Фира, - А то улетим опять, зайцы погрызут, впух...

- Фир, а ты уверена что мы там будем в пух? - уточнил белкач, - Я думаю, грызей кучи найдутся.

- Мы как-никак по сплавам кое-что шарим. Так что думаю, таки будем в пух.

За клеёнчатой занавеской продолжал лить дождь, и порядочная лужа собралась на входе; незаметно подкрадывались сумерки.

Насчёт кучи грызей Фира была совершенно права. Тащить в поход всех, кто был не прочь протащиться - никакого места не хватит, а главное создаст излишнюю и крайне нелюбимую белками скученность. Были даже организованы комиссии, отбиравшие наиболее вгрызливых специалистов; иногда правда это сводилось к бросанию калибровочных шайб - кто угадал, какой стороной упадёт, тот и выиграл. Для оуков настало время пошевелить хвостами по полной программе, и Раждак, как и Пухерья, мотался по всей планете как овечий курдюк. Нужно было достать кой-каких материалов и предметов, и список их растягивался на десятки тысяч позиций. Ведь грызь, как и все прочие, никогда не командовал, а только "нерестился"... Так цокали об ответственных ушах, которые выдавали икру - Информацию к Размышлению. Соответственно, Раждак не мог сидеть на связи и ждать, пока кто-то что-то сделает, тем более связь всегда была под лапой. Когда потребовалось привезти кучу шёлковых нитей, пух знает зачем нужных позагрыз, и не нашлось кому об этом цокнуть, Раждак думал недолго. Выглянув в окно, он увидел там грузовик, уже давно стоявший во дворе. Блиц-опрос соседей помог быстро выявить хозяина машины и осведомиться, нужна ли та ему в ближайшие пару дней. Так как была не нужна, белкач тупо влез в кабину и поехал за нитками за восемьсот с лишним километров, большей частью по грунтовым дорогам. Поскольку все прочие возникающие надобности решались сходным образом, процесс подготовки продвигался без задержек.

Черника Мурковна Квточер напросилась в отряд в качестве микробиолога. Она долго возилась с этой темой и под чёрными ушками складировались тонны всяких фактов и экспериментов; собственно она и в мобильном медпункте в основном отвечала за выявление инфекций, не прекращая при этом изучать смежные темы, так что и в теоретическом, и в практическом плане ещё как могла. Микробиология при контактах с другой планетой всегда была критичным моментом, ибо простейшие вирусы могли оказать страшное влияние как на пришельцев, так и на аборигенов. Например сквирские миры постоянно обменивались бактериологической средой, дабы у всех имелся иммунитет и внезапно занести что-то вредоносное было просто невозможно, так как оно уже было занесено и "прижилось". Если же с радостными криками вывалить из летающей тарелки на неизвестную доселе планету, риск учинить геноцид, сопряжённый с суицидом, будет невозможно велик.

Черника тут же, даже не покидая трейлера медпункта, включилась в работу по подготовке всего необходимого. Требовалось большое количество клеточных образцов, дабы на них проверить действие микроорганизмов Ёрфи. Такие банки образцов в лабораториях имелись, теперь оставалось только размножить их, скопировать. Чёрная белка как никто другой представляла себе, насколько может затянуться канитель и какую работу предстоит провернуть, прежде чем можно будет без опаски ступить на поверхность планеты или даже взять в лапы предмет, оттуда поднятый. Подъём предметов нагрузил голову уже Пухерье.

- Как вы собираетесь получить образцы? - осведомилась она, - Высадиться в скафах с фрегата и копаться в чужом огороде? Это астрораспухяйство, да и Тигрис вам этого не позволит.

- Есть зонды для взятия биологических проб, - цокнул грызь, - Для бактерий самое то.

- Дайте-ка заценить.

На экране появился массивный круглый аппарат, каковой спускался к поверхности планеты и поднимался обратно, ведомый лучом с корабля - по лучу передавалась энергия, необходимая для подъёма зонда.

- Оягрызу. Ты понимаешь что такое "втихоря"? А эту штуку будет за тысячу килошагов видно невооружённым ухом.

- А зачем в хоря?

- Да чтобы эти животные ничего не узнали! - фыркнула Пухерья, - Их реакция будет непредсказуема. Учитывая наличие ядерных и биологических вооружений - я лично не хочу видеть эту реакцию. Чтобы её не было, не надо дразнить козла тряпкой, чисто?

- Чисто. Однако боюсь что зондов которые сделали бы это совсем скрытно у нас пока нет, а на разработку может уйти много времени.

Грызи некоторое время пораздумывали над фактами.

- Скрытно понятие растяжимое, - наконец цокнул один, - У нас ведь нет задачи сделать невидимый зонд. У нас задача в том, чтобы аборигены не прочухали, что это зонд.

- К чему ты склоняешь?

- К тому что у них прорва всяких машин - самолёты, корабли, автомобили. Замаскируем наши игрушки под любое из этих устройств и пусть катается, плавает или летает. Ну на случай если выйдет из строя или захватят - вкорячить туда униката...

- А лучше сразу термоядерку. Ты был бы доволен, если бы кто-то сделал это у тебя дома? Нет, вкорячивать ничего нельзя. Можно сделать куда проще - скопировать их собственные технологии и сделать так, чтобы они не заподозрили, что эти зонды не их рук дело. И тогда пусть разбирают сколько влезет. Это даст гарантию ещё больше, чем минирование, потому как самоуничтожение может и не сработать, а вот если там просто нечего искать - то и найти нельзя. Лог?

- Лог. Только вот разве мы уже приняли решение о полномасштабной разведке поверхности?

- Пока нет, - спокойно цокнула Пухерья, - Но по всем данным оно будет принято, если не вскроются какие-то обстоятельства.

На самом деле вероятность этого оценивалась как близкая к нулю. Тигрис например, как и все его коллеги по военной сфере, опушневал от того, что торгантропы в открытую обсуждали, сколько у кого ядерных зарядов, подлодок, танков и так далее! Сколько ракет и перехватчиков охраняют Миркасу - этого даже он не знал, да и незачем ему это знать, сдесь же разведданные, которые можно добывать годами, шли в прямой эфир. Это резко облегчало задачу в случае необходимости нейтрализовать разрушительные вооружения торгантропов, а такая необходимость вырисовывалась чётко. У кого территория поделена на две сотни отдельных политических образований, очевидно не способен на какие-либо разумные переговоры.

Ещё до того, как Ёлка отправилась в поход, был уже утверждён примерный план развёртывания оборонительной группировки вокруг системы Ёрфи, постройки производственных баз, наращивания космофлотской группировки за счёт выпуска кораблей на месте, а также всестороннего изучения планеты. Для выполнения всех этих задач предполагалось отрядить семь с половиной тысяч грызей, однако впоследствии количество увеличилось до пятидесяти тысяч. Этому способствовало дальнейшее изучение материалов радиоперехвата, каковое свидетельствовало о непреклонном стремлении торгантропов, цитата, "к дальнейшему расширению экономики, повышению уровня жизни и возможностей для самореализации". Результаты самореализации были отлично видны с орбиты и недвусмысленно могли быть названы катастрофическими. Первоначальный вывод заключался в том, что торгантропы не способны к объективному восприятию действительности и существуют в искусственно созданной информационной среде собственного общества. А наблюдать за тем, как Ёрфь превратится в один сплошной город, никто из грызей не собирался.

Черника, после того как стало ясно что ей пора собираться, закруглила дела в медпункте и поехала собираться. Как запасливое грызо, она хотела чтобы в её отсутствие норупло и посадки по окрестностям остались в сохранности, а для этого стоило провести множество операций. В той местности, где находился её околоток, как раз заворачивала осень, облегчая расставание с Лесом. Мокрая земля, покрытая ковром сухой травы, постепенно замерзала, а из летящих по небу низких туч сыпал первый снежок - меленькой крошкой он прыгал по оставшимся листьям и тропинкам. Мыши на поле спешили напихать зерна в норы, а жирные донельзя гуси задумчиво стояли возле пруда, потрясали гузками и раздумывали, лететь на юг или не стоит.

Белка неспеша, как впрочем и обычно, прошла несколько килошагов до своего домика на опушке - маленькая норка под насыпанным холмом земли, где в основном стояли сурковательный ящик, стол да печка. Маленькие стёклышки, которые она сама вставляла в самодельные рамы, оставались кристально чистыми несмотря на то, что их отродясь никто не вздумал мыть. Белка юркнула в узкую дверь и почувствовала непередаваемый запах Дома, своего родного гнезда! На самом деле так оно и было, её родители жили здесь, когда она ещё была бельчонком, только потом перебрались в другое сооружение.

Черника с улыбкой провела лапой по старым полкам, на которых до сих пор хранились журналы и пачки изрисованых листов бумаги. Она вытащила наугад тетрадку и стала листать в тусклом свете от пасмурного неба. на пожелтевших листках были её наброски, когда белка рисовала пчёл и всевозможные по конструкции ульи - когда-то она здорово увлекалась, да и теперь вполне могла набрать с окрестных колод мёда. Припомнив про, грызунья облизнулась, вытащила из-под мха инвентарь в виде шляпы с сеткой и дымаря, да и пошла ковырнуть кусок.

Мёда в улье было не сверх меры, но передосточно для того чтобы и себе набрать, и насекомым оставить. По крайней мере в своё время Черника постаралась, и теперь большой, в пять отсеков улей огораживали толстые стальные трубы, забетонированные и переплетённые проволкой - в противном случае пуха с два убережёшься от, как нетрудно догадаться, медведя. Белка аккуратно изъяла две рамки с ароматными сотами, набитыми мёдом, вставила новые, подсыпала всякого полезного для пчёл и тщательно закрыла улей - всё же вероятно долго никто его не тронет.

В домике она запихала мёд в банку, дабы утащить с собой в космос, и окончательно оглядела помещение. Это всегда было старнное чувство, словно уходишь навсегда... но белка припоминала, что такое чувство возникало и просто по пустому месту, так что начхала. В двери домика был сделан хитрый лючок, для кошек, чтобы они могли открыть его лапами, но потом он плотно закрывался - Черника проверила эту дырку, так как именно кошки, обитавшие в окрестностях, скорее всего станут хозяевами на ближайшее время. Таким образом подготовив всё, белка цокнула "досвидания!", закинула на плечо сумку и пошла к родителям, ещё за несколько килошагов. Те обитали в промбашенке - небольшой, шагов сто в высь, так что предстояло ещё поискать их по балконам и помещениям.

Грызи сели испить чаю аккурат на один из балконов, перецокиваясь и глазея на туманную панораму осеннего леса. С верхних этажей ветер то и дело доносил сухие листья, так как там росла куча всякой зелени. Цоканье надо заметить было вовсе не грустным, а напротив довольно-таки бодрым: отец и мать интересовались подробностями и были рады, что их дочка ввязалась в то, что ей чрезвычайно важно и интересно. Кстати это былм совершенно обычные рыже-серые белки, и только хвост у Майры наполовину был чёрный, примерно той же расцветки что и вся Черника. Гены меланинности передавались по их семье каким-то весьма хитрым образом.

- Да, тут ещё Щвяр заходил, - цокнула Майра, - Всё кудахтал, что ты улетаешь и его бросаешь.

Черника усмехнулась, поведя ушами. Щвяр был местным грызем, увивавшемся за ней долгое время в плане как за самкой.

- Пошёл он в пень, - прямо цокнула она, - Щвяр животное.

- Все животные, - риторически цокнул отец, - Ну ты с ним вроде того, вот мы и эт-самое.

- Почему бы мне и не того. Но это не отменяет того факта, что он туп как дерево, - Черника покрутила пальцем у виска, - Разговаривать с ним бесполезно, да и зачем.

- Бхех. Ты вроде собиралась от него бельчат рожать.

- Да и может так и сделаю, одно другому не мешает. То что он тупицей вырос, не значит что у него в роду все дебилы. Я его семью знаю, хорошие грызи!...

Примерно в это же время попивали чаёк, закусывая его орехами, Ратыш и Фира - как впрочем и многие другие грызи по всей планете. На самом деле вскоре о событиях должны были узнать и в других беличьих мирах, но пока корабли тащились - проходили целые годы, так что можно пока было считать что Миркаса должна расхлёбывать кашу сама. Поскольку никто был не против, то и. Пожав на прощанье уши родным, грызи на автобусе доехали до станции скоростного аэропоезда и через два часа оказались в космопорту, где уже собирался пух в значительных количествах, так что обычные пассажирские залы всех не вместили. Точнее не то что не вместили, а грызи как всегда просто не захотели набиваться в помещение, как горох в початок, и пошли расселись по ангарам, пока предстояло подождать челнок.

На поход, в любом случае обещавший быть небыстрым, белки брали лишь небольшие рюкзачки с личными предметами, типа компа, фляжки для чая и миски для "космофлотского". Собственно это была специально подогнанная под условия миска с плотной крышкой, в каковой однако имелся эластичный карман; это позволяло успешно использовать посуду в невесомости, потому как попробуйте-ка вылить жидкость из твёрдой бутылки, если нет силы тяжести - вспушнеешь, пока напьёшься. Ратыш и Фира расположились на тюках с пенопластовой крошкой по стене ангара, в коем стояло несколько небольших аппаратов, и дремали.

Ждать пришлось почти сутки - челноки не успевали подтаскивать всё необходимое, но признаков беспокойства никто не проявил, так как все представляли, насколько трудно заставить летать эту клячу. Наконец кляча с грохотом приземлилась на ВПП, и грызи заняли места согласно... ну, порядку их входа внутрь. Воизбежание полного тупака грызи были проверены поимённо, чтобы случайно не отправить на Ёрфь распухяя, решившего что летит на Миркасу-5, или что-то в таком духе. Салон челнока был не особо тесным, но грызей туда набилось по уши - раскладные кресла позволяли уплотнять тушки в сидячем положении, ибо ходить по аппарату всё равно нельзя.

На Ёлку групп прибыл через пол-часа, и практически сразу уже работавшие там грызи отправили прибывших в морозилку, ибо содержать пятьдесят тысяч пушей обычным методом - вспушнеешь. Морозилка конечно была не так проста, и для начала требовалось пройти всевозможные процедуры контроля и подготовки. Лишь после этого тушку укладывали в ячейку и вводили препараты для погружения в анабиоз. На самом деле морозилка таковой не являлась, ибо не замораживала ниже нуля, а только охлаждала примерно до десяти градусов. В таком состоянии грызь мог находиться в течении десяти лет без никакого ущерба здоровью, что было весьма удобно для транспортировки персонала. Кивнув друг другу ушами, Ратыш и Фира пока расстались, устроили хвосты в ячейках и заснули, глотнув усыпляющего газа.

Старт "Верного Пуха" прошёл безо всяких общих собраний и тем более пафосных речей - как собрались и отцокались о том, что всё готово, так и тронулись. Платформы на много килошагов, пристыкованные по бокам, медленно отплыли в стороны. Под светом звезды огромный корабль был похож на какой-то невероятный кристалл, причём весь чёрный, как сам космос - маскировочное покрытие ещё и обновили, ибо непуха. На выступающих из пирамидального корпуса фигурных "свечках" горели призрачные синие огни, похожие на свечение в газовой конфорке - это было единственное, что позволяла себе Ёлка в плане демаскировки, и при надобности скрыть свечение тоже не составило бы труда.

Прикрывающие отправление корабля звенья истребителей с длинными хвостами выхлопа нарезали круги вокруг звёздной системы, внимательно изучая данные всех сенсоров: никакого повода для беспокойства не было, а для осторожности повод не нужен. Если бы теоретический противник попытался сунуться к Миркасе в составе менее двух хороших эскадр, его ждало бы немедленное разочарование. Однако противника не наблюдалось, и тяжёлая Ёлка, поворочав боками, пошла на разгон. Она тоже сделала несколько кругов, увеличивая скорость, и только потом вышла на курс к Ёрфи.

Кораблю предстояло преодолеть многие световые годы, но он этого мягко цокая не боялся, так как на то и был рассчитан. Миллионы грызей немало потрудились, чтобы приготовить его, и теперь могли довольно помотать ушами, наблюдая на своих экранах как отметка удаляется к краю поля обзора радаров. Кстати отправление "Верного Пуха" вовсе не означало полного расслабона: причастные пуши тут же стали готовить вторую волну, которая как предполагалось должна была примерно через год заменить часть вахты, доставить новое оборудование и расширить присутствие в системе.

- Оягрызу, - неоригинально цокнул Раждак, просматривая список всего того, что было насовано в Ёлку.

- Неоригинально цокнул, - хихикнула Пухерья.

- Зато точно. Каша заваривается просто астрономических масштабов, - задумчиво цокнул белкач, и потом ржанул, поняв каламбур.

- Да ладно тебе, масштабов. Конечно не в соседний лес сбегать, но за пол-года дорога легко одолима. Так что никакой экстримальностью тут и впомине не пахнет, кому не захочется больше просиживать хвосты - улетят со следующим кораблём.

- У меня кстати уже есть одно дело, - цокнул Раждак, - И я намерен его закончить.

- Да ну? - удивилась белка.

- Ну да, - грызь щёлкнул кнопкой, вызывая на экран изображение.

Сначала было вообще трудно понять, что это - салат из предметов резал глаз. Только попривыкнув, можно было разглядеть, что на скриншоте запечатлён торгантроп, сидящий в кресле перед выемкой в стене, в которой горит огонь. По стенам же в полутёмном помещении были развешаны... головы всевозможных животных - рогатых, хищников, даже птиц. Пухерья передёрнулась.

- Я убью это существо, - спокойно пояснил Раждак, отхлёбывая чаю из гранёного стакана.

- Почему именно это? - уточнила белка.

- Потому что именно это я увидел, - резонно ответил тот.

- Раж, может быть не стоит... - зацокнулась было Пухерья, но повела ушами и поняла, что стоит.

- Я цоков на ветер не бросаю, - добавил грызь.

Ёлка, проминая боками пространство, со сверхсветовой скоростью вкручивалась в звёздный узор, расстилавшийся перед носом.

По прибытии в систему Ёрфи была немедленно развёрнута деятельность по утверждённому плану, и главное - организованы несколько баз. В первую очередь активную добывающую деятельность развернули ресурсеры, закартографировав астероиды и малые планеты - спутники, после чего к ним пошли добывающие фрегаты, оснащённые десрупторами - те же самые Ш229, но в конфигурации "ресурсер". Толстобокие посуды немедленно снабдили группировку материалами для начала постройки, и дело стало продвигаться в нарастающем темпе, ибо как уцокивалось, модули на корабле производили оборудование, которое производило нужные вещи. Поэтому если в первую неделю было выпущено сто конструкционных платформ для монтажа всякой всячины, то во вторую - уже тысяча, а затем и десять тысяч.

Основную базу для операторов и вообще для околачивания пушей решили сооружать на платформах с вращающимися секциями; строить бункеры на планетах с их агрессивной средой ещё дольше, а главное бункеры уже не передвинешь, в то время как платформу можно подцепить кораблями и утащить куда следует. Добычу материалов развернули возле газовых планет-гигантов, каковых в системе имелось четыре штуки; как это обычно случается с подобными объектами, вокруг газовых шаров крутились негазовые шары в количестве более десятка штук, а также неизмеримое количество минералов и всевозможных веществ россыпью, раскиданных по поясам, что окольцовывали планеты. Впервые со времени образования всего этого хозяйства здесь разнёсся свет от прожекторов и лучей добывающих установок.

Боевые части в это время уже развернули сеть слежения за пространством, охватывавшую область в половину светового года от звезды во всех направлениях. "Верный Пух" сам по себе был очень приличной артбатареей, способной разметать вдребезги небольшую луну, так что главное - это знать куда бахать. В частности ввиду этого было принято решение о постройке нескольких скрытых баз на 4й и 2й планетах системы, дабы иметь уши в случае, если придётся резко слинять. В остальном план постройки обороны упирался в начало выпуска фрегатов, но это довольно долгое цоканье, рассчитанное минимум на год. Пока же строились полным ходом жилые платформы для размещения пушей из холодильников - они были нужны для того чтобы управлять машинерией и анализировать информацию, каковую теперь можно было получать из первоисточника.

Локаторы малых кораблей засекли даже несколько космических аппаратов, запущеных аборигенами - они с ничтожной скоростью удалялись от звезды и совершенно непонятно, куда были нацелены. Было принято решение изучить эти штуковины, для общего ознакомления и кроме того, получения образцов. Круглый фрегат аккуратно затормозил рядом, выдвинул длиннющую лапу манипулятора и затащил аппарат торгантропов под крышку...

- А это не воровство? - осведомилась белка на борту.

- Оно, - кивнул белкач, - Но тут есть несколько ньюансов. Они запустили эту штуку за пределы своей системы, вернуться она не сможет, даже радиосигнал передать мощности не хватит. Они не могут её вернуть при всём желании, значит они её выбросили. Поэтому воровство вполне оправдано.

- Чисто цокнуто, - хмыкнула грызунья.

- Кстати о чистоте, грызо. Держите пожалуйста эту штуку в ионизирующем, я не хочу чтобы оттуда выскочил местный насморк.

- Всё нормально, работаем в скафах, ионку держим включённой... - грызь замерил калибр болтов, удерживающих крышку на аппарате, - Эй Хо! Ключ на семнадцать и три, башку!

- В-о-я-д-жер, - прочитала по слогам белка надпись на металле, - Вояджер-пухояджер...

Как выяснилось, воровство было более чем оправдано, так как содержимое аппарата поражало воображение: помимо уже опочившей научной аппаратуры, там имелась капсула с металлическими пластинками, на которых были изображены сами торгантропы, схема звёздной системы и ещё много разных фенечек. До грызей никак не могло дойти, что аборигены запустили эту капсулу в никуда именно с той целью, чтобы её нашли! Тигрис Мшухр, по прежнему ответственные уши по обороне, просто за голову схватился. Особенно зловещим выглядел факт, что на пластинках была координатная звезда, обозначающая положение Ёрфи в галактике.

- А что тут такого страшного? - почесал за ухом помошник Тигриса, - Странно конечно, но не более.

- Послушай эту факту внимательно, - серьёзно цокнул грызь, - Торгантропы отправляют в галактику послание с указанием их местоположения. Они хотят, чтобы те кто это найдёт, прилетели к ним.

- Ммдо...

- К посланию прилагается разваленный космический аппарат с допотопным оборудованием, свидетельствующий о техническом уровне. Это можно перевести иначе чем "мы идиоты убейте нас кто-нибудь"? - белкач вздохнул, - Продолжаем сканировать систему и окрестности. Я не удивлюсь если окажется что это колония или что-то в этом духе.

- Кстати. Если они рассчитывали, что эту посуду кто-то найдёт, то они оказались правы и таки её нашли. Правда совсем не так как им это виделось, думаю.

- Знаешь ещё что, - цокнул Тигрис, - Приготовьте штурмовое звено. С термоядерными боеприпасами максимальной мощности.

- Заач? - округлил глаза грызь.

- Подстава и проверка на вшивость. Развернём звено и сделаем вид что оно собирается разбомбить планету. Если за нами кто-то скрытно наблюдает, ему придётся проявить себя чтобы предотвратить бомбардировку.

- Пока мы не обнаружили ничего, что бы свидетельствовало в пользу этой версии.

- Тем не менее, - цокнул Тигрис, - Лучше сразу чем потом. Чисто?

- Вполне. Думаю, через тридцать минут будет готово.

Пять троек "Иксов", нагруженных ракетами по самые уши, в полной боевой готовности прошли курсом на планету. Если бы атака была настоящей, это закончилось бы полной катастрофой для Ёрфи, но к счастью всё прошло спокойно, никто не высунулся, так что машины развернулись и ушли на Ёлку.

Тем временем на платформах уже монтировали первые барабаны гравитационных секций, дабы начинать полномасштабную разведку обстановки. Как рассчитали, будет вполне нормально выдвинуть платформу на близкое расстояние к планете, тупо натянув вокруг неё маскировочные экраны; конкретно сооружение размещалось близко к луне, в точке где притяжение луны и самой планеты оказывалось равным. Радиосигналы отсюда шли с очень небольшой задержкой, так что именно эту платформу стали считать основной базой для разведки, присвоив индекс "К". Вторая большая платформа была пока состыкована с Ёлкой и находилась возле 5й планеты, это была "П" - производственная, где должны были строиться средства этой самой разведки. Платформа же "К" сидела тихо и только обменивалась сигналами через ретрансляторы; сидеть тихо на самом деле весьма стоило, так как сооружение размером в три килошага было очень нетрудно разглядеть с Ёрфи в небольшой телескоп. Когда же оно закрывалось экранами, в телескоп хоть обглядись.

Как и все охлажденцы, Ратыш почувствовал только то что он вырубается, и вот уже белкач из медперсонала цокнул

- Хорошо, грызо. Вы снова в деле.

- Ух... - грызь помотал головой, лёжа на кушетке, - Где мы?

- В помещении, - ответил медик, - Не вскакивай пока. Платформа "К", примерно двести тысяч килошагов от Ёрфи.

- Оягрызу, - Ратыш представил себе, сколько всего пропустил, и преодолел желание именно вскочить.

После того как все процедуры были проведены на пятёрочку, он закутался в полотенце и пошёл сохнуть и надуваться кислородным коктейлем, потому как это требовалось по технологии. Здесь же толклись все прочие грызи, размороженные и пока ещё сонно цокающие, в том числе и Фира. Двое сели рядом, и хотя чувствовали себя странно и холодно, были очень рады что так легко прокатились на межзвёздном марше.

Практически сразу же сотрапы ввели их в курс дела по поводу того, что нужно сделать. Координатором 2го разведотдела на платформе "К" был пожилой грызь по имени Хухо, к которому и оказалсь приписаны Ратыш и Фира вместе с кучей другого пуха. В то время как они глотали пенистую кислородную погрызень, седеющий белкач бодренько цокал о соли.

- Чтобы запускать зонды для забора образцов, нам потребуется какая-никакая база на поверхности. Были предложения строить подлодки, но на самом деле это без надобности, если есть фрегаты. Кое-какие доделки, и они прекрасно смогут плавать под водой в мировом океане Ёрфи. А с них уже будем запускать автоматы...

- Чтобы их запускать, надо чтобы они были, - заметила Фира, - Что с этим?

- С этим вот что. Примерно неделю назад затонуло транспортное судно, на котором в том числе было полно автомобилей. Как только фрегаты будут готовы - экспроприируем их и переделаем начинку.

- Они ничего не заподозрят? - скривился Ратыш.

- Крайне маловероятно. Там три километра глубины, и поднимать оттуда барахло - очень дорогое для них удовольствие.

- А что требуется именно от нас? - уточнил Ратыш.

- Требуется понять как установить в эти машины всё что нам нужно. Потребуются грунтозаборники, механизмы для взятия проб воздуха, а ещё недурно бы и для предметов. И всё это нужно изготовить и отладить, вот в чём песок...

Песок был тот ещё. Пока же грызи пошли устраиваться в каюту, каковая мало отличалась от всего того, что они видали раньше - ящик из металлических и пенобетонных панелей, с сурковательной коробкой и тумбочкой для всякой погрызени. Здесь было тесно, но уютно из-за настоящего мха и света ламп, спрятаных в углы. Ещё несколько зашуганные разморозкой и со слегка влажными ушами, грызи забились в мох и некоторое время занимались исключительно тем, что находились. Они пытались почувствовать всё немыслимое расстояние, которое отделяло теперь их от Дома, но само собой не смогли этого сделать - каюта как каюта, она однопухственно могла быть на Миркасе или ещё где угодно. И это, прямо цокнуть, придавало уверенности.

Тем более что работали грызи в основном точно также, как и у себя дома! Тобишь - сидя за компом и подключившись к Сети. Это можно было совершенно однопухственно делать и в каюте, и общей комнате, где имелся доступ к пищеблоку, так чтобы совмещать приятное с ещё более приятным. Конечно были и те, кто лазил по производственным отсекам лично, но гораздо больше пуха действовали на расстоянии. В связи с этим было резонно цокнуто, что если бы был способ связи на межзвёздные расстояния, вообще можно из Леса не выходить ни в пух. Сидючи за длинными столами из ДСП, Ратыш и Фира попивали чаёк, копались в бумажках и пялились в экраны, перецокиваясь иногда с соседями.

Через неделю первые фрегаты были подготовлены к работе под водой и незамедлительно отправлены на планету. В их задачу входило незаметно спуститься к поверхности, на малой высоте добраться до места затопления судна и там уже погружаться. Косяк состоял в том, что подводная скорость кораблей была недостаточна для длительных маршей, а спускаться с орбиты сразу в нужный район казалось чреватым. Несмотря на резонансное глушение радиоволн от локаторов аборигенов, полностью исключить обнаружение кораблей было нельзя. Весьма массивные тушки легко могли засветиться на радарах сторожевых посудин, каковые тут имелись в огромных количествах. В конце концов было цокнуто, что риск оправдан, и фрегаты пошли.

Три сферообразных корабля зеленоватой расцветки, с торчащими в стороны "плавниками", спикировали с орбиты к океанской глади - местное название этого места звучало как "индийский океан", и по крайней мере тут не имелось прорвы радаров. Снизившись до сотни метров высоты над водой, аппараты взяли курс к южной оконечности континента Африка, примерно рядом с которой, но подальше в океан, и находилась цель. Посудины летели на оптимальной для маскировки скорости, хотя всё равно значительно превышали звуковой барьер; загодя поставленные плазмогенераторы позволяли избежать лишнего шума.

Ввиду этого рыбак, вышедший поздним вечером покурить на палубу, был немало шокирован видом трёх шаров, пронёсшихся в воздухе без какого-либо звука. Поскольку после спиртного и травы он уже и не такое видел, моряк только помотал головой и на этом о происшествии забыл. Само собой, даже если бы он и не забыл, толку от этого меньше чем нисколько.

Фрегаты же затормозили, и аккуратно коснувшись волн, ушли под поверхность воды. Благодаря усовершенствованиям локаторов они могли успешно "видеть" под водой в различных диапазонах; благо, торгантропы подробно рассказали всем желающим о наличии подводного флота, так что было известно, чего опасаться. В этом месте как раз вышел косячина. Погружаясь в воду, корабли создали кучу шума, которая была зафиксирована акустической станцией подлодки.

- Пассивный акустический канал, - отцокался опер, - Цель подлодка, винты на больших оборотах. Азимут 203, расстояние пятьдесят.

- Они могут нас оттуда услышать?

- Не грызу. Давайте сделаем так, чтобы услышали. Одному придётся уводить их в сторону, а остальные потихоньку эт-самое.

- Принято, грызо. Отключаю глушители.

Судя по локаторам, подлодка торгантропов повернула за приманкой; догнать её она не могла, торпедировать понятное дело тоже, так что грызям оставалось погонять её по океану, пока остальные заняты делом. К их удаче, судно с глубоководными роботами должно было прибыть только через несколько дней, так что хвосты в лапы и копать, как-грится. Корабли, протискиваясь через плотную на глубине воду, спустились к самому дну, где на боку валялся затонувший контейнеровоз. Случай был отличен - груз в контейнерах валялся далеко вокруг, и никто не чухнется, на месте он или нет. Использовав высокочастотный радар для просвечивания, грызи обнаружили именно то что искали, а именно контейнеры с закреплёнными внутрях автомобилями. Открыв загрузочные крышки, при помощи манипуляторов приступили к изъятию...

Доставленные на платформу "К" трофеи вскрывали в открытом космосе, после чего подвергали действию мощного гамма-излучателя для того чтобы сжечь все возможные микроорганизмы. Благо, покрышки оказались не полностью надуты, иначе их как грызть дать разорвало бы давлением; кое-что всё равно испортилось, но сие оказывалось непринципиальным. После дезинфекции автомобили затаскивали в ангары уже с воздухом, где над ними предстояло подумать и превратить их в автоматические лаборатории на колёсах. С чем ещё повезло, так это с тонировкой стёкол - так вообще не видно, что внутри, а на Миркасе например не было ни единой машины с чёрными стёклами. И возиться с этим в немалой степени предстояло Фире и Ратышу в том числе.

Что сразу начало нагружать голову, так это необходимость энергоснабжения. Ставить на устройства атомные батарейки было нельзя, а на своих запасах топлива, даже если сделать его более калорийным, колымага проезжала от силы килошагов восемьсот...

- Да, но по инструкции тут не более шести литров на сотню, - цокнул Ратыш, - Если нагрузить туда литров шестьсот, получится десять тысяч килошагов, а это уже не шутки...

- Откуда у тебя инструкция?! - озадачилась Фира.

- Из ихней же сетки, - пожал плечами грызь, - 1й отдел занят перехватом информационных потоков, они тебе что угодно достанут.

- Чисто. Тогда ещё если под стёкла вкорячить солнечные элементы, вдополнилово, то будут очищенные орехи. Правда я не совсем представляю, как это высадить в нужный район.

- С тех же фрегов... Но да, тут потребуется что-то вроде катера на подушечке... Ладно, Фир, нам бы со своей погрызенью разобраться, а это пусть другие ковыряют.

Ковырять пришлось довольно долго. Пока одни готовили автоматы, другие по фотокарте разрабатывали маршруты движения кораблей высадки и самих машин. Для доступа в те районы, где с дорогами напряжённо, на платформе "П" собрали партию гусеничных плавающих транспортёров, по виду которых никак нельзя определить, кем они сделаны; также готовилась партия летающих и плавающих разведчиков, но на них возлагались меньшие задачи, чем на атомобили - те должны были взять пробы непосредственно в тех местах, где должен наблюдаться повышенный бактериологический фон, типа мусорных баков с пищевыми отходами, тушек дохлых птиц и тому подобное. Они же должны были изучить обстановку на месте, а не через торгантропские средства массовой дезинформации. Кроме этого на платформе "П" подготавливали подводные десантные катера для доставки автоматов с кораблей на берег.

Одним из наиболее критичных и энергоёмких узлов в зонде-автомобиле был радиопередатчик, славший порядочный поток информации на аппарат на орбите. Благодаря тому что сигнал шёл до оператора примерно секунду, машиной вполне удавалось управлять влапную, хотя там имелся и ИИ для автономной работы. После того как механизмы собрали, их снова подвергли проникающей радиации для дезинфекции, дабы не занести на Ёрфь что-либо из микроорганизмов Миркасы.

Таким образом прошло не так уж много времени, как грызи получили возможность взгялнуть на планету гораздо ближе. Конечно оптика с орбиты это здорово, но чтобы заглянуть под полог листвы или в строение - придётся использовать мощный радар, а пока делать этого не хотелось. Телепередачи же торгантропов поражали своим однообразием и выудить из них сколь-либо точную картину происходящего было нельзя. Ратыш, Фира и ещё двое грызей получили в своё распоряжение машину Љ41, доставленную по реке в район, обозначеный на местных картах как Германия; они намеревались следить за аппаратом круглосуточно, кроме того надо было корректировать работу ретранслятора на орбите.

Довольно серой зимней ночью, когда небо светится от того что облачность отражает свет миллиардов ламп, на берег реки Рейн медленно и бесшумно выполз десантный катер - резонансные глушилки делали его не более громким, чем ручную тележку. Сломав корку льда у берега, аппарат вышел на ровное место, открылся передний люк и на промёрзшую землю выкалились одна за другой четыре машины, после чего катер сдал назад в реку, немного отошёл в сторону и скрылся под водой. Автомобили же, с включёнными фарами, неспеша разъехались по просёлкам в разных направлениях, и из местных никто ничегошеньки не заметил - ни сразу, ни потом. Маскировка машин была идеальной, и отличить их от местных, не вскрывая, было невозможно.

Самое первое что поразило грызей, наблюдавших картинку с камер, так это обилие этих самых автомобилей и заборов. Куда ни плюнь и не чхни - везде наблюдалось или первое, или второе. В самых различных сочетаниях и формах, но тем не менее. В первую очередь автоматы посетили помойки и произвели забор воздуха и грунта возле них на предмет бактерий и вирусов, после чего уже практически без особых первоначальных целей прокатывались по городам и посёлкам. Второе что поражало, так это то что посёлки и города не заканчивались, а просто перетекали один в другой, и всё что фиксировали камеры - это бесконечные дома, автомобили, заборы и снова тоже самое. Даже каких-либо заводов или промышленых объектов тут наблюдалось исчезающе мало. Своей абсолютной однообразностью поселения торгантропов напоминали муравейник - растительный мусор в нём уложен всегда по-разному, но куча она и есть куча.

Всё это было бы забавно, если бы не масштабы бедствия. Кроме того не нужно долго искать, чтобы найти крайне зловещие моменты. В частности то и дело попадались торгантропы, тащившие на поводке каких-то животных. Если бы попался один, можно было бы подумать что животное больное, но так как попадались тысячами, то вывод наклёвывался сам собой - животные действительно больные, только не те которые в намордниках. Группа Љ1, занимавшаяся чисто информперехватом, подтвердила что тут это в порядке вещей. Грызей порядочно пробрало такое заявление, но они продолжали работу - биологам таки нужны образцы.

Ратыш, осматривая местность вокруг стоящей машины, как раз увидел дохлую тушку сдешней птицы - голубя, как его называли, и думал подъёхать и схапать её, когда на глаза ему попалось и то что происходило дальше. За оградой ( ну само собой, как без неё ) находился небольшой сквер со старыми тщедушными деревьями, и на широкой плиточной дорожке стояли двое торгантропов и пулялись в голубей. Вероятно штука, находившаяся в лысых лапах одного из них, не издавала никакого звука, поэтому глупые птицы не пугались. Это были крепкие, откормленные особи, которые сейчас с ничего не выражающими мордами убивали птиц.

Ратыш перевёл курсор на другую панель управления и включил слежение. Теперь стрелка зафиксировала камера, смотрящая на него с высоты полсотни километров. Белкач щёлкнул тумблером и цокнул в микрофон:

- Хорь, у меня здесь проблема.

Хорь был дежурным по одному из фрегатов, каковой находился на всякий случай на ближней орбите и оттуда мог достать до поверхности фокусированым лучом из пушки.

- Что такое? - отозвался тот тут же.

- Посмотри, - резонно предложил Ратыш.

Тем временем камера показала, что к торгантропам подошли ещё двое, стали что-то орать, размахивая руками и производя невозможное количество пустого сотрясения воздуха. Со стороны это выглядело на редкость по идиотски, но грызям было не до смеха.

- Так зачем он стрелял в птиц? - уточнил Хорь.

- Думаю что низачем, просто так, - цокнул Ратыш, - Мог и стрелял.

- Понял на что намекаешь... Ладно.

Поорав, торгантропы разошлись в разные стороны. Стрелявший с сожалением спрятал новенький пневматический пистолет и стал смаковать подробности, хвастаясь перед вторым экземпляром. Прошёл он однако от силы шагов полсотни, как вдруг в воздухе что-то треснуло - стремительно, незаметно для глаза. Второй торгантроп посмотрел на стрелка и дико заорал, потому как тот уже был красным, как варёный рак. Собственно он и был варёный, так что пройдя по инерции два шага, просто плюхнулся ничком на плиты дорожки. От подпалёной органики немного поднялся дымок и сильно завоняло.

- Могу и стреляю, - пожал плечами Хорь, выключая пушку.

За две сотни километров над сквером фрегат снова расправил "плавники", закрывающие его от лишних взглядов. Грызь же удовлетворённо цокнул, убедившись что фокусировка работает как следует. К подпалённой тушке торгантропа собиралась толпа, второй что-то кричал про рот и ноги... Ратыш не собирался более глазеть на эту буффонаду и тронул машину дальше.

- Вот впух... - Раждак изучил отчёты, - Сорок пять выстрелов квантовым потоком по поверхности! Оягрызу!

- Они какбы не ради поржать, - заметила Пухерья, - На переходе автомобиль сбил ребёнка и уехал. По твоему нашим нужно было проигнорировать?

- Какая разница что нужно, такое нельзя проигнорировать, - фыркнул белкач, - Но Пуха, пойми что у нас сейчас практически ничего нет! Мы не можем сколь-либо заметно контролировать то что происходит на поверхности.

- И когда сможем? - осведомилась белка.

- Когда заработает платформа "Ф", - чётко цокнул тот, - И будет снабжать нас новыми фрегатами. Тогда будет чем прижать их при надобности. А до этого лучше чтобы они о нас не знали.

- Они о нас не знают, - вздохнула Пухерья, - Вот тебе заголовок: загадочная смерть в автомобиле. На крыше обгорела краска, наморду радиационное поражение тушки, а для них это "загадочно"! Чтобы это могло быть, а? Гремлины?

- Могут и начать обшаривать пространство.

- Угу. Посмотри сколько гуано у них на орбите, и ты поймёшь к чему приведёт это обшаривание. Будь спокоен, Раж.

- Буду спокоен, Пух. Больше мне ничего не остаётся.

В 1м группе появился даже отдел, ответственный за сбор информации подобного характера. После недели прослушки и сортировки данных было выявлено очевидное, а именно: аборигены не способны чётко определить, что происходит. Во вполне серьёзных средствах массовой дезинформации появлялись репортажи о прилёте "огромных летающих тарелок", в то время как с орбиты любой мог убедиться, что никаких тарелок в указаных местах нет. В это же самое время информация о пролёте кораблей грызунов проскакивала в виде "тётя Маня слышала, как кто-то видел что-то". Элементарная логическая операция "видел на небе тёмный силуэт" для большинства особей была недоступна! Поразительно, но факт. Свидетели начинали пороть откровенную ахинею, добавляя про инверсионные следы и огни, которых там отродясь не было, а некоторые и про огромные птичьи крылья по бокам. Это сильно подуспокоило Раждака, хотя он и цокал по прежнему, чтобы пушки применяли в самом крайнем случае.

Постепенно автоматы всех видов начали возвращаться на платформу "П", где из них изымали образцы и начинали планомерные исследования, как теоретического характера, так и в плане "забадяжить и посмотреть чо будет". Черника Квотчер была вынута из холодильника как раз к этим событиям - на платформе ввели в строй новые жилые секции на десять тысяч пушей, так что было куда устроить хвост. Как и все остальные грызи, она занимала маленькую каюту, в коей сурковала и часто работала на компе; лаборатории находились на две секции в сторону, за два килошага, но ходить туда постоянно было необязательно. К тому же работу с потенциально опасными микроорганизмами само собой проводили дистанционно, отрезав отсек космическим холодом и вакуумом. Зачастую, как и в остальных местах, грызи собирались в столовку покормиться, но приносили компы и сидели долго, перецокиваясь с ушей на уши.

- Между прочим в любом случае, - цокнул Ришт, запихивая в себя сублимат из миски, - Эти образцы сущая ценность для генетики. Откровенно цокая нам просто необходимо собрать образцы всех биологических видов, какие тут есть.

- Да там ещё и было немало, - добавила Черника, зевая, - Ископаемые всякие, туда-сюда.

- Во-во. А среди них наверняка есть очень ценные вещи! - грызь постучал по столу когтями, - Дайте мне это всё!

- Быстрогрызо. У нас пока задача нейтрализовать угрозу заражения, и нам над ней корпеть ещё - вспушнеешь.

И правда вспушнеешь, подумала чёрная белка, прикинув объём работы. Гусака с два в ближайшие пару месяцев можно будет осуществлять перемещения иначе, как при полной дезинфекции. Это не являлось особо критичным, выполнять разведку вполне можно и так, но в перспективе конечно хотелось бы эт-самое. В общем белка была довольна, что учавствует в столь масштабном мероприятии, да и напрягаться особо не требовалось, занимайся себе тем же чем и дома, по большому счёту. Покопаться в биохимии она любила, что уж не отнять, так что ничто не могло и помешать ей продолжать трясти; учитывая наличие тысяч сотрапов, тряска проходила в самом что ни на есть рациональном режиме.

Решимость не оставить планету в беде укреплялась ещё и тем, что многие виды животных и растений были весьма похожи на тех, что населяли родной беличий Мир; сквиры подопушнели, увидев что и на Ёрфи есть создания, чрезвычайно похожие на белок, только тут они были очень маленькие, в отличие от белкуш по полусотне кило. Впрочем, это были частности, так как формы жизни как таковые не имели принципиального значения - хоть живые заварные чайники, всё равно живые. Отсурковавшись и увидев во сне Лес, Черника потягивалась, выходила в корридор размять лапы, и включала комп. За всю жизнь она настолько привыкла к прибору, что не могла бы даже цокнуть, какого он цвета, какой модели и даже как его включить - всё выполнялось абсолютно на автомате.

Пока разведчики составляли карты, списки и прочую погрызень, а также собирали образцы, биологи всё это обрабатывали должным образом, на платформе "П" увиличивался выпуск всяких необходимых в хозяйстве вещей типа атомных элементов питания и ящиков под растения, а на платформе "Ф" всё более приближалось время запуска линии выпуска кораблей Ш229. Боевой пух по прежнему порхал в округе светового года от звезды, и даже несколько малых кораблей отправились к ближайшим системам, на всякий случай обследовать их и поставить станции слежения: грызи не собирались рисковать, даже не зная есть ли риск.

Абориген же, называвший себя Белкой, конечно ничего этого не знал. Вообще он обычно как-то оказывался в курсе событий, хотя и не смотрел телевизор - видимо виной были интернеты и страница Яндекса, но у населения как всегда были темы для обсуждения поважнее. Несколько сообщений с разных концов планеты никто и не подумал связать воедино, тем более и факты были отнюдь не жареные - ну, сгорел кто-то в машине, эка невидаль, или нашли автомат, замаскированый под внедорожник.

Зимнее утро разгоралось медленно, и розовый свет от облаков освещал заснеженый лес с пушистыми белыми ёлками и соснами; к счастью, хотя бы в такое время в парке не толклись местные. Это был довольно большой парк, так что тут немудрено встретить белок... ну всмысле мелких древолазающих зверьков, полинявших на серое к зиме. Белка обычно приносил им сухари, сушёные яблоки и орехи, несколько ухахатываясь над каламбуром типа "белка кормит белок". Пробираться по колее, оставленной в снегу трактором, было не слишком просто, но для Белки это было самое лучшее место в округе многих сотен километров... ну возможно за исключением свалок. Правда, на свалках куда чаще имеешь неудовольствие наблюдать этих двуногих зверьков, чем здесь - поэтому и выбор оказывался в пользу парка.

Мороз изрядно пробирал и затруднял дыхание, тем более что с дыханием у животного всегда были проблемы, однако это мало мешало. Почему-то именно здесь, среди заснеженых деревьев и сугробов, Белка пришёл к элементарной мысли о том, что не нужно иметь никаких дел с этими существами; необходимость в таковых была крайне ограничена, достаточно сказать что на работу он последний раз ходил год назад, а в магазин - месяца два, не меньше. К удаче картошка хоть и плохо, но всё же росла, а всякий полезный и исчерпывающе калорийный корм типа крупы стоил недорого... Белок нынче было не видать, и крупный, хрустя снегом под валенками, просто шёл по лесу, потому что любил ходить по лесу. Никаковской причины для этого ему не требовалось.

Хотя зверёк и не думал о каких-либо отношениях с торгантропами, он не мог отрицать пользу кооперации мыслей и действий, образно говоря. Да и вообще если раскинуть мозгом логически, может ли быть что из миллионов туловищ только в одном поселилась Белка? Исходя из этого зверёк скрепя сердце периодически тралил интернеты на предмет кого-то, похожего на себя, и не совсем без результатов. Вся жизнь животного была просто в прямом смысле озарена тем, что он нашёл Лисё. Лисё жила в другом городе и ей было в два раза меньше лет, чем белке, но это не имело никаковского значения - зверёк первый раз почувствовал, что встретил кого-то родного из разговаривающих на торгантропском языке. Сложно объяснить, что объединяло их, но оно определённо присутствовало, так что Бельч, как его называла Лисё, то и дело лыбился, вспоминая её.

Он вспоминал о ней ровным счётом каждый день, и это здорово поддерживало - всё же хорошо знать, что кто-то понимает твои слова как они есть, а не через обычную для аборигенов призму социальности и прочих фенечек. С одной стороны, ему просто больше некого было вспоминать, но с другой... конечно Бельч волновался. Ведь она была молода, и как и он рождена среди торгантропов, так что пока не могла жить не по-человечески. Ведь в конце концов и он сам не сразу дошёл до столь элементарной вещи, что ему вообще не интересно мнение торгантропов. Из-за этого они замечали, что он слишком высокого о себе мнения, и были не правы. Потому как он вообще не имел о себе никакого мнения, за полной ненадобностью.

И всё-таки, несмотря на то что он жил в мире, где господствовал совершенно чужой ему вид, Бельч знал что всё будет хорошо. Рано или поздно, но будет. Однако же ему очень не хотелось, чтобы поздно, потому что теперь помимо белок и прочих зверьков в лесу у него была Лисё. Единственное существо, чья судьба была ему не безразлична.

После первого захода Раждак и Тирита больше не управляли автоматами, потому как таращиться на великолепные сдешние города уже сил никаких не было, тошнило. Сверху по крайней мере всё это выглядело как карта или комповая игра, так что не так давило на голову. Грызи занимались подсчётом того, сколько процентов территории занято торгантропами вместе со всей из деятельностью, включая дороги, сельхозугодья, водохранилища при плотинах и тому подобную дрянь. Для этого местность подвергалась повальной фотосъёмке с разрешением достаточным для фиксации отдельных особей, и данные обрабатывались в полуавтоматическом режиме. Грызи сонно перецокивались, хрумали орехами, а на досуге засыпали землю в ящики и содили растения.

Факты стали скапливаться постепенно, и многие пуши одновременно подумали одно и то же.

- Вот послушай-ка, - показал Ратыш, - Это уже седьмая военная колонна, которую я вижу в этой области. Причём все идут на север.

- А что там у них? - зевнула Фира, - Граница, хм... Между чем и чем?

- Между этими ихними стайками. Вот это на Юге называется Китай, а вся эта область - Российская Федерация.

- Федерация мне нравится куда больше, - прямо цокнула белка, - Тут сосредоточено изрядное количество свободной от торгантропов площади. Территория огромная, а поголовья раз в десять с лишним меньше, чем в том же Китае.

- Угу. И что-то подсказывает мне, что это поголовье как раз волнуется...

- Не что-то а данные фотосъёмки, которые есть упрямая штука.

- В том числе, - кивнул белкач, - Но из первого цокали, что там давно назревало напряжение. Мыслимое ли дело, этим южным скоро есть нечего будет, так плодиться. Ну и судя по снимкам, эти психи уже вряд ли остановятся. Предположительно, южные мобилизовали двадцать миллионов голов...

- Оягрызу! - зажмурилась Фира, - Хотя, постой-ка. Значит, одна стая торгантропов готовится к нападению на другую?

- Выходит что так.

- А у северных есть чем отбиться от двадцати миллионов дураков?

- Мм... - Ратыш припомнил, - Вроде нечем. Но у тех и у других есть ядерный арсенал, чтобы изрядно прополоть население. Цокнем, по три-четыре тысячи зарядов средней мощности, учитывая заражение - это погрызец.

- Погрызца не будет, - спокойно цокнула белка, - Но думаю можно воспользоваться ситуацией.

- Думаешь что...

- Примерно так. Нужно предложить сотрудничество Федерации. Ввиду надвигающейся войны они будут вынуждены пойти на это. Если удастся склонить к сотрудничеству руководство хотя бы одного государства, остальные потянутся за ними.

- С пуха? - не вгрыз Ратыш.

- С пуха что они всегда действуют по принципу "повторяй что увидел", - усмехнулась Фира, - Они же всегда строят дом выше, чем у соседа. А так они подумают, что с нашей поддержкой государство построит очень высокий дом, образно цокая, и тоже захотят такой.

- Пщщ, - фыркнул Ратыш, - Не могу думать столь тупыми категориями...

- Зато это даёт возможность воздействовать на обстановку куда быстрее, чем путём механической зачистки местности.

- Логично, - белкач почесал ухи, - Но Фиришк. Если мы озвучим эту идею, нам же придётся и вести переговоры.

- Ну так это не повод. К тому же есть более натасканные в вопросе грызи... наверное.

- Натасканых в этом вопросе быть не может, поэтому крутиться и трясти ушами придётся именно нам, - фырнкул Ратыш, - Но как правильно замечено, это не повод для того чтобы не остановить ядерную катастрофу. Что там цокали в первом, сколько у нас может быть времени?

- От недели до двух месяцев. Правда на этот раз шустрость им не поможет, - Фира потёрла когти, - Потому как фрегату нужно две минуты, чтобы занять позицию...

- Хорошо. Тогда начинаю гнать волну по теме, - предуцокнул белкач, - И не цокай потом что это была всё моя идея.

Волна по теме поднималась достаточно быстро, насколько это позволяла комповая сеть и сонность грызей. Пух заволновался, и после недолгого обкудахтывания план был признан наиболее вероятным. По детальному изучению обстановки стали работать более пристально, составляя карты предположительного размещения ядерных средств, а затем и картографировать приграничные районы с военной точки слуха, чтобы знать где что ожидать.

Уже в данный момент, безо всяких производств, в наличии флота имелись двадцать штук Ш229, а также орудия Ёлки, истребителей и котанков, способные бить с орбиты по наземным целям. Пердполагалась возможность поражения двух сотен отдельных целей в минуту, не учитывая возможности применения массухи. Группировка вполне достаточная, чтобы выполоть любую торгантропскую армию, как сорняки с грядки. Само собой, головы оказались загружены в первую очередь у Раждака и Пухерьи.

- Впух, как бы не наколоться, - грызла когти белка, - От нас слишком многое зависит!

- Да, но промедление чревато тем что дурачки потравят пол-планеты атомом, - заметил белкач, - Так-то конечно подождать бы, но раз уж Каша заваривается сама - придётся сдувать пену, чтобы не убежала.

- Что насчёт противокосмической обороны?

- Есть несколько лазерных пушек и ракеты, которые могут быть использованы для выведения боеголовок на орбиту. Но их настолько мало, что мы непременно уничтожим их в зародыше.

- Это похоже на войну, - шмыгнула носом Пухерья.

- Да ну? - спокойно цокнул Раждак и показал на большой экран с картой Ёрфи, - Вот это похоже на войну. Со всем живым и со здравым смыслом. И вполне в наших силах разобраться в этом гуано.

- Возможно что для этого придётся всех аборигенов ммм... - прицокнула белка.

- Да вполне возможно. Но что необходимо, то необходимо. А так постараемся поаккуратнее... Что там с переводом фени?

Перевод речи был необходим для переговоров даже по радио, не то что морда к морде. Сведующие грызи работали не покладая ушей, но на создание надёжных программ требовалось время, а кроме того их нужно было оттестировать, воизбежание совсем дурацких недоразумений. В это же время разведотделы продолжали фиксировать приготовления к войне, производимые в перенаселённом южном государстве - если не рассматривать вблизи, никогда в голову не придёт, что на плацу перед казармами может собраться такая толпа. В обширных приграничных районах собирались миллионные группировки людей, с тысячами единиц бронетехники, авиации, артиллерии и прочего гуано.

Как и предполагал Ратыш, желающих немедленно отправиться тереть песок с торгантропами не нашлось, поэтому крайним по логике оказывался тот, кто предложил. Пришлось недвусмысленно готовиться к высадке, а именно установить на фрегат действительно хорошие глушители и противоракетные системы, чтобы сдешние умники не сбили его над собственным городом - с них станется. Кроме того, требовались скафы, так как биологическая совместимость всё ещё оставалась под вопросом. Конечно не так красочно, как переговоры без скафов, но зато безопасно.

После того как эти приготовления оказались закончены, встал вопрос о том как связаться с занудными зверьками, не верящими собственным глазам и ушам. Устраивать показательные залпы по городам показалось излишним, так что Раждак склонил сотрапов к довольно простому варианту - подключению через военный спутник. У Федерации имелись несколько примитивных следящих устройств, запущеных на орбиту, и теперь они пригодились как никогда. Дело в том что передать что-либо с этого спутника по шифрованному каналу можно было только одним способом: выдернув провод из шифровательного блока и пустив туда свой сигнал. Главное, что это должно было быть известно тем, кто сидит в наземной станции контроля. Ввиду этого к спутнику был отправлен... ну само собой, всё тот же фрегат.

Спустя пол-часа работы резаком и паяльником на орбите, сигнал тревоги прозвучал в пункте управления на поверхности. Раздались телефонные звонки, в том числе с небольшими паническими нотками в голосах. Дело в том что на аппарате была и камера наблюдения, которая сейчас показывала крайне интересную картину внутренностей сквирского фрегата, а также самих грызей в скафах, возящихся рядом. Стёкла шлемов имели некоторое затемнение, но всё же там вполне отчётливо угадывались пушные щёки и носы белок.

- Что это за... - показал пальцем в экран один из присутствующих, и прибавил много слов из местного лексикона, несущих исключительно эмоциональную нагрузку.

- Это сигнал с "Омеги 42"! - запинаясь, ответил оператор, - Товарищ генерал! Его нельзя подделать, это точно он. Они подключились к передатчику!

Генерал снял фуражку, долго протирал лысину и отдувался.

- Ещё скажите что они поговорить хотят? - иронически оседомился он.

- Так точно, хотят. Цокают, что им нужно переговорить с руководством.

Тот посмотрел в потолок, словно надеясь насквозь через него увидеть, что происходит на орбите.

- Проверяли с других аппаратов?

- Проверяли. Даже с трёх наземных телескопов. Там корабль размером пятьдесят метров в поперечнике.

- Звоните в генштаб, - грустно произнёс генерал...

Камень третий: превентивный ответный удар.

for nuclear attack!but did not heed.for nuclear attack!!!back!not to believe -nuclear attack!!

- sabaton - Nuclear Attack

- Ну что, слетаем на Ёрфь? - не в меру бодро цокнул Ратыш, прохаживаясь по рубке фрегата, - Как они там, шевелятся?

- Вроде да, - лениво ответил грызь, - Сейчас ещё пару фигней уберут с поля, и можно садиться.

Местом посадки по договорённости стал один из космодромов, с которого местные запускали свои ракеты. Конечно было бы куда более пафосно приземлить корабль на центральной площади какого-нибудь города, но торгантропы явно этого не хотели, да и техники прямо цокнули что что-нибудь может быть. На космодроме же имелись все средства даже на случай радиационной аварии, о чём аборигенов кстати и предупредили. Откровенно цокая, большой надобности в этой высадке не имелось, но было важно убедить аборигенов в реальности происходящего - со своим сознанием они могли учудить что угодно.

Фира, развалившись в кресле и положив на колени планшет, чиркала по бумажке тезисно, что собственно она собирается цокнуть.

- Ой не, белушко моё, - зажмурился грызь, глянув, - Это на потом. Про место вида в биосфере, смысл жизни и так далее.

- А что же тогда на сейчас? - резонно спросила она.

- К удаче на сейчас у нас есть факта, которую способен понять кто угодно, а именно подготовка к нападению, - напомнил Ратыш, - Сейчас нужно напирать именно на это, Фир.

- Да кстати, а к южным кого-нибудь послали?

- Послали, но они тупят ещё хуже чем эти, - вздохнул Ратыш, - Они сказали, что это происки амехиханского имериализма и при попытке приземлиться на из территории они откроют огонь.

- Американского, - хихикнув, поправила Черника, - Учи картографию, грызучечко.

- Да, точно, - кивнул грызь, - Поэтому пока что работаем по прежнему плану.

Прежний план был довольно рискован. Предугадать поведение торгантропов было невозможно вообще! К тому же фрегат отнюдь не был неуязвим; сдешние средства ПВО его не брали из-за активной защиты, но скоростные баллистические ракеты могли и окучить. Ввиду возможности попыток уничтожения или захвата корабля "Верный Пух" выходил на расстояние в тысячу килошагов над точкой высадки, готовый сжечь всё в огромном радиусе. На всякий случай предполагалось, что фрегат высадит группу переговорщиков, а затем поднимется на орбиту, чтоб не вышло чего. Переговорщики же неизбежно облачались в скафы, позволявшие дышать воздухом Ёрфи через дезинфекционный фильтр.

- Рыба-шесть, внимание! - цокнуло по громкой связи, - Есть разрешение на посадку! Заходите по спирали.

- Чисто, рыба-ноль, - ответил пилот, уже производя действия над управлением.

Круглобокая посудина развернулась, и неярко светя двигателями, пошла к поверхности планеты. Дабы не дразнить кого не стоит раньше времени, фрегат снижался кругами, дабы не пролетать над территорией "государств", каковые непременно истолковали бы это неадекватно. Что там цокать, если они теоретически уже задумывались над продлением границ вверх в бесконечность. Как бы там ни было, корабль прошил сначала тонкие облачка на большой высоте, затем более плотные пониже, и покружив над космодромом, зарулил на широченную ВПП. Как и было оговорено, посадка произошла в конце полосы, судно затормозило, и не особо мягко хряпнуло днищем по бетону - благо там демпферы для этого.

- Как потаты везёт, - буркнула Черника, натягивая скаф.

- Потаты вели бы себя поспокойнее, - резонно цокнул пилот, - Давайте грызо, выбейте им мозги.

Кормовая крышка фрегата открылась, упершись в площадку, и четыре пуши спустились по ней - Ратыш, Фира, Черника и Хорь. Скафы на них были самые что ни на есть обычные, блекло-серые в пятнах, а также большие шлемы вытянутой формы с прозрачными стёклами, за которыми хорошо различались морды. К кораблю через огромное поле подъехали несколько автомобилей, из которых вывалили местные; они были раскрашены в два типа перьев - чёрные и зелёные. Как подсказал Хорь, зелёные - военные, чёрные нет. Люди выстроились напротив грызей, не соображая что сделать дальше; те в общем тоже подзатормозили. Ратышу надоело первому, и он присев, развёл лапы в стороны. Аборигены переглянулись и сделали тоже самое.

- Ты что делаешь? - осведомилась Фира.

- Ну у них какбы нужно чтобы было приветствие, - пожал плечами тот.

- И где ты видел такое приветствие?

- Нигде, сейчас придумал.

Тем временем торгантроп, один из всей кавалькады, что-то произнёс, и автоматические переводчики защёлкали.

- Приветствуем вас от имени землян, - перевёл прибор.

- Приветствуем вас от имени неземлян, - кивнул Ратыш.

Почему-то именно ему из всех было наиболее попуху, что происходит, и никакого смущения грызь не испытывал. Главный, чёрного типа, предложил грызям садиться в транспорт, от чего они не отказались и скоро ехали по полю. Фрегат закрыл люк, и стартовал вверх, что снаружи отозвалось значительным грохотом. Пока же грызи привыкали к атмосфере, хоть и прошедшей через ионизатор, и глазели по сторонам, а именно на сидящих рядом аборигенов и внутренности машины. Надо заметить что присутствие близко к существу, имевшему совершенно лысую морду, было довольно неприятным, так что Фира невольно подёрнулась, стараясь не глядеть на это. Пока автомобили катились, торгантроп ляпнул несколько "неофициальных" фраз, типа

- Ну как вам на нашей планете?

- Да мы пока ещё не совсем на планете, - щёлкнул по стеклу скафа Ратыш, - Было бы хорошо избавиться от этих штук, но мы никак не хотим рисковать.

- Ну а в остальном как? - не унимался любопытный.

- В остальном у нас много, много ооочень серьёзных вопросов, - цокнула Фира, - Но их мы будем обсуждать потом.

Грызей привезли в какое-то помещение без окон, в котором имелись однако длинные столы, что уже порадовало - хоть что-то похожее услышать в этом безумном мире. Здесь они получили возможность устроить гузла на стулья и снова поглазеть на аборигенов и на стенки. Один из "чёрных" сообщил, что вести переговоры будет министр иностранных дел Мавров, после чего потребовалось объяснение, кто такой министр.

- Это глава внешнеполитического ведомства государства, - пояснил торгантроп.

- Да мне не очень важно, глава или какая другая часть, - хихикнул Ратыш, - Главное чтоб шарил. Хо, изложишь соль?

Хорь встрепенулся, кивнул и выложил из кармана на стол солонку.

- А, не в этом смысле, - фыркнул он и убрал хлорид натрия обратно.

Белки покатились со смеху, заставляя коситься аборигенов. Тем не менее, все они несколько минут назад видели корабль, и оттого не усомнились в серьёзности намерений. Министр ИД расположился напротив четверых грызей с двумя помошниками, и Хорь натурально изложил соль.

- В настоящее время они проводят последние приготовления перед началом войны, - цокал он через динамик на шлеме, и тот бубнил уже на местной фене, - В том числе выдвигают на позиции тактические ракеты. Переговоры непосредственно с руководством КНР никаких результатов не дают. В случае нападения сами понимаете, чем это чревато.

Здесь завозился один из сопровождавших министра, и вылез вперёд паровоза:

- Но мы надеемся, вы не собираетесь вмешиваться во внутренние дела человечества?

Черника заржала, пожалев о том что в скафе нет затемнения шлема.

- Собираемся, - прямо цокнул Ратыш, - Если вы думаете что мы будем наблюдать, как вы будете мутузить друг друга своими атомными игрушками, то вы глубоко ошибаетесь.

- Но вы ведь не будете применять силу? - побледнел черноспецовочник.

- Да будем, будем, - снова разочаровал его грызь, - Йа например уполномочен заявить, что у нас в наличии пять сотен кораблей такого класса, как виденный вами фрегат, и каждый день прибывают новые. Так что применять будем легко.

- Это угрозы! - взвизгнул торгантроп, но Мавров пихнул его локтем.

- Нам пока никаких угроз не было, - резонно сказал министр, - Напротив, насколько я понял, нам предлагали содействие в отражении агрессии.

- Они собираются вмешиваться в наши дела! Это угроза для всего человечества! - продолжал верещать истерик.

- Послушайте мозг, - цокнул Ратыш министру, - Нам не нужно угрожать. Если бы нам это было нужно, мы бы уже вас всех уничтожили, безо всяких там угроз. Логично?

- Угу, - тупо кивнул тот.

- Чтобы этого не произошло в дальнейшем, - продолжил грызь, - Вам придётся поунять чувство собственного веса, не в меру развитое, и очень сильно постараться понять, что от вас нужно. Потому что нужно от вас отнюдь не тешить нас балетом и не завоёвывать другие галактики, а самые простые и элементарные вещи. Это чисто цокнуто?

- Не совсем... Что конкретно вы имеете ввиду?

- Это вопрос на последующее обсуждение, - отмахнулся грызь, - Сейчас у нас у всех задача предотвратить атомную катастрофу.

Истеричный ооновец стал грызть ногти, министр же явно подтормаживал, схватившись за голову.

- Ну что тут хвататься за голову! - фыркнула Фира, - Вот если бы нас тут не было, как бы вы выкручивались?

- Мне нужно переговорить с президентом, - произнёс наконец министр, - Это не займёт много времени...

- Ещё бы оно заняло, - фыркнул Ратыш.

Мавров и вся команда смылась из помещения, оставив грызей отдохнуть от своего общества и покормиться. Вынув лапы из рукавов скафов, они достали из внутренних карманов фляжки, орехи и сухари.

- Мне кажется, что клиент созрел, - философично цокнул Ратыш, качаясь на стуле.

Вся долина большой реки была затянута туманом, а с неба моросил меленький дождь. Зелень на деревьях быстро сходила на нет, ибо приближалась зима. В сыром морозном воздухе разносился рёв тысяч моторов и отрывистые команды, в то время как войска выстраивались на исходных рубежах. Для того чтобы разместить такие массы солдат и техники, потребовалось расчистить целые поля, иначе они просто не уместились бы. Все дороги были забиты колоннами техники и транспорта, идущими по обоим сторонам только на север. Тысячи командиров глядели в бинокли на Амур, который был самой большой преградой на пути в Сибирь - в том что после артподготовки на северном берегу не останется ничего живого, можно было не сомневаться. Из громкоговорителей, установленых на штабных машинах, лился нескончаемый поток пропаганды, должный вселить в воинов решимость освобождать весь мир, несправедливо отнятый у них. Наступление должно было начаться одновременно с подходом к реке десятков понтонных мостов, артобстрелом противоположного берега, авиаударами и морским десантом.

И всё же, несмотря на шеренги новеньких танков и самоходок, готовых завоёвывать для империи жизненное пространство, в воздухе начало пахнуть каким-то замешательством. Хотя практически вся связь кроме военной на территории страны к тому времени была отключена, в войска просачивались пугающие слухи о пришельцах. Тысячи журналистов со всего мира видели, как неслабых размеров корабль приземлялся на территории России, и теперь неизвестность порождала самые идиотские догадки. "Патриоты" сразу точно указали, что это корабль великого кормчего Мао, а паникёры не менее точно знали, что это происки покойного Сталина. Беспокойство проникло и в штабы, когда орбитальная разведка доложила, что русские эвакуируют пограничные заставы и даже населённые пункты... собственно это было последнее, что она должила. Спутники передавали только синюю вспышку, а затем эфир заполнялся "белым шумом". В некоторых местах предчувствие катастроффы сменилось паникой, но остановить машину было уже невозможно. Время неумолимо выходило...

Переговорщики в это время уже сидели за столом с президентом Шмелёвым и прочими частями правительства. Напряжённость возрасла достаточно, чтобы хвататься за любую возможность. Грызи же довольно сонно наблюдали из скафов, как зверьки нервно бегали по кабинету и тёрли лысые головы.

- Ну так где ваши обещанные пин... американцы, а? - вопрошал президент у своих, - Молчат как раки. Или того хуже, Си-Эн-Эн передаёт что всё в полнейшем порядке! У нас по границе десять миллионов дураков...

- Двадцать, - зевнул Ратыш.

- Двадцать миллионов дураков. И все носами на север, а у этих всё нормально! - Шмелёв обернулся к грызям, - Вы можете гарантировать, что это удастся остановить?

- Нет конечно, - ответил Хорь, - На случай если не удастся, у нас есть орбитальная группировка. Она шибко хороша для выпиливания всяких умников вроде тех что наблюдаются.

- Лазоры... - пробормотал кто-то из людей.

- Первоочередное внимание будет уделено ракетам и авиации как средствам доставки ОМП и ЯО, - продолжил грызь, - Но если наземные войска попытаются пересечь реку или войдут в ммм...

- Монголию, - подсказал Ратыш.

- Да. Тогда в общем им кранты, - цокнул Хорь.

- Значит, ваша вера позволяет вам убивать разумных существ, - задумался Шмелёв.

- Она нам всё позволяет, - заверил его Ратыш, - Знаете что, думаю нам пора к себе на платформу. Мы уже день в этих мешках сидим, хвост затёк. Дальнейшие переговоры можно и по радио, цок?

- Цок, - рассеяно кивнул президент, - Пускай садится тут рядом...

Для оборонщиков "Верного Пуха" настало время расчехлять орудия. Осторожный как хромая крыса Тигрис и не подумал оставлять без присмотра подходы к системе Ёрфи, хотя там группировка и осталась чисто наблюдательная, всё что было в наличии стреляющего - собралось на орбите планеты. В первую очередь были ликвидированы спутники, посылавшие сигналы на пункты управления "южных" - непуха ибо. Позицию над районом занимали почти три десятка фрегатов, сама Ёлка, три пристыкованные к ней батареи, какие успели собрать. Звенья истребителей также готовились при надобности наносить точечные удары.

Метеосводка была не идеальная, но вполне годилась - равномерная неплотная облачность никак не могла помешать активной локации, так что вся территория оказывалась как на ладони. Не особо сильных радиоимпульсов вполне хватало, чтобы рассматривать на поверхности даже отдельностоящих торгантропов, не говоря уж о громоздкой технике, к тому же бессовестно фонившей в инфракрасном диапазоне - любой грузовик на ходу отчётливо выделялся на экранах и отсечь его могла даже автоматика. Сдвоенные орудия фрегатов уставились в поверхность, в то время как сами корабли находились на стационарной орбите в восьмидесяти километрах от целей.

- Первоочередная задача - перехват любых летающих объектов, - отцокивал штаб с Ёлки, - Группу А держать сектора на этот предмет, в случае необходимости подключать групп Б. Обнаруживать и уничтожать любые ракеты сразу после запуска, а также все самолёты, направляющиеся к границе. Группу Б держать наземные сектора, при вторжении в них любых войск - уничтожать...

В то же время не останавливались и попытки заставить безумцев остановиться. С одной из пристыкованных к Ёлке платформ на район был направлен мощный электромагнитный излучатель, который создавал колебания воздуха и таким образом генерировал в нижнем слое атмосферы звук; по сути это был гигантский мегафон, бубнивший на сотни километров. Над приграничными районами, запруженными войсками, внезапно раздалась речь на местном языке, исходившая прямо с неба.

- ...В случае пересечения вами границы соседних стран вы будете уничтожены на месте! - закончил матюгальник речь, после чего стал повторять для тупых.

Солдаты затравленно озирались, пытаясь увидеть самолёт или дирижабль, с которого шёл голос, но само собой ничего не увидели. Руководство же прибавило громкости на своих громкоговорителях, а в некоторых подразделениях бесхитростно отдали команду "наушники, воспроизведение!", и личный состав заткнул уши музыкой. Звенья истребителей ревели вдоль приграничной полосы, стараясь отыскать аэростаты или что там ещё, но также ничего не обнаружили. Вдобавок на всей технике начали хронически пищать антирадары, указывая на облучение сверху. ЗРК задрали вверх свои решётки, обшаривая небо, но они не были рассчитаны на цели на такой высоте, да и не достали бы конечно. Вполне резонная попытка предупредить покойников полностью провалилась.

В это же время один из фрегатов, управляемый дистанционно, уже в открытую летал над Пекином и правительственными зданиями, призывая прекратить тупить - для этого у него на подвесах также имелись мегафоны. Однако прокричаться через толпу, кишашую среди нагромождения домов и машин, было невозможно. Даже вид немаленького судна, с низким гулом пролетающего над крышами, не задевал население. Только специалисты задались вопросом, что это такое, а остальным задаваться было не положено, и вообще у них были дела куда как поважнее. Например, в разных местах гигантского города открылись ярмарки, продававшие тёплую одежду, обычно не пользовавшуюся спросом за ненадобностью - население готовилось к переселению на более северные земли.

Город не заметил даже того, что по фрегату открыли огонь ЗРК и истребители, засыпая корабль ракетами - они взрывались на подлёте, сбитые противопушками, и килограммы шрапнели летели вниз, на густо утыканные объектами кварталы. Дабы не дразнить гусака и не допускать падения фрегата на город, грызи вскоре увели его. Вторая попытка, бывшая ещё более недвусмысленной чем первая, также окончилась ничем.

Только отдельные единицы торгантропов поняли, в чём соль, и поспешили покинуть опасную зону. Остальные же как обычно не задумывались, а действовали. С торжественной музыкой да на старые грабли... Впрочем, на этот раз грабли явно были поновее. Грызи, рассматривавшие на экранах локаторов, как транспортёры приближаются к реке, подумывали о том сколько будет жертв. Некоторые экипажи решили что возможно демонстрация силы окажется более действенной...

С южного берега, сплошь покрытого постройками и полями, на котрых теперь стояли военные машины, до северного, где не было заметно ни одной крыши, плыть не так уж долго. Укрытые масксетками плавучие транспортёры уже стояли на берегу десятками, ожидая начала атаки вместе с авиацией. И совершенно внезапно среди тумана вспыхнул неяркий зелёный луч, направленный сверху в воду. Луч мигнул на секунду, взвинтив плывущие клочки тумана воронкой, а затем до обоих берегов реки донёсся грохот; земля вздрогнула, а посередь русла из воды вырвался паровой гриб, издавая оглушительный свист и рёв. Только через минуту до берега донесло облако мелких брызг, выброшенных взрывом на огромную высоту. Однако и это нисколько не подействовало, так как каждый подумал об артиллерии, а наличие луча предпочёл проигнорировать.

С юга послышался нарастающий рёв авиационных двигателей, целая волна из сотен самолётов приближалась к границам по всей их протяжённости. Чуть подальше в тылах выросли дымовые столбы от стартующих тактических ракет; набирая скорость, чёрные "карандаши" клонились к северу, готовые обогнать самолёты и обрушиться на выбранные цели. Одновременно с этой вакханалией транспортёры устремились к реке, а западнее - танки, с хрустом вылезая из укрытий, устремились к пограничной полосе. Примерно к этому моменту уже все грызи осознали, что стрелять придётся. А стрелять они умели и в некотором роде даже любили, так что...

- Излучатели, все секции к бою! Цели с первой по восьмую! Линза ноль-двенадцать...

Для пилотов авиации великое начинание закончилось крайне быстро. Набитые топливом самолёты с тонкой обшивкой были идеальной мишенью, тем более что они шли плотными группами, чуть не крыло к крылу. Вслед за приближающимся гулом ожидающие у границы услышали множественные взрывы в небе, и миллионы голов повернулись на звук. Прямо на забитую войсками полосу, где буквально яблоку некуда было упасть, обрушилась лавина горящих самолётов, обломков и сбитых ракет. Беспорядочнно вращаясь и полыхая ярким пламенем, машины врезались в землю, сея полное опустошение, снося и ввергая в огонь постройки, колонны грузовиков и скопления людей. Само собой, тут же начали детонировать многочисленные боеприпасы, увеличивая разрушения и возрастающую панику. Перебитые, как картонные трубочки, ракеты кувыркаясь падали по местности. Огромная полоса шириной в десятки километров оказалась разбомблена по первому сорту, и дымы от пожаров взметнулись к небу.

На переправе само собой ничего этого не замечали и пёрли вперёд. Как и у всех остальных, у них были дела поважнее, чем вникать в то что происходит. Однако уже на середине реки вырвавшийся вперёд транспортёр вдруг вздрогнул под фонтаном искр, а в воздухе осталась едва заметная трасса луча. Из прожжёной дырки в машину хлынула вода, так что экипаж открыв люки, выбирался наружу и прыгал в воду, считая что стреляют с берега. Артиллерия начала лупить по северному берегу, выпуская неимоверное количество снарядов... но установки залпового огня не успевали выпустить и пары ракет, как сверху в станок бил луч, превращая военное имущество в мелкие оплавленные обломки. На то чтобы прицелиться и сжечь столь ничтожную цель, пушкам фрегатов требовались секунды, и чем дальше шло, тем меньше орудий оставалось целыми. Нескольким транспортёрам удалось даже добраться до вожделенного берега, но через сотню метров их всё равно отсекли и испепеляющие лучи превратили машины в куски коверканного железа, а десант в поджарки.

Наблюдатели без труда заметили, что к старту готовятся ещё волны аваиации, так что Ёлка начала обрабатывать авиабазы. Область теплового поражения, покрывающая весь аэродром, была установлена сначала не на максимальную мощность, чтобы дать возможность убежать тем, кто хотел убежать. Закрываясь от пышащего сверху жара, люди бежали вон от ангаров и стоящих на площадках самолётов; бумага и прочие лёгкие пердметы начинали дымиться. Сверху бегущие фигурки было хорошо видно, так что грызи немного подзадерживали с включением режима "хрустящее поджаренное"; когда же вроде бы все убрались, мощность была увеличена на полную, и аэродром залило волной огня от вспыхнувших строений, машин, самолётов...

При этом, как уже уцокивалось, на Ёлке имелось десять силовых установок, они же излучатели, так что страдали десять отдельных объектов сразу. Фрегаты же продолжали гвоздить наступающие войска по фронту более чем три тысячи километров, уничтожали запущенные тактические и баллистические ракеты, самолёты и вертолёты. На некоторых участках наступление удалось сорвать с ходу, лучше всего это получилось на реке, так как немедленно были уничтожены плавсредства и скопления понтонов, из которых собирались строить мосты. Вкупе с пылающим адом сзади, когда небо застилали тучи чёрного дыма и слышалась непрекращающаяся волна взрывов от рвущихся боеприпасов, это привело таки к закономерному итогу: началась дезорганизация, переходящая в панику.

В океане почти три сотни разнокалиберных посудин, от ракетных крейсеров до баркасов, за пять минут отправились на дно. Фокусированные лучи прожигали суда насквозь, так что чрезвычайно быстро на месте флота осталось только огромное количество барахтающихся торгантропов и спасательных лодок. Весело разбрызгивая воду с болтающихся в воздухе винтов, огромные корабли отправлялись на место постоянной дислокации в морском иле.

Тем не менее, остановить многомиллионную армию было сложно даже таким ударом. Если в восточных районах, где имелась река и море как естественные преграды, грызям удалось остановить продвижение на корню, то на расстрел идущих по монгольским степям оставалось крайне мало орудий. Через час после начала выпиливания в бой вступили истребители, войдя в атмосферу и атакуя на манер штурмовиков. По скоплениям пошли скоростные боеголовки, вызывавшие взрыв не хуже чем ядерный, а отдельные колонны добивали практически с бреющего полёта. В отличие от излучателей, истребители имели пушку, не регулируемую по мощности, и каждое попадание вызывало мощный взрыв, расшвыривавший технику и оставлявший глубоченные воронки. Ввиду того что истребители при поиске целей полагались на оптику, дым и пыль от взрывов мешали продолжать атаку - впрочем при хорошем прицеливании это и не требовалось. Куски грунта разлетались с такой скоростью, что корёжили танки и самоходные орудия, а уж всё остальное просто превращало в кашу.

Четверо грызей, вернувшиеся с переговоров, наблюдали за происходящим уже по мониторам, сидючи в столовке на платформе "К", та что ближе всего к планете. Немало познавательного видео торгантропы уже успели выложить в сеть, хотя с момента начала всей буффонады прошло не более двух часов. На ползущую по степи длиннющую колонну обрушивается очередь зарядов, всё скрывается во взрывах, как от ковровой бомбёжки, и из дыма только вылетает круглая башня танка, катящаяся как консервная банка. Ослепительные лучи дырявят холм, выпиливая ракетные шахты, так что и от холма мало что остаётся. Огромное поле, залитое огнём, ранее бывшее авиабазой...

- Кошмар, напух, - фыркнула Черника.

- Можем и стреляем, - припомнил Ратыш, - Может быть, это их слегка отрезвит.

- Если только совсем слегка, - мрачно цокнула Фира, - Посмотри что передают новостные службы. "Компания Фольксваген подсчитывает убытки от уничтожения своей инфраструктуры на территории Китая".

- Да ладно, дай позырить, - усмехнулся грызь, но убедился что так оно и есть, - О суслики-щенки.

- Ну как, отрезвит?

- Нет, - подумав, цокнул Ратыш, - Скорее всего нет. Может, выпилить главных клоунов?

- Уже выпилили, - показал Хорь.

Одно из орудий Ёлки нанесло удар по подземному бункеру правительства; двести метров грунта для луча не были серьёзной преградой, и последнее что увидели негодяи - это ослепительную вспышку. Теперь на этом месте только дымилась неглубокая, но большая воронка, да валялись обломки железобетона.

Отстрел военного инвентаря продолжался. Пушки работали далеко не на полную мощность, так что о перегреве и цокать нечего - в таком режиме они могли бить месяцами. Сменялись только операторы, потому как после восьми часов довольно напряжённого контроля за стрельбой глаза уже слипались и уши ничего не слышали. Четырёх грызей тоже попросили поучавствовать, с чем они быстро согласились и заняли места за экранами. В оптическом диапазоне видно было мало, потому как огромные площади покрывал дым от горящих построек, машин, упавших самолётов; к тому же наступала ночь. Однако в радиодиапазоне локаторы по прежнему брали на пятёрочку. Ратыш и Фира занялись большой группой, сумевшей таки переправиться через реку - как они просочились, пух знает. Однако тот факт что они окапывались, повернувшись на север, говорил о том что это "южные". Лучи с Ш229 методично изничтожали технику - в зеленоватом тумане на экране это вглядело как вспышки, потом наружу прорывалось пламя, а от коробки отбегали светящиеся фигурки торгантропов - если луч не попадал в боеукладку. Тогда экипаж мучился гораздо меньше, а куски разлетались на сотни метров. Оставшись без бронетехники и под натиском продолжающих бить лучей, "южные" всё же побежали к реке, но тупо столпились у воды - переплыть не светило, а никаких плавсредств не имелось. Грызи добивать их не стали, но их это не спасло - по скопившимся на берегу начали лупцевать вертолёты северных, всё-таки поднявшиеся для защиты границы. Ихние РСы были не так мощны, но пехоту на открытом месте выкашивали замечательно.

- Дыых, сколько можно, - цокнула Фира, подперев голову лапкой и щёлкая кнопкой по объектам на экране, - Мне уже поднадоело. Напоминает примитивную двухмерную стрелялку, напух.

- Крепись, Фир, их ещё кучи, - вздохнул Ратыш, - Во многих местах подходят новые формирования взамен уничтоженых. Вон, слышишь этот квадрат? Мы ведь его чистили, а сейчас опять пухова туча.

- Давай вдобавок мосты разнесём, - безо всяких подсказок сдедуктировала белка.

Большинство мостов и так уже были разрушены, чтобы затруднить подход подкреплений к приграничной зоне, но проследив на юг дороги, грызи нашли ещё парочку. Сдвоенный луч с двух пушек пережёг стальные конструкции, как волоски, и вздыбившись, настил моста рассыпался на обломки. Та же участь постигла все остальные мосты и понтонные переправы, которые торгантропы пытались возвести. К сожалению, дезорганизация имела две стороны: теперь войскам никто не сообщал, как именно действовать, но также было некому приказать им остановиться.

Одно из самых пристальных вниманий грызи уделили подводному флоту. Если баллистическая ракета представляла довольно несложную цель, то укрытая в глубине подлодка могла прятаться достаточно эффективно. Пуск торпеды с ядерной боевой частью мог очень дорого обойтись, и здесь приходилось полагаться на то, что покойники из руководства не успели отдать приказ о ядерном нападении. Грызи уже усекли, что на Ёрфи это в порядке вещей, нет приказа - нет атаки, так что и пользовались вовсю. Правда, огонь с Ёлки всё же покончил с несколькими подлодками, стоявшими у причалов - чисто на всякий случай. Ратыш таки вскользь посмотрел на порт, с погромленными военными судами, частично торчащими из воды - там тоже всё затягивало дымом. Что ни цокай, а окисления в эти сутки произошло столько, что Пухерья обеспокоилась за тепловой балланс планеты и записала, чтобы потом не забыть убрать лишнюю энергию.

В остальном задачи были достигнуты. Отдельные группы южных, прорвавшиеся через полосу прополки, не имели ударной силы и были остановлены северными, которые церемонились с ними ещё меньше, чем грызи, уничтожая всем доступным оружием. Самые большие группировки, по прежнему располагавшие бронетехникой, затаились в населённых пунктах в стране под названием Монголия, пользуясь тем что на этом участке работало гораздо меньше сквирских орудий. Вылезать однако в открытые степи для них означало снова познакомиться с огнём истребителей, каковые по прежнему проносились в небе с оглушительным рокотом - пилоты нарочно устроили звук, дабы испугать зверьков ещё сильнее. Таким образом примерно через сутки самая многочисленная торгантропская армия уже мало что из себя представляла, а Ёлка продолжала методично выпиливать с территории военные объекты. В случае обнаружения выбросов химических соединений, опасных для местности, объект выжигался полностью в приличном радиусе, так что и химическое оружие тоже резко пошло на убыль.

- Пфф, - Ратыш помотал затёкшей лапой, - Натурально опушнеешь.

- Ну, разбор завалов, - цокнула Фира, - Они тут накапливались сотни лет, так что быстро не разберёшь.

- Ну я думаю дальше вы справитесь, - хмыкнул Хорь, - Нам ещё по бактериям работы - как песка.

- Точно! - щёлкнула когтями Черника, - Пойдём-ка сделаем пару открытий.

Собственно она не особо шутила, двое грызей снова занялись своим бактериологическим песком, в то время как остальные двое сдали вахту по контролю за стрельбой и отвалились сурковать. Впервые за... собственно, вообше впервые, они почувствовали настоящую, неиллюзорную усталость, но мягкий мох и тёплая тушка согрызуна хорошо действовали для того чтобы сбросить это состояние.

Раждаку, Пухерье и прочим организаторам массовки предстояло ещё разобраться в результатах проводимой операции. Среди торгантропов царило воистину сказочное непонимание реального положения вещей, чтобы увидеть это достаточно просмотреть заголовки новостных лент. Страны Европы и военная организация НАТО привели в полную боеготовность свои ядерные силы - вопрос оставался лишь в том, по кому они собрались их применять. Стрелять ихними ракетами по сквирским фрегатам это тоже самое, что катить тележку с взрывчаткой на танк, да ракеты и не были приспособлены для этого...

- Предлагаю предложить нашим милым обитателям Ёрфи сдать ядерные хлопушки, - прямо цокнул Тигрис, качаясь на кресле.

- Тупо сдать? - скривилась Пухерья, - А чем мотивировать такое предложение?

- Тем что это разумно. Никому кроме самих себя они ими повредить не смогут, вопрос - на кой пух нужны?

- Это для тебя разумно, - заметил Раждак, потирая уставшие глаза, - А они тебе скажут, что вовек никому ничего не отдавали.

- Тогда пусть проторгуют! Они же торгантропы. Да и кроме того, - Тигрис потёр когти, - Уничтожение этой армии хороший стимул задуматься, по их же принципам.

- Это конечно оставим на попозже, - цокнула белка, - Но в общем план дельный. Ядерное оружие им действительно не понадобится в любом случае, так чтож. Единственно, ты собираешься торговать, что взамен?

- Взамен генераторы антиматерии, - заржал грызь, - Кхм. Ну как что, Пух. Что-нибудь полезное в деле очищения планеты, плавучие города например.

- А...

- А не будут брать - отключим газ! Образно цокая.

Раждак тем временем воткнул в ухо наушник и послушав, фыркнул.

- Ещё не легче. Вот здесь, - грызь ткнул в карту, - Ещё одно нападение. У нас напух уже реально стволов не хватает их всех выпиливать!

- Что там такое, - недовольно уточнил Тигрис, - Вот впух, местность гористая и с лесом. Надо ликвидировать матку... эээ, тоесть вдохновителя, гусака ему в печень.

- Русские нам уже все уши прожужжали, что мы неправильно воюем и зря убили главнюков, - хмыкнула Пухерья.

- Мы ещё только начинаем, - заверил грызь, мотнув хвостом, - Так, надо собрать групп для того чтобы нашли этого чинчика...

Под раздачу икры ( информации - к - размышлению ) попали всё те же Ратыш с Фирой, так что искать предстояло именно им. Вместе с несколькими другими пушами они наскоро изучили обстановку и сочли её стандартно абсурдной. Вяло тлеющий конфликт тянулся в регионе уже десятки лет, а теперь, пользуясь большой войной, сумасшедший президент маленькой страны с большим чувством своего веса снова послал войска завоёвывать соседние, ещё меньшие государства. Здесь проблема состояла в том что действовали в основном рифлёные, а не техника, которую проще обнаружить и ликвидировать. Тем не менее, выделенному фрегату нашлось много работы по уничтожению пусковых установок, орудий и самолётов на базах.

- На самом деле во многих точках активизировалась возня, - хмыкнула Фира, - Они думали, под шумок можно. Просто у нас пока сил на всю планету не хватает, а так устроили бы. Слыхал, как развонялись, что наши разбомбили государство, входящее в НАТО?

- Развонялись? - усмехнулся Ратыш.

- До! Угрожали. Правда было не очень страшно, - уточнила белка, - Наши им цокнули, чтоб держали при себе свои условности.

- Ладно, нам ещё нужно найти осла, - вздохнул грызь, перелистывая страницы карты на экране, - Тигрис просил при возможности организовать захват идиота, а не убийство.

- По всем данным выходит, что искомые тела вероятнее всего находятся на очевидном месте. В доме правительства, напух.

- И как ты собираешься их оттуда выковырять?

- Дело техники, - повела ушками Фира, - И мозга, конечно. Только надо быстро трясти!

Стали трясти достаточно быстро. Связались, пользуясь торгантропскими же коммуникациями, с руководством подвергшихся нападению республик и коротко изложили соль: нужна механизированная пехота для осуществления захвата, поддержка будет обеспечена. На удивление всё прошло быстро, в течении десяти минут был сгенерирован план, а уже через двадцать фрегат под номером 22 спустился к поверхности, развернулся над городом и совершил посадку возле шоссе на подходящем поле. Вскорости к кораблю подошла колонна из пяти БМП, которые не мешкая вкатились по трапу в грузовой отсек. В это же время второй корабль успел смотаться на Ёлку и забрать из ангаров восемь так называемых БМК - боевых машин контроля. Они представляли из себя ящики на гусеницах, ощетиненые во все стороны противоснарядными ловушками; назначение их состояло в том чтобы быть и тем самым наводить орбитальные пушки на цели, а также прикрывать что-либо, в данном случае торгантропские БМП. Запускать решили в дистанционном режиме, на всякий случай, да и готовить для пилотируемого использования дольше.

К удаче, перед искомым зданием имелась обширная площадь, на которую и усадил свою тушку корабль, своротив фонарные столбы и плакаты. С открытого трапа с лязганьем траков выкатились угловатые "танки", сразу занявшие позиции вокруг. Через три минуты второй корабль высадил местных, а первый уже поднялся повыше, за пределы атмосферы, и приготовил электромагнитный выгонятель. Как и предполагали, к месту тут же потянулась массовка в виде рифлёных и даже бронетехники.

- Групп 2, ваша задача отфильтровать выбегающих, как поняли?

- Рат, они твоего цоканья ни разу не поймут.

- Впух! - фыркнул Ратыш и повторил это же через переводчик.

Тем временем по стоящей посередь проспекта по БМК уже пальнули из гранатомёта - снаряд взорвался в воздухе за полсотни метров до цели, расшвыряв мелкие осколки. Полетели стёкла, а рядомстоящие автомобили превратились в решето. Настырные сделали ещё пять выстрелов, после чего у них просто закончились боеприпасы, а с машиной так ничего и не случилось. Пулемёт в маленькой башенке, что торчала сбоку, неприцельно давал короткие очереди, но лезть под него торгантропы не стали. Появившаяся в зоне видимости колёсная бронемашина была тут же подбита малокалиберной пушчонкой, грызь точно попал в мотор и теперь клоуны выбегали из разгорающегося цирка.

Фрегат же начал посылать по сооружению лучи, заставлявшие засевших в подземных бункерах занервничать - проникающие высокочастотные волны вызывали колебания воздуха, резко резавшие уши отвратительным высоким свистом; уже через пол-минуты со ступеней здания побежали торгантропы, зажимавшие уши руками и несвязно оравшие, но на то чтобы выкурить всех, требовалось время.

- Рыба сто, наблюдаю два вертолёта на востоке! - проклюнулись в эфире антропы.

- Чисто, сейчас уберём.

Боевые вертолёты тут же выцелили БМП и выпустили по ним управляемые ракеты, но эффекта и это не принесло - те стояли в зоне защиты сквирских машин и ракеты опять-таки сбило на подлёте. Пострадали лишь ихние же, пробегавшие мимо. Грохоча винтами, леталки стали разворачиваться на второй заход, делая широкий круг над городом. Рыба-сто, тобишь второй корабль, не занятый выкуриванием негодяев из норы, открыл по ним огонь лучами. Попасть в вертолёт было сложнее, чем во что-либо другое, так что несколько лучей прошли мимо, сделав оплавленные дыры в крышах и автомобилях, но затем всё-таки попадание прошло успешно, и подпалённые вертушки функционирование прекратили. Одному просто оторвало хвост, и машина ещё долго кружилась, как кленовое семечко, прежде чем задела вышку и обрушилась на крышу строения. Над городом поднялся огненно-дымовой гриб и разнёсся грохот неоднократных взрывов.

Пока вокруг происходил этот балет, антропы под дулами автоматов заворачивали бегущих из здания к своим машинам, разоружали и выталкивали дальше, потому как пока не могли найти тех кого нужно. Как скоро выяснилось, не там и искали.

- Их здесь нет, они в бункере на восточной окраине! - сообщил антроп.

- Ясно. Вставайте в середину колонны, выдвигаемся туда и там повторяем ту же операцию.

Машины, высекая искры по асфальту, собрались в походное положение, так чтобы БМПухи были под прикрытием, и действительно бесхитростно поехали по улице в нужном направлении. Поскольку все зверьки из дома правительства выбежали, корабль ударил по нему термическим воздействием, чисто сжечь ради демонстрации того, что шуток не будет. От здания разошлась ударная волна, а затем из окон повалил дым и стали плясать языки пламени.

Тут же стали ясны недостатки наземного перемещения. Если от самой площади автомобили торгантропов ещё расшугались, то дальше они ездили, как ни в чём ни бывало. А это означает, что улицы, в общем-то отнюдь не узкие, были запружены транспортом по самое не грызуй. У грызей в глазах рябить начинало от вида разноцветных крыш, имевшихся в любом направлении взгляда. При приближении бронетехники автомобили рванулись на боковые проезды, движение тут же застопорилось, так что пришлось переть сбоку, сминая частью торговые палатки, столбы и припаркованные машины. Паника поднялась - любо дорого глянуть. Грызи через камеры наблюдали, как рушатся стеклянные витрины, рассыпается товар. а по сторонам разбегается население; толстые железобетонные столбы ломались под напором машины, как соломины.

После того как были пройдены несколько запруженых кварталов, отряд вышел на более свободное место, и тут начались сюрпиризы другого характера. Дорогу к цели преграждали, помимо никому не интересной пехоты, несколько танков. Приземистая зелёная коробка тут же грохнула из пушки, вынеся стёкла в большом радиусе, так как и этот снаряд замечательно сбивался активной защитой. У самих БМК не было средств поразить танк, но это было и не нужно.

- Рыба сто, цель танк, семьсот шагов по курсу.

- Чисто.

Не успели торгантропы перезарядить, как луч ударил в моторный отсек и танк заполыхал ярким пламенем - теперь им уже было не до стрельбы. Остальные стали отступать, беспорядочно паля в сторону колонны - несколько снарядов попали в дома по сторонам улицы, привели в полную негодность пару машин, но больше никакого толка от них не наблюдалось. Колонна проехала мимо полыхающих бронеящиков, одолела холм и подошла к военному объекту. Тут пришлось разгонять охрану, устроив пальбу и пафосное сокрушение гусеницами забора и сторожевых вышек; под напором тяжёлой тушки даже стальная вышка не выдержала, сложилась и упала на землю. Машины окружили вход в подземный бункер, и фрегат снова применил вытравливатель.

Результат не заставил себя ждать - сначала выбежали военные, а затем и несколько клоунов "чёрного" типа. Один из них, несясь во весь опор по площадке, запихивал в рот какие-то тряпки, чем спалился сразу. Местные немедленно схватили именно этого, слегка попинали ногами и засунули укутанное верёвками тело в БМП. Наблюдавшие за этим грызи порядочно ухахатывались, хотя это было чревато - из-за построек то и дело постреливали, и тусоваться без защиты брони оказывалось крайне неблагоразумно.

- Это групп 2, объект взят!

- Вас понял, выходите к полю на погрузку.

Погрузка прошла как по машинному маслу, торгантропы не успели чухнуться, да собственно не особо и находилось желающих стрелять в здоровенный корабль, ворочающий боками над полем. После этого ёрфийцы были доставлены к себе в город, а БМК - на платформу. А операторы, соответственно, получили возможность размять лапы и мозги и испить чаю...

- Грызаный случай, Ратти. Мы и так его испивали.

- Да, но испивать его из стакана, - показал стакан грызь, - Когда у тебя на мушке противник, это чревато. Поэтому испивали из фляжек. А это согласись совсем другое кудахтанье.

- Сог-кло-кло-шусь. Ну, в общем-то неплохо сработали?

- Пока да. Но мы ещё не начинали работать по той теме, по которой собирались, - заметил Ратыш, - Эти их междусобойчики тут обычная практика всю дорогу...

- И президент, жующий тряпки, тоже обычная? - покатилась со смеху Фира, прокручивая запись, - Кто бы цокнул, не поверила бы. Но ты прав в том что это ещё только сааамое начало погрызени. Какие планы по поводу дальнейшего?

- Нам нужны пушки, - на полном серьёзе цокнул Ратыш, - С платформы "Ф". Тогда будет возможность воздействовать более массировано. Вот цокни, двести целей в минуту это допуха?

- Изрядно.

- Изрядно, если выпиливать танки, которых всего тысяч пять. А если выпиливать отдельные особи, то это вообще бесполезно. За эту минуту их родится больше, чем эти двести.

- Ну это ты перегибаешь, грызо, - улыбнулась белка, поводя ушками, - Математика жеж. Если убавлять общее колво, будет убавляться и прирост в абсолютной величине... Но я думаю до этого не дойдёт?

- После всего слышанного я в этом не уверен нипуха, - прямо цокнул Ратыш, - Но пока план да, без этого. Координационный групп считает что сейчас самая основная задача - убрать ядерное оружие.

- Почему именно ядерное, а не химическое и биологическое?

- Потому что химию и тем более бактерии мы сожгём лучём с Ёлки вместе с тем дураком который их выпустит, и нипуха не останется. А если сжечь ядерную боеголовку, останутся килограммы жепитония... который они называют плутонием. А это ненамного лучше, чем заражение от ядерного взрыва.

- Кто-то может и сдаст организованно, но кое-что придётся раскапывать в обломках, потому как уже покоцали, - заметила Фира, - В ракетных шахтах и там где накрыли пусковые установки. Вот впух, эти хвостоголовые могут утащить раньше.

- А мы не можем работать на поверхности, потому что не закончили с микробиологией. В скафе тупо, да и прорваться может...

Эти рассуждения были резонны, как ничто другое, и отцокивались повсеместно по платформам и кораблям. На планете же обстановка превращалась из пожара в обильный дым на развалинах. Нападавшие армии были почти уничтожены и уж точно дезорганизованы и сломлены, так что сами откатывались восвояси, зачастую бросая технику в опасении новых ударов. Рассчёт же главных придумывающих грызей начал во многом оправдываться. Наблюдая картины тотального истребления агрессоров, государства торгантропов начали искать контактов с прищельцами, чтобы тоже обеспечить себе хоть каую-то безопасность и не оказаться крайними - попадать под удар Ёлки никто не хотел.

Уже через несколько суток фрегат приземлился возле дома правительства в Вашингтоне, так как тамошние аборигены были склонны к пафосным эффектам и сделали из переговоров выгодное шоу. Несмотря на просьбы грызей не скучиваться под маневрирующим кораблём, на площадях вокруг собрались гигантские толпы - чисто позырить.

В ходе переговоров присутствовавшие пуши просветили аборигенов о том, что вся жизнь на планете будет реорганизована. Либо это произойдёт гладко и в атмосфере сотрудничества, либо...

- Либо никто из вас этого уже не увидит, - прямо цокнул грызь через стекло шлема.

Сидящая напротив делегация разом тяжело сглотнула, так как понимала что грызун не шутит ни разу.

- Но вы же не можете... - развёл руками президент и сам задумался, как продолжить.

- Вот, - кивнул грызь, - В данной обстановке мы можем всё! В том числе то что вы подумали. Но ничто не заставит нас делать это без причин.

- Что вы хотите?

- Пить хочу, - грызь повозился, вытаскивая фляжку внутри скафа, - Фхх... Теперь ничего. Как бы вам подоходчивее объяснить... Кпримеру когда множество видов разных чуществ живут в одном месте, а потом один вид начинает не в меру умничать. Считает всё это место только своим, и хозяйствует. Хозяйствует бездарно и глупо, а всем остальным оставляет только маленькие углы и ещё умиляется своей заботе.

- Вы про кого?

- Это я у вас хочу спросить, про кого я.

- Видимо про людей, - поразил смекалкой президент.

- В запятую. Впрочем мы не будем разводить философию. У нас есть определённые предложения и программы действий по реорганизации Ёрфи. Они пока приблизительные и продолжают прорабатываться. Будет неплохо если вы в этом поучавствуете, потому как иначе планы всё равно будут приняты, но без вас.

Цокалось именно в таком ключе, и низкий гул с неба от пролетающих фрегатов подтверждал, что лучше не выпендриваться. Орбитальная же группировка немного прошлась по поверхности, выпиливая некоторые объекты - у побережья Канады были обстреляны и затонули восемь судов, ведшие промысел морских котиков. В африканской саванне резко поубавилось количество охотников на машинах, так как несколько десятков их были выслежены сверху и уничтожены. Разрушению подверглись десятки заводов по всему миру, выбрасывавшие в атмосферу ну совсем уж не лезущие в ворота вещества. На дипломатические ноты, отправленные через Россию и Соединённые штаты, прочитавший их грызь спокойно ответил, что в случае если подобное беспардонное скотство повторится - удары будут гораздо менее точечные.

После того как удалось быстро прокатить новую мировую войну, Раждак и Пухерья, как и остальные грызи, получили возможность трясти уже гораздо более спокойно. Излучатели то и дело постреливали, когда обнаруживался очередной вредоносный объект, но в целом обстановка подуспокоилась. У населения же вообще, как неоднократно упоминалось, были дела поважнее всякой ерунды типа судьбы своего мира.

- Шмелёв спрашивает, куда мы собираемся деть оружие массового поражения, - цокнула Пухерья, перебирая электронную почту.

- Химическое сожжём, - просвятил Раждак, - Биологическое тем более.

- Этому я думаю они сами обрадуются, - хмыкнула белка, - Полсотни лет никак не могут его сжечь.

- Ну и хо. А ядерное, - грызь почесал ухи, - Да сложить на луну, допустим.

- Напуха?

- Ну не знаю. Мало ли, понадобится! Зачем уничтожать дорогостоящее оборудование? Жадность-матушка не простит. Цокни пусть раскачиваются побыстрее, а не как всегда, - добавил Раждак.

- Ещё они замучили вопросом насчёт численности населения, вплане какое мы считаем нужным.

- Я уже цокал что оно равно примерно 0,12 человека на квадратный километр. Исходит из элементарных биологических рассчётов. Всё население превышающее этот порог должно кормиться не за счёт биоценоза, потому что иначе ему кранты.

- Боюсь они спросят, а за счёт чего ему тогда кормиться.

- Боюсь у меня на это есть развёрнутый ответ, - хмыкнул грызь.

Белковые, пардон за каламбур, фабрики давно были распространены у грызей и полностью обеспечивали кормом не только их, но и при надобности всех зверьков, имевшихся на планетах. При должной постановке вопроса технология позволяла синтезировать ровным счётом любой пищевой продукт из существующих, а также и много чего из несуществующего. Глядя на гигантские площади, занятые бестолково распаханными полями, грызи понимали что придётся покрутиться.

Для того чтобы разрушить существующий порядок вещей, требовалось много построить. Для того чтобы построить, в свою очередь требовались конструкционные материалы в астрономических количествах. Для их производства было необходимо строить плавбазы в океане Ёрфи, а тут уже очень трудно обойтись без непосредственной возни; микробиологи же так и не давали зелёного света, продолжая гнать программу испытаний. Тигрис с сотрапами заметил, что строить обширные плавбазы, когда любой идиот может выпустить по ним торпеду с ядерной боевой частью - не лучшее занятие, а следовательно сперва придётся наделать ещё и подводных лодок для контроля за глубинами.

Пока происходила подготовка, сконцентрировались на изъятии ОМП. Одной из первых стран, сдавших игрушки, стала Индия. Через три дня Пакистан выпустил по индийским городам свой ядерный арсенал, что привело лишь к его потере, а также красочной воронке на месте правительственного комплекса в Исламабаде. Среди грызей невольно стал ходить вопрос, когда же они научатся наконец.

Ратыш и Фира постепенно были привлечены к работе по вывозу химического оружия, так что оказались в экипаже фрегата Љ33, имевшего собственное наименование "Олуш". Ясным зимним днём корабль уселся в поле рядом с территорией склада, и грызи в скафах высунулись наружу. Небо Ёрфи почти не отличалось от миркасского, как и всё остальное впрочем, так что сидеть в скафе казалось тупо. Прилетевших встретили "зелёные человечки", вместе с коими грызи и прошли по похрустывающему снежку в ворота базы. Здесь имелся бетонный жёлоб, переходящий в тоннель, куда все и двинулись; внутри имелось огромное помещение, заставленное ящиками в пять слоёв. Местный открыл крышку одного, стоящего на полу, и продемонстрировал переложенные соломой стальные чушки.

- Снаряды с нервным паралитиком, - представил антроп.

- Очень приятноо... - хмыкнула Фира, обводя взглядом огромный бункер и прикидывая, как это всё выносить.

- Они мм... шибко чувствительные? - осведомился Ратыш.

- Могу дать почитать ТУ. Но в общем их само собой вполне можно перевозить.

- Хор, - цокнула Фира, измеряя ящик рулеткой.

- Какой хор? - не вкурил антроп.

- Она имела ввиду "хорошо". Это особенности езыга.

- Я думаю что войдёт штук семьсот таких коробок, - посчитала белка, - Сколько их тут всего?

- Более сорока тысяч.

- Оягрызу. А какие у вас есть средства погрузки?

- Никаких.

Над шуткой можно было бы хорошо посмеяться, если бы она не была правдой: на огромной складской базе не было ни одного погрузчика! Завод по "утилизации" работал со скоростью пять ящиков в сутки, и их легко грузили вручную. Выносить же все залежи таким способом казалось полнейшим безумием.

- Пошли украдём штук десять погрузчиков, - вздохнул Ратыш.

- Что значит украдём? - уточнил антроп.

- Это значит, завладеем без ведома владельцев, - скучно ответил грызь, шлёндая к кораблю.

Как обычно, он нипухашеньки не шутил. Фрегат поднялся снова на орбиту и задействовал соединение с общей сетью платформа-корабли-Ёлка для поиска нужных объектов. Таковые быстро обнаружились на стоянке в одном из городов, после чего была задействована довольно нехитрая процедура - пушка сформировала направленное магнитное поле, которое просто подцепило погрузчик и подняло его с поверхности на орбиту! Аборигены были удивлены такой аномалией, хотя некоторые тут же принялись за старое, пытаясь привязать улетающие погрузчики цепью. Тем не менее, восемь штук машинок оказались болтающимися в пространстве возле "Олуша", и грызи, выйдя в открытый космос, зацепили их тросами и втащили в трюм. Не прошло и часа, как они снова были у склада, но на этот раз с механизацией.

- Почему вы их украли? - недоумевал начальник базы.

- Ох впух, как же с вами трудно, - вздохнул Ратыш, - По вашему лучше, если они будут грузить какое-нибудь барахло, а не химическое оружие, угрожающее вам же в первую очередь?

- Но это воровство!

- Да ещё какое! Всё, я не намерен ничего объяснять! - отмахнулся грызь, - От вашей логики мозг завянет.

Поскольку руководствовались уже не ихней логикой, солдаты расселись по погрузчикам и вывозили ящики куда быстрее, чем они же таскали их ручонками. Грызям осталось только понаблюдать, как трюм набивается смертоносным грузом.

- Какого рожна мы должны вам верить, - бурчал зелёный, - Может вы эти же снаряды на нас и высыпете.

- Умно, - с нескрываемым сарказмом цокнула Фира, - Ещё раз подумай.

- Ну пожалуй вам это не нужно, - нехотя согласился тот, - Вы собираетесь уничтожить эту дрянь?

Грызи переглянулись и вздохнули.

- Чё вам всё уничтожить не терпится, а? А если вдруг пух из хвоста оно понадобится? Там вон полная звёздная система пустоты - складывай не хочу.

Так и сделали: для всего вывозимого зла наскоро разровняли площадку на луне, в одном из кратеров. Утечка ядовитых газов, понятное дело, там никому не могла повредить, так что с разгрузкой хотя и церемонились, но не очень, вываливая ящики путём наклона корпуса. Правда, потом кучу всё же приводили в удобоваримое состояние. Если на планете погрузкой в основном занимались антропы, то на луне приходилось полностью отдуваться грызям; несмотря на меньшую силу тяжести, ворочать сундуки сотнями - не самое лёгкое занятие. Здесь как раз пригодился пищевой концентрат повышеной эт-самое, чтобы того. В любом случае, Ратыш и Фира уже не особо отвлекались от темы, так как вылезши из скафа, чувствовали себя выжатыми как выжимки, только бы покормиться и отсурковаться.

- Ценность чая прямо пропорциональна количеству погрызени, осиленной до него, - филосовски цокнула белка.

- Возможно даже квадрату оной, - добавил Ратыш, - Устала, Фирочка?

- Слегка. Надо немного сбавить темп, потому как нам ещё с этими подарками возиться и возиться, а подкрепления в ближайшее время не предвидится.

- Много грызей заняты на стройке платформы, - пожал плечами грызь, - Опушнеть, столько тысяч пушей, а не хватает.

- Кстати о стройке. Напуха нам столько фрегатов? - цокнула Фира, - Может было бы проще пригнать ещё штук сто, и хватит?

- А может и не хватит, - резонно заметил Ратыш, - Там план такой, что если куча фрегов не будет нужна на Ёрфи, её применят для терроформерства в других системах. Тоесть всуе ничего не пропадёт.

- Вообще я как туда посмотрю, - Фира мотнула ухом в сторону планеты, - У меня пух дыбом. Разгребать это всё...

- Ничего, белушко, - погладил её грызь, - Рано или поздно это будет сделано.

- У меня такое чувство что мы с тобой это уже не увидим.

- Может быть и. Но это же не повод эт-самое.

- Ещё бы, - усмехнулась грызунья, - Они у нас спляшут ещё.

Судя по тому как активно проводились мероприятия по вывозу всякого опасного барахла типа термоядерных боеголовок, ещё как попляшут. На луне, но уже в другом кратере, складывали и эту ерунду - просто штабелями, как брёвна, наваливали ядерные и термоядерные боеголовки. Кроме того пришлось посылать некоторое количество кораблей поднимать затопленные подлодки и корабли с ядерным питанием, уничтоженные в ходе войны; точно также были выковыряны и несколько застарелых радиоактивных мусорок, каковые торгантропы не удосуживались поднять полсотни лет.

На самом деле это были только предцветочия, так как грызи, в мордах Раждака и Пухерьи, потребовали вообще прекратить балаган с делящимися материалами на планете. Короче цокая - закрыть напух все карьеры, перерабатывающие предприятия и атомные электростанции. Взамен было обещано обеспечить поступление в сеть электроэнергии от термоядерных источников, для чего предстояло эти источники построить. На самом деле, с установленым трансформаторным оборудованием эту задачу отлично выполнял бы и всё тот же фрегат Ш229, так что дело снова упиралось в их выпуск.

На вопросы аборигенов о том, не продадут ли грызи им техническую документацию, был ответ что само собой, нет. Кроме того, местные задали вопрос, поставивший в откровенный тупик.

- На АЭС и её инфраструктуре работает сорок тысяч человек, а во всей атомной промышленности сотни тысяч, - просвятил антроп.

- Познавательная статистика, - согласился Раждак, - Но к чему это?

- К тому что нельзя просто так взять и закрыть все эти предприятия.

- Почему?

- Потому что людям будет нечем зарабатывать на жизнь.

- Нипуха не понимаю, - признался грызь, - Им сейчас зарплату за что платят?

Жирный антроп с обвислыми щеками, сильно смахивающий на жабу, только моргал глазёнками. Белкач подумал о том, что терпения тут нужно - сколько не грызут.

- Им платят за электроэнергию, - ответил за него сам грызь, - Которую вырабатывает АЭС. Так?

- Так, - тупо кивнуло существо по ту сторону экрана.

- А теперь убираем к собакам АЭС и вместо неё вставляем наш энергоблок. Что поменялось?

- Но вашему блоку не нужны наши работники.

- И чо теперь?

- Так их уволят, - развёл руками антроп.

- Так найдите им другое занятие, ид... кхм. Пусть разбирают эту же самую станцию, работы - столько же сколько при постройке. Или ещё что-нибудь! Я что, за вас всё буду думать? В конце концов, - Раждак показал отвёртку, - Покажите им вот это и скажите, что воткнёте в одно место, если что-то будет не так.

Сам же грызь, плюхнувшись в кресло, загрузился постройкой этих самых энергоблоков. План был весьма заманчив, ибо электростанции получались избыточной мощности, мобильные, и главное из них можно быстро сделать боевые корабли, если понадобится. Правда, для этого следовало таки наладить выпуск Ш229. Платформа "Ф" удлинилась уже до восемнадцати килошагов в длину и представляла из себя гигантский автоматический станок и заводы материалов, где конвейерным способом детали собирались в агрегаты, а по центральной линии - в готовые изделия. Сырьё для гигантского производства бралось в основном с малой планеты под названием Европа - впрочем она была хоть и малая, а разбирать её на элементы можно очень долго. На каменном шаре были вырыты несколько карьеров, из коих породу вынимали при помощи опять таки лучей, испаряя, поднимая в пространство и сортируя по типу атомов. Таким образом производство получало миллиарды тонн любых требуемых химических элементов. Одна только организация этого хозяйства требовала много времени напряжения мозга, ибо были привлечены десятки тысяч пушей, вооружённых огромным количеством техники. Тем не менее, грызи уверенно справлялись, так как подобные пассы не были чем-то выходящим вон из рядка: терроформерский флот всегда занимался подобными вещами.

И при том, что полным ходом шло строительство на платформе "Ф", замаячила необходимость развернуть постройку садков для не в меру расплодившихся зверьков. Такого оборудования непосредственно, с подготовленными схемами и инструментами, в наличии грызей не имелось, да и не могло иметься, так как раньше перед ними никогда не стояла такая задача. Плавбазы для различных целей конечно сооружались неоднократно, но никогда не стоял вопрос о размещении населения с такими свойствами. Приходилось отложить эту задачу до времени прибытия смены с Миркасы, и пока сосредоточиться на фрегатах и приведении Ёрфи хоть в какой-то порядок. Кроме того, до сих пор возились со своей вознёй микробиологи...

- Сколько нужно! - сказала как отгрызла Черника, - Хочешь быстрее - сделай лично.

- Да я впринципе, грызо. Не торопитесь.

На самом деле грызо торопились, но объём работы не позволял перегрызть себя сходу. Чёрная белка мотнула ухом и задумчиво прошлась вдоль длиннющих рядов шкафов, в кажом из которых стояли десятки склянок с образцами. Некоторые были затемнены, другие наоборот освещены, так что вся канитель выглядела красочно и весело, с разноцветными прозрачными колбами и переплетением проводов и трубок. В помещении постоянно стоял ровный шум от работающих механизмов - не громкий и не режущий ухо настолько, что все грызи уже привыкли и могли дрыхнуть прямо на месте. Черника достала из кармана тряпку и протёрла стёкла в шкафу, уделанные конденсатом; она довольно странно выглядела в белом халате, со своей чёрной шерстью. Как и многие, белка шлёндала по помещениям без обуви, ибо пластиковые панели были вполне приятны на ощупь и теплы, а отсутствие тапок создавало дополнительный уют в этом стальном ящике, болтающемся в пространстве за многие световые года от дома. Как цокается бешеной белке пять парсек не крюк, подумала чёрная, и сначала захихикала, а потом расхохоталась.

К тому же немалый повод поржать был, так как пятеро грызей, добровольно испытывавших на себе вирусы Ёрфи, остались в полном здравии, правда после введения соответствующих препаратов. Однако испытать действие среды на грызей было куда проще, чем действие грызей на среду. Для этого нужны были образцы, и всё равно нельзя было бы утверждать однозначно...

- Мы всё равно не сможем утверждать однозначно, - прицокивала вслух белка, прохаживаясь туда-сюда вдоль рядов шкафов.

- Черничка, ты кому? - цокнул из-за нагромождений Хорь.

- Себе, - хихикнула она и заглянула за угол.

Рыжий грызь в таком же халате сидел на инструментальном ящике и занимался миксованием химического раствора.

- Это ты точно цокнула, пока не будет высадки без скафов - гарантии никто дать не сможет. Ну как её можно давать, если у нас не все аминокислоты совпадают? Никто ведь такого ещё не слышал никогда.

- Да, но каков риск, - заметила белка, сложив лапки, - А если случится что-нибудь не в меру плохое? Я лично не хочу быть виновной в уничтожении биосферы целой планеты. Вопрос в том, на кой пух нам вообще сдалась эта совместимость?

- Чтобы осуществить то что задумано, а именно прекратить выпиливание с планеты всякой жизни, придётся работать на поверхности. В любом случае, при таких масштабах не допустить ни одной утечки будет невозможно, так что нам пух из хвоста надо знать, что будет.

Черника почесала за ухами - действительно, было над чем поломать предмозжие.

- Смотри, а помнишь ту вспышку бръжчнизма?

- А. В 223м? - задумался белкач, - Ну, помню. Пришлось дезинфецировать район ионизирующим излучением.

- Ну вот нам и пример, - цокнула Черника, - Высадим десант, а если что пойдёт не так - пыщ.

- Под это пыщ могут попасть тысячи аборигентов, - заметил грызь.

- Они здесь попадут под что угодно, потому что тыблоку упасть негде, - резонно ответила белка, - Так что это не повод. Тем более как я слышала, кое-кто угрожал нам скорой расправой.

- Да, эти клоуны никак не угомоняться, - фыркнул Хорь.

- Ну вот и, - потёрла когти белочка.

"Вот и" было подвергнуто массовому обцокиванию, и хотя было много сомневающихся, операцию "крючок" всё же утвердили. В ходе оной на поверхность должны были высадиться до сотни грызей, не применяя средства микробиологической защиты. Задача их состояла в изъятии ядерных боеголовок из разрушеных объектов - баз пусковых установок, аэродромов, ракетных шахт. Было совершенно очевидно, что аборигены сами этого не сделают, а после устранения правительства начался такой бардак, что грызи сочли что впредь так делать не стоит. Достаточно упомянуть, что десант тихоокеанского флота США, пытавшийся высадиться на побережье со вполне гуманитарной миссией, был встречен беспорядочным огнём вплоть до пуска крылатых ракет, так что от идеи наведения порядка пока пришлось отказаться. Грызи же вспушились и приступили к подготовке операции.

Для этого им следовало создать группировку кораблей, каковая однопухственно осуществляла как высадку, так и поддержку наземных сил огнём с орбиты, а также вытащить из запасников побольше БМК и прочей машинерии. Предполагалось также использовать значительное количество беспилотников с установленными счётчиками гамма-квантов для обнаружения боеголовок; прочёсывание в данном случае являлось наиболее эффективным. Поскольку по умолчанию на летающих роботов счётчиков не ставили, пришлось ставить.

Ратыш и Фира были в первых рядах грызей, занимавшихся этим: в просторном ангаре стояли десятки верстаков и возился пух. Ратыш брал из штабеля лист стали, резал его циркуляркой, а получившиеся куски сувал в формовочное устройство. Надавив рычаг, грызь получал изогнутую коробку, в которой оставалось просверлить дырки для крепления, вставить туда счётчик и присобачить всё это на беспилотник. Тот представлял из себя нечто вроде схематичного атомиума - перекрещивающиеся кольца, в центре коих находился сам аппарат с двумя соосными воздушными винтами, на которых он собственно и летал. Счётчик закрепляли на торчащей в сторону рамке и присоединяли шлейфом к электронному блоку управления, а на противовес с другой стороны шёл дополнительный топливный бачок на полтора литра.

Фира орудовала отвёртками, как спицами - инструмент только мелькал в пушистых лапках, и ящики с деталями опустошались с воистину потрясающей скоростью. Как цокается, назвалось - полезай, в этом никто не сомневался. После того как счётчик оказывался на месте, грызи вдвоём подтаскивали аппарат к подъёмнику, закидывавшему его в крышки крупногабаритного бронированного грузовика - по бокам на машине имелось восемь крышек, под каждую из коих было немудрено уместить по три леталки, одна на другую. Перед этим грызи включали изделие и подносили к счётчику образец, слегка фонящий, дабы удостовериться в том что всё действует как нужно. После этого механизм занимал своё место и приступали к следующему.

В соседнем ангаре в БМК загружали кассеты противоснарядов и дымовых шашек - сопротивление предполагалось разрозненное и неорганизованное, но бережёного эт-самое, и лезть куда ни попадя без тотальной подготовки вообще было не в духе грызей. Кроме того, большое внимание уделили миноискателям, так как местные зверьки могли быстро догадаться, что взрыв снизу куда эффективнее. Вдобавок предстояло здорово повозиться с непосредственно изъятием, ибо выковырять что-либо из разрушеного бункера - не самое простое дело. Для этого привлекалась мощная строительная техника - подъёмники, бульдозеры и так далее. Собственно именно для быстрейшего разбора завалов стоило лезть на поверхность самим грызям, ибо БМК прекрасно могут работать и на ДУ, как уже показала практика.

- Чур без тупака! - предупредил координирующий грызь, Дутыш, - Зверьки очень агрессивные и совершенно непредсказуемые. Поэтому даю указание двигаться по азимуту, дороги не использовать вообще воизбежание подрывов. В случае необходимости - связываться с орбитальной поддержкой. Всё достаточно чисто?

- На месте увидим, - резонно цокнула Черника.

Как первая из заваривших кашу, раскапывать завалы полезла именно она, а Хорь, Ратыш и Фира за компанию. Тем более что требовалось растрясти хосты после весьма долгого сидения за компами, и даже перспектива ДПСа, сиречь Досрочного Прекращения Существования, не могла остановить. Ввиду этого грызи закончили подготовку, и отряд кораблей отправился на поверхность: сначала приземлялась половина и высаживала десант, вторая прикрывала, потом менялись, а в конце соответственно все фрегаты висели над районом, готовые отжигать.

Фира и Ратыш заняли места в ПБУ, том самом что возил с собой беспилотники - оттуда удобнее всего управлять ими и БМК. После пяти минут полёта стапель корабля открылась, и машины выкатились на слегка посыпанное снегом поле. Висела белёсая облачность и задувал довольно прохладный и сырой ветер, который грызи почувствовали, открыв форточки в кабине - ведь собственно за этим они сюда и сунулись, проверить что будет. Носы чутко различали запахи, и даже в открытом поле Ратыш отчётливо почуял запах соломы, лежащей под снегом. Вокруг раскинулась гористая местность с множеством складок, не особо приятная для езды, но что поделаешь. Фрегаты, оставляя за собой облака горячего воздуха, с гулом разворачивались и уходили вверх.

- Так, пух, - отцокал Дутыш, - Всем выстроиться в походное положение, ПБУшки прикрыть, и поехали.

- Куда поехали?

- О, суслики-щенки. Где были твои уши, когда это цокали? Вон туда, семь килошагов. Вперёд.

Менее защищённые машины шли в окружении гусеничных БМК, копавших снег траками; таким образом вся куча перекочевала по полям в предполагаемый район остановки. По сторонам виднелись какие-то постройки, вытянутые в линии вдоль дорог, и невозможное количество изгородей из всего чего ни попадя, от жердей до кирпичей - было такое чувство, что жители из последних сил строят баррикады, решив стоять насмерть. На самом же деле это были просто изгороди между участками, так как принцип не пущать у торгантропов был основополагающим. Не пустить стальные машины не получилось, и тщедушные загородки ложились под траки движущейся техники.

Ратыш и Фира направили свой отряд машин через посёлок - и чисто позырить, и потому что путь короче. Аборигены смотрели выпучеными глазами, как по улицам с лязгом прокатываются машины с красными "ёлками" на бортах, и огромные бронированые грузовики с качающимися усами антенн. Когда же Фира помахала лапой из открытого окна, толпа с визгом бросилась врассыпную.

- Нервные, - пожала она плечами.

Весь отряд скопился на площадке, удобной для обороны; предполагалось что отдельные группы обшарят местность, а затем на раскапывание будут отправлены партии со строительной техникой. Двоегрызию определили район поиска в сотне километров в сторону, куда ещё предстояло добраться. Высаживать группы сразу по местам сочли негодным, дабы не поднимать паники среди торгантропов - наземная техника пугала их куда меньше, чем огромные летающие шары. В распоряжении грызей таким образом был ПБУ с 24-мя беспилотниками и три БМК для его защиты.

Самым сложным было пройти мосты, так как они могли быть тупо заминированы; предварительно с фрегата их обрабатывали излучением, которое разогревало сталь достаточно, чтобы взрывное устройство или сдетонировало, или вышло из строя. Группа переправлялась по уже дымящимся мостам с обгоревшими стальными конструкциями. По крайней мере, аборигенов было видно мало - зашуганные, они не высовывались без надобности. Сминая многочисленные заборы, техника двигалась к цели как и цокалось, по азимуту, без дорог.

- Вон там остановимся, бло? - показал Ратыш.

- Давай, - согласилась Фира.

Остановились они в низине возле речки, которая скрывала машины от взгляда с дорог и полей; сверху их видно неплохо, потому как хоть и покрыли побелкой, но всё равно цвет отнюдь не соответствовал снегу, однако сверху некому было высматривать - весь верх контролировали фрегаты. Расставив БМК вокруг, грызи начали запускать беспилотники веером во все стороны, с программой сделать круг и вернуться для дозаправки. Таким образом обширная территория должна была быть полностью прочёсана на предмет радиоактивных источников. Негромко жужжа, круглые аппараты покидали ПБУ и улетали на малой высоте по своим маршрутам.

Грызи сидели рядышком на колесе машины и любовались на окрестный пейзаж - отсюда это выглядело по другому, нежели с орбиты. Голубые горы с зелёной подпушкой леса и белыми ледяными шапками, извивающиеся речушки и просторные поля выглядели замечательно, если бы не повсеместные дороги, постройки и линии проводов. Только редкие вороны чёрными пятнами пролетали над полями, а так ничего живого не наблюдалось.

- Ничего живого не наблюдается, - вздохнула белка, смахивая снежок с хвоста.

- Поживи тут, в кювете между дорогой и полем, - фыркнул Ратыш, - Тут только подорожным растениям место и есть, крысам и воронам. Вроде бы в горах получше, как цокали.

- Прогрызать - проколачивать! Всё ведь исковыряли! - Фира огляделась и прижала уши, - Это специально работать и работать, а они так, ненарочно. Придурки!

- Не кипятись, - подтолкнул её грызь, - Работаем же уже. Хорошо что вовремя успели. Конечно, леса и степи они тут испохабили, но это недолго исправить. Главное их самих в таких количествах отсюда убрать.

- Вот это в запятую, - цокнула белка, - Безбашенные стайные животные - это натуральное биологическое оружие, причём пострашнее любого вируса.

- Тигрис считал что так оно и есть, - усмехнулся Ратыш, - Искал всё по сектору хозяев этих зверьков. Таки не нашёл.

- Зато мы уже что-то нашли, - заметила Фира, глянув на виртуальный экран.

Самая возня началась, когда беспилотные боты начали возвращаться. Они были не настолько суровы, чтобы автоматически влезть обратно в ПБУ и насосаться топливом; аппараты приземлялись метрах в десяти, после чего грызи проверяли их и при надобности заправляли топливом прямо из канистры и запускали обратно в полёт. На карте района врисовывались круги, описанные аппаратами, и точки, где счётчики зафиксировали рост излучения. Координаты этих мест тут же передали другим, дабы туда высылали уже команды для изъятия; по крайней мере так рассчитывали.

- Грызо, может сами смотаетесь? - предложил Дутыш, - Судя по всему там упали три ракеты, раскапывать ничего не нужно...

- Ну давай, и то правда! - цокнул Ратыш, - Сейчас соберём шарики и поедем.

- Рыба-восемь, - переключилась на фрегат Фира, - Мы выдвигаемся собирать объекты, координаты передаю. Прошу осмотреть сами места и маршруты подхода.

- Ящик-восемь, чисто цокнуто. Если будет что интересное, скажу.

После того как все леталки вернулись, и грызи засунули их обратно в броневагон ПБУ, приступили к перемещению. К большому неудовольствию выяснилось, что только одна ракета упала в чистом поле; вторая угодила в посёлок, а третья на железнодорожную станцию. В первую очередь поехали забрать наиболее доступную, а в это время фрегат устроил небольшую подсветку гамма-излучателем, подняв фон вокруг мест падения в несколько раз. Так как там уже возились торгантропы, у них запищали дозиметры, и возня резко прекратилась, что и требовалось.

- Это рыба-восемь, - сонным голосом вещал грызь, - На станции оцепление из "зелёных человечков", но пока ещё объект не изъяли. В посёлке вроде пока никого нет, население разбежалось.

- Чисто, - кивнул Ратыш.

На пути следования оказалась река, и следовало сообразить, как сделать. БМК были плавучими и могли преодолеть её с ходу, но тяжёлый ПБУ такого себе позволить не мог.

- Ближайший мост в сорока килошагах, - цокнула Фира, изучив карту, - Кло?

- Кло, - согласился Ратыш, - Перетащим лебёдкой.

- Оягрызу.

Белкач отцепил крюк на переднем бампере грузовика и пока цепанул его за башню БМК. Также он взял с собой короткий буксирный трос, залез на машину и на ней переправился на другой берег, который находился метрах в сорока. Там гусеничную коробку поставили боком и Ратыш прицепил трос лебёдки к каткам с дальней стороны - пуха с два сдвинешь такую дурочку в сторону. Машина медленно влезла в воду и частично поплыла, вытаскивая себя лебёдкой. На самом деле её гораздо раньше прибило к берегу течением, после чего транспорт окончательно вытянули на сушу. Получилось явно быстрее, чем объезжать восемьдесят километров к мосту.

Ракета упала посередь заснеженого поля, издали видная как чёрный окурок с обломками вокруг. По краям от этого поля сплошь стояли разномастные хибары, какие-то трубы, вышки, столбы - в общем, обычное сдешнее гуано. Поскольку никого не наблюдалось, грызи пересели на БМК и поехали к месту на ней - как они и предполагали, это было болотистое поле, покрытое лишь тонким льдом, так что машина то и дело проваливалась и копала гусеницами грязь. Двое сидели, стойко держась за скобы на прыгающем ящике - в общем сидеть так было довольно чревато, так как срабатывание противоснарядов обязательно повредит, но пока решили рискнуть. Ратыш поглядел на белку, и та улыбнулась, подвысунув язык - после месяцев отсиживания хвоста такие маневры доставляли.

После того как подъхали к месту, пришлось лезть внутрь машины за комплектом лёгких скафов, так как головная часть ракеты торчала из воды - обгоревшая обшивка была разорвана и торчала во все стороны, как лепестки цветка.

- Давай вытащим на сухое место, - предложила белка.

- Резонно, - согласился грызь, - Только надо зацепить так, чтобы носом пошла, иначе зароется в грязь, как якорь.

Сминая обломки, БМК выворотила чушку из грунта, после чего грызи полезли в ледяную воду - для чего им и понадобились скафы. На любом скафе также имелось несколько датчиков, которые поднимали визг в случае облучения, но пока они молчали - повышение фона от боеголовки было неопасным. Ратыш с Фирой во всей полноте прочувствовали, что полностью вляпались в возню - ворочать тяжёлые тросы по пояс в воде не самое лёгкое занятие. Ратыш вообще нацепил мягкий шлем, герметизировал скаф и нырял, так как другим способом достать было нельзя.

- Да ну те впух, как свиньи! - хихикнул он, вытирая грязь со стекла.

с непривычки аж начинало ломить лапы, но грызи знали что это пройдёт, так что терпели. Прицепив наконец кусок ракеты, они выволокли его из болота, и теперь появилась возможность поработать более подробно и под защитой боков машин со всех сторон. В комплекте инструментов на ПБУ имелся заранее заготовленный плазменный резак, так что оставалось вскрыть устрицу. Двигатель машины загудел на больших оборотах, давая ток на резак, и на горелке вспыхнул язычок белого пламени; одев на голову очки, Ратыш принялся кромсать обшивку головной части. Честно цокая, резать ядерную боеголовку не самое приятное дело, но грызь помнил о том, ради чего он всё это делает. Ради того, чтобы Ёрфь была цветущей зелёной планетой, а не радиоактивной пустыней, забитой торгантропами. И мотнув ушами, поднажал.

Наконец корпус оказался разрезан вокруг и распался на части, так что грызи недолго думая взялись за ломы, выковыривать непосредственно ядерное устройство, которое к удаче имело прочный корпус и повредить его случайно не светило. Уже через десять минут они сидели на болванке, отдуваясь после работы.

- Смотри, её бы как-нибудь обезвредить, - заметила Фира, - Там же взрыватель-то того.

- Логичечно. Но сами ковырять пожалуй не будем, стаскиваем по договорённости вот сюда, там пусть возятся.

- А поч не поднять магнитным лучом на орбиту?

- Сильное магнитное поле, ну его впух, - фыркнул Ратыш, - Особенно после того как боеголовка по мозгам получила. Как бы не вышло чего... Да и вообще, мы ведь микробиологию испытываем.

- Ах да, я и забыла уже, - хихикнула белка.

При помощи лебёдки и подлапных средств в виде обломков ракеты, боеголовка была втащена на крышу БМК и надёжно приторочена тросами. Грызи немедленно тронулись за следующим номером, ибо покормиться можно и по дороге, а оставлять такую игрушку в этой среде - крайне чревато. Небо начинало потихоньку расчищаться, так что вокруг светлело, и кое-где проглядывали чистые синие участки среди серо-белых облаков.

- На дороге справа колонна, - цокнула Фира.

- Понял, беру левее, - нажал кнопки Ратыш.

Но это уже имело мало толка - на дороге явно разворачивались танки, выказывая свои длиннющие стволы...

- Мы олуши! - схватился за уши белкач, - Напуха мы привязали ядерную боеголовку к БМК?! Ладно, поздно грызть. Рыба-восемь, цель колонна, сорок пять вправо от курса, тысяча шагов.

В это время уже громыхнули выстрелы, и снаряды, столкнувшись с выброшенными навстречу пироэлементами, устроили большое бабах. Ратыш резонно опасался, что близкие взрывы могут сдетонировать взрыватель боеголовки, чего никак не хотелось. В конце концов, снаряд мог и просто случайно пролететь через активную защиту, и тогда не поздоровилось бы никому. На этот раз стрельба ограничилась первым залпом, так как фрегат тут же накрыл танки, и вся колонна торгантропов исчезла в плотном огне и тучах чёрного дыма, начали рваться снаряды. Оттуда выбежало штук десять аборигенов, поспешно драпавших в поле, но навстечу им раздались прицельные очереди пулемётов, и несколько единиц тут же скосило, окрасив красным снег.

- Любят эту фигню - пусть получают, - отпустила ручки управления Фира.

Уши её слегка подрагивали, так что Ратыш не нашёл, чего цокнуть. Четыре машины прошли мимо полыхающей ярким пламенем дороги, пересекли один посёлок, потом небольшое поле, затем ещё один посёлок... в глазах снова зарябило от натыканых стена к стене домов, сараев и гаражей. Навстречу по улицам тащилось население с огромными телегами барахла, а сам район падения был оцеплен полицейскими. Само собой, бросаться под гусеничную технику они не спешили, так что грызи беспрепядственно проехали к нужному месту - какой-то обычный двухэтажный домик был наполовину снесён, и прямо внутри, на обгоревших обломках стен и мебели, громоздилась головная часть ракеты, похоже такой же, как предыдущая.

Для начала осторожные грызи всё же затолкали боеголовку вовнутрь ПБУ, прямо себе под ноги, только чтобы она не попала под взрывную волну; так стало куда спокойнее. Затем, под прикрытием БМК, стоящих со всех сторон на достаточном расстоянии, чтобы не прибить осколками, стали производить всё ту же операцию по выпиливанию, в прямом смысле, ядерного оружия. Учитывая накопившуюся усталость, давалось это уже не так здорово, так что грызи на некоторое время сели передохнуть, дыша холодным воздухом. В целом такая температура казалась пушным зверькам вполне комфортной, и они могли долгое время тусоваться в лёгкой одежде, не замерзая.

Передохнув, они вкорячили в броневагон ещё один "подарок" на много мегатонн, так что тут датчики радиации начали слегка попискивать. Соответсвенно, появилось большое желание побыстрее закруглиться с делом, а не испытывать себя в качестве мишени для гамма-квантов, гусака им в ухо.

Без гусеничных машин, проламывавших заборы, проехать было бы крайне трудно - по посёлкам постоянно толклись машины и пешеходы, а уже в зоне, приграничной с оцепленой, вообще творился бардачище. Пока то да сё, начинало уже темнеть, так что грызи преисполнились решимости достать третьего моллюска до того, как настанет ночь и работа ещё осложнится. БМК с порядочной скоростью пошли по огородам, сминая утлые сараи и заборы, проникли за оцепление и вышли к железнодорожной станции. Бежать за машинами торгантропы побоялись, так как их уже напугали ростом фона и они считали, что боеголовка разбилась.

Превратив в крошево киоски рядом с платформой, БМК перелезла рельсы и встала там на стрёме; грызи остановились на самой платформе и вылезли, осматриваясь: к счастью, животных не видать, а это главное.

- О, опушнище! - цокнула Фира, показывая на лежащий на боку тепловоз.

Судя по всему, башка ракеты застряла именно в нём. Это было бы смешно, если бы она не вклинилась между тяжеленными агрегатами, воткнувшись как топор в плотный чурбак, а вероятно ещё и приварилась.

- Грызаный случай, - буркнул Ратыш, забираясь по искорёженному металлу, - И как?

- Взорвать! - нервно засмеялась белка, - А что, кил десять есть.

- Да ну впух, взрывать эту дурку, чревато...

- Ящик-восемь, что у вас? - процокнулась связь.

- Тухло, рыба-восемь. Не знаю сколько будем возиться, - вздохнул грызь.

- Чисто, не торопитесь. Возитесь сколько нужно, мы прикроем.

К счастью толстые стенки ПБУ задерживали излучение, так что сидеть подальше можно было без опаски, что грызи и сделали. Сумерки довольно быстро сгустились, но вокруг не зажглось фонарей, потому что слишком умные торгантропы применяли светомаскировку. Пришлось сызнова заваривать кормовые книжки и лопать их, потому как сил уже никаких не имелось. Облачность как-то отсвечивала, так что полной темноты не наступило - снег, покрывающий полосу вдоль железнодорожных путей, слегка поблёскивал, потому как не был вытоптан, в отличие от всего остального. Машины стояли с заглушёнными моторами, так что воцарилась изрядная тишина, нарушаемая только гулом где-то вдали.

- Смотри, вот уже лучше, - хмыкнул Ратыш, прихлёбывая чаю, - Достаточно убрать стадо.

- А весь этот мусор? - обвела лапкой посёлок Фира.

- Подумаешь, мусор. Он ведь сделан не из очищенного зла, а ровным счётом из тех же химических элементов, что и всё остальное. Пройдёт не так много времени, и здесь снова вырастет трава и появятся зверьки и птицы.

- Если бы были садки для них, было бы уже лучше. Ну, думаю что достаточно скоро они могут появиться. Раджак цокал что на Миркасу послан зонд с информацией, и они надеются что он прибудет раньше чем оттуда отправится второй корабль. Тогда на Ёлку смогут поставить оборудование для производства этих самых садков.

- Не спеши, Фириш, - улыбнулся грызь, - Всё сделаем, обязательно.

Белка потёрлась об него пушистой щекой, и грызи ещё некоторое время посидели, после чего взяли себя за шкирки и вернулись к теме. Тепловоз пришлось разрезать чуть не пополам, и хотя резак легко брал металл, разрезать лапным инструментом огромную вещь - не самое простое занятие. Фира вырезала куски, а Ратыш отбивал их кувалдой и ломом кантовал в сторону. Эти космические методы позволили относительно быстро добраться до застрявшего куска и изъять его на ровное место, где его постигла участь остальных. Третья болванка, весьма похожая на первые две, заняла место в машине, а грызи залезли в одну из БМК, дабы не палить хвосты излишним фоном. Сотворив сие, они тронулись к основному лагерю, уже не занимаясь экстримом типа переправы через реки. В расположении собранное барахло уже грузили в корабль, дабы отправить на обезвреживание - копаться лучше, когда ядерное устройство находится подальше в космосе. Лишь когда круглобокий Ш229, светя двумя двигателями, скрылся в мутном небе, Фира и Ратыш с полной уверенностью отвалились сурковать - без боеголовок под боком оно гораздо сподлапнее.

Черника и Хорь в это время занимались довольно странным делом, а именно ловили мышей. Мышей пришлось ловить за неимением практически ничего другого, а с целью - проверить, хорошо ли они себя чувствуют после контакта с микроорганизмами, занесёнными белками с Миркасы. В чём собственно и состояла основная задача операции. Грызи выслали БМК в поле, и работали под их прикрытием, выслушивая мелких грызунов под снегом. Хорь поднял лапу и показал вперёд, чёрная белка кивнула и прикинула, как туда допрыгнуть.

Не особо мудрствуя, она действительно прыгнула, сразу запустила лапы в колючий снег, обкапывая место с мышью кругом, чтобы та не ушла. Белка делала это настолько быстро, что казалось всю жизнь мышковала.

- Ты делаешь это настолько быстро... - цокнул Хорь.

- Да-да, знаю, - хихикнула та, продолжая, - А-те-те, вот-на!

Стараясь не прижимать, она изъяла бешено вращающуюся мышь, перебрасывая её по лапам и подождав, пока у той не закончатся силы. Через пол-минуты грызун уже был водворён в коробку из-под патронов, и Черника при помощи тончайшей иглы взяла образец крови зверька. Далее дело оставалось за техникой, а грызи пока покормили мышь крупой и поглазели на то, как она уминает оную.

- Впух, мы рискуем, - фыркнула Черника, - Эта мышь первая, кто испытывает на себе действие наших микроорганизмов.

Мышь как будто услышав это, вытаращила глаза и замерла.

- Тише, - хмыкнул Хорь, - Не нервируй животное.

Животное продолжило хомячить.

- Да и не такая уж она первая, скорее всего, - добавил белкач, - Думаю что то что цокал Тыш, вполне возможно. Наши вирусы не могут распознать живые клетки, лишённые целого ряда аминокислот.

- Это предположение, - чётко цокнула чёрная, - Уши на отрыв дашь? Ну вот и я не дам, а тем не менее процесс уже запущен.

Черника вздохнула и встряхнув ушами, вспушилась: после холодного воздуха в машине было тепло, но холодок в тушке оставался.

- Пока всё вполне обнадёживает, - заметил Хорь, - То что мы вводим в кровь, с ней не взаимодействует.

- Что, вообще?

- Вообще. С тем же успехом можно было добавлять в воду. Так что возможно мы зря так осторожничали... Ну всмысле не зря осторожничали, а эт-самое.

- Хотелось бы верить, - хмыкнула белка.

По счастью, у них были способы понадёжнее, чем просто верить, так что достаточно скоро появились доказательства именно того, что цокал Тыш: нужно было здорово постараться, чтобы микроорганизмы с Миркасы принесли вред сдешней биосфере. Вирусы и бактерии, тусовавшиеся в тушках самих грызей, даже не размножались в среде Ёрфи, потому как не находили должных веществ. Введение смертельно опасных штаммов прямо в кровь сдешних животных ни к чему не приводило. Ввиду этого грызи почуяли, что пора праздновать первую победу, и в ознаменование этого сгрызли немного из запасов натуральных орехов, взятых из дому. Это всегда придавало дополнительные силы, потому как в этих кусках растительных белков, пардон за каламбур, содержалась просто концентрированная атмосфера Леса и родных просторов. На самом деле как ни странно, орехи отнюдь не так часто попадали под резцы, как это можно подумать при слове "белка"; грызи любили не только грызть, но и наварить щей, например, или сделать пюре из потатов.

Однако все эти приятности ожидали их не иначе как на платформе, так как расслабляться на поверхности среди враждебных существ им бы в голову не пришло, тем более что ещё не весь ядерный арсенал был вычесан. Десант, получив точный ответ на поставленный вопрос операции, свернулся и утёк, так что расшевелившиеся было торгантропы лицезрели пустое место, а их техника, стянутая в район, снова подверглась жесточайшей прополке. Из северных районов поступили сообщения о том, что произошёл ядерный взрыв, вероятно килотонн на двести, но ближайшим домам мало не показалось. Скорее всего, либо сдетонировала одна из ранее сбитых боеголовок, либо ошибся местный сапёр - так или иначе, атомный огонь выжег порядочно территории, а по окрестностям посыпались неприятные осадки. Взрыв даже одной относительно маломощной ядерки привёл к огромным разрушениям, и легко было представить, во что превратилась бы Ёрфь в случае если все заряды долетели бы до цели. Так ещё сквирские корабли могли довольно быстро подчистить территорию, выпилив негодные изотопы, а на тысячу зарядов их никак бы не хватило.

- ну что же, сотрапы, - цокнул Ратыш, оглядывая собравшийся в столовке пух, - Начало эт-самому положено!

- Эт-самое это что?

- Цокнем так, подправка балланса. Кстати тут промелькнула одна мысля, которую я сейчас отцокаю...

- Аа, держите его, заткните ему щачло, бугага...

- Так вот, дело в том что Ёрфь это планета довольно поздней эры эволюции, и у неё малая активность недр. Из-за этого происходит гораздо большее отложение углеродосодержащих веществ, чем это было скажем в нашем Мире.

- Познавательно, но при чём тут? - уточнила Фира.

- При том самом. Если оставить всё как есть, в результате жизнедеятельности растений в атмосфере останется всё меньше и меньше углекислоты. Продуктивность растений упадёт, а вместе с ней и разнообразие всей жизни, - Ратыш дал время, чтобы опилки просыпались в мозги, - А торгантропы прекрасно приспособлены для того, чтобы выкапывать и жечь осадочное топливо.

- Впух, - фыркнула Черника, - Это тупизм, использовать в качестве топлива то, что обязательно закончится.

- Вот! - ткнул пальцем белкач, - Тебе это кажется тупизмом, и никакой грызь...

- Никакейший, - поправила Фира.

- Да. Так вот никакейший грызь так делать не будет, а делать надо, потому что иначе - слушай выше. Кло?

- Кло-то кло, только что теперь?

- Да в общем - ничего, - ухмыльнулся Ратыш, - Просто это показывает, что разумная жизнь является продолжением эволюции. Ёрфи нужны были сжигатели нефти, и появились сжигатели нефти.

- Не совсем ПУГано, - заметила Фира, - Но сойдёт для поржать.

Что собственно грызи всем составом и сделали; не будь вокруг платформы вакуума, ржач был бы слышен далече.

В то же самое время, как десанты грызей выковыривали ядерные боеголовки с территории, а в пространстве продолжались масштабные стройки, возле старого бревенчатого домика рядом с лесом возился Бельч, упакованый в телогрейку по случаю зимы. Как это с ним часто бывало, отсутствие конкретных мыслей "а что бы сделать" выливалось в пилку и нарубание дров, так как оных никогда не бывает мало. Громоздящийся рядом с избушкой внушительный сарай, наполовину забитый как раз дровами, подтверждал этот тезис чуть более чем полностью.

Морозный воздух и приближающиеся сумерки ничуть не грызли Бельча - в последнее время его вообще уже ровным счётом ничто не могло грызть. Недвусмысленный конец господства торгантропов на планете его мягко говоря порадовал, потому и; он не очень-то унывал и раньше, а уж теперь и подавно. Уж кто-кто, а он довольно потирал руки, предвкушая что разгромом агрессора вмешательство белок не ограничится - на то была тысяча причин. Кпримеру хотябы то, что по стране объявили о запрете на любого рода охоту с огнестрельным оружием. Тоесть, запрет-то озвучили власти, а грызи просто цокнули, что будут убивать любого, кто будет убивать, и прецеденты уже произошли.

Это было удивительно, но из торгантропов мало кто имел ясное представление об устройстве Вселенной - не в философичном плане, а в плане размещения звёзд, планет вокруг них и так далее. Бельч сделал это открытие, послушав откровенную ахинею, которую несли на станции обыватели по поводу космического оружия белок. Само слово космос приравнивалось к астралу, и мало какой торгантроп точно представлял, что именно висит на орбите, на каком расстоянии, и чем стреляет. Ну и собака с ними, усмехнулся Бельч, обрушивая колун на очередной чурбак, так только проще.

Вообще Бельч по природе своей был существо не злобное, но сейчас не мог не похихикать, представляя смятение и унынье "царей природы". Теперь ровным счётом любой, будь он хоть папа римский, не мог чувствовать себя в безопасности, убивая живое существо. Всевидящее око, и не в метафорическом плане, а в виде конкретных электронных устройств, следило за миром и лучи были готовы немедленно прекратить страдания безумца, считающего что вселенная создана для него. Бельч резонно предполагал, что для охвата всей территории не хватает средств, поэтому пока запрет на охоту был озвучен в ограниченом количестве областей. Но мало кто сомневался, что это только начало. И это было только начало.

По крайней мере, в погребе была картошка, сушёные грибы и прочие заначки, и ещё можно было пилить и пилить сухие брёвна на дрова и при надобности продавать населению... тем более нынче был повод порадоваться основательно, потому как Лисё приехала в гости к своей белке. Странное определение, но тем не менее. Расквитавшись с очередной тележкой дров и сложив их в поленницу, Бельч пошёл погреться в избу - из кирпичной трубы слегка тянуло серым дымком, так что в доме оказывалось вполне тепло. Лисё сидела возле печки за компом, задумчиво ковыряя вилкой в чугунке с картошкой. Никому из торгантропов никогда не могло прийти в голову, что эта молодая и красивая сероглазая женщина - Лисё. Бельч вылез из телогрейки, как из танка, и достал с печки ещё один маленький древний чугунок, с гречихой.

- Блин, такая жепь там творится, - вздохнула Лисё, - Только и делают, что трупы выносят. Я так, мельком посмотрела, и чё-то больше не хочется.

- Нишиша страшного, - сказал Бельч, - Они получили то, к чему долго и упорно стремились.

- Прям таки все до единого?

- Не все и не до единого. Вот мы с тобой ни на кого не нападали, реки не перегораживали и химикаты по полям не сыпали, нэ? Поэтому нам до кучи. А я ещё и злорадствую, - честно добавил Бельч.

- Думаешь, нас отсюда не выгонят? - спросила Лисё.

- Я бы выгнал. Но это я, а решают сейчас настояшие грызи...

- Значит капец, - усмехнулась она, - Ты и есть настоящий грызь.

- Не совсем, - показал руку Бельч.

Они некоторое время посидели, слушая как щёлкают дрова в печке и сопит кот. Оба подумали о том, что наверное никто больше из разумных землян не воспринимал пришествие белок так, как они. Кто-то боялся, кому-то было глубоко до лампочки, а они всё это обсуждали ещё тогда, когда никто ничего не слышал о внеземных грызях. Припоминали Кота, не того что дрых на лавке, а такого же как они Кота - у него пока была возня, связанная с мобилизацией вооружённых сил... нашли время мобилизовываться, после того как всё уже закончилось, ворчал он по "мылу".

- И что мы теперь делать будем? - риторически спросила Лисё.

- Чаю выпьем, - дал точную справку Бельч.

- Я в целом, Бельч.

- Я тоже, лись. Делать будем всё тоже что и обычно, - он пожал плечами, - Раньше у меня гораздо больше мозги разносило вопросом, что делать. А теперь делай что хочешь, потому как планета в надёжных лапах.

- Ну да, пожалуй ты прав...

- Ну конечно, правее некуда. Просто озвучиваю удобоваримую версию, - Бельч задумался, - Хотя то что в надёжных, это не повод расслабляться. Кто должен эт-самое? Земляне, тобишь мы с тобой.

- Ну до, - кивнула Лисё, - Только как это осуществить?

- Это уже второй вопрос, над которым надо пораскинуть.

Двое замолкли и прислушались, а затем Лисё выглянула в узкое окошко избы. Низко над хвойным лесом с гулом пролетел круглый корабль с двумя торчащими назад "пушками" и длинными антенами во все стороны.

Камень четвёртый: погрузка влапную.

Когда-то, а это не так уж давно и было, копаясь в компьютерных сетях Ёрфи, Бельч натыкался на рассуждения по поводу "что бы вы делали, если бы остались в мире в одно рыло". Натыкался и посмеивался, так как для него ответ был очевиден - ровно тоже самое, что и без этого условия. Конечно вряд ли бы он тащил именно ящик мороженой мойвы на второй этаж, но по суть осталась бы прежней, добывание корма. Хотя если учестнённо, то нынче главным поводом набега на город было даже не это, а то что Бельчу приспичило посмотреть за изменениями, связанными с последними событиями. Как он и предполагал, никаких изменений собственно и не наблюдалось... может быть за исключением того, что теперь на таре нельзя было встретить надпись, надоевшую хуже горькой редьки - made in China. В Чине наконец образовалось правительство, готовое на сотрудничество с грызями, что давало шанс на прекращение выпиливания огневыми методами, но поток продукции само собой был убит наповал, и хотя бы это радовало.

Единственное, что напоминало пока о присутствии сквироидского флота, это были периодические скупые сообщения в новостях и главное, пролетающие над Москвой корабли. Новостники по прежнему находились в замешательстве, так как просто рассказывать не привыкли, заказа на то что именно говорить не было, а ляпнуть лишнее было крайне чревато. Грызи и сами наблюдали это, так что взяли ситуацию в свои лапы и организовали трансляцию собственных выпусков новостей на местных каналах; они продолжались по пять минут ежедневно, но соли содержали больше, чем весь остальной эфир вместе взятый. Грызи осторожно цокали о развёртывании программы гуманитарной помощи в плане постройки плавучих городов, но кто-кто а Бельч сразу чуял, к чему это. Чуял и потирал лапы, так как теперь Земля была неиллюзорно спасена от перспективы превращения в сплошной мегаполис. Правда, те же грызи уточняли, что сначала доступ к халявной жилой площади получат самые перенаселённые районы и страны, в число коих Россия пока тьфу-тьфу не въезжала.

Над скопищем бетонных коробок начинал заниматься рассвет, а в промзоне несмотря ни на что зачирикали птички; между бетонными коробками начали интенсивнее кататься коробки металлические, перевозящие биомассу к местам отправления её функций. Задувал довольно свежий и тёплый ветерок, так что Бельч непременно вспушился бы, если бы было что вспушать, а так пришлось обходиться виртуальной симуляцией вспушения. Мир как всегда необычайно радовал - даже на узкой полоске земли, что тянулась между бетонным забором и асфальтом, лезла трава и кусты, по которым с весёлым чириканьем перелетали пыльные воробьи. В оперативном плане всё было точно также, как и до контакта, но теперь появилось одно маленькое но, а именно то что можно было быть спокойным за судьбу планеты. Как прямое следствие этих измышлений, Бельч взвалил на плечи сетку с луком и потащил туда же, в столовку.

Вдобавок нынче был и ещё один из множества поводов посмеяться, а именно видео, узрённое на youtube. Дело было в том, что несколько сквирских БМК скрытно высадились на побережье Англии, и замаскированные под местную бронетехнику, спокойно проникли во внутренние районы страны. Делали они это вовсе не из желания чисто поржать, а ввиду того что в этом особо цивилизованном обществе продолжались скотские облавы на птицу и лис, возведённые в ранг неприкасаемой традиции. Грызи мимолётно, но вполне чётко отцокали, что будут пресекать такие выходки жесточайшим образом; само собой, никто из аборигенов к этому не прислушался. Слышать что-либо с первого раза было у них абсолютно не в традициях. Поэтому пришлось тратить боеприпасы...

Сырой туман медленно полз над озером и заболоченными берегами - в такую погодку разве что лягушки чувствовали себя бодренько и не порывались забиться дрыхнуть куда потеплее да посуше. Однако мокродрищ в погоде никак не влиял на торгантропов. Большое количество их собралось здесь с чрезвычайно серьёзной целью: убить несколько уток. Любой кто наблюдал бы копошение зверьков со стороны, покатился бы со смеху, чего только стоило построение в положенный порядок огромной своры охотничьих собак, которые были настолько породистые, что еле ходили. Само собой немалое количество дурачков снимали происходящее на видеокамеры, ввиду чего впоследствии вся буффонада стала достоянием сетевой общественности.

С идиотской серьёзностью добропорядочные граждане доставали огнестрелы, взнуздывали коней, на редкость унылых ввиду погоды, пытались выстроить собак в форме вензеля королевы и занимались прочими важными делами. Как известно, сходить с ума запретить нельзя, и над всем этим беспримерным тупизмом можно было бы долго ухахатываться, если бы не цель всего мероприятия. Цель пока что сидела в узенькой полосе кустов, разделявших два поля, и беспокойно прислушивалась к раздающемуся лаю и противному бубнению голосов. Рыжие уши с чёрными краями чутко выслушивали, как кавалькада двинулась по полю, а несколько клоунов верхом на лошадях оглушительно трубили в рога.

Лис был далеко не так опытен, как ему этого хотелось бы, но всё же зверёк хорошо помнил, что собак бояться нельзя. Рышущие по кустам гончие для того и пускались, чтобы спугнутая лиса выбежала на открытое место, после чего следовал, как выражались торгантропы, "поединок". Однако на самом то деле собаки в большинстве своём никогда не видели живую лису и могли пол-часа вынюхивать её буквально в трёх соснах. В свою первую облаву лис попал с повреждённой лапой, поэтому просто не смог бежать, что его и спасло - гончие толклись возле его места залегания минут десять, пока их не угнали вперёд люди. Поэтому теперь рыжий зверёк, едва больше кошки размером, устроился в ямку под ветками колючего кустарника и вжался в землю.

Запах мокрой листвы и земли успокаивал, и лис уткнулся носом в старые листья, чтобы не чуять отвратительной вони пороха и прочих замечательных изобретений здешнего разума. Конечно, зверь не мог понять, что происходит - он знал, что лысые бескрылые птицы, которых полно на границах участка, иногда вот так собираются в стаи и убивают всё живое, что только заметят. Лис отлично помнил, что его спасение дорого обошлось простым воронам, по которым начали палить обозлённые стрелки. Гон у них в это время, что ли? - раздумывал рыжий, - но тогда где самки? А на охоту это было похоже меньше, чем дуб на курицу: даже лису было ясно, что такая толпа никак не сможет прокормиться убитыми утками.

Однако же, размышления зверька были прерваны приближением облавы и усиливающимся страхом. Бояться совершенно не вредно, хотя и не всегда, подумал лис, ловя себя на том что дрожит мелкой дрожью; он сильнее сжался и постарался успокоиться. Никак не заметят, подумал зверёк, вот уже раз десять собака промелькнула мимо кустов, а даже и не посмотрела в его сторону. Хруст невдалеке и взвизгивания подтвердили низкую квалификацию собаки, которая полезла за старой тушкой крота, уже настолько плохой, что никто не стал её жевать. Из-под веток лис наблюдал за прошагивающими ногами лошадей буквально в трёх метрах от себя, и старался не дышать. Пытался даже осмысленно вспоминать о ночном мышковании, чтобы не выдать себя чем-либо.

Какая-то уже стареющая шавка вилась вокруг куста, как муха у арбуза - подслеповатыми зенками она никак не могла разглядеть лиса, хотя и смотрела прямо на него, но запах заставлял истошно брехать и ломиться под колючие ветки. Обслюнявленная морда с обвисшими брылями шарила уже совсем рядом, и кроме того за компанию в куст полезли другие собаки. Лис понял что сейчас его могут просто окружить, поэтому ничего не оставалось как рвануть вперёд. Рыжая молния выскочила буквально под ноги лошади и стреканула вдоль кустов. Сзади уже чувствовалось, как лапы перекормленных, лоснящихся тварей взрывают траву... Рыжий был не так прост и нырнул под кусты, оказавшись по другую сторону зелёной стенки. Громыхнули выстрелы, раздался заливистый визг подстреляной собаки и ругань. Этого было достаточно, чтобы лис успел немного оторваться и теперь он бежал со всех ног, преследуемый собаками и охотниками на лошадях. Из травы сбоку от него взлетели две перепёлки, по которым тут же выпалили дробью, и маленькая округлая птица камнем шмякнулась в траву чуть не под лапы бегущему лису.

Тот не обращал на это никакого внимания, а только работал лапами, перескакивая кротовые кочки - уже почти догнавшая псина врезалась в песочную горку и покатилась кубарем, подняв тучу пыли. Лис пересёк ещё одну полоску кустов и оглядевшись, понял что его загоняют на открытое поле. Оно было скошено, мыши негде спрятаться, к тому же вело на возвышение. Рыжий раздумывал пол-секунды, после чего рванул как никогда раньше - зверёк летел так, что не поймал бы никакого кролика, потому что просто не успел бы схватить его. К тому же он то и дело менял направление, и выпущенные пули вышибали фонтанчики пыли; сзади постоянно хлопало, резкая боль опалила правый бок, но лис не обратил никакейшего внимания - гребень высоты был уже близко. Загонщики не особо спешили, потому как за гребнем поле продолжалось на полтора километра, а там убежать не светило. Они неспеша перезаряжали ружья, с усмешкой глядя на борющегося за свою жизнь лиса.

Рыжий же, из последних сил толкаясь от земли, увидел впереди блестящие металлические траки гусеницы, катящиеся прямо на него, и едва успел припомнить, что это такое, как заметил открывающуюся крышку и просто прыгнул туда - потому что больше некуда. Спустя мгновение лис заметался по стальной коробке и юркнул в угол, обогнув чьи-то ходильные лапы. Вокруг запахло чем-то странным, но пока он не мог соображать, а просто забился в угол и чуть не лапами закрыл голову. Пуля со звоном ударилась в металл.

- Твоего пня!! - резко цокнул грызь, захлопывая люк, - Огонь!

Пушка БМК повернулась и без особого грохота выплюнула пулю, так что особо ретивого стрелка снесло с лошади, сложив пополам как картонную куклу: даже ездовое животное не вкурило, куда делся наездник, и округлило глаза. Вся толпа торгантропов просто затормозила, выпав в глубочайший ступор. Только что их было много, у них были пушки, и оттого им было хорошо. Теперь же их пушки были бесполезны против стальной коробки, выкатившейся на возвышение. Машина остановилась, и пушка сделала ещё один выстрел; безголовое тело, поливая траву кровью, мешком свалилось вниз. Здесь уже началась паника, так что почтенные джентльмены падали с лошадей, и скользя по траве, пытались унести подальше свои задницы. Но открытое поле, на которое они столь умно загнали лиса, теперь было ловушкой для них самих. С машины застрочил пулемёт, неприцельно лупцуя по полю и подкашивая отдельных бегущих по ногам или же как получится - церемонии окончились.

- Так, вон эта гадина! - крикнул грызь, - Шим, дави его!

- Прямо давить? - довольно спокойно уточнил Шим, направляя машину на бегущего торгантропа.

- Как клопа! - подтвердил первый.

В отличие от лиса, торгантропы бегали не ахти, так что БМК быстро настигла жертву, и подмяв корпусом, превратила в пятно перемешаной с кусками мяса земли. Остальные участники охоты... в любом случае - участники охоты, либо валялись подстреляные, либо дружно разбежались, направляясь к усадьбе и автомобилям, на которых можно слинять. Грызи само собой не преследовали цели переубивать как можно больше - задача состояла в недвусмысленном намёке на то, что на зверства сквирские силы ответят точно такой же монетой. Навстречу неспеша катящейся машине выскочили чёрные лендроверы охраны, и тут же познакомились с бронебойными снарядами, для которых их защиты просто не существовало. Болванка врезалась в широченное рыло автомобиля, отчего у него заклинил передний мост и колымага сделала сальто-мортале на крышу; второй пытался развернуться, но получил сбоку опять таки в мотор, так что резко уныл, загоревшись и начав коптить небо.

Грызь в оптику рассматривал паническое бегство от особняка, затем прочитал вывеску, которая ему также не понравилась. Вдобавок в окне дома появился какой-то идиот с ружьём и начал палить в бронемашину, что уж совсем не лезло.

- Майра, - цокнул в микрофон грызь, - Строение впереди.

- Слышу строение.

- Уничтожить.

Сверху в огромный особняк ударил едва различимый глазом луч, и через секунду строение расцвело волнами осколков, пыли и дыма: кирпичи взрывались от гигантской температуры, превращаясь в шрапнель и мелкую пыль. От внутреннего взрыва из дома вышвырнуло практически всё содержимое, крыша разлетелась по округе, а в борт машины врезался рояль, летевший кувырком по земле, и расспался в мелкие щепки, издав прощальный аккорд. Хрустя под траками остатками инвентаря, БМК выкатилась на стоянку и смяла несколько стоявших там машин, превратив их в металлические блины, ибо вес всё же позволял. Затем гусеничный монстр своротил стену конюшни, выпустив лошадей на вольный выпас.

Раждак Похрюкин, а это был именно он, с довольно спокойным видом наблюдал за тем, как медленно горит разбитый дом, а аборигены вытаскивают раненых и бегают туда-сюда, прячась от БМК за обломками и остовами автомобилей. Чтобы дать возможность проехать медицинским машинам, грызь отвёл БМК чуть подальше и теперь снова смотрел в оптику. Как он и обещал, паскудный любитель трофеев, увиденный ещё в перехваченой телепередаче, теперь был размазан по земле гусеницами, как павидло по хлебу; вопрос состоял в том, проймёт их хотя бы это, или снова не достаточно? Судя по сообщениям с орбиты, к району начали стягиваться полицейские... Раждак прикинул проникновенную речь перед ними, а также изрешечивание его автоматным огнём, и отверг это. Никакейший грызь не счёл бы чем-то положительным бестолковый риск жизнью, тем более на БМК имелся штатный громкоцокатель, а что ещё нужно...

Негромкое скуление из угла сообщило о том, что ещё нужно перевязать животное, чем грызи и занялись. К удаче, лисий бок пострадал несильно, была опалена шерсть на хвосте и даже вырван небольшой кусок уха, так что дело обошлось бинтом и ионизированой водой для дезинфекции. Зверёк слегка вырывался, но сил у него уже осталось мало, так что пассы прошли без затруднений.

- Пушной, - цокнул Раждак, поглаживая рыжего по холке, - И шустрый. Теперь ничего не бойся...

- Экий интересный зверёк, - заметил Шим, - У нас таких нету. Надо бы послушать, где можно стащить молодняка.

- Стащим, - заверил Раждак и открыв нижний люк, выпустил лиса, - Ну, шуруй.

Зонд с развединформацией успел на Миркасу за две недели до намеченного старта второй Ёлки, что нельзя было не признать удачным. Терроформ-крейсер, впринципе точно такой же как "Верный Пух", был сильно по другому сконфигурирован, а поэтому на практике был вовсе не такой же. Если первый корабль выполнял функции дальней разведки, то "Ржанка" уже почти сотню лет использовалась как межзвёздный транспорт, таская гигантские контейнеры с всевозможнейшими предметами; кроме того, там находились лаборатории, занимающиеся изучением свойств пространства и подобными малообъяснимыми материями.

Никак нельзя цокнуть, что Ёлок было мало - их производство продолжалось с различной интенсивностью непрерывно, однако как гласит грызунячья мудрость, если что-то тратить тупо - его не будет, сколько бы не было в начале. Ввиду этого к вопросу отсылки кораблей класса ТФК на Ёрфь подходили со всей возможной в данной ситуации скупостью. В частности совет обороны Миркасы резко зажал корабли, находившиеся в его ведении, мотивируя это тем что гораздо менее опасно будет снять несколько штук с перевозок, так как перевозят они отнюдь не критичные вещи. Вряд ли можно было признать критичным перемещение миллионов штук управляющих блоков, которые производящий их завод делал просто "про запас, чтоб было!"; этот принцип использовался и в отношении множества других изделий, так что пуха ли. Самые осторожные всё ещё предполагали возможность того, что обстановка по сути своей не такова, какой кажется: например, где-то сидят подлые инопланетники и только и ждут, чтобы кто-нибудь послал к Ёрфи побольше судов.

Не особо чётко, но всё же стали выцокиваться мысли о том, какая возня предстоит и что главное, вся её сложность в аборигенах, которых надо уговаривать, учить, размещать и так далее. Короче цокая, цацкаться как с щенками, других слов нету. На эту возню уйдёт воистину астрономическое количество ресурсов, резонно цокнули грызи, занимавшиеся экономическими подсчётами. На это был резонный ответ в таком ключе, что в-нулевых задача помощи живым существам является приоритетной, а во-первых с Ёрфи немудрено получить ещё более астрономический профит, по сравнению с которым затраты окажутся ничтожными. В первую очередь цоканье конечно шло о разнообразии биологических видов, а кроме того на планете можно было устроить отличную перевалочную базу для последующих операций в окрестном пространстве. Для этого совершенно не требовалось затрагивать ни биосферу, ни торгантропов, так как на Ёрфи имелось передостаточно мест, практически непригодных для жизни, но пригодных для постройки космопортов и прочих объектов, которым хорошо бы находиться на жилой планете.

Данные с зонда заставили поднять хохолки разработчиков из УчГов, сиречь Учёных Гнёзд, так как наморду была надобность в постройке производственного комплекса для массового выпуска садков для зверьков. Хотя конечная цель являлась весьма необычной, её было легко вогнать в стандартные рамки и средства, так что общий план выработки эт-самого имелся уже очень скоро. Было решено запустить поточное производство плавучих жилых модулей на платформе в пространстве - можно сделать его и на плавбазах, но это значительно дольше, да и океан Ёрфи и без того изрядно замусорен. Если же использовать платформу, сборка модуля с рассчётом на тридцать тысяч голов должна занимать не более двух часов! Затем, как нетрудно догадаться, изделие буксирами спускается в океан и модули сцепляются в единый плавучий город.

Устройство модуля было ещё не утверждено, так как предстояли долгие малополезные разговоры с самими торгантропами, но в целом любейшему грызю ясно, что потребуется - кучи инертного пластика, сталь, пенобетон и так далее. "Ржанка" соответственно получила проммодули, пригодные для этой задачи; прямоугольные ящики вытаскивались буксирами с платформы, как из шкафа, и всовывались в положенные слоты в корабле, после чего на подсоединение коммуникаций уходили минуты, и можно начинать трясти. А раз можно, то так и сделали: "Ржанка" была подготовлена ещё быстрее, чем "Верный Пух" в своё время, так что задержка в связи с полученной с зонда информацией не превысила десяти суток! Кроме того, немалое количество работ по наладке оборудования можно осуществлять и на сверхсветовом ходу, чем и воспользовались для ускорения процесса.

Не прошло и года, как огромный корабль с тысячами грызей команды отправился вслед за первой "ласточкой". Предстояло основательно покрутиться, но белки были к этому более чем привычны и чувствовали, что Дурь в наличии есть. А чувства их как правило ни разу не обманывали, так что можно было так и записать.

С прибытием второй Ёлки для грызей из первой "вахты" наступило время пораскинуть мозжечками и прочими нервными центрами на предмет того, пора или нет домой. С одной стороны, как раз наступало время ещё более масштабных работ, да и Дури у грызей имелось в достатке; с другого же бока выходило, что если не слетать сейчас - другой возможности ближайший год не будет, а это уже чревато. Для белок было весьма важно оставаться во вспушённом состоянии, а не уподобляться собственным машинам и тупо функционировать. Поэтому, несмотря на то что началась определённая буза в некоторых районах Ёрфи, грызи сдавали дела сменщикам и перебирались в каюты "Верного Пуха". У этой Ёлки по конфигурации была большая скорость, чем у "Ржанки", примерно на треть, поэтому летать рациональнее на этой посуде. Что же до оборонщиков, то они незамедлительно взялись за покрытие "Ржанки" маскировочным слоем и установкой дополнительного вооружения - несмотря на то что в огромном радиусе не обнаружилось никакейших признаков деятельности, хоть как-то похожей на разумную, причастные пуши успокаиваться не собирались. Пуха ли, если они не успокаивались вообще никогда.

Ратыш и Фира сдали свои каюты и рабочие места на платформе "К" новоприбывшим грызям, и те довольно быстро запихали в голову соль и стали уточнять множество деталей и подробностей, так что на смену ушло несколько суток.

- А что там такое? - ткнул когтем в карту Хлушен.

- Там резня лучевой пилой, - зевнула Фира, - Наши предупредили торгов, что если они будут убивать зверьков, мы будем убивать их. Раж лично там их гонял на БМКшках, так что уж теперь по крайней мере им точно не до охоты.

- Чисто... А там чего?

- Там у этих умников электромагнитные пушки, обстреляли наши корабли на орбите, один серьёзно повредили. Пришлось учинять битьё со страшной силой и рушить всю причастную индустрию, чтоб ручонки не тянулись к игрушкам.

- Как с щенками возимся, других цоков нету! - фыркнул Ратыш, - Вы главное если что - сразу в лоб! Они по другому понимают, теоретически, но очень туго и главное для этого надо быть специалистом по.

- Кстати нам предстоит стать специалистами по, - хмыкнула белка.

Хмыкала она не всуе, ибо для грызей, отправлявшихся домой, уже придумали много занятий по сортировке информации, научному анализу и тому подобной погрызени. Всё это относилось отнюдь не к теоретической ксенологии, а к прикладной задаче сохранения Ёрфи...

- Да как цокнуть, Ратти - заметила Фира, задумчиво мешая сублимат в миске, - Сохранение Ёрфи и так факта почти предрешённая.

- Ты имеешь ввиду, что речь не о Ёрфи а о торгах? В общем так оно и есть, - кивнул Ратыш, - Но это не повод пустить дело на самотёк. Эти животные ничем не хуже любых других, как сами по себе.

- И их больше, чем мух в сортире, - вздохнула Фира, - У них вообще с этим делом того. Даже есть рабочая теория, сводящая всю психологию к половой функции.

- Да ладно! - захохотал грызь, но поняв что не шутка, нахохлился, - Да, плохо дело. Ладно, с этим пусть разбирается кто-то ещё, или вообще ну их в пень. Наша задача очистить территорию, правильно? А уж искать пути развития для совершенно чуждого биовида - это напух-напух.

- Вот здесь ты в запятую, - заметила Фира, - Нечего разводить пустопорожние философствования. У нас сейчас конкретная задача - загнать зверюшек на платформы и сделать так, чтобы они сами не захотели оттуда уходить.

- Кстати что у нас насчёт проектов модуля? Я слышал вроде были подвижки и от торгов.

- Угу, были, - буркнула белка, подёрнув ушами, - Опять тупить начали, как пух знает кто. Одни предложили коммунальные дома на сто тысяч голов и отмену частной собственности... бакланы. Чтобы что-то отменить, надо это хотя бы осознавать. Другие требуют разделения по признакам расы, пола, возраста, цвета штанов...

- Опять требуют? - усмехнулся Ратыш.

- Ага. В категоричной форме притом.

К счастью для категоричных форм оставалось всё меньше места, так как торги всё-таки достаточно ясно поняли, что вся их "политика" и тому подобные бредни в отношении грызей не прокатят ни разу, и если цокнули что будут стрелять - будут стрелять. Это привело к снижению общего уровня бакланства, и если кто что и умысливал, то уже втихоря. Кроме того, грызи начали разворачивать на Ёрфи агентурную сеть, так как нашлось избыточное количество аборигенов, готовых по тем или иным причинам сотрудничать. Самое же главное, чего не знали торгантропы и отчего потирали лапы грызи, это было почти полное завершение строительства платформы "Ф" и её поточного производства фрегатов Ш229. Если уж сорок штук их смогли навести основательный шмон, то четыреста штук...

Завершив пересменку, белки таки отправились ближе к восвоясям; улетели практически все из первой вахты, так как соображения у них были одинаковые: незачем перегибать ветку, когда не нужно. В числе не перегибавших оказались как оуки "Верного Пуха" Раждак и Пухерья, так и Черника с Хорём, которые за время совместной возни сгрызлись и теперь везде шастали в количестве двух хвостов. Как и всем остальным, им предстояло по дороге перелопатить горки информации и всячески помочь учёным гусям с их работой.

Сильно облегчённый, "Верный Пух" стартовал из системы Ёрфи и взял курс на Миркасу.

Грызям же второй вахты предстояло взяться за дело самым основательным образом, и в-нулевых всё же запустить конвейер. Покрытая льдом поверхность малой планеты Европы теперь обогатилась несколькими глубоченными карьерами, из которых породу выбрасывали лучами, включёнными на полную мощность. Обычно методика заключалась в том, что сначала луч прожигал достаточно просторную, пол-метра в диаметре, скважину, а затем по ней резко накачивал энергию вглубь породы. Испарение льда вызывало взрыв, и разлетающиеся обломки поднимались на десятки километров, ввиду низкого притяжения планеты; разлетались они достаточно аккуратно, конусом, так как их направляли стенки карьера. Выброшенные же камни гравитационным полем тащили на сепаратор, представляющий из себя печку, где расплав разделялся на компоненты за счёт вращения; эти громоздкие, увешаные антеннами и фермами конструкции висели на орбите Европы уже десятками, и каждая выдавала тысячи тонн технологически чистого материала, так что с этим проблем у "Фэ" не наблюдалось.

Некоторые сложности возникали с отладкой оборудования, так как нельзя предположить, что столь сложный комплекс сам по себе соберётся тютелька в тютельку и тут же заработает. Поэтому приходилось открывать Инструкции и иногда даже читать их. А тем временем началось сооружение и платформы "М", каковая должна была впоследствии стать огромным поточным заводом плавучих модулей; она также размещалась возле газовых планет, конкретно на орбите Сатурна, вблизи большой коллекции его спутников с содержанием многих полезных элементов. Как нетрудно было подсчитать, при средней плотности в двадцать тысяч голов для размещения имевшихся семи миллиардов торгантропов потребовалось бы около трёхсотпятидесяти тысяч модулей, соответственно даже если строить их в немыслимых темпах по десять штук в сутки, на создание указанного количества потребуется около четырёх лет.

С одной стороны, и четыре, и сто четыре года - вроде бы ничтожное время в масштабах планеты, но на самом деле это так, если речь идёт о медленных процессах. Торгантропы же могли кардинально изменить всю Ёрфь за считанные годы, что они уже и продемонстрировали, едва не испохабив мир окончательно. К тому же у грызей не было задачи немедленно выселить всех зверьков в плавучие города - это вызвало бы чудовищную панику и хаос. Ввиду всего вышецокнутого, задача обеспечить Ёрфь садками для торгантропов не выглядела сколь-либо проблемной.

Немного возни было окучено в связи с необходимостью основательно контролировать мировой океан - плавающие там колбасы с термоядерным оружием были нужны, как рыбе зонты. Хотя официально все владельцы этих монстров согласились, воизбежание своего уничтожения, игрушки сдать в лом, никак нельзя было гарантировать, что кто-нибудь не отчебучит. А сотня мегатонн эквивалента под плавбазой, набитой торгами - не самое приятное и полезное событие. Для этого группа грызей на скорую лапу разработала план установления контроля над определёнными районами и патрулирования всего океана.

Для этого предполагалось наладить выпуск в первую очередь донных станций слежения, каковые могли дать стопроцентную увереность в том, что через зону контроля не пройдёт ни одна торпеда или тем более лодка. Лучи с фрегатов и Ёлки вполне доставали на несколько километров вглубь воды, так что при надобности поражение цели предполагалось осуществить как всегда с орбиты. Для того же чтобы обслуживать зонды, начали производство подводных кораблей, тут же перепроектированых из готовых блоков. Если расслушивать в прогрессе, то прошло примерно пол-года, когда на поверхность Тихого океана спустились первые плавучие сооружения, а за ними и подлодки.

По прибытию на Родину грызи недвусмысленно поняли, что усталость всё же присутствует. К удаче, в Ратыше-Фировском околотке наблюдалось лето, так что белки просто плюхнулись в траву, в самом прямом смысле, и её же частично употребили в пищу. На чистом синем небе нынче не было ни облачка, задувал тёплый ветерок, и погода вообще всячески располагала к тому, чтобы её наблюдать. В свежей листве чирикали птицы, возде речки с фырканьем возился лось.

- Когда на разведку летали, гораздо меньше устала, - цокнула Фира, - А ты как?

- Также, - пожал плечами грызь, - Тамошняя атмосфера, конечно, жутко утомляет. Курятник планетарного масштаба, пуха ли... На разведке куда полегче было.

- Теперь ещё из-за этих вонючек план сорвался, - добавила грызунья, - Сколько ещё "Верному Пуху" туда таскаться, а мог бы картографией заниматься в полный рост.

- Но эта задача более приоритетная, а галактика никуда не денется.

- Само собой, это я так, кцоку, - Фира задумчиво намотала ворсинки на коготь.

Грызи чувствовали, что на этот раз побывали где-то действительно в другом месте! Раньше вся галиматья с межзвёздными перелётами и разведкой была совершенно естественным продолжением Мира, того самого, в котором они сидели сейчас, обложившись высоченной мягкой травищей; на Ёрфи же происходило нечто такое, чего ни один грызь ещё слыхом не слыхивал. Трудно цокнуть это понятными словами, и можно долго разглагольствовать про жизнь и разум, но на самом деле слушать это надо не ушами, а Ушами, и не через третье щачло, а наблюдая непосредственно. Тем белкам, которые любили ломать голову над подобными вещами, предстояло ломать её долго, как получилось то, что получилось.

На Миркасе же о этой погрызени не напоминало ровным счётом ничто. Планета зеленела в живительных лучах солнца, всё более разростался Лес, и всё меньше становилась полоса каменной пустыни, оставшаяся с начала терроформа. Грызи как обычно просто радовались жизни, а заодно потихоньку подгребали стратегический хозплан. По Миркасе он состоял в запуске гигантской производственной линии для выпуска "моторов" Ёлок системы ГЭМ ( гравитационно - энергетическая машина ); завод должен был стать самым мощным, из когда-либо построенных грызями, и выдавать на-гора десятки тысяч изделий в год. Всякий кто видел проект, припушневал от того, что практически вся звёздная система становилась площадками для производства - как внепланетные комплексы, так и предприятия на поверхности должны были обеспечить конвейерность астрономических масштабов.

- какой маньяк это затеял? - откровенно цокнула Фира, - Напушища столько-то?

- Из соображений что этого много не бывает, - пояснил Ратыш, - Кроме того, чем шире размах, тем меньше острых граней. Всмысле какбы если где-то в Мире стоит отдельный завод и делает движки, то есть Мир, а есть завод...

- Ну не поспоришь, - согласилась белка.

- Вот. А так завод какбы интегрирован, поэтому никакого перехода нету.

- О суслики-щенки. Хотя, если будет возможность потом поглазеть на кучи одинаковых изделий...

- Во, это тоже учли, - заржал грызь, - Представляешь склад у полюса, а там пару миллионов штук эт-самого?

- Мотивирует, - зажмурилась Фира, - Но пока это не наша возня, Ратти. Нам ещё с Ёрфью разгрызаться.

Оба припомнили и подёрнули ушами, так как разгрызаться предстояло действительно долго. В частности попытки уч-гусей создать рабочую теорию о поведении торгантропов пока что ни приводили ни к чему, кроме выноса отдельных мозгов. Правда, белки за ненадобностью не имели такой теории даже в отношении самих себя, так что затруднения возникли вполне оправданные.

- Понимаешь в чём песок, - цокал Ратыш, поджаривая на костерке ящеровые отхвостки, - Дело в том что эти дурни действительно изобрели кое-что воистину уникальное, а именно в совершенстве овладели самообманом.

- Что именно ты имеешь в слуху?

- Ну кпримеру эээ... Вот если нам с тобой будет совсем нечем кормиться, придётся слопать курицу, или кролика. Это будет злодеяние?

- Само собой будет, - пожала плечами Фира, - Но всё равно мы это сделаем.

- Вот. Сделаем, потому что сможем сделать. Так же как любой зверёк за миллионы лет до нас. Ты когда-нибудь видела чтобы волк рассуждал, что коровы созданы для его пропитания, и говорил им "эй пища, идите сюда"? Само собой нет. Смог слопать - слопал, а не смог так извини, прекращай существовать. А торгантропы именно так и делают друг с другом и уж тем более с другими существами.

- Ну так они тоже могут - и делают, - почесала за ухом Фира.

- Поэтому ихней же логикой им по башке, - ухмыльнулся Ратыш, - Мы можем и делаем. Главное ни в коем случае не допускать утечек какой-либо технологической информации, которая может быть воспринята животными неадекватно...

- Думаешь, могут что-либо отчебучить?

- Вероятность не исключена, - фыркнул Ратыш, - Поэтому кой-какие грызи занимаются сбором образцов биовидов, чтобы эти упыри не смогли взять в заложники собственную планету.

- Ой впух, - потёрла нос лапкой Фира, - Какой бред. И самое бредовое, что вполне могут.

- Вот именно. Когда же они будут знать, что это не поможет - знание будет демотивировать.

- Надеюсь на это, - хмыкнула белка, - Ёрфь замечательный мир, и вовсе не хочется чтобы он превращался в пустыню.

Что касается Миркасы, то это ей явно не грозило, в частности именно эти двое грызей просили родичей попридержать для них пару сотен саженцев ели, пока они будут в отлёте, с твёрдым намерением потом лично посадить их. Именно этим они и занялись после того, как пух выветрился после долгого околачивания в корабле. Саженцы выращивали тупо из семян, в ящиках на окнах в домах и норуплах; как правило это всегда были семена ели мшаной, которая была столь популярна по нескольким причинам. В нулевых она хорошо переносила возможные эксцессы с погодой, характерные для пограничной зоны растительности, переходящей в пустыню, а во-первых на это дерево отлично прививались черенки любых других деревьев, хоть лиственных для куч листвы, хоть плодовых для не меньших куч плодов. Нельзя цокнуть что это были волшебные бобы, которые достаточно бросить в землю и внезапно к небу взметнутся кущи - ещё повозишься и с семечками, и с подготовкой места под посадку, и с прививками.

Однако эта работа у грызей работой конечно не считалась. Повозиться в песке было приятно, а уж видя оставленные за собой тысячи деревьев - тем более. Первичную подготовку к посеву осуществляли предприятия мирхоза, тобишь мирового хозяйства - огромные бульдозеры прокапывали траншеи с плоским дном и пологими краями, в которые собственно потом и содили. Соль состояла в том что так создавались лезозащитные полосы, которые способствовали дальнейшему настулению растительности на пустыню - между посаженными влапуню полосами трава, а потом и деревья прорастали уже самосевом, и если им помогали, то более индустриальными методами. Непосредственно же рытьё в окопах и выращивание ёлок хоть также и было сильно механизировано, грызи постоянно ходили делать это собственными лапчонками. Пуха ли нет, если потом можно будет нарастить на ёлки тыблони и таким образом иметь в наличии огромное поле тыблонь, с которого хоть обберись.

Осуществляли это, по крайней мере Ратыш и Фира, путём взятия в райцентре мотоцикла для перевозки всякой погрызени, после чего загружались расходным материалом и ехали на место. В материал входил корм для себя, а также, что было значительно по весу, канистры с грунт-раствором. Дело в том что субстрат, составлявший сдешнее покрытие поверхности, в общем для растений не подходил в плане наличия питательных веществ. Чтобы там что-либо росло, следовало поливать грунт-раствором, а также убедиться в том что он не будет слишком быстро вымыт из субстрата; для этого саженцы, маленькие пушистые ёлочки по десять сантишагов в высоту, сажали в разбитые горшки, дабы и не проливалось вниз, и выбраться оттуда дерево могло без труда.

Из райцентра Хлопчин, каковой казался совершенно обычным городком вокруг станции, складов и базара, грызи на мотоциклете с коляской направлялись на юг, где и начиналась переходная полоса. Всего несколько десятков лет назад она проходила по самому райцентру, а теперь и не цокнешь - вокруг лес, как и везде. Мотоцикл бодро тарахтел по пустынной бетонке, где попадались в основном такие же коллеги и многотонные грузовики; вокруг простирались пока ещё низкорослые лески между полосами ёлок, и чем дальше тем ниже становились кусты и деревья на полях, а потом и совсем пошла сплошь трава. Пилить до места было изрядно, но грызи были не прочь прокатиться и глотнуть пыли, так что ушные кисти только и знали, что ловить ветер.

Наконец поля почти совсем опустели, а снижаться стала высота самих еловых стенок, обычно выстроенных в четыре ряда и имеющих ширину в двадцать шагов - те которые ниже, соответственно были посажены позже, вот и. Ещё через час не особо спешной езды впереди раскинулась равнина, занятая только бороздами и редкими клочками травы, и Ратыш свернул с дороги. Теперь следовало найти достаточно большой участок, ещё ничем не засаженый, и эт-самое. Под колёсами захрустели камешки и стеклянные плитки... те самые, что заменяли битые горшки для посадки. Их сплавлял из песка всё тот же агрегат, что копал борозду - просто тупо плавил песок и получалась шершавая, мутного цвета плитка, похожая чем-то на кусок мыла, чуть более ладони размером. Это добро тут было раскидано примерно по три штуки на каждый шаг, вдоль каждой канавы - некоторые плитки были колотые, но их всё равно имелось с избытком.

Воздух тут нёс какой-то особый запах, трудно определимый, вероятно просто пахло песком, которым так отчётливо не пахло более нигде; ветер иногда поднимал тучки пыли, а сам он был тёплый на грани горячего, так что чувствовалось дыхание настоящей пустыни. В плане пылезащиты борозды были очень кстати, так как тормозили образование оной; на стенках по утрам и вечерам собирался конденсат, отчего пылинки скомкивались и летали гораздо менее охотно; также способствовали стеклянные плитки.

- Вон, слева, - цокнула Фира, - Вроде свободно.

Ратыш остановил аппарат и грызи пошли убедиться, что свободно. Вокруг стояла порядочная тишина, не нарушаемая практически ничем, и только где-то на горизонте неясный гул доносился от громоздкой машины, что-то вытворявшей с грунтом. Услышав собственными ушами, что канава свободна, двоепушие вытащило свои запасы, инструменты в виде сапёрных лопаток, и начало копаться в песке с мелкими камушками. Следовало вырыть ямку, обложить её плитками, засыпать грунтом, полить раствором, и после этого поместить туда растние; рядом с самим растением также втыкали плитки, для защиты от пыли и чтобы они конденсировали влагу, довольно ценную в этих местах. Эти пассы белки проводили неспеша, но и без лени, так как тёплый песок был приятен на ощупь. Правда потом придётся основательно выбить или промыть от песка пух, особенно на хвостах.

К вечеру однако погода над пустошью повернула к небольшой грозе, пару раз громыхнуло, и пролился несильный дождь, прибивший пыль и принесший запах свежей воды и хвои. Как и всякое запасливое грызо, двоепушие имело в заначке брезент, который и натянули рядом с мотоциклом, дабы не мочить всуе пух. В лесу любейшая белка сныкалась бы под ёлку, но тут таковых пока просто не имелось. Однако весело зеленеющие мягкими иголочками саженцы недвусмысленно намекали, что через некоторое время ёлки будут. Грызи валялись прибочно друг к другу, нюхали дождевую свежесть и слушали, как капли барабанят по металлу и брезенту. Было зверски хорошо.

Примерно в то же время Черника с Хорём подумывали о том же самом, в плане посадки лесонасаждений, так как наблюдали их явный дефицит. Двоепушие приехало в хоревский околоток, где евоновы родичи как раз были причастны к погрызени со сборочной линией для "моторов". Сами сдешние грызи обитали конечно в лесу, а вот сборочный цех ставили подальше, где всё ещё сохранилась каменистая пустошь, едва заросшая степными травами. Закинув на плечи вещмешки, чёрная белка и рыжий белкач неспеша перешли весьма обширное поле, прорезанное в некоторых местах глубокими оврагами, и приблизились к сооружению.

Оно напоминало не иначе как железнодорожную станцию, так как на уровне четвёртого этажа туда входила рельсовая колея, проложеная по стальным опорам - она проходила всё сооружение насквозь и продолжалась куда-то дальше. В остальном перед ушами представал железобетонный короб с приваренными на стены балконами и довольно широкими окнами; возле было заметно копошение некоторых грызей, занимавшихся ничем иным как рассыпанием торфа поверх песка, взрытого при строительстве. Хоря тут знали, так что бодро приветствовали - всмысле, ещё более бодро чем если бы не знали, Чернику тоже обцокали, тем более что было известно, откуда они. Грызи явно хотели потрепать двоих за уши, насчёт как и что, и те были не особо против. Это означало, что снова будет испит чай; на это раз он был испит под открытым небом, ибо внутрях просто ещё негде было сесть.

- Тут понимаете какая погрызень, - цокал Фир, хоревский скольки-то юродный брат, - Эту коробку поставили централизовано, а уж отделкой мы цокнули что сами займёмся.

- Возни тут - оягрызу, - заметила Черника.

- А мы вроде и не торопимся, - пожал плечами грызь.

- А это вообще что? - резонно утончил Хорь, оглядывая сооружение, - Похоже на вокзал, честно цокнуть.

- Не, тут другой песок. Вот слушай, по этой колее подъезжает состав с платформами, а на них рамы, а на рамах закреплены агрегаты, как на конвейере. Их сдвигают вбок и неспеша возятся, потом тупо возвращают на поезд и они уезжают. Получается вроде конвейера огромной протяжённости.

В подтверждение цоков по рельсам достаточно тихо прокатился локомотив, тащивший кучу вагонов с щебнем - проехал насквозь через цех, и все пироги.

- Кажется уловил, - кивнул Хорь, - Но для этого требуется согласованная работа очень многих грызей, это будет сложно?

- Да не думаю, - зевнул грызь, - Для того чтобы не ломать мозги, ввели дублирование участков. таких как этот будет ещё двадцать штук, и в другом полушарии столько же. Усреднённо выйдем на одинаковое количество, даже если не захотим.

- Сорок штук. Оягрызу, - усмехнулась Черника, - А что тут вообще эт-самое?

- Компрессоры для перегонки жидкого металла. Они на редкость нужны в системах охлаждения, и нужны в огромных количествах.

- Чистенько, - чёрная почесала за ухом, - Мне только немного поперёк уха, что поезд всё время будет тут кататься, мимо носа.

- Да ну впух, он нечасто будет, ну раз десять в день от силы...

Состав медленно прошёл над ушами, негромко гудя двигателями и оставляя характерный запах смазки. Вокруг бетонной коробки продолжалось неспешное копошение, то и дело подъезжали грузовики с материалами, и доносилось довольное поцокивание.

На расстоянии же многих световых лет, на Ёрфи, грызь по погонялу Цулен вспушился и показал видеокамере небольшой пластиковый шарик:

- Вот эта штука - главная основа понтонов из пенобетона. Шарики заполнены азотом и сделаны из крайне устойчивого пластика, гарантийный срок службы коего превышает три тысячи лет. Намешанные в бетон, они уменьшают его плотность до такого состояния, что блок будет иметь значительную плавучесть. Это к вопросу о непотопляемости.

Сидевшая с другой стороны экрана толпища торгантропов зачесала тыковки.

- Это слишком просто! - уверенно заявила одна.

- Нет, слишком просто - это кое-что другое, - приоскалил резцы грызь, - А это в самый раз. Теперь вам ясно, что утопить эти понтоны не проще, чем айсберг?

- Хорошо, а как с отстойчивостью?

- Ввиду того чочо понтон имеет форму усечённого конуса с утяжелением, чтобы перевернуть его не хватит мощности атомного взрыва.

Зверьки в очередной раз загоготали, как стая встревоженных гусей; у них это называлось "обсуждение", как уже успел узнать Цулен, так что грызь стиснул зубы и терпел, пока они наклокочутся. В конце концов, можно было немного и схитрить, чтобы потом плавучие модули считались разработкой аборигенов, а не грызей. Убедившись что волна пустопорожнего перетирания сошла на нет, Цулен продолжил:

- По углам шестиграннного модуля имеются сегменты круглых цирков. Да смешно, но на самом деле цирк он и есть цирк - круглое-плоское типа миски. При состыковке модулей сегменты образуют круглые цирки диаметром 300 метров. Это цокнуть так рекреационная зона, где население может отдохнуть от своих тяжких трудов... - торги закивали, не уловив явного сарказма, - По кругу цирк имеет песчаный пляж примерно на 50 метров от "берега", в самом центре под водой расположены сквозные конструкции, предназначенные для выращивания водорослей, используемых в промышленных и пищевых целях. Они имеют несколько этажей по мере надобности в свете, а также имеют свойства употреблять в пищу то, что падает сверху в качестве отходов. Частично эти "огороды" являются производителями белков для корма населению, но более служат для выработки кислорода, компенсируя его потребление.

В центре каждого цирка находятся мачты, поддерживающие всю конструкцию, а в центре сегмента - тоннель для прохода плавсредств шириной 25 метров, тобишь способный пропускать весьма значительные суда. Тоннель ведёт в центральную часть модуля и перекрыт шлюзами, т.к. вода в цирках солёная и может перемешиваться с морской водой; внизу получающегося при состыковке цилиндра установлены заслонки и винты для подачи при надобности свежей воды. Таким образом в цирке может поддерживаться нужная температура воды, учитывая размещение всего комплекса достаточно близко к экватору... Достаточно чисто цокнуто?

- А где собственно дома?

- Сейчас цокну. Между сегментами на отдельных пенобетонных понтонах находятся собственно жилые комплексы, которые жилые по периферии, а внутри находятся помещения коммунального хозяйства, как то трансформаторы, серверные, водопровод и так далее. Там же есть достаточно места для размещения нешумных производств, складов и тому подобной ереси. Отдельные здания могут быть полностью оборудованы как производственные, складские, или какие-либо иные. На крыше стандартно предполагается стоянка и кусок растительности. По понятным причинам "аппартаменты" имеют к тому же деление по классам, т.к. это необходимо для того чтобы заселённые зверьки чувствовали себя нормально... - грызь понял что читает ТУ как оно есть и пропустил несколько предложений, - Высотность "домов" может достигать 25 этажей, но она ограничена затемняемостью цирков. При нормативном размещении возможно до 5000 особей на каждый блок и соответственно 30 тысяч на весь модуль при его обустройстве как полностью жилого...

- О боже, тридцать тысяч!

- А семь тысяч тысяч тысяч - не "о боже"? - резонно осведомился Цулен, - Ладно, продолжим. В центре, опираясь на основной понтон диаметром около 800 метров, из воды торчит круглая башня, в каковой находится всякое гуано типа магазинов, офисов и "сферы обслуживания". Построена также по принципу вольеры снаружи - подсобки внутри. Этажность башни уже больше, около 150 этажей.

По периметру модуля находится конструкция, придающая прочность и обеспечивающая соединение с другими модулями, она же - основа для автодороги. При соединении модулей дорога используется как односторонняя, две полосы рядом в две стороны по краям шестигранных модулей. С дороги имеется доступ на крыши блоков и круговую дорогу в центре модуля, подходящую также к причалам. Причалы образуют кольцо вокруг внутреннего водоёма, посередь которого торчит башня, а под которым на глубине 10-15 метров находится понтон... На самом деле строго цокая не понтон, а просто поплавок. Кольцо служит для хозяйственных и производственных целей, кроме того на нём возможно перемещение из воды на дорогу и обратно амфибийных машин.

Внутренний бассейн также является рассадником водорослей и возможно - моллюсков и рыбы. Приток воды в него регулируется шлюзами в тоннелях, и при надобности он может быть наполнен через опреснительные установки несолёной водой. Пресная вода нужна для выращивания в бассейне, на плавучих чеках, риса - ибо одна из наиболее производительных сельхозкультур...

Грызь перевёл дух, хлебнул чаю и добавил про себя, что по большому счёту предполагается, чочо все эти подводные фермы должны создавать видимость, а кормить население можно и обычным химконцентратом, который имеет все те же свойства, но получается куда проще. Промочив горло, он продолжил:

- Круглая внутренняя площадь вокруг башни также может быть занята площадками для различных нужд, для чего достаточно приволочь буксирами пенобетонные плиты, сцепить их и готово. Модуль имеет только аварийные источники питания, и для нормального функционирования должен быть подключён к коммуникациям в виде электросети, канализации, связи и так далее. Станции саночистки, энергоблоки и так далее находятся в отдельных модулях, имеющих отличное от стандартных устройство...

Само собой, торги были в шоке. Причём как всегда не от того, от чего следовало бы. Пока Цулен объяснял технические вопросы, ему через каждое предложение приходилось выслушивать ровным счётом одно и то же: зачем это нужно грызям и кто за это заплатит. Никакие объяснения зверьками не воспринимались: они увлечённо кивали, показывая глубину проникновения, и через пару слов задавали те же самые вопросы. У любого грызя, пытавшегося разговаривать с торгами, возникало стойкое впечатление что он цокает на радиоприёмник, который можно перекричать, но слушать он просто не предназначен. В итоге Цулен, да и все прочие грызи, просто отказывался играть в попугая и цокал, что подобные вопросы - оффтоп.

Незадолго после этого события на орбите Венеры прошли тренировки экипажей фрегатов, каковым предстояло выполнять роль летающих кранов и спускать с орбиты на поверхность блоки конструкций, собранные в пространстве. По определённым соображениям сочли что проще даже собирать модули в пространстве, хотя известняк для материала поплавка предстояло добывать со дна океана. Оказалось, что проще поднять его, чем городить производство на плавбазе, да и вообще не хотелось городить, так как океан и без того страдал от обилия всякого барахла, в нём плавающего. В итоге предстояло спускать через атмосферу цельные плавучие модули, диаметр коих достигал почти килошага, а вес измерялся сотнями тысяч тонн.

Как и предполагали транспортные грызи, задача спуска такой штуки достаточно аккуратно, чтобы она не развалилась - не так проста. В-нулевых модуль нельзя зацепить крюками за что попало, и пришлось выдумывать захваты, подводимые под понтон, что вкупе с их изготовлением заняло некоторое время. Затем последовали несколько испытаний, в ходе которых шесть фрегатов, состыкованных с транспортной рамой, таскали над поверхностью Венеры кусок шлака формы и веса, сходной с модулем. Тут же были выявлены многочисленные косяки, приведшие к тому что кусок треснул, а при попытке снизить высоту разошлась ферма, заставив корабли аварийно бросить всё это хозяйство, которое и навернулось в густые облака, вызвав неслабое "бабах!". На этом пришлось признать, что идея испытывать подальше от Ёрфи была чрезвычайно верной.

В течении месяца технология была так отработана достаточно, чтобы не опасаться более выпадения груза, и на поверхность Венеры спустили несколько раз настоящий модуль, уже собранный на платформе. Сама сборочная платформа стояла близко к Ёрфи, между планетой и луной, примерно там же где и платформа "К".

Таким образом вся операция, почему-то получившая кодовое наименование "Щебень", продолжала развиваться по нескольким основным направлениям. В-нулевых это была непосредственная защита Ёрфи от торгов, когда их просвещали, что то-то и то-то делать не стоит, а если это не помогало - в ход шли проверенные средства типа мазерных излучателей. Во-первых производилась замена технологической базы, ликвидировались определённые производства, вместо которых вставлялись промблоки сквирского образца и со сквирским же персоналом; более всего это относилось к энергетике. В весьма сжатые сроки налаженое производство фрегатов-энергоблоков Ш229-ЭБ500 мощностью по 500 МВт стало планомерно поканчивать с атомной промышленностью. Второй стороной Щебня была программа освобождения территорий за счёт постройки плавучих мышеловок, набитых сыром.

Следует также заметить, что договориться с аборигенами по поводу энергетики было очень сложно. Они немедленно предложили проекты по строительству миллионов ветряных электрогенераторов, приливных электростанций и тому подобного, так что были обескуражены тем, что грызунячий ответ был один - термояд. При этом грызи ничуть не скрывали того, что их термояд вовсе не является волшебными бобами и может устроить неслабое бубух. Короче цокая, в этом случае как и во многих других объяснить практически ничего не удавалось, так что приходилось трясти ушами и показывать когтем по горлу.

- Это же неэкологично! - тряс дредами какой-то профессор, - Вы противоречите сами себе, то всё готовы сделать для защиты окружающей среды, а то термояд!

- Пфф, - потёр морду грызь, - Йа попросил бы вас более никогда не употреблять эту формулировку, насчёт среды. Мы защищаем не окружающую среду, а Мир. Если это придётся сделать способом, вредным для нас... или тем более для вас, то так мы и сделаем.

- Я! Не! Понимаю! - возопил учёный.

"Учёный, но не выучившийся" - подумал грызь.

- Ну напрягите, - пожал плечами белкач, - Хотя практического смысла в вашем понимании немного, вам это было бы полезно. Пробанём ещё разок... Кому нужна энергия?

- Цивилизация не может...

- Йа спрашиваю, кому нужна энергия! - прижал уши грызь и зашипел слегка, - А не что-то другое!

Торг сидел и хлопал зенками, подтверждая что торги такие торги.

- Оягрызу. Энергия нужна вам, и никому больше, - разжёвывал белкач, - Если что-то кому-то нужно, чьи это проблемы? Ваши, и только ваши. Именно поэтому питаться вы будете от энергоблоков, и если что-то пойдёт не так, то сами и взлетите на воздух. А перегораживать весь океан ветряками просто тупо вам никто не даст. Чисто цокнуто?...

Кажется, цокнуто-то было достаточно чисто, но толка наблюдалось исчезающе мало. Приходилось всё время просчитывать реакцию аборигенов тупо по математической модели, коюю уже начали испытывать, и первые результаты вполне обнадёживали. Взяв за основу ихнюю же игру для компов "Civilization" образца 1989 года по ёрфскому летоисчислению, грызи смогли быстро построить модель поведения торгантропов; точнее, их стаи, но учитывая их стайную сущность, это одно и то же. Косяк был в том, что очень трудно что-то цокать живому существу, понимая что в общем оно тебя не слушает, а только является переносчиком информации к общестайному сознанию. Эти глубокие отличия в природе разумности ещё предстояло перекопать в ходе долгих науных изысканий, но пока что по-прежнему требовались немедленные, оперативные методы.

В частности грызям предстояло убедить торгов, воизбежание эт-самого, в надобности избавляться от плотин и водохранилищ. Простые как тысяча гусей зверьки просто перекрывали плотинами огромные реки, создавая зоны затопления, по площади равные иным морям, и всё ради того чтобы иметь возможность сжечь ещё больше электроэнергии. Эти плотины всегда являлись не только промышленными объектами, но и символами, как выражались сами торги, "победы человека". Над здравым смыслом, добавляли грызи, и неуклонно повторяли, что с этим надо завязывать.

Более половины грызей, составлявших первую вахту на "Верном Пухе" вернулись на Ёрфь и во второй раз. Как и прошлый раз, ответственные уши ещё подумали, кого взять, а кого не очень стоит; ввиду ударной работы и способностей к расхлёбыванию каш таких вопросов не возникло в отношении Ратыша, Фиры, Черники и Хоря, так что они как обычно не бросили цоков на солнечный ветер и собрав хвосты, отправились продолжать щебневание. Теперь все уже знали общую обстановку, так что в помещениях кораблей и платформ царила сплошь рабочая, но спокойная атмосфера, нарушаемая размеренным цоканьем и звуком трясущихся ушей. Практически самое новое, что было замечено - это то что Ратыш взял с собой трёхлитровый бидон, и теперь заваривал чай в нём, а не в литровой кружке, как все.

- Выходишь на новый уровень? - хихикала Фира, - Что дальше, ведро?

- Ведро плотно крышкой не закроешь, - компетентно цокнул Хорь, - Так что у нас на повестке ночи?

Повестку как и раньше, составляли в основном Раждак, Пухерья и их Дурь, конечно.

- Кажется время для непосредственной сборки плавмодулей, - зевнула Фира, - А также предстоит как-то осуществить передачу оных торгам.

- Вот это самое непуховое, - цокнул Ратыш, - У них вдобавок ещё это деление на статы...

- Ну это легко, - заметила Черника, - Деление так и собака с ним, ещё проще. Для каждого стата можно сделать отдельную плавучую эт-самое.

- Мда, опушненчик... - почесал ухи Ратыш, - С какого места предполагается начинать выгребание?

- Есть несколько предложений, - показала карту Фира, - В общем технически это однопухственно, так как спустить можно в любое место. Но цокали про Анголу...

- Потому что по алфавиту первая, гыгыгы...

- Нет, потому что относительно небольшой стат, в котором количество неиспользуемой площади стремительно приближается к нулю, а население к бесконечности.

- Так это не ново, у них везде так.

- Ключевой цок "стремительно". Поэтому и, - Фира ткнула когтем в карту, а затем прокрутила глобус на другую сторону, - Вот ещё райское место, Малайзия. За последние двадцать лет двоекратный прирост поголовья. Но сдесь количество в разы больше, чем в первом случае, кроме того есть горные районы, куда торги ещё не добрались, потому что трудно.

- Тогда говорю за первый вариант, - цокнул Ратыш, - Пробный блинчик, если и будет комом, его проще поправить, чем большой.

- Аналогично, - кивнули остальные.

Точно также рассудили ровным счётом все остальные грызи, присутствовшие возле Ёрфи, поэтому был утверждён вариант "А". Было ещё довольно много предложений, касавшихся наиболее страдающих от торгантропов районов планеты, но все они остались на потом. Четвёрка грызей занялась непосредственной подготовкой к, а именно проверкой силовых установок фрегатов, каковым и предстояло осуществлять. Сделать это следовало как в форме запуска и слежения за соответствующими прогами, так и в форме расслушивания собственными ушами. Дело неимоверно облегчалось тем фактом, что для Ш229 существовал так называемый фейл-детектор, который недвусмысленно показывал, если что-то не так. Конечно ещё сто раз сломаешь мозг, пока поймёшь что именно не так, но зато уж точно не ошибёшься.

Грызям предстояло немало времени провозиться внутри корабля и снаружи, в скафах; фрегат был установлен в открытом доке на платформе, так что возня протекала в удобных условиях. Когда белки выходили в скафах в открытый космос, у них была отличная возможность как заценить вид на Ёрфь, так и на рассвеченные огоньками платформы, где в очень быстром темпе собирались плавучие модули; корабли с грузовыми поддонами постоянно таскали туда сырьё и комплектующие, и вдоль многокилометровой фермы накапливалось всё больше собранных изделий. При этом было уцокнуто, что держать их просто в пространстве нельзя, так как внутреннее давление может повредить пенобетону, помещённому в вакуум; для создания имитации атмосферного давления использовалась какая-то штука с гравитацией, про которую все знали, но никто не видел.

Следует уцокнуть что никто из грызей отнюдь не являлся специалистом по этим самым силовым установкам, а специальность у них была одна - трясы. Поэтому при возникновении какой-либо ситуации, не предусмотренной инструкцией, а также вообще, приходилось обращаться к знающим грызям. Соответственно те только и занимались, что просвящали трясов, а не гнали план. Это было в порядке вещей и подтверждало свою эффективность, когда цоканье шло о белках; благодаря постоянной возне со сложными случаями препы, как погоняли специалистов, совершенствовали свою натасканность и знания, а трясы имели возможность не ломать головы и быстро освоить элементарные операции именно по прогонке плана. Благодаря этому на платформах фактически единовременно работали десятки тысяч техников, и подготовить их всех по полной программе было невозможно никакейшим образом.

Это погрызище зачастую приводило к срыву планов, однако и с этим белки давно знали, как бороться. Дублирование участков и запараллеливание производственных линий давали возможность чхать на некоторую нестабильность в работе целых предприятий и статистически выходить на ровненькие числа. Сие подтверждалось тем, что в намеченый срок на воды Атлантического океана начали спускаться огромные шестиугольные модули, поддерживаемые пристыкованными фрегатами. С поверхности это выглядело довольно внушительно: сначала в небе появлялось тёмное пятно, которое затем росло и снижалось через облака - уже тут становилось ясно, насколько большая штука спускается. Вдобавок, фрегаты были пристыкованы ниже ватер-линии модуля, а оборудования для подводной работы у них не имелось. Ввиду этого они опускались до самой воды, когда большая часть поплавка оказывалась на глубине, и разом отцепляли захваты. Громадный модуль, чуть менее километра в диаметре, плавно падал вниз и некоторое время прыгал туда-сюда, распространяя очень внушительные волны. В частности ввиду этого нельзя было спускать вблизи берега - в открытом море даже самая мощная волна быстро уходила в толщь воды и не представляла угрозы для плавсредств, но натыкаясь на берег, создавала разрушительные воздействия. Путём подсчётов и экспериментов выяснили, что сгружать модули следует не ближе полусотни километров от ближайших препядствий для волны.

После спуска "соты" предстояло ещё сцепить и заякорить воизбежание спонтанного перемещения. Для буксировки использовались всё те же корабли, цеплявшие сооружение тросами и так волочившие куда следует; тут уже было не обойтись без лапного вмешательства, так как ставить на каждый модуль автоматические захваты - припушнеешь. Командам грызей, десантируемых всё с тех же фрегатов, предстояло подтянуть к нужным местам конструкции огромные связки тросов, закрепить их и убедиться что всё чистоорехово. Для этой несложной операции порой приходилось здорово пошевелить хвостами, да и лапы нагружались неслабо - потаскать бухту даже нетолстого стального троса на себе - не раз цокнуть, а таскать приходилось постоянно.

Тем не менее Ратыш и Фира были довольны возможности покрутиться на свежем воздухе и вовсю пользовались, поселившись на одном из фрегатов и мотаясь на нём постоянно; Черника и Хорь более наблюдали за этим, прослушивая как идёт работа, но зато они открывали на корабле форточки, когда тот находился у поверхности. Воздух Ёрфи практически ничем не отличался от миркасского, так что дыхнуть его было приятно.

Не меньшая возня разворачивалась при стыковке модулей. Следовало подтащить их ровно бортами, так чтобы захваты вошли в зацепление, а затем сверху спустить туда длинную стальную балку - замок, которая и обеспечивала соединение напрочно. Эти балки приходилось доставлять отдельно и затем использовать корабль как летающий кран - если их вставить заранее, они могут просто вылететь при спуске модуля. После механической стыковки требовалось соединить коммуникации - кабели и трубопроводы, соединявшие модули различного профиля - жилые, промышленные и поддерживающие, на которых находились электростанции, очистные сооружения и тому подобная дрянь. Казалось что дело продвигается нешибко, однако уже через неделю в океане имелся город, способный легко принять три миллиона единиц населения, а уж в перегрузочном варианте - все тридцать. Огромные биореакторы, установленные на платформе "К", были готовы снабжать его избыточным количеством корма; впоследствии предполагалось переместить кормопроизводство на саму плавбазу, воизбежание излишней возни.

Для перевозки собственно поголовья на плавбазу предполагались заново отстроенные крупнокалиберные корабли; это были довольно примитивные по конструкции, но зато очень вместительные штуки, на которых самое то перемещать большие массы торгов на расстояния в несколько часов хода. Пассажирские палубы, которых тут имелась прорва, имели ряды скамеек, между которыми имелось достаточно места, чтобы навалить тащимые с собой тюки. Это значительно ускоряло погрузку-разгрузку, что и требовалось. Кроме того, транспортники были достаточно плоскодонны, чтобы подходить к любым причалам. Таким образом, техническая сторона вопроса была ясна полностью и матчасть готова к. Оставалось каким-то образом инициировать поток перемещения населения, который можно было завернуть на плавбазу.

В связи с этим состоялось кудахтанье в Брюсселе, куда лично прибыла Пухерья, отуши "Верного Пуха"; грызи настолько доверяли торгам, что считали вполне возможным вариант с захватом переговорщиков, и оттого чаще всего посылали самые небольшие группы. А самой небольшой группой белок всегда была одна белка. Поэтому Пухерье пришлось сдерживать ржач, когда она в одну пушу шла от корабля, а встречали её по меньшей мере несколько тысяч торгов. Как это обычно с ней бывало, белка была в космофлотской спецовке, чёрно-зелёного раскраса и с порядочно потёртыми локтями, так как мягко цокая не нова. Зато пушистая шёрстка была исключительно мягкой и переливалась волнами под холодным ветром; вкупе с громадой Ш229, возвышавшейся на площади за спиной белки, это отбивало у торгов желание хмыкать.

Само собой, на связи оставалось и немало прочих грызей, однако Пухерья собиралась перетереть нечто такое, что лучше не давать в эфир, воизбежание. Кудахтанье происходило в обширном зале штаб-квартиры НАТО, но сейчас тут присутствовали торги из многих стран Ёрфи, никаким боком не относщиеся к данной организации. Просто тут рядом была площадь, куда посадить фрегат, потому и.

Для начала были обкудахтаны насущные вопросы, каковые состояли в разоружении, замене энергоблоков, а также восстановления подобия порядка в пострадавших государствах, а именно Китае и Японии. Последняя была подвергнута массированым обстрелам и выпиливанию множества промышленных объектов после баловства с электромагнитными орудиями. Учитывая малую площадь островов, искать цели там оказалось куда проще.

Один великобританский генерал произнёс пламенную речь в защиту бактериологического оружия, называя его самым добрым и замечательным творением человеческого гения, воплощением света и так далее; через некоторое время усмехаться начали даже местные, а белка так вообще была под столом почти в прямом смысле. Естественно, на всё это щебетание она ответила, что пух-с, и ровным счётом все материалы придётся сдать воизбежание. Генерал обиделся и ушёл. Далее Пухерья выслушала о темпах сдачи прочего барахла, типа ядерных и термоядерных боеприпасов, химического оружия и так далее. По крайней мере на бумаге всё выглядело хрурненько, а кроме того грызи могли собственными ушами посчитать, сколько боеголовок сдано.

- Да, действительно куча, - цокнула Пухерья, посмотрев фотографии кучи, - Ну да ничего, они хорошо послужили. Также предлагаю сдавшим дрянь сторонам подготовить предложения по компенсации экономической стоимости этой самой дряни. Кло?

Торги закивали и начали строчить по бумаге и клавам. Вот впух, они что, несколько вещей сразу никак не могут запомнить?...

- А что с тепловыми электростанциями? - осведомился один торг.

- Пока ничего, - огорошила его белка, - Углекислоты в атмосфере негусто, поэтому продолжаем жечь. Наши специалисты ещё изучат тепловой баланс планеты для выработки конкретного графика, но пока эту тему не трогаем. Вот ликвидацию плотин вам придётся осилить в полной мере. Дайте-ка послушать отчёты.

С места сорвались лакеи, стоявшие за спинами чиновников, и перед белкой выросла куча папок, набитых бумагой.

- Самим жирные задницы поднять впадлу, - прямо цокнула Пухерья, - Я это запомню.

- Это же традиция...

- Говёная традиция, - белка уже углубилась в отчёты и включила связь с Ёлкой, - Раж, видишь всё?

- Чисто вижу, - отцокалось оттуда, - Дай послушать вон ту.

Пухерье было противно, помимо всего прочего, видеть огромные листы формата А4, на которых печатались по паре строк текста. У грызей всегда в таком случае лист обрезался, а печать вообще происходила на рулонной бумаге. Однако все эти вопросы были текущими, а главное из-за чего белка лично принесла сюда хвост, состояло в том что

- Пора начинать выгонять население с суши. Для того чтобы произвести первую операцию подобного рода, посмотреть на то как пойдёт и так далее, есть предложения работать по варианту доброго и злого следователя...

- То есть вы собираетесь выгонять людей с их места жительства? Это недопустимо!

- Допустимо, - возразила Пухерья, - Вы предпочтёте, чтобы их просто перестреляли?

Торги хлопали зенками и икали. При всей своей зацикленности на собственных правилах и условностях, сейчас они уже отчётливо понимали, что если цокнуто перестрелять - это значит перестрелять и ничего другое.

- Сейчас речь идёт только про одно отдельно взятое государство, - продолжила белка, - Соразмерно тому, как пройдёт щебневание там, сложится и обстановка во всех остальных странах. От вас напрямую зависит, насколько это будет болезненно.

- Нельзя просто взять и решить судьбу независимого государства, - изрёк не кто-нибудь, а госсекретарь соединённых штатов.

Пухерья довольно долго глядела на него, ожидая что он поправится, но олух молчал.

- Значит так, - цокнула рыжая, - Про независимые государства, законы, справедливость и прочую погрызень даже не заикайтесь, ясно?

- Что, вообще?

- Вообще! Я уже цокала и повторю ещё раз для тех кто в танке - или вы слушаете что вам цокают, или слушаете пыщ-пыщ с орбиты, и то недолго.

- Это насилие.

- Министр Очевидность.

План, изложенный белкой, был довольно прост и очевиден, однако опирался на уже полученные достоверные данные о торгах и как покажет практика, не зря. Соль его состояла в том, что сквирские силы должны были устроить на территории стихийное бедствие. Каким именно образом, не суть важно - задача этого фейерверка состояла в том, чтобы вынудить поголовье искать способы покинуть территорию. В качестве же "доброго следователя" должны были выступить силы ООН, организующие эвакуацию, как нетрудно догадаться, на плавбазу. Кроме того, нужен был хотя бы минимальный персонал для обеспечения действия коммунальных служб этой самой плавбазы.

В обеспечение этого плана военные организации торгов, в частности НАТО, должны были сформировать достаточно массовые подразделения, пригодные для поставленных задач. Воизбежание канители Пухерья настоятельно посоветовала не двигаться в колоннах с государственными флагами, а лучше вообще убрать все знаки различия. Получив основательнейшие уроки, торги на этот раз куда более тщательно прислушивались к цоканью.

Пока белка передохнула, открыв термос с чаем и начав хрумать орехи и засыпать шелухой стол, Раждак через комп цокал о дополнительном техническом обеспечении.

- Как мы предполагаем с очень высокой степенью вероятности, население будет неспособно самостоятельно эвакуироваться даже при наличии транспорта, не цокая уж о случае его отсутствия. Ввиду этого потребуется большое количество автобусов и грузовиков. Учитывая проблемы с дорогами, наиболее рационально использовать грузовики, оборудованные в том числе для перевозки пассажиров. Для облегчения ведения крупных колонн предполагается использование комплекта "Дурак" Д54. Он устанавливается на водительское место и полностью управляет автомобилем, следуя за маяком на впередиидущей машине. Таким образом потребуется меньше персонала. Вопрос состоит лишь в том, где взять тысяч сто грузовиков.

Грызь замолчал и вместе с Пухерьей уставился на военных торгов. Те намёка не поняли.

- Я имею ввиду, что у вас прорва транспорта в военных ведомствах.

Те снова не поняли, куда он клонит! Хотя толщина "намёка" была рекордная.

- Пфф... И нам потребуется этот транспорт, - прямо цокнул Раждак.

На этом разгорелись довольно жаркие дебаты, но грызи как всегда были хорошо подготовлены и имели выдержки из документов и фотографии стоянок, забитых грузовиками. Поэтому ни у кого не прошло сказать, что в их армии нету грузовиков. Конечно можно было снова наладить производство на платформах, но ввиду тысяч машин, стояших совершенно без дела, это сочли излишним. По результатам тёрок торгам пришлось обязаться вытащить со складов большое количество техники и организовать её переоборудование для перевозки пассажиров, тобишь прикрутить скамейки. К началу операции предполагалось иметь пять тысяч машин, а по мере расширения действий довести это число до сорока пяти тысяч. Также для уменьшения канители предуматривалась возможность тихого захвата центральной власти, дабы она не мешалась.

Однако и всё это довольно небыстрое обсуждение не закончило мучения Пухерьи. Один из торгов обратил внимание на достаточно неочевидную штуку, а именно высказал опасения по поводу геологии. Поскольку были озвучены, раз в сто лет, объективные факты, белка подняла уши и слушала внимательно.

- ...извержения в последние десятилетия вулкана Ефьёяод... элфьёкуд... короче, того вулкана в Исландии, показывают что на этом разломе избыточное давление в верхнем слое мантии не велико и имеет выходы. Также периодические извержения на тихоокеанском разломе говорят о том же самом. Однако на североамериканском разломе никаких извержений не наблюдается, в то время как множество данных свидетельствуют о возрастающем давлении. Короче мы опасаемся что там произойдёт катастрофически сильный выброс...

- Нутк, - пожала плечами Пуха, - Мы работаем над этим. Всмысле чтобы узнать, будет ли выброс и предотвратить его, а не наоборот.

"Они знают, знают" - зашептались торги, будто ставшие свидетелями пух знает чего.

- Когда будут какие-то результаты, цокну, - заметила белка, - Вероятнее всего, если кора в этом месте слишком прочная, придётся пробить пару каналов для спуска давления.

- А вы простите специалист? - тут же закрутил старую шарманку торг.

- Нет, - улыбнулась грызунья, - Могу оставить вашим профессионалам наблюдать, как рванёт. Или же придержите при себе свои фенечки и займёмся делом.

- Грызаный случай, как ты их терпишь, - зажмурился Раждак.

Перед началом операции Ратыш и Фира были в первых рядах грызей, решивших провести разведку на местности. Для этого у них была всё та же БМК с поддержкой орбитальной артиллерии, и ночью фрегат высадил группу машин на дорогу возле реки. По первоначальному плану грызи рассчитывали просто проехаться по окрестностям, учитывая запас топлива, к чему они собственно и приступили.

Через ПНВ было отлично видно, что это те же самые плоды вид сбоку, в прямом смысле. Как сверху наблюдалась мешанина дорог, полей, посёлков и городов, так и сбоку. Когда-то в этих местах простирались плодородные заливные луга, травяные равнины и массивы тропического леса; теперь лес был сведён, а поля долгим и кропотливым трудом превращены в полупустыню. Лишь отдельные полосы растительности сохранялись на огромных площадях, что не могло не быть признано унылым. БМК свободно катилась по дороге, так как тут не привыкли спрашивать, что такое гусеничное прёт ночью.

Землю разрезали и огромные карьеры, окружённые отвалами на многие километры - большая часть их была уже заброшена, так как там закончились алмазы. Вылезши из машины, Ратыш и Фира заценили гигантскую яму, по которой ветер гонял тучи пыли, засыпая брошенные постройки и механизмы. Судя по всему, никакой деятельности тут не велось уже многие годы.

- Судя по всему, никакой деятельности тут не ведётся уже многие годы, - цокнул очевидное Ратыш, осматривая дорогу, - Отметим на карте.

- Зач? - пожала плечами белка.

- Эта яма нам пригодится. Можно втихоря высаживать торгов с грузовиками, - пояснил грызь, - И местные не зададутся вопросом, откуда они взялись. Пошли послушаем.

Под прикрытием активной защиты БМК двое спустились на ярус ниже, где обнаружили несколько обваленых штреков и остов самосвала, раскуроченный как скелет рыбы. Помойка живописно освещалась звёздами, в здешних местах очень яркими, так что грызи прошлись по старому карьеру с удовольствием, наподдавая ногами жестянки. Осмотр выявил, что яма действительно отлично подходит для базы - в центре можно сажать корабли, а ярусы пригодны для размещения машин и контейнеров.

После карьера грызи, пользуясь акустическим глушаком на машине, подъезжали близко к посёлкам, не вызывая при этом никаких подозрений у торгов, и расслушивая их, прикидывали способы создания этого самого стихийного бедствия. С одной стороны, сдешние поселения представляли из себя спонтанные нагромождения построек самого разного типа и размеров, организация чего-либо отсутствовала практически на корню, так что куда ни чхни - и вот оно, бедствие. Тем не менее нужно было выбрать нечто конкретное, чтобы потом не цокать на корабли "сделайте что-нибудь". Первое что попадало под уши само собой были повсеместные трансформаторы, натыканные на столбы и опутанные паутиной проводов. Вывести их из строя все и сразу не представляло какой-либо проблемы.

- Да, но будет ли профит? - цокнула Фира, - Не думаю что при такой организации у них часто работает электросеть. Вряд ли это вызовет требуемую панику.

- Ну, само по себе конечно нет, - согласился Ратыш, - Вкупе с чем-то ещё.

- С ковровой термоядерной бомбёжкой?

- Да нет, зачем с ковровой... - грызь почесал за ухом, - Думаю что их можно здорово пронять водоснабжением.

- Да ну напух.

- Ну не цокни. Ты забываешь что для торга минимум воды составляет в восемь раз больше, чем для нас. Если учесть также жару, то и того больше. Отсутствие воды вынудит их уйти.

- Или передохнуть, - добавила Фира, - Да, я слышала что пуши обсуждали именно этот вариант. Только вот слушай туда, это кажется целая река с водой?

- Река, но не совсем с водой. Они по жизни тут мутные были, а теперь торги сами сделали их непригодными для питья. Они в этой воде выполаскивают породу, чтобы отмыть алмазы. Топлива для перегонки воды тут нет, очистных сооружений тем более. Разрушим водоснабжение и готово.

- Непривычно, - подёрнула ухом белка.

Засев в машину, они связались со штабом операции. Как и предполагалось, большинство грызей из разведчиков придерживались того же мнения и предлагали устраивать чрезвычайную ситуацию за счёт воды.

- В таком случае могу предложить вот что, - цокнул грызь с платформы, - Район у вас обозначен, найдите в нём все объекты такого рода, чтобы потом быстро накрыть. По возможности сообщите населению, что предстоит. И да, постарайтесь выяснить, прокатит ли электромагнитное вещание.

- Чисто цокнуто, - кивнул Ратыш, - Трясём.

В первую очередь грызи задействовали снова всё те же орбитальные глаза и пометили самые заметные объекты - водонапорные башни и скважины. Тем не менее, предстояло проехаться вокруг населённых пунктов и убедиться, что нет ещё каких-нибудь колодцев или чего-то в таком духе. Учитывая то что пункты разбухли, как гнилые грибы, и залезали один на другой, это означало езду по полям и между утлыми хижинами, что несмотря на глушение не могло остаться незамеченым. Тем более начинался сдешний день, так как население вываливало на работу до рассвета, чтобы не жариться в полдень; за кормой машины то и дело собирались кучки бегущих аборигенов, но так как БМК шла по камням, заборам и колючему кустарнику, они быстро отставали. Ратыш вёл машину и непосредственно глазел в приборы, помечая на карте то, что следовало помечать, Фира же запустила летающего бота и смотрела через него. В отличие от орбитального глаза, бот позволял заглядывать под ветви и крыши, что иногда полезно.

- Слушай, на юге гора, - цокнула она, - Айда проверить.

Над песчаной полупустыней очень быстро рассветало, так что к горе подъехали уже в совершенно дневном освещении. Вокруг этого куска поднятой местности зеленели куртины деревьев и травы, потому как сюда просто было сложно добираться, а колючая растительность не годилась в корм скоту. БМК, скрежеща гусеницами по каменистой почве, вскарабкалась на насыпь и пошла по узкой дороге вверх в гору. По пути грызи отметили ещё два водозабора, сделанные на месте родников на склонах горы.

- Чи! Притормози, - цокнула белка, - Там что-то происходит.

- Событие, вероятно, - попал в точку Ратыш, - Дай послушать.

Она переключила экран и грызь увидел ту же картину с беспилотника, висевшего высоко над деревней. Это была небольшая группа домов из глиняных блоков, примостившася на террасе горы, и сейчас на центральной площадке, которую трудно назвать площадью, стояли два внедорожника с надписями "police", а эти самые полицы кого-то загоняли в машины, причём те явно не жаждали загоняться, так что тащили просто волоком, поднимая тучи пыли.

- Грызаный случай, - фыркнула Фира, - Вот что у них опять не слава гусаку?

- Пух знает, так не поймёшь, - почесал репу грызь, - Может всё путём.

Хотя глядя на то как полиц в поте лица лупит ногами чернокожего аборигена, это было сложно цокнуть. Пока двоепушие сомневалось, те уже закончили погрузку и тронулись из деревни. На их беду, оттуда была только одна дорога между обрывов, и сейчас по ней неспеша катилась БМК, раскрашенная в яркие зелёные разводы.

- Переводчики есть? - осведомился Ратыш.

- С инглиша, но не с местной фени, - цокнула Фира, - Думаю должны знать, тем более полицы.

Спустя две минуты "Тойота", вырулив из-за поворота, встала как вкопанная напротив БМК. Объехать не было никакой возможности, а пушка, хоть и не огромная, недвусмысленно уставилась на автомобиль. Двое полицов в пегих рубашках и портках выскочили из переднего авто, и сразу было видно что они весьма растеряны, то оглядываясь по сторонам, то хватаясь за кобуры.

- Минутку внимания! - цокнул Ратыш через переводчик и громкоцокатель, - Мы тут наблюдали какую-то довольно безобразную сцену и хотели бы выяснить...

Особо долго выяснять не пришлось. Из открытой двери выскользнула самка торгантропа и хотела дать дёру, но полиц тут же сгрёб её и приставив пистолет к голове, заслонился ей от грызунячьей машины. Второй глядел на это с открытым ртом, после чего тоже полез доставать себе живой щит; умник что-то орал, но грызи его уже не слушали. В их привычки не входило слушать того, кто угрожает оружием. Ратыш медленно но верно увеличивал мощность "зуды", вращая ручку на пульте, так что очень скоро у всех на дороге резко потемнело в глазах, а по ушам ударил непередаваемый по гнусности звук. Умник ещё не успел упасть, но уже выпустил заложницу, так что короткая очередь из пулемёта отшвырнула его вдаль, сильно испортив товарный вид рваными пробоинами. Второго грызь расстрелял, когда тот вывалился из двери машины. Вероятно хватит, подумал он и выключил оглушалку.

- Выйти с поднятыми лапами, щучьи куры, гусака вам в печёнки!! - рявкнула Фира.

Из второго внедорожника медленно выползли ещё два полица, а несколько пленных бросились бежать по дороге с завидной скоростью. Грызи уже обратили внимание, что все захваченные - молодые самки, так что начали подозревать нехорошее. Один из полицов резко рванул в сторону и скрылся за камнями, но Ратыш тут же послал туда объёмно-детонирующий снаряд, от которого умнику не светило спастись. Последний уже явно не желал испытывать судьбу и стоял столбом.

- А ну иди сюда, ты в шапке!!

Вкупе с прошедшей стрельбой это действовало, как и всегда с торгами. Полиц тоже был чернокожим, но сейчас практически ухитрился побелеть, проходя расстояние до БМК. Убедившись что у него нет оружия, Ратыш приоткрыл люк и поманил его к себе лапой. Надо цокнуть что весьма простой вопрос, а именно о том что происходит и куда везли людей, поставил его в полный тупик. Олух плясал с ноги на ногу, вращал глазами и только несвязно мычал. Оставшиеся в машинах уже разбежались, так что грызи выбрались наружу, подышать воздухом и более испугать негодяя своим пухом, надеясь что может быть хоть это приведёт к профиту. Однако он пришёл с неожиданной стороны.

- В город нас везли, - сказала местная, подошедшая к машине.

Фира мотнула ушами, улыбнувшись при виде молодой самки, из одежды на коей была только простая юбка - по крайней мере, она выглядела на редкость живой для торгантропа.

- Не бойся, - цокнула белка, - Всё равно не убежишь. Так что ты говоришь?

- Они везли всех в город, - сказала та, со страхом подойдя к борту БМК.

Полиц хотел состроить рожу, но Ратыш смотрел на него, а главное на него смотрел ратышевский огнестрел, закреплённый на лапе, и тот изобразил скуку.

- В город, хорошо, - аккуратно продолжала Фира, - Тоесть плохо конечно. А напу... то есть, зачем?

- В рабство, - с отвращением произнесла местная.

Грызи переглянулись и начали соображать всё отчётливо. Если бы они вчера прилетели с Макшабы, им потребовался бы час-другой, чтобы понять в чём дело. Но они были на Ёрфи уже второй раз, и многому научились, так что прекрасно поняли, в каком смысле здесь употреблено слово "рабство".

Полиц не удержался и что-то крикнул самке не на инглише, а на местной фене.

- Что он сказал? - осведомился Ратыш.

- Сказал что убьёт меня, - перевела местная, вероятно подумав что белки довольно тугодумны, спрашивать столь очевидные вещи.

Ратыш и Фира переглянулись, так как без цоков совещались, правда ли это. Убедившись же, они сначала усмехнулись, а затем и расхохотались. Ржач поднялся такой, что полиц тоже растянул морду в улыбке, но зря. Не переставая смеяться, Ратыш и Фира одновременно подняли лапы и нажали на спуск. Короткие вспышки оранжевого огня метнулись с запястий, грохнул двойной выстрел, и полиц шмякнулся на дорогу, подняв тучку пыли.

- Опушневаю над ними, - покачал головой Ратыш.

После этого БМК смяла гусеницами машины полицов и столкнула искорёженные остовы в обрыв, куда они и загремели с большим шумом. Обратно в деревню местная уже ехала с грызями, рассказывая о том что тут творилось. Творился, как нетрудно догадаться, произвол в отношении африканских племён, живших здесь задолго до прихода лучезарной цивилизации.

- Разговор один, - показал огнестрел Ратыш.

- Они вернутся, - резонно заметила Члуши, как погоняли аборигенку.

- Не-а, - цокнула Фира, - Завтра начинается операция по выселению этих животных.

БМК подкатилась на окраину, и все трое вылезли, дабы не сидеть в тесных отсеках - всё равно машина прикрывала их на всякий случай. Солнце уже поднялось над горизонтом, но в воздухе по прежнему ощущалась ночная свежесть, так что на открытом воздухе пока было хорошо. К машине начали стягиваться жители, но грызи попросили их, воизбежание, глазеть издалека.

- Ты умное существо, - цокнула Фира, - Подскажешь нам кое-что?

- Конечно, - без раздумий ответила Члуши.

- Хо. Тогда прикинь, что будет если оставить посёлки и города без воды.

- Каким образом? - округлила глаза та.

- Неважно, но уж поверь мы это сделаем. Что будет?

- Кто сможет уехать, уедет, а остальные погибнут от жажды, - пожала плечами Члуши.

- Отлично, - хмыкнул Ратыш, - То что прописал.

- Но вы и нашу деревню оставите без воды?

- Ни в коем случае, - цокнула Фира, - Мы против торгантропов, а не против вас.

- Торгантропы... - произнесла Члуши, - Первый раз слышу это слово, но сразу поняла про кого это.

Грызи оглянулись на нескольких местных, стоявших у крайних домов деревни, и утвердились в мысли что это не торги: те бы уже закатили истерику по полной программе. Ратыш слазил в машину и достал небольшую кормовую книжку, с ладонь размером.

- Это сублимированный белок, хватит на месяц прокормиться, - цокнул он, - И главное да, ни в коем случае не говорите что у вас есть вода, когда начнётся щебетание.

- Всё равно узнают, - вздохнула Члуши.

Грызи переглянулись и почесали за ухами.

- Значит мы останемся тут, пока торгов не выгонит жажда, - цокнула Фира.

- Ну хорошо, - кивнул Ратыш, - Тем более это не займёт особо много времени, я думаю, а управлять нашими штуками мы сможем и отсюда. Ещё вопрос, Члуш. Прикинь что с неба стал раздаваться голос, призывающий покинуть эти земли и идти к побережью... и это вместе с отсутствием воды, конечно.

- Ммм... Так все они и рванут к побережью, - подумав, твёрдо сказала она, - И передавят друг друга на первом же мосту.

- Ну это уже их проблемы, - довольно ехидно ухмыльнулся грызь.

По перецокиванию со штабом операции были достигнуты договорённости о том, что Ратыш и Фира пока что остаются охранять посёлок настоящих аборигенов воизбежание его разграбления торгами. К тому же они могли посвятить оставшееся до старта время рассылке зондов для уточнения списка объектов для уничтожения.

В деревне имелся очень небольшой родничок, вырубленный в камне и дававший воды аккурат в обрез; в том что его разорвут на части, если не охранять, не было ни малейших сомнений. Ввиду этого грызи поставили БМК таким образом, чтобы простреливать подходы к объекту, а на дороге установили боты слежения. Местным настоятельно рекомендовали не приближаться к машине, так как срабатывание активной защиты убило бы на месте. Вскоре солнце залезло высоко в небо, жара стала невыносимой и подходить стало некому, так как все попрятались. Ратыш и Фира сидели себе и "читали" очередную страничку из кормовой книжки, на этот раз какбы потатное пюре.

- Эта Члуш просто жжот, - прицокивала Фира, - Очень умный зверёк, не то что некоторые.

- Ну да. Главное чтобы умному зверьку не пришло в голову что-нибудь у нас стащить.

- Ратти, посмотри на них. Они спокойно живут без цивилизации, в то время как все вокруг грызут друг другу горло за высоту дома. Думаешь, они способны воровать?

- Вряд ли, но бережёного хвост бережёт, - заметил грызь, - Члуш и другие нас н знают, поэтому не могут быть уверены что мы цокаем правду. Почему бы им не подумать "украдём волшебную машину и тогда точно выгоним торгов"?

- Какой ты подозрительный, - хихикнула белка.

- Как и всякейшее грызо. Если бы не, нам бы на Ёрфи ещё досталось бы. А так пух-с.

К вечеру, когда жара потихоньку начала спадать, а местность вокруг возвышения тонула в красном закатном мареве, по дороге подъехали пять автомобилей, набитых полицами и просто головорезами, что в этой особо демократичной стране впринципе было уж совсем одно и то же. На призыв остановиться самоуверенные дураки не отреагировали, поэтому немедленно попали под огонь с орбиты - у БМК не имелось мощных фугасных снарядов, чтобы разом разбить групповую цель вроде этой, так что за работу взялся фрегат. Луч, едва различимый в воздухе, ударил в дорогу впереди колонны, вспыхнула пыль и затрещали мгновенно раскалившиеся камни, над землёй словно поднялся небольшой вихрь. Затормозить негодяи не успели, да и не помогло бы это, так как луч двинулс вдоль колонны с убийственно рассчётливой скоростью. У внедорожников почти разом вылетели все стёкла и фонари, взорвались покрышки, а затем и баки с топливом; за семь секунд вся колонна превратилась в костёр, и только отдельные единицы сумели выбраться из огня - все остальные сгорели почти моментально, поражённые излучением. Ночью полыхающие невдалеке от деревни костры подсвечивали склоны горы, и воняло жжёным.

- Воняет жжёным, - цокнула Фира.

- Да, пасёт, - пошмыгал носом грызь.

Привалившись друг к другу внутрях БМК, пуши просто напросто расплющили хари, доверяя системам слежения, которые никак не позволили бы подобраться к машине. Единственное что напрягало, так это овцы, скучившиеся возле БМК и не желавшие никуда отходить. Члуши и другие местные разгоняли их, но животные всё равно возвращались к гусеницам и лежали именно там. В это время транспортная группировка космофлота уже осуществляла скрытную переброску отрядов торгов, оснащённых средствами эвакуации. Они же должны были обеспечить поголовье водой и кормом, пока оно не доберётся до места назначения. Само собой, им пришлось взять с собой и некоторое количество бронетранспортёров воизбежание тупака. Под покровом ночи незаменимые шарики Ш229 высаживали целые колонны транспорта, взмывали в небо и подтаскивали ещё и ещё. Мощные трёхосные военные грузовики выстраивались в длинные шеренги, человечки зелёного типа сновали вокруг, быстро завершая последние приготовления.

Щебетание началось ещё ночью, аж в 3:50 по местному времени, и началось с работы уцокнутого электромагнитного вещания. Оборудование для него было не большой хитростью и позволяло с орбиты путём излучения в прямом смысле сотрясать воздух, в том числе и в форме громкоцоканья. Столь раннее время было выбрано отнюдь не случайно, но об этом стои цокнуть позже. Пока же грызи высунулись из люков БМК и наблюдали, как со звёздного неба начали мелькать едва заметные красные и зелёные лучи, выпиливавшие намеченные цели.

Однако самая иллюминация состояла в другом: часть неба неожиданно начала светлеть, образуя круг голубого цвета в ярком светящемся ореоле, отчего заметно посветлело. Затем посередь этого блюдца медленно проступило лицо человека с широкой бородой и в больших круглых очках. Хуже того, повсюду разнёсся ясно различимый голос, говоривший на одной из местных фень, а второй гнусавый голос дублировал на инглише:

- Унылые жители %countryname%. Вы развели невиданное УГ и за это заслуживаете страшной кары!адинадин. Но вместо этого вам даётся последний шанс. Ваша единственная надежда на спасение - немедленно следовать к морю. Военство укажет вам дальнейший путь...

В это время прогремели взрывы на склоне горы ниже деревни, прекращаю существование водозаборов, а в ближайших посёлках разметало в клочья водонапорные башни и насосные станции. Голос с неба ещё пронёс какую-то околесицу, однако было не особо важно, что он говорит, так как главное состояло в направлении к морю. Явление "откровения" в такую рань имело тот смысл, чтобы население выслушало его не всем составом и не на трезвую голову, что вместе с ударом по водоснабжению вызовет, как надеялись, должный эффект. По крайней мере воды теперь не было ни у кого, за исключением нескольких старинных поселений, живших натуральным хозяйством и взятых грызями под охрану. Оставалось подождать, пока торги допьют запасы и задумаются, что делать дальше - то что будет именно в такой последовательности, никто не сомневался. На это могло уйти день или несколько, так что стоило запастись некоторым терпением.

Обитатели деревеньки... ну, точнее - посёлка, ибо деревьев тут было очень негусто ввиду горности - так вот эти обитатели реагировали на аномалию довольно спокойно. Учитывая также то, что Члуши передала им цоканье, а БМК всё ещё стояла на месте, они занялись своими прежними делами. Грызям было странно слышать сдешнюю организацию хозяйства, не отличавшуюся рациональностью, но по крайней мере туземцы не лезли из кожи вон чтобы постоянно расширять свою деятельность, занимая под оную всё больше площади. По этой причине методы ведения их хозяйства были интересны разве что им самим и никого не грызли.

По видеоканалу грызи наблюдали за тем, как в ближайшие посёлки приехали отряды военства, пока ещё с бочками воды и без транспорта, ибо рыбу нужно надёжно насадить на крючок, образно цокая. "Военством" эти формирования называли с кандачка и по аналогии с Упячкой, однако очень быстро причастные торги сами стали нашивать на форму значок с пепякоденсом, так что с самого начала название "упчк" прочно закрепилось за этими силами. Как бы там ни было, пока военам пришлось отбиваться от толпы, раздавая ей же воду, и навести на цель грызей, когда к посёлку подъехали местные стражи беспорядка. Точнее, пытались подъехать, но их раскатали на дороге просто заранее, так как ничего хорошего от них не жди.

К полудню благодаря действию мощных полей наводки на всей территории проведения операции была уничтожена связь и электросеть. Уже вскоре после этого Ратыш и Фира несколько раз открывали предупредительный огонь по толпам, пытавшимся пойти на гору к роднику. Свист трассеров и вопли задетых были хорошей демотивацией, чтобы не пробовать ещё раз.

- Учти, Фиришка, - цокнул грызь, - С них станется попереться под пули, и тогда придётся всех выкосить.

- Я понимаю, - кивнула белка, - На войне как эт-самое.

Ночью к воде полезли отдельные группы умников, считавшие что темнота даст им укрытие и профит. Само собой этого не произошло, грызи обстреляли их ещё с зондов и заставили повернуть обратно. К утру в посёлки внизу уже приехали первые колонны транспорта, была вода, привезённая военством, и возможность эвакуации; тем не менее поголовье снова собралось на штурм родника, на этот раз в большом количестве и с оружием. Внимательно следившие за обстановкой грызи засекли скопление ещё на стадии подготовки, высмотрели заводилу и угостили объёмно-детонирующим - дальность для пушки БМК была приемлемая, чтобы пульнуть по навесной траектории. Кажется, это возымело успех, и массового расстрела на склонах горы удалось избежать, с чем грызи и поздравили себя. Хотя собственно, поздравлять-то следовало торгов.

На площади же посёлка, рядом с заваленым от взрыва колодцем и свороченой водонапоркой, какой-то воен в каске американской армии, с АК-47 в руках и на ооновском бронетранспортёре, произносил пламенную речь о том что учёные соединённых штатов научились превращать камни в золото и в связи с этим желают искупить свою историческую вину за насильственное переселение африканцев в адские уловия путём насильственного переселения их же в райские уловия. Также он добавил, что операция одобрена на пятёрочку самими Чаке и Онотолеем. Кто такие Чаке и Онотолей, аборигены не знали, однако воды по прежнему не было, жара крепчала, а грузовики стояли с открытыми бортами. К вечеру процесс пошёл по нарастающей, и когда на полупустыню снова спустилась ночь, вокруг пунктов погрузки творилось столпотворение.

Грызи поставили машину бортом к толстой каменной стене, и между этими укрытиями сидели на свежем воздухе, готовили на костерке корм и трепались с местными, правда в основном всё с той же Члушью, потому как она одна из посёлка знала инглиш. Несмотря на то что кудахтанье проходило через автоматический переводчик, они отлично понимали друг друга. Члуши рассказывала о том, что в их племени с непроизносимым названием действительно уважали землю и всех её обитателей, так что даже на льва раньше охотились исключительно по одиночке и с копьями.

- На льва с копьями это конечно колоритно, - цокнул Ратыш, - Но ещё лучше было бы если бы вы сами не дали распространиться по своей земле стаду торгантропов.

- У них машины и оружие, - риторически сказала Члушь.

- У них фиговые машины и так себе оружие, - уточнил грызь, - Поэтому сейчас они выполняют то что им цокнули. Племя должно развиваться, так и скажи вашим.

- Должно поч? - фыркнула Фира, которой как и всякой белке ударило по уху это слово.

- Должно чтобы всякие недоумки не приезжали сюда на джипах с автоматами, - резонно цокнул Ратыш, - и не превращали целую страну в свалку и карьеры.

- Это да, - опустила голову Члушь, - Мы не смогли защитить свою землю.

- Не расстраивайся, - цокнула Фира, - Теперь у вас будет такая возможность. Когда торги удерут, предстоит немало работы по восстановлению.

- Военство упчк! - щёлкнул когтями грызь, - Мы всё время забываем, что сдешние зверьки никак не трясутся по отдельности. Сделаем им специальную стаю для эт-самого. Кстати, кто это придумал?

- Спонтанно, - хихикнула белка, - Но уже получило большое распространение.

Судя по тому что следующая приехавшая в посёлок бочка была раскрашена в жёлтое с надписью "жърчик", ещё как получило. Звёздная ночь теперь была рассечена светом фар от тысяч машин, двигавшихся по дорогам - пустые от побережья, полные обратно. Вверху то и дело пролетали различные летательные аппараты, погромыхивая реактивным звуком.

Камень пятый: самосвал.

Аборигены Ёрфи отличались ислючительной любовью к спорту, а если цокать конкретно - так к граблехождению. Не прошло и года с того времени как грызунячья орбитальная группировка учинила сокрушительный разнос агрессорам, как практически в этом же месте пирог снова начал подгорать. Излишне поднявшие хохолки власти острова Тайвань высадили свои войска на территорию Китая, намереваясь использовать царящий там разлад в целях краж и убийств. Причастные уши долго не могли поверить в такую непроходимую глупость, ибо кажется было очень чисто цокнуто, что подобные действия будут пресекаться огнём на поражение; ввиду этого осторожный как амбарная крыса главный оборонщик сквирских сил Тигрис несколько суток искал подвох, которого не существовало.

Когда же обстановка прояснилась, грызи довольно быстро сошлись во мнении использовать инцидент в своих интересах и объявили о полной ликвидации присутствия торгантропов на острове, благо к этому времени в Тихом океане имелось вполне достаточное количество ещё не определённой к раздаче плавучей площади. Для осуществления очередной операции требовалось привлечение значительных сил по организации порядка, так что вскоре к острову подошёл американский авианосец, на мачтах коего развивались флаги упчк. Началось, как выражались сами местные, разуплотнение и создание деконцентрационных лагерей.

Однако не всё шло по маслу. В частности, пролетавший вечером над Тайбеем транспортный самолёт С-130 из состава военства неожиданно потерял оба крыла сразу. Иногда с ними это случалось, но теперь пришлось явно некстати, ибо огромная серая сарделька, ещё пропорхав немного по инерции, камнем пошла вниз и рухнула на кварталы города, вызвав повальную панику и оказав затруднения на всём ходе операции. Взметнувшийся до неба столб чёрного дыма был виден издалека, вызывая у поголовья страх и неадекватные реакции.

Ратыш и Фира прибыли на место катастроффы спустя сутки, добравшись на военском транспорте с плавбазы; поскольку воены брали на себя защиту грызей от инцидентов, они пока забили на осторожность и не таскали с собой БМКшки и прочую хардорщину. В порту, где приземлился вертолёт, царила паника и хаос, практически вся территория, кроме оцепленых военством корридоров, была запружена людьми. Население рвалось выехать с острова, но плавсредства также не спешили заходить в порт, отчего создавалась давка и полная дезорганизация. Группа проехала в бронеавтомобиле по корридору, стенки коего охраняли мотострелки, иногда таки стрелявшие в воздух.

- Погрызец! - фыркнула Фира, глядя на погрызец.

- Всегда сбиться в толпищу - вот их девиз, - покачал ухом Ратыш.

- О чём вы? - покосился на цокающих антроп, так как они перецокивались отнюдь не на инглише, а в сквирском он был не силён.

- Я цокаю, жуткая толпа, - показал в окно грызь.

- Хм, - скривился тот, - А если бы эта толпа состояла из белок, она тоже была бы жуткая?

- Если бы, её бы в первую очередь не стало, - пояснил Ратыш, - И только потом всё остальное.

Тот скептически скривил морду, но в это время пискнуло радио и антроп переключил тумблер.

- Так, поступил сигнал, - объявил он, переговорив, - Мы послали несколько наших людей в маскараде, чтобы их приняли за белок. Только что одна из групп попала под огонь в пяти кварталах от места.

- Шишово, - призналась Фира, - Надо побыстрее эт-самое и сваливать.

- Я вообще не понимаю, какого чёрта вам там делать, - прямо сказал антроп, - Тем более если вы не специалисты.

- А я не понимаю, как работает дифференциал, и что из этого? - фыркнула белка.

Бронеавтомобиль затормозил у оцепления, после чего въехал на место катастроффы, начав прыгать по рассыпаным по бывшей улице кирпичам и бетоным обломкам. Натурально улица стала бывшей, ибо гипсокартонные, по большей части, здания по обеим сторонам сгорели после падения на них самолёта. На засыпанном крошкой бетоне лежали и туловища, которые просто не успели вынести; подобные картинки уже порядочно поднадоели, но грызи держались, и надо заметить без особых усилий. К мёртвой органике они не испытывали ровным счётом никаких чувств, к тому же подруга Черника, нынче отвечавшая за щебетание на острове, попросила их разобраться в причинах падения самолёта. Точнее, грызям предстояло попытаться выяснить, было ли это случайностью или кто-то намеренно уронил транспортник на город в столь неудачное время.

Машина зарулила за обрушеную и обгоревшую стенку, и только после этого грызи осторожно шмыгнули наружу, кутаясь в плащпалатки. На всякий пожарный они проверили налапные огнестрелы и гранаты, прицепленные к поясу; антроп смотрел на это с откровенной лыбой, но грызям это было до лампочки.

- Ну так, - возвестил торг, - Вот прямо сюда грохнулся фюзеляж, вон там левое крыло, а туда навернулось правое.

- Ага, вижу, - цокнул Ратыш, - Вон двигун торчит.

Двигун действительно торчал, и возле него возились местные специалисты, которым грызи доверяли понятно как. Двое внимательно оглядели развалины и прессованые обгоревшие обломки, из чего сделали вывод что копаться тут можно очень долго и требуется мозговой штурм.

- Пойдём по порядку, - цокнула белка, - Допустим, что всё-таки это спланированная акция. В таком случае как бы ты это провернул?

- На дистанционке, - щёлкнул когтями Ратыш, - Вот. Надо проверить, на месте ли то что осталось от пилотов.

Решительно не став совещаться с торгами, грызи сами принялись искать среди перепаханых и сгоревших обломков то место, которое соответствовало бы носу самолёта. Давалось это довольно трудно, так как вероятнее всего именно нос первым повстречался с землёй и от него мало что осталось. Тем не менее, Ратыш взял на себя труд заранее влезть в интернеты и посмотреть, как выглядит снаружи и внутри такой самолёт. Как правило, он имел "пятачок" на носу, покрашеный светлым цветом, и теперь мелкие куски металла более светлого, чем остальные, привели к нужному месту. Кое-как грызи представили себе, как упала носовая часть самолёта.

- Ну как упала, бдыыщ! - показала лапами Фира.

- Это понятно, - кивнул Ратыш, - Но надо конкретнее. Думаю, где-то тут.

Встав на колени, он начал разгребать пожарище лапами и отбрасывать в сторону куски. Согрызунья вздохнула, но присоединилась к нему. Торги вяло кудахтали, но сопровождавший грызей армейский отгонял их жёстким образом. Конечно сквиры понимали, что мало смыслят в расследовании авиакатастрофф, но элементарная логика подцокивала, что если услышать своими ушами - потом будет трудно соврать тебе, что самолёт оказался забит варениками.

- Буэ, - фыркнула белка, выковыривая из спёкшегося слоя металлический блин с надписью "Charlie". Недолгий осмотр выявил, что скорее всего внутри шлема ранее находилась голова, а следовательно присутствовало и всё туловище.

- Это да, - кивнул Ратыш, - Но ты прекрасно понимаешь, что для них ничего не стоило бы взорвать самолёт и с пилотами.

- Угу. И как это выяснить?

- Ну, - внимательно изучил небо грызь, - Поскольку он не просто упал, а навернулся с треском, в случае намеренного эт-самого должен был быть что?

- Взрыв, хотя бы слабенький, - пожала плечами Фира, - Хотя думаю что куда проще сунуть взрывчатку в любое место, а не крепить на силовые элементы конструкции для красивого отрыва крыльев.

Пришлось консультироваться с торгами; те сказали, что в общем это извратная, но вполне осуществимая диверсия, хотя натурально для уверенного разрушения конструкций, крепящих крылья, потребовалось бы килограмм пять эквивалента, а это должно было неизбежно разорвать фюзеляж. Дело могли облегчить направленные заряды, которые ударили бы по балкам, не вызывая больших разрушений вокруг. Этой информации грызям уже было достаточно для обдумывания.

- Есть свидетельства, что разрушения корпуса не было, -напомнила Фира, - Значит вероятнее всего, именно направленный заряд.

- Направленный заряд, - кивнул Ратыш, - Хм. А где его проще всего достать? В работах они используются?

Белка тут же выудила из кармана очки и включив комп, стала тыкать пальцем в воздух.

- Не думаю что, - цокнула она, - Такие заряды используются в бронебойных боеприпасах и минах.

- Плохо подходит, - фыркнул грызь, сам послушав, - А, погоди. Есть ещё такие штуки в коробочках на танках.

- Активная броня?

- В запятую. Эти штуки куда проще прикрутить к балке, чем разбирать мины.

- Но их ещё надо подорвать, - заметила Фира.

- Надо. Но учитывая высокую вероятность эт-самого мы предположим, что именно нам искать. Кло?

- Наиклойше.

Оба грызя были немало удивлены продолжительностью поисков: едва опустив взгляд к земле, они тут же увидели искорёженную часть плоского металлического контейнера. Ратыш обнюхал железку и поправил уши, подпираемые изнутри мозгом. Таким образом появлялась крайне вероятная версия о происшествии, ибо всё было наморду - вряд ли экипаж возил с собой ящик контейнеров от активной брони как талисман. Следовательно, злоумышленники где-то спёрли их со склада или наковыряли с танка. Ввиду осторожности и вообще, Фира сразу свзалась с Черникой; чёрная выслушивалась довольно усталой, что не удивительно.

- Да, Фир, - отцокнула она, - Ничего не нашли?

- Да не, как раз наоборот. Всё указывает на то что самолёт взорвали, используя элементы активной защиты от танков.

- Оягрызу. Значит, уже появилось гуано, занимающееся осмысленными провокациями, - фыркнула Черника, - Значит, это дело ясное.

- Где они могли взять этой ерунды, - цокнул Ратыш, - Кажется это от натовских машин, значит крысы на какой-то базе, через коюю пролетал самолёт. Слетать послушать?

- Думаю не стоит, Рат, - ответила Черника, - Главное вы выяснили, а частности не так уж важны, кто именно прикручивал взрывчатку.

Выключив связь, Черника некоторое время помяла уши изнутри, раздумывая над тем что предпринять по этому поводу дальше. Первое что подумалось - так это необходимость исключения разного рода провокаций на плавбазах, дабы не уменьшать крайне важный показатель тяги поголовья к переселению туда...

...туда, - цокнула Пухерья, - Думаю существует изрядная партия войны, которая готова убить сколько угодно человеков ради спасения человечества, а это грозит нам терактами на плавбазах.

- Да, - кивнул Раждак, и призадумался, - Во-первых можно усилить службы безопасности торгов на самих базах, ну хотя бы поставить им детекторы взрывчатки и прочую ерунду такого типа.

- А в нулевых бить по самому главному, то есть террору, - добавила белка, - Запретить упоминать о терактах. Нет упоминания нет и террора.

- В запятую, - щёлкнул когтями грызь, - С одной стороны, они конечно лучше подготовлены к подобным действиям...

- Не смеши куриц, они по-моему вообще ни к чему не подготовлены.

- Ну не цокни. Однако у нас есть и противостоящая колонна, которая не желает кровопролития, по крайней мере пока. Следовательно нужны меры по её поддержке и расширению.

- Организовать это, как их, - покрутила лапкой в воздухе Пухерья, - Месткомы упчк. Дабы эт-самое добровольцев.

- Думаешь тут вообще есть добро-вольцы? - хмыкнул Раждак, - Но в общем резонно. Если торг считает нужным посодействовать Щебню, чего нельзя исключать, то надо чтобы ему было куда прийти, правильно? Просто в прямом смысле прийти, потому как до орбиты докричаться сложновато.

- Угу, но если поднапрячься то можно, - хихикнула грызунья, - Значит, придётся перетереть с Онотолеем...

- Слышь, это вообще кто?

- Сейчас это уже главная должность в упчк. Давеча Онотолеем выбрали какого-то украинца, вот его мозг и пострадает от.

Грызи быстро прикинули план развёртывания того, о чём было цокнуто, и слили на мыло в упчк. Далее они обратили внимание на общий план освобождения поверхности планеты от хозяйственной деятельности. В первую очередь нужно было реорганизовать то самое, что занимало больше всего площади, и это были даже не населённые пункты, а сельхозугодья; следом стояли водохранилища ГРЭС и горные работы с их открытыми карьерами и терриконами вокруг шахт. Раждак и Пухерья лично отстраивали прогу, которая считала площадь полей, карьеров и так далее.

Эта работа принесла кстати цокнуть довольно обнадёживающие результаты. Было выяснено, что реорганизация экономики на основе грызунячьих технологий приведёт к сокращению занятой площади на 85-90%, что само по себе можно было смело считать успешным щебетанием. Вкупе с требованием повсеместно прекратить занятие новых площадей и оттоком населения на плавбазы это вполне могло привести к восстановлению биосферы в естественном виде.

- Но будет очень тупо кормить их самим, - фыркнул Раждак, - Придётся передавать технологии непосредственно им.

- Ну да, - пожала плечами Пухерья, - Куда деваться.

- Ты понимаешь чем это чревато?

- В стратегическом плане чревато только для них, потому как справиться с группировкой Ёлки они не смогут даже имея наше вооружение. Не цокая уже о том сколько Ёлок придут от других систем, если что.

- Но устроить полный погрызец для планеты сумеют.

- Не думаю, - хмыкнула Пухерья, - Да и пока цоканье не о ГЭМах же, а о белковых концентратах.

Грызи снова призадумались, просчитывая варианты. Если бы удалось под руководством упчк развернуть производство корма, сельское хозяйство окочурилось бы само собой, как это случилось уже со многими добывающими предприятиями: грызи уже обрушили рынок золота, вывалив на окраины городов несколько тысяч тонн слитков, и намеревались поступить так же со всеми остальными статьями экономики.

Кроме того, в качестве наиболее шоковой экономической терапии предполагалось сначала завалить города пянями, в результате чего сельское население убежит либо в города, либо на плавбазы, а затем снижать поставку пяней и вынудить зверьков перебираться на плавучие сооружения уже из городов. Для этого снабжение плавбаз и не плавбаз делалось исключительно раздельным. Также из военства заметили, что "плавбаза" не слишком располагающее наименование для населения. Ввиду этого была придумана идиотская формулировка "океанские земли", применяемая вплане "океанские земли %countryname%", так как плавбазы по прежнему делились по государственному признаку.

Что касается Ратыша и как нетрудно догадаться Фиры, то им ещё предстояло выбраться из Тайбея. Через минуту после отцока Чернике на оцеплении места катастрофы начались перестрелки, не собиравшиеся стихать; торги забегали с выпученными глазами, пытаясь выяснить друг у друга обстановку, специалисты по авиакатастрофам немедленно влезли в броневик, набившись как кильки в бочку, и рванули по дороге. Как оказалось зря, ибо не успела машина проехать и пары сотен метров, как из-за дома в неё всандалили чем-то противотанковым, и бежевый броневик, пропахав искорёженной подвеской, остановился и стал медленно коптить.

- Может быть всё-таки лучше действовать сообща? - чисто предложил Ратыш антропу сопровождения, который орал в рацию и жался к стенам.

- Танго браво альфа!! - продолжал самозабвенно заливаться тот, - У нас девять, двадцать четыре!

Аккурат в это время в паре кварталов в сторону взлетел на воздух фургон, в котором находился постановщик радиопомех - луч сверху как всегда сработал чётко, а уж обнаружить источник излучения проблем не составляло. Экипаж фрегата, прикрывавшего поход грызей, сам обнаружил попытку заглушить связь и принял действенные меры. Следующими после глушилок пострадали вертолёты с десантом, которые собирались забросать плацдарм рифлёными: вращаясь вокруг оси, обкусанные лучом машины как груши попадали опять-таки на постройки, устроив очередные пожары.

- Песок, я рыба! - процокнулось в радио, - Держитесь пока, в течении десяти минут пригоню БМКшки.

- Чисто, рыба, - ответил Ратыш и увлёк Фиру подальше за стенку, - Пока сидим.

Однако пока они сидели, торги развернули кипучую деятельность. Спустя пару минут после истерики, учинённой сопроводителем в эфире, два самолёта фэ-шестнадцать, патрулировавшие вокруг острова, сбросили две самонаводящиеся бомбы... слава гусаку что их было только две, потому как одна угодила точно по позиции своих, вызвав объёмный взрыв, обрушение ближаших домов и возгорание на обломках, а вторая похоже вообще попала в какое-то непричастное к делу строение, сложив его как карточный домик. Грызи, которые неплохо ориентировались в смысле где кто, поняли что вскоре может стать жарковато - пока противник пролезет через учинённый беспредел, может пройти время, но больше его ничего не задерживает. Среди огня, дыма и туч пыли для "рыбы" выцеливать отдельных рифлёных было крайне трудно, а битьё по площади могло повредить своим.

Ввиду этого Ратыш и Фира заняли позицию поудобнее у капитальной стены дома, рядом с проёмом; собственно это и была просто стена, а дома не было уже после падения самолёта. Грызи разом проверили налапные самопалы, каковые должны были обеспечить пять хороших выстрелов - с близкого расстояния самое то, хотя уже шагов на тридцать пух попадёшь. Оставалось только сидеть, не высовываться и ждать пока преполагаемый противник высунется из-за угла. Грызи сидели не цокая и именно не казали ушей, чтобы не обнаруживать себя.

Через мучительно долгое время за стеной послышался шум - лезть по обломкам беззвучно было нельзя никак, на что рыжие хитрые зверьки и рассчитывали. Фира показала примерное направление звука, и Ратыш кивнул, но совершенно неожиданно раздалось

- Итс ол клиар! Сирчь зе опозит сайд оф стрит! Ю, тейк дефенс позишенз!

Всё это было произнесено буквально над ухом у Фиры, за углом стены. Прежде чем Ратыш что-либо сообразил, белка уже высунулась, держась лапой за арматурину, и говорун лицезрел вспышку практически у себя под носом. Ратыш бросился к другой стороне, тоже высунулся и выстрелил в ближайшего чёрного антропа, после чего дал ходу, как и Фира, за следующую стену.

- Готов, - выдохнула белка, прижавшись к кирпичу.

- Второй возможно готов, - цокнул Ратыш, - Сколько всего? Я думаю, штук семь.

- Я думаю, больше чем надо.

Несколько пуль, сгрызших угол и крошивших кирпичи, подтвердили этот тезис, а возле той стены где грызи прятались только что, грохнули гранаты.

- Впух, хоть гренок бы! - цокнул Ратыш, засовывая патрон в оружие, - Рыба!

- Аюшки?

- Двадцать метров от моей позиции, угол дома! Нужна жарка!

- Нет точного прицела, задену...

- Валим!! - громко цокнула Фира, высунув лапу и выпаливая четыре патрона.

Грызи натурально свалили, а их место снова накрыли гранаты, зашвырнутые верхом. Ратыш уже спрятался за стену, когда сообразил что что-то не то. Осмотревшись, он понял что нога прострелена, и из неё происходит совсем ненужное вытекание крови. При этом то ли от общего мандража, то ли ещё почему, но грызь практически не чувствовал боли, хотя и не мог уже нормально стоять на ногах. Тем не менее он снова перезарядил самопал и выпустил пули наугад за стенку, не высовываясь. Фире пришлось немного потуже, так как она получила пулю в плечо, и это уже было больно. Только стрельба Ратыша не дала врагам добраться до грызей, в то время как "рыба", понимая что обстановка хуже некуда, приняла единственно верное решение, обрушив на весь район излучение "зуды". Грызям пришлось полностью испытать на себе это крайне неприятное ощущение потери ориентации в пространстве и потемнения в глазах и ушах, причём длилось это более минуты. Задыхаясь от наваливающейся темноты и боли, Ратыш ещё подумал что в общем, ничего страшного, так как они прекрасно знали о такой возможности...

Из ступора вывело то, что "зуд" прекратился, а рядом с лязгом гусениц развернулась БМК. Вторая машина косила из пулемёта и пушки супостатов по другую сторону от развалин, и грохот отдавался в голове через уши. Ратыш кое-как соскрёбся и на трёх лапах добрался до лежащей на кирпичах Фиры; он приподнял её голову и потёр по носу, чтобы привести в чувство. Очнувшись, белка тут же громко пискнула, потому как в общем не была привычна к такой боли.

- Айй, щучьи курицы! - Фира дёрнулась, так что грызю пришлось крепко держать её.

- Спокойно, Фириш, спокойно, - цокнул он, вытаскивая из кармана пакет с бинтом, - Сейчас перевязать и как по маслу.

- Да я спокойна, но больно! - резонно пояснила белка, более приходя в себя и начиная помогать с перевязкой, - Тебя зацепило?

- Да, но пока вполне терпимо, - цокнул Ратыш, обматывая бинт вокруг тушки, - Это и внутри БМКшки можно затянуть.

На самом деле он немного сомневался, что сможет забраться в машину, потому как перед глазами то и дело темнело очень сильно. Более очухавшись, Фира всё-таки перетянула ему ногу ещё до того, как грызи, придерживая друг друга, доковыляли до машины и втиснулись в люк. Оказавшись снова, как и всегда сколько они себя помнили, бок о бок, грызи поняли что этот раз - не ихний. Обнявшись, они уткнулись носами в шерсть друг друга, изгвазданную кровью и гарью, а машина уж вовсю катилась вон из города, плавно качаясь на ухабах.

- Знаешь что надо с нами сделать? - вопросил Ратыш.

- И что же?

- Выколотить. Потому что прострел уже свершился.

Несмотря на не слишком хорошее состояние, грызи снова слегка затряслись от смеха.

- Но знаешь, давай больше так не делать, - цокнула белка, поглаживая грызя по ушам.

- Луч-ша-я! - подтвердил Ратыш.

Сопровождаемые вниманием фрегата, БМКшки выехали на побережье, где их забрал другой корабль, отозваный в плане срочности, и шустро доставил на платформу в санчасть. Там двоим предстояло познакомиться с подогретой медициной, воимя восстановления функционирования тушек.

Среди пустынной равнины, возле большого серого валуна торчал внезапный пук сухой травы, и нынче из-за него осторожно высунулись рога небольшой антилопы. Животное осторожничало как всегда, да и как не осторожничать, называясь анти-лопой. Неровен час повстречаешься с лопой, и тогда не избежать аннигиляции... Как бы там ни было, копытный зверёк высунулся из своего укрытия и долго нюхал ноздрями горячий воздух, приносивший разнообразные запахи, в том числе резкий бензиновый. Все обитатели Земли привыкли стрематься его, и антилопы не были исключением, но сейчас что-то поменялось. Распростёртое по равнине скопище построек всё ещё воняло, но уже гораздо меньше, и главное - там не было заметно никакого движения. Постоянный противоестественный шум и гвалт, сопровождавший существование посёлка, исчез. То есть вообще исчез.

Антилопа маленькими шажками и зигзагообразным курсом приближалась к окраине, то и дело отвлекаясь на пучки травы и подолгу прислушиваясь и принюхиваясь, но ничего так и не замечала. Обычно мельтешащие вокруг лысые бескрылые птицы, составлявшие население, нигде не были видны, и животное таки добралось до сочной травки, росшей возле небольшой канавы - раньше подойти сюда было самоубийством, а теперь сколько хочешь. В пыли по проходам между заборами деловито вышагивали сорные куры, курлыкая и копаясь в этом самом соре.

Однако первыми, кто занимал опустевшие поселения, были койоты. Они значительно распространились по Ёрфи во время разрастания цивилизации и были одним из самых успешных в плане приспособления видов. Поначалу исход торгантропов скорее встревожил их, привыкших всегда сначала искать подвох и опасность, так что койоты появлялись у населённых пунктов даже реже, чем обычно. Однако прошло несколько недель, и те зверьки что обитали ближе всего к строениям, привыкли к уже странной тишине и спокойствию. Сперва их ещё пугали озлобленные без еды стаи собак, но они быстро сошли на нет, так что уже ничто не мешало зверькам с интересом пройтись между кирпичных и бетонных коробок.

Медленно но верно засыпаемые летучим песком, у стен в беспорядке валялись коробки и всевозможное барахлище, а двери многих сооружений были открыты или выбиты ворами, которые доходили до того, что погибали от жажды рядом с горами награбленного. Чего осталось мало, так это автомобилей, так как на них торги собственно и уехали; лишь изредка запах бензина и резины возвещал о том, что где-то рядом очередное брошеное транспортное средство.

Машины иногда появлялись, но теперь это стало изряднейшей редкостью и вызывало интерес и удивление, а не привычное отвращение, как раньше. Равнина снова стала единым целым, потому как ранее её разрезали автодороги, перейти которые для многих животных не представлялось никакой возможности. Со снижением среднего количества транспорта во много раз эти преграды более не существовали. По обочинам дорог ещё валялся хлам, брошеный в спешке или просто упавший с машин, но его быстро засыпало песком; бутылки, коробки и тряпки заростали травой, и уже через несколько лет безвозвратно исчезли.

Что же до наивной антилопы, лопавшей траву на окраине, то ей немало повезло что койот с охристым хохолком, пробегавший невдалеке, был отнюдь не голоден. Предусмотрительный зверёк заранее налопался от пуза, прежде чем пойти в посёлок, где он недвусмысленно предполагал найти логово. Мысль эта то и дело ускользала от него, но в целом он совершал вполне целенаправленные действия. Жара в воздухе стояла порядочная, хотя солнце и скрылось за облачностью, так что иногда приходилось подвываливать язык.

Завернув на запах тины, койот прошёл вдоль огромной полузаросшей травой кучи мусора и оказался у пруда. Выемка была очень глубокая, но воды там было крайне скудно, только лужица среди грязи. В жиже валялись брошеные ёмкости, а скраю воткнувшись в пруд носом торчал большой внедорожник, чуть не на метр углубившийся в грязь. Зверёк сообразил, что раньше тут должна была быть прорва торгов, судя по изутюженой ногами и колёсами земле, и ощутил беспокойство. Торги по его мнению были не очень опасны, так как бегали медленно, кидались камнями косо и даже стреляли отнюдь не на пятёрочку, но они досаждали своим количеством и непременной реакцией при встрече. Однако, вокруг было совершенно тихо, ветер шелестел в кустах и траве, так что койот вскочил на горку, огляделся и быстро стреканул в яму к воде; там ему помогли затонувшие в жиже вёдра, дабы самому не изгваздаться, но при этом достать до лужицы размером с копыто и вылакать её полностью.

После этой операции животное почувствовало себя гораздо лучше, несмотря на то что предстояло отплёвываться от песка; потери воды из тушки у него были небольшие, так что это количество влаги позволяло долго бодриться. Выскочив из ямы, охристо-хохолочный неспеша уже прошёл вдоль бывшего пруда, стараниями торгов вычерпанного ниже дна, обходя в обилии валяющиеся по берегу предметы. В торце пруда были кусты, дававшие отличную тень, и койот счёл бы их отличным местом для лежания, но сейчас его интересовало уже другое.

Прошмыгнув под кустами, животное осторожно высунулось на открытое место: слева шёл сеточный забор, а через дорогу находились несколько одноэтажных сооружений, которые койот воспринимал непосредственно как кирпичные и бетонные коробки. Скраю на ломаном асфальте грелись ящерицы, на ветках мельтешили мелкие птички, и более ничего не двигалось и не шумело. Ещё оглядевшись, зверёк быстро перебежал дорогу и оказался возле строения из красного кирпича. Здесь повсюду на асфальте или упрессованой до бетонности земле была рассыпана крошка стекла и камешки, которые кололи лапы, но вполне терпимо, если не наступать на большие стёкла. Главное, что интересовало койота - это запах съедобного изнутри строения. Из осторожности он обошёл всю коробку несколько раз, и только потом сунулся в открытую дверь: внутри, в сумраке, царил разгром и кучами лежали предметы. Это конечно очень здорово и познавательно, подумал койот, но! Вынюхав то что нужно, он по стенке прошёл к лежавшему на полу пакету, рванул зубами и обнаружил искомое - окорочок бройлера. Конечно после долгого времени вне холодильника мясцо было не первой свежести, но оно отнюдь не тухло, да и животное ничуть не гнушалось тухлятины, так что кормёжка состоялась немедленно - как только трофей был вытащен в зубах к кустам.

Там кусок можно было слопать неспеша, а не оглядывась на единственную дверь, что охристо-хохолочный и сделал с большим удовольствием. Однако он соображал, что в кучах пакетов, казавшихся совершенно несъедобными, вполне может быть ещё пища, ибо имел опыт развёрстки помоек. Ввиду этого он вытащил из сооружения пакет и внимательно исследовал его содержимое, в конце концов заключив что можно есть, откусывая мелкими кусками и долго слюнявя в пасти, чтоб размокло. Это привело койота в некоторое подобие восторга, когда он прикинул объёмы залежей этого не особо вкусного, но всё же корма. Ещё подумав, зверь вернулся к пруду, и не зря - в ямке уже скопилась новая щепотка воды, которую не стоило упускать.

Койот уже сообразил, что вероятнее всего торги ушли насовсем, или по крайней мере вряд ли вернуться скоро, так что не стал перетаскивать пакеты из кирпичной коробки. Далее он вспомнил о изначальной мысле про логово. Устраивать его в красной постройке нельзя, ибо оттуда несёт запахом корма, и мало ли кого принесёт. Исходя из этого койот направился к соседней постройке, небольшой и серой. К его огорчению, дверь оказалась закрыта, но животное не зря смотрело глазами и заметило, что зато открыты окна, до которых немудрено допрыгнуть. Одно оказалось завалено остатками стёкол и решётки, а вот второе вполне способствовало проникновению внутрь.

Внутрях койоту понравилось, так как в не особо большое помещение был один вход через это окно, но свет проникал и через другие, оставляя как тёмные углы, так и освещённую площадку. И что весьма немаловажно, в углу громоздилась куча рассыпаных бумаг, на которых легко можно намять мягкое место полежать боками. Зверёк тщательно обнюхал всё помещение, потому как собирался сделать важный ход, а именно перетащить сюда свою самку и щенков. Что собственно в скором времени койоты и сделали.

Нетрудно догадаться что Бельч был одним из первых в Москве, кто написал рапорт о вступлении в упчк. Почему-то это называлось именно "рапорт", ну а уж если точнее, то "рапортЪ", как было написано узорными буквами на бланке. К его, а также многих других военов удаче, конторы по приёмке действительно имелись в каждом городе, а в крупных и по несколько. Правда, Бельчу было откровенно трудно посетить общественное место, даже такое; только сознание эт-самого и всё такое сподвигли его на. Собственно, здание это ничем не выделялось, кроме огромного портрета манула над входом.

- Развел Бадягу?! - прочитал паспортные данные воен и уставился на Бельча, - Ты что, идиот?

- Нутк, - пожал плечами тот.

Собственно у каждого воена имелась нарукавная нашивка с надписью "я идиот11 убейте меня кто-нибудь!", поэтому слова можно было воспринимать исключительно двойственным образом. Как это и делалось, надо заметить.

После того как все проржались, Бельчу и ещё нескольким присутствовавшим идиотам объяснили, в чём соль. На этот раз она была не в солонке, а в том что местами операция по департации населения на плавбазы спонтанно переросла в вал этого населения самотёком. Подготовленные мощности оказались не готовы к такому наплыву клиентов, и сквирские координирующие структуры запросили срочную поддержку у упчк. Надо грызть орехи не отходя от куста, цокнули они, и пока рыба прёт косяком - негоже её задерживать. Нельзя сказать чтобы разом всё население Ёрфи рвануло на "океанские земли" - для этого никак не хватило бы даже беличьих производственных мощностей, однако массовый и главное добровольный исход сотен тысяч единиц потянул бы за собой уже гораздо большие объёмы.

Наибольшие тенденции пока что наблюдались в районах Украины и Белоруссии, так что именно там и требовалось ничто иное как основательно поработать; на госграницы естественно забили. Что касается работы по, то кто-кто а Бельч представлял себе, в какую канитель может вылиться столь простая на словах операция. Перевезти туловища антропов, если их тысячи, и то непросто, а тут было ясно как лунная ночь, что одними туловищами никак не обойдётся. К каждому таковому прилагалось до тонны всевозможнейшего барахла, каковое было пожалуй максимально неудобно для транспортировки. При этом его предстояло выковырять из многоэтажного бетонного ящика и перевезти за тысячи километров по суше и морю в другой ящик. Грызи сообразили, что это будет сущий финиш, поэтому срочно занимались изготовлением больших транспортных контейнеров, каковые могли бы поднять фрегаты ради быстрой переноски груза. Это было вполне осуществимо, но не отменяло главной возни с погрузкой и сортировкой, потому и.

Несмотря на то что работа военов оплачивалась вполне материальной пепякой, желающих из аборигнетов оказывалось не столь много. А вот объёмы необходимой работы, которую к тому же было практически невозможно автоматизировать, вырисовывались заоблачные. По всем подсчётам и практике получалось, что целая бригада обычно за день справлялась с одной кучей барахла, то бишь квартирой или отдельным домом. Единственное, чем могла быть оказана помощь - это техникой, как то грузовиками, контейнерами и погрузчиками.

Таким образом в новые времена Бельч занялся тем же, чем и в старые, и тем что он не умел лучше всего: перемещать предметы. Конечно никакого удовольствия от лицезрения кучи разнородного барахла уже не имелось, но зато сознание того что суетливые зверьки оставят в покое землю, сильно грело. Правда, ввиду жары понятие "грело" звучало изрядным издевательством. Занимавшиеся погрузкой переселенцев ( сеттлеров, замечали воены ) постоянно возили с собой бочки питьевой воды, которые опустошались просто на ура.

В том населённом пункте куда попал лично Бельч, идиоты организовали безделье таким образом, что как можно ближе к месту погрузки вставала 40-футовая фура, и заранее вытащенную на улицу кучу хлама грузили на широкие поддоны, которые погрузчик закидывал в трейлер сбоку, и там груз уже уплотняли. Ещё одним критичным местом оказывалось то, что количество груза с разных мест постоянно разнилось, и приходилось перекрывать грузовик брезентом и писать, какая куча к чему относится.

Мягко говоря немало осложнений доставляло и наличие непосредственно животных, чьё барахло грузилось в транспорт. Из-за этого воены разработали тактику, согласно которой сразу предупреждали, что в общем никому ничего не должны, и если кое-кто будет зудеть - будет грузить лично. Надо сказать что действовало достаточно эффективно, чтобы унять словесный понос и прочие деструкции, крайне мещающие процессу. Зато помогали бесхитростные вопли, которые издавал сначала Бельч, а потом начала и вся бригада.

- Аэээ!... Буи-буи-буи-дэээ... Толи-пятеро-толи-семеро-толи-трое!!... - раздавалось из подъезда, после чего оттуда появлялись идиоты с очередным шкафом или тумбой, дополнявшей кучу.

Население реагировало на всё это довольно никак, как и обычно. К тому же операции как правило проводились организованно и поддерживались присутствием непосредственно сквирского контингента: иногда можно было увидеть маленькие броневички, шарившие по улицам. Маленькие маленькими, а навести орбитальные пушки они могли не хуже чем всё остальное, да и из ручных гранатомётов пробивались еле-еле ввиду наличия активной защиты. Впрочем главная защита состояла в том, что никто не стал бы пробовать пробивать.

Чтоже до контингента идиотов, то нетрудно догадаться что по большей части в упчк их загнал страх и они не особенно задавались вопросом, что и зачем делают. Давали бы пепяку за обратный процесс - так и пожалуйста. Впрочем на этот раз вектор процесса был крайне приятен для Бельча, так что он с немалым энтузиазмом ворочал мебель и холодильники, вытаскивая их по лестницам и запихивая в контейнеры. На борту разваленного трейлера, возившего скарб далее по транспортной системе, было недвусмысленно начертано: "И не возвращайтесь!".

В этом же самом городке, названия которого никто не запомнил за ненадобностью, на бронике катались Хорь и Черника, каковые уже успешно организовали переселение с Тайваня. Ратыш с Фирой пока отсиживали хвосты на платформе, так как на тушках всё ещё заживали прострелы. Присутствовавшие же грызи в основном наблюдали за обстановкой, но при надобности могли и эт-самое, для чего в частности в башенке имелся пулемёт. Черника часто нервировала аборигентов, вращая туррель со стволом, хотя на самом деле даже вынула патронную ленту, от гуся подальше.

- Ну что, вроде неплохо тянет, - цокнула чёрная, нюхая тёплый ветер через открытое окно.

- Даа, погодка неплоха, - согласился Хорь.

- Неплоха, но я не только про. У нас на плацдарме...

- На чём?

- Пфф, йа цокаю - на плацдарме, бишь в районе проведения операции, кло?... Так вот у нас четыре сотни непосредственно работающих бригад с машинами. Если округлённо за сутки каждая окучивает полтора места, а в каждом месте в свою очередь округлённо по четыре головы населения...

- То получается округлённо допуха, - хихикнул белкач.

- А именно две с полтинной тысячи голов в сутки. Если прогнозы относительно количества клиентов правильны, то за две недели должны полностью управиться... Плюс-минус две недели.

- Как тебя плющит, Че.

- Угу. Все эти циферки мне жутко приятны, особенно когда цоканье о полезном дельце.

- Хорошо, - улыбнулся Хорь, - Тут ещё Шрус просил...

- ШРУС не может ничего просить, он деталь подвески! - заржала в голос белка, пугая оказавшихся рядом аборигенов, - Бхх... Кхм. Так что?

- ...проверить стройплощадку на окраине. Этим клоунам передали настоятельную рекомендацию прекратить тупак...

- Так сверху отлично видно, кло или не кло, - заметила Черника.

- Да, но Шрус думает что они могли только приостановить балаган.

- Значит они совсем из ума выжили. Города скоро практически не станет, а они тупо продолжают его расширять. Хлебзавод какой-то, - чёрная помотала ушами.

- Че, в рот им гусака вместе с осокой, - цокнул белкач, - Головы не хватит всё это понимать. Наша задача ликвидировать эт-самое, и всё.

- Я знаю, - кивнула белка, - Но и понимать кому-то тоже придётся, так что вот, тренируюсь. Без особого успеха пока что, надо уцокнуть. Поехали.

Броневичок развернулся и неспеша отправился через город к нужному месту. В этих широтах уже вовсю зеленели листья деревьев и наблюдалась некотора жара, впрочем оттеняемая ветром и периодически налетавшими облаками; по улицам пылило и кучами собирался тополиный пух. Даже столь привычные к любому пуху грызи не могли понять, что заставило антропов пойти на подобный мазохизм, насадив по городам тополя. Пух сам по себе это ничего, но если его облака в воздухе и залежи по углам разом вспыхнут от искры - форменный напалм обеспечен. Учитывая то что местные имели привычку...

- Бугагга... не, йа нимагу... - тряслась от хохота Черника.

...привычку курить сигареты, то искры появлялись регулярно и то и дело происходило ПЫЩ в прямом смысле. В остальном же грызей, как обычно, удивлял не сам город, а его крайняя унылость и однообразие. Нигде нельзя было услышать, кпримеру, чтобы из окна квартиры выходил подъёмник для грузов - а у грызей так запросто. Хуже того, практически все стены зданий были голыми! В лучшем случае, в худшем на них висели рекламные плакаты. Короче цокая, грызи вокруг если и смотрели, то только номинально, а не любопытства ради.

Стройка располагалась натурально на окраине и представляла из себя пока ещё только поле с частично сгребённой с песка почвой - с небольшого возвышения было видно направление фронта работ, но также и то что техники там не наблюдалось. Только один древний гусеничный трактор казал красные бока из канавы, где он и торчал аки подбитый танк - видимо, этот просто бросили. Также бросили антропы имущества эдак на сорок тысяч тонн веса - секции бетонного ограждения, цистерны, бытовки в беспорядке стояли по краю площади; там же высились приличные горы мусора, вероятно оставшиеся от снесённого с поля. Конечно, любой грызь видел стройплощадки и на Миркасе, но выслушивая такую площадь, он счёл бы что здесь собираются поставить по меньшей мере атомный комбинат. А на самом деле вывеска на заборе у въезда гласила, что строится торговый комплекс, ибо нужда в нём для города превеликая, иже сиречь.

Пользуясь проходимостью броника, Хорь свернул с шоссе прямо в кювет, смял сухие ветки и пошёл по кочкам, а затем и на разровнянное поле и далее к стройке, которую огородили само собой только со стороны дороги. На звук подъезжающей машины из бытовки выкатились двое антропов - как здесь это называли, "сторожей". Хорь сходу открыл люк и ткнул в них пальцем:

- Ни слова!

Так как сверху броника в это время на них уставился пулемёт, торги затормозили и решили, что возможно не стоит умничать. К тому же вылезшая Черника привела их в ступор своим чёрным хвостищем - ну конечно, если белка значит рыжая. По этой причине сторожи откочевали обратно в бытовку бдить...

- Палыч, на вас наливать?! - донеслось из открытой двери, намекая на то что бдили как следует.

... а грызи спокойно пошли осматривать нагромождения барахла. Обитавшие тут собаки - немного, но крупные как телята - почему-то обходили грызей стороной и рычали издали, что впрочем было кстати.

- Учитесь питаться мышами! - цокнул Хорь собакам, - Ибо эт-самое.

- Тут не перецокнешь, - хмыкнула чёрная, - Пошли послушаем, что там.

Там были только бетонные куски, бочки, всяческая тара и брошенное оборудование, но грызи понятное дело не воротили носы, а осматривали вдумчиво, так что им потребовалось некоторое время. Пока суть да безделье, в наушниках процокнулось:

- Грызо, вы сейчас на стройплощадке?

- Полностью, - цокнул Хорь, - А что?

- У нас есть подозрение что за вами был хвост.

- За нами два хвоста, бххх... Ладно, понял. Че, пошли к машине!

- Хвост? - фыркнула Черника, - У кого мозг перекосило-то?

- Думаю что местные хулиганы, но стоит быть готовыми к. Мы за ними, но близко не приближаемся, чтобы не спугнуть, так что эт-самое.

- Чисто.

Хорь и Черника быстро, но аккуратно упаковались в узкие люки броника и закрыли крышки. Белкач тут же достал зондик, подключил его и приоткрыв люк, выбросил наружу; малюсенький аппаратишко с жужжанием перелетел через бытовки и устроился на куче плит, откуда был хорошо виден подъезд к воротам ограждения. Сделано это оказалось очень кстати, так как с шоссе уже заворачивали три крупных автомобиля. Из затормозивших у ворот внедорожников тут же повыпрыгивали вооружённые антропы в спортивной форме, напоминая команду футболистов-автоматчиков...

- Че, хорош угорать! - цокнул Хорь, - Смешно, но не настолько.

- Настолько, - кое-как отошла от смеха белка, защёлкивая затвор пулемёта.

Антропов была порядочная толпа и действовали они исключительно нагло, так как никакого другого преимущества у них не имелось; стараясь не шуметь и думая что их не видно, "спортсмены" рванули через забор и в ворота. Поскольку место неплохо просматривалось зондом, Хорь загодя отвёл машину за штабель плит, и грызи подождали, пока хулиганы выйдут на открытое место - перебежать его быстро они не догадались, вывалив плотной цепью и затормозив на рыхлом песке.

- Впесок! - коротко цокнула Черника.

Хорь запустил мотор и через две секунды машина рванулась с места и вылетела из-за укрытия, подняв немного пыли. Грызь тут же поставил броневик так, чтобы было удобно стрелять, и чёрная этой возможности не упустила. Наводя прицел на антропов, она жала гашетку, и короткие очереди перехлёстывали их, сбрасывая на землю. Перед тем как сесть в броневик,грызи немало потренировались, сначала на симуляторе, потом и на машине, так что действовали отнюдь не как в первый раз. Тем более спортсмены стали тупить, открыв огонь по бронику, что ему само собой было попуху; эта заминка дала возможность расстрелять больше половины, прежде чем негодяи рванули к укрытиям. Опять же сныкаться среди плит и бытовок удалось далеко не всем, и Черника методично достреливала раненых.

К этому времени второй броник подкатился от шоссе, расстреляв автомобили и таким образом окружив противника на стройплощадке. Из-за бытовок несколько раз стрельнули, но под ответным огнём пулемёта быстро убрались.

- Что дальше? - уцокнул Хорь.

- Держите выходы на прицеле и дайте мне минуту времени, - не без злорадства ответил грызь.

- Че, кстати снайпер! - усмехнулся белкач.

- Я знаю, - потёрла когти та, - Да шутка!

Тем временем пух во втором броневике не терял времени. Грызь развернул башенку назад, открыл задний же люк и высунувшись в него, вставил в ствол надкалиберную реактивную гранату. После оставалось только как следует прикинуть, куда её зазвездячить. После того как подарок отправился в кучи плит и мусора, оттуда потянуло дымком, а затем клиенты побежали в разные стороны - штук семь рванули через поле, рассчитывая что их не увидят. Хорь вывел броневик на прямую видимость, и Черника весьма чётко расстреляла всю эту процессию короткими очередями. Только один тощий спортсмен остался на некоторое время стоять с поднятыми руками, даже забыв бросить волыну, но последняя очередь пошла прямо в него.

- Непуха, - коротко цокнула Черника, отфыркиваясь от дыма.

Грызи ещё некоторое время осторожничали, осматривая закоулки зондами, но вскоре стало ясно что матч окончен. Сторожа дружно убежали, а Черника задумчиво походила по песку, глядя на результаты собственной работы. Хорь выцокал резонную мысль о том, что хорошо бы конфисковать оружие, которого тут, с учётом того что осталось в автомобилях, на уверенные две роты. пришлось заниматься столь неинтересным делом, как переворачивать трупы и изымать с них железяки. За недостреляных грызи не волновались, так как пули стандартно имели отравление и через десять минут никаких раненых уже не наблюдалось. Барахла этого набрался целый внедорожник, который пришлось цеплять носом на прицепное устройство броника, а ведь ещё предстояло изобрести, куда всё это деть.

Бельча разбудила какая-то возня на улице и пренеприятный гвалт толпы, которые уж посередь ночи ожидать трудно. Озвучив длинную непечатную речь, он натянул портки и высунулся из бытовки, установленной на трейлере: возле стойбища военов собралась изрядна толпа аборигенов. С первого взгляда можно было поопасаться, но при ближайшем рассмотрении выяснялось, что толпа скорее напугана, чем что-то другое.

- Окно, чё за хрень? - осведомился Бельч у антропа.

- Какой-то идиот поднял панику... В плохом смысле идиот. В городе слухи, что грызуны начали расстрелы.

- Расстрелы кого?

- Туловищ, - показал на туловища Окно.

- Идиоты. Зачем грызунам расстреливать туловища пулями, если они могут за минуту сжечь весь город целиком? - резонно осведомился Бельч.

- Объясни это им.

- Вопросов больше не имею... А чего они сюда-то припёрлись?

- Надо же им было куда-то припереться.

Бельч прошёлся вдоль трейлера, поглядывая на звёздное небо и замечая, что несмотря на позднюю ночь по центральной улице то и дело проезжали автомобили. Вероятно бегство, похожее на паническое, всё-таки началось. Это сильно облегчает задачу, сказал себе Развел, если население сдуется, вытаскивать барахло будет несоразмерно проще... тут он не удержался от смеха, так как группа "активистов" перешла от боязни к агрессии, как это всегда бывает у торгов. Поскольку кроме военов, никого на роль козла отпущения не имелось, туловища начали скандировать "У-блюд-ки! У-блюд-ки!", что выглядело довольно смешно.

- Уроды! - подсказал Бельч, и хор тут же подхватил: "У-ро-ды! У-ро-ды!..."

Однако смех смехом, а вся эта клоунада могла закончиться и не особо здорово. К тому же толпища всё увеличивалась за счёт подтягивающихся, орала и разогревала себя. Антроп по погонялу Окно, вечно носивший вязаную шапочку даже в сорокаградусную жару, недолго думая достал мобильник и набрал ноль сто одиннадцать. Зверьки зверели на глазах, и теперь белый вымпел упчк на бытовках действовал на них как ворота на баранов. Однако едва полетели первые бутылки, как с ночного неба ударил ослепительный столб света, заставив всех закрыть глаза руками - Бельч было подумал, что дело табак, потому как чувствовал явное тепло, хоть и не летел. Через пару секунд прожектор убавил мощность и раздалось цоканье на не особо прямом русском:

- Разойдитесь!

- Но мы требуем объяснений! - раздался крик в наступившей тишине, как будто его можно было услышать на орбите.

Но грызи давно знали, что делать, и слышать им было не обязательно.

- Все так говорят, а вы разойдитесь! - цокнули сверху.

Крыть было нечем, и антропам потихоньку пришлось расходиться, ибо луч резко поубавил у них пыла. Зато поток транспорта на проспекте ещё более увеличился, что вселяло оптимизм на место выселенного поголовья. По городу поднялся порядочный бардак, потому как спешно покидающие его жители бросали предметы, которые само собой тут же начинали поднимать другие жители; зачастую вторые не дожидались, когда первые сами бросят предметы. Из-за этого в городе возникли перестрелки и пожары, наводить беспорядок приехали ещё и военные, так что балет развернулся - любо-дорого глянуть. Власти непременно вдобавок перекрыли бы и дороги, закончив картину "последний день %townname%", но грызи заранее и в крайне резкой форме сообщили, что любые попытки ограничивать передвижения собственных граждан будут пресекаться. В этих условиях поток сеттлеров стал ещё более весомым, а из окрестностей потянулись владельцы частного автотранспорта для вывоза туловищ и предметов.

А Лисё собирается ещё их усиленно заманивать, подумал Бельч, была бы надобность - сами прут, не остановишь. Впрочем он тут же поправился, что конечно имеется и большой контингент другого свойства, который придётся именно заманивать. Пока же предстояло быстро выспаться и приступать к продолжению балета, ибо на востоке уже неиллюзорно брезжил рассвет.

Внутрях блока на платформе "К" с номером 342 несколько грызей, в том числе Ратыш, в том числе Фира, сидели как нетрудно догадаться перед экранами. Экраны показывали... ну понятно что изображение, конкретно - карты поверхности Ёрфи, испещрённые большим количеством светящихся зелёных точек. Точки сильно концентрировались к населённым пунктам, чего собственно белки и добивались. Ратыш переключил камеру и узрел изображение с наушного коммуникатора одного из грызей, каковой возился в кузове грузовика. Белкач приоткрыл брезент, закрывавший большие стоящие на полу железные ящики, сунул туда лапу и вынул крупную серую крысу - обычную ёрфскую. Грызун ( тот который крыса ) был весьма вялый - так его проще перевозить. Белкач осмотрел крысу, удостоверился что с ней всё в порядке и приложил боком к панели прибора, который через несколько секунд показал зелёный свет. После этого рыжий приоткрыл дверь и сбросил животное в траву на газоне. Отряхнув лапы, он заглянул в ящик:

- Кло, это была последняя. Грызо, свяжись с верхом...

- Я всё вижу, - цокнул с орбиты Ратыш, - Отлично. Ждём что через двадцать минут вы выйдете из зоны.

- Чисто услышал.

- Фириш, как с инициатором?

- По плану, - цокнула белка, - Ещё десять минут и готово.

Сама она схожим способом наблюдала, как под покровом ночи два грызя проникают на чердак высотки, чтобы установить на крыше передатчик. Собственно, им для этого потребовалось крайне мало времени, и теперь они прилаживали на место замок, так чтобы не возникло никаких подозрений до поры до времени.

Сделав это, белкачи напялили на головы клоунские шляпы с бубенчиками, так чтобы случайные взгляды не вызвали эт-самого. Полюбовавшись на то как грызи выскользнули в проделанное отверстие в стене и теперь заделывали его цементом, Фира проверила програмное обеспечение и осталась довольна; Ратыш же делал на бумажке выкладки относительно статистической стороны вопроса.

Через уцокнутое время все работавшие группы сообщили о готовности, так что Фира мордозрела круг, нарисованный по карте из центра, коим являлся передатчик. Она отрегулировала его так, чтобы захватить в круг весь город, и запустила программу.

- Есть контакт, - цокнула Фира.

- Подождём результатов, - сложил лапы Ратыш и стал качаться на стуле.

Результаты начались весьма скоро. Уже спустя десять минут одна из крыс, аккурат отловленная в этом самом городе, привычными пассами проникла в вентиляцию, и распираясь от стенок лапами, поднялась на второй этаж. Чутким слухом крыса уловила, что в квартире стоит хай, а по опыту она прекрасно знала, что в этом случае можно драть еду чуть не из рук. Поспешив навёрстывать упущенное, крыса быстро пробежалась вдоль стен и за шкафами. Хотя она и думала о сыре во множественном числе, это не помогло ей увидеть подлянку, поставленную у окна - кусок сыра был подвешен на фанеру, а под ним стояла клеточная крысоловка. Сделав серьёзную ошибку, животное тут же попалось в железный ящичек, который с лязгом захлопнулся и грохнулся на пол.

Население бетонного ящика даже прекратило вопить, и в помещении появился лично хозяин, с опухшей от постоянного синячества лицевой частью. Сообразив отнюдь не быстро, что упало, он с облегчённой улыбкой поднял крысоловку. Поставив её на стол, торг некоторое время развлекался тем, что тыкал в крысу вилкой. Зверёк пищал, кусал металл и бился в тесной клетке, чего собственно животное с вилкой и добивалось. Потом торгу, имевшему отнюдь не пять классов образования, пришло в голову нагреть инструмент на газу, что он и сделал. Раскалив вилку докрасна и держа её тряпкой, он ткнул через прутья решётки в серый бок. Последнее что он увидел, было то как глаза крысы ярко засветились красным, после чего грянул взрыв. Стёкла вместе с рамами и залпом всякого хлама вылетели на улицу, осыпав двор, в корридор полетела дверь, а на стене кухни отчётливо отпечаталось туловище.

Взрывы гремели повсеместно, пока крысы попадали в руки жителей. Налопавшиеся крысиного яда через некотрое время тоже взрывались, ввергнув в огонь склады, магазины и предприятия. Посмотрев картину, можно было бы подумать что населённый пункт подвергся беглому обстрелу из "града", на самом же деле эти разрушения были делом рук исключительно самих торгов. Обработанные и кибернетизированные крысы, голуби и вороны ни в коем случае не срабатывали в качестве бомб, если их не простреливали, не жгли или не отравляли. Однако именно это с ними и случалось, поэтому через сутки почти половина выпущенных биозондов взорвалась, убив и искалечив множество граждан.

- Когда я спрашивал кого-то из этих умников, что будет с крысой в городе, догадайся что он мне ответил, - фыркнул Ратыш, - Вот уж сущий погрызец!

- Мда... - Фира покачала головой, глядя на картинки с поверхности, - А ведь готовится такая же шушара по многим другим местам. Чё будет...

- Будет, пока не натренируются, - сухо цокнул грызь, - Или они пошевелят мозгами, или эт-самое.

- Это жестоко, - вздохнула белка.

- Ещё как, - подтвердил грызь, - Придумай, как сделать тоже самое без жестокости.

- Так и знала что это цокнешь. Но к сожалению у меня пока что от уха до уха не два килошага.

- Да, чуть поменьше, - хихикнул грызь.

Что же до центрального планирования Щебня, то этим по прежнему занимались в первую очередь Раждак, и как нетрудно догадаться, Пухерья. Как и всем прочим грызям, теперь им работалось полегче, так как были известны основные так цокнуть константы, относящиеся к Ёрфи, и ситуацию было куда проще контролировать. Тщательные подсчёты, которые они проводили, говорили о том что в целом Щебень продвигается опережающими план темпами, и от наступления антропов уже освобождены весьма значительные территории. На "океанские земли" переселились уже миллионы голов и каждые сутки продолжали прибывать ещё и ещё. Платформа, производившая модули плавбаз, натурально не успевала за ними, так что работу там пришлось форсировать.

- Миллионы это хорошо, - цокнула Пуха, глядя на цифры, - Но если не ограничить их размножение, их там будет всё больше и больше, и потом масса повалит обратно...

- Не, - отмахнулся Раждак, - Куга из 2го отдела чётко цокал, что скорее всего размножение снизится, если перекормить зверьков. А мы уж постараемся их перекормить. Кроме того новое поколение вырастет уже на плавбазах, на неограниченном корме, в тёплом климате и безопасности. Думаешь много найдётся среди них таких, кто вернётся на сушу? Там же злые грызуны.

- Надеюсь что хотя бы примерно так, - кивнула Пухерья, - А что с разрезкой?

Под разрезкой грызи подразумевали явление, когда тысячи и тысячи городов на Ёрфи соединялись широченными дорогами, постоянно запруженными транспортом, и не имели ровным счётом никаких приспособлений для того, чтобы эти преграды преодолела фауна. Это означало, что снова грызям придётся строить туннели и мосты - потому что сами торги раскачаются тогда, когда будет поздно.

- Шушен и Фира из 14го составляют план, - цокнул Раждак, - По ликвидации разрезки. Однако я думаю надо подождать несколько лет, потому как обстановка непременно изменится, и тогда приступим к тем местам, где действительно это нужно. Там подготовки ещё выше хвоста. Да и вообще, столько уже всякой возни повешено, что надо беречь ресурсы, как резцы.

- Ну да, - пожала плечами белка, - Там вон ещё в Бразилии эти гуси заявили, что спрячутся в джунгли и мы их там не найдём.

Грызи слегка проржались.

- Ну им не приходило в голову что если они спрячутся в джунгли, мы их и искать не будем, - Раждак мотнул ушами и испил чаю, - Ладно, нам надо открыть ещё пять приёмных портов, кло?

- Ещё какое кло, - кивнула Пуха, разминая уши.

Если посмотреть на Санкт-Петербург, то практически ничто не напоминало о Щебне. В Москве например издали было видать огромые посадочные фермы, на которые ставилась мышеловка... ну тоесть, транспортный блок, он же корабль. Питер же существовал возле моря, и здесь блоки ставились на якорь возле причалов наплаву. Высадившийся десант грызей за несколько дней соорудил постройки, названные морпорт-ноль, и теперь именно оттуда происходило транспортное сообщение с "океанскими землями". Единственное что выделялось, это закрытая труба-эстакада, проходившая через весь город для облегчения транспортной обстановки - её всандалили по азимуту, прямо над малоэтажными домами, подперев пугающе тонкими колоннами. И несмотря на то что по трубе постоянно шёл поток транспорта, снаружи ровным счётом ничего не было слышно.

А Лисё действительно собиралась заманивать антропов на эт-самое, причём у неё для этого были все возможности. В данном случае всё оказывалось весьма просто, требовалось нарисовать картинку, которую затем предполагалось печатать на обратной стороне пакетов с "пянями" в качестве пропаганды океанских земель. Умная зверушка резонно решила, что для того чтобы что-то доходчиво и достоверно нарисовать, надо это увидеть лично, поэтому и собралась съездить Туда. С одной стороны, сделать это было чрезвычайно просто, так как не требовалось ровным счётом никаких документов и даже платы за проезд, так как транспортом ведали грызи. Однако Лисё небезосновательно решила проверить, сможет ли она потом вернуться обратно, для чего нашла нескольких антропов, совершавших эти перемещения, и спросила их лично. Это уже давало какую-то гарантию от спонтанного тупака, так что она собрала немногочисленное барахлишко в дорогу и поехала в морпорт-ноль.

Блок-судно выглядело примерно как чемодан, или пылесос - ящик с закруглённым краями и массивной "ручкой" сверху, к которой пристыковывался фрегат-тягач. На обширных боках же торчали балконы многочисленных палуб, и на самом деле в нефиговом количестве - по высоте сооружение равнялось тридцати, если не больше, этажному дому, и сильно возвышалось над всеми постройками портовой зоны и стоящими рядом кораблями. При этом оно вовсе не выглядело какой-то инопланетной ерундой - всё те же металлические бока, разводы от стекавшей воды и серые части, покрытые антикоррозийным покрытием. Сидючи в автобусе, Лисё заценила вид на судно и достав блокнот, на всякий случай набросала карандашом, как это выглядит. В этом плане у неё было большое преимущество перед владельцами фото и видеотехники, так как их нещадно шерстили местные службы безопасности, и если уж написано что снимать запрещено - лучше не пробовать.

Внутренности блок-судна напоминали скорее вокзал, чем корабль, потому как тут не было кают, а большущие залы были заставлены длинными скамейками. Судно только называлось судном, а на самом деле было клеткой-переноской, и таскал его всё тот же Ш229 с огромной скоростью. Из-за этого несколько тысяч километров пути хавались за двадцать минут, и никакой надобности в длительном размещении пассажиров не имелось. На верхние палубы набивались туловища, многие впрочем с баулами, тюками и тележками, а на нижние заезжали автомобили. Погрузка таким образом занимала больше времени, чем само перемещение, но куда уж деваться. Лисё удачно спряталась за компаундом из сумок и коробок, и подглядывая оттуда, продолжила своё занятие. Может, и пассажирская палуба пригодится.

После того как предметы заняли свои места, персонал закрыл двери, а в это время сверху уже заруливал круглобокий фрегатень, размалёваный под хохломскую матрёшку. Получив сигнал об окончательной готовности, он подвёл прикрученый к пузу "ухват" к торчащей "ручке" корабля, состыковался с ней и тут же просто поднял огромное судно и потащил по воздуху с нарастающей скоростью. Стоящие на причалах в это время наблюдали огромные впечатляющие водопады, срывающиеся с днища - если ветер дул на сушу, стоило поостеречься.

Благодаря навешанному на блок-судно и на сам фрегат оборудованию, всё летящее хозяйство обволакивалось плазменным облаком и испытывало исчезающе малое сопротивление воздуха - иначе неизбежен перегрев при скорости, многократно превышающей звуковую. Внутри же движение оказывалось заметным из-за лёгкой вибрации и главное, свету из окон, когда транспорт поднялся над облаками и попал под солнечные лучи. Европа за считанные минуты пронеслась внизу, что создавало эффект полной нереальности происходящего; многие пассажиры прилипли к внешним окнам, Лисё конечно не полезла туда толкаться, а смотрела на экран, привинченый в угол. Через немногое время камеры уже показали внизу, среди водной глади, поле шестигранных модулей, похожее сверху не иначе как на кучу кувшинок. Покажи это кому угодно всего несколько лет назад, и он однозначно сказал бы, что это плод компьютерной графики.

Однако на плод графики никак не получилось бы выйти по трапу, как это сделала Лисё. Дух слегка подзахватило от вида десятков высоченных круглых башен, которые торчали как тростник из центра каждого модуля. Пообозревав окрестности, она решила найти более удобное для этого место, нежели трап блок-судна. Всех входящих на причал встречала вывеска с надписью "Санкт-Петербург Обратный", дублированная на олбанском, а также большой экран, на котором транслировалась приветственная речь премьер-министра Крабова. Однако из прибывших её мало кто слушал, бросившись под вывески "выдача жилплощали". Началась давка, и несколько туловищ тут же полетели с платформы в воду - благо она тут была от силы в паре метров и вполне тёплая, так что им предстояло просто вылезти. Лисё обратила внимание, что и воздух отнюдь не такой как в городе, а таки морской и весьма тёплый. Сие было неудивительно, учитывая то что плавбаза РФ находилась, как и все прочие, близко к экватору. По свободному от туловищ месту прохаживались несколько странных птиц - похожие на голубей и гусей одновременно; курлыкая, они то и дело скатывались на "какбэкрутопянимжвячне, прдунь-прдунь, ололо".

Подождав пол-часа, пока туловища основательно помяли друг друга в толкучке у контор и разошлись, Лисё и сама зашла туда, так как надо было где-то перекантоваться. Контора надо заметить практически ничем не отличалась от любой другой, разве что то и дело попадались сотрудники с надписью во всю спину "я идиот! убейте меня кто-нибудь!!1".

- А я могу получить комнату? - спросила Лисё у чиновника.

- Легко.

- А две? - ради интереса уточнила она.

- Мнэээ... - тот поозирался, скрипнул мозгами, - Да.

- Офигеть, дайте две!... Шутка. Мне и одна ненадолго.

- Пыщ, - служащий изъял из принтера небольшую картонную карточку с надписью "Одна, ненадолго".

Движение между плавучими модулями осуществлялось по широким дорогам, проходящим по их граням, либо по каналам на плавсредствах. Каждый новоприбывший тут же видел, что практически весь транспорт тут амфибийный и похож на катера или баржи на колёсах. Что же до плавучести, то как нетрудно догадаться её нисколько не было заметно - даже самое сильное волнение не могло раскачать сцепленные огромные модули. Впрочем, и внутри модулей воды было предостаточно, что хорошо виделось как раз с магистрали, ибо она проходила на уровне крыш зданий, наставленных в модуль; это были одинаковые бетонные ящики, впрочем довольно мжвячно выглядевшие со своими балконами и газоном на крыше. Сверху также было хорошо видно круглые "цирки" с пляжем, на котором туловища просто тупо находились; эти круглые тарелки имелись на каждом углу модуля, итого с каждого был выход к шести "циркам". Посмотрев на всё это с высоты, Лисё завернула под соответствующую табличку к указанному на карточке номеру.

Самая большая площадь в модуле была посерёдке, вокруг центрального озера, в котором в свою очередь торчала башня. Здесь стихийным образом выросли палатки торговцев, кучи контейнеров и прочая шушара. Около пришвартованой к берегу плавучей фуры клубилась толпища, напряжённая до такого состояния, что снова многим пришлось принудительно искупаться. Подойдя поближе, Лисё прочитала вывеску "раздача"; судя по тому что антропы пёрли из толпы какие-то большие коробки - раздача понятно чего. Лисё вспомнила, что грызи недолго думая накупили барахла для таких целей у земных же производителей. А ещё, проходя мимо толпы, насмерть дерущейся за столь необходимые предметы, как телевизоры шириной с Гибралтар, она вспомнила умничанье умников, слышанное незадолго до начала Щебня...

- ... Инопланетные технологии? Что вы, - расплывшийся в кресле профессор снисходительно улыбнулся, - Конечно нет.

- А почему? - удивился ведущий.

- Человечество достигло всего своим собственным умом, - показал на себя тот, чтобы никто не сомневался где лежит ум человечества, - И никогда не примет того, что будет поднесено на блюдечке. Чтобы в полной мере и осознано пользоваться плодами своего разума, до результата необходимо дойти собственными усилиями.

- Поняятно... Но вот что, есть вещи до которых наш разум пока не дошёл. Возьмём самое простое, хотя бы онкологические заболевания. Если бы кто-то из ваших близких умирал от рака, вы тоже не обратились бы за помощью к тому кто может?

- Это провокационный вопрос! - оскорбилось светило науки...

Можно было не сомневаться, что сейчас мудрец работает локтями где-нибудь в такой же толпе, и легко выдумает отмазку, что раз матценности не инопланетного происхождения - значит можно брать. Сначала Лисё аж зажмурилась от созерцания этой неиллюзорной животной глупости, но потом подумала что раз зверьки довольны - почему бы и нет... Тем более что альтернативой являлось только их истребление, и уж кто-кто а Лисё прекрасно знала, что белок это бы нисколько не остановило. В конце концов, погода была хорошая, а в сумке имелись бумага и карандаши. Конечно, ожидать от агиток на пакетах "пяней" большого результата не приходится, но всё же назвалась - полезай, подумала Лисё. Хотя она также тут же заметила, что пожалуй стоит подготовить сразу два варианта иллюстраций - как за переселение, так и против...

Ввиду того что Щебень относительно Ёрфи проходил даже опережающими темпами, грызи стали задумываться о том, о чём задумывается каждый грызь, видя кучу кремниево-железных планет и при этом только одну обитаемую. Одним из основных разработчиков далеко отлетающих планов был белкач Бронька, каковой уже учавствовал в создании проекта, ныне успешно выполняемого где-то за тысячи световых лет. Грызь естественно в первую очередь вспушился, потом испил чаю, и наконец стал внимательно расслушивать, что имеется в системе Ёрфи. В первейшую очередь его уши уставились на вторую планету, называемую антропами Венерой; грызи само собой называли её по другому, Переёрфь. Не нужно было иметь километр между ушами, чтобы услышать то, что каменный шар имеет во многом сходные характеристики с Ёрфью, но близость к солнцу и химический состав атмосферы делают жизнь там невозможной.

Путём не особо хитрых калькуляций Бронька вычислил, сколько потребуется отражающих частиц, чтобы притушить поток солнечного излучения и довести солнечную постоянную на поверхности Переёрфи до значения, близкого к ёрфскому. Из них формировали баранку - тор, окружающую планету по эклиптике, и работала такая тонировка в течении сотен лет безо всякой эксплуатации. Для этого однако жеж предстояло развернуть эт-самое, всмысле производство "снежинок" для отражения, в колчестве миллиардов тонн... Нну это мешки хозяйственного отдела, подумал Бронька, пух им в лапы.

Теоретически грызи уже обдумывали и просчитывали возможности настолько усиливать гравитационное действие ГЭМов, что становилось реальным править орбиты планет, однако пока до этого не доходило; отчасти это определялось тем, что и без такой громоздкой операции в галактике имелось предостаточно планет, где возникновению жизни мешал какой-нибудь весьма малозначительный фактор, и было чем заняться. Тем не менее, разработка сверхмощных гравгенераторов продолжалась полным ходом, и кто-кто а Бронька был чуть более чем полностью в курсе событий, связаных с этой темой. Если бы планет-трактор имелся под лапой, можно было бы не затемнять Переёрфь, а отодвинуть её подальше от звезды. Но ещё меньше возни доставила бы 4я планета, которую теперь предстояло как-то обогревать ввиду того что она забралась дальше от звезды и получала меньше излучения. На этот случай грызи обычно сооружали атмосферные реакторы, изменявшие состав атмосферы и заодно гревшие её.

Что же прикасается к атмосфере Переёрфи, то оттуда предстояло убрать избыток углерода, серы и хлора. Эта операция у грызей также являлась отработаным методом. Для фильтрации атмосферы применялось излучение, сдувающее атомы отдельного химического элемента; луч направлялся по касательной к планете, так что он проходил толщь атмосферы и снова выходил в пространство, выбрасывая хвост того что следует выбросить. Затем ерунду оставалось собрать и что-либо с ней сделать.

Для осуществления этой операции Бронька рассчитывал развернуть производство дополнительных блоков для Ш229, каковые позволили бы фрегатам формировать требуемые лучи. На то чтобы полностью преобразовать атмосферу планеты, по прикидкам потребовалось бы около двадцати лет, учитывая что в дело были бы включены не менее полутора тысяч излучателей. После этого разговаривать с продуктами вулканической деятельности планеты должны были уже наземные станции... Короче цокая, когда грызь начинал излагать соль о терраформе, его несло надолго и глубоко. Ввиду этого щебетание на полтора часа выслушали Раждак с Пухерьей и уже сами взялись за переговоры по этому поводу с антропами. Как и предполагалось, тех нисколько не волновала сама возможность преобразования планет, так что Раж изложил всё представительному собранию в предельно сжатом виде, дабы не метать биссер. Черноспецовочные антропы, слушавшие грызя в большом зале через видеосвязь, заклохтали и обеспокоенно подняли бы хохолки, если бы они имелись.

- Если мы вас правильно поняли, вы декларируете...

- Уже неправильно, - ухмыльнулся Раждак, - Йа ничего не эт-самое, йа излагал соль. Ну да ладно.

- ... декларируете намерение колонизировать Венеру и Марс?

- Не колонизировать, а терраформировать. На самом деле у нас это называется по другому, но так вам будет понятнее.

- А в чём заключается разница?

- Разница? - усмехнулся грызь и вынул два ролика от подшипника, - Смотрите внимательно. Вот один ролик, а вот два ролика. В чём разница между одним и двумя?

- Раж! - толкнула его Пухерья, - Ну впух! Чай не у себя дома такими вопросами грузить!

- Цок. Тогда цокну, что "колония" подразумевает расселение представителей данной стороны и зохват контроля над, правильно? Здесь же цоканье о терраформе.

- Мы совсем ничего не поняли, - признались антропы.

- Насчёт одной и двух штук? Гыгыгы... Кхм! - грызь собрался, - Попробуем с другого бока. Наши специалисты, которые строят математические модели, рассчитали что принятых в рамках Щебня мер будет достаточно для того чтобы стабилизировать численность населения Ёрфи на уровне шесть-восемь миллиардов единиц.

- О космос, - тихо прицокнула Пуха, представив себе хотя бы два миллиарда на Миркасе.

- Однако это всего лишь прогноз, и никто не поручится за то что опять не произойдёт увеличения численности. Раздувать плавбазы до бесконечности тоже нельзя, поэтому нужно предусмотреть переселение избытка куда-то ещё. В данном случае - на уцокнутые планеты. В общем, - добавил Раждак, - Это довольно отдалённая перспектива, но планировать её следует уже сейчас.

Антропы снова зачесали тыковки, благо перед началом заседания всем их раздали - круглые жёлтенькие тыквы. Грызь же подумал о том, что проще убиться об стену, чем разгрести это болото.

- А перевозить людей между планетами, вероятно, будет ваш транспорт? - язвительно осведомился тощий клоп в пиджаке.

- У вас есть такой транспорт? - скучно цокнула Пуха.

- Эээ...

- Тогда в чём вопрос, напух.

В том чтобы не слететь тут с катушек, цокнула она про себя. В остальном соль кое-как начала доходить до нервных центров зверьков, и грызи придержали их, цокнув что как минимум одно полушарие Венеры оставляют под расселение всей прочей биосферы Ёрфи. Антропам этого не было цокнуто, но грызи также собирались расселить её, биосферу, на несколько других планет в соседних системах, которые в перспективе предполагалось обработать. Только там уже явно обойдётся без антриков...

- Требую орехов за, - зажмурилась Пуха, когда связь была выключена, - Раж, тебе не кажется что гораздо проще убрать с Ёрфи или их, или всё остальное?

- Проще сама знаешь что, - покачал ухом грызь, - Если в яблоке завёлся червяк, значит это неспроста, кло?

- Только вот червяк размером с питона! - фыркнула белка, - Ладно, не в этом соль...

- В этом тоже, - возразил Раждак, - Ты очень спокойная и рассудительная грызунья, и всё равно тебя раскачивает. А грызи разные бывают, на Ёрфи такого наслушаешься, что не дай гусак никому - чуешь, чем чревато?

- Непродуманными инициативами, - цокнула Пухерья, поёжившись, - И что ты предлагаешь?

- Проводить профилактическую работу в связи с. Отдел собственной безопасности у нас есть? Есть. Вот пускай и проведёт мероприятия. Надо только определить, насколько широко размахиваться, а то распугаем всех грызей, будем тут вдвоём кудахтать, как дураки.

Представив, двое расхохотались. Проржавшись, они ещё вытащили на связь некоторых пушей, каковые осуществляли координацию операции "Ситрол-Це", а она заключалась в сборе генотипов всех биовидов Ёрфи в количестве, необходимом для развития популяции. Как нетрудно догадаться, сделать это было крайне сложно даже грызям, так как процесс минимально поддавался автоматизации. Требовалось тупо формировать целые дивизии и высаживать их для прочёсывания районов, чем уцокнутые пуши и были заняты. Проблемка заключалась в том, что Щебню серьёзно не хватало рабочих лап, и отсылать тысячи пушей из операторов со стройки плавбаз, фрегатов или чего ещё было практически невозможно. Грызи рассчитывали на увеличение размера вахты с Миркасы, а также на привлечение к тупаку военов из антропов.

Что однозначно заметила Лисё, так это то что модули океанского города крайне располагают к тому, чтобы протолочься без особой цели неограниченное количество времени. Заметила она это по тому, что стало темнеть, тобишь день как корова языком эт-самое, а вроде толком ничего и не делала. Однако просмотрев папку с набросками рисунков, она поняла что время потрачено отнюдь не зря, отчего довольно притявкнула, заставив шарахнуться в сторону антропов. Жилые помещения, которыми были укомплектованы блок-здания, также располагали к и приводили в разжиженное состояние. Лисё слегка испугалась, как бы не застрять слишком надолго, и практически метнулась "на улицу" продолжать наблюдения. Наблюдения выявили, что в целом атмосфера установилась спокойная. Истерики по поводу бесплатной раздачи матценностей случались, но они происходили в точечных местах и не мозолили глаза. Лисё как заправский агент "наружки" пристраивалась к группкам зверьков, и навострив уши, выслушивала. Правда, надолго её не хватило, так как выслушивать предстояло в основном одно и то же.

...- Это было тяжело, но всё-таки я его достал!

- Это уже который по счёту, семнадцатый? Куда тебе их девать?

- Ты дурак чтоли? Продам!

- Ха, ха, ха. А кому ты собираешься продавать, умник?...

Продать что-либо действительно было проблематично, так как всегда находилось место, где это самое можно было достать бесплатно. Лисё также услышала, что некоторые особо настырные попытались вывозить халяву и продавать её на суше, но это также не возымело особого результата. Те, кто оставались на этой самой суше, не нуждались в красивых побрякушках, а те кто нуждались - валом валили на плавбазы. Таким образом великий челночный путь умер, не открывшись... ну плюс к этому прошли слухи о том, что за такой бизнес можно схлопотать по сусалам от Онотолея. По мотивам этих перетрясок Лисё почему-то набросала пародийную картинку на рекламный ролик, на которой ребёнок стоит у развалин и спрашивает "мама, где хамэ?". По мере своего перемещения по этажам и платформам модулей Лисё недолго думая решила перекусить пянями, что было сделать просто, так как на многих углах находились столовые "Червячный мор", принадлежащие военству и от того сугубо бесплатные для всех кто рискнёт. Основнейшим продуктом там натурально были пяни, хотя их разнообразили также традиционный жърчик, жляцни и бръжчне. В той конкретной столовке, куда завернула Лисё, вдобавок имелся салат из какой-то располагающей на вид ботвы, так что и эт-самое. В то время как она кормилась, в столовку зашла... Лисё почувствовала что значит реальное удивление, когда увидела белку. Естественно не обычную земную, а сквироида. За всей разжиженной атмосферой плавбазы как-то напрочь забылось, с чего собственно всё началось. И несмотря на всё, даже Лисё при виде белки подумала не что иное как "обалдеть, белка!".

Белка была достаточно пушная, практически полностью рыжая и с разлапистыми кистями на ухах; из одежды на ней была светло-серая штука наподобие туники, но главное что бросалось в глаза - это громадный пуховой хвостище, следовавший за белкой. Рыжая просто прошла к раздаче столовки, как и все остальные, и насыпав полную миску жляцни, села хрумать её за столик далеко в углу. Лисё сначала как и все просто втихоря посматривала, так как в первый раз видела настоящее грызо в натуре, и тут же сделала несколько набросков в блокноте, на всякий случай. Впечатление от этого было весьма необычное, так как сквир с одной стороны весьма похож на антропа, а с другой - не похож совсем. Тоесть ну ни в пух.

Ещё продумав, Лисё решила что пожалуй у неё есть кой-какой провод поговорить с белкой, а собственно поговорить хотелось, в основном чисто из любопытства. Ввиду этого она просто спикировала на столик, где окопалась рыжая, припоминая по пути, как правильно цокать. Благо, она в отличие от многих и многих других имела представление об этом ещё задолго до, так как была знакома с Бельчем. И язык как таковой, надо заметить, тут был совершенно не при чём. Лисё присела на стул рядом с белкой и почесав за ухом, всё же сказала

- Добродня, белка-пуш. Можно потрепать тебя за ухо?

Грызунья отвлеклась от жляцни и улыбнувшись, склонила одно ухо.

- Я собственно ничего такого, - сразу сказала Лисё, - Просто мне ещё никогда не доводилось встречать сквиров, и это несколько ммм... неожиданно, чтобы вот так вот раз - и грызо. Ты здесь по каким-то делам, наверное?

- Даа, по делишечкам, - цокнула белка, разглядывая Лисё, - Но на самом деле не они не главное, просто так послушать наведалась. Кстати я Рофси.

- А я Трикси, - Лисё слегка потянула наушную кисточку белки в знак приветствия.

Рыжая, чувствуется, слегка удивилась - на пушистой морде было трудно сразу улавливать, что на ней написано.

- Ты точно первый раз встречаешь сквиров? - уточнила Рофси, - Потому что мне кажется, что нет.

- Настоящих впервые.

- А до этого, ненастоящих?

- Это долгая история, Рофси-пуш, - улыбнулась Трикси.

- Ты торопишься? - ответно хихикнула грызунья, - Ну это я так, кцоку. Айда ещё жърчика лупануть.

Притащив на столик ещё жърчика и пяней, они основательно уселись, смотря на чистое голубое небо, в которое торчали только круглые башни, да изредка что-то пролетало.

- Понимаешь, Рофси-пуш, дело в том что я эээ... как сказать, не совсем антроп. Я всегда считала себя лисой, если ты понимаешь о чём это.

- Я сразу не могу цокнуть, понимаю или нет. Хотя погоди, - задумалась рыжая, - Лиса, а при чём тут?

- Подумай, - усмехнулась Трикси, отпивая жърчика.

- А. Вас таких не-совсем-антропов какое-то количество, и есть какбы-белки?

- В запятую! - удивилась Лисё, хотя и ожидала этого, - Одного из них я очень давно знаю, и это самый настоящий грызь. Только не грызь. Ты улавливаешь соль или думаешь что я несу полную ахинею?

- Не-не, - цокнула Рофси, - Всё чисто цокнуто. Даже чище чем ты можешь представить. Если цокать огрублённо, то я тоже не-совсем-белка.

- Пхх... - слегка поперхнулась Трикси, - Да ну?!

- Ну да. Правда мы себя лисами и другими зверьками не считаем, но вот все остальные грызи называют нас Красными Псами. Красненькими пёсиками, - хихикнула белка, - Подумай, это нормально чтобы белка в одну пушу ходила по антропскому городу? Причём чисто пошляться?

- Гм, - Трикси припомнила Бельча, - Неа.

- И это правильно, впух. Дело в том что мы живём не так, как все остальные грызи, и во многом похоже на вас... ну тоесть на них, - белка махнула лапой на антропов, - Мне на Ёрфи в общем очень даже нравится! Ну только с количеством антропы и правда совсем того. У нас у Красных есть город на Дифляре... это планета, далеко отсюда... там пять миллионов населения, и это вызывает у всех прочих грызей шок. Точнее вызывало, пока они не увидели антропские городишки. Но это статистика и экономика, пусть её как следует мучают мозгляки, правда Трикс? Я же цокаю о том, что когда вокруг много народа - это весело!

Трикси вытаращилась круглыми глазами и пожалела, что у неё нет с собой видеокамеры.

- Что? - фыркнула Рофси, - Думаешь у антропов появляются, кпримеру, лисы, а сквиры все с конвейера сходят и получают стандартный моск?

- Ух, я и не знала, - сказала Трикси, - А как у вас отношения с прочими грызями?

- Ещё раз, - улыбнулась белка.

- А, - Лисё припомнила, - Зачем вам отношения, когда вы не мешаете друг другу?

- В запятую. От того что мы живём в городе, никому ни холодно ни жарко. И все радуемся за других и за себя, что они трясут тот куст, который по пуше. Поэтому йа и растрясла хвост на столько сотен световых лет, чтобы своими ушми эт-самое.

- У антропов всё по другому, - вздохнула Трикси, - Если кому-то плохо, они обвиняют в этом других. А если хорошо, то тоже обвиняют других...

- Я вижу, - хмыкнула белка, - Но учти что на Ёрфи произошло развитие стаи, а не антропов как таковых. Это жутко интересный поворот эволюции.

- На таких поворотах недолго свернуть шею.

- В запятую, Трикси, - щёлкнула когтями Рофси, - Но ты же не думаешь, что галактика сошлась клином на антропах и грызях? Непременно будет найдено ещё большее разноообразие жизни, и чтобы разобраться в нём, опыт Ёрфи будет думаю очень кстати.

- А зачем в нём разбираться? - философично заметила Лисё, - Да, я замечаю это философично.

- Воимя и воизбежание, - точно ответила грызунья, - Где слова после "воимя" и "воизбежание" вставить по желанию. Так сойдёт?

- Ну вроде да.

- Ещё бы не. Да кстати, - потёрла когти Рофси, - Раз уж ты попалась мне на уши, йа вынуждена буду задать тебе много вопросов относительно антропов. Йа в некотором роде тоже занимаюсь их изучением, и такая помощь сильно облегчила бы мне задачу.

- Ты имеешь вслуху историю или что-то ещё?

- Не-не-не. Историю я могу прочитать в компе, так что именно что-то ещё.

- С удовольствием расскажу, что знаю, - сказала Трикси, - Но попутно буду встречничать. Например, что такое "Рофси", как пить дать у вас это что-то значит.

- Ха, в запятую. Полное погоняло - Рофсана, причём это ни разу не тоже самое что антропское "Роксана", а потому что РОФС. А РОФС это Реактивный Осколочно-Фугасный Снаряд.

- Оягрызу, - поправила подвыпавший мозг Трикси.

Две самочки уже щебетали, как давние подруги, и не переставая перекидываться солью, пошли поближе к воде, так как несмотря на вентиляцию, в открытых помещениях на ярусах модуля начинало припекать - пуха ли, если в целом в воздухе стояла жара под тридцать пять градусов. В это время здорово помогла затенённая часть цирка с пляжем, над которой нависала бетонно-стеклянная громадина здания - там устанавливалась почти что прохлада. Это подтверждали огромные термометры, установившиеся на отметке "почти прохлада". При этом следует заметить, что там толклось бы очень много туловищ, но присутствие белки волшебным образом раздвигало толпу шагов на тридцать вокруг. Рофси и Лисё сели на скамейку к каналу, что проходил под зданиями, и Лисё, чтобы было проще, стала показывать грызунье рисунки и по ним просто на пальцах рассказывать, почём перья. У той слегка разъехались уши, но раз уж сама напросилась - пришлось напрячь предмозжие и понимать. Проходящие мимо антропы косились в оба на странную парочку, а по каналу то и дело проплывали плавсредства различной величины.

- РОФСана? - хихикнул Ратыш, - Зачётненько. А что с ней?

- Она из Красных, - просвятил Дутыш, раздувая щёки, - Прилетела с Дифляра специально послушать, что делается на Ёрфи.

- Это не уникум, - решила Фира, - Много грызей с разных мест и подальше чем Дифляр прилетели специально эт-самое, ибо не каждый день того.

- Да, но смею тебя заверить, что из них очень мало тех, кого интересуют именно антропы, а не Ёрфь в целом. А наша клиентка именно эт-самое. Впринципе, она трясёт в отделе 2200, тот что занимается изучением стайной разумности антропов и их, как это, цивилизации...

- Впринципе? - уточнил Ратыш.

- До. Сейчас например она гуляет по ОЗу России, в районе Петербурга-обратного.

- Нашла место погулять. И её туда пустили?

- Угу, - вздохнул Дутыш, - С нашей стороны кто её будет удерживать. Антропы могли бы, но как обычно побоялись, она их тупо спросила "можно?", получила положительный ответ и пошла себе.

Ратыш и Фира некоторое время покрутили ботву в котелках.

- Её предупреждали о возможных последствиях?

- Само собой, но она настояла что ей пух из хвоста как нужен этот тупак. А сейчас, судя по данным наружки, - Дутыш показал экран, - Она ещё и трёт с антропами.

- А что в этом? - пожала плечами Фира.

- Для неё ничего. А вот для антропа - ещё как чего. На ОЗах наверняка полно агентов спецслужб, которые только и думают, как бы подкопаться. Думаете, они не следят за единственной белкой, которая просто гуляет там? И что им придёт в голову, когда у них будет возможность получить антропа, с которым разговаривала такая белка?

- Рофси тупит, - заключила Фира, - Нельзя подставлять эту молодую самку ни за что ни про что. Вы же знаете, какие у этих идиотов методы.

- Мда, надо что-то сделать, - почесал за ухом Ратыш, - Только вот что...

- Вот, за этим вы и, - цокнул Дутыш, - Без спешки, но и не упуская времени, разберитесь и придумайте точно, что сделать, а потом сделайте.

Двое грызей покинули рабочее место дознавателя, то бишь протиснулись под стену плюща и между можжевельниками, и отвалились на кресла в малюсеньком закутке, откуда открывался вид на огромный резервуар с водой, в коем плавали креветки и медузы. Первое что они сделали, так это взварили чай, одновременно наблюдая за происходящим на Ёрфи. В комповые очки Рофси была встроена и камера, которая передавала Куда Следует, и грызунья об этом впрочем знала.

- Смотри, какая вырисовывается эт-самая, - цокнул Ратыш, - Перспектива. Захват антропки пух знает кем, после чего - возня размером с галактику по её поиску и изъятию.

- Я думаю надо вот что, - цокнула Фира, - Позвонить Рофси и просто цокнуть ей всё это. В сжатой форме. Она поймёт что тупит и сама придумает, что сделать.

- Думаешь стоит так доверять ей? По-моему у неё крыша слегка эт-самое.

- Да всё у неё в порядке с крышей, знаю я Красных, - заверила белка, - И пожалуй тупак тоже вполне в духе. Так что она сама в апухе будет, когда.

- Тряси, белушко, - хмыкнул грызь, подавая ей трубку.

- Оягрызу...

Фира однако от своих цоков не отказывалась и действительно взяла и позвонила, быстро изложив соль. Рофси действительно заволновалась.

- Вот напух... Я вообще об этом даже подумала, поэтому к антропам особо не приставала, но тут забыла напрочь...

- Главное не дай понять эт-самой, что, - цокнула Фира, - Воизбежание.

- Да не, она не совсем антропка!... Впух, это долго объяснять. Короче цокая, ей можно рассказать.

- Хорошо. Тогда подумай, как исправить этот тупак, а мы пока подтащим зонды и поробуем просто физически выслушать, есть ли за вами хвост.

Сделано было именно так. Ратыш и Фира пока занялись задействованием "Щуки", как назвались подводные зонды-разведчики, следившие за плавбазами снизу, а Рофси сама втихоря огляделась на предмет вылупившихся в оба шпионов.

- Что-то случилось? - спросила Трикси, видя что белка заволновалась, - Тебе нужно идти?

- Не, не в этом дело. Просто йа тупанула...

Выслушав измышления, Лисё честно говоря восприняла их как фантазии, граничащие с параноей, однако и к этому она была уже более-менее привычна из-за Бельча. Ратыш и Фира не сидели сложа уши, автомат уже был под местом действия и пристально сканировал его прямо насквозь через постройки.

- Так, сотрапы, - цокнул Ратыш, - Кажется что-то есть. Фир, слышишь откуда сигнал?

- Из пивной банки? - фыркнула она, - Это значит, что эт-самое?

- Думаю да. Кажется даже они не додумались компьютеризировать аллюминиевые банки, а значит это жук. Рофси, помнишь когда там появилась эта банка?

- А, кажется да, оставил какой-то чмырь. Что теперь делать?

Мозги некоторое время поскрипели, соображая что. Лисё же в это время тоже отнюдь не овощилась.

- Ро, весь песок из-за того что ты говорила только со мной?

- Получается что да.

- Так пошли поговорим ещё с парой сотен людей, - резонно предложила Трикси, - Или парой тысяч. Как думаешь, хватит у кого-то шпиков всех выслеживать?

- Тебе уши не жмут? - осведомилась белка, - То что надо. Пшли!

Они действительно пшли. Ратыш и Фира оценили остроумие, но само собой сочли что таким образом никак нельзя дать гарантию того, что теперь внимание неизвестных негодяев не будет сосредоточено на Лисё. Банка с камерой и передатчиком указывала на их, негодяев, однозначную неиллюзорность, и грызи продолжали наблюдение за всеми окрестностями. Это впрочем пока что не дало никаких результатов, если бы слушать на месте - ещё возможно, но сканеры строили весьма туманную трёхмерную картину, по которой крайне трудно осмысленно ориентироваться.

- Необходимо чтобы у Трикси при себе что-то было, чтобы пеленговать, - цокнул Ратыш, - Хоть мобильный патефон.

- Как раз оставила, - сказала Лисё.

- Давай я тебе комп с коммуникатором отдам, - предложила Рофси.

- Ага, щаз! Ты ещё ей в карман положи чертежи Ёлки! - фыркнул Ратыш, - Давайте так, сейчас свяжись с военством и через десять минут к вам подкатят идиоты. Лезет?

- Лезет, - пожала плечами белка, - Пхх. Прости что впутала тебя, Трикс.

- Так это я сама впуталась, - напомнила Лисё.

- Это однопухственно, - резонно цокнул Ратыш, - Ждите военов и сделайте вид, что не ждёте их затем чтобы вам отдали коммуникатор... Лучше пусть вас отвезут куда-нибудь.

- А что ты собираешься делать дальше? - осведомилась Фира, - Ну, всмысле мы.

- Организовать непрерывную, - грызь поднял палец, - Не-пре-рыв-ну-ю, слежку за. Чтобы при малейшей попытке...

Далее он красноцокчиво показал лапами, что следует сделать с эт-самыми. Тем временем Рофси и Лисё дождались идиотов, которые подъехали на обычном плавучем автомобиле, и таким образом оказались под постоянным наблюдением. Грызи уже занимались тем, что запрашивали в технических службах, есть ли замаскированные бронемашины и прочие средства, которые пригодятся для. Ратыш таки твёрдо был намерен извлечь из ситуации максимальный профит и поймать с поличным тех, кого следует поймать с поличным; Фира соответственно за компанию.

Пока самочки оставались на ОЗе, проводя время в беседах, грызи усиленно готовились. В их распоряжении теперь был орбитальный аппарат с лазером для запилки, а также две бронемашины, замаскированные под антропские автобусы. В обеих находилось предостаточное количество ездящих и летающих автоматов, чтобы схватить небольшую группу хулиганов. Туда же направились и Ратыш с Фирой, ибо в таком деле никак нельзя управлять с орбиты. Дутыш, посмотрев все перья, дал ещё несколько советов, но в целом тряску одобрил.

К тому времени как Лисё вернулась в Петербург, грызи уже ждали её и теперь были готовы к любому развитию событий. Само собой что ей следовало вести себя так будто ничего не случилось, хотя это и давалось с определённым трудом. Помогла возня, связанная с редактированием иллюстрации к "пяням"; чувак, этим занимавшйся, сконфуженно сообщил Лисё, что теперь требуется работа ровно противоположного содержания, чтобы хоть как-то уменьшить поток переселенцев на нерезиновые ОЗы. И понятное дело, был шокирован немедленным развёрнутым ответом.

Следующим пухом Трикси услышала сообщение в "мыле", тобишь электронной почте, от Бельча. На самом деле эту ерунду, появившуюся на заре интернета, из антропов уже практически никто не использовал, но эти двое как привыкли, так и делали. Бельч сообщал, что его мягко говоря слегка утомило вытаскивать шкафы из многоэтажек, поэтому пока что он свой вклад в эт-самое считает законченным. Правда грызун тут же уточнял, что подвернулась другая возня, причём сопутствующая намерению немедленно закопаться в лес. Возня заключалась в операции "Ситрол-Це", то бишь сборе образцов биосферы; военство довольно активно формировало отряды для исполнения задуманного, там как всегда не хватало единиц и была прямая возможность сделать что-то полезное, не отходя от хвойника! В связи с чем Бельч и выразил ничем не скрываемый восторг, а также предложил Лисё подваливать, при наличии Дури, и поучавствовать в.

У Трикси были несколько другие планы, и если бы не взваренная на ОЗе каша, скорее всего подождала бы с этими мероприятием эдак год. Однако каша была взварена, грызи дежурили возле дома, готовые остановить хоть целую дивизию захватчиков, хоть крылатую ракету; Лисё немного неуютно чувствовала себя, когда за ней по городу постоянно катались автобусы, а в небе мелькали маленькие летучки. Она подумала, что подобная ерунда может быть рискованной, а следовательно лучше пока находиться подальше от семьи. Посовещавшись с грызями в морде Ратыша и Фиры, она окончательно решила эт-самое, о чём и сообщила Бельчу. Немудрено, что он обрадовался, но не меньше обрадовались и грызи, так как действовать в дичи и удобнее, и гораздо приятнее, чем в городе.

Благо, на территории как раз развернулось во всю ширь лето, способствовавшее всяким походам по дичи, так что Лисё подумала и как всегда решила ни разу не беспокоиться - всмысле, не беспокоиться всуе. Ибо сделать что-то ещё поверх того, что предпринимали грызи, казалось проблематичным. По крайней мере никаких поползновений по слежке или другим действиям пока отмечено не было, но не упущен оказался даже такой факт, как пробивка фотографии по базе данных. У военства само собой имелись свои идиоты в структурах, которые сообщали о, так что теперь грызи и Лисё знали, что некто не успокоился, а скорее всего выжидает время или готовится к следующему ходу. Трикси спросила Фиру, может ли выбросить всё это из головы, получила утвердительный ответ и выбросила всё это из головы.

Что же до ещё одной пары грызей, а именно Черники и Хоря, так они в это время трясли по схожей теме. Препесторы цокнули им, что для осуществления задуманных операций потребуется некоторое количество автотранспорта. Поскольку его, транспорта, на этой планете имелось примерно на десять Миркас, грызи и не подумали о чём-то вроде производства или завоза. С одного бока пока в операции учавствовало слишком мало единиц, чтобы цокать об этом, с другого и захламлять планету ещё больше совершенно не хотелось.

Ввиду этого опять вступил в силу вариант "схватить что плохо лежит", который в данный момент относился опять к грузовикам. С ними надо уцокнуть начал возникать дефицит, так как практически все военные запасы и большое количество зохваченного ушло военству, на вывоз туловищ и барахла, и всё равно им постоянно не хватало. Производители же в большинстве своём вообще бросили делать обычные грузовики и лихорадочно переводили заводы на постройку амфибий, а сами заводы на ОЗы, так что рассчитывать на них тоже нипуха не приходилось.

Хорошо освоившие эксплуатацию бронеавтомобиля, Хорь и Черника спокойно катались по захламлённым улицам опустевших городов и собирали машины, обнаруженные с помощью авиа и орбитальной разведки. По мере этой тряски они услыхали немало районов, совершенно опустевших и выглядевших так, словно там рванула нейтронная бомба. Стёкла многих домов оказывались побиты, возле подъездов валялись отвалы брошеного хлама, зачастую сгоревшие; вообще пожары сильно досаждали в этом плане, так как образовывались в огромных количествах, а тушить было некому. Сгоревшие автомобили громоздились ржавыми коробками, а между ними ветер гонял по асфальту бумагу.

Грызи заметили, что наиболее повальное бегство случилось вовсе не из трущоб, как того можно было ожидать, а как раз из наиболее дорогих районов. Перестрелки с мародёрами ( точнее, перестрелки мародёров, ибо кому охота охранять бесполезный хлам ) там происходили постоянно, и ездить на чём-либо небронированном было бы крайне неосмотрительно. Белки работали исключительно под прикрытием активной защиты, стен и бортов машины, причём делали это после разведки и крайне быстро, воизбежание.

- Вот и слушай, - хмыкнул Хорь, показывая вокруг, - Чтобы учинить такое, едва хватило бы даже ихнего ядерного арсенала! А так, как они сами выражаются, добровольно и с песней.

- Угу, - Черника глянула на полностью выгоревшее здание мэрии, - Только вот мне кажется, что эта песня что-то вроде "мама анархия".

- Да и начхать, - чихнул грызь, - Потащили.

Броневик, похрюкивая мотором, попёр по пустынной улице очередное транспортное средство. Вечерело, и вокруг в связи с наступающей осенью начинали опадать и кружиться жёлтые листья, ложась под колёса. Нюхая через приоткрытую бойницу воздух, чёрная белка с удивлением и радостью поняла, что он пахнет больше сыростью и листвой, а не бензином и антропами. Конечно, потребуется ещё много десятилетий, чтобы планеты пришла в себя после такого залпа сразума, но начало было эт-самое. Это просто наморду, с довольством подумала Черника, и снова занялась своей нынче любимой игрушкой - поиском брошеных грузарей с беспилотника.

Камень шестой: насыпь.

После того как Бельч избавился от работёнки в команде вывоза, его ещё долго мучили кошмары, когда снова начинали сниться шкафы, телевизоры и десятки этажей лестничных пролётов. Правда, каждый раз можно было испытать облегчение, проснувшись и удостоверившись, что вокруг стены собственного гнезда, чем он собственно и пользовался. В последнее время перед тем как слинять в лес, Бельч ещё увидел реализацию грандиозного тупака, затеяного по сути им и Окном. Чтобы ускорить вывоз разнородного барахлища, они решили сделать барахлище однородным. Для этого составлялся список переселяемых туловищ и барахла, после чего машина проезжала по адресам и собирала дрянь строго одного наименования, скажем шкафы определённых габаритов. Их можно было упаковать в контейнеры несоизмеримо проще и эффективнее, чем обычную кучу разнобоя, и также поступали со всем остальным. Бельч здорово ухахатывался, вспоминая реакцию населения, хотя пару раз доходило до форменного мордобоя, когда воены, задолбавшись таскать, разбивали в кашу очередную ценность, а отвечать за это отказывались. При этом не могло идти речи о каких-либо особо силовых действиях со стороны военов, так как с самого начала Онотолей ввёл принцип демилитаризации упчк воимя непревращения в чёрти что. Поначалу это вызвало возмущение контингенту, но позднее все признали, что только такими радикальными мерами можно было оставить призыв "воруй! убивай! радио!" чистой риторикой.

Пока же Бельч окончательно сфокусировал крайне подслеповатые зенки, которые упирались в лобовое стекло автомобиля. Само собой это не значило, что присутствовал весь автомобиль; стекло было уложено на потолок гнезда вместе с десятком других, что обеспечивало поступление света. Свет тут был нужен постоянно по той причине, что снаружи логово было сплошь покрыто хмелем, а внутри - виноградом и вьющимся лимонником, с каковых получались недурственные ягоды. Бельч естественно не удержался повесить на лимонник табличку с надписью "лимонник", вызывавшую ржач каждый раз при попадании на уши. В гнезде-теплице было достаточно тепло, и это при том что снаружи с утра сидел порядочный свежачок, какой и грызя заставит вспушиться. Тому кто погонялся Развел Бадягу, вспушать по прежнему можно было разве что малярные кисти, так что морозца следовало поберечься.

Поберёгшись морозца, Бельч вылез из сурковательного ящика и принявшись за корм, припоминал что ещё сегодня он собирался натворить. На самом деле, получалось не так уж много, ибо окучивать картоху ещё рано, сажать поздно, с гнездом всё вроде в норме... по крайней мере с этим. На самом деле у Развела как у бомжа со стажем, гнёзд накопилось изрядно на территории нескольких областей РФ, и конечно не все находились в хорошем состоянии. Однако поскольку стратегический план состоял в том чтобы эт-самое с операцией "Ситрол-Це", Развел твёрдо решил стартовать именно из этого околотка, не закапываясь в возню в других. Пуха ли, попадёшь кое-где в половодье - так на пару месяцев того. Исходя из таковых соображений, он подумал было схватиться за ручной генератор и накрутить немного интернетов, но так как генератор был дохловат, а солнце светило хорошо и пячило солнечные батареи, Бельч не спешил и пошёл ещё привести в порядок огород, так сказать. Выращивание корма он объяснял только тем, что в-нулевых от этого колбасит, а во-первых ни разу не хочется зависеть от цивилизации. В том случае если Бельч находил, что сотрудничество лезет в ворота, он без зазрения совести пользовался экономической системой, но кормовая база давала возможность при первых признаках тупака это самое сотрудничество обрезать, как пук укропа.

На самом деле огород не был ровным счётом ничем огорожен, и более того - там не было ни метра вспаханной земли. Картошка произрастала в покрышках от автомобильных колёс, наложеных столбиками друг на друга. Окучивалась она, соответственно, путём увеличения высоты столбика и насыпания туда ещё почвы, каковая состояла в основном из опилок, торфа и песка. Всё это погрызище находилось в низине посередь большого поля, раскинувшегося где-то на километр; поле было заброшено уже лет тридцать, и лес постоянно наступал на него, но этот процесс происходил не реактивно. Низменность была заболочена, в ней рос ивняк и осока, а к центру в яме имелась вода, поэтому Бельч и разбросал вокруг свои картофельницы, торчавшие как ульи. Немаловажным было и то, что в низине их не было видно с дороги, проходившей по полю. Покрышек тут была прорва, но и Бельч не за один год стащил их сюда с окрестных свалок. Теперь, как ему думалось, с обновлением свалок наступит ярый кризис, но понятно что это не угнетало, а таки наоборот.

Взяв ведро... естественно старое, с вложеной внутрь плёнкой... стоило ли упоминать?... так вот взяв ведро, Развел задействовал яму для наполнения водой желобков в покрышках - так можно на длительное время обеспечить посадки, не опасаясь высушивания. Поскольку лето ещё было весной, насекомые не разошлись во всю дурь и не доставали, а с чистого неба плескало лучами солнце, так что перетаскать пару бочек воды оказалось нетрудным. Бельч нисколько не расстроился даже когда подвернул ногу и ухнул в лужу - хотя машинально и покрыл трёхэтажным. Зато тут же получил бонус, в виде наблюдения за пролетающим над облаками блок-судном, двигавшимся с нереально большой скоростью.

Вернувшись к гнезду-теплице, он также принёс воды от речки, наполнив расходные ёмкости, чтобы не подсыхали внутренние растения, убедился что аккамуль подзаряжен, и таки включил интернеты, водившиеся в маленьком переносном компе, каковой нынче стоял среди мха и был засыпан шелухой от орехов. Развела интересовали две вещи, а именно продвижение Щебня и содержимое мыла. Для первого имелся даже специальный глагне "щебень.ру", где можно было рассчитывать на достоверную соль. Для второго существовало довольное похрюкивание, которое и было озвучено. "ЛИСО!1" - громко подумал Бельч, и немедленно начал собираться в дорогу.

От околотка, который был глухим во все времена, добираться до транспортной сети предстояло на автобусе, точнее на "кунге", потому как грунтовые дороги ровностью не страдали. Можно было бы подумать что этот рейс в связи со всей шелухой как раз и отменят, но на самом деле пух-с, ибо здесь каталась не та публика, что готова удавиться за бесплатные фентифлюшки. Правда, обжигала цена проезда на чудо-агрегате, но это было совсем не ново, так что Развел сказал зашейной Жабе не выступать без повода. В итоге за пару часов болтания по ухабам транспортное средство оказалось в райцентре, откуда было немудрено доехать до Москвы на поезде. Поезда стали ходить реже и потому были изрядно набиты, но пуха ли пищать, да и ехать не так уж долго.

Если на этом перегоне никаких особых новшеств не было заметно, то на трассе от Москвы до Петербурга уже поработали упячни строители. Выражалось это в том, что через некоторое количество километров все пути сообщения - железные и автомобильные дороги, линии ЛЭП и газопроводы - сгребались с местности, как провода с пола, и засовывались в "кишку". Каковая представляла из себя трубу на опорах, внутри которой и проходили коммуникации; всё это погрызище было нагорожено ради того, чтобы не разрезать местность непроходимыми полосами. Верхняя часть трубы как правило была прозрачная, так что там не царила темень, как в метро, и ехалось вполне себе мжвячно... по крайней мере тем, кто не хотел искать подвохи. Кто хотел, находил их всегда и везде, а сейчас такие любители скучивались в отдельных местах плацкартного вагона и тёрли, генерируя истёртые до дыр фразы "при Сталине... при царе... при меловом периоде...". Однако даже неискушённый Бельч мог бы точно определить, что тёрки эти носят исключительно риторический характер и хохолки совершенно не подняты. А также втихорька посмеивался, понимая что любой некстати поднятый хохолок будет срезан скорее всего вместе с головой.

Кривотолки, в каковых имелось немалое количество фактических данных, ходили различные. Немало тёрли антропы о том, что теперь практически на любой станции крысы шляются днём без особых проблем. Причём этих самых крыс ловили кошки и собаки, и ровным счётом ничего не происходило, но стоило ударить крысу метлой - и она враз детонировала, заменяя по прикидкам знающих людей, грамм сто тротилового эквивалента. На открытом месте ещё не смертельно, но вот если идиот решит убить крысу в углу за урной - осколки разлетятся по первое число. Понятно, что идиоты быстро отсеялись естественным отбором и теперь, о чудо, антропы наконец стали смотреть под ноги, шлёндая мимо помоек, дабы случайно не наступить на животное.

Однако на крыс и прочие организмы из массы антропов мало кто наступал, зато гораздо больше слышали о том, что переданные грызями технологии помогали в медицинском плане, и не кому-нибудь, а дяде_васе и тёте_люсе, что всегда было куда убедительнее. Бельч вдобавок знал, что эту помощь грызи оказывали просто поперёк сопротивления всеми лапками - само собой, сопротивлялись не те, кому она была предназначена, а все остальные. Пришлось высаживаться с фрегатов к конторам медицинских служб и офисам корпораций, и засовывать соль насильно, а некоторых и избить ногами. В частности новостные каналы часто передавали съёмку экзекуции одного бизнесмена, коего облили дёгтем, осыпали перьями и выпустили на Красную площадь.

Развел коротал дорогу именно за такими размышлениями, хотя для того чтобы не слышать гвалт толпы вокруг, пришлось затыкать уши наушниками, в которых звучал звук мотора Ил-2. Толпа вокруг объяснялась тем, что составы шли опять-таки набитые и по атмосфере напоминали не иначе как сороковые годы двадцатого века. А набитость, в свою очередь, объяснялась резкой слинькой железнодорожников на ОЗы, то бишь этот отток превышал средний показатель, что и вылилось в. Почему так случилось, думается не возникло бы вопросов у всякого, кто знаком с законом подлости.

По наблюдениям Бельча, в поезде присутствовало и немало явных переселенцев, а раз они двигались к порту - следовательно уматывали. И не возвращайтесь, добавил он про себя. Как раз по причине нежелания наблюдать вавилонское столпотворение, что творилось на вокзалах в Питере несмотря на их многократное расширение, зверьки встречались на станции не доезжая до города, и именно на эту платформу произвёл самоизъятие из вагона Развел, мордозрев довольно ясное утро, свежачок и тьфу-тьфу малое количество антропов на станции. Вообще по его наблюдениям, скоро поезда тут останавливаться перестанут, так как вокруг действительно становилось пустынно, а огромный рынок при станции сократился до пары ларьков. На многочисленных маневровых путях, забитых вагонами, не наблюдалось никакого движения, и после того как упилил поезд, наступила почти что тишина. Бельч позырил на часы, прикинул время и решил что Лисё должна уже быть на подходе; ввиду этого он уселся на рюкзак к стенке, достал деревяшку, ножик и продолжил вырезать ложку.

А Раждак в это время имел большущее неудовольствие снова заниматься разъяснительной работой в узком кругу ограниченных лиц, как-грится. Присутствовали несколько антропских чиновников, и как грызь не пытался заставить себя - не смог запомнить их должности, а также Онотолей от упчк. Ну всмысле, один из онотолеев. На этот раз зверьки вцеплялись в конкретные факты и трепали их, как тузик грелку; они уже хоть и со скрипом, но поняли, что общих фраз и филосовствования грызи вообще слушать не будут. По крайней мере белкача грело то, что он уговорил Пухерью отдохнуть от этого тупака, и сейчас белушка занималась куда более приятной работёнкой.

- Дело вот в этом, - показал бумажку антроп, - Договор на предоставление бесплатной жилплощади.

- Ну и? - вздохнул Раждак, готовясь выслушать очередное гуано.

Как он припоминал, договор имел несколько градаций идиотизма. Просто так жилплощадь на ОЗе эмигранту предоставлялась только в ознакомительном порядке, то самое "ненадолго". Чтобы получить пожизненно, туловище должно было подписать договор о невозвращении на сушу...

- А чтобы получить сразу и пожизненно жилплощадь первого класса, - читал антроп, - В договоре указано что клиент обязуется не заниматься увеличением численности населения, проще говоря не иметь детей. Вот это и вызывает нашу озабоченность, сэр Раждак. Складывается впечатление, что вы намерены осуществить геноцид в отношении...

Антроп заткнулся, так как грызь отцокал форменное матерное ругательство. Раждак глубоко вздохнул и кое-как пришёл в годность. Повторяться моя работа, подумал он. Моя работа повторяться. Повторяться. Повторяться...

- Сколько раз вам можно цокать, что ни одно грызо не имеет никаких намерений вредить людям, - повторил он в тысячный раз, - И уж тем более не большинство. Вам, к щучьим курицам, какие доказательства ещё нужны?!

Грызь аж передёрнулся.

- Придурки.

- Я попросил бы без оскорблений, - побледнел антроп.

- Обойдёшься, - сухо цокнул Раждак, - Или с оскорблениями, или вообще никак.

Некоторое время по обе стороны экрана угрюмо помалкивали.

- Ты рановато вскипел, грызо, - спокойно сказал Онотолей, - Мне кажется, насчёт геноцида и намерений это понятно любому, у кого есть моск. Только вот у обывателей он какбы есть, а какбы его и нет, и попробуй объясни им, что вы не хотите выжить их с Земли.

- Есть элементарная логика, - стал опять вбивать грызь, - У нас передостаточно средств, чтобы истребить всё население, и при этом отнюдь не перекапывая всю планету. Они... эти ваши обыватели, это понимают?

- Конечно! - отрезал чиновник.

- Не все, - уточнил Онотолей, - Ой как не все. Многие не понимают, что такое космическое пространство, а вы цокаете! Раз нету войск на улицах, нет убийств и краж - значит ничего и нету.

- Кроме того, распространён стереотип о том, что белки не могут пойти на слишком жёсткие меры, а потому пытаются осуществить геноцид бескровно.

Раждак припомнил расстрел охотничьей кавалькады в Англии и куски туловища, намотанные на гусеницы. Это видимо по ихнему недостаточно жёсткие меры.

- Так, с этим хватит, - отмахнулся грызь, - Чтоб больше я этого идиотизма не слышал. Какие у нас намерения вам вообще должно быть до лампочки, потому что вы не сможете помешать. Жляцни?... Тьфу, нахватался этой ерунды!

- Ладно, оставим это, - милостиво согласился антроп, - Но тогда другой вопрос.

О суслики-щенки, держите меня толи пятеро толи семеро, зажмурился Раждак, сейчас ляпнет! И тот конечно ляпнул.

- Нас интересует, как вы собираетесь осуществлять контроль за выполнением этих договоров?

- У нас сейчас в обороте, - открыл таблицы Раждак, - Чуть не треть населения планеты. Если даже половина подпишет эти договоры, это будет более миллиарда штук.

- Ии?

- Что ии? Как вы бы следили за исполнением миллиарда договоров?

- По-моему, это невозможно.

- Нутк, - фыркнул Раждак, - Молодец, пятёрочка.

Антропы некоторое время переваривали столь элементарную комбинацию, после чего на лицах появились признаки догона. А грызь подумал, что действительно не зря оттащил Пуху, а также о том что возможно с Щебнем лично ему стоит просто напросто завязывать. Потряс и хватит.

Не успел Развел вырезать ложку, как на платформе появилась Лисё. На самом деле Бельчу пришлось мотать головой и делать над собой усилия, чтобы увидеть её, так цокнуть, в физическом спектре. Дело в том что он-то прекрасно знал, что это за существо, а потому всегда непроизвольно видел не человека, а трёххвостую лисицу, спайдерфокса. Не метафорически, а просто с ушами, лапами и хвостами! И кстати цокнуть, она точно также не могла отделаться от ощущения, что смотрит на настоящего грызя. Это был довольно странный факт, но двое резонно решили, что глюки коллективными, даже на двоих, не бывают, так что сочли происходящее необъяснимым, но от этого никуда не девающимся.

Ввиду вышецокнутого Бельч получил возможность погладить свою подругу по шёлковым серо-фиолетовым ушкам, а Лисё потянула его за наушную кисточку, каковой у него также не имелось. Зверьки довольно прихрюкнули и пошли на дальнюю скамейку, полузгать семечек и потрепаться, одновременно ожидая поезда до.

- Кстати до-куда? - уточнила Трикси, - Ты что-то цокал, но я забыла.

- Мнээ... - Бельч почесал за ухом, - Как цокнуть, докуда. До места назначения. Раньше это был райцентр, но теперь он называется "объект 120111".

- Сто двадцать сто одиннадцать или сто двадцать адин адин адин?

- Скорее второе. Там воены копаются, эт-самое.

- А как тебя вообще угораздило? - ещё уточнила Лисё.

- Да не то чтобы меня, это Котран фалангой командует...

- Чеем командует??

- Фалангой. Тамошние воены видимо в своё время переиграли в цивил, теперь формируют милицию, фаланги, даже легионы, - усмехнулся Развел, - Но не в этом соль...

Трикси вытащила спичечный коробок и потрясла его, показывая что соль в нём. Проржавшись, продолжили:

- ...а в том что они там заняты вполне себе полезными делами...

- Дай угадать, первое дело на "в", а второе на "у"?

- Теоретически. На самом деле в массовом порядке собирают семена растений, отлавливают экземпляры птиц, зверьков и так далее. Тяффи слышала про "Ситрол-Це"?

- Ну до, что-то было, - припомнила Лисё, - И целая фаланга собирает семечки?

- Семечки собирают десятки тыщ, и всё равно это надолго, - пояснил Развел, - Видов же пухова туча, да ещё и не по одному экземпляру надо, а множество. Ну вот значит йа кота спрашиваю, возьмёт к себе ещё штуки две идиотов песок покопать? Он грит кло! Ну и эт-самое.

В это время мимо платформы медленно пробаражировал автобус с намертво зашторенными и тонированными окнами, и Бельч уловил что Лисё как-то обернулась на него и подёрнула ухом. Хотя конечно не подёрнула, но тем не менее.

- Ъ? - осведомился Развел.

- Ы, - кивнула Трикси, подумала и перешла на такой олбанский, что кроме Бельча никому понять не светило, - Какбэ вот Ы, а там пык и пыщ, ололо? И жляцни, жляцни, жляцни!адин.

Из данной речи, дополненной жестикуляцией, Развел точно определил суть, а именно то что Лисё давеча была на ОЗе, там повстречалась с белкой, из-за чего, как считают сами грызи, влипла в некоторую историю со слежкой за ней. А в автобусе, соответственно - пух и большое количество вооружения, воизбежание. Вот животные, используют лисо как приманку, подумал Развел, но тут же поправился - думается, под присмотром грызей будет спокойнее. Он сам несколько сомневался насчёт того, достаточно ли спокойно в тех местах. Кот сообщал, что никаких боевых действий не ведётся, но никак не обещал, что и впредь не будет.

Через невеликое время подошёл и поезд, в каковой двое и уселись - тут уже было куда свободнее, непойми почему, и можно было спокойно кудахтать и зырить в окна, что собственно и сделали. Этому способствовало объявление по громкой связи о том, что в поезде свободно и можно спокойно кудахтать и зырить в окна. За положенное время транспорт отмахал нужное число километров и остановился возле очередной платформы; на самом деле это было вовсе не место назначения, но дальше поезда уже просто не ходили. В нужную сторону уходила довольно широкая полоса щебня с двумя путями, на которую Бельч и Лисё и вышли, посмотреть подробно.

- Шпалы, - показала на шпалы Трикси, - А под ними камушки.

- Не поспоришь, - согласился Бельч, утирая морду из-за порядочно жарящего солнца.

- Эмм... Так мы лапчонками дальше? - всё-таки озвучила основной вопрос Лисё.

- Возможно, но говорили что тут что-то ездит, - Бельч потрогал рельс, прикидывая, - Если бы не ездило, он бы уже заржавел. О!

Под "О!" он подразумевал нечто, появившееся на путях. На поверку это оказалась дрезина, изготовленная из "запорожца"; поскольку тот не блистал вместимостью, то оказался разрезан пополам, а между половинами вставили навес. С характерным бульканьем чудовище докатилось почти до платформы и остановилось. Из транспорта высадился один мужик и семь штук овец, которых он и погнал куда-то дальше. Водитель агрегата просвятил, что действительно ездит, правда пришлось ждать пока он пронесёт своё туловище по станции, а потом развернёт колымагу. Для этого под железнодорожные колёса подкладывали башмаки, и машина выезжала с колеи уже на покрышках, разворачивалась и снова влезала на путь мордой в другом направлении. Этим не особо хитростным способом вполне можно было добраться до "120111". Правда водитель уточнил, что ему дотудова не нать, потому как там никого нету.

- Что, вообще никого? - удивилась Лисё.

- Из населения - никого. Когда двадцать лет назад закрыли завод, это ещё ничего. Но вот когда недавно перестали подвозить дрянь, тут и... - употребил понятный фразеологизм водитель, - А вы туда собственно по что?

- По рельсам, - не моргнув глазами, хором ответили зверьки.

Несмотря на установившуюся жару и желание впасть в совершенно разжиженное состояние, они заметили, что вдоль дороги над верхушками сосен то и дело мелькает круглый небольшой беспилотник.

Грызи в это время отнюдь не прохлаждались, а обшаривали местность на многие километры вокруг, организовывали наблюдение и взаимодействие с орбитой. Хотя эта возня требовала определённого напряжения, Ратыш и Фира были довольны, что избавились от города; к тому же здесь было возможно отслеживать просто всех замеченых антропов до единого, что повышало эт-самое. Пока же грызи всунули свои хвосты в броневик, и поехали на окраину городка, ближе к расположению "фаланги", дабы ослушать всё на месте, пока объект не прибыл. Населённый пункт, надо заметить, выглядел заброшеным гораздо больше времени, чем продолжался Щебень - немалое количество пустующих разворованых домов торчали среди буйных зарослей, виднелись какие-то сильно бывшие промышленные постройки, а асфальт во многих местах прорастал травой и кустами.

- Думаешь, сюда кто-то из этих чувеней попрётся? - риторически цокнула Фира, - Поленятся.

- Этого мы знать не можем, а потому будем настороже, - ответил Ратыш, - Смотри, помнишь что цокал этот грызь, как его, Баржир? Про градиолокатор и огнестрелы.

- Ну это можно найти, что он цокал, - зевнула во все резцы белка, - Кажется они нашли способ отсекать волыны с самой орбиты. Так цокнуть палить фраеров тёпленькими, ога.

- Так нам это самое впух. У военов этой ерунды нету, больше никого не ожидается, так что эт-самое. Сейчас послушаю, что можно стрясти по этому поводу.

-...Семнадцать тысяч сто сорок... пять, - сказал Котран, одновременно записывая данное число на бирку, - Тээк, а тот семнадцать тысяч сто сорок шесть...

- Товарищ командир! - высунулась из-за кучи стволов довольная физиономия, - Следующая готова!

- О-о, - точно описал увиденное кот, подавил желание зажмуриться и таки проснулся.

Картина с невозможным количеством стрелкового оружия почему-то преследовала его регулярно, хотя вроде для того и не имелось особых поводов. Эрлай поглазел в потолок бытовки, потом принюхался.

- Какой олух юзает оружейную смазку?!

- Да вы чочо, на отличненько чочоли? - отозвался от двери воен, - Ни разу не было.

Однако обмануть его было нельзя, так что кот высунулся из бытовки и провёл носом по сквозняку - ну как есть она родимая. Котран оглядел расположение фаланги, каковое представляло из себя несколько трейлеров с бытовками, поставленные кругом как караван поселенцев на диком западе, и не увидел ничего подозрительного. Более того, от грузовиков несло и смазкой и газом, но даже этот фон не перебивал тревожащего запаха. Эрлай соскочил с машины и быстренько, пока не поднялся ветерок, бочком-бочком стал двигаться в направлении источника. Воены, бившие балду возле бытовок, смотрели круглыми глазами, но они уже привыкли.

Миновав небольшую полосу кустов и остатки забора, Котран оказался скраю пустыря; ещё оглядевшись, он таки увидел нечто, чего раньше не было - за разваленым сараем стоял броневичок грызей, казавший оттуда зелёное рыло. Вот в чём соль, оказывается. Кот подумал насчёт того, а что будет если постучаться туда с каким-нибудь вопросом, да хоть и правда соли попросить; скоро он пришёл к выводу, что скорее всего не откроют, ибо бережёного хвост бережёт, цокают грызи. Другая же мысль заключалась в том, а что собственно они тут забыли. За три недели работы здесь воены только пару раз говорили о встречах с людьми, так что же?...

Особо поломать голову над этим он не успел, так как проклюнулся радиотелефон. Это натурально был радио, а не сотовый телефон, так как никаких ретрансляторов уже не работало, а аппараты действовали по другому приниципу, связываясь друг с другом.

- Командир 126й фаланги слушает.

- Уи. Есть мешки, - прицокнуло из трубки, - Тебя как того?

- Котран, - сказал Котран, который ухитрялся понимать, что такое "того" и эт-самое".

- Хорошо Котран. Йа Ратыш, эт-самое. Мешки в том что у нас тут кой-какие проблемы.

- Эй, это не в пух. Если уж у вас проблемы...

- Да ничего страшного. Пока, - уточнил грызь, - Дело в том что за одним чуществом имеется явный хвост антропских спецслужб, и сейчас объект направляется к вам.

- Дэ, погоди-ка... Чуществом?

- Не важно. Главное это хвост. В кавычках. Хвост в кавычках, а не главное. Мы тут окопаемся рядом и будем риальне следить за, понимаешь в чём соль?

- Да чего непонятного, - пожал плечами Котран, - Хотя стоп, а почему именно сюда?

- Так получилось.

- Офигеть, дайте две... А мне что делать в связи с?

- Быть в курсе. Когда будет близко, ещё уцокну отдельно. Жляцни?

- Жляцни...

Ещё игр в шпионов нам тут как раз не хватало, подумал Эрлай. Контингент совсем тупит, шарахается от каждой тени на собственной планете, попробуй заставь трясти, а тут ещё такой тупак, других слов нету. И да, хорошо бы предупредить белку и лису, подумал он, а то выйдет что-нибудь некстати, по закону подлости.

Грызи расположились вокруг с удобством для своих хвостов и со всем необходимым оборудованием. Местность пересекали целые полосы разбросаных "жучков", стояли замаскированные радарные станции, отсекающие любой предмет больше голубиного яйца, на орбите висели отдельно подчинённые для операции аппараты, и наконец в кустах стояли БМК, броники и машины для обслуживания и запуска беспилотников. Всем этим хозяйством непосредственно на месте растрясали всего четверо грызей, Ратыш с Фирой и Черника с Хорём. Дутыш и прочие препы проинструктировали их о тех вариантах, которые вряд ли придут в неподготовленную голову, а дальше оставалось эт-самое. Тем более что пока никаких потуг со стороны вероятного противника замечено не было, а погода в районе установилась способствующая разжижению.

Поскольку ничто не могло пройти незамеченым в радиусе двадцати километров, грызи позволили себе не сидеть в машинах, а натянули гамаки в тени и качались на них, благо комп и соответственно управление всегда под лапой. Несмотря на то что наука говорила о средней полосе, стояла жара более тридцати градусов. Довольно буйная трава, успевшая вымахать, на открытых местах стала сохнуть, распространяя запах сена; дороги, которым полагалось только подсыхать, превратились в сущие бетонки, на которых даже гусеницы оставляли едва заметные следы. Стальные корпуса машин, даром что выкрашенные в нетёмное, нагревались до невозможности дотронуться, и здесь грызи оценили предусмотрительность тех, кто вкорячил туда вентиляцию с каким-никаким но охлаждением. Однако этой возможностью они пользовались только когда требовалось ездить, а так околачивались на воле, потому как нечасто имели такую возможность на Ёрфи. Фира и Ратыш пока устроились возле небольшого пруда на окраине бывшего дачного посёлка, который судя по его состоянию стал бывшим ещё давно; грызи как уже уцокивалось были не любители мочить пух, но сейчас сделали это с удовольствием и по большей части именно для того, чтобы намочить пух: пока он сохнет, наблюдается прохлада. Рядом, вскопав гусеницами песок на берегу, торчала БМК.

- Надо бы подумать, - цокнул грызь, качаясь в гамаке и хрумая орехи, - А то что-то служба мёдом кажется.

- Кстати о мёде, я видела тут ульи, - облизнулась Фира, - И пчёл, правда мелких.

- Ну вот и, - философично изрёк Ратыш, - А вдруг враг не дремлет?

- А вдруг враг уже наплевал на этот тупак и загорает себе на ОЗе?

- Оба варианта практически однопухственны, поэтому будем считать что не дремлет. Для начала, это что за Развел? Между прочим это он предложил лисе поехать сюда, а не наоборот.

- Трикс сказала что очень давно и хорошо его знает, - цокнула белка, мотая перед глазами мокрым кончиком хвоста, - И что скорее Дунай потечёт вспять, чем Развел работает против Щебня.

- Течение Дуная вспять вовсе не исключено, так что данные отмазы полными не считаю. Кроме того, - заметил грызь, - Мы кажется риальне следили? И нипухашеньки не услышали, так? Вывод - им и не надо ничего делать, потому что их агент уже на месте.

- Допустим, - фыркнула Фира, - Но эти твои эмигранты с потолка, "они", должны знать, что лиса всё как есть ему расскажет, и дело с концом.

- Впух, эти догадки мы можем строить сколько угодно. Дутыш счёл, что надо следить - надо следить. К тому же тут воены сама знаешь чем заняты, подсобим по мере возможности, вот и профит. Вон хотя бы топлива им подвезти, а то синтезатора нету.

- А у нас что, есть?

- До. Хорь давеча притащил, они к себе поставили. Как нагонят газа, надо будет эт-самое.

Как раз к этому времени из-за поворота дороги, что шла через разваленые заборы и заросшие участки, вышла крупная собака породы "местная" - не выбежала, а просто вышла, неспеша так. Здесь грызи имели возможность наблюдать, как глаза у псины становятся круглыми: животное секунд десять пялилось на белок, а потом бочком-бочком утекло за забор.

- Опять высохло! - удивилась Фира, взъерошивая пух, - Ратти, минутку бдения.

Скинув фигню которую она использовала как одежду, белка плюхнулась в пруд спиной вперёд, так чтобы падать на хвост и не отбивать тушку. Ратыш при виде этого почему-то в очередной раз заржал, а также припомнил времяпровождение навроде этого, но на Миркасе. Давненько было, цокнул сам себе грызь голосом старой перечницы, и от этого заржал ещё больше.

Однако и о деле подумать следовало. Радиопланерка, проведённая совместно с Хорём и Черникой, довела до следующих результатов. В нулевых решили что и правда фаланга военства занята правильным тупаком, а следовательно эт-самое с газом. Во-первых сочли, что вероятный противник может либо до посинения выжидать, либо постараться получить информацию на месте. Даром что никакой информации, естественно, Лисё знать не знала. Ввиду этого приняли решение продолжать контроль за, что и требовалось до.

- Вот тут у нас баллоны, - показал на баллоны Котран, - А там сортир.

- Вроде ты говорил тут всего восемнадцать трясов, - огляделся Развел, - Напуха им такая прорва топлива?

- А, узри истину, - кот показал Бельчу и Лисё налево, на невзрачного вида бытовку, про которую не подумаешь ничего, кроме того что это бытовка. Там так и было написано, - Это-ж морозильник для. Без морозильника ни-ни, потому что эт-самое.

- Для чего? - подзапуталась Лисё, - Для гороха?

- Для образцов, - пояснил Развел, - При низкой температуре они хранятся не в пример лучше.

- В запятую, - кивнул Эрлай, - Только там не минус стопицот градусов, а всего ноль. Точнее, на одну стопицотую выше нуля, чтоб вода не эт-самое. Холодильник лопает не так уж много, ну примерно на трое суток баллона хватит, но всё равно питать его надо постоянно. Потому и держим запас...

- А? - отозвался какой-то мужик из-за грузовика.

- Я не тебе, Запас, - фыркнул Котран, - Вот прицепил погоняльце, щучий кот. Ещё бы "Эй ты" назвался. Эйванулся на отличненько... Кстати Запас у нас - мышь.

- Не вижу, - призналась Трикси, посмотрев.

- Ещё бы ты сразу это видела.

Лагерь фаланги располагался, как уцокивалось, на окраине бывшего городка, который теперь официально назывался объектом 120111, а неофициально воены называли его Бигие Бирды, потому что там водились дикие индюки, а индюк действительно бигая бирда ( big bird ). Вокруг довольно интенсивно зеленела зелень, как лиственная, так и хвойная, вызывавшая довольное мотание ушами. Сами древние ЗиЛы с бытовками стояли на асфальтированной площадке, от которой с каждым годом оставалось всё меньше - скраю асфальт был порушен кустами и травой, и даже посерёдке рос четырёхметровый дубок, проломивший напух чёрное крошево и щебёнку под ним. В одну сторону от этого места раскинулись поля и город, в другую - опять поля вперемешку с лесными массивами, каковые были довольно массивны. Зачастую то один, то другой поворачивал туда нос и принюхивался.

На подходящей к месту дороге послышалось бульканье мотора, и подкатил УАЗик с пепякоменом на дверях. Вылезшие оттуда направились прямиком к Эрлаю и доложили, что пост сдали, а за время наблюдения дерьма не происходило. После чего команда отправилась к кухне, где дежурный по бачку щедро сыпал в котёл пяни из мешка.

- А эти чочо? - осведомился Развел.

- А эти у нас охранение, похожее на боевое, - пояснил Котран, - Воизбежание. Правда ни пуль, ни из чего пускать эти пули, у них нету... но зато есть пяка и радио, а это уже немало...

- Туточки!

- Чорт!... Я не тебе, Немало. Так, пшли покажу самую соль.

Зайдя в одну из бытовок, Котран вынес две книжечки, сшитые из листов распечаток.

- Думаю из вас ботаник никто, поэтому вот определитель растений, какие могут попасться в этой местности. Нужны не вслух будет сказано семечки. Алсо идут споры грибов... всмысле, собираем грибные споры, ога? Ну и само собой надо отмечать, что собираете. Иначе получим полный вагон подорожника, а это несколько лишнее.

- Ботва-ботва-ботвища, целая тыща, - цокнул Развел.

- В запятую, - подтвердил Котран, - Главное что мы не коллекцию в музей собираем.

- А что? - уточнила Лисё.

- ФондЪ, - пожал плечами кот, - Для непременного расселения по другим мирам.

- Это Ы, - согласились все.

- Нутк можете покормиться и пока приступить к. Мне ещё в город надо съездить, - здесь Бельч и Лисё явственно увидели, как он подёрнул ухом.

- А какие эт-самое в связи с? - спросил Развел.

- Тут вокруг всё просматривается грызями, поэтому не стоит перегибать. Эт-самых - никаких.

К тряске воены подготовились не абы как: в запасниках имелись раскладные ножики, большое количество колбочек, нарезаных из стеклянной трубки, а также пояса с маленькими подсумками для удобства сбора. Воспользовавшись этим инвентарём, Развел и Лисё двинулись в указанном направлении с твёрдым намерением набрать чего надо.

Котран же натурально поехал в город, по причине. Тоесть конечно поехал по дороге, но и по причине тоже; причина состояла в, цитируя директиву упячкома, "необходимости контроля за оставленными населением объектами силами присутствующих в данном районе военских формирований". Далее приводился громоздкий список таковых объектов, и к удаче в Бигих Бирдах из всего этого барахла имелись только многоэтажные панельные здания, ибо завод давным давно разворовали, как собственно и всё остальное. Соль с бетонно-вафельными домиками состояла в том, что без постоянного ремонта кровли, с множеством выбитых окон и так далее, сооружение начинало быстро принимать воду и гнить с воистину удивительной скоростью. Железобетон никак не мог обойтись без железа, и вот оно-то и превращалось в труху. Обрушение же сооружения высотой хотя бы девять этажей во время когда ему вздумается - не самый приятный сюрприз. А уж кое-кто откровенно цокнул, что там заведутся птицы и будет неправильно если их придавит.

- А ты чорт!! - возопил Немало, и машина выписала по дороге замысловатый крендель, увернувшись от дерева и бетонного блока.

Котран и ухом не повёл, потому что каждый раз вести - ухо отвалится. У Немало была привычка постоянно так делать, словно что-то случилось. Сам идиот объяснял это тем, что благодаря этому ничего на самом деле не случается, но остальные были уверены, что у чувака заскок. Поэтому Эрлай раскрыл переносной комп и уточнил по фотографиям сверху, сколько в наличии этих самых зданий и где они находятся. К удаче, объекты тусовались в двух микрорайонах и найти их не составляло труда. Посчитав прямоугольники, Котран сделал вывод что их тридцать семь штук. Оягрызу, как говорит кто-то, только чтобы осмотреть их - дня не хватит. Тем не менее, осматривать предстояло, и коту сразу пришли в голову брикеты взрывчатки, которые помогли бы быстро отвязаться от.

Надо заметить что никакого впечатления Зоны местность не производила ни разу, хотя УАЗик катился посередь широкой улицы, на которой не было больше никогошеньки, а вокруг стояли пустые дома с заросшими садами. Даже сожжённые машины уже проржавели, вросли в землю и кое-где покрылись растениями, так что не выделялись. Кое-где на траве, потрясая малиновыми подбородками, паслись пыльные индюки.

- На углу стоп, - сказал Котран, провожая взглядом ходячий шар перьев и пыли.

- ААА дерьмо, дерьмо!! - заорал Немало, выпрыгивая из машины и отряхаясь от того чего не было.

Эрлай вздохнул и неспеша направился к ближайшему зданию, дорога к коему уже прорастала кустами. Это было строение на три подъезда и девять этажей, с массивными бетонными набалдашниками на балконах, которые теперь большей частью опали вниз. Поглядевши на кусманы бетона, оставившие кратеры в асфальте, кот подумал что идея эт-самое, и огляделся вверх воизбежание.

- Немало, смотри туды, - показал он на финтифлюшки, - Не слови на голову.

Внутри подъезда было практически полностью пусто - даже ни мусора какого в больших количествах, а так себе, по стеночкам. Куда всё делось - непонятно, но факта была наморду. В прогретых жарой помещениях несло в основном только цементом, а при ходьбе поднималась порядочная пыль.

- Как определить, рухнет ли дом? - риторически вопросил Котран, оглядывая пыльную помойку.

- А нашиша определять? Бахнуть, и дело с концом.

- Всё вам бахнуть. А если внезапно понадобится?

- Внезапно это как? - сыграл полного дурака Немало.

- Это я тебе буду рассказывать, как внезапно?...

Подумавши, Котран обошёл сооружение и спустился в подвал, освещая дорогу фонариком. Там было ещё меньше всего, а точнее практически ничего - пустая бетонная коробка с перегородками, да трубы в оплётке теплоизоляции. Крыс и прочей живности не имелось, так как в отсутствие населения они нашли для жизни куда более удобные места, чем подвал. Сырости вроде тоже не наблюдалось, но при пристальном рассмотрении на стенках были обнаружены подтёки и явные следы, сухо выражаясь, водной эррозии. Короче, как дождь - хлестало почём зря.

Снаружи послышались вопли. Шишово, подумал Котран, надо будет этого укурка в лагере оставлять, а то тут чего ни случится - не узнаешь. На самом деле он уже знал, как определить насчёт дома. Для этого использовалась кудалда, которой немудено скрошить штукатурку на торце плит в капитальной стене. Соответствующие эт-самые просвятили, где именно стоит сделать контрольный запил и как определить, насколько сгнила арматура. Естественно проверяющие занимались этим первый раз, поэтому за точность своих прогнозов не ручались; ввиду этого Котран поковырял бетон отвёрткой, узрел искомую шелуху из ржавчины и от гуся подальше сделал вывод, что строение того. Лучше лишний раз сделать такой вывод, резонно решил он, чем не сделать. Эрлай открыл комп и пометил прямоугольник на карте - "под снос".

К этому времени Развел и Трикси добрались до леска, каковой взгромоздился на возвышение около речки и там, соответственно, находился. Внизу наблюдались буйные заросли лиственной ботвы, а повыше начинались ёлки, затенявшие землю и оттого стоявшие практически на пустом месте. Периодически попадались и группы дубов различного калибра, но на них уже не обращали пристального внимания, так как желудей набрали пару вёдер. Несмотря на то что солнце палило по открытым местам почём зря, в лесу было почти прохладно и даже слегка сквозило ветерком, приносящим запахи воды и болотных растений, а среди веток мельтешили мелкие птички и похоже даже белки, всмысле ёрфские. Рыжие пушные хвосты сразу напоминали о.

- Знаешь что я думаю? - задумчиво произнесла Лисё, очищая очредную веточку, - Почему среди тех кто любит жить на воле, почти нет тупых эгоистов?

- Ну? - почесал за ухом Бельч.

- Потому что среди диких зверьков чувствуешь себя этаким забавным уродцем, - Трикси хихикнула, - Любой воробей обшит пушистыми перьями и отлично приспособлен почти к любым условиям. А нам чуть пожарче - уже языки вываливаем.

- Ну до, - пожал плечами Развел, - Не всем же эт-самое.

- Продолжаю мысль, - продолжила мысль Лисё, - Может быть, если бы люди были более приспособлены к миру, они бы и относились к нему по другому?

- Само собой. Только вот это были бы уже нипуха не люди.

- Может быть всё-таки попробовать что-то сделать, наверняка грызи могут. Просто я же была на ОЗе, ты не представляешь насколько это тупое стадо!... Хотя, оно выглядит довольным...

- Угу. Как идеальный человек профессора Выбегаллы, - Бельч фыркнул, - Ну их в тьму, лись. Главное, что теперь эта ерунда не опасна для планеты. А потом, чем гусак не шутит, ещё и полезна окажется.

- В качестве удобрения?...

Проржавшись, зверьки уселись на бревно разбирать надёрганные веточки. Один смотрел саму ботву, а другой по определителю растений пытался выяснить, чочо это такое. Как и многие на их месте, они удивились тому, что знают от силы несколько десятков видов растений, в то время как по местности можно найти гораздо больше. Что и подтвердили изыскания в пучках травы и по зарослям, так что колбочки для образцов наполнялись значительно. Единственное, что слегка коробило Бельча - так это неоднообразность собираемого, ибо как и всякий грызь, он любил одинаковые штуки.

Помимо семечек, собирали также просто-напросто пробы грунта, ибо в них содержалась уйма бактерий, грибы и мелкие существа в количестве не менее стапицта штук. Малюсенькие кусочки почвы составляли, в перспективе, отнюдь не маленькую ценность. Правда, чтобы реально найти всё необходимое, предстояло провести в лесу очень нехилое количество времени, но уж кого-кого а двух зверьков, которые собственно и так его проводили, это ни разу не могло раздосадовать. Всмысле, даже само по себе, а уж тем более в компании друг друга.

- Меня жутко радует, когда ты так поводишь ушками, лись, - между делом заметил Бельч.

- Да, что-то услышала, там... И вообще, у меня нет таких ушей, какие ты видишь.

- Да как цокнуть. Если вижу значит отчасти всё-таки есть.

Развел прекрасно видел, что серая трёххвостая лиска чешет лапкой за ухом и поводит мордочкой с фиолетовым носом. Думается, многие бы уже эйванулись на несколько пятёрочек, увидь такое, а ему и Лисё это давно было привычно. Трикси поглядела на пушной беличий хвост, и только усилием воли заставила себя увидеть, что находится под ним, ведь на самом деле хвоста конечно не имелось.

- Ннда... - прицокнула она, - Не знаю как это, но зато это радует. Думаю мы с тобой всё-таки спятили, любезный Бельч.

- Так уж и мы с тобой? - хмыкнул Развел, - А у кота хвост какого цвета?

- Ну втроём, - хихикнула Лисё, - Но я же например не видела, что Запас - мышь. По мне так самый обычный антроп, кулебяку ему в суп. Я бы ещё и добавила, с гнусным выражением физиономии.

- Ну раз есть такая возможность, как раз проведём несколько следственных экспериментов по поводу эт-самого, как ты на это слушаешь?

- Можно и. Только сначала пыщ, - Трикси показала на справочник.

Исходя из, продолжили пыщ, тем более что в очередной низинке с водой обнаружилось изрядное разнообразие растительности, требующее внимания.

Несмотря на то что жара спала и погода превратилась в чистейшие орехи, грызи и не подумали особенно засуетиться. Они и без суеты сделали несколько пользотворных пассов, как то привезли военам газу в баллонах, а Черника с Хорём даже собирали семечки лично, не переставая при этом бдить, так как комп, как было уцокнуто, всегдушки под лапой. Тенистый еловый лес настолько напоминал Родину, что стоило постоянно напоминать себе, где находишься. Чёрная белка, развалившись у толстого паваленного дерева, неспеша разбирала веточки, точно также как остальные сверяясь с определителем. Хорь прохаживался по ближайшим пучкам травы, хрумая щавель и добывая новые образцы.

- Вот йа спрашиваю кой-кого, - цокнула Черника, - Где эта вся ихняя шушара, экстремисты, религиозные фанатики и тому подобное?

- Ты так жаждешь их мордозреть?

- Я не об этом. Йа о том что они не очень-то рвутся на территорию, не населённую антропами.

- Конечно, а чего им тут делать? - фыркнул Хорь, - Хвост распушать не перед кем, вот и скуксились. Знаешь о том что как раз такие любезные элементы собрались было в крестовый поход, но потом подумали слегка и разошлись по домам? Это Шушен со своими отцокивал, они отслеживали.

- А они как-нибудь способствовали?

- Ни разу. На самом деле, управлять антропами проще, чем любыми другими чуществами.

- Доо? - лениво зевнула чёрная, - Вот пробани управить ими так, чтобы они сами оттероформили планеты хотя бы в этой системе.

- А напуха? - резонно цокнул грызь, - Ты сама знаешь, что эти дурни - с большой буквы дурни. Такой тупак после этого пойдёт, что пожалеешь.

- Да он в любом случае пойдёт. Вообще, ты можешь себе представить куда это всё заведёт? Или нам придётся ограничивать развитие антропских стай, или рано или поздно они получат возможность копаться в межзвёздной среде. И тупак обернётся прострелами.

- Не лишено оснований, - согласился Хорь, - Но все данные намекают на то, что это "рано или поздно" наступит очень нескоро, а к тому времени и антропы будут возможно другого сорта.

- В любом случае это не наш песок, - фыркнула Черника, - Наш вот он, под лапами. И к тому же мы следим за, а йа совсем запамятовала. Что у нас по?

- Да нипухашеньки, - точно ответил Хорь, - Двоепушие отвезло военам газу, чтобы у них работал холодильник, а больше собственно ничего и не.

- Погоди, ты хочешь цокнуть что в целом районе не пришло ни единого антропа?

- Не то чтобы хочу цокнуть, но так и есть.

Черника некоторое время водила ушами, соображая. Или соображала, водя ушами - сразу и не определишь точно.

- Мне кажется это подозрительным, - цокнула она.

Грызь показал ей то, что писал на куске бересты несколько секунд назад: "Сейчас ты цокнешь, что это подозрительно".

- Че, тебе всё подозрительно, - добавил он.

- Конечно, гуся в свинарник. Йа же белка, как-никак, - пожала плечами белка как-никак, - Сейчас запрошу кого следует, что по другим похожим районам. Я понимаю что антропы это очень специфические чущества, но чтобы в такую площадь не попало ни одного - не верю.

- А если всё же это так?

- Тогда стоит цокнуть нечто вроде "юпиии", - цокнула чёрная, - Так как это будет означать полный успех Щебня, по крайней мере в одном отдельно взятом районе.

Поскольку цоков на ветер она никогда не бросала, то умно включила коммуникатор и стала доцокиваться до тех самых кто-следует. Казалось бы не столь сложная операция, но на неё тем не менее требуется время. Хорь подключился к процессу, так что довольно быстро было выяснено, что ситуация с непопаданием ни одного антропа в район вполне возможна без никаких особых причин. Ввиду того Черника действительно порадовалась, как и угрожала ранее сделать.

Через некоторое время состоялось очередное совещание с участием также Ратыша, Фиры и Дутыша как кашевара и препестора по теме. Последний из упомянутых также провёл обзорное цоканье об общей обстановке по стратегическим направлениям.

- Было выявлено несколько дурней, которые собирались в излишне инициативном порядке разбираться с антропами, что вышло бы большущим боком. В настоящее время эти пуши изолированы и будут непременно отправлены подальше от Ёрфи. Более того, - цокнул Дутыш, - Попались и несколько таких, которые были готовы на сотрудничество с врагом.

- До какой степени надо отупеть? - фыркнул Ратыш.

- Грызей много, Ратыш-пуш, и с ними много чего происходит, так что возможно даже такое. Благо прочие грызи мимо ушей дерьмо никогда не пропускают, потому дуралеи и попадаются сразу. Но на самом деле тут отдельные эпизоды и ничего особо серьёзного. Далее у нас идёт постоянная работа по поводу попыток бесконтактного внедрения антропов в наши системы связи и управления. На самом деле специалисты цокают, что здорово повезло с совместимостью, иначе это канитель была бы знатная. У антропов как вы знаете двоичная система в электронике, а у нас толи пятеричная толи семеричная. Короче, никаких им перехватов управления и подслушек, а только дёготь и перья.

- Ещё бы, напух, - подтвердил Хорь.

- Также о том, что носители шил в гузле могут ещё отчебучить. Соразмерно их психологии, с высокой степенью вероятности можно утверждать, что они постараются клонировать грызей.

- Чо сделать?? - реально не вгрызла Фира.

- Воссоздать особь искусственным путём, используя ДНК, - уточнил Дутыш.

- Да я знаю, что такое клонировать, - фыркнула грызунья, - Я не понимаю, напушища?

- Это беличьей логикой не объяснить. У них очень силён алгоритм подражания, и если они видят что-то достаточно не лезущее в ворота или важное для них, то сразу же бросаются воспроизводить или воссоздавать искусственно, независимо от того надо оно или нет. Мы сочли, что на такие безумства они пошли бы даже в том случае, если бы мы прилетали на Ёрфь чисто позырить, а уж теперь и подавно.

- Небольшой вопрос заключается в том, - потёр когти Ратыш, - Где им взять ДНК. Мы не очень-то разгуливаем по поверхности, и уж никогда в толпе. Даже с нас получить образцы будет чрезвычайно непросто, хотя мы и торчим тут немало времени.

- Рофси шарахалась по ОЗу, - фыркнула Фира, - И безусловно наследила линялым пухом и даже отпечатками пальцев на посуде. Этого может быть достаточно для?

- Да, при удаче для них это возможно, - кивнул Дутыш, - Поэтому никак нельзя исключать вариант, что всё-таки они займутся этим тупаком. Если уже не занялись.

- И на что рассчёт? - захихикала Черника, - На то что мы из вредности начнём их клонировать?

- Йа же цокнул, рассчёта может не быть вообще, - пояснил Дутыш, - Или он появится уже после. Конечно такой вариант как подготовка клонированых диверсантов - это больше из области фантастики, но тем не менее его необходимо расслушивать. Вообще подобные эксперименты будут не в пух, нэ?

- Ещё как нэ, - кивнул Ратыш, - А что, это как-то связано с нашим песком?

- Возможно.

- О, суслики-щенки. Опять возможно. Мы тут следим за тем, за кем возможно следят, и снова?

- А в нашем деле всегда так, - невозмутимо цокнул Дутыш, - Если бы всё было известно, так и пишать не о чем. А наша задача таки узнать, почём тут перья.

- Даа, нелёгок труд эт-самого, - цокнул Хорь, хрумая орехом и развалившись в гамаке.

- Снести сооружения? - разом приподняли хохолки Бельч и Лисё.

- Вы разом приподняли хохолки, - заметил Котран, - Но да, снести сооружения. По поводу пары домов я посоветовался с кем надо и решили, что ещё лет двадцать пусть стоят легко. А остальные надо обрушить воизбежание спонтанного обрушения на уши.

- А ботва? - уточнил Развел.

- А ботва никуда не девается, это так, по ходу, - Эрлай прикинул масштаб возни и поёжился, - По большущему ходу. Хорошо ещё удалось выбить кой-какого барахла для, а то там у нас наверху те ещё идиоты сидят, могли бы и сказать молотками разбить.

Трое эт-самых неспеша шлёндали от леса к лагерю, волоча некоторое количество воды из речки. Судя по дымку над кустами, там ожидался варёный корм, и возможно даже не жляцни.

- Какого барахла, взрывчатки?

- Лучше, - цокнул Котран, - Ну да, я цокнул, бывает. В наличии были залежи РПГ-7. Кумулятивным должно пойти на пятёрочку. Только придётся всех дёргать от остальных занятий, дабы обеспечить однозначную безопасность. А то убьём какого-нибудь идиота ненароком... А надо нароком.

- И штуки уже есть?

- Ну да, с доставкой, щаз. Ещё тащиться за ними придётся и как я предполагаю, и грузить.

- Может проще танк пригнать? - почесала за ухом Лисё.

- Угу, проще. Это тебе не тридцатьчетвёрка, если встрянет, то кто ремонтировать будет? Да и вообще так проще будет.

- А чего ушами подёргиваешь? - улыбнулась Трикси.

- Да так... Полный грузовик этого гуано - не подарок. Пока последний боеприпас не будет потрачен, нельзя нишиша расслабляться.

Исходя из этих немудрёных соображений было решено умно взять и отправиться на склад, откуда искомые предметы и отвешивали. Пилить дотудова предстояло несколько часов, ибо склад находился в районе городка Куросынска. Благо, как было замечено всеми участниками, дороги нынче относительно сухие и не придётся уподобляться поросятам. Что за погрызище может быть разведено, когда они не сухие, многие отлично знали, и ни разу не хотели этого наблюдать. Эрлай и бельч сочли что справятся с погрузкой и в две пуши, а Лисо поехала за компанию и наблюдать за отсутствием воров, пока двое будут грузить. Для непосредственного перемещения грузов имелся КамАЗ-трёхоска, который и использовали.

Развел проехал метров пять и остановив машину, стал пялиться на щиток приборов и рычаги.

- Что?

- Не могу понять, как тут вилы поднимаются, - почесал репу Бельч.

- Никак не поднимаются.

- О_О ?

- Потому что их тут нету вообще, - терпеливо пояснил Котран.

- (О)_(О).

- Бельч, это не погрузчик! - сказала основное Лисё, и дурака расклинило.

- А, дошло. Вот идиот...

Таким образом групп получил возможность перемещаться в направлении нужной точки. Причём следует цокнуть, что опасения насчёт состояния дорог были не пустопорожними. Немалая часть пути пролегала по кой-какому, но асфальту, однако первый же встреченный бетонный мост оказался в глубоченном ауте - метров пять глубиной, причём в такое унынье он пришёл отнюдь не вчера. От места бывшего моста шла грунтовка к новой переправе, каковая представляла из себя деревянные настилы между насыпей из щебня - если бы тут развелась грызь, даже мощному грузовику пришлось бы туго. Машина пропрыгала по стыкам брёвен и кое-как не свалившись, вылезла на другой берег. Примерно такие же кренделя выписывала дорога и на других естественных преградах, а местами и просто асфальт оказывался раскрошен в куски и утоплен в раскисший грунт настолько, что практически опять получалась колея.

Трясясь слегка в кабине грузовика, трое глазели вокруг, на свой Мир, который всегда им чрезвычайно нравился. Даже беспорядочные и бессмысленные следы цивилизации уже не особо резали ухо и воспринимались как должное. Зелень сейчас буйствовала особенно, можно даже цокнуть хулиганила. На многих кустах и деревьях висели пока ещё зелёные плоды, заставляя оглядываться и облизываться. О грызях ровным счётом ничего не напоминало, но все прекрасно понимали, что наверняка они следят.

Проезжать предстояло через сам Куросынск, райцентр переименованый при Щебне, причём не только переименованый. В городе были открыты столовки того же образца, что на ОЗах, частенько можно было увидеть портреты Онотолея, а на постаменте на главной улице стояло яйцо куриное в натуральную величину. Поэтому казалось, что там вообще ничего нет. Ездил по населённому пункту уже Котран, потому как Бельч легко мог либо впереться на тротуар, как на велосипеде, либо при наличии препядствия дать газу и руль на себя, как на самолёте. Идиот, что с него взять.

- ТаГ, - сказал Эрлай, когда машина снова выкатилась из города, - Хотя у нас есть филькина грамота на получение гранатомётов, предвижу идиотские затруднения. Для того чтобы прошло более гладко, нужно лучше шифроваться под местных.

- А чо нам шифро-то, кло, - потряс ушами Бельч, - И так сойдём. Это только мы уши видим, а эти-то нет.

- Вот потому может и не сойти, что кло. Надо эт-самое, - раздумывал Котран, крутя баранку, - Ну допустим я это я, лисо хмм... нну для пущей убедительности можно имитировать что она моя ППЖ.

- Пэ Пэ чего? - подняла ухи Лисё.

- Походно-полевая жена, - усмехнулся Котран, - Я грю, имитировать.

- Да поняла, поняла.

- Так будет меньше пыли, и будем вести себя как обычные антропы... Ну Развел, как обычно вторым номером за кем-нибудь, и вполне сойдёт.

- Что, даже не поорать? - фыркнул Бельч, - Вот впух.

Чем ближе к объекту, тем чаще попадался транспорт сходной конфигурации, вывозивший барахлище для его использования не по назначению. Это немного выселяло пессимизм, ибо явно что с такой "филькиной грамотой" они там будут не первые. По сторонам от дороги тянулись по прежнему поля и куски леса, что также радовало.

На самом деле опасаться затруднений стоило, так как отдавать что-либо антропы очень не любили. Однако ввиду вышецокнутого, дерьмо случилось ещё задолго до, так что к приезду группа склад был уже занят военами из "легиона", как они это называли. Для пущей убедительности они вооружались арматурой и крышками от баков в качестве щитов, а в качестве тяжёлой артиллерии присутствовала мощная пожарная машина с водомётом. Судя по вынесеным в конторе окнам и лужам воды, бой тут происходил натуральный. Котран зарулил во двор и трое выбрались из машины, осматриваясь и думая, с чего начать.

К их удаче, в это время мимо как раз проходил полный идиот, командовавший легионом. Всмысле, тушка была не худая, и несколько бросался в уши блестящий металлический шлем и красный плащ. В одной руке он держал пучок какой-то травы, а в другой окорок.

- О! - цокнул Бельч, - Эй, человеко! Мы от Онотолея! Нам надо пыщ пыщ и какбэ эт-самое, адин адин.

Котран и Трикси подзакатили глаза и покачали головами.

- Ооо, какбэ риальне от Онотолея, сем сем, - ответствовал воен, изучая бумагу и одновременно с хрустом кусая окорок, - Какбэ да... а зачем вам такая прорва РПГ?

- Для сноса ветхих зданий, - пояснил Эрлай, - Я коммандующий 126й фалангой месткома упчк.

- Командующий 55м легионом упчк, адин, - поднял хохолок антроп, - Тогда да, всё помню. А вы что, собираетесь втроём везти это барахло?

- Ну это наши мешки, правда?

- Да не совсем, - чувствовалось что клоун только выглядит как клоун, а так вполне серьёзен, - Может вы совсем на пятёрочку. А вооружать любую шпану гранатомётами мне совсем не хочется.

- Грузу ровным счётом ничего не угрожает, - сказал Котран.

- Наслово не могу поверить.

Пришлось связываться с грызями воимя, хотя и им осторожный легионер нипуха не поверил, а согласился только после отзвона непосредственно в местком. Уж после этого трое получили возможность подогнать машину к воротам и начать вытаскивать ящики. Двое нагружали их на тележку, вывозили к грузовику и забрасывали в кузов, а Лисё внимательно следила за отсутствием диверсантов и прочего тупака.

- Штук полторы сотни выстрелов - за уши хватит, - сказал Котран, запихивая ящик по днищу кузова.

- А остальными фейерверк?

- Пух-с. Всего пару лет назад за такую ерунду об стнеку можно было убиться, это сейчас вот грузим как картофелины. Короче, остатки под опись и обратно на склад.

- И то верно, а то не нам одним вроде как может понадобится эта тупь.

Тупь была нагружена ровным слоем и заклинена от спонтанных полётов по кузову, после чего появилась благая возможность слопать заготовленный на дорогу корм и отправиться обратно. Ну и само собой, поржать и потрясти ушами. Вспоминать о содержимом кузова не особо хотелось, и оставалось только уповать на то, что грызи не совсем спят.

- И да, бузевау - заправка, - свернул на заправку Эрлай.

- А откуда у тебя деньги на столько дизтоплива?

- Вопрос резонен, - согласился кот, - Поскольку эт-самое, я послал идиотов продавать газ. На вырученное купили печеньев, оранж-соды и дизтоплива, потому как эта тупь на газу ни-ни.

Заправка как была так и осталась, но теперь на ней, как и во всей округе, заправляли идиоты. Ввиду этого их интересовало не только и не столько, может ли покупатель заплатить за топливо, а то куда он это топливо собирается использовать. Котран прямо сказал им, что везёт реактивные гранаты, после чего пришлось долго объяснять, что просто так бахнуть чисто позырить - полное распухяйство.

По возвращению предстояло не только откормиться, но и затем производить полное построение контингента для инструктажа по. Учитывая то что многие были довольны возможностью пошкериться по лесам, в лагерь они забегали на пару минут, только освободить сумки и набрать пяней, поэтому для того чтобы поймать их, требовалось постоянно дежурить у бытовки с холодильником. А воизбежание требовалось дежурить и у машины с боеприпасами, так что сие показалось буквально авральным режимом. В качестве табельного оружия дежурящим выдали длинную палку и по пять штук петард, в случае чего бахнуть, чтоб далеко слышно было. Последнее больше относилось к животному крупняку, каковой в районе водился, а теперь водился всё больше и больше. В самих Бигих Бирдах и окрестностях воены зачастую видали медведей и волков, правда пока отдельными кучками, а не реальными стаями. Тем не менее, по всему идиотству было чётко объявлено, что несъедение находящихся - дело рук самих находящихся...

- О! - Котран повернулся к Лисё, - Можешь плакат фигакнуть?

- Пфф... Опять фигакнуть, - лиска улыбнулась, - Да ладно, попробую.

Через некоторое время она действительно попробовала, и как всегда получилось вполне достаточно для того, чтобы сфоткать и отослать это крео в онотолиат, воимя. чтоже до общего сбора, то его удалось соскрести только к следующему утру, когда таки всевсе идиоты собрались на площадке возле машин. Надо цокнуть что с первого взгляда это была просто толпа обычных антропов, ничем не обобщённая, ибо даже нашивки с пепякоденсом не все удосужились прилепить. Однако при ближайшем расслушивании можно было заметить, что чущества ведут себя ни в пух не так, как это делали бы антропы. Не было слышно пустопорожнего сотрясания воздуха, а раз уж оно и случалось, то как правило вызывало ржач, едва не переходящий в истерику. Командир всей тупи не бегал взад-вперёд с вытаращенными глазами, а сидел себе на ступеньках бытовки и неспеша лопал пяни, дожидаясь пока подтянутся сонные сурки. Многие уселись носами на восток, так как там солнце пячило атмосферу и получались красочные разводы. Лисё, которую зацепило созданием плаката, опять схватила планшет и сидела зарисовывала. Наконец подтащились последние туловища.

- Стало быть так! - заявил Котран, - Сейчас я иду за дровами, остальным разойтись... Шутка, ё. В перую очередь переключение режимов - прекратить тупить.

- Что, совсем? - раздосадованный голос.

- Совсем.

- А что случилось?

- Событие. Оно заключается в том что на нашей подотчётной территории выявлены объекты, представляющие потенциальную опасность. Короче гря ветхие здания. Чтобы они не упали кому-нибудь на уши, нам придётся уронить их принудительно. Для этого, - Эрлай взял из-за двери метлу и снял с неё веник, тем самым открыв взорам гранатомёт, - У нас есть вот такие... СТОЯТЬ!!

Это с трудом остановило дуралеев, бросившихся позырить.

- Я же сказал перестать тупить. Потом все посмотрите. Так вот, есть такие штуки. Стрелять из неё ясный шиш можно и одному, но потребуется оцеплять место для того чтобы точно никого не задеть.

- Да кого тут можно задеть, тут нету никого!

- Не грызёт. Из наших тоже по городу шарились, так что эт-самое. Если не тормозить, достаточно быстро справимся и забудем про этот тупак. Жляцни?

Ещё бы не жляцни. На этом вводную часть практически закончили, и отправились непосредственно на место устроения разноса, погрузившись прямо на ящики с боеприпасами, потому что пока больше ничего не ездило, так как один из идиотов разобрал карбюры, а вот собирать у него получалось гораздо хуже.

Вывалили из машины уже возле сооружений, которые с непривычки казались непомерно высокими и какими-то неестественными, со своими ровными рядами окон. Котран поглядел, как одна идиотка прыгает на одной ноге, что неудивительно - на асфальте валялись кусочки стекла и бетона.

- Рыса, хоть сюда бы обулась, - фыркнул кот.

- Щщщ, - негромко шипнула та, прижимая уши.

- Оягребу. Так, ладно, смотрим сюда, - Эралай показал на дом, - Это то самое. Как мы можем наблюдать, эти тупи стоят группой. Если завалится один, где гарантия что не пнёт другой и он не завалится тоже. Поэтому с той стороны стоять на шухере надо подальше от вон того дома, это чисто? Для того чтобы исключить тупак, всем проверить радио.

После проверки радио единицы были разосланы на периметр вокруг, бдить, а несколько пошли прочесать сами строения, чтобы там никого не оказалось. Собственно, это было не зря, так как оттуда выгнали голубей, кошку и двух крыс. Бельч и Лисё отошли метров на триста, к асфальтированной дороге, за которой начинался лесок, в котором стояли разваленные деревянные домишки. С одной стороны маячили идиоты, с другой, на перекрёстке, тоже, так что проскользнуть через дорогу незамеченым вряд ли кому удалось бы. Ввиду не особо позднего утра зверьки были сонные, так что уселись на бордюр и глазели на зелень и небо, не упуская из виду и дорогу. Лисё потёрлась о грызуна бочком и лизнула его в щёку, так что оба довольно прихрюкнули, и были готовы сидеть так ещё пухову тучу времени.

В то же время с другой стороны периметра, за стеной очередного здания в весьма аварийном состоянии, осматривать местность отправились Запас и Рыса. Про первого можно было цокнуть только то, что это весьма крупная мышь; обычным выражением физиономии было как раз выражение мыши, смотрящей на крупу, вне зависимости от наличия крупы. Рысу же так называли, чтобы не называть крысой. Она была совершенно диким зверем, по сравнению с которым Бельч просто типичный общечеловек - в частности, ухитрялась как-то всегда обходиться без обуви и видимого утепления, но при этом не испытывать никакейших неудобств.

Едва они нашли хорошее место для обзора, где можно посидеть, как Рыса забеспокоилась, начав вращать головой и ушами.

- Что? - пожал плечами Запас, озираясь.

Та само собой ничего не ответила, да и нечего отвечать, собственно. Рыса ещё покрутилась на месте, после чего уверенно пошла к зданию, точнее его одноэтажной пристройке. С первого слуха всё выглядело совершенно обычно, да собственно так оно и было. Вдоль стены с выбитыми окнами на бетонной дорожке лежали куски стекла и камешки, далее на бывшем газоне разростались кусты, вылезая из-под сваленой на них вывески "супермаркет". И тем не менее чутьё чётко говорило, что здесь что-то да не так. Оглядевшись, Рыса бесшумно скользнула в открытую дверь подвала.

- Эй! Эй, гринго! - крикнул Запас, - Ты куда, семсотсемдесятсемь?!

Ответа не последовало, так что мышь начал нервничать и думать, как бы это не вышло бочком. Однако прежде чем он додумался до какого-нибудь тупака, Рыса высунулась обратно:

- Поди посмотри.

- Что там такое?

- Все так говорят, а ты пойди и посмотри.

- Ладно, только тогда выйди и торчи на посту, - проворчал Запас, - Так что там?

- Все так говорят...

- Да понял, понял.

Оглядевшись, Запас быстро преодолел несколько десятков метров и включив фонарик, сунулся в подвал. Ну подвал как подвал, гусака ему в лоб и перья в гузку. Присмотревшись, он увидел довольно большую дыру в бетонированном полу, куда судя по следам на песке и заглядывала Рыса. Воображения у зверька было полно, так что он опасался увидеть там чёрти что и подходил с крайней осторожностью; опустившись на колено, он посветил в пролом и ничего не увидел, так как глубина была велика. Фыркнув, мышь улёгся на пол и свесил в дыру голову, подсвечивая фонарём. Страх увидеть нечто пугающее постепенно уходил, и Запас задался вопросом, а чего тогда тут нашла интересного Рыса. Луч фонаря едва доставал до стен глубоченной ямы, которая имела какую-то ячеистую структуру - отдельные столбы грунта протягивались вверх через пустоту.

Только через минуту до него дошло, что пустота имеет громадную глубину и практически, дом, да и весь квартал наверное, стоит непойми на чём.

- Под ним ничего нет, совсем ничего!! - пробормотал Запас, быстро собираясь в обратку из подвала.

Теперь он уже не так смело топал по полу, боясь что тот просто обвалится в пропасть. Пулей вылетев на улицу, он бросился к Рысе, потому как радио осталось у неё. К значительной удаче, Котран сам переключался между постами, дожидаясь отцока о чистоте, иначе идиот вряд ли совладал бы с устройством связи трясущимися руками.

- Не-не-не-не-не! - затараторил он в трубку, - Взрывать нельзя вообще никак, тут ололо! Надо видеть, эт-самое.

Через пять минут Эрлай лично залез в тот же подвал и имел неудовольствие лицезреть данную геологическую аномалию. Посветив по сторонам, он подтвердил вывод о том что ничего нет, а поверхность держится в прямом смысле слова на соплях, то есть кривых грунтовых столбах. Естественно первым делом в голову пришло убраться подальше, что собственно и было сделано. Теперь все кто знал о, боязливо прислушивались к гулу КамАЗа, опасаясь провала под тяжёлой машиной. Однако жеж, удалось спокойно уехать за границу города.

- Нигде никаких провалов, ничегошеньки! - фыркнул Котран, - С какого шиша там такие пустоты?... Да кстати, кто нашёл?

- Рыса, - показал Запас.

- Каким образом нашла?

- Путём поиска, - не моргнув глазом, ответила она.

- Ясно. Ясно, что ничего не ясно. Теперь расслушаем, откуда мог появиться такой подарочек.

Расслушивание довольно быстро привело к промышленному объекту, каковой ранее имелся в городе. Выснилось, что помимо прочего там была шахта, откуда выкачивали медь - не вынимали, а именно выкачивали, растворяя кислотным раствором. На место породы закачивали пульпу с того же завода, и вроде как до сих пор жижа вела себя спокойно. Также не нужно было быть Онотолеем, чтобы при взгляде на спутниковую карту увидеть, что близко к месту раньше подходил выступ водохранилища. Раньше, потому как после закрытия гидростанции лужу слили, и пока что получили огромное болото. Вероятнее всего, вода как-то удерживала жижу от стекания в низины, а когда воды не стало - жижа обрадовалсь и слилась. Было достаточно чисто понятно, что рухни на такую "крышу" панельный дом - и как минимум он пробъёт дыру, а как максимум обвалится всё хозяйство, неизвестно насколько широко раскинутое. По крайней мере, ездить далее в город на машине сочли крайне нерезонным. Пришлось почесать тыковки.

- Надо узнать насколько простирается тупь, - показал по карте Котран и снова покосился на Рысу, - Чтобы в конечном счёте всю её и обрушить к собакам.

- Может, запросить г... - Лисё прикусила язык, - Г-г-городской онотолиат?

- Да, наверно. У них есть выход как раз на грызей, а у тех наверняка есть тупь для.

На этот раз однако это оказалось не так просто. Онотолиат ответил, что никаких свободных сил в данный момент нет, и таки надо постараться обойтись собственными ресурсами. Это вызвало.

- Я думаю вот чочо, - сказал Котран после того как прокипятил полученную кашу, - Надо таки попробовать свалить одно сооружение. Если оно провалит пещеру, можно будет увидеть, конец это её или нет. Сомневаюсь чтобы эта штука ещё и имела разветвлённую структуру.

- Штука по логике должна итти до самой шахты, ААА и ЕЧЧоЖА! - заметил Немало.

- Спасибо, кэп. Только вот какой идиот, в плохом смысле, будет рушить, не зная что он сам не стоит на пустоте?

- Надо бы эт-самое, ну тик-тик-тик-тик и ПЫЩ!

Поскольку натурального эт-самого не имелось, пришлось задействовать пяку. В ходе задействования оной был сгенерирован план по использованию для обрушения здания имеющихся гранатомётов, но без риска загреметь вниз. В бытовках были обнаружены, помимо всего прочего, пружины от дверей. Именно они были по скотски прикручены проволкой к РПГ, и посредством нескольких дополнительных железок давали возможность осуществить спуск очень лёгким нажатием. Настолько лёгким, что в качестве "детонатора" сошёл старый будильник, с коего сняли стекло - установленый должным образом, он просто стрелкой должен был надавить на рычажок и спустить пружину. Над чудо-агрегатом корпели несколько часов, прежде чем добились устойчивого срабатывания, и главное устойчивого несрабатывания.

Дальнейший план был прост, как изохлорбутандиен: предстояло установить гранатомёт прицелом в нужную точку, завести будильник и отбежав подальше, наблюдать за результатом...

- Аццкая кустарщина, - помотал головой Котран, - Но за неимением лучшего...

- Да вроде и ничего, - пожал плечами Развел, - Главное что сунуться туда никто не сможет, потому как сам-знаешь-что.

- Да, только вот кто поручится что сам-знаю-что не любуются гусями.

- Вряд ли, потому как сколько можно.

- Фигня в том что если кого-то прихлопнет, виноват буду я, - уточнил Котран, - И даже не с юродивой точки зрения, а по жизни. Виноват либо стрелочник, либо балетмейстер.

- Будем риальне следить, - пожал плечами Бельч.

За неимением других вариантов, этот тупак пришлось одобрить. Кроме того, следовало вообще завязывать с этим и возвращаться к той самой возне, ради которой всё и было затеяно. Балет был назначен на следующее утро, так как уже дело заворачивало к вечеру, только бы покормиться да отсурковаться. Последнее на свежем воздухе и после хождения ногами давалось на отличненько, так что свернувшись калачиком, Лисё через минуту дрыхла. Удостоверившись что лисо удобно устроилась, Бельч вылез из бытовки, в основном с намерением походить вокруг и попялиться на звёзды.

- Вот эти ребята, - показал на экран Ратыш.

На виде сверху было отлично видно, как "ребята" толкутся вокруг машины, совершая броуновское движение.

- С чего ты взял, что именно эти? - уточнила Фира.

- Дутыш прислал ориентировку на дуралеев, - пояснил грызь, - Которые специально набивались именно в 126ю фалангу упчк, даже не пытаясь выдумывать правдоподобное объяснение.

- Ну и что? Отсюда мордовой части туловища не видно жеж.

- Зато вот эта прога, - показал Ратыш, - Прекрасно определяет сложение этого самого туловища, с высокой вероятностью. Учитывая что их тут четверо - вероятность почти полная. С такой тупью йа их найду за пару часов в любом уголке Ёрфи.

- Весело, - согласилась белка, - А что насчёт определения огнестрелов?

- Нутк, вот они. По полторы единицы эт-самого на каждого.

- Надеюсь, они сейчас далеко от нашего объекта?

- Уж дальше чем выстрел, - фыркнул Ратыш, - Они пока в Куросынске, но непременно поедут в Бигие Бирды, тут уж и цокать нечего. Думаю, они не должны туда доехать.

- А Дутыш в курсах? - осведомилась также слушавшая Черника.

- Частично. Он цокал, что нужно быть осторожными, как лось на проволке, и не бросаться сразу расстреливать негодяев. Уберём агентов - враг решит что копает в нужном направлении.

- Так снова уберём, - зевнул Хорь.

- И будешь убирать их до скончания своих дней, тебя это устраивает? Да и вообще.

- Но у них волыны, - заметила Фира, - Мало ли что придёт на недоумие.

- Да, это осложняет, - согласился Ратыш, - И вызывает желание немедленно эт-самое. Но если они не совсем спятили, то сначала должны попытаться как-то прозондировать, за кем собственно они следят.

- А если совсем?

- Тогда дело упрощается до стрельбы по мишеням. Пока же будем считать главным вариант номер один и пристально следить, что они будут делать.

- В данный момент делают тоже что и обычно, - цокнул Хорь, - И тоже что в течении последних пяти часов. На пинглише это называется idle.

- Вот гусачины. Ладно, броневики, БМКшки у нас уже на месте, если хоть один дурак попробует приблизиться с оружием - пыщ. Продолжаем бдить, напух.

Через некоторое время Фира взяла на себя обязанности кэпа:

- Они прутся туда всем стадом, что не в пух.

- Кажется, собрались спрятать оружие в машине, - уточнил Хорь.

- Кажется, сейчас клиенты могут сделать ошибку, - фыркнул Ратыш.

Грызь переключил управление на один из броневиков, стоявший на далёких подходах возле дороги. Замаскирован он был на пятёрочку, сами проверяли, а на пулемёте стоял неплохой глушитель, так что план сбора перьев вырисовывался сам собой. Ратыш ввёл параметры для автоматической стрельбы, задав в качестве цели переднее колесо автомобиля.

- Пруд? - хихикнула Фира.

- Угу.

Пруд находился с другой стороны дороги, и хотя был весь заросший, глубину имел порядочную. Едва машина, катившаяся на приличной скорости, достигла некоторой точки, пулемёт с броневика выпустил пяток пуль. Через секунду они разорвали покрышку, взорвавшуюся с жутким хлопком, и "тоуота", как и мыслил хитрый грызь, пошла бочком, ухнула в кювет и затем отправилась прямиком в пруд.

Фира в это время уже направила на место орбитальный объектив, дабы услышать результаты.

- Впух, мне кажется ты их утопил всем скопом, - фыркнула белка, - А нет, вылазит. Раз, два...

Через пару минут вылезли все четыре экземпляра, и как рассчитывал Ратыш, не все держались бодрячком после полёта.

- Перья вот в чём, - цокнул он, - Может, они и без оружия рассчитывали на силовые действия. У них знаешь, дебилов куры не клюют, так что это запросто.

- Да, но теперь-то что?

- Теперь, если повезёт, количество дураков будет уменьшено до двух или даже одного. А это уже совсем другое кудахтанье.

- Как вы ухитрились-то?! - возмутился Котран.

- Ну это...Как раз к вам ехали, покрышка лопнула, - шмыгая носом, объяснил идиот.

- Натуральные идиоты. Ладно, сейчас быстренько увезём. Запас, возьми УАЗ и помоги этим... идиотам, слова другого нету.

Запас на машине был отправлен подобрать неудачников и отвезти обратно в Куросынск в медучреждение, так как один приложился головой, а другие огребли переломы костей. Оставалось надеяться, что их проканителят достаточно долго. После визита грызи отцокнулись, что это были те-самые; конечно это было ясно, но чтоб уж.

- Это были те самые? - уточнил Бельч, когда машина упылила.

- Угу.

- Ну и что ты по этому поводу думаешь?

- Думать что-то по поводу можно, имея по этому поводу какую-то информацию, - резонно ответил Эрлай, - И я ещё не настолько кот-рентген чтобы сразу увидеть, в чём соль. Вообще, работать надо. К тому же пока этот остолоп вернётся, уже успеем бахнуть разок.

- Ви-и, - сдержанно произнесла Лисё, - Обожаю когда что-то бахает.

Поскольку и так всё уже было готово, воены практически всем составом фаланги двинулись опять к городу, на этот раз пешком, чтобы не дразнить пустоты под ногами. С утра на небо натянуло даже что-то вроде облачности, которая вскоре стала конкретной и закрыла солнцепёк; так как стояла сушь, это не привело к духоте, а периодически поднимавшийся прохладный ветерок активно пячил. По этой причине не унывали даже самые унылые, которые здесь хоть и наблюдались, но в малом количестве. Эти антропы были из тех параноиков, что верили в теорию заговора и теперь считали, что нужно быть поближе к грызям воизбежание. Котран, да и все остальные, откровенно говорили психам, что они психи, но само собой это не имело никаких практических последствий. Психи считали гораздо большим психом постоянно дёргающегося Немало или Рысу, которая шлёндала по бетонной крошке босыми ногами.

Через пол-часа ходу напрямик через заросшие огороды групп оказался на предполагаемом месте проведения операции. при помощи спутниковой карты и компаса было установлено направление на шахту и соответственно предполагаемое местоположение подземной пустоты, которую уже окрестили "пещерой АлиБабы". Пятиэтажка, назначенная на проверку самостреляющего из-за будильника РПГ, находилась скраю высчитанной зоны; видок у сооружения надо сказать был такой, что хоть гусей выноси, и было непонятно как оно ещё стоит. Котран твёрдой лапой остановил идиотов, начавших дебаты по этому поводу и попытавшихся свалить дом вручную.

- Так, ты и ты - проверить нутри, вы вон туда, вы туда. Лисо, смотри вот за этой дорогой. Развел, прилаживай свою вундервафлю вот сюда.

Гранатомёт, пока ещё не заряженый воизбежание, приладили к дужкам бетонного блока, стоявшего посередь двора, и наладили спусковой механизм.

- Две минуты. Мы утечь успеем, никто притечь не успеет. И профит.

- Правда тут две минуты плюс-минус пять, - хихикнул Бельч, - Поэтому будем считать что около пяти.

С чердака пятиэтажки с громогласным курлыканьем вылетели штук десять голубей, отчего внизу стоящих посыпало пылью и перьями.

- Смотрите, вы что, собираетесь этой штукой свалить целое здание? - покосилась на устройство Лисё.

- Как факт, - подтвердил Эрлай, нацеливая гранатомёт, - Главное точнёхонько в стык панелей, вон слышишь где "крест"?

- И что там, волшебный боб который держит всё?

- Нет, - проржался Котран, представив себе сказанное воочию, - Но если резко выбить плиту, всё что стоит на ней рухнет вниз и потянет за собой остальное. Главное чтобы выбило.

- И каковы шансы на? - уточнил Развел.

- Сейчас и проверим, - Котран осторожно оставил установку и включил радио, - 126я, объявляю готовность на пять минут. Всем отбазариться о чистоте, начали.

После того как посты действительно отбазарились о чистоте, был произведён завод будильника, и тот начал тикать, приближая время выстрела. Трое без особой спешки, но и не тормозя прошли вдоль захламлённой улицы на означенное расстояние, после чего Лисё не удержалась достать видеокамеру.

- Что? - пожала она плечами, - Интересно же.

- Две прошли, - посмотрел на часы кот.

Как раз примерно в это время устройство взяло и сработало. Издали до наблюдавших донеслось резкое и мощное "БАХ", после чего сразу все увидели поднимающееся облако пыли, а крыша здания пошла вниз, скрывшись за деревьями. Спустя пару секунд раздался и грохот складывающегося бетона, а земля слегка содрагнулась от удара.

- На пятёрочку.

Как было выяснено в ходе последовавшего осмотра места, действительно на пятёрочку: гнилое здание превратилось в кучу бетона, не имевшую внутренних полостей, сухо выражаясь. Хотя сложился только один подъезд из трёх, было совершенно чисто, что таким же образом ничто не помешает обработать и остальные. Хотя применительно к данной ситуации, как раз таки могло и помешать, так как снова процокнулись грызи и сообщили, что идиот уже отвёз пострадавших в больницу и теперь чешет обратно.

- Тут полностью твой выход, Трикс, - сказал Котран, - Надо как-то убедить его, что нечего тебя ловить. Причём сделать это так, чтобы он думал что сам убедился в.

- Мдее... Ну да ладно, - ухмыльнулась лиса, - Как-никак я лиса, а это всего лишь антроп.

- В запятую.

Всего лишь антроп появился, когда ещё не успели подготовиться ко второму взрыву, и тут же был послан. Послан в оцепление, если это так можно назвать, поэтому пока всякие мероприятия по разжижению мозга откладывались до вечера. Пока что стоило поберечься, чтобы разжижение не наступило от попадания куска бетона. Окрестности снова огласились взрывом и шумом ломающихся конструкций.

Несмотря на то что воены по большому счёту только и делали, что ничего не делали, к вечеру все притомились, и с большой радостью отвалились на скамейки возле лагерной кухни. Правда, идиоты оставленные на ней подпалили перловку, смешанную с пянями и жляцни, так что кормиться пришлось полукашей-полупирожками. Которые, впрочем, прошли на ура. Чучело пока конечно не подавало никаких признаков активности, и вместе с прочими идиотами лопало корм. Пока суть да безделье, Котран отозвал Бельча за бытовку.

- Мне цокнули сам-знаешь-кто, что этот полудурок притащил таки с собой волыну, спрятал в бытовке. Надо бы что-то сделать для, а то стрёмно.

- Сопрём, - тут же заявил Развел, - Постой на шухере.

- Если что, громко скажу "Эх, пепяка!".

Потерев руки, грызун шмыгнул за бытовку, пролез под грузовиком и оттуда с хорошей позиции убедился, что клиент на месте. Вопрос состоял также в том, чтобы все остальные тоже были на месте, так как объяснять им что такое, совсем не в пух. А вот этого Бельч гарантировать не мог, так как уже смеркалось, да и угол обзора не позволял видеть, сколько голов сидит на скамейке. Ладно, раз уж эт-самое, так и. Проныкавшись за машиной, Развел высунулся возле двери, огляделся и как змея вполз внутрь, оказавшись таки образом под топчаном. Оказалось что это чрезвычайно правильно сделано, так как рукоятка торчала из-за досок стены как раз там, чтобы сверху не было видно. Тырил Бельч редко и всегда по делу, поэтому и не считал странным, что каждый раз получается без эксцессов. Вытащив пистолет и спрятав его за поясом, он прислушался и заключил, что пока нормально. Правда, тут же улизнуть не удалось, потому как в бытовку ввалились два идиота и принялись искать спички - к удаче, нашли их раньше чем заглянули под топчан, и тем же макаром испарились. И профит, подумал Развел, высунулся из дверного проёма и слился вниз, сныкавшись в густой тени. Слух точно подсказывал ему, что на пути никого нету... но это относилось только к тем, кто топает по земле обувью. Бельч чуть не вскрикнул, когда увидел за углом Рысу. Как всегда, та перемещалась совершенно бесшумно.

- Что стащил? - осведомилась Рыса, пожёвывая травинку.

Развел поглядел на неё и решил, что ну напух. Посему он предъявил волыну:

- Пистолет стащил. Думаю правильно сделал, не считаешь?

Рыса шмыгнула носом и почесала за ухом, так что на мгновение Бельчу показалось, что он видит вытянутую пасть и пушистые рыжеватые уши.

- Если хочешь, могу рассказать дальше, - предупредил Бельч, - Но никому ни-ни.

Судя по тому что Рыса просто кивнула, болтать было не из её любимых занятий. Через две минуты ствол был предъявлен Котрану, а грызун вкратце объяснил, почём перья.

- Чё за хрень, - фыркнул кот, осматривая железку, - Точно не российский.

- Это ладно, а что дальше-то? - задумался Развел.

- Вот тебе и. Сопрём, сопрём... Ладно, думаю так - расковыряем патроны, чтоб из него можно было только бумажными шариками стрелять, и положим обратно.

- А зачем вообще брали-то? - уточнила Рыса.

- Да впух, это же антроп! Гусак что в голову ударит, будут прострелы, напух надо.

Пока двое стояли на стрёме, Эрлай зашёл в бытовку, откуда донеслись звуки разбираемого механизма.

- Антроп... а ты не антроп? - резонно вопросила Рыса.

- Антроп это не только некоторое количество органики, но и софт, - сказал Развел, - Поэтому нет, не антроп.

- С этой точки зрения и я не очень-то антроп.

- Как раз ты не только с этой, - заметил Бельч, - Любой ноги бы уже давно рассодил в кровь. Как так? Или вот, ночью все в теплухи, а тебе хоть бы хны. Опять как так?

- Понятия не имею, - точно ответила Рыса, - А я вот не могу понять, почему Котран говорит, что он кот.

- Потому что он кот, - усмехнулся белка, - А я белка. Это у нас ещё много чего порассказать друг другу есть, нэ?

Рыса повела носом. На самом деле это была невысокая, среднего возраста на вид светловолосая самка антропа, но Бельч снова мельком увидел её так цокнуть вторую морду. Опять же, все сидевшие у кухни воены к вечеру накрылись куртками, а ей попуху, как была в майке и длинных шортах, так и осталась. Да я бы уже в мойву превратился, подумал Развел, ощущая холодок в воздухе.

- Эй, - Котран высунулся из бытовки и передал ствол грызуну, - Всё, заклинил, комар носу не подточит, типа осечка вышла.

- Понял, - кивнул Развел и пошёл сувать пистоль на место.

Тем временем Лисё, не пропустившая мимо ушей все базары, не упускала обстановку из-под контроля и усекла момент, когда можно было бы рассчитывать подцепить на крючок глупую рыбу. Она вызвалась помыть посуду, а поскольку мыли её на некотором отдалении от кухни, там была возможность поговорить втихоря. Рыба сделала пару кругов и заглонула приманку. Единственное, что теперь следовало проследить, сказала себе Трикси, это не переигрывать.

- ... Ну я про себя не могу сказать, что я лис или что-то там в этом роде, - щебетала рыба, - Но вот людей тоже терпеть не могу!

- Что значит "тоже"? - фыркнула Трикси, - Я вполне могу терпеть людей.

- Ну и я про это, конечно, - сыграл обычную шарманку тот, - Я в смысле что эти существа, грызи, гораздо лучше.

- Да нет, они просто другие. И сами так неоднократно цокали.

Это ввергло рыбу в достаточное унынье, чтобы Лисё убоялась как раз переигрывания. Однако как выяснилось, зря.

- Эх, хотел бы я иметь возможность поговорить с белкой...

"Тупо" - подумала Трикси.

- А зачем? Я вот как-то разговаривала с одной, и собственно никакого высшего знания не огребла.

- Сирьозно?!

- Что сирьозно, про белку или про знание?...

Дальнейшее было делом нескольких минут, чтобы рыба просто заметно невооружённым ухом потеряла всякий интерес к Лисё. Более того, буквально через десять минут она, рыба, сообщила Котрану что срочно сваливает в Куросынск. Тот по мере сил изобразил негодование, назвал рыбу идиотом и для пущей верности отказался давать машину. Нехай дотопает, не до Африки. Рыба негодовала, уже без притворства, но делать было нечего, пришлось ему ждать утра и затем действительно топать пешочком.

Что же до зверьков, так они собрались возле бытовки, надеясь на то что тупак успешно исчерпан и теперь вообще всякая тряска войдёт в спокойное русло. Кроме того, было интересно узнать что за черти Запас и Рыса, так как на антропов они никак не походили. Кудахчущие быстро выяснили, что у них много общего, хотя были и заморочки: Рыса и сама не могла объяснить, как ухитряется жить в лесу зимой и не замерзать, не будучи пушной. Остальные этим всё же не баловались.

- Я думаю соль в том что вы и не пробовали, - сказала Рыса, - Вы просто знаете, что человек в таких условиях замёрзнет.

- Так небезосновательно, - хмыкнул Котран, - На то есть физика, какбы.

- И какой физикой объяснить эт-самое? Что значит "физика"? - понесло Рысу, - А ты уверен, что у тебя за спиной бытовка не превращается в пяни?

- Не уверен, хотя и вероятность крайне мала.

- Вот, потому что никто за бытовкой не следил. Также и тут, пара идиотов замёрзла, а обезъяны подхватили повторять.

- На мой слух перегибаешь, - сказал Развел, - Всё-таки согласись что скорее такие как ты нечастое явление, чем наоборот.

Умничали ещё долго, но само собой ни к каким резонным выводам не пришли и разошлись таки дрыхнуть, потому как на утро предстояло продолжать балет.

Ратыш протёр глаза, довольно уставшие от долгого глазения в монитор, и испил ещё чаю. Литров восемь уже ахнул за день, заметил грызь, замок на кружку поставить, чтоли... Ладно, сначала песок. Благо как вырисовывается, песок уже практически весь высыпан, осталось разровнять.

- Ну как тама? - сонно цокнула Фира, не открывая глаз.

- Пока гладко. Наша рыба ушла в затон "больница", и судя по тому что не собирается возвращаться к объекту - дело сделано.

- Ох суслики, ох щенки. Хорошо бы уже. А что ягода с хищником поделывают?

- Распухяйничают, - хихикнул грызь, - На самом деле поехали пускать леталки в болото, которое на месте бывшего водохранилища. Трясущие хотят знать, чего там происходит.

Фира прицокнула и перевернувшись на другой бочок, прикрылась хвостом. Грызи как обычно с удобством расположились возле машин на свежем воздухе, кипятили чай на костерке, грызли орехи и вообще всячески морально слогались.

- Всё-таки тут очень хорошо, Ратти.

- Воу. А где тебе было плохо? - резонно уточнил тот.

- Йа имею вслуху, лучше чем где-либо в другом месте на Ёрфи. Я тут давеча даже маленькую белку с бельчатами видела, - улыбнулась большая белка, - Такие пуховые, жуть.

- Угу, вот она сейчас про тебя тоже самое цокает небось.

- Да. Но смотри, может прикрывать всю эту деятельность, раз решили что профит достигнут?

- Впринципе да. Ещё может немного последим за, для полной уверенности в, и тогда эт-самое.

К этому времени Черника и Хорь натурально обозревали огромное пространство, залитое довольно зловонной чёрной жижей, с трудом тянущей на название донного ила. С самого берега эта ерунда уже засохла, образовав пустырь, на который грызи и вкатили свои машины; дальше на несколько километров шла сплошная лужа. Невдалеке виднелись даже остовы деревни, затопленой ещё во время наполнения водохранилища: обросшие илом полусгнившие постройки выглядели весьма странно.

- Обросшие илом полусгнившие постройки выглядят... - цокнул Хорь.

- Напух, Хо, я не слепая! - отмахнулась чёрная, - Ну-ка пни номер третий, тупит.

Грызь перевернул набок стоявший на песке беспилотник и проверил крепление контактов в радиоаппаратуре; делал он так не зря, потому как винты внезапно дёрнулись и крутанулись, а сувать под них лапу - не самое приятное дело.

- Вроде всё, - отцокнулся рыжий.

- Пробанём тогда.

По командам с пульта аппарат, представлявший из себя этакое сплюснутое подобие атомиума с винтами внутри, с жужжанием поднялся, подняв тучку пыли, и завис в воздухе. Снизу болталась банка, которой не мудрствуя зачёрпывали образцы фигни. Черника направила машинку подальше на поле жижи и стала осторожно спускать к поверхности - утопить инвентарь в этой тине никак не хотелось. Зачерпнув кусок банкой, аппарат снова взлетел повыше и вернулся к грызям, где Хорь вытряхнул содержимое и запихал в пробирку с герметичной пробкой. Вот чего-чего грызи расходовали кучу - так это таких пробирок для образцов, что впрочем только радовало. Ибо если есть что образить - то хочешь делай а хочешь нет, а вот если нечего - то нечего. Исходя из этого, грызь наклеил на склянку бумажку с номером и сунул в ящик к десяткам таких же.

Балет же должен был быть продолжен, и он был продолжен. Для этого как обычно требовались трясущие и статисты; и то и другое в наличии более-менее имелось, так что более препядствий для того чтобы очистить территорию от внезапностей, не наблюдалось. Групп снова тем же образом выдвинулся пешком в город. Некоторые тащили в рюкзаках энный запас гранат, а Развел как идиот пёр 15-литровый баллон жърчика.

- Ну что Лисо, теперь ты домой, раз уж того? - осведомился Котран.

- Надо бы, - подёрнула ухом она, - Но не поеду. Как ни странно, я уже давно в лесу по настоящему не была, так что теперь не оттащишь.

- И это правильно. А вот смотрите, у нас тут уже набралось достаточно опушненцев, - заметил Эрлай, - Чтобы такого отчебучить по этому поводу?

- Провести замеры, у кого хвост длиннее! - тут же сказала Лисё, - Что? Я сказала - хвост, всё!

- Как вариант, - заржал Развел, - Но йа думаю кот имел вслуху что-то вроде "создания нового революционного фронта за освобождение Земли", если я правильно понял.

- Да, ты правильно понял. Правда до конца так и не знаю, как именно это сказать и чочо вообще это такое.

- По крайней мере раз уж мы тут эт-самое, можем как минимум расслушать вопрос, ога.

Трикси подёрнула Бельча за рукав, кивнув в сторону антропов, которые косились на компанию.

- А попуху, Триксён. Они всё равно нипуха не понимают.

- В этом и загвоздка, - буркнул Эрлай.

- Ладно, не ломай голову. Ломай строения.

Что ни цокай, а сломать предстояло ещё порядочно, а учитывая надобность перемещаться пешком и таскать РПГ, как хрестоматийные анти-танковцы, дело грозило слегка затянуться. Котран решил, что если станет понятно затягивание, стоит отвезти холодильник образцов в приёмку и пусть дальше уже стоит сколько влезет пустой. Или с жърчиком.

Следующим пунктом было выбрано девятиэтажное здание, одно из немногих столь высоких; кроме того оно торчало рядом с другими, и была призрачная надежда на эффект домино, хотя конечно всерьёз никто на это не рассчитывал. Тем не менне, взрывали именно с той стороны, в которую хорошо было бы упасть зданию, чтобы задеть соседнее. При этом гранатомёт поставить оказалось ровным счётом не на что, кроме как взгромоздить на подоконник третьего этажа в этом самом соседнем и привязать к обрывкам арматуры. Радиаторы отопления, как и всё прочее железо, тут уже давно было срезано на лом.

Дело осложнялось присутствием голубей, которых требовалось выгнать, а также общей ветхостью строения. Лестница неиллюзорно похрустывала под ногами, так что ходить по этому кладбищу железобетона было довольно рисковано. Тем не менее, в конце концов всё оказалось готово, статисты снова разосланы на наблюдательные посты, а стеносносилка заряжена. Будильник завели на время побольше, после чего оставалось, как и во всех остальных случаях, отойти подальше воизбежание.

Солнце светило в совершенно чистом небе, жужжали насекомые и чирикали птички. На бетонной плите сидели четверо, а именно Лисё, Котран, Бельч и банка жърчика. Причём четвёртое постепенно распределялось по остальным троим. Трикси с высунутым языком установила видеокамеру, потому как здесь было гораздо лучше видно, чем раньше.

- Ну давай уличный маг, покажи нам фокус, - вздохнул Эрлай, сверяясь с часами.

Через пол-минуты механизм сработал, и сначала было отчётливо видно только фонтан пыли, выброшенный непосредственно взрывом. Туча оседала, а дом как стоял так и продолжал. Это было довольно не в пух, ибо ходить рядом с недовзорванным чем-либо - не в пух. Однако строение подумало и начало обваливаться, верхняя часть начала съезжать с опоры, совершая при этом поворот вокруг своей оси. Раздался треск ломаемых плит, и нижняя часть окуталась уже конкретной пылищей. С нарастающей скоростью вся ерунда ухнула вниз, издавая грохот и поднимая ещё пыль, но вот удара массы о землю не почувствовалось. Вместо этого все заметили, что туча пыли быстро погружается ниже уровня грунта. Это само по себе намекало, однако через несколько секунд соседний дом, высотой в те же девять этажей, просто сложился и исчез под землёй. Точно так же вокруг места взрыва начали проваливаться столбы, деревья и целые здания.

- Стрелять-колотить...

Уже стало заметно, что стоит гул от смешанного грохота рушашегося, а с места наблюдения было видно, как проваливается дорога - причём конкретно так, пыщ вниз и нету! Из провала, который разрастался с большой скоростью, повалила всё та же пыль, и наблюдателей обдало волной сырого холодного воздуха.

- Всем постам, уходить от места взрыва, бегом!! - крикнул Котран в радио, - Валим отсюда.

- Ты думаешь что? - уточнил Развел уже на бегу.

- Мысли! Лучше лишний раз пробежаться, тебе не кажется?

Периодически оглядываясь, они убедились что это не зря, ибо тот дом возле которого они раньше сидели, тоже ухнул вниз. Впрочем особо кроссировать не пришлось, так как грохот явно стих и появилась возможность отдышаться и осмотреться. А позырить было на что, потому как вместо плоской местности теперь красовался натуральный каньон изряднейшей глубины и ширины с половину бывшего города. На дне вперемешку лежало всё то, что раньше находилось на поверхности. Видок был достаточно сюрреалистический, чтобы все кто видел помотали головами.

- Капец будильнику, - точно сказала Лисё.

Камень седьмой: нулевой цикл.

- Бу, го, га. Теперь тут как в Колорадо.

- С шиша?

- Так жара и каньон.

- А. Не, этот каньон куда более каньонистый, чем тот.

- Главное чтоб по жукам было не так, как.

Небольшой групп неспеша шлёндал по дну провала, осматривая его стены на предмет ответвлений. Предварительное прослушивание выселило пессимизьм, так как "каньон" доходил до самой бывшей шахты, каковая тоже до кучи осела вниз. Тем не менее, все согласились что следует обшарить основательно воизбежание последующих сюрпризов. Внизу площадь перегораживали хребты из грунта и прочие образования, явившиеся после обрушения пустоты, так что карабкаться там оказывалось не так просто, как хотелось бы. Периодически приходилось устраивать остановки для мжвячности, и снова употреблять не что иное как пяни, каковых был полон рюкзак; групп при этом залезал на очередной холмик и оттуда обозревал панораму. Панорама надо цокнуть была тоже ничего себе, и если высокие деревья при падении переломало, то кусты зеленели как ни в чём ни бывало, взрытый песок постепенно выветривался и по краям покрывался свежей травкой. Вдобавок понижение грунта вызвало пробивание нескольких ключей, и теперь среди низменности наполнились несколько озёрец, поблескивающих водной гладью под солнцем. В этой яме Лисё, Котран и Бельч чувствовали себя, как муравьи в следе от гусеницы.

- Тут из области звонили, - сказал кот, - Панику подняли, как гусь знает что. У них видите ли сейсмостанция зафиксировала эт-самое.

- Ой, можно подумать, - фыркнула Трикси.

- Вот я им примерно тоже самое сказал. Тут по "Ситролу" ещё гусак не валялся, чтоб на всякую ерунду отвлекаться. Ещё и эти идиоты...

Под идиотами он на этот раз имел ввиду тех антропов, что испугались обвала и убежали. На самом деле вызывало сомнение, что они так добегут без передышки хотя бы до Куросынска, но тем не менее количество пригодных для работы рук сильно сократилось. По крайней мере, повезло со сносом ветхих строений: все которые не провалились, рухнули от подвижек грунта. На самом деле рухнули вообще все, даже не ветхие, так что вопрос отваливался.

- Ладно, сейчас закончим обход, а завтра к теме, - сказал Котран, глядючи на небо.

- Йа ещё вот что вздумал, - заметил Развел, - Ну семечки и споры можно насобирать. А вот как зверьков отлавливать, семьсотсемьдесят?

- Путём отлова. По всем схожим подразделениям делают ловушки, отлавливают, выщипывают пух. И кстати с насекомыми такая же бадяженция.

- Оягрызу.

- Омыгрызём, - уточнила Лисё, - На это жизни не хватит. Тем более что эти дурни сваливают просто подчистую, и никогошеньки не остаётся для.

- Для остаёмся мы, - резонно показал вокруг Бельч, - И нас хватит. Вообще не спеши, лисо, потому как совершенно незачем.

Лисо оглядела песчаную панораму, сонно жарившуюся под солнцем, и сочла за лучшее согласиться. Трое продолжили исследовать склоны обвала на предмет входов в другие пустоты, для чего приходилось карабкаться по валунам, искрошеным бетонным плитам и тому подобной шушаре, и заглядывать в любую подозрительную яму на склоне. Шаря в очередной впуклости, Бельч услышал как Лисё фыркнула и засмеялась.

- Да я совсем, - ответила она на вопросительный взгляд, - Хотела шутки ради подёрнуть тебя за хвост!

- Кстати о, - заметил Котран, - Это вообще факта-то неслабая, насчёт хвоста. Ну-ка, в какую сторону у меня сейчас уши смотрят?

- Вперёд, - пожал плечами Развел, мельком глянув.

- Аналогично, - подтвердила Трикси.

- Прави... хотя, - кот сам задумался, - Это я так чую, что вперёд смотрят. Но зеркала-то передо мной нету, да и быть не может.

- Поч?

- Пот что я не сумасшедший и в зеркало такого не вижу, - резонно пояснил Котран, - Уи?

- Уи, мы тоже не видим, - кивнула Трикси, - Как вампиры, напух.

- Ладно, с нами более-менее ясно, пятёрочка налицо, - усмехнулся Эрлай, - А вот провести бы следственный эксперимент с Запасом, или что ещё хуже с Рысой.

- А Рыса у нас кто?

- Это все остальные кто, а рыса она и есть рыса.

На этом теоретическую часть закончили и продолжили поход, завершение которого уже маячило в виде накренённой коряги, оставшеся от дерева ещё очень давно. Оттуда трое начали обход провала, и теперь таки закруглились. Как и предполагалось, никаких ответвлений бывшей пещеры не обнаружили, так что натурально можно было забыть про тупак. Однако вид на провалившуюся вниз местность чем-то не давал покоя, и вскоре Котран понял, почему.

- Ъ! - сказал кот и резко остановился, так что на него налетели остальные, - Эта яма поперёк пути в Куросынск!

- Да ладно, наверняка можно объехать, - цокнул Развел, - Или нельзя?

- По-моему, нельзя. Вот тупь... Придётся ещё разведку учинять, чтобы знать как отсюда выехать. Нам ещё неизрасходованные боеприпасы возвращать, между прочим.

Пока же предстояло покормиться, для чего групп вернулся в лагерь. Там их ждало некоторое торможение, связанное с тем что возле кухни стояла гусеничная машина грызей, а четверо таковых перецокивались с военами, ухахатываясь и мотая ушами. Вдобавок одно грызо, самка, была ещё и чёрной окраски.

- Теперь ты понял, почему я так удивлялась насчёт "раз - и грызо"? - спросила Трикси у Бельча.

- Угу.

Действительно все трое ощутили некоторую странность того, что им не особо странно видеть столь здоровенных разумных белок. Да и вообще впечатление было непривычное, несмотря на всё предыдущее.

- О, а вот и эт-самые.

- Что стряслось? - осведомился Котран.

- Да ничего, слава гусаку, - цокнул грызь, - Просто заехали посмотреть.

Тем временем Лисо спикировала на ближайшую белку, которая оказалась рыжей.

- Белка-пуш... Можно?

- Эх, мешки наши тяжкие, - цокнула та, - Ладно, давай.

- УУууу... - Трикси зарылась лапками в пушистейший хвост и потискала его, - Спасибо. Кстати у нас есть кое-кто с таким же, хотя и без него.

Взварив чай, компания уселась обкудахтать. Постепенно начинало вечереть, а на небо потихоньку заползали облачка различной конфигурации. Следует уцокнуть, что все присутствовашие носы в очередной раз с интересом глазели на интерференцию и дифракцию света, сухо выражаясь, а короче - любовались закатом.

- Но вы соображаете, грызо, то мы тут не совсем антропы? - уточнил Котран.

- Угу, - кивнул Ратыш, - Правда не могу цокнуть, почему именно.

- Да мы тоже не можем, - хмыкнула Трикси, - Но тем не менее.

Бельч же сидел в некотором апухе, развесив свои псевдо-уши: вид пушных грызунов, и главное грызуний, приводил его в исключительно разжиженное состояние.

- И куда дальше посыпется щебёнка, образно выражаясь? - философично спросил кот.

- Ну, это уж гусаку одному известно, - пожала плечами Черника, - Это дело слишком отдалённого будущего, так что тут можно чисто поржать...

Естественно, так и сделали.

-... Да. А в оперативном плане стоит продолжать кудахтать по текущим темам, - продолжила чёрная, - Знаете, сколько отморозков в СИП загоняют?

- Чочо такое СИП? - уточнила Лисё.

- Сетевое Информационное Пространство. Это какбэ виртуальная среда для заключённых.

- А чочо такое отморозки? Всмысле в данном случае?

- Могу показать, - цокнул Ратыш, включая проектор на стенку бытовки.

На видеозаписи было видно, как по дороге шлёндают двое, он и она, порядочно нагруженные рюкзаками. Не сказать чтобы особо неожиданно, из кустов по обе стороны дороги появились толпы человек в двадцать молодчиков с цепями и просто палками в руках. Стадо надо заметить на этот раз выглядело исключительно как стадо. Окружив двоих плотным кольцом, смельчаки разогревали себя ругательствами. Двое встали спина к спине и небезосновательно выглядели зашуганно. Через некоторое время вперёд выдвинулся главнюк стаи, изрядно пожилое лысое чмо в очках.

- Ну что, суки?! - разнёсся писклявый истеричный голос, - Не по человечески жить захотели?! Свободы захотели, убдюдки поганые!? Сдохните!!

- Обойдёшься, - сухо произнёс мужик в центре круга.

Из центра враз ударила волна синего дыма, раскидавшая обезьян, как кегли. Когда они начали приходить в себя, к месту уже подъехали два автобуса с ОМОНом, и дальше только и слышалось, что перемат и звук работы сапог...

- Ну йа примерно про это, - пояснил Ратыш.

- Угу. Ангары под это дело уже отгрохали - оягрызу, - добавила Фира, - Миллионами грузят, без преувеличения.

- Как в "матрицу"? - почесала за ухом Трикси.

- Ну до, - кивнул Развел, - Йа-ж давно цокал, чочо пора.

- Так вы в целом чочо поделываете теперь? - спросил грызей Котран.

- Сидим, чай пьём, - само собой ответил Ратыш, - А так, трясём как раз вот по этой теме, что была уцокнута. Вор как-грится должен сидеть, и даже не в тюрьме, гыгы. А вы что поделывать думаете?

- Да тоже самое, трясти, другого слова нету.

- Ну тогда удачи, - цокнула Черника, - Нам ещё кой-кому погром сегодня устроить надо, пойдём.

Распрощавшись с военами, грызи залезли на БМК и упилили.

- Это были грызи! - показал им вслед Бельч.

- Спасибо, кэп.

На очередном общем Совете Трясущих грызи заслушали краткие, по возможности, отчёты о прохождении Щебня. Ровным счётом все они содержали ободряющие цифры и факты, каковые заключались в значительно опережающем по темпам переселении на ОЗы, увеличение количества обдуманно сотрудничающих, и так далее. Немало ушей довольно тряслись из-за того, что в рамках операции "Ситрол-Це" был собран уже очень приличный фонд биовидов, хотя ещё больше предстояло собрать. Алсо со скрипом, но всё же был приподнят вопрос об экономической составляющей. Коротко цокая, а так и цокали, цацкаясь с разными идиотами, грызи затратили уже невыносимое количество Дури, не упоминая уже прочих ресурсов. Жабоносцы вынесли на повестку тему об открытии второго фронта операций, с главной задачей в виде извлечения элементарного профита.

Со сжатым до двадцати минут цоканьем выступили четверо грызей, которые не мудрствуя предложили делать ставки на внепланетную индустрию и удалённое управление. Упрощённая схема ( а опять таки, усложнять её никто не собирался ) заключалась в том что антропской организации продавались товары, на вырученные средства нанимались туловища, которые за эти средства потом приобретали исходные товары же. На самом деле было крайне непросто объяснить среднему сквиру здешнюю экономическую модель, поэтому как только основная соль оказалась очищена, ответственной группе единогласно предоставили разбираться с этой тупью лично. Следует уцокнуть что единогласность случалась не так уж часто, но уж в этом случае точно.

Ответственная группа ни разу не сомневаясь, начала рассчёты для создания автоматизированных промзон на Луне и даже далее, на спутниках газовых планет и Меркурии. Поскольку туда обычный радиосигнал шёл долго, в таких случаях применялись сверхсветовые аппараты-ретрансляторы, буквально перевозившие на себе радиоволны. Чтоже касаемо типов процессов, которые могли бы быть подконтрольны антропским операторам, то их тут же набралась пухова туча. Одного только высокоточного провода сквирская промышленность могла зажевать такие астрономические количества, что сколько ни делай - всё равно мало будет.

Всю эту погрызень вцелом, как и многое другое, предстояло окинуть ухом Раждаку и Пухерье, что они собственно и совершили. При этом оба грызя ощутили некоторое сдавливание шеи, посмотрев на теоретические возможности расширения подобного производства. По самым минимальным подсчётам огромное население Ёрфи могло обеспечить очень много трясов; для того чтобы трясти, не требовалось какой-либо специальной подготовки, а нужен был только мозгъ. Причём на этот раз - чисто в физическом плане, как набор нервных клеток, а на это кое-как можно было бы рассчитывать.

- Так себе трясы из них, - фыркнула Пуха, - Но количеством возьмут. Единственно, совсем не хочется с ними вообще связываться...

- Да кому захочется, - вздохнул Раждак, - Но мы и так с Ёрфью влипли навсегда. Вывести силы нельзя ни в какой обозримой перспективе, поэтому собственно и решили совмещать неприятное с полезным.

- Это понятно. Но как быть, если эти гуси полезут в космическое пространство?

- Именно эти гуси в пространство не полезут, - цокнул грызь, - Вообще. Там не перед кем распушать хохолок и красоваться новыми штанами...

- Кстати у меня новые штаны! - показала Пухерья, и свалилась в кресло от хохота... всмысле, из-за хохота. Кресло было не от хохота, а от управления.

- Да, - проржавшись, продолжил Раждак, - Но ты понимаешь, о чём йа. Даже если подарить им всё что необходимо, никакого толку не будет.

- Поч?

- Пот что вопреки их постоянным заявлениям, у них как раз есть предел того, на что они способны. Йа естественно имею ввиду - на данной стадии развития. А учитывая что развитие тут в основном относится к Стаям, а не к самим антропам, то пока что - никакого космоса. И это "пока" думаю относится к весьма многим столетиям. Абсолютно неслушая на то, что мы не собираемся препядствовать их разработкам в любой области.

- Угу, не собираемся, - фыркнула белка, - Только вот поздно, НАСА давеча объявило о своей ликвидации. Сотрудники, курицыны сынки, разбежались, и дело в воду... В прямом смысле в воду.

- Это уже ихние мешки и предмешочья, - потёр когти Раждак, - На Совете чётко отцокали, что многопушие не собирается цацкаться с антропами до посинения. Помощь в разумных пределах, по рукам за хулиганство, и хватит с них.

- Кстати чем конкретно нам грозят все эти измышления?

- Конкретно - изрядной вознёй по транспортировке к Ёрфи оборудования для строительства промзон. А также спортивным метанием биссера перед хрюшками по поводу того, как так мы размещаем свои промзоны на ихней Луне.

- Всё ещё? - вздохнула Пухерья.

- Пух, йа что сейчас цокал? Даже не думай, что они научатся. Мы с тобой этого точно не увидим.

- Да и начхать. Ну что, уважаемое кротэ, посчитаем?...

Посчитать им предстояло изрядно, и выяснить, проще ли сделать что нужно на Миркасе, или тащить через пол-галактики из других систем. Как нетрудно догадаться, транспортировку больших партий груза осуществляли всё те же "Ёлки", на этот раз с транспортными контейнерами астрономической вместимости. С ними надо уцокнуть корабль выглядел, как ёлка с огромными орехами на ней.

- Послушай ещё вот какие цоки, - цокнула Пухерья, попивая чаёк, - Постоянно кудахтая о разнообразии жизненных форм, мы слегка упустили из виду, что у нас в наличии на Ёрфи. Йа имею ввиду зверьков, у некоторых из которых мозг больше, чем у антропа.

- Ну насчёт упустили ты перегибаешь, - заметил грызь, - Есть групп, который работает по этому поводу. Они достоверно расслушали, что на Ёрфи есть действительно немало видов зверьков со сложной ВНД, каковые у нас попали бы под категорию почти разумных.

- Это означает, что их разумному мышлению мешают только непринципиальные причины, - припомнила Пуха, - Типа отсутствия хватательных конечностей и невозможности связной речи.

- Спасибо, товарищ Очевидность, - улыбнулся Раждак, - Да, ты разве не знала о том что?

- Не, как-то пролетело мимо ушей. Так что там нарыли?

- Нарыли, что вполне возможно разумных ёрфийцев куда больше, чем кажется с первого слуха. И главное, у них другие атрибуты.

- Если ты об этом цокнешь нашим любезным мартышкам...

- Да ещё как цокну, - заверил Раждак, - Только в плане ознакомления, а не как вопрос.

Грызи слегка присхватились за голову от перспективы очередного тупака, но вспомнили что для подобных целей был сформирован особый отряд свеженьких добровольцев, и повеселели. Настолько, что отсек Ёлки в который раз огласился хохотом.

Кое-кому же предстояло сначала найти новую дорогу вокруг провала, а затем отвезти на склад оставшееся вооружение. РПГ, устроивший весь фейерверк, найти было невозможно, ибо его погребло под обломками целого здания и наверняка исковеркало до негодности, так и гусак бы с ним сорок раз.

- По-моему, наступили времена чистых орехов, - трепался Бельч, в то время как трое опять тряслись в кабине грузовика, - Планету олухи уже не тронут, так что можно трясти в своё удовольствие.

- Кажется ты и так тряс, - заметил Котран, - Просто перетрясал.

- Да, но одно дело эт-самое, а другое того.

- Надо было попросить грызей прокатиться по орбите, - сказала Лисё.

- Лись, это же гры-зи! А у тебя не ушах не написано, что ты лись. А у грызей ВКО.

- Верховный Капитан Очевидность?

- Встроенная Крысиная Осторожность.

- Ну и ладно. А хвост всё-таки пушшшной, - хихикнула Трикси, припоминая хвост.

Некоторое время все лыбились, вспоминая впечатления от встречи с настоящими грызями.

- Да, хвост-фигост, - заметил Котран, - Нам знаете ещё что понадобится? Пластиковые бутылки.

- Напушища?

- Из них по инструкциям онотолиата удобно делать ловушки для насекомых и мелких зверьков калибра мыши. Алсо хотелось бы увидеть проволку...

- Вуаля, - подняла с пола проволку Лисё.

- В количестве много, - уточнил кот, - Ибо эт-самое. Всмысле, много надо устанавливать ловушек, на длительное время. Жляцни. С бутылками ещё ничего не будет, а вот провод будет рваться, теряться, и так далее. Поэтому хотелось бы набить закрома.

- Поехали на барахолку поменяем пару гранат на моток проволки... шутка.

Само собой шутка, ибо купить что-либо, даже не за деньги, тут мало кому приходило в голову в том случае, если есть хотя бы призрачная воможность достать это прямым способом. Тем более что и проволки нормальной, как правило, пуха с два где найдёшь, кроме как в трансформаторах. Ввиду этих условий, компания после разгрузки барахла на склад поехала в Куросынск, искать тамошнюю помойку. Новое думание и всё такое это конечно, но вряд ли у кого дошли руки тут же ликвидировать залежи дерьма, каковые откладывались в течении десятилетий. Кроме того, ликвидировать их особо никто и не собирался, потому как если не наваливать новые горы - старые довольно быстро зарастут бурьяном и канут в небытие, где им и место. Немудрено что пришлось выслушать немало ржача от местных в плане ответа на задаваемый вопрос:

- Помойка где? Везде, бугагга...

Тем не менее, свалку всё таки обнаружили и остановив транспорт у чисто демонстративного ограждения из проволки на кольях, задумчиво прошлись вдоль отвалов, сухо выражаясь ТБО, а нормальным языком - говнища. В воздухе несло обычным запашком помойки, а над самыми высокими терриконами мусора тянулся серый дымок. Стоял изрядный гвалт от стаи чаек, кочующих над свалкой кругами.

- О куры, - зажмурилась Лисё, - Какой кошмар.

- В таком случае настоящие полигоны тяф лучше не видеть, - заметил Бельч, знавший толк в полигонах.

- Ну, кош или мар, а бутылок навалом, - показал бутылку Котран, - Сейчас накидаем, и ладно.

К этому и приступили, выковыривая бутылки из куч и собирая те, что валялись на поверхности. Таскать в кузов пришлось тупо охапками, ну да и ладно, потому как штуки лёгкие.

- Лись, может стоило тебе того? - цокнул Бельч, - Я знаю, тяффи не любишь помойки.

- Да мало ли что я не люблю, - улыбнулась Лисё, таща ворох бутылок, - Надо на помойку, значит на помойку. Тем более нам и не долго тут трясти.

- Лисё, ты лучшая.

- Ну конечно. А точнее - самая третья.

Проржавшись, сбор вторсырья продолжили и действительно не прошло и пары часов, как в кузове имелась огромная куча, по примерным подсчётам должно было быть около тысячи штук. Как думалось, на первое, второе и десятое время хватит. Теперь ещё предстояло где-то обнаружить трансформаторы, хотя бы и от бытовой техники. Однако на помойке непосредственно их или не имелось, или они были погребены под многометровым слоем.

- Тут нету, - сказала Лисё, - Поехали на другую посмотрим.

- Ээ, посиди, - цокнул Бельч, - То что нету на самой помойке, не означает что нету вообще.

- Семьдесят семь?

- Сейчас услышишь.

Размяв уши, эрзац-грызун поводил носом и направился к довольно густым кустам, зеленевшим на границе свалки. Там обнаружились канавы с осокой на дне, но что более заинтересовало, так это лежащие по склонам предметы: ровные доски, стальные уголки и тому подобная шушара. Пройдясь вдоль канавы, как по рыночному ряду, Развел вытащил из травы за провод не что иное, как транс. Остальные округлили глаза.

- У курицыного сына Слух, а он и не зацокивается, - сказал Котран лисе, показывая на Бельча.

- Никакого обмана, - заверил тот, - Это так цокнуть послепомойка.

- Чочо?!

- Послепомойка. Ну слушайте: если есть большая помойка и на неё часто набегают жабоносцы, то вокруг образуются нычки отсеянного полезного вторсырья. Потому что лучше сныкать в кусты и забрать, когда будет надо, а не тащить в нору всякое гуано. Жляцни?

- Кое-как выкрутился.

Выкрутившись, Бельч алсо обнаружил по той самой канаве целую россыпь трансов, вероятно от старых телевизоров. Это были чистые орехи, потому как там содержалась самая пригодная проволка и эти штуки легко разбирались на катушки. На этом практически развёрстка залежей утильсырья закончилась, и многоушие отправилось обратно в лагерь... бэкно в камп, как некоторые выражались.

- Эти-то? Да тупят, как шиш знает кто. Я им пробовал показывать, так и так мол, жляцни, пяка и всё такое, а толку нисколько, - медведь мотнул головой и громко фыркнул.

Сидящие рядом грызи улыбнулись, глядя на крупного зверька, который нанизывал на когти варёные потаты и постепенно поглощал их. Ратыш взял в лапу куриное яйцо и показал медведю:

- Это что?

- Ты баклан чтоли? Яйцо, впень.

- Просто проверяю, - пояснил грызь.

- Кого, меня? - скривил широченную морду бурый, - Могу ли я яйцо от неяйца отличить?

- Да нет, аппаратуру, - цокнул Ратыш, копаясь в компе, - Она не настолько уж надёжная, как хотелось бы. И иногда именно не может яйцо от неяйца.

- По-моему вспахивает как надо, - пожала плечами Фира.

Лесную поляну потрясла громоподобная отрыжка, так что с ёлок посыпалась старая хвоя. Медведь почесал бочару и поправил металлический обруч со всякой ерундой, одетый на голову.

- И да, спасибо за потаты, - прихрюкнул бурый, - Вкусные, курицыны дети.

- На самом деле это не совсем потаты, - хмыкнул Ратыш, - Всмысле они не в земле выращены, а в агроутилюке. Поэтому у нас их чуть больше чем бесконечно много.

- Рат, лексику, напух! - прицокнула белка.

- Нипущища страшного, жляцни понимает - и это поймёт...

- Слышьте, это уже переходит в тупь, - рыкнул медведь, - Я вам говорю, что всё прекрасно понимаю.

- Хорошо, хорошо.

- Так значит потатов допуха? - задумчиво произнёс бурый из динамика на коммуникаторе, почёсывая лапой подбородок.

- И не только, - заверила его Фира, - Кабажей, карротов и прочей полезняшки тоже полно. А что?

- Ну как что, думаю как с вами договориться, чтобы поделились.

- Это в пух, медведь-пуш. Сейчас расцокаю, в чём предсолье. Нам нужны сотрапы для того чтобы охранять Мир, ну всмысле Землю, от всяких недоумков. И думается лучше чем сами земляне, с этим никто не справится.

Медведь некоторое время переваривал, а потом задумался над цокнутым.

- Белка-пуш, цокни ещё раз откуда вы взялись?...

Белке-пуш пришлось цокать это неоднократно, а также не только это. Получив возможность разговаривать непосредственными словами, зверёк не приминул задать более девяти тысяч вопросов, так что к вечеру грызи откровенно подзадолбались.

- Мне кажется у него уже словесный понос начинается, - заметила Фира, пока заняв медведя ведром свежей ботвиньи, - Это надо как-то более обдуманно, Ратти.

- Угу, - цокнул грызь, - И кроме того следует притащить на Ёрфь клоков, пухелей и коряжников.

Под клоками, пухелями и коряжниками он подразумевал зверьков, обитавших по беличьим Мирам, и отличавшихся, как и земные медведи, некоторой недоведённостью эволюции. Однако, оснащённые коммуникаторами, они проявляли в иных вопросах куда больше разумности, чем сами сквиры.

- Погрызище астрономических масштабов.

- Да, но именно они смогли бы лучше всего помочь ёрфийским зверькам быстрее привыкнуть к.

- Как ты понимаешь, если мы это предложим - на нас это и повесят, - заметила белка.

Некоторое время тишину нарушал только скрип мозгов и чавканье.

- Вот что, - цокнул Ратыш, - Раз уж идёт ставка на внутренние ресурсы Ёрфи, сухо цокая, то несколько не в пух привлекать к этому наших, помимо сквиров. Одно присутствие наших хвостов - изрядный шок для Ёрфи, а тут ещё и такое погрызище начнётся.

- Да, но всё-таки как эт-самое?

- Йа как раз о... и не подумай что ноль. Дело в том что в наличии на Ёрфи не только антропы, как безусловно разумные чущества.

- Ты про тех, которых мы встречали во время этой тупи со слежкой? - почесала ухо Фира.

- И кого вы там встречали? - между делом осведомился медведь, внимательно слушавший.

- Цокнем так, эрзац-зверьков, - хмыкнул Ратыш, - Лису, кота, даже белку. Тушки у них антропские, но в голове совсем другие опилки.

- Примерно понимаю о чём ты, - огорошил бурый, - Да, так бывает. Я думаю потому что антропов просто очень много и среди них бывает всё что угодно.

- Ну вот и чистые орехи, - цокнул грызь, - Для них не составит никакейшего труда общаться с вами.

- И отвечать на триллион вопросов, - без обиняков добавила Фира.

- А для вас что, составляет труд? - опять заподозрил медведь.

- Нет, но медведь-пуш, вообще-то наш дом в пуховой туче световых лет отсюда, и честно цокнуть я не вспушаюсь от перспективы провести на Ёрфи всю жизнишку.

- Ну, это ясно, - согласился зверёк, - Ибо каждому свой Лес, сиречь.

Грызи же обцокали то, как это всё вытаскивать на расслушивание Совета Трясущих, ибо не в две пуши проворачивать подобное погрызище, не вслух будет цокнуто. Несколько загруженные грызи пока оставили медведя в покое ( точнее, отделались от него ) и сели ковыряться в собственной каше.

- Ну допустим коммуникаторы можно завезти, - цокала Фира, - И даже с нашей Миркасы.

- А исчо РДУЛЗы, - добавил Ратыш.

Под РДУЛЗ он как и всякий грызь подразумевал Роботизированный Дистанционно Управляемый Лапо Заменитель. Таковая штука была необходима для зверьков, не имеющих хватательных конечностей, чтобы производить достаточно сложные пассы.

- Да. Но главное, кто будет со всем этим возиться, йа имею ввиду хотя бы для разгона. Эти-самые, как ты понимаешь, ни в пух не подходят для.

- Послушаем, - потёр когти Ратыш.

С утра погодка радовала теплотой, росой и свежим ветерком; правда, это случалось в четыре часа и эдак до восьми, пока солнце не вылезало высоко над горизонтом. Затем начиналось конкретное пекло, каковое вызывало непреодолимое желание забиться подальше в гнездо, что собственно все и делали. Пока же не жгло, контингент вылезал из помещений и отправлялся по округе на осмотр ловушек. Следует уцокнуть, что бытовки у отряда онотолиат реквизировал в пользу тех кому они больше нужны, так что пришлось устраивать гнёзда на местности. Благо, погода пока не обещала никакейших дождей, поэтому обошлись просто напросто навесами из брезента и мешками с сеном для суркования. Табор при этом выглядел ещё больше как табор, хотя его и не особо было видно; со старой площадки переместились вглубь старых огородов и садов, поближе к речке. А кроме того, рядом уже задумывались о созревании яблоки, и этого происшествия не хотелось пропустить нивкакую.

Довольно сонные сурки, вылезши из мягких сенных гнёзд, ещё в сумерках кормились и начинали обход при едва достаточном освещении. Всмысле, едва достаточном для всех, потому как Рыса благополучно видела в полной темноте, но этому уже никто не удивлялся. Для обслуживания ловушек воены как всегда брали с собой рюкзаки с кучами мелких колбочек и баночек, а также "общие журналы смены", в которые заносились рапорты об обнаружении объектов. Журналы эти давеча прислали из онотолиата, и они радовали своим исключительно вторсырьевым видом: бумага была ярко выраженного зелёного цвета. И несмотря на то что инструкция строжайше запрещала вносить туда постороние пометки, ровным счётом все журналы были изрисованы и изписаны словами, синонимами "Жепь!1 Пепяка!11".

Слава гусаку, что не присутствовали кусающиеся насекомые, по крайней мере в весомых количествах, что сильно облегчало. Одно дело пройтись по лесу, и совсем другое - по тому же лесу, когда он гудит как улей. Все присутствовавшие могли припомнить немало случаев полного задолба от. Пока же оставалось только обходить ловушки, не отвлекаясь на постоянное применение ПВО от комаров. Ловушки эти располагались вдоль тропинок, слегка заметных после нескольких проходов по ним. Обычно каждый идиот прокладывал собственный маршрут и обходил его каждодневно по два рас, утром и вечером. Пройдя с пару-тройку килошагов, встречались на просеке. Ещё издали можно было увидеть серо-фиолетовую пушню, мелькающую между веток - конечно, если смотреть не глазами.

- Ну как урожай? - осведомился Бельч, стряхивая сухую хвою с ушей.

- Ощипала поползня, - не без довольства сообщила Лисё, - Пара ящериц была, мыши, бурундук... ну ещё там по мелочи.

- А йа кротэ поймал.

- Пщу, а как оно попало в ловушку?

- А оно и не попало, йа так, влапную.

- Оягрызу.

Неспеша шлёндая по просеке, зверьки прошли через уже основательно знакомый хвойный лес, возвращаясь к речке. Солнце расходилось и начинало припекать, но под мощными хвойными лапами этого ещё не заметно. Правда, хрустящие под ногами листья и веточки намекали, что таки встаёт в полный рост сушняк. По пути вдобавок можно было сорвать несколько ягод поздней земляники или малины, так что обход никак не тянул на утомительный.

- Обход никак не тянет на утомительный, - точно заметила Лисё, - Просто даже подозрительно!

- Чем же? - зевнул Бельч.

- Тем, что люди в городе постоянно бегают с выпученными глазами.

- И отдыхают до смертельной усталости. Ты только сейчас заметила?

- Да нет, просто тявкаю, - пожала плечами Трикси, - Но честно говоря не думала, что увижу такое на Земле.

- Такое это какое? - уточнил Развел.

Тут как раз они вышли к площадочке, где воены обычно возились со всякой работой.

- Такое это например вот такое, - хмыкнула Лисё, показав вперёд.

Бельч повернул туда уши и тоже задался вопросом, что случилось. Помимо двух грызей, похожих на Ратыша и Фиру, присутствовали три медведя. Просто-напросто обычных бурых медведя, хоть сейчас наклеивай стикер "медведь". Чуть поотдаль паслась ещё и лошадь серо-белой окраски, которая не приминула заржать. Котран при этом слушал цоканье и слегка мотал головой, поправляя мозг. Как ни хотелось сделать другое, Бельч и Лисё сначала пошли к холодильнику и оставили там свои трофеи, а уж потом...

- Белка-пуш, можно?

- Ооо, суслики-щенки... Давай...

- Уи! - Лисё в очередной раз пожамкала пуховой хвост Фиры, чем впрочем обе остались довольны.

Хвост тоже особенно не протестовал, так что и эт-самое.

- Нутк, почему йа вижу медведей? - резонно вопросил Развел.

- Свет солнца отражается от них и попадает в глаза, поэтому и видишь, - цокнул Ратыш, - Просто теперь начали набирать военов не только из антропоидов.

- Эээ... Ну может йа и не сомневаюсь в их мыслительных способностях, но ведь как с ними эт-самое?

- Легко, - цокнул грызь, - Жижо, почём фасоль в Лондоне?

- Понятия не имею, - зевнул один из бурых, а слова произнеслись из динамика коммуникатора.

- Так что эт-самое - легко. Вот этого зовут Жижо, того Куриный, а вон та Дерри.

- Дерьмо, - сказала Дерри, чеша задней лапой за ухом.

- А копытное мы называем Номер Семь, так уж получилось, - хмыкнула Фира, - Но она тоже всё понимает. Надо только почаще батанить с ней, для тренировки.

- Дерьмо, - повторила медведиха.

- Она что, только это слово и говорит? - уточнил Котран.

- Нет, но привычка, - пояснил Жижо, - Дерри из зоопарка, а там другие слова просто не нужны.

- Дерьмо... тьфу, хотела сказать - точно так, - Дерри явно поёжилась всей тушкой, - И вы бы видели какое дерьмо развели макаки, когда меня забирали грызи. Как ей тут хорошо, как она нас любит, бла-бла-бла...

- Ну до. Правда благодаря этому приборчику она таки им высказала, - заржал Ратыш, припомнив.

Ввиду прибытия новых участников в труппу была произведена некоторая реорганизация, в частности теперь предстояло завозить куда больше пяней и жляцни, потому как мишки питались вовсе не малинкой, а были недурны навернуть по ведру картошки каждый. Спасали только 50-кг мешки означенных продуктов и 200-литровые бочки жърчика. Лошадь сама сказала, что пока полно травы - обойдётся травой. Сказала, но на всякий случай слопала полный мешок пяней. Грызи же просвятили, что подобный цирк только начинается, и зверьков пока четверо только потому, что нет в наличии оборудования; однако как всегда с оборудованием, его появление - дело техники и времени, так что эт-самое. В остальном предстояло приучать зверьков к тряске, если коротко цокать; грызи так и цокнули, и снова упилили.

- АааЭЭээ... Жепь!! Жееееепь!! Пееепяаааакааа...

Теперь у Бельча появилась компания, недурная в плане поорать. Что собственно трое и делали, отойдя немного от лагеря ( правда остальные замечали, что очень уж немного ). Идиот тут же приучил орать Жижо и Куриного, медведиха же наслушалась всяких воплей выше ушей и терпеть не могла.

- Не, подожжи, - фыркнула Лисё, - Чего вы орёте как пострадавшие? Хоть бы пели.

- О, это мысль.

По долинам и по взгорьям

Шла дивизия, вусь-вусь,

Чтоб без боя взять Приморье!

И Сибирь, и Беларусь!!

Через некоторое время Жижо и Куриный были достаточно подкованы, чтобы с большим успехом выступать годах в 30-х ХэХэ века. А Развелу и прочим пришлось объяснять, что такое года, ХэХэ, век и так далее. Что же до Котрана, то он не поддался общей эйфории от говорящих мишек и сразу задумался, где их поселить. Конечно пока погода способствует - они дрыхли на улице и ни разу не жаловались, но так как всё дело грозило затянуться возможно и до зимы, то и эт-самое. Вдобавок центр снабжения в Куросынске постоянно орал в телефонную трубку, что пяней нету; пяни появлялись редко, но массово, и следовало ловить момент для того чтобы привезти к себе полную машину.

К тому же не следовало забывать, что зверьки ещё не совсем привыкли к новым условиям и часто начинали тупить. Куриный например долго держался, но потом пошёл гонять по полю лошадь.

- Йа себя не контролирую! - подробно объяснил он на бегу.

- Так ты же её не догонишь, идиот!

- Поэтому именно за ней и бегу!...

В то время как происходил этот балаган, пришлось определить место расположения тушек, натянуть ещё брезента и главное твёрдо вдолбить, где сортир и почему следует срать именно туда, а не где попало по кустам. Сделать это было не так уж трудно, благо и опыт имелся - ибо, куда сложнее объяснить Немало, что не надо каждый раз разбирать карбюр на грузовике.

- Ъ, у тебя это уже как чистка зубов! - покатывался со смеху Котран, - Ну каждый раз такая ерунда, надоело напух.

- Так посмотри сюда, вот этот жиклёр...

- Иди к курицам со своим жиклёром. Хватит играться, нам эта фигня нужна на ходу, а не эт-самое.

Идиот насупился, но всё-таки агрегаты автомобиля обратно собрал, так что появилась возможность при возможности съездить на базу за всякой полезняшкой, без которой никак. В остальном продолжалась всё та же планомерная работа, только теперь за каждым идиотом увязывалось по крупному зверьку. Номер Семь по лесу проходила плохо, потому её водили по маршрутам в поле, вдоль границы провала и в образовавшейся низине. По мере сил эрзац-жывтоне пытались объяснить настоящим жывтоне, в чём соль. Для этого, естественно, понадобились солонки.

- Смотри, а вы зимой как? - поинтересовался Развел.

- Что как? - ответил Жижо, - Всмысле в спячку? С-пячку... Не, это же не обязательно. Так вообще просто потому что жрать нечего, а впринципе это тупь дело, лежать как клубень.

- Вот уж не цокнешь поперёк.

Пользуясь возможностью, Бельч и Лисё сцепили рюкзаки и навьючили их на медведа, потому как ему такой вес был пушиночным, а им заметным. Это резко подняло их энтузиазм по поводу прибытия подкрепления, да и вообще.

- Вообще это чочо? - уточнил медвед.

- Вообще - мжвячно, что мы теперь можем вот так поговорить, - улыбнулась Лисё, - Слушайте, а с лисами такое не прокатывает?

- К сожалению, пока нет, - сказал Бельч, - Лисы слишком маленькие зверьки, и у них сильно отличаются процессы, происходящие при думании.

- Жаль. Хотелось бы поговорить с настоящей лисой...

- Тяффи самая настоящая, - в очередной раз заверил Развел.

- Так, вы того! - фыркнул Жижо, - Процессы, чо за процессы?

Пришлось припоминать с самого что ни на есть начала и вкратце, очень вкратце расцокать. Ввиду обстоятельств припоминание приносило исключительно положительные эмоции, а кроме того зверёк радовал своей сообразительностью и хотя очень много не знал из самого простого, но быстро улавливал соль, и весьма быстро добрались и до устройства мозга и тому подобных материй.

Если с лошадью можно было ходить рядом безо всяких опасений, то медведы иногда начинали тупить, орать и размахивать лапами, круша сухие валежины - правда, они сами предуперждали, что начинают тупить, поэтому и проходило без эксцессов. Кроме того, буквально через неделю приступы тупака, благодаря ударным дозам пяней и жърчика, сошли на нет. Если батанить по телефону, то весьма сложно определить, антроп это или медвед. Вдобавок коммуникаторы позволяли более-менее понимать практически любую феню, в том числе глубоко олбанский; если уж цокать точно, то феня тут вообще была ни при чём и в принципе смысл мог передаваться любыми звуками.

Однако звуки звуками, а несмотря на жару все зверьки поняли, что пора готовиться к зиме. Всё-таки не Эквадор, и как фуганёт морозца - здравствуй стена. Воисполнение этого для начала провели инвентаризацию наличных ресурсов, и выяснили что кое-что имеется, как то куски старого рубероида, шифера и тому подобного гуано, которым можно водоизолировать крышу. Строить собрались само собой не срубы и не вигвамы, а обычные землянки верхнего залегания, так цокнуть. В лесу рядом наблюдалось передостаточно сухих, но годных брёвен на стройматериал, а в низине провала немудрено набрать остатков тополей на дрова.

Ввиду того что база в Куросынске призналась, что на неё завезли добро, групп отправился туда с намерением забить машину под крышу. Правда пришлось оставить место для Куриного, которого Котран предусмотрительно взял с собой. Предусматривалось следующее:

- Вы совсем на отличненько чочоли, столько единиц и столько пяней!

- У нас трое из этих единиц - медведи.

- Покань.

- Эй, Куриный!...

- Оягребу.

Хотя толку от него в плане погрузки было нисколько, стала возможна сама погрузка. К тому же не знакомые со всей шелухой окрестные идиоты не досаждали, опасливо обходя бурую тушку. Само же кузовозапихивание продолжалось довольно долго, потому как предстояло натурально набросать туда столько, сколько влезет. Полуцентнеровые мешки с пянями при этом состояли в основном из бумаги, так что и тягать их следовало осторожно. Кучу мешков придавливали бочками с жърчиком, каковые забрасывали в кузов уже при помощи погрузчика, иначе вспушнеешь. Погрузчик на базе был один, так что занимать его надолго не светило; посадить туда медведа пока ещё казалось преждевременным. Таким образом, подпёртые медвежьими боками, мешки таки и попали куда следует, хотя и ухайдокались с ними просто на несколько пятёрочек сразу.

Следующим местом вне Бигих Бирдов, которое регулярно приходилось посещать, был приёмный пункт операции "Ситрол-Це". Располагался он в весьма угрюмом на вид здании, где раньше была тюрьма - теперь зэков увозили в СИП, чтоб не возиться. Поскольку непосредственную приёмку образцов осуществляли грызи, то и следы их деятельности были видны повсюду: в частности по бетонным стенам набили стальных костылей, по которым полз вверх виноград. Мусорные бачки не прятали, как раньше, а выставили к самому крыльцу; для недовольных на бачке было написано "не нравится - вывози лично". По корридорам валялась ореховая шелуха, бумага и тому подобное, а в углу на куче мусора немудрено увидеть курицу, высиживающую яйца.

Прибывающие эт-самые выгружали из грузаря термоизолированные ящики и тащили внутрь, где грызо убеждалось в отсутствии явного тупака, после чего заходили в бухгалтерию получать пепяку за проведённое. Начислялась она в основном по базе данных, а для предъявления в прочих местах бахгалтер печатал на принтере "дензнаки" и подписывал их ручкой с каким-то особым составом, чтобы уж совсем не делать филькину грамоту. В данном случае пепяка была весьма полезна в планах основательного окапывания в ББ, как стали сокращённо погонять Бигие Бирды.

- Ну хорошо, - почесал уши Котран, - Будем разыгрывать пантомиму "колхоз на целине", так?

- Ну да, примерно такой балет, - проржавшись, цокнул Бельч.

- Значит сяк, в таком случае потребуется электро, не вслух будет сказано, энергия. От сети и инструмент всякий запитать можно, и чаю скипятить и так далее.

- И наподобие воды.

- Наподобие воды можно накачать из колодца или речки опять таки липездричеством.

Ввиду вышецокнутых соображений первым пунктом утвердили организацию электроснабжения. Недолгие разборки выявили, что в Куросынск идёт прямая линия от электростанции, оснащённой сквирским летающим энергоблоком. Следовательно, оставалось довести "свет" оттуда. Для начала предстояло осмотреть то, что осталось от ЛЭП, ранее питавшей бывший город в ББ. Как и опасались, остались от линии только бетонные опоры. Провода спёрли на металлолом ещё, как-грится, в прошлую эпоху. Позырив по спутниковой карте, пришли к выводу что линия, идущая более прямо нежели дорога, протягивается километров на тридцать.

- Вот идиоты! - рыкнул Котран, глядя на пустые столбы, - Чтоб им пусто было, столько провода срезать, это же припушнеть! Вот как теперь трясти?

- А что? - почесал репу Бельч, - Ерунды-то, тридцать кило. Правда, провода надо где-то взять...

- Ты навешивал когда-нибудь? - осведомился кот.

- Да, но раз в стопицот меньше. А что такого? Да и вообще, у нас есть пяка, да ещё и могучие медведы теперь!

- Оо, щи. Вот этого я и боюсь. Кроме того, представляешь сколько возни? Эдак до холодов только провода тянуть будем...

- Да, но будет эт-самое - будет всё, - заметил Развел, - Уи?

- Послушаем как с проводом, - сказал Эрлай, довольно хмуро продолжая осматривать столбики, - Если быстро достанем, тогда можно фигакнуть. А так блин очень долго.

Пока некоторые отзванивали в онотолиат, выбивали провод и так далее, грызи притащили подопытным зверькам несколько наскоро сделанных РДУЛЗов, короче цокая - металлических лап в продолжение неметаллических. Выглядело это как небольшой блок с аккумуляторами и прочей фигнёй за спину, а на лапы до локтя одевались блестящие налапники, державшие на себе хватательную конечность с тремя пальцами. Впринципе, в эту сбрую зверёк мог влезть лично, но только после довольно длительной тренировки. Поэтому пока что пользоваться приспособлениями помогали те, у кого хватательные лапы имелись.

Ратыш и Фира, по прежнему трепавшие тему как тузик тряпку, удостоверились что изделие подходит под медведа, после чего пошли ломать голову над копытным. Присобачить хваталки к передним лапам лошади было бы довольно тупо, а следовательно надо как-то выкрутиться.

- А зачем мне вообще хваталки? - риторически вопросила Номер Семь.

- Чтоб были! - разом ответили грызи, - Это очень полезно, лошадь-пуш. Например можно накосить себе сена, жляцни?

- И послать напух любого придурка, который попробует запрячь в телегу и так далее, - добавила Фира.

- Короче цокая, увидишь зачем. Правда вот как это сделать, ушей не приложу.

Пока белкиъ ограничились тем, что обмерили жывтоне и упилили снова как-грится к чертёжной доске, устраивать нечто годное для. В отряде же медведы потихоньку начали осваивать такие операции, как открывание бочек жърчика и мешков пяней не зубами, а эрзац-руками. Поначалу это давалось никак, но после нескольких дней зверьки попривыкли, а главное воочию услышали, что это приносит профит.

- Дерьмо! - фыркала Дерри, в очередной раз уронив ведро с водой.

- Ничего страшного, медвед-пуш, - заверила Лисё, тренировавшая мишек у речки, - Уже куда лучше.

- Да я в хорошем смысле дерьмо. Зубами я бы обалдела так таскать.

Три медведа, как заправские деревенские бабки, переваливаясь на коротких ногах пёрли вёдра с водой, шлёндая в вертикальном положении. Для них это было довольно сложно, так что после нескольких попыток Трикси, внимательно наблюдавшая, поняла что это жутко неэффективно.

- Шишиво получается, - заметила она, - Думаю, надо канистры, чтобы вешать на спину и идти на четырёх лапах. Иначе вы так много не натаскаете.

- А что, надо много? - икнул Жижо.

- Да на самом деле нисколько не надо, мы же для тренировки.

- У тренировки щи не лопнут от столького?

- Ничего, повторение - это повторение, - изрекла мудрость Лисё, - Сегодня ещё попинаем вёдра, а завтра или послезавтра начнём дрова заготавливать. Вы когда-нить заготавливали дрова?

- О чём речь, только этим и занимались! - фыркнул Жижо.

- Дрова? - почесал башку Куриный, - Чочо за напух?

- Дрова, - растяфкивала Трикси, прохаживаясь перед медведами, - Это куски старой древесины, которые используют для создания огня. Дрова бывают...

- Дерьмо и не дерьмо, - догадалась медведиха.

- Да. А ещё в виде хвороста, цельных кругляшек, колотых кругляшек, как удобнее, - Лисё показала несколько кусков деревяшки, - Поскольку кое-кто сам сказал, что зимой холодно, эти штуки нам очень пригодятся для... Жижо.

Жижо смотрел остекленелым взглядом - сразу было видно, что его клинит. Из-за непривычки подолгу напрягать мозг у жывтоне это случалось - как говорили, натурально сводит моск, и всё. Кпримеру, тоже самое случается с мышцами. Трикси вздохнула, вынула из подсумка бутылку с вставленной в пробку трубкой, и точной струёй вкатила в открытую пасть медведа порцию жърчика. Неизвестно уж чего туда подмешивали, но от тупака действительно помогало на пятёрочку, так что зверёк тут же помотал головой и зримо отклинился.

- Пфу. Что-то тупанул.

- Именно. Кстати вам лучше научиться это делать самим, - заметила Трикси, набирая в бутылку ещё живительной жидкости, - А то тупак как известно приходит незаметно.

- Или не уходит вообще, - толкнул Жижо Куриный.

Тупак действительно мог присутствовать, но компенсировался тем, что случался несинхронно и главное подлежал ликвидации. Ввиду этих соображений, а также вообще, Лисё свою угрозу выполнила и на следующий день, кое-как растолкав ленивые тушки, повела медведов на лесозавал. Завала там этого было - завались, старые высохшие стволы, ещё не сгнившие, лежали в несколько слоёв. При этом от предложения отпиливать сучки медведы отказались, так как могли тупо отламывать их лапами. Сдесь же свершилось первое в мире распиливание соснового бревна двуручной пилой, выполненное медведом.

В этот же день полуденный зной был сначала разбавлен облачками, затем ветерком, а потом поднялся уже конкретный ветрище, пячивший почём зря. Облака снизу посерели на глазах, громыхнул гром, и мощный тёплый ливень обрушился прямо в тучи пыли, поднятые ветром с высохших полей. Поскольку сидело лето, а сахарных не имелось, от дождя никто не прятался и все с удовольствием вымокли, ибо к тому же хоть какое-то охлаждение. Единственная ружа от этого ореха заключалась в том, что ураганный ветер начисто снёс палаточный лагерь - все брезенты и тряпки унесло за пицот метров, где они и застряли в лесу. Кого-нибудь это могло бы ввергнуть в унынье, но только не риальне военов, а других тут уже и не осталось. Что уж цокать, если завернувшие к базе в связи с грозой наблюдали, как Лисё и Рыса ухахатываются, стоя на открытом месте и ловя горизонтальные струи дождя на уши.

Ещё до вечера всё снесённое благополучно вернулось на свои места, и даже были загружены некоторые обновления к хозяйству: Котран воочию представил, как молния попадает в бытовку с холодильником и происходит красочное "ПЫЩ!!" от генератора и баллонов газа, так что срочно прикрутил туда длинные стальные арматурины и проволку, действовавшую в качестве заземления. Генератор, работавший на газу, был критичен ещё и тем что теперь от него заряжали аккамули РДУЛЗов, а также по-прежнему на электричестве зижделся холодильник.

В связи с устроением новых укрытий на уши попался некоторый диссонанс от присутствия одной лошади среди трёх медведей, но тут уж было ничего не протрясти. Кроме того грызи намеревались ещё эксперементировать с другими жывтоне с крупным мозгом, а к таковым относились помимо прочих и тигры. Правда ввиду явной травмоопасности к ним подходили куда осторожнее, чем к копытным или толстобоким мишкам. Тем не менее, всем было вполне чисто - раз уж зацокнулись, то всё. В оперативном плане это означало, что придётся городить навесы для разных типов тушек: медведу высокий потолок как рыбе зонт, а вот лошади он просто необходим, иначе не влезет. За Номер Семь несколько обеспокоились, когда Запас начал травить анекдоты - лошадь ржала, как лошадь, и каталась по земле. Правда тут же провели следственный эксперимент и выяснили, что с тем же успехом можно читать ей словарь, эффект будет тот же.

Воисполнение громадья планов команда отправилась, естественно, на помойку. В данном случае сошли развалины на дне провала, из которых немудрено наковырять чего нужно. В данном случае требовались, пух из хвоста, стальные уголки и трубы, дабы соорудить лестницу для залазания на опору ЛЭП. Линия частично шла по полям, частично вдоль просеки, поэтому появлялась возможность прикрутить финю на крышу грузовика и с неё спокойно развешивать провода по... ну, это в идеальном случае - по изоляторам, а так как их на месте не хватало, приходилось просто подвязывать кусками пластиковой изоляции и уповать на то, что эта кустарщина сколько-то продержится.

Дно провала, следует уцокнуть, представляло из себя довольно интересную местность с куртинами кустов на возвышенностях, а в ямах наблюдался жёлтый размокший от воды песок и ещё ниже - собственно вода. После того как грунт провалился, она начала набираться в низменности и в иных местах образовывала целые озерца, на которые не приминули усадить гузла утки. От обилия мелких прудов в воздухе тянуло прохладой, так что возиться тут оказывалось удобно, а вот выносить трофеи не очень. Пуха ли, если пришлось на ходу ставить на воду большой железный бак и на нём переправляться через широкую залитую водой канаву. Тоесть, сухо бюрократическим языком - осуществлять ещё и наводную операцию с применением плавсредств. В бак, естественно, поставили мачту с флажком, а на борту судна появилась надпись "Показательный!1".

В то время как один групп гонял по лесам и полям зверьков, прокачивая их навыки, другой таки приступил к. Ввиду того чочо вопросы в онотолиате пробивались весьма быстро, провод появился. Как батанили знающие идиоты, такой обычно нагружали мощностью до мегаватта при напряжухе в три тыщи вольтов. Вышестоящая инстанция, тобишь всё тот же куросынский онотолиат, взялся организовать приезд бригады для того чтобы наладить трансформатор и подключить всю галиматью, но протянуть провод предстояло своими лапчонками. Для этого были использованы по назначению дрели, ножовки и прочая погрызень, дабы соорудить...

- Уши мои уши, - вздохнул Котран, глядя на громоздящуюся на машине галиматью, - По-моему точнее всего про это сказала бы Дерри.

- Да ладно, - цокнул Развел, - Сойдёт.

- Конечно сойдёт, куда она денется.

Фигня, прикрученная к автомобилю, состояла в основном из двух лестниц и могла как раскладываться на манер стремянки, так и убираться, чтобы не откручивать её каждый раз. В раздвинутом состоянии со ступенек вполне можно было достать до верха опоры, если поставить грузовик вплотную. На этой же конструкции вывешивалась катушка провода, разматывающаяся по мере прохождения процесса. Лазать по "стремянке" и натягивать провод было нелёгким развлечением, так что трясущие неоднократно пытались придумать, как привлечь к этому делу косолапых, у которых Дури изрядно, да и лапы потолще. Придумать так и не удалось, зато медведы активно учавствовали в стройке блиндажей...

- Почему блиндажей?

- Потому что "блин, даж окон нет", "блин, даж двери нет"...

На самом деле мозги в головах не зря занимали место и воены знали, что творят. После того как состоялась прогонка плана и в наличии имелись тупо коробки с крышей и стенами, их уже по месту можно было оборудовать под нужную задачу - то ли сделать жилое гнездо, то ли место для барахла или какой-либо циклически повторящейся возни типа приготовления харчей. Кроме того, медведы основательно приучились к заготовкам дров и явно проявляли расколбас от повторения одних и тех же операций - по крайней мере, беспокоились, если их отвлекали, что уже свидетельствует о.

Ратыш, Фира и сопредельные с ними грызи более-менее осилили пробный образец эрзац-лап для копытного жывтоне, и Номер Семь алсо стала первой в мире лошадью, спокойно ковырявшей в зубах и чесавшей себя за ухом. Из-за этой первости ей впоследствии пришлось очень здорово отдуваться, так как небезызвестные Черника и Хорь занялись поиском новых зверьков с зачатками пяки, и это дело принесло значительные плоды. В довольно скором времени в ББ стало прибывать пополнение, и лошадей набралось аж на табунчик. Семёрке соответственно приходилось постоянно рассказывать своим, почём перья.

Как и было уцокнуто с самого начала, и о чём воены никогда не забывали - это то, что коммуникатор, делавший возможным общение с медведом, не являлся волшебными бобами и не мог враз сделать его полностью рационально мыслящим. С точки зрения любого антропа жизнь рядом с дикими ещё вчера зверями была сущим суицидом, но на самом деле куда менее опасной, чем с антропами. Все эксцессы, когда только сноровка позволяла избежать кислоты, случались исключительно по причине недостатка у зверьков опыта и просто знаний. Медведы например баловались, скатывая друг на друга бочку с жърчиком, причём полную, и решили так же пошутить с Рысой. Естественно, не будь она шустра - как минимум ноги бы отдавило. Когда эта истина была донесена до косолапых,они неиллюзорно смутились и больше так никогда не делали... по крайней мере с бочкой.

При этом все причастные заметили, что больше всех выступает именно Семёрка: лошадь терпеть не могла, когда ходят по траве, а трава здесь была просто напросто везде, так что серая регулярно устраивала истерики по поводу "натоптали тут". От этого заскока её избавить так и не удалось, но поскольку вопли особо никто всерьёз не воспринимал, а вреда от них тоже не наблюдалось - так и пух бы с ней.

Поскольку в Куросынске стоял мощный ретранслятор, в околотке вспахивали лучевые интернетницы, кстати цокая уже не старых компаний, а всемирной корпорации "Зло", организованной упчк. Из новостных лент Глагне Щебня воены в том числе узнали, чочо процессы подобные сдешним происходят и в других местах Земли, где местные воены помогают не менее местным же зверькам эт-самое на отличненько. Натурально, совершенно незачем тащить из Индии слонов, а тигров с Дальнего Востока - им и у себя неплохо. А уж в отсутствии под боком неуправляемых антропских муравейников - так и подавно.

При этом стоит уцокнуть, что жывтоне ни разу не были закрепощены в смысле перемещения, и в околотке никто их не держал. Ввиду этого они периодически пропадали из видимости, порой на пару недель, но в конце концов всё равно возвращались. Это всех устраивало, а потому и происходило беспрепядственно.

Грызи постоянно наведывались в ББ, послушать как чего и подумать над дальнейшим. Помимо известных пушей, сюда стали заглядывать и прочие, заинтересованные такими явлениями, как вполне говорящие медведы... причём по крайней мере один всё так и говорил слово на "д". Нередки стали случаи, когда на поляне возле кухни собиралось изрядное количество хвостов различного типа, в том числе несуществующих хвостов, и происходило перетирание.

- Воу, - подвысунув язык, жмурилась Лисё, - Не думала что доживу до такого.

Остальные были всецело согласны, наблюдая за собранием.

- Всё-таки всё это погрызище разведено не чисто поржать... - цокал Ратыш, прохаживаясь туда-сюда по площадке, вокруг которой почти кругом расположились уши.

- А грязно поржать! - вставила Фира, сидевшая в обнимку с медведами.

- Да. Всмысле, есть общий план тряски. Цокнуть так, как всё это вывести на маршевый режим.

- Озвучьте, пжлст.

- Озвучиваю: жепь! Пепяка!! ОНОТО... Кхм, - грызь мотнул ушами и успокоился, - Значит, дело довольно несложное. Вот кпримеру спросим у Дерри, нравиться ли ей в околотке?

- Дерь... Кхм! Всмысле да, нравится, - ответила медведиха.

- А почему?

- Нуээээ...

- Йа попробую ответить за тебя, - цокнул Ратыш, - Потому что тебе интересно. Разговаривать с другими чуществами, чему-то учиться, и так далее. Так?

- Угу, - почесала тыкву Дерри.

- Ещё бы не так, - сказал Котран, - Берлоги тут пока то-самое, да и кормят наверное даже меньше, чем раньше.

- Не в кормёжке всё дело, - фыркнул Куриный.

- В запятую, - кивнул грызь, - А поскольку, то для вас главное, зачем вы сдесь - это именно поржать, в широком плане.

- И всё? - удивилась Дерри.

- Нет не всё. Дело в том что можно одновременно ржать и извлекать профит. Все знают, что такое профит?...

- Да, но зачем он? - задумалась лошадь, перестав лупить траву, - Это напоминает антропов.

- Профит затем, чтобы в нулевых иметь возможность ржать. В том смысле, что йа цокнул выше, - пояснял грызь, - Это сейчас мы вам подогнали коммуникаторы, пяни и так далее, а если бы нет?

- Звучит верно, - согласились медведы.

- Это ноль. Единица - это то что тот кто извлекает профит, устраивает мир так как ему нравится. За примером далеко ходить не надо.

- Ффуууу...

- Вот именно, - заключил Ратыш, - Если у вас будет профит, антропы идут в жепь по полной программе.

- Грязновато цокнул, - заметила Фира, - Антропы как таковые тут ни при чём. В жепь идёт любой недоумок, считающий что мир сделан для него лично.

- Да, спасибо, так чище. Если уж совсем конкретно, то если вы, обитатели Ёрфи, станете её хозяевами, то сами не позволите творить на ней всякий грызани стыд.

- Это всё здорово, - хмыкнул Жижо, - Но как это осуществить?

- Поскольку ты уже задался этим вопросом, пол-дела сделано.

Собственно он ничуть не преувеличивал и тут же напару с Фирой изложил соль о том, что вполне возможно начать приучение жывтоне к непосредственному созданию профита. Алсо Ратыш и Фира вместе с военами пошли послушать, как чего.

- Да, вот тупь в голову лезет, - отмахнулся от тупи Котран, - У нас вроде как фаланга была? А теперь тут целый город городить собираются, это вроде как по правилам отряд колонистов должен быть.

- Нипуха страшного, - пожал плечами Развел, - Будем первой в мире фалангой, основавшей город.

- Угу. Нутк, как вам место для подстанции? - повернулся к грызям кот.

Надо сказать что после некоторого времени в обществе Дерри после любого вопроса все невольно ожидали слова "дерьмо", так что образовывались паузы.

- Сейчас, - цокнула Фира, щёлкая пальцами по воздуху, - Сверху послушаю.

- Да вроде ничем не хуже любого другого места, - заключил Ратыш, - Вкорячьте сюда и ладненько.

Как потом выяснилось, с местом всё-таки все вместе ошиблись, и было оно самое что ни на есть дерьмо, но это выяснилось сильно позже и не особо кого-нибудь расстроило. Кроме того, грызи тут же уловили наличие небольшого овражка и завернули туда. Канава глубиной метров пять, разрезавшая поле, заросла осинами и плотным ковром высоченной травы. Протиснувшись в самому низу, Ратыш в нулевых зачерпнул воды из ручья, намочить уши, а во первых подкопнул землю и показал собранию:

- Профитная почва, между прочим.

- Точно, прёт на ней что надо, - поглядел на травищу Котран.

- Вот, впринципе можно её использовать по назначению. Потаты там, морква и так далее.

- Вусь? - подняла уши Лисё, - Но тут не особо грядок раскопаешь, да и место неудобное.

- Эээ, Трикси-пуш, - улыбнулась белка, - Когда это жывтоне цокает "по назначению", он имеет ввиду нечто куда более массивное, чем грядки.

- Само собой, - кивнул Ратыш, - Совершенно незачем сажать туда. Достаточно нарыть оттуда отложений почвы и использовать их в гидропоне.

- Ну-тка подробненько, - Развел сказал это спокойно, но было понятно чочо он теперь не отцепится.

Впоследствии, правда сильно позднее, так и сделали, выкапывая из оврага почву узкими полосками, чтоб быстрее заростало, и используя её в том самом уцокнутом гидропоне. Первоочередной же задачей было именно увеличение профита, и сначала следовало натаскать жывтоне на то, чтобы они сами проверяли ловушки, сортировали образцы и тому подобное; за осуществление сбора соответствующие сквирские структуры начисляли положенную пепяку. Ввиду того что большое количество этой самой пепяки уходило на корм для жывтоне, Лисё и Бельчу пришлось усадить хвосты за стол и написать отчётность, относительно точно посчитав, сколько на что затрачено. Пока что им удалось это сделать вдвоём за пол-часа, но тень надвигающейся возни с бухгалтерией уже стала заметна.

- Ты чё сделал?! - возмутилась Трикси, посмотрев листки, - На ноль поделил!!

- Упс, - прижал уши Развел, - Йа случайно.

- И да, вот ещё какая тупь, - заметил Котран, - Мы уже собрали образцы большей части всего, что тут вообще есть. Поиск оставшегося будет долгим и нудным, а следоватльно поступление пепяки уменьшится.

Надо пнуть грызей, чтоб подогнали инструкции по обучению медведов, - цокнул Бельч, - Тогда сможем привлечь их к профитным схемам и выйти на самопрокорм.

Ты понял что цокнул? Это нам и придётся писать такие инструкции.

Оягрызу.

"...Медвед есьм жывтоне на четырёх лапах и с головой. В голове находится головной мозг, содержащий пяку.

( рис. 1 - медвед, лапы, голова, пяка. )

Для активации пяки необходимо, кроме обеспечения ЕДК ( ежодоходчивой коммуникации ), внешними раздражителями вызвать срабатывание безусловных рефлексов на требумые для процесса явления. Одним из таковых рефлексов является кормовой; для эт-самого существуют пяни, жърчик и жляцни. В случае с видом медведов "обычный бурый медвед" рекомендуемая пропорция упомянутых продуктов составляет 1:0,8:0,5, для лошадей - 1:2:0,5, для свиней - 1:0,4:1...

( рис. 2 - иллюстрация, показывающая медведа, дерущего лапами лежащее тело с кровавыми брызгами )

Внимание! Во избежание тупака ( см. рис. 2 ) следует всегда помнить о возможности возникновения оного у жывтоне. Гарантировать отсутствие приступов тупака возможно только при условиях, указанных в табл. 1

( таблица 1 )

Активация пяки любого жывтоне имеет свойство выхода на уровень самоподдержания и саморазвития. Достижение этого уровня есьм а`хиважная задача и составляет основную часть перехода к рациональному мышлению. Этот процесс, согласно экспериментальным данным, более кошерно осуществляется в условиях наличия как можно более разнообразных зверьков, чочо соответствует естественному ходу вещей. Разнообразие зверьков осуществляется путём наличия оных различных видов, возраста, пола и степени пякнутости.

( рис. 3 - вавилонское столпотворение )

Крайне благотворное влияние на процесс активации пяки ( ПАП ) оказывает наличие вместе с жывтоне малой степени пякнутости жывтоне с высокой степенью пякнутости того же вида. Как правило это осуществляеЦЦо путём использования взрослых жывтоне как воспитателей для молодняка..."

Как и было уцокнуто, инструкции действительно написали. Сначала все вместе изложили соль, потом Котран разбил эту галиматью на чёткие пункты, а Лисё проиллюстрировала, дабы можно было заодно поржать над.

Во исполнение принятой программы "Антиразорение" грызи начали довольно активную деятельность на Луне, развернув там промзоны размером с целые ёрфские страны. За неимением на поверхности того, что стоило бы беречь, огромные бульдозеры ровняли пустыню до стольного состояния, после чего по ней протягивались линии железных дорог, транспортёры и коммуникации, составлявшие каркас промзоны. Вполследствии место между путями сообщения занималось постройками, и вся погрызень превращалась в один гигантский завод. Лунные "города", похожие исключительно на электронные платы, не имели почти ничего общего с земными, хотя бы потому что присутствие тут живых существ было сведено к минимуму. Почти полное отсутствие атмосферы позволяло не тратиться на сами строения, а размещать оборудование просто под открытым небом, безо всяких стенок! От космической радиации и перегрева от солнца присутствовали навесы, закрывавшие то что следовало закрыть, то что не терпело холода - покрывали "шубами" из пористой теплоизоляции. И кроме того, здесь отсутствовало освещение площадей, ибо опять-таки без надобности, и фонари горели только там, где нужно. Тем не менее уже спустя пару месяцев с Земли можно было наблюдать россыпи огоньков на тёмной стороне Луны, а уж потом и подавно, если послушать в телескоп - небесный телоид сверкал, как пух знает что.

В нулевую очередь, как подцокнула сделать логика, были запущены системы снабжения растущего погрызища - энергостанции, заводы стройматериалов и тому подобное; затем грызи лично наладили автоматическую ( более-менее автоматическую ) линию по выпуску автоматических линий, дабы увеличивать процесс в геометрической прогрессии. Основной упор пока что делался на самое простое, как то производство трансурановых элементов, выращиваие кристаллов и протяжку многослойной сверхпроводящей ленты, которую воены стали называть "лентэ". Последнее было позагрыз нужно для многих архиполезных устройств, таких как ёлочные ГЭМы и тому подобное. Причём лентэ была многослойная - это мягко сказано, так как слоёв этих в ней наблюдалось в количестве нескольких миллионэ. Соответственно, даже для получения небольшой катушки настоящей лентэ станку приходилось проматывать её именно несколько миллионов раз, и даже при самой большой скорости дело растягивалось. Единственным выходом, который пока был придуман грызями, являлось увеличение количества станков.

К происходящим на самой Ёрфи процессам всё это имело непосредственное отношение, ибо для контроля за автоматикой промзон требовались опера ( всмысле опера-торы, отчего их также называли баранковыми операми ), а в этой звёздной системе это могли быть только ёрфийцы. Причём ввиду последних нововведений - отнюдь не только антропы. Уже после того как медведов и прочих жывтоне приучили сначала к "сапёру", а потом к "Дюне 2", воены начали натаскивать их обращаться с удботами. Удоботом назывался любой уд-алённо управляемый механизм, и не обязательно это робот ужасного вида, а может быть и автоматическая задвижка на трубопроводе. Если поначалу для этого использовали симулятор, то к лету следующего года появилась возможность выпускать зверьков на выпас на Луну, образно цокая.

Зиму население Бигих Бирдов пережило не без ругани, но успешно - по крайней мере, никто не замёрз и не отощал. Построенные блиндажи свою задачу выполнили, как и дровяное отопление. К тому же количество зверьков увеличивалось, и к лету в околотке числилось более двадцати медведов, столько же лошадей, два лося и дюжина свиней. Последние довольно оправдывали своё название, так как в отличие от других, часто начинали хамить не по делу, за что получали от медведов по мордам.

Ввиду решения начинать гон плана, грызи пригнали в ББ летающий кран, вкорячивший на высокий остров посередь провала вышку с ретрансляторами. На самом верху громоздилась тарелка, следившая либо за луной, либо за спутником. Таким образом в околотке появилась так цокнуть неиллюзорная связь с общим песком, как кое-кто извратно выразился. Первым использованием этой связи было то, что желающие приступили к эксплуатации транспортных тележек, перемещавших грузы от железнодорожных линий к стройплощадкам. Приступили сразу, так как разгон на симуляторе уже был пройден. Из оборудования же для этого мероприятия рядовому участнику требовался только комп с лучевой интерентницей. Были бы препоны с устройствами ввода, пригодными для жывтоне, но грызи постарались и таковые в наличии также были. Ввиду всех этих условий, были получены первые капли профита, каковые всё более набирали обороты и превращались в поток.

Из эрзац-зверьков в Бигих Бирдах всё время оставалась только Рыса, которой собственно было совершенно однопухственно, где оставаться. Даже Развел поехал по своим "базам", проверить почём перья, хотя понятное дело что ничего более мжвячного, чем в ББ, для него на Ёрфи теперь не было. Неслушая на то что в общем-то на месте провала кроме электричества, никаких удобств пока не имелось, все участники процессишки чувствовали большое вдохновление от вида мирно беседующих лошадей и хрюшек, и оттого преисполнялись решимости снова возвращаться, что и делали. Как-грится I`ll be back.

Точно тоже самое можно было цокнуть и о грызях, которые уже немало лет посвятили Ёрфи. Покидая свой родной мир, они сознательно или несознательно цокнули себе, что если они не прекратят жить - то непременно вернутся. Конечно дел там ещё оставалось очень много, и грызи никак не исключали возможности рецидивного прилёта с каким-нибудь очередным тупаком. Однако в целом белки были настроены на то, что хватит отдуваться за всех и пусть пошевелятся другие. В первую очередь это относилось к ёрфийцам в ассортименте морд, а также к смене грызей, прибывавшей для продолжения осуществления плановых мероприятий. Исключением не были Раждак и Пухерья, которые постепенно сдавали дела другим грызям и готовились надолго, если не навсегда, отвалиться в собственный Лес. Для того чтобы ввести новых вперёдтрясущих в курсы дел, потребовалось много цоканья и кружек чая.

- Ну, сотрапы, - цокнул Раждак, - Без ложной скромности хочу заметить, что сваливаем мы далеко не от плохих показателей, а как раз от неплохих показателей...

- Во загнул, - цокнул белкач белке и громогласно рыгнул.

- Да. Всмысле, что вам остаётся удобоваримое наследство после Щебня.

- После? - уточнила грызунья, - Щебень уже считается закрытым?

- Пока ещё нет, но готовимся, - пояснила Пухерья, - Собственно уже понятно, что главные цели Щебня достигнуты, следовательно и. Осталось только сформулировать установки нового курса, потому что как вы понимаете, СквирСоюзу тут толочься ещё очень долго.

- Кстати про это "долго", - заметил Хлутыш, - Если ёрфийцы начнут таки осваивать другие космические объекты? А у нас вся Луна уделана по нулевому сорту.

- Цокну так... ЦОК! Кхм, - фыркнул Раждак, - Само собой, пусть себе осваивают. Только в любом случае это будет не через одну сотню лет...

- Но ведь будет, - уточнила Майра, - У будущего такая привычка, становиться настоящим.

- Да это понятно. Но так как йа цокнул, что сроки длительные - за это время операция "антиразорение" принесёт огромный профит, значительно превышающий затраты на все объекты. Цокнем так, если Луну будут осваивать те пижоны которые есть в наличии сейчас - йа бы оборудование вывез, объекты взорвал, и пух с ними.

Но это таки отдалённое, - отмахнулась Пуха, - Вернёмся к приближённому, к тем самым целям Щебня. В нулевую очередь, это было обеспечение свободной жизни для всех видов, возможность не только выживать, но и развиваться. Последнее вылилось в сами знаете что. Кроме того, у нас в начальной стадии терроформ двух планет, что позволит укрепить Ёрфь как систему различных биовидов. По операции "Ситрол-Це" достигнуты значительные результаты, поэтому также можно цокать о создании биологической копии Ёрфи на какой-либо другой терроформированной планете.

- Ясненько... - повела ушами Майра, - Но йа например больше всего была в апухе от количества поголовья антропов...

- Это она - в апухе, - показал пальцем Хлутыш, - А у неё заметьте отец из Красных, в городе живёт.

- Ну да. Так что с этой ерундой?

- Не цокну что безупречно чисто, но куда чище чем могло бы быть, - точно заявил Раждак, - Совсем точные подсчёты затруднены, но по средним оценкам до половины планетного поголовья антропов переселилось в плавучие садки.

- Это три с пухом миллиарда, - напомнила Пуха.

Майра закатила глаза, а Хлутыш нервно захихикал.

- Конечно это много, - заметила Майра, - Но ведь и на суше осталось ещё столько же?

- Угу. Но! - Раждак сгрёб семечки со стола в кучку, - Благодаря рядам, большим рядам мер, теперь эта фигня расположена гораздо более компактно и не мешается всему остальному. Нам таки удалось убить распашное сельское хозяйство, а под него была занята прорва территории. Благодаря активному содействию строительству в крупных городах туда переселялись жители сельских районов... потому что, как они сами пищали, "их лишили средств к существованию".

Свежие грызи заржали, Раждак и Пухерья же были попривычнее и только улыбались.

- Не, подождите! - проржавшись, цокнул Хлутыш, - Это на полном серьёзе? Как можно лишить средств к существованию того, кто производит первичное - корм?

- Легко! - усмехнулся Раждак, - Как-грится привыкайте, детишки, теперь вы на Ёрфи.

- Ладно, вернёмся к статистике, - вспушилась Пуха, - Концентрация населения в городах привела к ликвидации, в среднем, четверти всех населённых пунктов. В ближайшие двадцать лет ожидается, что этот показатель достигнет 60%. Ввиду всего вышеуцокнутого, площадь территории на которую оказывает негативное влияние цивилизация, сократилась почти в три раза. Почти по половине регионов уже достигнут уровень, когда целостности биоценоза ничто не угрожает. Через рассчётные двадцать лет - угроза будет снята по всей планете.

- При этом есть обнадёживающие данные о численности, - добавил Раждак, - Ввиду процессов связаных с переселением, через двадцать-тридцать годов будет даже спад численности. А за это время можно придумать, как не дать спаду перейти в подъём.

- И воизбежание, придумывать лучше начать прямо сейчас.

В то время как некоторые начали придумывать, другие просто-напросто подбирали за собой хвосты и собирались отчаливать. В частности грызи, помогавшие трясти в ББ, просвятили военов о всём необходимом, типа где достать оборудование для жывтоне и кому потрепать уши по тому или иному поводу. Количество белок в системе сокращалось, но контингент по прежнему имелся достаточный, чтобы осуществлять что задумано и устранять возможный тупак. Ударно запущенная в самом начале линия по сборке фрегатов Ш229 снабжала группировку новыми кораблями, которые в основном использовались для терроформировочных операций. Возле Ёрфи всегда присутствовали значительные боевые силы - на всякий случай, и как минимум одна Ёлка. Ввиду всей проведённой возни, "Верному Пуху" было присвоено звание "особо вспушённого" ( читай - гвардейского ), имени Ёрфи. Всё это и многое другое отцокали грызи, приехавшие в ББ напоследок послушать что получилось; в их составе была и Рофсана, давняя знакомая Лисё.

- Знаете что я хочу сказать? - сказала Трикси, - Белка-пуш, можно?

- Уууу... Можно...

- Да что у вас, ничего пухового нет, чтоли? - цокнул Ратыш, показывая на россыпи медведов.

- У них хвост маленький, - пожаловалась Лисё, - И не такой мягкий пух. Но на самом то деле йа хотела тявкнуть вам спасибо за всё, что вы сделали.

- Ну, тявкнуть то можно, - улыбнулась Фира, - Но ты же знаешь, мы это в любом случае бы сделали.

- Угу. Единственный косяк в том, что вряд ли мы когда-нибудь сможем также помочь вам.

- Никакого косяка, - точно цокнул Ратыш, - Всё случилось так, как и должно было.

- Слышь, лисо, - усмехнулась Черника, - Ты сама то сколько тут торчишь? А ещё спасибы тявкает.

Собрание сдержанно поржало, так как цокнуть особо быльше было нечего, как-грится УГ повержено. Правда это услышали пасшиеся рядом лошади и заржали уже конкретно. На этом грызи собрали свои хвосты, цокнули что может встретимся лет через дцать, и убыли совсем восвояси. По пути от ББ до космопорта, устроенного на аэродроме в облцентре, они ещё рас получили возможность полюбоваться на замечательный мир, к спасению которого были приложены и их собственные уши.

Постепенно бигобирдский город... точнее разгород, ибо ни одного забора не наблюдалось, всё более расширялся и обогощался новыми военами как из жывтоне, так и из псевдо-антропов. Профит для этого вырабатывался стабильно, ибо грызи это обеспечили; оставалось, если цокать сухо, осваивать средства. При переводе на нормальный езыг это означало - построить более кошерные сооружения, протянуть водопровод, а возможно и отопление с канализацией ( главное не совмещать =\ ). Ещё в самом начале, когда зверьки собрались на перетирание по поводу того, как что ставить в смысле строений, Лисё хитро ухмыльнулась и набросав по бумаге карандашом, показала:

- Вот, послушайте. Сделаем канал, благо яма у нас есть, а через него стопицот мостов.

- Так, а потом продолжим его дальше, при надобности. Типа как в Питере.

- Не. В Питере, как и в любом другом городе, канал, а по краям дома. А у нас не город а эт-самое. Поэтому дома будем ставить прямо на мосты.

- Омыгрызём.

Тем не менее именно эта мысль и легла в основу так цокнуть будующего генерального плана. С этим случилась определённая мистика, так как впоследствии выяснилось, что по всей планете, от тундры до африканских джунглей, почти во всех разгородах появлялось нечто подобное. Выглядело это действительно как канал, стенки коего обычно покрывали бетонные плиты, ступеньками спускавшиеся вниз, а сверху над водой с берега на берег перекидывались мосты. Большую часть их ширины занимали строения - не особо высотные, от силы этажей в пять, а посерёдке оставалась "улица". Ввиду такой планировки улиц в разгородах не имелось, а имелись только мосты, называемые номером плюс осмысленное название, например "Љ 2, им. Идиотов" .

С какого рожна так получилось, никто толком объяснить не мог; правда впоследствии знающие воены сочли что это даёт много каких возможностей, например под мост куда проще подложить демпферы, которые помогут ему не раскачиваться при землетрясении. Кроме того здания не нуждались в фундаменте как таковом, а просто настраивались поверх стальных конструкций моста. Для самих же трясущих главное было в том, что канал под ногами это ржачно и мжвячно: по ступенькам его стен лезла растительность, в том числе съедобная, и огромные шубы винограда и хмеля свисали с мостов вниз. Вода в канале ( который по сути был не канал, а просто вытянутый вдоль пруд ) позволяла поддерживать так цокнуть микроклимат, и если воздух резко холодал - то масса воды не могла резко остыть и смягчала эти перепады.

Разгороды кроме того отличались тем, что были приспособлены для жизни в них четырёхлапых. Тетрапедных, сухо выражаясь. Эти тетрапедные составляли большинство населения, потому собственно и часто встречались мостики без перил, по которым антропу пройти довольно стрёмно, а вот толстолапому медведу - самый раз. Кроме того, жывтоне чаще чем антропы использовали тележки, поэтому практически в любое место разгорода можно было попасть, не поднимаясь ни на одну ступеньку.

С самого начала разгород расслушивался не как место складирования тушек, а как место собраться и поржать, в широком смысле. Основными сдешними заведениями были тренировочные и натаскивательные, в которых зверькам рассказывали, в чём соль; ввиду этого их и называли "солонками". С самого начала там присутствовали только наиболее сообразительные особи, как-грится тщательно отобранные, в том числе - отобранные у бывших рабовладельцев. Впоследствии солонки уже наполнялись молодняком, обучение которого имело большие результаты. Причём наполнялись они на зимнее полугодие, в то время как лето многохвостие проводило в лесах в стокилометровых окрестностях от ББ. Случились даже медведы, не стеснявшиеся пользоваться автобусом и ездившие в соседнюю область; если сначала это вызывало шочок, то уже через несколько лет стало совершенно обыденым явлением. Более того, возле остановок установили ванны с водой для свиней, чтобы они хоть слегка обмылись и не несли в автобус килограммы грязи. И совсем обычной становилась картина, когда рядом с кучей антропов на остановке стояли хрюшки.

- Гражданин, хрр, а седьмой номер в Куросынск идёт, хрюк?

- Не, он в Шишкаево поворачивает.

- В рот мне ноги!... Хрюк.

- Не идёт в Куросынск! - визжал поросёнок, крутясь на месте, - Я на измене, я на измене!1...

Однако неслушая на вполне разжиженную и спокойную обстановку, воены риальне следили и принимали все меры для исключения возможных провокаций. Ведь по сути делов, ничто не мешало носителям тупака приехать с ОЗов в тот же Куросынск. Правда как показывала практика, они чаще всего начинали тупить сразу, и попадались в руки своей же милиции, а учитывая применение СИПа - уйти оттуда было куда сложнее. Тем не менее, Котран лично установил прямую связь с куросынским отделом, имевшем в свою очередь прямую связь с грызями, и таким образом получал возможность контролировать поимённо, какие синяки могут оказаться в районе ББ. Через какое-то время сформировали цельный отряд милиции по разгороду, на вооружении которого появились и броневички с электромагнитной оглушалкой. Огнестрелов, чисто воизбежание, по прежнему не держали, как и все остальные. То ли несмотря на эти меры, то ли благодаря им - никаких потуг со стороны эт-самых не последовало; сводки сообщали, что в некоторых районах это имело место, так что забывать о риальном слежении никто не собирался. Не собирался тоесть вообще никогда, не говоря уж об обозримой перспективе. Об этом цокало хотя бы то, что контора службы борьбы с тупаком расположилась не в палатке, а в одном из зданий на мосте Перфорационном, пух знает с чего так обозванном - дырок там было не больше, чем на всех остальных.

Расширялся разгород в основном летом, когда контингент резко убавлялся в количестве; кроме того, не приходилось возиться с промёрзшим грунтом. Работы осуществляли строители из Куросынска, ибо у них была и техника, и подвоз материалов, а некоторые из местных только помогали по несложным операциям. Благодаря наличию профита всё вписывалось в рамки экономической схемы, хотя теперь никто не заморачивался и мог под честное слово отгрузить сотню тонн ЖБИ. Подсчёт пепяки имел смысл для того, чтобы не потратить больше чем следует, а не что-то другое. Чтоже до архитектуры, то она тут имела немалый процент случайности, окна зачастую получались разного размера, как и всё остальное, а с наружней стороны пятиэтажки облепляли балконы различной конфигурации, зачастую связанные лестницам и уделанные растительностью до такой степени, что сами дома напоминали не иначе как деревья, увешанные лианами. Это в частности давало возможность всегда держать окна открытыми, потому как даже самый косой дождь никак не осиливал попасть туда через шубы листьев.

Автобус на этот раз случился пятивагонный, так что относительно медленно тащился по бетонке. На этом участке тушек в салоне оказывалось совсем мало, и однозначно грызи ровно распределились бы по всей длине транспорта, но не сейчас. В одном из вагонов автопоезда были обнаружены хвосты, только что прилетевшие с Ёрфи, что вызвало повальный подъём хохолков, заинтересованное цоканье и усиленное мотание ушами. Хвостами этими были никто иные, как Ратыш, Фира, Черника и Хорь. После нескольких лет, проведённых в такой с позволения цокнуть "командировочке", они отнюдь не горели желанием удаляться от леса далее, чем на расстояние вытянутой лапы. И собственно, мало что могло им помешать воисполнение задуманного. Громкое цоканье привело к тому, что все пассажиры собрались вокруг них, а некоторые даже проехали свои остановки, дабы послушать от первого пуха. За окном простиралась панорама осенних полей и лесов средней полосы Миркасы, в низинах тусовался туман; трава своим видом намекала на то, что она пожухла. Клинья перелётных птиц лениво тянулись над пожелтевшими ветками лиственных опушек. Хорь хотел было цокнуть об этом, но посмотрел на морды грызей и понял, что они сами всё это видят.

- Да, но такое погрызище, белка-пуш, - цокал один из попутчиков, - Вы не боитесь что произойдёт ещё более ужасающий взрыв численности, и теперь уже не только антропов?

- Да не, не очень-то боимся, - зевнула Фира, - Кроме того к тому времени как это может произойти, будет уже готово с терроформом. И кашу можно будет разлить по разным горшкам, образно цокая.

- Смотрите, а как на Ёрфи с песком?

- С чем-чем??

- Ну, с песком. Мелкий оксид кремния, или как там его.

- Да не знаю, вроде песок как песок, а что?

- Да и ничего.

- И вообще, грызо, вот что я цокну - через год должна прибыть группа ёрфийцев для эт-самое, позырить почём перья. Вот думается на их уши лучше всего и адресовать вопросы про песок...

В то время как Ратыш с Фирой оказались ближе к проходу между сиденьями, их уши и подвергались трёпке, а Черника и Хорь забились поглубже к окну, иногда подцокивали, но в основном пялились на родную землю и иногда начиная без особого повода хихикать, упирались друг в друга лбами и трясли ушами. Как они знали, Раждак и Пухерья, бессменно осуществлявшие координацию Щебня на самом высоком уровне, настолько утомились от всяких базаров, что выпрыгнув с корабля, скрылись в зарослях и более их ни одно грызо не видело ещё очень долго - так что, состояние у грызей было схожее.

По крайней мере, уже в самое ближайшее время, выйдя из автобуса, они ощутили лапами мягкость мха, вдохнули чистый воздух родного леса, несущий хвойные запахи - короче цокая, почувствовали себя как рыбы, долго ползавшие по песку и наконец вернувшиеся в воду. Солнце просвечивало рыжие наушные кисточки белок, тёплый ветерок гладил по шёрстке, так что можно было не сомневаться, что и Мир рад видеть своих.

"...Всего тридцать лет назад наш мир был совсем другим. Он даже и назывался по другому, а точнее в каждой стране планеты его называли по разному. Теперь все называют его невесть откуда взятым словом Шаданакар, но зато все. Кому принадлежит наш мир? Само собой, Вселенной. Это элементарно как дважды два пять: точно также мы говорим, что ветка принадлежит дереву, яблоко ветке, а червяк - яблоку. Так было всегда, но не всегда разумные обитатели нашего мира понимали это. Да и обитатели были не те, что сейчас.

Новое поколение только из исторических книг и фильмов может узнать, что когда-то вся судьба жизни на планете зависела от нескольких стай антропов. Что самих антропов было такое количество, что они не могли прокормить себя, даже распахав всю землю под поля. То, что общественное сознание этих животных навязывало им бредовую картину мёртвой Вселенной, которой противопоставлялись сами антропы. На полном серьёзе они верили, что им, червякам, принадлежит яблоко и всё дерево. И за это расплачивались не только жертвы их глупости, но в первую очередь и они сами.

Безусловно, на Земле был прогресс мысли, но в силу сложившихся обстоятельств он отставал от развития стай и подавлялся ими. Наверное, через тысячи лет, когда планета была бы превращена в пустынный шар, дело могло бы прийти к нынешнему состоянию вещей само собой. Поэтому следует считать большой удачей тот факт, что эти огромные преобразования удалось проделать за относительно короткий период и с куда меньшими потерями. Это удалось благодаря тому, что сквирская цивилизация была гораздо более развитой, чем земная. И отнюдь не потому что у них были космические корабли и прочая ерунда, а потому что между плечами и ушами находилась голова, а не пищеприёмник.

У нас по прежнему есть такие, у которых этот пищеприёмник заменяет голову. Но теперь это уже исключительно ихние проблемы, а если что - так сквироидские корабли недалеко. Кроме того, на постоянных примерах учатся даже законченные тупицы, так что есть определённая надежда..."

Медвед закрыл стопку листков и отложив в сторону карандаш, задумчиво постучал металлическими пальцами по столу. На кой пух йа это всё написал, подумал жывтоне, любой только и скажет на это "спасибо, кэп!". Ну да поскольку никакого вреда от написанных на бумаге букв не имелось, так и чтож. Медвед потянул толстобокую тушку и вышел на балкон, откуда открывался в одну сторону вид на сосновый лес, колосящийся и зеленеющий, а в другую на увитую виноградом стену соседнего дома, нависающего над водой. Над Бигими Бирдами начинался рассвет.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"