Квотчер Марамак: другие произведения.

Вторая Лисья Нить

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Про разумных лисицъ, локальный конец света и деятельность Вселенского Союза ВСЪ.

Первая катушка.

Лики прошлась вдоль стеклянных ящиков с растениями, убедилась что всё в норме и выскользнула за дверь оранжереи, чуть не прищемив хвост. Некстати, подумала лисейка, обернувшись на него - итак уже порядочно пообтрепался, даже как-то неприлично. Как и все лисеи, Лики была относительно небольшого роста существом, с большими пушистыми ушами и лисьей мордочкой; бежево-песочный насыщенный цвет с более тёмными полосками также был довольно обычен для этого вида, а именно эта отличалась каштанового цвета волосами и хвостом... который таки где-то обтрепался, придётся вычёсывать и обстригать. Лисейка защёлкнула дверь и вдруг почуяла что-то странное, так что враз обернулась. Двор, огороженный пластиковым забором, был пуст, как ему и полагалось. Что тогда, спросила себя Лики, прислушиваясь к ощущениям. Через некоторое время она сообразила, что: снаружи было совершенно так же, как внутри, в стеклянном ящике оранжереи, чего раньше она никогда не замечала. Стоящие вокруг невысокие дома в два-три этажа блестели стеклянными крышами, с разных сторон доносились приглушённые звуки проезжающих автомобилей, музыка, речь... но ни единый ветерок не всколыхивал воздух, ни единого облачка не было на блёкло-белом, почти сером небе, с которого жгло огромное белое солнце. Оно не светило, а именно жгло, и в этот раз Лики очень отчётливо ощутила это, так что не удержалась и закрыла нос лапками. Видное отсюда через забор море лежало неподвижно и тоже имело какой-то странный цвет... Лисейка шмыгнула носом и побыстрее юркнула в дом, охлаждённый кондиционерами. Из тёмной прихожей она взглянула в комнату - сквозь окна хлестал ослепительный свет, не тёплый, а жгущий, испепеляющий. Лики забилась в угол и некоторое время просидела с закрытыми глазами. Позвонить Гралу, хотя бы, подумала она и включила коммуникатор. Прибор тут же запищал вызовом.

- Уи? - отозвалась Лики.

- Ликанора. Почему тебя опять не было на связи?

- Батарейка села, пап, - грустно фыркнула лисейка.

- В который раз. Какая ты невнимательная...

Лики тупо уставилась перед собой в стену, пропуская слова мимо ушей. Ей очень хотелось сказать правду, никакая она не невнимательная, а коммуникатор выключила нарочно, потому что не хотела ни с кем разговаривать. Но как обычно, она смолчала.

- ...и Кюрт должен привезти новые стёкла, я взял со скидкой, сорок процентов, а это... Ликанора, ты слушаешь?

- Да, - убито ответила она. Кажется, даже морскому ежу было бы понятно, что ещё как нет. Но в отличие от ежа, разумные существа овладели исскуством самообмана и то чего не хотели понимать, не понимали.

- Вот и умница, хороший лисёнок. Встретишь его, выгрузите стёкла и...

Лики выковыряла из коммуникатора батарейку, она со стуком грохнулась на пол. Лисейка снова взглянула в комнату, залитую ослепительными потоками света из окон, содрогнулась и пошла на кухню. К большому счастью, окна кухни выходили в узкий проход между домами и там всегда была полутень; сейчас впрочем это мало ощущалось, безо всяких ламп кухня была освещена более чем достаточно. Дрожащими лапами она налила холодной воды и разом опрокинула чуть не литр. Более-менее полегчало. Пошарив когтистой лапой в ящике шкафа, среди всевозможной ерунды, она отыскала старую карточку от коммуникатора и заменив её, набрала номер Грала.

- Уи? - подтявкнуло в трубке.

- Грал... Это я, Лики, - нерешительно произнесла она, - Ты занят?

- Занят, - хихикнул лисей, - С тобой говорю. Что ты хотела, лисонька?

- Я... не знаю, - шмыгнула носом она, - Но мне жутко плохо.

- Бххм... - Грал некоторое время помолчал, - Может быть, скоро нам всем будет плохо.

- Ты что-нибудь узнал? - стрепенулась Лики.

- Не больше тебя. Пока. Хотя, по крайней мере я узнал, где можно узнать.

- Неизвестность убивает больше всего, - хныкнула лисейка, - Это было бы очень кстати!

- Угу. Только вот это не так-то просто, Ли. Ты прекрасно понимаешь, что всё это очень глубоко засекречено, и чем дальше, чем больше. За просто так достоверную информацию не раздобыть.

- Нужны деньги? - спросила Лики.

- Да нет, Ли, если бы. Тут мозги нужны, - вздохнул Грал, - Слушай, ну что, мне приехать забрать тебя?

- Да,да! - выпалила лисейка, - Я так и не решилась тебя попросить...

- И не надо, сам докумекаю, - фыркнул лисей, - Через час буду.

На душе у Лики почти полегчало. "Что ты хотела?". Она боялась поверить, что этот лисей спрашивает об этом не потому что надо, а потому что действительно хотел это знать. Встряхнув ушами, лисейка быстро отправилась взять кое-какие предметы. Особенно тоскливо ей было засовывать в сумку маленькую коробочку с надписью "газоразрядный детектор радиации класс 2". Как раз под сумкой лежала газета, где помимо курсов валют и итогов спортивных матчей на первой полосе имелась статья: "Мкграгинский институт предсказывает катастрофические процессы на солнце в ближайшие месяцы"...

---------------------

Планета, населённая разумными лисеями, называлась ими Макшаба и вращалась вокруг старой звезды, которая и являлась причиной беспокойства. Водорода в звезде оставалось катастрофически мало, и соразмерно рассчётам, вот-вот должен был начаться коллапс и произойти взрыв сверхновой. Это означало, что жизни на Макшабе настанет полный финиш в самые короткие сроки. Цивилизация лисеев, разделённая на множество государств, пережила три мировые войны, но теперь стояла перед угрозой истребления моментального и абсолютного. Нельзя правда сказать, что все эти войны и прочая шелуха пошли обитателям на пользу - приведя мир к кое-какому равновесию, лисеи погрязли в страсти к потреблению. Один за другим строились новые города, которые теперь занимали практически всю сушу планеты и немалую часть морей - в погоне за экономическим ростом и комфортом свободного места на Макшабе почти не осталось, большая часть видов флоры и фауны вымерла, а та что не вымерла обитала в заповедниках и музеях. Большую часть населения однако все эти глобальные вопросы волновали никак, просто никак. Стоит ли удивляться, что шумиха вокруг рассчётов относительно солнца весьма быстро сошла на нет, и по сути дела, никаких официальных шагов сделано по этому поводу так и не было. Кроме того что решительно все страны мира поручили спецслужбам не допускать утечки информации, могущей вызвать панику. Это вызвало полное затухание интереса к теме и переход её в разряд расхожих слухов.

Ликанора Хатшайд, молодая лисейка, с щенячества отличалась умом и любознательностью, так что общая пропаганда на неё не действовала. Настырная зверушка раздобыла самый первый выпуск газеты, где говорилось о катастроффе, и прочла его тщательно и с привлечением энциклопедических данных. Выводы повергли её в глубокий шок, так как по всему выходило - звезда на пороге взрыва. Поделиться этим шоком ей оказалось решительно не с кем - отношения с родственниками были нельзя сказать что плохие, а просто никакие - лисейка и её семья говорили на разных языках, хотя и одними словами, и жили казалось в разных мирах, хотя и в одном доме. Это же относилось и к одноклассникам в школе, одногруппникам в институте - близких друзей у Лики не было, да и не могло быть. И тем более её сердце трепетало от того, что Грал, случайный интернет-знакомый, так хорошо понимал её.

Сам Грал мог бы и не заметить новости о сверхновой - просто он крайне мало интересовался новостями, но уж узнав о таком раскладе, точно бы не забыл. У него были некоторые контакты, в том числе и в кругах, приближенных к исследователям, занимающимся звездой. За последние два месяца он однако так ничего и не выяснил, потому как спецслужбы нещадно пресекали любую утечку информации...

------------------------

Соразмерно закону подлости, первым к дому подъехал отнюдь не Грал, а Кюрт - тощий высокий лисей в спортивном костюме, которого Лики терпеть не могла, а всё же терпела. Кюрт был сыном начальника её отца, так что отец всячески "поддерживал их отношения", как он сам выражался, а если говорить прямо - так готов был отдать дочь с потрохами. У самой лисейки на свои потроха были немного другие планы, но что она могла сделать, слабая самочка?...

- А, Лики, - оскалил клыки Кюрт, порываясь обнять её.

- Не трогай меня, - негромко, но весомо зашипела Лики, прижавшись к стене, - Оставь коробки и проваливай.

- На самом деле мы приехали за тобой, лисо, - мило улыбнулся лисей своей вредной мордой.

Из здоровенного внедорожника с тонированными стёклами вышли двое накачаных самцов из кюртовской банды. Стало понятно, что просто так от них не отделаться. Как раз в это время раздался треск мотора и к дому зарулил кургузый, зверски маленький автомобильчик Грала. Лики бросилась к нему, но амбал крепко схватил её за лапу, так что когти впились в шерсть.

- Отпусти меня, придурок! - рявкала Лики, пытаясь вмазать когтями по державшему.

Грал не особо спеша выбрался из аппарата - небольшой, тёмного окраса лисей с волосами "хвостом" на затылке, одетый в потёртую военную форму; он не брызгал слюной и не поднимал хохолок дыбом - мерным шагом перейдя площадку, Грал вмазал по морде одному из бугаев. Судя по тому как тот резко заскучал, на лапе имелся кастет.

- Ты чё за ботву рубишь?! - развёл лапами второй, готовясь к рукопашной.

Ботву он рубил самую что ни на есть правильную: выкинув вперёд левую лапу, нажал на спуск баллончика, спрятанного в рукаве, и в морду противника вылетело облачко перечного газа. Ближайшие пару часов ему предстояло кашлять и задыхаться. Увидав сие, Кюрт оказался в машине с такой скоростью, как никогда раньше, и с визгом шин вылетел на дорогу, задев автобус. Лики стояла с открытой настижь пастью, переводя взгляд с Грала на корчившегося на асфальте бугая.

- Ты в порядке? - спросил лисей, - Ли?

- А? Да, - кое-как вернула глаза на место Лики, - Вот уроды, а! Спасибо тебе, лисо!

- Спасибо в карман не положишь, - заметил тот, деловито обшаривая карманы жертвы, - А вот хмм... вот это можно положить!

Проведя сбор трофеев, Грал помог подруге забраться в машину... да, это было непросто. На месте переднего сидения был смонтирован шкаф с кучей ящичков, а чтобы попасть на заднее, требовалось этот шкаф выдвинуть вон из машины на полозьях (!), влезть и затем задвинуть обратно. Без тренировки провести эту операцию было невозможно. Сзади было крайне тесно, зато уютно - сбоку шкаф, впереди шкаф, сзади маленькие ящички, окошко вполовину занавешено, как в квартире; Лики с удовольствием забилась туда, опасаясь как бы кто-нибудь не увидел с улицы.

- Слушай, Гра, эти идиоты теперь не успокоятся, - сказала она, - У нас будут проблемы...

Нос Грала всунулся в зазор между шкафом и спинкой водительского сиденья.

- Ли, ты в своём уме? - осведомился он, - Вполне вероятно, мы не доживём до утра, а тебя беспокоят местные хулиганы.

- Ну, пожалуй ты прав, - согласилась Лики, поводя ушами, - А куда ты хотел ехать?

- В Теридор, - отозвался Грал, крутя баранку, - Там есть старый радиотелескоп и научная база. Думаю что сейчас всё это хозяйство расконсервировали. Там должно быть одно знакомое лисо...

Лики слегка припушнела с названия места назначения - Теридор был одним из самых северных городов на континенте, находился в сопредельной стране и пилить дотуда - тысяч пять километров. Она глазела сквозь полузанавешенное окно на проносящиеся мимо дома и машины; с возвышенности и в хорошую погоду было видно, что границ города не существует - до самого горизонта землю покрывали бесконечные полосы застройки, даже море оказалось перегорожено множеством домов на сваях. И над всем этим в пустом, выжженом небе висело огромное белое солнце... На самом деле не огромнее, чем обычно, но Лики всегда казалось, что оно жгёт всё сильнее и сильнее, и она никак не могла избавиться от этого ощущения. Невозможно было смотреть и на бесконечные урбанистические кущи, тянувшиеся от берега безо всякого перерыва ещё километров на двести, не меньше.

- Гра, - шмыгнула носом лисейка, упершись лбом в шкаф, - Знаешь почему солнце взрывается?

- Пока нет, - резонно ответил тот.

- Потому что сдесь ничего не осталось. Посмотри вокруг... мы же всё уничтожили.

- Уничтожили, - согласился Грал, - Но звезду это не колышит, Ли, она рванула бы в любом случае.

- Что нам делать! - зажмурилась Лики.

- Достоверно узнать, рванёт или нет, и соразмерно этому что-то делать.

Кургузая легковушка тёмно-зелёного цвета выкатила на "боян", как называли многоуровневую магистраль, и понеслась в потоке машин на север. Дороге в Южной Республике были прекрасные. Правда, кроме них ни на что другое просто не осталось много места - громадные, по сто метров в высоту короба "боянов" тянулись во всех направлениях по ровным полям, плотно расчерченным на улицы и дворы. Никаких холмов тут уже давно не было в помине, их срыли и поравняли с уровнем земли. Смотреть сдесь в окно просто не на что - зазоры между бетонными опорами, в которые ещё можно выглянуть наружу, перекрывали рекламные щиты. Всё внутреннее пространство между этажами магистрали было постоянно заполненно выхлопными газами и нестихающим, препротивным гулом. Автомобильчик кое-как разгонялся до скорости потока и тарахтел всё дальше и дальше по прямой. Минут через двадцать Грал повернул на съезд и зарулил на заправку, притулившуюся под боком огромного железобетонного короба, от которого исходила вибрация и несло газом. Лики закрылась ушами, чтобы не видеть всего этого.

Она мучительно думала о том, почему так получилось. Почему лисеи, единственный на планете разумный вид, который мог бы стать настоящим хозяином и защитником своего мира, сотворили такое, истребив практически всю жизнь что на суше, что в море. Из многих сотен тысяч видов сохранились от силы сотни, да и то по большей части в музеях и заповедниках. Самое не лезущее в ворота состояло в том, что опустошительные мировые войны, пронесшиеся над Макшабой, только тормозили этот процесс, а не ускоряли. Даже Третья Мировая, в ходе которой множество территорий были отравлены ядерным оружием, была не в силах столь тщательно выкорчевать жизнь - животные и растения приспосабливались даже к радиации, а когда спустя сотни лет она сходила на нет - могли вернуться к прежнему существованию. Заботливо выращенные военными дьявольские микробы, выкашивая по 99% популяции, тем не менее оставляли выживших, имевших стойкий иммунитет, и по прошествии десятков лет об их применении уже ничего не говорило. В зонах радиационного заражения постепенно разрослись леса, а потом вернулись и животные, причём отнюдь не жуткие мутанты, а самые что ни на есть обычные. И только когда радиация спала и в зоны вернулась цивилизация, жизнь исчезла. Она была истреблена с поразительной аккуратностью и безразличием... и Лики чувствовала себя виноватой в этом нисколько не меньше. Это мучило её сильно и порой ночами лисейка просыпалась, дрожа от ужаса и подвывала, пряча голову под подушкой. Подвывать громко было чревато, по стране прокатывались волны "охоты на ведьм", и уж соседи не упустили бы повода отзвониться по поводу вытья в жёлтый дом ( психушку ).

>>>>>>>>>>>>>>>>>>

Добраться до полярных северных территорий было куда проще на скоростном поезде, но посколько предстояло неизвестное количество разъездов на месте, решили тянуть на машине. Которая, по сути дела, являлась помойкой на колёсах, Грал занимался всевозможным утильсырьём в виде выброшенных деталей, механизмов и тд и тп; для этого имелись кучи разноразмерных ящиков, позволявших всё это рассовать таким образом, чтобы потом можно было взять, не перекапывая. Надо сказать что даже теперь ему стоило немалого труда не отвлекаться на мысли о вторсырье и проезжать мимо площадок с бачками; лисей начинал вести туда носом, потом спохватывался и мотнув ушами, возращался в обычный режим. Не отвлекаться стоило - предстояло пересечь территорию Южной Республики, границу Инюшкиса, и ещё немало пилить через приполярную тундру. Через некоторое время после выезда из Флорнюка, как называлсось место на побережье, путники попали в зону сильнейшего дождя, так что все машины с верхнего, открытого этажа "бояна" убрались вниз, а Грал наоборот, выехал туда. Через приоткрытое окно вовсю чувствовался грозовой свежак и влажность воздуха, пропитанного ливнем; в лобовое стекло вода шарашила с такой интенсивностью, словно лили из шланга. В небе то и дело вспыхивали длинные молнии и грохотало. Лики с осторожностью ловила носом струи этого воздуха, перемешанные с каплями дождя - ей это было непривычно, ведь всегда когда начинался дождь, начиналось и кудахтанье "уйди, простудишься", а уж о том чтобы открывать окна, да ещё и в автомобиле - об этом вообще мало какой житель Флорнюка мог подумать.

- Знаешь, я не разу не была под дождём... - произнесла Лики.

- Угу, - машинально кивнул Грал. Секунды через две до него дошло, так что лисей аж поперхнулся, а машина вильнула по дороге, - То есть как ни разу?! За всё время?!

- Ну да, - шмыгнула носом она, - А что? Эт я так, кслову...

Грал однако такое заявление мимо ушей не пропустил - как только сбоку трассы показалась площадка, от которой шли вниз аварийные лестницы, он туда и завернул. Кургузый аппарат перевалился через бордюр и с характерным бульканьем двигателя остановился. Лисей ухитрился развернуться так, что оказался морда к морде с Лики:

- Хочешь помокнуть?

- Помокнуть? - округлила глаза она, - Специально?

- Если за столько лет не вышло случайно, придётся специально. Ну так как?

- Но... но если я вымокну, то буду мокрая? - почесала за ухом Лики.

- Ещё как, - кивнул Грал, вылезая наружу.

Он обошёл машину, совершенно не закрываясь от хлещущих сверху струй дождя - уши тут же вымокли, слегка обвиснув. Сильный грозовой ветер трепал ещё не успевшую намокнуть шерсть на морде... Лики вспомнила, что может быть только один раз видела кого-то под дождём, это было довольно давно, в её школьные годы. Она тогда сидела у окна и глазела на улицу, поливаемую с неба вот так же как сейчас. Когда-то в квартале отключился во время грозы свет, тогда она и привыкла любоваться на дождь. Окна выходили на пешеходную зону, и когда капало - там не было вообще никого, потому как имелись подземные и крытые проходы для пешеходов. А этот лисей, которого она увидела тогда, шлёндал прямо по лужам, с плохо скрываемой радостью подставляя нос под потоки холодной, в общем-то, воды. Мокрый он был по уши, шерсть трепалась по ветру только под носом. Его появление тогда очень сильно поразило Лики, ведь она привыкла к пустынной улице под дождём, и вдруг! Это было словно существо из другого мира, хотя и такой же лисей, как она сама, её ровестник, только вот в отличие от всех остальных миллионов и миллионов он не прятался от дождя в переходы. И он увидел её, в тёмном окне одного из бесчисленного множества домов, и помахал лапой, с которой слетали фонтаны брызг. Лики помнила то чувство радости, какое она испытала тогда, словно встретила кого-то родного... она хотела выбежать на улицу, но её что-то задержало, скорее всего мысль что никто во всём Флорнюке не выбегает на улицу. Больше этого лисея она не видела никогда. Лики вдруг вспомнила одну деталь, кепку того зверька - такая вдрызг обычная кепка, выцветшая до белого состояния, с розовым пластмассовым козырьком. Неожиданная догадка ударила лисейке в голову сильнее, чем раскат грома; она выскочила из машины и уставилась на Грала.

- У тебя, - сказала она то чего он никак не мог ожидать, - Кепка была?

Больше всего на свете в этот момент она боялась, что он посмотрит на неё как на сумасшедшую. Так как это сделал бы любой другой. Она не замечала струек холодной воды, стекавших с волос и ушей, не замечала грохота грома и вони от проносящихся рядом тяжеловесных фур. Стояла и боялась. Однако Грал посмотрел на неё с любопытством:

- Какая кепка, ты про что?

Лики шмыгнула носом и сбивчиво, но кое-как понятно рассказала о своём воспоминании.

- Ну и... Я почему-то подумала что это мог быть ты...

- Мог бы, - улыбнулся Грал, - Но я приехал в Флорнюк на несколько лет позже, так что это уж точно был не я.

- Да всё равно, - фыркнула Лики, крепко обнимая его, - Наконец-то я тебя нашла...

- Это хорошо, - подмигнул лисей, глядя ей в глаза.

Два зверька ещё немало простояли на узкой бетонной площадке, под проливным дождём, завороженные своими чувствами и бущующей вокруг стихией. Настолько немало, что первое что заметил Грал это было прекращение дождя. Сизая туча с грохотом уползла дальше, оставляя за собой яркое синее небо, и в прогал между облаками ударили солнечные лучи, сдесь совсем не жгущие, а радующие глаз. Над бесконечным полем крыш появилась радуга. Враз потеплевший ветер, не угоманивавшийся в смысле дутья, быстро высушил шерсть - Лики была жутко удивлена, когда через пять минут оказалась почти сухой после такого обливания. Они отошли от дороги подальше, к самому ограждению, и сели на бетонный короб, носами к солнцу.

- Слушай, Ли, - взял её за лапку Грал, - Я понимаю твоё состояние... Но ты должна точно всё себе представлять.

- Что именно? - повела ухом она.

- То что саллис это не лисей.

- Я это уже давно знаю...

- И всё что из этого следует, - продолжил Грал, - Конечно, если у нас намечается полная крышка, это значения не имеет. Но пока ещё мы не знаем, намечается или нет... Ты должна понимать, что саллисы живут совсем не так, как лисеи.

- Я всё понимаю, - кивнула Лики, - Да октаэдр побери, ты же меня знаешь! К чему такие вопросы?

- Так просто, для успокоения... - сказал он, глядя на горизонт, - Я не хочу чтобы ты ехала со мной просто потому что со мной.

- Саллисёнок, - Лики улыбнулась и погладила его по ушам.

История с саллисами началась довольно давно, лет эдак двадцать назад, для Лики - попозже. Саллисами называли сначала вымышленных существ, описанных в рассказах Лисё Шернара - мир этого писателя был настолько живым и реалистичным, что тут же появились лисеи, учуявшие свою похожесть с саллисами; так образовалось сообщество на сетевом ресурсе sallis.net. При всём внешнем сходстве с реальными жителями Макшабы, саллисы отличались от них весьма кардинально. Это были существа, которые никогда не довели бы свой мир до такого состояния, как это сделали лисеи. Сначала Лики увлеклась этой, как выражались, субкультурой, под впечатлением от летающих крылатых лис, воздушных островов и прочей яркой внешней мишуры. Как и многие тысячи обычных лисеев, она играла в ролёвки, придумывала персонажей и рисовала на компьютере картинки... но постепенно начала понимать, что в отличие от всех других, она действительно думает и поступает как саллисица. Что маска для неё - не саллисица, а лисейка, которой она никогда не была по-настоящему, да и не хотела быть. Таких, как она, на Макшабе набралось всего ничего, и даже среди "саллис", а практически просто фанатов Шернара, Лики была одинока. Пока не встретила Грала...

>>>>>>>>>>>>>>>>>>

Для того чтобы двигаться в направлении, похожем на выбранное, зверькам предстояло пересечь по "боянам" территорию Южной Республики и добраться таким образом до границы Инюшкиса, отдельного лисейского государства, не столь мощного как Республика, но с не менее застроенной территорией. На их счастье, к теперешнему времени "граница" на всей планете была только одна - между Континентальным Союзом и Островной Конгломерацией. И в ту, и в другую группировку входили многие отдельные страны, но границы между ними стали прозрачны, проезжай не хочу. Собственно чтобы попасть к островникам, тоже особой волокиты не требовалось, 2-3 дня на оформление документов и езжай. На границе же Инюшкиса, как можно было легко узнать при помощи интернета, ожидались только проверки на посту...

- Посмотри, может ещё что-то требуется для этого, - сказал Грал, глядя в зеркало заднего вида на Лики.

Надо заметить, что учитывая заставленность заднего стекла ящиками, зеркало у него висело только для смотрения на пассажира. Лисейка кивнула ухом и стала щёлкать по коммуникатору - свой она предусмотрительно выключила, а граловский был древнейший, с примотанным снизу аккумулятором, но действовал нормально.

- Я пошарила и по форумам, - сообщила она через какое-то время, - Вроде все пишут, что там проезд свободный, только досмотр...

- Шмон, - вставил лисей.

- Нну да, шмон. И поскольку шмон, на границе часто собирается очередь на несколько часов.

- Вот это мне не нрава, - фыркнул Грал, - Дважды... Нет, трижды.

- именно трижды? - хихикнула Лики.

- Ага, могу пояснить. Первое - само по себе, ненавижу очереди. Второе - в связи с сама-знаешь-чем может выйти какая-нибудь история, а где толпа - там и катастроффа. Третье - останавливаясь, мы становимся доступнее для поиска твоими друзьями...

- Даже в шутку так не говори!! - тявкнула Лики, - Ты когда-нибудь был на моём месте? Друзьями...

- Извини, больше не буду, - кивнул Грал, - Да, я идиот не подумал об этом.

- Это так ужасно, Гра, - заскулила она, - Мой собственный отец... И он готов отдать меня с потрохами этому подонку Кюрту. И он уверен, что любит меня! Почему у них так, Гра? Почему они совершают такие жуткие вещи из лучших побуждений?...

Она шмыгнула носом и упёрлась лбом в ящик спереди. Грал погладил её по лапке.

- Мы с тобой много об этом тявкали, Ли, стоит ли накручивать себя? Давай пока забудем обо всех. У нас есть дорога и нам надо её проехать.

- Но что потом, Гра?

- Ли, ты забываешь зачем мы едем. Мы и едем узнавать, что потом. Без точного ответа всё остальное не имеет никакого значения.

- Ты прав, - вздохнула Лики, - Как всегда.

- А ты как всегда преувеличиваешь, - добавил лисей.

Путь по "бояну" был муторен и однообразен - машина пилила на максимальной скорости, дребезжа мотором и вообще всем, что могло дребезжать; учитывая то что автомобильчик был набит ящиками с кучей мелких предметов - грохот при движении даже по ровнёхонькому асфальту был значительный. Как тявкал Грал, это ещё цветочки по сравнению с тем что было, ибо он сделал резонансный глушитель и обклеил ящики изнутри войлоком. Когда появлялась возможность, машинка выбиралась на верхние открытые этажи, откуда можно в очередной раз окинуть взглядом пустыню, состоящую из переплетения улиц. Крыши, крыши, крыши до самого горизонта... Лики пристроилась на сиденьи так, чтобы видеть только небо - к счастью, застройку воздушного пространства не освоили. Пока что.

- Такой тупой вопрос, Ли, - тявкнул Грал, - У тебя деньги есть?

- Маленечко, знаков сорок, - сказала она.

- А то я подумал вот что, заехать по пути на базу в Клунин, избавиться от барахла и заодно получить ещё сколько-то финансов.

- Давай, конечно, - кивнула Лики, - Что за база?

- Утильщиков. По сути дела там находится заводик, который использует старые узлы электроники. А доставляют их туда в основном такие как я.

- И что там делают? - уточнила Лики.

- Так, ничего особенного, бытовуху. Хотя у них была весьма интересная штука собственной разработки, автоматический ремонтировщик механических часов. Кладёшь туда часы, он ковыряется, и вроде как должен исправить.

- Ничего себе утильщики, - присвистнула лисейка.

- Утильщики - одни из самых умных зверьков на планете, - заверил Грал.

Однако прежде чем добраться до Клунина ( это, как и другие названия, раньше было названием города, теперь - района всеобщей агломерации ) предстояло где-то основательно отдохнуть. Если Лики тошнило от езды саму по себе, то слипающиеся глаза того кто крутит руль - чревато понятно чем. Грал с порога отмёл предложения насчёт всяких официальных мест типа гостиниц, и поехал по ему одному знакомому адресу, куда-то вглубь бедных кварталов. Улочки сдесь были тесные, по стенам обшарпанных домов громоздился мусор.

- Саллисы должны держаться вместе, правильно? - говорил Грал, объезжая очередной рассыпаный по дороге мусорный бак, - Так какого же мы пойдём на поклон к этим недопушненцам, если я знаю тут хорошую нору?... Где-то тут...

Конечно, проплутал он немало, но в конечном счёте машинка остановилась в узком дворе, зажатом между бетонными стенами - казалось, сверху они просто смыкаются, создавая сплошную трубу. Так было из-за многочисленных балконов, навешанных на стены и даже перекинутых с одного дома на другой. Между домами было натянуто несчётное количество верёвок, на некоторых из которых болталось бельё. Снизу вдоль цоколей зданий сновали здоровенные серые крысы.

- Уйй, - поёжилась Лики, - Какая помойка!

- Хм, - осмотрелся Грал, - Да, помойка. Или ты думала что в новостях тебе кто-нибудь это покажет? Но не в этом дело. Во многих отношениях сдесь куда лучше, чем в том же Флорнюке.

- Ммм... Интуитивно я понимаю о чём ты, но если попробовать конкретно сказать?

- Сейчас увидишь.

Они прошли мимо группы щенков, которые с высунутыми языками сидели в старой транспортной сетке с привязанными швабрами, раскачивали её и "стреляли" вокруг из этих самых швабр.

- Два объекта на 7 часов, стрелкам левого борта товьсь!!!

- Ээй, хорош, свои! - поднял лапы Грал.

- Объекты передают код опознавания, отменить атаку!...

Далее их ждал подъезд - тёмный и вонючий, и лифт, вонючий и тёмный. Поднявшись на лифте, двое оказались возле двери, обитой в сто сорок слоёв всякой билебердой вроде плёнки. Грал сунул лапу куда-то вбок, за трубы, и нажал на звонок; скоренько открыла пожилая лисейка - практически чёрного окраса, с проседью в волосах, но бодренько тявкавшая.

- Тёть Марусь, - сказал Грал, - Здорово. Пустишь переночевать?

- Я те щас отвёртку в живот воткну, - показала отвёртку тёть марусь, - За такие вопросы. Заходите...

- Ну я так, может у тебя там чего эт-самое, - пояснил Грал, - Может, место занято. Нам только подрыхнуть ночь а утром мы фьюить и тю-тю, как говорится... Да, Ли - увидела?

- Кажется да, - улыбнулась она.

- Да, эть Лики, - показал на Лики пальцем лисей, - Вдрызг саллисица.

Одно только то что что тёть марусь не расквохталась при этих словах, а только внимательно посмотрела на "вдрызг саллисицу", произвело на Лики большое впечатление. Кроме того, она никогда не бывала в старых квартирах - во Флорнюке практически все дома были отдельные, сдесь же стояли многоквартирные бетонные ульи неимоверной вместимости, и каждая квартира представляла из себя весьма и весьма тесную коробку, так что в корридоре двоим не разойтись. Так что когда грал тявкал "нора" это было отнюдь недалеко от истины - стены покрывали полки и шкафчики, над головой висели антресоли ( подпотолочные шкафчики )... Лики не удивилась, когда оказалось что и под полом тоже есть место засунуть вещи - иначе просто сдесь было бы невозможно ничего найти или взять. Однако всё это удивление сводилось на нет тем, что после долгой пилёжки по дороге у неё закрывались глаза, так что когда тёть марусь показала ей на диван, фортифицированный кадками с фикусами, лисейка ничуть не отказалась и через минуту дрыхла, прикрывшись пышным хвостом.

Снилась ей всякая фигня, по большей части довольно приятная, но потом появились видения, преследовавшие её уже давно - громадное, жгущее солнце в небе, и сплошное выжженое кладбище на земле - остовы деревьев, хлопающие под ветром двери домов, кости на улицах... Лики как наяву увидела белый лисейский череп на замусоренном асфальте, дёрнулась в сторону и проснулась. В квартире было тихо, только где-то тикали часы... хвост мой, прибалдела Лики, механические тикающие часы! Она такие видела только в музее, да и то конечно в недействующем состоянии, а сдесь они до сих пор работают... Она аккуратно высунулась из-за фикусов - заставленная всевозможными предметами комната была освещена фонарями из окна, так что чуткие лисейские глаза всё видели. Лики, стараясь ничего не задеть, выбралась из своего убежища и сунулась на кухню - Грал ухитрился устроиться там в гамаке, свернувшись калачиком, и мирно посапывал. Куда ухитрилась деться тёть-марусь, лисейка так и не поняла. Погладив граловский хвост, она забралась обратно на диван и с довольно лёгким сердцем задремала.

С утра трое собрались на кухне - сделать это было непросто ввиду её размеров. Например, показать на кого-то пальцем, вытянув лапу, не получилось бы... Тем не менее, Лики чувствовала себя сдесь больше дома, чем дома. Тёть-марусь наливала чаю с...

- А мнээ, что это такое? - сунула нос в стакан лисейка.

- Варенье, - резонно ответила Тёть-марусь, - Вишнёвое.

- Из... из вишен?! Но где вы их взяли?

- На балконе в ящике растёт вишня. Очень старая, этому деревцу лет триста, и всё равно каждый год полно ягод... - старая лисейка повернулась к Гралу, - Ну так, куда тебя отнесло так далеко на север?

Грал вздохнул и поведал, куда. Одно его знакомое лисо работало раньше на этом самом телескопе возле Тирадора, и когда узнало о событиях ( или несобытиях ) со светилом, подняло бывших сотрудников на маршбросок на базу, достоверно узнать, в чём дело.

- Как он меня заверял, там всё можно сделать достаточно быстро, электропитание у телескопа автономное. Вопрос только в том, как

туда пробраться.

- Баклан, - покачала головой Тёть-марусь, - Как вы собираетесь туда пролезть?

- Запросто, - цокнул языком лисей, - Раваш с парнями договорятся с охраной... Ну представь себе, там какие-нибудь доходяги из штрафбата эту базу охраняют, им геройствовать хочется? Да ни в жизнь. Тем более не придури ради лезем, я думаю им тоже будет интересно узнать, сколько ещё нам всем тут возиться.

- План хорош. А уж как будет - одному космосу известно.

- Эть точно, - кивнул Грал, прихлёбывая чаёк.

Испив чаю и сказав больше спасибо хозяйке, Грал и Лики снова втиснулись в машинку и отправились к базе утильщиков. Та находилась в каком-то совершенно немыслимом закутке между домами, перегороженном железными воротами; лисей шустро пооткрывал свои ящики, набросал на тележку всякой ерунды и увёз куда-то в дебри столбов, куч хлама и механизмов.

- Ну вот, отлично, тридцать знаков, - подытожил он.

- Тридцать? Я думала, будет немного больше, - призналась Лики.

- На корм нам и машине хватит, - сказал Грал.

- Да, но ты так и занимаешься помойками за 30 знаков с такой кучи?

- Ли, я занимаюсь помойками не за знаки, - пояснил Грал, - А сами знаки мне просто не нужны вообще. Так почему я буду считать, мало это там или много?

- Ммм... Ну это просто так странно, - повела ушами лисейка.

- Я тебе говорил про серьёзность? - напомнил Грал, - Теперь не делай вид что не помнишь.

- Да я не делаю! - фыркнула она, - Просто пытаюсь приспособиться к новым условиям.

- Тогда я в восторге, - сообщил лисей.

Снова выехав на "боян" они устремились на север, к границе. Если уж сказать совершенно честно, то кроме контрольно-пропускного пункта, границу с Инюшкисом обозначал только сетчатый забор высотой четыре метра, с табличками "госграница". Забор проходил сквозь нагромождения домов и прочих сооружений, так что перелезть через него или вообще сломать особого труда бы не составило. Впрочем, зачем ломать если можно въехать через ворота... при прочих равных условиях. "Боян" закончился, распавшись на кучу отдельных дорог, и та которая продолжалась вперёд, упиралась в пропускной терминал. Грал однако не поехал прямо, а сверился с картой и взял в сторону, так как там были другие пункты пропуска.

- Я думаю, не осилят искать нас на каждом пункте, - заключил он.

- Кюрт мог накрапать в полицию, - заметила Лики, - И нас сцапають...

- Вряд ли сцапають. Чтобы объявить в розыск по всей Республике, нужно не менее пяти суток. Вряд ли у мелкого бандюка Кюрта такие связи, чтобы из-за нас подымать на уши всю полицию.

- А мне боязно, - поёжилась лисейка.

- А мне тоже, - заверил Грал, - Но поскольку мозг говорит что это наименее опасный вариант, туда и полезем.

Машина встала в очередь, упиравшуюся в огромное плоское здание таможенного терминала - по обе стороны торчал всевозможный транспорт, так же медленно продвигающийся вперёд. Околачиваться сдесь предстояло несколько часов. Однако несмотря на кажущуюся спокойность обстановки, казалось в воздухе понесло чем-то тревожным... Лики высунулась из машины, оглядела растянувшуюся в обе стороны очередь и небо, затянутое противненькой белёсой "дурой", сквозь которую свет проникал как попало, создавая впечатление неестественности. Впереди, у терминала, стало заметно какое-то брожение.

- Что там такое? - спросила она у шедшего с той стороны лисея.

- Границу перекрыли, - ответил тот и прибавил ряд не особо мягких слов в адрес тех кто перекрыл.

Лики поприжала уши и юркнула обратно в машину.

- Может, из-за нас? - посмотрела она на Грала.

- Ещё раз, - мотнул ухом лисей.

- Нну да, пожалуй с этим я горячусь... Но что теперь делать?

- Ожидать. А также находиться.

Конечно, вышеозначенное - не самая трудоёмкая работа, но зачастую одна из самых изнурительных. Ожидание в очереди по затратам различных ресурсов, составляющих "топливо" живого разумного существа, значительно превышает затраты оных при прокопке канавы влапную. Несмотря на то, что лисеи уже отмахали на север тысячи километров, никакого холода пока не чувствовалось - напротив, стояла изрядная духота, которая во Флорнюке была ещё кое-как разогнана близостью моря, сдесь же "парник" из белёсых облаков накрывал землю, как тяжёлая и грязная плёнка. Высунуться наружу было трудно - вокруг стояла целая масса автомобилей с работающими двигателями - собственно, никто их не глушил, потому как иначе не работали кондиционеры. Зловонное марево колыхалось над блестящими крышами стальных коробок, устремляясь вверх и соединяясь с "дурой". Через несколько часов стало понятно, что выстоять так не удастся - часть машин развернулись и уехали, а оставшиеся всё-таки заглушили двигатели дабы не остаться без бензина; от последнего вокруг сразу полегчало, так что многие пооткрывали двери и сидели на порогах машин и на бордюре. Лики, отдуваясь от духотищи, прошлась вперёд по колонне, послушать тявканья, и даже кое-что услышала.

- Говорят, там у кого-то что-то нашли, вот и закрыли границу, - сказала она.

Грал разразился нервным смешком.

- У кого-то что-то? - он схватил себя за карман, - Ааа, нож!! Закройте границу!!

- Не смешно, - захохотала лисейка.

Однако то что простояли они уже безо всякого движения часа четыре, было совершенно не смешно. В конце концов, тупо закончились запасы воды в бутылках, а при такой погодке постоянно глушить воду было не то что приятно, а необходимо.

- Нет, это невозможно! - фыркнула Лики, - Я пойду посмотрю, что там.

- Береги хвост, - напомнил лисей.

Терминал представлял из себя одноэтажную бетонную коробку огромной площади, сквозь которую проходила трасса; сдесь же перегружались грузари, целая куча их стояла в стороне, отсвечивая жёлтыми тентами на фурах. Над въездом была скромная золочёная надпись: "Величайшее на свете, лучезарное священное королевство Инюшкис". Лики пошла по обочине вдоль длиннющей колонны машин - ходить там не особенно удобно, полно мусора и ямы, но шлёндать по встречной полосе лисейке нравилось ещё меньше. Она как-то органически брезгливо относилась к автомобилям, и предпочитала при возможности иметь между ними и собой что-нибудь покрепче. Правда, в колонне царила такая атмосферка, что наблюдать её хотелось ещё меньше: моментально озлобленные остановкой лисеи рвали и метали, изряднейшая толпа собралась возле самого пропускного пункта, чуть не штурмуя решётчатые ворота. Истеричные вопли содержали на первом месте слова "мои права" и "суд"... за исключением ругани, конечно. Как уяснила из всего этого словесного поноса Лики, выезд с дороги ведущей к терминалу теперь тоже перекрыли, так что и развернуться в обратную сторону не удалось бы. Зайдя за грузовик, дабы мозг не выносился от звуковых колебаний, она задумалась - а что собственно такое случилось, что очередь блокировали с обеих сторон? Прислонившись спиной к борту машины, лисейка перебирала в уме варианты, глядя на обочину - редкие кустики травы, покрытые толстенным слоем пыли, выглядывающие из-за кучек мусора - слежавшиеся от времени банки, пакеты, бутылки... Самое убийственное было то, что эта помойка из всего окружающего выглядела наиболее живой. Лики шмыгнула носом и хотела уже идти обратно, как вдруг уловила хруст камешков под подошвами; она аккуратно присела и заглянула под кузов грузовика - с другой стороны стояли два лисея в форме, курили и тихо переговаривались, думая что никто не слышит.

- Тут почти три тыщи машин, - кивнул один сторону колонны, - Все перерывать?

- Майор, марабингос, - фыркнул второй, - Дело очень жаренное. Прошлый раз это был килограмм, а сколько сейчас? Ты понимаешь что такое, марабингос, плутоний?

- Я думал все запасы его на Макшабе давно исчерпаны.

- Я тоже так думал... Так думали все кто не удосужился снабдить нас детекторами. Теперь пока найдут...

- Да где их искать, в музеях чтоли?!...

Лисеев окликнули от терминала, и они свалили, нашвыряв на ту самую обочину много чего: окурки, обёртки от сигарет, жвачку, пакетик от леденцов "Ряни"... Убедившись что её никто не запалил, Лики вышла из-за укрытия и вернулась к машине. От поведанного Грал весьма задумался.

- Ничего себе блёсточки... Я слышал о том что на инюшкинской границе иногда ловят контрабандистов с плутонием. Это мы можем встрять на редкость надолго!

- Погоди, а этот счётчик? - показала счётчик Лики.

Лисей уставился на приборчик, как породистый баран на свежевыкрашенные ворота. Почесал за ушами, помотал головой и снова уставился, переводя взгляд с прибора на Лики и обратно.

- Ликанора, вот объясни мне, откуда у тебя газоразрядный детектор??

- Хм? Лет пять назад была в Ашинаве, на выставке. Там продавались, - пожала плечами Лики, - Я подумала - полезная штука...

- Учитывая условия - ооочень полезная штука! - кивнул Грал, - Скорее всего, с её помощью можно будет запалить плутонщиков.

- Если они тут вообще есть, - напомнила Лики.

В первую очередь однако прибор пришлось раскручивать, благо в машине у лисея инструмента было предостаточно. Дело в том что детектор имел пищалку, сигналившую о работе, включении и т.д., а в данном случае это было резко некстати. Грал с осторожностью сапёра располовинил корпус прибора, перерезал проводки идущие к пищалке и при помощи маленького паяльника, питаемого от аккумулятора автомобиля, впаял выключатель, дабы звук можно было отключать.

- Вот, отлично, - отмахнулся он от пластикового дыма, - Теперь будет втихоря.

- Чего в хоря? - подёрнула ухом лисейка, - А. Дошло.

- Она ухитряется на ходу разбирать составляющие слов, - пробормотал себе под нос Грал, - И на выставке в Ашинаве, да подумайте лисеи и лисейки, что же она там нашла? Газоразрядный детектор... Я в шоке!

- Как будто два дня меня знаешь, - фыркнула Лики.

- Нет. Но всё равно в хорошем, добротном шоке... Ну что-ж, пойдём поохотимся на плутоний?

Конечно, никто не обращал на них внимания, а если даже и обращал, выглядели они обычно, лисей с лисейкой, довольно пушные зверьки, идущие друг с другом под лапу... Как раз за лапами они и прятали приборчик. Теперь он не пищал, но продолжал добросовестно фиксировать кванты бетта и уж тем более гамма излучения. Электромагнитные кванты, исходившие из расщепляющихся атомов отовсюду - из космоса, и из недр планеты - пролетая сквозь стеклянные трубки детектора, вызывали в них разряды. Простенькая электронная схема подсчитывала суммарную мощность пролетевших квантов и выдавала на индикатор уровень радиации. Плутоний - тяжёлый и очень редкий элемент, по крайней мере на Макшабе, излучал этих квантов в тысячи раз больше обычного вещества. Так что вблизи источника радиации детектор резко увеличивал показания, и найти источник не составляло проблемы.

- Сколько? - оседомилась Лики, не сбрасывая с мордочки маску скуки и безразличия, дабы не выделяться.

- Тридцать - сорок, - негромко ответил Грал, - Это фоновый уровень.

- Сумничал.

- Ога.

- Опять сумничал...

Идти вдоль многорядной колонны машин приходилось медленно, чтобы успеть посмотреть на индикатор и сообразить, что есть контакт. Учитывая то что колонна растянулась весьма и весьма далеко, пилить пришлось долго. Однако это не принесло результатов - лисеи дошли до самых закрытых ворот, а прибор сколько показывал, столько и осталось. Облачность на небе сильно подразвеялась, и хотя дело клонилось к вечеру, солнце жарило немилосердно, пропекая даже через пушнину на плечах. Двое вернулись к машине, добивать остатки воды и спрятаться от пекла хотя бы под крышу.

- Есть два варианта, - раздумывал вслух Грал, ковыряя сиденье когтем, - Либо тут вообще нет никакого плутония, либо у них весьма хороший контейнер с толстенными свинцовыми стенками, которые глушат излучение.

- Контейнер должен быть неподъёмный, - заметила Лики, - Просто оччень неподъёмный, порядка тонны!

- Верно, - кивнул лисей, - А это... Хмм... Ты видела в колонне грузовики?

- Их там нет, грузовики уходят на другой пункт.

- Вот. Значит, надо искать машину, сидящую пузом на земле, то бишь перегруженную донельзя.

- Почему мы вообще должны что-то искать? - фыркнула Лики.

- Чтобы не поселиться на этой дороге надолго, - резонно ответил Грал, - Так что надо бы пошевелить хвостами.

Передохнув, они снова вышли "на охоту" - сначала прошли в один конец колонны, к блокпосту, и двинулись с обоих сторон, Лики по обочине, Грал по встречной полосе, пристально рассматривая все машины... причём так чтобы никто не заметил, что пристально. Солнце уже закатывалось, так что жара спала, повисли душные сумерки, просвеченные фонарями и фарами автомобилей. Лисейка то и дело спотыкалась о валяющийся на песчаной полоске обочины мусор - хорошо ещё ботинки, иначе исколола бы все лапы. Перед ней толстый лисей что-то ковырялся в открытой двери машины, встав на колени; Лики осторожно обошла его, но сзади что-то дзынкнуло, покатилось по асфальту; раздалось злобное рычание.

- Извините, - шмыгнула носом лисейка.

- Идиотка! - рявкнуло в ответ из полутьмы.

Лики такие "любезности" уже давно не задевали - она научилась пропускать это мимо ушей. Вместо того чтобы быстро уйти, она ещё подошла к машине жирного и внимательно посмотрела на колёса - нет, кажется нагружено мало. Обращая ноль внимания на поднявшийся лай, она продолжила поиски. В сумерках приходилось обходить каждую машину, так что к концу колонны она добралась только через час, не меньше. Результат был нулевой - ни одна колымага не имела видимых следов того, что в неё нагружены свинцовые контейнеры. У Грала результатов было столько же, так что опять пришлось вернуться к машине. Сильно хотелось пить, но вода уже закончилась; у терминала раздавали воду, но там была такая битва, что двое сочли за лучшее потерпеть, пока дебоширы угомоняться - как было здраво рассуждено, вода в водопроводе вряд ли кончится. Некоторое время лисеи посидели в темноте, отдыхая.

- Так, - собрался наконец Грал, - Значит, эти зануды могли что-то натворить с машиной, чтобы она не отличалась.

- Или таки мы усердно ищем то чего тут нет.

- План бэ, - сказал лисей, - Возьмём на понт. Придётся идти и открыто проверять машины дозиметром. У кого полон багажник плутония - запаникует и выдаст себя.

- Давай, - пожала плечами Лики.

Пищалка приборчика была снова включена, вдобавок писк записали на коммуникатор Грала, и он тоже усердно имитировал проверку. Двое лисеев опять пошли с двух сторон колонны, и теперь уже не могли не вызывать подозрений, то и дело начинался лай и вопли "ходят как на работу". Лисеи игнорировали это и продолжали своё дело; оно облегчалось тем, что вряд ли один из сотни вообще подумал бы про дозиметр. А вот плутонщик об этом подумает в первую очередь. По крайней мере, на это надеялись.

- Ээй, гражданино! Лисо! - окликнули их подходящие таможенники, - Вы что вытворяете?

- А мы это, аа... - забегала глазами туда-сюда Лики.

- Мы производим ритуал очищения от буи-дэ! - неожиданно заявил Грал; он успел спрятать коммуникатор и теперь махал какой-то кисточкой из ниток, - Ибо как представители конфессии похрюкианцев, не можем упустить случая...

Лики просто залюбовалась на него, приоткрыв пасть - такого качественного бреда она не слышала никогда, тем более что бред придумывался за секунду до того, как лисей воспроизводил его без намёка на шутку, вкрадчиво и с абсолютной увренностью в собственной правоте; таможенники выпали в глубоченный осадок, за минуту узнав ( вместе с самим Гралом ) что такое буи-дэ, почему с ним надо нещадно бороться, какие меры может предпринять каждый для этого и как была создана вся эта теория. Вокруг оратора быстро собрался круг подошедших послушать, разросшийся до небольшой толпы.

- ...И сказал тогда Понотоле: да будут ряни! И снизошла на остолопов неодуплившихся благодать и вздржни эффект! Ибо какбэ...

Лики до боли закусила губу, чтобы не захихикать и не испортить Гралу всю малину. По крайней мере, эта клоунада дала ей возможность тихонько отступить от толпы и пойти спокойно проверять машины детектором... Она постоянно оглядывалась по сторонам, так что не сразу заметила цифры на индикаторе - 60. Слегка передёрнувшись, лисейка вернулась к предыдущей машине, обычной такой легковушке, каких в этой колонне - сотни. Индикатор показал 120. Лики ещё раз убедилась что на неё не смотрят и прислонилась к машине, держа в лапе прибор - 160. Таак, подумала лисейка, отходя подальше, что теперь? Грал разошёлся не на шутку, забрался на ближайший прицеп и вещал оттуда; толпа разрослась ещё больше, так что скоро он вряд ли освободится... Лики ещё раз поглядела на серую колымагу и тут заметила, что в ней никого нет - хозяин или ушёл к терминалу, или стоял сейчас в толпе слушал про буи-дэ. Зайдя за фургончик, лисейка присела, так чтобы не выделяться, и практически на четырёх лапах быстро пошуршала между машинами - в темноте это было непросто, можно было элементарно стукнуться лбом, но она справилась, оказавшись именно возле нужной машины. Чуткий слух позволил ей точно определить, что рядом никого нет; протиснувшись по борту, она заглянула внутрь - конечно, ничего необычного: сиденья, пара сумок. Лисейка заметила что открыто стекло двери спереди; юркнув к нему, она запустила лапу внутрь, в карман на внутренней стороне двери. Фигня, фигня, фигня... так, зажигалка! Лики ещё раз огляделась и прислушалась, чтобы не запалиться, и продолжила действия. За несколько секунд она успела припомнить многое, типа пройденных квестов и книжек про диверсантов во время войны. Лисейка решительно дёрнула из себя самой несколько длинных волосьев и сварганила из них петельку; петля заняла место на зажигалке, прижав кнопку, открывавшую газ. Чиркнув колёсиком, Лики аккуратно подложила горящий подарочек на переднее сиденье, после чего тут же юркнула в проход между машинами, растворившись во тьме.

С высокого прицепа Гралу всё было видно; он ухитрился удерживать толпу, пока машина не разгорелась основательно. Тогда он наконец замолчал, перевёл дух, освобождая голову от собственного бреда, и показал пальцем:

- Ну и последнее, да будет нам дарована дорога в Инюшкис посредством очистительного огня какбэ!

Толпа разом развернулась, начались крики, громче всех прозвучало "моя машина, моя \непотребные слова\ машина!", сразу после чего грянул взрыв, и плутониевая колымага превратилась в костёр. Лики наблюдала за огнём и поднявшейся паникой уже с другой стороны дороги, ожидая когда Грал отобъётся от настойчивых последователей культа буи-дэ, им же созданного пять минут назад.

- Фуууф, - выдохнул лисей, подойдя, - Понотоле какбэ следит!...

- Ты был просто великолепен! - крепко обняла его Лики, - Я горжусь тобой, хитрющая лисья морда!

- Я тоже тобой горжусь, лисеечка, - показал на костёр тот.

Собственно, всё что оставалось - посидеть полюбоваться на пожар. Лики спалила машину обдуманно, так как они с Гралом рассудили, что если сдать плутонщиков - к ним самим возникнет столько вопросов, что до пенсии в Инюшкис они не попадут. Так же приехали пожарные, сгоревшую колымагу выволокли из колонны и тут в свете ярких фар обнаружилось, что под сиденьями... Через час таможню открыли, и даже без особого досмотра Лики и Грал проехали через границу.

>>>>>>>>>>>>>>>>>>

В Тирадоре лисеи остановились только заправить машинку и купить корма, и ночью же рванули на восток, в тундру. Километров через двадцать, перевалив очередную высоту, машина вдруг оказалась за чертой всяких построек - сзади громоздился пригород, а впереди простиралась тундра, невысокие каменистые сопки, припорошенные снегом и слегка зеленевшие по склонам травой. Лики ещё никогда не видела, чтобы до самого горизонта не было ни одного дома, ни одного столба, так что она с открытой пастью пялилась в лобовое стекло, ухитрившись высунуться из-за шкафа.

- Нравится? - усмехнулся Грал.

- Ага...

- Тогда прекрати пожалуйста давить на меня, я руль не могу повернуть.

- Ой! - встрепенулась Лики, - Прости!

- Ничего, лисеечка. Я когда первый раз побывал в подобном месте, тоже долго в себя прийти не мог.

- А где это было?

- Это было, - припомнил тот, - Когда в армии служил, на Миргальских островах.

- А почему там ничего нет, это же довольно южное место, - заметила Лики.

- Сейчас уже есть. Но семь лет назад там прошло цунами. Постройки на плаву конечно остались целы, а вот острова вымело, как метлой. Мы вроде как в спасательной партии были... Кого там спасать, от домов даже фундамента не осталось.

- Кошмар, - подёрнула ухом Лики.

- Угу. Только вот по сравнению с тем что будет - сущие игрушки.

- Умеешь ободрить, - заметила лисейка.

- Умею нюхать правду открытым носом, - возразил Грал, - И не заниматься самообманом.

Солнце еле-еле выглядывало из-за горизонта, так что на противоположной стороне неба мерцали ещё звёзды; освещённость однако была достаточная, чтобы ехать без фар и всё видеть. Битые пол-часа Лики завороженно глядела в окно, просто прилипнув к нему - ей иногда начинало казаться, что панорама нарисована на экране, вот ветер всколыхнёт её, и всё станет понятно. Но экрана не было, вокруг простиралось свободное пространство, лишь изредка перечёркнутое линиями газопроводов и железной дороги. Неожиданно Грал затормозил и свернул с дороги, достаточно резко, в низину.

- Что такое, Гра?

- Впереди похоже пост, - ответил лисей, заглушая двигатель, - И я почти уверен, что это или военные, или вообще спецслужбы. Сейчас посмотрю подробнее.

Бинокль и насыпь дороги позволили ему, минимально высовываясь, разглядеть пост - поперёк шоссе стояли два армейских грузовика, рядом, подпрыгивая от свежачка на продувном ветре, топтался солдат с автоматом.

- Клюшки с два нас пропустят, - заключил Грал.

- Почему ты так решил? - уточнила Лики.

- Потому что больше незачем перекрывать въезд туда, кроме как чтобы никто не добрался до базы. А если мы туда едем, нетрудно догадаться что мы там забыли.

Двое некоторое время пооколачивались вокруг машины, раздумывая. Под ногами хрустела ледяная корка - низина эта вообще была развожена глубоченными колеями и залита водой, и если бы не обледенение, превратилась бы в болото. Морозный ветер с полярного моря заставлял подраспушаться - впрочем, пух и так не продувался, но вот лёгкие к такому холоду оказались непривычны, так что лисеи невольно начали подкашливать и шмыгать носами.

- Значит, нам туда не проехать, - заключила Лики, - Это крышка.

- Нельзя проехать значит пройдём, - сказал Грал, - Вот чтоб мне не выть, если они ухитрились оцепить весь район и не оставить следов. Сейчас бы сдесь одного мусора валялось до курдюка сколько.

- Как пройдём? - искренне не поняла Лики, оглядываясь на тундру.

- Лапками, Ли, - ткнул пальцем в лапки лисей, - Сдесь не так уж много, километров... да нет, много. Нну если хочешь, можешь подождать меня в Тирадоре.

- Низачто! - пискнула она.

- Тогда вот что, - кивнул Грал и сказал много слов о том, что вот.

Соразмерно этим словам, из машины были выковыряны рюкзаки, куртки и немало другого барахла, полезного для лапного перемещения на большие расстояния. Именно выковыряны, а не вынуты - куртки например были запиханы в пакеты и утрамбованы между двигателем и корпусом, откуда их и вытащили не без труда. В рюкзаки в основном напихали корм и бутылки с бензином, на случай согреться. Под занавес Грал вытащил довольно большую сетку с прицеленными по ней кусками тряпок и картона, развернул на земле и закидал льдышками и комьями песка, так чтобы они прилипли. Эту галиматью натянули маскировки ради поверх автомобиля - получилось сносно. Убедившись, что всё подготовили как надо, двое тронулись в путь по краю грунтовки с колеями глубиной больше метра - дорога, если это так можно назвать, напоминала не дорогу, а окопы. Сначала они шли вдоль этой грунтовки, с простой целью не вылезать из низины на просматриваемую издали равнину; за следующей же сопкой обнаружилась огороженная ржавой стальной сеткой территория какого-то то ли карьера, то ли шахты - за забором громоздились горы разнородного грунта и торчали серые промышленные постройки. лисеи сныкались за валун и некоторое время поводили ушами, но только ветер погромыхивал железными листами - видимо, хозяйство было достаточно давно заброшено. Оглядываясь на всякий случай, они двинулись вдоль покосившегося забора.

- Брр, ну и местечко, - фыркнула ЛИки, кутаясь в ворот куртки.

- Хм. А чем оно хуже любого другого?

- Ты хочешь сказать, что тебе без разницы, сдесь или во Флорнюке?

- При прочих равных условиях, - кивнул Грал, - Всё равно. Но условия не равные - сдесь хотя бы никого нет, а там чувствуешь себя как в курятнике... в лисятнике, пардон.

- Нноо... - открыла было пасть Лики, но тут же сама задумалась, что "но".

В том что любой населённый пункт Макшабы уже лет триста как превратился в "лисятник", сомнений не оставалось. Да и собственно понятие "пункт" было трудно применить, так как между городами просто не было никакого ненаселённого места. Особенно порассуждать не удалось, так как опасливо озиравшийся Грал увидел таки то, чего боялся - из-за цистерн резво выбежали штук пять поджарых и весьма крупных рсов - сдесь их издревле использовали как охранную скотину, и натаскали на кусание превосходно. Расстояние до животных было большое, к тому же они находились по другую сторону забора, но и скорость у них казалась предостаточной, чтобы оббежать и вывалить через ворота, закрытые только шлагбаумом.

- Твою свёклу! - фыркнул Грал, - Бегом, вперёд!

Утверждение он подкрепил тем, что схватил Лики за лапу, иначе ей никак не удалось бы так быстро набрать скорость. Едва не загремев по камням, которые тут валялись в изобилии, двое понеслись вдоль забора, размахивая хвостами; с непривычки уши мотались, мешая правильно ориентироваться. Лисейка со всего маху цепанула лапой за камень, больно ударившись, но перспектива знакомиться со зверьками ей нравилась настолько мало, что она не обратила внимания.

- Гра, мы не убежим от робак, это глупость! - крикнула она.

- Не сбивай дыхание и беги! - ответил тот.

Кое-как поддерживая друг друга при спотыкании о камни, они продолжали бежать; оглянувшись быстро через плечо, Лики увидела что такая паника поднята не зря - рсы, цела свора, прямиком рванули к воротам и вывалили на наружнюю сторону ограждения. Даже издалека отлично слышалось позвякивание ошейников и скрежет когтей по наледи; никакого рыка животные не издавали, преследуя добычу молча.

- Налево! - рявкнул Грал, подталкивая лисейку в указанном направлении.

Рядом с углом ограждения поперёк поля пролегала песчаная полоса, а на ней, как колбаса-переросток, лежала труба толщиной не менее двух метров - сдесь невдалеке она уходила в склон сопки, а в другую сторону далеко тянулась по поверхности. Соображая на ходу, Грал вытащил из бокового кармана рюкзака моток капронового тросика и так же, ничуть не сбавляя темпа бега, привязал его к рюкзаку.

- Таак, - подзадыхаясь, оттявкал лисей, - Подсаживаю тебя, перелезаешь трубу! Потом крепко держишь рюкзаки!

- А почему... - хотела было уточнить она, но подумала что это крайне не к месту.

Времени на дебаты у них действительно не оставалось - секунд десять от силы, чтобы оказаться за трубой. Сняв рюкзак, Грал с разбегу зашвырнул его через трубу, разматывая тросик. Следующим ходом полетела сумка Лики, после чего лисей присел на корточки, она вскарабкалась ему на плечи и так оказалась на достаточной высоте, чтобы оттолкнуться о перевалиться через верх гладкой чёрной металлической трубы. Держась за тросик, она соскочила на землю и мигом сгребла в кучу рюкзаки, вцепившись в них и сама.

- Готово! - крикнула она на ту сторону.

Тросик резко натянулся, и через три секунды Грал плюхнулся сверху, слегка придавив Лики. Рядом шлёпнулся один их рсов, намертво вцепившийся зубами в граловский сапог. Лисей очухался, сел поудобнее и снисходительно посмотрел на животное - сапог был толстенный, и прокусить его до мяса не светило. Робака учуяла неладное и уставилась на него невинными глазами, тем не менее не отпуская сапога - видимо просто забыла это сделать, пытаясь пятиться. Грал медленно сунул лапу в карман и затем нанёс резкий удар по туше. Туша взвизгнула, мигом бросила добычу и стреканула наутёк, только камешки из-под лап.

- Скотина! - крикнул лисей, добавляя к пожеланию увесистый камень вдогонку.

- Я думала лапу сломала, - пожаловалась Лики, - Всё из-за этих зубалок, чтоб им пусто было.

- Но отделались легко, - заметил Грал, - Там их штук десять, порвали бы в клочья.

- Да я бы сдесь сразу умерла без тебя! - ужаснулась Лики.

- Слышь, - покачал головой тот, показав пальцем вверх, - Не поминай всуе... Но, в общем, спасибо за жизнь, Ли. Порвали бы.

- Октаэдра с два нас порвут, - подмигнула лисейка.

Потерев ушибы и приведя в порядок поклажу, они поднялись на лапы и осмотрелись - собственно, зря. С другой стороны от трубопровода не было практически ничего, что выдавалось бы из пейзажа, только линия разлапистых опор ЛЭП очень вдалеке. Грал почесал затылок и изучил показания компаса.

- Надеюсь я этот прибор не приложил при падении, - заметил он, - Иначе шансы сыграть в мороженную мойву резко возрастают.

- Если будет чуть темнее, можно рассмотреть полярную звезду, - сказала Лики, глядя на небо.

- Чуть темнее тут будет часов через сто, и нам этого хватит... ну ладно, почапаем помаленьку.

Почапали. В отличие от полосы вдоль забора, земля сдесь изобиловала валяющимися камнями и впадинками, словно специально сделанными для подвёртывания лап - идти, особенно сначала по непривычке, было жутко неудобно, Лики то и дело падала, а подниматься с тяжёлым рюкзаком - не самое лёгкое развлечение. Кроме того, бесконечное пространство сильно давило на голову своим видом - когда идёшь по улице или даже по парку, мимо всё время что-то проходит - дома, деревья, столбы. А сдесь глазу зацепиться не за что, оттого нет чувства движения, и возникает такое болезненное ощущение, как во сне, когда бежишь - а не бежится; кажется что зазря бултыхаешь лапами по земле и так никогда никуда и не дойдёшь.

- Всего лишь иллюзия, - фыркнул Грал на это, - Мы идём никак не менее трёх килошагов в час, следовательно за десять часов пройдём тридцать. Всего же я так думаю тут ммм... килошагов пятьдесят. Так что с двумя-тремя остановками осилим спокойно.

- Уж надеюсь, - кивнула Лики.

Представлять себе "игру в мороженную мойву" с собой и Гралом в главных ролях ей не хотелось, так что лисейка куталась в воротник куртки от порывов ветра и настойчиво шагала вперёд. Конечно, выдохлись они оба куда раньше, чем рассчитывали - приходилось ещё подниматься на сопки, которые хоть и пологие, но весьма большие, отчего от подножья до вершины изрядная разница высоты. При этом спуск не даёт такого ускорения, как подъём - замедления, так что лисеям предстояло запастись терпением.

- Нам предстоит запастись терпением, - сказал Грал, устраивая место для костра среди камней, - Потому что кормом и топливом мы уже запаслись, что кстати. Дай-ка бутылочку бензина, Ли.

- Эта бутылочка, - фыркнула Лики, передавая бутыль, - Как она нам поможет? Я уже изрядно подмёрзла...

- Отлично поможет. Твой пух, - показал в пух лисей, - Как и вообще пух, хорошо держит тепло. вопрос только в том как это тепло накачать внутрь. Я называю это "система внутреннего отопления"...

Система была немудрёная: на горелке, заправленной бензином, растопляли лёд и снег, набранный по округе, заваривали чай и сливали в термос. Кружка горячего чая быстро выгоняла из тела холод, что собственно и требовалось. Довольно скоро Лики почувствовала, что верит в то что можно пройти эти полсотни килошагов. Собственно, как верно замечал Грал, выбора у них уже не было.

Шли долго и изнурительно - на сопку, с сопки, на сопку, с сопки... Солнце кантовалось где-то близко под линией горизонта, то и дело показывало бока, но освещало слабо - с северной стороны по-прежнему мерцали звёзды и темнело. От камней, особенно на вершинах сопок, протягивались длиннющие тени, от которых рябило в глазах с непривычки. Лапы начинало ломить в икрах, так что на привалах приходилось растирать их, стаскивая утепление; от этого выдувалось живительное тепло и снова в ход шёл кипяток.

- Слушай, - сказала Лики, - Ты говорил там куда мы идём у тебя знакомое лисо, уи?

- Уи. Кефар, ещё с училища приятель... нну, почти друг. Он растяфкивался в таком ключе что добраться до телескопа будет несложно.

- Так я подумала, может позвонить ему? Узнать, как там вообще? Может, мы зря тащимся.

- Нет, - покачал головой Грал, - Я не зря сказал выключить коммуникаторы. Я-то знаю как у нас проводят "поисковые операции"... Они считают что если что-то похоже на лисея и ходит на двух лапах, значит у него есть коммуникатор.

- Нас могут запеленговать? - прижала уши Лики.

- Нас обязательно запеленгуют, как только ты включишь прибор. Только вот они никак не рассчитывают на то, чтобы его не включали.

- Если задуматься, с их стороны это тупо, - фыркнула Лики.

- Задумываться в армии не учат, Ли, а совсем наоборот.

В подходящей ложбине среди валунов из тёмно-зелёного камня они устроились даже немного расплющить хари, дабы потом продолжать ходьбу с новыми силами - снова набузыкались горячим чаем, привалились друг к другу и закрылись куртаками, как навесом, так что стало тепло и за счёт подложенных на камни рюкзаков - даже удобно.

- Как хорошо! - прижалась к другу Лики, - Гра, почему нам понадобилось всё это, чтобы походить по тундре?

- Лучше поздно чем никогда, - пожал плечами тот, - Тебе правда хорошо?

- Ты чиво! - пихнула его лисейка, - Нет, мне до шиша как плохо, но я тебе вру! Я когда-нибудь имела такую привычку?

- Прости, не хотел тебя обидеть, - уркнул Грал.

Лики всё время порывалась посмотреть на часы, но Грал настоятельно не рекомендовал этого делать - толку никакого, а вот вред, связанный с восприятием времени, может быть. Посмотришь - отдыхал полчаса, подумаешь - мало, а на самом деле уже достаточно. Таким образом никто не знал, сколько они просидели в расселине - когда почувствовали себя достаточно бодро, тогда и вышли. В погоде за это время ничего не переменилось, так что уже попривыкшая Лики бодренько огибала валуны и нисколько не отставала от лисея. Первое что предстало их взору, кроме однообразных сопок и трубы, тянувшейся справа по курсу, была река. Нельзя сказать что это была громадная или особо быстрая река, но учитывая температуру, переплыть её вплавь не представлялось возможным. Из плавсредств же у лисеев были разве что пластиковые бутылки.

- Утютю, - оглядел реку Грал, - На карте её просто нет. Составителям низачот!

- Может, по трубе? - показала на трубу Лики.

- Хм? Да, это идея, пошли посмотрим, - кивнул лисей.

Идти пришлось чуть не час - в пустой тундре труба казалась близко, но из-за своей толщины только казалась - двое уже очень от неё удалились в сторону. Как и подсказывала элементарная логика, труба пересекала реку на весу, подпёртая стальной фермой-мостом. Путники соображали, как им забраться на двухметровый бок трубы, но когда подошли близко то поняли, что всё проще - снизу по ферме проходила дорожка с перилами, по которой и перешли безо всяких препядствий.

- Надеюсь это последняя река на маршруте, - заметил Грал, - Иначе опять возвращаться к трубопроводу - глаза выпучишь.

Выпучивать глаза не хотелось, но горизонт вселял оптимизм - вроде никаких рек там не было. Зато было кое-что другое... Через несколько часов они подошли к границе сопочника, где местность переходила в ровное поле. Ещё очень издали стала заметна полоса, выделяющаяся своим цветом, а перед ней - линия покосившихся стальных столбиков с натянутой на них колючей проволокой. Подойдя к забору, лисеи с ужасом прочитали на замызганной наледью табличке: "охраняемый периметр, минное поле, смертельно!".

- Долбанный южно-макграгинский рак-отшельник... - почему-то припомнил ракообразное Грал.

- Может, это... - шмыгнула носом Лики, - Одни понты? Забору лет тысяча.

- Давай проверим, - резонно предложил лисей.

Двое отошли на почтительное расстояние и спрятались за кучкой валунов, после чего Грал подобрал камень и зашвырнув его далеко за

забор, упал на землю. Оба они отчётливо слышали стук подпрыгивающего камня.

- Ну вот, - сказала Лики, - Ниче...

Хлопок резко стукнул по ушам, так что оба зверька вжались в камни. Высунувшись, они наблюдали медленно поднимающееся вверх облачко сизого дыма.

- От двадцати до шестидесяти шагов 100% поражения, - припомнил Грал, - Чтобы пройти, тут рота сапёров нужна.

- А если так закидывать камнями? - предположила Лики.

- Не прокатит. Там каменистая площадка, вот и сработало, а дальше песок. Кроме того одна мина имеет 27 выстреливаемых гранат с поражающими элементами. Тебе нравится мысль идти и думать, все ли сработали от камней?

- Не нравится. Но отступать уже некуда...

Некоторое время они постояли около ограждения; ветер скрипел оборванными кусками проволки и завывал в трубах-столбиках. Грал изъял бинокль и тщательно изучил окружающий пейзаж.

- Так, вон там! - показал он, - Какие-то постройки. Логика подсказывает мне, что если тут оставили на произвол минное поле, то постройки тем более.

- А чем они нам помогут? - задала резонный вопрос Лики.

- Не знаю, - не менее резонно ответил Грал, - Но сдесь нам точно ничего не поможет, следовательно, идём туда. Сколько у нас осталось бензина, Ли?

- Литра полтора, - припомнила лисейка, - А два с половиной мы уже спалили.

- Уи. Ладно, почапали помаленьку...

Почапали. Из-за сопки невыносимо медленно стали приближаться облезлые железные крыши длинных ангаров, какие-то цистерны, контейнеры, гнутые трубы и прочая несуразица. Радовало хотя бы то, что никаких признаков жизни не наблюдалось, а следовательно не стоило ожидать очередной встречи с робаками. Когда лисеи подошли близко, от ангара в поле отбежал какой-то белый зверёк, сныкавшийся среди камней.

- Полярный хомяк, - пояснил Грал, - Отлично, значит тут никого нет.

- Если бы тут кто-то был, могли бы попросить помощи.

- Ага. Не поможете ли вы нам проникнуть через охраняемый периметр?... Ли, одупляйся.

- Пытаюсь, - шмыгнула носом Лики.

Полоса минного поля тянулась через местность до самого горизонта, так что идея обойти её казалась плохой. Лисеи позаглядывали в щели железных ставен, которыми были закрыты окна, побродили между ангаров, и наконец Грал сунулся внутрь - замок с ворот был сбит ещё давно до них. В ангаре царил бардак и запустение, но за кучей хлама стоял трактор - довольно здоровый, с большими колёсами сзади и маленькими спереди.

- УИ! - притявкнул Грал, - Бонус за прохождение тундры!

- Это? - с сомнением посмотрела на гнилую колымагу Лики.

- Надеюсь что да. Полтора литра хватит за глаза, чтобы переехать полосу.

- Но это же будет... угон?

- Есть хороший выбор, - сказал Грал, копаясь в моторе трактора, - Или угон, или мороженная мойва.

- Угон, - зажмурилась Лики.

Скоро тявк тявкается да не скоро дело делается. Трактор предстояло основательно привести в рабочее положение, выковырять из воздуховодов скопившуюся там шушару и вернуть на место провода зажигания, разбросанные в округе. Кроме того, как припомнил Грал, противопехотные мины не должны срабатывать при сильном давлении на грунт - исходя из этого, покрышки колёс не только не стали накачивать, но и окончательно выпустили из них воздух.

- Вот карбюратор, - показал Грал, - Прочисть, насколько достанешь, а я пока попробую навесить железки на кабину. Если какая-нибудь дурь всё-таки сработает, поможет защититься от осколков.

Примерно так и сделали. Бутылка топлива была прилажена прямо к карбюратору, чтобы не размазывать драгоценный бензин по трубкам, и лисеи сообща принялись накручивать ручку "кривого стартера", заряжавшего пусковой механизм.

- Да... - отдувалась Лики, - Знаешь, что я тебе скажу, ответ на вопрос про солнце будет нам многого стоить!

- Но он того стоит, - отозвался лисей.

После нескольких часов подготовки они наконец забрались в тесную кабину, теперь закрытую с боков листами железа, и Грал завёл мотор. С рёвом и лязганьем трактор смял барахло, оставленное на пути, и выкатился из ангара. Машина прямиком направилась к ограждению, подмяла его под себя и пошла по минному полю; лисеи сжались, ожидая взрыва, но его не последовало. Отдалбливая сдутыми колёсами по камням, трактор медленно преодолел полосу и проломил ограждение на противоположной стороне; едва пройдя ещё четыре метра, машина заглохла. Проверка выявила, что бензин из бутылки вылился весь до капли. Двое переглянулись и посмотрели на полосу, теперь отделявшую их от всего остального мира. Зато цель уже не была отделена, так что лисеи повернулись носами по азимуту и устало зашагали по склону очередной сопки.

"Внутреннее отопление" помогало уже из лап вон плохо, от постоянной холодрыги было неприятно дышать, а нос просто приходилось растирать лапами по причине его закоченевания. Лики впала в автоматическое состояние, машинально переставляя лапы - голова уже думать отказывалась. Собственно, о чём тут думать, так и нечего напрягать мозг и расходовать драгоценные силы, решил за неё организм. Спустя час ходьбы темпом куда меньше желаемого стало ясно, что придётся останавливаться и сжигать остатки топлива; вдобавок ко всем радостям, до ближайшего укрытия было километра три, и пришлось усаживаться на рюкзаки прямо в чистом поле. Грал долго возился, чтобы закрыть от ветра бензиновую коптилку - без подгона кипятком продолжать нечего было и думать. Лики посмотрела на громадное поле между сопками и поняла, что дойти хотя бы до его края - задача не обязательно выполнимая для неё. Она с интересом рассмотрела собственную мысль о том, что действительно может туда не доковылять. А значит, вообще никуда уже не доковыляет - всё, мороженная мойва из лисятины. Это почему-то вызвало у неё нервный смешок.

- Ты чего, Ли, - улыбнулся лисей, заметив.

- Так, - хихикнула она, - Представила себе два мороженных трупа.

- Смешно? - удивился Грал.

- Нет, хаххаа... - подзакатилась Лики, - А смеяться над несмешным - это смешно...

- Точно, - погладил её хвост лисей, - Но пока рано это представлять. По моим прикидкам, база за этими сопками.

Лики враз бросила смеяться и уставилась на него, как на очень новые ворота. однако по прошествии полуминуты закатилась ещё хлеще.

- Что теперь? - осведомился лисей.

- Теперь я опять над собой, - утирая слёзы, ответила она, - Сначала ухахатывалась, представив себе наше замерзание, а потом как ты сказал про базу подумала "вот толстобочие, и молчал всё время!"...

- Ты в курсе что ни одна лисейка не будет над этим угорать?

- В курсе. Я тебе больше скажу, факт того что смерть неизбежна тяготит их всю жизнь, - Лики снова затряслась от смеха, - Ничего не могу с собой поделать, это комедия абсурда!... Да, но я же не лисейка.

- Теперь вижу, - уркнул Грал, ласково глядя на неё, - Теперь уж вижу...

- Мряки, Гра, - прижалась к нему Лики, - С тобой мне совершенно не страшно сдесь замёрзнуть. Кстати, а почему ты не ухахатываешься?

- Потому что я идиот кипячу воду и на остальное мозгов не хватает.

Два пушных зверька сидели посередь громадного поля, засыпанного мелкими камнями, под пронизывающим ветром, допивали свой последний кипяток и смеялись. Им было не страшно... И когда они наконец поднялись на ноги и двинулись на последний маршбросок, гряда сопок показалась не такой уж далёкой, а лапы не такими уж убитыми от ходьбы. Через три часа они, перевалив вершину сопки, оказались на территории заброшенной научной базы "Аламавир".

>>>>>>>>>>>

Как и рассчитывал Грал, ни о какой надёжной охране сдесь речи не шло, были только перекрыты подъездные дороги и несколько охранцев сидели на центральной проходной. Оттуда до ближайшего корпуса базы было километра два, так что ничто не могло помешать тем кто туда проник, делать что заблагорассудится. Ещё издали двое увидели проломленный забор и стоящий возле одного из корпусов гусеничный вездеход. Спустя несколько минут они с нескрываемым удовольствием ввалились в нагретое помещение, где тусовались несколько лисеев - самый худощавый и пронырливый как раз и оказался Равашем. Немудрено, что он подвыпучил глаза, увидев Грала, да ещё и с лисейкой.

- Я тебе говорил что буду смотреть лично, - напомнил Грал.

- Но не до такой же степени, гусак лысый! - помотал мордой Раваш, - Как вы сюда пробрались? После того как мы проехали, военные перекрыли все дороги, еле успели.

- Лапками дошли, - с немалым довольством сказала Лики.

- А..., - отвесил челюсть лисей, когда понял что действительно дошли лапками.

Двое новоприбывших стали отогреваться и усиленно лопать корм, запасённый в рюкзаках, а лисеи вернулись к возне с оборудованием и компами, стоявшими сдесь в достаточном количестве.

- Грал, я всё понимаю, но, - развёл лапами Раваш, - Тебе настолько это важно, чтобы притащиться сюда, да ещё и с подругой?

- По-моему ты ни рака не понимаешь, - вздохнул Грал, - Но да, мне это именно настолько важно... Кстати, как дела-то?

- Почти в норме. Были по крайней мере до того времени как я сюда сорвался. Жена убьёт...

Грал закрыл морду лапами и подавил смешок.

- Он вообще-то имел ввиду не это, - вежливо уточнила Лики, - А дела с солнцем.

Раваш уставился на неё и задумался. Морда его выражала активную деятельность между ушами.

- Нну да, как-то я ступил, - хихикнул он, - Сейчас не очень-то до этого. С солнцем... Как вы понимаете, ответа пока нет, иначе нас тут бы уже в любом случае не было. Сейчас мы пытаемся наладить анализ нейтринного потока... Это такие...

- Я знаю что такое нейтрино, - улыбнулась Лики, - К теме, пожалуйста.

- Кхм... Ну вот, для этого нам надо во-первых слегка повернуть решётку антенны, разобраться с программой преобразования сигнала и главное ухитриться восстановить оптоволоконную линию. Если это удастся, мы тут же получим достаточно данных для уверенного вывода о том, будет чего или нет.

- Наши действия, мои и её? - оттявкал Грал.

- Ну поскольку два пункта выполняются, могу предложить попробовать повернуть решётку. Но, Грал, это тебе не утиль собирать - если вы её хоть слегка помнёте, вся затея накроется золотым унитазом.

- Не учи учёного, - буркнул лисей.

Заправившись кормом и кипятком, двое поплотнее запахнули противоветровые куртки и вышли наружу. Наруже начал слегка наваливать снежок, позёмка елозила по обледенелой земле, сбиваясь возле стен в валики пушистого белого снежка. В направлении проходной не было заметно никакой активности. так что пока было сочтено что бояться нечего; Лики и Грал пошли вдоль длинных приземистых ангаров, каких тут стояло достаточно. Собственно, чтобы пересечь всю территорию, потребовалось бы несколько часов.

- По-моему не так уж сложно, развернуть антенну, - сказала Лики, - А?

- Угу, - кивнул лисей.

- Если только она не очень уж большая... Она большая, Гра?

- Изрядная, - приулыбнулся Грал, - Вон, зацени.

- Где? - не поняла Лики.

Перед ними раскинулось углубление в земле, диаметром не менее половины килошага. Совершенно круглая воронка с пологими стенками была выложена бетонными плитами; где-то посередине глубины этой тарелки стены делали уступ вертикально, и по этому месту вокруг всей чаши проходили рельсы. Сооружение, стоявшее на этих рельсах и огибавшее чашу, напоминало не то трибуны стадиона, не то конструкции моста - по крайней мере, это точно было нечто громадное, составленное из балок и тросов, выкрашенное в унылый серо-синий технический цвет. Лики сглотнула и зажмурилась, но когда она снова открыла глаза - ничего не поменялось.

- Это и есть антенна? - убито осведомилась она.

- Угу.

- Слышь, угукальщик! Я буквально раздавлена, а ему хоть бы хны!

- Уг... ну, то есть, Ли! - пихнул её в плечо Грал, - У меня голова занята тем как это развернуть, вот что.

- Как это можно повернуть?! Она весит больше чем Лисяйр-стейт билдинг!

- Во-первых, - размеренно гуторил лисей, спускаясь по плитам вниз, - Меньше. Во-вторых, как ты догадываешься, её всё-таки как-то ворочали, следовательно это впринципе возможно.

Спустившись к рельсовой колее, они подошли к самой антенне - она стояла на колёсных тележках, тележки на рельсах, но выглядело всё это настолько неподъёмно, что странной казалась мысль о возможности сдвинуть эту громадину. В первую очередь зверьки обнаружили то, что следовало убрать - тормозные башмаки, прикрученные к рельсам и не дававшие колёсам катиться. Лики и Грал взялись откручивать с двух сторон толстенные шпильки - к счастью, для этого имелись соответствующие ручки, поддававшиеся лапному надавливанию.

- Если рассудить, - сказал Грал, оглядываясь на конструкцию, - Она должна была перемещаться очень точно. Значит и сопротивление качению тут мизерное. Я думаю, если убрать все тормоза, можно будет столкнуть влапную.

- Ты в своём уме?! - уставилась на него Лики, - Её даже тот трактор не сдвинет!

- С какой стати, Ли. Ладно, увидишь.

Убрать башмаки было довольно сложно - каждый из шести штук был очень массивной железякой, которую лисеи еле-еле передвигали вдвоём; упираясь, они отодвигали башмак по рельсу из-под колеса, и при помощи сдесь же найденного длинного лома сковыривали с рельса. К концу этой операции они почувствовали, что корма было бы неплохо добавить. Но так как идти в ангар было далеко, пока ограничились перекуром и испитием чая из термосов. Ветер прогуливался по пустой бетонной чаше, посвистывал в переплетениях металла на антенне и гнал лёгонькую позёмку.... кроме этого никакие звуки не нарушали полярную тишину.

Следующим ходом, обшарив конструкцию, зверьки нашли электроприводы колёс - нагромождения шестерней, закрытые кожухами, передавали усилие от моторов на колёса. Задействовать их было невозможно, так как электропитание сервоприводов телескопа было основательно испорчено; оборудование антенны питалось от маломощной отдельной линии, с восстановлением которой тоже повозились. Учитывая это, Грал не долго думая открутил заглушку, вынул ось и вместе с ней - шестерню, отсоединив таким образом колёса от моторов. Эту же операцию они проделали на всех других механизмах.

- И теперь что? - вздохнула Лики, - Уповать на чудо?

- Чудо имеется, - ответил лисей, - Называется "блоки и тросы". Придётся вернуться в ангар.

Вернулись в ангар, и естественно осели на довольно долгое время, так как носы и уши закоченели, а лапы отваливались. Остальные участники авантюры сидели за компами, глушили кафо и пытались делать то, зачем они сдесь. Лики и Грал сидели на ящиках возле обогревателя, привалившись друг к другу, и пялились на щёлкающие ящики процессорных блоков.

- Гра, а что если... - сглотнула лисейка, - Что если солнце действительно вот-вот рванёт?

- Мм. Я бы сказал будет сложнее ответить на вопрос, что если не рванёт. Потому что если да, то думать нам уже не о чем.

- Но... - Лики подзапуталась в собственных мыслях, - Что же нам тогда делать?

- А что ты сделаешь? - резонно спросил лисей, - Ответ прост: ни-че-го.

- Но этого просто не может быть, - заскулила она, - Должны же мы хоть чего-то сделать, или так и будем сидеть и ждать, пока нас размажет взрывом сверхновой?

- Ты не хуже меня знаешь, что лисеи ничего не сделают, - вздохнул Грал, - И именно будут ждать пока не размажет. Ну например, единственное из чего мы могли бы сделать кучу ракетных двигателей, это сплавы титана. Но все запасы его израсходованы на самолёты и прочую шушару... Да и не помогло бы это.

- Как же не помогло? Если создать колонию где-нибудь на Хуране?...

- Хуран это газовая планета, там колоний не насоздаёшься, - встрял Раваш, который казалось был сильно занят с компом.

- Я знаю что газовая! - тявкнула Лики, - У неё есть куча спутников, и ежу ясно что я имела ввиду именно их.

- Откуда она у тебя всё знает, - фыркнул Раваш.

- Не у меня, - улыбнулся Грал, - Потому и знает...

- Ну, вот, разве это не вариант? - продолжила Лики, - Собрать туда всё что осталось ещё живого на Макшабе, и...

- Ли, населению до хвоста всё живое на Макшабе. Ему важно только оно само. Поэтому твой звёздный ковчег порвут по винтику миллиарды жаждущих спасения. Просто в прямом смысле порвут.

- Боюсь что ты прав, - повесила нос лисейка, - Но что тогда?

- Ты хоронишь нас раньше времени, лисо, - напомнил Раваш, - Подвиньте антенну, тогда и будет о чём тявкать.

- Да, и то правда, - хлопнул по коленям Грал, - Пшли, пнём антенку.

Для того чтобы пнуть антенку, они взяли из гаража большую тележку, в которую нагрузили наличный на вездеходе запас тросов и блоков. Кое-как, отфыркиваясь от холодного ветра, двое преодолели расстояние до чаши телескопа и спустились вниз. Тросы крепили петлями - одна за одну, так что один конец петли тянул предыдущую, а второй был привязан к шпалам.

- Элементарщина, - пояснял Грал, - Когда ты тянешь таким образом, сила увеличивается вдвое на каждой петле. У нас тут их пять штук, итого - два лисея в пятой степени, сколько?

- 64, - хихикнула Лики, - Думаешь, этого хватит?

- Понятия не имею, - без тени сомнения ответил лисей.

После того как все петли были навязаны, они взялись за конец троса, намотав его на лаповицы ( без лаповиц на лапах было жутко холодно работать ), и подналели.

- УИ! - тявкнула Лики, чувствуя что трос поддаётся, - Движется!

- Отлично движется! - кивнул Грал, - Тянем, тянем!...

Как показала практика, двигалось оно даже слишком отлично. Внутри чаши это было незаметно, но снаружи дул порядочной силы ветер, давивший на выступающую часть антенны. Самого его было недостаточно, чтобы преодолеть инерцию такой махины, но помощь лисеев сделала своё дело - громадная конструкция двинулась по рельсам, так что скоро тросы провисли, а зверьки убрались с дороги.

- Сейчас разгонится, - сообразила Лики.

- Угу, - заозирался Грал, - Чем остановить?

- Башмак! - показала лисейка, - В тележку его.

Не без труда, но башмак кое-как вкорячили в тележку и покатили вслед за антенной, которая обрадовавшись свободе, катилась уже с заметной скоростью; вся эта стальная громадина плыла по рельсам совершенно бесшумно, что даже несколько пугало.

- Так, вон к тому столбу! - показал Грал.

Обогнав конструкцию, лисеи с натуги вывалили башмак на рельсы и стали его прилаживать - тяжёлый он был донельзя, но его стоило положить ровно, иначе тележка просто спихнула бы его с пути. Лики давила на железку из всех оставшихся сил, так что даже совершенно не заметила приближения тележки; Грал сгрёб её в охапку и оттащил от рельса, так что оба они повалились на бетон. За спиной раздался жуткий скрежет, и зверьки инстинктивно вжались в пол, хотя это было незачем - свались на них антенна, это бы не помогло. Через несколько секунд скрежет прекратился. Лики из-под лапы осторожно посмотрела на колёса - стоят.

- Между прочим, мы это сделали, лисё, - выдохнул Грал.

- Ты уверен что она встала как надо? - уточнила лисейка, поднимаясь на ноги.

- Нет, - как всегда невозмутимо ответил тот, - Но это уже следующий ход. Или у тебя остались силёнки прокатать её пару раз по кругу? Так скажи, не стесняйся...

- Я тебя когда-нибудь придушу, - улыбнулась Лики.

Естественно, что ни у кого никаких силёнок уже не оставалось, только бы добраться до ангара и отвалиться в тепло. К несказанному облегчению, Раваш сообщил что антенна повёрнута теперь как нужно и дело некоторого времени - настройка процесса и получение необходимой информации ( "даты", как он тявкал ).

- Я вот что думаю, - покачивал лапой Грал, - Ну просканишь ты нейтринный поток. Это даст 100% уверенность в результате?

- Почти, - ответил Раваш, - Дело в том что за историю таких наблюдений произошло несколько вспышек сверхновых относительно недалеко от Макшабы. Сканы нейтринного потока непосредственно перед вспышкой имели ярко выраженные тенденции, так что можно достаточно уверенно тявкать о соответствии. Главное сдесь не накосячить с приёмом.

- Это уже ваши сумки, - отмахнулся лисей.

В то время как Лики наливала очередной стакан кофа, пол ангара неожиданно содрогнулся, задребезжали стёкла и мелкие предметы подпрыгнули на столах; с потолка посыпалась побелка. Через пару секунд бахнуло повторно.

- Простреливать-выколачивать... - фыркнул Грал и бросился за дверь.

Собственно, за ним последовали остальные любопытные. Однако всё что они увидели, оглядевшись, было лишь облачко серого дыма, относящееся по ветру на некоторой высоте. Лишь спустя минуту с неба послышался реактивный гул, объясняющий происшествие - он был похож аккурат на звук тяжёлого стального шара, катящегося по столу, и возникал внезапно, как и исчезал.

- Гра, эть что? - прижала уши Лики.

- Нну, исходя из увиденного - бомбардировка, - пожал плечами тот, - Учения, что ли?

- Рав, я тебе говорил что это была бетонобойная, - сказал один из лисеев Равашу.

Морда у Раваша слегка подвытянулась и глаза забегали туда-сюда. Лики, как и остальные, почуяла неладное.

- Чё за бетонобойная? - оведомился Грал.

- Нуээ... Когда мы приехали сюда и стали проверять системы телескопа, то как раз та подстанция, что питала привод антенны... она вся разбита оказалась. Я подумал взрыв какой-то, а Каши сказал - похоже на бетонобойную бомбу...

- И это она и была, - добавил Грал, - То бишь, мы сейчас на стрельбище для авиации Инюшкиса.

Оглушающий рёв заставил вжиматься в стены и прятать головы; дзынкнуло выбитое воздушной волной стекло. Приоткрыв глаз, Лики разглядела уходящий вверх чёрный самолёт, оставлявший за собой трассы выхлопа.

- За дело, - подтолкнул Раваша Грал, - Если они разнесут телескоп, крышка.

- Они могут разнести нас! - возмутился тот, - Ты думаешь они рассматривают, куда швырять?

- И что ты предлагаешь, лисей. Поджать хвосты и удрать отсюда?

Раваш и остальные некоторое время колебались. Собственно, и удрать было не так-то просто, вездеход в чистом поле мог привлечь внимание и показаться хорошей мишенью для обстрела. Наконец низенький лисей мотнул ухом и шнырнул в дверь ангара, за ним последовали остальные.

- Нам должно очень сильно не повезти, чтобы именно сюда и именно сейчас, - высказал трезвую мысль один.

Приняв это как рабочую версию, компания вернулась к прерванному занятию; теперь у тех кто не шарил в радиотелескопах, тоже появилась работёнка, затыкать дыры в окнах, там где ударными волнами вынесло стёкла или покорёжило рамы. Лики таки раздухарившись, нашла в углу нечто вроде огромного чехла, и расчихвостила ножом на отдельные лоскуты, которыми и законопачивала отверстия, дабы не дуло. На это ушло довольно-таки немало времени, прежде чем по помещению прекратило задувать снег и стало потеплее.

- Как оно? - осведомилась Лики, стоя за спиной Раваша, уткнувшегося в комп.

- Уже пишем, - сказал тот, - Но чем больше, тем лучше. Проанализировать можно и потом.

- Это довольно-таки хорошо, - заметил Грал, - Потому как...

Невдалеке снова громыхнуло, над ангаром пронёсся самолёт, заставляя вжимать головы в плечи.

- Рав, антенне крышка!

- ... потому как эта антенна - хорошая мишень, - закончил Грал.

- Отвратно, - кивнул Раваш, - Но записано уже достаточно. Рвём когти, лисеи!... и лисейки.

Дважды упрашивать не потребовалось, испытывать на себе меткость пилотов никому не хотелось - компания в составе семи пар ушей немедленно вывалила наружу и привела в готовность вездеход; поскольку все внутрь не влезали, пришлось прицепить стоявшую рядом телегу, куда и влезли Лики с Гралом, смягчив посадку кусками брезента. Мотор выплюнул вверх струю сизого дыма, и вездеход, клацая гусеницами, пополз вон с базы. В прицепе жутко трясло и шатало, но двое держались крепко и не пищали - всё лучше, чем пилить своими лапами обратно через тундру.

- Вдобавок, - прибавил Грал, - Если что, прыгаем в стороны. Всё лучше чем сидеть и ждать попадания.

С неба снова раздался зловещий рокот реактивных двигателей. Лики поёжилась, но в общем не особо боялась... Более того, снова в деталях представив себе попадание бомбы в трактор, она хихикнула. Лисей вопросительно поднял бровь, глядя на неё, и скоро догадался; а догадавшись, удивился.

- Ничего не могу с собой поделать! - пожала плечами Лики, потряхиваясь от смеха.

Грал приобнял её, поглаживая по ушкам. Так привалившись друг к другу сидеть было удобнее, так что зверьки и не рыпались. Вездеход проломал сеточный забор в следующем месте и погнал по сопкам, объезжая особо крупные валуны и ямы. Уж какими путями водитель выбирался на дорогу - гусю известно, но спустя пару часов тошнотворной тряски и занюхивания солярочного выхлопа машина наконец выползла аккурат к тому повороту на грунтовку, где Грал оставил автомобильчик.

- В Тирадор, - сказал Раваш, - Там есть хата, в ней и отсидимся, пока не расшифруем данные. Да и вездеход вернуть не мешает, на прокат брали какбы.

- Отличненько! - притявкнул Грал, прилаживая телегу, в которой только что ехал, к своей машинке.

- Гра, а это нам зачем? - скосилась Лики.

- Не знаю, - точнёхонько ответил лисей, - Но зачем бросать? Вдруг понадобится.

После прицепа в тесной кабине было удобно до невозможности, однако подрыхнуть всё равно вряд ли бы удалось, тащились медленно, за вездеходом, да и дорожка в этих местах оказалась более чем разбитная, особенно в сторону города. От таких маневров у Лики разболелась голова, так что она очень смутно припоминала, как компания вернулась в Тирадор и как она наконец провалилась в сон.

>>>>>>>>>>>>

Лисейке казалось, что она бредёт по раскалённой пустыне; духота перехватывала дыхание, плотные тучи песка захлёстывали с головой, обжигающее солнце пробирало до самых костей... вокруг только буро-жёлтое марево и вязкий, горячий песок под лапами, который затягивает... противное, болезненное состояние. она пыталась что-нибудь разглядеть через стену несущегося песка, но это не удавалось, вязкая пыль забивала глаза и уши. Внезапно вокруг появились какие-то торчащие из песка обломки, то ли бетонные, то ли стальные - заборы, остовы домов, столбы. Лики увидела тёмную фигуру, шедшую через песчаные волны, несущиеся по воздуху, ей стало страшно, когад фигура приблизилась и сказала...

- Четырнадцатый уровень! Аафигеть!...

Лисейка враз открыла глаза, вздрогнув. Оказывается, она уже успела, сама не помня, завалиться дрыхнуть на кровать в комнате. Двое лисеев из тех, что сопровождали Раваша, сидели за столом и ковырялись, видимо, в переносных компах, периодически не удерживаясь от фраз типа про четырнадцатый уровень. Один из них поднял взгляд:

- Уй. Ликанора, прости, разбудили.

- Ничего, - улыбнулась она, соскребаясь, - А Гра где?

- За стенкой, - показал за дверь лисей, - Корпят.

Закутавшись в покрывало, Лики прошмыгала в соседнюю комнату, где действительно корпели. Собственно, корпел в основном комп, а лисеи просто пялились на него и разтявкивались на пространные темы. Поскольку шлёндала она бесшумно, сидящие не подняли уши на её появление, продолжая начатое перетирание; любопытная лисека спряталась за угол, притихнув.

- Но надо же что-то оставить после себя в этом долбанном мире, - фыркнул Раваш.

- А тебе не кажется, - задумчиво произнёс Грал, - Что как раз поэтому этот мир и долбанный, как ты варажаешься, что каждый кому не лень оставляет в нём именно что-то?

- Грал, у меня голова забита другими проблемами, чтобы понимать твою саллисскую логику, - с раздражением тявкнул Раваш, - Конечно, найти оправдание бездействию всегда можно.

- И это будет правильно, - кивнул тот, - А вот действию - сложнее.

- Гра, вы с саллисами живёте в сказочной стране и ни рожна не понимаете!

- А я считаю наоборот, - спокойно сказал лисей, - Что это вы все живёте в сказочной стране, а не на Макшабе.

- Только вот нас двадцать миллиардов! - зло рыкнул Раваш, - Да мы не ангелы, но мы пытаемся строить жизнь как лучше. Жизнь, Грал, а не рассказки для щенков дошкольного возраста! Это наш мир, а не саллисов, мы владеем им полностью и мы!...

- И скоро вы все умрёте, - как закипание чайника, констатировал Грал.

Лики замерла на месте, выпучив глаза. Она никак не могла бы подумать, что лисейка за несколько секунд может настолько вымокнуть за счёт одного только холодного пота, который прошиб её. Стоя с открытой пастью, она пыталась думать о том, что может быть Грал имел ввиду метафорически, хотя прекрасно понимала, что в этот момент он глядел на экран компа и не предполагал, а констатировал.

По комнатам разлилась тишина - жуткая, звенящая, даже лисеи со своими КПК перестали галдеть, хотя вряд ли слышали. Лики крупно задрожала, прижавшись к стенке, и закрыла нос лапками.

- Святые октаэдры... - прошептал Раваш.

- Вот тебе и, - прифыркнул Грал, поднимаясь с кресла, - О, Лики!

Лисей подошёл к ней и ласково обняв, заглянул в глаза. Она прижалась к нему и заплакала, уткнувшись носом в шерсть на плече.

- Не надо, лисеечка... - Грал нежно пригладил лапой её шёлковые ушки и лизнул в щёку.

- Э, Ликанора, - высунулся один из лисеев, - Уи?

- Уи, - утёрла она слёзы, - Что ты хотел?

- Да мы тут это, - смутился тот, - Короче у меня коммуникатор полетел, я твой взял, ничего?

- Ничего, - машинально ответила она.

- Ничего? - выдохнул Грал и взяв прибор, посмотрел на него, - Стиг, ты дурак. Как ты думаешь, зачем она его выключила?

- Ннну эээ... - забегали глаза у Стига, - Да я это, отдам денег если что!

- Абсолютный болван. Она его выключила, чтобы не запалили. А теперь, поверь мне, запалили. Сколько вы играетесь?

- Час где-то...

- Ноги в лапы и текать, - взял под локоть Лики лисей и повёл в нужном направлении.

Сама она пока мало что соображала, так что лисею пришлось отдуваться лично, быстренько сформировав кучку барахла, какое хотелось бы унести с собой, и вытащив Лики из дома. Они вывалились на стоянку перед двухэтажной жилой коробкой - по обе стороны улицы стояли точно такие же, обшитые белыми пластиковыми панелями. Как упаковки для мороженного мяса - ровно и рассчётливо... Правда, разглядывать урбаньщину нынче не было ни желания, ни возможностей - на стоянку уже заруливали два внедорожника, из которых чуть не на ходу попрыгали лисеи. Лики враз забыла про то что она слышала в доме - ей овладело чувство погони, и желание набрать рекордную скорость стало просто непреодолимым.

- К помойке! - тявкнула она, срываясь с места.

Дважды повторять не требовалось - двое мигом слетели с крыльца и юркнули в узкий проходик между домами, где действительно чаще всего ставили мусорные бачки. Немудрено что толпа преследователей с громкими криками бросилась следом - от убегающих их отделяли от силы сорок шагов. Лики неслась с такой скоростью, что наверняка обогнала бы любую гончую, к тому же гончая вряд ли ухитрилась бы так уворачиваться от контейнеров, расставленых по стенам. Грал бежал сзади, слегка отставая, но заодно сбивал на проход крышки и мусор, затрудняя погоне продвижение; судя по грохоту и ругани, основательно. зверьки вылетели из прохода на соседнюю улицу - практически такую же, как и первая.

- Туда! - ткнула пальцем Лики.

Она рассчитывла пробежать один дом вдоль, пересечь улицу и уйти опять в технический проезд, так чтобы догоняющие не увидели. Однако не получилось - пока двое добежали дотуда, первый из хулиганов уже оказался на углу и заорал остальным, показывая направление. Лики и Грал пробежали следующий ряд домов; за ним через дорогу возвышалась стена чего-то вроде...

- Стадион! Туда, на вход! - тявкнул на бегу Грал.

Времени рассуждать не оставалось, голов десять толстомордий наступали на хвосты сзади, а вторая группа уже успела объехать на машинах и теперь перегораживала пути к отступлению по улице. Лисеи влетели на проходную и упёрлись в охрану.

- УИии!! - вынул кучку денежных бумажек лисей, - Командир, пусти скорее, видишь как неслись!

- Да, да! - подтявкнула Лики, - Нам просто позарез туда надо!

Широкомордый лисей в униформе пристально оглядел их, потом махнул лапой и сгрёб деньги, ворча под нос что-то про долбанных фанатов и воспитание молодёжи. Двое бегом скрылись в воротах, ведущих на смотровые площадки, а сзади уже был слышен яростный лай от наткнувшихся на проходную загонщиков.

- Тупицы, - отдувался Грал, держась за стену, - Щас их там пощипают.

- А как мы выйдем-то? - спросила Лики, опасливо оглядываясь назад, - Они так и будут караулить.

- Может, есть ещё выход... Да наверняка есть, пошли.

Пройдя мимо очередной группы охранцев, которые подозрительно на них зыркали, двое оказались на стадионе. Там была установлена сцена и выступала какая-то из бесчисленного множества музгрупп, а всё поле занимала толпища лисеев, что называется "торчавшая" под грохочущую из огромных динамиков музыку. Лики и Грал углубились в подтанцовывающую толпу, дабы не отсвечивать скраю на случай если хулиганы пройдут всё же через охрану.

- Нравится всё это, детка? - подтолкнул Лики какой-то лисей.

- Даже не представляешь насколько! - искренне ответила она.

Разумеется лучше, чем оказаться в лапах кюртовских прихвостней,подумала она с содраганием. Грал же показал болтуну кулак с кастетом, и тот приутух. Двое стали протискиваться на противоположную сторону - кажется, там действительно имелся выход. Особого внимания на происходящее вокруг они не обращали, однако постепенно заметили, что толпа притихла, а потом и вовсе замерла. Лики завертела головой, пытаясь понять, на что все смотрят.

- Всё, дожили, - произнёс кто-то рядом.

Небо было достаточно чистое, только перистые облака на большой высоте висели с одного края; поскольку солнце торчало низко под горизонтом, видны были только самые яркие звёзды. Над трибунами стадиона, сейчас совершенно тёмными и закрытыми, висела луна, как её называли - Белена. Всегда она имела или сероватый, или желтоватый оттенок, но сейчас... вокруг луны отчётливо светился зеленоватый ореол, мерцающий и изменяющий форму. Тысячи носов уставились в направлении небесного телоида, а челюсти под этими носами отпадали вниз. Лики и Грал тоже некоторое время глазели туда, пока лисей не включил мозг.

- У тебя был счётчик, - сказал он, - Давай его сюды.

- Сейчас, - Лики по локоть сунула лапу в сумку, порылась и вытащила приборчик, - Вот.

На маленькой серой пластмассовой коробочке была только кнопка "включить" и индикатор с цифрами, показывавший уровень излучения. Спустя двадцать секунд счётчик пискнул и высветил 140.

- В десять раз больше обычного, - сказала Лики, - Это вспышка!

- Определённо, - вздохнул Грал, - Добро пожаловать на заключительную часть спектакля...

Толпа тем временем снова начала шуметь, потому как вероятно, многие приняли свечение за спецэффекты - собственно, не прошло и минуты, как уже ничто не напоминало о шоке. Лики и Грал пропихались таки к заветному выходу и оказались на улице. За спиной грохотала музыка и шумела толпа, по дороге прокатывались машины, куда-то спешили жители. Разноголосые звуки доносились почти их каждого окна, яркий свет из окон смешивался со светом фонарей, совершенно затмевая далёкие и маленькие звёзды; спокойный морозный ветер гнал по асфальту редкие снежинки и обрывки бумажек... Над крышами, высоко в небе, переливалась оттенками зелёного луна, и заметные глазу полосы свечения протягивались уже от горизонта до горизонта.

Вторая катушка.

Шедшие по тротуару редкие прохожие с недовольным фырканьем обходили и толкали двух лисеев, уставившихся в небо. Наконец Грал отошёл от завораживающего впечатления и слегка подёрнул Лики за хвост.

- Всё равно думаю надо вернуться к машине и слинять отсюда.

- Зачем, - ответила лисейка, не сводя глаз с зелёной луны. Она сказала это не в порядке паникёрства, а как факт.

- Хмм, зачем, тявкнуть сложно, - согласился лисей, - Но альтернатива - окончить дни свои в компании сама знаешь кого.

- Низачто, - так же спокойно произнесла она, - Пошли.

С той стороны стадиона, куда они выбежали, через дорогу имелся небольшой парк - так, одна видимость, несколько деревьев, зажатые решётками, и клумбы с напиханными туда цветами. В углу этого озеленённого закутка бегали мелкие щенки, а больше никого не было видно. Лики и Грал присели на скамейку, отдышаться после марафона беготни и главное попытаться хоть как-то привести в порядок мозги после того, как там буквально прошла ядерная бомбардировка. Лисейка не могла бы припомнить, когда ещё её мысли превратились в сплошной хаос и неразбериху. Грал ещё как-то держался, хотя судя по бегающим глазам, испытывал те же трудности. Долго они просидели молча, слушая шум машин и завывание ветра в трубах.

- Так, - повёл наконец ушами лисей, - Надо всё-таки взять себя в лапы и понять, что делать. Пассивную часть мы уже поняли, то есть - чего мы не хотим и чего делать не будем. Теперь активную часть...

- Я не смогу ничего придумать, Гра, - шмыгнула носом Лики, - За всю жизнь не придумала, а уж теперь подавно.

- Поразмыслим? - риторически предложил лисей, ковыряясь когтем в доске скамейки.

- Давай, а что нам ещё остаётся делать.

Что-что, а поразмыслить они могли - уж не один лисейский мозг был вынесен чтением форума, где они "размысливали".

- Во-первых, переключимся на вселенский масштаб, дабы не зацикливаться на сиюминутной ситуации.

- С трудом, - подумав, кивнула Лики, - Но, допустим. Что дальше?

- Дальше вот что... Соразмерно неопровержимым научным данным, Макшаба не может быть единственной планетой даже в галлактике, на которой есть... пока, жизнь. Из этого следует, что на Макшабе Вселенная не заканчивается.

- Прально, - согласилась лисейка, - Это радует. Но не отвечает на поставленный вопрос.

- Да, действительно, - удивился Грал, - Однако. Какова вероятность, что во всех мирах появятся существа, во всём похожие на лисеев?

- Никакая. Этого практически не может быть.

- Вот. Следовательно, найдутся те, кто не будет сидеть и ждать взрыва звезды... Саллисы, например.

- Всё бы ничего кроме того что саллисов не существует, - заметила Лики.

- Ты прекрасно понимаешь, что я имею ввиду, - фыркнул Грал, - Я имею ввиду гипотетических существ, имеющих все признаки саллисов. Хотя это могут быть и разумные виноградные улитки.

- И из этого-то что?

- Из этого то, что рано или поздно они обнаружат Макшабу.

- Рано уже прошло, - заметила Лики, - Только поздно. Ну, обнаружат выгоревший каменный шар, может быть раскопают какой-нибудь дом, заваленный песком, будут в музее показывать...

Казалось, физически был слышен щелчок в её голове; взгляд лисейки настолько резко замер, что Грал всерьёз забеспокоился и даже провёл ладонью лапы у неё перед глазами - ноль реакции. Лики постепенно возвращалась на землю, и мордочка её пробретала всё более довольное выражение, а уши сдвигались вверх.

- Помнишь тот старый фильм, про ящеров? - посмотрела она на лисея, - Как его?...

- Загон хрюкского периода? - припомнил он, - Да, а что?

Вид у Лики был настолько взъерошенный, что лисей смотрел на неё с некоторой опаской, какбы не подснесло крышу от переживаний. Лисейка же, улыбаясь, схватила его за куртку обеими лапами и притянула к себе.

- А то, что... помнишь, откуда выковыряли образец ДНК? Из жёлтого камня, как его... йантарь!

- Ты хочешь сказать что... - задумался Грал.

- Именно! - вскрикнула она на весь сквер, вскочила со скамейки и забегала туда-сюда, размахивая лапами, - Нам нужно собрать всё, до чего мы только дотянемся, и запхать в... в йантарь!

- Хмм... Похоже, ты изобрела идею! - согласился Грал, - Но, обязательно в йантарь? Нет конечно. Есть много всего другого, что может пролежать нетронутым миллионы лет. Стеклянная бутылка, хотя бы. А если залить бетоном - то и подавно!

- Вот! - рассмеялась Лики, - Это так просто, как мы не докумекали?

- Эмм... Погоди-ка. Ну, засунем мы образцы в "йантарь", а дальше-то что?

- Как что, лисище! - потянула себя за уши лисейка, - Если бы такой "йантарь" нашли саллисы, что бы они сделали?

- Ты думаешь, кто-то возьмётся за восстановление Макшабы?

- Я в этом уверена! - кивнула Лики, радостно глядя на него.

- Ну хорошо, - улыбнулся лисей, - Программа принята.

Лики хотела ещё что-то сказать, но заметила боковым зрением, как кто-то входит в сквер; это были два лисея в спортивных костюмах, и судя по направлению взглядов, интересовали их тут отнюдь не цветочки. Прежде чем "спортсмены" преодолели двадцать шагов до скамейки, Грал вытащил из куртки пистолет и направил на них.

- Пшли вон.

- Не дури, браток, - осклабился один из лисеев.

- Считаю до одного, - предупредил Грал.

Лики замерла с поднятой лапой, переводя взгляд то туда то сюда. Особо впасть в ступор она даже не успела, грохнул выстрел и передний хулиган отлетел на асфальт, как матрас. Второй присел, выпучив глаза, и спотыкаясь задал стрекоча за угол. Лисейка покосилась на лежащее тело - судя по здоровенной красной луже, поблёскивающей в свете фонарей, встать тому не светило. Грал же глубоко вздохнул, потряс головой и пошарив по трупешнику, изъял его "ствол".

- Гра, ты-б хоть по лапам, умм, - выдавила Лики, сдерживая тошноту при виде того что осталось от головы хулигана.

- По лапам, - вздохнул тот, - Нет уж, хватит. Не по лапам, Ли, в башку!... Да, хорошо бы убежать.

Убедившись что второго преследователя нет рядом, они двинули через те же самые технические проходы обратно к дому, потому как хотелось влезть в машину для быстрейшей слинки. Зайдя в тёмный корридор между стен, Грал остановился и сунул в лапу Лики оружие.

- Гра?! - прибалдела она.

- А ты думешь время кроиться и думать, сколько нам за это лет дадут? - хмыкнул лисей, - Это вроде как их работа - пули получать. Они вроде как хотели уличной магии, помнишь? Так пусть лопают полной ложкой!

Лики посмотрела на чёрный угловатый пистолет в своей лапе, подумала... и слегка недобро ухмыльнувшись, передёрнула затвор. Грал похлопал её по плечу и показал вперёд. Собственно, дальнейшее выглядело как скринсейв хрестоматийного шутера - выйдя из проулка на стоянку, где толпились несколько кюртовских "ребяток", двое безо всяких лишних слов открыли огонь на поражение. Лики как будто со стороны смотрела - цель на мушку, на курок, повторить... Она пришла в себя только когда палец стал щёлкать курком при уже пустом магазине.

- Шесть-ноль, - буркнул Грал, собирая трофеи.

Лисейка без никаких эмоций перешагнула окровавленное тело, распростёртое по асфальту, и открыла дверь здоровенного автомобиля бандюков. Неизвестно где в это время была она и кто руководил лапами, но лапа полезла под переднее сиденье, зашарила по коврику... металл! Дзынкнув, на свет был извлечён длинный автомат - С74, обычное армейское оружие в Республике, ценившееся за убойную силу. Лисейка с интересом разглядела машинку и повесила на ремень на шею, благо небольшой вес позволял это сделать.

- Воо, это аргумент! - одобрил Грал, увидев автомат, - Давай сматываться!

Влезши в свою машинку, они покинули район задолго до того как туда добралась полиция. Не то чтобы добралась, просто у граждан совершенно не было привычки вызывать её, особенно если дело серьёзное - себе дороже выйдет. Так что погром на стоянке был замечен через двадцать минут проезжавшей мимо патрульной машиной. Грал же гнал долго, дабы не дразнить зазря гусей; наконец подвернулась какая-то промзона с тесными переулками - машинка продолбила по разбитой бетонке и притиснулась к забору под кроны деревьев в узком проезде, который судя по всему был непопулярным и тупиковым. Окончательно отдышавшись, Лики наконец смогла вовсю поужасаться произошедшему - окончательно не впасть в истерику ей помогло радио, включенное лисеем - обычно он такой привычки не держал, но теперь уж там точно есть что послушать. Из динамика еле прорывался голос, забитый мощным шумом помех.

- Настрой получше, ни хвоста не слышно, - сказала Лики.

- Это радио, Ли, - посмотрел на неё Грал, - А радио теперь кранты. Выброс был достаточный, чтобы надолго забить весь эфир.

-... чрезвычайное положение. В полную боеготовность приведены....пкшшшш.... и предотвращения беспорядков. Убедите... пкшшш...

- Ага, конечно, - вздохнул лисей, - Предотвращения. Сейчас такое начнётся, что мы с тобой ох не зря запаслись оружием. Кстати, при случае достань побольше батареек и старайся не выключать счётчик. Сколько сейчас?

- 65, - ответила лисейка, повесив уши.

- Если будет много - есть прямой смысл прятаться... - Грал погладил её по лапке, - Ну Лики, что ты сникла?...

- Солнце вот-вот взорвётся, я только что убила несколько лисеев, ну а так - ничего...

Некоторое время они посидели на капоте машины молча; над головами шелестела пыльная листва, за забором грохотал завод, и ветер, достаточно тёплый, гнал песочную пыль... тёплый?! По идее тут никак не должно было быть тёплого ветра.

- Между прочим, ты предложила дельную вещь, - напомнил Грал, - Про йантарь.

- А, это, я даже и забыла. Ну раз других вариантов нет...

Лики пошарила на полу машины и достала плоскую пластмассовую коробочку; оглядевшись, она подошла к дереву и сунула в коробочку пару листьев. Не особо сухие... ладно, высохнут в процессе. Помимо листьев, в футляр тут же, не отходя и пяти шагов, угодили семена травы, лезущей из-под забора, и перо какой-то птицы типа горобья. Грал с интересом наблюдал за этой деятельностью.

- На самом деле если по уму, то лучше всего в музей, - рассудил он, - Там этого добра куда больше чем так найдёшь.

- Нас туда не пустят.

- Трудно не пустить тебя, когда у тебя С74.

- Ты предлагаешь вламываться? - удивилась Лики.

- Попробуй объяснить, зачем тебе туда надо, - предложил Грал, - А так, да, я предлагаю вламываться. Только немного попозже, когда настанет полная анархия.

Лики посмотрела вдоль забора - там где проезд упирался в гаражи, оставалась узенькая полоса свободной земли, шага два, между задними стенками гаражей и бетонным забором завода. Посередине полосы шла тропинка, а по бокам... во Флорнюке лисейка занималась выращиванием цветов, так что кое-что понимала в растениях и их разнообразии - так вот вряд ли где-нибудь она видела такое количество самых разных трав в одном месте. Лики протёрла глаза и помотала головой.

- Сначала - туда! - ткнула она пальцем, - Там наверное никто не ходил с того времени как построили завод, а это же долго! Целая кладезь, чтоб мне не выть!

- Хм, действительно, - сказал Грал, опустившись на колено и рассматривая заросли, - Да, это точно, во многих местах эти полосы заросли весьма любопытными растениями.

- И жучками! - хихикнула лисейка, упихивая в коробку жучка.

Естественно, собирать этот гербарий они пошли во всеоружии, накидав в рюкзаки всё самое необходимое и не поленившись взять огнестрельные аргументы. Лики так увлеклась рассматриванием травы, что не сразу заметила наступление тишины - один за другим перестали грохотать заводы, да и обычный никогда не смолкающий шум города куда-то делся. Было слышно как ветер дзынкает консервными банками, перекатывающимися по асфальту. Где-то вдалеке только надрывалась сирена.

- Что-то случилось? - прижала уши Лики, оглядываясь по сторонам.

- Видимо, электромагнитные волны, от вспышек, - пожал плечами Грал, тоже принюхиваясь, - Сбило электрическую сеть, вот всё и встало. Ты собирай, собирай, это только цветочки.

- Да я понимаю, - вздохнула лисейка, возвращаясь к траве.

В просвете между стенками показались несколько лисеев, судя по всему с пустыми лапами, так что двое просто подождали, пока они пройдут мимо, хотя это было жутко неприятно - отойти-то некуда, тропинка зажата между стен.

- Чего-нибудь слышали? - спросил их жирный лисей, чапавший впереди.

- Не больше вашего, - пожал плечами Грал.

- А вы с МТЕ ?

- Нет, мы не с МТЕ, - стараясь не зарычать, ответил лисей, который понятия не имел что такое МТЕ.

- А какого прокурора вы тогда тут делаете? - уставился на него жирный.

Взгляд его шарил по рюкзаку, из которого торчал приклад автомата, наскоро замотанный пакетом. Собственно средний лисей запросто учуял бы оружейную смазку даже через рюкзак.

- Идите, куда шли, - процедил Грал.

Жирного оттащили его же приятели, и вся кавалькада упилила.

- Вот объясни мне, откуда эта дрянь на пустом месте? - риторически спросил лисей, - И единственное что останавливает - пушка.

Лики только вздохнула, повесив уши, и продолжила перебирать стебли трав, спутанные в сплошную стену. Собственно, убедившись что любопытные действительно ушли, Грал присоединился к ней, усевшись на рюкзак. Такой прополкой они занимались не меньше часа, пройдя за это время несколько таких тропинок между огороженными территориями. Гербарий набрался довольно значительный, содержавший не меньше сотни наименований всевозможнейшей ботвы - сдесь из-под заборов лезли и карлики-деревца, оставшиеся с того времени когда на месте города шумел лес. Помимо ботвы, в коллекцию попали пучки пуха, явно принадлежавшие то ли мышам, то ли крысам. Следующим пунктом попала шерсть клошки, проходившей мимо и не приминувшей натереть об лисеев бока - клошки обычно всегда линяют достаточно, чтобы нащипать немного ворса.

- Мда, - посмотрел Грал на мешанину в коробочке, - Я действительно не завидую тому кто возьмётся всё это разбирать!

- Напротив, оно будет довольно что нашло так много в одном месте.

- А оно таки будет искать?

- Непременно, - уверенно заявила Лики, - А нам остаётся только надеяться на них.

- В любом случае, Ли, - мотнул ухом Грал, - То что мы делаем кажется мне правильным, вне зависимости от того найдёт это кто или нет. Хотя если взять большую перспективу, то шансы на нахождение я так полагаю порядочные. Макшаба это кремниево-железная планета, она наверняка кого-то заинтересует как источник сырья, а там уж и.

- Вот! - подняла палец Лики, - Так что продолжаем.

Мимо них прошёл ещё один местный, выпучивший глаза при виде того что они делают; наверняка он бы придрался, но оказавшись в меньшинстве и учуяв оружейную смазочку, предпочёл провалить. Правда, подойдя к дальнему углу капитального бетонного забора, обернулся и выкрикнул: "Неудачники!!". Грал расхохотался, Лики за компанию, так что дебошир стушевался и окончательно сдулся.

- Уже началось, - показал в ту сторону лисей, - И это сейчас, когда у них стволов в лапах нет.

- Побаиваюсь, - призналась Лики.

- Правильно делаешь, - кивнул Грал.

Глубина заваривающейся Каши стала понятна крайне скоро, а именно как только у лисеев закончилась, в очередной раз, питьевая вода. Бензина Грал всегда таскал с собой сколько влезет, а учитывая трофейный прицеп, влезало достаточно; про воду же как-то не подумали. Усиливающееся излучение создавало парник, и пить хотелось постоянно. Однако едва двое высунулись из промзоны, им стало понятно, что хаос увеличивается по нарастающей - ближайшие магазины уже были разграблены, горели машины, и кроме небольших групп "бритоухих" в чёрных куртках, громивших всё на своём пути, никого видно не было. Автомобильчик вырулил из проезда и тронулся по улице, объезжая костры; неожиданно в заднее стекло с хрустом чвакнула пуля. Грал и Лики переглянулись и приоскалили клыки, понимая друг друга безо всяких слов. Машина остановилась, пассажирское окошко открылось и по хулиганам была выпущена хоть и не особо прицельная, но добротная автоматная очередь. Нарушителей порядка как корова языком слизнула.

- Ни хвоста не понимают, кроме этого! - рыкнула Лики, убирая автомат с окна.

- И к сожалению на всех не напасёшься патронов, - добавил Грал, - Вообще я так полагаю, надо немного подождать с произволом.

- Подождать? - показала на догорающие постройки лисейка.

- Угумс. Система - это прочная штука, Ли. Сейчас попрут войска, и эти хулиганы снова испугаются за свои хвосты.

- Возможно ты и прав, - пожала плечами Лики, - Спрячу тогда машинку под сидуху.

Меры оказались правильными: едва проехав район, они уткнулись в полицейский блокпост, через который их пропустили не особо досматривая; видимо, пока анархия разгулялась ещё не по полной программе, коснувшись только тех районов, где только дай повод. Звёздная катастроффа на такой повод тянула вполне. Однако достать воды не так-то просто, как может показаться - водопроводных колонок в городах отродясь не водилось, колодцев тоже; водопровод приказал долго жить вместе с электроснабжением. Цены же на газировку и минералку волшебным образом увеличились во столько раз, что у лисеев просто дензнаков не хватило бы даже на бутылку.

Грал подумал о колонках, заправляющих поливальные машины, но они тоже не действовали. А тем временем в пастях совершенно пересохло, языки вывалились и Лики уже подумывала о вооружённом грабеже; это правда было не только противно совести, но и весьма опасно - каждый магазин, где ещё оставалась вода, превратился в сущий бункер, охраняемый торговцами с оружием в лапах. На улицах нетрудно было увидеть лисеев с той же проблемой, шарящихся по городу в поисках чего-нибудь похожего на воду. Когда носы были сунуты к коммуникаторам в плане увидеть карту района, оказалось что сеть тоже сдохла, а ликин приборчик вообще сгорел, не выдержав солнечных импульсов. Двое сидели и с довольно спокойным выражением наблюдали, как на улице несколько лисеев оголтело дерутся за бутылку воды - всех разгонять лап не хватит.

- Мда, - прицокнул языком Грал, - Вот настоящий экзамен на то, насколько мы с тобой саллисы.

- Боюсь сразу накидывается слишком много вопросов, - заметила Лики, - И ни на один нельзя ответить неправильно.

- Это точно. Ладно, понадеемся что пруд тут всё же есть...

- Пруд прудом, а куда ты наберёшь воды? У нас только три бутылки, а если пруд, хотелось бы побольше.

- Хмм... об этом я как-то не подумал, - удивился Грал, - Тогда нас выручит народный магазин самообслуживания.

- Это что такое, не слышала про такие.

- Я имею ввиду помойку, - без обиняков пояснил лисей.

- Умхх, - подёрнула ухом Лики, - Вот чего я никогда не понимала, так это твоей любви к мусору.

- И зря. Мусор мог бы спасти Макшабу от того, что мы наблюдаем сейчас.

- Да ну?

- Мм... Ну может с формулировкой я хватил лишку, но в целом так. Поясняю... Лисеи как разумные существа живут в цивилизации. Цивилизация это в первую очередь производство: добыча руды, пилка дерева, выращивание овощей, вылов рыбы и т.д. Всё это воздействует на биосферу не лучшим образом...

- Но ведь можно делать всё тоже самое чисто и без отходов!

- Во-первых, не всё. Есть процессы, где если ты начнёшь перерабатывать отходы, получишь ещё больше отходов. Но главное в том, что если спрос на товары растёт неограниченно, никакая чистота не поможет. Планету просто тупо застроят... застроиЛИ, - поправился Грал, - Чисто-грязно, это всего лишь технология. Сама по себе она никому не поможет... А, вот.

Машинка зарулила во двор многоквартирного дома, к огороженной площадке для мусорных контейнеров - там внутри стояли штук пять маленьких, один большой и ещё гора хлама просто лежала по стенам. Лисеи выбрались из транспорта и направились прямиком туда.

- Воняет, - закрыла нос лапкой Лики, - Слушай, ну вот канистра, но её бы отмыть перед этим.

Она вытащила из бачка здоровую 20-литровую платиковую бутылищу и заглянула внутрь - вроде чистая. Конечно, не первый сорт... но куда лучше чем помереть от жажды в неподходящий момент. Грал же залез прямо в большой контейнер и вместе с ворохом мусора выбросил оттуда пластиковую бочку литров на полторы сотни.

- Есть контакт! - бодренько подтявкнул лисей, отряхивая мусор с хвоста.

- Гра, но в этой какая-то фигня была, тудя нельзя лить воду, - посмотрела Лики.

- Прямо в неё нельзя, - кивнул тот, - Но у нас есть могучие целофановые мешки. Мешок в бочку, воду в мешок.

Бочку засунули в прицеп, заодно найдя что-то подходящее вместо крышки; подумав, лисеи закидали бочку картоном - ездить с такой штукой значит очень рисковать, что кто-нибудь попытается отнять.

- Хорька им в курятник, - утёр нос Грал, - Что-то и правда воняет чрезмерно... Уи, 35 градусов!

Трудно было не заметить, что жгущее с неба солнце не собиралось успокаиваться, а только набирало обороты - немногочисленная листва на газонах и в скверах вяла на глазах, от асфальта вверх тянулись потоки дрожащего горячего воздуха, дышать становилось всё труднее... Вдобавок жгло в горле от пересыхания. Пытаясь перестать хватать воздух пастью, Лики подумала о том, насколько всё же зависит от туловища - всего-то небольшой недостаток жидкости, а она уже только и думает о том, как напиться, почти забыв и про расстреляных не так давно подонков, и про звезду. Стиснув зубы, лисейка приказала себе держаться в лапах и заниматься оперативщиной, кояя нынче заключалась в поиске водоёма. Несколько раз они притормаживали у фонтанов, но местные уже давно вычерпали оттуда всё подчистую. Требовалось нечто что бы вычерпать было проблематично. В конце концов Грал вспомнил, что недалеко по дороге видел реку, и счёл что это сойдёт; двинули туда.

Река, конечно, громко сказано - скорее сливной канал для избытка дождевой влаги, выложенный бетонными плитами и в иных местах уходящий в тоннели; там где не было тоннелей, над водой громоздились мосты через каждую сотню шагов - от пешеходных до тяжеловесных, на которых сбоку ещё и висели пристройки. Внизу медленно текла мутная вода - не то чтобы особо грязная, более того - её на пути очищали, но проходя мимо такого количества источников пыли, стоков и мусора, чистой остаться она просто не могла. По обеим берегам бетонного лотка вдобавок стояли всевозможнейшие баржи, лодки, понтоны, катера и так далее, оставляя для течения довольно узкую полоску. И несмотря на то, что всё это выглядело примерно как если помойку залить водой, при виде канала у лисеев расширились глаза - вода!

Собственно, не у них одних: по берегам уже толпилось достаточно страждущих; поскольку берега были застроены, подойти можно было только в ограниченных местах, и там начиналась давка, столпотворение и драки, доходящие до перестрелок. По каналу курсировал полицейский катер, вещавший в матюгальник о соблюдении порядка и очереди при заборе воды, подкрепляя эти наставления стрельбой в воздух; спорить с этой канонеркой, ощетиненой стволами автоматов, желающих было мало, так что бардак поунимался. Правда как только катер уходил дальше, анархия вспыхивала с новой силой, в дело шли когти, клыки и биты. Какой-то умник хотел разогнать конкурентов с площадки машиной, но не рассчитал и пробив ограждение, грохнулся в канал; поболтав в воздухе задними колёсами, автомобиль выпустил пузыри и ушёл на дно. А тем временем около каждой площадки толпа всё увеличивалась и увеличивалась.

Естественно, как саллисы Лики и Грал ну никак не могли полезть куда все, так что остановились подальше, вылезли из машины и осмотрели позицию. Позиция была наипоганейшая: с обеих сторон к каналу валили жители на машинах, тут же забив все проезды наглухо. Попавшие туда теперь вряд ли выберутся в ближайшую неделю, под напором встречного потока. Как осторожные лисы, двое сначала зашли в магазин, поднялись на пятый этаж и оттуда из окна как следует осмотрели территорию; несмотря на настижь открытые во всех строениях окна, было нестерпимо жарко; привыкшие к постоянному охлаждению аборигены еле-еле ползали, так что на двух лисеев, глазевших из окна на канал, никто внимания не обращал. Собственно, тут уже не обращали особого внимания ни на что.

- Вон, - показал пальцем Грал, - Этот гараж, как раз на берегу. Оттуда можно вычерпывать, с крыши.

- Там проволка, - заметила Лики, - Под нап... ну, теперь просто проволка. Колючая к тому же.

- А у меня кусачки есть, - заверил лисей, - Пшли!

Автомобиль с прицепом был спрятан за фургон, дабы не привлекать лишнего внимания, сами же лисеи пошли искать пути на крышу. Прямой путь перегораживали сетчатые ворота, за которыми прохаживался охранец с пистолетом в открытой кобуре, так что пришлось свернуть в сторону, в узкий проход между кирпичной и железной стеной, упиравшийся опять в ворота.

- Твоего пня! - пнула ворота Лики, - Повсюду эта фигня, замучала!

- Кажется, по ним можно влезть наверх, - посмотрел Грал, - Видишь, раньше там была проволка под напряжением, а теперь-то что.

В то время как Грал вынул из рюкзака кусачки и полез по решётке наверх, прокусывать путь, в проулок завернули штук пять лисеев подросткового возраста; видок их говорил о крайне недружелюбных намерениях, к тому же судя по всему, они просто наклюкались алкоголя, спёртого в ближайшем ларьке. Лики уже успела чётко запомнить, что такое инициатива, так что нисколько не дожидаясь дальнешего развития событий, вынула автомат и направила в нужную сторону, приложив к плечу приклад.

- Крууугом! - рявкнула лисейка, сама удивившись, - И бегом марш!

Так как это не привело ни к какой реакции, первая пуля отправилась в мусорный бак, проделав в нём аккуратную дырку. В узком проулке выстрел грохнул настолько резко и дал по ушам, так что дебоширы сильно протрезвели, остановились и даже приподняли лапы.

- Эээ! - помотал ушами один, - Лисо, ты чяво!

- Стоять на месте! - предупредила Лики, поводя дулом автомата.

Грал наверху тяжело вздохнул, и слезши на землю, с укором посмотрел на лисеев. Те как видно достаточно успугались направленной на них штуки, так уши были прижаты, а глаза бегали по сторонам.

- Да мы это, - сглотнула одна из них, - К каналу хотели просто, за водой.

- Вы знаете, что там творится? - осведомился Грал.

- Угу. Поэтому и пошли окольными путями.

- Ну ладно, - буркнула Лики, опуская оружие, - Тогда нам в одну сторону. Но будете эт-самое - !

Она провела лапой по горлу достаточно красноречиво, чтобы молодёжь окончательно избавилась от опьянения. Лисеи резко присмирели, прижимая уши и нервно подёргивая хвостами.

- Нам очень надо, - заскулила лисейка, - Кроме нас никто воды не достанет...

- Тогда по общему плану, договорились? - посмотрел на компанию Грал, - И, да - её лучше не нервируйте. Воизбежание прострелов.

- Слушай, лисё, мы не собирались никого нервировать, нам просто нужно к каналу.

- Кстати вы бакланы, - заметила Лики, - У вас тара для воды-то есть?

Лисеи показали несколько резиновых мешков с пробками. Закончив на этом дебаты, занялись делом - Грал снова полез наверх, прекусил оставшуюся проволку и пригласил всех следом. С решётчатых ворот они выбрались на пожарный балкон кирпичного здания и обошли его по краю; оттуда можно было перейти на крышу ангара, с неё - на гараж, но там снова торчали ряды "колючки", ранее содержавшие несколько тысяч вольт; это нетрудно определить по высохшим тушкам неосторожных птиц. Грал без особых усилий обкарнал проволку кусачками, и убрав её с дороги, многохвостие оказалось наконец на бетонной крыше, примыкавшей непосредственно к каналу. Оказалось, местные запаслись и ведёрком с длинным тросиком, так как сначала рассчитывали черпать с моста. Судя по доносящимся с мостов воплям и периодическому выпадению кого-либо в канал, идея не пойти туда оказалась удачной. Ведёрко стали закидывать с пятиметровой высоты и вытаскивая, наполнять мешки.

- Начхать, давайте сначала ваши, - сказала Лики, - Нам много надо.

- Спасибо, - пискнул лисей.

После того как компания наполнила свои бурдюки и отправилась в обратный путь, оставив двоим черпачок, те приступили к наполнению бутыли. Для этого ведёрко нужно было забросить раз пять - оно цеплялось за стены и борта стоящей рядом баржи, расплёскивая драгоценную влагу. Когда ёмкости оказались наполнены, Грал взвалил их на плечи и утащил к машине. Оставалось надеяться, что никто не додумается искать бочку воды среди мусора в прицепе. Лики же передыхала, сидя за коробом вентиляции и держа на готове автомат. Собственно, подумала она, воду достали, но её ещё предстояло скипятить - в машине была керосинка. Лишь когда Грал вернул вторую бутыль, вылив содержимое в бочку, он принёс и бутылку кипятка.

- Это полный, - отвалился он к стенке, - А ведь надо добрать бочку и сваливать.

- Ты думаешь, в канале воды станет меньше от черпания? - ухмыльнулась Лики.

- Я не думаю, я вижу, - показал пальцем лисей, - За час уровень упал на пол-метра. А там всего метра четыре... вот и считай.

- Да не может быть, чтобы столько вычерпали!

- Может и нет... Скорее всего закрыли сток из водохранилищ. Но там тоже долго запас не продержится.

- Какой ужас, - зажмурилась Лики, - Что сейчас во Флорнюке творится!...

- Как раз там я думаю ничего из ряда вон. Слышала что бакланили эти пятеро? Они собрались ехать к полюсу, чтобы спастись от жары. Я думаю туда повалят воистину невозможные толпы.

- А это что, неправильно?

- Более чем. Раваш компетентно заверял, что гораздо скорее радиация на полюсах достигнет смертельного уровня, чем температура на экваторе. Планета - магнит, она притягивает частицы именно к полюсам. Так что...

- А ты их даже не предупредил, - укоризненно произнесла лисейка.

- Какой смысл, - фыркнул Грал, - Чтобы помучились подольше? Кстати, нам пора об этом подумать.

- О чём ОБ ЭТОМ ?!?! - вытаращилась на него Лики.

- Об этом самом. Ты предпочтёшь медленно умирать от лучевой болезни или хряпнуть снотворного?

Лисейка некоторое время сидела в ступоре, глазея на бардак на берегах канала; затем решительно мотнула ушами:

- Хряпнуть, Гра, ты прав.

- Тогда не забыть его где-нибудь украсть, - вздохнул лисей, - Ладно, за дельце...

Пока они сидели, прибитые к полу усталостью, жарой и водой, уровень в канале ещё заметно снизился. Плавсредства начали скрести по бетонным плитам и скучиваться к центру, так что проплыть уже никому не светило. Грал едва доставал ведром до воды, но делал это достаточно быстро, так что успел натаскать полную бочку и ещё одну бутыль, что составляло не менее 180 литров. Уж после этого двое отвалились в тень между стеной и фургоном, и позволили себе некоторое время подремать, хотя и будучи готовыми к неожиданностям. Основной хаос происходил у берегов канала, так что опасаться пока не особо стоило.

- Вот с перекрытием каналов, - рассуждал лисей, лёжа на рюкзаках, - Анархия в полный рост. Теперь можно украсть транспорт потяжелее... дабы запастись топливом, патронами...

- Гра, это всё-таки не "шмалкер", - ухмыльнулась Лики, - Бонусов не будет, респауна кстати тоже.

"Шмалкер" - расхожее название комповой игры по постапокалиптическому миру, известное всей Макшабе. Примерно тоже самое, что там, творилось сейчас "в реале"... только умноженное но пару сотен.

- Я в курсе, - засмеялся Грал, - Поэтому и хочу быть предусмотрительным. Уи?

- Уи, - ласково погладила его по лапе Лики.

Немного отдохнув, двое вышли на тропу охоты за транспортом получше, чем их автомобильчик - негоже, любой дурак грузовиком раздавит как муравьёв, и всё. К этому времени наступила ночь, но небо не стало чёрным, а светилось противно сиренево-синим, с зелёными полосами; по крайней мере спала жара. На улицах почти никого не было видно, в том числе полицейских, так что Грал и Лики сочли за лучшее держать оружие закрытым, но под лапой. Лисейка таки накинула взятый с собой ещё из Флорнюка плащ, и спрятала под ним С74. Железяка тянула шею ремнём, но расставаться с автоматом не хотелось ещё больше; Лики уже много раз возблагодарила Космос за сотни часов, просиженные за стрелялками.

Буквально через пол-квартала они обнаружили нечто довольно интересное, а именно автобус, стоящий возле остановки - двери открыты и никого внутри. Грал почесал за ушами, прикидывая - автобус был старого типа, с высоким днищем и достаточно большими колёсами, так что казался внушительным шкафом. Лисей заглянул на водительское место, удостоверился что никто не пошутил сунуть под сиденье гранату, и полез курочить замок зажигания.

- И часто ты этим занимался? - подколола Лики, стоя на стрёме.

- Ни разу, - ответилось изнутри, - Но я знаю что поскольку угонять автобусы дело довольно тупое, их собственно не особо от этого защищают... так... почти готово. Отвёртку...

Двигатель зачирикал стартером и завёлся, бодро забулькав; понесло бензином. Загрузившись, лисеи вернулись к тому месту где оставили свои основные запасы; машин на улицах тоже почти не было, а те что были - пролетали, стараясь меньше тормозить. Уже на подъезде к переулку Лики увидела, как какой-то лисей тащит вырывающуюся лисейку в подъезд. Она сглотнула, представив себя на её месте, но подумала и о том что... Грал уже остановил автобус.

- Покарауль, - вздохнул он, вылезая.

Усталым шагом перейдя улицу, лисей зашёл в подъезд, и через три секунды оттуда грохнул выстрел. Лики смотрела выпученными глазами, и явно уж ей было не до покарауливания. Грал так же размеренно вернулся и тронул машину дальше. Через несколько минут все припасы, а главное бочка с водой, были затащены в салон автобуса. Кроме того, на широких сиденьях можно было и подрыхнуть, в отличие от кургузой легковушки, где и повернуться негде.

- На заправку, - констатировал Грал.

- Слушай, Гра... - шмыгнула носом Лики, - Ты его пристрелил?

- Надеюсь что да, - сказал он, - А по твоему, это неправильно?

- Я не знаю, - повесила нос она.

Первая встреченная по пути заправка благополучно догорала. Но поскольку в городах вообще этих колонок было на каждом углу, отчаиваться рано. Вторую, увидев издали, решили объехать кругом - там толклись полицейские, превращавшие бензоколонку в укрепрайон. Возле третьей, замеченной у развилки дорог, никого не было видно, так что решили попытаться там. Сначала проехали мимо, делая вид что заправка вовсе их не интересует; освещения нигде не было, так что издали не видно, есть ли кто. Поверхностно - нет никого. Приготовив огнестрелы, зарулили непосредственно к колонкам - тишина. Осторожно выбравшись, лисеи по стеночке дошли до кассы - никого. Ну и не больно-то и хотелось.

- Уйй, - провёл лапой по носу Грал, - Насосы тут тоже электрические. Придётся из баков.

- Поставь машинку за стену, паливно, - поёжилась Лики.

Спрятав автобус за кассу, двое приступили к экспроприации. Выломать замок на люке цистерны оказалось несложно, вопрос был в другом - куда налить бензин. Возле стены нашлась одна канистра, но этого явно было мало - пока есть возможность, стоило набрать сколько влезет. Осматривая бензоколонку и окрестности, двое снова почувствовали себя героями дешёвого квеста - загадка, куда налить бензин?... В бак и в канистру влезло литров полсотни, начерпанные кастрюлькой на тросике; что дальше?

- Может, сюда? - почесала за ухом Лики, наподдав ногой по пластиковому мусорному бачку.

- Гм, - вытряхнул содержимое лисей, - Да, он не протекает. Но у него неплотная крышка, и главное пластик разъест бензином.

- Тогда надо ехать искать что-нибудь в качестве посуды.

- Я опасаюсь что пока мы будем искать это что-нибудь, заправку или оцепят или сожгут. Поскольку тоже самое будет со всеми остальными заправками, мы останемся без горючего, - Грал вздохнул, - Давай в бачки.

Бачков за стеной кассы стояло аж пять штук; вытряхнув из них отбросы, лисеи принялись черпать из цистерны и наполнять бачки. Вонь от бензина встала в полный рост, так что они работали, задержав дыхание, потом отходили дыхнуть за угол и продолжали. Кроме того, никак нельзя было расслябляться, пока один черпал, второй караулил с оружием в лапах, осматривая подходы к бензоколонке. Из дверного проёма автобуса открутили поручень, и по ступенькам с натуги втащили бачок внутрь, установив между сиденьями.

- Не продохнуть будет, - констатировала Лики.

- Потом перельём... наверное, - сказал Грал, открывая все окна.

С передышками они лопатили до самого рассвета, когда огромное оранжевое солнце медленно поднялось из-за горизонта, тут же начав обжигать лучами; вымотались порядочно, но теперь было крайне кстати смыться куда-нибудь в более закрытое место. В салоне автобуса несло бензином так, что лисеи чувствовали себя как в цистерне - как ни уплотняй крышки, а бачки для этого не предназначены. Единственное как можно было ехать, не наглотавшись паров - высунув носы в окна. Как обычно, Грал направился к ближайшей зоне промышленной застройки, где всегда легко найти малоиспользуемые проезды; на этот раз он вогнал автобус между забором и насыпью железной дороги, кое-как спрятав за раскидистыми кустами с очень пыльной листвой. Сами лисеи расположились на отдых подальше, на мягких рюкзаках, дабы не нюхать ещё бензина - и так головы трещали. Вокруг было достаточно тихо, какой-то фоновый гул города остался, но был в деятки раз глуше, чем раньше. Слабый ветерок шевелил серую листву закрученных в бараний рог деревьев, а температура снова решила похулиганить и поползла вверх с пугающей скоростью.

- Мне кажется, никуда мы не доберёмся, - произнесла Лики, - Изжарит нас прям тут.

- Может быть. Но если всё же не изжарит, надо всё сделать по-саллисски, уи?

- Уи, - слабо улыбнулась лисейка.

Судя по тому что через часок со стороны бензоколонки донёсся грохот взрыва и в небо потянулся чёрный столб дыма, начало оказалось скалькулировано верно. Кое-как прийдя в себя и перекусив своими запасами корма ( а у Грала они просто всегда были не менее чем на неделю ), двое задались вопросом хранения украденного топлива. По выкладкам получалось, что если автобус лопает не более двадцати литров на сотню километров, наличных пятиста литров хватит на две с полтинной тысячи километров пути...

- А куда мы собственно собрались ехать-то? - икнула Лики.

- Ну, соразмерно теории о магнитных полюсах и радиации - на юг, ближе к экватору, - сказал Грал, - А так просто ехать, воисполнение твоей же мысли о "йантаре".

- Это да, - кивнула лисейка, срывая в коробочку ещё несколько листьев.

Автобус снова выбрался на дорогу - никого не было видно, вероятно все предпочитали или укрепляться в домах, или вообще бежать к полюсу. Жара поднялась до сорока градусов, что само по себе для этого района стало бы катастроффой - солнце жгло нещадно, раскаляя любую тёмную поверхность до такой степени, что она начинала дымиться. Металлические стены и крыши, выкрашенные в тёмное, начали коробиться на глазах. Грал остановил машину возле вывески "автомагазин".

- Там могут быть канистры, куча.

Едва лисей сунулся к задней двери, оттуда прогремел выстрел; судя по тому как расколбасило кирпичную стену, не меньше чем полицейский дробовик 50-го калибра. Крысиная осторожность спасла Грала от неприятных последствий попадания такого подарочка.

- Убирайтесь в ад, марабингос, пендехо! - завопило из постройки.

- Нам только нужны канистры, - ответил Грал, держа наготове "волыну".

- А деньги у вас есть?

- Да есть, есть, чтоб тебя! - рыкнул лисей, - Ну что, прекратишь клоунаду?

- Входи с поднятыми лапами!

- Ага, щаз! - Грал подумал слегка, - Давай так, умник. Я тебе кидаю в окно деньги, ты мне канистру. Почём они?

- Пятидесятилитровая, двадцать.

- Десять штук за сто пятьдесят, у нас больше нету.

- Нету, проваливай, пендехо!

- Слышь ты, - обозлился лисей, прижимая уши, - Или договоримся по хорошему или я эту богодельню сожгу нахвост! Бензина у меня передостаточно!

Лики с отвисшей челюстью смотрела за происходящим, спрятавшись за колесом автобуса: ещё пару дней назад кто бы мог подумать, что на этих улицах будет царить такая атмосфера! "С поднятыми лапами" ! Да такое тут слышали только в фильмах про ковлисов. Засевший в магазе видимо раздумывал над полученным предложением.

- Полную канистру мне, - ответил он наконец, - Десять пустых тебе.

- Замётано, - тявкнул Грал, - Сейчас налью.

Он зашвыривал в открытое окно пятилитровую канистру бензина, в ответ вылетала она же пустая и ещё одна на полсотни литров. Достаточно быстро перекидав товар, двое упихали всё барахло в автобус, и быстренько ретировались на позицию возле железной дороги. Там можно было в более спокойной обстановке перелить бензин куда следует и наконец выбросить вон вонючие до невозможности бачки; впрочем, проветрив их под палящим солнцем, затащили обратно - авось пригодятся. Судя по поднимающимся над крышами многочисленным дымам, высокая температура вызвала и пожары; так как водоснабжение не действовало, тушить их просто нечем, если даже пожарные ещё не разбежались. Учитывая очень и очень плотную застройку, это было чревато сплошной полосой огня. Лисеи решили пока двигаться на юг, насколько возможно, и посмотреть как там.

- Скажем так, - рассуждал Грал, вращая руль, - Если всё что горит уже сгорит и паникёры утекут на север, это будет гораздо легче.

Ехать приходилось просто по улицам, а не по магистралям - "бояны" были начисто забиты машинами в обе стороны и стояли намертво - поток на север рванул по встречной, уткнулся в тех кто ехал на юг и всё встало. Поскольку сказывалась атмосфера общего хаоса и неразберихи, а также отключение светофоров на перекрёстках, любой угол дорог становился местом встречи транспорта. Если бы двое вовремя не тиснули автобус, им пришлось бы туго - за пару часов в них въехали штук пять легковушек, но тяжёлому автобусу это было неопасно, только бока мялись. Весь попадавшийся транспорт в основном шёл навстречу - идея о том что катаклизм можно пересидеть у полярного океана превратилась в двигатель массового исхода населения. Вдобавок к этому, радиоэфир был абсолютно забит и никакие передачи не представлялись возможными, так что никто не знал, что происходит.

- Гра, собственно, - тявкнула Лики, глядя на клюющего носом лисея, - Дай я поведу, ты уже замотался совсем.

- Уи?! - вылупился на неё тот, - Да, а почему нет.

Перебравшись через крышку мотора на водительское место, лисейка устроила хвост поудобнее, подвинула кресло по своему росту и тронула машину дальше. Грал отвалился на сиденья за её спиной, потому как глаза у него действительно были в кучу.

- Вот ежи морские, - сказал он, - Мне даже не пришло в голову, что ты умеешь!

- Сам мне симулятор сливал, - хихикнула Лики, - А потом кое-где практиковалась, ничего сложного... Уй!

Слева в бочину автобуса с визгом тормозов въехал очередной спешивший; автобус только качнулся, а вот шустряку вряд ли светило ещё куда-то уехать после этого.

- Не обращай внимания, - отмахнулся Грал, - Но вот если это будет какой-нибудь тягач, постарайся увернуться.

- Ага, попробую, но обещать не могу. Слушай, тут руль не накрутишься, обалдеешь пока колёса повернёшь!

- Зато надёжно, - фыркнул лисей, - На многих гидроусилитель с электронной регулировкой, наверняка от импульсов его заклинит.

Судя по часто встречаемым колымагам с открытыми капотами, у владельцев особо прогрессивных систем действительно вознникло ещё больше проблем, чем у всех остальных. Что же касается обстановки, то похоже рассчёты Грала были верны и чем дальше на юг уходил автобус, тем меньше попадалось лисеев... но зато и больше становилось пожаров, а температура дошла до полусотни градусов. От такой жары пролитые в салоне лужи бензина испарились без следа, и то хоть облегчение, перестало вонять. Увидев на дороге раскрытую фуру с раскиданным содержимым, двое остановились и тиснули несколько тряпок - и просто пригодится, и замотаться в чёрное, как делали раньше пустынные жители.

- Теплоизоляция, - пояснял Грал, еле ворочая пересохшим языком, - Думаю из-за внутреннего тепла мы перегреемся позже, чем от внешнего. Температура уже просто близкая к критической, если прогреться до пятидесяти семи - это финиш.

- Меня ты переоцениваешь, - поправила Лики, - Я не доживу до пятидесяти семи.

- Нет уж, лисо, придётся.

Сначала сидеть в чёрных балахонах казалось сущим самоиздевательством, однако постепенно лисеи почувствовали облегчение. Лики по крайней мере отпустило достаточно, чтобы она начала замечать что делается вокруг... Честно сказать она слегка зажмурилась, увидев. Повсюду на улицах царил хаос и разгром - открытые двери, мусор, сгоревшие автомобили и здания. То и дело в стороне можно было наблюдать масштабные пожары - сплошной ковёр состыкованных крыш полыхал ярким пламенем, пока огонь не упирался в широкую магистраль или канал, который не мог перепрыгнуть. Стало ясно, что сгорит если не всё, то очень многое. В иных местах огромные дымные тучи закрывали солнце, и тогда даже становилось полегче - зато там где дым стелился по самой поверхности, не продохнуть.

Примерно за сутки двое на автобусе отмахали строго на юг около семисот километров; не желая связываться ни с кем, они гнали без остановок в наиболее пустую зону. Уже ночью Грал снова попробовал выехать на "боян" - тот оказался свободен, за исключением того что то и дело встречались брошенные разбитые машины, в которые при неосторожности немудрено влететь на полном ходу; к тому же, лисеи ехали с выключенными фарами, не желая привлекать лишнего внимания. Навстречу им попалось машин - пересчитать по пальцам одной лапы. Видимо, все уже убежали на север.

К утру, следуя указателям, они завернули к торговому комплексу. Надеясь при этом, надо заметить, что там уже никого нет. В воздухе висело желтоватое пыльное марево, и сквозь него с востока ослепительно жгло светило; столбы дыма маячили по горизонту со всех сторон. Автобус прокатился мимо высокой колонны с вывеской "Торговый комплекс "Нега" - райски!" и зарулил на стоянку. Судя по количеству брошенных сдесь же автомобилей, электронику пожгло жёстко - в огромном бетонном склепе в беспорядке стояли машины, тележки, валялись ящики с рассыпаным товаром; возле одной колонны сквозняк явно шевелил шерсть на хвосте лежащего без движения тела. Звуков, кроме завывания ветра, не ощущалось... ну, если только шелест несущихся бумажек и шорох песка, гонимого по полу.

- Откуда столько песка, - шмыгнула носом Лики, проводя лапкой по песку.

- Весь высох и взлетел, - сказал Грал, - Ничего удивительного, вокруг пустыня. От того что на ней стоят дома, она не перестанет быть пустыней... Ладно, надо кое-что добыть. Еды, например.

- Это точно, - согласилась лисейка, вешая на плечо автомат, - Жара жарой, а кормиться надо.

Лисеи как могли замаскировали автобус, открыв двери и живописно накидав мусор, чтобы он не выделялся, и пошли за добычей. В первую очередь они искали что-нибудь поесть, возможно попить, а также не отказались бы от противогазов на случай задымления. В тёмных, лишённых освещения залах стоял дым - вероятно здание подгорало сбоку, но не разгоралось совсем, так как гореть особо нечему. Судя по вынесенным дверям и побитым витринам, до полного утекания сдесь ещё успели и подебоширить. В первую очередь Грал заглянул в то что осталось от аптеки, и подсвечивая фонариком, нашёл снотворное; Лики довольно безучастно посмотрела на пачки таблеток, которые теперь стали не иначе как билетом с Макшабы.

- На, возьми аскорбинку, - сказал лисей, - Полезно.

Подумав над этой фразой, двое хмыкнули - не в их положении думать о пользе. Следующим ходом обнаружили съестное, в виде консервов, не требующих охлаждения - вдобавок содержимое банок на много процентов состояло из драгоценной влаги, так что двое просто уселись на пол и охомячили по несколько упаковок - вкус отвратнейший, но зато с водой. Запихивая в себя содержимое банки, Лики оглядывалась и в очередной раз удивлялась - всего несколько дней, а всё выглядит так, словно тут многие годы шли боевые действия. Неожиданно чуткое ухо уловило характерный хруст стекла под подошвами - такой не спутаешь. Поскольку двое сидели тихо, то они окончательно притаились, только отодвинувшись к тёмным углам. Грал помахал лапой, показывая не высовываться, и акуратно вынул из-за пояса "волыну". Пытаясь не издавать никакого шума, Лики тоже взяла под лапу оружие - что ни тявкай, а так спокойнее. К тому же судя по негромкому хрусту, кто-то продвигался по переходам торгового центра скрытно.

- Эй граждане! - неожиданно раздался голос, - Служба спасения! Есть кто живой?

Лисеи и не подумали сдвинуться с места, лишь слегка вздрогнув при звуке тявков. Грал из противоположного угла показал лапой по горлу и взял дверной проём на прицел, поудобнее облокотив лапы. Лики не могла устроиться удобно, не наделав шума, так что она просто сняла автомат с предохранителя и положила на коленку. Выходить к этой "службе спасения" ей бы и в голову не пришло - да и в голосе тявкавшего различалось что-то не то. Тем временем снаружи стало противно тихо и было совершенно не понятно, ушли гости или стоят прямо за стеной. Грал, подумав, знаками показал второй вариант, а потом ткнул пальцем во что-то рядом с Лики. Лисейка огляделась и увидела длинную швабру у стены, а на ней синий халат; ей потребовалось немного времени, чтобы сообразить. Тихонько взяв швабру, она повесила на неё халат так чтобы тот оказался расправлен. Лисей одобрительно кивал и показывал что дальше; Лики взяла швабру за конец ручки и собравшись с духом, достаточно резко высунула через оконный проём. Тут же грянули несколько выстрелов, продырявивших халат; в это время Грал аккуратно, но быстро метнулся на четвереньках по полу и высунулся за дверь с самого низу. Лисей особо не экономил, выпустив за угол всю обойму, так что сначала урылся обратно и перезарядил.

- Готов, - вздохнул он, показывая за угол.

Готовым был худощавый лисей с придурковатой мордой, в военной форме и обвешанный подсумками, вероятнее всего экспроприированными из ближайшего магаза. Какого хвоста он караулил их с карабином наготове, сказать трудно, главное что не будь они столь расторопны, дело бы закончилось плачевно.

- Вот шишня какая! - фыркнула Лики, - Чего ему надо было?

- Приключений на свой хвост, - сказал лисей, - Ну и получил. Главное, что гранат не нашёл, долбанный фанат шутеров.

По крайней мере фанат обеспечил их ещё карабином с десятком патронов и пистолетом, что в складывающейся обстановочке казалось очень кстати. Теперь лисеи вообще старались перемещаться, как по полю боя - один идёт, другой прикрывает из укрытия. В тёмных запылённых залах стало ещё более мерзко чем раньше - знать что из-за каждого угла могут пустить пулю не самое приятное ощущение. Тем не менее пришлось продолжать практику: отыскав тележку, коих тут валялась уйма повсюду, нагрузили её доверху съестным, налегая на сухари и те самые консервы - куча была достаточная чтобы хватило, наверное, на месяц. Корм достаточно зачотный, так что всё что осталось - довезти его до автобуса. А это пол-этажа вдоль и два пролёта лестницы вниз... кто часто долбился на компе в кунтер-страйк, тот знает чего может стоить пройти такое количество поворотов и углов! Предупредить кого-то подстреленный хулиган никак не мог из-за нерабочего радиоэфира, но вот грохот выстрелов наверняка был слышен во всех концах здания.

- Скорее всего сдешняя же охрана, - тихо говорил Грал, толкая тележку, - Решили отсидеться рядом с запасами еды и воды.

- Да и нельзя их в этом винить, - заметила Лики.

- Но и пулять в каждого зашедшего не дело, Ли.

- Ну... - подёрнула ухом лисейка, - Мы же вроде как воруем.

- Ли, понятие "воруем" относится к другой ситуации, - пояснял лисей, - Когда есть вообще что-то ещё кроме того, что можно украсть. Если бы вон там за пару километров был лес и река - мы бы с тобой полезли в этот гадюшник? А на Макшабе уже просто ничего нет, кроме домов и магазинов, так что выбора нам не оставили.

- Да не оставили и не оставили, - отмахнулась Лики, - До кучи ко всему это не очень волнует, честно признаться.

По пути она не забыла порыться в лотке с семенами растений и сорвать по листочку с уже начисто высохших клумб; пластиковая коробочка всегда была при ней и исправно наполнялась; в автобус же лисейка притащила несколько толстостенных стеклянных бутылок, в которые потом ссыпала полученные образцы. Не забыть ещё цемента и песка, напомнила себе она...

В то время как тележка прокатывалась вдоль высоченных стелажей, а лисеи ныкались то за неё, то за колонны, впереди послышались какие-то невразумительные звуки, доносившиеся из непросматриваемой темноты перехода. Двое не особо опасались, так как предусмотрительно укрепили тележку пластиковыми плитами, насував их вперёд - такая подушка выдержала бы и очередь из автомата, так что за ней спокойно прятались. Грал озирался, дабы звуки не отвлекли от настоящей опасности, но ничего не замечал, так что лисеи потихоньку двигались вперёд - пандус, по которому можно было съехать, находился близко от входа в переход, откуда доносились звуки. Приближаться туда оказалось противно боязно, Лики пробирал озноб и мурашки по спине, и только рукоятка автомата в лапе по-прежнему успокаивала. Слышался только этот звук, скрип колёсиков тележки и завывание ветра в частично выбитых стёклах потолка.

Неожиданно звук прекратился, как обрезали; лисеи поджались за тележку. Из перехода раздался звон чего-то рассыпаемого, хруст... а потом появилась ОНА. По сути дела, это была просто лисейка, рыжевато-жёлтой масти, одетая в чёрное платье. Но её морда... нет, она не была изувечена или что-то в этом духе. Но даже издалека при взгляде на неё Лики пробрал такой ужас, какого она пожалуй не испытывала раньше никогда. Она не могла бы это объяснить словами, но сразу и совершенно ясно было понятно, что это уже не лисейка.

- Стой на месте! - оттявкал Грал достаточно чётко, держа пистолет двумя лапами.

Морда жёлтой немного повернулась. Глаза её расширились настолько, что стали просто круглыми, жуткими, словно два пластмассовых шарика вставленные в череп. И она побежала вперёд, прямо на лисеев - какой-то спокойной, механической поступью, издавая при этом неописуемые звуки и вытягивая вперёд лапы. Лики просто остолбенела, от этого надвигающегося ужаса ей хотелось повернуться и бежать без оглядки куда ни попадя, но страх пригвоздил её к полу.

- Стой, стрелять буду! - рявкнул рядом Грал.

Та конечно и не подумала остановиться, так что недоходя пяти шагов до тележки лисей всадил ей пулю в голову. Тело отбросило назад и послышался стук падения. Лики сдержала рвотные позывы и спряталась за тележку, сжавшись в комок и закрыв уши лапами... Трудно сказать, что было с той лисейкой - может, на "радостях" наелась каких-нибудь таблеток, но скорее всего просто бесхитростно сошла с ума от всего происходящего. Зачем она бежала к ним, Лики даже не хотела представлять - пожалуй она предпочла бы оказаться у Кюрта, но не нос к носу с этой "подругой". Выглянув таки из-за тележки, она увидела валяющуюся на полу тушку - такую маленькую и безобидную, и не смогла сдержать слёз.

- Мы бы ей ничем не помогли, - сказал Грал, - Только этим.

- Я понимаю, - зажмурилась лисейка.

Её просто трясло, так что по пути вряд ли бы она заметила опасность; к счастью, двое благополучно докатили тележку до автобуса и быстренько закидав груз, выехали вон из торгцентра. Лишь после того как удалось отдохнуть, остановив машину в удобном месте между фурами, Лики более-менее пришла в себя. Грал тем временем успел пошарить по кузовам рядомстоящих грузовиков и обнаружил ещё канистру топлива, газовый балон и даже холодильную установку - в теплоизолированном фургоне для перевозки мяса. Её-то лисей и выломал, вкорячив на заднее сиденье автобуса.

- Но у автобуса нет изоляции, - заметила Лики, - Может лучше было бы перебраться в такой фургон?

- У автобуса есть неплохая изоляция, - показал Грал, ковыряя крышу отвёрткой, - Кроме того из него прекрасный обзор, и охлаждаться будет в том числе место водителя. Тут много чего есть чтобы улучшить нашу помоечку! Займёмся?

- А что остаётся, - фырнкула лисейка, повесив уши.

- Ликанора, - взял её за плечи Грал, - Ты саллисица. Саллисы не сдаются никогда, даже когда сдаются, помнишь?

- Помню, - слабо улыбнулась она, - Я и не думала... Просто жутко устала, Гра.

- Бедная ты моя зверушечка, - зажмурился лисей, обнимая её и поглаживая по ушам.

Лики всхлипнула, утыкаясь носом в шерсть, но в глубине её сознания просыпалось чувство противоречия.

- Не такие уж мы и бедные, Гра, - сказала она, - По крайней мере мы умрём, зная что сделали всё что смогли.

Они ещё посидели в обнимку у порога автобусной двери - вокруг хлопали тенты грузовых фур, в глаза лез мелкий песок, несомый ветром, воняло дымом и пыль не давала нормально вздохнуть, так что скоро они уже не высовывались наружу без тканевых повязок на носы. Небо приобрело серо-бежевый оттенок, но было яркое - никакой тени от облачности не чувствовалось, температура лезла и лезла вверх, а над облаками вероятно уже вообще радиация скакнула за порог жизнесовместимости. Отдохнув, если это так можно назвать, двое принялись за дело. За немало лет, зная друг друга только через сеть, они всё же привыкли работать вместе, так что теперь были этим только довольны, и дело двигалось споро. Из фуры были вытащены матрасы и в большом количестве, по две штуки один на другой, навешаны на окна автобуса изнутри; прибивали их просто к корпусу, гвоздями, так что толстенные гвозди торчали наружу. Внизу каждого окна оставалась амбразура для обзора, а сверху при надобности можно было открыть форточку. Кроме того, в салон машины были втащены жутко тяжёлые листы металлической обшивки, которыми загородили стенки на случай обстрела, и главное чтобы шальная пуля не ахнула в канистры с бензином. Под конец включили холодильник, запитав его от газового баллона - лисеи долго сидели, подставляя морды под поток холодного воздуха. Внутри автобуса температура упала до 25 градусов, что сочли великолепием и на этом холодильник выключили, дабы не транжирить топливо. Лики критически осмотрела кущи, в которые превратился салон обычного городского автобуса - завешенные стены, канистры, газовые шланги от баллона к холодильнику, мешки со съестным, бочка воды, в углах готовые к применению стволы против возможных хулиганов.

- Ну, кажется неплохо, - заключила она.

- Пожалуй, - согласился лисей, - Теперь ещё "броню" поверх колёс, и будет самое оно.

Пока холодильник мог обеспечивать пониженную температуру, дело шло куда быстрее, чем в атмосфере изматывающей жары, так что перекуривая, лисеи справились с задачей ещё до наступления...

- Это что, ночь? - риторически спросила Лики, хотя было и так понятно.

- Угу. Видимо, у этой пыли сильное отражение.

Солнце зашло за горизонт, но темноты не было и в помине - небо слегка подутухло, но продолжало освещать всё так, как пасмурным днём... причём не самым пасмурным. Ночи таким образом вообще отменялись - температура тоже уже не падала заметно, воздух прогрелся и остывал едва-едва. Вдобавок ко всему этому, начались сильные ветра, носившие по улицам уже непроглядные тучи пыли и листы кровельного железа; лисеи предположили, что это только цветочки. Двигаясь примерно на юг, они останавливались у полезных объектов, в частности нашли ещё одну целую заправку, восполнив запас топлива, и брошенную пожарную машину - воды в ней конечно не было, а вот термокостюмы и противогазы пришлись весьма кстати. Лисеи тут же влезли в них, чтобы при выходе наружу как можно меньше прожариваться.

- Сколько там натикало? - спрашивала Лики, глядя на дорогу из-за стального листа, поставленного впереди водителя.

- Пока семьдесят, - ответил Грал, посмотрев на дозиметр, - Это дохвоста мало. А вот к полюсу ближе я думаю ни-ни.

Лисейка вспомнила о родственниках - наверняка они вместе со всеми ломанулись на север. Ей было грустно и горько... оттого что было практически всё равно. Лики шмыгнула носом и глянула в зеркало на Грала, свернувшегося на сиденьях - кроме этого зверька, у неё в этом мире не было никого родного. Щенки подери, подумала она, сколько бы глупостей я наделала одна! Впрочем, это же можно отнести и к нему. Две пары ушей - это куда больше чем одна, и не в два раза.

Помятуя об основной цели, лисеи то и дело останавливались, увидев очередной сквер или полосу растительности вдоль забора - сейчас, когда сдохло орошение и температура поднялась в разы, почти вся листва завяла, но процессу это не мешало, а даже наоборот. Держа наготове оружие, зверьки под прикрытием друг друга и боков автобуса собирали образцы; так как из-за постоянно висящей пыле-дымовой тучи видимость не превышала в лучшем случае двухсот метров, опасаться нападения вряд ли стоило - скорее, наткнётся какой-нибудь "шатун" с карабином... хорошо если с карабином, а не с гранатомётом. Надо заметить, что с оружием в лапах и в пожарных комбезах лисеи вообще выглядели достаточно представительно, чтобы исключать всякие провокации.

Возле одной асфальтированной площадки на разъезде, где остановились нарвать ещё ботвы, встретились с похожими "туристами" на трейлере-морозильнике. Тем не менее, тявкали через пулнепробиваемый стальной лист, осторожничая; выяснилось что лисеи в трейлере тоже сообразили что на полюсах будет смертоубийство ещё раньше, и теперь катаются в направлении экватора.

- Если действует приливная электростанция, там можно продержаться достаточно долго, - тявкал лисей, - Не хотите с нами, чем больше носов тем лучше.

- У нас слегка другие планы, - уклончиво ответил Грал, - Ну продержитесь вы там год, пусть даже десять лет после взрыва. Какой в этом смысл?

- Не понимаю тебя, - рыкнул тот.

- Я тебя тоже, - заверил лисей, - Но попрошу не следовать прямо за нами.

- С какой стати, куда хотим туда и едем!

- Лучше вам не хотеть ехать за нами, - повторил Грал, - Буду стрелять. Радиатор я вижу вы закрыть не удосужились, так что придётся вам туго... Счастливо оставаться.

На этом разговор был исчерпан и автобус укатил в пыльную мглу в одну сторону, а трейлер в другую.

- Может, стоило им рассказать? - предположила Лики.

- Сразу бы схлопотали по пуле, - сказал Грал, - Ты что, не видишь? Они как всегда озабочены своими хвостами. Ради этого они превратили в кладбище собственную планету, так думаешь нас пожалеют? Продержатся... честно тебе скажу, мне даже не хочется, чтобы они продержались.

- Но, Гра, - шмыгнула носом Лики, - У них там в этом вагоне наверняка семьи, щенки...

- Наверняка, - согласился он, - Но и для них чем быстрее, тем лучше.

Лисейка отрешённо пялилась сквозь грязнющее полузакрытое стекло на бушевавшую снаружи пылевую бурю. Ветер усиливался, срывал крыши с построек, переворачивал ларьки и ломал столбы, то и дело перегораживавшие дорогу, так что приходилось или объезжать, или вообще цеплять тросом и стаскивать в сторону. По дороге то и дело попадались обширные районы сплошных чёрных развалин, где уже поработал огонь - иной раз они тянулись по несколько кварталов.

Следующие накаты со стороны катастроффы не заставили себя ждать - в первую очередь начал перегреваться двигатель, который хоть и работал не на полную мощь, но глотал воздух избыточной температуры. Вдобавок осмотр выявил, что пыль забивает воздушный фильтр. Воизбежание потери мобильности затеяли операцию по протягиванию шланга от воздушного фильтра мотора в салон, дабы он частично засасывал в движок охлаждённый воздух; от этого в салоне стало резко жарче, пришлось увеличивать мощность холодильника, который теперь работал не переставая, выкачивая из канистры драгоценный бензин. Воняло, пылило, грохотало и трясло, но куда лучше чем ничего, рассудили лисеи.

Как оказалось, Грал не зря бронировал машину листами, на одном из перекрёстков, едва автобус притормозил, сбоку раздались выстрелы, звякнуло выбитое стекло.

- Каброны! - рыкнул лисей, давая по газам.

Вслед автобусу дали ещё залп, но без никакого результата - с такого расстояния пули застревали в листах, не осиливая пробить. Лики, разбуженная резкой вознёй и выстрелами, схватилась за С74.

- Очень верно, лисо! - крикнул Грал, обернувшись с водительского места, - Посторожи, если эти умники будут преследовать...

Из заднего окна лисейка уже видела, что ещё как будут - из пылевого тумана сзади показался широкий чёрный внедорожник - пикап, в кузове которого различался стрелок с ружьём. Машина стала быстро приближаться к автобусу, так что Лики, вздохнув, приоткрыла окошко, устроила автомат на поручень и дала короткую очередь по морде машины - как она успела усвоить, пробитый радиатор выводит их из строя не моментально, зато надолго и главное попасть туда куда проще, чем в колесо. Выпустив пяток патронов, лисейка спряталась за стальной лист, и правильно, потому как ответным огнём круп автобуса оказался сильно изрешечен; на пол посыпались крошки от битого стекла, понесло горелым.

- Этот готов! - комментировал Грал, смотря в зеркало, - Отличненько! Сзади ещё крупняк, я постараюсь чтобы он не догнал!

Осторожно высунувшись, Лики разглядела прущий по дороге тяжёлый тягач - задев внедорожник, потерявший скорость и дымивший паром, он отбросил его в сторону, как картонную коробку. Не надо было долго раздумывать, чтобы представить себе, во что он превратит автобус при таране. К счастью, разогнаться быстро тягач не мог, и пользуясь этим, Грал то и дело сворачивал, отрываясь от преследователя на поворотах. Выбрав удобный момент, Лики выпустила по тягачу остаток патронов из рожка, и судя по всему удачно. Через пару кварталов погоня отстала - то ли лисейке снова удалось пробить радиатор, то ли загонщики решили что так и не достанут автобус. В любом случае, двое отделались максимально легко.

- Мы отделались максимально легко! - выдохнула Лики.

- Потому что кто-то отлично стреляет, - прихрюкнул Грал.

- И кто-то неплохо водит, - хмыкнула лисейка, - Да, а чего они собственно за нами-то сразу?

- Они понимают что доехать досюда мы могли только с запасами, вот на них и рассчитывали.

- Нее, хвоста с два! - захохотала Лики, - Наш бензин!!... Стоп. Он нам нужен не сам по себе, мы собираем, так? Ты что-то затявкивался про музей?

- Уи. Но я не помню как проехать, а карту не достать. На бумаге уже давно не выпускают, а электронику пожгло.

- Хм, - задумалась лисейка, - А как ты показываешь мне направление на юг - интуитивно?

- Таблички на перекрёстках, - показал Грал, - Где S туда и юг.

- Я помню что возле Флорнюка было что-то вроде ботанического сада, там и музей с чучелами, но я там давно не была...

- Адрес помнишь? Тогда найдём, указатели штуки прочные.

Указатели, висевшие на столбах, действительно сорвало бы ветром в последнюю очередь, а вот на стенах нечего на них рассчитывать - то здания погорели, то завалило кусками кровли. Притормаживая у этих табличек, автобус продолжил катиться сквозь бушующее море песка; бензин всё убывал и убывал, а новых запасов не предвиделось; даже при изоляции температура внутри салона дошла до тридцати пяти градусов, так что даже толком подрыхнуть было невозможно. От постоянной болтанки и духоты лисеи совершенно обалдели, так что в очередную "ночь" остановились основательно отдохнуть, наплевав на всякие возможности нападения - вряд ли кто-нибудь мог осилить таскаться по такой погодке. С выключенным двигателем в автобусе стало прохладнее, так что удалось поспать, под грохот летающих листов железа, жужжание холодильника и шорох волн песка по корпусу.

Почувствовав себя после этого получше, лисеи даже сделали вылазку в полусгоревший автосервис, где стырили несколько полезных штук типа бензонасоса на всякий случай; Грал почувствовал даже некоторый прилив сил, судя по тому что он полез на крышу и присандалил

туда семь штук вентиляторов, найденных в сервисе - вращаясь под сильным ветром, они вырабатывали достаточно электричества чтобы кипятить воду. Поскольку лишнего отопления не хотелось, всю ерунду для перегонки воды ставили в дверном проёме, на ступеньках, чтобы жар уходил наружу, а не внутрь. Получался кипяток, отдающий металлом и резиной, но без него долго протянуть не удалось бы.

Лики слипающимися глазами пыталась смотреть на дорогу - какие же они однообразные, эти кварталы, стены-двери, стены-двери, и так до посинения! Она не сразу заметила, что под колёсами что-то шуршит, пригляделась... лисейка помотала головой. Потом остановила автобус и высунулась из окна - дорога была покрыта слоем воды сантиметров в десять. Глаза её полезли на лоб.

- Гра, какого?! - выдавила она, - Откуда?!

- Недалеко море, - предположил тот, - Видимо уровень воды увеличивается. Хотя, подожди, сколько уже вся эта галиматья продолжается, может быть это полярные льды тают?...

Так или нет, но кварталы впереди были залиты солёной морской водой, и чем дальше тем глубже. Лисеи загнали автобус настолько, чтобы не залить двигатель, и тупо залезли в воду. К великому огорчению, она была не холодная - даже скорее тёплая, но уж куда холоднее чем воздух. Видок был совершенно несуразный - посреди широкой дороги стоял наполовину в воде автобус; сильный ветер гнал над новым "морем" тучи пыли и выдавливал на поверхности воды ямы - за этим было интересно наблюдать. Избавившись наконец от перегрева, двое на время забыли обо всём, блаженно отмокая и плавая на спине вокруг машины. Судя по течению, направленному от берега моря, вода действительно прибывала - то ли от резкого таяния льдов, то ли нагнанная ураганным ветром. Мимо в подтвержение мыслей пронесло довольно большой катер. Лики с интересом плескалась и рассматривала свозь прозрачную воду, как течение шевелит шерсть - хотя она всю жизнь прожила возле моря, ей редко доводилось оказаться в воде. Сдесь испепеляющая сила лучей почти не чувствовалась, влажный воздух оттеснял тучи пыли, так что под светло-бурыми облаками образовался слой относительно чистого воздуха, где дышалось легче. От влажности приожили высушенные растения на улицах - те которые пока ещё не смыло, так что кое-где взгляд замечал зелёные пятна листвы.

- Граа, - скульнула Лики, - Вот бы на этом всё закончилось! Может, этот дурак Раваш что-то напутал, и звезда не взорвётся?

Грал вздохнул, глядя вдоль залитой водой дороги, но ничего не ответил, она сама всё знала. Лисею хотелось бы поверить, что на этом действительно всё остановится... сдесь началась бы другая жизнь, трудная, но другая!... Цифры на дозиметре говорили о том, что этого не будет: уровень колебался уже возле отметки сто единиц - даже если он не будет расти, за месяц-другой доза окажется достаточной чтобы схватить лучевую болезнь.

- Хочешь остаться сдесь? - спросил лисей.

- Уи, - кивнула она, - Но не останусь. Если мы как следует закопаем то что набрали, может быть вернёмся сюда?

- Почему нет, - погладил её по мокрым ушам лисей.

Уходить от воды было маловыносимо, но они это сделали - к тому же иначе просто залило бы их автобус. По крайней мере теперь они достаточно щедро поливали себя прямо на уши солёной водой - пока она высыхала, обеспечивала облегчение. Булькая двигателем, машина покатилась от кромки нового берега через бесконечные джунгли кварталов, искать зоологический музей. По крайней мере, подумали они, там никто не засядет с пулемётом, так как есть и пить там нечего. Лёжа на матрасе, втиснутом между сидений, Лики пыталась дремать, как обычно при движении; во рту был противненький металлический привкус, и лисейка никак не могла сообразить, оттого ли это что вода такая или уже чувствуется радиация?...

По порушенным ураганом, местами сожжёным кварталам лисеи колесили довольно долго, искать нужное место без карты было сложно. Везде наблюдалось одно и то же: следы панического бегства, брошенные атомобили и барахло, иногда на улицах попадались и совсем неживые тушки - собственно, если кто-то просто остался сдесь, через пару дней наступает конец от жары и отсутствия воды. На железнодорожных путях бесполезным грузом стояла электричка, ветер гонял песок и обрывки бумаги по насыпи. Лики подумала было и о том, что хорошо бы набрать в "коллекцию" и пуха лисеев, но засомневалась, хочет ли она это делать. В конце концов, здраво рассудила она, уж лисеев сдесь больше чем чего бы то ни было ещё, так что от них образцы наверняка останутся.

Наконец автобус выбил носом решётку ворот и зарулил во двор музея; с одной стороны было что-то вроде питомника, где немудрено найти много всякой ботвы, с другой непосредственно музей, с хранилищами и таким подобным барахлом. Сдесь всё выглядело непобитым, только ветер сорвал в нескольких местах крышу и повысаживал окна. Лисеи осторожно высунулись из машины, укутавшись в пожарные комбезы, с оружием наготове - в нос тут же ударила жара, как из печки - наверное, снаружи уже было градусов шестьдесят, если не больше; мельчайшая пыль неслась по ветру с огромной скоростью, так что без противогаза ходить по улице вообще не представлялось возможным, внутри строений ещё кое-как. Перейдя площадку, лисеи уткнулись в закрытые основательным образом двери.

- Педанты вонючие! - рыкнул Грал.

- Да ладно тебе Гра, - подтолкнула его Лики.

- Что ладно. Сама представь себе: ололо, звезда взрывается, пошли умрём! Да, сейчас, только закрою двери!... Не идиотизм?

Покачав головой, лисей показал ей отойти в стронку и примерившись, выпалил по замку из карабина - пуля в упор пробивала дверь насквозь, выворачивая замок и проделывая рваные дыры в обшивке. Ещё через три выстрела пробоина стала достаточной, чтобы открыть дверь ударами ноги, и двое вошли внутрь. Как предполагалось, это действительно был музей, с каменными плитами пола, вазами по стенам и прочей мишурой; так как окон тут практически не водилось, освещали путь фонариком - в помещениях всё равно висела взвесь пыли, как-то набившейся снаружи, в луче света это было очень сильно заметно. Несколько залов прошли мимо, завернув к чучелам... впечатление создавалось не особо приятное, видеть огромный тёмный зал, заставленный стеклянными ящиками с мумиями.

- Ну я думаю тут есть что пощипать, - бодро сказала Лики.

- Основная щипка в хранилищах, - поправил лисей, - Но сдесь тоже.

- Слушай, а как открыть эти витрины?

- Не надо их открывать, - фыркнул Грал, наподдав по стеклу прикладом, так что куски посыпались на пол.

- Изобретательно, - кивнула лисейка, хлопнув себя по лбу.

Для ускорения процесса стоять на стрёме поручили леске с консервной банкой - если бы кто-то прошёл по корридору, звякнуло бы. Сами же оба принялись отколупывать по куску от каждого чучела и даже засушенных насекомых, имевшихся тут в изобилии. Лики редко видела этих животных даже на экране - тех, что когда-то населяли планету, так что теперь не могла спокойно смотреть в их остекленевшие глаза. Чтобы сказали лисеи, если бы одного из них после смерти вот так выпотрошили, набили ватой и поставили под стекло?... Тем не менее они считали что всё в порядке, приводя в музей своих детей и показывая им - смотрите, вот это уигр... И этот болезненный бред назывался на Макшабе "любовью к дикой природе". Лики и раньше тошнило от этого - не метафорически, а просто тошнило, тем более плохо ей было сейчас, когда она была вынуждена бить стёкла и нащипывать с чучел пучки меха - и в самих волосьях, и на их основании оставались микроскопические кусочки клетчатки, содержавшие основу материльного воплощения жизни, генетический код. Лапы её дрожали, и лисейка то и дело присаживалась отдохнуть; её душили слёзы и безумно горячий воздух. Она прислонилась лбом к стеклу, за которым на живописной полянке паслось семейство лроликов - мёртвые, набитые синтетической ватой тушки на высушенной траве.

- Простите... простите меня... - прошептала лисейка.

Неизвестно, сколько времени она просидела так, но очнувшись, обнаружила небольшую струйку крови из носа... утерев её лапой, Лики почувствовала вкус крови и во рту. Она попыталась думать правильно, и засучив рукав комбеза, дёрнула клок шерсти с лапы - шерсть выдёргивалась куда проще, чем из чучела. Смотря на этот клок, она не испытывала никаких эмоций, только вспоминала. Пошатываясь, она подошла к лисею, который неспеша копался в очередной витрине.

- Гра, - шмыгнула носом Лики, - Мы уже нахватали дозу куда больше чем думали.

- Я знаю, - спокойно ответил тот.

От этого лисейке почему-то стало спокойнее... она лизнула друга в щёку и пошла продолжать "развлечения". Надо сказать, что прищипать вес длиннющий зал оказалось отнюдь не быстрым делом, так что к окончанию процесса двое еле волочили лапы и вернулись к автобусу в совершенно выжатом состоянии. Упав на сиденья, они некоторое время полежали; кровь сильно стучала в висках, глаза уже мало что видели из-за постоянного заливания потом, вдобавок начинало жечь в горле и подташнивать. Металлический привкус во рту стал уже вполне определённым. Кое-как соскрёбшись, Грал заварил сухпайки и они смогли слегка покормиться; есть совершенно не хотелось, но надо, чтобы вдобавок ко всему не свалиться в голодный обморок. Холодильник же тем временем продолжал трещать, поддерживая в салоне жизнесовместимую температуру но вместе с тем пожирая с каждой минутой бензин; оставались ещё две 20-литровые канистры и слегка в третьей. Провалявшись в полуотключке, лисеи вновь соскреблись и пошли дальше, к музейным хранилищам. Как и предполагалось, все двери там были намертво закрыты, так что пришлось простреливать замки и ломать ударами; таким образом они попали в подвал, с множеством комнат, каждая из которых была заставлена стелажами, на которых возлежали коробки различного размера. От таких перспектив слегка подкашивались ноги, но делать нечего, стали вытаскивать их поочерёдно и нащипывать образцы с того, что содержалось внутри, а содержалось разное, как чучела, так и части оных. Чтобы зря не транжирить то что осталось от силёнок, разделились: один сидел ковырял коробки, второй подносил новые и отбрасывал в сторону уже проверенные, чтобы не забивать проход. Стеклянные бутылки закончились, так что лисейка насовывала кусочки в пластиковую коробку, довольно большую - две такие, наполненные доверху, уже отнесли в автобус. Старались делать кусочки поменьше, чтобы экономить место - размер куска ведь влияет крайне мало, если вообще влияет.

- Прячь под стальные пластины, - хрипло сказал Грал, показывая на коробку, - Пожгёт излучением.

Лики кивнула - отвечать у неё сил не осталось, и вообще ворочать языком стало больно, ныли зубы... всё ныло. Шаркая ногами, лисейка дошла до автобуса и сунула коробку под защиту стали. Оружие с собой носить они уже бросили - неподъёмно, да и никого тут живого явно не осталось. Снова наступала "ночь", на этот раз рассвеченная какими-то сполохами в мутном небе - лисеи туда уже не смотрели, полностью закрыв окна ради изоляции. Так в салоне стало куда тише и прохладнее, так что им удалось урвать несколько часов сна. Отдохнув, снова отправились в здание, на этот раз путь им предрадила стальная дверь между секциями хранилища. Дверь была не ахти, но пришлось снова тащиться за автоматом, чтобы выбить замок. Лики почему-то жутко обозлилась на эту дверь - нашла, зараза железная, где стоять! - так что подняла оружие и высадила в ручку чуть не пол-рожка.

- УЙЁ! - рыкнул лисей, сваливаясь на пол.

- Гра, ты чего?! - испугалась Лики, бросаясь к нему.

- Лисонькааа, - проскулил тот, - Я просил тебя поаккуратнее...

Лисейка с ужасом разглядела в свете фонарика, что нога его повыше колена пробита пулей - вроде прошла по касательной, но мяса порвало - мало не покажется. На пыльный пол из-под прижатой к ране лапы потекла густая кровь.

- Ааа... - до крови закусила губу Лики.

- Бэ, - фыркнул лисей, - Бэз паники. Помоги достать бинт.

У запасливого Грала к счастью бинт вообще был. Отползя к стенке, он кое-как с помощью Лики перевязал пробитую лапу, так чтобы не остаться совсем уж без крови; перевязывать основательно лучше в автобусе, где можно использовать воду, есть свет и не нужны пожарные комбезы от температуры. Кроме того там были ещё с ранних запасов несколько армейских "стимпаков" как раз на случай ранения - помогали уверенно, по крайней мере в краткосрочной перспективе. До автобуса предстояло добраться, метров четыреста вдоль здания и три этажа вверх.

- Я этого не переживу, - скулила Лики.

- Ты и так этого не переживёшь, - спокойно заметил Грал.

- Оптимист, - сквозь слёзы улыбнулась лисейка.

- Конечно, ведь могло срикошетить не в ногу, а в голову. И не мне, а сразу обоим. Вот смеху-то было бы.

Лики прижалась к нему, подрагивая от смеха - смеяться было больно, но она ничего не могла с собой поделать. Успокоившись, они кое-как поднялись на лапы и двинулись в нужном направлении - лисей сильно наваливался на Лики, потому как и здоровая нога его держала не очень-то хорошо; несколько раз они оба заваливались на стену и садились передохнуть, но снова подымались и шли. Шли, тошнотворно медленно, шаркая подошвами по полу, посыпнному слоем мельчайшей пыли, сквозь обжигающе горячий воздух, задыхаясь и спотыкаясь, почти ничего не видя, так как не осталось свободных лап держать фонарик. И когда наконец они доковыляли до лестницы, то увидели что она аккуратно закрыта толстой металлической решёткой. Лисеи уставились на неё, думая об одном и том же: ведь несколько часов назад Грал высадил этот замок и отодвинул решётку! Им потребовалось немало времени чтобы понять очевидное - они пошли не в ту сторону и выбрались к другой лестнице. С некоторым даже интересом Лики провела пальцем по металлу, отделяющему их от улицы - наверху из корридора виднелся свет из окна, яркий среди подвальной темени. Двое переглянулись и без лишних слов пошли обратно. Теперь им предстояло пройти обратный путь и ещё столько же...

Оба они совершенно потеряли счёт времени и пройденным поворотам, бредя в темноте в полуотключке; Лики встрепенулась оттого что Грал заметно обмяк, шатнулся и сполз по стенке на пол; фонарь свалился и выключился. Лисейка опустилась на четвереньки и стала шарить лапами, совершенно ничего не видя. Ей стало жутко страшно, она никак не могла поймать не то что фонарик - даже стенку.

- Грал! Гра!! - позвала она, но ответа не последовало.

Лисейка почему-то дёрнулась в сторону, потеряла равновесие даже на четырёх лапах и грохнулась на пол. Мягкая горячая пыль ударила в нос... она не почувствовала удара и твёрдости бетона - Лики показалось, что пол мягкий и очень удобный для того чтобы... Нееет, завопила она про себя, только не это!! Только не сейчас!... Лисейка попыталась рывком подняться на лапы, вроде получилось... Чёрная темнота расцвела искрами, и она провалилась в бессознательное состояние. Маленькое облачко пыли поднялось в тёмном корридоре и уплыло по сквозняку.

Лики открыла глаза и увидела нечто странное; ей показалось что это похоже на серо-синие полупрозрачные облака, медленно колышащиеся в пространстве. Мягкий свет вызывал успокоение, дышалось совершенно легко, так что лисейка повела носом, пытаясь сообразить, что это такое. Она смутно вспомнила, что на самом деле лежит сейчас на полу в подвале... Как на самом деле, фыркнула лисейка, завихряя лапкой облачко, может быть это сдесь - "самое дело", а там всего лишь страшный сон? И вообще что за нахвост? Она сделала что-то похожее на шаг, продвигаясь через клубящееся пространство и не чувствуя под собой никакой опоры - ощущения ей понравились, но всё же не покидал вопрос, что случилось. Неожиданно прямо перед собой она заметила сквозь призрачную облачность более тёмную фигуру - пока ещё издали, но быстро приближавшуюся; Лики с изумлением разглядела над плечами... крылья?!

- Ликанора, - мягко произнесла остановившаяся рядом с ней лисица.

Сначала ей показалось, что это лисейка, но рассматривая, Лики всё более удивлялась - это была высокая стройная лисица необычного серого с белым окраса, с длинными пушистыми ушами и главное, у неё было три хвоста! Лики вспомнила всю чепуху, ею самой придуманную про саллисов. Лисейка встретилась глазами с трёххвостой - один глаз фиолетовый, другой сине-голубой - и словно заглянула в глубины Вселенной; ей показалось что она увидела много, много всего - бесчётные звёзды и галлактики, необозримую пустоту космоса и миллиарды лет времени пронеслись перед ней за одно мгновенье. Трёххвостая положила ей на плечо лапу - пушистую, белую, с фиолетовыми разводами ниже локтя.

- Ликанора, - повторила она, - Ты МОЖЕШЬ подняться.

- Я...я... - хлопала глазами Лики.

- Можешь, если хочешь, - добавила лисица.

Лики вдруг отчётливо вспомнила, что она лежит на бетонном полу и задыхается, а рядом теряет последние силы Грал, да и ко всему ещё в автобусе незакопанный до сих пор "йантарь"... Последнее что они могут сделать для своего погибающего мира. Лики взяла трёххвостую за лапу, почувствовав исключительное тепло. Она улыбнулась.

- Я поднимусь, обязательно, - произнесла лисейка.

Лики закашлялась, подняв волну пыли с пола; машинально откинув лапу, она вдруг почувствовала под ней фонарик. Скрутив его, лисейка зажгла свет - даже тусклые светодиоды через грязное стекло резанули по глазам. Она медленно, но верно подобралась с пола и подсела к привалившемуся к стене Гралу. Вытащила из курточного кармана фляжку и смочила ему нос. Через минуту лисей приоткрыл глаза, тяжело сглотнул и мотнул головой.

- Я вырубился, - констатировал он.

- Я заодно, - ответила Лики, - Но теперь мы выберемся.

- С чего бы? - удивился лисей.

- А... - открыла пасть та, но поняла что забыла. Всё забыла, кроме того что теперь они выберутся.

- Ладно, мисс стреляю-в-замок, - хмыкнул Грал, подбираясь, - Пойдём тихонько.

- Ты теперь мне до конца жизни будешь это припоминать?

- Гм... учитывая обстоятельства, думаю что да.

Опершись о Лики, он поковылял вперёд - не быстро конечно, но настойчиво. Лап они уже оба не чувствовали, двигаясь на автомате. Кстати автомат, вспомнила лисейка, хорошо послужил, а теперь останется валяться у так и не вскрытой двери. Неизвестно сколько прошло, пока двое выбрались из здания и доковыляли до автобуса; по крайней мере, вся прогулочка заняла у них достаточно времени, чтобы холодильник высосал всю канистру и заглох. В машине была жаровня. На открытом воздухе была в таком случае плавильная печь - земля прогрелась уже настолько, что воздух просто кипел, устремляясь вверх вместе с бурунами пыли. Тем не менее видно оказалось достаточно далеко, видимо основные тучи поднялись выше. Лики из последних сил переложила шланг в последнюю канистру и завела моторчик холодильника, так что из решётки пошёл живительный холод. после этого ей ещё пришлось помогать лисею перевязывать лапу и вкалывать "стимпак".

- Хмм... - повертела в лапах шприц она.

- Может, не стоит? - слабо заикнулся Грал.

- Стоит, стоит, - сказала Лики, намачивая лапу и вкалывая тонкую иголку в вену, - Хуже уже не будет.

Расквитавшись с этим, она привалилась к лисею и закрыла глаза. Из оцепенения её вывел какой-то странный звук, цок-цок-цок... Не сразу догадавшись, что это стучат её собственные зубы, лисейка очнулась и сразу почувствовала, что её сильно трясёт, как от холода; вместе с тем появилось нечто отдалённо напоминающее бодрость.

- Милитаристы жгут, - подумала вслух Лики, глядя на пустой шприц.

- Ещё как, - отозвался Грал с водительского места.

- Эй, лисо! Ты как туда влез?!

- Лапками. Ухитрюсь ехать с одной ногой, ничего страшного.

- А куда ехать? - шмыгнула носом она.

- Куда-нибудь поглубже, - задумался Грал, - О, шахта! Мы в юго-западном секторе Ашинавы, сдесь есть шахты, и полно! Давай лучше так, ты рули, а я пока разведу раствор.

- Хорошо, - кивнула Лики, перебираясь через крышку мотора.

Усевшись за руль, она повела автобус сквозь дрожащий как в лихорадке воздух. Температура уже взлетела настолько, что строения рушились и складывались от перегрева, рельсы трамвайных путей скручивались в бараний рог, как макаронины, из проёмов вылетали стёкла, брошенные автомобили загорались. Автобус поезжал мимо костров и развалин, единственная коробка на колёсах, в которой ещё осталось что-то живое. Пока осталось. Крутя руль, Лики понимала что просто-напросто близка к смерти, но при этом этого не замечает - "стимпак" снял боли и дал небольшой, но всё же запас сил. Только бы суметь закончить начатое, вертелась в голове мысль, только бы! Пока лисейка выбирала дороги и искала указатели к шахтам, Грал вывалил в мусорный бачок, всё ещё лежавший сзади, мешки цемента, песка, и налил солёной воды из канистр; всю эту галиматью он перемешивал стволом карабина, и давалось сие не легко. Сначала он собирался засунуть бутылки и коробки прямо туда, в бачок, но потом рассудил что может понадобиться вытаскивать куда-то, а цельный блок бетона лапчонками таскать неудобно; ввиду этого он сложил кусок брезента между сиденьями и в этой "форме" заливал раствором бутылки по отдельности. Надо заметить что при такой сухости воздуха, какая имелась, раствор снаружи высыхал моментально, так что через пару часов бетонные блочки уже можно было переносить.

- Сколько нам осталось? - спросила Лики.

Сзади послышался звук открываемой крышки канистры.

- Минут десять. Если увидишь хотя бы подземный гараж, сворачивай туда.

- Вряд ли я тут чего увижу, - вздохнула лисейка.

Глаза действительно видели совсем плохо, но вероятно куда лучше чем без "стимпака". Ориентироваться только по дорогам среди пожарищ и развалин оказалось весьма проблематично. Лики до рези в глазах вглядывалась в дымку, вертела головой, но ничего не замечала - спрятаться некуда. Она поняла, что сейчас вот-вот и автобус остановится навсегда, посреди выжженой пустыни.

- Налево, - вдруг услышала она отчётливый, мягкий голос лисицы.

На мгновение Лики снова вспомнила трёххвостую, но важность слова "налево" затмила всё остальное. Резко повернув руль, она направила машину... тьфу ты рак-отшельник, всё время путаю эту ерунду, право-лево! Услышав налево, она благополучно свернула направо! Лики нажала на педаль тормоза, и автобус со скрипом остановился. Что-то впереди в дымке привлекло внимание лисейки, так что лапа на рычаге передач немного поколебалась и вместо задней включила переднюю скорость.

- Чего там, Ли? - спросил Грал, потому как автобус катился медленно.

Из дымки проступил тёмный силуэт чего-то большого, приземистого, стоявшего посередь дороги. Лики смотрела туда и боялась спугнуть этот вид, аж задержала дыхание. Впереди на дороге стоял танк, обычный армейский республиканский танк - плоская коробка на гусеницах с круглой башней, из которой торчала пушка. Лисейка аккуратно остановила автобус в метре от него. И именно в это время раздался звук, которого двое сильно боялись: ффхххххп! Топливный шланг засосал со дна последние литры топлива. Через несколько секунд двигатель заглох. Остался только шум ураганного ветра и грохот жести.

- Это танк, - изрёк Грал, посмотрев в стекло.

- Сможешь с ним сладить? - спросила Лики.

- Сначала залезть бы туда, - проворчал лисей.

Выйдя из автобуса, они под ураганными порывами ветра преодолели несколько метров, и Лики помогла лисею забраться в открытый верхний люк башни, сама наполовину засунулась туда, в обжигающе горячую темноту. Грал перевалился на водительское место, проползая между механизмов орудия.

- Немножко горючки есть, - сказал наконец он, - Я думаю бросили потому что медленно.

- Сейчас притащу! - тявкнула Лики.

Притащить четыре бетонных блока! Кто бы раньше сказал ей хотя бы подвинуть один, она бы покрутила пальцем у виска и сказала бы что нужна тележка или погрузчик. Сейчас же, чувствуя что действие "стимпака" начинает заканчиваться, она не колеблясь ни секунды схватилась за блок, выволокла из автобуса и на брезенте оттащила к танку. Потом почесала за ухом - поднять его наверх к башне явно не светило. Грал сообразил, что есть нижний люк, через него блоки и вкорячивали внутрь, надрываясь и теряя последние силы. Последний Лики толкала, упираясь ногами в катки танка, спиной в блок - так, еле-еле, все четыре оказались внутри, а затем туда влезла и лисейка. Захлопнув люк, она свалилась на бетонные куски. Внутренности машины тускло освещала лампочка, сзади зарокотал двигатель и пол плавно закачался. А что дальше, подумала она? Пожалуй ничего, просто ничего. Некоторое время ещё лисейка лежала с открытыми глазами, уставившись в стенку, затем поднялась. Действие "стимпака" заканчивалось, разрушительная работа радиации только усиливалась; перед глазами плыли радужные круги и тошнило. Лики протиснулась вперёд и привалилась боком к Гралу.

- Что там, лисо?

- Вот, посмотри, - подвинул он перископ, - Думаю, нам повезло. Эта железка идёт прямиком в туннель карьера. Я даже не управляю, сам ползёт по рельсам.

- А тунель глубокий?

- Более чем. Я думаю пол-метра брони и бетонные блоки - это самое надёжное что мы могли сделать, - говорить лисею тоже уже становилось трудно.

- Значит, мы это сделали, Гралище, - обняла его Лики, - Не знаю что мы сделали, но сделали!

Он устало улыбнулся, гладя её по ушам. Машина ползла по насыпи, скрипя щебнем под гусеницами и мерно тарахтя мотором. Лики поняла, что скоро начнёт задыхаться. Задыхаться ей решительно не хотелось, так что она вспомнила про таблетки. Вылезя обратно в боевую часть танка, лисейка достала из сумки последние фляжки с водой и тщательно напихав "колёса" внутрь, размешала. Если такой дозы было и недостаточно для того чтобы не проснуться, всё равно жар сделает своё дело.

- На, - дала она фляжку пустой воды Гралу, - Нечего добру пропадать, уи?

- И то правда. Слушай, Ли, не впадлу... там в рюкзаке магнитофончик.

- Чего-о там? - округлила глаза она.

- Магнитофончик. Раньше их использовали вместо МП40-плееров. Притащи, а?

- Нну ладно, - пожала плечами лисейка.

Они сели рядышком, возле водительского сиденья - танк тащился сам - и хлебали из фляжек воду, совершенно не чувствуя её вкуса. Грал щёлкнул кнопкой на старинном приборчике, и из динамика донеслись какие-то странные звуки, вроде знакомые.

- "Лемминги", первый уровень, - сказала Лики, утирая слезу.

- Именно, - кивнул Грал, - Гимн жизни. Мы с тобой свой уровень прошли полностью, моя лисеечка.

- Гра, я это, - немного смутилась она, - Я таблеток в воду себе накидала. Не могу больше, да и зачем теперь?

- Ну и правильно сделала, - ласково сказал лисей, - Я понял уже. Себе я кстати тоже накрошил.

- Ах ты хитроносый! - пихнула его Лики и крепко обняла.

Она улыбалась, когда глаза сами собой закрылись; а через пол минуты заснул и лисей. Напоследок Лики ещё увидела сквозь мягкие серо-синие облака мордочку трёххвостой, которая хитро подмигнула ей...

А двигатель танка продолжал себе работать, и тяжёлая машина, коверкая насыпь и кроша края шпал, двигалась по пути. Вокруг неистовствовала песчаная буря, смешанная с обломками построек, кусками жести и пластика, банками и обрывками газет. Выжженую землю поливали смертоносные лучи радиации, не оставлявшие даже бактерий. По обе стороны от железнодорожной ветки постройки горели и рушились в прах. Спустя двадцать минут танк проломал ворота карьера, пересёк широкую выработку-котлован, спустился вслед за рельсами вниз и скрылся в широком туннеле. Ни единое живое существо не слышало лязга гусениц и скрежета сминаемых подпорок, пока бронированный ящик всё полз и полз вглубь земли; когда закончились рельсы, танк скрёб боками по каменным стенам, высекая искры, и продолжал упрямо продвигаться вперёд в кромешной тьме. Двигатель начал задыхаться от недостатка кислорода, но хитроумные устройства военной машины не дали ему заглохнуть; на повороте дуло пушки упёрлось в стену, но оно было на это рассчитано и сломалось в месте соединения. Напоследок танк сломал перегородку и вывалился на подъёмник - сдесь уже, уткнувшись в стену, он заглох. От огромного веса платформа подъёмника пришла в движение, и скребя металлом по стенам, машина отправилась вниз ещё на 500 метров, в один из самых глубоких штреков, какие только бывали на Макшабе.

Надо сказать что этого оказалось едва достаточно, так как через несколько суток наступило полное заверешение - бурлящая протуберанцами поверхность светила с нарастающей скоростью ухнула вниз, к центру звезды, но тут же силы внутреннего давления лавинообразно возросли, и гигантский шар газа перекосился, а затем выбросил в пространство разлетающиеся волны вещества - хоть это и был всего лишь горячий газ, вес его во много раз превышал вес всех планет системы вместе взятых. Волны разброса оказались неравномерны, и самый большой "хлыст" миновал Макшабу - впрочем и меньших было достаточно, чтобы планета почувствовала себя в ваккумной овощечистке - всю огромную толщь атмосферы сдуло, как кожицу с картофелины. На обращённой к звезде стороне импульс излучения и последовавшие потоки плазмы прожгли кору чуть не до мантии; на обратной же, "ночной" стороне по большей части площади верхний слой снесло на несколько сотен метров, превращая в обугленный шлак. Но остался и большой пятак, где огненный шторм выжег поверхность гораздо меньше - напротив, засыпанная волнами несущихся обломков и шлака, она оказалась погребена на почти километровой глубине, куда уже с трудом доставала радиация. Всё что когда-то называлось Макшабой, оказалось зарыто на многие сотни тысяч лет на обгоревшем каменном шаре, продолжавшем вращение вокруг остатков звезды. Вокруг в пространстве ярко светились пузыри расширяющейся газовой туманности и как головешка на пепелище, догорало светило.

Третья катушка.

Звезда, медленно остывающий и гаснущий красный карлик, висела в центре туманности, созданной взрывом сверхновой; со стороны это выглядело почти как бумажный фонарик с неяркой лампочкой внутри... только вот размеры этого "фонарика" превышали несколько миллиардов килошагов. Внутри прозрачного пузыря туманности, как и многие эпохи назад, вращались планеты, теперь обожжёные взрывом и заметно подгоревшие с одного бока; слабый свет звезды больше не грел их, и ледяные панцири покрыли поверхность, изрытую кратерами и воронками. Гигантские, опоясывающие всю систему рои "иголок" - мелких длинных кристалликов пыли и льда, характерные для систем после сверхновой - призрачно мерцали багрово-красным на фоне мутноватого неба, заслонённого туманностью. Лишь изредка падение метеорита нарушало тишину и безмолвие мёртвого мира...

Как сверкающая стальная оса, зонд прошил туманность и начал накручивать круги по системе; антенны робота, как любопытные глаза, фиксировали всё что только можно, как астероиды, так и состояние коры и недр больших планет. Словно муха вокруг... Кхм, вокруг арбуза! Так вот, словно муха вокруг арбуза, зонд нарезал пару десятков витков возле газовой планеты; поступающая информация тут же анализировалась его электронным мозгом и записывалась в архив. Пыхая из соплов синим пламенем, бочонкообразный стальной жук направился ко 2й планете системы, той что по размеру соответствовала Т-типу и к тому же имела довольно обычную луну. Покрытая серым слоем космического "пепла", так что торчали только вершины горных цепей, планета вряд ли вызвала бы интерес хотя бы у кого-нибудь. Но зонд не интересовался, а выполнял заложенную программу, так что тщательно просканировал поверхность и некоторое время обдумывал полученные данные.

...зафиксирована морфологическая форма, код: признаки следов жизнедеятельности

...повторить сканирование участка...100%

...морфологическая форма подтверждена, код: прямолинейные контуры

...запрос базы данных. Тип формы: строение. Код: признаки разумной жизни

...повторить сканирование с увеличенным масштабом...100%

...занести в архив с приоритетом +100500

...Алгоритм: запустить схему уточнения типа признаков разумной жизни...

Со стороны могло бы показаться, что "жук" всего пару раз пролетел вокруг планеты, на самом деле за это время он успел достоверно выяснить, что он обнаружил и что по этому поводу делать. Сложив антенны, зонд перенацелился на какую-то точку в бесконечности космоса и дал такое ускорение, что вся звёздная система разом исчезла из вида. Спустя какое-то время... да, действительно какое-то, потому как вряд ли его удалось бы измерить, зонд притормозил в выбранной звёздной системе - яркая зелёная О7 сверкала в пространстве, как изумруд, и свет её отражался от газовых планет и облака ледяных осколков; недалеко от льдышек поблёскивал боками и длинный корабль - вытянутый, слегка напоминающий лодку с надстройками с одной стороны. Зонд кувырнулся в пространстве, выровнял курс и аккуратненько вписался в стыковочные фермы; металлические лапы зафиксировали аппарат и утащили под крышку внутренних помещений корабля.

В неярко освещённом техническом отсеке пощёлкивала аппаратура, мигали лампочки на панелях по стенам; автоматы, никого не дожидаясь, проверяли состояние зонда и подзаряжали его аккумуляторы. Из низкого, пол-метра в высоту, корридора появилось существо, сильно смахивающее то ли на пантеру, то ли на ещё какое кошкообразное - длинное туловище покрыто тёмно-синеватой с пятнами шерстью, мягкие лапы с втянутыми когтями, пушной хвост и зелёные глазищи с вертикальными зрачками. На загривке четырёхлапого существа сидел зверёк сильно поменьше, похожий то ли на лемура, то ли на обезьянку - он держался за шерсть своими цепкими лапками и суетливо оглядывался по сторонам.

Кошкообразное существо на самом деле имело лишь отдалённое сходство с кошками и называлось тхатом, представителем вполне разумной расы, более чем известной в ареале их обитания. В отличие от многих и многих других разумных видов, тхаты не имели ни прямохождения, ни даже хватательных лап - по своему строению они полностью походили на животных, за исключением большого мозга, умешавшегося в широкой голове с пушными щеками по бокам. Вот и сейчас собственно вряд ли кто не зная заподозрил бы в ходящей по отсеку "пантере" бортмеханика. Тхат обошёл вокруг зажатого фиксаторами зонда и улёгся на пол; зверёк, до этого сидевший у него на загривке, навострил уши и в пару прыжков оказался возле компового терминала; маленькие розовые лапки защёлкали по кнопкам... Ну собственно они всё так и делали, тхаты, посредством лапчаток, которыми ухитрялись управлять не хуже, чем собственными лапами. Кто-то говорил - телепатия, кто-то ультразвук. Глядя на экран компа, тхат всё более сдвигал вверх уши и начинал помахивать хвостом от заинтересованности. Лапчатка спрыгнула с пульта и переключила ручку на коммуникаторе на ошейнике у тхата.

- Лапитан Коврошо? Это из техотсека, - промявкал тхат, - Застукиваю, что зонд вернулся раньше времени, с объекта 302.

- Мряк? - заинтересованно отозвался лапитан, - Что он там такого обнаружил?

- На полное осмысление информации потребуется значительное время... Но если поверхностно и на первый взгляд - зонд обнаружил признаки того что до взрыва сверхновой на одной из планет существовала биосфера и цивилизация.

- Мряяк! Это точно, Лекеши? У нас же точная космография этого куба, сдесь никогда не было населённых колоний.

- Я знаю. Следовательно, это была цивилизация, до самой своей гибели не вышедшая на контакт ни с кем известным.

- Вот цисаркин луг, - фыркнул лапитан, - Может быть, всё-таки какой-нибудь мусор?

- Это практически исключено, никто не будет закапывать мусор на такую глубину, - заметил Лекеши, - Наморду все признаки погибшего мира. А собственно, что вам не по пуше?

- Мне не по пуше всякие неожиданности вроде этой. Впрочем, это не должно влиять на ход работы, верно? Я думаю, придётся свернуть операции в этой системе и тащить свои хвосты к этому объекту 302, дабы убедиться в верности информации... Или не сворачивать, оставить им модуль... Ладно, сейчас подумаем. Вам - изучать данные. В подробности не лезьте, главный вопрос в том, это действительно неизвестный доселе мир или чья-то старая волейбольная площадка.

- Постараемся, - ответствовал тхат.

Спустя несколько часов, проведя необходимые операции, корабль развернулся и метнулся в ту сторону, откуда прибежал зонд. Десятки звёзд просвистели мимо, как кусты возле тропинки, и очень скоро космограф оказался на орбите искомой планеты. Глядя невооружённым глазом, ни за что нельзя было бы сказать что там когда-то могла быть жизнь - плоские серые равнины и разваленые от времени горные цепочки, перемежаемые впадинами и кратерами; разреженная атмосфера была почти не видна, хотя по составу содержала немало кислорода, что усиливало уверенность. Впрочем особо усиливать её после сканирования было ни к чему - во многих районах под осадочными слоями различались контуры целых городов - прямые улицы и прямоугольники оснований строений. Однако же, у лапитана космографического судна была задача, которую он и собирался выполнять; задача сия состояла вовсе не в раскопках. Исходя из этого, Коврошо дал Ц.У. ( Ценные Указания ) о том чтобы высадить наземную группу и получить для исследования хоть какие образцы.

- Эти карты, - мотнул он мордой на экран, - Не исчерпывающее доказательство.

- Как же? - удивилась тхатиха, почесав себе за ухом лапчаткой, - Это определённо города.

- Я не ставлю под сомнения то, что это города. Я ставлю под сомнение, что это доселе неизвестная планета с первичной... бывшей первичной жизнью. Будет крайне тупенько с нашей стороны поднять волну и прерывать работу из-за чьей-то старой колонии, которую может быть забросили даже не из-за сверхновача.

- Логично. Но как это доподлинно выяснить?

- У нас есть оборудование для идентификации геномов, - не слишком уверенно мявкнул лапитан.

В смысле неуверенности он был довольно таки прав - чтобы гарантированно ответить на вопрос, требовались тонны исследований, и идентификатор тут плохо помогал: он резонно считал за разные виды к примеру мышей с планеты Т-типа и тех же мышей с планеты Е-типа, изменившихся под условиями среды. Тхаты высадили несколько наземных партий в тех местах, где осадочный слой "пепла" был минимален, пробурили несколько скважин и добыли некоторые вещи, в частности - битую стеклянную бутылку и нечто похожее на механическую конструкцию. Давалось им это достаточно легко, несмотря на то что скафандр для тхата это понятное дело скафандр для самого тхата и для лапчаток; скафы соединялись воздушными рукавами, так что получающийся "осьминог" был несколько маломаневренен.

Для ответственных операций использовали роботов на нейроуправлении, но в остальном тхаты предпочитали традиционный... для них, способ что-либо прикрутить\передвинуть. Нетрудно догадаться, что находки были сколь интересны, столь малополезны, так как нисколько не отвечали на поставленный вопрос.

Походив взад-вперёд по командной рубке, лапитан изобрёл новые Ц.У.:

- Если это чья-то колония, или если вообще были контакты с кем-то на межзвёздные расстояния, должно быть что? Признаки транспортной инфраструктуры. Вроде площадок космопортов или что-то в этом духе. Надо искать их.

Тем временем чуткие градиосканеры с корабля и зондов, десятками круживших вокруг планеты, обнаружили на дальней орбите что-то похожее на космический аппарат; туда немедленно был послан катер, притащивший находку в ангар. Объектом оказался, по всей видимости, спутник связи - весь во вмятинах и дырах от метеоритов, он незнамо сколько времени болтался в пространстве, отброшенный достаточно далеко от звезды, чтобы не сгореть в термоядерном костре. Лапчатки, под пристальным взглядом тхатов, орудовали инструментом, откручивая панели аппарата и добираясь до внутренностей; поскольку сдешние стандарты не совпадали с принятыми у тхатов, инструмент пришлось делать тут же, на ходу.

- Технология жутко старая на мой взгляд, реактивный двигатель на спутнике?

- Возможно это исходя из примитивизации. Хотя, да, выглядит отстало... Что-нибудь из информации сохранилось?

- Почти всё сожгло потоком радиации... Посмотрим, может быть защищённый блок остался цел.

- Ога, конечно, мряк. В труху. За такое время, мыслимое ли дело. Судя по туманности, прошло не менее полумиллиона лет...

Были отмявканы резонные предположения, что спутник мог остаться и со времён до ЛП ( Лучей Пыща ), а технический уровень к моменту ЛП таки был совсем другим. Или к примеру что это вообще раритет, который колонисты могли специально запустить на подальше чисто поржать. Когда число резонных замечаний перевалило за сотню, лапитан твёрдой лапой лапчатки навёл порядок, заявив что космограф для решения задачи не годится, а следовательно нужно на этом балаган прекращать и передавать дело в нужные лапы.

- А какие лапы в этом случае - нужные? - последовал резонный вопрос.

>>>>>>>>>>

Нужные лапы в это время сжимали ни что иное, как удочку. Шкер Маалаффи, лисит, сидел в кустах на берегу пруда и настойчиво имитировал дрожанием ивового прутика корм для рыбы. Погода крайне способствовала, по зеленоватому небу плыли лёгкие летние облачка, задувал свежий тёплый ветерок, так что рыжий полностью сосредоточился на поплавке. Трудно сказать, какие заморочки заставляли его столько времени посвещать вылавливанию из воды всяческой живности, в основном тут же и отпусткаемой обратно, притом, но поскольку сие никому не мешало, а самому лиситу так и очень помогало, то рыбалка уверенно записывалась в "то что надо". Шкер осторожно принюхался, не принесло ли кого, и подумал о том, хорошо ли прицепил шарик; этот шарик, когда его заглатывала рыбина, резко увеличивался в размерах и благодаря бортику просто застревал между челюстями, позволяя вытащить продукт из воды. Говорят, когда-то раньше рыбу ловили на крючки... лисит поёжился, представляя себе такое варварство.

Пруд был подковообразный и растянулся достаточно далеко; рядом, через заросшее высоченными травами поле, проходила грунтовая колея, слегка посыпанная мелким щебнем - по ней было удобно на велогоне доезжать до пруда от посёлка... Шкер нисколько не прозевал, когда на поверхности воды появились пузырьки и колебания от чего-то, движущегося в глубине. Крупняк, подумал лис, прежде чем леску дёрнуло вниз с огромной силой. Будучи не первый раз на пруду, он не дал удочке сломаться и не выпустил из лап, а точными движениями стал перехватываться, затем начав наматывать леску на кулак. У берега из воды высунулся бок тёмно-красного червя толщиной со шкеровскую лапу; оказавшись на мели, мотыль забился, подымая фонтаны брызг и мутя воду.

- А, колбаса!! - навострил уши Шкер, вытаскивая червячка на траву.

Хотя именно на этом месте он никак не рассчитывал на мотыля, как заправский рыболов всё же имел под лапой колотушку: не особо толстую прочную и твёрдую палку. Оттащив добычу от воды, он схватил колотушку и примерившись, ахнул примерно посередине червя. Червь разделился на две части; ту что была с головой, лисит освободил от лески и спихнул в воду - червяк живенько уплыл. Конечно живенько, чего ему - через месяц отрастёт как было. Вторая же часть, "оторва", была ещё побита для порядка колотушкой, чтоб не дрыгалась, и засунута в пакет. Кила четыре, не меньше. Минус чешуя, минус мусор изнутри - два кила чистого мяса. Отличненько, потёр лапы лисит, отдуваясь после разборок с червячком. Честно сказать, он бы ещё предочёл поторчать на пруду, но теперь следовало быстренько куда-то деть мясной кусок, так что Шкер собрал барахлишко в рюкзачок, протиснулся через кусты и навьючил поклажу на велогон. Чиркая рулём и хвостом по веткам и травище, он проехал по едва заметной в зарослях тропинке, выехал на дорогу и неспеша покатил к дому ближе.

Дом, небольшое кирпичное строение, скрытое под ветками плодовых деревьев и плющом, находился якобы на улице посёлка, на самом деле участки разделялись полосами елового леса и были весьма широки, так что о посёлке говорила только табличка и более раскатанная, чем везде, дорога. Шкер свернул на тропинку уже по собственному саду, протиснулся между тыблонями и поставив велогон в сарай, отправился на кухню свежевать добычу. Мотыль надо сказать имел отличный вкус, правда не всем стоит рассказывать, что это червяк. Дома из семьи никого не было, так что у лисита был шанс превратить червяка в фарш втихоря... Пока Шкер чистил "оторвУ", по тропинке через сад кто-то прошёл, судя по мелькающим рыжим ушам. Маленькая Викси, улыбнулся он, внучка бабки Машировны.

- Дядь Шкер! - звонко притявкнула лисёнка, засовывая в дверь мордочку, - Вя тута?

- Тута. Привет, Викси.

- Здрасси. Меня бабушка зайти просила, вям фонили. Тявкали что, - изобразила лапами лисичка, - Сссроччно!!

- А, спасибо, - кивнул Шкер, - Сейчас мотыля дочищу и приду.

Собственно, он так и сделал, нарезал мясо на куски и сунул в погреб, в ледник, сам же пошёл у телефону. Само собой, у него был спутниковый телефон, но в посёлке никто их не использовал - во-первых воизбежание лишнего словоблудия, если уж надо - дозвонятся, во-вторых воимя незасорения электромагнитной среды. По этой причине в посёлке пользовались в основном телефоном, стоявшим в полуоткрытом сарайчике на одном из участков - оплетённая вьющимися растениями будка под шиферной крышей, столик, скамейки. Шкер зашёл в сарайчик и сел у аппарата; нажав кнопку "кому нать" он выбрал нужный номер.

Надо заметить, что коллега его Херб Церер тявкал достаточно размеренно и спокойно, но всё же у Шкера глаза полезли слегка на лоб, а затем вся жизнь промелькнула перед глазами, особенно тот момент когда после Армии он прошёл практику в археологическом институте и получил свою специальность, ксеноархеолог; на планете Кириалис трудно было найти прямую утилизацию этих знаний, но лисит справился, став сотрудником всесоюзной организации DWR. Работёнка была на редкость непыльная, заключалась в основном в анализе информации и крайне устраивала Шкера, тяготевшего к спокойной лесной жизни. DWR ( Dead Worlds Ressurection - Востановление мёртвых миров ) занималась именно восстановлением миров, погибших в результате космических или техногенных катастрофф; для того чтобы что-то восстанавливать, это нужно сначала найти и уверенно идентифицировать как нужный объект. Прочёсывать бесконечную Вселенную ни у кого сил не хватит, так что поиском занимались все подряд, сливая факты в представительства DWR, расположенные в различным областях галлактик по всей известной части Вселенной ( ичВ ). Представительством организации на Кириалисе были несколько лиситов во главе с Хербом; собственно, именно они должны были разгребать первоначальный залп Каши, а именно - точно ответить на вопрос о природе обнаруженного объекта. Кто-нибудь фыркнул и махнул бы лапой - подумаешь задача. Шкер же представлял себе всю глубину ботвы, оттого и слушал с отвисшей челюстью.

Вернувшись домой, рыжий с неподдельным содраганием вытащил с полки комп и основательно установил его на столе; из-за кирпичной печки были извлечены сидюки, блок питания и точка радиодоступа в сеть; в эту точку лисит запхал телевизионную антенну, чтоб лучше брала сигнал. Стол был фортифицирован чайником, запасами воды, чая и сахара, а также кусками сушёной рыбы... К тому времени как вернулись шкеровские родные, лисит уже закопался по самые уши в информационный песок.

- Уйй, пап! - притявкнули лисята почти хором, - Мы только собрались погонять...

- В карпапкедон? - ухмыльнулся Шкер, - Смею вас заверить, сдесь каша поинтереснее.

- Я уж вижу, раз ты вытащил комп, - заметила его солисица Млейна, кладя лапку на плечо Шкера, - Что за каша?

- Сейчас только подгружаю данные, - сказал он, - Но в двух словах...

Конечно, и двух тысяч слов не хватило. Кроме того лисит постоянно сбивался на профильные термины вроде КУК ( Коэффециента Усреднённой Ксеноморфности ), так что Млейна подёргивала ухом и вытаскивала его из глубины обратно. Будучи учительницей, ей следить за этим было нетрудно.

- А это далеко? - сдвинул ухи лисёнок Ралли.

- Порядочно, - скривился Шкер, - Примерно шесть тысяч светогодов. Если на отличненько, неделю дороги.

- И что вы будете с этим делать? - спросила Млейна.

- В первую очередь, - показал на экран когтем лисит, - Перероем архивы. У нас есть отличная база данных по разного рода заброшенным колониям и тому подобным вещам по всему нашему квадранту. Очень не хочется рыться в помойке, думая что это не помойка. Собственно, это наша основная работа!

- А если ничего не найдёте по базе данных?

- Вот тогда придётся подрастрясти хвост и отправляться непосредственно на место, - зажмурился Шкер.

- Но эти тхаты-космографы, - сказала Млейна, - Что-то же выяснили?

- Они выяснили, что ничего не выяснили. Допустим, если удалось бы восстановить данные со спутника... Мы переслали записывающее устройство... точнее то что от него осталось, в одну из центральных лабораторий. Через месячишко они возможно смогут дать ответ на основной вопрос.

- Как думаешь, кто там жил? - повела ушками Талли, - Может, лисы?

- Не вперёд паровоза! - улыбнулся Шкер, - Мы ещё даже не выяснили, жил ли там вообще кто-нибудь.

Лисит положил лапу на сенсорную кругляшку и пошёлкал кнопками, открывая на экране карту квадранта.

- Вот смотрите. В каждую сторону десять тысяч световых лет. Тридцать семь тысяч населённых планет, двести с пухом тысяч планетоидных колоний, штук триста оверпланетоидов. Более полусотни различных рас, действующих в квадранте. Зафиксированная история - четыре с половиной тысячи лет... Теперь представьте, сколько за это время образовалось всяких старых военных баз, полигонов, просто брошенных разработок и тому подобной ерунды. Это сотни тысяч объектов! Если отсеять всё что не подходит нам по масштабу - всё равно многие тысячи. И надо достаточно отчётливо убедиться, что ни один из этих объектов не соответствует тому что найдено. А достаточно отчётливо - это значит лично, а не поставив на список фильтр по координатам.

- А почему это так важно? - спросил Ралли.

- Дабы не поднимать волну на пустом месте. Чтобы начать раскопки, организация должна выслать хотя бы один корабль база-класса. А они работают на других объектах или вообще заняты чем-то другим, но не менее полезным. Если мы повернём такую махину на неправильный курс, нас просто ногами изобьют, как минимум, и правильно сделают, - поёжился Шкер.

На небо тем временем натянуло довольно основательную облачность и начался дождичек, не особо интенсивный, но тёплый. Шкер выполнил свою угрозу и сидел за компом до полного посинения, отвалившись только к полуночи. Млейна улыбнулась, поглаживая его по пушистым рыжим ушам:

- Я вижу ты настроен разнести эту работу в пух и прах.

- Само собой, лисонька, - серьёзно кивнул тот, - За этим мы пятеро все эти годы получали зарплату, занимаясь полезными, но в общем необязательными вещами. Сделать всё на отличненько - это просто мой долг!

- Ну хорошо. Как думаешь, придётся срываться на место?

- Понятия не имею, теперь главное слово за лабораторией.

Собственно, так оно и было. Отдел информации и анализа ( Отинан ) в мордах Шкера и сотоварищей вовсю занялся перекопкой архивов и просмотром данных, собранных космографами. Тхаты не могли знать все тонкости методов анализа - их специальностью была неживая материя, а не цивилизации. Одновременно с просмотром базы по заброшеным объектам Шкер задействовал программу восстановления карты населённых пунктов по скану планеты; скан в наличии имелся благодаря космографам. Эта приблизительная карта была не чисто позырить - другая программа анализировала тенденции для сопоставления с известными картами. Как было отмечено, каждый разумный вид имел собственный "почерк" в рисунке карты, меняющийся в связи с разными условиями, но при статистическом анализе уловимый настолько же уверенно, как отпечатки пальцев. Само собой, космографы не могли использовать таких программ - их разрабатывали сначала военные ведомства, а DWR довела до "промышленного" использования. Карт получилось много, так что Шкер даже грузанул программу анализа в УВЦ - Удалённый Вычислительный Центр, где стояли действительно мощные компы, в триллионы раз превышавшие быстродействие любого "бытового"; то есть если точнее, компы-то там стояли обычные, но под времяускорителем. Любой юзернейм сети, которому требовалось выполнить громоздкие рассчёты, неподъёмные для обычного компа, мог грузануть программу в УВЦ, до мыслимых пределов даже бесплатно. Как выяснилось, в мыслимые пределы картография не влезает, и Шкер немедленно обчистил сам себя на десять дензнаков. По результатам анализа было выяснено, что с высоченной степенью вероятности рисунок карты не может принадлежать ни одному из известных видов. Конечно сам по себе такой факт не мог быть исчерпывающим ответом на вопрос, но давал больше уверенности, так что Херб, посмотрев выкладки, остался доволен и даже немедленно вернул Шкеру "чирик", затраченый на рабочие цели.

- А ты сам-то откуда взял? - спросил Шкер через сетевой пейджер.

- Из своего кармана, - без обиняков ответил тот.

- С какой стати?! - возмутился лисит.

- С такой, что я тут начальник. Босс. Большая шишка. Тебя не остановила трата собственных дензнаков для ускорения работы, почему меня должна. А уж выбить это червонец из высших инстанций - это моя забота.

- Совсем обнаглел, - сказал Шкер уже вслух, мотая ушами.

>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>><<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<

В то время как посылку с образцами перетасовывали в почтовом отделе, за тысячи световых лет в сторону, за бесчисленными огоньками звёзд и туманностями, сквозь пространство мчалась по орбите планета Пролесье, родина спайдерфоксов. Зелёная и голубая от лесов и морей, в окружении прозрачной атмосферы с белыми облачками, она сверкала в ласковом свете солнца, как капля росы на листе, и у всякого видевшего вызывала не иначе как довольное сдвигание ушей кверху. На жёлтой луне и дальше, в космическую темень, мерцали тысячи огоньков внепланетных построек, придававшие звёздной системе ещё более весёлый вид. На севере большого континента, называемого Пропией, на берегу большого озера Неноха издавна находилось поселение спайдерфоксов, или как они тявкали, взнорье; внешне сдесь не так уж много изменилось с тех пор, как Пролесье разом попало в межзвёздную среду, когда его обнаружили сквироиды. Разве что имелась решётчатая платформа у околицы для посадки аэромобилей, да рядом с центральной группой огромных деревьев стояла высоченная круглая башня; вокруг же как и сотни лет назад, располагались домики и огороды трёххвостых. Сдесь был исторический, или как его называли мягкий, район. Новый ( твёрдый ) район находился за два килошага в сторону, на высоте пятиста метров над озером - там была построена огромная платформа, стоящая на тонких башнях, и уж на ней размещалось всякое хозяйствишко; попасть туда проще всего было на трамвае, ездившем по подвесному мосту от берега рядом с мягким районом.

Платформа эта была выложена толстенными плитами камня; над ней проходили мостики для перехода, а рядом - линия столбов с тросами, по которым ездил трамвай. Собственно, эту двухэтажную баржу трамваем называли чисто по аналогии... Сдесь же имелась столовка с просторными длинными скамейками, где любили собираться пообтявкивать, что-нибудь погрызть или перекинуться в карты. Над линией, уходившей к башням нововзнорья, висела табличка, на которой сухим официальным шрифтом было начертано: " Куда-то туда наверх, гыгы". Нынче немного пар ушей ожидали трамвая - спайдерфоксы, прохаживаясь по платформе, помахивали каждый сразу тремя хвостами, так что с непривычки становилось просто пушно глазам. Молодая спайдерфоксиха Ирис, высунув нос из-под навеса столовки, решила что уже скоро и пошла к платформе. Лисичка эта отличалась чёрными окончаниями ушек, тёмно-красными волосами и отметинами под глазами, а цвет глаз, как и у всех в семье, у неё был разный - один голубой, другой фиолетовый. Как и многие прочие трёххвостые, особенно из жителей нововзнорья, она не очень любила топтаться по платформе - каменные плиты были прохладны, а обувь спайдерфоксы признавали плохо. В новых районах дорожки покрывали древометаллом, по которому ходилось как по ковру, сдесь же надо ещё подумать, куда ставишь лапу. В общем Ирис была не против всего этого натурализма, но в нововзнорье всегда возвращалась с удовольствием.

Подкатил трамвай, более похожий на небольшой теплоход, выпустил из дверей приехавших и запустил уезжающих; Ирис уселась на скамеечку к окну, достала карманный комп и с ушами ушла в некоторую возню, водя когтем по сенсорной панели.

- Осторожно, двери закрываются! - оттявкал по радио водитель, - Следующая остановка... гыгыгы... та же что и всегда - Верхняя.

Поскольку на маршруте этого трамвая и были всего две остановки, это приводило в сущую истерику водителей, вынужденных объявлять подобную ерунду. В то время как транспорт разогнался по тросам и начал набирать высоту над озером, лисичка рассматривала кой-какие таблицы Викканской специальности - уж с чем-чем, а с этим она могла просидеть долго, так что совершенно не заметила как трамвай добрался до нововзнорья. Мотнув ушами, спайдерфоксиха пошла через платформу.

- Тяф, Айрис! - окликнуло её сбоку.

Крупный серый спайдерфокс с почти незаметными разводами на ушах и лапах помахал ей, улыбаясь.

- Доброго вытья, Джен, - кивнула Ирис, - Чего это ты тут?

- Да так, за одной ерундой... Я вот что хотел тявкнуть, тебе надо было на другую планету?

- Ммм... Нну вроде как да, - осторожно призналась лисичка.

- Так до меня дошло, полетели с нами на Кириалис! Между прочим, четыре тысячи световых лет.

- А вы собираетесь? Туда? - потёрла лапки Ирис, - Это будет очень кстати!

- Правда, мы уже сегодня собирались, - заметил Джен, - Но можем слегка подождать.

- Нинини! Пару часов и я уже у вас! Спасибо большущее, лисо! Я побегу тогда!

- Не спеши, - тявкнул вслед спайдерфокс; судя по тому как он лениво зевнул, действительно спешить не стоило.

- И, да, - крикнула с мостика перехода лисичка, - Джен, я не Айрис, а Ирис!

Спайдерфокс пожал плечами и хлопнул себя по лбу. Ирис же, немало обрадованная подвернувшейся возможностью, действительно чуть не бегом побежала собираться. Для того чтобы провести кой-какие опыты по своей околонаучной части, ей позарез требовалась другая планета. Конечно, сошло бы что-нибудь и поближе, но раз уж подвернулась такая оказия!... Так-так, замедлила шаг лисичка. Ведьма называется, таблицы изучает. А как самой поперёк курса происходит всякое "подвернулась оказия", так про всё забыла и побежала. Надо привести этот случай к общему и проанализировать, твёрдо запомнила Ирис.

Как твёрдо запомнила, так и забыла, что неудивительно - ей предстояло наскоро умять все делишки для самоисчезновения на пару недель, а то и больше - хотя Джен уверял что задержек быть не может, а трасса до Кириалиса прямая, инстинктивно осторожная спайдерфоксиха на это не рассчитывала. Собрав сумку, она понеслась на аэровокзал, оттуда "шмелём" - на остановку Песчаная Балка. Там собственно действительно было довольно песчано, то ли озеро в половодье заливало эту низину, то ли ещё что - только отдельные островки травы торчали среди песочницы, уходящей до самого горизонта. Поведя слегка ушами и включив Слух, Ирис подзаглянула за горизонт, увидев Кабаньи холмы и зелёную стену кедровой тайги. Тормознув на дороге автобус, спайдерфоксиха доехала до башни Чурок. Название её объяснялось тем что в башне находился завод высокосортного древометалла, который отпускали в виде "чурок" - брёвен толщиной три и длиной все двадцать метров. По виду эти чурки были похожи на брёвна, но лишь внешне - они были легче, а уж отковырнуть от них кусок влапную, как щепку от бревна, ещё никому не удавалось. На большой площадке, подвешенной сбоку к тонкой круглой башне, стоял транспортник Е-класса - сквозная конструкция из рам и балок, спереди имелось всё необходимое для движения аппарата, сзади был длиннющий грузовой отсек, как раз и забитый этими брёвнами.

Летали на аппарате трое: Джен, Чариса и Ухууп; кто там был чьим братом-сестрой и так далее, Ирис даже не вникала - у спайдерфоксов, как и у многих других, не было привычки об этом расспрашивать - какая разница, если лисо хорошее? Джена она знала, как брата своей подруги Ерикатины, этого собственно ей было передостаточно. Приветственно помотав ушами, трёххвостые пригласили её располагать хвосты для достаточно долгого околачивания на корабле. Поднявшись по металлическим лесницам, Ирис прошла через площадку командного мостика, с интересом глядя вокруг - на самой площадке, огороженной перилами, спереди стояли пульты с креслами, сзади стойки аппаратуры, а где оставалось свободное место - кадушки с растениями, которые вились по многочисленным растяжкам и трубам. От этого всё внутри выглядело либо блестящим от металла, либо зелёным. Хвосты располагались в стандартнейших жилблоках, представляющих из себя двухэтажные бытовки - в общем имелось как раз четыре отсека, чтобы каждый мог свободно греметь и не мешать другим сурковать.

- Ну в принципе мы стараемся по очереди дрыхнуть, - поясняла Чариса, качаясь на кресле, - Как-никак надо осмысленно следить за тем что вытворяет автоматика. Хотя инструкции утверждают что ничего особо страшного быть не может в принципе, как-то боязно оставлять на самотёк три тысячи тонн, разогнанные сильно быстрее "Це".

- Мне интересно, зачем таскать эти болванки на такие расстояния? - кивнула на "брёвна" Ирис.

- Ну это уж, - махнула лапой трёххвостая, - Не наши нитки. Как тявкают, на Кириалисе из этого материала делают какие-то детали для световых бомб.

- Световых бомб? - прищурилась Ирис.

- На самом деле только звучит страшно, а так очень полезная штука. Её сбрасывают на звезду, и в результате взрыва большое количество гелия распадается обратно до водорода. А это продление срока, в ходе которого звезда светит.

- Но этот срок и так не лезет ни в какие рамки!

- Но и он когда-то заканчивается, - заметила Чариса.

Спайдерфоксиха укатилась на кресле на коммостик ( она вообще имела привычку кататься по кораблю на кресле ), оставив Ирис пораздумывать над сроками свечения светила и пользой "световых бомб". Не прошло и десяти минут, как всё оказалось готово к старту, экипаж занял места за пультами, предварительно отвязав от площадки швартовые ( тросы, удерживавшие корабль ). Вокруг конструкции возникло полупрозрачное сине-зелёное поле, отрезавшее внутренний объём от остальной Вселенной.

- И потихонечку, - прокоммнтировал Ухууп, давя на рычаг.

Аппарат приподнялся над площадкой, а затем резко ускорился, за несколько секунд вышел из атмосферы и сделал круг возле Пролесья и луны. Стоявшая за спинами экипажа Ирис призажмурилась и вцепилась в спинку кресла - с непривычки видеть мелькающие мимо облака весьма необычно. Ухууп зарулил к одной из "Иголок" спайдерфоксовского флота, висевшей на орбите луны - это был весьма крупный многофункциональный корабль, каких в своё время построили тысячи. Транспортник прошёл поперёк длинного моста, смонтированного на "Иголке" - обычная сканирующая аппаратура, применяемая для некоторого контроля за тем, кто и что покидает звёздную систему.

- Вот, да, - заметил Джен, - Это наши знают, что у тебя в сумке, Иришка. А на Кириалисе могут и придраться.

- Подумаешь, - фыркнула она, - Если бы они знали что у меня в голове, вот тут да... А в сумке предметы. Уж как-нибудь сумею доказать что они не относятся ни к чему запрещённому. Кстати, ты говорил на Кириалисе живут лисы?

- Лиситы, - уточнил спайдерфокс, - Но в общем да, лисы.

- Интересно, как у них с изучением моей темы?...

- Вот и посмотришь. Санитарный контроль, подгрузка языка - и идёшь смотреть лично.

- Да уж пожалуй не откажусь! - кивнула лисичка.

>>>>>>>>>>>>>>>>>>

Ничего особо доказывать не пришлось, пограничные службы Кириалиса не проявили никакого видимого внимания к кораблю трёххвостых, и тот пошёл на посадку в один из космопортов планеты. После шести дней околачивания внутри посудины Ирис знала там каждую заклёпку и все растения в горшках, так что достаточно нетерпеливо ожидала, пока аппарат наконец усядется на бетонную площадку и выключит линзу искривления. Район приземления назывался Пралитный, сдесь рядом имелся большой город, но вокруг площадки стоял лес, крайне мало отличимый от пролесского - соснообразные деревья так вообще были один в один. Поскольку трёххвостые обещали пару дней стоянки, Ирис быстренько шастнула в указанный ангар, где ей действительно без волокиты прописали в голову местный язык ( езыг, как тявкали лиситы ); после выдачи временного удостоверения с большой надписью "инопланетник" в обмен на паспорт, трёххвостая была совершенно вольна в выборе направления движения. Пока происходила возня, она тоже не теряла времени, разглядывая лиситов - ростом они были пониже спайдерфоксов из-за меньших ушей и длины ступневой части ноги; хвост у них естественно был один, обычно тёмно-рыжий сверху и белый снизу. Белым также было брюшко пушистой тушки, а окончания ушей и лапы ниже локтя - чёрные. Сразу ирис не смогла составить мнение, насколько они отличаются от спайдерфоксов, так что решила продолжить наблюдения позже.

В первую же очередь трёххвостая просто-напросто повесила на плечо сумку, вышла за забор космопорта и двинулась в ближайший лес; отойдя с килошаг и обнаружив подходящую полянку, она устроилась там со своей магической кухней и некоторое время посвятила пассам, ради которых преодолела такое количество световых лет. Надо заметить, что небо в районе Пралитного было затянуто синими облаками и то и дело начинал накрапывать дождь, но Ирис составила мнение, что лить скорее всего не будет. В конце концов, даже если и будет, она уже успеет всё сделать. Маленький синий огонёк на зажённой свечке прыгал под ветром, вокруг шумел кронами деревьев лес, жужжали насекомые и чирикали птицы; нос улавливал запахи, вроде и непривычные, но вполне узнаваемые по аналогии. В любом случае, лисичка чувствовала себя сдесь как дома. Поэтому она не особо удивилась, когда из леса показался старый лисит в плащпалатке - затронутые сединой уши были почти похожи на спайдерфоксовские по цвету. Прочапав через полянку, лисо остановилось и поглядело на Ирис, слегка ухмыльнувшись при виде трёх хвостов.

- Вечер, - кивнула ушами спайдерфоксиха, - Я это... Не совсем местная. Вон, порт рядом...

- Вижу, - мягко произнёс лисит, внимательно глядя на неё.

Ирис шмыгнула носом, пытаясь сообразить, что тогда нужно этому лисо.

- Что вам тогда нужно, лисо? - нерешительно спросила она.

- Мне? - удивился лисит и слегка хохотнул, оскаливая белые клыки, - Мне ничего. А вот тебе скоро потребуется, как это тявкнуть... знаешь, как это говорят сквироиды, Дурь? Вот она самая.

При этих словах Ирис начала понимать, зачем подошёл к ней старый лис. На несколько мнгновений она отчётливо увидела вокруг него сверкающую зелёную ауру... но смотреть на сквозняк в не своём мире у спайдерфоксов было слегка не принято, так что она опустила взгляд на траву.

- Лисо, а можно поточнее, что вы имели ввиду? - жалостно скульнула лисичка.

- Я имел ввиду то что имел ввиду, - подробно рассказал тот, - Образно, твоя нить попадает на крутящуюся катушку. А наматывать или оборвать, это только твоё дело... Айрис.

Трёххвостой показалось, что перед глазами посыпались звёзды; она вскинула голову и уставилась на пустое место, где только что находился лисит. Глаз её несколько раз подёрнулся, а челюсть слегка отпала. Прийдя в себя, Ирис попыталась рассуждать и посмотрела на траву, которую должен был примять старик - фигушки, стоит как была. Следовательно, подумала она, лисита не было. Вопрос - насколько не было... Над этим ей предстояло рассуждать долго, но по крайней мере, будучи не последним специалистом в этих делах, спайдерфоксиха точно определила отсутствие глюков со стороны собственной головы. И то хлеб, с облегчением подумала она, не хватало получить снос крыши. Само собой, возиться с "приборами" после этого ей не светило, и собрав барахлишко, лисичка вернулась по темнеющему лесу в порт, подрыхнуть на корабле. Кроме неё больше никого не было, трёххвостые куда-то упилили, так что Ирис лупанула жаренного папортника из запасов и завалилась в жилблок. При выключенной линзе окна его выходили прямо на улицу, так что можно было слушать покрапывание дождя и нюхать влажный лесной воздух. Нить на катушку, вспомнила спайдерфоксиха, только вот знать бы на какую катушку, и катушка ли это а не винт мясорубки... ничего, решила она, разберусь, и задремала под постукивание капель по металлу...

Духота. Жутчайшая, пыльная духота... Жарища! Всё вокруг колеблется в серо-буром мареве горячего воздуха, дыма и песочной пыли. Вонь горящего пластика и резины. Завывание ветра в открытых и хлопающих дверях, шорох летящего песка и звяканье перекатывающихся по полу аллюминиевых банок. Тёмная щель между полом и потолком, выходящая в ослепительный свет; ряды колонн, брошенные машины, лежащие в беспорядке всевозможные предметы. Что-то лежащее на полу, шерстяное... когда-то бывшее живым. Неожиданно - свет, ослепительный белый свет со всех сторон...

- ДээФ! - Ирис враз проснувшись, вскочила на кушетке и прижалась к стене.

Темнота, только за окнами сквозь пелену дождя просвечивают фонари порта; с негромким гулом пролетел какой-то аппарат; прохладный ветерок трогает за нос, и капли щёлкают по площадке корабля. Фуууф, выдохнула трёххвостая, просто приснилось. Помотав ушами и дойдя до кухни, она вылила на язык холодненького, дабы освежить голову. А освежив, поправила себя: нет, не просто, совсем не просто! "Твоя нить попала на вращающуюся катушку", спомнила она слова лисита. Да уж, похоже на то. Теперь бы составить хоть приблизительное мнение, что это за катушка. Усевшись за стол, спайдерфоксиха начертила в воздухе когтем несколько фигур и попыталась всмотреться в собственный недавний сон; уж это-то она освоила на отличненько, так что могла прокручивать его не хуже чем запись на видео. Откуда эта картина, думала лисичка, напрочь не похоже ни на что виденное ранее. Она попыталась внимательнее рассмотреть лежавшее на полу туловище, но оно лежало мордой вниз, так что особо ничего определить не удалось, кроме того что раньше это было нечто прямоходящее, с пушной шкурой песочно-жёлтого в полоску цвета, хвостом и ушами, смахивающими на... Ирис вздрогнула, когда поняла что смахивают они не иначе как на лисьи. Она достаточно хорошо разбиралась в ушах, чтобы спутать.

К утру возвратившиеся трёххвостые застали её за столом на кухне, в глубоченных раздумьях.

- Ириска, что-то случилось? - спросил Джен, - Ты такая загруженная!

- Ммм... - подёрнула она ухом, - Как тебе тявкнуть. Да, случилось. А вот что, я тебе рассказать не смогу потому как сама не знаю.

- А мы может, чем-нибудь можем помочь?

- Не думаю, - улыбнулась Ирис, - Спасибо, лисо, но сдесь мои нитки. И боюсь пока я их основательно не размотаю, мне нельзя улетать отсюда. Так что если я не успею - летите без меня, как-нибудь доберусь.

- Ну, нить-намотка! - фыркнула Чариса, - Это криво. Завезли на другой край галлактики и оставили. Сколько тебе может потребоваться времени?

- Да не знаю я, - виновато шмыгнула носом Ирис, - Ладно, на ближайшие два дня забудем, там посмотрим, та?

- Та, - скривил морду Джен, - Но знаешь это жутко странно даже для Виккансой ведьмы.

- Ничего не могу поделать, - развела лапами трёххвостая.

Наверстав упущенное в смысле отоспаться, она почувствовала в себе силы подумать абсолютно здраво и изобрести программу действий. "Тебе потребуется Дурь". Ещё бы, коготь-иголка, кто тут без Дури справится. Программа выглядела так: ломануться в центр Пралитного, посмотреть тамошний подземный храм - как известно, учения которые на Пролесье назывались "Викка", в других местах могли и называться, и выглядеть совсем по-другому. Было бы неплохо выяснить этот вопрос в отношении сдешнего образца и хотя бы вкратце рассказать заинтересованным мордам на Пролесье. Ну, так, проверила свои мысли Ирис, вроде неплохо. А подумать над намоткой можно и по дороге, и на месте; если же ничего не делать, то и катушка крутиться не будет.

Исходя из этого, спайдерфоксиха взяла небольшую сумку и на аэротакси добралась за десять минут до города. Город был здоров и состоял из сотен огромных башен, соединённых платформами на разных уровнях; многие платформы были полупрозрачны, дабы не затенять то что ниже их. Сдесь повсюду преобладал бетон и зелень, хотя какие-то отличия от пролесского способа постройки при желании можно разглядеть; в целом же Ирис не испытывала никаких трудностей с ориентировкой в лиситском городе и не увидела ничего такого, чего она не могла бы увидеть дома. Местные рыжие поглядывали на неё с интересом - ещё бы, три хвоста!! - но они не были бы лисами, если бы начали пялиться. Трёххвостая же неспеша прошлась по широким пешеходным дорожкам, заставленным клумбами, обозревая тенистый лес из бетонных башен - было сдесь достаточно тихо, в уютных закутках можно было увидеть возящихся мелких щенков, в воздухе то и дело появлялись разноцветные птички небольшого калибра, мельтешившие, как пузырьки в воде. Ирис поймала себя на том, что озирается с довольной мордой, подвысунув язык.

Она в удовольствие прогулялась по нескольким переходам, когда шедший навстречу молодой лисит, глянув на неё с удивлением, издал звук вроде "ууур!" и завернул на паралельный курс.

- Лисо! Тяф спайдерфокс, с Пролесья?

- Ммм, - прикинула расклады осторожная Ирис, - Ну да.

- Мне просто стало жутко интересно, прости... Я тебе не помешаю?

- Да нет, - улыбнулась трёххвостая, - Даже поможешь, если хочешь. Кстати я Ирис.

- Херб, - дотронулся до её лапки лисит, - Так что ты хотела, Ирис?

- Посмотреть сдешний подземный храм. Не помню точно как он называется, не сочти за неуважение... Вообще я на Кириалисе просто случайно, на пару дней, - сказала она и про себя добавила: "наверное".

- Ого, - повёл ушами Херб, - Местные не все про него знают. А ты интересуешься с целью?

- С целью, что я вроде как официально ведьма, специалист по скозняку, вот и хотела посмотреть.

- О, сквозняк! - подвыпучил глаза лисит, - Это выше моего понимания, сразу скажу. Но рассказать много чего про этот храм и проводить туда могу запросто. Сойдёт?

- Сойдёт, - улыбнулась Ирис.

В то время как рыжий собрался с мыслями и стал рассказывать что знал про объект, они спустились по широкой лестнице на платформу, возле которой проходили рельсы; безошибочно угадывалась пассажирская станция. Херб тявкнул что на этом поезде проще всего и доехать до места, так что стали поджидать. Первым же из тоннеля, уходившего прямо в башню, показался не пассажирский поезд, а угловатый зелёный локомотив с ярко-красной звездой на переднем щитке. На платформах за локомотивом лежали цилиндры, которые Ирис сначала приняла за цистерны, но потом сообразила что это и есть упомянутые ранее Чарисой световые бомбы; собственно, там на боку так и было написано: "Световая бомба СБЛ-5, 1 сорт". В то время как поезд с платформами неспеша прокатился через станцию, по радио включили какой-то марш, трёххвостая разобрала слова вроде "Несокрушимая и легендарная, в боях познавшая радость побед!..." Лиситы, ожидавшие поезда, оборачивались с улыбками, раздались возгласы "Воу, хехей!" и довольное подтявкивание. Херб немало подопушнел, узнав о том что древометаллические прокладки для этих бомб делают на Пролесье.

- А ты чем занимаешься, в целом? - спросила Ирис.

- Ну, специальность у меня крайне тупая, ксеноархеолог, - хихикнул Херб, - А вообще я гордо представляю собой отдел DWR на Кириалисе. К счастью у нас как раз подвернулась одна загогулина... рассказать?

- Нет, смолчи. Выкладывай, лисо! - подтолкнула его трёххвостая, - Сказал Ъ говори и Ы !

- Нну хорошо. Дело в том что не так давно космограф тхатов... ну неважно, кто это, короче...

Ирис слушала с интересом, но иногда отвлекаясь на внутренние раздумья. Что ей делать, если храм это как часто бывает всего лишь место? Как поймать нитку, которая уже наматывается на катушку, чтобы не порвать её?...

- ... и, вспышка сверхновой ПЫЫЩЩ!! - продолжал Херб, - Безусловно всё что было на одной стороне планеты, сожгло сразу же, за исключением наверно дна океана, а то что на другой...

Ирис икнула и уставилась на лисита. Как это может быть, вот так просто - под носом?

- Что? - повёл ушами Херб, - У тебя такой взгляд...

- Я бы посмотрела какой у тебя был бы взгляд, - заметила спайдерфоксиха, - Я думаю про храм надо забыть. Что вы ещё накопали по поводу того мира?

- Эмм, что тебя так вдруг заинтересовало?

- Сходу не объяснить, лисо. Так можешь рассказать подробности? Хотя, стой, - задумалась Ирис, - Дай я задам несколько странных вопросов, идёт?

Они отошли от платформы к ограждению, усевшись на скамейку между двумя пушными кустами, вокруг которых вились пчёлы.

- Например я спрошу, - подбирая слова, сказала Ирис, - Не были ли аборигены того мира похожи на лис.

- Логичное предположение для лисы, - заметил Херб, - Отвечаю, что согласно картографической экспертизе и ряду других данных, аборигены действительно скорее всего были в чём-то похожи на лис.

- А до самого взрыва были выбросы на звезде?

- Скорее всего были. Перед взрывом и так наступила катастроффа из-за повышения излучения.

- Я всё это знала, - покачала головой Ирис, - Значит, так оно и было.

- Мы таки ещё не совсем уверены в этом, - с интересом посмотрел на неё лисит, - Но думаю что скоро узнаем. Должны прийти результаты из центральной лаборатории... Если хочешь, я тебе покажу.

- Более чем, - кивнула спайдерфоксиха, - Это тебя не очень затруднит?

- Менее чем нисколько, - заверил Херб, - Компания такой прелестной лисички не может не радовать лиса.

- Ну и ладно, - улыбнулась Ирис, - Пшли! А то мне хорошо бы оттявкаться своим, буду я с ними улетать или нет.

Надо заметить что нора у Херба была с размахом, как и большинство сдесь - по сути это был изряднейшего размера балкон, сверху закрытый таким же; стена башни напротив была отделана почти зеркальным стеклом, так что в этом узком зазоре было относительно светло. Выход на улицу был загорожен сдвижными стеклянными панелями, а вся площадь заставлена в основном ящиками с растениями и аппаратными стойками - сдесь можно немало проплутать, если не знать планировки. Лисит по дороге добыл плюшек, заварил чаю, так что Ирис просто растеклась в мягком кресле. Лиситы, один хвост, кого это волнует! Точь в точь как дома, и всё тут.

- Послушаем, - мотнул ухом Херб, щёлкая по компу, - Да, мозглячки расшифровали данные.

Данные представляли из себя обрывки телепередач длиной не более минуты. Однако и этого было передостаточно, чтобы увидеть лисообразных существ - Ирис слегка вздрогнула, узнав песочно-полосатую окраску шкуры и форму ушей. Она не всматривалась, но с экрана на неё нахлынула такая волна ужаса и животной паники, что лисичка отвернулась.

- Да, не самое приятное зрелище, - согласился Херб, - Но боюсь тащиться туда нам всё равно придётся.

- Но эта запись? - удивилась трёххвостая.

- Всего лишь одна запись. Нужны доказательства в объёмах, исключающих ошибку... или даже фальсификацию!

- Нет тут никакой ошибки, - сказала Ирис, - Это был целый отдельный мир.

- Но я-то твоими методами не владею, - заметил лисит, - Так что мне нужно нечто материальное. А как показывает практика, искать это материальное можно многие годы.

- Для меня это бы не составило никакого труда... наверное.

- Гм. А ты представляешь себе, что нужно искать?

- Нет. Но для наших методов и не нужно представлять, - пояснила спайдерфоксиха, - Вить вдоль, это долго объяснять. Можешь поверить натявк?

- Да запросто, - пожал плечами лисит, - Правда пока и я не очень представляю, что именно искать. Может быть действительно стоит слетать на место, как говорится поискать приключений на свой хвост. Хм...

Он с улыбкой поглядел на три хвоста спайдерфоксихи.

- Да-да, - хихикнула она, - Так и считается что каждый хвост добавляет этот эффект. Правда, это до сих пор не доказано.

- Но, Ирис, - заметил Херб, - Не пойми неправильно, но... как-то это странно? Наверняка у тебя на Пролесье есть дела.

- Да полно, - ухмыльнулась Ирис, - Но я почему-то чувствую связь с этой историей, так что не могу просто так забыть. Сам посуди, сначала то лисо сказал мне про катушку, потом приснилась эта ерунда, и наконец я встретила тебя.

- Да, как-то, - почесал тот за ухом, - Честно сказать я не знаю, что меня заставило подойти к тебе. Ну конечно кроме того что даже у нас не часто встретишь такую великолепную лисичку. К тому же ты не только прелестная пушнинка, но ещё и очень умное существо, которое никогда не пройдёт мимо, образно тявкая.

- Ты подлизываешься, - немного прижала ушки Ирис.

- Конечно, да, - пожал плечами Херб.

Трёххвостая преодолела некоторое смущение и посмотрела на него - рыже-белый зверёк с чёрными лапами показался ей на редкость симпатичным, так что она пододвинулась, остановив свой нос в сантиметре от его, и довольно хищно облизнулась. Не очень-то ожидавший этого лисит немного вытаращил глаза и сглотнул.

- Нее, поздняк, лисо! - проурчала Ирис...

Надо заметить, что ночи и дни в Пралитном практически не отличались по освещённости, разве что на самых верхних этажах; хербовский этаж был в середине, так что солнечные лампы тут светили постоянно, создавая зелёные блики от многочисленной листвы. В открытые окна, собственно и составлявшие стену, залетали птицы различных размеров и лазали по вьюнам с этажа на этаж клошки, длинные пушистые зверьки с огромными хвостами, светло-серой в основном расцветки. Они беспардонно прыгали по шкафам и копались в помойке - правда, потом старались всё замести, дабы не оставлять следов. Ирис и Херб сидели возле самого окна, за столом, и лопали корм в виде чего-то похожего на брикеты вяленной рыбы.

- Ири, - погладил её по лапке лисит, - Это ничего, что я так ммм...

- Таки наоборот, - улыбнулась трёххвостая, - Да и к тому же это не ты.

- Ты о чём? - запутался Херб.

- А ты о чём? - резонно спросила Ирис.

- Я о том что может быть, тебе не очень уютно что сразу какой-то лис потащил тебя в нору тискаться.

- Ну и я о том же. Вполне уютно, и как я и тявкнула, это не ты. Если бы меня что-то останавливало, нитки с два ты меня потащишь.

- Да я так и думал, - уркнул Херб и вздохнул, - Какая же ты лапочка! Уж по крайней мере в данный момент я жутко жалею, что у меня не три хвоста.

- Да ладно. Ваши лисички тоже очень милые, я видела.

- Безусловно. Но сейчас то я вижу тебя, трёххвостое чудо.

- Ладно, Хе, хватит меня смущать! - махнув хвостами, Ирис поднялась и прошлась туда-сюда вдоль перил, - Надеюсь из-за того что мы с тобой плотно потискались, ты не будешь сразу нести всякую ерунду.

- Например? - с интересом уточнил тот, навострив уши.

- Например тявкать, что жить без меня не можешь, или что-то в этом духе, - потрясла лапкой в воздухе лисичка и посмотрела на Херба внимательно, - Не?

- Едва не подумал такое, - сознался лисит.

- Вот! Ты замечательное лисо! - сгребла его в объятья Ирис и потёрлась о пушнину носом.

Ещё немного помлев друг от друга, они всё же вспомнили о том как так вышло что они оказались тут вместе.

- Ири, я в чём-то понимаю твою заинтересованность, - сказал Херб, - И мне это очень нравится, просто до УУУУ!... Знаешь, я ведь специально стал ксеноархеологом. Я не знаю почему но мне кажется то что делает DWR это как-то...

- Очень по лисьи, - кивнула Ирис.

- Да-да! Именно так! - обрадовался тот, - Я хотел прямо туда, на объекты, но как-то не получилось, разгильдяй ибо. Так что вот просиживал хвост сдесь, пока не пришло это сообщение. Оно же могло прийти и через тысячу лет, к примеру!

- Могло, - задумчиво повела ухом спайдерфоксиха, машинально наматывая с хвоста нитку, - Но теперь это наша нить.

- Вот кстати и о чём я. Дело в том что пока мы тут сделаем свою работу, пока ещё из центрального аппарата ответят основательно - этож времени пройдёт много. Я как бы не в смысле избавиться от тебя, но думаю тебе лучше не бросаться вперёд паровоза. Вернёшься домой, подумаешь основательно, всё измеришь и взвесишь. И если решишь что это точно твоя нить - межзвёздный транспорт у нас вроде работает неплохо, клунь! и ты тут.

Ирис внимательно слушала его, навострив ушки - сначала ей показалось, что рыжий именно хочет от неё избавиться, мало ли зачем - ну к примеру, вообще показалось ему всё это подозрительным. Но тут же поняла, что эти сомнения беспочвенны, и радостно улыбнулась.

- Ты правильно тявкаешь, Хе. Наверно если бы я пораскинула мозгами то пришла бы к такому же выводу. Поэтому! - подняла палец лисичка, - Хотя мне хочется остаться с тобой, я возвращаюсь на Пролесье. Сумничала, да. И, чтобы не терзаться, пойду прямо сейчас, не провожай меня. Да, только скинь на тупь эти данные, которые мы смотрели.

В то время как она приводила в порядок свою одежду ( трудно назвать что это такое, но определённо это были куски материи для

прикрытия тушки, доходившие на лапах выше локтей и колен, цвета в основном чёрного ), Херб скачал с компа данные на переносной носитель, маленькую коробочку, называемую в народе "тупь", и вложил ей в лапку. Как ни хотелось ему сделать совершенно другое, лисит провёл трёххвостую только до двери своей норы; они обнялись на пороге.

- Я буду тебя ждать, - шепнул Херб в пушное ухо.

Ирис ещё раз потёрлась об него и пошла по широченному корридору, не оглядываясь. Довольно интересно, подумала она, а нету ли у этого лисика других самочек? Собственно, она ведь даже толком не знала, какие обычаи на этот счёт у лиситов. Не знала, но догадывалась интуитивно и благодаря прописанной в мозг программе, той же что "переводила" язык. Эти догадки говорили ей, что нет, нету. Таки как это странно, приопушневала сама от себя лисичка, ни с того ни с сего встретить за столько световых лет от дома зверька, который наматывает ту же самую нитку... а может и ничего странного? В весьма глубоких размышлениях о том как что происходит во Вселенной, подразвесив длинные ухи, трёххвостая неспеша отправилась через город к транспорту.

<<<<<<<<<<<<<<<<<

-...примерно ещё на 3,35%, - бубнил серо-чёрный шнерк, уставившись в экран компа, - Если эта тенденция будет продолжаться и дальше, то к концу квартала коэффициент Хрюксона-Курви упадёт до отметки 2.24...

- Долбанный случай! - покачала головой Каера, громко фыркнув, - Лисо, ты действительно мыслишь вот этой всей билебердой, которую ты сейчас воспроизводил вслух?

- Уэээ... - подзакатил глаза шнерк.

- Да, действительно, - ухмыльнулся президент Кахвастолли, - У меня тоже мозги кипят от этого, Каер. Но на самом деле это не галиматья... Ну то есть не совсем галиматья.

Каера ещё раз прифыркнула и прошлась туда-сюда по комнате; при этом раздавался негромкий, но отчётливый металлический стук по полу, так что непривычные шнерки сидели слегка по стойке "смирно"; после возвращения с Джирбы мало кто узнал бы в этом существе Каеру, бывший ходячий шифроприбор разведуправления федерации. Давно уже не было в помине ни управления, ни федерации, а эта зверушка ( по крайней мере её так погоняли ) чувствовала себя не сказать чтобы всё лучше и лучше - в частности наконец её избавили от прошитых кодировок и сварганили новую синтетико-кибернетическую тушку обычного гуманоидного типа, которая позволяла ей гораздо больше, чем старые коротенькие лапки...

- Давайте скажем пряменько, - развернулась она к столу, за которым сидели шнеркские и микурские ответственные уши, - Это фейл. Он заключается в том, что за столько лет мы так и не вернули материальные долги всем кому были должны за ликвидацию Федерации...

- Простите не вы а мы, - уточнил шнерк с компом.

- Молодец, - похвалила Каера и усмехнулась, - Ну да, с меня требовать что-то не получится. Хотя на самом деле это даже не вы, а ваши предки. Правительство ШМК списало эти долги на вас, а само втихоря померло от старости. Хитры, как сомы под колодой!

- Патаму шты эта эты птыцы! - вылез шнерк с длинным носом, - Они ни хвоста не делают!

- Исчезни, - махнула лапой Каера, - Не надо нести чушь, птицы перечислили на 45% больше вашего.

Тот хотел ещё что-то тявкнуть, но открывал пасть без никакого звука - в числе многих, многих устройств Каера теперь развлекалась функцией "mute", начисто глушившей звуковые колебания от объекта. Сидевший не так уж далеко через стол микура прикурлыкнул и приподнял хохолок, моргая круглыми глазами. Но, к его чести, от кудахтанья воздержался, лишь начав нервно клевать семечки со стола.

- Ликвидация этого фейла, - твёрдо сказала Каера, - Наша задача номер ноль!

- Простите, не ваша а наша...

- Не умничай. Объясню почему это так важно, - она потёрла развесистые коричневые уши, активируя мысли, - Если мы это сделаем, то станем кое-как но участниками Всеобщего Союза. Если не сделаем, придётся пенять на себя, ибо этим мы распишемся в своей неспособности к самоорганизации. Кто не способен к самоорганизации - получает принудительную организацию.

- Вы хотите квохтнуть, - квохтнул микура, - Что к примеру ка-вэ могут начать выбивать из нас долги?

- В общем да, но не для того чтобы получить долги, - уточнила Каера.

- А для чего тогда?!

- Пфф... Это достаточно долго объяснять, можете поверить наслово?

- Можем, - кивнул Кахвастолли, - Не раз уже верили и не пожалели. Но если возвращаться к конкретике... Основным способом погашения долга у нас остаётся лимитирование рабочей силы. А рабочая сила этому сильно сопротивляется, что собственно и озвучивал лисо из минфина. Никто не хочет работать за бесплатно, ну или почти бесплатно.

- Я же работаю, - заметила Каера и сама задумалась от этих слов, - Хм, и тем не менее даже я сдесь, а не на Орликто.

Надо сказать что в этот раз ничего изобретено не было, но по крайней мере были озвучены задачи, которые требуется выполнить, а это уже начало. В то время как шнерки и микуры смылись, Каера принялась ходить туда-сюда по обширной комнате, раздумывая. Собственно раздумывать это было как её любимое занятие, так и в некотором роде работа - не просто так она уже столько лет была главным советником правительства ШМК, Шнеркско-Микурской Конгломерации. После того как старую федерацию выбросили с Паклуха, времена настали слегка другие, но всё же привыкшие друг к другу шнерки и микуры вовсе не поспешили возводить границы. Даже первую действительно терроформированную планету, названную опять Паклух ( на которой разместили население, высланное со старого Паклуха ) лисы с птицами не делили на национальные зоны. Хотя иногда они бесят, бесят, подёрнула ухом Каера, и тут же дала себе мысленную оплеуху - как её может что-то бесить? Ухмыльнувшись, она покормила рыб в здоровенном аквариуме и некоторое время пялилась на город, отлично видный с высоты, центр Новопаклуха, Контровск. Каждый раз при упоминании этого названия Каера испытывала нечто похожее на уколы в сердце, вспоминая свою подругу Контру, в честь которой собственно так и стали погонять город. Похожее, потому что как исскуственное существо, она не могла знать что такое сердце.

Так, помотала головой Каера, резет, ребут и к теме. Тема: выработка избыточного ВНП. База данных... Уж чего-чего а база данных у неё была ого-го. Хранилось это всё в подробностях конечно не в голове, а в сети, но чтобы там что-то найти надо знать что искать. Через пару минут она уже сидела на своём излюбленном пластиковом ящике с надписью "МПС Союза", смотрела перед собой и работала с мысленным интерфейсом, как с компом. Нет уж, подумала она, вы конечно лисы, но и на вас хитрость найдётся. Конечно она не могла использовать интуицию или что-то в этом роде, зато могла нагородить анализ подходящих случаев, вывести закономерности, чётко определить "хитрость" как переменную в уравнении и соответственно рассчитать. Будь на её месте любое обычное существо, оно бы от собственных успехов в этом деле непременно бы расхохоталось.

>>>>

Двое молодых шнерков возвращались домой, когда на одной из чрезмерно озеленённых улиц повстречали его - судя по шатанию из стороны в сторону и неосмысленным звукам, гражданин был пьян в пушнину, облезлый хвост мотался туда-сюда и даже уши разъезжались в разные стороны.

- Ааааээ.. Толипятеротолитроооое!... - подвыл шнерк, и пока застрял на дереве, облокотившись об него.

Парочка слегка замедлила шаг, навострив уши: маленькая остроносая лисичка с синеватым оттенком шерсти и довольно крупноформатный шнерк в серо-чёрную полоску, почти как енот. Вокруг стояла почти что тишина, окраины маленького городка на Новопаклухе в такое время не самое популярное место для кого бы то ни было; холодный ветер шелестел увядающей листвой деревьев, так как наклёвывалась осень. Невысокие бетонные дома стояли безмолвно, в основном с тёмными окнами, на дороге поблёскивали лужи.

Дебошир слился к стволу толстого дерева, издавая неосмысленное тявканье, потом отвалился набок и захрапел. Из лапы егосо звоном выпало что-то блестящее, круглое, и покатилось по бетону прямо под лапы идущей парочке. Шнерк остановил предмет ботинком, а шнерковка, оглянувшись на храпящего, подняла с дороги. В свете отдалённых фонарей сверкнул металл с радужным отливом, испещрённый какими-то то ли узорами, то ли надписями. Шнерк шагнул было к газону, но подруга удержала его.

- Зел, что это такое? - кивнула она на цилиндр.

- Без понятия, - пожал плечами тот.

- Мне кажется, эта штука из текфонита, видишь как сверкает!

- Да, похоже, - удивился шнерк, посмотрев внимательнее.

Лежащий на газоне пьяница прихрюкнул и перевернулся на другой бок. Лисичка закусила губу и сильно впилась когтями в локоть шнерка, уставившись при этом на блестящий цилиндр. Сколько может стоить такой кусманище?! Бесконечно много, не меньше, подумала шнерковка, оглядываясь по сторонам. Шнерк повёл ушами и спокойно сунул цилиндр в карман. Двое не бегом, но достаточно быстро пошли прочь от храпящего на газоне.

- Зелон, ты его стащил! - сказала шнерковка.

- Кирина, детка, то что плохо лежит - это не стащил, - тихо пояснил Зелон, - А кусок текфонита такой стоимости на дороге - это плохо, очень плохо!

- Сыпь-селёдка, - сглотнула слюну Кирина, - Сколько же он может стоить!

- Больше чем ты можешь себе представить, - подмигнул шнерк.

Всё же опасаясь, как бы пьяный не обнаружил пропажу, они быстро прошли пол-квартала, прижимая уши от опасения услышать шаги за спиной, но - всё было тихо, и уже через пять минут шнерки начали обсуждать, в какой город Имбларка переехать... Кирина аж взвизгнула, когда из-за угла совершенно бесшумно выкатилась машина - ни шороха колёс, ни двигателя, ничего! Ползёт как привидение без единого звука. Ещё больше она похолодела, узнав чёрную "Шолгу" с маааленькой надписью на борту: "МIлIцIя". Не успели двое испугаться, как из автомобиля вылез тот самый алкоголик, только теперь с фуражкой на ушах.

- Прокатимся? - бодро предложил он.

Кататься пришлось довольно долго: за несколько кварталов от этого места в тихом дворике стоял большой автобус с зарешёченными окнами, куда и попросили настоятельно пройти задержанных; автобус был поделён на изолированные боксы, в каждом из которых имелось обычное двойное сиденье. Судя по доносящимся звукам, машину уже загрузили порядочно. И судя по тому что милиционер выдал сухпаёк и бутылку воды, прежде чем закрыть дверь, собирались загрузить ещё больше.

- Ты собираешься загрузить ещё больше? - спросил один шнерк другого.

- Что значит больше, - фыркнул тот, - Я работаю тупо по плану, ночь - автобус. Ещё два свободных бокса есть, так что вперёд...

Сначала Зелон и Кирина попытались хорохориться, за неимением никого другого - друг перед другом, но постепенно утухли от вырисовывающихся перспектив. Надо сказать что они и раньше не раз попадали в разного рода трения с законом, причём куда более серьёзного типа, однако вся атмосфера операции действовала на них крайне пугающе. Они привыкли к местным полицейским, которые могли и по зубам дать просто так, но в общем были свои ребята, а если уж денег дать - совсем свои. Эти же, из "мiлiцiи", оставались совершенно спокойными, с задержанными обращались вежливо - да взять хотя бы микроюбку Кирины, уж сейчас бы на неё не только пялились, но прокомментировали бы вслух, эти же - ноль реакции. К тому же на лапах милицейских шнерков, скрытые рукавами, явно угадывались налапные пистолеты, и почему-то не появлялось желания проверять навыки сотрудников в стрельбе.

- Сыпь-селёдкаа... - отвесила челюсть Кирина, - Зел, что это всё значит?

- А хвост знает, - фыркнул шнерк, - Но облава просто повальная, шерстят нипащенячьи, менты вонючие. Да ты не волнуйся, Ки. Может, опять денег потребуют.

- Только вот у нас нету, - заметила она, - Ты знаешь, сколько у нас за грабёж полагается? От двух до семи.

- Не будь наивной, кому это надо!...

Как оказалось, кому-то да надо. К утру автобус полностью набили лисятиной; двое могли наблюдать через решётчатое окно, как ведут от "шолги" ещё одного. Шнерк резко попытался вырваться, но тут же обмяк - даже не удалось заметить, кто что сделал - и был втащен внутрь уже в полубессознательном состоянии. Кирина и Зелон тяжело сглотнули, глядя на такие дела - это уже просто походило на военные фильмы, где это мыслимо, такая охрана? Захлопнув двери, автобус с бульканьем двигателя покатил по улицам; медленно рассветало, на небе висели розовато-белые перистые облачка, а на улицах начали появляться первые жители и машины. Ехали довольно долго, часа два-три, так что шнерки успели слопать казённые сухари и выдуть воду.

На небо натянуло облачности, начал накрапывать вяло текущий дооождичек, когда автобус свернул с дороги на грунтовку и проехал вдоль полосы аэродрома - это была какая-то старая мало кому нужная база, раньше. Теперь же на месте стоянки для самолётов располагались ряды ангаров, обнесённые основательным забором из колючей проволки; то и дело замечались шнерки в спецовках, вооружённые дальнобойными станнерами и с пехотными блоками защиты за спиной. Задержанных выводили из машины, тут же цепляли на шею тоненькие ошейники - мягонькие и незаметные, их тем не менее было малореально порвать, не оторвав при этом голову, а в ремешке были зашиты радиожучки для обнаружения объекта. Ради наглядности охрана подкреплялась вооруженным конвоиром-шнерковкой, державшей на поводке огромную улитку - вне всякого сомнения, моллюск был прекрасно натаскан на зажёвывание. Лаять он не лаял, но чавкал достаточно зловеще, чтобы от него старались держаться подальше. Построив отловленных в колонну, охрана провела их через проходную огороженной зоны в один из ангаров, где было устроено нечто вроде зала экспресс-суда. Собственно, для этого требовались скамейки, детектор лжи, похожий на обычную видеокамеру на подставке, и герб ШМК, нарисованный на куске оргалита. Задержанных усадили на скамейки в одну сторону, в другую уселись свидетели и милицейские шнерки. За кафедрой, наскоро сколоченной из транспортных поддонов, сидели несколько шнерков и микур; судья, отличавшийся традиционной красной кепкой, увлечённо клевал зерно. Впрочем, увидев что всё готово, он резко собрался.

- Расслушивается дело Љ560-560-560, 17 единиц всей кучей обвиняются по статье 101 УК ШМК предусматривающей грабёж и наказание за него в виде лишения свободы на срок от двух до семи среднепланетарных лет. Учитывая директиву "Х" Верховного Совета ШМК от 34.02.75, срок определяется максимальный в отсутствии смягчающих обстоятельств. Состав преступления заключается в незаконном завладении материальными ценностями каждым из обвиняемых.

- Всё это ложь, тявчёжь и провокация! - выкрикнул один из обвиняемых.

Детектор повернулся на него, и некоторое время подумав, выкинул красный флажок с надписью "фалсе".

- Что имеете тявкнуть в своё оправдание?

- Но это же явная подстава!

- Само собой это подстава, - сказал тот самый шнерк, что изображал пьяного, - Но состава преступления это не отменяет. Наморду намерения и действия.

- Да мы ничего не брали! - тявкнула Кирина.

- Угу. А в кармане у него что?

Зелон сглотнул, прижав уши, и вытащил цилиндр, который так и не удосужился нигде оставить. "Труе" помахал зелёным флажком детектор. Вдобавок на экранах проекторов недвусмысленно выводились записи, сделанные "отловщиками" на месте операции, в том числе разговорчики после завладения цилиндром. Кто-то попытался отогнуть, что мол и так всё было понятно, что подстава, и они просто придуривались, но детектор упрямо показывал "фалсе".

- Таким образом, - подытожил судья от силы через пол-часа, - Всем по семь годков.

Челюсти у шнерков сильно отвисли, так как было понятно, что он совершенно не шутит. Пока они приходили в себя, охрана уже вывела их в другой ангар, опять со скамейками, где стояла кухня и раздавали корм; на стене висел большой экран. В то время как некоторые жадные до казённого шнерки налили себе миски горохового супа, на этом экране появилась морда существа, немало известного по всей ШМК, а именно Каеры. С блестящими нахлобучками на голове даже её плюшевая мордашка выглядела весьма серьёзно.

- Вы попались, - сообщила она, - По собственному законодательству. Нет смысла скрывать что всё это часть мероприятий, задуманных лично мной и осуществляемых, как бы вам это ни хотелось оспорить, во благо наших народов и каждого шнерка и микуры. Поскольку объяснять вам всё долго, пришлось действовать такими средствами. Предупреждаю, что попались вы крепко и протечь мимо не получится. Итак, вам всем были впаяны практически на пустом месте большие сроки заключения. Я предлагаю вам избавиться от этого гораздо быстрее. Вместо того чтобы гнить в зоне, вам придётся отработать энное количество трудодней на некоторых объектах, находящихся в других звёздных системах. Каждый трудодень будет засчитан за день заключения и таким образом вы сможете сократить сроки всего мероприятия во много раз. В целом выбор за вами, но не забывайте, что мне-то нужно загонять вас именно в трудовой контингент, так что условия в зонах Новопаклуха будут нездоровские, если кто решит туда сунуться. На этом всё, за подробностями обращайтесь к документу Љ6700.

Таким вот образом Зелону и Кирине, как и многим миллионам шнерков и микур, были выписаны путёвки в трудотряды ШМК. Согласно этому самому документу 6700 получалось, что за непыльную работёнку можно было получать около 3 тд в день, за пыльную 5-6 и за очень пыльную и противную - вплоть до 10. Собственно, на это и был рассчёт: напуганные первоначально атмосферой здоровой тоталитарщины, пойманные решили, что легко отделались, и не особо сопротивлялись. После того как были выписаны путёвки в конкретное место, их даже распустили по домам, уминать дела, правда и не подумав при этом снять ошейники. Поскольку операцию "Рыба" разрабатывала лично Каера, всё было предусмотрено до мелочей и дело продвигалось с большой скоростью. Уже через неделю после того, как шнерки позарились на блестящий цилиндрик, их погрузили в межзвёздный транспортник и отправили, в данном конкретном случае, в систему Кирпичное-102, туда где находились большие производственные комплексы сквироидского терроформерского флота - лимитную рабочую силу там принимали без ограничений. Чем и воспользовалась Каера.

>>>>

С утречка, едва продрав глаза, Ирис уже пошла в сторону ИСквоЗа, как это называлось, Институт Сквозных Знаний. Только сейчас она заметила, что круглая башня с большими "полками" зверски напоминала постройки лиситов в Пралитном - единственное различие пожалуй заключалось в том, что спайдерфоксы ставили эти башни гораздо дальше друг от друга и балконы более свободно обдувались воздухом и получали свет непосредственно от солнца. Башня в которой находилось научное учреждение, была пристыкована сбоку к основной платформе нововзнорья, и торчала как древесный гриб из пня; находилась она со стороны озера, так что из взнорья её было не видно. По пути спайдерфоксиха натыкалась на знакомые уши и приветственно перетявкивалась, чувствуя себя уже совсем дома - всё-таки один хвост хорошо а сколько положено - лучше. Причастные уши обычно собирались на открытой площадке балкона, только если уж совсем не ливень - там лежал здоровенный круглый камень с плоским верхом, служивший трёххвостым не иначе как столом. Сдесь Ирис застала и свою подругу Рику - зеленоватая спайдерфоксиха могла околачиваться сдесь целыми днями и болтать или просто слушать.

- Ааа, Ириска!! - вцепилась в неё Рика, - Была?!

- Была, была, - улыбнулась Ирис, - Только не рви на части сразу.

- На части не буду, но с тебя много, много слов! - предупредила та.

- Можно подумать, - фыркнула Ирис, - Рик, сейчас межзвёздный транспорт работает лучше чем трамваи.

- Он-то работает, но попасть незнамо куда не всякий захочет. Выкладывай, что намотала.

- Да уж намотала нипащенячьи...

Сидевшие рядом знакомые трёххвостые тоже поднимали уши и с интересом слушали рассказ Ирис. Она конечно с удовольствием болтала про лиситов и Кириалис, но всё время в мыслях возвращалась к основной нитке...

- Ир, ты чего-то недотявкиваешь, - заметила Рика, - И по-моему куда большее, чем всё остальное.

- Права, - повела ушами лисичка, - Ты уверена что хочешь это слышать?

- Если ты хочешь рассказать.

- Уфщ... Ну ладно. На Кириалисе я узнала, что в галактическом секторе был ещё один лисий мир.

- Ещё один?! Вооу! - высунула язык Рика, - Погоди, был?

- Угу. Я так полагаю, несколько сотен тысяч лет назад.

При этих словах казалось ветер подостановился, птицы прекратили орать и ложка замерла в воздухе, не долетев до пола. Трёххвостые явственно ощутили какую-то тень, исходившую от самой формулировки - БЫЛ, да к тому же сотни тысяч лет назад... Очнувшись от этого впечатления, Ирис продолжила тявканье насчёт того, что узнала; спайдерфоксы слушали развесив уши. Пока суть да дело, к столу подошли ещё несколько трёххвостых, в том числе Труш, с которым у Ирис были дружеские, если не сказать больше, отношения, так что она была весьма рада видеть этого лиса. Правда она тут же и заметила за собой, что потирает лапки в предвкушении загрузить его. Труш был довольно-таки обычный спайдерфокс, серо-белой окраски, с характерными для самцов клыками и слегка менее пушными хвостами. Что у него было не отнять, так это некоторого занудства, но по крайней мере сейчас прибежал сразу посмотреть на свою лисичку, от чего Ирис становилось радостно на сердце и шёлковые ушки её сдвигались назад.

- Ирис, пушнинка, - обнял её трёххвостый, - Чтож ты так смылась резко?

- Ну не каждый день подворачивается попутный межзвёздный транспорт. Рика же тебе передала, где я?

- Когда я её спросил, передала, - фыркнул Труш, - А до этого я слегка испугался, куда ты делась.

- Оу, опять я сбакланила, - прижала уши Рика.

- Ничего, Ри, - подмигнула Ирис, - Иногда полезно попугаться, ты не находишь?

- Может быть, но обещай больше так не делать, - сказал Труш.

- Щаз, - улыбнулась лисичка, глядя ему в глаза, - Тру, всё что я делаю я делаю в здравом уме и твёрдой памяти. Поэтому сейчас сделала и следующий раз сделаю тоже самое, если сочту нужным. Вообще всторону это, я тявкала совсем про другое.

Поскольку заинтересованных ушей было достаточно, она продолжила повествование про Кириалис, DWR и обнаруженные руины. Труш слушал казалось довольно внимательно, однако как только он задал вопрос, стало понятно что вовсе нет.

- А что с теми замерами, которые ты хотела сделать на другой планете?

- Какие, нить-намотка, замеры? - уставилась на него Ирис, - Думаешь мне до этого было?

- А зачем ты тогда ухлопала столько времени?

- Ты ничего не понял! - даже удивилась она, - Ты слышал, что я тявкала? Вон там, в направлении созвездия Тупой Утки, почти пол-миллиона лет назад существовал мир, такой же как наш, и разумными существами там были лисы. И этот мир погиб от взрыва сверхновой. А теперь я встречаю лиса, который работает в организации восстановления миров!

- И что, - невозмутимо покачал ухом Труш.

- И что? - начала вскипать Ирис, - Ты бакланавр магии, сквознячник 5го разряда, и я тебе буду объяснять, что?

- Да уж попробуй объяснить, раз начала, - предложил он.

- То, что я должна помочь им выбраться из небытия, вот что, - сверкнула глазами трёххвостая.

- Чем?

- Понятия не имею! Но это не повод сидеть сложа лапы, и если сидеть, то никогда и не узнаешь.

- Ирис, - потёр нос Труш, - Ты знаешь сколько у нас работы?

- У тебя, - уточнила она, - Я к тебе на работу не нанималась.

- То есть, - внимательно посмотрел на неё лис, - Ты собираешься мотаться по созвездиям перекапывать обгоревшие камни? Или, может быть, тебя там интересуют не столько камни?...

Ирис молча глядела на него, ничем не выдавая своих чувств.

- А, скажем, некие рыжие зверьки, причём не белки, - продолжал Труш, покачивая ногой, - Скажем, что-то вроде Херба?

Видимо, трёххвостый рассчитывал сильно смутить её, наблюдая за её реакцией. Ирис же только глубоко вздохнула.

- Ты обещал мне никогда этого не делать, - тихо произнесла она.

- А я тебя просил не исчезать на пол-месяца, - фыркнул Труш, - Ладно, Ирис, слушай...

- Да не буду я ничего слушать, - шмыгнула носом лисичка, глядя в пол, - От тебя, никогда больше. Никогда больше ко мне не подходи, лис.

Она в довольно подубитом состоянии пошла с площадки, повесив уши. Конечно Труш собирался сорваться за ней, но Рика просто упихала его обратно на скамейку. Подруга, с нежностью подумала Ирис, не то что некоторые. Научатся паре дешёвых фокусов и думают что всё принадлежит им! Она прекрасно знала, что Труш практиковался в чтении памяти других индивидов, и он клялся ей, что никогда не использует эти навыки на ней. Теперь стало ясно, чего стоили эти клятвы... Гладкий древометаллический пол шуршал под лапами, свежий прохладный ветер с озера шелестел листвой и гладил лисичку по ушкам - подставив ветру мордочку, она слабо улыбнулась, и подойдя к краю площадки, слегка завыла. Тут же с нижнего яруса отозвались шобаки, а потом и другие трёххвостые, которые тоже были непрочь повыть по поводу и без; от этого многоголосого воя как-то по особому вибрировал воздух, и Ирис чувствовала, как на душе становится гораздо легче. На плечо ей легла мягкая лапка Рики; Ирис сгребла подругу в объятья и некоторое время лисички стояли возле перил, глядя на озеро.

- Ты во всём права, - сказала наконец Рика, - Насчёт... Ну, насчёт того что это наша нить. Я уверена что если поднять волну хотя бы по нововзнорью, многие поймут. Всех на уши поставим!

- Я знаю, - улыбнулась Ирис, - Просто жутко обидно, Ри. Я же ему верила как себе, а он...

- А ты разве не можешь заблокироваться от таких прослушиваний? - повела ухом Рика.

- Заблокироваться? - усмехнулась спайдерфоксиха, - Я вобщем могу сделать и так, что он навсегда забудет как лазать по чужим головам, щенок-переросток...

- Да в омут его, Ир. Хмм... слушай, а что это за Херб?

- А! Так это, - хитро улыбнулась Ирис и сказала немало слов что это.

Две лисички ещё немало времени просидели на скамейке у перил балкона башни, хихикая втихоря, пока солнце не закатилось за горизонт и синие сумерки окутали озеро. На башнях и основной платформе нововзнорья зажглись неяркие лампы - они давали рассеяный свет и даже с берега уже практически не видны, воизбежание светового засорения атмосферы.

Уже на следующий день деятельная Рика, знавшая поимённо всех сотявкников ИСквоЗа, начала поднятие волны. Рику трёххвостые тоже хорошо знали, и помнили что хоть и заболтать до полусмерти мастерица, но и лишнего никогда не ляпнет, так что волна была поднята настолько основательная, что вечером Ирис уже попросили повторить рассказ представительному собранию. Собственно, зайти послушать собрался почти весь ИСквоЗ, и лисичка не пожалела выражений, описывая взрыв сверхновой. Она громко тявкала и размахивала лапами, а поскольку дело происходило вечером, закатное солнце высвечивало на стене за её спиной огромные тени - впечатление было, нарочно не придумаешь. Трёххвостые сидели с отвисшими челюстями.

- В итоге! Поскольку ситуация имеет давность не одну сотню тысяч лет, спешка совершенно ни к чему. Однако и игнорирование такенного факта совершенно недопустимо. Потому как если чего-то не происходит, этого не происходит ни через год, ни через миллион лет, надеюсь понятно что имелось ввиду. На этом у меня всё, - выдохнула Ирис.

- Таак! - потёр лапы один из трёххвостых бакланавров, - Предлагаю учинить научный совет по этому поводу!

- Научный совет должен был быть завтра.

- Ты спешишь? Нет, тогда расслушаем дело. Как говорится, вей нить пока сухая.

Привычка "вить нить по сухому" у трёххвостых действительно имелась - при каких-либо вновь обнаруженных обстоятельствах они могли разом послать напух все остальные дела и сменить курс на 180 градусов, причём после подробного обсуждения. Из ближайшей столовки притащили бутербродов, и многие остались послушать тявканье. Учитывая достаточную глубину вопроса, затянулось оно далеко заполночь, так что сама Ирис слегка задремала.

- Если поосторожничать? У нас ещё до сих пор мало что сдвинуто со шнерками, а ведь мы постоянно работаем в этом направлении. А теперь получается вляпаемся во вторую лужу, не расхлебав первую?

- Получается что так, но чем нам это грозит? Да ничем... А две лужи "минус" иногда дают "плюс", ога.

- Это не лужи, это Нить. Кояя чётко прослеживается от того момента, как некий лисит посеял капсулу Е-класса. Капсула попала в лапы кнардов, койии с её помощью стащили с Пролесья некоторое колво пар ушей и положили начало шнеркам.

- А с какого бока тут ещё один вид лисо?

- Пока не ясно, но поскольку Нить существует, вряд ли ни с какого.

- Ничего себе задачка, понять с какого, - прифыркнула Рика.

- Ну собственно это наша специальность, - зевнула ирис, - Узнавать то незнаю что и делать то чего не бывает.

Поскольку всем тоже тупо хотелось спать, первоначальное обтявкивание закончили на том чтобы признать указанный факт имеющим прямое отношение к теме ИСквоЗа и включить его в программу исследований. Естественно что первейшей попавшей под раздачу Самых Важных Заданий ( СВЗ ) попала Ирис - впрочем, она и сама вызывалась, будучи несклонной переводить стрелки на других. На первое время ей посоветовали тщательно изучить материалы о DWR, полученные на Кириалисе, дабы составить мнение, что собственно может эта организация; на этом был объявлен отвой.

Весьма многочисленная ирисовская семья обитала как на платформе нововзнорья, висящей над озером на башнях, так и в старовзнорье; собственно, как всякая спайдерфоксиха, она считала семью скорее не по родственным связям, а по одинаковости в понятиях и образе мышления. Хотя Ерикатина не приходилась ей роднёй ни с какого бока, Ирис конечно считала её родной. Семья Рики переселилась к озеру Неноха откуда-то с севера ещё до её рождения, остальные же лисо как правило всё же имели хоть и дальние, но родственные связи. В свете некоторых последних событий Ирис иногда жалела, что так - Труш снова появлялся возле её дома, но был довольно грубо отослан куда подальше. Впрочем, у неё было заняться чем поинтереснее, нежели жалеть: в распоряжении лисички был комп и тупь с информацией, записанная Хербом... Уу, пушное рыжее лисо, зажмурилась трёххвостая, и позволила себе некоторое время повитать в облаках. Повитав, полезла из облаков в грозовые тучи. В первую очередь она прочла довольно большую и нудную статью из общесоюзной газеты "Правда" о деятельности DWR. С самого начала, организация была тесным образом связана с лисами, а именно опять с лиситами. Было это тысячи лет назад, но всё же DWR создали для восстановления родного мира лиситов, Лайаны, который был опустошён термоядерными бомбардировками. Вначале технологии позволяли лишь восстанавливать биологические виды при наличии образца ДНК, причём хорошо сохранившегося - это мог быть к примеру комар, попавший в смолу, которая впоследствии окаменела и таким образом сохранила содержимое на миллионы лет. Впоследствии образца ДНК как такового уже не требовалось, стало возможным восстановление генома по его "отпечатку" на окружающую материю. Через тысячи лет появились возможности по крупицам восстанавливать и более тонкие субстанции, как то содержимое памяти давно погибших существ, а в конце концов и создавать модели сознания.

Как это обычно с ней бывало, Ирис глубоко задумывалась над узнанным. Всё это почему-то напомнило ей о прабабке Трикс. Собственно это малоудивительно - взять хотя бы этот переносной комп "Пухотроника", в деревянном ящике с сине-серыми металлическими ручками, он остался аккурат от неё, мало истеревшись за столько лет. Лисичка щёлкнула кнопкой, и на экране появилась фотография молодой спайдерфоксихи - пушистая белая мордочка, персикового цвета длинные волосы и разноцветные глаза. Ирис довольно часто смотрела на неё, вспоминая все рассказы о похождениях Трикс на Паклухе, и не могла избавиться от странного впечатления... Когда она видела фотографии прочих своих предков - она чувствовала, что это предки. Смотря же в разноцветные глаза Трикс, она словно смотрела в зеркало. Может быть, ты и сейчас следишь за мной, подумала она - в семье могли очень подробно рассказать о её жизни, но никто не знал, куда собственно она делась потом. Получается, что просто исчезла...

Однако эти пространные рассуждения надо было сводить к конкретике; как было замечено, немалая часть понятия "сквозняк" именно в этом и заключается. Поскольку Ирис не вчера родилась на Пролесье, в этих вопросах она шарила. Пока же мелкие щенки, возившиеся с покраской стены, попросили её подсобить с плющами - конечно она не отказалась. Под пристальным взглядом Ирис плети плющей, намертво охватывавшие стальные трубы, с заметной скоростью разматывались и складывались в катушки, как провод или верёвка. Обращаться таким образом с растениями, особенно из нововзнорных, очень мало кто умел, так что проходящие мимо трёххвостые останавливались и таращились. Особенно интересно выглядело, когда прямо из воздуха появились двое лисов, отвесили челюсти и спросили Ирис, как ей удаётся такое чудо. Та в меру способностей объяснила, удержавшись спросить, как они ухитряются разуплотняться до состояния прохождения сквозь стены: в конце концов, подумала она, надо будет - научусь, а не надо так и не очень-то хотелось.

Спайдерфоксиха, как она всегда это делала, чередовала полную загрузку головы с неполной, то есть не сидела круглые сутки, уткнувшись в тексты, а отвлекалась на совершенно посторонние, как могло показаться, вещи, типа нарезания салата на большое количество причастных ушей и подобные норо-содержательные операции. К вечеру, как нетрудно догадаться, ей пришлось "вешать" плющи обратно на стену, ибо краска высохла. На следующий день, чувствуя какое-то влечение к лесу, Ирис села на трамвай и отправилась в старовзнорье, просто пройтись собственными лапами по мягкому жёлтому песочку, покрывавшему дорожки между изгородями из крыжовниковых кустов - сдесь всегда было так тихо и спокойно, что лисичка просто развешивала уши и ходила с довольной улыбкой на мордочке. Возле одного из перекрёстков двое трёххвостых выкапывали какой-то куст, так что Ирис снова немного "насквозила", заставив ботву аккуратно вылезти из почвы безо всякого раскапывания: её всегда радовала возможность сделать что-нибудь полезное, причём не в общем плане, а чтобы это сразу было видно. Немало довольная собой, спайдерфоксиха прошла через центральную площадку взнорья, там где был колодец и древние деревья, и весьма неожиданно для себя упёрлась в забор. Странно, подумала она, повернулась и сделав несколько шагов... снова упёрлась носом в тот же забор!? Икнув, Ирис огляделась - вот забор, вот песчаная идущая кольцом площадка. Попробуем ещё раз. Решив на это раз идти побыстрее, она чуть не налетела на выкрашенные в синее доски. Да ну, искренне заинтересовалась лисичка, чтоб идти в разные стороны и всё время попадать в одну точку? Эдак недолго получить бонус за нарушение законов физики. Внимательно осмотрев забор и окружающее место, Ирис снова приступила к экспериментам, пытаясь понять, каким образом она оказывается носом в забор, двигаясь от него. Проходивший мимо пожилой спайдерфокс посмотрел на неё с удивлением, но ничего не тявкнув, упилил дальше.

Проведя серию наблюдений, Ирис задумалась ещё крепче, так как ничего не поняла. Не мудрствуя лукаво, она использовала хвосты для заметания всех следов на песке, чтобы были видны только новые. Сделав ещё один заход, она обнаружила что следы идут по кругу, хотя она шла прямо. Значит, не настолько уж прямо, хмыкнула лисичка, и слегка сосредоточившись, задействовала взгляд на себя со стороны - так словно она смотрела бы через видеокамеру метрах в пяти вдаль и вверх. Наблюдения с такой "точки" подтвердили, что она просто ходила кругами, хотя ей казалось что нет. Дело оставалось за малым - выяснить, почему так. Сначала Ирис хотела было начать уытьё, дабы позвать хотя бы Рику посмотреть на такую странность, но потом сочла что всегда успеет это сделать - а то получается, вляпалась ведьма нипойми во что в собственном взнорье, в какие ворота? Спайдерфоксиха присела на песочек, обернувшись хвостами, и ещё раз самым внимательным образом осмотрелась вокруг - не может быть, чтобы такое зацикливание возникло совсем на пустом месте, должны быть какие-то подсказки, откуда происходит воздействие. Некоторое время посидев тихо, Ирис так ничего и не уловила - площадка была пуста, только изредка пробегали шелкохвосты, куры или проходили трёххвостые. Начертив когтем на песке пентаграмму, лисичка обернулась в поисках листочка подорожника - ближайший был за границей того круга, откуда она никак не могла выйти. Растеньице заелозило и начало подвигаться к ней, пока наконец Ирис не достала листок и отщипнув маленький кусочек, растёрла его между пальцами... Тут наконец до неё дошло, и спайдерфоксиха подняла голову - возвышаясь над ней более чем на сотню метров, в центре площадки стояли три древних, но вполне цветуще выглядящих дерева. И сейчас они выглядели не только цветущими, но и хохочущими - без злорадства, впрочем. Ирис враз поняла, что точно так же как она управляла плетьми плюща, эти огромные и очень старые растения водили её за нос, выдавая круг за прямую.

- Ну вы даёте, деревья-пуш! - рассмеялась Ирис, - Хорошенький урок вы мне устроили. Ну только, жестковато, так и напугать можно до полного невитья!

Деревья слегка смутились; собственно, как поняла лисичка, это были именно Деревья, как единое целое. Послышался шорох рассекаемого воздуха, и в шаге от трёххвостой в песок воткнулась шишка размером с хорошую дыню. Ирис слегка подвыпучила глаза, оглядываясь на остальные мелкие шишечки, валявшиеся по краям площадки. На это Деревья резонно заметили, что они ещё и не такое могут. Пока лисичка сидела на мягкой травке возле входа в колодец и выковыривала из шишки здоровенные орехи, растительность ещё поведала немало интересного; как выяснилось, Деревья давно освоили расшифровывать радиосигналы, так что были вполне в курсе всего происходящего на Пролесье. Напоследок Ирис чисто символически налила ведро воды из колонки и полила деревца, прекрасно понимая что они наверное такое ведро испаряют в течении пары минут. Ещё потеревшись ушами о кору, она пошла туда куда собственно и собиралась - в лес, к берегу озера.

Довольно широкий песчаный пляж, сразу начинавшийся по берегу после взнорья, был мало исхожен, потому как трёххвостые предпочитали обойти подальше и сидеть там, ни с кем не толкаясь; они инстинктивно соблюдали непревышение норм количества пушей на квадратный килошаг - принюхиваясь, Ирис точно отмечала, что это так. Сдесь много чего можно было увидеть - крабов, рыб-ползунов, а также всевозможнейшую живность из леса, приходящую к берегу помыться и попить; самой крупной зверушкой считался недведь, а точнее - бурый таёжный трейлерный недведь. Трейлерным его обозвали за строение длинной тушки, изгибающейся при ходьбе не посередине, а сильно ближе к передним лапам, что и придавало ему вид грузовика с полуприцепом. Нынче Ирис могла наблюдать парочку таких, мочащих бока на мелководье и оглашающих окрестности рыками. Но, собственно, как и большинство трёххвостых, она приходила сюда не совсем для того, чтобы таращиться на зверушек - хорошее дело, а если недведи будут собираться и регулярно приезжать в нововзнорье пялиться на неё? Зачем тогда, объяснить трудно, но когда Ирис сидела на берегу и перед ней раскидывалась гладь озера, как огромное зеркало из воды, отражающее небо, у неё не оставалось сомнений в том что это неспроста. Парочка игриво плещущихся трейле... то есть, недведей, напомнила ей о том что у неё-то как раз парочки нет. Это никак не вызывало у лисички отрицательных эмоций - спайдерфоксы вообще в массе своей уже научились укращать инстинкты, а уж ей это просто было положено. Так что Ирис просто повела ухом, задумчиво крутя в лапке ниточку из ворсинок хвоста - пока я вплетаю свою ворсинку, я держусь за Нить, подумала она.

>>>

Аккурат в это время, на расстоянии семи с половиной килошагов, ровно на другой стороне озера Ненохи на берегу сидел спайдерфокс; обернувшись хвостами, он сложил лапы и что-то протяжно подвывал, шаря взглядом куда дальше, чем могут увидеть глаза или какие-нибудь приборы; возле озера ему это удавалось особенно удачно, как впрочем и многим до и после него - озеро работало как огромная линза, так как имело подходящую форму. Эти операции были прерваны тем, что прямо на светло-серые уши лиса с шумом спланировала птица, намереваясь сесть туда как на насест. Учитывая то что птицей был дусак весом кило эдак десять, после посадки трёххвостый загремел носом вперёд и оказался на песке, придавленный жировыми мешками.

- Гггааг? - оглушительно раздалось над ухом.

Толстый дусь перевалился на спине спайдерфокса и потряс гузкой. Пришедший в себя трёххвостый покачал головой и аккуратно снял птицу с себя, после чего отряхнулся от песка и задумался.

- И что с тобой за это сделать? - прикидывал он.

Уловив хорошую мысль, спайдерфокс потёр лапы; дусь почуял неладное и неуклюже побежал к воде, встревоженно гогоча.

- Иии... Пошёл! - хлопнул лапами лис.

Задрав голову, он с улыбкой расслушал в небе дуся, теперь находившегося на высоте семь килошагов.

- Гааг? - гоготнула птица, оглядывая сильно сверху облака, и пошла на снижение кругами.

- Будешь знать, - хихикнул трёххвостый и хотел уже вернуться к прерванному процессу, как услышал уытьё.

Размяв уши с полосками, которые у него были синеватого оттенка, он вслушался и заключил, что это именно ему.

- Я тут, - отвыл он в ответ, - Что нужно, Шишо?

- Ну в нулевых доброго витья, Нурек. Как, ты размотал эту ерундовину которая нам стояла поперёк уха?

- Вполне, это оказалось не так сложно.

- Отлично, мы и не сомневались. Я вот о чём ещё хотел свыть, - свыл Шишо, - Ты был на собрании позавчера ночью?

- Нет, но мне рассказывали, - повёл ухом Нурек, - Там что-то про ещё один вид лис, ныне вымерший. К тому же эту нитку подцепила ни кто иная, как прямой потомок Трикс... что заставляет задуматься.

- Вот именно. Подробности я думаю ты тоже знаешь, в данный момент нет ещё уверенности в том что вообще что-то нашли. Видимо всё-таки с Кириалиса будет отправлена небольшая экспедиция для того чтобы подтвердить факт и начать массовые раскопки. А учитывая то что ты у нас одновременно специалист по "сквозняку" и имеешь опыт работы с комической техникой, мы тут перетявкнулись и решили попросить тебя поучавствовать уже на этом этапе. Мы считаем что ты способен достоверно определить, есть ли там вообще что выкопать, или это спонтанная волна.

- Мнээ, - прошёлся взад-вперёд по берегу Нурек, - Я бы конечо тявкнул что хотелось бы ещё кое-что домотать в течении года... двух... трёх, но раз уж так получилось... Тем более я думаю, эта лисо, как бишь её? Наверняка она сорвётся туда, не хочется оставлять её один на один с такой плотной Кашей.

- Ирис, - напомнил Шишо, - Да, ты правильно рассудил. Если возьмёшься за эту намотень, будет превосходно.

- Ну, Шиш, - фыркнул тот, - А зачем тогда мы все этим вот занимаемся, хвастаться друг перед другом дешёвыми фокусами? Так что всё закономерно. Надеюсь, я не особенно накосячу в этот раз.

- Тогда, думаю следующий раз обращайся непосредственно к ней, - свыл Шишо, - И, хорошего витья.

- Тебя туда же, - мотнул ухом Нурек.

Спайдерфокс ещё походил по песку, пиная куски дерева и ракушки, раздумывая над всем этим. Какое интересное имя, Ирис, подумал он и тут же навострил уши; принюхавшись, Нурек развернул нос на озеро и вслушался - сначала ему закрывала обзор линза из воды, ведь поверхность озера была не плоская, а выгнутая из-за шарообразности всей планеты, и с одного берега до другого прямая линия проходила под водой. Убрав со Слуха воду, спайдерфокс прослушал пустынный берег с широким песчаным пляжем и обнаружил её - лисичка с длинными тёмно-красными волосами сидела недалеко от воды, тоже куда-то вслушиваясь. У Нурека немного перехватило дыхание от вида такой прелестной самочки - эта мордочка с фиолетовым носиком, изящный изгиб пушистых длинных ушек... трёххвостый позволил себе некоторое время полюбоваться на такую жемчужину природы - немного, потому как считал неправильным подслушивать втихоря. Улыбнувшись и мотнув ушами, он хотел уже свыть в её сторону, когда сверху раздался шелест больших крыльев; Нурек вжал голову в плечи, и не зря - грузная дусиная тушка врезалась в него на порядочной скорости, так что спайдерфокс получил хорошее ускорение и пробежав по инерции несколько шагов, грохнулся в воду. Когда он отплевался от воды, то увидел невозмутимо плавающего рядом дусака.

- Ийи! - высказала своё мнение птица.

- Ага, - кивнул Нурек, вытряхивая воду из ушей, - Всецело согласен...

Четвёртая катушка.

На сей раз путь на Кириалис лежал через обычный пассажирский порт, куда и принесли свои хвосты, в количестве шести штук, Ирис и Нурек. Сдесь уже наблюдалась некоторая скученность и нервозность обстановки, связанная с немалым потоком пассажиров, зато рейсовый транспортник летал по другой схеме и хотя в пунктах отправления и прибытия проходило по неделе, на борту только сутки; это избавляло от длительного, собственно, ничегонеделания. Среди всех выходящих в порт планеты двое трёххвостых оказались единственными инопланетниками, что вызвало определённый подъём хохолков у проверяющих лиситов. Спайдерфоксов провели в отдельное помещение, где тщательно изучали всевозможной аппаратурой.

- Слушайте, я конечно несколько извиняюсь, - сказала Ирис, - Но я уже была на вашей планете и никто меня не проверял, как отсканили корабль на орбите, так всё.

- Очень интересно, - заметил лисит, - Можете тявкнуть, что это был за рейс?

- Конечно, это был МХП-42 с Пролесья, тот самый что "брёвна" возит...

- А, брёвна! Так бы сразу и тявкнули, лисо. Такой транспорт конечно сканируется военными станциями и проходит с минимальными задержками. К сожалению, пограничная служба такими возможностями не располагает.

Поскольку не располагает, пришлось несколько часов просидеть в наглухо изолированном помещении в здании порта; только из окна с толстеным стеклом открывался вид на широкую полосу леса и какие-то куполообразные постройки за ней. Нурек заинтересованно поводил ушами, принюхиваясь к своим ощущениям.

- Ну как тебе? - свыла Ирис, - Мне очень интересно сравнить ощущения!

- Нормально, только давай без уытья, а то, - усмехнулся тот, - Согласись это довольно подозрительно выглядит, когда сидят двое, молчат как раки и периодически начинают смеяться или показывать что-то лапами.

- Уфч. Я это упустила из виду.

- Как-то странно, - сказал Нурек, обводя взглядом комнату, заставленную оборудованием, - Ведь Кириалису от силы пятьсот лет, верно? А у меня такое чувство что это гораздо более древний мир.

- Так, одно попадание есть! - ухмыльнулась лисичка, - Я тоже об этом подумала. Но у наших нет ещё опыта в перенесении таких вещей с планеты на планету, поэтому мы и чешем уши. Видимо лиситы притащили за собой Хвост, когда заселяли этот мир.

- А ты уверена что его вообще можно притащить?

- Почти. Недаром же это называется Хвост, а не что-то ещё. Хвост на то и хвост чтобы его таскать за собой, правильно?

- Пожалуй, - согласился трёххвостый, - Но это не совсем имеет отношение к нашей нитке. Хотя...

- Ещё как хотя, - кивнула Ирис, - К нитке имеет отношение всё, тем более то что приходит нам под уши.

- Ты очень хорошо понимаешь дело! Не, я не сомневался, но чувствую что у тебя это всё куда глубже, чем у многих.

После того как таможня дала добро, трёххвостые бесхитростно использовали местный транспорт для перемещения в Пралитный; перед этим естественно, Нуреку "залили" на мозг обычную "туристическую" программу для понимания языка. Надо заметить что он и без программы понимал почти всё, но для того чтобы не выделяться и не создавать лишних задержек, от процедуры не отказался. Скоростной поезд понёс спайдерфоксов над горными цепями и океаном хвойной тайги, через моря и проливы. Несмотря на громадную скорость, вагон покачивался плавно и вообще создавалось впечатление, что он еле катится - на самом то деле поезд скорее летел, придерживаясь за линию, чем ехал. Пассажиров туда набивалось порядочно, и многие лиситы не могли не полюбопытствовать, кто такие. Ирис и Нурек оттявкивались поочерёдно, и таким образом оставили за собой информационный шлейф огромного размера - наверное, через пару дней пол-планеты знало о том, что в Пралитный приехали спайдерфоксы. Не более чем через пару часов двое вышли на одну из платформ; по соседнему пути с порядочным грохотом прокатился состав с очередной порцией световых бомб.

- Аа, так это? - огляделся Нурек, слегка зевая, - Думаешь, завалимся прямо к этому лисо, Хербу?

- Таки уверена, - сказала лисичка, - Нам туда... У них сдесь очень большие норы, туда весь ИСквоЗ войдёт и не поморщится.

Дабы добраться через сам город, использовали трамваи и лифты - хотя планировка самих кварталов была порой очень заморочной, они располагались по чёткой схеме и попасть в какой-либо квартал было делом от силы пятнадцати минут; улицы и башни имели как имена собственные, так и номера, что сильно облегчало ориентировку: квартал 1-1-1 находился на 1м ярусе башни в северо-западном углу города, имевшего форму близкую к квадрату; номера кварталов возрастали при движении на юг и восток. Таким образом было элементарно прикинуть, где находишься, посмотрев на табличку с номером. При этом надо заметить, что город был в несколько раз больше, чем в нём было жителей - башни, имевшие громадный срок службы, наштамповали с запасом на многие и многие года вперёд, так что порой трамвай немало катился по пустынным районам, где не видно ни лиситов, ни машин - в этих местах город совсем напоминал лес из гигантских деревьев. К норе Херба Ирис нашла дорогу совершенно по чутью, не спрашивая никого и не смотря на указатели - вряд ли она могла запомнить с прошлого раза, но чутьё не подвело. Вход в нору был на этот раз, в отличие от прошлого, закрыт дверью, на которой висела табличка с изображением какой-то штуки, напоминающей вытянутую авиабомбу, и надписью "У-боат! Р-корпеть".

- Эээм, - шмыгнула носом Ирис, - Что бы это значило?

- Интуитивно догадываюсь, - сказал Нурек, достал из кармана камень и постучал по двери, - "У-боат" это подводная лодка... Ну, корабль который погружается под воду. Улавливаешь суть?

- Хм. Вроде как "не беспокоить"? Понятно, а что такое Р-корпеть?

- А Р-корпеть, - ответил открывший дверь Херб, - Это уточнение, почему не беспокоить: корпим по рабочей теме... Приветствую вас!

- И вас туда же, - кивнул Нурек.

- Привет, - повела ушками лисичка.

Казалось, она немного смутилась, но тут же дёрнула себя за хвост - сама, всё сама. Херб облизнулся, глядя на неё, и было совершенно ясно что только присутствие трёххвостого мешает ему немедленно сгрести её в охапку. В норе помимо хозяина имелись ещё двое, а именно Шкер и лиситка Шерин - эти уставились в компы, обложившись чаем и сухарями, и то и дело начинали что-то живо доказывать друг другу. Впрочем, появление трёххвостых оторвало их от этого режима, и все пятеро пар ушей сели обтявкать дальнейшее. Херб притащил на стол огромный самовар, который растопил самыми натоящими шишками - дым коромыслом висел под потолком, заставляя чихать, но все от этого только хохотали; ржач пробрал настолько, что Ирис усомнилась, не сунул ли лис вместе с шишками чего-нибудь более крепкого, типа мака.

- Знаете что я хочу заметить! - тявкнул Нурек, отхлёбывая горячего чая, - У нас тут... ну я имею ввиду, в округе двадцати тысяч парсек, собралась неплохая компания лис! Ну, смотрите - спайдерфоксы, шнерки, лиситы. А теперь ещё и, возможно, эти-самые.

- Не возможно, а точно, - мягко поправила Ирис.

- Хм. На самом деле в нашей галлактике есть ещё и мехроны, - сказала Шерин, - Их тоже относят к лисам. А уж в других галлактиках тоже немало лисоподобных зверьков.

- Это предсказуемо, - кивнула Ирис, - Ведь даже шнерки, которые всего несколько тысяч лет назад были спайдерфоксами, так изменились что и не узнать, и внешне и внутренне!

- А при чём тут это?

- Ну, как говорят сквиры, лошадь это непушная копытная белка, а белка это пушная бескопытная лошадь, вот при чём, - пояснила Ирис, почувствовала признаки мозговыношения и разжевала, - В смысле, лиса понятие растяжимое. Вот атом водорода он и есть атом водорода, а лиса она же разная бывает, так? Поэтому и получается так много лис!

- Тявкнем так, - сказал Нурек, качаясь на стуле, - Не так уж много. Разных кошкоподобных я тебе навскидку назову штук семь, и это при том что я далеко не специалист.

- В этом есть определённая закономерность! Наверное, - задумался Шкер.

- Конечно есть, - кивнул Херб, - Но я тебя придушу если ты возьмёшься рассчитывать её сейчас. Потому как нам просто пух из хвоста как надо сделать свою конкретную работу. Остальное потом!

Ирис немного насторожилась при этих словах, припоминая Труша. Впрочем, казалось бы слова были одинаковые, но суть немало отличалась, ведь лисит лез из шкуры не ради того, чтобы поиметь выгоду себе или перед кем-то надувать щёки, а его действительно интересовала судьба погибшего мира. Окончательно почувствовав это, трёххвостая смотрела на него с улыбкой, и от тявканий, содержащих в общем-то угрюмые рабочие планы, становилось радостно и легко на душе, как от пения толовья. Исходя из этого, когда все более-менее угомонились, она подмигнула лиситу и отвела его в сторонку на балкон, в заросли вьющихся растений; уж там они дали волю чувствам, основательно обтеревшись друг об друга. На "улице" наступало что-то вроде ночи, лампы переставали гнать свет и башенный лес погружался в сильно сумерки, разреженные только светом из окон и фарами транспорта. Неяркие жёлтые блики прыгали по стенам и листве, когда где-то в конце проёма между башнями проезжала очередная машина; в воздухе несло прохладой и сыростью.

- Ирисочка, пушнинушка, - прошептал Херб, - Я так рад тебя снова увидеть.

- Да я тоже рада, - хихикнула лисичка, глядя на блестящие в полутемноте глаза, - Думаю, мы с тобой ещё своем напару, а?

- Эмм, своем? - уточнил лисит.

- Ну да, если воет не одна пара ушей а несколько, это свой. Типа так, - сказала Ирис и вывела не особо громкое "Бууу".

- Ничего себе, - удивился Херб, - И часто вас так колбасит?

- Ну, достаточно. Главное что помогает.

- Хех, надо попробовать надосуге выучиться выть букву "У"...

Космопорт "Северный" представлял из себя до отвращения стандартное сооружение, каких по всей галлактике - несчётное количество; располагался он на огромной разровнянной площадке практически на полюсе планеты и состоял из серых бетонных коробок невозможно больших размеров, так что повсюду имелись линии различных транспортёров или на крайний случай ездили электротележки. Компания прибыла на поезде в обычный пассажирский терминал, от коего пришлось добираться до грузовых доков на крайне малоразмерном трамвайчике - собственно, это была застеклённая кабина с сиденьями в один ряд, так что втиснулись туда довольно-таки плотно, учитывая количество хвостов и сумки. Как-то само вышло, что Ирис и Херб оказались опять нос к носу, к тому же просто без возможности друг от друга отодвинуться... Впрочем, это их отнюдь не смутило, даже скорее порадовало... Однако же, текущая вокруг возня требовала слегка других действий, да и настроя. Пройдя от остановки "трамвая" до ближайшего дока, многохвостие занялось непосредственным поиском того, зачем оно сюда явилось, а именно некоего транспорта, способного одолевать тысячи парсек. Занимался этим Херб, как наиболее ответственные уши из всех ушей; благо, сотрудники космопорта были достаточно заняты чтобы на вопрос про местоположение дока отвечать много лишних слов. Сам же док представлял из себя бетонную коробку шириной двести и длиной более тысячи шагов; слева сидели несколько аппаратов различных размеров, форм и систем, справа громоздились краны и всякая такая шелуха для техобслуживания и ремонта. нетрудно понять, что с непривычки любой попавший в этот бетонный лоток чувствовал себя мухой на столе и долго озирался, прежде чем голова привыкала к масштабам. Любая пассажирская зона космопорта это совсем другое дело - там площадь перегорожена, дабы направлять потоки идущих в нужном направлении и т.п., так что эффект не миновал и лис.

- Так, где-то тут, - повертел лапой в воздухе Херб.

- О, нить-взмотка! - прихрюкнул Нурек.

- Даже пере-мотка, - уточнила Шерин, увидев что за аппарат они искали.

- Мм, а что такого? - спросила Ирис, оглядывая посудину.

Посуда как посуда, подумала она, скошенный нос, напоминающий чем-то лисью морду, торчащие в стороны стабилизаторы, сзади что-то вроде соплов; всё это размером шагов сорок в длину, потёртого буро-жёлтого цвета.

- Это "2Л", - сказал Нурек, - Или как его называли в народе, "два литра". В нашем случае он знаменит тем что это зверский раритет. Такие штуки начали выпускать где-то семь тысяч лет назад!

- Батеньки и матушки! - мотнул ухом Херб, - Это было довольно нелегко уломать военное ведомство выделить корабль для экспедиции, причём не впринципе, а сейчас. Они вообще могли нас напух послать... Так что, дарёному танку в ствол не смотрят.

- Да никто и не смотрит в ствол, - сказал Нурек, - Я просто уточняю, оно вообще дотуда долетит?

Аккурат в это время был замечен лисит из космофлотских, оказавшийся из экипажа корабля, так что этот вопрос адресовали непосредственно на нужные уши.

- Хм, откуда ты вообще знаешь про "двухлитрового"?

- Проходил кой-какую подготовку у сквиров в ТФФ, - сказал Нурек, - Но это даже тут нипричом, "2Л" описан в энциклопедии развития межзвёздного сообщения.

- Ясно. Конечно это уже совсем не тот "2Л" что в начале, но многое от него осталось. Этот - оборудован ускорителями Е-класса и по ходовым качествам почти не уступает котанку. Но, впринципе, это всего лишь учебное судно корвет-класса. Для тренировок, так тявкнуть.

- Да хоть как тявкнуть, - фыркнул Шкер, - Оно всё-таки способно преодолеть такой путь?

- Этого нельзя утверждать наверняка, но если сухо, то процетов 60 дам, что долетит.

- Опушненчик, - сказал Шкер, - Туда 60, обратно опять 60, итого 36 процентов.

- Не, как раз больше чем 60, - возразил Нурек, - Ибо, сверхсветовая скорость и оттого обратные числа в теории вероятности. Так что около 96.

- Шарите, лисо! - одобрительно хмыкнул космолётчик, - Ну а кто не испугался, я не виноват, добро пожаловать на борт.

Конечно, испугаться-то вряд ли кто сумел, но сомнения закрались даже к Ирис. Она припомнила спартанскую систему тренировок в космофлоте, о которой где-то слышала урывками, по принципу "облажался - твои проблемы". Припомнила и о некоторых не особо счастливых случаях, каковые нет-нет да происходили на этом самом межзвёздном транспорте... причём сдесь перестать существовать - значит достаточно легко отделаться. Не особо много уверенности прибавил вид курсантов-лиситов, завалившихся на судно с песнями и прибаутками.

- Что? - пожал плечами Нурек на взгляд Ирис.

- Ну как что, Нур. Хотела тебя спросить, не самоубийство ли это мероприятие?

- Хм. Этот вопрос я слышу от специалиста по сквозняку, викканской ведьмы?

- Да, эть ты пожалуй прав! Только после того как я посчитаю, сравним результаты?

- Само собой, - кивнул трёххвостый, - Ну его, это ДПС!

Места на кораблике было негусто, если не сказать что просто крайне мало: по штату экипаж состоял от силы из пяти хвостов, а набилось в два раза больше. К тому же старая схема постройки - это тебе не просторные сквозные конструкции пассажирских транспортов или даже котанков. Внутренние помещения "двухлитрового" отличались низкими потолками, узкими корридорами и почти вертикальными лестницами, по которым лазить хоть и прикольно, но если бегать туда-сюда долго то просто выматывает. В каюты естественно все хвосты не уместились, так что был задействован один из грузовых трюмов и...

- В отсек навигации?! - отвесил челюсть Шкер, - Астровандализм!

- Альтернатива, держись всю дорогу за стабилизатор снаружи, - предложил космофлотский.

От таковской альтернативы он отказался и был размещён на околачивание в навигационной рубке. Ирис и Шерин отдали одну из двухкоечных кают - конечно, размер её тоже не блестал, но куда лучше чем ничего. Осмотрев помещение и подумав что сойдёт, трёххвостая немедленно принялась за рассчёты, глядя в пустое пространство перед собой и водя по нему лапкой, как мелом по доске.

- Ни шиша страшного, долетим! - сказала она наконец.

- Вы всегда так работаете? - улыбнулась лиситка, - Ну, с пассами в воздухе, уи-уи...

- Не, всегда мы работаем совсем по другому. Но это на Пролесье, а в других местах другие валуи, так что приходится использовать только совсем универсальные приёмы.

- Например? - уточнила Шерин.

Ирис пристально посмотрела на неё, и лиситка увидела посередь каюты парящие в воздухе начерченные когтем схемы и формулы. Рыжая с искренним удивлением помахала по ним лапой.

- Первый раз такое вижу! - зажмурилась она.

- Ну, все мы что-то видим первый раз, - сумничала спайдерфоксиха, - Хотя именно это - крайне примитивные глюки, так тявкнуть, для более удобного интерфейса.

Первое что она сделала, так это пошла к Нуреку и убедилась, что по всем прикидкам выходит что вероятность ДПС ( Досрочного Прекращения Существования ) не больше чем если сидеть у себя дома. Это успокоило участников экспедиции, так что они собрались в трюм для обтявкивания... то есть, думали так, но вскоре туда же набились лиситы из курсантов, предложившие перекинуться в картишки, так что дело пошло... хотя и не совсем в ту сторону в которую планировалось. В итоге Ирис и Нурек перезабились в другое помещение, совместно начать ломать головы над текущей проблемой.

- Это тебе не нашим экзамены сдавать, - сказал спайдерфокс, - Это самая жёсткая проверка того, на что мы способны. Я бы даже тявкнул, тут вопрос в том сможем ли мы перевести свои знания н научные рельсы или...

- Или всё это сплошная спонтанщина, - закончила за него Ирис, - Помню, да. Так тявкал Майрс.

- Вот именно. А лучшей проверки, чем работа в условиях изменённых валуёв, найти трудно.

- С чего предлагаешь начать ? - повела ушками лисичка.

- Как ни странно, с конкретики. Мне пришёл в голову вопрос, как называлась эта планета до времени лучей. Ну в смысле, как её называли аборигены.

- Ты думаешь справимся?

- А куда мы денемся? - пожал плечами трёххвостый.

В то время как происходила эта возня, посудинка уже стартовала и начала отмахивать от Кириалиса один световой год за другим. В отличие от многих других аппаратов, сдесь это можно было узнать только находясь в рубке управления - ни иллюминаторов, ни экранов в других отсеках не имелось, а механизмы жужжали одинаково как на стоянке, так и на максимальном разгоне. Чувствительные спайдерфоксы могли бы тявкнуть что что-то изменилось, но вот уверенно различить режимы - вряд ли. Остальные таким образом просто сидели как кильки в банке, ничего не видя. По пути DWRовцы продолжали заниматься анализом информации - её хоть было пока и негусто, но если процеживать раз за разом, всё равно можно придти к полезным выводам; трёххвостые в общем делали тоже самое, но своими методами. Экипаж в мордах двух космофлотских лиситов занимался как управлением, так и натаскиванием курсантов на выполнение различных операций, без которых невозможно успешное функционирование единицы команды космического корабля. Например, вырабатывали привычку правильным образом ходить взад-вперёд; было доподлинно известно, что это сколь пользотворно при верном подходе, столь вредоносно при неверном. Судя по тому что аппарат никуда не вписался и не вышел из строя, дела у них шли нормально.

- Макшаба, - произнёс Нурек в полной тишине, установившейся по отсекам, - Этот мир назывался Макшаба, аборигены называли себя лисеями.

- Точно ? - уточнил Херб.

- Нет, но с высокой степенью вероятности.

- Слышьте, - фыркнула Шерин, - Бросайте эту ерунду, мозг кипит. Вы ещё ляпните на сколько процентов вероятности мы это мы.

- Могу подсчитать, - сказал Херб и тут же закрылся от полетевшего в него тапка.

- Как узнал? - полюбопытствовала Ирис.

- Вот так, - показал кучу исписанных листков тот, - Впринципе, формула Мерлита.

Лисичка взяла рассчётную кипу и стала просматривать, поводя ушами.

- Впринципе ты знаешь, что ты мозг? - хихикнула она, - Кому бы такое пришло в голову!

- Стало быть, я не зря порчу воздух, - пожал плечами Нурек.

Как выяснилось впоследствии, это именно так. Пока же было выяснено, что не совсем зря портят воздух и курсанты, так как с пухом пополам, но "2Л" оказался в районе нужной звёздной системы; после окончательной ориентировки и прицеливания по курсу всё многохвостие оказалось на орбите экс-Макшабы. Переход занял таким образом суток пять по бортовому и десять по общему времени. Поскольку экранов по прежнему не было, а взглянуть хотелось, Ирис попробовала вслушаться... и резко отдёрнула уши. Ей показалось что по ним ударило нечто жутко враждебное и неприятное; если сравнивать Слух с просто слухом, это было бы похоже на жуткий скребуще-воющий фоновый звук, от которого возникает малопреодолимое желание убежать подальше.

- Нур, как-то тут... - поёжилась она.

- Угу, - потёр ухи спайдерфокс, - Но в общем чего ты хотела от могилы ?

- Да ничего, просто никогда раньше с таким не встречалась. Значит, особо тут не послушаешь?

- Это да, но боюсь этим дело не ограничится... Впрочем ладно, повьём увидим.

Витьё началось со спуска катера на поверхность, катер был зверски мал и принимал от силы три пары ушей; сажать же корабль близко к нужному объекту космофлотские отказались, сославшись на инструкции. Дело в том что это ускорители на аппарате стояли новые, а вот всё остальное - старое, и при спонтанной посадке куда пришло в голову можно было огрести множество проблем. Достаточно упомянуть, что при малейшей ошибке в рассчёте мощности выхлоп двигателей моментально испарит вещество поверхности и его же наплавит на корпус; заниматься такой акробатикой ни у кого желания не появилось, так что вниз летали поочерёдно, на катере. В качестве первого объекта для подробного изучения DWRовцы выбрали нечто вроде большого подземного бункера, обнаруженного тхатами. Он находился конечно на "теневой" стороне планеты, в зоне наименьшего поражения от сверхновача, иначе как бы он сохранился. Первыми на исследование отправились Шкер и Херб, а вот трёххвостые попали в довольно дурацкую ситуацию: прослушивать они не могли и занимались на корабле ровно тем же самым, чем могли заниматься у себя дома, тобишь анализом.

- Мм-да, - фыркнула Ирис, - Думала что всё будет попроще!

- Ты не учла в каком состоянии то, что осталось от мирка, - сказал Нурек, - Судя по всему... по крайней мере как я чувствую, на этой планете разумных существ была пухова туча...

- Больше чем на Пролесье? - ляпнула лисичка.

- На Пролесье, ххх, - хохотнул спайдерфокс, - На Пролесье такого поголовья я думаю не было за всю историю вместе взятую. Говорю цифру с потолка - сорок миллиардов.

- Иик? - поперхнулась трёххвостая, - Как они все тут умещались?

- Вероятно, очень плотным образом. Но как ты понимаешь, само по себе число населения нас мало волнует. Дело в том что это население встречало сверхновач далеко не в умиротворении, понимаешь о чём бишь я?

- Понимаю, - поёжилась Ирис, вспоминая свои впечатления от просмотра ископаемой записи.

- Ну вот и, - продолжил Нурек, - В физическом плане конечно на сверхноваче всё закончилось. А в плане сквозном возникшая тогда атмосфера сохраняется до сих пор. Более того, я полагаю что она могла каким-то образом усилиться. Я бы назвал это ммм...

- Закислением.

Трёххвостые уставились друг на друга, потом оба разом пришли к видению отнюдь не радужных перспектив, вырисовывающихся в связи с этим самым "закислением"... Не сговариваясь никоим образом, они отправились во вторую командную рубку, откуда осуществляли обычно связь с десантными партиями; комнатушка была крохотная и обычно туда не набивались, но не сейчас.

- Давно вызывал? - спросил Нурек у оператора-лисита.

- 14 минут назад, - зевнул тот.

- Дай-ка, - подвинула его Ирис, - Эй, на поверхности! Херб! Шкер? Ответьте!

Прошло не меньше минуты, прежде чем на связи проклюнулся Херб. Голос его сразу показался каким-то не таким как обычно, даже через радио. Лисит тут же это отметил и проверил телеметрию с катера и скафов десанта - всё чисто.

- Слушайте внимательно! - оттявкал Нурек, - Убирайтесь оттуда немедленно!

- Сдесь... уээ... какой-то бетонный туннель... ммм... и там в конце десять, двадцать четыре...

- Ты меня слышишь?!

- Десять двадцать восемь, Авалон...

Как и остальные, Ирис немало перепугалась таким поворотом событий; может быть куда больше, чем остальные. В то время как лисит продолжал попытки достучаться через уши, она уже включила Слух. На голову тут же навалилось это самое, словно внутри головы одновременно визжали тысячи раненых животных, словно стекло пропускалось через мясорубку, словно... короче говоря, это было настолько же неприятно, как снять противогаз в коллекторе канализации. Поборов естественное и очень сильное желание спрятаться от этого, трёххвостая проникла Слухом вниз, к поверхности планеты, где возле пологого горного хребта и вырытой в грунте ямы стоял катер. У неё было чувство, что её терзают тысячи зубов, когтей, это было совершенно невыносимо! Ирис расслушала в переплетении подземных корридоров двух лиситов, и "схватила за шкирку" первого попавшегося, которым оказался Шкер. " ВЫХОДИТЕ К КАТЕРУ!!". Какое это возымело действие, она уже не успела увидеть, просто потеряв сознание от перенапряжения.

- Ири? - потрогал её за плечо Нурек.

- А? - разом открыла она глаза, - Нур? Как наши?

- Нормально, мы их вывели.

- Ну и ниточки, - помотала головой трёххвостая; она припомнила "кислятину" и её стошнило.

Херб и Шкер находились в не самом лучшем состоянии, пока что вообще плохо соображая, что происходит; для некоторой безопасности и ради спокойствия их держали под наблюдением "бортврача" в виде АПГМ ( Автономный прибор Горячей Медицины ): как известно, подобные состояния могут достаточно резко перейти в физическую форму. Недолгое расследование собственных действий выявило, что после высадки и углубления в бункер Шкер и Херб подверглись неизвестного рода воздействиям, имевшим в первую очередь проявления в сбое нервной деятельности. Постепенно нарастающий характер воздействия не позволил им самостоятельно определить наличие угрозы, и вероятно без помощи Ирис и Нурека им могло бы прийтись гораздо туже.

- Достаточно интересно, - прокомментировала Шерин, - Возникает вопрос, почему тхаты, которые копались в этом же самом бункере гораздо дольше, ничего не обнаружили? Дело в особенностях вида?

- Дело скорее в нас, - подумав, сказал Нурек.

- Кы? - округлила глаза Ирис.

- Именно в нас, во мне и Ириске, как проводниках сквозняка. Тхаты видимо обладают низкой проводимостью, потому они ничего и не заметили...

- Сразу, - уточнила Ирис, - Но проявления того же эффекта неизбежны.

- В таком случае необходимо запросить космограф, нет ли у них того что вы описываете, - сказала Шерин.

- То же самое хотел тявкнуть, - зашёл в отсек Шкер, - Как очевидец и даже пострадавший, запрошу сам...

- А что собственно это было, поподробнее? - уточнила лиситка.

- Хм... Ну совсем точно не опишу потому как слов таких нет, - фыркнул Шкер, - Но если понятными словами - волна беспричинного ужаса... желание исчезнуть чтобы избавиться от него... что-то вроде этого. В какой-то момент я вообще перестал осознавать где я, кто я... Вобщем кошмарикус!

В то время как Шкер сел за составление запроса в адрес тхатовских космографов, Ирис провела несколько пассов над Хербом, который как видно получил куда сильнее - лисит смотрел не особо разумными глазами, поклацывал зубами, а уши его до сих пор отчётливо тряслись. Мягкие лапки лисички конечно привели его в чувство, но не полностью.

- Всё в порядке, Хе, - погладила она лиса по уху, - Наверное...

- Никогда не думал что такое может быть со мной! - произнёс Херб, - Мне казалось что... Ффущ, я даже не знаю как это описать!

Лисит мелко задрожал, так что ранее сомневавшаяся Ирис достала из кармашка пакетик с травяными порошками и зажигалку; провыв нечто нечленораздельное, она зажгла огонёк и бросила под него щепотку, пыхнувшую зелёным дымком. Подождав с минуту, она щёлкнула пальцами перед носом Херба, смотревшего в пустоту. Тот разом очнулся:

- Что за дым коромыслом? - лисит помахал лапой, разгоняя дым, потом задумался, - Ир, а я не должен сейчас быть на катере?

- Не, ты уже там был. Я позволила себе немного потереть тебе память, Хе.

- Да ну, на кой? - удивился Херб.

- Спроси Шкера, он подробнее объяснит, - пожала плечами Ирис.

Конечно же она почувствовала некоторую настороженность с его стороны - да и как может быть иначе? Ни с того ни с сего оказываешься в будующем, не помня что произошло, к тому же тебе заявляют, что потёрли память - каково? Любой косо посмотрит. Так что Ирис спокойно отнеслась к косоватым взглядам Херба, пока он соскребался с койки дабы найти Шкера и действительно спросить его. Хотя она волновалась за лисика, дух исследователя затявкал в ней с полной силой.

- Потёрла? - почесал за ухом Нурек, - Ну что-ж... Посмотрим, поддаётся ли оно затиранию. И если поддаётся, каковы будут отличия в развитии симптомов у него и Шкера.

- И действительно хорошо бы узнать что с тхатами.

- В первую очередь хорошо бы взять пол-светогода в сторону, - заметил трёххвостый.

После того как "2Л" отлетел слегка в сторону от звёздной системы экс-Макшаба, участники витья ещё раз критически оглядели все наличные факты для выработки плана действий. В это время связной зонд уже ушёл искать космогра тхатов, предположительное место работы которого было известно. Космофлотские лиситы слегка "подняли хохолки", так как в связи с такими обстоятельствами обычный полёт превращался в не совсем обычный. Курсанты так вообще сидели с видом "а давайте пальнём!" - пальнуть на корабле можно было из двух мр-пушек, подвешенных на правый стабилизатор. Впрочем, они сами соглашались, что палить не во что.

- Наморду какое-то информационное заражение, - раздумывал Шкер, - И в данный момент мы полный ноль в данном вопросе, разобраться сами не сможем. Правильно, Хе?

- Наверно, - пожал плечами тот, - Я пока ещё в некотором замешательстве от такой байды.

- Ну если и ноль, то не полный, - заметил Нурек.

- Даже меньше чем ноль, - уточнил Шкер, - Ты сам тявкал, что вы двое являетесь проводниками.

- Но не тупо механически, как с электричеством. Контролировать наводку на кого-то извне сложно, но вот заблокироваться от воздействия особых проблем не составит.

- Действительно, - кивнула Ирис, - Значит мы таки можем пошарить по бункеру!

- Ну-ну, - скривился Херб, - Ири, и не думай. Это дело для других служб, мы умываем лапы.

- Хе, не смей занудствовать! - возмутилась спайдерфоксиха, - Мы не можем сказать точно, что там за дрянь, но зато в отличие от вас представлем себе её природу. Так что сможем правильно среагировать.

- Предлагаю проверку, - сказал Нурек, - Высаживаем меня. Если всё в порядке, высаживаем ещё пушу.

- У нас же есть пара удботов, - заметила Шерин, - Использовали бы на расстоянии...

- Не прокатит. Получишь всю информационную "кислоту" по каналу управления.

- Проба! - щёлкнул когтями Херб, - Вывалим туда удбота с атономным управлением.

Для сооружения противокислотной защиты потребовалось некоторое время: трёххвостые сели навивать нитки из своих хвостов, ловко орудуя когтями. Из этих ниток они навязывали сложной формы узелки. которые в свою очередь помещались на ухи и хвосты.

- Да вобщем это так, для затравки, - показала на узелки Ирис, - Основное под ушами.

- Эмм... Надеюсь вы знаете что делаете, - зажмурился Херб.

- Последние восемь часов помнишь?

- Нет.

- Ну вот и ответь себе на вопрос, знаем или нет.

После того как все в очередной раз плотно загрузились сухпайком и отсурковались, витьё продолжилось. В катер были помещены Нурек одна штука и удбот тип М45, ящикообразный шестиколёсный робот с "лапами" - тоже одна штука. "2Л" подошёл к орбите планеты и катер, выйдя из шлюза, направился к поверхности. При этом за связью с аппаратом следила только Ирис, остальные вообще отошли подальше от мониторов. Спайдерфокс выгнал наружу удбота, после чего предусмотрительно приготовил катер к быстрому старту, и лишь затем пошлёндал в скафандре в яму, вырытую тхатами. Ирис всё видела через камеру на его шлеме: серовато-бурое небо, едва светящееся, белёсый туман в низинах и песочного цвета россыпи то ли камней, то ли кусков грунта.

- Погодка не мёд, - посмотрел на приборы Нурек, - Минус сто шестьдесят, давление 0,13 атмосферы... Содержание кислорода мизерное. Содержание паров азотной кислоты резко завышенное... Слушай, спроси на всякий случай, эти скафы химически стойкие?

- Более чем, - заверила Ирис, - Смотри внимательнее по сторонам, Нур.

- Пытаюсь. Сдесь спуск в выработку, видишь? Да, следи за железякой.

- Слежу, пока с железякой всё в норме.

Железяка продолжала выполнять свою программу, Нурек же осторожно спустился по наклонной стене и оказался в яме глубиной шагов семь-десять; сдесь из грунта торчали какие-то ровно отёсанные куски, живо напоминающие остатки строений. Посветив мощным фонарём, спайдерфокс обнаружил вход в туннель и двинулся туда, хрустя ледяной коркой под ботинками.

- Ты не об азотной кислоте волнуйся, - напомнила Ирис, - Как там с этим самым?

- Мнээ... вроде чувствую, но пока защита кажется ничего не пропускает. Узелки они такие...

- Хорошо. но если что-то покажется странным, сразу тявкни!

- Замотано.

Надо сказать что объект-то был крайне унылый, ибо всё что сохранилось - большого размера бетонные тоннели, да и то не везде. Даже толстенные бронированные кабели, шедшие ранее по стенам, во многих местах истлели настолько, что развалились в труху или провисали, как макаронины.

- Это вообще что было, - раздумывала Ирис, - База какая-то?

- Может быть. А может и вокзал. А может и ещё что... Нить побери, тут ничегошеньки целым не осталось. Видишь вот это пятно? Я так полагаю, это всё что осталось от железной двери.

Ирис перевела взгляд на соседний экран, где отображалась телеметрия удбота. "Сбой программы".

- Дыых, Нур, железяка сбилась! "Сбой программы" пишет.

- Плоховатенько... Ладно, сделай пока вот что - возьми лапное управление и приведи его обратно к катеру. А диски с программами и все записи потом обязательно надо затереть.

- Замотано.

Лисичка переключила лапное управление и при помощи обычных кнопок на клавиатуре повела удбот в нужном направлении, вскорости загнав в грузовой люк катера; убедившись что машина стоит как надо, она включила блокировку и набрала самую радикальную из всех команд: "format C:". Затереть все данные на удботе было необходимо, чтобы информационная "грязь" не пролезла дальше. А грязь ли, задумалась Ирис. Грязь это в лучшем случае... Нурек же прошатался по катакомбам, насколько хватило его Дури, то есть ещё несколько часов; кроме нескольких истлевших до неузнаваемого состояния механизмов, он ничего не обнаружил. По крайней мере, трёххвостые достоверно выяснили возможности защиты от "закисла", а рассчитывать на невероятные находки в бункере не приходилось, ибо его как следует осмотрели тхаты.

Четырёхлапые напомнили о себе, когда вернулся почтовый зонд. Ответственные уши космографического судна, лапитан Коврошо, сообщал о том что действительно, после посещения планеты у тхатов стали наблюдаться беспричинные расстройства состояния вплоть до галлюцинаций; пострадавшие были отправлены в региональный Центр Всяческой Помощи ( ЦВП ). Также он сообщил, что соразмерно имеющимся данным, подобные явления с высокой степенью вероятности свидетельствуют о загрязнении инормационного эфира либо наличии каких-то вредоносных субстанций...

- Кстати припоминаю, - сказала Шерин, - Кажется, нечто похожее было на Аквудуке?

- А да, кстати, точно! - кивнул Херб, - Надо пристально заняться сравнением данных. Конечно, с собой никто энЦОКлопедию по истории DWR не взял?

- У меня в компе есть вроде бы, - пожал плечами Шкер.

В то время как рыжие занялись обтявкиванием с этой стороны, трёххвостым предстояло разгрызть другую твёрдую ботву: можно ли всё-таки уверенно тявкать о том, что народные средства помогают от закисла?

- Вдобавок, - заметила Ирис, - Этот порошочек, которым я узелки натирала, крайне редкая штука, на всём Пролесье его горсть наберётся, а наскребать его - завьёшься.

- Нну и это тоже, - согласился Нурек, - Заменителя для мохоцвета пока ещё не нашли. Ыхх... чтобы такого найти чтобы это послужило доказательством существования Макшабы? Не думал что без Слуха может быть так сложно.

- А, научный подход и всё такое! - припомнила его же слова она, - Главное при нас осталась голова. По идее этого нам должно хватить. По идее... Хотя эта перспективка меня подпугивает, Нур. Если мы не сможем ничего найти?

- То найдут другие, - пожал плечами спайдерфокс, - Но тут ты права, это будет кисло. Так что придётся пораскинуть ушами!

Раскидывали ушами достаточно долго, так что Нурек ещё раз успел слетать на поверхность, посмотреть достаточно перспективный район, но снова ничего не обнаружил. Собственно, на "2Л" конечно же имелся и градиосканер, и мощный малочастотный радар для просвечивания, но для поиска чего-либо на глубине в 50-100 метров, где как предполагалось могли оставаться законсервированные объекты, эти штуки годились плоховато, к тому же их сбивало закисление.

- Ирисочка, - приобнял лисичку Херб, зайдя в отсек, - Ну ты бы хоть подрыхла. Сколько часов уже просидела?

- Сколько, - задумчиво погладила она его по лапе, - Недостаточно, вот сколько. Достаточно будет, когда будет ответ на вопрос, где искать то зачем мы прилетели.

- Это да, космофлотские уже сидят как на иголках... Мы там посмотрели и подумали вот что, - Херб показал когтем по карте, напечатанной на картонке, - Ударная волна от сверхновача имела два эффекта - гравитационный и вещественный. Сначала ударила волна изменившейся гравитации, которая оказалась не особенно сильна из-за того что это звезда класса С...

- Фуф, - выдохнула Ирис и посмотрела на него с улыбкой, - Ты с кем говорил? Попроще, Хе.

- Хорошо, представь себе что планета это комок песка и железных опилок... каковым собственно она и является. Она привязана к звезде тяготением, представим что это нитка. Во время сверхновача за эту нитку сильно дёрнуло. Комок помялся. Так сойдёт?

- Пока да. Но что из этого?

- Из этого кое-что. Мы подумали о том что это "помятие" может быть достаточным для того чтобы что-то закопать на значительную глубину. Однако рассчёт показывает что сила была недостаточна. Следовательно, основные воздействия на поверхность, произошедшие сразу после ЛП, относятся к удару мощной волны раскалённого газа, выброшенного со звезды. Сдесь можно чётко определить, какая сторона планеты была обращена к этому "фонтану", это видно почти невооружённым глазом.

- А почему обожжено более чем половина поверхности? - заметила Ирис, глянув на карту.

- Потому что шлейф газа был длинный и заметное воздействие оказывал в течении, как рассчитал Шкер, сорока минут. За это время планета успела порядочно повернуться. И за эти сорок минут с неё выдуло в космическое пространство 98% содержимого атмосферы и около 50% воды с поверхности.

- Прелестная картина, - хмыкнула лисичка.

- Я описываю тебе эту картину, чтобы были понятны выводы, - пояснил Херб, - Кроме того, учти следующее: выбросы на звезде начались недели за две до окончательного ПЫЩа. Следовательно, у аборигенов было время что-то сделать. Катастрофическое увеличение температуры, первое что придёт в голову - куда бежать?

- Туда где холоднее, естественно. Но если представить себе атмосферу паники, то наверное ответ - к полюсам ближе.

- Вот! Мы рассудили так же. Сдесь, - снова показал по карте Херб, - Мы можем проследить старую береговую линию полярного океана. Населения на этом континенте было - завиться сколько. К тому времени как был дан финальный гудок, на этом побережье должно было скопиться изрядно пар ушей...

- Почему вы смотрели именно на этот берег?

- А! Сдесь не только берег, максимально приближенный к полюсу. Сдесь вдобавок ещё и горная цепь, а также линия, по которой проходила граница освещённой стороны планеты во время сверхновача. Шкер счёл что сдесь неминуемо возникнет селевой эффект, а именно поток газа подхватит вещество поверхности, волна ударится в горы и подпрыгнет, после чего засыпет предгорья изрядным слоем, причём сверху. А судя по сканам, которые сделали тхаты, в этом районе проходила магистраль невообразимой ширины... хотя в общем там куда ни ткни везде было по магистрали.

- Уйй, - поморщилась Ирис.

- Само собой, - кивнул Херб, - То что мы там увидим не будет весёленьким.

- Но тем не менее увидеть это мы должны, - мотнула ушами лисичка, - Слазаем мы с Нуром?

- Сначала попробуем просканировать с орбиты, а если уж не получится, то. Хотя от высаживаний толку мало, у нас же нет переносных радаров или чего-то такого.

- Почему нету? - задался риторический вопрос.

- Ну, это ещё хорошо что мы есть, - заметил Херб, - Конечно, кое-какие доходы у DWR есть, но в целом-то у нас благотворительная контора. Да и даже если бы не, держать в готовности разведывательную партию с полным оборудованием - это разорение.

- Хм, доходы? У DWR ? - задумалась Ирис, - От продажи сувениров?

- В том числе. Но основное это продажа геномов для их использования в генной инженерии... Некоторая плата для форм жизни, которые мы вытаскиваем из небытия.

- Геномов? Их и так бесконечное количество!

- Ни в коем разе, их как раз вполне определённое конечное число. Для поддержания жизнеформ в течении миллиардов лет и для создания новых каждый отдельный геном весьма ценен.

- Начинаем пролёт, - засунулся в дверь Шкер, - Канал 3.

- Поняли.

"2Л" с очень порядочной скоростью сблизился с системой, слегка тормознул возле самой планеты и точно вышел на предполагаемую цель, пройдя на высоте 50 килошагов над ней; были даны импульсы как с радаров, так и с градиосканеров. Не желая испытывать судьбу, сразу же после этого корабль ушёл снова на окраину системы, подальше от "закисла".

- Мимо, - оттявкал Нурек, - Кто там за пультом наводки, Марсо? Баклан! Ещё раз.

- Мимо по горизонтали или по глубине?

- И так и так. Низачот. Давайте-давайте, вторая попытка.

Однако и вторая, и третья попытка были безуспешны, причём было трудно понять, из-за аппаратуры или оттого что экипаж никогда ещё не выделывал таких финтов. Ирис сидела у экрана в совершенно обалделом состоянии, ей жутко хотелось свалиться на кушетку - а они тут были весьма неудобные, но тем не менее. И всё же спайдерфоксиха дождалась, пока наконец с пятого захода радары корабля зацепили нужную глубину и нужное место. Поперёк всего экрана пролегала широченная ровная полоса - та самая трасса. Даже разглядывать эти снимки безопасно могли только трёххвостые, что они и сделали. Ирис увеличила приближение и один за другим сменила несколько фильтров, пока изображение не стало достаточно чётким. Как она и предположила с самого начала, вся дорога шириной в двадцать полос была заставлена автомобилями... точнее, так было тогда, перед самым финишем, теперь же остался отпечаток дороги, и поверх него - отпечатки машин, под двухсотметровым слоем пепла и грунта. А вот на свободных местах между прямоугольниками... там были видны отпечатки тел. Ирис прекрасно всё понимала, но всё же её пронял озноб при виде такого количества. Отдельно и целыми кучками, размером побольше, поменьше, и совсем маленькие. Даже сдесь, на весьма небольшом отрезке дороги, их были тысячи...

- Кажется мы нашли что хотели, - произнёс Нурек.

- Пожалуй, это да, - сказал Херб, глянув, - Такие скриншоты будут достаточно убедительны для ответственных ушей в штабе по галлактике.

- Не думала что скажу это, но давайте побыстрее слиняем, - устало сказала Ирис.

Собственно, так и сделали: полученные данные несколько раз переформатировали для очистки от закисла, а на всём использовавшемся оборудовании переустановили мягкое ( софт ). "2Л" отправился прямиком на Кириалис. По крайней мере, так думали.

Оказалось, что немало ошиблись, так как едва аппарат начал набирать хорошую межзвёздную скорость, один из двигателей практически прекратил существование, развалившись на отдельные части; термоядерно горящие куски отлетели назад, где и раздались в темноте космоса весёлым салютом.

- Что? - пожал плечами космофлотский лисит в ответ на взглд Херба, - Движку лет гораздо больше, чем всем нам вместе взятым. Было. Зато практически из мусора собран... был.

- Хорошо ещё что мы не "были", - хмыкнул Херб, - Дотянем до места?

- Нет конечно. Теперь, самое оно - остановиться на Кирпичном 102, там отличные ремзаводы, от силы за пару суток сделают новое двигло.

- Ну и ладно... Оттуда можно будет дать "молнию" в штаб.

- Ещё бы не ладно. Всё рассчитано!

Судя по тому что аппарат успешно дополз до Кирпичного, рассчитано было. Система сия, вращавшаяся вокруг огромной звезды голубоватого оттенка, не была толком никем населена, хотя при взгляде на радар так не скажешь - всё забито платформами, станциями, пристыкованными кораблями; где нет этого, висят в пространстве нарезанные на ровные блоки куски астероидов, льда и мороженного газа. Собственно из-за этих "кирпичей" размером по килошагу каждый и возникло погоняло "Кирпичное". Центром всей возни была огромная, радиусом килошагов сто, кольцеобразная платформа, на которой громоздились всевозможнейшие сооружения; как внутрь кольца, так и наружу торчали тысячи причальных ферм и погрузочные устройства. "2Л" зашвартовался сразу в док ремзавода, дабы действительно поставить новое двигло; DWRовцам делать было не особо чего, так что они вышли с завода побродить по платформе; вся она была выполнена в виде единой станции, и в любое место можно было попасть без скафа. Практически везде взгляд упирался в стандартные стеновые панели, металлические, с канавками, с протянутыми поверх кабелями и трубами; свет шёл от солнечных ламп, скрытых в гуще проводов и за вентиляционными решётками. В воздухе несло металлом, смазкой и озоном. В общем, не самое лучшее место для праздного околачивания, но после долгого сидения в тесном корабле необходимо. Едва трёххвостые сошли с трапа, их словно подбросило вверх.

- Да ну? - удивилась Ирис и легонько подпрыгнула почти на метр, - Ого!

- Это там ого, - показал за спину Нурек, - А сдесь как раз так себе. Просто исскуственное притяжение включено не на полную катушку.

- Это да, - кивнул Херб, - Вот индикатор.

Индикатор, каких тут на стенах висело достаточно, представлял из себя пружинные весы с грузиком, на шкале которых было размечено число G, включённое в отсеке в данный момент; по разным причинам тягу могли регулировать в обе стороны.

- Главное не попасть под усиленное тяготение, - хихикнул Херб, - А сейчас я думаю самое время посетить столовку!

Встречали корабль в доке фелины - кошкообразные гуманоиды, сильно смахивающие на любую другую кошку; эти были разнообразных расцветок, рыже-серо-бело-чёрные в разных сочетаниях. Трёххвостые слегка попялились на котэ, но поскольку как упоминалось они не имели привычки на кого-то пялиться, пошли дальше. Столовок на платформе было полно, и почти все они соответствовали стандарту, распространённому по галлактике - большой зал, подпираемый колоннами и заставленный длиннющими столами. В данной конкретной столовке толклось большое разнообразие пар ушей; немалую часть из них составляли сквиры, чьи длинные рыжие уши с разлапистыми кисточками трудно не заметить; также наблюдались фелины, некие жабоподобные существа, крупнокалиберные разумные птицы... от многообразия слегка зарябило в глазах. Впрочем больше всего Ирис обалдела, увидев чем они тут питаются.

- Опять сухпаёк?! Да его на посуде наелись уже выше ушей!

- Гм, - пожал плечами Херб, наваливая себе в миску сухпайка, - Тут и много другого чего есть, но это самое быстрое. И, на посудах "космофлотское", а сдесь "традиционное".

- Слышь, традиционный, - сказал Шкер, - Ты "молнию" послал?

- За пять минут до пристыковки.

Трёххвостые навалили себе салата из какой-то неизвестной, но вкусной ботвы, и уселись рядом с лиситами, лопавшими "традиционное". Ирис с немалым интересом изучила и надписи на столе, оставленные за многие годы; конечно многого она не поняла, но всё равно занятно.

- О, завивать вдоль! - подтолкнул её Нурек, - Смотри, опять лисо!

Под лисо он подразумевал небольшую толпу шнерков, ввалившихся в столовку. По сути они представляли из себя нечто среднее между лиситом и спайдерфоксом, как по форме морды, ушей и лап, так и по окраске, кояя была серая различных оттенков. Шнерки, в количестве дюжины хвостов ( по одному хвосту на голову! ) уселись за соседний стол лопать "традиционное". Ирис почему-то больше всего внимания обратила на двух, крупного самца с чёрными полосками по морде, и самочку с острой мордочкой и синеватыми волосами; она невольно прислушалась к потявкиванию.

- Башка болит, Зел, - фыркнула шнерковка, ковыряясь в тарелке.

- Так сходи в санчасть.

- Ну их под колосники, - рыкнула она.

Спайдерфоксиха удивилась, что смогла разобрать смысл слов, ведь она не знала шнерковского языка. Собственно, спроси её что означает каждое конкреное слово - она бы не ответила. Но тем не менее всё в куче прекрасно понимала. А поняв, прямо-таки непроизвольно повела в воздухе лапкой и щёлкнула когтями.

- О-о, - округлила глаза шнерковка, - Похоже точно в санчасть пойду. Болела-болела и ни с того ни с сего перестала...

- Не волнуйся, лисо, - сказала Ирис, - Это я. Так, ммм... случайно.

- А...Э? - слегка скосилась шнерковка, оглядывая компанию, - Вы что, спайдерфоксы?

- Вроде пока были, - хихикнула лисичка.

- А, ну тогда спасибо, - пришла в себя шнерковка, - Я думала кто-то из наших прикалывается, перекрасились... А что-ж вас сюда занесло?

По мере того как Ирис растявкивала о том, что занесло, шнерки всё более поднимали уши; даже остальные хвосты, сидевшие в столовке, начали кучковаться вокруг.

- Это интересно чуть более чем полностью, - сказал Зелон, а это был он, - А то знаете, как нас сюда сослала Каера, так и околачиваемся, и конца и края не видно.

- Вдобавок, - припомнила Кирина, - С Паклухом в своё время тоже могло произойти что-то подобное, но этого не допустили... слушайте, а можно с вами увязаться?

- Можно, - улыбнулась Ирис, - Только мы пока сами не знаем, к чему увязываться.

- Да, кстати о птичках... - заметил Херб.

- Клоо? - высунулся из задних рядов микура.

- Я образно, - поправился лисит, - Раз уж вам не терпится во что-то вляпаться, я это организую мигом! Да, кстати, что значит "сослала"?

- То и значит, - фыркнул Зелон, - Отрабатываем долг ШМК Союзу. Попались на элементарную подставу.

- Хм. Может быть из операции удастся извлечь и какой-то материальный куш, - заметил Херб.

Хохолки, особенно шнерков, заметно приподнялись.

- Ты уже один раз получил куш, - напомнила Кирина, - На семь годков.

- Я тявкаю может быть, и к тому же попутно, а не с самоцелью, - уточнил Херб.

- Тогда другое дело!

Соразмерно новым опциям, компания взяла ещё салату и села для перетирания в расширенном составе, включавшем шнерков, микур, нескольких грызунов и даже зверьков неизвестной национальности.

- Не забывайте вот о чём, - тявкнул Нурек, - У нас на объекте жутчайший закисел. У DWR есть средства его преодоления?

- Впринципе есть, - сказал Шкер, - Но это сильно затруднит дело. Если бы этого... как вы тявкаете, закисла, не было бы, мы вызываем базоносец с Цырна, это не так уж далеко, и от силы через месяц начинаем реально копать. А так - оттявк в Самый Центральный Центр на Лайану, пока там проглотят, пока изыщут эти средства... ну, думаю понятно, что канитель разыграется та ещё.

- А если мы ухитримся найти средства? - спросила Ирис.

- Тогда опушненчик. Фигня ещё в том что этот самый базоносец, "Саламандра", по планам должен идти совсем в другую сторону. И нужны неопровержимые улики, чтобы эти планы менять.

- Ну допустим, - покачал ухом Нурек, - Но где взять столько мохоцвета?

- Ты знаешь, где, - хмыкнула Ирис.

- На Орликто в пещерах? - скривился тот, - Там сыро...

- Да не только сыро. Но кажется, стоит слазить?

Про пещеры на Орликто, бывшем Паклухе, трёххвостые знали хорошо: там росла уйма всего такого, чего не найдёшь по всей остальной Вселенной, с Пролесья туда частенько летали специалисты. И некоторые даже возвращались с определённой добычей, так как местное население, фериты, способствовали поискам. Конечно времена были не те что раньше, в пещерах даже из феритов почти никто не жил, но любителей облазить там всё от стенки до стенки всё же находилось достаточно. План вырисовывался достаточно элементарный, а именно попасть на Орликто и раздобыть в пещерах побольше мохоцвета или его заменителя. Первейший же вопрос встал с попаданием, ибо межзвёздный транспорт чего-то да стоил, а дензнаков у трёххвостых имелось аккурат до Кириалиса и обратно. Впринципе конечно можно было поныть и пролететь нахаляву, но это было признано кривоватым.

- Знаешь что я тявкну, Хе? - тявкнула Ирис, - А кто узнает, что на экс-Макшабе закисел?

- Уэ? - удивился лисит, - Ты предлагаешь об этом умолчать? Но в таких услових нельзя работать!

- Можно, - возразила спайдерфоксиха, - Причём весьма длительное время. Тхаты провозились несколько суток в самой загрязнённой зоне и схватили симптомы только через несколько месяцев. Так что давай замнём это дело... А когда базоносец будет на подходе, у нас уже будет защита.

- А если не будет? Впрочем, не в этом дело. Всякое замалчивание у нас не практикуется, Ири.

- У нас тоже, Хе, но иначе всё остановится на невозможное количество времени!

- Не остановится. Ты уверена, что вы сможете достать защиту на Орликто?

- Абсолютно!... Почти абсолютно. Почти уверена.

- В таком случае так и оттявкаюсь: имеется Ирис, она почти уверена, - сказал Херб, - Там куда я оттявкиваюсь тоже не умалишёнки сидят, всё поймут.

- Это вариант, - согласилась лисичка.

Помимо этого варианта, нужно было ухитриться найти подельников на такое мероприятие. На Пролесье сделать это было проще простого - да только тявкни Рике, вся Пропия на уши встанет. Лиситам предстояло продолжать разгребать аналитическую кашу, ибо кроме них пока что ни одного сотрудника DWR не имелось в радиусе тысяч парсеков, так что на них нельзя было рассчитывать. Правда, трёххвостые тут же почувствовали, что попали в нужное место - да взять хотя бы этих шнерков, сунувших нос пусть из любопытства, но сунувших. Ирис и Нурек этого не знали, но на самом деле столовки на станциях вроде этой - это пожалуй самое то место, чтобы найти подельников для какого угодно дела; именно сдесь оказываются все кто по каким-то причинам остался без дела. А вся атмосфера станции отнюдь не способствует впадению в спячку, так что...

- Сделайте вот что, - сказал Зелон, - Повесьте вон туда, на доску объявлений, бумагу!

Ирис подошла к весьма обширной доске, завешенной разнообразными листками: "Отправлюсь за креветками на Мидео. Нужны уши имеющие представление о том что такое креветки...". "Если тебе надоело бить балду, прилетай к нам на NCI4503! Испытай на себе добычу редкоземельной байды! Ибо..." И так далее в том же духе. Спайдерфоксиха с интересом осмотрела доску и приземлившись обратно за стол, попросила у шнерков бумажку и стала чертить по ней карандашиком ( карандашик у неё всегда с собой имелся ). В формальностях она себя не ограничивала, размашисто нарисовав шар, изображавший планету, морды лисеев, ПЫЩ от звезды... заминка наступила с закислом, как его нарисовать? В итоге получилась отрицательная рожица и подпись "HNO3", обозначавшая азотную кислоту. Естественно, рядом с иллюстрациями были пояснения буквами; написать их оказалось достаточно сложно, так чтобы поняли все кто это сможет увидеть, но с помощью лиситов и шнерков справились. Всё это добро, начерченное на достаточно большом листе, оказалось помещено на доску.

- И орать незачем, - подытожил Нурек, - Так, Кирина, Зелон, вы с нами?

- Пожалуй да. А то... - Зелон огляделся по сторонам, - Недавно Каера сама сюда заявилась, гоняет всех как тараканов по кухне. Уж хоть куда отсюда слинять!

- Эх, ты представляешь себе какую Кашу мы завариваем? - осведомился спайдерфокс.

- Не большую чем она есть, - точно ответила Ирис.

Когда через небольшое время "2Л" был починен, лиситы отправились на Кириалис, в то время как собравшаяся компания - на Орликто, используя попутный сквирский транспорт. Хотя Херб отдал трёххвостым все наличные дензнаки, грызуны ультимативно отказались брать плату; искать другую оказию было долго, пришлось лететь бесплатно.

>>>>>>

Система Цырн находилась, по галактическим меркам, недалеко от Кирпичного и экс-Макшабы; это была очередная планетарная стройка, затеянная неугомонными грызунами с кисточками на ушах. В числе тысяч прочих кораблей, работавших там по самой разной тематике, был и базоносец DWR "Саламандра". Как нетрудно догадаться, обнаружение объектов подобных экс-Макшабе было делом весьма редким, так что все корабли организации имели двойное назначение, превращаясь в генераторы финансов; на базоносце для этого было всё что пушеньке угодно, восемнадцать заменяемых проммодулей составляли целый завод, способный выпускать хоть космические аппараты, а сзади имелся сборочный док для монтажа чего-либо громоздкого. В данном случае производственные мощности корабля были заняты сооружением бесчётного количества проммодулей, за каждый из которых впрочем ТФФ исправно перечислял положенные суммы. В носовой части судна, на командном мостике под нависающим бронекозырьком, чапал туда-сюда тоадоид, приземистое прямоходящее жабообразное зелёно-бурой расцветки с белым пузом; непосредственно пуза обычно не видно под одеждой, зато отлично виден огромный зоб, который тоадоиды имеют привычку иногда раздувать, квакая. Так как на жабе не было обуви, она действительно издавала звуки типа "чап-чап", перепончатыми лапами по полу. В креслах рядом рассиживались ещё двое, фелинка и сквир; кошка просто дремала с блаженным выражением на мордочке, а грызун чихвостил резцами орехи, для чего на коленях у него стоял поднос.

- То есть вот такое болото, - приквакнул жаб, - Судя по этому рапорту от лиситов, у нас аврал.

- Ну и хорошо, - цокнул грызун, - Рано или поздно это бы случилось, правильно? Так почему не сейчас. К тому же чем быстрее мы приступим к восстановлению, тем больше шансы на успех оного.

- Я про то что только-только наладили гон плана, - махнул лапой тоадоид, - А! Раз уж пошла такая бадяга, никуда не денешься!

- Как же, - возразила фелинка, не открывая глаз, - Ты же видел, что они там написали: на объекте информационное заражение.

- Но они там также написали, что есть уверенность в доставке защитных средств.

- Тебе достаточно того что написали неколько лиситов, которые может быть первый раз увидели карту галлактики? - фыркнула фелинка, - А если они ошиблись?

- Дёготь и перья, - пожал плечами сквир.

- Да их-то можно хоть на куски порезать потом, косяк уже будет допущен...

- Я поломал над этим предмозжие, - сказал жаб, - И пришёл к выводу, что хотя долг Жадности требует от нас неукоснительного роста производства, он также требует от нас выполнения наших обязательств. В данном случае эти обязательства перед DWR. Так что голосую за сворачивание операций и передислокацию к объекту.

- Ты капитан, - пожала плечами кошка.

- Нет, как раз я не капитан, - возразил тоадоид, - И спрашиваю именно вас, что делать. Думаю что вы прекрасно знаете мнение сотрудников на этот счёт, поэтому и.

- Конечно всякая передислокация это непопулярная мера, - цокнул грызун, - Однако поскольку ммм... как бы так цокнуть, идеологическая работа у нас была поставлена правильно, причастные носы имеют полное представление о том куда передислоцироваться и зачем. Принципиальных возражений я не слышал.

- Может, плохо слушал? - хмыкнула фелинка.

- Нормально, - усмехнулся сквир, - Если ты имеешь ввиду всякие "мне будет неудобно летать домой", это детский сад, а не принципиальные возражения.

- Так всё-таки, поехали? - уточнил жаб.

- Секундочку, - грызун подбросил монету, - Да, поехали.

- Пожалуй что ничего другого не остаётся, - фыркнула фелинка.

- Ключ на старт! - квакнул тодоид.

Это было отнюдь не риторическое высказывание, программа для приведения корабля в мобильный режим уже была готова и теперь начала действовать; между "Саламандрой" и платформами засновали малые корабли, перетаскивая персонал и оборудование, в доках перетасовывали аппараты, отстыковывали всякую ерунду, навешанную по бокам судна. Спустя всего сутки огромный, длинной более трёх килошагов корабль, до этого лет десять простоявший на этой орбите, разогнал двигатели и тронулся в путь. Двигатели у него были знатные, навешанные на торчащие в стороны от корпуса фермы, и были точь в точь похожи на моторы древних атмосферных самолётов, так как имели впереди пропеллеры; таковых агрегатов имелось четыре штуки. Передняя часть корабля, сплюснутая и обтекаемая, представляла из себя отдельный фрегат, в случае надобности отделяемый от остальной конструкции; на верхней плоскости находилась орудийная башня с мощным вооружением, за ней - выдвижная локационная установка. Когда-то считали, что этот градар может самостоятельно искать нужные объекты, но выяснилось что Вселенная таки слишком большая. За носовой частью шли поперечные "крылья" с двигателями, затем длинная "колбаса", состоящая из коробок проммодулей и скрепляющих их ферм; сверху был сплюснутый отсек, представляющий из себя планетоид на тридцать тысяч пушей, рядом - вместительный ангар для малых аппаратов. Заканчивалось всё это добро двумя блоками с кучей кранов и раздвижных ферм, со сборочной площадкой между ними. Никаких соплов корабль не имел, так как двигатели работали без выброса вещества, только иногда могли стравливать избыточное тепловое излучение через выхлопные трубы.

Пропеллеры размером с пятиэтажный дом вращались с неразличимой для глаза быстротой, толкая громадную конструкцию сквозь пространство; лёгкая дымка, имевшаяся в системе, закручивалась вихрями позади идущей "Саламандры". Мерцая огоньками, корабль сделал круг по системе и устремился в черноту космоса.

>>>>>

По мере околачивания в жилблоках транспорта трёххвостые смогли слегка получше познакомиться с увязавшейся за ними командой, состоявшей из Зелона и Кирины, сквира по имени Мер, и двух микуров - Гсача и Крача. Птицы собственно попали на Кирпичное точно так же, как и шнерки, даже из того же города и попавшись на ту же подставу, так что обрадовались им как родным.

- Ну что же вы, гуся вам на уши? - покачал головой Нурек, - Схватить дурацкий кусок текфонита!

- Нур, тебе сложно это представить, - сказала Кирина, - Ты не родом с Паклуха. Знаешь, если тебе всю жизнь промывают мозги о том что главное это деньги, лапа сама потянется. Честное слово, я всё понимала, но ничего не могла с собой поделать!

- Хм, промывают, кто? - удивился трёххвостый, - Пропаганда?

- Наоборот, общество, - квохтнул серо-белый Гсач, - Пропаганда квохчет как раз в другую сторону.

- Промывают, но у вас свой мозг под ушами то есть?

- Есть, - слегка прижала уши шнерковка, - Я тебе уже тявкала, ты там не родился, так что не суди о том чего не знаешь.

- Я таки даже доволен что загремел на Кирпич, - заметил Крач, стально-серый микур с жёлтым хохолком, - Это оказалось куда познавательнее, чем сидеть на Паклухе.

- А за что мотал? - осведомился Зелон.

- За преступление, - не моргнув глазом, точно ответил микур.

- Я понимаю что не за подвиг. По какой статье?

- Ну, оно было примерно похоже на тебя, - сказала птица, - Было. Оно вроде как кинуло пару камней в мою сестру. Я вроде как кинул в него топор.

- И вроде как попал, судя по отсидке, - хмыкнула Кирина.

- Ну... вроде как да, - согласился Крач.

Пока шнерки и микуры ударились в некоторые воспоминания об отсидках, Ирис посмотрела на грызуна, который сидел довольно нахохленный и вообще подавал мало признаков жизни. Действительно мало, вслушалась лисичка. Данный сквир был тёмно-бежевого, почти коричневого окраса, довольно ровного, что не особо характерно для белок.

- А тебя как занесло, грызун-пуш? - спросила Ирис.

- Как-то занесло, - подулыбнулся грызун, поводя ушами, - Почему-то подумалось что ваша экспедиция это весьма полезное дело...

- Мм, не пойми неправильно, я очень рада и тебя тут видеть, но всё же... Хороших дел знаешь ли навалом... Да и выглядишь ты таким придавленым, - шмыгнула носом лисичка, - У тебя что-то стряслось наверное. Кто-то умер?

- Вообще-то все умерли, - сказал сквир, - Но нет, тут ничего страшного на самом деле, сейчас поясню. Дело в том что это я провалился во времени на четыреста лет вперёд.

- ?! - клацнула зубами Ирис.

- Ещё бы. Самое тупое что это произошло на рейсе длиной пол-светогода. Я решил прокатиться на транспортёре Р-Е системы... Даже не вспомню зачем мне это понадобилось. Просто накрылся инвертор, и вместо ускорения времени дал замедление. В итоге, - усмехнулся Мер, - Четыре часа внутри и готово, ты в будующем. Естественно, что никого из моих уже не найти...

- Оуу, - прижала уши лисичка, - Я тебе сочувствую, грызун-пуш, это так ужасно!

- Да спасибо, не стоит, - цокнул сквир, - И не так уж это ужасно... хотя и приятного мало.

- Я бы не пережила, - зажмурилась Ирис.

- Не факт, лиса-пуш. Как заметилось, вы с Нуреком не такие уж старые друзья?

- Нну да, я его вообще недавно знаю.

- Стало быть, ты практически одна, сдесь, за несчётное расстояние от дома, - сказал Мер, - И не особо этим тяготишься.

- Но я знаю что смогу вернуться, - возразила трёххвостая.

- А я могу живо представить, что могу вернуться. И находиться в этом состоянии постоянно. Я просто подумал о том что эти существа, с той планеты...

- Лисеи.

- Да, лисеи. Если их удастся вытащить, они окажутся примерно в том же положении, что йа. Только помноженном на много. Отсюда в общем и решилось увязаться за вами, - пояснил Мер.

- Логично, - согласилась лисичка.

На Орликто, само собой, всё было основательно прополото и вновь засажено после известных исторических событий; неизвестно как фериты поступили с доставшимися им фондами в массе, но Рандершнер, бывшую столицу Паклуха, разровняли полностью, превратив в хорошую площадку для космопорта. Именно туда и совершил посадку транспортник, после чего многохвостие было свободно в выборе направления движения. В самую первую очередь оккупировали ближайший терминал Сети, дабы выйти на кого-то, имеющего доступ в пещеры. Как быстро выяснили шарящие в подобном поиске шнерки, имеется предприятие "БотвПромСнаб", ответственное за интересующую тему, а именно добычу редких растительно-грибных реагентов. Отзвон в контору этого хозяйства выявил месторасположение ближайшей базы, находящейся возле входа в подземные системы, куда и решили сунуться.

Надо заметить что фериты никак не могли избавиться от навыков и привычек, приобретённых во время подземной жизни - например, сдесь в порту можно было увидеть немало строений без крыш - не потому что их снесло ветром или недостроены, а потому что их просто забыли предусмотреть! Мощные бетонные коробки с остеклением, по которым лезли неизбежные лианы, довольно странно выглядели без крыши. Сами фериты на это конечно не обращали внимания, хотя от такой вольности в иных местах собирались лужи воды; учитывая время, близкое к зиме, это могло вызывать зубодрожание.

- Вот гузлы! - фыркала Кирина, отряхивая промокшую лапу, - Не могли всё по-лисьи сделать!

- С какой стати, - хохотнула Ирис, - Они же не лисы.

- Я имею ввиду что это идиотизм.

- Ки, потише, - толкнул её Зелон, - Про идиотизм и тому подобное. На этой планете шнерки недавно были оккупантами, так что не стоит дразнить хорьков.

Фериты, если не замечать их красно-жёлтой окраски и "крыльев" за спиной, действительно походили на хорьков очертаниями морд. На шедшую компанию они обращали мало внимания, особенно из-за присутствия сквира, ибо привыкли к регулярным рейсам беличьих транспортников.

- Может, и туповато, - пожала плечами Ирис, глядя на столы, покрытые клёнками от снега, - Но каждый берётся за нитку того цвета какая по пуше, верно?

- Нет не верно, - фыркнула шнерковка, - Строишь порт, строй порт, а не помойку.

- Да опять с какой стати, Ки? Они строят как им нравится, и не к чему придраться, - Ирис поймала за лапу первого попавшегося ферита, - Ферит-пуш, вам нравится как построен порт?

- Чуть более чем полностью! - ответил тот.

- Вот видишь. Какие могут быть вопросы?

- У вас очень странное восприятие действительности, - сказала Кирина, - На мой взгляд граничащее с помешательством.

- Только вот условный срок мотаем мы, а не они, - заметил Зелон.

Уверенность Ирис в собственных словах была слегка поколеблена, когда она увидела сдешние транспортные средства - первым на глаза попался небольшой пассажирский самолёт, заходивший на посадку - реактивный, между прочим. Так вот у него точно так же полностью отсутствовала крыша, и фериты спокойненько сидели на скамейках под ветерком со скоростью семьсот килошагов в час! Нурек помотал головой, а Крач достал фотоаппарат и зафиксировал данную аномалию документально.

- Может, поля какие? - понадеялась Кирина.

Полей никаких не было. Фериты обладали таким особенностями шерстяного покрова, которые делали ненужными ни крыши, ни лобовые стёкла в машинах - сильный ветер наэлектризовывал шерсть, делая её идеально обтекаемой, так что ферит легко мог прыгать с самолёта на сверхзвуковой скорости. Более того, продувон многим красношёрстым приходился весьма по нраву, так что найти на Орликто к примеру автомобиль с закрытым кузовом было практически невозможно. Будь это Пролесье, Нурек без зазрения совести скривил бы пространство, но сдесь экспериментировать ни на себе, ни на других не хотелось.

В итоге, после пары часов хождения по окрестностям порта, уехали как и все инопланетники - на грузовой фуре, под тентом. Груз ведь не был покрыт обтекаемой шерстью, так что фуры всё-таки закрывали воизбежание разлетания ящиков по дороге.

- Того цвета, который по пуше, - припомнила Кирина, - И это какой цвет, не жёлтый ли?

- Оранжевый, - ухмыльнулась Ирис, показывая на оранжевый тент фуры, грохочущий под ветром.

Ехать в кузове было неудобно, но куда удобнее чем на сдешних пассажирских местах под ветерком. Таким образом, поглазеть на пейзажи Орликто не удалось, так как в фуре окна отсутствовали; иногда трёххвостые прислушивались и рассказывали остальным, что снаружи. Снаружи было предсказуемое: поля, куски леса и многочисленные населённые пункты, оставшиеся после Федерации - ровнять их все с землёй не было никакого резона, но нынче большая часть находилась в запустении, через асфальт лезла трава, деревья на газонах потихоньку разваливали стены зданий, просовывая корни сквозь кирпич и бетон. По крайней мере, фериты неплохо тут устроились и давали устраиваться ранее притеснённой орликтовской флоре и фауне, так что в воздухе веяло душком свободы... несмотря на то что в иных местах этот душок выражался в виде запаха плесени и запустения.

Таким способом многохвостие ( именно хвостие, так как у микур хвосты были, но не было ушей ) оказалось в районе старых карьеров и города Меднотазное; поскольку технологии, привнесённые извне, свели на нет выгоду от разработок, карьеры постепенно осыпались и зарастали лесом и луговыми травами, в водоёмах на дне выработок завелась рыба, а на плоских песчаных гребнях, среди низкой древесной поросли, фериты устраивали огороды и садики. Сдесь же рядом находился каньон, вырытый в своё время упавшим кораблём иншаков-кнардов, но за новыми отвалами грунта и лесом его было не видать. Собственно, никакой базы по указанному адресу компания не обнаружила, так как её там и не было: в указанном месте была только шахта, ведшая в подземные пространства. Фериты из "БотвПромСнаба" обосновались именно там, в бывшем подземном городе, ибо свободных помещений осталось выше крыши, а строили подземники на совесть. Прямо в воротах компания столкнулась с ещё одной кучей ушей и хвостов, уже отправлявшихся ближе к восвоясям - это были трёххвостые, в очередной раз прилетавшие на развёрстку сдешних залежей. Естественно, Нурек и Ирис не отпустили их, пока не узнали как обстоят дела с искомым продуктом; правда, толку от этого было мало, так как данная партия мохоцветом не занималась и особо помочь не могла. Пришлось лезть на переговоры непосредственно вниз, спустившись на огромном грохочущем лифте на глубину почти в килошаг; там было неизбежным округление глаз и верчение головами из-за масштабности пещер и тоннелей, уходивших стенками за пределы видимости. Высоченные своды пещеры подпирали толстенные стволы местных грибо-деревьев, с которых многими ярусами свешивалась разнообразна растительность, держащаяся на сетке из лиан. Свет сдесь был конечно очень тусклый, исходящий от множества фосфорецирующих частей грибов и растений, а также жуков-светляков - однако, когда глаза достаточно привыкали, освещения оказывалось достаточно для того чтобы не спотыкаться. Мощные старые дороги, прорубленные по каменному полу пещер, и монолитные встроенные в стены "шкафы" вызывали ощущение какой-то древности и таинственности, несмотря на часто встречающиеся фонари и вывески типа "ЖЭК", "подстанция" и т.п. Аборигенов встречалось мало - как правило, фериты сдесь появлялись для того чтобы побыстрее сделать работу и свалить. Крач опять достал фотокамеру, чем вызвал у шнерков нервный смешок, так как микур был до абсурда похож на ортодоксального туриста. В остальном же компания притихла от атмосферы подземного мира и ждала трамвай практически молча.

- Да, тут что-то было! - тихо сказал Нурек, - Такие дыры в сквозняке! Видишь?

- Вижу, но стараюсь не смотреть, - ответила Ирис, - Меня это пугает, а мне надо не пугаться а искать мохоцвет.

Лисичка повела носом по влажному прохладному воздуху, прислушиваясь к окружающим растениям - уж кто-кто а она могла найти нужную ботву с закрытыми глазами, в самом прямом смысле этих слов. Правда, сдешние подземные растения сильно отличались от пролесских, являясь по сути скорее полу-грибами, так что у трёххвостой немало времени ушло на привыкание. Пока, дребезжащий трамвай ( опять без крыши, но с противокамнепадной сеткой сверху ) довёз многохвостие до конторы, располагавшейся в ничем не выделявшемся "шкафу". Как и предполагалось, ответ ферита был

- Мохоцвет? Первый раз слышу.

На помощь пришёл комп с базой данных, по которой быстро выяснили, что местное название мохоцвета - Љ672. Несмотря на некоторые отличия, это был именно пролесский мохоцвет, завезённый в своё время вместе со спайдерфоксами и попавший в подземелья Орликто.

- Уиф, - фыркнул ферит, - Боюсь разочаровать, но. Все подучётные площадки с Љ672 сейчас закрыты.

- Мнээ, что это значит, закрыты? - уточнил Нурек.

- Открыто, - открыл книжку ферит, потом закрыл её, - Закрыто... Шутка. Это значит, что лимит на сбор продукта с этих площадок исчерпан. Это чрезвычайно редкая штука, как и все наши штуки, растёт она медленно и пока никакому синтезу не подлежит. Поэтому, с исчерпанием лимита площадки закрываются.

- На срок? - спросила Ирис.

- По этому наименованию период обычно три года.

- Нить-намотка! - закатила глаза спайдерфоксиха, - Вы говорите, поучётных площадок. А могут ещё быть неподучётные?

- Теоретически да, подземелья велики. Но я бы не сказал что на это много шансов, на предмет редкой растительности прочёсывали обычно тщательно.

- Нам этого номера 672 надо вот так, - показал по горлу Нурек, - Можете посодействовать, в плане пустить нас самим пошарить по пещерам?

Пока ферит думал, Крач опять вытащил фотоаппарат, навёл на него и с громким щщщёлк! сделал кадр; шнерки чуть по стенам не сползли от разобравшего их ржача, сквир тоже слегка хихикнул, второй микур непонимающе крутил головой.

- Ну у нас это не в практике, - сказал наконец красношёрстый, - Но раз уж прям так, можем выделить сопровождающих или приписать вас к рабочим группам...

- Иии, спасибки! - просияла Ирис.

- Но! - уточнил ферит, - Я сразу предупреждаю, вы будете находиться на территории безумно строгого режима, и если кто-то наступит куда не надо или ещё чего - не обижайтесь.

Было решено, что так как искать нужное по-честному, то есть обшаривая весь подземный мир, лап не напасёшься, полагаться на Слух трёххвостых и особые способности Ирис; остальным предстояло пооколачиваться, ожидая результатов этого забега. В сопровождающие вызвался ферит Ёня, и три пары ушей отправились к станции желдороги, дабы добраться до наиболее глухих районов. Пока суть да дело, шнерки усекли отсутствие хорошего снабжения подземной базы кормом, так что занялись некоторой торговлей сухпайками, хлебом и пирожками. Мер почесал за ухом и для начала пошёл пешком осмотреть ближайшие к базе "БотвПромСнаба" пещеры.

Трое проходили Т-образный перекрёсток "улиц"; по бокам стволы с лианами, стены "шкафов" и тёмные окна, напротив проезда - старый, вдрызг заросший канал. Ирис пыталась прислушиваться к растениям, но на этом перекрёстке её посетило какое-то странное чувство; она не могла понять, но впечатление было настолько сильным, что трёххвостая остановилась посередь дороги. Нурек и Ёня терпеливо ждали, не задавая лишних дурацких вопросов.

- Я,эээ... Этот перекрёсток..., - почесала за ухом Ирис, - Я где-то его уже видела!

- Обычное место, - пожал плечами ферит, - Ничем не отличное от других.

- Только не для меня, - лисичка оглядывалась вокруг, пытаясь понять, но ничего не могла расслышать, а глаза, понятное дело, видели только то что видели: камни, стволы и лианы, - Нну ладно, пойдёмте, место оно на то и место чтобы никуда не деться, попозже разберёмся.

- Может, эффект пустышки? - спросил Нурек.

- Не, Нур, я знаю что такое пустая память, это не то.

- А я не знаю, можно? - хрюкнул ферит.

- Это не так сложно, - сказал спадерфокс, в то время как трое продолжали шлёндать вдоль дороги, - Часто приходится слышать штуки типа "а я это видел во сне до того как случилось, предчувствовал и так далее". Получается в некотором роде сбой причинно-следственной связи, если событие из будущего проявляется в прошлом. Только вот когда начинаешь проверять, эти "предсказания" не подтверждаются. Вопрос, почему?

- Предсказатели дурят голову? - предположил ферит.

- Не обязательно. Сам субъект будет на сто процентов уверен, что видел событие ранее, чем оно случилось. И механизм тут несложный: когда информация поступает в сознание от глаз, ушей и тэдэ, всегда срабатывает ассоциация, и даже если мы не знаем, что видели, мы можем это описать. Так?

- Наверно, - осторожно согласился Ёня.

- Вот, - продолжил Нурек, - А если информация появилась внутри сознания, типа как идея, мысль - она ещё не попадает под ассоциативный механизм. Особенно часто это происходит во сне, когда постоянно "видишь" то что нельзя описать. Как правило мозг такие вещи затирает из памяти, но некоторые сохраняются, и тогда более чем вероятно, что сознание может прописать ассоциацию с узнанным фактом на эту "пустышку". И, готово - получается что видел, хотя не видел.

- Однако, - добавила Ирис, - Определённые тренировки позволяют достоверно обнаруживать в памяти эти "пустые множества" и соответственно исключать этот эффект. И уж стоит поверить, что этому у нас на Пролесье учат почти любого щенка.

- Тогда что? - показал за спину Нурек.

- Не знаю, - пожала плечами лисичка, - Я же тявкнула, никуда место не денется. А вот "Саламандра" ещё как может деться, так что эт-самое.

Эт-самое было продолжено полным ходом, и для начала, глянув на карту, изобрели следующий план: двигаться по линии железной дороги, и предварительно обшаривать местность вокруг каждой - ибо так получится гораздо быстрее. Благо, поезда сдесь проезжали регулярно, в основном перевозя грунт, и ферит недолго думая зашёл с платформы на площадку вагона, проезжавшего мимо; трёххвостым пришлось прыгать вслед.

- А там такие стрелочные переходы, - пояснил Ёня, - На каждой станции тормозят, так что так и покантуемся.

Покантовались; благо расстояние между станциями оказалось не настолько большим, чтобы обалдеть от грохота ветра в тоннеле. Однако спайдерфоксы мало обращали на это внимания - вокруг темно и один шиш ничего не видно, а впереди ждут тысячи квадратных килошагов для поисков. Станции сдесь были маленькие, так, каменная платформа между двух путей, тускло освещённая парой ламп. Спустившись с платформы, трое углубились в тоннели, шедшие практически во все стороны - разного размера и степени заросшести, они изгибались и уходили в темноту; сыростью несло ещё больше, чем возле шахты. Дышать становилось довольно трудно, шерсть сразу напитывалась влагой, сильно отяжеляясь.

- Фууф, те ещё ниточки! - выдохнула Ирис после очередного подъёма.

- Я же тявкал, что сыро, - сказал Нурек.

- А с чего тут быть сухому? - удивился ферит, показывая на струйки воды из трубы, - Тут трубы везде проложены, иначе всё высохнет.

- Хорошо хоть корма взяли, - заметила трёххвостая.

Осматривали достаточно быстро: отойдя от железки как источника возможных помех, включали Слух и обследовали таким образом окрестности. У Ирис Слух был очень хорошо натренирован на флору, так что она за много килошагов почувствовала известную делянку мохоцвета.

- ТамЪ! - показала она пальцем в стенку, - Около семнадцати килошагов.

- Да, это точно, - не особо удивился ферит, сверившись с картой.

- Как считаешь, сколько его там, Ири? - спросил Нурек.

- Мнэээ... - повела ушами лисичка, - Думаю, одна-две полянки... Ну, растений, штук сто.

- Примерно так и есть, - кивнул Ёня, - Значит, будем искать вашим методом.

Метод безусловно оказался эффективным, однако и для того чтобы прослушать хотя бы все станции, требовалось изрядное время. Уже на третьей трёххвостые почувствовали, что еле несут уши, и расположились под мощной лианной сеткой, подложив под себя рюкзаки, одолженные феритами. Садиться на отдых лучше именно под сеткой, уточнил Ёня, иначе есть риск словить на голову камень.

- ТаГ, - прихрюкнул ферит, - Вы окапывайтесь, я сейчас схожу за водой. Вот на вский случай станер.

- А он тут нужен? - уточнил Нурек.

- Лучше чтобы был ненужен чем остаться без него. Иногда тут встречаются довольно крупные кроки, ящеры, кой-какие змеи... так что нелишне, кармана не утягивает.

Пока Ёня отправился набирать воды, трёххвостые недолго думая решили повесить одежду сушиться на продувон, ибо сырая надоела она порядочно. Нурек несколько прифыркнул и улыбнулся, наблюдая ничем не прикрытую, кроме хвостов, тушку лисички.

- А что? - тявкнула Ирис, щёлкнув его пальцем по уху.

- Да ничего.

- А может всё-таки что-то?

- Что-то? То самое... Ты великолепная самочка, но на Пролесье у меня есть подружечка, моя лисонька, и я сказал себе что, - усмехнулся спайдерфокс, - Что самец я только для неё.

- Оу, как романтично, - улыбнулась Ирис.

- К тому же дёшево, надёжно и практично, - Нурек ещё раз оглядел её, - А ты такая лапушка, как так получилось что за тобой нет второго комплекта хвостов?

- Потому что я не хочу чтобы он был за мной, - вздохнула Ирис, - Я хочу чтобы он был рядом.

- Настоящая спайдерфоксиха, - погладил её по уху Нурек.

- Настоящая одинокая спайдерфоксиха, - поправила она.

- Не занудствуйте, бабуля.

В скором времени Ёня притащил Аш-два-О, которое скипятили на переносной плитке, она же радиатор; этот приборчик, коптивший от аккумулятора, помогал согреться и кое-как обсохнуть после постоянно сырого воздуха. Отсурковавшись, трое продолжили свои развлечения.

На следующей остановке трёххвостым удалось запеленговать небольшую кучку мохоцвета, они действительно работали как локатор, слушая с разных точек и затем вычисляя расстояние по углу. Однако по всем прикидкам выходило, что кучка слишком маленькая для подъёма хохолков, так что прослушивание продолжили.

- Слушай, Ёнь, а сколько всего вы собираете этой ерунды? - осведомился Нурек.

- Сейчас скажу... - достал КПК ферит, - За прошлый год было четырнадцать кило.

- Нить-перенедомотка, - остановилась как вкопанная Ирис.

- Вот и я об том же, - хмыкнул трёххвостый, - Если это со всех разведанных делянок, то сколько мы сможем найти ещё? Даже если столько же, нам надо раз в сто больше.

- ?! - округлил глаза Ёня, - А, я и забыл зачем вам. Хм... Это мы как-то упустили из виду. Пожалуй что на Орликто вы столько не соберёте.

Трое присели на поваленный ствол и некоторое время раскидывали ушами.

- Значит не найдём нигде, - подытожил Нурек, - Если нельзя найти, придётся синтезировать.

- Это невозможно! - фыркнула Ирис.

- Это невозможно чтобы это было невозможно, - возразил Нурек, - Конечно это тебе не кормовая морковь, но всё же. Следовательно, для дальнейшей намотки нужны экземпляры. Где их взять, мы уже знаем, так что пошли туда.

- Куда нам деть эти экземпляры-то?

- Это уже следующий вопрос. В организации агропрома, куда угодно.

- Да, пожалуй больше ничего не остаётся, - вздохнула Ирис.

Честно говоря она втихоря, где-то скраю души возрадовалась, что в пещерах нет ботвы, иначе стояла перспектива провести сдесь не один десяток суток, радовавшая не сказать чтобы никак. Трое вернулись на несколько станций назад, Ёня экспроприировал стоявший на станции грузовичок, и компания отправилась собирать экземпляры. Проехав как можно ближе к месту предполагаемого залегания, они оставили машину возле насосной станции, одной из тех что и гнала в пещеры воду; это была огромная стальная бочка, в центре которой как хрюкалось стоит изотопный элемент питания, так что насосы работают сами по себе в течении сотен лет. Далее пришлось пробираться по крайне узким корридорам, даже используя фонари - в такие места фосфорецирующая растительность не забегала и было темно хоть уши отрежь, а наслоения старой ботвы на стенах сужали корридор до непроходимости...

- Эй, какой ещё ботвы?! - фыркнул Нурек, - Сдесь света нет.

- Не занудствуй, я имею ввиду грибы... И дай молоток, проламываться будем.

Проламываться пришлось достаточно, так как узкие проходы во многих местах заросли довольно сильно; ферит использовал молоток на длинной ручке, чтобы сбивать эти наросты из уже засушенных грибов, напоминающие скорее окаменевшие кораллы; когда это надоедало его лапам, за дело брался Нурек. За проходящими на полу корридоров оставались россыпи искрошенных в куски "кораллов", противненько скрипевшие под лапами. После нескольких корридоров попалась пещера с большой естественной шахтой, в которую с шумом низвергался водопад, исчезая где-то в темноте. На подходах к провалу шириной шагов десять поперёк дороги стояла табличка "Провал, ширина шагов десять".

- Вот это ямочка, - присвистнула Ирис, глянув вниз.

- Да уж, - кивнул ферит, - Чувствуете, теплом дует? Шахта настолько глубока, что уходит к слоям коры, которые греются от недр.

- И оттуда может шандарахнуть, - заметил Нурек.

- Эть да, - показал Ёня на потолок, обожжённый выбросами из этой самой шахты, - Но об этом обычно предупреждают сейсмологи.

- Обычно. Впечатляет, - хихикнула Ирис.

После шахты пошли вдоль реки, впадающей в яму, слегка прыгая по наваленным возле русла камням; прозрачная зеленоватая вода с журчанием бежала по полу тоннеля; шлепки воды отражались от каменных сводов, создавая постоянное "плюх-плюх", впрочем достаточно приятное для уха. Некоторое время промучавшись с хождением по россыпям, трое решили что расстояние не такое уж большое, и попёрли прямо по воде. Температурка её конечно оставляла желать лучшего, так что быстренько прошлёпав шагов сто, выбирались на сухое место и отогревали лапы; тем не менее это получалось быстрее, чем по "берегу". Спустя пару часов, сделав перерыв на корм, компания оказалась в относительно небольшой, шагов двести диаметром, пещере; стволы грибодеревьев стояли тут в основном по стенам и небольшими кучками, не создавая сплошного леса, на полу громоздились кучи мелкого пористого шебня. У дальней стены различалась стена - бетонная, с металлическими стяжками; оттуда доносился постоянный глухой шум и стальное лязганье.

- Ух ты! - удивился Ёня, - Транспортёр! Я не думал, что мы до него дойдём.

- Транспортёр это познавательно, - осмотрелась Ирис, - Но где наши листочки-цветочки?

- Где-то тут, - принюхался Нурек.

Она и сама чувствовала, что рядом, но не видела - кроме многослойной плесени, покрывавшей камни, и стволов, вцепляющихся в пол корнями, ничего не наблюдалось. Нурек, постоянно нюхая воздух и развесив ухи, перебрался через россыпи щебня к стене бетонного тоннеля, остальные последовали за ним. Как оказалось, процессы размыва расширили пещеру в самое последнее время, оголив таким образом бок тоннеля и даже подмыв его снизу; под нависающими плитами можно было разглядеть пробитый в камне колодец и лесенку на его стене. Спайдерфокс сунулся туда, придерживаясь лапами за стены, поднялся повыше и со скрипом открыл люк в дне тоннеля; оттуда раздался усиленный шум. Нурек осторожно сунул голову внутрь и поводив там носом, слез обратно.

- Ну что? - спросила Ирис.

- Что? - почесал ухо тот, - Если бы мне сказали, не поверил бы. Сама посмотри.

Лисичка втиснулась в узкое пространство колодца, поставила лапы на стальные ступеньки и поднялась вверх, пролезши через отверстие в толстенном полу; при этом она подсвечивала фонарём на кепке, каковые выдали фериты как стандартное оборудование. Сверху сильно грохотало и несло смазкой, что немудрено - там с порядочной скоростью двигались стальные цепи и бесконечная чреда вагонеток. Ирис не сразу сообразила, куда смотреть, лишь прислушавшись, она ещё пролезла вверх, берегя при этом уши, и глянула вдоль тоннеля. В центре его пола имелось небольшое углубление, и прямо в нём и торчали низенькие растеньица мохоцвета. По виду они представляли из себя звездочку из листьев, очень твёрдых и блестящих, словно металлических, а в середине рос стебелёк с цветком-шариком; шарик этот был полупрозрачный, в окружении листочков. Не узнать его было трудно - если смотреть мимо, кажется что шарик излучает слабое желтоватое свечение, но если прямо на него - свет изнутри становился сильнее солнечного. Пожалуй никто из присутствующих не смог бы повторить энЦоклопедические данные о том, каким образом оно светится и ухитряется само себя снабжать светом; в данном случае это было не очень важно. Важно было то, как выцарапать хрупкие растения из-под транспортёра.

- Нет, даже не думайте, - сказал Ёня, - Этот транспортёр не останавливали уже сто сорок лет, он так устроен.

- А мы так устроены что не сдаёмся, - вздохнула Ирис.

Пришло время покормиться и пораскинуть ушами по поводу того, как сделать то что нельзя сделать. Растения сидели на бетоне в лотке, справа и слева от люка; однако поскольку задача была в получении чего-то вроде посадочного материала, а не кучи органики, соскребать их следовало в высшей степени аккуратно; скорее всего, выковыривать вместе с верхним слоем бетона, так как мохоцвет имел привычку пускать в подстилающую поверхость очень прочные тонкие корешки.

- Ну я думаю тявкать некуда, надо лезть, - сказал Нурек.

- Там еле-еле уместиться под осями, - ужаснулась Ирис, представив себе наматывание на механизмы чего-либо... или кого-либо.

- Это рискованно, - заметил Ёня.

- Не думаю, - раздумывал Нурек, - Цепляться там не за что, оси гладкие. Конечно, задевать не хочется, но не смертельно... надеюсь. Сейчас посмотрю, хватит ли расстояния.

- Ухи привяжи, - сказала Ирис, шаря по карманам в поисках ниток, - Чтоб не выступали.

- Я честно тявкнуть думал ты скажешь что-нибудь вроде "не лазай", - усмехнулся Нурек.

- Но ты всё равно полезешь, правильно? Зачем тявкать поперёк хода?

- Правильно, - улыбнулся тот.

Как оказалось при замере, расстояние до транспортёра было почти шестьдесят сантиметров, так что ползком вполне безопасно, особенно если действительно - привязать ухи и хвосты, дабы не мешались. Первый заход сделал Нурек, минут за пятнадцать выкрошивший при помощи ножа бетонную блямбу с растением сверху; это ещё повезло, что пол тоннеля так хорошо крошился.

- Великолепно! - тявкнула лисичка, с высунутым языком осматривая трофей, - Я думаю, он отлично сохранится как минимум пару лет. Вырастить его трудно, но не менее трудно засушить.

- Гм, - посмотрел на рюкзаки Нурек, - Сохранится... А нести его как, на вытянутых лапах ?

- Сиречь, - сказал Ёня, вытаскивая складную сетку.

Предусмотрительный ферит не первый год работал сдесь, так что знал как переносить рассаду и держал под лапой всё необходимое; в раскладной сетке, кояя крепилась на рюкзак, можно было вполне уверенно утащить куда более хрупкие росточки. Сунувшись в тоннель лично, он пересчитал растения и сделал калькуляцию:

- Четыре штуки таким образом забираем, остальные - фонд.

- Ну-ка повернись, - сказал Нурек, - Что у тебя на шее?

- Что? - смахнул с шеи ферит, - Ничего!

- Жаба там у тебя, и она душит, вот что.

- Если даже и, - хмыкнул ферит, - То я прав чуть более чем полностью. Рассада этой штуки устойчива, зачем вам её много?

- Да он прав, - кивнула Ирис, - Может даже, парочку возьмём и ладно. Мы же не знаем ещё, удастся ли их куда-то применить, так что негоже переводить. Переводить вообще ничего негоже, а такую редкость тем более.

- Пожалуй, - согласился Нурек, - Если уж припрёт, вернёмся хапнем ещё. Ладно, я полез.

- Нетушки, теперь моя нитка! - фыркнула лисичка.

Самое сложное было вылезти из узкого колодца и тут же распластаться по полу, не поднимаясь больше, чем это позволяли крутящиеся сверху механизмы; по бокам двигались толстенные цепи, такие же как на велогонах, только каждое звено весом в десять кило. Грохот стоял достаточный, чтобы сразу заложило уши, но Ирис и не подумала отступать; она осторожно проползла до ближайшего кустика и достала ножик. Выковыривать нужно было осторожно, дабы под растеньицем осталась цельная блямба, так что на процесс уходило время. Даже лёжа на бетоне под лязгающей стальной лентой, Ирис не могла не залюбоваться на это, называемое растением скорее по аналогии; ровный свет шарика завораживал, напоминая маленькое солнце... Немного отведя взгляд, спайдерфоксиха уставилась на листья мохоцвета, что-то показалось ей подозрительным; она сообразила, что - край листа был срезан. Что его может тут срезать?... Прикинув линию, по которой проходил этот срез, Ирис подвинулась к стенке углубления и продолжила ковырять. Спустя двадцать секунд она почувствовала как что-то блестящее мелькнуло мимо; спайдерфоксиха осмотрелась, затем оглянулась и увидела удаляющееся стальное колесо, крутившееся по центру выемки.

- Какое странное чувство, - заметила она, вылезши, - Когда понимаешь что едва не попала под колесо.

- Какое колесо? - прибалдел Нурек.

Она рассказала, какое. Спайдерфокс зажмурился и помотал ушами; его сильно проняло.

- А да, забыл вам сказать про колесо, - зевнул ферит, и когда трёххвостые вылупились на него во все глаза, добавил, - Шутка! А вообще ты смелое лисо, Ирис.

- К тому же наблюдательное, - добавил Нурек, - В отличие от некоторых...

Таким образом искомая пара образцов оказалась добыта и помещена в сетку для переноски, оставалось только всего-ничего доковылять обратно к машине. На выполнение этого маршброска у троих ушло четыре с пухом часа при трёх пересидках, и к финишу лапы почти отказывались передвигаться. Сразу стало заметно свойство пещер - сначала они кажутся почти не тёмными, со светящимися лианами, а когда наваливается усталость - вокруг темень и сплошные камни. Вдобавок сдешняя атмосфера, не добавляющая бодрости... короче говоря к насосу выходили по стенкам, держась за них дабы не упасть. Зато уж возвращение к базе можно было счесть полностью триумфальным. Напротив входа в контору был замечен Гсач, торгующий пирожками с ягодами.

- Нормально, - сказала Ирис с набитым ртом, - Откуда взяли?

- Зел и Ки откуда-то сверху припёрли, - пожал плечами микур.

- Зел и Ки просто вспушнели, - заметил Нурек, - Я бы на их месте побоялся расхаживать по этой планете.

- Да зря, - сказал Ёня, - Тут все одупляются. Что ты думаешь, кто-то бросится на них с криками аа, шнерки? В то время как Федерация перестала существовать, их ещё в помине не было.

- Пусть и не бросится, - согласился трёххвостый, - Но боком им выйти может.

Ответственные уши "БотвПромСнаба" обрадовались успешному завершению экспедиции и главное увеличению фонда по Љ672; два растения были списаны в счёт помощи при поиске остальных, хотя впринципе каждое тянуло на очень приличную стоимость в дензнаках. Далее следовало как следует отдохнуть и собрать все причастные к теме уши для дальнейшего продвижения; поскольку время реально могло не терпеть, Ирис заменила пункт первый на заваривание очередного порошка, хорошо годившегося для разгона; отсурковаться как следует можно и попозже, решила она. Шнерки скоро объявились с очередной порцией товаров народного потребления.

- Так, вам соль, две ложки, спички три коробка, - раскладывал Зелон, - С вас три тридцать.

- И много набарыжили? - спросил Нурек.

- Достаточно.

- Уге, передостаточно. Вот как раз с этой партии выйдем в ноль.

- И то нитки, - фыркнула Ирис, - Нам ещё размножать то что никогда раньше не размножали. А это стоит столько сколько никогда раньше не стоило... по логике вещей.

- Размножать это? - скосился ферит, - Ну-ну. Могу только посоветовать сразу с этим анекдотом лететь на Аримион. Когда у нас возникали вопросы наподобие а как что сделать, проще всего найти ответ именно там. Не так далеко, шестьсот светогодов.

- Аримион, это - ? - не припомнила Ирис.

- Один из интернациональных миров Союза, находится на квазипланете, - пояснил ферит, - И там просто очень много всего. В том числе и научно-производственных предприятий, готовых брать халтуру.

- Видимо, нам туда, - сказал Нурек.

- Так, - огляделась Ирис, - Шнерки, птицы, а где грызун?

- Грызун тута, - вошёл в помещение Мер, вытирая лапы от какой-то фигни, - Что надумали?

Увидев однако мохоцветы, сквир мало слушал ответ на этот вопрос, рассматривая объекты со всех сторон и даже обнюхав.

- Это таких нам нужна пухова туча? - осведомился он, - Я знаю, где взять.

- Где?! - повернулись на него все.

- На Аримионе, - цокнул Мер, - 34й сектор, Вересковый Лес... Там возле гор их завались.

- Ты был на Аримионе? - удивилась Ирис, - Нас только что туда послали.

- Я его строил, - ухмыльнулся грызун, - А недавно да, был там.

- Ты уверен что это те самые? Посмотри точнёхонько, пожалуйста.

- Во-первых, уверен. Во-вторых, какая разница, если вас и так послали туда.

- На этом собираем хвосты и в дорожку, а то спать охота, - фыркнул Нурек.

Предложение показалось дельным и было поддержано, так что компания отбыла в космопорт, ждать ближайшего рейса на Аримион.

>>>>>

В электричке Херб ехал в глубоких раздумьях; по возвращению из экспедиции у него вообще появилось много тем для подробного обдумывания, так что сие состояние теперь редко покидало лисита. Он раздумывал о том, какие странные обстоятельства сопровождают всю возню вокруг экс-Макшабы, начиная от его встречи с Ирис и заканчивая этим "закислом". Как же отвратно ничего не помнить, мотнул ухом он, хоть бы иметь приблизительное представление... хороша лисёна, пых и нету восьми часов. Впрочем, настолько ли лисёна? Она же не лиситка, раздумывал Херб, и три хвоста - это самое малое отличие; или это я не настолько лисит? Запутавшись, рыжий стал глазеть в окно на простирающееся море леса, перемежаемое полями и гладью озёр - вид родного мира всегда успокаивал. А проходящие навстречу составы со "световыми бомбами" придавали некоторую бодрость, уж чего у них не отнять. Немного разгрузив таким образом голову, Херб также успел мельком полюбоваться на сидящую напротив лисичку, так что вышел на платформу с намерением отправляться в нору и долбить вопросы до тех пор, пока они не будут раздолблены. Платформа находилась на среднем уровне, от неё во все стороны отходили переходы и лифты; лисит пошёл к подвижной площадке, которая маятником переносила хвосты со станции на проходную часть - двигалась она очень плавно и медленно, так что имела только ограждение на уровне пуза. Площадка медленно отчалила от станции, и аккурат в это время Херб вспомнил, может быть и не всё, но отчётливо ощутил себя в то бункере на мёртвой планете. Нахлынувшая волна ощущений была столь сильна, что он полностью потерял ориентировку в пространстве, ничего не видя и не замечая; отмахиваясь от давящих его неописуемых образов, Херб шарахнулся назад и перелетел ограждение.

Пятая катушка.

Через несколько суток полёта многохвостие оказалось в одном из портов Аримиона, и двинулось снова в столовку; как замечалось, в космопортах столовки как правило вдобавок имели терминалы доступа в Сеть, дабы прилетевшие быстрее могли расквитаться со своими делами.

- Наконец-то долетели как положено, - фыркнула Кирина, пробивая билет на выходе с корабля.

- Да, положено-то оно так, - почесал за ухом Нурек, - Но это недёшево обходится, а нам на всё про всё вот эти дензнаки.

Переходы космопорта имели открытые галлереи, пройдясь по которым можно было заценить обычное, но от этого ничуть не менее восхитительное голубое небо с белыми и синеватыми облачками; солнце светило ярко и даже припекало, но никак не жгло. Ирис принюхалась к тёплому ветерку, повела ушками и уловила какое-то отличие; как всегда сразу она не могла тявкнуть в чём дело, но чувствовала.

- О, солнцо пригревает, клоок! - тряхнул хохолком Гсач, надевая кепку.

- Это не солнце, - огорошил всех сквир.

- А что тогда?!

- Термоядерный фонарь. Работает на замороженном водороде, - цокнул Мер и показал на горизонт, - Вон видите, там ещё один такой же висит.

Все посмотрели в указанном направлении и действительно увидели там ещё одно "солнце".

- А настоящего солнца в этой системе нет, сдесь была чёрная дыра раньше, - продолжал навешивать грызун, - Дыру крякнули, получилось много топлива, к тому же эти фонари очень экономичные... Их сдесь, насколько йа помню, штук 128.

- Аа, - у Ирис аж дух перехватило, когда она расслышала весь масштаб того, на чём стояла - это была не планета, а гигантская, во много миллионов килошагов оболочка, покрытая планетарным веществом; основой всего этого служила... одна молекула. Сверх, мягко говоря, большая молекула гелия, специально выращенная для этой цели.

Глаза у Нурека на некоторое время стали круглые, пока спайдерфокс переваривал; остальные тоже попритихли - не каждый день походишь по молекуле.

- Теперь ясно, - сказал Зелон, - Что там ферит хрюкал про "очень много всего".

- Ну, очень не очень, - хмыкнул Мер, - Но немало, если учесть что сдесь экватор равен средней астрономической единице.

- И вы думаете, сдесь что-то можно найти? - усомнился Крач, вертя клювом.

- Мы не думаем, мы тупо знаем, - цокнул грызун, - Когда йа там был последний раз, а это было довольно недавно, там этих шариков росло - косой коси.

- В таком случае вот План, - сглаголил Нурек, - Поскольку финансы у нас крайне ограничены, на разработки по синтезу рассчитывать не стоит. Поэтому отправляемся в лес собирать. Замотано?

- Наверное да.

- Наверное грызун покажет куда шлёндать.

- Наверное...

Как выяснялось в процессе шлёндания, Аримион имеет как отделённые границами национальные территории, так и общие, куда напух вход-въезд-влёт разрешён буквально всем. Соответственно, сдесь было крайне немудрено напороться на таких существ, что долго будешь думать, а что это было. Например возле кассы на станции варп-транспортёра, помимо разнообразных ушей и хвостов, громоздилось нечто размером с пол-автобуса, на шести толстых когтистых лапах; длинная массивная туша была покрыта как шерстью, так и роговыми щитками, а передняя часть существа изгибалась вверх, на ней имелись хватательные лапы и широченная плоская голова, по весу больше чем весь спайдерфокс.

- О-о, - выразили своё мнение шнерки.

- Цокнем так, - сказал Мер, - Лапу отдавить может по неуклюжести. А вообще это равоид. Весьма крупный, кстати, они разного размера бывают.

В ближайшей столовке, куда всё-таки сунулись за кормом и справкой, грызун показал общественности карту предполагаемого района поиска: из прямых линий на ней имелись только меридианы и парралели, и ровным счётом ни одного населённого пункта. Ближайший посёлок находился среди бескрайних полей на расстоянии двести с лишним килошагов, а дотуда ещё предстояло добраться от райцентра. ( Райцентр расшифровывалось как районный, а не райский центр ).

- И как туда добираться?! - схватилась за уши Кирина, - Это непролазно!

- Зато пролётно, - пояснил Мер, - Проще всего вертолётом. Запасёмся в Перепутье всем необходимым и вертолётом - куда-нибудь поближе к месту.

- А как там насчёт всякого, ммм, - показала лапами челюсти Ирис.

- Сложно цокнуть, - пожал плечами грызун, - Бери станер, не ошибёшься.

Перемещение по квазипланете осуществляли при помощи варп-транспортеров, ибо обычными средствами преодолевать миллионы килошагов - накладно по времени. Обычно такие транспортеры выполнялись в виде двух или трёхэтажных поездов большого размера; они загружались на станциях, затем отчаливали и ПЫЩ через секунду оказывались на следующей станции. Сначала добрались до нужного квартала, затем сектора, потом облцентр и райцентр, носивший гордое название 127-бис.

- Сдесь этих центров - как кур у кормушки, - сказал Мер, - Выдумывать названия опушнеешь.

- Ко-ко-коких кур? - поднял хохолок микура.

- Образно, курица-пуш.

Чего-чего, а место сдесь не очень экономили - в отличие от любой планеты, сдесь в райцентре не наблюдалось ни одной башни, строения стояли одноэтажные, причём самого различного типа, от деревянных изб до бетонных коробок. 127-бис был населён в основном белками, хотя тут же околачивались те кому нравилось такое соседство. Нетрудно догадаться, что везде где есть грызуны - много, очень много всевозможной ботвы и веток, лесополосы и поля резали территорию райцентра постоянно, так что создавалось впечатление сплошной деревни. По краям этих лесополос можно было заметить и большое количество всякого самостроя - навесы, сарайчики и тому подобная шушара. Активного движения было заметно мало, лишь изредка по бетонным дорогам катались в основном тяжеловесные грузари. Как знающий тонкости, Мер остановил компанию на какой-то грунтовой дороге между полосами ёлок, и прямо на ней словил такси, достаточно вместимое для такого количества хвостов. Дороги сдесь тоже несколько отличались от обычного, так как постоянно забирались на мосты большой протяжённости; если к примеру дорога шла через поле или лес, где один пух сворачивать некуда, она поднималась на бетонный помост; следующий такой же находился через килошаг, а между ними была натянута сетка, достаточная для езды по ней и в то же время пропускающая вниз осадки и свет, так что под дорогой колосились травы и кусты. Из-за этого даже на совершенно ровной местности машина то и дело окучивала подъёмы и спуски, а пилить надо заметить предстояло достаточно - расстояния на Аримионе понятное дело, скромностью не страдали. Микуры сидели с выпученными глазами, шнерки в общем тоже, но не так заметно.

- А сколько тут глубины? - осведомился Нурек у грызуна, - Ну, до молекулы.

- Килошага два, не больше, - сказал сквир, - Таким образом вещества, которое обычно составляет одну планету, хватает на площадь в миллионы раз большую.

- Мм, молекула... - прикинула Ирис, - А как она выглядит?

- Прозрачная, почти совершенно. У неё очень малая плотность, иначе сдесь было бы густо с силой тяжести. А вот прочность этой молекулы малоописуемая.

- Эт-самое, - напомнила Кирина, - Молекула... Ты слушай, что с ботвой.

- Да куда я денусь, - фыркнула трёххвостая.

Она действительно прислушалась... само собой, всякой разной ботвы сдесь было слышно - выше ушей. Тем не менее Ирис в это была достаточно натаскана и могла быстро настроится на то что нужно; некоторое врея она водила пушистыми ушами.

- Почти уверена, что оно тут есть, - сказала она.

- Ещё сто сорок кило, - напомнил Мер, - Не торопись.

Такси, довольно вместительный микроавтобус, лопатило со скоростью более двухсот килошагов в час, так что особенно опушнеть по дороге не пришлось - единственный шок, который испытали пассажиры, а главное шнерки и микуры, было полнейшее отсутствие на всём пути чего-либо, напоминающего о цивилизации - тут даже грунтовых дорог не прокатывали, местность выглядела так, как будто это первобытная планета, а не иссуственная постройка с применением сверхтехнологий. Посёлок, о котором цокал Мер, Перепутье, действительно стоял на перекрёстке многих дорог ( на самом деле семи ); в центре находилось кольцо-развязка, вокруг, в плоской степеподобной местности, немногочисленные постройки. Сдесь вообще было достаточно пустынно, изредка лишь можно увидеть кого-либо, так что толпа вызвала немедленный подъём хохолков у местной милиции в виде райнтарцев - обычные такие гуманоиды, мордой похожие то ли на волков, то ли на оленей, вдобавок трёхглазые. Был произведён шмон документов, которые конечно у компании были в порядке. Они же просветили, где лучше достать вертолёт или что-то подобное на прокат. В то время как часть хвостов отправилась искать транспорт и запасаться всяким полезным в виде рюкзаков, корма и т.п., трёххвостые забрались на довольно высокую песчаную горку, торчавшую прямо в посёлке, дабы послушать вокруг. Оттуда, из-за трёхметровых кустов репейника, открывался отличный вид на окрестности - плоские поля, местами пустынные, а местами и заросшие плотным ковром травы, несколько высоких холмов на горизонте; в другую сторону - опять поля, холмы и зеленеющая стена мощного, высоченного леса. Ирис размяла ухи и направила их как раз к лесу, сразу услышав знакомое.

- Отлично, - тявкнула она, ковыряясь лапкой в горячем песочке, - Думаю, там полно.

- Возможно, - кивнул Нурек, - Хотя и не факт. Я ещё вот что подумал, для того что ты собираешься сделать нужен не только мохоцвет.

- Аээ, - слегка отвесила челюсть Ирис, - Вот я... Совсем забыла об этом!

- Ничего страшного. Послушай вон туда, кажется это стопицотлетник?

- Да, похоже! - обрадовалась лисичка, - Сдесь всё есть, что нужно, как специально.

- Может и не настолько всё, - заметил спайдерфокс.

Естественно, не всё. Например, оказалось что в самом посёлке никто уже вертолёты и прочий аэротранспорт не использует - вокруг плоские степи, езжай не хочу, кому напух надо искать приключений на хвост? Зато, соразмерно этому утверждению, имелся гараж, в котором за цену, вызывающую некоторый смешок, выдавались автомобили. Выдавала их самка какого-то неизвестного биовида, похожая то ли на норку, то ли на мышь, с загнутыми ушами и светло-жёлтым приятным цветом шёрстки; несмотря на то что в сдешних местах такого наплыва "туристов" никогда не наблюдалось, она меланхолично жевала травинку, и порывшись в карманах своего затасканного синего комбеза, выписала квитанцию на транспорт.

- Тээк, - посмотрел на рычаги и руль Зелон, - А как это запускается?

- Подумай, - резонно сказала гаражница.

- Гм... - почесал уши шнерк, осматривая внутренности машины.

- Может, скажешь? - фыркнула Кирина через пять минут.

- Неть.

- Как неть? Вам надо сдавать машины в прокат, или что?

- Теоретически надо, но, - подняла палец норкомышь, - Как можно сдавать их тому, кто даже не может разобраться как оно заводится?

- Нну ладно, - рыкнул шнерк, и полез в мотор.

Пока Зелон повторял весь путь мысли конструктора двигателя, дабы понять как он запускается, остальные перетявкивались с норкомышью, Норой, которая по науке оказывается называлась мыркой.

- Кошмар, как вы тут живёте! - фыркнула Кирина, - Скукотища!

- Что это такое? - подняла бровь Нора, - Не знаю, лиса-пуш. Сдесь хорошо...

Она провела лапой вокруг, взвился горячий полевой ветер, несущий запахи цветущих растений и взъерошивший пушистую шёрстку мырки. Кирина хотела ешё тявкнуть какую-то фигню, но даже она почувствовала, и закрыла пасть. Заметив это, Ирис улыбнулась и похлопала её по плечу.

- Слушай, Нор, - тявкнула трёххвостая, - Если всё пойдёт как следует, нам ещё кое-что понадобится.

- А накой? - заинтересованно подняла уши та.

Ирис рассказала, накой. Мырка округлила глаза, подумала и ответила, что пожалуй кипятильник, большой бак и некоторое количество пустых бутылок она организовать сможет.

- Ага, нашёл! - раздался вопль шнерка.

Всё оказалось вдрызг просто: двигатель запускался "кривым стартером", то бишь ручкой, вставляемой спереди в бампер автомобиля. Достаточно было провернуть его несколько раз, и начиналось "бульк-бульк-бульк-бульк". Работала эта галиматья на смолине, представлявшей из себя жидкость тёмно-смоляного цвета, с хвойно-дымным запахом при сгорании, так что автомобиль при движении напоминал не иначе как самовар, растопленный шишками.

- Стало быть таким способом, - стал растявкивать Нурек, - Берём шнерков. Даём им в усиление птицу. И отправляем собирать стопицотлетник, он же блое. Ирис?

- Вот такое, - показала веточку Ирис, - Надо обрывать нижние и средние отростки на основном стебле, ни в коем случае не корчевать. Собирать конечно надо аккуратно, безо всякого беспардонства, ну вы понимаете? Чтобы всё опушненчик.

- Сколько надо всего этого добра? - осведомился Гсач, склёвывая кусок веточки.

- Ну, наберёте кучу, - дала точные указания спайдерфоксиха, - Неспеша. Привезёте сюда и подождёте нас, пока мы наберём мохоцвета. Замотано?

- Вполне, - кивнул Зелон.

Таким образом шнерки и одно из микур отправились на юг, к холмам, искать и собирать блое. Остальные же, в составе трёххвостых, птицы и грызуна, взяли ещё одну колымагу и поехали в противоположном направлении, к лесу. Если сразу при выезде из посёлка через степь ещё шла дорога - едва раскатанная, но шла, то килошагов через пять дорога просто закончилась и действительно ехали по направлению, ориентируясь по компасу. Магнитное поле у квазипланеты вроде как наличествовало, так что компасы сдесь использовали.

- Вроде как темнеет? - заметила Ирис.

- Да, фонарь просто выключается, - пояснил Мер, - Он висит на стационарной орбите и никуда не двигается, так что скоро будет совсем темно.

- Да собственно и, - зевнул Крач.

Через пол-часа сумерки совершенно сгустились в полновесную ночь, светило совершенно перестало светить, на небе высыпали россыпи великолепного звёздного узора и широкая полоса через весь обзор - диск галлактики сбоку. Хотя на машине имелись фары ( что не факт ), ехать в потёмках сочли нерезонным, да и просто хотелось дрыхнуть, так что остановились возле ручья, намять лёжки в траве и просто-напросто подлолжить под себя пуховые хвосты ради утепления.

- А не глупость ли я сделал, - рассуждал вслух Нурек, - Что отправил шнерков на вольный выпас?

- Да ладно тебе, - зевнула лисичка, - Они нормальные лисы, могут они набрать ботвы и не наделать ничего такого?

- Вот и проверим, - пожал плечами спайдерфокс, - Ладно, пошли дрыхнуть.

- ПошЛИ? - игриво переспросила Ирис.

- Да, пошли, - ухмыльнулся Нурек, - Ты прекрасно понимаешь, что я имел ввиду.

- Уффч, - мотнула ушами трёххвостая.

Сурковать полезли действительно в траву, не забыв предварительно натянуть вокруг лежбища леску со звякающими железками, на Случай. Кроме лески, имелись станнеры - так называемые "тюбики", одноразовые химические пукалки, тем не менее способные ввести в ступор хоть слона. Сдесь главное - не задействовать случайно, хлопнув по себе же. Конечно, после меровских рассказов про откушенные в этих местах лапы было немалое искушение всю ночь бояться, но Ирис почему-то решила забить, обернулась хвостами и дрыхла, как дома. Оказалось, что больше всех на взводе был Крач, ибо едва звякали железячки на леске, птица тут же скакивала с поднятым хохолком и станером наготове. Наутро немалое количество следов чего-то крупного, обнаруженные возле площадки, сказали о правильности такого подхода.

- Вон пасутся, это сапторы, - показал из окна машины грызун, - Они переевшие.

Саптор - ходящая на двух лапах ящерица калибром до двух метров роста, с массивной головой, содержащей пасть с множеством зубов; неопасны они были тем, что напрочь спали ночью и главное не подкрадывались, а тупо подходили - не заметить топающую тушу можно только при нежелании замечать.

- А они вообще плотоядные? - уточнил микур.

- Всеядные. Поэтому и стоит опасаться, что какому-то придёт на недомозжие попробовать вас.

- О-о, - призадумалась Ирис, - Может шнерки и не наворотят, но вот их покусать могут!

- Их нитки, - фыркнул Нурек.

- Да, но это вроде как мы их сюда завезли...

- Ири, выплюнь! Они не умалишёнки, два взрослых здоровых шнерка, они сдесь оказались в здравом уме, так что если их слопает саптор, никаких угрызений совести у меня это не вызовет.

- Жёстко, - вздохнула лисичка, - Но кажется правильно. Мер, а какие еще ходячие достопримечательности ты можешь перечислить?

- Я могу цокнуть не про все, - цокнул Мер, - Не настолько хорошо знаю этот околоток. Но, если вы посмотрите напра... то есть налево, то увидите логуара.

Два таковых грелись на солнышке ( то есть по сути под фонарём, конечно, но на солнышке ) - это были довольно крупные, похожие то ли на львов, то ли на ягуаров кошкообразные зверьки серо-бежевой окраски, с необычайно пушными хвостами.

- У них очень продвинуто с зубами, - продолжил сквир, - Левая часть челюсти обычная, а справа там очень прочные костные пластины, которые могут так хрум-хрум-хрум с очень большой скоростью. Так вот логуары вполне могут ухитриться оттяпать лапу за пол-секунды, причём так что даже не заметишь. Правда, чаще всего они крошат известняк...

- И эта прелесть, она в лесу тоже есть? - уточнил Нурек.

- Нет, ты что. Сапторы и логуары боятся чурюпах, сорников, улавров...

- Замотай меня комар! - фыркнул спайдерфокс.

Ехали в основном по песчаным пустырям, едва покрытым сухой травкой, но иногда приходилось фигачить прямо через поля, прокладывая полосу примятой ботвы; местность то и дело пересекали ручьи и реки различного калибра, которые стали бы серьёзным препядствием, но в сдешних местах через водные преграды по умолчанию делали мосты или броды, вне зависимости от того, есть дорога или нет. Из-за этого компания уже не первый раз наблюдала стальные мосты через речки, стоящие посередь целинного поля. Выглядело это... как мост посередь поля, зато была очевидна польза, так что расположение мостов признали удачным.

Несмотря на то что трёххвостые видели лес с горки в Перепутье, доехали до него только к утру третьих суток: и машина шла не шибко, и лес был высоченный, шагов по триста, и горизонт на Аримионе был куда дальше, чем на обычной планете, так что с возвышенности было видно гораздо дальше, насколько позволяла прозрачная атмосфера. Транспорт пришлось оставлять возле реки и дальше чапать лапами, так как начинались заросли, а огромные деревья имели привычку перегораживать проход торчащими корнями. Несмотря на то, что лес нависал сверху стеной, внизу не было особо темно и сыро - напротив, несло чем-то похожим на хвою, гулял тёплый ветерок и сверху пятнами пробивались "солнечные" лучи. На поверхности можно было наткнуться как на густющие заросли, так и долгое время идти по голой земле, присыпанной только древесным мусорком. Трёххвостые слышали, да и просто видели по пути немало интересной ботвы; будь это на Пролесье, они непременно застряли бы на много часов, но сейчас брали себя в лапы и придерживались курса.

- Мдо, тут думаю дня два ещё пропиливать, - цокнул сквир, изучая карту.

- Ты удивляешься? - пожал плечами Крач, - Ты же говорил что был тут.

- Был. Но у меня нет привычки замечать отрезки времени, когда это не нужно, так что я не помню сколько времени шёл до горы.

- А мы быстро набрать сумеем? - спросила Ирис, - А то нить-взмотка, уже сроки начинают поджимать, сколько мы мотаемся по разным местам!

- С вашим Слухом, думаю наберём быстро, - цокнул грызун, - Правда мы очень много ведь не утащим. Да, а сколько всего нужно этой ерунды?

- Без понятия, - точно ответила лисичка, - Сначала столько, чтобы хватило для защиты работающих, а там уже надо послушать, что получится.

- К тому времени можно и промышленные анти-закислялки притащить, - сказал Нурек, - Очищать целую планету, это напух жутко громоздкое дельце!... В любом случае, стоит пошевелить хвостами.

- Хвостами, - задумчиво повторила Ирис, махая перед глазами кончиком хвоста.

...

Газовый пузырь диаметром в миллиарды килошагов, продолжавший медленно расширяться и остывать, был беспардонно прошит двигающимся судном - завихряя за собой потоки газа и пылинок, "Саламандра" с характерным низким гулом прошла сквозь оболочки туманности и оказалась на орбите звезды экс-Макшабы. Приведённая в рабочее состояние башня локаторов немедленно обшарила систему, выдав расположение малых планет, как источника некоторых требуемых ресурсов. В первую очередь для уверенности к объекту были посланы штук десять автоматических зондов; одновременно система корабля начала развёртывание всех операций, требуемых для начала возни...

- Кво. А что собственно, для начала? - покрутил глазами тоадоид.

- Сейчас скажу, - задумался Шкер, кусая карандаш, - Ну поскольку объект с ровным рельефом и отсутствует тектоническая активность, правильнее всего полагаться на наземные партии. Для этого нужно будет создать несколько баз на поверхности, из блоков и ангаров. Вот у вас тут должно быть оборудование для штамповки этих блоков.

- Ну, не так уж. Мы знаем, какое у нас оборудование.

- Так и отлично. Далее, потребуется собрать линию проммодулей по выпуску разного типа мобильных установок. Надо ещё уточнить свойства грунта, но я полагаю сойдёт гусеничный и колёсный ход.

- Гусеничная платформа Т2, - посмотрел в комп тоадоид, - Линия для сборки два проммодуля, стоимость штуки 230 единиц, рассчётная мощность 50 штук в сутки... Слушай, а на кой пруд эта кустарщина, может собрать гравископную станцию помощнее?

- Жабо, - тявкнул Шкер, - Всё рассчитано до нас. Есть таблицы, которые показывают, что мобильные наземные комплексы, особенно в этом случае, в десятки раз эффективнее, чем любой гравископ. Сначала отправляем их с баз прочёсывать местность радарами... Радары пусть берут недалеко, зато надёжно, и их можно наштамповать тысячу штук за неделю. После того как комплекс обнаруживает место работы, он оставляет на базе локационные установки и цепляет буровые. При необходимости - повторить.

- Да я просто уточняю, ибо Жадность требует, - приквакнуло земноводное, - Тогда отправляем партии для изучения состояния грунта...

- Ни-ни, обойдёмся зондированием. Мы уже так сунулись туда, - передёрнулся Шкер.

- А, прокисел, - хмыкнуло жабо.

- Не стоит хмыкать. Одно лисо сейчас в отделе очень горячей медицины из-за этого, и ему ещё повезло что в отделе.

- Хорошо, мы учтём. Значит, все зонды на сканирование планеты, и в первую очередь делаем платформу, на неё ставим линию для выпуска наземных блоков... а для этого ещё находим материалы и выковыриваем их. На некоторое время поковырять хватит, но хотелось бы всё же увидеть этих трёххвостых со средством от перекисла.

- Даа, неплохо бы, - согласился лисит.

Тем временем запищал коммуникатор на лапе тоадоида.

- Броко, у нас тут кое-что, - отквакалось оттуда, - Локатор зафиксировал приближение группы аппаратов. По всему выходит что нечто наподобие лёгкого крейсера и штурмовиков, идут в боевом построении курсом на экс-Макшабу.

- Познавательно, - сказал Броко, - А почему это слышу я, а не Тигра?

- Тигра улетела осматривать район, мявкала чтобы в случае чего дёргали тебя.

- Не было печали, да куры подкачали, - выдохнул жаб, - Надо разобраться с этим, Шкер, потом вернёмся к теме... Диспетчерская! Мы можем двигаться?

- Двигательные установки готовы, операций мешающих передвижению не производится.

- Уведомляю о необходимости, корабль перевести на дальнюю орбиту эк-Макшабы. Боевой отдел привести в полную боеготовность. Орудия носового отсека в полную боеготовность!

Выплюнув из труб облако конденсата, успевшего скопиться, корабль взрыкнул движками и без усилий сдвинулся на указанную орбиту. По боевой части была объявлена тревога, так то ответственные уши рванули в ангар к своим аппаратам; поскольку хотя бы несколько всегда находились на посту, не успела "Саламандра" занять орбиту, как из её ангара с мощным огненным хвостом стартовали два истребителя С27 - небольшие, довольно плоские и угловатые машины, выкрашенные в сине-зелёное. Обстановку пилоты анализировали уже сами, ибо времени не было объяснять, и рванули на перехват.

- Отсканьте группу и идентифицируйте, - квакал Броко, - Отделу связи, наладить контакт. Локация?

- Группа отворачивает на облёт системы. Два объекта приближаются к планете.

- Продолжайте попытки связи...

- На вызовы не реагируют. Производят прицеливание гравископами по планете. Цели определены как штурмовики, тяжёлое вооружение присутствует. Предполагается атака планеты.

- Звено альфа, уберите их с курса!

- цОК.

С27 пристроился в хвост неуклюжему аппарату, тащившему за собой трассы ионного выхлопа; пилот-белка перекинула на ручке крышку с гашетки, навела прицел на далеко торчащий стабилизатор и втопила кнопку - носовые батареи истребителя жахнули шквалом огня, враз срезав отросток. В ответ с задней части штурмовика затарахтела туррель, перечёркивая черноту космоса трассами. Планета была впереди, и в любую микросекунду штурмовик мог сбросить ракеты, так что грызунья сочла за лишнее с кем-то совещаться, а просто поймала аппарат в прицел и перечеркнула огнём - крупные куски и огненное облако промелькнули мимо.

- Это альфа, цель открыла огонь и была сбита.

- Это альфа-два... Был вынужден цель уничтожить.

- Локация, где основная группа?

- Уходит на сверхсветовую.

- Зелёнопомидорье! - пнул пульт ногой жаб, - Где эта кошка, когда она нужна?

- Кошка тут, без паники, - отозвалась по эфиру Тигриса, - Гуся с два уйдут!

Три котанка, поблёскивая серебристыми боками, с огромной скоростью пошли наперерез удаляющейся группе; однако те их явно заметили, так что довернули и ещё поднажали - через несколько секунд обе группы отметок на локаторе скрылись за туманностью.

- Ничего себе начало, - подраздул зоб Броко.

По крайней мере теперь боевой части было чем заняться не на шутку; "Саламандра" вернулась на прежнюю позицию в системе, зато теперь по дальним орбитам патрулировали зонды, а в полной готовности к старту находились С27 и котанки. Кроме того предстояло попытаться собрать то что осталось от сбитых аппаратов и изучить их.

Тигриса вернулась спустя несколько часов порядочно обозлённая.

- Эти олегофрены использовали генераторы чёрных дыр, вы представляете?! - шипела она, - Думали, какие-то вшивые дырки могут повредить нам!

- Повредить не повредили, - заметил Курдюк, сквир, - Но вот задержать задержали... Кстати кто такие олегофрены?

- Типа как идиоты, умалишёнки, и так далее, - усмехнулась фелинка, - Да, задержали. Но мы проанализировали их действия, кажется они вовсе не рассчитывали на это, а собирались добивать, или по крайней мере посмотреть как нас раздавит.

- Это уже отвратительно, - заметил Броко.

- Почти состоявшийся залп антиматерией по планете - тоже не подарок, - уточнил Курдюк, - Мда, можно подумать что кто-то нападёт на корабли, но на пустое место!... Значит они знали, что это пустое место не настолько пустое.

- И если бы не П5640, мы бы этот залп проворонили под носом.

- Что такое П5640?

- Наш локационный комплекс, - пояснил Броко, - Который кое-кто предлагал продать на запчасти за ненадобностью.

- Хмм? - повела ушами Тигриса, - По-моему ты и предлагал?

- Я об этом и, - развёл лапами тоадоид, - Ладно, теперь главное не пропустить следующую провокацию, если она будет, и попробовать провести следствие по обломкам.

- И сообщить Куда Следует, - добавил Курдюк.

Всё избазаренное было принято в панель задач,в то время как все остальные службы "Саламандры" вернулись к выполнению основной программы по поиску конструкционных материалов и налаживанию выпуска массухи для начала работ на поверхности. Десятки атоматических зондов были направлены к астероидам и малым планетам, спутникам газовых, для поиска подходящих мест; как только такие места оказались найдены, из ангара корабля стартовали ресурсеры, неуклюжие восьмиугольные баржи, вооружённые десрупторами - луч этой установки крошил вещество на отдельные атомы, после чего получающаяся каша затягивалась в сепаратор и из неё извлекались нужные компаненты; набив таким образом трюм, ресурсер вальяжно переваливал свои бока обратно на базу. В задней части "Саламандры", в конструкционном доке, варили из добытых материалов сталь - варили просто в невесомости, нагревая электромагнитным полем; когда светящийся белым шар материала оказывался готов, его начинали протаскивать через формовочные устройства, с огромной скоростью получая двутавровые балки. Ещё разогретые докрасна, их вешали в магнитное поле послабее - остывать. Из этих балок собирали каркас платформы, на которой монтировали уже всё что угодно, для начала - такие же плавилки и штамповочные механизмы для получения металлических листов. Вместе с теплоизоляцией из этих листов кроили блоки для наземных построек.

- Куда ты пялишься столько времени? - подтолкнула Шкера Шерин.

- А, вон зацени, - показал он пальцем в иллюминатор, - Воон там.

- Ну и что, какая-то мачта?

- Не мачта, лисо, а самая настоящая рея, - поправил Шкер, - На которой нам с тобой болтаться, если трёххвостые ошиблись со своими рассчётами.

- Ну до этого уж я думаю не дойдёт...

- Конечно не дойдёт, нас раньше в клочья порвут.

- Слышь, бросай свои чёрные шуточки, - хохотнула лиситка, но потом сглотнула, ещё глянув на рею.

...

- Ни хвоста себе.

Фраза отдалась в голове, как в тоннеле, эхом. Зелон зажмурился, потом протёр глаза, и ещё раз огляделся - желтоватая трава саванны вокруг мерно покачивалась под несильным ветром, по небу плыли мощные многослойные облака, напоминающие стопки сырников... Шнерк повернул голову на 360 градусов, чуть не свернув себе шею, потом догадался поворачивать туловище и ещё раз осмотрелся. Невдалеке в намятой ложбинке, заполненной мягкой травой, дрыхла свернувшись калачиком Кирина... но чего-то не хватало. Произведя инвентаризацию, Зелон понял, что тут ещё должно быть как минимум автомобиль - одна штука, и микур - одна штука. Ни того, ни другого не наблюдалось. Так, припомнил не без труда шнерк, после того как выехали из посёлка, решили что негоже забираться так надолго без горячительного, вернулись... дальше провал. Фейл, подавил нервный смешок Зелон.

- Ки? - негромко позвал он.

- Ась? - не открывая глаз, отозвалась она.

- Это... Где машина? И где мы?

Шнерковка враз проснулась и вытянулась столбиком. Однако хуже того, из ближайших зарослей высунулась голова Гсача с окосевшими глазами. Стало ясно, что дело кислое.

- Что мы вчера пили? - даже с некоторым удивлением вопросил Зелон.

- Жидкость! - абсолютно точно ответил микур.

- Кажется что-то купили в посёлке, - помотала головой Кирина.

- А кто помнит куда делась машина?

Шнерковка и микура сделали глубокомысленные морды, однако не было высказано даже версий. Кое-как соскребшись с земли, трое провели инвентаризацию и выяснили, что кроме того что осталось в карманах, ничего нету. Правда, там был компас, карта, фляжки для воды и станеры, но этого показалось маловато.

- Так, включаю мозг 2.0, - тявкнул Зелон, - Автомобиль по воздуху не летает, следовательно должны быть следы.

Должны, но нету. Походив вокруг, трое выявили полное отсутствие чего-то похожего на колею. Конечно трава сдесь не такая уж сочная и высокая, но даже на песке следы обязательно бы остались. Оглядев горизонт, на котором торчали несколько высоких холмов, также не увидели никаких подсказок. Вдали на возвышении рычали друг на друга два саптора, заставляя опасаться и прижимать уши. Делать оставалось нечего, решили что по-любому посёлок на севере, туда и двинулись. Почва этому не очень способствовала, будучи мягким сыпучим песком; переть же по жёсткой колючей растительности ещё хлеще. Спустя весьма невеликое время все трое почувствовали, что очень неплохо бы набузыкаться водой - не то чтобы особо жарило, но припекало; фляжки же оказались пусты. Забравшись на камень, Зелон осмотрелся и показал направление к зарослям кустов, которые могли означать речку или ручей - впрочем, дотуда тоже топать и топать. Шнерки чесали головы, снять обувь или не стоит - когда она была, в неё набивался песок и противно скрипел, а когда её не было - под лапы сбегались все окрестные колючки. Гсач таки под лапы не смотрел и пёр куда придётся, но так и не словил ни одного шипа.

- Так всё-таки кто-нибудь помнит, как это? - спросила Кирина, - Я нет.

- Я тоже, - буркнул Зелон.

- Не очень-то, - помотал головой микур, - По-моему в посёлке встретили какого-то лисита... может он машину и тиснул.

- Накой, если только спорта ради? - задумалась шнерковка.

- Ага, хорош себе спорт, - утёр пот Зелон, - Ещё не факт что мы отсюдова выберемся... Ну и сельдь! Расстояния как между планетами, а связи никакой нету, загрязнение, видите ли!

- Не тявкай, - тявкнула Кирина.

- Да буду, буду... Зачем мы вообще в это вляпались? Может, только время потеряем, нам ещё колымить и колымить, - зло бурчал шнерк.

- Давай-давай, тряси теперь, - фыркнула Кирина, - Я тебе скажу, почему ты тявкаешь.

- Да ну?!

- Ну да. У нас делов было - проехаться по саванне, набрать ботвы. Что в итоге? Фейл, притом махровый такой, эпический. Стыдно, шнерк.

- Рррр, - скривился Зелон, сжав зубы, - Ладно, пожалуй что ты права.

- Ты чего сказал ?! - уставилась на него шнерковка.

Тот немного поводил ушами, ворочая мыслями в котелке: да, на то как работал мозг раньше, это было совершенно непохоже. Шнерки опасливо прижали уши, оглядываясь по сторонам - что-то случилось, а никак нельзя сказать, что именно, потому что случай внутренний; это немного пугало. И даже сам факт, что пугало, не совсем лез в ворота... В общем, у шнерков было над чем пораскидывать ушами. Раскидывание закончилось с подходом к ручью - довольно широкий, шага полтора, ручей был окружён высоченной стеной колючек, а затем и репьёв. Лезть пришлось понизу, расчищая песок от нападавших колючек, иначе вся шерсть оказалась бы облеплена репьями. Проделав сию операцию, трое ходоков получили возможность вдоволь напится воды: как оказалось, вкус её возрастает пропорционально квадрату времени, проведённого в сухом жарком месте.

- Фуф, - отдувался Гсач, - Не думал что так обрадуюсь простой воде.

- Тебе ещё предстоит обрадоваться простому посёлку, - хихикнула Кирина, оббирая репьи с хвоста, - Если это всё-таки произойдёт.

- Произойдёт, никуда не денется, - уверенно сказал Зелон, - Конечно, задачка задалась непростая, но чтоб мне не тявкать если эт-самое! Лиса в наличии? Да. Птица в наличии? Да. Попёрли!

- Зе, как мы найдём машину, - клокнул Гсач, - Она может быть где угодно!

- Нет не где угодно. Представь себе, некто завладел транспортным средством, загнал его вон куда-нибудь туда под деревья и сидит радуется до посинения. Катит такой вариант?

- Не очень, - согласилась птица.

- Исходя из этого, определим места наиболее вероятного нахождения... Кстати, всё-таки зачем спёрли транспорт? Вроде как пищала эта, как её... мырка, это сдесь не практикуется.

- Если уж включать нудную логику, - сказала шнерковка, наподдавая лапой песок, - Мы не знаем точно, куда делась машина. Кто видел, что её спёрли? Может, мы её спьяну утопили в пруду, а потом дошли до того места, где очухались.

- Логично. Но там рядом нет ни пруда, ни вообще чего-то ещё. Могли оставить поперёк дороги и её утащили, или загнать на чьё-то поле, но сдесь если ты оставишь машину, никуда она не денется. Стало быть вероятнее всё же злой умысел.

- Чисто злобно поржать? - удивилась Кирина, - Не, сдесь этого не бывает. Не может быть чтобы мы попались на столь редкий случай.

- Значит, считаем что спёрли, с неизвестной мотивацией, - провозгласил Зелон.

- Великолепно, - скривился микура, - Это тебе сильно поможет в поисках?

- Заодно проверим, - пожал плечами шнерк.

К их удаче, в нужном направлении уходила речка, постепенно собирающая всё больше притоков и становящаяся шире и глубже, так что шли вдоль неё, дабы не терять из виду источник воды - подпекало порядочно, и остаться без неё совсем не хотелось. Вокруг тянулась саванна, с большими пятнами разнородной растительности, в том числе иногда попадались большие поля очень твёрдых кустов с громадными шипами, совершенно непроходимые для чего-либо больше кролика или меньше танка; на контрасте с колючками весело выглядели большие поляны ярких цветов разного оттенка, от голубого до ярко-красного, откуда ветер доносил насыщенный цветочный запах. Кое-где тусовались и деревья, с раскидистыми кронами жёлто-буроватых листьев; они скапливались кучками и встречались довольно редко. Хотя деревья давали тень, подходить туда казалось чреватым - ещё издали можно разглядеть логуаров, развалившихся на ветках.

После нескольких часов ходьбы неизбежно возник вопрос о корме; сухпайки и кормовые книжки благополучно остались в машине, так что кроме подлапного, на другой корм рассчитывать не стоило. Поскольку плодов тут не наблюдалось, а переварить колючки кто-то из троих вряд ли бы ухитрился, приходилось волей-неволей подумать о фауне.

- В кустах кролики, - сообщил Гсач.

- Узри сие, - показал станнер Зелон, - Пять шмяков. И то теоретически, если не просроченный. Так что на кроликов не напасёмся. Нужен как минимум саптор!

- Как минимум это самоубийство, - добавила Кирина.

- Пытаться дойти неизвестно куда без корма - самоубийство. А это - естественная операция натурального хозяйства. Высматриваем сапторов.

Нескоро, но всё же одиночный ящер на глаза попался, и показался на редкость располагающим к тому чтобы его слопать; поскольку животное не привыкло чтобы его ели, оно не обратило внимания на подбирающихся к нему голодных. Зелон выбрался вперёд всех, прополз за линией плотных пучков травы и затем бросился за добычей; добыча развернула на него башку с челюстью, напоминавшей маленький ковш экскаватора. Шнерк принял устойчивую позицию и тщательно прицелившись, шмякнул из станнера - раздалось характерное "ВУППХ!", и двухметровая туша, покрытая бурой чешуёй, завалилась набок. Казалось мясо в кармане, да не тут то было: имевшийся в наличии нож напрочь отказывался резать чешую, так что отрезать башку ящеру было совершенно невозможно. Промучившись и заметив, что "добыча" начинает приходить в себя, трое решили не испытывать везение и быстренько слиняли. Пришлось обратить внимание на нечто поскромнее, но подоступнее, а именно простых ящериц, которых тут имелось навалом. Гсач как-то быстро насобачился ловить их и отрывать массивные мясные хвосты; присоединившись к нему, шнерки за некоторое время набрали достаточно этих обрезков, чтобы остановиться, развести костерок из сухих веток колючек и изжарить трофеи.

- Живём! - потёрла лапы Кирина, - Совершенно нахаляву накормились.

- Да и на вкус ничего так, - заметил Зелон.

Компания имела намерения слегка отдохнуть и продолжать путь, но задремали куда дольше, чем рассчитывали, а тут уже и освещение выключилось, так что пришлось сурковать до "утра", благо тёмнота тут продолжалась, похоже, от силы часов шесть. После того как эти часы заканчивались, среди звёзд появлялась розовая точка, постепенно всё набиравшая мощность, затем она резко увеличивала яркость и становилась голубой, а уж наконец - рассвечивалась на полную катушку и приобретала обычный оттенок солнечного света. После "ночи" заметно похолодало, но температура осталась вполне приятная; облачность сильно развеялась, задувал ветерок, иногда переходящий в конкретный ветер, поднимавший пыль с песчаных площадок. Хотя трое конечно постоянно задавались вопросом, сколько им ещё топать, они не могли не обратить внимание на расстилающееся вокруг великолепие, от которого перехватывало дух и уши сами распрямлялись навстречу ветру.

Немало тысяч шагов пришлось сделать, прежде чем впереди замаячило что-то похожее на вагончики. По мере приближения туда компания заметила, что вокруг полным полно мелких птиц наподобие перепёлок, только серо-серебристого окраса: цыплята сидели на ветках кустов, клевали колосья злаков и копались в песке, издавая попискивание. Как выяснилось, огромное стадо птицы базировалось как раз в этих вагончиках - три штуки их, поставленные на колёса, и составляли передвижную птицеферму. В пыли рядом дрыхло какое-то животное, похожее на огромную крысу - оно подошло обнюхать гостей и издало громкий писк. На этот сигнал из вагончика высунулся кто-то, по виду походивший на...ммм... скорее на овальную обтекаемую пуховицу чёрно-рыжей расцветки, с коротенькими ушами и лапками. Судя по морде, мало выступающей из общего овала, это был грызун.

- Урлюлю? - приподнял хохолок овальный.

К удаче ходоков, любое мало-мальски разумное существо на Аримионе обычно всё же пользовалось программой для восприятия расхожего межрассового языка, иначе в большинстве районов и в сельмаг не зайдёшь, не то что что-то. Ту же прогу прописывали в голову прибывающим, так что удалось быстро объяснить грызуну, что такое. Грызун вытащил карту, засыпанную зерном:

- Отмахали вы неслабо, килошагов сто! Перепутье вот, а мы сдесь.

- Наоборот, это мы вот, а Перепутье сдесь! - вылез Гсач.

- Не умничай не к месту! - дёрнула его за хвост Кирина, - А это, связь у вас тут какая есть ли? Ну там, я конечно извиняюсь, телефон кпримеру?

- У-у, - повертел головой овальный.

- Дыых, ну как вы тут сидите без связи, а? - фыркнул Зелон.

- Да спокойно сидят, - ответила шнерковка, - Тогда, в какую сторону дорога?

- Не трясите, до посёлка подброшу, - сказал грызун.

- На чём? - огляделись шнерки.

Овальное грызуноподобное, переваливаясь на коротеньких лапках, подошло в то место где по логике вещей должен был быть трактор, таскающий вагончики, но его там не было; грызун же подошёл туда и снял прицепное устройство с пустого места. Затем, прочапав неспеша вперёд, пошарил по воздуху и с щёлканьем открыл дверь. Изнутри обычная дверь, обитая какой-то фигнёй, а снаружи - пустое место.

- Как так? - погладил по невидимой поверхности шнерк.

- Дело в том что, - отхрюкивал грызун, - Какой-то умник решил покрасить партию машин военной краской, типа лежало много на складах, то да сё. Оказался косяк, если помыть начисто, то краска создаёт эффект полной оптической прозрачности. Приходится вот так...

Вот так было путём вывешивания на транспорт жестяных листков красного цвета с надписью "Я есть", воизбежание попыток проехать насквозь через машину. Изнутри транспорт был полностью виден и ничего не говорило о "маскировке". С сидений были выброшены всякие старые ящики, кипы газет и прочие предметы, мягко говоря, не первой необходимости; туда поместились шнерки и птица.

- Селёдки себе косяк, - присвистнул Зелон, - За такой косяк на Паклухе мы бы получили...

- Ещё лет двадцать? - хохотнула Кирина.

- Хватаешь на лету, - кивнул Зелон, - Ну, я имел ввиду что впринципе нехилый косяк! Устроить невидимость, да ещё и случайно.

- До посёлка довезу и смотаюсь, - нахохлилось грызо.

- А что, там кисло? - осведомилась шнерковка.

- Да нет, там хорошо. Но в саванне лучше, урлюлю.

Кургузый автомобильчик, раскачиваясь на колёсах изряднейшего диаметра, попылил через местность; возле моста через реку, на этот раз довольно крупную, влезли на дорогу и гнали с полной скоростью. К счастью транспорта попадалось очень мало, но и тот что попадался - притормаживал, из окон высовывались позырить на движущиеся над дорогой таблички. Спустя двадцать минут компания оказалась на окраине Перепутья.

- Спасибо, грызо, - улыбнулась Кирина, - Да, а вот ещё вопрос... что такое урлюлю?

- Мм, - шмыгнул носом тот, - У вас нервишки в порядке?

- Вроде да, - насторожилась шнерковка.

- Ну ладно, - огляделся грызун, - Урлюлю!!

При этом звуке головная часть его поднялась чуть не на метр, так что пасть стала такого размера, что туда мог бы спокойно поместиться шнерк, глаза выпучились и увеличились раза в четыре, распушился огромный хохолок и целая пачка вибриссов, ранее вообще незаметных. То что получилось, было никак не похоже на бывшую овальную пуховицу. Трое замерли, как каменные, и находились в этом состоянии довольно долго, так что грызо убедилось что с ними всё в порядке, хмыкнуло и уехало восвояси.

- Любопытство тебя сгубит, - помотал головой Зелон, - Урлюлю... Ладно, что дальше?

- Дальше небольшое самодеятельное расследование, - потёрла лапы шнерковка, передёрнувшись после "урлюлю", - Смотрите, вот мы припёрлись сюда за бухлом, так?

- Ага. Неплохо бы, - кивнул Гсач, показывая на воротник.

- Граблеходец. Так вот, на нас краски нет, так что кто-нибудь нас да видел, надо поспрашивать...

- Кого поспрашивать? - спросила сзади подошедшая Нора.

Пришлось выкладывать дело на те уши, на которые его хотелось бы выложить в последнюю очередь.

- Олухи, - спокойно констатировала мырка, - Я бы не сказала, что где-то сдесь вы смогли бы найти что-то спиртосодержащее.

- Однако нашли, - заметил микур.

- Я смутно припоминаю что сдесь был какой-то... то ли лисит, то ли...

- Нет, не лисит, - сказала Нора, - Даже не знаю кто. Мне показалось, шерсть крашенная.

Пока то да сё, четверо дошли до гаража - точнее, там было несколько гаражей во дворе, сильно заросшем деревьями - устроились на скамейке и хлестали воду, потому как жарковато.

- Ты его раньше тут видела, этого нелисита? - продолжил дедукцию Зелон.

- Думаю что нет, - подумав, ответила мырка, - Я чаще всего вон там сижу, оттуда магаз виден, так что почти все засвечиваются. Получается, специально за вами припёрся.

- А зачем за нами специально? - почесал за ухом шнерк.

- Зачем вообще за кем-то специально? - пожала плечами Кирина, - Явно не машину воровать.

- Именно, - сказала Нора, - У меня такое чувство, кто-то хотел оставить вас без ботвы.

- Окстись, кому это нужно! - фыркнул Зелон, - Мы собираем всего-навсего блое!

- Которое всего-навсего нужно трёххвостым, - продолжила Кирина, - Для создания всего-навсего защиты от закисла. И всего-навсего это будет иметь весьма далеколетящие последствия.

- Действительно, - клохтнул микур, - И мне это не нравится.

- В таком случае вот что, - заявила Нора, - Я вам дам ещё одну колымагу. Если продуете и эту, тут уж извините, потому как она последняя. Сама же попробую поискать пропажу по своим каналам, если не получится - в милицию заявлю.

- А почему не сразу?

- У меня не особо хорошие отношения с райотделом, - подёрнула ухом мырка, - Думаю что знаю способ найти колымагу с большой вероятностью... А вы хвосты в лапы и марш собирать!

- Эмм, - прижала уши Кирина, - Ты нас и так до пуха как выручаешь, но ещё это... не дашь взаймы на корм, а то у нас всё там осталось...

- Аа, гОри луковые! - усмехнулась Нора, - Пойдёмте.

Помимо автотранспорта ( один в один как предыдущий ) и запаса смолина им были выданы кормовые книжки большого формата ( так называемые "кулинарные" ), старая солнечно-концентраторная тарелка для кипячения воды, котелки, и прочее полезное в саванне барахло.

- А вот сюда, - показала на стенку мырка, - Я в случае чего прибью ваши шкуры! Так что постарайтесь не облажаться ещё раз.

- Спасибо, урлюлю, - кивнул Зелон.

- Откуда слышал это?! - насторожилась Нора.

- От грызо, - пожал плечами шнерк, - Мы к его птичнику вышли, он нас до посёлка подбросил... А что?

- Ничего, - зажмурилась мырка, - Езжайте, езжайте.

- Всё-таки тут бывает странновато, - заметил он, выруливая со двора.

Большое чёрное животное типа собаки, проводившее взглядом машину, слилось в несколько синеватых пятен и тихо исчезло в облачке дымка.

...

Кроме звериных троп и речек, никаких других путей сообщения к нужной горе не подходило; как можно было увидеть с открытого места, эта выпуклость поверхности торчала шагов на четыреста единым массивом, со склонами из буро-бежевых минералов и песка. Кое-где по террасам на склонах вскарабкался лесок, но конечно не такой крупнокалиберный, как стоял внизу. Хотя специально дорог сдесь не прокладывали, направлений оказывалось вполне достаточно, бурелома не наблюдалось, особые заросли кучковались местами и давали себя обходить. В бескрайнее небо торчали мощные стволы хвойников, покрытые корой с бороздами такой глубины, что туда пол-лапы умещалось. Гораздо больше, чем всякие преграды, продвижение задерживали попадающиеся россыпи всевозможного корма - то ягоды, как кустовые, так и наземельные, то орехи нехилого калибра, то плодовые деревья. Поскольку Мер имел неосторожность зацокнуться о том что из этого употребимо в пищу, то и дело приходилось останавливаться и набивать карманы. На одном поле, выпиравшем из общего массива леса, обнаружили полосатые ягоды невозможного размера, по пол-метра в диаметре; росли они на довольно худосочных плетях, стелящихся по песку. Все носы разом уставились на грызуна.

- Пфф... Ну не люблю я врать. Ербуз, полевой, классический. Вполне съедобен.

- Так, семечки не выбрасываем, клоо, - засуетился Крач.

Путём простукивания выявили спелое образование, отчекрыжили от ветки и не без труда выкатив на пустую песчаную площадку, сели нарезать на куски и собственно лопать. Внутри штука оказалась не вся заполнена мякотью, но всё равно глаза слегка подзакатились от такого количества корма.

- И почуму я таких на Пролесье не видала? - задалась вопросом Ирис.

- Да есть нечто подобное, - сказал Нурек, - Но на юге растёт, почти в пустынях.

- Выходит, я не умею Слушать, - фыркнула трёххвостая, брызгая во все стороны соком ягоды.

- Не, просто у этой штуки большая слухопрозрачность, - повернул ухи в сторону Нурек, - Кстати что-то слышу. Даже скорее кого-то. Похоже на ммм... что-то псовое?

- Тут голки водятся, - заверил Мер, хрумая ербуз, - Пушные достаточно, но как в кучу соберутся - хоть хвост отгрызай.

- Не, оно на двух лапах, - сказал спайдерфокс, - И горбатое.

- Тогда это дноллы. Не сказать чтобы особо разумные щенки, но потихоньку возятся тут. Вон там правее у них одна деревня, а за рекой ещё одна.

Все остальные уже могли наблюдать трёх дноллов, довольно странных созданий, большую часть коих составлял загривок, отчего они слегка напоминали улиток или черепах; вниз от этой "раковины" шла тушка, похожая на обычную прямоходящую, с хватательными лапами, а спереди ( именно спереди, а не сверху ) имелась голова со здоровенной пастью и обвислыми ушами. В лапах двоих имелись копья, а третий тащил что-то вроде арбалета; вдобавок все дноллы были укомплектованы огромными рюкзаками. Поскольку горбатые пёрли прямо по поляне с ербузами, сквир предупредительно громко цокнул, дабы они не наступили на сидящих - это всегда чревато. Увидев присутствие многохвостия, дноллы повернули в сторону и видимо, сами осели на ягодах.

- Гм, они вооружены, какбы, - заметил Нурек.

- Так дикие, - пояснил Мер, - Станнеров у них нету, а ну как саптор привяжется, идти на корм? Да и вообще тут каменный век, племена всякие, вожди, и тому подобное. Как-то помнится даже милиция сюда нагрянула разгонять хулиганов.

- А они мм, на интуристов охотится не пробовали? - осведомился Крач.

- Не, у них бока, - подробно объяснил сквир.

- У меня тоже бока, что из этого? - показал на бока микур.

- Под боками я имел ввиду что всё что им надо, у них есть. Поэтому нет надобности охотится на, как ты выразился, интуристов.

- К тому же нас куча, - хихикнула Ирис, выставляя хвосты с разных сторон от куста.

На этот удень ( условный день, как на Аримионе погоняли светлое время усуток ) конечно далеко не ушли, объевшись ягодой ( одной! ), так что на суркование устроились возле речки, где казалось было достаточно спокойно и задувал свежий ветерок, шумевший густым тросником. Несмотря на полное отсутствие следов чего-либо, грызун не угомонился, пока не натянул вокруг расположения растяжки из лесок, ради сигнализации.

- Привычка, - пояснил он, - Ну не в одну пушу так ещё ладно, но обычно йа в одну, и тут без погремушек достаточно стрёмно, мало ли что причапает.

- Ири, - сонно позвал Нурек, - Далеко ещё до ботвы?

- Килошагов пять, думаю... А тебе как кажется?

- Так же. Отлично, значит назавтра - расчехлять ножики.

Ирис удобно устроилась в намятом гнезде из плотной травищи; ветерок дул поверху, только принося свежий воздух, и никак не мешал, к тому же шум листьев и осоки сильно вгонял в сон. Подложив под голову один из хвостов, лисичка с нетерпением представила себе сумку, набитую шариками мохоцвета: если утащить несколько вёдер, из них можно налопатить много концентрата, а на месте уже разбавить до состояния настойки. Надо думать, шнерки уже набрали стопицотлетника по самые уши... Лисичка уже задремала, как раздалось громкое цоканье "Пшло вон!!", рычание и звук срабатывающего станнера. Через две секунды она была на лапах, но как оказалось аврал уже был исчерпан: огромное свиноподобное существо застряло рылом в яме; на спине торчали колючки такого калибра, что их нетрудно принять за рога, да и цвет шкуры какой-то брутальный, бардово-красный.

- Первый раз вижу, - цокнул Мер, - Вот подвалило мешков!

- Так мешки уже обработаны, - квохтнул Крач.

- Не совсем. Через двадцать минут очухается и вряд ли спокойно уйдёт.

- Уйдёт, уйдёт, - пообещал Нурек, - Ири, песчанка есть?

- Маленечко, - порылась в кармане Ирис.

Сварганив нетрудную ботвяную смесь, спайдерфокс дал нанюхаться "хрюшке", а затем мелкие кусочки раскидал вокруг лежбища. По крайней мере пролесский опыт говорил о том, что такая нехитрая бытовая химия надёжно отпугивала любое скольки-нибудь лапое. Зевнув, Ирис полезла обратно в гнездо, уже с некоторым трудом различая путь глазами - пока обслуживали свинью, стемнело... Естественно, соразмерно закону подлости, спать уже начисто расхотелось. Спайдерфоксиха ворочалась и пыталась заниматься самоусыплением, но в голову лезли мысли... вот нить-недомотка, стоило им лезть именно сейчас, а не днём, когда была уйма времени? Ладно, иди сюда, схватила мысль за шкирку Ирис и подробно её издумала, вдоль и поперёк. Мысль сия заключалась в том что вероятно "Саламандра" уже прибыла к экс-Макшабе, посему требуется как можно быстрее доставить туда хотя бы первую партию; заняться расширением добычи, при надобности, можно и потом. Главное, что эта настойка ( "поцион", как её называли по науке ) надёжно защищала от воздействий того рода, что были на планете. Надо бы ещё обязательно споить по паре литров рыжим, получившим "закисел"... Хербу в частности. Лисичка слегка взволновалась, удачно ли она провела все пассы; впрочем, подумалось ей, на Кириалисе тоже не рубероидом шиты, разберутся что к чему, если что... Ухх, пушное рыжее лисо, сделала хватательные движения лапками Ирис. Дрыхнуть расхотелось окончательно, так что она втихоря выбралась из травы, помня о том где натянута леска - иначе можно запросто схлопотать станнером. Над хвойным лесом и рекой раскинулась восхитительная тёплая звёздная... условно-ночь. В кронах шарахалсь насекомые, в воде кто-то то и дело всплёскивал, вдали надрывалась птица неизвестного вида. Бесшумно ступая мягкими подушечками лапок, трёххвостая пошла по песчаному берегу, который сдесь был достаточно широким, только периодически перегороженным упавшими стволами. Луны на небе не было, но освещённость видимо приходила от ярких, многочисленных звёзд, так что поверхность реки поблёскивала в звёздном свете. Лисичка почему-то подумала про вой и решила зайти за поворот русла, откуда не будет слышно. Мимо по течению проплыло нечто крупное, но без явно откусывающих намерений, так что Ирис пропустила это мимо ушей - мало ли что тут плавает. Перелезши через несколько стволов, она оказалась на широкой песчаной полосе; с берега нависал склон, заросший высоченной травой и кустами, на другой стороне реки колосилось нечто вроде гигантской пшеницы, покачивающейся под ветерком. Трёххвостая даже с некоторым удивлением оглядывалась вокруг - как-то так получалось, что она редко где бывала ночью, так что темнота и звёздное небо действовали на неё исключительно умиротворяюще. Насмотревшись на Вселенную, лисичка огляделась и не особо громко завыла, перебирая тональности воя - если бы не незнакомый лес вокруг, уж она вывела бы минут на десять, да так чтобы далеко услышалось. Сейчас же, будучи настороженной, она сразу услышала, как откуда-то сбоку завыло в ответ. Ирис попыталась прослушать туда, но слух был каким-то размазанным, так что она просто обошла по песку.

- Данунапух? - прицокнуло оттуда, - Ирис?

- Мер? - присмотрелась она, - Грызо! Что это ты воешь?

- Могу спросить тоже самое, - ухмыльнулся сквир, - Не знал что спайдерфоксы воют.

- А я знаю что сквиры не воют, - сказала Ирис.

- Да ещё как. И не только. А чего ты не дрыхнешь-то?

- Ды, как-то, - пожала плечами лисичка, ковыряя лапкой песок, - А ты чего?

- Привычка. Никогда не засыпал с наступлением темноты.

Ирис посмотрела на пушного грызуна, сидящего на склоне, и примостилась рядом, потеревшись об него бочком; беличья шерсть показалась мягкой, но всё же имела определённые отличия от лисьей, к примеру, так что сразу можно определить наощупь.

- Спасибо что ты с нами, грызун-пуш, - прошептала Ирис в рыжее ухо.

- Что ты, лисо, - погладил её по ушкам Мер, - Это вам спасибо что взяли с собой.

Некоторое время они посидели, привалившись друг к другу, обложившись большим количеством наличествовавших хвостов и глазея на искрящуюся в звёздном свете реку и мельтешащих над водой насекомых. Мотыль, размером с пару хороших воробьёв, с хлопаньем крыльев уселся прямо на сквирячью башку, обсыпая всё вокруг пыльцой и вызывая неудержимый смех. Ирис смахнула жирное насекомое на землю, вызвав новый обсып пыльцы; мотыль с шуршанием и даже похрюкиванием пропахал по песку и улетел дальше. Судя по тому что двое ухахатывались над этим минут пять, пыльца вероятно содержала отнюдь не только красители.

- Знаешь, Ме, это конечно глупо, но, - сказала Ирис, наматывая ворс с хвоста на коготь, - Иногда так хочется потискать что-нибудь пушистое...

- Оо, пушистое! - хихикнул грызун, и взяв один из лисьих хвостов, рассмотрел подробно, - Уж у вас с этим полагается никаких проблем быть не должно.

- Ты понимаешь про что я, - потёрлась об него лисичка и прикусила за ухо.

Вот кажется и темно вокруг, и хохолка у сквиров нет, а хохолок поднялся, и оба это увидели. Мер осторожно сгрёб лисичку в объятья когтистых лап и посмотрел ей в разноцветные глаза, так что у Ирис немного перехватило дыхание, и она сама услышала непроизвольное урчание из своего горла.

- А ты точно понимаешь, про что ты? - лизнул её в пушистую щёку грызун.

- Ещё как, - проурчала спайдерфоксиха, прижимаясь к тёплой мягкой тушке.

На дереве наверху начала довольно истошно орать некая птица, но двум зверькам уже было совершенно не до неё... хотя через какое-то время туда всё же полетела высокоскоростная шишка с пожеланием "да замолчи ты к курам!".

С рассветом Ирис обнаружила, что гнездо вокруг намято куда больше, чем на одну пушу, и в изобилии имеется рыжая шерсть, явно беличья; припомнив, трёххвостая разом проснулась и искренне удивилась, как так получилось. Припомнила получше и усомнилась, не был ли мотыль галюциногенным... потом припомнила дальше и слегка смутилась.

- Ээй, Ири! - оттявкал сбоку Нурек, - Питание!

Питание действительно уже было уготовлено, от небольшого костерка, разведённого на песчаном берегу, вкусно несло чем-то съедобным, кажется даже...

- Тыблочный пирог?! - округлила глаза Ирис.

- Уип, - мотнул ушами Мер, - Набрал на досуге, попались мучные тыквы, так что и.

Спайдерфоксиха уселась рядом с грызуном, они ласково поглядели друг на друга и принялись чихвостить то самое питание, в основном в виде кормовых книжек, дабы тупо набросать калорий, заедая сублиматную кашу тыблочным пирогом.

- Белки - это не только пушной хвост, - заметил Нурек с набитой пастью, - Но и пять-шесть кило легкоусвояемого высококалорийного корма буквально из ничего!

- Не только корма, - облизнулась Ирис.

- Даа, без ничего - эть мы можем, - распушил щёки Мер.

Отхававшись и заметя следы своего пребывания, разнохвостие совершило последний переход, и наконец на очередной полянке Слух точно вывел на россыпь торчащих из травы мохоцветов: хотя они и не выглядели как нечто чужеродное, сразу чувствовалось, что эти самосветящиеся шарики неспроста.

- КЛО! - показал на растения Крач.

- Пока ещё не кло, - покачала пальцем Ирис, - Надо убедиться, что ботва обладает всеми нужными свойствами, дабы не набрать ненужного. Так, потребуется вот что...

Потребовалось немало всего, но через малое время под кроной огромного дерева, похожего на ель, Ирис уже получила возможность провести все необходимые растениеведческие пассы. Для начала она намешала соответствующих реагентов из своих запасов, разбавила их водой в бутылке и бросила туда небольшой шарик, затем взболтала. Спустя минуту из бутылки потянуло сизым дымком.

- Недозревший, - сказала Ирис, нюхнув, - Дайте вон тот.

С вон тем, который был хоть и меньше, но более насыщенного цвета, дела в бутылке пошли куда активнее, раствор забурлил и сильно засветился.

- О-о, - трёххвостая размахнулась во всю лапу и запустила бутылку в кусты, - Ложись!!

Раздался резкий хлопок, от которого сверху посыпался древесный мусор и птицы сорвались с веток, вереща; стеклянные осколки со звяканьем пролетели по округе.

- Перезревший, - констатировала Ирис, поднимаясь с земли.

- И непуховенько так пере, - добавил Нурек, - Значит, вот такой сойдёт самый раз.

- Эмм, - взвесила на лапе шарик лисичка, - А если этот ещё более пере?

- Так у нас ещё бутылки есть, - квохтнул микур.

- А головы у тебя ещё есть? - осведомился спайдерфокс, - Это ещё хорошо порошка мало. А если бы насыпали как положено, оно бы и не так бахнуло. Впрочем я так думаю, тот был самый пере.

- Э? - протянула ему реагенты Ирис.

- Ы, - хмыкнул трёххвостый, сгрёб всё в кучу и сел химичить, - Бросать буду вон туда, если что.

Остальные, дабы не раздразнивать что не следует, отошли за толстое дерево.

- Вот не думалось что в вашем деле так бывает, - цокнул Мер.

- Цветочки, - поёжилась Ирис, - Ягодки на экс-Макшабе.

Впрочем опасения оказались излишними, никаких пиротехнических эффектов более не наблюдалось и стеклотара осталась в сохранности; для того чтобы полностью убедиться в том, что ботва имеет нужные свойства, смешали её с отжимкой из блое, несколько веточек коего предусмотрительно взяли с собой. Правда совсем уж полная уверенность могла наступить только после того как этот субстрат настоится в течении как минимум полугода; хроногенератора под лапой не имелось, так что пришлось полагаться на интуицию и неописуемые чувства.

- Это окультизм какой-то, - помотал головой Крач.

- Эть ещё нет, - хихикнула Ирис.

- Уже нет, - поправил Нурек, - Дело в том что есть определённые методы, позволяющие даже ненаучные методы приводить к чётким результатам.

- Я надеюсь вы знаете, что творите, - покачал головой микур.

- Мы тоже, - пожала плечами лисичка, вытаскивая из коры застрявший осколок бутылки.

К следующему светлому времени трёххвостые уже согласились, что сойдёт, и стоит понабрать первую партию шариков; теперь уже многохвостие знало, какие именно шарики самое то, а какие годны для изготовления боеприпасов. Конечно, окучивать старались как можно аккуратнее, дабы не повредить как отдельным растениям, так и их популяции в целом. Для этого отделялась полянка, и на ней собирали все пригодные шарики, но так чтобы общее количество уменьшилось не более чем вдвое. Процапанное место помечали узелками ниток, навитых понятно откуда, с пуховых хвостов спайдерфоксов; иначе, бродя по округе, компания неизбежно протралила бы все места по несколько раз. Процапывали как правило таким способом, известным на Пролесье: дабы не топтаться радом, нагибали стебель палкой с сучком, и затем с помощью деревянного клинышка, нарочно заточенного, выковыривали шарик из листьевой розетки. Если всё сделать достаточно аккуратно, можно рассчитывать на то что в скором времени, через несколько месяцев, шарик отрастёт заново.

- Уууи, - клацнул клювом микур, - Ну я понимаю у вас, там этой ерунды считанные штуки на планету, ну на Орликто, но сдесь-то их просто навалом, чтобы так кроиться.

- Так мы не из-за этого, - фыркнула Ирис, - Просто не хочется излишне мять ботву. И так нахаляву её обрываем, даже неудобно как-то.

- Клоок? - задумалось пернатое.

В то время как пернатое задумывалось, в пакеты набиралось всё большее количество шариков - надо заметить, что оторваные от стебля, они переставали светиться и становились похожи на некрупные жёлтые помидоры. Грызуна естественно тут же заколбасило в плане отчётности, он соорудил рычажные весы и отмеривал в пакеты точно по два килограмма, на каждый цеплял бирку из кусочка коры с нацарапанным номером. Более того, как заметила Ирис, сквир набрал целую пачку таких обрывков, сшил её в книжку и помечал там расположение полянок ботвы. Благо, погода способствовала, не требуя многих дополнительных операций, так как дождь еле-еле покрапал и угомонился; если бы промочило как следует, пришлось бы долго сушиться. Так же, задействовав четыре пары лап, всё обнаруженное окучивали быстро и за светодень набрали весьма представительное количество сырья, по рассчётам грызуна - не менее десяти килограммов. К "вечеру", который теперь научились распознавать по красным оттенкам света фонаря, занялись более плотным оборудованием гнезда, так как предстояло ещё некоторое время пробегать по окрестностям - в частности, вырыли неглубокие ямки для суркования, которые должны были защищать от сквозняка... в смысле движения воздуха. Углубления набили тройным слоем мха, который после использования не забывали положить на место. В пустой песчаной круглой ямке разводили костерок, возле которого приятно посидеть перед суркованием, забрасывая на зубы корм.

- Доо, десять килограммов! - потёр лапы Нурек, - Тявкни это кому-нибудь у нас, не поверят.

- А всего на первый раз хотелось бы килограмм сорок, - сказала Ирис, - Утащим в посёлок, там сварим концентрат... если шнерки удосужились набрать стопицотлетника. Потом вот придётся ломать голову, как это доставить на экс-Макшабу.

- В портах есть халтурщики, - напомнил Крач.

- У нас нет дензнаков, - уточнил напоминание Нурек, - Е-класс экономичная штука, но всё-таки преодолеть межзвёздные расстояния кое-чего да стоит. Нам едва хватит на рейсовый транспорт.

- Рейсовый туда не летает, - заметила Ирис, - Но кто-то всё же туда должен летать. И думаю что самое вероятное - это та платформа в Кирпичном.

- Да, ты правильно думаешь, - кивнул Мер, - Скорее всего какой-нибудь корабль там окажется, если уж нет, постараюсь пробить нам оказию по своим каналам.

- Грызунище, - обняла его лисичка, но тут заметила кое-что, - Крач. Ты что, клевал мохоцвет?

- Нет! - чирикнул тот, светя в сумерках глазами.

Нурек вздохнул и подвинул микуру котелок с водой, дабы тот посмотрел туда, как в зеркало.

- Но я правда не клевал! - возмутился Крач, - Я не идиот чтобы это клевать после того как оно жахнуло!

- Гм, - попытался прослушать Нурек, - А что тогда клевал?

После недолгого расследования выяснили, что клевал мелкие жёлтые ягоды, гроздями висящие на растущих в округе небольших деревцах, напоминающие рябину.

- Да это и есть практически рябина, - почесала ухи Ирис, - Почему тогда птица светится?

- Может, переопылилась с мохоцветом, - предположил сквир, - Гибрид какбы.

- Голова скипит какбы, - помотал головой Нурек, - Слушайте, ни нитки с птицей не будет, ну посветится денёк-другой и всё. И да, не клюй больше этой ерунды! А ещё лучше вообще ничего не клюй, кроме кормовых книг, а то получится как с той бутылкой.

- О-о, - тяжело сглотнул микур.

Судя по его настрою, он был намерен вообще ничего не клевать ближайшие несколько дней. Таким образом перетирание оказалось исчерпанным, и все завалились по "капонирам", как обозвал ямки с мохом грызун, непосредственно дрыхнуть. Ирис некоторое время поворочалась там, подумывая про нечто коричнево-рыжее и очень пушное; наконец она фыркнула и хотела было вылезти, но в темноте чуть не столкнулась носами с этим самым, пролезшим к ямке сквозь густую траву.

- К тебе можно? - тихо прицокнул грызун.

- Не, я сейчас занята, лезу к тебе в гнездо.

Трясясь от смеха, они сползли в мягкую кучу мха, где и измяли друг друга основательно; большое количество пушнины способствовало тому что звук далеко не разносился.

- Зверушечка, - ласково прошептал Мер, - Какая же ты великолепная... Да я даже больше цокну, ты такая умная, какие мысли приходят под твои шёлковые уши, это опушнеть...

- А, иногда да, - хихикнула Ирис.

- Вот чего не понимается, лисонька, так как это за тобой нет лиса?

- И ты туда же, - улыбнулась лисичка, - Нет и нет, так получилось. Наверное, сама виновата, сквё.

- Фф каком смысле виновата? - не догнал грызун.

- Нну как, - задумчиво стала мотать нитку с хвоста она, - Мы с ним давно друг друга знали, я так всё время и думала, типа мой самец, и точка... А у самца крыша всё съезжала и съезжала не в ту сторону, пока уже всё, вилы... Могла бы заметить раньше, что-то сделать.

- Йа бы за тебя удавился, - шмыгнул носом Мер.

- Тебе не надо удавливаться, - погладила его Ирис, - А тому бесполезно... К курам, давай дрыхнуть.

Дрыхлось в лесу исключительно, и даже то что несколько раз пришлось вскакивать и расшугивать от места дислокации фауну, не портило общего крайне положительного впечатления. Отхарчевавшись с рассветом ( кроме птицы, которая вообще намотала на клюв нитку ), разнохвостие вернулось к сбору сырья.

...

- Ооо, дерьмо!! - раздался из зарослей вопль Гсача.

- Всего ничего, набрать воды, - передразнила Кирина, вытряхивая из ботинок набившуюся туда сухую грязь, - Зел, где ножик?

- Не знаю, - тупо ответил шнерк, пялясь на горизонт.

- Дыы!! - зарычала Кирина, - Чтоб мне селёдкой питаться! Как надо так нет этого долбанного инструмента под лапой! Хочу чтоб он всегда был под лапой!!... А, вот он.

Разложив ножик, она принялась выковыривать грязь с большей производительностью. Тем временем из кустов, окружавших заболоченное русло реки, с треском вылез микур, почти весь в тине и порядочно обвешанный репьями; отдуваясь, Гсач грохнул ведро с водой на землю. Действительно, дабы набрать воды в этом месте, следовало пролезть через заросли водорослей и тину, а также плотные сухопутные кусты - с непривычки мало не покажется. Первоначальный подъём энтузиазма, вызванный обнаружением залежей стопицотлетника, сильно поистрепался из-за того, что туда приходилось лазить через самое непролазное место, имевшееся в округе тысяч килошагов: великолепные, плотные заросли сидели на узеньких островках, образовавшихся по руслу речки шириной шагов десять. Сама речка была мало видна под болотными зарослями, так что "переплыть" сдесь не катило - пролезть по затягивающей жиже и переплетение водорослей, вот как это называлось. И восторга у коллектива это вызывало меньше чем нисколько, к тому же набрать удалось куда меньше, чем рассчитывали. В связи с этим было большое искушение расшифровать ирисовскую инструкцию про "кучу" в самую небольшую сторону и счесть, что куча уже набрана. Тем не менее, упрямство делало своё дело, и хотя шнерки и птица были выжаты до состояния морковных очисток, собирательства не бросали.

- Ладно, ещё раз, - вздохнула шнерковка, - Сумка, бутылка, ножик... Так, раскладной мне ни к чему, а то ещё посею. Ну, я полезла.

- Давай, - пожал плечами Зелон.

Кирина продралась сквозь кусты, затем стала продавливаться по стене болотных растений, то и дело проваливаясь почти по уши и цепляя на шерсть репьи; далее небольшой заплыв против течения в весьма холодной воде и та же операция в обратную сторону при вылезании на островок. Вдобавок, вылезти-то особо некуда, песчаный гребень с пол-шага высотой весь зарос плотной кучей ботвы, так что собирать приходилось, стоя по пояс в воде среди водорослей, лапы постоянно разъезжаются на хлипком дне и кусаются насекомые, встревоженные тем что по ним ходят...

- Ну и сыпь, опять эта хрень! - рыкнула Кирина, уставившись на раскладной ножик и сунула в карман.

Однако спустя пару минут она порезала палец, так как ножик снова оказался в пучке веток. На этот раз шнерковка уже почуяла неладное и опасливо осмотрела предмет: да тот же самый, с пластиковой накладкой на ручке. Некоторое время подумав и оглядевшись, она запустила ножик на другую сторону островка - бульк! С более лёгким сердцем набрав ещё пучок веток блое, она опустила очередную порцию в сумку и вынула лапу с... Кирина зажмурилась, но потом посмотрела - с ножиком.

- Я спятила, - сообщила она, вернувшись к компаньонам.

- Только сейчас заметила? - фыркнул Зелон.

- Я серьёзно! Я не могу избавиться от ножика, он всё время попадает мне под лапу!

- Ты и хотела чтобы он попадал тебе под лапу, - заметил Крач.

- Точно, - отвесила челюсть она, - Но, какого рожна?

- Я вот не понимаю какого рожна я не вижу цвета, - сказал Зелон, - И очень плохо вижу то что не движется.

- Вот сыпь, - вздрогнула Кирина, потрогав его нос, - Ты холодный как рыба! Может, отравился чем-то?

- Не, Ки, кажется тут дело в том же что с твоим ножиком, - задумчиво сказал шнерк, - Я раздавил лягушку... там, на первой остановке.

- И что ты хочешь тявкнуть, что - ?!

- Похоже на то. Теперь сам становлюсь лягушкой.

- Это бред, так не бывает! - взвизгнула шнерковка и чуть не пробила себе лапу ножиком.

- Где-то может и не бывает, а тут, квак, - пожал плечами Зелон.

- Надо срочно найти кого-нибудь кто поможет! - испугалась Кирина.

- Не поможет, - сказал шнерк, слегка поворачивая всё время голову, чтобы видеть, - Тут так всё устроено, так что поделом мне.

- И что ты предлагаешь? - шмыгнула носом шнерковка.

- Собирать блое, - огорошил он ответом.

- Ээ, погоди, - клохтнул Крач прежде чем она раскудахталась, - Думается если кто и может ему помочь, так это трёххвостые. А они пока ещё собирают ботву, так что он прав насчёт блое.

Некоторое время трое посидели в полном апухе, оглядываясь вокруг - как оказалось, всё не так просто. Кирина с испугом смотрела на шнерка, подслеповато моргавшего глазами; микур поквохтывал что-то себе под клюв и особо взволнованным не казался. Шнерковка к тому же то и дело швыряла от себя один и тот же ножик.

- Ну что же, - сказал Гсач, когда стало понятно что шнерки в ступоре надолго, - Будем сбирать?

- Ага, - эхом отозвались двое.

- Ну навроде как на этих песчаных косах ботвы достаточно, - стал рассуждать микур, прохаживаясь туда-сюда по траве, и приквохтывая, - Но доставать трудно. Значит надо сделать так чтобы доставать было легко, кло?

- Может плавсредство какое сделать? - вздохнула Кирина, - Да не из чего.

- Да есть из чего, - уточнил шнерк, - В гараже бочек пустых навалом и ленты упаковочной, из них бы и сделали.

План был одобрен и компания отправилась обратно в посёлок по ещё не заметённым следам; в гараже обнаружили Нору, копающуюся в моторе машины; мырка с удивлением уставилась на изъятую деталь, что-то пробормотала и бросила в уже имевшуюся кучу металлического барахла.

- Таки нашла машину, - сказала Кирина, - Отлично! Как тебе удалось?

- Всё вам рассказывать - времени не хватит, - хмыкнула та, - А вы чего?

Пока Зелон с Гсачем запихивали внутрь и крепили на крышу пустые бочки, шнерковка вкратце поведала о приключениях, подтвердив рассказ выбрасыванием ножика за забор с последующим выниманием из рукава; фокус на мырку произвёл впечатления чуть меньше чем нисколько.

- Так все местные об этом знают? - фыркнула Кирина, - Могли бы и предупредить! И так что, по всему Аримиону?

- Аримион штука большая. Как по всему, я не знаю, но тут у нас так. А не предупредили потому что вы не спрашивали, - спокойно ответила Нора.

- Ууу! - схватилась за уши шнерковка, - Чтоже теперь, Зелу всю жизнь на минусовые температуры не выходить, а мне с ножиком не расставаться?

- Это всецело от вас зависит.

- Я это интуитивно поняла, но... можно поподробнее?

- Поподробнее тут, - показала на её голову Нора.

- Ладно, - шмыгнула носом Кирина, - Спасибо за бочки, Нор.

Компания снова набилась в автомобиль и отправилась с твёрдым намерением уинить рейд по островкам с набиванием всей наличной тары сырьём. После сворачивания с сеткотрассы, а сворачивали недалеко от посёлка, из-под колёс вздымалась мощная пыль; стоило слегка притормозить, облако догоняло и тут же лезло в открытые окна.

- Ладно, - хлопнул по рулю Зелон, - Не так уж плохо. Главное вовремя сообразили, что к чему.

- И что к чему?

- Фф. Вы прекрасно понимаете, что словами это не тявкнешь. Я вот о чём подумал... кпримеру, я не нагреваюсь. Но сыпь-селёдка, клетки не могли так перестроиться, значит тепло выделяется, вопрос - куда оно девается? Или, ещё хлеще, откуда берётся энергия для переноса ножа обратно?

- Так балланс, - сказал микур, - От тебя энергия исчезает, к ножу прибавляется.

- Уйй, замолчите! - зажала уши Кирина, - Айда лучше правда плавсредство строить.

Собственно что ещё оставалось. Плавсредство соорудили из четырёх пластиковых бочек по двести литров, скрепив их примотанными лентой досками. Четыре доски образовали раму, на коюю повесили брезент для восседания на нём и складывания груза. Стратегичный план состоял в том чтобы влопатить это судно в русло реки наверху по течению, проплыть вдоль островков, набивая сумки блое, и затем вытащить обратно. К исполнению этого громадья замыслов приступили только к уутру. Погода оставалась всё той же что и прежде, создавая впечатление, что тут вообще никогда ничего не меняется: по голубому небу всё так же, как и в первый день, тащились облачка, и лил солнечный свет термоядерный фонарь. Найдя мост, решили корабль спускать на воду именно там, дабы не тащить через заросли.

- Сей катер нарекаю ммм... Постиндустриализм! - провозгласил шнерк.

- Катер? Крейсер! - хохотнула Кирина.

- Точно. Да, Ки, что с лапой?

- От гузла подальше решила сразу примотать намертво, - затянула повязку на лапе она, - А то обязательно кому-нибудь глаз высажу.

Спуск крейсера на водную гладь был осуществлён путём хорошего пинка - конструкция сползла по наклонной опоре моста и бодро закачалась на волнах. Гсач уточнил, в каком месте ждать флот, и уехал туда на машине, а шнерки полезли в воду и запрыгнули на брезент. Устроиться на досках так чтобы не перевернуть всю конструкцию оказалось непросто, но они справились. После окунания в холодную воду Зелон залил внутрь себя литр горячего чая из термоса, иначе он просто терял способность двигать лапами. Взявшись за вёсла, в качестве которых выступали длинные рейки, экипаж крейсера "Постиндустриализм" взял курс куда-то вперёд по течению; собственно, течение было еле заметно и взять курс против него ничего не стоило тоже. Это относилось к многочисленным "карманам" между заболоченным берегом и песчаными косами-островками, с другой же стороны, в основном русле шириной пять-шесть шагов, текло вполне заметно. Как выявила практика, ширина плавсредства была точь в точь что надо, потому как шире - не пройдёт в протоку, уже - будет переворачиваться. Толкаясь от зарослей рейками, шнерки продвигались достаточно быстро, так что скоро оказались у островка, маняще зеленеющего кустами стопицотлетника. Если рвать из воды означало карабкаться на неприступный утёс, то с плавсредства песчаный бугор превращался в сущую грядку, как специально предназначенную для обрывания; подогнав крейсер в нужное место, шнерки заклинивали его и пропалывали растительность на расстоянии вытянутой лапы, либо подтягивали ветки рейками. Скорость процесса и его удобство утвердили мысль о том что идея оказалась полезной... как и привычка Норы копить в гараже всякий хлам вроде старых бочек. Свежий речной ветерок приятно ворошил шерсть, и даже намокшие части тушки быстро высохли, не доставляя беспокойства; вокруг шелестели листья и чирикали птицы, то и дело раздавались всплески текущей воды.

- Четвёртая партия, эт-самое! - затянула сумку Кирина, - Ещё три-четыре таких грядки, и куча будет обеспечена. Долго же мы к ней шли!

- Угу. Слушай, мне вот что подумалось, - тявкнул Зелон, - Помнишь, чем мы занимались на Паклухе?

- Чем-то занимались, наверное. Честно тявкнуть, и вспомнить особо нечего.

- Вот. Так я тебе скажу, я к этому возвращаться не намерен. И тебе по возможности не дам.

- Ты про что? - уточнила шнерковка, - Ты не хочешь возвращаться на Паклух?

- Да это без разницы, на или не на. Я про времяпровождение, Ки.

- А, тогда примерно понятно. Пожалуй ты прав... Да и при всём желании обратно уже дороги нет. Думаешь, после всего этого меня будет волновать кпримеру размер телевизора?

- Я рад, - потрепал её по ушам шнерк, - Не зря мы с тобой столько вместе, Кири.

- Мы вместе не больше полугода, - улыбнулась Кирина.

- Не занудствуй, лисо.

Рассчёты, проведённые до этого, оказались верны: за световой день успели сплавиться по протокам реки на несколько килошагов, набрать передостаточное количество сырья и даже вытащить крейсер на берег и разобрать; отоспавшийся за день микур поднял хохолок, запхал все причастные предметы в машину и спокойненько довёз многохвостие до посёлка.

...

Довольно прохладное и сырое утро ознаменовалось тем, что было прохладно и сыро. Четыре носа, всё в том же составе двигавшиеся обратно к машине, соскреблись с сурковательных мест и как всегда скучились у бивачного костра. Ирис с удовольствием подставила к теплу лапки, слегка отсыревшие за уночь, и принюхивалась к ароматному дымку - горела шишка, одна, но здоровенная. Мер появился через какое-то время - для хождения по мокрым кустам и траве у него было нечто вроде плащпалатки, только серобуромалинового цвета, так что грызун спокойно расхаживал по подлеску и по уутренней росе. Подсевши к костру, он положил несколько кульков набранного корма - орехи, малину, мелкие тыблоки.

- Мря! - восхитилась Ирис и прижалась к грызунячьему плечу, - Спасибо, сквё.

- Незачто, лисё, - ласково погладил её по ушкам сквир.

- Приторно, - хихикнул Нурек.

- Зато приятно, - счастливо вздохнула лисичка, приваливаясь к грызуну и хрумая тыблоком.

- А да, небольшое чэ-пэ у нас, - цокнул Мер, - Мы потеряли один пакет продукта.

- АА! - округлила глаза Ирис, - Как так?!

- Пока не знаю. Получается, пакет просто исчез.

- Знаем мы куда груз в походе исчезает, - сощурился Крач, - Да и вообще как ты обнаружил, а?

- Да, это подозрительно, - хмыкнул Мер, - Но объяснение одно, меня жутко радует куча одинаковых вещей, как и многих белок. Это пошло с тех времён как...

- К теме, - мотнул клювом Крач.

- А, да. Так вот я решил ещё полюбоваться кучей одинаковых, пронумерованных пакетов, заодно проверить не плесневеет ли где, не порвалось ли, то да сё, ну и увидел что одного нету.

- Крач, смотри мне в глаза, ты не сеял пакет?! - уставилась на птицу Ирис, - Не, не сеял... Тогда что, кто ?! Ну надо же, на пустом месте! Конечно, мохоцвет штука необычная, но почему из всего исчез именно пакет и именно один?

- Кажется я кое-что слышал ночью, - заметил Нурек, - Тогда не придал значения. Похоже на звук варпера или ещё чего-то такого.

- То есть это был кто-то?! - удивился Мер.

Наскоро закидав корм внутрь себя, четверо пошли производить расследование, осматривая пакеты и рюкзаки, в которые они были запихнуты; грызунячья привычка нумеровать тут очень помогла, так как сразу стало видно, какого именно пакета не хватает.

- Вот объясните мне, - развела лапами Ирис, - Почему пакет Љ7, лежащий между другими?!

- Очевидный ответ такой, - цокнул Мер, - Именно потому что он был Љ7.

- Значит сделаем вот так, - Нурек оторвал кусок лыка с пакета и присобачил другой, на котором написал "Љ7", - Устроит?

- Да и в конце концов, - сказал Крач, - Нам до посёлка пару суток, так что больше двух пакетов не исчезнет, наверное.

- Попахивает это чем-то противным! - фыркнула Ирис, - Устроит, нет! Пару, ага, щаз!

С этими тявками она выудила из рюкзака бутылку, а из карманов - несколько пакетиков и крупный шарик мохоцвета - не жёлтый, а аж красный, как натуральный помидор. Накрошив порошков и разболтав в бутылке раствор, она приладила шарик на широкое горлышко бутылки, заклинив от проваливания петлёй из толстой нитки; этот подарок был аккуратно всунут в тот самый пакет Љ7, а конец нити привязан к дереву. Остальные трое смотрели на эти пассы с отвисшими челюстями.

- Что? - оглянулась на них Ирис, - Если это там уиуи потусторонние силы и всё такое, ничего страшного не будет, а если кто-то ворует у нас ботву... пусть пеняет на себя. А теперь всем усиленно бездельничать!

Взяв под лапу Мера, трёххвостая прошевствовала с гордо поднятым носом за деревья; Нурек и микур переглянулись, пожали плечами и тоже пошли шляться по окрестностям без заранее заявленной цели. Сначала это давалось с трудом, но через три часа ещё пришлось созывать всех обратно к стоянке. Пакета, а вместе с ним и бутылки, на месте не оказалось. Поскольку взрыва никто не слышал, было очевидно что исчезнувшие предметы находятся весьма далеко. Это не давало ответа на вопрос где именно, но можно и унять любопытство; теперь оставалось только ждать, возымеет ли действие такой подход. Судя по тому что на следующую уночь пакеты остались целы, подействовало.

- А может это потому что Љ7 нет, - хмыкнул Нурек, - Айда проверить?

- Если только посадить кого-нибудь в этот пакет, - фыркнула Ирис, - Нет уж, шарики попадут куда надо, или у меня не три хвоста!

- Как ты вообще до этого додумалась? - осведомился спайдерфокс.

- Да это вполне очевидно. К тому же я как раз думала, куда бы применить тот кругляшок.

- Этот кругляшок граммов на триста эквивалента потянет, - усмехнулся Крач.

- Само виновато! - пожала плечами лисичка.

По крайней мере, пакеты более произвольным перемещением не занимались, и все оставшиеся удалось успешно дотащить до машины, кояя к счастью ждала, где оставили. Нельзя сказать что ходоки перегружались, но когда ноша оказалась наконец свалена со спин, почувствовалось некое облегчение и прямо сказать радость. Следы транспорта по полям были ещё вполне различимы, так что обратный путь до Перепутья занял не более одних усуток. Шнерки и птица были обнаружены на участке позади гаража Норы - там с одной стороны имелся небольшой сад, грядки, а в общем это был пустырь, по большей части не заросший даже бурьяном. Именно эту песчаную площадку и решили взять в оборот, установив там бак для кипячения раствора, сколотив небольшой навес из брёвнышек, покрытый от осадков плёнкой; туда провели электропровод и шланг для воды - в общем, обустроили объект по стандарту. В то время как вернулись сборщики мохоцвета, компания Љ2 занималась поиском пустых бутылок; по наводке они отправились в ларёк, где как утверждали местные, принимали стеклотару. Тамошнему сотруднику приходилось принимать много пустых бутылок, но никогда ещё он не продавал их - однако отсутствие прецедента, как выразился Гсач, не воспрепядствовало заключению торговой сделки, и к навесу трое вернулись с ящиками бутылок.

- О, да! - потёрли лапы практически все, увидев ответную кучу от своей кучи; всё-таки знать что возня была не зря - хороший стимул.

- Ну, как было? - осведомился Нурек, прислушиваясь к шнеркам, - Пообтрепались?

- Есть слегка, - подтвердила Кирина, - Думаю даже вам будет сложно поверить.

- Ну-ну, - моргнул светящимися глазами Крач.

Подробное перетирание однако оставили чуть на потом, а пока жахнули чайку и схватились за подготовку изготовления волшебного зелья...

- Слышь! - ткнул пальцем в Зелона Нурек, - Волшебного зелья вы наклюкались, когда вам память отшибло. А это - органическая гексомолекулярная проводниковая структура на воде!

- А, - клацнул челюстью шнерк, - Буду знать.

- Так сойдёт? - показала вымытую бутылку Кирина.

- Сойдёт для химреактивов, - посмотрела на свет посуду Ирис, - А нам надо значительно чище.

- Пфф. Но лично я не смогу увидеть большую степень чистоты, - заметила шнерковка.

- Дело не только в чистоте, а и в количестве возни, затраченной на мытьё посуды, - просветила спайдерфоксиха, - А мнээ... кажется уже брала у тебя ножик, почему он снова у тебя?

- Ещё не рассказала, - хмыкнула та.

Помимо правильно вымытых бутылок для качественного приготовления потиона требовалось сделать разделочную доску, покрыв её соответствующими символами; Нора снова выручила, отдав доски, имевшиеся у ней в изобилии - правда, пришлось сбивать из них этакий щит. Щитом занимался Мер, иногда используя для подгонки досок собственные резцы. Затем, основательно встряхнув память, Ирис нарисовала на ровной стороне то что положено.

- По-моему вот это, - показал когтем Мер, - Формула центробежной силы.

- Может быть и, - согласилась трёххвостая, орудуя паяльником по дереву.

От заваривания порции не спасла даже наступившая уночь, на навесик повесили фонарь и колупались неспеша, причём неполным составом - пока одни корпели, другие дрыхли на смену. Консилиум в составе Ирис и Нурека постановил воду в бак набирать обычную водопроводную, но через шланг, завязанный соответствующим узлом; наконец приступили к основному процессу - нарезке ботвы на мелкие кусочки и смешивание её в нужной пропорции. Из котла понесло странным медово-горьким запахом.

- Тэк, - Ирис лизнула половник, которым мешала варево, - Соли туда.

Кроме соли, туда был добавлен сахар, сода, и ещё много чего другого, так что невольно даже у самой спайдерфоксихи возникло ощущение, что она варит кашу из топора. Поймав это ощущение, Ирис довольно кивнула - так и должно быть - и прекратила бросать в котёл всякую ерунду. Впоследствии всё это в виде отстоя на дне было благополучно слито в яму.

- Самое нездоровское, - заметил Нурек, - Что проверить действие мы сможем только на месте!

- Но это не должно нас останавливать, - добавила Ирис, зевая во всю пасть, - Кстати я лично туго представляю, как быстро проверить даже на месте.

- Зато я хорошо представляю, - сказал спайдерфокс, наливая очередную бутылку, - Я по похожей теме целое исследование закатывал в ИСквоЗе.

- А что такое "каша из топора"? - слюбопытствовал Крач.

- Расхожая поговорка, - пояснил Нурек, - Пошла от сказания про Хитрого.

- Ну? - размяла уши шнерковка.

- Ну хорошо, дело там нетрудное было, - сказал Нурек, продолжая сливать варево, - Хитрый пришёл к Скупому, тявкает мол нет ли чего на корм? Скупой, на то он и Скупой, отвечает что нету, хотя у самого погреб от корма ломится. Хитрый это просёк и тявкает: а давай кашу из топора фигакнем. У Скупого приступ Жабы: кашу, из топора?! Давай!! Ну Хитрый берёт топор и ложит в котёл, варит-варит, потом тявкает: мол, ещё бы соли и опушненчик. Скупой думает ладно, ради каши нахаляву не жалко, вытащил соль. Хитрый варит топор дальше, тявкает: а ещё бы крупы немножко для навару. Потом ещё немножко, ещё, ещё...

- Хаха! - покатилась со смеху Кирина, - Вот вы хитроносые!

- Это ещё не всё, - заметил Нурек, - Представь себе после того как кашу слопали, Хитрый смотрит на топор и тявкает: не, фигня топор, жёсткий, надо поварить подольше, ты довари и жуй...

Немалый ржач поднялся даже от сарая, где на раскладушках дрых "резерв". Трёххвостые же ощутили особую радость и прямо таки умиротворение, услышав знакомую с раннего щенячества историю - по Пролесью их много ходило, про Хитрого, Жадного, и так далее. Пар от котла, подсвеченный слегка фосфорецирующим раствором, улетал в чёрное звёздное небо; вокруг в свете фонарей мельтешили насекомые, а в воздухе чувствовалась настоящая, а не условная, ночная свежесть. Компания уже совершенно не тяготилась такой работой, в ход шли всевозможные рассказы как из жизни, так и из фольклора, дремавшие невдалеке прислушивались, подходили посидеть, заглушить стакан чая и схрумать кусок ербуза. В общем, после довольно напряжённых шараханий по местности, все были рады некоторое время побыть в скученном виде.

К уутру, когда на посту остались только менее восприимчивые к сонливости птицы, была изварена половина сырья и налито порядочное количество бутылок; поскольку из котла сильно выпаривали, получался концентрат, так что тары разрослось в меру. Никто не удивился, что первое сделанное грызуном было изготовление наклеек с номером и упорядочивание бутылок. Сама стеклотара была по пол-литра объёмом, с широким горлышком и частично прозрачная, частично из зелёного стекла; как поясняла Нора, белые бутылки из-под кефира.

- Кстати, грызо! - тявкнула Ирис, глядя на наклейки, - Ты подал мысль, для верности надо запечатать кое-какими знаками.

- Можно, - кивнул Мер, нарезая палку на пробки, - Уже 35 штук, всего будет около сотни.

- И с нумерацией проще будет разобраться, одинаковы ли свойства.

- Хорошо, - ухмыльнулся сквир, - Но я бы пронумеровал в любом случае, ты же понимаешь. Сто штук одинаковых бутылок - это хрурненько!

- Серьёзно? - задумалась Ирис, - Чем?

- Гм. Вот они, сядь и посмотри, чем, - резонно предложил грызун.

Лисичка села, уставившись на сложенные на песке ряды, но так особо и не вникла, в чём суть. Тем временем, в связи с тем что изваривание обещало завершиться, встал вопрос о том как кудахтать дальше. В случае, если потион окажется действенным, следовало развернуть уже более основательные добывающие операции; если же нет, то нет. Пораскинув ушами, приняли следующий план: спайдерфоксов и грызуна отправить на экс-Макшабу, остальных оставить до выяснения. В посёлке имелось отделение почты, обычный синий ящик с белой полосой, чаще всего никому напух не нужный; однако в этот ящик можно было прислать сообщение с межзвёздных далей, со скоростью значительно превосходящей скорость перелётов, и в этом он оставался незаменимым. Было решено, что о новых поворотах курса шнеркам и микурам будет сообщено через этот ящик, а по умолчанию они готовят почву для развёртывания массированного сбора мохоцвета и блое. Как готовить эту почву, никто из них особо не представлял, но думал о том что в процессе выяснится. Семь же хвостов ( по три на спайдерфоксов и один беличий ) отправились по уже знакомой транспортной схеме в обратную сторону - в райцентр, оттуда на поезде до узловых станций, оттуда в космопорт и в систему Кирпичное. Рейс дотуда был не экспрессом, так что пришлось ждать большое количество остановок, пока разнохвостие завалится и вывалится с корабля. Разместились удачно, в однокоечных "ящиках", куда влезли и ящики с бутылками. Само собой, сдавать их в багаж никому и под уши прийти не могло... как кстати и принять, ибо как правило груз, подлежащий лапному перемещению, возили с собой. Естественно, что Ирис и Мер не упустили случая позабираться в один и тот же "ящик".

- Слушай, Ири, как-то я заметил, - усмехнулся Нурек, когда трёххвостые сидели в столовке вдвоём, - Что-то вы с белкой притёрлись просто не на шутку.

- Э? - подняла бровь лисичка.

- Угу. У тебя просто на плече коричневая шерсть, - снял ворсинки и показал Нурек.

- Оу, - рассмотрела пух она, - Ну да, притёрлись. И что?

- Да ничего, конечно, просто как-то странно...

- Ничего странного, Нур, - улыбнулась Ирис, - Это не странно, а очень даже приятно.

- Не сомневаюсь! - фыркнул он.

- Но-но, лисо, - погрозила пальцем лисичка, - Без этого самого!

- Да я без, Ири, - погладил её по лапке Нурек, - Даже в некотором роде беспокоюсь за тебя.

- Спасибо, но пока не стоит, - уркнула спайдерфоксиха.

Таким образом дорога до места была одолена без никакого уныния, и выгрузив свою поклажу в порту платформы, трое отправились искать транспорт - точнее, искал один, двое же практически сидели на ящиках, дабы не допускать тупых случайностей, имеющих тенденцию к концентрации к концу операции. Это подтвердило хотя бы то что прохаживающийся по корридорам робот уставился на трёххвостых, как электронный баран на новый шлюз.

- Оло-ло, - ссинтезировал речь агрегат, - Э-то ва-ши пред-ме-ты?

- Наши, наши!! - замахали лапами оба, - Кыш!

- ц-ОК, - ответила машина и почапала дальше, забирая на пути всё бесхозное и мало-мальски напоминающее таковое.

Сквир не совсем зря грыз свои орехи, так как быстро изыскал объявление, оставленное специально для них; оно глаголило, что с Кирпичного регулярно летает транспортник, надо только подождать. Выстроив из рюкзаков и ящиков удобные подставки под хвосты, трое подождали, и буквально через шесть часов уже заходили по трапу на борт малого транспорта АЕ-15; как цокал управляющий грызун, корабль забирал с Кирпичного кое-какую байду и главное рабочие лапы, желающие потрудиться на объекте за бесплатно и не очень. Как раз среди этого многохвостия Ирис увидела существо, не выделяющееся внешне, но сильно разнящееся по Слышимости с остальными - большая круглая голова с ушами в стороны, отягощённая серией металлических нахлобучек, прозрачные синеватые глаза, тёмно-бежевая шерсть; на этой самке была длинная роба с гербом ШМК на груди, и двигалась она как-то несколько странно. Где я её видела, задумалась спайдерфоксиха...

- О, ореховый ужин, кто это, Каера?

- Точно, вспомнила! - тявкнула Ирис, - Это же та самая зверька, с Паклуха.

Каера тоже заметила трёххвостых, и её взгляд остановился на Ирис; она подошла, и все явственно ощутили металлическое бумканье от шагов. На блестящем обруче, охватывавшем голову зверьки, заморгал огонёк над подписью "HDD".

- Многохвостию салют! - неожиданно живо тявкнула Каера.

- И вас туда же, - учтиво поклонился ушами Нурек.

- Вот ты, лисо... - показала она на Ирис, - Как тебя зовут, если можно?

- Ирис, - сказала лисичка, - А что?

- Просто ты очень похожа на одно лисо... - задумчиво произнесла Каера, - Похожа на 97,4%, что на 77% больше среднего уровня похожести самок вашего вида. Но то лисо звали Трикси.

Ирис, да и Нурек тоже, округлили глаза, сообразив простую штуку, упущенную ими: это для спайдерфоксов минуло несколько поколений, а Каера как была так и осталась. Перед ними была та самая, что больше сотни лет назад разговаривала с Трикс, с Контрой, и вообще делала всё то, что теперь записано в учебники истории.

- Эээ... - проглотила шок Ирис, - Ты права, Каера-пуш, я её родственница.

- Как же ты оказалась сдесь? - удивилась, насколько могла, Каера.

- Это довольно долгая нитка, - хмыкнула трёххвостая, - Но, мы ведь никуда не торопимся?

Это уж точно: пока на корабль втащили все нужные ящики, да ещё и двое суток в пути. АЕ-15 отличался наличием больших полуоткрытых палуб, которые от космоса отделяла только линза искривления, так что пассажиры в основном сидели там, глазея на россыпи звёзд и соря шелухой от семечек за борт. Как выяснилось со слов Каеры, слетать посмотреть на то что творится на экс-Макшабе её заставили не особо радужные дела с трудовым контингентом, загнанным пахать на Кирпичное: "глупая фауна", как она выражалась, никуда не могла деться от работы и план гнала порядочно, так как всё сверх него падало в её же, фауны, карман. Однако никаких подвижек в дальнейшем это не сулило, было кристально чисто, что откинувшись, граждане дома возьмутся за старое; загонять же их до бесконечности обратно - насколько полезно для экономики, настолько бесполезно для идеологической борьбы.

- Так что я решила посмотреть на месте, что за гнездо этот объект, - подытожила Каера, - Некоторые рассчёты говорят о том что процесс, производимый там, ведёт к локальному уменьшению энтропии... Ну то есть жжот. На Кирпичном тоже, но условия... в общем, надо смотреть.

- И в случае чего можешь подкинуть батраков? - ухмыльнулась Ирис.

- А то, - кивнула та.

- Кстати, что вот это, - показал за борт Нурек.

Парралельно кораблю двигался небольшой серебристый аппарат, напоминавший своей массивной башней и торчащими пушками не иначе как летающий танк; он то отдалялся, то приближался к транспорту.

- Тут какая-то канитель поднялась, - цокнул Мер, - Как говорят, была атака на флот DWR на экс-

Макшабе... Теперь все перевозки с экскортом.

- Всё не слава ниткам! - фыркнула Ирис, - Ещё атак нам не хватало!

- Да, это тоже задачка, - заметила Каера, - Тут на Кирпичном стоит эскадра флота ШМК... Было бы весело найти для неё правильную цель!

- Флот ШМК тоже ты строила? - уточнил Нурек.

- Ну частично да, в смысле планов... А строили сварщики и монтажники, лисо.

- Я это и имел ввиду, - кивнул спайдерфокс.

Надо отметить привычку ответственных ушей работать с опережением - ещё не было ничего известно о потионах, ещё Ирис и Ко только добирались до леса, а в расположении DWR уже вовсю готовили высадку первой наземной партии для сооружения базы. В персонал для этой операции записывали только добровольцев, предупредив о возможных последствиях и перспективе угодить на затирание из памяти последнего времени. Инструктаж по этой теме проводили двое наиболее сведущие в этом пуши, а именно Шкер, безотрывно торчавший на объекте, и Херб, вернувшийся с Кириалиса после курса горячей медицины.

Так как всё в слова не упихаешь, а выглядели лиситы довольно бодро и определённо живо, инструктаж никого не напугал и партия была сформирована в полном объёме. Более того, наготове на уже сооружённой в пространстве платформе стояли челноки и кучи груза для доставки на поверхность. Угловатые сооружения платформы, уходя в космическую темень, словно вытягивались в направлении еле различимой на фоне туманности планеты; пристыкованная сбоку "Саламандра" застыла, как тушканчик перед стремительным прыжком.

Шестая катушка.

Высадка наземной партии, сформированной для постройки первой опорной базы, началась через час после того как транспортник доставил на "Саламандру" первый груз потионов; их ещё предстояло развести из концентрата, но это можно было сделать в процессе. Для того чтобы не увеличивать риск, решили сам корабль на планету не сажать, да и толку от него в пространстве побольше. Для постройки были использованы челноки, доставившие на поверхность стройтехнику и много уже готовых блоков сооружений. Как рассчитали компетентные уши, базу следовало поставить именно в этом месте с целью наибольшего доступа к линии селевого засыпания поверхности, протянувшейся по дуге через всю планету - именно там предполагались наибольшие находки. Пыхая плазмой из архаичных двигателей, челноки вываливали на площадку крупнокалиберные бульдозеры; те расчищали место для установки блоков, которые представляли из себя огромные коробки, покрытые стянутым по швам слоем блестящей теплоизоляции. Блоки стаскивали вплотную и соединяли, либо не стаскивали и прокладывали корридоры, в виде гофрированной трубы огромного диаметра, растягивающейся как гармошка. Главными недостатками местного климата были крайне низкое давление, средняя температура в -150 градусов и упоминавшийся избыток азотной кислоты в самом верхнем слое, грозивший серьёзными трудностями. Как сочли опять же компетентные уши, не зря грызшие свои орехи и прочий корм, условия вполне сносные и сильно не дотягивающие до критических значений. Единственная заковывка с которой пришлось разбираться на ходу - это закислённость, на этот раз вполне физическая, грозившая медленно но верно съесть обшивку любого предмета на поверхности. Химическую стойкость имели скафы и космическая техника, но не наскоро наштампованные изделия типа базовых блоков. Специалистам предстояло срочненько припомнить, что используется в этом случае и как это изготовить...

- Первый Глагне? - фыркнул Нурек, глядя на карту, - Какой гений так назвал базу?

- Традиция, - пояснил Шкер, - С самого начала деятельности DWR. Не стоит называть временные базы чем-то более капитальным, как ты считаешь?

- Я считаю так, представляю себе числа и складываю либо делю, - хихикнул трёххвостый, - А так да, наверное. Туда уже отгружают настойку?

- Ты сдесь, кто её будет отгружать? - резонно заметил лисит.

- Уээ, да, пожалуй.

Нурек вышел из комнаты, где возились с компами лиситы, и быстренько вернулся в 12й ангар, где как раз развернулось всё хозяйство по разбавке настойки, собственно настаиванию её в хронокамере и расфасовке в пластиковые бутылки, за неимением лучшего. Пассы по переливу выполняли в основном Мер и ещё какой-то полосатый зверёк с короткой мордочкой, приданный в усиление; Ирис пыталась контролировать, но несколько расслабленное настроение, навалившееся на неё после перелётов, давало о себе знать - лисичка могла на несколько минут задуматься, накручивая нитку с хвоста.

- Ну как оно? - бодро осведомился Нурек, смотря бутылку на просвет.

- Оно неплохо, - улыбнулась Ирис, - Слушай, ты окончательно появился?

- А что.

- Да я хотела бы сходить посмотреть на лисо. Как-никак я одному память затирала.

- А. Ну я их видел, да. Не скажу что всё прошло гладко, - заметил Нурек, - Но без фатальных последствий. Да успокойся, вообще без последствий.

- Нить многоузелковая! - тявкнула она, - Так что случилось-то?

- Зачем я буду работать испорченным телефоном, пойди вон на три этажа выше, они там все сидят.

Ирис взяла и пошла, использовав внутренний транспортёр "Саламандры", перенесший её от уровня И12 к уровню К2. Как и предупреждал Нурек, лиситы окопались в помещении в полном составе, и теперь имели гору вполне реальной работы, мало терпевшей задержек. Рыжие радостно повернули уши на появление серой, а Херб таки обнял её.

- Трёххвостенькая! - оттявкал лисит.

- Да, тоже рада вас видеть, - махнула хвостами Ирис, - Но я почти что по делу. Хе, что с тобой было?

- С самого начала? А, после "закисла". Ну, вроде ничего такого, - пожал плечами Херб и растявкал подробнее о том, как его неожиданно пробило вспомнить затёртое.

- Ой ниить, - зажмурилась Ирис, - Я тебя чуть не убила! Вот я...

- Не, Ирисочка, ты преувеличиваешь, - сказал Херб, - Сами по себе эти воспоминания не могли же мне повредить. Так, не повезло... Хотя конечно повезло, но после того как не повезло.

- И всё таки я лопухнулась, потому что была уверена что затёрла память. Я раздавлена, - повесила уши лисичка.

- Выбрось из головы, лисо, - приобнял её рыжий, - Хотя ты могла бы мм... М?

Херб с нескрываемым удивлением обнаружил, что Ирис ухитрилась как-то уже оказаться на расстоянии двух шагов. Она повела ушами и поманила лисита за угол помещения.

- Хе, я конечно могла бы, - сказала она, - И может быть так и сделаю. Но честно хочу предутявкнуть чтобы ты на это не рассчитывал.

- Ну вот, - картинно вздохнул лисит, - Сначала чуть не убила в физическом плане, теперь в моральном... Шутка, Ири. А можно полюбопытствовать - ?

- Можно, - хмыкнула Ирис, - Я встретила одного зверька. Чего кстати и тебе желаю, Хе.

- Спасибо, - улыбнулся рыжий, - Хотя это вряд ли... Но, я рад за тебя.

- Да вот не знаю стоит ли, - повела ушами спайдерфоксиха, - Ладно Хе, сейчас возни невпроворот, я забежала узнать как ты, пойду.

- Пока, ещё увидимся и обтявкаем! - кивнул Херб.

Вернувшись к возне, Ирис обнаружила что фраза насчёт невпроворота почти точна, так как Нурек с выпученными глазами бросился к ней с просьбой немедленно написать инструкцию по применению настойки, ибо довольно глупо распространять по подразделениям то, чем никто не умеет пользоваться, без сопровождения буквами. На это трёххвостая честно ответила, что на таковой шаг в данный момент не способна и не отказалась бы отдохнуть часов много; в итоге её проводили в отдельный блок кают, накрываемый хроногенератором - внутри вполне можно было отдохнуть хоть неделю за минуту.

- У нас же уши! - потряс ушами Мер, - Вот так всё будет опушненчик с обоих сторон.

- А ты со мной не останешься? - неожиданно даже для себя тявкнула Ирис.

Мер развесил уши, подумав над такой очевидной вещью, но пока он думал что цокнуть, лисичка аккуратно, но твёрдо втащила его через порог стальной двери и нажала кнопку пуск.

...

Несколько пар ушей, а также тоадоид, у которого уши отсутствуют, повернулись на характерный звук когтями по металлу - Тигриса, помахивая рыже-чёрным хвостом, вошла в помещение и взяв себя за уши, размяла мозг для собирания с мыслями.

- Сотрапы, какая у нас оперативная сводка? Жестек?

- Имеется кое-что новое, Тигриса-пуш, - сказал райнтарец Жестек, моргнув третьим глазом, - Эскорт транспортника с Кирпичного сообщил о боестолкновении. Уничтожено четыре аппрата истребитель-класса и один корвет-класса, с нашей стороны повреждён котанк Р-типа ТМ-39.

- Транспортник не пострадал?

- Транспортник ничего не заметил. Хотя по анализу, эскорт допустил ряд ошибок, иначе повреждения котанка можно было бы избежать.

- Повреждения... - фыркнула фелинка, - Долго ремонтировать?

- Уже отремонтировано, экипаж инициативно полез в хронокамеру на десять суток...

- Я риторически, про долго, - пояснила Тигриса, - Ну чтож, как вы видите у нас тут полномасштабный астровандализм с неизвестным источником!

- Источник становится известнее, - цокнул сквир, - Группа 109 задействовала вычислительные модули и синтезаторы из резерва, кое-что уже накопали. Предполагается, что хулиганство дело лап расы под названием сиреки. У них есть колония недалеко отсюда, в районе Бета-303.

- Какая может быть причина? - задумалась Тигриса, - Поиск приключений на хвост?

- Хвостов у них нет. Причину постараемся выяснить, и как только у нас будут достоверные сведения, отправим представительство к этим самым. С жёстким наездом!

Разномордие ещё пораздумывало, прихлёбывая чай и глазея на карту галлактики, на отмеченные пути перемещения дружественных и вражеских групп, на изображения сиреков, взятые из официальной базы данных - это были существа с пушной шкурой совершенно белого цвета, с коротенькими мордами и ушами и большими чёрными глазами; при определённом допущении можно было сказать, что они похожи на енотов. Сидящие у компов раздумывали в первую очередь над тем, как обезопасить операции от астровандалов ( так называли всякого, причиняющего незаконное разрушение ). С одной стороны все понимали, что дело серьёзное и вероятно противник не так слаб как кажется, а только прощупывает обстановку, так что шанс на осложнения имелся реальнейший. С другой же стороны, наблюдалось прямо таки непроизвольное поднимание хохолков - ведь всё время военные специалисты занимались только подготовкой, а расстреливали исключительно условные цели, а тут! Впрочем, эффект хохолка был известен им самим и учитывался. Нетрудно догадаться, что причастные и тем более ответственные уши преисполнились решимости устроить астровандалам радушный приём.

- Есть идейка, - сказал Жестек, - Пока суть да дело. Можно организовать небольшую подставу... Судя по всему они решили немного поработать по нашим коммуникациям. Так подсунем им жирный шмат сала, от которого они не смогут оказаться.

- Например? - заинтересовалась Тигриса.

- Например, сделать муляж транспортной платформы, которая якобы везёт нам горы грузов. Перед её пролётом организовать стандартные процедуры охранения, для ввода в заблуждение. В случае же атаки захлопнуть ловушку и ударить полной силой.

- Удар это хорошо, - цокнул грызун, - Но основная группа под него не сунется. Нам нужнее хотя бы один захваченный истребитель или лучше корабль. Не забывайте, сиреки официально члены Союза, у нас пока ещё не война.

- А войны и не будет! - фыркнул Жестек и показал по горлу, - Ррраз и всё, никакой войны!

- В таком случае, - подытожила Тигриса, - Продолжаем по группе 109 и готовим провокацию. Всех причастных объединить в группу 110. Часа через два хорошо бы иметь разработанный план.

- Сразу зацок, - заметил сквир, - У нас нет штурмовых кораблей для захвата целей.

- Зато я знаю у кого есть, - приквакнул жаб, - К нам недавно прилетела Каера, вы слышали?

- Кто это?

- Это главный советник правительства Шнеркско-микурской Конгломерации.

- А это что?

- Советник это морда которая...

- Не умничай! Это от твоего дома это всё недалеко, а нам это всё неизвестно, выкладывай.

Выложено было достаточно много, чтобы загрузить церебральщину на много времени. В результате перетирания было решено, что содействие эскадры ШМК будет более чем кстати, так что следовало наладить координацию. Впрочем, сразу оповещать новых союзников о всех планах никто не рассчитывал, ибо болтун - находка для шпиона или настройщика звуковой аппаратуры. Засекреченный план же вырисовывался таким образом: хитрость должна быть двойная, основные силы будут не сидеть в засаде, а усиленно искать базовую группу противника, которая с высокой степенью вероятности себя обнаружит. Пока же чёрное космическое пространство оставалось пустым для локаторов...

...

Внутри герметизированного города-базы царила порядочно базарная атмосфера, так как ещё ничего толком не устаканилось, шла сплошная стройка по всем направлениям и участкам сразу; если снаружи возня была активной, то внутри... оглядев Первый Глагне с высоты, из иллюминатора челнока, Ирис задумалась о том что происходит внутри и сможет ли она это переварить. База, распростёртая на разровнянной площадке треугольной формы, представляла из себя скопление выпуклостей - цилиндрических, шарообразных - и прямоугольников различного размера. Скраю имелись посадочные зоны, ярко подсвеченные фонарями с высоких мачт, и по ним как муравьи сновали машины разного калибра, как бульдозеры, так и лёгкие удботы. Как и предполагалось, сдесь не имелось пока что ни единого тихого места, по корридорам, обшитым листами серого металла, сновали тележки, роботы, транспорт, кто-то тащил поклажу влапную... Едва челнок выкатился из шлюза в ангар и открыл люки, к нему подъехали погрузчики, расчихвостившие содержимое трюма, как белка еловую шишку. Поддоны с сетками, в которые были навалены бутылки потиона, оказались таким образом у стены ангара. Четверым пушам в составе трёххвостых, Мера и Тихона, монгуза, предстояло распределить средство по всей, всей базе!

- Макаром вроде такого, - пищал монгуз, жуя жвачку, - Если участок строительный, там должен быть бригадир. Берёте его за шкирку и напрягаете. Строительные участки показаны на вот этой схеме. Есть ещё транспортники, им лучше выдавать через диспетчерскую. Диспетчерских тут пока четыре, но скоро будет больше, надо учесть. Плюс медотдел, запас туда.

- Думается сначала надо в отдел, - цокнул Мер, - Дабы оттуда снабдили медпункты. А то если пуша почувствует что что-то не так, куда она пойдёт? В санчасть.

- Логично, - согласился Тихон, кивнув рыжим хохолком, - Для обеспечения информационной поддержки...

- Чё? - зажмурился Нурек.

- Я грю, если вдруг возникнут вопросы, они к вам, - пояснил монгуз, - Поэтому предлагаю разделиться так чтобы по четыре хвоста. Кроме того не забывайте оставлять на местах ваш телефон.

- У нас есть телефон? - удивилась Ирис.

- Теперь есть, - вручил ей прибор Тихон, - Должен безотказно действовать по планете и орбитальным расположениям. Ну, вроде всё, Нурек со мной?

Лисичка и грызун посмотрели на бодро утопавших, огляделись и слегка прижались друг к другу - постоянное движение и практически потоки транспорта просто пугали их, причём обоих. Настолько, что они усомнились что это была хорошая идея пойти вдвоём. Однако отступать было некуда, более тысячи пушей работали на планете с "закислом", и промедление с защитой грозило полным провалом. Сквир помотал ушами и решительно направился к первой цели - конторе, расположившейся в металлической бытовке; внутри обнаружилось наличие двух зверьков неизвестного вида.

- Цок! - привлёк их внимание Мер, - Пуши, вам про потионы передавали?

- Да, конечно.

- Сколько носов у вас, двадцать? Ага... Ири, скажи слова, а я принесу бутылки.

- Ну кое-что о закисле вы наверно слышали, - начала лекцию трёххвостая, - Это какбы...

Особо не напрягаясь, она всё же сумела подобрать понятные слова, так что когда грызун припёр бутылки ( просто в охапке ), пуши уже навострили уши...

- О! - подняла палец Ирис, - Пуши, пуши, навострите уши! Напишу над следующей инструкцией.

- Так, это вам, - цокнул Мер, - Далее, вам передавали о том что нам потребуется транспорт?

- Нет, конечно.

- Спасибо, - кивнул грызун и вышел вон.

- Ээм? - оглянулась Ирис, - Вроде как позвонить бы в контору, чтобы пробили?

- Долго, - фыркнул сквир, - И уныло. Включаем мозг D:.

Включённый мозг Дэ выявил следующие зацепки: недалеко от этой же бытовки, возле кучи контейнеров, стоял погрузчик, а персонал жевал бутерброды, сидючи рядом. Мер сказал лисичке, что делать, и стал обходить позицию с тыла. Ирис, помахивая хвостами, подошла к кормящимся фелинам; при виде симпатичнейшей самочки те перестали жевать и приподняли хохолки.

- Доброго времени, коты-пуш, - тявкнула Ирис, - Отдыхаете?

- Да, лиса-пуш, подзадолбались маленечко... Колбасы не хочешь?

- Да не, спасибки, - улыбнулась трёххвостая, - Я хотела спросить, долго ли вы собираетесь отдыхать.

- Ну, следующее корыто прилетит не раньше чем через пол-часа.

- Отлично, значит мы успеем отвезти пару поддонов.

- Нее, погрузчик мы никому не даём...

- А мы и не спрашиваем, - мило улыбнулась лисичка, заскакивая на сиденье.

Мер дал по газам, и пушам оставалось только констатировать факт кражи подвижного оборудования. Сидеть в этой машине можно было только спина к спине, один за рычагами подъёмника, второй за рулём, так что вскоре Ирис пришлось за десять секунд научиться поднимать на вилы погрузчика транспортные поддоны. Когда груз занял положенное место, грызун погнал в нужном направлении.

- Слушай, Ме, зачем мы украли машину? - осведомилась спайдерфоксиха.

- Чтобы сделать то зачем прилетели, - резонно ответил тот.

- Но нам за это уши оторвут.

- Не по умолчанию. Пока ещё мы ничего плохого не сделали. Вот если ухитримся разбить погрузчик - тогда да. Но, предоставь уж мне подставлять уши под отрывание.

- Ну нет, сквё, - фыркнула Ирис, - Мы же вместе.

Планировка базы, по крайней мере на этом этапе, сложностью не отличалась - три кольцевых корридора, двенадцать радиальных, идущих от центра к бокам и соединяющих подъездные ангары блоков; подъездной ангар - небольшое низкое помещение, где можно развернуться транспорту и выгрузить фигню, а сам блок - уже гораздо большая, с хорошую ель высотой конструкция, внутри которой размещается всё необходимое. Площадки, с которых можно съехать из корридора для остановки, очень сильно упрощали жизнь, иначе все переходы оказались бы заблокированы теми, кто встал разгружаться. Прокатившись от силы килошаг, экипаж погрузчика сбросил полный поддон на одной из площадок, заметили где именно чтобы не потерять, повесили табличку "Не брать, архинужные предметы!", потом повторили ту же операцию с ещё одним, забросив его на другую сторону базы. После этого, сверившись с часами, вернули погрузчик к пушам; те поворчали, но поскольку самозахват был выполнен удачно, пищать было бессмысленно, ибо сдесь все так делали, когда очень надо. А текущий случай вполне подходил под это определение.

Для дальнейшего растаскивания бутылок удалось найти тележку, в данный момент никому не нужную, и прочно в неё вцепиться. Тележка надо заметить обладала изрядным весом и размерами, так как стояла на довольно больших колёсах - пол сдесь местами коробился, ровнять его не было никакого желания, так что тележки с махонькими колёсиками при езде по корридорам застревали. В остальном это была металлическая П-образная рама, внутри коей имелась вилка для подъёма поддонов; качая ручку тележки, как рычаг, можно было легко поднять тонну груза. И, кстати, довольно легко её перевезти, благо отсутствие наклона позволяло. Ирис и Мер, если впереди была пустая дорога, разгоняли тележку, толкая с боков, потом запрыгивали и ехали на ней, подруливая ручкой. Хотя пару раз пришлось тормозить в стену, энтузиазма сие не убавило.

- Буфф, это перемещение, нить ему на ухо! - фыркнула Ирис, сидючи на ступеньках очередной бытовки, - Замотаешься, пока растащишь по местам.

- Это да, - цокнул Мер, - Вообще всё что ни есть, это сплошное перемещение. Когда горит лампочка, перемещаются электроны, когда зреет груша - перемещаются молекулы веществ, даже когда мозг думает, что-то да перемещается.

- И как нам это поможет? Слушай, а почему бы не использовать это, как их, варперы?

- Варперы имеют эффекты искривления ПВК, поэтому их не используют. Тут нужно максимально ограничить всякие излучения и воздействия, чтобы не усложнять себе задачу. Так что, пошли покормимся, отдохнём и продолжим?

- Есть у меня подозрение, - сказала Ирис, - Что пока мы будем отдыхать, с нами будет тоже самое что с теми котэ. Тобишь у нас сопрут тележку.

- Хм. Это верно замечено, - почесал репу грызун.

- Зачем ты чешешь репу? - удивилась лисичка, глядя на овощ в лапах Мера.

- Это я так чищу. Кстати, сладкая, попробуй.

Привычка постоянно насовывать в карманы овощи сдесь была полезнее чем обычно, ибо подлапного корма не имелось, а столовки пока ещё развернулись не на полную катушку и работали не постоянно. В качестве гнезда усадить хвост пришлось использовать загодя взятые мягкие сумки-рюкзаки, на которых удобно подремать, навалив их поверх ящиков или контейнеров. Для того чтобы избавиться от вездесущего шума, Мер поставил на ящик рядом маленькую коробочку, размером со спичечный коробок и с надписью "Спички" - помимо многого другого, прибор имел функцию резонансного глушения колебаний воздуха, так что грохот от бульдозера, возящегося рядом, доносился до ушей еле-еле.

- Иих, кто бы мог подумать, - хихикнула Ирис, - Чем придётся заниматься по ходу!

- Главное что по ходу, а не против него, - заметил грызун, - А так, это ведь полезно. Вчера ботву, сегодня бутылки, завтра ещё что-нибудь.

Из-за глухих звуков, раздававшихся словно через воду, Ирис почти сразу заснула, едва закрыла глаза - атмосфера непрекращающегося аврала действовала утомляюще. Сначала она никак не могла избавиться от продолжения этого самого аврала и во сне, постоянно слыша "Туда ещё ящик! А как с интерференцией, объясните подробно!...". Лисичка отпихивалась от этих видений всеми лапами, и довольно скоро смогла таки прогнать их.

Малотерпимый жар наваливался со всех сторон сразу, потому как обжигающе горячим был сам воздух; повсюду висела пыледымовая хмарь, то и дело всколыхиваемая порывами мощного ветра; когла ветер в очередной раз наваливался на улицы, слышался грохот ломающихся крыш и звон стёкол. Они шли, уже с трудом переставляя лапы - не так давно сдесь можно было бегать... Теперь всё, добегались. Через узкие, заваленные мусором и сорванными листами пластика на улицах были видны брошенные в беспорядке автомобили, валялся хлам, но никого живого заметно не было. Клубящееся буро-серым раскалённое небо глухо погрохатывало, посверкивая молниями... Ощущение создавалось такое, что все эти кварталы стояли в микроволновой печке, и поджаривались, как тарелка с едой. Сбоку, возле облезлой кирпичной стены лежала какая-то тушка с шерстью бежевого цвета, полузасыпанная пылью... Жар стал нарастать, сквозь плотнейшие тучи пробилось ослепительное пятно, и всё окончательно утонуло в белом свете...

Ирис обнаружила, что глаза у неё уже открыты и она смотрит в потолок ангара. Спайдерфоксиха помотала головой, поднялась с лежанки и увидела остальных, активно лопающих корм из котелка.

- Что? - замер с набитым ртом Нурек, - Ты спала, мы-ж тебе оставим!

В котелке оказался гороховый суп, сдобренный изрядным количеством хвосто-отрывного мяса, грибами и прочими приятностями, так что лисичка навернула его как следует. Отяжелев, она отвалилась обратно, облизываясь.

- Я кое-что видела, - тявкнула она, - Видимо из прошлого экс-Макшабы, незадолго до взрыва.

- Вполне возможно, - кивнул Нурек, - Ну и?

- Да как-то ничего особенного, - пожала плечами Ирис, - Лисеев вроде видела, город видела, а больше ничего.

- Это неудивительно, - сказал Тихон, - По нашим подсчётам, 74% площади суши было занято населённымми пунктами.

- Но ведь остаются ещё 26%! - заметила Ирис.

- Угу. Набранные из приполюсной тундры, солончаков, мест вулканической активности и так далее, - пояснил монгуз, - 74 это очень много, лиса-пуш. Это значит что вся пригодная площадь была окучена. Я это к тому что неудивительно что ты видела город. Сдесь был один сплошной город.

- В таком случае найти остатки биосферы будет непросто, - цокнул Мер.

- Хуже, белка-пуш. Есть сомнения в том что вообще они есть, остатки. Наши планируют начать с довольно сложного, выковырять чью-либо память и по этой информации искать места где могут быть реликты.

- Не каждый лисей будет это знать, - заметил Нурек, - Судя по этим 74, биосфера их не очень-то волновала.

- Именно так, - вздохнул Тихон, - Так что это не самая простая возня из всех вознь. Даже на Имбларке и Орликто копались несколько десятков лет, а тут, пфф...

- DWR работало на Орликто? - прицокнул Мер, - Я и не знал.

- Будем наматывать, - зевнула Ирис, - Нам некспеху, правильно? Да, а что там с кислотой, которая азотная?

С кислотой, как просветил монгуз, стали бороться двум основными способами, изготовлением пенообразного покрытия, наносимого на поверхности, и установкой распылителей содового раствора там где покрыть невозможно. Покрытие наносилось быстро, было практически незаметно, но в плане защиты от кислоты равнялось стеклянной поверхности; распылители использовали водный раствор различных щелочей, чаще всего простейшей соды. При реакции кислота, содержащаяся в наледи, грунте или ещё на чём-то, нейтрализовывалась. Поскольку плотность атмосферы была мала, привнести новую порцию кислоты быстро воздух не мог и способ защиты сочли действенным. Что же касаемо "кислоты" нехимической, то компании, которая кстати получила обозначение "группа К", предстояло ещё окончательно распространить средство по всем нужным местам и пристально следить за его действием.

...

После того как прошёл ливень, всю уночь активно поливавший окрестности Перепутья, небо снова расчистилось, солнечный фонарь начал нагревать шерсть, а попытавшийся появиться сырой туман моментально испарился. Так как вокруг наблюдалась некая активность, в основном в виде того что Нора каталась вокруг гаража на машине без глушителя, четверо хвостов потихоньку вышли из спячки. Для Зелона это было не в переносном смысле, когда зарядил дождь и температура упала до десяти градусов, он еле передвигал лапы, теперь же отогрелся. Шнерки и микуры принюхались к свежему ветру, то и дело долетавшему до их носов, и с чего-то взяли что хватит сидеть.

- Надо бы подготовить базу получше, - клохтнул Гсач, - Этот сарай мил, но потока он не обеспечит, если вдруг приспичит собирать гораздо больше.

- Это правильно, - согласился Зелон, - Но первее этого хотелось бы как-то возместить Норе, она нам столько помогала, а мы даже толком за колымагу не заплатили.

- Забор покрасить? - задумчиво предложила Кирина, бросая ножик в деревянный столб.

- Не, я думаю надо индустриальным методом, - тявкнул шнерк, - В смысле пойдём немного поколымим и таки отдадим ей положенное. Да и вообще чтоб было! Так то тут вообще без дензнаков можно, но нам ещё вполне вероятно, вывозить тонны ботвы.

- Кто-то мог бы поработать цыплёнком табака, - хихикнула Кирина.

- Из кого-то можно наделать оплётку для малярных валиков, - продолжил Крач.

- Так, табак и валики отставить! - возмутился Зелон, - Мы откудова? Из ШМК! А ШМК это всегда куры и лисы, лисы и куры! Это как икс и игрек, белое и серое, плюс и минус!

- Поняли, поняли, замолчи! - замахали все трое.

- Я уверен у вас хорошо получится! - посмотрел на микур шнерк.

- Мы уверены что у вас ещё лучше получится. Сам придумал сам и разливай.

Крыть было нечем, тем более что пока Зелон окончательно прогревался на свету, дабы быстрее бегать, птицы уже перетёрли с мыркой и составили план работ: напротив гаража был вдрызг заросший участок, как выяснилось ничейный, но с несколькими сараями - если привести его в порядок и перетащить всё оборудование, будет самое оно. Так как Нора сделала отмашку, что никто не обратит внимание на самоуправство, микуры просто утопали туда, оставив шнерков чесать головы.

Головочесание вылилось в несколько логических выводов, соразмерно которым и начали двигаться лапы. Так как в Перепутье всякая хозяйственная активность если и была, то отличалась исключительной неспешностью, для относительно быстрого трудового броска решили сунуться в райцентр... дензнаков на дорогу опять пришлось стрелять у мырки.

- Так, всё, никакого расхода! - фыркнул Зелон, когда двое сошли с автобуса, - Вон, что это?

- Похоже на сливы, - сказала Кирина, разглядывая деревья на газоне, усыпанные синими плодами.

- Отлично, набираем гору и кормимся исключительно ими. Нож с собой?... А, понял.

Ножа собственно и не потребовалось, за пол-часа шнерки наелись от пуза и набрали хороший запас этих самых, похожих на сливы. Что порадовало, так это кажущаяся сытность добытого. Почувствовав себя бодрее при наполнении пуза, лисо огляделись и двинули практически в произвольно выбранном направлении. Уже через несколько домов попался просто-напросто огород, на котором несколько сквиров собирали ягоды с кустов; естественно, тут ловить нечего. Наиболее перспективным местом показалась большая торговая палатка, весьма колоритная, с деревянным основанием, оббитая листами жёлтого пластика; с одной стороны было окно над которым висела надпись "О..ЩИ", сбоку имелся лоток для ссыпания этих о..щей в сумку, с другой стороны - закрытые навесом скамейки, откуда явно доносился пиво-квасный запашище. Пушей было немного, в основном пожилые, пришедшие не только отовариться, но и потусоваться. Шнерки осторожно сунулись к пивной; Кирина слегка облизнулась.

- Не-не-не, не по тем же граблям! - тявкнул как отгрыз Зелон.

Как это часто бывает, приключения сами ищут хвост: на площадку перед палаткой с грохотом зарулила длиннющая фура, откуда вылез тощий как спичка тоадоид и прочапал к скамейкам. Судя по раздавшимся звукам, там его отлично знали.

- И болото-трясина, теперь в Коацерватинск переться, - покачал головой жаб, - Ну не к месту сейчас! Вот вроде всё как положено, а не в кассу...

Чуткие уши шнерков уловили, что наклёвывается то что нужно. Конечно, найти подход к тоадоиду было непросто - он первый раз видел шнерков и хотя не сомневался что украсть на Аримионе фуру безнаказанно невозможно, сомневался. Сомневался, стоит ли оно трёх дензнаков, съездить в облцентр за четыреста килошагов? Зелон достал карандаш и на стене навеса нарисовал диаграммы, показывающие, сколько зарабатывает водитель за рассчётное время и насколько это меньше трёх д\з. В конце концов Жадность уступила общему настроению, и земноводное, махнув лапой, отдало ключи. Шнерки оккупировали просторную кабину грузовика, выключили увлажнение, и тронулись в путь.

- Наверное, фигню какую-нибудь везёт, - сказала Кирина, - Иначе шиш бы отдал машину.

- Он сказал, золото и бриллианты, - пожал плечами Зелон, - Хочешь, проверь.

Шнерковка некоторое время поукатывалась, потом потребовала остановить машину, пошла в хвост фуры и откинув брезент, заглянула в кузов. Заклиненные досками, чтобы не вывалились, в трейлере навалом лежали некие ажурные штуки из жёлтого металла, с вставленными в них прозрачными огранёнными камнями размером с куриное яйцо. Шнерки жутко удивились. Они удивились, что им вовсе не удивительно это увидеть. Так или иначе, это дало повод для раздумий, настолько глубоких, что до Коацерватинска доехали - сами не заметили как. Зато зарулив к нужному складу, сразу усекли следующую халтуру, и получили ещё трёшку за разгрузку - хотя имелась тележка, вытаскивать золотые изделия непросто ввиду того что они зверски тяжелы. Кирина подцепила когтем с пола лёгкий золотой браслет, и подвысунув язык, посмотрела как он выглядит на серой лапке; шнерк это заметил.

- Слушай, сквё, - спросил он у грызуна, возящегося с тележкой, - Вот эта штука, можно одну взять?

- Ты знаешь стоимость этой штуки? - осведомился тот.

Зелон некоторое время подумал, что нужно тявкнуть, ведь нужно было совсем не то, что прокатило бы на Паклухе, кпримеру. Припомнил эмпирические данные и сделанные выводы.

- Я не спрашивал стоимость, я спрашивал можно ли взять.

- Бери, - фыркнул грызун.

Кирина отвесила челюсть, но всё же спрятала браслет поглубже в карман. Далее шнерки работали молча, так как окончательно запутались, и спрашивать почему драгметалл выгружают в кирпичный сарай, сваливая на пол, они сочли излишним, так как просто голова не способна будет воспринять объяснения. Единственное что рискнул спросить ещё Зелон, так это где можно срочно разжиться дензнаками; грызун тут же поинтересовался, зачем. Узнав зачем, призадумался, но скоро щёлкнул когтями:

- Идите в трактир. Там в это время обычно садятся долбиться в карты, подкладную свинью знаете?

- Знаем, но не очень-то, - сказала Кирина, - А если мы там проиграем последний трёшник?

- Не проиграете, - заверил грызун, - Найдите там такую низенькую серую белку, Марисой звать, скажите что вы от переноска, она вам всё объяснит.

- Угу. Спасибо, - представили себе объяснения шнерки.

На самом деле объяснения оказались не такими уж и. Трактир, как это называли местные, находился через квартал от склада и представлял из себя снова палатку, а рядом, под тыблонями, несколько больших деревянных столов и скамеек, вкопанных в землю; там постоянно долбились в шашки, домино, шахматы и прочее подобное, носов толклось всегда порядочное количество... И не только носов! Прямо на столе стоял большой круглый аквариум, в котором умещалась круглая рыба с золотистой чешуёй; снизу к банке были присобачены металлические манипуляторы, которыми рыба шлёпала костяшки домино и посыпала в воду чипсы. "Четырнадцать, единица в единицу, долбанный случай!..." - что-то кипятилась рыба, ворочая боками по стеклу. Помотав головами, шнерки прошли к палатке; там они и обнаружили за нарезанием салата искомое грызо.

- Ну система-то давно известная, - цокала Мариса, орудуя ножиком по клубням, - Всё зависит от того на что вы собираетесь грохнуть выигранные финансы. Цокнем так, перед началом расклада причастные уши должны изложить свою программу. А после расклада проигравшие решают, стоит ли отдавать выигравшему дензнаки.

- Гм, а к чему тогда вообще расклад? - спросила Кирина, достав ножик и тоже чикая клубни, - Устроили бы просто заседание, кому сколько отдать.

- Не, так смешнее, - хихикнула белка, - Кроме того, сам расклад обладает ммм... некими свойствами, по его ходу можно сделать определённые выводы. Да, лиса-пуш, ты ножик с собой что, всегда носишь?

- Не поверишь, да! - засмеялась шнерковка.

Двое переместились к столу, за которым разбрасывали игральные карты, дождались конца кона, заодно смотря на то, как тут вообще играют, и попросились в кучу. Куча на это отреагировала с энтузиазмом, так как шнерков тут отродясь не видели; ввиду этого Зелону пришлось кратко обтявкать, кто такие шнерки, а Кирина расписала, зачем им потребовались дензнаки.

- У! - булькнула рыба из банки, - Я думаю это хорошая топка! К тому же им тысячу миллионов не надо, так, на разъезды. Предлагаю навешивать!

Навешивать согласились единогласно всей кучей, составлявшей около двадцати единиц... в результате шнерки через двадцать минут убежали с мешочком, содержащим большую кучу дензнаков - бумажек, массивных монет и даже магнитных карточек, на сумму как показал пересчёт, около пятидесяти д\з. Убежали, потому как следовало всё-таки вернуть фуру к ларьку в райцентре, что и было сделано. Таким образом к наступлению темноты они уже выполнили поставленную задачу и готовились посмеяться над птицами, так как тем-то разобрать сараи столь быстро не светило. По возвращению в Перепутье снова зашли к Норе оглушить чай и наконец рассчитаться; так как к ней завалилась компания из мырков в большом количестве ушей, передислокация в сараи оказалась вполне кстати. Птицы уже кое-как подразобрали одно помещение, с кирпичными стенами и железной крышей, внутри довольно просторное, но несколько пустоватое; все вместе приняли негласное решение не заморачивать мозг на всякие непонятные вещи, наподобие невыбрасываемых ножей и ненужных золотых браслетов. Так было значительно проще, как показывала практика и выл здравый смысл, ведь понимать всё что вываливает на неподготовленные уши Аримион - никакого времени не хватит. Исходя из этого, на следующее уутро начали сооружать кое-какое внутреннее оборудование, а лисо нашли в посёлке доступ в Сеть и сели при помощи спутниковой карты искать заросли стопицотлетника в окрестностях.

...

База была поставлена не просто так, а для запуска с неё поисково-разработочных партий. Ввиду относительно гладкого рельефа, партии эти перемещались на гусеничных тракторах, тащивших поезд из всего остального необходимого, установленного на колёсные тележки-вагоны. Причастные уши сами формировали поезд, ведя калькуляцию того, на какую сумму оборудования они пускают в ход; это называлось "хозрасчёт", хотя некоторые считали, что анархия. Однако это давало чёткое ограничение траты ресурсов, что всегда ценно, и позволяло любому экипажу рассчитывать, с какой эффективностью он работает. К этому времени производственные линии, смонтированные на платформе и получающие сырьё из космоса, штамповали уже большое количество различных приспособлений. Основным считался "базовый трактор", более похожий на деревенский дом на гусеницах - в нём сидели пуши, управляя остальным хозяйством, сдесь располагалась связь и жизнеобеспечение. Переходов между сцепленными тележками не было, так что большую часть времени экипаж проводил именно в этой машине; выходили в скафах, через шлюзы с обоих сторон корпуса. Базовые тракторы делились на Т1, Т2, Т3 по степени размера, мощности и соответсвенно автономности - Т3 был двухэтажный, длиной двадцать метров, и внутри можно было жить хоть год. Для энергообеспечения в том числе трактора, двигавшегося на электромоторах и аккумуляторах, использовался поставленный на колёса малогабаритный термоядерный блок мощностью в мегаватт - его как правило цепляли в хвост поезда, от гузла подальше. Следующей наиболее значимой установкой была РЛС либо гравископ, также на колёсной телеге, для поиска объектов в толще грунта; именно в толще, так как на поверхности ничего не могло сохраниться за такое время. В Первом Глагне были быстро сформированы более сотни поисковых отрядов, отправленных почти веером во всех направлениях. При этом отправляли не вслепую - на самой базе стояли мощные гравископы, позволявшие примерно прицелиться, где искать. Вдаль через унылые каменно-песчаные равнины протянулсь следы ребристых стальных гусениц, и с характерным лязганьем ползли тракторные составы.

Группе "К" предстояло доподлинно выяснить, действует ли отвар, распространённый по подразделениям. Для этого следовало в первую очередь зафиксировать воздействие, от которого и собрались защищаться. Причастные уши ( пруши, как их называли ) собирались теперь в жилблоке на базе - там в одном из ангаров этих жилблоков наставили кучу, получилось нечто вроде многоквартирного дома; в некоторых отсурковывались, в других же стояли компы и прочее нужное для мозговой деятельности оборудование. Нурек например не долго думая проломал стенку в соседний блок и завесил брезентом, дабы не обходить каждый раз "по улице".

- Что? - ответил он на недоумённые взгляды, - Так удобнее же.

Это объяснение всех удовлетворило, так что сели испить...

- Что это такое? - облизнулась Ирис, - Звучит хорошо!

- Зофе, - цокнул Мер, - Довольно распространённая ерунда. К тому же тонизирует...

- Да что снова? - оторвался от чайника Нурек.

- Хотелось уцокнуть что глушить это литрами нехрурно, ибо стукнет по организму.

- Ладно, - буркнул спайдерфокс, протирая стол одним из хвостов, - Давайте ухитримся изобрести способ контроля... Нить-домотка, где тот кто должен это знать?

- Где-то в галлактической дали, - пожал плечами Тихон, - Так же как и техногенные глушилки этого вашего "закисла".

- Кстати, что про них слышно.

- Слышно, что ближайшая установка, способная на выполнение таких операций, находится на сквирском корабле, ТФ-крейсере "Малабодня". Корабль занят как нетрудно догадаться, на стройке очередной планеты, так что метаться в сторону вряд ли будет.

- А зря, - заметил Мер, - Конечно наши операции мы можем провести и под защитой ботвы, но впринципе тут наморду вредоносная субстанция, подлежащая уничтожению.

- Уничтожению, - поморщилась Ирис, - Как это делается?

- Это делается путём создания проникающего градиополя, глушащего импульсы нужной частоты.

- Я имею ввиду, - уточнила лисичка, - У нас тут уйма объектов, которые предстоит по пол-атома соскребать с камней, это градиополе не повредит им?

- Да, вполне возможно! - согласился грызун, - В таком случае использовать зачистку можно только после того как всё выкопаем.

- Ооо, замотаться! - закрыл голову лапами Нурек.

- Нур, без нытья, - усмехнулась Ирис, подтолкнув его.

- Хорошо. Тогда вот, - постучал когтем по столу тот, - Нам нужен какой-то носитель, на который мы сможем стянуть пробу "закисла". Тявкнем, видеокамера подойдёт?

- Не уверена, но можно проверить, - сказала Ирис, - Тих, как сделать связь с каким-нибудь поездом?

Монгуз повернул к себе комп, потрещал по кнопкам и развернул обратно к трёххвостым:

- Передача с камеры, установленной на базтракторе поезда 002.

Экран показывал понятную картину - ровное песчаное поле с редкими торчащими камнями, выхваченное из темноты прожекторами, и то и дело попадающие под обзор облачка пыли, поднятой гусеницами. Ирис и Нурек пристально вглядывались в экран, пытаясь прослушать, есть ли.

- Не могу уверенно тявкнуть, - фыркнула Ирис, - Мы же тоже отваром загрузились.

- А если попробовать выделить по частотам? - спросил Тихон.

- Если бы оно выделялось по частотам, - цокнул Мер, - Его бы заблокировала обычная резонансная защита. Так что попытка не пытка но это не то.

- Ушшч!! - потянул себя за уши Нурек.

- Нур, ты что-то нервничаешь в последнее время, - заметила Ирис.

- Да, это точно, - вздохнул тот, - Да ещё и туплю. Просто хотелось бы расквитаться с этим и смотаться восвояси. А тут конца и края не видно!

- Ладно, что положено делать когда непонятно что делать?

- Искать приключений на хвосты? И как это можно осуществить?

- Да впринципе элементарно, - сказал Тихон, показывая на экран, - Возьмём базтрактор, прицепим всё что надо и поедем искать. Заодно и не только приключения, а объекты.

- Дельное предложение! - поднял хохолок сквир, - Можем в два состава, наверняка что-нибудь да найдём. Думаю, полезно будет.

- Аж в два состава! - зажмурился Нурек, - Грызо, а если там что-то выйдет из строя, вы с Ириской сумеете в две пуши восстановить базтрактор?

- Смотря что, - цокнул Мер, - Гусеницу я и в одно рыло соединю, а если что серьёзное, все районы поиска обслуживаются ремонтниками. Всё предусмотрено, лисо.

- Не, ну если бы было вообще всё предусмотрено, нам там делать нечего, - заметила Ирис, - А так я думаю хорошая мысль, пока суть да дело.

Отзвон в диспетчерскую выявил, что в данный момент всё ещё имеется свободный подвижной состав, но стоит поспешить так как его усиленно распределяют. Разноушие отправилось прямиком туда, в один из ангаров, где формировали поезда - огромное помещение оказалось плотно заставлено техникой, а ведь внешняя стоянка гораздо больше.

- Столько всего наворочено ради поисков! - удивилась Ирис, оглядывая ангар.

- Да не столько уж и, - пояснил монгуз, - Это самые примитивные, дешёвые механизмы. Да и ресурс у них маленький, эти базтракторы могут проработать от силы год, потом начнут рассыпаться. Но дело в том что через год они уже просто не будут нужны. Следовательно, не будет болеть голова о том куда их девать - свалить весь мусор в кучу да сжечь АА-бомбой.

- Можно было бы сделать надёжные и возить с планеты на планету, - сказал Нурек.

- Это вызвало бы бардак, кроме того мы не знаем сколько понадобится в следующий раз и когда этот раз будет, - подробно объяснял Тихон, как будто сам продвигал экономическую стратегию DWR.

В конторе отдела многохвостие просветили об ответственности в случае беспардонной порчи оборудования ( термин "беспардонное" был подробно расшифрован в типовом договоре на аренду средств механизации ) и собственно указали на машину. Инструктаж по поводу того как обращаться с этим самым оборудованием и правила техники безопасности записывали под уши примерно тем же способом что и язык при пересечении границ - стоял стандартный аппарат, обруч на голову, следующий. Хотя впринципе по умолчанию считалось, что никакой ответственности за дураков, решивших к примеру открыть сразу обе двери шлюза, администрация не несёт, что также было уточнено в договоре, с самого верху страницы и крупным шрифтом: "Спасение облажавшихся - дело лап самих облажавшихся!". Несмотря на прямые возможности восстанавливать в полном объёме живые существа, DWR категорически не занималось воскрешением в "бытовом" смысле слова. Для этого были причины как глубокие, так и простые: займись этим, и на раскопки не останется ни секунды времени.

В ходе быстрого изучения ситуации с помощью компа компания пришла к мнению о том что следует прицепить к одному поезду гравископную станцию, а ко второму радар. Гравископ мог сканировать гораздо дальше и не обращал внимания на препядствия, но долго фокусировался и обрабатывал данные, так что если надо просто посмотреть, что под тобой на глубине сорока метров - радар лучше. Составляя схему так чтобы меньше нагружаться, пересмотрели план и решили двигаться единым табором, на базтракторе Т3, как с гравископом, так и с радаром. Это сэкономило один блок питания, так как его мощности вполне хватало. Кроме тележек с локаторами и электростанцией, в поезде должна была быть платформа с манипулятором, на которой перевозили удботов и любые другие грузы; в первую очередь это были просто-напросто металлические штанги, которые вбивали в грунт в месте обнаружения объекта. Если всё шло без сучка без задоринки, экипажу не нужно было ни разу вылезать наружу. Если.

Крепления сцепных устройств закрутили быстро, так что через двадцать минут огромный трактор с лязганьем выполз из ангара через шлюз, таща за собой четыре колёсные платформы. Как уже имеющий опыт, рулил трактором Тихон, но в общем конечно ничего сложного, особенно по пустому полю. За стенами базы поезд проехал под установками, облившими его противокислотным покрытием - изнутри пуши наблюдали, как щётки смахивают жидкость со стёкол и видеокамер. Далее путь тянулся по уже прокатанной трассе на юг, к бывшему берегу океана; на север уже отправилось достаточное количество поисковиков, так что решили на юг. Что касается водоёмов, то они на планете имелись, сократившись по площади примерно до одной трети - всё что осталось от океана, были отдельные лужи в самых глубоких местах, заполненные изрядно крепким раствором азотной кислоты и покрытые толстенным ледяным панцирем. Искать что-либо там специалисты сочли крайне неперспективным, ибо имелись старые донные отложения, теперь не покрытые водой, до которых можно добраться теми же тракторами.

В то время как состав всё пилил и пилил по однообразной тёмной пустыне, многоушие не сидело сложа лапы, изучая уже доступные материалы; ради эксперимента использовали программу-анализатор, выделявшую частоты - как и предполагалось, ничего не увидели. Спустя какое-то время ( конечно спустя, двигаться во времени вспять это парадокс! ), выехав на относительно незанятую площадь, просто приступили к прозвонке территории. Для начала были вкопаны два "столбушка" - штанги для обозначения начала полосы; дабы вкорячить их, с платформы спускали удбота и при помощи его инструментов, заменяющих в том числе лопату, рыли ямку под штуковину, затем уплотняли. Штанги использовались как наиболее надёжное средство разметки участков, хотя можно было и подопушнеть, пока выцарапаешь манипулятором удбота номер на металлической табличке. Поставив эти "ворота" шириной килошаг, поезд двинулся по полосе перпендикулярно им, включив гравископ.

- Ну, вот и наши мешки, - показал на экран Тихон, - Трёхмерный скан всего что находится под нами.

- Ни хвоста не понимаю, - сказал Нурек.

- А. Так тут фильтры, - просветил монгуз, - А также алгоритмические распознаватели. Вот смотрите, к примеру тут как пить дать должно быть то что осталось от кирпичей... Настраиваемся на параллепипеды нужного размера и ловим.

Таким образом, видно было практически всё, но не одновременно. Только просканив одно место много раз, можно было получить достоверную картину и увидеть отпечатки автомобилей, остатки строений и всякую подобную ерундовину. Контуры многих были искажены от того что за многие тысячи лет распад и окаменение шло неравномерно, но всё же ориентироваться в схеме остатков города, заваленного сотнями метров грунта, было возможно. Ирис, как и Нурек, попыталась вслушаться, но для того чтобы чётко расслушивать подобное, нужна определённая тренировка, каковой у трёххвостых не имелось; пришлось положиться на локаторы.

- О, зырьте! - цокнул Мер, - Кажется, это дерево!

- Экс-дерево, - уточнил Нурек, - Но, кажется да. Если конечно эти умники не соорудили муляж.

- Не, это правда дерево, - сказала Ирис, - А где дерево там и насекомые, птицы и так далее. Вон, та штука вполне похожа на жука.

- Отлично, первый блин! - потёр лапы Тихон.

С платформы снова был спущен удбот для врывания вешки, но тут же начало вылезать непредвиденное: манипулятор самой платформы застрял, вероятно из-за обрыва кабеля. Сбоку там имелся подъёмник для удботов, так что работать было можно, но рассыпание всего и вся уже помахало лапкой, готовясь к встрече. Дерево это было определено как лиственное, оно лежало поперёк дороги, вероятно сваленное ветром, а потом ещё и засыпанное обломками строений; рядом также имелось несколько кустов. Скоро над этим местом появилась сигнальная вешка.

Сидеть в базтракторе надоедает, но помещения внутри достаточно обширные, чтобы не чувствовать себя цыплёнком в скорлупе: одних рубок управления три штуки, отгороженные тонкими металлическими стенками - там стоят компы и аппаратура связи, передняя рубка имеет окно для непосредственного обзора вперёд, хотя конечно чаще всего пользуются камерами, развешанными по углам снаружи. Сзади аппаратных - отсек со шлюзами в обе стороны, в которо лежит подготовленное барахло и хранятся скафы. Далее трансформаторная и аккумуляторная, через коюю можно пройти по корридору в центре, не задевая за агрегаты, в самой корме - отсек для того чтобы что-либо втащить снаружи и ковыряться, например исправить некую деталь. От аппаратных шла лестница на второй этаж, где находились аж три каюты, санузел, кухня - при надобности туда влезло бы много пушей. Предусматривалась даже установка гидропонной ботвовыращивалки, но так как намерений делать походы на тысячу дней не имелось, такие ухищрения оставили другим. Изнутри базтрактор выглядел исключительно как бытовка, обшитая металлическими рифлёными панелями и металлопластиком - собственно это и была бытовка, поставленная на гусеничное шасси. Когда местность ровная, движения практически не ощущается, гусеницы катятся очень плавно, а грохот механизмов заглушает резонатор; снаружи, ввиду почти отсутствия воздуха, звук тоже распространяется мало.

Экипаж распределил смены и стал корпеть. Р-корпеть, как выражался Херб; на самом деле он тоже не сам придумал шкалу корпения, режим "У-боат" и прочее, а нахватался от тоадоидов. Корпение в данном случае заключалось в контроле за движением поезда и осмотре того, что "нафоткали" локаторы. Первое осуществлялось путём просмотра, нет ли на пути препядствий, на ближайшие несколько килошагов - если нет, автопилот ставился на движение прямо на столько-то шагов, если есть - так чтобы остановился перед препядствием. Полз поезд со скоростью сильно меньше шага, так как повсюду под ним находились объекты, каковые стоило рассматривать подробно. Рассматривание осуществлялось при помощи повторного сканирования с большим приближением и если подтверждалось нахождение цели, ставилась вешка. Вешек, соответственно, расходовалось допуха, и не зря на платформе их лежал целый сноп. Кстати эта сигнальная штанга не так проста как кажется - ведь если сделать её из обычной стали, она промёрзнет и сломается под собственным весом. Для этого изощрялись, трёхметровая вешка представляла из себя стальную трубку, внутри которой набивался порошок определённого состава, который как раз при промерзании становился на редкость крепок; вдобавок, вешки обрабатывались антикислотным покрытием и имели устойчивые таблички с номером, по которому можно узнать, что означает вешка. Как пояснял Тихон, можно конечно пользоваться навигацией по радиомаякам, но как показала практика это часто приводит к сбоям и косякам, а вот если в нужное место воткнуть штангу - это почти абсолютно надёжно. В течении многих, многих часов на экранах было одно и то же - дороги, постройки, машины в различном сочетании и вариациях; через какое-то время начинает казаться, что смотришь на одно место или какой-то спонтанный узор из элементов. Тем не менее, среди этого упорядоченного хаоса то и дело попадались полезные предметы, то растение в горшке, то группа деревьев, то птицы или зверьки наподобие крыс, обитавшие когда-то в городе. Более того, в иных местах локаторы цепляли ещё более древние слои, там где сохранились остатки биосферы Макшабы, существовавшей в до-лисейские эпохи; основательные окаменелые кости также вызывали интерес и отмечались. Что же до остатков лисеев, то застолбив первые десять штук, дело это бросили, иначе можно утыкать вешками всю пустыню.

- Что-то не очень они мне нравятся, эти умники, - фыркнул Нурек, - Излопатили всю планету почём зря, вдобавок прозевали сверхновач... Тих, их точно надо восстанавливать как вид?

- Как вид да, - сказал монгуз, хлебая чаёк, - А вот как индивидов... Болту понятно, что во-первых это неосуществимо, во-вторых сами понимаете, законы органической жизни.

- Ну конечно наворотить-то они теперь не смогут, - рассудил трёххвостый, - Так что вроде как и пух с ними, не жалко, пусть заваливаются во Вселенную.

Спайдерфокс принялся ходить туда-сюда по корридору через весь транспорт, бормоча себе под нос "заваливайтесь! заваливайтесь...". Остальные в довольно сонном настроении копались с текущим; Ирис сидела у экрана, положив ноги на пульт и изредка вмешиваясь в процесс. Почему-то в базтракторе все пульты так и располагали к тому, чтобы класть на них ходильные лапы. Сонливость же была вызвана специально, у трёххвостых были соответствующие растительные средства, вгоняющие в состояние, когда больше всего ресурсов организма достаётся мозгу, а лапы как ватные: при сидении в помещении это самое удобное. Правда, судя по запаху сырников, на грызуна это совершенно не подействовало, раз он не дрых а жарил корм.

- Вот интересно, - потянулась лисичка, - Как называлась эта местность? Ну там что это считалось, город, район?

- Акиншава, - огорошил точным ответом Нурек, продолжая расхаживать.

- Ах да, ты же изобрёл метод, - вспомнила Ирис, - Обязательно растявкай нашим, все будут в добротном апухе, обещаю.

- Растявкаю. Хотя в данный момент меня волнует не это, а то как найти то что осталось от сдешней жизни. Реликты с ранних эпох и то лучше сохранились, чем те кто жил... недолго, рядом с этими.

- Нур, ты предвзято относишься к... - задумалась Ирис, - К окаменелым останкам, получается.

- Я, предвзято? - фыркнул он, - Во-первых разуй уши и посмотри что сделано с планетой.

- Я вижу, но ведь мы не можем знать что сдесь было до всего этого. Может быть, флора с фауной вымерли ещё раньше по совсем другим причинам.

- Может быть, да. Только ты сама-то в это веришь?

- Нет, - мотнула ухом спайдерфоксиха.

- Вот. Во-вторых, Ири, не к останкам, а к тому способу мышления, который приводит к таким результатам. Он не имеет рассовой принадлежности, лисеи как таковые тут ни при чём.

- По-моему, они уже расплатились за свои ошибки? - произнесла Ирис, глядя в окно на пустыню.

- Как знать, как знать! - покачал головой Нурек.

Тем временем послышались звуки возни и по лестнице спустился Мер, выглядящий как типичный дупельный грызун: клеёнчатый передник и полная миска сырников в лапах. Трёххвостые слегка подвыпучили глаза, узрев такой корм, и резко проголодались.

- А неплохо! - заявил с набитым ртом Нурек, - Пуша спит, работа идёт. Надо же, сырники! Вот уж спасибо, грызо.

- Бывает, накатывает, - ухмыльнулся сквир, - Как-нибудь надо будет пирог с тыблоками жвахнуть.

Ирис жевала плюшку, и вдруг ей жутко захотелось домой, потому как напомнило, так что она даже смахнула слезу с пушистой щеки.

- Ты чего, лисёна? - цокнул Мер.

- Ничего, - улыбнулась она, - Просто дом вспомнила. Как же хочу туда, ууу!

- Да кто-ж тебе помешает, - пожал плечами Нурек, - Мне тоже охота.

- Вот-вот. Обязательно закончим с этой вознёй и все, все поедем по домам! В леса, в болота! - Ирис сначала заплакала, потом постепенно перешла на смех и просто расхохоталась, так что остальные тоже не могли сдержать смеха. Успокоилась она только минуты через две, - Пойду дрыхнуть. Спасиб за сырники, сквё.

Сытный корм в дополнение к "перебалансировке" на голову сильно этому способствовал - едва отвалившись в мягкий мох в сурящике, трёххвостая отключилась... Как это с ней бывало много раз до и после, сон был не просто спонтанными образами. Она словно оказалась в городе... пфф, опять эти лисейские города, сборище коробок и дорог! Ладно, послушаем, решила Ирис, и стала слушать. Всё вокруг напоминало уже виденное - клубы песчаной пыли, дым и невыносимая жара, ураганный ветер, пустой разваливающийся под ударами стихии город. Неожиданно лисичка почувствовала что-то... знакомое, что ли, и "пошла" ( насколько это возможно ) в том направлении - вдоль широкой дороги, заваленной упавшими щитами и столбами, нескончаемых верениц брошенных машин, однообразных в своём разнообразии фасадов домов. Впереди оказался Т-образный перекрёсток, дороги уходили вперёд и влево, теряясь в клубах ярко просвеченной пыли; направо же, куда и стремилась Ирис, имелась большая стоянка перед каким-то сооружением. Спайдерфоксиха уже настолько почувствовала себя на месте, что слегка взволновалась - она ощущала лапами жар раскалённого асфальта, по которому текли реки песка, гонимого ветром, нос ловил перегретый воздух, запахи дыма и озона; однако она умела чётко определять, где стоит волноваться, а где нет, так что уверено пошла вперёд. Подойдя к зданию, она подумала о том что напух надо во сне искать дверь, и попробовала пройти сквозь стену, но не получилось. Облом, решила Ирис, обходя дом.

Одна из массивных дверей с завитушками оказалась взломана, так что через неё она и вошла внутрь. Просторные тёмные залы, по которым ветер носил пыль, навевали странное чувство и слегка пугали, так что постоянно приходилось напоминать себе, что это сон. Так, подумала лисичка, это же не иначе как музей! Причём, судя по статуеткам у стен, зоологический. То что надо! Однако рассудок сам по себе, а она всё двигалась дальше по музею. Проходя по широкому корридору с обвалившимся стеклянным потолком, Ирис заметила на нанесённом песке отчётливые следы обуви - кто-то прошёл сдесь всего несколько минут назад. Спайдерфоксиха прикинула варианты, кто бы это мог быть, и они ей не особенно понравились; тем не менее её несло дальше в горячий пылевой туман и темноту. В одном из больших боковых залов, слегка освещённом из окон, она увидела множество стендов и... лисичку передёрнуло, когда она поняла, что это не трупы, а чучела. Сдесь их было не так уж много, но по крайней мере это были чучела животных, судя по всему достаточно крупных травоядных и хищников. Причём совершенно все стеклянные коробки были или открыты, или просто разбиты - кто-то явно шарил по всем стендам подряд. Ирис хотела бы рассмотреть чучела поподробнее, но течение сна тащило её в следующие корридоры - куда-то вниз, в полную темноту. Ей показалось, что она задыхается от перегретой пыли, стало страшно от того что вокруг была полная тьма. Только постепенно Ирис взяла себя в лапы и стала пытаться расслушать сон дальше. Она едва не взвизгнула, когда темноту резко пробил луч фонаря, и в нескольких шагах она увидела двоих, лисея и лисейку. Самка, едва перемещая лапы, соскребалась с пола, держа фонарик, а самец привалился к стене и казалось, был в отключке. Оба они были в пожарных комбезах, но можно разглядеть бежево-полосатые морды и достаточно пушистые уши, выглядывающие из-под намотанного на головы тряпья. Ирис хотела было броситься на помощь, но не смогла - сон же. Она только смотрела, как лисейка приводит в чувство самца. Спайдерфоксиха вдруг отчётливо почувствовала присутствие кого-то ещё, вроде бы вдрызг знакомого... на этом базтрактор попал гусеницей в яму, качнулся и лисичка проснулась.

В первую очередь она запомнила, что увидела, а уж потом стала разбираться в том, чего не увидела. Это было странное ощущение, как тявкали в ИСквоЗе - "незнакомый звук". Ирис припомнила, что нечто подобное она заметила на Орликто, на перекрёстке в подземном городе, но ни тогда, ни сейчас не могла даже примерно объяснить, что именно. Значит, пусть ещё полежит, сказала себе спайдерфоксиха, укуталась хвостами и продолжила дрыхнуть. Отсурковавшись, уже на свежие уши, испив зофе, стала разбирать полученную, как это называлось по-науке, полу-информацию.

- Значит, по крайней мере музеи у них имелись, - рассуждала она.

- Думаю что не только музеи, - цокнул сидящий в соседнем кресле Мер, - Их цивилизация похоже ещё не достигла того уровня, чтобы обходиться без выработки корма традиционными методами, а для этого необходимо сохранять генофонд видов, идущих на корм.

- Логично, - кивнула лисичка, - Но более того, я видела что те лисеи что-то там делали. Они там всё вверх дном перевернули.

- Хм. В это время они уже наверняка знали, что происходит? - предположил Мер.

- Думаю что да. А если так, то что они могли делать в музее?

- Ну, попробуй себя на место, что бы ты сделала.

- Для начала бы впала в истерику... шутка. Ну если учитывать сверхновач... Можно было бы попробовать спрятать образцы жизнеформ из музея куда-нибудь поглубже, чтобы... - Ирис удивилась собственным построениям, - Чтобы через много тысяч лет их нашли?

- А что, очень даже, - цокнул Мер, - Ботва двусторонняя, один конец у нас, другой там, в прошлом. Конено если судить по косвенным данным, лисеи вряд ли бы стали этим заниматься. Но, лисей тоже понятие достаточно растяжимое, так что...

- Да! Чувствую что угадали! - обрадовалась спайдерфоксиха.

- Дэ? - подудивился сквир, - Ну хорошо, тогда дальше, спрятать, куда? Поглубже. А где поглубже?

- На дне океана?

- Да, глубоко. Но там солёная вода и очень большое давление. Если бы закладкой занимался йа, то скорее запхал бы в шахту - так проще и надёжнее.

- А у них тут были шахты? - уточнила Ирис.

- У них была промышленность, следовательно были и шахты. Если попробовать настроить приборы на поиск вертикальных полостей... - полез в настройки грызун, - И подробно осмотреть их... Да вот, смотри, легка на помине, это определённо была шахта.

- Да мы мозги! - пихнула Мера лапкой лисичка.

К тому времени как очухались Тихон и Нурек, локаторы отсекли в окрестностях четыре шахтно-карьерных комплекса, которые правда находились сильно на отшибе от полосы, которую просматривали. Нурек тявкнул, что может быть ну его эти эксперименты и айда гнать план, как гналось; Тихон уточнил, что где шахты и прочая подобная байда - там и обвалы. Однако поскольку волна была поднята, а особых возражений не имелось, поезд повернул в сторону и с маршевой скоростью двинулся к ближайшей яме, оставшейся на месте выработок; вокруг ямы возвышались отвалы грунта, теперь еле заметные и очень сглаженные, так что всё это напоминало огромный старый кратер. Рассмотреть его можно было только на экране гравископа, через окно же едва удастся увидеть, что местность идёт на понижение.

- Сдесь очень тонкий осадочный слой, - сказал Тихон, сверяясь с приборами, - Смотрите под гусеницы, как бы не раздавить чего.

- Смотрю вперёд, - тявкнул Нурек, - Возвышения, видишь? Дай свету.

Света дали, и впереди стали различимы какие-то торчащие из песка конструкции, со сглаженными от выветривания углами; было сложно понять, что это, но если присмотреться, в ржаво-песчаных предметах угадывались механизмы, притом очень непуховенькой величины - возвышение поднималось над песком шагов на пять, в длину же вытягивалось на все триста, так что луч прожектора едва выхватывал окончания из темноты.

- Радио, - шёпотом сказал Нурек, как будто кто-то тут мог услышать.

Тихон также втихоря включил радар, и сканирующий луч забегал взад-вперёд, вырисовывая на экране схему того, что распростёрлось перед носом базтрактора.

- Ой нииить, - округлил глаза спайдерфокс, - Это - шагающий экскаватор?!

- Похоже что так, - подтвердил монгуз.

Осталось от экскаватора не так уж много, но куда больше чем от всего остального - стальной скелет лежал поперёк чаши кратера, частично зарытый в песок, обросший толстенной корой ржавой шелухи. Огромный двухэтажный трактор рядом с этим реликтом казался тараканом... особенно когда поезд проезжал мимо роторного ковша, диск которого торчал на двадцать шагов вверх. Сдесь как нигде в другом месте можно было наглядно увидеть действие таких немыслимых отрезков времени, способных превратить столь громадную конструкцию в гору рассыпающейся ржавчины. Сотрясения грунта от проезда поезда оказалось достаточно, чтобы от диска отвалился кусок в несколько метров размером и грохнулся вниз, подняв огромную тучу бурой ржавой пыли. Пуши подумали, что удивление удивлением, а стоит отъехать подальше, пока ещё что-нибудь не развалилось. Кроме того как только поезд отъехал с килошаг на край кратера, заклинило одно из колёс тележки, под радарной установкой, пришлось с помощью удбота вытаскивать домкрат, поднимать телегу и менять колесо - благо, колёса в запасе также имелись. К тому времени как эта возня была окончена, двоих уже сменили на посту Ирис и Мер, бодренько размявшие глаза, уши и мозги; как показывает практика, научиться работать "лапами" удбота несложно, сложно научиться делать это с той же скоростью, как лично.

Заценив съёмки, сделанные на месте останков экскаватора, другие пуши продолжили просвечивать вглубь то, что осталось от карьера; шахты и корридоры не сохранились, в основном локаторы выхватывали остатки громоздкого оборудования, засыпанного на глубине, но при ближйшем осмотре там не было ничего интересного - собственно, и неинтересного тоже, сплошной металлический хлам. Начала витать мысль, а правильно ли сложилась логика насчёт того, что кто-то что-то спрятал в шахты.

- Цокнем так, - сказал Мер, развлекаясь мотанием ушами, - Если стали прятать, то с высоченной степенью вероятности в шахтах, да. Вопрос в том, стали ли.

- Ты сомневаешься в том, что я видела, грызо? - фыркнула Ирис.

- Йа могу сомневаться только в том что видел сам, - цокнул сквир, - Как и не сомневаться. Поэтому вопрос в том, насколько точно то что ты тявкала?

- Достаточно, - ухмыльнулась лисичка, и переведя взгляд на экран, подняла палец, - Так! Это что.

- Это была насыпь из щебня, - посмотрел грызун.

- Щебня, хм... Он щебетал?

- Ну если по нему достаточно быстро едет гусеничное изделие, то да, подщебётывает.

- Вот и проверим, - тявкнула Ирис, - Поворачиваем на эту насыпь. Кстати, зачем она?

- Вот отпечатки шпал и рельсов, - показал Мер, - Это был железнодорожный путь.

- Почему-то мне кажется что нам туда, - почесала за ухом спайдерфоксиха.

- Хорошо бы тебе правильно казалось, - заметил сквир, - Иначе получается, что вместо того чтобы планомерно обшаривать город, мы ищем там где вообще ничего нет.

- Слушай, сквё, - внимательно посмотрела на него Ирис, - Ты соглашаешься потому что тебе всё равно или ты действительно мне веришь?

- Если бы мне было всё равно, меня бы тут не было, - фыркнул Мер, - Конечно я тебе верю, лисё.

- Но ты же ничего не знаешь о том как... как вот, - развела лапами в воздухе лисичка.

- Зато ты знаешь, этого передостаточно.

- Хм. А хочешь узнать побольше сам?... Ладно, это конечно не под лапу тявкать, но впринципе?

- Был бы непротив, - цокнул грызун.

Тем временем трактор, щебеча под гусеницами щебнем и лязгая траками, полз вдоль бывшей насыпи, теперь поровнянной аккурат с уровнем грунта; сдесь следовало внимательнее ехать, так как скраю гусаки проваливались неодинаково и машина кособочилась, а вместе с ней и весь поезд тележек. Судя по уровню, дорога шла опять в кратер, с другого бока; всё это можно было увидеть по приборам, а за окном всё равно - ровная каменно-песчаная пустыня. Несмотря на это, Ирис была уверена, что они приближаются к чему-то важному...

- Стоп! - хлопнула она по кнопке стоп, - Что-то. Прямо тут.

- Ну, как минимум пониже чем тут, - уточнил Мер, - А так, давай понюхаем.

Средства нюха в виде гравископа и радара были задействованы по конусу вокруг поезда; сразу же обнаружились шахты и штреки ( горизонтальные корридоры ), выкрошенные в монолитной скальной породе и оттого сохранившиеся в хорошем состоянии. Локаторы уже почти час прощупывали ответвления, но Ирис сидела как на иголках, потягивая себя за уши и не отрываясь от экрана - видя это, грызун тоже не расслаблялся. Наконец это усердие дало некоторые результаты.

- Таак, - цокнул сквир, - Гравископ, на четыре часа, глубина почти полторы тысячи метров, похоже на большое скопление разнообразных субстанций!

- Оо! - уточнила Ирис, - Очень большое! И похоже это именно то что мы искали!

- Хм, похоже на, - порассматривал изображение грызун, - По-моему это был танк.

- Да хоть самоходная гаубица, - засмеялась лисичка, - Главное там полно образцов!

Она не то чтобы просто рассмеялась, а хохотала довольно долго, так что услышали все пуши в базтракторе и в диспетчерской, куда отцокивался Мер воимя того чтобы столь жирный кусок ну никак не ушёл от взятия в оборот.

...

Сквозь космическую бесконечность двигалось нечто длинное, массивное, похожее на вытянутую электронную плату - с обоих сторон платформа была заставлена одинаковыми прямоугольниками, только ближе к корме, где светились огромные сопла двигателей, торчали конструкции другой формы. Кроме этих факелов синей плазмы и линии сигнальных огней вдоль борта, признаков жизни на платформе не наблюдалось. Зато немало разнообразили градиоэфир два котанка, идущие парралельными курсами - это были старенькие машины, но мощности МР-орудий у них не отнять. То и дело кто-нибудь цыкал на других, что мол нечего демаскировать операцию, но спустя пару минут болтовня продолжалась. Так же без особой опаски ( да что там говорить, вообще без опаски ) группа пролетела мимо очередной звёздной системы, когда локаторы засекли приближение аппаратов с тыла - разогнанные загодя вокруг звезды до нужной скорости, теперь они сошли с орбиты и пошли вслед за группой. Постепенно картина прояснялась - два звена истребителей с ракетами и пять аппаратов котанк-класса, выстроившихся "свиньёй". Запищали компы, предупреждая о прицеливании по транспортной платформе. Котанки экскорта развернулись и пошли в лобовую атаку; ещё издали они выплёвывали из пушек целый рой снарядов, каждый из которых знал, куда попадать. Но и противник применял ту же тактику, выпустив впереди себя стену поражающих элементов, так что двоим пришлось отворачивать в сторону и начинать отстреливаться - лишь один шальной снаряд прошёл получившееся месиво, и истребитель пыхнул белым пламенем, превращаясь в линию и быстро растворяясь в пространстве - вероятно, найти от него хотя бы один целый атом будет трудно. За экскортом повернула почти половина группы противника, так что им приходилось усиленно отстреливаться; тем временем вторая половина нависла над платформой и выпустила туда залп ракет, торпед, пушечного огня... наверное, было бы ещё что - тоже бы задействовали. Раздался торжествующий возглас "Акамбала!"... Однако вместо добротного взрыва атакующие наблюдали какой-то издевательский фейерверк - снаряды рвались внутри платформы, аж просвечивая насквозь тонкие металлические поверхности, лопавшиеся словно мыльные пузыри.

- Это подстава, скотсткая подстава!! - вырвался в градиоэфир истеричный вопль.

- И не сомневайтесь, - процокнулся в ответ грызун, - Причём удачная подстава, и вы попались. Вам предлагается воизбежание вашего уничтожения немедленно прекратить сопротивление!

Ответа не последовало, лишь все аппараты разом повернули за котанками, уже получившими несколько пробоин - отбиваться от такой кучи устаревшие машины долго не могли... Но они и не собирались. Слегка оторвавшись на маневре, два котанка устремились навстречу кораблю, выползающему из-за водородного облака - не особо скоростной, он всё же хорошенько разогнался и теперь избежать встречи с ним хулиганам не светило. Клёпанные серые бока эсминца, ощетиненные антеннами и туррелями, несли не особо пугающую надпись: "КШМК "Дрянной". Однако в опровержение написанного открылись крышки и корабль ощетинился залповыми ракетными установками.

- Неизвестная группа! - протявкнулся шнерк, - Последнее предупреждение!

На это предупреждение группа отреагировала, бросив погоню за котанками и дав врассыпную, прямо веером куда ни попадя, видимо рассчитывая, что будут долго выбирать, за каким именно гнаться.

- Кретины, сорт наивысший, - констатировал шнерк, - Ракетные батареи, цели уничтожить!

Эсминец весь окутался огненными хвостами десятков ракет, вылетающих в разные стороны - словно золотые нити, сверкающие трассы протянулись вслед за убегающими; не менее половины аппаратов были сбиты первым залпом, превращаясь в быстро утухающие костры элементарных частиц. Оставшиеся снова собрались в кучу, но поздно - их засыпали огнём котанки и выкашивали целые снопы ракет, щедро поставляемые с корабля. Не прошло и десяти секунд, как целыми остались только трое.

- Я сдаюсь, сдаюсь!! - раздался в эфире испуганный писк, прерванный взрывом.

Второй истребитель пыхнул от встречи с ракетой и на этом забылся; лишь одно оставшееся изделие, что-то вроде котанка, дрейфовало, не подавая признаков жизни.

- Какое... - зажмурился шнерк, ответственные уши "Дрянного", - Короче, кто стрелял в этого?

- Секунду, - постучала по клавиатуре шнерковка-оператор, - По объекту, с которого шла передача, никто не стрелял, взрыв произошёл внутри.

- Вот те семечки, - удивился тот, - Аккуратнее с оставшимся, он нам нужен целым!... И, Контра, прекрати стучать по клаве, нажимай кнопки как все.

- Есть, - буркнула шнерковка.

Так как вероятность взрыва аппарата вполне существовала, было решено вызывать от основных сил спецтехнику с хроностаннером, способным расковырять даже то, что очень надёжно заминировано.

Основные силы, состоящие из двух Е-котанков DWR и пяти кораблей ШМК, находились за несколько светогодов в сторону; хотя первая часть плана прошла удачно, вторая не спешила её догонять - обнаружить носители, с которых стартовали атакующие, не удавалось. Зонд связи прибыл к эскадре через сорок минут, после чего вся она снялась с якорей ( в сугубо переносном смысле, конечно ) и полным ходом пошла к группе, изображавшей экскорт. На командном мостике носителя "Фуфлогон", помимо шнерков и микур, вглядывалась в звёздную панораму Каера, развесив длинные пушистые уши.

- Похоже на то то наши "приятели" стараются замести следы любым способом, - произнесла зверька, - Вероятно системы истребителя были настроены на самоуничтожение, если пилот решит сдаваться.

- Гм. На слово "сдаюсь"? - удивился микур.

- Примерно так. Конечно словом тут не отделаешься, он и без слова сработает. Поэтому, - пояснила Каера, - Этот аппарат и не делает резких движений.

- А у нас хватит мощности станнеров, чтобы его обезвредить?

- Вот сейчас и узнаем. Станнеры между прочим собирали наши собственные заводы, в отличие от многого всего остального. Так что в случае чего можно сказать известно чьи уши пойдут в отрыв.

Хроностаннеры, весьма надёжное средство что-либо безопасно разобрать, были смонтированы на аппарат КВ-18, небольшой такой, похожий на истребитель - таковые в Союзе продавались достаточно свободно. Как следовало из названия прибора, действовал он путём замедления времени вплоть до приближения к полной остановке. Стартовав с носителя, КВ стабилизировался в пространстве рядом с аппаратом астровандалов и осторожненько прощупал поверхность сканнером. Определив, что передняя часть машины содержит пилотскую кабину, но не содержит ничего что может вызвать аннигиляцию, проводившие операцию шнерки хотели было застаннить задницу, но выяснили что на неё не хватит мощности. Пришлось вытаскивать ещё один КВ для того чтобы застанить таки массивное гузло, в котором сидели реакторы и двигатели. После того как поле оказалось наведено, при помощи двух строительных роботов достаточно быстро, несмотря на прочный материал, отрезали нос посудины и поволокли в сторону; задницу же КВ разогнали как следует и сбросили подальше - как только поле сошло на нет, корма исчезла во вспышке взрыва. Сканирование выявило, что взрывоопасных вещей передний кусок не содержит, так что он был втащен в ангар "Фуфлогона", и путём мазерного резака и ломов наконец вскрыт. Изнутри извлекли скаф, из скафа - существо, определённо напоминающее сирека; оно не пострадало и с интересом пялилось вокруг. Правда скоро выяснилось, что толку от всей возни куда меньше, чем хотелось бы.

- Этот чинчик ничего не помнит, - оттявкался шнерк, - Вероятно была прошита программа уничтожения информации, причём неплохая. Так что разведданых от него мы точно не узнаем.

- Точно да не очень, - поправила Каера, - Сдадим объект в расположение DWR, они же мастера восстановления, пусть потренируются.

- И да, что-то у него помимо программы того, - повертел у виска шнерк.

Каера прошла по корридорам корабля, слегка бумкая металлическими накладками на лапах; резинки приклеить, чтоли, подумала некстати она. Сирека пока что содержали в медицинском боксе, правда за бронированной дверью и под присмотром плазмомётов. Каера входила туда спокойно, потому как была гораздо устойчивее к любым воздействиям, нежели обычные зверьки. Она задала белому несколько вопросов, типа что он помнит и как объясняет своё присутствие в кабине штурмовика - на самом деле за это время были применены несколько анализирующих программ и выведены кое-какие промежуточные результаты. Кроме того зверька рассматривала сирека в некоторой задумчивости - кажется, где-то она видела нечто похожее... но в отличие от спайдерфоксов, к примеру, она пользовалась другими методами выяснения, запустив поиск по базе данных. Поиск однако ничего не дал, так что задача опочила на дне списка приоритетов.

- Я можно сказать даже извиняюсь, но в некотором роде, - повёл носом сирек, - Сколько примерно времени мне придётся находиться сдесь?

- Сколько времени? - аж улыбнулась Каера, - Пока будем считать, что всегда.

- Но вы же культурное цивилизованное существо, вы не можете не понимать что...

- Воспроизведение прекратить! - ткнула пальцем зверька, - И открыть канал ввода. Запрос: почему ты не сообщил вот эту всю информацию раньше?

- Вы только сейчас пришли.

- До этого тебя допрашивали другие.

- Другие... - скривил морду сирек, - Эти грязные лисы!

- Что грязного ты увидел в этих лисах?

- Пщщ. Это очевидно и щенку, лисы грязные и нечистоплотные животные, марающие своим присутствием само звание разумного существа, - чинно сложил лапы белый, - Да, и если вас не затруднит, у нас принято обращаться на "именно вы".

Если бы сирек повнимательнее смотрел в большие глаза зверьки, наверняка отчётливо увидел бы там кадры кинохроники, а именно крушащие всё на своём пути танковые армады и стаи бомбардировщиков. Каера подошла к белошёрстому и положила на плечо лапку, заставляя заметно сгибаться - было ясно, что этой лапкой она может сломать шпалу.

- Не рекомендуется, критически не рекомендуется бесить меня, - вкрадчиво произнесла она, - А сейчас ты, тупое чмо, сядешь на своё гузло, возьмёшь карандаш и всё подробно опишешь насчёт чистоплотности и звания разумного существа. Потому что так я буду читать это в другом конце корабля и возможно - возможно! - успею передумать тебя убивать, пока добегу.

- У-убивать? - искренне удивился сирек.

Каера тоже подудивилась, как можно такому удивляться. Это существо нравилось ей всё меньше, и хотелось бы уйти напух, но даже те разведданные, которые мог бы сообщить сирек, заставляли действовать. Зверька задумчиво оглядела шкафчики и как бы невзначай подхватив лапой ножик, откинула на другой лапе маленький обрезной кружок и стала точить инструмент.

- Я что-то вас не понимаю, - сказал сирек.

- Это заметно. Но для текущей задачи тебе надо понять одно, - Каера неожиданно очень резко, незаметно для глаза взмахнула лапой, полоснув ножом прямо по горлу сирека, так что на пол брызнула кровь, - Что если я не увижу надписей, я тебя именно убью.

Тот схватился за горло и хрипел, бешенно вращая глазами, но скоро свалился на пол.

- Сейчас... именно вы, - не без ехидства сказала зверька, - Умрёте разок, для затравки. Следующий раз будет уже без отката, думайте.

Выйдя из бокса и смахнув кровь с лап, Каера попросила дежурных восстановить задержанного; те поворчали, что мол делать им нечего как практиковаться, но допив чай, всё-таки пошли наливать кровь обратно в тушку и заделывать дырки.

К тому времени как эскадра дошла до системы экс-Макшабы, кое-какие "надписи" уже появились; вкупе с данными, полученными по другим каналам, они более пролили свет на густоту Каши. Как выяснилось, за сиреками с самого начала была замечена болезненная грязефобия, которая при сбивании оных существ в кучу приводила к откровенному национализму и полной нетерпимости жизненных форм, отличных от самих сиреков. Соответственно, стало понятно, почему военнопленный разговаривал с Каерой, признав в ней полу-машину, но воротил нос от шнерков; более того, стали вполне ясны потуги сиреков сорвать операцию по восстановлению Макшабы. Так как Тигриса, ответственная за оборону флота DWR, с самого начала отослала запросы в координирующие инстанции Союза, в частности местгалком ( Местно-Галлактический Комитет ), данные по сирекам уже имелись в наличии. Как значилось в этих документах, интернациональные спецслужбы знали о сдвигах по фазе у белых, но до сих пор считалось, что несмотря на это, сиреки не пойдут на откровенно враждебные действия. Как оказалось, считалось неправильно. У военного отдела DWR теперь была задача собрать достаточно весомых доказательств для того, чтобы убедить всех в реальности совершённого акта астровандализма. Что же до эскадры ШМК, то она не дожидаясь этого отправилась к ближайшей колонии сиреков; предъявлять подобные обвинения всегда лучше с борта крупного корабля...

...

После того как на местности разведывались объекты, обозначенные вешками, приступали к их изъятию. Надо заметить, что сами объекты - окаменелые или иным образом законсервированные остатки организмов - специалисты DWR называли "фильмами" - так как обычно они представляли из себя именно отпечаток, плёнку, а "фильм" собственно и означает - плёнка. По аналогии, когда куча плёнок накладывались друг на друга, это называли мультфильмом. Само изъятие происходило двумя способами: непосредственно выкапыванием куска, содержащего образец, либо сканирование гравископами прямо на месте. Первый способ был гораздо проще, но годился лишь для добычи неплохо сохранившихся объектов, содержащих генетический код. Второй подразумевал поатомное сканирование как образца, так и окружающей его массы камня или грунта; всё это и даже больше вываливал на уши компаньонов Тихон, пока трактор маршем катился по развоженной трассе обратно на базу. Управлять им пока не требовалось, автопилот тащил машину за инфракрасным глазком на впередиидущем транспорте.

- Дело в том, что молекулы имеют привычку распадаться, - чирикал монгуз, - Когда имеешь дело с чем-то давностью пол-миллиона лет, таких молекул там полно. Но у нас есть могучие компы, которые по полученным данным могут просчитать, какова была структура до разрушения.

- Да нуть, - зажмурился Нурек, взял в лапы несколько мелких тыблок и поднял их над тарелкой, - Вот молекула. Вот она развалилась, всё ссыпалось в кучу. Как?

- Соразмерно законам физики, описанным в школьных учебниках. Конечно при развале есть немалая доля случайности, но и она подлежит обсчёту.

- Оо, - прикинула Ирис, - Какие компы нужны для этого!

- Да любые, были бы хроногенераторы, - сказал Тихон, - Я таки лично ставил вычислительный блок в десятиступенчатую хронокамеру, дабы он поработал там миллиончик годков.

- Миллиончик, - аж поёжилась лисичка, представив, - Да, а напуха тогда сканировать так далеко вокруг?

- Дело в том что среда, окружающая образец, может быть непроницаема для воды, но не для квантов радиации. Проходя сквозь вещество, они вызывают изменения в структуре, и если не иметь данных, откуда квант прилетел и какова была его энергия, дело сильно усложнится.

- То есть понятными тявками, фиксируются следы частиц? - уточнила Ирис.

- Точно. Для этого, пуши, нам нужна буровая установка, сканеры, а также вычислительный и передающий блоки. За этим и тащимся на базу.

- То есть просчитывать структуру будет не наш блок?

- Нет, просчитывать структуру будут модули на платформе, блок только готовит дату к передаче по радиоканалу, - Тихон припомнил, - Но всё равно, шкафы там стоят ого-го!

- Ага. А как там вообще дельца, - спросила Ирис, - Кто-нибудь что-нибудь нашёл похожее на наше?

- На наше нет. Обнаружили три музея, или просто хранилища, но там всё сильно выжжено радиацией, потому что глубина маленькая. На севере нашли подводную лодку, но там кроме водорослей ловить особо нечего. А, ещё нашли бункер, глубокий, с криокамерами.

- С морозилками?

- Да. Но там кроме лисеев ничегошеньки нет.

- Пфф, - фыркнул Нурек, - Неудивительно. Я надеюсь их оживлять не собираются?

- Нурыч! - пихнула его лапкой Ирис, - Опять ты за своё. Почему ты на это надеешься?

- Потому что это подло спасать собственное гузло когда гибнет весь мир, - сказал трёххвостый, - Так Тих, что с этими отморозками?

- Думаю, ничего, - пожал плечами тот, - Обычно лимит на восстановление разумного вида примерно десять тысяч пушей. Из них от силы сотня с полным восстановлением, остальные только по оболочке. Как догадыватесь, недостатка в лисеятине мы тут не испытаем, так что выковыривать что-то из криокамер просто лапы не дойдут.

- И то нитки! - фыркнул Нурек, - А по поводу кислятины что-то слышно?

- Нет.

- Ещё нитки, - кивнул трёххвостый, - Если не слышно, значит всё опушненчик.

Ирис подумала о большом разочаровании, которое ждёт "отморозков"; но во-первых, подумала она, они то уже этого не узнают, а во-вторых действительно, в самой идее чувствовалось что-то не то. Лисичка конечно этого не знала, но за семь тысяч килошагов гусит в скафе сказал аккурат тоже самое, захлопывая напух люк бункера, и вся деятельность макшабской фирмы, обещавшей своим клиентам воскрешение, на этом закончилась, покрытая густой ржавой пылью.

Если оглядеться по сторонам, то оказывалось что через континент уже прокатали огромные трассы - беречь сдесь было уже нечего, так что гусеницы раскатывали полосы в сотни шагов шириной - в иных местах грунт от того что по нему постоянно ездили превращался в меленькую крошку, в которую немудрено и провалиться по самые оси; из-за этого колею бросали и прокладывали рядом новую. Так как ездили с порядочными скоростями, над дорогой постоянно висели тучи поднятой пыли - даже смёрзшийся грунт размолотили в мелкую муку. Это ещё при том, что дорога делилась на две полосы в разные стороны, отстоящие друг от друга на пол-килошага, воизбежание недоразумений; дабы повернуть с неё налево, требовалось забраться в край полосы, развернуться и затем так же бочком-бочком брать правее - переезжать трассу поперёк было настолько чревато, что даже не запрещалось. Вся эта громоздкая возня была поднята с единственной целью: как можно быстрее обнаружить "фильмы" и начать их считывание либо изъятие.

- Оо, нить мне на уши! - протёрла глаза Ирис, - Это и есть буровая?

- Ну, а что? - пожал плечами Мер, осматривая установку, - Хрурненько.

Буровая представляла из себя раздвижную вышку длиной почти сорок шагов, лежащую на мощном колёсном шасси. В любом случае, это была штука очень большая и неповоротливая, и представить себе как со всем этим управляться... по крайней мере Тихон просто тупо делал это раньше, а сквира впринципе такой штукой можно только рассмешить, а не напугать.

- Весьма действенно, особенно за такую цену, - цокал грызун, распределявший технику, - Вдобавок используются плазменные буры, обжигающие грунт и формирующие трубу, иначе подвозить трубы не напасёшься. Вместо этого, послушайте туда, в скважину закачивается газообразный стенкоуплотнитель...

- Так и называется, стенкоуплотнитель? - хмыкнул Нурек.

Грызун показал на баллоны с надписью "стенкоуплотнитель", и вопросы отпали. Как было расцокано, уплотнителя в зависимости от типа грунта нужно по баллону на каждые сто-двести метров глубины, так что обычно его возили сразу в цистернах.

- Поскольку у нас очень длинный мультфильм, - сделал калькуляцию Тихон, - Зондам там работы надолго, примерно на месяц.

- Оо, - зажмурилась Ирис, - Так долго!

- Ну, просканить несколько десятков кубометров по атому - не так уж долго. Но предлагаю использовать ещё один трактор, дабы пока идёт сканирование, ковырять скважины на других объектах.

Предложение показалось дельным, так что занялись маневрированием и сцепкой тележек; получились два весьма громоздких поезда, нагруженные порядочным количеством расходных материалов и запчастей. Пока остальные возились с железками, Ирис вспомнила про укроп, моркву и прочие приятности, и задалась целью притащить в базтрактор достаточный запас корма. Однако влапную от пищеблока много не натаскаешь, а все замеченные тележки усиленно использовались. Ну нет, огляделась спайдерфоксиха, чтоб лиса-трёххвостка да что-нибудь не сообразила! Подняв взгляд, Ирис уставилась на аэростат, болтающийся под потолком ангара: пластиковый мешок длиной шага три, наполненный лёгким газом. Дальнейшее было делом времени и сплетения достаточно длинной и прочной нитки, чтобы забросить её наверх и зацепить петлю, свисающую с аэростата. Подтянув эту "медузу" вниз, лисичка связала тросы в петлю и сама устроилась на ней, дабы своим весом не давать баллону взлетать.

- А что это вы делаете, лиса-пуш? - осведомились мимоидущие.

- Действия! - абсолютно точно ответила Ирис.

Нахваталась, заметила она. Но как показывала практика, правильный но не несущий никакой нагрузки ответ в этом случае весьма полезен; дело в том что неизбежно срабатывание любопытства вхолостую, и тот кто задаёт подобные вопросы, чаще всего не настроен слушать ответ - в итоге, если сразу переходить к подробностям, получается сущее убийство времени и совершенно пустопорожний базар. В данном же случае действия помогли соорудить удобоваримый насест, так что теперь на баллоне можно было полуидти-полулететь. Таким образом Ирис и отправилась к пищеблоку, одолев расстояние около килошага по широким корридорам базы; там она привязала транспорт к трубе и постепенно нагружала сетку кормом, пока вес груза не стал примерно равен подъёмной силе. В итоге получила возможность нести за собой на нитке груза чуть меньше своего веса; ветра в корридорах не имелось и шло легко, так что трёххвостая подвысунула язык от удовольствия удачно проведённой операции. На повороте она тормознула перед катящейся электротележкой, а на ней сидел рыжий лисит, навостривший уши.

- О, Ириска! - притявкнул он, соскакивая с тележки.

- Эмм. Херб? - повела ушами спайдерфоксиха, которой по-прежнему было трудно сразу отличать одного лисита от другого, - Это ты.

- Да, я, - хихикнул тот, - А это видимо ты?

Рыжий растявкал, что после того как организационные моменты были утрамбованы и более никакой теоретической неотложной работы не требовалось, он немедленно схватился за возможность собственными лапами продвигать процесс и теперь возился в одном из поездов, так же как и многие другие, постепенно обшаривая нескончаемые пустоши. Херб немало округлил глаза, узнав о находке в шахте.

- А собственно чего я, - поправился он, - Это же ты, ничего странного.

- Да, кажется нам удалось поймать эту нитку, - сказала Ирис, - Через столько тысяч лет, опушнеть! А у вас как оно всё?

- Потихоньку. Свалка конечно там внизу страшенная, едва ли бывает задачка посложнее. Но раскопаем, тут уж сомневаться нечего.

Ещё перетявкнувшись, они пошли каждый по своему курсу. Дойдя до базтрактора, Ирис увидела как Мер, пользуясь трубами как рычагами, вкорячивает на платформу очередное колесо.

- Ну сквё, что ты в одну пушу? - тявкнула лисичка.

- Это предельно эффективно, лисё, - отцокался грызун, - Наши поехали за деталями, чтож мне теперь, сидеть ждать?

- Мог бы попросить кого-нибудь, - предположила Ирис.

- Руководствуюсь тем, - пояснил Мер, - Что трудно представить себе действие, какое нельзя сделать именно в одну пушу, при помощи подлапных средств. Кстати ты тоже так делаешь.

- Я, да никогда! - Ирис замолкла на полутявке и обернулась назад, где на нитке болтался аэростат с тяжеленной сеткой, - Это случайно!

- Это закономерно, - улыбнулся сквир.

Некоторое время Ирис пораздумывала над этим, но так как предстояло набить замороженный корм в холодильник, скоро забыла; правда снова вспомнила, когда весь немалый груз оказался рассован, а кроме своих лап, ничего она к этому не прикладывала, так что сочла что грызун более прав, чем нет. После того как экспедиция запаслась даже кормом, поезд снова отправился на позиции: на этот раз пилить было гораздо дольше, с массивной буровой вышкой на прицепе, норовившей кувырнуться набок. Тем не менее старая добрая формула про путь, время и скорость не подвела, и после положенного отсиживания всё хозяйство оказалось в нужном месте.

За работу схватились чуть быстрее чем сразу. Буровуху подвинули должным образом, удботом вкопали сваю и подтягивая за неё трос, подняли башню вертикально. Далее пришлось вылезать в скафах, что сделали Нурек и грызун, для подключения энергии, заправки катушек тросов и навески наконечника плазменного бура, а также прокладки шлангов, по которым поступал...

- Стенкоуплотнитель!! ГаГаГа!! - завалился на спину Нурек, пользуясь мягкостью скафа.

- По-моему он подустал, - заметил монгуз, слышавший ржач по радио.

- Может быть, - сказала Ирис, - Но вероятнее просто радуется.

- Сквё, дай разводной... ГаГа!! Нет, дай мне разногайкоотвёртыватель, гагага...

- А может и не просто, - покосилась на радио лисичка.

Установка отличалась не только хорошими эксплуатационными характеристиками, но и весьма жгла в плане того что обращаться с ней в полный рост мог совершенно неподготовленный персонал, каковым многохвостие и являлось на 75%. Бур представлял из себя трубу длиной два метра, он подвешивался на тонкий трос и грыз грунт, выбрасывая вверх его струю с очень большой скоростью: высота фонтана должна была достигать двухсот метров. После того как бур проходил чуть меньше, на трос подвешивался транспортёр ( с виду - другая труба ), который подхватывал поток грунта и выбрасывал далее вверх. Так как прочность троса, по которому заодно подавали электропитание, была запредельная из-за моноволокна, дырявить так можно было на многие килошаги, навешивая транспортёры. Наверху фонтан грунта попадал на винт наподобие корабельного, который отбрасывал породу подальше в сторону. Как правило для сканирования каждого фильма бурили одну скважину, так чтобы опустить зонд метров на двадцать недоходя до цели, но столь "многосерийный мультфильм", как этот, требовал подходов как осторожнее, так и более производительных. В подобных случаях скважины бурили по бокам, дабы не затронуть слои над и под объектом; кроме того, несколько зондов сразу осуществляли сканирование значительно быстрее и точнее, чем один. По рассчётам Тихона для имеющегося случая наиболее подходила схема с восьмью зондами, так что план приняли за основной.

Пробуривание скважин - не так уж долго, но и не так быстро как бы хотелось. Вдобавок постоянно вылезали накладки, в виде отваливающихся частей и сгорающих электродеталей; всё это находилось в порядке запланированного и быстро ликвидировалось, но время съедало. Например постоянно все механизмы над скважиной покрывались толстенной наледью, так как бур разогревал газы, находящиеся на глубине, а выходя фонтаном наверх, он тут же превращался в иней и выпадал по округе. На третьей скважине из строя вышел бур и два транспортёра, но в запасе их ещё имелось достаточно. Несмотря на разнообразную возню, вылезали наружу в скафах редко, обходясь удботами, и по много часов отсиживались в креслах за экранами. Благо ещё, на втором этаже был пустой просторный отсек, где немудрено просто-напросто попрыгать, разминая лапы.

- Нурыч, иди растряси хвосты, ты прокиснешь! - толкнула трёххвостого Ирис.

- Погодь, - отмахнулся тот, - Я хочу понять суть вот чего. Кпримеру, затвердительный реагент для стенок скважины можно назвать стенкоуплотнителем...

- А тебя лисосутепонимателем.

- Вот именно! Вот я и хочу понять, до какой степени это можно довести.

- ... - не нашла подходящих тявков Ирис.

Не без усилий, но со скважинами расквитались и туда опустили положенные зонды-сканеры, точно так же вытянутые в трубы, дабы умещаться в отверстие. Каждый зонд опускали в самую глубину, а за ним - почти километр проводов и оптоволоконных кабелей для передачи информации; из-за этого второй трактор вовсе не таскал вышку, а ездил к базе за этими самыми кабелями, притаскивая их целыми крупногабаритными катушками. Все эти нитки шли от зондов наверх, к блоку питания и станциям обработки информации - как и предупреждал Тихон, стоящие там, с позволения сказать электронно-вычислительные машины, были весьма громоздки и кушали изрядно электроэнергии; учитывая то что они состояли из множества процессорных блоков, наштампованных сдесь же, на орбите, в неимоверном количестве, удивляться не стоило. После этих "калькуляторов", каждый их коих весил по тонне, данные поступали на передатчик - он также как и всё остальное, перемещался на телеге и быстро приводился в рабочее положение - достаточно разложить вышку. С этого "хвоста", как называли вышку специалисты, высокочастотное радио направленным лучом шло на ретранслятор, каковые расставили вдоль трассы, а уж оттуда по градиоканалу код отстукивался на платформу, и только там записывался на носители. Уже с этих носителей информация поступала на обсчёт в бесконечные нагромождения комповых модулей - они простирались на многие килошаги по платформе, составляя этакий суперкомпьютер. Когда же данные по генетическому коду, например, были готовы, синтезировать объект хоть поатомно не составляло больших трудностей - наиболее ресурсоёмким был именно процесс прокручивания времени вспять за счёт вычисления вероятностей. И весьма ощутимую долю из общего потока данных обеспечили четверо пушей, так как пока другие партии бурили скважину, считывали фильм и передвигались, они сидели на одном месте и только и знали, что менять сгоревшие от постоянной работы детали. Ирис и то периодически влезала в скаф и отправлялась менять платы оперативной памяти, сваливая сгоревшие в мусорный ящик и всовывая в слоты новые целыми десятками.

От того чтобы окончательно зациклиться, спас отзвон от одного из причастных ушей: было сообщено, что двое помещены в отсек медицины с симптомами, точь в точь повторяющими поражение "закислом"; выяснилось, что по причине бакланства они просто забыли напиться настойки, и в то время как все остальные закладывали её за воротник регулярно, эти не нюхали ни разу. Более того, как только настойка была применена, всякие вредотворные явления прекратились. Из этого следовало сделать вывод, что средство просто-напросто действует. А если так, то следовало телеграфировать шнеркам на Аримион и самим собирать туда хвосты, чем и занялись; эксплуатацию установок оставили на другой экипаж и Тихона, в то время как трёххвостые и грызун отбыли на базу на попутном базтракторе. По пути они запросили данные о количестве пушей у администрации и сделали калькуляцию относительно того, сколько настойки ещё следует наварить. Получилось немало, примерно в семь раз больше первой партии, если рассчитывать на пол-года времени, но учитывая цену вопроса... Вспомнив о цене, многохвостие по прибытию на "Саламандру", с которой и отправлялись транспортные корабли, двинулось в центральную контору за содействием.

- А почему с самого начала не? - задал полуриторический вопрос Нурек.

- Так сначала мы не знали, сработает ли, - пояснила Ирис, - Сработает ли противокислота. Теперь же точно знаем, так что и.

В конторе был отловлен грызун Курдюк, отвечавший на "Саламандре" за хозяйственную часть, и из него были вытрясены несколько тысяч дензнаков на операции по добыче противокислоты. Оставалось только подождать очередного конвоя, так как ввиду известных событий транспортники без защиты не летали.

...

Платформа разрослась вширь, как древесный гриб, и пристыкованная "Саламандра" была уже значительно меньше чем многокилометровые конструкции, развешенные в пространстве. В сторону носа базоносца шли в основном линии выпуска наземной техники, в другую - комповый комплекс. В сторону же отходила ещё одна немалых размеров ветвь, на одной из площадок которой располагался отдел "М", названный так от слова "материализация" - пока работали только несколько блоков, но стройка ещё не завершилась, то тут то там вспыхивали сварочные дуги и пролетали аппараты со связками стройматериалов в манипуляторах. В одном из прямоугольных блоков некоторое количество носов смотрели за работой оборудования, как по экранам компов, так и просто через стекло, где среди нагромождений механизмов стояла большая прозрачная колба, мягко светившаяся зелёным.

- Ух, куры яйценоские, неужели? - потянул себя за уши Шкер.

- Ещё немного, лисо, - улыбнулась белка, - Лучше поздно чем никогда.

Лисит хихикнул, так как фраза про поздно была вынесена на официальный логотип DWR, являясь как поводом для гордости, так и причиной для смеха. Тем временем автомат вынул из колбы небольшую дискообразную посуду с раствором, закрыл крышкой и передал под микроскоп.

- Первые жители Макшабы, вновь увидевшие свет, - произнесла грызунья.

На экране копошились прозрачные одноклеточные, бактерии, которые ввиду простоты строения было гораздо проще пропустить через весь механизм восстановления. Шкер замер с открытой пастью, чувствуя что этот момент он не забудет никогда. Наконец очухавшись, он прислонился к стене, глядя в иллюмнатор на черноту космоса.

- Лучше поздно чем никогда, - повторил рыжий.

Седьмая катушка.

Пока одно многохвостие прохлаждалось, катаясь в тракторах по пустыням, другое в поте морды производило разведку местности и готовило ёмкости под ботву. Основательно окопавшись в Перепутье, шнерки и микуры развернули планомерную деятельность - без спешки и лишнего кудахтанья, но и не затягивая. Например, сначала процесс картографирования шёл крайне туго, так как приходилось проходить большие расстояния на своих двоих, а привычных к этому не имелось. Кирина и Зелон замечали, что хотя на Паклухе они бы дали фору любому обывателю в смысле физической подготовки, сдесь их силёнок оказывалось крайне мало. Нора например, совершенно обычная мырка, кантовала лапами двигатели автомобилей, каковые шнерки еле сдвигали с места вдвоём. Кое-как занимаясь ежедневным самонатаскиванием в процессе, ситуацию исправляли, и если на первый день по бурелому удалось пролезть всего один килошаг, то на следующий - уже два, а там и четыре: прогресс был наморду, и как замечалось, никуда он не денется, если только не сдаваться. А сдаваться сдесь, в наипросторнейших полях Аримиона, никак не располагало - после того как примерно неделю поливали дожди, снова установилась погода высокой степени великолепности, что не могло не радовать. Одного взгяда на лазурно-голубое небо с разнообразными облаками и тучками было достаточно, чтобы надолго забыть слова наподобие "усталость" и "надоело".

После того как микроавтобус такси упылил обратно в райцентр, семь хвостов оказались таки в Перепутье, наконец после долгого отсиживания во всяких блоках и по кораблям; от открытого неба кружилась голова, и даже воздух казался исключительно вкусным. Ирис огляделась, дабы рядом не было излишнего количества глаз, и с разбегу плюхнулась на песчаную горку, подняв тучу пыли.

- Ты чего, лисё? - улыбнулся Мер.

- Песочек! - тявкнула она, запуская лапки в тёплый песок, - Авв, пыль, пылища! Обожаю!

- Да, кремниеоксид он такой, - кивнул Нурек, ковыряя лапой песок.

Помимо песка, такой же восторг вызывало солнце, которое не солнце, ветер, и бесконечное многообразие растительности, имевшееся вокруг; все трое пушей не могли пройти и мимо коровы, лопавшей траву у дороги, и изгладили её вдоль и поперёк. Кое-как успокоившись после возвращения в родную среду, семерохвостие посетило сначала мыркин гараж, дабы испить чаю и узнать как там дела, а затем отправилось на участок напротив. Между нависающими зарослями кустов тирени были сразу заметны новые деревянные ворота - собственно кроме ворот ограждения не имелось - на которых висела табличка "Развёрсточная база DWR Љ 400-82". Внутри всё оказалось приведено в значительный порядок - два кирпичных сарая и деревянный навес нисколько не протекали и где требовалось, были подправлены; в одном из них располагалась контора, обозначенная окном с фикусом в горшке и жердью большой высоты с флажком ШМК. Под навесом на аккуратно сколоченных деревянных сетках сохли пучки веточек стопицотлетника - даже не то чтобы сохли, подвяливались; прикинув объём стога, пуши потёрли лапы. Из пуха же на базе имелись только местные зверьки типа сусликов, шарившие по двору - шнерки и птицы уехали в очередной рейд по разведанным участкам, о чём они честно предупредили в записке, оставленной на столе. Трое некоторое время походили по участку в задумчивости, наткнулись сзади на заросли тыблонь и застряли там на час, лопая сочные жёлтые плоды. После этого тушки отяжелели, глаза прикрылись и срываться немедленно собирать ботву показалось излишним; пуши решили сходить на речку, про которую часто упоминала Нора - всего в двухста шагах за околицей посёлка, туда часто ходили поплавать и отмочить шерсть от загрязнений. Речка была небольшая, шагов десять в ширину и едва в рост глубины посередине, но достаточно резво текущая, с прозрачной прохладной водой, блестевшей на ярком усолнце. Нельзя сказать что спайдерфоксам хлебом не корми а дай вымокнуть, но сейчас вода сильно тянула к себе; грызун же к этому был довольно равнодушен, в воду так в воду, за компанию. к тому же довольно занятно прицепиться за хвост плывущего и буксироваться за ним на спине - Нурек таким образом ухитрялся таскать за собой остальных двоих. После заплыва и отсушки шерсти трое окончательно разжижились и на базе просто слились в гамаки, моментально захрапев под мерный шелест листвы и кудахтанье местных птиц.

Собираться в поход за сырьём начали только на следующее уутро, в очередной раз заполучив транспорт у Норы; неспеша и без никакой суеты поехали в другом направлении, нежели к известной горе - дабы не толкаться с другой группой и не создавать излишней нагрузки на популяцию растений. В открытые окна машины врывался свежий ветер и запах смолинного дымка, так что все присутствующие блаженно высовывали языки и чуть не кусками проглатывали воздух, как корм. Отъехали не так уж далеко, когда Ирис расслышала в ближайшем леске то что нужно; поставили транспорт на опушку и двинулись влапную вглубь. Лес сдесь состоял из деревьев той же или сходной породы, что у горы, но гораздо меньшего размера, так что и нападавший хворост из веток был гораздо более проходим; вообще лес был очень чистым, лишь изредка попадались поваленные стволы, а так словно ковёр - внизу мох, сверху деревья. По пути, не долго думая, как обычно собирали грибы, дабы покормиться ими на привале - как утверждали местные, ядовитых грибов сдесь вообще не водилось.

- Да это просто, - хохотнул Нурек, - Чтобы избавиться от ядовитых грибов, надо перестать называть их ядовитыми. Некормовые, и всё тут.

- Мне в это спокойно верится, - пожала плечами Ирис, очищая когтями крупный гриб, - Знаете пуши, я вот что подумала... Конечно с нашей точки слуха возрождение погибших форм жизни это вдрызг правильно, но вроде как Вселенная должна знать, где что срезать а где наращивать, вы понимаете?

- Правильно, но DWR, да и мы в конце концов, не откуда-то извне появились, - сказал спайдерфокс, - Мы и есть лапы, которыми Вселенная знает что делает!

- Ты в этом уверен?

- Нет. Но назови мне другую логичную причину, почему ты до сих пор не вернулась на Пролесье, куда тебя так тянет. И вместе с тобой, как ты это видела по ведомости, почти тридцать шесть тысяч других разумных существ, которые тоже крутятся в поте морд на экс-Макшабе. Грызо, ты согласен?

- Цок, да, - кивнул Мер.

Некоторое время лисичка переваривала, поводя ушами, в то время как трое продолжали идти по светлому лесу, пронизанному линиями и пятнами усолнца; мягкий, но не слишком глубокий мох приятно пружинил под лапами, позволяя к тому же шлёндать без обуви.

- Ну допустим, это так, - сказала Ирис, - Но тогда новый вопрос, куда деть все эти виды, которые мы раскапывали в этих... мультфильмах?

- Я бы для начала прорастил их в закрытой зоне, - сказал Нурек, - Мало ли что.

- Нормативы организации говорят тоже самое, - цокнул сквир, - Полагается, что в случае с нашим объектом будет построен планетоид примерно в одну десятую площади планеты, туда и рассадим полученные биоформы. Поскольку среди фауны содержится разумный вид...

- Бхухуху... - засмеялся трёххвостый, - А есть разумные виды среди флоры?

- Ещё как, лисо. С кабагами йа лично работал на Кирпичном, и если не знать что это не пуша а ботва, то никогда и не узнаешь. И в справочнике по рассам Союза позырь, там есть ещё... - пояснил Мер, - Так вот, руление дальнейшим процессом должно переноситься на этот вид, наколько он окажется к этому готов.

- Но где им потом взять новую планету? - спросила Ирис.

- Частично заработать на неё, частично в порядке помощи. Сферический планетоид это конечно просто станция из металла, но и у неё гарантированная автономность триста лет. Гарантированная автономность - это значит можно вообще ничего не делать для поддержания, так что время у них будет. Как правило с таких планетоидов часть биовидов начинает мигрировать в другие миры, так что расселение происходит. Ну и вдобавок та формула про энтропию, которую показывала Каера... Правда лично йа нипуха не понял.

- Лично я нипуха не понял, что такое вообще энтропия, - фыркнул Нурек.

- Ну если цокать упрощённо, применимо к нашему случаю, это мера необратимости. Вот к примеру мы сорвём шарик мохоцвета и сделаем из него настойку. Обратно из настойки шарик по крайней мере мы уже сделать не сможем.

- Дыхх, - зажмурилась Ирис, - Интуитивно понятно, но так не тявкнешь.

- В таком случае уменьшение энтропии из-за нашей операции считаем доказанным, - цокнул Мер, - И продолжаем набирать ботвицу.

Ботвицу расслушали довольно рядом - хоть и в небольшом количестве, зато рядом. Набрав немного и тщательно, неспеша перебрав от мусорка, сели возле костерка варить в котелке набранные грибы - примерно пол-часа их варили, потом поджаривали с диким луком и использовали в корм. Небо затянуло беловатыми тучками и пролился не особо сильный дождь, однако вымочивший растительность. Ходить по сырости не настолько здорово, как по сухоте, но ради разнообразия можно. К тому же использовавшийся в топку хворост, в виде старых еловых веток и огромных шишек, промокал плохо и отсыреть мог только после долгих осадков - если связать ниткой пачечку этих веток, горит как порох! С шишками следовало быть осторожнее, в первую очередь чтобы не словить 30-кг фигню на голову при её выпадении. К счастью шишки имели привычку отрываться от веток с жутким хрустом, а при падении издавали вой, не услышать который реально не мог даже глухой. Трёххвостые сочли, что шанс поймать шишку на голову весьма велик, хотя Нора говорила, что ещё никто и никогда не ловил.

Весьма интересный объект обнаружили на следующий удень, когда Ирис расслышала большие заросли мохоцвета и повела пушей через плотную растительность; поклевав скраю слегка, они сунулись вглубь и вышли на весьма обширную поляну, на которой торчали целые россыпи шариков. Сие вызвало немалый подъём хохолков, а Ирис припомнила немало трёххвостых, которых такой вид привёл бы в добротную истерику.

- Что-то темновато тут, - заметил Нурек, - А?

В ответ Мер показал наверх: там среди ветвей хвойников возвышался метров на двадцать... гриб. Серо-синеватый светлый гриб, со шляпкой диаметром шагов эдак десять. Трое примерно две минуты смотрели на него, соображая, потом пошли посмотреть с других сторон. Опасения насчёт того "как оно держится" подтвердились - гриб был уже старый, и опирался шляпой о деревья.

- Оо, - точно обрисовала обстановку Ирис, - Если оно грохнется, кости переломает!

- Вполне возможно, - согласился Мер, ковыряя палкой отвалившийся кусок гриба, - Он конечно не такой плотный как дерево но так думаю веса в нём тонн несколько.

Хруст, раздавшийся от толстенной ноги грибка, подтвердил эти тезисы. Причём в отличие от дерева, кпримеру, гриб стал бы падать не в одну сторону, а скорее всего накрыл бы шляпой всю поляну. Это заставляло почесать головы, как выцарапать ботву и при этом не получить на уши несколько тонн грибочка. Нурек вытявкал радикальное предложение свалить гриб сразу, но осуществить сие было возможно разве что при наличии бульдозера; к тому же не было уверенности в том, что грибу пора падать. Грызун отцокал не менее радикальное предложение вырыть траншею и собирать из неё, дабы падающий гриб не придавил, но потом посмотрел на очень плотно посаженные кусты и сам отказался портить насаждения. В итоге приняли следующий вариант: двое собирают, причём носами по направлению бега, третий смотрит за грибом. Натурные испытания выявили что убежать можно примерно за полторы секунды, так что решили рискнуть ушами.

- Рискнём ушами, - кивнула Ирис.

- Рискнём, - ухмыльнулся Мер, - Только сразу предупреждаю, меняться будете вы с Нуром. Меня от силы на три минуты пристального наблюдения хватит, потом провороню.

Рискнули. Забираться в кущи приходилось аккуратно, дабы не помять ботвицу, а вот драпать в случае чего пришлось бы прямо по ней - впрочем от гриба листве придётся гораздо хуже, если он всё-таки надумает рухнуть. Собирать же было удобно и быстро, так что при помощи маленькой пилки, имевшейся у грызуна, сделали чурбачки для сидения прямо в кустах; теперь это уже вообще не лезло ни в какие ворота, мохоцвет собирали как крыжовник, вынося с полянки полные сумки. Таким образом немудрено, что уносимое влапную количество оказалось набрано весьма скоро, и пришлось навьючиваться рюкзаками.

- А могли бы варпером, - чисто теоретически заметил сквир.

- Могли бы, да толку маловато будет, - сказал Нурек, - Ведь вытаскивание влапную это часть процесса. Вообще я удивляюсь Ме, как ты на нас вышел! Сколько ещё грызунов, да и негрызунов тоже, знают про то что сдесь полно мохоцвета?

- Думаю, ноль, - цокнул Мер, - Местные его не используют, так что и не знают о свойствах.

- Таак, - потёрла лапки Ирис, - Допустим экс-Макшабу мы обеспечим, но эта ерунда не последний раз нужна. А наши её щепотками с Орликто возят.

- Теперь будем возить отсюда, - пожал плечами Нурек, - Это куролисие кажется неплохо тут устроилось, может быть они решат остаться, вот пусть и наковыривают помаленьку... тоннами.

По возвращению на базу подтвердилось, что куролисие устроилось неплохо: морды отъелись и распушились, перья птиц блестели на усолнце и все четверо работали неспеша, с толком и довольством. Правда, Зелон всё ещё носил затемняющие очки, потому как обычный свет его слепил, и ничего не видел, если не двигался, а у шнерковки на лапе красовалась повязка, скрывающая ножик. Словами они подтвердили, что окопались в посёлке с большим удобством и были бы непрочь остаться, если только сначала слетать на Паклух доумять дела.

- Вдобавок мы всё ещё сидим, - заметил Зелон, - Хотя и не сидим.

- Да ну напух, - отмахнулась Ирис, - Вы провернули такое дело, и...

- И не получили нисколько трудодней, - добавила Кирина, - Так что придётся отрабатывать... Но ничего. После определённых вещей этим нас не испугаешь.

- Это точно, - приквакнул шнерк.

Полюбовавшись на большие кучи однородной ботвы, радующие глаз и ухо, приступили к извариванию очередной порции; на этот раз удалось загодя раздобыть толстенные стеклянные бутыли по двадцать пять литров, со стальными накладками для прочности и дабы можно было ставить одну бутыль на другую - шнерки мотались за этой тарой на базу утилистов в облцентр, и вряд ли пожалели об этом: разливать в такие бадьи куда проще, чем в бутылки из-под кефира. К вечеру, сидючи всем сбором, даже свыли, включая птиц, глядючи на звёздное небо.

- Там такое дело было, - вспомнил Нурек, - Херб предлагал нам встречать лисеев.

- У? - повела ухом Ирис, - Мы и так встречаем. А, всмысле лично?

- Уге. Типа потому что лисо и всё такое. Это немаловажно для того чтобы у них крыша на месте осталась после восстановления.

- Ну не знаю, - задумчиво поворошила костёр веткой спайдерфоксиха, - Можно конечно... Я вот подумала про тех, кто закопал нам этот танк...

- Это про них и тявкалось, - огорошил Нурек, - В танке были отпечатки двух лисеев. Хотя конечно было непросто соскрести их из этой мешанины, но соответствующие уши постарались, как никак это они нам облегчили работу на незнамо сколько.

- Тогда так и сделаем! - тявкнула Ирис, - Вот тех лисо я хочу увидеть лично! Да, свозим их на Пролесье, для начала, пусть посмотрят, послушают. Это ещё никому не вредило.

- Хорошо, так и сделаем, заодно домой попадём, - подвысунул язык спайдерфокс.

- Семьсот единиц! - рассмеялась лисичка.

- Ой, нет! - потянул себя за уши Нурек, - Не надо.

- Ой, да, - хихикнула Ирис и затянула народный фолклор, - Семьсот единиц на пучок чебреца! Ололо, и бутылка брома!

Судя по всему, сочинял это тот кто проверял действие ионизирующего излучения на растения, но звучало достаточно безумно, чтобы песенка прожила многие столетия. Мер припомнил нечто подобное, кочевавшее по столовкам межзвёздных станций:

Куда бы не пришёл хомяк, в какое бы не влез говно,

Ему всегда везде ништяк, пока в его мешках зерно.

Хомяк хватает на бегу орехи листья курагу,

Опёрта вся его башка на два больших больших мешка!

Не крыса не мышь сожрут весь камыш,

Хомяк, хомяк он оставит лишь шиш!

Мелькают резцы со скоростью спиц,

И песню поют про семьсот единиц!...

- Ну да, последнее отсебятина, - прихрюкнул грызун.

Повеселившись на уночь глядя, многохвостие отвалилось дрыхнуть. Науутро доварили ещё отварчика и приступили к транспортировке. Хотя количество было меньше чем рассчитывали, увезти десяток бутылей уже можно было только на фургончике, который добыли в райцентре; далее перемещались обычным путём, но груз уже пришлось засовывать в грузовой отсек корабля, а не брать с собой в каюты. Перед тем как оставить куролисие на следующий заход по ботве, Ирис основательно прослушала карту местности вокруг посёлка и отметила места наиболее вероятного нахождения залежей мохоцвета.

- Надо будет обязательно пробить, чтобы с них сняли срок! - фыркнула лисичка, - Они столько наворотили, и не корысти ради.

- Пробанём, - цокнул Мер, поглаживая её по лапке.

Ирис посмотрела в тёмные глаза грызуна, улыбнулась и потёрлась носом о пух. Скоростной поезд, за окнами которого раскинулись сверхпросторы Аримиона, нёс многохвостие к космопорту, и как оно надеялось, ближе к дому.

...

Режущий глаза синий свет заливал командную рубку корабля; щурясь от него, сиреки застыли по своим местам, напряжённо ожидая команды. Группа их флота, в составе двух эсминцев и несущего крейсера стремительно приближалась к системе экс-Макшабы. Парралельными курсами и забегая вперёд, разворачивались в боевой порядок штурмовики и истребители. Стая выкрашенных в бело-розовое аппаратов нацелилась на основное расположение DWR, платформу и пристыкованную к ней "Саламандру"; все они, от самого лёгкого до крупняка, ощетинились пушками и ракетными установками. Стоящая на высоком командном мостике сирекша вглядывалась в голографическую схему, вырисованную компьютером: флот DWR всегда был в готовности к обороне, а уж сейчас, когда сиреков запалили дальние сканнеры, и подавно - в пространстве развернулись три звена "Цешек" С27, два Е-котанка, и главное имелась головная часть "Саламандры" со своей крупнокалиберной артиллерией - узрев аврал, она отделилась от остальных нагромождений и заняла боевую позицию. Дело пахло чрезвычайно жареным, прямо-таки термоядерно-жареным. Конечно, флот сиреков был не "совсем настоящей" боевой машиной, так как собирался из всякого "коммерческого" вооружения, продаваемого по Союзу свободно; снабжать сиреков с их заскоками реальной боевой техникой никому бы в голову не пришло. Тем не менее, обладая численным превосходством, их группа могла составить конкуренцию флоту DWR, если не в плане полностью истребить его, то уж дать хороший залп по планете точно.

- Противник выходит на связь, Тигриса-пуш, - отцокала белка, - Предлагают сдать планету в обмен на прекращение преследования нашего флота.

- Тяните за хвост, - сказала фелинка, - Устройте помехи. Нам нужно хотя бы несколько минут на перегруппировку и подтянуть ресурсников.

- Ресурсники вне зоны обстрела, группа 3 ушла к Кирпичному.

- Отлично... Броко, посудка готова?

- Наше корыто всегда готово нанести задушительный ударрр!

- Предлагаю вам атаковать привентивно, чтобы не допускать их близко к планете и платформе.

Тупорылый уплощённый корабль, головная часть "Саламандры", с облаком синеватого выхлопа двинулся навстречу врагу, быстро набирая скорость. Разлапистая башня с локаторами за пять секунд захлопнула антенные решётки, сложилась и убралась под бронелюк; обширные окна на передней палубе закрылись козырьками, а орудийная башня сверху крутанулась и казалось даже в вакууме разнёсся звук клацающих механизмов орудия. Эскадра сиреков выпустила навстречу кораблю стену заградительного огня изо всех стволов, но толстобронная черепаха прошла сквозь неё, как через капли воды - заряды выбивали на корпусе заметные ямки, но до пробивания им было далеко.

- Брок, крупный пятится назад, кажется это штабной.

- Сквё, по крупному, бронебойным, по рубке!

Механизм подачи, повинуясь командам, вынул из укладки длинный блестящий медью цилиндр с закруглённым носом и подал в затвор; через несколько наносекунд этот подарочек превратил в обломки левую пристройку вражеского носителя, от чего тот завертелся вокруг оси, разбрасывая горящие куски.

- Эм. Я слегка промазал, можно ещё раз?

Фрегат врезался в боевые порядки истребителей, отбиваясь от ракет всеми имеющимися средствами, а средств у него было предостаточно; несколько бело-розовых аппаратов, не успев отвернуть, были протаранены и смяты в лепёшку. Бой напоминал не иначе как травлю медведя, корабль маневрировал, отбиваясь от кучи преследующих аппаратов и постоянно сокращая их численность огнём основной башни; эсминцы пытались обстреливать его, но и их пушки плохо брали броню. Смешав построения и порядочно проредив их, фрегат не дал волнам штурмовиков организованно атаковать платформу. Вырываясь из зоны огня на финишную прямую, они попадали на зубок С27, бившими ракетами и пушками; имея численное превосходство, истребители DWR отрабатывали на отличненько и не оставляли врагу ни единого шанса. Осторожная Тигриса ввела в бой Е-котанки для помощи фрегату - она всё ещё опасалась удара с другой стороны и не спешила швырять на противника всё что есть в наличии.

- У нас несколько проникающих поврежПШШ...шшшдена из строя артустановка! Отхожу назПКШШш..

- Я бета три, катапультируюсь!

- Это звено бета, мы несём потери.

- Истребителям сдать к планете! Все остальные - в ущерб!!

- В УЩЕЕЕРБ!!!

На противника пошли Е и Р котанки - по четыре каждого класса, вместе они создавали сокрушающий град огня, враз разметавший стенку заграждения, коюю пытались поставить сиреки; остатки штурмовиков вспыхивали в темноте яркими термоядерными шарами, от крупных летели обломки - как уже говорилось, снаряды МР-пушек имели мало уважения к разного рода защитным полям, и сносили с кораблей надстройки и орудийные туррели, как сухие ветки с деревьев... Через несколько минут инцидент был исчерпан: то что осталось от крупных кораблей, беспомощно вращалось в пространстве, а от меньшего хлама остались только облачка лёгкого прозрачного газа.

- С командного корабля сиреков принят сигнал бедствия.

- Пошлите их куда подальше, - прижала уши Тигриса, - Они задали нам немало работы вылавливать спаскапсулы, так что нипуха страшного, подождут.

- Не только вылавливать, но и кое-кого восстанавливать.

- Тем более.

Парк боевых аппаратов DWR оказался сильно прорежен, сирекам удалось сбить более половины из 12 истребителей С27, три котанка старого типа, и серьёзно повредить фрегат "Саламандры", но от их группировки не осталось вообще ничего. К тому же, ни по платформе, ни по планете не попало ни единого снаряда, что нельзя было не признать полным успехом оборонительной операции. Катера ещё собирали спаскапсулы, когда из пространства появился большой военный корабль с десятиконечной звездой Союза на широченной мордени; любому мало-мальски бывающему в космосе знаком этот тип посудин, райнтарский КВК. Не особо долго раздумывая, крейсер смял на пути обломки, приблизился к исковерканному взрывами носителю сиреков и опустил на него абордажную ферму, по которой внутрь рванули спецназовцы; вооружены они правда были станнерами, иначе какой смысл в этом представлении. Это спасло встреченных сиреков от немедленного изрешечивания, вместо этого их укладывали на пол и защёлкивали на лапах налапники. Спустя минуту мощнейший удар вынес бронированную дверь командного мостика, которая сложилась, как кусок поролона; из корридора повалили трёхглазые, не особо видные под кучей оборудования. Какой-то умник, пытавшийся вытащить пушку, был немедленно превращён в статую, промороженную до очень низких температур.

- Всем лечь мордами в грязь! - скомандовал райнтарец.

- Но здесь нет грязи, - возмутились сиреки.

Трёхглазый щёлкнул когтями, и вышедший из-за его спины боец с большим ранцем за спиной направил на пол струю жидкой грязи, наподобие тины из застойного пруда...

Спустя час основные ответственные уши и не только сидели в столовке на планетоиде "Саламандры", попивали чаёк и производили разбор полётов и раздачи люлей.

- Мы их отсекли почти сразу, как только они прибыли к системе, - гуторил райнтарец, - Как по агентурным данным так и по разведке.

- И всё это время сидели в стороне, - добавил Броко.

- Конечно. Во первых не сразу же отправлять боевые корабли куда ни попадя, может они только этого и ждали. Во вторых вы и сами хорошо справлялись, так чтож.

- Ну испытание нашей защитной системы конечно полезно, - сказала Тигриса, - Хотя у нас семь невозвратимых потерь, чтоб вы знали.

- Невозвратимых в других условиях, - фыркнул Курдюк, - Мы же что за фирма, сотрапы?

Подумав об этом и прикинув расклады, присутствующие повеселели, особенно припомнив быстро и качественно восстановленного сирека из самого первого подбитого истребителя.

- А что с этими болванами в целом? - осведомился сквир, - Их будут трясти?

- Да, местгалком готовит тряску, - кивнул райнтарец, - Впрочем там уже есть инициативная группа, копающая в этом направлении.

- И у этой группы весомые аргументы, - цокнул грызун, рассматривая на экране схемы кораблей ШМК.

...

Яркий солнечный свет бликовал на металлических крышах и в окнах; после недавнего дождя в воздухе сохранялась сырость в виде мельчайших капелек, и то и дело между переплетением проводов и крышами мелькали кусочки радуги. Особенно ярко они вспыхивали, когда с крыши срывалась птица и сметала на крыльях капли воды, казалось от самих пернатых исходит это радужное свечение. Маленькая лисейка смотрела на это широко открытыми глазами, в которых отражалось небо и махающие крыльями птицы, ей так хотелось тоже, как они, перелетать над крышами и нести на крыльях радугу; чуткий нос лисёнка чувствовал ветер и запахи моря и...

- Лики! Хватит пялиться вверх! Иди играй со всеми, как хорошая девочка!

Лики шмыгнула носом, и поплелась по бетонным плитам вдоль алеи, как это сдесь называли, "парка" - ряд худосочных деревьев, зажатых плитами, изображал Самый Дремучий Лес. Лисёнка никогда не видела настоящего леса, но она чувствовала, а значит практически знала, что дюжина полуживых кустов в закутке за домом - это не лес. Тем не менее здесь ей было интереснее всего. Лики села на скамейку, принявшись рассматривать близкую ветку дерева - она напоминала лапу, такая узловатая, с тяжёлыми очень плотными листьями; вдруг она заметила ползущую по ветке муху - большую, с блестящим синим пузом и огромными глазами. Лисёнка затаила дыхание, это было такое необычайное впечатление, увидеть что-то живое, но не лисея и не домашнюю скотину, а настоящее, дикое.

- Ааа!! Муха, муха!! Все отойдите оттуда! Лики, ты что, оглохла, там муха!!...

"Парк" начал расплываться, как плёнка на воде, и скоро сменился темнотой; потом пришла следующая картина. Просторная аудитория, залитая светом из высоких окон, полная негромко шумящей толпой лисеев.

- И последний вопрос, к какому периоду всё это относится? - промямлил профессор, плохо видный под шапочкой и очками размером с небольшие телескопы.

- Уээ, - почесала за ухом Лики, припоминая.

- К четвёртому! - раздались возгласы сзади.

- К четвёртому? - пожала плечами лисейка.

- Это правильно... Сама знала или подсказали?

- Подсказали, - тявкнула Лики.

- Идиотка! - дружно раздалось сзади, - Тупица!...

...Она сидела за экраном компа, в тёмной комнате, и кусая когти смотрела кадры хроники - войска ополоумевшего диктатора микроскопической страны утюжили соседнюю, ещё менее заметную на карте мира; стоящий поперёк дороги танк, видимый снизу, так как камера лежала на асфальте, дал залп прямо в дом дальше по улице, превратив его в груду развалин; всё заволокло дымом и бетонной пылью. Лики больше не могла на это смотреть и переключилась на блоги, хотя там кроме нытья и соплей, вряд ли что-то можно было увидеть. Неожиданно она заметила какую-то страную запись, насчёт того что вероятно, в том городке который сейчас ровняют с землёй, раздавят много ни в чём ни повинных крыс. Лисейка без особого раздумья ткнула в интернет-пейджер автора.

- Слушай, там лисеев убивают, а тебя волнуют крысы?

- В общем да. Лисеи убивают друг друга постоянно, каждый день, каждую секунду. Давят машинами, травят просроченной едой и так далее. Кроме того, там водятся особые чёрные крысы, их не больше десяти тысяч, а лисеев - миллиарды.

- А сам ты не лисей?

- Ну, учитывая то что я сейчас сижу в вагончике передвижного утильсборочного пункта и собственно сдесь и живу, то вряд ли меня можно признать лисеем...

Лики неожиданно открыла глаза и поняла, что это были всего лишь воспоминания, реальность же только сейчас вернулась к ней. Глаза отказывались фокусироваться, всё расплывалось, но она видела мягкий свет, похожий на солнечный, а затем начала различать контуры - какие-то серые панели, что-то вроде хвойных кустов в ящиках, стеклянные перегородки... Она обнаружила, что сидит в кресле, и слегка пошевелилась - тушка еле слушалась, лапы были как ватные, но в целом состояние живое. Ещё пошевелив лапами и не обнаружив ничего особенного, лисейка задалась резонным вопросом, где она находится; поскольку ничего не происходило, ей пришлось подняться с кресла и пойти осматривать помещение. Особенно с интересом она загляделась на лампы, излучавшие точь в точь солнечный свет, но потом напомнила себе, что находится незнамо где. А как я сюда попала, спросила себя Лики?... Она шарахнулась в сторону, ударившись плечом в стенку, потому что вспомнила, пока ещё в общих чертах, что было до того: и выжигающее Макшабу солнце, и их с Гралом автобус, пробирающийся по горящим кварталам...

- Грал! - скульнула Лики, оглядываясь.

Ей стало слегка страшно, потому что она никак не могла понять, что происходит. Что это за место, какой-то бункер чтоли? Окон нет, похоже что так. И эти хвойники, такие жирные, зелёные! Да она никогда таких вообще не видела. Оторвав взгляд от хвойников, лисейка наконец увидела дверь и подошла к ней, нерешительно переминаясь с лапы на лапу: довольно стрёмно открывать двери в совершенно незнакомом помещении. Пока она стояла в раздумьях, заметила странную вещь: дверь была какая-то... такое чувство, что её прилаживали влапную, колотя молотком, и вообще от всего материала стен, от того как были прикручены панели, веяло чем-то незнакомым. Это не бункер, сообразила лисейка, а если и бункер то не просто так. Неожиданно она расслышала звуки из-за двери, и это был не иначе как неуёмный ржач; это показалось хорошим поводом, чтобы открыть таки дверь.

В следующей комнате, за большущим столом, сидели несколько пар ушей. Прежде чем рассматривать их, Лики увидела Грала за столом и бросилась к нему, лисей тоже вскочил и заключил её в объятья. Немалое время они ничего вокруг не замечали, кроме друг друга, но потом лисейка посмотрела через граловское плечо и увидела, кто именно там сидел. Это были не лисеи - похожие, очень похожие строением существа, пушистые и с ушами, но определённо не лисеи: уши были куда больше, морды покороче, да и расцветка! У самки,а это определённо была самка, с длинными красными волосами, на ушах фиолетовые и чёрные полоски, как и на лапках, и глаза разного цвета; у самца полоски были синие, в остальном он был похож на самку. Ещё один был рыжий, более похожий на лисея, с чёрными лапами и белым пузом.

- Грал, что это?! - округлила глаза Лики.

Лисей обернулся и захохотал, потом прикусил язык и успокоился.

- Это, - сказал он, - Лисо! Вот эти с большими ушами - спайдерфоксы, рыжий лисит.

- Привет, Ликанора, - кивнула Ирис, а это была таки она, - Добро пожаловать!

- Да, заваливайся во Вселенную, лисо, - подмигнул Нурек, - Лупани чайку.

- Вы эээ... По нашему тявкаете? - осторожно спросила Лики.

- Нет, - огорошил ответом Херб, - Это нейрозапись. Просто механически программа на мозг.

- А мы вообще где? - осведомилась лисейка.

Конечно нельзя было вывалить всё быстро, так что пока она действительно села пропустить по стакану чая; лисо конечно были необычные, но не настолько чтобы испугаться, к тому же вдвоём с Гралом она вообще ничего не боялась. Однако больше того, Лики сразу почувствовала к ним какое-то расположение, трудно даже объяснить с чего.

- Вообще, мы на космической платформе, - тявкал Грал, - Она стоит примерно на орбите Хурана... кстати как ты когда-то предлагала.

- Ты хочешь тявкнуть что... - округлила глаза лисейка, - Нет, погодите! Это невозможно! Они могли восстановить генетический код, но не содержимое нашего сознания, память, как это всё?!

- Довольно вдумчивая, разумная лиса, - втихоря сказал Нурек, - Как думаете?

- Логично, Нур, - пожала плечами Ирис, - Невдумчивая и неразумная лиса не будет в свои последние часы загонять танк в шахту.

- Да это довольно трудно переварить, - продолжал лисей, - Но дело обстоит именно так. То есть я бы тявкнул что главное не где мы, а в каком времени!

- Ооо, юго-восточный макграгинский рак-отшельник! - прикинула Лики варианты.

- Правильно, мы находимся во времени очень, очень далеко от того года когда произошёл сверхновач. Эти лисо представляют организацию DWR, она специально создана для восстановления таких миров типа Макшабы. То есть, - поднял палец Грал, - Они поймали конец той нитки, которую мы навили там, в прошлом.

- Почему именно нитки?

В ответ Ирис у неё на глазах свила ниточку, быстро вращая когтем по ворсу одного из хвостов.

- У вас что, три хвоста?! Обалдеть!

- Плюс небольшой хмм... бонус? Вместе со всеми видами, какие мы укрыли, проскользнули в будующее сами, - лисей опрокинул ещё чая, - Думаю, Ли, тебе будет полезно посмотреть несколько фильмов...

- Нет, подожди, у меня миллиард вопросов! - завертела головой Лики, - Вы, лисо, кто такие например? Кто организовал это... DWR? Что с Макшабой, наконец?

- Макшаба, - показал на экран Нурек, - Точнее экс-Макшаба.

Лисейка со странным чувством смотрела на изображение с камеры, каменистую пустыню под чёрным небом, прочерченную следами гусениц. Конечно она понимала, что не увидит ничего другого, но вот так, воочию увидеть то что осталось от мира... Как минимум это было жутко странно. Впрочем не страннее чем лисо с тремя хвостами.

- Мы разное лисо, - стала растявкивать Ирис, - Я и Нурек спайдерфоксы, Херб лисит. Это отдельные виды разумных лисо, с совершенно разных планет. Помимо лисо в галлактике есть ещё много всяких пушей и не только, например белки, кошки, птицы всякие, жабы, и так далее.

- Они делятся на государства?

- Формально. Во всей известной части Вселенной один сплошной Всеобщий Союз.

- Ммм, - задумалась Лики, - А с какой целью DWR занимается этой деятельностью?

- С целью упрочнения Жизни во Вселенной, - развёл лапами в воздухе Нурек, - Помимо вас на этой планете было на что посмотреть, так почему этому кануть в небытие?

Лики слушала, боясь в это поверить - она словно попала к... к саллисам! Правда, полосатая мордочка лисейки тут же слегка омрачилась одной мыслью, но любопытство было пока что сильнее всех остальных чувств, и она просто с удовольствием выслушивала то, что хотела узнать. Естественно, спайдерфоксам и Хербу приходилось трепать языками значительно; после некоторого вводного курса о том, что лисо это не единственные пуши, Лики был предъявлен Мер. Та сильно удивилась, но не до ступора. Пожалуй больше она удивилась бы, если бы узнала, что грызун сидел возле аппарата связи на стрёме, дабы вовремя дать остальным сигнал держаться - как раз в это время оборона отбивалась от атаки сиреков. Что-что, а этот факт, по крайней мере на небольшое время, от лисеев решили скрыть воизбежание излишней мешанины в их головах. После того как уши от обилия новых данных у лисеев всё же подвяли, их оставили вдвоём, в достаточно просторном жилблоке, дабы они пришли в себя.

- Кажется, вполне живы, - заключил Мер.

- Да, точно, - согласилась Ирис, - Это я и хотела тявкнуть.

- Это очевидно, - хмыкнул Херб, - Для уверенности надо будет пристально понаблюдать за их состоянием ещё некоторое время.

- Хм, - призадумалась трёххвостая, - Вам не показалось что Лики чем-то была обеспокоена? Вроде обрадовалась, а потом так как-то... а?

- Да, было такое, - кивнул Нурек, - Будет случай, спросишь её саму, да и всё.

В это время лисеи сидели перед экраном, привалившись друг к другу, и ещё догружались информацией, хотя в основном просто балдели. Переварить такие заявы, какие они недавно выслушали - нелегко.

- Ну что, саллисица? - улыбнулся Грал, - Кажется, мы незря с тобой потрясли хвостами?

- Это уж точно! - подтвердила она, - Кто бы мог подумать, что всё так выйдет!

- Ты и подумала, - напомнил лисей, - Ты запустила нитку невероятной протяжённости!

- Да, кстати о нитках... Эти эсэфы... У меня такое чувство что я где-то видела их раньше. Чего в общем никак не могло быть.

- Где видела?

- Нигде, просто. Это было в хранилище музея, там где мы едва не остались окончательно. Там я увидела какое-то странное лисо, оно было вдрызг похоже на спайдерфокса.

- Кошмар, - согласился Грал.

После некоторого отсуркования лисеев повели на экскурсию по платформе, дабы воочию показать примерную схему процесса восстановления. Перемещались вдоль многокилометровой платформы на трамваях, так как пилить влапную реально опушнеешь. Естественно, что немалое глазоокругление вызывал и сдешний интернационал - порой попадалось такое, что хотелось немедленно погладить, а иной раз наоборот, спрятаться подальше воизбежание. Попривыкнув к разношёрстию, лисеи задались уймой вопросов, на которые получили не меньшее количество ответов. Им объяснили про систему поиска, показали схему Первого Глагне и через окно - сборочную линию для тракторов, смонтированную в открытом космосе: само собой, её было трудно отличить от любой другой автоматизированной линии, жуткое нагромождение манипуляторов и механизмов, двигающееся с неразличимой для глаза скоростью. За считанные минуты этот огромный станок превращал груду отдельных деталей в базтрактор; такие же машинки штамповали огромное количество тележек и оборудования для них. Нынче поток выпуска уже сокращался, так как на планете ввели в действие более четырёх тысяч поисковых и выкапывающих партий, но для замещения выбывающих из строя механизмов линия ещё работала; после же окончания работ, как растявкивал Херб, базовые модули станка убираются подальше в запасники "Саламандры", а всё остальное просто выбрасывается, ибо малоценный металлический хлам... При этих словах у Грала просто натурально приподнялся хохолок, ибо лисей представил себе масштабы свалки, каковая останется в системе после ухода DWR.

Следующими блоками на платформе было смонтировано громоздкое оборудование связи, принимавшее коды от станции на планете - по сути это напоминало обычную гипервысокочастотную связь, но раздутую вширь, с тысячами каналов и десятью огромного размера приёмными антеннами.

- Гм, - призадумался Грал, - Получается что нас, как и всё остальное, тупо передали через эти провода?

- Полностью, - кивнул Херб, - Даже тявкну больше, вы ещё и передавались волнами через пространство.

- Оо, - зажмурилась Лики, - Но как это сделано, то что от нас осталось, как его перевести в форму электромагнитных волн?

- Запросто. Ответ очевиден, то что от вас осталось, продолжает лежать под километровым слоем грунта, - огорошил лисит, - Оно было отсканировано поатомно и все дальнейшие операции проводились в цифровом, виртуальном виде.

- То есть я могу увидеть собственный труп.

- Ну, теоретически, да.

- Пфф, - мотнула головой лисейка, - Не, это я выброшу из головы, по крайней мере пока.

За обширной секцией приёмников начинались ещё более обширные блоки вычислительной техники; как правило процессорные блоки окружались конструкциями, создававшими линзу искривления пространства-времени и создававшими внутри неё ускорение времени - это резко увеличивало производительность, и блоки за сутки выполняли работы на сотни, тысячи лет.

- Вот обратите внимание, жёсткий диск, - показал лисит на стоящую в корридоре дискообразную штуку диаметром два метра, - Ну, этот конечно уже списанный.

- Да, достаточно жёсткий, - хихикнула Лики, попробовав.

- Хм, а как же нанотехнология? - спросил Грал.

- Вполне. Вот, - показал малюсенькую штучку Херб, - Это тупь на тысячу террабайт. А эта тупь, которая стоит, такая же, но большая. Сколько туда этих байт влезает, названия этому числу не придумали.

- Песок, - цокнул Мер.

- Что песок?

- Очень много, как песчинок. Песок, - пояснил грызун.

- В таком случае там два-три песка, не меньше, - хмыкнул лисит, пиная ногой с дороги кучу плат, - А вот это процы, тоже отработавшие...

Однако наибольший груз обрушивался на уши всякого в секции "М", обозначавшей "материализация": сначала пришлось увидеть аппараты, называемые "швейными машинками" - они создавали структуру ДНК по полученному цифровому коду. Всё бы ничего, но и этих штук стояли целые ангары, уходящие вдаль - от этой массухи как-то рябило в глазах, потому как куда ни глянешь - ряды чего-нибудь одинакового. После этого вид к примеру Херба в единственном экземпляре вызывал у Ирис чувство того что что-то не так, и она непроизвольно оглядывалась в поисках остальных таких же лисо. Из этого отдела сварганенная молекула поступала в отдел репликации, где ДНК встраивали в клетку; данные о том каковы были свойства этой клетки, также почёрпывали из скана. Затем клетку помещали в питательный раствор и давно известными способами запускали механизм деления. Дабы не ждать пока клетки растрясут боками, на пробирку тоже использовалось времяускорение. Если речь шла об одноклеточном организме, он прекрасно развивался прямо в этой пробирке, но если растилось нечто посложнее, приходилось переносить эмбрион в инкубатор и имитировать естественные условия развития. При этом снова, как и на более ранних этапах, не обходилось без времяускорения. Затем на отрощенную "клеточную массу", как выражались специалисты, вписывали совокупность нейросвязей в нервной системе, причём не только в головном мозге, но и по переферийным нервным центрам. В следующем же отсеке можно было наблюдать некое пятнистое крупное животное с большими клыками, помещённое в отдельный загон.

- Мда, - посмотрел туда Грал, - Думаю тут нам покажут такое, чего мы у себя вжизнь не видели.

- Это да, - подтвердил грызун, - Там ещё ископаемая фауна весьма интересная.

Ирис внимательно наблюдала за лисеями, и снова заметила, что Лики словно что-то припомнила, поприжав уши и опустив нос.

- Лисо, - тявкнула она, - Мне кажется, тебя что-то беспокоит.

- Да, есть, - подумав, ответила лисейка.

- Нну? - повела ушами спайдерфоксиха.

- Это не так просто тявкнуть, ну ладно... Вы видели что сделали с планетой до того как рвануло? Конечно видели, что я. И вот эта ископаемая фауна, тоже самое... - Лики шмыгнула носом, - А теперь лисеев вытаскивают из небытия.

- Ну и что, - пожал плечами Херб, - Если ты об этом, то истреблять жизнь лисеям уже никто не позволит.

- Хм. Как-то я об этом не подумал, - почесал за ухом Грал, - Понимаете в чём дело, в этом будующем всё такое мм... мягкое, что ли. Вы уверены что сможете справиться с тем, что несут в себе лисеи?

- Хех, - усмехнулся Мер, - Да, вы вдумчиво просчитываете ситуацию. Но смею вас заверить, справляться тут есть кому. Например, можете глянуть как вон там волокут в док подбитый корабль одних умников, решивших тявкать против ветра.

- Ну, если вы это предполагали, - облегчённо вздохнула Лики, - То наверное вы знаете, что делаете.

- Да, мы тоже надеемся что знаем, - хихикнул Мер.

Под конец лисеям продемонстрировали начинающуюся стройку размером в несколько тысяч килошагов, где предполагалось соорудить в пространстве планетоид для размещения популяций всех полученных в результате восстановления видов.

- Нам придётся триллион лет работать чтобы вернуть стоимость этой станции! - зажмурилась Лики.

- Никто не собирается требовать с вас её, стоимость.

- Я понимаю, но это же не повод не отдавать долги.

- Хорошее замечание, - отметил сквир, - Но при желании это не так долго. Можно ткнуть в пример хотя бы то же Пролесье, которое сейчас выпускает промышленной продукции на очень много дензнаков, а всего около сотни лет назад там вообще не знали, что делается вне звёздной системы.

- А, да, - улыбнулась Ирис, - Как раз хотела пригласить вас посмотреть Пролесье... Заодно и сама бы посмотрела, честно тявкнуть.

- Ум? - удивилась лисейка, - Сейчас так просто с межзвёздным транспортом?

- Не то чтобы очень уж, но достаточно.

- Да, вот ещё какая байда... ерунда, фуфлецо и так далее... - сказал Херб, - Дело в том что это вас восстановили вместе с сознанием, а в массе популяцию будут отращивать полевым способом...

- Это как, полевым способом? - прикинула Ирис.

- Это так, что выращивается щенок лисея и растёт уже как ему и положено. Так вот, хотелось бы в определённом роде привлечь и вас к воспитательной работе. Думаю, никому не удастся это лучше. Но, - добавил лисит, - Это впринципе, а не сейчас.

- Я жмурюсь, - зажмурилась Лики, - Но куда-ж мы денемся.

- Отлично. В таком случае, пойдёмте в бактериологический блок, надо проверить вашу совместимость с микроорганизмами, какие бывают по Вселенной.

- По всей Вселенной сразу? - удивился Грал.

- Практически да. Зачастую соответствующие службы нарочно перемешивают популяции с разных планет, так гораздо меньше шансов, что вдруг занесут что-то опасное.

В то время как лисеев подвергали очередным процедурам, остальные пуши просто пооколачивались некоторое время; Херб сообщил, что ему крайне неплохо бы расквитаться с определённой вознёй, так что межзвёздничать предоставил другим. Ирис и Мер прогулялись по длиннющему корридору с иллюминаторами, откуда была отлично видна часть платформы, и сели погрызть корма в очередной столовке.

- Вот не знаю, - почесал за ухом Мер, - Хрурно ли это, грызуна на Пролесье...

- Более чем, - лисичка положила свою лапку поверх грызунячьей, - Если хочешь, конечно.

- Ещё бы. Просто подумалось не будет ли там грызун поперёк потока.

- Ме, ты же не просто грызун, - ласково посмотрела на него Ирис, - И не потому что мы с тобой тискались. Ты же мой друг.

- Лисёна, когда ты так говоришь, мне хочется выть от счастья, - признался грызун.

- А кто мешает? - улыбнулась трёххвостая.

Вой на две пуши далече разнёсся по высоким корридорам платформы, и казалось даже хвойники в деревянных кадках приподняли ветки и повернулись на звук.

...

К некоторому огорчению шнерков и микур, спровоцировать сиреков на боестолкновение не удалось - те соображали, что подобные хулиганства могут обернуться и полным распылением их колонии на Каро Мтао. Окончательно военный вариант отошёл на второй план, когда к системе прибыли корабли, посланные местгалкомом на проверку обстановки - штук двадцать райнтарских КВК, с десяток тоадоидских фрегатов и три сквирские "Ёлки" в боевой конфигурации. Как и говорил в своё время Жестек, войны не будет - чик и готово. Трёхглазые взяли переговоры на себя, так как были более опытны в подобных ситуациях; несмотря на предъявленные доказательства нападения сирекского флота на экс-Макшабу, белые активно открещивались от своей причастности, мотивируя это тем что группа могла собраться на какой-нибудь нейтральной станции или вообще втихоря в глуши космоса.

- Нам надо выковырять доказательства, что флот стартовал именно отсюда, - сказал райнтарец, расхаживая туда-сюда по рубке, - Иначе получится что мы докапываемся к мирной колонии.

- Не сказать что она такая уж мирная, - фыркнул другой, - Вы слышали их передачи насчёт очищения Вселенной и "Большой стирки"? Это же форменная пропаганда фашизма.

- Субъективно, - поморщился командующий, - Я бы конечно дал залпец, так чтобы дрожь проняла, и стал бы разговаривать с ними по-другому. Но! Если бы мы действовали с таких позиций... С другой стороны, они сейчас заняты заметанием следов, если таковые имеются, и нужно срочно обследовать определённые объекты. А эти щенки не дают нам разрешения на высадку.

- А если без разрешения?

- А если психанут, жахнут аннигиляцией? Нам-то вряд ли повредят, а вот пол-планеты сожгут влёгкую, и главное мы будем виноваты. Так что...

- Есть предложение, товарищ Ылке. У нас под боком эскадра ШМК. Корабли у них поменьше, а рассуждать про субъективизм они будут вряд ли. Если пустить вперёд их, а уж вдруг какая... хм... лажа, тогда спишем на то что флот ШМК - сборище бакланов.

- Дельное предложение! В случае чего сможем оказать поддержку с орбиты. Свяжитесь с ними.

После того, как связались, один из эсминцев ШМК - длинная посудина с тупым носом и рубкой как у подлодки - сдвинулся со своего места в строю и сверкая пропеллерами сзади, пошёл к планете. В эфире поднялся немедленный шум со стороны сиреков, но посудина никак на него не отреагировала.

- Прекратите движение! Немедленно прекратите это самоуправство!!

- Эм. Наши корабли никуда не двигаются.

Под таким прикрытием корабль прошёл через строй сирекских корветов, разверулся на орбите и пошёл на снижение, пользуясь возможностью уверенного движения в атмосфере; сирекские космические аппараты на это были не рассчитаны и тупо толклись сзади. Эсминец, прошив тонкий облачный слой, быстро снизился к самой поверхности и прошёл над нагромождениями построек, покрывавших землю как печатная электронная плата; затем, обнаружив более-менее подходящую площадку, зарулил прямо к ней. Немалое количество аборигенов было мягко говоря сильно удивлено, когда из-за крыши торгового комплекса появился корабль длинной триста метров, развернулся над транспортной развязкой и аккуратно зашёл на открытую стоянку, сбив по пути лишь несколько столбов и рекламных щитов. Корабль завис в воздухе на небольшой высоте, слегка покачиваясь; открылись трапы, высекшие искры по асфальту.

- Вперёд, высаживаемся!

Несколько чёрно-жёлтых микурских пакваков грохнули лапами по крышам автомобилей, вслед за ними спрыгнули легковооружённые шнерки в комбезах защитной расцветки. Когда первая группа разбежалась от трапа, на асфальт спрыгнули и два колёсных БТР, деловито разъехавшихся от корабля; эсминец хлопнул крышками и плавно стартовал вверх, урча двигателями.

- Группа! Маршем, на машинах, внутрь сооружения!

Пакваки и пехота мигом оказались на броне, и машины, расшугивая с дороги аборигенов, скрылись под крышей стоянки, находившейся под огромным зданием. Высунувшись из правого люка, вокруг оглядывалась Каера, лично рванувшая изыскивать решение вопроса; ветер трепал коричневую шерсть на ушах, и зверька с интересом сканировала всё окружающее, успев продумать куда больше, чем шнерки и птицы. В первую очередь задача группы, вываленной как снег на голову, состояла в крайне простой вещи, а именно подключению к местной Сети. То, что вся планета выключила внешний радиодоступ при прибытии эскадры Союза, говорило о том что им есть что скрывать...

- Налево, сейчас!

Задев автомобиль, БТР на порядочной скорости смял стеклянную стену и въехал в какое-то помещение, аккуратно не раздавив при этом попавшихся на пути сиреков. С машины быстро попрыгали шнерки, побежавшие осматривать комповое оборудование; застывшие в ступоре аборигены пялились на это круглыми глазами и пока что никаких препядствий не причиняли. Каера неспеша спрыгнула с броника, и хрустя битым стеклом под ногами, пошла вперёд.

У шнерков и микур сильно зарябило в глазах; даже не зарябило, просто всё, что содержалось под крышей этого здания, выглядело словно сделанное из пластмассовых кубиков, причём по большей части белого цвета. Можно было подумать, что это какая-то лаборатория или больница, но на самом деле сиреки точно так же уделали всё остальное, до чего дотянулись: из космоса было немудрено увидеть, что вся поверхность суши, не занятая городами, покрыта ровнёхонькими плитами, как одна большая площадка, а океаны разгорожены на отдельные бассейны... Сиреков всю дорогу подводила боязнь грязи, доведённая до абсурда воистину космических масштабов; например, практически везде постоянно работали уборочные автоматы, которые мыли и чистили и без того стерильные корридоры и помещения. Роботы ползали по потолку, летали, катались и шагали, и вдобавок к ним имелась и целая армия уборщиков-сиреков. ШМКовцы глянули вокруг, помотали головами и решили не обращать внимания, а сделать своё дело и сваливать. По крайней мере, провокация удалась, маленький катер наверняка бы сбили, а эсминец просто побоялись.

Однако не обращать внимание было невозможно: если силовые структуры не могли моментально определить, куда именно сбросил десант корабль, то уборщики имелись просто повсюду, а чистота десантируемого отряда была отнюдь не на том уровне, на какой они были настроены. Едва шнерки высунулись в корридор, как на них направили прожекторы несколько массивных шагающих роботов, потребовавших остановиться для принудительной помывки. Принудительно помываться шнерки не пожалали и при попытках жестянок приблизиться открыли огонь, превратив их в решето. Постепенно к месту высадки стали стягиваться всё новые и новые ватаги роботов, так что в скором времени здание напоминало район боевых действий - укрепившийся в помещении компового теринала десант продолжал отстреливаться, пресекая попытки подвергнуть себя очистительным операциям. Бардак поднялся - любо дорого глянуть, так что о противодействии сирекской армии и полиции на несколько часов можно было забыть; забыв, специалисты во главе с Каерой немедленно начали раскопки в Сети, доступ в которую оказалось почти невозможно ограничить. Как обладающая отцифрованным сознанием, зверька прохаживалась по помещению и давала ценные указания:

- Ищите, ищите, ищите.

В голове же между пушных ушей думались сразу несколько мыслей, одна запутаннее другой: например, что-то странное чувствовалось в этих сиреках... если говорить точнее, было обнаружено определённое сходство с объектами из базы данных. Только вот с какими именно? Каера задумчиво обвела взглядом комнату с компами, в разбитой стене которой торчал нос бронетранспортёра, и остановилась на зеркальном покрытии, каких тут имелось в передостатке. Она вдруг сообразила, где видела такую форму головы, такие уши - она сама была точь в точь сирек.

- Ну уж нетушки! - рыкнула Каера, врезав по зеркалу так, что осколки во все стороны.

- Советник, у вас всё в порядке? - осведомился шнерк.

- Пока да. Как продвигается?

- Плоховато. Нашли несколько упоминаний о деятельности DWR и сопли по этому поводу, но конкретных планов нападения или упоминания о них нету.

- Ищите, их не может не быть.

Тем не менее всё было похоже на то, что их там именно нет, либо закопаны они настолько глубоко в горы информационного мусора, что изъять их в обозримой перспективе нельзя. В то время как все аборигены далеко разбежались от занятого десантом здания, к нему всё же начали прибывать полицейские, коих разогнали стрельбой выше голов - имущества попортили как следует, но никого толком не задели. Однако вскоре стали подтягиваться и армейские части, всё в той же тошнотворной бело-розовой раскраске; шнеркам удалось провести точную операцию, аккуратно подбив головной танк колонны, так что он свалился в переход и заблокировал дорогу - пока оттаскивали, время шло, и засевшие в терминале перелистывали тысячи и тысячи страниц в надежде на зецепку. Где-то в углу здания взорвался снаряд, заставив дрожать стены; зазвенели выбитые стёкла.

- Всё, закругляем буффонаду! - крикнула Каера, - Всем выходить сдаваться!

Сдаваться было не так-то просто, с сирекской стороны шёл всё более нарастающий огонь из лапного и главное тяжёлого оружия - на попытки поднять лапы сиреки не реагировали, продолжая загонять шнерков и микур вглубь здания. Неожиданно пальба резко стала сходить на нет, а затем и вовсе прекратилась; одно лисо высунулось в выбитое окно и посмотрело вверх - нависая над городом, медленно проплывала "Ёлка", а два крейсера КВК кружили вокруг здания, разгоняя хулиганов очередями станнеров... Спустя несколько минут на изрядно погромленной открытой стоянке Каера встретилась с трёхглазыми.

- Вы ни шиша не нашли? Ай-ай-ай! - покачал пальцем райнтарец, - Вы понимаете, чем это может грозить всей ШМК и тебе в частности?

- Ещё бы, - спокойно кивнула Каера, - Но мы по собственной воле влезли в это. Да, лисо, куро?

- Уге, - подтвердили стоящие рядом лисо и куро, снявшие защитные шлемы.

- Значит, колония непричастна к нападению на экс-Макшабу. По крайней мере мы это доказали.

Райнтарцы, сохранявшие до этого официозный вид - с распушёнными щеками, в форменных чёрно-синих мундирах - потихоньку стали посмеиваться и подмигивать друг другу.

- Вы несколько плохо знаете структуры Союза и их возможности, - сказал один, - Иначе вы не думали бы, что для нас проблема узнать причастна или нет. Однако вы так думали. Думая так, вы полезли сюда под пули, чтобы развязать этот узел. Полезли бескорыстно и даже более того, зная что это может иметь для вас плачевные последствия.

- Вы это простите к чему? - клокнул микур из паквака.

- Я это к тому что присутствующая сдесь эскадра ШМК проявила себя с самой лучшей стороны. Можете ничего не опасаться, все последствия мы ликвидируем сами. Кроме того участие в этой операции и ваши действия в районе экс-Макшабы сильно повышают ваш коэффициент способности к самоорганизации. Наша группа доведёт это до сведения всех причастных ушей, можете не сомневаться.

- Иии! - слабо выкрикнул низенький шнерк с подбитой лапой, победно потрясая пушкой; его поддержали, так что раздались и очереди из автоматов в воздух.

- Кстати что до колонии, - хмыкнул райнтарец, - Она не так чиста как кажется. В правительстве определённо знали о походе эскадры, в военном ведомстве тем более. Не знаю, снарядили этих дебилов сдесь или на метрополии, но получат за это все.

- А с какой всё-таки целью они пытались взорвать мёртвую планету?

- С той же с которой в своё время намеренно истребили множество видов у себя на планете. Они вообще мечтают очистить Вселенную от всех прочих форм жизни... Ну как известно, мечтать не вредно, - трёхглазый не особо добро усмехнулся, - А после этого я думаю придётся задействовать воистину грязные методы для воспитания этих умников.

Судя по КВК, усевшемуся прямо на улицу и смявшему фасады домов и автомобили, церемонии окончились и началась раздача люлей по заслугам. Десант ШМК приводил в некоторый порядок раненых и собирал своё снаряжение; их эсминец с низким гулом заруливал на площадку. Хотя по сути они расстреляли только кучу коммунальных роботов, это была настоящая победа, дух которой почувствовали все присутствовавшие. Теперь корабли были готовы нести их ближе к домам.

...

После определённых исторических событий, связанных с тем что сквирский терроформерский флот обнаружил Пролесье, а вскоре и шнерков с микурами, сия звёздная система была подключена к галлактическим путям сообщения, как то пассажирские и грузовые перевозки, межзвёздный телеграф и сеть контроля за пространством. Узловой станцией, с которой до Пролесья летали регулярные рейсы, стала система Чхор; в отличии от многих из старых пересадочных станций, выросших из обычных космопортов, эта была сооружена как отдельный транспортный узел в системе, где из населённых пространств имелся только планетоид на спутнике газовой планеты. Это было поунылее, чем пересадка на планете, но куда быстрее. Впрочем, летевшая ныне компания, сопровождавшая двух лисеев в экскурсию на Пролесье, спешить не собиралась: полосатым было полезно и интересно более пристально посмотреть на интернационал, тобишь ассортимент разноушия и шкурия. В частности ещё в посадочном терминале наткнулись на компанию тхатов - они правда были вовсе не из космографов, но тем не менее их избазарили как следует.

- Сколько совершенно различных существ! - удивлялась Лики, - И все трутся вместе!

- Да, это довольно странно, - заметил Грал, - Что их всех объединяет?

- Главное, что ничто не разъединяет, - сказала Ирис, - А что именно, трудно тявкнуть точно... Может быть, любовь ко Вселенной?

- Что-то вроде этого, - кивнул Мер, - Это особый дух, который зародился очень давно и теперь витает в межзвёздной среде, стирая самые крепкие границы и всякие разницы. В основном это надо чувствовать, а не описывать точными словами... Да кстати, про разницу говорилось?

- Нет, а что? - полюбопытствовала лисейка.

- Дело в том что считается что разницы не существует. Например, попробуйте сказать, в чём разница между одной и двумя штуками. Существуют отличия, помогающие на опыте отличать, а разницы нет, ибо всё едино, как один большой орех.

- Один большой орех у тебя вот тут, - показал на грызунячью голову Нурек.

- Ххх, это уж точно! - прихрюкнул грызун.

Сдесь же, на пересадочной станции Чхор были увидены несколько весьма запоминающихся штук, а именно флопы, крайне странные существа почти прямоугольной формы, с коротенькими ушами и целым набором разнокалиберных глаз, покрытые густой грязно-серой шерстью, напоминающей не иначе как использованные ворсовые перчатки для техников; в остальном флопы не особенно отличались от всех прочих и тусовались на станции по вполне банальным причинам. Рядом с флопами своего рейса ждала большущая стая насекомых, похожих на стрекоз - как утверждалось, вместе они образуют вполне разумную систему... Бросив ломать головы над тем, что ещё тут может быть разумного, многохвостие таки отправилось к посадке на соответствующую посудину. Транспортный корабль тоже оказался не без затеи, в основном он представлял из себя подковообразную конструкцию с множеством пассажирских палуб, закрытых линзой искривления, в центре же подковы висела круглая линза из воды, представлявшая из себя не иначе как топливный бак; это небольшое озеро удерживалось какими-то неразличимыми глазу полями, так что казалось что оно просто висит. Более того, знающие пуши немедленно использовали подходы к воде для того чтобы просто-напросто бултыхнуться туда и поплавать. Лисеи выпучили глаза, спайдерфоксы слегка тоже, менее всего удивился грызун, хотя и он раньше не был на таких аппаратах; сквир просто уже мало чему удивлялся, так что ради проверки просто снял свою серо-буро-малиновую шинель и поплыл неспеша на другой "берег" водоёма.

- Топливный бачок, - помотала головой Лики.

- Да, хотелось бы к тому же узнать как он не распыляет энергию в пространство, - добавил Грал, - Ыых! Вообще столько всего хотелось бы узнать, все эти восстановления, корабли, терроформ! Чувствуешь себя словно залез на склад вяленого мяса!

- А залезал? - хихикнула лисейка.

- Ага, - признался тот, - Как раз помнишь, напротив тёть Марусиного дома...

Лисо некоторое время помолчали, вспоминая прошлое. Грал посмотрел на лисейку, потом на озеро, сквозь которое просвечивала звёздная космическая панорама, и погладил Лики по ушкам:

- Теперь мы должны наворотить во Вселенной за себя и за всех тех, - показал пальцем вверх он, - Помнишь что мы с тобой обещали друг другу? Никогда не делать того, чего не понимаем зачем оно.

- Ты к чему? - повела ушами Лики.

- К тому что! - размахнулся лапами лисей, - К тому что на возрождённой Макшабе не должно быть места всей той фигне, которая сгубила старую. И позаботиться об этом должны именно мы, Ли.

- Я согласна, к чему так громко то, - уркнула Лики.

- Лучше тявкнуть, чем смолчать, - пояснил лисей, - Гм. Айда вымокнуть?

- Плавать в топливном баке над безвоздушным пространством? Чтож, попробуем.

Ирис и Нурек наблюдали за этим, сидя на скамеечке на "набережной"; в связи с тем что они летели к дому, трёххвостые чувствовали себя куда спокойнее и не суетились.

- По-моему они полны решимости, - заметила лисичка, качая лапкой, - А?

- Пока да, - зевнул Нурек, - Но знаешь ли, одно дело решимость конкретных личностей и совсем другое - то что происходит в коллективе... У-теорию изучала?

- Частично, но мало что поняла.

- Главное из неё лично тебе и не надо понимать, ты можешь это расслышать в любом мало-мальски большом населённом пункте... Нет, не сдесь. Главное в том, что массив личностей это форма жизни, которую и называют "У". Если ты читала историю ШМК... они тоже были полны решимости, только вот мало чего получилось до сих пор.

- Хм, - задумалась лисичка, - Как я помню, У-эффект тем больше, чем больше составляющих системы. А там будет, по крайней мере сначала, от силы несколько тысяч пушей. К тому же другие помогут.

- Такие типа нас, - фыркнул Нурек, - Нам наикрупнейше повезло, что не напортачили со всей этой Кашей на каком-либо этапе её расхлёбывания.

- Не, - цокнул подошедший Мер, выжимая хвост от воды, - Думаю там найдутся пуши более уверенно знающие тему. Но, Нурыч, и мы справились на отличненько, так я думаю.

- Послушаем ещё, - заметил трёххвостый.

Пока же слушать предстояло межзвёздный информационный канал Союза "Маяк", по которому немало упоминали и об операции DWR на экс-Макшабе, и о раскрытии агрессивных замыслов сиреков; слушали и смотрели при желании обычно в столовках, хотя в каждой каюте или жилблоке имелся экран, чаще всего для замены иллюминатора.

- Так странно, услышать там про то где была сама, - заметила Ирис, - Ведь там бакланят только про события минимум галлактического масштаба.

- Тянет на таковое, - пожал плечами грызун, - Хотя конечно в масштабах галлактики скоро забудут.

- Это уже наша задача, чтобы не забывали, - хмыкнула Лики, - В хорошем смысле.

В скором времени немало ржача вызвала спонтанно возникшая идея устроить в столовке баррикады и пошвыряться кочерыжками от капусты и прочими очистками - хотя пятеро заглянули в ту столовку, где шло бросание, только после, выглядело это достаточно уморительно. По хохоту, разносившемуся далеко по палубам жилых отсеков, обнаружили ещё нескольких спайдерфоксов, возвращавшихся из различных мест восвояси - вообще их тут водилось немного, так как Пролесье не единственная остановка на маршруте... Спустя положенное количество временных единиц корабль, таща за собой водяную блямбу, зарулил к нужной системе и стал заваливаться в порт; ещё задолго до этого Ирис явственно почувствовала приближение Дома, так что нетерпеливо перебирала пух на хвостах.

Остановочный пассажирский космопорт Пролесья в отличие от многих других не был вынесен к полюсу, зато был загнан в воду залива, на приличную глубину; со дна торчали башни, на которые и садились транспортные аппараты. Благодаря прозрачности линзы, многохвостие могло полностью заценить вид на планету как с орбиты, так и с меньшей высоты, когда корабль относительно неспеша разворачивался над океанской гладью, сверкающей под лучами солнца. Совершенно все присутствовавшие замерли, завороженные этим видом... если разбираться, ничего из ряда вон, вода как вода, но чувства говорили об обратном.

- Как будто тепло становится, - вспушился Мер, - По-моему, очень приятное местечко!

- Ме, - взяла его за лапу Ирис, - Я сейчас буду в полном апухе от возвращения, Нур скорее всего... а собственно где он?

- Только что тут был, - пожал плечами Грал.

- Эй, Нурек-три-хвоста! - провыла по округе лисичка, навострив уши, - Ты где?!

- Уум, - отозвался тот, - Не удержался, скользнул вбок... Я вас сейчас жуть как нужен?

- Да иди, иди, - ухмыльнулась Ирис, - Ну вот, ты понял о чём я. Надо же чтобы кто-то следил за тем чтобы лисеи не попали в какую-нибудь дурацкую историю. А?

- Ы, - кивнул грызун, хотя было видно что он сомневается.

- Ничего не могу с собой поделать, - подробно пояснила Ирис.

Она ничего не могла с собой поделать: едва аэробус высадил их на станции нововзнорья Ненохи, трёххвостой и след простыл. К счастью она успела растявкать, куда податься, и обещала быстро вернуться, так что трое пушей не волновались. Что же до Ирис, то она очень скоро оказалась на песчаном берегу озера, том самом, где маленьким щенком училась Слушать и Выть, где всё было знакомо и вызывало сплошь положительные чувства. Подушечки лап ощутили великолепную сыпучесть сыроватого песочка, с водной глади, простиравшейся до горизонта, задувал тёплый ветерок, воспринимавшийся как лапы Мира, которые ласково гладили лисичку по шёлковым ушкам, перебирали ворсинки в хвостах... Ирис отчётливо вспомнила, сколько времени она пробыла в невероятной дали отсюда, сколько миллионов световых лет осталось за хвостами, и насколько она соскучилась. Спайдерфоксиха упала на колени, запустила лапки в набегающую на берег прозрачную воду озера, и счастливо расхохоталась.

Уже на следующий день, основательно посетив родичей и друзей, она более-менее перестала смеяться через каждое слово и пошла в ИСкоЗ предъявлять лисеев; в то время как происходило хождение, они и грызун могли полюбоваться вокруг на большое количество древометаллических конструкций, вознесённых на сотни шагов вверх, зелени и серо-фиолетовой пушнины. Причём эта пушнина распространялась не только на спайдерфоксов, но и на шелкохвостов, четверолапых трёххвостых лис, каковых всегда было полно во всяком взнорье; заинтересованные необычными гостями, зверьки увивались вокруг целыми стаями, виляли кучей хвостов и подтявкивали, так что первой не выдержала Лики, став начёсывать за ушами, подставленными под лапы. Посмотрев на это в течении десяти минут, Ирис мотнула ухом:

- Ну ладно, лисо, потом вспушитесь, у нас небольшая возничка.

- А, ясно, - оттявкался шелкохвост, - Но ведь интересно же.

Лисеи округлили глаза и уставились на серых зверьков, отошедших к ограждению площадки и усевшихся в рядок; шелкохвосты то и дело что-то отфыркивали и оттявкивали друг другу, но только теперь двое поняли, что они обмениваются куда более конкретными фырками, чем кажется.

- Аа, - показала на шелкохвостов Лики, - Уи?

- Что? - обернулась Ирис, - Шелкохвосты.

- Я имею ввиду, это нормально то что они всё понимают и могут разговаривать?

- Вполне. Кстати я бы не тявкнула что они всё понимают, кое-что приходится объяснять по много раз, - заметила лисичка, - Когда-то довольно давно я учила их читать.

- Она в смысле, - доцокнул Мер, - Что никогда не видела говорящих четырёхлапых. Йа таки видел, но так, мельком... А кроме шелкохвостов кто-нибудь ещё эт-самое?

- Ещё эт-самое наблюдается у огр-кайцев, нороконд, горгов... пока. Но они не настолько любят тусоваться возле взнорий, так что их увидеть сложнее... Хотя, - Ирис остановилась у перил площадки и вслушалась вдаль в лес, - Вон крупногрызие, сейчас покажу.

Лисичка сложила два пальца лапки колечком и поставила перед мордами лисеев, как бинокль.

- Смотрите через кольцо.

Лисеи глянули: сначала не просекли, но потом разом ход света сквозь лапку изменился, и они узрели на лесной поляне, на расстоянии многих килошагов, мерно жующего ствол осины бежевого грызуна размером с хорошую корову; толстенные резцы крошили дерево, как древообрабатывающий станок, раздавался оглушительный хруст.

- Увидели? Эт огр-каец. Есть обычные кайчики, они маленькие, - показала размер лапками Ирис, - А это огромный, то бишь огр.

- Эм. Кайчище конечно хорош, - сказал Грал, - Но лично меня более интересует, как ты ухитрилась увидеть его на таком расстоянии и передать изображение нам.

- Сдесь дело не во мне, - улыбнулась лисичка, - А в мире. Если хотите, я вам ещё много чего покажу... Но только сначала сдам вас с потрохами въедливым лисо из ИСквоЗа.

Указанные лисо, благодаря Слуху, конечно же достаточно давно знали о том что она собирается сделать, так что практически ждали. Грал и Лики были предъявлены довольно большому собранию спайдерфоксов, встретивших их громогласным тявканьем и хвостомотанием; Ирис, как основная смотрительница этой Нитки, провела обтявкивание, что к чему. В то время как язык у неё уже стал слегка заплетаться, нарисовался Нурек - он действительно нарисовался, когда сначала в воздухе проявляются контуры, потом силуэт, а потом и всё остальное. Такой способ перемещения называли скольжением и им пользовались на Пролесье достаточно широко. Взявшись за уши и размяв таким образом мозг, трёххвостый сменил Ирис в деле просвещения и протрепался весьма долго и информативно, так что его уже оттащили в сторону, дабы завалить вопросами непосредственно лисеев. Лишь изредка Ирис не сдерживалась и начинала подвывать "ура, я дома-дома-дома!".

- Да уж поверь, дома, - пихнула её в плечо сидящая рядом Рика, - А что это за грызо?

- Это сквё, - улыбнулась Ирис, - Мер.

- Вижу, но это несколько странно, видеть сквё, - заметила Ерикатина, - Они не имеют привычки мотаться по мирам, населённым не белками, или я не права?

- Не имеют, - согласился Мер, - Но в моём случае как бы выпалось из общего потока. Лет эдак на четыреста выпалось.

- К тому же оно нам жутко полезно оказалось, это грызо, - обняла его Ирис.

- Хех, - усмехнулась трёххвостая, - Оригинальности у тебя не отнять. Кстати тут тебя кое-кто настойчиво спрашивал...

- Пока ты это не вспомнила, - сказала Ирис, - Потом.

Потом оказалось достаточно быстро, едва закончилось массированное обтявкивание и лисички смогли отойти от кучи пушей к балкону, дабы свыть втихоря на двоих. Конечно они же свылись едва корабль коснулся посадочной площадки, но теперь лисички крепко обнялись, потому как всегда до этого были вместе и сильно соскучились.

- Рики, - шмыгнула носом Ирис, - Как же я рада тебя видеть!

- Я тоже, Ири, - улыбнулась та, - Вас так долго не было, мы чуть все когти не изгрызли... Но теперь все знают чем вы там занимались. Это настолько великолепно, что я даже слов не нахожу!...

- Ладно тебе, - Ирис помолчала, глядя на гладь озера внизу, - Так кто меня искал, Труш?

- Да. Он тут сильно метался, когда ты исчезла. На Чхор летал искать тебя, вроде бы. Хотя потом кажется подуспокоился, но спрашивал регулярно. Траву курить начал, - добавила Рика, - Чуть в Переплюйке не утонул из-за этого... Что ты думаешь про него?

- Не знаю что и думать, - опустила нос вниз Ирис, - Мы с ним конечно друг друга давно знаем... Но у него определённо под ушами не всё на месте. Если бы было, не полез бы копаться у меня в голове. Думаю сделаю так, подружка моя: пусть увидит, что у меня есть грызун.

- Опасно, - усмехнулась Рика.

- Ага, конечно, - потёрла когти спайдерфоксиха, - Если только для него.

На следующий день же лисеи были прикомандированы к группе трёххвостых, вызвавшихся показать им Хенкрер, один из самых больших на планете городов, расположенный на месте старой плавбазы, на подводных башнях; Ирис там не бывала, но и вряд ли могла увидеть что-то из ряда вон, так что предоставила растявкивать другим. Нурека после перетирки в ИСквоЗе вообще не было слышно, да он и честно предутявкивал, чтобы ближайшие пол-года его не искали. В итоге, после того как лисичка основательно повстречалась с родичами, а грызун пошлялся по взнорью ради расширения кругослуха, два зверька снова встретились на платформе трамвая.

На станции в ранний час было довольно пустынно, солнце пробивалось через неплотные синие тучки, тусовавшиеся по небу, и яркие рассветные лучи окрашивали верхушки леса и построек в восхитительные цвета; с озера задувал свежачок, в котором невооружённым ухом чувствовалось дыхание зимы, но на самом деле холода и снег придут от силы дней через тридцать. Пока же лес поливали дожди разной интенсивности, отчего земля отсырела и полегла трава; на каменных плитах платформы поблёскивали тонкие лужицы, не желавшие высыхать. В море леса, который начинался от берега озера, проступали золотые пятна лиственных деревьев; хвойники хоть и потемнели, остались зелёными. Слегка закрываясь от холодного ветра чёрным плащом, Ирис вышла из огромного "трамвая", ступая по камню как и всегда, необутыми лапками; навстречу от лестницы, что вела к тропинкам в старовзнорье, подошёл Мер: как и всякий грызун, он уже успел набить мешок, в данном случае - рюкзак.

- Ты уже успел набить мешок, - улыбнулась лисичка, глядя в тёмные глаза грызуна.

- А то, - кивнул он.

- Пошли в лес, ты не против? - Ирис взяла Мера под лапу, - Да, слегка сморозила, спрашивать такое у белки.

Зверьки вышли со станции и двинулись от берега вглубь леса. Созерцательного настроения у них хватило на пять минут, после чего любые слова вызвали безудержный смех - Ирис хохотала от сознания того, что она размотала такую нитищу и целой невредимой вернулась домой, Мер за компанию.

- Ну, как тебе у нас? - спросила трёххвостая, - Видал?

- Конечно видал ещё не всё, но это довольно-таки великолепно, - цокнул сквир, - Хотя и не так, как у нас, грызей, но замечательно. Как говорится, шестерёнки крутятся, но не задевают веток. Йа даже могу отцокать более подробно... но пожалуй не буду пока. Главное сдешнее чудо для меня это ты, лисонька.

- Но я не очень-то похожа на грызунью, а? - улыбнулась лисичка.

- Не очень, - согласился Мер, - Но и я не лис.

Расслушивая эти очевидные, но глубокие заявления, двое поднялись на не особо крутой холм, покрытый хвойно-лиственным лесом; там наверху, на ровной площади, возвышались огромные деревья, как их называли мипы, сейчас все покрытые плотным облаком золотой листвы. Сама земля, с полёгшей травой, тоже была покрыта толстенным ковром опавших листьев - шёлковые, ровные и очень большие, размером с две лапы, листья вызывали очень хорошее впечатление.

- Из них раньше что-то делали, - сказала Ирис, рассматривая несколько поднятых листьев.

- Неудивительно, - хихикнул сквир, - Жаба-то она придушивает. Кстати, вот видишь, хорошо лежат?

- Нну да, неплохо, - осмотрела засыпанную ковром площадь спайдерфоксиха.

- Вот. А они ведь одинаковые! Если бы были сплошь разные, не так бы хорошо лежали.

- Ммм... Боюсь мне надо посмотреть на это несколько дней кряду, чтобы понять суть. А может и не дней, а лет... Но я докопаюсь, - подмигнула Ирис, - Смотри!

Лисичка взмахнула лапкой, и словно под дуновением сильного ветра, листья потоком поднялись с земли с определённым шуршанием, как мощная золотая волна, начали закручиваться вверх вихрем и рассыпаться обратно по округе.

- Ххех, девятьсот баллов! - засмеялся Мер.

Зверьки прошлись по лиственному ковру, наподдавая его лапами и ловя носами ветер, подвысовывая языки и посмеиваясь от радости.

- Ирисочка, - вздохнул грызун, - Как бы я хотел остаться сдесь с тобой!

- Правда? - подняла ушки Ирис, - А кто же мешает, Ме. Да я тебя сама не отпущу!

- Может быть, не такой уж йа грызун... - произнёс Мер, глядя в разноцветные глаза лисички.

- Может и я не такая уж спайдерфоксиха, - добавила Ирис.

- Серая негрызущая белка?

- Рыжий грызущий лис!

- Примем в качестве рабочей версии? - ухмыльнулся Мер.

- Не занудствуй, сквё, - прикусила его за ухо Ирис.

Через некоторое время, когда двое уже понабрали изрядное количество каких-то сочных местных плодов и сидели лопали, путём вытья проклюнулась Рика, которая растявкала что Труш смылся из Ненохи. Трёххвостой немного взгрустнулось, но оглянувшись вокруг, она помотала головой и снова привалилась к боковой части грызунячьей тушки... По лесу они топтались весьма долго, налопавшись по пути ещё и ягодами, а также поймав какую-то водоплавающую птицу с отрывным хвостом и изжарив этот хвост на немедленно организованном костерке. Мер расцокивался насчёт того что один грызун на Пролесье - это довольно полезно. Сгрызши несколько кусков поджарок, лисичка подумала что хорошо бы шлёпнуть туда дикого чеснока, и пошла на ближайшую полянку, шагов на полсотни. Однако едва она зашла в траву, как почувствовала что-то очень сильное; припомнив, она заключила что тот же эффект слышала на Орликто, а потом и на Аримионе. Некоторое время поосторожничав, лисичка полностью открыла Слух и тут же увидела прямо перед собой спайдерфоксиху - с беленькой мордочкой, светлыми разводами по ушкам и длинными прямыми волосами приятного светло-жёлтого цвета. Ирис удивилась, но не настолько чтобы не припомнить, где она видела эту трёххвостую; собственно нетрудно было догадаться, глянув в разноцветные глаза той же фиолетово-синей окраски.

- Ирис, - улыбнулась спайдерфоксиха.

- Тэ... Трикси? - приклацнула зубами Ирис, - Как это?

- Долго объяснять, как. Ты сейчас наверное думаешь, вот Трикси, моя дальняя родственница?

- А... разве нет? - прибалдела лисичка.

- Не совсем, - улыбнулась Трикси, - Дело в том что я и есть ты

Ирис хотела было задать понятный вопрос, но поняла что это не нужно; она теперь точно знала, что так оно и есть. От этого сознания ей стало как-то радостно, так что она не особенно ломала голову, а просто взяла и погладила пушистую лапку... себя самой, получается. И точно почувствовав прикосновение к пуху, она уже поняла, что смотрит на пустое место. Оглядевшись, Ирис почесала за ушами и набрав таки чеснок, неспеша пошла обратно к костерку, обдумывая нежданно свалившееся на её голову. Посмотрев на грызуна, она вдруг сообразила кое-что.

- Ме, у тебя семейное название какое?

- Фамилия чтоли? - удивился Мер, - Квотчер. А что?

...

В означенное время по системе экс-Макшабы состоялся общий сбор: самые ответственные из всех ответственных ушей собрались непосредственно, в самой большой столовке планетоида "Саламандры", другие в других столовках, а большинство - кучками возле компов, имеющих доступ в Сеть. Множество различных разумных существ собирались услышать определённые итоги кампании по восстановлению этого мира, хотя в общем все основные пункты были уже известны. Вместе с тысячами носов на это мероприятие подтянулись Зелон с Кириной, Крач и Гсач, вернувшиеся пока что с Аримиона, и смотрели конференцию по компу в одной из столовок, попивая квас.

- ...За время проведения кампании было просчитано более двадцати тысяч форм жизни, которые ныне содержатся в достаточной готовности к полному восстановлению. Из них 740 видов уже приведены к состоянию устойчивой популяции в условиях, приближенных к естественным. Также нельзя не заметить успешное восстановление до минимальной популяции разумного вида, ранее населявшего Макшабу... По их же просьбе зверьки теперь будут называться саллисами. В виде информационных массивов содержится ещё порядка тридцати пяти тысяч видов, и как предполагается, примерно такое же количество ещё может быть извлечено из осадочных слоёв ранних геологических эпох. По этим результатам можно смело говорить об успешном восстановлении минимального видового разнообразия данного мира. Ура, сотрапы!

- Ууураааа!!!...

Разноголосый вой разносился по радиоэфиру, пронзал пространство над огромной стройкой, где в темноте космоса поблёскивали конструкции, впоследствии ставшие планетоидом; над длиннющей платформой, сбоку коей была пристыкована "Саламандра". Слышали его и облака слегка подсвеченного газа, распылённого вокруг системы, и рои ледяных иголочек; неслышимый невооружённому уху, он раздался над нагромождением ангаров и переходов, называемым Первым Глагне, над бескрайней песчано-каменной пустыней и целыми полями, заваленными отработанными механизмами, и над буровыми вышками, продолжавшими планомерную работу.

- В связи с вышеизложенным, - продолжил, подквакивая, тоадоид, - Считаем необходимым официально объявить об успешном завершении компании и переходе от аврального режима к чисто механическому. На деле это значит отмашку всем товарищам, которые вопреки куче своих собственных дел сорвались сюда, что можно возвращаться восвояси. Предлагается общее голосование по этому поводу.

- Кажется, правильно квакнул? - пожал плечами Зелон, - Отметь "за".

Остальные согласились с ним и отметили "за". Пока система разбиралась, за что проголосовал народ, на экранах появилась Каера.

- В первую очередь дайте поблагодарить сотрудников DWR и наших внезапных товарищей по работе со всей окрестной Вселенной за радушный приём и поддержку, каковые мы увидели в этой системе. Несмотря на то что с собой мы привели большущий хвост бакланов и тупиц... нет-нет, не отрицайте. К счастью эта кампания оказалась способной многим, многим вправить предмозжия! Для нас это неоценимо, так что помощь наших вооружённых сил в отражении атаки чистоплюев есть закономерный дружественный шаг, - зверька повела ушами, архивируя мысли в слова так чтобы не проболтать час, - Теперь я обращаюсь к тем гражданам ШМК, каковые последовали за первой группой сюда с Кирпичного. По моим данным несколько шнерков и микур даже учавствовали в операции по снабжению нас средством от информационного заражения...

- Да неужели! - захохотали шнерки.

- ...По собственной воле. Не получая за это никакого материального профита...

- Зато получая неслабый профит сюда! - показала под уши Кирина.

- ...В связи с чем я, на этот раз тупо я, по произволу объявляю, что все эти граждане освобождаются от ответственности перед ШМК. Для отметки об этом просьба зарегиться в кадровом отделе. На этом у меня всё, ещё раз поздравляю всех с победой над вселенской энтропией, а кто по домам тот по домам!

Четверо некоторое время сидели молча, переваривая, потом птицы заклохтали и радостно пробежали круг по столовке, а шнерки обнялись.

- Зел, - шмыгнула носом Кирина, - Разве так бывает?

- Заодно проверим, - предложил шнерк, - Может, эта плюшевая не так плоха как кажется... Кхм. Ну я имел ввиду что может быть она это серьёзно.

- Зел... - шнерковка уставилась на него, как на сверхновые ворота, - Зеел!

- Да-да, лисонька, мы летим домой как свободное лисо...

- Да я не про это! У тебя нос тёплый!

- О-о, - произнёс он, убедившись, после чего взял лапку Кирины и размотал повязку.

Ножика, который уже успел оставить отпечаток на шерсти, под повязкой не имелось, хотя шнерковка его оттуда и не убирала; ввиду этого невольно возник вопрос, куда же он делся, но как возник так и забылся.

- Баалин, - фыркнула Кирина, - Хороший был ножик!

...

В вагоне скоростной электрички, расположившись на двух скамейках, буянили и оглушительно ржали трое лиситов; небольшое количество наличествовавших пассажиров сначала возмущались таким произволом, но узнав причину, поздравляли, хлопали по плечам и сами подсаживались распивать. На разложенных по скамейкам газетам "ТрудЪ" возлагались солёные огурцы, вобла, и прочие признаки хорошей жизни; Херб, а это таки был он, вырезал из куска тростника нечто вроде дудки и теперь напиликивал на весь вагон. Шерин и Шкер смотрели на это с улыбками, несмотря на то что дудел он уже несколько часов кряду, подзадалбывая.

- Эээй лисо, хорош так заунывно! Фугани чё-нить бодренькое! - раздалось с соседних скамеек.

- Не тащит бодренькое, - фыркнул Херб, отхлёбывая ещё настойки с неслабой крепостью.

- Из-за той трёххвостой? - спросила Шерин, поглаживая его по лапе.

- Угу. Но, я всё понимаю, - развёл лапами лисит, слегка пошатываясь, - Просто захотелось поныть.

- Валяй, - усмехнулся Шкер, - Правда не знаю, что ещё такого уничижительного про тебя тявкнуть. Что такого можно тявкнуть про лисо которое предотвратило основательный системный сбой?

- Угу, предотвратил, сбой. А толку? - уставился в окно Херб, - Она ушла с грызуном...

Шерин пожала плечами на такое заявление, Шкер тоже помотал головой и настоятельно посоветовал Хербу как следует проспаться после удара по мозгам, а также ныть, но знать меру. Судя по тому что к моменту подъезда к нужной станции лисо заметно оклемался, дело пойдёт.

- Дело пойдёт! - произнёс Шкер, спрыгивая с высокого порога поезда на платформу.

Вокруг цвело лето, ветер волнами ходил по полям и кронам леса; лисит зажмурился от удовольствия и пошёл к лестнице, дабы спуститься под платформу - там между бетонными опорами он оставил велогон. Само собой, он так там и остался всё время, пока рыжий в поте морды сражался с энтропией и вытаскивал за шкирку лисеев из небытия. Смахнув с машинки пыль, Шкер крутанул педали и поехал домой, наконец то домой! Нет, он приезжал проведать родичей, но теперь, после того как кампания закрыта, это была совсем другая песня, и не только потому что Херб рассчитывал как минимум год ковыряться с рассчётами на Кириалисе: это чувство победы, переполнявшее сердце лисита, было очень сильным. Он вспоминал Грала и Лики, которые теперь получили под свою опеку десять щенков, и радовался, что в галлактике станет ещё больше хороших и разных лисо.

Поскрипывающий велогон катился по бетонной полосе, проложенной сбоку от щебёночной дороги; ездили сдесь на любом транспорте крайне редко, так что предоставлялась полная возможность поглазеть на Мир, чем Шкер вовсю и пользовался. Уже издали, на фоне зарослей плодовых деревьев и кустов, он разглядел на околице посёлка нечто рыжее, оказавшееся ушами в количестве шести штук - с улыбками на мордах его вышли встречать Млейна и лисята...

...

Планетоиды, каковые DWR сооружало для развёртывания восстановленых миров, обычно представляли из себя шарообразную конструкцию диаметром три тысячи килошагов, разделённую на жилые зоны и заполненную воздухом внутри; из-за этого такой тип станции называли РВ, то бишь "ружей внутрь". Посередине сферы имелся ещё один шарообразный прозрачный баллон, имитировавший небо ( зеленоватое, правда ), а в самом центре висели фонари, освещавшие и обогревавшие всё хозяйство. Сила тяжести на поверхности создавалась за счёт вращения станции вокруг своей оси, таким образом жилые отсеки, открытые "сверху" во внутреннее пространство сферы, находились на внутренней же стороне оболочки шара. Для обитателей, не вникающих в инженерные подробности, это выглядело почти точь в точь как поверхность обычной планеты, правда то и дело перегороженная высокими стенами-мостами, делящими местность на шестигранные участки; как правило к этим стенам наваливались небольшие холмы, так что их не было особенно заметно. Из-за того что свет всегда лупил сверху, стены не создавали тени - собственно, тут ничего не создавало теней, если только от фонарей "ночью". Перегородки эти требовались для прочности конструкции, но также помогали разграничивать территорию: в некоторых участках были заселены ископаемые виды очень крупных хищных зверьков, с которыми остальным лучше не встречаться. Большая же часть площади отводилась под виды, имевшиеся на Макшабе к последнему моменту её существования.

Лики и Грал поселились в довольно большом доме, где помимо них имелось ещё несколько саллисов - точнее, несколько из "старых", восстановленных вместе с содержимым подушного пространства, и большая куча щенков. Немудрено, что главной задачей для них было именно обучение и выращивание саллисятины, хотя и пообалдевать от сознания того, что с ними произошло, время оставалось. Дом, стоящий на краю поля, был собран из различных материалов, в том числе обычных деревянных досок - дабы создавать естественный вид. С одной стороны возвышался относительно небольшой лесок - как выяснилось, большинство деревьев Макшабы имели кустовое строение и особо в высоту не гнались; с другой, по краям обширного неровного поля, раскопали немного огородов, посадили ягодные кусты. Аккурат недалеко от дома протекала речка небольшой ширины - на самом деле она текла по кругу, подталкиваемая насосами. С того времени как начали массированное восстановление саллисов, молодняк уже подрос до состояния осмысленного тявканья и носился по округе стайками, мелькая полосатым пухом среди зелени.

- Так приятно их видеть, - улыбнулась Лики, глядя из окна, - Хотя это не наши щенки, это всё равно наши щенки.

- Уи, тяфушки всегда умела формулировать, - согласился Грал.

- Не просто потому что, - добавила саллиса, - А потому что сдесь я вижу, что им будет место.

- Это уж точно, места тут побольше чем было раньше, - Грал вспушил шёки и в сотый раз погрозил пальцем фотографии на стене, - Доберусь до тебя!

Огромная фотография изображала панораму пустыни возле Первого Глагне, где стояли тысячи выработавших своё базовых тракторов и прочей техники.

- Но пока вот, кое-что другое, - успокоился саллис, - Что-то Раваш совсем от лап отбился, огрызается на всех, Неру давеча за хвост дёргал...

- За хвост?! - фыркнула Лики, - И ?

- Ну слегка попинали его, но вряд ли понял, - вздохнул Грал, - Я думаю придётся спросить у ка-вэ, как его воспитывать, сукиного сына.

- Сына белково-формировочной линии, - хихкнула Лики, - Но не рано ли... У ка-вэ иногда бывают такие заскоки, Гра, что мне страшновато становится.

- Для начала я собираюсь испугать его этим, - уточнил Грал, - А уж если не поможет, тогда и.

- Хитрый зверёк, - погладила его по ушам саллиса.

- Хитрый ли, увидим через время. Вот у Кауландинов, они там интересную фенечку придумали, "воруй-убивай радио".

- Эть что?

- Эть действие от противного. Берётся баклан наподобие Рава и сажается в виртуальную среду, где его вынуждают воровать-убивать. До тех пор пока от одного упоминания тошнить не начнёт.

- Жестоковато, хотя как знать, - почесала за ухом Лики.

- Ладно, - хлопнул по коленкам саллис, - Овец напух, пущай подождут, мне ещё надо понять как действует сверхчастотная электромашина.

- Зачем тебе это так понадобилось?

- Дабы потом объяснить щенкам, Ли. И, - снова кулак в стену, - Ух доберусь до тебя!

Над долиной, окружённой стенами шестигранника, плыли в зеленовато-голубом небе лёгкие облачка, и строго из зенита светило солнце, которое не солнце; через стены переваливался ветерок, шелестящий кронами деревьев и разгоняющий птиц. На обширных полях грели бока крупные копытные, в кустах возились грызуны и что помельче. От большого неуклюжего дома, оббитого частично шифером, частично железом, доносилось радостное подтявкивание десятков щенков саллисов...

...

Недалеко от Ненохи, в весьма глухом и буреломном лесу, не особо популярном у спайдерфоксов, Мер выкопал нору - ну не то чтобы выкопал, скорее насыпал, наворотив нечто вроде ДОТа, только в жилом варианте; сверху сооружение покрывал слой почвы и рос мох, только с торца была дверь с окном. Вряд ли многие из местных, частенько бывавшие в этом лесу, знали про сквирское норупло. Нынче грызун как раз сидел в пологой яме недалеко от дома, специально для того вырытой, и правил молотком лейку - так над поверхностью земли торчала только голова, а звук молотка оставался в яме. На Пролесье это часто практиковали, дабы не загрязнять звуковой эфир. Несмотря на увлечённость долбёжкой, грызун сразу почувствовал приближение Ирис и навострил уши, вытянувшись из ямы как суслик. Под мягкими лапками не хрустнуло ни единой ветки, когда лисичка показалась из-за деревьев и спустилась по ступенькам в противозвуковое углубление; лизнув сквирятину в нос, она села рядом.

- Ага, - улыбнулся Мер, - Ты довольна более чем обычно.

- Заметил, - согласилась Ирис.

- Ну так выкладывай, - ласково посмотрел на неё сквир.

- Нуээ... - спайдерфоксиха повела глазами и облизнулась, - Я была в Хенкрере, и там ммм... сумела основательно потискать одно крупное лисо.

- Ну, хорошо, - пожал плечами Мер, - Просто ты же понимаешь, я никак не могу разделить восторг по этому поводу.

- Нее, сквё, - повела ушками Ирис, - До тебя не дошло. Ещё раз: я, и самец спайдерфокса.

Мер отложил лейку, размял мозг и подумал. Подумав, сдвинул уши вверх и сильно удивился собственным выводам.

- Это что получается, у нас будут лисята?

Ирис молча кивнула, улыбаясь и глядя на грызуна счастливыми глазами; тот сгрёб её в объятья и два зверька ещё долго сидели рядом, перевываясь втихоря и то и дело сваливаясь на смех. Особенно они укатывались над получившимся каламбуром, ведь получалось что действительно у них будут лисята, вопреки элементарной логике, утверждавшей что у зверьков разных видов лисят не бывает.

- Серенького назовём ммм... - задумалась лисичка.

- Назовём именем, - подсказал сквир.

- Да. Что-то вроде "Кефлон", как ты считаешь?

- Думается что, - цокнул Мер, - Щенков следует называть после того, как будет что называть... У нас так трясут. Например, когда йа был бельчонком, родичи заметили что мозг у мню работает рассчётливо, раз-мер-енно, понимаешь?

- Зверски хорошая мысль, Ме. Я припоминаю что и у нас так делали... - Ирис подвысунула язык, - Но всё равно, это так приятно, пораздумывать об этом.

- Ты тявкнула серенького, а дальше?

- А дальше, как я слышу, будет ещё беленькая.

- Хрурненько, - цокнул грызун, - Правда тебе стоит уже сейчас подумать, что ты ответишь им на естественный вопрос о том почему у них ммм... отец? Почему у них отец сквир.

- А что тут думать, - пожала плечами трёххвостая, - Я тявкну им всё как есть.

Ирис подошла к ёлкам, откуда открывался великолепный вид на поле и лес за ним - сейчас, по самому разгару весны, уже значительно колосился тростник и осока, брыляли по ветру серёжками кусты гербы, а в низинах ярко сверкала под солнцем прозрачная талая вода; в небе парила целая рощица аэротойфеля, полупрозрачных растительных аэростатов, заполненных водородом.

- Я тявкну им, - обернувшись к Меру, сказала лисичка, - Что главная сила во Вселенной это любовь. Что для неё не существует вообще никаких преград... Настолько, что даже у зверьков разных видов могут быть лисята. И эта Вселенная наша!

- Вселенная наша, - повторил Мер.

От осознания того, что так оно и есть, два пушистых зверька радостно расхохотались, стоя вдвоём под ливнем солнечного света, а вокруг, сверкая всеми красками, видимыми и невидимыми, расцветал их Мир, их Вселенная...


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"