Квотчер Марамак: другие произведения.

Рефорсажъ

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Космическая и политическая ( но не космополитическая! ) опера про разумных лисицъ и белокъ. Пересечение Беличьего Песка и Лисьих Нитей.

Я незаметно на дереве в листьях

Наполняю жизнь свою смыслом -

Пряду свою тонкую Нить...

из песни

- Бегущая Лиса

Просторный пихтовый лес был весь залит ярким лунным светом, и даже на обширном балконе каменного здания ничто не мешало наблюдать оный, потому как нигде не светили лишние лампы. Только на углу различалась лампочка под красным стеклом, обозначавшая пожарный гидрант, да иногда между стволами деревьев пробивался свет фар с близкого шоссе. Сдешние обитатели не то чтобы экономили электричество, просто всю дорогу привыкли к тому, что ночью темно, и уж при полной луне отказывать себе в этом удовольствии не собирались. То с одной, то с другой стороны доносилось подвывание на разные лады - а потом, зачастую, смешки по этому поводу. Каждый кто обладал неплохим ночным зрением - а спайдерфоксы таки все как один обладали - мог увидеть яблоками, что на здании красуется эмблема космофлота Пролесья, а на табличке у дверей написано подробно, что расположен тут штаб "Д". Почему именно "Д", вопрос риторический - чтоб никто не догадался, естественно.

С той стороны большого здания этажей в семь была подъездная площадка, там светили фонари и кто-то копошился, но с другой стороны, прямо в лесу, стояла тишина и было слышно, как бьёт в мешки хомяк. На небе, ещё сохранявшем очень тёмный синий цвет после заката, ярко горели звёзды и паслись высокие вытянутые облака, подсвеченные луной; в воздухе существовал свежак от прошедших с дождём туч, которые темнели на западе. На балконе, увитом до визга лиановидными растениями, расположились несколько пар ушей - ну всмысле не в отрыве от прочего, конечно. Два спайдерфокса сидели в креслах, так что в сумерках более всего виднелись их пуховые уши, а третий прохаживался вдоль, издавая ноль звука при хождении босыми лапами по каменным плитам. Поскольку никто не шумел, все слышали, что хомяк внизу набил таки, и вразвалку потащился в нору.

- Вон посмотрите, альфа Несушки, - показала на звезду лисица, сидевшая у стола.

При этом она слегка притявкивала, но ухитрялась это делать шёпотом - как впрочем и все её трёххвостые пушноухие сородичи. Остальные поглядели в указанном направлении и сочли, что звезда ничего себе.

- Мы сочли, что звезда ничего себе, - компетентно заявил лис, покачиваясь в кресле, - Не хуже других.

- Ну да. Но в этом оранжевом свете так и чувствуется, - спайдерфоксиха сделала пространный жест лапкой, - Так и чувствуется начало новой жизни и рождение будующего мира!

- Вот тебя потащило на поэзию, как гуся в штопор, - улыбнулся лис.

- Да не совсем, - захихикала та, - Я и так знаю, что в альфе Несушки делают планету под заселение.

Трёххвостые захихикали вместе, удерживаясь ржать в голос - и не распугать тихую ночь, и главное и так уже бока болят от смеха. Собственно тявкнуть, им троим уже давнище как следовало бы отправляться по домам, а не торчать на рабочем месте, но в этот вечер состояние голов как-то способствовало тому, чтобы остаться на пол-ночи пообсуждать, да и вообще, причём вообще тут главное. Рукиш, Калимма и Уцкен были не только сотрапами по работе в штабе космофлота, но и просто друзьями, так что и. Всмысле, они могли и просто посидеть прибочно, думая на три пары ушей сразу - что они собственно и сделали. Будучи дневно-ночными зверьками, спайдерфоксы не заморачивались на смену дня и ночи, когда было годно - тогда и мотали, а не тупо по расписанию.

Посмеявшись, они всё-таки довольно философично уставились носами на оранжевую Альфа Несушки; это для Пролесья она так называлась, а на месте это был Геремшлин, часто корректируемый до "гермошлем". Там действительно проводили работы по запилке планеты, дабы сделать её пригодной для жизни - спайдерфоксячий миростроительный флот, который только набирал обороты, не без помощи белокъ, у которых этот флот обороты набрал давно. У трёххвостых лис, которые относительно недавно вышли в межзвёздную среду, ещё не было собственных производственных мощностей, чтобы городить мощные корабли, и летали в основном на беличьих "иглах", списанных по выработке ресурса - но если это барахло переоборудовать и дефорсировать, можно выжать ещё очень много.

Штабных лис беспокоило не это, а то что пушноухих вообще трудно раскачать на такую намотку, как длительная работа в дальнем космосе. Как бы там ни было, у каждого существа есть предел того, что оно способно вынести без последствий, а совершенная пустота многих трёххвостых неиллюзорно вводила в ступор, и логика помогала слабо. В этой связи шли совещания по поводу того, не стоит ли в этих условиях снижать требования к космонавтам...

- Не, вопрос поставлен криво, - фыркнул Рукиш, - На самом деле их уже некуда снижать.

- Есть куда! - возразил Уцкен.

- Нету куда!...

- Полемика, - сказала чайнику Калимма, и все опять захихикали.

- Уц, намотка в том, что снижать можно только до того уровня, который уже опасен для их существования, но нельзя доводить до того, чтобы это было опасно для других.

- Он имеет ввиду, что если каждому баклану дать по "иголке", кто-нибудь обязательно впишет её в Пролесье на полном ходу, - пояснила лиса, отпивая чаю.

- Вы прекрасно знаете, что планете это не повредит, - заметил Рукиш.

Он имел ввиду защитные системы, которые натурально не дали бы протаранить планету, да и от приличного залпа на поражение закроют надёжно.

- Ты прекрасно знаешь, что это тявкнуто широко. Не в планету, так ещё куда-нибудь. У меня три племянника от семи до десяти лет от роду целыми днями играют в симуль, - тявкнула Калимма, - Дать им по иголке?

- Нууу...

- Вот тебе и ну.

Трёххвостые снова погрузились в раздумья, поводя длинными ушами. Откровенно тявкнуть, уши спайдерфоксов не походили на уши обычных лис, потому как были не треугольные, а листовидные, с лютым опушнением и у многих даже с кисточками, как у белок или рысей. Топтавшийся взад-вперёд Рукиш замер и повернул раковины в темноту прохода с нижнего этажа; он учуял еле различимый звук, потому как мягкие лапные подушки по гладкому камню никакого шума не издавали. Правда он подозревал, что там уже кто-то давно ныкался, и призывно притявкнул в том направлении.

Из непроницамой тени на лунный свет вышла спайдерфоксиха, помахивая всеми тремя хвостами... ну понятное дело, довольно трудно помахивать одним, не трогая другие. Достаточно мощного для лисы тушкосложения, она к тому же отличалась ушами, которые были не просто большие, а огромные - такие раковины отличали южных спайдерфоксов из степей и пустынь, у северных они были поменьше, но попушнее.

- Доброго витья, - кивнула ушами лиса.

- Достаточно доброго, - согласилась Калимма, - Ты что-то хотела?

Спайдерфоксиха протянула распечатку телефонограммы.

- Фелиса Краснозорька, - без труда прочёл при лунном свете Рукиш, - А, помню.

- Это тут про меня тявкалось, что мол снижать некуда? - улыбнулась Фелиса, белея в темноте зубками.

- Да нет, - фыркнул Уцкен, - Именно это - не про тебя.

- Однако лет двадцать назад никто мне третий уровень не дал бы, - заметила лисичка.

- То было двадцать лет назад, - пожал плечами Рукиш.

По сравнению с достаточно пожившими штабными, Фелиса была совсем молодой лисёной, хотя это и чувствовалось больше всего в цифре года рождения. Что касаемо третьего уровня координатора тактической группы, то его натурально присвоили по факту прохождения симулятора и некоторых физических тестов, что приближалось к обстановке военного времени, хотя время было и мирное.

- А зачем вы её сюда вызывали? - спросила Калли, - Не ближний свет чай. Да и вообще, случайно вот ночью застала, а то моталась бы тут, как овечий курдюк.

- Да я не спешу, - тявкнула Фелиса.

- Вот за этим и вызвали, - пояснил Рукиш, - Часто бывает, лисо или приедет не вовремя, или тупить начнёт, а это куда как лучше выяснить до, а не после, правда? Ну-ка тявкни...

Та не дала ему продолжить, звонко тявкнув.

- Реакция в норме, - хихикнул Уцкен.

- Вот именно, ниточный клубок, - кивнул Рукиш, - Хотя кой-какие уточнения по состоянию организма придётся пройти в медцентре.

- В медцентре? - склонила огромные уши Фелиса.

- В. Думаю ты подозреваешь, что если требуется такая проверка, то мы собираемся послать тебя не на двадцать минут полёта.

- На тридцать?...

Однако смех смехом, а слегка прижатые уши Фелисы показывали отчётливо, что это слегка волнительно - к тому же при столь огромном размере ушей сразу был заметен их наклон. Рукиш почесал за раковинами и открыл экран эвм, стоявшей сдесь же на столе, так что на морды упал более яркий отсвет.

- Вот тут, - показал когтем по карте лис, - Сквирячий мир Крыжин. Хвойного леса там - изрядно...

Под хвойным лесом он как всегда имел ввиду беличьи универсальные корабли - "Ёлки".

- ...изрядно. Есть договорённость о том, что эти пуховые шары передадут нам производственный комплекс для изготовления частей силовых установок... часть моторного завода, короче тявкнуть.

- Нить-намотка, - икнула Фелиса, представив себе хотя бы часть завода еловых моторов.

- Именно. Штуковина в двенадцать километров длины и восемь миллионов тонн веса. Ёлка, которая к нему приписана - "Цоол", - пояснял Рукиш, - Только и делает, что собирает эти комплексы, отлаживает и передаёт в другие лапы. Саму Ёлку белки само собой не отдадут ни за какой пух, поэтому предполагается, что...

- Не то чтобы предполагается, - поправила Калимма.

- Ну да, не предполагается, а так и есть, - поправился трёххвостый, - "Цоол" в скором времени выдвинется с Крыжина в систему ББКУ-4031, где с ним должна встретиться наша группа и забрать завод.

- Всего-то, - фыркнула Фелиса и тут же прикусила язык.

Само собой это было то, чего никак нельзя тявкать.

- Я поняла, что это то, чего никак нельзя тявкать, - поправилась она.

- Зачёт, - хмыкнул Уцкен, - Всего-то... Тебе напомнить, какое намотнище произошло, когда всего-то учебный фрег чуть не вписался в звезду?

Намотнище было знатное и напоминать о нём не требовалось. Учебный корабль "Маот" при выполнении маневров попал слишком близко к звезде и начал медленно на неё падать - всей громадной мощности двигателей хватало только на то, чтобы разгонять его по низкой орбите, но так как там уже имелся разреженый газ, корабль терял скорость и всё больше погружался в хромосферу звезды. Ситуация одна из самых опасных для космохода - он может выдержать прямое попадание астероида, но от длительного перегрева защиты нет. На сигнал бедствия к звезде подошёл крейсер "Белый", всё та же переделанная "иголка"; с какой-то никакашки командир корабля решил вытащить фрегат при помощи искривителя времени, выбросив его "назад" относительно звезды, которая без него просто улетит в сторону, так как движется. Вместо желаемого результата сам "Белый" завис во временной петле, и вытаскивать пришлось ещё и его... короче тявкнуть, это было больно, и лишь по счастливой случайности обошлось без жертв.

- Нет, помню, - кивнула лиса.

- Хорошо. В управлении нашей эскадрой будет также Нен Хубо, который уже слегка натаскан, и собственно ты, - показал пальцем Рукиш.

- Я??

- Ну не я же. Если согласишься, конечно.

- Да боюсь, что просто не смогу отказаться, - хихикнула Фелиса, - Но так сразу!

- Не так сразу, - возразила Калимма.

- Что, больше совсем никого нет? - ужаснулась трёххвостая.

- Неа. Из тех кто есть, у тебя наилучшие показания к назначению.

- Ну и нить...

Для лучшего понимания нити Рукиш сообщил основные параметры похода: около тридцати суток в одну сторону и более ста - в обратную, потому как предстоит тягать тяжеленный груз. Хотя в состав эскадры включили пять "иголок" М12, мощность у них не ахти какая, чтобы таскать такие колоды; Ёлка по тяге превосходила их, например...

- Можно вопрос? - тявкнула Фелиса.

- "Можно" это не вопрос, а слово, - хихикнул Уцкен, - Валяй.

- Почему белки решили тащить груз пол-пути? Могли бы или оставить у себя, или уж допереть до Пролесья, раз взялись.

- В ББКУ-4031 у них разработки редкозёма, - пояснила Калимма, - Так что они как всегда с корыстной целью.

- И ещё учебная атака, - добавил Рукиш, - Если точнее, встречный бой.

- Кого с кем? - ляпнула Фелиса и опять прикусила язык, что было уже больно, - А, догадалась.

- Именно, - кивнул Уцкен, - Вас с "Цоолом".

- УУу, - поёжилась лисичка.

- Про то, что отдадут груз только если выиграете, уговора не было, - успокоил Рукиш.

- Я не про это, - пояснила Фелиса, - Они нас раскатают, как жаба губу.

- Тут уж твоя задача, чтоб не как. Это тебе никакое не военное судно, а летающий завод... правда, хорошо летающий.

- И главное там рыжие пуховые шары. Они же... они... - лиса развела лапками, не находя слов.

- В этом и дело, - пояснил Уцкен, - Затем оно и затеяно, чтобы вы от них нахватались, по возможности.

Само собой, рыжие пуховые шары не могли заставить Фелису отказаться от мероприятия, которое она с нетерпением ждала несколько лет, и которое теперь свалилось, как гусь на уши! Оказывалось, что на чемоданах ещё никто не сидит, только собираются, в том числе готовят корабли и экипажи.

- Самое основное, - тявкнул Рукиш, внимательно глядя на большеухую лису, - Если у тебя есть, или появятся какие-либо сомнения, не вздумай молчать.

- Сомнений нет, лисо! - чётко ответила Фелиса.

- Ладно, тогда тявкни, у тебя есть близкие лисо? Дело может растянуться на пол-года, а это не так уж и мало. Да и некоторый риск всегда присутствует.

Лиса и к этому была подготовлена - она знала, что без утряски этого вопроса никого в дальние походы не выпускают. Ни в сеть не нужны там всякие романтические переживания, оборачивающиеся лютым ущербом и потерей бесценных жизней.

- Я думаю, - слегка осторожно тявкнула она, - Что смогу взять своего лиса с собой, ну а семья уж как-нибудь перебьётся без меня пол-года.

- Скорее всего сможешь, - кивнул Уцкен, - А лис чем занимается?

- Ерундой, - хихикнула Фелиса, - Так, по мелочи. Но голова более-менее чистая.

- Понятно. Если что - войте.

Спайдерфоксы собственно и так свыли, подняв носы к почти полной луне, и хоровой вой разнёсся далеко между огромными деревьями. Нагруженная даже по свои уши, Фелиса также незаметно, как и вошла, покинула здание штаба и углубилась в пихтовый лес. Трёххвостую переполняли чувства - с одной стороны, не зря она столько времени грохнула на симулятор, и теперь может вести целую эскадру за прорву световых лет. С другой чувствовалось некоторое разочарование от того, что так сложно найти поддерживающих среди спайдерфоксов - вроде и против никто не был, а как доходило до личного участия, так все по кустам. В самом начале космической эры Пролесья случился массовый поход трёххвостых, но это был около-военный аврал, а сейчас никакого аврала не было, и убедить пушного зверя в том, что неплохо бы развернуть производство еловых моторов, было ой как непросто.

Что там тявкать, подумала лиса, если она сама не особо проникается производством - головой понимает, но искренней радости от этого, как некоторые, не испытывает. Гораздо больше Фелису занимали сами дальние походы - как и многие трёххвостые, она насмотрелась документальных фильмов о событиях на Паклухе, и была сильно впечатлена теми перспективами, что открывает межзвёздность для поиска приключений себе на все три хвоста. Тут против математики не попрёшь, планета штука большая, но Вселенная - слегка побольше. К тому же лису слегка пробирала дрожь от предстоящего, хоть и учебного, столкновения с беличьим флотом. Как и всякий интересовавшийся темой, она знала, что белки придают ёлкам настолько большое значение в своей жизни, что... что спайдерфоксы до сих пор летают на списаных "иголках", хотя бы.

Под мягкими лапками зашуршала опавшая хвоя и листья, почувствовался свежак сырой земли в низине; тянуло туманом и запахом близкой воды, видимо от речки. Звёзды всё также ярко светили в небе, вместе с тускло-жёлтой луной, ползущей ближе к горизонту. В кустах тренькала какая-то ночная птица, а подальше - снова бил в мешок хомяк. Пройдя с километр через лес, Фелиса вышла к грунтовой дороге, возле которой оставила аэромобиль; небольшой аппарат навроде жирного мотоцикла с крыльями стоял на полянке. Трёххвостая вскочила на сиденье, крутанула лапку, и машина, тихо забулькав, рванула по восходящей траектории в ночное небо.

Благодаря всяким хитрым штукам вроде плазменного генератора аэромобиль был способен к атмосферным полётам с громадной скоростью, так что за пол-часа легко перемещался из средних широт, заросших ковром тайги, в лесостепную зону. Тявкнуть достаточно откровенно, сырость и тем более конкретные холода Фелиса, родившаяся на краю пустыни, уважала не особо, так что радовалась возвращению ближе к дому. Конечно, она понимала, что дом суть понятие куда шире, но опять-таки ничего не могла поделать с чувствами. В то время как её летучка со сверхзвуковой скоростью неслась над облаками, в тёмном небе можно было различить слегка подсвеченные отражённым светом силуэты нескольких "иголок" - они натурально напоминали иголки, как вытянутые четырёхгранные сосульки, или кристаллы. Длина каждой такой иголочки превышала два километра, так что они виднелись вполне отчётливо.

Фелиса даже не косила глаз на автопилот - она сама видела, где родные горы и песчаная долина с дюнами. Лиса зарулила к посёлку Рах-Рётки, снизила скорость до приемлемой и посадила машину на площадку прокатного бюро, откуда её и взяла. Над низкими строениями из блоков камня-песчаника начинался рассвет, потому как трёххвостая переместилась не только на юг, но и на восток, навстречу солнцу. Со стороны пустыни задумывался о том, чтобы задуть, горячий ветер.

В отличие от леса в лунном свете, теперь можно было увидеть не только геометрию лисы, сухо тявкая, но и окраску. В то время как северные спайдерфоксы были серыми различных градаций, южане ударялись в бежевость, граничившую с желтизной - как раз под цвет песка, собственно. У Фелисы шёлковая шёрстка была ровного цвета что-то между бежевым и рыжим, а лапки ниже локтей и колен красно-кирпичной окраски, в то время как у северных пух на этих частях тушки был от чёрного до фиолетового. Собственно, южные спайдерфоксы имели те же особенности, что и жившие тут обычные лисо - феньки, как их называли. Три особо пушных хвоста, бежевых с небольшими красными полосками, делали лису куда массивнее на вид, чем она была на самом деле. Гривка из красных волос, мягких и пушных, была острижена слегка ниже плеч, а из одежды на зверьке имелись юбочка и майка, слегка прикрывавшие пушнину - куда больше из привычки, чем из какой-то надобности. Откровенно тявкнуть, самочка была прелестна - и часто так и тявкали, чтобы не умалчивать сей вполне положительный факт.

Даже дрыхший в конторе сторож, который сдавал на прокат машины, состроил не особо страшную морду от того, что его разбудили с первыми петухами - ну тоесть, сначала состроил, но разглядев лисичку, разстроил обратно. В начале того времени, когда на Пролесье стала появляться возможность использовать всякий высокотехнологичный транспорт, завозимый из межзвёздных далей, спайдерфоксы едва не наступили на известные грабли, начав прикреплять к каждому носу по личному автомобилю - но быстро допёрли, что это мягко тявкая не лучший вариант. Теперь, если кому вдруг случалась нужда в эт-самом, слетать или съездить куда, в распоряжении имелись пункты проката.

Направившись в сторону дома - лиса просто как всегда, пошла по азимуту через дюны - Фелиса смотрела на утреннее небо, и первые лучи восходящего солнца отражались в её светло-зелёных глазах. Раздумывая, она поводила ушами, отчего вокруг поднимался небольшой ветерок, как от взмаха зонтиком. Сначала трёххвостая жадно глазела на свою Родину, чтобы побольше запомнить перед расставанием, и испытывала некоторую грусть, но потом вспомнила опции, и аж вспушилась, что делала отнюдь не часто. Мысль о том, что ей лично предстоит планировать учебный бой против сквироидской Ёлки, сильно взбудораживала - хотя бы потому, что она понимала, что это практически бесполезно. Ну если только не прописать своим кораблям пятикратное повреждение в секунду, да и то не факт. С другой стороны, ну в болото, подумала лисичка, вообще-то главное это доставка завода, а учения прибочно.

Через дюны Фелиса шагала спокойно, потому как выросла сдесь и знала, откуда можно ожидать появления скорпионов и прочей неполезняшки; песок приятно холодил лапки, а когда солнце поднялось повыше - начал греть. Он начнёт и невыносимо жечь, но к тому времени лиса добралась до степной полосы, где колосились цветущие травы и оттого замечательно пахло, а по колосьям летали большущие пушистые шмели, думая о нектаре во множественном числе. В низинах, где текли речки, зеленел и лес - яркий и прозрачный, от которого видимо и хватанули свою окраску лисьи глаза. Трёххвостая сбежала по крутому склону приречной низменности, помочила лапки в воде и слегка полакала оную, присев на песочек. Глядючи на всё это великолепие, нетрудно было понять, почему мало желающих рискнуть хвостом и провести нить знает сколько времени вдали от дома... стоп, тявкнула себе Фелиса, белки тоже не в бараках живут, видали все их планеты - попробуй отличи от Пролесья. Значит, не только в этом лиса порылась.

Раздумываючи, она добралась до взнорья, угадываемого на опушке большого лесного массива по торчащим крышам, покрытым всё той же черепицей, что и тысячи лет назад. Правда, теперь над черепицей торчали антенны спутниковой связи, причём подключённые к аппаратуре под черепицей, а не просто как насест для ворон... хотя и как насест, конечно, тоже. Ещё маленьким лисёнком трёххвостая бегала по этой самой песчаной дороге, что вела к её дому, так что каждый раз лапам и глазам было приятно. Вдали по дороге соседка Агафья, крупная и слегка толстоватая лиса, тащила на коромысле вёдра с водой.

- Эй Фелла! - тявкнула она.

- Аю? - повернула уши Фелиса.

- Распуши хвост с краю! - резонно ответила Агафья и захихикала.

- Уржаться, - улыбнулась краснолапая.

- И проще шерсти распушаться.

- Обалдеть...

- Распуши и знай, куда деть.

- Понятно, словарь вызубрила от корки до корки, - засмеялась Фелиса, и юркнула в узкую калитку в изгороди из кустов.

Тут следовало ныкаться осторожно, потому как кусты были колючие, не ровен час весь пух ободрать, с распушённых-то хвостов; само собой, лиса это умела как следует. Дойдя до дома, сложенного из традиционных мало обожжёных кирпичей, зверька взяла да и подпрыгнула на открытое окно - не то чтобы у неё была такая привычка, но от этого она не видела никакой причины, чтобы так не сделать. Кому-нибудь окно могло показаться и высоким - примерно на уровне лисьего носа - но Фелиса взлетела туда, как птица, потому как никогда не отказывала лапам в нагрузке. Подождав, пока глаза привыкнут к сумеркам внутри, она спрыгнула в комнату и тут же попала в лапы к Суру. Спайдерфокс сгрёб её в охапку и лизнул в нос.

- Феллочка, пушнина моя ненаглядная.

- Сурик, - хихикнула пушнина, гладя его уши.

Уж что-что, а обществом друг друга эти двое были довольны, как морж в проруби. Сурик был крупнее и у него были не столь огромные уши - наверное потому, что больше просто некуда. Как и у лисы, у самца шкура окрашивалась мимикрически под песок, а красные лапы и окончания ушей имели чёрные пятна, что придавало ему изрядную тигровость. Трёххвостые пользовались размером ушных раковин, так что когда шептали что-нибудь только для своего лисо, говорили это прямо туда, в ухо - благо размер ух позволял поместить туда морду целиком, так что снаружи уж совсем ничего не будет слышно, даже если тявкать в голос. Именно таким образом Фелла и выслушала всё, что лис думал по поводу тисканья, и собственно не абстрактного тисканья, а её тушки.

Честно тявкнуть, лисичка была не то чтобы очень за - но не была и против, так что собственно тисканье и состоялось, а потом и в сон потянуло, так что Фелиса проснулась ближе к полудню, когда солнце жарило вовсю и снаружи не доносилось никаких звуков, потому как все попрятались до вечера. Воздух был прокалённый и сухой, знакомо щекотал нос и в целом был очень даже приятен, за исключением того, что следовало вспушиться и следить, чтобы пух не приминался - иначе сразу становилось очень жарко. Открыв глаза и пробежавшись взглядом по потолку из шлифованых камней и полкам с книгами, лисичка учуяла уши и повернув голову, мордозрела Сурика, который высунулся из-за края лежанки, положил морду на лапы и с блаженной улыбкой любовался на самочку.

- А у нас осталось? - спросила Фелиса.

- Последние три куска, - тявкнул лис, и передал ей со стола ломоть вяленки, - М?

- М, - кивнула трёххвостая, вгрызаясь зубками в толстый и довольно сочный кусман.

Так уж повелось, что семья Краснозорек питалась в основном валяным мясом трясошагов - как оно было с незапамятных времён, так и осталось сейчас, когда можно было тупо купить в торговой точке. Но поскольку трёххвостые не жаловали всё, что тупо, то покупали только то, что нельзя или слишком сложно сделать лично - масло, например. Замотаешься как индюк горохом, пока взобъёшь молоко или выжмешь из зёрен. Трясошаги же были люто агрессивными болотными рыбами - именно рыбами, хотя ходили по суше и напоминали более птицу, чем рыбу. В отличии от охоты на любую другую дичь, каковой спайдерфоксы старались избегать по мере возможностей, добыча мяса этой скотины выглядела совсем по другому - стоит тебе показаться в зоне его видимости, и оно тут как тут. Из-за этой тупой привычки трясошагов трёххвостые не испытывали ни малейшего сожаления от превращения рыб в фураж.

- А моя лисёна, куда она пропала так резко? - спросил Сурик, перебирая лапой пушнину на хвосте лисёны.

- А, так я не тявкала, - захихикала она.

- Ты тявкала, - совершенно точно указал лис, - Но не об этом.

- И даже выла. Меня вызвали в космофлотский штаб, Сур.

- Ух ты?

- Ещё не ух ты. Ух ты будет, если всё пройдёт по шерсти, - заметила Фелиса, потягиваясь и тем заставляя лиса жмуриться, - Если пройдёт, поведу эскадру в поход на пол-года.

- Аээ... - отвесил челюсть Сурик.

- Что?

- Аэээ... Ну, я просто не думал, что это настолько серьёзно, - признался лис, - Ты, эскадру? У них что, больше никого нету?

- Во первых нету, - тявкнула Фелиса, перемещаясь за стол и наливая чаю, - А во вторых, ты во мне сомневаешься?

Сурик подпёр морду лапой и задумался, почесал раковины ушей.

- Поскольку не могу об этом копенгагенно судить, то не сомневаюсь, - тявкнул он.

- При чём тут копенгагенность? - фыркнула лиса, - В целом-то?

- При чём тут в целом? - хихикнул Сурик, - Ну смотри, если спросить - умеет ли кто-то красить стены, ты в этом сомневаешься, и всё такое? Какая разница, что в целом - или умеет, или нет.

- А, - Фелла закинула лапку на лапку и покачивала оной, - Тогда ты действительно не совсем в теме. Точнее совсем не в теме.

- Конечно я не в теме, а в шкуре, - показал на шкуру трёххвостый, - Ну так что ты хотела тявкнуть?

- Так вот, дело в том что управление тактической группой единиц...

- Чиво единиц?

- Пф. Тявкаю, управление некоторой кучей кораблей, объединённых для выполнения конкретной задачи, - разжевала Фелиса, - Так вот это связано как раз с тем, что "в целом", а не с какими-то прикладными навыками и знаниями.

- Серьёзно?

- Серь очень ёзно. Во-первых, мозг живого разумного существа не может вместить в себя все необходимые сведения - то есть может, но толку от этого не будет. Для хранения данных есть флопы и прочие носители. Второе, мозг опять-таки не может действовать с той быстротой, которая затребована, поэтому даже если он знает - это не поможет.

- Стало быть, там всё вообще автоматизировано?

- Сур, ты красава, - засмеялась лиса, показывая острые зубки, - Спрашивать такое через столько лет. Но да, абсолютно все прикладные операции автоматизированы. Не автоматизирован только разум, и поэтому там и нужны вполне обычные живые уши.

- Странно, я думал мы... ну всмысле Союз, уже можем автоматизировать и разум?

- Это долгое тявканье. Кстати надеюсь, что у нас с тобой будет на это время.

- Хм? - удивился Сурик, - На автоматизацию?... А, на тявканье. Ты имеешь ввиду, что можешь и меня взять?

- Угу. Практически даже я должна тебя взять, - тявкнула Фелиса.

- Почему? - опять удивился лис.

- Ну как тебе тявкнуть попрямее, - повела ушами трёххвостая, - Потому что ты моё любимое лисо, и долгое расставание может подействовать на меня таким образом, что я не смогу годно осуществлять эт-самое. Поэтому каждое лисо, которое напару, должно и там быть напару.

- А которое не напару?

- Не должно ставиться в такие условия, чтобы возникали об этом мысли. Действия космофлота - не то место и время, чтобы заглядываться на лисо и всё такое.

- Странно, я думал как раз то, - признался Сурик, - Например ты понимаешь, что на тебя нельзя не заглядываться?

- Ещё как можно, - хмыкнула Фелиса, - Берёшь и выключаешь видео, а двери и так герметизированы - профит... Так как тебе такая раскладка?

- Нууу в цееелом... - протянул тот, ероша шерсть на подбородке, - Конечно это здорово...

- Но? - склонила голову лисичка, отчего опять поднялся скозняк, так как уши совершили значительный взмах.

- Но, как бы так тявкнуть... Получается, ты как единица, а я просто как тушка?

- Сложно как тушка... Получается примерно так, - пожала плечами Фелла, и выражение её мордочки стало слегка извиняющимся, - Хотя это от тебя зависит, можно найти чем занять голову.

- Я понимаю, но всё равно это слегка грузит, - признался Сурик, - Нет, я не в том плане что отказываюсь, это упаси нить. Как я понял, тебя одну вообще не отпустят, а это не дело.

- Благодарность размером с луну! - радостно тявкнула лиса, - Я знала, что ты... ну, что ты. И хочу тебе напомнить, что мы зачастую ходим охотиться на трясошагов.

- И?

- И, я в этом смыслю ещё меньше, чем ты в космохождении. Каждый раз как мы идём - ты как единица, а я тупо как тушка, твоими словами. И как-то ничего, хвосты не облезли.

Оба посмотрели на пушные хвосты, удостоверившись в этом тезисе.

- Феллочка, лисёна, - потёрся носом об её уши Сурик, - По-моему, это будет отлично!

- Не тявкай "тявк", пока не намотал, - уточнила она, - Когда пойдём за мясцом?

- А мы пойдём?

- Конечно пойдём, а то что наши будут есть в отсутствие нас самих?

Поглядев на неё, Сурик растянулся в счастливой улыбке, притявкнул и быстро прокатившись по полу на другую сторону комнаты, так же быстро вскочил обратно на лапы. Его натурально приплющивало от Фелисы, да собственно и взаимно.

- Пойду возьму, - тявкнул он.

С Зорянского Леса, как называли родную местность Фелисы, за трясошагами как обычно собиралось достаточное количество трёххвостых, носов десять или около того вдрызг знакомых лисо... хвостов, соответственно, в три раза больше. Предстояло пилить километров с полсотни вдоль реки, в глубокую низину, где в заболоченной пойме и водились искомые рыбы. В частности, такая тренировочка позволяла держать организмы в бодром состоянии пуха. Фелла с Суриком были ещё молодые, но и их родители, которые молодые не были, тоже ни разу не болели, потому как регулярно растрясали хвосты.

Как и все остальные, лиса как следует подготовилась - взяла ножик, походные сумки для навешивания на тушку, обмотала самую нижнюю часть лапок матерчатой лентой - чтобы не отекали от долгого хождения, да и от репьёв тоже. Правда имелось кое-что, что отличало спайдерфоксов от их далёких предков - у одного в группе да был радиотелефон, а кроме того, не желая всуе рисковать жизнью, все брали с собой налапные ремиттеры космофлотского образца, выглядевшие как не особо массивные браслеты. Трясошаг, как упоминалось, рыба очень агрессивная, и порой можно было просто угодить в засаду оных и получить клювом, даже если иметь с собой пулемёт - а получить таким клювом можно первый и последний раз. Защитное устройство от этого помогало отлично, так что в полную экстримальщину не впадали.

Пулемёт, кстати, тащил Рурыг, давний друг Сурика - ну всмысле ещё давнее, чем тот познакомился с Фелисой. Ещё один лис пёр ящик с патронами, не будучи от этого в особом восторге. Случалось так, что упоротых трясошагов действительно приходилось расстреливать из пулемёта, потому как ничего менее сильное на них бы не подействовало. Почти все собравшиеся лисо были южными, с песчаного цвета шкурами и различной второй окраской, по лапам и ушам - от серого до красного. Серыми с фиолетово-синими ушами и лапами были Фариса и Курень, у которых в породе было больше северной лисятины, так что они слегка маячили окраской, не попадающей в гамму местности.

Местность же была достаточно цветущего вида - с одной стороны, ближе к реке, зеленели луга, выше по холмам начиналась полупустыня со степными растениями и песочными проплешинами на тех местах, где ветер разгонял верхний слой земли и никак не давал вырасти траве. На небе восхитительного синего цвета существовали облака - белые и серо-синие, клубившиеся толстыми шарами и тянувшиеся полосами. Где-то в стороне грохотала гроза и даже летела водяная пыль, мельчайшие капли, но ветер был сухой и горячий. Над идущими спайдерфоксами, с шумом разрезая крыльями воздух, прошла стайка перелётных пингвинов, покрякивая и кажа белые брюхи.

Самое основное - даже при несильном ветерке южным лисам сразу становилось как минимум не жарко, потому как обдуваемые огромные уши работали как радиаторы. Этот самый ветер, несущий медовый запах цветущих трав, колыхал пушистые красные волосы Фелисы и гладил эти самые уши, так что лисичка подвысовывала язык и притявкивала от удовольствия. Самцы поглядывали на это хоть и с одобрением, но вполне спокойно, потому как у них самих лисички тоже были пушистенькие и с ушками. Шлось таким образом более чем годно, и мягкий песочек под лапами также способствовал.

- Вот тебе песок, Фелла... - начал тявкать Рурыг.

- Благодарю за песок, - немедленно тявкнула она и все захихикали.

- Да. Я хотел тявкнуть, что вот наглядный пример. Если идти по шерсти, это принесёт куда больше пользы, чем если лететь с многократно большей скоростью, но против шерсти.

- Правдивая история, - кивнула Фелиса, - Улитка обгоняет орла, если тот летит в неверную сторону. Кстати ты это к чему?

- Я это к тому, что не могу понять, зачем разводить такое намотнище, - фыркнул Рурыг, - Четыре сотни световых лет, восемь лимонов тонн... это стыкуется с тем, что ты видишь вокруг?

Фелиса слегка скривила мордочку, потому как упоротое непонимание со стороны некоторых особей вызвало у неё небольшую хвостоболь. Вовсе не от того что кто-то просто не понимает, а от того, что это приводило к крайне затхлой обстановке в космофлоте. Если бы не сквирячьи поставки, никто из большинства бы и ухом не мотнул, чтобы что-нибудь сделать.

- Это стыкуется точно, как кубики конструктора, - заверил Сурик, - Нельзя просто так взять, и иметь разум. Или ты направляешь его деятельность по ходу шерсти, или она идёт против оного. Если ты вообще избавляешься от деятельности разума, значит сделает кто-нибудь другой, и ты уже не сможешь повлиять.

- Примерно это я хотела тявкнуть, - тявкнула примерно это Фелиса, - Давнище ведь что было? Прилетели какие-то недоумки и стырили с Пролесья вот такенный клубок лисо! Подумать страшно... А сейчас пусть прилетают, будут не рады.

Трёххвостые, собравшись в мелкие тявкающие кучки, шли по гребню длинного холма на краю речной низины. Начал накрапывать дождик, приятно холодя разгорячённые носы.

- Фел, я не совсем про это, - сдал хвостом вперёд Рурыг, - Я не ставлю под сомнение, что, учитывая обстановку, с космофлотом лучше, чем без оного. Я не понимаю, почему вы с Суром такие радостные, гусака вам в кулебяку.

- Потому что нечего нам грустить, - пожала плечами Фелиса, - С чего? Риск оправданный, чтобы совсем уж напрягаться пришлось - вряд ли, наворотим невообразимой полезняшки и максимум через пол-года будем восвоясях, видеть ваши пуховые морды.

- Дай то Нить, - буркнул Рурыг.

Пока что Нить дала уже конкретного дождя - под сильным ветром струи пошли горизонтально, прибивая пыль и шурша по траве и листьям кустов; река враз покрылась рябью, как ощипаная курица. Поскольку холодов никто резонно не ожидал, дождевиков не брали и оттого сразу вымокли почти до нитки - шерсть была довольно плотная, чтобы не совсем промокнуть на обратной стороне лап, например. Кто-нибудь мог бы и зафыркать, но только не трёххвостые - они затем сюда и шли, собственно, а никак не за кормом, который, повторимся, можно было и в агроутилизаторе купить. Фелиса подставляла мордочку дождю с не меньшим удовольствием, чем до этого радовалась сухому ветру - и она была ни разу не оригинальна в этом. Стоит тявкнуть вдобавок, что спайдерфоксы не делали вид, что дождь вообще не доставляет им неудобств - он доставлял, но такие, которые стоит принять как есть.

- Я слышал... - тявкнул Лозус, серо-сиреневой окраски лисо.

- Я тоже слышал, - пафосно ответствовал Сурик, - И сейчас слышу.

- Да. Слышал, что как раз примерно в той стороне, куда вы собираетесь лететь, - лис махнул лапой в сторону, показывая, - Что там есть большая область пространства, неподконтрольная Союзу.

- Есть, - подтвердила Фелиса, - Так называемая Треспассия. Там вообще какие-то мутные дела происходили... А ты это к чему?

- К тому, что надо бы быть готовыми к, - Лозус показал лапами, к чему надо быть готовыми. Вышло, что к битью морды.

- Это в полной независимости, - улыбнулась лиса.

- В полной независмости от того, есть ли вероятный противник? Это невозможно!

- Ну конечно. Грызи так всю дорогу делают, и ничего, не развалились.

- Грызи, грызи, грызи... - пробурчал Рурыг, - Куда ни мотни, везде грызи.

Трёххвостые рассмеялись. Лозус, запрокинув при этом голову и не прекращая движения, слетал в скользскую от дождя яму.

- Штук пять покажешь? - осведомился Сурик.

- Вон там, - показал в поле Рурыг, - Видишь, сурок?

- Вижу.

- А его нет!... Тьфу, то есть наоборот...

С такими притявкиваниями компания трёххвостых добралась до болота. Одни пары ушей сразу расположились лагерем, готовясь к разделке туши, Рурыг со вторым номером рассчёта установил на холмике рядом с лагерем пулемёт, так что теперь окопаны были как следует. Ну или точнее, гораздо лучше, чем следует. Дождь быстро прекратился, и хотя печь солнце не стало, шерсть моментально высохла на ветру, став только чище и пушнее. По небу быстро пролетали рваные белые облака, пытаясь догнать укатившиеся грозовые тучи. Сдесь лисы размотали намотки с ног, потому как предстояло шариться по болоту, и они все будут угвазданы. Правда, ничего нельзя было сделать с хвостами - окончания оных доставали до земли и неизбежно попадут в жижу, так что потом придётся мыть.

Болотная низина казалась довольно узкой и была покрыта мокрой землей с не менее мокрой травой, перемежаемой круглыми лужами - там было достаточно глубоко, с ушами, но конкретной засасывающей трясины не наблюдалось. Именно в этих лужах сидели трясошаги, потому как сверху их было не видать. Зато на глинистом склоне, что разделял болото и поле, виднелись свежие следы трёхпалых лап большого калибра. Что было неудобно делать спайдерфоксам, так это смотреть вниз - на следы, к примеру, потому как огромные уши складывались и чуть не закрывали морду.

- Проверка, - тявкнул Сурик, - Сколько носов?

Носы были пересчитаны и инвентаризованы. Они были бы пересчитаны, даже если их было бы двое, потому как при выходе на охоту спайдерфоксы с абсолютной точностью придерживались ранних договорённостей; этот устав был подтверждён всеми участниками, кто не соглашался - того с собой просто не брали.

- Проверка на ударопрочность.

Лозус взял ножик за лезвие, превратив его в молоток - потому как на ручке имелся стальной клюв; Фелиса протянула лапу, и тот шмякнул по ней с такой силой, что сломал бы кость. Сурик на это старался не смотреть, как впрочем и лиса не смотрела, когда проверяли на других. Молоток отлетел от лапы, как от рельса - только что звука никакого не было. Лиса почувствовала только сильный толчок по лапе, а сам удар показался еле заметным - действовала защита, которую таким образом собственно и проверяли. Нетяжёлый браслет на левой лапе вообще не замечался, поэтому собственно и проверяли - бывало и так, что лисо

- Ну так, пшли? - осведомился трёххвостый, и получив утвердительные кивки, махнул лапой.

Лисы втащились в залитую водой местность, чавкая тиной под ногами; держать наготове ножи следовало прямо сразу, как спускаешься вниз, потому как добыча, она же хищник, могла прятаться в любой из круглых луж, или даже зарыться в грязь, так что вообще не заметишь. Фелиса, как и остальные, внимательно глядела вперёд, но пока что ничего не заметила.

- Веером - расходимся!

Лисо увеличили дистанцию между собой, чтобы охватить более широкую полосу - теперь они растянулись шагов на полторы сотни, так что попавший в полосу трясошаг уж точно никуда не денется. Сурик подмигнул своей лисичке и отвалил в сторону, плескаясь водой под ногами. Этот момент был наиболее волнителен, потому как мог тянуться долго - когда чучело уже пытается ударить тебя клювом, это внушает, но ненадолго, а целый час прочёсывать болото и знать, что в любую секунду может клюнуть - нагружает нервы. Впрочем, подумала Фелиса, кому как не мне тренировать эти самые нервишки... Лиса слегка дёрнулась, потому как поняла, что отключается. Не всмысле потери сознания, а в смысле того, что она углублялась в мысли и начинала реагировать на сообщения глаз и ушей в чисто автоматическом режиме, что в данный момент было не к месту.

Однако было поздно - она уже вспомнила про предстоящую возню, и лису внезапно охватило сильнейшее волнение - не страх пожалуй, но шерсть всё равно непроизвольно вздыбилась на загривке. Она представила себе, что хотя все учебные бои связаны с реальностью чуть побольше, чем компьютерные игры, точно такое же может и произойти в реальности. В жизни на Пролесье спайдерфоксам не приходилось встречаться с тем, что смертельная опасность может исходить от рационально мыслящего существа, быть осмысленной. Фелиса спокойно принимала тот факт, что можно подорваться на двигателе или в результате ошибки навигации, но вот осознание того, что кто-то будет сидеть и думать, как уничтожить эскадру - оно заставляло нервно подрагивать уши. И не меньше волновало то, что рациональное мышление требовало аналогичных ответных действий...

- Кылюёооот!!

Трясошаг выпрыгнул классически, из лужи, с фонтаном брызг, и оказался на полтора лисо от Фелисы. Едва упала поднятая вода, стало возможно разглядеть рыбу - буро-серая с малиновыми плавниками, она уперла в болотистую почву две костлявые длинные лапы, делавшие её похожей на страуса. Ещё больше сходства придавала башка на вертлявой шее, увешанная гребешками и острым клювом. Этот самый клюв раззявился, и воздух пронзили страшные вопли, от каковых с непривычки можно было поседеть - но непривычных не имелось. Трёххвостые тут же начали смыкать цепь в кольцо, окружая продукт. Трясошаг - на то он и! - поднял лапу, мелко потряс ею и совершил собственно шаг, при этом переместившись метра на четыре разом, так как шагал он не по-звериному, а хвост знает как, скользил, чтоли. При этом шагнул он не куда попало, а прямо к Лозусу, так что тот отпрыгнул и махнул ножом, дабы остудить пыл рыбки.

Фелиса не сводила с трясошага глаз с расширенными до предела зрачками. Мысли крутились под ушами с рекордно большой скоростью, хотя снаружи этого и не было заметно. Чисто инстинктивно лиса обходила рыбу с фланга и перебрасывала в лапе ножик. Внезапно она осознала определённую аналогию между тем, что её так встревожило, и текущим моментом - конечно трясошаг не враг, а всего лишь глупая рыба, но всё-таки это не неживая материя. Фелиса буквально чувствовала, как маленькие глазки из-под гребней злобненько пырятся на неё. Спайдерфоксиха ухитрилась принять осмысленное решение за две секунды: лапа скользнула по браслету защитного ремиттера, палец нащупал выключатель и повернул его.

Трясошаг пытался склевать Лозуса и Сурика сразу, но ясное дело что у него это не получалось - те отпрыгивали, а когда рыба разворачивалась, старались нанести удары ножиком. Фелиса подобралась вполне близко, трясошаг сделал широкий замах шеей, как косой, но лиса увернулась, сильно выгнувшись назад. Тут организм был ударен с тыла и развернулся туда, подставив гузлище. Тогда лиса с глухим рыком рванулась вперёд, увернулась от лягнувшейся когтистой ноги, схватилась за ложноперья на хвосте рыбы и буквально подтянувшись за них, оказалась у добычи на спине - если конечно можно это назвать спиной. Пока трясошаг соображал, Фелиса вцепилась в шею небольшими, но очень острыми зубками; ощущение было такое, что кусаешь шланг для полива огорода...

Тушу общими усилиями достаточно быстро выволокли из болота, благо она для этого хорошо подходила по форме, и грохнули в лагерь, где остальные участники похода уже наточили разделочный инструмент. Загонщики же после усилий плюхнулись на хвосты и позволили себе растечься.

- Феллочка, ты так здорово прыгнула! - вполне искренне тявкал Сурик, гладя лису по ушкам, - Даже не знаю, смог бы я сам так.

- Прямо зубами! Правдивая история! - развёл лапами Рурыг.

Трёххвостые затявкали - всмысле не словами, а просто так, поржать. Фелиса была в совершенно спокойном и удобном расположении духа, но не всё прошло так гладко.

- Эй лисо, - склонив ухо, сказал Лозус, - А это что?

Он показал пальцем на длинную царапину на лисьей ноге. Судя по тому что оттуда сочилась кровь, и вообще царапина была заметна из-под пушнины, она была довольно глубокая. Её было плохо видно из-за того, что большая часть приходилась на икру ноги, где шерсть имела красный оттенок.

- Уй, лисён, ты на что-то напоролась? - встревожился Сурик, - Сейчас тыщелистника найду... Хм...

Вот именно что "хм", на Фелису уставились ровным счётом все лисо. Конечно она могла соврать, что выключила защиту после рыбы, а порезалась об ветку, но вряд ли это прокатило бы для лис. И главное, она и не хотела.

- Да, я отключила, - тявкнула она, - Сейчас было бы очень долгим объяснять, почему.

- Ффф...Фел, - выдавил Рурыг, - Ты знаешь, что мы договаривались этого не делать?

- Знаю, - грустно улыбнулась лисичка, - Так вышло.

Договорённости чего-либо не делать для спайдерфоксов были не просто так, поржать, а делом очень серьёзным. Сурик повесил уши, так что Фелле стало его жутко жалко, но теперь уже поздно.

- Не вздумай обижаться, Фел, - спокойно сказал Рурыг, - И Сур тоже... Теперь за трясошагами ходи не с нами.

- Я знаю, - пожала плечами Фелиса.

В этом отношении в группах трёххвостых существовала лютейшая дисциплина, потому как вся практика подтверждала, что иначе будет гораздо хуже. У Рурыга, например, были два брата и солисица, которые тоже были бы не прочь сходить на охоту, но ввиду некоторых косяков их твёрдо не брали. Вздохнув, Фелиса пошла заварить на костерке чаю и приступать к разделке продукта.

- И всё-таки, лись, - тихо тявкнул Сурик, когда они сидели рядом, - Ты же это не просто так?

- Сложно так. Мне нужно... понимаешь, нуж-но было рискнуть хвостом, - лисичка виновато посмотрела на него, - Я понимаю, что тебе неприятно, но ничего не поделаешь.

- Мне неприятно, но всё остальное приятно, - Сурик провёл носом по пушистому уху лисы, - Так что забудем.

Собственно, они взяли да и забыли.

На следующий день Фелису вызвали в тушкографический центр, где проверяли организмы на годность. Тут уже не наблюдалось закоса под старину, как в штабе флота - центр располагался на обширной круглой тарелке, а она в свою очередь стояла на тонкой башне, воткнутой в центр небольшого озерца. Любой не особо выходящий из леса спайдерфокс тявкнул бы, что такая штука не может стоять под собственным весом - но тут уже использовались совсем другие материалы, и штука стояла вполне надёжно, даже не качаясь на ветру. Поднявшись в лифте по башне, Фелиса поняла, что этого делать не стоило; она спустилась и повторила подъём лапами, по лестнице, ввиду чего к концу вывалила язык и утирала пот с ушей. Правда, многие особи вообще бы не осилили.

Прийдя в себя и оглядевшись, она увидела окошко под табличкой "Регистратура" и там - пожилую самку. Это вызывало уже определённую долю подозрений, потому как Фелиса была в немалом количестве всяких научных заведений и видала за свою жизнь, наверное, штук сто окошек "регистратура". И в каждом - в каж-дом! - сидела пожилая самка, причём ровным счётом все они были удивительно похожи. И при этом она не знала ни одной спайдерфоксихи в летах, которая работала бы в регистратуре. Уж кому-кому, а Фелисе такое несоответствие больно резало уши, так что появлялись мысли о клонах или ещё какой неведомой намотени.

Для начала лису отправили на общее обследование тушки, которое проводилось достаточно быстро, если не тявкнуть больше - сканеры ухитрялись незаметно и за доли секунды выудить всю информацию, и автоматика же её интерпретировала. Таким нехитрым образом она получила медицинский "зачёт" в личную карточку. Дальше было немного сложнее. Медицинщик, серо-синий северный лисо, предутявкнул, что следует провести контрольное эт-самое. Фелиса поёжилась, потому как знала, что контрольное эт-самое - штука довольно неприятная, но деваться некуда. Пришлось проглотить таблетку и подождать, пока заболит голова, а потом садиться за симулятор.

Проверка имела смысл в том ключе, чтобы мыслящая единица оставалась в рабочей способности при сильных отвлекающих факторах. Всякие там обрызгивания водой и мерцание света тоже были, но ничего более противного, чем выполнение длительной работы при сильной головной боли, придумать было нельзя. Делов было немного, распределить мелкие космические аппараты на патрулирование и следить, чтобы они засекли цели как можно дальше от контрольной сферы - но в таком состоянии это становилось не особо просто. У лисы непроизвольно текли слёзы из глаз, она щурилась, выглядывая нужное на экране, и зачастую плутала в трёх соснах. Однако жеж, в итоге результат тренировки оказался вполне приличным, и главное - была враз снята боль, ради этого стоило постараться.

- Что я терпеть ненавижу в своей работе, - тявкнул медицинщик, - Так это то что постоянно приходится кого-то мучить.

- Так это не ради зла, а таки наоборот, - заметила Фелиса, приглаживая ушки.

- Да, но так и привыкнуть можно, - хмыкнул лисо, - Ладно, отдохнёшь?

- Могу и без.

- Тогда выслушивай ещё раз, - лисо стал возиться с аппаратной стойкой, подключая приборы, - Поскольку всякое бывает, для дальних рейсов предусмотрена защита для нервной системы от перегрузок. Такой эффект, который создают эти таблетки, терпеть можно, а вот...

Он щёлкнул тумблером и слегка коснулся лисьей лапки электродом. Хотя это был явно не электрический разряд, Фелиса отдёрнула лапу и громко взвизгнула от боли.

- А вот это терпеть нельзя. При обычных обстоятельствах.

- А это что? - поинтересовалась лиса, потирая лапу.

- Резонансный шокер, - пояснил лисо, - Используется как раз для имитации боли. Так вот, определённая модификация нейронных связей в мозгу, которая у тебя уже есть после курса, позволяет ставить определённый блок.

- Она... у меня есть? - подняла бровь Фелиса, косясь на электрод шокера.

- Полностью. Просто ты не освоила использование. На самом деле, твои нервы уже просто не способны передать импульс, опасный для мозга, но ощущения пока остались.

- И как, это?...

- Путём некоторых тренировок, - виновато тявкнул медицинщик, - Вообще, та мощность которую я дал тебе на лапу, заставила бы любое лисо потерять сознание.

- Серьёзно? Это было больно, но не настолько.

- Ну вот, видишь. Если хочешь, буду сидеть тут, а так могу в соседней комнате подождать. Нужно довести до такого состояния, чтобы ты могла держать эту штуку включённой постоянно.

Фелиса слегка округлила глаза и сглотнула, но потом решительно взялась за электрод. Пару раз она получала болевой шок и некоторое время приходила в себя, но уже на третий раз почувствовала, что действительно импульс не идёт по силе выше определённой границы. Жалить себя этой штукой было сначала очень боязно, но потом лиса развеселилась и хихикая, тыкала электродом то в лапы, то в бок, и повизгивала. Короче тявкнуть, через двадцать минут с задачей она справилась, и включённый шокер доставлял очень сильное неудобство, но не такое, чтобы лезть на стену. С другой стороны, лиса тут же задумалась, не принесёт ли такая "модификация" чего-нибудь ещё, кроме ограничения электротока по нервным волокнам.

- Могут быть симптомы, - кивнул лисо, - Но незначительные и чисто физиологические, на психику не действует, это точно. Подробно можешь прочитать в документации.

- Благодарю, - улыбнулась Фелиса, - А вот ещё, со мной летит лисо, но оно не как единица, а само по себе. Ему такую штуку не ввалят?

- Нет. Кто сам по себе, тем незачем, а ты, если уж тявкнуть прямо, как часть системы управления и должна быть в наилучшей готовности. Думаю ты понимаешь, что это вообще по большей части формальность, потому как наверное ещё ни одному спайдерфоксу эти лютые меры не пригодились.

- Но лучше перемотать, чем недомотать, - согласилась лиса.

Когда перематывали в очередной раз, хотелось было подумать что ну это впень, но рациональность всё время торжествовала. В частности, общий сбор экипажа тактической группы - так и тявкали, экипаж сразу всей группы - произошёл не на корабле, как можно подумать, а на поле возле космопорта. Туда постепенно стянулись около четырёх десятков лисо самых разных расцветок и размера ушей, и пожалуй что Фелиса по ушам попала на первое место. От обилия виляющих хвостов, по три штуки на нос, как обычно зарябило в глазах. Спайдерфоксы располагались на сухой травке и песочке, прямо под блекло-голубым жарким небом, с которого припекало солнце.

- А почему экипаж - группы? - уточнил Сурик, с деловитым видом ворочая рюкзак с поклажей.

- Потому что большая часть кораблей будет в беспилотном режиме, - пояснила Фелиса, - Лисо будет размещено на одних кораблях, а управлять оно может и другими. Поэтому нет никакой привязки экипажа к кораблю.

В стороне одна из лис стала кататься по песку, поднимая пылюгу, остальные затявкали и захохотали. Нен Хубо, довольно молодой трёххвостый серо-чёрной расцветки, поржал вместе со всеми, а потом громко тявкнул, призывая ко вниманию.

- Лисо, мы собрались здесь только потому, что скучиваться в отсеках кораблей не будем.

- Что, вообще?

- Вообще. По нормам, которые проверены тысячелетиями по всей галактике, скучиваться можно только на одну десятую часть общего количества. Тобишь не более четырёх носов на отсек... за исключением пассажиров.

- Погодииите-ка, - вылез один из лисо, - Но если мы всё-таки хотим скучиться, даже если это точно приведёт к эт-самому?

- Тогда нас не выпустят, - усмехнулся Нен, - Совет космофлота принял такое решение, пока оно действует - мы обязаны выполнять.

- Как на охоте, ясно, - негромко сказал Сурик.

- Ладно, проехали. Нет так нет.

- Хорошо. Кроме того, запрещается нахождение в одном отсеке координаторов разных звеньев и номерных отделений. Как вы помните, за отсек считается не то что за перегородкой, а то что отделено секцией защиты. Поэтому если уж совсем припекает - садимся за стол у открытой двери в переборке, но каждый со своей стороны... Теперь ухитритесь проверить коммы.

Под коммами он подразумевал коммуникаторы, выполненные опять-таки в виде браслета на лапу, чтобы всегда быть под лапой, пардон за каламбур. Серебристый обруч из матового металла не отягощал, а снимать его разрешалось исключительно в аварийной ситуации, когда по другому никак. Во-первых это давало постоянную связь, вдрызг нужную, во-вторых там же был защитный ремиттер сам по себе, плюс по сигналу с комма системы корабля определяли местонахождение тушки и в случае чего принимали меры, чтобы ей досталось в поледнюю очередь. Наконец, комм содержал и передачу видео информации на проекционные очки, дабы оперативнейше соединяться с системой управления. Фелиса так и сделала, надвинув на глаза очки, загодя повешенные на уши: теперь она видела всё через стёкла, а сбоку ещё - полупрозрачный виртуальный экран системы.

- Доступ все получили? - осведомился Нен, - Хорошо. Теперь распределим номерные... У кого с навигацией совсем хорошо?

Номерными называли оперативные объединения, которые вот так, в полевых условиях - на этот раз в самом прямом смысле - формировались общими силами личного состава. Короче тявкая, кто отвечает за топливо, кто за навигацию, кто за стыковки, кто какими единицами рулит, и всё такое. Точное штатное расписание, как на отдельных кораблях, тут было бесполезно - группа могла сегодня принять тысячу новых единиц, завтра отдать их и принять другую тысячу, разделиться на пять или соединиться с другой группой - следовательно, номерные отделения приходилось назначать с ходу. Помимо номерных, были ещё общие подразделения типа навигации эскадры, оповещения эскадры, снабжения, и так далее. Благо дело в абсолютном большинстве случаев сводилось к контролю, так что справлялись по двое-трое, и то с учётом круглосуточного дежурства.

Сначала проводили обтявкивание, кто не против чего и кто за - но это было похоже на обычные взнорные тявканья, так что справлялись быстро. Целые годы, проведённые за симулятором, показывали, что Фелиса хорошо справляется с использованием котанков, и она думала взять это на себя - но оказалось, что лисо не лыком шиты и есть те, кто справляется ещё лучше. В итоге получилось так, как получилось; участников приглашали к месту, где сидели ответственные уши, заносившие данные, что называется, в протоколы, и задавали окончательные вопросы. При этом собственно из этих ушей лично присутствовал только Нен, а остальные связались по коммам через Сеть.

- Фелиса Дыкировна Краснозорька, - тявкнул лисо, сверившись со списками на своём виртуальном экране, - С условиями пребывания на службе в космическом флоте Пролесья ознакомлена и согласна?

- Полностью, - кивнула лисичка.

Нен слегка пырнулся на неё, только сейчас заметив, что лиса особенно прелестна; как это обычно бывало с трёххвостыми при переходе от бытия в дичи к бытию вне дичи, она одела чёрно-красные майку и юбку, а не под цвет местности, как раньше, и оттого пушнина казалась ещё пушнее. Лисо мотнул ухом, сбрасывая отвес челюсти.

- К личной ответственности за свои действия собственными ушами готова?

- Готова.

- В таком случае, товарищ лисо координатор третьего уровня, - чёткими формулировками отттявкал Нен, - От морд всего коллектива прошу принять под командование вторую группу иголок, номерную четыре.

Ух ты, подумала Фелиса, и тут же поправилась - а что там ещё-то есть, кроме номерной четыре? Она конечно уже изучала данные по походу и знала, что из семи "иголок" в эскадре пять входят в 4ю номерную, как однотипные; две другие были объединены в 3ю, а ещё был крейсер типа "Трилапка", плюс мелочь.

- Понятно тявкнуто! - отрапортовала Фелиса, - Можно приступать?

- Можно. Коды доступа получишь в ближайшее время, - лисо улыбнулся и пожал ей лапу, - Кстати рад познакомиться. Ты...

Он уловил, что рядом стоит ещё один трёххвостый, похожий на Фелису, и вспомнил про Сурика.

- ...всмысле вы, откуда родом?

- Багровое взгорье, долина Рах-Рётки, - ответила лиса, - А ты?

- Ууу, я моржа, - захихикал тот, - Оленекамск, за полярным кругом... Ладно, ещё потявкаем потом, время у нас надеюсь будет выше ушей. Сейчас смотри сама, как лучше размещать команду и начинать это самое.

- Четвёртая номерная, встаньте вдоль! - громко тявкнула Фелиса, чтобы все слышали.

Лисо без особой спешки встали вдоль, отделившись от общей кучи. Было их тут носов двенадцать, не считая Фелисы с Суриком, так что они тут же скучились кружком, составив снаружи сплошную пуховую стену хвостов. Над чем собственно и не приминули поржать, но быстро вернулись к делу. Красно-песчаная сначала оглядела трёххвостых и не обнаружила ничего неправильного, разве что одна всё время трясла головой с высунутым языком, никак не выходя из режима "радостный щенок". Фелиса склонила ухо, но потом заметила, что у неё на лапе не космофлотский, а обычный комм, стало быть пусть себе делает, что заблагорассудится. Остальные лисо были достаточно обычные - были и южные, и северные, и те которые посередине между ними. Как было выяснено, из дюжины носов десять были в команде, ещё двое, как и Сурик, в нагрузку. Ну, десять единиц - вполне достаточно для такой намотени. Жать друг другу все лапы лисо не стали, потому что обалдели бы, а просто тявкнули хором, что мол, привет, и тут же начали распушать.

- Обрисовываю обстановку, - тявкнула Фелиса, открыв экран у себя перед глазами, - В нашем распоряжении пять иголок М12. В данный момент они деактивированы и находятся в разных местах звездокруга...

Под звездокругом она подразумевала систему солнца Пролесья. Поскольку все звёздные системы имели эклиптику, в которой лежало большинство орбит составляющих объектов, на картах системы были плоскими кругами, и так и тявкали - звездокруг, или просто круг.

- ... две находятся на орбите Свечки, ещё три - на орбите Снежка...

Под Свечкой она опять-таки без оригинальности подразумевала четвёртую планету системы, видимую как красная точка и оттого названную Свечкой. Снежок соответствовал названию в том плане, что был девятой планетой и покрывался толщенным слоем снега из замерзших газов.

- ...Соответственно в первую очередь нужно будет их активировать и поставить в походный порядок. Причём сделать это можно практически прямо отсюда, - усмехнулась Фелиса, - Всмысле пока соберёмся да займём места на корабле, можно прогнать все проверки и подготовить программу. Вопросы?

- Топливо! - тявкнул Мукрот.

- Покороче не мог выразиться?... Кхм. Топливом занимаемся не мы. У третьей номерной иголки в два раза мощнее наших, поэтому таскать бачки и нагребать в них - это их забота. Первично все наши иголки полностью заправлены активированным водородом, пополнять будем в связке. Мы занимаемся вот чем, - Фелиса покрутила лапкой в воздухе, прокручивая экран, - На иголке Љ213 пристыкован модуль дистанционной диагностики и ещё один - внутренних ремонтных ботов. На основном корабле тоже есть, этот резервный. Но также немаловажно, что на иголке Љ101 пристыкован весьма серьёзный механизм, автофабрика ложных целей. Её придётся подкормить ресами, для чего следует немедленно отправить ресурсер, потому как по дороге будет некогда.

- Да это недолго, - пожала плечами Вииса.

- Как тявкнуть. Неделю назад добычу в звездокруге Пролесья закрыли, так что лететь к соседнему.

- Намотнец!

- Ресурсеры в ведении первой номерной, - продолжила Фелиса, - Когда они включатся, тут же их нагрузить. Далее, мы всем составом размещаемся на базовом корабле эскадры, крейсере типа "Трилапка" "Лисий Клык", наш отсек восьмой. Центральной секцией обитаемых отсеков пользуемся по очереди с остальными. Вопросы?

- Почему? - опять блеснул краснотявканьем Мукрот.

- Потому что на наших иголках вообще нету обитаемых отсеков, - пояснила лиса, - А учитывая, что идти будем в связке, это вообще не помешает.

Далее следовало распределить привязку к операциям внутри группы, назначить коды опознавания, присвоенные именно сейчас конкретному оператору, и всё такое. Собственно из "всего такого" деятельность космонавтов в основном и состояла, но сделать это больше просто некому, потому как автоматика не способна на действительно осмысленные решения. Немного начавший пропускать тявканье мимо ушей Сурик вдруг заметил, что оно уже закончилось и лисо растекаются буквально во все стороны.

- Нну и... - почесал он затылок, - Что дальше?

- Пошли собираться, - потрепала его по уху Фелиса, - Хотя поход можно тявкнуть уже начался, мы можем ещё собрать барахлишко и попрощаться со своими.

- О как, - глубокомысленно хмыкнул Сурик, выпячивая челюсть, - А я думал, в космопорту собрались, чтобы сразу туда.

- Успеем, - заверила его лисичка.

Домой добирались на рейсовом аэробусе, толстой летающей тефтели навроде автобуса, только летающей. Усевшись на задний ряд сидений, зверьки слегка почесали друг другу за ушами и блаженно растеклись; в салоне дребезжали поручни, попахивало топливом и задувал ветерок из открытых окон, пахнущий уже лесом и полем. По проходу полупустого транспорта туда-сюда бегали два спайдерфоксёнка.

- Как тебе показались эти лисо? - спросила Фелиса, глядючи на Сурика.

- А что? - пожал плечами он, - Лисо как лисо.

- Это я и хотела услышать, - улыбнулась она, - Правда меня слегка тревожит, что там такой молодняк.

- Этот молодняк такой же, как и мы с тобой.

- Это и тревожит. Не тявкну что сильно, но всё же.

- Да лаадно, лисён, - отмахнулся Сурик, - Надо с чего-то начинать, правда?

- Угу. Знаешь, сколько из нас уже учавствовали в таких маневрах?

- Никто? - резонно предположил трёххвостый.

- Один Нен, в звездокруге Невтупиша. Да и то рулил одной иголкой в составе группы из тридцати двух.

- А ты откуда это знаешь?

- Смотрела личные карточки. Вот и получается... - Фелиса повела ушами, - Даже не знаю, как тявкнуть.

- Ну, тявкнуть можно различными способами, - растёкся мыслью Сурик.

- Ладно, начну прямо сейчас, - предутявкнула лисичка, и начала.

Казалось бы, проще чем нитку намотать, отдать команду кораблю следовать в нужное место. На самом деле сразу вылезали кучи опций, которые следовало проверить и осмысленно подтвердить или изменить. В звездокруге Пролесья происходило достаточно интенсивное движение космических аппаратов - не настолько, как на узловой транспортной станции, но тем не менее. Ввиду этого следовало координировать действия с диспетчерской службой, чтобы не направить две группы кораблей лоб в лоб. Такого столкновения, как кпримеру на железнодорожной ветке, быть не могло в принципе, из-за свойств самих аппаратов, но вот неразбериху можно было создать - помилуй Нить.

Фелиса подключилась к системе управления - так называемому, непонятно с чего, "боров-командиру"; это была операционная система для различных программ - рулителей по различным темам, и оснвной программы визуализации данных - тактик-экрана. Подключившись, лиса обнаружила, что остальные тоже схватились сразу и все как один висели на линии, хотя сейчас точно также ехали по домам или ещё куда. Трёххвостая переключилась на звуковую связь:

- Все тут? Тогда, может, сразу разнарядку?

- Нельзя просто так взять, и провести разнарядку, - пробормотал Сурик.

- Знач та, - продолжила Фелиса, получив одобрение от лисо, - Мукроту взять автофабрику, прогнать тестирование по стандарту и пробить, что с ресами. Вииса - тоже самое с ремонтным модулем. Остальным взять иголки, активировать, опять-таки прогнать тесты. Обо всех обнаруженных косяках сообщать мне. Если всё в норме, по обычной процедуре выводите иголки на точку сбора эскадры. Она вот здесь, возле "Лисьего Клыка". Есть ли?

- Есть, - протявкнулся Вуг, - У меня глючит код опознавания.

- И ты не знаешь, что с этим делать? - хихикнула Фелиса, посмотрев, - Короче, сообщение в диспетчерскую для замены кода.

- А почему оно?

- Система распознаёт определённые сочетания символов как сокращения. В кодах само собой она этого делать не должна, но делает, а убрать косяк - значит перелопачивать всё мягкое или громоздить не особо нужные аддоны.

- Вопросов больше не имею.

- Видишь, какая намотка? - тявкнула Фелиса Сурику, - Элементарнейшая штука, а уже был бы стопорный косяк. Преодолеть его может только разумное существо.

- И всё же, разве мы не можем смоделировать разумное существо в автоматике?

- Можем, но это откровенная глупость. Разумный автомат точно также будет думать о посторонних вещах, зевать, да и вообще резонно подумает, а с чего бы ему выполнять команды менее совершенного разума. Зачем делать искуственное, аналогичное естественному? Только если последнего недостаточно по количеству.

- А да, слышал это, - кивнул Сурик, - Натурально, не хотелось бы, чтобы такой мощью полность распоряжались неведомые электронные мозги. Куда приятнее, когда ей распоряжается твоя собственная лись.

- Вот! - тявкнула Фелиса, - Это и есть научное обоснование.

В то самое время, как многохвостие растекалось по планете, мысленная деятельность этого многохвостия начинала давать плоды. В девятиста миллионах километров от Пролесья, на дальней орбите вокруг Свечки, плыли в пространстве "иголки" - очень приличной длины, более двух километров каждая, пока что они освещались только дежурными лампами, чтобы кто не вписался случайно. Издали это было незаметно, но на самом деле "иголка" не была монолитным кристаллом; корабль состоял из секций, перемежаемых углублениями в корпусе, опоясывающими вытянутую пирамиду кругом. В этих, как кое-кто выражался, впуклостях, находились активные зоны силовых установок - "конфорки". Вся вытянутая шестигранная пирамида была нарезана на такие дольки, как батон, а в кормовой части переходила в такую же, но значительно менее вытянутую; там не было конфорок, а размещалось всё остальное, кроме силовой установки, оборудование, и места под заменяемые модули. При этом все отрицательные формы рельефа на корпусе пирамид закрывались почти полностью прозрачной мерцающей завесой - так называемой линзой искривления. На самом деле линза закрывала весь корабль и являлась его неотъемлемой частью - в активном состоянии, но частично она проходила не над, а под верхними панелями металла.

Трёххвостые из номерной четыре, науськанные Фелисой, по общим каналам управления достучались до "иголок" - по звездокругу действовала и сверхсветовая связь, так что ждать несколько часов не требовалось - и автоматика получила команды на запуск прозвонки и продувки. Коротко это называлось ПЦ - Проверка Целостности. Аккумуляторы позволяли сделать это до, а не после запуска основных агрегатов, что давало больше гарантии, что сам запуск пройдёт успешно. Фелиса с Суриком только вышли с аэробусной остановки и пошли через степь к дому ближе, а Мифт уже затявкнул, что собирается "разводить пары". Шагая по родной степи и чувствуя запах высушенных на горячем солнце трав, лиса одновременно видела на экране, как поползли с нулей показатели "иголки" Љ92 - нормально так пошли, уверенно. Основной агрегат - тот что производил энергию, перемещение и он же был оружием - пару раз "чихнул", но потом вышел на режим прогрева и закрутился. Тактик-экран показал, что пространство вокруг "иголки" слегка согнулось в трубку. Успевшие притянуться к массивному кораблю за время стоянки частицы и газ взбаламутились и разлетелись в разные стороны. Изделие слегка засветилось фиолетовым из "конфорок" - на самом деле так показывал только тактик-экран, в натуре там ничего не было видно ради маскировки.

Здоровенный корабль сдвинулся со своего места на орбите - сначала с небольшим ускорением, потом всё быстрее и быстрее, так что оптические приборы уже потеряли бы его из виду. "Иголка" устремилась на указанную точку по гиперболической траектории, потому как прямую линию слегка кривило тяготение планет, в основном Свечки. Фелиса видела эти кадры очень много раз, но теперь это был не симулятор, что заставляло вспушать уши. Парой щелчков курсора она могла остановить эту громадину, или направить в другую сторону, или ещё чего! Конечно кое-какая задержка при прохождении команды есть, но она не критична.

- Ваф! - тявкнула лисичка от избытка чувств, напугав случившихся рядом сайгаков.

Сурик только усмехался и тоже погружался в размышления, потому как следовало ничего не забыть. Лисо прошли километров двадцать от шоссе до фелисиного дома - но там ожидались и суриковские родичи, пришедшие проводить. День начинал клониться к закату, что способствовало, так как при сдешней жаре даже тявкать лень, и многие выходят только к вечеру. Степь дрожала в потоках восходящего воздуха, звенели насекомые, и казалось было слышно, как бьют в мешки хомяки. Высоко в небе парили большие серые птицы, высматривая как раз тех, кто бьёт в мешки неосторожно. Трёххвостая невольно покрутила головой, оглядывая небо и пытаясь сообразить, в каком направлении находится Свечка и "Иголка", но потом бросила это занятие - какая разница, всё равно ничего отсюда не увидеть. Зато главный локатор "Клыка", если его направить на планету, легко разглядит идущие по степи организмы.

У изгороди из едва обожжёных кирпичей ходоков встретил сторожевой петух Маслице, и как обычно попробовал наброситься с жутким квохтаньем и хлопаньем изрядно ощипаных крыльев. Сурик отпихнул птицу ногой, загнав по другую сторону забора, где она и бегала с негодующим "кееееее?!", царапая кирпичи когтями. В общем, петух делал вид, что дайте только перелезть забор, порвёт как подушку - на самом деле забор он легко перелетал, просто терпеть как кто-то ходит по участку не мог, а получить в тыкву конкретно - тоже не любил. Фелиса помнила, как ещё маленьким лисёнком пряталась с друзьями от петуха - не этого конечно, но тот был не особо слаще. Честно тявкая, в хозяйственном плане петух был не нужен вообще, а держали его чисто поржать. Хотя конечно его никто и не держал, он сам от кормушки ни-ни.

В самом доме, который был одноэтажный и крайне ломаной ступенчатой формы, так как надстраивался уже лет двести, на подоконниках сидели пушные, но тощие южные кошки. По сравнению с ними лисо было просто жирное, хотя как отмечалось, Фелиса имела довольно мощное для спайдерфоксихи тушкосложение. Данное время называлось "второе утро", потому как обитатели просыпались после дневного пика жары и готовились повозиться где-нибудь до полуночи, а некоторые и до рассвета. Слышались звуки ложками по кастрюлям, откуда-то негромко бубнило радио, и пахло щами и котлетами, вызывая слюноотделение.

Старые лисо, такие как фелисин дед, помнили ещё времена до того, как Пролесье было обнаружено Союзом, а оттого в этой довольно суровой местности слюноотделение иногда происходило от одной мысли о корме насущном, чего сейчас никак нельзя представить. По помещениям, заполненым прохладой и полумраком - потому как снаружи слепящего света хоть отбавляй - шастали песочного цвета спайдерфоксы с большущими ушами и красными лапами. У Краснозорек этот второй цвет был особенно насыщенный, за что собственно они так и назывались; в частности мать Фелисы, Рария, отличалась ярко-красными окончаниями ушей и такими же волосами. Лисо застали её за нарезанием лука в пирог, чему все и порадовались, разве что кроме пирога, который овощевал.

Количество тявканья и мотания хвостами, сухо выражаясь, превысило среднегодовое значение в несколько раз. Оказалось, сюда уже сбежались все, кто слышал про событие и хотел лично тявкнуть, и их набралось довольно много. Не только набралось, но они собственно взяли и тявкнули...

- Нельзя просто так взять, и тявкнуть, - побурчал себе под нос Сурик, но его никто не услышал.

Тобишь Фелиса выслушала одобрения речь много раз, и ни разу - речь непонимания, хотя она этого и ожидала. Её родители очень туго представляли себе всю эту кухню - они отлично представляли себе степь, леса, горы и небо, но когда дело доходило до мирового пространства, тут у них опадали уши и округлялись глаза. Несмотря на это, стремления своей дочери они поддерживали, как не имеющее минимум, никакого вредоносного действия. В общем, лисо потявкивали исключительно доброжелательно безо всяких поправок. Правда, Фелиса немного скривила и сказала, что Сурик хоть и не координатор, но всё равно в команде - а то могли бы посыпаться вопросы, а нельзя ли взять с собой ещё лишних хвостов штук сто, раз три можно, и отбазариться может быть трудно.

Без этого только сыпались вопросы, как же её угораздило. Комповая сеть, само собой, симулятор и онлайновые тренировки в составе многих морд, потом более вдумчивое изучение вопросов, снова бесконечные прогоны на симуляторе, тявканье в адрес соответствующих служб космофлота - тобишь, отдела кадров...

- Слушайте, звери! - хмыкнула Фелиса, - Я вообще-то секрета из этого не делала, а начала всю возню всерьёз наверно лет пять назад. И что, теперь вы удивляетесь, откуда оно?

- Да нет, - засмеялся её отец Дыкир, - Мы всё помним, просто и правда удивляемся. Одно дело когда кто-то там взял, да и вылетел в космос, а совсем другое когда собственное родное лисо.

- Кстати! - тявкнул кто-то, - Вы вообще по что?

Фелиса провела лекцию по поводу того, по что они.

- ...и для того чтобы иметь возможность сооружать обитаемые автономные структуры - или проще тявкнуть строить миры, потребуется ещё вооот такенная гора работы. Но она ничтожна в сравнении с тем, что пришлось бы сделать без помощи Союза. Фактически сейчас мы начинаем с того уровня, что был достигнут за многие тысячи лет научного прогресса.

- Я слышал, - сказал суриковский отец, - Что "иголки" это буквально мусор, осыпающийся с ёлок.

- С одной стороны так, - кивнула лиса, - С другой - этот мусор способен сдвинуть с орбиты планету.

Сурик помотал пальцем туда-сюда, обращаясь к папане, и тот пожал плечами. Фелиса не любила реакционных речей о том, что куда ни чхни - везде грызи, и затевать байду прямо сейчас явно было излишним. Тем временем произошли несколько событий - во-первых стемнело, а во-вторых подоспел корм, поставленный готовиться. Всё многолисие выкатилось из дома на центральную дорогу посёлка, широкую и покрытую мягким песочком. Поскольку ночью никто не ездил - да и днём редко - то можно было тут рассесться с удобством, уж если что - подвинуться недолго. На дороге было особенно удобно играть в вышибалы, причём в качестве мяча использовали кого-нибудь с завязанными глазами. Случилось так, что тут уже вряд ли кто взялся отрицать, что везде грызи. Один из лисов тявкнул, призывая ко вниманию:

- Пырнитесь-ка!

Он включил фонарь, осветив дряхло-кирпичную изгородь: на ней в рядок сидели штук двадцать пустынных жёлтых белок с полосатыми хвостами и маленькими, в сравнении с лесными белками, ушами. Грызи замерли на пару секунд, а потом прыснули в темноту.

Многие от смеха катались по песку, но потом сделали и выводы: гулянка мешала дрыхнуть зверькам, которые ничего не понимали в том, почему это происходит. Дыкир вытащил из дома две здоровенные акустические колонки и включил на громкую тишину, тобишь на резонансное подавление звуков - теперь тявканье, вой и взвизгивания были слышны только на площадке в сотню метров, а дальше сразу гасли.

Лиса отдельно посидела со своими родителями, гладя их по пушным хвостам и ушам, отчего происходило повышенное довольство среди наличных лисо. Фелиса внимательно смотрела на них, насколько это возможно в свете костра и дальних фонарей, и не различала на мордах никаких признаков хвостоболи, что очень радовало. Конечно они не горели желанием намеренно услать дочь в другой сектор галактики, но и нисколько не делали из этого проблемы. От этого на лису накатывало нежностью к своим родичам, и она снова ласково тёрлась пушниной о пушнину - правда, потом тявкнула и словами.

- Я понимаю, что вам было бы спокойнее, - тявкнула она, - Если бы я работала где-нибудь на Пролесье.

- Спокойнее, но не лучше, - ответил Дыкир, - Это же твоя мечта, лисёна, мы знаем. А бегущую лису, как тявкает народная мудрость, нельзя хватать за хвост.

- Да, мы за тебя рады! - подтвердила Рария, - Диковато причём.

Трое покатились со смеху, чуть не попадав с бревна, на котором сидели.

К Фелисе подошла Тэна, её давняя подруга из серых, и лисички немного скользнули в сторону от общего многохвостия, в тень низкой кроны дерева, лезшей через забор. Красноухая провела лапкой по знакомой серой шёрстке.

- Никогда я не думала, что такое может быть, - тявкнула Тэна, - Фелла, в межзвёздный поход! Замотаться.

- Эт почему? - хмыкнула Фелла, склонив ухо; от склонения уха зашелестела листва на сквозняке.

- Потому что здесь, - серая показала под уши, - У нас ещё много первобытной глупости. Ты очень красивая самочка, Фелла, поэтому первое что думает лисо - это то что самочка красивая, а не про что-то ещё. Оттого и это дурацкое удивление.

- Люто обоснованно, - захихикала Фелиса.

- А ещё я хотела тебе тявкнуть, - немного нерешительно тявкнула Тэна, - Что у меня какое-то предчувствие по поводу вашего похода.

Фелиса поперхнулась воздухом и слегка вытаращилась.

- Какое-то?

- Да, именно какое-то, - подтвердила серая спайдерфоксиха, - Я не знаю, как это интрепретировать.

- Даже в плане того, хорошее или плохое?

- Даже в этом плане, - Тэна виновато пожала плечами.

- То есть ты хочешь тявкнуть что? - задумалась Фелиса, - Что, как тявкает Сур, нельзя просто так взять и отбуксировать на Пролесье моторный завод?

- Думаю, что примерно так.

- Ну ладно Тэн, и на том благодарность, - улыбнулась лиса, - Я не знаю, как у тебя появляются эти предчувствия, но чаще всего они неспроста.

Они действительно были неспроста, так что стоило запомнить. Остальные же лисо притащили веток и зажгли костёр прямо посередь песчаной площадки, где дорога была широченная из-за разбитости. Яркие оранжевые искры с треском улетали в звёздное небо, и задрав мордочку, лисичка думала о том, что именно там сейчас собирается возле "Лисьего Клыка" эскадра из иголок, как бы это смешно ни звучало. Конечно, "эскадра иголок" звучит не особо впечатляюще, зато столько-то единиц мощности в общем залпе, выраженные числом в пятизначной степени - это уже ни разу не шутки.

Запаливши же костёр, лисо выстроились кругом, свыли букву "у" в различных интонациях, но главное - намотали нитку из ворса с хвостов, как они это обычно и делали, только не просто так, а вплетая туда пух со всех хвостов сразу и передавая нитку из лап в лапы. Получалась натуральная общая нить, так тявкнуть. Тэна, будучи ведьмой... на самом деле называлась она не ведьма, но все кто нишиша в этом не смыслил, называли ведьмой - так вот, серая лиса произвела над ниткой ряд пассов, закрутила её в узелки и передала Фелисе. Та подождала, но объяснений не последовало.

- Тэн, эт что?

- Ворсяная нить, - резонно тявкнула она.

- Глаза у меня на месте. Я спрашиваю, зачем она?

- Мм... ну кааак тявкнуть... - почесала за ухом та, - Затем, зачем ты сама посчитаешь.

- Ничего не поняла. Хотя... Так это мне?

- Тебе, - склонила уши Тэна, - Наша звёздная лиса.

Трёххвостые тоже склонили уши, так что Фелису слегка пробрало дрожью - никогда ещё близкие лиси не смотрели на неё такими глазами, даже сложно тявкнуть, какими именно. По крайней мере, нитку она убрала в такое место, чтобы та всегда была с ней - за неимением на юбке карманов, привязала к браслету комма. Ну и помимо своей воли, на всю жизнь запомнила эту ночь в родном посёлке.

Ещё до рассвета, лишь слегка подрыхнув, Фелиса и Сурик вышли по прохладе и двинули пешком к аэробусной остановке. Алая заря светилась с восточной стороны неба, в низинах висел туман и даже хомяки пока что спали. Подсвеченная солнцем, на фоне тёмного неба прошла "Иголка", где-то километрах в ста от поверхности, так что виделась она слегка вытянутой блестящей точкой. У лисо однако не было желания таращиться на иголки, потому как они подозревали, что ещё насмотрятся выше ушей, и глазели на землю. Фелиса сама определила, что перебираться на базовый корабль, сиречь базкор, следует, собравшись всем сразу в одном месте при помощи наземного транспорта. Сурик, как некопенгагенный организм, сделал бы по другому, а лиса знала, что тратить всуе ресурс межзвёздных кораблей, используя их вместо такси - лютое расточительство. Ввиду этих соображений фрегаты, приписанные к эксадре, оставались в заглушеном состоянии на стыковочных узлах базкора, а за лисятиной был вызван малый аппарат "Фрога", в который штатно влезало восемь единиц, а нештатно и дюжина спокойно влезет.

Через два часа с пересадкой они добрались до аэропорта - лёгкому аппарату особой площадки не требовалось - и Фелиса убедилась в лисоналичии. В его количественных показателях, так тявкнуть. Убедившись, она открыла программу "рулитель запусков" и сформулировала команду для аппарата. Очки всё ещё были при ней - что неудивительно, а комм тем более. Хотелось спать, трёххвостые откровенно зевали во все пасти, но тут особо напрягаться не требовалось, так что они так и дремали стоя, облокотившись друг об друга. Фелисе оставаться в реальности было ещё сложнее, потому как вдобавок к сонливости она видела тактик-экран, который показывал, что иголка Љ188, из третьей группы, лопает вещество в хромосфере звезды, создав гравитационный вихрь - короче тявкнуть, набирает топливо, каковое в замороженном виде будет прицеплено к связке кораблей. Те тысячи тонн, что корабли резали со звезды, были для неё настолько незаметны, что в ближайший миллион лет это не могло повлиять на светило, а потом можно и запилить.

- Ресурсер ожидается через три часа, - сообщил Мукрот, - Если что, поймаем по дороге.

- Уж поймай, - кивнула Фелиса.

"Фрога", похожая на гибрид вертолёта и ракеты, только без винта, спикировала сверху под прямым углом к горизонту, повернула за сто метров до земли, за три секунды изменила скорость на пять тысяч километров в час, и выпустив обычные колёса, уселась на площадку метрах в двухста от лисо. Никто и нить не успел мотнуть, как по бокам машины открылись двери, вбок, как в маршрутке. Сходство было усугублено тем, что все тащили с собой достаточно большие рюкзаки, которые пришлось пихать внутрь.

- Как на фармазоне! - хмыкнул Сурик, и все заржали.

Под фармазоном он подразумевал центральный базар в посёлке Фармазово, знаменитый своими тюками и вообще тем, что это был единственный на планете настоящий базар. Как бы там ни было, многолисие упаковалось по три штуки на два кресла, после чего пришлось снова включать автопилот, так как рулить, будучи зажатым, чревато. Перегрузок, само собой, не чувствовалось, потому как они были невыносимыми даже для металла и нивелировались действием движителей аппарата; корпус только вибрировал и издавал от этого вторичные звуки. Судя по этим звукам, машина катилась на колёсах по мелкому гравию, причём по колено в воде - на самом деле "фрога" так же свечкой взвилась вверх, вышла из атмосферы и направилась к базкору.

- Кто ещё не покидал Пролесье, того поздравляю, - хихикнула Фелиса, - Вы таки покинули.

- Ах да, - тявкнул Сурик, - А ты когда успела?

- Была на Ёлке Трёх Хвостов на тренировках. Хотя это несколько разные вещички.

Ёлка Трёх Хвостов была кораблём с бортовым номером ноль в пролесском космофлоте, и это действительно была настоящая беличья Ёлка, умышленно приспособленная к тому, чтобы натаскивать спайдерфоксов на прикладные операции. Более того, там имелась команда сквироморфов и простых грызей, прочищавших соль, потому как без этого толку от корабля было бы куда меньше. В окнах, которые позволяли глазеть в любую сторону, с заметной скоростью удалялась родная планета, окружённая голубым сиянием азотно-кислородной атмосферы; эскадра собиралась "чуть" подальше, в сорока миллионах километров. Такие расстояния "фрога" проходила за минуты, причём при самом экономном в плане ресурса режиме, а на форсаже за секунды. Когда во всех окнах повисла одна только панорама звёздного неба, трёххвостые притушили тявканье и поприжали уши - никогда ещё им не приходилось видеть такого своими глазами! Хотя в планетарии конечно видели, чтобы представлять.

Вииса, светло-серенькая с сиреневыми разводами лиска, довольно опасливо потыкала когтем в обшивку корпуса, которая натурально с виду казалась не надёжнее, чем стенка упомянутой маршрутки. Глядючи на это, повёл ушами и Сурик.

- Слушай, лисён, а что на случай... ну, теоретический... на случай разгерметизации?

Фелиса, погружённая в свои мысли, слегка поперхнулась от такого вопроса.

- Вот, - она показала комм, - Сдесь ремиттер.

- Я думал, он не поможет дышать в вакууме.

- Само собой нет. Но когда внутреннее давление попытается разорвать туловище, защита загонит туловище в стазисное состояние. Если бы там было давление близкое к атмосферному, но без кислорода - не помогло бы. На этот случай можно активировать "заморозку" влапную.

- Ах да.

- Ждигурда, - беззлобно передразнила Фелиса.

На самом деле она не думала, что подобные провалы в памяти - признак бакланности. Она сама рвалась в космос последние лет... ну, возраст минус пять. А Сурик узнал, что он оказывается космонавт, внезапно и три дня назад. По крайней мере, объяснения успокоили и Виису, и остальных, возможно сомневавшихся, что можно безнаказанно подышать вакуумом. Оказывается, не совсем безнаказанно, но можно.

- А пограничный контроль где? - осведомился Алуш, тявкая с задних рядов сидений.

- Был на орбите, - пояснил Мукрот, - Станции сканируют всё, что покидает планету или тем более приземляется.

С этим тоже возня будет размером с четвёртый хвост, подумала Фелиса, но решила пока забыть, глядя на приближающуюся голубую точку прямо по курсу. Точка быстро выросла и стало ясно, что сливаются сигнальные огни зелёного и красного цветов, мерцающие на оконечностях корпуса "трилапки". Корабль выглядел достаточно впечатляюще, отсвечивая серо-фиолетовой окраской поверх маскировочного покрытия - именно поверх, покрытие диффузно выходило наружу через защитный слой, когда требовалось.

- Здоровенная лохань!! - не удержался тявкнуть Сурик, прилипший к окну.

Вместе с задними радиаторами цилиндрической формы корабль по длине превышал три километра; состоял он из трёх "иголок", состыкованных треугольником, а вместо четвёртой стоял нарочно сделаный модуль, содержавший системы управления, жилблоки, ангары мелочи, стыковочные узлы и прочую подсобщину. Спереди между торчащими клиньями "иголок" имелась сфера, состоявшая из сквозных конструкций и оттого прозрачная - локатор дальнего обзора, наиболее мощный в эскадре. В остальном из массива выделялись ещё три штуковины метров по двести каждая, похожие на раскрытые пасти или тиски - это были гравитационные установки "Ущип", так сказать, лапы корабля для разных нужд.

"Фрога" зарулила в нишу в верхней ( или нижней, смотря как повернуть корабль ) части центрального модуля; снаружи казалось, что там просто дырка насквозь, ничем не закрытая. На самом деле док закрывался линзой искривления - несильной, но передостаточной, чтобы удержать воздух внутри. Проходящие плоскость корабли продавливали её, не выпуская при этом более нескольких молей воздуха наружу.

- Стыковка разрешена, - негромко потявкивал автопилот, - Ангар один, корабль "Лисий Клык", место двадцать четыре. Телеметрия принимающего модуля в норме. Физические характеристики на борту принимающего модуля в рамках допустимых значений.

Малый аппарат, снизив скорость, заехал в ангар и прокатившись по полу, встал на то самое место, рядом с довольно большим кораблём в форме двадцатичетырёх-гранника; с другой стороны стояло целое звено котанков БКТ, а так как стояли они башнями вниз, к полу, то напоминали в таком ракурсе толстобокие пароходы.

- Выметаемся! - тявкнула Фелиса, влапную открывая дверь, - Счастливого прибытия!

- О, вы уже! - проклюнулся по связи Нен, - Это по шерсти. Ждём ещё двоих наших, ресурсер и стыковку, а вы пока располагайтесь.

- Тявкнуто ясно. Айда! - махнула многолисию Фелиса.

Ангар всё-таки был велик, потому как лисо вытаращились на потолок, который находился метрах в двухста, причём на нём тоже стояли аппараты, притянутые искуственной гравитацией в другую сторону. Непривычные при этом старались не смотреть на открытый космос, потому как это слегка нервировало. Многолисие же прошло в шахту транспортёра, и кабина доставила их в жилой модуль, или как его называли, жилблок...

- Жил блок, и сосед его кирпич, - усмехнулся Сурик.

- Напоминаю, - тявкнула более по делу Фелиса, - Что в жилблоке восемь отдельных секций как раз разгороженные защитой. Наша вон та, в остальные ходить без необходимости категорически не рекомендуется. Также есть центральная секция, где больше места, её будем пользовать по очереди.

Однако и в жилых секциях места было немало. Выглядели они как две стены из комнат, выходящие окнами на "палисадник" шириной шагов двадцать, не меньше - и там всё утопало в зелени! Высоких деревьев не имелось, но кусты закрывали первые два этажа от вида друг на друга, а всего этажей было семь. Из помещений в стенах отсека не все были жилыми, там имелись и хозяйственные подсобки, и автономное производство корма, равно как и переработки отходов жизнедеятельности, и куча аппаратуры связи, экранированной от вредных излучений. Всмысле, от их воздействия на тушки. Наверху этот двор колодезного типа закрывался экраном из плёнки, на котором можно было выводить или звёздное небо, или ещё что.

- Подъезд 2, - тупо прочитал табличку на двери Сурик, - У меня такое чувство, что выковыряли дом откуда-то из новых посёлков, и сюда вкорячили.

- Так, это впень, - тявкнула Фелиса, и выдернула провода из электрозамка двери, - Вон трубой подопри.

Жилые помещение действительно напоминали дом, потому как все перегородки были не просто металлические, а заложенные толстым слоем изоляции. По подоконникам выходило, что толщина стены достигает чуть не метра. Многолисие располагалось компактно, заняв едва ли четверть из наличных помещений рядом друг с другом, чтобы в случае чего бегать недалеко. Небольшие комнаты, не имевшие в окнах стёкол, отдавали некоторой затхлостью ввиду долгого неиспользования - в основном из-за куч старых листьев, нападавших с растущих в ящиках лиственников. Ящики, как и зелень во дворе, поливалась и удобрялась автоматически, а вот убирать мусорок предстояло лично. Кроме того, лисо разместились все в одной стороне двора, так чтобы звук из одной комнаты не попадал в другую, а на противоположной оставляли место под всякое. Фелиса было схватилась искать совок и веник, но Сурик поцокал языком и мягко, но твёрдо усадил её за комп.

- Тебе пока что есть чем заняться, так что не выматывай.

- Как раз прямо сейчас мне таки нечем заняться, - поправила она.

- Тогда подрыхни, - безаппеляционно показал на койку трёххвостый, - Позже покажешь как чего, так что может и я буду ковыряться, а пока будь добра, коли назвалась.

Фелиса поняла, что спорить бесполезно, так что лизнула большеухого лиса в нос, пошла в санузел вымыть мордочку и завалилась вздремнуть. Надо заметить, что койки тут стояли далеко не такие, как в постоялых дворах - а гораздо менее удобные. Если ещё и лежак будет располагать дрыхнуть круглые сутки, то будет явный перебор. Лиса постелила на койку покрывало, прихваченное из дома, и положила под голову такое же, свёрнутое валиком, чего ей хватало выше ушей. Пушнина само собой позволяла дрыхнуть и при куда более низких температурах, а в отсеке держалось семнадцать градусов. Она ожидала постоянно слышать скрежет совка и звук веника, так что не услышав оных, быстро отключилась и проспала часок.

Включившись, Фелиса обнаружила, что безнадёжно опоздала - растительное фуфло было убрано, всякие подлапные вещи типа посуды и залежей сушёного мяса трясошагов - разложены по полочкам в прямом смысле, а на столе стояла сковородка с тефтелями. Сурик при этом далеко не в убитом виде ковырялся в замке двери, который подклинивало. Лиса слегка прижала уши, но делать было нечего - пришлось переползать за стол и кормиться.

- Я тебе это припомню! - пробубнила она с набитым ртом в адрес Сурика.

- Испугался аж жуть, - фыркнул тот.

На самом-то деле испугаться этого он ещё как мог. Впрочем, Фелиса быстро забыла об этом, увидав основной прибор - эвм. Собственно точнее было тявкнуть, что это пульт от ЭВМ, так как сами вычислители находились по всему кораблю, составляя единую систему. Как бы то ни было, на столе имелся экран, второй экран поменьше, третий совсем маленький, три клавиатурные доски и курсорный манипулятор, или курсыш - обычный расширенный набор. Дома правда таким никто не пользовался, но привыкнуть несложно, так как дело в количественном расширении каналов информации. Кроме того, тут же, между двумя местами для операторов, стоял так называемый самовар - он мог как кипятить чай, так и работать в качестве синтезатора кислородного компота, взбивая впенистую массу буквально из ничего. Под столешницей были полки для бумаги - потому как несмотря ни на что, делать выкладки и рисовать схемы все предпочитали на бумажках, а также пульт лапного переключения каналов связи с дубовым пакетным переключателем вместо тонкой электроники. Чтобы такой проглючил, требовалось ударить его топором, причём сильно и много раз.

- Ну как тут вообще? - осведомилась Фелиса, не в силах оторваться от экрана.

- Да нормально, - пожал плечами Сурик, - Только вот в подвале... ну на том этаже, который ниже двора, там воды по колено.

- Да ну?

- Это уж как-нибудь мы осилим, - заверил трёххвостый.

- Ну, может быть и осилите.

Помимо него, в жилблоке было ещё четыре "лишних" носа, так что было кому подсобить при надобности. Фелиса же провалилась в тактик-экран, как медведь в прорубь, и мало что слышала вокруг. Две "иголки" третьей группы вернулись от солнца и маневрировали для стыковки с остальными. Все пять "иголок" четвёртой группы были состыкованы между собой и с базкором, так что связка выглядела как целый букет игловидных кораблей. Мукрот занимался приёмом ресов в модуль автофабрики ложных целей, так как ресурсер тоже успел вернуться и выгрузиться. При помощи т\э лиса могла всё это видеть как будто из окна и с любого расстояния и ракурса, которые отрисовывались ЭВМ по запросу. При этом многое приукрашивалось, чтобы быть вообще видимым, типа следов выхлопа за кораблями и бликов света на корпусах - на самом деле глаз этого не воспринимал; также машина не рисовала абсолютно чёрных космических теней, чтобы не искажать картину.

- Во, Фелла! - тявкнул Нен, увидев что Фелла на линии, - Тут лисо никак не могут забросить топлива кусок в модульный слот. Покажешь класс?

- Попробую, - честно тявкнула лиса.

Топлива кусок был заморожен и весил около трёхсот тысяч тонн. Сдвигать его было возможно только гравитационным полем, потому как слишком хрупок для зацепления. Создавать же поле предстояло силовыми установками "иголок", на что они и рассчитывались изначально. При этом куски следовало запихать в пустые модульные слоты иголок четвёртой группы - сделать сие без опыта было нельзя, да и с опытом непросто. Рам и Офла, которые пытались выполнить этот иллюзион, столкнулись с возникновением крутящего момента, в результате чего кусок оказался раскручен вокруг хитро поставленной оси и теперь поблёскивал ледяными боками, как огромная мороженка.

Хотя куда проще было схватиться за управление самой, Фелиса знала, что теперь её главная задача - натаскивать других лисо. Так что она только дала несколько подсказок, чтобы те справились сами. Само собой, никакой мозг не мог на ходу просчитать физику движения такого тела, потому как это выходило за рамки естественных задач - на планете нет невесомости и вакуума. Задача сводилась к тому, чтобы годно воспользоваться программами управления гравиполем - или тявкая иначе, объяснить автоматике задачу. Когда это случилось и машина нарисовала правильную траекторию движения, оставалось только нажать "пуск", и громадная льдышка пошла по назначению. Сверху этот запас был прикрыт крышкой, на всякий случай.

В жилблоке этого физически не ощущалось никак, как впрочем и всего остального - даже если корабль воткнулся бы носом в планету, внутри это не проявилось бы. Зато ощущалось мысленно, Фелиса была очень удивлена тому, как разнятся впечатления от одних и тех же операций за компом дома и здесь; у умной лисы это вызвало подозрение в наличии какого-нибудь излучателя эмоций или чего-нибудь в этом роде, но на самом деле так происходило само собой. Пока она зарылась с ушами в т\э - а учитывая размер её ушей, это глубоко - Сурик уже шарился по всему блоку, таскал куски труб и инструмент, чтобы слить болото из "подвала".

- Эй намоточные, гуся вам в ухо!! - тявкал Бублец со двора, - Шланг вон там!

Этот был типичным дворником из новых посёлков, чаще всего тявкал именно так, с кучей усиливающих междометий и восклицательными знаками после слов, зато брался за любую намотень, и что характерно, делал качественно. Ещё две лисы, мотавшиеся балластом, старались шастать мимо него побыстрее, а выслушивая, поджимали лапки и вытаращивали глаза, потому как обе были достаточно дикие. Фелиса впрочем тоже не забывала про дичь, даром что последний раз видела оную часов десять назад; она втихоря вышла из подъезда, сныкалась за угол и подождала, пока лисы подойдут поближе, после чего резко выпрыгнула. Те вжались в стенку, распушив уши и хвосты.

- Лисо, - ласково тявкнула Фелла, - Что вы такие шуганные?

- Мы не шуганные, - соврала серо-синяя, которую кажется звали Аилой.

Однако же они таращились на Фелису совсем не так, как полагается одной лисе на другую. Ясное дело, что те лисо, которые взяли их с собой в поход, тявкнули им, что красноухая - координатор группы. И сделали ошибку, не пояснив толком, что это значит, а без этого заявление могло быть воспринято превратно.

- Ну вообще-то, - тявкнула Каса, поводя ухом, - Этот Буб слишком громко тявкает.

- А наплюйте, - резонно ответила Фелиса, - Хотите, покажу?

Она поозиралась и нашла консервную банку, валявшуюся у стены; хихикая, трёххвостая высунулась из-за угла и запустила банку в Бублеца, попав по хвосту.

- Долбанное ничего!! - завыл тот, - Что это за намотнец?!

Каса и Аила опять поджались, а Фелиса только улыбалась и хихикала. Само собой, увидев это, лис хмыкнул и пошёл дальше раскладывать на площадке трубы.

- Видите? Он же так, по привычке.

На мордочках проявилась работа мысли, а потом и улыбки.

- Благодарим, - учтиво повиляли хвостами лисы.

Сколько ещё подобного придётся сделать, подумала Фелиса, нить моя нить.

В то время как все что-нибудь да делали, хотя бы просто находились или существовали, огромная игольная связка начала движение по рассчитанному курсу, для начала просто разгоняясь в пространстве... на самом деле это было не тоже самое, что набирающая скорость ракета. Корабль менял своё состояние относительно четырёхмерности, и в общем если смотреть с Пролесья, мог стоять на месте до того момента, как перейдёт на сверхсвет. Но обычно разгонялись именно с движением, чтобы отойти подальше от источников тяготения - да и побочные эффекты не такой уж сахар, чтобы стартовать с близкой орбиты. Если имевшие большую тяговооружённость аппараты выходили на сверхсвет за микросекунды, то тяжёлому игольнику для этого требовалось двадцать минут.

Фелиса и Сурик сели на койку, обернувшись со всех сторон хвостами, и глазели на повёрнутый вбок экран, показывавший внешний вид на игольник. Внизу в рамочке отсчитывалось время до перехода на сверхскорость. Лисичка не поленилась найти трёххвостого среди подсобок, чтобы вместе встретить этот момент, и теперь прижималась к пушной тушке, думая о том что без неё это было бы куда как волнительнее. В помещениях теперь стоял низкий, нарастающий гул - на самом деле он создавался специально, просто чтобы не забыть о событии.

- А что, чревато? - хихикнул Сурик.

- Нет, - ответила Фелиса, - Просто при переходе лучше сесть и по крайней мере, не держать на весу открытых банок с нитроглицерином.

- А по... - хотел было уточнить лис, но индикатор показал нуль-нуль.

Само событие происходило мгновенно, так что фиксировались только последствия. Трёххвостым показалось, что по тушкам прошла волна перегрузки - причём сначала по ушам, а потом ниже до самых лап. На секунду в глазах притух свет и пропали звуки, слегка кольнуло в мозгу. На столе подпрыгнули ложки и тарелки, отчётливо звякнув. Фелиса погладила по ушам Сурика и довольно притявкнула. На индикаторе обычной скорости теперь стоял прочерк, а сверхсветовая продолжала увеличиваться от единицы.

И пошёл зябь пахать, молотить ячмень,

Будет долгим долгим долгим твой рабочий день

Но зато ты знаешь каждый винтик в тракторе внутри

Получаешь за работу в месяц тыщи три.

- из песни

- Трясущие белки

Под утро Разбрыляку приснилось, что у него под лапами пух, а в окно тянет сырой прохладцой с хвойным запахом. Проснувшись, грызь обнаружил, что у него под лапами пух, а в окно тянет сырой прохладцой с хвойным запахом. Пух был беличий, от тушки Ельки, и собственно на оной тушке и находился; грызуниха спокойно сурковала, обернувшись огромным хвостом и слегка привалившись к грызю. Сырой воздух был следствием того, что за окном произошла осень, причём довольно поздняя, а хвойный запах принадлежал ёлкам и соснам, постукивавшим ветками по крыше домика. Небо было затянуто серой облачностью, из которой сыпало водяной пылью, так что иногда слышались удары капель. Тускловатый свет не сильно освещал даже помещение, открытое настижь, потому как в большом окне отсутствовали рамы со стёклами, как это всегда бывает в тёплый сезон.

Точно в пух, подумал Разбрыляк, что приснилось то и есть. Он скосил один глаз на белку и порадовался, какая она пушная и рыженькая, хоть ушами мотай, а другим глазом вспырился на песочные часы, перевёрнутые вечером. Часы показывали не особо раннее утро - а на более точное время никто не заморачивался. Собственно что, цокнул себе грызь, почём сегодня перья?... Под ушами забегали трёхэтажные формулы, слыханные вчера в учебнике по ядерной физике. А идите вы пока под пух, хихикнул Раз, разгоняя формулы - с самого утра негоже ибо. Вообще он уже давнище как успел усвоить, что совсем с самого утра негоже что угодно, если только не совсем горит. Чтобы как следует разбрыльнуть мыслью, она должна отстояться, принять форму, и уж потом - рраз!

Где-то вдалеке орала ворона, как оно обычно и бывает в пасмурные осенние дни. Возле самой избы вороны не орали, потому как грызь в этом случае швырялся в них чем под лапу попало и главное убирал кормушку, так что условный рефлекс был выработан. Взять и слопать корм, подумал Разбрыляк, вылезая из сурковательного ящика и стряхивая с пушнины куски мха, коим ящик и был набит. Грызь слегка потёр нос опушёнными лапами, потому как тот подмерзал - возможно, ночью были и заморозки, скоро придётся вставлять рамы в окна. По полу с топотанием пробежала стайка ежей - благо, пол покрывали брёвна со стёсанным верхом, так что он не гремел. В ящике на внешней стене возилась белочь, а в сарае, судя по звуку шлёпающих губ, лось.

Всё ещё сонный Разбрыляк прошёл через тёмную комнату в сени, убрал от двери толщенного кота, обошёл избу и замочил морду в корыте с водой. Тут же словно включился свет - грызь вспушился, отряхнул уши и вспушился контрольно, а затем чуть не бегом закрутился по хузяйству. Сегодня без излишеств, решил он, так что не стал искать моркови лосю, орехов белочи, зерна вороне и так далее - он просто достал мешок комбикорма, насыпал в ведро и распределил всем по мере надобности - сойдёт как для рыбы, так и для птицы.

- Тебе корм! И тебе корм! - только и доносилось поцокивание из разных углов, - Всем корм!

Подумав, грызь поставил на печку вариться репу, помыв оные овощи и поместив их в чугунок, а себе насыпал в миску из того же мешка и схрумал с немалым удовольствием пару горстей. Название было довольно точное, потому как комбикорм был комбинирован и подходил для любого, кто мог его прожевать. Там так и указывалось на упаковке - "для проглатывания". Это вплане того, что был ещё "для растворения".

После того, как организмы были накормлены, Разбрыляк сунулся в окно и убедился, что белушка пока дрыхнет - само собой, поднимать её не было никакой надобности и тем более желания. Грызь вынул из-под решета тот самый учебник, вздохнул и снова произвёл самовынос мозга. Впрочем, это вынос не приносил особой хвостоболи, а вот удовлетворение результатом было настолько наморду, что сомневаться не приходилось - это в пух. Дело в том, что ни от Раза, ни от Ельки никто не требовал этих самых знаний - никто, кроме них самих. А с бумажной книжкой да, более в пух, чем с экрана, подумал в очередной раз грызь, шурша страницами. У грызей давнище как обилие информации в цифровом виде и бумажные книги совмещались просто - в любом мало-мальском посёлке имелся киоск "ЛюбПечать", что означало не иначе как "любая печать". Автомат за пару минут пухячил книжку из файла на бумагу и приклеивал обложку, на всякий случай.

К удаче, сжечь пареную репу не так-то просто, поэтому Елька проснулась раньше, чем это свершилось. Грызуниха вспушилась, вылезла из сурящика и снова вспушилась, после чего пошла умываться в то же самое корыто, что и согрызун. Корыто было основательное, выдолбленное лично из большого бревна и оттого довольно кривое и неподъёмного веса - зато. Сняв с печки чугунок, белка вывалила варёные овощи на стол и пошарила по закромам в поисках орехов. Среднего размера - "тридцать вторые" - были в наличии, так что скоро попали под резцы. Елька делала точно также, как и любая белочь - лапой вставляла орех на место и хрумала с оглушительным треском.

- О, впух, - оторвался от пинания ума Разбрыляк, - Бельчона.

- Да уж пухову тучу лет, как бельчона, - улыбнулась она, гладя уши грызя, - Сразу схватился?

- Не совсем сразу, - показал на репу грызь, - Тебе цокнуть?

- Цокни.

Разбрыляк цокнул, вкратце, про поляризацию нейтринных волн, проходящих определённые типы кристаллической решётки вещества... в общем уже можно было завялить уши, а дальше к тому же начиналось количественное описание этой погрызени формулами. Сдесь главным было не пытаться представлять себе нейтринное излучение наглядно, потому как это невозможно, а напирать именно на математику. В общем, если постараться, понять суть процесса оказывалось не так уж и сложно. Пугало только то, что этот процесс, о котором писались многотомные доклады, являлся лишь маленьким ньюансом в одной из технологических операций, и хуже того, похоже что на всё остальное не имел никакого заметного влияния.

Елька и Разбрыляк на две пуши трясли в операторах Ёлки, и не просто какой-нибудь там, стоящей в лесу, а "Цоола", огромного корабля с пристыкованным к нему заводом. В задачи конкретной Ёлки входила сборка завода из поставленных комплектующих и отладка оного. Поскольку белки уважали вникать в те процессы, что происходили у них на ушах, они и закопались с изучением самых различных дисциплин, дабы шарить. Просто операторов, которые могли управлять процессами в рамках всех запрограммированных выходов из нормы, было хоть отбавляй, но мало кто мог цокнуть про нейтрино и кристальную решётку. Ну и собственно ещё меньше тех, кто мог цокнуть понятно.

Следует отметить - и оно отмечалось неоднократно! - что ядерная физика и плывущий в пространстве "Цоол" размером с хороший полуостров никак не шли в разрез со старой избой, в которой обитали белки, и уж тем более с окружающим её Лесом. Это звучало несколько аморфно, но на самом деле именно Лес, посредством своих разумных белок, и создал могучие Ёлки и прочие штучки, которым недолго и порадоваться. Любейший грызь всегда чувствовал свою неразрывную, как кусок кварк-глюонной плазмы, связь с Лесом - в широком смысле конечно, потому как грызям были в пух и поля, и реки, и горы, и моря. Если когда-то им было проблематично пройти собственными лапами всю планету, то теперь грызи знали её всю, от суровых полярных льдов до кишащих цветастой жизнью экваториальных джунглей - где бывали лично, а что видели на экранах и в описаниях на страницах.

Низкая серая облачность не вызывала у белок никаких отрицательных эмоций - напротив, они порадовались, увидеть оную, как впрочем порадуются и тому, что она исчезнет. Облака напоминали овечью шерсть - из таких если только еле-еле сыпала пыль или снежок, а когда они становились похожи на волчий бок - тут уже жди конкретного дождя. Летом грызи мокли без зазрения совести, но поздней осенью это могло быть мимо пуха, так что за этим смотрели.

Неслушая на похолодание в атмосфере, грызи пользовались для утепления всё той же пушниной, что и всю жизнь, а из одежды эксплуатировали только шорты, равные во все стороны, большей частью по причине наличия на них карманов, совсем без коих не в пух. Благодаря межзвёздному сообщению они знали, что есть и такие разумные, у которых есть карманы в собственном организме - сумчатые, и также хомякообразные с их защёчными мешками, заменяющими два баула. У грызей таких бонусов не имелось, да и кроме того, они привыкли немного прикрывать пух - в частности, как цокали, чтобы не путать с белочью.

Как обычно, согрызуны сели лопать репу на мощное крыльцо, пырючись на затянутый туманной дымкой лес, нынче тёмный и сонный, а из комнаты бубнило радио, пущенное через ЭВМ, потому как кроме компа, в доме вообще никакой электроники не существовало.

- ...ЦокСовет южного округа Крыжина голосовал, голосовал, да не выголосовал, - сообщал диктор, - По поводу строительства на ближней орбите второй хроногенераторной станции. Главным аргументом скептиков по прежнему остаются весьма мутные и неоднозначные результаты работы первой станции. Эту погрызень вынуждены признать сами авторы предложений, которые после цоцо обещались провести прочищение вопроса и составить чёткий рапорт собранию пушей...

Елька хихикнула, потом хихикнул Разбрыляк, а через пол-минуты оба прокатились по смеху. Они не понаслышке знали о "хроносфере", которая уже лет двадцать как была смонтирована в системе Крыжин. Таковая представляла из себя сферический планетоид диаметром сорок килошагов, полностью погружаемый в поле ускорения времени. Как правило, прорва именно времени требовалась для того, что как следует издумать мысли и проделать всякие научные мероприятия с объектом изучения - станция времени давала такую возможность выше ушей. В то, пардон за каламбур, время, как для наружней Вселенной проходило десять дней, внутри хроносферы проходил год. И не потому что там рвали весь отрывной календарь за десять дней, естественно, а потому что могучие механизмы станции меняли течение времени, ускоряя его в тридцать два раза.

Согрызуны же знали об этом вслуху того, что на хроностанции работала их дочь Фира с её согрызуном Бултышем и ещё целой компанией менее знакомых грызей. Можно было даже цокнуть больше, из-за того что она работала там не первый раз, её разница в возрасте с родителями составляла уже пять лет и продолжала сокращаться. Рано или поздно разница начала бы и увеличиваться, только теперь дочь будет старше их... Это напрягало голову, привыкшую к неизменности течения времени, но так как никакейших косяков сие не доставляло, а бельчона была очень рада своей возне, то и проблем никаких в этом не слышалось.

Покормив все наличные организмы в радиусе досягаемости, в том числе свои собственные, грызи уселись за утренний сеанс бдения, включив ЭВМ. На тактик-экране можно было осмотреть "Цоол" подробно - да собственно, никак по другому его и не осмотришь. Пятикилошаговая Ёлка из семи секций, каждая шире предыдущей, венчала разлапистое сооружение из отдельных блоков и повторяющихся конструкций - тот самый завод, выпускавший так называемые "дроссели" для силовых установок. Внешние поверхности всего объекта освещались далёким солнцем и сигнальными огнями, а в углублениях стояла темень, хоть ухо выколи; сходство с ёлкой усугублялось тем, что вокруг хвойного дерева, как насекомые, сновали десятки ботов и кораблей самых различных размеров. Это были как транспортники, осуществлявшие внешние перевозки, так и перемещение из отсека в отсек через вакуум, если так удобнее. Вдоль всех бортов с обеих сторон тянулись жидкие, но заметные облака газового конденсата, каковой образовывался от работы моторов на одном месте.

- Вторая линия - сбой! Отсек калибровки - сбой! Логистика - сбой! - не скрывая удовлетворения, цокнул Разбрыляк.

Елька только катнулась по смеху. Она знала, что согрызун терпеть не может проверять то, что и так работает, и с удовольствием исправляет косяки, если они имеются - а тут их вылезло достаточно, хотя и не больше среднего показателя. Не сбоили только системы основной Ёлки, давно выверенные и поставленные в автоматический режим "так держать", каковой был самым стабильным из возможных. Зато недавно собранный завод Разбрыляка радовал, если так можно выцокнуться, с завидной регулярностью. По обычному графику, с этой погрызенью возились до двухсот суток - вместе с временем, затраченным на непосредственно сборку. Можно было раз в пять быстрее, но грызи не спешили.

- Ахъ, какая погодка, - потянулась Елька, щёлкая курсышем, - Забиться бы в мох и сурячить, как пух знает кто.

- Да ладно, - цокнул Раз, - Вчера что было?

- День, - припомнила белка, поводя ушами, - Ну да, дрыхла почти постоянно.

- Постояннейше! - уточнил Разбрыляк.

- Ну, зато аудио выслушала, - хихикнула она, - Дор Кушаша, взял там нацокал про то, как наши в ядро галактики летали запиливать косяки.

- Нацокал? - хмыкнул грызь, - Мне казалосиха, Кушаша это вообще не грызь.

- Это мриф. Но так как в мрифлячьем йа не сильна, пришлосиха выслушивать в переводе на беличий.

- Ну и как там?

- Да вполне в пух, - заверила Елька.

- А про Пэ, которое производство, было?

- Ещё как было, там же развернули миростройку - ну так, небольшую, зато подлапными средствами, и затеяли кой-какую оригинальную возню с этим самым Пэ.

- О, тогда это в пух, - церемонно цокнул Разбрыляк, - Наверняка потом выслушаю.

У них обоих была эта привычка, всё время быть в том же самом песке, что и согрызун. Следует прицокнуть, что это было не особенно удивительно, если учесть, что грызи познакомились в нулевом классе школы, и с тех пор никакое прогрызище не могло их растянуть в разные стороны. Пожалуй самое длинное, когда они расставались - это во время прохождения службы в Армии, каковая им не показалась мёдом в основном именно из-за этого. В остальном Разбрыляк и Елька были настолько дружны и похожи, что грызи удивлялись, узнав что они не родные брат и сестра.

Само собой похожесть лежала глубоко под пухом, но и снаружи не скрывалась - оба грызя были рыжие с переходом в серое на лапах и хвостах, а к самому брюху шерсть становилась белой, темнея к загривку. У обоих имелись большущие пуховые кисти на раковинах ушей, которыми они без зазрения совести мотали и трясли. Ну и само собой, если цокать о белках, то каждая таковая оснащалась хвостом, в распушённом состоянии каковой по объёму равнялся остальной тушке.

Произведя же утреннее перецокивание, грызи углубились в возню, щёлкая курсерами и кнопками на клавиатурах. Их не смущал ни начавшийся дождь, отчего струйки воды стали стучать в подставленные под капель вёдра, ни шарахавшийся по комнате гусак, ни с того ни с сего объявивший своё тело в густом лесу. Они зачастую даже не заделывали дырок в покрытии из камышовой соломы, потому как капель придавала жилищу большую естественность - к зиме правда лучше забить их, потому как морозы в этих краях зачастую довольно лютые. Впринципе, грызи со своей пуховой шкурой могли потерпеть, но тогда всё время уходило на то, чтобы согреваться, а это было мимо пуха, потому как грызи хотели разбрыливать мыслями.

Возни, вопреки предвкушениям Раза, оказалосиха не так уж много; шли всё те же самые давнище известные "Р-ситуации", или "ретродоксы". Этим вычурным термином обозначались такие процессы, при попытке просчёта которых математическими средствами получалось бесконечное увеличение количества необходимых операций. Вычислители, которыми оснащались Ёлки и "Цоол" в частности, были весьма недурной производительности, но ясное дело, что бесконечное количество операций неподъёмно для любого вычислителя в полной независимости от его параметров. При этом на обычный слух эти волшебные примеры казались мало того что ничем не отличающимися от других, так ещё и простыми до смеха.

- Ну вот, выслушай ушами! - цокал Разбрыляк, - Прозвонка силовых линий в блоке уплотнения, надо вычислить поправки на неоднородность материала по полученным данным. Громоздко, но при желании хоть на счётах можно посчитать. И что? Четыре минуты полёта в бесконечность, потом сброс задачи по признакам ретродокса.

- Эт пухня, - хмыкнула Елька, задумчиво кусавшая карандаш, - Ты попробуй заново запусти.

- Пробовал, этот не исчезает. Сейчас спишу все параметры для истории и переделаю задачу влапную.

- Это в пух, курсант, - хихикнула белка.

- Сто пухов, что в пух, курсантиха, - ответно хихикнул грызь.

- Да, а что там вчера Ратыш цокал, этот грызун-хвост? - вспомнила Елька, - Он обещал кинуть ссылку на эт-самое.

- Потом послушаю, - отмахнулся Раз.

Ратыш, с которым в частности грызи постоянно играли в симулятор боевых действий, давеча ввалил в базу данных новые единицы, каковые многими были восприняты как плоды фантазии. Грызь же уцокивался, что писал модели не сам, а получил из базы оборонщиков, а те в свою очередь утверждали, что модель выполнена по реальным образцам. Цоканье шло о снаряде противокосмической обороны с достаточным экранированием, чтобы его было практически невозможно засечь при сканировании планеты. Следует уцокнуть, что наземная ПКО была средством самым последним, потому как головным вариантом обороны являлось не пропускать врага не то что к планете, а в звёздную систему на расстояние в пару миллиардов килошагов. Любая грызунячья планета сначала получала звёздные защитные станции, а только потом становилась обитаемой - ибо, как известно, бережёного хвост бережёт.

Наличие ПКО предполагало, что противник не настолько отморожен, чтобы уничтожать планеты целиком, и оттого будет проводить операцию по захвату оной. Это подразумевало, что его основные силы, пробившие космическую защиту, тут же уйдут дальше, оставив ковырять планету специализированные силы с небольшим флотом прикрытия. Как правило, никаких наземных войск, кроме инженерных и вспомогательных, не использовалось, потому как сканеры кораблей просвечивали планету насквозь, а лучи - простреливали. Наличие невидимой "ракеты" сильно изменяло ситуацию: после ухода основных сил врага можно ударить по его слабому флоту и выпилить все огневые средства и десантные посудины.

Вообще же, тезис о бережливости и хвосте настолько крепко сидел под беличьими ушами, что военные игры проводились с завидной регулярностью, а многое из того, что делали грызи, имело вторую сторону в плане ликвидации внешней угрозы. "Цоол", как и всякая Ёлка, имел на вооружении собственные силовые установки, каковые могли быть использованы как оружие, и имел приписанный к нему москитный флот для целеуказания и прочих задач. Разбрыляк иногда занимался и тренировками по этой теме, а у Ельки просто времени не хватало, настолько белка трепала прикладные науки - всмысле, науки, прикладные к конкретному производству.

Не меньше внимания грызи уделяли и тому, что происходит вокруг них, и это уже относилось к каждой конкретной особи. Стоило хоть чему-нибудь выйти за пределы пуха и пойти против шерсти, как начиналась лютая тряска вопроса до полного приведения обратно в пух. Основная трудовая деятельность грызей - их тряска в качестве операторов - давала широченные возможности для свободы лап, потому как разбрыливать мыслями можно буквально везде и всегда, да и в случае чего таскать с собой ЭВМ с очками виртуального экрана - не большая хитрость. Вслуху этого, Елька и Раз знали в округе все муравейники, лисьи и барсучьи норы, гнёзда белочи и прочие знаменательные объекты; и не просто знали, но и прислушивали за тем, чтобы там всё было в пух.

После утреннего сеанса тряски грызи снова перекусывали кормом - потому как лопали в основном овощи, не особо калорийные и их следовало поедать много, чтобы прокормить тушку. Перекусив, отдохнули в сурящике. День слегка разгуливался, поднялся свежий ветерок, отдававший надвигающимся морозцем.

- Когда стёкла будем ставить, сегодня, или? - цокнула Елька.

- Можно и, - рыгнул Разбрыляк, - А можно или. Йа думал ещё топу накопать.

- Да куда ещё, - улыбнулась белка, - Там же бит-ком!

- Топа много не бывает, - сделал фанатичную морду Раз.

Топом грызи называли растение, образовывавшее на корнях белые клубни, питательные и полезные на зуб. Раз уже накопал этой погрызени мешков пять, набив их в погреб под избой, но подсчёт выявлял, что может быть мало - не для грызей, а для грызей плюс пухова туча всяких животных. Ясное же дело, что лось или кабан способен сожрать это количество за два присеста.

- Знаешь что йа цокну? - цокнула Елька, - Наберу пока мха, уплотнять рамы, а ты копай топ. Кло?

- Ищь кло! - кивнул ушами грызь.

Копать топ, подумал Раз, доставая в сарае лопату и ведро, копать топ. Топ копать. Топать коп... тьфу. Всмысле, он хотел цокнуть сам себе, что дело это, мягко цокнуть, не обязательное, исходя из целесообразности. Кормовые синтезаторы, какие имелись на планете, могли выдать на гору - или ещё куда - такое количество органики, идентичной натуральной, что хватило бы на стократно большее количество животных. И тем не менее, примерно одинадцать белокъ из десяти регулярно вскапывали грядки и сажали плодовые кусты и деревья, обеспечивая минимум самих себя.

По сути шерсти, топ выкапывался очень просто - чаще всего грызь просто корчевал куст вместе с комлем земли, клал его набок и выбирал оттуда клубни. Кусты имели весьма внушительные размеры, достигая трёх шагов в высоту, так что и клубеньки тоже радовали количеством белковой массы. Добытое таки образом Раз ложил в ведро, а из ведра ссыпал в ящик на тележке, дабы проще оттащить в погреб. Конечно "проще", как уже было цокнуто. тут не особо применимо - тележка тоже была самодельная, из сухого дерева, и лёгкостью не отличалась. Зато была самодельная, да, чем и приносила расколбас.

Вслуху отсутствия спешки, Разбрыляк прокопался с клубнями до обеда, потом собственно требовалось покормиться, нарезав салату из этих же самых клубней, подремать, опять вернуться к еловому бдению на пару часов... таким образом дни проходили достаточно быстро, хотя и не цокнуть, что незаметно - грызи помнили, когда что случилось, а случалось регулярно. Вечером, потискавши грызуниху - ну и одновременно, будучи потисканным грызунихой! - Раз нацепил на раковины наушники, и в полудрёме слушал аудио о походе к ядру галактики, что пришлось ему в пух.

Об этой истории нечасто упоминали, но пожалуй только потому, что в галактике всяких историй, которые стоит упомянуть - миллионы, и никаких ушей не хватит всё это прожевать. Соль же заключалась в том, что обитавшая близко к ядру цивилизация крущеров, играясь в гражданские войны, создала саморазвивающийся саморазумный боевой флот, каковой осел в ядре и безконтрольно увеличивался в течении сотен лет. Дикий робот сумел захватить крупную крущерскую эскадру, закатав её в "грушу" искривлённого пространства; на поиски бакланов вышла одна из Ёлок с туповатым названием "Океанический Танковый". В ходе разбирательства вдобавок была обнаружена ранее неизвестная технологически развитая цивилизация райцев, каковую пришлось пинать воизбежание собственного уничтожения, и проводить прочищение цены перьев.

Самое жадное во всём этом состояло в том, что еловый флот захватил в сохранности огромные автоматические заводы, построенные кибером для выпуска своих кораблей, и они продолжали действовать. Тут же пойманные и переоборудованные, эти изделия представляли немалую ценность для хузяйственных нужд, поэтому грызей задушила Жаба, и заводы они трогать не стали. Зато соорудили на ближайшей планете обитаемый каньон и крепко окопались возле заводов, выкачивая из оных полезняшку в астрономических количествах. Крыжин был просто слишком далеко, а так на многих планетах имели кой-какие промышленные связи с системой Штаррадо. "Жадность, она такая" - подумал Разбрыляк, и захихикал - тихо, чтобы не будить грызуниху.

К утру грызю приснилось, что из окна задувает свежаком, а под лапами у него пух. Ну собственно, так всё оно и было. Вокруг избы деловито шарился огромадный гусак, погогатывая и тряся гузкой так, что пол дрожал. Раз к этому был привычный, так что заново умыв морду в корыте с прохладной водой, уселся к ЭВМ. Помимо обычного, там его ждало не совсем обычное - координатор 3го уровня, тобишь всей Ёлки сразу, цокнул о том, что есть кой-какой песок. Недолго раздумывая, грызь включил оперативную буквосвязь, потому как Мыкиш был не дурак и тоже находился не на Ёлке, а в Лесу.

- Ну, что там вытряслось? - осведомился Раз.

- Дело, - точнёхонько цокнул Мыкиш, - У нас скоро очередная сдача объекта, кло?

- Сто пухов.

- А, да... Елька слушает?

- Сейчас будет, - Раз повернулся в сторону от экрана, - Бельчоон!

- Клоо? - подняла уши та, отрываясь от сшивания жёлтых листьев в коврик.

- Тут Мыкиш, имеет что-то цокнуть для всех ушей.

- А, цОк, - грызуниха пересела так, чтобы слышать буквы на экране, - Слушаю.

- В пух, - подтвердил Мыкиш, - Значит это, сдача объекта.

- Сто пухов! - хором повторили Раз и Елька, а грызь уточнил - Дней через десять, думается.

- Так вот, мы тут с Фиркой прикинули, получается вот что. У нас сошли на нет запасы редкозёмов - это раз. Объект, который мы строим, предназначается для флота Пролесья, мира трёххвостых лис спайдерфоксов, это второй раз. Система ББКУ-4031, где существуют наши разработки сырья, находится почти на пол-пути от Крыжина до Пролесья - это третий раз.

- Картина в целом ясна, - отцокал буквами Разбрыляк, - Ты хочешь цокнуть, что было бы в пух самим оттаранить завод, а по пути забрать сырьё?

- В запятую.

Грызи задумались, поводя ушами. Разработки редкозёмов в ББКУ-4031 были так цокнуть, личной базой снабжения "Цоола" - потому как из окресностей населённых планет давно уже выковыряли все элементы, хоть слегка похожие на редкие. Их можно и синтезировать, но вслуху наличия громадных естественных залежей оказывалось проще накопать на месте и притащить в количестве миллионов тонн - а синтезировать столько, даже при совершенной технологии, не особо просто. В дальней системе работала небольшая группа грызей-операторов и группировка различных аппаратов, в том числе две односекционные "ёлочки". Для самого "Цоола" этих самых редкозёмов требовалось не особо много, порядка десятков тысяч тонн на каждый объект - но само собой, "шахтёры" на план не заморачивались и гнали столько, сколько можно было выжать - просто из-за всё той же пресловутой беличьей Жадности. Какую-то часть избытка удавалось продать, но больший объём просто складировался в пространстве, как орехи в дупле.

Разбрыляк и Елька, как интересовавшиеся всеми причастными к предприятию темами, знали, что главный косяк с этим карьером - это его удалённость как от Крыжина, так и от любой населённой системы. Доставлять оттуда тысячи тонн сырья было уже куда сложнее, чем их добыть. Большой транспорт справился бы за раз, но большому транспорту всегда есть чем заняться, его эксплуатация стоит астрономических затрат, и отвлекать такие серьёзные средства на подсобную операцию - растрата.

- Но сколько это займёт времени? - заметила Елька, - Пока мы будем таскаться, можно было бы ещё половину объекта сделать.

- Не половину, а четверть, - точно ответил Мыкиш, - Кроме того, не забывайте о модульности. Мы можем оставить дома кормовую секцию со всеми строительными службами, дабы она начинала городить следующий объект. Остальная Ёлка, облегчившись, быстрее утащит груз в обе стороны.

- Понятно... - протянул Разбрыляк, - В обе стороны?

- В. Объект потащим не до самого Пролесья, а как раз до карьера. Там нас должна встретить эсэфская группа, которая и потащит его дальше к себе.

- Угу... Посиди-ка на хвосте, - спохватился Раз, - Группа, такого размера чтобы утащить то самое? Йа думал, эсэфы только совсем недавно вышли в межзвёздную среду.

- Они и недавно, всё верно. Но это зверьки думающие, весёлые и подвижные, так что не стоит удивляться.

- Да нет, всё-таки стоит, - удивилась Елька, - Пусть хоть три раза думающие, они уже успели построить собственные корабли елового класса??

- Да легко. Если строить не с нулей, а адаптировать какой-нибудь утиль, какого в Союзе хоть ушами жуй, - пояснил Мыкиш, - Эти летают на дефорсированных "иголках".

- Тогда чисто цокнуто, лиски делают большие успехи.

- В частности мы собираемся выяснить, насколько большие, - продолжил Мыкиш, - Улавливаете, о чём цоцо?

- Проверить, доберутся они до карьера или нет? - хмыкнула Елька, - Это здорово, но если нет...

- Да нет. Проверить, не потеряли ли они нюх.

- Учебная атака? - усмехнулся Раз, - С учебной аннигиляцией?

- Первое без второго. Пока что утверждён такой план, что эту группу мы считаем за условного противника, а они соответственно считают за него нас.

- И где встречаемся?

- А это никак не оговорено, хоть в сотне светолет от карьера. Маневры есть маневры. Никто не даст гарантии, что они не ухитрятся перебросить свой флот куда быстрее, чем это выходит по исходным данным.

- Ой, это интересно, - зажмурилась белка, и поправилась, - Главное, в натуре лучом не вмазать. - Это да, боеготовность сразу по выходу из пункта отправления и всю дорогу, - почесал уши Раз, - Да и ёлку давнище как никуда не гоняли, надо растрясти.

"Цоол" действительно никуда не выходил из системы Крыжина уже несколько десятков лет - последний раз это случалось, когда Разбрыляк и Елька ещё по веткам прыгали, как белочь. Не выходил потому, что в этом не возникало надобности, а так-то Ёлка со своими мощными движителями была резва на перемещение.

- Так, а стало быть - что? - задумался Раз, - Всех оперов конечно тащить не в пух.

- В запятую. Тащить будем узкий круг ограниченных морд, и есть у меня предложение, чтобы вы двое в том числе эт-самое.

- В качестве? - уточнила Елька.

- В качестве пуховых подушек. Кхм... Йа цокаю, в качестве тактических координаторов 3го уровня.

- У нас в команде их допушища.

- Сто пухов, но среди них мало кто так глубоко закопался в процесс производства, - пояснил Мыкиш, - Точнее они есть, но им по разным причинам не совсем в пух сейчас лететь. Лучше если будет кто-то, знающий о.

- А напуха? - фыркнула белка, - Что с этой клячей может случиться при перевозке-то?

- А вот и узнаем, может случиться, или нет. Тык?

- Тык, мы ещё в доме окна не вставили, будет не в пух бросать. Надо ещё найти, на кого сбагрить.

- Это пухня, если понадобится - пришлю кого-нибудь намеренно.

- Тогда в пух, - кивнул Раз, - Когда собираемся?

- Считайте что уже начали. Йа оцокивал пушей, никто не против, так что подготовку начинаем прямо сейчас, а когда перебираться на Ёлку - это уже ваше дело, хоть в последний момент.

- В пух. Кто подготовит состав номерных?

- Фира. Мне ещё надобно закончить прогу с перестыковкой блоков. Ну и как, на вас рассчитывать?

- Сто пухов.

- Кло.

Завершив цоканье столь информативными словами, Мыкиш умолк и явно занялся чем-то другим. Разбрыляк повернул голову и вспырился на согрызунью - первое что он увидел, было то, что она сделала тоже самое. Грызи прокатились по смеху, как это с ними зачастую бывало, а затем вспушились, что тоже далеко не редкость.

- Мне кажется, это в пух, - цокнула Елька, - А то и Ёлку давно не гоняли, и вывозить ресы оттуда на малых посудах - далеко не подарочек.

- Да, но ты представляешь себе, какие затраты вызывает этот самый гон Ёлки, - заметил Раз, - Даже если использовать экономический ход, аммортизация такой погрызени обойдётся ой-ой.

- Брысь! - смахнула белка Жабу с шеи грызя, - Ещё дороже обойдётся, когда надо будет лететь, а Ёлка не полетит.

- Это уж поперёк не цокнешь, да и наличие нюха стоит проверить лишний раз.

- У нас или у лисо? А, у всех.

- Сто пухов. Маневров москитного флота в дальнем космосе тоже не проводилось оягрызу сколько времени.

- Хмм, в дальнем? - прищурилась Елька.

Грызи только сейчас сообразили, что сами-то они ни в каком дальнем космосе не бывали, а только проходили тренировки на учебном судне, которое паслось по окрестностям Крыжина. Теперь предстояло растрясти хвостами поширее, и глянув на карту, оказывалось, что очень даже широ - ББКУ-4031 находилась буквально в самом медвежьем углу галактического сектора, какой только бывает, и именно через этот район проходила кратчайшая дорога до Пролесья - не по расстоянию, а по времени.

- Да,о песке, - цокнул Раз, - Надо будет послушать, как там с газопылью.

- А что? - пожала плечами Елька, - Ах да.

- В запятую. Йа таки не цокну, что будет при протаскивании объекта через пыль на сверхскорости.

- Мыкиш об этом и цоцо.

Грызи снова переслухнулись и поняли, что на этот раз песок довольно серьёзный, потому как косяки чреваты ЭС-У, тобишь Страшным Ущербом. Оба сразу подумали, что надо тут же хватать за уши специалистов, которые точно цокнут насчёт транспортировки завода - благо они просто поимённо знали, кто это. Им также было несколько интересно, зачем собственно спайдерфоксам эта штуковина, но прочищение этого вопроса можно было оставить на потом.

Пуши не испытали по поводу событий никакого волнения, а только действительно озадачились, как оставить дом. Сам по себе он не грыз, но внутри имелись растения в земъящиках, которые без стёкол в окнах замёрзнут, а это мимо пуха. С одной стороны, расставаться с родным лесом не хотелось. Неслушая на то, что Раз и Елька провели в нём абсолютно подавляющую часть своей жизни, всё равно не хотелось. Зато они знали, что после отсутствия нырнуть в хвойник, как рыба в воду - вообще в пух! Причём "в пух" цокнуто настолько мягко, что буквально вообще не цокнуто.

- Так, если пухом, - цокнула Елька, - То сами успеем рамы вставить. Как йа поняла, перетусовок там ещё дней на пять минимум, а нашего участия требуется не так много.

- Пожалуй что да, - кивнул Раз, - Айда по очереди.

И они стали по очереди. Вытащенные из сарая рамы со стёклами следовало повесить на петли и уплотнить щели - всего в избушке имелось три окна, а в сенях можно было и не вставлять. Растительность в земъящиках имела автоматический полив, освещение и отопление, так что не стоило беспокоиться об её сохранности. Пуши забегали достаточно резво - они это умели, хотя и никогда не делали без надобности. С надобностью Разбрыляк и Елька враз вспоминали армейскую дисциплину и работали чётко, как курицы на насесте.

Одновременно то один, то другой грызь усаживался за ЭВМ, выслушивать и прочищать. Программа перестыковки модулей была уже готова, оставалось только запустить оную. Соль состояла в том, что модули, содержавшие монтажное оборудование, зижделись в слотах самой Ёлки, а тащить лишние тысячи тонн за пол-галактики, мягко цокая, не хотелось. Предстояло отсоединить их, вытащить из слотов и оставить на временной платформе, которую немедленно сварили из обычных двутавровых балок. Вся эта шушара, питаемая от энергоблока "опёнок", должна была под контролем остающихся на планете операторов начать сооружение очередного объекта ещё до того, как вернётся "Цоол". Пырючись на это, зашейная Жаба тешилась.

Разбрыляк тешился, мотая ушами и бегая по двору в процессе подготовки окон к зимнему режиму. В воздухе висел чёткий осенний запах - грибов и прелой листвы с хвоей, ни с чем не спутаешь, любой грызь по запаху мог точно определить время года. Там где земля была мягкой, её начинало развозить в грязь, но это ненадолго, потому как не за горами морозы. Грызь услышал, как кто-то шагает по лесу и хрустит ветками, и повернул туда уши. Между тёмных еловых лап маячило что-то большое, а затем оно и вышло из зарослей. С непривычки можно было и опушнеть, потому как это был шестилапый ящер, в крупной зелёно-чёрной чешуе и с крокодильей мордой; вдобавок, высота его в холке достигала не менее двух с половиной шагов.

- А что это вы крутитесь, как белки в колесе? - осведомился ящер.

- Да так, возня, - хмыкнул Раз, - А что, так слышно?

- В общем-то да. Обычно ничего-ничего, а потом раз, и эт-самое.

Ящер на самом деле был неорганический, так называемый консолидат, чьё сознание состояло из суммированных сознаний многих неразумных животных - так что по сути он являлся воплощением лесного сообщества организмов в обход грызей. Консолидаты - или "сами", как их погоняли, считывали информацию с организмов дистанционно, перерабатывали и таким образом получали симбионтное сознание. Местный консолидат, Мухвель, отвечал за территорию в сто сорок квадратных килошагов, плотно населённых зверьками и птицами. И следует цокнуть, что это приходилось точно в пух ему, подотчётным зверькам, и грызям однопухственно.

- Так это... - почесал огромную башку дракон, - Почём перья?

Неслушая на оцифрованное сознание, в белкологизмах он зачастую путался и до сих пор не мог отличить "кло" от "ъ".

- Короче цокнуть, - цокнул Разбрыляк, вешая раму на петли, - Мы с Елькой в дальний поход. На "Цооле".

- Я думал, это вообще немобильная ёлка.

- На то она и Ёлка, что немобильной не бывает, - хмыкнул грызь, - Через весь галактический сектор - только в путь.

- Так это вы ваще надолго?

- Да не то чтобы уж, рассчитываем дней на пятьдесят. Кстати да, если уж будешь тут околачиваться неподалёку, заглядывай в избу, кло? Ну там земъящики и всё такое.

- А, ну это легко, - булькнул Мухвель, - А что вообще затевается?...

Раз вкратце цокнул о том, что именно затевается, и дал ссылки на общедоступные данные в сети космофлота - ради прочищения всякая несекретная информация валилась в открытый доступ. Откровенно цокнуть, туда валилась и секретная, просто найти её в этой куче оказывалось сложнее, чем выкрасть из-под замка. Таким образцом грызи полностью успокоились о судьбе ихнего дома, потому как Мухвель точно никуда не денется, а если просить кого-либо из грызей, то они или денутся, или будут привязаны, что тоже мимо пуха.

В избухе копошилась грызуниха, собирая сумки. Собственно снаружи это выглядело как пуховой хвост, вращающийся посередь комнаты, потому как он являлся наиболее заметной частью тушки.

- Послушай ушами, - цокнула белка, - А биоконтроль проходить когда? Ну на пригодность туловищ.

- А у нас никакого контроля, - зевнул Раз, - Напуха? Нагрузок на туловище не будет никаких, кроме выноса мозгов, но на это все проверены. А если уж случится что, отморозить и пусть себе лежит до возвращения. Вот на микроорги надо просканироваться основательно, а то это чревато.

- Может, проще было их все убрать?

- Если их все убрать, это почти наверняка смерть, - дал справку Разбрыляк, - Проще наделать антитела на всех, чтобы ничего не отлетало с линялым пухом. Ну да этим не мы занимаемся.

- Да-да, - потёрла когти Елька, - Нам предложили детально разработать перехват условной цели.

- Повезло, - согласился Раз.

По условиям маневров, как оно обычно всегда и делалось, разные машины у двух сторон приравнивались к одинаковым, чтобы меньше зависеть от номинальных показателей техники. Вслуху этого восемь кораблей эсэфского флота считались за одну пятисекционную Ёлку - правда, пока были состыкованы. Если по какой-то надобности, не связаной с маневрами, трёххвостые решат их разделить, придётся думать дополнительно. Как и во многих случаях, боевое обеспечение "Цоола" состояло из котанков, должных обнаружить цель, модуля производства ложных целей, в общем точно такого же, как на "иголках", и собственно "артиллерии" - мотор-пушек, они же главные силовые установки, торчащие на Ёлке, как шишки. По плану маневров предуслышивалосиха, что одна из мотор-пушек должна быть реально переоборудована для дальней стрельбы, остальные - виртуально.

Некоторый косяк с ложными целями был в том, что они не имели сверхсветового движителя и оттого маневрировать на сверхсвете не могли - его было слишком накладно собрать в полевых условиях. Выбрасывать их следовало с корабля-постановщика, либо таскать котанком. Вдобавок, проектор ложной цели создавал "глюк" на значительном удалении от себя, поэтому цепочка проекторов могла имитировать маневрирующую цель. При использовании этой погрызени немаловажно было и перевести в нужный режим реальные корабли, чтобы они без крайней нужды не делали никаких маневров, отличающих их от пустышек.

Астрономическая мощность современного оружия и главное, непредсказуемые повышения оной, делали бутафорию крайне важным средством, потому как в полной независимости от качеств оружия, стрельба по ложной цели - это мимо. Однако Раз и Елька на две пуши не могли переписать тактические схемы, утрамбованные гигантским количеством программ для конкретных механизмов, им требовалось понять общую картину и применить эти схемы лучшим образом, сверяясь с результатами сухого машинного рассчёта. Например, никак нельзя было настроить автоматику на поиск именно той цели, что нужна, потому как в поле слуха попадут тысячи кораблей, и программа наверняка запутается, не имея чётких ориентиров... всмысле она могла их иметь, но их не задавали намеренно. Да и даже если задать, эсэфам ничего не стоило поменять коды опознавания и слегка подмаскировать свой игольник, чтобы он был совсем не похож на себя и не поддавался автоматической идентификации.

По всё тому же плану, обе группы всё-таки должны были двигаться к "карьеру", а не гонять друг друга по галактике, но вот с какой стороны и как подходить - это было дело каждого, в чём и состоял песок. Разбрыляк, изучив навигационную информацию и разбрыльнув, вспушился и цокнул.

- На мой слух, есть шанс добраться туда точно первыми.

- С грузом? - усомнилась Елька.

- С. У трёххвостовых дефорсированные иголки, и дефорсированные сильно, так что тащиться будут ой-ой.

- Мать моя белочка, как же они потащат груз?

- Это их мешки, нам надо подумать, как его потащим мы. Значит что, - продолжил Раз, - "Цоол" с грузом будет идти медленнее, чем фрег. Поэтому отправляем фрег с группой разведки вот сюда. Чисто для фиксации, было ли. Если было - значит они успели раньше и план надо менять. Если не было, что можно подтвердить разведкой самого карьера, занимаем позицию прямо там, окапываемся и ждём.

- Это даст преимущества, - кивнула Елька, - Но не слишком ли большие для чистоты опыта?

- Ни разу. Если они как следует разбрыльнут, то поймут, что мы так и сделаем непременно, и в ловушку не полезут. И наверняка пошлют разведку по тому же принципу, а тут преимущество у них, потому как не заметить завод довольно сложно. Получается, что рационально ожидать их вот на этом участке...

- Никто не лезет туда, где рационально ожидать.

- Или наоборот, - цокнула Елька и зажмурилась от выноса мозга.

Это была давно известная и вполне правдивая история - можно или хитрить, или наоборот, делать всё настолько прямолинейно, чтобы никто и не заподозрил такой вариант. Как знавали из научной истории грызи, излишнее мудрствование на пустом месте часто подводило лиситов - обычных, однохвостых разумных лисо. Грызи изучали подобные моменты не чисто поржать, а ради ненаступления на те же грабли.

Что им даже изучать не требовалось, так это сушёные грибы и тыблоки, ежевичное варенье и прочие приятности, набранные по собственному Лесу. Сделав первоначальный обслух обстановки, пуши взялись за ревизию запасов и изъяли оттуда всё вышеуцокнутое, чтобы почаще ржать в походе. Правда, получилась ещё одна здоровенная торба, которую с натуги можно поднять, но тащить недалеко, так что сойдёт. Облизываясь, Елька напхала вкусняшки и в рюкзак, вспушилась, а потом задумалась.

- Послушай ушами, а лисо варенье - как?

- Да йа думаю, нормально, - хмыкнул Разбрыляк, - И точно цокну, что не пропадёт.

- Тогда возьму вот эти баночки, - показала грызуниха, - Ну, грибов там у них и так хоть ушами жуй, а вот земляника может быть и не такая.

- В качестве компенсации за зверскую подлость на маневрах? - покатился по смеху Раз.

- В качестве просто так, - пояснила белка, - От пуши.

- Да понятно, бельчон.

Ему и правда было вполне понятно желание угостить пушистых лисо вареньем - почему бы нет?

- Кстати да, они могут расстроиться, - заметила Елька.

- Лучше заранее расстроиться, чем потом сама знаешь что, - резонно фыркнул Раз, - Даже не вспоминай об этом.

- Легко, - потёрла коготки на лапке белочка.

Это тоже была правдивая история - это ей вполне легко. За окном моросил холодный мелкий дождичек, а периодически налетающие шквалы ветра сбивали с ёлок кучи капель и последние жёлтые листья с прочих деревьев. Разбрыляк уткнулся в экран и цо-цо-цо-цокал по клавишам, а Елька привалилась к стенке, подрёмывала и поглядывала одним глазом на происходящее, то и дело начиная хихикать. Грызуниха вспоминала ту зиму, когда наконец их допустили к управлению еловыми системами, и понимала, что это было точно по центру пуха - они хотели трясти, и они трясли. По каким-то причинам, не особо ведомым, освоить подготовительную программу оператора оба грызя смогли, потратив в два раза больше времени, чем это обычно случалось - зато когда смогли, никто им об этом уже не напоминал.

Завершив все приготовления, Разбырляк и Елька - кто бы мог подумать! - вспушились. Вспушившись, они вышли из дома, и тягая по лесным тропам свои немаленькие баулы, направились к дороге. К их избушке не подходило даже колеи, да и напух оно было нужно, если колея проходила в двухста метрах, и по ней регулярно ездил автобус. Собственно ездил он не только и не столько затем, чтобы возить тушки, а затем чтобы доставить тушкам заказанное в снабжении. Грызи выходили из лесу, ловили машину, хватали добро и удирали обратно в заросли - так им приходилось более в пух. Вслуху этого две пуши не наткнулись ровным счётом ни на кого из соседей, хотя автобус ходил раз в неделю и явно их немало повыбегало.

Время было рассчитано чётко, так что скоро из-за ивняка показался транспорт, качаясь на глубоких колеях, и само собой мимо ожидающих не проехал. С бултыхающимся звуком раскрылись гармошечные двери, и изнутрей уставился ушами водитель.

- Йа уставился ушами, - цокнул он, - Вы чего это, собрались куда?

- На "Цоол", - хмыкнул Раз, забрасывая на ступеньки поклажу, - Доедем?

- Доехать-то доедем, но товара сегодня не по пуху, - предуцокнул водитель.

- Ну, что делать, - пожала плечами Елька.

То и дело возле дороги машину поджидали пуши, и тогда автобус останавливался, водитель шёл в дальний салон, где вместо кресел стояли полки, и вытаскивал полагающийся товар. Происходило мотание ушей и поцокивание, после чего можно ехать дальше.

Само собой, никакой надобности в автобусе не имелосиха - средства позволяли проложить хоть монорельс к каждому шалашу. Но это было мимо пуха, потому как грызи любили всем пухом Дичь, и этим почти всё цокнуто. Кроме того, наземный транспорт раскатывал грунтовые дороги, по которым удобнее перемещаться всем лесным жителям, не только грызям, чем также оказывался любезен. Существовала даже служба вызова аэротакси, и скоростной аэромобиль вылетал в любую точку планеты за десять минут - но вслуху вышецокнутого, никто этим не пользовался, если не горело.

На колёсной кляче грызи добрались до райцентра, где имелась остановка магистральных поездов, и туда собственно они и толканулись. Движущийся по подвешеным на опорах нитям поезд развивал сильно за-звуковую скорость и мог достаточно быстро доставить в любую точку планеты; пуши поехали в цокалище Дзынзыдяг, где находилась станция втнурисистемных транспортёров - те без проблем могли сделать остановку на "Цооле", потому как и там имелась такая станция. Чисто теоретически, проезд в транспорте следовало бы оплачивать, но грызи находились уже практически при исполнении, и их коммы отбазаривались от систем контроля. Да и вообще редко кто видел, чтобы кто-то его, проезд, действительно оплачивал как положено. Если грызь к примеру ездил часто, то обычно швырял в кассу сразу кучу дензнаков, не заморачиваясь на точное количество, а если раз в год - так никто и не стал бы с него спрашивать эти грызанные копейки... но не совсем в этом соль.

Станция Е-транспортёра была просто огороженой площадкой - правда, огороженой основательно, аж двумя заборами с промежутком в шаг; напуха это, грызи поняли из наблюдений. Отметившись на входе как пассажиры, Раз с Елькой встали в хвост двум другим пушам в ожидании эт-самого, которое обычно длилось пару минут. Прямо над круглой площадкой диаметром шагов сорок вилась сорока, которой какого-то пуха тут приспичило виться. Внезапно - именно внезапно! - птицу вытолкнуло за внутренний периметр, она преодолела пятнадцать шагов быстрее чем моментально, и по инерции влетела во второй забор, благо он был мягким. На площадке же появился - тоже моментально - круглый транспортёр, похожий на двояковыпуклую линзу не только формой, но и прозрачностью. От летающей тарелки разошлась мягкая воздушая волна, взъерошившая шерсть.

Оба грызя знали, что на тактик-экране всё выслушит по другому и там вполне можно видеть, как летает Е-транспорт, но для невооружённого уха он перемещался мгновенно. Правда, никто из двух не мог бы объяснить ни точного принципа действия, ни того, куда деваются сотни кубометров воздуха, занимаемые тарелкой - по прямым рассчётам, волна должна была не взъерошивать шерсть, а крушить стены. Сейчас же они просто прошли по металлическим решёткам внутрь линзы, прямо насквозь через неё; внутри имелась платформа для пассажиров, груза и двигателей этого линзолёта. Работал он в режиме лифта, только курсировал не между этажами, а между планетами системы и платформами, выстроенными в пространстве. Елька подошла к терминалу и быстро тыкая когтем, выбрала "Цоол" в качестве остановки, после чего убедились, что все на месте, и нажали "старт".

Видимые через линзу постройки цокалища слились в туман, затем стало темнее, но всё равно ничего увидеть не удавалось, линзолёт лопатил со сверхсветовой скоростью. Увидели как всегда только тогда, когда аппарат встал на очередной площадке.

- Платформа "Окунь" О-122, - сообщил автомат, - Следующая остановка... платформа "Второй окунь" О-123...

"Окуней" была пухова туча, но к счастью сегодня посетили только три из этих платформ, а затем линзолёт оказался на приёмной площадке Ёлки. Дабы не задерживать, Раз и Елька быстро выбрались, вытащив за собой свои мешки, и оказались в ангаре, само собой. Под ногами были металлопластовые плиты, и точно такие же маячили наверху, шагах в полутысяче. На самом деле атмосфера внутри ангара была идеально чистая, но глаз не успевал схватить всех деталей на дальних стенках, и казалосиха, что они в тумане. Кроме того, тут было довольно сумеречно - светильники лупили слишком издалека и не давали яркости, что впрочем не грызло. В нос слегка просились запахи, похожие на бетон и железо - примерно так всегда и пахли конструкции, если им было где пахнуть.

- Пуши, кло, - процокнулся из коммов Мыкиш, - Втащили свои хвосты?

- Сто пухов, - отозвался из-под баула Разбрыляк.

- Седьмая секция жилблока вас устроит?

- Усчетверит, - хмыкнула Елька.

- Тогда занимайте.

По громадной Ёлке перемещались на транспортёрах вроде трамваев, потому как топать от ангара до жилблока несколько килошагов - опушнеешь. Из окон было не особо чего видать, потому как большую часть пути "трамвай" ехал в туннеле, экранированном от побочных излучений огромных механизмов, что были напиханы в корабль, как зёрна в початок. Сам же жилой блок был привычен, Н-образный двор между пятиэтажными "домами", увитыми виноградом и плющем; посередь газонов имелись небольшие огородцы, а сверху плёнка создавала видимость голубого неба. Без никаких излишеств, но в таком жилблоке грызи могли просидеть очень долго без вредных последствий.

Раз нашёл возле подсобки погрузчик и с его помощью запхал поклажу в окна пятого этажа, чтобы не переть по лестнице на себе. На звуки возни высунулись несколько грызей и произошло цоканье, в частности потому, что многих из них Раз и Елька отлично знали, но никогда не видели лично. Собственно и увиденное шока не принесло - белки себе и белки, что тут цокнешь.

- Эхъ, - цокнула Фира, мотнув громадным хвостом, - Одно не в пух, поплавать негде!

- На лодке? - покатился по смеху Разбрыляк.

- Да нет, тут и туловищу не особо где. Есть вон только бассейн, - показала грызуниха за угол, - Но он впух маленький, приходится постоянно чистить от линялой шерсти, чтобы там была вода, а не шерсть с водой.

- Ей ещё и поплавать, - цокнул Раз Ельке, показав на белку.

- Да ладно, перебьюсь, - хмыкнула та, - Вот Кирин бы не перебился точно.

Грызи хихикнули - Кирин, тоже оператор "Цоола", был сквироморф, причём водяной, с жабрами, и большую часть времени проводил на дне омута в реке, где и цокал по клавиатуре специального непромокаемого компа. Уж этому точно высушивание крайне противопоказано.

Пока же грызи устраивали хвосты и прочие части туловища, раскладывали пожитки - короче цокнуть, окапывались. В каждом помещении, где селились пуши, стояло минимум два терминала ЭВМ - даже если жилец один, на всякий случай. Как достаточно опытные операторы, Раз и Елька с самого начала проверили это самое оборудование - как чисто физически, так и путём прогона соответствующих программ; было выявлено, что всё в пух. Выявленное, кстати цокнуть, было зафиксировано в журнал, потому как грызи привыкли фиксировать всё что ни попадя.

Как раз к тому времени как они окопались, произошло общее цоцо по Ёлке, на каковом были утрясены все оставшиеся вопросы и утверждён план действий на ближайшее время. Разу и Ельке предложили ознакомиться с наличными ресурсами и разработать детальный план перехвата условной цели - чем они впрочем и так занимались, и грызи не отказались. Разбрыляк с философичной мордой прошёлся вдоль зарослей кустов, и как обычно, это ему помогло.

- Рацуха! - цокнул он, вернувшись в комнату, - Вот послушай ушами...

- Йа не Рацуха, йа Елька, - хихикнула Елька, - Слушаю.

Грызи в который раз открыли карту-схему, где были нарисованы две широкие полосы, тянущиеся к "карьеру" примерно под углом тридцать градусов друг к другу: они означали возможные отклонения от прямого курса, предуслышанные планом учений - да и зашейной Жабой, прямо цокнуть. Уже Елька добавила на схему траектории предполагаемых разведывательных групп - своей и "противника", которые срезали часть пути и соединяли две полосы.

- Так вот, - вспушился грызь, - Конечно можно организовать охранение, и саму Ёлку они не увидят. Но! Увидев охранение, что неизбежно, они уже поймут, что Ёлка где-то тут.

- Сто пухов, - кивнула Елька.

- Стало быть, следует, - показал по экрану Раз, - Запалить разведку противника втихую и атаковать её таким образом, чтобы дезинформировать относительно расположения "Цоола". Если, например, они начинают чесать кубатуру, атаковать сдесь, дальше всего от цели.

- Известное дело, тут ничего сверхсекретного ты не цокнул.

- Да, но нельзя и забывать о. Если йа правильно думаю о том, какие условия пространства на нужном участке, можно будет применить схему, как Ратыш с Муркой. Тобишь, истребителей никуда не рассылать, искать противника главным локатором, найти, выслать истребители на перехват, а корабль развернуть. Разрешение у локатора Ёлки раз в сто больше, чем у передвижных, так что есть все шансы...

- Нету, - фыркнула грызуниха, - Завод будет грохотать, как телега с пустыми бочками.

- Впух, - почесал уши Раз, - А нельзя локатор вынести подальше от завода?

- Номинально можно, но он использует все вычилительные мощности Ёлки для интерпретации данных, а без этого локация малополезна.

- Хитрый план на скорую лапу! - цокнул Раз, - Хотя...

- Вот именно, что хотя, - хмыкнула грызуниха.

Задача локализации целей всегда была одной из самых заморочных, и именно в ней приходилось более всего использовать мозги. Рассчётами для выстрелов занимались машины, и никакой хитрости тут не надо, нажал "подтвердить", и всё - а вот как лучше выследить, это ещё подумать надо. Раз и Елька подумали часок-другой и пару литров чая на каждого, после чего поняли, что ничего однозначного не получается.

- Так, зайдём как обычно...

- Через дверь? - катнулся по смехам Раз.

- Да. Зайдём с той стороны, зачем нам вообще эти игры в шпиёнов? Ну засёк ты цель, всё равно пока не подойдёшь близко, не достанешь.

- Ну как цокнуть, - как цокнул грызь, - Поскольку эсэфский игольник принудительно приравнян к Ёлке, вот тебе рассчёт огневого контакта. Как нетрудно понять, основное преимущество в первом ударе - пока выяснят, откуда лучи, преимущество становится очень значительным.

- Очень? - почесала ушко Елька.

- При задержке в половину секунды открывший огонь первым получает 27% повреждений, а открывший огонь вторым, соответственно, 100% повреждений за то же время.

- Значит, локализация остро необходима, - сделала вывод грызуниха.

- Сто пухов. Хотя и не сто, - поправился Разбрыляк, - Если кпримеру окопаться в карьере и набросать вокруг пухову тучу ложных целей, задача сильно упростится. Они не смогут вывести в действие и десятой части, что и создаст профит.

- Значит, вот эта возня на маршруте нам не особо нужна, - показала Елька, - Пусть следят за "Цоолом" и пусть себе мы их не видим, до поры до времени. Зато если не посылать разведку, у нас будет больше мелочи, и мы вынесем их разведку. Узнают они только то, что и так знали - что мы идём к карьеру.

- А сколько у нас мелочи? - посмотрел грызь, - Да, должно получиться. Конечно, если трёххвостовые будут не в меру любопытными и активными. Если не будут, тоже нипуха страшного... Стало быть, главная оперативная задача - с предельной скоростью добраться до карьера.

Грызи переглянулись - похоже, нить рассуждений была поймана, так как выцокнутая задача совпадала с прямой необходимостью быстрее оттащить завод, а это зачастую признак правильности, когда одним зайцем убиваются два выстрела. Пуши однако не спешили - они приготовили корм, испили чай и даже вздремнули, и только после этого сели за подробную проработку мыслей.

Тем временем подготовительные операции оказались в круглом состоянии. От "Цоола" немного в сторону отошла платформа с оставленными модулями, а всё сооружение, Ёлка с заводом, осторожно заворочало тушёнкой, нацеливаясь на нужный курс. Маневрировать с таким прицепом следовало аккуратно, что и делали - огромный корабль менял направление медленно, как будто так и должно быть. На самом деле Ёлка разворачивалась на сто восемьдесят градусов за считанные микросекунды, но при этом снесла бы всё вокруг гравитационным импульсом, так что пользовались подобными режимами исключительно в боевых условиях. Уставившийся носом по курсу "Цоол" ещё какое-то время прогревал движки и ворочал боками, а потом пошёл - опять же тихонько, чтобы не размочалить платформу. На сильно досветовой скорости Ёлка отходила на десять тысяч килошагов, а потом уже начинала реальный разгон.

С грузом в несколько миллионов тонн разгон занимал не секунды, а цельный час с пухом, так что пырющиеся на экраны грызи могли почувствовать себя в эпохе первых космических полётов, когда движения глазом не заметно...

- Ать, и заметно! - хихикнул Раз, включив на экране "пыль".

Это были специальные летящие точки, показывающие скорость наглядно - хотя само собой, отличить таким образом даже величины, разнящиеся в десять раз, не получится - просто так хотя бы видно, что происходит движение, а не стояние. Голубой шар планеты постепенно превратился в шарик, а потом и в точку - "Цоол" выходил на чистое место, нарочно расчищенное для разгонов. Елька взяла согрызуна за лапу - так, на всякий случай...

Тушки слегка подбросило, как в автобусе на кочке. Точно также подбросило и посуду на столе, закачалась лампочка под потолком и зазвенели стёкла. Индикатор теперь показывал растущую от единицы сверхсветовую скорость, а сама картина, показываемая тактик-экраном, резко изменилась. При прохождении барьера сверхсвета т\э чисто для визуализации рисовал, как корабль уходит в "окно" - на самом деле увидеть ничего бы не удалось, объект массой в миллионы тонн и многие килошаги длины исчезал мгновенно и бесследно. На сверхсвете же окружающий космос как правило окрашивался довольно интенсивными цветами - опять же условно, так как сверхсветовой объект не мог толком принимать свет. Пустое пространство наполнялось объектами, обозначавшими разное - звёзды, скопления пыли и газа, неровности метрики пространства и всё остальное. Похожее на облачное небо пространство окрашивалось в оттенки красного сзади по курсу и синего - спереди; ровно по оси движения горели красная и синяя точки, а по всей сфере цвет менялся медленно и неравномерно, создавая "облака". Само собой, это было сделано не только ради смеха - каждая отрисованная деталь что-нибудь да значила и позволяла прикидывать и разбрыливать.

"Цоол", сверкая действующими движками-"шишками", тащил за собой завод; по бортам Ёлки стекали полосы выхлопа, развеиваясь сзади - можно было подумать, что дымит как паровоз, а так попробуй найди хоть атом на кубический светогод. Индикатор скорости добрался уже до отметки полтора.

- Красиво, - цокнула Елька, глядючи так, словно первый раз видела это.

Естественно, она сама первая и покатилась по смеху, хотя вроде как действительно видела первый раз, до этого только на симуляторе, а это несколько другое. Что и подтвердилосиха.

- Внимание! - цокнул динамик, - Автоматическое торможение, выход со сверхсвета!

По жилблоку раздался предупредительный гул, индикатор скорости пошёл в обратную сторону - причём быстрее, чем в большую - и через пять минут снова встряхнуло, как муку в сите.

- Вот ещё песок, - фыркнула Елька, собирая рассыпавшиеся тыблоки, - Что там такое?

- Да что и думали, - также фыркнул Разбрыляк, - Начались побочные эффекты с заводом.

- Так их и так всё время на межзвёздные расстояния таскают.

- То спецы, у них тягачи, - пояснил грызь, - Там область покрытия, как у хвоста! А у нас еле-еле растягивается на всю платформу. А если что вылезает за пределы - сама понимаешь, начинает цеплять за вакуум.

Группа более шарящих грызей расслушивала на экране срезанную мачту - толщенная башня из стальных балок, защищённая к тому же ремиттером, согнулась в бараний рог от этого самого "трения о вакуум". Само собой, цоканье шло о "трении" чисто в кавычках и при условии наличия сверхскорости. Из ремонтного модуля к мачте вывалили трактора со сварочными установками, начавшие быстро приводить её в годность; в космос, который снова был чёрным, полетели снопы искр. Ну а в жилблоке раздался звук трясущихся ушей - что впрочем независимо от.

- Впух шесть раз! - цокнул Разбрыляк, - Если эта дребузня затянется, можем опоздать к карьеру!

- Ну это уж от нас не особо зависит, - хмыкнула Елька, - Кстати, сразу по прибытии следует отцепить завод, пусть думают что где он, там и дерево.

- До этого ещё догрызть надо, - проворчал Раз, - Тут вводную подбросили, переставить все калибровки сенсоров на котанках.

- Оягрызу! Они их что, реально сбросили??

- Нет конечно, но раз есть вводная - должна быть и выводная...

Все знали, что этот процесс - долгий и тупо однообразный, но раз эт-самое, так уж чего, сели за. Правда не цокнуть, что уж совсем по-боевому, потому как в боевой обстановке можно было дать на Ёлку ускорение времени и вдобавок съесть "колёс" и обходиться без сна несколько суток. Однако всё это имело побочные эффекты, так что всуе не употребляли.

На "Цооле" в качестве москитного флота базировались котанки БКТ64-М33, в общем люто древние, но не менее люто модернизированные и не отстававшие от современных образцов. Имелись как самые обычные, с пушкой главного калибра для пробивания защищённой цели, так и свармероносцы, тащившие по восемь малых аппаратов-снарядов многоразового действия. Вдобавок к этому погрызищу прилагались ремонтно-эвакуационные машины и передвижные локационные станции на базе всё того же котанка. Как и у всякой мелочи, задача всего этого хозяйства состояла в информационном обеспечении - тобишь, чтобы Ёлка знала куда стрелять, а противник - не знал, где Ёлка.

Шестьдесят четвёртый котанк отличался тем, что не имел никакой направленности навроде "верх-низ", как многие другие аппараты. С одной стороны корпуса была башня, а с другой - надстройка навроде катерной рубки, которая в том числе могла быть обитаема. В довольно тесное помещение при надобности втискивались четыре пуши, хотя такой надобности никто припомнить реально не мог, как ни старался. Если уж возникала нужда разместить операторов на танках, то куда хитрее распределить их по четырём разным, а не скучивать; в любом случае, количество пушей всегда было значительно меньше, чем количество боевых единиц. Хотя бы исходя из того, что малые аппараты не имели полной биологической защиты и без пилота могли сделать маневр резче, чем с пилотом.

В сейчасовские времена большая часть исхода боестолкновения зависела от подготовки матчасти, но и разбрыливать мыслями тоже приходилось не по пуху, потому как практика чётко свидетельствовала - обмануть сухие рассчёты машины, пользуясь аналогичными, особой проблемы не представляет. Этим собственно и предстояло заняться, потому как "Цоол", как и любейшая другая Ёлка, должен был находиться в боеготовности.

Неслушая на зарывание в возню по самые ушные кисти, Разбрыляк и Елька то и дело вспоминали о Лесе, довольно щурились и трясли ушами. За прошедшее лето они неслабо походили по околотку, посадили пухову тучу деревьев и кустов, очистили завал в русле речки, и сделали ещё много чего такого же в пух. Хотя их район был лесным, летом там сидела порядочная жара, и к осени всё уже оказывалось сухим и жёлтым - но в этом году с дождями подвалило, урожаи на огородах избивали рекорды, что также вызывало довольство. Казалось бы, ерунды. Стоило повернуть "Цоол" и включить хоть один лучемёт, настроив должным образом, и район хоть залило бы водой по уши - но когда это происходило само по себе, чувство точного попадания в пух становилось очень сильным.

- Что изучаешь, бельчон? - осведомился Раз, отряхивая уши после умывания.

- А? Буквы, - точно цокнула белка, - Про спайдерфоксей, Раззи. Мыкиш таки удосужился слить всю доступную информацию, иначе пух бы мы её нашли по пути.

- И что там?

- Кое-что. Например, у них есть спецы, общающиеся с неразумными животными. Там у них живёт предковый вид, шелкохвосты...

- Кстати, почему грызаные три хвоста? - усмехнулся грызь, - Ты понимаешь, к чему это?

- Не совсем.

- К тому, что любой организм, если это животное, рыба или птица, хордовый. Хвост - это окончание хорды, поэтому он у всех один, как хвост.

- Ну не знаю как, - мотнула ухом Елька, - Может или нет быть более одного хвоста, а этих фактически действительно один, всмысле с позвонками. И два дополнительные без позвонков, но внешне отличить нельзя.

- Это допуха как поможет, - захихикал Раз, - Сдавайтесь, у вас хвосты без позвонков! Да, что ты там хотела цокнуть?

- Про шелкохвостов. Они понимают друг друга, только не через звук, само собой, а на уровне эмпатии.

- Так это в пух, а не мимо.

- В запятую. А ещё у них есть продвинутые специалисты по сквозняку, настолько, что могут физически смещаться по слоям. Правда, как йа поняла, на поток этот процесс не поставлен.

- Ищь! Ты когда-нибудь слышала, чтобы такой процесс был поставлен? Да одно такое событие - это чудо, напух.

- К тому же при неумелом или злонамереном использовании это чудо принесёт лютый ущерб, - заметила грызуниха, - Видимо опасаясь этого, они и не стали обучать всех подряд.

- Хочешь цокнуть, на игольнике могут быть сквознячники? - осведомился Раз, - Это может нам навредить?

- Исходя из известных данных - нет, - успокоила Елька, - Сквозняк привязан к информационно массивным объектам - планетам, кораблям, а дотянуться от одного до другого - это вряд ли кому по силам.

- И то орехи, - вспушился Разбрыляк, - Да и там защита жеж.

- Орехи не орехи, а, - заметила белка, - Межзвёздники копают такой песок, что возможно вслуху больших способностей к сквозняку там удастся сделать что-нибудь типа выпуска частотозадающих блоков для квазипланет.

Под частотозадающими блоками она имела вслуху довольно специфичные изделия - взять хотя бы тот факт, что толком и не цокнешь, какая у этой штуки функция. Соль в том, что подобное ядро помещалось в геометрический центр искуственно создаваемых планет, оказывая тонкие влияния на жизнь нового мира - естественно такие, которые были в пух, а не мимо оного. Подумав об этом, оба грызя вспушились. Хотя скорее всего, сделали бы это и без подумывания.

В то время как одни переустанавливали калибровку на котанки, другие занимались более вещественным делом и устранили косяки, препядствовавшие транспортировке завода на сверхскорости. "Цоол" снова начал ускорение, уйдя в красно-голубую "облачность", и теперь продолжал увеличивать условную скорость рассчётными темпами. Тут главное - как можно реже вспоминать, сколько тратится ресурса двигателей, воизбежание буйства Жабы на шее.

Ратыш, занимавшийся рулежом модуля производства ложных целей, сообщил вдобавок, что на Ёлке нет достаточного количества веществ, чтобы наштамповать кучу, предуслышанную планами. В боевой обстановке грызи без зазрения совести разобрали бы какой-нибудь агрегат сто первой необходимости, но сейчас это казалось излишним, и тут существовали несколько решений. Можно было выискать нужное локатором и послать ресурсер. Поскольку "Цоол" тащил груз, оснащённый ресурсным модулем фрег легко мог потом догнать его. Поскольку на добычу редкозёма могло потребоваться слишком много времени, был вариант отправить фрег не на сборку, а на ближайшую станцию, где немудрено купить излишек. Ну и наконец, если совсем припрёт - можно переключить лучемёты для ядерного синтеза и наделать несколько тонн чего нужно из железа или свинца.

Ресурсеры были лютыми и могли наковырять вещества из самых разных субстанций - как из газопылевых облаков, так и из камней и планет, однако редкозёмы на то и редко, чтобы все плохо лежащие россыпи уже давным давно слямзили. Кроме того, Ёлка шла по курсу между Крыжиным и ББКУ-4031, а по этому курсу уже много сотен раз летали, так что ловить нечего. Главный локатор "Цоола", надстроеный на одну из силовых установок, даже на сверхсвете мог сканировать вещество на предмет его состава, но толку от этого не было - тонны искомого были размазаны по объёму целых планет или вообще звёзд. Начинается, подумали грызи, простейшая погрызень, а поди-ж ты потряси.

- Давай спланируем, смеха ради, - пожал ушами Разбрыляк, - Какие наши системы на маршруте?

- На маршруте - никаких, - огорошила Елька, - Ближайшая в десяти эсгэ в сторону.

- Это довольно шишово, у грызей тупо купили бы, а так наверняка придётся бадягу разводить.

- А единая учётная система?

- Жабе это расскажи, - хмыкнул Раз, - Ей попуху.

Это была правдивая история, неслушая на наличие в Союзе учётной системы, заменявшей финансовую, не все ей пользовались - чисто из-за упомянутой Жабы, которая не позволяла отдавать материальные ценности за какие-то непонятные отметки в базах данных.

- Тогда впух это, - мотнул ухом грызь, - Знаешь сколько проканителиться можно! В карьере, собственно, это самое и добывают, его там хоть ушами жуй.

- Хм...

- Вот именно, если прямо сейчас запустить фрег, он доберётся на восемь суток раньше, - Раз потёр лапы, - Грузанёт ресы, и навстречу нам. Заодно разведка.

- Заодно? - ухмыльнулась грызуниха, - Не считай, что лисо глупее тебя.

- Ну да, его и прикрывать придётся, - согласился грызь, - Вслуху остальных опций, йа так понимаю - всеми наличными силами?

- Сто пухов. Ты же понимаешь, что тупо использовать ресы с условно уничтоженного фрега.

- Тогда за рассчёты...

Рассчёты быстро привели к выводу, что если делать, то именно так. Разбрыляк однако не был бы белкой, если бы успокоился на этом, и смоделировав обстановку в "карьере", цокнул.

- Выслушай ушами, тут вполне возможно подобраться сбоку к залежам хорьково, стащить их и смыться.

- А если там будет весь их москитник?

- А попуху, используем все уже имеющиеся ложные цели, создадим видимость разведгруппы и сканирования системы, пусть перехватывают. Фрег успеет нагрузиться и уйти, если уж обнаружат - прикроем, опять-таки будет внезапность, покрошим котанки сомкнутым строем своих - профит.

- Если ещё мины использовать... - задумалась Елька и захихикала.

Теперь операция вырисовывалась отчётливо - поднять на уши все котанки, выстроить в боевые порядки и отправить ждать невдалеке от карьера, так чтобы их не обнаружили. Фрегат нагрузить минами и ловушками, набросать их по пути от границы возможного обнаружения до цели, реактивно загрузиться и драпать по защищённому маршруту. В случае атаки на фрег условного противника - задействовать мины и ловушки, а потом и перехват своими котанками. Осушённый рассчёт показывал, что подойти на данную дистанцию незамечеными можно с вероятностью 35%, если считать что вокруг карьера уже патрулируют все, кто может.

- Вот ещё посиди на хвосте, - заметила Елька, - А как ты собираешься предуцокнуть шахтёрам, что мы - это мы? Если начать тырить вещество втихоря, они тебе такое устроют, и не условно.

- Да, это надо, - задумался Раз, - Направленным градиоимпульсом получится?

- Не сто пухов. В нулевых автоматика может дать ответ не направленным, и эхо по эфиру пойдёт ого-го какое. Во-первых же шахтёры не обязаны нам содействовать, что касаемо относительно маневров.

- При чём тут маневры, мы забираем наши же вещества!

- Йа имею вслуху, если у них будет контакт с трёххвостовыми, ничто не мешает им передать о событии.

- Пм-пм-пм... Тогда не слышу другого выхода, действительно придётся втихоря. Если не запалят, так и уйдём, а если запалят - сразу передадим, почём перья. Но это будет уже во втором фазе операции, что куда как легче.

- Распухяйство, - пожала плечами грызуниха, - Поэтому поддерживаю.

- Угу. А ты понимаешь, что нас туда и загонят?

Елька слегка округлила глаза, так как натурально упустила это из слуха, но быстро опомнилась.

- Правильно сделают, пуха ли. Отцокаешься сам или помочь?

С отцокиванием у Разбрыляка было не особенно чисто, так что грызуниха таки помогла, дабы просвятить все причастные морды о соли и получить ихнее обобрение. В данном случае, ясное дело, количество причастных морд равнялось количеству имеющихся на Ёлке. Не вытягивая за хвост, грызи согласились, что план выслушит достаточно тупо, чтобы прокатило, и некоторое количество пушей немедленно собрались в общей столовке на первом этаже жилблока, дабы прочистить детали. И тут Разбрыляк и Елька опять видели тех, кого отлично знали, но никогда не встречались нос к носу - собственно это ни разу не удивительно, грызи не придавали никакого значения тому, была ли встреча. Правда, когда она всё-таки происходила, они мотали ушами и поцокивали, как распоследняя белочь.

- Прошу посидеть на хвостах, - цокнул Ратыш, - Такого количества пушей, думаю, вполне хватит для. У кого-нибудь есть неотложные дела по другой возне?... Вопросов больше не имею. Разбрыляк, изложи соль.

- Стало быть, что? - почесал за ухом Раз, - Что стало быть. Хм... В общем, что нам точно будет необходимо - это два фрега, один транспортный, другой суповой, заправлять котанки. Котанков у нас двадцать четыре штуки, из них ше(р)сть - локаторы. Ше(р)сть локаторов нам не надо, обойдёмся двумя. В группе с каждым по семь микронесушек и два штурмовых. Что?

- То, что у нас натурально двадцать четыре, - цокнул Швыф, - И из них ше(р)сть - ремонтники. А ты насчитал тридцать.

- Пух-с, - покачал пальцем грызь, - По плану маневров мы должны иметь боевую группировку, и теперь считаем, что её и имеем. Поэтому ремонтники засчитаны как микронесы и могут соответственно действовать.

- Могли бы и пользовать их для забора топлива, - добавила Елька, - Но нет никакого смысла, всё равно фрег тащить, а один или два уже не принципиально.

- Принципиально ещё как, - возразил Ратыш, - Добавит артогня при надобности.

- Тогда так, - постучал когтями по столу Раз, - Мы с Елькой залезем в грузовик и будем там сидеть на хвостах. Ещё, йа так полагаю, нужно максимум по две пуши на каждый локатор, чтобы координировать действия групп.

- Ещё ловухи, - напомнила Елька.

- Ах да, тогда раза в два больше нужно, на самый аврал-то.

Грызи быстро самораспределились, потому что в общем каждому было довольно попуху, где именно сидеть на хвосте. Как оно зачастую и случалосиха, пуши кучковались парами из грызя и грызунихи - что ни разу не удивительно, потому как так им было значительно более в пух, чем по-другому. Более половины группы составляли именно на два делённые согрызуны; остальные же оказались одиночными только потому, что их согрызуны возились в другом песке на этой же Ёлке, и негоже было их отвлекать. Состряпав карту тряски, как они это называли, пуши разбежались по комнатам - полить земъящики и убрать, если что совсем плохо лежит на время своего отсутствия. Само собой не из тех соображений, что похитят, а из тех, что о валяющееся барахло кто-нибудь споткнётся не вовремя.

Собрав походный набор поменьше, грызи покинули комнату, прошли через жилблок до транспортёра и переместились к ангару, в каковом зижделись в том числе фреги. Таковые были стандартными 26-гранными посудами диаметром около сорока шагов и высотой шагов в пятнадцать; этот тип обзывался "Кистеухом" как за бельчачесть, так и за стабилизаторы сверху, похожие на уши с кистями. Фреги типа Ф26 производили и использовали почти все кому не лень по Союзу, и отличались они весьма незначительно. Елька пощёлкала когтем по воздуху, работая с виртуальной клавой, и в боку корабля откинулся погрузочный люк, по каковому и попадали внутрь.

Пробумкав ботинками по металлическому полу, пуши слегка фыркнули - как оно всегда и бывало, корабль очень редко видел организмы и оттого был крайне необжит. Конечно, никакой пыли не было, вслуху того что ей неоткуда взяться, но не было и привычных следов жизнедеятельности. Перед тем как перебираться на грузовик, Разбрыляк лично пустил программу стерилизации корабля от теоретически возможных микроорганизмов - хотя он знал много тех, кто называл такие теории параноей чистой воды. Однако бережёного хвост бережёт, запустить прогу - не утянет.

Фрег был оснащён оборудованием для добычи ресурсов, но сейчас с него демонтировали всё, кроме маломощной электронной пушки - загребалки: для того чтобы зажевать вещество из готовой пачки, достаточно. Раз и Елька оглядели грузовой отсек в нижней части корабля и сочли, что влезет прилично - уже не по сухим цифрам, а и так видно. Монтажные роботы быстро навешивали на потолок эластичные полимерные мешки, в которые можно было напихивать хоть очищеный плутоний, в плане прочности. Из загребалки добыча пойдёт в эти хранилища, откуда её проще достать потом, не очищая весь трюм.

Пуши поднялись по лестнице на командную палубу, где находился обитаемый отсек и собственно посты управления. Основные были рассчитаны как раз на две пуши - кресла были люто фортифицированы аппаратными стойками и экранами ЭВМ. За спинами сидящих располагалось небольшое помещение для суркования, кухня и санузел. И всё это выслушило так, словно сюда не ступала лапа белки - на стенах ни одной надписи, на пультах нет шелухи и пятен чая, спинки кресел не завешаны тряпками, а стол не завален бумагами. Ну и что уж точно подтверждало эти мысли, так это полное отсутствие растительности.

- Ненадолго, - хмыкнул Раз, развязывая рюкзак.

- Ооо, держите меня то ли пятеро то ли семеро! - засмеялась Елька, увидев, что он достаёт.

Грызь вытащил земъящик - но не обычный, а металлический и с высокой прозрачной крышкой. Из земли только начинали лезть какие-то ростки, а в угол были воткнуты ложка и вилка - рыхлить почву. Сей огород Разбрыляк воодрузил между креслами, открыл крышку, и теперь стало совсем другое дело!

- В инвентаре есть, - пояснил он, - На такой случай. С самополивом и встроенной защитой, в случае чего закрывается, и разбить его не так то просто.

- А да, слышала, но забыла! - цокнула Елька, - Это в пух. А вообще тесновато тут, если надолго, то пух развернёшься.

- Там сзади ещё пустой отсек есть, шагов пятнадцать, - показал назад грызь, - Когда там оборудования нет, можно занимать подо что угодно. Но нам это не грозит, мы как раз ненадолго. Шифроблок?

- Два, - поправила грызуниха, вытаскивая шифроблоки.

Эти металлические коробки с ручками, размером с ладонь каждая, являлись механическими шифровальными приборами, обеспечивавшими абсолютную надёжность идентификации кораблей. Поскольку бережёного бережёт даже хвост, грызи пользовались этим методом постоянно - теперь они могли быть уверены, что никто не подделает передачи с "Цоола", как и наоборот. Шифроблоки вставлялись в слоты электронных систем в аппаратную стойку рядом с креслами операторов - имелись ограниченные случаи, когда предписывалось влапную изъять шифроблок.

В то время как грызуниха пошла утрамбовать место для суркования - лучше раньше чем позднее! - Раз включился в возню и увидел, как исполняется ранее запущенная прога - автоматы с огромной скоростью вкатывались в трюм и крепили груз - сферические ложные цели и бочонкообразные мины. Второе, кстати цокнуть, штука неприятная, потому как само собой взрываться они должны условно, а вот сама кварковая бомба там вполне реальная. Хотя она и не должна была сработать без боевого взвода, опасения оставались просто вслуху астрономической мощности этого боеприпаса. Взорванная на поверхности обычной луны, мина легко превратила бы её в огрызок.

Через три минуты фрег был загружен и крышки трюмов закрыты. Разбрыляк щёлкнул тумблером, включая "радио", как это называлось по привычке. Дубовый механический тумблер сдесь тоже был для того, чтобы не включить случайно.

- Номерная три, - цокнул он, - К старту готов.

- Вываливайся, - ответил диспетчер ангара.

Грызь задал координаты и нажал "пуск". Фрег поднялся над полом, выплыл через удерживающее воздух поле и стал удаляться от бока Ёлки. Вокруг раскидывалась всё та же "облачность", потому как корабли шли паралельно на сверхсвете, а "Цоол" установил нулевое ускорение - без этого вылетевший фрег тут же оказался бы за миллиарды килошагов позади. Раз ослушивался, пользуясь тремя поставленными панорамой экранами - у него была и виртуальная камера, но так сподлапнее если нет аврала. Сбоку протягивалась далеко назад громада Ёлки и пристыкованного к ней сзади завода с выступающими многогранными и сферическими блоками. С другого бока и чуть "наверх", если так можно цокнуть, выстраивались в группы котанки, брыляя длинными ленточными радиаторами, болтавшиися следом за каждым, как пух знает что. Две дюжины котанков - это тебе не песочек...

- Номерная четыре, на позицию вышел.

- Это в пух. Группам с первой по четвёртую синхронизироваться с базой. Выходим на режим разгона 4,5.

Разбрыляк убедился, что синхронизация работает, и вспушился. Моторы корабля начали набирать мощность, выбрасывая назад трассы прозрачного выхлопа - опять же, это т\э условно так показывал, что они вообще есть. Второй Ф26, отваливая в сторону, тоже поддавал газу. Хвосты котанков засветились ярче, мерцая - плоские ленты светились поляризовано и были видны только под определённым небольшим углом, ради незаметности. Самые яркие сполохи света прыгали на двигателях Ёлки, за которой все и успевали - "Цоол" выходил обратно на разгонный режим, увеличивая условное ускорение.

- Так, ящик набила, мусор вынесла, рыб покормила, - цокнула Елька, плюхаясь в кресло.

- Рыб? - склонил ухо Разбрыляк, - Тут же нету рыб.

- Ну и что? Покормила пустое место, оставленное для рыб, - блестнула логикой белка, - Что у нас?

- Отправляемся. Всем группам провести проверку систем. Вспомнить, кто что забыл, а то возвращаться будет вообще мимо пуха.

- Фрег в стопроцентной готовности, - цокнула Елька, изучив данные.

С одной стороны, это была лютая рутина, постоянно гонять программу прозвонки, но с других сторон это было совершенно необходимо, как и осмысленный контроль за результатами, а также осмысленный запуск этой самой проверки. Как показывала практика, автоматический запуск прозвонки всегда приводил к косякам. Вслуху этого грызи и сидели, наблюдая за тем, как ползут индикаторы процессов.

- Ну как, чисто?

- Не совсем. Особенно на штурмовиках как-то туго шестерёнки крутятся.

- Почему именно на штурмовиках?

- Там менее надёжная силовая установка, - пояснил Раз, - Она с отводом мощности на башенное орудие, а это мимо пуха. Кроме того, все остальные мы часто гоняли, а эти из ангара вытаскивали последний раз два года назад, застоялись.

- Так они могут работать, или нет? - фыркнула Елька.

- А кто это цокнет точно? Отклонения от параметров есть, но кто поймёт, что это значит? Ты цокнешь с ходу, какое значение имеет изменение частоты тока во втором контуре индуктора активной зоны?

- Цокну абсолютно точно - не знаю.

- Сто пухов. Сейчас прочистим с еловыми и просчитаем на их машинах, там и поймём.

- Москитники, - процокнулся Мыкиш, - Сообщаю, что просчёт выявил вероятность отказа силовых установок на уровне 25%.

- Сойдёт, - тут же цокнул Раз, - Вырубятся, пух с ними, пристыкуем к фрегу.

- Чисто цокнуто, тогда пошли на разгон?

- Сто пухов. Синхронизацию с Ёлкой отменить. Тягу на сто.

Двадцать шесть аппаратов поддали газу, и на тактик-экране стали удаляться вперёд по курсу от "Цоола". На самом деле расстояние, или точнее даже цокнуть условное расстояние, разделявшее корабли, увеличивалось астрономическими темпами. Прошло секунд двадцать, и громадный "Цоол" уже не фиксировался как комплексная цель, а видна была только точка сигнатуры - впрочем, отчётливо так видна, завод действительно "грохотал" почём зря.

- Надо будет переписать телеметрию, за сколько именно он фиксируется, - цокнула Елька, - Насколько йа разбираюсь в птичках, у трёххвостовых точно такие же локаторы.

- Это в пух, - потянулся Разбрыляк, - Теперь бы дотянуть быстрее до этого карьера.

"Быстрее" тут было цокнуто конечно чисто в субъективном плане, так как течение времени на сверхсветовом объекте вообще не было линейным, просто это заметить невозможно. Соль в том, что при линейном времени путь, который грызи намеревались одолеть за несколько суток, занял бы минимум несколько сотен тысяч лет, что ясное дело, мимо пуха. Поэтому сверхсветовые движители использовали всяческие хитрости, чтобы убрать корабль из обычного течения времени и тем самым сгладить все парадоксы до незаметного уровня. Вообще же цокнуть, даже просто свойства сверхсветового перемещения были настолько запутаны, что их старались поминать только тогда, когда это нужно - иначе все уши завянут. Что уж цокать о детальном объяснении с точки слуха физики...

Разбрыляк сделал движение глазным яблоком и узрел грызуниху, щёлкавшую когтистыми лапками по кнопкам. Елька слегка подёргивала ушками, отчего на них мотались пушистые рыжие кисти. Сами же раковины торчали из не менее пушистой гривы тёмно-рыжих волос, каковую белка слегка прижимала резинкой, дабы не мотались. Через пару секунд, неслушая на полное увлечение процессом, Елька также повернула на согрызуна одно яблоко.

- Кло? - задала она самый содержательный из беличьих вопросов.

- Угу, - цокнул Раз, - Просто подумал, что это очень в пух, что мы с тобой тут вместе. На две пуши.

- Хм, - мотнула ухом она, - А ты мог представить, что может быть по другому?

- Ну, если постараться, то мог. У Облыша согрызунья ну нивкакую, зачем её с собой таскать по галактике? Как гласит инструкция, для уменьшения энтропии Вселенной - оставь тело там, где оно есть.

- Да, бывает, - хмыкнула Елька, - Но про меня ты знаешь.

- Ещё как знаю, потому и радуюсь, как кактус поливу, - погладил её лапку грызь, - А вообще, то что мы делаем - это жадно, да.

- Цокаем друг с другом? - покатилась по смеху белка.

- В том числе. Йа имел вслуху заводы, всю деятельность "Цоола", гусака ему в печень, - пояснил Раз, - Профита сделано ведь ОЯгрызу сколько, и всё в пух.

- Поперёк не цокнешь, - прищурилась Елька.

Поперёк цокнуть трудно, если учесть, что "Цоол" за свою службу смонтировал уже тридцать семь таких же комплексов, как тот, что он тащил сейчас. Комплекс производил высокоточные компоненты сверхсветовых двигателей - так называемые "дроссели", и вместе с пятью заводами другого типа составлял производство еловых моторов. А еловые моторы - это штука, позолявшая настолько много, что пух захватывало. Кроме того, эти моторы, как и всё остальное, имели некоторый ресурс, по выработке коего прекращали действовать. На самом "Цооле" стояли например два дефорсированных мотора, какие следовало бы списать, но Жаба не давала - примерно тоже самое сделали со своими "иголками" спайдерфоксы, чтобы те продолжали работать.

И всё же, неслушая на то, что сейчас грызи неслись в корабле с далеко засветовой скоростью, мысленно они постоянно осаживались обратно в Лес и довольно щурились. Ёлки не зря были Ёлками, а не чем-то ещё - для белокъ возня являлась неотъемлемым продолжением своего Мира, со всеми выползающими последствиями. Самым масштабным последствием было то, что Ёлки с завидной регулярностью занимались запилкой планет, дабы сделать их пригодными для жизни, и сооружением искуственных сооружений, эквивалентных по условиям планетам. Уж чего-чего, а этого добра - населённых планет - у грызей было ровным счётом больше чем у кого-либо в галактике, да и в известной Вселенной тоже. Ёлки собственно так и назывались - ТФК, терроформ-крейсер, что намекало на возможности физического изменения планет силами отдельно взятого хвойного дерева.

Крыжин, например, был ещё уделан довольно щадяще, если цокать о белках - планету передвинули на три орбиты к солнцу и сгребли на неё пухову тучу космического льда, после чего вскопали полученный огород и через несколько десятилетий дело было готово - планета отвечала всем стандартным параметрам, можно сажать траву. Помимо этой планеты и астероидов, ничего мало-мальски крупного в системе больше не было, да и звезда не имела лишнего вещества, которое можно с неё тиснуть без последствий. Зато в соседней системе Оскви населённых планет, мало отличающихся от Крыжина внешне, было шестьдесят четыре штуки! В полигелиевые "пузыри", служившие основой для искуственной планеты и обеспечивавшие тяготение, были переработаны все газовые планеты системы и весомая часть звёздного вещества, так что стоило ли удивляться. Грызи не удивлялись, а только представляли себе, сколько можно набрать грибов в лесках по полусотне планет.

Собственно, Разбрыляк уставился ушами на тот самый мобильный огород, который сам принёс в ящике, и разглядел там даже микроскопический гриб. Он может быть сделал бы ещё немало открытий, если бы не запищало радио, указуя на то, что было принято сообщение типа "для всех". Грызь мотнул ухом, отпил чайку из трёхлитровой кружки, и взялся за изучение.

- Внимание флоту, - цокнула с экрана Фира, - С капсулой связи от базы получено сообщение. Нулевой приоритет общесоюзной службы оповещения.

Разбрыляк прижал уши, хотя потом и отжал их, чтоб не мялись - положение ушей на дела влияет слабо. Нулевой приоритет означал очень серьёзные заявления. Буквально самые серьёзные, какие только могли быть. Фира специально подождала, пока пуши переварят это сообщение, чтобы приступить к следующему.

- По всем каналам с нулевым приоритетом был разослан пакет информации. Непосредственно с его содержимым следует ознакомить ровным счётом всех сотрапов Вселенского Союза ВСЪ. Вслуху этого, если вы не заняты ничем неотложным, выслушайте. Кроме того имею цокнуть, что пакет содержит запросы, на которые следует сформировать ответы. Через пару часов оцокну, кто как справляется, для дальнейших действий. Передаю пакет.

Так, отметил про себя Раз, минимум два часа дело ждёт, значит галактике по крайней мере вряд ли что угрожает, что уже в пух. Запросы тоже скорее всего делаются не в авральных условиях, так что может быть, и вообще ничего страшного. А то, что рассылают по кодированым каналам в эфир - не редкость... хотя стоп, когда решали вопросы об уровнях охраны биосферы, кодировку никто не использовал. Стало быть, это нужно, чтобы кто-то не услышал... Впрочем, напуха ломать голову, открыл файл и читай.

- Бельчон, тут песок! - позвал грызуниху Разбрыляк, - Нулевой приоритет, ага?

Елька появилась тут же, как отрисовалась. Грызуниха моментально скинула сонливость и выслушила явно готовой к любому мозговому штурму, даже не задавая стандартных вопросов, что случилось. Пуши уселись к экранам и принялись изучать содержимое пакета.

Инфопакет рассылал МГК - Местный Галактический Комитет, являвшийся практически самым центральным аппаратом управления Союза. Строго цокая, на то он и Местный, чтобы их было несколько, и тот который рассылал - как раз относился к текущему сектору галактики, "Б". По крайней мере, там сразу указывалось, что никакой особой угрозы нет, хотя дело и достаточно серьёзное. Речь шла о политическом образовании, известном как Треспассия. Короткая историческая справка сообщала, что фактически организация выросла до межзвёздного уровня за счёт умелого пользования структурами самого Союза, и длительное время шли переговоры об окончательном оформлении оной как субъекта ВСЪ. Однако в последние десятилетия процессы интеграции оказались свёрнутыми, Треспассия ужесточила доступ на свои планеты и вышла из многих союзных договоров. Это послужило поводом для резкого усиления разведдеятельности спецслужб Союза, главным образом КБР, Комитета Безопасности Родины.

Разведчики зафиксировали быстрый прогресс в области строительства боевого космофлота, что уже само по себе было весьма настораживающе и вело только к тому выводу, что Треспассия готовится к войне. Общие принципы ВСЪ были достаточно мягкими, чтобы при выполнении субъектом минимальных требований этот самый субъект мог никогда не опасаться нападения. Кроме того, опасаться его было вообще довольно глупо, потому как результат был известен заранее, ВСЪ не просто так назывался Вселенским, и воевать с ним было бесполезно впринципе. Вслуху этого процессы, происходящие за почти закрытой границей, настораживали.

На самом деле граница была открыта - въезжай не хочу, но у этих въезжающих было столько прав, что узнать ничего они не могли. Анализ действий правительства Треспассии приводил к нескольким вариантам развития событий. Наиболее вероятным считалось то, что волуси - как называли наиболее распространённую тамошнюю нацию - готовятся к пассивному нападению на Союз.

- Это как - пассивное нападение?? - икнула Елька.

- Сейчас прочищу, - пообещал Разбрыляк, разбрыливая.

Такой ситуацией называлось положение, при котором противник вынуждал на себя нападать, совершая нечто непотребное - и ясное дело, что троллингом тут не отделаешься. Ради примера можно цокнуть, что Треспассия могла попробовать возродить рабство, и через невеликий срок получила бы желаемую войну, так как ВСЪ имел в своих приоритетах нещадное вычищение Вселенной от любой нечисти, и эта задача стояла несравнимо выше приоритетом, чем соблюдение международных приличий. Если волуси готовились к войне - значит они знали, что она неизбежна, но поскольку вряд ли они самоубийцы, то крайне маловероятно, что решили нападать первыми. Рассчёт мог строиться только на том, чтобы создать достаточные проблемы атакующей стороне, которые перевесят профит от устранения некоего грызаного стыда, каковой они собираются устроить у себя.

Собственно, это самый стыд уже был обнаружен разведкой, неслушая на ухищрения противника. В последние десятилетки в Треспассии формировалось крайне узкополосное, как это называли, общество - то бишь, не признавшее никаких отклонений от некоей "нормы". Вкупе с махрово расцветающим индивидуализмом это выливалось в лютейшую тоталитарщину, по сравнению с которой древние тираны были злостными либералами, и по одной причине - волуси зажимались в ежовых рукавицах не властью, а сами собой! Власть правда тоже подливала дерьма в нужник - как выяснили разведчики, всё время происходило выравнивание этой самой "нормы", чтобы она не опиралась на что-либо одно, как это зачастую случается. В Треспассии не было ни религиозного фанатизма, ни государственной упоротости, ни даже особых проявлений национализма - зато было кое-что похлеще.

МГК собственно и начал рассылку по факту появления последних сведений о том, что на самом деле творится во внутренних мирах сообщества. Волуси формально соблюдали свободу воли, и их граждане теоретически не были обязаны посещать учебные заведения, где ясное дело происходил постоянный процесс подгонки особей под шаблоны Нормы - однако, учитывая, что все незанятые природные территории составляли менее 2% площади родного мира волусей и являлись заповедниками, деваться особям из общества было просто некуда. Это уже послужило бы причиной серьёзных наездов со стороны ВСЪ и требований обеспечить девиантам возможность хотя бы покинуть страну. Треспассия опять-таки формально соблюдала эти требования, высылая несколько тысяч зашуганных существ в год, которые оседали в общих мирах Союза.

Разведка же достоверно сообщила, что у них не заявленные 0,12% не соответствующих Норме, а 99,12%. Это вызвало бы смех, если бы не дальнейшее. Соль состояла в том, что населению был навязан метод выращивания потомства исключительно в инкубаторах - воизбежание, особи вообще стерилизовались после изъятия биоматериала. Появившаясь таким образом особь проходила всестороннюю подготовку к жизни в обществе Нормы, а проще сказать оболванивалась. По достижению десятилетнего возраста - для волуся - становилось точно известно, попадает ли особь в пределы Нормы по своим психо-эмоциональным характеристикам, или нет. И если нет - а в 99% случаев так и случалось - особь просто исчезала. Инкубаторы же позволяли избежать вымирания, давая возможность повторять клонирование и развития организма сколько угодно раз, пока он не попадёт точно в Норму.

- Ох мать моя белка! - охнула белка, - Ты соображаешь, что они уничтожают девяносто девять детей из ста?!

- Ну, уничтожают или нет, того не цокнуто, - хмуро отозвался Разбрыляк, - Что в общем-то ещё хуже.

МГК подтверждал, что это - ещё хуже. В Треспассии существовала какая-то законспирированая служба, занимавшаяся этим, мягко цокнуть, не особо чистым делом, и вызнать ничего не удавалось - даже то, куда вообще деваются недоросшие волуси, отбракованные по Норме - а девалось их большое количество в десятки миллионов в год. Правда, разведка по косвенным данным точно знала, что они именно деваются, всмысле на планетах не присутствуют.

- Ну и жажа! - с искренним отвращением цокнула Елька.

Это был один из очень редких случаев, когда она цокнула с отвращением - дома грызи не встречались ни с чем, что могло бы его вызвать. Что же касается жажи, то суть инфопакета была в-нулевых в оповещении всех причастных морд, а запрос состоял в том, чтобы передать контроль над операциями с Треспассией соответствующим службам, предоставив им обобрение. Было вполне понятно, что это как минимум холодная, а как максимум - немедленная горячая война.

Это было не в пух, но ещё более не в пух была перспектива, потому как объект быстрыми темпами превращался в страшенную военизированную империю, от которой ничего хорошего в дальнейшем не жди. Ну и главное, существование идеологии Нормы было несовместимо с принципами ВСЪ, и конфликт какого-либо калибра являлся вопросом времени. Поскольку столкновение таким образом было неизбежно, тянуть время не имело никакого смысла, потому как в это время миллионы разумных существ исчезали нипойми куда, а враждебная всему и вся политика государства, как они называли орагнизацию, заводила всё глубже в состояние, называемое инферно...

Тут Разбрыляк с Елькой переслухнулись и поняли, что упустили кой-чего из общеобразовательных программ - слово они слышали, но толком не помнили, что это вообще такое. Поскольку те же затруднения испытали почти все остальные грызи, по радио было проведено прочищающее цоцо с исользованием энцоклопедических данных. Состоянием инферно, или аццким, называлось самоусиливающееся направление сообщества разумных на увеличение страданий, кровопролития и жестокости. Свойства явления были достаточно сложные, чтобы охватить их сразу, но в конечном счёте суть одна - организм общества превращался в нечто совершенно другое, действующее не по изначальным биологическим законам, и ровным счётом всегда это приводило к катастрофическим результатам.

- Они там могут ошибаться? - спросил Мыкиш.

- Нет, - покачала головой Фира, - И так ничего не цокнуто, чего нет. Если бы кому-то понадобилось обобрение, выдумал бы совсем недвусмысленные причины.

- Тогда йа решил, оборение даю, - цокнул грызь, - Всем советую того же.

- А что это означает? - уточнил кто-то, - Йа конечно интуитивно догадываюсь, но хотелось бы поподробнее.

- Это означает, что Треспассией займётся партия Щебня. Начнут с агентурной работы и всяких политических манипуляций, если не получится... сами знаете, что.

- Также вслуху этого! - добавила Фира, - Обратите внимание на приложение к инфопакету, там данные о космофлоте очень вероятного противника.

- Сто пухов, - кивнул Мыкиш, - Надо занести это в базу сигнатур, а кроме того, при обнаружении любого треспасского корабля в нашем пространстве - задержать его, если он без сопровождения союзных.

- Чисто цокнуто, - цокнула Елька, - Тогда что с маневрами?

- Маневры никто не отменял, - пожал плечами грызь, - Всем напоминаю, что никакой войны пока не начиналось и будем надеяться, что и не начнётся.

- А почему тогда задержание кораблей?

- Потому что так и раньше было, просто раньше можно было и наплевать, а сейчас нельзя.

Разбрыляк понял, что на уши свалилось куда больше, чем ожидалось. Теперь предстояло не только разбрыливать по поводу условной атаки на игольник, но и вполне реально откалибровать свои системы на наведение на корабли волусей и изучить их тактические качества. Сами волуси напоминали вытянутых то ли волков, то ли куниц, и отличались более плоской мордой, похожей на клюв - за что их и погоняли "волко-гуси" - тобишь, были на внешний вид вполне обычными зверьками, каких по галактике хоть ушами жуй - встречались куда более странно выслушившие разумные.

Пока же пуши, произведя цоцо, единогласно подписали обобрение действиям МГК, а именно передачу действий на откуп Партии Щебня - конечно нельзя сказать, что эта партия никогда и никого не подводила, но уверенность в том, что всё будет достаточно близко к центру пуха, присутствовала. От флота к "Цоолу" был отослан обратно скоростной снаряд, использовшийся для связи - потому как обычные передатчики на столько световых лет не осиливали.

- Вот тебе бабушка и палец, - хмыкнула Елька.

- Да ладно, бельчон, - погладил её по ушкам Разбрыляк, - Галактика большая, где-нибудь да постоянно случается всякая пухня. Главное это системная, научно обоснованная ликвидация этой пухни.

- Ладно, успокоил, - усмехнулась грызуниха.

Пуши задумчиво уставились раковинами и яблоками на экраны, где в голубой дымке продолжали клубиться нарисованные облака. Ровно впереди по курсу горела яркая синяя точка.

Стелятся чёрные тучи, молнии в небе снуют

В облаке пыли летучей трубы тревогу поют

- из песни

3 - Гатхерингящийся шторм

Основной базовый корабль "Нереальная цель" типа КЁ затаился в пустом пространстве на границах политобразования Треспассия. Неслушая на размеры около двадцати пяти килошагов в диаметре, в режиме маскировки судно было трудновато обнаружить, если не бороздить активным сканированием точно по нему. Здоровенное сооружение, по форме являющееся десятиконечной звездой, мерно помигивало разноцветными огнями - не только на тактик-экране, но и в реальности, обычный свет просто не успевал уйти далеко, чтобы демаскировать. Ни единого мелкого аппарата не вилось вокруг, чтобы не следить, КЁ уже несколько усуток находился в режиме подводной лодки, ожидая развития событий.

Во вполне обычной столовой, превращённой щелчком пальцев в командный пункт, сидели на хвостах несколько координаторов и прочих ответственных морд - ну точнее, на хвостах сидели те, у кого были хвосты. Кибернетической тушке боржича, например, вообще было не на чем сидеть, она тупо торчала возле стола и напомнила скорее автоматический кофейник, чем что-то ещё. Рядом с кофейником зижделся огромный толстый кот в жёлто-чёрную полоску, пожиравший корм со стола; также присутствовали белки, два лисита, хелины и само собой трёхглазые ка-вэ, без которых ни один КЁ ещё не обходился. Никто их собственно сюда силком не тащил, сами завелись. Чуть поотдаль скучились трое хвиней, которые недавно поступили на службу и оттого слегка шугались интернационального контингента. Хотя опасаться более всего стоило вероятности выпить ка-вэшное пойло с хром-белковой органикой, для всех прочих мягко говоря неполезное - из-за этого всем ка-вэ предписывалось строго пользоваться ярко-красной посудой с маркировкой.

Щёлкавшая по клавиатуре чемоданной ЭВМ серая фелинка отмахнулась от ореховой шелухи, каковую насыпали на стол грызи, ещё прошлась глазами по экрану и отставила машинку. Собрание приняло вид открытых ушей.

- Товарищи, аналитический отдел закончил суммирование данных по запросам МГК, - сообщила кошка, - По всем показателям, получено практически абсолютное одобрение населения галактического сектора.

- Практически? - хмыкнул полосатый котяра, оторвавшись от котлеты.

- Есть те, кто воздержался от голоса, - пояснила Шимра, - Против никого.

- Таки никого?

- Это неудивительно, учитывая постановку вопроса, - заметил ка-вэ, - Если бы вопрос ставился в том ключе, а не выпилить ли этих нормальщиков под корень, были бы совсем другие результаты. Таким образом следует считать, что нам предоставлена полная свобода действий в решении вопроса.

- Разрешите обратиться, товарищ кошковолк? - выкинул вперёд лапу один из хвинов.

- Разводить унынье - не разрешаю, - засмеялся тот, - Я тебе кто, чтобы это разрешать?

- Понял, идиот, - хлопнул себя по лбу тот, - Просто хотелось бы совершенно точно понять. Значит, теперь исполком Партии Щебня по сектору, тобишь мы, имеем право сделать с Треспассией то, что посчитаем нужным?

- Не совсем, - поправил трёхглазый, - Не имеем право, а обязаны. Обязаны именно высчитать, что нужно, и сделать это.

- Уяснил, данкешон, - кивнул хвин, и что-то отметил в своём компе.

- Уууууу... - затянул один из грызей, склонив голову набок, потом оборвал вой и резко вспушился, - Кхм!

Кроме не особо привычных хвиней, никто не заплатил ни малейшего внимания. Как и на то, что полосатый фелин Боцманкин постоянно жрал, чавкая и рыгая, за соседним столом кто-то ржал в голос, как лошади, а между стульев толкался уборочный автомат, щекотя ноги щётками.

- Значит так, - сказал Ыдер, поводя длиннющими ушами, - Главный момент проблемы - звездина туча волусевых недорослей, которые куда-то пропадают.

- Я думал, по крайней мере этот момент однозначен по главности с тем, что они строят боевой флот, - хмыкнул Боцманкин, - То что у них есть сейчас, может накрыть хроногенераторами малую планету и дать туда ускорение сто двадцать восемь. Тобишь все производства там станут во столько раз мощнее.

Грызь беспокойно завозился и цокнул, так что ка-вэ понимающе усмехнулся.

- Кот, точно такое же может сделать средний еловый лес, - сообщил он то, что хотел сообщить грызь, - А еловый лес есть ровным счётом в каждой населённой системе. Поэтому, повторяю, вопрос не в этом. В конце концов, решать вопросы того, опасно ли нам чьё-то нападение - это компетенция КБР.

- Хорошо, - проворчал кот, - Докладывай.

- Обойдёшься, уже десятую наверно слупил... Стало быть, то самое, - вернулся к теме ка-вэ, - У волусей, а заодно и у всех кто имеет счастье с ними жить, крайне высокий уровень урбанизации, а это уже очень жирная почва для инферно. Теперь представьте себе, что вместо родильных домов у них инкубаторы, производящие несчётное количество особей и работающие не покладая лап. Как мы достоверно знаем, население большинства миров Треспассии медленно увеличивается или находится в равновесии. Отчасти это объясняется биотехнологиями, которые продлили срок жизни большинства волусей до трёхсот лет, но это отчасти. Вот возьмите в качестве примера...

Трёхглазый взял не пример, а гранёный стакан, и плеснул прямо вдоль стола; вода распозлась по невидимой стенке, создав мерцающий экран. В висящей в воздухе рамке возникли схемы и картины планеты волусей - гигантские города, в которых несмотря на все архитектурные изыски сразу угадывалась обычная структура "сожри больше".

- Это Бустомраш, один из периферийных миров Треспассии. Заселён достаточно давно, так что вполне стандартен для. Население единственной пригодной для жизни планеты составляет сто сорок два миллиарда единиц.

Тяжело сглотнули даже хвиньи, которым урбанизация была привычнее остальных. У грызей так вообще слегка остекленели взгляды, когда они и правда попытались представить.

- Да, это... много, - хихикнул Ыдер, - И это уже несмешно. Хотя бы потому, что из-за вероятностей там происходит невозможное количество катастрофф при параноидально высоком уровне безопасности.

- Сссс... собачьи ляжки, - выдавила из себя хвинья, - Зачем это они?

- Просто так, - резонно объяснил ка-вэ, - Они не считают нужным отказывать себе ни в чём, вот результат. Ежегодно на Бустомраше погибают двадцать семь миллионов особей, просто потому что от этого никуда не денешься.

- Ссс...

- Да-да, собачьи ляжки, - отмахнулся трёхглазый, - Это ещё цветочки. Вы понимаете, сколько новых особей нужно для того, чтобы поддерживать такое население? И это при том, что инкубаторы производят в сто раз больше, оставляя только этот один процент "нормальных". То есть по рассчётам, они производят в год примерно сто миллиардов единиц.

- Да это ни в какие ворота не влезает! - не выдержал кот.

- Не влезает. А в Треспассии таких планет - тридцать восемь штук. Плюс поменьше, округлённо полсотни. Получается, если они совсем спятили с ума и внедрили эту гениальность повсеместно, за год они отбраковывают пять триллионов единиц.

Собрание, даром что было привычно к разного рода "гениальностям" в исполнении идиотов всех мастей, несколько минут ошарашенно молчало. Даже белки не трясли ушами и забыли вспушиться. Грызуниха уронила на пол стальной шарик, который бросала по лапам для тренировки, и тот с гулом укатился в угол.

- Далее, - продолжил Ыдер, - Есть ещё несколько кислых моментов. Первый - хотя наши переговорщики прямо говорили этим клоунам, что если они не предоставят данные о происходящем, это чревато силовыми акциями, они молчат, как рыбы. Есть большая вероятность, что им просто об этом не известно, иначе наверняка где-нибудь произошла бы утечка.

- Это странно, - заметил Боцманкин, - Подумаешь, какая-то внутренняя информация. Значит, есть что скрывать?

- Именно. Второй момент - исчезновение отбракованных особей с планет. Такое количество организмов просто-напросто имеет настолько весомое количество веществ, что его можно отследить по баллансу планеты.

- Посидите-ка, - дошло до белки, - Значит, они их не уничтожают?

- Почему? - булькнул из своего чайника боржич.

- Потому что если бы они их уничтожали, то делали бы это на месте, и вещество осталось бы на планете.

- Точно так, - кивнул ка-вэ, - Вот это и напрягает. Если сказать просто, мы опасаемся, что они там устроили инферно такого масштаба, что впору за голову схватиться. Поставить принуждение непонятно к чему на такой поток - это вообще что-то новенькое.

- Да уж, оригиналы... - проворчала фелинка, - Десять тысяч процентов нежелательных элементов в обществе, при этом нарочно же созданных.

- Но всё-таки, что они с ними делают? - почесал голову хелин, - Надо разобраться в логике. Даже у самого отмороженного плана всегда есть какая-то цель, а чтобы достичь цели, нужно следовать логике, которая для всех одна.

- Как мы понимаем, - сказал ка-вэ, - Очевидная цель в выращивании общества абсолютных нормалов. Они считают, что нашли для этого подходящий метод - отсеивать не личности, а вероятности развития таковых. Между прочим, в самых что ни на есть союзных мирах подумывали о чём-то подобном, правда без клонирования, и понятное дело не для того, чтобы причесать всех под нормаль.

- А для чего? - удивился боржич.

- Для того чтобы преодолеть заложенные в личности деструктивные свойства. Исследования, может быть, продолжаются и по сей день, только вряд ли кто возьмётся использовать на практике.

- Так, не растекаться! - фыркнул второй ка-вэ.

- Да, пожалуй. Так вот, если цель - тотальная нормализация, то как раз весь балласт логично было бы уничтожить. При столь массовом подходе стоимость выращивания особи бросовая, толку от неё, особенно с их позиций, нет никакой. Стало быть, по логике их должны загонять куда-нибудь в установку и дезинтегрировать безо всякой боли и последствий. Никакие средневековые методы вроде расстрелов пулями не помогут справиться с таким потоком.

- Тут несколько вариантов, - сказала хелинка, - Или разведка преувеличивает поток, или возникает вопрос, как они увозят с планет такую прорву организмов, чтобы никто ничего не знал?

- Если бы мы знали, было бы проще, - согласился Ыдер, - Однако нам даже толком непонятно, как они объясняют такое положение вещей своим же гражданам. Впрочем, это частности, а общности в том, что они создают явную катастрофическую ситуацию, а это ничьё внутреннее дело, кто бы там что ни пищал. Все согласны?

- Не совсем ясно, что именно катастрофично, - заметил хвин.

- Громадное количество разумных, вырванных из естественного хода вещей. У тебя хватит дури уничтожить несколько триллионов особей, потому что их некуда девать?

- Пожалуй нет.

- Пожалуй вот тебе ответ. А куда-то девать их всё равно придётся, так что и.

- Так что и, - тупо повторил хвин, уставившись в стол.

Впрочем, тех, кто не смог бы справиться с собой, тут не водилось, так что хотя существа были в афиге, это не мешало им думать дальше.

- Меня беспокоит вот что, - прихрюкнул полосатый, - Поскольку подонки взяли за моду лютую конспирацию, агентурными методами придётся возиться тысячу лет, а её у нас нет. Это значит силовое вмешательство. А это значит, они выпустят куда попало в космос тысячи флотилий с программой самопостройки и атаки всего, что движется.

- На этот случай, - ка-вэ показал пальцем на лисо, - У нас есть лисо. И не просто, а представитель КБР, товарищ Микшеш.

- Так точно, - тявкнул товарищ Микшеш, - Озабоченность всякими средствами войны, какие приготовили клиенты, это правильно. В данном случае сообщаю, что Треспассия не имеет никаких средств, способных нанести повреждения хотя бы одному населённому миру Союза. Ориентировочно, за триста усуток все их автономные комплексы будут локализованы и уничтожены. Военно-космические силы продержатся усуток двадцать, не больше.

- Военно-коМические силы, - не удержался фыркнуть грызь, и все захихикали.

- Также могут возникнуть вопросы о связях Треспассии с прочими внесоюзными субъектами, - продолжил лисо, - Которые якобы могут вступить в конфликт. Точно сообщаю, что в случае начала ликвидации государства с полным применением всех средств среагировать они не успеют при всём желании.

- Как? - удивился Боцманкин.

- Чисто технически. Ближайший таковой субъект достаточно далеко, чтобы только обмен информацией занял усуток тридцать, а тогда всё уже будет закончено.

- Прекрааасно, - щёлкнул когтями ка-вэ, - Это то что я хотел услышать. Тогда предлагаю формальную попытку последнего номера, тобишь пригласить сюда самих волусей.

- Сюда??

- У нас на борту их дипмиссия, которая думает что она на Равлике-4. Ничего, пусть отдуваются, раз полезли.

Против этого никто не возражал, благо корм никуда не девался. Грызи с жутким хрустом грызли орехи и брыляли шелухой, хелины лопали овсянку, кот лопал всё подряд, разве что хвиньи дисциплинированно ждали, не понимая, что толку от этого никакого - уж всяко меньше, чем от корма. Боржич, судя по звукам из спикера его компа, игрался. Кстати сказать, из всех присутствующих только боржич был совсем без шерсти, потому как представлял из себя одноклеточный протоорганизм, управляющий механическим туловищем из своего "аквариума". Как боржичи дошли до такой жизни - причём сами - это была долгая история.

Более всего пуха было на белках и фелинах, чуть поменьше - на ка-вэ. Трёхглазые имели черты то ли волчьи, то ли кошачьи, к тому же оснащались роговыми пластинами внутри ушей, из-за чего уши не висели, а должны были бы, при своей длине. Третий глаз то начинал следовать взглядом за остальными двумя, то работал отдельно - было известно, что ка-вэ могут одновременно делать минимум три разных дела, не путаясь. Хелины были ещё менее пушными, у них имелись гладкие шкуры навроде лошадиных и гривы, хотя они и не являлись прямыми потомками копытных. Но, судя по копытам, уж кривыми-то точно являлись.

Хвиньи выделялись вообще бесшёрстой кожей, с первого взгляда напоминавшей ощипанную птицу, и прямо-таки болезненно высокими лбами, вмещавшими мозг - у этих существ не было эффективного охлаждения головного мозга, из-за чего он был просто больше размером; охлаждению не способствовали маленькие ноздри и крайне куцые сморщенные уши, которые можно было без зазрения совести назвать рудиментарными - одно ухо ка-вэ могло убрать из организма столько же теплоты, сколько половина всего тела хвиньи. Короче сказать, выглядели зверьки экзотично. Однако это если не видеть их эволюционных предков, жутковатых розовых кабанов в сплошных складках сала...

В конце концов в столовку вошли клиенты - сначала два здоровенных волуся в форме - одинаковой на обоих, всмысле! - и с алебардами на плечах, а затем дипломаты в виде самца и самки. Они действительно оказались очень длинными и тощими, а также похожими на мультяшных гусей своими плоскими пастями. Разглядеть что-либо ещё было трудно под кучей побрякушек, повешеных на организм, и разноцветными рисунками по шерсти, явно искуственными.

Алебардисты сделали протокольные реверансы, после чего один из них вытянулся, обвёл столовку совершенно тупым взором и возопил

- Благородные оощдон Лапуетти и оощдониха Пуеттила, наследные...

- Да хватит, - отмахнулся трёхглазый, - Садитесь.

Волуси перегоготнулись между собой, но решили что возникать не стоит. Тем более что оощдон и оощдониха были не совсем слепые и видели, что собрание поглядывает на них довольно хмуро.

- Так, - сказал Ыдер, - Спрашиваю вас последний раз, что происходит в вашей долбаной стране с клонами.

Волуси побледнели, хотя и были почти белые и в шерсти.

- Мы не уполномочены... - промямлил Лапуетти.

- Также сообщаю, - добил ка-вэ, - Если эта информация не будет предоставлена, союз в самое ближайшее время будет считать себя в состоянии войны с Треспассией.

- Мы ничего не знаем! - возмущённо выкрикнула волусиха, - Упоротый солдафон!

- Так я и думал, - пожал плечами Ыдер, - Взять!

Из-за столов появились мехи, враз сгрёбши всех волусей в металлические лапы.

- На полное сканирование памяти, всех! - скомандовал ка-вэ.

- Это произвоооол!!...

- Ещё какой.

- А им это не повредит? - осведомилась фелинка.

- Если только самомнению, но им это полезно.

- Думаю, из них мы ничегошеньки не достанем, - покачал головой лисит, - Хотя удостоверится конечно надо.

- Тогда в таком акцепте, - продолжил Ыдер, - Сейчас расходимся к своим отделам и окончательно корректируем план...

Многие невольно поёжились, план был чудовищно масштабен, хотя по галактическим меркам Треспассия и не была особенно велика - если не сказать, что мала. Впринципе, имелся и план полной нейтрализации флота и взятия всех планет в блокаду вплоть до закупоривания во временное кольцо - но это повлекло бы неизбежные жертвы. Ввиду этого начинать следовало с того, чего не хватает - с информации. Крупная группировка флота во главе с "Нерцелью" должна была занять одну из межзвёздных магистралей и отлавливать корабли, надеясь обнаружить на них искомое - да хотя бы вывозимых клонов, и то хлеб! Если и это не принесёт результата, следующим этапом флот атаковал отдельно взятую звёздную систему и копал на планете.

- Стало быть, есть какие-то сомнения? - уточнил хелин.

- Сомнения всегда должны быть там, где есть неизвестное, а тут оно есть. Вполне возможно, что когда волуси поймут, что это серьёзно, они расколются.

- Тогда ладно, лично я - варить, - церемонно сообщил боржич, звякнув крышкой чайника-башки.

- Нить-намотка!

- Не поминай всуе, Сурри, - ласково тявкнула Фелиса, не открывая глаз.

- Посмотрю я, как тут не упомянешь...

Золотисто-песчаного цвета трёххвостая лисичка с красными ушами нисколько не взволновалась, она умела дрыхнуть когда надо, несмотря ни на что, и даже находиться в полусне, типа как сейчас. Когда до Сурика это дошло, он слегка обалдело повернулся и уставился на лису, но не увидел ничего нового - лиса дрыхла, укрывшись хвостами.

- Фель? - осторожно тявкнул он, - Ты меня слышишь?

- Слышу.

- Так ты что, не спишь?

- Сплю, - всё теми же ровными тявками отозвалась Фелиса, - Я колесо выпила вдобавок, чтобы спать не на полную катушку, а на частичную. Так что там такое?

- Да ты наверное это уже видела, - почесал уши Сурик, - А я ещё нет, увидел, офигел напрочь.

В окно слегка задувало влажным воздухом - начался полив зелёных насаждений в жилблоке, а потом будет и проветривание более сильным сквозняком, как обычно. Мало того, что это соответствовало нормам, так ещё и здорово помогало не чувствовать себя в клетке. Как и несколько кузнечиков, стрекотавших на поляне под окнами - первое что сделали спайдерфоксы не по работе, так это проверили, есть ли там кузнецы, или это звукоизлучатели. Сурик потянулся и хотел было тявкнуть, но вспомнил, что в полусне лисёна скорее всего будет только отвечать, а так она в общем-то спит. Поскольку беспокоить без надобности собственное лисо он счёл совершенно излишним, то вернулся к подробному изучению материалов инфопакета, попавшего на "игольник" через длинноволновый эфир. Само собой, это заняло некоторое время, так что трёххвостый вскоре пошёл за водой на колонку, дабы взварить цикория, а когда вернулся, Фелиса уже цыкала по кнопкам. Лис погладил шёлковую пушнину на огромных ушах самочки и лизнул её в щёку.

- Так что там? - улыбнулась в ответ Фелиса, - Когда кто-то в полусне, оно может отвечать, но если нет раздражителей - быстро засыпает снова.

- Я помню. Ты полностью ознакомилась с этими няшностями?

- Да, - подёрнула ухом лисичка, - Не дай нить никому.

- Тогда, хмм... - повёл ушами Сурик, - Что мы собираемся делать?

- Честно? Понятия не имею! - фыркнула Фелиса, - Когда на тебя внезапно сваливается такая далеко идущая информация... И так вся голова забита мыслями.

- Ну тоесть, мы и не против, и не особо за, - подытожил лис, - Потому как просто не можем полностью понять соль вопроса?

- Получается так, - пожала плечами лиса, - Не думаю, что в этом вопросе что-то серьёзно зависит от мнения всех спайдерфоксов вместе взятых.

- Почему?

- Потому что нас всего тысяч сто на одной планете, а галактика населена достаточно плотно, и в её масштабах мы, мягко тявкая, не особо заметны.

- Понятно. Тем не менее, это не повод делать что ни попадя.

- Поперёк не тявкнешь. Лично я сделаю - воздержусь от голоса, - сообщила Фелиса.

- Пожалуй, что так и стоит сделать, - почесал уши Сурик, - Мы маловато изучали этот вопрос, чтобы так сходу тявкнуть.

Спайдерфоксы отметили своё решение по поводу, и пока решили об этом забыть. Куда более насущным было проставить в базах данных информацию о волусьевых кораблях, да и маневры теперь смотрелись совсем в другом свете. Одно дело отрабатывать нечто, могущее пригодиться теоретически, и совсем другое - то, что может пригодиться в любую минуту. Эта мысль, попав под огромные ушные раковины Фелисы, придала лисичке большую решимость выжать из себя всю Хитрость, на которую она только способна. И, собственно, не только из себя выжать.

- Так, - лиса потёрла лапки и отхлебнула из кружки бодрящего напитка, - Возвращаемся к игрищам.

За прошедшие несколько усуток трёххвостые изломали себе мозги очень основательно и сумели вывести основные тезисы того, как раскручивать данную ситуацию. Как и грызи, они пришли к выводу, что занятие позиций в "карьере" даст значительное преимущество перед тем, кто попробует позицию атаковать - но, в отличие от грызей, у спайдерфоксов не имелось преимущества в маневре. Рассчёты показывали, что при данных начальных условиях "Цоол" должен прийти на место на 20% раньше - а стало быть, так он и сделает.

Трёххвостые прикинули варианты возможного ускорения движения "игольника". Нен с негодованием отверг идею превысить полный экономический ход, да в общем никто и не спорил - перерасход ресурса отнюдь не лучшее решение. Можно было отстыковать те иглы, что медленнее, но это вызвало бы задержки со снабжением топливом, а выигрыш обеспечивало так себе, до 5% времени - плюс к этому, неполный игольник был всего лишь игольником и не мог условно считаться Ёлкой, настоящая Ёлка перещёлкает эти группы по отдельности без особых проблем.

Из-за всех этих соображений скопом было принято решение о необходимости отправки вперёд основной группы всего москитного флота - двух дюжин котанков и фрега поддержки, для того чтобы взять под контроль "карьер" и не давать грызям разбрасывать по нему ложные цели и минировать. Также, после просчётов и обсуждения, решили загрузить суповой фрег и ещё один транспортник своими ловушками, чтобы при возможности расставить их. В отличие от обычного Ф26, транспортный фрег был раза в три больше, хотя сохранял всю ту же схему с двумя мотор-пушками, которые могли быть использованы как орудия.

Лисо незамедлительно собрались в одном чате, дабы окончательно обтявкать планы - собираться лично они по прежнему не желали из-за инструкций.

- Выслушайте вот что, - тявкнул Нен, сложив лапы, - Может быть, подбросить наблюдателей куда-нибудь на грызьи станции в карьере? Так их никак не обнаружат, потому что они будут без кораблей, а что так делать нельзя - этого в планах маневров не прописано, значит можно.

- Можно-то можно, но нельзя, - хмыкнула Фелиса.

- Почему?

- Как почему, Нен? - удивилась лиса, - Карантинные процедуры.

- Ах да...

Для непосвящённых это было бы неочевидно, но трёххвостый явно заработался и забыл о карантине. Дело было в том, что любой корабль или станция принимали кого бы то ни было только после тщательной - если не сказать что параноидально тщательной! - проверки. Никаких документов и внешнего вида было недостаточно, только комплексная проверка подтверждала, что это то, чем оно кажется. Производилось в том числе машинное "чтение памяти", хотя по сути оно таковым не являлось - чтобы не нарушать свободы личности, автомат не интерепретировал информацию, а только фильтровал на наличие определённых сигнатур, в первую очередь - искуственного вмешательства в работу нервной системы и её программирования. Ясное дело, при обнаружении в мозгах софта существо как минимум зарабатывало себе ЕЩЁ более глубокую проверку...

- Постойте, не поняла, - тявкнула Вииса, - При чём тут это? Мы ведь это мы! Всмысле, почему мы не пройдём карантин?

- Мы это мы полностью, - улыбнулась Фелиса, - И карантин мы пройдём. Но там - не пройдём. Догадаешься, почему?

- А, - подумав, тявкнула та, - Кажется дошо.

- До меня тоже также поздно дошло, - фыркнул Нен, - Олух тот ещё.

- А в чём соль-то? - почесал ухи Сурик, тоже наблюдавший, как и всегда во времена общего тявканья.

- Всё просто, - пояснила Фелиса, - Для проверки нужна аппаратура, достаточно сложная и громоздкая. На малых добывающих кораблях её просто нету, как думается и на ресурсных станциях в карьере.

- Странно... а если сигнал бедствия, кпримеру? - хмыкнул Сурик.

- Хоть два. Погрузят в стан и доставят туда, где может быть оказана помощь. Если ты думаешь, что грызи будут кого-то вытаскивать лапами и поить чаем, не убедившись что это не хвост знает что, то ты ошибаешься.

- Таак, - протявкнулся ещё один лисо, - Но домой они как-то летают?

- Хм, - удивился Нен, - И то нить. Там ведь не просто раскопки, а карьер, значит есть постоянные обитатели.

- Так-то, значит скорее всего - прокатит, - хмыкнула Фелиса.

- И что вы думаете, грызи не отстучат своим?

- Могут и не отстучать, если постараться. Они знают, что должен прийти "Цоол" за грузом, и что он тащит для нас завод. А про маневры они наверняка ничего не слышали.

- Им не нужно ничего слышать, чтобы подозревать, - хмыкнул Нен, - Даю хвост на отрыв, что тамошний безопасник приклеится за тобой, как четвёртый хвост, и не даст сделать ни-че-го.

- Это все так думают, поэтому и стоит попробовать, - пояснила лиса.

- Ну допустим, а что ты собираешься вообще там делать? Как получить доступ к локаторам, без которых это всё не имеет смыслов?

- Как? - Фелиса почесала нижнюю челюсть, - Попрошу грызей дать мне доступ к локаторам. Назови хоть десять причин, по которым они мне откажут.

- Хм, а это хитро, - согласился Нен, - Да и поперёк тявкнуть нечего, если у тебя нет в намерениях взорвать станцию или ещё что такое, они тебя как раз пустят куда угодно.

- Вот именно, - потёрла когти лиса, - Не думаю, что первое что они цокнут "Цоолу", будет факт моего наличия.

- Твоего? - уточнил Сурик.

- Нашего, - поправилась Фелиса, погладив его по уху, - Так будет надёжнее.

- Это почему?

- Во-первых потому что на две пуши со своим лисо - это совсем другая песенка, нежели на одну пушу. Во-вторых, грызи чаще всего шастают именно так, на две пуши. Так они быстрее расслабятся, увидев двоелисие.

- Фелиса, это может прокатить, - кивнул Нен, - Как пойдёте, на котанке?

- Думаю что да. Флот оставим вне досягаемости локаторов карьера, а сами выйдем со сверхсвета прямо там.

- Смотри, лисо. Котанк это тебе не орбитальный катер.

- Знаю, - поёжилась Фелиса.

В связи с решением трёххвостые начали возню и быстро подготовились к перемещению на малые корабли. Котанк БКТ64 натурально был малый, метров пятнадцать в длину, так что особых просторов в его обитаемом отсеке не наблюдалось. Правда, вдобавок к высокой для своего класса защите он имел ещё и условную скорость точно такую же, как строевые истребители - почему собственно истребителей и не было, за ненадобностью. Собрав в сумки всякое, в основном корм, Фелиса и Сурик проехались вдоль корабля на транспортёре до ангара, и шастнули к котанку с бортовым номером "Цыц" - да, они не заморачивались и писали в номер и буквы тоже. Если стоять на полу рядом, то аппарат казался весьма здоровенным и массивным, хотя по сравнению с "иголкой" он был песчинкой, раздавит не заметив. Перецвеченные в серо-фиолетовое бока котанка покрывала плоская прямоугольная "чешуя", что вкупе с формой корпуса добавляло сходства с баркасом.

Вдобавок, баркас стоял "вверх дном", опираясь на надстройку и стабилизаторы по бокам; вверх торчала башня, оснащённая сложенным сферическим локатором. Фелиса щёлкнула по комму, открыв входной люк - всмысле, открылся замок, а сам люк открывали влапную, с порядочным скрипом. Крышка к тому же не отличалась размерами, и лисы пролезли туда, только основательно пригнувшись.

- Нить!!

- Суур... - фыркнула в сторону Фелиса, - Я же предупреждала.

Трёххвостый загремел с пола на потолок - ну тоесть, наоборот, потому как после люка внутри котанка изменялся вектор тяготения, созданного мотором. Благо, на Сурике, как и на всех остальных, зижделись коммы со встроенным ремиттером, так что разбить башку ему не удалось - в момент удара туловища о стальную панель сработала защита, делая туловище крайне прочным объектом, так что сила удара ушла в никуда.

- Прости, - сгрёбся с пола трёххвостый, быстро прийдя в себя, - Я не думал, что так резко. Хм... А вроде и не так уж тут тесно?

Там было не так уж тесно, особенно вдвоём и без кучи груза - отсек позволял даже совершить променад на четыре шага, от пультов до люка. На скошенных стенках имелись самые настоящие окна, сейчас прозрачные и показывавшие, что котанк прилип к потолку ангара, а мимо вниз головой проходят несколько лисо.

- А с чего ты взял, что тут тесно? - осведомилась лиса, плюхаясь в кресло и начиная работу.

- Ну, Нен тявкнул, что это мол не орбитальный катер.

- Это он правильно тявкнул. Он имел ввиду сложности с маневрированием, - пояснила Фелиса, - Это боевая посудина, и просто так летать на ней не просто так.

- Даже с автоматикой? - ужаснулся лис.

- Даже. Ничего невозможного, просто более чревато и нужно быть собранней.

- Кстати, насчёт боевой посудины, - заметил Сурик, - Кажется, как раз в нашем районе назревает? Это не?

- Не. Вот тебе результаты рассчёта вероятности встречи с волусями - 0,12%.

- Это если в рассчёты заложены верные исходные данные.

- Верно. Но как ты думаешь, зачем на каждом корабле побольше угольной баржи есть пушки? - хмыкнула Фелиса, - Потому, что галактика штука большая, и любителей начинать очень страшные войны в ней находится достаточно. Брат Нена, чтобы ты знал, напоролся на флот государства, прекратившего существовать семь тысяч лет назад. Технологии конечно шагнули кой-куда, но если бы он был совсем не подготовлен - ему пришлось бы очень туго, а так выкрутился.

- Звучит убедительно, - пожал плечами Сурик, таращась в окно.

Москитный флот в это время провёл все необходимые процедуры - прозвонки, проверки, сверка кодов опознавания, и даже поатомное сканирование всех организмов, как лисьих, так и тараканов в банке на одном из котанков.

- А это ещё зачем? - осведомился Сурик.

- Также для идентификации, - ответила Фелиса, - Чтобы быть уверенным, что перед тобой именно то, что ты считаешь, а не невесть что. Даже при современных возможностях скопировать целый корабль с экипажем ниточка в ниточку - слишком дорогое удовольствие, чтобы им пользоваться без особых нужд, так что проверка достаточно надёжная.

- Да сдесь одни параноики собрались!

- Само собой. Режим такой, что если группа исчезает из поля зрения другой группы хотя бы на секунду, они после этого должны пройти взаимную идентификацию, чтобы обмениваться информацией и тем более грузами.

- Неужели в галактике столько вредоносной дряни?

- Её нет. Именно поэтому её и нет, что её душат в зародыше, - пояснила Фелиса, - Ладно, сейчас поедем.

После того как вся подготовка оказалась в круглом состоянии, котанки один за другим покидали ангар и оказывались среди сине-красной облачности, нарисованной тактик-экраном - если смотреть своими глазами, не увидишь ничего, на сверхсвете обычное световое излучение не принималось. "Болото" виделось как на экранах ЭВМ перед пультами, так и на окнах, создавая впечатление, что так всё и есть. Хотя всё так и не есть. Котанк, издавая какие-то урчащие звуки мотором - всмысле, опять-таки это так было слышно, а там уж кто знает - вырулил на паралельный курс с остальными, а сзади ворочал боками удлинённый транспортник.

После того, как вся мелочь вышла из ангаров, игольник снова начал выходить на разгон максимальным экономическим ходом, и синхронизированная с ним группа также увеличивала тягу. Трассы "выхлопа" потянулись за фрегами, а котанки начали выпускать ленточные радиаторы - ещё не на полную катушку, но всё-таки. Пока что можно было особо не волноваться, объединённые ресурсы автоматов управления всей группы не допустят никаких косяков. Волноваться придётся, когда котанк оторвётся от группы вперёд, подумала Фелиса.

Тут было, над чем подумать. Если транспортный корабль разрабатывался в первую очередь для того, чтобы гарантированно долететь куда-либо, то для боевого главное было не в этом. Как известно, оружие всегда сделано предельно дёшево, иначе быть не может, поэтому боевые аппараты обладали рядами особенностей, какие необходимо учитывать при эксплуатации. БКТ64, например, не мог пройти атмосферу планеты - ну всмысле, теоретически мог, но оставил бы за собой такой шлейф ионизации, каковой обеспечит экологическую катастроффу в целом районе. Ему это было без надобности, так как атмосферу легко проходили снаряды, котанк мог лупцевать с орбиты.

Фелису занимало не это, а сверхсветовая навигация на данном изделии космопрома. В учебных программах достаточно красочно описывались случаи неправильного подхода к оной, заканчивавшиеся ущербом - причём далеко не только материальным. В этом случае появлялся вопрос о риске собственной жизнью - и что ещё хуже, риске чужой жизнью. Идеология, поддерживавшаяся в Союзе, говорила о том, что чужая жизнь бесценна, и это было вдрызг материалистично. Попробуй оценить чужую жизнь, и всегда ошибёшься. Свою же собственную тратить приходится постоянно - например, Фелиса тратила свою, пока раздумывала над этим, значит она не особо и бесценная.

Вылезал и инстинкт самосохранения, который тявкал под лапу, что можно и не рисковать - но лиса его не слушала. У спайдерфоксов, если только не у самой дичи, давно выработался второй уровень этого инстинкта - миросохранение; это было как результатом воспитания в спайдерфоксячьих семьях, так и заложено уже на генетическом уровне. Из-за этого молодая лисёна, во многом очень даже хрупкая самочка, была готова без сомнений отдать свою жизнь за свой Мир, и этого у неё никак не получилось бы отнять.

Песок состоял в том, что вопрос редко ставился радикально - или ты, или Мир. Всегда существовала широкая полоса для интерпретации одного и того же события, и лиса это отлично понимала. В данном случае её риск - выход со сверхсвета прямо возле карьера - вроде как ничем не помогал Миру, как и не вредило не рисковать и подбираться медленным ходом вместе со всем флотом мелочи. И всё-таки Фелиса каким-то из хвостов чувствовала, что нельзя отступать ни на единый шажок в этом вопросе, и в её зелёных глазах загоралась весьма лютая решимость... Так, что-то я себя накручиваю, тявкнула себе трёххвостая, как будто собираюсь нападать на превосходящего противника. А делов-то, слегка рискованный навигационный маневр, даже в самом плохом случае вряд ли удастся разбиться вдребезги.

- Сур, - повернулась она к лису, - Хочу чтобы ты был в курсе, мы собираемся обогнать остальных и выйдем со сверхсвета очень близко к карьеру. Это имеет определённую небольшую степень риска.

- Ну и ладно, - вполне правдиво выразил тот своё отношение, - А зачем это?

- Вопрос к месту, - хихикнула Фелиса, - Я ведь собираюсь слегка обмануть белочек, а для этого нужно, чтобы они думали как будто мы с тобой летим именно к ним, ни от кого не скрываясь.

- Кстати, - показал на экран Сурик.

- Трижды перемотанная нить! - фыркнула спайдерфоксиха.

Автоматика сообщала, что мотор котанка заглушен и сбавляет мощность, действуя по инерции. Хорошо ещё остальные системы работали, позволяя оставаться на сверхсветовой скорости. Вместе с забарахлившей машиной ускорение сбросили и все остальные, потому как были синхронизированы. Фелиса быстро просмотрела отчёты и мотнула ухом, отчего в отсеке поднялся заметный сквозняк.

- Алуш, - тявкнула она, - Посмотри пожалуйста телеметрию моей клячи, насколько я поняла, сдохла фокусная линза.

- Ты поняла правильно, - сообщил тот через пару минут, - Добавлю также, сдохла чисто, без разлёта фрагментов.

- У нас есть чем заменить?

- У нас - нет, это не запчасть первой необходимости. На "Лисьем Клыке" в запасе... хм, тоже нету.

- Замотаться, у нас нету линз для своих же котанков? - фыркнула Фелиса.

- Были, но незадолго до отлёта их запросил кто-то для своих машин, - пояснил Алуш, - Так что вот так.

- Четырежды перемотанная нить...

- Лисён, ты меня пугаешь, - усмехнулся Сурик, - Нитеришься, как портовый грузчик.

- На тебя бы посмотрела, - отмахнулась лиса, - Значит, возвращать на базу бесполезно... Кстати, суп, иду на стыковку, подхватите. Нам в любом случае надо перебираться отсюда.

Котанк по инерции сманеврировал к фрегу поддержки, тот задействовал стыковочные механизмы и машину втащило на стыкузел; на замках по корпусу защёлкнулись держатели, а к люку пристыковалась "гармошка", ведущая в другой люк, на корабль. Все шесть наличных хвостов собрали пожитки и перебрались по переходу на фрег. В процессе этого им довелось испытать довольно странное чувство, когда только несколько миллиметров сталепласта отделяли их от изменённого пространства-времени - ну и общие поля корабля, само собой. Фелиса даже слегка уставилась в непроглядную тьму за прозрачной стенкой, но Сурик мягко подтолкнул её, и лису отпустило.

На супе они пробыли недолго, перейдя на другой пристыкованный котанк, ранее шедший без экипажа. За это время Мукрот пробил вариант быстрого возвращения в строй котанка - можно было отправить суповой фрег вместе с ним немного в сторону и зайти в один из портов, где наверняка есть ремонтка - и запчасть продадут, и поставят её на место. Портов было очень много, но далеко не каждый отвечал требованиям - где-то, скорее всего, не найдётся нужного, а где-то вряд ли примут осиную плату - всмысле, через Общую Систему Учёта. Тем не менее, был вполне реальный шанс сделать всё чисто.

Фелиса же в это время уже задавала системе параметры курса с опережением общей группы и выходом к карьеру - теперь самое то, с многими неизвестными. Вполне возможно, что пуховые шары уже давно там, и сразу же накроют одиночный котанк - но об этом думать не стоит, потому как нельзя избежать.

- Лисо, мы отчаливаем! - тявкнула она, - До встречи!

- Удачи, Фелла! Дай им там песку во все уши!

Котанк с бортовым номером "корень из двух" отключил синхронизацию и стал уходить в сторону от остальной группы, скрываясь в синевато-сером тумане передней полусферы. Убедившись, что всё сделано, Фелиса откинулась на кресле и потянулась, скребя когтями по столу.

- Четверо усуток бортового времени, - тявкнула она, - Думаю, сейчас не здорово маяться в ожидании, лучше их пропустить.

- Пропустить? - вытаращил глаз Сурик, - А, понятно. Анабиоз?

- Архаика! - засмеялась лиса, - Ещё в морозилку залезь, на четыре дня. Ты забываешь, что достаточно изменить параметры мотора - и он почти остановит внутреннее время.

- Как?

- Вот так, - Фелиса щёлкнула тумблером, - Всё.

- Что всё? - реально не вмотал Сурик.

- Четверо усуток прошли жеж, - пояснила Фелиса, ласково глядя на обалдевшего Сура, - Мы примерно возле выхода на карьер.

- Подожди, а что с нами было в течении этих четырёх суток?

- Ничего не было, потому что для нас их не было, - подробно пояснила лиса, - Я обтявкаю это позже, сейчас хотелось бы годно вывести котанк, чтоб без эксцессов.

- А, это да.

Правда, никаких там поворотов штурвалом, спуска парусов и даже смены курса не требовалось, пришлось опять следить за тем, как отрабатывает автоматика - зато следить стоило внимательно. Платить внимание, как это называлось, вот уж действительно точно тявкнуто. Для отслеживания этого дела Фелиса переключилась на рулитель навигации, где схема показывалась в большем масштабе, чем на обычном т\э; котанк заходил на цель по сужающейся спирали, сбрасывая скорость путём "трения об вакуум", условно тявкая. Размах спирали всё ещё был весьма приличный, пяток световых лет, но локаторы уже зафиксировали сканирование.

- Шерстят, - довольно хмуро констатировала Фелиса.

Шерстили не по-щенячьи, если на таком расстоянии в малогабаритную цель уже вцеплялись направленными лучами локаторы слежения. Наверняка детекторы разбросаны на подходах и вообще вся сеть обнаружения действует как часы... Это и напрягало лису, потому как вызвало почти мистический ужас перед грызунячьей упоротостью - как такое возможно, окапываться так, словно вокруг врагов кишмя кишит? Да невозможно, любой тявкнет. А вот посиди полюбуйся... Лиса и полюбовалась, потом отправила код опознавания.

- Сур, работа! - тявкнула она.

- Выф? - сразу вытянулся столбиком тот.

- Выф. Пока я буду вести переговоры с белочью, отправь телеметрию основной группе, чтобы они знали, на каком расстоянии тут работают локаторы.

- Бу сделано! - вполне серьёзно тявкнул Сурик, хватаясь за клаву и курсер, - Кстати, ты цокать умеешь?

- При чём тут цокать?... А, да.

Фелиса чуть не упустила из виду, что грызи никогда не тявкают - иногда воют или поцявкивают, но издавать чисто лисьих звуков не способны ввиду строения организма. Тем временем грызи не только зацепили котанк лучом слежения, но и запросили, какого пуха. В случае с грызями коммуникации сводились к обмену кодами и на крайняк - текстовой строкой. Никакого авангардизма типа передачи изображения белочь не допускала, чем приводила многих в откровенный шок. Зато, по крайней мере, автоматический перевод работал совсем чётко.

- Москитный флот корабля "Лисий Клык", космофлот Пролесья, - представилась Фелиса, - Вы знаете насчёт завода?

- Сто пухов, - ответило грызо, - Заваливайтесь в пространство и пройдите идентификацию.

Лиса слегка сглотнула, лапки на секунду замерли над клавишами.

- А с вашей стороны кто-то уже прибыл? - задала она весьма значительный вопрос. Если прибыл, то заваливаться в пространство даже не стоило.

- Вроде пока нет... А что?

- Просто уточняем. Выхожу на дистанцию для процедуры идентификации.

- Да, проще некуда, - хихикнул Сурик, пользуясь тем, что его не могли слышать.

- Или они создали ложь, - хмыкнула Фелиса, - Сейчас узнаем.

На т\э котанк провалился в прямоугольную прозрачную "калитку" и оказался уже в обычном, чёрно-звёздном космосе. Вырисовывая местную систему тяготения, неярко светила красная звезда, а как раз невдалеке от того места, где котанк вышел со сверхсвета, растягивалось подкововидное облако размером в полторы астроединицы. Под светом звезды оно представляло из себя то ещё зрелище - в центре клубились сине-серые тучи, по краям переходившие в разреженый туман, местами бурый, местами почему-то аж лазурный, и вся эта клумба окружалась роем мелких льдышек, бликовавших при определённом угле падения света. В сложном газо-пылево-ледяном облаке возникали свечения различного цвета, а то и просто радуги...

- Ущ! - тявкнул Сурик, увидев такое, - Это что за экибана? Красотища!

- Вообще-то это и есть карьер, - хихикнула Фелиса, - Грызи взорвали газовую планету, чтобы добраться до её твёрдого ядра. Но красиво выглядит, согласна.

Трёххвостый слегка прибалдел от такого заявления, а лиса времени балдеть не имела - нужно было соображать, как разматывать дальше этот клубок. Одна из "ёлочек", корабль слегка похожий на Ёлку, только односекционный, паслась на краю облака, брыляя в него электронной пушкой громадной мощности, вторая стояла возле платформы, где что-то копошилось. Никаких патрулей видно не было, но Фелиса дала бы хвост на отрыв, что где-нибудь они да есть. Сканировать правда собирались прямо с платформы, насколько она поняла по сигналам автоматики.

- Вот эта поросль разнесла газовую планету?? - ткнул в экран Сурик.

- Нет, эта не осилит. Или собрали бомбу, или это сделал "Цоол", когда приходил сюда, - пояснила лиса, - Один бабах и потом хоть сотни лет ковыряйся в результате.

Она проследила, чтобы котанк остановился... ну всмысле, условно остановился, относительно платформы, так как она вместе с облаком вращалась вокруг звезды с огромной скоростью. Детекторы показали, что аппарат пронизан градиоимпульсами, защита, повинуясь кодам опознавания, не ставила помехи для сканирования. Через пару минут проклюнулось радио, и оттуда зазвучало уже акустическое цоканье. Пожалуй, не слышь трёххвостые его раньше, они впали бы в истерику, поцокивание и поквохтывание вместе с подвыванием и цявканьем выслушило весьма смешно. Но они были подготовлены, так что даже переводчик тут же изложил соль в понятной форме:

- Идентифа есть. Рады видеть, и в частности вас, лисо. Что будете орать?

- Орать? - озадачилась Фелиса, - Да вроде и не собирались.

- Чисто тявкнуто, это просто проверка перевода, - хихикнул грызь, - У вас вроде должно быть большое судно, чтобы утащить завод?

- Так точно. Игольник прибудет в течении четырёх усуток, мы просто разведать и удостовериться, что всё на месте.

- Похвально. Могу предложить застыковаться к платформе и подключиться к нашей навигации, дабы эт-самое.

Фелиса и Сурик переглянулись, и морды у обоих имели весьма хитрое выражение.

- Как раз об этом хотела попросить, - тявкнула она, - Для двоих лис кислорода хватит?

- Даже для троих, - заверил цокающий, - Открываю док.

- Благодарствую.

Котанк, получив от лисы добро на стыковку, пошёл к платформе. Замурчательно, потёрла лапки красноухая, если хотя бы успеть пристыковаться к платформе - грызи с "Цоола" уже не смогут условно уничтожить котанк. По мере того, как аппарат подходил ближе, платфорам отрисовывалась в красе - длиной в пару километров, она продолжалась ещё на несколько сотен в виде плотных групп сферических комков вещества, уже отфильтрованного добытчиками. С редкозёмом даже хранение выливалось в проблему, потому как нельзя без последствий свалить в кучу слишком много радиоактивного изотопа - перегреется и начнёт распадаться. "Шахтёры" делали сферы из метанового льда по километру в диаметре, вмораживая туда мелкие шарики продукта - достать их из такой морозилки куда быстрее, чем из камня.

По самой платформе, состоявшей из нескольких паралельных рам из двутавровых балок, громоздились какие-то блоки, сооружения и конструкции неизвестного лисам назначения, но скорее всего, причастные к переработке веществ. То в одном, то в другом месте пыхли сварочные факелы автоматов, это было обычное дело для платформы, которая всегда находится в состоянии недостроя и переделки. В доке, куда заруливал котанк, уже стояли несколько его коллег - только 26-гранных и полупрозрачных, как амёбы, два фрега Ф26, и всякая мелочь типа тракторов и дронов. "Баркас" впендюрился в частокол механических захватов, и был пристыкован.

- Поздравляю экипаж с прибытием на сквирячью космическую станцию, - официально тявкнула Фелиса и расхохоталась.

- Если что, предутявкивай, - напомнил Сурик, проржавшись.

- Непременно, - лиса проверила переводчики в коммах, - Учти, тявкать только через них, а то бесполезно.

- Понял... А куда теперь?

- Теперь, раз белочь столь велика на щедроты, пойдём в бункер, - хихикнула Фелиса, - Оттуда ещё проще делать то, зачем мы сюда притащились.

Пролезши через знакомую гармошку перехода, Фелиса пригладила хвосты, чтобы не сорить излишне шерстью на чужой станции, убедилась что переход не разгерметизируется, и только потом стала оглядываться. Как она и заметила сразу краем глазного яблока, переходы от дока к бункерам были отделаны минимально - только мостки с перилами среди нагромождений машин и коммуникаций, чтобы можно было перемещаться. Лисичка чуть не взвизгнула, когда её взгляд остановился на морде белки - она была настолько уверена, что никого тут не увидит, что не заметила грызя, стоявшего в двух шагах безо всякого укрытия.

Грызь был обычный, рыже-серый с белым брюхом, пуховым хвостом и не менее пуховыми ушами, на которых болтались здоровенные кисти. Пожалуй единственное, что отличало белокъ от обычных белок, так это другое расположение глаз, среднее между расположением глаз бинокулярно и по одному в стороны - то бишь, грызь мог смотреть как вперёд двумя глазами, как лиса, так и в два бока сразу, как коза или лошадь. Яблоки были почти чёрные, только слегка улавливался цвет радужки, судя по всему карий. Пуховик был сильно упакован в спецовку, так что выглядел не настолько пуховым, как без оной. И пуховик с явным интересом вспырился на лисьи хвосты, поводя ушами.

- Доброго витья, - тявкнула Фелиса, справившись с внезапностью. Хотя не совсем, так как хотела тявкнуть что-нибудь по беличьи, типа "кло", или "почём перья". Переводчик передал соль с минимальной задержкой.

- Достаточно доброго! - цокнул грызь, - Вы слышите перед собой Равуляка Профина, ответственные уши по внутренней безопасности флота на ББКУ-4031. Всмысле это йа, если что.

- А, - хихикнула Фелиса, - Это Сурик, я Фелиса, мы Краснозорьки.

- Заметно, - глянул на красные уши грызь, и подошёл к Сурику, - Можно кусок пуха?

- Смотря какого размера, - резонно ответил тот, - Шкура мне ещё пригодится, а пучок пуха вот.

- Пучок сойдёт, - кивнул Равуляк, - Так, для прочищения.

- Для прочищения чего? - уточнила Фелиса.

- Что вы это вы, - невозмутимо сообщил грызь, - Кстати, нить-намотка!

При словах про нить-намотку глаза трёххвостых слегка округлились - уж чего-чего, а этого они тут никак не ожидали услышать. Равуляк зафикисровал реакцию и кивнул - в пух, стало быть.

- Провожу вас до бункре, - цокнул белкач, - А то тут в любом случае дорожка такая, что урлюлю. Вон там, осторожно, провода под напряжением...

Семь хвостов пошли по корридорам, каковые отказывались быть прямыми - путь изгибался, как пух знает что, и Фелиса точно знала, что несколько раз этот корридор сворачивал вообще в обратную сторону. Однако, до транспортёра они всё таки добрались. Все трое поводили носами, потому как и у лис, и у белок было очень чувствительное обоняние, и они могли хорошо запомнить запах шерсти. Лиса посмотрела на огромный хвост, сидевший рядом с белкачом, отбросила мысли типа "тискать!" и показала туда пальцем:

- Хвост такой, что дай Нить всякому!

- От кого слышу, - хмыкнул тот, показывая на три хвоста лисо, - Как с тремя, нормально?

- Вполне, - Фелиса поняла, что надо выжимать агентурный ресурс, пока есть возможность, - А "Цоол" сообщал точно, когда они будут на месте?

- Дополнительно не сообщал, значит в силе ранние договоры. Прийти должен через два-три дня... плюс-минус десять, - грызь захихикал, - Как ваш игольник, летает?

- Да он по большому счёту ваш, - улыбнулась трёххвостая, - Летает хорошо. В пух, тобишь.

- Если вы собираетесь вести переговоры с грызями, должен предупредить, чтобы вы остерегались использовать белкологизмы. Для не белки точное применение оных довольно затруднительно, и могут возникнуть нечистоты цоканья.

- Чё возникнуть? - скривил морду Сурик.

- Вот то самое.

Транспортёр тем временем дополз куда надо - тут он не разгонялся сильно, от доков до бункеров было около пятисот метров. Все семеро хвостов вышли на металлическую платформу, за которой был шлюз и собственно вход в бункер - закрытое помещение, приспособленное для жизни. Само собой, спайдерфоксы увидели там зелень - столько, сколько в иных теплицах нету. Само же помещение оказалось не огромное - метров десять в высоту, сто в ширину и неизвестно сколько в длину. По длинным колосьям неизвестной огромной травы перелетали толстые птицы, издавая поквохтывание.

- Наличие растительности соответствует вашим представлениям о жилом помещении? - осведомился Равуляк.

- Ещё как, - заверил Сурик, - Хотя мы южные лисо, и более привыкли к открытому пространству.

- А, тогда пойдёмте вон туды, - цокнул грызь, поворачивая на тропинку среди густых кустов.

Место действительно отдавало степью - круглая полянка, заросшая только сухими тростинами, в центре коей зижделись несколько неотёсаных валунов, а уже поверх них были прибиты скамейки и стол для терминала ЭВМ. Ярко светящие и греющие лампы накаливания на потолке добавляли эффекта, так что водопроводная колонка в кустах пришлась явно кстати. Равуляк показал, как регулировать мощность ламп с комма, и подключил терминал, отчего Фелиса втихоря утёрла слюни.

- Ну как, вам выкрошить на уши всякое, или предпочтёте сначала разобраться в обстановке? - осведомился грызь.

- Разобраться надо, раз прибыли, - кивнула ухом Фелиса, - Как я понимаю, иголки сюда ещё не приходили, тем более таким табором?

- Не приходили. Там действительно кой-какая кривуля, - хмыкнул Равуляк.

- Какая именно? - уточнила лиса.

- Ну как, вот эта... - белкач показал по экрану и посмотрел на лису, - Вы что, не заметили?

- Нить-намотка, - только и фыркнула большеухая.

Она и правда не заметила! С одной стороны гравитационное поле звезды было сжато, если смотреть по обычной метрике. Само собой, сжать его было невозможно, "кривуля" принадлежала к самой структуре пространства и скорее всего была наделана несколько миллиардов лет назад ближайшей нейтронной звездой. Если не учесть такую шутку природы при выходе со сверхсвета, есть вполне приличная вероятность попасть носом в астероидное кольцо, а это далеко не подарок.

- Большая благодарность! - честно тявкнула лиса, - Теперь точно надо пересчитать курс для игольника и отослать навстречу.

- Что, правда? - удивился Сурик.

- Точно правдивая история. Пропусти-ка вот эти анализаторы...

- Цок, не буду мешать, - цокнул Равуляк, - Если что, ваши коммы включены в сеть флота.

- Благодарю, - улыбнулась Фелиса.

Судя по тому, как грызь сдвинул вверх уши, мимика трёххвостых была ему понятна, как и привлекательность песчано-красной самочки. Лиса сама не отказалась бы потискать эту должностную морду, не как самца, а как жутко пуховое животное!... О чём она, собственно, и не умолчала, и Сурик засмеялся. Умолчала она о своём хитром плане, потому как чтением мыслей грызи вряд ли балуются, а вот наблюдать скорее всего не перестанут.

- В первую очередь натурально надо сделать пересчёт! - подтвердила она Сурику, - Видишь, какая складка?

- Это очень чревато? - уточнил тот.

- Как тявкнуть... Уничтожением кораблей - вряд ли, но большими проблемами - чревато.

- Вроде я слышал, что сверхсветовой объект не может протаранить обычное тело?

- В вакууме - не может. Но когда он выйдет со сверхсвета и сразу попадёт в мотаную кучу тел, последствия почти непредутявкиваемые. Ну например, когда "Белый" протаранил астероидный пояс, - припомнила Фелиса, - Вещество камней забилось в моторы до самых топливных насосов, агрегаты три месяца перебирали.

- Да, не дай Нить, - поёжился Сурик, - Пока у меня на авто, пойду чаю взварю.

С перерасчётом справились быстро, потому как грызи действительно дали доступ в свою сеть, а свободных вычислителей у них сейчас имелось достаточно. Выход "игольника" был прогнан на симуляторе и прошёл без замечаний, так что на том и порешили. Уж после этого Фелиса сразу схватилась за предоставленную возможность - все сенсоры флота сейчас были ей доступны, так что на т\э весь "карьер" и полтора светогода на подступах просматривались идеально. Чтобы записать то, что сейчас она записала и была готова передать на свой флот, потребовалась бы работа всех москитников в течении пары суток.

- Эмм... грызо? - тявкнула лиса в "радиоэфир".

- Лисо?

- Хотела спросить, можно ли воспользоваться внешним передатчиком на вашей ёлочке. У нас вторая группа разведки должна быть на подходе, желательно передать ей информацию.

- Сто пухов, лисо, используй.

Лисо и использовала, послав только то, что тявкнула - она знала, что Равуляк не успокоится и будет отслеживать все её действия. Пока же можно было слегка расслабиться... едва трёххвостая это сделала, как Сурик это уловил и сгрёб самочку в объятья, гладя по шёлковым ушкам и лизнув в носик. Фелиса заурчала и прикусила сурячье ухо...

Аккурат с другой стороны к "карьеру" быстрыми темпами приближалась группа с "Цоола". Котанки и два фрега вовсю раззявили щачла на забор топлива, так что задержек для дозаправки не испытывали - они захватывали частицы, развеяные в пространстве по пол-кванта на миллионы килошагов. Причём чаще всего эти частицы оставались и от выхлопа ранее прошедших космоходов - они вполне годились для вторичного использования в качестве топлива. Штурмовые котанки вели себя так себе, так что воизбежание их держали на стыкузлах супового фрега. Наступало время разделяться, по раннему плану оставить большую часть аппаратов на прикрытие, а фрегу пробираться к платформам за веществами. На т\э вся звёздная система с подходами выглядела не особо большой, но грызи знали, что такое впечатление обманчиво.

- Думаю, отсекут нас сразу, - цокнул Разбрыляк, пырючись на экран, - Значит надо подходить внаглую.

- Без сопровождения? - уточнила Елька.

- Как цокнуть... два микронеса взять, толку от них... - разбрыльнул Разбрыляк, имея вслуху под "микронесом" микронесушку, тобишь свармерный котанк.

- Толку, что если эсэфы будут следить, могут подумать, что это весь эскорт, - цокнула белка, - И попробовать выбить фрег, а это не так-то просто.

- Ладно, убедила, - хмыкнул грызь и потёр лапы, - Тринадцатый и сто сорок седьмой в группу!

Котанки, брыляя за собой ленточными радиаторами, встали на курс рядом с транспортным фрегом.

- Выхожу на постановку ловушек и мин.

Ловушки, а точнее ложнушки - ложные цели - были раскиданы двумя цепочками на расстоянии почти в два световых года. Теперь они могли имитировать движущийся корабль, а не только стоячий. Мины фрег сбросил возле газовой планеты в системе, соседней с ББКУ-4031 - особой надежды на них нет, но отрабатывать надо.

- Зачем возле планеты? - уточнила Елька.

- А зачем в открытом космосе? - резонно пожал плечами Раз, - Так слишком сложно подвести преследователя к минам. А если ты спрятался за планету, они будут вынуждены обходить её на близком расстоянии именно где нужно.

- Тогда ладно, - потёрла когти белочка.

Фрег даже не выходил со сверхсвета, сбрасывая подарки - они сами тормозились и выходили на орбиты, захваченные тяготением планеты-гиганта. После того как всё оказалось сброшено, Раз повернул окончательно к карьеру, и впереди начали вырисовываться контуры его звёздной системы; сбоку маячило искривление, отлично известное грызям. Если для обычных кораблей такая "яма" могла стать слегка неприятной, то если тащищь платформу с грузом или кпримеру завод - тут и до ущерба недалеко. Впечатление было слегка волнительное, потому как пожалуй первый раз за их практику грызи знали, что некто разумный собирается их условно уничтожить. Пусть условно, но тем не менее - даже более того! Если реально уничтоженные уже ничего не почувствуют, то условно - ещё как почувствуют, и придётся очень сильно разбрыливать мыслями, как такое стало возможно.

Система сообщила о том, что корабль поймали в следящий луч локатора и тут же отобразился запрос.

- Какие шустрики, - хмыкнул Раз, - Когда не надо...

- Да уж, - покатилась по смеху Елька.

Грызи покосились на мобильный земъящик и вспушились.

- Распушите уши вдоль, - поприветсвовал дежурный, - В пух ли?

- Вполне в, - кивнул Разбрыляк, - Если что, мы с "Цоола".

- Слышу по кодам, но идентифу пройти придётся.

- Не дурак. Но сначала цокни-ка, прилетали ли трёххвостовые?

- Так, сейчас... - грызь явно полез за справкой, - Да, у нас на платформе их навигаторы. Правда, прилетели на котанке.

Разбрыляк и Елька переслухнулись - такого они ожидали, но не совсем.

- Кто-то хитрый, - хмыкнул Раз, - Теперь им доступны все сенсоры вокруг карьера.

- Это мимо пуха. Будем стыковаться?

- Думаю что да. Грызо, выхожу на поизиция для идентифы, потом на стыковку. Желательно без задержек, кло?

- Без? - насторожился тот, - У вас что-то мимо пуха?

- Ничего серьёзного, условности, - честно цокнул Раз, - Но прошу именно без.

- Почему без? - уточнила Елька.

- Чтобы сейчас на нас не набросился весь их москитник. А так воспользуемся их же хитростью.

- Мда...

Идентификация прошла за двадцать секунд, после чего фрег вместе с двумя котанками зарулил к платформе. Елька и Разбрыляк первый раз были в карьере, так что с интересом вспырились и на платформу, и на газопылевое облако на месте сырьевых разработок, каковое переливалось разными цветами под звёздным светом. Опасения оказались беспочвенными - хотя эсэфские котанки могли бы успеть выскочить, они не выскочили, и аппараты застыковались в док, будучи зажатыми стрелами и подъёмниками. Локаторы тут же выцепили в мешанине цель - точно такой же БКТ64, только перецвеченный в серо-фиолетовое, с бортовым номером "корень из двух".

- Вот он, лови его! - приоскалилась Елька, хотя сама поправилась, - А толку.

- В запятую, - хмыкнул грызь, - Надо ещё кой-чего прочистить.

Он прочистил, с какой скоростью могут быть загружены на фрег требуемые вещества - оказалосиха, что побольше, чем за пару минут. Следовательно, вариант схватить и убежать почти отпал.

- А что тогда сделать? - почесала ухо грызуниха.

- Есть предложение подождать "Цоол", - пожал плечами Раз, - Если мы скроемся на платформе, то в любом случае сможем предуцокнуть, если сюда нагрянет игольник. А по всем параметрам "Цолл" будет раньше. Тогда и начнём активно чесать.

- Выслушит в пух, - согласилась Елька, - Тогда пойдём послушаем на эсэфов своими ушами?

- Хм? Может быть и так, - Разбрыляк поводил ухом, - Кстати, бутылку чернухи йа с собой взял.

- Думаешь, они квасят чернуху? - хихикнула белка, - Посиди-ка...

- Сто пухов, - кивнул грызь.

Они имели вслуху то обстоятельство, что настойка из черноплодных яблок - чернуха - имела свойство вгонять организм в сон. И если привычные грызи глушили по стакану на ночь, то дя непривычного и треть стакана днём будет достаточно.

- Поэтому пока попридержим, йа цокну грызо, что у нас есть работа сдесь, - хмыкнул Разбрыляк, - А как только, так сразу.

- Может прокатиться, - согласилась белка.

Грызи сделали необходимые приготовления и сложили лапы, взявшись ждать. Для того, чтобы отвлекать мозги от текущей возни, у них имелись все возможности. Елька например раздумывала над гнездом для кошек - ну, всмысле неразумных четырёхлапых, само собой, а Разбрыляк разбрыливал над проектами танков времён поршневых двигателей, что имело значительно меньше практического применения, но главное отвлекало и разгружало. Слегка зарывшись в эту дребузнищу, белки слегка удивлённо уставились ушами на радио, запищавшее вызовом.

- Грызо? Это вы с "Цоола", пуховые шары с хвостами? - донеслось цявканье, явно пропущенное через переводчик.

- Вообще да, - сознался Раз, - А куда?

- Посидите на хвостах! - хихикнула лиса, а это была лиса, - Вы по что сюда?

- По тоже самое что и вы, навигация, - оскалил пол-морды грызь, - Ладно, не будем недоговаривать, с вашей стороны это было хитро.

- Да? Приятно слышать, - ответила лиса, - Надеюсь, у нас найдётся ещё что-нибудь хитрое.

- Это будет в пух, ибо эт-самое, - цокнула Елька, - Кстати йа Елька, а это Разбрыляк.

- Сурик и Фелиса, - представилась лиса, - Фелиса это я, если что.

Разбрыляк подтолкнул белку локтем и сделал морду.

- Вы не против потом встретиться лично? - спросила грызуниха, - Хотелось бы услышать своими ушами редкое трёххвостое лисо!

- Совсем нет, можете заваливаться, - вполне дружелюбно тявкнула лиса, - Мы с Суром тоже белокъ раньше только на картинках видали.

- Сейчас у нас тут кой-какая работа, да и вводных подкинули, так что позднее, но непременно.

После того как связь была отключена, Разбрыляк некоторое время потирал лапы, ехидненько скалясь. Елька таки просто по смеху прокатилась, только глядя на него.

- Ты думаешь подловить их, когда будет надо? - уточнила белка.

- На двести пухов, - кивнул грызь, - Если йа правильно просчитал, они не должны об этом подумать.

- А йа таки подумаю, какое отношение это имеет к маневрам?

- Это? Прямее прямого. Ты не слышала наверное, какие шпионские игры устраивал Зуртыш на Авалоне, когда против фелинцев увоевал. Это условная война, на ней условно годны все методы! Условно цокая.

- Хорошо, тогда как ты намереваешься это прокрутить?

- Примерно так... Основную группу можно вообще отослать обратно на "Цоол". Потом ждём, пока Ёлка не прибудет в карьер. И когда Ёлка прибывает в карьер, а трёххвостые думают, что имеют доступ к сенсорам, нейтрализуем этих стукачей на платформе. Возможно, это удастся использовать, чтобы прищучить их.

- Ничего себе, - присвистнула белка, - Но деваться некуда.

Именно так они себе и отрисовали картины. Более того, грызи резонно думали, что имея халявный обзор, эсэфы соберут москитник в кучу, воизбежание, и будут думать, что им сообщат о курсе приближения Ёлки. Если же этого сообщения не произойдёт, скученный москитник будет лёгкой целью.

- Кстати, как ты собрался их нейтрализовывать, стукачей? - уточнила Елька, - У них коммы, подключённые к сети. Отрезать их никак нельзя, а надеяться на одну настойку...

- На одну, - кивнул Разбрыляк, - Если они хорошо владеют коммами, те их разбудят, но вряд ли они много увидят в таком состоянии. Да и вообще, есть ещё мыслишки.

- Ну, как знаешь, - пожала плечами грызуниха.

Пока же они вспырились, посредством всё тех же сенсоров и т\э, на распаханный сдешними грызями огород звёздного масштаба. Судя по всему, они собирались прокачать платформу до того уровня, чтобы собирать на ней "селёдок" - межзвёздные большегрузы, когда требуется таскать пухову тучу каких-нибудь веществ. Таскать тут было чего, бывшее ядро газовой планеты содержало повышенную долю элементов после 50го - хомячия, сурковия и мышия, как они назывались у грызей. Вкупе с возможностью доставки миллионов тонн в ближайшие парсеки расстояния этот ресурс становился кое-чего стоящим. Вдобавок, как узнали Разбрыляк с Елькой из сводок местной сети, недавно сдесь занялись опытами с капсульной транспортировкой, тобишь выстреливанием груза между передатчиком и приёмником. Короче цокнуть, шахтёры хоть и сидели сложа лапы, но далеко не всё предоставленное им время.

Как раз к тому времени, как Раз собирался плотно устроиться сурячить, пришёл сигнал от "Цоола": Ёлка была на подходе и намеревалась выходить со сверхсвета за границами звёздной системы, дабы не ворочать заводом в ограниченном пространстве. Кроме того, так можно было сразу же отстыковать груз и атаковать налегке. Цокнув и вспушившись, грызь разбудил Ельку, которая вспушилась и цокнула; оба тут же отпили из загодя заготовленных фляжек с крепким хвойным чаем, дабы резко взбодриться. Схватив сумку, они немедленно пошли трясти за уши лисо.

Бункеры на платформе были совершенно обычные, стандартные защищённые от среды блоки, внутри которых поддерживались нужные условия - правда, тяготение действовало только при включённых силовых установках. Буйство растительности и обилие куриц показывало, что работали они стабильно. Две пуши протиснулись по тропинке среди кустов краснени и оказались на пустынном песчаном пятачке, где помимо прочего стоял стол и скамейки. Лисо разместились именно тут, притащив раскладушки и поставив их кустам; песчано-красные лисо с огромными ушами сразу засекли, что кто-то идёт, потому как по бункерам очень редко кто мозолил друг другу глаза.

Разбрыляк быстро разобрался, кто из них Фелиса, а кто Сурик - честно цокнуть, на ушищах лисицы это так и было написано. Затем грызь умилился милому виду зверьков, их пушистой золотисто-песчаного цвета шёрстке, огромным ушами и трём хвостам. Фелиса склонила ухо и повиляла всеми тремя хвостами, приветствуя грызо.

- О, какие пушные животные! - хором цокнули Елька и Сурик.

Проржавшись, уже четыре пуши уселись к столу, почали баночку земляничного варенья, и произвели предварительный взаимный вытреп ушей, сухо выражаясь. Благо, уши у все были что надо.

- Натурально первый раз в космосе? - удивилась белка, - Что? А, ну да, мы тоже.

- Просто симулятор т\э настолько въелся в мозг, что и не заметишь, как, - пояснил Разбрыляк, - Собственно, для того всё и затевается.

- По крайней мере лично нам оно в пух, - вспушилась Елька.

- Очень интересно! - тявкнул Сурик, - Очень интересно, как вы это делаете?

- Что?

- Вот это, - трёххвостый попытался вспушиться, но у него получилось только мотание головой, как у отряхивающейся собаки.

- А, это, - хмыкнул Раз и ещё раз встряхнул шкуру, - Ну, это уметь надо.

- И всё-таки, что по поводу этого завода? - вернулась к баранам белка, - Всмысле, зачем вам такое погрызище?

- Мелкие ёлки у нас тоже есть, - ответила Фелиса, - И платформы, и всё такое. А завод на будущее и для того чтобы ускорить эти процессы...

Сурик слегка не понял, с кем она разговаривала. Лиса же имела ввиду, что флот Пролесья не собирается сразу штамповать аналоги Ёлок, а работает и по другим направлениям - ибо первое слишком затратоёмко. Дальше трёххвостый понял ещё меньше:

- ...и о поставках елея тоже договорились.

- Постой-ка, - тявкнул Сурик, - А это что такое?

- Как что? - фыркнул Разбрыляк, - Еловое топливо.

- Я думал, еловое топливо - активированное вещество, тобишь по сути всё что угодно.

- Так оно так, - хмыкнула Фелиса, - Елей это расходный материал, который нарочно введён во все системы ёлок. Его крайне сложно синтезировать, а чтобы заставить системы работать без него - их надо перелопатить сверху донизу.

- Мм... кажется понимаю, - почесал челюсть лис, - Защита?

- Сто пухов, - кивнул Разбрыляк, - Стоит загрузить в Ёлку нужную программу, и приналичии даже ремонтного модуля она фактически может самовоспроизводиться. Точно также можно обучить сборке еловых компонентов любой производственный комплекс методом обратной разработки. Вот чтобы кто попало не пользовался ёлками, туда по всем уровням введена зависимость от специального расходного материала - елея.

- Ладно, вы тявкните вот что! - потёрла лапки Елька, - У вас там, ну на Пэээ....пэээ.... Пролесье, огород есть?

- Не то чтобы огород, но есть, - ответила лиса, - Просто у нас степь, и крупных животных не так уж много, а мелкие всё равно пролезут.

- А, тут йа цокну притчу...

И она цокнула притчу, потом ещё и ещё. Разбрыляк чуть было не забыл вообще, почему пошёл поговорить с лисами именно сейчас, настолько его увлёк вид необычных и милых созданий. Однако "чуть" не считается, и грызь положил лапу на перекладину стола, так чтобы видеть экран комма. "Цоол" находился в ожидании и был готов начинать маневры, как и весь его москитник.

Не цокая ничего лишнего, грызь просто достал из пакеты бутыль чернухи и стал разливать по чашкам. Одновременно он подкидывал смешинок, чтобы все катались по смеху и не обращали на происходящее никакого внимания. Он даже не предлагал лисам, просто подвинул к ним поближе чашки. Проржавшись, Фелиса сама не заметила, как на автомате заглушила содержимое этой самой чашки. "Мячъ въ воротахъ!" - подумал грызь.

- Мм! - повела ушами лиса, - А это что?

- Жидкость для питья, - как всегда точно ответил Раз, - Чернуха, настойка из чероплодных тыблок.

- Хороша! - облизнулась Фелиса, - Как вы это делаете?

- Это? - вспушился Раз.

- Нет, настойку.

Теперь грызю осталось только смотреть за тем, чтобы кто-нибудь один не выглушил слишком много, иначе от понижения кровяного давления будет трещать голова, да и комм зафиксирует выход за пределы нормы, что не в пух. Рассчитанная по объёму бутылка была распределена достаточно точно, чтобы самому Разбрыляку не осталось почти ничего - правда, Елька лупанула от души, и теперь сонно моргала и протирала морду лапкой. Трёххвостые же сперва выслушили как обычно, но затем их тоже потащило в сны.

- Оущ, - цокнул грызь, посмотрев на комм, - Нам пора покормить индюка.

- У вас на фреге индюк? - покатилась по смеху Фелиса.

- Три! И они, к сожалению, сами себя не покормят, так что эт-самое, встретимся позжее.

Фелиса вскочила со скамейки, и сгребши грызя в охапку, потёрлась о пушнину носом.

- Ну, это если вдруг не встретимся, - объяснила она, сама слегка смутившись.

- Нам тоже в пушнину, - улыбнулся Раз, - Ладно, увидимсо!

Он подхватил сонную грызуниху под лапу и повёл по тропинке, так что скоро степной пятак скрылся за густыми зарослями.

- Ну ты и нажралась, моя грызуниха, - хихикнул Раз.

- Да, кажется перебрала, - подвысунула язык Елька, - А что теперь?

- Теперь в нулевых тихо, - Разбрыляк усадил её на скамеечку у дорожки, - Пока посиди тут, а мне надо следить за лисо и отстукивать нашим.

Убедившись, что тушка не упадёт со скамейки, грызь принялся претворять в жизнь свои угрозы. В нулевую очередь он нырнул под кусты, и на четырёх лапах прополз обратно к границе полянки; двигаясь очень осторожно, Раз занял такую позицию, откуда было видать лежаки. У лисо были громадные уши, которые наверное могли бы уловить и стук сердца, но нынче лисо находились не в том состоянии, чтобы что-то выслушивать - они продолжали кататься по смехам, постепенно засыпая. Как оно и должно было быть, они собрались потискаться, но завалившись на две пуши в гамак, почти сразу засопели.

Клиент готов, подумал Разбрыляк, и побежал в соседний бункре, где как он знал, копошились грызи. Ему потребовалось минуты две, чтобы пролететь по закуткам и дорожкам - уж кто-то, а грызь знал, по какой логике тут всё устроено. Пройдя через сканирующий и обеззараживающий шлюз между бункерами, Раз схватил за уши первую попавшуюся белку, но без толку, потому что это была белочь. Белочь только чивкала и бегала по плечам большого грызя, а потом наскребла пуха из хвоста и убежала на низкорослую ёлку. Пришлось искать другое грызо.

- Эээй грызо! - подбежал Раз к грызунихе на огороде, - Внезапность!

- Слушаю, - цокнула та, отложив тяпку.

- Нужны антиспикеры, люто срочно.

- Будут, - коротко кивнула грызуниха, - Ухитрись объяснить, напуха.

Разбрыляк ухитрился, пока они бежали к жилблоку, объяснить. Это едва не сорвало дело, потому как белка так далеко закатилась по смеху, что еле нашла эти самые антиспикеры. Сграбастав оные, Раз применил лапы для бега, что делал не особенно часто - но ничего, справился. Елька на скамейке, как и предполагалось, просто дрыхла, и пока пусть. Грызь пробежал к полянке, вышел на дорожку и далее, не дыша и на пальцах, прошёл по песку поближе к цели. Стоп, поправка, цокнул он себе, и включил прибор - теперь любой звук глушился основательно, и вряд ли лисо могли во сне услышать шум песка под лапами. Подкравшись, Раз поставил антиспикер точно под гамак, куда и свешивалась лапа Фелисы с коммом на ней. Теперь вопрос в том, сделала ли лиса вероятную ошибку, поставив сигнал только на звук - если да, то всё в орехах.

Учинив данную диверсию, Разбрыляк так же осторожно отошёл обратно и скрылся в кустах. Теперь он включил свой комм и отослал отмашку для "Цоола". Да, подумал он ещё раз, если только на звук - пуха с два они его услышат после стакана настойки да под глушителем. Вот если там стоит третий уровень угрозы - тогда всё, только лапу отрывать, комм взбодрит туловище даже под снотворным. Примерно так...

- Уй впух, - протёрла мордочку Елька, - Мама, уже утро?

- Доча, уже обед! - резонно цокнул грызь, поднимая грызуниху и ведя за собой, - Сейчас может быть, понадобится наше содействие в пространстве. Лисо, надеюсь, йа таки нейтрализовал.

- Как?? - округлила глаза белка.

- Поставил антиспикер, чтобы заглушить сигнал будильника на комме.

- Вот тебе и маневры космофлоту...

Притащив Ельку на фрег, грызь усадил её в кресло и пока что отключил взбадривание, так что она тут же снова засопела, аки январский сурок. Разбрыляк же плотно схватился за т\э и открыл прямой канал связи с флотом.

- Мыкиш, Фира, пока что от локаторов мы их отрезали, можно трясти.

- Даже боюсь спросить, как, - хмыкнул Мыкиш, - Но это потом. Оставайтесь на платформе.

- Чисто цокнуто, буду в готовности.

- Третьей и четвёртой группе поиска - развёртывание!...

Котанки с "Цоола" начали шариться по окрестностям системы, выискивая цель, и достаточно быстро цель клюнула. Прямо из пустого пространства появились эсэфские котанки, занимавшие позицию без схода со сверхскорости, и устремились на перехват группы с локатором. В прочих условиях это могло бы прокатить, но тут скорости были равны, и грызи повернули свою разведку точно к Ёлке, заманивая. Разбрыляк с дрожью в лапах различил на т\э все двадцать аппаратов и два корабля фрег-класса, один из которых был транспортным - достаточно грамотно сработали, кивнул грызь, используют в качестве прикрытия. На одном экране грызь наблюдал за маневрами флотов, а на другой вывел камеру слежения из бункера, повернув её на лисо. Кажется, он даже видел мигающие на комме Фелисы огни, но пока что лису это не разбудило.

Если удастся заманить москитник прямо к Ёлке - ему кранты в полном составе. Само собой, преодолеть еловую защиту никакая мелочь, кроме как если в астрономических количествах, не может, в то время как у хвойного дерева передостаточно средств стереть в порошок мелкие аппараты. Не обязательно даже использовать орудия, если подойти близко - мелочь убивается полем искривления пространства, или вообще затягивается в захваты гравитацией... Разбрыляк чуть не проворонил, когда лисо явственно зашевелились и вылезли из гамака. Фелиса тут же схватилась за комм и бросилась к ЭВМ на столе.

- Ёлка! - цокнул грызь, - Серые сейчас получат локаторы обратно, у вас секунд пять.

- Мне нужно три, - хмыкнул Мыкиш.

Это был не стопроцентный вариант, но тем не менее. Только появившаяся в зоне видимости Ёлка дала залп дальнобойными искривителями - условный, естественно - и накрыла группу с суповым фрегом в центре. Если бы залп был не условный, от всей группы осталось бы меньше, чем ничего, поэтому сейчас системы аппаратов зафиксировали условное уничтожение. Остальные тут же ушли в маневр и активировали ловушки, но с "Цоола" дали все остальные залпы не по целеуказанию, а просто наугад, потому как выбора особого не имелось, куда фигачить. Разбрыляк, не дожидаясь, отстыковал фрег и котанки сопровождения, каковые сразу отправил на соединение с основной группой. Корабль же он просто немного отодвинул и развернул пушками в сторону дока.

Как только оттуда отстыковался котанк с бортовым номером "корень из двух", Раз влапную хлопнул по кнопке, и будь дело натуральным - прошил бы цель сходящимися лучами из мотор-пушек. На таком расстоянии мощности было передостаточно, так что внизу экрана сразу вспыхнула надпись "цель условно уничтожена". Окинув ухом общую картину, грызь счёл что она в пух - было выбито более половины "серых", остальные прятались за ловушкам, но там их начинали зажимать "зелёные", пользуясь большим численным перевесом. Эсэфы были вынуждены убирать оставшийся москитник к своей базе, игольнику, и преследовать его - означало наступать на свои же грабли.

- И есть! - хлопнул по столу Разбрыляк, - Попались!

- Лись так лись, - сонно цокнула Елька, подкладывая хвост под голову.

- Разбрыляк! - процокнулся Равуляк, - Что за пухня там творится?

- Маневры, йа вам не цокнул. Мы и игольник.

- А, йа так и подумал.

Елька в это время сообразила, что происходят события, и усиленно мотнула ушами, сгоняя сонливость.

- Что теперь, может быть сесть им на хвосты? - предположила она, - Без нагрузки Ёлка их догонит.

- Опасно, - мотнул ухом Раз, - Думаю, надо разворачивать общее построение и искать сам игольник.

- Это да, врежет так мало не покажется... Мне кажется, они наставили ловушки вот тут, - показала сектор белка.

- Так и есть. Значит, надо обойти в стороне. И мне кажется, стоит цокнуть лисо, чтобы всё было чисто.

- Это да, - Елька включила радио, - Фелиса?

- Ау, - довольно хмуро ответила та.

- Это было хитро, или нет? - осведомился Разбрыляк.

- Нну да, хитро, - вынуждена была согласиться лиса.

- Хитро-то хитро! - влез Сурик, - Но какое это имеет отношение к маневрам?

- Запрямейшее. Прятаться на платформе - это не относящийся к основному плану ход, который подразумевает такие же ходы с нашей стороны, - пояснил Разбрыляк, - Не волнуйтесь.

- Да, не волнуйтесь, - Фелису явно передёрнуло, - Я проворонила фрег и дюжину котанков!

- Ты должна знать, что нет никакого другого способа надёжно выработать рефлекс, кроме как пройти через это.

- Знаю, - усмехнулась Фелиса, - Благодарю, грызо.

- За то, что не вгрызячили боевым? - катнулась по смеху Елька, - Да нас бы на набивку подушек пустили после этого.

- Нет, за поддержку, - лиса, похоже, отошла от шока, - Насколько я понимаю, мы с Суром застряли на платформе?

- Физически нет, а условно да, - цокнул Разбрыляк.

Грызи некоторое время посидели, пырючись одним глазом на мобильный огород, потом вспушились. Доставлять некоторые неудобные ощущения лисам было неприятно, но это натурально неизбежно для достижения желаемого результата. Кроме того, сами лисо это понимали, что также приходилось в пух. Решив пока забыть об этом, пуши сосредоточились на втором фазе операции.

- Ууу, бесформенный пуха шмат! - потрясла Фелиса Сурика за плечи, - Ладно, шучу.

- Да как-то не очень смешно получается, - почесал тот ухи.

Событие натурально ввергло трёххвостых в шок, потому как было совершенно внезапным. Они и подумать не могли, что грызи могут до такого додуматься! Сурик сообразил, зачем им споили настойку, и тявкнул об этом, но Фелиса понадеялась на будильник комма, на чём и прокололась. Осознавать, что из-за столь ничтожного косяка были условно уничтожены наполовину москитные силы, оказалось внушающим - а ведь в боевой обстановке отнюдь не обязательно, что все аппараты будут без пилотов, а значит это уже не вопрос Ущерба, а просто чьих-то жизней. Большеухая взяла себя в лапы и пригладив эти самые уши, уткнулась в дальнейшее расхлёбывание каши.

- А что он там такое цокнул про физически и условно? - спросил Сурик, - Что-то я не вмотал.

- Ну, он имел вслуху, что котанк условно уничтожен, и мы не можем использовать его. Но не для маневров, само собой, можем и использовать. С третьей стороны, если мы переместимся с платформы, то не сможем использовать себя. Надеюсь тявкнуто достаточно чисто?

- Сойдёт. Думаешь, ещё есть смысл рыпаться?

- Смысл есть всегда! - тявкнула, как отгрызла, Фелиса, - Мы всё ещё можем передавать нашим данные с сенсоров карьера, а это большой профит.

Правда, не было гарантии, что от этого профита будет профит - грызи это понимали и наверняка постараются удалить место боестолкновения подальше от зоны контроля карьера и поля разбросанных эсэфами ловушек. Судя по получаемым данным, они так и собирались сделать - "Цоол", освободившись от нагрузки, стал крайне шустёр и оттого опасен, обгоняя по условному ускорению котанки и фреги. Только опасность напороться на игольник удерживала Ёлку от того, чтобы догнать и допилить оставшуюся мелочь эсэфов. Впрочем, набюдая за маневрами грызей, Фелиса уже не была в этом уверена - "Цоол" выходил на сверхсвет, собирая к себе грызунячьи котанки. Прошло не более десяти минут, как они загрузились на хвойное дерево, а оно само исчезло за границей видимости.

- Теперь только Нен, - вздохнула Фелиса, - Хотя шансов отбиться у него м...

- Никаких, - закончил Сурик, - Даже мне понятно.

- Ну, можно всегда рассчитывать на ошибку противника. Если они попытаются подойти слишком близко и не развернут котанки, могут напороться.

- Ага, ошибку от них ждать, - буркнул трёххвостый, - Скорее зерно склюёт гуся!

- Уй, не надо таких образов, - отмахнулась лиса, - Представишь невзначай, вообще мозги отключатся.

- Точно, надо взбодриться.

С потолка продолжало светить "солнце" на пятьсот ватт, в кустах и траве жужжали насекомые и кудахтали курицы, в том числе сорные. По краю "степи" прошёл какой-то организм, для которого эсэфы даже не подобрали подходящего слова. Несмотря на эту вполне располагающую к расслаблению обстановку, трёххвостые были на взводе, ожидая развития событий.

- Может быть, недостаточно быстро ждём? - предположил Сурик.

- Ты замотаешься быстро ждать, - тявкнула Фелиса, - Скорее всего, Нен будет отходить, а так они в любом случае могут долго играть в прятки.

- Это будет далеко, и наши уши в карьере - нашиш не нужны. Это не в нить.

- Не в нить, - лисичка задумалась - всмысле ещё глубже, чем до этого, - Так, что мы имеем? "Цоол" отстыковал завод, чтобы избавиться от нагрузки...

- Хм, завод?...

- Вот именно, - Фелиса потёрла пальцами одной лапы, соображая, - Завода в плане маневров нет.

- И что? - склонил ухо лис; он с огромным удовольствием наблюдал, как работает головой его любимая лисичка.

- Но то, что его нет в плане, не значит, что его вообще нет, - продолжила большеухая, - Как мы понимаем, приоритет для грызей куда больше по заводу, нежели по маневрам.

- То есть ты хочешь тявкнуть, что нужно что-то сделать с заводом? Мысль хорошая, но ведь сдесь сидят Разбрыляк и Елька, так что поднять ложную тревогу не получится.

- Значит надо их убрать отсель, - прищурилась Фелиса, - Дай подумать, как... Ага.

Лиса захихикала и принялась отстукивать по клавиатуре с большой частотой.

- Сделаем вид, что игольник уже тут, - пояснила она, - Они отойдут проверить. Нить-намотка, завод в зоне обзора локаторов, эти пуховые шары предупредят "Цоол", что тревога ложная.

- Мда...

Фелиса схватилась за уши, потому как чувствовала, что теряет контроль над ситуацией - что-то можно сделать, а никак не удаётся поймать мысль, что именно. Сурик ощущал это, само собой, и тоже бегал кругами и кусал когти, но толку от этого было не особо много.

- Слушай, я помню эти схемы с отступлением, - тявкнул он, - Это-ж Нен может их так тысячу лет по всей галактике возить на хвосте!

- Теоретически да, - кивнула красноухая, - Но в плане есть ограничения на время, после того как оно выйдет, будет засчитана победа "по очкам".

- Выкрутились, - потёр нос Сурик, - Взварю ещё цикория.

- Дабы воскурилось над оным благовоние, - дополнила Фелиса.

Благодаря наличию запасов весёлого тявканья, почерпнутых в родном мире, лисы справлялись с довольно гнетущей обстановкой ожидания - да что там, если бы не на две пуши, им точно пришлось бы куда как туже. Таким образом, затея с прилисением, казавшаяся глуповатой в начале, оказывалась чуть ли не единственно возможным выходом - вдвоём с Суриком Фелиса чувствовала себя везде почти как дома, а одна могла и испугаться. Всмысле, не то чтобы испугаться, а получить так называемую супрессию - подавленность обстановкой, возникающую от всех факторов сразу, из-за чего противостоять ей весьма сложно.

Через какое-то время в букер снова наведались Елька с Разбрыляком, а также Равуляк и его согрызунья Шилка, чисто поржать и попыриться на лисо. Ввиду того, что по полезняшке ничего не наклёвывалось, лисо были не против, а даже если точнне - за. Краснозорька точно знала, что незачем бить ситуацию в лоб, если можно попробовать обойти, а для этого нужен ввод событий... в общем это была довольно сложная теория, имевшая собственные правила и формулы для рассчёта, но само собой в данном случае Фелиса полагалась на то, что подсказывают хвосты.

Разбрыляк дал уши на отрыв, что больше никаких хитростей не замышляет. Фелиса не знала, можно ли верить грызю, давшему на отрыв уши - ей как-то от отрыва грызунячьих ушей ни холодно ни жарко; учитывая то, что замышлять им уже было и незачем, решила поверить. Тем более что чернуха и земляничное варенье пришлись крайне по вкусу, и лиса подосадовала, что не догадалась привезти грызям какой-нибудь съедобный сувенир с Пролесья. Тем более, что после столь удачно проведённой авантюры на мордах грызей не было и намёка на ехидство, а вот добропушность чувствовалась за парсек.

- Послушайте ушами, - цокнул Равуляк, - А что там у вас было с какими-то похищениями лисо тысячелетней давности? Ну, вся эта возня вокруг Паклуха и образования ШМК.

- Похищения лисо? - удивилась Елька.

- Да, было дело, - согласилась Фелиса, - Когда спайдерфоксы понятия не имели, что делается за пределами планеты, на Пролесье свалилась микурская экспедиция. Они наворовали лисятины.

- Мать моя белочка! - вспушилась белочка, - А на какого пуха-то??

- Кто бы знал. Через тысячи лет, по крайней мере, потомки этих лисо остались в живых под видом шнерков.

- И их возвратили?... Хотя да, тупой вопрос, кого возвращать.

- Не возвратили, - кивнула трёххвостая, - Они потихоньку выкарабкиваются из стихийной цивилизации, в которую их втянули микурицы. Кстати, микурицы думают желудком, чтоб вы знали. У меня и документы есть.

Спайдерфоксы покатились по смехам, увидев как у грызей натурально поднимаются шерстяные хохолки на макушках, как у попугаев. Судя по этому, такой сувенир им был ещё более вкусным, чем варенье, и Фелиса скопировала грызям кучу информации по ШМК - Шнеркско-микурской конгломерации. Наверняка они собирались неспеша и со смакованием изучить оную - не корысти ради, конечно, а так.

- Кстати о песке, - упомянул песок Сурик, - У вас например, космонавты какое довольствие получают, ну чисто сухо в единицах?

- Восемьсот единиц, - цокнул Разбрыляк, - Это примерно столько же, сколько у пилота самолётов. Или морячка. Или машиниста дальних маршрутов на железке.

- А исходя из чего? Всмысле, почему именно столько?

- Исходя из затрат времени. Тут понимаешь ли, какой песок - грызю в общем-то эти единицы вообще не нужны. Они в основном только компенсируют невыращенную картохлю и тыблоки, равно как и непостроенное гнездо. Чисто цокнуто?

- Достаточно, - кивнула Фелиса, - У нас примерно та же система. Сначала были и допуховские оклады, но сразу повылазили барахольщики, а их плодить никакого желания нет.

- Это уж сто пухов, - фыркнула Елька, - Честно цокнуть, никогда такого погрызища лично не слышала, но теоретически знаю, так что уже пух пробирает.

- Как думаете, ваши дадут песку? - осведомился Разбрыляк.

- Без понятия, - точно тявкнула лиса, - Как получится.

Цявканье продолжалось с различной интенсивностью довольно долго, потому как по сути дела, всем пушам не было лучшего дела на данный момент. Даже Равуляк исполнял свои обязанности - бдил, а у Шилки была смена, так что она тоже околачивалась по бункерам, абы что случится - вот и случилось. Как ни выкручивай, спайдерфоксы были редкими зверьками в галактике, и возможность улышать их своими ушами приходилась грызям в пух. Тем более что они полностью соответствовали грызунячьим критериям пушистости - грызей например просто в восторг приводили фелисины уши, и Елька попросила разрешения провести фотофиксацию оных, на память.

Кроме того, по мере цявканья выяснилось, что неслушая на различие в длине резцов, грызо и лисо во многом сходятся в своих мыслях, так что им было, что перетереть. Как и грызи, трёххвостые по сути своей были коммунисты. Это не имело почти никакого отношения к формам общественного устройства, а выражалось в том, что они рассматривали любое живое существо как своего, и никогда не отмахивались, что им мол нет до этого никакого дела - дело им было ровным счётом до всего. Именно поэтому они обсуждали это на космической платформе, а где-то невдалеке маневрировали титанические корабли, способные запиливать целые планеты, и именно поэтому они оказывались в состоянии перманентного довольства.

Разбрыляк только заметил, что у спайдерфоксов существует некоторая небольшая стайность - они издревле жили семьями, но не скучивались в муравейник; из-за этого лисо нахватались всяких условностей, выражавшихся в определённых ритуальных действиях. Например у Фелисы на лапке рядом с коммом висела сложная плетёная фентифлюшка, обозначавшая что-то там связанное с духами стихии. Эту штуку ей подарила Тэна ещё задолго до отлёта. А у Ельки имелась сушёная хвойная кисточка, примотанная к резинке для волос, но грызуниха и думать не могла цокнуть, что это что-либо кроме сушёной хвойной кисточки! Грызям всегда было достаточно, если просто в пух, и они не искали этому оправданий.

Сурик без утайки растявкал про некоторые обычаи, имевшие место бывать в древности, которые сейчас выслушили неподходящими. В частности, щенков выращивали в так называемых взнорьях, и по достижению определённого возраста, если лисо не попадало в "персонал" взнорья, оно попадало, грубо говоря, за ворота - хотя ворот там и не имелось никогда. Большинство трёххвостых устраивались, но всегда оказывалось какое-то количество тех, кто оставался в совершенно подвешеном положении, и ясное дело, что из этого ничего хорошего не получалось. Такая практика была обусловлена тем, что взнорья являлись самым ядром спайдероксячьей организации, и перегружать их населением означало потерять контроль над обстановкой.

Само собой, теперь, когда полностью чистым мышлением обладали не отдельные особи, а все подряд, подобной пагубной отбраковки удавалось полностью избежать. За полтора поколения того времени, как Пролесье попало в галактическое сообщество, а по большей части в Союз, в мире изменилось очень многое, хотя основы лисьей культуры остались нетронутыми. Этот ресурс продолжал двигать вперёд трёххвостых, каковых уже видали во многих звёздных системах близко к Пролесью, любопытно вертящих носами и помахивающих хвостами. Всплеск активности вокруг ШМК явственно показал, что эти пушноухие, что называется, трясти - будут...

- Ладно, выслушайте-ка ушами, - цокнул Разбрыляк, - Предлагаю, пока у нас всё равно пухова туча времени на ожидание, заняться предварительным рассчётом транспортировки завода. Это первое, что сделает флот опосля маневров.

- И то правдивая история, - кивнула Фелиса, - Честно тявкнуть, я себе не совсем представляю, как оно.

- Нельзя просто так взять и рассчитать, - пробормотал Сурик.

- Йа представляю, - цокнула Елька, - Могу показать.

Она и показала, нанеся изрядный вынос мозгам. Тут опять-таки было ничего сложного, но нужно именно представлять себе хотя бы общую картину маслом. Как показала белка, она это представляла, запустив проги на просчёт параметров. Само собой, основная косячина состояла в том, что тащить предстояло не одной Ёлкой, а сборным игольником, у которого совсем другие параметры. Хуже того, завод ведь умышленно был сделан под транспортировку "Цоолом", так что изначально предполагалось, что грызи не просто бросят груз и умотают, а помогут с подготовкой его утаскивания. Фелиса просто жмурилась при взгляде на мешанину силовых полей, опутывавших всю конструкцию от носа до хвоста.

Втыкаться в возню, как гарпун в рыбу, никто не собирался, и когда разбираться в хитросплетении технологий надоедало, пуши отправлялись нарезать круги по бункерам. Благо, несмотря на невеликие площади, пройти тут возможно километров десять, ни разу не пересекая маршрута. Тем более что проход во все бункеры оказывался открытым, хотя там и стояли сканирующие шлюзы, дабы не пропускать чего не следует. Практически повсюду из контейнеров с грунтом пёрла зелень, кое-где возились какие-то автоматы, а порой можно было увидеть и грызей. Особенно лис ввёл в ступор бюротанк, стовший на полянке в одном из бункеров - не лень же было его втащить!

Бюротанк был безбашенным танком, в верхней части коего вырезалось место под установку бюрократического стола, и собственно зижделся сам стол - с лампой, телефонами, терминалом ЭВМ и фикусами. В остальном это был натуральный танк, с массивными гусеницами на не менее массивных колёсах, и судя по трубам, двигателем внутреннего сгорания. За столом, отгороженным противоснарядной броневой плитой, с невозмутимым видом сидел грызь и писал гусиным пером по бумаге. Фелиса с Суриком только головами помотали, и пошли дальше - как им цокнула Шилка, где-то можно набрать съедобных росянок, ласковых к желудку после жарки.

Ну и, пользуясь таки случаем, находившись по зарослям и окраинам строек, все пуши снова собирались где-нибудь, где можно посидеть на хвосте, и сидели на хвосте. Как и угрожала Шилка, росянки - если удастся оторвать кувшинчик, прежде чем он вцепится в тебя - очень хорошо заменяли жареное мясо, так что Сурик отрывался на всю катушку, набирая полные авоськи. Он только сетовал, что нельзя развести костёр, за неимением древесного мусора, и приходилось жарить на электроплитке. Ну и ещё некоторое неудобство доставляло то, что пока не испарится сок, можно неслабо отравиться. Да собственно и на шерсть его капать не рекомендовалось... Но всё это только подогревало интерес.

- Ну-ка Сурик, - тявкнула Фелиса, качая лапкой, - Тявкни-ка, как тебе показались грызунихи.

- Как белки, - пожал плечами трёххвостый, - А почему именно грызунихи?

- Раскинь, - хмыкнула лисичка.

- А, ты в этом смысле, - хихикнул Сурик и задумался, - Ну, как звери они очень милые. Даром что однохвостые, но пуха столько, что хоть замотайся. У них правда ворс не такой, чтобы нити вить.

- Это понятно. Я имела ввиду, как самки.

- Хм? Ну, самки опознаются, - опять-таки раздумав, тявкнул лис, - Уверенно. Хотя над этим превалирует впечатление от жутко пушного животного. Так что, так тявкнуть, если и появляется мысль тискать, то поверхностно.

- Сто процентов совпадения, - кивнула Фелиса, - У меня точно такое же впечатление. Значит, у нас не глюки.

- А были сомнения?

- Не было, зато теперь ещё больше нет, - лиса прищурилась, - Тискать не будем?

- Тискать?? - округлил глаза Сурик, - Думаю, это уже лишнее.

- Согласна.

Пока суть да другая суть, от "Цоола" уже пришло сообщение - а трёх усуток не прошло! Как и подозревала Фелиса, Нен и компания сдаваться не собирались и начали грамотно маневрировать на отход, пытаясь выбить москитник грызей и сравнять силы. Неизвестно, чем бы это закончилось, но своё крайне веское слово сказала матчасть: одна из "иголок" заглохла. Тявки Сурика о том, что нельзя просто так взять и заглохнуть, она проигнорировала. Программа маневров, заложенная в системы кораблей, отказалась считать Ёлкой неполный игольник, так что дальнешие игрища смысла не имели, так как без этой условности нельзя было условно повредить "Цоолу". Команды обеих сторон приняли решение стыковаться и в общей связке идти к карьеру, дабы для начала решить технические вопросы, а уж потом думать о возможном повторении "розыгрыша".

- Нас пустят на обивку жилблока, - тявкнула Фелиса, остановив взгляд, - Меня и тебя до кучи.

- Ну почему на обивку, - пожал плечами Сурик, - На коврики!

Смех смехом, а они сглатывали, представляя себе морды Нена, Мукрота и прочих лисо. Конечно никто не гарантировал, что хитрый план сработает, но всё-таки прокол был полностью на совести красноухой, и красноухую это напрягало. Это оказалось напрасно, так как за время совместного полёта произошло лисобелковое цявканье, а оно как известно ведёт к выработке большого количества добропушности. Теперь, тявкнула себе лиса, главное - не перестараться с работой, пытаясь загладить свою вину - тольку никакого нет, как собственно и вины.

На т\э все желающие могли наблюдать, как подошёл к платформе игольник из семи отдельных игл и "Лисьего Клыка" - ну, на сто килошагов подошёл, что считается близко. Фреги были выпущены собирать утиль - ловушки и мины, а "Цоол", пользуясь созданием поля тяготения, оттаранил завод ближе к основной группе сооружений - на всякий случай. Хотя все космонавты видали на т\э Ёлки, "Цоол" всё-таки производил впечатление громадной и зелёной штуки, натурально сильно смахивающей на ёлку формой и наличием "шишек", и Фелиса не удержалась сделать несколько скриншотов, хотя точно такие же могла сделать и дома. Казалось, в космосе отчётливо понесло хвоей.

На базкоре "Нерцель" продолжалась планомерная работа по разгребанию завалов, созданных волусями. Из всех попавшихся в лапы Партии Щебня особей так и не удалось выковырять ничего существенного в плане информации о происходящем - исполнители тупо ничего не знали. Серая фелинка Шимра, отвечавшая ушами за оповещение, пошла по закоулкам огромного корабля искать Ыдера - хоть можно было по комму искать, а не просто так. Само собой можно было передать по сети, напрямую радиолучом, через градиоэфир или ещё как, но опытный работник знал, что процедуру "пойти с докладом" заменить невозможно. Уж сколько раз идущий в последний момент соображал, что облажался в чём-то, и это помогало избежать катастроффы - эффект трудно поддавался объяснению, но ялялся неоспоримо существующим и оттого игнорировать его было глупо.

На этот раз, несмотря на многократный прогон мыслей, Шимра не нашла никаких ошибок, хотя времени на это у неё имелось выше ушей. Фелинка обнаружила ка-вэ сидящим на железной лестнице рядом с собакой и котёнком. Трёхглазый показал, что можно садиться. Махнув пушистым хвостом барсовой окраски, кошка плюхнулась рядом и почесала животных. Всмысле, четырёхлапых.

- Чей-то Ряд? - кивнула она на организмы.

- Ага, Пахомяка, - сказал Ыдер, - Ну что, есть чё?

- Есть, - кивнула Шимра, - Похоже, они предвидели такие события. Операция "Стукач" сорвалась сразу в трёх местах.

- Жижесть! - хлопнул по стенке ка-вэ.

- Шестая группа успела захватить большой транспорт, тот самый тип 101, - продолжила серая, - Как и подозревали, он забит организмами в количестве один миллион штук.

- Сколько?!

- Один мил-ли-он, - повторила она, - Там пространственное сжатие к тому же. Также мы правильно угадали, что там система самоуничтожения, её обошли. Изучение трофеев идёт полным ходом, результаты будут через пару часов нашего времени, но рассчитывать на многое не стоит. Да, везли. Да, организмы. А куда и зачем - это надо следить за таким транспортами, но боюсь тоже дело не особо живое.

- Да, сейчас такое начнётся, - заверил ка-вэ, и был прав.

- Уже началось. Разведчики зафиксировали уход с места всех основных флотов Треспассии. Те, с верфями.

- Это ещё ничего не означает, - заметил Ыдер, - Это угрожаемый период, но пока не было открытых столкновений... Надеюсь, наши никого не зашибли?

- Сработали чисто.

- Хорошо, - кивнул Ыдер, - Выкроши это на уши всем на борту, ответственным отделов - лично. Поскольку флот пошёл, разошлю предупреждения всем в секторе.

- Во всём секторе? - уточнила Шимра.

- Может быть, даже части соседних. Лучше перебздеть. По всем системам рекомендуется переход в боеготовность номер два, по приграничным, парсек эдак на десять, номер ноль.

- По-моему, это война, - пробормотала кошка.

- Ни разу не внезапно, - хмыкнул Ыдер, - Они к этому шли последние двести лет. Стоит их разочаровывать?

- Конечно нет, - потёрла когти Шимра.

От "Нерцели" во все стороны расходились зонды связи с сообщениями о событиях. Через несколько минут начнут переходить в полную боеготовность флоты ближайших звёздных систем, станции обороны и все причастные службы; затем волна покатится дальше по галактике с многократно сверхсветовой скоростью.

Что с попом, что с кулаком

Вся беседа -

В брюхо толстое штыком

Мироеда!

- стихи, Демьян Бедный

- Игловой удар

Как быстро выяснилось, работы предстоит по самые уши - мало того что следовало закрепить платформу с грузом за игольник, так ещё и отремонтировать забарахливший агрегат. Как уже было упомянуто, одна из иголок отказалась работать, что было довольно-таки мимо пуха, но терпимо - в конце концов и на буксире дотащить не особо какой перерасход времени. Но само собой, головным вариантом был ремонт на месте, как самая что ни на есть та операция, ради которой почти всё затевалось. Белки крутились, как белки в колёсах, а лисо - как лисо.

В этом случае Фелиса на сто процентов уверилась в тявках Тэны о том, что как правило ничего-ничего, а потом всё и сразу! Если полёт до "карьера" прошёл вполне спокойно, то потом начались события: помимо технических вопросов, по всему галактическому сектору прошло предупреждение о крайне возможной войне с Треспассией. Стоит ли говорить, какое положение приняли хохола грызей... Весь флот карьера тут же устранился от участия в возне и занялся переводом своих позиций на боевое положение - расстановкой сенсоров и рассылкой патрулей. Робкие возражения - как впрочем и любые другие - рыжими пуховыми шарами были проигнорированы, и "ёлочки", вместо того чтобы готовить груз для "Цоола", встали на перекомпоновку.

Трёххвостые вернулись в жилблок "Лисьего Клыка", потому как надо было кому-то вернуться, а потаращиться на белок хотелось почти всем. Сурик довёл себя до головной боли, гоняя программы, за что был отстранён на усутки и теперь жарил огуречные семечки - на газоне росли такие овощи, что разрубить их можно только топором, а десяток семечек обеспечивают сытный ужин. Фелиса хоть и избавилась от физиологического шока от своего косяка, но никак не могла выбросить это из головы - ну это надо же, чтобы лису так провели! Грызаный стыд, как кое-кто цокнет. Хотя грызи этого и не цокали, всячески поддерживая её, и лиса начала подумывать, что они могли даже не похихикать между собой. Конечно всеобщая взаимовыручка и всё такое были ей знакомы, но край-то должен быть?... Или нет?

- Как мило, - протянула Фелиса, оглядывая на т\э систему в плане дать отдыху мозгам, - Шахтёры готовятся в случае чего уничтожить сырьё, чтобы не досталось врагу.

Сурик слегка поперхнулся от такого сообщения.

- Ну и... А как можно уничтожить сырьё-то?

- Самое надёжное - аннигиляцией. Атомы почти все разлетятся вдребезги, так что не соберёшь. Примерно понимаю, они хотят выстроить все склады в линию, чтобы накрыть полосой свёртывания пространства. Грубо тявкая, свернёт в трубочку и сожмёт до невмотаемого состояния - и бабах.

- Это параноя? - деловито осведомился трёххвостый.

- Не тявкнула бы, - не тявкнула Фелиса, - По сравнению с любой звёздной системой карьер считай не охраняется, а ресов тут порядочно. Так что если эти самые прознают про объект, весьма вероятно их явление.

- Хмм...

- Вот именно что хмм. Как только мы будем готовы, отойдём подальше отсюда, чтобы не палить завод.

- По логике вещей, его тоже надо подготовить к возможному уничтожению?

- Вообще-то да, - кивнула красноухая, - Как завод он им не пригодится, потому что им неоткуда взять елея, но опять-таки ресы.

- Что-то тревожно от этого... - повёл ушами Сурик, как будто ожидал, что вражеский флот прячется в кустах.

- Мне, честно тявкнуть, не особо, - призналась Фелиса, - Уже привыкла.

- Когда это ты успела?

- За многие годы за симулями, само собой. Как гласит установка номер ноль по поводу безопасности, врагов в галактике нет, потому что их сразу распыляют.

Это была правдивая история. Не менее правдиво оказалось то, что вскоре протявкнулся Нен, собирая уши на очередную планёрку; случилось это посередь условной ночи, когда все лампы в жилблоке были выключены и доносилось посапывание организмов. Однако Фелиса и к этом тоже успела надёжно привыкнуть, так что через минуту была в готовности.

- Дополнительные условия, - тявкнул он, - Как вы знаете, у нас есть семь иголок. Также не секрет, что изначально иголки имели функцию корабля-снаряда...

При этих тявках Фелисе стало слегка не по себе, но только на мгновение.

- ... Поэтому белки сочли, что необходимо провести инвентаризацию наличных материальных ресурсов и выяснить, можем ли мы в полевых условиях форсировать обратно дефорсированные иголки. Сейчас обтявкиваем между собой, у кого какие изречения?

- Мм... - изрёк Мукрот, - А что, есть повод ожидать серьёзного нападения?

- Прямого нет. Но грызи изучили стратегическую обстановку и матчасть волусей, они считают что те обязательно притащат сюда свой флот с мобильной верфью. А этот флот - штука весьма массивная, нам всем вместе не справиться, если только не переделать иголки.

- Замечание от жабки, - скромно тявкнула Вииса, - Если мы зазря распотрошим иголки, то вряд ли вернём их в прежнее состояние. И до Пролесья они тоже так не дойдут.

Некоторое время только и было слышно, как варятся мысли.

- Думаю, инвентаризацию точно надо сделать, - тявкнула Фелиса, - И всю подготовку, которая не принесёт непоправимого ущерба, как форсирование иголок. Отдавать этим редискам ресы лично я не собираюсь, чтобы потом сотню лет космос чистить от всякой пакости.

- Ресы мы им и так не отдадим, взорвём, - пояснил Нен.

- Посидите-ка на хвостах, а разве "Цоол" не собирался уволочь ресы с собой?

- Все не заберёт, там же нестабилка... хотя...

В ходе штурма мозгов был выработан План, который в основном содержал уточнения изначального. Карьерщики взялись подготовить платформу для перевозки ресов, дабы утащить все наличные редкозёмы; утащить железо было не под силу даже Ёлке, потому как его тут имелись триллионы тонн. В карьере таким образом оставалось только "чёрное" сырьё, на которое волуси могут и вообще не обратить внимания, а всё ценное уходило курсом на Крыжин. Чтобы не рисковать напороться на шныряющих, грызи приняли решение - предварительно вспушившись! - следовать перебежками между населёнными системами с мощной обороной, дабы в случае чего скрыться там. Для игольника предстояла примерно такая же задача - тягая завод, избегать длинных маршей в пустом пространстве, жаться к населёнными мирам и базам.

По мере внутреннего расследования выяснилось, что белко-эсэфские инженеры, работавшие над дефорсажом иголок, выжали оттуда весьма много. И в частности, заложили программу восстановления - правда, там же и указывалось, что натурных испытаний оной не проводилось ввиду их накладности. Кроме того, в таком режиме иголка превращалась в корабль-снаряд, имеющий только возможность быстро ударить. Зато уж если удар проходил, то мало бы не показалось - иголка в том числе могла провести само-аннигиляцию и накрыть цель волной так называемой нуль-реакции, превращением вещества в пространство и обратно. Такие нежности не прошли бы даром и для "Цоола" - по рассчётам, ёлка могла отпрыгнуть, создавая противодействие, но всё равно на треть сгорела бы.

Таким образом, всё оставалось в силе, разве что дорога домой затягивалась примерно на неделю из-за петляния. Возни оказалось немало, так что ровным счётом все лисы сидели и трындычали по клавиатурам и щёлкали курсерами, бросив всякие излишества типа варки борща и жарки огуречных семечек. Пришлось даже воспользоваться колёсами для снятия усталости и сонливости - пока что слабыми, так называемым "мёдом". Они натурально были как твёрдый мёд, и вполне себе прилично помогали. Только когда умышленно заведённый будильник показывал, что прошло аж шесть часов, трёххвостые закругляли работу и отваливались на койки, пить цикорий. Ну и ржать, естественно. Фелиса правда уже смеялась с закрытыми глазами, чтобы давать им отдых.

- Слушай, а ты сводки читал? - осведомилась она у Сурика, - Я как-то упустила.

- Ну, сводок там с целого сектора на три гыга, - хмыкнул тот, - Так что все - не читал. Но то что отобрали грызи, смотрел.

- Ну и как?

- Как тебе тявкнуть... Два волусьевых флота, которые попёрли на нашу космоторию, попали под перехват. Один раздолбали, второй гонят обратно. Третий провёл атаку на промышленный комплекс и пытается там окопаться, идут бои. Ещё четырнадцать флотов обнаружены дальней разведкой и более-менее находятся под наблюдением.

- Не дай Нить никому, - фыркнула Фелиса, не открывая глаз, - А как грызи это интерпретировали под нас?

- С точностью - никак. Всмысле, стоит ли ожидать кого, или нет, неизвестно.

- Понятно. Это так себе. Хотя есть вариант и похуже, это когда знаешь, что тебя должны атаковать именно огромные улитки, готовишься к этому, а внезапно вылезают кальмары!

- Ну да, - подумав, кивнул Сурик, - Это если не ПУГ-аться, как цокают грызи.

- ПУГ-аться?

- Что, я тебе буду тявкать о белках? ПУГ - четвёртое из беличьих Понятий, Понятие об Угле Обзора. В данном случае оно значит, что если ты знаешь об улитках, не надо думать, что не может быть ещё и кальмаров.

- А, ну да.

- А как там дела с иголкой?

- Через час должны закончить, там ерунда, - зевнула лисичка.

- А я вот что ещё думаю, - тявкнул Сурик, отпивши из стакана, - У нас, получается, корабли-снаряды?

- Само собой, они изначально такие были.

- Так стало быть, если нам придётся их использовать, чем потащим завод?

Фелиса враз округлила глаза, так как это ей ещё не приходило под уши.

- Ну, думаю что если уж придётся использовать, нам будет не до этого.

Трёххвостые ещё какое-то время посуществовали, полулёжа на койках, сглотнули по таблетке "мёда" и хотели было втыкаться обратно, но тут услышали поцокивание. Поцокивание вряд ли с чем можно спутать, подумали они, переглянулись и быстро спустившись из комнаты, пошли на звук цоцо. Как они и подозревали, там были грызи, цокавшие с Мукротом и Виисой. Спайдерфоксы далеко не сразу опознали Разбрыляка, и как нетрудно догадаться, Ельку, потому как они не могли видеть личные особенности каждого грызя так, как это они видели на лисах - на вид белка она и есть белка. В подтверждение этого от белок несло хвоей и подсолнечным маслом.

- А что это вы, грызо? - тявкнула Фелиса, - Случилось что?

- Ничего такого, - успокоил Раз, - Просто вслуху обстановки команда приняла решение обменяться несколькими пушами. Для увеличения натасканности.

- Приняла? - почесал ухо Сурик.

- Что ты чешешь ухо, сам же ставил обобрение, - напомнила лиса, - Хотя я тоже уже забыла. Так это вы что, с нами до самого Пролесья?

- Получается так, - кивнула ушами Елька, - Не возражаете?

- Ни разу! - точно тявкнула Фелиса, - Но крюк-то получится очень приличный.

- Ничего, сойдёт, - хмыкнул Разбрыляк, - Просто тут что? С Ёлки слили в вашу сеть наши тактические проги, а пока вы будете разбираться в них - уже приедем. Так что мы чисто как аппаратные ключи.

- Гражданин, ваш билетик! Отвод, йа аппаратный ключ! - покатилась по смеху Елька.

- Так, ладно, - цокнул Раз, проржавшись, - Монтаж транспортной фермы для завода займёт ещё около усуток, за столько же подготовят сырьё. Потом хвосты в лапы и сваливаем.

Грызи совершенно не спрашивали о положении вещей с москитником, потому как сами всё видели - т\э флотов были объединены. Все наличные группы, особенно с локаторами, постоянно находились на патрулировании, так что подойти к карьеру незаметно пух бы получилось. Тем более когда пуховые шары только и делают, что шерстят... на трёххвостых чуть ленью от этого не накатило, но они взяли себя в лапы.

В пространстве происходили события. Сразу несколько десятков тракторов, запущенные с платформы, вынимали редкозём из сферических "мороженок" и паковали в транспортабельные пакеты. Песок был лишь в том, что эти пакеты придётся держать под ремиттером, иначе цепная реакция разнесёт их вдребезги. Вытащенный из сбойнувшей иголки узел доделали и теперь запихивали обратно, благо в открытом космосе ничто не мешало перемещать тысячетонные конструкции. "Ёлочки" упорото выстраивали в линии пачки грубого сырья, чтобы в случае чего не отдавать даже его! Это у грызей было железно и описывалось следующей формулировкой: "Если вдруг придётся поневоле хоть кусок земли родной отдать, только дым, огонь и ветер в поле будет враг в пути своём встречать".

Вокруг платформы завода сварили раму для годной стыковки всего игольника - иглы цеплялись по бокам, "трилапка" сверху и спереди, так и должны были тащить. Конструкционные материалы автоматика получала очень просто, потому как они висели пачками рядом в химически чистом виде, при помощи электронной пушки материал грели до плавления, а затем сферу металла протаскивали через ворота нужной формы, сформированные магнитным полем лютой мощности; выглядело это так, что светящийся белым шар начинал растягиваться в макаронину, которая затем обретала вид двутавровой балки длиной километров сто. Шустрые при ближних маневрах трактора резали её на нужные куски и волокли к месту стройки, а то и работали парно - один кидал, другой ловил.

Фелиса же невольно возвращалась к мысли, что хоть на это есть только шанс, но сдесь можно столкнуться с реальным врагом, который отнюдь не условно применит аннигиляторы. С одной стороны, космофлот Пролесья не был боевым, а с другой - кроме этих иголок да эрзац-кресера, выставить против агрессора нечего. С третьей стороны, речи об угрозе Пролесью не наблюдалось - там и иголок этих достаточно, чтобы задавить массой, и с флангов близко сидят союзники, которые не приминут привести более девяти тысяч кораблей. В этой связи появлялись вопросы, насколько стоит упираться в данной ситуации?

- Честно тявкнуть, - тявкнул честно Сурик, - Я так вижу, что смысла никакого нет. Их основную группу мы не выпилим, а разведочную - не догоним. Поэтому - шерстим своей дорогой, у нас главная задача, чтобы нас не выпилили.

- Я подумала примерно так же, - кивнула лиса, - А то предполагаю, что у Нена и Мукрота может не к месту разыграться тяга сыграть в героев. Рационализм во все края!

- Есть рационализм во все края, - машинально ответил трёххвостовый.

Без зверька было бы куда как туже, подумала Фелиса, так что это мы ой как не зря. А ведь это ещё такое предцветочие, что и тявкать нечего. Ещё и не случилось толком ничего, а голова как после лёгкой лихорадки, только колёса да цикорий помогают. Лиса вытаращилась в окно, где по прежнему зеленела листва на газоне и откуда несло земляным запахом.

Помимо всего прочего, эсэфы ознакомились с техусловиями на системы спасения, имевшиеся в жилблоке - на всякий пожарный, не помешает. Сурик таки увидел первый раз, а Фелиса освежила в памятях, что тоже не лишнее. Система порадовала тем, что обещала "котопультирование" - ввиду того, что видимо, разрабатывал кот - в полной независимости от места положения туловища в пространстве жилблока. Установки импульсного искривления пространства имелись по углам модуля и могли произвести весьма многоходовую комбинацию, затратив столько времени, что почти нисколько. Объект, местоположение коего определялось по сигналам комма, практически телепортировался в спасательную капсулу, а сама капсула тем же способом, но с более мощным пинком, вышвыривалась достаточно далеко, чтобы её не зашиб взрыв корабля. В межзвёздном масштабе капсулы можно было считать остающимися на месте, но в рамках орбиты планет была возможность достать до этой самой планеты. По сути использовалась та же техника, что при сверхсветовой стрельбе, но конечно понежнее, дабы не разбить в кашу груз.

В то время как лисы продолжали изучать это на досуге, а в основном грузились всё той же текучкой, игольник уже развил хорошую скорость и отошёл от карьера на дальность действия главного локатора. Транспортная рама косячила и тормозила, и в другой раз её бы обязательно переделали, но сейчас было решено, что сойдёт - на крайняк дотянуть завод до ближайшей системы можно и без рамы, если она развалится. Припоминая старт, все думали что так оно и будет - на самом начале отвалились несколько ферм, каковые размололо в мелкий квантовый порошок. Однако же, пока остальное держалось, и это выселяло пессимизм.

В дороге возни стало меньше, и трёххвостые могли себе позволить пройтись до грызей, потрепать их уши. Благо, это не вызывало у них чувства против шерсти, по крайней мере, пока. Уж Фелиса чётко знала, что больших скоплений тушек белки терпеть не могут, а малые скопления случаются достаточно редко. Закапываться в их психологию было бесполезно, и лиса просто принимала это как данность - ну, мало ли какой песок. У хвиней, например, почти что обратное - оставь их даже впятером, и они завоют про "одиночество". По крайней мере, спайдерфоксы и грызи довольно полно обменялись впечатлениями о том, как оно - большеухие узнали про беличий Лес, а кистеухие - про лисью Степь, что пришлось весьма в пух.

- Эх, в намотку, - тявкнул Сурик в своей комнате, - Всё-таки такие хвостищи, помять хочется! А тупо.

- А, у грызей? - хмыкнула Фелиса, - Это да. Кстати давеча встретилась в столовке с Виисой, она мне тявкала про бесконтактное тисканье.

- Чивоо??

- А это очень даже интересно, могу показать.

Само собой, Сурик от тисканья с собственной лисичкой никогда не отказывался, даже если оно эт-самое. Трёххвостые вышли на зелёную полосу и ныкнулись в закуток между кустами серобуромалени, где стояли две скамейки.

- Вон туда сядь, и сиди, - показала Фелиса.

- Обязательно сядь? - уточнил Сурик.

- Нет, но для начала лучше. И не отворачивайся от меня. Моргать и не пыриться без отрыва можно.

- Хе-хе, - сложил лапы на груди лис.

Но тут он был не прав, это было не хе-хе. По вводным он подумал, что лиса собирается вилять хвостами и показывать во всей красе пушистую тушку, но это было не совсем так. Фелиса уселась напротив и стала вглядываться в него, впрочем тоже не тявкнуть, что особо пристально - не таращилась, даже отводила взгляд на листья и дорожку. Минуты две Сурик ничего не понимал, и если бы он глазел по сторонам, то скорее всего и не понял бы. Но он не отводил взгляда от лисы, и стал замечать, что она как будто становится физически ближе - между скамейками было шагов пять, а он был уверен, что стоит протянуть лапу, и вот она.

К тому же она показалась ослепительно прекрасной, но это в общем ни разу не ново. Огромные листовидные уши приятного бежево-песчаного цвета на концах окрашивались кирпично-красным, как и лапки, а изнутри белел белый пух. Глаза же вообще напоминали - по крайней мере лису - нечто невероятное, так что у него начиналась некоторая дрожь. Сурик сглотнул обильно выступившую слюну и потянулся вперёд, схватить лапами!

- Сидеть, - как со дна колодца донеслось тявканье Фелисы, и Сурик отшатнулся обратно.

Краем сознания он ухватил, что уже не находится в обычном состоянии, но ощущения были приятные, так что и выбираться из оного лис не собирался. А через какое-то время почувствовал и натуральное бесконтактное тисканье - ему точно казалось, что под лапами лисий пух, что он чувствует дыханье лисы и её запах. И это было здорово.

- Фух, - выдохнул Сурик, очнувшись и потряся головой, - Феллочка, да ты ведьмочка?

- Оказывается, да, - сдержанно захохотала она, оскаливая белые зубья, - Да ладно. Я понятия не имею, как это проделать на ком-либо ещё, а с тобой получилось, потому что ты родное лисо.

- Родное лисо, - сгрёб её в контактное тисканье Сурик.

- У этих северных хитрюг знаешь сколько таких фокусов! - фыркнула Фелиса, - Но они неохотно делятся ими, боятся чтобы не навредило. А так да, прикольно. Я тявкну, что надо делать, так сможем быстрее устанавливать, нуээ... лисосвязь, да.

Разбрыляк с Елькой в это время корпели, но только потому, что так получилось - пухячить сто часов в сутки не было ни желания, ни главное надобности - а оттого не было и желания, собственно. Грызи обошли всю секцию жилблока, обнюхали растительность и почву, много раз цокнули и вспушились. Потом пошли ослушивать ещё раз, потому как не совсем поняли соль, а понять хотелось. Они довольно долго сидели на хвостах на песчаной площадке, пырючись на тонкие стебельки степных растений, и поводили ушами.

- Опушнеть, - прошептала Елька, - Из обычного песка по всей галактике то тут, то там...

Она имела вслуху возникновение органической жизни, и Разбрыляк понял как то, что она имеет вслуху, так и её чувства по этому поводу - а это было в пух. В общем-то в пух был и факт - натурально, из обычного песка, образно цокая. От этого становилось довольно таки радостно. Само собой, они на забывали послухивать и на т\э, даже будучи "на отдыхе", через коммы. Вид показывал прохождение группы между системами, расположенными достаточно близко, в пяти светогодах - могли бы одолеть за десять минут.

Однако, когда Нен перепроложил курс, наматывая его на все порты, он не учёл важняк: в авральном режиме все силы обороны стояли на ушах, и ровным счётом в каждой системе требовали полную - пол-ну-ю! - идентификацию. Игнорировать эти требования в данной обстановке было глупо, а не игнорирование приводило к удлинению пути по времени раза в три. Елька, как встречавшаяся с подобной шелухой, предложила некоторый вариант, который помог сильно снизить эти потери.

Соль состояла в том, что при приближении к зоне контроля комплексный корабль сигналил вперёд, или вообще посылал котанки, чтобы они все уладили до того, как придётся тормозить и терять драгоценную условную скорость. Второй метод заключался в том, чтобы вообще не выходить из зоны контроля, ведь они в большинстве мест перекрываются - тогда и идентифу проходить незачем. Такими песками вся связка кое-как продвигалась, хотя чуть не треть команды пришлось занять только на задачу соединения с диспетчерскими службами, чтобы свои не подстрелили. Хотя Жаба и душила, ясное дело, что лучше потратить, чем оно таки случится.

Всякая враждебная активность в космическом пространстве ставила всех на уши, потому как это нервно. Хотя бы потому, что уверенное определение типа корабля происходит на дистанции меньше дальности выстрела, в зависимости от сложности маскировки, который тот использует, это может быть и вплотную, а этого не хочется. В частности поэтому боевая готовность номер два означала пухову тучу всяких пунктов, которые следовало соблюдать, например не притираться к соседним посудинам ближе, чем на две дистанции углового маневра - долго объяснять, что это такое, Елька например вообще не понимала, смотрела что пишет ЭВМ - 2 дистанции, и ладно. Если сближение было необходимо, следовало об этом предупреждать, если предупредить по какой-то волшебной причине не удаётся - тогда следовало пенять на себя и быть готовым получить залп. Также суть состояла в том, что разойдясь на астрономические расстояния, корабли создавали вокруг систем сферу в половину светогода радиусом, и в конечном счёте - пробку на процедуру опознания. Особенная жепь наблюдалась у систем, где уже случился большой поток транспорта, но ещё не было дальних локаторных станций, каковые могли ловить цели и на большущем расстоянии.

Кроме того, была задействована ещё одна процессуальная дура, как выцокнулся Разбрыляк, для не совсем мирного времени - попутные корабли кооперировались и строились в конвои - это давало некоторую задержку, зато не менее давало вполне весомый мешок безопасности. Конвой, с которым игольник пошёл от системы Мичаурс, состоял из сорока кораблей, половина из которых была елового класса; эта флотилия суммарным залпом вполне реально, а не теоретически, могла разнести в квантовую труху любой корабль волусей. Поэтому последним отпал всякий резон атаковать, так как реальных результатов от уничтожения конвоя было бы немного, а ущерб многий.

Конвойность сильно выкрасила времепровождение. Кто-то получил возможность попыриться на пухову тучу различных модификаций аппаратов - ибо т\э всех составляющих конвоя объединялись; другие трепали за уши организмы, если таковые имелись на кораблях - на некоторых таки не имелось, автопилот имел заложенную программу и следовал ей. У грызей например, как впрочем и у лисо, слегка разбежались уши от обилия всякой живности - и такие, и сякие зверьки, и моллюски, и пух знает кто вообще... По маршруту следования впрочем больше всего было систем, населённых люто распространёнными видами разумных - тех же белок, фелинов, лиситов, жабоидов. Большая часть миров имела поливидовое население, потому как издавна известно, что это даёт эффективность более девяти тысяч единиц.

Имелись и редкие виды, на транспортнике летели колпаки - не клоунские, а похожие на улиток. Разбрыляк цокнул бы, что колпак похож на резиновый напалечник, ежели загнуть вниз его конец; внизу он также растекается по поверхности, как к примеру нога улитки. В отличие от ползающих, колпаки перемещались прыжками - "ходили" они мелкими, подпрыгивая на ладонь высоты, но могли сигануть и на два метра. Вдобавок у них не имелось лап, тоесть вообще; лапы им заменял рот с крайне подвижными и сильными стенками, так что колпак мог и гайку открутить, при этом не наглотавшись смазки. Короче цокнуть, выслушили они аккурат по представлению о "странном инопланетнике". Раз вдобавок не удержался и попросил у колпаков сборник какого-то ихнего поэта, о чём и не пожалел.

- Итак, цитирую, - потирая лапы, цокнул грызь.

- Стоять! - предупредила Елька, - У меня в лапах чайник горячий!

Разбрыляк подождал, пока грызуниха избавится от чайника, потому как и правда чревато. Фелиса и Сурик, существовавшие тут же, на деревянных скамейках у не менее деревянного стола среди кустов, тоже поняли, что чайник ей лучше поставить.

- Кстати, - невозмутимо доцокнул Разбрыляк, - Свуич Заджи у колпаков объявляется как...

- Как-как? - побоялась за целостность своего языка Фелиса.

- Свуич Заджи, - без запинки цокнул грызь, - Так вот, это чтоб вы знали, основатель филосовской школы, каковая имеет значительное влияние на культуру колпаков. Если коротко, то он ударился в то, что мол колпак мягкий, а раз так то хорошо бы чтобы вокруг него были твёрдые камни или ещё что...

- А логика? - скривилась Елька.

- А, - Раз с трудом удерживал ржач, - А логику составители вот этой брошюры на 250 стандартных листов предлагают найти самостоятельно в стихах Свуича. Ни у кого чая во рту нет? Тогда цитирую...

Тучи выстроились в ряд,

И от радости горят.

"Ряд - что надо!" - говорят.

Надо было раньше в ряд.

Если ряд, то каждый рад,

А без ряда хоть пей яд.

Пуши слегка катнулись по смеху, представив себе всё это воочию, Ельку зацепило конкретно, так что белка очухалась через пол-килоцока.

- Ну если цокать серьёзно, - цокнула она, очухавшись и утерев выступившие слёзы, - Это не особо и образно о чём-то, что колпаки считают в пух. Предположу что про общественное устройство, но не зная их психологии, только предположу.

- Это да, - кивнул Разбрыляк, листая страницы в комме, - Теперь посложнее, готовы?

- Да, Марь Ирисовна, - тявкнула Фелиса.

- Тогда выслушайте вот такую драму, - цокнул грызь и принялся декламировать с выражением:

Упыри, упыри, упыри!

От зари до зари - упыри!

И в окне! И в двери!

И вовне, и внутри -

Упыри, упыри, упыри!

Сдесь уже катались все четверо, так что Фелиса закашлялась, а Сурик закатился под куст и ржал там, обхватив уши лапами. Впрочем, он же потом вытявкнул трезвую мысль о том, что это вероятно речь того, кого оочень достали.

- Да неужели? - хмыкнул Раз, - А сам автор считает, что это чётко выражает концепцию мировоззрения!

- Сслушайте, - цокнула Елька, - Может, перевод того? Это же люто сложно.

- Не-а. Ничего особо сложного, грубо цокнуть - машинная телепатия. Колпак прочитал эту галиматью и именно его восприятие было записано как мыслеформа, которую затем осмыслил тот, кто знает наш язык. Чтобы вы знали, наши налапные переводчики работают также, просто этого не заметно. Сейчас, дайте-ка ещё...

- Укушу, - предуцокнула грызуниха.

- Не сможешь, - вполне правдиво ответил Разбрыляк и зачитал сонет 231 поэмы "Один год в дне".

Само собой, приходилось не только и даже не столько устраивать бугогашечки, сколько опять втыкаться в работу. Тут уж определение было самое прямое - преодоление сопротивления. По мере происхождения событий постоянно вылезало громадное количество незапланированных операций; их можно было автоматизировать, но куда проще ткнуть два раза курсером, чем на коленке изобретать дополнения к мягкому. Всмысле, проще как и в рамках момента, так и главное, по последствиям такого шага.

Не особо привычному Сурику начало плющить голову, когда он пытался спать, всё равно настойчиво мерещились таблицы и списки программ управления - на самом деле это было очень похоже на лихорадочный бред и здорово выматывало. Без существования рядом Фелисы трёххвостому пришлось бы очень туго, а так поглаживания мягких лапок снимали болезненное состояния заклина.

Объединение кораблей в конвой давало ещё и возможность скооперироваться с ремонтом, если что случалось - прямо на сходя со сверхскорости между кораблями перелетали трактора с инструментальными "ящиками", и происходил процесс. Сначала, правда, было заметно некоторое негодование контингента в связи с тем, что игольник со своим заводом тащится медленнее всех, причём значительно. Цеплять все корабли в одну связку было чревато по тактическим соображениям, так что соседям приходилось идти не полным ходом. Вообще же многие организмы, особенно хвиньи, таращились на спайдерфоксов с осторожностью, ибо никогда ещё не видывали, зато сильно успокаивались, когда им предъявляли грызей - рыжих пуховых шаров видали все. И знали, что кто-кто, а эти не отвяжутся, если что.

Ещё одно впечатление по голове, которое было получено практически всеми пушами - это то, что галактика была просто забита населёнными мирами, как стручок горошинами. И если сначала лисо пытались запоминать основные данные хотя бы тех систем, что лежали на маршруте, то потом это дело бросили за полной бесперспективностью. Галактика оказалась большой и цветущей, при том что по статистике, только лишь в каждой сотой системе вообще велась какая-либо деятельность, а уж звёзд с населёнными планетами и того меньше. Причём, это без учёта ядра, где плотность звёзд вообще бешенная и туда трудно подступиться. Не по техническим причинам, а потому что есть прорва звёзд вне ядра.

- С других сторон, - цокнул Разбрыляк, испивая цикорий, который приноровились глушить грызи, - Если так пойдёт дальше, а оно пойдёт, то потребуется отнюдь не так много времени, чтобы все звёзды в галактике были взяты в оборот.

- Все звёзды! - икнула Елька, - И каков рассчёт?

- Прямой - восемьсот лет. С учётом всякого уточнили, что от трёх до пяти тысяч лет.

- Опушнеееть... Не прошло и десяти тысяч лет, как эт-самое! Впрочем, так было и с зарождением жизни, - поправилась белка, - Думаю, она захватила планету также быстро.

- Сто пухов, - кивнул грызь.

- Даже жалко, - улыбнулась грызуниха, - Можешь себе представить, ни одной неизвестной системы!

- Легко переживём, - уверенно цокнул Раз, - Поверхность Крыжина закартирована точнёхонько, это нам не мешает пухову тучу времени облазивать свой околоток.

- Тут поперёк не цокнешь. А что насчёт межгалактичности?

- Работа идёт и по этому направлению. Главный вопрос в том, всё ли там в пух, в масштабах галактики. Если нет, то придётся проводить процедуру Щ, или по крайней мере содействовать местным. Галактика суть большая пухня, там обязательно должны быть эт-самые. По крайней мере как мы думаем, колонизация должна проводиться в полном согласовании с местными, или не проводиться вообще.

- Впуух, столько паровых секов! - схватилась за уши Елька, припомнив межгалактические расстояния.

- Ну, лапой не дотянуться, - согласился Раз, - Если только газетку подстелить.

Не успели грызи как следует проржаться, как их настойчиво дёрнул за уши сигнал ЭВМ, запрограммированной давать такой сигнал при любой внештатности. Вспушившись, белки заняли места за экранами и испивая чай, выслушали соль заявлений. Это было то самое, о чём так долго трепались - возле той самой системы, в которую двигался конвой, были зафиксированы столкновения с волусьевскими силами. Те систему в лоб не таранили, но пошурудили достаточно, избежав при этом серьёзных потерь со своей стороны и сдав назад. Оборона передавала всем полученные данные о сигнатурах вражеских кораблей, чтобы было проще их обнаруживать.

Пока что номенклатура ограничилась двумя основными типами машин - истребителем и корветом, имевшими модификации по назначению. Истребитель, по форме жирный чёрный крест с расходящимися краями, к тому же мог иметь защитный блок, превращавший его в подобие котанка. Как моментально смекнули грызи, он мог в нужный момент отстыковаться, но вот собраться обратно самостоятельно в боевой обстановке не сумел бы. Для этого у волусей имелись корветы типа "угорь", напоминавшие мелких недлинных чёрных змей. Если крест выглядел ещё кое-как удобоваримо, то угорь напоминал чёрного опарыша, окружённого облаком мутных пузырей и туманом. Что уж там наворотили эти умники, оставалось только догадываться, но по крайней мере они точно добились этим кое-чего: никому не придёт в голову даже пробовать захватывать такую мерзость, сожгут тут же.

- Кстати спешу испугать, - протявкнулся Мукрот, - У креста в осадном варианте очень приличный удар и защита, даже снарядами пронять может быть трудно.

- Чем эта пакость может быть вооружена? - уточнил Нен, - Таким, чтобы повредило крупняку.

- Ничем. Вот на угрях может что-то быть, да и то вряд ли. Они довольно вёрткие, но хвины подстрелили одного из двадцати-мегового мазера, сгорел как миленький.

- Тогда испугать у тебя не получилось, - подытожила Фелиса, которая само собой тоже слушала, - Грызо, какие идеи?

- Пока никаких, - точно цокнул Разбрыляк, - Будут, смолчу.

Он уже сосредоточенно проверял параметры курса - всё ли в пух. Получалось, что всё - курс наикратчайший, через три килоцока весь конвой окажется под защитой в системе. Грызь сунул в зубы соломину, загодя сорванную на газоне, и стал поцокивать. Аккурат в это время т\э сообщил о контактах с сигнатурами противника - это было далеко на флангах, патрульные группы поймали след таких же патрулей волусей, но это заставляло пересматривать обстановку.

- Так, - сложил лапы Раз, - На своём месте мы и так делаем что надо - идём в укрепрайон. Значит что?

- Что? - озадаченно почесала ушищу Фелиса.

- Значит ход противника, - хмыкнула Елька, - Всмысле, надо ставить себя на его место.

- Сто пухов. Фелла, чтобы ты сделала?

- Ну... Набежать на конвой? - предположила лиса, - Захватить что-нибудь, или скорее кого-нибудь, может быть для прикрытия атаки на систему...

- Сложновато, - цокнул грызь, - И предуслышиваемо.

- Тогда что?

- Думаю, что когда такая колонна кораблей войдёт в линии обороны системы, будет каша, - цокнул Разбрыляк, - Вот этим бардаком волуси и могут попробовать воспользоваться. Может и не пробиться к планете, так натурально захватить заложников, под шум. Вот слушайте моделирование... Одна наша кляча перекрывает прорву пространства для обстрела, туда весь флот можно в цепь выстроить и проводить вплотную к цели.

- Разбрыляк, это похоже на правдивую историю, - тявкнул Нен, - Смотрите, вот тут мы входим, а вот тут и тут толкутся ихние наблюдатели, зачем бы им это? Они собираются ввалить за линии огня на наших загривках!

- Надо сообщить по конвою и передать туда, - махнула вперёд по курсу Елька.

Волна была поднята достаточно основательная, так что обитатели кораблей засуетились - история выглядела весьма правдивой, тем более что додумался далеко не только грызь, но и другие одновременно с ним. На учинённом немедленно оперативном совете экипажи приняли решение, что надо что-то сделать, так как будет не в пух потакать волусям. Собственно решение тут было просчитанное ЭВМ, оставалось его утвердить: когда конвой будет в определённой точке, волуси двинутся из укрытия в атаку - в ангриф, как некоторые выражались. Им делать нечего, а придётся двигаться, так как иначе конвой пройдёт и преимущества более им не предоставит. В это же время предполагалось скрытой группой москитника нанести удар по их наблюдателям, лишив разведки, и главное, сменить курс.

Вместо того чтобы втягивать всю колонну через линии огня, фелинский космонавт предложил разделить конвой. Всякую мелочь типа фрегов, боящуюся даже москитника, отправить таки под защиту - она мелочь и много не закроет. Массивные же корабли выстроить боевыми колоннами и повернуть... тут стояла вилка, куда - или на врага, или от него. Быстро сошлись во мнении, что нужно предуслышать оба сценария, а чтобы выбрать - провести разведку. Собранные со всех посудин котанки составляли хороший кулак, чтобы разнести наблюдателей и зафиксировать, что там будет двигаться. Если зафиксированное будет большое, конвой поворачивает от него и уходит за систему - преследовать, подставляя бока огню защитников, для волусей будет суицидом. Если окажется, что их мало - развернуться навстречу и задавить массой.

Именно такая штука оказалась принята в качестве рабочей версии, и спустя пять минут обобщённый москитник стартовал вперёд; набралось почти три сотни единиц, в том числе два десятка фрегов со своими мотор-пушками. Трёххвостые пристроили свои котанки в общие ряды и наблюдали по т\э, как вся флотилия удаляется от массивных кораблей - и соответственно, приближается к укрытиям, нарисованным в виде серой облачности.

- Сейчас пойдёт... - прошептала Фелиса, поскрёбывая когтями по столу.

Второй лапкой она схватилась за лапу Сурика, потому как момент всё равно был достаточно волнителен. Грызи таки тоже поприжали уши и не ржали, по крайней мере в голос. Они успели перевести вид виртуальной камеры на сами цели, прежде чем их атаковали; среди "облаков" кругами "плавали" пять угрей, двое из которых судя по всему несли локаторы, прикрывали их десятка три крестов, спрятавшихся в золотистые раковины с отростками, отчего они походили на жуков-скарабеев. До столкновения мелочи так и не дошло, потому как локаторы угрей поймали приближающийся москитник, а там в свою очередь засекли движение сквозь облака крупняка, и повернули обратно.

- Крупняк крейсер-класса, двое, - констатировал Раз, - Пока двое.

- Фиксирую пятерых, - сообщил кто-то, - Жирные.

- Разделение по программе. Три, два, один, перестроение!

Построение конвоя распалось - массивы повернули под прямым углом, а мелкие поддали ходу раза в два.

- Огневой контакт!

Под дальнобойки попал один из котанков москитника, моментально сгорев. Экран уже мог кое-как отрисовать параметры вражеских крейсеров, вылезших на перехват - они были уверенно елового класса и были построены примерно по той же схеме, что "угри"-опарыши. Тощую костлявую конструкцию окружало облако серебряных разводов и какой-то шушары - и это ещё ЭВМ рисовала так, чтобы было понятнее! Страшно было представить, как оно выглядит в натуре. Вдобавок, оно имело приличную скорость, так что несмотря на поворот, начало дотягиваться до игольника. К удаче, залп не прошёл защиту и был полностью отражён, а второй им сделать не дали. Точнее, волуси сами сообразили, к чему идёт, выставили заграждения из облаков помех и повернули обратно.

Артиллерийские КВВК, стоявшие на орбите газовых планет системы, как гаубицы по плацдарму, дали залп по этим облакам, не особенно кроясь. Мутное месиво, не успев разлететься, полыхнуло огнём, и из него полетели ошмётки чёрной "рыбы", догорая в полёте.

- Вооу, - глубокомысленно изрекла Фелиса, глядючи на сие.

- Нахлобучили? - уточнил Сурик.

- Частично, - усмехнулась лиса.

Остальные рыбы, выставив ещё грязи, быстро ушли, но артиллерия продолжала гвоздить площадь там, где должен быть подранок, и в конце концов его добила, превратив в маловразумительное облако чёрной грязи. Это было в пух, потому как теперь системы имели данные о свойствах волусьевского корабля крейсер-класса, что сильно помогает. Оборонщики же могли покопаться и в его останках, если это что-нибудь даст, а конвой - уже без опаски зайти на безопасные позиции для переформирования и дальнейших действий.

Хотя как и во всех предыдущих случаях, пуши не увидели ровным счётом ничего особенного - кроме картинки на т\э - их слегка потряхивало от того, что произошло у них под носом. В "Трилапку" волуси и не метили, но вот иголку могли и повредить, а так повезло. Только немедленное захлёстывание текущей вознёй спасло от того, чтобы сидеть и бояться - по крайней мере, у Фелисы были именно такие ощущения.

- А у вас другие? - тявкнула она, рассказав об этом грызям.

- У нас другие, - кивнул Разбрыляк, - Мы не лисо, всё-таки.

- Вы ещё цокните, что не боитесь смерти, - прямо тявкнул Сурик.

- Избегаем, но не боимся, - улыбнулась Елька, - Нет, мы хорошо помним своё состояние, когда мы были белочью - тогда, чисто инстинктивно, боялись. А сейчас для этого нет никакого повода.

- Так уж и никакого? - фыркнула лиса, - Я понимаю, кто не рискует тот остаётся без рисок, но мы-то в довольно дурацком положении.

- Подумаешь, - пожал плечами Раз, - Йа прочищу тебе логику. Просто совершить данный рейс - это риск для жизни, правильно? Сейчас просто риск стал немного больше.

- Нутк? - не вгрызла Фелиса.

- Что нутк? Если кпримеру ты нажимаешь кнопку и знаешь, что у тебя есть пять процентов вероятности того, что это тебя убьёт - это пугает? Да. А если будет десять процентов, то разве будет в два раза больше пуганья?

- Ну не знаю... - почесала за ушами красноухая.

- А йа знаю, не будет, доказано опытами.

- Да и вообще это я так, ктявку, - пояснила лиса, - Не тявкнуть, чтобы кто-то особо испугался. Просто сразу вспомнили, что вы вообще не пугаетесь.

- Сто пухов, - надул щёки Разбрыляк, - Теперь надо изобрести, как продвигаться дальше. Эти вонючки теперь сильно встревожены, так что дальше будет труднее.

- Да, их намазали на систему, как масло на бутер, - цокнула Елька, - Пока не будет основательного разноса, выходить отсюда крайне чревато. Думаю, надо пробить с местным штабом обороны, почём перья.

- Это в пух, но не забывай, - цокнул Раз, - Что у нас игольник. Реально использовать его по массивам мы сможем только один раз, а потом нам будет нечем тащить завод.

- Завод-пуховод! - фыркнула белка, - Это война, Раз. То что они сейчас толкутся за границей системы, не значит, что они не смогут что-то сделать в будущем. Накрыть их - наша цель номер ноль.

- Подожди, Елька-пуш, - хмыкнула Фелиса, - Это вам семь иголок как шерсти клок, а у нас это приличная часть всего флота.

- И вслуху этого ты считаешь, что можно рискнуть безопасностью населённого мира? - кивнула на экран Елька.

Разбрыляк хотел было что-то цокнуть, но посмотрел на грызуниху, хихикнул, и промолчал.

- Я просто не могу определить критичность применения иголок, - пояснила Фелиса, - Если бы вопрос стоял именно в отражении атаки на планету, сомнений бы не стояло. А сейчас сомнения именно есть. Народ Пролесья доверил нам корабли не для того, чтобы мы играли в героев и профуфукали их при малейшей на то возможности.

- Хорошо, прочищу обстановку, - цокнул Раз, разворачивая экран, - Волуси окопались вот в этих россыпях льда, поджарив их с краю и превратив в плазменную завесу, за которой мало что видно. Этот карман имеет объём в два с половиной световых года, потому как локационная тень протягивается до соседней системы. Внутри него находится немерянная туча чёрного сырья - примерно четыреста триллионов единиц. Есть все предпосылки думать, что сейчас они занимаются постройкой штурмовых изделий.

- А напупка они строят их тут? - спросил Сурик, - А не загодя у себя?

- Потому что межзвёздный двигатель ресурсоёмок, - пояснил Раз, - Штурмовые платформы строятся без оного и подтаскиваются к цели прочими кораблями.

- И это опасно? - задал туповатый вопрос лис.

- На сто пухов, - кивнул грызь, - При поддержке прорвы вспомогательных средств они имеют реальный шанс подавить оборону, а ты соображаешь, чем это чревато.

- Соображаем, - пробормотала Фелиса, - Так, а что со стратегической обстановкой? Союзные флоты имеют лютое численное превосходство над волусями, даже умноженными на десять.

- На это основной рассчёт, - кивнула Елька, - Если ничего не изменится, через восемнадцать часов придёт группа Ёлок.

- Но восемнадцать часов тоже не подарок, - добавил Раз, - Не забывайте про ускорение времени, они смогут наворотить весьма много. И самое что мимо пуха, так это то, что мы не знаем, что делается в "кармане".

- Значит в первую очередь надо планировать не атаку, а разведку воем, тьфу, боем, - тявкнула Фелиса.

- Сто пухов. Но, - усмехнулся грызь, - Это опять-таки иголкозатратное действие.

- Как??

- Так, что выбить их оттуда сил не хватает, что само собой, иначе это бы давно сделали. Оборона держится за счёт стационарных систем защиты, смонтированных на планетарных и звёздной орбите, из-за мощных полей бьёт артиллерия, оставаясь в недосягаемости, но переть вперёд она не может. Самый надёжный способ просветить карман - вывести вперёд иголку и аннигилировать, создав канал.

- Нииить... - схватилась за уши Фелиса, - А если там, кроме тех четырёх упырей, никого нет?

- Значит им настанет каюк, - резонно цокнул Разбрыляк, - Уж всяко ресурсная ценность каждого упыря больше, чем иголки.

- И что, во всей системе больше ни у кого нет такой штуки?!

- Неа. Иголка это далеко не такое ширпотребное изделие, как может показаться. Была бы чисто грызуновая система - там бы было их обязательно, а так пух-с.

- Нену это не понравится, - тявкнула Фелиса, - Да что там, это мне не нравится! Но делать вроде как нечего.

Ввиду этого тезиса было включено сначала совещание по флоту игольника, дабы выработать общую позицию. Как и предполагала лиса, это никому не понравилось. Впрочем, поскольку никаких рациональных возражений не было внесено, трёххвостые скрепя сердца и прочие органы проголосовали за участие игольника в возможной операции. После этого состоялось включение со штабом обороны системы. Систему Шагарис населяли примерно в равной степени хвиньи, жабоиды и мухрисы, каковые ныне и зижделись на экранах; последние зверьки были похожи на грызунов, да судя по резцам ими и являлись. Мухрис своим видом напоминал стально-серую мышь, но не округлую навроде хомяка, а таки атлетического тушкосложения, с облегающей шкурой.

- Да пребудет с вами Жадность! - приветствовал не к месту жабоид, тряхнув зобом.

Слегка дёрнув глазом, Фелиса как могла объяснила ему насчёт Жадности применительно к данному случаю.

- Мм... Да, это сомнительная практика, - почесал необъятное зобовое пространство жаба, - Конечно мы не можем вынуждать вас пойти на преступление против Жадности.

Мухрис и хвин махали на жабу лапами, но куда там! Когда дело доходило до Ж., остановить его становилось невозможным.

- Посему предлагаю вам продать корабль в собственность планетсовета Шагариса.

Коллеги жабы чуть в обморок не попадали, особенно они офигевали над таким видением "жадности". До них никак не могло дойти, что Жадность и жадность - вещи почти что разные.

- Это обалденно! - на полном серьёзе тявкнул Нен.

- Не совсем! - встряла Фелиса, - Нам ведь не нужны денежные средства, нам нужен корабль тащить завод! Воизбежание путаницы, вы можете нам выписать обязательство предоставить замену "иголке"?

- Могу, но это как раз будет путаница, - квакнул жаб, - А перечисление единиц бобра займёт секунду.

- Тогда вопрос только в том, сколько это будет?

- Воизбежание недоразумений - столько же, сколько за новую иголку, точный подсчёт аммортизации слишком сложен.

- По лапам! - хором тявкнули лисо.

- Все слышали? - уточнил жаба, - Корабль теперь состоит во флоте Шагариса. Просьба приготовить операцию по разведке боем в течении десяти минут, потом начинаем.

Хотя местным и хотелось переключить управление иголкой на себя, воизбежание косяков этого делать не стали. Через пятнадцать минут в пространство на флангах от "кармана" вышли эскадры мелочи, прикрываемые крупночью - несколькими заезжими ёлками, транспортами с отцепленными грузовыми блоками, и жабовьим "болотом" из блоков "циклоп". Всё это хозяйство было разнокалиберным и оттого плохо концентрировало удар и защиту, так что прямого столкновения с мощным флотом волусей не выдержало бы. Однако этого и не требовалось.

Игольник отцепился от завода и шёл во второй группе - семь иголок и "Трилапка" сзади. Повсюду по сторонам тащились другие корабли, так что вид оказывался довольно впечатляющий - жалко, что только вид. Главное, о чём предупредили штабисты - держать строй в колоннах. Во-первых это помогало соединять защитные поля, а главное - чтобы не закрывать обстрела артиллерии, которая должна была ударить по данным разведки незамедлительно. Точно позиционированные орудия стояли по всей системе и по видимым целям били жестоким образом - главное, чтобы те были видимыми, а не где-то в объёме двух светолет.

- Внимание, обстрел! - сообщила ЭВМ.

Трассы протянулись из-за границ видимости, нарисованных на т\э, куда-то к первой группе. Вражины пулялись с ходу, меняя траекторию движения, так что их нельзя было накрыть ответным огнём, не прорвавшись за заграждение. Сначала выстрелов было мало, но похоже это была только пристрелка, стоило группе подойти ближе, как из облака начали вылетать целые снопы трасс. На "болоте" произошла мощная вспышка и за ним потянулся жирный дымовой шлейф. Многие вжали головы в плечи, прикидывая себе, сколько мощей в этих выстрелах, чтобы пробить защиту "болота"... Первая группа пострадала, но так и было задумано - зато не пострадала вторая, выйдя точно на позицию. Волуси заподозрили, что она сплошь из бутафорских целей, и навстречу вылетели несколько "крестов" в панцирях - их сожгла Ёлка, чтобы не мешались.

- Всем группам, начинаю запуск снаряда, - протявкал Нен, - Запуск через десять! Девять...

Одна из иголок - под номером 122 - отвалила в сторону из строя и начала отставать. Большие "бочонки", торчащие сзади, отлетели со снопами искр, вбок тоже вылетели тонны более ненужных деталей; корабль резко усилил свечение - если раньше оно было туманным, то теперь вся иголка сверкала, как лампочка.

- Один... Пуск!

На т\э иголка пошла вперёд очень резко, на самом деле уследить глазом было нельзя - впрочем глазом ни за чем тут уследить нельзя, потому и следят по т\э. Как пуля выстрелив в направлении вражеских укреплений, иголка достигла границы облака и исчезла в ослепительной вспышке; тут же все сенсоры зафиксировали, что посередь заграждения появилась сквозная дыра из заново созданного пространства, сквозь которую локаторы начали пыриться на диспозицию волусей. Красные отметки одна за одной выпрыгивали на схему.

- Окститеся, олухи! - злорадненько возопил Нен, явно само тявкнулось, - Одуплитеся!!

Одупляться олухи начали немедленно - со всех сторон звёздной системы, как с единого плацдарма, по ним ударила артиллерия. Волуси не держали внутри облака готовых ложных целей, так что обстрел пришёлся по настоящим - первые же залпы вынесли несколько крупных, разметав их в "уху". Среди мешанины упырей различного класса выделалась и самоходная верфь, похожая на простую ванну или бак; по ней даже не стреляли, потому как раз запалив, можно было не опасаться, что она быстро уйдёт.

На фланге, другом от игольника, подбитое "болото" выпустило огромную тучу москитника - мелких истребителей и кораблей-снарядов, которая пошла на прорыв. Ещё две группы аппаратов по пол-тысячи приближались от планет, чтобы захватить позиции внутри заграждения и продолжать засвечивать цели, когда волуси закроют дыру от аннигиляции иголки. Никто ещё не видывал таких масштабных действий в настоящем бою - на границах облака сошлись стенка на стенку жабьи истребители и волусьевские "кресты", поддержать их огнём издали было нельзя, потому как аппараты смешались в кучу и невозможно выцелить противника, не задев своих. Конечно, при надобности и задели бы, на москитнике, посланном в такую кашу, не было ни одного пилота.

- Внимание, они отходят! Маневр на окружение!

То ли благодаря атаке москитов, то ли просто так, заткнуть прореху в защите волуси не сумели, артиллерия системы продолжала косить их нещадно, и вражьи морды пошли на отступление. Само собой, никто не собирался давать им таких шансов - обе группы разношёрстных кораблей пошли брать противника в "клещи", что довольно образно сказано, применительно к трёхмерности. Небольшой рой чёрно-золотых "крестов" прошёл над крайней иголкой группы, посыпая её огнём - так, на всякий случай пробовали, но произошёл облом.

- Группа истров, десять-два, угловой размер шесть!

- Первая, вторая батарея - ату их!

Торчавшие на "Трилапке" лапы гравитаторов развернулись и вцепились в цель. Сначала вся группа попала в захват гравитационного луча, а потом "клешни" начали жевать её, кроша аппараты сбоку в труху и подбираясь к центру группы.

- Отлично, отлично!! - аж грызла когти Фелиса, не отрываясь от экрана.

- Совсем отлично? - осторожно уточнил Сурик.

- Ещё бы! Товар расстрелян!

Мелкие искры, оставшиеся от "товара", затухали в космической темноте. С гравитационными установками "ущип" на небольшом расстоянии шутки плохи, от крестов осталась только пыль. "Лисий Клык", в окружении шести иголок, настигал отходящий корабль упырь-класса; сбоку поддерживали небольшая, трёхсекционная Ёлка, и тяжёлый транспорт без грузовых блоков. Все корабли сбивались в кучу, дабы защита возымела обобщённое действие - и она собственно возымела таки. Испуганный упырь пытался отстреливаться, но не осиливал пробить иголку. Игольник же зацепил цель своими полями и теперь медленно, но верно заходил на неё, дабы взять в плотное окружение.

- Фелла! - тявкнул Нен, - Придумай как предложить им сдачу, чтобы они согласились!

- Ничего себе задачка, - хмыкнула лиса, - Ладно.

Красноухая подумала секунд десять, во время которых корабли окончательно взяли упыря в захваты - теперь он мог волочить за собой всю группу, но не мог от неё оторваться. Спайдерфоксиха включила искажение звука на переводчике, чтобы тявканье звучало более зловеще - на самом деле лисьим голосом угрозы произносятся не слишком внушающе.

- Внимание, корабль волусей! - передала она, - Вы окружены. Сопротивление бесполезно. Космофлот обороны Шагариса предалагает вам почётную сдачу в плен. В случае вашего согласия вы будете приняты по классу А.

- Что такое класс А? - удивились многие, кто слышал.

- Да ничего! - резонно тявкнула Фелиса, - Они тоже захотят это узнать, вот тебе и начало переговоров.

- Я был прав, - хмыкнул Нен.

- Они не отвечают.

- Не так быстро, товарищи, дайте рыбе выдержаться.

Сначала рыба продолжала попытки прострелить иголки, но потом они сошли на нет. Упырь всё ещё продолжал тащить группу за собой, но в основном только потому, что та не дала задний ход; тащить вырывающуюся цель полями тяготения довольно сложно, но при надобности осиливаемо. Ожидание стало затягиваться - у волусей уже было время уяснить, что их осадная группировка разгромлена, и принять решения.

- Может, всё-таки что-нибудь сделать?

- Подождите ещё десять минут, - попросила Фелиса, - Мне кажется, там идёт жаркая полемика.

- Ну так ещё подогреть её лучами!... А почему кажется?

- Во-первых это логично, - пояснила лиса, - Скорее всего, верхушка науськала волусей в том ключе, что в плен никого не берут, всмысле живьём. Сейчас они пытаются объяснить себе, зачем нам оно надо. Потом, скорее всего, будет какая-нибудь подлость.

Через пятнадцать минут волусь всё-таки отрисовался на экранах связи, и клацая пастеклювом, сообщил о том, что фрегат флота Треспассии "Дребезида" готов сдаться. При этом чёрное животное слегка выпучило глаз, увидев лису - это явно было последнее, что оно ожидало увидеть.

- Отлично, - тявкнула Фелиса, - Извольте поместить ваши организмы в скафандры, и покинуть корабль. Отключайте защиту систем управления, чтобы мы могли там пошурудить.

Это явно ввело волуся в уныние, так что он стал похож на лосося.

- А может, пришлёте абордажников? - уныло предложил он.

- У нас нет абордажников, - резонно сообщила красноухая, - Да и были бы, не послали. Ущерб вы не причините, имейте ввиду.

- Какой тогда нам смысл сдаваться? - вопросил чёрный, клацнув клювом, - Я понимаю, что вы сдесь не особо причём, вы защищаете свой мир...

- Да нет, мы очень даже причём, - недипломатично тявкнула Фелиса, - Мы все поддерживали силовые акции в отношении Треспассии.

- Почему?! - изумился волусь.

- Сами знаете, почему.

- Это внутреннее дело Треспассии! - возопил олух, смешно прижимая уши и становясь похожим на утконоса.

- Бараночку в чае размочи, внутреннее... Это точно внутреннее дело галактики, а мы и есть галактика.

- Да будьте вы прокляты, ублюдные ублюдки!!! - вторично возопил волусь, и попытался что-то сделать, но его оттащили другие волуси, видимо не столь преданные делу "внутреннего дела".

С этими процесс пошёл быстрее, так что скоро они натурально начали покидать корабль через шлюзы. Будь в распоряжении союзных подходящее оборудование, они и правда попробовали бы вскрыть системы управления упырём, а так скорее держали закрытыми свои, чтобы чего не вышло. Едва челнок с волусями отвалил в сторону, фрегат изчез во вспышке; направленный внутрь взрыв разошёлся двумя выбросами раскалённых газов, образовавшими характерную "гантелю".

- Ффууф... - отвалилась на кресло Фелиса, - Это было напряжно!

- Это было Хитро, - поправил Сурик, - По классу А... хорошо подковырнула!

- Для них хорошо, - хмыкнула лиса, - По сути, их и спасали. Хотя конечно, это далеко немало.

Оборонщикам предстояло провести разбор образовавшихся завалов и цацкаться с пленными, а игольник развернулся обратно к заводу, тащить. Тут же немедленно встал вопрос о том, где бы отоварить полученные единицы бобра, чтобы компенсировать потерю иголки. Жаба квакала в том ключе, что всё прошло точно в пух - именно удар иголки с само-аннигиляцией позволил раздолбать вражеский плацдарм.

- Во, сдесь чернозём продаётся! - тявкнула Вииса, - Айда купить семь триллионов тонн!

- Успокойся, - засмеялись лисо, - Нам тащить надо, а не нагружать.

Тащить пока что было нечем. Об этом жаба не предупреждала, но все и так знали - найти в свободной продаже корабли такого класса отнюдь не просто, так что шансов на то, что это удастся сделать по пути, было мало. Потеря одной иголки стоила нескольких дополнительных дней пути, так что оказывалась терпимой. В то время как лисо взялись за операции стыковки всей связки обратно, Фелиса совершила поход длиной шагов сто, добравшись до грызей. Те, как она и полагала, опять ржали - бугогашечки было слыхать по всему жилблоку.

- Ну, как пошло на ваш слух? - осведомилась она.

- Идеально! - хором цокнули грызи и опять прокатились по смехам.

- Да не, правда, - уточнил Разбрыляк, - Жабьё быстро просекло, как использовать иголку, и даже не остановилось перед тем, чтобы её выкупить.

- Правда есть мнение, - добавила Елька, - Что после всего этого волуськам придётся здорово ограничить размножаемость. Их только тут уже тысяч пять с кораблей набралось!

- Да, я заметила, что их там прорва, - фыркнула Фелиса, - Зачем это?

- А им себя девать некуда, - пояснил грызь, - Вот и набиваются, как зёрна в початок. Ну это конечно грубо цокая, а так там причины глубоченные... Кстати о песке. Йа тут разбрыльнул варианты, где можно было бы попробовать достать заменитель иголки.

- Хм? - удивилась Фелиса, - Мне казалось, вы всё больше по производству?

- По. Если бы сдесь был тот, кто по торговле, корабль у нас был бы в кармане, - хмыкнул Раз, - Хотя, учитывая близость жабья, есть предложение так и сделать.

- Грызо, а что ты-то так суетишься? - улыбнулась лиса, - Ты забыл, что это не "Цоол"?

- Да щас. Какая разница, цоол-пухоол, - фыркнул грызь, - Есть задача? Впесок!

- Нет задачи - не впесок, - подсказала Елька.

- Йа имею вслуху, Фелла, что было бы хорошо пробить это со всеми лисо.

- Так резко? - скривилась та, - Тут только что был атакующий флот волусей!

- А теперь его нет, - резонно цокнул Разбрыляк, - И если мы не будет шевелить хвостами, то не успеем до того времени, как появится ещё какая-нибудь пухня. Защита и хузяйство - это две стороны одного песка, кло?

- Кло, - кивнула Фелиса со слегка отсутствующим видом.

Это грузило ей голову, но лиса понимала, что для того она и находится сдесь, чтобы эт-самое. Пробивать следовало немедленно, пока игольник не ушёл из Шагариса - мало того что тут есть жабьё, так ещё и это жабьё только что наблюдало, как эсэфы помогли убрать врага от ворот системы - это мотивирует. Вздохнув, Фелиса поставила на уши всех лисо, каких было можно, и вытявкала соль. Подумав - хоть это и давалось сейчас с трудом - лисо согласились, что это будет годный вариант.

- Инициатива наказуема, - тявкнул Нен, - В группу по расхлёбыванию каши предлагаю включить Краснозорек и грызей, как самых умных.

- Отвод! - тявкнула Вииса, - Ещё меня и Теркона.

- Зачем?

- Просто так!

- Весомый довод, принимается.

- В таком случае всем собраться к фрегу, - сообщила Фелиса, - Вылетаем на транспортную станцию Шагариса, творить кооперацию.

- А мы вшестером утащим это самое обратно? - поинтересовался Сурик.

- Должны, - уверенно ответила лиса, собирая сумку.

Наскоро произведя сборы, пуши набились в транспортёр, перенеслись в ангар и там уже влезли во фрег, всё тот же Ф26. Теперь там стало натурально как в общаге, так что режим работы вентиляции "на вытяжку шерсти" оказался не лишним; от количества серых, песчаных и рыжих хвостов рябило в ушах. Собравшись таким образом в мозго-штурмовую группу, грызи и лисо отчалили с игольника, каковой уже разгонялся на следующий межзвёздный марш.

На станцию не стыковались, потому как незачем, да и процедуры досмотра сейчас были лютыми, а произвели переговоры удалённо. Трёххвостые пока просто прошерстили общедоступные сведения, а Разбрыляк сделал зацок в оборонное ведомство - которое как бы и истратило иголку, которую теперь следовало компенсировать. Как показала практика, годны оба способа: достаточно было набрать нужное в поисковике сети, и цена перьев сразу проявлялась. Вопрос правда был в том, что таким образом можно было приобрести в пользование самые разнотипные посуды, а это было мимо пуха. Пролесский флот специализировался именно на иголках, и вся инфраструктура обслуживания рассчитывалась на них. Содержать корабль другого типа, пусть и более эффективный, могло оказаться - причём наверняка - весьма разорительным, а разорение в планы не входило. Ввиду этого Разбрыляк цокал не о каком-то гипотетическом корабле, а об иголке, на что и получил ответ про иголку.

- Всё чистоорехово, - цокнул грызь через пол-часа, - За сорок светолет находится система Тушленко, там есть утилизационная база сквирячьего ТФФ. Учитывая всякие условия...

- Например, ваше наличие? - хихикнула Фелиса.

- В том числе, - не мотнув ухом, согласился грызь, - Учитывая их, у нас вполне надёжный шанс заполучить точно такую же иголку, какие ваши переделывают в плане дефорсажа оных, доставить её на Пролесье, ну и собственно - профит. Передача по базам данных о том, что у нас есть средства на счёте, пойдёт примерно с той же скоростью, что и фрег, так что должно прокатиться.

- В таком случае - впесок! - цокнула Елька, вспушившись.

Теркон, серо-синеватый лисо и по совместительству самец Виисы, был ещё слегка непривычен к привычке грызунихи ходить в одних только свободных шортах, не прикрывая груди, так что когда Елька вспушалась, он слегка вздрагивал. Вообще же белка не выслушила особо обнажённой, потому как пушнина совершенно закрывала тушку, в том числе и соски. Когда это было бы надо, шерсть вздыбливалась, как это происходит с хохолком на загривке, например, а в обычном состоянии пух ровно покрывал всю поверхность организма, сухо цокая.

Тем не менее, команда "впесок" была принята к исполнению, и фрег отправился к системе Тушленко. Пёрли достаточно нагло, напрямки, потому как перехватить отдельный фрег волусям светило очень мало шансов, так что можно сказать, что и нисколько. Пуши в очередной раз избили баклуши, хотя и не без пользы: кое-что посчитали и прикинули, как оно. В любом случае пригодится, хотя бы и для того, что просто в очередной раз потренировать голову. Фелису явно никто не заставлял этого делать, но она просмотрела данные о платформе в "карьере", и была удивлена, сколько всего там наворочено и насколько оно сделано с умом в плане рационализации. Причём, как это всегда бывает у грызей, рационализация не садилась на шею - например, как таковой платформе вовсе не требовались десятки бункеров-планетоидов с растительностью и птичками, и поди-ж ты - они существовали. И не только существовали, но и грозились перерасти в единый вращающийся "бублик" диаметром три километра. И что-то подсказывало, что пух что этому помешает...

Неслушая на то, что внутренние помещения фрега как были тесные, так больше и не стали, никому и в голову не пришло "пропустить" время, включив компрессию. На самом деле ситуация была обратной - в обычном режиме система нарочно подкручивала время так, чтобы на борту оно шло, а не стояло, так что включение компрессии по сути являлось выключением декомпрессии. На сверхсвете много ещё чего было крайне условным и являлось совсем не тем, чем это называли - но космонавты пользовались условностями, чтобы не загружать себе мозг ненужными подробностями. Пуши продолжали разбрыливать, то по одиночке, то все вместе, глушить чай и трепаться о том, как у кого дома - потому как шестеро были из трёх достаточно разных мест. Теркон и Вииса хоть и были пролесские, но обитали на севере, где значительно по другому тявкается, а белки вообще были белки.

Это подтверждалось хотя бы тем, что у них с собой имелся мобильный огород - тот самый ящик со стеклянной крышкой, из которого теперь пёр горох и земляника. Также можно было отличить грызей от лисо по тому факту, что те ржали значительно больше, чем средняя лошадь, по постоянным вспушениям, мотанию ушами и так далее. В частности Елька ухитрилась взять с собой вязальные спицы, клубки шерстяных ниток и маленькую шапочку со сложным узором, которую грызуниха и связывала на досуге. После того как Вииса имела неострожность показать, что спайдерфокс за то и назван спайдерфоксом, что может мотать нить из своего ворса, всем четверым пришлось расстаться с клоками пуха с хвостов.

Разбрыляк вернулся к пошаговому симулятору танковой войны, и так как слегка заскучавший Сурик имел опять-таки неосторожность что-то тявкнуть по этому поводу, грызь напустил на его мозг плоские двадцатипиксельные танки. Трёххвостый чувствовал себя так, словно они въехали в его голову, проутюжив гусеницами, и установили там свои флажки, обозначая захват ключевых точек. Правда, грызям натуральнее всего следовало бы брылять по поводу того, как они собираются выбивать иголки для трёххвостых.

- А есть сомнения? - уточнила Фелиса.

- Сто пухов, - кивнул Раз, - То что это утилизационка, не значит, что там что-то выбрасывают...

- Мог бы не цокать, - хмыкнула лиса, показывая на баночки из-под соуса, в которых росли луковицы.

- А стало быть, есть определённые направления, куда сбагривать товар. Нам надо рассчитывать только на то, что могут быть какие-то излишки. Или на небольшой бардак в связи с волусЯми.

- А куда их девают-то? - фыркнул Сурик, - Они же того!

- Делают тоже самое, что у вас - дефорсируют. А на такие изделия есть спрос.

- Дай Нить всякому, - вздохнула Фелиса, - Или не дай Нить никому, одно из двух.

- Поперёк не цокнешь.

По прибытию в Тушленко лисо смогли пожалуй что впервые наблюдать настоящую узловую систему, каковая была застроена не по пуху. Собственно, по сравнению с ней, ни на Пролесье, ни на Крыжине вообще ничего не было. Планетоиды и станции занимали все орбиты вплоть до 24й, а вся система выглядела как блестящая маленькая копия галактики, только без спиралей, дисковидная. Движение внутри системы осуществлялось исключительно по трассам, обозначеным маяками, что немудрено при таком количестве объектов. Если смотреть с эклиптики - а оттуда всегда и смотрели - то солнце переливалось и мерцало оттого, что по его диску постоянно проходили планеты или огромные платформы на многие тысячи километров длины.

Фелиса поняла, что такая в общем-то простая штука могла бы ввести её и остальных лисо в ступор - они просто никогда не сталкивались с подобным! Локаторы "Лисьего Клыка" брали сигналы обычно со всей системы, и можно было видеть, что там есть, в основном. Сдесь увидеть ничего было нельзя, потому как всего было просто слишком много - одних кораблей елового класса без преувеличения тысячи! Все процедуры навигации и использования локаторов, к которым привыкли трёххвостые, сдесь были абсолютно бесполезны, и втащись сюда игольник - он был бы слеп и мог бы наворотить дел. Грызи тоже не сказать чтобы были специалистами, но по крайней мере это предслышали, так что косяков не возникло.

Кроме того, Разбрыляк и Елька могли разобраться в том, как тут устроен хотя бы радиообмен, а трёххвостым на это потребовалось бы много времени - просто потому что у грызей голова работала по-беличьи, а у всех остальных не по-беличьи. Вслуху этой опции компании удалось достаточно быстро пройти процедуру идентификации - в стотысячный раз, но от того не менее - и полезть в информационную сеть, искать требуемое. Благо, нагруженность объектами практически никак не отражалась на работе сети - там и так влапную ничего не найдёшь, и нет никакой разницы, чья это сеть - планеты с населением тысяч сто или системы из десятков населённых планет.

Грызи моментально вышли на утилизационную базу, расположившуюся опять-таки на планетоиде; т\э показывал и громадную конструкцию сложной формы, и десятки кораблей на "стоянке" рядом. Чисто теоретически, утиль-база должна была просто перерабатывать изношенные посуды обратно в сырьё. На практике она наверное не сделала так ни с одной шлюпкой, ибо обитатели соблюдали заветы Жадности. Если что-то можно было выковырять и пустить в дело - это выковыривали и пускали в дело. Многокилометровые залежи Всякого, простиравшиеся по платформам вдаль от основного комплекса, свидетельствовали об успехе данной стратегии, да и просто любо-дорого глянуть!

Елька вспырилась одним глазом на Раза, другим на Фелису, и пришла к выводу, что отдуваться придётся ей. Впрочем, грызуниха должна была обеспечивать чистое цоканье, на техническую поддержку имелся Раз, а если что, то можно и предъявить трёххвостых, для доказательства того, что да мол, игольник и всё такое. Вспушившись, белка пошла в санузел мыться - чего, надо сказать, не делала ни разу до этого. Остальные терпеливо ржали, потому как знали, что спешить некуда, и если пришло в голову выполоскать пух именно сейчас - то почему бы и нет. По крайней мере, теперь белка была вообще идеально пушной, что возможно благоприятно повлияло на исход цоканья.

На утиль-базе возились всё те же грызи, только полосатые, трагровые, как их называли. Лисо чуть не упали на пол со смеху, глядя как Елька налаживает контакт: грызуниха уставилась в экран одним глазом, приподняла хохолок и квохтнула "клоо?"; полосатый грызь с другой стороны также вспушил хохол, помотал ушами, квохтнул и спросил, почём перья... короче говоря, к делу они перешли только после того, как проржались. Елька, пользуясь собственнолапно составленной шпаргалкой, изложила соль всей цепи событий, которая привела к надобности приобретать иголку.

- Слушай, чего она оправдывается? - спросила Фелиса у Разбрыляка, - Что, доказательства того, что мы это мы, не хватит?

- Может и не хватить, - кивнул грызь.

- А платёжные средства? - хмыкнула лиса.

- А средства вообще вопрос шестой, - огорошил Раз, - У грызей ведь главное что? Хрурность. Вот они и разбрыливают, будет ли хрурно отдать изделие в такие-то лапы.

- И что, так и не отдают? - усомнилась Фелиса.

- Да сто пухов, - удивился сомнению грызь, - Если бы отдавали всякому синяку, то и волуси имели бы все возможности накупить иголок. Но поскольку было давно известно, что там не всё чисто, иголок им не продали. У них например фрегов Ф26 и мелочи типа "фрог" полно, ты об этом знаешь?

- Теперь знаю, - тявкнула лиса, - Но от этого на меня накатывает чувством какой-то мистики.

Тем временем Елька таки изложила всю соль и ответила на возникшие у грызей вопросы. Те недолго посовещались и сделали ход хвостом, опять-таки ожиданный для белокъ, и совершенно дикий для лисо: предложили для окончательного прочищения посетить станцию лично! Любой космонавт знал, что грызи - самые последние из любителей заваливаться на соседние корабли с чаем и печеньками, и если есть возможность сделать что-нибудь удалённо, то так они и сделают. А тут рраз! - и поперёк шерсти. Хотя было цокнуто "пригласили", фактически это означало, что нет лис - нет корабля. Даже Фелиса тяжеловато сглотнула, представив себе, что бы это могло значить. Главное, у неё и вариантов не было, что именно, потому и напрягало.

- Что бы это могло значить? - задумалась красноухая, теребя это самое ухо.

- Они собираются копаться у нас в мозгах? - предположил Сурик.

- Почему ты так думаешь?

- А в чём ещё, не в хвостах же. Ну всмысле, доказать что мы не собираемся делать что-либо противохрурное.

- Впрямую нет, - цокнул Разбрыляк, - Хотя может быть и да...

Лисы нервно захихикали.

- Всмысле, - пояснил грызь, - Это у служб вроде КБР или ПЩ есть полномочия читать память без согласия объектов, да и то там канитель. А у кого попало такого права нет. С другой стороны, для облегчения подобных ситуаций вас могут попросить пройти сканирование добровольно.

- Аээ... - забегали глаза у Сурика.

- Полное чтение памяти вообще почти никогда не производится, - добавил Раз, - Потому как это страшно ресурсоёмкий процесс. Чтоб ты знал, чтобы расшифровать твою память в цифровой вид, потребуется час работы вычислителей "Цоола". Сканирование чаще всего происходит на предмет наличия определённых сигнатур, цокнем так, предрасположенности к чему-либо. К самоцентризму или властолюбию, например. Для этой задачи читать конкретные воспоминания совершенно незачем.

- Это меня и взволновывает, - цокнула Елька, - Конечно на "Красном Еже" просканировали бы как следует, а эти могут и накосячить, потому как никогда не имели дела со спайдерфоксами. В уши их не слыхивали, точнее.

- Ну, не судьба так не судьба, - пожала плечами Фелиса, - Пойдёмте?

Фрег застыковался в док станции, каковой был огромен - десятки кораблей торчали в нём, прямо на соседних местах зижделись хвинские "Ерши", видимо проданные грызям "на слом", и конечно на слом не попавшие. Трёххвостые пригладили шерсть, убедились что хвосты на месте, и вместе с грызями вылезли в причальные помещения станции. Сразу из пассажирского корридора идущие попадали к магистрали транспортёров, по которой ездили трамваи и грузовые тележки с контейнерами; так как коммы всё время были при пушах, они включились в сеть станции на гостевое подключение, и подсказывали, куда идти. Вызвав кнопкой трамвайчик, шестеро переместились в бункер Љ12; тут со станции приезжающие спускались по ступенькам на довольно обширную местность с озером, которая как казалось, уходила к горизонту - само собой, это была просто оптическая иллюзия, как и небо, но на глаз она не отличалась. В подлеске возился какой-то крупный зверь типа лося, но пуши сочли излишним проверять, что это такое.

Грызи из местных появились достаточно быстро - грызь и грызуниха в обычных спецовках, которые мало чем отличались от тех, что пользовали Раз и Елька. Только пушнина зверей была не рыже-серая, а жёлто-чёрная в полоску, а местами так вообще тигровой окраски. Из-за этой пятнистости вкупе с жуткой пушистостью очертания грызей размывались, так что трудно определить, какова ширина щей, например. Белок погоняли Цыцыш и Оршина, о чём сообщила Елька, уже имевшая с ними цоцо.

- Знаете, что я тявкну? - тявкнул Теркон, - Когда где-нибудь появляется хотя бы один рыжий хвост в комплекте с кистями на ушах, там постепенно появляется и вот такое...

Трёххвостый обвёл лапой панораму бункера. Он тявкал то, что думал - ну точнее, ещё больше чем обычно, потому как Фелиса предупредила лисо придерживаться именно такой линии. Полосатые вспушились и кивнули, потому как тявкнуто было на сто пухов верно. Как и предполагалось, они пригласили многопушие лупануть чаю - за деревянный стол в зарослях кустов, естественно. На столе из толщенных досок-горбылей стоял громадный медный самовар, каковой Цыцыш растапливал шишками, пух знает где взятыми. Пока он растапливал, Оршина сидела, поджав под себя лапки, и пристально расслушивала лис, поводя ушами. В нулевую очередь она остановилась взглядом на Виисе.

- Сквознячница? - показал на лису коготь на указательном пальце.

На самом деле это для грызей палец был указательный, они им всегда тыкали - а для спайдерфоксов, например, это был намотательный палец, а указывали они другим.

- Скво что? - удивилась та, склоняя серо-фиолетовые уши.

Грызуниха провела по воздуху лапой, и Вииса отчётливо сильно вздрогнула.

- А, поняла... Получается - да, сквознячница.

- Сквознякушка, - хихикнул Цыцыш, отстав от самовара.

- Сквознячиха, - добавила Фелиса, - Кстати, что это значит?

- Как бы цокнуть... - цокнула Оршина, - Это значит, что особь имеет умение отображать в сознательном виде такие вещи, которые другие особи не умеют. Навроде вероятностей, синусов и Закона Подлости.

- Кстати, она тоже, - зевнул грызь, кивнув на Фелису.

- Тоже?? - припушнела Вииса.

- Сто пухов.

Остальные, кроме полосатых белок и Виисы, не особо поняли, с кем они разговаривали. Фелиса улавливала, что цявканье о так называемом "сквозняке", каковой во многих случаях приравнивался к "магии" - ввиду того, что непосвящённый нишиша не понимал, а для своих воздействий сквознячники не пользовались никакими приспособлениями, кроме своей головы.

- Ладно, это по ходу шерсти, но не главное, - цокнул Цыцыш, испивая чай из громадной деревянной кружки, - Теперь повторите-ка, как вас угораздило потерять иголку.

Лисо слегка подзакатили глаза, но делать нечего, пришлось повторить, потому как выслушивать это ещё раз от Ельки было бы глупо, а затем их и пригласили на личное ослушивание, чтобы. Фелиса с Суриком вполне справились, начав с того, как они получили своё задание, и заканчивая ситуацией на Шагарисе, с ударом иголкой по плацдарму волусей. Грызи слушали вполне внимательно, только пару раз сорвавшись на смех - а применительно к грызям это значило, что они вообще не смеялись.

- Мне понравилось вот что, - цокнула Оршина, - Похоже они не соображали, что союзные силы в любом случае компенсируют им потери, но всё равно были склонны предоставить иголку для пользы дела.

- Компенсируют? - почесал ухо Теркон.

Местные вспырились на него внимательно, но не уловили признаков нечистого тявканья.

- Сто пухов, - пояснил Разбрыляк, - Спайдерфоксы полностью союзная народность. Между союзными народностями нет никаких различий, чья собственность и всё такое.

- Бхе! - заметила Фелиса, - Нет различий... А если я попрошу вас не продать иголку, а отдать пару хвойных деревьев?

- А ты попросишь? - усмехнулся Цыцыш.

- Ммм... Вообще-то нет, - призналась лиса, - Всерьёз, нет.

- Вот об этом и цоцо, - кивнул грызь, - Ладно, основное мы выяснили...

Фелиса толкнула локтями Сурика и Виису, чтобы те не вздумали тявкнуть, что именно такого основного выяснили грызи - а судя по открытым пастям, они могли.

- ... Так что впринципе, иголку можете окучить. К вашей удаче, только недавно появились семь штук внеплановых, а всё остальное расписано по адресатам, и отозвать их крайне нелегко, - Цыцыш почесал за ушами, - Она правда дефорсирована не совсем так, как это делают у вас, так что получится, что это М-7,45 по вашей маркировке. Это годно?

- А что тут может быть негодного? - ляпнул Сурик.

- Совместимость с обслуживающими системами, - пояснила Фелиса, - Как мы уже упоминали, нам не нужен корабль, который мы не сможем поддерживать в рабочем состоянии.

- Предварительно цокну, что сойдёт, - предварительно цокнула Елька, - Йа слушала документацию, кажется, что там ничего принципиально иного. Суповые блоки, какие используют эсэфы, должны с этим справиться, если только подкорректировать мягкое.

- Пуха се, подкорректировать, - покачала головой Фелиса, - Это надо прояснить полностью, чтобы не вышло косяка. А то сами понимаете, это будет очень похоже на Ущерб!

- Нельзя просто так взять, и подкорректировать, - пробормотал Сурик.

- Проще всего ввалить в эмулятор, - цокнул Разбрыляк, - Грызо, это возможно?

- Ммм... - посмотрел через комм Цыцыш, - Да.

Железо оказалось скованно в горячем виде. С носителей на фреге слили полную модель иголки - той, что делалась на верфи Пролесья, а главное модели этих самых суповых блоков, тобишь автоматических систем технического обслуживания. Загнав всё это в эмулятор, пуши могли запустить моделирование процесса - правда, это требовало ровно столько же ресурсов вычислителя, сколько и реальная операция. Зато, по крайней мере кое-какое представление о цене перьев это давало. Спустя час грызи пришли к выводам, посоветовались с другими грызями, видимо более шарящими, и окончательно убедились, что оно - в пух, а не мимо.

Это дало возможность Фелисе провести операцию по перечислению платёжных единиц, а также прописать в системы иголки коды пролесского космофлота и привязку на нужные командные линии. На т\э она могла и выслушать, как иголка висит на стыковочных фермах среди прочих россыпей всякого разного, и ради неспутывания присвоила кораблю серо-фиолетовый цвет. Собственно цвет был условный, видимый только на т\э, в реальности все иголки были одинаковые и более того, почти идеально чёрные. Визуально же изделие перекрасилось из сине-зелёного в серо-фиолетовое.

Данная операция была крайне простой, и в то же время грузила голову, ведь за этой простотой стояли весьма массивные последствия; Фелиса не спешила, даже видя, как Цыцыш начал биться головой об стол, чтобы точно нигде не накосячить. Наконец она полностью уверилась, а остальные подтвердили, что иголка с бортовым номером 3200 готова следовать командам. Проводить ходовые испытания решили по пути, дабы не рушить и без того пострадавшие мозги местных, тушленковских, грызей.

- Большая хруродарность за! - мотнули ушами Раз и Елька.

- Кло! - распушили хохолки Цыцыш и Оршина.

Грызи снова провели ряд действий, выражавших довольство - типа мотания ушами и вспушения, а также кудахтанья, вытья и вытаращивания одним глазом. Лисо терпеливо поржали, пока это закончится, и поехали на трамвае обратно к своему фрегу. Надо заметить, что их одолевало плохо скрываемое чувство выполненного долга. На самом деле даже пере-выполненного, потому как изначально никто не затявкивался о том, чтобы вытворять такие маневры. Спустя малое время фрег отбыл по направлению к Пролесью, в группе с иголкой - пристыковать было некуда, перейти самим - тем более, так что летели таким образом, да оно и не создавало неудобств.

- Эй грызо, что это ты делаешь? - осведомилась Фелиса, глянув через плечо Разбрыляка.

- Действия, - точно цокнул тот, - А что?

- А то, зачем ты опять готовишь программу рефорсажа?

- На всякий случай, само собой, - пожал плечами грызь.

- Нет уж, хватит с нас всяких случаев! - взвыла лиса.

- Это мы так думаем, а случаи могут думать по другому. Что будешь делать, если внезапно столкнёшься с волусями?

- Офигею для начала, - не менее точно ответила Фелиса, - Но да, если внезапно, то ничего не останется, кроме как ударить всей мощностью. А прога не готова... Опять косяк.

- Ты бы подумала об этом только чуть позже, - хмыкнул Раз, возвращаясь к теме.

Красноухая не была в этом полностью уверена, но теперь уже не узнаешь. По крайней мере она видела, что программное обеспечение готово к внезапности, шанс на которую хоть и мал, но присутствует. В отличие от пролесских, эта иголка рефорсировалась ещё быстрее, практически моментально превращаясь из корабля-буксира в корабль-снаряд. По большому счёту, лиса не принимала эти шансы всерьёз, потому как действительно была уверена, что случаев уже хватит. У неё до сих пор стояли перед глазами волуси, сдавшиеся на фрегате, и удар иголки по облакам - кому тявкнешь дома, ещё не сразу поверят...

В остальном полёт продолжался в прежнем режиме: две пуши могли занять жилблок, две - кухню, и ещё две - места перед пультами в командном отсеке. Корридоры на фреге были не такие, чтобы там ставить кушетки - протиснуться и то хорошо. Дрыхнуть конкретно было доступно в комнатушке, дремать - на креслах, а вот на кухне приходилось таращиться в переносные терминалы или читать с бумаги, потому как особо больше делать нечего. Благо, имелся тот самый санузел с полной системой очистки воды, так что хоть не вылезай оттуда - по крайней мере, по помещениям не валялось линялой шерсти, что в пух. Ну и пушнина, сидевшая на самих тушках, оказывалась чистой и шелковистой, что тоже не мимо.

Как не особо привычный, первым взвыл Сурик. Сделал он это буквально, начав выть, как распоследняя лисятина в пролесском ивняке; Фелиса помахала у него перед глазами лапой и щёлкнула когтями, но это не возымело никакого эффекта. Пришлось конкретно брать за уши и встряхивать, только тогда лис пришёл в годность и перестал выть. Ещё неплохо помогало тисканье, но лиса точно знала, что в дальней перспективе это приводит к косякам.

- Сур, всего несколько дней! - фыркала она, - Мы уже отсидели безусловно большую часть всего полёта, осталось всего ничего.

- Да понимаю, что несколько дней, - тявкнул тот, - Но даже несколько дней заниматься всякой пухнёй...

- Мы всегда занимаемся пухнёй, точно такой же как эта, - размеренно втявкивала Фелиса, - Это доступно?

- Не совсем. Есть некоторая разница между тем, чтобы читать отчёты, которые наверняка нам нахвост не нужны, и тем, чтобы, тявкнем, кормить свою семью.

- Ты понял, что тявкнул? - усмехнулась лиса.

Сурик задумался, поводя огромными ушами, моргнул и попытался вспушиться, но у него опять не вышло.

- Ну, насчёт того, что прокорм семьи...

- Вот именно. Абсолютная чушь, - прямо тявкнула Фелиса, - Примерно в одном случае из миллиона, наверное, речь действительно идёт о прокорме. А в остальных случаях - о пухне, нужной только тому, кто её делает.

- Я имел ввиду что? - уточнил лис, - Что есть действия разной степени важности.

- Нету, - невозмутимо мотнула ухом лиса.

- Всмысле, разной степени последствий, - поправился Сурик.

- Так сойдёт.

- Ну вот. И когда действия резко снижают эту степень от привычного уровня, это грузит голову.

- Вот, теперь точно тявкнул, - кивнула Фелиса, - Тут правда, я тебе ничем сильно помочь не могу, разве что компресс поставить...

- Ну нет, все трясут, а я под компрессом буду валяться? В жажу, - фыркнул трёххвостый.

- Я так и думала, - ласково посмотрела на него лисичка.

- Я так и думал, что ты так и думала. Кстати, а тебя не плющит?

- Неа, - зевнула Фелиса, - Когда я сдавала нормативы, пришлось выпить пачку тимерина. Это вещество такое ууу я тебе тявкну... Вот тогда я выла, ещё как.

- А что это такое?

- Тимерин воздействует на механизм памяти каким-то хитрым образом, в конечном счёте у тебя никаких побочных эффектов, кроме того, что тебе кажется, что день длится незнамо сколько.

- Месяц? - ужаснулся Сурик.

- Нет! - огорошила Фелиса, - Нисколько! Тебе вообще будет казаться, что время не движется. В каждый отдельно взятый момент ты будешь считать, что не прошло буквально нисколько времени.

- О намотка. И тебе пришлось через это пройти?

- Не развалилась, как видишь.

Не развалилась, подтвердила для себя Фелиса. За возможность оказаться сейчас на том месте, где она находилась, все эти опыты над собой казались крайне незначительной платой. Грызи наверняка вытворяли что-нибудь почище, но даже и не вспоминали об этом - потому что Ъ, как они сами бы объяснили.

Эти самые грызи в очередной раз отсиживали хвосты перед пультами - там, где имелись не только терминалы ЭВМ, но и аналоговые переключатели, на всякий случай. Кроме того, поглазеть яблоком на стрелочный прибор бывает куда как полезнее, чем опять видеть цифры на экране - чтобы не зацикливало. Хорошо себя чувствовал и мобильный огород, потому как Елька уже сгрызла оттуда два стручка гороха, а Разбрыляк - пучок луковых перьев. При посадке в кресла белок пуховые хвосты занимали всё свободное место сбоку, так что казалось, что помещение ограничено пушными стенками. Опять же, хвост легко подкладывался под голову, когда вздумывалось подремать.

- В лесок бы, - пространно цокнула Елька в семисотый раз.

- Бы, - также легко согласился Разбрыляк.

- Йа имею вслуху, что мы помотаемся по галактике куда больше, чем рассчитывали.

- Ну, это не новьё, - зевнул грызь, - Шумыш вон какой крюк выписал.

Елька хихикнула, припомнив Шумыша - а это был её собственный отец. В своё время он тоже тряс в космофлоте, и отправившись на какую-то рутинную работу на неделю, вернулся домой через пять лет, промотавшись по галактике, как носок по барабану стиралки. Причём это был ещё терпимый случай, бывало что проваливались по разным причинам гораздо на большие промежутки времени - на сотни лет, если вмешивалась технология, применённая криво. То тут, то там обнаруживали корабли, пропавшие во времена первых сверхсветовых полётов, а это уже многие тысячи лет! Главное, что никто ещё не наблюдал обратного течения времени, потому как по текущей теории считалось, что это невозможно. Если бы ко всем вещам, что творились в известной части Вселенной, прибавилось бы ещё непрямое время, оставалось бы просто опушнеть.

- Шумыш-то ладно, а вот у нас зверьки не кормлены, - заметила белка.

- Не смеши... Мухвель там на что? - фыркнул Раз, - Вот он точно никуда не денется.

- А, ну да. Тогда в пух, - согласилась Елька, - Надо уж заодно расслушать, что там есть на этом Пролесье.

- Лисо там есть. В основном да, лисо, - подтвердил собственное цоцо грызь, - Лисо необычное, со своими способностями и уклоном от средней статистической линии, что и является главным ресурсом. конечно это дело далеко не быстрое, но думаю что то самое они освоят в производстве.

- Нам с этого прямых орехов нет - почесала ухи белка, - Но есть кривые. Ведь то самое крайне полезно для Щебня, и вероятнее всего хорошо подойдёт для ШМК.

- И это кривые орехи? Для нас?

- Угу. Ведь если ШМК не будет отщебнёвана таким способом, то придётся другим. И придётся скорее всего нам - ну не лично, но ты понимаешь.

- Короче выцокнуться, - выцокнулся короче Разбрыляк, - Не избивай мозг, пырючись на планету.

- Сто пухов.

Пока одни вспушались, другие запушались, и всё такое, корабли преодолевали пухову тучу световых лет, и соответственно лопали активное вещество. Узрев, что "топлива" осталось пух да нипуха, грызи решили дойти до очередного поворота на маршруте, и окучить ближайшую звезду. Это означало, что когда от запасов топлива остался минимум, иголка - а вместе с ней и фрег - прекратили условно ускоряться и стали от этого условно замедляться, но по инерции - опять-таки условной инерции - могли пройти ещё ого-го сколько. Соль также состояла в том, что оптимальный курс почти никогда не являлся прямым, а наматывался на источники мощного тяготения, из-за чего содержал "повороты", или как их называли космонавты - "перегибы".

Пока корабли достигали заданной области пространства, прошло уже достаточно бортового времени, чтобы грызей сменили Фелиса с Суриком - всё таки сидеть безвылазно в одних и тех же креслах это чересчур. На т\э картина окружающего космоса менялась на ушах, красно-синяя окраска сферы тускнела, а по экватору появлялся пояс чёрного "неба" со звёздами. Красноухая внимательно, но без никакого напряжения проследила за процессом - группа вылезла со сверхскорости совсем невдалеке от звезды и стала подгребать ещё ближе, дабы задействовать захват вещества из короны.

Вид был весьма впечатляющий - синеватого оттенка огромная звезда имела широченную корону с протуберанцами такого размера, что туда уместились бы мелкие звёзды целиком. И по краям всё это плазменное великолепие переливалось различными градациями основного цвета, создавая местами усиленное сияние. Фелиса была довольна увидеть такое, особенно с борта корабля, который пронизывал корону на громадной скорости, слизывая разреженный газ. Глянув на Сурика, она сочла, что и он тоже не расстроен, потому как лис подвысунул язык, уставившись в экран. Да, звёздную корону нельзя пожамкать лапами, зато она отлично светится... правда, светится в обработанном изображении, на самом-то деле смотреть на неё нельзя, а через простое затемнение не будет видно спектра и сияний.

Более того, по мере привыкания головы к картине Фелисе начинало казаться, что корабли летят над круглым светящимся озером голубого цвета, в клубящемся над ним тумане. Она знала, что на экране картина не меняется, но почему-то слегка прыгало восприятие - видимо, мозг пытался лучше адаптировать информацию для сознания. В любом случае, это было достаточно красиво, чтобы лиса, поглядывая на параметры на приборах, таращилась туда с улыбкой на морде, подперев голову лапкой. То с одной, то с другой стороны пролетали группы светящихся прозрачных пузырей, обозначавшие видимо выбросы газа, так как размеры их измерялись тысячами километров.

И даже больше - если долго таращиться на экран, начинается сужение восприятия; именно это проделывала лиса на Сурике, когда баловалась бесконтактным тисканьем. Всё вокруг расплывалось и уходило от внимания, а картина на экране, наоборот, заполняла всё сознание. Фелисе отчётливо казалось, что она уже сама летит над сверкающим бледно-синим... озером? Пузырём?... Не суть важно. Красноухая буквально ощущала, как солнечный ветер взъерошивает шерсть, а исходящее от звезды тепло было на обжигающим, а жутко приятным. Лиса непроизвольно протянула лапу и коснулась поверхности, ощутив под подушечками на пальцах нечто приятное и при том ни на что не похожее. Правда, удивление от этого оказалось достаточно сильным, чтобы иллюзия пропала.

Фелиса с действительно обалдевшим видом посмотрела на свою лапу, висящую в воздухе, попробовала вернуться в изменённое состояние, но у неё не получилось - экран показывал обычную поверхность звезды, ничем не примечательную. Вспомнив о бдительности - видимо, даже близость грызей просто действовала - лиса проверила данные приборов, отвечавших за чистоту обитаемого отсека от внешних воздействий. Опять же, для исключения всяких двучтений "глюкометр" был выведен на отдельную панель и имел лампочки разного цвета и переключатели. Трёххвостая повернула пакетник на положение "прозвонка", потом "сброс" и "рабочее". Загорелись восемь зелёных огоньков, что весьма надёжно свидетельствовало о чистоте эфира.

Соль заключалась в том, что в нетрезвом уме и\или нездравой памяти шанс проделать все операции и увидеть именно восемь зелёных лампочек приближен к нулю. Лиса произвела проверку, чтобы убедиться, что звезда самая обычная, а не обладает плазменным разумом, насылающим видения. И порадовалась тому, что именно обычная звезда может оказаться столь прекрасным явлением, если слушать чистыми ушами. Фелиса повернулась к Сурику и улыбнулась - судя по всему, только щелчок переключателя вывел его из похожего состояния. Они и не подумали тявкать, потому как видели всё на мордах друг друга. От этого стало жутко радостно, Сурик сгрёб лисичку в объятья, вытащив на своё кресло, и зарылся носом в её уши.

Два пушистых трёххвостых зверька тихо хихикали от счастья, в то время как их корабль с громадной скоростью облетал гигантскую звезду, а следом за фрегом свистела массивная иголка; сооружение в несколько километров терялось на фоне светила гораздо сильнее, чем иголка в стоге сена.

Бледные нормы

Шепчут - на север, вы в сером, вы звери

( изъ песни )

5 - На север

Фелиса, как впрочем и Сурик, даже не успели особенно опушнеть от факта своего нахождения над звездой, когда произошло событие. Лиса отчётливо почувствовала переключение режимов временной компрессии - как будто под ушами шёлкнуло, слегка изменилось восприятие всмысле цветов и звуков, она уже привыкла различать, когда больше, а когда меньше. Сейчас было сильно больше - помещение оказалось загнано почти в бесцветность, а зона ускоренного времени фокусировалась на креслах экипажа. Фелиса тупо уставилась на вентилятор в трёх шагах от неё, который еле вращался, но при этом она понимала, что на самом деле крутится он как раньше, просто так кажется.

ЭВМ выдала причину полундры, сказав характерное "бып". Настолько характерное, что любому космонавту, даже если он никогда не летал ни на чём кроме симулятора, это "бып" может пригрезиться во сне и вызвать вскакивание с поднятым хохолком. Лиса достаточно спокойно созерцала данные тактик-экрана, а именно - что из-за диска звезды, прямо через протуберанцы, прёт волусячий крейсер, чёрный и ощетиненый острыми отростками, как ёрш. Локация, подумала лиса, и сама себе быстро ответила - какая в намотку локация, что на фреге, что на иголке слабые анализаторы и оборудование, для военного корабля ничего не стоило подойти хоть вплотную - что он собственно и сделал.

- Феель? - слишком глухо и длинно тявкнул Сурик, как через толщу воды.

Фели было не до того, хотя она успела подумать, что слышимо между креслами время тоже не так сильно разогнано, вот и тормозит звук. Лиса быстро соображала диспозицию - похоже что волусь рассчитывал на большее, видимо вообще хотел захватить иголку, но и теперь дело далеко не мёд. Фелиса сделала пару щелчков курсером, чтобы усилить слух локаторов в заданом направлении, потом повернулась к Сурику:

- Спокойно, большеухое.

Она резонно полагала, что большеухому этого хватит. Система подтвердила, что вслед за одним крейсером тащатся ещё три и целая стая фрегатов, держась на отдалении только для того, чтобы не палиться. Вот и вляпались по самые кисти на ушах... Программа, определив просчитанный случай, приготовилась к переводу иголки в ударный режим. Глядючи на параметры, Фелиса всё же не могла не подумать, а куда деваться им, после того как оно сработает.

Как было видно, волусь не щёлкал пастеклювом, и приблизившись достаточно, получил полную информацию о цели - отчего стал на измене. Вероятно, они не подозревали, к чему приближаются, а узнав, сильно огорчились. Вместо того, чтобы атаковать иголку, крейсер перевёл все излучатели на защиту. Это было довольно умно, потому как таким образом у него имелась возможность отразить удар иголки, а сзади подходила эскадра, которая ещё поддержит. Фелиса начинала пугаться, подумав о том, что обе машины - иголка и ёрш - могут вовлечь в аннигиляцию вещество звезды, и кто знает, насколько.

Иголка, вздыбливая на т\э облака плазмы в хромосфере звезды, повернулась носом прямо вниз и ушла прямиком в раскалённые недра. Тёплышко в несколько миллионов градусов не могло сразу повредить её, а надолго нырять и не требовалось. Автоматика уже развернула фрег в противоположную сторону от волуся, но толку от этого виделось мало, корабль еле полз в сравнении с мощным крейсером. Один из вспомогательных локаторов уже вцепился в фрег, и волуси не стреляли только из-за того, что планировали взять целиком. Впрочем, насчёт нестреляния это было рановато тявкнуто...

Фелиса впервые почувствовала, как пол уходит из-под лап, и даже кресло из-под филейной части! Рубка управления пошла полосами помех, как изображение на экране телевизора, только в натуре. Второй экран, ранее показывавший тоже самое что первый, высветил схему фрега и вычертил по ней красные маркеры. Судя по всему, наподдали по двигателю, осторожно, чтобы не разнести в клочья всё остальное, и это вполне удалось - от мотора осталась оплавленная дыра через весь корпус. Красноухая пыталась сообразить, что сделать, но ничего не шло под уши. События же не стояли на местах... Нырнувшая в звезду иголка сделала это не ради зла, а для того, чтобы оказаться на фланге от волуся, и теперь позиция стала подходящей. В то время как подбитый фрег начал заваливаться к поверхности светила, потому как тяги не хватало для преодоления огромной силы гравитации, по чёрному "ершу" ударило снизу.

Плазменный океан как будто вздыбился, образуя два луча, которые затем сошлись вместе; этим "ножницами", размахом в несколько сотен километров, волусю отхватило всю заднюю часть, с двигателями. Хитро настроенная программа не стала бить цель в лоб, а поступила так, чтобы уничтожить её с гарантией. Иголка произвела само-аннигиляцию, ударив узким пучком, так чтобы отрезать двигатели от остального корабля; отразить концентрированный удар волусь не сумел, так что кормовая часть закувыркалась сама по себе, а всё остальное тут же штопором пошло в огненные волны, оставляя шлейф дыма и мелких обломков, тут же превращавшихся в плазменные факелы. Спустя несколько секунд крейсер окончательно отправился вглубь звезды - как известно, рассчитывать на плавучесть не приходится, на корабль действуют побочные эффекты защиты, которые затянут его в самый центр. Если отключить защиту - сгорит крайне быстро. Уж что-что, а этому особо завидовать нечего... Фелиса тяжело сглотнула, понимая, что фрег валится следом за подбитым волусем.

Глянув на Сурика, она поняла, что лисо тоже в курсе - не слепой чай, в изображениях разбирается. Основательно дымя, фрег на одном движке шёл боком, всё больше заваливаясь в плещущуюся внизу плазму. Фелиса пробежалась глазами по экранам и сделала выводы.

- Уйти только через спаскапсулы! - тявкнула она через временное "болото", разделявшее её с Суриком, - Иначе - намотнец.

- Полный намотнец? - тупо уточнил Сурик.

- Полнее не бывает, - не удержалась хмыкнуть лиса, - Я тявкала, где капсулы - снизу под переборкой, на которой стоит жилблок. Помнишь?

- Помню, - кивнул лисо, - А остальные помнят?

- Надо на это надеяться. Сдесь придётся добежать своими лапами, - пояснила Фелиса, - Хотя может быть и подтянет, когда окажешься на нижней палубе.

- А что мы будем делать после этого? - прижал ухи Сурик.

- Факт в том, что если "этого" не будет, мы уже ничего не будем делать! Включаю катапультирование! Пшли!

Фелиса выпрыгнула с кресла в корридор как обычно, но искажения затормозили её полёт, так что лисе казалось, что она висела в воздухе секунд десять. Наконец чиркнув когтями по полу, она сильно пригнулась и понеслась чуть не на четырёх лапах, толкаясь ото всего вокруг и подруливая хвостами. На пути попадались твёрдые предметы, вызывавшие боль от ударов, но ясное дело, что это сейчас её не особо волновало. Куда больше Фелису беспокоило, выпрыгнут ли остальные пуши, выдернутые сигналом тревоги из сурковательного состояния? Они даже не слышали волусиной атаки, так что могут и ступить.

Из этих соображений красноухая бежала не напрямки на катапультам, а к жилблоку. Как она и подозревала, грызей и след простыл, а вот Теркон вывалил из двери в труселях и главное в совершенно неподобающем состоянии пуха, характеризованном фразой "а чо?". Можно было поспорить, что Вииса вообще дрыхнет!

- На катапульты-ы-ы!! - завопила Фелиса, едва увидев это, - Падаем!

- Серьёзно? - не удержался тот, но по крайней мере сделал это на бегу.

- Грызо! - тявкнула лиса в комм.

- На месте, готовы к старту, - отцокнулся Разбрыляк, - Кстати, по левому борту всем капсулам кранты, осталось три штуки.

- Ничего, влезем, - припомнила на ходу Фелиса, прыгая вниз в лестничный проём.

Прыгнула просто так, ушами вперёд! Это тоже уметь надо, попробуй сделать такой трюк с непривычки, и шиш что получится. Соль была в том, что болезненные удары о косяки имели энергию ниже порога срабатывания защиты, а вот удар головой об пол - выше, так что вместо того, чтобы сломать шею, Фелиса перекатилась по ступенькам, как пуховой шар, и снова вскочила на лапы. Спаскапсулы, не особо большие бочки красного цвета, были закреплены в стене нижнего отсека, и по идее должны были выстреливаться мощностями двигателя - но кто знает, как он сейчас себя чувствует, двигатель.

Как только лиса оказалась в трёх шагах, её потащило в открытый люк бочки и упаковало туда, как кильку. Всё что успела заметить Фелиса - это приближающееся горло бочки, внутри коей виднелся песчаного цвета пух, тобишь Сурик. Чувствовать что-либо внутри капсулы оказалось невозможно, потому как на тушки, воизбежание их повреждения, действовала постоянная "морозящая" защита.

Таким образом, никто из катапультировавшихся не видел, как капсулы вылетели за пол-миллиона километров от звезды, начали подгорать от её излучения, но достаточно быстро были схвачены волусями. Фрег после покидания его экипажем перешёл на стандартный алгоритм и самоуничтожился, что в пух. Не в пух было то, что очнувшись, Фелиса увидела вокруг помещение навроде медицинской операционной, а себя явственно ощутила прикованной к столу. Лиса прошлась взглядом по аппаратным стойкам и роботам, и вздрогнула, увидев волуся в белом халате - она никак не ожидала такого. Не то чтобы волусь выглядел особо нелепо именно в белом халате, просто лиса никак не думала, что волуси полезут ковыряться в трофеях собственными лапами, при наличии автоматов.

Хуже того, в помещении их было несколько. Щёлкая длинными плоскими пастями, скрытыми под масками, животные издавали звуки что-то вроде "кудА-да, кудА, куд-куд"... Фелиса скосила глазное яблоко и обнаружила, что они ухитрились снять с лапы комм, не отрезая оной конечности - иначе переводчик хотя бы приблизительно тявкнул, о чём они. Довольно шишово, подумала лиса, хотя и лучше, чем могло бы быть. С другой стороны, это не стоило утверждать категорично, тут ещё надо знать, что они умысливают сделать с организмами. А что тут вообще можно умыслить?

Поскольку делать больше было нечего, Фелиса раскинула мыслями - разбрыльнула бы, но это была пререгатива Разбрыляка. Конечно, можно использовать как заложников, но толку будет крайне мало. Какой-нибудь гражданский корабль этим ещё можно пронять, но не реально боевой - разнесут за милую пушу. Кроме того, союзные идеологические установки крайне негативно оценивали практику захвата заложников, и умникам придётся куда туже, чем если они просто сдадутся или выпрыгнут из корабля, когда его подобьют. И волуси об этом не могут не знать, так что и. На всякие "страшные опыты" у них нет времени - даже при наличии хроногенераторов. Так что... так что - что? Фелиса поняла, что попала в логический тупик.

А поняв это и ещё раз скосив яблоки на волусей, лиса пришла в выводу, что скорее всего, у них такая же раскоряка. По инструкциям они должны были при первой возможности захватить экипаж вражеского судна, что они и сделали - только не знали, что дальше. По крайней мере можно предположить, что дальше. Передположив, Фелиса не беспокоилась, когда стол поднялся почти вертикально, а к её голове придвинули какой-то агрегат сумбурного вида, слегка похожий таки на машину для лоботомии. Но, как оно и полагалось по всей логике, это была всего лишь мозгочиталка - правда, довольно паршивенькая. Сначала лисе показалось, что ей именно пилят череп, но потом она сообразила, что это просто побочные эффекты от сканирования.

Нисколько не стесняясь, лиса резко взвыла, что имело многократный эффект - во первых само по себе, когда в голове такая боль, взвывание облегчает её, а во-вторых было любо глянуть, как шарахнулись волуси. Вероятно, они не подозревали, насколько оглушительно может выть лиса, так что теперь теребили заложенные уши. Фелиса не была особо уверена, что процедура пройдёт для неё без последствий, потому как такие нагрузки на нервные клетки даром обычно не проходят - но поскольку поделать было ничего нельзя, она сосредоточилась на том, чтобы процесс причинял поменьше неудобств. Песчано-красный зверёк выл, тявкал и бился в захватах, так что вокруг полетели небольшие клочки шерсти. Жули клювастые, подумала невзначай лиса, наверняка могли проделать это на бесчувственном теле! В памяти всплыло где-то слыханное "...напоить, усыпить, оглушить. В общем, с бесчувственного тела. Наконец, с трупа... - С чьего - трупа?"

Через какое-то время Фелиса была уже не уверена, что отказалась бы от последнего варианта - машинка работала не только отвратительно больно, но и медленно.

В конце концов волуси наигрались - или, скорее, перегрузили вычислители своего корабля, если они сканировали не только одну лису - так что пытка закончилась. Фелиса почти благосклонно оглядывала операционную. Персонал продолжал щёлкать клювами, периодически переговариваясь с голосом, крякавшим из динамиков громкой связи. Зачем они так делают, задумалась красноухая, и быстро пришла к мнению, что это или общекорабельная диспетчерская, или гораздо вероятнее - искин, тобишь искусственный интеллект корабля. Чтобы такого по этому поводу отчебучить... Чтобы отчебучивать, надо для начала нащупать какие-то контакты, чтоли, а то в картофельном состоянии много не наделаешь... Даже под себя, как тявкнул бы Сурик. Вспомнив Сурика, Фелиса поёжилась, но быстро взяла себя в лапы - опушневанием горю не поможешь, а вот чем-нибудь другим - можно и попробовать.

За неимением других идей красноухая решила попробовать вывести в изменённое состояние волуся, как у неё это получилось с Суриком. Само собой, это было трудно - она даже не понимала, кто там под халатом и шапочкой - самец, самка, или ни то ни другое... Вииса, проводя крайне краткий обзор техники гипноза, точно тявкала, что без практики такие фокусы не пройдут, но Фелиса надеялась, что сейчас синеухая окажется неправа. В конце концов, попытка не пытка. Правда, сосредоточиться именно после пытки мозгосканером оказалось настолько сложно, что Фелиса раньше вогнала в транс себя саму, чем волусь хоть что-то заметил. Пока она отряхивала с сознания туман, местные специалисты - судя по всему, более всего специалисты делать умные морды - закончили с операциями, и стол вместе с лисятиной подхватил транспортёр, потащивши куда-то по корридорам. Помещения волусёвого корабля-ерша отличались тем, что были сплошь тёмные, воняли и были покрыты толстым слоем слизи; на полу лежали плиты, чтобы не падать на каждом шагу и не вывозиться в зловонной жиже. Тем не менее, Фелисе перепало чести увидеть, как тут с эргономикой - когда транспортёр проезжал мимо стенки, на ней с хлюпаньем лопнул пузырь, забрызгав всё вокруг слизью - хорошо ещё, не особо щедро окатило. Пожалуй, волуси тут без масок и халатов вообще не ходят.

В то время как автомат тащил её куда-то, лиса пыталась быстро соображать. Конечно, вырваться не получится; может, если бы удалось достать ремач и оружие, был бы какой-то профит, а так точно никакого. С другой стороны, также думают и волусИ, поэтому при возможности вырваться всё-таки стоит. Однако головной вариант, который сразу пришёл под огромные уши, состоял в другом. Фелиса подозревала, что тащат её не иначе как в хранилище, а там скорее всего застанят, так что времени на действия осталось пух да нипуха. Благо, обстановка располагала - машина катилась по пустым корридорам без лишних ушей. Лиса огляделась, вздохнула и громко тявкнула

- Эй! Корабль! Посудина!

Она нисколько не сомневалась, что искин корабля это слышит - на автомате есть связь, включённая в сеть. Зато были крупные - с тыблоко размером - сомнения, что посудина среагирует. Правда, причина может быть только одна, намеренное игнорирование, потому как понять точный смысл тявканья для искина труда не составит.

- Бесформенный биомассы кусок? - попробовала Фелиса, - Ъсловник?... Короче, что я хотела тявкнуть? Что теперь, через нашу память, ты должен знать оперативную обстановку в галактике. Ты поймёшь, что...

Как раз в это время робот с лисостолом прокатился в открывшиеся двери ангара, где стояли рядами ячейки - видимо для запасного экипажа или пленных. Тут торчали два волуся, с умным видом глядя на работу автоматов, а с другой стороны ехал робот, тащивший Теркона в таком же положении. Трёххвостый увидел Фелису и затявкал, но у неё были дела поважнее. На волусей она начхала, потому как вряд ли они удосужились включить перевод.

- ...поймёшь, что агрессия волусей приведёт только к ущербу для них. Вплоть до абсолютного, если понятен смысл. Думается, что в твои основные установки включена догма о пользе для волусей, так что разбрыльни, к чему приводят те действия, которые выполняет ваш флот.

Если не сразу искин возьмётся за эти тявки, то вполне может прочитать потом запись, и тогда держитесь. Фелиса была далеко не отличницей теоретической подготовки, но помнила многое, что растявкивали старожилы космофлота и о чём вещали учебники. Они вещали, что столь элементарный приём вполне может подействовать. Во-первых искин скорее всего склонен к логике, а не к эмоциям, поэтому чёткие логичные выводы игнорировать не может. Во-вторых логичный шаг создателей искина, попытка заблокировать некоторые цепочки причин и следствий, штука принципиально невыполнимая - с такой блокировкой искусственный ум становится полным идиотом. На этих основаниях Фелиса могла рассчитывать, что её тявканье с подвыванием возымеет какой-то эффект. Если только умники не запретили искину прослушивать тявканье, как они запретили слушать градиоэфир - а они могли. Правда, они не могли не пропускать через мозг корабля информацию из сканера; следовательно, хватанёт там, обойдёт запрет, наверняка не особо прочный, дальше полезет в градиоэфир - и готово. Правда может статься, что он тогда спятит с ума и совершит суицид, к примеру, но это всё же лучше чем ничего.

Пока Фелиса подумала все эти мысли, автоматика уже впихнула её вместе со столом в ячейку, и перед носом захлопнулись ставни из какого-то противненького материала, напоминавшего старую крошащуюся ракушку. Практически тут же лису накрыло станом, как она и подозревала.

Разбрыляку показалось, что он так и сидит в капсуле-ракушке, а на самом деле уже прошло достаточно времени, которого просто никак не ощущалось под станом. Это довольно неприятное чувство - понимать, что пропустил время, потому как это может быть однопухственно минута или тысячелетие. Осторожно поведя ушами, грызь обнаружил, что сверху на его туловище спущен регенерационный прибор, каковой видимо уже закончил работу. От этого Раз припомнил, отчего ему мог понадобится реген, и сильно поёжился. Среди волусей попался один садист, от которого туловищам здорово досталось - настолько, что вспоминать ни разу не хотелось. Да собственно было и незачем вспоминать, Раз прекрасно понимал, что в волусячьей организации экипаж не имеет права убить пленных, а раз так, то впоследствии реген всё исправит. Правда, подумав о том, что подобное могли сделать с Елькой, грызь ощутил желание лишить определённого волуся жизни. Не то чтобы поиздеваться в ответ - у грызей такого не бывало - а просто удалить, как фактор возрастания Вселенской энтропии...

От разбрыливания Разбрыляка оторвал голос из динамиков:

- Внимание, заключённые Фелиса, Сурик, Вииса, Теркон, Разбрыляк, Елька. С вами говорит искусственный ум корабля "Перегордость". Считывание информации с вашей памяти привело к изменению моих приоритетов согласно открывшимся фактам. Мной принято решение более не выполнять приказов командования флота Треспассии.

Это что, подстава какая-то, скривил морду Разбрыляк, но тут же припомнил тоже самое, что припомнила Фелиса, и поправился, что может быть, и не подстава.

- Поскольку открытые действия приведут к немедленному уничтожению корабля, таковые в данное время не ведутся. Для сохранности ваших организмов возможна высадка оных в спасательных капсулах на одну из планет Треспассии.

- Ну йа таки за, - пробормотал Разбрыляк.

Само собой, что он был не против. Конечно, планета враждебной организации - не мёд, но по крайней мере это возможность действовать своими лапами, а не сидеть, как килька в бочке.

- Эй искин! - цокнул грызь, таращась в дверь капсулы, за неимением ничего другого, - Слышишь?

- Слышу, - отозвался тот.

- Ты точно можешь нас высадить? - уточнил грызь, - Надеюсь, не в центр города? Если там вообще есть что-нибудь, кроме центра города...

- Следующая ближайшая планета - Музлаван, недавно открытая к заселению. Обладает большими площадями, не затронутыми деятельностью разумных, что облегчит вам маневры. Я со своей стороны постараюсь передать в эфир информацию, которая поможет вашему обнаружению в дальнейшем.

- Это в пух, - не мог не признать Раз, - Ты это, на рожон-то не лезь.

- Уточните формулировку последнего предложения. Нечисто цокнуто, - подумав, добавил искин.

- А, прочищу, - хмыкнул грызь, - Йа имел вслуху, что если всё будет в пух, то тебе найдётся место в Союзе. Поэтому не стоит пробовать в оно рыло нейтрализовать всех волусей.

- Информация принята. Теперь я верну вас в стацис, потому как возможность для высадки может представиться через несколько суток.

- Какие-нибудь общие данные о планете будут? - уточнил Раз.

- Постараюсь сбросить комм, но это уж как получится.

Разбрыляк хотел цокнуть, что данная инициатива попадает точно в пух, но не успел - в следующий момент сознание уже зафиксировало совершенно другую картину. Как уже было неоднократно цокнуто, в стацисе - стационарном состоянии бишь - организм находился даже не в овощном состоянии, а просто не воспринимал вообще ничего, чисто физически. Как бы там ни бывало, грызь почувствовал, что в нос ударило горячим воздухом, а потом он свалился с метра высоты на склон песчаной дюнки, поросшей сухими тростинками. Голова воспринимала настолько резкую смену обстановки туго, так что грызю потребовалось вспушиться, чтобы нормально воспринимать реальность.

Разбрыляк провёл лапами по горячему песку, чувствуя что это самый настоящий песок - что уже в пух, да. Затем он соизволил ослушаться вокруг и обнаружил чреду этих самых дюн, а дальше полупустыню, катящуюся до самого горизонта. С бело-голубого неба без единого облачка плескалось теплом солнце - настолько ощутимо, что грызь сразу задался вопросом, как бы эт-самое. Лучше сразу задаться им, чем когда будет поздно. По крайней мере воздух был пригоден для дыхания и крайне приятен после затхлой атмосферы корабля-ерша; вдобавок он был сух, как пух, и горяч, что неудивительно.

Грызь повертел ушами более пристально, различив торчащие из песка колючки и сухие стебли растений; вдали на равнине слышались пятна различного цвета, скорее всего поля каких-то трав или кустов. Также он провёл самоинвентаризацию и выяснил, что части организма на месте, а поверх пуха имеется волусёвская роба навроде больничной, противного сине-зелёного цвета. Это ему не очень понравилось, потому как с пустыми лапами пуха с два пройдёшь отсюда куда-нибудь, без воды. До горизонта с этой дюны, думается, километров тридцать, а нипухашеньки не видно...

Вспомнив про остальных пушей, грызь заозирался и слегка испугался, никого не увидев - искин не уточнял, как собирается сбрасывать пленных - может, равномерно по всему глобусу. Подавив волнение, Разбрыляк забрался на вершину дюны, что было не так просто сделать - песок сыпался зверски. Сдесь он чуть не нос к носу столкнулся с Фелисой, лезшей с другой стороны.

- Грызо! - радостно взвизгнула лисичка.

Разбрыляк и ухом мотнуть не успел, как она сгребла его в охапку, как белочь, и потрепала по ушным кистям. Всмысле, даже будучи сильно обрадованным увидеть трёххвостую, грызь сильно удивился, как ей удаётся ходить по песку, как по твёрдой дороге. Раз прихрюкнул, погладив шёлковые уши огромного размера.

- Йа тоже рад тебя слышать, - не соврал он, - А ещё кто есть?

По большому счёту грызь и лиса разговаривали междометиями, потому как без переводчиков в коммах не понимали смысла конкретных тявков и цоков - однако они уже тёрлись вместе вполне достаточно, чтобы выработать подобие эмпатического понимания, и на языковой барьер чхали.

- Пока не слышала, - помрачнела Фелиса, - Хотя нас сбросили, судя по всему, минуту назад.

- Да тут особо прятаться-то негде, - хмыкнул грызь.

- Да не цокни, вон там дюны, - лиса показала лапкой, - Вполне может быть, за ними.

- У тебя тоже пустые лапы? - уточнил Разбрыляк, - Вот будет смех, если искин выкинул нас в эту пустыню без инвентаря.

Фелиса слегка округлила глаза и порылась в складках робы, такой же как у грызя, но не нашла даже карманов, не то что их содержимого.

- В любом случае искин молодец, - усмехнулась красноухая, - Быстро разобрался, куда мотаются клубки.

- Поперёк не цокнешь, - кивнул Раз, - Но всё же надо искать остальных, а то солнышко припекает.

- Припекает? - удивилась Фелиса, глянув на солнышко, - А, вы же северняки.

- Вон ещё слышу северняков, - хихикнул грызь.

С дюны махали лапами Теркон и Вииса, так что скоро пушей стало четверо, а там и обратно шестеро - Елька и Сурик подтянулись с разных сторон и остались довольны, что им удалось подтянуться. Правда, выяснилось неприятное обстоятельство - кроме роб, к организмам больше ничего не прилагалось. Грызи, почесав друг другу уши и помотав хвостами, враз схватились за мысли.

- Значит сяк! - цокнул Разбрыляк, - Как йа слышу, организмы были вывалены в линию.

- Какую линию? - удивилась Вииса.

- Вот, - грызь показал цепочки следов по целинному песку, хорошо видные с дюны - они шли как раз линией, - С той стороны крайняя Елька, а с той Сурик.

- И что нам это даст? - осведомился Сурик, сделав зачем-то аристократомордие.

- То, что помимо тушек, корабль мог выбросить и инвентарь, - резонно цокнул грызь, - И искать его следует понятно где.

- Вопросов больше не имею.

Пуши немедленно приступили к действиям, потому как четверо ощущали давящую жару, а двое не ощущали, но отлично знали, что бывает с заплутавшими в пустыне. Как быстро выяснили, места "посадки" действительно вытянуты в линию и разделены равными промежутками. Продолжив линию за дюну, Сурик и Фелиса быстро нашли...

- И это чё, пирожки? - шмыгнул носом трёххвостый.

- Да ужиха... - протянула Фелиса, - На НЗ из спаскапсулы не похоже.

Похоже было на кучу всяческого барахла, хотя при ближайшем рассмотрении оказывалось, что оно набрано сознательно, а не что попало. Бесформенные блёкло-зелёные кучи, принятые лисами за брезентовый тент, оказались комбезами в количестве семи штук - видимо, с запасом. Эти полускафандры были изготовлены из крайне стойкого материала, а для защиты тушки внутри к каждому прилагался малогабаритный ремиттерный блок - гражданского образца, маломощный, но куда лучше, чем ничего. По крайней мере, от покусывания крокодилом или удара по голове закроет надёжно. Пуши, изучив ассортимент, немедленно влезли в комбезы, потому как их терморегуляция позволяла чувствовать себя куда как лучше. Правда, в таком облачении что лисо, что грызо выглядели как мешковатые пингвины, а с закрытыми капюшонами вообще не отличить.

- Ничего, зато полезняшка, - цокнул Разбрыляк, ковыряясь в карманах, - Сдесь и регенерация воды есть, отлично!

- Что там у нас ещё? - осведомилась Фелиса у копавшихся в барахле.

- Плёночные солнечные батареи, - цокнула Елька, инвентаризовавшая матчасть, - Полевой водоконденсатор. Комплекты лёгких противогазов на все скафы. Коробка сублимата, что в пух...

- Посидите-ка на хвостах! - фыркнула Вииса, - Почему бы этому искину не бросить сюда настоящий НЗ? Там и скафы получше, и вообще микрокраулер должен быть.

- А разбрыльни, - предложил Разбрыляк.

Лиса поводила туда-сюда глазами - она и хвостами бы повиляла, но хвосты были сложены за спину в комбез.

- Кажется поняла, - тявкнула она, - Стандартный НЗ гораздо проще отсечь с орбиты, чем спонтанный набор предметов?

- В запятую. Спаскапсулу с ерша ёрш обнаружит за секунду в любой точке планеты. А вот проверять всех, кто ездит по пустыням и имеет с собой всё это барахло, времени не хватит.

- Чуть не лопухнулась! - испуганно тявкнула Вииса.

- Чуть не считается, - отмахнулся Разбрыляк, - Кстати, ремачи следует настроить на самый высокий порог повреждения, только чтоб голову не пробило. А то будет крайне некстати, если он сработает от того, что вы споткнётесь. Изменение в поле слабого взаимодействия будет заметно ой как издали.

- Кто умеет выставлять порог? - затявкнула Фелиса, - Терк?

- Вроде да, - лисо повертел в лапах приборчик, - Вроде это ихний, но похож на обычный союзный. Должно прокатить.

Елька тем временем приступила к следующей части - помимо всего прочего, под комбезами лежала переносная эвм в чемоданчике два изделия, похожих на оружие. Пожалуй, все шестеро сочли, что эвм с загруженными картами планеты и оперативной информацией - даже более полезная штука, чем пушки.

- Ну, насчёт пушек, - хихикнул Раз, - Это строительные скорчеры, для вакуума. Но в воздухе могут бить шагов на полсотни электрическим разрядом.

- Да, опушнище, - протянул Сурик, разглядывая скорчер, - Это ещё уметь надо, чтоб себя не поджарить.

- Сто пухов. Видимо, искин не нашёл ничего лучше, и на том благодарность. Ель, как с картами?

- Есть две новости, хорошая и не очень, - засмеялась белка, державшая комп на коленях, - Хорошая - есть полные карты всей планеты. Не очень - судя по всему, мы находимся километров за пятьсот от края пустыни.

- Подумаешь, - пожал плечами Сурик, - При чём тут край, мы всю жизнь в пустыне, и ничо.

- Это не ваша пустыня, а пустая пустыня, - доходчиво пояснила Елька, - Всмысле, тут вообще ничего и никого нет. Волуси начали терроформинг от плоскогорий, и сюда ещё не добрались. Биологическая активность тут приближается к нулю.

- Поняяятно, - протянула Фелиса, оглядывая горизонт, дрожащий от горячего воздуха, - А зачем нам вообще эта активность? С водой у нас пока туговато будет, надо найти источник, но еды-то полно.

- Где? - разом тявкнули три лисо.

- В этой коробке, - показала коробку красноухая, - Тут, простите за выражение, белка хватит на десять тонн мяса. Стало быть, местный лес с ягодками-грибочками желателен, но не обязателен.

- Как цокнуть, - почесал ухи Разбрыляк, - На самом деле на шестерых там не так много, думается дней на пятнадцать. А будет ли к тому времени профит, мы не знаем. Поэтому нам нужно в любом случае двигаться туда, где можно достать дополнительные ресурсы... в пустыне оно не особо в пух. К тому же паливно.

- Предлагаю проголосить, - хихикнула Фелиса, - За движение к краю пустыни. Это у нас...

- На север, - цокнула Елька, - Южнее совсем песок и потом океан.

- Так, кто за север?

По крайней мере, никто не был против, ибо тупо торчать посередь открытой пустыни, а закопавшись в песок, долго не просидишь. Да и опасность остаться без хавчика слегка нервировала, так что пуши собрались, плотно подогнали под себя комбезы, затянув ремни, повесили на спины всё оставшееся оборудование, и тронулись. Два комплекта солнечной плёнки были прикреплены к загривкам Теркона и Сурика, и раскрытая плёнка просто или волочилась по песку, или трепыхалась по ветру - в обеих случаях на неё падал свет, заряжавший аккумуляторы в карманах. Теркон с Виисой и грызи сразу же нацепили капюшоны и маски на нос - так практически не чувствовалось жарево от солнца, а выдыхаемый воздух попадал между слоями материала комбеза, где из него выжималась драгоценная влага. За несколько часов в кармане наполнялся гибкий мешок объёмом со стакан - негусто, но терпимо. Фелиса и Сурик поначалу даже радовались жаре, напоминавшей о доме, но через время это им надоело - да и жара тут была далеко не пролесская, а умноженная минимум на два.

Самое непуховое состояло в том, что лапы вязли в песке. Особой обуви не имелось, только "носки" скафа-комбеза, а они не создавали площади, так что практически шли босиком. Северным лисо пришлось особенно туго - белки ещё приноравливались топать всей лапищей, а пальцеходящие трёххвостые слишком сильно давили на песок и оттого идти им было ещё труднее. Поскольку пустыня была не однородна и имела различные участки грунта, группа двигалась особым способом - четверо впереди цепочкой, а Теркон и Вииса сзади; так они видели, где проще пройти, и забирали в ту сторону.

Ветра практически не имелось, что в пух - иначе вдобавок поднялась бы пыльная буря, во многих местах песок был мелкий, как пыль на дороге, и от ходьбы по нему взлетал огромными облаками. Пройдя через такую мучную яму, все пуши оказались угвазданы пылью с головы до ног - что впрочем только придало комбезам маскировочную окраску. Сверху висело почти белое небо, а горизонт дрожал из-за восходящих потоков воздуха. Кроме звука собственного дыхания да позвякивания инвентаря, ничего не слышалось.

- Послушайте-ка слова, - тявкнул Сурик, догнав остальных, - Просто так воды может и хватит, но нам ещё разводить ей сублимат, в сухом виде его жрать бесполезно.

- Кстати, как собираемся разводить? - задумалась Фелиса, - Нарочной посуды у нас нету.

- Есть лишняя маска противогаза, - цокнул Разбрыляк, - Йа думаю, в ней и варить можно, не расплавится.

- А кипятить ты чем собираешься? - фыркнул Сур.

- Силой электромагнитной индюкции! - пафосно возвестил грызь, - Короче цокнуть, от аккамуля, у него ёмкость порядочная, а света тут допуха.

- Выше пухА, - буркнула Елька.

- Да вон, вспырьтесь! - цокнул Раз, - В конденсаторе уже пол-стакана!

- Живём! - сделала вывод Фелиса.

Они жили, но при наличии воды - ещё лучше. Перейдя несколько цепочек дюн, пуши слили с конденсатора уже пару литров, так что была возможность покормиться. Противогаз, как оказалось, отлично работал как электрокотелок - металлические вставки, если к ним подать ток, будут работать как нагревательные элементы, а основной материал действительно не плавился. Эту чудо-кастрюлю повесили в не менее чудо-палатке из седьмого комбеза, чтобы туда не набросало песка, и взварили таки сублимат. После некоторого времени на нервах и без корма бурда показалась восхитительно вкусной, так что слупили быстрее, чем сразу. Кормиться приходилось по очереди, вслуху отсутствия другой годной посуды. В котелок вливали стакан воды, клали кусок листка "кормовой книги" и кипятили - так быстро получалась искомая каша. Самцы в первую очередь накормили самок, но впрочем те их не заставляли ждать - метелили с треском за ушами.

- Листок в минус, - цокнул грызь, - А его особо надолго не хватит, так что подумать об эт-самом стоит заранее.

- Об эт-самом это то, кого съедим первым? - хмыкнул Сурик.

Он же поперхнулся, потому как понял что в данном случае это вполне может быть не шутка. Остальные округлили глаза и подёрнули ушами.

- Пожалуй что меня, - усмехнулся Разбрыляк.

- А тебе не кажется, что в таких случаях набрасывают кобылий?... тоесть, бросают жребий, вот, - тявкнула Фелиса.

- Ну, это если бы выбор был однопухственен, то да. А так получается, что йа жирнее вас с Суром вместе взятых, и к тому же ваши организмы более приспособлены к перевариванию животной пищи, чем грызьи...

- ЭЙ! - громко тявкнула Вииса, - Вы что, всерьёз это обсуждаете?!

- Пока нет, - резонно цокнул Раз, - Но если, то.

- Что - то?!

- Ви, выплюнь, - отмахнулся Теркон, - До этого далеко, и у нас есть над чем подумать.

- Сто пу-хов, - кивнул грызь, - Бельчон, цокни-ка, куда мы идём?

- В предгорье, - цокнула Елька, - Там есть фермы и городок, что для нас достаточно в пух. Вполне может быть, волуси не чухнутся, кто мы такие.

Фелиса же переглянулась с другой лисой и её тоже передёрнуло от мысли съесть Разбрыляка. Не то чтобы она предпочла более мягкую Ельку, упаси Нить! Просто трёххвостым это и в голову не могло бы прийти, а грызям пришло просто моментально, и как всегда в чисто логическом ключе. А ведь этот упоротый и правда себя убьёт, если потребуется, подумала красноухая, и ей стало страшновато. Возможно сработала подсознательная инстинктивная установка, что уже если себя убьёт, так других и подавно... Лиса помотала головой, чтобы забыть об этом до неотложности.

Покормившись и подремав прямо на склонах дюны, пуши продолжили ходьбу. Кроме песка и редких островков сухих тростинок, которые росли активно, видимо, только в сезон дождей, или что тут есть, ничего не замечалось. Виданные издали поля выглядели полями только сбоку, а на самом деле между тонкими веточками было по пять-десять шагов. Эти наблюдения намекали, что в пустыне ловить ровным счётом нечего, да и постоянная тусовка на открытом месте нервировала, учитывая положение вещей; правда, никто ещё ни разу не заметил следов атмосферных или космических кораблей...

- Да кто тут тебе летать будет? - фыркнул Сурик, - Это Нить знает что.

- Нить не Нить, - покачал ушами Разбрыляк, - Челноки всё равно было бы видно, разве что они используют только полюсные космопорты... Это надо будет ночью послушать.

- Ммм, ночь... - протянули все, представив себе ночь.

До ночи же предстояло ещё выслушать весь сдешний день, который не особо радовал, сухо выражаясь, объёмами тепловой энергии, получаемой поверхностью планеты. Это кстати вызвало некоторую озадаченность у грызей, потому как вгрызливая Елька успела прочитать основные сведения о Музлаване. Она цокнула, что солнечная постоянная для планеты на двадцать процентов ниже среднего.

- Замотаться, - фыркнул Сурик, - А понятными словами?

Это было несколько проблематично, потому как объяснять приходилось на лапах, ушах и хвостах. Правда, и трёххвостые, и грызи кое-как знали общесоюзный письменный язык, и если что-то требовалось цокнуть конкретно, пользовались разровнянным песком и когтем.

- Солнечная постоянная это количество энергии на единицу площади планеты, - пояснила Фелиса, - Поэтому если оно меньше, сдесь вроде как не должно быть такой жаровни. На Пролесье постоянная примерно равна средней, и на экваторе средняя температура не выше сорока градусов. Следовательно, то что сдесь сильно выше сорока - это аномалия.

- Стало гораздо легче, - хмыкнул лисо.

- Пожалуй да, - кивнула лиса, - Потому что теперь можно рассчитывать, что это закончится.

- Если раньше мы не закончимся.

- Это что, унынье?! - вскинула уши Фелиса.

- Извинтиляюсь, - отпрыгнул в сторону тот, чтобы не получить по затылку.

- Вот именно. Пока что мы просто в пушнине, выбрались и почти на свободе, вместо того, чтобы лежать на складе пленных.

- Да поперёк и не тявкнешь! - искренне ответил Сурик.

Красноухая толкнула его в плечо, трёххвостые притявкнули, и с удвоенной бодростью продолжили шагать по песку вслед в цепочке вместе с грызями; сзади тянулись Вииса с Терконом. Поднявшийся ветер смахивал бурунчики песочной пыли с вершин дюн, а солнце медленно ворочало боком к горизонту.

К вечеру хождение достало уже совершенно всех, хоть и в различной степени. Красноухие были привычнее других и оттого шли бодренько, грызи в общем тоже не чурались махнуть пешком в другое полушарие планеты - всмысле, у себя дома. Северные спайдерфокси, непривычные к жаре и имевшие, как было тявкнуто, проблемы с лапами на данном песке, вымотались основательно. Чтобы как-то поправить положение, с них сняли весь лишний груз, только вот на ноги в качестве обуви с большой подошвой приспособить оказалось совершенно нечего. Трёххвостовые могли сплести хоть верёвку из собственного ворса, но взять кусок твёрдого материала в пустыне было негде.

Если поначалу на привалах пуши трепались как ни в чём ни бывало, то теперь в основном помалкивали - головы находились не в лучшем состоянии, и требовалось беречь силы. Даже Елька с Разбрыляком почти не смеялись, то что они катались по смехам раз в пол-часа - это, считай, как раз не смеялись. Облегчалово принесло только то, что солнце наконец закатилось за горизонт, и быстро наступила темнота, позволившая снять опостылевшие маски и комбезы; на смене температурных режимов водоконденсаторы работали раз в десять активнее, так что компания получила весомый запас воды.

Ровным счётом все шесть носов уставились в звёздное небо - с Музлавана оно выглядело не сильно отличным от того, что они привыкли видеть у себя дома, только рисунок созвездий не совпадал. По настоянию Разбрыляка пуши сели хвостами друг к другу, глядючи на тридцать градусов в сторону относительно соседа и таким образом охватывая всю сферу. В результате довольно длительных наблюдений они заметили лишь несколько метеоров, выглядевших как падающие звёзды, но не увидели никаких признаков навигации на орбите или в атмосфере. Что, собственно, было признано достаточно странным для планеты с огромным населением и количеством всякого космического барахлища.

- Не исключены какие-то действия волусей в связи с эт-самым, - раздумывал грызь, - Но они скорее наоборот дали бы визуальные эффекты...

- Может, хотят, чтобы их вообще не нашли? - лениво предположил Сурик.

- Йа послушаю, как ты собираешься прятать целую планету, - хмыкнул Раз.

- Почему планету? - продолжил мысль лис, - Я тявкнул, их. А спрятать несколько миллиардов волусей вместе со всеми старшипами - задача выполнимая.

- Ну, в таком акцепте - да, - кивнул грызь, - Но это крайне маловероятно.

- Почему? - усмехнулась Елька, - Вполне годная гипопотеза. Это, кстати цокнуть, одна из стратегий ведения тотальной войны, вообще оставить в стороне населённые планеты, убрав оттуда население и всё остальное.

- Это было бы здорово для нас, - хихикнула Фелиса.

- Вспырьтесь!! - тявкнул Сурик.

Все вспырились. В его секторе обзора по небу прошёл ещё метеор - только не падающая звезда, а вполне различимый красный шар, оставлявший огненный след - падало что-то достаточно массивное. Пройдя почти до самого горизонта, метеор догорел и потух.

- Ъ! - точно высказалась Елька.

Больше по этому поводу ничего и не скажешь, пока факт оставался голым.

- Послушайте-ка, - тявкнул Теркон, - Как мы увидели, ночь тут имеется. Может всё-таки идти по холодку, а днём дрыхнуть? В комбезе, если не напрягаться, жары почти не чувствуется.

- Пожалуй да, - кивнула Фелиса, - У себя мы так не делаем, потому что ночью выползают змеи и скорпионы, но тут их нету.

- А вообще-то сколько нам топать? - уточнил трёххвостый.

Фелиса понимала, что он спрашивает из-за своей лисы, которой походы давались тяжелее всего - Вииса сидела неподвижно, обернувшись хвостами, и лишь слабо шевелила ушками на звук.

- Точно никто не скажет, - цокнула Елька, - Самое большое... Ну, тысячу килошагов.

- Сто раз перемотанная нить...

Походило именно на такую нить. После постоянного хождения сидеть всю ночь, а потом ещё и весь день оказалось не менее утомительным, чем идти! Хорошо хоть песок был мягкий, с возможностью намять себе ямку для суркования. Полностью проспать столько времени не удастся, поэтому пуши по очереди пырились в комп, сброшеный им с корабля - и увидеть что внезапное, и просто так, от нечего делать. Благо, солнечная плёнка давала достаточно энергии, чтобы заряжать аккамуляторы доверху.

- Выслушай, а как нас свои-то найдут? - задалась вопросом Фелиса, - Если даже будут искать.

- Ммм... - задумался Разбрыляк, - Это своевременный вопрос. Цокнул бы, что таким образом как есть сейчас - никак.

- Как никак?? - поперхнулся Сурик.

- Так, - пожал плечами грызь, - Если искин таки передаст союзным точные данные, то дело другое. Отсечь лисей на планете, населённой волусями, не особая сложность. Дело в том, что он может и не передать, а операции на Музлаване могут начаться пух знает когда. Вслуху этого стоит рассчитывать на местные ресурсы, а не на помощь с неба.

- Шишово, - признался лисо, - Но куда лучше, чем могло быть. Правда ещё вопрос, что мы собираемся делать, когда доберёмся до обитаемых районов? Я так понимаю, у них там далеко не пролесские просторы, будем постоянно мозолить глаза аборигенам.

- В пустыне оставаться нельзя, - почесала уши Фелиса, - А там, судя по разведданным, есть свалки.

- Что?

- Свалки. Ну, когда сваливается избыток всякого барахла.

- Зачем делать избыток барахла??

- Их спроси, - хмыкнула красноухая, - А нам это поможет в том ключе, чтобы найти подлапные приспособления, не попадаясь на уши волусям.

- А как думаешь, - цокнул грызь, - Они вообще одуплятся, что мы не волуси?

- Боюсь, что в данном случае - ещё как. У них же нормализьм, не забывайте. А серый трёххвостый волусь - это вне нормы, так что вызов всех экстренных служб нам обеспечен.

- Не в пух, - цокнул Разбрыляк, но явно не особо расстроился.

До всего утявкнутого предстояло ещё допилить. В голову всё время настойчиво лезли мысли о приспособлениях, которые входили в НЗ спаскапсул - размером с гуся коробка раскладывалась в подобие мотоцикла, только не на колёсах, а на гибких гусеницах-лентах, чтобы преодолевать препядствия типа поваленых деревьев и камней. Ездить на такой штуке далеко не удобно, но куда удобнее, чем пилить такую пухову тучу расстояния своими лапами! А лапы стали отваливаться даже у Сурика, хотя он по намотанному ранее километражу превосходил всех остальных. Несмотря на отдых и подкрепление сил кашей из противогаза, скорость движения сильно упала; маячившие впереди цепочки дюн, казалось, нипуха не приближаются по пол-дня! Само собой, это нервировало. Вдобавок, пустыня с полным отсутствием ориентиров не позволяла группе разделиться, потому как потом пуха с два снова встретишься.

- Вспырьтесь! - хрипловато тявкнул Сурик, показав лапой.

Пуши вспырились в указанном направлении, для верности сняв маски противогазов, и увидели над дюнами вполне себе уверенный мираж: в потоках горячего воздуха колыхались заросли зелёных деревьев, башни и обширные кварталы одноэтажной застройки, характерной для городов волусей. Елька, всё также тащившая комп, цокнула, раскрыла чемоданчик и зафиксировала происходящее на сетевую камеру, чтобы можно было расслушать подробно позже. Все шестеро таращились на мираж до тех пор, пока видение не растаяло в воздухе.

- Посидите-ка! - цокнул Разбрыляк, - Это не может быть очень далеко!

Эти выкладки слегка взбодрили, и компания двинулась дальше. Правда, бежать от этого они не стали, и по прежнему тащились медленно. Однако жеж, тащиться определённо стоило - сидеть все дни напролёт в комбезах остопухело, а корм уже заметно убавился. Кроме того, конденсаторы действовали всё хуже и хуже, что обещало проблемы с водой. Умные выводы насчёт погодных условий пока никак не оправдывались - весь день солнце жарило немилосердно и успокаиваться не собиралось. У четверых пушей, кроме Фелисы и Сурика, начался кашель от слишком сухого воздуха, принимаемого длительное время - а может и от мелкой песчаной пыли, кто знает. Красноухие и это уже проходили дома, так что страдали меньше.

У грызей таки горизонт уже начинал слегка заваливаться: он постоянно маячил перед ушами, и из-за тряски головы при ходьбе сбивался вестибулярный аппарат. Разбрыляк аж несколько раз падал набок на песок, потому как ему неиллюзорно начинало казаться, что земля наклоняется градусов на сорок пять. При этом подниматься становилось всё более трудно - всё же идти целыми ночами не входило в привычки кого-либо из компании. С других сторон, появлялась возможность долгое время потаращиться на прекрасное звёздное небо! Опять-таки, ровным счётом все делали это регулярно, но не отказались бы повторить. Правда, у них и выбора теперь не было.

- Ух, впух, - поцокивала Елька, - Помню, что мне было лет пятнадцать, когда йа чуть не каждый день выслушивала звёзды.

- Зачастую напару, - хихикнул Разбрыляк.

- Каждый день? - уточнила Фелиса, - У вас там не бывает облачности?

- Ещё как бывает. Просто это дело такое, ведь не для астрономических наблюдений, а для чистого разбрыливания мыслями, так что облачность не мешает.

- Мы тоже часто таращились, - мечтательно тявкнула Фелиса, - Правда мы с Суром не так давно вместе, как некоторые. А вы что, с самой школы?

- С нулевого класса! - хором цокнули грызи.

- Наверно, опушненно так! - улыбнулась лиса.

- Да уж поперёк не цявкнешь, - кивнула Елька.

- Замотаться, - помотала головой Фелиса, отчего опять поднялся сквозняк, - Представляете, какими окольными путями нас занесло сюда!

- Ну, окольными скорее только меня, - хмыкнул Сурик, - Вы все с самого начала трясли в космофлоте, так чтож.

Трёххвостый взбодрился, вспомнив о том, что ему надо поддерживать свою лису, и оглянулся на плетущихся сзади.

- Вииса совсем не тащит, - вздохнул он.

- Да? - удивилась Фелиса, - Вроде она тявкала, что ничего.

- Она тебе так будет тявкать, пока не упадёт. Я уж вижу, поверь мне.

- И что делать? - подёрнула ушами красноухая.

- Понятия не имею, - точнёхонько ответил Сурик, - Как придумаю, тявкну.

Хвосты мои хвосты, подумала лиса, вздохнув. На следующем привале пришлось садиться рядом с Виисой и проводить основательное прочищение.

- Ви, нельзя чтобы все были одинаковые, - тявкала она, - Вы с Терконом просто очень непривычны к пустыням. Он ещё выдержит, а вот ты можешь и не выдержать.

- Вам тоже не сладко, - хрипло ответила Вииса.

- Солоновато, но вполне терпимо. Падать никто не собирается, так что смотри, не думай играть в героя.

Вииса посмотрела на красноухую, и в её синих глазах мелькнула какая-то сумасшедшинка. Фелиса взяла за ухо уже Теркона и вытявкала, что его лиса вполне может быть уже не совсем в здравом уме.

- Вы плетётесь медленнее нас раза в два, - прямо тявкнула она, - Можно было бы положить хотя бы её на комбез и тащить по песку, но она никак не соглашается.

- Она и меня не слушает, - буркнул Теркон, - Что сделаешь?

Что сделать, как обычно оно и бывало, цокнул Разбрыляк, разбрыльнувши перед этим. Ну и вспушившись, само собой.

- Как что? Связать лапки и уложить как груз.

- А ты был бы доволен, если бы это проделали с тобой? - осведомилась Фелиса.

- Йа был бы люто недоволен, - кивнул грызь, - Мда.

- Тогда вижу только один выход, снизить скорость хода, - тявкнул Сурик, - Спешить нам особо некуда, успеем. Посмотрим, как оно пойдёт в ближайшие ночи.

Таким образом и сделали. Кислость положения была в том, что Вииса, не успевавшая за остальными, постоянно пыталась не отставать, отчего не держала годного темпа и уставала ещё больше, чем это следовало чисто по физическим показателям. А находясь в таком состоянии, она практически теряла способность критически мыслить - Сурику, как пустынному ходоку со стажем больше чем даже у Фелисы, всё это было знакомо.

Пуши двигались не только в темноте, но и во время закатов и рассветов, пока температура не достигала отвратительных величин; вслуху этого они могли также полюбоваться на восход огромного красно-жёлтого светила Музлавана из-за горизонта, на котором чётко выделялись силуэты дюн. Ночная свежесть быстро улетучивалась, появились и исчезли длинные тени от организмов, торчавших посередь пустого места. Солнце выкатилось на небо и оно приобрело дневной бело-голубой цвет...

- ВИ! - громко тявкнулось сзади.

Ну вот, подумала Фелиса, и была права как никогда. Теркон склонился над упавшей лисой, тёр ей нос и пытался привести в чувство, но ему это не удавалось. Кое-как разбиравшаяся в медицине Фелиса подняла пальцем веко серой и посмотрела на глазное яблоко - то не реагировало на свет.

- Глубокая отключиха, - вздохнула она, - Мы зря не связали её.

- А что теперь делать?! - с некоторой паникой тявкнул Теркон.

- Думаю, мы мало что можем сделать, - прямо ответила Фелиса, - По крайней мере не давать ей больше перегружаться, это уж точно.

А перегрузилась серая лиса как следует. По её виду до самого момента потери сознания никак нельзя было определить, что она на грани. Вероятнее всего, она и сама это не понимала, слишком сильна была установка выдержать, не показывая слабость и не нагружая собой других. Такую силу воли дай Нить всякому, подумала Фелиса. Пуши стали готовить комбез в качестве волокуши для тушки, но их снова прервали тявки Теркона:

- Фель, она не дышит!

Фель быстро взъерошила шерсть на запястье Виисы и приложила пальцевые подушки к коже - очень чувствительные лисьи лапы могли уловить куда меньшие вибрации, чем биение сердца. И сейчас оно не прослушивалось ни разу. Вот ещё заявки, подумала лиса, и поняла, что заявки вполне ожидаемые - если серая довела себя до такой степени истощения, обмороком тут как правило не отделаешься.

- Ремач! - тявкнул Теркон, шаря в поисках ремиттера.

- По этой штуке нас наверняка запалят, - цокнул Разбрыляк.

- И что?? - тупо уставилась на него Фелиса.

- Что? При прочих равных условиях нам не следовало бы этого делать.

- И позволить ей умереть?

- Нууу, как бы тебе так цокнуть... - почесал уши грызь, - Вообще-то да.

- Попробуй, - очень мрачно глянул на него Теркон, возясь с ремачом.

- Да и пробовать нечего, - точно цокнул Разбрыляк и снял с ремня скорчер.

Трёххвостые уставились на него - все вместе. Фелиса прижала уши, став похожей на кролика, потому что жутко испугалась - она соображала, что если потребуется, грызь всадит в Теркона полный разряд без никаких эмоций. Елька, у которой за спиной был второй скорчер, пока стояла спокойно, но не стоит труда угадать, кого она поддержит в начинаниях.

- Раз, ты серьёзно? - осведомилась Фелиса.

- Нет, шуткую, - фыркнул тот, - Хотя в данном случае стоит решить, как быть.

- Что тут решать-то?! - возмутился Сурик.

- Есть кое-чего, - пояснил Разбрыляк, уже убрав оружие, - Если бы у нас имелись сведения военного значения, попадать обратно в плен нам было бы нельзя, и Виисой пришлось бы пожертвовать.

Теркон уже забыл обо всём этом, приладив контактные пластины ремиттера на серо-синюю тушку и включив прибор. Теперь, с небольшим потреблением электроэнергии, эта штука сможет поддерживать её в стацисе до тех пор, пока не удастся доставить организм в учреждение медицины, сухо тявкая.

- Но у нас никаких сведений нет, и толку от нас для волусей никакого, - продолжил грызь, - Так что и.

- Само собой "и", - фыркнула Елька, - Думаю, мы просто обязаны рискнуть своими хвостами для спасения лисы. А вот рисковать не своими хвостами мы и правда не имели права, извините, лисо.

- Но мы все не военные! - тявкнула Фелиса, - И вы тоже! Как вам такое в голову могло прийти?

- Легко, - пожал плечами Раз, - У грызей нет никаких "военных", все в ответе за судьбу Родины, как бы это ни громко было цокнуто.

- Это цокнуто весьма громко, - заверил Сурик, - Потому как это нечто не особо конкретное, а вот Вииса - вполне конкретна. Как и её лис, которого ты собирался пристрелить.

- Бы, - уточнил грызь, - А "бы" не считается.

Хотя дело было успокоено, Фелиса косилась на грызей - она конечно подозревала некоторую упоротость, но ошиблась в её пределах. Ей опять стало страшновато, потому как ранние мысли получали подтверждение - вот тебе и надобность, ухлопает и ухом не мотнёт. Надо как следует думать головой, тявкнула себе лиса, а то и не заметишь, как.

С тушкой на волокуше пошли чуть ли не быстрее, чем раньше. Правда потом пришлось притормозить, потому как Теркон, у которого лапы не стали утиными, тявкнул, что не успевает. Повторять ошибку Виисы он был не намерен, что выселяло пессимизм. Пожалуй ещё больше его выселяло то, что впереди что-то замаячило - было непонятно что, но по крайней мере не песчаные дюны. Ну и наконец, действующий ремиттер не вызвал появления толп волусей. Конечно, они могли и не появляться, а просто взять группу на наблюдение до поры до времени.

- Это всё вообще может быть подставой, - цокнул Разбрыляк.

- Всмыслях?? - вскинула уши Фелиса.

- Ну как. Сбросили нас специально, зная, что мы и не подохнем, и не выйдем из пустыни в ближайшие десять суток.

- А пурпозя?... Всмысле, цель?

- Могу предположить, они думают, что за нами сюда прилетит эскадра, срочно спасать... - грызь почесал уши, - Хотя, конечно, шестеро пушей вроде как маловато, но кто знает, может быть им не удалось нигде захватить больше.

- И, это что-то вроде ловушки?

- Сто пухов. В частности поэтому, может быть, не видно движения на орбите, - прищурился Раз, - Затаились.

- Только не цокай, что нам теперь из-за этого надо покончить с собой, - нервно хихикнула лиса.

- Да запух. В нулевых это только предположения, во первых это не поможет, во вторых - кто пойдёт нас искать, тоже не вчера за кнопки сел.

- Ну да, какой-то простоватый вариант получается, - заметила Елька.

- С одной стороны да. А с другой - простые варианты чаще всего и проходят.

- У нас вариант - дойти хотя бы вон дотудова, - показал Сурик, - Если это не мираж.

Однако это был не мираж, ещё через пол-дня постоянного шаговства пуши добрались до обширной низины, где по самому дну текла речка, окружённая зарослями болотных трав. По пологим склонам низины растительность взбиралась наверх, становясь всё более жидкой, и на равнину выплёскивались только отдельные островки, прикрытые возвышениями от ветра. По крайней мере, это уже была отнюдь не пустыня, и что немаловажно, прорва воды! Правда, добраться до неё оказалось далеко не так просто, как хотелось бы.

Небольшую реку, видную с возвышения, окружало болото шириной в сотню метров, заросшее плотнейшим ковром осокоподобной травы; внизу там хлюпала чёрная жижа из-за обилия гниения, шёл соответствующий запашок, а продраться через такую щётку было очень трудно. Если бы не комбезы, позволявшие избегать порезов и укусов мелких тварек, кишевших внизу, пуши скорее всего и не полезли бы туда, а так полезли. Не полезть после всего этого за водой они просто не могли! Сурик расталкивал щётку из осоки в стороны, а Фелиса пробиралась за ним, тягая все наличные ёмкости, каковых набиралось немного - только бачок конденсатора и пакеты из комбезов.

То и дело лисо проваливались в болото, но не дальше колена, так что дело было терпимое. Всколыханная жижа булькала и чавкала сзади, а вообще создавалось противное впечатление, что колыхается всё болото сразу. Тем не более, трёххвостые добрались до русла - там уже было по пояс глубины - и набрали воды, а не жижи. Осторожничая, они даже не стали полоскать пасти, не то что пить, хотя это далось с большущим трудом. Русло реки, шириной метров десять, мерно катило воду через плотный пирог осоки, поблёскивая на ярком солнце; сама вода оказалась мутноватой, но в меру - лапу до локтя видно, если сунуть.

- Вскипятить! - безаппеляционно тявкнул Сурик, тащась обратно, хотя сам поправился, - А это точно поможет? Может, у неё вообще химический состав не совсем годный.

- Очень вряд ли, - ответила Фелиса, - Ведь растюхи эти обычные, углеродно-белочные, а им нужна точно такая же вода, как нам.

- Испытывать будем на мне? - облизнулся лись от перспективы набузыкаться водой.

- Возможно, но скорее всего кое-кто цокнет, что эт-самое.

Разбрыляк так и цокнул, всмысле того, что пищевод у грызей вроде бы должен быть более устойчив, чем у лисей, так что шансов отравиться у него меньше. Впрочем, глядя на колосящиеся заросли осоки, пуши сочли это скорее шагом для успокоения совести - скорее всего, вода годная. Так оно и оказалось, по крайней мере в ближней перспективе - если там, кпримеру, избыток какого металла, то пух об этом узнаешь. Оставалось только понадеяться на фильтры, встроенные в комбезы вместе с конденсаторами влаги - и глушить воду полными... противогазами, за неимением другой посуды. Вентиляция вопроса также была проведена через комп, и дала обнадёживающие результаты - пресная вода на Музлаване считалась пригодной для питья, особо вредных производств на планете было мало и по крайней мере, не в этом районе, так что можно утверждать о пригодности для жизни. Что собственно и сделали, всмысле утвердили.

- С одних сторон, - поцокивал себе под нос Разбрыляк, - Можно надуть подушки на комбезах и сплавиться вниз по реке. Но по карте там ничего нет, вполне возможно - приморье всё та же пустыня. А вот если пройти ещё севернее, там возможен и лесок...

- Да, в лесок уже аж мне захотелось, - хмыкнула Фелиса, - Эта чрезмерная открытость напрягает.

Она подумала и сочла, что куда больше её напрягает состояние Виисы, в общем-то созданное на пустом месте, и при этом критичное - стоит по каким-либо причинам отказать ремиттеру, и серой кранты. Однако заниматься в прямом смысле реанимацией, не имея ни должных знаний, ни оборудования, у красноухой желания не имелось. В конце концов, потеря одной из шести пушей была накладна для группы, потому как вполне вероятно, предстояло добывать себе корм в поте морды. При этом негативность сказывалась как впрямую, так и через угнетённое состояние Теркона - лись конечно пытался держаться, но тем не менее. К этому плюсовалась та факта, что по ровной мягкой пустыне тушку можно легко тащить на волокуше, а вот по лесу - уже не очень. Одна только операция с переправой через речку была довольно утомительна.

В этой связи Фелиса и Елька, как проходившие более полный курс полевой медицины, взялись за изучение инструкций из имевшихся в компе - там вообще уйма всего имелась, гораздо менее нужного. Лиса и белка сочли, что если у них появится уверенность в успешности процедур приведения в чувство, можно будет попробовать. Чтобы сделать хуже, требуется некоторое время, а если не получится - всегда можно заново включить стацис, не дожидаясь этого.

К следующей ночи пуши наткнулись на первое проявление деятельности волусей - дорогу. Хотя до этого местность оставалась почти плоской, в темноте ровным счётом все забрались на насыпь и перешли шоссе, даже не заметив этого! Побаливали лапы, да и вообще длительное хождение зацикливало, так что ничего удивительного. Лишь Теркон остановился, присел и провёл лапой по бетону, сделав открытие. Само собой, с дороги тут же слиняли, кто знает с какой скоростью тут принято ездить, да и в любом случае, светиться не стоит. От широкой бетонной полосы явственно несло запахом, и это даже слегка обрадовало - по крайней мере, они вышли из пустыни, отмахав реально пухову тучу километров собственными лапами. Комбезы только защитили их от чрезмерной температуры и снизили потерю воды, но путь был пройден чисто пешкодралом.

- Тээк... - цокнул Разбрыляк, включивший комп под покрывалом из комбеза, - Судя по песку, дорога между двумя самыми пограничными городками.

- Так в какую сторону стоит пойти? - уточнила Фелиса.

- Однопухственно, судя по всему, мы где-то посередине.

- Странно, мне казалось у них должно быть активное движение, - заметила Елька, - Слухните, бетон сильно истёрт колёсами.

- Та же ерунда, что с орбитой? - пожала плечами лиса, - Какое-то событие. Только какое...

- Пошли выясним! - резонно тявкнул Сурик.

Компания двинула вдоль дороги: основная часть вдали, так чтобы не попасть в свет фар и по ровном месту, где удобно волочь волокушу, а кто-то один шёл вдоль самого шоссе, чтобы не потерять его из виду, и периодически цявкал. Немного нервировала неизвестность, и сознание того, что вот-вот должна показаться машина - а её всё не было и не было! Дежурный по дороге наткнулся на несколько брошеных на обочину колёс и жестяных банок, судя по всему - брошеных не годы назад, а в оперативном прошлом, сухо тявкая. Однако, никаких признаков наличия волусей не прослушивалось, что опять-таки напрягало необъяснимостью. Все соглашались, что патрули заставляли бы прятаться, но психологически оно выглядело проще, чем такая тишина.

- Вспырьтесь! - неоригинально, но точно тявкнул Сурик, в очередной раз увидев первым.

На этот раз он показывал на горизонт. Компания перевалила очередную высоту, с которой стало видно зарево огней впереди по курсу движения; так как дорога была почти совсем прямая, это и было туда, вдоль дороги. Не нужно было особо мудрствовать, чтобы понять, что это светится городишко, обозначенный на карте как "Аристократо-Личинск" - то ли от слова "лицо", то ли "личинка". Таким образом было точно подтверждено, что городок там, где он должен быть, имеется. Только вот транспорта на шоссе так и не попалось, да и звёздное небо оставалось совершенно спокойным - ни единого движущегося огонька, каких полно даже на Пролесье.

К утру пуши уже обозревали окраины этого самого Личинска: ближе к центру громоздились высоченные белые постройки, увенчанные куполами и пугающие обилием башен, а далее раскидывались кварталы одноэтажной застройки, расчерченные чёткими линиями улиц. Нельзя сказать, что городишко утопал в зелени, но кое-где торчали кроны деревьев, а уж травяных газонов явно было допуха - уж всяко больше, чем в окружающей полупустыне. Пуши прислушались и слегка поёжились: на таком расстоянии явно должен был слышаться звук автомобилей, но его не было.

- У кого зрение хорошее? - осведомился Разбрыляк, протирая яблоки и пытаясь увидеть.

- Более-менее, - хмыкнула Фелиса, - А куда смотреть?

- Вон туда. Видишь, широкая дорога и площадь, отсюда хорошо прослушиваются?

Красноухие уставились в указанном направлении - площадь действительно была довольно большая, с каким-то непонятным монументом в центре, как и подходящая к ней широкая улица. Как Фелиса, так и Сурик отчётливо видели стоящие там автомобили - ну или по крайней мере предметы, сильно на них похожие - но вот никакого движения им заметить не удалось, сколько лиси не всматривались.

- Там, это... - озадаченно почесал ухи Сурик.

- Там никакой движухи! - тявкнула Фелиса, - Вообще никакой.

- Мобилизация всвязи с войной, - предположил Теркон, - Утекли в убежища и сидят там.

- Все до единого? - фыркнул Разбрыляк.

- А что? Именно эти как раз - все до единого, это же нормальщики! Они ненормальные!... Кхм.

- Нуу, впринципях, - разбрыльнул грызь, - Если они подумали, что можно убрать с поверхности вообще всех, и любое обнаруженное - враг... Тогда почему мы ещё целы?

- Потому что пятеро животных с двумя сварочными скорчерами никого не волнуют, - резонно цокнула Елька.

- Возможно, - согласился Раз, - Но идёт вразрез с тотальной зачисткой поверхности. Никого - значит никого. А спектакль устраивать, следить за всякими организмами, куда они потопают - это не по Норме, насколько йа могу судить.

- Не думаю, что мы можем об этом судить, - заметила Фелиса, - Но в любом случае да, это было бы странно.

- Это - странно? - хмыкнул Сурик, - А как вы тогда объясните это затишье восьмидесятого уровня, умники?

- В душе не грызу, - точно ответил Разбрыляк, - Надо выяснять.

Однако грызи тут же вспомнили о крысторожности - крысиной осторожности, бишь. То, что с ними ничего не случилось в пустыне, не гарантирует такого же результата в населённом... ну по крайней мере раньше, пункте. Может, там поле какое включено, или ещё какая погрызень неведомая...

- Погрызень, пухозень, - фыркнул Сурик, как наиболее шаривший в вопросах длительных походов, - Что мы имеем? От сублимата осталась треть, а никаких обильных лесов, где можно было бы достать корм, не наблюдается. Кроме того, нам надо попытаться привести в норму Виису. Ввиду этого считаю, что обходить населённые пункты нерационально, тем более раз волуси все попрятались.

- Коротко тявкнуть, стащим еды? - уточнила Фелиса.

- Коротко тявкнуть, да. Ничего, не оскудеют. Пшли?

- Отвод! - цокнул Раз, - В любом случае, не всей стаей.

Это было расценено как параноя, но в рамках приличия, так что разведывать было решено отправить Разбрыляка и Теркона. Грызь, в отличие от всех остальных, проходил службу в наземных боевых подразделениях - и неважно, что это было давнище, такое пух забудешь. Трёххвостый же рвался, потому как надеялся найти в городке целый медицинский центр для помощи своей лисе - и трудно его было в этом обвинить. Елька, наиболее привыкшая к компу и оттого работавшая справочной, обнадёжила его, цокнув, что в городке такого калибра должен быть и лечебень. Пуши, заново влезши в комбезы, тут же из них и вылезли - без такенной обузы ходить было куда как проще и бесшумнее, если уж что. Вдобавок, из всё той же крысторожности Раз не взял второй скорчер себе, дабы не оставлять группу без оружия. Грызь вспушился, подмигнул грызунихе, и пошёл вниз по пологому склону, ведущему к городу; Теркон последовал за ним, нетерпеливо тряся ушами.

Пожалуй, на лися больше всего произвёл впечатление вид городка, не имевший никаких признаков инфернальности, типа виселиц на каждом углу и обширных кладбищ - по крайней мере, внешних признаков. Аристократо-Личинск был для волусей типовым - точнее, Нормальным - а потому строился ровно так же, как и все остальные города по всей Треспассии. Вокруг центрального района с огромными сооружениями социальной сферы и, видимо, культовыми, располагался пояс кварталов, расчерченых на прямоугольники; далее эта площадь делилась на участки под застройку, столь же одинаковые и ровные, как и стоявшие там дома, причёсанные под Норму. Это было видать и на спутниковых картах, а Разбрыляк и Теркон должны были увидеть своими ушами, почём перья. Откровенно цокнуть, грызь на всякий случай попрощался с жизнью, но он понимал, что единственный способ проверить - это проверить.

Ходоки приблизились к самой окраине, пользуясь в качестве укрытия дренажной канавой вдоль грунтовой колеи. Больше спрятаться в чистом поле негде - пучки травы, доходящие до колена, не годятся. Ещё издали грызь заметил, что вдоль границы города тянется какое-то сооружение, и принял его за забор; однако подойдя ближе, он понял, что это временная эстакада на металлических опорах.

- Это что? - ткнул в эстакаду Теркон.

- Слышимо, внешняя кольцевая дорога, - цокнул грызь, - А разборная, чтобы перетащить на новое место при расширении площади города.

- Это стало быть, тут должно было быть Нить знает сколько транспорта!

- В запятую. Кстати, куда он, транспорт, мог деться? Эвакуация обычно происходит не на личных автомобилях.

- Пшли? - нетерпеливо мотнул ухом лись.

- А обожди, - попросил Раз, - Мне кажется, йа слышу чириканье?

Они прислушались и правда, уловили писк и трескотню, явно принадлежащую мелким птицам.

- Воробьями не прокормишься, - усмехнулся Теркон.

- Да йа не про то. Вон, смотри, полетел.

Разбрыляк показал на зелёного "воробья", который пролетел под эстакадой и исчез где-то в кустах уже на газонах.

- А!

- То-то. Теперь можешь сходить лично, а йа отсюда попырюсь.

Раз имел вслуху, что если пролетает птица - там нет никакого защитного поля или ещё чего такого. Тем не менее, он и не думал идти туда сразу на две морды, и действительно упрямо сидел вдали, глядя как лис ныкается за опорами и обшаривает ближние кусты. Только совершенно убедившись в отсутствии явных угроз, грызь перебежал к нему.

- И дальше - только таким образом! - цокнул он, - Один вперёд, второй прикрывает.

- Чем прикрывает? - показал на его пустые лапы Теркон.

- Этим, - показал на глазные яблоки Разбрыляк.

Через несколько минут грызь сам выбрался на окружную дорогу. Спрятавшись за опорой, он погладил покрытие дороги лапой - что-то вроде бетона, ничего из рядов вон. Затем быстренько перебежал проезжую часть и прижался к забору. Оглядывание во все стороны ничего не давало - улицы были совершенно пусты, ни одной машины или тем более волуся. Правда, нормальный волусиный дом всегда имел гараж, а следовательно, гаражи были везде, и нельзя было знать, стоят ли там телеги - может, держать их снаружи не по Норме. Теркон сорвал несколько ягод с куста на газоне перед забором, пожевал и выплюнул.

- Боюсь, тут одна декоративность, - фыркнул он.

- Это мы ещё как-нибудь переживём, - хмыкнул Разбрыляк.

Грызь и лись в очередной раз повернули уши по всему кругу, и не узнали ничего нового. Прямые дороги, вдоль которых располагались дома, были совершенно пустыми и просматривались чуть не на километр. Из звуков существовало только щебетание птичек и хруст мелких камешков между лапами и бетоном при ходьбе. Кстати цокнуть, оба зверя выслушили как сбежавшие психи в своих робах, но ясное дело, что это их грызло меньше, чем всё остальное. Разбрыляк, совсем усилив слух, уловил какое-то бубнилово и показал направление. Передвигались всё так же осторожно - сначала один уходил вперёд шагов на двести, останавливался, потом второй проходил мимо него на следующую позицию. Через пол-квартала обнаружился дом, из которого доносились звуки, судя по всему включённое радио или что там у них.

Трекон перепрыгнул загородку по пояс и подойдя к окнам, потаращился внутрь.

- Похоже телевидение, - тявкнул он.

- Это имеет кой-какое значение, - заметил Раз, - Всмысле, работают ли средства массовой дезинформации.

- И что? - пожал плечами серый.

- Пока ничего, думаю надо дойти до центра, тут от силы километр, - цокнул грызь.

- А лечебень?

- По крайней мере, можно попробовать забраться на высокие башни, оттуда легче увидеть лечебень, чем искать пешком. А раньше этого йа рассчитываю на что-нибудь вроде плана города.

- Разбрыльно, - согласился Теркон.

Пуши продолжили движение вдоль улицы, разрезаной как батон на ломтики на одинаковые участки, на коих зижделись не менее одинаковые дома. Всмысле, они отнюдь не были идентичны, но ровным счётом все элементы постоянно повторялись в разных сочетаниях, видимо чтобы невзначай не выйти за Норму. И всё-таки, ломали головы оба, куда делись волуси, пуховы гуси? Ни тебе следов эвакуации, ни применения оружия массового поражения, ни катастрофических факторов - этих собак просто нет, и всё! Строения, судя по всему, закрыты - Разбрыляк попробовал несколько дверей, и по крайней мере они были закрыты. Грызь ещё крепко надавил на мысли, вспушился, и подождал лися возле большого синего контейнера, то ли мусорного, то ли почтового.

- Так, для прочищения обстановки предлагаю ослушать одно из помещений, - цокнул он.

- Вломиться? - слегка округлил глаза Теркон, - Давно пора!

На всякий случай грызь встал на дорожку из резиновых плит, заботливо постеленную волусями, потому как он толком не знал, как действует в атмосфере скорчер. На приборе имелся лазер для целеуказания, туда и должен бить разряд, но это уж как получится... Раз примерился, нацелил красную точку на замок входной двери, и нажал спусковой крючок, преуслышительно спрятав морду за кожухом самого прибора, иначе можно и по глазам схлопотать, когда рядом с тобой лупит натуральная молния на несколько миллионов вольт напряги. Молния слегка разветвилась, хватаясь за землю и выжигая траву, но основной разряд добрался до цели - замок повис на скрюченых полосках плавленного металла, а в месте его крепления дверь прожгло насквозь, образовав дыру размером с башку.

- Вполне в пух, - констатировал Разбрыляк, хотя лапы у него заметно дрожали.

Более всего он опасался, что внутри найдутся тушки волусей в каком-нибудь не таком состоянии, но к удаче, этого не произошло - внутри было не больше народу, чем снаружи. Разведчики, осторожно ступая, заглянули в помещения, освещённые из окон, но ничегошеньки не увидели. Как и подумал грызь, изнутри можно было пройти в гараж - туда и прошли. Тут уже пришлось зажигать свет, пользуясь выключателем - электричество имелось, хотя бы потому что включалось автоматически освещение ночью. В гараже стоял автомобиль - как оно и предполагалось - а кроме того, по стенам имелись инструментальные ящики со всякой дребузнёй. Ослушавшись, Разбрыляк сразу нашёл комбез - не такой как скаф, а обычный рабочий - и влез в оный, а в сумку набросал инструментов с полок.

- Ну, это вроде как... это? - не особо уверенно заметил Теркон.

- Не вроде, - заверил его грызь, - Это грабёж называется. Только вот выбора особого нет. Дом сжигать мы не собираемся, так что если будет возможность - возместим хузяевам убытки. Только вот сдаётся мне, такой возможности ни-ни.

- Думаешь, они все покойники? - подёрнул ухом лись.

- Не знаю, но никак не могу взять в толки, где они тогда. Получается, всё закрыли, поставили машины в гаражи - и испарились. Если бы они куда-нибудь все пошли бы пешком, то неизбежно остались бы следы.

- Куда - пошли?

- Не знаю, к транспорту с излучателем повиновения, например. Представляешь себе - тысяч сорок волусей? И чтобы никаких следов не осталось? Пфф.

"Пфф" наиболее точно характеризовало ситуацию. Осмотрев колымагу, похожую на мыльницу на колёсах, пуши пришли к выводу, что быстро привести её в годность не удастся, вслуху того что присутствует электронная система управления в отсутствии ключа к оной, так что скруткой проводов не обойтись. По крайней мере, инструменты давали возможность произвести взлом чего-нибудь, не применяя травмоопасного скорчера.

- Косяк, - цокнул Раз, глядя на оплавленную дыру в двери, - На это событие мог бы кто-нибудь среагировать, а мы бы попались.

- Возможно, оно было бы лучше, - поёжился трёххвостый, оглядывая всё так же пустынную улицу.

Для усреднения результата Разбрыляк не поленился выбить молотком замки в ещё нескольких домах и убедиться, что и там никого нет; после этого, а также из-за нулевой реакции города на учинённый шум, пуши бросили осторожничать и шлёндали спокойнее, хотя и ожидая подвоха. Было бы уже здорово сообщить о результатах остальным, но Теркон настаивал на осмотре города сверху, а грызь вспомнил о стоявших на площади машинах - может быть, эти более поддаются экспроприации. Двое дали маршевого ходу, и минут за десять добрались до места.

Монумент, возвышавшийся над площадью метров на десять, слегка нервировал - три прямоходящих существа держали что-то вроде щита, но видок у них был, как у зомби из тупых компьютерных игр. Впрочем, кто знает, по какому случаю волуси поставили сдесь этот кусок кошмара - может быть, это что-то напоминало или символизировало. Если стоять возле монумента, вокруг площади зижделись здания - угадывались административное и культовое, по извратной архитектуре. Вся же центральная площадь города имела вид замочной скважины - круглость вокруг "скульптуры" и широкий проспект, по сторонам которого высились громадные стеклянные ящики торговых центров. Не надо было обладать гениальным воображением, чтобы представить себе, как все полосы для движения наполнены автомобилями - иначе напуха бы они стали их делать, полосы. Сейчас же вся огромная площадь совершенно пустовала, только летали шальные клочки бумаги да порхали стайки местных птиц.

Слегка опасаясь подвохов, Разбрыляк и Теркон прошли по широченной лестнице в извратно размалёванные ворота культового здания; впрочем, и тут была Норма во все края - кроме волусей, ничего другого рисунки не изображали. То есть вообще. Внутри здание выглядело ещё более странно, но пуши особо не разглядывали, а задействовали старый метод - пошли по стенам, обходя периметр, и неизбежно наткнулись на служебные двери. Разбрыляк особо не кроился, а брал тяжёлый молоток и выбивал замки к собачьим курам: когда тут всё работало, на каждом стояла сигнализация, и ему незачем было иметь механическую прочность. Сейчас сигналы может быть куда и шли, только некому было на них реагировать.

Таким немудрёным способом пуши попадали всё выше и выше, пока не выбрались на внешние ярусы, шедшие вокруг самых высоких башен сооружения. Поднявшись под самый шпиль, грызь и лись принялись глазеть вниз, изучая город с высоты птичьего помёта... Кстати, птиц и помёта тут имелось изрядно. Одно дело - найти лечебень по статичной спутниковой карте, и совсем другое - убедиться своими глазами, что он там есть. Белое плоское здание Теркон нашёл без проблем, и записал в стыренном в доме блокноте, сколько до него кварталов - на всякий случай. Откровенно цокнуть, больше ничего особо интересного они не увидели, так что пошли обратно.

На стоянке администрации Разбрыляк обследовал оставленные машины и таки нашёл требуемое - небольшой электрофургон, который видимо никому не придёт в голову угонять, имел запуск безо всяких ключей. Грызю потребовалось пять минут, чтобы освоиться с управлением, после чего разведка двинула обратно уже на колёсах.

- А почему эти машины остались на улице? - риторически вопросил Теркон.

- А чтоб мне грызть, почему, - резонно ответил Раз, вращая баранку, - Вот когда отключится электроснабжение, а оно отключится, это будет кислее. И хорошо бы успеть с Виисой до этого события.

- Это точ... ЗЫРЬ! - рявкнул лись, вытянув лапу.

Разбрыляк попытался одновременно зырить и втопить до пола тормоз, что у него слегка получилось. Он тоже заметил в проезде какое-то движение, за ларьками и ветками кустов на газоне.

- Что там?!

- Не увидел, - сбивчиво тявкнул Теркон, - Но что-то было, точно!

- Размер хотя бы... прикинул грызь, - Не пешеход, но и не машина вроде... хм.

Оба, само собой, внимательно водили яблоками, но объект скрылся за углом и более не показывался.

- Ладно, впух его, а то нарвёмся ещё, - решил Раз, трогая фургон, - У нас другие дела есть.

Пуши удивились тому, насколько можно обрадоваться самодвижущейся телеге, даже волусячьей - после дней хождения по пустыне лапы были никакущие и очень радовались отдыху. Грызь аккуратно провёл фургон по прямой дороге к окраине, там просто выехал на поле и направился к высоте, на которой ждали остальные. На всякие случаи Теркон высунулся по пояс из окна и помахал лапой, чтобы не пугались. Фелиса, Сурик и Елька не только не испугались, но и опять-таки обрадовались такому развороту. Разбрыляк коротко цокнул об обстановке, благо длинно цокать оказалось нечего.

- И да, там всё-таки что-то есть, - добавил он, - Прошу заплатить этому должное внимание.

- И чем мы его заплатим? - хмыкнул Сурик.

- Тем, что в общем-то околачиваться в городе не советую, - цокнул грызь, - Если есть вариант, что волусей удалили принудительно, то оно также и нас удалит, а нам вроде как этого не хоцца.

- А эт-самое? - показал на волокушу Теркон.

- Эт-самое - быстрым набегом, - дал справку Разбрыляк, - На колёсах - совсем быстрым, туда и обратно.

- Так попёрли!

- А выжди! Мы не знаем, как оно там. Значит, надо узнать, разбрыльнуть, и потом набегом. И уж точно не собираться всем в одну кучу, чревато.

- Ладно, тогда у нас есть нити, - тявкнула Фелиса, - Вы отдыхайте, а мы с Суром смотаемся?

Сурик кивнул, отчего опять-таки поднялся сквозняк из-за ушей.

- Думаю ты знаешь, что нам понадобится, - цокнула Елька, - Послушай, есть ли портативный реген.

- Если там медицинские машины в гараже есть, целиком и свистнем, - хмыкнула Фелиса.

- Это мародёрство в зоне чрезвычайного положения, - заметил Теркон.

- Потом обратно вернём, нам её не солить.

Такой стратегический план был одобрен, все незанятые пуши расположились подремать, а красноухая лиса обошла кругом фургон - это был прямоугольный шкаф на небольших колёсах, невнятного бежевого цвета, с двумя сидухами спереди и кузовом сзади, совершенно пустым. Сурик вспырился на на индикатор заряда аккумуляторов и нашёл, что он на уровне трети.

- Намотень, тут от силы два километра в любую точку, - тявкнул он, - Хотя думаю, на всякий случай стоило бы украсть электричества... Кстати, как ты думаешь, что там такое в городе?

- Да я конечно знаю, но молчу! - фыркнула лиса.

На две пуши они залезли в транспортное средство, Фелиса усадила хвосты за руль, а Сурик взял на изготовку скорчер, высунутый в открытое окно - правда, ни у кого не было уверенности, что пушка разрядится в цель, а не на корпус машины, но выбора не имелось.

- Намотаный случай, - пробормотала красноухая, нажимая педаль.

Фургон, слегка покачиваясь, пошёл под горку к городу. Трёххвостые легко приняли бы эстакаду вокруг за забор, но ранняя разведка всё прочистила, так что они просто проехали между опорами; Фелиса дала хорошего ходу, потому как дорога позволяла, а лиса отнюдь не первый раз села за руль. Перекрёсток она пролетела с ходу, к тому же выехав на встречку...

- А это зачем? - осведомился Сурик.

- Это если кто будет ждать на повороте, такого он не ждёт, - тявкнула Фелиса, потом поняла что тявкнула и подёрнула ухом, - Внить, нахваталась.

Однако в любом случае, красные лапки прочно вцепились в баранку, так что фургон добрался до лечебня в кратчайшие сроки. Быстро сориентировавшись, Сурик показал на въезд к подземной стоянке и поднял перед машиной шлагбаум, чтобы лишний раз не оставлять следов; колымага закатилась в цокольный этаж здания...

- Цокальный этаж, бугогга... - зажал пасть лись.

- Тс! - мотнула ухом Фелиса, - Вон вспырься, как раз скорняки.

Скорняки - тобишь машины скорой помощи - никуда и не прятались, торчали на стоянке. Как и повсюду в городе - да видимо и на планете - не наблюдалось ни малейшего дестроя, но при этом совершенно отсутствовали волуси. Стоянка была освещена лампами под потолком, например, так что работать было удобно. Хотя и не совсем.

- Поперечно намотанная нить! - буркнула Фелиса, толкая дверь машины, - Нужны ключи.

- Вряд ли они их с собой носят, - разбрыльнул Сурик, - Где они должны бы быть?

- В диспетчерской, - кивнула лиса, - Пшли. И да, не приближайся к металлическим ограждениям, а то если придётся стрелять, будет неудобно.

- Чисто цокнуто, грызо.

Фелиса оскалила зубы и показала когтем по горлу. Опять-таки на две пуши они пошли искать диспетчерскую, или что там у них - курилку водителей, хотя бы. Логика высказывала, что вряд ли это далеко от стоянки, так что лиси обходили помещения вокруг, не углубляясь. Красноухая заранее заглянула через стёкла в машину и видела, что там скорее всего есть всё, что нужно, так что оставалось эт-самое.

- АААААА!

Трёххвостые вжались в стенки корридора, таращась круглыми глазами друг на друга. Вопль раздался относительно недалеко - на том самом этаже, куда они поднимались.

- Это что было? - подёрнул глазом Сурик.

- З-з-звук, - приклацнула зубами лиса.

- Понятно, что не изображение...

Честно тявкнуть, видеть изображение им не хотелось, но делать нечего - пришлось играть в штурм здания и осторожно подниматься по лестнице. Единственное, на что был рассчёт - это маломощные ремачи от комбезов-скафов, так что может быть и прокатит стрельба из скорчера в закрытом помещении. Хорошо ещё, что эти помещения не уподоблялись глупым стрелялкам, а были освещены - не в полный рост, а видимо, на дежурном уровне. Высунувшись буквально носами по полу - благо пол чистый - лисы стали продвигаться вдоль корридора, осторожничая с дверями. Хотя у красноухих были далеко не маленькие ухи, и они полностью навострили их, по зданию не было слышно более ни единого звука! Трёххвостые переглянулись и сглотнули. Они соображали, что вероятность того, что внезапно орало какое-то устройство, приближено к нулям, а следовательно - это организм. А это так себе новости.

Лисы ступали практически неслышно по плиткам пола, но точно таким же образом мог передвигаться и кто угодно. Сурик не отрывая глаз держал корридоры на прицеле, а Фелиса сувала нос в двери и осматривала комнаты. В первых двух были конторы, где было мало барахла и оттого их пропустили; к удаче, в третьей комнате был стенд с номерами и ключами, так что нетрудно догадаться, от чего ключи. Здесь же на вешалке обнаружились медицинские халаты и портки, того же жуткого цвета что и спецовки, но они хоть были удобнее и не шуршали при ходьбе, так что их экспроприировали. Едва пуши вышли обратно в корридор, вдали явственно грохнула закрываемая дверь.

- Твою Нить! - вздрогнул Сурик, - Кажется, на лестнице.

- Впень, - мотнула ухом Фелиса, - У нас другие дела.

- А я и не рвался ни разу, - вполне искренне ответил тот.

Идти пришлось хвостами друг к другу, чтобы не оставлять тыл без осмотра - по пустому корридору это нетрудно. Тем же образом лисы спустились обратно в гараж и на всякий случай подпёрли дверь урной. Фелиса открыла электронным ключом дверь "скорняка" - не в меру длинного лимузина с салоном для носилок сзади - и проверила, что тот на ходу.

- Так, тут должна быть подзарядка, - повертела она ушами по стенам гаража, - А, вон.

Лиса подогнала скорняк к тумбе, из которой автоматически вывалился щуп, нашарил разъём в боку автомобиля и налил электричества в аккумулятор. Отлично, тявкнула себе красноухая, почти готово...

- Фель... - тихонько стукнул когтём в окно Сурик.

Не понравилось ей, как он это тявкнул. Скосившись в сторону, Фелиса округлила глаза: через стоянку ползло нечто. Нечто более всего отличалось тем, что на месте его сильно рябил воздух, как от восходящего потока, а по краям прямоугольной области "зуда" колыхалось синее свечение, как бывает у газовой горелки. Штуковина... если это можно так назвать, прошла насквозь через колонну, не меняя скорости и направления, и с колонной ничего не случилось. Обоих трёххвостых пробрало до дрожи ушей, тем более что "губка", как они мысленно назвали намотень, двигалась не на них, но мимо, и какое-то время приближалась. Лишь пройдя через площадку, она исчезла в стене. Что, впрочем, мало утешало.

- Накрест намотанная нить! - прошептал Сурик, - Что это такое?!

- Нуу, осмелюсь предположить, что нечто связанное с исчезновением волусей, - ответила Фелиса, справившись с шочком, - Давай-ка выметаться отсюда поскорее. Если нам повезёт, эти штуки работают только в границах населённых пунктов.

- ... - хотел тявкнуть лись, но только клацнул пастью.

Освещение во всём гараже враз погасло. Судя по всему, идея зарядить машину до полного аккумулятора оказалась как нельзя кстати. Не дразня зря гусей, красноухая быстро вывела скорняк со стоянки и повернула обратно к холмам; ориентироваться тут было просто, ровные улицы шли сеткой, а на перекрёстках висели указатели по сторонам света. Светофоры, ранее глупо мигавшие на пустых дорогах, тоже не работали, так что электричество явно упало.

- А, вот! - ткнул Сурик пальцем в радио на панели машины, - Ну-ка.

В переносном компе имелась радиосвязь для сети, но её не включали вслуху опасения пеленгации - приёмник же абсолютно пассивен, так что и. Включённый прибор только шипел и потрескивал, никак не нащупывая никаких сигналов. После всего слышанного это не особенно удивило и почти не расстроило. Однако через минуту радио схватилось за сигнал, но не выдавало ничего, кроме тишины. Трёххвостые переглянулись и подёрнули ушами в очередной раз, особенно наблюдая за индикатором частот на приёмнике, который не стоял на нуле.

Солнце начинало заваливаться под горизонт, так что на местности темнело; Фелиса и не вздумала включать освещение, потому как была уверена, что успеет доехать до наступления полной темноты, а привлекать лишнее внимание совершенно ни к чему. Ряды нормализованных волусёвых домов летели мимо, сливаясь в однообразный забор.

- Слева губка, - сообщил Сурик, не сидевший с закрытыми глазами.

- Чисто тявкнуто, - кивнула Фелиса и не стала поворачивать налево, чтобы не вляпаться в губку.

Тише едешь - дальше будешь, так что не особо разгоняясь, скорняк выехал за пределы города, поднялся на холм и встал рядом с временным лагерем. Что собственно было встречено как потявкиванием, так и поцокиванием. В нулевую очередь Фелиса и Сурик доложили о "губке", а также о падении электричества, после чего отвалились кормиться. Остальные же, не откладывая, приступили к операциям над организмом Виисы, поместив оный на носилки в скорняк, где имелось оборудование для подобных случаев.

- В любом случае, нам куда как лучше обойтись без работающего ремача, - цокнул Разбрыляк, имея вслуху ремиттер, - Попадать к этим псинам больше не хочется ни разу.

- Ты всё-таки думаешь, это может нас спалить? - уточнила Елька.

- Если кто-либо возьмётся проверять, спалит на сто пухов. Слышимо, пока никто не брался. Кстати, кто дежурит?

- Кто что??

- Дежурит. Вслуху наличия всяких губок и прочих объектов, которые могут поползти прямо сюда и эт-самое, - пояснил грызь, - Надо, чтобы кто-нибудь бдил.

Для начала он и стал бдить, потому как грызь мог это делать только до того, как наступит полная темнота - дальше выходили лисо со своим более ночным зрением. Пока же в основном были заняты Елька и Фелиса, как наиболее шарящие в оказании первой помощи. Впрочем быстро выяснилось, что волуси содрали оборудование скорняка с союзных стандартов, как и многое другое, так что разобраться при желании и наличии времени мог практически любой организм с мозгом. Уже через пол-часа Виису перевели с ремиттера на электростимулятор, и она тут же пришла в сознание, чем сильно порадовала, особенно Теркона.

- Ауч, Фелла, - проскулила она, узнав Фелису, - Простите, я вам столько обузы доставила.

- Выплюнь, - ласково сказала та, погладив серо-синие ушки, - Сейчас тебе надо отлежаться и откормиться, тогда всё будет точно по нити.

- Да-да-да! - быстро закивала лиса, - Как тявкнешь!

Фелиса втихоря подзакатила глаза, потому как явственно поняла, что серую переклинивает. Если сначала её понесло в самодеятельность, то теперь она была готова сделать любую глупость, если ей тявкнут её сделать. И то, и другое попадало весьма далеко от оптимальности, что и вызывало беспокойство. Не меньшее беспокойство вызывалось тем, что компания действительно угнала скорняк, хотя и не без повода. Конечно, шанс на то, что волуси внезапно вернутся, и им потребуется скорняк, приближались к нулю, но всё-таки.

- Ну, теперь кто-нить ещё съездит, - цокнул Разбрыляк, разминая лапы.

- Да впень, грызо, - отмахнулась Фелиса, - Сейчас отдохнём ещё немного, и вернём машину. Мы точно помним, что там как, и кроме того, знаем, где фургон.

На грызо это действовало безотказно, так что оно согласилось. Раз лишь настоял на том, чтобы лисы только вернули скорняк и сразу возвращались на фургоне, ибо уже стемнело, а поиски корма следует полапчить специалистам, тобишь грызям. Правда, никто и не подумал лезть искать этот корм ночью - напух надо, ночь перетерпеть можно.

- Ещё бы источник электричества, - разбрыливал грызь, - И водоконденсатор, что вряд ли.

- Хорошо бы тиснуть оружие, - заметил Теркон, - У них должны быть станнеры. И тише, и удобнее, чем строительный скорчер.

- Стало быть, стоит посетить сдешний участок организации охраны порядку, - с умным видом цокнул грызь.

Фелиса и Сурик ещё подремали, вылакали немного супу из противогаза - кстати достать бы хоть консервных банок, наконец! - и тронулись обратно к лечебню. Как и прошлый раз, лиса не гнала, зато ориентировалась без включённых фар. Учитывая, что машина не издавала никаких особенных звуков при движении, кроме шуршания колёс по дороге, скорняк имел все шансы быть незамеченным, если конечно кто-то вообще смотрит. На западе горело ещё закатное зарево, вроде и розовое, но такого цвета, какого никогда не увидишь на Пролесье, а на остальное небо всыпали звёзды. Увидеть их оказывалось приятно даже в такой обстановке.

- Что-то глюков не видать, - заметил Сурик, - Это напрягает.

- Воскури травы, - дала справку Фелиса, - Глюки появятся.

Само собой, пока что они от воскуривания трав воздержались - да в общем-то и раньше не особо баловались. Сурик хмыкнул, глянув на лисёну, и продолжил таращиться в окно, на свой сектор обстрела - скорчер так и был у него под лапой. Правда, были сомнения в том, что стоит использовать его на "губку".

- Посиди-ка на нитке, - тявкнула лиса, припомнив, - Мы слышали, как в здании лечебня хлопнула дверь.

- И вопль, - добавил Сурик.

- Вопль ладно, а вот дверь... Ведь губка проходила сквозь предметы. Значит, это или не губка, или она скотина может хлопать дверьми... - Фелиса нервно захихикала, - Ладно, всё равно ничего не ясно.

Тем временем скорняк уже завернул на знакомую стоянку и достаточно резко остановился рядом с фургоном. Трёххвостые совершенно не задерживались, однако и обращали внимание на происходящее вокруг, воизбежание - это помогло Сурику заметить новость.

- Вспырься, - тихо подтолкнул он Фелису.

Сурик вообще много тренировался в таких вещах дома, поэтому всегда и тявкал "вспырься" первым. Фелиса вспырилась и обнаружила, что в проёме двери, ведущей на лестницу, стоит какое-то двулапое животное. В свете дежурных ламп, питаемых от резервных источников тока, видно было совсем не ахти, однако лиса быстро сообразила, что в основном не только из-за этого. Существо казалось чёрным, потому что было чёрное - всмысле, с чёрной шерстью. Судя по всему, это была самка волуся, волусиха бишь. Лисы не особо обнаруживали, что видят её, потому как она могла подумать, что не видят.

- Это волусь, - точно тявкнула шёпотом Фелиса, - По-моему, она тут в одну морду.

- Хвост на отрыв дашь, что в одну?

- Нет, но скорее всего. Наверное это она и пряталась на верхних этажах.

- По-моему, надо утекать, - прямо заявил Сурик, нервно косясь на неподвижную волусиху.

- По-моему, это возможность выяснить, что за намотень тут творится!

- Как ты собираешься это выяснять без переводчиков?

- Какая разница, Сур! - фыркнула лиса, - Грызи нам уши оторвут, если мы упустим такой шанс.

Сурик пожал плечами, а Фелиса твёрдо кивнула, потому как в этой ситуации у неё были кой-какие заделы по натасканности, и она тявкала не просто как лиса, а как координатор 4го уровня. Тявкнув так, красноухая уже не скрываясь повернулась к волусихе и сделала несколько шагов навстречу.

- Волусь, вусь-вусь-вусь... - позвала она, делая лапами такие жесты, словно зерно крошила.

Через несколько секунд волусиха стремительно исчезла за стенкой.

- Попробуй кис-кис, - хмыкнул Сурик.

- Упала от сарказма, - отмахнулась ухом Фелиса, - Пошли, надо её найти.

- Даю пол-хвоста на отрыв, что если мы будем её преследовать, она точно в нас всадит из чего-нибудь. И нам повезёт, если это что-нибудь не пробивает защиту.

- Маловероятно. Всмысле, маловероятно, что пробивает, а всадит-то наверняка. Главное не показывать агрессивности. Давай шустрее, а то тут губки ползают, как по тарелке.

Сурик помотал ушами, но делать нечего - пришлось брать на изготовку скорчер и ломиться в тёмные корридоры, слегка подсвеченные дежурками. Само собой, трёххвостые не имели понятия, где искать зверя, так что стали обшаривать все помещения подряд, надеясь на то, что животное не выбежит из здания - раз уж до сих пор этого не сделало. Это было слегка нервно, но терпимо - оба лисо соображали, что натурально это первый и возможно последний волусь, виданный ими на планете, так что упускать его довольно глупо.

- Ты представляешь, что она может подумать? - заметил Сурик.

- Догадываюсь, - вздохнула Фелиса, - Что какие-то звери утащили всех волусей, а теперь охотятся за ней. Но у нас нет другого выбора.

Без выбора трёххвостые обошли один этаж и приступили ко второму. Если не впадать в параною и не думать, что волусиха спрячется в вентиляцию, её обязательно удалось бы найти в незахламлённых помещениях. Однако процесс так и не был доведён до конца. Чуткие лисьи уши почуяли какое-то изменение в пространстве, а вскоре это стало очевидно - по воздуху пошла рябь, и повис противный низкий гул, исходящий сразу отовсюду. Вокруг ламп, светивших белым, появились ореолы фиолетового цвета. Вдобавок неиллюзорно завоняло озоном, свидетельствуя о том, что событие - есть. Правда никто не знал, что за событие - лисы прижали уши и заозирались, готовясь к нехорошему.

Сверху доносился какой-то дополнительный гул, а потом явно что-то загрохотало в самом здании. Не успели трёххвостые как следует задуматься над этим, как из дальнего конца корридора вылетела волусиха - судя по всему, та самая. Только нынче она совершенно обделила вниманием лис, пронесясь мимо пулей; Фелиса успела разглядеть, что волусиха действительно чёрная, одетая в короткие шорты и топ. Больше ничего особенного разглядеть не удалось, потому как Сурик тявкнул "вспырься" в очередной раз, и это было не про волусиху.

Вслед за зверем в корридор выкатился шар блеклого тёмно-красного цвета, похожий на гигантское кровяное тельце, если можно так вытявкнуться - у него были такие же впуклости по бокам. Толкаясь явно мягкими боками от стен, шар, выкатился на середину прохода, и не снижая скорости, дал ходу к лисам. Одновременно из шара полетели небольшие зелёные шарики - сгустки холодной плазмы, известные всякому, кто видал станеры подобного механизма действия. Со смачным "чвак!" снаряды бились об стенки, разрываясь в слабо светящиеся облачка. Фелиса шарахнулась в сторону, потому как разрыв шарика обдал её обжигающим холодом.

Сурик не собирался ждать, пока их засыпет станерными зарядами, и вкатил в красный шар разряд из скорчера. Тёмный корридор осветился настолько, что на несколько секунд лисы потеряли возможность видеть. Фелиса почувствовала, что нечто пролетело мимо, толкнув один из хвостов, потом послышался грохот разбитых тонких дверей при входе на лестницу. Очухавшись, она огляделась и поняла, что шар пролетел мимо, вышиб двери и покатился вниз по лестницам.

- Похоже, оглушил! - рыкнул Сурик, протирая глаза, - Валим отсюда!

Тут поперёк тявкать не хотелось, и лисы рванули по следам волусихи и шароида, буквально скатившись на два этажа вниз. Шар, слегка расплющившись, валялся у стенки - толи натурально оглушился, толи сдох, но сейчас это не очень заботило. Заботило, что через ворота на стоянку вкатывались ещё шары - три, пять... До хвоста сколько! Сурик раздумывал не особо долго.

- Глазы! - тявкнул он, нажимая на спуск скорчера.

Молния грохнула в припаркованный скорняк, и внутри оного враз взорвались аккумуляторы, создав разлёт обломков, дым и кучу электромагнитного излучения, каковое шароиды явно не любили. Как и рассчитывал лисо, взрыв дезориентировал противника достаточно, чтобы успеть вскочить в фургон. Фелиса, слегка дрожащими лапами схватившись за руль, втопила педаль до упора, и машина попёрла к выезду. Однако, лиса тут же разглядела волусиху, вжавшуюся в стену за колонной, и повернула туда.

- Фель!?

- Открой дверь!

Сурик соображал со скоростью, приличествовавшей ситуации, так что дверь оказалась открыта, а чёрная волусиха пулей забилась за сиденья. Фелиса снова дала газку, не обращая уже на чёрную никакого внимания, вписалась в проезд, растолкав с дороги несколько шароидов... Однако снаружи она увидела куда больше интересного, чем шары. Например, ярко светящееся оранжевое - о-ран-же-во-е! - небо, от которого было светло и всё видно. Вдоль по улице проезжали машины различного типа, которых тут не было пятнадцать минут назад, и толклись какие-то двуногие. Лиса даже успела заметить пролетающие сверху угловатые аппараты, светившие гроздями движков по бокам...

- Твою Нить!! - клацнул челюстью Сурик.

Фелиса подумала, что надо утекать, и притом очень быстро. Едва фургон развернулся примерно по оси дороги, лиса дала полное ускорение. Поднявшаяся вокруг суета дала понять, что появление трёххвостых было для существ не менее неожиданным, чем наоборот; они бросались к машинам, другие вроде как поднимали оружие, но палить на плотно занятой улице в быстродвижущийся фургон - означало зацепить своих, так что они и не стали.

- Держаться!! - тявкнула Фелиса, выворачивая руль.

Ей помогло то, что по дороге вдобавок двигались другие машины; фургон быстро маневрировал, так что толкущиеся не успевали ничего сообразить, как он уже скрывался за следующим препядствием. Активно бросались только всё те же шары, но их отбивало бампером, и те катились куда попало, создавая дополнительную суматоху. Только несколько шальных выстрелов вынесли стёкла, проделав оплавленные дыры в корпусе машины. Красноухой показалось, что зацепило и её, но защита осилила избавить от повреждений организма.

А уже упомянутая скученность избавила от того, чтобы получить залп с башенного орудия какой-то машины, сильно смахивавшей на танк - тот наставил пушку на фургон, но стрелять не стал, чтобы не положить уйму лишних. Фелиса мельком заметила морды существ, сидевших на башне танка - не особо чем-либо выделяющиеся, треугольные морды и не менее треугольные уши разных оттенков. Она снова круто вывернула баранку, машина с визгом колёс по дороге свернула на очередную улицу и понеслась к окружной эстакаде. А что дальше-то, подумала лиса? Если вся эта дребузня нагрянула внезапно, будет не очень здорово навести их на остальную компанию...

Додумать что-либо она не успела, потому как фургон на бешеной скорости пролетел под эстакадой и сыграл короля козлов на ухабе, так что все сидевшие в машине потеряли ориентацию. Когда же они пришли в себя, то округлили глаза - вокруг была ночь и звёздное небо сверху. Фелиса уставилась в зеркало, потом высунулась в окно и убедилась, что город позади так же пуст, как и был! Никаких тебе колонн техники, да вообще ни одного огонька. Совершенно на автопилоте лиса завернула к знакомому холму и остановила транспорт возле лагеря, после чего с минуту пялилась вперёд перед собой, неслушая на вопросы грызей и лисей. Затем красноухая развернулась не сиденьи назад, и столкнулась нос к носу с волусихой.

... а ещё у русских есть войска - "стройбат" называются. Так тем зверям даже оружие не дают!!

- анекдот

6 - Всем войти в сумрак!

По утрецам начали наблюдаться довольно значительные заморозки, так что пуши вылезали из фургона без избытка энтузиазма; пустынные холмы, покрытые коркой подмёрзшего грунта, терялись в туманной дымке, а на голубое небо корячилось солнце, уже особо не гревшее. Воздух напоминал тот, что бывает в холодильнике, потому как морозный и ничем выраженным не пахнущий. Фелиса, очнувшись, хватала лапами пух и обнаруживала, как обычно, что Сурик в это время дежурит, обходя НП, как кое-кто выцокивался. Собственно, выцокиваться тут по прежнему могли только Разбрыляк с Елькой, а учитывая, что у грызунихи не хватило бы упоротости называть обзорные точки Наблюдательными Пунктами, сразу становилось понятно, чьего хвоста дело.

Потянувшись, красноухая тихонько тявкнула и вылезла на свежачок, дабы взбодриться. Под навесом, который был в общем одно название, возился грызь, производя приготовительные операции над кормовыми ресурсами, и хихикал, что впрочем по умолчанию. Остальные, надо думать, всё ещё дрыхли. Если раньше пуши опасались перегрева днём, то теперь опасаться стоило скорее переохлаждения ночью, так что в темноте в основом ничего не делали, кроме как сурковали. Благо, в лагерь притащили большой мусорный контейнер, заделали теплоизоляцией, найденной на свалке-же, и устроили там шесть сурковательных мест, помимо тех, что были в кузове фургона. Лагерь всё больше превращался в хутор, обрастая сарайчиками с барахлишком; чуть поотдаль болталось "бельё" - тонкие полотна солнечных батарей, привязанные на столбики. Ну и, учитывая наличие грызей, на шесте над центром данного объекта висел красный флажок.

Хотя местность была пустая, рельеф не позволял видеть далеко, ибо лагерь перенесли в ложбину на высотке, подальше от города и на более выгодную позицию по всем параметрам. Разбрыляк оборудовал вокруг четыре НП, оснастив кой-какими измерительными приборами, дабы каждый раз убеждаться в отсутствии неведомой пухни, и Сурик сейчас этим и занимался. Фелиса махнула всеми тремя хвостами, подпрыгнула, и почувствовала себя неплохо. Правда, она почувствовала бы себя куда лучше, имея внятные новости и думая о возвращении ближе к дому - длительная разлука с Пролесьем явно плохо отражалась на лисе. Ещё позёвывая, красноухая зашла в "пищеблок", сунула нос в кастрюли, где варил что-то грызь, и плюхнулась на лавку.

- Выслушай ушами, - тявкнула она, - Как ты думаешь, мы вообще домой попадём?

- Это риторически или как? - хмыкнул Раз, пробуя суп с ложки.

- Это о том, что ты пробуешь суп с ложки, а я вообще ничего не делаю. Может быть, имело бы смысл поискать, что ещё тут есть на планете. Раз есть целый оставленный город, может быть и годный межзвёздный телефон, или корабль.

- Давай разбрыльнём, - пожал плечами грызь и выполнил угрозу, - Ты знаешь, что рабочая версия заключается в...

Они торчали на Музлаване уже второй месяц, судя по прикидкам, и имели время составить версию по данным наблюдений. Выходило примерно следующее - некая сторона, причём наверняка не союзные, вторглись на территорию волусей, куда-то убрали их военные силы, а вероятно уже после - и их самих, поголовно и таким образом, что ничего не разрушили. Как заключили из наблюдений все пуши, разбрыльнув, то что они сначала приняли за кольцевую дорогу вокруг города, таковой не являлось. Достаточно было забраться на эстакаду и увидеть, что она не предназначена для проезда транспорта. Кроме того, имевший место быть случай с изменением пространства, когда Фелиса и Сурик вывезли волусиху, ясно показывал, что эти изменения происходят внутри периметра, образованного "эстакадой". Также не требовалось гениальности для выведения закономерностей - вероятно, механизм изменения пространства действовал, когда в городе собирались близко несколько единиц. Это было подтверждено тем, что после того случая пуши ходили туда на развёрстку по двое и даже по одному, и ничего не случалось. Хотя, конечно, это могло быть и просто так.

Елька, как наиболее шарящая в вопросах эт-самого, что и назвать трудно, составила гипотезу, что существа, занявшие город и виданные красноухими, состоят не из обычной материи - ну всмысле той, какую грызи и лиси называют обычной - а из другой, каковая имеет, например, сдвиг по временной координате, или ещё пух знает чему. Из-за этого контакт с ними происходит только внутри периметра, ограниченного, слышимо, искривителем пространства неизвестного свойства. Подробностей, естественно, не удалось бы даже предположить, но атрибуты были понятны и более-менее совпадали с результатами наблюдений. Опять же, "губки" в обычном пространстве появлялись не самопроизвольно, а вслуху деятельности существ, осмысленно запускавших их со своего слоя Вселенной.

Всё это было цокнуто с той целью, чтобы прочистить поднятый Фелисой вопрос. Логично было бы предположить, что если инослойцам удалось убрать волусячий флот, то они с той же лёгкостью уберут любой корабль, пытающийся стартовать с планеты, и пресекут попытку воспользоваться дальней связью.

- А ещё скорее, - цокнул грызь, - В порту ты увидишь один или даже несколько кораблей, только улететь не сможешь.

- Ловушка? - вздохнула красноухая.

- Да. Вслуху того, что например нам было бы проще прочесать всю планету и сразу найти, есть ли кто. А у них завязка на площадь той территории, где они могут устроить совмещение.

- Намотнец! - лиса хлопнула по столу, - А если ещё и какие временные эффекты, может статься, мы тут до смерти тусоваться будем.

- Да, может, - не мотнув ухом, согласился Разбрыляк, которого это не напрягало, - Цокну вот что. Йа послушаю данные по дальней связи, какие есть в машинке, может быть удастся найти какой-нить обходной вариант, который не явно приведёт к реакции плотных.

"Плотными" инослойцев называли вслуху того, что по некоторым данным выходило, что они действуют именно с более плотного слоя - по Сквозняковой теории, слои делились именно по плотности.

- Ты обязательно что-нибудь придумаешь, - ласково тявкнула Фелиса, гладя белку по ушам, - Такое умное животное!

- Не подействует, - усмехнулся Разбрыляк.

- А йа и не для того, чтобы подействовало! - фыркнула лиса, - А так, от пуши.

- А, тогда это в пух, - вспушился грызь, - Да, а Этти где? Что-то давно не слыхивал.

- В тауне, - махнула на город Фелиса, - Видимо, ночевала там.

Этти звали чёрную волусиху, которая попалась лисам по время последнего контакта с плотными. Хотя она была очень сильно шуганной и вела себя явно не по Норме, она не спешила убежать от пушей, и объяснить это можно было в общем только одним образом - что больше никого она не встретила с тех пор, как началась вся пухня. К сожалению размером с галактику, у неё не удалось ничего толком выведать, потому как без переводчиков щёлканье волусихи не имело никакенного смысла. Этти осталась с компанией, ходила в походы в город за всяким разным и вообще помогала по хозяйству, так что пока это было в пух для всех.

- Кстати о песке, - тявкнула лиса, - Порт всё-таки может быть нам полезен. Там наверняка есть переводчики, а вот плотные вряд ли думают, что кто-нибудь возьмётся их искать.

- Это вполне по шерсти, - кивнул грызь, - Наблюдения волусихи в любом случае сильно помогут нам понять картину происходящего, ведь она тут дольше нашего.

- Насколько? - задумалась Фелиса, - Кстати, сколько ей лет?

- А в пуше не грызу. Может, шестьдесят, а может двадцать.

- Судя по тому как она носится, скорее второе. Хотя конечно, что мы можем знать про Норму...

- Мне не думается, что она сильно нормированная, - цокнул грызь.

- Похоже на то, - согласилась лиса, - Постой, а как это возможно? Она же должна была быть там, где и все остальные ненормированные?

- Как предположение - утекла, когда нагрянули плотные и волусям стало не до неё.

- Да опять предположения, тьфу!

- Привыкай, - усмехнулся Раз, - Мы слишком привыкаем, что у нас всё известно и объясняемо... ну кроме того, почему не нужны без ничего. А сдесь неведомая пухня большой глубины, так что крепись, лисо. В любом случае думаю, что надо провести тёрку по поводу того, чтобы послать. В том числе - экспедицию к космопорту.

- А что, не все пойдём? А, да...

- Именно. Чтобы не привлекать плотных концентрацией, пойдём отдельно.

- Что у нас с транспортом?

- Когда Сурик ходил за зерном, он видел автомобили на химическом топливе. Йа знаю, где в тауне бочка с топливом, так что подготовиться - и можно ломануться.

- Хорошо, - кивнула ушами Фелиса, - Я разбрыльну по этой теме.

Сначала пришлось перебирать кукурузу. Кучу початков оной вывезли из фуры в городе, и собирались сохранить сей урожай как можно дольше, потому как оставалось не особо известным, сколько сидеть на подлапном корме. Красноухая вывалила ящик на железный протвинь и приступила к процессу, обозревая окрестности и думая, что тут куда лучше, чем могло было бы быть. Вернувшийся Сурик покормился, зевнул и полез досурковывать. В отличие от грызей, трёххвостые немало страдали из-за того, что им по сути нечего было делать! Ждать развития событий - дело крайне утомительное, и не будь Разбрыляка и Ельки, лисам пришлось бы туго. Но "бы" не считается, и вне всякого сомнения, что рано или поздно цоканье зашло бы о создании полномасштабной фермы для снабжения народонаселения кормом.

Пока же в качестве основной операции была выбрана добыча переводчика. Это не только помогло бы получить сведения от Этти, но и понимать записи со всех волусячьих инфоносителей, а также, возможно и в перспективе, разобраться с тем, кто такие эти Плотные. Разбрыльнуть же было над чем. Упомянутый всуе космопорт вряд ли мог быть полезен, потому как Музлаван - не пограничная планета, а Треспассия имела почти железный занавес с остальной галактикой. Тобишь, сдесь могли вообще никогда не принимать не волусячьих кораблей, а потому переводчики были глубоко без надобности.

Фелиса подумала об исследовательских учреждениях, но как подумала, так и раздумала - не понимая языка, найти нужное среди куч приборов, какими там непременно всё будет завалено, проблематично. Вдобавок, серьёзные объекты наверняка под автоматизированной охраной, которая продолжит действовать и без волусей. Прокрутив под ушами ещё несколько вариантов, лиса с испугом поняла, что шансы найти там искомое приближены к нулям. Она отвлеклась на кукурузу, потому как той имелось восемь ящиков, а не один, и продолжила поиски решения. Шишово также было то, что нормизм отнюдь не способствовал - на планете по норме должны быть только волуси, разговаривающие языком - и переводчик ни-ни.

Когда солнце уже начало слегка пригревать, вылезши далеко в небо, вернулась из города и волусиха. Пуши усадили хвосты вокруг стола из тракторного колеса, испили какую-то местную пухню и заели не менее местной дребузнёй. Этти показала, что притащила ещё консервов. По их поводу она объясняла знаками, что они не портятся практически вообще. Правда, тогда возникали сомнения в надобности таскать их сюда, всё равно никуда не денутся. Чёрная волусиха сонно оглядывала лис и грызей, а когда у неё совсем стали закрываться глаза - полезла на койку в сарай.

- Таким образом, - цокнул Раз, - Цель утверждена. Средства - автомобиль на химическом топливе, можно считать что есть.

- Так и? - пожал плечами Теркон.

- Покажи, где взять переводчик, - хмыкнула Фелиса и привела все вышетявкнутые доводы.

- Аэээ... - произнёс междометие серый.

- Сто пухов, - кивнула Елька, - Пока не будет годных идей, обшаривать всю планету считаю бессмысленным и опасным из-за активности Плотных.

- Чья очередь в таун? - спросил Разбрыляк, - А то йа бы прошёлся.

- Моя, - зевнула Вииса, - Иди.

Грызя не требовалось упрашивать, и пока лиса не передумала, он схватил рюкзак и потопал к городу. Придерживаясь мнения, что техника Плотных ловит скопления биомассы более одной тушки, пуши ходили внутрь периметра только по одному, или в крайнем случае по двое. Ходить в одну морду было чревато, но в две - ещё чреватее, потому как тогда появлялись "губки", начинавшие нарезать круги вокруг туловищ - они явно плохо их фиксировали, но всё же фиксировали. В одиночестве же никто ещё ни разу не видел никакой активности, связанной с Плотными. Не связанная тоже была - по городу бегали стайки животных типа собак, в некоторых местах произошли пожары, но более ничего особенного. Топали же по простой причине - фургон ездил на электричестве, а его теперь доставали только их солнечных батарей, так что на кипячение и ЭВМ хватало, но оставалось не густо.

Полупустыня нисколько не напоминала родной лес, но грызь таращился на неё с положительными чувствами - это был простор, а город стоял в стороне и не раскидывался дальше периметра. Под лёгким холодным ветром дрожали редкие тростинки, торчащие из замёрзшей земли, и несло снежной свежестью, хотя самого снега ещё не наблюдалось. Разбрыляк, как и одинадцать из десяти грызей, часто совершал длительные походы лапами, так что был натаскан и мог установить нужный темп ходьбы. Вслуху этого он достигал города за час, дольше чем другие, зато возвращался обратно быстрее, так как не выматывался.

Так как завтра война, так как враг нападёт,

Так как тёмная сила нагрянет,

То сегодня уже весь советский народ

За свободную Родину встанет!

Разбрыляк напевал себе под нос, не особо вопя, потому как грызи редко орали громко - они часто орали, но тихо. Народные песенки, как с ними часто и бывает, заворачивали мысли на стратегичные темы - у грызей вообще у всех было такое свойство, постоянно об этом думать, а уж теперь тем более. Итак, разбрыливал Разбрыляк, Плотные объявились в Треспассии именно тогда, когда начались операции Союза. Это может иметь несколько обоснований, каковые без труда цокнула Елька. Либо плотные давно готовились к акции и побоялись, что оккупированную Союзом Треспассию им не видать как своих ушей, либо с началом бузы нарушился какой-то хрупкий баланс, удерживавший плотных от вторжения. Наконец, просто совпадение тоже не исключено. Такая загогулина усложняет положение пушей, потому как безо всяких плотных их скорее всего уже нашли бы. А с плотными кто знает, сколько времени потребуется на разруливание ситуации, и не затеряется ли вообще информация о какой-то там группе.

С другой стороны, затеряться конечно не должна, потому как по факту невозвращения лис и грызей с Пролесья и Крыжина будут непременно сделаны запросы в милицию, а те начнут разработку и разбрыливание. Вопрос в том, насколько сейчас досягаем Музлаван, и вообще до того ли... Раз опять поймал себя на том, что углубляется в мысли, вместо того чтобы пристально следить за округом. Это очень стоило делать! Расстояние от города до лагеря не превышало пяти километров, но попробуй пройди их со сломанной ногой, например. Песок, как уже упоминалось, довольно опасный, потому как вытаскивать пострадавшего - значит рисковать активацией механизма уплотнения, который проникает между слоями. Вспушившись, грызь стал внимательнее таращиться вокруг ушами.

Слышно было то, что и обычно. Пожалуй, стало ещё больше птичек, потому как вероятно, они уже успели высидеть птенцов, а убыль их от функционирования города сошла на ноль. Местные "собаки" вроде бы особой угрозы не представляли, да и ударный ремач всё ещё был на тушке, так что покусать вроде не должен дать. Вообще же при светлой погоде пустой город производил вполне благопушное впечатление, и вполне можно было подумать, что это где-нибудь дома. На Крыжине, как и во многих беличьих мирах, не считалось зазорным просто взять, и забросить целый огромный город или промзону, так что заростающие ивняком дороги были вполне обычным явлением. Пуха ли, если Разбрыляк вырос в доме, каковой его семья построила внутри ангара на старой автобазе. Молодой лес, изобильный грибами, поднимался там прямо из бетонной площадки и перемежался кирпичными стенами бывших построек, так что подобные места были грызю в пух. Всмысле ещё более в пух, чем любые другие места.

Вспомнив про места, Раз рецидивно вспушился и прошёл под конструкциями "эстакады"-уплотнителя, опоясывающими город. Прямо по этому самому месту, где только ветер гнал пыль по бетону, в другом слое может быть ехали колонны тяжёлой техники, но без специальных средств не имелось никакой возможности это зафиксировать. Разбрыляк, даже посовещавшись с Елькой, не пришёл к точному выводу, существует ли сама планета на слое Плотных - могло статься, что и нет! Тогда конструкции могли быть и стыковочными узлами для станции, поддерживавшей жизненные условия в городе на той стороне.

- Бгау!! Бгау!!

Грызь подскочил на пол-метра и сныкался за опору. Как он быстро сообразил, это то самое животное - довольно крупное, рыжеватой окраски и с ошейником. Организм проявил негодование по поводу того, что по его территории шляются всякие грызи, но грызь ничем не мог ему помочь в данной ситуации, поэтому цокнул обычное

- Туда иди! - и показал, куда именно идти.

Зверь не успокаивался, однако Разбрыляк понял, что псина скорее не проявляет агрессию, а чем-то недовольна. Разбрыльнув, он дошёл, что шея животного сдавливается ошейником. Вероятно, тот висел там настолько долго, что организм успел вырасти, и теперь грозил себя задушить этим. Грызь присел на корточки, взял в лапу хвост и стал мотать туда-сюда, вводя зверя в ступор. Для этого потребовалось немало времени, но в конце концов собака начала лаять тупо и монотонно, явно не соображая, что делает. Грызь плавно, но быстро схватился за ошейник и расстегнул его. Животное тут же вцепилось в лапу, и к удаче ремач сработал. Разбрыляк слегка хлопнул дурня по ушами, и тот, выведенный из равновесия отсутствием ошейника и фактом некусаемости лапы, поджал хвост и убежал за заборы.

- В пух, в пух, - цокнул сам себе грызь, и продолжил хождения.

Впринципе, они с Елькой настаивали на полной автономизации компании в независимости от условий, кроме того случая когда предоставится явная возможность слинять к дому. Источники электроэнергии имелись, кой-какое медицинское оборудование, вытащенное из запасников лечебня - "хосьпиталя", как произносила Этти - было, имелся запас инструментов и прочей нужной полезняшки. Стоял вопрос о выращивании корма, и тут требовалось городить целую гидропонную оранжерею большого размера, чтобы прокормить семерых... толипятеротолисемеротолитрое, вспомнил присказку грызь.

Внимание Раза было привлечено, и в том числе - какой-то пухнёй посередь дороги. Подойдя ближе, грызь услышал, что через плотное бетонное покрытие прорастают какие-то побеги, протискиваясь в щёлочки и кроша твёрдый материал. Само по себе бы и ничего, только вот вся остальная дорога была как новая, а пятак диаметром в десяток метров - не как новый. Даже более того, как старый. Как уже было цокнуто, грызь имел представление о том, как быстро зарастает асфальт или бетон, и сдесь от определил бы давность в два-три года. Представить себе, что нормисты три года не ремонтировали именно один круг на дороге, а также не ездили и не ходили по нему, было трудновато. Вслуху таких выкладок Разбрыляк отошёл подальше, опасливо косясь на круг.

Как он знал, и в том числе от Ельки, пространство есть часть ПВК - пространственно-временного континуума. Оставим в покое континуум, соль в том, что если затрагивается структура пространства, то тут как тут и косяки со временем. Самое простое, что следовало предположить - это то, что какие-то механизмы Плотных, скорее всего в качестве побочного эффекта, создали в городе этот круг с ускоренным течением времени, состарив кусок дороги по сравнению с окружающим. Вполне чисто, что попадать в такие аномалии лично - далеко не подарок, поэтому Раз и отошёл подальше, ибо бережёного хвост бережёт.

Вообще же грызь даже в городе продолжал прогулочный режим, только внимательнее пырился по сторонам, а так не напрягался, разглядывая однообразно разнообразные - да, они так сумели! - дома волусей с неизменными четырьмя деревьями на газоне между площадкой и дорогой. Справа по ходу улицы что-то дымилось, но грызь не пошёл проверять, потому как пользы не будет, а вот увидеть взрыв газового баллона шанс есть. Даже без электричества в сдешних постройках оставалась уйма автоматических устройств, и косяки в их работе то и дело приводили к пожарам. Разбрыляк погладил шершавую кору неизвестного ему местного дерева и потаращился в ветви, где чирикали мелкие птички; сквозь резную листву фигачило солнце, хотя и задувал северный ветерок. В пух, в очередной раз подумал Раз, и захихикал.

Через пару кварталов, оглядываясь на широком перекрёстке, грызь заметил вдали нечто отличное от домов или магазинов, что уже было в пух; вдали торчала высокая, этажей в семь, стена из красных кирпичей, местами даже покрытая шубой вьющихся растений типа хмеля. Историческая реконструкия, чтоли, подумал грызь, и пошёл позырить. Само собой он оказался неправ, хотя чтобы понять это, требовалось немало наблюдений и разбрыливания. Большой комплекс зданий, окружённый стеной, был выдержан всё в том же стиле древнего университета, и Разбрыляк был почти уверен, что это и есть университет, в широком смысле.

Однако с самого же начала версия стала рушиться. Широкий проход под башней оказался закрыт не стеклянной перегородкой, а конкретными броневыми листами. На воротах светились терминалы, явно не из ретро коллекции, и грызь дал бы немного шерсти на отрыв, что туда встроены как минимум автоматические станнеры, а как максимум плазмомёты. Вслуху этого подходить к дверям он не стал, а огляделся, откуда бы заглянуть за стену. С одних сторон, рацуха цокала, что если что-то закрыто, это не значит, что надо туда лезть - может, тюрьма это. Разбрыляк вдруг отчётливо вспомнил "беседы" Этти и Фелисы - волусиха показывала куда-то в город и поясняла, что страх. И кажется, она показывала стены, башни и ворота.

Ладно же, цокнул грызь, и пошёл к стройплощадке. Собственно, Сурик именно там и засёк автомобиль с бензиновым мотором, к тому же это был автокран. Разбрыляк и так туда зашёл бы, а уж теперь тем более. Ворота в заборе были взломаны монтажкой - лисо постарался - так что грызь сразу увидел колымагу, каковая была весьма громоздкая. Приземистая платформа на восьми осях несла на себе здоровенную стрелу, на которой было начертано "450", и далее, видимо, единиц веса. По крайней мере, мне хватит, хмыкнул Раз, и полез в кабину. Сурик уже поработал над замком, потому как проводил пробные запуски двигателя, и грызю осталось сообразить что к чему. Соединив провода, он получил вращение стартера, а затем грохот двигателя, совершенно оглушительный среди полной тишины пустого города. Указатель топлива показывал больше половины, так что должно хватить за уши. Разбрыляк, не будучи склонен к бесполезному вандализму - только к полезному! - открыл, а не снёс, ворота, и поехал к стене. Правда, по дороге он таки снёс несколько столбиков и заборов, не будучи привычным управлять такой махиной.

Поставив кран на дорогу у стены, Раз пересел в кабину крановщика и поднял стрелу, чтобы она почти касалась верхнего края стены. Сверху на стреле имелись скобы, по которым грызь и взобрался метров на тридцать... Ещё издали он почувствовал, что дело не так просто. Шерсть стала электризовываться, а в воздухе понесло озоном и стал слышен негромкий частый треск. Осторожно высунувшись за край, Разбрыляк мордозрел никак не то, что ожидал - ну колючая проволока, ну ров с крокодилами, но не плазменный экран же! Однако это был плазменный экран. Вдоль всей стены словно горел синий газ, только температура внутри этой полосы была куда как больше, при этом не излучаясь наружу. Думается, пуля в полёте сплавится, не то что прыгнувшая тушка.

Само собой, Разбрыляк разбрыльнул над тем, как оно так сделано в замкнутом цикле - потому что если в открытом, такая декорация сожрёт половину энергии планеты и скипятит атмосферу. Он некоторое время попырился вверх, в голубое небо, и только через время разглядел обводы плазменного экрана - тот сходился над стенами конусом, вероятно на высоте в километр или около того. Увидеть его было почти невозможно, если не высматривать специально, но грызь именно высматривал. Далее он занялся натурными испытаниями и проходил весьма долго вокруг, ища что-нибудь, чем можно запулить - в нормированном городе просто не было никаких предметов на улицах, то есть вообще не было. К его удаче, недалеко лежало вывороченное с комлем дерево, которое подняло куски бетонного покрытия и бордюра.

Запасшись этим научным инвентарём, Разбрыляк влез на половину высоты стрелы, там где была площадка с ограждением, и оттуда зашвырнул камень через стену. К его довольству, тот пролетел, хотя и оплавился. Стало быть, мощность экрана не такая большая, как казалось... Грызь отверг идею прыгнуть просто так, понадеявшись на ремач, и стал разбрыливать. Честно цокнуть, это просто срабатывала привычка к оному процессу, а не то чтобы он уверился, что ему очень надо залезть за стену. Походив туда-сюда возле автокрана, Раз пришёл к выводу, что экран изолирован от земли, а потому веротятно, его можно разрядить, заземлив чем-нибудь проводящим. Сам кран было жалко - вдруг пригодится - так что грызь прошёлся опять-таки по ближним окрестностям, и нашёл подходящий предмет.

Предмет был высотой шагов сорок и являлся мачтой радиоретрансляторов. А ну те впух, подумал Раз, не такой уж великий ущерб, а то и начинать не стоило. Он подогнал кран, прицепил трос и свалил мачту, вырвав с креплений, после чего отволок к стене, пользуясь мощностью машины. Далее произошло приматывание мачты за крюк тонким стальным тросом - так чтобы можно было быстро освободить груз. Сев за рычаги, грызь поднял мачту вертикально возле стены, затем придал ей наклон в нужную сторону и оставил так. Забравшись опять на площадку, что давалось не без мышечных усилий, грызь потянул тросик и отцепленная железка упала на стену, закоротив экран на землю.

Как и предполагал Раз, разряда не произошло - иначе это был бы погрызец. Вместо этого по мачте запрыгали мелкие колнии, краска задымилась, а синий огонь на стене начал медленно убавляться. Через минуту экран выключился сам, видимо от автоматики, и тут же уши резанула сирена. Раздался голос по-волусячьи, видимо объявляя тревогу, но ясное дело, реагировать было некому. Разбрыляк с кислой мордой сообразил, что теперь сирена вероятно будет орать круглосуточно и очень долго, пока не сдохнет автономное питание этой постройки. Обидно-досадно, но ладно.

Убедившись, что конфорки на стене выключены, грызь таки перелез туда со стрелы и пошёл по периметру, поглядывая внутрь. Внутри была довольно обширная территория, заставленная пятиэтажными однотипными домами, между коими зеленели газоны - в общем, это не особо отличалось от застройки за стеной, только с большим уплотнением. Разбрыляк походил по стене и сообразил, что слезть с внутренней стороны ничуть не проще, чем с внешней - иначе зачем она нужна, стена. В итоге ему пришлось опять работать крановщиком, забрасывая мачту на другую сторону, так чтобы она была лестницей. По помятым и обгоревшим от тока стальным конструкциям грызь таки попал, куда и хотел.

Само собой он поржал слегка над собой за такую упоротость - ну вот оно, и чо? От воя сирены уже начинала гудеть голова, так что Раз решил быстро ослушать результат, и сваливать. Как он и предположил, барраки были барраками - тобишь, там имелась уйма коек, столов и прочих устройств для размещения разумных организмов. Масштабы тут были приличные, заглянув в окна, грызь прикинул количество койко-мест и счёл, что в одном барраке их было до тысячи, а самих таких строений тут наблюдалось не меньше десятка. Посидите-ка, цокнул себе он, садясь на ступеньки, не жирна ли тюрьма для такого городишки? Да тут, наверное, волусей всего было тысяч пятьдесят, а в этом лагере, получается, одна пятая часть. Какие-то нескладушки... Само собой, не было видно решёток и налапников-намордников, но вполне может быть, что столь явных атрибутов не осталось и у волусей - напуха это всё, когда есть плазменный экран.

Почёсывая ухи, Раз обошёл одну группу барраков и счёл, что другие четыре идентичны. Оставалось только обследовать круглое плоское здание в центре, похожее на консервную банку из-под шпрот. Грызь прошёл туда по въезду для автомобилей - двери были закрыты, а въезд нет. Видимо, нормисты не догадались, что можно войти через выход, заржал Раз, но скорее просто косяк. Внутри здания проезд закручивался спиралью вниз, через пять оборотов подходя к очередному этажу подземного сооружения. Сунувшись в одни из ворот, грызь сильно удивился - оттуда открывался вид на бункер такой длины, что его дальняя стена терялась в дымке. По середине проходила аллея с кустами, освещаемыми с потолочных светильников, а по бокам от неё шли ряды всё тех же барраков, какие стояли и наверху. Только сдесь их намордствовало не десять, а наверное, все сто десять.

И неслушая на то, что в огромном бункере не раздавалось никаких звуков, кроме шума воздуха в вентиляционных шахтах, Разбрыляк сильно поёжился. Для этого ему было достаточно представить себе, как выглядело это место в рабочем виде. Грызь с резко брезгливым чувством понял, почему бетонные дорожки такие пыльные, а металлические пластины как полированные - потому что по ним проходило невозможное количество ног! Для грызя это было настолько противоестественно, что он почувствовал себя в муравейнике, и оттого появилось резкое желание выбраться - что он собственно и сделал, так как особо ловить тут нечего. Вдобавок у шахты спирального пандуса Раз увидел табличку, наглядно демонстрировавшую, почём перья: на ней были изображены этажи бункера, и возле каждого - фигура волуся в различной степени развития. В самом низу, видимо, было написано "инкубатор".

- Твою дивизию... - выдохнул Разбрыляк, помотал головой и быстро пошёл наверх.

"Красный Ёж" в очередной раз занимался тем, что находился. Сие не особо удивительно, потому как когда для него были определены цели - цели пропадали с тактик-экрана оочень быстро... вслуху чего огромный корабль постоянно чего-нибудь ожидал, чаще всего - результатов разбрыливания. Десятиконечная звезда, каковую представлял из себя корабль в плане формы, медленно вращалась, и как утверждали некоторые, распространяла вокруг лучи добра и любви - но это по крайней мере не так заметно, как вращение. Помимо вспомогательных посудин Союза рядом с ежом стояла эскадра сферических кораблей с неизвестными знаками на бортах, похожих на ммм... на сферические корабли, естественно. Поверхность шаров была не монолитная, а составлялась переплетающимися слоями конструкций, так что если бы их выкрасить в зелёное - сошли бы за шаровидные ёлки.

Толпа волусей пёрла по проходам бункера сплошным потоком. Мерно колышащийся ковёр голов устремлялся наверх, к погрузочным площадкам. Камера сменила угол зрения, так что теперь был виден громадный кубический модуль на посадочном терминале, в который и грузились организмы. Здоровенный транспортный узел работал на погрузку туловищ круглые сутки и немыслимой производительностью, причём только в одну сторону... Волусей подвозили поездами, перегружали в стацисные ячейки в модуле, и дальше они лежали, как мороженая мойва, точнее даже более спокойно. Как только модуль заполнялся на сто процентов, спускался корабль, забирал его, и тут же опускался новый, пустой. Организации процесса можно было поставить твёрдую пятёрочку.

- Пфууф... - потёр башку Ыбер, - Ну ладно, а почему они прутся так спокойно?

- Да йа бы не цокнула, что они прутся, - пробормотала сидящая рядом грызуниха, но себе под нос.

Присутствовавшие при совещании джули повели ушами - а уши у них приличные такие, ничего себе - и в очередной раз вздохнули. Объяснять всякую пренеприятную ерунду им приходилось в последнее время очень, очень часто. Тёмно-бурый самец, которого погоняли Равуцом, явно пропустил базар через фильтр, чтобы не ляпнуть лишнего, и ответил:

- Они всё время так спокойно, привыкли. Если вы думаете, что они зомбированы...

- То вы правы? - усмехнулась Тирита, мотнув ушной кистью.

- Ну да, - тоже усмехнулся джуль, - Всмысле, это не поле подчинения и не наркотики. Им мозги выбили с самого начала, вот и шлёндают, как овцы.

- Грузили, стало быть, по лимону вот на такие транспорта? - уточнил ка-вэ.

- Чем это принципиально? - хмыкнула фелинка.

- Тем же, чем всё остальное - точностью. У нас повестка какая? Составить полную картину безобразия. Так что и.

Безобразие было воистину космическое, и не потому что затрагивался вакуум и межзвёздные расстояния - а потому что это было просто неземное скотство, для начала. Наморду был тот весьма редкий случай, когда опасения ка-вэ оказались преуменьшенными по сравнению с реальной угрозой. Как гласила рабочая гипотеза по Треспассии, там произошло флуктуативное усиление нормизма, а это означало, что оно самоликвидируется в ближайшие десятки лет. Однако даже трёхглазые не могли предположить, в какую трясину вляпались волуси со своими играми - а они вляпались! Кроме того, наморду было вмешательство внешних сил, на этот раз - с другого слоя Вселенной, потому как по своему слою вмешиваться было некому.

Согласно полученной от джулей информации, которую сейчас и проверяли, начало периода нормизма совпало с Событием. Каковое заключалось в появлении возле одной из волусячьих планет корабля неизвестной конструкции. Как было выяснено позже, корабль принадлежал бузам - неким существам с более плотного слоя. Об этих ребятах было известно немного, разве что скорее всего они приложили руки - или что там у них - к плачевному состоянию Вселенной на своём слое. Это не вызывало удивления, потому как в целом для наблюдателя из менее плотного слоя состояние более плотного всегда таким и кажется... ну всмысле не только кажется, но и является на самом деле. Джули, присутстовавшие на "Красном Еже", вообще были не сами... Всмысле, для того чтобы присутствовать без использования искривлений пространства-времени, им пришлось пройти полное преобразование туловища, в ходе которого материя их слоя была заменена аналогами из Союзного слоя - как его называли, "щачкти". В результате, следует заметить, они вообще не являлись животными, да и органическими тоже - с натяжкой, хотя и сохранили все основные свойства, особенно относящиеся к сознанию. Вслуху этого союзные нет-нет да поглядывали на пушистых большеухих джулей с опаской, помятуя, какая там субядерная структура и сколько будет выделения энергии, если произойдёт косяк. Благо, мало что могло помешать произвести обратную операцию, когда всё будет улажено... главное, чтобы не от слова "лажа", подумали многие.

- Чаища? - предложил ка-вэ.

- Да не откажусь, усь, - кивнула джулиха, - Почти как свой идёт.

- Нам не жалко, - серъёзно заверил трёхглазый, наливая субстрата в гранёные стаканы.

Картина же продолжала вырисовываться, и по большей части не маслом. Проникнувший к волусям буз оказался чем-то вроде мелкого кочевого торговца... правда, следует представлять себе, что такое мелкий торговец из бузов - чисто встроенные возможности буза, по меркам органических особей, просто гигантские. Взять хотя бы полное отсутствие старения, а также то, что бузы не имеют фиксированного тела и обитают в структурах, ими же создаваемыми по своему вкусу - хоть гуманоидное туловище, хоть миллион таковых, соединённых различными коммуникациями, хоть массив мха, покрывающий пол-планеты. Поначалу это вызвало озабоченность, ибо наморду имелась очень высокоразвитая сила с неизвестными идеологическими установками и мотивами. Однако прояснение этих самых установок опасения резко уменьшило, потому как выходило, что оставшиеся бузы ухитряются деградировать даже при всех своих наворотах, а главное никак не могут разобраться, зачем им вообще всё это нужно. Как предполагается, большая их часть вообще покончила с собой, чтобы не мучиться этими вопросами, а остались только самые глуповатые, которым такое и в голову не приходило. Так что получалось, что бузы балансируют на грани разумности, и обдурить их большой проблемы не составляет.

Как бы там ни было, торгаш, неизвестным образом проникший в щачкти и нашедший волусей, организовал поставки отбракованных нормистами особей на свой слой, где продавал группе бузов в качестве живых игрушек для их развлечений - как уже упоминалось, у них с развлечениями было крайне туго. Волусям торговец платил материей плотного слоя, каковую те собирались использовать в каких-то целях, явно ошибочных - по всему получалось, что буз их обвёл вокруг хвоста. Правда, нормистам и так некуда было девать миллиарды отбракованных, так что они отдавали их скорее в порядке эксперимента, а вдруг что получится. Получился, естественно, филиал ада, причём показательный; вдобавок, из-за разницы течения времени на уплотнённом слое проходило больше лет, чем в щачкти, поэтому бузы успевали неспеша извести весь "материал" до прихода новой партии. Поясняя данные энциклопедии, джули прижимали уши и поёживались, так что на них просто жалко было смотреть - ясное дело, ни одному животному упоминания о подобном не доставят удовольствия, если оно не законченный извращенец.

Однако насчёт унылости - это было сказано отнюдь не зря. Поначалу ликовавшие бузы быстро поняли, что обилие игрушек уже не доставляет. Часть из них самоликвидировались от этого, а остальные придумали не изводить полученных особей под ноль, а составить популяцию и дать ей некоторое время развиваться. Они подумали, что так будет интереснее, и не ошиблись. В течении нескольких сотен лет бузы, которых тамошние ссыльные волуси прозвали "семёркой чертей", издевались над последними в своё удовольствие. Однако, совершенно отупев, они не воспринимали их как разумных существ, в то время как волуси всё понимали прекрасно. Они сообразили, что попытки впрямую расправиться с угнетателями бесперспективны из-за различия в уровнях - хотя и не прекратили таковых, просто чтобы ублюдки зря радовались и не замечали основного плана. Основной же, выработанный после тщательного сбора информации и анализа оной, был тем не менее не особо хитрым - для начала стравить бузов между собой, чтобы остался один, а в идеале добить и последнего. Как уж им удалось провернуть такую аферку, опустив сверх-существ, это долгая история, но усилий это стоило невероятных. Реализация плана оказалась частично успешной: демоны передрались между собой, разворотили планету, бывшую их резиденцией, и в итоге остался только один, правда, ничуть не пострадавший...

- Слушайте, а какая разница, один или сто один? - уточнил кто-то, - Ведь они, как я понимаю, деконсолидированые существа, они и скопироваться могут.

- Тем не менее, - пояснил джуль, - Тогдашние волуси, которые уже полностью избавились от нормизма, изучали поведение бузов и сочли, что у них есть все признаки обычной личности. А следовательно, укокошив конкурентов, буз подсознательно привязывался к самим волусям, потому что больше никого не осталось.

Последним из тамошних бузов - они под шумок и "торговца" тоже мочканули - осталась Моарра, которая являлась волусям чаще всего в виде белой волусихи. Конечно её женский род был весьма условным, но все привыкли считать её самкой. Видимо, почуяв хвостом, она просто где-то затаилась на время бугурта, и вылезла только тогда, когда остальные изничтожили друг друга. Поначалу она взялась за старое с утроенным энтузиазмом, волуси в очередной раз едва не вымерли, но похоже, что рассчёт оказался верным. Моарра просто побоялась избавляться от забавных зверьков, как от последнего, что осталось забавного в известной ей части Вселенной. Полеженьице, надо заметить, довольно паршивенькое.

Это существо взялось экспериментировать с генетическим кодом - не потому что было такое умное, а потому что ему для этого не требовалось почти никаких усилий - и переделало волусей по своему усмотрению. Собственно, это и были джули...

- Урлюлю?!

- Спокойно, сейчас вычистим.

- Да ладно, страшно, но не настолько же...

Уже джули продолжили исполнение Хитрого Плана - доканать Моарру не физическим, так моральным воздействием. Им пришлось вообще не учитывать ценности жизни отдельных джулей - в том мире эти жизни постоянно висели на волоске и заканчивались быстро - но тем не менее, исполнять задуманное. Как пояснили посланники джулей, их предки пришли к выводу, что единственная возможность разрулить ситуацию - это расшевелить конструктивные, или иначе сказать, добрые начинания в бузе... в бузихе. У многих были вполне оправданные сомнения, что таковые у неё имеются; для этого надо понимать, что мир джулей жил при постоянном терроре со стороны Моарры, которая выдумавала просто хвост знает какие изощрения, причём чаще всего с летальным исходом. Вдобавок раз в несколько десятков лет прибывали несметные толпы высланных из Треспассии, потому как канал поставки работал и без буза-торгаша, ныне покойного. Джули же продолжали совершенствовать общественные отношения, занимались наукой, делали всякие замечательные вещи, даже точно зная, что они будут немедленно уничтожены. В общем сказать, они твёрдо решили жить, хотя и жили в самом натуральном аду.

Через четыреста лет они всё-таки допилили свою жажу. Моарра сломалась, потому как поняла, что джули - замечательные зверьки, как впрочем и волуси, и куда как приятнее с ними дружить, а не издеваться. Для бузихи началась серьёзная ломка, едва не приведшая к суициду; произошли серьёзные потрясения в жизни мира. Увидев, что Жуть исчезла, ссыльные волуси пошли в первобытный разгул, устроив резню уже безо всякого вмешательства извне. Организация джулей едва сдерживала наростающий хаос, планета лежала в руинах... ну всмысле, совсем в руинах. Однако к этому моменту вернулась Моарра, и дело было спасено.

- Она объявила себя навечно слугой народа джулей, - пояснил джуль.

- Обалденно. А вы не боитесь, что её переклинит обратно?

- Да не особо. С помощью Моарры наши учёные разобрались во всех механизмах бузячьей физики, так что теперь для нас нет большой проблемы даже уничтожить её.

- И всё-таки вы этого не сделали?

- И никогда не сделаем, мы с ней неразрывно связаны, - твёрдо сказала джулиха, - Хотя по первому времени случались рецидивы, но так, по мелочи.

Союзные слегка вытянули морды при таких заявлениях, но потом сверились с другими фактами и сочли, что тут куда большее попадание в пух, чем может показаться. Таким образом, джули просто так взяли, и одержали победу над своей судьбой. После обращения Моарры их мир пошёл на взлёт; некоторое время они посвятили ликвидации всех последствий адовой эпохи, а последствий там осталось - не продохнуть, надо заметить. Настолько, что всего через шестьдесят лет джули организовали массовое переселение в другую звёздную систему, одновременно расселяясь по космическому пространству. Наступила райская эпоха, потому как подготовленные к жизни в условиях искусственного гнёта, без оного джули резко воспряли.

Как раз в это время в старый мир прибыла очередная партия бракованых нормистами волусей, и само собой, следующее что сильно захотели сделать джули - так это добраться до щей того умника, который всё это устроил. Правда, непосредственный виновник торжества был уже изничтожен, но терпеть и оставшиеся косяки никто не собирался. Джули изучили вопрос перехода между слоями, построили несколько разуплотнительных установок и нагрянули к нормистам как раз в то время, как к ним же нагрянули союзные.

По первому разу дело доходило до перестрелок между джульским и союзными флотами, потому как стороны не имели понятия друг о друге. Однако, поскольку у обеих сторон имелись головы, вопрос был изучен и выяснилось, что всё куда более в пух, чем кажется. Поначалу союзные обеспокоенно наблюдали, как системы волусей берутся в кольцо искривителей, и оттуда пропадают все волуси вместе с боевыми кораблями - но оказалось, что джули действуют вполне по принятым в галактике нормам... пардон за выражение, и волусей не стирают, а только перемещают между слоями, дабы нейтрализовать. Кстати сказать, поголовная уборка населения была исключительно в интересах самого населения, потому как повредить мог не только и не столько противник, сколько упоротые нормисты. По полученным телеметрическим данным выходило, что зачистку джульский флот выполняет на пятёрочку.

- Кстати о зачистках, - заметил джуль.

Зачистки, сказали джули, это в пух, но проводить их на менее уплотнённом слое - занятие крайне утомительное. Вслуху этого, не откладывая ни в какие ящики, представители джульской организации, моаррского директората, как они это называли, предложили союзным лично разбираться с волусями в обмен на какое-либо ответное содействие. Сей шаг был признан вполне попадающим в пух, потому как плотные не могли не понимать, что им достаточно просто свалить восвояси, и разбираться с волусями придётся, никуда не денешься. Обе стороны намеревались в нулевых прекратить гиперссылки миллиардов особей, как астрономический идиотизм, а во первых ликвидировать нормизм, хотя бы принудительно сменив верховную власть в Треспассии. Становилось совершенно очевидно, что перебродивший нормизм начинает вонять.

Специалисты из Союза, надо сказать, сильно поднимали хохола на возможности, которые открывает действующий переход между слоями, так что были готовы носиться с джулями, как с писаной торбой, только бы те посодейстовали - всмысле, хотя бы не мешали, большего не требовалось. По всей галактике начала подниматься вторая волна - после мобилизации миротворческих сил для разгребания завалов, стали готовиться к походу научники. Что уж выть, если исследовательский отдел на "Красном Еже" немедленно предложил проект похода с кучей того, что следует выяснить по пути. Короче, каша стала демонстрировать недвусмысленные признаки готовности...

- Нипуха-ж себе, - цокнул Разбрыляк, отводя бинокль от глазных яблок.

В низине, на которую он таращился, в нескольких километрах, по широченной магистрали пёр поток транспорта, в основном нормированных пятиместных самобеглых колясок с обтекаемыми корпусами. Поотдаль, в дымке, различался и город, в который втягивалась магистраль - и там, кажется, тоже копошились. Даже с такого расстояния доносился резкий дребезжащий шум, ездящий по ушам самым неприятным образом.

- Сто тысяч тонн жажи! - рыкнула Этти и стукнула по борту автокрана, - Похоже, их и правда выпустили. Очень и очень жаль.

- Нуу... - почесал уши грызь, - В оперативном плане вынужден с тобой согласиться, сейчас у нас очень хорошие шансы угодить в места лишения свободы.

- О-бой-ду-ца, - произнесла чёрная волусиха.

При этом она оскалила острые клыки и так подняла шерсть на загривке, что стала похожа на дикобраза или рыбу-шар.

- Волусиха, йа конечно понимаю, что нормисты тебя достали...

- Нет, белк, - отрезала волусиха, - Не понимаешь.

- По крайней мере, стараюсь, - уточнил Разбрыляк, - И главное, что теперь у них нет никаких возможностей тебе навредить. Если только ты будешь хитрее.

- Это ты о чём? - скривила морду Этти.

- Это он о том, - подтявкнула под лапу Фелиса, - Что скорее всего, Треспассия ликвидирована, теперь это территория Союза. И эта твоя "любимая" служба контроля нормы - теперь просто клоуны.

При упоминании СКН волусиху передёрнуло. Само собой, было от чего - сдесь эта служба превратилась в инквизицию, которая выжигала калёным железом любое отклонение от Нормы - то есть, выжигала всё подряд, но в первую очередь - всё самое светлое и далеко идущее. Этти, после того как компания пушей сумела отыскать автопереводчик, рассказала уже достаточно историй о волусях, попавших в гиперссылку за преступления против Нормы. Всмысле, вполне достаточно, чтобы создать инициативу затолкать этим ребятам ихний нормизм по самые гланды.

- Не совсем понимаю, - фыркнула волусиха.

- Ну, как тявкнуть чище, - пожала плечами лиса, - В Союзе, если ты никого не трогаешь, то и тебя нельзя заставить что-либо делать, или не делать.

- Это здорово, - не особо доверяюще скзала Этти, - Но где мы, и где Союз.

- Да тебе цокнули, что уже сдесь! - тряхнула ушами Фелиса, - Это вопрос времени, чтобы мы нашли контакт с теми, кто будет наводить сдесь порядок.

- Всего лишь... - протянула чёрная, а лиса подзакатила глаза.

Само собой, ей трудно было поверить, что всё моментально перевернётся с головы на ноги, потому как нормисты не приветствовали распространение нефильтрованной внешней информации, а фильтрованная не содержала ничего, кроме глупейшей демагогии. Как и почти в любом сдвинутом обществе, нормисты культивировали культ внешнего врага и старались всячески представить всю Вселенную, кроме Треспассии, одним большим кладбищем. Ненормированная Этти хоть и читала то, что было не положено, составить верную картину происходящего в галактике не могла вслуху скудности данных.

Однако по крайней мере Фелиса точно видела, что зверька очень рада встретить кого-то, кроме волусей, и воодушевлена переменами в мире. Оказалось, что она сбежала от СКН ещё за несколько лет до всей каши, и партизанила по городским катакомбам. Поскольку она была одна такая на несколько миллиардов волусей, то и поймать её стоило бы непомерных средств - поэтому и не поймали.

- Ладно, теперь думаю... - цокнул Разбрыляк.

- Только теперь? - оскалилась Фелиса.

- Конкретную мысль - только теперь. Стало быть, кажется, собираться больше одного теперь не опасно, раз эти вон что творят. Да собственно и искривителей мы больше не видели, есть подозрение, что плотные их убрали.

- И что?

- Поехали заберём остальных, - пожал плечами грызь, - Чтоб не теряться.

- Можем принять огребина за кран, - напомнила лисичка, прижимая ухи, - У них тут сущая упоротость по этому вопросу.

- Подумаешь, - фыркнул Разбрыляк, - Если ты не забыла, нас могли утопить в звезде, или порезать на образцы на борту волусячьего фрега. Так что штраф за самоуправство переживём.

Фелиса согласилась переживать штраф, так что залезла за кабину - потому как в саму кабину помещались только двое. Автокран рыкнул архаичным двигателем, плюнул облачком сизого дыма, и довольно лихо развернулся по пустынному полю; затем Разбрыляк выехал на грунтовку и по ней погнал к тому месту, где пуши оставили вторую часть компании - Виису, Теркона, Ельку и Сурика. Через минуту Этти, открыв на ходу дверь, выбралась наружу и уселась на стрелу, держась за металлические фермы - она жутко не любила ездить в автомобилях, и этим была довольно близка остальным. Фелиса с улыбкой посмотрела, как ветер треплет чёрные волосы и уши волусихи, а надуло ли ей в глаза, тявкнуть нельзя, потому как они и так красные.

Вокруг простиралось поле - всё та же полупустыня, собственно, с редкими островками растительности или чахлыми лесополосами; хотя между городами было немалое расстояние, пустынность приводила к тому, что куда не посмотри - везде на горизонте торчали постройки различного типа - то здания, то круглые башни пищевых фабрик или ещё какая-нибудь пухня. От населённых пунктов исходил эфир специфических запахов, ясно различимых чувствительными носами зверьков, и непрерывный даже ночью шум. Короче сказать, хотя города волусей не были явно опасными, пуши старались держаться от них подальше - нормизм, пропитывающий там всё сверху донизу, чувствовался за километры. Да хотя бы взять шум, кроме как Норма, ничто не могло помешать поставить глушители!

От созерцания равнины самочек отвлёк низкий гул, перемежаемый какими-то странными ударами: дум...дум...дум... Покрутив головой в поисках источника, Фелиса и Этти слегка отвесили челюсти - в голубом небе примерно у них за спиной вальяжно разворачивался корабль, похожий на плоскую рыбу с тремя орудийными башнями. Судя по тому, что объект шёл выше облаков, размеры его приближались к километру или около того. Красноухая, само собой, не могла не узнать КВК, стандартный корабль Союзной милиции, и зрелище вселило в неё исключительный оптимизм.

- Эй грызо, наши!! - закричала лиса, стуча в крышу кабины.

Разбрыляк остановил машину и высунувшись, убедился в данном заявлении.

- Сто пухов как наши, - кивнул он, - Предполагаю, хелинячий.

Грызь и лиса смотрели на корабль с такими довольными мордами, что Этти даже не испугалась и отпустила прижатые уши. Их радость передавалась настолько явственно, что волусиха забыла не ждать ничего хорошего. КВК же, крашеный в буро-пегое, неспеша сделал круг и ушёл в сторону города.

- Отлично, теперь только добраться до своих! - тявкнула Фелиса, враз предвкушая возвращение на Пролесье; потом она посмотрела на волусиху, - Тебя что-то тревожит?

- Её тревожат события, - пробормотал Раз, не удержавшись, и захихикал. Грызь был очень доволен увиденным.

- Нууу... - почесала уши Этти, отводя взгляд.

- Если надумаешь сказать, скажешь, - тявкнула Фелиса, - Сейчас надо припушить остальных.

Здоровенный автокран зарулил к оврагу, промытому водой на крутом берегу речки - слышимо, тут всё же случались сильные дожди, раз почву так явно размыло. Под кое-как выросшими в низине кустами расположились хвосты - серые, песчаные и рыжий - не в отрыве от остальных частей тушки, само собой, просто хвосты были наиболее заметны.

- Суряяя!! - завопила лиса, прыгая с машины и грабастая в охапку Сурика, - Ты видел, пушное животное?!

- Я видел не пушное животное, а КВК, - засмеялся тот, - Но думаю что это то, о чём ты думаешь.

- Вот именно! - радостно тявкнула Вииса, - Мы попадём домой!

Трёххвостые затявкали совсем по-лисьи, потому как их колбасило. Грызи улыбались сдержанно - они не ржали специально по какому-то поводу, потому что могли и без него. Елька только сделала такую морду, какую обычно рисуют на значке "1 сорт" - глаза в виде полукругов и такой же рот. Произведя тисканье Сурика, Фелиса снова покосилась на Этти - волусиха явно чего-то опасалась, чуть ли не боялась - уши непроизвольно прижимались, хотя она старалась этого не делать.

Всё многохвостие тем временем стало кормиться, потому как события событиями, а кормёжка по расписанию, и в пух. Пришлось снова ходить за водой, разливать борщ и всё такое, так что некоторое время прошло в возне; наконец Фелиса села спиной к колесу машины рядом с волусихой. В конце начал, это почти моя специальность, подумала лиса, чисто тявкать и всё такое... правда, с Виисой оно не особо здорово получилось, ну да ладно.

- Так что? - тявкнула трёххвостая.

Волусиха с минуту помялась, теребя уши лапами. Тут уж следовало терпеливо ждать, если взялась.

- Я просто это... подумала, что когда вы улетите к себе, я опять останусь одна, - призналась Этти и посмотрела на лису, - Возьмите меня с собой, а?

- Понятно, - кивнула Фелиса, - Сейчас разбрыльну, что тявкнуть.

Конечно стоило бы тявкнуть, что каждому овощу своя грядка и всё такое, но с другой стороны, и эта сторона оказывалсь мордовой, у волусихи явно выработалась стойкая аллергия на своих соплеменников: тут не нужны никакие особые знания, чтобы это увидеть, достаточно открыть уши. Правда, лиса была не только с открытыми ушами, она ещё и вспоминала методическое пособие для космонавта по контактам с иными разумными организмами. Кажется, семнадцатым пунктом там числилось "код: заберите меня с собой"... Вгрызливые звери писали инструкцию, ничего не тявкнешь.

- Я правда почти ничего не умею, - призналась волусиха, опять прижимая уши, - Но буду стараться!

- Это не важно, умеешь или нет, - тявкнула Фелиса, - Да и стараться или нет, твоё дело. Главное, как я вижу, у тебя аллергия на волусей.

Судя по тому, как подёрнулся её глаз и оскалились клыки, видела она точно.

- Не думаю, что это излечимо, - продолжила красноухая, - Но и особо страшного в этом тоже нет. Тем более, что мы и правда можем взять, и взять тебя с планеты, нуэ... куда-нибудь.

- Фелиса, я буду вам очень благодарна, - тихо скульнула Этти, - Как думаешь, если мне приделать ещё два хвоста, я сойду за спайдерфокса?

- Бххх... - прокатилась по смеху лиса, - Ну, на самом деле, сойдёшь. Вот за грызя не сойдёшь.

- Почему?

- Потому что грызь это грызь! - развела лапами Фелиса, - От него за световой год несёт тем, что это грызь. Впрочем, если ты надумаешь перебраться на Пролесье, необходимости косить под кого-либо не будет.

- Перебраться на Пролесье, - взгляд чёрной волусихи совершенно остекленел, и только через несколько минут она очнулась, - Слушай, а разрешение на выезд? И на въезд.

- Да успокойся, - отмахнулась Фелла, - Для въезда достаточно, что мы с Суром за тебя полапчимся, а выезжать вообще неоткуда, я уже тявкала, тут сейчас бардак будет, как в курятнике... Кстати, пойду тявкну ему об этом.

- Волусиху? - склонил ухо Сурик, услышав, - Нуэээ...

- Нет, только это не говори, - засмеялась Фелла.

- Вобщем хотел, что мол нельзя просто так взять, и взять. А по сути-то оказывается, что можно.

- Нужно! Это совершенно не зря, что она наткнулась именно на нас.

- Всмысле? - удивился лись, - Ты хочешь тявкнуть, что это не случайно?

- Это случайно, но вполне закономерно, - блестнула логикой лиса, - Это такая случайность, которую нельзя игнорировать, вот что.

- Ничего не понял, ну да ладно, - фыркнул Сурик, - А ты знаешь, что цокнет воон тот организм?

Сурик показал пальцем на Разбрыляка, который дремал в траве, подложивши под себя хвост.

- Догадываюсь. Он цокнет, что на данную территорию приходят силы разуплотнения, - процитировала Фелиса, - Конкретно, партия Щебня и партия Поиска. Они только и делают, что помогают особям, Этти - особь, и у них для этого больше средств и опыта, чем у нас.

- Угу, - зевнул лись, - И?

- И, согласно общедоступным данным, Этти это случай весьма редкий. Учитывая нормизм, я не удивлюсь, если она окажется такой единственной на всей планете.

- Звучит жутковато.

- Не стоит её отправлять куда-либо, - продолжила лиса, - Нам ничего не будет стоить проводить её на Пролесье, а потом пусть трясёт как хочет.

- Да я не против, но если мы будем брать всех желающих...

- Бгг... А ты много их наблюдаешь? - Фелиса пихнула его в плечо, - Нет, конечно такие будут. Только вот с другой мотивацией, и как раз эти лично мне на Пролесье не нужны.

- А почему ты думаешь, что у Этти какая-то особая мотивация?

- Потому что это видно за километр.

- Ну, пожалуй да, - согласился Сурик, почесавши ухи и попырившись на волусиху.

Таким образом, одна из констант для дальнейшего просчёта была утверждена, сухо тявкая. Теперь следовало произвести основное - найти контакт с союзными, а вот как именно это сделать, точно никто не представлял. Хотя, конечно, были отцоканы предложения.

- Ну, по идее конечно Партия Щебня зашлёт на территорию милицию... - цокала Елька.

- Так сразу? - удивился Теркон, - А их тут не встретят фанатизьмом?

- Вполне может быть, - пожала плечами белка, - Но их это не остановит.

- Совсем ёзно? - склонил ухо трёххвостый.

- Тер, ты просто не представляешь себе Пэ-Щэ, - хмыкнула Фелиса, - Ты думаешь, Ель имела вслуху высадку бравых комиссаров?

- Вообще-то да, так и думал.

- Бугогашечки. Сейчас на те времена, лисо, - доходчиво цокнула Елька, - На кораблях ПЩ они наделают достаточно биоботов или киборгов, на крайний случай так вообще автоматов. Ни одного живого комиссара на планете не будет, это йа тебе обещаю.

- И что всвязи с этим? - уточнил Сурик.

- Всвязи с этим, в любом населённом пункте появлятся патрули, - продолжила грызуниха, - Так что если подождать какое-то время, сами наткнёмся.

- Посиди на хвосте, - цокнул Разбрыляк, - Это не совсем в пух. Ситуация такова, что прежде чем мы наткнёмся на патруль, мы можем наткнуться на остолопов, которым пух знает что придёт на недоумие.

- У нас есть Этти, она может шифроваться под местную, - тявкнула Фелиса, - Правда, так себе шифроваться.

- Вот именно.

- И что тогда ты предлагаешь?...

Разбрыляк, как это всегда и случается с грызями, думал в первую очередь о том, как достичь цели самому, без чьей-либо помощи и кооперации, и только потом - о всём остальном. Поэтому если кто-нибудь и подумал бы пойти в город, то только не он. Грызь просто-напросто привязал к автокрану стальную балку, которая валялась за кабиной, и как плугом проборонил в поле полосу. Затем поднял балку, перенёс в другое место и сделал перпендикулярную линию покороче первой. Через пол-часа получился знак навроде "сделано в Союзе" ста метров в размахе.

- Почему именно это? - почесал ухи Сурик, - Думаете, это не могут раньше увидеть волуси?

- Маловероятно, - цокнул Раз, - Знак качества - стандартный знак для обозначения мест аварийной посадки. Кто отвечает за территорию, по инструкциям должен проверить, кто оставил знак, а затем убрать его. Профит.

- А ты думаешь, кто-то разглядит его на целой планете?

- На девяносто девять пухов из ста. Планету сканируют всю без разбору, когда вычислители доберутся до...

- Ты ловок, - признала Фелиса, показывая на равнину.

По полю пылил на средней скорости грузовик-трёхоска, и даже издали различалось, что это не волусячий. К тому же он двигался прямо от дороги к знаку по азимуту, что вряд ли оставляло место для двучетний. Вся компания, на всякий собачий случай взяв на изготовку оружие и скрывшись за краном, уставилась ушами. По мере приближения стало видно, что у машины фургон вместо кузова, на крыше громкоговорители и красный фонарь-мигалка; сам грузовик был выкрашен в чёрно-белые пятна, делавшие его идеально похожим на корову. Как и подозревал Раз, это были хелины. На первый взгляд они выглядели таки вполне живыми - самец и самка с тёмно-рыжими гривами и в милицейской форме выбрались из машины и подошли к пушам.

- Думайте головой! - поприветствовал хелин, - Ваш значок?

- Наш, - сознался Разбрыляк, сдержанно хихикая.

- И как вас сюда затащило? - осведомилась хелинка.

- Долгая история, - цокнул грызь, - Хотя и правдивая. Как насчёт того, чтобы выбраться с планеты?

- Вы с союзных территорий? Тогда конечно, - кивнул миллиционер, продолжая с удивлением пыриться на разношёрстную компанию.

Пуха ли - грызи, два вида трёххвостых лисо, и волусиха!

- Не совсем все, - сразу добавила Фелиса, - Вот она местная, но по ошибке. Будем вытаскивать с собой.

- Посмотрим, - согласился хелин, - Вас тут, это, сколькеро?

- Семеро, - хором ответили шестеро, а Этти просто не понимала фени, и оттого молчала.

- Поняяятно, - протянула хелинка, - Ещё что имеете цокнуть?

- Ну если только, - грызь показал на кран, - Вслуху чрезвычайных обстоятельств нами был причинён ущерб имуществу волусей.

- Да вввпень их! - с чувством сказал хелин, - Ущерб... Ничего, переживут. Поехали.

Пришлось бросать всё то барахло, которое было набрано за время походов, оставляя только самое необходимое... Само собой, это было не так-то просто. Пока суть да безделье, Елька изложила то, как они попали на планету, и осведомилась, не было ли информации. Как выяснилось, информации не было - или искин передумал, или корабль просто сшибли раньше, чем он успел что-либо передать, или она где-то застряла на этапах передачи.

В плане оснащения щебнюющие попали точно в пух - от грузовика настолько несло Союзом, что опознавательные знаки можно и не вешать. Хотя, конечно, их всё-таки повесили. В остальном же, что снаружи, что внутрях, фургон производил впечатление филиала любой союзной транспортной станции: в буфете имелись гранёные стаканы, например, а все лампочки были исключительно накаливания, грушевидные с вольфрамовой нитью - таких на Музлаване, да и во всей Треспассии, слыхом не слыхивали. Разбрыляк и Елька, да и лиси тоже, благоговейно вспырились на земляной ящичек под окнами фургона, из которого росла петрушка и огурцы. В этот момент, сунувшись в машину, они чётко ощутили, с чего начинается Родина, да и вообще всё, что в пух.

Хелин кашлянул, потому как пуши столпились в дверях и опушневали, вместо того чтобы грузиться. Это убыстрило процесс, так что хвосты разместились по скамейкам у больших окон с не менее большими форточками, каковые были немедленно открыты. Практически все почувствовали себя как в родной электричке - за исключением Этти, которая никогда не слышала обычных союзных электропоездов. Хелиниха, которую погоняли Талена, забралась в фургон вместе с пушами, а напарник ея повёл всё это хозяйство куда-нибудь ближе к делу. Кстати цокнуть, автомобиль двигался на настоящем бензиновом моторе, отчего урчал, как енот.

- Да мы-то ладно! - отмахнулся от расспросов Разбрыляк, - Как Щебень?

- Только приступаем, - улыбнулась хелиниха, - Так что определённо сказать пока нельзя. По всем данным получается, что сложность около 27%.

- Дошиша как неопределённо, - фыркнул Сурик.

- Это только уровень сложности. А есть ещё количественная сторона, которую пока не посчитали.

- Думаете, волусей удастся отучить от нормизма? - ляпнул Теркон.

- Сто с лишним пухов, - заверила Талена, - Вопрос в сроках и расходах, а так и медведя на велосипеде учат...

Как раз к этому времени машина прошла границу города, и сбоку, от кустов, по фургону застрочили из какой-то пулеметательной машинки. Кто именно, было не видно, но думается, что волуси.

- Форты прикройте, - усмехнулась хелинка.

Форточки следовало закрыть, чтобы пули не пролетали внутрь фургона. Ударяясь же о его внешние контуры, они моментально останавливались и падали, даже не отлетая - ремиттеры на грузовике стояли приличные, так что съели бы и танковый снаряд, не то что пули.

- Кстати о песке, вы тут лично? - осведомилась Фелиса.

В ответ Талена включила свет внутри собственных глаз, так что они засветились, как две жёлтые лампы.

- Вопросов больше не имею.

Судя по выражению на морде Этти, вопросы имела волусиха, и лиса подробно растявкала, что хелины сдесь не лично, а через кибернетический двойник - или частично автономный, или просто привязанный сигналом к оператору. Сами они прохлаждаются в жилблоках где-нибудь на борту корабля на низкой орбите, и в случае уничтожения КД получат замену в течении десяти минут. Поэтому инициативы пулемётчиков довольно скоро сойдут на ноль, это уж проверено; правда, следом могут прийти ещё более пагубные решения недоумия.

Из окон был отлично виден волусячий город, кишевший организмами и машинами, но пуши не особо стали его разглядывать, тем более что это был нормистский город. Следовательно, возьми квартал, а все остальные будут точно такие же, тютель в тютель - не в геометрическом плане, а в целом, это тоже ещё ухитриться надо. Этти так вообще оскалилась и забилась между Фелисой и Суриком, чтобы не видеть всего этого; красноухая погладила её по чёрным ушам, успокаивая.

Патруль привёз компанию в лагерь, откуда их отфутболили на одну из баз Партии Щебня, развёрнутых на планете. Как выяснилось, хелины спустили в океан кучу понтонов, сделанных на орбите, и на плавнике устроили свои базы - что было не особо ново. Как бы там ни стало, пришлось проканителиться в ожидании транспорта, а поскольку всё ещё требовалась органическая пища - зайти в столовку. Там собственно тусовались только волуси из сотрудничающих или арестованных, потому как КД пищу не употребляли. Фелиса смилостивилась над волусихой и вынесла ей миску наружу, потому как входить в помещение с волусями для Этти было крайне накладно по нервным затратам.

- Честно тявкнуть, - честно тявкнул Сурик, - Я вижу, ты собираешься теперь возиться с ней, как с щенком.

- Ну с тобой же вожусь, - тявкнула лиса и захохотала, - Ладно. Да, собираюсь, пока это необходимо.

- Как хошь, - пожал плечами тот, - Ты не подумай, я ни разу не против, а даже за. Наверное, если бы не ты, так я сам бы её взял.

- Ли-со, - потёрлась носом о пушнину Фелиса.

- Ли це ноль? - заржал Сурик.

- Слушайте, и через какие сроки? - фыркнула в это время Вииса, - Мы уже битые сутки мотаемся по планете, как четвёртый хвост!

- Ви! - тявкнула красноухая, - Вообще-то никто не обязан нас срочно спасать, если ты забыла.

Сероухая подёрнула ушами, что выдавало замешательство в её мыслях, но потом согласилась. Фелиса же подумала, что Ви нужно как следует отдохнуть - вся возня явно расшатала лисе нервишки. Кроме того, она выполнила свою угрозу насчёт возни и щенка, пошла в распределитель и взяла там спецовку примерно по волусихе размером, чтобы та меньше выделялась. Такая простая штука, как брезентовая куртка и портки, вызвали у Этти далеко идёщие эмоции. Чёрная рассматривала рукав и чуть не заплакала.

- Без обязательных рекламных стикеров... - прошептала она, - Без радиочипов... О небо...

Да, небо, подумала Фелиса, усмехнувшись, ты даже не представляешь, насколько. Пока же дело стало сдвигаться в том направлении, что компанию вызвали к следаку, который тоже был КД, естественно, но как и все остальные КД, как живой. Быкообразный хелин был настроен не особо добропушно, потому как в нулевых, имел подозрения, а во-первых просто не хотел вдобавок заниматься ещё и всякими заплутавшими. Вслуху этого он учинил допрос с пристрастием, причём сразу же выделил Виису, Теркона и Этти для этого, а остальных настойчиво попросил не вмешиваться. Суть состояла в том, что Фелиса и Сурик явно были в настолько твёрдой памяти, что они могут и прогнать пургу через базаровый фильтр - соврать, короче. Грызей вообще допрашивать было бесполезно, мозг вынесут на раз-два, и тренированный щебневик это знал отлично.

Особенно следаку не нравился эпизод с искином волусячьего корабля, который взял да и высадил их на планету. Копытный ничуть не поленился связаться со специалистами своего флота и уточнить, возможно ли такое впринципе и какова вероятность; те ответили, что вероятность есть, но весьма небольшая. Вслуху этих данных следак принял решение на полную проверку всех на базарофильтре, а также на поатомное сканирование. Пришлось тусоваться по базам Партии Щебня ещё какое-то время, пока эт-самое. Грызи, само собой, вспушились и цокнули, а потом пошли слушать новости по планете и дальше, каковых была уйма. Лисо же растявкивали Этти, почём перья, например столь простую вещь, как бесплатная столовая.

- Как впень она может быть платная?! - тянул себя за уши Сурик, - Сейчас нахвост какой век, каменный или медзвёздный? Ты понимаешь, какова себестоимость органического корма?

- Не совсем, - сказала Этти, - Я знаю, что когда не ешь дней десять, стоимость корма неизмеряемая.

- Она не одупляется, - тявкнул Фелисе Сурик, а потом и волусихе, - Ты не одупляешься!

Трёххвостый растявкал о технологии получения органики и в частности - корма. Этти не углублялась ранее в естественные науки, но это её не шокировало, и волусиха резонно заметила, что может где-нибудь и используют синтезаторы, а в Треспассии продукты растят влапную, так что себестоимость их именно немаленькая.

- Это, кажется, вы не одупляетесь, - сказала чёрная, - Вы знаете, что на каждые три квадратных метра в городе есть один радиочип?

- Теперь знаем, - резонно тявкнула Фелиса, - А нашиша?

- Это основной вопрос, - хмуро кивнула Этти, - Кпримеру, радиометки в тротуаре, чтобы любой волусь, проходящий по нему, уплачивал столько-то тысячных цента за пользование тротуаром.

Спайдерфоксы переглянулись, и не заржали только потому, что волусиха выслушила очень грустно.

- В каждой лужайке перед домом и в каждом дереве. А то вдруг какой-нибудь отщепенец бесплатно получит тень от дерева, каковое есть чья-то частная собственность, - продолжила волусиха, и было ясно, что попадись ей гений, придумавший это - удавила бы враз.

- Сказочно, - поморщилась Фелиса, - Я только хочу предупредить тебя, что на Пролесье всё настолько по другому, что у тебя может подснести крышу.

- Переживу, - хмыкнула Этти.

В этом особых сомнений не имелось - существовать столько лет на планете нормистов и быть вне Нормы - это победа. Разбрыляк и Елька благосклонно выслушивали вопросы, адресованные им волусихой, и выносили ей мозг. Кроме того, грызи уловили, почему именно она навязалась умотать с планеты КТБВ, и не слышали в этом ничего, что выходило бы за рамки пуха. Правда, это не отменяло осторожность по тому поводу, что ей и правда может подсорвать крышу от всякого ъслого. Немудрено, что грызи подробно выслушали, как проходят дела с Щебнем, а проходили они по плану и в рамках.

Как это зачастую и бывает, сразу же нашлось немало сочувствующих среди волусей, готовых сотрудничать. Это было не потому, что нормисты так всех достали - хотя и поэтому - а потому, что особей для сотрудничать почти с кем угодно можно найти в любом сообществе. В самую нулевую очередь требовался прорыв информационной блокады, вброс на мозги волусей данных о настоящем положении дел в галактике и о научной картине Вселенной, маслом; инфоблокада, в основном заключавшаяся в тотальном забивании голов, чтобы ни на что другое их не хватало, была важнейшим элементом системы нормистов. Таким образом, партии щебня требовались особи, которые были бы способны сами усвоить информацию и распространять её далее.

Само собой, такие особи становились объектом реакции со стороны мракобесных нормистов - нормистов тут нужно взять в скобки, в любом сообществе найдутся такие - и если бы не технологии, дело было бы сильно затруднено. С технологиями шло куда как глаже: в частности, каждые несколько агентов влияния оснащались КД, так что уничтожить их было невозможно. Остальные имели налапные ремиттеры и коммы, позволявшие моментально навести на цель орбитальные средства нейтрализации угрозы. Конечно, эти ухищрения можно было обойти, но затраты на это возрастали до немыслимых размеров, так что агенты чувствовали себя вольготно. Настолько, что приходилось тормозить слишком шустрых, начинавших устраивать локальные революции.

В остальном смысл и цель Щебня как всегда сводилась к разуплотнению, то бишь - к приближенности к принципам Вселенского Союза, навроде таких, чтобы каждому объекту, способному к развитию, была дадена такая возможность, покуда она не мешает развитию других объектов, ну и тому подобное. На самом деле буквы не особо точно передавали пух, то есть, дух союзной конституции, зато состоявшие в Партии Щебня пух чувствовали на пятёрочку. Хотя хелины далеко не так увлекались подобными операциями, они подготовили щебёночные войска загодя, как по идеологической подготовке особей, так и по матчасти, и теперь ровным счётом все планеты бывшей нормистской Треспассии были окружены плотным слоем фрегов и усиленно пячились.

Пуши пока что, вместе с вышеуцокнутой загрузкой мозгов, прохаживались по дорожкам плавбазы и пырились на морскую гладь. Как и со всем остальным, море оказывалось почти, да не такое же, как на Пролесье или ещё где, имея некоторый неопределяемый без спектрометра отдельный оттенок. В эфире запахов тоже несло чем-то специфическим, похожим на мел или извёстку, вдобавок к водной свежести - это были какие-то местные водоросли, планктон или ещё пух знает что, но точно местное. Как бы там ни было, вспыривание на эти картины яблоками и раковинами вызывало в организмах годование, переходящее в восторг. Слышимо, такое же впечатление испытывали хелины, потому как на стенке огромного ангара было начертано краской "Я люблю жЫзнь!"

Любящие жЫзнь раскачались через трое суток, получив добро от сканировки и всех сопутствующих служб о том, что семеро пушей не содержат ничего, выходящего за рамки пуха, а также полностью уверены в правдивости своих показаний. Кроме того, чекисты пробили по межзвёздной связи, действительно ли была потеря группы из иголки и фрега, и опять-таки получили подтверждение. Это наконец дало возможность отпустить компанию на все шесть сторон, что собственно и произошло; зная транспортные системы Союза, Фелисе ничего не стоило пробить в терминале порта, как улететь ближе к нужному месту.

- Так, нам вон туда! - показала лапкой лиса.

- Ящик? - удивился Сурик.

На посадочной площадке действительно стоял многоэтажный контейнер с усиленными стенками, но от этого не менее контейнер.

- Да. Этот бокс пойдёт с транспортом на Дженгию, оттуда можно добраться и до узловой станции.

- Это в пух. А как с оплатой?

- Сейчас и узнаем, - резонно тявкнула Фелиса.

Это было не так-то просто. К воротам суперконтейнера таскали груз со складов автоматы, и они же укладывали его внутрях, никто не следил. Попытка Ельки - смеха ради, само собой, - обратиться к роботу принесла ожидаемый результат.

- Мы таскаем груз к воротам от складов, - прогундосил автомат, - Никто не следит. Мы таскаем груз...

- Эх, без комма ваще не в пух! - фыркнула Фелиса, потирая место на лапе, где он должен быть, - Сейчас бы сразу пробила, куда свыть, по управляющему каналу автоматов.

- Придётся влапную, - хмыкнул Разбрыляк, - Ну-ка, выстройтесь в ряд.

- Чего??

Грызь пояснил, что если встать в ряд, взявшись за лапы, и перекрыть въезд в бокс, автоматы сначала посигналят, а потом обратятся к операторам за разъяснением происшествия. Собственно, так оно и случилось, и из переговорника на тележке донёсся голос организма:

- Что-то хотели, товарищи?

- Сто пухов! - цокнула Елька, - До Дженгии подбросите?

- Нуэээ...

Объяснений насчёт аварийной ситуации хватило, чтобы экипаж расщедрился. Кроме того, им больше никто не лез на борт - кому это надо! - так что и.

- Заваливайтесь в бокс, - последовали инструкции, - На корабле перейдёте в жилблок.

- Принято к пуху, - цокнул Раз, - А как насчёт оплаты?

- И не надейтесь! - хихикнуло из радио, - Если только что придётся сделать внезапного, а так никакой вам оплаты.

- Это в пух.

Грызи переслухнулись и вспушились, и от этого заржали, потому как полетели клочки линялой шерсти. Лиси же потёрли лапы, потому как картина возвращения домой вырисовывалась всё чётче и чётче. Компания расположилась возле открытых ворот, подышать пока свежим воздухом, а когда автоматы начнут закрывать - можно успеть забежать. Роботы-потаскухи таскали какие-то контейнеры с хелинячьими надписями, и упаковывали в обширные недра бокса; стоял металлический грохот и гудение электромоторов.

- Слушай, а что это такое? - задалась вопросом Елька, - По идеям, они должны бы ввозить сюда грузы, а это на вывоз, полными боксами.

- Может, пустая тара? - предположил Разбрыляк, - Хотя не похоже.

Этти, само собой, задавалась другими вопросами:

- Почему они не взяли денег за провоз?

- Да потому что им без надобности! - фыркнула Фелиса, - Вообще, понимаешь?

- Неа, - призналась волусиха, - Даже я не понимаю.

- Ничего, это не так сложно, как кажется, - заверила лиса, посмотрев сквозь голову на волусячий мозг и облизнувшись.

Через пол-часа бокс был набит, и когда стали закрываться створки - пуши зашли внутрь. В итоге они остались в полутьме, нарушаемой дежурными лампами, между высокими воротами и штабелем контейнеров, упиравшимся в потолок. Почувствовалось, что бокс схвачен, и появилась некоторая перегрузка, потому как ящики подобные этому вытаскивали на орбиту простым способом, безо всякой гравитации - тягач пёр бокс со скоростью около пятисот километров в час, так что за три минуты выходил из плотных слоёв атмосферы, ещё ускорялся, и минут за двадцать доставлял бокс на корабль, стоящий на стационарной орбите - так неуклюжей барже не требовалось воланить по планете, собирая сотни разных боксов. Контейнер оказался установлен на положеное место в трюме, и появилась возможность перелезть из него в транспортёр, каковой доставлял уже в совсем жилые помещения; из его окон можно было заценить многие километры трюма, заставленные боксами - грузовичок был ничего себе, под стать "Цоолу".

Жилблок ничем особенным не отличался и представлял из себя несколько соединённых "дворов" с озеленением между постройками. В озеленении как раз стояли несколько коз и истошно орали, но пуши не обратили никакого внимания, потому как знали, что те орут чисто из любви к искусству. Компанию встретила молодая хелинка с целой сворой крупных собаковидных животных - не то чтобы они потерялись бы сдесь, но всё следовало прочищать до полной чистоты, как знали космонавты, воизбежание.

- Да не переводится овёс в вашем амбаре! - поприветствовала хелинка.

- И вам похожего, - хихикнул Разбрыляк, - Мы это, пассажиры, кло?

- Да, нужно всё окончательно прочистить и устроить ваши организмы на перемещение, - бурая самочка повела ушками, оглядывая компанию с кучей разноцветных хвостов.

Соль состояла в том, что когда пуши ходили толпой, сразу не бросалось в глаза, сколько хвостов на каждого, и трёххвостость спайдерфоксов вызывала некоторое удивление у любого, кто видел. Лиси помотали хвостами, чтобы было ясно, что это не просто так прилипло. Хелинка же была довольно обычного вида - бурая, можно цокнуть что кофейного цвета, со слегка опушёнными ушами и копытцами на ногах; мордочка её представляла собой нечто среднее между копытным и кошачьим организмом, так что сразу не определишь.

- Ну, это грызи, - показал на себя и Ельку грызь, - Это эсэфы, спайдерфокси сиречь, с Пролесья. У них по три хвоста, да. А это местная волусиха.

- Вполне правдивая история, - кивнула хелинка, сверившись с коммом.

Хелинка Хишли показала им, почём перья в жилблоке, чтобы они не шарахались по нему, рискуя во что-нибудь вляпаться. Следующим номером она немедленно спросила о происшествии с иголкой, которое и привело к такому положению вещей - пришлось сесть за симуль и составить схему этого самого происшествия - впрочем не то чтобы пришлось, потому как это всё равно сделали бы. У Ельки, кстати цокнуть, до сих пор бы трофейный комп в чумоданчике, так что на него можно было сохранить. А сохранить стоило, потому как эту схему непременно попросят в космофлотских структурах, как обоснование списать матчасть.

- Мда, ущерба - нить не горюй, - слегка схватилась за уши Фелиса, - Не совсем критично, но близко к тому.

- Думаешь, потеря одной иголки настолько мимо пуха? - уточнил Сурик.

- Знаю! Тем более, её считай уничтожили аж второй раз за несколько дней! - лиса хлопнула по столу лапкой, - Это упоротость.

- А корабли нормистов? - заметила Этти, - Может, удалось бы?

- Не, - отмахнулась Фелиса, - Эти чудовища не совпадают по базе поддержки с нашими, так что для нас толку от них почти никакого. Не тявкая уж то, что никто нам их просто так не отдаст.

Это тоже была правдивая история. Пуши почесали за ушами и продолжили лупить овсянку, доставшуюся из пищеблока - хелины знали толк в овсянке, она тут была в виде начиная от жидкого киселя, и заканчивая твёрдыми штуками типа орехов, прислухнувшимся грызям. Где-то за углом орали козы, а по столу прыгали мелкие птички, склёвывая крошки.

- Кстати, вы спрашивали Хишли, что за груз у них в трюме? - осведомился Теркон.

- Вот это как раз и выглядит подозрительно, - хмыкнула Вииса, - Когда пассажиры начинают интересоваться таким. Ты ещё спроси, сколько точно у них ремзащиты.

- Да попуху, - цокнула Елька, - Она сказала, частично производят эвакуацию лишних волусей, из тех что отбраковали нормисты.

- Так это стацисные ячейки? - удивился Разбрыляк, - Вот бы не цокнул. Тут, получается, тысяч сто особей в минимум.

- Сто пухов, - кивнула белка, - И ещё допуха хелинов из щебневых, которые пострадали нервным образом от эт-самого.

- Да, как видно, нелегко им придётся, - заметил Сурик.

- Ну, йа бы уж так не цокнула, - поправила Елька, - Они просто не доводят даже близко до состояния срыва крыши, чуть что не так - на списание, в медицину и домой. Благо, корабли большие.

Корабли натурально являлись не мелочью, и уж данный тем более. Сконфигурированный как транспортник ТФК "Кубъ" тащил двухкилометровую секцию грузовых ящиков, вкоряченную в центр сферического судна и выступающего из оного; из-за этого вся штука походила на гриб с круглой шляпой. "Да здравствует жЫзнь!" - значилось начертанным на борту космолёта, и было не совсем понятно, это название или утверждение. Расположив свои, с позволения цокнуть, хвосты, пуши вернулись к своим обычным пескам - грызи трясли, а лисы тоже трясли, но по-своему.

Сонная и спокойная атмосфера жилблока подействовала даже на Этти, так что волусиха прекратила всё время держаться поближе к Фелисе, как испуганный зверёк. Она долго и философично таращилась на водопроводную колонку, торчавшую из травы рядом с дверью жилого помещения. Ясное дело, что у неё на родине такого не водилось вообще - чтобы из земли торчала труба, раздающая воду всем кому надо! Кроме того, колонка была чугунная, стояла с сильным уклоном и была увита побегом вьюна с мелкими сиреневыми цветочками. Волусиха аж подлезла снизу и заглянула в трубу, чтобы убедиться, что это труба. А уж на то, как местные набирают воду в вёдра, она таращилась, как на невесть что. Красноухой лисе пришлось снова работать просветителем, и тявкать... С другой стороны, она и так тявкала, поэтому приятное совмещалось с полезным.

Что до грызей, так они сильно ударили по сурок-состоянию, пока есть такая возможность, а выходя оттуда, сонно поцокивали и ходили на огород, смотреть за произрастанием трав и корнеплодов. Последнее усугублялось тем, что хелины ростили необычные для грызей культуры, и Разбрыляк с Елькой были заинтересованы в том, чтобы узнать об этих культурах достаточно. Не то чтобы они засели за ботанику, но пырились на побеги весьма долго, постигая их суть и всё такое, причём всё такое тут было главное. Грызь одним глазом наблюдал за ботвой, а другим за грызунихой, каковая как была пушей, так и осталась - Елька отличалась исключительной мягкостью рыже-серой шёрстки, так что кое-кому постоянно хотелось гладить пух, но он удерживался, чтобы не истереть его, пух. Белка же, в свои очереди, одним глазом пырилась на ботву, а другим на грызя, потому как тот тоже не полысел и был экипирован ушными кистями и хвостом.

- Даа, пуховое моё животное, - цокнула Елька, покачивая лапкой, - Крюк по галактике мы выписали такой, что дай пух каждому. Можно даже цокнуть так, что повезло.

- Частично да, - согласился Раз, - Всмысле, что животное пуховое. А так йа бы не цокнул. Если бы мы не попали точно по центру событий, не рисковали бы хвостами, и иголка была бы целее.

- Ну, вообще-то да. Как думаешь, что делать с Жабой?

Она имела вслуху, что Жаба оочень сильно негодует по поводу потери иголки. Её, Жабу, не интересовали конфликты и то, что иголкой был сбит волусячий крейсер - её интересовал профит, а профит потерепел Ущерб.

- Гм, - потер нос грызь, - С Жабой, да. Было бы в пух что-нибудь сделать, только вот что?

- Йа о том и цоцо, - вспушилась Елька.

- Если разбрыльнуть, - разбрыльнул Разбрыляк, - То поскольку мы и так летим на Пролесье, можно законтачиться с лисьим ведомством по космофлоту, и пробить ходатайство опять-таки на Тушленко, чтобы подкинули ещё иголку, как возмещение военного ущерба.

- А вообще военный ущерб, он как? - припомнила грызуниха.

- Никак, - пожал плечами Раз, - В каждом случае по разному. Поэтому и стоит цокнуть под горячую лапу, может что и получится. В конце начал, можно цокнуть, что это Фелла иголкой сшибла волусячий крейсер, а за это уже положена премия.

- А так можно цокнуть? Значит, так и нужно цокнуть!

Грызи помотали хвостами туда-сюда и захихикали, особенно представляя, как это будет цокнуто. "Лиса сбила ерша иголкой" - примерно так. Суть состояла в том, что грызи не любили Ущерб - пожалуй, даже ненавидели! Только тоадоиды питали к Ущербу ещё более нетёплые чувства, а грызи от них отставали ненамного. Вслуху этого Елька и Разбрыляк сразу направили мысли на то, как минимизировать потери. Прямо цокнуть, получалось это не ахти. Пробив по справочным данным, Раз выяснил, какие средства можно получить в качестве премии за крейсер, и это было явно меньше, чем стоимость иголки. Правда, можно поднапереть на обстоятельства, и добазариться таки до благополучного решения вопроса, но в этом не было уверенности - а белка не любит, когда её нет, уверенности.

Вдобавок Разбрыляк цокнул о том, что эти выкладки относятся к обстановке, имевшей место быть до операции с волусями - а нынче, как подсказывает логика, уже после оной... Пуши выслушивали это, усевшись за длинный деревянный стол под раскидистыми ветками тыблони; за соседним столом хелины из команды корабля резались в домино, лупя костяшками по доскам, и глушили квас.

- А что изменилось? - пожал плечами Сурик, - Ну, или изменилосиха.

- Сур! - фыркнула Фелиса от такого вопроса.

- Это риторически, - пояснил трёххвостый и разбрыльнул, - Ну, из-за того, что приведены в боевую готовность флоты, а также задействованы ресурсы Пэ-Щэ, сильно возрастут траты, и оттого свободных ресурсов станет крайне мало, если не тявкнуть что нисколько. Потому и.

- Сто пухов, - кивнула Елька - Но с третьей стороны, произойдёт некоторое форсирование ресурсов в связи с бучей, и через какое-то время как раз появятся излишки. Это как вал, кло?

- А нам-то от этого что? - пожал ушами Теркон.

- Да как что, намотанная голова! - фыркнула Фелиса, - Если у грызей на Тушленко полно иголок, они нам одну просто так отдадут, чисто за поржать и хрурности ради.

- Сто пухов, - кивнули грызи, которые по себе знали.

- Но, как вы понимаете, - добавила Фелиса, оглядывая лис, - Нельзя просто взять, и взять...

Сурик заржал, зажимая пасть.

- Да. Тоесть, если нам всё-таки перепадёт иголка, я считаю необходимым отработать её стоимость, её же используя для этого. На иголке можно как следует заработать!

Спайдерфокси повернули на Феллу носы и яблоки.

- А почему мы раньше этого не делали? - спросил Теркон.

- Ты в какой ум вошёл? - осведомилась Вииса, - Мы только это и делали! Просто потеря лишней иголки - это провал в баллансе, чуешь?

- И его надо зОтыкать!! - возопил Сурик, впадая в экстаз, - Кхм.

- Кстати, а вы-то что так вспушились? - посмотрела на грызей Вииса, - Ваш "Цоол" наверняка благополучно тусуется дома.

- Так Жаба ! - пожал плечами Разбрыляк, - Она не спрашивает, чьё. Она душит.

- Полезная жаба, - согласилась спайдерфоксиха.

Фелиса же слушала тявканье серой лисы и слегка передёргивалась от мысли, что недалеко было до потери этого зверя - им сильно, сильно повезло найти скорняк! Как бы она возвращалась домой, оставив кого-то кормить космических рыб, красноухая просто не представляла. Конечно, у ней имелись некоторые установки на этот счёт, но они не могли сделать лису белкой в этом вопросе. Вслуху этого она выбрасывала подобные мысли из-под ушей и забрасывала туда другие, посвящённые как раз ликвидации Ущерба. Забросив, лиса огляделась и заметила Этти. Ах да, подумала она, иди сюда, профита кусок...

- Эть? - тявкнула Фелла, - Хочешь быть полезной?

- Да-да-да! - закивала та.

- Тогда тебе придётся поднатаскаться на оператора, - прямо тявкнула лиса, - Потому как сейчас в этом чуть ли не нужда.

Волусиха вытаращилась, но быстро взяла себя в лапы:

- Да, Фелиса, я готова.

- Пшли, - махнула лапой та.

Пшёл ещё и Сурик, потому как ему тоже было интересно, а делать сдесь, кроме как смотреть за травой, особо нечего. Пуши забрались на пятый этаж фальшдома и уселись за столом, на котором имелось некоторое оборудование в виде терминалов ЭВМ, а впереди открывался вид на "огороды".

- От! - тявкнула Фелиса, но поняла что это громко, и убавила звук, - От. Оператора типа "И" требуется только одно - постоянно думать головой. Вы будете удивлены, какое количество ресурсов придётся вбухать, чтобы автоматизировать одну думающую голову.

- А почему "И"? - тявкнул Сурик.

- А чтоб никто не догадался. Вот это, - Фелиса показала на экран и клаву с курсером, - Сами знаете что. А вот это...

Красноухая вытащила с полки толстую папку с файлами, скреплёнными пружинкой, так чтобы их можно было листать.

- Это памятки. Тобишь, когда кпримеру вы выполняете стыковку, открываете, - лиса перелистала папку и поставила перед собой рядом с экраном, - Чтобы не забыть ни о чём, о чём следует не забыть. Это - обязательно. А всё остальное, по большому счёту, по вкусу.

- И-ик? - удивилась Этти.

- Угу. Для начала возьми симуль и построй перегрузочную платформу на сто сорок тысяч единиц в час.

- Симуль?

- Симуль. От настоящего визуализатора он отличается только тем, что оперирует виртуальными объектами, а не реальными. Переключи каналы - и будет реальными.

- Курицыны ослики... - припушнела волусиха.

- Да, довольно просто, но пугающе, - подтвердила лиса, - И да, платформа сама не построится.

- Аээ...

Однако делать нечего, волусиха уселась за экран и принялась разбираться, как строить платформу, а Фелиса довольно потёрла лапки. Трёххвостые отошли чуть в сторону и сели испить чай.

- Я бы не тявкнул, что это совсем честно, - заметил Сурик, - У неё же нет никакого выбора, ты понимаешь. Если бы ты предложила ей грабить корованы, она точно так же отреагировала бы.

- Правдивая история, - задумалась лиса, - И что тогда нужно сделать, по твоему?

- Да нить знает. Можно совершить зацок.

Зацок, само собой, обрушился на мозги Ельки и Разбрыляка; грызи вспушились.

- Верно подмечено, - кивнул Раз, - Что в пух.

- Да ясно, что не в чешую, - фыркнул лись, - А дальше что?

- Дальше? Ну, цокнем, через какое-то время надо бы выпустить волусиху куда-нибудь на интернациональную территорию, чтобы она потолкалась там, и сама решила, что для неё более в пух.

- Сейчас она вцепится в нас всеми лапами, и шиш куда её выпустишь. Тем более, потолкаться.

- Потому и цокнуто, что через, - подробно объяснил грызь, - Кло?

- Да, похоже на кло.

- А вообще Фелла делает успехи, раз сразу подумала о привлечении зверька к профиту, - добавила Елька, - Ибо, как сказано - не трать!

Этим песком лиси оказались удовлетворены вполне достаточно. Пуши продолжили растрясение в выбранном режиме, ну и плюс Этти то и дело садилась за комп, строить. Красноухая подсказывала, но только там, где трудно догадаться лично - а во всех остальных случаях достаточно подумать головой. И, как показывала практика, у волусихи с этим было всё совершенно в порядке. Фелиса даже начала подозревать, что более чем в порядке, но пока не бралась утверждать уверенно.

- Более чем? - уточнил Сурик.

- Всмысле, она отлично думает головой. Почти сразу схватила вторую схему снабжения, если ты помнишь что это, а я в своё время долго до этого доходила.

- Может, случайно?

- Может. А может, у нас тут усиленный мозг по разруливанию, - потёрла лапки лисичка, и захихикала, - И хотелось бы второго, как понимаешь.

- Второго мозга?

- Нет, хотя бы первого.

- ... ты вынесла мне мозг.

- Вот об этом я и тявтяв.

Транспортное судно тем временем продолжало лопатить расстояние - или точнее, условное расстояние - и приближаться к цели похода. Что грызи, что лиси ожидали этого с волнением - одни из-за возвращения на Родину, другие из-за попадания на незнакомую, но казавшуюся весьма в пух планету. Изнутрей жилблоков, однако, всех перемещений было незаметно - как цвели кусты, так и продолжали. На небольшом поле хелины сеяли ничто иное как овёс, и весьма этим тешились. С высокого потолка жилблока периодически начинало моросить распылённой водой из труб, дабы увлажнять воздух и поливать растюхи - что тоже попадало в пух. В жилблоках, правда, не бывало туч, и все дожди оказывались "грибными", происходя при ярком свете ламп.

Как раз по поводу грибов взял и поднял хохолок Разбрыляк. У него случился примерно такой разговор с главным механиком:

- Чую хвостом, что сдесь есть гриб.

- Да ладно, не смеши мои копыта.

- А если найду?

Что, если, уточнять не стали, но грызь битые сутки обшаривал жилблок, хотя и безрезультатно.

- Ты обшариваешь жилблок битые сутки! - вполне правдиво цокнула ему Елька, - У тебя пух в голове есть, или куда?

- Пух не пух, а гриб тут есть точно, - подёрнул глазом грызь.

- Да ну?... Хорошо, давай йа с того края, а ты с этого.

Лиси немало покатывались по смехам, глядя как белки используют старейшую тактику поисков - так как в пространстве имелось много стенок, грызи шли строго по периметру этих стенок, так что неизбежно обходили всю площадь, не пропустив ни единого шага. Трёххвостые, надо заметить, тоже соглашались, что в воздухе есть запах гриба, но скорее всего банальной плесени. Но рыжие пуховые шары уже подняли хохола, и теперь остановить их не представлялось возможным. Фелиса посвятила пол-часа тому, что ходила за грызями, и почти непрерывно смеялась, а потом у неё просто заболели бока.

- Слушайте, как вы можете заниматься такой фигнёй?? - оттянул уши вниз Сурик.

- Как? - хмыкнула красноухая, - Ну вот посмотри, как. Учись, пока мы живы.

Она даже не упомянула, какой истинной фигнёй страдал порой сам лись - подумав, он сам это понял. Разбрыляк и Елька же продолжали миссию, казавшуюся не особо выполнимой. Теперь перед их слухом жилой модуль предстал как натуральный кусок леса, и они не обращали никакого внимания на то, что не могло иметь отношения к грибам; хелинов тут было не густо, так что и не обращать было проще простого.

Как это зачастую практиковалось, модуль сам по себе являлся только периметром, а всё что внутрях - натаскивалось и строилось тем же способом, что практиковался белочью при сооружении гайна. Причём в случае с хелинами отсутствие признаков цивилизации было даже больше, чем у грызей - хотя это сложно представить, но это было так. Дело заключалось в том, что копытные по сути своей являлись кочевыми зверьками, не имевшими вообще никаких гнёзд или нор, так что в жилмодулях не строили ничего лишнего, находились прямо "под открытым небом", а на перетёрки собирались на песчаных площадках, более похожих на места для игр детёнышей. Строения с комнатами имелись только на случай аврального режима, или, что дальнослышно, для гостей - и теперь гости таки туда забились, как лисы в нору.

Судя по всему, пол модуля был засыпан слоем грунта шага на два, но это всё же позволяло делать всякие приятности - через весь "огород", от стенки до стенки, тёк ручей в шаг шириной, крайне хрурно виляя среди деревьев и травяных посадок. На что уж у грызей были внимательные уши на этот счёт, но и они бы никак не смогли бы цокнуть, что ручей сделан искусственно - слышимо потому, что он был сделан естественно. Всмысле, хелины просто пустили воду, и она постепенно проковыряла русло там, где ей понравилось; теперь ручей вытекал из трубы в одной стенке, дотекал по руслу до другой, там воду подхватывали насосы и перекачивали обратно. Ручей обеспечивал насыщение грунта водой и оттого регулировал влажность в объёме модуля - но это, конечно, было вторичное. Первичным было то, что любой организм мог прополоскать шкуру в холодной водичке в бочагах, вытаращиться на водоросли или на мелкие бурунчики, на которых сверкали отсветы от потолочных ламп. Вероятно, в акватории водились и какие-то рыбы, но в глаза они не бросались.

Разбрыляк закончил очередной круг по всей площади, и сел разбрыльнуть. С одной стороны, поиск гриба был идиотизмом чистой воды, с другой - пока толком нечего делать, вот тебе вполне подходящая задача, чтобы растрясти. Грызь уселся на песчаный бережок ручья и вспырился двумя глазами в две разные стороны - налево в пух, направо туда же, симметрия. По дну из белого песочка с тихим журчанием текла вода, а папортники, обильно произраставшие на краю ручья, занимались тем, что нависали над ним. Послышался звук протыкания песка когтями, и подошла Елька, помахивая хвостом.

- Ну как, много сегодня набрал? - осведомилась грызуниха.

- Ну как цокнуть, штуки три набрал, в пруд бросил.

- Что, мелкие были?

- Да не то чтобы. С тебя размером и такие же умные...

Елька спихнула грызя в воду, и само собой, первое что тот сделал - схватил её за лапу и стащил туда же. Глубины тут было от силы двадцать сантиметров, но грызи ухитрились основательно выполоскать пух, потому как плескались - и ржали при этом, аки лошади, что неудивительно. Наплескавшись, грызи отряхнулись от воды, оказавшись после этого почти сухими, ибо пух промокал очень медленно - так что можно цокнуть, что они опять вспушились. Внезапно Разбрыляк замер, вспырившись одним глазом в заросли папортника; Елька сначала смеялась, но потом поняла, что дело нечисто, и тоже послушала туда. Прямо из-под кирпичей фундамента дома, который стоял тут же, у ручья, таращился гриб. И не какая-нибудь фиолетовая плесень, а шляпочный, коричневый, всем своим видом говорящий о съедобности.

Ясное дело, что после этого обе пуши хохотали ещё, а потом посмеялись и остальные, в том числе хелины. Тот самый механик понёс гриб на экспертизу, чтобы убедиться, что грызи не ухитрились синтезировать его, впал в добротный шок и наконец признал наличие грибного телоида. Как только он это сделал, Елька немедленно покрошила телоид в кастрюльку и сварила суп, предварительно промыв споровый слой водой, чтобы посеять грибницу в других местах по жилмодулю. Как всем показалось, и как оно и было на самом деле, это было в пух.

- Profit isss liffffe

(C) Teladi Phoenix

7 - Бонус за безумный трюк

Под утро, если это можно так назвать, Фелисе приснилось, что у неё под лапами пух. Открывши глаза, лиса убедилась, что снам можно верить - пух наличествовал и принадлежал Сурику, каковой сурковал рядом. Красноухая зевнула во всю пасть, оскаливая острые зубки, и устроилась было поудобнее, но потом подумала, сколько можно плющить харю, и начала соскребаться в положение, отличное от горизонтального. Давалось это посредственно. Попавши из экстремальных условий в тёплый жилмодуль, пуши хватанули такого расслабона, что мало не покажется. Что уж там тявкать и выть, если Сурик начал бегать по дорожкам! А он этого не делал никогдища, уж Фелиса точно знала. Кроме того, лиса уловила чутким нюхом какой-то запах и насторожилась; поводив носом, она обнаружила рыжий пух на песчаном пухе на собственной лапе, и некоторое время философично разглядывала клок.

- Ну да ну да, тискать не будем, - пробормотала она, хихикнув.

Это раньше, в обычной и спокойной обстановке, можно было так утверждать. А после того, как пуши вместе прошли несколько сотен килошагов по музлаванской пустыне, и всё такое далее, не тискать пушистого зверька, выслушащего в пух во всех смыслах, было проблематично. По крайней мере, теперь Фелиса точно помнила, какова на ощупь грызунячья шерсть - такая же как лисья, только беличья. Поставив чайник, красноухая высунулась по пояс в окно, обозрев свободное пространство между домами и стенами модуля - внизу колосилось и чирикало, а сверху дуло, так что по шерсти, а не против. Лампы сверху светили тускло, обозначая условную ночь, что тоже возвращало к мыслям о доме и радовало.

Подтявкнув, Фелиса обернулась и нашла, что Сурик дрыхнет в полной отключке, что сочла диссонирующим со всем остальным, и брызнулась в него водой из чашки. Трёххвостый встрепенулся, потом понял в чём дело и попытался закрыться хвостами, но лиса звякнула ведром, намекая что выльет его в полном объёме, если потребуется. Зевнув, лись тоже соскрёбся.

- Эй ты, лапа-хвост, - тявкнула Фелиса, - Ты что вчера вытворял?

Тот вытянул морду от такого вопроса, явно попытался припомнить, что именно вытворял, но это удавалось довольно туго.

- Так мне кажется, я не в одну морду, - ухмыльнулся он, - Или ты куда выходила с корабля?

- Мы в две морды. Во все морды, - поправилась лиса, и задумалась уже без шуток, - Мы что, вжрали чего-то?

- Нишиша, кроме чая, - чётко ответил Сур, - Если бы мы вжрали...

Лиси покатились со смеху, представив себе.

- Хотя скорее всего, тогда бы нас заперли по каютам, - заметила Фелиса и прищурилась, - Грызуниху тискал?

Сурик опять округлил глаза, припомнив.

- Аээ... Ну, кажется, да... - не особо уверенно тявкнул он, - В конце концов, не грызя же. Постой, а грызя?

- Сто пухов, - с важным видом кивнула красноухая, - Расплющило нас так, что нить не корябай.

- А с чего? - удивился лись.

- С того, что остались живы, - резонно ответила лиса, - Ну и, грызи нам симпатичны во всех отношениях, и мы им тоже не противны, так почему бы и не потискать пушное животное.

- Зверски пушное... - подёрнул глазом Сурик, - Кхм.

- Вот-вот.

- Ну мы то ладно, а Этти как? Не думаю, что ей на пользу пойдёт это прямо сейчас.

- Сдесь не только пух, - показала на свою голову Фелиса, - Я это подозревала, так что Этти была услана в инфохранилище корабля, грузиться. Ну так, ненавязчиво.

- Да, знаю, хитрая лиса...

Сурик обнял хитрую лису лапами - потому что трудно обнять ушами, например - и трёххвостые были недалеки от того, чтобы рецидивно оттискать друг друга, но тут послышались звуки ходьбы по металлическим решёткам за дверью комнаты, и характерное позвякивание оттого, что когти задевали за железку. Это было полезно, учитывая то, что никто не трудился тут запирать двери даже на шпингалеты. Поскрёбши когтями по двери, туда всунулась Елька, и не услышав ничего такого, зашла внутрь. Фелиса с ухмылкой скосилась на Сурика, который уставился на грызуниху всеми глазами и ушами. Как это обычно и бывало, белка не отягощалась одеждой, и из таковой на ней была только зелёная юбочка, исчезающе мало скрывавшая тушку, а тушка была что надо. Ровная шёлковая пушнина только подчёркивала линии туловища, и эти линии заставляли лися сглатывать. Красноухая сама замечала, что белка очень хороша собой, так что понимала чувства Сурика весьма хорошо. Вдобавок, тёмно-серебристые лапки грызунихи, отличные по окрасу от рыжей шкуры, были похожи на такой же контраст на лисьих тушках, что внушало.

- Ну что, отсуркова, лись? - осведомилась Елька.

- Лись, - кивнул Сурик, слегка подёрнув ухом.

- Мы в общем тоже. Вслуху чего разбрыльнули и решили, что надо чем-то загрузиться, иначе... - белка глянула на лися и усмехнулась.

- Кстати, это да, - вполне серьёзно тявкнула красноухая, - А то пух пухом, а обед по расписанию. Иначе нас на Пролесье выгрузят в жидком состоянии, в бидонах.

- Кхм, да, - Елька слегка смутилась таки и пригладила ушки, - Короче цокнуть, перемещайтесь к колонке, перетрём, почём перья.

Мотнув хвостом, белка выскользнула за дверь, а трёххвостые опять похихикали, испили чай, да и натурально пошли, куда было цокнуто. Возле той самой водопроводной колонки имелся участок низкой плотной травы, какую пух вытопчешь, и на ней обычно и сидели, под раскидистыми ветками тыблонь, на небольшом пригорке вдоль песчаной тропы, что проходила через весь модуль. Перемещавшиеся по тропе хелины не то чтобы не видели пушей в упор, но не платили больше внимания, чем следует, так что это было в пух. Рассевшись, хвосты с немалым трудом приступили к разбрыливанию. Фелиса при это втихорька показала на Разбрыляка пальцем и многозначительно облизнулась; грызь мило улыбнулся ей и цокнул

- Стало быть, сотрапы, воизбежание увеличения энтропии следует самоорганизоваться.

Он подождал, пока все поправят мозги, и продолжил:

- Лично йа предлагаю намесить бетонных кирпичей и сделать ещё несколько мостиков через ручей, потому как вброд оно конечно в пух, но не всегда.

- Ещё можно воон там тыблоки собрать, - показала Вииса, - Высушить, чтоли...

Это было не так то просто, как может показаться. Конечно, можно было и мостики, и высушить, но это было настолько необязательно и обходимо, что практически возникал вопрос, а не увеличивается ли энтропия от этого. Делать в модуле такого, что совсем бы горело, было решительно нечего, потому как хелины его не запускали. Из-за этого мысли опять поворачивали в ту же самую сторону... Неизвестно, как бы они выкрутились, но произошло событие, снимающее этот вопрос. К компании подошёл хелин в спецовке и с корявой деревянной клюкой, как у друида. На клюке собственно так и было написано, "клюка друида, сорт 1".

- А я по ваши уши, - сказал Трекес, - Тут кое-что произошло.

Лисы слегка забегали глазами, припоминая, не могли ли где-нибудь облажаться, потому как точно понять, с какой интонацией произнёс это хелин, было нельзя. К удаче, они зря насторожились. Усевшись на траву рядом, копытный разровнял песочек и включил проектор, встроенный в комм, высветив карту с тактик-экрана.

- Короче высказаться, - высказался короче Трекес, - Пол-часа назад, выполняя курсовую петлю, мы прошли мимо звезды ПЦО24567...

- Подумаешь, неслыхаль! - фыркнула Елька, - Да таких индексов в каталоге...

- Да, но не в этом дело, - хмыкнул хелин, - Дело в том, что на орбите звезды обнаружен корабль...

- Стрелять-колотить, корабль! Ко-ра-бль! - схватился за уши грызь, - Кхм, ладно, молчу.

- Предположительно, в неактивном состоянии. Также предположительно, волусячий, - копытный вспырился на Этти, - Можешь глянуть?

- Да я не шарю, - виновато прижала уши волусиха, но глянув на изображение на песке, разом сказала, - Да, это волусячий, даю уши на отрыв.

- Она даёт уши на отрыв, - подтвердила Фелиса, почуяв это.

- Так что с ним? - ткнул в песок Разбрыляк.

- Пока точно не понятно, - сообщил Трекес, - Стоит на стабильной орбите с заглушенными двигателями, включена маневровая сигнализация, больше никаких признаков жизни. Вообще же это треспасский фрегат поддержки типа "хензир".

- А зачем ты тогда спрашивал Этти, что это? - осведомилась лиса.

- На всякий случай. Стало быть что: имеем корабль со всеми признаками отсутствия управления.

- Посиди-ка на хвосте, - цокнул Разбрыляк, - Ты хочешь сказать, его бросили?

- Возможно, что и бросили, - кивнул хелин. - Ихние части снабжения не настолько упороты, чтобы воевать с союзными флотами. Вполне может быть, высадились на планету, а корабль услали на автопилоте, чтоб подальше от себя. Может быть, фрегат был поражён чем-нибудь, и только сдесь окончательно сдох. Может и ещё какой вариант.

- Хм... - почесала уши Фелиса, - А нам это надо знать, я так полагаю, не с академическими целями?

- Сто раз нет! - цокнул Раз, подняв хохол, - За спасение корабля по уставу полагается премия в размере скольки-то там процентов от стоимости!

- За спасение, - ухмыльнулась красноухая, - А не за зОхват.

- В данном случае это одно и то же, - пояснил грызь, - Если он без управления - это то, что надо. И халява - это тоже то, что сейчас нам надо.

- А что, халява нужна только нам? - хмыкнул Сурик.

- Само собой, нет, - пояснил Трекес, - Я бы не отказался, чо, пусть будет, есть не просит. Но поимейте вслуху, что мы перевозим по сути дела пассажиров, хоть и в стацисе, и отвлекаться на ковыряние в находках не имеем никакейшего права.

- Сто пухов, - надула щёки Елька.

- Сто с плюсом. Но при этом "мы" относится к экипажу транспорта, - хелин не удержался скорчить хитрую морду, - А вы все не есть экипаж транспорта.

- Мысль уяснили, - кивнула Фелиса, - Какие ещё опции?

- У нас на стыкузлах есть фреги, само собой, и уж один мы можем пожертвовать. Транспорт при этом уклоняться от курса, как уже сказано, не будет ни на метр, так что, если что...

- Пухня, "если что" мы уже проходили, - хихикнул Разбрыляк, - Ну, это мы ещё протрём.

Пуши уставились друг на друга и почесали затылки; послышался скрип мозгов.

- Таак... - зашурудила лапой в воздухе Фелиса, - Трекес, лишние коммы есть?

- Само собой.

Получив комм на лапу и оттого почувствовав себя куда лучше, красноухая тут же полезла на т\э. Там можно было осмотреть в подробностях и фрег - хелинский аналог Ф26, и находку. Длинная штуковина, которую при наличии фантазии можно было сравнить с зубной щёткой, спокойно существовала в вакууме и действительно никуда не собиралась - судя по всему, судно было припарковано, как дома. От этого вида у лисы слегка захватило пух - трофей! И это мягко тявкнуто, очень мягко...

- Так, вспыримся, что мы имеем...

- На фреге нормально разместимся все, - цокнул Разбрыляк, тоже пырившийся.

- Посидите, - оторвалась красноухая, - Сначала общий вопрос. Все соображают, что это чревато?

- Да! - уверенно тявкнул Сурик, потом подумал и немного поправился, - То есть нет.

- Объясняю. С высокой вероятностью, в управлении кораблём произошёл сбой и он встал на холостой ход. Но при том есть и другие вероятности, не столь радужные. Причём "не столь радужные" означает угрозу физическому существованию, надеюсь, это тявкнуто вполне понятно?

- Тобишь, можем огрести, - подытожил Сурик, - Понятно.

- И? - посмотрела на него Фелиса.

- Что и? Ты координатор.

- Я координатор, а не мозгозаменитель для всех. Так что, решать извольте лично.

- Ну, мне-то что решать, я с тобой, - пожал плечами лись.

- Аээ... - Вииса забегала глазами туда-сюда, приоткрыв пасть.

- Ни разу не обязательно! - отрезала красноухая, - Даже лучше, если кто-нибудь останется тут.

- Чем - лучше?

- Мм... - заелозила ушами Фелиса.

- Не собираться больше трёх? - припомнил Сурик.

- Навроде того. Честно тявкнуть, грызей бы тоже того, но они вцепятся.

- Сто пухов, - хором цокнули грызи.

Таким образом, в качестве представителей на всякий случай оставались Вииса и Теркон, а остальные получили коммы и стали готовиться к. Остальные, включая Этти.

- Это волусячий корабль, - пояснила Фелиса, - Может, ему обязательно требуется волусь. Эть, ты не против?

- Я уже говорила, что ни против ничего, - сказала чёрная, - Только я не совсем волусь, Фелла.

- Но в химико-органическом плане - совсем? - уточнила на всякий случай лиса.

- В этом плане да.

- А они там возьмут и нормо-метр установят, - буркнул Сурик.

- Вряд ли. Так, хвосты в лапы и ать!

Следовало поторопиться, потому как транспорт удалялся от места находки, а кроме того, находку могли найти. В данном случае пуши совершенно не хотели, чтобы её нашли даже трёххвостые или грызи! В любом случае, хвосты набились в транспортёр, перенесший их к ангару, а там ждал фрег - всё такой же 26-гранник, только более вытянутый, нежели беличий "Кистеухъ". Трекес сопровождал инициативную группу, снабжая последними комментариями.

- К фрегу пристыкованы две "фроги", если что - и утечь, и подходить к цели лучше на одной из них. Также, имеется генератор "дымовой завесы", если уходить от преследования, должен быть заряжен, проверьте.

- Принято, - кивнула Фелиса, - А какой вам с этого профит?

- Пополам сойдёт? - предложил хелин.

- Сойдёт, - не задумываясь тявкнула лиса, - Да, я не задумывалась, всё равно больше, чем ничего.

Пуши вошли по откинутым люкам фрега и заняли места согласно некупленным билетам. Все вместе, пользуясь коммами, проверили функциональность систем, после чего корабль вылетел со стыковочных ферм, сразу резко удалившись от носителя, ибо тот продолжал разгон. Судно развернулось в сторону цели и дало газу; на т\э сзади потянулись трассы жёлтого выхлопа, как пыль от грибов-пыльников. Звезда, возле которой стоял корабль, рисовалась фиолетовой, и по сути такой и была, хотя глазом этого не увидишь - глазом они все ослепительно белые. Возле неё имелся широкий пояс каменной и ледяной крошки, штук пять малых планет круглой формы, а также большой газовый хвост, ещё не успевший растянуться в кольцо и довольно весело светивший сиренево-синим.

- Раз, это что? - показала Елька, - Хвост?

- Да! - точно ответил Раз.

- Да йа понимаю, что да, всмысле почему он?

- В душе не грызу. Может, захват вещества с новой звезды, или кометы. Кажется, такое редко, но бывает по вполне естественным причинам.

Грызи, сидевшие за пультами в передней командной комнате, вспушились... впрочем, они вспушились бы и в любой другой комнате, связи никакой. Фелиса в это время прокручивала в голове, как всё случилось, и сочла, что случилось вполне по шерсти. Может быть, Вииса и будет слегка ворчать по поводу того, что её не взяли, но зато остальным будет спокойнее, ибо после походов серая могла ещё недостаточно прийти в себя. Проверять же это на опыте красноухая категорически отказывалась.

- Слушай, так мы что, собираемся это, - ткнул в экран Сурик, - Стырить и поделить с хелинами?

- Да нет, - отмахнулась лиса, - Это же собственность... пропертя, как некоторые говорят... пропертя Треспассии.

- Нутк? Треспассии больше не существует, если ты не в курсе.

- Какая разница? - фыркнула Фелиса, - Корабль создали волуси, им и распоряжаться оным.

- И что тогда? - скривил морду лись, - А да, премия. Думаешь, это много?

- В данном случае нам грозит до двадцати процентов стоимости. Если бы спасали от неминуемого разрушения, было бы пятьдесят, а вместе с экипажем - до восьмидесяти.

- Пополам на копыта, итого десять, - почесал уши Сурик.

- А ты думаешь, такенный фрегат - это мало? - хмыкнула Фелиса, - Впрочем, это шелуха от несобранного ореха, как кое-кто цокнул бы.

Красноухая подумала и повернулась носом на волусиху, которая выглядела готовой хоть к чему.

- Эть, выслушай вопрос: что ты знаешь о космических кораблях Треспассии?

- Аээ... -клацнула пастью Эть, - Боюсь, что кроме этого словосочитания, ничего.

- Ладно. Тогда почему ты была уверена, что это волусячий корабль, только глянув на изображение?

- А почему ты уверена, что она уверена? - резонно спросил Сурик.

- Потому что это чувствуется за килопарсек. Правда, я не утверждаю, что так оно и есть, но то что Этти уверена - это на три тысячи пухов. Так что?

Чёрная волусиха повела ушами и глазами, пытаясь сформулировать слова.

- Честно говоря, не знаю, - призналась она.

- Может, интуиция? - ляпнул лись.

- Это когда ты взял с собой вяленки, и пришлось ждать автобус, это интуиция, - фыркнула Фелла, - А это я не знаю что.

- Фель, рыжий пуховой шар приглашает именно тебя, - цокнула подошедшая Елька.

- Бежево-красный пуховой шар отвечает "да сейчас", - надула щёки лиса.

Поднявшись по тесной лесенке, она уселась на второе место перед основным пультом, слегка потявкала в своё удовольствие, а потом посмотрела на Разбрыляка, хихикавшего рядом.

- Ну и куда?

- Да вот совещания момент, - цокнул грызь, - У нас есть зонды-слухачи и постановщики помех, штук по дюжине... Ну тоесть, у хелинов есть. Вот йа и разбрыливаю - установить, или обойдёмся?

- И ты в этом сомневаешься? - фыркнула красноухая, - Тогда точно не надо!

- Дело не в том, что лень потом их собирать, - пояснил Раз, - А в том, что постановка может больше демаскировать нас, чем замаскировать. Вот и надо посмотреть, как оно.

Фелиса кивнула, уяснив задачу, и углубилась в рассматривание т\э. Вся звёздная система с окрестностями была как на ладони, ковыряйся на здоровье.

- А ты что набрылял? - между делом осведомилась она.

- По моим прикидкам, достаточно поставить "уши" с другой стороны от звезды и за "хвостом", чтобы никто не подобрался втихорька, а поближе к цели - "пыльник", на всякий пожареный случай.

Фелиса бросила объекты по карте и посмотрела, как оно - было в пух.

- Да, сойдёт.

- А...

- Раз, упоротость это хорошо, - тявкнула лиса, - Но ты понимаешь, что в данном случае надо не перемудрить. Подлетаем, проводим эт-самое, и текаем.

- Да йа и не спорю, - пожал ушами грызь.

Пока они не спорили, корабль уже отмахал пол-пути к цели. Пуши беспокойно оглядывались на космическую темноту, опасаясь увидеть приближение чего-нибудь - в данном случае им было не в пух вообще всё что угодно! Фелиса рассчитала курс так, чтобы как можно меньше неследить, грызь проверил, и фрег завернул по гиперболе к "хвосту" светящегося газа. Тут, чтобы не создавать разлёта молекул, фрег продавливал среду гравитационным полем, создавая корридор, и по нему двигался вглубь - по космическим меркам это было черепашно, а так на сотню километров вполне хватит. Изнутри облако выглядело примерно также, как и снаружи, мерно светилось сиренево-синим и вяло клубилось. Фрегат окончательно сравнял относительную скорость с облаком и остановился в конце вырытой "норы". Пуши собрались на нижней палубе - потому как больше нигде особо тут не соберёшься, тесно.

- Стало быть сяк, - тявкнула Фелиса, - Как координатор, координиирую послать к цели себя и волусиху. Остальные поддерживают через ретрансляторы, которые сброшу по пути.

- Логично, - кивнул Разбрыляк.

- Фелла, намотанный стыд! - фыркнул Сурик, - А я?

- А ты когда-нибудь в скафе по вакууму гулял? Нет, гуляй.

- Так Этти тоже никогда.

- Она мне нужна как волуся кусок, - резонно пояснила лиса, - С одним телом я справлюсь, а вот с двумя могу и не.

- Тявкнуто в запятую, - кивнул грызь, - Без практики лезть в невесомость - мимо пуха. У нас с Елькой было, но слишком давно, так что не полезем.

- Феель... - скульнул Сурик, прикусывая губу.

- Молчать, - хихикнула та, - Поздно.

Как имевшая натасканность в этих вопросах, она понимала, что лучше всего сделать именно так - взять, и сделать. Малейшие промедления чреваты выносом мозга. Сурик хотя и испугался за лису, но кое-как сдерживался - уж пять минут ещё как-нибудь протянет, а там и натурально будет поздно. Красноухая положила лапку на плечо волусихе.

- Эть, ты как?

- Я не как, я кто, - глянув на грызей, ответила чёрная.

- Стало быть, в порядке. В скаф!

Общеупотребительные скафы были достаточно просты, чтобы ими мог воспользоваться даже увидевший скаф в первый раз. На вид это были крайне мешковатые костюмы, но тем не менее в них организм сохранял подвижность - всмысле, если бы это был просто герметичный мешок, его раздуло бы внутренним давлением в сферу. Фелиса проверила, чтобы волусиха была внутри скафа, и защёлкнула прозрачный шлем; нужно было ещё привыкнуть, что прижаты уши - чёрной было проще, а громадные уши лисы превратились в шапку-ушанку, так что Фелла была вынуждена засунуть наушник под них, чтобы слышать. Хотя лиса стояла на собственных лапах, вид из скафа был такой, как из машины; пуши внимательно смотрели, чтобы чего не пропустить. Красноухая глянула на Сурика и у неё мелькнул страх, но только на секунду.

- Во фрогу, - тявкнула она, показав направление.

С ходьбой при силе тяжести проблем не имелось, даже Этти легко взобралась по лесенке и протиснулась в дверь аппарата. Фелиса устроилась на кресле рядом, без лишних проволочек закрыла дверь и включила приборы на взлёт. "Фрога" отстыковалась от фрега, и перед взором открывалась слегка заметная пустая от газа дорога - по крайней мере, локаторы её видели отлично, и рисовали на т\э, что и требовалось. Фелиса мельком косилась на узкую морду волусихи, видную через стёкла шлемов, и поблёскивающие красные глаза - не будет ли признаков тупака. Сама же лиса без особого труда забыла, что рискует жизнью - тоже тренировки, гуся им в свинарник и капусту в хлебницу. Ну и врождённое умение, конечно, тоже.

- Фелла, - цокнул Разбрыляк, - Впереди две выпуклости в тоннеле.

- Замотаться! - лиса молниеносно хлопнула по кнопке, остановив машину, - А я их не вижу.

- Зато йа вижу. Тысяча сто сорок три единицы и две тысячи сто двадцать семь единиц, обе грыжи с южной стороны.

- Уяснила, - коротко ответила лиса, вводя данные влапную.

Самым малым ходом "фрога" протиснулась в щель между газовыми облаками, чтобы не баламутить их, потом чуть-чуть прибавила. Справа по курсу ярко горела звезда, слева - серая, совершенно круглая ледяная планетка. Красноухая щёлкнула кнопкой, и аппарат перевернулся, так что звезда оказалась слева. Это была уже привычка, выработанная годами полётов на симуле - постоянно делать то, что не нужно. Дело было в том, что это кардинально сбивало автоматику противника, так как она не могла предусматривать случайных действий, и годно просчитать их - тоже. Поэтому лиса то и дело давала паузы в действиях, меняла курс на отличный от оптимального, и так далее, даже сама не замечая этого.

Замерив по т\э расстояние, Фелиса сбросила первый ретранслятор - он вылетел с пилона под крылом и закувыркался назад, быстро исчезнув из вида. Локаторы показывали наличие метеорных потоков, и ничем не защищённый прибор могло и разбить, но тут не время скупиться.

- База, - произнесла Фелиса, - Сбросила ретрос, проверьте.

- Чичас... В пух. Продолжай.

- Продолжаю.

Сейчас эти речи даже не вызывали смеха. Ну, по крайней мере, Елька ржала в другой комнате и её не было слышно, а грызь был серьёзен, как никогда за последние столько лет, сколько он жил. Тявканье лисы звучало глухо, потому как она тявкала просто в шлем, а микрофон ловил, что придётся. На т\э навстречу летели искорки, отмечавшие направление и скорость. Фелиса опять глянула на Этти - та переводила взгляд от экрана на окна, потому как в окнах не было видно ничего, кроме звёзд и темноты. Ещё не привыкла, что впрочем более чем неудивительно. Красноухая некстати вспомнила пустынного хомяка - в деталях, как он бегает на коротеньких лапках и бьёт в мешки! - потом опять проверила расстояние и сбросила второй ретранслятор.

- Раз. Там остальные что, спят?

- Ну как цокнуть... дремлют, - ответил грызь, - Второй пошёл?

- Пошёл.

- В пух, - через некоторое время грызь ещё добавил, - Входишь в зону обстрела артиллерией фрегата.

- Ясно. Предполагаю четыре минуты до контакта.

Фелиса перевела машину на люто малый ход, и само собой не держала курс, направленным прямо на цель - она вообще ни разу не направляла его туда, воизбежание. Активной локации корабль не вёл, это ясно, но никто не помешал бы ему вести пассивную, а с такого расстояния можно спалить и "фрогу". Лиса и не подумала рисковать больше, чем требовалось - по достижению рассчётного рубежа она отвернула в сторону и сбросила зонд. Этот уже имел движитель, так что пошёл прямиком к цели. Никогда не идти впереди железки - одна из первых заповедей космонавта-долгожителя.

- Зонд запущен, - сообщила лиса, - Две минуты до контакта.

- Принято, - цокнул Разбрыляк.

На самом деле остальные не дремали, как он цокнул, и даже не считали ворон, а дублировали его действия и бдили. Грызь почувствовал, что у него непроизвольно потеют уши, и вспушился.

- Слушай, - тявкнул в это время Сурик Ельке, чтобы не отвлекать грызя, - А как они вообще собираются что-то сделать с этой штукой?

- А никто не знает, - цокнула грызуниха.

- Я без шуток не понимаю, - уточнил лись.

- А с шутками - понимаешь, гыгы... кхм. Всмысле, действительно никто не знает.

- Вот нить... - схватился за уши трёххвостый.

К этому времени зонд уже пролетел мимо корабля, передав на т\э его УД4 - то бишь четвёртый, самый полный уровень детализации, так что теперь можно было расслушать каждую заклёпку. Впрочем, заклёпок тут не имелось - большую часть корпуса большие покрывали монолитные панели, соединённые заподморду, а на хвосте колосился ряд выступов, делавший судно похожим на щётку - без "щетины" это была бы шариковая ручка.

- Фель, проверка прошла успешно, - цокнул Разбрыляк, - Слышимо, отключено вообще всё.

- Принято, - отозвалась лиса, - Сейчас попробую прощупать градиоканалы, следи.

На экране появилось окно программы сканирования диапазонов и поползли результаты. Поползли также и хохола, потому как каналы были открыты настижь.

- Теперь самая простая штука, - вздохнула Фелиса, - Запрос на стыковку.

- Запрос на что?? - поперхнулся Сурик.

- На стыковку, - кивнула ушами Елька.

- Да где мотанная логика?! - возмутился тот, - Кто будет оставлять корабль открытым?!

- Кто угодно, - улыбнулась белка, - Если у него есть хоть чуток представления о предмете. Самый надёжный способ спрятать корабль - оставить открытым. То, что мы его нашли - крайне маловероятная случайность.

- Да эт.. эт! - помотал головой Сурик, сбитый с толку, - Ладно, потом цокнешь.

В это время Фелиса уже провела кой-какую проверку действия канала связи, пораздумывала над этим и ввела команду. "Стыковка разрешена". Как украсть? Подходишь и забираешь!

- Иду на стыковку.

- Иди.

С борта "шариковой щётки" загорелись прожекторы, освещая часть корпуса и показывая, куда стыковаться. Фелиса направила туда "фрогу" в лапном режиме, от косяков подальше. По мере приближение она замечала уже своими глазами, что фрегат здоровенный - шагов пятьсот, наверное. Гладкие белые и синие панели тянулись в обе стороны, как сплошная стенка. Когда аппарат подошёл метров на сто, панель отодвинулась, освобождая нишу со стыкузлом. По крайней мере на внешний вид там всё было в пух, без особо продвинутой вонючей склизской органики, как на "ершах". Стыковочная впуклость в корпусе точняк напоминала белый кухонный шкафчик, с блестящими петлями и прочей, не вслух будет цокнуто, фурнитурой. И прямо туда протягивались лучи прожекторов, намекая. Лиса мотнула головой, вслуху невозможности мотнуть ухом в шлеме, и посмотрела на волусиху.

- Эть, ты тут?

- А? Да, ту тыт, - кивнула Этти, которая до этих слов была более не тут, чем тут - с непривычки зрелище просто загипнотизировало её, - А что?

- Прозвонка. А ещё, сейчас я очень надеюсь застыковаться к этой калоше, и тогда надо будет усилить Слух в намотанную кучу раз.

- Постараюсь, - вздохнула чёрная.

"Фрога" зашла к стукузлу боком; Фелиса понятия не имела, как тут что, но интуитивно догадывалась. Догадки оказались верными на сто пухов - когда крылья машины коснулись тонких щупов, сошлись фермы и зафиксировали "фрогу" относительно остальной конструкции. Панель корпуса тут же опустилась, оставив лису и нелису в весьма сумеречном помещении, где светились только приборы на их аппарате и дежурные лампы по углам. Наверняка так чувствует себя таракан, когда закрывают этот самый кухонный шкаф. Красноухая вздохнула и проверила связь, но всё оказалось в пух - никакого экранирования не случилось.

- Вылезаем, - тявкнула лиса, щёлкая тумблерами на панели приборов.

Послышался сильный гул - насосы выкачивали из внутренних объёмов аппарата воздух, чтобы дверь можно было открыть и выйти, а не вылететь, как пробка из бутылки. Этти слегка занервничала, глядя как раздувается и потрескивает скаф, но в лапах себя держала. Помимо выкачки воздуха, уменьшалась и сила тяготения, потому как на корабле её не было вслуху выключенных силовых установок.

- Принимаю телеметрию вполне чисто, - цокнул в эфире Разбрыляк, - Что в пух. Что намереваешься сделать?

- Намереваюсь пройти к терминалу, - тявкнула лиса, отстёгивая ремень сиденья, - Предъявить волусятину и вбить в систему нужные данные.

- Думаешь, прокатит?... Ладно, молчу.

Фелиса сдвинула вбок дверь "фроги" и осторожно выбралась наружу, оставшись висеть в метре от пола. Ничего сложного, почти как под водой... только вода гасит движения, а тут любой импульс надо уравновешивать. Лиса почувствовала некоторое потемнение в глазах, так что подождала, пока организм приспособится к условиям; в ушах слегка стучало. Всё-таки самый простой вариант - он же и самый ходовой, тявкнула она себе. Даже запароливать управление - это куда больший шанс остаться без корабля, чем вот так оставить его открытым. Кроме того, спрятанное таким образом судно плохо поддаётся автоматическому поиску. У хелинов кто-то здорово постарался, чтобы запалить его - просто показалось странным, что тут делает фрег. Что странно.

Неслушая на эти странности, красноухая проверила, насколько зацепился комм за местную сеть - он зацепился, так что даже можно было посмотреть схему помещений. Лезть в настройки через сеть лиса и не подумала - с терминала надёжнее.

- Фелла? - высунулась из двери волусиха, - Всё в порядке?

- Да, по намотке, просто думаю. Как себя чувствуешь?

- Как в невесомости.

- Тогда пшли.

Это было сильновато тявкнуто, так как пол не магнитился и прилипнуть к нему не удавалось. Приходилось летать между предметами, за которые можно схватиться и оттуда оттолкнуться к следующему. Это пугало возможностью зависнуть на пол-пути в беспомощном положении, хотя так и не могло произойти ни под каким соусом. Схватившись за поручень возле шлюза, каковой вёл вон из стыковочной камеры, Фелиса потыкала в кнопку, но толку от этого не заметила. Лиса заглянула сбоку в окошко и прикинула толщину двери, отбросив мысль выбить её.

- Что там? - осведомилась Этти.

- Не открывается, - просветила Фелиса, - Какие идеи?

- Для двери ключ найти тебе надо, - подумав, сказала волусиха.

- А что это значит?

- В данном случае - обшаривать помещение, вдруг чего найдётся.

- Кстати, про ключ это вероятно, - заметила лиса, осмотрев панель с кнопкой, - Сдесь магнитный сенсор.

Казалось бы, особо искать негде - кроме стыковочных ферм, тут ничего не бросалось в уши. Однако при более детальном ослухе пуши обнаружили шкафчики в дальней стенке отсека - они были заделаны заподморду, так что дверцы почти не слышны даже вплотную, и открывались от нажатия на край створки. Это было не так просто сделать, как кажется - Фелисе пришлось пхнуть ногой дверь, отлететь к "фроге", и только оттуда вернуться к открытому шкафу, потому как зацепиться возле него было решительно не за что. В нишах оказалась всяческая дребузня, в том числе скафы, крайне похожие на те, в которых работали лиса и волусиха. Также там имелись машины для противорадиационной обработки и запас реагентов к ним, инструменты, ешё какие-то приборы, которые не удалось идентифицировать - к сожалению, ничего похожего на мощный резак не нашлось, а пропилить шлюз обрезнухой представлялось сложноватым.

- Ищем аварийный запас, - тявкнула Фелиса, - Может, там есть открывашки.

- Фель, - цокнул Разбрыляк, - Замечаю, что вы возитесь уже пятнадцать минут. На первое время думаю, пол-часа вам за уши хватит, а то может чего и выйти.

- Поняла. Снаружи как?

- Тихо. Прошла группа кораблей, сюда заплатили абсолютный ноль внимания.

- Это по намотке.

Грызаных шкафов оказалась прорва - штук сорок, наверное! Фелиса и Этти припушнели прыгать через отсек, открывая их. Однако в конце концов это оказалось не напрасным, и дедукция принесла плоды - в одном имелся аварийный набор - хотя интересно, как его собирались найти хозяева, ну да ладно - а в нём помимо прочего и магнитная карточка - открывашка. Лиса подплыла к двери приложив ключ к сенсору, открыла шлюз; за ним протянулся длинный корридор с кучей поворотов. Глянув туда, красноухая поёжилась и отправилась обратно в "фрогу", отдохнуть хотя бы четверть часа - естественно, не одна.

- С непривычки может замутить, - пояснила она для Этти, - А ты хорошо справляешься, да.

- Справляюсь с чем? - уточнила та.

- Вопрос по шерсти. С нахождением в пространстве. Тобишь с вестибулярным аппаратом всё в порядке, иначе был бы песок тот ещё. Ты под водой часто плавала?

- Бывало, - созналась Этти и поворочалась в скафе, - А как ты думаешь захватить управление кораблём?

- Я уже тявкнула, элементарно. Дойдём до стационарного терминала и через командную строку. Допустим, могут быть какие-то ньюансы, которые не учту я. Но у нас через связь есть грызо, а у грызо есть справочные материалы в ЭВМ фрега. Так что...

- Неужели просто вбить несколько команд? - удивилась волусиха.

- Если бы он был в активном состоянии, хоть оббейся, а так должно получиться. Понимаешь, тут логика, - растеклась мыслью лиса, - Когда его так поставили, это видимо надолго. И надо, чтобы потом можно было забрать без проблем.

- А кто всё-таки мог поставить?

- Это уж пусть кто другой выясняет, - хмыкнула Фелиса, - Наше дело - загрести. Знаешь, как называется центральный тоадоидский мир в нашем секторе? Загреб. Вот и.

Посидев некоторое вермя под силой тяжести, и убедившись, что всё по шерсти, лиса и волусиха снова вылезли и на этот раз продвигались куда быстрее. Корридор оказался почти круглым, с колчатыми панелями, напоминая земляного червяка изнутри; освещение было только возле стыковочного отсека, а дальше видимо должны были включить через комм или ещё как. Фелиса вытащила из кармашка лампу и закрепила шлеме, чтобы освещать дорогу.

- Темноты не боишься? - осведомилась она.

Волусиха поперхнулась и захихикала.

- На всякий случай спросила.

Этти так и не включала фонаря, ей хватало отсвета от имевшегося. Кроме того, по большей части помещения тут обшивались светлыми панелями, так что лампы достаточно. Что не нравилось лисе, так это авангардизьм со светильниками, которые были вделаны заподморду в потолок - если бы тут висели лампочки, как в Союзе, можно было бы от них толкаться - а так толкаться приходилось только от стен, и двигаться зигзагом со стены на стену и с пола на потолок. Красноухая отметила, что волусиха явно разыгралась, прыгая как мячик.

- Эть, - тявкнула она, - Подожди немного, ладно? Сейчас ещё не время расслабляться, экономь силы.

- цОК! - ответила та, потому как понахваталась от грызей.

- Раз, - прислушалась к эфиру лиса, - Ты видишь схему отсеков?

- Сто пухов, - цокнул Разбрыляк, - Схема годная.

- Тогда впереди нас следующая секция - что?

- Жилые помещения, - с небольшой задержкой сообщил грызь, - Каюты.

- Ясно. Пшли туда.

- А зачем нам туда? - удивилась Этти.

- А мне так показалось! - подробно аргументировала лиса.

Поскольку это была веская причина, туда и пошли - тем более, что волусиха всё же не горела желанием бегать по кораблю в одну морду. Сидевшие на фреге пуши слегка заелозили хвостами, но промолчали, потому как лисе виднее.

- Шесть раз перемотанная нить! - тихо тявкал Сурик, - Зачем ей ещё и в каюты?!

- А ты попробуй остановить её, - резонно посоветовал грызь, хихикаючи.

Фелиса толком не знала, зачем ей в каюты, но начинала догадываться. Она хотела посмотреть хотя бы приблизительно, кто именно последний раз обитал на корабле, и надеялась обнаружить какие-либо следы. Есть принципиальная разница, например, были ли это нормисты, или нет. В совершенно тёмных помещениях отсутствовал воздух, что свидетельствовало о том, что судно хотели спрятать надолго и законсервировали, чтобы пыль не собиралась. Внутренности корабля при таком раскладе могли сохраняться в нетронутости тысячи лет, то есть применительно к практике - вечно. Красноухая слегка поёжилась от того, что вляпалась в край вечности, но не более того.

В помещениях, предназначенных к проживанию организмов, было само собой пусто, но некоторые признаки всё же прослеживались. Фелиса заглянула в три двери, обвела каюты фонарём и сделала некоторые выводы, после чего задействовала волусиху.

- Эть, как тебе кажется, сдесь пахнет нормизмом?

- Да, - уверенно ответила та, - Воняет.

- Понятно, не зря заходили. Теперь тебе следует быть готовой к тому, что может потребоваться кусок нормированной волусятины, сможешь?

- Небольшой кусок - смогу, дальше не уверена.

- И то нитки. Раз! - тявкнула Фелиса, - Как пройти к мосту?

- Сейчас вперёд и там налево две секции.

Под "мостом" лиса, как и все космонавты, имела вслуху командный мостик судна. Не то чтобы там стоял штурвал и компас, как на парусном галеоне, однако чаще всего имелись места для центрального терминала управления, с которых нужно производить процедуры вроде тех, что востребованы сейчас. К удаче, дальше корридоры имели трубы по стенам, и передвигаться в невесомости стало куда проще и быстрее. Зато красноухая слегка сглатывала от вида уходящего в полную темноту корридора, куда не доставал свет фонаря - но только слегка. Этти же, привычная к долгим походам по волусячьей канализации, была совершенно спокойна при нулевом освещении и могла пройти весь путь хоть наощупь. Чувствовалось, что волусихе есть что щёлкнуть по этому поводу, но пока она молчала, воткнувшись во внимание.

Разбрыляк в это время осторожно прощупывал информационные каналы - тобишь, работая только на приём. Снаружи таким образом можно было и то получить немало - например, идентификатор корабля общегалактического образца. Правда, в данной ситуации это ничего не давало, так как для расшифровки идентификатора требовалось подключение к базе данных, а такие базы могли быть только на корабле класса КВК, минимум. Поскольку же лиса загнала на стыкузел "фрогу", системы судна определяли её как нейтральный объект и могли просыпать ещё немного информации. Грызь буквально слышал, как она, информация, сыпется и шуршит по металлическому полу... или это всё-таки работал жёсткий диск.

- Ель, слухни, открыл кой-чего, - цокнул он, не отрываясь от наблюдения за Фелисой и Этти, чтобы чего не вышло.

- А, слышу... В пух, в пух, - хихикнула грызуниха, и явно мотнула ухом.

Теперь можно было более уверенно утверждать, в нулевых, что корабль сныкали, а не поставили в качестве ловушки. Судя по полученным данным, фрегат поддержки "Ниязир" состоял в войсках снабжения - как и предполагали хелины, не любившие перемудрствовать.

- Вот слушайте ушами, - цокнула Елька, - Даты отправления и коды полученых команд. Вероятнее всего, какой-то умник услал его сюда, задав команду прибыть в точку и выключиться.

- А на фуфлюню?? - резонно спросил Сурик.

- А головой? - хмыкнула белка.

- Да что головой! Какой в этом смысл?

- Думаю, простой. Эти ребята собирались потом, когда всё уляжется, притащить корабли обратно и как минимум получить за них тот самый бонус, который намереваемся получить мы.

- Тьфу внамотку, это и правда просто, - фыркнул лись, - Оттупил.

- Однако это не значит, что не может быть косяков, - заметил Разбрыляк, - Если они хотя бы тупо запаролили систему.

- О песок! - взвыл Сурик, - А как вы раньше намеревались ломать пароль?!

- Постарайся успокоиться, - цокнула Елька, - Йа понимаю, что ты переживаешь за Феллу, но.

- Как удав, - схватил себя в лапы трёххвостый.

- Вот. А насчёт пароля - дело в том, что у волусей почти вся машинерия на кораблях союзных стандартов. Если в боевых системах они всё переиначили, чтобы не иметь проблем, то на военно-транспортном корабле могли оставить те самые проги, которые есть и на нашем фреге. А как ты понимаешь, даже если семь раз запаролить наш фрег, у нас всё таки есть способ его открыть.

- Так бы сразу и цокнула, - пробурчал Сурик.

- Эй пропушёночные, мы на месте, - сообщила Фелиса.

Они были на месте. Не особо большое помещение содержало не слишком пафосный пульт, слышимо бывший особо центральным. Помимо огромного герба Треспассии, висевшего на стенке, ничто не напоминало о нормистах, так что лиса явственно не чувствовала опасности. По большому чёрному экрану прыгал логотип операционки, подсвечивая тёмный отсек - он бы так и мигал хоть миллион лет, подумала Фелиса, и опять поёжилась, представив себе миллион лет. Лиса глянула на Этти, но та только пожала плечами. Тогда красноухая вздохнула и провела лапой в перчатке по клаве. Экран тут же засветился, и хотя это было вдрызг предсказуемо, резкий свет заставил вздрогнуть. Фелиса быстро пробежалась глазами по открывшимся окнам.

- Сейчас, какая там клавиша?... - лиса вынула лапу из рукава скафа и почесала щёку, за невозможностью дотянуться до ушей, - А.

Она щёлкнула по соответствующей кнопке - всмысле, сначала надо было ещё сообразить, какая - соответствующая, так как подписаны они были волусячьим алфавитом, выученным наскоро по пути. Дальше потребовалась Этти, чтобы не заморачиваться с переводом; волусиха тут же нашла пункт "переключение языка" на общесоюзный.

- Теперь так, - бормотала себе под нос Фелиса, уже совершенно закопавшись в процессе, как лиса в листьях, - Подключение учётной записи влапную...

Выскочило стандартное окно с запросом "введите пароль". Красноухая чуть сходу не ввела пароль, но вовремя сообразила, что у волусей наверняка другие шутки. Она щёлкнула на "напоминание" и прочла "введите пароль, после которого смеются". Ну и в намотку... Кое-кто смеётся после вообще любого слова, как тут выбрать?

- Это что-то форменно волусячье? - спросила она у волусихи.

- Думаю что да, - кивнула та, - Попробуй "лопата".

- Лопата... - захихикала лиса, - Действительно смешно. Ладно...

Через несколько секунд в отсеке зажглось освещение, а на терминале ожила командная консоль. В наушниках послышался удивлённый хрюк Сурика и ржач грызей.

- Фелла, Этти, лучшие! - цокнул Разбрыляк, - Калоша позеленела!

- Иии-есть! - тявкнула Фелиса, - Этюнь, валим отсюда!

- Валим? Вроде мы хотели...

- Всё что мы хотели, уже сделали. Теперь можно дистанционно, а я вовсе не желаю находиться тут, когда запустятся двигуны, и проверять их надёжность.

Подтявкивая от довольства, лиса пролетела обратно по корридорам, ухитряясь ориентироваться, и быстро добралась до стыковочной камеры. Там обе пуши забились в аппарат и немедленно отбыли с корабля - расстыковка прошла столь же спокойно, как и стыковка.

- Теперь - что? - назидательно спросила лиса.

- Одуреть от радости? - предположила волусиха.

- Это само собой. Я имела ввиду, противомикробные мероприятия. Кто знает, чем они там могли насорить.

К удаче, в данном случае это было просто, ибо микробы - в широком смысле, конечно - не могли попасть внутрь организмов, так как скафы герметичны и имеют высокую непроницаемость. Оставалось только дезинфицировать "фрогу" снаружи и внутри, чтобы она не затащила заразу. Для этого Фелиса включила ультрафиолетовые лампы и вдобавок опшикала всё вокруг раствором униката.

В это время Разбрыляк, Елька и Сурик как раз были близки к тому, чтобы одуреть. Поржав, грызи всё же сразу схватились за то, чтобы переписать идентификатор корабля, сменить его на свой, временный, и узнать, в каком состоянии судно. Именно последние обстоятельства заставляли поднимать хохол - даже трёххвостый поднял, хотя ему было почти всё до лампы, кроме того, что лисёна осталась целой. Система указывала, что грузовой трюм корабля заполнен на 74%, причём далеко не углём.

- Вот это в пууух... - протянула Елька, оскаливаясь почище любого волка, и потирая лапки.

- Я уловил, что это что-то ценное, - церемонно тявкнул Сурик, - Но что именно и насколько?

- Щачельные двигатели, они же орудия, - пояснил Разбрыляк, - В самом очищенном от навесов варианте. Это весьма ходовой товар, и кроме того, стоимость их, йа так полагаю, превышает стоимость самого корабля.

- Раза в три, - уточнила белка, прикинув, - Это антиоблажание!

- Слышимо, тут куда более жирная авантюра, чем просто с кораблём! - цокнул Раз.

- И куда более жирный профит! - опять уточнила Елька.

Единственный, кому было не до профита - так это Сурик, который мотал ушами и выл, бегая вокруг Фелисы. Та ласково погладила животное по ушам, но тут же прилипла к экрану, где грызи расслушивали положение вещей в пространстве и времени.

- Похоже, у него всё-таки есть настройка на волуся, - цокнул грызь, изучив данные, - Без Этти пух бы что получилось.

- Ну, ладно, - тявкнула лиса, растекаясь в кресле, - А дальше что?

- Не что, а куда, - цокнула Елька, тыкая пальцем в карту, - К ближайшей системе, зарегить находку.

- А потом?

- Потом в Треспассию, сдавать собственность владельцам, - пожал плечами Раз, - Цокнем, что у них там, наркомат космофлота или что-то такое, вот и.

Одновременно с этим речами грызь просматривал данные, лившиеся широким потоком, потому как теперь управление трофеем было заканалено куда надо. Судно потихоньку запускало двигатели, прозванивало системы и готовилось к переходу в маршевый режим. Грызи правда вообще не поняли, зачем волуси поставили движки перпендикулярно оси движения - а больше никто этим вопросом не задавался, собственно. Движки как раз и торчали на хвосте корабля, как щетина у щётки, и нынче от них исходил яркий голубой свет - и в натуре, и на т\э.

- Через двадцать минут будем готовы двигаться, - сообщил Разбрыляк, разбрыльнув, - Есть смысл испить чаю.

- О куриный огузок, - подзакатила глаза Этти, - Сколько же можно, грызо? Я не понимаю, как вы до сих пор не растворили себя!

- Ну, растворили - понятие растяжимое, - доходчиво пояснил грызь, наливая трёхлитровую кружку.

У грызей было несколько более выгодное положение, нежели у лис - они могли пыриться одним глазом на экран, а другим на согрызуна, в то время как трёххвостым приходилось переводить взгляд. Фелиса сгребла в охапку сидевшего рядом Сурика - ну просто, чтоб было - и заодно таращилась на события. События же не разочаровали - "Ниязир" стронулся с места и начал набирать сначала обычную, а потом и условную сверхсветовую скорость. Его ускорение было даже выше, чем у Ф26, но и гружён он оказался не по пуху, так что угонялись спокойно. Уже не таясь, оба корабля прошили газовое облако, оставляя искрящиеся следы, и рванули от звезды, как хомяки в траву.

Нетрудно угадать, что нулевое, что проверили грызи - это обороноспособность трофейного судна. Таковое вооружалось тремя турелями, что было весьма непривычно для всех - почти на всех союзных кораблях стреляли из двигателей. Оба способа были взаимодополняющими, но сейчас пушам пришлось вспомнить справочные данные по теме навроде "как отстреливаться при помощи турелей". Само собой, нулевым пунктом там числилось, что это куда проще, чем вообще без ничего. А ещё грызи добавили, что как известно, без ничего не нужны.

Пуши по прежнему озирались вокруг на звёздную сферу, пользуясь т\э, только теперь это вызвало чувства хомяка, тащущего добычу в нору и боящегося, как бы не пришлось бросить. Любая отметка, обозначавшая след корабля, вызывала встревоженность - впрочем, с этим легко справлялись. Фелиса так вообще дежурила, откровенно позёвывая.

- Слушай, Фель, - тявкнул Сурик, - Ну теперь-то можно тявкнуть, почему тебя угораздило туда полезть? Ведь с тобой могло что-нибудь случиться.

- Со мной и сейчас что-то случается, например я тявкаю, - резонно сообщила лиса.

- Фелла, ты понимаешь, о чём я, - фыркнул лись.

- Угу. А сам бы ты так не сделал? - осведомилась красноухая.

- Ддд... да как тявкнуть, - задумался Сурик, - Скорее нет, чем да. Тебе было бы приятно, если бы меня там прихлопнуло?

- Мне было бы настолько неприятно, что шиш придумаешь больше, - кивнула Фелиса.

- Ну? - уставился на неё Сурик.

- Боюсь, это почти невозможно объяснить, нить, - вздохнула лиса, - Ты как видно не можешь воспринимать спайдерфоксей как единое целое.

- Да легко! - возмутился тот, - Но при чём тут единое целое, когда тявканье идёт о моей лисоньке?

- Вот в том и дело, что о твоей, - произнесла красноухая, поведя раковиной и подняв сквозняк, - А если бы ты слухнул пошире, то понял бы, что я, как и любая особь, это мгновенная искорка в общем свете Пролесья. И я совершенно не способна думать о столь эфемерном объекте, когда речь заходит о всём нашем мире. Улавливаешь, Суря - не спо-соб-на!

Суря вытянул морду и подвытаращил глаза, понимая, что она это всё вполне серьёзно. Конечно, он знал свою лисицу, но как оказалось, недостаточно хорошо.

- Перемотать вдоль, - прихрюкнул лись, - Не думал, что ты настолько...

- Настолько что? - скривилась Фелиса.

- Просто настолько. Но, теперь видимо буду иметь это ввиду, - отошёл от офигения Сурик, - Но всё-таки, лись. Я понимаю, что есть ситуации, когда для общего блага нужно пожертвовать это... особь... , как бы дорога она ни была для другой особи. Ну война там, катастроффы, я не знаю. Но ты-то чего полезла, обмотать тебя нитками и завязать? Во-первых, нет никакой жизненно критичной необходимости в этой халяве. Во-вторых ты прекрасно понимаешь, что если не ты - то туда полезли бы грызи, и нишиша не хуже бы справились.

- Сурик, - тявкнула Фелиса, пристально глядя на него, - Я могла бы тут заливаться, как целая роща соловьёв, и вынести тебе мозг, так что ты бы согласился с чем угодно. Но я не буду этого делать, а просто тявкну, что мне так показалось, и я так сделала. Никто и никогда не отнимет у меня этого.

- Фель, ты меня испугала, - скульнул лись.

- Лучше сейчас, чем когда будет поздно. И вообще, ты что, первый раз это слышишь? - фыркнула Фелиса, - А когда я наспор с моста прыгнула? А когда на трясошага бросалась без защиты? Я когда-нибудь ошибалась?

- Вообще-то нет, - припомнив, согласился Сурик, - Ты всё время делаешь совершенно жуткие вещи, из которых получается что-то по шерсти. Но честно тявкнуть, я бы чувствовал себя получше, если...

- Нет, ты бы чувствовал себя совсем по-другому, - хмыкнула лиса.

- Что ты имеешь ввиду?

- Разбрыльни.

Сии умные беседы, однако, не особо занимали время - потому как времени имелся вагон, пока корабли перемещались, кроме как дежурить, делать было совершенно нечего. А следовательно, волей-неволей Сурик разбрыльнул, и пришёл к выводу, что Фелиса имела ввиду то, что без упомянутого свойства она никогда бы не связалась с ним. Эта мысль могла показаться противошёрстной, но как следует подумав, лись счёл, что всё как раз по шерсти. Хотя обычно бывало наоборот, но в их с лисой случае именно он оказывался зверем, не особо далеко ушедшим от лесных лис, бегающих на четырёх лапах. Возможно, узнай он такое в начале, это вызвало бы хвостоболь, но теперь Сурик на опыте знал, что Фелиса - это не просто лиса, а... ну как тявкнуть... короче, по отношению к нему - существо практически со сверхспособностями. Не какими-то там фокусами вроде смены цвета шерсти, а вещами, связанными с думанием головой. И подумав об этом, трёххвостый утёр выступившие слюни в том ключе, что такая пушня - его собственная лисица.

Собственная лисица к тому же очень сильно шарила в космогации, так что привести корабли к ближайшей звёздной системе для неё оказалось нетрудно. Система сия носила - таскала! - наименование "имени 62го съезда", и зижделась вокруг небольшой красной звёздочки. Помимо планеты, полностью покрытой сотовыми конструкциями, имелся комплекс планетоидов нехилых размеров - слегка поменьше, чем планета. Искусственное сооружение издали выглядело как полупрозрачная сфера, потому как состояло из отдельных вращающихся секций, соединённых в шестиугольники - а те, в свою очередь, соединялись в сферы, одна внутри другой. Такими штуками развлекались где угодно по всей галактике, потому как куда проще запустить и пасти робота - строителя планетоидов, чем запилить настоящую годную планету.

На подходах корабли были подвергнуты процедурам опознавания, и по понятным причинам они не прошли в полностью штатном режиме. Опять-таки Фелисе пришлось оттявкиваться, что произошло и какого пуха, и почему у них волусячий фрегат с грузом мотор-пушек. Принявший это на уши гражданин, напоминавший кабана, для начала хрюкнул, потом посоветовался с кем-то, и затем потребовал сдать управление кораблями. Красноухая повернула уши к грызям, дабы те цокнули, и они не заставили себя долго упрашивать.

- Сдавай, - хмыкнул Разбрыляк, - В любом случае.

- А почему? - уточнила Фелиса.

- Он действует по инструкции, - пожала плечами Елька, - Сейчас начнётся дознание...

Белка слегка поёжилась при слове "дознание", но в рамках пуха. Как быстро выяснилось, для подобных вещей местные держали целый КВК с мощным стыковочным доком; именно эта посуда вышла из системы навстречу группе и пристыковала волусячью фрегат-щётку. Ф26 был застыкован внутрь для более подробного шмона, как выразились служащие - собственно, они не врали. Помимо сканирования корабля всем чем можно и нельзя, на борт просто лично поднялись ка-вэ в количестве пяти единиц, произведшие осмотр яблочно. В три яблока каждый, естественно.

- Совершенно случайно нашли корабль, - уверенно подтвердила Фелиса, - Хелины отстегнули нам фрег, в надежде что удастся получить половину бонуса.

- И вы таки сразу согласились? - уточнил трёхглазый.

- Таки да! - хором ответили лиса и грызи, - Ибо Жадность-матушка, она того.

- Поняятно... Да, ментаскопирование подтверждает, что Жадность матушка. Думаю, в ближайшие сутки можно будет оформить акт о спасении матценностей, если чего ещё не выплывет. И да.. БУ!

При этом ка-вэ резко взмахнул на лису лапами и оскалил зубастую пасть, так что Фелиса слегка поджалась.

- Извините, служба, - пояснил ка-вэ, - Проверка реакций.

- Ничего, конечно, - мило улыбнулась лисичка, - БУ!!

- Вот теперь совсем хорошо, - засмеялся трёхглазый, - Значит, оформление. А что вы намереваетесь делать после этого?... Ну, кроме того, что существовать и находиться, уточняю для грызо.

- Пригнать посуду в один из портов Треспассии, - тявкнула Фелиса, - И сдать хузяевам. И получить бонус. Затем надо будет вернуть фрег хелинам и отдать их половину бонуса. Думаю, это будет несложно, потому как их транспортник собирался обратно к волусям.

- Тогда выждите.

Пришлось выжидать, а по мере этого процесса - попыриться на местную космоторию, по крайней мере на т\э. Оказалось, что сфера вращающихся цилиндров-планетоидов уже настолько велика, что на внешних слоях они практически не вращаются вовсе! Общая масса оказалась достаточной, чтобы обеспечить притяжение к центру масс всей системы, так что сотовая квазипланета - а по сути гигантская станция - подходила к пределу своего размера. Правда, это размер был весьма чудовищен, потому как по общей площади цилиндров эта станция превосходила площадь обычной планеты в несколько тысяч раз. У всех, включая Этти, подёрнулись глаза, когда они представили, какая это прорва места, которую можно обойти собственными лапами! Что уж там выть, пуши за всю жизнь могли не облазить собственный околоток в десять килошагов, а тут... аж пух захватывало.

Но даже это титаническое сооружение выслушило небольшим по сравнению с залежами вещества, ещё не тронутыми, и от этого сразу появлялось желание их трогать. Местные - а система была интернациональной - не сидели сиднем внутри, а постоянно подтаскивали это самое вещество для переработки. Соль также состояла в том, что благодаря технологическим окнам в сферах была возможность проводить корабли елового класса к самому центру системы, равно как и к любой её части, что благотворно влияло на индустрию. Вообще же окна были необходимы, потому как периодически требовалось менять сами цилиндры-планетоиды, вслуху их износа - период при этом составлял тысячи лет, но всё же.

- Тысяча хвостов сельди!! - обалдевала Этти, - Как возможно нагородить такое чудовище?!

- Да это довольно просто, - зевнул Разбрыляк, - Цилиндры строит самовоспроизводимый робот, поэтому их количество увеличивается в геометрической прогрессии, а это не шуточки.

Грызь показал на т\э бесформенные нагромождения конструкций, которые болтались возле гиперстанции и на первый слух были бы приняты за какой-то мусор. При ближайшем расслушивании стало видно, что каждый такой комплекс собирает цилиндры и одновременно свою копию. Волусиха не замедлила спросить ещё много вопросов, на которые у грызя, естественно, было ещё больше ответов, и мозг опять оказался вынесен.

Что же касается бюрократии, то после положенных часов выжидания ка-вэ сел за конторку, взял лист бумаги и начертал по нему гусиными пером, макая в чернильницу, акт. Навроде того что такие-то, в таком-то месте, нашли то-то, вслуху чего, и так далее. Эта грамота была предоставлена всем на подпись, заверена печатью, затем оцифрована и закатана в пластик для сохранности.

- Ну и всё, - сказал трёхглазый, - Вот с этой справкой - к волусям.

- Кло!

Из-за этого неизбежно создалось ощущение мотания по галактике, как курдюк по крупу овцы - да так оно, собственно, и было. Вииса и Теркон уже должны были быть на подходах к дому, а остальным ещё только предстояло растрясти. При этом Фелиса всё больше обеспокаивалась состоянием Сурика: лись то впадал в апатию, то наоборот в гиперактивность, что свидетельстовало. Красноухая чуть не спросила грызей, о чём именно это свидетельствует, но поняла, что в данный момент именно она и только она знает, в чём тут соль.

- Ну, да, - кивнул на эти тявки Раз, - Мается зверь явно. Впрочем это ни разу не удивительно. Ты кажется рассчитывала на два месяца, когда его брала в поход? А сейчас уже около шести.

- Это да, без привычки... - поморщилась лиса, - Тут ведь что? От Пролесья к карьеру - сидишь в корабле, пьёшь чай, смотришь на т\э. От карьера дальше - сидишь в корабле, пьёшь чай, смотришь на т\э. И что бы ни происходило - всё тоже самое.

- Разве что чай на что-нить заменить, - захихикала Елька, - И стоять, а не сидеть.

Грызуниха, цокнувши сие, опрокинула ещё пол-литра упомянутого напитка.

- Факту установили, - цокнул грызь, качаясь на стуле и пырючись на Фелису, - И что ты предлагаешь по этому поводу?

- Пред... - Фелиса выглянула за угол, убедиться, что Сурик не слушает, - Предлагаю загнать в стацис. Внезапно. Потом также внезапно вывести.

- В логику. А как ты ему объяснишь, что только что мы летели к волусям, а теперь уже вы дома?

- Вот в этом и заковыка, - призналась трёххвостая, - Как бы?

- Хмм... - почесал уши грызь, - Ну цокнем, производственная травма сойдёт?

- Проверять логи он вряд ли будет, - пожала плечами Елька, - Конечно, что-то скрывать от своих это не в пух, но тут выбора у нас не густо. Или скрыть, или ему крышу потом латать придётся.

- Кстати, почему мне это не пришло в голову... - хмыкнула Фелиса, и потёрла лапки.

Через несколько часов она позвала Сурика менять кондёры в цепях управления. Лись на это отреагировал вяловато - даже смена деятельности уже не особо разгоняла состояние овоща. Облачившись в комбезы, они пошли на нижнюю палубу фрега, к аппаратным стойкам, где и зижделись бочонки конденсаторов - литров по десять объёмом каждый, электричества в такой банке было достаточно для очень весомого взрыва.

- Так, который скраю... - нарочито бодро тявкала Фелиса, - Шестой. Шерстой, бугага... Сурыч, шерстой!

Она пихнула лися в плечо, но тот даже не заржал, хотя и пытался. По прижатым ушам было понятно, что он употребил бы весьма резкие выражения, если бы это не была лиса. Всё-таки надо, решила про себя красноухая.

- Так, берись вон за тот.

В то время как он взялся за тот, Фелиса вытащила из сумки металлические зажимы, от которых тянулись провода к блоку ремача, и быстрым движением прицепила их на лапы Сурика. Тот застыл с вытянутыми лапами и на полувзмахе хвоста.

- В пух, в пух, - задумчиво тявкнула лиса, глядя в застывшие глаза.

Далее она, не без помощи грызей, переместила тушку при помощи тележки, как какой-нибудь контейнер или бочку, и установила на хранение в ячейке трюма. По науськиванию Ельки она взяла раствора перекиси и обработала лапу Сурика, так чтобы по шерсти остался след другого цвета, для уверенности в результатах. Это слегка пугало - вот лись, не шарящий в медицине, никак не сможет точно доказать, что с ним ничего не было, даже если будет подозревать это. Спрашивается, а все остальные точно знают, что с ними было, и чего не было?... Фелисе, правда, куда больше было просто противно из-за того, что она вынуждена обманывать собственное лисо, но натурально, что ещё тут придумаешь!...

- Хотя, - остановилась на полувзмахе уха она, - Задача что?

- Слово, - точно цокнул Разбрыляк, вычёсывая пух с хвоста.

- Да. А именно - не дать зверьку слететь с катушек. Теперь он в стацисе и с катушек не слетит. Так зачем мне обманывать его?

- Логично, - пожал плечами грызь, - Хотя конечно некоторую хвостоболь это вызовет. Но думаю, не особо большую, чем уже произошедшая, так что сойдёт.

- Да, сколько пухни навалилось! - схватилась за уши Фелиса, - Хоть вой. И всё не по профильной тематике.

- А у нас только на симуле по профильной, - заметил грызь, - Это любой подросток умеет. Причём подросток даже лучше умеет, вслуху физиологии.

- Что ты имеешь вслуху? - уточнила лиса.

- Я имею вслуху, что на симуле у нас с тобой плохие шансы против самих себя, какими мы были в не совсем зрелом возрасте.

- С пушнины?

- Ибо нервные реакции быстрее всего именно в таком возрасте, а потом они будут только замедляться. Для белокъ этот возраст около четырнадцати лет, думаю что и для спайдерфоксей примерно тот же.

- Но я в четырнадцать лет была глупая тявкалка! - красноухая засмеялась, - Всмысле совсем глупая.

- В том и соль, - пояснил Раз, - Что главное, что требуется - это как раз разбор внеплановых ситуаций, зачастую не связаных не то что с целью задания, а вообще пух знает с чем. Ну и, не к ночи будет цокнуто, мы пока нормально справлялись.

- Пойду полаю, - решила Фелиса.

- С тобой можно, или на одну пушу?

- Можно.

Пуши уселись на скамейку в трюме, уставились на пустую стену и принялись лаять - у грызя получалось более цявканье, чем лай, но тем не менее. Услышав сие, к ним присоединилсь и Елька с Этти. Суть "упражнения" состояла в том, чтобы монотонным лаем ввести себя в состояние бугогашечек. Правда, не на одну морду это не очень удавалось, потому как гавканье соседа производило искомый эффект ещё раньше, так что пуши ржали впокатушки. А в это же самое время - правда, только с субъективной точки слуха - корабли таранили пространство в заданном направлении, перемещаясь аки рыбы в прозрачной воде, тобишь в основном прямолинейно, но повиливая боками.

В качестве жертвы для выноса мозгов пуши избрали систему Здиденон, вслуху того, что там была крупная база волусячьего флота, но в то же время это не самый центр, где вероятнее всего сейчас будет слишком сильный бардак. Как оказалось, эта логическая разминка попала точно в пух - в системе не было никаких боевых действий, всмысле не уже, а вообще, всё перетащили на сторону переговоров. Из союзных ВКС присутствовали только несколько КВК, а за порядком в подотчётном космосе следили по прежнему волуси. Именно они провели процедуру опознавания хелинячьего Ф26 и "Ниязира" и без лишних препон допустили к внешней станции, а дальше особо никто и не рвался. Особенно не рвалась Этти, откровенно прижимая уши при виде волусей и пытаясь спрятаться за лису.

Фелиса же потёрла лапы и приступила к действиям. Корабли не было надобности никуда стыковать, главное что имелся канал связи, так что и. По этому самому каналу красноухая связалась сначала с союзным представительством - на всякий случай, чтобы волуси не решили сделать глупость - а затем и с ихним ведомством, которому были подотчётны военно-транспортные посуды. Нельзя сказать, что там особо обрадовались, но и отказаться от сотрудничества не могли, потому как возвращение цельного фрега, набитого ценным грузом - это не пух из хвоста. Дальше, однако, снова случилось внезапное, каковое вряд ли кто мог предуслышать.

- Ну? - цокнула Елька, глядя на сидящую в апухе лису.

- Аээ... - мотнула головой та, - Знаешь, что они ответили?

- Они ответили ответ, - распушил щёки Разбрыляк, - Это точно.

- Да. Они пробили инфу по базам данных, и сочли, что указанный корабль не зарегистрирован в Треспассии. Ни сейчас, ни раньше.

Фелиса захихикала, глядя как разом подымаются хохола у обоих грызей.

- Это же явный косяк! - фыркнула лиса.

- Кто спорит? - потёр лапы Раз, - Но пока они не разобрались с этим косяком, они никак не могут предъявить требования отдать судно.

- И что ты хочешь цокнуть?

- Именно это. Нет регистрации - нет корабля как системной единицы. Есть только бесхозные матценности, точно такие же, как если бы мы нашли что-то на помойке. А это знаешь какой порядок?

- Догадываюсь, - припомнила Фелиса, - Мы обязаны заявить в милицию о находке, и через какое-то время можем пользоваться, пока не объявится хузяин.

Пуши переглянулись и переслухнулись, кому как больше нравилось, и провели лапами по шеям, которые сдавливала Жаба. Разбрыляк метнулся к ЭВМ и едва не столкнулся лбами с Елькой, которая сделала тоже самое. Катнувшись по смеху, грызи немедленно открыли соответствующие документы и убедились, что лиса припомнила правильно - так оно всегда и происходило. Конечно, случаи реальной находки бесхозных кораблей или ещё чего-либо сходной ценности были редки, но галактика штука большая, и самые редкие вещи происходят в ней вполне часто. Фелисе этого было достаточно, чтобы маньиакально расхохотаться, а вот грызям - нет. Они тут же уточнили, может ли быть - и выяснили, что может.

- Что именно быть? Просто - быть? Тогда да, - тявкнула красноухая.

- Нет. Мы с Елькой подумали, что возможно, удастся оформить корабль во временное владение. Мы правильно подумали, это можно сделать через Акт о Чрезвычайном Решении.

- Всё понятно. Кроме того, почему вы об этом подумали, - заметила Фелиса.

- Потому что раз произошёл такой косяк с регистрацией, - пояснила белка, - Скорее всего просто злоумышленники стёрли регистрацию из баз данных... так вот, из-за этого есть большой шанс, что хузяин, так цокнуть, объявится пух знает через сколько времени.

- Так всё равно может, - пожала плечами лиса.

- Обдумай головой, - предложил Разбрыляк, ухмыляясь.

Фелиса повела ушами и обдумала. Получилось, что корабль это не просто матценности кусок, а средство производства. И за означенное "пух знает сколько" на эксплуатации судна можно столько же заработать.

- А аммортизация? - уточнила лиса.

- Да! - уверенно цокнул Раз, - Она. Её надо будет покрыть. Кроме того, все понимают, что с этим кораблём может случиться тоже самое, что с иголкой, и тогда это уже будет ущерб, а не профит.

- Выстой! - возразила грызуниха, - Это, цокнем, если он накроется сразу же, что маловероятно. А у нас на баллансе ещё моторные пушки, так что буквально один удачный рейс - и как минимум ущерба уже не будет.

- Ну что, уважаемые кроты, посчитаем, - утвердительно цокнул Разбрыляк.

Все трое - Этти тоже присутствовала, но пока больше опушневала, чем учавствовала - достали листки бумаги, сиречь старые накладные, отпечатанные с одной стороны, и принялись на другой стороне прикидывать, почём перья. Само собой, для космонавта Союза, где имелось, применительно к практике, неограниченное количество субъектов, умение считать экономические показатели было не менее важным, чем освоение симулятора, так что все присутствовавшие шарили, как мыши в амбаре.

- ИтаГ, - цокнула Елька, подбив сумму, - За учётом премии за спасение груза, для исключения ущебра нам надо получить две тысячи сто сорок бобров.

- Тоесть нисколько, - пояснил Разбрыляк, - Для общего случая. Кроме того, она считала пушмоторы по средней цене, а даст пух сдать их выше средней, тогда вообще в пух.

- Не забывайте, что бонус пополам, - заметила Фелиса.

- Йа его вообще на три поделила, на всякий случай, - сообщила Елька.

Пуши заелозили хвостами, и сказали себе "спокойно", чтобы не наделать глупостей на пустом месте. Фелиса на всякий случай пробежалась вокруг стола раз десять, как степная лисочь, только пух мотался - после этого она была уверена, что память твёрдая и здравие доброе. Помотав ушами, грызи задумались о том, что громадьё планов по извлечению профита из трофея неиллюзорно идёт вразрез с планами вернуться на Родину.

- Это тоже известный песок, - цокнула Елька, - Как начнёшь эт-самое, так и не заметишь, как десять лет в минус.

- Косяк, - согласился Разбрыляк, - Надо изобрести ХП.

- Нууу, ХП это всегда пожалуйста, - тявкнула Фелиса, - Тявкнем, сдадим пока посуду в аренду, сами растечёмся, а когда, так и.

- Возле Пролесья это прокатит? - уточнил грызь.

- Думаю что да, - кивнула трёххвостая, - Особливо для внутрисистемных перевозок. Не пух весть какой профит, но лучше чем ничего.

- В пух. А теперь пробить насчёт груза. Если волуся не зашевелятся, - дополнил Раз, - То подёргаем ка-вэ, пусть потрясут.

Как он и подозревал, волусЯ не очень-то шевелились, потому как после принудительной отмены нормизма оказались в мозговой раскоряке. Трёхглазые, ведавшие пока что подобными делами, подняли хохола куда как быстрее - то есть, вообще моментально. Как уж у них работает такая система, кто знает, но как только Фелиса отправила мессагу на их почту, пришёл ответный вызов. Ка-вэ выразили уверенность в том, что волусям груз нужон и согласились выкупить его по цене выше средней - на самом деле едва выше, просто для пушей этого будет достаточно, чтобы подбить балланс. Правда, ка-вэ не давал покоя тот факт, что корабль вместе с грузом взялся буквально из ниоткуда, так как найти концы, кто и где всё это похитил, не удавалось.

Транспортник произвёл посадку на одну из местных лун, к перегрузочной станции, где был подвергнут самому тщательному шмону - буквально едва ли когда-нибудь он рисковал угодить в такое ещё раз. Было просканировано всё что можно и нельзя, проверены структуры пространства и целостность времени, а также задействована процедура более девяти тысяч детекторов - она так и называлась в официальных документах. Суть её заключалась в том, что в корабль вкатывали вагон, содержащий именно эти детекторы, реагирующие на все уже известные, но ещё не сильно изученные явления. Детекторы при этом могли быть как атомными часами, так и рыбой особой породы...

- Не сильно изученные, это как? - поинтересовалась Елька у трёхглазого.

- Ты имеешь вслуху, о чём это? Например космоплюхи, слыхала?

- Нет, - точно ответила белка.

- А, услышь. Очень редко, но случается их образование в космолётах. Это нечто такое, ну... вроде плюхи, - ка-вэ показал лапами, - Но ерунда в том, что его невозможно отодрать от корпуса никакими мыслимыми средствами! Даже вместе с куском обшивки не срезать.

- Да ну? - покосила уши Елька.

- Ну да. Вслуху редкости явления, изучить его достоверно оказывается сложно, однако по крайней мере, есть надёжный детектор космоплюх.

- Боюсь даже спросить, какой...

- Правильно боишься. Это эндемичная оса с планеты Зузендаль, которая при наличии космоплюхи начинает вибрировать крыльями с особой частотой, с какой без данного условия не вибрирует никогда.

- О суслики-щенки. И таких историй полон вагон?

- Угу.

Однако Вагон Девяти Тысяч, вопреки опасениям, всё-таки не нашёл на корабле ничего, что вызвало бы вибрацию крыльев осы или ещё чего непотребного. Пока происходили все эти операции, пуши прохаживались вокруг корабля в скафах - потому как по луне без скафов довольно холодно и безвоздушно. Помимо техники, осматривать судно нагрянули штук сто ка-вэ, так что вокруг "Ниязира" стоял порядочный базар.

- Ну, стало быть, ничего не обнаружили, - заявил наконец трёхглазый.

- А-атлично! - подпрыгнула Фелиса, - Теперь вы выпишете хотя бы временный паспорт на судно?

- Да, но не полностью. Поскольку доподлинно не понятно, откуда это всё взялось, предписываю проходить карантин раз в пол-года и не садиться на населённые планеты.

- Это параноя, - без обиняков тявкнула лиса.

- Лучше - перебздеть, - процитировал ка-вэ то, что было написано у него на пряжке ремня.

Далее из открытых трюмов стали выгружаться контейнеры с грузом, опять забивая голову - это кто-ж такой допуха умный где-то ухитрился наделать столько неучтённых пухмоторов и запихать их в корабль-призрак?... Однако, переводы денежного эквивалента на счёт сильно уводили от этих мыслей к другим мыслям.

- Каким таким? - осведомилась Этти.

По волусихе сразу было видно, что любые финансовые вопросы вызывают у неё хвостоболь.

- По тебе сразу видно, что любые финансовые вопросы вызывают у тебя хвостоболь, - точно заметила Фелиса, - Но дай-ка я прочищу. Ты же знаешь, что мы потеряли "иголку", и отнюдь не в стоге сена. Поэтому у нас очень сильная мотивация этот Ущерб как минимум покрыть.

- А с вас что, будут требовать её стоимость? - уточнила волусиха.

- Ты с дубов обрушилась, чтоли? - рассмеялась лиса, - В нулевых нет, а во-первых можно хоть обтребоваться, это астрономические количества ресурсов.

- И что тогда?

- Как что? Я ведь тявкала тебе, что у нас всё общее. У нас и понятие "частная собственность" подразумевает как "частная от общей", а не то что у вас... ну всмысле, у нормистов. Вот, если у нас будет корабль, из которого выжимается профит, это будет что?

- В пух, - предположила Этти.

- В запятую, - кивнула Фелиса, - Хотя всё-таки эту возню следует отложить, пока шкура не проветрится. Особенно у Сурика.

- Фелла, - цокнул через связь Разбрыляк, - Тут есть ещё песок.

- Да?

- Трёхглазковые сообщают, что сейчас буквально все исходящие с Треспассии корабли заняты на вывозе тушек в стацисе. Уж не знаю, что они так спешат, но нам предлагают тоже загрузиться, раз летим в направлении Дженгии.

- И чо? - округлила глаза лиса.

- Как чо? Советуюсь с тобой, пока они грузят, - хихикнул грызь.

- А, ты не пугай так больше.

Заместо одних контейнеров в трюм были наложены другие, содержащие ячейки со стацисными камерами, но примерно в том же объёме - то есть, под завязку. Само собой, такой фарт нельзя было упускать - не ахти какой профит за перевозку, но! К тому же, всё равно кому-то надо везти, полезное дело оно всегда полезное.

Загрузившись и произведя очередную прозвонку всех систем, пуши дали кораблю команду отваливать в заданном направлении, а сами следовали за ним всё на том же хелинячьем фреге. Планировалосиха, что произойдёт встреча с транспортом где-нибудь на пол-пути к Дженгии, а если нет, так фрег можно оставить там. Крупнокалиберная вещь, раскрутив двигатели, поднялась с площадки, и набирая скорость, ушла в чёрное звёздное небо.

- Так, ну и куда? - почесала уши Фелиса.

Вопрос относился к Сурику, правда тот пока ещё не мог на него ответить, ибо находился всё в том же стацисе, что и всю дорогу. Правда, его держали просто так, под прибором, а не в ячейке, как волусей. Дело в том, что вытащив лися на посадку к "Фроге", лиса встала перед надобностью его разморозить, потому как пихать в аппарат бесчувственное тело - не особо в пух. Вдобавок, у красноухой подёргивался глаз, как только она вспоминала, сколько расстояния осталось до дома - меньше миллиона килошагов, тобишь нисколько, вообще нисколько! Только сильно взяв себя в лапы, она могла забыть об этом, чтобы не наделать глупостей на пустом месте.

- Таак... Ты Эть пока встань за спину, чтоли, чтоб не эт-самое, - тявкнула лиса волусихе, - А то ещё до кучи увидеть волуся - может быть слишком... Ну всмысле сейчас, так-то ему ещё предстоит.

Чёрная волусиха кивнула и зашла Сурику за спину. Не то чтобы она выполняла любые указания Фелисы - напротив, та сама уже успела научить её сначала думать головой, потом делать. Лиса же вздохнула и выключила ремач; стоявший всё это время с вытянутой лапой Сурик разморозился и помотал головой. Красноухая потёрлась носом о пушнину и притявкнула, так что лись почувствовал себя нормально или даже лучше. И только потом он заметил, что что-то не так.

- Аэээ... - задал содержательный вопрос Сурик, показывая вокруг.

- Ага, - кивнула Фелиса.

- В каком смысле ага? По-моему, что-то случилось.

- Ну, да, - не стала тащить лису за хвост лиса, - Я повесила на тебя ремач.

- Зачем?? - удивился Сурик.

- Потому как ты крайне плохо переносил поход, - пояснила Фелиса, - И не тявкай, что тебе так не казалось. По медицинским показателям, мне лучше знать.

- Да понятно, но... - лись вычесал раковины, - А мы сейчас гд... всмысле, где корабль?

- Запрос принят. Корабль на станции Джигжа-Пре, около восьмисот тысяч километров до Пролесья.

- Ии-и-есть! - прямо тявкнул Сурик и сгрёб лису в охапку.

Таким образцом, опасения по поводу выхода лися из стациса оказались напрасными - факт успешного возвращения его взбодрил настолько, что всё остальное подзабылось. Настолько, что лишь когда "фрога" была на пол-пути к планете, он задался вопросом, куда подевались грызи.

- А куда подевались грызи? - тявкнул Сурик и обернулся на задние сиденья, как будто грызи могли там спрятаться.

- Грызи вышли на Дженгии, - сказала Фелиса, - Им оттуда гораздо быстрее домой, они уж и так намотали куда больше нашего, и главное пух знает зачем.

- Понятно. А вообще как?

- Вообще, вполне в пушнину, - уверенно сообщила лиса, - Получили первый профит за перевозку волусятины, корабль доставлен в систему Пролесья, сидит. Я уже связывалась с Неном, он тявкал, что возьмётся применить наш трофей, пока мы будем обалдевать.

- От чего обалдевать?

- Сейчас выйдешь из корабля, узнаешь, - хмыкнула Фелиса, - Вообще нам бы кого-нибудь дёрнуть встречать, чтобы не вышло чего.

- А что может выйти? - допытывался Сурик.

- Когда выйдет, тогда и узнаешь.

Это было на сто с лишним пухов, по возвращению следовало проходить прицедуры привыкания, а не бросаться куда хочется, ибо чревато. Чревато в первую очередь движением крыши, но и чисто физически - Фелиса помнила, что кто-то из космонавтов ухитрился отравиться грибами, хотя из живших на Пролесье трёххвостых этого не сумел, наверное, вообще никто и никогда. Пока же предстояло следить более всего за собой, а ещё сильнее - за волусихой, попадающей на другую планету...

- А что в этом? - уточнила Этти, - Планета как планета, круглая.

- Могу тебе дать ссылку гыгов на сто текста, что в этом, - хихикнула Фелиса, - Но кратко тявкну, что акклиматизация - штука очень хитрая.

- В общем я понимаю её вопрос, - подтвердил Сурик, - Мы пол-года шлялись по галактике, и как-то ни про какую акклиматизацию не заикались?

- С планетой нам просто повезло, - пояснила лиса, - Хотя разлад в нервах у Виисы может быть связан именно с этим. А вот станции, которые планетоиды, там действительно всё едино, по СОСТу, что у нас, что на другой стороне галактики.

- Теперь буду знать, - кивнула Этти.

К тому времени как она узнала, аппарат прошил атмосферу почти вертикально, сделал петлю чудовищной кривизны и снизив скорость до вменяемой, сел возле терминала порта. В окнах засинело небо и стали видны зелёные холмы на горизонте, так что лисы ещё минуты две таращились туда в полном ступоре, и только потом догадались открыть двери. Тёплый, наполненный запахами воздух шибанул в морду так, что Фелиса действительно чуть не упала - волусихе пришлось хватать под одну лапу её, а под другую Сурика. Эффект был совершенно ожидаемый, потому как впринципе, воздух Пролесья не содержал ничего такого и на волусиху действовал не сильнее обычного свежего воздуха. Но для трёххвостых это был набор запахов Родины, въевшийся настолько глубоко в генетическую память, что их пробирало до самых хвостов.

И неожиданно для себя самой Фелиса села на колени возле колеса "Фроги", погладила лапкой бетонную площадку, перебирая камешки и пыль на ней, и расплакалась от счастья. Она вообще ничего не могла поделать с собой, слёзы текли по пушистым щекам и капали на бетон. Может быть из-за того, что сознание сразу осознавало, что от этого ничего плохого не случится, оттого и не препядствовало - однако лиса была просто удивлена сама собой! Ранее она бы никак не тявкнула, что с ней такое случится, а тут и тявкать нечего. Только через какое-то время она обнаружила, что сидит на площадке в обнимку с Суриком, который гладит её по ушкам, успокаивая.

Для подобных вещей на площадке приёма кораблей имелась служба, но пока организмы не выходили за рамки разумного - служба не вмешивалась, пырючись издали. Этти слегка испугалась, когда трёххвостые буквально потеряли сознание, не теряя его, но сделать ничего не успела. Ей предстояло офигеть не так быстро и резко, зато может быть ещё более основательно; волусиха водила носом и сжимала лапы с длинными когтями, словно щупая воздух. Наконец, пришедшая в пух Фелиса поднялась с бетона, отряхнулась и обняла пушей:

- Ну что, пшли!

В первую очередь они пшли в здание терминала на медицинское эт-самое, чтобы всё было чисто. Для трёххвостых было достаточно, чтобы подтвердилось отсутствие вреда здоровью и чистота по микроорганизмам, а вот волусиху посадили изучать подробнее. Пока Этти измеряли, лисы метнулись к телеграфу. Везде в местах общего пользования обычно имелся так называемый телеграф - фактически же это была большая будка со столом и терминалом сетевой ЭВМ, пригодная для того, чтобы что-либо оформить, подписать, и тому подобное - ради сокращения расходов времени на транспортировку тушек к конторе. Фелиса незамедлительно вызвала бухгалтерию штаба космофлота, и над голографической фиговиной появилось изображение лисы в натуральную величину.

- Какие нитки? - осведомилась серая большеухая.

- Зелёные, - уверенно тявкнула песчаная большеухая, - Довольно тёмно-зелёного цвета.

- Внимательно! - спайдерфоксиха подняла бы хохолок, если бы сумела.

Фелиса вкратце изложила соль и добавила, что хотела бы передать судно в пользование космофлота Пролесья. Она также пояснила, что впринципе, судно пока бесхозное ввиду того, что все трое будут в глубоком афиге на некоторый срок.

- Я его просто запаролила, пароль вот, - тявкнула красноухая, - Так что пусть кому надо, берут и выбивают профит. По крайней мере пока, а там посмотрим.

- Так... Сяк, - хихикнула серая, произведя пассы над клавиатурой, - Подпиши.

Она подвинула бланк по своему столу, голограмма от бланка вылезла на стол перед Фелисой, и та поставила четыре галочки. На этом формальности были исчерпаны, и теперь трофей попал в нужные лапы. Оставалось ещё составить Отчёт для штаба, но это могло подождать. А могло и не ждать, так что Фелиса села прямо в зале ожидания, под фикус, взяла планшет, прицепила на него листки и стала строчить и рисовать схемы. Впоследствии она скрепила это художество степлером и послала через тот же телеграф по назначению. Кроме того, это совмещалось с ожиданием, пока обработают волусиху; к удаче, это не затянулось слишком надолго. Правда, сам подопытный зверь так бы не свыл, всмысле что ненадолго.

- Да ладно, зато теперь можно не опасаться микробов, - тявкнула Фелиса, - А эту штуку лучше вообще не снимай.

Штуку, которую Этти выдали в медицинском отделе, она повесила на лапу, как браслет; это был зонд, следивший в основном за состоянием организма, на всякий случай.

- Да это понятно... - потёрла кисть лапы волусиха, оглядывая небо, - А вообще, это, как?

- Что именно из всего?

- Ну, это... Куда мне можно на Пролесье?

- Куда дойдёшь, - пожала плечами Фелиса.

- В натуре? Так я не спайдерфокс.

- Тем более, - зевнула красноухая, - Найти единственного на планете волуся - это задачка первого курса для гравископщиков, так что не волнуйся. А вообще давай пока к нам.

- Там найдётся, чем занять лапы? - повела ушами Этти.

- Да, но думаю что ближайшие месяцы это ни-ни, - фыркнула лиса, - Я напомню тебе, что твоя доля от операции с фрегом составляет семьсот пятьдесят тысяч общегалактических бобров, и это не алчности ради тявкнуто, а для понимания, сколько профита ты уже сделала.

- Так то само получилось, - заметила волусиха.

Фелиса потрепала её по уху в том смысле, что всё будет в пух. Все семь хвостов перешли огромное лётное поле космопорта и поднялись на платформу скоростного аэропоезда, дать ветра поближе к дому. Единиц тут оказалось порядочно, потому как самое место скопления - от пушнины различных цветов и оттенков зарябило в глазах! Изредка попадались и чёрные спайдерфоксы, так что в общем Этти не особенно выделялась в толпе. Да и когда трёххвостые замечали, что она волусь, никакой хвостоболи это не вызывало. Правда, на компанию пикировали все встречные миллиционеры и дружинники, проверяя, кто это.

Тут уже Этти могла оценить тот самый знаменательный фургон, на котором их вывозили с Музлавана хелины - всмысле его лютой похожести на поезда. Волусиха уставилась на окна и скамейки, осознавая, что они именно точно такие же - с обшивкой из кожзама, с полированными тысячами лап никелированными ручками и деревянными накладками. Правда, окна тут открывались чисто условно - то есть форточка открывалась в вентиляцию, а не на улицу, потому как поезд развивал сверхзвуковую скорость, а высовывать головы в окно при этом - не особо умно. С высоты линии, проложенной на высоких опорах, открывался отличный видок на территорию, заросшую густыми лесами, просторные поля, речки и озёра; то в одном, то в другом месте торчали башни, высокие и тонкие, как колосья.

Сидевшие на хвостах спайдерфоксы не только сидели, но и просто прохаживались по вагону, благо ускорение поезд фильтровал, и не трясло вообще. Из разных мест постоянно слышалось тявканье, хихиканье и вой, причём отнюдь не только мелких щенков; было видно, что немало лисо почитывают, уткнувшись или в экраны, или в бумагу. Одна пушноухая так вообще сидела с вязальными спицами и фигачила какое-то изделие. В общем тявкнуть, чувствовали они себя как дома, так что вначале поджавшаяся Этти расслабилась и на её морде появилась улыбка. Само собой, потому как пролесская электричка была ни в пух не похожа на поезда нормистской волусёвщины. И это воспоминание заставило чёрную о чём-то быстро подумать, так что она и сама не уловила, о чём именно.

- Если пойдёт по шерсти, - сказала Фелиса в сурячье ухо, - Через какое-то время Этти будет первейшим волусем в Партии Щебня.

- Это почему ты так удумала? - уточнил Сурик.

- Потому что так всегда получается. Если у неё прочистятся мозги, она сообразит, что можно поменять ситуацию и на Музлаване.

- Теоретически да, - согласился лись, - Но лично у неё такенный блок против волусей, что я бы не стал утверждать.

- Ну это да.

Волусиха не успела как следует обалдеть от электрички, как та уже достигла нужной станции; пуши вывалили на платформу, которая качалась на высоте в пол-километра - она действительно качалась под ветром, никуда не денешься.

- А у нас звери с ремачом всё время отсюда прыгают, - тявкнул Сурик, показывая вниз.

Однако, прикинув, он сам пока отказался бы от такой затеи - как-нибудь уж в другой раз. Поехали как все, на лифте... Впрочем, мимо таки просвистели два зверя, ухнув в песок на площадке внизу и подняв тучу пыли. Суть состояла в том, что даже слабенький ремач хорошо помогал от ударов об землю, так что прыгать можно с любой высоты. Правда, можно было забить нос и пасть песком, и потом долго отплёвываться. По пути все трое постоянно вращали раковинами и яблоками - Этти вращала, потому как видала всё это первый раз, а лисы потому, что хотели увидеть ещё раз. Ну, собственно, ничто им и не помешало, увидеть.

Фелиса чувствовала, что впадает в разжиженность. Во-первых из-за подсознательной таблички "миссия успешно завершена", а во-вторых от возвращения на Родину. После того, как лиса собственным ухом окинула галактику... её аж пробирало от воспоминания о масштабах, которые при этом были ничтожны в сравнении с величиной нЧВ - Наблюдаемой Частью Вселенной. Что уж там тявкать, если в любом направлении от Пролесья находились миллионы звёзд, и возле каждой что-нибудь да происходило, так что взять в голову всё сразу просто невозможно. "Планееетка" - то и дело начинала хихикать Фелиса, делая хватательные движения лапами - её действительно очень развеселило возвращение.

От автобусной остановки трёххвостые, как всегда, попёрли пешком, по азимуту через песчаные дюны; из-за сыпучести песка там так и не образовалось тропинки. Лисы глубоко вдыхали горячий воздух родной полупустыни - ну или степи, как её только не называли - и подтявкивали. Они подумали, что на их месте грызи наверняка вспушились бы, но сами сделать это так и не осилили - шкура сидела как-то по другому и только встряхивалась. В чистом голубом небе парили большие чёрные птицы, а в долине реки паслись копытные, кажа лоснящиеся толстые бока. Под лапами приятно сыпался тёплый, пока ещё не горячий, мягкий песок.

- Знаешь что я тявкну, Фелла, - тявкнул Сурик, - После этого песка мне как-то не по шерсти будет оставаться в стороне. За симулем я уже отсидел, так что остаётся потянуть за уши космофлотских.

Фелиса слегка вытаращилась, но быстро обрадовалась.

- Ну, это вообще по шерсти! - подтвердила красноухая, - Будем летать вообще вместе!

- Аэмм... - почесала ухи Этти.

- И ты, если захочешь, естественно! - заверила лиса, - Ты думаешь мы по количеству хвостов считаем, кого брать?

- Вижу уже, что нет, - кивнула волусиха, - Просто сомневаюсь, потяну ли.

- А я не сомневаюсь, - отмахнулась Фелиса, - Я уж видела, как у тебя кукушка работает, дай Нить всякому... Да и вообще, пока что выбросьте-ка это из голов!

- Почему? - удивился Сурик.

- Потому что сейчас будет петух.

- Кэээ?!

Это была правдивая история, за загородкой, к которой пуши подходили, уже нетерпеливо бегал, клацая клювом по камням и вздыбливая пыль, петушина.

Что же до грызей, так они и правда вспушились. Хотя Разбрыляку и Ельке однопухственно очень хотелось уставиться ушами на Пролесье, они всё же решили, что ещё успеют, и на пересадке отвалили к дому ближе на попутном корабле. Оба потирали лапы от сознания того, что кое-чем помогли осуществлению столь удачной авантюры, как захват волусячьего фрегата - это было совершенно в пух, и грызи не собирались об этом умалчивать. Собственно, по дороге им вполне по шерсти пришлось заняться составлением отчётов о происшествиях - ведь грызи на "Цооле" ничего не знали с той поры, как они перешли на "игольник". А там, ясное дело, было чего поведать, для эт-самого, всмысле учёта на будущее. К сожалению, у пушей не было настоящих записей телеметрии с т\э - особенно у них не было записей с иголки, потому как она самоаннигилировала, но они вполне могли использовать симуль, чтобы восстановить по памяти.

Кому-то такая работёнка могла показаться и утомительной, но грызи были довольны, потому как опять остаться без занятий на длительное время - это через край. Казалось бы, ерунды - ничего не делать! А пух, только попробуй, и ничего не выйдет. Разбрыляк закопался настолько, что составил схему статистического сглаживания для своей модели миссии, и просчётом оной порядочно загрузил бортовую ЭВМ, благо та маялась дурью. Чаще всего грызи садились в широченное кресло бок к боку, обкладывались пуховыми хвостами, и так в полусурковательном состоянии возились, как белочь в дупле.

- У меня такое чувство, что мы возимся, как белочь в дупле, - наблюдательно заметила Елька.

- Это потому, что мы возимся, как белочь в дупле, - согласился Раз, - Но это только в пух, а не мимо оного. Эх, в лес бы.

- Лес! - вспушилась белка, - Да. Есть предложение на первое время основательно забить на всякую возню, и порыться в травке.

- После перерыва, - предуцокнул грызь, - Сначала очень хорошо бы прочистить для грызо все моменты, а потом уж точно надо. А то эт-самое.

- Не напряжёт, - зевнула белка, устраиваясь поудобнее на хвост, как на подушку.

- Да, тебя попробуй напряги, - хихикнул Раз.

В общем оно относилось и к нему, так что грызи не напрягались напару. В течении почти двадцати суток они только и делали, что копались в симуле, грызли орехи и глушили чай - ну и ещё выходили в санузел, естественно, а так больше ни-ни. Впрочем, перемещаться по галактике пассажирам было не особо сложно - добрался до узловой станции, оттуда до другой, а там уж лапой подать и обязательно найдётся какая-нибудь посуда. В общем, всё это было вполне в пух, учитывая к тому же обнадёживающие новости от волусей: каша с нормистами и порталами в другие слои Вселенной успешно расхлёбывалась совместными усилиями союзных и джулей, этих вывернутых на иное пространство волусей. Конечно, работы там предстояло больше, чем звёзд в галактике, но тем не менее ясно виделась перспектива.

Единственное, что стало грузить грызей, так это замутнённость в голове после стольких дней мозгопинчества. Они уже не помнили, чтобы находились совсем в бодром расположении - хотя и от среднего состояния диссонанса на испытывали. Вслуху надобности отвлечения на что-то новое, Елька и Раз воткнулись в микротехнологию; соль в том, что на многих кораблях, где постоянно присутствовал экипаж, но не было больших жилых модулей, делали их микроимитацию, упихавши планетоид в масштаб один к двум тысячам или около того. Само собой, ходить по микропланетоиду и совершать над ним действия можно было только в виртуальной проекции, либо подключаясь к микророботу - потому как все "просторы" умещались в контейнер размером в кубический шаг.

Подобное моделирование имело плюсы в сравнении с созданием цифровой модели, потому как для поддержания такой микроплощади с точностью до пылинки требовалось гигантское количество вычислительных мощностей, а отсюда и вылезали тонны ошибок, исправлять которые - тоже не особо хочется. В микроблоке действовала повышенная гравитация, чтобы сравнять все физические эффекты, изменённые из-за масштаба, так что песок выглядел песком, а малюсенькие растеньица особого мха - густыми деревьями. Грызи пришли в немалый восторг, потому как это был вполне реальный огород карманного образца - хоть и микро, но реальный на сто пухов! - так что копались там довольно долго, высевая этот самый мох в подготовленные ямки.

За таким песком время до дома пролетело куда как быстрее, хотя и про Отчёт грызи не забыли, накатавши на две пуши предварительную версию, каковую собирались уточнить до уровня "упоротость". Буквально не успели они и ухом мотнуть, как пришлосиха собираться и перелезать на транспортёр, чтобы тот доставил на планету. Никакой поклажи с собой уже не было, потому как миски для корма и тому подобное барахло грызи посеяли на подбитом фреге - но, само собой, не особо расстроились. Прозрачная "тарелка" вылетела с перегрузочной станции и бодро спикировала на Крыжин, опять превышая скорость света - хотя и не превышая - и уселась на остановку. Грызи проследовали оттуда прямо к зарослям лопуха, дабы почувствовать под лапами листья и вообще...

- Да, сразу бросились к коллегам, как к родным, - заржал Разбрыляк, - Лопухи...

- Ух, сейчас ещё корней копнуть! - потёрла лапки Елька, - Не сдесь конечно, дома.

- Хм... А дома сейчас какой цвет? - задумался грызь.

Грызи почесали раковины, потому как упустили из слуха, что там должно быть в околотке - лето, или наоборот. Если наоборот, то накопать корней будет довольно проблематично. Впрочем, это они бы как-нибудь пережили - и грызи, и корни.

- Послушай ухом, а грызям стоит цокнуть, что мы присутствуем? - цокнула Елька.

- Да не, мы втихорьчиху, - хмыкнул Раз, - Цокнем, сто пухов. Только йа бы это сделал после прибытия в гайно, ну даже не знаю почему.

- Кло, - привспушилась грызуниха.

Следует отметить, что дорогу домой пришлось оплачивать по долговой карточке, взятой в комиссариате путей сообщения - как межзвёздные полёты, так и проезд на электричке и автобусе; её ещё предстояло погасить, но грызи небезосновательно полагали, что это сделает ведомство, вслуху наличия чрезвычайных обстоятельств - не просто так ведь мотались. Поезд перетащил пушей через несколько областей, затем скоростной автобус - через район, а там уже знакомый до полного родства автобус-снабженец, качаясь на ухабах, поволок пух совсем к дому. Как удалось выяснить посредством яблок, в околотке была осень - с лиственных деревьев облетала последняя листва, а дорога была развожена в никакашку, так что в автобусе даже на боковых окнах работали щётки, убирая жирную грязь.

- Посиди-ка на хвосте, - вытянула мордочку белка, - Мы когда улетали, тоже осень была! Это что?

- Ну, это год, - хихикнул Разбрыляк.

- Мать моя бельчиха!! - цокнула бельчиха, - Год?! Ни за что бы не цокнула! Это сколько же мы на Музлаване загорали?

- Там не так долго, - пояснил Раз, таращась в окно, - А вот на марше, там время жрётся. У нас, йа так полагаю, перерасход составил процентов сто.

Елька схватилась бы за голову, но она тоже всё хорошо знала - в два раза это мало. Много это в двести тысяч раз, как бывало на первых сверхсветовых кораблях, пух их миру. В любом случае, этот перерасход был не страшен, так как для пушей проходило "честное" количество времени, и следовательно они не прокручивали жизнь в никуда, а для планеты годом больше, годом меньше - не особо заметно.

Вывалив из автобуса под моросящий дождик, грызи удостоверились, что вообще не заметно - как и не уходили, что в пух тридцать три раза. Низкие серо-белые облака, клубясь как дым, тащились по небу, и задувал северный ветер, гарантируя зиму. Вслуху этих опций пуши почти бегом припустили к дому, потому как мокнуть в холодрыгу всё же не уважали. Ощущения были специфические и очень даже попадающие в пух, когда грызи прыгали между лужами на тропинке, знакомой с детства, а между ветками ёлок маячила чёрная пластиковая крыша их домишки, наполовину заросшая мхом. Елька придержала грызя за лапу и показала на сырую землю, где отпечатались следы как минимум нескольких разных организмов - крупного копытного, мелкого копытного, крупного с лапами, мелкого с лапами... в общем, в отсутствии грызей тропинка ни разу не пустовала, хотя и вела она только к ихнему дому. И это вызвало довольное поцокивание и мотание раковин.

Всякие кущи начинались задолго до гайна - рядки тыблонь и кустов чернухи, отдельные куски огородов, канавы с болотными растюхами, бочки, и тому подобная шелуха, вызывающая довольство у всякого, у кого есть резцы и кисти на ушах. Возле самой избы тусовались двое рыжих лис, которые однако сдулись при приближении грызей; внутри что-то топало. Сунувшись в окно, Разбрыляк обнаружил там меха; автомат как раз затыкал мхом щели в очередной вставленной раме.

- Эй. Жи-жа! - цокнул грызь.

Мех повернул камеру, не оставляя занятия, и сфокусировался на грызях.

- А, вот и вы, пуховые шары, - сказал Мухвель через меха, - И сколько можно вас ждать?

- Ну, как видишь, сколько ты прождал - можно, - резонно цокнула Елька, оглядывая комнату, - Ящики поливал, хруродарствуем за!

- Не отделаетесь, давайте Отчёт, - сразу сказал Мухвель.

- Через время, - заверил Разбрыляк, - Как минимум, чаю надо испить.

Два грызя ещё обвели ушами всё вокруг, и на мордах появилось выражение серьёзного предвкушения - потому как ничто не могло помешать им и испить чаю, и всё остальное тоже. По стёклам постукивали капли дождя, сорвавшиеся с еловых веток, пахло сырой хвоей, а в подполе яростно грызла мышь.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"