Квотчер Марамак: другие произведения.

Лисья Нить - Красная

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение Щебня. Про разумных зверей, попячивание УГ, голактеко безопасносте ( да именно так, по очереди ). !Большое количество упячки и мемовъ!

Первая выкатушь

Это путь идущих вперёд

Молодых и сильных машин

Что начало своё берёт

Из твоей российской души

- из песни

211 ПЩ

Лис и лисица неспеша шли по колее, обтираясь пушистыми рыжими боками друг об друга и о густую траву, что буйно колосилась вокруг. По синему небу медленно плыли большущие кучевые облака, вспушённые и белые; ветер колыхал торчащие над ковром леса верхушки сосен и ёлок, вытряхивая фитонциды в воздушные массы. Рыжие зверьки то и дело принюхивались и прислушивались, но исключительно из интереса, глядючи ушами на заросли малины и прочих растений, находившиеся в стороне от дороге.

Мягкая ползучая травка, покрывавшая дно колеи, приятно холодила и щекотала лапы; во многих местах трава вставала так высоко и плотно, что лисы чувствовали себя как в тоннеле. Впрочем, для этих относительно небольших зверьков даже низкая трава была высокой.

Впереди послышались тяжёлые шаги; рыжие переглянулись, на мордах появилось нечто вроде ухмылок. Лис быстро юркнул вбок, скрывшись в густой траве, а его подруга продолжила идти по колее, помахивая хвостом и приняв предельно беспечный вид. Из-за бугра появился сначала рюкзак, а потом цельный мужик под ним; естественно, глуховатое животное лису не замечало, пока до неё не осталось шагов пять. Щачловек слегка вздрогнул, заметив рыжую.

- День! - кивнул чувак, переходя на соседнюю колею, чтобы дать зверьку дорогу.

Лисица ответно кивнула ушами, склонив голову; вскорости глухой топот бипедального затих за поворотом дороги. Второй рыжий высунулся из травы обратно на колею, и оба переглянулись.

- А чего ты собственно хотела? - сказал рыжий, не открывая пасти, - Что твой вид немедленно вызовет неадекватную реакцию?

- Могло быть и такое, - хитро ухмыльнулась лиса, - Но вообще - смеха ради. Дай водички чтоли, Рэ.

Водичка была засунута в пояс-разгрузку, навьюченный на лиса; помимо этого "бронежилета", на зверьке имелась и разлапистая шапка с гибкими антеннами - так что его-то никак нельзя было принять за совсем дикое животное. Пришлось откручивать зубами пробку, как обычно, потому что таскать с собой механизированные лапы лисы не любили, особенно по лесу.

- Позырю, долго ли там ещё в гору, - сказал Рйек; вытащившись из кармана, вверх с лёгким жужжанием ушёл маленький металлический жук.

Поднявшийся на полсотни метров выносной глаз глянул за стену древесной поросли, открыв то обстоятельство, что вершина возвышения уже недалече. Рйек ещё пооглядывался вокруг с высоты, потому как внушало - до самого горизонта простирался тёмно-зелёный ковёр леса, над которым торчали только едва заметные в дымке высоченные башни, уходящие за облака. Откуда-то из зарослей еле слышно донеслись сигналы точного времени, завершившиеся фразой "В Петропавловске-Камчатском - темно, полночь."

- Ого, так и поспешить бы чтоли, - зевнула лисица, запихивая бутыль с водой обратно.

- К курам надо, Нэ, - ответил лис, - Спешка нужна при ловле блох.

Спешить, естественно, не стали - чай не на пожар опаздывают. Лисам предстояло пройти ещё килошага два до автобуса, и если бы они совсем расслабились - то шли бы никак не по дорогам. На дороге же то и дело встречались, выражаясь высушенно, прочие организмы - те же лисы, кабаны, лоси и так далее; поскольку всуе колеи не топтали, то и состояние прохожей части оставалось годным.

Рйек и Нцина с удовольствием крутили головами по сторонам, потому как этот лес был исключительно ихним и рыжие знали, в каком месте что искать - то ягоды, то грибы, а то и башнесносную концентрацию мышей. Правда, от мышей они почти отвыкли и проглатывать костлявый организм было не особенно приятно, если не сказать больше. А раз нет необходимости, то и эт-самое.

Некоторые зверьки присутствовали и с внешними лапами; в частности, выйдя из лесу на поле, лисы могли наблюдать стадко голов в двадцать овец, вслед за которыми катился агрегат навроде экскаватора, только без кабины и с хватательными манипуляторами вместо ковша.

- Эй овцы!! - ни для чего громко тявкнула Нцина в сторону овец.

- Эй лисы, бээээ... - немедленно отозвались овцы.

На поле и так торчали несколько групп копытных, лопавших траву; на пригорке вдали кто-то копался то ли с посевами, то ли с саженцами, по крайней мере полосу почвы взрыл. Деревенские щачловеки тащили из леса сушняк на дрова, и древний ГАЗ-66 мерно покачивался на ухабах и погромыхивал, как железная коробка. На брезентовом тенте сверху сидели штук десять ворон, которым лениво лететь своим ходом.

Перейдя полюшко, лисы ныкнулись через плотную узкую полосу деревьев и кустов, где обычно произрастало обилие грибов, и вышли к автобусной остановке - небольшой бетонной будке без одной стены, стоящей возле шоссе. На стенке висела обшарпанная от десятков лет жёлтая табличка с литерой "А" и расписанием рейсов, а под крышей и вокруг тусовались ожидающие. Более всего в глаза бросался огромный серый конь, пуховой как гусь знает кто, и свинья - та была раза в три ниже, и во столько же раз тяжелее.

- Оу щи, - подзакатила глаза Нцина.

Рйек кивнул, потому как было вполне очевидно - хавронья займёт половину автобуса и на сидушки придётся лазить по её спине. Причём это - если оставить в покое специфический запах, исходящий от свино. Из-за этих мыслей пассажиры тоскливо проводили взглядами длиннющий автопоезд, прокатившийся мимо - туда бы точно влезло свободно.

- Слушай, а серые собираются? - беззвучно свыл лис.

- Тут уж как карта выложится, - качнула ухом Нцина, - Они вроде на дальняк собирались.

- У них всё что за разгородом, сплошной дальняк.

- Ну не тявкни. Якель мне прошлый раз все уши протявкал про Марс.

- Его дело, - фыркнул Рйек, - Но моя не понимать. Даже тявкнуть точнее, не понимать чего тут не в пух.

- Конечно не понимать, - захихикала лиса, - Ты всё-таки на автономном.

- Спасибо что напомнила...

Здесь уже подкатился автобус, с блямканьем открылись двери и произошло перемещение организмов между внутренним объёмом салона и остальным объёмом Вселенной. Перемещение характеризовалось попытками побыстрее устроить хрюшку; поскольку лисы тут помочь не могли, они проскользнули бочком, запрыгнули на сиденье и оттуда - на верхнюю полку. Предстояло ещё повозиться с открытием форточки, после чего стало совсем хорошо. Нцина слегка покатилась со смеху, глянув на противоположный край автобуса - там на полке, бок к боку, сидели восемь кошек крупного калибра, выглядящие в такой формации как единое кошко. Послышался скрежет металла по крыше, видимо чьи-то наружние лапы лезли туда, держаться за "багажник".

- Товарищи, говорит ИО КО, - раздался голос из динамиков на чистом земном языке, - Вы едете в автобусе! Автобус на колёсах, колёса - круглые предметы между ним и дорогой. Вопросы? Вопросов нет. Тогда напоминаю вам, что проезд стоит пять копеек, номер маршрута у нас 359-Ы, автобус идёт со всеми остановками по Питербургской области до Ленинграда. И, потихоньку...

Само собой потихоньку, потому как быстро с таким салом не разгонишься - даже мощная машина просела на рессорах. Да и дорога особой ровностью не отличалась, в основном из-за постоянной смены покрытия - то шёл асфальт, то бетонные плиты, а то и вообще какое-то новое покрытие, похожее на листья или мох. Автобус раскачивало, в открытые окна задувал свежий воздух, обеспечивая необходимую противосвинную вентиляцию, и мягко гремели жестью детали транспорта. Лисы привалились к пушным бочкам друг друга и сидели в полнейшем довольстве, глазея за окно.

А за окном наблюдался ландшафт родной страны - пушистые перелески и конкретные сосновые боры, торчащие стеной над менее высокой растительностью, цветущие зелёные поля, овраги и речки. Средь всего этого великолепия иногда попадались россыпи деревенских построек или вообще башни, уходящие в плохо обозримую высь. Дорога при этом то и дело ныряла в трубу, подвешенную на сваи - в трубе автобус давал полный газ и пассажиры закрывали окна воизбежание, потому как скорость зашкаливала за две сотни кэмэчэ.

Если по шоссе местного значения автомобилей практически не было, то на подъездах к городу они отрисовались - всё те же автобусы различного типа, в основном, развозные фургоны и промышленные автопоезда, тащившие составы никуда не лезущей длины. Увеличение плотности транспортного потока однако не было заметно на скорости езды, и автобус быстро прокатился через окраины Ленинграда до северного автовокзала. Здесь, естественно, творилось сущее столпотворение из различных ушей и хвостов, но лисы к этому были привычные и только призажмуривались, чтобы не било по мозгу.

С площади, где выгружались автобусы, можно было сразу попасть в метро, как многие собственно и делали. Рйек и Нцина для начала ещё подошли к автоматам с мороженым, полизать пломбиру ввиду жарковатой погодки, а потом уже неспехом почапали к подземке. Здесь, прямо возле автовокзала, закрывая вид на старые кварталы, белел стенами храм с весело блестящими золотыми луковицами-куполами, увенчанными крестами. Если же присмотреться внимательнее к небу над панорамой, то можно заметить призрачные башни Верхнего города: они специально были уделаны таким образом, чтобы не мозолить глаза. Как оказалось, многих сильно напрягали нависающие над ними сооружения километровой высоты, поэтому в своё время башни просто спрятали.

Возле спуска на станцию Нцина заметила проходивший мимо целый прайдик львов; африканские кошки таращили глаза вокруг и слегка шарахались от медведов и прочих крупных организмов. "Понаехали" - с довольством отмечали местные, проходя по своим делам. Щачловеки же, которых здесь имелось больше чем кого бы то ни было, смотрели на львов спокойно - потому как уже привыкли даже к туристам из породы слонов, а это уже вообще другая песня. Лисы же, спустившись по каменным ступенькам, ныкнулись через турникеты, которые само собой исправно зафиксировали проход двух лисо.

Поскольку влезать среди двулапых в набитый вагон - удовольствие ниже среднего, рыжие воспользовались лесенкой на боку поезда и сразу забрались на те же полки второго уровня, что и в автобусе. Пришлось потолкаться с другими хвостами, но тут уж мало что можно поделать. В частности на второй ярус влезла здоровенная кавказская овчарка, рискуя навернуться на голову нижним, но "чуть" не считается. Как поговаривали, раньше в подземке было слишком громко, а теперь в самый раз, так что снова бубнил диктор:

- ...убедительная просьба пассажирам, возящим рассаду в Москву, не занимать магистральную ветку. Не тупите, езжайте на "собаке", оно быстрее будет...

Лисы выскочили из поезда на станции "проспект Зимовой" - как и раньше в ленинградском метрополитене, станции отделывались камнем и оснащались разлапистыми люстрами, только теперь платформа стала шире раза в три.

- Ухтыж, смотри! - тявкнула Нцина, показав лапкой.

Рйек оттащил её с прохода к колонне, чтобы не отдавили хвосты, и посмотрел. Показывала лиса на группу существ, судя по всему не местных, толпившихся возле скульптуры, установленной в нише стены возле перехода. Заинтересовало её более всего то, что четверо двуногих были подозрительнейше похожи на лисо - длинные пушные хвосты и рыжие морды намекали.

- Хм. Это кто? - почесал за ухом задней лапой лис.

- Животные, - точно ответила Нцина.

- Да уж вряд ли рыбы... Я имею ввиду, они Сами, или что?

- Единственный способ узнать - это послушать, - заметила лисица, - Пшли!

Любопытные зверьки шмыгнули поперёк потока пассажиров и затесались в группу экскурсантов, а тем временем чувак в довольно ободранном костюме петуха продолжал вещать, размахивая руками и показывая на статую за спиной; та изображала молодую женщину, сгрёбшую в охапку сразу пять штук кошко и оттого весьма довольную.

-...товарищ Зимова была первой, кто всерьёз начал разрабатывать тему так называемой распределённой разумности, - продолжал щачловек, - Что в конце концов привело к небывалому прорыву в области частично искуственного разума. Что это такое, вы можете наблюдать... да буквально везде. Вот например зырьте сюда...

Экскурсовод подвинул нескольких стоявших, освобождая вид на Рйека и Нцину; лисы как ни в чём ни бывало сидели на полу, внимательно слушая.

- Это самые обычные земные лисицы, и тем не менее они способны к рациональному мышлению...

- Спасибо, кэп! - фыркнул лис.

- Пожалуйста. У вас возникнет вопрос, как это возможно, учитывая относительную скудность церебральных ресурсов в данном организме? А всё достаточно просто, по крайней мере в теории - если не хватает одного мозга, нужно объединить ресурсы нескольких мозгов! Скоммутировать их посредством прямой нейроимпульсной связи, дополнить внешними мощностями для вычислений и памяти, и буквально готово.

- Он это всё серьёзно? - спросил гуманоидный лисит, присев на колено рядом со зверьками, - Вы того?

- Чиво таво? - уточнила Нцина, склонив голову набок.

При этом следует заметить, что оба животных разговаривали через переводчики, потому как лисит земного языка ни-ни.

- Ну, думаете, - слегка смутился тупого вопроса лисит.

- Как слышишь, - прифыркнул Рйек, - В отрыве от нашей Самой думать довольно трудно, но кое-как получается.

- Как раз коммутатор сознаний они и называют Самой, - влез щачловек, - Мелкие зверьки с не особо большой головой, такие как эти, образуют Ряды. Это так сказать что-то вроде думательного симбиоза... точнее он и есть.

- Теперь более-менее ясно, - почесал ухи лисит, - Не думал, что увижу на Шаданакаре такое!

- А мы не думали что увидим такое, - прямо тявкнула лиса, - Вы вообще кто?

- Это товарищи с Лайаны, прибыли по линии трансагентства, вот решили пошляться по городу... а вообще лиситы, да.

- Мы подозревали, - кивнула Нцина, - Ладно, не будем выгрызать вам мозги, счастливо.

Лисы кивнули ушами и растворились в потоке разнокалиберных организмов, составлявших пассажиропоток.

- Что-то не соображаю, как это могло получиться? - морщила мордочку лисица, - Чтобы вот так раз - и лисо.

- Ты тоже в автономном, - хмыкнул Рйек.

- Точно. Приду домой, тогда и пойму.

Тут уж ничего поперёк не тявкнешь. До дому им оставалось килошага полтора по горизонтали и около половины - по вертикали; выйдя из подземки, зверьки сиганули на низкую платформу проезжавшего мимо трамвая - не то чтобы из хулиганских побуждений, а потому что она для этого и была сделана. Вагончик неспеша прокатился вдоль проспекта, где на широченной дороге с краёв в основном просто толпились и тусовались, а ехали по центру. Где-то с машин торговали квасом, а где-то и толкали речи по разным поводам, навроде "вступайте не в дерьмо, а в шаданакарский терроформерский флот".

Рйек и Нцина ныкнулись сначала в дверь под вывеской "Продукты", дабы нахватать там корма - и, собственно, нахватали. Волоча пакеты на загривках, они скрылись в прохладном подъезде старого дома на пять этажей - здесь всё было точно так же, как и прошлую эру... Всмысле, так думали лисы и даже многие из щачловеков. Они просто не могли себе представить, чтобы в подъезде лежал мусор или было нагажено.

Переделки касались только последнего этажа дома - здесь имелась пересадка с одного лифта на другой, который уже увозил тела вверх по стойке, державшей огромный подвешенный над городом комплекс. Из-за весьма значительного перепада высот слегка закладывало ухи, но все сдешние были привычны. Пока кабина тащилась, рыжие поднялись на задние лапы и глазели в окна, как уменьшаются внизу коробки зданий - высота тут приличная, а кабины лифтов в основном ездят по наружним рельсам.

Ну и после всех этих манипуляций лисы оказались таки перед дверью своего помещения Љ7845 и принялись царапаться когтями; само собой могли и позвонить, но так приятнее. Открыл им дверь помянутый всуе Якель, крупное серое лисо с чёрным носом; тут же нарисовались остальные присутствовавшие - Шула, Ечя и Дриф. Естественно, произошло взаимное бокообтирание, когда зверьки начинали бегать кругами, сбившись при этом в кучку - это очень доставляло, так что сопровождалось довольным повизгиванием.

Произведя такое вспушение, Рйек и Нцина рванули по весьма узкому корридору на балкон. Им совершенно не требовалось спрашивать, где Трикси, потому как это они чуяли безошибочно. Балкон был здоровенный - шагов десять в ширину, и весь уставленый контейнерами и ящиками с растениями. Среди этих грядок на скамеечке сидела серая трёххвостая лисица с большущими ушами - в отличие от всех прочих зверьков, она была прямоходящая и отчасти смахивала на щачловека тем например, что прикрывала пух одеждой.

Яркий солнечный свет блестел на серой шёрстке, которая на ушах и лапках переходила в фиолетовую и чёрную; глаза лисички мягко светились, причём один фиолетовым, а другой голубым. Из одежды на пушном существе были только юбка и кофточка чёрного цвета с радужными полосками. Ну и что ещё отличало её, так это гривка из тёмно-красных волос, не менее пушных и мягких на вид, чем остальная тушка. Рйек и Нцина бросились тереться боками, урчать и мотать ушами.

- Рйек, Нцина, - протявкала трёххвостая мягким голоском, гладя их по ушам, - Ух, пуховые!

Пуховые же чувствовали не только мягкие лапки, но и возобновляющуюся связь со своим Рядом и Самой, что нельзя не признать приятным чувством. У лис в голове словно расширялось поле восприятия, и теперь им ничего не стоило понять, кто такие лиситы, виданные в метро. Кроме всего прочего, они почти моментально узнали обо всём, о чём узнали их сорядники со времени последнего подключения. Это состояние заставляло зверьков довольно вываливать языки и щуриться.

- Пойдёмте чаю, - улыбнулась Трикси, направляясь к кухне, - Ну вы как?

- Мы не как, мы кто, - хихикнула рыжая лиса, - А так отлично прополоскали пушок, что ещё можно тявкнуть.

- Грибов набрали, - добавил Рйек, - Не вслух будет тявкнуто, лисичек.

- Над лисятами раздумываете? - спросила трёххвостая, разливая чай в блюдца.

- Пока нет, головы не хватает, а так будем. Ну а у тебя куда?

- По-моему ты должен это уже знать, Рэ, - заметила Трикси, покачивая пушным ухом.

- Я и знаю. Я имел ввиду что именно у тебя, - уточнил лис.

Что именно у неё, лисы действительно могли узнать только таким образом, а не через автоматический обмен данными, как с сорядниками.

- Нуу... - повела глазами серенькая, - Недурственно, так бы я тявкнула.

- Уже тявкнула.

- Да. А, вот что... Рассказать? - Трикси прифыркнула, и достала увесистую папку с бумагой, - Вот выслушайте.

Трёххвостая всю дорогу увлечённо рисовала, и теперь могла без особого труда сделать картину для подмены куда-нибудь в Лувр, так чтобы там мозги сломали отличать, но не в этом дело. Рйек и Нцина, как и все лисы впрочем, оттенки цвета различали не ахти, и тем не менее сразу сообразили, что видят кое-что действительно крутое. На рисунке, изображавшем берег озера, помимо ландшафта были также двое четырёхлапых лисо, а над ними низко в небе висело закатное солнце. Лисам померещилось, что они смотрят на экран, и они помотали головами - оптический обман пропал, но ненадолго.

- Ну и пёрышки! - тявкнул Рйек, - Ты что, перешла на голограммы, или как это там называется?

- Пух-с, - цокнула Трикси, - Просто краска. Собственного замеса.

Далее на уши рыжих обрушились подробности того, как именно эт-самое. Вообще в наличии имелись маркеры, меняющие цвет краски по RGB, но обеспечить наблюдаемый эффект они не могли. Трикси довольно потирала лапки и сообщила, что такая штука будет более чем интересна всем, кто мается рисованием - а таковых она сама знала большое множество.

Рйек взял ближайший лапный манипулятор, стоявший в углу, его пальцами поднёс лист бумаги к морде и так рассматривал.

- Таки внушает, Три. Это из чего ты такое намешала?

- Тупь дело, но сама пока не знаю. Вот ищу, куда отдать на анализ... Сначала правда надо провентилировать, что там у Ечи с лапами, а то жалуется.

Лисы покивали, потому как Ечя была лиса весьма пожилая, а если уж тявкнуть откровенно, так просто древняя, ей уже было двадцать семь с пухом лет, а для такого зверька это много. Рыжие ещё прошлись по балконному саду-огороду, рассматривая как тут всё вымахало в их недолгое отсутствие; вымахало знатно, так что без всякого преувеличения с балкона можно было прокормить весь Ряд - ну а Саму кормить органикой было незачем вообще. С "ветки" гигантской башни, на которой как шишка висел жилой комплекс, открывался недурнёхонький видок на Балтику - город был просто внизу, так что если не смотреть специально, не увидишь.

На фоне белых кучевых облаков на перила ограждения сел крупный голубь стального цвета с надписью по перьям "миграционная служба". Неизвестно как насчёт службы, но птицо просто начало курлыкать, качая шеей и приговаривая "какбэкрутопянимжвячне, ололо, прдуньпрдунь". Что именно имел ввиду голубь, лисы вникать не стали, а просто Нцина втихоря вытащила механической лапой брызгалку для растений и окатила "служащего", так что тот прыгнул вниз и в пикировании ушёл куда-то за границы досягаемости.

- Есть прямой резон эт-самое, - вытявкал свежую мысль Рйек.

Нцина согласилась с эт-самым, ввиду чего рыжие подвергли свои тушки мытью в санузле. В лесных условиях сделать им это было настолько проблематично, что они и не пытались, а так пожалуйста. Отстиранные и отяжелевшие, зверьки развалились на матрасе возле экрана, где лежали и остальные тушки, погрызая сухарики и лакая чай из блюдец. То и дело кто-нибудь брал механолапу что-нибудь подвинуть, так что одной хватало на всех.

- Есть все основания говорить о, - вещал с экрана немолодой щачловек в синем комбезе, - О том что трёхсотлетие полёта Гагарина мы отметим действительно нефигово!

- Это вы насчёт... - влезла репортёрша.

- Ну а насчёт чего ещё?! - возмутился чувак, - Вы в голову думаете или что? Преобразователь пространства, или как-грится аннигилятор, открывает такие перспективы воздействия на материю, что кое-кто получает полный рот слюней!

- Вы про сквироидов?

- Нет, я про верблюда Архимеда из Астрахани. Но, само собой, не в этом дело, а в том что этот прорыв был достигнут исключительно общим трудом миллионов жителей солнечной системы...

- Простите, так аннигилятор пространства уже того?

- Можно считать что того, хотя и нет. Как вы знаете, волевым решением совет трудящихся по данной теме прокатил соблазнительную возможность запустить аннигилятор точно в историческую дату.

- Почему?

- Потому что, - устало втолковывал щачловек, - Дата это просто цифры на календаре, и нельзя ради них рисковать матценностями или тем более жизнями существ. Пробный агрегат практически завершён, но испытывать его будут далеко от Солнца - а для этого потребуются бельчачьи корабли...

- Интересные перья сыплются с наших кур, - заметила Нцина, - Думаешь, от этой штуки будет большой профит, или так?

- Да понятия не имею, - точнёхонько ответил лис, - Наверняка этого не скажут и научники, не то что уж. По крайней мере слышала что - испытывать будут подальше отсель, воизбежание.

- Ну тут уж поперёк ни-ни, лисо такой подход одобряе.

В то время как дремавшие и глушившие чай лисы думали, Трикси всё это слышала самым подробным образом, потому как именно через неё они и думали, в основном. Когда течение мыслей становилось бурным, Сама обычно усаживалась куда-нибудь и сидела не двигаясь; хотя она легко могла простоять и на одной лапе, Трикси очень тяготела к тому, чтобы всё делать как организмы. В частности у многих Самих не было нюха и рецепторов на шерсти, позволявших чувствовать движения воздуха, а у неё были.

Убедившись что зверьки издумали всё что можно и отвалились дрыхнуть, трёххвостая снова вышла на балкон, полить ещё кое-какую ботву, и главное вообще. Несильный ветер, тащивший с собой морскую свежесть, взъерошивал пушную шёрстку, и лисичка ощущала это весьма явственно. Солнце медленно закатилось со смеху за горизонт, и среди всё ещё висевших кучевых облаков высыпали звёзды. Если пригядываться, то иногда можно было увидеть гаснущие светящиеся следы, как от метеоров - но направлены они были не только вниз, но и вверх, от планеты.

Поглазев на рельефные объекты, Трикси пошла к компу, ступая мягкими лапками по линолеуму и задевая колосящиеся повсюду ветви флоры пушными хвостами. Лисичка плюхнулась на стул и для начала надела на лапку зарядное устройство, набросать энергии в туловище; под столом ощутимо загудел силовой трансформатор. На экране появилось окно видеотёрки, а в нём - светловолосая девушка-щачловек, улыбнувшаяся при виде лисы.

- Привет Триксище, как сама?

- Сама не знаю, а я нормально, - хихикнула Трикси, - У меня два организма приехали, Рйек и Нцина, вот вспушаю.

- Ага... - Алиса перевела взгляд от камеры на экран, - Два, значит? А мозговой активности как на трёх. Что я могу сказать - зверьки растут, и ты вместе с ними.

- Ну в первую-то очередь зверьки, - фыркнула Трикси.

- Без очерёдности. По большому счёту они и есть ты, так что фигли делить очереди.

- Да-да. Алис, я всё никак не могу привыкнуть к тому что мнээ... - лисичка поводила мордочкой, - Что чувствую себя совершенно живой.

- Что тебя смущает?

- Ну что-то вроде этого, - прифыркнула Трикси, показывая в камеру браслет зарядника на лапе, от которого тянулись провода.

- Чепуха, лисёнок, - ласково сказала Алиса, - То что ты не организм, не делает тебя неживой. Ну просто ни разу.

- Но формально-то...

- Тебе есть хоть какое-нибудь дело до формальностей?

- Нет, - тявкнула Трикси и мотнула ушами, - Значит, живая! Спасибо, Алис.

- Незачто, Трисксён. Вообще я просто посмотреть, как ты, возни очень много. Тут в корпусе целый зверосовхоз развели, одних хорьков пятьсот голов, представляешь?

- Хорей? Вы же там вроде думали про лисо?

- Это всё взаимосвязано, и лисо тут не выделить, - пояснила Алиса, - Похоже у хорей именно та же история, даже проценты те же. Сейчас выставляем эксперимент, если получится - можем выйти на преодоление барьера восприятия...

Обе они прекрасно знали, в чём тут перья - хотя уже много лет назад началось использование нейрокоммуникаторов, для многих видов зверьков существовал этот самый барьер, из-за чего кпримеру только каждое пятое лисо могло воспринять рядную разумность. Преодоление этой ерундовины стояло в качестве одной из самых приоритетных задач в НИИП, где под литерой "П" скрывалось понятие "пяка", тобишь способность к разумному мышлению.

- Так это же вообще! - мотнула ушами Трикси, потирая лапки.

- Ну ты уж не разгоняйся, - засмеялась Алиса, - У нас только это самое мероприятие с хорьками на год расписано, да и гарантий никаких.

- Главное это доказанная возможность, а уж найти путь это дело времени, - сказала лисичка, явно наддав по логическому сопроцессору.

- Поперёк не скажешь. Ну ладно, лись, увидимся.

- До встречи! - притявкнула Трикси, и ещё некоторое время посидела, глядючи в пустой экран.

Алиса Спайдерфокс для лисо была как мать, потому как именно под её опекой создавался Ряд, а вместе с ним и сама Трикси. Что уж там тявкать и издавать прочие звуки, если даже образ трёххвостой лисицы с огромными ушами был срисован из семейного архива - и точнёхонько пришёлся в пух лисам. Две с половиной сотни лет назад, аж в прошлую эру, трёххвостую подробно обрисовала Трикси Спайдерфокс, предок Алисы - и как оказалось, не зря это сделала...

Лисица ещё пораздумывала над этим, и пока решила выкинуть из головы - а уж если решила, то и сделала, диспетчер задач вот он. Она с некоторым удивлением понимала, что ей начинает надоедать размежёванность по времени практически со всеми своими - что лисам, что людям требовалось как минимум спать, да и устать для них не зазорно, а Сама таких явлений была лишена начисто. Это помогало ей, как и прочим Самим, быстрее развиваться, но вызывало острое чувство удалённости от тех, от кого она удаляться не желала ни разу.

Впрочем команда "снять задачу" была доступна, и вышеуказанные мысли отправились в корзину. Перед тем окунуться в возню по синхронизации пяки лис, Трикси подключила новостной канал телевидения, чисто развеять уши. Как сообщалось, в Японии местный филиал НИИП начал применять рядную технологию аж на карпах, и первые исторические слова рыбы были "тошнит от хлеба". В глухой деревушке в районе Пыть-Яха произошёл вопиющий случай, когда какой-то идиот попытался ограбить кассу продмага, вооружившись строительным пистолетом. Сотрудница торгточки госпитализирована с ранением, а вот дурака милиция собирала по кусочкам, потому как оный был немедленно подвергнут самосуду и засунут под станок комбайна "Нива". Комбайнёру объявлен выговор в связи с порчей техники о предметы, не предназначенные для косилки.

Помимо всего прочего Трикси вспомнила про свои опыты с краской, и захихикала, потому как это было весьма в пух. Убедившись в попадании в пух, лиса поставила в список задач обдумывание того, как расковырять эту жажу до состояния, пригодного к использованию.

С утра зверьки начинали просыпаться, кормиться и эт-самое. Причём из-за общей привычки лисы заканчивали со сном часов в пять, так что к возне приступали с рассветом. Многолисие рассыпалось по разным местам - одни копались в огороде, другие были приписаны всё к тому же НИИП, имевшему не менее чем много отделов и испытательных площадок в самом Ленинграде. Рйек и Нцина трясли более прямолинейно, занимаясь перегонами автопоездов - по крайней мере, им это доставляло. Тоесть получалось, что доставляет доставление грузоединиц.

Слегка откормившись и взяв еды с собой, лисы направились к месту эт-самого; при этом они не то чтобы шли, а шастали, быстро перебегая от угла к углу, ибо привычка. Всмысле, такая привычка выработалась у них в городе, потому как некрупные зверьки всё время рисковали попасть под крупных зверьков, каковых тут имелось в изобилии.

Возле подъезда, из которого рыжие и выходили, уже с самого ранья стоял возле лотка самый натуральный крокодил - хотя он стоял, это конечно выглядело так словно он лежал, потому как лапы короткие. Несмотря на короткость лап, зелёный довольно истошно вопил "чееебурээкии!!". Для многих существ точка имела двойной смысл - как тупо купить чебурек, так и не побояться подойти близко к крокодилу.

Как раз за тушкой Рйек и Нцина переждали проезд поливальной машины, которая фигачила рассеяным фонтаном по всей улице, окатывая немногочисленных тех, кто не успел спрятаться. В воздухе отменно понесло свежестью, так что хоть вспушай сырые уши и подтявкивай - собственно так и сделали.

По ранней договорённости, Семён ждал сменщиков возле забора завода; ещё издали среди бетономешалок, фур и панелевозов выделялся огромный тягач, смахивающий на железнодорожный локомотив в том числе размерами. Судя по низкому гулу, который доносился оттуда, турбина уже запущена. Зная привычку лис не таскать с собой мехлапы, щачловек сидел у открытого окна и пырился на дорогу, так что сразу заметил рыжих.

- Во, рыжие, - констатировал Семён, - Таки вовремя.

- Таки не как некоторые, - хмыкнула лисица.

Рйек схватил мыслью мехлапы, находившиеся в кабине машины, и те открыли дверь и спустили вниз лестницу - без таковой залезть в высоченную дверь было малореально.

- Нате, позырьте, - отдал в металлическую лапу бумаги водила, - В Боровичи.

- Въ Боровичи? - полистал карту Рйек, - Да начхать, я туда ездил как-то в одну морду.

- Смотри, если что - тявкай.

- Я и так тявкать буду.

- Сумничал, - хмыкнул Семён, отпуская один за другим все четыре рычага стояночных тормозов, - Ладно, погнали.

Тягач стронулся с места как по рельсам, всмысле в кабине совершенно не было заметно движения, да и турбина как гудела, так и продолжала - толкнуть сам тягач она могла на холостом ходу. Утюжа бетонную дорогу катками, которых под машиной имелась полная батарея, тягач медленно проплыл мимо стоянки и завернул на погрузку к терминалу кировского завода, где заканчивали набивать грузом состав. Локомотив торжественно продефилировал вдоль всех двадцати семи платформ, покрытых тентами, и зарулил к передку всего этого хозяйства. Здесь пришлось вылезать, командовать водителю и закрывать сцепное устройство - лисы с этим справлялись при помощи своих мехлап, но у щачловека всё равно выходило быстрее.

- Товарищи, цигель ай-люлю! - подошла к возящимся медведиха, - По расписанию у вас ещё полторы минуты, чтобы очистить платформу.

- Не успевать, - зевнул Рйек.

- А давай отъедем, а провода потом присандалим! - бахнула рацпредложением Нцина.

- Без тормозов?

- А мы потихоньку, и один шиш там в горку. Как раз возле поворота на мавзолей встанем.

- Дельное предло, - сказал Семён, запрыгивая в кабину.

Корёжить расписание на терминале очень не любили, так что натурально предложение показалось дельным. Едва лисы успели забраться, как поезд тронулся и со скоростью чуть быстрее шага выкатился от погрузочного терминала - но это пол-дела, потому как остановиться негде. То есть остановиться-то можно, но дорога будет уделана в плане блокировки; исходя из этого, Семён повёл машину по тявкнутому лисой маршруту на подъём, и через десять минут вся ерунда остановилась на обочине. Зверьки уже неспеша отправились соединять кабели и пневмопроводы, а также просто проверять, не отвалится ли что по дороге.

- Ну бывайте! - сказал щачловек и пошёл пешком обратно к складу.

На небо натягивало летнюю грозу, особенно изумительную утром - в воздухе несло свежестью, сверкали капли несильного дождика, выгибала спину радуга. Небольшой полив никак не мог прогнать лис с воздуха, они только были рады и довольно потявкивали. Мехлапы к удаче тоже были водостойкие и ни разу не сахарные. По вымокшей дороге весьма неспеша катились разнообразные колёсные механизмы - например, вслед за автобусом мог ехать экзоскелет с дельфином внутри, под прозрачным колпком: эти морские зверьки были очень рады возможности покататься по суше.

Совершенно пуста была только широкая асфальтированная дорога, уходившая направо от шоссе; с пол-километра прямой как стрела магистрали упирались в огромную арку, за которой возвышался чёрный конус метров на сотню. Рйек и Нцина, как вдумчивые лисо, прекрасно знали что это так называемая "будка для самоубийств", которая на самом деле была просто автоматическим транспортёром, перемещавшим всех желающих в Зону Потребления, а короче говоря - свинарник отнюдь не только для свиней. Вначале эти Зоны находились на Шаданакаре, на гигантских плавучих базах в океане, и поток миграции туда был громаден. По мере того как шаданакарцы всё более осознавали себя как хозяева своего Мира, дороги к "мавзолеям" стали всё более пустеть, хотя те исправно работали в каждом облцентре. Спустя столетия эти станции превратились чуть ли не в мистические места, потому как никто никогда не видал лично, чтобы кто-нибудь воспользовался "будкой" - да и сама Зона стала крайне отвлечённым понятием. Новым поколениям жителей планеты было трудно понять, что эта самая Зона - не где-то в гиперпространстве, а непосредственно рядом с ними, посередь атлантического океана на субтропических широтах. За прошедшее время там вырос целый плавучий континент, по площади в пятую часть Африки.

У лис пустая, поросшая по краям полынью дорога вызвала весьма странные чувства, словно они смотрели на Мир в его прошлую эру - впрочем, они не особенно и таращились, глянули и забыли. Произведя все необходимые операции, лисы основательно забрались в кабину, а кабина на локомотиве была знатная, хоть не вылезай, даже санузел имелся. В центральной части "рубки" можно было разлечься с большим удобством, а водительское место было вынесено вперёд влево. Рядом с креслом, которым пользовались бипедальные, откидывалась полка для тетрапедальных и не особо крупных - всмысле, тигр сюда бы не влез. На кресле же Рйек устроил мехлапы, так чтобы они прицепились к спинке и могли вращать руль, дёргать рычаги и так далее. С полки лису открывался буквально идеальный обзор вперёд, так что и.

Нцина в это время, пользуясь другим комплектом мехлап, готовила бутеры для кормёжки, а потом отваливалась дрыхнуть, чтобы сменить Рйека. Хотя могло показаться что дело неутомительное, оно было утомительное - а потеря реакции здесь могла обойтись слишком дорого.При желании состав можно было разогнать до полутора сотен километров в час и при этом не уложить его в кювет, но такое желание возникало разве что на магистральных дорогах. В распоряжении Рйека были мониторы, показывавшие поезд сбоку, с наружних камер, но всё равно при движении по обычным проездам возникало чувство, что сейчас где-нибудь вся эта галиматья заденет за столб или автомобиль. Что уж выговаривать, если вообще не все могли привыкнуть к этому; у лис получалось лучше, чем у многих - возможно из-за недавнего норного прошлого и полной небоязни ограниченного пространства.

Помимо внешних камер, на малые экраны сбоку от приборов был выведен и комп, показывавший навигацию и состояние машины; туда тоже стоило поглядывать, воизбежание. В целом наблюдалась весьма странная тенденция - сверхскоростные самолёты, океанские и космические корабли вовсю летали на автоматике, а вот по дорогам общего пользования ездили в основном транспортные средства с водителями, как и с самого начала появления этих средств. Семён на эту тему наддал по лисьим мозгам речью про то, что ключевое слово "общего пользования". Чтобы эффективно использовать автоматы, придётся подстраивать под них дорожную сеть - а это значит ограничивать использование оной не-автоматами - а это уж вообще далеко мимо пуха.

Вдобавок вообще автоматов в Мире развелось хоть отбавляй, те же мехлапы, которые присутствовали буквально везде, чтобы дать возможность зверькам без хватательных конечностей использовать хватательные конечности. При этом как правило никто из зверьков не заморачивался таскать с собой собственные мехлапы, потому как при надобности можно было схватить мысленной командой любые свободные, а таковых имелось достаточно.

Нцина удобно привалилась бочком к спинке кресла, одновременно нарезая хлеб металлической лапой; автомат, помещавшийся в кабине, был похож на паука с шестью лапами - частью он держался, а частью орудовал. И такая ерунда случалась каждый раз, когда лисе нужно было что-то нарезать - потому как держать нож в зубах - это мазохизм.

Сквозь негромкий гул турбины локомотива сверху послышалось стрекотание, и Рйек выглянул в боковое окно - как он и предполагал, над дорогой разворачивался милицейский вертолёт.

- По наши хвосты, - тявкнул лис.

Это было по их хвосты. Вертолёт выбрал пустой участок дороги, усадил туда брюхо и быстро сложив винты, покатился уже на колёсах, обогнал тягач и стал моргать стопами. Рйек не без труда ввалил состав на обочину и остановил; спереди подбежал щачловек в форме - то есть в форменной фуражке, а так в обычных портках и майке - запрыгнул на подножку и сунулся в окно:

- Здрасси, сержант Кукуев, попрошу предъявить!

Предъявленное он изучил на месте и нашёл что там всё гладко, ухитрившись прожонглировать в воздухе бумажками, которые по всем законам физики должны были бы разлететься по дороге.

- С задницы плохо виден номерной знак, - сообщил служащий, - Что лажово.

- Пыыф, забыли протереть! - фыркнула Нцина.

- Да сидите, протру, - сказал щачловек, - По нумеру ориентируется система управления движением, а ваша баржа здоровая, как поезд. Так что, воизбежание.

Уставно приложив к виску пакетик "пяней", он соскочил с локомотива и натурально пошёл в конец состава вытереть знак, причём тряпку нашёл по дороге, засунутую под запаску одного из прицепов. Лисы смотрели на это вполне спокойно, потому как дорожная милиция следила постоянно, и уж тем более за такими автомобилями. Дождавшись, Рйек снова вывел поезд на дорогу - мехлапа отпустила рычаги тормозов и взялась за руль, а рыжий поудобнее устроил бока и хвост.

У лис не было привычки в дороге врубать радио по умолчанию, но иногда они всё же это делали - чисто поржать. Всякое разное можно было выслушать в том числе по информационному каналу "Маяк", каковой вещал на земном языке, кое-как понятном большинству обитателей планет солнечной системы. Считалось, что кто не поймёт - тому переведут, нафиг. Нынче после саундтрека к 4му уровню "Леммингов" в очередной раз пошли...

- ...последние известия. Научный отдел Мирового совета отмечает высокий уровень интереса исследователей всего мира к разработкам аннигилятора пространства, каковой уже назван межзвёздным двигателем. Лютое желание учавствовать в проекте "Заря" подтвердили более девяти тысяч научных коллективов из всех сторон света. Само собой не остаются в стороне и товарищи с других планет нашей системы, говоря о том что, цитата, "это вообще самое то".

Мировой совет Марса на своём последнем съезде подтвердил необходимость выделения на поддержку проекта средств в, цитата, "чудовищном объёме". Кроме того, марсиане приняли решение урезать обязательную выдачу пяней до сорока пяти граммов в сутки на рассчётную голову...

- А чего это они? - дёрнула ухом Нцина, - Обеспяниванием занимаются?

- Ну тык, - зевнул лис, - Навроде того что хотят отучить бездельников кормиться на этой обязательной пайке.

- А. Ну флаг в лапы, - хмыкнула лиса, - А этих самых, ну дармоедов, там что, много?

- Да ну нахвост, много. Так, вспушаются заранее...

Под такое потявкивание, бубнение радио и ровный гул турбодвигателя поезд продолжал разжёвывать километры, волоча состав по ниткам дорог через плотные ковры леса и просторные поля. По старому летоисчислению на дворе стоял 2261 год, хотя теперь об этом знали разве что историки, а для всех остальных это был 211й год ПЩ, тобишь После Щебня.

В опытном корпусе Љ900 стоял постоянный гвалт, потому как там действительно разом находились пять сотен хорьков и соответственно те, кто за ними следил. Оборудование для контроля за состоянием организмов, представлявшее из себя пояс на хорьковую тушку, работало не ахти, так что возни по исправлению косяков хватало. Настолько хватало, что туда вышел весь професорский состав, засучив рукава и вывозя тележками отходы производства.

Алиса таки после беготни вдоль вольеров применяла веник, чтобы стряхнуть с себя сено и опилки, и только после этого отваливалась к компу, испить чай и посмотреть, что получается... всмысле что получается с хорьками, а не при испитии чая.

- Алис, ты хоть домой-то ходила? - спросил Фома, зиждевшийся за тем же столом, только за два шага на юго-восток.

- Во-первых понедельник начинается в субботу, - улыбнулась она, - Во-вторых у меня дом везде, куда ни чхни, в радиусе десяти астрономических единиц.

- Просто не понимаю, зачем так упираться.

- Зачем понимать. Хоря внутрь - осциллограмму наружу. Да, кстати о, надо бы ещё лису проверить на то самое.

- Твоя лиса, - скривил морду щачловек, - Вот она не спит, пусть и пашет без выходных круглые сутки... Зачем иначе она нужна?

Алиса явственно вздрогнула и подняла на щачловека взгляд, от которого тот слегка сжался. Оба посмотрели на стенку, где висел плакат с красноармейцем, показывающим "в экран" и подписью "Ты - не нужен нахрен!". Внизу маркером был подписан адрес ленинградского "мавзолея". Алиса кивнула на плакат, усмехнувшись. Фома скрабовал, окрасив переднюю часть головы в красный цвет, и поспешил исчезнуть.

Спустя несколько наносекунд после исчезновения с глаз объект исчез и из мыслей, хотя бы потому что было о чём подумать поинтереснее - да хотя бы о той же лисе, которая не совсем лиса. Причём после длительного изучения вопроса Алиса приобрела устойчивое мнение, что "не совсем лиса" не есть "совсем не лиса". Конечно это в общем было ни разу не удивительно, так как в квантовую матрицу, составлявшую физическую основу сознания Самих, никто не грузил никакого искуственного интеллекта. Таковой возникал в результате постоянного отложения мыслей настоящих лис, входящих в ряд - а следовательно и Сама никак не могла быть "совсем не лисой".

Однако было и нечто, как раз странное - а именно связь с Трикси, проявлявшаяся настолько явно, что никак не пропустишь мимо глаз. У Алисы складывалось впечатление что она разговаривает именно с ней, чего собственно никак не могло быть. Так как она была щачловеком 211 года ПЩ, то над такими выводами не обалдевала, а подняла ещё больше архивных данных... после чего уже можно и было и прибалдеть. Налицо было необъяснимое сходство буквально во всём, вплоть до голоса - Сама тявкала примерно так же, как и её прототип. Как и всякая неведомая фигня, это немного пугало, но Алиса не пугалась - чему тут пугаться, напротив, она обрадовалась. Не всяким, кто занимался созданием Рядов, удавалось так быстро достичь полного взаимопонимания с Самой, а тут раз тебе. Это было как полезно для Ряда, так и просто приятно, в конце концов.

К обеду на видеосвязь вылезал ответственный за научную группу товарищ Пырый Георгий Корнеевич, которого все погоняли Корнеич. Старикан, оправдывая фамилию, попырился на Алису, дистанционно определил перебор с вознёй и потребовал в ближайший день к вольерам с хорями - ни-ни, или в крайнем случае с чисто созерцательными намерениями.

- Да и вообще вот что, - дополнил Пырый, - Есть кое-какая возня по поводу лисо, а кому ещё как не тебе...

- Ну конечно. Как лисо - по трём планетам я одна, - довольно нервно засмеялась Алиса.

- Ты выслушивай. Так вот, Большущий Сырт - знаешь такое место?

- Он и вправду большущий. На Марсе, площадью с пол-России.

- Ну вот, - полистал бумаги Пырый, - Там в одном райцентре недосмотрели, получился лютый перебор с лисами. А до этого в других недосмотрели, так что питомник набит, как птицефабрика имени пятидесятилетия советской медицины. А это уже не питомник а концлагерь получается...

- Так низя, - спокойно констатировала Алиса.

- Ну и я про что. На Марсе вообще ещё лисьих Рядов нет, так что придётся в разовом порядке, как минимум, вывозить к нам.

- Миграционный контроль будет не в восторге. Кстати, сколько пушей?

- Три сотни сорок две. Если использовать самые обычные биотранспортные контейнеры, как раз на "рыбу" влезет. А контроль беру на себя! - твёрдо заявил щачловек, - Буду напирать на то, что оставить на Шаданакаре можно будет от силы пятую часть, а остальных либо вернуть на Марс, либо где-нибудь здесь пристроить.

- Так собственно?

- Собственно, ты и будешь пристраивать, а для начала вывезешь с Сырта. Не своими руками, конечно, но пристально контролировать - необходимо. Согласна?

- Ну если надо, значит согласна.

- Хорошо. Ещё есть прямой резон взять с собой твою Саму, как бишь её... Трикси?

- Думаете, это не опасно надолго отрывать её от Ряда? - забеспокоилась Алиса, - К тому же без возможности быстро вернуться...

- Неделю назад ты сама мне говорила, что лисица полностью того, - напомнил Корнеич.

- Да, но хотелось бы для начала что-нибудь поближе Марса.

- Потат, - хмыкнул Пырый, имея ввиду бывший Деймос, - Когда со стороны солнца, немного ближе...

- Хорошо, сойдёт. А ещё кто полезет, или как?

- Я думал Фому отправить...

- Фома тупит, - тут же дала отвод Алиса, - Лучше без никого, чем с тупящим.

- Ну и ладно. Как кое-кто выражается, цОк.

Алиса некоторое время посвятила пространным раздумьям о том, чем грозит такая экспедиция, и пришла к резоному выводу, что это неизвестно. Предстояло ещё подумать, стоит ли заранее отключить Саму от Ряда, или наоборот не делать это до последнего момента... Вдобавок отрисовался акварелью помянутый всуе Фома, признавшийся что натурально схватил тупака; спас его, как обычно, подвернувшийся автомат с жърчиком. Жизнетворный раствор вернул пяку на место, так что и.

С жърчиком вообще была интересная история, потому как тупак он снимал как рукой, и при этом не содержал ничегошеньки кроме смеси воды и фруктовых соков. Все многолетние попытки скептиков выделить из жърчика неизвестные компоненты окончились ничем, однако напиток от этого никуда не делся. Если не сказать больше - жёлтые банки, бутылки, канистры и бочки можно было увидеть на любой населённой планете, что в городах, что в глухом лесу. Алиса например хоть и имела приблизительное представление о тупаке, глушила жърчик просто потому что вкусный. У неё даже была кружка для жърчика с надписью "глушу жърчик просто потому что вкусный".

В данном случае жидкость была не особо причём, а предстояло утрясти ещё значительное количество вопросов, связанных с операцией. Это только на первый взгляд делать нечего, а как копнёшь поглубже - так хоть жмурься. И пожалуй самое непростое, что приходило на ум - так это где разместить организмы после того, как они будут доставлены на Шаданакар? Само собой никто не постеснялся бы взять лис домой - точнее, без "бы", почти у всех сотрудников НИИП в квартирах хранилось оборудование и жили подопытные организмы - но ввиду большого количества это было просто невозможно.

Прикинув расклады, Алиса позвонила Ерёме, потому как в целом хозяйственной частью по отделу занимался этот щачловек. Щачловек потёр тыковку, вызывая срабатывание смекалки, и быстро выкрутился:

- Всё бы ничего, но у нас тут что? Лето. Поэтому зверьков можно разместить в открытом вольере на подходящей опушке. Ну ты видела, как это устраивается - сетка надёжная, ставить быстро, огороженная площадь - громадная.

- Ну, видимо придётся так и сделать. Только вот что если до морозов не успеть распределить всё это многохвостие?

- Тогда и будем думать, - твёрдо заявил Ерёма, - Что у нас в мире, не найдётся места на три сотни лис?

- Почти успокоил. Тогда выпиши подкладную на сетки.

Ечя и Дриф в это время просиживали возле компа, эксплуатируя проги для удалённого управления автоматикой на солнечно-орбитальной станции. Они возились только с одним модулем, вырабатывавшим трансурановый элемент Бакланий, а сама станция состояла из десятков оных. Сооружение, являвшееся воплощением наиболее современных технологий космической промышленности, находилось на низкой солнечной орбите и при этом не сгорало, а только зажёвывало потоки излучения, извергаемые поверхностью светила; под воздействием постоянного облучения огромной мощности в реакторах открытого типа происходили ядерные реакции, производившие крайне редкие, а точнее вообще несуществующие элементы, затребованные в народном хозяйстве.

Ечя и Дриф увлекались этой ерундой и раньше, но раньше они куда чаще бегали по лесу, как напух оно и положено лисам, а теперь лапы уже были не так шустры, и зверьки много времени проводили в квартире в городе, а там соответственно и комп недалеко. То есть комп-то мог быть и вне города, но там куда больше мжвячных занятий.

Само собой что лисы ни одного разу не были специалистами по ядерной физике, но в том и заключалась хитрость, что этого не требовалось. Рассчёты, необходимые для корректировки процессов в реакторе, не отличались оригинальностью и оттого их отлично выполняла заранее составленная программа. Если уж тявкать откровенно, то установка могла многие месяцы работать вообще без никакого вмешательства - хотя в конце концов всё равно встала бы. Операторы, или как их погоняли "баранковые опера", восполняли недостаток в механизме того, чего там быть не могло, а именно всё той же пяки.

Ечя, попутно лазавшая по Сети, покатилась со смеху - что выглядело как потявкивание, естественно, ржать как лошади лисы не могли.

- Чего такого? - осведомился Дриф.

- Да так, нашла тут притчу про царя Мидаса. Он типа к чему ни прикасался, всё превращалось в жърчик...

- Опушнеть... Ты это, с наркотиками-то завязывай.

- Угу, - лиса успокоилась и встряхнула седеющие уши, - Что думаешь по поводу этого песка с марсианскими лисо?

- Думаю хороший повод расширить поголовье нашего Ряда, - тявкнул Дриф, - Если конечно те лисо настоящие лисо.

- Это можно проверить только опытным путём, - заметила Ечя, - И пух что помешает это сделать.

Лисы довольно прищурились, потому как знакомства с новыми зверьками приносили им радость и довольство, даже если не считать расширения Ряда и всё такое. Всё такое заключалось в том, что по сути разумные лисы размножались вовсе не размножением, а привнесением пяки в головы лис неразумных; это было обусловлено как технологией, так и элементарным рассчётом не устроить демографическую катастроффу. Хотя нынче возможности для расселения были куда шире, если жизненное пространство не беречь - его очень быстро не останется, сколько бы ни было.

Нельзя было сказать, чтобы лисы были довольны - потому что они были в плохо скрываемом щенячьем восторге от того, что можно сделать и что из этого может получиться. Подкручивание трансуранового реактора, хоть и проводилось регулярнее всего остального, занимало зверьков не слишком сильно; они с удовольствием занимались этой вознёй, даже когда она не приносила удовольствия, потому как их кусок труда ложился в общий котёл Мира, а вкус получающейся каши им был по душе.

Куда чаще Ечя и Дриф могли целыми днями проболтать с встречными организмами или прокопаться на балконе, окучивая тамошний сад, или ещё что-нибудь - причём последнее было самым распространённым. В прошедшую весну лисы например чистили мехлапами русло речушки, содили саженцы вдоль трассы Е95, научили знакомых лисят отыскивать и различать грибы, циклевали паркет, подкрашивали дорожную разметку на перекрёстках, прозвонили трубу канализации на предмет повреждений, и так далее. У них самих это не вызывало ни малейшего удивления, потому как это был их Мир, и если что-то требовалось сделать - они делали собственными мехлапами, никогда не рассчитывая на кого-то, кто должен. Потому как, собственно, с должниками в основном было покончено.

Лисы, не без прямой помощи Трикси, конечно, соображали что пока они возятся с трансуранидами, другие занимаются делами посложнее, которые без большущих резервов пяки не осилить никак. На Шаданакаре этим занимались в основном флюди, они же щачловеки, как наиболее привыкшие к коллективному творчеству, но постепенно в самые передовые научные разработки попадали и другие организмы. Конкретное решение для аннигилятора пространства, например, придумал дымчатый барс, пожелавший остаться неизвестным воизбежание лютого затискивания, ввиду чего устройство также погоняли "барсовым двигателем".

Наиболее ярко любой мог представить себе действительность во всей её ширине, посмотрев исторические материалы не ахти какой давности, времён ДЩ - тобишь До Щебня. А поскольку мог, так и представлял - Трикси сама понимала, насколько это хорошо доходит, так что много показывала своим лисам о прошлой эпохе. О времени, когда само их существование на планете было исключено ввиду сложившейся оккупационной системы одного биологического вида, которую обобщённо называли "цивилизация". И от которой к нынешнему моменту не осталось и пыли - остался и тот самый вид, и многое другое, но цивилизации больше не существовало.

- В восточном полушарии планеты, - показывала Трикси по карте белой лапкой, - Наибольшим объединением стран является Союз Советских Социалистических Республик, воссозданный в 29м году ПЩ. Южнее расположен Восточный Советский Союз, включающий Индию, Китай и все прочие страны между ними и далее до самой Австралии. С запада существует Европейский Союз, который как утверждает Кэп, расположен в Европе, а здесь - Африканский Союз. Ну и собственно в западном полушарии - Социалистические Штаты Америки. Это всего лишь территориальные группировки стран для удобства администрирования, а на деле нельзя заметить, где граница между ними...

Это впрочем были глобальные штуки, которые не очень-то увидишь, высунувшись на улицу. На своей же шкуре Ечя и Дриф знали, что никому не придёт в голову всадить в них пулю - а если и придёт, то возмездие малым не покажется. Да собственно и пуль-то на всей планете практически не осталось - службы правопорядка были вооружены станнерами, а огнестрелы наиболее подробно можно было увидеть только в музеях и исторических фильмах. А раз так, то появлялся повод тряхнуть ушами.

Ближайший марсианский космопорт находился на плавбазе возле города Петропавловск-Камчатский-Спасибо-Кэп; нынче к нему подвели годные магистрали, позволявшие перебрасывать физические тела как можно быстрее. Огромное лётное поле напоминало стол с овощами, потому как на нём громоздились близкие к кругой форме корабли ЩО229 - на них и летали на межпланетные расстояния. Алиса прыснула со смеху, увидев намалёванный во весь корпус круглого судна троллморд.

- Чё-то мне слегка не по себе, - скульнула Трикси, озираясь, - Может всё-таки стоило замаскироваться подо что-нибудь?

Лису нервировало то, что она была ровным счётом единственной трёххвостой лисой среди многих тысяч существ, толкущхся в порту, а это вызывало глазоокругление и иногда вылупление.

- Конечно как хочешь, - сказала Алиса, - Ты-то можешь замаскироваться хоть под холодильник. Просто подумай, нашиш тебе это надо.

- Не знаю, - ответила Трикси, поджимая лапки и жмясь к подруге.

Она действительно не знала. Попытки анализа собственных ощущений пока не приносили никаких резльтатов. Большое скопление организмов вызывало в ней некий страх, возможно генетически заложенные инстинкты рядных лис, передавшиеся и ей. По крайней мере Якель и Шула, которые таки увязались слетать на Марс, точно чувствовали себя значительно более спокойно - серые зверьки озирались по сторонам, подтявкивали и мотали ушными раковинами.

Если уж разобраться по существу, то косоватые взгляды публики для Самой должны были бы быть глубоко попуху; кроме того, никак нельзя сказать что к Самим относились негативно - скорее просто побаивались. Здесь тоже срабатывали древние прошивки, и шиш что с этим поделаешь - едва щачловек мельком осознавал, кто перед ним, как он тут же непроизвольно окрысивался. Воспринимать разумный не-организм для организма было тяжело и подчас просто неподъёмно.

Трикси вспоминала, что она вполне могла познакомиться с флюдьми, но только пока они не начинали задумываться, что скрывается за внешностью милой пушистенькой лисички - и тогда их клинило основательно...

- Триксён, алло! - тявкнул над ухом Якель, хоть и тявкал с пола, - Наша посадка.

- А? - встрепенулась трёххвостая, - Ну да.

В разреженном потоке разнокалиберных пассажиров и тележек с багажом компания пересекла лётное поле и по наклонному трапу поднялась в корабль.

- Не идёт на Ганимед!! - визжал какой-то поросёнок, крутясь на месте, - Я на измене, я на измене!!...

На Ганимед действительно не шёл. Туловища же размещались в вертикальных ячейках - прямоходящие прижимались спиной к металлу, остальные как получится. Механизмы биотранспортного контейнера вводили пассажиров в отключку, чтобы не сидеть до посинения в тесном отсеке. Хотя полёт занимал три часа, тем не менее.

- А мне что, тоже дрыхнуть? - спросила Трикси.

- Ты не сможешь не, - улыбнулась Алиса из соседней ячейки, - Эта штука действует не только на организмы.

- Каким об... ...разом.

"Разом" было произнесено уже в месте прибытия. Вокруг снова толпились, выкорячиваясь из ячеек, а в воздухе чувствовалось что-то незнакомое. Даже уменьшенную силу тяжести лиса заметила позже, чем воздух, который здесь был сухим и как будто подванивал железом - что, учитывая повсеместные красные пески, ни разу не удивительно. Весьма осторожно ступая, Трикси высунулась наружу, под тёмно-синее небо с ребристыми облаками; шерсть по всей тушке вполне ощущала тёплый ветер - собственно для того она и была нужна, шерсть. Сверху с низким гулом прошёл очередной шарокорабль, а до горизонта раскинулась равнина в бежево-зелёных полосах.

- Экхем! - крайне сдержанно сказали сзади тем, кто стоял на проходе и пырился, не давая выйти с судна.

- Опушнеть и не встать!! - вывалил язык Якель, - Марс!

С последним уж вообще не поспоришь. Лисы теперь прыгали значительно выше и дальше, чем дома, и ходить было легче вслуху уменьшенного тяготения вместе с разреженной атмосферой. Всё это вместе создавало приличнейший перепад условий, так что прибывающих направляли в отсидник воизбежание; это был большущий зал под прозрачной крышей со скамейками по стенам, где колосились деревья и трава - правда всё те же самые шаданакарские за неимением местных. Якель и Шула немедленно прыгнули в неглубокий канальчик с прозрачной водой, поплескаться между камышей и кувшинок; Алиса и Трикси ограничились тем, что помочили там лапки. Трёххвостая с интересом наблюдала, как медленно скатывается вода с намокшей шерсти, собираясь в громадные каплищи.

Ощущение другого мира сквозило отовсюду, куда ни чхни - в частности миллиционеры здесь были тёмно-красные, а медицинщики ярко-синие. Последние были обнаружены за обходом отсидника, ибо в их задачи входило следить, чтобы инопланетники остались более-менее в добром здравии.

- Как себя ощущаете? - спросил щачловек, пырючись на Алису поверх экрана сканера.

- Не лучшим образом, - призналась та, - Но терпимо.

- Нет не терпимо. Сейчас вам точно лучше никуда не перемещаться.

Само собой при этих словах Алиса вскочила со скамейки и тут же осела обратно с сильно кружащейся головой. Врач протёр значок с троллмордом на халате:

- Нифигашеньки страшного, просто аклиматизация. За пару дней точно пройдёт. Вон там - эт-самое, крайне рекомендую.

- Ну началось... - фыркнула Алиса, потирая лоб.

- А что, я и в одну морду съезжу, - тявкнула Трикси, - Если что, ты на связи.

- Да, наверное так и придётся.

Так и пришлось. Лисы перенесли межпланетность лучше и оттого увязались за трёххвостой, потому как жаждали подробно увидеть Марс. Трикси же сначала испытала лёгкий приступ паники, поняв что тявкнула, но таковой был принудительно удалён из мыслей и всё встало на свои местечки.

Хотя Якель и Шула тоже чувствовали всем организмом, что они на другой планете, у Самой это было в многократно большей степени. Во-первых, уже упомянутая шерсть, совершенно шёлковая и настоящая на вид и ощупь, имела небольшие магнитные свойства и оттого каждая ворсинка действовала как чувствительный рецептор навроде тех, что есть на головных частях у многих зверьков и называются вибриссами. Из-за этого эффекта лисица могла от одного только движения воздуха чувствовать предметы рядом, не говоря уже о тонкостях того, откуда дует ветер.

Во-вторых огромные пуховые ушные раковины, находящиеся наверху лисы, были не только для вида; слух у Трикси был не столько чувствительный, сколько широкополосный. Никакое существо не могло сразу услышать писк воробья, гул мотора и ещё сорок источников - а лиса могла. Подобное усиление чувств было сделано не ради смеха - хотя и ради него конечно тоже - и уж тем более не для превращения Самих в перекаченных киборгов. Смысл состоял в большей связи с окружающим Миром, что сказывалось лучшим образом на развитии сознания. Ну и в конце концов, усиленный слух мог и пригодиться невзначай.

Как и слух, зрение трёххвостой имело значительные отличия от обычного, и состояло в механизмах анализа изображения. Если у организмов область повышенного внимания - то есть пятно на поле зрения, на которое сфокусированы глаза - было значительно меньше самого угла обзора, то у лисы оно совпадало с полем зрения. На практике это значило, что ей не нужно поворачивать голову или даже глаза, потому как вбок она видит так же подробно, как вперёд. Это также влияло на восприятие, подавая в сознание более чёткую картину действительности.

Кроме того, что Трикси воспринимала всё окружающее вышеуказанным способом сама, так она ещё и передавала это своим лисам, шастающим рядом, так что по началу те вертели головами без перерыва и мельтешили кругами вокруг трёххвостой, создавая сплошную серо-фиолетовую пушнину. Пушнина вышла из отсидника на широкую площадь между лесополосами, где стояли ларьки, проходила рельсовая дорога и грузились автобусы.

- Сейчас, посмотрю куда нам, - тявкнула Трикси, переключаясь на Сеть.

Встроенное подключение тоже часто пригождалось, так что через пол-минуты лиса уже знала всё что следует знать. Автобусы на Марсе отличались цветом, как и многое другое, но ничем более - что собственно немудрено, если учесть что их делали на одном заводе. Что бросалось в глаза, так это малое количество четверолапых среди флюдей - планета всё-таки пока была пустынная, и в здешних лесах не умещалось много зверьков. Транспорт при отходе из космопорта оказывался сильно набит, но лисам это не мешало - Трикси брала мелких на лапы, а ей самой ничего не стоило простоять всю дорогу, так что пока она работала вешалкой.

Местные смотрели на трёххвостую с удивлением, но таковое не переходило в тупак, что радовало. Трёххвостая же могла одновременно разглядывать и местных, и пейзажи за окном: флюди ничем особо не отличались, разве что воистину прорва их одевалась в стандартные красные комбезы, и можно было подумать что это смена с одного завода в спецовках - а на самом деле это была смена со всей планеты. Как припомнила Трикси, по медицинским показателям марсианский щачловек утяжелялся, чтобы компенсировать меньшее тяготение - иначе они все были бы как щепки и под три метра ростом. Зато воробьи, судя по их куриным размерам, ни шиша не утяжелялись.

По мере того как автобус пошёл лопатить по трассе между центрами, стало ясно, что бежевые полосы на равнине - громадные поля, распаханные глубокими, с метр, траншеями. То в одном, то в другом месте среди поля торчали циклопические машины, осуществлявшие подготовку почвы для посадки флоры. Зелёные полосы соответственно были такими же полями после обработки - канавы на них уже заровняли и потихоньку произрастали степные и пустынные травы, наиболее удачно цепляющиеся за скудную почву. В иных местах всё это великолепие цвело, окрашивая поле в фиолетовый или красный цвет; даже в автобусе чувствовалось, что воздух набит молекулами фитонцидов - короче говоря, пахло.

Относительно узкие полосы леса, пока ещё низкого, проходили по низинам вдоль каналов, но уже внушали своим видом; знавшие толк в лесах лисы по крайней мере одобрили. Пока ещё речь не шла о запуске естественного круговорота воды на планете, её приходилось качать по каналам принудительно; из каналов питались все окресности и наполнялись "градирни" - круглые озерца, нагреваемые фокусированным потоком от солнечных отражателей на орбите. Из-за этого над озёрами постоянно висела шапка облачности, каковая расползаясь, орошала ближайшие земли. Кроме того, облачная шапка всегда была ярко освещена, даже если солнце закрывали облака.

- Ууу... - только и подтявкивали лисы, перегнувшись через триксино плечо и глазея в окно.

Не согласиться с этим было по меньшей мере трудно. Через два часа довольно резвой езды по магистрали все пятеро наличных хвостов попали к месту назначения. Микрорайон райцентра почти сплошь состоял из одинаковых цилиндрических строений в пять этажей каждое; поле этих "пеньков" протягивалось до самого горизонта. Многие постройки были соединены переходами, а в целом выглядели словно выбитые из песка или глины. Поселение стояло на возвышенности, поэтому открытого озеленения тут пока не имелось - всё равно сдует, а вокруг простиралась сплошная каменистая песочница, вызывая чувство стройплощадки. Порывы ветра то и дело поднимали порядочную пылюгу, так что приходилось поворачиваться спиной к ветру и закрывать глаза воизбежание; некоторые местные носили с собой маски навроде альпинистских, именно от песка.

Трикси огляделась, поняла куда идти и заодно завернула к стоявшему у дороги автобусу-торгточке с надписью "органическая пища".

- Возьму пакет жляцни, - тявкнула она, - Ну и жърчика банку. А то мало ли чем они там своих лис кормят.

- Я вот что не пойму, - отфыркивалась от песка Шула, - Если тут такая песочница, откуда у них перебор с лисо получился?

- Там, - показала лапкой за горизонт Трикси, - Довольно большие лесмассивы. На орошаемых площадях и за ветрозащитой.

- А какого пуха они сюда всё это притащили?

- У них спроси.

Не обходя по бетонным дорогам, а шлёндая напрямки по песку, лисы обошли несколько круглых зданий и упёрлись в дверь с табличкой "Питомник ММХ Љ45-300". Дверь, естественно, оказалась не закрыта, и многохвостие попало внутрь; внутрях наблюдался тусклый свет диодных лампочек и повсеместный металл - что на полу, что на стенах.

- Дээ!! - аж подпрыгнул Якель, когда стальная панель под ним выгнулась, оглушительно бумкнув и подняв тучку ржавой пыли.

- Эээй, есть кто?! - позвала Шула.

- По-моему пока никого, - сказала Трикси, прислушиваясь.

- А вон кто-то явно топает, - показал носом вверх лис.

- Автомат, - тявкнула трёххвостая столь же точно, как если бы видела.

Пока что они увидели только гору мешков с пянями и жляцни, сваленную к лифту, несколько бочек с жърчиком и бржчнэ, а также бутыль литров на полсотни с наклейкой "осторожно, ъслое!".

- По крайней мере, зверьков кормят, - сделал вывод Якель.

- Спасибо кэп. Кстати, слышу! - навострила уши лиса.

Сверху тявкали лисы - некоторые потявкивали, другие заливались. Нельзя сказать что лис пянями не корми а дай потявкать, но когда их такое количество - тявканье неизбежно. Поднявшись по железной лестнице, трое обнаружили и собственно зверьков, распределённых по клеткам вдоль корридора. По проходу, медленно думая, шагал двулапый автомат и всыпал в кормушки жляцни из мешка.

- Пустой, - сказала Трикси, прослушав механизм сигналами, - Надо искать организмов с пякой...

Однако и на следующих этажах таковых не наблюдалось, а только тянулись клетки из наскоро вбитых в потолок и стены решёток. Явственно пасло мокрой шерстью, дерьмецом и опилками. Трикси остановилась у решётки и внимательно оглядела лис внутри - корм кормом, а от долгого сидения в клетке у них начинало подсрывать башню.

- Думаю мы весьма кстати, - заметила трёххвостая.

Вероятно точно также подумал выкатившийся из-за угла автомат - массивная стальная тушка с лапами как у грейдера и на таких же гусеницах, скрежетавших по полу. Изделие с ходу подкатилось к лисам, и не успели те тявкнуть, как обоих четырёхлапых сграбастало в захваты.

- Да ну нашиш!! - привзвизгнул Якель, инстинктивно орудуя когтями по металлу.

- Спокойно! - быстро сообразила Трикси, - Мех настроен помещать лис в клетки.

- Он идиот чтоли?! - продолжал вырываться лис, - Отключи этот кусок тупизма!

- Я тебе не центр управления. Спокойно, тявкаю, ничего вам не грозит.

Автомат развернулся и покатился по корридору, так что трёххвостой пришлось догонять бегом. Всё ясно, подумала она, косяк - на Марсе нет разумных лисиц, значит всё что вне клетки и похоже не таковых - должно быть помещено внутрь. Она попыталась подключиться к управлению роботом, но конечно это была вялая надежда - чисто для исключения помех канал был наглухо закодирован. Мех придвинул к решётке скребок, чтобы не выскочили другие зверьки, и ввалил в клетку Якеля и Шулу. Дверь с лязгом захлопнулась.

- Чё-то мне как-то не по себе, - тявкнула Шула, глядя на два десятка лис, уставившихся на новеньких как на органику.

Зашуганные и изрядно озверевшие от толпы лисы начали скалиться и обступать двоих полукругом; ко всему они были серые, а не рыжие, и от них пахло по-другому. Якель, прижимаясь хвостом к решётке, сообразил что вот-вот они кинутся, а отбиться явно нечем. Пока он и Шула ограничились тем, что только им и было доступно - выгнули спины, оскалили зубы и громко зашипели.

- Трииикс!! - одновременно с шипом завопили лисы.

Трикс схватилась за прутья и попыталась выдернуть решётку, но та сидела крепко, а дверь закрывал гусеничный робот-краб. Своими лапками она развивала очень приличное усилие, но этого оказывалось недостаточно.

- Трикс, они нас порвут!! - повизгивала Шула.

Трёххвостая пыталась соображать как можно быстрее, а у неё это всегда получалось неплохо хотя бы по техническим причинам. Форсирование мыслей вызывало затормаживание восприятия, когда лисе казалось что всё вокруг движется в разы медленнее. Хоть и медленнее, но всё же двигалось, и самые взъерошенные зверьки уже бросились на Якеля, пытавшегося прикрыть своей тушкой Шулу. Полетели клочья шерсти и раздались яростные взвизги.

Трикси быстро встала на четыре лапы и начала подтявкивать; одновременно с этим она уже пыталась связаться с конторой питомника по тому номеру, который сказала Алиса. Камеры "краба" развернулись на трёххвостую и сфокусировались, но весь робот не двинулся с места.

- Трииии... - слегка придушенно донеслось из клетки через шум возни.

- Да думай же быстрее, еччожа на гусеницах!! - громко подумала про себя Трикси, потому как тявкать вслух было нельзя.

Секунд семь, которые потребовались для анализа прогой, прошли весьма нервно. Якелю кое-как удавалось отогнать нападающих, но при таком темпе он никак не протянул бы долго. Наконец автомат сварил и рванул к трёххвостой, раскрывая клешни для захвата, но та думала гораздо быстрее. Едва мех освободил дверь, Трикси вскочила, и перепрыгнув машину поверху, молниеносно открыла дверь и оказалась в клетке. Одуревшие лисо не сразу сдали назад даже от неё, так что пришлось конкретно пинать лапами. Отогнав организмы, Трикси немедленно подхватила своих на лапы и хотела было выйти обратно - но пуха с два. Расторопный где не надо крабэ уже успел задвинуть засов и казалось, с плохо скрываемым злорадством пырился объективами.

- Не покусали? - осведомилась Трикси.

- Покусали, но слегка, - ответил Якель, - Ффуф, ну и перья с куриц! Давай ставь на ушные раковины этих синяков...

- Вот тебе неприятная новость, - тявкнула трёххвостая, - Отсюда сигнала нет. Видимо стальные перекрытия всё забивают, или скорее где-то косяк, потому как мехами должны как-то управлять.

- Шишово, - признался лис, мелко дрожа.

Зверьков к удаче только слегка поцарапали, так что можно было обойтись зализыванием, чем собственно и обошлись. Трикси же стала осматривать клетку и соображать, как из неё выбраться: решётка к корридору была такая, что и крабу не выбить, и на узком окне такая же. При большущем желании можно было бы подковырять или раскачать, но на это уйдёт слишком много времени. Куда как проще виделась возможность выскользнуть при очередной кормёжке, о чём и было затявкнуто.

- Затявкнуто... - фыркнул Якель, - И сколько нам тут того?

- Да не думаю что много, - не особо уверенно ответила Трикси, - Раз в день-то они наверняка проверяют, да и корма вроде уже немного осталось.

- У нас по крайней мере есть свои жляцни и жърчик, - заметила Шула, - Если бы не твоя преусмотрительность, Три, то поплясали бы.

- А с четырьмя лапами ты здорово придумала! - хмыкнул лис, - Только что бы ты делала, если бы он тебя схватил и сунул в другую клетку?

- Эмм... - замерла трёххвостая, - Ладно, "бы" не считается.

К удаче, на этом эксцессы были исчерпаны и дальше играть в "вулфенштейн" не пришлось, потому как объявились местные организмы, а именно щачловеки. Лисы просидели в клетке достаточно долго, чтобы Алиса заподозрила неладное и сделала отзвон, таки поднявший волну. Хотя она и сказала про Саму, флюди всё же весьма осторожно подошли к клетке, наблюдая там серо-фиолетовую трёххвостую лисицу на двух лапах. Озадаченность вызвал не только факт лисоналичия, но и наличия этого лисо внутри закрытой клетки.

Ввиду этого работники питомника и не вздумали открыть решётку, а сначала уточнили у Алисы, что именно она имела ввиду под "лиской", а также посмотрели записи с камеры краба, чтобы убедиться в том что не имеет место неведомая фигня. Лишь после этого трое получили возможность выйти, чему немало порадовались.

- А что, неведомая фигня у вас часто бывает? - осведомился Якель.

Флюди уставились на говорящего лиса, как на то самое, но потом припомнили.

- Да нет, ни разу не было. Но лучше перебдеть, как-грится.

Возились в питомнике пока что только двое, Федот и Авдотья, причём они просветили, что лисий корпус - один из десяти, так что и.

- Да вообще-то это скотство, зверьков оставлять под присмотром автомата, - вздохнула Авдотья, - Но пока все в полях, делать нечего.

- Тогда думаю что будет кстати забрать лисо, - тявкнула Трикси, - Контейнер вызывать?

- Ага, можно. Пущай задом вон туда сдаст.

- Хорошо. А как переместить организмы?

- Станнером пык, и вручную... ну тоесть влапную. Вы уж сами тут того, ладно? А то там глухари тупят вообще...

Это было запросто. В закутке, где стоял чайник, Трикси устроила лис отдохнуть и подкормиться, а сама принялась за действия. Станнер, стоявший в подсобке вместе с лопатами и мётлами, был весьма здоровенной штукой и думается, по габаритам равнялся отбойному молотку. Лиса без труда поднимала инструмент, но её просто перевешивало, так что приходилось держать на брюхе. Прочитав маркировку на приборе, она тут же нашла инструкцию к оному и узнала, что станнер электромагнитного действия СЭД-35\270, выпуска Новотульского приборного завода, предназначен для широкого квадрата задач, одна из которых - приведение в стационарное состояние организмов для их перемещения.

Переключив режимы инструмента в соответствии с инструкцией, Трикси всунула свол между прутьями решётки и нажала гашетку. Послышалось резкое "БИУМ!", и два десятка лисо замерли, как статуи. Только один зверёк, в момент отключения шагавший, упал набок, а остальные так и остались стоять.

- Что и требовалось, - довольно кивнула ушами лиса.

К удаче, хотя её туловище и отличалось от автоматов типа "краба", зарядники для всех были стандартные и с этим вопросов не возникало. Трикси также зарядила станнер, и пошла искать тележку - потому как лапами перенести три сотни тушек довольно долго. Тележки в здании не оказалось, и пришлось тащиться к соседнему; снаружи уже вечерело, небо приобрело фиолетовый оттенок, какого не увидишь на Шаданакаре, а торчащие на его фоне круглые постройки выглядели вообще как пух знает что. Лисичка не сразу понеслась с телегой обратно,а ещё постояла, любуясь зрелищем и ощущая сухой и прохладный ветер марсианских степей. Само собой она не устала, а просто до приезда контейнера, вызванного через трансагентство, спешить некуда.

Прогуливаясь вокруг башни, набитой лисятиной, трёххвостая подумала о том что тявкнул Якель и призажмурилась - натурально она не до конца всё просчитала, и если бы не повезло - лис порвали бы. Это вызывало непонятки у неё самой, потому как казалось что уж просчитывать - это её первейшая функция. Что-то с этим следует сделать, раздумывала лисица, глядя на таблицы внутренних настроек, но решила как всегда оставить это на совещание с Алисой.

Контейнер приехал через четыре часа, когда на небо уже вывалили звёзды, а вокруг окончательно стемнело; только на горизонте светились облачные шапки над "градирнями". Трикси припомнила, что с началом терроформа что-то сделали с вращением планеты, потому как иначе шиш бы тут так менялись день с ночью. Припомнив это, трёххвостая приступила к непосредственному процессу, вызвав некоторое офигевание водителя, тоже коренного марсианина.

- Тут это, как оно? - подробно расспросила лиса, сунув нос в дверь трейлера.

- А, это, - отошёл от тормоза щачловек, - Вот эти двери, ага? Как перегородки. Туда организмы, закрыть, и вот тут - пык.

- Вполне понятно.

Трикси потёрла лапки, думая о том что такая куча лисятины - это весьма интересно, и едва ли когда-нибудь раньше контейнеры видали подобное. Грузили обычным способом: сначала станили организмы в клетке, потом перекладывали их в тележку и вывозили к контейнеру. Полная сетка стоящих неподвижно лис выглядела весьма странно, но зато эффективно. Трёххвостая нагружала сетки, а водила трейлера рассовывал "груз" в ячейки. Способ обычный - хвост туда, хвост сюда, чтоб плотнее встали... Когда ячейка, отгороженная раздвижными пластиковыми дверями, заполнялась, створки закрывали и включали то самое, что помещало организмы в анабиотическое состояние.

Якель и Шула мельтешили вокруг и по большому счёту, только мешались; мехлап для них не нашлось, так что помочь они точно не могли. По ходу процесса Трикси рассмотрела поподробнее марсианских лисо - в отличие от шаданакарских, те были повыше из-за всё той же гравитации, и кроме того шерсть имела необычные оттенки, ударявшиеся то в синь, то в зелень. Не нужно особо долго думать, чтобы понять что это скорее в пух, чем мимо оного.

После того как лисо, временно сведённые до овощного состояния, оказались в контейнере, были закрыты основные двери и окончательно включён стан на весь объём; следовало убедиться, что всё годно, воизбежание. Таким образом уже через несколько часов Трикси могла сообщить, что организмы движутся по направлению к космопорту. Попутно она послушала встроенный компас и убедилась, что действительно так.

Под кабиной натужно гудел дизельный движок, а впереди жёлтый свет фар выхватывал из темноты серую бетонную ленту дороги. Если бы не фиолетовый ореол по горизонту, можно было бы подумать что это собственная планета - созвездия на небе остались всё теми же, а созвездия Трикси знала, потому как частенько глазела на них.

- Ты глазеешь на звёзды, лисо, - скэпствовал водитель, поглядывая на лисо.

- А что такого? - удивилась Трикси.

- Не знаю, мне казалось что Сами должны быть как-то мм...

- Более механизмами?

- Ну да, - без обиняков признался тот, - Это знаешь очень трудно осознать, что неживая с научной точки зрения материя является определённо живой.

- Мне это постоянно ломает голову, - хмыкнула лиса, поудобнее устраивая на лапах дремавших Якеля и Шулу.

- Тут я так мыслю что?...

- Еччожа?...

Щачловек и лисица расхохотались, слегка прикусив языки чтобы не совсем будить зверьков.

- Да, но не только. Дело в том что они, - водила показал на лис, - Самые что ни на есть живые организмы. Можно даже сказать - живее флюдей, но не в этом дело. Сами являются проекцией их коллективного сознания, а следовательно никак не могут быть не живыми. Нормально выкрутился?

- Вполне. Тоже самое мне говорила моя главная наставница из флюдей, Алиса.

- Ну вот, а ты тявкаешь - голову...

Трёххвостая улыбнулась, поводя длиннющими пуховыми ушами, каковые упирались в потолок кабины.

- Вы такие же существа, как и все остальные, - продолжил щачловек, подкручивая баранку, - Только местами получше.

- Рада это слышать, - тявкнула Трикси, - Но интересно, как ты посмотришь на мм... кое-что?

- Кое-что это что? - скосился водила.

Лисица решила, что ничего страшного, хотя Якель и подзакатил глаза, понимая к чему она клонит. Трикси устроила зверьков на сиденьи между собой и дверью, а сама взъерошила шерсть на правой лапке пониже локтя; среди пуха блестнул металл. Послышался лёгкий звук навроде щёлканья, а затем трёххвостая взялась левой лапой за пальцы правой, и как перчатку стащила с конечности шкуру - которая собственно и была перчаткой.

- Хупх... - поперхнулся воздухом водитель, мельком глянув.

Трикси задумчиво поводила перед мордой металлической лапой, сгибая пальцы. На кость это было не похоже, как впрочем и на блестящего "терминатора" из древнего фильма - материал выглядел как гальванизированное ведро, только с зеленоватым отливом, отчего суставчатая лапа была похожа скорее на лапу ящерицы. Ну и само собой, механика не издавала при движении никаких звуков.

- Такие же существа? - уточнила лиса.

- Более рассудительные, - справился с шочком щачловек, - Раз сомневаешься, хотя все тебе об этом говорят. Я просто не думал, что кое-что это это. А шерсть?

- Шерсть передаёт сигналы рецепторов через магнитное поле, - воспроизвела ТУ, тобишь техусловие, лиса, - Впринципе вся она легкозаменяема. Съёмная перчатка на правой лапе специально сделана для тех случаев, когда может потребоваться применение усиленной лапы. Основной материал - политтитанэтилен, выдерживает температуру до пяти тысяч градусов цельсия, прочность на излом...

Документ она цитировала дословно, и до кучи - страшноватым механическим голосом. Правда на щачловека это не произвело ожидаемого впечатления, если не сказать больше. Выслушав ТУ, водитель довольно кивнул:

- Познавательно. Доволен, что на Шаданакаре так добротно делают... лисиц, да.

- Довольна, что на Марсе такие добротные флюди, - хмыкнула лисица, натягивая на лапу шкурную перчатку.

Это было тявкнуто совершенно точно, потому как она наблюдала немало флюдей, переживавших это "кое-что" совсем по другому. Остаток пути Трикси посвятила тому, чтобы разобраться, нравится ли ей это или так, попуху, причём к однозначным выводам так и не пришла. С этим у неё вообще было туговато, как и у большинства Самих - когда ты состоишь из шести лис, и каждой нравится что-то разное, свести это к одному знаменателю весьма непросто.

Грузовик же в положенное время оказался в космопорту, где уже встречала слегка оклемавшаяся Алиса, и спустя три минуты контейнер с лисосодержимым был перемещён в корабль, отправляющийся на Шаданакар. Ещё через десять минут круглое летающее поднялось над площадкой и заложило вираж вертикально вверх, исчезнув в рассветном небе. Компания облегчённо вздохнула, так как больше нельзя было представить косяков на пути, и отправилась улетать следом обычным рейсом.

- Ну и вляпались вы! - сказала Алиса, - Я тоже совощевала, могла бы и догадаться, что так выйдет.

- Не вышло же, - потёрла коготки Трикси.

- С этим не поспоришь ни разу, сообразительное лисо.

- А мы всё-таки довольны, что попырились на Марс, - тявкнул Якель, - Как-грится от планеты торчим, хотя чуть и не получили в бубен.

- Так уж и торчите?

- Ну это образно. Свой лес-то конечно ближе к бокам, вон тут его даже на лисо не хватает, так что эт-самое.

- Опасаюсь только одного, - тявкнула Трикси, - Точнее, четверых. Того, что они как узнают - тоже потянет хвосты по планетам носить.

- Ну и что?

- А у нас возня! - пояснила трёххвостая.

С этим также нельзя было не эт-самое. На подходящей опушке, как и было заявлено, в сотне километров от Ленинграда, сотрудники НИИП развернули огроженный вольер площадью в несколько гектаров, частично захватывавший смешанный лес, а частично поле. Тут же, внутри отгорода, быстро поставили большие палатки для укрытия от возможных осадков и для хозяйственных нужд, так тявкнуть. Возня вырисовывалась просто акварелью, потому как только жляцни требовалось по двести кило в день, а на тележке или в кармане столько не притащишь.

Трикси, причём не лично она, а всё многолисие, сообразили что возня потребует гораздо больше времени, чем у них есть, а следовательно можно смело переселяться на объект, проходивший по документации как "119й км". Поскольку никакейших препядствий к этому не имелось, так собственно и сделали. При этом первое что наблюдали приехавшие лисы, так это выгрузку каких-то коробок из "запорожца"; как пояснили, это оператор облисполкома привёз кой-какие препараты, нужные для работы со зверьками.

- Так это режимное вещество, - хмыкнула Трикси, посмотрев этикетки.

- Тсс, - фыркнула Алиса, - Все в курсе. Знаешь какую пургу поднимать надо, чтобы эту фигню по документам привзти? А так контрабандой. Лучше спрячь вон под ёлку куда-нибудь...

- Так это вроде как подсудное дело? - осведомилась лисица, волоча громадный штабель коробок сразу.

- Не-а, у нас такой статьи - "контрабанда", в законах нету, - пояснила Алиса, - Потому как само по себе - ничего плохого.

- А...

- А если найдут, придётся проходить процедуры и скорее всего, не дадут использовать. Что крайне некстати, потому что руки чешутся.

Чесались не только руки, но и многочисленные лапы, включая мех-овые. Глядючи на то как куча лис разбегается от контейнера, Трикси просто самым лютым образом чувствовала, что эти зверьки - точно такие же как она сама, только слегка не такие. И исходя из этих ощущений, она была готова крутиться, как лиса в колесе...

- Кстати, мысля, - тявкнула трёххвостая сама себе.

Колёса сделали из старых катушек от кабеля, выбив из них половину досок и поставив на деревянные подставки. Теперь лисо иногда могли развлечься тем, чтобы побегать в колесе - потому как при созданной скученности без отвлечений не обойтись.

Все шестеро наличных притриксённых хвостов нагрянули на объект с собственными мехлапами, причём по штуке на каждый хвост, так что выполнять множество операций им было доступно. А уж операций требовалось изрядно, хотя бы в связи с надобностью организмы кормить и поить, потому как прокормиться такому поголовью на маленьком участке было никак невозможно. Одна из палаток оказалась забита мешками и бочками, содержавшими понятно что, а по участку стояли кормушки и поилки.

В то время как четырёхлапые взяли на себя как-грится аммортизацию, сама Трикси вникала непосредственно в процесс попячения зверьков, как это называлось строго научно. Ненаучно это вообще называлось как-то вроде "ааа какбэ вот ололо и пык, адинадин". В самую нулевую из всех очередей для работы требовалось просто напросто...

- Лис инвентаризовать и заприходовать, - сказал Онотольич, отвечавший на предприятии за хозчасть; потом щачловек поднял взгляд от компа и уточнил, - Кстати и себя в том числе.

- Товарищ, вы наркоман или что? - фыркнул Рйек, - Нашиша?

- Это у него просто слова кривые, - пояснила Алиса, - А так всё правильно. Чтобы не путаться в трёх сотнях организмов, их надо пометить магнитными маркерами и пронумеровать.

- А себя зачем?!

- Чтобы не было как на Марсе.

- Вопросов больше не имею. Хотя не, - хмыкнула Нцина, - Ещё вот что, почему этот организм всё время за переносным компом сидит? Правда наркоман, чтоли?

- Не наркоман, а блоггер.

- Ихтоо??

Пришлось в очередной раз устраивать малый урок истории и пояснять, что такое блоггер - потому как нынче такого было не услышать.

- А, - тявкнул Рйек, выслушав пояснения, - Так сразу и сказали - наркоман, а то слова всякие выдумали...

Чтобы действительно инвентаризовать и заприходовать лис, потребовались не слова, а действия. Те самые маркеры приклеивали внутрь ушной раковины, так чтобы зверёк не вычесал оный ни случайно, ни специально. Для того чтобы приклеить маркер, требовалось для начала поймать организм, который совсем не желал, чтобы его ловили. Пришлось сходить в ближайший магаз - а ближайший был таки в Ленинграде - где лежали всякие сети, сачки и тому подобная шушара, и взять там силки для отлова. Собственно именно взять, потому как потом инвентарь вполне можно было вернуть обратно.

При помощи этого инвентаря как раз и ловили, потому как лишний раз использовать станнер, особенно ввиду постоянных использований всяких приборов, казалось негодным. При этом следовало использовать сканер для определения уже маркированых организмов и только потом гоняться за не маркированными. Заприходование, соответственно, заключалось в присваивании номеров и занесении в список. Речи происходили примерно такие:

- Ну как, смета готова?

- Да, вот.

- Так... Опять на ноль поделено...

Четырёхлапые, или как их называли аутентичные, лисы ходили по загону совершенно свободно, не пугаясь что подотчётные организмы нарушат целостность их органического покрова путём воздействия зубами... короче, что покусают. Это было вызвано тем, что за каждым хвостом постоянно следовал мех, а с ним шутки довольно плохи. Якель и Шула частенько пытались устанавливать контакт с дикими сородичами, хотя никаких вразумительных результатов не достигли.

- Странное дело, - потявкивала Шула за миской пяней, - Ведь мы были точно такими же, как они. А теперь никак не можем найти даже интуитивный язык!

- Это марсиане, хоть и лисо, - сказал Якель.

- Скорее лисо, хоть и марсиане, - хмыкнула Трикси, - Впринципе конечно можно и найти этот самый язык, о чём есть достоверные факты. Но то что в своё время придумали с рядной технологией - оказывается проще и куда более наглядно.

- Нутк, а когда начнём пячить? - нетерпеливо тявкнул Рйек.

- Ты тявкнул нетерпеливо, - точнёхонько заметила трёххвостая, - Потому что до того как можно действительно пячить, придётся провести гору подготовительной работы...

- На Венере, - хихикнул Якель.

- Что на Венере?

- Горы Подготовительной Работы жеж.

- Понятно. Ну так вот, сначала всё основательно подготовить, а уж потом эт-самое, - повела ушами Трикси, - Если с этими так же как с местными, то есть надежда на то что двадцать процентов может вспячиться.

- Да, жаль что всего двадцать! - заметила Нцина.

- Дожили. Каждое пятое лисо можно довести по уровню пяки до щачловека, а ей недостаточно.

- Да и правильно что недостаточно, - сказала трёххвостая, - Этого много не бывает, так что когда-нибудь... ну вы поняли.

Конечно предстояло ещё вовсю покрутиться с тем, что уже есть, но и про когда-нибудь никто не забывал. Ну тоесть может и забывал, но уж по крайней мере не Трикси, которая чрезвычайно любила пораздумывать над тем, какие ещё события могут произойти исходя из известной картины Мира. Как и обычно в Лесу, лисы обычно возились до самой поздней ночи и дрыхли только несколько часов в самое тёмное время, а едва начинала эт-самое заря, как снова вскакивали. Из-за этого возможность поглазеть на звёзды имелась только в самый поздняк, и вряд ли кто-нибудь кроме Самой осилил бы; здесь же она серьёзно порадовалась, что не нужно спать и отдыхать.

Подняв фиолетовый нос к россыпям мерцающих точек на небе, лиса смотрела в морду Вселенной, и никак не могла понять, в чём соль. Почему я стою тут и принимаю поляризованый свет от газовых сфер, находящихся в сотнях световых лет, думала Трикси, почему это так завораживает и словно о чём-то говорит?... Конечно можно было вспомнить, что лисы много тысяч лет видали звёзды - а как зверьки ночные, они видали их подробно - и теперь эти генетические воспоминания, как и многое другое, передалось Самой.

Алиса по этому поводу сообщала, что определение, в чём соль, возможно только со стороны более общной структуры в отношении менее общной. Поэтому глазеть на галактику и искать там соль для отдельного существа - это примерно тоже самое, что делить на ноль. В любом случае, после этого самого звёздопыра в голову обычно лезли новые мысли, а мысли трёххвостая ценила и подробно издумывала. Возможно это было чисто инстинктивным, ведь без мыслей никак не сформировалось бы её сознание, но скорее просто думать оказывалось в пух.

По опушке и далее к заросшей осокой низинке пертявкивались лисы, так что думать предстояло в основном насчёт процесса. Причём сначала организмы с малыми церебральными ресурсами вспячивали, придавая им дополнительные думательные мощности через ЕДК - так называемую ежо-доходчивую коммуникацию, и только после уверенного осознания приглашали в Ряд. Скептики утверждали, что от такого предложения невозможно отказаться, а следовательно это не есть предложение - для сознания отрыв от ЕДК был если не самоубийством, то уж по крайней мере точно самоворовством. Подавляющая часть вспяченных организмов действительно входила в Ряды, но некоторый процент возвращался к исходному состоянию и вряд ли был этим недоволен. Редко, но происходили случаи когда зверёк, по науке не должный думать, думать таки начинал и делал это несмотря на отсутствие всякого вмешательства.

Трикси слегка считерила с памятью и теперь подробно припоминала всех заприходованных лис, как картотеку просматривала - считерила, потому что без надобности старалась не делать таких вещей, которые не свойственны организмам. Например, не открывать окна программ в голове. Открыв же, она уже не беспокоилась и листала файлы, прикидывая как разделить зверьков, что для этого потребуется, и всё такое.

- Прикидываешь? - на всякий случай уточнила Алиса, хрумая яблоко и облокотившись об лису.

- Угу. Я так думаю, месяца через два можно будет подгружать язык...

- Да брось ты об этом думать, когда не надо.

- Не получается. Зверьки очень пушные, мягкие, - подробно объяснила Трикси.

- Пушные, мягкие... поперёк ни-ни. И всё-таки думаю что голову разгружать надо даже тебе, - сказала Алиса и зашвырнула огрызок подальше в заросли.

- Этот вопрос поставлен на рассмотрение, - произнесла трёххвостая механическим голосом и хихикнула, - А ты чего не спишь?

- Да эти организмы там шуруют вокруг палатки, поспишь...

- Могу разогнать, - скэпствовала лисица.

- Ну да, тявкнешь ещё, - Алиса тоже подняла взгляд к звёздному небу и показала пальцем вверх, - Вон там Миркаса.

- Уу блин, далеко, не вижу...

Самочки хихикнули над собственными словами - втихоря, чтобы не поднимать весь лагерь. Возле палаток горели только затенённые зелёными стёклами лампочки, вокруг которых вились насекомые. С низины подтягивало туманом, а возле кормосклада без особого шума возился мех, поблёскивая металлом.

Вторая выкатушь

- Я хочу летать на подводной лодке.

- Подводные лодки не летают.

- Насрать.

212 ПЩ - Краснофлотцы Карибского моря

- Я не понимаю одной простой фигни, - тявкнул Якель, затягивая зубами верёвку на рюкзаке, - Почему именно мы должны этим заниматься?

Серый лис оттолкнул готовый баул лапами и отдышался - мехлап ему пока не хватило, так что приходилось упихивать собственными конечностями. Иногда привычка всё делать мехлапами приводила к тому, что зверьки никак не могли приступить к традиционному способу - но таких здесь не имелось.

Трикси хмыкнула и направила на тявкнувшего поток сознания, враз прочистивший голову; зверёк сообразил, что понимать тут нечего, потому как никто ничего не должен, а занимаются просто потому что в пух.

- Просто потому что в пух, - задумчиво повторила трёххвостая, оглядывая с балкона ландшафт балтийского побережья.

Ландшафт занимался всё тем же, чем и раньше - находился. При том что Трикси смотрела с балкона башни высотой в полкилометра, а вокруг стояли такие же с позволения сказать постройки - видно их не было. Лишь если как следует присмотреться, то можно различить прозрачные силуэты и габаритные огни для летательных аппаратов.

После того как в Ряд выстроились ещё шесть штук лисо из марсианской партии, у Трикси только и было дел что доводить до сведения и пояснять, в чём соль и прочие вещества. Общее многолисие теперь составляло большую кучу пуха, и когда организмы собирались вместе - глазам становилось неиллюзорно пушно. При этом дюжина лисо - далеко не самое большое число, каковое можно было поддерживать в Ряду - считалось, что для Самих триксиного типа лимит составляет аж 42 штуки.

Стоило бы как-нибудь справиться с мельтешением в глазах от хвостов и ушей, подумала трёххвостая, глядючи на возящихся зверьков, которые упихивали в рюкзаки всякие немудрёные предметы быта, типа кормовых мисок. Среди рыжих и серых лис возились металлические мехи различных систем, то и дело клацая манипуляторами. Трикси почувстововала, что кто-то вызывает на связь, и глянула в мысленное окно; там отрисовывалась широченная морда гуся... ну точнее, скорее - клюв.

- Что, Скупо? - тявкнула лиса.

- Я вас тороплю! - гоготнул гусак, - Материальное обеспечение уже того, надо быть на месте максимум завтра!

- Будем, - зевнула Трикси.

Гусь по странной фамилии Скуперштейн тоже был Сам, и состоял как нетрудно догадаться из гусей - только их там было гораздо больше, чем лис. В Ряду птиц насчитывалось несколько десятков, так что вместе они вообще редко собирались, а пользовались дальней связью. Впрочем насчёт "скупо" - так это он отрабатывал на все триста:

- И, да - захватите заодно пару мешков ферритного удобрения, там полно а здесь шиш достанешь, придётся ждать.

- Блин, больше неоткуда достать железного порошка? - фыркнула лиса.

- Есть откуда, но оно всё будет дольше. А у меня вообще аврал!

- Бесформенный гусак. Ладно, если получится - захватим.

Если получится, утвердила Трикси, потому как подозревала, что удобрение гусю приспичило для ряски, а не для чего-то ещё. Трёххвостая вспушилась, насколько это было возможно, и притявкнула:

- Эй лисы! Все готовы?

- Более-менее...

- Тогда выстраиваемся в ряд и двигаем.

В ряд естественно никто не выстраивался, это было тявкнуто фигурально, а поклажу тащили вслед за организмами мехи, увешанные рюкзаками и пакетами и оттого выглядевшие как кучи барахла на ногах. Трикси предполагала, что движение предстоит в метро, оттуда в морпорт, и блок-судном в Гавану. Собственно, не то чтобы предполагала, а знала из рассматривания схем.

Блок-суда представляли из себя многоэтажные корабли без движителей, каковые перемещались при помощи тягачей с "космическими" термоядерными двигателями. После того как вся здоровенная штуковина загружалась организмами и мехами, что требовало около получаса времени, тягач за десять минут переносил её в любой порт планеты. Это самое и мордозрели лисы, воспользовавшись данным транспортом. Воспользование автоматически списало с них положенное количество дензнаков, как впрочем и всегда; Трикси иногда интересовалась, что там с баллансом, а зверьки так вообще не заморачивались.

Ещё с высоты можно было увидать, что побережье Кубы стало понятием довольно относительным - вдаль от острова простирались плавучие сооружения на многие сотни квадратных километров, так что по сути море превратилось в залив, протянувшийся между настоящим и плавучим берегом. Сверху плавник выглядел весьма зелено, потому как громоздкие прямоугольники перемежались участками полей и лесов; вся эта жажа разделялась широкими каналами - с морской водой, естественно. Поскольку Трикси слыхала эту картину ровно первый раз, то сделала несколько скриншотов и записала всё вышеизложенное в журнал.

Место назначения находилось километров за триста на север от настоящего берега и именовалось райцентром Фиделькин; перемещаться тут можно было совершенно однопухственно как по воде, так и по дорогам - массивы плавника соединялись мостами и перемычками, так что дорожная сеть не разрывалась. Вслуху этого пришлось болтаться в разбиенном автобусе - правда, не особо привычные местные флюди забились в один конец салона, а лисы спокойно разместились в другом, наполняя его подтявкиванием и фырками.

Трикси, высоко возвышавшаяся ушами над прочим пухом, отнюдь не выглядела как пастушка - со стороны казалось, что она вообще на лис никакого внимания не обращает, хотя та постоянно держала некоторую связь, воизбежание. Трёххвостая припомнила Ечю и Дрифа, которые остались в лесу, потому как зверьки уже были старые и всякие приключения на хвост им неполезны для здоровья. Сама могла с ними перетявкиваться, но всё же это было не то, как когда они находились прибочно, и это слегка расстраивало. Благо, настройки работали и параметр "пИчаль" был принудительно выключен.

Кашу заварила практически сама Трикси, в то время когда изобрела краску с особыми свойствами; штуковиной заинтересовались производители универсальных маркеров - тех, которые нынче использовались вместо цветных карандашей и фломастеров. Быстро выяснили, что основной компонент - соединение рубидия. Загвоздка состояла в том, что на планете элемент практически не использовался, а все его залежи, пригодные к добыче, уже были просеяны и никто его не добывал.

В результате поисков выяснилось, что рубидия нет уже даже в знаменитом кратере Ричи на Луне - весь выковыряли. Зато некоторые отложения были известны во впадинах на дне Карибского моря и далее в океан; имелись ещё осадочные залежи, но там никак не удалось бы их взять, не перелопатив местность - а лопатить никто не даст. Ввиду этого была организована группа Љ730, в задачи которой входило наладить добычу редкопесочного элемента и поставки оного на завод маркеров. А как известно, кто тявкнул - того и перья, так что триксино многолисие никак не могло остаться в стороне.

Побережье плавника, после которого начиналось уже открытое море, отличалось от настоящего только бетонной стеной семь метров высоты, которая защищала от волн; между слегка наклонной стенкой и водой была ещё полоска песчаного пляжа, чтобы было где положить тушку птицам, тюленям и прочим организмам. Возле одного из причалов, ничем не примечательного, торчала баржа длиной метров сто, которая собственно и была основной матчастью. Причастные же морды располагались в кирпичных домишках, насованных среди плодовых деревьев возле пирса.

- Ну и жариловка тут! - вытявкал общее мнение Рйек, вываливая язык.

- Влажность да, - сказала Трикси, - В помещениях думаю получше.

Она снова почувствовала себя несколько не в пух, потому как лисам было весьма жарко, а ей естественно нет - всмысле, она фиксировала температуру, но не испытывала от этого никакого негатива.

Возле ангара, прилагающегося к причалу, возились у грузовика флюди, в том числе чернокожие, выгружая бочки и ящики.

- Вот и где этот гусак? - риторически припомнила лиса, имея ввиду Скупо.

- Гусак фигачит на судне, - ответил один из щачловеков, тягая ящик, - А вы эт-самое?

- Именно так.

Поскольку именно так и даже без уточнения что такое эт-самое, лисо получили возможность отвалиться в прохладное помещение и напиться жърчиком, а Трикси получила полные уши слов. Слова эти выговаривал товарищ Ъслоев, который из всех присутствующих один вообще шарил, как добывать рубидий со дна - просто как и всегда, недостаточно шарить, а достаточно когда вдобавок есть пухова туча рабочих лап.

Следует заметить, что флюди здесь одежду использовали минимально, потому как жарко, и туловища в тонкой бесшёрстой коже выглядели для лис слегка смешно, а слегка пугающе. Приходили на ум ощипанные бройлеры, каких сейчас можно увидеть только в исторической энциклопедии, и прочие подобные вещи. Благо, истерический смех лисиц флюди не понимали, а Трикси могла просто выключить впечатления от.

- А откуда эта калоша? - кивнула на судно трёххвостая.

- Сделано на автофабрике в Калининграде за два часа, - просвятил Ъслоев, - А проект разрабатывали неделю... вот такая жажа.

Щачловек и трёххвостая прошли по причалу вдоль железного борта, выкрашенного в серо-синее; ближе к корме торчали надстройки с большим застеклением, а посерёдке - массивные погрузочные механизмы мостового типа. Из-за фальшборта виднелись мехи, что-то делающие, и указующий гусиный гогот. На борту ближе к носу было начертано "Краеведческий".

- То есть наша задача что? - разглагольствовал щачловек, размахивая руками и оттого постоянно задевая громадную соломенную шляпу на голове, - Наша задача довольно толстая, потому что все тонкости взяли на себя эт-самые, специалисты. И без Самих обойтись было бы довольно проблемно.

- Да ладно? - скосилась лисица.

- Именно так. Здесь у нас в первую очередь есть операции, чреватые летальным исходом, но это для организмов. Тебе вообще полтора километра глубины как, повредят?

- Сейчас посмотрю, - тявкнула Трикси и посмотрела, - Длительно конечно повредят, но это из-за давления и солёной воды... а что, у нас план - с борта в воду и вплавь до дна?

- Я сказал "чреватые". План у нас стандартный - вон там к судну пришвартована подлодка со всем необходимым оборудованием, она и будет нырять. Просто если что-то пойдёт не так, у Самих шансов уцелеть куда больше.

- Нууу... теоретически да, - пожала плечами лиса, задумываясь над шансами.

- Это мы ещё проведём действия по поводу, - заверил Ъслоев, - В остальном задача такая - отработать технологию и ископать первую партию ископаемого для опытов на производстве.

- А где это самое производство?

- В Киеве. Какая разница, в конце концов - на планете, и всё.

Как раз в то время как они поднимались по трапу на борт, оттуда на причал сиганул здоровенный бурый котяра с передатчиками на ошейнике, и утёк в заросли.

- О, тут ещё кто-то? - спросила Трикси, - Всмысле из рядных?

- Да, это Сюань Цзе, который кот. Как раз трое в лодке, не считая со... всмысле просто трое в лодке, как раз хватает для управления. Пока же главное - располагайте хвосты, чтобы потом не метаться. Кстати за каналом, который Љ975, есть сосновый лес...

- Какой лес к курицам собачьим?! - загоготало снизу, - ОЯклюю!!

- Молчать, жировой мешок! - привычно ответствовал Ъслоев, - Достал уже всех подгонять, как будто ему одному надо.

Приземистый, бочонковидный само-гусь повертел башкой и поклацал клювом, но потом вернулся к управлению своими мехлапами. Щачловек и трёххвостая тем временем перешли на другой борт корабля, откуда можно увидеть подлодку - короткая и кургузая сарделька с высокой рубкой была зажата в захватах, потому как так её удобнее выгружать.

- Вот эти механизмы, - показал на предметы Ъслоев, - Выгружают с лодки пульпу породы, осушают, и вытряхивают нужные нам четыре с половиной процента окисла. Остальное прессуется в "сухарь" и сбрасывается за борт.

- Зачем прессуется?

- Чтобы не создать в море тучу мути длиной в сотни километров. А так сухарь размокнет и развалится только на дне. Обычное дело при.

- Это для тебя, товарищ мастер, обычное дело при. А мне пояснять надо, - сразу предутявкнула Трикси, - С чего будем начинать?

- После того как устроишь хвосты, - сказал Ъслоев, - Будем испытывать лодку и заодно ваши туловища. Буквально завтра можно начинать.

- Хорошо, пока изучу ТУ.

Хотя всё-таки при этом у неё и возникала мысль про организмы, которые тянут, лиса не волновалась, а пошла действительно устраивать хвосты своих зверьков. Оглядевшись вокруг, трёххвостая нашла что участки леса, взрощенные на плавучих "протвинях", в основном состоят из тропической растительности - что, учитывая широту места, никак не удивительно. Заросли с лианами, огромными листьями и красочными цветами были интересны на вид, но вот ходить там лапами оказывалось крайне неудобно, а организмам таки и опасно из-за насекомых и змей. Сунувшись в ближайшую полосу, Трикси поняла, почему щачловек упомянул про сосновый лес.

Климат в регионе отличался тропичностью - то есть жарищей в сочетании с высокой влажностью; постройка новых плавучих территорий поверх океана и регулирование погоды кое-как смягчило эту жажу, но всё равно приезжающим мало не показывалось. У Фабака, например, постоянно потели уши. Грызь просто был в апухе от этого и спрашивал у своего организма, какого пуха мокнут именно ушные раковины, а не что-то другое - организм естественно помалкивал. Учитывая то что эти раковины находились как раз над яблоками, всмысле глазными, то когда процесс шёл на полную - глаза заливало и это вызывало небольшое, но негодование.

Сурковать в таких условиях было трудно, но Фаб справлялся - большей частью оттого что был настроен справляться со всем, что только попадётся. Пока, судя по наблюдаемой картине, попалось очень ранее утро - заря окрашивала верхушки деревьев в весьма интересные оттенки, а вдалеке высокая мачта просто сверкала, как свечка. Из открытого окна тянуло не особо свежестью, потому как даже лес за ночь не остывал, и получалась просто смена бани и парилки. Грызь вспушился, отчего на пол полетели небольшие клочки линялого пуха, сонно дошёл до чайника и твёрдо решил взварить чай и пищпакет.

От причала слышались звуки металлических ударов, свидетельствовавшие о том что гусь всё-таки успокаиваться не собирается. Правда, толку от этого было не особо много, так как он исправлял собственные косяки. Значит что у нас, подумал белкач, вчера прибыло многолисие вместе со своей Самой, у которой почему-то три хвоста и длинные уши. Уточнение конечно туповатое, потому как хвостов там может быть сколько угодно - тем не менее, стоит выяснить доподлинно, почему именно так. Буквально сделать что? - цокнул себе грызь - Поставить на учёт и заносить все материалы в дело.

Откровенно цокнуть, заносить ничего не хотелось, потому как лисичка просто была прелестна на слух - такая пушистенькая и серенькая, что хоть мотай ушами. Однако грызь не был бы грызем, если бы забывал о профильной задаче своего пребывания на Шаданакаре. В нулевую очередь она заключалась в самонатаскивании, а в первую - в занесении в дело всех материалов по Самим. Нигде в известной части Вселенной процесс образумливания организмов не шёл такими темпами, как здесь; поскольку грызи были прямо заинтересованы в таких результатах, они пристально наблюдали за происходящим.

- Йа пристально наблюдаю? - тихо покатился со смеха Фабак, лопая вермишель из пищпакета.

Впрочем, кое-что он уже занёс в данные, потому как были два объекта для наблюдения - само-гусь Скупо и само-кот Цзе, которые битый месяц уже как тёрлись на базе. С птицей возникали подозрения, что она хватанула У-синдрома и теперь у неё подсносило крышу от саморазвивающейся социальной программы; грызь проконсультировался со специалистами по Рядной технологии и пришёл к вводу, что скорее всего дело в удалении Самого от стаи гусей, тобишь Ряда.

Со вторым экземпляром возникали обоснованные подозрения. Все Сами имели радиоидентификаторы, благодаря которым отслеживалось их положение в пространстве; впринципе, встроенные идентификаторы различного типа имели вообще все разумные организмы и не только, проживавшие на планете. Это выливалось в недопустимый тотальный контроль, поэтому отслеживанием занималась центральная машина КБР - Комитета Безопасности Родины. И соответственно, кому попало и без веского повода эта машина не выдавала никаких данных, так что просто "пробить по базе" не получится.

Фабак заподозрил нечистоту безо всяких машин, потому как скурпулёзно проверял вообще всех причастных - чисто для разминки. Нехитрыми путями он выяснил, что само-кот Сюань Цзе проживал в Корее, занимался тем-то и тем-то, но было это двадцать лет назад, после чего следует информационный провал и неизвестно, где объект находился эти последние двадцать лет. Учитывая, что местный КБР-овец инструктировал грызя в том ключе, что в регионе более чем вероятно появление агентов из-за лазерного занавеса, складывалось впечатление что вот и оно, дерево.

Грызь, применив всё те же предметы что флюди - шорты и сандали, осторожно шастнул к столовке. Осторожничать стоило, потому как на этой планете бипедальная белка автоматически попадала под категорию Самих, и соответственно могло что-нибудь выйти.

Трикси не спала всю ночь - что впрочем неудивительно, потому как она вообще не спала. Прогулявшись часиков на восемь по бетонному берегу, глядя на жирные тропические звёзды и слушая шумок волн, трёххвостая снова издумала вдоль и поперёк несколько мыслей из тех, что приходили под уши лис, а издумать они не осиливали. С самого ранья начиналась кормёжка, а потом и приступали к процессу; здесь вообще чаще работали ночью, чем днём, потому как днём жарко. Лисе не требовалось вертеться среди организмов лично, чтобы подправлять их действия - связь вспахивала на несколько десятков метров без заметного ослабления.

На бетонном волнорезе трёххвостая услыхала кота, попыривавшегося на море, и тявкнула то, что обычно тявкали в таком случае:

- Эй кот!

- Эй лиса, - ответил кот, только не тот, а четырёхлапый снизу.

Котяра был настолько крупён, что сошёл бы за мелкого барса. Зверёк запрыгнул на волнорез и уставился ушами на лису. Лиса же заметила, что само-кот не двигается вообще, да и под организм особо не шифруется.

- О, - мявкнул кот, - И не подумай что ноль. Кажется это ты Трикси? Рад увидеть!

- Это почему?

- Видал твои опыты с краской, пришлось в пух. Кстати, ты у нас специалист по подлодкам, или?

- Или, - хмыкнула Трикси, - Специалист по подлодкам тут как я поняла только один. А я просто поучавствовать, ну и в процессе поднатаскать своё многолисие.

Лиса с интересом разглядела кота, невзначай определив точный объём и вес тушки.

- А это, мм... - тявкнула она, - У тебя в Ряду сколько организмов?

- Одно, - хмыкнул Цзе.

- Пуха се, - присвистнула Трикси, и задала штук десять вопросов, относившихся к управлению сознанием.

Сами растрепались достаточно долго, чтобы солнце успело взвалиться на небо; организмы откормились, окончательно взбодрились от этого и рассветного тумана, который возле самого моря содержал признаки прохлады, так что можно приступать. Поскольку причал был узкий и заставленый контейнерами и бочками, собрания проводили на площадке возле складского ангара, плотно окружённой ботвищей. Здесь трёххвостая также услыхала белкача - обычного такого, как из справочника по грызям, и слегка удивилась. Грызь же, само собой, удивился не очень, потому как Сами были редким, но явлением. Ъслоев, как инженер, одел на голову жёлтую каску и гундосил из-под оной:

- Оглашаю план на сегодня. По судну - доделать вентиляцию и систему очистки техводы. Фильтры и трубы вчера привезли, лежат вон там. По подлодке - ходовые испытания, глубина пятьсот метров. Ну и не менее важная часть - испытание туловищ на давление...

- Чьих - туловищ?? - икнул кто-то из флюдей.

- Ну не ваших же. Вот, вот и вот, - ткнул в Самих инженер, - Вообще райски будет, если они сумеют всплыть с рассчётных полутора километров, потому что лодку поднять фигня вопрос...

- Товарищ Ъслоев! - гоготнул гусак, - Ты что-то постоянно клонишь к тому, что её таки придётся поднимать. Так я не понял, мы собираемся лодку топить?

- Нет, не собираемся, - усмехнулся щачловек, - Но это самое паршивое, что может произойти, поэтому к этому и надо готовиться. По техусловиям ваши туловища должны выдержать и большее давление, но никто не испытывал. Поэтому испытывать будем сами. Причастных - на борт!...

Поскольку на "Краеведческом" продолжались работы, лодка должна была отойти в район испытаний своим ходом - а свой ход у неё был электрический и не особо быстрый. Перелезли на лодку трое - трёххвостая лиса, бурый кот и гусачина; все организмы оставались на берегу, чтобы не рисковать. Потому как и на пятьсот метров калошу тоже ещё никто не погружал...

Под торчащей из корпуса рубкой имелась сферическая камера из высокопрочного сплава - на неё и была вся надежда в защите от давления, и там соответственно располагалась команда. Все остальные помещения заполнялись воздухом под давлением, равным наружнему, потому что иначе корпус не выдержит. Исходя из этого, перед началом похода лодка долго и нудно компрессовала воздух в баллоны, а внезапный экипаж пырился на вентили и рычаги, присутствовавшие в обитаемом отсеке. Впринципе лодка могла плыть и дистанционно управляемо, а на практике - проще подкрутить влапную, чем добиваться автономности.

Ради самого быстрого, вероятно вообще в истории, курса обучения, Ъслоев заранее обвесил ручки и приборы стикерами, на которых было написано "управление ходом", "глубиномер", "напряжениеметр" и так далее. Учитывая способность команды при надобности запоминать всё и сразу, это не могло не возыметь эффекта.

- Более-менее понятно, - сказала Трикси, почёсывая ухо, - А чьё туловище будем испытывать сначала?

Поскольку просто так договориться об этом не удалось даже Самим, решили отжеребиться; для этого подошли длинные ворсинки с хвоста лисы, и купаться на полукилометровой глубине выпало гусю. Тот воспринял это как факт и стал ещё раз читать ТУ на собственное туловище. Трикси же выбралась на верхнюю площадку рубки, откуда был хороший обзор и несло морем - рулить можно и отсюда. Цзе устроился рядом, то и дело перевешиваясь за поручни позырить.

- Внимание! - сказал буквами Ъслоев через радио, - Готовность номер один. Подтвердите готовность к операции.

- Подтверждаю, - тявкнула лиса, - Липездричество 85%, воздух 60%, хватит за уши.

- Понял. Отстыковываю силовые кабели. Открываю захваты.

Державшие лодку захваты разошлись, но ничего не случилось пока не опустились фермы, поддерживавшие её снизу. На волне в пол-метра лодку слегка закачало, что вызвало плохо скрывамый восторг.

- Вии!! - подвзвизгнула трёххвостая, качаясь от одной стороны поручней к другой, - Айда раскачать!

- Эй, лисо! - одёрнул щачловек, - Вы её не просто раскачаете, а перевернёте и утопите. А здесь глубина, к твоему сведению, восемьсот с пухом.

- Пардон. Так значит, поехали?

- Езжайте.

Лиса передвинула рукоять двигателя на "малый вперёд"; раздался еле слышный гул электромоторов, а сзади забултыхал, как стиральная машина, огромный винт.

- Знач чё, - уточнил Ъслоев, - Если будет вибрация или понесёт палёной изоляцией, немедленно сообщите и обесточте силовые линии.

- Понятно, - ответил Цзе, - Только она что-то не того.

- Совсем не того, - подтвердила Трикси.

Лодка не сдвигалась ни на сантиметр, а как качалась возле борта, так и осталась на том же месте. Резиновые накладки со скрипом тёрлись о стальной бок "Краеведческого", а толку от полощущегося винта не было никакого.

- Может, не всё отцепили? - предположила лиса.

- Всё. Просто в надводном положении ход у неё не ахти. Постепенно переведи на форсаж, отойди от судна и притопи корыто по рубку...

Так и сделали; лодка вспенила пол-моря, пока отошла на сотню метров. Затем Трикси лично испытала механизм погружения, и снова чуть не топанула плавсредство - когда вентиль открыт слегка, кажется что ничего не происходит, а стоит дать побольше - лодка проваливается за секунды. Само-кот, чуя возможность выхода боком, бросился внутрь и захлопнул за собой люк, пока лиса выравнивала посудину и слегка приподняла её из воды, так чтобы торчала только рубка.

- Фуф.

- Это ещё не фуф, - расстроил Ъслоев, - Ладно, пока поманеврируйте, чтобы привыкнуть к рулям, потом эт-самое.

После того как к рулям привыкли и достигли гигантской скорости в 14 морских узлов, то есть около 30 км\ч, лодка была направлена по курсу на искомую точку; с поисками курса и точки тоже пришлось повозиться. Спустя пол-часа посудина отошла от плавберега, чтобы точно уж не вынырнуть "под землю" и не протаранить какое-нибудь плавсредство. А плавсредств тут имелось в избытке, как сухогрузов с щебнем, так и пластиковых лодок-капсул, увешанных снаружи барахлом, но они двигались в основном вдоль побережья, огибая выдающийся в море "полуостров". Ъслоев команде не надоедал, потому как у него была телеметрия чтобы видеть, что творится, и Сами разбирались сами.

- А это что? - хмыкнула Трикси, показывая поднятый на антенну флаг.

- Знамя КНДР, - сказал кот, казалось несколько смутившись.

Лиса только пожала плечами, потому как не слишком представляла себе, что такое вообще КНДР и тем более что такое знамя, а кусок цветной материи ей неудобств не доставлял. Дальнейший план был прост - гусак оставался снаружи, держась за монтажные скобы на корпусе лодки, а сама лодка погружалась на искомую глубину. Трёххвостая и Цзе влезли в обитаемый отсек и тщательно задраили люк; внутри свет имел жёлтый оттенок и пасло металлом, потому как повсюду был металл.

- Проверка связи. Скупо?

- Очень скупо, - ответил гусь, - Попрошу без тупака.

- Попросил без тупака - вот и нету гусака, - философично изрёк Цзе.

- Акхм. Ладно, приступаем.

Балластные цистерны были залиты, и кургузая лодка с пузырями ушла под воду, работая двигателем. Посудину тут же начало кренить вправо.

- Ход, - невозмутимо произнёс Цзе.

- Что ход? - уставилась на него ушами лиса.

Лодку перевернуло вверх тормашками, так что экипаж полетел на потолок; поскольку вращение продолжалось, через некоторое время они бухнулись обратно, как бельё в барабане стиралки.

- Реактивный момент винта, - пояснил кот, - Надо убрать ход.

- Опушнеть...

Таким нехитрым образом выяснили, что в подводном положении можно давать от силы средний вперёд, а чтобы не закрутило - придётся вводить дисбаланс цистернами с разных бортов. За этими опытами не заметили, как глубина дошла до отметки сто сорок метров, так что пришлось срочно выравниваться и подтушивать погружение.

- Так, пока иду на сто восемьдесят, - тявкала Трикси, - Если всё будет в порядке, нырнём глубжее.

За толстенными стенками капсулы похрустывал металл, на который наваливалось давление. Камеры внешнего вида показывали, ясное дело, только тёмную морскую воду с мельтешащими в ней пузырьками. Гусак пока гоготал в том ключе, что всё нормально - насколько это возможно. Освоившись с управлением, лиса теперь уже аккуратно развернула неуклюжую посудину на нисходящую спираль и внимательно смотрела на стрелку глубины. Три сотни, три с половиной, четыре... несколько раз погружение останавливали при резком "БУМК!" от железки, но убедившись что ничего не отвалилось, продолжали. Пятьсот метров наконец красовались на приборах.

- Вот я не думала, что это так стрёмно! - поёжилась Трикси, - Она уже трещит как пух знает что, а когда будет в три раза глубже?!

- Ну, ы, - развёл лапами Цзе, - Нам рубидий нужен, или как?

- Нужен, - зажмурилась лиса, - Скупо, как?

- Темно и тупо, - отозвался гусак.

- Ладно, потихоньку всплываю.

Всплытие прошло без эксцессов и лодка довольно мягко вышла на поверхность, а не вылетела как пробка, что чревато. Вылезшие на мостик узрели мокрого гусака, отряхивающегося от этой самой мокроты, как... как мокрый гусак, естественно. В отличие от аутентичной птицы, этот был не намазан жиром и оттого промокал насквозь. Плавсредство общими усилиями было возвращено к стыкузлу на левом борту "Краеведческого", и зафиксировано в захватах - на чём операцию можно было записать в сделанное.

Таким образом первую часть испытаний признали состоявшейся, Ъслоев засел за расшифровку бортовых самописцев лодки, чтобы понять насколько годно настроены механизмы, а остальные разошлись. Трикси потратила несколько часов, чтобы издумать все лисьи мысли, и натурально запарилась - всмысле, голова нагрелась до горячего состояния, так что приходилось мочить пух прохладной морской водой, потому как сдешний воздух помогал в этом никак. Лисы же немало внимания уделяли увиденному - как впрочем и всегда - а именно морю, плавнику и сдешним обитателям, не только организмам.

Зверьки обратили внимание на грызя, потому как никогда не видели грызей, а интерес к этим животным был широкий. Учитывая то что белки - это Щебень, а Щебень - это всё остальное, это никак не удивительно. Лисы, пусть и не без помощи Трикси, соображали, что разумная белка и рядная белка - совсем другое кудахтанье, ввиду чего трёххвостая была прямо-таки нагружена пожеланием потрепать сквирячьи уши. Поскольку она привыкла всегда следовать этим пожеланиям, то так и сделала.

Фабак был отловлен на выходе из пищеблока, хотя это и не так просто сделать, как может показаться. У белкача были совершенно не те повадки, что у флюдей; он безо всяких корыстных мыслей выходил не в дверь, а в окно на первом этаже, потому что ближе, и по цокольной дорожке здания ныкался среди зелени. Увидев лису, он также подумал о том, чтобы испариться, но воздержался.

- А мне тоже твои уши - в пух, - цокнул грызь, - Пшли в лесок, там и кло?

- Ты вроде собирался кормиться, - показала лиса на куль пищи.

- По пути, - заверил Фабак, - А ты кормом не развлекаешься?

- Неа, электричество в аккумулятор - вот и весь корм, - хмыкнула Трикси.

Пуховые зверёк и само-зверёк перешли оплетённый виноградом мостик над каналом, и попали в сосновник, где изумительно пасло смолой и хвоей, нагретой солнцем, а под лапами шуршали сухие иголки.

- Мне вот пришло под уши, - тявкнула лиса, - Что ты вообще тут делаешь?... Да я понимаю, что находишься. Всмысле зачем ты прилетел на Шаданакар.

- Это довольно просто, - хмыкнул Фабак, - Я из организации, которая у вас называется КБР.

- Экх... - мотнула головой Трикси, - Странно, мне казалось это секретная служба, понимаешь о чём бишь я?

- Это может у вас она и секретная, а у нас нет.

- Ты ещё цокни, что именно ты тут делаешь?

- Да легко. Треплю за ухо лису, - точнёхонько ответил грызь.

Трикси посмотрела на показатели "смех" и поняла, что не будь она Самой, валялась бы сейчас на земле в истерике.

- Если подробнее, - цокнул далее Фабак, хрумая огурцами из кулька, - Сами это одна из моих тем, должон наблюдать и записывать, почём перья. Если ты не знаешь, нигде кроме как на этой планете таких как вы нету.

- Кое-что знаю.

- Ну вот и я теперь кое-что знаю. Однако! - встрепенулся грызь, - Прошу таки дальше многолисия особо не тявкать.

- А! - хмыкнула лисица.

- Это из-за само-кота, - огорошил Фабак, - Я думаю что он из атлантических.

- Из атлантических? - задумчиво произнесла Трикси, водя ушами, - А какого рожна тут делает?

- Знал бы, цокнул.

- Он сказал, что главное - это чучхэ, - припомнила трёххвостая, - Только даже я не могу понять, что такое чучхэ.

- В том и дело что ничего, - усмехнулся Фабак, - Если упрощённо, то так называют любую радикально-социалистическую идеологию.

- Ещё радикальнее, чем у нас? - засмеялась лиса.

- Совсем не такую, как у вас, - серьёзно цокнул грызь, - Основанную на явлении "государство", ныне успешно забытом.

- Так, погоди, - мотнула ушами Трикси, - Этот Цзе со своим чучхэ всё-таки копает под нас или не под нас?

- А поди пойми. Рабочая версия состоит в том, что чучхеисты из Кореи как-то попали к атлантам, а теперь само-кот - оттуда сюда. С какой целью, одному Политбюру известно, да и то в теории.

- Хм... А может, не бить голову об стену, а взять да и спросить его?

- Это дельный вариант, - кивнул Фабак, кроша вокруг батоном, - Гораздо более дельный, чем кажется вашим.

- Вашим? - хмыкнула лиса, сделав выводы.

- Ты сделала выводы, - точно цокнул грызь, - Но ничего страшного. Да, из ваших, шаданакарских, тут тоже кое-кто трётся. Что же касаемо этого само-кота... было бы чрезвычайно в пух, если бы ты его действительно спросила.

- А сам?

- А я органический и у меня не настолько хороши анализаторы.

- Ну, поскольку ничего особо страшного не предвидится - могу и спросить, - пожала плечами Трикси.

Также она всё-таки узнала некоторые подробности о том, как живут грызи на примере конкретной особи. Фабак был родом с Миркасы, ближайшей беличьей планеты к солнечной системе, и сейчас ему стукнуло по голове уже сорок пять лет, в пересчёте на понятные годы. При этом никакой качественной разницы между белкачом в двадцать и в сто двадцать лет - не просматривалось ни с первого, ни с тридцать первого взгляда.

Как это зачастую и случается у грызей, в его семье было очень много хвостов - одних братьев и сестёр аж тринадцатеро! Всмысле, пояснил сам грызь, если уж у особей есть Дурь растить потомство - то как правило они ставят это на поток; этим компенсируется тот факт, что множество грызей этим не занимаются просто из-за того, что заняты другими вещами, а растить бельчат, не отдавая этому всех сил, белки считают глупым.

Всю дорогу Фабак что-нибудь да расследовал, подкапывался и вынюхивал, и ему это нравилось - что впрочем по умолчанию, раз делал значит и. Ничего особенно страшного грызь не предотвратил и не раскрыл, но и этим нисколько не тяготился. Узнав о том что на Шаданакаре можно найти много ерунды для дознания, он увязался в командировку, и по этой причине сейчас и находился в сосновом лесу на плавучем острове в Карибском море.

Этой пургой Трикси осталась довольна и впоследствии подробно поведала о ней своим лисам. Однако спокойное времяпровождение было прервано событием, а именно тем что Скупо начало клинить, о чём гусак и сообщил лично. Некоторая потеря контроля над туловищем обернулась тем, что вместо того чтобы выйти в дверь, он проломил тонкую стенку рядом с оной. Хотя припуганные щачловеки сдуру позвонили 03, медицинщики сами сообразили что само-гусь не есть организм, а они занимаются организмами; вызов был перенаправлен в аварийную службу НИИП, которая и занималась подобными случаями. Уже через десять минут на площадку перед ангаром спикировал сверхскоростной самолёт, вывалившие мехи скрутили буйное туловище и уволокли внутрь.

Подумавши, лиса связалась с Алисой, чтобы прочистить обстановку - ей самой совершенно не хотелось, чтобы её также утащили "на ремонт". Алиса просветила, что скорее всего дело в замасливании отдельных агрегатов, потому как очень плотную смазку, использующуюся в туловищах Самих, вполне может загнать внутрь давлением с пятисот метров глубины.

- Вообще-то я об этом мало что знаю, - добавила щачловечка, - Ты же знаешь, я по части содержания, а не формы. Но тот кто знает, сказал, что раньше считали что давление не повредит. Просто никто ещё не испытывал.

- Уже испытывал, - поправила Трикси.

- Да да. Я имела ввиду - до того как испытали вы.

Ъслоев по поводу гуся негодовал, но в рамках приличия, и с ходу пересмотрел программу испытаний. Сделал он это, надо сказать, весьма просто:

- Эй Цзе.

- А?

- Включи-ка логику и пересмотри программу испытаний, учитывая полученные данные.

- Поскольку цель состоит в безопасном спуске на дно, присутствие Самих за бортом не обязательно. Основной прочный корпус лодки имеет семикратный запас прочности, поэтому самое негативное развитие событий подразумевает выход из строя систем лодки, что сделает невозможным всплытие и поддержание жизни организмов в обитаемом отсеке. Поскольку Сами не являются организмами, а разгерметизация отсека практически исключена, экипажу ничего не будет угрожать.

Тем не менее, делали всё основательно и проверили туловища на нетребовательность к кислороду, просто завязав на головах пакеты на весь день. Было неудобно, но удушья, ясное дело, ни лиса ни кот не почувствовали, о чём и сообщили. Лисы, глядючи на это, покатывались со смеху - как впрочем и все остальные. Правда, они и так покатывались, поэтому скорее всего связь если и была, то не прямая. Лодку продолжали гонять невдалеке в море, и на третий раз она достигла самого дна; Трикси была слегка разочарована, увидев в свете прожекторов только сплошной мутный песок, имевшийся на этом самом дне, а Рйек сумничал, прочитав лисам длинную лекцию про океаническое дно.

Вскоре стала вырисовываться акварелью надобность выходить в море непосредственно на промысел; Самих это напрягало меньше всего, потому как их приёмо-передатчики работали через ретрансляторы на вышках и спутниках и им не было никакой разницы, сто метров или километров. Взять на борт одного, пусть и крупного, кота было легко, а вот кучу лис - сложнее, да они и сами не очень-то рвались. Ввиду этого многолисие было оставлено на базе, а судно с лодкой вывалило от причала и погребло по намеченному курсу, тихо урча архаичным двигателем. Тут же выяснилось, что рассчёты ни в пух, и когда лодка пристыкована - плыть практически невозможно, потому как корабль разворачивает и заваливает на борт. Пришлось лодку отцеплять и тащить на тросе, что вводило дополнительную времязатратную возню...

- Вот что это значит - "времязатратную"? - изрёк Сюань Цзе, облокотившись о перила и пырючись вперёд по курсу.

Трикси огляделась, никого не увидела и сочла, что это ей по мозгам.

- В каком смысле? Кажется, определение предельно чёткое.

- Определение да. Чётче только профиль стодвадцатидвухмиллиметровой гаубицы на фоне заката у горы Пёхьен. Я имею ввиду, какое вообще это имеет значение? Понятно, когда ты собираешься потушить дом до того, как тот сгорит - тогда надо успеть за какое-то время. А здесь вы куда торопитесь?

- Никто не торопится, во-первых, - тявкнула лиса, также глядя на морской горизонт и небольшие волнушки, - А главное, я знаю зачем сама в это ввязалась. Хочется увидеть реализацию собственных идей и, так сказать, увеличение мжвячности посредством этого.

- Да, но...

- Какие но? Ты сам говорил, что краска - в пух?

- Ну да.

- Какого ещё рожна тебе надо, - засмеялась Трикси.

Цзе вычесал всю голову, но так и не придумал, что сказать. Тем временем судно прошло линию буёв с красно-белыми флажками и номерами - причём буи представляли собой тяжеленные бочки диаметром метров по пять, с высоченными мачтами на них.

- О, грызо! - тявкнула лиса, увидев грызо, - А это что такое поперёк моря?

- А, это, - зевнул Фабак, глянув, - Граница населённого пункта.

- Населённого кем??

- О суслики-щенки, это йа тебе расцокивать буду?... Населённого морскими организмами. Здесь глубина от силы полсотни метров, так что полно растительности, ну и всего прочего...

- Ладно, а буи-то нашиша?

- Санитарная зона. Чтоб не вздумали кому на голову кирпичи сбрасывать или что такое.

- Эх, глянуть бы.

- Эх, включи 4й канал, - сказал кот, - Там как раз кто-то видео на лодке включил.

Трикси включила трансляцию и действительно увидела картинку с камеры подлодки, смотрящей вниз. Снизу вид закрывали фермы захватов, а всколыхнутая движением корабля вода слегка затрудняла осмотр - однако всё равно можно было разглядеть изрядно всего. Дно почти сплошь оказалось занято тёмно-зелёным лесом колышащихся водорослей, но не это главное - среди "леса" возвышались постройки! Целые улицы из открытых площадок на сваях, куполов и прочих сооружений, в иных местах освещённые фонарями. Уходящие в глубину затенённые ущелья выглядели вообще навроде новогодних ёлок, переливаясь разноцветными огнями, расплывчатыми сквозь толщу воды. Среди всего этого то и дело попадались крупные рыбы, в которых без труда узнавались животные - всмысле, дельфины. Эти и раньше не были особо неразумными, а уж теперь вели собственный песок на дне мирового океана, так что составляли большую часть опяченых морских жителей.

- Прелесть какая! - тявкнула лисичка, вспушив ухи, - Как-нибудь обязательно туда смотаюсь.

- Только после эт-самого, пжлст, - добавил Рйек.

Добавил он это с расстояния в десятки километров, копаючись в сухой хвое в намерении найти грибов.

- Да само собой, - пожала плечами Трикси, - Я вообще не спешу.

Толстобокая угловатая баржа "Краеведческий", ведомая радиокомпасом и дежурным морячком, кое-как добралась до предполагаемого района эт-самого. Здесь уже ничего, кроме волн, не было видать до самого горизонта, так что при ориентировке приходилось полагаться на приборы. Трёххвостая могла с точностью до десяти метров определить расстояние в несколько километров, но это если смотреть на ориентир - берег или буй, а в открытом море зацепиться не за что.

- Да тут тоже строить собираются, - сказал Ъслоев, пялясь на волны, - Лет через двадцать навесят плавучих платформ, чтобы на них размещать организмы.

- Оущ, - прикинула лиса, - Это-ж сколько организмов можно разместить по всему океану...

- Сколько влезет, потому как на гидросферу это влияет незначительно. И главное, повышает основной ресурс планеты, который на П.

- Пердимонокль?

- Пяку. То бишь, количество думающих мозгов... Кстати надо подумать, как крутиться.

Крутиться придумали по старому, а вычислить требовалось место для сброса сухарей из пустой породы, чтобы потом не пришлось их убирать; этим занялись в качестве практики интересующиеся, а лисе и коту пришлось играть в капитанов Немо и задраивать над ушами люк. Подлодка по-прежнему брыкалась и управлять ею издали было крайне маловозможно, тем более так не устранялись косяки. Ввиду этого Трикси в очередной раз наблюдала мельтешение пузырей на экранах камер, в то время как аппарат проваливался в глубину и скрипел, сжимаемый давлением. Корпус при этом деформировался очень значительно, но обитаемый отсек оставался круглым - на то он и круглый.

Сложность состояла также в том, что на лодке не имелось никаких особо продвинутых устройств, чтобы определить состав осадочной породы на дне - там имелся только грунтозаборник для проб, а на судне - масс-спектрометр образца сильно ДЩ, каковой однако исправно делал анализ химического состава. Раннее использование такой же техники по искомому району привело к созданию карт, ныне имевшихся на вооружении; на них отмечались несколько длинных "языков" осадка с повышенным содержанием рубидия. Соответственно, нужно было попасть именно в эти места, чтобы не просеивать всуе пустой песок. Это вызывало диалоги типа

- Дай правее тридцать.

- Тридцать чего?

- Анчоусов... Градусов, само собой.

- А шиш, течение разворачивает.

- Ууу...

После того как навигацию осиливали, подлодка садилась лыжами, приделанными к пузу, на грунт; здесь начинал работу зажёвывательный механизм, пихавший грунт под фрезы и далее в осушитель. При этом грохот в отсеке стоял такой, что никакие живые уши его долго бы не выдержали. Посредством же связи лисы из леска и кот с корабля подробно любовались тем, как Сами работают на глубине. Лодка ползла по дну, заглатывая верхний слой и при этом поднимая изряднейшую тучу мути, которая сразу стала причиной беспокойства. Доподлинно известно, что таким образом можно замутить громадные объёмы воды, заметные даже в океане, а это далеко мимо пуха.

Консилиум выявил надобность в отражающем щитке, чтобы реактивная струя воды от винта не попадала на дно; щиток был сооружён из металлической стенки надстройки и прикручен на болты - благо, лодка вся была в отверстиях, как сыр. На эту возню улетел день - точнее, ночь, потому как днём снова жарило. Ночью же появлялась благая возможность понюхать прохладный воздух и поглазеть в стотысячный раз на звёзды.

Проделывая эту операцию, ну которая со звёздами, Трикси внезапно почувствовала беспокойство - а поскольку беспричинного быть не могло, значит было причинное. Оглядевшись подробным образом, лисица пришла к выводу что краем уха заметила след на воде, оставленный не иначе как подводной лодкой. Сопоставив виданное, она сообразила что лодка должна иметь нефиговые размеры и идти с большой скоростью. Неизвестно почему, но это заставляло задуматься; для начала трёххвостая пошла в рубку управления, где сидел дежурный негр Николай, и спросила, не было ли чё. Дежурный сознался, что на локаторе была видна какая-то крупная посудина, просвистевшая мимо в неизвестном направлении.

Трикси взрыла Сеть и освежила свои знания насчёт подводного флота на планете; тот состоял из нескольких отрядов подлодок, построенных в рамках исторической реконструкции. Однако ещё ни у кого не доходили руки воссоздать атомную подлодку - а судя по скорости и размерам, это как раз и была она. Лиса подумала и решила вынести сквирячий мозг.

- Клоо? - заинтересованно приподнял хохолок Фабак, - Неопознанный объект?

- Совсем неопознанный, - подтвердила Трикси, - И это не столько праздное любопытство, сколько опаска. Если это действительно аутентичная ядерная лодка, пусть и не ядерная, то велик шанс что она в нас впишется и раскромсает баржу, как банку ножом.

- Предполагаешь, какой-то дурак построил втихоря? - почесал уши грызь.

- Может быть вообще не построил, а сохранилась с Дэ-Ще.

- Не может, - цокнул грызь, - Мировой Совет проводил тщательное расследование по всем подобным реликтам.

- Что я тогда видела? - резонно хмыкнула лиса.

- Изображение, - точнёхонько ответил Фабак, - И скорее всего, что-то из вашего, шаданакарского... Впрочем не факт. У нас тут близко, как йа цокал - что?

- Атлантида?

- Вот именно, - белкач потёр лапы, - Какбы так ненавязчиво запросить все причастные службы, чтобы не поднимать волну раньше времени...

Чем он собственно и занялся; теперь грызь не шарился по кораблю, а быстренько делал работу и сваливал в каюту, как он цокал долбиться в авиасимулятор. На самом же деле рыжее существо производило предварительную вскопку информации, каковая могла бы пролить, в том числе свет, на событие с неопознанным объектом. Грызь настоятельно попросил лису не делать этого самой, чтобы не запалиться; та не совсем представляла, запалиться - перед кем, но торопиться не стала.

Дальнейшее бульканье Каши началось в 3:30 по местному времени, когда подлодка работала на дне, а Цзе просвещал трёххвостую насчёт того, что такое чучхэ. Честно сказать та ничего не поняла, главным образом потому что её рядные лисы просто запретили ей понимать такое воизбежание выноса всех мозгов. Опасность была перекрыта другой опасностью, когда лодка внезапно накренилась и явно поползла в яму, подвернувшуюся на пути; спустя десять секунд субмарину развернуло и она притёрлась к низкой каменной гряде.

- Дай назад, - тявкнула Трикси, глядючи через камеры.

- Не идёт, - сообщил само-кот, попробовав.

- Похоже фигов щиток попал под винт, - сообразила лиса, - Теперь только всплывать.

Продувка балластных цистерн прошла успешно, но лодка не стала подниматься! Осмотр опять-таки через камеры выявил, что лыжи сейчас вышли боком, потому как зацепились за камни на дне и не давали лодке всплывать. Следовало пораскинуть нервными центрами о том, как выйти из затруднения, учитывая отсутствие хода.

- Ну вот, от нас уже полно профита, - заметила лиса, - Если бы здесь сидели организмы, эта ситуация была бы для них смертельно опасна.

- Видимо так, - пожал плечами кот.

- Собственно, мы-то и не можем умереть в обычном смысле слова, - задумчиво добавила лиса, - Потому как это про организмы.

- Гм. А если лодку раздавит давлением, это будет что? - поинтересовался Цзе, и на коричневой морде казалось проступили явные признаки троллфейса.

- Выйдет из строя мехтуловище и квантовая матрица, содержащая сознание. Однако поскольку наше сознание образовано Рядом, стоит включить новую матрицу - и всё будет почти как и было. Ты и сам должен это знать, нэ?

- Я это знаю, но думаю что это и есть "смерть", вне зависимости от органичности или обратимости, - сказал кот, - По крайней мере так учит... акхм.

- Кто?

- Никто, - нахохлился Цзе, - Я хотел сказать, "учит мой мозг".

Лисица хмыкнула, потому как она была всё-таки лисица, и обладала способностью точно определять, когда кто ляпнул лишнего. Впрочем докапываться она не стала, а переключилась на поиски вариантов выхода из аварийной ситуации. К сожалению, такой глупости предусмотрено не было и никто не знал, как именно вытащить лодку из жажи.

- Выслушайте, может быть стоит кого-нибудь попросить помочь? - сказал само-кот через четыре часа безуспешных попыток.

- Ололо? - хмыкнула Трикси, - А как же чучхэ и опора на собственные силы?

- Это не главное, - сказал Цзе, хотя десять минут назад говорил, что именно это главное, - Главное состоит в том, что у шаданакарцев нет лидера, который вёл бы народы вперёд!

- А тебе не кажется что народы и так ведутся вперёд безо всяких лидеров? - с неподдельным интересом спросила трёххвостая, - Или факт хотя бы твоего существования тебя не особенно впечатляет?

- Впечатляет, - сознался Цзе, - Как и многое другое, сделанное при МирСовете.

- Так какого рожна?

- Такого, что всё это построено на подушке из щебня! Щебень то, щебень сё...

- Опять та же фигня, что и со временем, - фыркнула лиса, - То что построено, как ты сам признал, в пух. А подушка из щебня была, есть и будет, и никуда не денется.

- Блин, - цокнул кот, - Ведь правильно.

В то время как Сами трепали мозги на глубине, команда на "Краеведческом" продолжала работу и усиленно думала, как эт-самое. Фабак даже забросил свои поиски подводного НО и раз сорок обошёл корабль, раздумывая над обстановкой. Эти обходы позволили ему заметить то, чего не замечали другие организмы с глазными яблоками - в утренней дымке на границе видимости появились разлапистые чёрные паруса, а под ними отрисовался круглобокий баркас.

- Сусло с ъслым! - цокнул грызь, и юркнул в каюту за оптикой.

Оптика выявила, что к судну приближается деревянный корабль под парусами; наверху там не было заметно никого, что ещё больше усугубляло подозрения. Фабак вдобавок заподозрил, что паруса на плавсредстве для вида, а прёт оно на обычном электромоторе.

- А что такое? - стали спрашивать щачловеки, собравшись возле грызя, пырющегося в море.

- Местные хулиганы, - цокнул тот, - Так цокнуть, потолочные пираты.

- Почему потолочные?

- Потому что работают только до потолка, а потолок у них - статья "хулиганство" из УК.

- Может, просто объяснить им, что тут аварийная ситуация и ихние пантомимы не к месту?

- Ага, йа послушаю как ты попробуешь, - хмыкнул Фабак, но тут же довольно потёр лапы.

- Ты довольно потёр лапы, - заметил Ъслоев.

- Ага, - сознался грызь, - Честно цокнуть, подробное изучение обстановки - это моя привычка, поэтому про этих клоунов йа знал с самого начала.

- То есть остаётся вопрос - что делать?...

Фабак цокнул, что делать. Следует заметить, что даже против ветра баржа не могла уйти от пиратского судна, которое явно шло не на парусах и приближалось куда быстрее, чем хотелось. Противо-абордажное оборудование на "Краеведческом" также отсутствовало, скорее напротив - куча всяких ферм и лестниц торчали за борт, так что забраться хоть с воды - раз плюнуть. Чтобы этого не случилось, грызь предуслышал хитрый план, заключавшийся в использовании имеющегося оборудования - в частности, на судне были мощные компрессоры, работавшие на установку обогащения руды. При помощи этих компрессоров и пожарных рукавов, а также просто шлангов, можно было создавать струи воды замечательной мощности, что и легло в основу оборонительного плана. Поскольку никакой сложности тут не наблюдалось, команда быстро сообразила что к чему.

Ввиду всего этого к тому времени как чернопарусный корабль подошёл к барже, та уже была готова к бою и набрала скорость, чтобы иметь возможность маневрировать. Следует заметить, что любому станет несколько не по себе, когда рядом начинают нависать мачты и хлопать чёрные паруса; вдобавок пираты дали залп из нескольких бортовых пушек, устроив фейерверк с дымом, искрами и главное грохотом. На палубе засуетились флюди, ряженные в аутентичных пиратов, и рванули вверх по вантам, откуда удобнее перепрыгивать.

- Прекратите беспредел, милицию вызову!! - вещал в громкоговоритель Ъслоев.

Эффекта это не возымело, и судя по всему по простой причине - дураки просто заткнули себе уши наушниками!

- Правда вызовешь? - поинтересовался Фабак.

- Неа, - хмыкнул щачловек, - Что в общем-то для них хуже.

Команда "Краеведческого" не торчала у борта, а наблюдала за происходящим из укрытий, чтобы ввести противника в заблуждение. Одна партия абордажников перелетела на крыши надстроек, используя канаты, а вторая лезла тупо через воду, вплавь и забрасывая на борт "кошки". Сидевшие в засаде дождались, когда переправятся все жертвы, а затем открыли воду на поражение. Зажатый в хомуте пожарный рукав извергал струю такой мощности, что его могли направлять только трое, держа за длинные рычаги; им предстояло отплёвываться от водяной пыли.

Абордажникам же пришлось гораздо туже, потому как струя попала по самому скоплению оных; раздались вопли. Получив пинка от воды, пираты отлетали с крыши в промежуток между надстройками - а там ничего мягкого не имелось. Несколько их успели спрыгнуть сами, но большую часть, как и задумывалось, смыли и скорее всего вывели из строя. Тем же макаром удивили лезущих через борт - удержаться против струи никак не получалось, и туловища летели обратно в воду. Им ещё крупно повезло, что торчащие фермы не позволяли кораблям притереться бортами - иначе их просто раздавило бы.

- Теперь вариант два! - цокнул Фабак коту.

Кот - всмысле аутентичный кот, а не Сам - кивнул и ныкнулся за вентиляционные трубы на крыше. Когда между кораблями оставалось метра два, он с разбегу сиганул на вражескую палубу и тут же побежал к люку, ведущему вниз. Остававшиеся на своём корабле пираты орали и размахивали фальш-шпагами, но зверь был проворнее и уже юркнул по лестнице под палубу. На барже тем временем продолжалась войсковая операция; команда вооружилась ножками от табуреток из столовки, которые работали не хуже бейсбольных бит, и несколько туловищ уже испытали на себе их действие, резко заскучав. Нападавшие были хорошо подготовлены, но кубинцев было больше и у них была артиллерия в виде водяной струи - как только придурки скучивались, в кучу шёл залп и тела разбрасывало по стенкам или за борт, на что собственно и был рассчёт. Достаточно быстро противника вытеснили на самую носовую площадку за контейнерами, которая не простреливалась водомётами - пока не простреливалась, потому как флюди в спешном порядке протягивали ещё один рукав. Грызь за это время успел увидать лезущего по верёвке и спустил ему на голову ведро, так что флибустьер - диллетант оказался с посудой на голове и никуда уже залезть не смог.

Суда двигались паралельными курсами, а вокруг "Краеведческого" кипела потасовка - в прямом смысле вокруг, потому как смытые пытались вылезти на борт, а их сбрасывали. Фабак заметил, что вражеская посудина начинает отставать, и стал выискивать взглядом кота; к удаче, тому помощь не потребовалсь. Здоровенный котяра с разбега перемахнул на баржу и поспешил убраться из-под водяного обстрела.

- Да они там совсем того! - сообщил Цзе, отфыркиваясь, - Машинное отделение ни разу не закрыто.

- И? - уточнил грызь.

- Повернул блок зажигания, теперь пусть поразбираются.

- В пух, - кивнул Фабак, - А теперь последний фаз.

Под последним фазом он подразумевал то, что происходило в следующие минуты. Баркас с чёрными парусами, лишившись дизеля, сразу остался сзади, а баржа начала заходить по подкове, сначала взяв левее, а потом правее, пока нос её не уставился прямиком на вражину. Там сообразили, к чему это всё, и попытались маневрировать при помощи парусов, но этого у них не получилось. Расклад получился самое то - как раз на носовой площадке отбивались от струй воды последние абордажники, остальные же вяло барахтались по волнам на большом протяжении. На полном ходу "Краеведческий" шёл на таран, вздымая буруны и угрожающе грохоча движком.

- Медицинщиков вызвал? - осведомился Фабак у рулевого.

- А? Да, уже, - ответил тот, хотя выражение лицевой части было довольно маньиакальное.

Медицинские реактивные вертолёты уже подлетали, когда баржа вышла на финишную прямую и теперь борт цели стремительно приближался. Все кто стояли в рубке, порадовались что они в рубке, потому как та была далеко от носа.

- Всем держаться!! - крикнул Ъслоев, - И да - это вам за "Варяг", бестолковые боровы!

- Это вам за Плая-Хирон! И до кучи привет от моего хомячка! - добавил кто-то из кубинцев.

Больше времени выступать не осталось, потому как нос баржи вошёл в деревянный борт, кроша его как вафлю; особого удара даже никто не почувствовал, потому как тяжёлая посудина разрезала баркас надвое, превратив центральную часть в сплошную кашу. Наблюдавшие успели только перегнуться за борт, чтобы увидеть уходящие под воду части; спустя двадцать секунд "Краеведческий" уже просто проходил в небольшом облачке плавучего мусора, расталкивая куски боками.

На этом буффонада оказалась в круглом состоянии, и "пираты" больше не пытались влезть на судно и совершать прочие противоправные действия, а напротив, махали руками и кричали, чтобы их вытащили. Три вертолёта, надув поплавки, сели на воду и с них спустили надувные лодки, собирать урожай. Медицинщики при этом действовали спокойно, потому как подобные случаи им были не в новинку, и вполне в штатном режиме собирали туловища, бултыхающиеся в волнах. Некоторых при этом вытаскивали как мешки, потому как они здорово приложились о твёрдые предметы. Вслед за медицинскими появились и милицейские.

- Уй сейчас начнёётся... - зажмурился Ъслоев, - Нам блин план надо гнать, а тут разведут...

- Ну кпримеру, можно сказать что кто-то один таранил шхуну, - предложил Фабак, - Кажется, одного точно под винты затянуло.

- Сам виноват, экстримал хренов! Кстати, кто таранил-то?...

- Давайте я, - пожал плечами рулевой, - Проканителят конечно, но нишиша страшного. Тем более я таранил. Будем считать, по личной инициативе.

Милиция к расправам над пиратами была привычна, особенно если дело касалось неместных судов. Местные могли и наплевать, подождать пока их "захватят", и спокойно уплыть дальше, а вот неместные как правило делали примерно тоже самое. Собственно в этом и заключалась вся фишка современного пиратства, когда разгильдяи пытались захватить судно, не причиняя никакого вреда команде и матчасти, и иногда им это удавалось. Команда же, ясное дело, стреляла на поражение.

Фабак с интересом глазел ушами на суетящихся местных, потому как ему было просто по должности полезно такое услыхать. На Миркасе грызи придумывали немало способов развлечения, иногда не менее опасных для жизни, но вслуху своих особенностей им точно не пришло бы под уши такое! Из-за этого событие представляло для грызя ещё больший, так цокнуть, научный интерес, так что он уже сообразил, как написать отчёт о.

Трикси, сидючи в подводной лодке, чуть все когти не обкусала, наблюдая за происходящим через котовый канал, и от этого резко усилила думанье. От думанья у лисы сильно нагрелись уши, так что она приложила их к холодной стальной стенке - кое-как помогало.

- О! - буквально оглушительно тявкнула лиса, - Айда раскачать лодку!!

- А? - довольно отсутствующим взглядом посмотрел Цзе, - Чо?

Трикси сообразила, что само-кот сейчас поддерживает думательную деятельность кота настоящего и оттого находится в отключке. Трёххвостая припомнила, как она раскачивала лодку на поверхности, и стала толкаться от стенки к стенке, стараясь как можно сильнее налечь на борт. Стоящая на дне посудина не двигалась с места.

- Блин, котяра!

Котяра помотал головой и пришёл в большую годность; он скептически поглядел на подобные действия, но тоже начал толкать стены. Два туловища давали уже как минимум в два раза больше ускорения на объект, так что стало заметно колебание пола под ногами.

- Песок налево! Песок направо! Песок - налево!!...

- Спокойно, песок пошёл...

Осушённые балластные цистерны уже порядочно тянули лодку вверх, так что небольшие колебания от толчков оказались достаточными для того чтобы своротить держащие её камни; посуда медленно пошла на всплытие. Стрелка глубинометра поползла к отметке "ноль"; следует заметить, что по этой стрелке легко ошибиться метров на полсотни, если не больше, и она скорее поржать, чем для точных измерений.

- Плюс шестьдесят к скиллу подводника, - прокомментировал Цзе.

Трикси подвысунула язык и кивнула, глядючи на эту самую стрелку. Поднималась лодка долго, потому как не работал ходовой движитель, так что на буффонаду пушные конечно безнадёжно опоздали. "Краеведческому" пришлось подходить к всплывшей лодке и цеплять в захваты, чтобы осуществить ремонты. При этом производить эти действия приходилось одновременно с процессуальными, потому как на судне толклись следователи и вытряхивали слова из свидетелей. Трикси прямо так и спросила:

- А что это вы тут делаете, товарищ?

- Вытряхиваю слова из свидетелей! - сказал тот, продолжая пассы над судовой крысой.

Слов было вытряхнуто достаточно, чтобы быстро сшить дело и списать материальный урон в виде уничтоженного баркаса и четыре чёрных мешка с останками "пиратов". В связи с надобностью освидетельствования затонувшего плавсредства, а точнее двух кусков оного, к району был завёрнут плавкран с батискафом, применявшийся на подводных стройках; своими мощными локаторами он быстро отыскал требуемую ерундовину, и спустившийся батискаф произвёл подробный осмотр. Было официально подтверждено заявление, что "ваще в кашу!".

На этом инцидент практически оказался исчерпан до дна, и команда могла вернуться к своим рубидиевым баранам. Кстати сказать, за всё прошедшее время подлодка выцедила со дна около тридцати килограммов искомого, что привело малознающих в добротный шок. Более знающие пояснили, что рубидий не каша, и в частности, в каждом маркере его примерно две десятых грамма; следовательно, лодка уже наковыряла сто пятьдесят тысяч маркеров, если переводить на них. Это успокоило скептиков, выселило пессимизм и вообще.

- Выслушайте-ка вот что, - сказал Цзе, качаясь на стуле, - Есть подозрения, что неопознанная подлодка из той же кодлы, что и фиговы корсары.

- Это подозрения, - цокнул Фабак, - А где факты?

- Хмм... - задумался само-кот.

- Тявкнуть сяк, - тявкнула сяк Трикси, - Я тут тоже слегка просмотрела вопрос, вы знаете что у этих клоунов тут целая плавбаза?

- Знаем, - кивнул грызь, - И что?

Плавбаза клоунов была переделана из древнего авианосца, ныне мало видного под горой надстроек, и представляла из себя натуральный плавучий город. Обитали в нём помешанные на парусных движителях для плавсредств и захвате материальных ценностей - ввиду того, что захватывать всерьёз было невозможно, захватывали бутафорски.

- Можно было бы смотаться и пошурудить, - предложила лиса.

- Ну, чисто теоретически - да, - растёкся мыслью Фабак, - Но нужно иметь какой-то план действий на этот счёт...

- Не-не-не! - тявкнула как отрезала трёххвостая, - Это тут не прокатит. Вот, видишь что это такое?

- Хвост?

- Именно. Берёшь его, и ищешь приключений на него. А у меня их вообще трое!

- Не понимаю такого способа, - признался грызь, - Но при желании попробовать можешь.

- А ты не полезешь? - удивилась Трикси.

- Йа что, похож на небелку? - фыркнул белкач, - Напух это надо.

- Сначала эт-самое, - напомнил Цзе, - А то Ъслоев нам вырвет уши. Как будет полсотни кило, идём в базу устранять косяки, вот пока они будут возиться - можем смотаться.

- Дельное предложение. Как раз ещё надо будет отправить многолисие домой, а то они уже мне все уши протявкали, что сыты по горло сдешним климатом.

- Фаб, как это вот так, - сказал немолодой щачловек, пырючись на грызя, - Взять, посветить в дело какую-то лису, потом отправить её хрен знает куда...

- Отвод! - цокнул Фабак, - Йа её никудушечки не посылал, она сама.

- Всё равно, ты понимаешь что это какая-то самодеятельность получается?

- Да сто пухов! - подтвердил грызь, - Именно то что ты сказал: само-деятельность. Прочистить дальше?

Икаев вздохнул, понимая что прочищать сейчас всё равно будет, хоть застрелись, и из этих соображений зажевал ещё "ириску".

- Так вот, - оправдал опасения грызь, - У нас и у вас разные представления о сущности общества, из которых и вытекает. Йа как грызь не могу цокать с вашей ёлки, поэтому цокаю со своей, кло?

- И что именно ты цокаешь со своей ёлки?

- Слова, потому что Ъ. А на самом деле, цокаю что задачей Комитета Безопасности Родины является безопасность Родины. Сия задача не может быть повешена на узкий круг ограниченных морд, а касается абсолютно всех организмов, существующих в подотчётном пространстве. Достаточно чисто отцокано?

- Да уж не грязно, - хмыкнул Икаев, - Только вот есть такие фенечки, как "профессионализм" и "долгий опыт", это тебе о чём-нибудь говорит?

- Да двести пухов! - кивнул ушами Фабак, - И долгий опыт, переданный мне теми, кто, говорит именно что эт-самое.

- А у меня есть впечатление, что присутствует момент "дедушка старый, ему всё равно", - прямо сказал щачловек, - В данном случае "планета не моя, так и попуху".

- В этом ты не прав ни разу, - твёрдо цокнул Фабак, - В любом случае, любой из этих Самих - очень ценное существо для наблюдения за, так что ставить рискованные опыты на них йа бы никогда не стал.

- Ага. "Полтора километра выдержит, лИгко!"...

- Заметьте, не йа это предложил! Гусак уже оклемался и вовсю фигачит на базе, в любом случае. Да и честно прицокнуть, птица ещё туповата, а вот лиса растёт просто на ушах.

- Главное чтобы не перерастала, - пробурчал Икаев, - И всё-таки, что ты думаешь извлечь из этой клоунады?

- В душе не грызу, - без тени сомнения ответил Фабак, - Как йа уже цокнул, ничего страшного скорее всего не будет. А если не будет страшного, то будет нестрашное, а уж что именно - одному пуху известно.

- Во методы, а! - хлопнул по коленке щачловек, - Сделать что-нибудь, и посмотреть что выйдет!

- А ты что предлагаешь? - уставился на него ушами грызь, - Ты хотя бы знаешь, кого или что ишешь?

- Вообще-то нет.

- Тогда вообще-то невозможно собирать информацию и вообще, как-грится, шить дело. Поэтому нужно что? - грызь повращал когтем в пухе хвоста, наматывая шерстинки, - Сделать вот так, чтобы было за что тянуть.

- Ну допустим, - кивнул Икаев, - А ты сам-то что собираешься делать, если не шариться там вместе с лисой?

- Выслушивать подробно, но издали. Так будет куда более эффективно, потому как грызь не выносит толпы и начинает косячить.

- И всё-таки мне это кажется идиотизмом... в плохом смысле причём.

- Кажется и ладно, - пожал плечами Фабак, - Хотя, вот тебе ещё песка - видишь карту района причастности? Да тут практически кроме этого плавберега и пиратской несушки, ничего и нету. Поскольку шариться по берегу - дело бесполезное, лучше шариться по несухе, кло?

Сотрапы, даром что выглядевшие друг для друга очень странными зверьками, всё равно думали примерно в одну сторону, хотя и по разному, так что принялись обдумывать слова. Обоих например занимали участившиеся в последнее время тревожные сигналы из-за Занавеса; там происходило какое-то бульканье, а весь опыт подсказывал, что любое бульканье там чревато как минимум вонью, а как максимум взрывом. Икаев например ещё помнил операцию 185го года, когда Занавес был прорван и пришлось учинять действия, близкие к боевым - близкие, потому что на вооружении имелись бельчачьи станнеры, как нелетальное оружие. Кстати самое тугое состояло в том, чтобы объяснить наскоро набранным ополченцам, что "нелетальное" не означает, что его нельзя грузить в вертолёты...

Маленький баркас с округлым корпусом, переваливая свою тушёнку по волнам, приближался к плавбазе "Бооту Бау"; та была видна ещё издали, когда на горизонте замаячили высоченные мачты, увешанные антеннами и тряпками. По мере того как расстояние сокращалось, можно было разглядеть весь плавучий остров, возвышающийся ярусами, как висячие сады; садов сдесь имелось мало, зато в изобилии громоздились постройки, маскированные под лютую древность. Учитывая то что фальшивый каменный дом был построен из камня, он собственно был не фальшивый. Бывшая башня авианосца теперь оказалась скрыта под вытянутым вверх замком, а вокруг оного находились целые улицы, налопаченные поверх палуб - к самому большому кораблю были приварены по бокам ещё несколько, что дополнительно усиливало сумбур.

Несмотря на странный вид, Трикси не особенно таращилась, потому как вспомнила первый раз, когда Алиса катала её на речном трамваище по Неве. Сейчас она могла и посмеяться над суеверным страхом перед водой, а тогда, стоило отпустить настройки, аж уши начинали дрожать. И всё же сам факт наличия такого страха очень радовал лисицу, подтверждая ей что она всё-таки лисица, хотя и не лисица.

- О, прострелы и выколотки! - комментировали лисы, смотря трансляцию, - Вроде весьма располагающее место!

- Издалека да, - уточнил Цзе.

В этом кот оказался прав на все триста: едва баркас подошёл к причалу, как появилась прорва флюдей, галдящих и суетящихся, как пух знает кто. Трёххвостая наблюдала за мельтешением на причале даже с каким-то удивлением, потому как никогда не видала такого. Круглобокая посуда швартовалась, протиснувшись между сухогрузом и деревянным парусником навроде испанского галеона, от которого явственно несло мокрым деревом и самодельным порохом.

Прибывшее плавсредство подверглось фронтальной маркитанковой атаке - то бишь, на него хлынули торговцы. Не дожидаясь причаливания, они прыгали через борт, роняя в воду сумки с барахлом и матерясь десятиэтажно на смеси многих языков. На лисицу и кота особого внимания не обращали, потому как тут вообще встречалось много чего гораздо похлеще - а им это было налапу.

Пропуская мимо ушей обрушенный на них торговый тупак, зверьки сошли по трапу и отправились с причала...

- Вот тебе и первая загвоздка, - резонно заметил кот, - И куда ты пойдёшь?

- В какое-нибудь место, - точнёхонько тявкнула Трикси, оглядываясь вокруг, - Пока - пошли перейдём на другой борт... или берег?

- Оуффч, - мотнул ушами Цзе, но ничего лучше предложить не смог.

Помахивая пушнейшими серо-фиолетовыми хвостищами, лисица просачивалась через броуновское движение организмов, ну и соответственно кот за ней. За пирсом начиналась набережная, крытая гнутыми досками, с россыпью всевозможнейших лодок и кораблей, пришвартованных к тумбам. Сдесь Трикси обратила внимание на страннный запах, и выискав его источник, удивилась в немалой степени: из утлого судёнышка несколько щачловеков выгружали корзины с рыбой! Насколько лиса могла разобраться в биологии, с горбушей.

- Что за ерунда? - спросила она кота, не используя звука.

- Даже не знаю, - сказал тот, - Но не может же быть, чтобы они тут настолько от лап отбились. Сейчас спрошу Фаба...

- Спроси, - кивнула лиса, - И не дай пух...

Соль состояла в том, что в условиях неограниченных пяней и жърчика никакой речи о промышленном вылове рыбы, как живых организмов, просто не шло. Подобное попадало под статью "беспардонное скотство"и каралось настолько люто, что сейчас у Самих и возникли сомнения в том, что они наблюдают действительно вылов рыбы. Как оказалось, сомнения их не подвели - Фабак просветил, что на плавбазе есть собственный синтезатор фальшрыбы, который выпускает её, фальшрыбу, в окрестную акваторию для последующего вылова сетями. Как утверждают местные, это позволяет поддерживать атмосферу - Трикси вовсю чуяла атмосферу, и тявкнула бы что любое из её лисо уже стошнило бы.

Разобравшись с непоняткой, двое двинулись дальше, поднявшись по кривым деревянным настилам на узкие извилистые "улицы" плавучего города. Причём "узкие" в данном случае равнялось двум метрам, а "извилистые" - повороту на девяносто градусов через каждые два дома. Посерёдке прохода были проложены всё те же горбыли, выглядевшие весьма аутентично, а под ними журчал мутный ручей из стоков. Неудивительно, что именно сдесь можно было увидеть каждого любителя средневековья, какие только водились на планете; ребята получали сполна, карабкаясь по настилам и уворачиваясь от выплёскиваемых из окон помоев. По крайней мере обливание "благородного дона" с ног до головы мыльной водой вперемешку с очистками выглядело достаточно колоритно, чтобы видашие поржали. Подозрительная Трикси правда потом подпрыгнула и заглянула в окно, из которого плескали - как она и подумала, там стояла автоматическая помоеплескательница.

- Ну помои - это хорошо, - фыркнул Цзе, - А ещё дальше?

- Ещё дальше? - почесала за пушным ухом Трикси, - Думаю надо как-то провентилировать вопрос про этих хулиганов, что напали на "Краеведческий".

- Зачем?

- Потому что это наиболее цепляющий вопрос, который мы можем сдесь провентилировать, - подробно объяснила лиса, - Тявкнем, интересуемся потому что мы сами оттуда. Может быть, нам предстоит услышать что-то вроде "да баркас фигня, вот там рядом атомная подлодка плавает, это да". А это будет профит.

- Мм... И где ты собираешься эт-самое?

- В месте, где собираются организмы. Впринципе тут конечно и так одно сплошное место...

В то время как лиса щебетала - хотя и молчала - перевший за ней кот натолкнулся на щачловека в синем плаще и шляпе с пером... всмысле, на туловище было и ещё что-то помимо плаща и шляпы, но это бросалось в уши - так вот, котяра слегка подтолкнул организм плечом, и тот загремел между стенкой и настилом в сточную канаву.

- Тысяча чертей!! - завопил пострадавший, - Каналья!

- Да по-моему, не особо каналья, - сказал Цзе, глянув в канаву, - Так себе, канальчик.

- Сударь, вам звездец! - пафосно объявил стоящий в луже и попытался изъять шпагу, но этого не получилось.

Цзе пожал плечами и хотел было свалить дальше, но лиса почуяла, что хвост подсказывает: вот она, еччожа. Остаётся только как следует "прокачать" оную. Ввиду таких соображений, промелькнувших от правого до левого уха, Трикси подошла к краю настила и приветливо тявкнула, заставив щачловека сильно вздрогнуть:

- Простите, мы не нарочно. Вам помочь?

- Побойтесь хоть кого-нибудь, сударыня!...

"Сударыня" всё же удержала туловище, чтобы оно снова не свалилось в канализацию. Цзе прифыркнул и закатил глаза, но портить песок не стал, само собой.

- Мы это... сударь, вообще что? Мы тут типа недавно, да. Примерно минут семь... - кое-как подобрала слова Трикси, - Хотели бы кое-что выяснить...

Многолисие в это время валялось по ковру впокат, обсуждая варианты расшифровки анахроничного слова "сударь".

Как оказалось, хвосты не зря отягощали лису и подсказывали правильно, потому как пойманный организм был информирован, глуповат и болтлив, а больше ничего и не требовалось. Он ещё неслабо потешил зверьков, сказав что зовут его Хан Соло, в честь древнего мушкетёра. Как бы там ни было, баклан широким жестом пригласил новых знакомых в корчму, где немедленно налакался алкоголя и начал воспроизводить всё подряд. Трикси и Цзе фильтровали базар, собирая крохи информации, и делали вид что хлещут пиво.

- К-к-кодекс чести пи! - выкрикивал "мушкетёр", - Всмысле пи-рата, и не подумайте что 3,14-крысы, он же подразумевает что? Ааа, хэхэ... Он подразумевает, что ты нападаешь с пустыми руками. Вот с пустыми, руками - бац! Тебя убить могут, а ты не можешь! Эпидерсия? Ещё какая...

- Ой как интересно, - в сотый раз соврала лиса, - Мы как раз с "Краеведческого".

- А да, помню! - булькнуло тело, - Шхуна "Нетопырь", первой гильдии, двадцать семь удачных захватов, и теперь она где? На днеее...

Мутный взор Хана - что видимо было прямо связано со словом "ханка" - повалялся по стенами и остановился на лисице.

- О! Таки кстати, мадам! - плюнулся словами пропойца, пододвигаясь поближе и пытаясь обнять серую пушистую тушку.

- Пшёл вон, - мило улыбнулась Трикси.

Поскольку вон он конечно же не пшёл, лиса оскалила белые острые клыки, прижала уши и зашипела. Одновременно с этим у неё непроизвольно зажглись ярким свечением глаза, так что щачловек слегка протрезвел и испугался. Впрочем это помогло крайне ненадолго, потому как, выражаясь посуше, в помещении находилось полно организмов женского рода, и вряд ли каждый из них мог также шипеть и сверкать глазами.

- Да, это очень непросто, - свыла Трикси коту, - Если я вообще что-нибудь начну тявкать этому дураку, он отчебучит. Давай лучше ты.

- Что - я?!

- Прокачивать объект на предмет насущной информации.

- Ну и жажа...

Цзе честно попытался сделать вышесказанное, но кроме несвязных рассказов про современных пиратов, ничего не получил. Кроме того, объект таки был в кондиции буйного овоща и настойчиво вращал глазными яблоками в поисках, к кому бы пристать. Само собой это не заняло у него много времени, после чего просто волшебным образом поднялся бардак - Трикси и Цзе, впринципе, глаз не закрывали и смотрели, что делает пьяница и все остальные, но всё равно не усекли момента начала мордобоя. Возможно, завсегдатаи тошниловки просто продолжали отложенное ранее... Как бы там ни было, раздались вопли, звон бьющегося стекла; из многих углов то и дело доносилось "канальи!". В начавшемся бардаке кто-то засандалил коту стулом по ушам, и естественно, сломал предмет мебели.

- Ладно, попытка - не пытка, - философично заметила Трикси, направляясь к выходу.

Остановить Самих было крайне трудно и уж по крайней мере не под силу алкоголикам, так что пуховые оказались на относительно свежем воздухе. Судя по тучкам, с востока подходил обещанный антициклон, и жара слегка поунялась. По настилам с грохотом прибежали местные "полицаи", ввалившиеся в корчму для усиления эффекта. Трёххвостая зевнула.

- Грызо, ты всё выслушал достаточно подробно? - осведомилась она по связи.

- Ну, пока особо выслушивать было нечего, - цокнул Фабак, - Про "Нетопыря" это не секрет, про то что у них тут творится - тоже, так что качайте дальше.

- Пф. Я уже не уверена, что это была хорошая идея.

- А йа уверен. Кстати сигнал плохой, если что - высовывайтесь на открытое место.

- Понятно... Ладно, пойдём ещё погуляем.

Благо, к праздношатанию плавучий город был предназначен неплохо, и пока доберёшься до противоположного края, получишь тонну приключений на хвост даже при отсутствии оного. По пути Цзе надавал по рукам вору-карманнику, а тащить в полицию его не стали просто потому, что сдесь воровать вообще не запрещалось, а скорее даже поощрялось. Правда, на выходе всё украденное можно было получить обратно.

Трикси со скучающим видом притормозила возле стола с напёрстками, призвав на себя пристальное внимание обманодела. Как быстро и точно определила лиса, щачловечек никогда не видал трёххвостых лис и был в шочке - правда из этого он делал выводы, что необходимо срочно попытаться облапошить столь редкий экземпляр. Соль состояла в том, что лохотронщик очень быстро перебрасывал монетку между напёрстками, так что глаз не успевал уследить. Естественно, обычный глаз...

- Мёрде! - с икренним удивлением произнёс клоун, когда Трикси "угадала" в седьмой раз.

- Не "мёрде", а "бугогашечки", - поправила лиса, - Ещё?

Стали ещё, и на этот раз негодяй вообще забросил монету в руку! Лисица поразмыслила, положила лапки на столик, якобы подумала и потом хлопнула по столу; напёрстки подпрыгнули, и в две с половиной десятых секунды она успела забросить куда надо свою монетку, взятую из кармана. Лицевая часть организма щачловека стала напоминать натуральное щачло - как формой, так и цветом.

- Вот же олухи, - бубнил Цзе, - Они что, вообще не в курсе про Самих?

- Боюсь, теперь будут в курсе.

- Кстати, ты собираешься действительно ограбить бедного бандита?

- Хм?... - задумалась Трикси, - А почему бы и нет!

Вслух же она тявкнула, что ей надоела эта бездарная постановка и она хотела бы получить причитающееся. Тело откланивалось и насыпало в мешочек золотые монеты, в то время как вокруг сгущались держиморды из группы поддержки лохотрона.

- А эти? - спросил кот.

- Да начихать, делай как я.

Трёххвостая пригнулась и выбежала из переулка. Казалось бы ничего такого, только скорость, с которой было произведено данное действие, приближалась к звуковой, образно выражаясь. Туловища не успели и ртов разинуть, как серый с фиолетовым пух исчез за поворотом. Лисица некотрое время с интересом изучала собственные ощущения от действия "разбой" и нашла, что поиграть интересно, а вот если бы такое происходило на полном серьёзе - упаси пух.

- Упаси пух... Да, Цзе?... Цзе?

Трикси огляделась и обнаружила, что кот отсутствует. Она попыталась связаться с Фабаком, потом с Рядом, но сигнала в этом месте не было - видимо, закрывал массивный нарост строений. Мимо суетливо проносились местные, выряженные так что хоть сейчас к таксидермисту.

- Мёрде! - фыркнула лиса, бросив ненужный, но тяжеленный мешок золота.

В первую очередь она поднялась по кривым лестницам метров на сто вверх, на вершину горы из построек, чтобы таки принять сигнал.

- Не, не слыхал, - цокнул Фабак, - Ну, цокнуть тебе что-то вроде "ищи" йа не могу, а так - ищи.

Трикси стала искать, нарезая круги возле того места, где стоял лоток; дурни от уличной магии попадались, но она не обращала на них никакого внимания, потому как перемещалась слишком быстро для них. Задержать само-кота эти конечно никак не могли, и видимо он стреканул в другую сторону, да так и потерялся. Хотя город был и не так уж велик, но его испещрённость мелкими помещениями и переходами делала его очень сильным стогом для скрытия иголок. Трёххвостая немало задумалась над тем, что вообще она тут делает - мельтешение организмов и весь этот театр архаики хоть и приносил множество информации, но эмоционально отнюдь не радовал. Само собой Сама могла эти самый эмоции просто заблокировать - но, как это уже упоминалось, очень не любила этого делать. В конце концов, подумала лисица, увидев такое, потом начинаешь более осмысленно ценить собственный Лес.

Блуждания по проулкам пока так ничего и не приносили. Трикси слегка воспользовалась туловищем, когда перед ней застряла деревянная бочка на повозке - лиса приподняла пол-тонны и подвинула в сторону. Это возымело эффект - пасшиеся у неё на хвосте лохотронщики поспешили исчезнуть. Длительные походы привели даже к тому, что трёххвостая завернула к причалу и нашла там приплывшее извне судно, чтобы на нём покормиться электроэнергией. Батареи, питавшие туловище, имели большую, но не бесконечную ёмкость, так что лиса обычно, от хвоста подальше, держала зарядку не менее половины.

Пошарахавшись сильно битый час, Трикси начала подозревать что-то неладное, потому как Цзе за такое время уже сто раз попал бы в зону действия связи, или сообщил бы Фабаку. Однако все факты говорили про то, что исчезнуть ему просто некуда, а следовательно надо искать. В этих поисках, проводившихся по методу научного тыка, лиса завернула на мощёную камнем улицу с сильным уклоном. Такое случалось с ней крайне редко, но непривычная обстановка сделала дело - лисица подскользнулась на отшлифованной плитке и плюхнулась на хвосты.

- Чёрт побери!... - ни с того ни с сего тявкнула она.

Не успела она и ухом мотнуть, как сбоку подбежали два щачловека и подняли её на лапы.

- Руссо лисицо? - осведомился один.

- Нну да... - осторожно призналась Трикси, давая сильный разгон сознания.

Разгон позволил ей моментально сообразить, на что похоже происходящее и что в связи с этим стоит сделать.

- Чьёрт побьери! - потёр руки пожилой щачловек, и взяв лису под лапу, повёл в аптеку, дверь коей находилась в десяти шагах.

Провели её в производственное помещение сзади торговой комнаты - тут вообще было весьма тесно - в коем стояли стойки с аппаратурой и инструментальные ящики, полные хромированных предметов. Хмырь настойчиво предложил ей сесть, в то время как другой хмырь возился с оборудованием. Похоже что особое внимание хмырей привлекли лисьи хвосты, потому как именно их стали подробно рассматиривать, а потом и мять. Через пару минут стало понятно, что именно задумали хмыри: они принялись крепить на хвост, вглубь под самую пушнину, какие-то предметы размером с горошину - причём этих предметов у них на столе лежала приличнейшая горка, и всё это оказалось тщательно замаскировано под серо-фиолетовым ворсом.

Трикси, как ей это ни претило, влючила цифровой контроль сознания на полную, потому как иначе она бы валялась на полу, истерически хохоча. Это сорвало бы процесс, а лисе явственно хотелось посмотреть, что из этого выйдет. Правда тут получался внутренний косяк - как только она брала себя в полные лапы и переставала хихикать, её сразу же и переставало интересовать, что будет, а когда контроль ослаблялся - на мордочке появлялась неуместная лыба до ушей. Кое-как удалось соблюсти балланс между этими кондициями, что позволило хмырям закончить своё дело - теперь на каждом хвосте висело минимум по пол-кило, хотя этого было совершенно не заметно. Окончательно пригладив взъерошенный пух, хмыри повели лису к выходу, показывая на часы и повторяя "цигель-цигель", чем едва не вывели её из равновесия.

Буквально набрав воздуху, правда не в лёгкие, за отсутствием оных, Сама быстрым шагом зашла в глухой закоулок и там уже проржалась, чтоб никто не слышал. Сняв ограничения с думания, она поразмыслила: скорее всего, на хвостах у неё контрабанда, а не взрывчатка, так что беспокоиться не о чем. Хорошо ещё не золото и бриллианты прятали... Обратившись к первоисточнику истории, который Трикси само собой знала, она сразу начала подозревать, что Цзе пропал не просто так, а сложно так, и вполне вероятно должен был быть на её месте.

Бурые уши само-кота отрисовались как раз в то время, когда трёххвостая думала о том чтобы бросить поиски.

- Ну и где ты было?

- Могу показать, - хмыкнул Цзе.

Кот провёл лисицу в закоулок невдалеке от того места, где стоял стол напёрсточников, и показал в узкое ущелье между стенами, ведущее прямиком в воду между корпусами кораблей, на которых стоял город.

- Не особо в пух, - тявкнула Трикси, кивнув.

- Само собой, ты ему не поверила? - уточнил Фабак, выслушав слова о событиях.

- Не то чтобы, - пояснила лиса, - Возможно он действительно свалился в море, дела это не меняет.

- Прочисть-ка.

- Прочищаю: я переслушала всё что было и склоняюсь к тому, что этот котяра ненавязчиво подталкивал меня к тому, чтобы оказаться на плавбазе. Вроде как он ни при чём, а на самом деле, думаю, ещё как причём.

- В любом случае, эксперимент удался, - оскалил резцы грызь.

- А? Ну да, - тряхнула нагруженными ранее хвостами лиса, - Я теперь бриллиантовый хвост!

- Весьма бриллиантовый, - подтвердил Фабак, - В этих микроконтейнерах - крайне сложные металлокерамические соединения, проходящие как стратегический материал. Учитывая местоположение, есть только один вариант того, куда их собирались контрабандировать.

- Какая отвратная жажа! - с искренним отвращением оттявкала лиса, - Я уже жалею, что вляпалась во всё это.

- Можешь выляпаться, - пожал плечами грызь.

- Пожалуй не буду.

- По причине - ?

- По причине того, что так подсказывают они, - снова потрясла хвостами Трикси, - А они плохого не посоветуют.

- Понятно, - цокнул Фабак, - Что собираешься сделать?

- Собираюсь спросить чучхучело, что всё это значит.

- цОк, это в пух.

Конечно в пух, когда сидишь себе и дожидаешься, пока другие спрашивают, невольно подумала Трикси. С одной стороны, ей как Самой были незнакомы любые эмоциональные ограничения, и если она хотела что-то тявкнуть, то это и тявкала; с другой, она никак не могла составить логическую схему действия, а это клинило. Тем не более, лисица ещё посовещалась с многолисием, ввалила зверькам мыслей, а сама отправилась трепать котячьи уши.

Как оно часто и случалось, Цзе торчал рядом со своим рядным организмом, за полосой где располагалась база и причалы, возле канала за коим начинался сосновник. Выцелить бурое туловище в густых лиственных зарослях было не так-то просто, но трёххвостая справилась, и протиснувшись через листья размером с очень большие листья, подошла к коту.

- Эй кот, - тявкнула она, - Есть значительный вопрос!

- Э? - удивился Цзе.

Органический сильно занервничал, прижимая уши и фыркая. Трикси же мысленно сделала лапаморду, потому как именно на этой фразе у неё заканчивалась подготовленная часть и начиналась импровизация.

- Тявкнем так, не говорит ли тебе что-нибудь такая сцена, когда некто, ну допустим лиса, - зашла издали Трикси, - Подскальзывается на улице в Бооту Бау, а из ближайшей аптеки выскакивают два щачла и тащат её в помещение, чтобы навешать на хвосты микроконтейнеров... м?

Определить реакцию само-кота было невозможно, а вот органический выдавал с ушами: даже не особо приглядываясь, Трикси чётко фиксировала частоту сердцебиения и дыхания. Никак нельзя было предположить, что такие слова, представляющие для любого непричастного простой бредок, вызовут столь значительное волнение в организме. Цзе уставился на противоположный берег канала, где среди сосен тупо брехала собака. Трёххвостая же могла ждать не меньше, чем тот тормозить.

- Не кажется ли тебе, Трикси, - произнёс Цзе несколько изменившимся голосом, - Что ты суёшь нос не в свои дела?

- Нет не кажется, - сухо ответила лиса, - По всем параметрам выходит, что дело касается всех, а оттого не может быть не моё.

Судя по нагревающимся ушам, само-кот усиленно вздумывал.

- Я не собираюсь давать никаких комментариев по этому поводу! - отрезал он наконец, - С чего ты могла взять, что я что-то расскажу?

- С того, что это разумно, - вдарила по мозгам Трикси, - Потому как если эти конспиративные игрушки направлены против Мира, они в любом случае будут пресечены с соответствующим уровнем жестокости покарания. Если же нет, тогда тем более нечего тут строить из себя массона. Выкладывай, короче.

- Кукиш.

Крупный произнёс это конечно спокойно, но по шипению организма было ясно, что он имел ввиду далеко не просто кукиш.

- Как знаешь, толщенный котяра, - пожала плечами лиса и развернулась на выход.

Сделав несколько шагов, она резко обернулась, но не из-за кота, а из-за явного ощущения мощной вибрации, исходившей судя по всему из канала; хотя источников подобного шума было изрядно, что-то подтявкнуло о нечистоте... Что-то как обычно оказалось право, потому как спустя две секунды раздался шум воды и скрежет металла, а над бетонным берегом канала стремительно выросла округлая рубка подлодки. Цзе как и Трикси пырился с открытым ртом, хотя их и обдало рассеяными брызгами, немало измочив. Под рубкой отрисовалась сине-чёрная, как спина касатки, туша лодки, втиснувшаяся в канал практически по её ширине. Пройдя немного вперёд, субмарина снесла верхней частью рубки узкий мостик из стальных балок, словно тот был из бамбука.

"Шишово" - подумала Трикси и собиралась дать хорошего ходу к базе, но не успела. Из-за бетонного ограждения вылетели, как пробки из бутылок, многолапые роботы. Как хорошие тараканы, они огибали препядствия и неслись со скоростью, вероятно, не менее полусотни километров в час! Одно из этих сооружений подхватило Цзе, как бумажную фигуру. "Очень шишово" - уточнила лиса, и тут уже гибкие манипуляторы схватили её саму, подняв в воздух. Если бы не ускоренная реакция, она и глазом бы не моргнула, как сверху захлопнулся люк и наступила темнота. Судя по раздавшемуся через стенки грохоту и шуму воды, лодка пошла на погружение, обтираясь бортами о стенки канала.

Трикси честно попыталась связаться хоть с чем-нибудь, но конечно этого не получилось - видимо, помещение оказалось надёжно экранированным. Переключив режимы зрения, она осмотрела и само помещение - скорее всего, это была верхняя часть бывшей ракетной шахты: сверху нависала толстенная крышка, в которой были проварены люки поменьше, а снизу круглую шахту перегораживал пол из основательных стальных листов.

- Эй шахта! - тявкнула вслух лиса, и прислушалась к многократному эху, которое билось между стенок.

Шахта на это отреагировала крайне сдержанно, что впрочем удивления не вызывает.

- Ну что??? - оглушительно цокнул грызь, запрыгнув через окно.

- Не надо цокать оглушительно, - потеребил ухо Икаев, - Всё под контролем.

- Да ну? - несколько усомнился Фабак, но значительно успокоился и осел на стул, нервно начав грызть карандаши, отчего на пол летели ошмётки оных.

Щачловек невозмутимо закончил шедший думательный процесс, поставил галочку на бумагу и только тогда взялся просветить, какова соль событий.

- Группа мирового КБР, - сказал Икаев, сложив руки, - Которая работает над... а точнее - против, любых вредоносных действий атлантидов, спустила мне инфу. Кот этот, как мы и подозревали, связан с ихними спецслужбами, и явно был замешан в контрабанде стратегических материалов через Занавес. За замаскированной... как они считают, замаскированной, подлодкой ведётся постоянное наблюдение...

- Ладно кот, ладно наблюдение, - перебил грызь, - А с лисой что?

- Лису они прихватили до кучи, думая что у неё на хвостах до сих пор кладовая.

- И ей ничего не угрожает?

- Ей впринципе ничего не угрожает, - спокойно сказал Икаев, - Это совершенно точно и признано самими Самими. Саму как отдельно взятую личность уничтожить невозможно.

- Мне бы вашу уверенность, - буркнул грызь.

- Да и не это главное, - отмахнулся щачловек, - Никто её на запчасти пилить не будет, сто процентов. По крайней мере пока лодка не доберётся до Атлантиды.

- Ии?

- Ии, а когда доберётся - наши уж постараются, чтобы всё было мм... в пух, как вы цокаете.

- Что значит в пух? - цокнул грызь, - Атлантическая Зона - это неподконтрольная мировому совету территория, как вы собираетесь эт-самое?

- Методами, каковых нахватались у вас, - не без довольства сообщил Икаев, - Вот, можешь посмотреть схему операции, только разбалтывать не надо. Даже встречным мило выглядящим лисицам.

- Слышь... - покосился грызь, но в схему уставился обоими ушами.

Через две минуты он уже весьма довольно покатывался со смеху и потирал лапы.

- Максимыч, это же замечательно! - цокнул Фабак.

- Это оно в проекте замечательно, - заметил тот.

- Йа про в целом! Давно пора провести окончательное зондирование и выяснить, стоит ли дальше терпеть эту падаль на планете. ПОС же, напух.

- Это у тебя ПОС, а у нас чуть более девяти тысяч разумных видов, - напомнил Икаев, - И прийти к единому мнению не так-то просто. А без него ни-ни.

- Пока вы без него ни-ни, они очень даже, - фыркнул Фабак, - Ладно, послушаем время.

Конфликт между аутентичной цивилизацией, закрытой в загоне, и всем остальным миром, продолжался с момента создания загона, но его никто всерьёз не опасался вслуху артиллерийской поддержки беличьего космофлота. Правящая в Атлантиде партия, так называемый Масс-Медиа-Фронт, вваливала весьма далеколетящие проекты, типа запуска собственных орбитальных станций - однако после малейших заминок дело это они забросили. На плавучих территориях Атлантиды в последнее время происходило бурное кипение всвязи с "таблетками бессмертия", которые действительно продлевали жизнь организму, но имели такие побочные эффекты, что мама могла не горевать вообще, а некоторые районы превратились в уровни древней стрелялки "дюк нюкем".

Однако все эти внутренние игры мало интересовали жителей планеты, а главным вопросом оставалось то, что атланты препядствовали выезду со своих территорий. При этом официально выезд был абсолютно свободен, в то время как на практике несчастный "случай" мигранту был обеспечен чуть чаще чем в ста процентах случаев.

Рассмотренная с любой разумной точки слуха, зрения или ещё чего-нибудь, такая тупь не могла быть признана ничем иным кроме как желанием хоть как-нибудь нагадить. Фабак с самого начала своей возни на Шаданакаре изучал материалы по росту расистских настоений в Зоне - точнее, так это называли местные, а грызь сразу бы цокнул, что расти дальше в этом направлении им просто некуда. В своё время Щебень произошёл главным образом именно из-за неслыханного самоцентризма, царившего в цивилизации, так что хотя грызь и выпучивал глаза на всякие уникальности, удивления как такового не испытывал.

Фабак заложил лапы за спину и прошёлся по комнате, расшугивая с пола сорных куриц. За окном стоял слегка облачный день и "Студебеккер" с квасной бочкой на прицепе. Грызю пришла под уши мысль - не особо свежая, но всё же.

- А может? - спросил он щачловека, показав лапами, что именно.

- Да не, - усмехнулся Икаев, - Один Щебень вы уже сделали, и этого вполне достаточно. Дальше действовать будем мы.

- Ну уж и йа лично до кучи, кло?

- Это конечно. Операцию под кодовым названием "Сыч" проводим незамедлительно и всеми доступными средствами. Цель - точное качественное и количественное выяснение обстановки с положением дружественного контингента на территории Зоны.

- Только лишь выяснение? - уточнил Фабак.

- После выяснения следуют выводы, - Икаев слегка скосил лицо под тролля, - И действия.

Грызь прикинул, какие могут иметься вслуху действия, и понял что идея тотального зондирования попадает аккурат по центру пуха.

Третья выкатушь

Тёплое место, но улицы ждут

Отпечатков наших ног.

Звёздная пыль!1 на сапогах

(С) Кино

213 ПЩ - Щебень в квадрате

Будучи в совершенно закрытом пространстве, лиса, как и любой другой объект, могла заниматься только тем, что находилась. Странное дело, подумала она сама, вроде никто не ищет, а находишься... Издумать пришлось довольно большую пачку мыслей, потому как больше ничего не оставалось. Чуткие рецепторы трёххвостой фиксировали движение подлодки по горизонтали и вертикали, но толку от этого было мало. Главное что занимало Трикси, так это вопрос прекращения существования; раньше она не особо задумывалась над этим, потому как не задумывались лисы - им в общем это было до хвоста.

В отличие от организма, который взаперти сразу терял счёт времени, лисица точно знала, сколько она проторчала в заключении; когда пошёл третий час, почувствовалась сильная вибрация, прошедшая по корпусу лодки, и сразу пропала тяга. Трикси сообразила, что происходит событие, и была права как никогда - через несколько секунд пол начал накреняться с приличной скоростью, так что скоро лиса оказалась на стенке, ставшей горизонтально. Что беспокоило больше всего, так это направление движения; будучи уже подводником со стажем, пусть и небольшим, Трикси прикидывала, что будет при нырянии лодки носом вниз.

К удаче, судя по ощущениям и характерному скрежету корпуса, с которого снималась нагрузка, лодка шла вертикально вверх. Шла она недолго, почувствовался удар и грохот сминаемого железа, после чего помещение перевернулось вообще вверх ногами. Не успела лиса подивиться такому, как пришлось дивиться ещё больше - крышка шахты взяла да и открылась, плюхнув по поверхности воды. Судя по всему, лодка вылетела в плавучий остров, пробила его и теперь лежала спиной вниз. Как бы там ни было, подумала Трикси, время уматывать.

Соразмерно общей концепции, кибернетические туловища Самих и многие мехи выполнялись таким образом, чтобы наиболее приближаться по своим физическим свойствам к организмам - дабы не переделывать весь мир под трёхтонных роботов, например. Исходя из этого, средняя плотность также приближалась к плотности органической тушки и была чуть меньше, чем плотность воды - следовательно, туловище имело минимальную, но плавучесть. Без таковой любой Сам, выпавший за борт, немедленно пошёл бы на дно, что было не в пух.

Припомнив всё вышесказанное, лиса незамедлительно сиганула в воду, подняв фонтан брызг; пух первое время не промокал полностью и помогал держаться на плаву, чем она и воспользовалась. Оглядевшись, Трикси поняла что лодка подмяла что-то вроде причала, так что в темпе поплыла из-под чёрной туши, гребя всеми лапами и даже хвостами, так что получалось довольно быстро. Добравшись до промятого стального настила, лиса взлетела по нему наверх и ныкнулась под пол, держась за арматуру и балки. Перебирая лапами, она как квалифицированный паук перебралась подальше от места крушения лодки, так чтобы никто не пырился.

В общем никто и не пырился, но логика подсказывала, что некие организмы, затеявшие кражу само-лисятины, будут обескуражены, не обнаружив оную на месте. А следовательно, стоило незамедлительно добраться до связи и сообщить Куда Следует; включать передатчик лиса и не подумала, сильно подозревая что в таком случае её моментально запалят пеленгатором. Сзади, приглушённые стенами, раздавались звуки доламывающихся конструкций и невнятные крики.

Значит, до связи, тявкнула себе лиса, только вот ещё выяснить бы текущую позицию. После разговоров с грызем не нужно было быть семи метров от уха до уха, чтобы понять наиболее вероятный вариант, но Трикси ещё надеялась, что это не так. После того как она выглянула из-под настила на "улицу", с надеждой было покончено. По широченной дороге рядов в семь двигались обтекаемые объекты на колёсах, в которых при наличии фантазии можно было узнать автомобили, а все фасады были уделаны столь же разноцветной окрошкой, что и транспортный поток. Даже при свете дня светодиоды рекламы давали по глазам, а над дорогой стоял невнятный, но определённо страшный гул. Трикси отчётливо ощутила тошноту - пожалуй это был вообще первый раз, когда она ощутила её сама, а не через зверька. Само собой Самой реальная тошнота не грозила, но как факт.

Из своего укрытия лиса видела, что перемещаются сдесь вообще только на "обмылках", а на своих ногах не было заметно ни единого организма. Из машин же появлялись и исчезали в дверях какие-то страшные чудовища, которых опять же при некотором напряжении можно было назвать флюдьми. Трёххвостая поняла, что слегка лопухнулась - привыкнув брать общедоступные данные из Сети, она ничего не записала в память об Атлантиде, так что теперь не могла даже знать, правда ли это флюди или ещё кто. Вопрос был ни шиша не праздный, потому как из него вытекала возможность или отсутствие оной свободно ходить под взглядами аборигенов.

Впрочем наблюдательной и сообразительной лисе разобраться было несложно. Кроме того, у неё всё ещё имелся приёмник, способный принимать в том числе телесигналы, а быстродействие позволило найти в информационной каше изображения обычных сдешних улиц. Судя по тому, какие монстры там шарахались, особого внимания на трёххвостую лису никто не обратит. В конце концов, если что - функция "бег", сказала себе лиса и вышла из укрытия. У неё имелось и то преимущество, что ей ничего не стоило не бояться последствий, так что глаза не бегали и уши развесились, как ни в чём ни бывало. Как она и предполагала, встречные организмы слегка вспыривались, но только очень слегка, и быстро теряли всяческий интерес к, что и требовалось.

Получив таким образом возможность перемещаться, лиса начала задумываться про то, как отсюда выбраться, а выбраться хотелось. С другой стороны она ещё раньше твёрдо решила, что если будет вероятность её использования во вредных целях - лучше задействовать самоотключение, чем экспериментировать. Пока же пришлось совершить поход, по сравнению с которым прогулка по пиратской базе была маслом по сердцу. Всё вокруг неиллюзорно выглядело как один большой клумбарий - цветастое, блестящее и бессмысленное, но самое главное, что и обитатели являлись куда менее живыми, чем кусок протоплазмы. Трикси точно знала, что если бы не управление сознанием - она никогда бы близко не подошла к сдешним улицам! Поскольку управление присутствовало, лиса могла даже поразглядывать туловища и проанализировать их действия; на это ей потребовалось десять минут, после чего можно было с высокой вероятностью предсказывать поведение объектов.

Следует уточнить, что все эти наблюдения она провела за считанные пару минут, потому как думала быстро и успела за это время отойти совсем недалеко от места крушения подлодки. Скорее всего, тупак был бы неизбежен, потому как лиса даже не знала местного языка, отличавшегося от земного. От вредных эксцессов спасло появление здоровенной чёрной колымаги, похожей на баклажан на колёсах; машина остановилась как раз возле трёххвостой. Из открытой двери махнул лапой какой-то свин - всмысле, он натурально был похож на борова, с розоватой щетиной, толщенным салом и пятаком размером с пол-головы. Трикси вряд ли сразу прониклась бы доверием к хаврону, если бы не тот факт что за ним, на заднем сиденье автомобиля, торчали оба кота - Сам и органический. Лиса тут же ныкнулась внутрь, и транспорт плавно набрал бешеную скорость.

- Ну и? - осведомилась Трикси, пырючись на собрание.

- Чо? - хрюкнул свин, - А, ты не в теме.

Дальше он передавал через радио, потому как и у него имелся передатчик, а автомобиль, как было заверено, экранированный. За пару секунд лисица просветилась, что находится у разведгруппы КБР, что крушение подлодки "U-mad" подстроено, и что пока придётся понаходиться по эту сторону Занавеса вслуху невозможности пересечения оного.

- Что-то не совсем понимаю, а при чём тут вообще я? - уточнила лиса.

- При том, что у тебя на хвостах была контрабанда, - пояснил Дулень, как погоняли свина, - Это конечно случайность, а неслучайность - это тупак со стороны вот этого бурого организма!

- Всмысле, Самого?

- Без разницы, он там всё равно в одну морду. Дело в том что эти упыри удерживают сдесь его сотрапов, ну и методом нехитрого шантажа принудили к соучастию в контрабанде.

Трикси уставилась на кота: крупный конечно и ухом не повёл, а вот мелкий слегка передёрнулся. Впрочем Сама легко воздержалась от кучи ненужных междометий.

- Да это, - махнул лапой Дулень, - Корея, фигли. Она восемьдесят лет после Щебня ещё при чучхе существовала, так что эт-самое. Ладно, главное что пока всё в рамках.

Глядя за окно, Трикси так бы не тявкнула - похожий на бредовый сон город, наполненный механически движимыми предметами, вызывал снос крыши. Из свинской трансляции она узнала, что конкретное местоположение - на окраине самого центрального района Атлантиды, называемого Диллириум. Среди толкущихся возле зданий туловищ, абсолютно различных и при этом удивительно одинаковых, мелькали какие-то объекты люто химических цветов; при ближайшем рассмотрении это оказались гуманоиды пугающего вида, похожие на ходячие раздутые трупы. Дулень пояснил, что это телепузы, местные кибернетические лакеи.

- У, блин! - фыркнула Трикси, подёрнув ушами, - Такого ночью встретишь - дом можно построить! Кирпичный.

- В полтора кирпича, - кивнул свин, - Хотя на самом деле опасаться надо не этих. А тех, которые тут у власти...

- У чего?

- Пфф... Цзе, объясни ей на досуге. Короче, кто управляет системой. Есть например информация, что ребятки разрабатывают глушилки для Рядной связи.

- Они настолько спятили? - искренне удивилась лиса.

- Даже не представляешь, насколько.

- И кажется не хочу представлять.

Тем не менее, наглядеться ещё предстояло. Дулень управлял машиной по радио с заднего сиденья, а для проезда всяких линий контроля это было негодно, так что он остановил возле какого-то здания и через минуту на водительское место ввалился как раз упомянутый упырь сине-фиолетовой покраски. Рожа повернулась на пассажиров и сообщила могильно унылым голосом:

- Готов вкалывать.

Свин сказал адрес, и чучело повело транспорт примерно в ту сторону. По пути также было пояснено, что впринципе никаких Самих сдесь нет, а внимание не обращают просто потому, что не обращают его ни на что, а автоматическая система идентификации давно взломана и не опасна. Кроме того, в телепузов встроена программа слежки, поэтому местные полицаи думают, что если кто-то с телепузом - подозревать нечего. А выпотрошить кибердурака и перепрошить мозги тоже не ахти какая задача для объединённой всемирной спецслужбы.

Из кишащих туловищами районов следовало убраться в более глухие места, как хрюкнул Дулень. Лиса сомневалась, что таковые тут вообще есть, но сомневаться не приходилось - постепенно автомобиль проезжал во всё более замызганные проезды с явными признаками запустения. В конце концов машина уткнулась носом в КПП в воротах глухой бетонной стены, перегораживавшей кварталы поперёк; полицаи потаращили глазные яблоки, но как и было упомянуто, снова положились на недействующую автоматику. С другой стороны стены всё выглядело ещё более странно - поперёк проездов громоздились баррикады, повсеместно валялось барахло и виднелись следы пожаров. Машин на дорогах практически не имелось, а проезжали всё больше полицайские.

- Что тут такое? - чисто из интереса спросила Трикси, - Мутанты?

- Неа, - зевнул хрюн, - Сдесь, как они называют, трущобы. А бардак потому, что в этих районах содержание полиции нерентабельно.

Как раз в стороне было видно, как две группы аборигенов, облачённые в самодельные "доспехи", колотят друг друга почём зря. Лисица аж вздрогнула, выцепив взглядом из каши нескольких особей, лупцевавших лежащее тело битами.

- Сидеть, - спокойно придержал лису Дулень, - Сдесь такое на каждом углу. В самом прямом смысле этих слов.

- Это не повод закрывать на это уши! - тявкнула Трикси.

- Да не хрюкнул бы, - хрюкнул свин, - Они сами вполне сознательно выбрали это, а не что-то другое.

- Все как один, взяли и выбрали?

- Подавляющее большинство, но не все. Как раз из-за этих не всех и бугурт.

Колымага свернула в узкий проезд, перегороженый ржавыми воротами, перед коими высились горы хлама; весь натюрморт вместе с воротами поднялся вверх, пропуская транспорт, и опустился сзади оного.

- Приехали, - хрюкнул свин, вылазя из машины, - Наш схрон. Надо будет ещё провести ряды кой-каких технических операций, чтобы вас точно не запалили.

Трикси вышла и огляделась: очень узкий проход, зажатый между бетонными стенами, был весь увешан лозами хмеля и винограда, сквозь листву ярко светили мощные лампы, а сверху моросило из-за принудительного орошения. Короче сказать, сдесь было как в родном Ленинграде - даже на двери безо всяких стеснений висел плакат с гербом Мирового Совета.

- "Штирлиц был близок к провалу как никогда" - хмыкнула лиса, - Вы тут что, вообще не шифруетесь?

- Неа. Сейчас другая система, всё на автоматике, так что шифроваться бесмысленно. Прошу сюды...

На базе тусовались довольно много различных чуществ, хотя в основном это были Сами. Как и грозился хрюн, в самую первую очередь новоприбывших подвергли процедурам, перенастроив системы связи и прописав эмуляторы идентификаторов, чтобы местные системы контроля считали, что всё чисто. На самом деле даже более, чем чисто - эмуляторы подделывали коды опознавания нескольких спецслужб сразу, так что давали высокие уровни допуска.

- Доктор, а это больно? - хихикнула Трикси, глядя как щачловек орудует инструментами над её лапой.

- А что, надо чтобы? - резонно уточнил тот, применяя шестигранник калибра 4, - Вот уж не думал, что среди ваших могут быть мазохисты.

- Судя по тому что я сдесь, могут, - хмыкнула лиса.

Она вспомнила про многолисие и поняла, что определение недалеко от истины. Пожалуй именно ей становилось куда более не по себе при разрыве связи, чем зверькам. Ряд мог коммутироваться и без неё, хотя и не получал усиления сознания, а Сама без соединения с лисами постепенно теряла возможность живо соображать. К удаче, это происходило в течении многих месяцев, так что в оперативном плане было незаметно. Что было заметно точно, так это подсевшие аккумуляторы туловища, поэтому техники в частности заменили часть оных, чтобы заряда хватало надольше.

- Надольше? - ухватила мысль Трикси, - Мы собираемся что?

- Нуу, это ещё надо обсудить, - отхрюкал Дулень, развалившись на стуле как свинья, - Принуждать никого я не буду, но раз уж вы оказались тут...

- Вы? - проклюнулся Цзе, всё время овощевавший.

- Ты вообще молчи, собака! - отмахнулся свин, - Так вот, сейчас проходит крупномасштабная операция "Сыч" по зондированию обстановки. Нужно выяснить реальное положение вещичек для принятия решения на действия. А для этого весьма полезно - что?

- Лиса чтоли? - догадалась лиса.

- Именно. По большому счёту, ничего особенного, но зато не сидеть как картохля, а эт-самое.

- На эт-самое согласна, потому как сидеть как картохля не согласна.

- Тогда объясняю подробнее... Молчать! - заранее ткнул в само-кота пальцем Дулень, - Ты вообще считай что существуешь просто на грани. Так вот, нужно будет наведаться по конкретным адресам и выяснить, почём перья с организмами. Вплане того, что у них на уме и имеется ли этот ум вообще. Примерно ясно?

- Примерно - да, - кивнула ушами трёххвостая.

- Тогда дальше: в первую очередь наведайтесь к чучхеистам...

- ЧУЧХ!!... - вырвалось у Цзе, но он прикусил язык.

- Поскольку противник знает про вас, следует вас замаскировать.

- Вот блин...

Однако раз назвалась - полезай. Трикси и Цзе получили в распоряжение мехов, инструмент и всякие расходные материалы типа аэрозольных баллончиков с краской.

- А что там за чучхеисты-то? - спросила лиса.

- Долго рассказывать, - уклончиво ответил кот, засовывая себя на высокий шкаф, - Скоро всё увидишь, раз уж.

- Нну ладно. Хм, подо что бы замаскироваться? Под бурого кота? - покатилась со смеху лисица.

- Ага, а мне под серую трёххвостую лису, - хмыкнул Цзе.

Так делать не стали, потому что смешно, но опасно. Сделали по другому. Трикси укуталась в цветастую тряпку, так что никто уже не мог различить количества хвостов, на голову повязала белый платок, спрятав уши, и как ни противно было - покрасила шерсть на морде в рыжий цвет. Там собственно на баллончике так и было написано: "цвет: рыжий лисовый". Цзе прицепил к своим ушам бутафорские, став похожим на котокролика, и обвешался всякой ерундой, как новогодняя ёлка. Сами глянули друг на друга и в зеркало, сухо проанализировали изображение и пришли к выводу, что сойдёт.

- Это упоротость! - точно выразила мысль Алиса, - В двести тринадцатом году ПэЩэ, на Шаданакаре, такая фигня!

Икаев пожал плечами, а Фабак так вообще как грыз орехи, так и не прекратил. Само собой поспорить было трудно, и бугурт можно было понять.

- Вполне можно понять, - согласился щачловек, - Но и ты пойми, что сдесь речь о весьма далеко отлетающих событиях.

- Я это понимаю, только при чём тут моя лиса?

- Лиса тут при том, что просто попала в определённую точку пространства-времени и оказалась замешана в. По самые уши.

- А что с рядными лисами, такое им вредно? - уточнил Фабак, - Насколько йа слышу вопрос, нет.

- "Вредно" понятие растяжимое, - сухо пояснила Алиса.

- То есть, пух волнуется, - сообразил грызь, - А зря ведь.

- Всмысле, с Трикси ничего не может случиться?

- Да почему же, может. Просто волноваться - неразумно, разумно делать действия исходя из.

- И какие действия можно сделать?

- Цокнем, если подключишь к многолисию другой коммутатор сознания, - цокнул Фабак, - У вас есть же такие, чтобы не затрагивали личность?

- Нуу... Впринципе да, - кивнула Алиса, - Но это не особо просто сделать. Зачем?

- Затем, - грызь вытер хвостом стол, - Твоё лисо сейчас занято на операции тотального зондирования Атлантической Зоны. Вероятность чуть более девяноста процентов, что по результатам этой операции будет принято решение на силовую акцию. Придётся иметь дело с миллиардами очень глупых туловищ, а для этого нужны лапы.

- Что-то всё слишком просто ты цокнул...

- А напуха усложнять? Можно сидеть и ждать, а можно учавствовать в процессе.

Чувствовалось, что слова слегка подвынесли Алисе мозг; она вообще была почти уверена, что чекисты ничего ей рассказывать по поводу лисы не будут, а тут на тебе.

- Там сколько миллиардов, двенадцать? - спросила она, - И как разгребать такую кашу?

- Есть обоснованное мнение, что разгребать надо сейчас, - сказал Икаев, - Потому как чем дальше, тем туловищ будет больше, а уровень отупения всё выше.

- Отупения?

- Ну или кретинизма, кому как больше нравится. Ты знаешь, что они всерьёз обсуждают, есть ли что за Занавесом, или это просто иллюзия? Комиссию создали. Научную.

- Блин. Пойду искать коммутатор...

- Ну, там далеко, - хрюкнул Дулень, поводя пятаком, - Нужны колёса.

Трое Самих вышли из схрона с бокового входа, через подъезд, и оглядывались - не потому что интересно, а потому что если сдесь не оглядываться - удар твёрдым предметом сзади почти гарантирован. Небо стало мутно-светящимся от переизбытка источников света, а так наступила ночь. Застойный воздух лежал на улице, как кусок холодца, вызывая крайне противное впечатление.

- Ты хрюкал, что покажешь начало? - напомнила Трикси, поправляя платок на ушах.

Хрюн кивнул и показал следовать за ним в тёмный проезд; пройдя среди мусорных баков и наваленного хлама, компания вышла на более-менее освещённую улицу, по которой катились автомобили. Дулень привычным взглядом оценил обстановку и неспеша шлёндал по тротуару, переваливаясь на коротких ножках и выпятив пузо; остальные терпеливо следовали за хрюном. Внезапно тот резко сорвался в сторону, пересёк две полосы дороги и оказался возле машины, в которую только что село туловище. Замок вероятно защёлкивался через секунды две, но свину нужно было ещё меньше времени - широким жестом распахнув дверь, он влепил водителю по морде и за шиворот вытащил наружу.

- Ничё себе! - присвистнул Цзе, тем не менее запрыгнув на заднее сиденье.

- А как ты предлагаешь? - пожал плечами Дулень, - Всё что ни оставишь - сопрут, так что своего транспорта быть не может.

В стекло влепили несколько пуль, потому как очухавшееся туловище поднялось и палило из огнестрела. Дулень и ухом не повёл, само собой. Он знал, что достаточно заехать за угол - что собственно и было сделано.

- Ну давайте, у меня ещё возня есть, - хрюкнул хрюн, и отчалил.

Лиса и кот переглянулись, мысленно сглотнули - потому как не могли натурально - но конечно давать назад было поздно. Кое-как освоившись с управлением, Цзе повёл колымагу в нужном направлении, орудуя по радио. Место водителя решили вообще не занимать, чтобы не попасться на тот же трюк. Трикси же пошарила по полу и обнаружила там какую-то тяжёлую железяку, напоминавшую креветку.

- Ты это, карефули! - предупредил Цзе, видя как лиса заглядывает в ствол.

- А что?

- Так это ружьё, вот что.

- Да ну нафиг! - серьёзно не поверила трёххвостая и нажала спусковой крючок.

Машина наполнилась серым дымом, а в двери образовалась рваная дыра с кулак и ещё много поменьше. После этого лиса подняла параметр "осторожность" на двести процентов и порадовалась, что не зашибла кого-нибудь случайно. Путь же пролегал через лютые урбанистические кущи в "чучхэ-таун", как местные называли несколько корейских кварталов. Сразу на въезде красовался плакат с щачлом, уплетающим еду из тарелки, и схемой разделки собачьей тушки. Цзе припомнил сдешние правила и "припарковал" машину, просто бросив поперёк дороги; Сами быстро выбрались и ныкнулись в подъезд - эмулятор действовал неукоснительно, так что все электронные замки открывались.

Пожалуй чем более всего палились само-зверьки, так это ходильными лапами, не обутыми ни во что - на ступеньках из-под длинных тряпок высовывались конкретнейшие лапы с когтями, слегка цокавшими по плиткам. Двое, слегка осторожничая и осматриваясь, поднялись на указанный Дуленем этаж, после чего Трикси изъяла из-под одежды шотган и постучала рукояткой, как зонтиком. Кот подзакатил глазные яблоки, но ничего не сказал.

В искомом помещении обнаружились щачла корейской национальности - что неудивительно - и приличное количество органических кошек, что уже удивительно. Судя по тому как зверьки всполошились, увидев Цзе, они его знали. Корейцы, судя по всему, тоже - потому как иначе они бы уже орали. После того как организмы совершили энное количество броуновского движения, они осели к большому столу для произнесения слов. Кто баловался едой, тот заодно и, а Сами конечно не забивали пасть органикой, для них сугубо бесполезной.

Трикси просветилась, что чучхеисты эти были самые что ни на есть аутентичные, а не особо старый кореец, уплетавший рис - Мик Ри Нес, потомок собственно Кимов, которые и изобрели чучхе менее чем за век до Щебня. Его жена Мей держала кучу кошек, из которых собственно и сделали Ряд - это уже было во Владивостоке, в тамошнем филиале НИИП. Большая часть из них не подходила для коммутирования, но вот особо крупный Цзе компенсировал.

- Он в общем-то тупит, - прямо тявкнула Трикси, - Как я поняла, вам не дают отсюда уехать?

- Не дают, - не в меру весело подтвердил Мик.

- Если бы этот пуфик сразу пошёл в КБР, давно бы были дома.

- Это не то чтобы он, - сказала Мей, - Это скорее мы тупим. Нам русские сразу говорили, что Ряд он на то и Ряд, чтобы в нём была куча, а не одна морда. Предупреждали, что возможны нестыковки.

- Ладно, что теперь, - махнула лапой лиса, - Может быть, потом запилят Ряд... А нам пока надо узнать много ответов.

В частности Трикси поинтересовалась, каким образом Северная Корея просуществовала как отдельное государство в течении многих лет в то время, как на планете практически больше ни одного государства не осталось. На это Мик ответил довольно пафосной речью о мощи чучхе, хотя потом сам поправился и повторил отжатый от шелухи вариант. Соль состояла в том, что щебневавшим грызям с лихвой хватало забот, чтобы ковыряться ещё и в Корее, поэтому они выдвинули руководству КНДР ряд требований по соблюдению сохранности биосферы, угрожая в случае невыполнения стереть страну с лица земли. Поскольку чучхе ставило в качестве высшей ценности именно государственную систему, ультиматум был принят; тем более что тоталитарная власть действительно могла выполнить грызунячьи условия, в отличие от любой другой.

Именно такое положение вещей и привело к укреплению чучхе на первых парах - в то время как повсюду происходили непонятные события, в Корее всё было более-менее спокойно, а армия продолжала исправно охранять границы. Косяк был в том, что границы уже никто не охранял с другой стороны - нарушилась так сказать дуалистическая система, когда для доказательства добра необходимо зло. Злом исправно работали Южная Корея и США, а теперь они просто бессовестно самоликвидировались! Началось брожение умов, а затем потепенный развал старой системы. Дед Мика, будучи председателем Политбюро партии, в 126м году ПЩ ввиду сложившейся обстановки объявил о временном сворачивании чучхе и ликвидации государства; есть версия, что сделал он это под давлением, но как бы там ни было, а сделал. Остались лишь несколько анклавов упоротых чучхеистов, которых никто не трогал, и они соответственно тоже не выступали.

Плохая идея Мика заключалась в том, что изолированное общество в Атлантиде - идеальный театр идеологической борьбы для нового рассвета того самого на букву "ч", ввиду чего он и отправился в поход вместе с группой соратников. Количество раз, когда все они прокляли тот день когда покинули свои предгорья, не поддавалось исчислению, и теперь главной целью партийцев стало элементарное утекание...

Трикси выслушивала всё это, делая вид что хлебает чай с булками - как предупредил Цзе, сдесь могут следить и если что уж совсем не лезущее в ворота, могут и заметить. Лиса легко могла переключаться в такой режим, когда уши слушали звук, а сознание, не отвлекаясь, раздумывало над смыслом этого звука - это не способствовало быстрой реакции, но позволяло с ходу проводить анализ. Таковой выявил, что Мик и Мей, как представители чучхеистов, достаточно разумные флюди без фанатических наклонностей. Они впринципе были бы не против, чтобы весь мир разом стал Кореей, но понимали что скорее всего этого никогда не случится и слегка уважали выбор других разумных существ - видимо, грызи постоянным потрясанием ёлками над головами всё же вдолбили кой-какие рефлексы. Следовательно, партия Ч никому не угрожала, потому как в обозримом будующем ставила своей целью построение чучхе в отдельно взятом садовом товариществе на окраине Пхеньяна.

- Я так мыслю, эти щачла можно выпускать, - свыла Трикси коту без звука, одновременно чеша бока кошке.

- Ну, спасибо за, - ответил тот, - Но у тебя нет кнопки, чтобы их выпустить.

- Как же нет, - хмыкнула лиса, - Вот галочку поставлю - и наши их выпустят. Ты вообще что, не одупляешься? Эти атлантидники тут могут пыжиться сколько угодно, а за нами - три населённых мира!

- Мм... Я как-то не подумал, - признался Цзе.

- Что крайне мимо пуха! Это напух твоё основное назначение - думать.

- Да-да. Буду стараЦЦо.

Лиса не была уверена, что он действительно будет особенно стараться, но уж что есть. Пока происходили тёрки с чучхучелами, машину от подъезда естественно спёрли, так что далее предстояло или стащить другую, или топать лапами; прикинув, решили лапами, потому как в этом районе воровство было не совсем легализовано, а на улицах иногда встречались пешеходы, среди которых немудрено замаскироваться. Те смотрели на пушных как на нечто само собой разумеющееся, хотя ни разу не видели до этого - а точнее, смотрели, но не видели.

- Потому что мы выпадаем из схемы, - пояснила Трикси, - Похоже сдешние туловища действительно совсем того.

Судя по тому что первый встречный пырился невидящим взором и бормотал "хочу харчо, хочу харчо", определение было невдалеке от истины.

- Зато магазинов понаставили, - с некоторым сарказмом сказал Цзе, показывая на уделанные вусмерть первые этажи зданий.

- Да нет, не зато, - тявкнула лиса, - Если они постоянно покупают предметы, а мы не покупаем, это означает что?

- Мм...

- Что нам наших - хватает, а им ихних - нет, - продолжала бить по мозгу Трикси, - А цель именно в том, чтобы хватало, а не в абсолютной величине количества изделий на единицу населения.

- Звучит верно, - согласился кот, - Только вот это легко думать тебе, потому как тебе вообще легко думать, а организмы воспринимают всё по-другому.

- Да не тявкнула бы. Весь мой опыт говорит о том, что реальной разницы между Самими и организмами нет. Разницы вообще нет! - лиса слегка маньиакально хохотнула, распугивая туловища, - Хм, а вот это что такое, постоянно попадается на уши - "ресторан". Восстановитель, только чего?

- Восстановитель ни при чём, - пояснил Цзе, - Это такое заведение, где организмы совершают ритуал употребления продуктов питания. Короче сказать, где можно вкусно пожрать.

- Гм. У нас вкусно пожрать можно на каждом углу, - пожала плечами Трикси, - По своим лисам знаю. И вообще, кажется мне что это не флюди.

- Ну тут ты перегибаешь. А кто тогда?

- Ммм... симы, - тявкнула лиса, - Стопроцентно интегрированные в систему туловища - симы.

- А доказательства?

Трикси задумалась, но как обычно ей помог случай. Навстречу идущим зверькам побежали аборигены с испуганными лицами, раздались панические крики и звук резкого торможения машины - судя по этим кадрам, надвигался по меньшей мере огромный стальной рак, крушащий всё вокруг. Впечатление было настолько сильным, что оба Самих спрятались за киоск, воизбежание, и стали наблюдать осторожно. Через некоторое время появился виновник торжества, оказавшийся самым обычным щачлом с пустыми руками, который вышагивал по улице, сильно вынося вперёд ноги, обутые в сандали с носками. Неудачно вышедшая из-за угла жительница с истошным визгом убежала обратно, роняя содержимое сумок.

- Ещё доказательства? - хмыкнула Трикси.

- Хмм... - Цзе проводил взглядом сандальщика и достав из карамна мятые купюры, посчитал, - Думаю на сандали с носками хватит, или даже на две пары. Хм, а если встать на четыре лапы, и...

- Тогда тебя засудят за геноцид, - с долей шутки сообщила лиса, - Хотя на всякий случай можно и взять.

Через несколько кварталов их ждали опять помещения с организмами, которых приходилось выслушивать для проставления галочки или непроставления оной. Любой аутентичный зверёк, будь он хоть семи пядей от уха до уха, от такой работки давно бы повесился, а Сами могли принудительно удалять ненужные эмоции, оставаясь свежими как огурчики. Приходилось только тщательно скрывать это, потому как окружающий город свежим отнюдь не являлся.

Красный "запорожец", издавая характерное трещание, прокатился в ворота кремлёвской башни, и слегка козля на булыжниках, завернул к Дворцу Советов. В стороне остались голубые ёлки и мехи охраны, стоявшие по стойке смирно с карабинами наперевес. Невдалеке от ворот очередная группа школьников наивно расписывала стену - стена давно была со спецпокрытием и приводилась в исходное состояние нажатием кнопки. В остальном на историческом объекте - на то он и - ничего не поменялось, разве что купол Дворца теперь венчала сложносочинённая конструкция, напоминавшая цветок, а на самом деле - антенны космической связи.

У подъезда автомобиль встречали два гвардейских медведя, подозрительно позыркавших вокруг. Крыша "запорожца" открылась, как у консервной банки, и из заполнявшей салон воды не без труда выбрался по лесенке здоровенный камчатский краб в дыхательном аппарате; струи морской воды с плеском проливались на брусчатку. Выволочив туловище, краб довольно клацнул клешнями и зацокал хитиновыми лапами по лестнице.

- Номер первый, эй краб, - кивнул ближайший медведь.

- Номер триста три тысячи сто сорок два, эй медведь, - моментально ответил краб и прошёл дальше.

В рабочем кабинете председателя правительства СССР стоял естественно, пятитонный аквариум, в каковой тот и бултыхнулся с нескрываемым удовольствием. Несухопутность товарища Несухопутного вызывала некоторые неудобства - например если прийти на приём именно в этот кабинет, приходилось прилипнуть к стеклу, потому как места в помещении особо не осталось. Впрочем, приходить лично ещё не пришло в голову ни единому дураку, так что терпимо. На все вопросы отвечала надпись по панцирю: "да, я краб. И чо?"

Самовый механокраб Несухопутного - точнее один из оных - дожидался хозяина на месте, пока суть да дело прошёл ТО и вымел пол-гектара Красной площади, а теперь бодренько щёлкнул клешнями и включил синхронизацию сознания. Массивный металлический краб сразу забегал кругами, меленько цокая ногами:

- Ойойойойойой! Сколько-всего-сделать-то-надо!

С этим поспорить было трудно, так что Сам понёсся по кабинетам, ухитряясь никого не размазать по стенке при этом. Чаще всего это выглядело как налёт урагана - едва открывалась дверь, как краб уже начинал вертеться вокруг стола, хватать бумаги, считывать инфу с компа и одновременно писать и воспроизводить звук. Через двадцать секунд он исчезал раньше, чем оседали поднятые воздух листки, оставляя чиновника в состоянии офигевания.

Впрочем он не за тем притащил свой организм, чтобы так бегать, а затем чтобы подключиться к заседанию общемирового Совета с меньшим пингом; это было важно для того, чтобы лучше чувствовать мысли других участников...

- Эй корова! - окликнул краб гуманоидную корову, - Товарищ Хе, на досуге бросьте в аквариум пару мешков жляцни, и два батона "бородинского", пожалуйста.

- Эй краб, сейчас заброшу! - кивнула та.

Сам же краб при помощи меха нацепил на себя аппаратуру высокоскоростной связи и через несколько секунд уже обозревал круглый зал, какового не существовало в природе - собирать организмы какждый раз было бы чересчур расточительно по времени. С боков раздалось приветственное "эй краб" в различном исполнении. Несухопутный развернул левый глаз направо, а правый налево, и осмотрел собрание: в частности, среди прочих имелся Полтинник, американский Сам, похожий сразу на кабана, тигра и шмеля - потому что у него в Ряду разве что шмелей и не было, а всё остальное было. От европейского союза отсиживал тамошний Онтолей из щачел, которому пришлось отпустить бороду и одеть очки и жилетку; африканцы как всегда присылали льва и гиену, которые могли затеять "полемику" друг с другом на сорок часов из-за любого ломанного гроша. Короче сказать, у любого непривычного мозг сразу бы ушёл в самоволку, но таковых тут не наблюдалось.

На этот раз собрание на высшем уровне проходило в чрезвычайном режиме ввиду чрезвычайности ситуации с Зоной. Основной доклад по теме сделало щачло из КБР, разложив по полкам всё достоверно и не совсем достоверно известное о положении вещей, а также дав присутствующим доступ к базе данных для просмотра лично. Основными пунктами доклада были: доказанная подготовка атлантидских спецслужб к диверсионным акциям на планете и усиливающийся внутренний кризис Зоны, вызванный экстерминальной стадией технократии, в частности стихийное распространение "таблеток бессмертия", ведущее к недвусмысленному геноциду.

- Вы в общем все это слыхали и знаете, - подытожил Несухопутный, - У вас было время обмозговать, и теперь требуется конкретный ответ на вопрос "что делать".

- Мы в любом случае не можем принимать таких решений без широкого обсуждения, - заметил Онотолей.

- Широкое обсуждение - это и есть решение, - пояснил краб, щёлкнув клешней, - Одновременно с которым следует выдвинуть ультиматум властям Зоны о ликвидации всех тех косяков, о которых упомянуто.

- Они будут не просто предупреждены, а предупреждены заранее! - фыркнул Полтинник.

- Ерундовина. Военные специалисты утверждают, что никаких средств противодействия у них нет. А уж если что - грызи недалеко, хотя конечно уже пора рассчитывать на свои силы.

- На свои силы? И что вы можете выставить?

Несухопутный ухмыльнулся, хотя был и краб: выставление сил было поручено именно ему, и он не сидел сложа клешни.

- Орбитальная группировка составляет до трёхсот кораблей типа ЩО-229, вы все знаете что это такое, досталось от грызей. На всех установлены защитные экраны, поэтому противокосмическую оборону противника раскатаем как гусь вату. Поскольку дело не столько в этом, предусматривается взятие территорий под контроль посредством десанта... Насчёт десанта пока - секретно, если что.

Далее краб назвал цифры, от которых у многих уши на лоб полезли: в операции чуть не завтра могли быть задействованы двадцать миллионов живых единиц, оснащённые шестидесятью миллионами единиц подвижной техники. То есть сухо считая - по одной единице на шестьсот единиц населения Зоны и по две - на каждого тамошнего силовика.

- Таким образом, - навешивал Несухопутный, - В течении суток - взятие под контроль периметра шириной в сорок километров от границы, в течении двух - восемьдесят, а на четвёртые сутки ничего не останется.

- Это круто, - влезла африканская гиена с названием, которого краб не запомнил, - Но как вы собираетесь доставить туда все эти миллионы?

- Развёрнутый ответ на. Поскольку разведка противника по нашим данным ориентируется именно на десантные средства в предугадывании, мы эти средства держим там, где они не достанут - вне планеты. Посмотрите сюды... - краб переключил видеоканалы, - Это, как многие знают, строительная платформа беличьего образца, так называемая "Аллея". Но не все знают, что из неё легко получается замечательный десантный корабль. При использовании жилблоков в каждом можно разместить до двух тысяч организмов плюс прорву техники...

- ...плюс, прорву техники, - сказал серый кот, расхаживая туда-сюда перед экраном, показывавшим платформу, - Вопросы?

Зал, набитый организмами всех пород, зашуршал; пух в основном сидел однородными кучками, по Рядам - лисы к лисам, а куры к курам... бегемот отдельно.

- Если! - вылезло какое-то щачло в очках, - Сейчас поделю количество десанта на количество кораблей, получится очень много. У нас столько есть?

- Нету, - легко согласился кот и щёлкнул пультом, - Технология вот такая.

На экране было показано, как внутренние сооружения корабля выдвинулись вперёд, как стол из ящика, и с них на твёрдую поверхность разом выставились контейнеры и техника.

- После чего транспорт улетает за следующей партией. Доступно?

Собрание покивало ушами, подтверждая, что доступно.

- Тогда пройти все тренировочные задания с пометкой "Ё". Для натаскивания, - кот прислушался к радиоэфиру, - И делать это стоит пофастовее, потому как только что мирсовет предъявил требования к властям атлантической зоны, а по всей планете запущено голосование. Сроку там, как я понимаю, сутки.

- Баалин! - тявкнула Нцина, сидевшая в своём Ряду, - И что, нам сутки на подготовку?!

- Ммм... да, - пожал плечами серый, - Раньше начнём - раньше и закончим. На этом всё, если что - дёргайте за уши Прохора.

Серый кот в серо-голубой офицерской накидке взял да и направился на выход, но его тут же окликнули:

- Эрлай!

Эрлай слегка подёрнул ухом, потому как по-уставному было "эй кот", ну да ладно. К нему подбежала молодая щаловечка, видимо та, что с лисами - судя по тому как они таращились издали.

- Ах да, у вас лиса в эт-самом, - припомнил он.

- Лиса да, но я не про это, - сказала Алиса, - Это что, серьёзно, про сутки подготовки?

- По-моему, шутка была бы тупее некуда. Серьёзно.

- Но это же кошмар что выйдет!

- Да любая такая операция - кошмар что выйдет. На самом деле, всё предусмотрено, гражданка. Тренироваться там особо нечего, так что и нечего голову забивать больше, чем следует. По крайней мере риск для тех кто останется на платформе, будет минимальный... хотя он и будет, вас предупреждали.

- Да я помню! А ты что, не будешь на платформе?

- Не-а. Командный состав встречает на месте.

- Как на месте? - не одуплилась Алиса.

- Так. Вообще, лучше веди лис в жилблоки и не заваливай голову лишними вопросами, - улыбнулся кот, - Кстати, 202й район Диллириума - это как раз наш участок высадки, так что посмотрю на предмет лисоналичия.

Алиса хотела ещё что-то сказать, но Эрлай сделал страшную морду, показывая ей за спину, а когда она обернулась - испарился за секунду. Щачловечка выпала в изрядный осадок, хотя лично истрёпанные уши кота ей действительно помогли. Она не зря столько времени возилась в НИИП, чтобы знать о способе мышления Самих; исходя из этого была уверенность, что кот знает что делает, а знать он это может только из объективной информации, а не импортом с потолка. Это кое-как вселило уверенность, и Алиса натурально пошла собирать лис.

- Ну что, про нашу трёххвостовую ничего не слышно? - затявкало сразу в обоих ушах.

Про трёххвостовую было не слышно, так что оставалось занимать жилблоки, в которых имелось оборудование нейросвязи - собственно оно и было основное, так как позволяло организмам контролировать механизмы, сухо выражаясь. На практике это были шкафы с проводами и ничего больше - с тем же успехом это могли быть обычные сетевые серверы или телефонное оборудование. Лисы усаживались в кружок на коврике, цепляли проводную связь на свои коммуникаторы, и возились после этого исключительно в цифровой среде. Правда, на центр лисокольца ставили мешок пяней и бутыль жърчика, дабы поддерживать тушки.

- После высадки неплохо, - тявкал Рйек, лопая пяни прямо из мешка, - А вот до неё мне не очень нравится.

- Что именно из всего? - уточнила Нцина.

- Выведут рельсотронные пухи на побережье и будут расстреливать десантные корабли, м?

- Не думаю, - встрял номер седьмой, один из марсианских лисо, - Побережье можно накрыть из космоса хоть всё подряд, и маскировка не поможет.

- Лисо, ваши дебаты интересны, - ухмыльнулась Алиса, - Но толку от них никакого, потому что высадка это не наше дело.

- Кстати, ты тоже собираешься влезть? - уточнил Рйек.

- Ну а куда я денусь? - удивилась та.

- В таком случае надо будет здорово напрячь голову, чтоб не стать героями, - тявкнула Нцина.

- Ну да. Благо там вроде на пять суток расписано всего.

- Расписано-то оно всегда на пять...

Тем не менее, решимость у всех была достаточная, чтобы не сомневаться. Несколько сотен лет после Щебня настолько изменили сознание жителей планеты - даже флюдей - что теперь у них не возникало мысли о том, что "должен кто-то другой". Если происходила какая-то фигня, любой считал, что это касается лично его, и соответственно разбираться следует тоже лично.

В то время как ополчение проходило тренировочные миссии на компе, в информационном эфире планеты чувствовалось некоторое напряжение. По линии мирсовета буквально до всех был доведён собранный в кучу пакет информации об обстановке, дабы по анализу полученного каждый сделал вывод и поставил галочку. Вопрос звучал в основном как "бить иль не бить".

- Пока что девяносто два процента поддерживают, - тявкнул Якель между прочим, заглянув в сеть, - Так что вероятность перехода в физическую стадию весьма высокая.

- Вероятность? - хмыкнула Шула.

- Есть ещё вариант, что дурни согласятся с выдвинутыми условиями, - пояснил лис, - Хотя надежды на это крайне мало.

В приоткрывшуюся дверь всунулась широченная бурая морда и повела носом; наблюдать морда могла само-кота, стоявшего перед столом, на котором сидели кошко органические в составе полутора десятков пар ушей. Были они тут самые разные - белые, серые, чёрные и рыжие в различных пятнах и разной степени опушения, так что когда все сидели рядом и не особо двигались - получался сплошной пуховой массив. Через пол-минуты все зверьки разом кивнули ушами и вышли из ступора, а Эрлай таки обернулся на дверь:

- Что, Бро?

Бро слегка строллфейсил, оскаливая огромные светло-жёлтые резцы.

- Понятно.

Без лишних комментариев кот вышел в корридор и двинулся вслед за само-грызуном породы кавия, тобишь морская свинка; было вполне ясно, что начинается посадка на десантные средства. Не ясно, как этот пижон сумел синхронизироваться с Рядом раньше, подумал кот - у него-ж организмов раз в десять больше, и все толстобокие и без хвостов. Отсутствие хвоста не мешало Бронеславу уверенно решать поставленные командованием задачи, что в данной обстановке было признано в пух двадцать раз.

- Синхронизировал? - свыл без звука Эрлай.

- Неа, - ответил кавий, - Напух надо. Там сейчас линии забиты.

- А да, твои не сдесь, - фыркнул кот, - А где?

- Частично в Аргентине, частично в Венесуэле. В Лесу, короче... А то навыдумывали тупи всякой - Аргентум-тина, Вен-ес-суициделла...

- Угу. А адрес ты как бы пробивал?

- Как и сейчас, по геокоординатам.

- Выкрутился... Кстати, как лезем, через воду?

- Через воду. Там, как я слышал, трудно выйти, но легко войти, чем и пользуются... Во, торопят.

Причастных торопили, потому как до истечения срока ультиматума оставалось три часа; по плану предполагалось, что десантные подлодки будут ждать двадцать минут на границе, и в случае подтверждения - перейдут оную. У КБР уже были линии доставки таким способом, но их использовали для куда меньших количеств - теперь же высадиться должны были тысячи, и в основном это были Сами.

Эрлай и Бро, порядочно топая по железным лестницам, спустились в док, где собственно уже стояла лодка; на площадке перед ней располагались техники, готовившие туловища к; те выстраивались в очередь и проходили положенные операции. Дабы не создавать бардака, все кто мог включили сильную оцифровку сознания и теперь двигались рассчётливо до сантиметра и секунды. На ближайшем посту мех, стремительно орудуя манипуляторами, буквально снял шкуру с головы кавия, присандалил на металлический череп дополнительную бронепластину и закрепил шерсть обратно, как будто так оно и было. Кот слегка пожалел, что увидел это, и применил функцию "развидеть".

После того как Самих слегка перекомпоновали - в частности, вставили бронестёкла на глазные яблоки - поступила автоматическая команда грузиться в лодку, что и сделали. Внутрях оказалось густо, потому как туловищам не требовался комфорт и даже кислород, так что стояли просто как в метро, плечом к плечу.

- Кстати, а оружие? - задался своевременным вопросом Бронеслав.

- Какое в пень оружие? - фыркнул Эрлай, - Там этого гуано - хоть отбавляй. Вот мы и будем отбавлять.

"Задача: пользуясь отсутствием возможности для противника опознать себя, разведать район высадки и силы противника. Особое внимание уделить непосредственно береговой полосе, определить наиболее выгодные места высадки. Разведать расположение тяжёлого вооружения противника и действовать по протоколу 302.

Прилагается: схема разграничения участков, очередь заменяемости, коды связи и хронометраж операции."

Представив себе действия по протоколу 302, Сами явственно строллфейсили.

- Даже не пищи! - тявкнула как отрезала Трикси.

- Вот ты зануда, а? - аж удивился Цзе, - У меня подозрение, что ты больше чекист, чем те чекисты!

Лиса и кот неспеша шлёндали по улице, воспроизводя звуком маскирующие фразы про деньги, а действительно тёрли напрямую, сигналами - как они это называли, wоем. Бугурт кота вызвало то, что лиса из последних десяти проверенных туловищ отметила на эвакуацию только одно, и то не без сомнений.

- Тебе что, жалко чтоли?!

- Мм... да, жалко. Объясняю популярно для невежд, - размеренно wыла Трикси, - Мне жалко планету, выпускать на неё этих... симов. Если хочешь могу добавить, что это не какая-то абстрактная планета, а та на которой живут мои лисы и прочие друзья. Симам там делать нечего, один только тупак выйдет.

- Это вызывает бугурт, - честно заявил Цзе, - Вас как ни послушаешь, везде мир и дружба, а чуть что - готовы закопать и не поморщиться. Это лезет?

- Лезет. Дружба и терпимость должны быть двухсторонние, а не в одно рыльце, - разжёвывала лиса, - Кпримеру если кто-то обкурился травой и не соображает, что делает, его сажают в вытрезвитель, так? Это не вызывает?

- Не вызывает.

- А тут они все вместе не соображают, что делают. Поэтому - санитары и вытрезвитель.

Цзе хотел было мявкнуть поперёк, но посмотрел вокруг и решил что лиса пожалуй если и не попала в точку, то по крайней мере попала близко к оной на величину меньше погрешности измерения. Чем "бохаче" был район, тем больше попадалось жутковатых мумиё-образных туловищ, пережравших таблеток - они натурально походили на кощеев из сказок, только были ни разу не смешные. Даже учитывая то, что как и многие другие аборигены, они напоминали магазинных воров, ибо на всей одежде висели ценники, болтавшиеся при ходьбе как репей на корове.

- Ну допустим, - нехотя согласился упёртый чучхеист, - Вытрезвитель. И ты думаешь что, подействует?

- Я знаю, что подействует! - удивилась Трикси, - Щебень же подействовал, сомнений никаких нету. А это будет Щебень в квадрате! Ты знаешь, за что проголосовали щачла у нас в Ленинграде?

- Боюсь предположить.

- За то, что каждое щачло обязано носить с собой пяни и предлагать любому организму, отличному от щачла.

- Этакий само-шовинизм? - съязвил Цзе.

- Сам ты само-шовинизьм! Просто они соображают, каких дров наломали их предки, и хартия о пянях - это небольшой акт признания этой вины.

- Уээ... - перекосил глаза кот.

Пока суть да дело, им пришлось зайти в тошниловку и воспользоваться электророзеткой в санузле, чтобы подзарядить аккумуляторы; казалось, Сами не спешили, а на самом деле протопали уже семьдесять километров! Впрочем, едва ли не в два раза больше ушло за это время на работу ЦПУ. Трёххвостая подозревала, что на ЦПУ, тобишь на мыслях, она сожгла раза в три больше, чем кое-кто.

- Так, теперь адрес: 5003, 12, 47, - вздохнула Трикси, - Из того списка что дал хряк - последний.

- Думаю, как только, так навалит ещё, - фыркнул Цзе.

- И правильно сделает, что, лучше тупо сидеть и ждать нипойми чего?

- Нет, лучше ходить и ждать вот этого.

Под "вот этим" кот подразумевал толпу, которая начала сгущаться вокруг них со всех сторон. Симы нацепили чёрные куртки и обвешались цепочками, думая что приобрели сильно пугающий вид, хотя на самом деле вызывали бугогашечки - особенно крашенные морды и хохолки чахлой шерсти на головах. Не особо смешным было количество клоунов и арматура у них в руках.

- Дыыф, - свыла Трикси, быстро озираясь, - Не здорово.

- Не здорово? Вообще звездец!

- Может, сыграть в организмы?...

Но не думается, что это была хорошая идея. Сзади раздались истошные вопли "мочи ксеносов!", и десятки симов побежали вперёд, как муравьи из разворошенной кучи. Приложить Самого арматуриной оказалось не так-то просто, потому как у него была заведомо более быстрая реакция; рукопашному бою их никто не обучал, но заехать по морде тормозному симу - не ахти какая задача, так что несколько сразу заскучали, схватившись за головные части. Если бы они подбегали равномерно, зверьки могли избить их несчётное количество, но толпа сгущалась и напирала, оттесняя и пытаясь окружить - причём довольно удачно, так что скоро Трикси и Цзе оказались спиной к спине, отбиваясь всеми лапами.

Какой-то умник выстрелил из газового пистолета, на время учинив бардак среди своих, но и это не помогло. Удары тяжёлыми железками всё чаще проходили по лапам, и хотя пока не принесли никаких повреждений, были в перспективе чреваты. Цзе выхватил у одного из симов дубину и теперь махал ею аки Илья Муромец... Лиса вовремя увидела, как из-за толпы туловище наводит огнестрел, и столкнула в сторону кота вместе с собой. Поскольку её реакцией наводчик не обладал, два выстрела пошли в густую толпу, вызвав вопли. Трёххвостая поняла, что терять особо нечего, и выхватив из-под балахона ружьё, пальнула в воздух.

Выстрел тяжёлой помповухи подействовал волшебно - только что жаждавшие крови симы сделали испуганные лицевые части и рванули наутёк, бросая имущество.

- Я тебе дам "фурря", сучечкэ!! - гаркнул вдогонку Цзе, запуская в спины ботинок.

Трикси же соображала, что самое кислое впереди. Она заметила как многие отбегавшие симы снимают происходящее на мобильники, а догнать всех и надавать по лицу не было никакой возможности.

- Эти падлы накапают в полицию, - свыла лиса, - Думаю надо мотать, куда Дулень показывал.

- Эээ... блин, действительно, - дошло до кота, - Только как?

- Для начала так, - тявкнула Трикси, снимая балахон и оттирая нос от пищевого красителя.

Через две минуты Цзе снова стал бурым котом, а трёххвостая - трёххвостой и серо-фиолетовой. Двое незамедлительно пошли в нужном направлении, стараясь не попадаться на глаза полицейским, но удавалось это туго. Плотность туловищ в городе была крайне велика, а потому и полицейских тут толклось выше ушей. Не прошло и пяти минут, как их окликнули; согласно хитрому плану, зверьки просто дали дёру, пользуясь скоростью, и исчезли в городской мешанине раньше, чем полицаи договорили слово "Freeze". Это прокатывало несколько раз подряд, но не могло продолжаться вечно, потому как симы сообщали начальству, что "суспекты", тобишь подозреваемые, бегают как чёрти кто.

Ещё больше проблем, чем двоим, инцидент доставил натуральным сдешним фуррям, потому как при обнаружении щачел даже с одними только хвостами их немедленно скручивали и грузили в участки - что впрочем было налапу, пока будут возиться, можно и утечь.

- А можно и того! - поправил Цзе, пригибая голову за ограждением фонтана.

Несколько щедрых автоматных очередей обгрызли плитку, расшибая её в пыль, и прогулялись по витринам, вызвав обрушение лавины стекла и вопли на много децибел. Прямо из движущегося омнибуса выпрыгнул водитель, и неуправляемый шкаф, смяв легковушки, въехал в магазин; было заметно немало симов, которые пытались бежать в стену и теперь валялись с ударенными лбами.

- Это безумие!! - донёсся безумный крик из-за подбитой машины.

- Это! По!ЛИ!ЦИ!Я! - ответствовали из мегафонов перед новым залпом.

Так и запишем, некстати подумала Трикси, полиция и безумие - одно и то же. Лиса осмотрелась и прикинула, куда слинять.

- Так, вон проезд, туда, пшол!

Кот вздохнул, но делать было нечего, так что распластавшись по асфальту, он быстро перебирая лапами рванул в указанном направлении. Трёххвостая высунулась и пальнула из шотгана, прикрывая.

- Нормально? Тогда прикрой! - лиса запустила ствол метров на полсотни, так чтобы Цзе мог схватить.

- О! ЛИ! ЦИ!... - продолжало орать над ухом вперемешку с выстрелами и грохотом бьющихся стёкол.

Трёххвостая молниеносно ныкнулась под высокий автомобиль, и прикрываясь оным - дальше к укрытию. Пули свистели вокруг, как воробышки, и такие забеги лисе совершенно не понравились - ну просто ни в пух! Влетев за угол, она обнаружила что коту, скорее всего, они нравятся ещё меньше, потому как Цзе ковырялся в пулевой пробоине на лапе.

- Похоже начали бронебойными шмалять, - сделал вывод Цзе.

- Ну да, обычные не пробивают, - припомнила Трикси, - Хотя и мнут.

Повреждения конечностей Самим были вообще не страшны, хотя и ограничивали функциональность. Обстановочка начинала всё более загущаться - через образовавшиеся завалы из автомобилей лезли спецназовцы в чёрных жилетках, тупо орали сирены и мегафоны, а сверху со стрёкотом проходили вертолёты. Похоже на задержание были перенацелены и телепузы, которые словно зомби пёрли за зверьками, раставив распухшие лапы и вращая страшными глазами, но толку от них никакого не было, а только наоборот, упыри закрывали обстрел полицаям.

- Это ладно, а вот когда они настоящих мехов пустят... - заметил Цзе, - Прищучат сразу.

- Да, точно, - встрепенулась лиса, - Значит нужно усиление!

- Ты что, собираешься тут вообще всё разнести?

- По-моему, это не я собираюсь, - Трикси увидела краем глаза кое-что сбоку и притявкнула, - Во!

"Во" было массой тонн сорок и называлось здоровенным грузовиком с мусорным контейнером, который оказался под лапой. Трёххвостая рванула через дорогу, перепрыгнула машину, наступив на крышу, и вцепилась в жертву, как лиса в утку. Сама, быстро перебирая лапами, перебралась на другую сторону кабины, где было открытое окно, сунула лапу внутрь и вскрыла дверь. Туловище было удалено путём громкого шипа с оскаливанием зубов - если внезапно, а это было внезапно, то вполне хватало. Мусорник вильнул по улице и собрал штук семь автомобилей в гармошку, как коробки. Перелезши через этот завал, Цзе ввалился через пассажирскую дверь и тут же ему под нос сунулась рукоять ружья:

- Прикрывать!

- Лаконично, - хмыкнул кот и проверил ствол, - Там патронов чуть меньше чем нисколько.

- Гадство! - стукнула по рулю лиса.

- Ещё какое, - подтвердил Цзе, высунувшись в окно, - Вон как раз эти ребята.

Трикси глянула в зеркало и увидела трёх ребят, которые карабкались через машины, причём делали это крайне быстро: многолапые, чёрные роботы походили то ли на пауков, то ли на пух знает что. Сдаваться лиса была не намерена, так что вдавила педаль до упора; двигатель взревел и грузовик стал набирать скорость. Сзади затрещали пулемёты, разрывая покрышки в клочья, но покрышек имелось много, и оставшихся хватало. Трёххвостая впринципе знала, как водить транспорт - хотя бы потому что у неё Якель и Шула работали водилами, но сдесь предстояло быстро соображать, куда гнать. Сверху вдобавок палили с вертолёта, то и дело дырявя крышу кабины.

В районе видимо всё-таки ввелось чрезвычайное положение, потому как автомобили убрались с дорог, а симы попрятались в здания и испуганно снимали происходящее на мобильники. По крайней мере мусорник сделал профит, снося лёгкие машины и создавая баррикаду сзади себя, которая задерживала преследующих ботов. Лиса вывернула руль и направила машину в туннель, чтобы уйти по крайней мере от вертолёта. Лапы держались за баранку твёрдо, хотя даже Сама находилась на грани напряжения, одновременно делая много действий и думая не меньше мыслей. В голову совершенно ни к пуху пришлись картины "детства", когда она только недавно начала работать с Рядом и смотрела вокруг с искренним удивлением. Трикси с удовольствием поразглядывала бы эти воспоминания, только как-нибудь попозже...

Скрежет сбоку возвестил о том, что боты так просто не сдаются - один видимо прыгнул на кабину и теперь висел, разнося манипуляторами в клочья дверь; к тому же у чучела оставались резаки, каковыми оно не замедлило воспользоваться. Лисица на чучело не смотрела, потому как выверяла траекторию - спустя три секунды мусоровоз обломал зеркало, пройдя в десяти сантиметрах от бетонной колонны, а "паука" со всей скорости приложило об угол. Неизвестно, повредило ли это ему, но по крайней мере от двери оторвало. Трикси, как исправно исполняющая обязанности Кэпа, хотела сообщить об этом коту, но поняла что ему вряд ли до того - туловище было сильно разрезано и лежало без движения. На сигналы Цзе тоже не отвечал.

Так, что дальше, спросила себя лиса, кажется это логический тупик... впрочем, она тут же изобрела хитрый план - чтобы уйти от ботов, нужно воспользоваться тем что у неё меньше габариты. Короче тявкая, влезть в узкий проём, куда пауки не пролезут... Она ещё глянула на мешанину из искорёженного металла и искуственной шерсти и для очистки совести попыталась достучаться, хотя понимала, что шансы нулевые. Никакой бот не стал бы этого делать при нулевых шансах - но это и доказывало, что Сама далеко не бот. Неожиданно - можно даже тявкнуть, внезапно! - в эфире раздались заглушённые ответы.

- Цзе! - громко свыла Трикси, - Ты слышишь?!

Одновременно она направила мусорник в узкий проём между двумя рядами машин, и грузовик пошёл среди них, как катер среди морской пены, окружённый облаком разлетающегося стекла и обломков.

- Это не Цзе! - отозвались через помехи, - Что за хрень, вы чего влезаете на частоту?

- Какую частоту?! У меня на хвосте полицейские мехи!! Нужно содействие! Просто оочень нужно!

Ухитрившись не застрять среди легковушек, мусорник вылетел на следующую дорогу и совершил поворот на колёсах одной стороны, едва не опрокинувшись и пропустив под болтающимися в воздухе колёсами несколько машин с начисто офигевшими симами.

- Так, поподробнее... Ты случайно не лиса?

- А что, лисы это некошерно? - осведомилась лиса, - Да впень, я лиса, только мне недолго осталось ей быть!

Тем не менее она вильнула рулём, подрезав полицейскую машину и создав ещё одну свалку, задержавшую ботов.

- Спокойно. Это Котран. Ты где находишься?

- За рулём мусорника. Тысяча двести двадцать вторая авеню, которая имени Генриха Гиммлера!

- Так... секунду...

Полицейская колымага получила в бочару тяжёлым бампером и полетела вперёд грузовика, кувыркаясь как коробка. Трикси аж возблагодарила производителей этого транспорта, которые всандалили двигатель непомерной мощности, из-за чего мусорник в пустом состоянии имел страшную динамику. Несколько ботов окатили машину сбоку пулемётными очередями, но лису так и не задели.

- Ээй!! Прошло уже семь секунд!! - напомнила трёххвостая.

- Так... - отозвался Котран, - Сейчас слева будет съезд в магаз. Давай туда и насквозь, должно прокатить.

- Должно??

Других вариантов однако не имелось, так что лиса повернула именно в магаз, нажимая на сигналку чтобы расшугать с дороги симов. Она старалась не давить туловища, хотя и не могла бы поручиться, что это удалось полностью. Мусоровоз снёс эфемерное ограждение, расшвырял машины на парковке и проломив огромные стёкла, пошёл по торговым рядам. В остатки лобового стекла летела просто дымка из всякой шушары, и она же набивалась в кабину.

Проломив большое здание насквозь, грузовик вылетел буквально из окна на втором этаже; трёххвостая с интересом просмотрела в замедленной съёмке этот полёт. Приземление прошло куда мягче чем ожидалось, зато впереди отрисовалась бетонная ступенька метровой высоты. "Приехали" - подумала лиса, и была права как никогда - транспорт впечатался в стенку и встал как вкопанный, а трёххвостую по инерции просто вышвырнуло вперёд, через бывшее лобовое стекло - она полетела по площадке, крутясь как серо-фиолетовый волчок. Благо, обилие хвостов кардинально смягчало контакт с плиткой, а очень пушные ухи, прижатые к голове, тоже сильно помогали.

В итоге мусорник оказался уничтожен, а Трикси, едва потеряв скорость полёта, вскочила на лапы и рванула - куда-нибудь, только подальше от открытой площадки, учитывая что сзади поспевали боты. Как она успела увидеть, впереди были уже постройки прибрежной полосы; хотя это был и Диллириум, длинные заливы проходили и досюда. Тупицы не плавают, сообразила лиса, в воду! Она быстро проложила маршрут и рванула туда, но добежала только до ближайшего павильона - из-за угла высунулась лапа и втащила за колонну.

- Во, да я просто пинкертон, - хмыкнул серый кот, - Трикси?

- А? Ну да, - удивилась лиса.

- Тебе привет от Алисы, - сказал Эрлай, после чего сжато свыл насчёт того, что происходит.

- А да, это круто, но там это, - показала назад лиса.

- Боты? Нормально, сейчас сделаем. Бро!

Трикси заметила, что за соседней колонной кое-как скрывается Сам, выглядевший как кавий гнедого цвета. Пух там имел такую мощность, что закрывал округлую тушку со всех сторон - вниз торчали ходильные лапы, вперёд - хватательные, а сверху находилась головная часть, в основном состоящая из щёк. Бронеслав размял лапы и встав на все четыре оных, высунулся из-за колонны, как самоходная установка; пасть кавия раздвинулась, образуя натуральное щачло. Котран при этом неотрывно следил за стеной магазина, откуда ожидалось появление ботов, и сразу заметил первого, выпрыгнувшего из дыры от мусорника.

- Азимут сорок три, расстояние двести пятьдесят, робот! Лучом!

Раздался низкий гул, как от трансформатора; Трикси почувствовала, как шерсть встаёт дыбом от электризации, а по металлическим предметам прыгают синие разряды. Из щачла вырвался сине-белый луч, попавший точно в семенившего "паука". Бот моментально скис, манипуляторы вывернулись как попало, и металлическая туша свалилась.

- Фигасе отрыжка... - хмыкнула лиса.

- Азимут пятьдесят, расстояние триста, робот! Лучом!

Поражающие лучи трещали над площадью, выводя ботов из строя, так что за минуту семь штук "пауков" остались валяться перед бетонной стенкой, в которую въехал мусорник. Бро закрыл щачло и как ни в чём ни бывало поднялся на две лапы, отряхивая шерсть от прилипшего мусора.

- Это здорово! - искренне тявкнула Трикси, - Только они сейчас ещё подтащат?

- Не подтащат, им не до того, - пояснил Котран, - Сейчас такая дребузня по всему побережью будет... Так, лисо - за нами и не маячь по открытым местам, ладно? И, да, возьми это.

Лиса получила в лапы штурмовую винтовку местного образца, с раковырянным электронным блоком, чтобы можно было стрелять. Такие же изделия болтались на ремнях за спинами кота и кавия.

- И что, прям пулями?? - дошло до трёххвостой.

- Лучше - прикладом, - на полном серьёзе ответил Котран, - Но запретить самозащиту не могу, поэтому и не запрещаю.

- Кстати, вы вообще что собираетесь делать?

- Я-ж wыл, ждём десанта. По ходу шерсти, минуты три ещё. Давайте к самому берегу, только не вон на тот причал.

Три зверька в темпе побежали в указанном направлении. Вокруг стояла почти тишина, потому как упала электросеть, симы попрятались или разбежались, а полиция и армия находились в раскоряке, не зная куда посылать подкрепления.

- Так, вон там, - показал Эрлай на высокую группу построек, - У них укреппункт и возможны снайперы. Не дразнить.

- Не дразнить это как? - хотела уточнить лиса, - Ау!

Бронебойная пуля проделала дырку в ухе, так что вопросов не осталось и теперь Сами держались так, чтобы скрываться от гнездовья стрелков. Мимо пробежала группа симов, сопровождаемая телепузами; киберупыри, увидев Самих, бросили поклажу и побежали на них с распростёртыми объятьями, бормоча про "код: задержать, усмирить..." Естественно, они были не без злорадства расстреляны с близкой дистанции - при попадании в туловище взрывались аккумуляторы, разнося чудище вдребезги, так что это несложно.

Трое не без осторожности продвинулись вдоль стены здания, прячась за машинами и столбами. Впереди уже открывался вид на залив, шириной в столько, что противоположный берег терялся в дымке. Трикси повела ушами - казалось, кроме отдельно хлопающих выстрелов, всё оставалось на прежнем месте, и о десанте через упомянутые три минуты ничто не напоминало.

- Так, теперь... Вон туда по лестнице, там ждём, - свыл Котран, - Пошли.

На два пролёта широкой лестницы поднялись без проблем, а вот когда подходили к третьему - сверху выскочили несколько симов в экипировке спецназа. Они тоже явно не ожидали встречи, поэтому первый успел добежать чуть не до самого кота, прежде чем заподозрил неладное. Кот приложил его лапой на отмашь, заставив заскучать, но остальные симы начали поднимать оружие.

Лисе пришлось за несколько микросекунд додумать, как действовать. Тупо стрелять на поражение было не в пух, потому как симы были организмами и после прострела головы существовать прекращали. Ввиду этих соображений она стала выцеливать плечевые суставы конечностей, державших оружие - тоже не подарок, но лучше чем ничего. Прежде чем туловища успели вскинуть автоматы, их уже прострелили в нескольких местах; замедленное видение позволяло разглядеть, как отлетают багровые брызги в том месте, где пуля пробивает цель.

- Лисо, держись за Бронькой, - предупредил кот, - Он броневой.

Кавий действиетельно был броневой - при попадании пули отскакивали с металлическим бумканьем, только отлетали ворсинки пуха, загораясь на лету. По сравнению с усиленными туловищами военного образца лиса была просто хрупкой, хотя и куда прочнее, чем любой организм.

- Фууф, - выдохнула Трикси, растирая лапами уши, нагретые от мыслей, как сковородка.

Кот и кавий в это время палили из-за стенки, высунув только оружие - они могли высунуться на пол-секунды и точно запомнить, куда именно стрелять. Вопли подстреляных возвещали о том, что дело идёт. Обезвредив таким образом симов, трое добрались до искомой площадки, где слава гусю никого не наблюдалось. Котран высунулся посмотреть на занятую противником "высоту", и через пару секунд угол стены обкарнало пулями.

- Сидят? - довольно меланхолически осведомился Бронька, переваливая щеками по морде.

- Сидят... - кивнул кот, - Им же хуже. Сейчас будет событие...

Событие стало: со стороны врага донёсся оглушительный взрыв, волна вынесла стёкла и всколыхнула постройки, как ватный матрас; посыпалось всякое барахло типа рекламных вывесок и плохо закреплённых кондиционеров. Ещё несколько взрывов произошли в отдалении, заставляя закрывать голову лапами. Выглянув, зверьки мордозрели полный дестрой на месте группы построек - по ходу, пробило всю платформу насквозь, до воды, так что осталась только яма с обгоревшими краями, из которой вяло тянуло дымом.

- Во, это наш? - ткнул на залив кавий.

Над водой быстро двигалось длинное и плоское, оставляя за собой стену поднятых брызг; присмотревшись, Трикси поняла что объект длиной метров пятьсот, не меньше.

- Нет, соседний, - ответил Эрлай, который смотрел больше на сушу, а не на море, - Наш через тридцать секунд.

Воздух наполнился низким рокотом, потому как повсюду, куда ни поверни ухо - спускались огромные десантные посудины. Они снижались до высоты в несколько метров, и планируя над водой, тормозили так чтобы клюнуть носом в берег. Один из них, вздыбливая волну метров в пять, с ужасающей скоростью нёсся, как казалось, прямо на зверьков - но так только казалось. Снижая скорость, громада корабля подошла к берегу и осела в воду, в то время как передняя часть с лязгом воткнулась в постройки; всю "землю", которая была не более чем плавучей платформой, от этого ощутимо качнуло.

Из корабля начала выдвигаться ферма, на которой и были закреплены, как зёрна в початке, контейнеры - причём, судя по всему, длина этой фермы была чуть меньше, чем самого корабля, и по размерам она равнялась целой улице. Заострённый нос крошил попавшиеся на пути постройки, как карточные домики, прокладывая себе дорогу; не прошло и двух минут, как "початок" навис над дорогами и площадями. Контейнеры в шахматном порядке пошли вниз на тросах - со стороны казалось, что это сплошной дождь из железных ящиков, на самом деле вставали они вполне осмысленно. Котран и Бронька смотрели внимательно, а Трикси - сильно удивлённо, потому как ни разу не видала ничего подобного даже в трансляции, не то что лично.

Спущенные контейнеры открывались, и оттуда, как осы из сот, вываливали машины и мехи - в частности, погрузчики для того, чтобы переставить сами контейнеры должным образом. Рыча движками, с резкими поворотами разъезжались плоские коробки на гусеницах, давая дорогу другим единицам. Через пять минут на вытянутом над кварталами мосту не осталось ни одного ящика, и ферма убралась обратно в корабль; раздался жутковатый по мощности гул, когда изделие напрягало своё двигло для поднятия в воздух, и десантный ушёл вверх и в сторону, закрывая пол-неба и обрушивая вниз потоки воды, лившейся с корпуса. На месте высадки остался целый городок, сейчас суетившийся, как муравейник.

Эрлай легонько подтолкнул пальцем вверх отвисшую челюсть лисы.

- По местам, - кивнул кот куда-то на контейнеры.

- Стой, там ещё ммм... - Трикси подумала, как назвать то что осталось от Цзе, - Короче, сильно повреждённое туловище Самого, его могут исправить?

- Возможно, - свыл Котран, в то время как он и Бронька уже бегом шарашили к лагерю, - Тащить придётся самой, у нас возня.

- Сто шестой ящик! - добавил кавий, - Только в темпе!

- Постараюсь! - тявкнула лиса, срываясь в другую сторону.

Над районом, отбрасывая здоровенную тень, прошёл ещё один корабль.

В то время как Сама была на месте событий и оттого видала только доступное уху, её многолисие вместе с Алисой имело возможность оглядывать всё происходящее максимально широко. Тем более что пока что от них не потребовалось ровным счётом никаких действий, а требовалась только немедленная готовность к оным. Сказать больше, именно они узнавали всё в наиболее полном объёме и сразу, потому как операция затронула даже не всю планету, в всю систему Солнца. Зная о возможных диверсиях, связанных в первую очередь с Сетью, лаповодство Шаданакара приняло радикальное решение на время операции Сеть отключить вообще - благо, в отличие от Атлантиды, это было возможно. Встали многие предприятия и транспорт, так что планета буквально испытала несколько суток релакса.

Как и предполагалось, народы планеты проголосовали за принудительное вразумление, а атланты категорически отвергли предъявленный ультиматум. Через пять минут территория Зоны начала подвергаться обстрелам с орбиты, завязались боевые действия под водой в близлежашей акватории, а через несколько часов стартовали десантные корабли, грузившиеся в основном на ледяных полях возле Кольского полуострова, где было место для такой прорвы оборудования.

Атланты обладали кое-какими наработками в области ракетной техники, поэтому с началом операции с плавника стартовали несколько тысяч ракет; ровным счётом ни одна никуда не долетела, так как стартовали они с узкого плацдарма, взятого в плотную полусферу средств перехвата. Если уж совсем точно, то немало снарядов обрушились обратно на хозяев, произошло даже два относительно маломощных ядерных взрыва, прополовших застройку.

Волна же, достигшая других планет солнечной системы, была связана с выступлениями щачельных нацистиков - собираясь в стада, они пытались захватывать учреждения управления и связи в крупнейших центрах на Марсе и Венере, как впрочем и на самом Шаданакаре. Практически по всем местам беспорядков врагу был оказан самый жёсткий отпор со стороны как милиции, так и жителей. Конечно в первых рядах защищать своих вышли не-щачла, но вместе с ними и много щачел, что тешило. Погромы и избиения таки произошли, только в обратную сторону - нацистов гоняли по всем планетам, пока те не добегали к ближайшему отделению милиции за спасением.

Многолисие наблюдало за этими событиями, сидючи в оборудованном контейнере, который уже спустился с десантной фермы на плавник и стоял в ряду точно таких же. Десантная операция таким образом никак не походила на "Малую Землю" - организмы даже толком не видели, куда их перемещают. А перемещали их для того, чтобы обеспечить прямую связь с подконтрольными мехами - а уж мехов были без преувеличения миллионы. Из открывающихся контейнеров целыми шеренгами вываливали "кентавры", вооружённые станнерами и бронебойками против вражеских ботов; плиты площадей вибрировали под нагрузкой тысяч металлических лап, колёс и гусениц.

- Так, объясняю задачу! - сказала Алиса, закруглив тёрку по телефону, - Вот этот прямоугольник, обозначен 262-31. Взять под контроль, обшарить на предмет наличия оружия, ликвидировать сопротивление.

- А почему по телефону? - удивился Рйек.

- Чтоб без косяков и редиски не влезли в управление. У нас связь прямая от нашего оборудования к мехам, так что вывести её из строя можно только физически.

- Понятно, - мотнул ухом лисо, - Потом ещё и охранять эти тела сами от себя...

- Назвалось - полезай!

Поперёк было не тявкнуть, так что зверьки уставились в виртуальные экраны, видные только им. Для удобства управления мехами автоматика могла показывать местность и единицы в изометрической проекции, даже если сверху не висело камеры-бота - потому что так похоже на стандартный стратегический симулятор, к которому все привыкли. Пока что восемьдесят единиц двигались к цели на экспроприированных по пути автомобилях, не встречая никаких осмысленных препядствий. Зато неосмысленных было хоть отбавляй - начавшийся бардак остановил все дороги, так что периодически попадались районы, где вообще все проезды были забиты автомобилями вусмерть. В иных местах дорогу перегораживали завалы, образовавшиеся после обстрелов с орбиты или от прочих боевых действий; всё это приходилось объезжать, и делать это как можно быстрее.

Мехи при этом были не совсем безмозглыми автоматами и очень многое делали сами; единственное чего они не делали категорически, так это не принимали решения на открытия огня, зачем собственно с ними и цацкались операторы. Означенный район был наводнён мехами буквально за пять минут - железяки рассыпались по улицам, держа дистанцию, а если на их пути оказывались симы - ловко уворачивались и пробегали мимо. Теперь по всей площади было трудно даже спрятаться за угол, потому как по меху торчало на каждом перекрёстке.

- Так, внимание, полундра! - тявкнул Якель, - Вон там.

- Чисто, не глухие...

Было похоже на то, что несколько вооружённых ботов собрались к полицейскому участку - оттуда они палили по замеченным мехам и одного расколошматили. Лисо отвели свои единицы чуть подальше, а по вражеской позиции вызвали лучевой противоботный удар, враз вырубивший "пауков". Против упоротых полицаев были применены станнеры, и в результате недолгих действий участок был занят.

- Кстати, нашиша? - задалась вопросом Нцина, - Если не поддерживать порядок, эти тела друг друга переубивают, а тогда какой смысл был во всём балагане?

- Поддерживать будут мехи, - пояснил Рйек, - А полицаи - представители системы, поэтому или они сдаются добровольно, или их разоружают в принудительном порядке, как сейчас.

По отчётной территории всё оказалось достаточно спокойно - симы были перепуганы и сидели в помещениях; их неизбежно выгонит голод, но это будет через какое-то время, а пока была возможность выполоть всуе помянутую систему. Лисо отдали мехам команду разнести вдребезги две тошниловки "МакБорманз", имевшие место быть, потому как с ними были связаны всякие воистину мерзкие местные ритуалы, типа Дня Умервщления Мух. К сожалению рыжих, на этом веселуха закончилась и пошла планомерная зачистка.

Осуществляли оную при помощи радара, установленного на БТР - установка просвечивала строения вместе с жильцами насквозь, поэтому мехи стучали именно в нужную дверь и настойчиво просили отдать именно два ружья, винтовку и револьвер. Как нетрудно догадаться, гора огнестрельного хлама через час едва умещалась в кузов самосвала, и Алисе пришлось уточнять, куда его девать.

Похрустывая под лапами битым стеклом и камушками, Трикси осторожно пересекла пустынную площадь; начинало слегка темнеть, а по кварталам не только не загоралось фонарей, но и сгущался туман вперемешку с дымом, так что видимость сильно упала. Настолько, что лиса минут десять ныкалась от здания к зданию, пока не нашла "свой" разбитый мусорник, уткнувшийся в стенку. При виде машины, простреляной как консервная банка дробью, трёххвостая подумала что ей здоровейшим образом повезло! Впрочем, не повезло другому туловищу.

Оно было обнаружено на прежнем месте и в прежнем состоянии полной нефункциональности, в чём впрочем сомнений не имелось. Воровато оглядевшись, Трикси сунула лапу через разбитое стекло и выволокла туловище наружу - по асфальту задзынкали мелкие куски, отваливающиеся от механизмов, что не сильно внушало. Однако раз уж, то и, тявкнула себе лиса, продолжая кантовать фигню. По крайней мере теперь можно будет собственными ушами убедиться в том, что бывает в такой ситуации. Где-то за домами с низким гулом моторов прошла очередная колонна техники; в возудхе то и дело слышалось стрекотание пролетающих мелких беспилотников.

Свойства туловища позволили лисе дотащить груз до лагеря совершенно спокойно, хотя на неё и пялились - как попадавшиеся по пути симы, так и мехи, копавшиеся возле контейнеров. Найдя нужный ящик, Трикси постучала в железную дверь.

- Заходите, открыто, - свыло изнутри.

В отсеке возились щачла, а мехи пока просто стояли, ожидая; лиса коротенько пояснила, в чём соль. Разбитое туловище Цзе воодрузили на железный стол и техник применил монтажку и фонарик.

- Ну как пациент? - осведомился другой, - Жив или... ну всмысле?

- Скажем так, туловищу кранты. Можно выковырять вот эти блоки памяти, проверить какие уцелели, и вставить в новое туловище. В любом случае это надо в НИИП посылать, чтоб не напортачить. Эй лиса?

- Эй щачло, - кивнула лиса, - То есть вы это мм... эти... предметы, у себя оставите? А то с собой таскать не в пух.

- Оставим, - заверил щачловек, - Правда, ввиду событий, работы на ремонтке много и там очередь, так что.

- Лучше поздно чем никогда, - подтявкнула Трикси, - Спасибо!

- Пожалуйста... Так, постой-ка! - окликнул техник и вытащил из кармана пакет, - Пяней?

Трикси не стала уточнять, зачем предлагать пяни Самой, просто отказалась и вынырнула из контейнера наружу. Ящики, покрашенные в разные цвета, стояли рядами, некоторые друг на друге; по проходам между рядами топали мехи и катались машины, перетаскивая предметы. После того как основные силы ушли вглубь территории, в лагере стало гораздо менее толкучно, так что можно ходить, не опасаясь за лапы. Куда теперь переместиться, подумала лиса в некоторой прострации, глядя на тусклые звёзды в ночном небе.

Какие-то едва уловимые уколы в сознании стали подтявкивать, куда - это было то самое что называлось "хвост подскажет". Естественно хвост, и даже три хвоста, тут были нипричём. Поводя ушами, лиса перешла "улицу" и двинулась вдоль ряда ящиков. Те же самые хвосты указали, возле какой именно из сотен одинаковых дверей остановиться. Трикси подумала несколько секунд, и сунула нос в ящик. На неё уставились все лисо, сидевшие по коврикам, и Алиса.

Уже на следующее утро по планете заработала Сеть, а ответственные морды, включая Несухопутного, объявили об успешном завершении операции. Чахлая военная промышленность атлантов была выпилена, а плавучие территории взяты под лютый контроль; вдобавок, тонкий троллинг выявил враждебных элементов среди народа, которые теперь были как минимум взяты на учёт.

По небу тянуло серо-белыми облаками и задувал северный ветер, который впрочем всех кого ни возьми радовал, как и любой другой ветер. Трикси с подвысунутым языком ловила ветер носом, и с удовольствием ощущала, как потоки воздуха гладят пух. Лиса прогуливалсь по прибрежной полосе в компании Алисы, Котрана и Броньки, потому как пока была не их смена бдить, а эта самая полоса, слегка побитая высадкой, была кое-как очищена от всякой мерзопакости и не вызывала при взгляде тошноты.

- Ну и что дальше? - не особо риторически спросила Алиса, оглядывая нескончаемые крыши зданий.

- Ну как свыть, - пожал бурыми щеками кавий, - Сейчас 14:19. Дальше будет 14:20.

- Что, серьёзно??... Я имела ввиду, как разгребать.

- Да ничего особенно разгребать и не надо, - повёл вибриссами кот, - Скорее, не разгребать, а фильтровать. Основная фаза заняла сутки, а неосновная может и двадцать лет. Постепенно вбивать соль в этих, как тявкнула Трикс, симов.

- Вдобавок теперь настоящие щачла могут уехать отсель, - добавила лиса.

- Ну, многие этого и боятся, - заметил Бронька, - Если тут хоть одно щачло на сотню симов, это будет уже сто двадцать миллионов.

- Ладно, это я так думаю как-нибудь разрулится, - зевнула Алиса, - А вот нас когда освободят от бдения?

- Сами полезли! - напомнил Котран, - А так, не думаю что это долго. Туловища действительно настолько предсказуемые, что автоматика с ними справляется на ура.

- Кстати, Алис, - тявкнула Трикси, - Вот ты что скажешь по поводу Сюаня? Всмысле, это как считать?

- Это считать строго по факту. По факту - вышла из строя квантовая матрица, она же ЦПУ, и часть устройств памяти.

- Да это понятно, но всё-таки можно считать что он ммм... того?

- Трикси! - мотнула головой щачловечка, - Считать-то можно что угодно. Просто смерть - понятие только для организмов, и то кстати не для всех...

- Не для всех организмов? - удивился Эрлай, - Это как?

- Элементарно. Червя скальпелем раз на две части! Изначального червя нет, два новых червя - есть. Червь умер?

- Не-а. Одна из половинок - и есть изначальный червь. А вторая - отпрыск. Я вот так считаю.

- Ну вот, считаешь, - кивнула Алиса, - А эта серая выносит мне мозг, можно ли считать!

- Считать - можно! - компетентно заверил кавий, - Зырьте: раз, два, три...

- Вот именно. Вообще, поскольку эту вскрытую консервную банку будут чинить в НИИП, я посмотрю что получится и тогда смогу сказать более обоснованно...

- Консервную банку? - хмыкнула Трикси.

- Угу. Железячное чучело, - подтвердила щачловечка, - А что такого? Ты на меня посмотри - мешок воды и соляных растворов, жесть!

Четверо, у которых на всех был один организм и четыре хвоста - три у лисы и один котовый - некоторое время попережёвывали умом сделанные заявления, всё также неспеша шлёндая по набережной. Сами кстати были большие любители походить по открытому месту, потому как их чуткий магнитный пух ощущал магнитное поле планеты; впечатление от этого было хорошее, среднее между тёплым ветерком и тихой музыкой, а ловить поле можно только в движении, пересекая силовые линии. Первым отошёл от выноса Бронька.

- Тут вот что, - присвистнул грызун, - Я давеча получил по голове цоканьем от Фабака, ну этого, из КБР. Он цокал что лисы люто нужны ихней конторе, особенно настолько лисы, как Трикс.

- Гм, - тявкнула настолько лиса, - А почему он это цокал тебе?

- Да ему было просто лень искать тебя, этому орешнику на лапах! - фыркнул Бронька, - Но это неважно. Ты очень здорово справилась со всей ерундой, которая свалилась на тебя весьма внезапно.

Трикси припомнила, что совсем недавно действительно развлекалась подводными лодками и гуляла по лесам на кубинском плавнике, не особо заморачиваясь на ту самую ерунду.

- Ага, и это сказал самоходный лучемёт! - хмыкнула трёххвостая.

- Конечно справилась! - уверенно сказала Алиса, - Она же Сама! С одной стороны за ней совершенно живые зверьки и их миллионы лет эволюции, а с другой - машинная точность. Вы вообще с чем можете не справиться?

- Тем не менее, - мотнул головой кавий, - Лису заменить невозможно.

- Ну это утверждение спорное, - тявкнула лиса, помахивая хвостами, - Что именно требуется-то?

- Пока ничего, а потом может взять и потребоваться, - точно объяснил Бронька.

- Также внезапно, как ликвидация Зоны?

- Ещё внезапнее.

Трикси слегка пробрало мурашками от представления того, что может скрываться за подобными определениями, но контроль сознания работал как всегда и инстинктивный страх выразился только в зелёной полоске "страх" на индикаторе: посмотрела, учла и забыла нашиш. Компания тем временем остановилась возле лагеря, потому как подходило время идти на очередное бдение, а до этого кому подзарядиться, а кому покормиться.

- В любом случае, рада была познакомиться! - тявкнула лиска, мотнув ушами, - Если что, wойте.

- Не сомневайся, - кивнул Котран, - Эй лиса, эй щачло.

- Эй кот, эй кавий.

- Эй ограждение платформы из стальной трубы диаметра сорок мэмэ...

После подобных событий самое то что приходилось точнёхонько в лисий пух, так это как можно плотнее усесться к Ряду и не отходить далее чем расстояние вытянутой лапы. Как и предупреждали, надобности в том чтобы торчать в лагере хватило на две недели, после чего многолисие отправилось домой, причём самым основательным образом - в Лес. Даром что на отсутствии двора стояла зима - собственно почему Трикси и сорвалась на Кубу, летом фиг бы.

Сдесь хвосты пригождались просто как никогда! Лиса брала в лапу парон с выкрученной лампочкой и замкнув цепь на себя, включала обогрев пуха, превращая хвосты в тёплые лежанки, на которых зверьки могли по очереди погреться. Вообще те места, где обычно околачивались лисы, не имели тёплых нор, хотя и электричество, и Сеть в лес были протянуты. Рйек и Нцина, например, вымели хвостами снег со стола и теперь долбились с прочими зверьками в домино, пользуясь мехлапами.

- Ауч, - фыркнула Трикси, косясь на меха.

Собственно мех был ни при чём, потому как его лапами она сама на себе зашивала дырку в ухе, проделанную вражьей пулей, и в очередной раз радовалась, что в ухе. Если действовать точно по инструкции и применить обычный пластмассовый клей, ухо должно быть как новое. Собственно Алиса и предложила тупо новое, но Трикси решила заняться лаподелием.

В перерывах между оным сознание её заглатывало лисьи мысли полными ложками, пережёвывало и компоновало выводы. От того что потребляемая мощность от ЦПУ и греющихся хвостов складывалась, аж выбивало пробки, и Якель лазил на дерево к ЩО, тобишь Щиту Освещения.

Трёххвостая за несколько часов схавала все впечатления, полученные зверьками за время возни в "ополчении" - впечатлений у них было как всегда полно, а вот издумать мысли они могли только через Саму. Она и сама таким образом узнала, что это за возня. Кроме того, Трикси пошарила по Сети, расслушивая новости, чем осталась немало довольна.

Несухопутный накатал большой отчёт о проведённой работе, сильно тешивший всех кто его слыхал; грызи естественно одобряли такие процедуры и обещали в случае надобности предоставить материальную помощь для разгебания завалов - впрочем, чисто на всякий случай, потому как производственные мощности Солнечной системы уже вышли на внушающие уровни. В частности, на верфях возле Плутона продолжалась доделка первого корабля с аннигилятором пространства - там, само собой, работали вне зависимости от всяких шуршаний вокруг Зоны.

Алиса сообщила, что само-кота кое-как собрали, вставили недостающие запчасти и успешно запустили в работу. Кроме того, в случае с Цзе действительно следовало запилить Ряд, потому как его создавали много лет назад, когда уровень пригодности организмов был значительно ниже, чем нынче. Теперь в него можно было ввалить ещё кошко из тех, что тусовались с чучхеистами, и таким образом поближе подружить голову само-кота с логикой.

Трикси также изтрепала уши Ъслоева, потому как упёртые до упоротости индустриальщики и не думали бросить своих занятий из-за того, что какой-то дурак учиняет диверсии. Поскольку у них оставался само-гусак, лодка продолжала исправно нырять, а на опытном производстве выпустили первую партию маркеров с функцией "красно-лисового цвета". Что, честно тявкнуть, тешило.

- Ну как, Три, - спрашивала довольно риторически Шула, - Получила на хвосты вдоволь? А то когда ты пропала, мы немало кирпичей получили!

- Что значит вдоволь, - фыркнула трёххвостая, - Сколько надо, столько и получила. В конце концов, я же Сама.

- Она имеет ввиду что не придури ради эт-самое, - пояснил Рйек.

- Ну да, - созналась Трикси, - Хотя конечно придурь понятие крайне растяжимое. Просто лично мне проще прекратить существовать, чем закрыть глаза на что-то вредное.

- Совесть кусает за хвост, - тявкнул Якель, - Что ни случись, всегда ты нас будешь вытаскивать.

- Зря кусает, - возразила Трикси, - Я и есть вы, забыл?

- Склеротик, - покатилась со смеху Шула.

- Ну знаешь, это тявкнуть просто - "я и есть, туда-сюда", - фыркнул Якель, - А осознать как?

- Ммм... попробуй вот так, - Трикси переключила на зверька видеоканалы и часть рецепторов от пуха и ушей.

Якель некотрое время сидел в прострации; Шула помахала у него перед мордой лапой и прикусила за ухо, но реакции это возымело как у картохли. Наконец рыжий очухался.

- Нуээ...

- Вот и нуэ. Пока домашнее задание - переварить, - тявкнула Трикси.

- Варить... О, айда мышей словить!...

Поскольку мышкование всегда было популярным у лис спортом, не бросали они это дело и теперь - правда, пойманных мышей выпускали, а для того чтобы был профит, требовалось хорошее поле с нетронутой снежной целиной. Благо, в округе этих полей имелось - выше ушей, так что вскоре в белых сугробах прыгали серые и рыжие зверьки, с высунутыми языками игравшие в то, кто быстрее наловит сорок штук. Трикси, глядючи на то как мягкая пушнина плещется в снегу, разбежалась по лежащему бревну и сиганула в самый сугроб, пролетев по воздуху метров десять; взметнулась тучка снежной пыли, после чего из ямы высунулись серо-фиолетовые уши и раздалось довольное подтявкивание.

Побегав за день по зимнему лесу, наловив полное ведро мышей и скормив им пол-ведра зерна, лисы с нескрываемым удовольствием отвалились дрыхнуть, используя "внутреннее отопление" в виде горячего чая и тёплые спальники, притащенные с собой. Небольшая площадка среди мощных ёлок, где по краям стояли шкафы со всякими предметами, оказалась уделана тушками, как хорошая льдина в море Лаптевых - тюленями. Ввиду некоторого морозца из носов и пастей вырывались небольшие облачка пара.

Трикси ещё долго стояла без особых движений, как картохля - когда зверьки засыпали, следовало особенно усилить думание. Отдельные снежинки, сорвавшиеся с забелённых веток, падали на серую пушнину и скатывались вниз; лиса при желании могла усилить слух до такой степени, что слышала как снежинка при падении грохотала. В ярких цветных глазах трёххвостой отражались жирные звёзды и свет далёких башен Выборга. Скрываясь за вершинами ёлок, по небу медленно ползла луна - освещённый жёлтый серп и тёмная сторона, рассвеченная тысячами огней. Похожа луна была только сама на себя, и этой красочной картинкой можно было долго любоваться - что собственно многие и делали.

Лиса абсолютно чётко ощущала и расстояние до мерцающей огнями луны, и планету под лапами, и могла даже прикинуть, на какой скорости проходит объект по орбите, выглядящий как едва заметная звёздочка. Единственное что могло бы показаться ей не к месту, так это то что из пасти Самой никакого пара не появлялось - могло бы, но Трикси ничуть не обеспокоилась этим фактом. Она бы ещё потопталась вокруг, но при ходьбе снег слишком громко хрустел, а тревожить зверьков категорически не хотелось. Ничего, подумала трёххвостая, через пару часов стоит всех перебудить, чтоб не подмёрзли - пух пухом, а морозец нешуточный.

Лиса ещё подняла взгляд на луну и улыбнулась - включили иллюминацию. Включали её именно тогда, когда луна освещалась скраю и выглядела как серп; пользуясь тем что спутник повёрнут к планете всегда одной стороной, на этой стороне установили мощные прожекторы, освещавшие две широкие полосы - и таким образом к лунному серпу добавлялся не менее лунный молот. Подобный "тихий салют", как это называли, производился обычно по поводу чего-нибудь такого, что в пух - в частности, его включали на День Победы. Сейчас, судя по всему, это было приурочено к завершению атлантической операции. И лиса, как и абсолютное большинство обитателей мира, была довольна - довольна, что никакое животное уже никогда не будет называть лис "всего лишь животными"... Она припомнила бессмысленные, маскообразные морды симов, и непроизвольно приоскалившись, шипнула.

Насмотревшись ушами на рассвеченную луну, Сама снова стала рассматривать торчащие из-под спальников хвосты и уши и подпячивать мысли, мелькающие у зверьков в полусне. Редактированием мыслей она могла заниматься как лично, так и в атоматическом режиме, выставив алгоритмы - собственно, большую часть перерабатывала именно так. Скорее всего громоздкие преобразования цифрового кода выполняло даже не то ЦПУ, что гнездилось под пушистыми ушами, а туловище на автомате передавало через Сеть куда-нибудь на реально большие квантовые арифмометры.

Спихивание механической работы, пусть и с мыслями, на автоматику, позволяло Самой думать самой о чём хочется. В данный момент она аккуратно подцепляла за хвост ускользающую мысль, хихикая от того как Якель подвизгивает во сне, а Мраша, марсианская лисо, храпит как хрюшка. Наконец лиса плотно схватила мысль и поняла, что донельзя привязана к своим зверькам... что-то не то, тявкнула себе Сама, это не новость - любое Само привязано к Ряду, хочешь или нет. Но несмотря на это она испытывала очень сильное и радостное чувство, когда видела многолисие или вспоминала о нём.

При попытках логического анализа собственных чувств начиналась просто эйфория и желание хохотать, катаясь по земле - лисе до невозможности нравился и настоящий момент времени, и все воспоминания о прошлом, и до кучи к этому - предвкушение всего того, что наверняка может произойти в будующем. Вся эта загогулина могла подойти под понятие "счастье", но Сама не была бы самой, если бы допускала приравнивать субъективные понятия, а оцифрованного определения, ясное дело, ей никто предоставить не мог. Можно было бы спросить как всегда Алису, но Трикси вполне понимала, что просто вынесет ей мозг такими вопросами - а причинять неудобства не хотелось, тем паче что щачловечка была явственно как часть Ряда, хотя технически и не была...

От подобных довольно глубоких раздумий лису оторвало то, что об лапу потёрлись уши - она и не заметила, как Рйек втихоря подобрался. Зверёк обтёр об неё бока, егозя вокруг ног, как это зачастую делали аутентичные кошко. Трикси присела на корточки и ласково погладила пушной организм по голове, перебирая пух когтями.

- Да я просто это... ммм... - свыл Рйек, мотнул головой и снова потёрся о серый пух, - Не знаю, как тявкнуть.

- Я тоже не знаю, как тявкнуть, - ответила Трикси, прижимая к себе тёплую тушку, - Зато знаю, как сделать.

Четвёртая выкатушь

Силовые поля ослабляются на отдалении - таков закон физических явлений, но подлость, отдаляясь, не становится меньше, она не знает обратной пропорциональности к расстоянию.

С.Снегов, "Галактическая Разведка".

215 ПЩ - Серпомолотовый поход.

Гнедой кавий потряс увесистой щекой и рыгнул.

- Но всё-таки это нужно как-то оформить? - свыл грызун, пырючись одним глазом на кота, а другим на лису.

- Нашиша? - хмыкнул Эрлай, - Формально, Бро, у нас даже армии нет, а поди-ж ты.

- Сдесь всё верно, армии нет, потому что нет вероятного противника, а операция "Квадратный щебень" - никак не военная. А оформить надо, и не ради галочки, а потому что это от слова "форма", компренде? Бесформенное бывает только сферическое в вакууме.

- Ладно, примерно понял...

Серый кот воззрился на горизонт, насколько его было видать из берёзовой рощицы, где зверьки и находилсь.

- А вот я нипущища не поняла, - тявкнула Трикси.

- Э, так я архив сливал? - моргнул глазами Бронеслав.

- Э, так там одних букв на неделю, своими словами сказать что, впадлу?

- Не впадлу. Своими словами вот так...

Кавий встал на четыре лапы, став точь в точь как морсвинья на двести кило, забегал кругами и засвистел, прижимая уши.

- Ыфф... Короче, Стругацких читала? - спросил Эрлай.

- Самих Стругацких - нет, а их книги - да, - не моргнув глазом, ответила лиса.

- Поднимай с архива "Трудно быть богом". Вот примерно такая же жажа, только не совсем такая.

Трикси подняла с архива, припомнила и сочла, что картина в любом случае масштабная.

- Планета, похожая на нашу?

- Именно. На расстоянии двух месяцев хорошего хода "Ёлки", кодово назвали Лирой...

- Почему Ёлки?

- Потому что больше туда ничего не долетит, - резонно ответил кот, - По крайней мере пока. По данным грызунячьей разведки, Лира населена условно разумными организмами, крайне сходными с нашими бывшими "людьми".

- А почему жажа - совсем не такая? - уточнила лиса.

- Потому что в фантастике планету изучала горстка мозгляков, а в наше время это невозможно. Никто не собирается закрывать глаза на подлость, какая бы уникальная она не была. А подлости там, - Эрлай показал ребром ладони по уху.

- Это значит, опять мелкие камни? - тявкнула лиса, имея ввиду щебень.

- Похоже на то, - кивнул Бронеслав, - Сейчас там работает инициативная группа, которая пытается обойтись местными ресурсами, но надежды практически никакой. Дело сильно осложняется тем, что тамошняя цивилизация не доросла до уровня нашего ДЩ...

- Шиша себе, осложняется! - фыркнул Котран, - По-моему, как раз упрощается, потому как даёт прорву времени. Они пока просто не способны сильно повредить планете.

- Да, но поскольку сам уровень восприятия реальности у них ниже, будет труднее донести соль.

- Ввожу адовы пошлины на импорт с потолка. Это ты с чего взял, про уровень восприятия?...

Пока серый и гнедой стали топтать мозги, Трикси немедленно открыла тот самый архив и теперь уже смотрела на него с куда большим интересом. Фотоматериалы по "румелям", как обозвали тамошних организмов, подтверждали что они сильно смахивают на хомо сапиенс, хотя поставив рядом никак не спутаешь - у лирийцев была более вытянутая морда, выделяющийся нос розового или чёрного цвета, более длинные ушные раковины и так далее. Что было никак не удивительно, учитывая разнопланетность и тот факт, что лирские "человеки" произошли не от приматов, а от лемуров. Собственно "румель" - это "лемур" наоборот.

Уровень развития цивилизации, по отчётам разведки, действительно был низок - как в плане разумности, так и в чисто техническом. Несмотря на то что планета имела весьма мягкие условия для жизни, государства румелей уже тысячу лет не могли выбраться из периода средневековья - а ввиду самих свойств, чем дальше тем сложнее это будет сделать. А сделать это остро необходимо, потому как при сложившейся системе на Лире ежеминутно злобные животные истребляют себе подобных, и что гораздо хуже - не подобных. Подробностей в докладе содержалось передостаточно, и Трикси просто пока не стала забивать голову.

- Пока не буду забивать голову, - тявкнула она, - То есть я так поняла, нас припахали к очередному щебнеденсу? Вплане организовать прибытие войск, разведать площадки, всё как обычно?

- Не без этого, - кивнул кот, - Но соль не только в этом.

- Мм...м? - прикинула варианты лиса.

- Угу, - свыл Бронеслав, - До нас довели сведения, что грызунячьи разведчики, которые работали на Лире в первую морду, обнаружили признаки неопознанного воздействия. Просто свыть, происходили события, которые по всем данным наблюдений практически невероятны при естественном ходе вещей. Это заставило думать о том, что имело место какое-то неизвестное нам воздействие. Логично предположить, что в худшем случае это воздействие есть результат намеренной деятельности какой-то рационально мыслящей силы.

- Страшные пришельцы? - хмыкнула Трикси.

- Да тут ничего особо смешного, - заметил Котран, - Если не сказать больше. Там был эпизодик, когда ни с того ни с сего вымерло население целого города и окрестностей - вплоть до растительности и бактерий. При этом все мыслимые замеры не дали никаких результатов вплане того, что случилось. Кроме того грызи потеряли в системе Лиры шесть кораблей опять-таки без видимых причин, что резко выше статистической вероятности.

- Да, но дашь ли ты уши на отрыв, что там нет какого-нибудь неведомого излучения, убивающего живое и корабли?

- Уши - не дам, - чётко ответил кот, - Изучением вопроса про излучение будут заниматься другие. Нам поручается провентилировать вопрос о наличии чего-либо, что хотя бы с натяжкой можно назвать разумным.

- Зашибись... - пробормотала под нос лиса.

- Напоминаю, что никто не заставляет, - напомнил кавий, перекатывая щёки по плечам.

- Да я не про это, а про расплывчатость задачи, - пояснила Трикси.

- Кому легко, - фыркнул кот, - Думаю что тут лиса будет нужна просто как никогда.

- Да лиса она вообще эт-самое, - философично добавил Бро.

Трикси снова обратилась к памяти; та поворчала, но информацию исправно выдала. После введения войск в бывшую Атлантиду начался гораздо более долгий и сложный процесс, нежели силовая операция - процесс донесения соли. К удаче, к нынешним временам в арсенале накопилось вполне достаточно средств, чтобы думать о неиллюзорной возможности выполнить задуманное. Задел сделали грызи во время Щебня, но ещё больше работы провели уже местные, шаданакарские. Это было ни разу не удивительно, потому как для сквироидов Щебень являлся сугубо внешним, а вот для щачел - не менее сугубо внутренним делом.

В частности на планете было организовано МОРР, Министерство Охраны и Развития Рассудка, которое как раз и занималось научным донесением соли - у грызей, например, такой структуры не имелось. Организация сразу же взяла на вооружение как бельчачьи методы, так и собственные разработки идеологического и технического характера; это была одна из главенствующих концепций, выходящая ещё из марксизьма - насчёт того, что идеи крайне здорово подкреплять матчастью. В частности, очень хорошо действовал противо-лжовый имплант, или к примеру временная прямая нейросвязь объекта с относительно примитивным организмом - побывав в шкуре лягушки или крысы, многие могли навсегда позабыть слово "антропоцентризьм".

Многое из происходящего Трикси наблюдала собственными ушами, потому как последние пару лет выполняла задания КБР и того самого МОРРа; можно сказать - была сотрудницей, а можно и не говорить, потому как Самих не могли оформить как организм, да в общем это было и нашиш никому не нужно, тем более самим Самим. Котран и Бронеслав работали больше по теме поддержания порядка путём войсковых операций - если начинался какой-нибудь бугурт, они выводили на улицы металлических дуболомов и устаканивали ситуацию. Впрочем, реальные выводы мехов случались в самом начале, а теперь уже до такого не доходило. Трикси же занималась вынюхиванием, если где плохо пахнет - в переносном смысле, естественно. Для этого она использовала метод научного гадания на нитках и поиск приключений на хвосты, что постоянно приносило результаты.

Лиса припоминала, что щачла, которые засчитывались как попяченные, отнюдь не были похожи на упоротых фанатиков - всмысле, большинство оных. Вбитая в голову буквально электрографом привычка постоянно думать оборачивалсь огромным ростом всевозможнейшей самодеятельности и смертельным ударом для показателей рыночной экономики. Доход на душу населения снизился в двадцать семь раз, один за другим закрывались магазины, бары, клубы, рестораны - никто их не громил, они просто становились не нужны и вымирали. Как грибы после дождя росли мастерские и гаражи, а между кварталами городской застройки появились пустыри, моментально заросшие садово-огородными кущами. Полосы свободной земли могли быть вставлены прямо в "город", потому как тот только казался монолитным, а на самом деле стоял на простых понтонах, которые ничего не стоит расцепить и перетусовать как захочется. Фигня была в том, что захотелось туловищам только теперь, после столь активного воздействия.

Никто и не думал скрывать тот факт, что пришлось вынести большое количество трупов, особенно из "бессмертных" - эти вообще попали серьёзно, потому как на Шаданакаре бессмертие организмов было запрещено голосованием самих организмов. Небольшая часть "кощеев" переселилась на Европу, которая малая планета, остальные же передохли от бугурта. Большое количество обычных туловищ оказывались совершенно невосприимчивыми к воздействиям, и теряя среду обитания, также вымирали семимильными шагами - по крайней мере, будки для самоубийств работали в режиме повышенного плана.

Сами же работали вообще без плана и без никаких тормозов - сколько смогут, столько и сделают, а учитывая все их свойства - могли они ого-го сколько. При этом факт оставался в том, что Сами являлись продолжением своих Рядов и соответственно лишь развивали мысли, появлявшиеся у зверьков - работало даже с кавиями, не говоря уж про котов и лис. В связи с этим как раз и было озвучено.

- Тут вот какая еччожа, - свыл Бронеслав, - Ну допустим у Трикси меньше двух десятков организмов в ряду...

- Плюс мальки, - добавила Трикси, - А их аж семеро.

- Не суть. Я вою, немного тушек, к тому же каждая вполне способна о себе позаботиться, если не надо решать задачи по высшей математике. У Эрлая уже побольше, а у меня это вообще стадо!

- И чо? - хором спросили кот и лиса.

- И то, что такое количество мелких организмов крайне сложно будет перемещать! Это по планете связь и ладно, а там?

- Да ты что, наркоман? - удивилась Трикси, - Чтоб я, своих лис, туда? Это сколь весело, столь и тупо.

- А как ты собираешься тусоваться там длительное время в отрыве от? - осведомился кавий, сложив короткие лапки.

- Это ещё следует обдумать, - согласилась Трикси, - Хотя думаю что ничего страшенного не должно произойти. Я слышала про Самих, которые были три года в командировке у белок, и вряд ли таскали за собой Ряды.

- Это вполне решаемо, Бро, - мотнул ухом Котран, - В том числе и минимизация тупака для Ряда. Точнее, полное отсутствие оного тупака.

- О-рли? - курлыкнул Бро.

- Йа-рли. Лисо, как там с этим олухом чучхэ небесного?

- С Сюанем? - припомнила лисо, - Да всё в пух, насколько мне известно, хотя те запчасти что выковыряли из разбитого туловища, почти все оказались убитые.

- Во, - поднял палец Эрлай, - То есть, как оно и положено по ТехУсловию, подключили новое туловище к Ряду, и профит - Сам как новенький.

- И чо? - хором уточнили лиса и кавий.

- Вдумайтесь! - хмыкнул кот.

Они вдумались и быстро пришли к выводам, вызвавшим хихиканье и потирание лап.

- Хочешь сказать, необязательно ждать пока туловище выйдет из строя, чтобы подключить новое? - свыл Бро.

- Сто пухов.

- Ууу, да это я сейчас себе такое сконструирую! - подвысунула язык Трикси.

- Вот этого как раз не получится, - обломал Эрлай,- Ряд уже настроен на существующее туловище, и его изменение приведёт к сдвигу сознания - причём в неизвестном направлении. Поэтому так делать не будем.

Трое снова взялись за варку в котелках, отчего явно нагревались ушные раковины. Среди тишины и запаха талой воды, пасущегося по весеннему лесу, слышались диковатые вопли, судя по акценту - медведя:

- Рааасуудааак!!!... Рааассуууудак-дак-дак-дак!!...

- Потерял, - пояснила лиса, - Вот и зовёт. Так значит, копирование?...

- Не сказал бы что копирование - дублирование, хотя один пух.

- Угу... А это не особо страшно - встретиться с собой?

- Вот и узнаешь заодно, - резонно сказал кот, - Практика говорит, что нишиша страшного. Вот смотри - на Лиру хочешь?

- Ага.

- А дома с лисами остаться?

- Тоже.

- Ещё вопросы?

По этому пункту вопросов больше не имелось, но имелись по другим.

- Например, как мы собираемся работать? - вопросил Бро, - Всмысле, нужно какое-то прикрытие?

- По первоначальному плану - никакого прикрытия, - чётко ответил Котран, - Мы это мы, и всё. Грубо сказать, высаживаемся с летающей тарелки, идём к ближайшему населённому дураками пункту и объясняем им, где они неправы.

Трикси свыла изображением, так что остальные увидели троллемордие.

- И как ты думаешь, через сколько наносекунд начнётся бугурт?

- Думаю, чуть раньше чем сразу, - кивнул кот, - Но это не повод отказываться от.

- Ну ладно, а вот тебе ещё, - раздумчиво тявкала лиса, - Если мы вмешаемся в естественный ход истории, не получается ли это тоже самое, что уничтожить цивилизацию и вместо неё создать новую?

- Не мы, так другой кто-нибудь этим займётся. Но за других мы не в ответе, а за себя - в.

- Триста раз да, - подтвердил Бро.

- Хэмь... Пожалуй, учитывая гипотетическое наличие эт-самых, это именно так, - кивнула ушами Трикси, - Как думаете трясти?

- Думаем трясти в рамках, - свыл кавий, - Нужно что? Скопироваться - раз. Изучить конкретные материалы по Лире - картографию, местные обычаи и всё такое, подгрузить язык, наконец - второй раз.

- Именно так, - подтвердил кот, и на этот раз он свыл троллемордие, - А у кого хватит дури до Жигулей бегом?

- Ой не, у меня лапы болят, - покатилась со смеху лиса.

- Кстати, дельное предложение, - заметил Бронеслав, - Кто бегал кросс по сотне килошагов?

- Ты и бегал, - сказал Эрлай, - По крайне мере двадцатку.

- Во. А если потребуется сотку? А мы не знаем, как поведёт себя туловище при!

- Да ну впенюгу! - фыркнула Трикси, но припомнила "да ладно, тысячу - выдержит!", - Хотя, вслуху того что это нам ничем не грозит, можно и.

- Нужно и! - встряхнул пуховину кавий.

Как известно, хитрое дело - не дурное, так что трое само-зверьков вышли с опушки на просеку и рванули по ней так сказать рысью, чавкая лапами по размокшей весенней почве. Во многих, если не сказать что во всех, местах в колеях блестела талая вода и болтались вылезшие из спячки лягушки. На первом же углу повстречался лось, вырезавший мехлапами из дерева фигуру, похожую на Онотолея, и пошло дальше - то и дело ухо натыкалось на какие-либо организмы, копошащиеся по лесам и полям с самыми различными целями. Само собой, это было в пух.

Не менее в пух было и быстрое движение через атмосферу, вызывавшее опять-таки пересечение линий магнитного поля планеты и оттого определённое довольство - пух на Самих был отнюдь не для того, чтобы просто быть. Движение воздуха конечно куда проще почувствовать, дождавшись ветра, а вот "прогуляться по полю" можно только своими лапами. Трикси припомнила, как с самого начала своего существования загорелась идеей полётов и долго трепала уши Алисе, а та терпеливо объясняла, что для полёта лисы массой пол-центнера потребуется турбина от ЯК-38 и двухсотлитровая бочка керосина.

- Во, вспырьтесь-ка! - показал Эрлай на пригорок чуть в стороне от дороги.

На высохшем уже холме околачивался крупный прямоходящий зверь, сильно вытянутый вверх - всмысле, с длинной шеей и туловищем. Судя по тому что о подобных организмах никто пока не слыхивал, это был Сам.

- А, похож на горностая, - свыл Бронеслав, - Эй горностай!

Причём свыто это было прямо на бегу. Горностай повернул голову и узрел троих бегущих примерно на него - ну допустим один кот особого удивления не вызвал бы, но вместе с округлым кавием и трёххвостой лисой - вызвал. Зверёк развернулся и задал стрекоча, делая огромные прыжки и перемещаясь то на двух, то на четырёх лапах.

- Эй горностай, натурально! - тявкнула Трикси, - Смотрите, убегает! Айда догнать!

- Зачем? - риторически уточнил Котран, поднажимая.

- Чтоб было, - не менее риторически ответила лиса.

Глянув на горностая невооружённым ухом, она тявкнула бы что он никак не может быстро бегать на относительно коротких лапах - но это оказалось явным заблуждением. Сам шарашил со скоростью в полсотни килошагов в час, уворачиваясь от кустов и глубоких луж. Трое соответственно висели на хвосте, стараясь взять добычу в клещи, но никак не могли достаточно обогнать оную. При этом направление бега оказалось настолько спонтанным, что через десять минут вся компания пробежала мимо медведя в шапке-ушанке, который пропырился на бегущих и заорав "рассудаак", бросился следом - но быстро устал и отстал.

Спонтанный марафон выявил и некоторые косяки, которых и опасались - в частности, основной аккумулятор не успевал заряжать конденсаторы, питающие силовые приводы, а вдобавок при постоянном сложном маневрировании начинали забиваться избытком информации датчики вестибулярного аппарата, что сказывалось: кавий таки несколько раз протаранил кусты, что впрочем не повредило ни ему, ни кустам.

- Ну вот, после такого эксперимента можно записать данные, - свыл Котран, - Теперь будем знать предельные нагрузки на разные подсистемы.

- Это ты к тому, что уже можно оставить беднягу в покое? - хихикнул Бро.

- Ага, щаз! - тявкнула Трикси, - Это тебе попуху, а я лиса и очень давно не гонялась ни за чем, так что случай упускать не намерена!

- Оу борщ, - подзакатил глаза кот, но бежать не перестал.

После получаса страшенной погони горностай опрометчиво выскочил на довольно крутой склон из глинистой почвы - вдрызг мокрый, он нынче оказался ещё и очень скользским. Тот заметил это слишком поздно, так что сделал эффектный замах тушкой в воздухе и покатился вниз.

- Вот он!! Лови его!! - аж подвзвизгнула лиса, бросаясь на добычу.

Острые когти помогали зацепиться, так что трёххвостая таки преодолела последние метры и схватила горностая за хвост. Тот резко окрысился, оскаливая мелкие и очень острые зубы из нержавейки - думается, такими и самскую лапу прокусить не особо сложно. Впрочем, оскаливание было лишь рефлексом, а так само-животное чинно сложило лапки, село столбиком в мокрую траву и вспырилось на лису, кота и кавия.

- Вам что от меня нужно? - осведомилось оно путём вытья.

- Да собственно - ничего, - честно тявкнула Трикси, недавно отпустившая хвост.

- А зачем тогда гнались за мной?

- Привычка, - пожала плечами лиса, - Ты убегаешь, мы догоняем.

- А зачем убегал? - хмыкнул Котран.

- Привычка, вы догоняете - я убегаю...

Усевшись кружком, Сами произвели вытьё, в ходе коего выяснилось, что горностай родом из Франции - ну точнее, оттуда были рядные организмы, а туловище-то было родом, как и у всех, с роботозавода. Длинное туловище погоняли Серкамоном Де Мервиллем...

- Дээ Мервилль? - уточнил Бронеслав.

- Угу. По идее, если полностью, то это "буи-буи-буи-дэээ", но сокращают до "дэ", - пояснил горностай, - А что за привычка такая, гоняться за?

- Лиса, - пожала плечами лиса.

- Да хоть выхухоль. Вы что, миллиционеры?

- Ну, частично, - повела ухами Трикси, - Не то чтобы совсем, но где-то в том ряду.

- А ну-ка? - помял уши лапами Серкамон.

Лиса подумала и кратко свыла насчёт; глаза горностая слегка разъехались в разные стороны, но он быстро пришёл в себя. Собственно, за несколько милисекунд.

- Так что вот так, раздумываем над задачей спасания очередного мира.

- Хмммм... почесал челюсть горностай, - Это вызывает заинтересованность.

Эрлай сложил ладони возли морды лисы и этой "пастью" сказал

- А это вызывает подозрения.

- А что сразу я-то? - удивилась Трикси, - Хотя да, вызывает...

- Какие это подозрения? - скривил морду Серкамон.

- Да никаких, - фыркнул Бро, - В этом нет нипушища удивительного. Мы Сами являемся результатом подобной деятельности, поэтому просто по всей логике вещей должны её поддерживать.

- Да не выскажись, - возразил Котран, - Щачла тоже были результатом жизни на планете, и были недалеки от её полного истребления, а не поддержки. Так что тут шиш знает что. Лучше просто уточнить, почему вызывает?

- Потому что ыыы, - подробно объяснил горностай, - Другой мир, это выглядит довольно заманчиво.

- Он не особенно другой, а во многом куда похуже этого, - тявкнула Трикси, - Но конечно, сама идея растрясти хвост вполне понятна.

- О, это уж попуху, хуже или лучше, - заверил Серкамон, оскаливая в улыбке острейшие зубья.

В любом случае, срываться в другие миры немедленно никто не собирался, потому как сначала совет причастных морд должен был окончательно проанализировать все полученные данные - а данных этих, как уже было упомянуто, имелись тонны. Кое-кому следовало подготовить дополнительные тушки, воизбежание...

- Кстати, вот прокручиваю вариант и слышу, - тявкнула лиса, - Ну дублирование ладно. А после того как всё закончится, получается меня будет две шутки? Куда вторую-то девать?

- Синхронизировать сознание и копию отключить, - зевнул Эрлай, - Мы так уже делали, когда нас гоняли на Плутон на маневры.

- Тогда ладно. Серк, если есть Дурь влезть в кашу, то тявкну.

- А почему бы и нет? - хмыкнул горностай, - Тем более всё равно придётся копироваться из-за того что в Ряду две сотни организмов, не растаскаешься.

- Тогда тявкаю, - тявкнула Трикси, - Поскольку мы втроём собирались в наш щачельный лагерь, то туда мы и отправимся, потому как необходимо умять, и в том числе дела. Заваливайся, покажем почём перья.

- Ололо, - кивнул Серкамон.

Территория, которая была подотчётна для отдела, в котором числились Сами, была не особенно великая - точнее сказать, ровно один квартал городской застройки, хотя и туловищ туда влезало - помилуй гусь. При этом если раньше от этих самых туловищ было просто не продохнуть, то теперь по крайней мере терпимо. Играла роль и новая тюремная система на основе "матрицы", которая позволяла вкатывать сроки вплоть до пожизненных, и главное как следует фильтровать клиентов. Короче сказать, с врагами народов расправлялись крайне беспощадно...

- Да а шиша ли, - фыркнул Бронеслав, - Комиссар отдела - Самокурица.

- Всмысле, не особо мозговита? - уточнил горностай.

- Нет, просто курица не может не знать, как раньше щачла использовали куриц, - пояснил кавий, - А это вызывает большой бугурт.

- Насчёт мозговитости там всё в порядке, - хмыкнул Котран, - Таки двадцать восемь тысяч куриц в Ряду, не шутка. Трикси же включила на воспроизведение в wой соответствующую песню:

Двадцать восемь тысяч кур - это не шутка!

Двадцать восемь тысяч кур и одна утка!

Двадцать восемь тысяч кур полной ратью!

Утка лишь всего одна, и та под кроватью!

Сами, выбравшись из автобуса, пошлёндали в штаб, как назывался пункт управления. Собственно из оборудования там были только сами Сами, но это пытались скрывать воимя выдразнивания козлов. Чёрные подпалины от молотовских коктейлей, которыми пытались сжечь "центр", указывали на это вполне явственно. Внутри помещения штаба входящие в частности мордозрели ту самую самокурицу Клавдию - птица была довольно здоровенная и весьма внушающе трясла массивными красными "серёжками". Ну а на кого не действовали серёжки, для этого под лапой всегда находились мехи. Собственно, на стене так и было написано - "мехи всегда под лапой". Открывши окно, опять-таки не со стеклом, а wытьевое, Трикси показала горностаю местную статистику непосредственно на трёхмерной модели квартала.

- Кстати было весьма интересное рацпредложение, - тявкала лиса, - Дело в том что сознание щачла, у которого уровень пяки низок, крайне примитивно и не выходит за рамки биохимических уравнений.

- Это не новьё, - заметил Серкамон.

- Это - нет, а вот дальше да. Соль в том что для поддержания состояния довольства организм выполняет определённые действия, в конечном счёте - регулирует значения переменных в заданных параметрах.

- И?

- И, те же самые функции выполняют автоматы, следящие за технологическими процессами. Есть прямая возможность подсадить глупое тело на "игру", которая превратит его нервную систему в высокопроизводительную логическую машину.

- Допустим, а нашиша? - резонно осведомился горностай.

- Чтобы каким-то образом придавать смысл всей этой щачлодельне, - тявкнула Трикси, - Потому что сейчас все эти территории - сплошной песок сам в себе, и если завтра уйдём мы со своими мехами, то послезавтра начнётся восстановление тупократии.

- А кое-кто квохчет, - заметил Котран, - Что мол на них поработали, теперь пущай они слегка вколят.

- Вполне себе рациональная схема, - свыл Бронеслав, потрясая щекой.

- Кстати, зачем ты мне всё это тявкаешь, если мы собираемся - того? - уточнил Серкамон.

- Мы - того, а вторые мы - не того, - напомнила лиса, - И будет весьма годно не только следить, а ещё и эт-самое, потому что следить уже особенно не за чем.

- Угу, - потёр когти кот, - Я так предполагаю, следует начать с тонкого троллинга щачел.

- Это как?

- Вот так - категорически запретить использовать приложение Х, где Х - искомая прога-конвертер нервной деятельности.

- У нас пока даже бета-версии нету, - хмыкнул кавий.

- Ничего, когда появится - почва уже будет готова. Не мне рассказывать вам, что лучший способ рекламы сдесь - это запрет.

- Ну и как процесс? - осведомился горностай у Курицы, - Движется?

- Так себе, - отквохтнула та, тряхнув серьгами, - Например если брать все эти операции по поводу наведения порядка в других мирах, так это до-щачельным организмам вообще не понятно.

- То есть как не понятно? - не понял Серкамон.

- Да легко. Они начнут нести тебе всякую философичную хрень про то что всего зла во Вселенной не истребить, что их дело маленькое, и всё такое. Вот, слухни.

Клавдия ввалила в эфир архивы на много гигабайт, содержащие прослушку на улицах и протоколы допросов. Горностай помотал головой и нескрываемо порадовался, что нанимался, но не в эту возню. Остальные Сами пока провели довольно рутинные процедуры по учёту и аммортизации, отчего в помещении заметно потеплело - уши как нагревались, так и не прекращали. У Трикси в этом плане были ещё и хвосты, где осуществлялось термоэлектрическое преобразование; Бронеслава выручали большие неопушённые ухи, а Котран пользовался внутренним охлаждением.

- Была ещё такая рацуха, - зевнул кавий, - Укомплектовать штрафбаты заключёнными из "матрицы". Якобы для воспитательной работы...

- Э не-не-не! - отмахнулся кот, - Я с этими ребятами уголь бы грузить не пошёл, не то что! Это полный бардак получится, что недопущаемо.

- Рассудили также, - кивнул Бронеслав, - И без того головы сломаем.

- Насчёт головы, - притявкнула лиса, - Ведь если вдуматься, в одной галактике несчётное количество планет, и на скольких из них творится непотребство? Получается, вся эта жажа - бесконечна?

- В каком-то плане да, - подтвердил кавий, - Но это абсолютно соответствует условиям обыкновенной жизни.

- Прочисть?

- Ты спрашиваешь, зачем разуплотнять унылое гуано, если теоретически его полное разуплотнение невозможно. Тоже самое, что существование организма - зачем что-то делать, если всё равно существование конечно? Однако любой организм всё равно делает - значит, причина существует.

- Вы выносите, - фыркнул кот, - Вот лучше попырьтесь на матчасть.

- Это что, транклюкатор?! - возрадовался Бро.

- Нашиша тебе транклюкатор. Это пурзатрон.

- Чё?

- Пур-за-трон! - Котран протянул лапу и взял из вывешенного в воздух "окна" трёхмерную модель устройства, напоминавшего перекормленный пистолет, - Сама вот эта штука по сути дела и есть пистолет, только стреляет не пулями, а микрозондами. Зонд, изготовленный не без помощи генной инженерии и частично органический, должен проникнуть к нервной системе цели... если у неё таковая имеется, затем подключиться и обеспечить передачу команд на.

- ОЯгребу? - перекосил морду Бронеслав, - Не думал, что такое возможно!

- Мыслящие овощи тоже казались невозможными, однако-ж вот он ты.

- Вот так да, - тявкнула Трикси, полистав инструкцию, - Получается как натуральное зомбирование, только понадёжнее!

- А нашиша оно нам вообще? - ступил Бро.

- На Лире бродят авторитарные режимы различного типа, - пояснил кот, - Надеюсь не спросишь, что это такое. Вот для того чтобы иметь возможность быстро воздействовать минимальными ресурсами, берём и загоняем чипец в главнюка - дальше понятно?

- Понятно-то понятно, - кавий повертел в лапах виртуальный прибор, - Только главнюки обычно не ходят в одиночку по открытой местности. Всмысле, чтобы загнать, лучше бы винтовку.

- Зонд не выносит большого ускорения, поэтому выстреливается медленно. Зато потом может летать, как комар - точнее, как слепень. Главное выцелить объект и зафиксировать, дальше автоматика.

- Хе-хе, - потёрла лапки лиса.

- Хо-хо! - поправил кот.

После перетряски на атлантических плавземлях причастные морды разъехались по своим околоткам, потому как предстояло пройти процедуру копирования; Трикси вынесла Алисе весь мозг, и той пришлось пробивать такое дело в НИИПе - потому как без соответствующих одобрений предприятия роботостроения не продавали кому попало туловища Самих. Благо, волокиты тут было просто исчезающе мало - хотя бы потому, что НИИП, как и любая организация, имел автоматизированное управление, а провести подробное исследование рассудка лисы и всех необходимых параметров можно было по Сети, не отходя от кассы без шуму и пыли.

Вдобавок, по линии КБР была сделана заявка на усиление туловища до военного варианта; на вид не отличалось вообще, но было во много раз прочнее и устойчивее к любым воздействиям. Единственное что подкрутила сама Сама, не удержавшись, так это второй, кроме серого, цвет - если на первой Трикси лапки и ухи были насыщено фиолетовые, то на второй скорее сиреневые, если не синие. Поскольку пушнина выполняла роль пушнины, её не красили в термооптический камуфляж - для этого, если понадобится, есть стандартные накидки; и вообще, не нагружали туловище излишними фентифлюшками.

После того как механизм организации провернулся, предстояло собрать Ряд поближе к оборудованию - ради меньшего времени отклика, и таки включить дублирующее устройство...

- Всё-таки устройство? - хмыкнула лиса, идучи рядом с Алисой по корридору института.

- Вот же ты выносишь, а! - мотнула головой та, - Конечно устройство, а не расстройство, кпримеру. Если туловище организма скопировать поклеточно, будет тоже самое.

Сзади с едва уловимым шуршанием и поцокиванием когтей по кафелю шли лисы, всем составом - рыжие, серые, серо-рыжие и рыже-серые. Целый букет некрупных лисят сидел по лапам и спине меха, шлёндашего за группой.

- Ты никак не можешь выкинуть из головы эту ерунду, - недовольно сказала Алиса, - Если бы я постоянно об этом думала, я бы свихнулась. А у тебя кажется сейчас другие планы, не?

- Да не думаю я, так тявкнулось, - прижала ухи лиса, - Не волнуйся.

- Ага, так тявкну-лось... Тявкну-лосиха! - покатилась со смеху Алиса, - Кхм. Ну ничего, сейчас уши прочистишь.

- А что такое?

- Ничего конкретного, но в общем о процессе. Знаешь, я с пятого класса занималась Рядной системой, и когда через много лет была возможность сделать Ряд самой, из лис, то... ну как сказать... Я всё знала, но всё равно чувствовала противоестественные сомнения в том, что такое вообще возможно.

- Ты - сомневалась?? - чуть не испугалась Трикси.

- Это говорит только о том, что и у меня не всё полностью годно под крышей, - показала на голову Алиса, - Ладно, сейчас - к теме.

Помещение, в котором производились операции, заполнилось лисьим пухом - благо, до этого оттуда вымели гору гусиных перьев. Глянув на каталку навроде той, на которой лечили организмы, Трикси поёжилась и примерно поняла, о чём говорила Алиса - увидеть туловище в выключенном состоянии это совсем другое, чем во включённом. Лиса на железном столе была точь в точь как и Сама, только никак не производила впечатления живого зверька. Да что за на все три хвоста, тявкнула себе Трикси, мистика какая-то... Лисы так вообще вытаращились и прижали уши, потому как для них это было сложно - пришлось опять солить.

Операциями по подключению Рядов сдесь раньше занимался Пырый, а теперь его многочисленные ученики и заместители, в частности - самоволк Люпин. Крупная серая тушка повозилась с оборудованием и лично проверила кабели, присоединённые к дублю лисы.

- Да, я лично проверяю кабели, - сыграл серый в кэпа, - Воизбежание.

- Я лично тявкаю за это спасибо, - тявкнула Трикси.

- Лучше очисть список задач, - дал установку Люпин, - Не-не, порты отключать не надо, а напротив. Просто притуши мысли как можно сильнее.

- Уээ... - мотнула ухом трёххвостая, потому как проходила такие процедуры регулярно, но всё равно не привыкла намеренно не думать.

Сама могла сделать сложнейшие рассчёты и абсолютно контролировать эмоции, но не могла выключить думание! Задумываясь над тем, как это сделать, она естественно только разгоняла поток мысли.

- Ну как с лисёнком маленьким, чесслово! - улыбнулась Алиса, наливая чаю марки "Ah, mad".

- Ну раз не получается... - свыл Люпин.

- Не-не, подожди ещё минуту! - тявкнула лиса, - Не надо этого самого!

Самоволк честно ждал шестьдесят секунд, а на шестьдесят первую врубил в эфир ролик про корову, у которой нет других забот. Само собой Трикси могла проигнорить и эту, и любую другую мозговыносилку, но сейчас пришлось не игнорить - и вуаля, сознание встало на холостой ход.

- ...угих забот, траву курит - молоко продаёт. Для! Кого старается она? Да не очень и старается, на. У! Коровы нет других забот, траву курит - молоко...

Люпин удовлетворённо хмыкнул и взялся за исполнение задуманного: на аппаратных стойках усиленно загудело, а из носа Самого постоянно дуло горячим воздухом от радиатора. Подуспокоившиеся зверьки для начала сели ровно в ряд и пораскачивались синхронно туда-сюда, чисто поржать, потом было затеяли беготню, но Алиса вовремя их остановила.

- А всё-таки надо было приделать клешни, надо! - тявкал Рйек, - Это на Шаданакаре пушистая лисичка самое то, а как она там... без клешней?

- Да легко, - фыркнул Якель, - На всё есть мехи. И с клешнями в том числе.

- И в конце концов, это повторение, - не унимался рыжий, - По-моему, трёххвостая серая лиса была вообще одна на всех планетах, а теперь?

- Слушай, ты пилишь, - фыркнула Нцина, - Возьми сделай себе меха, какого хочешь. С клешнями.

- Хм... а это мыслица! - стролломордил лис.

Зверьки вообще не замечали никаких операций, потому как с них только читалось; Трикси-А тоже ничего бы не заметила, если бы не находилась в трансе изрядной глубины, слушая про корову. Замечал только Люпин, контролируя ход выполнения операций и в основном используя алгоритм "косяк-остановить-откат-повторить". Поэтому для всех стало неожиданностью, когда он выключил мозготормоз и объявил, что готово.

Трикси-Б села на каталке и слегка уставилась на Трикси-А.

- Эй лиса, - одновременно тявкнули две лисы.

Щебетание по теме Лиры разворачивалось не сломя голову, зато основательно: МОРР готовил в солнечной системе массовый контингент, должный выпиливать и обеспечивать. Наученные опытом грызей и своим собственным, шаданакарцы теперь знали, сколько и чего нужно для решения поставленных задач - оставалось всё приготовить и пустить в ход. Единственное, чего пока не могли себе позволить, так это межзвёздных полётов, и приходилось пользоваться Ёлками. Звёздный плуг был успешно испытан и действовал в рамках теории, однако пока шла доводка результатов и утряска оных, возить огромное число пассажиров казалось преждевременным. Не все знали, но причастные к КБР точно - что согласно слегка засекреченной директиве, "плуг" пока было решено использовать как можно дальше от района Лиры, где наблюдается аномальная активность - чисто воизбежание.

Для рядовых воробьёв это вылилось...

- Почему - воробьёв?! - чирикнул само-воробей из толпы Самих.

- Потому что щебетание и избиение воров, а где воры там и убийцы.

- Всё ясно, товарищ соловей.

...вылилось в необходимость собираться в наскоро построенных блоках, стоявших на орбите вокруг Юпитера; к этим вагонам возили челноками ЩО-229, а после наполнения Ёлка должна была захватить всё это хозяйство на внешние подвесы и утащить на искомое количество световых лет. Внутрях эти блоки оказались предельно простыми железными бочками, потому как подавляющую часть контингента составляли не организмы, а Сами - а на них как обычно можно было сэкономить.

- Номить-то да, - заметил Бронеслав, стуча когтями по стенке, - А если оно развалится?

- По идее, вакуум тебе не вреден, - свыл Котран, - Потому что ты и так сферичен... На самом деле, повредить может внутреннее давление воздуха, но на наших туловищах есть защита.

- Айда попробовать? - взялась за ручку шлюза Трикси.

- Не вздумай. А то наверняка выпилят из контингента. Скажем так, я бы - выпилил.

- Зануда.

- Когда надо для дела - адов зануда.

- Отвод, - хмыкнул Бро, - Адов зануда у нас с клешнями.

Кавий имел ввиду Несухопутного, который тоже сорвался - и как и остальные, во втором экземпляре. Теперь по крайней мере экспедиция не оставалась без краба, хотя и высказывались резонные сомнения в полезности этого факта, навроде "чай не салат делаем". "Воробьям" же предстояло провести какое-то время в вирутальной среде, изучая материалы по сабжу - отключаться и лежать как мойва никто не захотел.

Пока суть да безделье, окончательно подгрузили местные наречия, чтобы минимизировать тупак, просветились насчёт географии и наиболее актуальных вещей относительно тамошней жизни вообще, навроде эндемичной радиоактивной рыбы, от которой организмам следовало бежать как от огня, если на них нет свинцового скафа. Немалое количество джоулей было затрачено и на обдумывание обобщённых вопросов, возникающих у каждого кто рассматривал операцию вширь.

- Например, - wыла Трикси с троллемордием, - Любой паникёр скажет, что стоит привнести на такую планету наше вооружение, как его немедленно похитят враги.

- Из пальца, - отмахнулся Котран, - На Шаданакаре тоже полно тех, кто мечтает похитить вооружение, только вот нишиша у них не получается.

- Если бы операцию проводили щачла, вариант был бы многовероятен, - заметил Бро, - Просто вслуху их свойств, от которых никуда не денешься. Но щачел мало, а много эт-самых.

- И всё-таки грузит голову мысль о натуральной бесконечности процесса, - призналась лиса, - Это получается, у нас постепенно одни сплошные воробьи и прочие щебечущие будут?

- Да ни с шиша, - квохтнул кавий, - Если разработать достаточно универсальную технологию устранения УГ, а есть все предпосылки что она таки будет сделана, то представь себе процесс в развитии.

- Получается ъсло, - призналась Трикси.

- Пырнись назад по времени. Грызи осуществили эт-самое в отношении Шаданкара, и всего через двести лет кто летит на Лиру?

- Грызи и летят, - хихикнула лиса.

- Фигу-с, грызи летят только потому что у нас пока туго с межзвёздностью. А выполнять массовую работу будем мы, шаданакарские...

- Чисто пацаны и дИвчонки с шаданакарского района! - вставил кот.

- Ну вот. Улавливаете тенденцию?

Трикси прикинула получающуюся геометрическую прогрессию и посмотрела по схеме, как разрастается область попяченной Вселенной. Лиса радостно захохотала, посверкивая разноцветными глазами.

- Конечно двести лет это не мучно, - добавил Бронеслав, - В нашем случае резко помогла Рядность, а с Лирой возможно придётся возиться подольше.

- А кто мешает вкрутить Рядность туда? - резонно сказал Котран.

- Рядность! - разом потёрли лапы все трое.

Пока внутрях транспортных капсул тёрли лапы,к их связке медленно зарулила Ёлка и начала хватать в своё гравитационное поле, как овца хватает репьи на шкуру. Малым маневровым ходом многокилометровый корабль разворачивал неуклюжую связку на нужный курс, и на всю эту жажицу ушло не менее десяти часов. Старт произошёл немедленно после, без никакого обратного отсчёта и произнесения речей: вся конструкция начала словно вдавливаться в пространство впереди себя, увеличивая ускорение. Через пять минут, отойдя от вспомогательных посудин, Ёлка перешла на сверхсветовую скорость и для наружних наблюдателей исчезла, по крайней мере в оптическом спектре.

Лира, судя по погоде, была настроена вполне лирично - просиживало лето, в лесах и полях звенели птицы и насекомые, а в водоёмах плескалась рыба. Ещё изучая записи из первого доклада по теме, причастные могли полюбоваться на местность с орбиты; местность не особенно отличалась от родной шаданакарской, разве что более бросался в уши жёлтый цвет - большая часть сдешней почвы была именно жёлтая. По прибытии же на место лично никто не хотел уже терять времени на всякое расслушивание - если бы дело касалось организмов, предстояло бы ещё пройти карантин и инструктаж, но Сами вывалили на поверхность через пол-часа после того, как Ёлка поставила "вагоны" на орбиту планеты.

Для самого начала координатор группы, самовыхухоль Шуша, поставил задачу осмотреть район, провести его, эт-самое, рекогнисцировку, и выявить бессовестные действия, подлежащие ликвидации в первую очередь. Судя по фотокарте, в означенном районе наблюдались несколько утлых посёлков и штуки три фортифицированных городка, более похожих на военные сооружения, чем на жильё. Широта места практически соответствовала средней полосе, хотя кое-где можно было напороться на явно тропическую растительность.

- Кое-где тут можно напороться на явно тропическую растительность! - уверенно заявил Бронеслав.

- Вот уж поперёк ни-ни! - сwыл Котран, отплёвываясь от сока и продолжая кромсать эту самую растительность.

Через минуту кавия кое-как вытащили из пасти гигантской росянки, в каковую он ухитрился угодить. Все четверо вспушились, насколько это было возможно, и пристально огляделись воизбежание. Как выяснилось, станнеры против животных не действовали на растения, а росянок тут сидело - ололошеньки сколько.

- У меня такое чувство, - сказал самогорностай, - Что я попал в "супер марио"...

- Несьм важно чувство, потому как, - сумничал Бро, - Ну тоесть что, вообще шифроваться не будем?

- Не-а, - зевнул кот, - Идёт вразрез с основными задачами.

- Да уж ли? - стролломордила Трикси, - А ну как побегут от демонов, сломя ноги и головы?

- Каких демонов? - ступил Серкамон.

- От нас жеж.

- Если только слегка-а пробегутся, - хмыкнул Котран, - Потому как бежать особо некуда, высадки по всей планете разом...

- Бежать!! - завопил кавий и в два прыжка взлетел на дерево.

Остальные шарахнулись в стороны, и не зря - мимо с грохотом пролетел организм навроде носорога, только не носорог, и к тому же ещё крупнее. Даже такую тушёнку электромагнитные станнеры могли отправить в глубокий сон, но надобности никакой не имелось - побегав вокруг и поняв что ничего не светит, живтоне упилило.

Трикси подёрнула ухом, хотя и понимала что даже прямой удар рога вряд ли кому из них серьёзно повредит. Лиса проверила "наседку", систему активной защиты, висевшую на плечах - вроде действует. Местные хулиганы были вооружены метательным и ударным оружием, и ничего не стоило дополнительно защититься от него - чисто воизбежание. Над лесом навроде берёзового в синем небе медленно проплыл очередной Ш229, не издавая никаких звуков.

- Сяк, - сказал Котран, - Кто-нибудь постойте на шухере, остальным просмотреть видеообзор.

Над местностью были запущены десятки роботов с камерами, которые были дополнительными глазами Щебнюющих: пырнувшись, можно было узнать оперативную обстановку и принять решение.

Трёххвостая размяла уши и стала пристально вслушиваться в окружающее: слева чавкали гигросянки, справа было что-то навроде полян, идущих вдоль поймы речушки. Применив сильное оптическое увеличение, лиса идентифицировала с десяток местных мелких организмов, слыханных ранее в отчётах разведчиков: зверьки были непохожи на привычных белок, зайцев или лис, но всё равно в них сквозило сходство... или, по крайней мере, никому ещё не удавалось вычислить разницу между. Организмы, небезрезонно подумала лиса, такие же как и все прочие: именно из-за них и был затеян поход.

- Так, выслушали, - встрепенулся наконец кот, - Семь километров юго-запад, поле. Большая кавалькада дурней с луками и пращами, бьют всё что движется.

- Погнали, - пожал щеками, они же плечи, Бро.

- Так сразу и погнали? - фыркнул горностай, - А что именно вы собираетесь делать?

- Действия, - точнёхонько тявкнула Трикси на бегу.

Усиление туловищ коснулось и их мобильности, так что теперь нестись можно было сломя голову - что кстати Сами и сделали. Никаким наземным транспортом, учитывая отсутствие дорог, быстрее бы не получилось, а так четверо выстроились в цепочку, не снижая скорости огибали препядствия и прыгали через поваленные деревья.

- Подождите-ка, - сwыл кавий, - У нас кажется основная задача не эта. А сейчас если вляпаемся, то это почти навсегда!

- Нишиша страшного, - отмахнулся Котран, - Основную надо с чего-то начинать подковыривать. Почему не с этого?

Придумать резонных возражений не получилось, так что продолжили движение - учитывая среднюю скорость в двадцать километров в час, через двадцать минут уже подбегали к месту. Через низкую поросль из кустов и травы тащилась приличных габаритов толпа румелей, состоявшая из пеших, наездников на сдешних копытных навроде огромных коз, и даже нескольких телег. Перевшие в самой центральной части держали вверх длинные шесты, увешанные чёрти чем - то ли цветными тряпками, то ли просто мусором. Ровным счётом все особи были люто размалёваны и тащили с собой примитивное оружие - и также чуть более чем все выглядели до смешного напыщенно. Хотя визуально было мало связи между средневековыми румелями и атлантидскими симами, сознание такую связь прослеживало очень чётко.

Котран заметил, что на сёдлах ездокоз привязаны целые пуки убитых птиц, и вероятно ещё больше лежало в телегах, так что кот быстро сwыл:

- Свои, попрошу без фанатизма. Напоминаю хотя бы о том, что за каждое убийство придётся отчитаться по полной программе.

- Ну ты уж нас держишь! - фыркнула лиса, - Хотя конечно соблазн показательной расправы имеется.

- Если не расправа, тогда что? - wыл своё Серкамон.

- Как думаешь, в тебя из лука попасть просто?...

Через две минуты охотничья кавалькада румелей, выехавшая на край поля с низкой травой, увидала невиданное, а именно как из кустов стреканул громадного размера горностай! Хуже того, на нём были тренировочные портки, сапоги, шапка и массивные явно металлические наплечники. Удивление продолжалось секунд пять, после чего простые как протоны румели натянули луки и дали залп стрелами. Серкамон однако мог видеть, как летят стрелы, и легко увернуться - что он и сделал. Отбежав шагов на двести, горностай встал столбиком и на чистом румельском высказался по поводу того, что он об этом думает.

- А почему горностая? - риторически спросил Бро.

- Потому что он сейчас говорит расхожую фразу, которая впрочем довольно ни к чему не обязывает - "я пришёл с миром", - пояснил Котран, внимательно наблюдая за происходящим, - А глядя на тебя, они в это нишиша не поверят, а я и лисо плохо бегаем на четырёх.

- Кстати, готовил бы Ще, - заметила Трикси, имея ввиду Щачло.

Это было кстати, потому как румели лишь немного притормозили от говорящего горностая, а потом бросились на него с явно хулиганскими побуждениями.

- Понеслась по кочкам... - вздохнул Котран, - Лучом, рассеяным, шугающим, азимут сто два!

Кавий перешёл в режим САУ и через две секунды исторгнул из щачла означенный луч, накрывший поле. Электромагнитная шугалка пока предназначалась для ездокоз, так что организмы враз истошно заблеяли и рванули наутёк, сбрасывая всадников и внося сумятицу; даже упряжь телег оказалась недостаточно прочной, и вырвавшиеся копытные, подбрасывая на бегу курдюки, с топотом скрылись в поросли.

Несмотря на это, до горностая докапывался особо крупный румель с длинным острым ножиком - Серкамон пытался увещевать дурака, без труда уворачиваясь от ударов, но тот ничего не слышал аки токующий тетерев.

- Бро, на шухере! - сwыл Котран, поднимаясь из-за укрытия, - Лисо, с левой стороны.

Появление ещё двух неведомых существ заставило румелей задуматься; немало их обернулись, убеждаясь в том что есть куда дать дёру. Пожалуй, кавий, похожий на пуховой танк, точно дожал бы их до паники. Трикси же с интересом рассматривала аборигенов - хоть и не особенно милые на вид с точки слуха зверька, но всё же. Лишь из отчётов лиса знала, что "накидки" из жёсткой чёрно-белой шерсти по спинами и плечам румелей - это не одежда, а их собственная шкура. В то же время морда и грудь у них были лысые, что вызывало некоторую смехотворность вида.

- Да прекратите этот тупак, - настойчиво советовал горностай, в очередной раз уворачиваясь от меча.

- АэЭЭ!! - орал румель, поправляя массивную меховую шапку, постоянно падавшую ему на глаза, - Не смей ботать по фене государя нашего, демон!

- По какой фене хотим по такой и ботаем, фраерок! - тявкнула Трикси, - А ну хватит махать ножиком, последний раз предупреждаю!

Поскольку всякие предупреждения имели только отрицательный результат, лиса подняла лапу со станнером и нажала спуск. Полевой станнер "Дыда" имел несколько доработок в связи со спецификой применения - в частности, мог во время выстрела производить громкий хлопок и бросаться искрами. Без этой бутафории нечего и думать воздействовать на дикарей.

Грохот выстрела заставил румелей замереть с выпученными глазами, а особь с мечом отвалилась на траву, остаточно дрыгая конечностями - этому предстояло проспать часок. Остальные уставились на "труп" и ещё одного, видимо заместителя главнюка - отчего тот поднял хохол и приободрился.

- Ты убил кровавого боярина! - возопил румель, протягивая лапы к лисе.

- Мм... Он тешится или негодует по этому поводу? - сwыла Трикси.

- Да скорее тешится, - ответил Котран.

- Сама подумай, что тут негодовать, кровавый боярин нашиш нужен, - добавил горностай.

- А кто это вообще?

- Узаконенный вор и убийца, наместник Магистра Внутреннего Ножа, - проконсультировал Серкамон.

- Тогда может быть? - оскалилась трёххвостая.

- Самосуд должен быть объективным, - напомнил Котран, - Никуда он не денется. Если что...

- Освежуем недоноска и сделаем чучело?

- Именно. Но при стечении вот этих туловищ, публично.

Сами переwылись в течении десятой доли секунды, после чего вернулись к теме.

- Ну да, - небрежно тявкнула лиса, - Меня хлебом не корми, а дай вальнуть с утра пяток бояринов... Правда пока его не убили, очухается...

- Падите нОсами в гОвно!! - возопил румель, повернувшись к толпе, - Ибо кровавый боярин убит!!...

Ему было явно фиолетово всё остальное, так что кот втихоря щёлкнул своим станнером, отправляя второго дурака в компанию к первому. Для полного стопорения он вызвал из кустов Броньку, и кавий выкатился оттуда на лапах, как вездеход - румели уставились на него, как мыши на крупы.

- Короче так, - воспроизвёл громко Котран, - Всем оставаться на своих местах, это вторжение.

Некоторые особи остались на местах, но думается просто из-за торможения; другие же дали наутёк примерно таким же образом, как незадолго до этого ездокозы. Самые неторопливые только начали исполнять команду "нОсами в гОвно"... Кое-как оставшихся в радиусе досягаемости удалось привести в удовлетворительно рассудочное состояние - в частности, лиса просто подходила и щёлкала их по уху или просто подталкивала - как она усвоила из исследований специалистов, без этого румель может подсознательно сомневаться в реальности происходящего, а это мимо пуха.

- Мы - с другого мира, - втолковывал Серкамон, - Который гораздо более древний, чем ваш. И развитый, потому как сами видите, у нас даже горностаи имеют рассудок...

- Рассу-у-уда-а-ак!! - проревел кавий, аки медведь, - Кхм. Пардон.

Первые двадцать минут горностай играл монологом: румели внимательно слушали и тупо пырились на него. Самим однако было не занимать терпения - они просто не знали, что это такое, и могли бить по мозгам хоть год, хоть десять. Зато у аборигенов было не семь пядей от уха до уха, и постепенно до них начали доходить отдельные положения сообщения. Помог и "боярин", очухавшийся после станнера и пьяно шатавшийся в сидячем положении. Наконец один из организмов, долго помявшись, решился обратиться непосредственно к:

- Так вы говорите, что не хотите никого убивать?

- Совершенно верно! - подтвердил Серкамон, - Это вообще всегда недолго сделать...

Дипломатию подпортил боярин, которому что-то вступило в голову - дико заорав, он сорвался с земли и выхватив меч, явно хотел укоротить говорившего румеля на голову. Само собой реакция у Самих была шустрее...

- Необходимо предотвратить, - скэпствовал горностай, - Институт кровавых бояр - это самое то, что надо корчевать с корнем. Он вот сейчас ни за что ни про что собирался убить этот организм.

- Мы поняли, - хмыкнула Трикси, - Опять станнером его?

- Не успеет подействовать, - сwыл Котран, замерив скорость, - Вообще думаю еле-еле успею...

- Уж постарайся.

Кот постарался - так как он уже начал вскидывать лапу со станнером, то это и продолжил, только не нажимал на спуск, а со всей дури запулил самим прибором, метясь так чтобы выбить меч, стремительно летящий к шее румеля. Снаряд попал в цель буквально за пять сантиметров до фейла - для организмов это выглядело как что-то молниеносное, звякнула сталь, и кровавый завалился, обливаясь кровью. Отскочивший меч достаточно располосовал его, чтобы списать тушку в утиль. Обрызганные кровью румели ещё потормозили, а затем просто явно потешились свершившимся событием, пиная труп ногами и плюя на оный.

Дальше пошло кое-как менее туго. Хитрые зверьки к тому же разыграли стандартную пантомиму, которая сдесь пока ещё была недоступна пониманию: за "злого следователя" отыгрывал Котран с Бро впридачу, а за "доброго" - лиса и горностай. Достаточно быстро удалось узнать, что вся безобразная клоунада по массовому истреблению организмов происходила по случаю какого-то там ритуального события, а органика предназначалась в пищу жирным ублюдкам. Естественно, румелей просветили, что беднягам придётся остаться голодными - не менее естественно те ответили, что их всех укоротят на голову, что нежелательно.

- Укоротит - кто? - задавала вопросы Трикси, стараясь дистиллировать их от двучтений и абстракций.

- Служебные крысы Магистра Внутреннего Ножа и Наружних Кишок! - на полном серьёзе и без запинки отвечали румели, - Их много и у них оружие!

- Прочихаться, - фыркнула лиса.

На глазах совершенно офигевших румелей она взялась лапками за меч, примерилась, и сломала его нашиш пополам, как сухую ветку.

- А вы говорите, - наставительно сглаголил горностай, - Короче теперь считайте, что главный в городе мм... вот эта лиса!

- Эй, самоуправство! - возмутилась Трикси.

- Ладно, для начала - сойдёт, - согласился Котран.

- Ну допустим мы-то считать будем, - сказал румель, - А крысы?

- А вот сейчас пойдём и доходчиво им всё объясним, крысам.

Для начала была проведена инвентаризация наличного и сгенерированы автокоманды: было доподлинно выяснено, что имеются тощие румели и прорва битой дичи, которую уже фиг оживишь. Поэтому первое что "приказала вассалам" трёххвостая...

- Вас-чего?

- Ссалам, - пояснил Серкамон, как специалист по всей этой жаже, - Ну, это как Аш-Дэ-Дэ, мастер и слейвы, понимаешь?

- Дыыы...

...так это развести костёр и переработать часть добычи в корм для немедленного и дальнейшего употребления. Лиса лично занялась осмотром того, что тащили с собой аборигены в телегах, и многое потребовала просто выбросить немедленно, типа ритуальной колоды весом с унитаз.

Как оказалось, увлечение горностая архаикой пришлось как нельзя кстати: дома Серкамон постоянно изучал средневековую Европу - настолько постоянно, что знал о ней больше, чем любое из живших тогда щачел. Без этого груза Самим навряд ли удалось бы настолько быстро осуществить переворот в отдельно взятой румельской крепости - без этого и без станнеров, конечно. Косой, похожий обводами на трухлявый пень каменный замок, обнесённый стеной и рвом, именовался не иначе как Великий Подпор; на самом деле название было вообще тупое, но сокращали до терпимого Подпора. Поскольку ни на подпор, ни тем более на великий, сооружение не тянуло, Трикси волевым решением переименовала населённый пункт в Уныложажск. Ей вообще первое время пришлось принудительно включить волевые решения, потому как на этом строил буффонаду горностай.

- А почему Уныло-жажск? - сwыл Бронеслав, - Не выселяет пессимизьма!

- Потому что пока это именно уныложажск, - резонно ответила лиса, пинком убирая с дороги кучу гнилья, - А когда наступит то самое на "рэ", недолго снова отренеймить.

С этим было трудновато не согласиться. Пока же четвёрке щебнюющих предстояло ознакомиться с хозяйством, которое они ввалили на себя; всякие кровавые бояре и прочая шушара была разогнана и избита ногами, в основном румельскими, а некоторые так вообще повешены на площади за ранние "достижения" - так что примитивно мыслящие аборигены не могли подумать ничего иного, кроме того что крепостью распоряжается трёххвостая лиса. Откуда взялась она и остальные зверьки - этого никто не видел, зато почти все видели, как волшебное животное одним движением лапы отправило в аут всю охрану. А раз так, то предстояло отдуваться, воизбежание получения ещё большего дерьма, чем устранённое.

Сама крепость была чудовищно мала - шагов двести в неровном диаметре, не больше; "центральная площадь" тут была меньше, чем любой ленинградский двор, а узкие улочки тонули в нечистотах. Короче сказать, Трикси отчётливо поняла, что реконструкторы в Бооту Бау - всё-таки реконструкторы, и достичь аутентичного состояния им не светит - к большому счастью... Ввиду наблюдаемого срача, первое что постановила лиса - готовить расселение поголовья по нескольким посёлкам в округе, а крепость превратить в промзону.

Несколько суток кряду все четверо только и делали, что ходили по округе и устраняли всякий стыд, какого тут имелось в избытке. Попытки "знати" хорохориться пресекались битьём по лицевой части и в крайнем случае - применением станнеров. Население же сидело тише травы ниже воды, потому как не только видело невиданное, но и слышало неслыханное - всмысле, из соседних районов приходили известия, что у них не менее сильный бугурт. На добавку, по небу то и дело пролетали шарообразные корабли, издавая низкое гудение - это тоже внушало.

Соразмерно законам стайного разума - то есть сразума - через какое-то время был неизбежен тупак со стороны бывших "шестёрок", внезапно почувствовавших себя тузами, но это было давно известно и учитывалось. Горностай подумал и решил собрать по Уныложажску статистику, дабы точно вычислить параметры.

Трёххвостой же, как наиболее часто тявкающей, приходилось тявкать всё больше, а также выслушивать реплики румелей, не страдавшие обдуманностью и оригинальностью.

- Убойся гнева Магистратума, богомерзкое создание! - вещал болван из "духовенства", - Ибо страшен гнев его, и должно...

Лиса обычно подстанивала организм и прилепляла на спину табличку "я идиот, убейте меня кто-нибудь!".

- Прими же эти жертвоприношения, о великое серое животное!! - вещали болваны другого типа, падая нОсами в гОвно.

Трикси точно задолбалась бы повторять, что животное она не особо великое, и уж точно её не интересуют подгнившие тушки каких-то мелких птиц - если бы не была Самой. Поскольку была, то типовые речи были заготовлены, снабжены переменными типа "одобрительная фраза 1го уровня", чтобы не вызывать ощущение магнитофона, и теперь было достаточно включить воспроизведение.

Ранее собрания - а точнее, сборища - проходили на невозможно узкой и вонючей площадке в центре крепости, куда не помещались все желающие; лиса перенесла место сбора на песчаный пустырь неподалёку. Вместе с котом и кавием они разровняли там приличную площадь, поставили столы и скамейки из брёвен, вырыли большой колодец и наконец, посадили аллейку плодовых кустов.

Пришлось объяснять румелям, что расселение за пределами крепости теперь ничем не грозит, потому как некому нападать, ибо в других крепостях тоже самозверьки. Пришлось объяснять, что сословная система - говнище, потому как румель он и есть румель, особенно если рассматривать во времени; что падать нОсами в гОвно - не полезно по медицинским показателям, и так далее, и далее, и далее... Поначалу организмы слушались лису скорее из опасений, но постепенно начали и слушать, наблюдая что результаты именно такие, как было тявкнуто.

- Ну, контроль над пунктом захватили, - сwыл Бронеслав, - А дальше что, завозить трактора и начинать индустриализацию?

- Согласно генеральному плану, пока без этого, - дал справку Котран, - Конечно если совсем вилы, можно "считерить", кпримеру завезти сто тонн корма, но это не совсем то что надо. В конце начал, Щебень не ставит задачей вытягивать организмы на какой-то уровень, потому как это не особо возможно. Он только устраняет УГ, которое в частности мешает этому росту.

- То есть чтобы организация организмов развивалась, как и было, - задумалась Трикси, - Но без сжиженного стЫда? Мне нравится такой подход.

- Думаю, подход уже нравится и многим туловищам, - хмыкнул кот, - Конечно они ещё попытаются много раз нас убить, но благо толку от этого...

Грохнуло оконное стекло, и в пробоину влетела тяжёлая короткая стрела, нацеленная точно в кота. Никакой румель не мог бы увидеть глазом, как сработала активная защита, так что для них это выглядело как отлетание как от стенки горох.

- ...никакого, - подтвердил Котран, фыркнув и пнув под стол обломки стрелы, - Хотя стоит признать определённую упоротость.

- Лучом его? - лениво предложил Бро.

- Да нашиша? Нам он не повредит вообще в любом случае, поэтому никаких лучей. Вот если будет тупак в отношении организмов - тут да.

- Кстати, они тут употребляют организмы в пищу, - поёжилась лиса, - Как это прекратить, если следовать эт-самому?

- Пока никак, - пожал плечами кот, - Переводить на свинофермы. Всё же лучше специально созданная свинья, чем убитая дикая.

- Лучше да не хорошо, - заметила трёххвостая.

- Лучше - не хуже, - ответно сумничал Котран.

- Думаю, с фермами всё должно быть нормально, - сwыл Серкамон, - Если принудительно запретить охоту, быстро поднимутся курицыны дома. У них тут разведение курей - давняя традиция.

- Ага... А ты кстати где? - сwыла Трикси.

- На два этажа ниже в соседнем здании, тут библиотека. Ну конечно громко сказано, но для сдешней просвещённости - ещё какая.

- Вот и подумай, как опять же поднять эту просвещённость.

- Я так измысливаю, - измыслил Котран, - Что нам надо постепенно появляться реже и реже. Чтобы тренировались не разводить УГ сами и подсознательно опасались.

- Кстати, я думал, - сwыл Бро, - Что нас тут кто-нибудь подменит? А то как копать, если?

- Наилегчайше. Потому что пока никто из нас не знает, куда копать, а собирать факты и анализировать можно и одновременно с.

Сами выбрали наиболее удобный для каждого способ сбора этих самых фактов; лиса например достала из рюкзака маскировочную плащпалатку, которая в сумерках делала её практически невидимой, и использовала по назначению. Выбирая места поглуше, трёххвостая дожидалась удобного момента и "являлась" организмам, чтобы задать вопросы о. Обычно это был нехитрый троллинг, построенный на логической схеме "я тут потеряла кое-что, не видали ли".

Как и всякие дремучие архаики, румели знали всё и обо всём - поэтому выслушивать тонны откровенной ахинеи приходилось регулярно, но как тявкается, назвалась - полезай, и лиса усердно грела уши, фильтруя полученную туфту.

- Усердие похвально, - wыл кот, - Но что именно ты собираешься оттуда выковырять?

- Без понятия. Чисто гипотетически - если имела место аномальная активность, о ней должны сохраниться лютые росказни, потому как нелютые росказни сдесь возникают из каждого чоха. Логичечно?

- Гм. Вприницпях - да. Серк кстати занят примерно тем же, только ещё и копается в древних свитках.

- А у вас как успехи? - сwыла троллемордием лиса.

- Скромно, то есть никак.

- Тогда, продолжение следует.

Трикси поправила плащ и присмотрелась к большому дому, который караулила битых три часа; постепенно стемнело достаточно, чтобы ходить возле построек без никакой опаски обнаружения. Плащ мимикрировал цветом и главное яркостью отражения, а небольшой резонансный глушак уничтожал распространение звуковых волн, так что даже сторожевые животные с чутким слухом не замечали лису на расстоянии трёх шагов. В добавление ко всему, животные и не торчали снаружи, потому как лил приличной мощности холодный дождь.

Само собой для трёххвостой многодневные походы не могли быть утомительны, и она легко проторчала бы под дождём сколько надо - но тем не менее длительное наблюдение совершенно диких просторов, какие раскидывались за околицей любой румельской деревни, вызывало весьма сложные чувства. Если копнуть сухо - а Трикси так и сделала - то скорее всего давали о себе знать глубинные воспоминания, оставшиеся от лис. Однако как обычно, это не давало ответа, что с ними делать дальше...

Оставив эти растечения мыслей, лиса ныкнулась к дому, протёрлась по стенке к сараю и там аккуратно влезла по лестнице на сеновал, проникнув в помещение немудрёным способом, какой подсказал Бронеслав: берёшь и тупо поднимаешь скат крыши, ничем не закреплённый! Проделать это мог бы и организм, не то что усиленное само-туловище. Оказавшись таким образом внутрях, Трикси опять-таки по стеночке, неслышно ступая мягкими лапками, скользнула к внутренним комнатам, где под светом лучин сидели румели. Она понимала, что это ничто иное как вторжение в чужое гнездо, но обстоятельства требовали как следует напугать свидетеля и запутать его, а появление лисы в запертом доме - самое то что надо.

Следовавший в отхожее место румель был крайне обескуражен, когда его мягко прижали к стенке, и в слегка заметном отсвете лучин отрисовалась кистеухая лиса; организм заорал почём зря, но глушак действовал на любые колебания воздуха, так что никто ничего не услышал.

- Носом в... носом! - затараторил румель, жмурясь.

- Носом - отставить! - чётко тявкнула Трикси, - Мне просто нужно задать тебе несколько вопросов...

Особь вылупилась во все яблоки, а лиса обратилась к инструкциям горностая про архаику и скорректировала базар по ним.

- Я конечно и мысли могу прочитать, - легко соврала она, - Но дело в том что так я прочитаю не только то что мне надо, а всё остальное тоже. Тебе оно надо?

Румель икнул, тряхнув длинным хохолком из чёрной шерсти, что видимо обозначало, что нет-с, оно ему не надо. Трикси задействовала программу светового воздействия: мерцание глаз на подобранной чатсоте помогало быстро вывести организм из шока.

- Теперь выслушивай, - тявкнула лиса, - Как ты видишь, мы - такие как я - весьма мягко относимся к вам. Вопрос в том, что есть некие Другие, которые будут смотреть на вас совсем по другому, улавливаешь соль?

- Не-а... - выдавил из себя румель.

Трикси хлопнула лапой себе по морде, но делать было нечего: пришлось брать объект, усаживать на скамейку и ещё двадцать раз объяснять элементарное положение вещей, пока не дошло удовлетворительно прочно. Только после этого организм кое-как понял, в чём сольца, и резонно испугался. Утверждение о том, что Сами способны - чисто физически - за день истребить всех румелей, сомнения не вызывало даже у него.

- Таким образом, - навешивала трёххвостая, - Содействие нам против них - это очень сильно в ваших интересах.

- Это понятно... Но как мы можем помочь?

- Элементарно. Мне нужны упоминания о различных странностях, выходящих за рамки привычного. Естественно, не связанные с говорящими зверьками. Всё что от тебя требуется - это собрать сведения, как следует запомнить и потом передать мне...

Схема была стандартизирована и применялась крупным тиражом - Трикси создавала агентурную сеть исходя из картографии, так чтобы охватить как можно больший район. Аномалии, если они действительно имели местечко, должны были неизбежно попасть в эту сеть и оттуда - в лисьи уши. К сожалению, ни на что кроме как на сбивчивые устные рассказы, рассчитывать не приходилось ввиду повальной неграмотности населения. Идею снабжать чучел диктофонами лиса отвергла сама, как противоречащую плану Щебня.

Сделав очередной пасс, Трикси запомнила детали, поставила галочку и подумала так же незаметно смыться из посёлка - не тут-то было. На улочке мелькали десятки факелов, что вызывало подозрения; лиса прошмыгнула ближе и убедилась в этом. Несколько магистратурщиков - которые Внутреннего Ножа и всё такое - тащили по улице двух связанных по всем лапам румелей, самца и самку. Лиса встала за спины толпы, и убрав тявканье из голоса, спросила

- Ээ... А чёй-та? Ктой-та?

- Поймали ведьму! - не оборачиваясь, ответили туловища, - И соучастника! На кол их, на кол!

- Для начала падите нОсами в гОвно!!...

Трёххвостая вздохнула, потому как эти сцены ей надоели - но делать было нечего, назвалась воробьём - щебечь. Собравшаяся толпа заткнулась и дала врассыпную, когда из тёмного прохода между хатами вышла лиса - тем более что видно было только голову, лапы и хвосты, выбивающиеся из-под накидки, а сама накидка казалась пустым местом.

- Безмозглые олухи! - оглушительно тявкнула лиса, - Вам уже говорили про ведьм, мне кажется?

Естественно, им говорили - так что реакция была довольно живенькой для столь тормозных организмов. С крыши ближайшего большого сарая выстрелили штук двадцать тяжёлых арбалетов - с такими, вероятно, ходили на сдешних почти-носорогов. Активная защита изломала стрелы и расшвыряла вокруг мелкие щепки, как оно и положено, и арбалетчики больше испытывать судьбу не захотели. Зато вторым номером на трёххвостую пошла двойная шеренга с копьями.

Разглядывая эту картину практически на стоп-кадре, Трикси за секунду успела подумать немало мыслей - например насчёт того, что возможно мозгляк детектед, если румели догадались, что стрелы не берут потому что лёгкие. Впрочем гораздо вероятнее был метод произвольного выбора средств.

Повредить туловищу копья не могли, но лиса и не собиралась это проверять - толпа только закончила выстраиваться для атаки, а она уже выхватила станнер и дала широким конусом на большой мощности. Дуболомы резко заскучали, а Трикси огляделась, выискивая цель мероприятия. Цель утаскивали магистратурщики, пытаясь взвалить связанных на ездокоз, но также не успели, попав под конус излучения.

- Болваны, - не в качестве ругательства, а ради констатации тявкнула лиса, слегка пнув лежащие туловища.

Далее она взяла за шкирки двух неудавшихся мученников и оттащила в укрытие, как авоськи с картохлей. Через пол-часа все застаненные начали очухиваться, ученики кровавых бояр громко негодовали, но идти искать в наступившей темноте лису почему-то не стали. Трикси когтями обрезала верёвки и растормошила особей; те вылупились на неё, как черепахи из яиц.

- И чё? - фыркнула трёххвостая, - Экая невидаль. Привыкайте, теперь будете такое видеть регулярно.

- О великое серое животное... - начал румель неправильно.

- Тупак отставить.

- Ладно... В таком случае, зачем ты спасла нас?

- Впринципе, если тебе очень хочется на костёр, могу устроить, - резонно тявкнула Трикси, - Но опыт подсказывает, что как правило на костёр не хочет никто, а жечь организмы - это изврат и УГ. Так кого записать на церемониальное сожжение?

Оба организма помотали головами - на сожжение они не рвались.

- Кстати, что за бред с ведьмой? - уточнила лиса.

- Я просто пожелала зла одному румелю, - сказала румелиха, - А он взял и помер.

- И что, этого достаточно? - задала глуповатый вопрос Трикси; просто ей было страшновато поверить в такое, хотя Серкамон и предупреждал.

- Как видишь, - повесил голову румель.

- Кстати, вели... серое животное, или как тебя назвать...

- Трикси.

- Трикси. Дело в том что жечь они потащили только нас, а мою мать и братьев повезли в турьму, - пролепетала румелиха, аж прижимая уши - хотя они и не прижимались, - Мы сами никак не сможем их вызволить...

- У коровы нет других забот, - пробормотала лиса под нос.

Вместо продолжения агентурной работы пришлось производить прорву действий: для начала набрать грибов и накормить организмы, не страдавшие излишним жирком, а заодно и просветить их насчёт съедобности оных телоидов. Затем пришлось тащиться к соседней с Уныложажском крепости, за восемьдесят с пухом километров по бездорожью! Любой выпучил бы глазные яблоки, но не само-лиса - тем более что теперь она питалась от изотопной электробатареи, которой хватало на сорок лет работы. Ночной лес, в котором орали организмы, нисколько не причинял неудобств, а напротив, радовал наличием этих самых организмов. Правда, небо затянуло облаками и вид его не настраивал на отвлечённые раздумья - зато настраивал на привлечённые. Применив нехитрые логические схемы, Сама пришла к определённым выводам о том, какие события наиболее вероятны и что по этому поводу сделать.

Лиса не спешила, так что добралась до цели к утру - что впрочем более к пуху, чем мимо оного. Поначалу, выйдя с опушки на поле, Трикси подумала что скосячила и вышла к Уныложажску - настолько похожей была вдрызг кривая крепость с кое-как наложеной стеной и спонтанно налепленными башнями. Само собой, это было лишь впечатление - по континенту таких румелятников имелись тысячи, и отличить их для не-румеля было также просто, как две муравьиные кучи. Трёххвостая как всегда не делала лишнего и не умничала, где не надо, а просто подошла к ближайшим организмам, косившим траву, и спросила где в этой помойке "турьма". Правда, узнав это, она не поспешила лезть куда ни попадя - тем более помятуя о выводах, сделанных во время прогулочки.

Ввиду этого лиса шмыгнула за огромную копну сена и включила дальнюю связь, достававшую до орбитальных ретрансляторов; сия операция позволила ей запросить магнитное-резонансное сканирование объекта, в данном случае всей крепости. Флот поддержки не спешил, да и Трикси поставила на запрос низкий приоритет, так что ждать пришлось два часа, но зато оно того стоило. Крепость была не особо велика и найти по трёхмерному скану нужное не составляло труда.

- Какие мы умные, а? Аж жуть! - хмыкнула себе под нос лиса.

Как она и подозревала, умные вероятно затеяли всю клоунаду ради того, чтобы заманить её - или скорее, любого другого Самого - в ловушку. Таковая состояла из пяти десятков бочек с маслом и смолой, которые должны были вылиться в узкий подвал, где держали заключённых; при этом капкан был уверенно автоматизирован и срабатывал без участия румелей, от наступания на пол - сзади должна была упасть и закрыться тяжеленная дверь, а помещение затопить жидким огнём. Неизвестно, выдержало ли бы прожарку мех-овое туловище, но румелям точно пришёл бы каюк, что вызвало пожелания зла в адрес изобретателей этого фокуса.

Убедившись на сто пухов, что диспозиция разведана, Трикси закрылась накидкой и почти невидимая проскользнула в ворота за телегой. Направилась она само собой не в подземелье, а для начала к главному ослу, высказать своё фи - но к сожалению, того не оказалось на месте. Пожалев об этом, лиса по схеме нашла места закладки бочек с зажсмесью и привела ловушку в негодность. Как она уже опять-таки успела заподозрить, ловушку охраняли совершенные дуболомы, ничего не знавшие дальше своего хохолка; охраняли они конечно от своих, а не от Самих - пробовать остановить великое серое животное никто не додумался. Ввиду таких раскладов, через пол-часа она вывела два десятка особей на свежий воздух и отпустив на все восемь сторон, неспеша побежала обратно к своим барашкам. Немудрено, что при первом же wое она не умолчала о происшествии.

- Ну как я и замечал, - сwыл в ответ Эрлай, - Что упоротость присутствует. У меня тоже было несколько случаев, к удаче обошлось вообще без жертв.

- Впринципе, упоротость это хорошо, - добавил Бронеслав.

- Это чем?

- Тем, что хотя бы для того чтобы уничтожить Самого, потребуется поднять ихнюю науку на много уровней, а это профит. Конечно цель погана, зато средства годные. А уж научное восприятие неизбежно ведёт к увеличению пяки, что совпадает с основной задачей Щебня. Здорово придумал?

- Кажется да, - согласился кот.

- Посидите-ка, - сwыл Серкамон, - Вы что, не замечаете подвоха?

- В чём?

- В событии, описанном лисой.

- Да вообще-то нет, - честно сwыли все трое.

- Ну-ка поподробнее? - попросила Трикси.

К этому времени лапы донесли её до довольно широкой реки, через которую приходилось тупо переплывать за неимением мостов; трёххвостая расположилась в прибрежном ольховнике, откуда было видать замечательную водную гладь и прекрасно пахло мокрой землёй.

- Что тут подробнее?! - возмутился горностай, - Они, румели, просто обязаны были сначала попробовать закрыть ловушку лапами. Лапами! понимаешь разницу?

- Между лапами и чем?

- И автоматикой. А столь сложное устройство, рассчитанное на конкретную ситуацию - это автоматика.

- Ты хочешь сwыть, что для них это круто? - хмыкнул Котран, - По-моему не стоит недооценивать этих ребят.

- Оценки ребят тут ни при чём, говорю чисто исходя из анализа вероятностей - такого практически не может быть.

- Опа! - тявкнула Трикси.

- Что опа?

- То, что мы и искали такое, чего не может быть, нэ?

- Похоже, что действительно так, - подумав, сwыл кот, - В связи с этим предлагаю перенести центр внимания на населённый пункт 4011 и далее копать вокруг него. Чтобы не бросать на произвол Уныложажск, кто-нибудь пусть побудет на шухере.

- Предложение одобрено.

Легко одобрить, но труднее выполнить - даже у лисы уши разъезжались в разные стороны, когда она задумывалась над тем, как копать.

- Пока ты задумываешься над тем, как копать, - сwыл кавий, - Я думаю что ничего не надумаю, поэтому займусь плановым щебневанием.

- Например?

- Например составить статистику стыда, который нужно ликвидировать. В любом случае, пригодится.

Как оказалось при дальнейшем рассмотрении, очень пригодится. Как быстро сообразили Сами, наиболее стыдный стыд - это тот который приводит к летальному исходу; следовательно, требовалось подсчитать количество случаев на единицы времени. Помогла румельская традиция погребения - ибо как и всякие дремучие архаики, они более трепетно относились к мёртвым, нежели к живым, и даже когда выносили трупы после массовых побоищ, отмечали их точное количество. В итоге задача сводилась к пересчёту свежих захоронений, что было сделано в течении двух суток при помощи "летающих яблок", то бишь малоразмерных зондов с камерами. Результат весьма насторожил.

- Весьма насторожил результат! - заявил Котран, - Мы взяли статистику почти за полсотни лет, и получается вот так.

Кот вывесил в wой карту, раскрашенную цветами в зависимости от величин заданного параметра, в данном случае - количества насильственных смертей за единицу времени. Любая из виданных карт такого типа выглядела как масляные разводы по воде - то есть не имела никакой структуры, что естественно. Сдесь же прослеживался совершенно чёткий рисунок.

- Фига се, - тявкнула Трикси.

- А вот посмотри масштаб побольше.

Континент оказался покрыт точно такой же "графикой", как впрочем и вообще все территории планеты, населённые румелями.

- Серк, с твоей точки слуха этому может быть объяснение?

- Такими данными не располагаю, - чётко ответил горностай.

- Это шишово, - призналась лиса.

- По крайней мере это кое-что, - заметил кот, - Вдобавок когда мы привлекли к анализу центральные службы, они выяснили и нарастание уровня УГ по всему этому узору - небольшое, но есть.

- Это значит, что где-то есть центр?

- Именно, и я даже скажу тебе его координаты.

Неслыханное действовало лисе на нервозаменители, заставляя усиленно обдумывать варианты; туловище в это время снова бежало, на этот раз к месту встречи. Таковое было обозначено на горном плато в двух сотнях километров от Уныложажска. Трикси тявкнула бы, что тут было ещё более уныло - сплошные каменные плиты циклопических размеров, отвалы щебёнки и выходы бывшей магмы не так радовали ухо, как лесная зелень. Собственно, она именно так и тявкнула.

Хотя сами Сами не смогли толком ничего увидеть собственными глазами, они прямо с места координировали удалённые средства, то бишь всё те же магнитоскопы, сканировавшие толщу горных образований. Снаружи образования выглядели каменно и вполне похожими на себя; небольшие тупорылые утёсы, расходящиеся от хребтов, уставились на зверьков как крупа на мышь.

- Где-то сдесь, - не особо уверенно сообщил кот, залезши на вершину хребта высотой метров двести.

Уверенности не прибавляло то, что расстилавшаяся внизу местность не раполагала к чему-либо вообще, потому как была идеально пустынна. Трикси, Котран и Бро включили полное оптическое увеличение на яблоках, так что рассматривали отдельные камешки за два километра, но и это не дало ничегошеньки нового. Пришлось полностью переключаться на орбитальные сканеры и смотреть через wой-эфир, что получается. Лиса, как и остальные, привыкла один глаз переключать на трансляцию, а другой оставлять на шухере воизбежание. При пырении одним глазом мир казался слегка плосковатым, что неудивительно.

Мощные установки, смонтированные на ЩО-229, заглядывали в большую глубину под землю и составляли трёхмерную схему недр под горным плато - стали заметны старые магматические каналы, отложения и разломы.

- Это познавательно, но толку нет, - сwыл кавий, - Кажется, тут ничего нет.

- Это практически исключено, - ответил Эрлай, - Есть законы распространения полей в пространстве и всё такое.

- Ну я бы зарекаться не стала, - заметила лиса, - Хотя думаю, что просто плохо ищем. Хорошо бы отсечь, что именно за поле проявляется в виде этого УГ-узора, тогда было бы проще отыскать источник.

- Трепали за уши грызей, - сwыл Бро, - Они цокают что скорее всего дело в так называемом поле напряжения слабого взаимодействия, такое как они используют в ремиттерах. Но вероятно, очень узкополосное излучение, без длительных замеров трудно обнаружить.

- Вот дребузнища какая, а? - фыркнула лиса.

Дребузнища сомнений не вызывала. Сами трепали проги для анализа несколько суток напролёт, составили карту с метровым масштабом, нашли залежи сланцев и древние останки ящеров, могли точно сказать, сколько было в районе извержений - но ничего более этого.

- Если нечто испускае лучи унынья из одного места, но! - тявкала трёххвостая, прохаживаясь по каменному хребту туда-сюда, - Но в этом самом месте искомого нечто не наблюдается, что это значит?

- Значит - жажа, - сwыл Бронеслав.

- Как вариант - летает по орбите, - сказал Котран, - И испускает только при прохождении через заданную точку. Поэтому на поверхности и под ней ничего и нету.

- Значит, дайте мне уши космофлотских...

Уши космофлотских порядочно пострадали, и теперь им пришлось искать нечто; само собой, делали это втихорька, чтобы не поднимать волну больше чем следует. Было понятно, что если искомое и существует, то представляет из себя объект, практически невидимый для используемых локаторов - потому как иначе его бы обязательно заметили. Медведи, которые во флоту взялись за разгребание ерунды, обещали процедить систему через мелкое сито, а если это не поможет - попробовать обмануть объект, включив мощное магнитное поле - ему покажется, что он находится как раз в месте испускания лучей.

Поскольку эта возня требовала только от самозверьков только ожидания, они вернулись к щебетанию; горностай носился по окрестностям как заведённый, но всё равно в одну морду всюду не успевал, а полагаться на румелей было рано - они или боялись, или тупили, а чаще всего и то и другое сразу. Снова оказались избиты наглые туловища и варварски разрушены несколько объектов местной культуры, как то виселицы, дыбы и отделения инквизиции.

Ранее проведённая лисой работа не пропала даром и приносила - сначала правда сплошную жажу, но потом и то, что нужно. Во время очередного обхода организмов Трикси выслушала от пожилой румелихи историю про нечто на редкость унылое, упавшее с неба ещё до прилёта грызей. Унылость заключалась в том, что после падения объекта в окрестностях стала наблюдаться необъяснимая хренотень с организмами, в том числе с румелями. Если перевести на понятный язык, наблюдались мутации и хронические расстройства нервной деятельности - каковые чаще всего заканчивались либо летально, либо отдалением организма сильно подальше от источника.

- Вот это то самое, что нам надо! - сwыл кот, - Айда прямиком туды.

- Э, а патогенное воздействие? - ляпнула Трикси и чуть не прикусила язык.

Котран, Бро и даже Серкамон уставились на лису через wой.

- Да поняла, поняла...

Понять-то она поняла, но ляпнула совершенно серьёзно, как обычно начисто забывая, из чего состоит туловище - хотя этот раз был тем самым, когда стоило возрадоваться своей неорганичности. Пока лиса раздумывала над этим, кот уже набросал план действий, в плане обеспечения матчасти: всвязи с условиями требовалось провести замеры по многим параметрам, как то жёсткое излучение, ультра и инфразвук, и так далее. Недолго раскачиваясь, Сами собрались в поход, как обычно пеший, потому как пробиваться через чащобу можно было только на танке, раскатав просеку, а это не в пух.

Горностай ныл по поводу того, что его загрызло постоянное дежурство по городу; он хотел копаться в библиотеке и подвалах замка, а вместо этого приходилось с выпученными глазами бегать по всем окрестностям, очень сильно думать и часто бить лапами по мордам. К его радости, как раз пока собирались, прибыла новая партия Воробьёв, и Уныложажск попал под распределение новых щебечущих: теперь там обосновалась пятёрка самозверьков, активно принявшихся за продолжение заваренной каши.

Туманной и безлунной ночью четверо встретились в условленном месте - на погоду и время суток им было совершенно пофигу. Бро притащил за собой стаю местных хищных организмов наподобие волков, хотя они скорее походили на выхухолей; зверьки пырились на него и рычали, поднимая хоботки, но толку от этого никакого быть не могло в принципе. Удостоверившись, что четверо вчетвером, а нижние лапы стоят на земле, Сами двинулись по преполагаемому маршруту поиска.

Одновременно с продиранием через густые кусты и перелезанием огромных упавших деревьев Трикси наблюдала за результатами замеров. Над районом летала целая ватага "яблок", так что в результатах сомневаться не приходилось.

- Сомневаться не приходится, - фыркнул Котран, слегка подсвечивая дорогу глазами, - Радиации нет, биологического и химического заражения нет, колебаний воздуха - нет.

- А это не исключено, что сказку неправильно наложили на карту? - усомнился кавий.

- Не исключено, но вероятность два процента, - сообщил кот, - Потому что всего перечисленного нет, а кое-что есть. Яблоки зафикисровали небольшой, но явственный пятак мёртвого леса. Прём тудась.

- А может, лучше не всем вместе? - предложил Серкамон, опасливо оглядываясь.

- Хочешь, постой на шухере.

- Ээ, нет.

Любой организм обязательно подождал бы, пока развеется плотнейший туман, застилающий лес - но Сами не стали этого делать, пришли так пришли. Видимость ограничивалась десятком метров, и Трикси явственно ощутила беспокойство, аналогичное страху - но, выключатель всегда был под лапой.

Походная колонна в составе четырёх вошла на участок сухого леса, где стояли огромные деревья, начисто лишённые листвы и оттого весьма нездорово выглядевшие. Земля оказалась засыпана толстенным слоем обвалившейся коры и трухлятины, так что навернуться в незаметную яму - раз плюнуть. Горностай собственно и плюнул - подскользнувшись, он выделал в воздухе пируэт и схватился за ствол ближайшего дерева.

- Фу, чуть не...

Ствол толщиной в пару шагов был трухляв, как и всё сдесь, и пошёл валиться, утаскивая за собой соседние ветви и стволы. Видимо, давно не было ветра, потому как обвал начался конкретный - гнилушки падали как домино, издавая жуткий треск, а сверху осыпался град ломаных веток и коры. Только исключительно повышенная реакция позволила Самим увернуться от падающих дубин; после этого пришлось отряхиваться от гнилой пыли, которая заполнила весь воздух.

- С хождением по поверхностям у тебя туго, - сообщил Бро горностаю.

- Да уж сто пухов! - фыркнул тот, вытягивая хвост из-под колоды.

Далее двигались осторожнее, и ни разу не зря - как оказалось, сдесь почему-то образовались весьма внушительных размеров пустоты, закрытые сверху только сухими ветками - упади туда кто, вытаскивать из мешанины долго. Пришлось взять шесты и проверять дорогу среди куч мусора, воизбежание.

- Да, что-то тут нечисто, - сwыла Трикси, - Вон пырнитесь.

Пырнуться она предлагала на россыпь костей, слегка видных под растительным мусором; такие же штуки валялись тут повсеместно, что навевало явные подозрения. Кот и кавий регулярно останавливались и писали телеметрию с датчиков - как тех что несли с собой, так и яблочных - но ничего вразумительного с этого не получили.

- Опять-таки ерунда вопрос, - заметил Бронеслав, - Если воздействие не фиксируется, значит оно импульсное.

- В любом случае это воздействие мне не нравится ни разу, - сwыл кот, наподдав очередной пень, - Чтобы быть настолько несовместимым с жизнью.

- Надо расслушать доподлинно, - кивнула лиса.

- А мне, честно сwыть, идёт на ум что-то вроде "это место проклято", - признался Серкамон.

- Прок-чего?...

Объяснять горностай не стал, чтобы не отвлекать от наблюдения во все стороны. Медленным темпом, преодолевая крайне неудобные препядствия, само-зверьки пробирались всё дальше к центру проплешины. Вокруг, как оно и предполагалось, не было заметно ничегошеньки живого, а туман только сгущался и температура упала градусов на десять по сравнению с обычным лесом. Трёххвостая стучала бы зубами, если бы эт-самое - а так она просто знала, что стучала бы зубами, и не стучала.

- Вижу нечто, - сwыл кавий, - Через яблоко, метров триста вперёд. Кажется, как раз место падения объекта.

Это было как раз место падения объекта: яма диаметром двадцать шагов и поваленный лес непосредственно вокруг. Пологий кратер был залит болотной водой, а посередине возвышалась горка, с каковой явственно исходило несильное голубоватое свечение, размытое туманом.

- Учитывая всё прочее, вряд ли это природный газ, - заметил Котран, - Хотя что именно, отсюда не вижу.

- Съяблочить? - предложил Бро.

- Давай, только осторожно. Уж очень не хочется лезть через жижу, потом отмываться пол-года...

- Похоже на предмет, - высказал точное предположение кавий.

Предмет в основном выглядел как тускло светящаяся сфера, непонятно из чего состоящая - и состоящая ли вообще. Более всего она походила на сгусток того самого тумана, только слегка фосфорецирующий и переливающийся волнами. Шар зижделся в каких-то обломках, напоминавших раскоканный плафон люстры - судя по всему, эти конструкции зарылись в землю, а торчала только часть.

- Кажется, оно желает зла, - вытявкала не особо оригинальную мысль Трикси.

- Да уж наверняка, - кивнул кот, - Ну раз уж припёрлись, придётся осмотреть лично, воизбежание.

- Воизбежание чего? - не одуплился горностай.

- Воизбежание поднятия шухера из-за какой-нибудь фигни.

Сами приступили к операции - раскачав, отломали несколько брёвен и притащили их к кратеру, чтобы положить как мостик, благо недалеко. Спустя пол-часа появилась возможность уставиться на находку и попытаться понять, почём перья. Трикси не мудрствуя потыкала в шар палкой, и ничего особенного не открыла - тот казался массивным и скользским, как будто сделаный из стекла. Лиса пожала плечами и положила на шар лапку; едва когти коснулись холодной поверхности, Сама почувстовала странные симптомы, но не успела их зафиксировать - перед глазами пошли искорки... ну всмысле, сознание теряло канал ввода видеоданных, если уж точнее.

Не особо ожиданно Трикси увидела - не слишком отчётливо, картинка формировалась ассоциативно, как сон - солнечный день и зелёную улицу. Она быстро поняла, что это Ленинград, всё указывало на это - но лиса точно не знала, что это за район. Судя по башням, слегка видным среди облаков, это где-то... Размышления были прерваны тем, что вдобавок к зрительным образам в сознании зазвучали мысли - но прислушаться лиса не успела, так как её выбросило из изменённого состояния.

Трёххвостая почувствовала, что её за шкирку вытаскивают из воды - собственно, это был Бро, работавший лисоподъёмником и вынувший её из пруда в кратере. Трикси смахнула тину с ушей и отряхнулась; с тушки, и главное с пушных хвостов, текли потоки мутной воды.

- Это было - что? - резонно спросил Котран.

- Аэээ... - щёлкнула челюстью лиса, - А как я попала в воду?

- Упала. Навроде как потеряла сознание.

- Кажется, так оно и было, - тявкнула Трикси, поёживаясь и косясь на шар, - Видимо, вплотную оно действует и на нас. Никогда не испытывала ничего подобного!

- Ясно, - чётко обдумывал кот, попутно оттаскивая за хвост не в меру любопытного горностая, - Штука аномальна, надо изымать.

Пока Эрлай занялся организацией изъятия, включив дальний wой, Трикси вернулась к моменту удара "по мозгам" и своим видениям. Она могла достоверно их анализировать, так что сразу определила - проявившаяся картинка была частью чьих-то воспоминаний. Это было обычное дело - старая информация архивировалась сознанием настолько сильно, что почти не занимала места в памяти, а именно воспоминания имели определённый алгоритм сжатия, по которому их можно отличить. Поскольку сама Сама никогда не была в виданных "во сне" местах, это была чья-то память; вопрос возникал о том, чья именно: картинка оказывалась достаточно чёткой, чтобы понять, что это вид не с лисьих глаз. Как не с лисьих, фыркнула Трикси и полезла в поиск, чтобы вытащить больше. Сдесь её ждал обломишко, потому как оказалось, что ради очистки памяти запрашиваемая информация перенесена на удалённый носитель, в данный момент недоступный ввиду отрыва от сети.

Причастные уши были заинтересованы в значительной степени, так что изъятие проводили по полной программе: ЩО229 микроволновым лучом с орбиты обожгли грунт десятиметровым кругом возле объекта, сделав этакий горшок, после чего получившийся цилиндр вытащили вверх направленным гравитационным полем. Сами наблюдали за операцией с края кратера, хотя кроме облаков вырывающегося пара, мало что можно было наблюсти. Кроша вниз комьями грунта и потоками болотной воды, цилиндр аккуратно ушёл ввысь и скрылся в облачности.

На wой вышел Шуша, тот самый само-выхухоль, что распределял щебетание в начале.

- Есть уверенность, что поставленную задачу вы выполнили.

- Нашли неведомую хрень? - хихикнула Трикси.

- Именно, - без хихиканья согласился Шуша, - Судя по поверхностным замерам, хрень весьма неведомая.

- Каким образом предполагается ликвидировать неведомость? - схватил основное Эрлай.

- Вопрос на пятёрищу. В системе научной группировки по физике практически нет, так что подробно изучить не получится. Учитывая также куммулятивный эффект неведомости, считаю необходимым объект немедленно отправить на изучение в ближайшее место, где таковое возможно.

- Если вдруг на Шаданакар - то лютый отвод, - сwыла как отрезала Трикси.

- Дурак но не настолько. В радиусе досягаемости грызунячьих лёгких посуд имеется союзная колония, находящаяся в стадии постройки. Научная база там достаточная, чтобы подробно изучить образчик, при этом держа его подальше от планеты.

- А-атлично! - отряхнул лапы Серкамон, - Сбагриваем жажу и свободны!

- От морды совета есть просьба сопровождать объект к месту назначения, - быстро вставил Шуша, - Посодействовать, по мере возможностей, наладить прямую связь между сдесями и тамами.

- А мы так и будем называть место назначения "тамом"? - поинтересовалась лиса.

- Пока - да. Есть определённый алгоритм засекречивания космографической информации, в целях безопасности. Поэтому даже названия, за ненадобностью, знать не будете.

- Во впух, а? - прибалдел Бронеслав, - А хотя бы всё остальное-то будем знать?

- Ловите пачку даты...

Пачка даты свидетельствовала о том, что означенная колония принадлежит организмам под названием тиуа - сами они говорили и писали тИуа, а у остальных от этого подклинивало мозг. Народная организация тИуа уверенно обладала крупным межзвёздным космофлотом, хотя в отличие от грызей они не изменяли планеты, а искали уже существующие пригодные - вслуху чего область их деятельности раскидывалась на расстояния, сопоставимые с размером галактики. Поставленное видео сообщало, что данные организмы обладают зелёной шерстью различных оттенков, ростом выше среднего и внешней похожестью на белок, особенно по части пухового хвоста - впрочем это было чисто для общего развития, потому как к делу прямо не относилось. Трикси вспомнила, что дома слышала про зелёных белок тиуа, но тогда не придала этому большого значения; теперь предстояло узнавать цену перьев лично.

Сами как обычно были более оперативны, чем организмы - если тем пришлось бы раскачиваться, то четвёрка отправилась в путь просто немедленно: Шуша вызвал челнок на ближайшую поляну, который и доставил их на грызунячий фрегат Ф21 - туда же был погружен объект сыр-бора. Как это зачастую и случается с грызунячьими фрегатами, этот имел 26-гранную форму навроде летающей тарелки. Вылезавших через шлюз Самих встретил грызь в лёгком скафе, и Трикси целую минуту пыталась wыть, не понимая почему грызь не слышит.

- Лисо, это органический грызь, - напомнил Котран.

- Эээ... ну так да, - мотнула головой лиса, - Просто он слишком похож на Самого.

- Прошу всех запомнить, воизбежание, - сwыл кот.

Грызь же цокнул, что звать его Курдюком, и если никто ничего не забыл - то можно отправляться. Поскольку чтобы что-то забыть, это нужно принести, то и отправились. Горностай несколько приуныл, глядя как на экране Лира быстро исчезает в космосе, превращаясь в невидимую точку.

- Что я-то там забыл? - бухтел он, - На планете ещё копать и копать!

- Кто у нас специалист по архаике? - вопросил кот, - Горностай. А если вдруг - того?

Аргумент показался весомым, так что Серкамон нудеть перестал. Лиса же с интересом рассмотрела грызей, сидевших в рубке управления, и едва удержалась от того чтобы не почесать за пушными раковинами. Белки тоже с улыбками вспыривались на трёххвостую, и к тому же кистеухую лису.

- Ну, таки что? - подытожил кот, оглядывая собрание, - Планету посетили, и не только посетили, но и эт-самое. Есть впечатление, что Щ. будет продвигаться нормально.

- Есть, - подтвердил Бронеслав, - Лично мне попалось немало организмов, которые вполне способны к конструктивной мыслительной деятельности. Просто без страшных Самих, убивающих убийц и ворующих у воров, им было трудно подняться выше норного состояния. Через какое-то время до них окончательно дойдёт, и тогда пусть архаика держится...

Кавий призажмурил яблоки, представляя себе очищенную от унылого гуано Лиру - довольных своим миром, сильных и справедливых румелей, а от этого зелёную землю и буйственное цветение жизни. Похожие мыслишки проскользнули под ушами остальных, а Трикси таки расхохоталась, потряхивая ушами.

Восьмигранный тёмно-зелёный фрег всё с увеличивающимся ускорением удалялся от системы Лиры, так что и звезда совершенно исчезла на локаторах. Вокруг простиралось глазеющее на корабль пространство галактики, расцвеченное изумительным по красоте звёздным узором.

Пятая выкатушь

И две тысячи лет война,

Война без особых причин

"Кино"

215 ПЩ: Катаклизм

Лиса сидела, сложив под себя лапки и прикрыв глаза - в таком положении она находилась уже десять стандартных суток, потому как бегать по кораблю особо негде, если не сказать больше. И без того не просторные помещения были завалены ящиками и мешками с грузом, громоздились связки каких-то железок, перетянутые пеньковыми верёвками... виновники этого торжества трясли ушами и довольно цокали, потому как им было привычно.

Само-зверьки для отвлечения мозгов - не в анатомическом смысле мозгов, конечно - сделали в цифровой среде огромную рыбу и расписывали её узорами и лозунгами, пользуясь беспрепядственной wой-связью. В качестве пользотворного они то и дело возвращались к текуще-сыплющейся теме, которая лежала в трюме: провести анализы они не могли, зато могли пораскинуть и побить дедукцией по уже имеющейся инфе. Инфа достойно сопротивлялась своему избиению.

- Мы не знаем, - сwыл Эрлай, - Ни-ши-ша!

- Как минимум мы знаем буквы, чтобы сказать это, - точно подметил кавий, одновременно нанося на хвост рыбы ацтекские этнические картинки.

- Про предмет - не знаем даже букв, - подтявкнула Трикси, - Я рассматривала трёхмерную модель, так это ничегошеньки не дало.

- Уи? - удивился горностай.

- Иу. Имеющиеся сканеры не берут саму сферу, а в подсфернике нет ничего интересного.

- Совсем ничего? - строллемордил кот.

- Кроме клейма? - пожала плечами лиса, - Не наблюдаю толка от.

Единственное что пока удалось извлечь из результатов изучения - это гравировка по металлу, похожая на заводское клеймо или надпись.

- Даже если бы там не было сферы, - сказал Котран, - Металл подсферника - неизвестный для наших металлистов.

- И ще? - взwыл Бронеслав, - Вот тебе хотя бы два десятка элементов, и получится такая прорва соединений, что уж что-нибудь да должно быть неизвестным!

- Я не про химию, а про бдение. Всмысле того, что предмет не самообразовался. Плюс его патогенное воздействие на организмы - улавливаешь сольцу?

- Кот хочет сwыть, что некто намеренно травил румелей? - предположила Трикси.

- Может намеренно, а может и нет, но факты остаются и заставляют эт-самое, - Котран прижал уши, сощурил глаза и показал оскаленные клыки.

- Клеймо знатное, - заметил Серкамон, - Похоже на эмблемы ордена тамплиеров, которые в средние века...

- А по моему, точь в точь похоже на жажу! - хмыкнул кавий.

- Похоже что в этом иероглифе пухова туча кодировки, - продолжил горностай, - Видите, трёхмерность?

В цифровой проекции он повертел изображение, показывая трёхмерность. Откровенно сказать, все остальные увидели скорее именно жажу, чем что-то другое, но поверили наслово.

Помимо неведомой и не особо интересной фигни можно было понаблюдать за проносящимися мимо звёздами, которые рисовали цифровые машины ввиду невидимости оных в оптике на сверхсветовой скорости. Кроме того, лиса не изменяла, в том числе себе, и в том числе в плане интереса к организмам, так что регулярно трепала сквирячьи уши. Дабы не затрепать их чрезмерно, она каждый раз ставила таймер, потому как затрепливать уши машинистов - чревато.

В очередной раз зайдя в рубку - если не сказать порубочную - Трикси заметила, что оба наличных грызя сидят слишком неподвижно и не хихикают, что подозрительно. Трёххвостая помахала лапой перед открытыми глазами организма и не зафикисровала никакейшего эффекта. "Шишовенько" - подумала лиса и сwыла о своих наблюдениях, так что скоро на ушах были все.

- Наполеона мне в рот!! - охнул Серкамон, - Они и не дышат!

- Спокойно, - квохтнул Бро, - Конечно они не дышат, они застанены ремачом.

- Чего чем?

- Защитный механизм, - ткнул в защитный механизм в виде коробки возле кресла кавий, - Портативный. На корабле - кораблёвые, большие. Кло?

- Хочешь сwыть, механизм глючит? - уточнил горностай.

- Не думаю, - пожевал щеками Бронеслав, - Насколько я разбираюсь в песке, вряд ли они так проглючили сразу.

- А, вон там были рыбки в банке! - вспомнил Котран и отодвинув свисающие плети винограда, осмотрел стеклотару, - Так, рыбки плавают как ни в чём ни бывало.

- И что это значит? - лиса слегка прижала уши, потому как такие внезапности были не в пух.

- Это значит, что на рыбок не воздействует ничего особенного, а на этих, - кот ткнул пальцем в грызей, - Воздействует. Поэтому защита их заблокировала, воизбежание.

- Вот те три, - присвистнул кавий, - А чего такого есть в организме грызя, чего нет в организме рыбы, и наоборот?

- Отличаются только удельным количеством пяки, - пожала плечами Трикси, - Какое-то излучение навроде П-волн?

- Гадать особого смысла нет, всё равно не узнаем, - сказал Котран, - Главное - чтобы гуано не попало в вентилятор. В данном случае - корабль никак нельзя сажать на населённую планету.

- Думаешь, это из-за?

- Не сто пухов, но девяносто точно, что из-за.

По сути дела, ничем кроме визуальных наблюдений Сами не могли выяснить, что вообще что-то случилось - автопилот тащил корабль по заданному курсу, и если и возникали какие косяки, то некому было об этом узнать. Управляющие механизмы не имели задания поднимать тревогу, и соответственно её не поднимали. В нулевую очередь следовало разобраться, насколько возможно управление посудой, и дальше отталкиваться от этих данных. К удаче, грызи не утруждали себя какой-либо кодировкой или идентификацией организма - они по большому счёту управляли через клавиатуру и манипулятор, пырючись в самый обычный экран, так что Самозверькам не составляло неразрешимой проблемы разобраться, как управлять судном.

Процесс был прерван громким wоем Серкамона, который пошёл попыриться на Вещь и обнаружил, что она пульсирует ярко-красным и похоже, нагревается.

- По идее должно поглощать, - не особо компетентно сказал Бро, - Предел энергии там очень большой, хотя и не безграничный.

- Это ладно, меня больше беспокоит его действие на организмы! - тявкнула лиса, боязливо поджимая лапки.

- Не совсем ладно, - поправил кот, - Если эта жажа начнёт излучать слишком сильно, она сожжёт корабль. И нам придётся её выбросить до этого милого события.

- Кстати, - заметил горностай, - Можно выбросить и проверить, на каком расстоянии оно оказывает влияние на организмы. Потом подобрали бы...

- Ты в уме вообще? Пробани хотя бы развернуть это корыто, а я посмотрю и посмеюсь. Подобрали бы...

Сознание начало переваривание в усиленном режиме, отчего, как это уже неоднократно замечалось, грелись уши. Вкупе с постоянно излучающей ерундой в трюме это начало сказываться не лучшим образом на температуре воздуха. При этом поглощение излишнего тепла происходило скачками, шиш знает от каких причин - сначала температура поднималась, потом резко, за несколько секунд, падала. Контрасты достигали уже тридцати градусов, так что защита "зажала" и рыбок, воизбежание.

- Стрелять-колотить! - свистнул Бро, - Там выделяется просто прорва энергии!

- Не к месту выделяется, - добавил Котран, быстро соображая, - Есть конечно вариант ничего не трогать, но тогда скоро зажмёт и нас, и мы уже не сможем ничего тронуть. Поэтому надо трогать.

- Каким образом? - уточнила Трикси.

- Да хотя бы и правда выбросить, если уж! - фыркнул Серкамон.

- Давайте в темпе, в трюме уже девяносто градусов.

К удаче, трюм был не особо захламлён, а контейнер с Вещью стоял напротив погрузочного люка. Нагрянувшие Сами на всякий случай влезли в скафы и быстро пропырились, изучая данную квестовую сцену.

- Ты уверен, что на скорости можно открывать люк? - поинтересовалась лиса.

- Сейчас и узнаем, потому что я его всё равно открою, - резонно ответил кот, - Всем держаться, травлю воздух!

Массивная створка в пол-стены поползла вниз, и из зазора тут же хлынул ослепительный красный свет - сначала всем показалось, что это поток варенья, настолько жирными были лучи. Стоящие возле контейнера предметы коробились от излучения, как и сам ящик, внутри которого, просвечивая стенки, полыхала сфера. Взорвалась бочка с какой-то жижей, вывесив тучу сизого дыма - за неимением воздуха её не вытягивало. Трикси спряталась от потока красноты за массивную балку и одним глазом наблюдала за происходящим - одним, на тот случай если его всё-таки ослепит.

- Всё, нафиг, это без вариантов! - сwыл Котран, - Выбрасываем!

Выбрасывали объединёнными усилиями Самих и погрузочного манипулятора; самозверьки использовали подлапные средства в качестве рычагов, чтобы свалить контейнер набок, и так кувыркая, вытолкать за люк. Конечно проще было бы изменить вектор силы тяжести, если бы кто знал как это сделать.

- Таак! Ещё немного!...

- Эй, пырнитесь! - тявкнула Трикси, прекратив давить рычаг, - Кажется, котелок - того!

Остальные уставились на контейнер, внутри которого пульсирующий огонь постепенно угасал и скоро стал не виден сквозь стенки.

- А, испугался?! - хмыкнул Бронеслав.

Кот поспешно закрыл люк, потому как красное излучение тоже не подарок - весь трюм слегка дымился, и судя по дозиметру - ещё и прилично фонил после такого загара. Контейнер с Вещью - тяжёлый металлический ящик с усиленными гранями - выглядел как гнилая коробка, весь покоробленный и оплавившийся. Фигня навроде пепла падала с потолка и стен, она же соответственно была на полу. Однако Трикси волновало не это, а явственное ощущение неких изменений; даже в герметичном скафе лиса поняла, что случилось событие. Напрягало только то, что она не знала, какое именно. Вдобавок было трудно состредоточиться, потому как пробивало на хаха - кавий едва уместился в скаф и его щёки были размазаны по стеклу шлема, занимая весь объём оного.

- Эй, что за напух?! - процокнулось в радиоэфире, - Лажа на подотчётной территории!

Как следовало из этого, грызей расклинило - а раз так, то очевидно и излучение пропало. Правда, как быстро выяснилось, это не принесло облегчения.

- Не могу определить, где мы находимся! - огорошил один из машинистов.

- Как где, на корабле! - твёрдо заявил кавий.

- Спасибо... Имелось вслуху, где корабль. Вот, слухни.

Экран забортного вида показывал вместо звёздной панорамы какую-ту откровенную жажу - длиннющий тоннель из тускло светящихся сине-зелёным колец, уходящий в непросматриваемый туман, и какие-то ажурные структуры в пространстве вокруг, в форме объёмных шестиугольников, состоящих из светящихся граней.

- Я хочу развидеть это, - честно сwыл горностай, зажмуриваясь.

Примерно такие же мысли появились у остальных, потому как наморду была неведомая фигня - десять минут назад корабль был в нормальном космосе, и вдруг попал прямиком в жажу! Грызи сидели с прижатыми ушами и барабанили по клавам, пытаясь приоткрыть цену перьев.

- Искусственное сооружение, - сделал заключение Котран, осмотревшись, - Правда судя по всему, невообразимых размеров и совершенно неизвестных свойств.

- И на редкость пустое, - добавил Бро.

- Может, это что-то вроде трюма или ангара...

- Или просто наши анализаторы не видят большей части того, что сдесь есть, - поёжился горностай.

В этом он был весьма прав, потому как вскорости на экранах можно было пронаблюдать, как в трюме медленно баражирует нечто студенистое, напоминающее медузу с короткими щупальцами. Глюконатный объект вертелся вокруг контейнера, в то время как рядом появились другие - они именно появлялись, материализуясь из пространства за доли секунды.

- Так, значит, это огромный корабль разумных медуз? - попыталась сгрести всё в кучу лиса.

- Не думаю, что так прямолинейно, - поправил кот, - Следуя логике, скорее всего медузы это автоматы.

- Хорошо хоть не пулемёты, - нервно хихикнул Бро.

Нервность ощущали и остальные, потому как было ясно - если медузы плавают внизу, то скоро будут и наверху. Судя по их поведению, Котран был прав - штуковины словно изучали предметы, и некоторые обволакивали своей оболочкой, после чего те исчезали - вероятнее всего, это был сдешний способ транспортировки.

- Колотить! - клацнул челюстью Серкамон, - Грызо, вы можете их как-нибудь заблокировать?

- Как их заблокировать, если неизвестно что это такое? Да и в любом случае, их поддерживают полями невгрызенной мощности.

- Ладно, тогда остаётся методом научного тычка...

Метод особых результатов, если не сказать больше, не принёс. Не дожидаясь пока медузы доберутся до рубки, самозверьки сами добрались до них и для начала покидались предметами, а потом и попытались трогать лапами. Толку от этого было нисколько - медузы явно были невещественны и состояли гусак знает из чего, так что с тем с чем они не хотели пересекаться - они не пересекались, проходя как сквозь пустое место. Это, ясное дело, несколько настораживало.

- Несколько?! - фыркнул кот, - Много как сколько! Вообще непонятно, почему тогда от них отражается свет?

- Кажется, это не самая значительная задачка, - хмыкнула Трикси.

Все поприжали уши, соображая, что самая значительная задачка - это хоть когда-нибудь выбраться из неведомой фигни, в которую они разом угодили.

- Вообще думается, всё должно быть в пух, - неожиданно цокнул грызь.

- Ты цокнул неожиданно, - заметил Котран, - Отчего такие выводы?

- Оттого, что наморду признаки разумной деятельности, причём на уровне значительно выше нашего. Это подразумевает, что и то самое на П. у этих существ должно быть развито достаточно, чтобы нам ничего не бояться.

- По-моему, вы и так нишиша не боитесь, - хихикнула лиса, которая знала это наверняка, по наблюдению за организмами.

- Даже если так, должно было случиться что-то резкое, чтобы мы попали сюда, - сwыл кот, - Кстати, слышите?

-...ышите...ышыте... - донеслось эхом по wытьевому эфиру.

- Прощупывают, - поёжилась Трикси, сильно вспушившись.

- Нну да, - хмыкнул Котран, - Не думаю, что эта штука не сможет подобрать код, так что придётся считать, что все наши мысли оно знает.

- Хватит вызывать страшные ассоциации! Оно, брр...

- Если строго, то мы тоже - оно.

- Вещество?

Философичные растечения продолжались довольно долго, потому как медузы явно никуда не спешили и плавали по кораблю, как по аквариуму, периодически начиная крутиться вокруг предметов и лапать их призрачными щупальцами. Если для Самих время не имело значения, то для грызей имело - сидеть особо долго в замкнутом пространстве им давалось непросто, тем более что они и не собирались, а собирались вывалить на планету в месте назначения и зарыться в ближайший лесок. Окружающее же, похожее на ранние версии виртуальной реальности, на лесок не тянуло. Вообще это напрягало, потому как чувствовалось какое-то движение, а увидеть ничего нельзя, потому как движущиеся структуры видимо просто не имели таких параметров, чтобы взаимодействовать со светом. Из всех присутствовавших в математических моделях физики кое-как шарил только кавий, но кое-кака тут явно не хватало; Бронеслав впрочем не сдавался и затребовал себе в усиление вычислительные ресурсы остальных троих, так что их сознания оказались посыпаны опилками из цифр и формул.

Ничего придумать так и не удалось, прежде чем медузы принялись за Самих - сначала прозрачная ерунда загланула горностая, а затем и остальных. Трикси отчётливо ощутила беспокойство, когда пол под ногами повернулся и она оказалась в невесомости, вдобавок в абсолютной темноте, каковой не слыхивала ещё никогда! Пространство было плотное, как шиш знает что, и не давало даже пошевелиться. Лиса понимала, что и мысли текут крайне медленно. Для организма это было изрядной пыткой, потому как и для самолисы отнюдь не явилось развлечением - она существовала, но при этом не могла ничего, даже толком думать! Что уж там, если не получилось определить, сколько времени продолжалась эта жажа.

Однако сколько бы она ни продолжалась, а всё же закончилась, и лиса, помотав головой, обнаружила что находится. И не просто находится, как раньше, а в прозрачном цилиндре примерно по её размеру - после всего вышеупомянутого, даже такой поворот неиллюзорно порадовал. Трикси немедленно увидела всё вокруг - теперь это было помещение, хоть и странноватое, но всё же помещение, а не невесть что: странноватым было то, что стены были скошены в одну сторону, вырисовывая в итоге ромб, одной из гранью которого являлся пол. Судя по всему, предметы предназначались для аналитической деятельности, как заключила лиса, и таким образом комнатушка тянула на лабораторию. Сдесь она увидела нечто движущееся и материальное, так что прилипла к стеклу цилиндра - это, тявкнула она себе, наверняка должны быть неведомые эт-самые.

Неведомый эт-самый походил на стальную личинку колорадского жука размером с лошадь, только по всей вероятности, толщенная туша, покрытая металлическими и пластиковыми панелями, содержала не кишечник, а мозг. Цокая острыми мелкими ножками по полу, насекомое семенило вдоль приборов, выполняя непонятные непосвящённому уху пассы. Ну, видок и них тот ещё, подумала Трикси, хотя вероятно и для них пушистая лиса выглядит не особо привлекательно. И похоже, что это механизм... да я просто гений наблюдательности, хмыкнула Сама. Вот будет смех, если это само-жук! Что бы я сделала на его месте, думала лиса... ну покраситься под хохлому это ладно... конечно, попытаться наладить контакт с образцом. Ввиду этих размышлений она наподдала по стенке и тявкнула

- Эй ты, жирное бестолковое насекомое! Долго будешь растрясать своё гузло?!

Вопреки предположениям, насекомое отреагировало незамедлительно; более того, из-за кущ аппаратуры появились ещё два жука, и смешно переваливая толстые бока, подползли к цилиндру, уставившись на него каждый дюжиной мелких глазков на треугольной башке. Трикси слегка поёжилась и порадовалась, что между ней и этим террариумом есть стекло. В первую очередь она уловила радиосигналы, издаваемые жуками - видимо, они пытались wыть, но только повторяли обрывки записанных передач. Значит, расшифровка вам даётся не так уж просто, мысленно строллемордила лиса. По крайней мере, аудио они уже должны были освоить.

- Вы уже освоили аудио? - осведомилась непосредственно у насекомых Трикси.

Жуки, как показалось, переглянулись - конечно не так как это сделали бы организмы, но самолиса явственно чувствовала, почём перья.

- Да, мы уже полностью! - прозвучал синтезированный голос, - Освоили! Аудио!

- Рада, что вы полностью, - фыркнула трёххвостая, - А теперь не расскажите ли, какого хрена?

Жуки стали усиленно думать и быстро, за пару секунд, вычислили при чём тут овощ, который хрен, и всё остальное.

- Вы образец. Ваша комбинация вещества представляет ценность. Мы вас изучать.

- Мы это кто? - уточнила трёххвостая, метя этими самыми хвостами по стеклу.

- Мы сервуки, - пробрякали сервуки, - Мы служить крысалам. Мы вас изучать.

Из не особо связного повествования жуков Трикси составила мнение, что сервуки - это не саможуки, а скорее сложные роботы, большей частью биологические, а настоящие корольки УГ - те самые крысалы. Лиса не была бы лисой, если бы начала говорить металлическим жукам, что негоже пихать кого-либо в колбы для изучения.

- Вы собираетесь нас вернуть на своё место? - спросила она вместо этого.

- Нет.

Шишово, подумала Трикси, выбраться отсюда своими силами шанс крайне мал. Лиса попыталась сwыть, но конечно эфир был заблокирован наглухо. Значит, надо подумать головой, тявкнула себе трёххвостая, и приступила к процессу, одновременно продолжая заговаривать жвалы жукам - те, пытаясь изучать комбинацию вещества, слушали во все уши и обеспечивали наличие информационных раздражителей.

- Вы не считаете, что хватать организмы для изучения - это паскудство? - осведомилась лиса, - Тем более с вашими возможностями.

- Дело именно в возможностях, - ответил сервук тупым безэмоциональным голосом, - Крысалы стоят на несоизмеримо более высокой ступени развития, чем все известные вам организмы. Вы для них только комбинация веществ.

- Организмы для них только комбинация? - задумчиво повторила Трикси, - Значит, крысалы наши враги.

- Вы не можете быть врагами крысал. Вы, например, обращаете внимание на муравьёв?

- Само собой, - пожала плечами лиса, - Муравьи это же в пух.

- Вы не можете ставить интересы низших существ выше своих. Это противоречит разуму.

- Наши с муравьями интересы не могут пересекаться, - возразила лиса, - Потому что нам, как вы это называете - высшим, ничего не стоит не затрагивать муравьёв, заботиться о них и помогать развиваться.

Трёххвостая потёрла лапки, потому как жуки явно перекосились, получив удар по мозгам. Недолго же вас хватило изучать комбинацию, хмыкнула она, и добила схемой соединения дружественных и враждебных объектов - той самой, с геометрической прогрессией. В воздухе почувствовалось усиленное жужжание от перегруженных мозгов, после чего один из жуков свалился набок, судорожно дрыгая лапами. Остальные, шарахаясь, отключили слух. И то нитки, потёрла когти лиса.

Корабль крысал, завёрнутый в веретено согнутого пространства, лопатил между звёздами, огибая их, как бегущий кабан деревья. Описать его форму и размеры было невозможно ввиду того, что данные понятия не применялись к подобным объектам. Однако, простыми словами, хрень была вот такенная. В командном центре такенной хрени зижделись на гузлах несколько организмов. Вытянутыми мордами они смахивали на кого-либо с вытянутыми мордами, а шерстяное покрытие походило на шерсть; по меркам земных зверьков крысалы выглядели странновато, походя одновременно на хищных животных и новогодние ёлки, потому как у них весьма ярко светились ушные раковины, глаза и даже носы.

Как это всегда и бывает, внешний вид не мешал крысалам постоянно исполняться чувства собственного веса - причём веса не в физическом плане. Ничем другим нельзя было объяснить, что даже изучение "комбинаций вещества" они поручали сервукам, предпочитая маяться от безделья, только бы не трудиться. Один из крысал, облачённый в разлапистый мундир, обернулся к другому:

- Получены инструкции Не Совсем Самого Главного, капитаниссимус.

- Озвучьте инструкции Не Совсем Самого Главного, Главный помошник капитаниссимуса.

- Инструкции Не Совсем Самого Главного гласят, что в звёздной системе "трефа" нам поручено взять пробы тамошних организмов, после чего стерилизовать систему.

- Понятно, - произнёс капитаниссимус, пялясь отсутствующим взглядом на трёхмерную карту, - Стерилизовать, вот что я люблю.

- Ещё сообщение, - встрял крысал с сиреневым носом, горящим как галогенка, - Восемнадцатый исследовательский модуль сообщает о неполадках. У сервуков логический сбой.

- У сервуков логический сбой, - тупо повторил капитаниссимус, - У сервуков... Как сбой?!

- Они исследовали реакции тех образцов, которые были захвачены возле маяка.

- То есть они услышали от этих образцов что-то страшное? - озадачился крысал, - Вы сообщали, что это всего лишь примитивные машины.

- И тем не менее, факт зафиксирован.

- Гиперотвратительно. Седьмой главный помошник по науке, проверьте лично.

- Слушаюсь-с.

Седьмой главный помошник по науке, получив наущение, мигнул синим светом и телепортировался в означенный отсек, так что лиса имела неудовольствие мордозреть его разукрашенное туловище. Впрочем, неудовольствие было задавлено насмерть научным интересом, потому как трёххвостая сильно подозревала, что наблюдаемое чучело и есть тот самый крысал.

Существо производило впечатление скорее глубоководной рыбы, хотя и смахивало на наземное животное - видимо своей бесформенной иллюминацией. В остальном же туловище не содержало ничего особо странного, разве что пальцы на лапах располагались три против двух. Лиса почувствовала, что её обшаривает пристальный "взгляд" из различных силовых полей, которые прямо-таки взъерошивали шерсть! По крайней мере теперь известно, как чувствует себя атом под электронным микроскопом, подумала трёххвостая.

- Эй ты, бесформенное ракообразное! - тявкнула лиса.

Ракообразное однако реагировало куда меньше металлических жуков, продолжая фокусировать на пробирку с лисой сканирующие поля, и видимо делая определённые выводы. Крысал быстро перешёл к экспериментам, повышая в колбе давление и увеличивая температуру; Трикси решила игнорить эти издёвки, тем более что ей это практически ничего не стоило, а кормить гада научными данными не хотелось.

Спустя пятнадцать минут, если считать по внутрелисовому времени, ходячая гирлянда додумалась до следующих шагов: в помещении отрисовалась из воздуха колба с горностаем. Серкамон вылупился во все глаза и просмотрел всё доступное, после чего помахал лапой лисе. Лиса никак не отреагировала, потому как подозревала, к чему это, и подозревала совершенно верно. Крысал убедился, что изображение колбы попадает в глаза лисы, и сильно поддал температуры.

Горностай сильно забеспокоился, пока не сообразил что это не только бесполезно, но и вредно. Температура росла быстро, так что на туловище вспыхнула шерсть, превратив его в вертикальный факел. Сквозь языки пламени и дым было видно, как плавится металл и разваливается механическая составляющая тушки. Честно сказать, зрелище лису не особенно впечатлило, потому как горел просто механизм, которому откровенно пофигу. Вопросом того, что случается с сознанием, трёххвостая решила не забивать голову. Куда больше её занимал вопрос, как выкрутиться из этого затруднения?...

Бестолковый утилитаризм по отношению к разумным существам лисе был знаком из земной истории - вся эта жажа с нацистской идеологией была ей известна. Удивительно было увидеть это воочию с собой в ролях - от этого лиса испытывала некоторое волнение и ощущала то, что идентифицировалось как "ненависть". Но, ввиду того что цифровой контроль сознания был включён на полную катушку, зачатки ненависти моментально трансформировались в мысли о том, как устранить это унылое гуано.

- Вот зараза, а! - донёсся смысл от звуков, издаваемых крысалом.

Лиса мысленно строллемордила - значит, рассчёт на овощевание оказался верным. Чучело смотрело на трёххвостую уже с откровенной злобой, окрашивая светящиеся уши в красное.

- Ничего, я вам сделаю плохо! - процедил крысал, - Не таких ломали...

- Посмотрим, кому раньше станет плохо, - хмыкнула про себя Трикси.

Трёххвостая, как обычно, чувствовала хвостами. В то время как научный крысал играл в гестапо, гигантский корабль уже приближался к системе - той самой, которая была местом назначения полёта фрегата и где имелась строящаяся колония тИуа. Ни охранные автоматы зеленошёрстых, ни пасшаяся невдалеке Ёлка не заметили его приближения, потому как пока никому не было ведомо, что возможно такое. Унылый в своей пафосности - или пафосный в своей унылости, как посмотреть - капитаниссимус уже высматривал, где захватывать образцы, и скорее всего ему это удалось бы.

Однако "бы" не считается. Выруливая на курс крысальского корабля сзади, в пространстве с гравитационным "рокотом" отрисовался блекло-сиреневый аппарат навроде жирной улитки с крыльями; размер улитки тоже являлся нефиговым и измерялся десятками километров. Если бы такое тело имело нормальное гравитационное поле, оно наверняка перекосило бы орбиты планет в системе.

Дальнейшее происходило на автомате в течение наносекунд. Крысалелёт зафикисровал известную сигнатуру и грохнул назад залпом проникающей радиации, способным сжечь целую планету, а улитка выпустила дюжину снарядов; разойдясь вером, они минули конус излучения и ударили в кокон свёрнутого пространства вокруг крысалелёта. Пространство с треском развернулось, вышвыривая в нормальный космос громадную тушу, теперь напоминавшую кальмара, вяло брылявшего щупальцами. Корабль погибал, поражённый взрывами боеголовок снарядов - щупальца крошились на куски, из "жабр" вырывались густые шлейфы чёрного дыма. Чудище из последних сил пыталось отвернуть от планеты, к которой оно только что приближалось, и в этот момент в хвост ему въехала подбитая улитка, дав достаточного пинка, чтобы обе туши попали в зону неизбежного обрушения на планету...

Крысал видимо решил, что если нельзя испугать лису сожжением других, то можно испугать сожжением самой лисы, и стал прибавлять жару в колбе. От лап явственно пошёл дымок, так что Трикси даже зажмурилась, не к месту вспомнив своё многолисие, Родину, Алису и вообще всё, что было в пух. И всё что было в пух, теперь находилось под явственной угрозой. Трёххвостая оскалилась и открыла глаза, собираясь делать хоть что-нибудь, но ей не пришлось.

Всё пространство словно колыхнуло сильной волной - предметы перекосились, как нарисованные на гнутой плоскости, сначала в одну, потом в другую сторону. Трикси сначала подумала, что это очередная гадость крысала, но поняла что это не так - тот был испуган происходящим несоизмеримо больше, и попытался телепортироваться, но не сумел. Лиса же ощутила, что силовые поля, которыми было напичкано всё вокруг, разом упали - стекло колбы стало просто стеклом, весьма иллюзорной преградой для Самой.

- Вот это мило! - рыкнула лиса, и с размаху зарядила в стенку кулаком.

По толщенному стеклу пошли трещины, с каждым ударом всё расползавшиеся дальше и дальше. Вот тебе два, тявкнула себе лиса, и наддала от души. Колба развалилась на несколько больших кусманов, как стеклянная банка, и трёххвостая оказалась снаружи. С быстродействием у крысала было туго, потому как прежде чем он сумел что-либо сообразить, лиса уже увидела подходящую трубу в зоне досягаемости, выворотила её и состыковала с рассвеченной морденью крысала. В воздух выбилось облачко шерстяных клочьев, похожих на перья, а организм с выкаченными глазами и свёрнутой челюстью грохнулся на пол. Зашибла чтоли, подумала лиса, но не испытала по этому поводу никакого сожаления, учитывая всё произошедшее.

В помещении быстро исчезала сила тяжести, так что предметы начали вывешиваться в воздух и всё превращалось в аквариум с взболтанной водой. Сервуки, пытавшиеся добраться до лисы, теперь беспомощно вращались возле пола, потому как их моторика не позволяла извернуться должным образом. На потолке погасли светильники, оставляя отсек в полутьме - светились десятки всевозможных приборов и отдельные части валяющегося крысала, так что видеть можно. Соображая что жуки могут всё-таки справиться с ситуацией и реализовать численное преимущество, Трикси быстро прикинула обстановку и приступила к действиям, заняв прочную позицию у прикрученной к полу стойки; используя подлапные предметы как кий, она швыряла их в жуков и отправляла дрейфовать вон из отсека - зацепиться тем было не за что, так что металлические насекомые только скребли лапками по полу и вероятно, генерировали ругательства в цифровой форме.

Маневр был удачен, потому как вскорости навалилось сильное ускорение - все незакреплённые предметы полетели на стену, а жуки - вдоль по длинному корридору, ставшему шахтой. Вокруг творился изряднейший бардак, и только самолиса могла не потерять ориентацию и здраво рассуждать, что делать дальше. Трёххвостая подбежала к тому месту, где находилась колба со сгоревшим горностаем, и не обнаружила её, что внушило оптимизм. Лиса смутно подозревала, что крысал мог имитировать сожжение, чтобы не уничтожать образцы, и теперь это подтверждалось чуть более чем полностью. Трикси на полную катушку задействовала wой-передатчик, посылая импульсы полной мощности в разные стороны - и скоро это возымело действие в виде ответа.

- Трикс, я на соседнем этаже, - сwыл Котран, - Судя по всему, остальные - также по одному на этаж выше... ну всмысле для понятности сwыл, что выше.

- А что происходит вообще? - осведомилась лиса.

- События. В любом случае, надо действовать!

- Постараемся вернуться к сквирячьему кораблю и свалим?

- Примерно так. Только не забывай, что приоритет - спасению организмов, у них Ряда нету.

- Да, точно, - тявкнула Трикси, - Шишово только, что организмы видимо в других отсеках.

- Ничего, прорвёмся.

Лиса начала прорываться, краем уха услышав знакомое "бвааа" от щачельного луча - эхо слышалось даже через переборки! Бронеслав явно оказался на свободе и теперь вовсю пользовался, что в пух. Быстрое соображение помогло Трикси успеть подумать, что вероятно возможностей вернуться на корабль не будет, а следовательно стоит разжиться. Пожалуй наиболее интересное, что было в доступности для лап - это тушка крысала, которая явно была дохлая и переставала светиться. Дохлой тушке явно пофигу, рассудила лиса, а живым тушкам она может пригодиться, да и вообще - причём "вообще" тут относилось к воспоминаниям о сожжении.

Ввиду этих раздумий, длившихся три сотых секунды, трёххвостая без церемоний открутила от крысала башку - организм не мог бы справиться с такой задачей быстро, а Сама зажала эмоции в глухую и смогла. Это было весьма кстати, потому как события не стояли на месте. Одна из стен разошлась по швам, и оттуда начала быстро напирать какая-то жирная бурая масса, ни на что не похожая. На поверхности жижи в разных местах то и дело открывались и захлопывались отверстия, напоминавшие перекошенные щачла.

Трикси не собиралась ждать прихода биомассы к себе под нос, а стреканула к корридору, который теперь был шахтой, и шустро полезла по дырчатым панелям на бывшем полу. В ближайшем месте лиса выдернула кусок провода и примотала за плечи лут - башку, и оружие - всё тот же кусок трубы, каковым лут и был добыт. Сверху из прохода высунулся сервук и талантливо сыграл в капитана очевидность: "Зафиксирован ущерб". Причём, ввиду того что направление ускорения опять поменялось, жук полетел в шахту мимо лисы, и ей было слышно "ущеееееерб...".

На пределе возможностей даже своих усиленных лап лиса превалилась на какую-то конструкцию, чтобы не последовать за насекомым, и крепко держалась. Судя по ударам, вибрации и резкому увеличению ускорения, корабль впахал в планету - хотя, ввиду его размеров, это скорее выглядело как столкновение двух сопоставимых объектов. Те части крысалелёта, что первыми врезались в камень, крошились и разлетались, но одновременно тормозили всё остальное.

Сами, с выпученными глазами бегавшие по корридорам, не могли этого видеть, но в небольшую планетку светло-бурого цвета теперь воткнулся "кальмар" высотой около тысячи километров, своротив литосферные плиты и перекосив весь шарик, как мяч. Длинные и прочные отростки на его передней части настолько глубоко вошли в породу, что крысалелёт застрял основательно. Вдобавок к этому, рядом с ним "приземлилась" сиреневая улитка, выбив кратер размером с Европу и закопавшись в толщу планеты на две трети. Исследовательские партии, тусовавшиеся на шарике, едва успели унести хвосты - потому как ничего целого на поверхности после такого катаклизма остаться не могло.

Поверхность была превращена в каменное крошево, а атмосфера - в паро-пылевой кисель. От гигантской торчащей дурынды постоянно отламывались куски и падали вниз, дополняя беспредел; наворачиваясь с большой высоты, они как следует разгонялись, так что вокруг "торчка" образовалось огненное кольцо, в котором постоянно кипели пузыри новых взрывов.

Высокие фигуры в скафах выделялись на фоне закатного неба; от каждой по плоской каменной равнине протягивалась длиннющая тень. Самая жирная принадлежала челноку, усадившему бока на грунт. Рядом раскинулся небольшой лагерь из герметизированных вагончиков и тентов, под которыми прятали оборудование от пылевых бурь.

Хрустя камешками под подошвами, тиуа откочевал на несколько шагов в сторону и снова взялся за свою минералогию, намереваясь вытряхнуть из камушков информацию об изменении магнитного поля планеты за всю её историю - что было надо для рассчётов по стабильности всей системы. Пушистая зелёная морда, видная через запылённое стекло шлема, довольно прищуривалась и наверняка прицокивала, потому как увидеть такие картины собственными яблоками - это в пух. Небо наверху было чёрным, а ближе к горизонту - малиново-красным, и сквозь него просвечивали звёзды.

Внезапность пришла внезапно: мощная волна всколыхнула атмосферу и грунт, так что зверьки присели, чтобы не упасть, челнок аж подбросило, а многие стопки ящиков таки повалились.

- Это что за ерундистика!? Землетрясение??

- Не похоже ни разу! - ответственно цокнул спец по тектонике.

- Землетрясение?... А может что-то другое?...

- Да, что-то другое. Азимут сто.

Дюжина носов повернулась на азимут сто и две дюжины глазных яблок округлились. Сквозь закатную дымку атмосферы было видно громадную конструкцию сложной формы, закрывающую звёзды. Ерундовина медленно надвигалась на планету - всмысле это так было видно, что медленно, но сведущие в астрономии тиуа тут же сообразили, каковы размеры объекта и с какой скоростью он движется. И само собой это им не понравилось.

- Всем в челнок бегом!! Запускай!!

- Не могу без прогрева, - ответил пилот, - Мне нужно две минуты на прогрев!

- У тебя нет и одной! - просветил командир, глядючи из открытого люка на небо, - Механик?

- Что? - пожал плечами механик, - Можно на стартере попробовать.

- Если я буду взлетать на стартере, он испортится! - возмутился пилот.

- А если не будешь, испортимся мы.

Пока происходила эта полемика, космонавты уже запрыгнули в челнок и люки захлопнулись. Пилоту пришлось выключить автоматику и увеличить тягу прямо с работающим стартером; так как мощей там было немало, аппарат поднялся на воздушной подушке и пошёл с увеличивающейся скоростью, поднимая шлейф жирной пыли. Двигатели начали прокашливаться, рывками поддавая газу.

- Внимание! - затрещало из радио, - Всем наземным партиям, тревога красного уровня, немедленно покинуть планету! Повторяю...

В связи с наличием глаз повторять не требовалось - исследователи не желали проверять, что будет, а смотали удочки. Челнок уже поднялся в воздух и шёл с сильно сверхзвуковой скоростью, когда сзади "кальмар" ударил в поверхность планеты; гигантская волна пыли и обломков поднялась стеной в несколько километров, стремительно надвигаясь. Только благодаря авральному запуску челнок успел выйти из атмосферы до того, как по ней прокатилась ударная волна. Изрядно прибалдевшие зеленошёрстые вытаращившись наблюдали в иллюминаторы за той ерундой, в которую на их глазах превратилась самая обычная планетка.

- Эээ... - нарушил тишину один из геологов, - Я это... Ножик забыл, может вернёмся?

- Что это за такое вообще?! - вопросил другой тиуа, - Это игрушка рыжих грызунов или этих, как их, шаданакарских?

- Не похоже ни на одно из, - хмуро сообщил командир, - Невероятно повезло, что она не в альфа планету въехала! Нужно выяснить обстановку...

Обстановка внутрях крысалелёта оставляла желать лучшего - получив по жизненным центрам, биомеханизм сдох и теперь разваливался в различной степени в зависимости от частей. Давление воздуха неукоснимо падало, и по направлению сквозняка можно было определить, в какую сторону поверхность корабля. По громадным корридорам, напоминавшим одновременно кишечник и античный храм, летал хлам и ошмётки, искрили разряды на повреждённых силовых линиях и то и дело показывалась щачломасса, текущая как масло из разбитого движка. Продравшись через завал, Трикси наконец добралась до поворота на этаж и сдесь узрела остальных Самих, чему немало порадовалась.

- А я уж думала, вас спалили! - тявкнула лиса.

- Мы тоже так думали, - хмыкнул Бронеслав, пуская небольшой лучик из угла пасти.

- А это ЧТО?! - уставился на оторванную голову за спиной лисы Серкамон.

- Оторванная голова, - точно ответила та, - Если я правильно поняла, ранее она принадлежала одному из организмов, чьих лап всё это дело.

- Это пугает, - согласился Котран, - Всмысле пугает, а если ты неправильно поняла?... Впрочем, у нас есть более насущные вопросы.

- Раньше - яйцо! - безаппеляционно заявил кавий.

- Мы знаем что сдесь ещё как минимум два организма, - продолжал кот, - Плюс у нас была задача довезти до места объект.

- Думаю, башка лучше объекта, - заметила лиса, - Но сначала грызей. Дыых, нельзя использовать wой!

- Можно, я запомнил частоты их коммуняков, - просветил Котран, - Если их конечно не конфисковали. Просто брать будет недалеко, вот в чём заковыка.

- Да, заковыка! - поёжился горностай, - Тут становится открытокосмично!

- Тут станет вообще открытокосмично. Да, шишово... Думаю что скафов тут не найти. По идее туловища должны не пострадать от отсутствия воздуха, а остаточного теплового излучения, чтобы не замёрзнуть, тут пока навалом.

- Это-то да, - хмыкнул Бро, - Но это очень здоровая посуда, а они по ней перемещались видимо телепортацией. Так что ходить тут можно очень долго.

- Ты спешишь? - пожала плечами Трикси.

Никто не спешил, так что четверо двинулись в произвольно выбранном направлении, пользуясь малой силой тяжести, установившейся по отсекам - так перелезать постоянные завалы было куда сподлапнее. Бронеслав, у которого был встроен трансформатор, зажевал пастью оборванный кабель и зарядил батареи свои, а заодно и сотрапов.

- Теперь будешь знать! - тявкнула на голову крысала Трикси.

Поспорить было трудно, потому как вокруг царил идеальный дестрой - казалось, покорёжено в той или иной степени ровным счётом всё! Даже панели пола и стен были перекошены и избиты, словно каждую обработали вандалы. Где-то недалеко в провале глухо ревела щачломасса, натёкшая в яму; разреженный воздух уже едва доносил звуки, так что предстояло включать активные ощущала.

- Как-то не нравятся мне эти ребята, - сwыл Бронеслав, кивнув на башку.

- А так? - лиса лапой раздвинула пасть крысала в подобие улыбки.

- Да, так горааздо лучше!... Ты понимаешь, что мне не нравится - ездят тут на своих подпространственных тракторах, как по своему огороду. Образцы, гусака им в почку, собирают!

- Нутк и получили, - столлемордил горностай, показывая вокруг, - Может, это кто из наших вмазал?

- Сомневаюсь, - хмыкнул кот, - Эту ерунду сканеры фрега даже не видели, а размер у неё огоговский, так что тут наморду какие-то неведомые физические явления.

- Отчего тогда? - резонно поинтересовался Серкамон.

- Может ничего и нет, а они нас опять троллят, как с сожжением. Честно сказать не верится, чтобы такая конструкция враз превратилась в свалку, при этом не разлетевшись на атомы.

Однако пока что пришлось считать, что превратилась, так как свалка была наморду. Сами двигались в боевом построении, на всякий случай вооружившись обломками железок и прикрывая движение щачломётом, встроенным в кавия. Сервуки, которых и опасались более всего, однако попадались только в дохлом виде - судя по расколбашенности, у них как раз корпус был герметичный, и снижение давления подействовало не лучшим образом: жуков раздувало в два раза, совершенно выводя из строя. Теперь переговариваться можно было только wытьём, потому как заметного воздуха не осталось. Если бы вокруг был открытый космос, это было бы чревато быстрым замерзанием из-за теплового излучения тушек, от которого никак не избавиться - но рядом была большая нагретая масса, что спасало.

Четвёрка самозверьков двигалась по отсекам - то довольно узким, то безумных размеров - и везде видела сплошную неведомую фигню! Помимо уже виданной щачломассы, наблюдались какие-то полупрозрачные хрени, нитевидные штуки и ни на что не похожие ерундовины. В одном из круглых помещений, которое кое-как походило на жилое, был обнаружен ещё один крысал. Туловище плавало в бассейне, из которого быстро испарялись остатки воды - видимо, скафы тут считались явлением богомерзким, потому как он не то что не успел воспользоваться, а просто и не пытался. Трикси с сожалением поглядела на коллекцию корраловидных штуковин в вазах, и наломала кусочков для эт-самого; Серкамон был менее осторожен и тронул один из сосудов, который тут же взорвался от внутреннего давления, а осколки сдетонировали все остальные, устроив серию стеклянных хлопушек.

- Если рассуждать, - рассуждал Котран, ходя туда-сюда и хрустя стеклом под ногами, - То как мы наблюдаем, на огромной посудине этих пижонов немного. Логично предположить, что у каждого постоянно должен быть доступ к управлению - по крайней мере, я бы так сделал. Вопрос - где этот доступ?

- Не знаю, вот заступ, - предложил Бронеслав, показывая нечто, похожее на заступ - тобишь, лопату.

Кот обвёл взглядом комнату, напоминавшую зал кунсткамеры, поёжился и отмёл идею искать доступ.

Судя по статистике шагов, прошли они уже в общей сложности сто сорок километров, а конца и края не предвиделось. Был обнаружен огромный ледник, заполняющий отсеки - видимо вода или газы начали замерзать, намораживая шубу. Но что более шишово, толщенные стенки сами по себе глушили сигналы wытьевого передатчика, и достучаться до кого-либо так и не удавалось. Сами конечно не нуждались в пище и отдыхе, а заряда батарей им хватило бы на много месяцев, но всё-таки нужно как-то выбираться! Вдобавок крысалелёт то и дело начинало трясти, потому как положение воткнутой в планету дубины было весьма нестабильное.

По мере похода по остывающим отсекам Трикси совершенно внезапно почувствовала нечто и уставилась в том направлении, в каком подсказывали хвосты. Глаза, принимавшие широкий спектр излучения, ровным счётом ничего не видели и казалось, что длинный широченный туннель со скошенными стенами пуст, как и всё остальное. Лиса быстро разобралась, что едва заметные вибрации доходят через пол и принимаются лапами - а ввиду точной обработки сигналов, имелся и пеленг, и дальность.

- Да что там, что? - подпрыгивал горностай.

- Тссс... Сто сорок метров вон туда, за балками, - шёпотом сwыла Трикси, прячась за баррикаду.

- Пока ничего не вижу, - сообщил Котран, напрягая зрение.

- И всё-таки оно там, точно чувствую.

Лиса не ошиблась, и вскорости все в этом убедились - из-за груды искорёженных балок появилась призрачная фигура, светящаяся зеленовато-синим, и размашистым шагом протопала - если так можно сказать - в ближайший корридор. Призрак был еле виден, но в его очертаниях без трудища угадывался крысал. Трёххвостая хлопнула лапой по морде, как впрочем и остальные: новость о том, что невещественные структуры типа медуз-зондов не распались, оказалась весьма непопулярной. Кавий и кот предположили, что медузы поддерживались полями крысалелёта, но по крайней мере это не катило в отношении крысала.

- Странно, - почесал щёку Бро.

- Странно, что на нас ноль внимания! - фыркнул Котран, - Может, это просто фантом, ну без физухи?...

Из корридора донёслась сильная вибрация, соответствовавшая грохоту. Слегка высунувшись из-за угла, кот убедился что физуха у фантома присутствует - тот кантовал какие-то предметы массой тонн в двести и ломал стенки.

- Шишово.

- По крайней мере пока оно занято ремонтом или ещё чем, - заметила лиса, - И вполне можно вылинять.

Предложение встретило горячую поддержку - стараясь не топать, Сами с максимальной скоростью побежали подальше от буйного стекольщика.

Бег в течении ещё нескольких часов наконец принёс результат - Бронеслав уловил слабые сигналы, и двигаясь на них, компания вышла в зону уверенного приёма. Выяснилось, что это разведгруппа зеленошёрстых тиуа, которые были мягко сказать заинтригованы, что за жажа разворотила планету, и собирались это досконально выяснить. Поскольку зелёные уже полезли, присутствовавшие рыжие слушали издалека, ограничившись посылкой партии рабочих автоматов; железки были весьма кстати, чтобы быстро прошарить огромные по объёму отсеки. Самим же пришлось копаться во всех четырёх головах, отыскивая архивированный кодек для расшифровки языка. После этого появилась возможность передать все известные факты, в том числе о фантомах с физухой, и принять данные об обстановке.

- Ничевыще себее... - клацнула челюстью лиса, увидев забортную картину, которую снимала камера с челнока тиуа.

В одну сторону простиралась громадная колонна крысалелёта, изгибавшаяся как чихающее щачло, и упиралась она в планету, которая вся была покрыта облаком пыли, местами светящейся от высокой температуры; в пространстве вокруг пролетали обломки как сооружения, так и небесного телоида. Слегка видная через облачную завесу, в боку планеты виднелась зарывшаяся в породу "улитка".

- Мы обнаружили две морды сквиров, - прицокивал тиуа, - Сейчас эвакуируем. Но корабль так и не нашли.

- Кажется, надо найти, воизбежание, - ответил Котран, - Мы в общем-то тут толочься можем долго... Как думаешь, эта коряга не навернётся?

- Гарантировать не могу ни разу, потому как не знаю даже что это за коряга.

- Начхать. Правда, хотелось бы ускорить.

- Могу выделить роботов под управление.

Под управление были выделены два десятка левитирующих тумбочек с манипуляторами, каждая из которых к тому же несла по шесть "яблок"; машинерия была незамедлительно задействована для рассредоточения по объёму и прочёсывания оного. Рассвечивая темноту конусами синей плазмы, аппаратишки как пчёлы сновали по переходам и помещениям, постоянно пырючись. Расширение поля слуха немедленно привело к тому, что были снова обнаружены призрачные крысалы - по крайней мере две единицы. Даже Самим было весьма странно смотреть на эти штуки, которые были внешне похожи на организмы, но даже не состояли из вещества. Трикси так откровенно передёрнуло, хотя в фантомах не было ничего особо страшного на вид. Коту же не потребовалось много времени, чтобы понять к чему это:

- Так, позырьте-ка, они движутся.

- Наша благодарность, кэп, - фыркнул Бро.

Котран сwыл изображением трёхмерной схемы крысалелёта и прочертил траектории движения фантомов. Линии пересеклись в одной точке.

- Доступно? - хмыкнул кот, отправляя роботов в указанное место.

- Не совсем, - сwыла лиса, - Думаешь, они что-то умыслили?

- Я уверен, что если они движутся в одну точку через двадцать километров расстояния, то обязательно что-то да умыслили, даже если это харакири.

- Хара чего?

- Кири. Но логичнее предположить, что там либо их эвакуационное средство, либо...

- Не их средство? А грызье?

- Именно.

Как показала дальнейшая практика, всё было сделано правильно: посланные вперёд яблоки обнаружили сквирячий фрег в целости и сохранности как раз в том месте, куда двигались привидения. Сами и так шли туда, а уж теперь поднажали, перейдя на бег сломя голову - крысалы шли медленно и издали, зато прямиком через все стенки, так что стоило постараться. Экспериментировать с тем, что они будут делать с фрегом, никто не собирался.

- Црик! - wыл на бегу кот, - Передайте этим жирнохвостым, чтобы попробовали пробить сигналом до фрега!

- Они пробовали, - ответил Црик, - Корпус объекта даёт адовы искажения, так что толку никакого. Берёт только через цепочку ретрансляции и тонкие переборки.

- Тогда пусть сольют программу на запуск и вылет, у нас нет времени разбираться с этой калошей.

- Сейчас попробуем...

Попытка была вполне успешной - десятки яблок, разбросанные по отсекам, эстафетой передавали сигнал и обеспечивали связь. Трикси и Серкамон сосредоточились на наблюдении за объёмами, прилегающими к цели, чтобы там не появилось очередное прозрачное чучело или ещё что похуже, кот усиленно думал про корабль, а Бронеслав при этом координировал бег тушек, чтобы те не врезались в стены. Вскорости это отпало - группу догнала одна из роботумб, и Сами повисли на ней, уворачиваясь от выхлопа - так было быстрее, чем своими лапчонками. Любой кто увидел бы такую кавалькаду, летящую по тёмным корридорам, получил бы немало кирпичей - но видеть было некому.

- Как там, не спите? - осведомился Котран.

- Дремлем, - ответила лиса, - Подотчётная территория свободна, чучело движется с прежней скоростью и будет на месте через двадцать минут.

- Мы будем через три, - просветил кавий, - Управимся за?

- Вот и проверим.

Один из пушных лисьих хвостов и горностаевый тоже всё-таки слегка пообпалились по дороге, но на это не обращали внимания. Влетев на тумбе в помещение, четверо сразу увидели фрег, окружённый кучей какой-то трухи препротивного вида - выглядело это как старые потроха, да и судя по молекулам, пахло так же. Не задерживаясь, Сами принялись разгребать мусор возле люка собственными лапами, да ещё и пользуясь помощью атомата, так что скоро проникли внутрь.

Как показалось, исследователи без головы не успели сдесь нагадить - всё было на своих местах, даже рыбки в банке, зажатые защитой. Трикси срочно уселась и ещё пристальнее стала следить за подходами, в то время как кот сливал полученную прогу в бортовые арифмометры. Те оживлённо запищали и загудели, что свидетельствовало о правильности дороги. Даже лисе показалось, что время тянется, как резина - хотя ясное дело, всё происходило с обычной скоростью. На мониторах было видно, что крысалы ходу не прибавили - или не знали о событии, или не могли прибавить, потому как перемещались они странным скользящим образом.

- Так, поднимаемся! - сообщил наконец кот.

Для надёжности он просто положил перед собой клавиатуру и двигал посудину кнопками, чтобы избежать всяких двучтений лучевой связи. Фрег, освещая огромную "пещеру" с кривыми стенами, поднялся над полом, раскачиваясь из стороны в сторону; внизу вспыхнул мусор.

- Нашиш... - цокнул Котран, глядючи на монолитные стенки с узкими проходами, - Ладно...

Путём нехитрых манипуляций он переключил двигатели в режим пушек и теперь из обоих вперёд по ходу движения били конусы испепеляющего излучения. Вдали стенка начала подгорать и плавиться, а вблизи её резало, как масло. Кот несклько раз прокрутил корабль вокруг оси, вырезая круглый проход, и обломки обрушились, освободив дыру.

- Они нервничают! - сообщила Трикси, - Явно соображают, что их лодочка уплывает.

- Ничего, теперь пусть пробанут догнать.

Не усиленный полями материал был поддатлив, и радиационные резаки фрега кромсали его с лёгкостью; корабль за пять минут проделал многокилометровый туннель сквозь крысалелёт и вырвался в пространство, оставив за собой шлейф выброшенных обломков обшивки.

- УИ! - громко сwыл Серкамон, подпрыгнув до потолка.

- Не говори цок пока не пере-рыгнул! - хором ответили остальные.

Тут они оказались правы как никогда, потому как хоть фрег и отмахал десятки тысяч километров, движение его стало замедляться, словно что-то тащило обратно. Будь пространство чистым, сложно было бы догадаться, но облачко осколков, летящих примерно паралельно, показывало картину: ровный след начал скручиваться, как отпущенная без натяжения нитка.

- Похоже на кривулю пространства! - скепствовал Бронеслав.

Это и была она самая, потому как спустя секунду быстро двигающийся вдали от крысалелёта корабль моментально оказался рядом с ним и впечатался в корпус. Хотя материал легко поддался, попытки дать задний или передний ход успеха не принесли - посудину что-то накрепко держало.

- Наморду попытка зОхвата! - сwыл Котран, - Поскольку не вижу как помешать, считаю что надо того.

- Согласна, - кивнула лиса, - Того, и валим.

- Куда - валим? - икнул горностай.

- Подальше отсюда, - пояснил кот, возясь с оборудованием, - Под "того" мы подразумевали вывести корабль из строя, и чем сильнее тем лучше. А нас зелёные подберут.

- Вон ботинки с липучками, - показал Бро, - Иначе по стенке не побегаешь.

Спорить никто не собирался, так что на лапы были нацеплены ботинки для наружних работ; имелись и скафы, но напяливать их времени не было. Через открытый люк четверо выпрыгнули наружу и отбежали слегка по шероховатой, в мелкий пупырь поверхности. Вокруг мерцали звёзды и несло мягко сказать свежестью, так что шерсть тут же начала оледеневать на концах. В одну сторону вдоль стены крысалелёта багрово светилось марево на бывшей планете, моргая сполохами огня.

- Так, азимут сам видишь, лучом! - дал стандартную отмашку кот.

Кавий перешёл в САУ-режим, вспушился и исторгнул из пасти луч, прошедший в открытый люк и попавший точно по аппаратным стойкам в дальнем конце отсека. Внутри громыхнуло, корабль заполнился густым дымом, который медленно стал клубиться наружу.

- Будем надеяться, этого хватит, - сwыл Котран, - Внимание, группа "Ц"!

- Да, в чём дело? - откликнулся тиуа, - У вас проблемы?

- Есть слегка. Корабль разбит, запрашиваю эвакуацию.

- Корабль, пххх, что??... Ладно, понял, беру пеленг. Ждите.

- Если можно то не особо долго, а то мы проморозимся.

Космический морозец, который враз выпилил бы дух из любого известного организма, Самих только пощипывал, не доставляя критичных неудобств. К тому же стало легко думать - радиаторы охлаждались моментально, но это у кого они были вынесены наружу. Самокоту, который раньше продувал через себя воздух, наоборот приходилось туже из-за отсутствия этого воздуха; благо, находясь на расстоянии близкого wоя, четверо могли обмениваться пакетами данных настолько быстро, что остальные могли подробно обдумать мысль, пришедшую под уши одного.

Прозрачные крысалы появились неожиданно, как выросли из поверхности. Слабо фосфорецирующие фигуры словно состояли из нитей противненького оттенка, напоминавших окрашенные бациллы под микроскопом. Не обращая никакого внимания на Самих, чучела проследовали к кораблю и прошли сквозь его стенки.

- По крайней мере они вот так не агрессивные, и то хлебец, - хмыкнул Серкамон.

- Ага, - буркнул кот, - Шишово только то, что у нас пропала внешняя связь.

В черноте пространства среди россыпей звёзд мерцали несколько габаритных огней челнока, который маневрировал над поверхностью крысалелёта, но никак не приближался. Стало ясно, что он летает вдоль сферы, центром которой был подбитый фрег.

- Вот свины, а? - рыкнул Котран, - Не пускают к нам челнок!

- Не пускают челнок! - кавий встал на четыре лапы и закрутился на месте, - Я на измене, я на измене!...

- Может, попробовать отвлечь их? - не особо уверенно сwыла Трикси, прижимая ухи, - Может, они и не нарочно.

- Логично, но ухитрись составить план действий.

Пока составляли план, крысалы - видимо имевшие высокую квалификацию по кэпоочевидности - наконец выяснили, что корабль выведен из строя. Нетрудно было и догадаться, кто это сделал, так что светящийся бацилоид появился из стенки фрега и направился прямиком к горностаю.

- Аа нашиш! - подпрыгнул Серкамон и дал стрекача.

Трудно было предположить, что удастся тупо убежать, и это не удалось. Примагниченные к поверхности осколки и всякий мусор пришли в движение, словно их сгребало огромной невидимой лопатой, и этим совком зачерпнуло и горностая. Спустя пять секунд тот оказался в лапах крысала, прикованный к месту и не имея никакой возможности выбраться. Фантом запустил прозрачную лапу прямо в голову Самого.

- ...опается! В!... амяти!... - донёсся придушенный wой.

- А, в амяти? - строллемордил Котран, - Опаньки.

Под опаньками он естественно имел ввиду удаление из памяти всего, относящегося к устройству корабля - а поскольку там и было не особо много, то и стёрлось основательно.

- Он разжижит мне мозг!! - выкрикнул горностай.

- Попытка!

Бронеслав пожал щеками, встал в позицию и выпустил по крысалу луч. Как и опасались, тот прошёл насквозь без никакого эффекта. Трикси не могла просто так смотреть, поэтому подбежала и попыталась отвесить крысалу затрещину, но лапа тоже скользила как по пустому месту. Болван продолжал копаться в голове горностая, теперь уже просто обоими лапами!

- Бесформенный кусок хрен знает чего! - тявкнула лиса, оскаливаясь, и тут вспомнила про башку. Она вывесила её так, чтобы кусок точно увидел оную, - А как тебе такая комбинация вещества, а?

Фантом явно перевёл взгляд на башку, а затем на трёххвостую. Лиса почувствовала, что её разрывает на мелкие части, словно дробилось само пространство, которое она занимала. Ощущение было крайне неприятное, но оно скоро пропало - крысал сообразил, что из мелких лоскутов информацию достать сложнее. Трикси откатилась в сторону, не в состоянии нормально стоять на лапах; глазные яблоки глючили, как и всё остальное. Для организма такое состояние скорее всего называлось бы контузией - с той лишь разницей, что Сама могла куда быстрее восстановиться. Кот и кавий подхватили её под лапы и оттащили от крысала. Лиса кое-как пришла в себя.

- Гестаповцы... - прошипела она, поднимаясь на лапы.

- Думать! - дал установку Бронеслав.

Трикси и не переставала, так что скоро придумала. Направив на Серкамона wойный передатчик, она пустила на всю мощность: "У коровы нет других забот".

- А его-то зачем? - усомнился Бро.

- Сейчас увидишь.

Движения лапы крысала, которая шарила по внутренностям горностая, стали всё медленнее, пока не замерли совсем. Даже на жутковатой прозрачной морде призрака явственно проступили признаки глубокого ступора - вроде даже глаза разъехались в разные стороны и челюсть отпала.

- Есть! - щёлкнула когтями лиса.

- Есть два, - напомнил Котран.

Из фрега неспешно появился второй крысал, и конечно взять его мозговыносилкой не светило - к тому же он не считывал информацию, как первый попавшийся. Поверхность крысалелёта собралась гармошкой, как наволочка, и от неё отделился громадный комок рваного металла; фантом повращал лапой, и мячик пролетел кругом, а затем пошёл в атаку сверху. Молниеносная реакция спасла кавия, но ему всё равно задело лапу длинным отростком, так что та повисла плетью. Мяч взлетел вверх для нового удара, и Трикси чуть не зажмурилась, потому как не особо хотела наблюдать, как кого-нибудь расплющит в блин.

Чуть не считается, поэтому лиса увидела другое. Комок металла упал в сторону, а на месте крысала вспыхнуло яркое облако газа, образовалась воронка и всё потухло. Только лёгкий дымок поднимался над тем местом, где стояло чучело. Лиса анализировала быстро:

- Серк, в сторону!!

Второй крысал отпустил горностая и развернулся на сто восемьдесят градусов, а Серкамон стреканул в сторону. Отбежать он далеко не успел, когда взорвался и второй фантом, так что Сам полетел кувырком.

- Аат твою щуку, весь хвост опалил, скотина!...

На этот раз Трикси успела заметить, что перед взрывом в крысала ударил сноп ярких тонких лучей, прилетевший судя по траектории из-за выступа корпуса. Сначала она возрадовалась и подумала, что это кто-то из своих, но поправилась: свои вряд ли стали бы уничтожать неизвестные организмы, чтобы сохранить туловища Самих. Выкладки полностью подтвердились - из-за "складки местности" стали подниматься две громоздкие фигуры. Свет в основном приходил сзади, а подсвечивать своими глазами не хотелось, так что разглядеть их совсем подробно не удалось. По крайней мере это выглядело как четырёхметровые двуногие существа в скафандрах или доспехах с непропорционально маленькими головами - по сути, головы вообще не было видно, а над плечами колыхался какой-то ореол золотистого свечения. Массивные ноги в металлической чешуе грузно ступали по обшивке; в правой руке у каждого монстра угадывалось по лучемёту.

- Здрасьте приехали! - фыркнул Котран, - Давайте хоть вон за выступ... Группа "Ц"!

- Слышу. Что у вас опять там?

- Передаю что у нас там. Запрашиваю срочную эвакуацию.

Сами отбежали за какое-никакое укрытие, в то время как здоровенные дуболомы остановились возле фрега и стали производить некие пассы - видимо, их тоже интересовал корабль как средство передвижения.

- Стой, нельзя подводить челнок близко! - сwыла лиса, - Они его непременно попытаются захватить!

- И то правда, - согласился кот, - Пардон, не могу думать на полную.

- И вообще, чего нам? - сwыл Бронеслав, - Данные мы и так передаём. Есть резон увидеть ещё больше, раз уж такая жажа началась.

- Логично, - кивнул Котран, глядючи из-за укрытия на дуболомов, - Давайте я сейчас подсвечу, а вы пырьтесь.

Кот высунулся и дал вспышку; объекты слегка повернулись на неё, но не более того. В свете вспышки остальные смогли разглядеть, что эти скафы действительно похожи скорее на доспехи, потому как покрыты толстым слоем инкрустации и всяческих завитушек, в которых преобладал противненький золотой цвет. Лучемёт напоминал не иначе как меч с лезвием, рассечённым надвое как змеиный язык, а головы у существ либо не имелось вовсе, либо она скрывалась под ореолом. Четырёхметровые железяки корпели над фрегом, пуская внутрь мелких сервороботов, которые как пчёлы вылезали из слотов на их руках. Даже через вакуум, казалось, слышен скрип мозгов.

- А если сумеют? - задалась вопросом лиса.

Однако они может и сумели бы, но не успели. Сами почувствовали, что пол перевернулся под ногами и теперь они летят от крысалелёта, причём с громадной скоростью; вместе с ними вырвало и фрег, и великанов, и кучу обломков. Среди кувыркающейся звёздной сферы Трикси успела разглядеть надвигающуюся зелёную громадину Ёлки.

В следующее мгновение лису уже схватил за хвост автомат и потащил куда-то. Оглядевшись, она поняла что пропустила какое-то время: мешанина из объектов болталась в вакууме под металлическими "лапами", растущими из Ёлки. Судя по тому как овощно выглядели железячники, их удалось чем-то вывести из строя. Спустя минуту автомат затащил трёххвостую в шлюз, откуда она вышла наконец своими лапами, и главное в атмосферу! Лиса просто две минуты часто дышала с высунутым языком, потому как вакуум изрядно надоел. Внутрях торчали всё те же автоматы, вращая камерами и прицокивая. Трикси пошарила по радиоканалам.

- Лиса-пуш, рады видеть! - цокнуло по связи, - Вы на Ёлке "Тридцатый осквиряченный". Слава гусаку, удалось эти организмы накрыть хроностаном.

- Это организмы? - усомнилась лиса.

- Ну да. Сейчас будем подробно копаться в этом гуано...

Вскоре из шлюза выкатились и остальные Сами, которых осторожно вытащили из поля, оставив в оном те самые организмы. В первую очередь зверьки просветились, где бы запилить повреждения на тушках, и пошли в отдел робототехники, где кавию заделали лапу, горностаю хвост и спину, и так далее.

- Пообтрепались! - хмыкнула лиса, выдергивая из лапы стальной штырь.

- Угу, - кивнул кот, - Только вот мне так сдаётся, что те бацилоиды пообтрепались куда как сильнее. Вещественное туловище им видимо не особо нужно, но и фантом явно чем-то грохнули.

- Вообще-то, ничего не понимаю, - помотал головой Серкамон, - Почему одни стали палить в других из лучемётов?

- Потому что есть одни одни, а есть другие одни, - пояснил Котран на пальцах, - Судя по тому что передали тиуа и грызи, сдесь случилось боестолкновение этих крысалов с вот теми переростками.

- Гм, - тявкнула Трикси, посмотрев данные, - Но второй, с позволения тявкнуть, корабль упал на планету. Как они попали на такую высоту?

- Подумаешь загадка, забрались по корпусу или прилетели на чём. Лучше спроси, откуда вообще эти олухи повылазили.

- Я-то спрошу, а кто ответит? - резонно заметила лиса.

- По крайней мере, грядёт препарация! - потёр лапы Бронеслав, явно строллемордив, - Кое-кто сам оказался в роли образца, нэ?

После того как туловища оказались запилены от повреждений, все четверо отправились в жилблок - потому как там имелись линии связи со всей Ёлкой, и если ты не механизм - то скорее всего кроме как в жилблоке, делать тут нечего. Слезши с транспортёра, самозверьки слегка замерли от окружавшего их пейзажа. Совершенно обычные можжевельники и кусты сирени, колосившиеся по газонам между домами, вызвали у них куда больше впечатлений, чем любые неведомые хрени. Среди этих кустов то и дело мелькал рыже-серый пух и доносился звук трясущихся ушей. Никто не бросался к шаданакарским с расспросами, потому как всё давно было известно через сетку. Четверо уселись возле небольшой полянки, засеяной зелёной рожью, и снова включились в wой. По крайней мере Трикси это далось не так просто - в воздухе пахло рожью, сзади шелестели листья кустов, и собственную шерсть гладили потоки воздуха, вызывая исключительно разжиженное состояние - пришлось снова греть уши.

Из сводок выяснили, что слиняли они весьма вовремя: крысалелёт всё-таки развалился, и теперь на месте столкновения его, планеты и "улитки" - сплошная каша из обломков. Пока что были захвачены две единицы организмов с "улитки", но ввиду изучения телеметрии грызи зажались намертво и отказались снимать хроностан воизбежание. Они тут же изобрели план подогнать к системе шаданакарский аннигилятор и отпускать объекты только под его прицелом, чтобы при малейшей опасности стереть в ничто в самом прямом смысле. Во всём эфире чувствовалось сильное волнение - фига ли, такая полундра! И если появились два дуралея, кто даст гарантию что не появятся сто два? Грызи занялись подготовкой операции, в которой Сами не особо чего смыслили.

- Ну, было бы в пух разведать обстановку на планете, - цокнуло одно из грызо, - А поскольку у вас уши, так и.

Особенных возражений не имелось, так что самозверьки согласовали протокол с тиуа и отправились на фреге на планету, попыриться лично и убедиться в отсутствии неведомой фигни. Всё тот же стандартный восьмигранник переместил их с Ёлки, которая "Тридцатый осквиряченный", в космопорт планеты; местные называли её Ченачочан, что в сильно вольном переводе означало Изумрудная, и пожалуй не особо зря - почти всю поверхность покрывал толщенный ковёр леса! Увидев такое, Сами прилипли к окну, но оно смотрело в другую сторону и пришлось довольствоваться видеосигналом. Если на Шаданакаре океан занимал большую часть поверхности, то сдесь его не было вообще, зато блестели водной гладью реки громадной ширины. Не видать было и дорог или построек - само собой, потому как все они находились под кронами высоченных деревьев. Среди листвы и над речными волнами мелькал летающий транспорт.

Фрег пристроил своё пузо на площадку, возвышавшуюся над небольшим горным хребетиком - также покрытым лесом - и транспортёр переместил судно вниз, в подземный бункер, где аппараты набивались, как зерно в початок. Кавий пришёл в нескрываемый восторг, вопя про "бункре, адин адин". После посадки внутрь нагрянули погранцы из местных - которые как и все местные, были зеленошёрстые, значительно выше среднего гуманоида и с хвостами сквирячьего калибра. По крайней мере они этим хвостами не трясли, так что линялого пуха по помещениям летало мало.

Тиуа походили на белок - всмысле не на тот белок, который с желтком! - но отличались более круглыми головными частями и меньшими раковинами ушей. В отличие от грызей, они не признавали одежды поверх шерсти, да и нужна она им была, как рыбе набор зонтов. Единственно, служащий организм отличался бронежилетом поверх меха и шапкой навроде каски, в передню часть коей были вмонтированы три прозрачных камня внушительных размеров - два зелёных и красный между ними. С щёлкающе-свистящим звуком порграничник стал запрашивать, почём перья; Сами по мере сил пояснили, почём. Зелёный кивал и записывал в комп. Казалось, песок должен просыпаться досточно гладко, пока дело не дошло до сканирования.

- Не обращайте никакого внимания, просто формальность! - болтал с улыбкой на морде тиуа, - Поскольку просвечивают ровным счётом всё, что прибывает на планету, то и исключения не стоит делать исходя из...

- Исходя из того что оно может оказаться не тем, чем кажется, - сwыл для своих Котран, дополнив wой троллемордием.

Глаза зеленошёрстого стали круглыми, по мере того как он рассматривал экран. Чувствовалось, что никто из пограничников даже не предполагал, что представляют Сами в смысле конструкции.

- Так вы это... - сглотнул тиуа, - Механизмы!?

- Балиин, только не сейчас! - схватилась за голову Трикси, которой этот вопрос всегда выносил все логические мозги.

- Сухо фактически - механизмы, - чётко ответил кот, - А что, проблемы, офицер?

- Кой-какие, - сознался тот, - По законам Изумрудной мыслительная деятельность высшего уровня в механизмах не допускается.

- Косяк, - цокнул языком Котран, - Но напомню, что в звёздной системе чрезвычайное...

- Очень чрезвычайное! - поправила лиса.

- Да, очень чрезвычайное положение, а мы сюда не чисто поржать, а осуществлять эт-самое.

Только это обстоятельство и помогло избежать длительной волокиты, связаной с внутренностями самозверьков. Оборонщики были достаточно подняты на уши событиями, чтобы не тормозить и даже не задать вопроса, что такое "эт-самое", которое грозил осуществить кот. К космопортовым бункерам незамедлительно прибыли несколько аэромобилей, разявивших щачла для посадки. Заниматься трёпкой ушей командование поручило особи по наименованию Тэкт - причём, когда тиуа произносили подобные слова громко, от щелчков могло заложить ухи. Абориген пригласил хвосты в машину и цокнул водителю направление; леталка с лёгким жужжанием поднялась и помчалась по туннелю.

- Думаю, сначала к оперативному центру, - цокнул Тэкт, - Оттуда можно обозреть обстановку и посодействовать удалённо, если потребуется.

- Логичечно, - почесал щёку кавий, отчего противоположная щека обтёрлась о стекло.

- А вы что, действительно ммм... - ткнул пальцем в шерсть тиуа, - Того?

- Полностью, но нам не мешает, - сказал Котран, - Даже помогает.

- Тут уже поперёк не чивкнешь, - согласился Тэкт, - Вряд ли какой организм остался целым после такого приключения на корабле пришельцев.

- Зелёные. Человечки, - задумчиво произнесла себе под нос Трикси, глядючи в окно.

Собственно она от окна и отодвинуться бы не смогла, потому как бок кавия притёр лису накрепко. Аэромобиль вылетел из туннеля и пошёл шуровать по "дорогам", обозначенным натянутыми тросами между стволами деревьев на высоте в половину их роста. Сдесь было на что поглазеть, но для быстроты водитель взял выше и пошёл над кронами леса, так что внизу мерно переливалось под ветром сплошное море листвы, периодически лишь разрезаемое руслами рек. Местный просветил об экосистеме Изумрудной и о том, как реки текут то в одну, то в другую сторону; на это вгрызливый горностай заявил, что река есьм поток воды текущий сверху вниз, а если он течёт куда-то ещё, то это не река. На это кот напомнил ему, что горностай есьм животное в виде организма.

Четвёрка расположилась прямо в рощице рядом с оперативно-связным центром: удобства туловищам не требовалось, сигналы и так доходили, а заодно можно было полюбоваться планетой. Зелень тут пёрла повсюду и даже у лисы вызывала чувство некоторого перебора - даже низкорослый лесок, в котором сидели Сами, рос под кронами громадных деревьев - именно в этом месте они были негустые то ли от сезона, то ли от намеренной прополки. В густых зарослях копошились зверьки, птицы и жирные насекомые... как просветил Тэкт, ещё и сдешние сухопутные рыбы, не особо на рыб похожие. Небо булькало часто переменной погодой - то сгущались, то развеивались облака, начинался дождь, а через десять минут из синевы светило солнце и птицы начинали орать с новой силой.

По каналам связи Сами выяснили, что идёт активное изучение разбитой "улитки" и обломков крысалелёта. Достигнуты уже весьма далеко отлетающие результаты как в научной сфере, так и по поводу стоимости перьев. Всмысле, какого пуха. Совместная комиссия грызей и тиуа составила предварительное сообщение для ознакомления, в котором цокалось о предположительно громадном масштабе сообществ организмов, именуемых крысалами и "вот эти вторые". Факт наличия конфронтации между двумя сторонами был на поверхности, но нуждался в более полных доказательствах, которые и были добыты: если учесть что на "улитке" был зал с чучелами крысалов, а на крысалелёте - такой же с чучелами других организмов, то это наводит на мысли. Короче сказать, не менее огромным чем масштаб, был объём вскрытой унылости. Учитывая поведение обеих сторон, не стоило большого труда догадаться, из-за чего идёт война...

- Интуитивно догадываюсь, но хотелось бы поконкретнее, - фъркнул Серкамон, качаясь на гибкой ветке.

- Просто говоря, не из-за чего, - фыркнул Котран, - Из-за ЧСВ, если по другому. И те и другие слишком великие, чтобы терпеть других великих.

Трикси тем временем думать забыла про крысалов и подобную ерунду, потому как вспомнила своё многолисие - в кустах возился какой-то коричневый зверёк, отдалённо похожий на лису, так что навеяло люто. Ей показалось, что она не слышала своих зверьков настолько давно, что хоть бери ближайшую стену и используй не по назначению!

- Трикс, ты чего? - обеспокоенно сwыл Котран.

Лиса вцепилась в бревно, на котором сидела, сжалась чуть не в два раза и прижала подрагивающие уши; глаза её бегали туда-сюда и хвосты подрагивали, выдавая явно не спокойное состояние.

- Ды... Это... Ряд! - выдавила из себя трёххвостая, отворачиваясь от кустов, чтобы ещё раз не напороться взглядом на лисоподобие.

- Вот блин, - отвесил челюсть горностай, - Зачем напомнила?

- Ну зашибись, - фыркнул кавий, глядя на Трикси и Серкамона, - По-моему у вас что-то с настройками.

- Ну да, - не особо уверено сwыл кот, слегка подёргивая глазом, - Или это у тебя с настройками слишком хорошо.

- А что с ними такое? - полюбопытствовал Тэкт.

- Вспомнили невзначай, что оторваны от своих Рядов на несчётное количество пространства и времени, - пояснил Бронеслав, качая щеками.

- Тоесть скучают?

- Да не, это организмы скучают, а этим просто конкретно плохо.

Тут он был недалёк от истины, как электрон от ядра атома. Трикси всё понимала, но никак не могла избавиться от непреодолимой тяги к Ряду - и это само по себе расшатывало сознание, потому как всё остальное она могла, даже на полном серьёзе посчитать себя железной рельсой или стереть часть памяти. В исполнительную часть сознания всё время лезли образы пушных зверьков с рыжей и серой шкурой, вспоминались морды Рйека, Нцины, Якеля и Шулы - как впрочем и всех остальных рядных лис. Ей жутким образом хотелось погладить пушистую шёрстку, заглянуть в глаза своим зверькам - настолько жутким, что лиса чувствовала под лапой пушнину и хватала пустое место, осознавая что ничего нет; причём циклы накатывания глюков были очень короткие, так что лису аж трясло. Трёххвостая упала на землю, обхватив голову лапами, и жалобно завыла. Реальность, данная в ощущениях, явственно мерцала с большой частотой.

Примерно к этому времени в пространстве звёздной системы стали происходить события - ну всмысле они и раньше происходили, но те заслуживали повышенного внимания. Поднятый уныльцами шум заставил грызей развернуть в окрестностях на много световых лет сеть станций слежения и выставить пограничные кордоны повышенной непропускаемости. Эти меры позволили загодя зафиксировать приближение неведомой ерунды, судя по всему обмазанной искривлением пространства, как слон мукой. Поскольку такую фенечку уже фиксировали в отношении крысалелёта, флот был приведён в боеготовность номер ноль. Откровенно цокнуть, возможности воздействовать на такую громадину рисовались весьма призрачно, но следовало проверить на опыте, и именно его и собирались поставить флотилия тиуа, защищавшая Изумрудную, и залётная группировка грызей.

Поскольку такие эксперименты были крайне чреваты для планеты - развороченная соседняя это подтверждала, - то основной установкой был принят тезис о недопущении провокаций и разруливания ситуации как можно более мягким образом. Посовещавшись, организмы решили что даже если это крысалелёт, не следует атаковать его первыми воизбежание упомянутого - хотя надежды на то, что его не придётся атаковать, было маловато.

Возле газовой планеты, седьмой в системе, слабо фиксировавшийся объект затормозил и оттого практически пропал с тактических экранов - наблюдать пространственный "кокон" можно было только косвенными методами. Прошло почти пол-часа весьма напряжённого ожидания, пока в обычный открытый космос не начали выкатываться секции корабля циклопических размеров; они походили то ли на дерево, то ли на батон хлеба с золотистой корочкой - а скорее на то и другое сразу. Появившиеся штуковины были не похожи на крысалелёт, но никто не мог поручиться что таковые все одинаковые; сам факт открытия кокона был в пух, потому как это могло означать. Только ещё бы понять, что именно.

Объект не проявлял враждебных намерений, зато импульсовал на различных частотах, что вполне резонно было принято за попытки контакта. В работу включились шифровщики со своими арифмометрами, которым предстояло привести к общему знаменателю средства связи, а в целом сразу сел вопрос, кто полезет. Полезть было крайне в пух для того чтобы иметь большую уверенность в том, что объект соответствует тому, чем кажется - по радио напередавать можно невесть чего. Немотря на явную чреватость, лезть вызвалось некоторое количество сквиров и тиуа, и остановить их уже не представлялось возможным. Тем не менее, для полноты ушей как нельзя кстати подходили Сами, так что Тэкту пришлось грузить их в транспорт и везти обратно к космопорту.

- Ну и какого шиша вы-то? - пилил организмов Бронеслав, - Вы понимаете что нас собственно вообще уничтожить нельзя, как вас?

- Не грызёт, - покатился со смеху грызь, - В целом йа конечно улавливаю, что вы справитесь лучше.

- И чо тогда??

- Соль в том что вы справитесь лучше и со всем остальным, так что это ни разу не повод, - врезал логикой по мозгу сквиряка.

- цОК, - нехотя согласился кавий и передвинул щёки так, чтобы видеть зеленошёрстых, - Ну а вы придумаете какое-нибудь заумное оправдание?

- А зачем, - резонно ответил тиуа, - Это всё-таки наша звёздная система, так что кому лезть, как не нам.

- Тогда - посмертные претензии не принимаются, - подытожил Бро.

Трикси слегка повела ушами - хотя ввиду их величины от этого всё равно поднялся сквозняк - и принюхалась.

- Мне так кажется, - тявкнула лиса, - Что это не крысалы и не улиточники. Всмысле, это чущества с пякой.

- Это отчего такая информация? - хмыкнул кот.

Трёххвостая взяла в лапу окончания хвостов и предъявила их.

- Понятно... Кстати улиточников называют ронями.

- Сонями, гыгы?

- Если бы. Видимо из-за привычки ронять корабли на планеты, - Котран внимательно вспырился на лису, - Ты как?

- А ты как? - резонно тявкнула она.

- Сейчас нормально, а на планете колбаснуло как следует. Впрочем явно меньше чем тебя, я пытался достучаться через wой, так только сам по голове получил.

Сами явственно передёрнулись, вспушившись; организмы покосились, но ничего не цокнули.

- Может, планета такая? - предположил горностай.

- Именно такая, - кивнул Бро, - С лесом, воздухом и пушными зверьками. Ровным счётом как и любая другая с.

Транспортник тиуа тем временем держал прямой курс на неизвестный корабль, который вырастал впереди как планета, заслоняя весь обзор. Команда посветила несколько минут философичному рассматриванию предстающей картины: местами громоздились панели "хлебного" цвета и текстуры, местами шли похожие на дюраль, а кое-где вообще колосились, как водоросли, какие-то круглые зелёные отростки! Однако больший интерес вызвали уже виданные щупальца сине-чёрного цвета, вяло брыляющиеся вдоль борта.

- Не крысалы? - хмыкнул грызь, показывая туда, - Это такая же жажа, как у них, пух в пух.

- Не доказывает, - отрезал Котран, - К тому же не исключено, что они как-то используют части от крысальских посудин... а это вообще было бы мило.

В то время как шли эти беседы, судно приблизилось уже на километр и подребало на маневровых в какую-то впуклость в корпусе, где мерно светили огни и колыхалась всё та же "трава".

- Флот, приближаемся к объекту, - посвистывал тиуа, - Уйма света...

Грызь покосился на зеленошёрстого, но сообразил что у тех чувствительное зрение, привычное к лесному полумраку.

- Эмм... флот, мы в силовом поле, тащит внутрь...

Транспортник натурально затащило к докам и притянуло к целому полю штуковин, похожих на присоски - каковыми видимо они и являлись. Внимательнейшим образом следящие за обстановкой Сами почувствовали, но не тяговое поле, а что-то другое.

- Что-то чувствуется, только непонятно что, - тявкнула Трикси, поводя ухами.

- Пока нормально, - сwыл в ответ Котран, подозрительно оглядывая площадку, - Но надо держать востро, потому как это и есть зачем мы тут - что-нибудь заметить, потому как сделать вряд ли сможем.

- Уже приступили к, - кивнул щеками кавий.

- Так, слухните-ка! - показал в окно грызь.

По площадке, на которой восседал аппарат, протянулись светящиеся трассы, показывавшие на что-то вроде двери, только овальной формы. Не требовалось особого раскидывания мозгов, чтобы понять соль, и вся команда влезла в скафы - Сами тоже не желали заново дышать вакуумом и упаковались. Упаковавшись, они всей толпой вышли с откинутого трапа и направились в указанном направлении, не рискуя бежать увидеть всё что можно, пока можно. Хотя такие идеи и wылись, их отвергли ввиду того, что вряд ли удастся обежать значительную часть сооружения таких масштабов, да и вообще.

Сразу за шлюзом начинались отсеки, заполненные атмосферой, но делегаты поостереглись разгерметизироваться, по крайней мере в отсутствие местных организмов. Отсеки же, крайне внушительные по размерам, были заполнены не только атмосферой, но и прорвой всяческих предметов; отчасти это напоминало крысалелёт, но только неведомостью. Если на таковом нельзя было шагу ступить, чтобы не напороться на сервуков, щачломассу или прочие неприятности, то сдесь всё выглядело как двор крепкого деревенского хозяйства - чётко и без излишеств. Сквозь проёмы в стенах виднелись движущиеся предметы, но это явно была автоматика, выполняющая подсобные операции.

- Это явно... - показал на тельфер Бронеслав.

- Это глаза, - показал на глаза Котран.

- Кстати кэпствование не помешает, - заметила лиса.

- Чисто поржать?

- Не чисто. Так мы сможем выявить, если вдруг что-то кажется одному орлом, а другому письменным столом, понимаете в чём соль?

- О, отлично! - потёр лапы кавий, - Значит, что я хотел сwыть?...

И wыл он после этого не-пре-рыв-но... Что впрочем действительно помогло бы уловить проглючивания в случае наличия таковых - но случая не случилось. Помещения были неведомыми, но вполне осязаемыми и наверняка являлись тем, чем казались, безо всяких иллюзионов. Через пару минут идущих догнал транспортёр навроде жёлтой калоши размером с автомобиль, которая парила невысоко над полом - ясное дело, если даже по Ёлке грызи никак не могли набегаться своими лапчонками. Пришлось сесть в калошу, которая уже с большей скоростью повезла их вглубь гигантского корабля.

- Четыре жизни! - неожиданно проклюнулось прямо в wое, - Мы - Циббелин.

- Даже пять жизней! - отозвался грызь, - А мы - не циббелин!

- Ты тоже слышал? - удивилась лиса.

- И я слышал, - кивнул тиуа.

Короче сказать, все слышали, причём не только группа контактёров, но и радисты на кораблях, потому как тоже самое пошло в трансляцию. Трёххвостая заподозрила.

- Вы что, уже расшифровали wытьё? - тявкнула она в эфир.

- Мы уже расшифровали wытьё и прочие ваши коммуникации. Ибо вам угрожает серьёзнейшая опасность.

- Это мы уже допёрли, - кивнул кот, - Понятно что не с этого переговоры начинают, но раз уж пошёл такой бугурт, можете передать сводку насчёт того, чтобы всё это значило?

- Уже передаём данные по крысалам и роням, - ответствовал wой, - Правда там немало букв.

- Ничего, осилим, - хмыкнул кавий.

- Флот передаёт что с корабля отстыковались меньшие посуды и движутся к 4й планете, - сообщил тиуа, - Ну тоесть, бывшей планете.

- Вы собираетесь нагрести обломков? - поинтересовался Котран.

- Да, обломки представляют ценность для усиления корабля, но не это важно. То что вы называете разуплотнением, находится под угрозой.

- А поконкретнее? - сwыл горностай, вытянувшись совсем в столбик.

Как раз к этому времени жёлтая калоша въехала в круглый бункер изрядных размеров - думается в несколько килошагов - внтури коего было устроено поле, речка, лесок и прочие приятности. Короче сказать, планетоид. Сдесь они узрели первое на борту чущество, каковое походило на люто пушного зверька навроде крупного соболя; тушка зижделась на потёртом матрасе, каковой лежал прямо на воздухе в десяти сантиметрах над травой. Соболина выгнул спину кошачьим образом и подёрнул ушами.

- Здравствуйте, - сwыл зверёк, - Я Йадаг Бодхи Цохор.

- Серьёзно? - тряхнул ушами грызь и едва сдержался, чтобы не заржать.

Трикси же снова начало явственно подклинивать от попавших в глаза зверька, леса и синего неба в сочетании. Она с испугом фиксировала, что глаза передают явно ложную картину - казалось, что это серое лисо, а не соболь. Но ввиду того что больше никто серое лисо не видел, следовало признать глюк. Циббелин явно не был обшит лыком, так что вспырился точно на лису.

- Тебя что-то сильно беспокоит, лисо? - осведомился Цохор.

- Есть такое, - тявкнула лиса, применяя кубическое искажение на изображение, чтобы не видеть пух.

- Совсем избавить тебя от этого не получится, - сwыл соболина, - Но можно устранить симптомы. Щас...

Циббелин прикрыл яблоки, всмысле глазные, и из-за ближайших кустов вылетел приличных размеров предмет, напоминавший не иначе как деревянный шкаф калибром с контейнер на тридцать тонн - вся стена была покрыта мелкими ящичками и застеклёнными полками. Даже при крайне мягком левитировании шкаф издавал при движении постоянное хоровое звяканье.

- Посидите-ка, - брыльнул щекой Бронеслав, - Вы толком знаете, что такое самолиса? О каких симптомах речь, впух?

- Не обязательно знать что такое самолиса, - пояснил Цохор, - Как и всякое сущее, самолиса состоит из подфункций...

- Короче я ничего не wыл, - предупредил кавий.

Циббелин тем временем изъял из своей "шкатулки" небольшой прозрачный шарик желтоватого цвета - изъял чисто силой упоротости, так надо полагать, потому что лапы его для этого явно не годились. Шарик упал в лапу Трикси.

- Что это такое? - с изумлением спросила трёххвостая.

- Стеклянный шарик, - резонно ответил Цохор, - Который поможет тебе избавиться от чувства разрыва со своим Рядом.

Лиса пристально вгляделась в предмет и ничего не заметила, но когда отвела от него взгляд, то сообразила что спокойно смотрит на соболя на траве, без кубизма, а плющить не плющит.

- Спасибо, плюшильда! - обрадовалась Трикси, - Можно тискануть?

- Дээф... Если только малость...

Лиса не отказала себе в удовольствии потискать пушную тушку, которая при этом издавала звуки типа "уум" и посапывала, как февральский сурок.

- Так значит что, - wыл цибель, не отходя от кассы, - Крысалы это очень шишово. Всё что они делают, оно только для самосохранения. И к сожалению у них весьма развито научное мышление. Рони это ещё хуже, потому что всё что делают они - оно для уничтожения любой жизненной формы, отличной от них самих. И у этих тоже с рациональностью не так плохо, как хотелось бы. К тому же и те и другие - очень древние расы, развитие коих исчисляется миллионами лет.

- Гм. А крысалы и рони вместе - уже не так шишово, - строллемордил Котран.

- Вот именно, - подтвердил Цохор, - Циббелин прилагал все усилия, чтобы избежать такого варианта, но теперь по другому не получится. Иначе мы потеряем как минимум группу галактик в 27 штук.

При произнесении таких слов все присутствовавшие морды поняли, что это ни разу не шутка, и поприжали уши. Немудрено получить по мозгам от масштабов - три десятка галактик одной кучей!

- Вариант это стравливание крысалов с ронями? - уточнил Котран.

- Ещё какое, - цибель показал клычки, и казалось почти строллемордил, - Таким образом можно будет свести на нет преимущество и тех, и других. Когда же они потеряют своё преимущество в возможностях, то станут не опасны. В мою так сказать компетенцию входит следить за тем, чтобы постоянно сохранять между сторонами конфликта паритет.

- Долго это продолжаться не может, - сказал кот.

- Предположительно да, хотя продолжается уже сорок тысяч лет.

- Чивоо??!

У Самих, грызей и тиуа уши сильно подвядали от вываливаемых на них масштабов, но они терпели и вовсю пытались брылять мыслями, потому как было совершенно ясно что дело идёт о судьбе всей известной части Вселенной. Как поведал Цохор, который Йадаг Бодхи, Циббелин тоже не вчера появился и огромные пушные соболи успели многое сделать, в частности изобрести Круглое учение и на его основе создать барьер против того, что на Земле называли УГ. Барьер удерживал превосходящие силы крысалов и роней, но одновременно они всё же могли натворить много чего не в пух; тогда собольки подраскинули - на что у них ушло несколько тысяч лет - и создали туннель с одной стороны своей защитной области на другую, стравив две фанатически настроенные стаи друг с другом. Как утверждал Цохор, это решение позволило резко снизить расползание крысалов и роней по Вселенной, так как теперь они были увлечённо заняты взаимным истреблением. Таковое положение не соответствовало Круглому учению ни в пух, и было лишь вынужденной временной мерой...

- Пуха се временной, сорок килолет, ОЯгрызу! - охнул грызь.

Тиуа покосились на грызя в том смысле, что в дипломата тот всуе не играет вообще. Впрочем цибель и не думал возражать против формулировки и сам признал, что сорок килолет - ОЯгрызу. Как пояснил Цохор, цибелям тоже было в плоной мере известно слово на букву Ща, и причём не только Щачло, но и Щебень, всмысле привнесения разуплотнения вовне своей области действия и устранение унылого гуано. Они успели по отрывочным данным изучить щебневание Лиры и в целом одобрили, хотя и имели ряды уточнений. Кроме того, от морд всех цибелей Цохор выразил восхищение такой ерундой, как само-зверьки. В иных местах на достижение подобных эффектов суммирования сознаний потратили тысячи лет, а сдесь это было сделано, по цибельским меркам, просто на коленке из подлапных материалов!...

- Тысячи лет, тысячи лет, - фыркнул Серкамон, внимательно выслушивавший, - А нам-то что делать в связи с этим?

- Боюсь что в первую очередь, - вздохнул соболища, - Спасаться. Прямой помощи оказать мы не сможем, а...

- Ну это мы ещё поглядим, кто от кого спасаться будет, - заметила Трикси, потирая когти.

- Я имел ввиду отрешиться от благопушия и растечённого состояния, - пояснил цибель, - Чтобы когда-нибудь подзабыть про эту не особо здоровскую историю, потребуется сильно пошевелиться! В первую очередь вам потребуется резко ускорить поиск контактов с дружественными объектами Вселенной, потому как чем больше разных подходов, тем больше шансы на сами понимаете что.

- Шансы ладно, - свистнул зеленошёрстый, - Но вы можете сказать, сильна ли угроза для Изумрудной?

- Он уже сказал, - хмуро пояснил кавий, - Что угроза сильна для всего что ни попадя, а не только для.

- Я имею ввиду оперативную обстановку, - пояснил тиуа.

- Кстати как раз хотел перейти к ней, - нервно дёрнул хвостом Цохор, - У нас на хвосте рейдеры лемоники, слуги крысалов, так что собственно нам пора сваливать.

- Кусок протуберанца! - фыркнул Котран, прижимая уши, - И с ними даже вы не справляетесь?!

- С ними легко, но они наведут крысалелёты, - пояснил соболюха.

- Они и на планету наведут лёты!! - прибалдел тиуа.

- Ты плоховато знаешь крысалов. Планета вряд ли их заинтересует, да и если вы перемелите лемоников в пыль, то и это тоже. Надеюсь, переданная информация поможет вам в дальнейшем самостоятельно разобраться, что к чему. Мы будем за вами прислушивать, а пока что прощайте, организмы... и не организмы тоже.

Компания была вынуждена вгрузиться в калошу и отправиться к доку, хотя ясное дело что хотелось с корнем вырвать соболячьи уши - в переносном смысле, конечно. Все, включая Самих, усиленно переваривали и испытывали от этого определённый диссонанс - хотя организмы куда более сильный... Трёххвостая вспомнила про диссонанс и встрепенулась:

- А, блин. Вот, вспырьтесь внутрь! - тявкнула она, передавая стеклянный шарик горностаю.

- Помогает, - согласился Серкамон, вспырившись внутрь, и отдал следующему.

- Отлично, только вот он один, - заметил Бронеслав, - А так пригодилось бы самое в пух!

- Зачем? - уточнил тиуа, не совсем отошедший от ступора.

- Затем что предстоит серьёзная каша, - резонно ответствовал кавий, - Вероятно, придётся как следует помотаться по галактике с конкретными задачами, а Сами к этому приспособлены значительно лучше, чем организмы. За исключением косяка с обезряживанием, а шарик его исправляет...

- Скопируйте через 14-2, - коротко ляпнул голос в эфире.

- Теперь всё правильно сделал, - хмыкнул Котран, разглядывая шар, похожий на здоровенную каплю рыбьего жира.

- На самом деле он там такого правильного наделал - ОЯгрызу, - заметил грызь, - Научной информации передано - выше ушей, так что думаю профита извлечём достаточно.

- Если он нам понадобится, - пробормотала под нос лиса.

Группа самозверьков и организмов вышла через всё тот же люк на посадочную площадь и влезла в челнок. Едва посуда отвалила от цибельского корабля, как тот завернулся в искривление пространства и буквально исчез на пустом месте. Трикси вздрогнула, ощутив как едва заметное поле... или не поле... короче сказать, что цибели теперь не находятся рядом. Гравитационный импульс от исчезновения цибелёта всколыхнул вакуум, так что по газовой планете пошла заметная волна; космос снова был пустым и звёздчатым.

- Внимание, код ноль, всем кораблям, - пронеслось по эфиру, - Дальние сканеры фиксируют приближение большого количества массивных сверхсветовых объектов. Всем подразделениям приготовиться к отражению атаки. Исключить провокации и обеспечить всё возможное для установления контакта с неизвестными.

На тактическом экране, развернувшемся перед всеми заинтересованными мордами, медленно тащились через координатные линии ярко-синие отметки.

- Дыы впух, - зажмурился грызь и вспушился, так что по помещению полетели клочья линялой шерсти.

Остальные были в таком же состоянии - только что произошло нечто неведомое ранее, а теперь стало совершенно неясно, что с этим делать дальше. Вселенная вокруг, простиравшаяся бесконечными звёздами и галактиками, теперь стала неиллюзорно опасной для жизни - и к этому факту приходилось привыкать долго и нудно. Ведь раньше всё сущее представлялось продолжением собственного огорода - как оно собственно и было. В пространстве отсвечивало багровым светом облако пыли на месте 4й планеты, напоминая о резкости катаклизма.

Ше(р)стая выкатушь

- Move every "ZIG". For the great justice!

Captain

215 ПЩ: Цибь

Состояние остолбенения после отвала цибелёта ощущалось просто невооружённым ухом - казалось, даже упавший стакан задумался на пол-пути к полу. Позднее станет достоверно известно, что этот эффект связан с Цибью, а тут он ещё и наложился на удар по мозгам, так что ничего удивительного. Серкамон например вообще вжался в угол и только и повторял "цибь, цибь" - так что уж говорить про организмы.

Не исключено что столбняк продолжался бы долго, если бы не приходили сигналы от тех, кто не попал в зону действия; достаточно быстро были расшевелены операторы на военных посудах, а вслед за ними все остальные. Яблоки снова начали видеть тактический экран, а не просто тупо пялиться на него. Согласно обобщённым данным, к системе сходящимися курсами двигались восемь групп предполагаемого противника значительной численности. Грызи при этом не были бы собой, если бы сразу откинули атрибут "предполагаемого", потому как цибелей видели первый раз и не могли исключать троллинга с их стороны. Вслуху этого всем подразделениям было выдано предписание наладить контакт и выяснить намерения НЛО, и только потом - атаковать.

Если грызи подняли хохола, то тиуа встали на уши - что впрочем одно и то же; с планеты и баз в пространстве вышли все наличные корабли, формируясь в эскадры для обороны системы. В черноте космоса заблестели сотни ярких зелёных точек, роем распространявшихся от Изумрудной, и каждая являлась как минимум крупным боевым кораблём. В эфире началась неиллюзорная движуха.

- Так, грызть наискось под углом сорок три с половиной градуса! Переговорщики! И главное само-переговорщики, вы там, кло?

- Мы не там, мы тут, - резонно ответил Бронеслав.

- В пух. Поскольку чреватость ещё не определена до конца, есть резон использовать все наличные возможности, в том числе вас. Кло?

- Кло, - кивнул кавий, переглянувшись с остальными.

- Две единицы на перехват группировок НЛО, а ещё две нужны на планете для быстрого анализа полученной Циби... тьфу! Информации от цибелей.

- Впринципе, перехват изучали, - Котран сильно встрепенулся и потёр лапы.

- Это ладно, а вот как вы собираетесь эт-самое, с разбором Циби? - осведомился Бро, валяя щёки туда-сюда.

- Есть мысли у грызей и у местных, как. Только надо брылять в темпе, потому как через пол-часа объекты будут весьма близко.

- Брылять в темпе принято, - ответил кот.

Лиса и горностай по прежнему находились близко к прострации, так что Котран недолго думая разом дёрнул их за хвосты.

- Цибь! - очнулся горностай, - Всмысле, что?

- Ничего кроме того, что надо пошевелиться. Трикс, ты тут?

- Аээ? - повела ушами лиса и с трудом сфокусировала взгляд, - Частично. Пять минут и буду совсем.

- Вот и славнее чем могло бы быть. Думаю вы с Серком попробуете запилить что там надо, а мы с Бро попробуем запилить налётчиков.

- Так внезапно? - скривился Серкамон.

- Предлагаешь подождать, пока случится ещё какая-нибудь... цибь?

Поскольку ждать у моря циби никто не собирался, начали действовать. Челнок высадил часть команды на Ёлку, а остальных повёз на поверхность планеты. В экранах забортного вида было заметно, что вокруг хвойного дерева происходит возня - сновали мелкие аппараты и тягачи с контейнерами, а из толщи корабля выдвигались аппаратные стойки циклопических размеров для перекомпоновки. На связь вскарабкался один из тиуа, на которого возложили задачу привлечь Самих к решению вопроса.

- Приземляетесь прямо у коммутатора! - цокал Цеко, - Потому как время, вполне вероятно, не терпит.

- А дальше-то что? - уточнил горностай.

- Дальше ммм... Есть идея использовать ваше цифровое сознание для скорейшей расшифровки циббелинских данных. Это...

- Посиди, - очнулась Трикси, - У вас что, на целой планете ни одного цифрового сознания?

- Нет, - коротко ответил тиуа, - У грызей впринципе есть, но не на этой Ёлке, там только арифмометры. Так вот, если браться как обычно, влапную так цокнуть, то это займёт несколько лет. Машина без рассудка сама вообще не сможет выполнить задачу, а вот вы, если скоммутировать на вас мощности вычислителей, возможно сможете.

- Насчёт задачи, цибь, - заметил горностай, - Ты сказал расшифровать?

- Не в плане того что оно зашифровано, - пояснил Цеко, - А вплане приведения к нашим понятиям, так как циббели оперируют кардинально другими. Пока это не сделано, вся их информационная помощь - сорок тонн...

- ...циби, - фыркнула лиса, - Задача понятна.

- Правда понятна? - уставился на неё Серкамон.

- Порт с левого уха открой.

Трикси быстро сwыла насчёт того, как она понимает задачу; горностай прибалдел, но отступать было поздно, а главное и не хотелось. Челнок вошёл в атмосферу, оставляя за собой искрящийся голубой след, и по спирали начал снижаться к поверхности. Заявленная посадка прямо у коммутатора оказалась крайне чреватой - внизу имелась большая площадь, но над ней нависали стометровые деревья, мачты и башни; светя зелёным из соплов, корабль ворочал боками в воздухе, примериваясь.

- Стоп, нашиш надо! - тявкнула Трикси, - Сейчас сами выйдем.

- Это как?? - осведомился пилот.

- Открой люк - увидишь.

Лиса высунулась наружу и огляделась - внизу едва был заметен прогал между кронами, на что она и рассчитывала. Ураганный ветер, поднятый вокруг корабля, трепал шерсть и ухи, да и видеть без очков ни одни организм бы не сумел. Челнок качался, стараясь удерживаться на месте, так что горизонт постоянно заваливался.

- Серк, на ветки! - сwыла трёххвостая, - Я пошла.

Лиса взяла да и сиганула в воздушные потоки, пытаясь маневрировать хвостами, но получалось это весьма посредственно; будь высота в несколько километров, Сама успела бы научиться, но сдесь до земли было чуть более сотни метров. Сначала Трикси показалось, что это она зря, потому как ветки крон просвистели мимо, а ровно внизу оказалась каменная площадка, с которой поспешно разъезжались аэромобили - но к её удаче, под лапу подвернулся провод, за который она и уцепилась. Некоторое время лису швыряло туда-сюда, как на струне. Когда провод успокоился, лиса стала быстро перебирать лапами, добралась до столба и уже по нему спустилась на землю. Невдалеке раздался хруст веток, и вместе с облачком листвы и древесного мусора вывалился горностай.

От ворот приземистого здания им уже махали лапами тиуа, так что времени на разбор полётов не оставалось - зверьки бегом рванули вперёд.

- А вы оказывается универсалы! - хмыкнул Цеко, - Давайте на транспортёр.

Крупный даже для тиуа организм отличался шерстью синеватого оттенка и пушными щеками, которые шли хоть в какое-то сравнение с щеками кавия. Как и на прочих должностных мордах, у него на ушах сидела шапка с прозрачными камнями - и таких морд виделось абсолютное большинство, потому как полундра была основательная. Транспортёр пролетел по корридорам мимо аппаратных, из которых слышался усиленный скрип мозгов, и затормозил носом в стену.

- Туда! - коротко цокнул Цеко, в два прыжка уже оказавшись там.

Лиса и горностай ввалились в небольшое помещение, в каковом всю стену занимали меленькие ячейки коммутатора, какждая из которых была выводом канала передачи информации. Присутствовавшие техники немедленно объяснили соль, так что Трикси включила встроенный приёмо-передатчик и прощупала сначала каналы, а потом и то, что находилось на другом конце этих каналов.

- Ух ты, - подвысунула язык трёххвостая, - Таким калькулятором бы, да число "пи" вычислить...

Калькулятор был знатный, потому как в него были объединены самые мощные вычислители планеты и передвижные модули из космофлота. Тут же появилось лютое желание поделить на ноль, но лиса сумела его превозмочь и ещё проследить за Серкамоном, чтобы тот не вздумал - не хватало ещё повесить всю сеть не к месту.

- Так, я пошёл бдить чтобы чего не вышло! - предуцокнул Цеко, - Если что, wойте.

- Мы и так будем wыть, - хором ответили Сами.

На их головы повалились килотонны Циби...

Хотя лиса и горностай добрались до места и приступили крайне быстро, кот с кавием сделали это ещё быстрее - им надо было только добежать до ангара истребителей на Ёлке, где им цокнули "туд" и на этом собственно всё, поехали. Чтобы не затевать рулетку, выпуская в полёт того кто ни разу не летал на грызунячьих машинах, Самих посадили вдобавок к грызям, вторым номером в истребитель ФаГГ - так как их задачей было в основном быстро соображать. Едва захлопнулся фонарь кабины, подъёмник схватил аппарат и выкинул за борт. Небольшой, шагов в десять длиной истр, покрытый чёрным неблестящим покрытием, завёл движок и развернулся, оставляя за собой выхлоп испарённого конденсата.

- Сейчас на отметку 27,5, - звучало цоканье в эфире, - Все слышат?

- Кло, - ответил Бронеслав, поудобнее устраивая туловище на кресле.

- Слышу чисто, - передал Котран, - Это группа какой номер?

- Четвёртая. Есть предположение что много ложных целей, будем проверять.

Истры дали полного ускорения, быстро перейдя на сверхсвет и начав удаляться от планеты с ясно различимой ухом скоростью - звезда уменьшилась и затерялась среди узора прочих светил. Кот с интересом рассматривал то, что показывали сенсоры истребителя - это хотя бы помогло забыть на время про цибь.

Кабина истра отличалась обилием всевозможной аппаратуры, что никак не удивительно, а также была оснащена как небольшое беличье гнездо всеми благами типа термоса для чаю и ящичков для орехов. Единственно, куст ботвы в горшочке оказался муляжом, потому как не в пух таскать растение на боевом аппарате. Котран протёр от какой-то ерунды приборную панель и прочёл написанное электрографом: " При отказе системы 3 включить 2, 5, 1 и 14. Но только в случае присутствия 674." Рядом имелся переключатель в окружении разноцветных лампочек, подписанных "красный песок", "синий песок" и т.д. Само собой, что включать что-либо после этого никакого желания не появилось, и самокот настроился на обмозговывание поставленной задачи.

Следует заметить что особого времени на широкий раскид не наблюдалось, потому как истры шли с громадной скоростью и буквально через двадцать минут они вышли в зону видимости цели, находящейся в нескольких световых годах. На тактическом экране высветились клинья посудин угрюмого вида, прущих курсом на систему; летающие гробики были похожи на морские суда, словно древние галеры ощетиненые по бортам антеннами и излучателями. Над клювообразным носом каждого торчал явно исключительно бутафорского назначения округлый череп, пырящийся вперёд пустыми глазницами.

- Внимание, песок три! - цокало в эфире, - Группа засвечена, количество целей двадцать штук. Мелочи не обнаружено!

- Чисто цокнуто. Песок-ноль сообщает о результатах радиопереговоров.

Все кто не был занят, обратили уши на результаты. Достаточно было просмотреть короткий видеофрагмент, чтобы понять соль. На нём зижделась картинка нескольких орагнизмов в рубке корабля, вещающих насчёт великости великих, пафосности пафоса и сходных материях - кот таки вообще не вникал в детальных смысл, потому как сразу понял главное - ни на какие переговоры рассчитывать нельзя, а даже если циббели и соврали, отбиваться от нападающих всё равно придётся.

Трудно было подавить ржач при взгляде на этих самых нападающих, и только теперь до всех дошёл смысл слова "лимоники". Головные части организмов были точь в точь как сморщенные лимоны - как текстурой, так и цветом точно повторяя цитрус. Вряд ли они были растениями, а не животными, но бугогашечки вызывали конкретные.

- Эй Бро, - сwыл через градиосвязь Котран, - "Приключения Чипполино" помнишь?

- Ага, - прикусил язык кавий, - Это жесть, риальнэ фруктэ!

Грызи естественно были более несдержанны и ржали как кони, упомянув про цедру, чай и все прочие вещи с лимоном. Это впрочем не мешало им следить за развитием обстановки.

- Это нулевой, слышу запуск ударных звеньев с кораблей, вектора...

Тактический экран зарябил, так что пришлось переключать масштаб. Видимо, подумав что звенья истребителей собираются преградить дорогу, фрукты выпустили залп своих снарядов-истребителей. Небольшие быстрые "москиты", разогнанные укорителями крупных кораблей, представляли серьёзную угрозу, потому как тараном могли уничтожить ФаГГ, а именно тараном они и пользовались. Причём, судя по данным всё того же тактик-экрана, каждый снаряд имел фонарь, под которым тупо пырилась жёлтая башка. К удаче, пилоты не зря грызли свои орехи и не дали автоматике сбрасывать скорость до того, как произошёл залп - так что теперь можно было отвернуть и уходить, не опасаясь что догонят.

- Внимание, отходим к отметке 22,7. Там будет котанковая засада для приготавливания чайку, бугога.

Как интересующиеся тематикой, Котран и Бронеслав отчётливо знали что котанки - далеко не сахар, и уж особенно когда начнут пулять по истрам. Отходящие выстраивались на один курс, так чтобы преследователи тоже вытягивались в линию и им было бы сложнее обнаружить дрейфующие навстречу котанки.

- Могут сильно запрессовать, - предупредил Котран, просчитав обстановку.

- Могут, - согласился грызь, - Ничего страшного, там ни одного организма, а проверка будет.

Разрозненный рой "лимончиков" втянулся в трубу из котанков, после чего те бросили маскироваться и пошли в атаку. Шарообразные машины выцеливали противника турельными пушками и лупили на поражение, так что в пространстве вспыхнули первые огненные шары и полетели во все стороны светящиеся обломки. Сориентировавшись, фрукты повернули и начали атаковать котанки всё тем же методом "лбом об стену", тут же выведя из строя несколько штук. Остальные, уворачиваясь от таранных ударов, расстреливали мелочь разрывными снарядами, так что количество лимончиков быстро сокращалось. Те что вздумали повернуть обратно, были перехвачены развернувшимися истрами и добиты без особой жалости.

- Параметры зафиксированы 100%. В дальнейшем уничтожать без поправки.

Справиться с москитами оказалось просто, но главную проблему представляли группы кораблей, способных пуляться этими самыми москитами, как улей пчёлами. И массового налёта эскадрилья котанков отразить уже не смогла бы.

- Они прут прямо к планетам, 4й и 3й, - отцокивали по эфиру, - Рассчёт по чистой математике требует спрятать Ёлку и использовать в качестве тяжёлой артиллерии, когда фрукты соберутся в кучу.

- А кто будет танковать?

- Пока - истры и тиуанский флот. Надеюсь, много не понадобится.

Сами пока что находились исключительно в состоянии наблюдения, потому как действия коллективного разума казались вполне логичными. Изобретённый план состоял в том, чтобы отходя, заставить противника сбиться в кучу и ударить по этой куче артиллерией Ёлки, дабы не было возможности маневрировать и выставлять заграждения. Для этого предстояло как минимум отбивать атаки москитов-лимончиков и возможно испытать свойства вражеских дальнобоек.

- Ух щас будет, - резонно сwыл Бронеслав, зажмуриваясь.

Тут кавий был прав как никогда - спустя несколько минут первые волны лимончиков налетели на флот тиуа и присоединившиеся к нему эскадры истров и котанков. Флот ответил шквальным огнём из всего что могло стрелять, так что вырвавшихся вперёд срезали на дальнем подлёте, не особо целясь. Однако это были только цветочки, потому как тяжёлые корабли напирали сзади и выдавали новые залпы, концентрировавшиеся и пытавшиеся прорвать огненную завесу. Комп уже не рисовал трассы, потому как от этого зависал - зелёных точек выстрелов и белых вспышек было слишком много. Счётчик на тактическом экране тикал как бешеный - количество сбитых фруктов перевалило за пять сотен! Союзный флот пока держался лучше, хотя его тоже проредило.

Внезапно мешанину прорезали яркие фиолетовые лучи, резанувшие без особого разбора, кроша в плазму и лимончиков, и всё что попадётся - подтянулись крупные и начали обстрел, что было чревато. Отдельные прорывавшиеся камикадзе вертелись внутри построений флота, выбирая цель пожирнее, и давали возможность снять себя с пушек истра. Котран аж инстинктивно пригнулся, когда над фонарём просвистел бок зелёного тиуанского корабля, от которого в фонтане искр отлетали остатки очередного самоубийцы. Несмотря на кажущийся хаос, дело продвигалось по графику: маневренные корабли обрушили огонь на первые ряды фруктов, подбив один из их капиталов, и те стали пятиться, собираясь в единую формацию с остальными. Теперь уже подавляющее большинство вражеских посудин соединялись в кучу, а не летели с разных векторов - что было налапу. Клювастые ящики выстраивались стеной, намереваясь обрушить залповый огонь на корабли тиуа - и следовало не прозевать момент, чтобы они не успели это сделать внатуре.

Огневой мощи у фруктов хватило бы и на тиуанский флот, и на Ёлку, но их подвело отсутствие летающих ушей - иначе они знали бы, что хвойное дерево стоит у них на фланге как раз за 4й планетой, смешанной с обломками крысалелёта. Каждый из 24 излучателей в модулях сквирячьего корабля поймал в прицел по жертве - потому как у грызей как раз летающих ушей было полно. А учитывая это, полно стало и троллемордий.

Фруктовые подошли на расстояние отстрела и обрушили концентрированный огонь на один из ракетоносцев, засыпая его лучами и зарядами - от корабля отделились спасательные капусулы, в то время как корпус исчез в огненном облаке.

- Параметры зафиксированы. Теперь нарежьте лимонных долек, и тоненько!

Ёлка появилась из-за горизонта планеты и в ту же микросекунду по пространству протянулись искрящиеся зелёные лучи - на самом деле эта иллюминация была только трассой от сверхсветового выстрела, и ещё до того как они дотянулись до целей, лимонные коробки начало ломать изнутри, раскурочивая в хлам. Казалось, даже в кабинах истров слышались удары взрывов, поррождающих волны обломков и разлёт догорающих фрагментов. Пафосно выпятившие клювы фруктовые вазы одна за одной прекращали существование, обогащая космос облаками дыма и обломков. Те что не попали под раздачу сразу, пытались разворачиваться и искать источник опасности, но было поздно - их расстреливали с двух сторон и спустя полторы минуты в пространстве не осталось ни одной лимонной посудины.

- Начало сбора урожая неплохое, - признал Котран, глядючи на россыпи затухающих искр, - Бро, они хоть слегка поняли, почём перья?

- Не думаю, - фыркнул кавий, - Только сокрушались, что Великие будут недовольны.

- Великие - это крысалы?

- С большой степенью вероятности - да, потому как непохоже ни на цибелей, ни на роней.

Космофлот занялся послецветочием, убирая мусор после обработки фруктов - чтобы тот не попадал на планету, хотя бы. Кроме того следовало собрать все спаскапсулы, сначала свои, а потом и несвои - а болталось их выше ушей сколько. В стороне от 4й планеты догорали последние искры раскалённого металла.

Пока в пространстве происходил этот лимонад-денс, лиса и горностай почувствовали всю глубину Циби. Расшифровка оной происходила во вполне рабочем режиме, а Сами не особо и напрягались, потому как осознание происходило на автомате, оставалось только проверить и подтвердить. Вычислительная сеть планеты работала на полную мощность - как сообщали тиуа, для задачи мобилизовали буквально всё, включая большую часть персональных ЭВМ, подключённых к сети. Мозговой штурм, помноженный на материальную базу, давал видимый невооружённым ухом профит - Цибь просеивалась, становясь доступной пониманию. Что впрочем никак не гарантировало от выноса мозга, потому как речь шла о крайне заумных вещах навроде размерности пространства, тёмной материи, направлений времени и тому подобном.

Горностай то и дело забывался и начинал вникать, отчего его перекашивало, и лисе приходилось вытаскивать его обратно на рабочий режим. Однако всё равно перед мысленным взором мелькали пятисотэтажные формулы и такие загогулины, что становилось неиллюзорно страшно; Трикси понимала, что выдержать такое никакой организм не мог бы даже в проекте - раз уж она местами сомневалась в себе.

- Как складирование очищенного? - осведомилась лиса у оператора.

- Отлично! - цокнул тиуа, - Раскукожили вы его только в семь раз по объёму, а сначала боялись, что будет в сто семь. На съёмный диск не влезет, но на пару десятков запросто.

- Какая разница, на сколько дисков влезет? - уточнил Серкамон.

- Некоторая. Было бы очень здорово распространить информацию по всем дружественным сторонам, а то кто знает когда следующий раз снизойдёт цибь.

- Понятно. Тогда можете готовить эти самые диски, потому как ещё немного и...

Как раз на этих словах, как оно и должно было произойти, произошло. Бункер содрагнулся, так что всех слегка подбросило с пола, заморгал свет и зазвякали стёкла. Не нужно было быть семи пядей в хвосте, чтобы понять что это мощный взрыв.

- Что за шушара, а?! - рыкнула Трикси, - Они всё-таки прорвались?

- Да не, из пространства сообщают что эскадры атаковавших уничтожены! - пожал плечами Серкамон, - Может так, фейерверк по остаточному принципу?

Сверху снова долбануло, так что с потолка сквозь панели обшивки посыпалась бетонная пыль, а стены местами неиллюзорно затрещали. Связь с информационными каналами замерцала и стала пропадать.

- Цеко! - тявкнула в эфир лиса, на всякий случай прижимаясь к массивной колонне, - Что там такое?

- Выясняю, - коротко отцокал тиуа.

Трикси быстро припомнила что она знает по поводу так называемой "гражданской обороны" и чрезвычайных ситуаций, и выяснила, что не знает ничего. В отличие от организма, Сама не могла "что-то где-то краем уха" - она или запоминала, или нет. Пришлось включать логический разбор и на месте составлять ценник для имеющихся перьев; разбор быстро показал, что здание коммутатора - не такое уж непробиваемое как хотелось бы, и если оно обрушится - шиш оттуда вылезешь, поэтому следовало выбраться наружу, тем более что связь упала. Сwыв Серкамону о своих выводах, трёххвостая пулей понеслась по корридору, обметая стенки этими самыми хвостами; горностай галопом фигачил следом.

Снаружи ничего особенного заметно не стало, кроме того что местные в сильной полундре бегали туда-сюда, выполняя какие-то действия, носились аэромобили с персоналом и грузами. Единственно, дороги и площадки были посыпаны листьями и веточками, что свидетельствовало о прохождении ударной волны, которая и чувствовалась в здании. Цеко был обнаружен в громко цокающем состоянии возле бронетранспортёра, к которому жались ещё несколько зеленошёрстых с оружием в лапах.

- Что значит "вероятно", ужа вам в глотку?!! Да сдесь творится я не знаю что! - выкрикивал организм в микрофон гарнитуры, что висела у него на голове.

- К чему столько эмоций, - тявкнула Трикси, - А творится - событие, точно.

- Да я так, на уши поставить, - спокойно пояснил Цеко, отключив связь, - Пока ничего не понимаю, сверху говорят что ни одного корабля к планете не прошло, а у нас какие-то НЛО в атмосфере...

НЛО не заставили себе ждать, потому как безо всяких прелюдий сквозь густые ветки пролетел какой-то металлический объект, охваченный пламенем, грохнул в бетонную площадку и рикошетом улетел дальше, проделывая туннель в лесу - уже после того как он пролетел, по ушам ударила волна и всех посбивало с ног. Лиса, в отличие от организмов, смогла отмотать назад и на паузе разобраться, что к чему.

- Это лимоны! - тявкнула она.

- Ац... - клацнул челюстью тиуа, - Ладно, хорошо хоть выяснили. Уикет, что по остальной планете?

- Зачем нам знать что по остальной планете! - фыркнул wоем горностай, не особо шарящий в стратегии.

- Понял, - отцокал в радио Цеко, - Кажется, вопрос усложняется. Они почему-то нагрянули именно сюда, а никуда в другое место.

Трикси соображала три микросекунды.

- Лишний инструмент навроде такого есть? - спросила лиса, кивнув на лапное оружие.

Зеленошёрстый без лишнего цоканья открыл люк транспортёра, где в креплениях зижделись всяческие "инструменты", от обилия которых разбежались бы все глаза - но только не у Самой. Трёххвостая крепко схватила лапкой штуковину навроде старого пулемёта Калашникова, быстро пробежалась взглядом по конструкции и вскинув вверх, дала пару выстрелов. Серкамон округлил глаза, но за неимением ничего лучшего сделал также, взвалив на плечо массивный лучемёт. Эти мысленные выкладки подтвердились буквально через десять секунд, потому как сверху опять что-то пролетело, только на этот раз сквозь кроны деревьев, как крупный град, посыпались лимоны в штурмовом обмундировании... это сказать смешно, а когда фрукты целят из огнестрелов - не до смеху. Тиуа вытаращились круглыми глазами на это опадение цитрусов, у лисы же как всегда щёлкало быстрее, чем у организмов.

Вскинув инструмент, Сама принялась крошить ближайших спускающихся короткими очередями - в противном случае они оказались бы со всех сторон сразу, и пришлось бы кисло. Горностая тоже не пришлось долго упрашивать, потом подключились зеленошёрстые и турельная пушка на машине, так что десанту не поздоровилось. В воздухе раздавались визги, похожие на скрип дверной петли, а заряды дырявили лимонов, поджигая экипировку и разбрызгивая ядовито-жёлтый... сок? Подбитые упырьки камнем падали вниз, превращаясь в бесформенную кучу.

Тех что падали рядом расстреляли на подлёте, но те что подальше успели приземлиться, и грохнувшись на пузо открыли огонь; по броне транспортёра зачивкали пули, высекая искры. Пульность была налапу, так как Сами могли эти самые пули видеть и при возможности - уворачиваться. Горностай молниеносным движением столкнул на землю Цеко, так что тиуа изрядно приложился.

- В голову летело, - пояснил Серкамон, не переставая палить.

Несколько пуль огребли и сами Сами, но небронебойные не могли повредить их усиленным тушкам, а только дырявили шкуру. Лиса щёлкала спусковым крюком, но орудие больше не стреляло.

- Сколько у этой штуки зарядов? - тявкнула Трикси, перекрикивая грохот стрельбы.

- Пять тысяч, это плазма! - ответил тиуа.

- Почему тогда не функционирует?

- Видимо повредило пулей, - показал Цеко на пробитый кожух.

При этом всем приходилось пригибать уши и головы под ушами, чтобы не остаться без оных: огонь усиливался, потому как лимоны концентрировались.

- В укрытия! - махнул лапой зелёный, - Вон туда и туда!

Это тоже было на редкость своевременно, потому как едва бойцы отбежали от транспортёра, по машине грохнул гранатомёт, проделав оплавленную дыру в нижней части. БТР покосился, но не загорелся и продолжал стрелять, в том числе дав в ответ по гранатомётчикам серию разрывных, от которых земля и куски бетона взлетали в воздух, превращаясь в шрапнель с лимонной начинкой.

- Ну ушлёпины... - прошипела Трикси, - Серк, как насчёт покусать?

- Покусать?? - вытаращился тот, но быстро сменил выражение морды на троллемордие.

- Цек, в ту сторону не палить! - показала лиса, - Мы пошли!

- Куда вы пошли?! - не вгрыз тиуа, но Сами уже сорвались с места.

Перебирая всеми четырьмя лапами с недоступной организмам скоростью, лиса металась от укрытия к укрытию, быстро приближаясь к залегшим фруктам. Прежде чем они успели сообразить, чем это чревато, трёххвостая уже добралсь до первого. Лимон вытаращил белёсые яблоки - всмысле, глазные - и отвесил челюсть, занимавшую большую часть головы. Трикси закатила ему такую оплеуху, что грузное тело полетело в сторону кубарем, раскидывая инвентарь. Из инвентаря огнестрел тут же оказался в лапе лисы... короче сказать, фруктам досталось. Именно покусать их было проблематично, потому как конечности бронировались, голова круглая, а шеи нет и в проекте, но зато Сами вихрем прошлись по расположению противника, атакуя лапами. Лимоны, не выдержав, вскакивали и начинали беспорядочно палить в сторону страшных зверей, и естественно их тут же косил с фланга БТР.

- Что за дребузня, впух! - фыркнула Трикси, отряхивая лапки от лимонного сока.

По небу снова грузно прокатило железным шаром, заставляя прижимать уши.

- О, лисо! - проклюнулся в эфире Котран, - Что там у вас?

- У нас ци... всмысле, какой-то бугурт! - подробно отрапортовала лиса, - Что на орбите?

- На орбите всё чисто, не вижу ничегошеньки!

- Они откуда-то берутся, это точно. Есть все основания тявкать, что долбаные цитрусы специально высадились к коммутатору, чтобы сорвать операцию по фильтрации Циби!

- Это шишово, - признался кот, - Тогда есть основания полным ходом куда-нибудь отсюда, чтобы распространить данные, какие уже того. Тем более можно по пути на Ёлке...

- Кстати про дерево, - встрял Бронеслав, - С него сообщили что рони исчезли из образцов.

- Как исчезли?!

- Были и не стали, - также компетентно расшифровал кавий, - Отбросив мистику, грызи предположили движение по второй временной координате, следовательно эти ребята могут быть где-то поблизости.

- Вот они, лови их! - цокнуло в эфире.

Вид сверху отчётливо показывал три огромные фигуры, шагающие по заливному лугу - тени от них отбрасывались ого-го какие, да и ямы следов тоже ничего себе. Поскольку на всей планете не имелось ни единого бипедального чего-нибудь такого размера, обнаружить роней труда не составило. Ёлка нависла над означенным районом носом к поверхности, переводя излучатели в режим нейтринной пушки; по всем каналам грызи и тиуа пытались связаться с объектами, но толку от этого было нисколько - те пёрли к населённому пункту, вздымая бронированными ногами волны воды и вывороченного дёрна.

Именно такую картину акварелью наблюдал в оптику тиуа от окраины посёлка - по полю пёрли словно ожившие статуи, с той лишь разницей что были они не каменные, а уделанные металлическим узором. Над плечами каждого чудовища полыхал золотой ореол, заменявший голову. Зеленошёрстый оглядел подчинённых, которые как раз пялились на него, не цокнет ли чего полезного: пехотинцы рассыпались за укрытиями и держали роней на прицеле, но прекрасно понимали что пронять их лапным оружием не светит. Тиуа фыркнул и придвинул ко рту микрофон.

- Населённый пункт эвакуировать не успеем. Ближе подпускать нельзя, заденем своих. Цели уничтожить.

Два орудия запредельной мощности выдали по лучу частиц, которые наложились фазами как раз внутри цели; пройдя через атмосферу и всю толщь планеты, они не затронули ни единого атома, а в месте пересечения выдали уверенный импульс, тянувший на небольшой ядерный боеприпас. Этого бронированные чучела не пережили, взорвавшись - при этом любой другой объект не взорвался бы, а просто испарился без следа, а так ещё и массивные куски полетели по округе. На месте взрывов остались только три глубокие дымящиеся воронки.

- Проглотите это, умники! - выкрикнул в сторону поля кто-то из зеленошёрстых.

Как оказалось, умники были не так глупы, как этого хотелось бы. Место взрывов немедленно оцепили исследователи, собравшие всё до последнего кусочка и пререлопатившие сканерами несколько кубических километров породы под полем. Совместными усилиями они составили баллистический отпечаток чучел, оставшийся на грунте из-за действия сильнейшей ударной волны, и сделали это отнюдь не зря - на снимке отчётливо была видна камера вверху механического туловища, явно предназначенная для оператора - и в этой камере лежали... еловые ветки и куча листьев!

- Рони - разумный лапник?! - припушнели от выводов тиуа.

- Если только в сочетании с разумными гнилыми листьями, - фыркнул грызь, - Кажется всё достаточно чисто.

На цокающего уставились, ожидая продолжения, а тот неспеша вычесал ухо. Минуты через три грызь соизволил продолжить:

- Мы не слышали, что находится внутри этих скафандров, или точнее цокнуть экзоскелетов, и не знаем как выглядят эти пуховы рони. Рони это знают, как и то что скрыться им на планете невозможно. Поэтому они напихали в кабину первой попавшейся органики, чтобы не возникло подозрений, и дали нам уничтожить роботов.

- А нет ли варианта, что роботы могли вообще действовать автономно с самого начала?

- Назови причину, зачем им набивать в себя растительных отходов.

- Тогда... что тогда?

- Найти не знаю кого на целой планете? Запросто! - фыркнул в wой Котран.

- Угу, мы как раз на вторжении экспы набили, повысили уровень, - заржал Бронеслав.

- Грызо, нам опять на поверхность, кло?

- Кло, - только и ответил пилот и направил истр прямо на планету.

Свечкой прошив облака, ФаГГ выровнялся над гладью широкой реки, та что была ближайшей к месту назначения, и включил торможение. На скорости около пятисот килошагов в час он начал притираться стабилизаторами к воде, отчего та резко вскипала, выбрасывая облака пара; поднимая стену брызг и тумана, истр постепенно потерял скорость и ухнул в воду.

- Вытрухайтесь! - цокнул пилот.

- Отлично, - поёжился кот.

Но делать было нечего - пришлось открыть фонарь, и в кабину хлынула вода. Выбравшись, Сам начал всплывать, пользуясь плавучестью туловища, и через минуту уже грёб по волнам к берегу. Когда он отплыл достаточно, из-под воды с рёвом пара и разлётом брызг на сотни метров вынырнул ФаГГ, вылил воду из кабины и заложил маневр вертикально вверх, тут же исчезнув в голубом небе. Работая лапами как вёслами, Котран мог пораздумывать над тем что для доставки организма потребовался бы непременно челнок, а они добрались куда быстрее - для посадки истра нужна была или широкая полоса, или поле, а таковых тут не наблюдалось, так что пришлось в реку.

Уже через двадцать минут кот и кавий сушили шерсть, одновременно выслушивая выкладки лисы по поводу эт-самого. Уж Трикси подняла хохолок по полной программе, потому как искать - это вообще лисово. Цеко и его подразделение слишком сильно энтузиазма не разделяли, опасливо осматривая глазными яблоками небо и прижимая уши, когда оттуда раздавался очередной рокот.

- Оглядите вот это, - сwыла подробную фотокарту местности лиса, - Вот зафиксированный маршрут движения роботов до того момента, как они попали под Ёлку.

- Символизирует... что? - почесал ухо Котран.

- Цибь! - с полной уверенностью ляпнул горностай, но подумав поправился, - Или скорее анти-цибь.

- Я это не для того показываю, чтобы вы искали тут цибь! - фыркнула Трикси, - Я имею ввиду что по всем данным, эти машины имели ограниченную скорость перемещения, когда не юзали телепорт.

- Имели, - строллемордил Бронеслав, делаю ударение на прошедшем времени, - Из этого что?

- Из этого логично предположить, - продолжала тявкать лиса, сwыв себе на уши клетчатую кепку, а в лапу табачную трубку, - Что организмы, которые находились в машинах, перемещаются с меньшей скоростью.

- Ну, с пяти сторон, - пораскинул кот, - Вряд ли кто будет делать машину, чтобы перемещаться медленнее.

- Вот. Если помножить зафиксированную скорость машины на прошедшее время, - на карте очертилась область, - То вот район поиска.

- Понятно, - кивнул Котран, - Значит его нужно поделить на бонус, который организмам давали маунты. Только как узнать, на сколько поделить?

- Поскольку изделия были бипедальны, - нудным голосом вещала лиса, - То предполагаю бонус такой же, как от средней боевой наземной машины.

- Короче сwыть, преполагаем что они движутся примерно как мы шагом?

- Именно. А также, учитывая их заумность, думаю угадаю если тявкну что они направились строго перпендикулярно к курсу движения машин.

Серкамона явственно передёрнуло от такой математической жажи, намазанной на реальность густым слоем.

- Прими во внимание, - заметил Бронеслав, катая щёки, - Что за машинами следили, и они не могли точно знать, когда начали следить. Поэтому спрыгивать им пришлось втихоря...

- Что в хоря?

- Вти-хоря. И кроме того, не оставить явственных следов, потому как их спалят даже автоматы, а они осматривают полосу вдоль следа машин самым пристальным образом.

- Предполагаются либо речки, либо каменистые склоны вот сдесь, - подсветила карту трёххвостая, - И вот тут особых идей, чтобы выбрать, нету.

- Да ладно, - фыркнул кавий.

Гнедой сунул лапу в нашкурный карман - потому как одежды на нём поверх шерсти не имелось, а карманы нужны - и порывшись, вытащил двухкопеечную монетку 152го года ПЩ, с гербом Социалистических Штатов Америки и надписью на планетарном языке "две сотых единицы денег".

- Их тут 42 штуки, - тявкнула Трикси, - Давай вот так.

Лиса скопировала монетку в wой, где её и начали подбрасывать, отмечая результаты. По этой жеребцовке объекты для поиска выстраивались в список по порядку; плюс по пять поинтов прибавили каждому номеру, за который спонтанно проголосовал кто-либо из.

- А кто-то wыл, архаика, мракобесие! - покатился со смеху горностай.

- Можешь придумать лучше - мы тебя не держим, - заметила Трикси, - Так, морда снова. Ещё морда...

При этом стоит заметить, что вся философичная беседа Самих, а также несколько сотен бросков монетки происходили в wое, поэтому для внешних ушей не были заметны вообще. Составив схему, Котран подытожил всю жажу уже вслух:

- Короче так, операция наша - разведывательная, форма - поиск. Так и называется. Поиск - это прочёсывание плюс захват чего-либо, наш случай ближе всего к пленным. Первое - в штабе составляем карту. Где шла колонна, как, что с ней когда происходило. Одновременно организуем оцепление всего района поиска - то есть весь маршрут плюс радиус насколько могли уйти организмы. Если они умеют телепортироваться или летать, поиск не нужен. Второе - карту режем на куски, едем в народ и собираем все сведения по этим кускам. То есть тайные тропы и т.д. Говорим, что потерялся кто-то, а мы тут ищем. Куски нужны, чтобы общая картина не была известна вероятным шпиЁнам. Третье - разбираемся, где наиболее вероятные точки спрыгивания. Четвёртое - организуем в этих районах прочёсывание и авианаблюдение методом раскручивающейся спирали. Конкретенные данные - уже слиты в сетку. Вопросы?

Зеленошёрстые переглянулись, Цеко проверил сетку и увидел, что данные и правда слиты. Тиуа слегка мотнул головой, прогоняя чувство нереальности, и убедился что глюкометр на запястье показывает положение "трезво". Проведя эти необходимые приготовления, он начал активно цокать, и цоканье прямо-таки распространялось, как круги по воде - в радиусе сотен километров началось движение: устраивать оцепление и поиск отправились десятки тысяч организмов и ещё больше единиц техники, начиная с летающих зондов и заканчивая орбитальной киносъёмкой местности. На последнюю правда надежда была чисто иллюзорная, ввиду того что чуть больше чем вся территория была покрыта густым лесом.

Для большей эффективности самозверьки разделились на четыре - просто потому что не могли на больше - и отправились проверять зоны поиска по порядку, составленному в списке. Все понимали, что нельзя терять ни микросекунды, но организмам было куда сложнее действительно не терять; ввиду этого Трикси схватила под лапы двоих тиуа, затащила их в транспортёр и дала команду на автопилот, прежде чем успел опасть линялый пух от шерсти. Шестиколёсная машина сорвалась с места, чуть не встав на дыбы, и понеслась по азимуту, уворачиваясь от деревьев и построек.

- Эй, сейчас аэро бы подогнали! - цокнул Уикет, поправляя шапку.

- Сдесь семь кило, доедем на треть быстрее, - точно посчитала лиса, - Прошу сделать вот что: разуть глаза и сообщать о любом подозрительном объекте, хорошо?

- Пфф... - подёрнули ушами тиуа, - Понятие расплывчатое, но сообщать будем.

- Осторожно!!

- Не слепые...

Бронетранспортёр выписал дугу на трёх колёсах из шести, объезжая аборигена, и с рёвом скрылся в зарослях. Трёххвостая ухитрялась подправлять действия автопилота через беспроводную связь, так что транспортное средство летело, как суслик между камней. Транспортёр снова пошёл в занос, встал на одну сторону и вписался на узкий мостик через реку, куда по другому никак бы не влез; послышался жуткий скрежет металла, и машина прошла над водой, как зажжённый бенгальский огонь, с хвостом искр и дыма. Короче сказать, искомые семь километров оказались одалены не в пример быстрее, чем могли бы быть. Транспортёр встал как вкопанный, подбросив зад и затем плюхнувшись обратно. Лиса уже неспеша открыла люк и вылезши, размяла лапки.

- Теперь спокухой, - тявкнула она, - Иначе ничего не увидим.

Зеленошёрстые слегка подёрнули глазными яблоками, но взяли себя в лапы и через десять секунд приняли каждый как минимум по три ведра спокухи: тиуа зевнули и закинули оружие за спины, как ни в чём ни бывало. Трикси кивнула, и все пять хвостов отправились по предполагаемому маршруту, как будто прогуливались по парку в выходной день.

Следует заметить, что местность к этому располагала как нельзя лучше - лес хоть и был лес, но так сказать благоустроенный, потому как для сдешних это был не лес, а скорее город - всмысле места проживания. На земле, покрытой густым мхом, травой или подлеском в виде кустов, можно было заметить только отдельные недавно упавшие деревья и ветки, а так весь мусорок жители убирали, чтоб не мозолил глаза и не колол лапы. Среди громадных стволов извивались дорожки, выложенные то камнем, а то и просто бетонированные, но от этого не менее в пух выглядевшие; любая самая небольшая тропинка то и дело утыкалась в скамейки из древесных колод, а когда пересекала многочисленные речки - непременно оснащалась мостиком.

Наверняка сдесь было полно пушных зверей, включая разумных, но сейчас общая полундра заставила их притаиться и прильнуть к радиоприёмникам, воизбежание, так что в лесу было довольно пустынно. Не считая небольшой стайки кабанообразных животных, пуховой тучи птиц, грызунов, моллюсков... У Трикси слегка разъехались уши, потому что она поняла - плотность организмонаселения тут весьма высокая, и искать среди них незнаю что - не самое простое дело. Лиса заметила в стороне от тропинки что-то белое, висевшее на ветке, и прошла туда несколько шагов; на ветке оказалось странного вида создание, напоминавшее улитку и ленивца одновременно. Животное повернуло на лису морду с нереально огромными чёрными глазами и внезапно заорав не своим голосом, сорвалось вниз и бухнулось в землю. Именно в землю - как в асфальт нырнул, раз и нету! Подошедший сзади Уикет потеребил ухо, заложенное от вопля.

- Ы? - задала подробный вопрос Трикси, показывая на лунку от падения животного.

- Угу. Крот-оратор панцирный, - уловив испуг на морде лисы, тиуа добавил, - Эндемичен.

- Фуф. Честно тявкнуть, не хотела бы таких концертов у себя в лесу.

- Так это местный, а не из привезённых, - пояснил Уикет, в то время как они вышли опять на тропинку, - Ну насчёт концертов тут да, прибалдеть можно, но в конце концов это не они к нам прилетели, а наоборот.

Лиса призажмурилась и одобрительно пихнула тиуа в плечо лапкой. Вернувшись к заглатыванию внешней информации всеми каналами, Трикси обнаружила что снова начинает хватать обезряживания - вокруг был самый натуральный лес, даром что не шаданакарский, а лес он и на Ченачочане лес. К счастью, она успела скопировать цибь-шарик в wой, так что теперь могла посмотреть на него и снять симптомы... вот так значительно лучше!

Лёгкий ветерок шевелил шерсть, поставляя тонны информации, чуткие ушные раковины ловили малейшие колебания воздуха, а глаза сканировали всё, до чего дотягивался свет. Даже подушками лап лиса прощупывала сотрясения грунта настолько, что могла бы уловить упавшую ягоду за много метров. И стоит заметить, что эти ощущения ей нравились настолько люто, что хотелось встать на четыре лапы, тявкать, выть и валяться в травке. Однако сознание того, чем она занята, не позволяло Трикси так сделать - хотя лиса и не могла отключить эмоции, потому что на них сильно рассчитывала в поисках.

После того как район номер один, который по списку, был пройден прогулочным шагом, хвосты снова сломя голову забились в БТР и рванули к следующему - а там снова пришлось тормозить. Лиса без малейшего зазрения совести потратила бы куда больше времени на хождения по сдешним лесам, но только не в создавшейся ситуации. Проклятущие неведомые организмы, ухитрившиеся выйти из стана, весьма вероятно затевали что-то новенькое. От этого начинали подрагивать уши, но приходилось быстро приходить в спокойное состояние и работать одним большим ухом.

- А что, Уикет, чем вы тут вообще занимаетесь? - осведомилась Трикси.

Тявкать приходилось достаточно громко, потому как вокруг шелестела листва, а идти совсем рядом лиса не могла из-за того что мешались хвосты в изобильном количестве.

- Всмысле? - не одуплился тот, - Ну я например...

- Не в этом смысле.

- Хм? Ну если ты про всех скопом, то даже не знаю как цокнуть. Живём, вот.

- Это соответствует результатам наблюдений, - хмыкнула лиса, склонив ухо, - А зачем живёте?

Тиуа усмехнулся, поправив шапку, и поглядел на ветки вверх.

- Ну, применительно к данной ситуации - затем чтобы ты спросила. В прямом смысле. Ведь если бы мы не жили, ты не смогла бы спросить.

- В точечку, - согласилась Трикси, - Если бы все думали подобным образом...

- То они бы цокали и были зелёные?

- Не обязательно. Но по крайней мере не появлялись бы чучеловозы, таранящие планеты.

За философичным растечением мысли лиса нисколько не удалялась от прослушивания, и периодически напоминала об этом зеленошёрстым. Те несколько раз метнулись было за странным организмом, но выяснялось что это нечто очередное эндемичное, не привезённое. Начинало уже темнеть, и по лесу зажигались неяркие источники света - как лампы, так и светящиеся растения и улитки, выползшие пофлюорисцировать вволю. Слушать в сумерках, среди отсветов и теней стало сложнее, к тому же организмы, в отличие от Самой, заметно притомились. Трикси хотела было уговорить их прислать смену, но те только мотали ушами и зажевали стимуляторов, отчего на время могли не обращать внимание на усталость. Дело начинало отдавать запахом полной бесперспективности, потому как прошло уже около десяти часов, а ни одна из групп ничегошеньки не нашла.

- Это фейл, - сwыл Котран, - Я думаю, ловить нечего.

- Похоже на то, - вздохнула Трикси.

- По логике, если это фейл, надо переходить к следующему этапу, - сwыл Бронеслав, - А какой у нас следующий этап?

- Его пока нету.

- В таком случае считаю, что пока его не будет - надо продолжать искать.

- Нафигаа?? - провыл горностай.

- Ты устал?

- Я-то нет, а вот организмы определённо!

- Ничего страшного, речь о безопасности их же планеты, - фыркнул кот, - Продолжаем.

Помимо личного выслушивания, лиса постоянно пользовалась тявканьем для опрашивания встречных аборигенов - ну точнее натравливала на них солдат, потому как не имелось времени объяснять, что на Ченачочане делает трёххвостая лиса. По мере этого процесса Трикси пыталась выводить статистические закономерности, но толку от этого не виделось никакого. Выслушивая про очередного сизого тушканчика, лиса ощутила явные признаки желания в случае нахождения этих самых организмов - долго бить их лапами... В лесу настала уверенная ночь, между деревьями пополз туман, подсвеченый фонариками, настраивая свалиться в мох и выполнить полугодовой план сурка. Тиуа сжевали уже почти весь запас стимпаков и подумывали о том, чтобы действительно вызвать подкрепление.

- Поймали две тысячи сто нарушителей порядка, нашли семь тысяч триста пропавших предметов и шесть тысяч потерявшихся животных, - привёл статистику Уикет, - Обнаружили четыре неизвестных вида флоры, месторождение нефти и залежи аппатитов. Искомого - нету.

- Дэээ... - провела по носу лапкой лиса.

Небо уже начало задумываться о светлении на востоке, когда к Уикету подбежала тиуанка и настолько быстро прощебетала, что даже лиса не успела ничего разобрать. Зеленошёрстый потёр уставшие глаза и хлебнул ещё из фляжки.

- Говорит, возле реки что-то такое, - цокнул он.

- Такое? Это всё описание? - фыркнула Трикси, уставившись ушами на самку.

Зелёная пораскинула и показала лапами предполагаемые габариты и внешность "такого".

- Пошли посмотрим, - без особого, мягко сказать, энтузиазма произнёс Уикет.

Как назло тропинки туда не имелось, так что пришлось продираться через достаточно густые кусты, оставляя на них шерсть. Трикси пожалуй оставила меньше всех, потому как её шерсть практически не линяла вообще - хотя пуховые хвосты якорили за ветки почём зря. Совершив этот марш-бросок пухом, группа вывалила к очередной речке; один берег оной был достаточно крут, а второй тоже, но перед обрывчиком имелась полоса чистого песка. Судя по валяющимся стволам деревьев, это место оказалось довльно диким по сравнению с другими - зато по стволу все трое и перебрались на проходимый берег. Внизу плескалась прозрачная вода, а свет поступал отовсюду, потому как подсвечивался весь туман и на открытом месте позволял видеть вполне хорошо. Сверху мерцали жирные звёзды, отражаясь в реке. Трикси и тиуа пошли вдоль берега, намереваясь обнаружить "такое".

Такое первой увидела конечно лиса, и сразу остановила спутников, на всякий случай. Отработанной процедурой тиуа заняли позиции за укрытиями, а трёххвостая пошла проверять лично, не закрывая им обстрела - потому как причинить повреждения ей было куда как труднее, чем организмам. Издали объект был похож на мешок, но подойдя ближе, лиса разглядела странное существо - оно было всё сплошь округлое, с толстыми лапами и короткой шеей, и когда лежало - становилось овальным. Выделялся только хвост, и судя по всему, грива на головной части. В сумерках поблёскивали большущие глаза на морде существа... только не крот-оратор, подумала Трикси.

- Видите? - осведомилась лиса без тявканья, по радио, - По вашему это кто?

- Животное. Ну я бы сказал, морфень, - сказал Уикет, - Это кое-какие наши разработки по генетике. Хотя то что он сдесь - довольно подозрительно. Передай видео, пожалуйста.

- Лови.

- Такк... Ну да, это точно морфень, видишь клеймо? Пошли, - вздохнул тиуа, поднимаясь из-за бревна.

Трикси уже повернулась и хотела было начать движение, но снова глянула на морфня и остановилась.

- Подождите, кажется ему плохо! - тявкнула лиса.

Казалось ей это потому, что существо не реагировало на неё и слегка подрагивало, как замёрзшая птица. Подошедшие тиуа тоже заметили это и озадачились.

- Может, потерялся? В любом случае, надо сдать в медицину.

- У нас задачи поважнее, вам не кажется?

- Не кажется. Что теперь, оставить его тут, из-за каких-то особо одарённых галактических придурков? - тявкнула Трикси, - Оно не такое тяжёлое, утащим к дороге, а там погрузим.

- Согласен, - цокнул Уикет, - Пусть подавятся своей ненаходимостью.

Зеленошёрстые быстро наломали сушняка на носилки и смотали клейкой лентой из НЗ, а лиса осмотрела песок вокруг лежащего организма и прошлась по следам, ведущим в заросли. Под густыми ветвями обнаружился ещё один, с позволения сказать, морфень. Что увеличивало вес минимум вдвое...

Вытащив тушки к транспортёру, стало возможным разглядеть их получше. Это были весьма вялые создания, похожие на на небольших копытных животных - но толстые лапы заканчивались просто ничем, а не копытами. К тому же организмы имели снаружи не шкуру, а какое-то непонятное покрытие, напоминавшее скорее искуственную кожу, из какой делают обивку кресел. У одного экземпляра эта "обивка" была блекло-розовой, а у второго фиолетовой - правда, от этого первый не походил на хрюшку. У обоих имелись гривы из чего-то навроде волос, только плоских и крупных, как ленты, и такие же хвосты на том месте, где положено быть хвосту.

При перекладывании на носилки существа издавали какие-то нечленораздельные звуки и ворочались, что подтверждало далеко не лучшее их самочувствие. Уикет направил транспортёр к ближайшему медицинскому центру, и через двадцать минут пациентов сгружали в приёмное отделение.

- Это? - ответил врач на вопросы, - В душе не щебечу, кто это! Но думаю что сейчас узнаем, и в любом случае им надо оказать помощь.

- На всякий случай дайте сюда батальон химзащиты, - устало цокнул тиуа, - Лиса-пуш, я всё, в отвале.

- Тиуа-пуш, я в общем-то тоже, - заверила Трикси.

В довольно выжатом... как лимон, состоянии лиса отправилась навстречу с остальными. У них получилось всё примерно тоже самое - то есть ничего. От логического косяка у Самих слегка клинило сознание, что оборачивалось примерно тем, что для организмов называлось бы головной болью. Сидючи в аэромобиле, Трикси отрешённо глазела на проносящиеся за окном фонари предрассветного леса; лиса пожалуй чуть ли не первый раз почувствовала усталость. Настолько почувствовала, что не заметила как наткнулась на широченную морду кавия. Трёххвостая оглядела Самих, и улыбнувшись, подтявкнула.

- Кажется, мы сделали всё что смогли? - сwыла она.

- Ну я бы так не фъркнул, - фъркнул Серкамон, который казалось наименее пострадал от удара по мозгам, - Сделали по сабжу, да. А так мы к примеру и ложек могли навырезать, а ведь не сделали. Так что насчёт "всего" - это пожалуй слишком громко сwыто.

Лиса затряслась от нервного смешка, который не принёс обычного облегчения; сознание чувствовало явную угрозу в сложившейся ситуации, словно над головой сгущались невидимые тяжёлые тучи. От этого даже ясный рассвет казался не таким ярким, каким был на самом деле. Тёплое, ещё не ослепляющее солнце червонно-золотого цвета восходило из-за верхушек леса, окрашивая розовым высокие постройки и одиночные деревья.

- Ладно, что вбито то вбито, - сказал кот, мотнув ухом, - Передаю сводку от бельчачьего исследовательского модуля. Стоит принять к сведению и обмусолить.

Сводка содержала сто сорок мегабайт информации, но основное сводилось к простым наблюдениям. Четырёхметровые металлические гуманоиды, каковых видали на обшивке крысалелёта и потом - на планете, были признаны чем-то вроде интегрированного экзоскелета, или проще сказать машины. Это однако не давало ответа на вопрос, что именно находится внутри этой машины и находится ли там вообще что-нибудь. Грызи зафиксировали способности этих роне-ботов к различным сложным эффектам, в том числе - к генерации второй временной координаты...

- Типа как в шахматных часах? - сwыл троллморду горностай, имея ввиду часы с двумя циферблатами.

- Ага, - фыркнул Котран, - Почти. На практике это означает, это если ты к примеру распыляешь рони-бота лучемётом, это не значит что он будет непременно распылён, может и перематерилизоваться. Именно таким образом они выскользнули из ловушки, из которой нельзя выскользнуть.

- Причём тут время? - потёр мозг Серкамон, - Они же телепортнулись с корабля на планету!

- При том, что планета движется, и если прыгнуть во времени вперёд - она сама тебя догонит. Доступно?

- Так значит, эти три штуки?... - прижала уши Трикси.

- Грызи считают, что нашли способ измерять искажение времени, создаваемое ботами, и оттого считают что именно эти три штуки или не успели, или не захотели так делать. Короче сказать, их действительно разнесло на фрагменты.

- И то нитки... - вздохнула лиса.

Сами посвятили ещё несколько минут изучению материала по рони-ботам, стараясь составить хотя бы гипотезы по поводу самих роней; одна из наиболее рабочих заключалась в том, что рони устроили усиленный временной "прыжок" только для себя, оставив ботов - навроде как пилот катапультируется из самолёта. Версия сколь удобоваримая, столь и неудобоваримая одновременно... причём при слове "одновременно" теперь сознание слегка подтормаживало.

Из ступорного состояния всех вывел срочный вызов по wою непосредственно от координаторов на Ёлке.

- Думали, ничего нету? - не скрывая радости, цокал грызь, - А кое-что клюнуло!

- Боюсь даже представить, - поёжилась Трикси.

- Не бойся. Те "морфни", которых вы нашли ночью в лесу, похоже и есть рони.

- Чивоо?! - в один голос сwыли четверо, представив себе неуклюжих плюшевых увальней внутри гигантских боевых роботов.

- Того, - невозмутимо цокнул сквир, - Они разнесли пол-госпиталя, когда слегка очухались, и притом явно не нарочно. Сейчас их снова водворили в исследовательский отдел, и есть надежда что без своих игрушек пуха с два они так попрыгают по координатам. Впрочем, скорее всего они и не будут пытаться, потому как вероятнее всего чего-то не оценили и чуть не погибли в планетной среде.

Глаза у всех Самих забегали туда-сюда, потому как они усиленно соображали. У лисы естественно нагрелись от этого ушные раковины, что впрочем далеко не ново.

- Увезти! - выпалил в wой Бронеслав

- Подальше отсюда! - в тоже самое время сwыл кот.

- И как можно дальше! - подтвердила Трикси ещё до того, как было сwыто то, что она подтвердила.

Трое уставились на Серкамона.

- Ну я так и подумал, что вы сwоете, - сwыл горностай, слегка троллмордя.

Самозверьки снова бросились бежать с самой большой из возможных скоростей, потому как думали о возможности вернуться поближе к дому, а если Ёлка навострит лыжи - вряд ли будет ещё такая возможность. Увезти роней от населённой планеты было самым первым, что приходило в голову - и чтобы они не потерялись снова, и чтобы не привлекать крысалов, которые вполне вероятно могут что-нибудь сделать по этому поводу. На бегу, огибая деревья и перепрыгивая автомобили, Сами прослушали очередную сводку - Ёлка стартует через пятнадцать минут, вот что для них в данный момент оказалось главным.

В помещении на Ёлке ничто не напоминало о том, что за стенами проносятся световые года пространства. Тишина нарушалась только хавронным чавканьем, в то время как два организма - а теперь уже было доподлинно установлено, что это организмы - с треском за ушами поглощали пшённую кашу, насыпанную для удобства в корыто. Розоватая особь просто набивала полный рот, после чего закидывала голову и делала пропихивающие движения шеей, как курица, пока порция корма не проваливалась в кишечник. Если бы не эмпирические данные, по этому эпизоду можно было подумать, что там вообще один сплошной кишечник. Наблюдавшие за кормлением Сами тихо прифыркивали и хихикали. Наконец сиреневый организм оторвался от пищи, рыгнул и тут заметил зверьков - глаза роня расширились, грива встала дыбком и челюсть отвисла; с морды опадали остатки пшёнки.

- Ты говорила что такое кардинально невозможно! - пнул фиолетовый организм розового.

Впрочем, "пнул" вряд ли относится к пиханию конечностью, каковая похоже вообще не содержала костей.

- Я понятия не имею, что это за чертовщина! - ответил розовый упырёк, продолжая всасывать крупу, - По всем параметрам, эти образования не могут иметь высшей нервной деятельности! У них всего лишь четырёхмерное восприятие, что совершенно не позволяет осознавать...

Дальше автоматика, переводившая тарабарщину роней, написала "не поддаётся интерпретации", но всё равно переводчик сработал очень эффективно, ибо коммуникации роней состояли из прорвы комбинаций звука, света и электромагнитных импульсов.

- Ну короче сказать, - окончательно перевёл горностай, - Они сильно удивлены, примерно как если бы мы увидели говорящих лягушек.

- Только вот кашу-то казённую они лопают на ура, - строллемордил Бронеслав.

Рони слегка шарахнулись от того, как перекосил морду кавий, но от корыта не отошли, только быстрее начав работать челюстями.

- Да вы жуйте, а не клюйте, - усмехнулся кот, - Никто у вас кашу не отнимет.

Организмы превели взгляд на него, но ничего по этому поводу не сказали и продолжили хомячить.

- Высшая раса, - строллемордил в wой Котран, - Значит, есть резонное предположение, что крысалы такие же, если не сильнее отмороженные.

- Почему? - уточнил Бро.

- Потому что если бы они действительно были разумнее, то не набрасывались бы на халявную пшёнку, как поросята на отруби. "Я свинья и ты свинья, все мы братцы свиньи, нынче дали нам друзья целый чан ботвиньи" - процитировал классику кот.

- Ну я бы не стал так однозначно, - пожал щеками Бронеслав, - Может, им надо тонну пшёнки съесть, чтобы тупо не сдохнуть...

- Вполне вероятно, - хмыкнул Котран, показывая на роней.

Те стояли у чистого корыта и смотрели на Самих, как на продолжение банкета. Причём это оказалось отнюдь не в переносном смысле - силовое поле, инициированное ронями, потащило кавия - видимо как самого жирного - прямо к входу в их кишечники! Остальные дёрнулись, но Бронеслав сwыл раньше:

- Постойте, может проверить, что они собираются делать? Ну не сожрут же они металлическое туловище!

- Да не факт... - хмыкнул кот.

- Думаю, не стоит, - сwыл Серкамон, - Дело в том что если я правильно понял, они мыслят весьма примитивно, поэтому...

Трикси выслушала wой и без особых комментариев включила гравитаторы - естественно, ей для этого не требовалось нажимать кнопок, а от намерения до исполнения прошли микросекунды. Придавленные пятью "же", рони грохнулись на землю; поскольку кавия не отпустило, их подбросило в воздух и снова впечатало в почву - только тогда троглодиты отпустили жертву.

- Вот именно, Серк, - сухо тявкнула лиса, - Никаких цацканий!

Рони кажется даже испугались, зашуганно прижимаясь друг к другу и издавая звуки навроде частого фырканья.

- Испугались? - довольно сурово тявкнула Трикси, неотрывно глядя на роней, - А хватать кого ни попадя полями не испугались?

- Да ладно тебе, они никого не воспринимают, - фыркнул кавий.

- П-простите... - выдавил один из организмов, - Мы случайно...

- Пнипирог, ты сходишь с ума! - возмутился фиолетовый объект, - Ты с чем разговариваешь?! Видела бы тебя сейчас...

- Но сейчас нас никто не видит, Сдвиньспектр! И кроме того, это явно не что, а кто!

- Еретичка!! - взвизгнула фиолетовая особь, - Кто бывают только рони, созданные по образу и подобию Её, а вся остальная материя это что!

- А каша кишечник не давит? - осведомилась Пнипирог, и казалось на морде явственно проступили признаки троллморды.

- Я те щас покажу кишечник...

Сами побоялись, что розовой сейчас оторвёт голову - настолько она раздулась оттого, что сжалась шея. Та пыталась отбиваться полями, разметая песок, перевернула корыто... Лиса снова задействовала гравитацию, на это раз поймав в пятак только одну рони - фиолетовая Сдвиньспектр, как её обозвала розовая, шмякнулась мордой в грунт и потеряла управление полем.

- Так значит вы всё-таки можете разговаривать, синьоры! - церемонно взмахнул лапами горностай, - Точнее, синьориты, как я понял. Может быть всё-таки стоит нам поведать то, что в противном случае из вас вынут механическим способом?

Обе рони снова тупо уставились на горностая, как на ту самую говорящую лягушку - причём было такое впечатление, что они натурально первый раз такое видят, хотя за последние десять минут это был далеко не первый раз.

- Стоп-кадр, - сwыл Котран, - Смотрите, уставились как мышь на крупу, словно никогда не видали! Вам не кажется это странным?

- Кажется, - подтвердил Бронеслав, - Ну-ка следите.

Кавий выбежал поближе к роням, стал на четыре лапы и раззявив щачло, оглушительно свистнул. Те не проявили никакого внимания.

- Странно... - пробормотала под нос Трикси, почёсывая за пушным ухом.

- Пожалуйста, не бейте её! - донеслось от розовой рони, - Она не нарочно.

- Это ты мне? - на всякий случай уточнила лиса, подходя близко к объекту.

- Да, вам, о великий непонятный организм! - сделала большие глаза рони.

- Интересно... - cwыла трёххвостая, - Ну-ка Серк, ещё раз всё то же самое.

Горностай на автомате повторил все слова насчёт синьорит и действия. Рони снова впырились на него точно также, как и в прошлый раз. Трикси решила не вытягивать за хвосты:

- Хорошо, значит ты, как тебя, Пнипирог, ты меня слышишь? Отчётливо?

- Да, слышу! - испуганно ответила розовая, моргая глазами.

- Меня зовут не великий непонятный организм, а Трикси, - тявкнула Трикси, - И кстати я не организм, но это отдельная песня... Сейчас отвечай, ты меня хорошо видишь?

- Эээ...

- Отвечай на вопросы! - резко рыкнула лиса.

- Да, да, отлично вижу!

- Сколько ушей, сколько хвостов, цвет?

- Ушей три, хвостов два... Тоесть, наоборот! - слегка дрожа, выпалила рони, - Цвет серо-фиолетовый.

- Значит нормально видишь, - сделала точный вывод лиса. - А теперь скажи, сколько ты ещё видишь таких же объектов, как я.

Пнипирог снова тупо моргнула зенками, явно не врубаясь в соль вопроса. Оскал на морде лисы заставил её пошевелить мозгами побыстрее:

- Не вижу нисколько, конечно, тут больше ничего нет!

- Что и требовалось доказать, - хмыкнула Трикси, обращаясь к своим.

- Доказать что? - уточнил Котран.

- Что они нас не воспринимают. Как уж это объяснить, другой вопрос.

- А почему они тебя воспринимают? - резонно поинтересовался Бро.

- А ни в понятии! Может, три хвоста помогают, - пожала плечами Трикси.

- По-моему насчёт воспринимания, это ты крадёшь хлеб у кэпа, - заметил Серкамон.

- Нет, она имеет ввиду, - пояснил кот, - Что они просто физически не могут нас воспринимать, а не потому что не хотят.

- Как это может быть?! - взwыл горностай, - Мы сдесь в одном отсеке, морда к морде, как это?!

- Ну, как именно это - пусть выясняют кто с ухокистями, - хмыкнула лиса.

В этом она была несколько неправа, потому что те кто с ухокистями, сразу рассудили, что лиса отлично проводит коммуникативность через себя на роней, так что немедленно включили вводный канал информации, и дальше в течении нескольких часов Трикси тявкала в основном не то, что думала. Были поставлены множественные опыты, в том числе с использованием сканирования роней для точного определения их реакций, и постепенно это дало результаты в виде слегка проясняющейся картины. Особи были умотаны грузом, который валила на них лиса, но это было только налапу - так они хуже соображали, и вряд ли могли специально искажать свою реакцию на элементарные раздражители. Чтобы совсем не довести роней до обморока, их регулярно подкармливали пшёнкой и чаем.

Было выяснено, что у них действительно нет мозга как такового, а точнее вообще нет выделенной нервной системы, так как в процессе участвуют все клетки; строение клеток оказалось крайне запутанным и если упрощённо, то каждая клетка дробилась на подклетки, а те в свою очередь тоже, и такой слойности там наблюдались тонны. Впрочем, это всё были интересные, но непринципиальные данные, а главный вопрос по прежнему заключался в том, как рони умудряются не видеть разумных организмов, глядя на них в упор.

- Ну допустим, они не понимают существования самих грызей, - разбрыливал мыслью Котран, - Но впень, они не могут не видеть Ёлку, потому что они в ней!

- Ага, пшёнку-то они видят, - строллмордил кавий.

- Вот именно. Они же не могут думать, что пшёнка берётся из ниоткуда?

По мере экспериментов Сами уже не wыли, а болтали языками, ходили туда-сюда по помещению, мотали перед глазами у роней лапами и трогали их - но эффекта это производило столько же, как если выступать перед клубнем картохли.

- Интересно, Пнипирог, - тявкнула Трикси, - А как ты думаешь, где вы сейчас находитесь?

- Это летающий космический остров, конечно, - устало отозвалась та.

- И ни разу ни корабль?

- Какой же это корабль? - искренне удивилась Пнипирог, - Сдесь же нет сквозных дыр в вакуум!

Лиса слегка клацнула челюстью и подумала, а не издевается ли зверушка, но пока определила, что нет.

- Хорошо, откуда берётся вот это? - показала на корыто каши трёххвостая.

- Это дар Её! - хором выпалили рони и пали, как достопамятные румели, нОсами в гОвно - за неимением оного, в песок.

- Как вы объясните, что дар Её постоянно притаскивают мехи? - спокойно осведомилась лиса.

- Ибо бесчисленны Её обличья! - повторили припадок рони.

- С ними сложновато, - призналась Трикси, - Любые доводы будут задавлены неисчерпаемой глупостью и фанатизмом.

- А ты с кем разговариваешь, Трикси? - осведомилась Пнипирог.

- Я разговариваю со Своими, - тявкнула лиса, - А также с существами, которые построили этот корабль и которых вы, глупые животные, в упор не видите.

Сдвиньспектр оскалилась и хотела было что-то сделать, но розовая на всякий случай влепила ей по морде - благо удары ватными конечностями по такой же голове травм принести не могли.

- Что думают грызи? - спросила в wой Трикси.

- Грызи думают мысли, - ответили грызи, - А именно то, что барьер восприятия конечно очень серьёзный, но как подсказывает логика, не непробиваемый. Они способны осознавать как минимум друг друга, и вдобавок, вслуху каких-то случайных обстоятельств, самолису. Значит, нужно привести к общему знаменателю эти данные, и тогда есть прямая возможность понять, как преодолеть барьер.

- А оно нам особенно нужно? - фыркнул горностай.

- Ну, учитывая то, что у этих туловищ очень большие летающие улитки, - пояснил Котран, - То пожалуй нужно.

- Не думаю чтобы они сильно впечатлились, даже если и пробить этот барьер, - вздохнула Трикси.

- Так они по крайней мере сообразят, что с нами чревато связываться, потому как поймали двоих, поймаем и остальных. А если не будут соображать, придётся механически, что сложнее.

- Ладно, - фыркнула лиса, поворачиваясь к роням, - Можете отды...

Те уже храпели, как январские сурки.

Относительно недалеко - по галактическим меркам - от Ченачочана, возле одной из ненаселённых звёздных систем, Ёлка встретилась с шаданакарским кораблём "Заря" - тем самым прототипом аннигилятора пространства, что испытывался в далёком космосе. По своим очертаниям "звёздный плуг" походил на квадратную башню навроде тех, что имелись в древних Кремлях; на серых металлических боках, тянувшихся на несколько километров, красовался серп и молот. Наблюдавшие через тактический экран Сами весьма впечатлились размерами судёнышка, которое не уступало Ёлке - и кроме того, даже через толщу конструкций и защитные поля казалось был слышен тяжёлый гул силовых установок, которые жевали само пространство космоса.

На экране можно было увидеть и всякие подробности типа стыковочных шлюзов, габаритных огней и плазменного выхлопа, а на самом деле, если смотреть своими глазами, самое большое что удалось бы разглядеть - это тёмный силуэт на фоне звёзд. Ёлка, которая всем представлялась расцвеченно-зелёненькой, тоже не демаскировалась; видно её было только по огням двигателей, и то с очень узкого угла зрения.

В исследовательском модуле, где организовали просторный загон с песком, травкой и пшёнкой, Сами продолжали компостировать мозги себе и роням, пытаясь разобраться в обстановке. Как быстро выяснили, дело заключается не только в восприятии, но и в работе их памяти, которая избирательно не записывает события, противоречащие учению Эхчуч - а учение это, ясное дело, простотой не отличалось, как и вообще всё у роней. Ввиду этого было непонятно, является ли избирательность памяти специальной прошивкой, или выработалась сама, потому как ни на что кроме эхчуча не хватало мыслительных ресурсов. Самозверьки вели по этому поводу длительные дискуссии, в том числе и с цокающими организмами, пришли к определённым выводам, но пока прорыва не получили.

- Кстати, мы куда? - задалась вопросом Трикси, глянув на показания скоростемера.

- В целом, "Зарю" предполагали вернуть на Плутон для доработки, - просветил Котран, - Чтобы чего не вышло, сопровождает дерево.

- Чтобы чего не вошло? - фыркнул Серкамон, отрываясь от чтения пергаментного свитка, - Вроде бы я слыхал, что аннигилятор это сама по себе гигантская пушка.

- Именно, - кивнул кот, - А забодать одиноко летящую гигантскую пушку - задача для начальных классов.

- Пушка? - удивилась лиса, - Эта башня?

- Ну не пушка конечно, имелось ввиду что он может быть использован для, - Котран показал клыки, - Ведь эта штука преобразует пространство в материю, а может и обратно. Улавливаете?

- Не особо.

- Пфф.... Крысалелёт, равно как и ронина улитка, равно как и всё остальное, состоит из материи, неважно какой. Если она попадёт под волну обратной нуль-реакции, то превратится в... в пространство, тобишь с нашей точки зрения - в ничто. Суть также в том, что мощные движители "Зари", предназначенные для мирных целей, одновременно могут дать такой конус этой самой волны, что даже крысалелёту мало не покажется ни разу. Есть все основания утверждать, что если как следует позиционировать - можно накрыть целиком.

- Так, ладно, - мотнула ухом Трикси, - С аннигиляцией более-менее. А теперь вопрос, неужели мы попрём роней на Плутон?!

- Нет, их предполагается оставить на сквирячьей Мякине, там у них мозголом-центр.

- Мне их уже жалко, - хихикнула лиса.

Это было не особенно удивительно, потому как вытащенные из своих экзоскафандров и не затуманенные барьером восприятия, рони выглядели вполне смешно и оказались существами куда более похожими на обычных животных, чем это можно подумать с самого начала. Из рассказов особей было составлено мнение, что организация роней раскинулась в межгалактических масштабах, как и достопамятные крысалы...

- Крысалы, аррргх!! - мотнула головой Сдвиньспектр, брыляя выступившей изо рта пеной.

Ясное дело что бацилоидов с двумя большими пальцами на каждой лапе рони недолюбливали, мягко говоря. Одной из наиболее явных причин этого было то, что у крысалов был установлен фанатический патриархат, в то время как у роней - не менее фанатический матриархат. "Более" не получится ввиду того, что более просто некуда - и у тех и у других социально-половое регулирование было заботливо доведено до паранои...

- ...до паранои! - прямо тявкнула лиса, выслушав тонну ронинного бреда.

Бронеслав, который дежурил за гравитаторами, привычно придавил Сдвиньспектр, чтобы та не распускала поле.

- Вы понимаете, что все эти "великие откровения", которые вы мне тут скармливаете, - продолжала Трикси, - Чуть более чем полностью совпадают с такими же от ваших любимых крысалов, только с заменой мэ на жо!

- Ты не сможешь этого доказать, потому как это ложь! - привзвизгнула фиолетовая рони.

- Да ну?! - строллемордила лиса и пошла за бумагой и карандашом.

Идея была хорошая, но неправильная, потому как барьер восприятия и избирательность памяти работали даже тут, искажая до неузнаваемости совершенно очевидную картину. Трикси промучалась три часа, но так и не смогла доказать роням, что два текста идентичны - хотя они были идентичны. Любой организм на её месте вжрал бы наркотиков в какой-либо форме, самолиса только пожала плечами и продолжила думать. Был поставлен эксперимент с целью выяснить, "видят" ли рони хотя бы туловища организмов и Самих - для чего лиса заставляла подопытных читать буквы с табличек, в то время как перед одной из них зижделся кавий, напрочь закрывая оную.

- Так, теперь седьмую.

- Триииксэ, сколько можно, а? - проныла Пнипирог, - Позволь мне убиться об стену!

- Седьмую! - тявкнула как отгрызла лиса.

- Я не вижу, - рони шмякнулась лбом об корыто без никакого эффекта.

- Ага, не видишь! - возрадовалась Трикси, - Почему не видишь?

- Потому что перед табличкой двадуха.

- Чего-чего там?

- Ну... двадуха, - пожала плечами Пнипирог, - А ты что, не видишь его?

Лиса зажмурилась и едва не подумала про стену.

- Хорошо, постарайся точненько описать, что это за двадуха...

Из этого опыта было выяснено, что практически любой объект, не составляющий недвижимость, для роней отображается в виде двадуха - а что это такое, понять так и не удалось, да это и не важно. Соль была в том, что для них Сами - Оно, гуси - Оно, и нильские крокодилы - тоже Оно, без малейших различий. Каким образом рони создавали громадные космические корабли, имея явный перекос крыши, оставалось непонятным - впрочем, только с первого взгляда.

- Логика говорит что? - сwыл Котран, - Что если они по крайней мере чётко осознают друг друга и не видят себя в качестве кубов или пирамид, то есть какой-то алгоритм, позволяющий это сделать. Иначе они не смогли бы общаться между собой.

- Именно на этом грызи строят свою работу по оперативному преодолению барьера, - ответил Бронеслав, - Они цоцо, что план готов и уже выполняется.

- Что за план? - вздохнула Трикси, которой уже явно не хватало энтузиазма в рониведении.

- Изготовление технического исказителя сигналов, - просветил кот, - Чтобы поступающие сигналы преобразовывались соразмерно тому самому алгоритму. Ментальные очки, так сказать. Обещают вскорости закончить, и можно тестануть.

- Хорошо. Хорошо, что я Сама, - тявкнула Сама.

И в данной ситуации это было натурально неплохо. У грызей, занимавшихся вопросом, выносился мозг на раз-два, и они брали количеством - ведь на Ёлке их сидело несколько тысяч, и все могли думать. Если же взвалить такую работу на обычный организм, он натурально сойдёт с умишка.

В то время как проходила вся эта возня, ухайдокавшая изрядно сколько суток в стандартном понимании, корабли перемещались в заданном направлении. Группировка мелких аппаратов, базировавшаяся на хвойном дереве, прошаривала окрестности, чтобы не завести аннигилятор куда не следует и вовремя обнаружить "приятелей" на ихних клячах. К удаче, только один раз патруль зафиксировал нечто, похожее на след крысалелёта, а в остальном всё оказалось достаточно тихо. Грызи по этому поводу выцокивались, что крысалы и рони всё же сильно уступают в межзвёздной маневренности, так как не используют, пух уж знает по каким причинам, ни временных эффектов, ни нуль-реакции. Из-за этого их корабли хорошо идут по направлению вращения галактики и крайне посредственно - против оного; облетать же полный круг всё равно получается дольше, чем идти напрямки.

Мякина представляла из себя одну из люто терраформированых планет, когда каменные шары были взорваны и перекомпонованы для получения профита. Ближе к экватору на планете сохранялись огромные площади, покрытые только специальным белым лишайником, каковой препядствовал эррозии почвы - а с полюсов разрасталась откровенная зелень, состоявшая из столь любезных любому кистеухому грызуну хвойников. Впрочем и помимо хвойников сдесь было на что позырить, как и на любой планете с биосферой - так что Сами нервно заелозили хвостами, когда корабли встали на орбиту.

Опыт с "очками" решили проводить после тщательной проверки, используя местные ресурсы - грызи опасались, что неправильная интерепретация данных может обернуться для образцов полным уничтожением сознания, что мимо пуха два раза. Ввиду этого у самозверьков появилась возможность произвести выпас роней на планете, дабы эт-самое. Сами объекты упирались как бараны, не желая выпасаться и крича, что в модуле им куда как уютнее, но в данном случае их просто взяли за шкирки и переместили зловольно.

Стандартный для сквирячьего флота челнок - 26-гранная "тарелка" Ф1 - доставил группу существ к небольшой речке, каковая вилась среди сосновых лесков и обширных травяных полян. Вид реки вызвал у роней приступ паники, потому как на Ченачочане они возле реки чуть не сдохли. Пришлось ввалить пшёнки - чудесная варёная крупа действовала безотказно, как жърчик. Впрочем, ввалкой крупы занимался Бронеслав, потому как остальные были сильно в апухе и применяли виртуальный цибь-шарик, чтобы избавиться от "ломки". Трикси, не мудрствуя лукаво, забежала в речку по колено - потому что там и было по колено - и плюхнувшись на все четыре лапы, погрузила морду в прозрачную воду. Блики солнца на мельчайших завихрениях потока хлынули в глаза лисы, аккурат так, как это бывало на Родине. Высунувшись из воды, трёххвостая счастливо расхохоталась и отряхнулась, разбрыливая брызги во все стороны. Даже рони, с ихними промаслянными мозгами, почувствовали что-то такое...

- Цибь! Цибь они почувствовали! - сказал Серкамон, тоже вынув морду из воды.

- Только чтобы они поняли Цибь, даже нашей жизни не хватит, - фыркнул Бро.

- Да, - кивнула Трикси, сидючи на берегу и отжимая хвосты, - Надо резко, потому как не терпит.

И сдесь она тявкнула просто в точку. Спустя две секунды произошёл вызов, и грызи сообщили о событиях. Гулять по планете и растекаться философичной мыслью про Цибь времени не оставалось: одна из групп сквирячьего флота подверглась откровенному нападению крысалов в большом количестве. Пришлось эвакуировать множество хвостов, уничтожить оборудование и отступать, потому как справиться с немыслимыми чудищами пока возможностей не имелось. Дошедшая до Мякины группа сообщила, что была вынуждена оставить Ёлку задерживать врага на автомате, а также, что ещё шишовее, крысалы явно нацелились на саму Мякину - были перехвачены несколько следов их корыт, направленные аккурат на звёздную систему. Какого пуха, вопрос был риторическим, а главное что волновало грызей - так это что делать.

Совещания происходили с рекордной скоростью и надолго не затянулись. Было выяснено, что прибытие первых крысалелётов ожидается через пять суток. Собрать к системе достаточную группировку, чтобы рассчитывать хотя бы задавить их количеством, не представлялось возможным. Ввиду этого грызи приняли решение о необходимости эвакуации планеты...

- Эвакуация чего? - не одуплился Котран, - Я бы сказал что это относится к населению, но зная грызей, думаю что если цокнуто "планеты", то это про планету.

- Да, это про планету, - подтвердило цоканье, - Не в полном объёме как небесного тела, конечно, но впринципе - всего что составляет биосферу.

- И как вы собираетесь это осуществлять?!...

На это у кистеухих был развёрнутый ответ. Разумное население эвакуировалось традиционным методом, стараясь забрать с собой как можно больше прочих организмов, начиная от луковиц и заканчивая львами. После этого по планете начинали работать "совки", гравитационные установки, которые сгребали всё с поверхности, "замораживали" воизбежание повреждений, комкали в кучу и поднимали на орбиту, где фасовали в пачки. Операция была теоретически известна, однако на практике нужды в столь резких действиях не возникало ещё ни разу. По графику, который немедленно составили калькуляторы, за трое суток следовало эвакуировать все двести пятьдесят с пухом миллионов хвостов населения, в тоже время начиная срезать поверхностный слой с планеты. Производственные мощности, каковые имелись на любой Ёлке, позволяли быстро развернуть необходимые установки - но сдесь нужно было не быстро, а просто сразу.

Сами естественно не оставались в стороне, и хотя никуда не сорвались, тут же подключились к планированию операций, используя свои возможности к быстрому оцифрованному мышлению. Пришлось торопиться к ближайшему посёлку, чтобы подключиться к источнику энергии и быстрой связи - атомные батарейки не выдавали такой мощности, чтобы использовать все возможности думалок. Рони было упёрлись, но самозверьки просто утащили мешки с пшёнкой, так что тем пришлось тащиться за ними.

Посёлок располагался вокруг высоченной промбашни, похожей на колос, и состоял из небольших и весьма скромных деревянных избушек с сараями; в обычное время тут конечно нельзя было бы увидеть ни единой белки, потому как все они закапывались глубоко в хвойник, но теперь наблюдалось копошение. С башни без перерыва звучала сирена, а по дорогам проносились гружёные пухом автомобили. Бронеслав вразвалку подошёл к микроскопическому домику, едва больше сортира размером, возле коего возились два грызя, упаковывая в клетки птиц. Никакого особого апуха появление кавия, да и всех остальных, у белок не вызвало, так что группа быстро получила электропитание и Сеть, вытащив провода наружу. Усевшись на бревно, Трикси включила думание на полную, так что уши разогрелись не на шутку; таким же образом грели атмосферу остальные.

За счёт широкого угла обзора информации Сами могли видеть, что вся звёздная система бурлит как каша...

- Каши! Ка-ши! - скандировали рони, встав по одной у каждого лисьего уха.

Пришлось оторваться, найти воды, корыто и кипятильник, чтобы сварить ещё пшёнки. За этим занятием лису застал вызов с Ёлки, в котором отцокивалось, что пробный экземпляр "очков" готов и было бы самое время его испытать. Ящик с прибором был сброшен с пролетевшего фрега - пробив кроны сосен, он грохнулся на бетонную дорогу и развалился, но грызи преусмотрительно положили груз в мешки с пенопластом, так что всё обошлось.

- Так, - тявкнула Трикси, вытаскивая громоздкую фигню навроде шлема, - Это панамка тебе, Пнипирог.

- Что? Да я ни за что это не одену на голову! - на полном серьёзе произнесла та.

- Я тебя сейчас... - оскалилась лиса, - Я не знаю что я с тобой сделаю! Одевай на башку!!

Кое-как, но это снова подействовало, и рони, ворча, влезли головами в устройства. Трикси предоставила экспериментировать с настройками грызям, а сама вернулась к администрированию операций - потому как одна самолиса в это плане заменяла с десяток любых организмов.

Уже совершенно стемнело, и на небо высыпали звёзды; среди оных мельтешили многочисленные огоньки кораблей, работавших на орбите - сейчас, чтобы не создавать сумятицы, все как раз ключали внешнюю иллюминацию, так что можно было видеть массивные пирамиды Ёлок и чуть подальше - башню-аннигилятор. По изобретённому хитрому плану, "Заря" должна была утащить все эвакопачки, созданные "совками", потому как имела большую тяговую мощность, чем все Ёлки вместе взятые. Для питания аннигилятора активным веществом сейчас вовсю создавалась топливная платформа, каковую обещали подтащить и пристыковать через три часа сорок две минуты...

- Как там? - сwыла Трикси, устало почёсывая нос.

- Так себе, - ответил кот, - Не знал, передавать ли вам, толку-то. Сообщение от группы наблюдения О-140: "Зажат кораблями противника. Видимая численность группы - восемь единиц класса КЛЛ12, до двадцати КЛЛ08. Зафиксированная скорость перемещения группы - 45,78 единиц. Возможности для отступления не имею. Иду на таран."

- Баалин... - выдохнула лиса, - Это сколько ещё времени?

- Примерно как и было, но всё равно надо спешить.

Судя по тому что звук моторов и сирены не стихали всю ночь до утра, спешить решили все. Не отрываясь ни на секунду, четверо самозверьков грузили мозги рассчётами - а так как они именно не отрывались, то сделали этих рассчётов куда больше, чем... ну впрочем, это уже неоднократно упоминалось. У Трикси явственно побелели, словно выцвели, уши и хвосты от постоянного нагрева. Ясное дело что лиса была готова пойти на куда большие жертвы, чем цвет шерсти - надо было во что бы то ни стало сделать сепаратор, который в невесомости отфильтрует организмы от минерального вещества - потому что организмов всё равно триллионы тонн, а если ещё и с песком - это вообще неподъёмно даже для аннигилятора.

Постоянное пробивание головой стены продолжалось ещё целые сутки, пока наконец не произошло определённое событие. Группа грызей, которые работали с "очками", не зря грызли свои орехи и в конце концов нашли подходящие условия, чтобы выполнить задуманное. Трикси, краем глаза подсматривавшая за тупо бродившими по округе ронями, заметила что те уже битых пол-часа сидят как истуканы и пялятся на сидящих Самих - но не на лису, а на остальных. Трёххвостая почувствовала волнение и прямо сказать, надежду.

- Сееерк, - тихо сwыла она, - Ну-ка повтори файл 5000324.wav

- Секунду... Так, - горностай вскочил на лапы и подошёл к роням, - Синьориты рони! Возьмите вервие и обвяжите себе головы, ибо вы идиотки!

- Чтооо?! - чуть не упала на спину Сдвиньспектр, - Оно... оно...

Она бы и ткнула пальцем, будь у неё таковые. Пнипирог находилась в похожем состоянии, отвесив челюсть. Следует заметить что в таком же шоке был бы и горностай, если бы не был Сам.

- Ну что, разглядели слегка? - хмыкнула Трикси.

- Это эта диавольская машина заставляет нас видеть ТАКОЕ!! - возопила фиолетовая и сделала порыв снять устройство, но взглянула на лису и поняла, что лучше этого не делать - и была права.

Трикси пришлось забросить менеджмент механизмов и опять теребить роней - в частности, сводить их по сквирячьим избам, чтобы те посмотрели. Раньше они не видели даже того, что это вообще чьё-то жильё! К сожалению, им не удалось предъявить самих грызей, так как те уже утекли.

- Слушайте, Свои, - тявкнула лиса, - Я думаю, надо показать им грызей, воимя лучшего одупления.

- Давай, - пожал плечами Котран, - Ближайшая площадка эвакуации вон там, десять кэмэ. Если что - мы сдесь.

Трёххвостая прослушала всё вокруг ушами и обнаружила запах солярки. Схватив мешок пшёнки, она побежала туда - а роням ничего не оставалось, как бежать следом, потому как добыть пшёнку они всё ещё не могли сами. Возле сарая обнаружился автокран - неудобный для разъездов, но куда лучше чем ничего. Запихнув роней в кабину, лиса вскочила на водительское место, завела архаичный мотор и втопила педаль в пол; зашуганные непривычной картиной, организмы даже не протестовали. Снеся загородку из жердей, машина вывалилась на дорогу и погнала к эвакоплощадке.

Куда я так спешу, спросила себя Трикси, но тут же поправилась - какая разница? Вокруг такое творится, так что повод поспешить есть, тем более что лично ей это ничего не стоит. На ухабах, которых тут было в изобилии, лису бросало ушами в потолок - благо там имелась мягкая обивка; роней тоже бросало, но они сами мягкие. Площадка была организована просто в поле - в круг, очереченный автомобилями, садились челноки, а подъезжающие ставили транспорт в ровные колонны, чтобы не затруднять подход следующих. Этих самых средств тут уже стояло - несколько тысяч, и постепенно подтягивались хвосты.

- Ну что, полюбуйтесь, - сказала лиса, спрыгнув на землю.

Рони круглыми глазами таращились на проходящих беженцев, тащивших небольшие тюки барахла и большие - с луковицами, шишками, и прочей полезняшкой. Хотя всякое столпотворение для белок было неприятно, сейчас они само собой закрывали на это уши, хотя и нервничали. Некрупных бельчат вообще сажали в рюкзаки, потому как они сильно пугались и могли забиться куда-нибудь, откуда их трудно достать. Проходящие грызи с интересом поглядывали на компанию из лисы и роней, но ничего не цокали, потому как проходили. Когда очередной челнок заполнился пухом, раздался гул и гранёная тарелка взмыла в небо, быстро исчезнув.

Поле находилось на некоторой возвышенности, и потому оттуда было видно, что происходит на равнине вдаль. А там оказалось на что посмотреть - из-за горизонта быстро приближалась какая-то стена, закрывая облака и рельеф; когда она подошла ближе, стало ясно, что это волна поднятых с поверхности предметов. В голубом небе сверху виднелся огромный конус Ёлки с пристыкованными платформами, каковые и "стригли" поверхность гравитаторами. На глазах тысяч свидетелей дремучий лес вместе со всем содержимым взлетел в воздух и втянулся наверх; после обработки оставалась голая почва, как будто ничего и не было!

Трикси своими глазами разглядела, что сначала гравитатор встряхивал поверхность, так что всё подбрасывало вверх, затем станил ремиттерным полем, чтобы не смешать в кашу, и тащил на орбиту на сепаратор. Пойманные в поле, объекты становились невосприимчивы к механическому воздействию, так что деревья не обламывали веток, а животные не лопались от отсутствия атмосферного давления. Для всех остальных это выглядело жутковато, потому что было жутковато. По мере приближения "косилки" земля начала дрожать, в воздухе стал слышен закладывающий уши рокот, а под конец накрыло и тучей мелкой пыли, поднятой от воздействия; всё вокруг утонуло в серо-жёлтом мареве, так что видимость упала до двадцати шагов.

Рони закашлялись и стали задыхаться, так что пришлось увести их в ближайший оставленный автобус и закрыть все окна. Отойдя от шока, они явно начали соображать: возможность для видения чистыми глазами, без барьера, теперь задним числом индексировала всю память, так что шок ещё больше увеличивался. Именно этого опасались грызи, когда делали "очки". Трикси терпеливо ждала, сидючи рядом с трясущимися животными; за окном поднялся сильнейший ветер, лупивший в стёкла волнами песка и мелких веточек, и нишиша не было видно от пыли. Видимо, поступил отцок о полной эвакуации, и скоро территорию зачистит "совок". Лиса проверила через Сеть эти данные и убедилась, что пора утекать; остальные Сами тоже двигались к площадке, чтобы не оказаться в эвакопачках вместе с флорой. Наконец Пнипирог отошла от происходящих внутри процессов и посмотрела на лису - впрочем она быстро отвела взгляд, и Трикси показалось, что ронятина чувствует таки некоторый диссонанс.

- Значит... все эти планеты... - забормотала рони словно сама для себя, - Все эти летающие острова...

- Этого не может быть. Этого не может быть, - тупо повторяла вторая, пока у неё не начал заплетаться язык.

Однако вялые попытки списать на "не может быть" крошились в прах увиденными картинами: как было упомянуто, для этого роням было не обязательно смотреть сейчас, пробитый барьер изменил все их воспоминания. Даже расово верная Сдвиньспектр тряслась и мотала головой.

- Пни, ты понимаешь что мы натворили? - тихо спросила фиолетовая.

Пни совсем округлила глаза от этого, и казалось чуть не бухнулась в обморок. Чутко наблюдавшая за этим Трикси сочла, что клиенты готовы.

- Ну как, теперь вы готовы ответить на некоторые вопросы? - осведомилась лиса.

Рони переглянулись.

- Да, - твёрдо и хором ответили организмы.

Через двадцать минут всю компанию забрал челнок, потому как местность прекращала существовать. Роней было решено немедленно отправить подальше, и как можно более скоростным транспортом, чтобы не рисковать. Чтобы им было чем заняться, особям предоставили полный доступ к циббелинской информации - пущай, цокнули, поломают головы или что там у них вместо. Из системы уже убывали последние корабли, гружёные беженцами-белками, а флот оставался доделывать эвакопачки. Изрядное количество их - серых восьмигранных призм огромного размера - уже висели на орбите, собранные в платформу. В любом случае, это было уже менее напряжно, чем раньше, а Сами таки взбодрились от успеха с прочищением рониных глаз.

- Они были в неописуемом ужасе, - тявкала Трикси, - Это я вам точно тявкну.

- То есть они что, вообще ни-ни до этого? - удивился Серкамон.

- Ни разу. Они по натуре своей мягкие наивные плюшки, и без барьера никогда бы не сделали того, что сделали. А вот уж как они заработали это барьер - вопрос следующий.

- Надеюсь, эти крали смогут что-нибудь вытянуть из Циби, - добавил Бронеслав, - А то знаете осознание это хорошо, а отбиваться от бацилоидов нечем.

- Это да, - подтвердил Котран, - Вы в курсе, что сейчас резать тропосферу могли не сдесь, а у нас?

- У нас?!! - вытаращились Сами.

- У нас. У Союза есть достаточно сил, чтобы с уверенностью отбить атаку на звёздную систему, просто вопрос в маневре. Или это была бы Мякина, или Шаданакар.

Сами развесили уши, переваривая.

- Так что, - уточнил горностай, - Грызи сдали Мякину, чтобы не сдавать Шаданакар?

- Угу. Объяснили сложностью эвакуации и тем, что это первичный мир, в отличие от.

- В отличие от, - тупо повторила лиса, глазея на покрытый пыльной тучей шар планеты.

Стрижка продолжалась в нарастающем темпе, потому как механизмы, собиравшие гравитаторы, не останавливались и число оных постоянно росло; по орбите толклись уже десятки крупногабаритных платформ, а вся атмосфера действительно превратилась в пылевую кашу, непригодную для жизни. "Совки" процеживали и прибрежный шельф, поднимая воду вверх и затем обрушивая обратно, так что всё окончательно перемешивалось. Хотелось жмуриться от сознания того, сколько времени потребуется на посадку триллионов деревьев обратно в почву! Впрочем, главное чтобы было кому и куда сажать. Понимая это, Сами работали калькуляторами, не покладая мозгов и передатчиков.

Эвакопачки, каждая по километру в длину, были выстроены поездом, паровозом для которого была "Заря"; ворочая боками, корабль с помощью сквирячьих буксиров занял положенное место в связке. Поскольку аннигилятор не был рассчитан на такое, пришлось наскоро приваривать к нему выхлопные трубы, и сооружение вконец стало похожим на пароход.

Деятельность была прервана сигналом тревоги от патрульных групп:

- Всем кораблям в системе, полундра! Приближаются ударные аппараты противника, векторы...

- В рот мне Цибь! - хлопнул по столу Котран, - Всё-таки выпустили мелочь, чтобы поспеть раньше! Мне кажется, их сдесь что-то конкретно интересует!

- Думаю, то что их интересует, мы уже отправили, - строллемордила Трикси.

На тактик-экране можно было разглядеть, как из темноты космоса появляются вытянутые штуковины, похожие на ос жёлто-чёрной окраской. Мало того что они были очень плотные, так ещё их наличествовало выше ушей - вся полусфера зарябила синими точками, причём отнюдь не ложных целей! Лиса с условным замиранием сердца следила, как звенья истребителей стараются отогнать ос, но получается это не ахти - те активно маневрировали и отстреливались, а вдобавок сзади их уже поддерживали дальнобойки крупных крысалелётов.

- Внимание, запуск аннигилятора!

Из выхлопных труб на башне повалили столбы пара, но вся громадная связка практически не стронулась с места - хотя на самом деле, сорвалась очень резво. Всмысле, рассчётное ускорение было явно недостаточным, чтобы слинять из-под удара. Первые прорвавшиеся звенья "ос" прошли над аннигилятором, но пока они примеривались, их срезала ёлочная артиллерия - попав под мощные лучи, штурмовики скукоживались, и вяло дымя, отваливали в сторону. От насекомых возможно и удалось бы отбиться, если бы не подползали большие чучела - а они подползали, выводя из строя всё больше истров.

- Это шестой, йа подбит, прыгаю.

Шестой отцокался за целое хвойное дерево - потеряв управление, здоровенный корабль в девять килошагов длины с огромной скоростью довернул на планету, и оставляя за хвостом спасблоки, врезался в поверхность. Среди пыльного болота расцвёл ярко-оранжевый цветок, поднимая длинные лепестки и увеличиваясь в размерах; взрывная волна моментально выкинула на орбиту грибовидное облако. Вокруг вились "осы", кусая и крупных, и мелких.

Отсек, в котором находились Сами, вздрогнул от удара, а затем в воздухе повисла дымная трасса луча; всё что находилось на её пути, скрючилось и почернело, как поджарки - скрутились в бараний рог стальные балки перекрытий и раскрошился бетон на полу.

- По-моему, офицеры, это проблема... - хмыкнул Котран.

Сами переглянулись и прифыркнули - сейчас они уже ничего не могли сделать. Чтож, не осилили так не осилили. "За окном" с условным грохотом взорвалась какая-то вспомогательная посудина, осыпая корабль обломками. Повсюду мелькали проклятущие "осы"...

- Больше ждать не можем, всем кораблям уходить на полной скорости!

Трикси встрепенулась - они что, решили бросить аннигилятор вместе с поездом? Или даже не то чтобы бросить... Теперь вся связка развернулась строго курсом на планету и разгонялась прямо в неё! Ёлки, подхватывая мелочь, быстро удалялись в сторону, выходя из осиного роя и главное из зоны обстрела крупняка. "Что они делают?" - подумала лиса, глядя на стремительно приближавшийся слой пылевых облаков.

Они знали, что делали. Оказавшись в сотне километров от планеты, "Заря" ударила вперёд волной преобразования с полной мощностью. Шар планеты заискрился бело-зелёным в одной точке, а затем область начала стремительно расширяться, образуя кольцо - только внутри него уже не было вещества, а только одна сплошная пустота. Планета начала истаивать, преобразуясь в пространство; осиный рой сдуло, как осиный рой порывом сильного ветра, потому как вокруг бывшей Мякины появлялись новые миллионы километров расстояния. Показавший было рыло из-за края видимости крысалелёт тоже отбросило назад, как щепку ручьём; луна планеты оказалась уже возле самой звезды и вскорости должна была врезаться в оную.

- Всем держаться, даю вектор!

Остатки планеты быстро исчезли в сверкающих кругах, но ещё раньше чем это произошло - связка рванулась в бублик, оставшийся от полной сферы, прошла его насквозь и с громадным ускорением вылетела из звёздной системы. Сзади был ещё зафиксирован запоздалый залп крысалелётов по планете, ухнувший в никуда.

Эвакосвязки, оснащённые ремиттерной "заморозкой" могли торчать на хранении хоть тысячи лет, поэтому сначала им именно это и предстояло - всмысле, их решили положить куда-нибудь в нычку до лучших времён. После утекания от крысалов флот ещё довольно долго ремонтировался по дороге, потому как "осы" наделали дырок во всём, до чего смогли дотянуться, в том числе и в аннигиляторе. Промблок срочняком выпустил несколько тысяч ремонтных ботов, которые непрерывно искрили сваркой на обшивке кораблей и копались в их внутренностях.

Операция по ныканию тоже заняла немало времени, потому как следовало утащить груз в подходящее место, замаскировать и замести все следы. Сами само собой опять участвовали в рассчётах и составлении алгоритмов, потому как это им было совершенно не в тягость. В тягость было другое - сознание того, что вчера пришлось эвакуировать целый обитаемый мир, а завтра могло быть что и похуже. Постоянное ощущение нависшей угрозы действовало весьма угнетающе - ну тоесть, должно было бы действовать, если бы не эт-самое. На грызей это тоже не производило особого впечатления - они как возились, так и продолжали, разве что оставили пока много тонн разных дел, как терпящих отлагательства.

Заходя иногда по разным надобностям в жилой модуль Ёлки, Сами частенько хватали обезряживанием от вида кустов, травы и толстых овец, на ней пасущихся, и тут снова выручал цибь-шарик, хотя его самого и не было, отдали на исследования. Закапываясь с ушами в работу, Трикси тем не менее не забывала о своих лисах, о доме, и всём подобном - потому как это не только не мешало, но и помогало не по фигу. Вот же я вынесу сама себе мозг рассказами о похождениях, с предвкушением подумала трёххвостая.

Эвакопачки были уложены в траншеи на далёкой от звезды безжизненной планете и присыпаны грунтом, после чего флот тщательно уничтожил все следы. Далее предстояло тащить аннигилятор Ёлками, потому как он оставлял слишком заметный след, а главное после форсирования не было уверенности, что он не выйдет из строя. С "башни" сняли уже не нужные трубы, с боков пристыковались хвойные деревья, и вся связка взяла курс на Шаданакар. Полёт прошёл вполне спокойно, потому как тщательно осматривавшие дорогу патрули не обнаружили никаких признаков крысалов. Сами, вслуху того что ожидалось скорое прибытие, перебрались на "Зарю"; тамошняя команда в основном тоже состояла из Самих, как наиболее концентрированных пяконосцев, хотя имелись и щачла, и медведи. Пришлось поwыть, просвещая о произошедших на Ченачочане событиях.

Когда же Трикси включила экран, чтобы наконец увидеть Солнце, она его не увидела - точнее, звезда была, но какого-то невразумительного бурого цвета, едва светящийся туманный шар, больше напоминавший газовую планету. Картину эту передавали истры, ушедшие вперёд группы на разведку, а сами корабли на самом деле находились ещё на приличном расстоянии от всей системы.

- Что такое? - фыркнула лиса, - Какая-то ошибка в навигации?

- Боюсь что нет, - глухо ответил кот.

Истребители прошли мимо какого-то объекта планетарного размера, и теперь тактический экран показал оный - это был совершенно чёрный шар; Трикси никак не могла понять, что это такое. Только разглядев на поверхности прямоугольные структуры и приблизив, она вдруг поняла, что это Плутон! Космическая верфь солнечной системы - сожженная, как яблоко в костре. На пол-километра, если не больше, вся поверхность была превращена в сплошной чёрный пористый шлак, крошившийся и расходившийся глубокими трещинами. Подёрнув глазом, лиса перевела взгляд ближе к звезде, и вместо голубой планеты увидела там такое же чёрное пепелище, оставляющее за собой в пространстве заметный дымный шлейф. Трёххвостая приблизила виртуальную камеру к самой поверхности и увидела мутное бурое море с кипячёной водой, и выжженую в шлак землю, из которой торчали только тонкие иглы, раньше бывшие огромными деревьями. Дополняли эту картину здания, скрюченные как сгоревшие спички.

У лисы задрожали уши, и она с надеждой обернулась на остальных - но те были далеко не в лучшем состоянии. Передача с разведывательной группы окончательно добивала:

- Не фиксирую передач ниоткуда в системе. Планеты сожжены. Звезда погашена неизвестным образом. Фиксирую кольцо обломков на орбите... - цоканье прервалось, пока грызь тяжело сглотнул, - Ничего не осталось, даже маяков.

Глаза Трикси совершенно остановились и натурально перестали видеть. Лисы! Земля! Алиса!... Трёххвостая отшатнулась к стенке и медленно сползла по ней, упав на колени. Из ярких лисьих глаз появились капли настоящих слёз, которые с шипением скатились по мордочке, оставив на серой шерсти чёткие чёрные отметины.

Седьмая выкатушь.

Это мыслей сверкающий хлысть

О победе в любой войне

И металлом одетый смысл

Что на свете мы всех сильней

- из песни

216 ПЩ: Щачло боддхисаттвы.

После того как была отправлена Партия Щебня - причём отнюдь не в прямом смысле щебня - на Лиру, для оставшихся на Родине копированных зверьков настало время погрызть когти. Для органического сознания было очень трудно осознавать себя в двух экземплярах; для Самих это было как ухом об стол, но вот вопрос типа "а что я там делаю" никак не давал покоя. Трикси провела весьма немало времени в попытках заблокировать этот самый вопрос - ведь она могла просто выделить его в мыслях и выполнить команду "забанить процесс"; однако это помогало только на время, а потом мысль снова вылезала в несколько изменённом виде, и её снова приходилось блокировать, чтобы не забивала мощности.

Этими операциями самолиса занималась обычно часов в шесть вечера, потому как большинство рядных лис привыкли бегать ночью, а днём спать, так что для них это был самый сон. Сначала следовало ещё издумать все лисьи мысли, и только потом приступать к разбору завальчиков в собственной голове. Конечно, размышляла трёххвостая, задумчиво качая фиолетовой лапкой, и "голова" тут тявкнуто чисто ассоциативно. С балкона как и всегда открывался вид на балтийское побережье с высоты в пол-километра, и Трикси не упускала ни единого случая поглазеть туда - и тем более ни разу не жалела о потраченном на это времени. Нынче сидела ранняя весна, и небо было покрыто серой облачностью, практически скрывавшей пейзаж, и башня то и дело вообще попадала в облако; становилось темнее, и включалось освещение для балконной растительности.

Если у кого серые облака, сбитые в одну большую "дуру", и вызывали унынье, то только не у Трикси, и на то были причины. Во-первых у неё вообще ничего и никогда не вызывало унынья, а во-вторых серый цвет был популярен в окраске лисьего меха - сама трёххвостая, кстати сказать, тоже была в основном серая. Лисе казалось, что облака мягкие и пушистые, даже когда из них сыпался мелкий холодный дождь и мокрый снег. Порывы ветра, близкого к ледяному, потрёпывали красные волосы и разлапистые уши, заставляя Саму ещё сильнее чувствовать дыхание родного мира. Вроде не такое уж сложное определение - родной мир, а попробуй точно оцифруй, что это значит: дело ведь не в географии и не в прописке. Трикси могла слегка посравнивать, вспоминая свои ощущения от посещения Марса, но не пришла к однозначным выводам. Вот вернусь с Лиры - расскажу себе...

Снова та же фигня. Самолиса чуть более чем полностью была продолжением сознания своих лис, ввиду чего ну никак не могла спокойно воспринимать такие факты, как "расскажу себе". Цифровая логическая обработка неизменно заводила в тупик - вычисления разрастались в геометрической прогрессии и становились невыполнимыми впринципе, либо сводились к делению на ноль, что тоже не особо нагружено физическим смыслом. Вздохнув, лиса в очередной раз выделила мысль и поставила на ней жирный сигнал "стоп".

Поставив сигнал, трёххвостая вспушила отсыревшие уши и прошлась вдоль земляных ящиков, в которых произрастали растения - ну не животные же - и произрастали довольно успешно. Сами ящики были сколочены из минерализованной древесины, или как ей называли, древобетона - от обычной доски почти не отличить, зато куда прочнее и не гниёт. Из ящиков пёрли кусты с ягодами и большими мякотными плодами, вызывая некоторое чувство, соответствующее слюноотделению; у лис наибольшей популярностью из флоры пользовался виноград, и как ни странно чеснок - потому что зверьки очень не любили насморк. Однако и прочую полезняшку сдесь выращивали регулярно, Нцина например развела прорву фиалок и могла долго провозиться с ними, орудуя мехлапами.

Разглядывая листья, Трикси окинула слухом доступных через близкую связь и снова вспомнила, что пожалуй реально назревает необходимость или расширять жилплощадь, или сделать ещё одну копию себя - потому как лисятины набралось уже четыре с пухом десятка, а толкаться таким скопом в ограниченном пространстве - это не особо приятно. Пуховые зверьки дрыхли на этажерчатых лежаках, свесив хвосты в огромном количестве, так что комнаты напоминали скорее вагон поезда с лисами, а не жилое помещение.

Из-за повышения лисоналичия Трикси напрочь отключала входящие из wоя, чтобы не отвлекаться от издумывания мыслей, так что когда появлялось свободное время, приходилось прослушивать всё это в режиме односторонних сообщений. Трёххвостая слегка приоткрыла балконную дверь, проскользнула внутрь, чтобы не тревожить скозняком пушнину, и так же неслышно ступая мягкими лапками, переместилась на кухню: Сама взяла привычку сама готовить пищу для большинства организмов, когда те тусовались дома. Не то чтобы им было очень лень, но управление мехлапами само по себе несколько утомительное занятие, в то время как для самолисы никакое занятие не утомительное.

В длинной комнате, которая занималась под пищеблок, зижделись холодильники, шкафы с припасами, микроволновые печи и так далее; нижняя часть помещения была выкрашена щедрым слоем краски в тёмно-зелёный, а верхняя побелена. Сдесь постоянно несло кормом, что никак не удивительно, и зачастую ошивались лисята, инстинкты которых требовали набивать брюхо, пока есть возможность. Нынче Трикси обнаружила Шунта и Докраба, которые сидели возле шкафа, таращась на него; лисята были довольно упитанные, так что трёххвостая и не подумала добавлять им органики в миски, а пошла для начала мыть посуду.

- Трикси, Трикси, смотри как я умею! - тявкал лисёнок, подпрыгивая на полу, и когда трёххвостая скосила глаз, раззявил пасть аки крокодил и прорычал, - IMMA FIRIN` MY LAZOR!! Shoop da whoop!!

Самолиса покатилась со смеху.

- Ах ты толстый наивный щенок! - с нежностью тявкнула она, - Может быть когда-нибудь я покажу тебе одного морсвина, и тогда ты узнаешь, что такое щуп да вуп.

- Морсвин! Морсвин! Мор свиней!! - затявкали лисята и забились за кухонные столы, как шары в бильярдные лузы.

Кстати про морсвина, подумала Трикси, на автомате обрабатывая тарелки и миски с огромной скоростью, вроде он обещал делиться сводками, если что будет. По всей известной части Вселенной уже гуляла небольшая полундра, связанная с обнаружением крысалов, роней и Циби. Ясное дело, что лиса была первая, кто хотел знать, вот что она вляпалась в космических далях, и Бронеслав действительно wыл, что как только - так сразу. Однако пока что в передачах не было слышно ни его, ни Котрана; лиса решила подождать ещё пару дней, в конце концов у них есть чем заняться.

Слышно было самокота Сюаня Цзе, который сwыл насчёт дальнейшей проработки всё той же краскокаши, которая была заварена с самого начала. Оправившись от уничтожения туловища, самокот с чего-то решил развлечься неорганической химией и долго бил мозг о формулы того субстрата, который получила лиса; в результате был получен не только красно-лисовый цвет, но и жёлто-лисовый, что ясное дело вызывало годование и довольство. Выпуск новых маркеров указанных цветов вошёл в серийную стадию, так что оные было немудрено увидеть в киосках "Союзпечати".

Могло бы показаться, что за масштабными кампаниями на Лире, за ликвидацией "атлантиды" и всей галактической вознёй, в голове лисы не могло остаться места на маркеры - могло бы, но только не самой лисе. Трикси кристально чётко понимала, что это то самое, без чего вся вышеупомянутая возня превращается в пустышку. Шаданакарская наука могла создать аннигилятор пространства, способный превращать в ничто целые планеты - и аннигилятор, конечно, тоже вваливал упячки. Но трудно было переоценить непосредственную заботу о молодых организмах, что широко открытыми ушами пырились на Мир - заботу о том, чтобы ничто в этом прекрасном мире никогда не показалось им унылым.

Настойчивый вызов по wытьевой связи заставил лису встрепенуться и проверить оный - это была Алиса.

- Лись, бросай всё и езжай в Наро-Фоминск, это просто срочно! - выпалила Алиса, едва включилась связь, - По дороге всё объясню!

Трикси ничего не бросила, но аккуратно положила и быстро, не задев ни единого предмета, выскользнула за дверь под изумлёнными взглядами лисят.

- Только как я резко брошу лисятину? Крупным на работу, а кучу мелких надо накормить.

- Вне вопросов, через десять минут я у лисо, - ответила Алиса, - Не волнуйся ни единого раза.

- Наро-Фоминск? - уточнила лиса, - Центр управления Звёздным Флотом?

- Да. Похоже, тебе привет от тебя...

- О, Трикси! - радостно взвизгнули два монстрика и бросились обниматься.

Трёххвостая чуть не попятилась, увидев воочию роней - к их облику ещё надо привыкнуть, потому как не каждый день имеешь дело с сухопутными тюленями ядрёных расцветок. К удаче, замешательство самолисы продолжалось настолько мало времени, что даже рони его не заметили.

- А, да, - тявкнула лиса, - Пнипирог и Сдвиньспектр. Рада видеть, и с натяжкой можно тявкнуть, что даже вас.

Рони принялись трындычать, но эмоционально лиса пропускала всё мимо ушей - её куда больше волновало основное, зачем её вытащили сюда. Как было отцокано и сwыто, с Мякины рони были отправлены наиболее быстрым путём на Шаданакар; сюда же прибыла научная партия, исследовавшая захваченные образцы рони-ботов в свете Циби. Соединение этих факторов давало возможность предполагать, что вполне реально воспроизвести ронев генератор "второго времени" для защиты Солнечной системы от крайне вероятного нападения крысалов. По сводкам выходило, что на обратной стороне галактики хозяйничали рони, но вся половина, где находилось Солнце, оказалась в глубоком тылу крысалов. Грызи сообщали о том, что сворачивать грубым методом пришлось ещё несколько миров помимо Мякины, потому как бацилоиды стали проявлять к ним интерес - а интерес у них, как известно, был очень нездоровый.

Трёххвостая потребовалась срочным образом ввиду того, что "очки", выправлявшие ронев косяк с восприятием, действовали не так здорово, как хотелось бы, и теперь организмы снова не совсем вкуривали, что происходит на самом деле. К удаче, лиса всё ещё могла работать переводчиком, так что устранение неувязок отложили на потом - тем более, рони в основном всё понимали правильно, но чтобы не допустить досадной ошибки где не надо, лучше продублировать. Об этом Трикси сообщила по wой-связи Алиса, в то время как лиса уже видела из окна электрички Наро-Фоминск; естественно, Сама нисколько не сомневалась в том, что так и следует сделать. Хотя, если уж откровенно, то общение с ронями явно грозило доставить куда меньше удовольствия, чем хлопоты со своим многолисием.

Удовлетворив припадок словесного поноса, каковые с ними случались регулярно, рони враз прекратили хихикать и теперь выражались сухо и по существу. Сдвиньспектр провела краткую лекцию о том, что Цибь, переданная в цифровом виде через "очки", враз прочистила научную картину всего что только можно, но и времегенератора в частности.

- Понимаете в чём дело, - объясняла особь собранию из различных морд, - Если бы нам предложили сделать такое неделю назад, до событий на Мякине, то мы бы не сделали по двум причинам. Во первых нас бы нисколько не интересовала судьба Шаданакара, а во-вторых мы бы искренне считали, что временная петля - это чудесное чудо Её, каковое соответственно никак нельзя повторить.

- А теперь, - подсказала Трикси.

- А теперь во-первых не вижу причины не шевельнуть гузлом для спасения целого населённого мира, а во-вторых могу доподлинно рассказать, какие данные использовать для сооружения генератора.

- И на том спасибо, - тявкнула лиса.

Приступать нужно было совершенно немедленно, потому как иначе пришлось бы снова пороть горячку с эвакуацией - пространство наводнялось крысалелётами, как пруд ряской, и они явно вскорости неизбежно окажутся и у Солнца. Собравшаяся группа специалистов из Самих, щачел и грызей была готова схомячить всё, что скажут рони, и использовать на практике.

- Кстати вот что, - сказало одно из щачел, - Эффект петли постоянно применяется ронями в борьбе с крысалами, так?

- Ну так, - подтвердила Пнипирог.

- И крысалы до сих пор существуют?

- Ну так, - тупо кивнула розовая рони.

- Так почему вы думаете, что наскоро сделанная кустарная копия нам поможет?

Рони переглянулись и строллемордили.

- Крысалы никогда не поверят, что вы воссоздали генератор. Они также никогда не поверят, что его сделали рони для защиты Шаданакара. В итоге обман даже на самую плохонькую троечку будет достаточным.

- Мне кажется это весьма шаткой аргументацией, - фыркнуло щачло.

- Другой у нас нет, - ответил само-дракон кентаврической конструкции, махавший длинным ящерным хвостом, - Поэтому надо хвататься за эту возможность, пока она есть.

При этом, следует заметить, всё собрание двигалось по узкой улочке старого города, между заборами из сетки-рабицы, сквозь которую буйно пёрла сирень, грозившаяся зацвести ввиду весны. Местные организмы, среди которых были далеко не только щачла, слегка вытаращивались, но только слегка, потому как после Щебня прошло уже более двух сотен лет, чтобы вытаращиваться. Даже у щачлобабок при виде роней и самодракона рука тянулась разве что к очкам, чтобы разглядеть подробнее; не говоря уж о том, что под-рядчиками этого дракона были всё те же флюди-щачловеки, и работал он страшным - не старшим, а именно страшным - научным сотрудником в институте космического флота, так что все его тут знали. НИИКФ же раскинулся весьма широко и занимал по большей части весь Наро-Фоминск, а также несколько других городов по планете, так что сдесь было немудрено встретить товарищей из Австралии или Аргентины, и не потому что названия на литеру "А".

На откровенную опасность допускать на планету столь неизведанных существ, как рони, было забито ввиду чрезвычайности обстановки; кроме того, были все данные полагать, что те не смогут долго протянуть без пшёнки и антибиотиков, предохранявших их от микроорганизмов.

- Разработки начинаем с самого начала и немедленно, - бухтел дракон, мотая красным хохолком, - Собственно подготовительная работа уже того, полным ходом.

- Например? - осведомился кто-то въедливый.

- Например, в любом случае потребуется конструировать массивные сооружения для генераторов, так что необходимо перевести наши производственные мощности на эту задачу. Для закрепления результата ожидается также прилёт аутентичных носителей Циби - по крайней мере, их звали.

- Это не особо в пушнину, - цокнула белка, мотнув хвостом, - От этих соболей Цибь прёт за пол-галактики, так что слетаются все крысалы, как мухи на добро.

- Это учитывается. Если будет возможность, то будет, а не будет, так и.

Трикси вздохнула и подумала, что будет очень "в пушнину", если вообще какая-нибудь возможность ещё будет. Внимание лисы привлекла какая-то быстродвижущаяся точка в небе, которая быстро сменила траекторию на пикирование и пошла прямо на группу. Спустя три секунды по улице просвистела светло-синяя рони, каковую только Сами и смогли разглядеть. Трёххвостая замерила скорость и пришла к выводу, что она не менее полутора махов, а следовательно кинетическая энергия организма весьма приличная.

- Спокойно, - предугадала эти опасения Пнипирог, - Она никогда не врезается.

- Почти... - добавила себе под нос Сдвиньспектр.

Третью особь притащила другая группа, прибывшая на Шаданакар почти в то же время что и первая; в отличие от остальных, летучая изначально была настроена более благопушно, потому как её выковыряли из крысалелёта. Первый и пока единственный уничтоженный корабль бацилоидов попал под обстрел огромной эскадры союзного флота и был изрешечен, как мелкая тёрка.

- Значит что, - сwыл дракон, останавливаясь возле калитки, - Вот схема размещения пяки по местности. Организмы сюда, неорганизмы сюда... только лисо, не отходи далеко от роней, может понадобится.

- Хорошо, - кивнула Трикси.

- Хорошо?! Идеально! - на полном серьёзе сказала синяя ронина, сидючи на ветке лиственницы, - Место само по себе замечательное, а с этим "очками" так вообще я не знаю как сказать!

- Это в пух, - согласилась лиса, которая внизу, во дворе, таскала мешки пшёнки, - Только вот, может быть ты наконец прекратишь порхать аки птица, и поможешь своим?

- Мм... Пока нет, - брыльнула гривой ДваСвета, - Для такого дела нужно хорошенько выдержаться.

Если что, выдержу тебя в банке с формалином, подумала трёххвостая, будет идеально! Лиса строллемордила про себя и продолжила пересылать роневы инструкции по группам, одновременно занимая лапы мешками; крупу свалили у забора прямо на улице, а таскать оставили Самой, чтобы не засорять лишний раз глаза роням. Вообще вокруг было настолько спокойно и тихо, что даже порхающая вокруг дерева ДваСвета не вызывала чувства тревоги, каковая была бы адекватна ситуации. Весенний сад, в котором стоял деревянный дом, где и кантовались рони, был точно таким же, как в той деревне, где Трикси выгуливала своё многолисие с самого начала своего существования. Это вызывало у лисы настолько тёплые чувства, что у неё снова нагревались уши.

В воздухе пахло сырой землёй, свежей травой и деревом от дома и забора, а больше собственно ничем, потому как ближайшая остановка метро была в километре, а по старым извилистым улицам, выложенным камнями, без надобности не ездило ничего тяжелее велосипеда. Район совершенно напоминал дачный посёлок, каковым он и являлся - но одновременно это был огромный и весьма могучий механизм научной работы, способный на те ещё выкрутасы - типа создания аннигилятора. Только присмотревшись, можно было обнаружить оптоволоконные провода, протянутые по керамическим роликам на стенах, и прочие признаки эт-самого. Атмосфера настолько внушала, что Трикси не могла уже помнить о том, что именно в это время к планете приближается Враг, а просто включала связь и показывала картинку лисам. Лисы тявкали, а трёххвостая тешилась тем, что могла снизить масштабность восприятия.

Снижение масштабности до сих пор не поддавалось оцифровке, поэтому Сами могли делать это только через своих зверьков. Коротко сказать, это выражалось в резком сужении поля мысленного "зрения", которым существо осознаёт Вселенную - настолько, что даже вопроса не возникнет, а что там за забором! Настолько, что участок в шесть соток становится целым миром, а любая сухая ветка - значимым объектом; это при том, что в обычном состоянии никто не обратил бы на ветку ни малейшего внимания. Сами зачастую пользовались этим для более подробного рассматривания чего-либо, а Трикси так это просто было приятно, почувствовать себя точно также, как её лисы - так что она и не отказывала себе в удовольствии. Правда, видение Самой всё же отличалось от аутентично-лисьего, потому что в её глазах участок тут же поделился на квадратные зоны, где траве соответствовал параметр "луга", а грядкам - "поля + меллиорация".

Рони, которые начали топтаться перед глазами, в схему никак не лезли, так что пришлось сбрасывать искажение с сознания. Лисе показалось, что организмы как-то уже менее вычурно смотрятся среди травы и деревьев, хотя почему - тявкнуть она бы не взялась, рони как были ядрёных расцветок, так и остались. Возможно ощущение пришло потому, что они ржали как лошади - встречный рядный крыс стал травить анекдоты и был доволен результатом.

- Ну значит вот, - пищал грызун с пенька, сидючи столбиком, - На светофоре в "запорожец" врезается "мерседес". Из запора выходит сверхновый русский...

Трикси прислушалась в wой-спектре и узнала, что Само-крыса обитает на соседнем участке, и что это и не самокрыса вовсе, а скорее самосад, потому как Ряд объединяет крыс, мышей, воробьёв и вообще все организмы, обитающие на отдельно взятой территории. Хотелось бы на это посмотреть, подумала лиса - хотелось бы, но после того, как... Пнипирог, простая как сто сорок граммов кедровых орехов, подпрыгнула, зацепилась за забор и явно намеревалась перевалить туловище по другую сторону оного. Мило улыбавшаяся лиска враз прижала уши и оскалилась:

- Эй ты, бесформенная цитоплазма! Я тебе, тебе! А ну вернулась в периметр, щасже!

- Ну Триииксэ... Это уже невозможно, столько времени сидеть взаперти, когда вокруг столько всего интересного! - заныла рони.

- Вы сидите тут сорок три минуты двадцать секунд, - дала точную справку Трикси, мотнув хвостами, - А предстоит сидеть ровно до того момента, когда будет сделано сами-знаете-что.

- Это произвол! - радостно произнесла ДваСвета.

- Спасибо, капитан! - фыркнула лиса, - И произвол будет продолжаться, пока не эт-самое. Так что в ваших интересах побыстрее сделать, и тогда можно будет пошляться по округе.

- Уи! - прихрюкнула Пнипирог и убежала в дом, топая по деревянному полу.

Остальные хотели было возмутиться, но розовая сбила им весь настрой, так что ворча, они тоже потянулись к терминалам, вваливать данных. Никак нельзя сказать, что кто-то из них был специалистом по искомым генераторам, но если мыши строят по чертежам ракету, им крайне полезно иметь того, кто знает как именно она должна работать в плане получаемых результатов. С этой ролью особи справлялись нормально, так что все причастные морды уже вполне понимали, к чему следует стремиться; причастными же, понятное дело, были все организмы на Шаданакаре - тем или иным способом они старались внести свой вклад, потому что понимали, что внести его стоит как никогда.

Если научные сотрудники занимались непосредственно разработкой проекта, то многие и многие другие могли помочь с осуществлением и тысячью миллионов подготовительных операций. Поскольку было не особо известно, как будут выглядеть генераторы, на планете начали расчищать площадки для их возможного размещения - не понадобятся так ладно, а если понадобятся, то тратить бесценное время излишне. Всего разровняли 256 штук, симметрично расположеных по координатам, для чего пришлось где срезать горы, где выкапывать лес, а где ставить плавучий понтон как основу. Первыми данными о предстоящем стали те, что для устройства потребуются индукторы магнитного поля, и возможно в гигантском количестве.

Это оказалось весьма ободряющим фактом, так как чего-чего, а индукторов Солнечная система производила больше всех в большом радиусе - в своё время грызи постарались, прилаживая к делу щачла. Линии, выпускавшие так называемую "лентэ", сверхпроводниковую многослойную ленту, находились на Луне, на плавучих базах в океане, на спутниках Юпитера, Сатурна и Урана - так что потенциал имелся приличнейший. Лучше того, помимо потенциала имелись и просто-напросто залежи готовой продукции! Соразмерно научной мысли, магнитное поле было очень полезной и многогранной в использовании штукой, так что индукторы оного не могли не пригодиться - ввиду этих соображений производства гнали поток непрерывно в полной независимости от того, нужно ли это было в данный конкретный момент.

На той же Луне, в старых открытых карьерах, возвышались циклопических размеров пирамиды из контейнеров, заполненных лентэ. Возможно, в межзвёздную эпоху они производили куда меньше впечатления, чем египетские, зато теперь по настоящему пригодились. По подсчётам - а эти подсчёты опять-таки надо было кому-то выполнить - выходило что в Запасах этой самой лентэ - примерно на семь лет работы всех предприятий! Удивительно, но раньше ни у кого не доходили лапы до подобной инвентаризации - места в пространстве было достаточно, чтобы складировать сколько угодно контейнеров, так что никто и не заморачивался. Теперь же эти залежи приходились как нельзя кстати, потому как позволяли сэкономить изрядно времени.

По мере отрисовывания проекта стало ясно, что скорее всего генераторы будут размещены на орбитальных станциях в количестве 48 штук, развешенных как ягоды вокруг планеты. Предполагалось, что область искажения времени должна захватить всю планету, а если получится, то и не одну; на звезду пока не замахивались, потому как это было на степень более громоздко. В списке приоритетов были Шаданакар, Марс и спутники Юпитера, на которых находилась производственная база системы - потому как мало сохранить планету, хорошо бы и сохранить возможность сделать что похуже - всмысле, для бацилоидов.

Огромное количество единиц было привлечено к удалённому управлению автоматикой, потому как на всех лунах механизмы сновали, как встревоженные муравьи; само собой, Сами тут были в первых рядах, пардон за каламбур. Эрлай и Бронеслав ещё ни разу не дали повода усомниться в том, что они Сами, так что сидели в Сети круглые сутки, принимая и обрабатывая данные с заводов на Скалисто; раньше малая планета называлась просто Калисто, но это не вызывало бугогашечек, что неправильно, как решили космографы. Честно сказать особо скалисто там не было, потому как несколько огромных каньонов с отвесными стенами уже давно срыли.

- Тут хорошо льются двутавровые балки! - wыл кавий из Южной Америки, где кавии и обитали, - Подходящее тяготение и температура, сделали на базе карьерного самосвала передвижную литейку и валим прямо в грунт, как картохлю. За смену двадцать тысяч тонн переводим, так что есть все основания возрадоваться.

- Возрадуйтесь, - ответил кот, который находился с другой стороны планеты, - У меня такое ощущение, что вы со своим самосвалом в основном и грузите траффик на Скалисто. Аддоны ставили?

- Что такое аддоны?...

Одной только возни по обеспечению действия всей информационной системы в авральном режиме набиралось много тысяч тонн, так что немало лап хватались за головы и потребление чая выросло в семь раз. Сами правда могли себе позволить хоть сто семь раз, так как глушили исключительно виртуальный чай. Каковой, кстати сказать, весьма и весьма серьёзно помогал при длительной нагрузке на "мозги". Котран таки сначала вообще пришёл в волнение, потому как наблюдал вполне объяснимые падения серверов и коммутаторов от такой перегрузки, но поскольку их постоянно поднимали - общее состояние Сети оставалось на приемлемом уровне, и любой конкретный пользователь отключался только на незаметные микросекунды, что не мешало выполнению операций.

Для транспортировки материалов и частей станций были мобилизованы все наличные СКК-1, Стандартный Космический Корабль, он же Щ-229. Опять-таки сильно досталось от совести скептикам, которые ранее твердили, что этот шарообразный хлам никуда не годен - практика показала, что ещё как годен. Перетащить сотни тысяч тонн конструкций на межпланетные расстояния, собирая их в разных местах и транспортируя аккуратно, могла только целая армия кораблей - а благодаря стараниям космофлота, она имелась в наличии.

- Йа что-то не того, как оно эт-самое, - wыл Бронеслав, - Ну время, ну вторая координата, да хоть пятая!

- Во-первых станции можно использовать и как ускоритель времени, - пояснил Котран, - Это понятно?

- Нет, wыыть! - твёрдо ответил кавий, - Правда, йа мозг на 93% загрузил сейчас, автоматом.

- Это когда время внутри сферы из станций пойдёт быстрее, чем снаружи.

- Значит, кпримеру, если раньше чайник кипел за три минуты, то будет за одну?

- Да, но только если смотреть извне вовнутрь, а изнутри заметно не будет. Опять же и излучение Солнца в этом случае уменьшится на коэффициент разгона.

- Так мы насморк схватим всей планетой, - заметил Бро.

- Поэтому на станциях одновременно монтируются светильники, которые будут подогревать и освещать, насколько надо.

- Ну хорошо. А вообще-то зачем вся эта жажа с ускорением?

- А разбрыльни, - хмыкнул кот, - Время - это самый значимый стратресурс, и его выработка - это профит.

- Не разбрыливается, - признался кавий.

- Кпримеру, на постройку Очень Большой Армады требуется десять лет. Под ускорением для внешней Вселенной десять лет сокращаются до месяца.

- Оу, - прикинул Бронеслав, - Это здорово. И предполагается что, усилить оборону системы в стопицот рас до прибытия крысалов?

- Да нет же, - терпеливо объяснял кот, - Ускоритель - это только побочный эффект! А главное это временная петля, чтобы негодяи сочли, что мы уничтожены, а на самом деле мы бы не были уничтожены.

- Главное не перепутать.

- Да. Кстати, у тебя сталь кипит.

- Оу щи.

Поскольку каждый юзернейм в системе мог дотянуться мысленным взглядом практически до любого её места, то процесс подвигался с беспрецедентной скоростью, причём "беспрецедентной" тут сказано не для красного, а для обычного словца, так как подобных темпов строительства никто ещё не слыхивал. В пространстве начали вырастать конструкции станций, похожих на пятикилометровые ромашки; хотя они и раскинулись настолько широко, сооружения были в основном ажурные и весили куда меньше, чем монолитные. Для экономии несущие конструкции были сокращены до сверхминимума, а присутствовавшие грызи вваливали своё оборудование для упрочнения, так что сходило.

Одновременно с постройкой основных станций были сделаны и испытательные образцы малого калибра: генераторы временной петли смонтировали на фрег, после чего долго гоняли его и записывали телеметрию. Когда стало ясно что установка всё-таки должна действовать, было произведено испытание, записи коего произвели немалый подъём хохолков и вынос мозгов. Прямо в обвешаный внешними блоками Ш229 ударил лазерный луч с Ёлки, и как оно и полагалось, судно разлетелось отдельными искрами, начисто перестав существовать. Дальше пошло не как полагалось - через три рассчётные минуты фрегат появился на том же месте, будучи ровно в изначальном состоянии. Корабль как будто проявился из прозрачного контура, хотя заметить это удавалось только с сильным замедлением.

Исследователи, как это повелось, делились на теоретиков и практиков; если первые сели за рассчёты, то вторые стали лобовым ударом выяснять свойства наблюдаемой аномалии. В первую очередь эксперимент был повторён с Самими на борту, чтобы получить возможных очевидцев и главное, проверить действие эффекта на разумы. Как и предсказывали рони, никаких побочных эффектов не наблюдалось, и с организмами можно было делать ровным счётом тоже самое. Хуже того, ушедший в петлю корабль продолжал видеть окружающее и даже мог атаковать! Как выяснялось, своего уничтожения он не фиксировал, что понятно, а сразу выпрыгивал в конец петли. Сразу же задались вопросом сохранения вещества и стали выяснять, что происходит с обломками корабля - иначе пришлось бы признать, что три тысячи тонн материализуются из ниоткуда. Как было выяснено, обломки как раз и превращаются обратно в целый объект. По крайней мере это давало откат негодующему закону сохранения вещества.

Сводки с межзвёздных просторов сообщали недвусмысленно, что крысалы приближаются к Солнечной системе. Судя по всему они не имели точного пеленга, но по каким-то соображениям знали, что искать следует именно в этом районе. Развёрнутая группировка сквирячьего флота неотступно следила за бацилоидами и люто расправлялась с любым мелким крысалелётом, неосторожно отделявшимся от стаи - будь в запасе больше места и времени для маневра, возможно их и удалось бы взять измором, но места не имелось. Чучела обещали быть примерно через двенадцать суток, и именно за такое время следовало завершить подготовку к хитрому плану.

Трикси почувстовала перемены в пространстве настолько явно, что чуть не тявкнула, но вспомнила что рони дрыхнут, и не стала. Рйек и Нцина, которые не удержались приехать попыриться, не спали, а снова таскали пшёнку при помощи мехлап - с крупой стало напряжно и приходилось таскать прямо с продуктового склада за восемь километров. Восход над зеленеющими садами, каковой происходил неизменно последние миллиарды лет, оказался прерван - Солнце стало явственно уменьшать яркость, превратившись просто в яркий жёлтый круг, не особо освещавший и гревший. Сразу почувствовался свежачок.

- Ох впух, - охнула Нцина, - Триксён, это что такое?

- Событие, - вполне точно ответила лиса, - Зато, кажется, роне-трон работает...

Лисы сидели с открытыми пастями, глазея на изменившееся небо - вероятно, зона действия генератора проходила по верхним слоям атмосферы, так что там наблюдались фиолетовые разводы. Непосредственно на поверхности ничего не ощущалось, но чирикающие птицы явно затихли, прибалдев, и установилась звенящая тишина. Внезапно в небе вспыхнула яркая точка, которая начала разгораться. Трёххвостая опасливо подёрнула ушами, но вспомнила что это всего лишь аварийное освещение планеты.

- Это всего лишь аварийное освещение, - тявкнула она, - Всё в порядке.

Фонарь раздухарился и от этого заметно посветлело, а в другом месте зажёгся ещё один, потом ещё. Через двадцать минут вся верхняя полусфера была усеяна светящими телоидами, отчего освещённость пришла в норму. В кустах прозвучала первая реакция:

- Чиив? - чирикнул толстый воробей, щёлкая клювом по ветке.

После чего щебет и кудахтанье, равно как и писк с хрюканьем, постепенно возобновились. Лисы бросились смотреть, действительно ли работатет ронетрон, и пришли в выводу что ещё как. Собственно любой желающий мог замерить скорость движения Солнца по небу и увидеть, что она уменьшилась во столько же раз, во сколько упала яркость. Время на планете пошло в семь раз быстрее, чем в окружающем космосе, поэтому искомые двенадцать суток прилёта вражин можно было умножить на эти же семь... Трёххвостая соображала примерно тоже самое, что и все остальные, кому попадали под уши эти данные: значит, есть все возможности закрыть не только Шаданакар, но и Марс, и всё остальное. За два месяца многое может успеться при таком темпе.

- Многое! - подтвердил самодракон, wоя на весь город, - В частности начать собирать корабли гибридной схемы, чтобы они были и маневренные, и имели на вооружении аннигилятор. Если постараться, такая жажа может составить для крысалелётов серьёзнейшую проблему!

- Слушай, Самодрак, - тявкнула Трикси, - А эти увальни из цветной муки ещё нужны?

- Само собой. Но выпускать уже можно, потому как самая критичная фаза операции прошла.

Следует заметить, что ДваСвета и так особо никто не держал, потому что она летала, а привязывать на цепочку показалось через край. Вдобавок на ней катались по воздуху рядные лисы, потому как такой вес рони поднимала легко, и теперь Рйек и Нцина точно знали, как выглядит Наро-Фоминск с высоты лисьего полёта. Трикси взяла себя в лапы и не единого разу не спросила, каким образом синяя летает - ясное дело что маленькие крылышки, трепещущие по бокам, тут ни при чём. Трёххвостая просто импортировала с лис эмоции и тоже здорово порадовалась ощущению полёта. Это было нужно как никогда, потому что в сознание постоянно лезли мысли об аннигиляторах, крысалелётах и смежной ерунде - выключить логический процессор было нельзя, а он постоянно повышал приоритет этих процессов, как ни старайся.

Трикси отчётливо ощутила, что война - это ещё и чудовищная зацикленность на теме, когда от темы уже просто начинает тошнить. Этого эффекта не могло быть в войнах прошлого, когда большинство разумных толком не осознавали последствия, да и сами последствия были ограниченными - сейчас же, как было сказано кем-то, речь шла об абсолютном ущербе в случае фейла. Тем более что лиса понимала, что даже будучи Самой, не является специалистом ни в какой физике, и забивать себе голову проектами - стопроцентно пустая тарата времени...

- Грёбанное ничего!! - раздалось невдалеке ругательство, заглушённое хрустом дерева.

Пнипирог вывалилась на дорогу, пропахав носом, и с бешаными глазами догнала остальных, сжимая челюсти, потому как у неё был полон рот яблок.

- Какого рожна? - возмутилась Трикси, - Пшёнка надоела, чтоли?!

- Они за забором росли! - пискнула рони, с судорожной торопливостью проталкивая добычу в кишечник.

- На дворе апрель, какие яблоки?!

Пришлось хватать организм за ухо и тащить в сад, где объяснять местным, что такое сожрало их яблоки. И выломало дверь в погреб. И выжрало всё варенье...

- Блин, Пнипирог, ты тупеешь на глазах! - рыкнула Трикси, - Разве так можно?

- А почему нет? - осведомилась та, строя невинные глазные яблоки.

Лиса подумала примерно пять сотых секунды, после чего сорвалась с места, и прежде чем рони успела испугаться, крепко схватила её за ногу, а второй лапой взялась за водопроводную колонку. Придавая туловищу ускорение, лиса за несколько секунд раскрутила вокруг колонки себя вместе с роней и отпустила её - Пнипирог, нелепо болтая в воздухе конечностями, грохнула в стену палатки "Соки-Воды", вмяв лист жести, и грузно бахнулась на землю.

- Доходчиво? - осведомилась лиса, - Вот и не делай вид, что не понимаешь.

Розовая надулась, но похоже что всё-таки сообразила, в чём дело. Лисе же нельзя было во всём винить самих роней, потому как барьер восприятия был пробит, но кое-где продолжал давать проглючивания, и Пнипирог могла натурально не сообразить, что она делает. Тем более после того, как из роней вынесли все до последнего мозги с постройкой петлетрона. Нужен глаз да ухо, подумала Трикси, а то если кому не тыблоко укусить вздумается, а чью-нибудь голову? Будет не в пух.

Пока же лиса водила роней по окрестностям, заправляла квасом и жърчиком в тех самых палатках "Соки-Воды" и валила потихоньку всякие данные о том, почём перья. Впрочем она не меньше внимания посвещала и тому, чтобы получить более подробную картину того, что происходит у роней. По их словам, центральная галактика роней находилась на приличном расстоянии и в местные телескопы даже не была видна - однако использование всяких приспособлений позволило им добираться практически куда угодно с мыслимыми затратами времени. Сдвиньспектр довольно хмуро поведала о том, что когда они отправлялись, главой рони-империи была Шелестия по прозвищу Купюрная, потому как она начиталась исторических трудов о капитализме и теперь по всей ронерии были введены золотые монеты и банкноты, нужные как рыбам зонты. Впрочем с этими вдохновенными реформами приходилось обжидать, потому как все ресурсы шли на войну с крысалами.

Хотя рони и пытались ввалить пафоса, но по сути их рассказ не отличался от того, что поведали цибели - война бесперспективна, и кроме неисчислимых жертв, не приносила никакого результата. Достичь полного уничтожения одной из сторон практически не представлялось возможным, а продолжалось это всё уже тысячи лет. Ввиду этого даже твердокаменная идеология начала давать трещины и стали появляться подпольные группы саботажников.

- Я думаю, что после того как вы спрячетесь от кэ, - бубнила Сдвиньспектр, - Нам надо улетать отсюда. И чтобы не наводить их же, и чтобы... мм...

Фиолетовая слегка смутилась, перекашивая морду. Трикси на это реагировала как всегда спокойно, сидючи на скамейке возле пруда и покачивая пушистой лапкой. Нцина и Рйек фыркали, замачивая нижнюю часть тушки в воде.

- Чтобы не наводить и ваших, - дополнила трёххвостая.

- Ну... да, - запнулась рони, - У них же нет "очков"!

- Да если бы и были, - сказала Пнипирог, - Роньквизиция никогда не согласится признавать разумным сообщество с равноправием полов. Поэтому главное для вас - это как можно глубже спрятаться.

Трикси усмехнулась, потому как точно знала, кто от кого будет прятаться. Синяя рони спикировала сверху, воткнулась в густой тросник и подмигнула лисе, показывая на противоположный берег пруда. Трёххвостая размяла лапки, хотя они в этом не особо и нуждались, и неспеша обошла пруд по тропинке. Глянув на сидящих на берегу особей, лиса отчётливо поняла, что самый обычный пруд, как и всё остальное самое обычное, кажется им просто волшебным! Нигде в ронерии нельзя было увидеть, чтобы водоём не был уделан, как бассейн, и увешан по краям извратными штуками, которые символизируют всякое-разное. Поэтому элементарная большая яма с водой и приводила их в такой восторг.

- Ну, что хотела показать? - милостиво тявкнула Трикси, подойдя к ДваСвета.

Та сидела на берегу и пялилась в воду, прозрачную где-то на пол-метра, в которой мельтешили мелкие рыбки.

- Наверное, выслушав этих куриц, ты думаешь что мы совсем спятили, - сказала синяя.

- Я не думаю, - прифыркнула лиса, - Я знаю.

- Это на самом деле так. Просто я хочу чтобы вы знали, что мы не безнадёжные тупицы. Кстати и... - рони огляделась втихоря, - И крысалы тоже.

- Оп! Это уже интересно, - размяла уши трёххвостая.

- Ну да. Дело в том что уже давно существует фронт мира, который борется за прекращение войны. И в него входят как крысалы, так и рони, и ещё много кого.

- Это в пушнину, - задумалась лиса, покачивая на ухе севшего туда воробья, - Ты их этих?

- Вообще да, - хихикнула ДваСвета, оглядываясь на остальных роней, - Как раз исследовали этот район галактики, когда нас перехватили бацилоиды. К удаче я там была одна роня, так что пришлось меня сдать как трофей.

- Хитро, - согласилась Трикси, - А какую-нибудь связь с этим мирфронтом ты можешь придумать?

- Сидючи сдесь - к сожалению нет, - вздохнула рони.

- Тогда подумай, пока есть время, - тявкнула лиса, и поглядела на светящие с неба фонари, - Время.

Первым из всех в себя пришёл кавий - видимо потому что большие габариты облегчали прийти в себя. Тряхнув мордой, Бронеслав усиленно сwыл на кота заранее имевшейся программой, так что у того враз появилась осмысленность в глазах и уши перестали разъезжаться в разные стороны. Котран почесал сразу за обеими ушами и тоже потряс головой, сбрасывая мысленную перегрузку. Однако этот wой как раз и был настроен на конкретного кота, так что на горностая и лису не произвёл никакого впечатления; Серкамон явно хватанул тупака по полной, так как клацал челюстью и бессмысленно водил глазами. Трикси сидела на полу и выглядела вообще не особо живой. Кавий подёргал за лисьи уши, но в ответ получил чисто картофельную реакцию; wой тоже не проходил.

- Два куска! - фыркнул Котран, - Что с ней такое?

- У нас блокировка, - хрюкнул Бро, - А у них видимо нет.

- Да я не совсем про это, - уточнил кот и показал на чёрные отметины под лисьими глазами, - Откуда это взялось?

- В душе не грызу. Есть впечатление, что это не самый насущный вопрос на данный момент.

С этим было трудновато не согласиться - если уж грызи попали в значительное логическое затруднение, то шаданакарские так просто ощущали ступор куда почище того, что принесла Цибь. Флотилия, состоявшая в основном из Ёлки и башни-аннигилятора, вращалась по орбите вокруг выжженых планет и погашеной звезды, где совсем недавно находился родной мир. Переварить это было крайне непросто. Вдобавок лиса не откликалась ни на какие сигналы, так что попадись сейчас Самим бацилоид - ему пришлось бы несладко.

- Думаю, мы сдесь ничего не сделаем, - сказал Бро, с сожалением глядя на Трикси, - Нужно деактивировать до того времени, как будет возможность.

- И что, ты это мне предлагаешь? - поёжился кот.

- Нет, просто советуюсь, - пожал щеками кавий.

Из-под большой мягкой подушки на лапе Бронеслава вытянулась длинная гибкая металлическая лапа с тонкими пальцами, которой было куда как сподлапнее работать по мелким предметам. Кавий взъерошил шерсть на загривке лисы и нащупал защёлки; трыкнуло, и порядочный кусок шкуры открылся, освобождая доступ к металлическим панелям внутри. Бро вытащил блок, засунул лапу довольно глубоко и щёлкнул тумблером: лиса подёрнула ушами и больше не шевелилась. Возможно от этой демонстрации, или просто так, но горностай начал приходить в себя, сам накачался виртуальным жърчиком и пришёл к кое-какую годность.

Следовало сообразить, что сделать в свете случившихся событий. Все знали, что существует и Земля-Два, та куда грызи сразу после Щебня вывезли большую часть биологических видов, опасаясь непредсказуемости щачел; сейчас она была вполне населена. Сразу возникавшую мысль двигаться туда отвергли, чтобы не навести бацилоидов - сообщений с той системой было куда меньше, чем с Шаданакаром, и был реальный шанс что низкая технологическая активность позволит проскочить незамеченными. На состоявшемся общем совете постановили, что в первую очередь следует провести полный профилактический ремонт аннигилятора, используя для этого возможности Ёлки, чтобы в случае чего быть уверенными в нём. По большому счёту грызи собирались сильно достроить его, увеличив маневренность и защищённость.

Конечно, работа в таких условиях была весьма тяжёлой, так как необратимость произошедшего и туманность будующего страшно давили на сознание; Сами соображали, что по большому счёту существовать им осталось в любом случае не особенно долго, потому как без своих зверьков они постепенно теряли пяку и всё чаще хватали тупак. Естественно, это не могло стать поводом для складывания лап, и уж по крайней мере сначала они собирались подложить крысалам самую большую свинью, какую только удастся.

Опасения вызывало только то, что патрульные группы, разосланные за многие световые года вокруг, не обнаружили никого из своих. На эскадре не знали, что флот отошёл от системы подальше, дабы вводить в заблуждение противника; будь налажен контакт, сразу бы стало известно, что система не уничтожена. Пока же экипажи этого не знали и готовились к самому худшему. Спустя трое стандартных суток наблюдатели засекли приближающиеся крысалелёты в количестве двух штук; это былосовершенно мимо пуха, потому как каждый имел в длину по тысяче километров и мощностями обладал соответствующими. Хорошо было только то, что бацилоиды считали нечистым использование временных эффектов, и оттого, несмотря на гигантские мощности, их корабли отставали по скорости перемещения; кроме того, такенная дура, невзирая на свёрнутость пространства и маскировку, распростаняла "гул", слышный за много парсек.

Просчёт обстановки выявил, что можно рассчитывать уничтожить внезапным ударом один крысалелёт, но никак не два. Грызи выцокнулись за то, чтобы немедленно уходить, и шаданакарцы были вынуждены их поддержать - эмоции одно дело, а сухой рассчёт именно на самую большую свинью - другое. Камикадзная атака на такую свинью не тянула, так что корабли начали разворачиваться, сжигая все аддоны, настроенные для ремонта аннигилятора.

Не тут-то было - практически сразу пришли несколько сообщений. Во-первых, вторая группа крысалов надвигалась ровно с противоположной стороны, так что избежать столкновения не представлялось возможным. Во-вторых же наблюдатели всё же установили связь с другими подразделениями и теперь знали настоящую обстановку. Это вызвало весьма лютое ликование среди контингента, и если до этого идея неравного боя была непопулярной, то теперь это казалось сущим пустяком - Родина цела! Хохола подняли даже грызи, которые немедленно изобрели хитрый план:

- Что такое аннигилятор, они не особо знают, но представлять себе должны, - цокало по эфиру, - А вот если они возвращаются сюда, по их мнению на пустое место, это вероятнее всего значит, что подонки хотят захватить образцы. От этого и будем отталкиваться...

Оттолкнулись таким образом, что когда покрытое щупальцами рыло крысалелёта появилось в зоне видимости, навстречу ему устремилась Ёлка, каковая казалось собиралась пойти на таран. На тактическом экране было чётко видно, как зелёный пирамидальный корабль разгоняется прямо в чёрно-сиреневую массу, окружённую целой тучей меньших упырей, не менее бесформенных и ощетиненых отвратного вида отростками. Почти за пол-миллиона километров гравитационыне поля "кальмара" начали тормозить Ёлку, захватывая в тиски, и корабль начало затаскивать уже медленно, прямо под открывшиеся как пасть "клыки" маловразумительного вида. По сравнению с чудовищным крысалелётом семикилометровая Ёлка выглядела как мормышка, которую заглатывает здоровенная щука... и рыба насадилась на приманку как следует.

Вылетевшие вперёд мелкие аппараты заметили подвох слишком поздно, попытались что-нибудь сделать, но сделать уже ничего не смогли. Ёлка почти мгновенно исчезла, превращаясь в огненную волну, и эта волна попёрла на врага, снося звенья мелких фрегатов, как мух. В образовавшемся кольце пламени крысалы ещё могли увидеть аннигилятор, скрывавшийся точно за хвойным деревом - на это у них осталось секунды три, после чего крысалелёт загорелся с головной части, как спичка. Даже не загорелся, а полыхнул так что любо-дорого глянуть! В считанные микросекунды вся конструкция перестала существовать, разлетевшись в пыль и по большей части превратившись в пространство. "Зарю" встряхнуло от волны, созданной ею самой, так что на время погасло освещение и пошли помехи по связи. Тем не менее, по заранее заготовленной программе судно рвануло скрываться за Плутоном - его кстати изрядно подснесло с орбиты из-за аннигиляции вещества.

Второй упырь, наблюдая столь активную раздачу совершенно бесплатных люлей, значительно притормозил, не желая лезть на рожон, и стал облетать кругом, шевеля щупальцами, как каракатица. Не особо прицельный залп по самой планете выбил из неё кусок размером с Европу, который крошась на части взлетел на орбиту; благодаря апгрейдам, башня теперь могла маневрировать и из-под удара ушла, но так не могло продолжаться до беспредела. Тем более с флангов подбирались мелкие каракатицы, у которых тоже было полно щупалец. Наблюдавшие за тактик-экраном Сами явственно подумали, что это конец - но не ощущали по этому поводу никакого негатива, потому что уже знали главное. Задетая залпом сбоку, башня закрутилась, потеряв стабилизаторы и стыковочные фермы с одной стороны.

Как раз в это время стали видны быстродвижущиеся объекты, идущие на перехват крупного упыря; тот развернулся и враз сжёг штук двадцать, но из пространства появлялись всё новые и новые, увеличивающимися волнами, окружали полусферой и стремительно шли на сближение. Крысалелёт отбивался всеми лапами и вращался в пространственном коконе, как пельмень в тесте, но тщетно - направленные взрывы снарядов разнесли его в клочья, а клочья тут же сгорели, не оставляя ничегошеньки целого.

- Кто стрелял? - разнеслось по эфиру, - Кому ведро Циби?

Получатели ведра Циби подвалили неспешно; как выяснилось, это была та самая группа, что идентифицировали как бацилоидов, и не спроста - один из кораблей как раз и был чисто крысальской каракатицей, а два других представляли из себя диски с надстройками. Вальяжно вращая бочандрами, летающие тарелки, километров по десять в диаметре каждая, ворвались в стаю мелких бацилоидов и перехлопали их лучами, как тараканов. К башне, которая уже начала заваливаться на разбитый в щебёнку Плутон, пошли тягачи, вытащившие её обратно в пространство.

- Троллемордие, - сwыл Котран, и был прав как никогда.

Группировке таким образом пришлось пожертвовать Ёлкой, с которой конечно загодя эвакуировали пух, тупо вынув модуль-жилблок, зато группа противника была истреблена вчистую. Неожиданную помощь, как вскоре выяснилось, оказали "партизаны" из крысалов и их союзники брылюки, которые и предоставили годные ракетоносцы. На экранах отрисовалась светащаяся как новогодний шарик морда бацилоида, которая теперь вызывала не столь однозначную реакцию.

- Не все крысалы одинаково вредны! - цокнул кто-то из грызей, временно исполнявший обязанности кэпа.

Невредный крысал поведал, что хотя пока от отморозков и отбились, дело далеко не такое радужное, как хотелось бы.

- Понимаете в чём дело, - говорил бацилоид, подбирая слова, - Для ортодоксальных крысалов все вы просто не существуете, поэтому они никак не могут понять, куда деваются их патрули.

- А это хорошо или плохо? - уточнил грызь.

- Да как сказать... По масштабам это примерно тоже самое, как если бы тараканы в одном из домов на вашей планете воевали против всей организации. Эти крысалелёты - полное барахло и они вообще не совсем боевые, просто эти умники настолько умны, что не соображают и не чешутся направить сюда армию.

- С одной стороны перспективочка. А с другой - пока они не зачешутся, есть возможность.

- Именно. У цибелей есть соображения на этот счёт, и если всё пойдёт как задумано, то вполне вероятно дуракам не поздоровится.

- Цыыыбь!... - разнеслось в эфире при упоминании циби.

Пока же предстояло понаблюдать за балетом исключительной аномальности, потому как приближалось рассчётное время закругления петли, созданной генераторами на планетах. Эскадра отошла подальше, воизбежание, и навострив уши, пырилась. В пространстве начал словно клубиться жёлтый фосфорецирующий туман, переливающийся и мерцающий искрами - вокруг Плутона и дальше по его орбите, образуя длинный изогнутый узкий хвост. В переливах свечения планета "собралась" обратно в правильную сферу, а затем и поменяла цвет с угольно-чёрного на красный. На красный?!

- Что за... - фыркнули разом кот, кавий и горностай.

Они хотели было приблизить камеру тактик-экрана, но тоже самое делали все остальные, так что на этот раз она затормозила. Когда же наконец это удалось, всё стало ясно - поверхность Плутона была буквально уставлена новенькими башенными аннигиляторами! Теперь они были не серыми, а красными, намекая на то, что игрушки закончились. Планета словно раздулась, когда тысячи кораблей разом пошли вверх с её поверхности, выстраиваясь в формации. Будь союзный крысалелёт несоюзным, это было бы последнее, что он успел бы увидеть, но флотские предумотрительно пометили его маяками, воизбежание. Обходя вращающиеся на орбите "ромашки" генераторных станций, огромные сферы башен расходились в стороны от базы, сверкая радиаторами двигателей и красными звёздами на "шпилях".

Сия картина настолько поразила, что единицы не сразу заметили, как волна петельного эффекта прошла и по прочим планетам системы, возвращая их в первоначальный вид - и когда наконец самозверьки вспырились в сторону Шаданакара, родной мир уже светился, как ни в чём ни бывало. Собственно, он светился даже больше чем раньше, потому как освещался с "ромашек" - Солнце закрыть так и не успели, поэтому в ближайшее время предстояло отапливать планеты как придётся.

- Есть! - щёлкнул когтями Котран, - Оказывается, песок-то дул совсем в другую сторону! Блокировка совсем не такая тупая штука, как некоторые малевали...

- Да, жалко лису, - фыркнул Бронеслав, качая щеками, - Надеюсь, она очухается.

- Она не может не! - твёрдо заявил кот, - Тем более с такими пирогами.

Навстречу "Заре", подходившей к Шаданакару на буксире брылюкских тягачей, двигались ещё построения башен, так что казалось что на каждую звезду в пространстве приходится по одному красному огоньку. Несмотря на все обстановки, в эфире чувствовалось плохо скрытое радование. Луна включила всю иллюминацию и выглядела вообще как цветочная клумба с серпом и молотом посередине.

- Свои, айда на челноки! - сwыл Серкамон, который наиболее нетерпеливо мёл хвостом, глядя на планету, - А то утащат вместе с этим башнелётом в депо.

- И то верно, - согласился кот, - Нам ещё предстоит крутануться так, что мало не покажется.

За неимением никаких других, экипаж аннигилятора перешёл на буксиры брылюков, что позволило понаблюдать эти организмы, отличавшиеся весьма своеобразными формами туловища - собственно было вообще трудно определить, где у него ходильные лапы, а где хватательные руки. Небольшая голова с разлапистым гребнем была покрыта перьями и имела шесть пар глаз, а под головой болтались массивные "подбородки", которыми брылюки как раз и брыляли, даром что там у них находились мозги. Дабы не тянуть долго с переводом фень, брылюки встречали гостей, держа в лапах таблички с изображением соболя и иероглифическими письменами, в которых полюбому угадывалось "За Цибь!".

Ни один упоротый уфолог не дождался этого момента, но в космопорт Петропавловска-Камчатского приземлилась самая что ни на есть летающая тарелка, из которой повалили единицы. Многие разбегались сразу, потому как умять формальности можно и потом, а дела откладывания не терпят впринципе. Сами некоторое время - им хватило трёх секунд - поглазели на родное небо и окружающий ландшафт.

- Нутк, лично я к Ряду, - сwыл Котран, - Думаю остальные тоже... А где горно?

- Я к Ряду! - wытьнул уже издалека Серкамон.

- Понятно. Предполагаю полученную информацию переписать в голову Љ1, а голову Љ2 на время деактивировать. Бро?

- Так и сделаем, - кивнул щеками кавий.

- Только сначала лисью голову Љ2 в НИИП.

Wыть это пришлось уже на бегу, так как сзади напирала толпа высаживающихся, и негоже было задерживать.

За пару месяцев, которые прошли под временной аномалией, учинённой "ромашками", Трикси успела изрядно пройтись обрабатывающим инструментом по мозгам роней - фигурально выражаясь, конечно. Теперь они знали, что пшено не накастовывается, а вырастает на растениях, и с искренним изумлением сами произвели столь мудрёный алхимический процесс, как варку каши. Теперь они также знали, что сингулярный гравитатор на ка-гамма-плазмоине можно заменить ведром и тряпкой, если речь идёт об уборке помещения. Подобные материи вбивались туго, но исходя из этого - нелегко и вылетали. К концу означенного периода только СдвиньСпектр ещё не обходилась без "очков", остальные же рони полностью исправили близолапость сознания, и видели более-менее также, как сама лиса.

Видение вылилось в то, что рони заметили, что сточная канава вдоль улицы изрядно загрязнена, и полезли её чистить от отложений ила и гнилых веток и листьев. Энтузиазма хватало не особо надолго, но помывшись и высохнув, они снова бросались в кювет и таким образом привели в образцовый порядок уже сотню метров фарватера: нечистоты сюда не сливались, поэтому канава теперь была зелёненькая от травы и с прозрачной водой. От зачастивших кратковременных дождей рони прятались под "ЗиЛ", в то время как трёххвостая и не думала - иногда и помокнуть вполне приятно. Именно в таком состоянии лису застало сообщение о выходе всей системы из временной петли, об успехе операции и возращении экспедиции "Зари".

- О, отлично! - тявкнула Трикси, смахивая с ушей воду, - Надо бы встретить себя.

- Встретить - кого?! - вытаращилась Пнипирог.

Оказалось что рони стопроцентно упустили из вида, что самолиса - дубль, так что теперь оказались в мысленной раскоряке. Трёххвостая же немедленно сwылась с вторыми головами Котрана и Броньки, из чего узнала о том, что с её второй головой - а её повезли в НИИП на...

- Кто сwыл "на эксгумацию"?!

- Да никто не wыл, - фыркнул кавий, - Всё с ней в полном пухе. Наверное.

- На верное, отдай верное... - пробурчала лиса, - Предлагаю встретиться в Ленинграде.

- Что, всеми шестерыми экземплярами? - уточнил кот.

- Восьмерыми, горно тоже берите! Воизбежание тупака при эт-самом. У кого ещё свободный научный сотрудник оттуда?

- Ни у кого.

- Ну вот и.

Под эт-самым она имела ввиду скос сознания от встречи с собой - хотя сразу после дублирования лисы и потявкали слегка между собой, это не одно и тоже. Надо предутявкнуть рядным, чтобы не волновались, подумала Трикси и собственно предутявкнула. И рядные собственно не стали волноваться, потому как знали, что раз уж предутявкнуто - то это не просто так.

После того как рони в очередной раз извозились в иле, расчищая дно канавы, вычистили организмы - снаружи! - и отоспались, самолиса погрузила тушки в маршрутку и повезла к месту назначения. Вместо электричек теперь ходили аэропоезда, летающие по натянутым между высокими мачтами проводам; поезд развивал далеко зазвуковую скорость и часа за четыре можно было доехать хоть до Камчатки. Ввиду этого расстояния одолевались без вопросов, и точно такая же маршрутка доставила единицы на место.

- Ты ничего не перепутала? - фыркнула Сдвиньспектр, оглядывая место, - Это сдесь?

- Да, это - сдесь, - с полной уверенностью тявкнула Трикси.

Это было на берегу Невы, где пологий песчаный склон уходил выше от берега, а по нему колосился низкорослый берёзовый лесок, в котором осенью наверняка прорва грибов. Трёххвостая выбрала это место просто потому, что сюда с самого начала её выводила "выгуливать" Алиса - лесок был в городской черте, отсюда лапой подать до центральных башен, только их не видно, а склон закрывает даже старые дома, так что город виден только на другой стороне реки. По широкой водной артерии мимо проплыл корабль в виде гуся, потрясая белой гузкой.

- Пошлите пройдёмся, - сказала лиса роням, и неспеша пошла по песчаной почве.

- Да тут ничего нет! - фыркнула СдвиньСпектр, - Это пустырь! Нууудно!

Однако длительное повторение, которое приходится родственником по материнской линии учению, давало результаты и сдесь. Подсознательно или надсознательно, но рони сообразили, что раньше для них вся Вселенная была один сплошной пустырь, где нууудно, пока им принудительно не прочистили глаза. Ввиду этого они собрались и стали вглядываться в окружающее, стараясь уловить соль. Трикси же соль и не теряла - она прошла шагов с сотню и остановилась на старой железнодорожной колее, проходящей через поросль молодых берёзок. За двести с лишним лет шпалы сгнили начисто, а рельсы сильно подъела ржавчина, так что они превратились в бурые хребты, вросшие в землю; кое-где было видно, что железо не так давно ковыряли, схомячив метра три бывшего полотна. Колея торчала сдесь с дощебневых времён, а не убирали потому что никому, собственно, и не мешала - так она и осталась реликтом, хоть и не особо надолго: кустарщики-сталевары и водная эррозия своё дело знают на пятёрочку.

Рони тоже почувствовали что-то эдакое, так что уставились на колею, но времени понимать соль у них особо не осталось - по полянам, переваливаясь как пингвины, приближались идентичные гнедые кавии в количестве две штуки. Рони округлили глаза и спрятались за лисьи хвосты - как раз по одной за каждый.

- Броньки! - радостно тявкнула лиса, - Эй кавии!

- Эй лиса! - хором ответствовали Броньки, а один добавил, - Только это он эй-кавий, а я бэ-кавий.

- А не путаешь? - строллемордила Трикси.

- Не, всё продумано, - показал повязку на лапе Бро, на которой было написано "дубль Б", - Слушай, а кстати что с синхронизацией?

- Алиса обещала попробовать сделать всё на месте.

- Кстати, эй рони, - заметил роней Бронеслав.

- Эмм... доброго дни, - пискнула из-за пушного хвоста ДваСвета.

К удаче для организмов, бояться кавиев им осталось недолго, потому как пришлось также бояться горностаев и котов; Алиса на них большого впечатления не произвела, а вот тот кого она привела с собой - ещё как. Вместе с щачловечкой от автобусной остановки шёл самый натуральный крысал, хоть сейчас делай чучело и ставь в музей. Вытянутая морда переливалась серебряно-фиолетовым, как шарик с новогодней ёлки, а на хвост смотреть вообще было трудно из-за сложности цветовой композиции.

Трикси только теперь испытала то, что остальные раньше - встречу со своей второй головой после отсутствия. Бэ-лиса, которая отличалась не фиолетовым, а сиреневым поверх серого, как ни в чём ни бывало виляла хвостами и притявкивала... Стоп, прибалдела лиса, я уже путаюсь! Это я бэ-лиса!... Или нет? Похоже, кавии сделали как нельзя правильно, окольцевав экземпляры.

От этих разwытий самолису отвлекло только то, что синяя летающая рони, до этого сидевшая за хвостом как страус в песке, вдруг взвилась в воздух и радостно завопила что-то, с трудом поддающееся интерепретации. А уж потом практически все присутствующие протёрли глаза, не совсем доверяя их показаниям - ДваСвета спикировала к крысалу, и тот сгрёб её в охапку, как старую знакомую. Судя по доносившимся звукам, оба организма крайне тешились встречей, так что и остальные захихикали, потому как приятно видеть, что кто-то тешится, тем более так внезапно. Не впечатлилась как всегда только СдвиньСпектр, которая выдала трёхэтажную конструкцию из местных выражений, которых успела нахвататься.

ДваСвета поведала, что это самый что ни на есть полезный крысал; имя его произносить нельзя, чтобы не сломать голову и язык, так что она сама погоняет его Краликом. Кралик был одним из первых крысалов, которые несмотря на все мероприятия своего руководства заразились Цибью. Даже не то чтобы заразились, а так, подхватили ненароком - но этого хватило, чтобы крысал задумался, какого чёрта ему уничтожать роней, которые ему очень даже нравятся. Как это обычно бывает, думать-то было можно, а отбиваться от тех кто не думает - приходилось; к удаче, которая рано или поздно должна была случиться, завоёвывать одну и ту же планету с разных сторон были посланы Кралик и ДваСвета - а планета была брылюкской, собственно. В итоге планета осталась незавоёванной, и возникло движение сопротивления, каковое с тех пор только ширилось.

- Отлично, самое в пушнину! - сwыла Трикси, - Мне кажется, надо всему миру поведать об этом эпизоде, потому как внушает. Вряд ли бацилоиды будут копаться в наших передачах, так что это неопасно для них.

- Кстати, хорошая мысля, - подтвердили остальные самозверьки.

Алиса тем временем занялась непосредственной процедурой синхронизации голов, для чего ей потребовался компик и шлейф проводной wыть-связи. При виде жгута Трикси слегка занервничала, поматывая хвостами.

- Эээ... А может, сначала испытать на чём-нибудь?...

- Нечего тут испытывать, отлажено давно! - дала отвод Алиса, - Раз и готово. Ну-ка лапу, лисо.

Тут она совершенно не приукрашивала, потому как раз и готово. Объём информации для перекачки был не таки большим, и провод справлялся за секунды, причём основной апгрейд от синхронизации происходил гораздо быстрее, а потом тупо писались файлы. Лиса только заметила, что бэ-лиса явно выключилась - взгляд стал неосмысленным, а движения механическими.

- Автоматически вторую голову в запас, - пояснила Алиса, и приступила к остальным.

Рони с интересом уставились на Трикси, которая была точно та же самая, только не та. Лиса собственно сама бы на себя уставилась в этом случае, но поскольку были другие - уставилась на них. Теперь она доподлинно знала и всё то, что произошло в межзвёздном походе, и всё то что случилось за это время дома; ощущение раздвоенности не доставляло никакого неудобства, разве что подламывала одновременность записаных в память событий; на ум пришла формулировка "временная петля". Потом лиса припомнила отчего-то, что у неё теперь под глазами отметины, и отчего это произошло; припомнила и снова посмотрела на крысала, болтающего с роней.

- Ну и что дальше? - фыркнула Пнипирог, - Теперь мы так вляпались, что вряд ли сможем вернуться домой, даже если нас отпустят на все шесть сторон! Да за одну встречу с крысалом - того.

- Что дальше? - задалась вопросом лиса, - Эй организмы и эй Сами!

Все носы повернулись на громко тявкнувшую трёххвостую.

- Все друг друга видят достаточно отчётливо? - осведомилась Трикси, обращаясь в основном к роням и крысалу.

Те переглянулись и подумав, кивнули.

- Тогда пойдёмте выигрывать войну, - на полном серьёзе тявкнула лиса, и пошла к автобусной остановке.

Довольно спонтанно сгенерированная лисья позиция точно совпадала с научно проработанной, которую как раз и озвучили. Поскольку дело было крайне запутанное, занимался им никакой не генштаб, а все кто мог оказать какую-то помощь в разрешении вопроса. Составив несколько моделей, теоретически пришли к выводу, что конфронтация набирает обороты по гиперболе, то есть раскручивается с громадным ускорением. Следовательно, результат должно ожидать во вполне обозримой перспективе, если не сказать что скоро. А уж материал для построения моделей у научников был - помимо Циби, туда было ввалено информации от крысало-роневских "партизан", что внушало.

Партизаны вообще слили огромное количество технической и теоретической документации, которую империалисты - как те, так и другие - берегли пуще всего. При желании можно было хоть сейчас начать выпуск крысалелётов или роневских "улиток" - и предложения так и сделать, конечно, прозвучали... но были не особо уверенными. Это явно отдавало наступанием на те же самые грабли. Председатель политбюра Несухопутный докладывал об этом в сжатом виде:

- Предполагается, что выйти из этой загогулины всеми прошлыми методами не представляется возможным. Ввиду этого необходимо изобрести новые методы, и метод изобретения новых методов - это и есть задача номер раз, на которую направлены все наши усилия...

Поскольку доклады, как и все остальные рабочие вещи, транслировались по Сети в форме wоя, одновременно можно было узнать, что тезис вызвал вынос как минимум двух миллионов ста сорока тысяч трёхсот трёх мозгов.

- Кроме того, следует обратить внимание на важные моменты, которые являются надёжной базой для уверенности в правоте нашего дела. Первый из них это уже известная схема каскадного разуплотнения. Второй заключается в том, что на самом деле противник не имеет никаких преимуществ...

"А вот с этим бы я поспорил" - подумали немало кто.

-... ибо опережение в технологическом уровне является сугубо механическим и может быть преодолено в кратчайшие сроки, что доказано опытом. Всего лишь один перебежчик слил столько информации, что пока этого хватит. В это же время, сливать от нас к противнику, кроме разуплотнения, просто нечего.

- А нуль-реакция? - раздался вопрос "из зала".

- Эта реакция давно всем известна, но те-самые не используют её по разным причинам, которые долго объяснять.

- А, тогда действительно.

Казалось, что планета превратилась в один большой мозг - и собственно, правильно казалось. Конечно активность предпринималась и непосредственно в вещественном секторе, строились новые башнелёты и защитные станции типа "ромашка", несколько экспедиций отправились к соседним звёздным системам, развернуть производство и там. Однако эта возня возлагалась на достаточно узкий круг морд, а всем остальным пришлось поднапрячься и осваивать очень-абстрактное мышление.

Трикси была буквально рада уже избавиться от роней, потому как они порядочно утомляли - Кралик забрал особей на крысалелёт, который теперь дейстовал в общей группе разработки; предполагалось ввалить в новую серию аннигиляторов всё, что потребуется как из ронинских, так и из крысальских патентов. К тому же у самолисы был полный Ряд лис, которых можно тискать, кормить и вообще. Причём вообще - на первом месте, естественно. Погода должна была бы заворачивать к весне, но ввиду того что планета отапливалась фонарями - она и так была ранне-летняя, и этого не особо оказалось заметно. Свежая листва вовсю шелестела на многочисленных ветках, создавая в воздухе соответствующий запах, а в вышине на городом появился зелёный туман - побеги, вытаращившиеся с башен, были видны, в отличие от самих башен, которые по прежнему скрывались оптической аппаратурой.

Подоспевало самое время выгуливать по лесу лисят, растявкивать им про Соль и прочие вещества, включая грибные. Большинство лисо были теперь в отпусках в связи с чрезвычайным положением, потому как все некритичные предприятия законсервировались для высвобождения свободных единиц - так что растявкивать было кому, а трёххвостая только шла рядом и прочищала тявканье wоем, если это требовалось. Конечно идти рядом ей не требовалось как условие, а просто было донельзя приятно; wытьём лиса дотягивалась километров на сто легко, хотя в Сети и действовали ограничения.

Зверьки старались ходить по возвышеностям, потому как снег в лесу стаял не так давно и в ямах наблюдались лютые стылые лужи, в которых не особо приятно измочить лапы, если они у тебя органические. Трикси вовсю пользовалась тем, что она чувствовала холод, но лапы от этого не ломило - трёххвостая чавкала по слёгшей сухой траве, на которой при наступании лапой появлялась талая вода, и невозможно радовалась. Лиса вспоминала всё что было и чуть не хохотала от довольства, что это уже было! Осознание столь элементарных фактов весьма сильно доставляло - раз уже было, то всё, не стереть ничем и никогда. В этом было что-то совершенно живое и вечное.

Живое и вечное чувствовали и рядные лисы, потому как нисколько не боялись заканчивать жить - они тоже помнили, что бывшее уже было, а значит будет и будущее. Намедни Ряд распрощался с Ечей, одной из самых старых лис в ряду - Трикси не присутствовала лично, но через вторую голову получилось, что присутствовала. Трёххвостая испытывала по этому поводу весьма сложные чувства; к тому же следует заметить, что Ечя была вообще первая прекратившая жить лиса из Ряда, с того времени, когда он был создан. До этого подобные вопросы не особенно занимали самолису ввиду изобилия других, но теперь она весьма внезапно осознала, что постепенно ей придётся точно также прощаться со всеми! То есть вообще со всеми! Никакого ограничения по времени на существование Самих наложено не было, поэтому лисе становилось слегка - и даже не слегка! - страшно от таких перспектив.

В отличии от любых организмов, Сама могла точно тявкнуть, насколько изменились за прошедшее время её знакомые; организмы во-первых сами менялись, а во-вторых имели слишком сложный механизм восприятия, который по сути не имел никакой "архивности" вплане запоминания прошлого. Трикси же могла вызвать из памяти полную историю на каждое отдельно взятое лисо и подробно расслушать. Опять же, эта информация наверняка хранилась не в самой самолисе, а где-то на накопителях, доступных через Сеть, потому как там изрядно единиц объёма.

Глядючи на резвящихся в сухой траве лисят и Якеля с Шулой, трёххвостая постепенно догадывалась, к чему клонит сознание: ей люто хотелось быть самой обычной лисой, а не само-лисой. Тявкать, бегать на четырёх лапах и есть органическую пищу - это ещё ладно, главное не ощущать оцифровки сознания и не всё помнить, не всё понимать и не контролировать все чувства. Как это зачастую и бывает, стремление подкреплялось тем, что это было невыполнимо - по крайней мере пока; Алиса рассказывала, что исследования в области Само-сознания не прекращаются и наверняка когда-нибудь им будет доступно и такое.

Пока это было недоступно, и Трикси пришлось снова "объяснять" лисам в полной мере, что происходит за пределами планеты - те чувствовали тревогу, но сами не могли полностью разложить мысли по полкам.

- Так значит что, - задумчиво ковыряла лапкой песок Шула, - Главное оружие в противостоянии - пяка?

- Так и было всю дорогу, - тявкнул Якель, мотнув серым ухом, - Просто сейчас произошёл настолько лютый качественный скачок, что проект действия - это чуть-чуть меньше, чем всё действие. Раньше оно как было - "скоро сказка сказываеЦЦо, да не скоро жажа пилится", а сейчас основная заковывка именно в сказке, потому что для распилки жажи существуют средства практически неограниченной мощности.

- Тобишь, - уточнила Шула, на которую тоже был направлен изрядный поток сознания, - Надо чётко поставить цель?

- Примерно так.

- В таком случае цель - удалить к собакам собачьим крысалов вместе с ронями! - тявкнула лиса, - А собак собачьих после этого очистить, чтобы не восстановились. Я знаю что ты тявкнешь, да, это негодно при прочих равных условиях, но сдесь вопрос о том, или мы, или они. И я почему-то выбираю "нас", как минимум потому что туда входят они...

Шула кивнула на лисят, которые устав возиться, задремали на мягком сене, пригреваясь в ярком солнечном - хотя конечно и не солнечном - пятне света.

- Это чисто, - кивнул лис, - Но это уже расслушивали и пришли к выводу, что негодно. Косяк только в том, как со стопроцентной точностью отличить "их" от "нас". Не-не, это для тебя очевидно, а ухитрись заложить это в программу того пильщика жажи, которого ты собираешься напустить на крысалов. При условии, что остановить его теоретически невозможно.

- Аээ... - клацнула челюстью серая.

- Именно. Кстати из Циби известно, что именно поэтому крысалы и рони до сих пор не выпилили друг друга - и те и другие пришли к выводу, что обозначить различия невозможно, поэтому приложение всех средств к уничтожению противника приравнивается к суициду. Тявкну больше, крысалы разработали универсальный уничтожитель, но даже они испугались и уничтожили его, воизбежание.

- Кажется, поняла, - лиса поёжилась, представляя себе, что может скрываться за подобными формулировками, - Только тогда возникает вопрос, а как быть?

- Ты и так есть, без вопроса, - хмыкнул Якель.

- Ты понимаешь, я не про это. Триксище?

- Нужно разбрыливать, - сwыла в ответ Трикси, - Самым масштабным образом, какой только возможен. Собственно, это уже происходит.

- Где?! Происходит, - заозирались лисы.

- Инсиде, - сwыла троллемордие Сама, - Внутри бишь. Дело в том что наши мысли, как и мысли всех у кого есть wой-связь, собираются в единую систему, которая работает как рядный коммутатор.

- Хвост мне в рот! - охнул Якель.

- Ага, сама недавно узнала. Оказывается, эксперименты по созданию мирового сознания производились ещё раньше, только ввиду некритичности делали это крайне осторожно.

- Так значит, Шаданакар - это теперь СамоПланета?! - округлила глаза Шула.

- Ну это громко тявкнуто, - улыбнулась Трикси, - Коммутатор пока сознанием не обладает, но суммирование осуществляет, так что его данные можно интерпретировать, как общие мысли всех шаданакарцев.

- И что там интерпретируется? - заёрзали лисы.

- Пока уточняют, но скорее всего Мир подумал, что для того чтобы как следует раскинуть мозгами, хорошо бы чтобы Мир был не один, - сообщила трёххвостая, - Что вполне логично, соединение структур в единую ведёт к увеличению общей производительности, которая нам сейчас и нужна как никогда.

- Но как это осуществить? - почесал за ухом задней лапой Якель, - Даже до Марса сигнал идёт несколько минут, а как соединяться с объектами за сотни световых лет?

- Ну, над этим тоже корпят, - пожала плечами Трикси.

Возможно, корпение над этим и затянулось бы, но сдесь произошёл очередной выброс Циби. Кто-то может сказать что он был совершенно спонтанным, а на самом деле - подготовленным всем ходом предыдущих событий и усилиями несчётного количества живых существ - как органических, так и не очень. Поднявшаяся по галактике волна анти-крысальства не осталась незамеченной для циббелинов; причём, заметить они могли и многое другое, но вот сделать оперативные выводы наиболее точно - именно из этого. По населённым мирам были разосланы транспортные капсулы, содержавшие широкополосные сверхдальние передатчики - собственно "сверхдальние" к ним не особенно подходило, потому как они могли wыть вообще в любую точку Вселенной. К тому времени как шаданакарцы обсуждали вопрос насчёт разбрыливания мозгами на несколько миров, к звёздной системе прибыла капсула с упомянутым куском Циби.

Естественно, к куску прилагались инструкции по применению, и через два часа он был смонтирован в качестве порта для Сети трёх населённых миров - Шаданкара, Венеры и Марса. Такая же петрушка произошла во многих прочих местах по галактике, так что очень скоро Сеть раскинулась на тысячи световых лет расстояния: если вечером лиса могла сwыть самое дальнее на Марс, где Серкамон ставил какие-то опыты для НИИП, то утром она же легко доwывала до Ченачочана, Лиры и грызунячьих миров - туда правда надо было wыть осторожно, чтобы не заработать жёсткий вынос мозга ответным цоканьем.

Трикси была удивлена, услышав в эфире и wой румелей - оказывается, щебёнка прошла настолько быстро, что там уже появились особи, способные к wытью и смежным материям. Как не без троллморды сообщали лирские СМИ, в Сеть планеты тут же попытались вклиниться крысалы, но получили такой вынос мозгов, что два крысалелёта упали в звезду, а третий впал в кому и был в оном состоянии захвачен для исследований.

В любом случае, теперь появлялась прямая возможность для осуществления того, о чём задумывалась вся планета - о задумывании не в морду одного мира, а многих миров. Происшествие подтверждало выработанный тезис о том, что средства найдутся, была бы цель. Теперь все разумные существа, не занятые в конкретике - а таких было большинство - с ещё большим энтузиазмом принялись шарить мысленным взглядом по Вселенной: Цибь содержала предостаточно, чтобы в одну морду не окинуть это и за миллион лет. Поскольку морд было много, и что немаловажно они являлись разнообразными по своим характеристикам, время окидывания сокращалось изумительно.

- Ну упрощённо сwыть, - сwыл Эрлай, поясняя методику, - Поскольку каждое отдельное сознание знает энную микроскопическую часть общей картины, суммированное сознание знает всё.

- Всё и википедия знает, - заметил Бронеслав и явно потряс щеками, хотя этого и не было видно.

- Под словом "знать" мы не подразумеваем наличие информации в памяти, а осознание оной исходя из стоящей задачи, - дополнительно прочистил кот.

- А, тогда понятно.

Казалось, всё разумное население ушло на каникулы - по местности и на улицах толклось множество существ, которые зачастую садились группами перетирать и прочищать, и отнюдь не морковь, а соль. Возле городов стало совсем тихо, потому как мало что работало, только самое необходимое; в небе не мельтешили корабли, а автомобильные дороги занимались только фургонами, развозящими хлеб, жърчик и жляцни. И практически повсюду можно было увидеть "макароны", серые гибкие сетевые провода, которые дополнительно бросили связисты - ввиду чрезвычайки, бросали просто по азимуту, так что они висели и поверх домов, и на кронах деревьев, и шли по дну водоёмов.

При взгляде невооружённым ухом никак нельзя было бы сказать, что происходят какие-то события, и уж тем более имеющие столь далеко отлетающие последствия - впрочем, невооружённые уши остались разве что у куриц, да и то нерядных. Все остальные соображали, что события ещё как происходят, так что ещё сильнее вгрызались в Цибь. При этом следовало заметить, что большую часть времени - всмысле внутреннего времени! - Шаданакар существовал под ускорением, создаваемым "ромашками" - станции как работали, так никуда и не делись. Это не мешало обмену данными с внешними пунктами, так что если говорить о календаре, то все события с прилётом цибевоза и установлением общегалактической Сети уместились в те дни, которые должны были бы быть последними числами апреля - хотя для наблюдателей на планете прошло куда больше. Кроме того, в отсутствии естественного освещения календарь вообще становился довольно иллюзорной штукой.

- Слушай, Трикс, - тявкала Нцина, щурясь на небесные фонари, - Когда-нибудь можно будет вернуть солнце, а?

- Само собой, - улыбнулась трёххвостая, - В этом нет никакого сомнения.

Лисы подумали справедливомордие, потому что тявкнуто было весьма обоснованно - после такой кучи перепиленной жажи исправить звезду казалось делом пяти минут.

Показать результаты Большого Раскида в прямом эфире не получилось, потому как аналитический центр находился вообще где-то настолько далеко, что никто не знал толком, где это и что за существа там копаются. Тем не менее, отчёт был передан и в записи транслировался по всем коммуникациям, чтобы любой мог заценить. По ленинградскому времени это случилось в девять часов утра, когда многолисие дрыхло; Трикси принялась расталкивать зверьков, но потом поняла, что делала это не потому что стоило, а потому что ей было боязно смотреть на эти самые результаты. Но боязно было слегка, а уверенности имелось два ведра, так что лиса включила воспроизведение и обратилась в wытьевой слух.

Поначалу "экран" не показывал ничего, и это встревожило не на шутку - высказывались опасения, что система не заработает сама по себе и потребуется прорва лет отладки. Тем не менее, постепенно в wое проступил звёздный узор и начала литься Цибь... ну тоесть, информация. Вирутальную камеру понесло вокруг галактики и ещё дальше, в межгалактическое пространство с его расстояниями, вообще плохо лезущими в голову; мимо мелькнули Магеллановы Облака, малые галактики, как их называли на Шаданакаре - именно мелькнули, как куст сирени! Стараясь не отвлекаться на офигевание, Трикси внимательно слушала - она опасалась, что сгенерированное соборным разумом окажется настолько сложным для понимания, что понять это сможет только другой соборный разум. Впрочем, я и есть соборный разум, поправилась самолиса, глянув мельком на сидящих рядами лис.

Тем временем обзор показал какой-то сгусток космической материи - туманности, галактики, звёздные скопления словно облепились вокруг центра, как листья, притянутые к решётке радиатора. "Объект 88. Сверхмассивная чёрная дыра, образовавшаяся на месте бывшего скопления галактик. Причина неестественного коллапса - деятельность крысалов по уплотнению вещества. В настоящее время практически заброшен ввиду абсолютной унылости".

Так, к чему бы это, подумала Трикси. Далее на экран высветилась схема аннигилятора - башни, рядом отрисовались десять Ёлок и структуры, соединяющие всё это в единую конструкцию.

"Возможность комбинированного устройства типа "звёздный плуг". Устройство неорганиченной мощности."

- Это как, неограниченной?!

"Возможность в ходе нуль-реакции производить копирование морфологически простых объектов, преобразуя непосредственно в них само пространство. Аннигилятор подходит под определение морфологически простого объекта. Возможность для изделия преобразовывать пространство в идентичные изделия."

- Тогда понятно, как неограниченной. Только вот где взять лишнего пространства, чтобы эт-самое?

- А объект вам зачем показывали, чисто поржать? В нём массы - примерно на двадцать таких галактик, как наша. При аннигиляции получится соответствующая прорва пространства, которую можно будет преобразовать обратно в материю...

Трикси поняла, что слушает уже в режиме вопрос-ответ, но это её не смутило.

- Ну допустим, аннигилятор неограниченной мощности это прикольно, но что дальше?

- Собственно на этом всё. Крысалы будут нейтрализованы, потому что очень боятся своего уничтожения, и рони по этой же причине. Есть ещё некоторые ньюансы, но об этом стоит говорить уже после исполнения первой фазы.

На этом объяснения практически заканчивались, и шло ТехУсловие на АНМ - аннигилятор неорганиченной мощности. Лисы сидели в изрядном ступоре, приотвесив челюсти, так что Трикси правильно подумала, что сейчас придётся основательно прочищать.

Как оно и было заявлено неоднократно раньше, в рамках имеющихся средств ТУ превращалось в результат крайне быстро. Пока на Плутоне переделали одну из башен второй серии, туда же подошли Ёлки, каковые также модифицировали и включали в общую структуру. Учитывая ещё и ускорение времени, для внешней Вселенной процесс занял считанные часы, а даже не сутки! Крысалы едва успели бы за это время только разобраться, что происходит, как оно уже произошло.

После того как Цибь общими усилиями была преобразована в матчасть, наступило изрядное расслабление. Помочь в постройке АНМ было никак нельзя, так что пока многие занялись уминанием возни, на которую раньше забили - да вон хоть бутылки из-под кефира сдать, чтоли. Трикси не была исключением и почувствовала огромное облегчение от произошедшего. Теперь всё это безобразие уже не выглядело страшным, а выглядело дохлым - всмысле, появилась тонна уверенности в том, что крысалы, рони и иже с ними - сущее недоразумение. Циббелины по этому поводу говорили через своё Круглое Учение, что количество унынья измеряется в трещинах, разделяющих Вселенную, и теперь ясно виделось, что этим трещинам осталось крайне недолго существовать...

- Слушайте, а что с этими соболиными тушками? - wыл Бронеслав, - Не говорите, что они не знали про нуль-реакцию, и про соборный разум, и про всё такое! Какого пуха они не сделали всё это лично?

- Опять та же штука, Бро, - ответила лиса, - Они могли, но не были уверены, что следует. Это довольно сложно сообразить с наших позиций, но если постараться, то получается, пробовала.

- Ну ладно, буду пробовать, - проворчал кавий.

- Кстати, я чего-то не понял в этом архи-хитром плане, - сwыл Эрлай, - Как я понимаю, мы не собираемся тут же использовать выросший АНМ для выпиливания крысалов с ронями и превращения их в вакуум?

- Само собой нет. Они должны испугаться, а страх прочистит им уши.

- Ну вот. А что помешает кому-то из них повторить эту операцию, раз в ней ничего технически невозможного нет?

- То, что для этого нужно уметь снижать масштабность восприятия, как это делают Сами, - тявкнула Сама, - И цибели тоже. Без этого нишиша не получится, а как раз этого-то они не умеют и считают невозможным.

- Так себе гарантия, - фыркнул кот.

- По рассчётам Большого Разбрыливания выходит, что сойдёт. Если они откроют то самое, что мешает им сделать АНМ, то они уже не захотят этого делать, потому что... ну сами понимаете, почему.

- Если это так, то логическая схема - не подкопаешься, - согласился Котран, - Если так. А если не так, то будет просто я не знаю что.

- Да никто не знает, - сwыла Трикси, - Похоже, теперь то самое время когда остаётся только ждать.

- Жрать? Даа, - послышалось чавканье из Аргентины от кавия.

Ждать было не особенно просто, но все справлялись. Циббелины ещё больше облегчили задачу, так как взялись доставить АНМ к залежам массы для аннигиляции - это должно было ускорить процесс во многие разы. Теперь пришло время не особенно спеша подумать и о восстановлении Солнца, и о продолжении Щебней, и о многом другом.

Как сообщали новостные сводки, крысалы наконец раскачались и в район галактики стягивались реально огромные стаи не менее огромных крысалелётов. Грабли однако лежали всё там же: рони, увидав такое дело, решили что это сосредоточение сил против них и провели контрартподготовку залпами своих дальнобойных снарядов. Ближе к ядру галактики творился сущий беспредел, одних звёзд чисто случайно своротили штук двадцать! Посланным с карательной миссией стало не до карания, а те группы что всё же прорвались, встретились не с одиночными башнелётами, а с целыми роями оных. Огромность вышла бацилоидам боком, потому как аннигилятор мог с равным успехом распылить и малый, и большой корабль, если вышел на соответствующую позицию. С наскока крысальские упыри через оборону не пробились, а второго шанса у них вполне могло и не быть вовсе...

-...И собственно его и не было, шанса, - хмыкнула Трикси, - К тому времени как они отогнали роней и собрали армаду своих каракатиц, к галактике уже подошла боддхисаттва.

Лисята, сидевшие на траве возле трёххвостой Самой, моргали глазами и вздумывали - что такое боддхисаттва, у них вопросов уже не возникало, потому как это было известно. Пользуясь преобразованиями пространства, материи и времени, запущенный с Шаданакара аннигилятор буквально моментально переработал ту самую сверхмассивную чёрную дыру в гигантскую структуру, которая по масштабам была сравнима с самой галактикой! Назвать штуковину "кораблём" язык не повернулся, поэтому отдельные морды - а в частности небезызвестный самогорностай, Серкамон буи-буи-буи-дээ Мервилль - предложили назвать штуку боддхисаттвой, что в буддизме означало, коротко говоря, очень большую и полезную штуку, несущую мир и радость.

- Как и было просчитано по Циби, - продолжила лиса, - Крысалы тут же сделали рассчёт и поняли, что если они продолжат конфронтацию - боддхисаттва выпилит их под корень, так что сдали назад и начали переговоры.

- Уи! - звонко тявкнула одна из лисёнок, - Так им надо!

- Именно так, - улыбнулась Трикси, - Когда рони узнали, что даже упоротые на всю голову крысалы "сдались", то тоже прекратили хулиганить.

- Так уж и все сразу взяли и прекратили? - усомнился Уопек, который был тот ещё "ботаник".

- Сначала да, потому что они просто были в шоке, так как события перевернули всё их мировоззрение с лап на уши. А позднее, когда отдельные особи и группы оных подумали вернуться к старому, на боддхисаттве уже ввели в строй так называемые добролучемёты. Ну, это, - Трикси повертела лапкой в воздухе, - Искривители пространства, гонящие высокочастотные волны, несущие Цибь, ну или эквивалент Циби. Скорость их распространения такая, что они накрывают всю галактику за несколько часов, и начисто распыляют любое унынье. А желать кому-либо зла просто потому, что этот кто-то не ты сам, это люто уныло, так что и крысюки, и ронятина побросали эти затеи, сами толком не понимая почему. Циббели правда потом нагрянули к ним и подвынесли мозги, объясняя, но это отдельная история. Главное же состоит в том, что боддхисаттва, которая сначала была просто большим аннигилятором, стала ещё большим прочистителем ушей!

Мелкие рыжие зверьки слегка подвытаращили глаза; некоторые помотали головами или схватились лапами за голову.

- Триксиии, это так сложно!

- Да нет, это как раз именно элементарно, - улыбнулась лиса, - Если вы захотите понять, то обязательно поймёте. Правда, сначала придётся прочитать краткое изложение физики.

- Дай, дай! - наперебой затявкали зверьки, подпрыгивая как мячики и виляя пушистыми хвостами.

- Попозже, попозже! - отмахнулась Трикси, - Мозг должен быть приготовлен к приходу, а то каша получится.

Лисята не особенно расстоились - если не сказать что вообще не - и принялись носиться по окрестности, оглашая воздух тявканьем и повизгиванием. К этому собственно я и вела, подумала трёххвостая, растущим организмам стоит скормить физику, чтобы потом не возникало тупака. Лиса глубоко вдохнула воздух Родины - чисто в нос, понюхать, - и довольно притявкнула, потому как солнышко замечательно грело пушные ухи. Щурясь на светило, Трикси припомнила дальше, только про себя, чтобы не перегружать малолисие.

Через два года после запуска боддхисаттвы Солнце было восстановлено - звезду пришлось полностью отфильтровать и собрать заново, зато результат явно того стоил. У многих прочих народностей по галактике было чем заняться, а именно ликвидировать последствия катаклизма - как подсчитали потом, только грызи эвакуировали сто шесть планет, и теперь предстояло собрать их заново и вынуть на место всё содержимое эвакопачек. Благо, к процессу активно подключались бывшие виновники торжества, был даже создан крысале-роньский трест по ликвидации последствий.

График щебневания взлетел вертикально вверх - как и предупреждали теоретики - потому как боддхисаттва была способна разглядеть все миры в галактике и оперативно накрыть их лучами Циби, если таковое требовалось; а если лучи Циби не приносили должного результата, на место отправлялись милицейские формирования, причём отправлялись тут же и в реально неограниченном количестве ввиду использования дублированных Самих. На ночном небе Шаданакара была видна сверкающая всеми красками радуги десятиконечная звезда, состоявшая из двух пятиконечных - собственно та самая боддхисаттва Љ0, получившая собственное название "Роза Мира". Откровенно сказать, свет от неё до солнечной системы должен был бы идти примерно сто тысяч лет, но видимо тамошние что-то подкрутили в настройках пространства. А номер ноль намекал, что боддхисаттва хоть и первая, но далеко не последняя.

Трикси повернула нос примерно в ту сторону, где в небе над лесом едва-едва было видать очертания десятиконечной звезды, и припомнила, что ей самой ещё предстоит немало что изучить, и отнюдь не краткую физику. Котран и Бронеслав, как давнишние миллиционеры и щебнюющие, уже давно работали на боддхисаттве - ну всмысле, конечно, работали их дубли, утаскивать с Шаданакара целые Ряды зверьков довольно сложное дело. Лисе сказали, что хорошо бы изучить часть Циби, в которой речь о Щебне, и тогда самое в пух, так что она и изучала. Если же прислушаться в wой-эфире, то трёххвостая могла услышать, как wоет что-то своим кавиям Бро, а на Лире переwываются румели - и это впечатление было весьма приятное, иметь дальность слуха во всю известную часть Вселенной.

Ну что, тявкнула себе Трикси, пусть ещё часик лисятина побегает, а потом надо загонять. Сама поднялась с деревянной скамейки, каковые были расставлены по полянке, обметая её пушными хвостами - она как привыкла к тому чтобы усаживать хвосты, как это делали организмы, так и не отвыкла, хотя ясное дело что могла стоять всё время, как дерево. С высоты роста было видно подальше - в одну сторону уходило поле, расцвеченное пятнами различной растительности, вокруг шелестели невысокие кусты, а с другой стороны подходил лес, ярко-зелёный, пахнущий хвоей и свежими листьями и вовсю щебечущий. Малые рыжие хвосты мелькали среди кустов и травы вокруг.

Лиса повернулась и подошла к бетонному возвышению - сдесь, как и во многих тысячах других мест в мире, стоял танк, советская "тридцатьчетвёрка". Почти за три сотни лет он не изменился вообще, как будто вчера выкатился из заводских ворот; ребристые траки гусениц не трогала ржавчина, в смотровых приборах блестели линзы. Трёххвостая положила лапку на сильно шершавую поверхность стальной брони, ощущая непоколебимую массу машины и прохладу от металла. Того же самого металла, что теперь составлял основу Самой.

Трикси сообразила, почему танк так привлекает её внимание и вызывает сложные чувства. Они встретились через три сотни лет, боевая машина, сражавшаяся за Мир, и состоящая из того же металла, но уже совершенно живая СамоЛиса, которая тоже слегка приложила лапу к сохранению Мира. Солнечный свет отражался от триплексов тридцатьчетвёрки и мерцал в ярких разноцветных глазах лисы, а над её ушами, обрисованная неясным силуэтом в небе, восходила боддхисаттва.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"