Ла Имие: другие произведения.

Хроники Смертельной Битвы-3: Уничтожение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прошло совсем немного времени после второго турнира, но внешнемирцы и не думают оставлять своих врагов в покое, тем более что произошло нечто непредвиденное - Шиннок снова получил свой Амулет и смог вернуться...

   Хроники Смертельной Битвы
  
   Часть 3
  
   УНИЧТОЖЕНИЕ
  
  
   Предупреждение
  
   Данное произведение является апокрифом с элементами жесткого сарказма и представляет собой довольно радикальный взгляд на историю МК со стороны отрицательных персонажей. Книга содержит циничный и жестокий юмор, грубую речь, ругательную лексику, оскорбление рассказчиком персонажей и персонажами друг друга, подробно описанные кровавые сцены.
  
   Если подобные книги вас задевают и обижают, если вы не достигли 16 лет или что-то из указанного противоречит вашим убеждениям и жизненным принципам - воздержитесь от прочтения данного сочинения; в противном случае не предъявляйте необоснованных претензий.
  
   Автор подчеркивает, что все им описанное является вымыслом и что он категорически отрицает "реальность" мира МК и "визионерство" - данная история придумана Буном и Тобиасом, а также просит не путать автора и рассказчика и не считать их одним и тем же лицом. Все образы персонажей, их имена, за исключением придуманных Midway, даты, места, факты и события являются вымышленными, а любое их совпадение с реальными - случайным. Позиция персонажей далеко не всегда отражает авторскую, а отношение рассказчика к персонажам и описываемым в книге событиям может также сильно отличаться от авторского, поскольку рассказчик является вымышленным героем, а автор-реальным человеком.
  
  
      -- Возвращение на Землю
  
   Кристалл перенес Избранных на развалины Храма Света. Оставшиеся от гнездилища тьенопоклонников жалкие руины уже успели облюбовать певчие пташки, вовсю заливавшиеся на обгорелых развалинах (благо теперь им уже не грозило быть съеденными вечно голодными монахами-вегетарианцами). Помощники Рейдена из ордена "Белый Лотос" в свободное от попрошайничества время уже успели собрать и закопать бренные тела своих дружков (душонки, по всей видимости, успели принести некоторую пользу внешнемирцам, и то хлеб - с паршивого монаха хоть душа сойдет). Однако в окрестностях по-прежнему воняло гарью, и Джакс, оказавшись в родном мире, невольно зажал пальцами нос.
  
   - Полагаю, нам следует прежде всего скоординировать свои действия, - выступил с предложением майор. - Я думаю, что наши враги после всех недавних событий вряд ли оставят нас в покое, а посему нам следует держаться вместе и не терять бдительности. Давайте для начала разойдемся по домам, как следует выспимся, поедим, отдохнем, а потом соберемся вместе и, соответственно, обсудим, что делать дальше.
  
   - Как мы вернемся домой? - спросила Соня. - Рейден вряд ли сможет сейчас телепортировать нас в Нью-Йорк, кристалл перемещает людей только между мирами, а не в пределах одной вселенной, а у меня нет ни паспорта, ни денег, чтобы купить билет на самолет.
  
   - Не переживай, я все предусмотрел, - успокоил напарницу Джакс. - У меня с собой твой паспорт, загранпаспорт и служебное удостоверение, так что все отлично. Я же понимал, что отправляюсь тебя выручать, а не цветочки нюхать.
  
   - Спасибо, - кивнула Соня. - Я всегда знала, что смогу на тебя положиться.
  
   - Ты какая-то подавленная, ведешь себя так, словно вообще разговаривать со мной не хочешь. С тобой все в порядке, ты здорова?
  
   - Конечно. Не обращай внимания, все хорошо, я просто устала и не выспалась, - ответила Соня, хотя на душе у нее скребли даже не простые кошки, а свирепые бенгальские тигры. - Столько всего свалилось на нас за последнее время. У нас-то паспорта есть, а вот остальным как быть?
  
   - Мой паспорт здесь, - Лю похлопал себя по карману куртки. - А вот у Кунг Лао и Китаны с этим проблемы.
  
   - В смысле? - Джакс вопросительно посмотрел на товарищей.
  
   - Кунг Лао родился в глухой деревне, его родители с трудом могут написать свои имена, и при рождении никто его не зарегистрировал, - ответил за родственника Лю Канг. - У него и метрики даже нет, не говоря уже о паспорте.
  
   - А что вообще такое паспорт? - удивленно хлопала длинными ресницами Китана.
  
   Лю принялся на пальцах объяснять любимой, что в Земном Мире при рождении ребенка принято регистрировать его в соответствующих органах власти, которые выдают родителям малыша метрику с указанием его имени, места и даты рождения и прочих личных данных, а по достижении совершеннолетия человек получает настоящий паспорт гражданина такой-то страны, но Китана, к его удивлению, пришла в панический ужас.
  
   - О великие боги! - воскликнула она. - Это же как в Темной Империи, а я надеялась, что у вас все иначе! Слуги Императора-можешь себе представить! - тоже всех записывают, выдают всем такие же маленькие книжечки, а потом следят, кто на ком женился, у кого сколько детей, кто куда поехал и где живет! Я свою сожгла, - шепотом добавила девушка.
  
   Джакс, которого уже начала раздражать капризная принцесса, процедил сквозь зубы, с трудом сдерживая злость:
  
   - Китана, извини, я понимаю, что тебе это не слишком приятно, но у нас так принято, и - хочешь ты этого или не хочешь - тебе придется обзавестись паспортом, иначе ты действительно даже поехать никуда не сможешь. Во избежание ненужных осложнений ты можешь попросить вписать себе в паспорт другие имя и фамилию - назовись не Китаной Сайрэанн, а какой-нибудь Джейн Браун, если ты так боишься, что тебя отследят подручные твоего отчима. Так вот, давайте все-таки к делу. Паспортная проблема решаема. Лю, я дам вам денег, поезжай с Кунг Лао и Китаной в Пекин. Там работает мой старый друг и коллега Ли Вонг. Сейчас я ему позвоню, - спецназовец достал из кармана мобильник, - и он в два счета решит все ваши проблемы. Мы с Соней улетим домой, вы трое присоединитесь к нам, как только получите паспорта - сразу же покупайте три билета до Нью-Йорка, и вперед. К тебе, Рейден, у меня особая просьба. Тебе нужно пойти к Старшим Богам и в подробностях рассказать им обо всем, что с нами произошло.
  
   Рейден попытался изречь очередной умный речекряк, но его снова нехило коротнуло. Джакс решил схитрить и сделал вид, что принял ужимки Идолища Поганого за знак согласия.
  
   - Значит, все решено. Лю, как только вы прилетите в Штаты, отдохнете и отоспитесь, сразу звоните мне. Давай, Рейден, здесь мы с тобой распрощаемся, мы все пойдем искать телегу или лодку, чтобы добраться до ближайшей станции или автовокзала, а ты - к Старшим Богам.
  
   Рейден скроил недовольную рожу, но все-таки двинулся в заданном направлении. Четверо Избранных и принцесса Эдении тем временем направились в соседнюю деревню, чтобы найти там хоть какой-нибудь транспорт.
  
      -- Храм Вечности
  
   Пройдя несколько миль по раздолбанной дороге и поминутно проклиная гадких Избранных, а заодно и братца с подручными, Рейден наконец доплелся до Храма Вечности, где обитали его старшие коллеги - бог огня Джиал, богиня воды Арания-Хныкалка и богиня времени Анитра.
  
   Храм Вечности представлял собой огромное монументальное здание, много веков назад вырубленное в цельной скале. Глядя на него снаружи, сложно было себе представить, что внутри могут обитать сами Старшие Боги: фасад Храма Вечности был выдержан в духе крайнего минимализма. То же самое ждало посетителей внутри: ретроград Джиал, ярый враг науки и прогресса, ненавидел технические новшества и предпочитал освещать Храм свечами. Штукатурки на стенах не было в помине, с потолка падали мокрицы, отопления тоже не предвиделось, и в холодные ночи служители Храма Вечности, набиравшиеся, как правило, из числа наиболее преданных подручных Рейдена и Тьена, стучали зубами от холода, а наутро просыпались с пневмонией и гайморитом, вследствие чего мерли как мухи, и их ряды приходилось регулярно пополнять (сами понимаете, что легче было дождаться от козла рекордных удоев молока, чем от Светлых вызова врача к подручным или хотя бы денег на лекарства).
  
   Трясясь и раболепно кланяясь, Рейден вполз в тронный зал. Восседавший на центральном троне Джиал смерил его недовольным взглядом.
  
   - Приветствую тебя, Рейден, бог грома и защитник Земного Мира. С чем пожаловал?
  
   - Приветствую тебя, о великий Джиал! - пафосно прогнусавил Рейден, согнувшись в столь низком поклоне, что мог видеть лишь алые сапоги Джиала и край его алой мантии. - У меня тревожные вести.
  
   - И в чем же дело? - спросил Джиал.
  
   - На нас непременно нападут внешнемирцы.
  
   - Я тебя не понял, - холодно бросил бог огня.
  
   Сидевшая рядом с Джиалом Арания горестно расплакалась.
  
   - Это очень опасно! - в ужасе воскликнула она. - Что же нам делать?
  
   - Хныкалка, замолчи, мне уже надоело твое нытье и вечное паникерство! - грубо оборвал ее Джиал. - Из-за твоих слез уже весь Храм Вечности плесенью покрылся! И каковы же основания для таких опасений? - наконец обратился он к Рейдену.
  
   Страдая от ежеминутных коротких замыканий, божество-убожество принялось сбивчиво излагать историю злоключений Избранных во Внешнем Мире, не забыв упомянуть о похищении Сони и неудачном финальном поединке. Вопреки его ожиданиям, Джиал по мере растекания Рейдена мыслию по древу делал все более недовольное лицо.
  
   - Рейден, так ты за этим сюда явился? Если хочешь услышать мой ответ, то вот он: прекрати выдумывать всякую ерунду и вали отсюда, не отнимай у меня время! Во-первых: Шао Кану до следующего турнира запрещено преследовать Лю Канга как победителя, но похищать кого-то еще из Избранных и даже пускать их на мясо ему не возбраняется, об этом в правилах не сказано ни слова. Если тебя так волнует судьба этой... как ее там, Сони, что ли? - то обратись в ваши земные правозащитные организации, а не ко мне. Во-вторых: я не верю в то, что ты проиграл Шэнг Цунгу финальный бой, ему тебя не одолеть ни силой, ни хитростью. Могу предположить, что это ты сам неудачно кастанул молнию, вот тебя и замкнуло. В-третьих, по поводу смерти этого твоего Джонни или как его там от рук фанатиков из Братства Тени ты тоже не по адресу обратился. Я не отвечаю за действия всяких психов, даже Шинноковых дружков, и не обязан с ними воевать. Если еще раз привяжутся - звони в ближайшую психушку, а сюда не приходи. В-четвертых: если тебя это успокоит, никакой победы в этом турнире я куэтанцам не засчитаю. Могу объяснить, почему! - неожиданно рявкнул Джиал. - Самолюбие твоих врагов было сильно уязвлено. Они решили над вами поглумиться и устроили этот дурацкий псевдо-турнир, который для солидности обозвали реваншем. Получилось в худших традициях Шао Кана: глупо и неуклюже. Ты же, болван, повелся по полной, а братцу твоему и весело. Из этого следует вывод, что ни тебе, ни нам, ни всем Избранным ничего не грозит. Усек? Вали отсюда. Ты в безопасности на протяжении минимум десяти следующих турниров. Если внешнемирцы всерьез, что вряд ли, заявятся к вам на порог и приставят вам ножи к горлу, тогда и будешь меня беспокоить.
  
   Рейден с надеждой посмотрел на Аранию и Анитру, но те согласно кивали, поддерживая Джиала. Бог грома встал с колен и поклонился.
  
   - Благодарю...
  
   - На выход, - оборвал его Джиал и выразительно помахал рукой, будто бы подталкивая Рейдена к дверям. - Прием окончен, до свиданья.
  
      -- Как оформить паспорт
  
   Мэгги Блэк, лучшая подруга Сони Блейд, ранним осенним утром читала журнал на кухне, как вдруг раздался телефонный звонок. Подъехав на коляске к столу (Мэгги серьезно пострадала в аварии и с тех пор не могла ходить), она сняла трубку и с удивлением услышала голос Сони, которую все считали пропавшей без вести.
  
   - Привет, Мэгги, ты свободна?
  
   - Соня? - Мэгги не могла скрыть своего изумления. - С тобой все в порядке? Все нормально?
  
   - Да, все прекрасно. Просто у меня возникли непредвиденные сложности на задании, и я долго не могла тебе даже эсэмэску написать.
  
   Мэгги удивилась еще больше.
  
   - Так тебя же вроде бы как ублюдки из "Черного Дракона" в заложницы взяли! Я в новостях все сюжеты об этом пересмотрела...
  
   - Мэгги...мне сейчас сложно тебе все объяснить... в общем, это было фактически частью задания.
  
   - Все, поняла, лишнего больше не спрашиваю. А я, кстати, замуж выхожу.
  
   - Неужели? И за кого же?
  
   - За Криса Уиллоу. Помнишь, он меня консультировал? Так вот, на прошлой неделе он сделал мне предложение. Мы женимся в декабре! - голос Мэгги прямо-таки звенел от счастья, ведь на нее за такое короткое время свалилось сразу два подарка судьбы - взаимная любовь, на которую она, калека, и не надеялась, и возвращение из небытия и безвестности лучшей подруги, которую она уже в душе считала погибшей.
  
   - Поздравляю! - ответила Соня радостным тоном, изо всех сил стараясь скрыть свое подавленное настроение. - Можно мне к тебе прийти?
  
   - Конечно, приходи. Что-то серьезное? - Мэгги все-таки уловила тревожные нотки в голосе подруги.
  
   - Да. Не пугайся, никакие опасности нам не грозят. У меня, как любят говорить во всяких тупых ток-шоу, проблема в личной жизни.
  
   - У тебя? Даже не верится... Приходи, жду.
  
   ***
  
   Через пятнадцать минут Соня была у подруги. Избранной уже давно хотелось поделиться своей историей, не называя имен, хоть с кем-нибудь, кто не в курсе событий, потому что с Лю и Джаксом, хоть они и были ее лучшими друзьями, говорить на эту тему она по понятным причинам не могла (а уж с Китаной-тем более). Мэгги очень обрадовалась приходу Сони и угостила ее кофе с пирожными. Перекусив и выпив кофе, Соня решила рассказать подруге о том, что с ней произошло.
  
   - Мэгги, я говорила тебе, что у меня проблема в личной жизни, - вздохнула Соня. - Дело в том, что во время выполнения задания я умудрилась влюбиться.
  
   - Он не отвечает тебе взаимностью? - поинтересовалась Мэгги.
  
   - Я и сама не могу понять. С одной стороны - мне случайно удалось узнать, что кое-кто из его ближайшего окружения решил использовать меня в своих целях. Я в тот момент сразу же решила, что он тоже этого хотел, и ушла без объяснения причин. С другой же...Через некоторое время я успокоилась и детально проанализировала всю ситуацию, наше же поведение-в особенности. В итоге я решила, что если бы я была ему совсем безразлична и нужна исключительно для обстряпывания делишек, он вел бы себя со мной несколько иначе. Извини, я непонятно объясняю, но не могу назвать имен и рассказать тебе все подробности.
  
   Мэгги всплеснула руками.
  
   - Этот твой парень - он из "Черного Дракона", что ли?
  
   - Нет, но косвенно с ним связан, правда, ни в чем противозаконном не замешан.
  
   У Мэгги округлились глаза.
  
   - Никогда не думала, что тебя вот так вот угораздит фактически во врага влюбиться...
  
   - Я сама не думала, - грустно усмехнулась Соня. - Считала, что такое бывает только в дешевых мелодрамах для деградировавших телеманов, но этот человек не относился ко мне враждебно... и я тебе уже сказала - он не замешан ни в чем противозаконном.
  
   - Ты о нем так говоришь, словно у вас все серьезнее некуда, а не симпатия после кратковременного знакомства. Прости за нескромный вопрос, но у вас с ним... что-нибудь было?
  
   - Честно? Да.
  
   - Даже не знаю, что тебе и сказать, поскольку не общалась ни с твоим любимым, ни с другими участниками этой истории, а мне сложновато заочно судить о людях, - Мэгги всегда была осторожна в оценках. - Тебе это виднее, но объясни подробнее, что именно случилось и почему ты решила, что он тебя обманывает? Или это секретная информация?
  
   - Да. К сожалению, да. Теперь я в полной растерянности и не знаю, что делать дальше.
  
   - Еще кофе хочешь? - участливо спросила Мэгги.
  
   - Да. С молоком и сахаром, если можно.
  
   Мэгги налила подруге еще кофе и открыла банку печенья.
  
   - Ешь. Знаешь, ситуация у тебя, конечно, очень сложная, тем более когда действительно не понимаешь, что нужно делать. Но решение есть всегда - даже если поначалу положение кажется совершенно безвыходным. Я бы посоветовала тебе какое-то время подождать и посмотреть, как будут развиваться события. Вы с этим парнем еще увидитесь?
  
   - Надеюсь, что да, - грустно ответила Соня.
  
   - Когда ты с ним встретишься, посмотри, как он будет себя вести. Это позволит тебе сделать соответствующие выводы о его намерениях. Дальше же действуй по обстоятельствам. Если окажется, что он тебя действительно любит, то постарайся с ним поговорить и начни налаживать отношения. Если же выяснится, что он беспринципный гад, то постарайся как можно скорее избавиться от чувств к нему, а для этого постоянно вспоминай все его плохие поступки и самые отвратительные недостатки.
  
   ...От подруги Соня уходила если не с чувством полного успокоения, то с облегчением точно. Мэгги всегда могла ее выслушать и знала, как ее поддержать; по крайней мере, теперь Соня хотя бы представляла себе, что нужно делать дальше.
  
   ***
  
   Заместитель главы пекинского отделения спецслужб Китая Ли Вонг сидел у себя в кабинете, когда к нему в дверь постучал один из сотрудников.
  
   - Здравствуйте, к нам в приемную тут какие-то люди пришли и говорят, что они к вам от майора Джексона Бриггза.
  
   - А, протеже нашего железного Джакса! Пусть идут сюда, я их жду уже с полудня.
  
   Через несколько минут Лю, Китана и Кунг Лао были в кабинете у Ли Вонга. Лю и его дальний родственник вежливо поздоровались; Китана, видимо, решила, что это не обязательно.
  
   - Добрый день, мистер Вонг, - взял на себя инициативу Лю Канг, - это мои друзья, Кунг Лао и Джейн Браун. В силу некоторых обстоятельств они имеют проблемы с паспортами, и наш общий друг майор Джексон Бриггз сказал, что вы сможете нам помочь.
  
   - Майор Бриггз изволил говорить чистейшую правду, - ответил Ли Вонг, которому было приятно слушать столь вежливую речь. - Конечно, я вам помогу. От ваших друзей потребуется заполнить вот эти анкеты, - он протянул бланки Лю Кангу, - и указать там все необходимые данные. У них есть с собой фотографии на паспорт?
  
   Кунг Лао отрицательно покачал головой.
  
   - Не беда, вы можете сделать фото в автомате на первом этаже, - сказал Ли Вонг. - А у вашей спутницы фотографии есть?
  
   Лю и Ли Вонг беседовали на английском, поэтому Китана прекрасно поняла, о чем идет речь, и ужаснулась.
  
   - А это... точно так надо в твоем мире? - дрожащим голосом ответила она. - Куэтанцы тоже делают такое... твое лицо магическим образом прилепляется к бумаге или даже камню, и это забирает у тебя частичку души!
  
   Ли Вонг ничего не понял и решил, что беспаспортная знакомая Джакса однозначно сумасшедшая или слабоумная. Лю Канг, поминутно то краснея, то бледнея, принялся спасать положение.
  
   - Мистер Вонг, - извиняющимся тоном произнес он на современном пекинском диалекте, которого Китана, ко всеобщему счастью, не знала, - простите, что Джейн несет такую чушь, она не совсем адекватна. Ее папа был американцем-этнографом, а мама - уйгуркой, и они познакомились во время папиной стажировки в Китае. Как-то раз родители привезли Джейн к бабушке на каникулы, а сами улетели отдыхать на Гавайи. В их самолет попала молния, и он потерпел крушение. Бабушка Джейн, и без того недавно похоронившая мужа, после смерти зятя и единственной дочери совсем повредилась умом. Она не выпускала Джейн на улицу и забивала ей голову идиотскими россказнями про демонов, похищающих души людей. Джейн с момента приезда к бабушке больше никогда не была в городе, не ходила в школу, и паспорта у нее тоже нет. Джакс разыскал в Штатах ее двоюродную тетку - бабушка Джейн умерла три недели назад - и сейчас Джейн поедет к ней. Хорошо еще, что она с грехом пополам понимает по-английски, не совсем его забыла.
  
   - Да, трагическая история, - сочувственно ответил Ли Вонг. - Тетке придется учить бедняжку буквально всему, она сама наверняка и чайник вскипятить не сможет.
  
   - Джейн, - продолжил Лю по-английски, обращаясь к Китане, - я понимаю, что тебе это неприятно, но нам придется сделать тебе фото на паспорт. Поверь мне, никакую душу это ни у кого не забирает. Все так делают, я сам фотографировался раз двести, как видишь, пока еще жив.
  
   После получения фотографий обоим беспаспортным друзьям Лю Канга нужно было заполнить бланки анкет с указанием личных данных. Кунг Лао, который хотя бы не был полностью безграмотным, принялся писать, а Китана и на этот раз удивила всех присутствующих. Повертев в руках шариковую ручку, она тихо спросила у Лю Канга:
  
   - А что это такое? Как этим пишут?
  
   Лю хотел было поначалу сказать ей, что с ручки, чтобы ей писать, следует сначала снять колпачок, но побоялся, что Китана обидится. Он ответил, что поможет ей, и, забрав у принцессы бумагу и ручку, заполнил всю анкету сам - ей осталось только расписаться.
  
   ***
  
   Сделав своим друзьям при помощи Ли Вонга паспорта и загранпаспорта, Лю поехал с Кунг Лао и Китаной в аэропорт. Там злоключения несчастного Избранного, которого угораздило влюбиться в эденийскую ретроградку, не закончились. Китана не умела пользоваться эскалатором, пришла в ужас от объявления посадки по громкоговорителю, а под конец заявила, что самолет приводится в движение демонами.
  
   - Я думала, что у вас в мире все так же, как и у нас, - испуганно сказала Китана, - а у вас все так же ужасно, как и во Внешнем Мире! Они там тоже заставляют молнии жить в стеклянных банках, а демонов - двигать по небу железные повозки без колес. Сам подумай: ведь такая тяжелая железяка сама по себе летать не может, она же не муха и не ворона. А у куэтанцев есть вообще такие повозки в виде птиц, которые машут крыльями и двигают хвостом. При помощи своей черной магии слуги Императора призывают демонов, и те, повинуясь их воле, поднимают повозки вверх и несут по небу с немыслимой скоростью!
  
   Слушая речь Китаны, можно было подумать, что имеешь дело с умственно отсталым дикарем из какого-нибудь особенно оторванного от цивилизации племени, но Лю Канг со свойственным ему терпением принялся деликатно убеждать Китану в том, что она зря всего боится.
  
   - Китана, может быть, это жители Внешнего Мира призывают демонов, - осторожно начал он, - но в моем мире никто не верит в демонов и не занимается черной магией. Если бы житель Земли стал призывать демонов, его сочли бы безумным. Здесь же - как ты сама видишь - на каждое крыло поставлены специальные механизмы, они называются двигателями, а в них поступает топливо - бензин, керосин или что-то еще. Когда топливо сгорает, образуется энергия, при помощи которой двигатель несет самолет по воздуху. Я, к сожалению, в школу ходил мало и лучше тебе это объяснить не могу, ты, как прилетим, расспроси об устройстве самолета Джакса, он умный, в университете учился.
  
   Китана недоверчиво посмотрела на Лю Канга и прошла на посадку, крепко держа его за руку.
  
      -- Ночной Волк
  
   Над Нью-Йорком сгущались осенние сумерки. Низкое солнце постепенно садилось за горизонт, окрашивая небо и редкие слоистые облака в красновато-розовый цвет.
  
   Рабочий день шерифа Кертиса Страйкера подходил к концу. За день он устал настолько, что чувствовал себя словно выжатый лимон; сегодня выдалась особо трудная смена. Сначала Страйкеру пришлось арестовывать сумасшедшего педофила, который приставал к школьникам по дороге на занятия, затем обезвреживать банду грабителей, решивших разжиться деньгами в придорожном ларьке, а в довершение всего отправлять за решетку малолетнего угонщика, пойманного с поличным при попытке кражи чужого мотороллера. Ничтоже сумняшеся глупый старшеклассник принялся уверять полицейских в том, что всего лишь взял его покататься, а теперь ему светило тюремное заключение или крупный денежный штраф. Скорее всего, рассудил про себя Страйкер, парню влепят штраф, а выплачивать его придется родителям юного придурка, которые вряд ли будут этому рады.
  
   Кертис Страйкер и его помощник Джефф Морган проезжали на служебной машине мимо небольшого ресторанчика. Заведение выглядело весьма уютно, и шериф подумал, что неплохо было бы завернуть туда и умять парочку отбивных с жареной картошкой, а потом запить их свежевыжатым грейпфрутовым соком.
  
   - Шеф, вон какая-то забегаловка у дороги, "Веселый вечер" называется", - словно читая его мысли, сказал Джефф. - Может, заскочим, а то я голоден как волк! Благо я не за рулем - хочу пива!
  
   Страйкер кивнул и припарковался возле ресторанчика. Они закрыли двери машины и пошли ужинать. В зале почти не было посетителей, только за столиком возле окна с нежностью смотрела друг на друга парочка молодоженов лет двадцати (Страйкер определил их статус по обручальным кольцам на пальцах), в углу коротал время за фруктовым коктейлем элегантно одетый чернокожий пенсионер в твидовой шляпе, да еще за тремя столиками ужинали какие-то молодые одиночки.
  
   Страйкер и Джефф сели за столик. Миловидная официантка с добродушной улыбкой принесла полицейским меню.
  
   - Я возьму бефстроганоф, суп с морепродуктами и пиво, - сказал Джефф. - А вы?
  
   - Я - отбивную с картошкой и кетчупом и огромный стакан свежевыжатого сока, пить хочу - умираю. Скажите, пожалуйста, у вас есть грейпфрутовый?
  
   - Конечно.
  
   - Мне пол-литра, если можно.
  
   Официантка ушла выполнять заказ. Шериф, расслабившись, откинулся на спинку стула.
  
   - Шеф, посмотрите вон на того парня за третьим столиком от окна, - Джефф указал ему на одного из посетителей. - Эти ненормальные фанаты фолка и исторической реконструкции меня уже достали. Сыночек Брайана Керли из убойного отдела с какими-то такими же мелкими бездельниками африканскую музыку играет и национальные одежды из пестрых тряпок шьет, а Джон Фрай - помните этого ненормального практиканта? - на днях вещал мне, как устроил с дружками карнавал, где они все в костюмы эпохи первых колонистов вырядились. Теперь тут очередной товарищ сидит.
  
   Повернув голову, Страйкер увидел за указанным столиком молодого индейца с длинными иссиня-черными волосами, перехваченными кожаным ремешком, в котором торчало перо. Одет "фанат фолка" был довольно странно - на нем были бежевые замшевые сапоги и такой же жилет, украшенные бахромой, что создавало оригинальный контраст со вполне современными и заурядными синими джинсами. Шериф хотел было что-то сказать напарнику, но тут индеец совершенно неожиданно вышел из-за стола и подошел к полицейским.
  
   - Добрый вечер. Это вы Кертис Страйкер?
  
   - Да... - растерялся шериф.
  
   - Мое имя Ночной Волк. У меня к вам очень важное и конфиденциальное дело. Я знаю, это может показаться вам странным, но прочитайте дома вот это.
  
   С этими словами Ночной Волк протянул Страйкеру запечатанный конверт без каких-либо надписей, повернулся и вышел из ресторанчика. Страйкер нерешительно ощупал конверт - не взрывчатку ли ему подсунул этот странный парень? Нет, внутри был всего лишь тонкий лист бумаги.
  
   - Шеф! - помощник подергал Страйкера за рукав. - Шеф! Может, за ним? Вы хоть письмо-то откройте!
  
   - Не надо, Джефф, успокойся, - Страйкер аккуратно сложил письмо пополам и убрал в карман. - Сиди и отдыхай. Я сам разберусь, если потребуется, прибегну к твоей помощи. Может, этот мужик просто пошутил и передал мне приглашение на вечеринку по случаю предстоящего Хэллоуина.
  
   Джефф пожал плечами и ничего не ответил, рассматривая постеры на стенах.
  
      -- Киборги
  
   ...Ну скажите, правда, вкусная она?
  
   Король и Шут "Ели мясо мужики"
  
   Саб-Зиро-младший и Смоук бежали по ночному лесу. Вокруг не было ни единой живой души, ночь была безлунная, и оба ниндзя постоянно спотыкались о камни и торчащие из земли корни вековых деревьев. Фонаря у них не было, да они и не стали бы им пользоваться-слишком велик был риск того, что их обнаружат. Оба чудовищно устали, кровь стучала в висках - эта бешеная гонка была на пределе сил даже тренированных воинов Лин Куэй, Саб-Зиро чувствовал, как саднит свежая рана на лице, но они не могли остановиться даже на минуту, чтобы передохнуть, потому что в этом случае утратили бы драгоценное преимущество перед преследователями.
  
   Где-то вдалеке крикнула ночная птица. Ниндзя вздрогнули: а вдруг это Ониро и его люди, приближаясь к беглецам, спугнули ее?
  
   - Слушай, Саб-Зиро, - тихо прошептал Смоук. - Мне все-таки непонятно, зачем клану понадобилось превращать нас в киборгов? Как будто мы и без этого не выполняли все приказы! Или я не прав? Почему ты молчишь?
  
   - Не трать силы на болтовню, Смоук, - сдержанно ответил его друг. - Что есть, то есть, что сделано, то сделано.
  
   Ниндзя молча продолжили свой путь в кромешной тьме. Смоук мысленно прокручивал в голове недавние события. Ониро, Грандмастер клана Лин Куэй, всегда был далеко не самой приятной личностью. Даже высшее начальство в лице Императора и Шэнг Цунга недолюбливало Грандмастера - скорее терпело его по инерции. Ониро не только злоупотреблял своей властью, но и обращался с подчиненными хуже, чем с животными. Ниндзя спали на голых нарах, питались едва ли лучше узников самых страшных концлагерей и выполняли самую черную и грязную работу при полном отсутствии в замке клана горячей воды и отопления. Смоук до сих пор помнил, как в бытность его пятнадцатилетним подростком Учитель Квейд повелел ему выдраить Зал Славы Клана, имея в распоряжении только ведро ледяной воды, подмерзшей с краев, растрепанную треснувшую щетку с вылезающей щетиной и ветхую тряпку. Дело было зимой, и в зале было чудовищно холодно, стены промерзли насквозь и покрылись инеем; у несчастного Смоука коченело все тело, но он все-таки выполнил приказ, хотя кожа на руках у него покрылась глубокими болезненными трещинами и из-под ногтей сочилась кровь. Вместо того, чтобы похвалить воспитанника, Квейд принялся ругать его за плохо выполненную работу, картинно тыча в несуществующую грязь своими холеными указательными пальчиками с дорогостоящей аэрографией на ногтях. Перед самой кончиной предшественника Ониро, старого Грандмастера Яэна (по слухам, Яэн был отцом Сектора), один из несчастных членов клана упал в голодный обморок, и через три дня на столе в общей трапезной единственный раз за много лет появилось мясо. Оно было очень жестким, жилистым и дурно пахло (Саб-Зиро высказал предположение, что Ониро и Квейд по дешевке скупили у живодеров дохлых собак), но с голодухи беднягам сгодилось и это. Смоуку показалось крайне подозрительным то, что Яэн погиб при невыясненных обстоятельствах как раз за день до невкусного обеда (хотя вкусный обед в Лин Куэй было столь же сложно себе представить, как тридцатиградусную жару на Южном полюсе). Официальная версия - свалился в пропасть, а так - кто там разберет? Ниндзя подозревал, что обед, скорее всего, был приготовлен отнюдь не из третьесортной дохлятины, тем более что Ониро, ставший новым Грандмастером (ох, как давно он мечтал об этой должности!), есть его не стал, но промолчал и все-таки проглотил свою скудную порцию - лишние силы не помешают, а вякать по-любому небезопасно.
  
   Злобный и алчный Ониро, аппетиты которого возрастали с каждым днем, постоянно присваивал деньги, которые Император выделял клану, и совсем не хотел тратить их на содержание ниндзя. В итоге новый Грандмастер принял непростое, но оригинальное решение: он собрался превратить всех членов клана, за исключением себя любимого, Тая и Квейда, в киборгов, чтобы не кормить. Конечно, такая реформа тоже требовала немаленьких расходов, однако потом Ониро смог бы беспрепятственно пользоваться имперскими дотациями в полном объеме - киборги-то не кушают! Рассудив так, Грандмастер перешел к соответствующим действиям. В глубочайшей тайне он по частям закупил необходимое оборудование, препараты и детали, а потом объявил всем ниндзя свою волю. Все были настолько запуганы, что не посмели ослушаться, вернее сказать - ни у кого даже не возникло мысли об ослушании. Ни у кого, кроме Саб-Зиро и его лучшего друга Смоука.
  
   Им обоим вовсе не хотелось становиться киборгами, и они, немного поколебавшись - ведь все-таки их жизнь принадлежала клану чуть ли не с самого рождения! - решили бежать, а там - будь что будет, но они не собирались больше подчиняться алчному продажному самодуру! Под покровом ночи двое друзей с боем покинули резиденцию клана, расправившись с двенадцатью уже кибернетизированными охранниками, но Ониро быстро узнал об исчезновении подчиненных и бросился за ними в погоню.
  
   ...Ниндзя по-прежнему шли в полной темноте, осторожно прислушиваясь к шелесту листвы и шороху трав. Вдалеке забрезжил рассвет, небо заалело, и беглецы, чувствуя, что их силы на исходе, решили все-таки остановиться и передохнуть. Лучше бы они этого не делали, подумал Саб-Зиро, когда услышал поблизости от себя скрежет металлических деталей и хруст ломающихся ветвей. Ониро и его подручные все-таки догнали непокорных.
  
   Саб-Зиро похолодел, если это слово вообще можно было применить к ледяному воину, но одно можно сказать точно - ему никогда в жизни не было так страшно. Перед ним, ухмыляясь во всю пасть, стоял глава клана, а за его спиной маячили Тай, Квейд и еще несколько рядовых ниндзя, уже превращенных в бездушные железки.
  
   - Стоять, именем Лин Куэй! - зазвучал в лесу квакающе-дребезжащий голос Грандмастера. - Вы вернетесь к нам либо покорными, либо мертвыми!
  
   Квейд и Тай приняли боевые стойки. Проклятые Учителя клана все-таки сохранили свои человеческие тела, а других не считают за людей! Саб-Зиро ощутил бешеный гнев. Каково это - больше не чувствовать вкуса еды, прикосновения ветра на своей коже...? Как ощущает себя человек, чья живая душа насильственно соединена с совершенным кибернетическим телом? Что ж, придется спасаться бегством или принять неравный бой!
  
   Раздался неприятный трескучий звук, и на месте Грандмастера Ониро появилось устрашающего вида животное - Саб-Зиро не знал его названия, слышал лишь, что такие водятся на Куэтане, и не мог сказать с точностью, относится оно к пресмыкающимся или все-таки к млекопитающим, да это было и неважно в тот момент. Жуткое создание было где-то метра три в длину, абсолютно гладкую ярко-синюю кожу монстра испещряли белые полосы, когтистые лапы рыли землю, длинный мощный хвост взметал тучи пыли и сухих листьев, светящиеся, как серебристая неоновая лампа, глаза без зрачков грозно горели в рассветном полумраке, из клыкастой пасти вырывалось страшное рычание. Саб-Зиро знал, что Ониро - мастер перевоплощений, но это ужасающее обличье он видел впервые.
  
   К счастью, ледяного воина не подвели его навыки. Он не растерялся и сумел трезво оценить свои шансы: перевоплощение Ониро на несколько мгновений отвлекло внимание его подручных, и Саб-Зиро получил столь важные для него отсрочку и преимущество. Мощным пинком он сбил с ног Квейда, который никогда не отличался быстротой реакции и стоял ближе всех к нему, и ударами кулаков свалил на землю двух киборгов. "Сейчас или никогда!" - подумал ниндзя и очертя голову кинулся в глубину леса.
  
   - Беги за мной! Быстрее! - донесся до Смоука голос друга, но он, в отличие от Саб-Зиро, не успел воспользоваться ситуацией и исчезнуть из поля зрения врагов. Квейд, в отличие от своих дружков, неподвижно лежащих в траве, очень быстро очухался и встал на ноги. Теперь Смоук оказался лицом к лицу сразу с семью грозными врагами - тремя Учителями и четырьмя оставшимися киборгами. Прямо перед ним стоял жуткий Ониро в зверином облике, и Смоук понял, что сбежать ему теперь вряд ли удастся. Оставалось лишь драться. Смоук сомневался, что справится со всеми противниками в одиночку.
  
   - Саб-Зиро, помоги мне! - в отчаянии закричал он, но тот был уже далеко, и ответом Смоуку были лишь шум ветра да грозное рычание зверя-Ониро.
  
      -- Угроза из Внешнего Мира
  
   Придя домой, Страйкер налил себе чашку чая, лег на диван и включил телевизор, положив конверт странного индейца на тумбочку возле кровати. По нескольким каналам опять крутили какую-то новостную муру. Как всегда, во всем мире ничего хорошего. В России наводнение сразу в нескольких регионах, в Испании ураган, в Италии землетрясение, в Канаде рухнул самолет. Как все надоело, чем бы другим заняться... Ах да, он же совсем забыл про конверт, который дал ему тот мужик в ресторане!
  
   Страйкер сел и распечатал конверт. Внутри лежал маленький листок, исписанный мелким неровным почерком.
  
   "Уважаемый шериф Кертис Страйкер,
  
   Вам это может показаться странным, но речь идет о судьбе всего человечества, и Вы имеете к этому самое непосредственное отношение. Если Вы считаете меня сумасшедшим, то просто выбросьте это письмо. Если же захотите со мной поговорить - приходите пятого ноября в три часа дня к станции "Пятая авеню".
  
   С уважением, Ночной Волк".
  
   Страйкер нерешительно опустил письмо обратно в конверт.
  
   Бред?
  
   Слишком странно для бреда городского сумасшедшего. Откуда ему известно имя Страйкера? И если бы тот парень из забегаловки был преступником - вряд ли он стал бы назначать встречу в людном месте среди бела дня.
  
   Слишком много вопросов.
  
   Впрочем, лучше один раз поговорить с этим Ночным Волком и все понять, чем сидеть и строить смутные догадки. Если даже он и в самом деле ненормальный, то шерифу это по-любому ничем не грозит.
  
   Страйкер решил все-таки встретиться с индейцем.
  
   ***
  
   Возле станции в середине дня было довольно многолюдно, но шериф сразу же увидел Ночного Волка у одного из фонарных столбов и подошел к нему. Индеец, казалось, совершенно не удивился его появлению - он ждал шерифа. Может, он обладает каким-то сверхъестественным чутьем?
  
   - Здравствуйте, мистер Страйкер, - Ночной Волк пожал ему руку. - Я рад видеть вас, потому что это действительно очень важно.
  
   Неожиданно индеец осекся и обернулся. По улице в их направлении шли темнокожий мужчина могучего сложения, одетый в модную коричневую кожаную куртку, и светловолосая девушка. Оба выглядели расстроенными и озадаченными; они довольно громко и напряженно что-то обсуждали - Страйкер мог слышать всю их беседу.
  
   - ...спрашивается, зачем мы вообще туда поперлись и нафиг я так напрягал нашего начальника? - возмущался мужчина в куртке. - Наш президент - клинический придурок! Ему невозможно объяснить элементарные вещи!
  
   Девушка удрученно кивала, соглашаясь со своим спутником. Тот продолжал ругаться.
  
   - Кретин ненормальный! Он ведь должен понимать, что я говорю о реальной угрозе, а не о кучке психов с навязчивыми идеями! Разведка просто так предупреждать не будет! Нет ведь, его интересует только всякий текущий маразм типа биржевых индексов, курса доллара по отношению к другим мировым валютам и банковской системы нашей страны. Он считает, что никакой угрозы нет!
  
   - И глубоко ошибается, - поддержала его блондинка.
  
   - Ума нет, так свою голову не поставишь, - проговорил ее спутник.
  
   - Считай, что наша миссия провалилась, - ответила она. - Теперь мы можем рассчитывать только на себя.
  
   - Не только на себя, - индеец неожиданно преградил им дорогу. - Мы тоже Избранные! Вы не одни!
  
   Страйкер застыл в изумлении, не в силах вымолвить ни слова.
  
   - Ты кто? - в один голос спросили девушка и мужчина.
  
   - Я - Ночной Волк, а это Кертис Страйкер, - указал он на полицейского. - Я ждал вас, Соня Блейд и Джексон Бриггз. На священной земле моего народа я видел будущее! Земля в опасности, скоро может начаться вторжение сил Внешнего Мира! Ты, Кертис Страйкер, являешься Избранным, одним из тех, кто способен защитить наш мир! Это наш последний шанс спасти Землю!
  
   Страйкер попытался что-то сказать, но тут Соня, перебив Ночного Волка, вставила:
  
   - Мы были там. Потом мы хотели предупредить правительство, но наш президент отмахнулся от нас-поверить-то, может, и поверил, но решил, что мы все преувеличиваем, и отправил вон. Теперь нам остается надеяться только на себя.
  
   - И на нас, - ответил Ночной Волк. - Наша сила в единстве, и мы должны держаться вместе.
  
   - Да объясните же мне толком, в чем дело! - наконец сказал Страйкер.
  
   - Пойдем с нами, мы как раз собирались встретиться с нашими товарищами и все обсудить, - предложил ему Джакс.
  
   ***
  
   Избранные решили встретиться на квартире у Джакса; туда же Соня и ее напарник привели своих новых знакомых - Страйкера и Ночного Волка. В этот раз майор снова решил взять на себя инициативу по решению наиболее важных вопросов. Вкратце описав новеньким ситуацию, он приступил к повестке дня.
  
   - Прежде всего нам следует составить план действий. Рационально было бы, если уж нашему маразматику-президенту все параллельно, объединить наши силы и в меру наших возможностей дать отпор врагам. Мне кажется, что нам следует создать секретную базу и там разместиться, чтобы отслеживать все передвижения внешнемирцев. Я могу раздобыть транспорт и оборудование.
  
   В процессе беседы выяснилось, что Страйкер и Ночной Волк неплохо разбираются в технике и умеют с ней обращаться. Китана, слушая непонятные речи о работе компьютерной системы слежения за несанкционированным открытием порталов, тупо хлопала глазами и откровенно скучала, а вот Кунг Лао умудрился здорово всех удивить. Совершенно не к месту и не ко времени он пустился в пространные размышления о смысле жизни в связи с угрозой из Внешнего Мира. Прагматичный Джакс, как всегда, не выдержал.
  
   - Слушай, ты меня уже достал своими маразмами, - возмутился майор спецназа. - В чем смысл жизни, да? А делом не пробовал заняться? В бытность мою "дедом" я новобранцев за такие речи вне очереди отправлял полы и туалеты мыть, чтоб всякая дурь в башку не лезла!
  
   Кунг Лао изобразил оскорбленную невинность.
  
   - Знаешь, подобное поведение не украшает человека! Нельзя быть таким приземленным, уже и порассуждать о чем-то отвлеченном никому не даешь! И ты себя так ведешь по отношению к своим же друзьям!
  
   - Не понял юмора на тему жестокости. Я что тут, с живых людей кожу без анестезии сдираю?
  
   - Нда, Джакс, ты вроде на Шэнг Цунга не похож и плащи из человеческой кожи не носишь, - съехидничал Лю Канг.
  
   - Я бы на твоем месте не о смысле жизни рассуждал, а, к примеру, о наших ненаглядных врагах, - еще больше разозлился Джакс.
  
   - А чего о них рассуждать? - обиженно пискнул Кунг Лао. - Я и так много знаю, а вообще - не все ли равно, кому рожу бить?
  
   - Идиот! - не выдержав, загремел Джакс. - Совсем мозги растерял? Тебе их Барака выбил?
  
   - Ребят, может, не стоит? - жалко заулыбался Лю, который не любил скандалы и брань.
  
   - Нет, Лю, с твоего позволения, я уж закончу свою мысль. Если мы хотим защитить родной мир от врагов, нам надо знать, с кем и с чем мы боремся и какими способами на этих товарищей можно воздействовать. Когда я был в Эдении, я вместо рассуждений о смысле жизни и бесплодных мечтаний собирал информацию - и вот что я выяснил! Перед нами мощная военная диктатура хуже Спарты. В своей сути она эффективна и очень опасна. Те из нас, кто считает этих людей несчастными угнетенными под ярмом злобного Шао Кана, глубоко ошибаются.
  
   - Как так? - воскликнули Лю и Китана.
  
   - Элементарно. Диссидентов, конечно, везде полно, но большая часть внешнемирских гадов на полном серьезе любит своего главаря! Мало того, они считают справедливыми все его штрафные санкции и с радостью умрут за общее дело - в их понимании тоже справедливое! Бороться с ними сложно - они действуют как единый организм! Я вообще подумывал о том, чтобы создать своего рода научно-исследовательский центр по изучению Внешнего Мира. Есть у меня и еще одна хорошая идея - построить механический стационарный портал. Вчера как раз три книги по квантовой физике и теории параллельных реальностей купил, - Джакс выразительно похлопал рукой по своему объемному джинсовому рюкзаку.
  
   Кунг Лао выпучил глаза и удивленно проблеял:
  
   - Как?! Ведь священные порталы могут открывать только боги или чемпионы - с их особого соизволения!
  
   - Ага, - съехидничал майор, который никогда не страдал особой почтительностью по отношению к богам. - Вчерашний ураган во Флориде и пожар в Вашингтоне, если рассуждать согласно твоей логике, это, видимо, тоже не атмосферный циклон и неисправная проводка, а гнев богов на погрязшее во грехах человечество. Ладно, Кунг Лао, хорош прикалываться, и так много времени без толку потеряли, давай все-таки к делу!
  
   По простоте душевной Джакс решил, что Кунг Лао просто неудачно и неуместно пошутил, однако он ошибся. Тот всерьез обиделся на замечания спецназовца, хотя майор всего лишь пытался призвать друзей к порядку и не тратить зря время на пустые разговоры. Скроив обиженную мину, юноша демонстративно повернулся к Джаксу спиной.
  
   - Если ты меня так уж терпеть не можешь, то я могу уйти отсюда, и ты меня больше никогда не увидишь!
  
   - Кунг Лао, это уже слишком, - вставила Соня. - Не капризничай и не обижайся на Джакса, просто в силу своих армейских привычек он часто бывает чересчур прямолинеен. Думаю, нам следует оставить ненужные разногласия.
  
   Остальные Избранные дружно закивали, соглашаясь с разумным предложением, однако Кунг Лао встал в позу.
  
   - Я со всеми вами больше не желаю разговаривать! Говорят, что Шэнг Цунг оживил Горо, который убил моего великого предка! Думаю, что настало время окончательно разобраться со злобным монстром! Я отправлюсь в подземное королевство шоканов и убью это чудовище!
  
   - В одиночку? - удивился Лю.
  
   -Все лучше, чем сидеть тут с вами!
  
   - Кунг Лао, не кипятись, поставь голову на место! - воскликнул Джакс, возмущенно нахмурив лоб. - Оригинально ты мыслишь. Вот обиделся ты на нас и решил вернуться в Темную Империю - принца Горо убивать. Идея-то хороша, но о конкретном плане ее осуществления ты подумал? Во-первых, как ты портал откроешь? Во-вторых, знаешь ли ты, куда идти? Есть ли у тебя карта Внешнего Мира? А если и есть, то сумеешь ли ты ей правильно воспользоваться? Что у тебя в школе было по географии? Масштаб и стороны света определить сможешь?
  
   - Он не ходил в школу, - смущенно ответил за родственника Лю Канг.
  
   - Час от часу не легче. Ну, допустим, попал ты в королевство четырехруких. Ты в курсе, кто там обитает и кого следует опасаться? Что ты будешь есть? Огонь развести сумеешь? Еду с собой возьмешь или раздобудешь на месте? В твоих бойцовских качествах я не сомневаюсь, а вот в практической приспособленности к жизни...
  
   Договорить Джакс не успел-Кунг Лао перебил его с яростным возмущением:
  
   - Знаешь, мне глубоко плевать, что ты там себе думаешь! Я уж как-нибудь сам со своими проблемами разберусь, и твоя помощь мне не нужна! Портал мне откроет Рейден! До свидания!
  
   - Ребят, не ссорьтесь, - снова попыталась вмешаться Соня, но Кунг Лао ее уже не слушал и выбежал в коридор. Избранные только неуверенно пожали плечами, услышав, как хлопнула входная дверь.
  
   - Кстати, он тут Рейдена упоминал, - сказал Ночной Волк. - Никто его часом не видел?
  
   - Ага, - согласился с ним Страйкер, - я думаю, совет этого вашего бога грома нам бы сейчас очень не помешал.
  
   Лю Канг во время их реплик многозначительно ухмылялся, вспоминая, как Рейден недавно заявился к нему в гости в совершенно непотребном виде. Склочный божок был пьян в стельку и не постеснялся ввалиться в квартиру Лю под утро, когда тот видел уже сто десятый сон. Бедный Лю, которого разбудил звонок в дверь, с трудом протирая глаза, в одних трусах поплелся в прихожую, решив, что произошло что-то очень серьезное, например, в доме пожар или прорвало трубу; вместо испуганных соседей в дверь к чемпиону турнира вломился Рейден, от которого разило перегаром чуть или не на все Штаты. Божок-маразматик обблевал Лю Кангу всю прихожую, причем самый ужас заключался в том, что Светлого склочника стошнило даже на вешалку для одежды, на которой висели любимые куртки Лю, потом нагадил мимо унитаза, побил в кухне всю посуду и попытался поставить собственному протеже фингал под глазом. В довершение всего протектор Земного Мира попытался пообедать очистками из помойного ведра и наконец заснул прямо посреди кухни. Все это время Рейден по своему обыкновению нес ахинею про спасение мира от кровожадных захватчиков, но Лю так в итоге и не смог вычленить из его потока сознания хоть какую-нибудь информативную составляющую. В полдень проспавшийся божок наконец покинул помещение, не попрощавшись, и Лю смог убраться в квартире. Услышав слова Ночного Волка и Страйкера, он также подумал, что короткое замыкание явно не пошло Рейдену на пользу и что сейчас от него маловато проку. Избранным действительно оставалось надеяться только на себя.
  
      -- Новый союзник
  
   Саб-Зиро целыми днями бесцельно бродил по улицам незнакомых городов, скитался по лесам, в горах. С тех пор, как он чудом сбежал от Ониро и его подручных, прошло уже много дней, и все это время от его лучшего друга Смоука не было ни единой весточки. Саб-Зиро опасался самого худшего, и его постоянно терзала совесть из-за того, что он оставил Смоука одного с этими головорезами. Он пытался успокоить себя вескими аргументами в пользу того, что все равно он ничего не смог бы сделать и что в том случае, если бы он остался со Смоуком, Ониро получил бы в свое распоряжение двух пленников вместо одного, но муки совести по-прежнему одолевали ледяного воина. Ниндзя не находил себе места. Он понимал, что ему нужно что-то делать, чтобы спасти Смоука и самому избавиться от угрозы со стороны Ониро. В душе Саб-Зиро чувствовал, что глава клана все равно не оставит его в покое и продолжит преследование, как только представится такая возможность. Нужно было придумать какой-то план, чтобы помочь и другу, и себе.
  
   В какой-то момент Саб-Зиро вспомнил о том, что в Земном Мире у клана Лин Куэй есть очень серьезные противники - Избранные. Конечно, рассчитывать на их помощь бывшему воину Лин Куэй было просто глупо, однако есть старинная поговорка о том, что враг твоего врага - твой друг. Даже если Избранные и откажутся помочь ему, он сам поможет им и расскажет о новой опасности в лице киборгов клана. Ниндзя решил искать земных воинов, понимая, что ему по-любому больше некуда деваться.
  
   ***
  
   Не так давно команда Избранных, не особенно пострадавшая от отсутствия Кунг Лао с его маразмами, нашла укромное местечко для тайной базы в одном из уединенных уголков штата Техас. Постепенно они подвезли на базу специальное оборудование, которое позволяло быстро и оперативно обнаруживать открытые порталы, а также обзавелись сверхзвуковыми самолетами и построили телепортатор. Джакс занимался созданием стационарного портала, ведущего во Внешний Мир (в процессе работы он постоянно вспоминал Кунг Лао с его изречениями про порталы как привилегию богов и посмеивался, думая о том, что юный придурок однозначно счел бы всю современную науку кощунством, а изобретения-нарушением божественных законов), а Страйкер попытался сконструировать приспособление, позволяющее закрывать небольшие пространственные дыры; предварительные испытания прошли успешно. В целом дела у земных воинов шли очень неплохо, однако их сильно смущал факт полного отсутствия нападений с момента окончания второго турнира. Они не знали, что им думать по этому поводу. С одной стороны, можно было предположить, что внешнемирцы наконец-то от них отстали, но в это было сложно поверить. Гораздо более вероятным представлялось то, что эти "замечательные" люди замышляют очередную пакость, но какую именно? Избранные терялись в догадках, но уже давно по-прежнему ничего не происходило. Полгода! Полгода - слишком долгий срок. Лю Канг рассказывал о том, что когда его знаменитый предок Великий Кунг Лао по дурости пощадил Шэнг Цунга, проклятые подручные Императора оставляли землян в покое в лучшем случае на неделю - и это несмотря на строгие правила, согласно которым Шао Кану категорически запрещалось преследовать чемпиона до следующего турнира. Мерзкие выродки каждый раз умудрялись либо находить в правилах лазейки, либо откровенно их нарушать, делая вид, что ничего не происходит. Как несчастному Кунг Лао удавалось каждый раз от них отбиваться - это отдельная песня, однако то, что нападения на Избранных совершались постоянно, остается фактом. А тут... что-то очень странное, однако земляне по-прежнему ждали вражеских атак и пребывали в боевой готовности.
  
   Притаившись в скалах возле базы, Саб-Зиро стал ждать появления кого-либо из команды Избранных. Он очень долго следил за ними, пытаясь обнаружить местонахождение их убежища, благо ввиду необходимости закупки оборудования, припасов и прочих предметов первой необходимости они часто появлялись в крупных городах. Наконец ему это удалось: теперь дело было за малым - увидеть кого-либо из бывших врагов, а если повезет, то и попробовать поговорить.
  
   День уже клонился к закату, когда у выхода наконец появилась Соня Блейд. Саб-Зиро вздохнул с облегчением: все-таки, по-видимому, судьба не совсем уж неблагосклонна к опальному ниндзя. Соня спокойна, рассудительна, в отличие от Лю Канга, сразу с кулаками не полезет. Мысленно собравшись с силами, ледяной воин вышел из укрытия.
  
   - Приветствую тебя, - сказал он удивленной Соне, которая, впрочем, не стала принимать боевую стойку. - Я пришел с миром. Я готов помочь вам и в свою очередь попросить вас о помощи, если вы, конечно, согласитесь меня выслушать.
  
   - Соня! - неожиданно окликнул девушку вышедший с базы Лю Канг и в изумлении остановился, увидев Саб-Зиро. - Я... я же тебя на турнире убил, а потом ты снова появился уже в Эдении и дрался там со Скорпионом, вот только шрама на лице у тебя тогда не было! Тебя воскресил Шэнг Цунг?
  
   - Ты убил моего старшего брата. Без маски ты нас не видел, а костюмы у нас одинаковые, вот ты нас и спутал, - ответил беглый ниндзя, который пока что еще ничего не знал об истинной судьбе покинувшего клан родственника. - А шрам я получил в бою с киборгами моего клана при попытке бежать, когда из замка нашего проклятого клана выбирался - один из охранников все-таки зацепил меня своим железным кулаком. Я ушел из Лин Куэй. Я потерял все - семью, клан, дом, лучшего друга. Я пришел к вам и хотел бы рассказать вам о том, что со мной произошло.
  
   Соня и Лю переглянулись. Наконец-то за долгие месяцы что-то начало проясняться, однако осторожность не повредит...
  
   - Я бы поговорила, но я не уверена в том, что ты не привел с собой весь свой клан... - нерешительно начала Соня.
  
   - Зато я уверен, - неожиданно произнес Лю. - Воин клана Лин Куэй не имеет права появиться с открытым лицом вне стен замка клана. Нарушение запрета карается смертью. Саб-Зиро не обманывает нас - он действительно покинул клан. Пойдем с нами, - протянул он руку бывшему ниндзя.
  
   ***
  
   - Так, значит, чертов придурок Ониро взялся за биотехнологии? - злым голосом сказал Джакс, выслушав рассказ Саб-Зиро. - И, к сожалению, у гада все получилось. Только я не могу понять, зачем ему это нужно. Не слышал ли ты чего о планах начальства Ониро? Чего они хотят?
  
   - К сожалению, нет, - отрицательно покачал головой беглый ниндзя. - О планах Императора и его людей нашему клану ничего не известно. Ониро решил превратить нас в киборгов по собственной инициативе. Он подумал, что на машины у него будет уходить меньше денег, чем на живых людей. Я подслушал его разговор с другими Учителями клана. К сожалению, я не смог ничем помочь лучшему другу, хоть и бежал из Лин Куэй с ним вместе. Теперь вы знаете мою историю. Это я виноват в том, что произошло со Смоуком.
  
   Повисла напряженная тишина. Даже Китана, которая до этого сидела в уголке и пыталась по складам читать американскую газету (хотя это давалось ей нелегко, ибо она не понимала половины слов, в частности, таких, как "газопровод" и "деноминация"), оторвалась от своего увлекательного занятия.
  
   - Это не твоя вина, Саб-Зиро, - наконец ответил Джакс. - Ты все равно ничего не смог бы сделать, только стал бы очередной жертвой безумной прихоти этого изверга Ониро. Поэтому не казни себя. Я думаю, что Смоук, если он еще жив и может трезво оценить эту ситуацию, все понял и не станет тебя ни в чем винить.
  
   - Оставайся с нами, - предложила бывшему члену Лин Куэй Соня. - Тебе все равно больше некуда идти. Если вдруг тебе представится возможность найти Смоука и помочь ему, мы все будем на твоей стороне.
  
   - Да, оставайся, - согласился с ней Лю Канг. - Ты честный и благородный человек, и я вижу, что мы можем на тебя положиться.
  
   Саб-Зиро в душе был сильно удивлен тому, что Избранные фактически прочли его мысли и сами предложили ему то, о чем он не решался попросить, более того, был уверен, что в этом ему откажут. Однако в силу своего замкнутого характера он не подал виду, что его поразил такой ход событий, и лишь кивнул головой в знак согласия.
  
   - Кстати, мое настоящее имя Куай Лян, - добавил он.
  
   ***
  
   С того момента, как команда Избранных пополнилась еще одним членом, прошло еще пять месяцев. Еще пять долгих тихих месяцев, в течение которых ничего не происходило - если не считать того, что Лю Канг с грехом пополам все-таки научил Китану пользоваться электрическим чайником и зажигалкой, а Соня и Джакс смогли открыть портал в другой мир и продержать его в таком состоянии два часа. За это время Джаксу удалось пройти через портал туда и обратно, а Соня, зная о том, что у врагов есть телефоны и рации, действующие через межпространственные врата, попробовала наладить с ним связь по мобильнику (правда, у нее ничего не вышло - в трубке она слышала лишь непрерывный тонкий писк). Однако нападений по-прежнему не было; вместо этого Избранных ждал новый сюрприз.
  
   В один прекрасный день их базу снова выследила совершенно неожиданная личность. У дверей базы стоял незнакомый человек с длинными - почти до середины спины - черными волосами, одетый в простые камуфляжные штаны и куртку. В целом - ничего особенного, если бы не лицо, скрытое под маской-респиратором. Нежданным гостем оказался еще один бывший член вражеского клана - Кабал, который был вынужден покинуть "Черный Дракон".
  
   Год назад, как поведал Избранным сам бывший бандит, одному из подручных Шао Кана, наделенному даром предвидения, приснился вещий сон. Внешнемирец ясно узрел, что Кабалу из "Черного Дракона" предстоит стать одним из Избранных. До сего момента проклятый предсказатель не ошибался, а поэтому Шао Кан поверил ему и в этот раз. Поговорив с Кэно, он дождался удобного момента и подослал к ничего не подозревающему Кабалу убийц. Враги застали его врасплох - в тот момент, когда он поздно ночью возвращался из клуба. Он пытался защищаться, но их было слишком много - пятеро против одного, да еще с ножами, мечами и дубинами, так что Кабала не спасло все его умение драться, тем более что он был не совсем трезвым и без оружия. С жуткими ранами и переломами он пролежал на пустынной улице около получаса; на его счастье, какой-то припозднившийся пьянчужка, идущий с вечеринки, увидел на тротуаре лежащего в луже крови человека и вызвал врачей. Документов у Кабала, как члена "Черного Дракона", естественно, не было, лицо же его было настолько изуродовано, что полицейские, на его счастье, просто не узнали бывшего нарушителя закона. Когда же они пытались расспрашивать Кабала о нападении, он старательно изображал потерю памяти. При первой же возможности бывший преступник, поняв, что уже сможет держаться на ногах, сбежал из госпиталя и добрался до одного знакомого умельца, который, не задавая лишних вопросов, делал для покалеченных бандитов новые части тела: именно он в свое время смастерил знаменитый инфракрасный глаз Кэно. Кабал был молод и силен, умирать он не собирался, однако тяжелые проникающие ранения не прошли бесследно - он был вынужден распрощаться с несколькими сегментами в обоих легких, и теперь его заметно мучила одышка. Об изуродованном до неузнаваемости лице нечего было и говорить - ходить в таком виде по городу было просто немыслимо. Знакомый Кабала быстро смастерил для него кислородную маску, почти полностью закрывающую лицо; пообещав при первой возможности отблагодарить его, бывший бандит растворился в городских тенях.
  
   Избранным стало искренне жаль Кабала. Пусть даже раньше он и был членом преступного синдиката, он все равно не заслужил такой жестокой судьбы. Даже Соня, которая всегда ненавидела "Черный Дракон", смотрела на Кабала с сочувствием. На мгновение он снял маску, чтобы ее поправить, и Избранные ужаснулись его виду, хоть он и постарался как можно скорее снова ее надеть. Глубокие рубцы наслаивались один на другой, на лице не осталось ни сантиметра чистой кожи. Можно себе представить, как выглядели эти раны сразу после нанесения...
  
   От взгляда Лю Канга не укрылось и нечто иное. Когда Кабал вел свой страшный рассказ, он неоднократно упомянул имя проклятого Шао Кана, и каждый раз Соня вздрагивала и еле заметно менялась в лице. В голове у Лю Канга уже давно зародились не самые хорошие догадки.
  
   Он давно заметил, что после возвращения из плена Соня сильно изменилась - замкнулась в себе, перестала шутить, даже с близкими друзьями общалась намного меньше, чем раньше. Лю заподозрил неладное. Соня упорно утверждала, что во Внешнем Мире с ней все было благополучно, однако Лю все меньше и меньше в это верил. Соня была слишком гордой. Она не любила, когда ее жалели, не любила признавать, что даже ей иногда бывает нужна помощь, и поэтому она никогда не рассказала бы о том, что с ней случилось что-то неприятное. И сейчас... Шао Кан.
  
   Что он мог сделать с Соней? На прошлой неделе Лю Канг ехал в метро. Рядом с ним какой-то человек, читая газету, открыл страницу с криминальными новостями, в которых говорилось об аресте безумного маньяка-извращенца. А что, если... Лю Канга передернуло от ужаса внезапной догадки. Чертов свихнувшийся монстр, неужели ему было мало внешнемирских девушек? Почему именно Соня должна была стать жертвой извращенных низменных фантазий отвратительного мерзавца? Юношу охватили злоба и ярость. Ну ничего, погоди, бесстыжий выродок! Попадись ты Избранным на дороге - и тебе придется ответить за то, что безнаказанно вытворял со своей пленницей, за которую было некому заступиться!
  
   Из врожденного чувства деликатности Лю решил не говорить никому из друзей о своей страшной догадке, а разобраться с мерзавцем один на один, если представится такая возможность. Сейчас же он продолжил слушать рассказ Кабала.
  
   После получения маски Кабал долго скитался по глухим местам, таясь от людей. Потом он решил найти Избранных и сообщить им обо всем, что с ним произошло.
  
   Соня предложила Кабалу тоже остаться с командой Избранных, но тот, сердечно поблагодарив девушку, наотрез отказался.
  
   - Большое вам спасибо за помощь и сочувствие, но, к сожалению, я одиночка по своей природе и обречен на вечное одиночество. Знайте одно: вы всегда можете рассчитывать на меня, и я постараюсь помочь вам в случае нападения врагов.
  
   - А ты можешь рассчитывать на нас, - ответила Соня, на прощание пожимая Кабалу руку.
  
   ***
  
   С момента возвращения Избранных на Землю прошло два долгих года, но за это время так ничего и не произошло. Совсем ничего - не было ни нападений, ни провокаций, ни хоть каких-нибудь знаков того, что враги собираются делать. Джакс пришел к выводу, что от них наконец-то отстали, а опасность миновала, однако Ночной Волк советовал Избранным не расслабляться; он отнюдь не был согласен с тем, что враги о них забыли, а Джиал был прав. Избранные, несмотря на это, к нему не прислушались - уж очень им хотелось отдохнуть и расслабиться.
  
   Хуже всех чувствовала себя Соня. Она постоянно вспоминала пережитое ею во Внешнем Мире. Ей думалось, что поначалу она боялась Императора, но потом вдруг по непонятной причине стала чувствовать себя рядом с ним так спокойно, как не чувствовала себя рядом ни с кем другим никогда в жизни. Ей много раз доводилось читать разнообразные истории о том, как люди внезапно, словно от удара молнии, понимали, что перед ними - их человек, их вторая половинка, но никогда не думала, что окажется в такой же ситуации.
  
   Ей было странно и страшно от этого. Странно было сознавать реальность происходящего и одновременно понимать, что ты не можешь быть вместе с этим человеком в силу множества объективных и субъективных причин. Ее бабушка обожала любовные романы, да и сама Соня - чего греха таить - иногда листала их в школьные годы под партой на скучных уроках вместо классической литературы, которую настойчиво советовали читать ее высокообразованные родители. Авторы любовных романов постоянно придумывали разные хитросплетения и сложности, мешавшие влюбленным быть вместе, но в итоге все, как правило, успешно разрешалось, и люди обретали свое долгожданное личное счастье. Если бы и в жизни все было так просто, и она знала бы, что и для нее все тоже кончится хорошо... но есть ли она, эта слабая надежда? Однако Соня была реалисткой и не очень-то верила в романтические сказки о любви. Ей, конечно, нравилось читать об этом в детстве, но в глубине души она твердо знала: у нее такого никогда не будет, нечего и надеяться.
  
   Надежда - странное чувство. Она живет в душе человека, позволяя ему мечтать, когда не надо, и неуместно надеяться на лучшее. Сама себе Соня честно призналась в том, что ей нравится надеяться. Надеяться на то, что возникшая проблема разрешится сама собой.
  
   Соня давно не ощущала себя такой беспомощной. Судьба словно дала ей секундный шанс - и тут же отняла его. Неужели еще можно что-то исправить?
  
   Однако ни Соня, ни другие Избранные даже не подозревали о том, что в это время происходило во Внешнем Мире...
  
      -- Коварный замысел Шиннока
  
   В грязной пыльной комнате было душно и темно, лишь две сальные свечи тускло чадили по углам. Тесное помещение смахивало скорее на старую грязную кладовку, нежели на человеческое жилище, лишь в одном углу было заметно какое-то странное шевеление, но это были не мыши - что-то слишком большое для мышей. Однако ничто больше не нарушало тишину мрачной каморки.
  
   В какой-то момент низкая и маленькая, но странно тяжелая дверь приоткрылась с неприятным скрипом, похожим на жалобный стон. В проеме загорелись два ярко-синих светящихся глаза.
  
   - Повелитель, простите, что я нарушаю ваш покой, но я принес вам кое-что важное. Ваш Амулет.
  
   - Благодарю тебя, Нуб Сейбот, - зазвучал глухой голос из дальнего угла. - Благодарю тебя. Ты достоин высшей награды. Дай его мне. Дай.
  
   По радостным ноткам в этом измученном голосе можно было подумать, что его обладатель безумно рад находке синеглазого, что он даже готов броситься ему на шею, рассыпаясь в благодарностях, но у него просто не было на это сил. Нуб Сейбот, одетый в черное, с закрытым черной тканью лицом, нерешительно шагнул в комнату. Тень в углу наконец обернулась к нему - высокая человеческая фигура, с головы до ног закутанная в темный плащ с капюшоном, лица не видно, только пронзительно-зеленые глаза без зрачков светятся в полумраке комнаты.
  
   Нуб Сейбот положил в протянутую ладонь человека в плаще какой-то круглый предмет, завернутый в коричневый платок. Зеленоглазый прижал свою вещь к сердцу, пристально глядя на посетителя.
  
   - Спасибо, - надтреснутым полушепотом произнес он. - Спасибо. Теперь я смогу вернуться домой и увидеть своего сына. А сейчас, пожалуйста, позови ко мне Рэйко, он мне очень нужен.
  
   ***
  
   Император проводил текущее совещание со своими верными заместителем и премьер-министром. С момента своего назначения Эсмене уже практически полностью освоился в новой роли. Более того - недавно он одержал еще одну моральную победу над заклятыми врагами: он уговорил Императора объявить Китану персоной нон грата и устроить над мерзкой эденийкой показательный судебный процесс, пусть даже и заочно! Кто бы знал, чего им с Шэнгом стоило все-таки уломать главу государства! На свое счастье, Эсмене успел свести близкое знакомство с еще одним эденийским отступником, к мнению которого Шао Кан всегда прислушивался. В итоге это и помогло Эсмене наконец решить судьбу Китаны.
  
   Сорен Маривэанн, он же Заркхан, происходил из очень знатного эденийского рода, но его голубая кровь принесла ему скорее проблемы, чем счастье. В стародавние времена Маривэанны были сильны и многочисленны, однако правящая верхушка - Сайрэанны - почуяла в них своих конкурентов и соперников. По большей части все эти подозрения были основаны скорее на параноидальном бреде у Джеррода и его родичей, а не на реальных фактах, но в итоге Сайрэанны устроили на семью Сорена совершенно несправедливые гонения, в результате которых все Маривэанны, кроме самого будущего отступника, были либо убиты, либо казнены за несовершенные преступления, либо умерли своей смертью в лишениях и нищете. До начала преследований Маривэаннов со стороны Джеррода и его полоумного папаши, да будет обоим жарко в аду, Сорен имел все - дом, семью, друзей, славу, почет, любимое дело. Он был прославленным мастером боевых искусств, и его учениками были даже сыновья протектора Эдении Аргуса - Тэйвен и Дэгон. Теперь он потерял все. Он остался последним из некогда могущественного рода Маривэаннов.
  
   Решив не только попробовать спасти собственную жизнь, но и отомстить Джерроду за своих близких, Сорен, который всегда был довольно хитер, открыто перешел на сторону Шао Кана. Сказать, что Император обрадовался такому подарку судьбы - значит не сказать ничего! Он принял Сорена с распростертыми объятиями, и тот поселился в Темной Империи, сменив имя и став Заркханом. После захвата Эдении он плодотворно трудился на императорской службе; основная его работа заключалась в том, что он вычислял и вылавливал эденийских сепаратистов, умело притворяясь сочувствующим. Вскоре по личной просьбе Шао Кана Заркхан принялся учить Китану, на время даже закрыв глаза на свою лютую ненависть к роду Сайрэаннов. Поначалу ему удавалось вполне нормально общаться с принцессой, которую здорово припугнула ее старшая сестра Эйя. В это время Китана вела себя прилично, однако вскоре Эйя вышла замуж и уехала на родину своего супруга, в Вэтэрну. Тут Китана почувствовала полную безнаказанность, поскольку отчим прощал ей все, и она со спокойной совестью могла вить из Шао Кана веревки. Принцесса принялась в открытую хамить Заркхану, вследствие чего добрые отношения учителя и ученицы быстро разладились. Чаша терпения последнего из Маривэаннов переполнилась, когда Китана прямым текстом предложила ему участвовать в повстанческих мероприятиях. В свое время Заркхан, ненавидевший Джеррода и его предшественников лютой ненавистью, бежал из Эдении именно из-за несогласия с существующими порядками, а тут Китана снова предложила ему вляпаться в ту же грязь! На этой почве у Китаны с Заркханом вышла крупная ссора, и принцесса Эдении без зазрения совести пырнула "предателя" ножом. Однако анатомию она знала куда хуже, чем "Хроники Эанадала", и рана оказалась не особо опасной. Придя в себя, Заркхан рассказал обо всем Императору, но тот заявил, что, скорее всего, Заркхан просто неправильно понял Китану и что у нее просто юношеский максимализм - в общем, обнаглевшей горе-революционерке все в очередной раз сошло с рук. Шао Кан лишь ласково пожурил приемную дочку за драку в бастионе Лаунгра, где она училась у Заркхана. Однако ее учитель, после этой истории перебравшийся на Куэтан, затаил злобу и решил отомстить бывшей ученице при первой же возможности, благо она искренне думала, что убила Заркхана.
  
   Последнему из Маривэаннов пришлось долго ждать, однако его терпение было вознаграждено. Наконец судьба предоставила ему шанс отплатить принцессе за все. Когда человек просто не любит кого-либо, источник раздражения можно убрать из поля зрения, попросту не общаясь с ненавистным тебе типом. Однако Китана вместо того, чтобы последовать этому мудрому совету и уйти куда подальше, постоянно и злостно делала гадости всем, кого не любила, хотя поводы для неприязни были по большей части надуманными. После второго турнира терпение Шао Кана в отношении капризной доченьки в очередной раз ненадолго лопнуло, и Эсмене не преминул этим воспользоваться. Он прибегнул к помощи Шэнга, Сорена-Заркхана и еще нескольких влиятельных лиц, и они, общими усилиями слегка надавив на Императора, уговорили того организовать заочный судебный процесс над принцессой Эдении. Премьер-министр был сильно удивлен тем, что королева Синдел не только не попыталась выступить против или защитить дочь, но и вообще не проявила по этому поводу никаких эмоций, как если бы речь шла о совершенно постороннем человеке. Китану обвинили в шпионаже, государственной измене, убийствах и покушениях на убийство нескольких имперских государственных деятелей и должностных лиц, а также ряде более мелких преступлений; генеральный прокурор Империи Анми Лаар, предъявив веские доказательства вины Китаны, потребовал для принцессы высшей меры наказания. Заркхан и Эсмене свидетельствовали против наследницы эденийского трона, и в итоге она была заочно приговорена Высшим судом Внешнего Мира к смертной казни. Теперь Эсмене отчасти успокоился: по крайней мере, пусть Китана пока и жива, но смертный приговор вкупе с объявлением ее персоной нон грата в какой-то мере гарантировал имперцам защиту от безумных выходок мерзкой интриганки.
  
   Император просил своих людей никогда не беспокоить его во время важных дел, поэтому Эсмене сильно насторожился, когда посреди совещания кто-то внезапно постучал в дверь. Скорее всего, случилось что-то очень серьезное, если кто-то осмелился потревожить их в неурочный час. Главное, чтобы не очередная беда...
  
   - Что такое? - резко обернулся к двери Шао Кан. - Кто там?
  
   На пороге стоял генерал Рэйко. Он последнее время редко появлялся в Темной Империи; Эсмене видел его мельком пару раз еще в бытность свою Избранным, но вскоре после знакомства будущего премьера с принцем Горо Император попросил Рэйко отправиться к Шинноку в Не-Мир и проследить за тем, чтобы с ним было хотя бы относительно все в порядке (если вообще можно так говорить применительно к полусвихнувшемуся узнику этого адского места), в связи с чем генерал наведывался на родину лишь по особым случаям - последним из таких было собственно поражение в решающем турнире и назначение Эсмене на должность первого министра. Интересно, что привело его на Куэтан сегодня?
  
   - Добрый день, мой Император, - с легким поклоном начал генерал, - прошу меня простить, если я оторвал вас от дел, но вас желает видеть...
  
   Рэйко не договорил. Из-за его спины в зал шагнула странная фигура, облаченная в длинный пыльный балахон непонятного темного цвета. Вошедший отбросил капюшон с лица - и Эсмене застыл с раскрытым от удивления ртом. Выглядел нежданный гость донельзя жутко: неестественного синевато-серого цвета кожа, ввалившиеся щеки, болезненная худоба, запавшие ярко-зеленые глаза, под которыми залегли глубокие тени, спутанные длинные черные волосы... и удивительное внешнее сходство с Императором. В следующую секунду премьер-министр понял, кто перед ним стоит - и почувствовал, как его сердце сдавила острая жалость.
  
   Император изумленно поднялся из-за стола, не обратив внимания на то, что случайно уронил стул. В следующую секунду он бросился на шею человеку в балахоне.
  
   - Папа!
  
   ***
  
   К несчастью для себя, Старшие Боги во главе с Джиалом в последнее время несколько расслабились и ослабили охрану своего обиталища. Они даже не подозревали о том, что их заклятый враг Шиннок, которого они считали давно сломленным заключением в Не-Мире, отнюдь не собирался оставлять свои попытки вырваться на свободу и отомстить. С помощью генерала Рэйко, колдуна Куан Чи и еще нескольких своих приближенных он создал тайную организацию, названную Братством Тени. Ее адепты отправлялись в разные миры, собирая информацию и выжидая удобного момента. Наконец этот момент представился, и Нуб Сейбот, один из наиболее активных и преданных Шинноку членов Братства, смог проникнуть в Храм Вечности и украсть оттуда магический амулет, созданный Шинноком еще в незапамятные времена. Этот артефакт значительно увеличивал силу того, кто использовал его со знанием дела; в неумелых руках Джиала и компании он просто не работал, и они в итоге оставили попытки по дальнейшему изучению функций Амулета и поместили его в Храме Элементов под охраной Младших Богов, откуда его в итоге успешно вынес Саб-Зиро-старший. Благодаря содействию Рейдена Джиалу удалось избежать возвращения старого приятеля и вернуть Амулет, но Старшие Боги решили, что Храм Элементов - ненадежное место, и решили сами приглядывать за артефактом в Храме Вечности. К несчастью для Джиала, Храм Вечности оказался еще менее надежным укрытием для Амулета. Благодаря Нуб Сейботу Шиннок смог выбраться из адского заточения и отправиться во Внешний Мир к своему сыну. Был у него и еще один далеко идущий план: Шиннок считал, что его следует претворить в жизнь, пока Джиал не опомнился и не мобилизовал силы для борьбы с врагами.
  
   ***
  
   - Мой отец хотел сегодня сообщить нам что-то важное, - сказал Император. Вместе с ним за накрытым столом уже сидели Шэнг, Эсмене и королева Синдел. Премьер-министр, глядя на королеву, думал, что эденийка, бесспорно, очень красива, но временами ему казалось, что на дне темных глаз Синдел плескалась плохо скрываемая ненависть ко всему человечеству.
  
   - Он подойдет чуть позже, он сегодня утром неважно себя чувствовал, - тихо добавил Шао Кан и обратился к Эсмене, - думаю, что у него имеется план мести нашему общему другу Рейдену.
  
   - Вообще-то у МЕНЯ уже есть план, и вполне себе неплохой, - недовольным голосом ответил Шэнг, сделав акцент на слове "меня". - Не вижу смысла от него отказываться.
  
   - Шэнг, подожди, давай сначала выслушаем предложение Шиннока, не будем бежать впереди паровоза, все взвесим и решим, что нам следует делать, - спокойно ответил премьер-министр. - А отомстить Рейдену я всегда готов. После того, как меня в детстве спровадили в Храм Света и кормили там баландой с дохлыми мышками...
  
   - Эсмене, тебя уже клинит, ты уже достал всех своим мышиным бульоном, - недовольно передернула плечами Синдел. - Ты зато хоть свою Джен себе выбрал сам, а еще хватает совести на жизнь жаловаться. Вот уж кому не повезло в этом плане, так это мне. Знаешь, сколько мне было лет, когда я Эйю родила?
  
   Эсмене отрицательно покачал головой, ощутив легкий ужас.
  
   - Пятнадцать! Меня выдали замуж в четырнадцать. На Куэтане мои сверстницы в таком возрасте в школу ходили и в куклы играли, никто из них даже не думал о замужестве! Я была еще совсем ребенком, когда родители вывезли меня на какой-то званый прием; как сейчас помню - у меня было очень милое платьице из белого льна, мать потратила месяц на то, чтобы его сшить. Не помню, что было на том приеме, но я весь вечер просидела, опустив глаза в пол, как и полагается воспитанной девушке. Через два дня отец позвал меня к себе и сказал, что его величество король Джеррод просил моей руки, и он дал согласие.
  
   - Ого! Джеррод, оказывается, не просто Светлый урод, а еще вдобавок и педофил! - принялся смеяться Эсмене.
  
   - Прекрати немедленно, как представлю себе их первую брачную ночь - блевать тянет, - скривился Шэнг. - На Куэтане ему бы Высший Суд за любовь к малолеткам как минимум лет тридцать на рудниках впаял. Трахал бы он после этого рудничных крыс, бесстыжий извращенец.
  
   - Я могу не продолжать, если тебе неприятно это слушать... - смутилась Синдел.
  
   - Нет, говори. Это я так, в состоянии аффекта. Просто когда слышу про подобных ублюдков, такое зло берет...
  
   - Меня, естественно, никто не спросил. Когда Джеррод решил на мне жениться, у меня в семье была очень сложная ситуация. Мои родители, Карал и Арниет, были обедневшими дворянами. Вам, наверное, это покажется странным, но я не помню свою девичью фамилию, так что даже не могу вам сказать, к какому именно роду они принадлежали. Фактически у них не было ничего, кроме титула и кучи долгов. Я краем уха услышала, что Джеррод пообещал расплатиться с долгами за них, если они отдадут меня ему в супруги.
  
   - А где твои родители сейчас? - спросил Эсмене.
  
   - Их куэтанцы убили, но - не сочти меня монстром - я не переживала из-за их гибели ни единой секунды. Да и... они решили попросту поправить с моей помощью свои дела, ведь эденийская знать никогда не работала, даже веник в руки взять и то считала ниже своего достоинства. Трудились простолюдины, а эти только законы Старших Богов штудировали.
  
   - Да они тебя фактически в рабство продали! - вставил Шао Кан, который до сих пор безмолвно слушал Синдел, подперев голову рукой. - Было бы кого жалеть!
  
   - Я, естественно, ничего не знала о супружеских отношениях. Да что там - я ведь действительно в то время еще в куклы и мячики играла. Мне сшили подвенечный наряд - тоже белое платье, только шелковое. С тех пор я ненавижу белый цвет. Мать читала мне длинные лекции о том, как мне следует вести себя в новой роли королевской супруги, да еще и не уставала добавлять, какая я теперь счастливая. Мне же было отнюдь не весело: мысль о предстоящей разлуке с родными повергала меня в панический ужас. Наверное, вы знаете, что по эденийским обычаям замужняя женщина не имеет права навещать родителей чаще раза в год. Можете себе представить, каково это осознавать маленькому ребенку, каким я была тогда! В итоге за долгие годы совместной жизни с Джерродом я ни единого дня не чувствовала себя счастливой, тем более что мой фанатик-муженек иной раз не разговаривал со мной по полгода, проводя все время в молебнах Аргусу и Джиалу.
  
   - О чем вообще, интересно, думал этот ублюдок Джеррод, когда брал в жены ребенка? - процедил сквозь зубы Шэнг. - Мне понятно, о чем можно говорить с ровесницей, но на какие темы может зрелый мужчина общаться с девчонкой, которая еще в куклы играет?
  
   - Шэнг, ты чем меня слушал? - усмехнулась королева. - Он со мной и не разговаривал по полгода.
  
   - Я не столько о разговорах, сколько о взаимопонимании вообще... я и со своими-то детьми не всегда общий язык находил в силу разницы в возрасте и умственном развитии. Потом, когда дети вырастают, с ними уже можно беседовать на равных.
  
   - Шэнг, ты не с той стороны к делу подходишь, - отозвался Эсмене. - Джеррод - мерзкий педофил, ты сам это сказал. Ежу понятно, что этот урод себе не жену в широком понимании этого слова искал, чтобы с ней все радости и горести жизни делить, а просто хотел осуществить свои скотские намерения в отношении ребенка, изыскав для этого законный повод.
  
   - Я никогда до этого не общалась с мужчинами, за исключением отца и брата. Мне просто негде было узнать, как нужно разговаривать с мужем, какие можно найти точки соприкосновения в беседе с человеком противоположного пола - вы же знаете, что в доимперской Эдении мальчики и девочки не только не ходили вместе в школу, но даже не играли и не общались друг с другом в принципе. Мои родители тоже никогда не говорили друг с другом, как это делают мужья и жены в других странах - разве что по делу. Я парней видела только издалека и ни с кем из них ни разу не беседовала - даже не имела ни малейшего понятия о том, как надо поддерживать общение. Даже одна мысль о том, что я буду говорить со своим мужем, повергала меня в панику, да еще мать просветила меня на тему супружеского ложа... я едва не умерла от страха, когда представила себе, что кто-то будет иметь право ко мне прикасаться, да еще и без моего согласия. Потом в назначенный день меня отвели в храм Арании Возносительницы, то бишь мерзкой Хныкалки, и наговорили всяких пафосных речей. Стояла жуткая жарища, и я от духоты чуть в обморок не упала. Ни родители, ни брат не попрощались со мной, ни разу не поцеловали, не утешили, хоть я так горько плакала - они сдали меня с рук на руки совершенно чужому человеку, которого я видела второй раз в жизни.
  
   - Синдел, - тихо прошептал Шэнг, - должен тебе кое в чем признаться. Можешь меня после этого возненавидеть, но твой брат погиб от моей руки.
  
   - Тебя? Возненавидеть? Да туда ему и дорога, извергу, ублюдку грязному! В семь лет я нашла в нашем саду котенка - черненького с белым пятнышком на шее. У него было что-то с лапкой. Я притащила его в свою детскую, забинтовала ему лапку и стала с ним играть. Я наливала ему молоко в блюдечко и закапала ковер, который двумя месяцами раньше получил в подарок мой брат - чего вы хотите от семилетнего ребенка, все малыши неуклюжи! Эту сволочь привели в ярость капли на ковре, хотя я плакала и клялась, что все отстираю! Он схватил моего котенка и задушил! Потом я принесла домой щеночка - он был совсем малюсенький, только-только глазки открыл! Мой брат ненавидел животных - и ему нравилось изводить меня. Он выбросил моего щенка из чердачного окна. Я опрометью бросилась по лестнице вниз, по дороге споткнулась и разбила коленку, но даже не заплакала - так мне было страшно! Я нашла щенка под окном. Тот весь разбился, но был еще жив, еще дышал - он лежал в луже крови. Я положила его в передник, села в саду на лавочку, гладила его и плакала. Он стонал и скулил, совсем как человек, а через несколько минут умер у меня на руках. У нас и к людям-то врача никогда не звали, не то что к животным... Я похоронила его под кустом акации. Потом я пошла домой, и мать, увидев, какой грязный у меня передник и в каком состоянии платье, выпорола меня розгами.
  
   - И она... и твой папаша не сказали ни слова твоему недоделанному братцу, хотя этот выродок убил у всех на глазах двух маленьких беззащитных зверенышей? - Эсмене был разъярен и в душе жалел, что эденийский урод сдох задолго до его появления на свет - вот бы такому гаду все кости переломать. Он всегда любил разных животных, а люди, способные над ними издеваться, вызывали у него омерзение.
  
   - К тому же ты не ради баловства испачкалась, а... все равно, бить ребенка за испачканное платье - это уже форменное изуверство! - добавил Шэнг.
  
   - Не думайте об эденийцах слишком хорошо, - нахмурил брови Император. - Они только на первый взгляд кажутся утонченными благородными созданиями, а на самом деле они очень жестокие, хоть и постоянно обвиняют в жестокости нас. Им ничего не стоит забить человека или животное насмерть совершенно ни за что. Особенно этим эденийская знать страдала - просто наглела от собственной безнаказанности. Им показалось, что простолюдин на них не так посмотрел или плохо полы помыл - наказание кнутом или палками тому обеспечено. О том, что человек, как правило, после этого оставался калекой или вообще умирал, они никогда не думали. Между прочим, Эйя мне говорила, что Китана в детстве ловила живых крысят и бросала их в камин. При мне она уже такого не делала - боялась, ведь на Куэтане за издевательство над животными полагается смертная казнь.
  
   - Да, - печально кивнула Синдел. - Моим родителям всегда было безразлично, что мой брат издевается и надо мной, и над моими животными. Да они и сами были хороши - один раз в наказание вообще заперли меня на сутки в чулане, не давали еды и воды и не пускали в туалет. А братец мой один раз вообще напился на День Прославления Аргуса и устроил такое, что меня до сих пор в дрожь при одном воспоминании об этом бросает. Соседи подарили мне двух воробушков - самца и самочку. Они сидели в клетке на окне в гостиной и чирикали, а ко дню праздника воробьиха сидела на яйцах - со дня на день должны были вылупиться птенцы. Мой ублюдок-брат оторвал обоим воробьям крылышки и лапки и смотрел, как они умирают, а потом перебил все яйца. Из них выпали птенчики - голые, слепые. Они тоже умерли. Я плакала, но никто меня не пожалел!
  
   Эсмене смотрел на нынешнюю Синдел - взрослую женщину - и представлял на ее месте маленькую девочку в платьице с передником, горько рыдающую над мертвыми птичками. Ей и сейчас больно вспоминать о жизни в родительском доме, но она не плачет, пытается казаться спокойной. Лучше бы она плакала, ей было бы куда легче пережить предательство и безразличие собственной семьи.
  
   - В итоге они выдали меня замуж в четырнадцать лет, - продолжала свой печальный рассказ Синдел, умолчав о начале семейной жизни - всем было и без того мерзко.
  
   - Я подозревал, что Джеррод-сволочь, но не думал, что этот скот со скотобазы еще и педофил, - вновь возмутился Эсмене. - Очень тебе сочувствую. Однако... пусть твои родители и уроды, мне все равно не совсем понятно, как они могли так с тобой поступить!
  
   - У них не было выбора. Через год у меня родилась Эйя. Я и понятия не имела о том, как себя вести с маленьким ребенком - только с пупсами до этого возилась. Естественно, мой бывший муж тут же нашел армию мамок и нянек, а мне не давал и минуты побыть с дочкой. Мало того, когда Эйя подросла, он еще и слежку за ней организовал. У нас во дворце жила одна особа по имени Атриэль, судя по форме ушей, она была из эльфов. Джеррод плел всем, что она его молочная сестра, но я подозреваю, что на самом деле их связывали не совсем платонические отношения. Он приставил ее к Эйе и велел присматривать за принцессой днем и ночью. Моя девочка смогла обрести свободу лишь после гибели своего родного отца! Незадолго до войны Джеррод нашел для Эйи жениха-сыночка нашего бывшего протектора. Эйя, естественно, этого Тэйвена в глаза не видела, да к тому же у нее парень был, Тэнар, сын нашего генерала. Эйя не посмела возразить, но не было бы счастья, да несчастье помогло. Мы проиграли десятый турнир, вы захватили Эдению, Джеррод сдох, а я снова вышла замуж. Моя бедная Эйя наконец-то смогла вздохнуть свободно. Атриэль отправили на каторгу, где ушастую сволочь убили, и за моей дочкой больше никто не ходил хвостом и не рылся в ее вещах. Можете себе представить - эта подлая дрянь Атриэль каждый вечер проверяла постель и белье Эйи, чтобы выяснить, не было ли у нее с этим Тэнаром чего недозволенного.
  
   - С ума сойти! У меня слов нет! Взрослая девка, что ей-нельзя, что ли? - гневно воскликнул Шэнг.
  
   - Ага, можно только с законным мужем и после свадьбы. Китана же постоянно подлизывалась к папаше и шпионила за старшей сестрой. С моим вторым замужеством ее вольготной жизни пришел конец - Эйя оказалась предоставлена сама себе.
  
   - Потом на один из приемов к нам приехал Атанор, король Вэтэрны, которая к тому времени уже давно вошла в состав Империи, причем совершенно добровольно, - добавил Император. - Эйя и Атанор друг другу очень понравились. Естественно, зашла речь о свадьбе. Вы бы слышали пламенные сентенции Китаны!
  
   - К счастью, Эйя не дура - послала это чудовище лесом и вышла за Атанора. Джеррод и так ей уже одно замужество сорвал, - сказала Синдел, но тут раздался стук в дверь.
  
   - Все по местам, заканчиваем болтать, это мой отец, - напряженно сказал Шао Кан. - Войдите.
  
   - Мой Император, ваш отец желает говорить с вами, - Рэйко, открыв дверь, чуть заметно поклонился.
  
   - Да, конечно, Рэйко, мы его давно ждем.
  
   Шиннок вошел в зал каким-то неуверенным шагом, словно теряясь на открытом пространстве - зал был большим, с высокими потолками - и сел за стол. На нем было все то же замызганное потерявшее цвет одеяние, и Шэнг слегка презрительно скривил губы; на лице Синдел не читалось никаких эмоций, словно за миг до этого она не рассказывала о неприятных для нее вещах.
  
   - Я рад видеть вас всех, но в особенности тебя, - усталым голосом начал Шиннок, глядя исключительно на Императора. - Настал час расплаты. Благодаря моему вернейшему слуге Нуб Сейботу мой Амулет снова у меня, и совместными усилиями мы можем отомстить Рейдену и людям из подвластного ему мира!
  
   - Набить Рейдену морду давно пора, - ответил Шао Кан, - а Избранными заняться тоже не повредит.
  
   В душе Император надеялся не просто устроить очередную драку, но и разыскать Соню, чтобы серьезно с ней поговорить. Он постоянно думал о том, кто же все-таки сподвиг ее на бегство без объяснений, и рассчитывал не только вернуть девушку, но и узнать имя вредителя, после чего навешать ему по первое число, чтобы не смел больше лезть в чужую личную жизнь.
  
   - Я не только об Избранных и Рейдене, - неожиданно сказал Шиннок, - мы должны уничтожить на Земле всех ее жителей!
  
   - А это еще зачем? - вытаращил глаза Шэнг Цунг.
  
   - Это моя месть. Месть! Месть Рейдену! - безостановочно повторял Шиннок, словно заезженная пластинка.
  
   Эсмене решил, что Шиннок издевается.
  
   - Это как в знаменитом анекдоте: хочется холодца - так зачем всю свинью изводить? - хмыкнул он.
  
   Император и Шэнг дружно рассмеялись, Синдел тоже хихикала. Шиннок продолжал сидеть с каменным лицом.
  
   - Вы не поняли - я не шучу, - наконец ответил он, при этом в лице его не дрогнул ни один мускул. - Как я вижу, благодаря вашей удаче с Синдел мы можем беспрепятственно пройти в Земной Мир! Человечество в нем должно исчезнуть!
  
   - Хорошо, хорошо, - скептически ответил Шэнг, - а как насчет Старших Богов? Проблемы нам всем обеспечены! И вообще, - он сузил глаза, в упор глядя на Шиннока, - эта идея уже напоминает навязчивый бред. Бред истребления на Земле всего человечества.
  
   Киу Кан явно смутился и постоянно переводил взгляд то на сына, то на его заместителя. Шэнг начинал злиться: что за идиотизм? Милый папочка Шао Кана решил сорвать ему весь блестяще подготовленный план? Да кто его вообще сюда звал?! Император заметно колеблется - сейчас все пойдет насмарку! Еще пять минут, пара фраз, и все! Эсмене же отнюдь не выглядел потерянным и вовсю веселился, словно не понимая серьезности момента.
  
   - Эсмене, ты что - поддерживаешь Шиннока в его навязчивых идеях и мечтаешь истребить на Земле все человечество? - изумился придворный маг.
  
   - Конечно! - улыбался премьер. - А чего от человечества можно ждать хорошего? Люди ведь на Земле всю природу уничтожили. Речки все высохли, леса все вырублены. Придем туда - негде будет Китану повесить и Рейдена утопить.
  
   Эсмене ехидничал и смеялся, и Шэнгу стало совсем дурно от такого поворота событий, тем более что Шиннок, наклонившись к сыну, принялся в подробностях расписывать ему суть своего плана, а тот кивал, явно соглашаясь с ним!
  
   - Слушайте меня, - злым голосом произнес Шэнг, вставая с места; на Киу он смотрел так, словно собирался убить его взглядом. - Тот план, который предлагает Шиннок, провален в самой своей сути! Если мы, согласно моему плану, явимся в Земной Мир в ограниченном количестве и слегка погоняем Рейдена с подручными, да еще и открыто убедим Старших Богов в том, что все делается отнюдь не в обход правил турнира, все не просто удастся, но и удастся блестяще! А вот если мы, согласно новой идее, явимся в Земной Мир, устроим там погром, да еще и души у всех встречных-поперечных начнем забирать - вот это будет представление! Потом же мы огребем по полной от Старших Богов. Подробности перечислять? Надеюсь, не забыли еще про бывшего приятеля Джиала? - спросил он Шиннока.
  
   Киу Кан побледнел и ничего не ответил. Шэнг разозлился всерьез. Он вспомнил, как вчера за ужином, когда его верный слуга Саб-Зиро-старший наконец-то снова встретил свою Сарину (все это время она была в Не-Мире вместе с остальным Братством Тени), и влюбленные голубки весь вечер просидели рядом, держась за руки под столом, все рассказывали такие замечательные байки про Светлых, а папаша Императора так и сидел с каменным лицом, отравляя всем радость. Чего стоила, например, история Синдел о детстве Китаны: принцесса Эдении, которая уже в самом нежном возрасте страдала садистскими наклонностями, ловила в дворцовом пруду лягушек, вставляла им в задницу соломинку и надувала бедных земноводных, как воздушные шарики. Конечно, издеваться над животными нехорошо, но Шэнг едва не умер от смеха, представив себе Китану с надутой лягухой в руке. Саб-Зиро же в свою очередь поведал о том, как Рейден посылал его в Не-Мир за Амулетом; в нужный момент ниндзя думал, что Рейден откроет ему портал назад в Земной Мир, но в это время Тьен послал младшего брата ловить для него уточек. Дело было зимой, и Рейден отправился в Москву. На Москве-реке он обнаружил массу вмерзших в лед уточек и поклал их в мешок. Тут он вспомнил про Саб-Зиро и портал, но мешок оказался дырявый, и утки выпали из него, разбежавшись по набережной (улететь почему-то не улетели, видимо, крылья смерзлись). Испугавшись, что Тьен его поколотит, Рейден принялся нервно бегать по улице и ловить уточек; к счастью, у склочного божка хватило ума связать края дыры в мешковине, и уток удалось оперативно собрать. Саб-Зиро отделался легким испугом и в итоге здорово повеселился, выслушивая оправдания Рейдена. Божество-убожество пламенно врало, что утки ему нужны для жертвоприношения, однако Саб-Зиро был в курсе подробностей личной жизни Тьена и лишь из вежливости сделал вид, что поверил склочному сыночку Киу Кана. Все громко смеялись, только Шиннок продолжал сидеть с постной рожей и портить всем вечер.
  
   - Хочу всем кое-что сказать, - расстроенным злым голосом продолжил черный маг. - Делайте со мной что хотите, хоть снова отправляйте меня в бессрочное заключение, но я открыто заявляю: план Шиннока - откровенное безумие и закончится грандиозным провалом. Лишь полный псих может рассчитывать на то, что столь открытое и грубое... вернее сказать - глупое нарушение правил турнира пройдет без последствий и останется незамеченным. Я категорически отказываюсь участвовать в этой авантюре! Отказываюсь - и вам не советую! - он обвел собравшихся гневно сверкающим взглядом.
  
   Император несколько секунд внимательно смотрел на своего заместителя, потом печально покачал головой.
  
   - Шэнг, я понимаю суть твоих возражений и вынужден признать, что в них есть свой резон. Я не собираюсь наказывать тебя за наглость, - Император чуть улыбнулся уголками губ, - но я вынужден сказать, что план, предложенный моим отцом, будет претворен в жизнь, хоть тебе это и не нравится. Мой отец слишком много пережил и слишком долго ждал возможности отплатить Рейдену за все. Мой долг - помочь ему. Я не разделяю твоего пессимизма. Конечно, ты прав - вероятность неудачи есть всегда, но я уверен, что наши шансы на победу весьма велики!
  
   - Я в свое время давала тебе брачную клятву помогать во всем, и буду выполнять ее, пока ты сам своим решением меня от нее не освободишь, - произнесла Синдел. - Я присоединяюсь к тебе.
  
   Шиннок, несмотря на то, что все складывалось в его пользу, продолжал изображать каменную статую. Эсмене тоже молчал, не решаясь сделать выбор.
  
   "Эсмене, пожалуйста! Пожалуйста! Не делай глупостей, умоляю! Поклянись мне, что не будешь участвовать в их безумном плане!" - твердил про себя Шэнг в страхе, что его друг примет неправильное решение и тоже пострадает из-за чужой глупой прихоти.
  
   - Я, пожалуй, буду придерживаться нейтралитета, - словно читая его мысли, произнес Эсмене. - Я не появлюсь в Земном Мире и в боях участвовать тоже не буду, но за ходом событий понаблюдаю. Вы все в равной степени можете рассчитывать на мою моральную поддержку.
  
   - Хорошо, - сосредоточенно проронил Шао Кан. - Да будет так.
  
   ***
  
   Кэно сидел в скромно обставленном гостиничном номере на окраине одного из американских городов. Наведенная Шэнг Цунгом иллюзия позволила бандиту выглядеть в глазах окружающих словно не вызывающий подозрений студент или заурядный молодой клерк, который просто приехал сюда в командировку и снял номер во второсортной гостинице. Настроение у Кэно было лучше некуда: мало того, что Шэнг всерьез взялся покровительствовать его организации, так еще и спецслужбы вместе с Соней почти что оставили его в покое. Лейтенант Блейд явно была занята чем-то другим, а вот чем именно-он послал разузнать своего верного помощника Кабала.
  
   С минуты на минуту он ожидал его появления, параллельно с этим предаваясь еще более приятным размышлениям. Главе "Черного Дракона" не было чуждо ничто человеческое, и в последнее время он заглядывался на старшую дочь Шэнга-Аунэдис. Кто знает, может, и она к нему не совсем равнодушна? По крайней мере, Ауни его не избегала; сейчас, когда он ждал своего соратника на Земле, она регулярно писала ему сообщения и спрашивала о том, как идут дела. Или Кэно ей все-таки безразличен, просто Шэнг велел ей отслеживать ситуацию? И если все-таки у них что-то получится, не будет ли сам черный маг против их отношений? Хотя во Внешнем Мире препятствовать чужой любви без уважительных причин не принято. Ну да ладно, время покажет.
  
   Мобильник пискнул. Сообщение! Ауни! Нет, это Кабал. Наконец-то, сейчас все узнаем.
  
   Кэно сунул телефон в карман и вышел из номера. Кабал ждал его на пустыре за гостиницей.
  
   - Я изложил Соне и ее приятелям всю нашу легенду, - голос Кабала глухо звучал из-под маски. - Все под контролем. Я был у них на базе, все там разведал и даже снял на видеокамеру в кольце.
  
   - Да сними ты эту дурацкую хреновину. Тебя в ней плохо слышно!
  
   - Я понимаю, конечно, что моя жуткая рожа - это всего лишь эффектные наклейки из магазина ужасов, но ты все равно испугаешься, - рассмеялся Кабал и снял с пальца кольцо. - Вот моя камера, отнеси ее Императору. Каков дальнейший план действий?
  
   - Спасибо, Кабал, ты великолепно справился с заданием. Я передам всю информацию Императору и Шэнг Цунгу, думаю, что целесообразно было бы при нападении разделить Избранных и отрезать их от базы, чтобы они не могли воспользоваться всем своим крутым оборудованием. Ты же пока отправляйся в наше убежище в Афганистане и найди там Киру. Думаю, дальше вы со всем разберетесь по ситуации - она девка умная и знает, что делать.
  
   - Да, Кэно, - кивнул Кабал.
  
   ***
  
   К величайшему сожалению для Ониро и его приятелей, авантюру с киборгами долго скрывать не удалось. Император быстро прознал обо всем, и выходка Грандмастера вызвала чудовищный гнев у всего начальства Темной Империи. Шао Кан повелел Ониро и Квейду (Тай был слишком туп, и спрашивать с него было попросту нечего) немедленно явиться к нему для разбора полетов.
  
   Сказать, что Император разозлился - это значит не сказать ничего. Он не просто рассвирепел, он был в совершенно чудовищной ярости. Подобное самоуправство не входило в его планы, особенно если учесть тот факт, что в обозримом будущем он готовил нападение на Земной Мир и рассчитывал на помощь клана. Теперь же сильнейшие воины Лин Куэй были превращены в непонятные бездушные железки, от которых еще неизвестно чего ждать. Хуже всего было то, что клан лишился одного из своих самых лучших воинов - младшего Саб-Зиро, который не просто ушел в неизвестном направлении, а вообще присоединился к Избранным. Это переполнило чашу терпения власть имущих. В гневе Шао Кан приказал казнить Квейда, а жалко умоляющего о пощаде Ониро обещал помиловать в обмен на то, что он прикажет своим сильнейшим воинам - Смоуку, Сектору и Сайрексу - оказать помощь Внешнему Миру во время нападения на Землю. Двуличный Грандмастер согласился, однако даже принимая предложение, от которого невозможно отказаться, он все равно оставался продажным злобным типом себе на уме. Он отдал своим киборгам тайный приказ непременно найти и уничтожить Саб-Зиро-младшего.
  
      -- Нападение
  
   Пока Император строил во Внешнем Мире коварные планы, его младший братик Рейден тоже не терял времени даром. Его верные поклонники из общества "Белый Лотос" путем попрошайничества и воровства стройматериалов быстро и оперативно смогли восстановить разрушенный Храм Света. По этому случаю светлятник организовал большое торжество, и Рейден позвал Избранных на праздник.
  
   Соня, Китана, Лю Канг и Саб-Зиро прибыли в Китай; от Кунг Лао не было никаких вестей, Ночной Волк должен был участвовать в новогодних ритуалах на священной земле своего народа, Страйкер заболел гриппом, а Джакс в лаборатории спецслужб ставил себе на руки какие-то крутые имплантанты, во много раз увеличивающие мускульную силу, поэтому команда Избранных присутствовала на празднестве лишь в половинном составе. Открытие возрожденного Храма Света было назначено на первое января 1998 года. Провести новогоднюю ночь в обиталище блохастых монахов Избранным как-то не захотелось, и поэтому они сняли гостиницу в соседнем с гнездилищем рейденопоклонников поселке.
  
   Наутро четверо друзей явились на праздник. Все было просто идеально: монахи по такому случаю приоделись и нацепили чистые красные ряски, двор был выметен, на небе сияло яркое солнце, даже Рейден, которого после короткого замыкания по-прежнему трясло и коротило, надел не очень грязный, можно даже сказать - почти белый костюмчик и расчесался. Все были в приподнятом настроении, и глава "Белого Лотоса", благообразный пожилой сектантик, толканул пафосную речь. Несмотря на все это, Лю Канга с раннего утра не покидало плохое предчувствие. Что-то было не так. В самом воздухе словно витал запах тревоги. Даже птицы пели не так радостно, как обычно. Однако Лю никак не мог понять, в чем дело. Такой чудесный солнечный день... Избранный не обратил бы внимания на свои ощущения, счел бы их обычной хандрой из-за смены часовых поясов, если бы все его дурные предчувствия не имели под собой реальную основу. Чутье на неприятности никогда не подводило Лю Канга, однако, к его сожалению, он никогда не мог точно сказать, откуда именно эти гадости на него посыплются. Как говорится, знал бы, где упасть - подстелил бы соломки. На всякий случай Лю, невзирая на расслабляющую обстановку, решил быть наготове.
  
   После торжественной части намечался праздничный обед. По такому случаю, как восстановление Храма, Рейден даже соизволил разориться на приличную еду, и все пребывали в радостном нетерпении. Краем глаза Лю посмотрел на своих друзей: Саб-Зиро безмятежен и спокоен, Китана выглядит довольной, даже Соня улыбается и рассматривает восстановленные практически в первоначальном виде храмовые постройки. Нет. Ничего. Однако все-таки что-то не так.
  
   Наставник "Белого Лотоса" закончил свою речь. Монахи и Избранные дружно зааплодировали, Рейден скалил подпиленные клыки, но в эту секунду ясное голубое небо вдруг потемнело среди бела дня.
  
   - Вот черт, дождь собирается, а я с собой ни зонта, ни куртки не взяла! - разозлилась Соня. - Ведь вчера по радио обещали ясную погоду!!!!
  
   Лю поднял глаза. На небе не было ни облачка, однако оно становилось все темнее, как при грозе. Ему стало не по себе.
  
   - Рейден, что это такое? - удивленно спросил Саб-Зиро, однако старый склочник лишь тупо хлопал глазами: ведь извилина у него была всего одна, да и то не извилина, а след от шляпы.
   В рядах монахов возникло беспокойство и смятение. Тем временем небо почернело еще больше, поднялся сильный ветер, который швырял всем в лицо едва ли не целые кучи пыли и листьев. Птицы умолкли и попрятались, солнце словно потускнело.
  
   - Что все-таки происходит? - глухо проговорила Соня. - Что за странная буря?
  
   Неожиданно Лю Канга осенило.
  
   - Это не буря, Соня, - медленно произнес он. - Это портал! Ночной Волк был прав, когда советовал нам не расслабляться!
  
   - Судя по всему, он еще и не очень маленький, вернее сказать - очень большой, - отозвался Саб-Зиро.
  
   - Мы влипли! - Рейден, услышав их разговор, истошно завизжал, словно стадо попавших под телегу поросят.
  
   - Рейден, - Лю дернул его за рукав, - разве это возможно? Это же не разрешено правилами, Соня мне об этом говорила! Как Старшие Боги это допустили?
  
   Рейден молчал. Лю еще успел подумать о том, что, возможно, ошибся и это действительно обычная буря, как ветер начал вдруг закручиваться посреди неба в темную спиралевидную воронку, иногда озаряемую вспышками электрических разрядов. Небо стало черно-фиолетовым, воронка словно развернулась, раскрылась и превратилась в длинный тоннель, на другом конце которого землянам был виден пейзаж другого мира. Лю схватил за руки Соню и Китану. Он огляделся вокруг: Саб-Зиро был напряжен как струна, готовясь в любой момент отразить атаку врагов, Рейден изобразил на лице нечто среднее между удивлением и испугом, монахи в панике бежали к зданиям в надежде найти укрытие, по дороге наступая друг другу на рясы, и вся площадь перед Храмом была усеяна красными лоскутками.
  
   - Ваши предложения: будем драться или попробуем что-нибудь другое - например, закрыть портал? - спросила Соня.
  
   - Сюда бы Страйкера с его машинкой, но с порталом такого размера и мощности даже он бы не справился, - возразил ей Саб-Зиро. - Рейден, может, ты попробуешь закрыть портал?
  
   - Не смогу, - проквакал тот, беспомощно разводя руками.
  
   - Значит, будем драться, - ответила Соня.
  
   - Не рвись, сначала еще посмотрим, сколько будет внешнемирцев и в каком составе, - проговорил Саб-Зиро. - Уверен, что ты не полезешь в драку с отрядом из пятидесяти лучших головорезов Шао Кана с самим Шэнг Цунгом во главе. В этом случае разумнее будет сбежать, а потом дождаться, пока враги разделятся, и перебить их поодиночке. Если же к нам наведались мелкие сошки, можно их и на месте отлупить.
  
   - Логично, - ответила Соня и замерла на полуслове. Саб-Зиро как в воду глядел, но даже его предположение насчет отборного отряда врагов оказалось не столь жутким, как реальность. Внешнемирцы вышли через портал на площадь. Это был даже не отряд, а целое войско, вооруженное не только колюще-рубяще-режущими предметами, но и наводящими ужас плазменными ружьями, которые по своей эффективности намного превосходили любое земное огнестрельное оружие; до Сони доходили слухи о том, что добытый в шоканских копях кобальт идет именно на изготовление подобного вооружения.
  
   Лю внимательно смотрел, кто именно будет стоять во главе вражеского войска: именно от этого зависели дальнейшие действия Избранных. Его самые серьезные опасения подтвердились: врагов оказалось намного больше, чем он ожидал, да и были среди них далеко не самые слабые по виду бойцы. Избранный пристально следил за командирами внешнемирцев. Никого из них он не знал ни лично, ни понаслышке, но ему подумалось, что Шао Кан в любом случае не послал бы в бой ни на что не способных людей... или не совсем людей.
  
   Впереди вражеской армии шли четырехрукая женщина в ярко-алом обтягивающем костюме, с лица которой не сходило выражение жестокости, устрашающего вида монстр с окованным железом хвостом, как две капли воды похожий на кентавра из древнегреческих легенд, двое ниндзя - один в черно-алом, другой в черно-фиолетовом - и необыкновенно красивая высокая женщина с длинными, почти до колен, черными как вороново крыло волосами и темными глазами, одетая в черно-фиолетовое трико; на плечи ее был наброшен такого же цвета легкий плащ.
  
   - Вон те двое часом не твои бывшие соклановцы? - обратился Лю к Саб-Зиро, указывая на двух ниндзя.
  
   - Нет, это генералы Шао Кана, - тихо ответил тот. - Ниндзя в красном - Эрмак из клана Алых, я даже не знаю, откуда он взялся, он на службе у Императора с незапамятных времен. Парень в фиолетовом - Рейн, эденийский предатель, сын Району, главнокомандующего Джеррода. Шоканская женщина - Шива, а кентавра зовут Мотаро. Дамочку в плаще я не знаю.
  
   На площадь из портала вышла еще одна фигура, и после этого проход в иной мир стал постепенно уменьшаться и стягиваться. Лю Кангу был хорошо знаком новый незваный гость - лицо наполовину закрыто маской-черепом с драконьими рогами, сквозь глазницы сверкают наводящие ужас зеленые глаза без зрачков, сильный ветер развевает длинные черные волосы и такой же черный плащ захватчика.
  
   Император.
  
   Взгляд Лю Канга упад на стоявшую справа от него Соню. Девушка была бледнее утреннего тумана, лицо искажено странной гримасой, глаза неотрывно смотрят на правителя Темной Империи. Значит, догадка Лю относительно того, что в действительности произошло с Соней во вражеском плену, оказалась правильной. Почему-то вместо страха перед грозным противником Лю ощутил бешеный гнев, руки против воли сжались в кулаки. Эх, добраться бы до внешнемирского выродка - ответил бы он за все, что сделал с Соней, только лезть с ним драться тут, при всем его войске - самоубийство, надо дождаться удобного момента. Было бы интересно знать, где Шэнг Цунг, что-то самого верного приспешника Шао Кана тут не видно. Опять, что ли, в немилость попал и в темнице прохлаждается?
  
   Рейден трясся, словно больной болезнью Паркинсона.
  
   - Согласно одной из ваших легенд, Земля была создана за шесть дней! За такое же время она будет уничтожена, а на седьмой день человечество упокоится с миром! - проорал Шао Кан, с ненавистью глядя на Рейдена.
  
   - Что за бред? - удивленно пожал плечами Саб-Зиро.
  
   - Каким-то образом он открыл проход в наш мир, - проговорила Китана.
  
   - Это против правил! - возмутился Лю Канг. - Рейден, ты сам мне говорил, что им не засчитали ту победу. Они не имели права открывать портал на Землю!
  
   -
   Что закрылось, может быть и открыто, - неопределенно возразил Рейден.
  
   Китана, которая все это время рассматривала женщину в черно-фиолетовом плаще, постепенно менялась в лице: недоумение и удивление перешли в откровенный ужас.
  
   - Мама, - наконец проронила она. - Ты... ты жива?
  
   - Очень жаль, что ты скоро откинешься, - грубо бросила в ответ та. Шао Кан вышел вперед, с презрением разглядывая Рейдена.
  
   - Пока у меня есть силы, ты Землей править не будешь! - наконец выдал склочный божок.
  
   - А они у тебя есть? - издевательски захохотала мама Китаны.
  
   - Пошел ты, - насмешливо ответил Шао Кан. - Пока портал открыт, твой мир - это мой, и в том, что тебе меня не победить, я даже не сомневаюсь, учитывая, как тебя коротит, бедняжку. Надеюсь, твой костюмчик стал хоть чуточку чище после того, как Шэнг облил тебя водой? Опять за Избранными прячешься, как ты всю свою жалкую жизнь и делал?
  
   Эденийская королева снова засмеялась, другие генералы Императора принялись перешептываться, тыча в божество-убожество пальцами. Этого Рейден уже не стерпел и хотел было запустить в них молнией, но промазал. Внешнемирцы засвистели и заулюлюкали.
  
   - Какой ты меткий! - продолжил издеваться Шао Кан. - Не мог попасть в трех шагах! Да ты не бог грома, а кусок дерьма! Может, не будем тратить зря время, поклонись мне в ноги, признай мою власть над Землей, и дело с концом, а?
  
   Рейдена перекосило. Синдел продолжала вовсю над ним хохотать. Бледная как полотно Соня отступила назад, спрятавшись за спиной Лю Канга; от Избранного не укрылось, что правитель Внешнего Мира периодически кидал на девушку уж очень страстные взгляды. Ну ничего, нет худа без добра, это просто замечательно, что этот гад приперся на Землю, наконец-то представится случай с ним разобраться и вступиться за попранную честь Сони!
  
   - Мы не можем это так оставить, - Лю снова потянул склочного божка за рукав, - мы...
  
   - Нам их здесь не победить, - Рейден наконец-то вспомнил, где в Храме Света подземный ход. - Все за мной. Уходим!
  
   Избранные бросились за Рейденом в катакомбы.
   - Через шесть дней вы все равно будете мне кланяться. Начало положено, - ухмылялся вслед братцу Шао Кан.
  
   ***
  
   Страйкер неважно себя чувствовал: неделю назад он подхватил грипп. Температура у него уже спала, но общая слабость давала себя знать, и он, несмотря на свою давнюю мечту посетить страны Востока, вынужден был отказаться от поездки в Храм Света. Грипп испортил шерифу все рождественские каникулы, однако Страйкер утешил себя мыслью о том, что еще успеет добраться до Храма Света весной.
  
   Проснувшись новогодним утром, шериф сварил себе кофе, посмотрел телевизор и хотел было поспать - все-таки тяжелая болезнь еще давала знать о себе, однако краем глаза он вдруг заметил что-то странное за окном. Подойдя к нему, он отдернул занавеску и замер с раскрытым от ужаса и изумления ртом. Шторы у Страйкера были темно-синие, и потому он прежде не заметил удивительной для двух часов пополудни темноты на улице. Посмотрев вверх, шериф увидел в небе над городом гигантскую вращающуюся воронку, к которой быстро поднимались какие-то яркие зеленые искорки. Страшная догадка заставила Страйкера похолодеть: это были души жителей города.
  
   Полицейский вспомнил, что ему довелось узнать о правилах Смертельной Битвы: души Избранных не могут быть захвачены врагами, если только последние не победили в поединке. Ему стало ясно, почему его не затронуло это массовое похищение душ: он ведь тоже Избранный. Как жаль, что рядом нет ни Ночного Волка, ни Сони с Джаксом: первый всегда спасал положение при помощи своей потрясающей интуиции, а двое спецслужбистов умели найти рациональное решение каждой проблемы.
  
   Страйкеру по-любому нужно было обороняться. Полицейский достал из ящика стола пистолет, взял из угла дубинку, а из шкафа достал машинку для открывания порталов. Осторожно он подошел к входной двери. Под окном и на лестнице послышались шаги, речь на незнакомом Избранному языке. Шериф понял, что врагам прекрасно известно его местонахождение. Ночной Волк был прав, когда советовал не расслабляться, можно предположить, что эти милые люди заранее разузнали, где кто из воинов Земли будет находиться в момент их нападения. По голосам Страйкер понял, что противников не меньше десяти. После болезни он все еще чувствовал себя более чем неважно; трезво прикинув свои возможности, шериф подумал, что с таким количеством врагов сразу или даже по очереди он сейчас не справится. Ему оставалось только спасаться бегством. Прыгать с четвертого этажа - безумие, даже если каким-то чудом ничего себе не сломаешь, в городе толпы внешнемирцев. Запасных выходов в квартире нет, а времени остается все меньше, тем более если учесть тот факт, что имперцы начали вскрывать дверь снаружи. Оставалось только одно решение. У Страйкера от волнения и слабости дрожали руки, но он запустил свою машинку и открыл портал неизвестно куда, задав первые пришедшие в голову координаты, не связанные с Темной Империей. Когда в его квартиру наконец ворвались враги, он все-таки успел в последнюю секунду войти в портал и закрыть его. Кертис Страйкер оказался в полной безопасности, и сейчас перед ним лежал Сейдо, больше известный как Мир Порядка.
  
      -- Бегство
  
   Избранные очутились в темных катакомбах, находящихся неподалеку от Храма Света. Рейден молнией зажег один из старых факелов на стене (не пользовались им так давно, что смола в нем едва не превратилась в янтарь). В узком коридоре было душно, противно пахло сыростью, пылью и плесенью. Воины Земли встали вокруг своего протектора, тревожно озираясь по сторонам.
  
   - Что будем делать? Что все это значит? - спросил Лю Канг, в упор глядя на Рейдена.
  
   - Шао Кан открыл портал, Земля и Темная Империя стали сливаться воедино. Наш мир превратится в ад.
  
   - Моя мать воскресла! Каким образом? - растерянно развела руками Китана.
  
   - Наверное, она - ключ ко всему происходящему, иначе Император бы ее к жизни не вернул, - предположил Рейден, который был удивлен не меньше Китаны; в кои-то веки его посетила умная мысль.
  
   - Мы же выиграли турнир! - возмущенно произнес Лю Канг. - Земле не должно ничто угрожать в течение еще как минимум десяти поколений!
  
   - Очевидно, Император нарушил правила, - ответил склочный божок.
  
   - Успокоил, - ухмыльнулся Лю.
  
   - Рейден, мы это и так знаем, - съязвила Соня. - Может, ты нам теперь что-то более полезное скажешь?
  
   Ходячий электрогенератор понял, что его приперли к стенке и теперь придется публично признаваться в собственном идиотизме, пофигизме и халатности.
  
   - Эээ... эээ... боги из Храма Элементов сообщили мне одну вещь. Китана, Шао Кан воскресил твою мать на Земле. Я не придал этому факту значения, однако теперь благодаря этому он может держать портал открытым, сколько пожелает. Если ты убедишь свою мать присоединиться к нам, чары Императора будут разрушены.
  
   - Легко сказать! - рассердилась Китана. - Сам видел, она меня убить мечтает!
  
   - Ну, ты уж придумай что-нибудь, - ответило божество-убожество. - В случае успеха портал закроется, а душа твоей матери обретет покой.
  
   - Как Старшие Боги это вообще допустили? - продолжала злиться принцесса.
  
   - Не знаю, но Шао Кана следует остановить любой ценой. В нашем распоряжении всего шесть дней до полного уничтожения Земли. Если мы не разрушим планы Императора, нашему миру конец.
  
   - Я победил Шэнг Цунга, смогу победить и Шао Кана, - Лю Канг постарался придать голосу уверенность.
  
   - Да, - засомневался Рейден, - ты победил великого мага, но Император тебе не по зубам.
  
   Лю разозлился, сжав кулаки, но попытался не подать виду.
  
   - Если кто и убьет Шао Кана, так это я, - заявила Китана. - Уж я ему все припомню. Пойдемте за мной, - она забрала у Рейдена факел.
  
   - Все вы еще не готовы, - тяжко вздохнул склочный божок и тут же завел старую песню. - Так как портал открыт, воины Императора будут охотиться за Избранными повсюду. Шао Кану известно, что я не имею власти во Внешнем Мире, и когда две вселенных сольются воедино, я потеряю всю свою силу на Земле. Избранные должны держаться вместе и сами стать сильнее Императора - вот наша единственная надежда!
  
   Китана свернула в другой коридор. Рейден и Избранные последовали за ней, чихая и кашляя от пыли и постоянно вляпываясь в паутину.
  
   - Китана, куда мы идем? - спросил Саб-Зиро. - Ты знаешь дорогу?
  
   - Мы уже пришли, - принцесса шагнула из коридора на большую каменную платформу, на которой стояла устрашающего вида громоздкая металлическая штуковина диаметром где-то в два человеческих роста. - Это велосферы, с их помощью за считанные минуты можно перемещаться в любую точку Земли. Они двигаются благодаря подземным воздушным потокам, скорость такая, что кажется, будто ты стоишь на месте!
  
   - А кто их сделал? - поинтересовался Саб-Зиро.
  
   - Точно сказать не могу - то ли бывшие союзники моего отца из Хрустального Мира, то ли Младшие Боги, - ответила Китана. - Горячий воздух перемещается от центра этой планеты и создает энергию.
  
   Предположение Китаны было верным: бывшие союзники ее папаши из Уаррена, ранее именовавшегося Хрустальным Миром, в свое время построили эти велосферы именно на Земле, потому что эта планета идеально подходила для эксперимента и по своим природным свойствам была схожа собственно с Уарреном. Первые опыты прошли успешно, однако руководитель проекта счел велосферы громоздкими и неудобными, а для грузоперевозок и вовсе не подходящими. Примерно во время создания механизмов Уаррен вошел в состав Темной Империи, и местные ученые, ознакомившись с имперскими высокими технологиями, сочли их более приемлемыми и практичными, чем свое изобретение. В итоге уарренцы перешли на внешнемирскую технику, а велосферы оставили на месте эксперимента. Там они и стояли в целости и сохранности несколько тысячелетий, пока Избранным не довелось воспользоваться ими по назначению. Китана про себя возблагодарила всех богов за то, что в свое время эти сферы нашел Сиро и показал ей.
  
   - Давайте покатаемся на шариках, - улыбнулся Лю Канг, смахивая пыль с вырезанной на камне инструкции по применению. - Смотрите, как пользоваться, тут картинки есть, все вроде понятно.
  
   - Здесь есть две сферы, еще одна - в следующем коридоре, - ответила Китана. - Мы впятером в одну не влезем, тут самое большее - три человека.
  
   - Так и есть, - сказала Соня. - Нам надо найти Джакса, Ночного Волка, Страйкера и Кабала, если они еще живы. Пожалуй, мы с Рейденом отправимся в Вашингтон, за Джаксом, а потом поищем Страйкера. На вашу долю - Ночной Волк и Кабал. Поехали, нам нельзя терять ни минуты, с каждым часом промедления наши шансы выжить уменьшаются.
  
   - Потом встретимся у Храма Вечности, где обитают Старшие Боги, - предложил Рейден.
  
   - Договорились, - кивнул Лю Канг, взял со стены второй факел, зажег его от первого и направился к следующему коридору.
  
   ***
  
   В тронном зале Имперского Дворца было темно и неуютно. На Эдению уже давно спустились сумерки, и огромная комната, озарявшаяся лишь слабым мерцанием немногочисленных свечей, производила почти зловещее впечатление. Было жарко и душновато, и Император, который расслабленно сидел на троне, периодически обмахивался листком бумаги.
  
   В этот момент в зал вошел Шиннок. В отличие от своего сына, одетого лишь в легкие штаны из тонкого льна и хлопковую жилетку, бывший Старший Бог, несмотря на сильную жару, был закутан в длинный плотный черный плащ с капюшоном, украшенный по краям золотой тесьмой. Увидев его, Император вспомнил довольно ехидные замечания Шэнг Цунга по поводу одежды Шиннока; в тот момент они сильно задели Шао Кана, хоть он и не показал виду. Сейчас же он отчасти даже порадовался прямолинейности Шэнга, потому что отец хоть как-то привел себя в порядок.
  
   Шао Кан поднялся с трона и подошел к отцу. Лицо Шиннока по-прежнему было бесстрастным, словно у ледяной статуи.
  
   - Слияние началось. Мы атаковали Землю, все идет великолепно!
  
   У Шиннока загорелись глаза, выражение лица стало откровенно безумным.
  
   - Скажи, - прокричал он на повышенных тонах, - ты заставил Рейдена перед смертью молить тебя о пощаде?
  
   Император несколько растерялся. В присутствии полусумасшедшего отца он последнее время чувствовал себя не слишком уверенно.
  
   - Папа, не стоит так тревожиться из-за Рейдена, и вообще тебе не следует так нервничать.
  
   - Ты оставил его в живых????!!!!! - Шиннок принялся кричать в полный голос, и Шао Кану показалось, что после сегодняшнего общения с отцом ему понадобится не только чай с валерьянкой, но и слуховой аппарат. Ладно, надо набраться терпения, все-таки Шиннок не виноват в своем полубезумном состоянии.
  
   - Я не мог убить его прямо в момент открытия портала, - ответил Император как можно спокойнее и невольно улыбнулся при воспоминании о том, как Эсмене недавно обругал Рейдена "поносным утконосом".
  
   - Да ты смеешься надо мной!!! - продолжал вопить Киу Кан. - Мне не нужны оправдания! Я нарушил священные правила, чтобы держать портал открытым! Если Старшие Боги узнают об этом, нам несдобровать!!!!!
  
   - Не волнуйся, все будет в порядке, - тихим умиротворяющим тоном ответил Император, про себя опасаясь, что Шэнг все же был не так уж неправ.
  
   - Завоевав Землю, мы получим абсолютную власть! Нам не следует рисковать в стычках с Рейденом и его смертными! - Шиннок обеими руками судорожно вцепился в подлокотник императорского трона. - Нельзя недооценивать силу человеческого духа!
  
   - Папа, это всем давно известно, - безмятежно-успокаивающим голосом произнес Шао Кан. - Сейчас у меня другая насущная проблема. В силу некоторых обстоятельств мне необходимо назначить нового главнокомандующего, и мне сейчас пора на военный совет.
   Шиннок набросил на голову капюшон и тихо вышел из зала.
  
   ***
  
   Тем же вечером Шао Кан назначил королеву Синдел новым главнокомандующим армиями Темной Империи, сочтя остальных своих приближенных слишком вспыльчивыми для этой работы. Шоканская воительница Шива же заняла свой старый пост личной телохранительницы королевы.
  
   ***
  
   Китана, Лю Канг и Саб-Зиро безо всяких проблем добрались до места назначения. От пересадочной станции было рукой подать до земель Ночного Волка, и трое Избранных дружно двинулись к выходу на поверхность. Китана взяла Лю Канга за руку.
  
   - Лю, если со мной что-нибудь случится, я хочу...
  
   - Китана, я уже потерял все, - перебил ее Лю Канг, который не любил мрачных разговоров о грядущих бедах - они приводили его в беспомощно-растерянное состояние. - Я не собираюсь терять еще и тебя...
  
   - Смотрите лучше на дорогу, романтичные вы мои! - предостерегающе закричал Саб-Зиро. - У нас компания, и я всех их даже знаю! Сектор, Смоук и Скорпион!
  
   Перед Избранными в проходе стояли два киборга - черно-серый и черно-оранжевый - и уже давно знакомый им вечный мститель за Ширай Рю на службе у Императора.
  
   - Сдавайтесь, придурки, - грубо бросил Скорпион. - Мы сильнее.
  
   - Как бы не так!
  
   Скорпион, судя по всему, прекрасно знал о том, что Саб-Зиро и Смоука в прошлом связывали дружеские отношения, и поэтому сознательно бросился в схватку с ледяным ниндзя, чтобы не дать ему возможности заговорить со Смоуком и пробудить в нем воспоминания. Удары сыпались на Саб-Зиро со всех сторон, ему даже показалось, что Скорпион двигается едва ли не со сверхзвуковой скоростью - ледяной воин едва успевал блокировать все его атаки.
  
   Не лучше обстояли дела и у Лю Канга с Китаной. Они пытались активно нападать, однако у них возникло ощущение, что они просто бесцельно лупят кулаками по железным манекенам - все их самые страшные удары, от которых живой человек давно бы потерял сознание или вообще умер, казалось, не причиняли киборгам ни малейшего вреда. Избранные заметно устали, а Смоук и Сектор были значительно сильнее обычных людей - Лю Канг порой думал, что если он не успеет в какой-то момент уклониться или пропустит атаку, от него останется просто кровавый блин! Даже с Шэнг Цунгом в свое время было куда легче драться, он хоть удары чувствовал!
  
   - Лю! - в какую-то секунду успел выкрикнуть Саб-Зиро. - У них есть уязвимое место! Бейте в микросхемы под мышками и возле горла, они прикрыты выпуклыми пластинами! Если попадете, они надолго отключатся!
  
   Несмотря на прерывающийся голос друга, Лю сумел разобрать его слова и немедленно применить совет на практике: когда Смоук размахнулся для прямого удара кулаком в голову Избранного, Лю чудом сумел извернуться, поднырнуть под руку врага и изо всех сил ударить киборга по выпуклой подмышечной пластине так, что так прогнулась. Смоук рухнул в пыль, издавая противный тонкий писк. Краем глаза Лю заметил, что Китана вонзила один из своих железных вееров в пригорловую пластину Сектора, после чего ударила противника ногой под мышку. Тот со звоном повалился наземь; Избранные бросились на помощь Саб-Зиро, который отбивался от Скорпиона с неимоверным трудом. Однако ниндзя-призрак тоже заметил, что Лю и Китана бегут к нему, и мгновенно телепортировался в неизвестном направлении.
  
   Саб-Зиро наконец-то смог отдышаться. Лю подошел к нему, Китана стояла чуть поодаль - веер погнулся и никак не хотел складываться и убираться в чехол.
  
   - Ты как? - Лю еще не мог толком поверить в то, что они все-таки отбились от киборгов. - Спасибо, без твоего совета мы бы сейчас уже были трупами.
  
   Ледяной ниндзя хотел что-то ответить, но тут Скорпион, который, как казалось Избранным, испугался боя с тремя противниками сразу и сбежал, снова материализовался за спиной у Китаны. С ужасом Лю и Саб-Зиро увидели, что стальные змеи высунулись у него теперь уже не из одной, а из обеих ладоней; плотными кольцами они обвили отвлекшуюся на попорченный веер девушку - та просто не успела среагировать и оказать хоть какое-то сопротивление.
  
   - Слизняки! - крикнул Избранным Скорпион и исчез вместе с Китаной прежде, чем те успели хоть что-то предпринять. Лю застыл с протянутыми к принцессе руками; Саб-Зиро в бессильной злобе сжал кулаки.
  
   - Уходим, а то сейчас новые притащатся, - ледяной ниндзя потянул друга за руку.
  
   - Китана! - наконец опомнился тот. - Я должен спасти ее!
  
   - Лю, нам готовят ловушку, - ответил более рассудительный Саб-Зиро. - Шао Кан специально подстроил эту стычку, он хочет, чтобы ты последовал за Китаной. Не глупи и не предпринимай никаких скоропалительных действий. Идем к Ночному Волку, вместе мы придумаем что-нибудь удобоваримое.
  
   - Но, Саб-Зиро, я должен ее спасти! Ведь без Китаны всему конец, мы проиграем - ведь ты же слышал, что сказал нам Рейден, а он узнал это от других богов! Китана должна освободить свою мать от злых чар Императора, и тогда портал закроется! Кроме того, - тут Лю помедлил и залился краской, - я люблю ее и не оставлю в беде.
  
   - Лю, я же не говорю, что мы не должны ее спасать! Мы спасем ее, но не стоит пороть горячку: нам нужно придумать план, который точно сработает! Пойдем к Ночному Волку, я уверен, что он ждет нас на священной земле своего народа!
  
      -- Скитания Избранных
  
   К сожалению, путешествие Сони Блейд и Рейдена к месту назначения было отнюдь не столь безоблачным, как у их друзей. Конечно, велосфера - это не полет бизнес-классом на "Боинге", однако все неудобства можно было бы перетерпеть, если бы Рейдену не стало плохо. Божество-убожество начало тошнить, и он уже не мог удерживать велосферу в состоянии должного баланса; позеленев и побледнев, божок наклонился в сторону, из-за чего шарик едва не влетел на полной скорости в стену тоннеля. В следующий момент горе-протектора вырвало, и Соня про себя молилась, чтобы они не попали в аварию и - что тоже немаловажно - чтобы Рейден не блеванул на нее. На ее счастье, ничего не случилось, хоть бедной Избранной и пришлось из последних сил удерживать велосферу в нужном положении. Наконец они все-таки добрались до пересадочной станции, где Соне надо было выходить. Рейден буквально выпал из шарика на каменную платформу; склочного божка не переставало тошнить, и он заблевал себе весь костюмчик. Прямо перед ними стояла большая мраморная статуя, которую Соня поначалу приняла за изображение мужика-культуриста, крепко сидящего на анаболиках. Подойдя поближе и приглядевшись, она поняла, что перед ней все-таки женщина, хоть и двухметрового роста, безгрудая и откровенно мужеподобная; в руках у девицы-громилы был меч, размерами больше напоминавший оглоблю. Шатаясь, Рейден подполз к статуе и, упершись в нее руками, продолжил блевать теперь уже на мраморную деву-воительницу. Соня подошла еще ближе и, хоть и знала эденийский на самом начальном уровне, смогла разобрать на постаменте надпись староэденийскими буквами: "Амернис".
  
   - Рейден, а кто такая эта Амернис? - спросила Соня, дождавшись, когда великое божество наконец проблюется.
  
   - О, это великая эденийская правительница, прославившаяся своими победами! - с несусветным пафосом провыл Рейден. - Самое славное ее деяние состоит в том, что во время Битвы Богов она нанесла серьезную рану самому предводителю сил зла, бывшему Старшему Богу и Повелителю Ветров Шинноку!
  
   - Что ж ты так Амернис-то не любишь, весь постамент ей заблевал! - съязвила Соня, про себя подумав, что у эденийской национальной героини были явные проблемы с гормонами (интересно, часто ли бедняжка была вынуждена прибегать к эпиляции?), но Рейден пропустил ее ерничанье мимо ушей (или просто не понял, что она имела в виду).
  
   - Соня, здесь мы должны расстаться, - вдруг сказал Рейден, вытирая рот рукавом.
  
   - Куда ты пойдешь? - поинтересовалась Соня, которую уже не удивляло решение склочного божка в очередной раз бросить подопечных в самую трудную минуту.
  
   - Я отправлюсь в Храм Вечности к Старшим Богам и расскажу им о том, что натворил Император, - ответил Рейден.
  
   Соня кивнула и пошла к выходу на поверхность, про себя подумав: "Неужели Старшие Боги сами ничего не видят?".
  
   ***
  
   Лейтенант Блейд вылезла наружу. В воздухе висел резкий запах озона; прямо перед ней находилась лаборатория, где Джакс должен был ставить на самом себе свой дурацкий опыт. Девушка похолодела от страха: над зданием небо было неприятного ярко-фиолетового цвета, словно коктейль с искусственными красителями, а в центре его сверкала электрическими вспышками большая воронка портала. Значит, за Джаксом уже охотятся. Надо спешить...
  
   Соня бросилась к зданию лаборатории. Несмотря на то, что это был засекреченный военный объект, по дороге ей не попалось ни души - все словно вымерло, а двери были широко распахнуты. Она испугалась еще сильнее. Сердце ее бешено колотилось, душу сжимал ледяной страх за друга и напарника. Как он, что с ним?
  
   На ее счастье, на пути ей не встретилось ни одного врага - видимо, портал был открыт совсем недавно. Джакс, целый и невредимый, сидел в главном зале лаборатории за компьютером и пытался сканировать коридоры здания. Соня удивилась, взглянув на его руки - они были покрыты металлической броней, по виду точно имитирующей человеческие мускулы.
  
   - Привет, - запыхавшаяся Соня подбежала к напарнику. - Что это ты себе приделал?
  
   - Ну, ты что - забыла, что я тебе говорил про кибернетические усилители? Увеличивают силу мышц в четыре раза. Как прошел праздник в Храме Света? Я уже думал, что придется тебя спасать.
  
   - Я не могла ждать и поехала к тебе первой, - Соня вкратце рассказала о путешествии на велосфере, умолчав, правда, о том, как Рейден всю дорогу блевал. - Волноваться за меня не стоило, однако с каждым часом слияние усиливается. Скоро большая часть Земли будет уничтожена. Нам с тобой нужно идти к Храму Вечности, Рейден будет ждать нас там.
  
   - Идем, - Джакс набросил куртку. - Как тебе мои усилители?
  
   - Твоя проблема в низкой самооценке, на мой взгляд, ты и так силен, - Соня нашла в углу рюкзак и принялась перекидывать в него еду и напитки из стоящего в коридоре автомата, разбив стекло табуреткой. - Все эти колы, сникерсы, чипсы и прочая дрянь нам пригодятся. Видела б моя бабушка, как я ем фаст-фуд - с ней бы инфаркт случился.
  
   - Если нас не прибьют внешнемирцы, - пессимистично заметил Джакс.
  
   - Да ладно тебе, если уж нас до сих пор не убили-выберемся, где наша не пропадала.
  
   - Мне бы эти усилители в школе иметь, - снова принялся любоваться своими руками майор. - Вот бы я некоторым своим одноклассникам навешал!
  
   Соня хотела было надеть рюкзак, как вдруг услышала странный шум из дальнего коридора.
  
   - Тебе еще захочется в среднюю школу, - резко ответила она. - Быстрее! Бежим отсюда, пока нас не обнаружили.
  
   - Соня, наша с тобой практика показывает, что с внешнемирцами вполне можно договориться, иначе нас с тобой уже давно не было бы в живых, - хмыкнул ее напарник. - Может, и в этот раз с ними побеседуем? А то-сразу рукоприкладство, мордобой...
  
   - Джакс, я сама об этом думала, но, боюсь, в этот раз наши враги настроены гораздо более решительно - переговоры устраивать не собираются и пленных брать тоже не намерены, - глухо ответила Соня, про себя думая о том, насколько же жестоко она обманулась в Императоре. - Они всех нас убьют, одного за другим, если мы их не остановим. Это раньше у нас получалось с ними поговорить и решить дело миром. Сейчас они нас слушать не станут.
  
   Словно в подтверждение ее мыслей, в коридоре раздался металлический скрежет, и в комнату, где стояли Соня и Джакс, шагнул черно-желтый робот. Жестким скрипучим голосом он произнес:
  
   - Сайрекс, кодовое имя LK-4D4. Смерть - это единственный выход, майор Бриггз. Соня Блейд, Шао Кан будет рад.
  
   Киборг не ожидал того, что Джакс не только окажется благодаря своим усилителям значительно сильнее обычного человека, но и заметно быстрее.
  
   - Я возьму его на себя! - крикнул майор Соне и в ту же секунду, схватив стальной лабораторный стол, швырнул его в Сайрекса. Оглушенный тяжестью броска киборг рухнул на пол, и Джакс, подскочив к противнику и не давая ему подняться, принялся дубасить его своими огромными металлическими кулаками. Несколько сокрушительных ударов пришлись по важным точкам киборга; из него потекла черная жидкость, и он отключился.
  
   - Соня, бежим отсюда, а то еще взорвется! - крикнул Джакс, забирая у напарницы тяжелый рюкзак с едой.
  
   - Вернее сказать - а то еще сто таких придет, - ответила Соня и побежала за ним к выходу.
  
   ***
  
   Когда Лю и Саб-Зиро наконец добрались до нужного им места, там их, как они и ожидали, встретил Ночной Волк. Выслушав рассказ друзей о похищении Китаны, он согласился с Саб-Зиро в том, что не следует пороть горячку, поскольку спасение девушки от внешнемирцев - дело очень серьезное и требующее тщательного продумывания; малейшая осечка могла повлечь за собой самые печальные последствия. Взвесив все факты, трое Избранных решили вместе идти к Храму Вечности. Если повезет - по дороге можно будет подхватить еще кого-нибудь из своих.
  
   Поскольку Лю и Саб-Зиро хотели попробовать найти Кабала и Страйкера, они решили, что нелишним было бы завернуть в Нью-Йорк и попытаться им помочь. Однако Ночной Волк разочаровал обоих.
  
   - Во время медитации мне открылось происходящее со всеми вами. Я видел, как Скорпион похитил Китану. Кабал и Страйкер живы, но они ушли из нашего мира. Их нет ни в Нью-Йорке, ни в любом другом месте на планете Земля.
  
   - Где они? - удивился Лю Канг.
  
   - Я не знаю этого. Их настоящее вне пределов этого мира скрыто от меня. Однако у меня есть для вас и хорошие вести. Наши враги забирают души у всех людей на нашей планете, за исключением Избранных.
  
   Лю испугался.
  
   - Что будет потом, если нам все-таки удастся победить внешнемирцев? Мы останемся одни на планете?
  
   - Мне было открыто, что из-за энергии слияния тела других людей не будут разлагаться. Если нам удастся остановить противника, их души вернутся назад, и люди, придя в себя, в основной своей массе не будут помнить ничего о случившемся. Кто-то, конечно, вспомнит все, но это уже детали. Важно другое: в нашем распоряжении пять дней и одна ночь. Нам надо спешить. Отдохните немного, иначе у вас не будет сил идти дальше, а на рассвете - в путь к Храму Вечности.
  
   К счастью для Избранных, у Ночного Волка здесь была небольшая хижина, где им удалось немного поспать и собрать кое-какую еду в дорогу. Шаман разбудил их на утренней заре; времени до завершения слияния оставалось мало.
  
   Всю ночь Лю Кангу снились кошмарные сны. Ему мерещились то нападающие на него монстры, то одетая в развевающиеся тряпки Китана, которая попрекала его тем, что он подвел ее и бросил на произвол судьбы, то покойный брат Чен, по-прежнему отчаянно зовущий Лю на помощь, то Шао Кан собственной персоной, который говорил ему гадости и угрожал. Лю Канг проснулся с больной головой, но, на его счастье, у Ночного Волка нашлись таблетки, так что Лю смог нормально продолжить путь.
  
   Стоило Избранным немного отойти от священной земли Ночного Волка, как им навстречу неизвестно откуда вдруг вышла чудовищно тощая девица с легкой степенью косоглазия и почти полностью отсутствующим бюстом, что особенно бросалось в глаза благодаря лифчику push-up на три размера больше с ужасающим количеством поролона. Она представилась им как Джейд, старая подруга Китаны и давняя участница эденийского Сопротивления. Поплакавшись на свою горькую долю, она сказала, что жутко боится смерти в одиночестве от рук внешнемирцев, и упросила Избранных взять ее с собой. Немного посовещавшись, те согласились, тем более что Джейд сообщила Лю Кангу о том, что Китана жива; помимо этого, эденийка была в курсе, где именно принцессу держат враги, и пообещала помочь ее спасти.
  
      -- Пленница
  
   Ханзо Хасаши успешно справился с порученным ему заданием и доставил Китану в Темную Империю. По приказу королевы Синдел государственную преступницу посадили в железную клетку, которую повесили в одном из залов Имперского Дворца. Премьер-министр вообще предлагал поставить клетку с Китаной у ворот Тарал-Рэанна и издать указ о том, чтобы каждый входящий в город на нее плевал, однако Шао Кан посчитал, что это уже слишком. Тогда у Эсмене родилась другая идея: взяв у Шэнга ключ от его лаборатории на острове Шимура, он нашел там смертельный для эденийцев яд и решил при первом же удобном случае подлить его Китане, дабы мерзкая принцесса откинула коньки раз и навсегда.
  
   Решив поговорить с приемной дочкой по душам, Шао Кан в сопровождении Синдел, Эсмене, Шивы, Алдорна, Кали и еще нескольких приближенных отправился к Китане. Та, принципиально ни с кем не здороваясь, сидела с надменной рожей на полу клетки в позе лотоса.
  
   - Китана, я могу простить тебе все твои предательства, - миролюбиво начал Шао Кан. - Я не хочу твоей смерти, хотя Высший Суд Империи и вынес тебе такой приговор. Я предлагаю тебе примириться со мной, и мы снова будем жить, как нормальная семья. Я попрошу Анми аннулировать решение суда.
  
   "Вот он, мой шанс!" - подумал Эсмене и подал Императору красивый стальной кубок с вином, в который за спиной Шао Кана незаметно вылил весь флакончик с ядом.
  
   - Прими этот кубок в знак нашего примирения, - Император подал его Китане. Та с недовольной миной взяла его и выхлебала почти весь, но последний глоток выплюнула приемному отцу в лицо.
  
   Император изо всех сил старался сохранять спокойствие. Подчиненные принялись перешептываться и громко возмущаться.
  
   - Ты испытываешь мое терпение, - сдержанно произнес Шао Кан, хотя в голосе его звучали гневные нотки.
  
   - Ты уничтожил мою семью, довел мою мать до самоубийства и выдал сестру замуж за вампира, вынудив жить в адской Вэтэрне! Мало того, ты еще и заставил меня, наследную принцессу Эдении, саму готовить себе еду и стирать белье! Я твой враг навеки!
  
   - Представляю себе, что ты готовила - свиньи бы жрать не стали, - захохотал Алдорн.
  
   - Да вы и так весь госбюджет на слуг разбазарили, - сказала Шива.
  
   - Что мы разбазарили? - не поняла умное слово Китана.
  
   Захватив Эдению, Император сильно сократил количество слуг во дворце, посчитав это неоправданной тратой бюджетных денег, но данное решение не могло прибавить ему хорошего отношения со стороны плохо воспитанной, бесхозяйственной, невежественной и недалекой Китаны. Несмотря на это, Шао Кан все же пытался наладить с ней контакт.
  
   - Пожалел ты ее, а не надо было жалеть, - вставил Эсмене, ожидая, когда же подействует яд.
  
   - Убей меня, если посмеешь! - гордо провозгласила Китана, почему-то ерзая на месте.
  
   - Ну ты и дура! - рассмеялась Синдел. - Живой червяк на крючке сулит рыбаку более крупную рыбу, чем мертвый!
  
   Принцесса, конечно же, не поняла смысла метафоры, чем вызвала взрыв дружного смеха у приближенных Шао Кана. Эсмене, не стесняясь в выражениях, принялся издеваться над единомышленниками и соратниками Китаны, теперь уже в ее присутствии назвав ее папашу скотом со скотобазы, который появился на свет по недосмотру Всевышнего, а Рейдена-поносным утконосом. Синдел новое ругательство очень понравилось: она в свою очередь обозвала светлых эденийцев неизвестным науке видом человекообразных обезьян, обладающим зачатками членораздельной речи.
  
   "Ну что же она не подохнет-то никак?" - злился про себя Эсмене, наблюдая за гнусной девицей. Китану тем временем, казалось, мало занимали матушкины насмешки - она все больше беспокойно ерзала в клетке, словно ей хотелось посетить "домик неизвестного архитектора".
  
   Эсмене незаметно достал из кармана пузырек. Срок годности истекал первого ноября 1996 года, а сейчас второе января 1998-го. Вот невезение, вчера из-за электрических возмущений в порталах на Шимуре не работал свет, и он по ошибке схватил в полумраке с полки просроченный яд!
  
   ***
  
   Соня и Джакс, выбравшись из велосферы где-то километров за двадцать от Храма Вечности (из соображений безопасности своей шкуры параноичка Арания запретила уарренским экспериментаторам строить выходы ближе), нашли руины какой-то полуразвалившейся хибары с остатками циновок, где и переночевали - оба они валились с ног от усталости и понимали, что просто заснут на ходу, если не передохнут. Спать было очень жестко и неудобно, к тому же в здании, если вынужденную ночлежку Избранных вообще можно было так назвать, водились клопы, комары и мыши, отравившие Соне и Джаксу весь отдых. Девушка искренне пожалела, что не прихватила с собой из лаборатории еще и репеллент.
  
   Наутро Избранные двинулись в путь - им надо было быть у Храма Вечности в три часа пополудни, и они очень боялись не успеть к назначенному времени. Наскоро позавтракав чипсами и "Фантой", они пошли по разбитой и размытой дождями грунтовой дороге к Храму Вечности. Им повезло, что на станции высадки был указатель с изображением Храма, иначе они бы ни за что не догадались, в каком направлении надо топать.
  
   Солнце палило нещадно, и Джакс решил, что неплохо было бы сделать маленький привал и освежиться, благо в стороне от дороги был какой-то мутный пруд. Напарники искупались и хотели было двинуться дальше, как вдруг из-за скал выскочила какая-то женщина с длинной темной косой, одетая в черно-лиловый боевой костюм; нижняя часть ее лица была закрыта куском ткани, в руках у нее сверкали два длинных кинжала. Джакс сразу узнал нападающую - ему уже довелось встречаться с ней на турнире двумя с половиной годами раньше.
  
   - Соня, это Милина, я ее знаю, - он жестом велел напарнице спрятаться за скалой. - Я чуть было не сразился с ней в поединке, если бы его не сорвал Мастер Чоу - я бы сейчас, возможно, с тобой уже не разговаривал. Эта девушка - одна из лучших воинов Шао Кана, берегись ее ножей!
  
   Женщина в черно-лиловом услышала его слова.
  
   - Соня Блейд, сдавайся, и твой друг не пострадает. Император обещал за головы Избранных солидное вознаграждение, а тебя приказал доставить к нему живой.
  
   - Это за что же тебе честь-то такая? - спросил Джакс и едва успел уклониться от кинжала, словно молния сверкнувшего в нескольких сантиметрах от его головы.
  
   - Молчание, как я понимаю, подразумевает отрицательный ответ? - ехидно произнесла Милина и рванулась было к своему кинжалу, но Соня, преградив ей дорогу, отшвырнула противницу ударом ноги в бок. Милина не смогла удержать равновесие и упала, ударившись лицом о камень, но быстро снова вскочила на ноги и бросилась на Соню со вторым кинжалом в правой руке. Неожиданно она провела ловкую круговую подсечку, и Избранная тоже свалилась в илистую прибрежную грязь, в последнюю секунду успев увернуться от нацеленного ей в шею ножа. Джакс не стал просто так стоять и наблюдать за дракой: он схватил Милину за косу и отбросил в сторону. При падении та, однако, не выпустила оружия, но Соня среагировала быстрее и, молниеносно кинувшись вперед, ударила противницу по запястью ребром ладони. Та вскрикнула и выронила кинжал, а Соня, не теряя времени, метко пнула противницу ногой в челюсть. На пару секунд та замешкалась, поднеся к лицу здоровую руку, но потом бросилась в контратаку и попыталась поймать Соню в жесткий захват левой рукой и двумя ногами. На ее несчастье, Соня и в этот раз оказалась быстрее - она ловко вывернулась и с силой ударила Милину кулаком в живот. Та согнулась пополам, хватая ртом воздух и с трудом пытаясь не упасть, но Соня добавила ей ногой в голову. Новый удар пришелся в другую сторону нижней челюсти; кость хрустнула, и Милина без чувств рухнула на землю.
  
   - Боюсь, мне придется мыться снова, - улыбнулась Соня, вытирая с лица грязь.
  
   ***
  
   Проснувшись утром, Рейден обнаружил у себя в голове инородное тело. Это был его мозг.
  
   Сообразив, что находится рядом с Храмом Вечности, старый склочник поплелся на аудиенцию к Джиалу и поведал ему о нарушении священных правил и несанкционированном вторжении на Землю. Джиал наплел ему что-то невнятное про судьбы мира и возможную верность его догадки о воссоединении Китаны и Синдел для закрытия портала, но ничего конкретного в итоге так и не сказал. Паникерша Хныкалка, узнав о нападении Шао Кана, обсопливила весь Храм и высморкалась Джиалу в плащ, за что тот едва не съездил ей по физиономии и орал так, что с потолка посыпалась штукатурка. Помешанная на эстетике Анитра, демонстративно зажав божественной ручкой носик, посоветовала Рейдену привести себя в порядок при помощи храмовых служителей. Тот охотно согласился, благо ему не надо было платить за услуги "салона красоты" из собственного кармана. Божка подстригли, обеспечили ему горячую ванну и выдали новую чистую жилетку и штаны взамен заблеванного костюмчика. Сменив имидж, Рейден отправился искать своих протеже.
  
   ***
  
   После долгих злоключений Избранные наконец-то добрались до Храма Вечности. Лю, Саб-Зиро и Ночной Волк представили друзьям свою новую спутницу.
  
   - Это Джейд, она из эденийских повстанцев, - с виноватым видом произнес Лю.
  
   - Вы что, Китану потеряли, а ее подобрали? - пошутила Соня. - Это как же у вас так получилось?
  
   - Китана в плену у Шао Кана, ее украл Скорпион, - ответил Лю Канг. - Это моя вина, целиком и полностью моя!
  
   - Лю, завязывай виноватых искать, - сказал ему Джакс. - Рейден постоянно гонит нам что-то на тему того, что люди в состоянии изменить свою судьбу, но лично я фаталист. Чему быть, того не миновать, а трещать на тему уже свершившегося бессмысленно, это нужно принять как факт. Давай-ка лучше подумаем о том, как все исправить, а не будем заниматься бесплодными самообвинениями и самокопанием.
  
   - Рейден, какая у тебя модная новая стрижка! - съязвила Соня. - И одежда чистая, хоть и ношеная!
  
   Рейден сделал вид, что не заметил Сониного ерничанья, но решил сказать гадость Джаксу.
  
   - Что это у тебя с руками?
  
   - Это произведение современной кибернетики, если не сказать - произведение искусства! - ответил довольный майор.
  
   - В них не твоя сила, а твоя слабость, - назидательно провещал склочный божок. - Тебе не хватает веры в себя.
  
   - Хочешь намекнуть на то, что у меня комплекс неполноценности? - спросил Джакс, исподлобья глядя на Рейдена.
  
   - Заканчиваем пустопорожнюю болтовню, дорогие друзья, - оборвал их Саб-Зиро. - Вы лучше назад оглянитесь.
  
   ***
  
   На главной дороге, ведущей к Храму Вечности, Избранные увидели передовые отряды внешнемирского войска: таркатанцев с жуткими лезвиями в руках, вооруженных плазменными пушками и прочим ультрасовременным оружием куэтанцев со светящимися глазами, черных эденийцев с закрытыми лицами, человекоящеров с Затерры... Во главе войска ехали на лошадях Император и мамаша Китаны собственной персоной.
  
   - Рейден, ты должен нам помочь! - бросился к нему Лю Канг. - Открывай портал в Эдению. Джейд сказала мне, что Китану держат в Имперском Дворце. Драться со всей армией Шао Кана нам не под силу, но стоит попробовать уйти от них и помочь Китане.
  
   Рейден согласно закивал и принялся что-то кастовать. Он тужился и пыжился как мог, но с порталом ничего не выходило. Шао Кан от души хохотал, глядя на братца: молодец Шэнг, постарался в свое время с ведром, так что теперь Рейдена коротит без остановки.
  
   Тем временем Синдел, которая веселилась не меньше Императора, сняла с плеча акустическое ружье и прицелилась в фасад Храма Вечности. Звуковая волна потрясла окрестности, у Избранных заложило уши, и воины Земли с трудом устояли на ногах, часть украшений с фасада обвалилась, кусок правого крыла Храма обрушился.
  
   - Хорошо попугали! - рассмеялся Шао Кан.
  
   - Рейден, быстрее! - в ужасе закричал Лю Канг. Склочного божка продолжало вяло коротить - ходячему электрогенератору явно не хватало мощности.
  
   - Кали, давай сюда плазму! - бросила королева Синдел своей подручной. Та протянула ей плазменную пушку; Синдел снова прицелилась в переднюю часть фасада Храма прямо над тем местом, где стояли Избранные. Плазменный заряд угодил аккурат в нужное место, но тут воины Земли вместе со склочным божком исчезли в портале, который Рейден сумел открыть буквально за несколько секунд до того, как огромные камни рухнули вниз.
  
   - Отлично, пусть проваливают, - обрадовалась Синдел, сияя от восторга. - Они попадут прямо в нашу ловушку. Посмотрим, что из этого выйдет.
  
      -- Добрая любящая мамочка
  
   Рейден и раньше не слишком хорошо умел открывать порталы, но в этот раз у него вообще получилось из рук вон плохо: вместо того, чтобы спокойно выйти из межпространственного коридора, Избранные попадали на землю, как груши. Благодаря "мягкой" посадке бедный Саб-Зиро едва не отбил себе все внутренности, Джакс же чувствовал себя так, словно попал в микроволновку - по его собственным словам, внутри у него все горело, хотя самого его бил озноб. Остальные Избранные испытывали примерно такие же ощущения.
  
   Соня мысленно обругала бога грома разными нехорошими словами: и дернул же черт Избранных оставить свои кристаллы для межпространственных перемещений в сейфе на базе, у них самих получалось открывать порталы куда лучше, чем у божества-убожества. Ну да ладно, главное сейчас - в лапы к внешнемирцам не попасть, иначе последствия могут быть непредсказуемы-вплоть до самых печальных. Император подсылал к ней своих людей вовсе не для того, чтобы убить, а для того, чтобы привести ее к нему живой и невредимой. Он явно держит на нее обиду за бегство и, если ей не повезет снова попасть в плен, обязательно выместит на ней злобу. К сожалению, куэтанцы непредсказуемы и склонны к вспышкам совершенно изуверской жестокости. Да что там к "вспышкам" - это еще очень мягко сказано, они вообще склонны к жестокости, одни их законы чего стоят. За воровство - смертная казнь, за сексуальные извращения - смертная казнь, за употребление или продажу наркотиков - смертная казнь, за жестокое обращение с животными - смертная казнь, за... впрочем, чего перечислять, в их уголовном кодексе, похоже, только один приговор и есть - высшая мера. Существуют, правда, еще кобальтовые рудники, но по сути это тоже высшая мера. Другой вопрос, что Соня, конечно, не государственная преступница, да только что с ней сделают просто из чувства мести - не снилось в самом страшном сне ни одному средневековому инквизитору. Злобные выродки. Ладно, что попусту себя накручивать, надо попробовать выбраться из этой ситуации с минимальными потерями.
  
   Лю Канг тоже постоянно рисовал себе в воображении картины одну другой страшнее - отчасти благодаря постоянной пропаганде со стороны Рейдена, который говорил ему про Императора и внешнемирцев самые что ни на есть жуткие вещи, не скупясь на подробности (получалось у него очень неплохо, благо фантазия у склочного божка была богатая и нездоровая - ему бы, право слово, хоррор писать, разбогател бы!). Он постоянно думал о том, что Китану надо срочно вытаскивать из лап врагов - счет идет уже не на дни, а на часы или даже минуты.
  
   - Время против нас! - тут же словно по заказу принялся каркать Рейден.
  
   "Без тебя знаем", - недовольно подумал про себя Джакс, и тут вперед вышла Джейд.
  
   - Слияние надо остановить. Для этого нужно спасти Китану - Император держит ее во дворце.
  
   - Постой, - Джакс подозрительно посмотрел на девушку, - ты уверена, что нам следует лезть в Имперский Дворец? Да там небось в каждой комнате охраны человек по триста. Я на самоубийство не пойду. Предлагаю придумать что-нибудь поумнее.
  
   - И что же? - ответил Рейден.
  
   Соня снова почувствовала, как ее с головой захлестывает ледяная волна ужаса.
  
   - Джакс прав, - неожиданно для самой себя выпалила она. - Шао Кан именно этого от нас и ждет. Мы же физически не сможем перебить всю дворцовую охрану.
  
   - Есть потайной ход, - одернула ее Джейд. - О нем известно эденийским повстанцам.
  
   Она решительно увлекла Лю Канга за собой. Избранные же пошли к развалинам главного храма Аргуса в Эдении.
  
   ***
  
   К великому счастью для Лю Канга, в тот момент, когда он пришел во дворец, никого из начальства там не было-Шиннок прознал о том, что Император и Синдел здорово попортили Храм Вечности, и принялся на них ругаться.
  
   - Благодаря вашей выходке весь наш план оказался теперь под угрозой!
  
   - Ну, во-первых, Джиал и без того не слепой, - логично возразил Император. - Во-вторых, это пристанище для мышей все равно нуждается в капитальном ремонте. В-третьих, Рейдена и Избранных нужно было по-любому затащить сюда.
  
   Благодаря убедительным речам сына Шиннок более-менее успокоился и перестал паниковать, однако тем временем Лю Канг по подземному ходу успешно добрался до Китаны. Как ни странно это было, но принцессу даже не особенно хорошо охраняли. У выхода на стене висела двуручная алебарда; прихватив ее с собой, Лю мысленно поблагодарил своих наставников из Храма Света за то, что они гоняли его как блоху во время тренировок с оружием - ведь его сразу же заметили два стража-таркатанца, и алебарда Лю оказалась крепче, чем их лезвия. Разрубив обоим головы, Лю сломал засов на двери клетки Китаны, но тут из бокового входа появилась Шива - четырехрукая охранница королевы Синдел.
  
   - Свидание окончено! - проорала она и бросилась к Лю и Китане, но Избранный не растерялся - стоило Шиве оказаться под клеткой, как он швырнул алебарду вверх. Лезвие перерубило цепь, удерживающую клетку под потолком, и железная бандура, весящая как минимум тонну, рухнула шоканке на голову, превратив Шиву в кровавый блин. Путь на свободу был открыт.
  
   - Лю, у меня проблема, - застенчиво проговорила Китана, переступая с ноги на ногу. - Я... я... в общем, отравилась. У тебя нет туалетной бумажки и чего-нибудь от живота... кажется, это называется "активированный уголь"?
  
   - Бумажки нету, но по дороге к разрушенному храму, который строил твой отец, вот такие лопухи растут! - Лю изобразил руками круг около метра в диаметре. - Я же тебе постоянно говорю - не ешь грязные фрукты и нечищеную морковку, и вообще - руки мой, прежде чем есть!
  
   ***
  
   С грехом пополам (по пути Китана была вынуждена обследовать все придорожные заросли лопухов) Лю и его возлюбленная добрались до руин храма Аргуса. Избранные пожаловались им на то, что стоило Лю удалиться (Джейд, проводив его до дворца, вернулась к компании воинов Земли), на них напал небольшой, но довольно сильный отряд затеррианцев, от которого Рейден и его протеже отбились с огромным трудом. Все были настолько вымотаны, что Соня предложила лечь спать; на часах Избранные оставили Ночного Волка и Саб-Зиро, которые должны были сменять друг друга каждые три часа.
  
   Твой батько был гад!
   "Гарри Поттер по-украински"
  
   ...правда, от болотной жижи
   Прохватил меня понос.
   Сектор Газа "Кощей Бессмертный"
  
   Третий день Уничтожения принес Избранным новые несчастья. Китана, нахлебавшаяся просроченного яда, едва ли не поминутно бегала за храм с лопухом в руках. Лю сильно переживал за нее и заставлял принцессу побольше пить. Предусмотрительный Джакс прихватил с базы аптечку, в которой действительно обнаружились имодиум, регидрон и активированный уголь. Китану напичкали лекарствами, и ей постепенно стало немного лучше. Однако когда принцесса Эдении в очередной раз отлучилась за лопухами, к бывшему храму Аргуса пришла королева Синдел собственной персоной в сопровождении Кали, Алдорна и генерала Бараки. Увидев веселую компанию, Рейден вскочил с огромного обломка мрамора, на котором просидел все утро в тягостных раздумьях, с таким выражением лица, словно это был не камень, а кактус или улей, полный диких пчел.
  
   - Сиди-сиди, ты мне не мешаешь! - произнесла Синдел, наставляя на Избранных плазменную пушку. - Предупреждаю: оружие у меня хорошее, дернетесь - выстрелю! Где тут моя доченька любимая?
  
   Китана выползла из-за стены храма с ошарашенно-вялым видом.
  
   - Мама?
  
   - Как тебе моя пушка? Может, прибить тебя и твоих приятелей прямо здесь? Хотя нет, - разочарованно протянула королева, глядя на датчик, - на всех зарядов не хватит, но на троих-четверых точно. А ты, значит, Лю Канг? - Синдел смерила молодого человека презрительным взглядом. - На Китане жениться хочешь? Учти, готовить и стирать будешь сам, она и хлеб-то резать не умеет.
  
   - Да он, я думаю, это уже знает, - отозвалась Кали. - Большого мужества парень, если его это до сих пор от Китаны не отпугнуло.
  
   -Я прежде всего хотела бы забрать то, что принадлежит мне! - Синдел поманила рукой Джейд, и та, отделившись от группы ошарашенных Избранных, подошла к королеве и встала рядом с ней. - Она пойдет со мной. Кретины, обмануть вас было куда проще, чем прихлопнуть комара! Джейд великолепно справилась со своей задачей! Блестяще! Просто блестяще!
  
   Эденийка сияла от счастья, слушая похвалу в свой адрес и самодовольно взирая на обманутых Избранных. Те испуганно смотрели то друг на друга, то на врагов во главе с королевой.
  
   - Джейд, - нерешительно начал Лю Канг, - я думал... что ты... что мы...
  
   - Думал? - ответила та непривычно жестким тоном. - Думай дальше. Не знала, что ты умеешь. Это даже не наивность, а вопиющий кретинизм. Королева права.
  
   Теперь уже Китана растерянно протянула руки к Джейд.
  
   - Я думала, что мы с тобой друзья, ведь ты давно была среди эденийских повстанцев...
  
   - Тебе понятие "внедренный агент" знакомо, или для тебя это чересчур сложно? - ледяным голосом ответила за подручную Синдел. - В отличие от тебя, Джейд всегда понимала, где нормальные люди и кому следует служить, тем более что мы с ее мамой в детстве дружили. Если Тария попросит дочку мне помочь, она все для меня сделает, а тебе с твоими дружками место на колу. Жалко, что тебя Император вместе с твоим поганым папашей не пристукнул.
  
   - Рейден,-тихо спросила Китана, - что может снять чары Шао Кана с моей матери и снова закрыть портал?
  
   - Ничто и никогда! - Синдел злорадно расхохоталась. - Я тебя всю жизнь ненавидела, и твоего мерзкого отца тоже, ты, жалкое ничтожество!
  
   - Я знаю, что это неправда! - пропищала Китана.
  
   - Император был прав всегда и во всем, - высокомерно продолжала Синдел, все еще держа любимую доченьку на прицеле. - Твои жалкие повстанцы даже не могут поставить себе на службу высокие технологии. Сейчас, когда у меня в руках эта штука, ты мне даже сделать ничего не сможешь!
  
   С этими словами Синдел повернулась к стоящей чуть поодаль на полуразрушенном постаменте статуе Аргуса и метким выстрелом разнесла ее на куски.
  
   - Впечатляет? Ваша догадка насчет способа закрытия портала - ахинея в кубе, такое мог выдумать только Рейден, а вы его стоите - умственными способностями слабо превосходите пень. Кристаллов для межмировых перемещений у вас с собой нет, Рейдена окончательно замкнуло, так что вы тут застряли. Сидите и ждите конца слияния...и своего тоже! Счастливо оставаться!
  
   ***
  
   - Это точно конец, - пессимистично произнесла Соня, глядя вслед удаляющейся Синдел.
  
   - Рейден, мы тебе доверяли и во всем тебя слушались, - сказал Джакс. - И что же? Только время потеряли.
  
   Лю Канг разозлился всерьез.
  
   - Рейден, я уже что-то совсем ничего не понимаю. Ты же советовался с богами и рассказал им обо всем случившемся. Почему они ничего не предприняли? Что происходит?
  
   - Ну... видимо, им нужно время для принятия решения, - замялся Рейден.
  
   - Да пошли твои Старшие Боги на хуй!!! - выругался Джакс. - Соня была права: доверять можно только самому себе!
  
   - Прекрати на него наезжать, - воскликнула Китана, размахивая обрывком лопуха. - Он и без того всю свою силу истратил, когда для нас портал открывал!
  
   - Еще лучше, - усмехнулась Соня, глядя на неуклюжие попытки Китаны выгородить своего благодетеля. - И как же это мы теперь внешнемирцев остановим?
  
   - Дело не только в них, - принялся думать Рейден. - Если Синдел - не ключ к порталу, то как нам тогда его закрыть?
  
   Тут взгляд Сони вдруг упал на плечо Рейдена: жилетка съехала чуть-чуть вбок, и девушка случайно увидела татуировку в форме свернувшегося дракона.
  
   - У Шао Кана такая же, - внезапно выпалила Соня, показывая на нее пальцем.
  
   Китана резко переменилась в лице; она давно подозревала, что Соню с Императором связывали далеко не платонические отношения, но в силу полного отсутствия такта и воспитания ей и в голову не пришло, что лезть в чужую личную жизнь и задавать вопросы на эту тему попросту некрасиво.
  
   - И где же это тебя угораздило ее рассмотреть? - сквозь зубы процедила Китана с таким выражением лица, словно хотела сожрать Соню живьем. - Он что, в твоем присутствии...
  
   - Китана, - резко оборвал ее Лю Канг неожиданно грубым тоном, - отстань от нее немедленно! Иначе я очень сильно разозлюсь.
  
   Лю уже давно начал подозревать, что Соня стала жертвой гнусного насилия со стороны беспринципного внешнемирского главаря, а упорное молчание девушки на тему пережитого в плену еще больше укрепило Избранного в его подозрениях. По этой причине неуместный вопрос Китаны вызвал у него приступ гнева.
  
   - Это еще почему? - выдала Китана. - Дело в том, что...
  
   Стараясь сдерживать ярость, Лю схватил Китану за запястье и оттащил в сторону.
  
   - Замолчи немедленно! - гневно зашептал он, в душе надеясь, что Соня не услышит его слов. - Ты, черт возьми, даже не представляешь, что ей, скорее всего, пришлось пережить! Ты прекрасно знаешь, на что способен твой проклятый отчим, сама мне сто раз рассказывала, что он с людьми творил! Вот будь добра - включи воображение и представь себе, что именно он делал с Соней! Когда я доберусь до этого гада, я ему за Соню все кости переломаю, он за все ответит, но и ты тоже веди себя нормально и не наступай ей на больное место, ей и так плохо! Думаешь, я не заметил, что с момента возвращения из Внешнего Мира Соня ходит сама не своя и при каждом упоминании твоего приемного папаши-извращенца вздрагивает?
  
   Китана вырвала руку и хотела было что-то возразить, скроив недовольную физиономию, но тут вмешался Ночной Волк.
  
   - Прекратите! Вы еще подеритесь, - грубо бросил он Китане. - Сейчас нам надо выяснить нечто другое.
  
   - Да, Волк, ты мои мысли читаешь, - съязвил Джакс. - Рейден, может быть, ты уточнишь, откуда у вас с Шао Каном одинаковые татуировки?
  
   Рейден покраснел, потом побледнел, потом покрылся испариной. Его загнали в угол, и великий бог грома оказался в безвыходном положении. В течение двух с половиной лет ему удавалось скрывать от Избранных правду о своем происхождении; предложи ему кто раньше рассказать о своей семье воинам Земли, склочный божок скорчился бы и завизжал, как голодная гиена. Теперь делать было нечего: придется признаться в своем родстве с Шао Каном. Рейден тяжко вздохнул и повернулся к Избранным; Джакс про себя подумал, что физиономию бога грома в этот момент лучше всего можно было бы описать фразой "выражало то лицо, чем садятся на крыльцо".
  
   Божку очень не хотелось говорить о том, что одинаковые татушки они с братцем сделали еще в молодости, в тот счастливый период, когда у них была большая дружная семья, а поэтому он принялся с ходу придумывать новую легенду о картинках с драконами.
  
   - Эта татуировка для нас - как фамильный герб, она есть только у моих родственников и служит также для беспрепятственного открывания порталов без специальных приспособлений и безопасного прохода через них.
  
   - Если это фамильный герб, то почему он есть и у Шао Кана? - спросил доселе молчавший Саб-Зиро.
  
   Рейден скроил такую рожу, словно бывший воин Лин Куэй наступил ему на яйца.
  
   - Старший Бог Шиннок - мой отец, - наконец ответил старый склочник после минутной паузы.
  
   - А Шао Кан тебе кто? - с издевательским интересом спросил Джакс.
  
   - Шао Кан-мой брат, - Рейден скорбно посмотрел на Избранных, словно ожидая сочувствия с их стороны.
  
   Воины Земли стояли в немом удивлении. Лю Канг был в ужасе, Ночной Волк и Саб-Зиро изумленно переглядывались, Соня хмыкнула, подумав о том, что теперь вся головоломка со Смертельной Битвой сходится, Китана, которая давно обо всем знала, но молчала по просьбе Рейдена, взирала на происходящее с надменной рожей. Тишину нарушил Джакс.
  
   - Ну у тебя и семья - урод на уроде, - прямым текстом выдал он, всем своим видом демонстрируя, что плевать хотел на божественный статус Рейдена. Тот на секунду обалдел от такого хамства, но потом продолжил рассказывать сложносочиненные сказки.
  
   - Много лет назад мой отец был протектором Внешнего Мира. Он решил, что его наследник был достаточно сильным, чтобы убить в бою своего брата. Я победил Шао Кана, но не смог его убить. Тогда отец прогнал меня и поднял мятеж против остальных богов. Они победили его и навечно заточили в месте, именуемом Не-Мир. Мой брат не простил мне того, что в этой войне я встал на сторону Старших Богов. Именно поэтому он и решил захватить Земной Мир, подвластный мне. Надеюсь, вам ясно, что Шао Кан должен умереть.
  
   Соня задумчиво смотрела куда-то вбок. Интересно же выглядит вся история в озвучке Рейдена.
  
   - На этот раз ты убьешь его, - решил приободрить павшего духом протектора Лю Канг.
  
   - Я не смог тогда, не смогу и сейчас, - произнес печальным голосом трагического актера божок-манипулятор, в душе предвкушая, как сейчас переложит всю грязную и опасную работу на плечи бедного Лю Канга, хотя совсем недавно не хотел этого делать.
  
   - Ну и что же нам делать? - растерялся Лю. Несмотря на свою недавнюю решимость расправиться с обидчиком Сони, он все же сильно боялся Императора, а посему перспектива поединка с ним не очень нравилась несчастному Избранному.
  
   - Я уверен, что ты сделаешь все, что сможешь, Лю. Я буду молиться за тебя Старшим Богам, - назидательно изрекло божество-убожество.
  
   Лю еще больше растерялся и испугался. Главное, чтобы друзья ничего не заметили, ведь им тоже страшно.
  
   - Лю-наша единственная надежда, - поддержала Рейдена Китана; ей очень пришлась по душе идея расправиться с ненавистным отчимом чужими руками.
  
   Избранные окружили Лю.
  
   - Я хочу сразиться с Императором, но не знаю, готов ли я к этому, - Лю попытался взять себя в руки и придать голосу уверенное звучание.
  
   - Ты должен верить в себя, Лю, - ответила Китана. - Мы все в тебя верим.
  
   Бедному Лю, которого в очередной раз заставили выполнять чужие желания, ничего больше не оставалось, кроме как послушно кивать.
  
   ***
  
   Пока Рейден жаловался Избранным на своих гадких родственничков, Синдел, Джейд и их спутники пришли в Имперский Дворец и доложили Шао Кану обстановку. Император остался всем доволен, однако Шиннок был отнюдь не в восторге; более того - он устроил сыну очередную сцену.
  
   - Не обращай внимания - мой отец в настоящее время не совсем еще пришел в себя, - тихо шепнул королеве Шао Кан.
  
   - Вы должны были делать все абсолютно иначе! - Шиннок сперва начал говорить на повышенных тонах, но потом перешел на крик; в какое-то мгновение Шао Кану показалось, что его отец вот-вот ударит Джейд, которая стояла ближе всех к нему. - Вы обязаны были заманить их в ловушку во дворце! Вы заслуживаете самой суровой кары!
  
   Дальше Шиннок принялся в подробностях перечислять, что именно он хотел бы сделать с подручными своего сына; Шао Кан в это время сидел рядом и с неудовольствием узнавал в отце себя в былые времена-до знакомства с Эсмене.
  
   -Папа, я думаю, ты несколько перегибаешь палку, - мягко произнес Император, понимая, что Шиннок не совсем адекватен. - Во-первых, я велел им заманить Избранных в Эдению, а не конкретно во дворец. Мой план состоял несколько в ином: я собираюсь успешно завершить процесс слияния, а потом уже на исходе шестого дня избавиться от Рейдена и его приятелей.
  
   Киу Кан снова принялся возмущаться, втолковывая сыну, что у того неправильный план, однако Император решил все же попробовать достучаться до разума своего отца, если таковой у него еще остался после долгого пребывания в Не-Мире.
  
   - Я попробую объяснить тебе все более подробно, только ты, пожалуйста, не перебивай меня, - продолжил Император. - Мой план заключался в том, чтобы заманить Избранных сюда. Рейден истратил все свои силы на портал и не сможет открыть новый еще как минимум несколько дней. Здесь они будут временно нейтрализованы и не смогут помешать мне завершить слияние и затянуть души жителей Земного Мира в портал. Пусть подручные Рейдена пока посидят в неопределенности - их это сильно деморализует и подорвет их боевой дух, к тому же это облегчит моим людям работу в Земном Мире - не надо будет отвлекаться на лишний источник опасности. Логично?
  
   Синдел и остальные согласно закивали. Шиннок молчал.
  
   - Я разделаюсь с Избранными на исходе шестого дня, и весь наш план будет завершен. Как ты сам видишь, Джиал пока не чешется. После окончания слияния процесс станет необратимым, а там мы уж постараемся обосновать законность содеянного и поставим Джиала перед фактом.
  
   - Мне все понятно, - глухим голосом ответил Шиннок.
  
   - А еще тебе должно быть понятно, что мои люди твои мысли читать не умеют, а делают все в соответствии с моими указаниями. Хороших подчиненных найти и так трудно, а если я буду всех карать за то, что они что-то не так сделали или недопоняли, я вообще останусь без войска и без командного состава, - как можно спокойнее разъяснил Шао Кан, с удовлетворением замечая, что лицо его отца наконец приобрело нормальное выражение. - Я доволен вашей работой, - вновь обратился он к Синдел и остальным. - Можете быть свободны.
  
      -- Влипли
  
   После нежданного визита Синдел Китана впала в глубокую депрессию, а Рейден наконец-то осознал, что его дело близко к полному провалу. Настроение у склочного божка было и без того хуже некуда, а вдобавок ко всему прочему Избранные отпинали его морально, и ему пришлось честно признаться в своем родстве с Шао Каном и Шинноком.
  
   - Нам нужно что-то делать, - внес предложение Джакс. - Подумайте сами, мы же не можем тут вечно сидеть на руинах и ждать непонятно чего. Какие у кого идеи?
  
   - Нам по-любому придется вступить в неравный бой с Императором и его присными, - сказал Лю Канг. - Я считаю, что у нас нет другого выхода.
  
   - Если будет нужно, то мы примем бой, - поддержал его Саб-Зиро. - Но неужели ты считаешь, что нам следует штурмовать Имперский Дворец? На мой взгляд, это просто нереально.
  
   Лю Канг хотел что-то ответить, но тут в беседу вступила притихшая и погрустневшая Китана.
  
   - Нам не нужно штурмовать дворец, это совершенно лишнее. Когда я сидела там в клетке, мне удалось кое-что подслушать. На исходе шестого дня с начала Уничтожения они хотят дать нам решающий бой. Они будут искать нас здесь, чтобы убить, они ожидают, что застанут нас врасплох. Давайте выйдем к ним сами и сами же навяжем им схватку!
  
   Джакс в душе обрадовался: наконец-то Китана начала соображать и от нее появилась хоть какая-то польза.
  
   - Согласен, - ответил Саб-Зиро. - Лезть во вражье логово в надежде убить Шао Кана и Синдел было бы откровенным безумием. Мы все там просто погибнем. Предлагаю проследить за людьми Императора и узнать, где именно они соберутся на исходе шестого дня и куда именно нам следует идти. Когда мы все поймем, можно будет неожиданно выйти им навстречу и застать их врасплох.
  
   - Они ожидают, что застанут врасплох нас, но мы их опередим, - кивнул Джакс.
  
   - У нас в запасе три дня, и благодаря внимательности Китаны шанс у нас все-таки есть, - обрадовался Ночной Волк.
  
   - Давайте действовать, - вздохнула Соня, понимая, что ситуация приняла донельзя серьезный оборот.
  
   Баюкай сына своего
   Хорошею дубиной-
   Увидишь, будет у него
   Характер голубиный!
  
   "Алиса в Стране Чудес"
  
   Шестой день постепенно клонился к закату. Все это время Избранные провели в заброшенных катакомбах неподалеку от Имперского Дворца; Саб-Зиро удалось выяснить, что Шао Кан собирается устроить триумф на развалинах Храма Света. Лю Кангом все больше овладевали отчаяние и подавленность. Он не был уверен в том, что сможет достойно противостоять столь грозному противнику, как Император, и это чувство еще больше усугублялось из-за морального давления со стороны Китаны и Рейдена. Лю Канг, наделенный врожденным чувством такта и деликатностью, никогда не мог послать лесом дорогих ему людей, даже если понимал, что они его откровенно используют, потому и стал жертвой тонких манипуляций - Китана и Рейден очень любили загребать жар чужими руками, а что после этого станет с их союзниками-марионетками, склочного божка и капризную принцессу в принципе не волновало.
  
   Несмотря на то, что Рейдена снова фундаментально закоротило на телепортационном канале, Избранным удалось без проблем добраться до Храма Света, который стараниями головорезов Шао Кана за столь короткое время был вновь превращен в груду руин. Основная часть свиты Императора была в сборе. Синдел, Мотаро, Эрмак, Нуб Сейбот - закутанный с ног до головы в черное человек со светящимися синими глазами, Рейн, Барака, адский призрак Скорпион. Шао Кан стоял на возвышении и внимательно обозревал окрестности, а вот рядом с ним... Рейден едва не застыл в изумлении, подбирая с земли отвалившуюся челюсть. Рядом с Императором стоял их с Рейденом отец - Шиннок, падший Старший Бог, одетый в длинный черный плащ с капюшоном, украшенный по краям золотой и серебряной тесьмой. Передовые отряды армии Императора были здесь же, на площади перед бывшим Храмом. Шао Кан заметил приближение Избранных и сделал подчиненным знак рукой, чтобы те их не останавливали.
  
   - Я ждал тебя, Рейден. Тебя и твоих людей, - наконец нарушил тишину Шао Кан, глядя на брата.
  
   - Это ты вытащил его из Не-Мира? - бесцеремонно ответил Рейден, тыча пальцем в Шиннока.
  
   - А тебе никто не говорил, что показывать пальцем неприлично? - не остался в долгу Император. - Нет, к сожалению, это заслуга Нуб Сейбота, да и Скорпион ему из чувства солидарности подсобил немножко.
  
   - Ты самым подлым образом напал на подвластный мне Земной Мир, - пафосно ответил Рейден. - Более низкий поступок с твоей стороны мне сложно было себе представить, однако...
  
   - Не подвластный, а находящийся в твоей протекции, - невозмутимо парировал упрек Император. Шиннок продолжал стоять, словно каменное изваяние, с бесстрастным выражением лица глядя во тьму своими изумрудно-зелеными глазами. Тут Рейден решил привязаться уже к нему.
  
   - Может быть, это была твоя инициатива, о мой дорогой отец? Ты развязал эту новую войну с моим миром, тебе было мало той, прежней, в результате которой ты оказался в...
  
   - Оставь эту тему, Рейден, - спокойно ответил Шиннок. - Ты сам во всем виноват, тебе следовало вести себя совершенно иначе, а не выступать в свое время против меня, сам подумай.
  
   - Рейден, подло и низко повел себя ты, - Шао Кан тоже пытался сохранять спокойствие, хотя это давалось ему очень нелегко. - Что это ты так смутился, правда глаза колет?
  
   - Молчи уж лучше, папочкин подпевала, - парировал склочный божок. - Сидишь на своем внешнемирском троне, лопаешься от самодовольства и еще ко мне постоянно лезешь!
  
   - Первым полез ты!
  
   Лю Канг, внимательно наблюдая за ссорой, одновременно снова искал глазами Шэнг Цунга. Его по-прежнему нигде не было. Интересно, куда все-таки подевался наивернейший слуга Императора? Лю предположил, что, скорее всего, его угораздило снова навлечь на себя гнев Шао Кана, и черный маг опять кукует в темнице либо на каторге. Как он вообще соглашается служить этому выродку с зелеными глазами и почему до сих пор от него не сбежал? Хотя родину не выбирают, к тому же у всех свои понятия о нормальной жизни и допустимом обращении с собой любимым...
  
   - Ты думаешь, я бы к тебе полез, если бы ты не подставил нас первым и не лизал задницу Джиалу? - продолжил возмущаться Император. - Это твоя вина! Твоя! Подумал бы лучше о том, что нашему отцу пришлось пережить из-за тебя!
  
   - А кто нашу мать убил?
  
   - А чего ты вообще в разборки наших родителей лезешь? Во-первых, она сама виновата, во-вторых, это их личное дело, и тебе нечего совать в их ссоры свой длинный нос, чем бы они не кончались!
  
   - Да уж, ты всегда больше любил отца, чем мать! Даже не пожелал за нее заступиться!
  
   - Да? А что же ты сам тогда за нее не заступился, если она тебя так любила, а ты ее, как меня уверяешь, тоже? Страшно стало?
  
   - А тебе вообще было на нее наплевать!
  
   - Мне не наплевать, просто я, в отличие от тебя, в чужую ругань нос не сую!
  
   "Оригинальная логика у внешнемирцев, - подумала Соня, - получается, даже если твои родственники друг друга убивают, никто в ссору не полезет, все решат, что это их глубоко личное дело".
  
   Шиннок, который все это время бесстрастно стоял рядом с Императором, неожиданно шагнул к старшему сыну и положил ему руку на плечо - от взглядов Избранных не укрылось то, что ногти у падшего бога были накрашены сверкающим черным лаком. Имперцы в основной своей массе вообще любили нэйл-арт, а уж черный цвет с блестками, рисунками или без них был у врагов Земли в особом почете.
  
   В лунном свете тускло блеснули драгоценные камни в перстнях на исхудавших пальцах Киу Кана. Император мгновенно замолчал, глядя на отца через плечо.
  
   - Перестаньте, - глухо сказал Шиннок, пристально глядя на Рейдена. - Все эти годы я не оставлял надежды на примирение.
  
   Император, который уже вроде бы привык к постоянным сменам настроения у своего отца, был не на шутку ошарашен, но решил промолчать.
  
   - Я надеялся, что разум и любовь восторжествуют и что мы вновь станем одной семьей, - продолжал Шиннок. - Нэн, я очень хотел бы снова видеть тебя вместе с нами. Менее чем через час слияние завершится!
  
   - Ты должен остановить это - и, возможно, тогда ты заслужишь снисхождение со стороны Старших Богов, когда они осудят вас за содеянное! - торжественно провозгласил Рейден.
  
   - Заткнись! - проорал Киу Кан; лицо Повелителя Ветров исказилось так, словно он в этот момент испытывал совершенно нестерпимую боль. - Я не желаю ничего слышать о Старших Богах!
  
   - Ты думаешь, ваши действия останутся безнаказанными? - продолжил издеваться Рейден.
  
   - Нэн, я готов простить тебя и дать тебе последний шанс, - отец вновь обратился к нему по имени, которое дал при рождении. - Присоединись к нам, и мы будем править Темной Империей вместе.
  
   По лицу Шао Кана было видно, что он меньше всего хотел бы видеть "любимого младшего братика" рядом с собой, но в душе все же понимал, что шансы на то, что Рейден примет предложение отца, близки к абсолютному нулю.
  
   - Да я скорее... я скорее свинью поцелую! - Рейден изобразил на лице нечто среднее между отвращением и возмущением.
  
   Шао Кан захохотал.
  
   - Тебе привести свинью? Видимо, это твой последний шанс наладить личную жизнь! Тьен любил уточек, а ты, судя по всему, после смерти Силины переключился на свинок.
  
   - От тебя, братец, я и не ожидал другого ответа! Надо было отправить тебя в свое время в Не-Мир вместе с нашим папочкой!
  
   - У тебя был такой шанс! Не использовал его - сам виноват! - Шао Кан, который все это время и без того с трудом сдерживал гнев, окончательно пришел в ярость. Он медленно сжал руку в кулак и, размахнувшись со всей силы, засветил младшему братцу между глаз. Тот, свалившись с обрушенного остова стены, шмякнулся об землю и отключился. Шиннок принялся что-то возмущенно говорить старшему сыну, но Император лишь расстроенно махнул рукой.
  
   - Папа, прекрати. Я уже устал от его хамства и не обязан выслушивать его пафосно-позерские сентенции. Не переживай, я же его не убил, очухается - пусть подумает над своим поведением, ему мой удар во вред не пойдет, разве что голова поболит маленько. Ты же сам видишь, что он окружающих специально на ссоры провоцирует - жить без этого не может.
  
   Шокированный Лю Канг пару минут стоял рядом с лежащим в отключке Рейденом, переводя взгляд то на Императора с подчиненными, то на своих спутников, но потом, тяжело вздохнув и собрав волю в кулак, медленно двинулся вперед.
  
   - У нас остался всего час, и мы должны использовать его по назначению, - шепнула ему сзади Китана.
  
   - Мы все умрем здесь, - грустно ответила Соня. Лю обернулся к ней:
  
   - Если мы и умрем, то мы умрем в бою - все вместе!
  
   - Тоже мне, обнадежил, - пробурчал Джакс.
  
   - Ребята, мы серьезно влипли или мне кажется? - Саб-Зиро хмуро посмотрел на Джакса.
  
   - Совершенно верно, - снова буркнул тот. - Я, пожалуй, возьму на себя вон того хмыря с рогами и хвостом.
  
   - Мне оставь Скорпиона, - ответил ледяной ниндзя.
  
   - Нуб Сейбот мой, - попыталась приободриться Соня.
  
   - Я возьму на себя Эрмака, - подмигнул друзьям Ночной Волк.
  
   - Я - свою мать, - сквозь зубы процедила Китана.
  
   - Ну, а я - того, кто остался, - вздохнул Лю Канг.
  
   Шиннок продолжал следить за Избранными одними глазами, не сходя с места и, казалось, даже не поворачивая головы. От его взгляда всем становилось не по себе, но деваться было некуда - воины Земли теперь вынуждены были вступить в неравный бой с Шао Каном и его приближенными.
  
      -- Схватка
  
   Лю, поднимаясь по храмовым развалинам, медленно приближался к Императору. Молодой Избранный не любил без нужды драться или ругаться с кем-либо, но, к его постоянной досаде и сожалению, судьба была к нему крайне немилостива - события постоянно складывались так, что ему попросту приходилось вступать в разнообразные конфликты. Вот и теперь он совершенно не хотел лезть в очередную драку, тем более что чувствовал себя недостаточно сильным для поединка с таким серьезным врагом, но другого выхода не было, ведь, помимо защиты родного мира, у него был и еще один повод сразиться с Императором.
  
   Лю Канг уже давно думал, что с Соней в плену все было отнюдь не так благополучно, как она пыталась представить своим друзьям. Он подозревал, что его подруга, скорее всего, стала жертвой жестокого насилия со стороны бессовестного внешнемирца, но просто не хотела об этом говорить, потому что не любила чужой жалости. Лю хорошо знал Соню - она всегда была довольно замкнутой, ей не слишком нравилось говорить о себе, а тем более обсуждать свою личную жизнь или свои проблемы. Даже пережив столь страшное потрясение, Соня упорно молчала, не желая делиться с друзьями своими чувствами, и по-прежнему делала вид, что с ней все в порядке. Лю не мог отделаться от постоянных мыслей о несчастьях Сони; один раз он попытался деликатно расспросить ее о том, не издевались ли над ней враги, но Соня настаивала на том, что с ней в плену обращались просто прекрасно, и молодой человек закрыл тему. Больше он не стал затрагивать этот вопрос - отчасти из врожденного чувства такта, отчасти - понимая, что она все равно откажется говорить, но все равно в воображении он против воли постоянно представлял себе жуткие картины того, что Соне, вероятно, пришлось пережить в плену. Проклятый выродок, скорее всего, либо пытался сломить волю пленницы, либо попросту глумился над ней, пользуясь своей властью и полной беспомощностью жертвы. При каждой мысли об этом Лю Канга охватывали гнев и ужас, сердце сжималось в груди. Великие боги, ведь у Сони даже не было никакой возможности сопротивляться! Почему вы допустили такое, разве это дозволено правилами? Почему вы оставляете своих Избранных на произвол судьбы?
  
   Лю осторожно прошел по полуобрушенным ступенькам. Император стоял совсем близко от него - буквально на расстоянии вытянутой руки; зеленые глаза вражеского правителя зловеще сияли в темноте, сильный горячий ветер раздувал складки тяжелого плаща.
  
   - Что ж, Шао Кан, остались только ты и я. Знаешь, - чуть более суровым тоном добавил Лю, понизив голос, - я не убийца и пощадил бы тебя, невзирая на все то, что ты сделал за свою более чем долгую жизнь, но за то, что ты вытворил с Соней, я тебя убью. Ты окончательно растерял и честь, и совесть, если для тебя, отвратительного подонка, крики о помощи превратились в крики страсти! Ты, судя по всему, без сопротивления не хочешь и не можешь!
  
   - ЧТО я с ней вытворил? - Шао Кан смотрел на Лю с явным непониманием.
  
   - Я не знаю, что именно, да и знать не хочу, тем более что Соня не желает ничего говорить и все твердит, как попугай, что ты с ней якобы хорошо обращался, но я ей не верю! Для того, чтобы представить себе полет твоих извращенных сексуальных фантазий, мне достаточно прочитать любую криминальную хронику, и за Соню я тебя убью, проклятый гад, - Лю старался говорить спокойно, но голос его дрожал. - В нашем мире за такое дают пожизненное!
  
   - Это твои домыслы, - невозмутимо ответил Император. - Может, лучшим выходом было бы позвать сюда саму Соню и устроить очную ставку?
  
   - Это не мои домыслы, а твои безумные выходки, тварь! Изверг, сломавший жизнь стольким людям! Тебе не хватало ваших женщин, что понадобилась Соня? Ты на нее еще с первого турнира зарился и тогда же попросил Шэнг Цунга затащить ее во Внешний Мир! А потом что? Он ее, наверное, держал, пока ты, исчадие ада...
  
   - Прекрати! - в голосе Шао Кана зазвучали возмущение и гнев. - Я никогда в жизни не прикасался ни к одной женщине против ее воли, и Соня - не исключение! Это тебе Рейден про меня небылицы рассказывал? Я теперь еще и насильником оказался? Чего только о себе не услышишь!
  
   - Хватит разговоров, - глухо ответил Лю Канг и хотел было ударить Императора кулаком в голову, но тот перехватил его руку в полете, зеленые глаза недовольно сверкнули.
  
   - Ты первый полез в драку, хотя мы могли бы решить все мирно. За последствия я ответственности не несу. Пеняй на себя.
  
   ***
  
   Соня не обращала внимания на перебранку между Шао Каном и Лю; сейчас перед ней была другая проблема в лице Нуб Сейбота. Соня никогда не жаловалась на плохую реакцию и недостаток скорости, но подручный Шиннока оказался на удивление вертким и ускользал от атак Сони с невероятной быстротой. После примерно трех минут боя ей так и не удалось хоть как-то зацепить врага, но сама она изрядно подустала, пытаясь избежать его ударов. Поняв, что таким образом Нуб Сейбота ей не победить, Соня решила сменить тактику. Притворившись, что отвлеклась, она подпустила противника чуть ближе. Он решил, что девушка действительно очень сильно измотана, а внимание ее рассеялось в достаточной мере для того, чтобы сделать ее легкой жертвой. Подумав, что настал момент для того, чтобы решительно добить Соню, Нуб Сейбот хотел было с разворота ударить ее ногой чуть ниже уха. Обычно такие приемы приводили к перелому основания черепа или шейных позвонков и - как следствие - мгновенной смерти врага, однако здесь верный слуга Шиннока просчитался. Схватив противника за лодыжку, Соня резко повернула его стопу в сторону; тот едва не потерял от боли сознание, мельком успев подумать, что у него, скорее всего, либо вывихнут сустав, либо порваны связки. Однако девушка не собиралась этим ограничиться, помня правило спецназа о том, что мертвые в спину не стреляют. Побежденного врага, чтобы он не придумал никакой пакости, следовало либо надолго вырубить, либо вообще добить, и поэтому Соня тут же с силой ударила Нуб Сейбота кулаком в висок. Ее враг, закрыв глаза, без стона свалился на пыльные камни и остался лежать без движения.
  
   Ночному Волку достался куда более серьезный противник - Эрмак. Про этого генерала имперской армии ходили странные слухи: люди поговаривали, будто он даже не совсем человек, а скорее какое-то сверхъестественное существо, непостижимым образом возникшее из множества душ павших воинов Внешнего Мира. Так это или не так, Ночной Волк размышлять не стал: главной задачей сейчас для него было победить странного противника, который к тому же обладал способностью бросать во врага сгустки горячей энергии кислотно-зеленого цвета. Из-за этого шаман долгое время не мог даже приблизиться к врагу на достаточное для атаки расстояние. Однако в какой-то момент индеец заметил, что Эрмак начал слабеть: внешнемирский генерал двигался несколько медленнее, чем раньше, да и энергетические сгустки были уже не такими яркими. Ночной Волк решил воспользоваться моментом и, укрываясь за обломками камней, подобрался к Эрмаку вплотную и нанес ему несколько сильных ударов по корпусу. Далее произошло нечто совсем уж неожиданное для Избранного: его враг внезапно исчез в нестерпимо яркой зеленой вспышке и тут же материализовался за спиной Ночного Волка, нанеся тому ответный удар. Индеец не устоял на ногах и растянулся на земле, но вовремя успел заметить, что Эрмак хочет ударить его еще раз, и откатился в сторону. Стоило имперскому генералу повернуться к Ночному Волку, как тот, сделав вертушку на руках, подрубил врагу ноги и опрокинул его на землю. Едва Эрмак поднялся, как индеец тут же отбросил его где-то на метр в сторону ударом ноги в бок. Впечатавшись спиной в крупный булыжник, внешнемирец не успел быстро перейти в контратаку - на его несчастье, Ночной Волк соображал быстрее. Шаман поднял с земли большой обломок кирпича с острыми краями и метко швырнул его в голову врага. Тот как-то странно дернулся и безвольно опрокинулся на землю. Ночной Волк вздохнул с облегчением.
  
   Саб-Зиро решил взять на себя своего давнего врага Скорпиона. Яркие глаза мертвого ниндзя из Ширай Рю зловеще светились в темноте, придавая ему еще более устрашающий вид.
  
   - Ты заплатишь за то, что твой клан и семья сделали с моими! - глухо произнес призрак.
  
   - Может, наконец поговорим и разберемся, в чем ты тут меня постоянно обвиняешь? - спросил Саб-Зиро. - Я ушел из клана, мой брат уже давно мертв, а за маразмы Ониро я тем более ответственности не несу.
  
   Ледяной ниндзя уже давно не бывал во Внешнем Мире, а в силу этого не мог знать о том, как на самом деле обстоят дела; о том, что его старший брат стал служить Шэнг Цунгу, он услышал лишь пару месяцев спустя после Уничтожения, но Скорпион, несмотря на слова своего врага, совершенно не был готов идти на какой-либо компромисс.
  
   - Нам не о чем разговаривать! - рявкнул адский призрак и метнул в Саб-Зиро оба своих гарпуна одновременно, но тому было уже не впервой созерцать новое оружие Скорпиона, и он сразу сообразил, что можно сделать. Он поймал обеих змей в полете и, схватив их около голов, прижал им указательными пальцами затылки, после чего связал их тройным узлом. Скорпион замер на месте, пытаясь прийти в себя после подобной наглости. Связанные змеи отчаянно шипели, клацали челюстями и дергались, но освободиться не могли, да и самому Скорпиону не удалось бы теперь ни втянуть их назад, ни нормально двигать руками, не говоря уже о том, чтобы ударить кулаком Саб-Зиро.
  
   Адский призрак был неописуемо зол и едва не скрежетал зубами от ярости. Проклятый Саб-Зиро обхитрил его, победил, не нанеся ни единого удара!
  
   - Я еще вернусь и тогда уже окончательно рассчитаюсь с тобой и твоими соклановцами за все! - прошипел Скорпион и куда-то телепортировался.
  
   - Посмотрим, - обрадовался Саб-Зиро и показал врагу вдогонку неприличный жест. - Вот псих, у него навязчивые идеи мести Лин Куэй и мне в частности.
  
   - Три-ноль в нашу пользу! - подошел к нему, отряхиваясь, Ночной Волк.
  
   - Как там раньше, еще до нашей эры, исход Смертельной Битвы считали - по наибольшему числу побед с одной из сторон? - усмехнулась Соня.
  
   - Сейчас правил нет, - нахмурился ледяной ниндзя.
  
   - Все равно, - Соня заметно повеселела.
  
   Тем временем Джакс сражался с кентавром Мотаро. Киберусилители, безусловно, увеличили силу ударов майора, однако у кентавра было одно важное преимущество перед спецназовцем - мощный длинный хвост с костяным шипом на конце и роговыми пластинами по всей длине, вдобавок еще и закованный в стальную броню. Таким естественным оружием кентавр мог бить врагов столь же эффективно, как и булавой. Несмотря на тяжесть, хвост Мотаро был очень подвижным; первый же сильный удар отшвырнул Джакса в сторону. Ударившись о полуразвалившуюся стену, майор Бриггз постарался сразу же собраться с силами и бросился в контратаку, но тут его настиг второй удар, снова сбивший майора с ног. Джакс сильно ударился левой рукой о камень; если бы на нем не было киберусилителей, дело однозначно кончилось бы переломом плечевой кости. Однако падение не прошло бесследно для самого приспособления: тонкую электронику заклинило, и она начала мигать и искрить. Мотаро подскочил к не успевшему еще опомниться Джаксу и сдернул с его левой руки сломанный усилитель.
  
   - Без своего оружия ты мне не соперник, - зло усмехнулся кентавр и встал на дыбы, намереваясь копытами передних ног опрокинуть противника на землю и раздавить ему грудную клетку, но майор вовремя отскочил в сторону.
  
   - У меня есть все, что мне нужно, хрен парнокопытный!
  
   С этими словами он сдернул с правой руки второй усилитель и обоими кулаками нанес Мотаро сокрушительный удар в грудь. Кентавр пошатнулся и завалился на бок, а Джакс окончательно отправил противника в нокаут, со всей силы добавив ему кулаком в лоб.
  
   Китана до сих пор не могла до конца поверить в то, что женщина-главнокомандующий Шао Кана - все-таки ее родная мать. Она воспринимала ее скорее как вражеского воина в теле Синдел и постаралась отключить в себе все чувства к мнимой матери, чтобы не навредить себе самой в ходу сражения, все-таки нелегко поднять руку на человека, который произвел тебя на свет. Синдел, сцепив зубы, смотрела на Китану ненавидящим взглядом. Принцесса решила нанести удар первой, но королева, заблокировав ее атаку, мерзко заухмылялась.
  
   - Разве можно так обращаться с собственной матерью?
  
   Сердце Китаны на мгновение дрогнуло, но она постаралась все-таки взять себя в руки.
  
   - Моя мать умерла много лет назад, и это Шао Кан довел ее до самоубийства!
  
   - Скоро умрет и дочь!
  
   С этими словами Синдел сначала ударила Китану коленом в живот, а потом ребром ладони по спине. Девушка упала на землю, задыхаясь от боли, а мать снова пнула ее в живот носком сапога. Китана глухо застонала, судорожно хватая губами воздух, а Синдел приготовилась нанести ей решающий добивающий удар ногой в голову, но тут принцесса неожиданно собралась с силами - атака противницы наткнулась на жесткий блок скрещенными руками.
  
   - Кем бы ты ни была, но ты вернешь душе моей матери свободу и дашь ей покой! - бросила девушка, поднимаясь на ноги.
  
   Синдел явно не ожидала такого поворота событий. В тот момент она вспомнила все обиды, нанесенные ей бывшим мужем, и пару мгновений ей действительно казалось, что она способна убить собственную дочь - уж очень та была похожа на отца.
  
   Китана попыталась нейтрализовать королеву, поймав ее руку в жесткий захват, но та ловко вывернулась и нанесла девушке сильный прямой удар кулаком в голову - на ее несчастье, Китана успела уклониться, и Синдел промахнулась. Ответ не заставил себя долго ждать. Принцесса ударила противницу куда-то в область солнечного сплетения, и та, не удержав равновесие, рухнула на колени, хватая ртом воздух. Теперь Китане наконец-то удалось схватить ее за обе руки и заломить ей их за спину.
  
   - Тебя ждет радостное зрелище - конец Шао Кана, а потом душа моей матери все-таки упокоится с миром, - прошептала Китана, наклоняясь к уху королевы.
  
   Та уже успела немного отдышаться.
  
   - Тоже мне, удивила - я его уже много раз видела! - парировала Синдел, но Китана, естественно, не поняла двусмысленной фразы.
  
   Лю Кангу, который под дурным влиянием Рейдена и собственных домыслов влез в совершенно не нужную ему драку, пришлось не очень сладко. Схватив Избранного поперек туловища, Шао Кан резко швырнул его через себя, и Лю, падая наземь, едва успел сгруппироваться. Ситуация осложнялась не только темным временем суток, но еще и тем, что бой проходил не на ровной арене, а среди развалин, где повсюду торчали острые камни и обломки кирпичей. Едва Лю успел подняться на ноги, как Император тут же контратаковал его серией ударов и поймал в жесткий захват.
  
   Шиннок, который все это время наблюдал за поединком с абсолютно бесстрастным видом, наконец не выдержал и вышел из себя. Лицо его исказилось яростью, и он, показывая пальцем на пытавшегося вывернуться из захвата Лю, громко закричал:
  
   - Убей его, наконец! Я, что ли, все за тебя делать должен?
  
   Император явно не понял смысла очередной странной реплики отца, но тут произошло нечто совсем уж непредвиденное. В воздухе разлился мягкий свет, и по обе стороны от Шиннока материализовались двое его бывших собратьев - Джиал в красных пидорских сапожках и Хныкалка в промокшем от слез платье, которая беспрестанно вытирала катящиеся из глаз слезы платочком длиной где-то метра в полтора.
  
   - Судьба Земли будет, как всегда, решена в Смертельной Битве, - произнесла Хныкалка и выжала платочек.
  
   Когда Джиал решил, что ситуация все-таки вышла из-под контроля, он подумал, что было бы неплохо помочь Рейдену и его протеже. Оставив Анитру охранять Храм Вечности, Джиал и Хныкалка отправились на подмогу. Теперь все зависело от исхода финального поединка.
  
   Джиал властно опустил правую руку на плечо Шинноку. Тот дернулся, словно через него пропустили электрический ток, лицо его исказила гримаса ненависти.
  
   - Пусть все решит поединок между Лю Кангом и Императором Внешнего Мира! - торжественно провозгласил Джиал, многозначительно глядя на Лю, который стряхивал со штанов и рубашки приставшие песчинки и хвоинки.
  
   - Ублюдок, - прошипел сквозь зубы Шиннок, - мой сын все равно сильнее.
  
   Джиал нервно хмыкнул.
  
   Лю в этот момент почувствовал неожиданный прилив сил. Даже усталость и боль в ушибленных ребрах резко исчезли. Что-то подобное, как он припоминал сейчас, с ним уже было, но он не мог в этот момент припомнить, когда именно. Впрочем, это было уже и неважно - Джиал как раз подал знак к началу поединка.
  
   В ту секунду Лю даже не думал о том, что может проиграть этот бой. От него зависела судьба множества людей - как его друзей, так и тех, кого он даже не знал, поэтому он просто обязан был победить. Обязан любой ценой. От внимания Избранного не укрылось и то, что реакция Императора на него однозначно изменилась. Если до появления Джиала и Арании правитель Темной Империи смотрел на него безо всякой злобы-скорее с напряженной настороженностью, даже не как на врага в бою, а скорее как на спарринг-партнера в секции боевых искусств, то сейчас на его лице читалась откровенная ненависть как к Старшим Богам, так и к Лю с товарищами. Вместе с тем молодой человек подметил, что Шао Кан едва ли не ежесекундно посматривает в сторону отца - видно было, что присутствие Джиала и Арании рядом с Шинноком заставляет Императора сильно нервничать.
  
   Шао Кан нанес удар первым. Лю едва успел заблокировать эту атаку, как его противник тут же снова швырнул его в стену. В этот раз Лю почему-то даже не особо ушибся, хотя когда Шао Кан незадолго до этого применил тот же прием, молодому человеку показалось, что у него после такого удара окажутся отшиблены все внутренности и сломан позвоночник - к счастью, обошлось.
  
   Избранный быстро поднялся на ноги, но тут его настиг прямой удар кулаком в грудь. Лю снова впечатался спиной в стену, но не растерялся и тут же в ответ попытался в свою очередь ударить врага кулаком в лицо, но тот схватил его за запястье и вывернул ему руку, а потом точно так же поймал и за вторую кисть. Лю резко дернулся вперед, и Шао Кан вынужден был разжать хватку, а Избранный попытался воспользоваться моментом и ударил своего противника локтем в живот. Тот явно был удивлен тем, что у Лю наконец-то получилось ему ответить - Император почувствовал скорее даже некоторую ошарашенность, а не боль. Схватив Лю за руку, он опрокинул его на землю и, не давая подняться, несколько раз ударил его ногой в бок и грудь; Избранный едва успевал блокировать эти атаки в меру возможности из положения лежа, но потом, улучив удобную секунду, откатился в сторону. Лю заметил, что почему-то сейчас он стал приходить в себя после ударов противника гораздо быстрее, чем раньше. Может, состояние аффекта сил прибавило? Раньше он после такого минуты три в полуотключке бы лежал. Встав, Избранный увидел, что его враг готов к новой атаке. Надо было что-то делать, и делать срочно, иначе поражение неизбежно.
  
   Лю отступил на несколько шагов назад и тут же с разворота ударил замешкавшегося на секунду противника ногой в челюсть. Тот, схватившись рукой за лицо, наклонился вбок, и Лю, воспользовавшись моментом, еще несколько раз ударил его кулаком в голову. Император зашатался, но на ногах устоял. Лю при этом, как ни странно, не ощущал совершенно никакой усталости, как будто не было ни утомительного поединка, ни выматывающих физически и морально шести кошмарных дней Уничтожения.
  
   Шао Кан поднял взгляд на Лю. Лицо его было искажено ненавистью, болью и гневом, волосы спутаны, на скуле расплылся жуткого вида фиолетово-черный синяк. Избранному показалось, что Императору к тому же трудно сохранять нормальную координацию движений - судя по всему, после ударов Лю у него кружилась голова. Один из учителей Лю Канга в свое время внушал своему воспитаннику, что врага, если уж взялся, нужно непременно добивать, иначе он расправится с тобой. В это мгновение молодой Избранный вспомнил те уроки, тем более что он знал о том, что жители Внешнего Мира значительно выносливее обычных людей и могут очень быстро прийти в себя после таких ударов, которые надолго отправили бы землянина в нокаут, а то и вообще в реанимацию или в морг. Надо попробовать воспользоваться тем, что Император пока что пребывает в состоянии измененного сознания! Мгновенно сконцентрировавшись, Лю сначала снова ударил врага ногой с разворота в челюсть слева, потом одной рукой в переносицу, а другой в правую скулу, после чего, сделав на месте сальто, добавил своему противнику обеими ногами в грудь. Тот свалился без сознания, разметавшиеся волосы почти полностью скрыли лицо.
  
   Лю перевел взгляд на Джиала: тот сиял, как начищенная монета. Шиннок же был бледен как полотно, губы плотно сжаты, руки безвольно опущены. В этот момент перед падшим богом открылась воронка портала, и Джиал, схватив бывшего друга за плечи, толкнул его туда. Портал тут же закрылся, но Лю почему-то зажмурился от яркого света...
  
   ***
  
   ...Когда он открыл глаза, на небе сияло яркое солнце. Буквально за пару секунд день сменил ночь, вокруг был привычный земной пейзаж, и монахи Храма толпой стояли на площади, непонимающе взирая на потрепанных Избранных. Лю с удивлением переводил взгляд то на друзей, то на монахов, то на Аранию и Джиала. Рейден, до этого момента лежавший без чувств, пришел в себя и изумленно взирал на своего удачливого протеже. Джиал протянул богу грома руку и помог подняться.
  
   - После изгнания Шиннока я долго думал о том, кто мог бы занять его место в Храме Вечности, - величественно провозгласил он, глядя на Рейдена. - Я пришел к выводу, что оно должно достаться его сыну! Лучшему из его сыновей, то есть тебе! Предлагаю тебе стать одним из нас - Старшим Богом!
  
   Рейден пару секунд пытался осмыслить то, что сказал ему Джиал, но потом до него дошло. Место в Храме Вечности - это сон или явь?
  
   - Да! - заулыбался до ушей склочный божок. - Да, я согласен!
  
   Рейден встал рядом с Джиалом и Аранией.
  
   - Ну что, теперь я буду присматривать за вами из Храма Вечности! - обратился он к Избранным, радостно улыбаясь.
  
   Соня была до глубины души шокирована произошедшим, но постаралась взять себя в руки и изобразить на лице широкую улыбку.
  
   - Рейден, мы очень за тебя рады! - воскликнула она и тут же повернулась к Джаксу. - Это была самая длинная и кошмарная неделя в моей жизни!
  
   - Она могла стать последней, Соня, - сдержанно улыбнулся майор.
  
   В душе Соня не знала, радоваться ей или плакать, чувствуя себя полностью потерянной, но постаралась не подать вида, что с ней что-то не так.
  
   Саб-Зиро и Ночной Волк тоже радовались победе: бывший ниндзя сдержанно улыбался, а индеец хлопал в ладоши, словно ребенок. Китана, отпустив руки Синдел, бросилась на шею Лю Кангу, и тот впервые за все долгое время их знакомства наконец-то поцеловал ее. Однако они даже и не подозревали о том, что за ними наблюдал кое-кто, кого их счастье отнюдь не радовало. Несмотря на то, что слияние двух миров было остановлено и все вернулось на круги своя, Рейн, который с раннего детства пылал страстью к Китане, каким-то непонятным образом остался в Земном Мире. Стоя за углом Храма, он видел, как Лю целовал его бывшую невесту; эдениец был готов убить обоих, но понимал, что сейчас ничего сделать не сможет. Придется дожидаться удобного момента, но он все равно отомстит проклятому Избранному!
  
   Нежная сцена не вызвала никаких положительных эмоций и у еще одной из присутствующих, а именно у Арании-Хныкалки. В отличие от Джиала, который был счастливо женат на Сирис, одной из Младших Богов и покровительнице домашнего очага, Арания и ее верная подружка Анитра были асексуалками и ханжами, а поэтому, увидев целующихся Лю и Китану, Хныкалка скривилась так, словно ее заставили съесть живую лягушку, но постаралась взять себя в руки и произнесла очередную пафосную речь.
  
   - Синдел, королева Эдении, и Китана, благородная принцесса самого прекрасного из миров! Подойдите ко мне и предстаньте перед моими светлыми очами!
  
   Китана нехотя отпустила Лю Канга. Синдел, отряхнувшись, подошла к Арании и посмотрела на нее с деланным почтением, в воображении рисуя себе сладостные картины того, как прямым ударом кулака вышибает Хныкалке передние зубы... потом ломает челюсть в нескольких местах... потом с садистским наслаждением лупит ее ногами в живот... вот бы грязная сволочь огребла за все хорошее... ладно, для этого еще будет время и возможность, а сейчас посмотрим, что ты тут нам провякаешь!
  
   - Я внимаю твоим мудрым словам, о великая Арания Возносительница, - с поклоном произнесла Синдел, вспоминая особо пафосные и дурацкие словесные выверты из придворного лексикона знатных эденийских лизоблюдов и в душе думая о том, что Хныкалка неисправимая идиотка.
  
   - Высокородная королева, тебе надлежит примириться со своей дочерью Китаной, поскольку ныне ты свободна от злой власти Шао Кана.
  
   - Помимо этого, я принял еще одно важное решение, - перебил Аранию Джиал, обращаясь к Китане. - Отныне Эдения свободна от куэтанского владычества и снова принадлежит вам! Пусть свершится по воле моей!
  
   Китана с ликующим криком обняла мать. Синдел подумала, что при таком раскладе попробует все-таки найти общий язык с дочерью и снова жить одной семьей. Может, что-то из этого и получится...
  
   Тут до Китаны дошло, чем ей это грозит. Вся краска разом сошла с ее щек, она пошатнулась и схватилась за плечо матери.
  
   - Значит... значит, мне придется оставить Земной Мир... а Лю...
  
   - Лю Канг - чемпион Земного Мира, - холодно проронил Джиал, - он должен остаться на Земле и защищать свою родную вселенную.
  
   Лю тоже побледнел, но постарался сохранить лицо. Долг важнее личной жизни.
  
   - Китана, - попытался улыбнуться он, - все замечательно, я так рад за тебя, за твою маму и за всех эденийцев. Давай я попрошу ребят смастерить для тебя мобильный телефон, который позволяет связываться с параллельными мирами, и будем с тобой друг другу звонить!
  
   - Нет, Лю, - печально произнесла Китана. - К сожалению, техника - это для вашего мира, а не для нашего... Я же даже зарядить его не смогу.
  
   - Может, вам электростанцию построить? - неуместно ляпнул Джакс. - Я бы мог помочь. А еще можно Интернет провести...
  
   - Благодарим тебя за твою доброту, отважный воин Земли, - процедил сквозь зубы Джиал с таким видом, словно собирался оторвать слишком умному и продвинутому майору голову, - но Эдения - мир гармонии, а не высоких технологий.
  
   Джакс прекрасно понял намек и, почтительно поклонившись, отошел в сторону, благоразумно рассудив, что с такими товарищами, как Джиал, лучше лишний раз не спорить и на рожон не лезть.
  
   Китана и Синдел тоже поклонились Джиалу, Рейдену и Арании.
  
   - О великие Старшие Боги, мы почтительнейше благодарим вас за столь щедрые милости, - сказала принцесса. - Теперь же, я думаю, пришло время нам вернуться в наш родной мир - прекрасную Эдению, ныне свободную от власти тирана.
  
   Столь же церемонно она распрощалась и с Избранными. Джакс, слушая все эти речи, с трудом сдерживался, чтобы не заржать в полный голос - уж очень эти сентенции напоминали ему своим высокопарным "штилем" земные эпохи барокко и классицизма. Послушаешь такое, и в театр ходить не надо.
  
   Лю Кангу, несмотря на его подтвержденный чемпионский титул, было совсем не весело. Удастся ли ему еще хоть раз в жизни увидеть Китану?
  
   Принцесса бросила на него последний прощальный взгляд и вошла вместе с матерью в открытый Джиалом портал. У Лю на глаза навернулись слезы, но тут бывший друг Шиннока снова обратился к Избранным с речью.
  
   - Воины Земли, поток энергии, возникший после того, как слияние миров было остановлено, позволил нам вернуть к жизни Джонни Кейджа. Мы решили, что это не противоречит правилам священного турнира, поскольку он не был убит в поединке, а погиб случайно. Пусть же он живет дальше и выполняет свою миссию в качестве одного из защитников Земного Мира!
  
   Соня, Лю и Джакс не поверили своим глазам, когда увидели идущего к ним по дороге из-за ограды Храма живого и здорового Джонни Кейджа. Забыв на мгновение о своем горе, Лю бросился к старому другу; Соня и Джакс, схватив актера за руки, подвели его к Саб-Зиро и Ночному Волку и познакомили с новыми членами команды Избранных. Рейден, Джиал и Арания радостно улыбались, глядя на победителей; махнув им рукой на прощание, трое Старших Богов растаяли в воздухе.
  
   - Ну что, ребята, неприятности закончились? - весело произнес Джакс. - Отправляемся по домам?
  
   ***
  
   - Как я и предрекал, план Шиннока целиком и полностью провалился, - со вздохом произнес Шэнг Цунг, глядя на Эсмене. - Я ощутил, что слияние было остановлено практически перед самым завершением. Я же говорил, что Джиал этого так не оставит.
  
   - Согласен, мало того, еще неизвестно, насколько серьезные последствия все это за собой повлечет, - ответил премьер-министр. - Хорошо еще, если легко отделаемся. Думаю, настало время прояснять обстановку и идти выручать наших.
  
   - Замечательно. Отправляемся искать Императора.
  
   Конец
   2010 г.
  
   Продолжение следует...
  
   Мои особые благодарности:
  
   Китане, Саб-Зиро, Хсу Хао и Кате Никитиной - за хорошие идеи и ценные советы;
  
   Натали (Thunder Goddess) и Китане - за предоставленных в мое распоряжение персонажей;
  
   Тадже, Диане, Dreiko, Галактике, Милине, Еве, Юки, Саше, Олегу и Vert'у - за моральную поддержку и теплые слова;
  
   d88 - за вылов опечаток и неточностей в тексте;
  
   Дженису и Андрею - за полезные материалы по Смертельной Битве;
  
   Отдельно - моей сестре Наде, всем моим родным, друзьям и читателям.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Eo-one "Зимы"(Постапокалипсис) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"