Laaren: другие произведения.

Я - ошибка. Рассвет Узумаки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Узушио. Таинственный остров из легенд. Дом уничтоженного клана. Станет ли он шансом для последнего из своих детей или памяти о клане фуин-мастеров суждено раствориться в безвестности?

    Вторая часть фанфика.


  Глава 1.
  
  Со вздохом облегчения отложил нож, распрямляя согнутую спину. Фух, сегодняшняя норма выполнена... Покосился на штабель бочек с выпотрошенной и пересыпанной солью рыбой и в очередной раз проклял себя за идиотизм и глупую гордость, не позволившую мне даже задуматься о том, а на что же я буду жить после столь решительного разрыва отношений с родной деревней... Да уж, коммунизм заразен, а военный коммунизм - заразен вдвойне. Ну вот теперь, дорогой мой друг, почувствуй на своей шее бытие обычного гражданского...
  Две недели назад, когда я выходил из дверей пустого склада в порту, дальнейшие планы виделись очень простыми - договориться с каким-нибудь рыбаком, чтобы он отвез меня на остров, а там - посмотрим. Ага, как же! По некоторым обстоятельствам я решил не сверкать своим протектором и красной шевелюрой и пошел воплощать свои планы в Хенге. Я так и не наше никого, кто согласился бы отвезти меня в Узушио. Рыбаки качали головой, улыбаясь, а за спиной тихо обзывали меня сумасшедшим. Новый план, который созрел у меня, предусматривал покупку лодки и самостоятельное путешествие на остров, и вот тут-то меня и ожидало жестокое разочарование... Слава Ками, хоть облик для техники додумался другой использовать, а то о том, что я шиноби, после таких расспросов не догадался бы только слепой и глухой... Той мелочи, что была у меня в карманах и запечатывающих свитках, хватало разве что на еду, но никак не на выкуп единственного инструмента добычи пропитания человека, живущего на побережье... Как раз тогда в голову забралась крамольная мысль,, что шиноби живут при коммунизме, а весь остальной мир - подчиняется феодалам в самом худшем смысле этого слова, со всеми полагающимися поборами и бесправием. В Хи Но Куни аристократия еще не очень лютует, Коноха - многолюдная и сильная деревня и у нее есть свои интересы, а вот где-нибудь на окраинах...
  Когда в безуспешных попытках найти хоть какую-то лохань на продажу прошел целый день, на миг мелькнуло желание плюнуть на все и бежать по волнам, расстояние-то смехотворное, но было оставлено до полного провала всех попыток применить менее радикальные способы - ориентироваться на море меня никто не учил, так что вполне возможно, что я буду нарезать гигантский круг около острова, пока не кончится чакра... Море это вам не родной лес, под ближайшим деревом отдохнуть не свалишься - ослабил концентрацию и - бульк! Утонуть, мне, конечно, не грозит, но потеря времени... и позорище...
  Так что, немного помыкавшись со своими оторванными, как выяснилось, от реальной жизни мыслями, устроился на разделку и засолку ежедневного улова. Оказалось, что кроме как убивать, я больше ничего не умею... Платят, конечно, сущие гроши, но я не теряю надежды, что все же смогу найти то, что мне нужно, не светя своими способностями.
  Ну вот, смена отработана, результаты дневного лова засолены. Впереди еще утренняя смена, когда рыбаки, выходившие в ночь, привезут свой улов. Но до этого еще много времени и я могу немного отдохнуть. Украдкой оглянулся, нет ли кого вокруг и... Хирайшин!
  Этот маячок на побережье в двух часах бега (моего бега) от порта я поставил практически в первый день своего одиночного плаванья. Уж очень мне понравилась эта уединенная бухточка. Тихо, безлюдно... И портовые отходы сюда не добираются. Ну а что, не ногами же бежать, в самом деле. А тут и правда красиво...
  'Но все же, - думал, любуясь на море в лучах закатного солнца, - как это на самом деле странно - оказаться там, где все твои способности абсолютно никому не нужны.' Будто параллельные миры... две недели назад я был сильным и уважаемым человеком, к которому, не обращая внимания на возраст, прислушивалась глава не самого маленького военного поселения и которого опасался руководитель могущественной тайной организации... Который одним движением и тремя словами (от которых надо поскорее избавиться, кстати) мог поджарить пятер... ладно-ладно, внутренний голос, не бухти... четверых врагов. А сейчас, уйдя из деревни, я стал тринадцатилетним пацаном, не умеющим ничего из того, что положено его сверстникам... Мои умения - бесполезны и даже вредны, мои знания - на уровне необязательного факультатива, только и могу, что работать грузчиком в порту под Хенге взрослого мужика, которое очень тяжело держать, потому что изменений много, и рыбу разделывать. Да и то... Уж как меня начальник нашего склада за криворукость первые два дня полоскал - Таюя немедленно попросилась бы к этому мастеру в ученики... Ну, слава Ками, рефлексы шиноби помогли приспособиться, потрошить рыбу или людей - разницы особо нет, но узнал много новых слов.
  Кстати, о матершинниках... Что-то долго, кстати, маячок наглой девчонки не активируется. Двух недель вполне достаточно, чтобы добраться к 'Орочимару-саме', он принял ее обратно после всего, что произошло? Да нет, вряд ли... Орочимару воистину холоднокровный змей, вряд ли все пройдет так благостно. Или она просто не успела снять барьер до того, как?.. Не знаю, буду надеяться на лучшее.
  Ну все, купание закончено, постирушки проведены. Рыбой все равно припахивает, но что ж делать. Пора обратно, хоть немного отдохнуть. Даже и не знаю, как гражданские обходятся без чакры при такой жизни, я бы, наверное, помер сразу... Хирайшин!
  Вышел к логовищу рыбака, который за пару десятков рё согласился предоставить мне ночлег. Ну, это я несправедлив, конечно, вполне нормальная постройка, да и комнаты побольше, чем моя в деревне. Но вот хозяин... Странный мужик этот Шин, если честно. Худой, мрачный, неразговорчивый. И еще - мне показалось, что в его доме совсем недавно жило гораздо больше людей. Сначала, когда я по совету коллег на складе, обратился к нему, он попытался содрать с меня какие-то совершенно неправдоподобные деньги, но потом вдруг осекся на полуслове, махнул рукой и согласился на мою цену, что было совершенно неплохо. Повезло мне с ним.
  Против всех моих ожиданий, Шин, который должен был быть в море, неподвижно сидел за столом посреди комнаты, уставясь на столешницу. При моем появлении он поднял на меня какой-то отчаянный взгляд.
  
   - Здравствуйте, шиноби-сан. Уже вернулись? - А может и не повезло...
   - Как ты узнал? - Голос спокоен. Чего уж теперь нервничать-то.
  
  Шин бледно улыбнулся:
  
   - Сложно было не догадаться. Кто еще в такие годы возьмет сразу две смены из трех на разделке? И не только... Все наши давно догадались.
   - А почему молчали? - Мда. До высот шпионского мастерства мне ох как далеко...
   - В дела шиноби лезть - долго не жить. Это мне вот пришлось...
  
  Мда. Параллельные прямые все-таки пересекаются... Я с недоумением смотрел на него. Вот тебе и несчастные гражданские. Воистину, ум от чакры не зависит. И мне первого, в отличие от второй, явно не хватает... ну вот с чего я решил, что моя маскировка идеальна? Проще уж было прийти, помахать протектором, отговориться заданием скрытой деревни и направить перевозчиков за оплатой в канцелярию Хокаге, я же на миссии вроде как. Об этом уже все забыли бы... а сейчас получилось, что я сам громко заорал : 'Я шиноби, мне надо куда-то плыть и я это скрываю!'. Тут и идиот разберется, что к чему. Тьфу ты, биджево дерьмо...
  Пока я предавался уничижительным мыслям, Шин продолжал смотреть на меня с каким-то ожиданием во взгляде. Видит Ками, следующий вопрос задавать не стоило, но он просто рвался мне на язык...
  
   - Почему тебе 'пришлось'?
  
  Мужчина на миг опустил глаза и вывалил все, что копилось у него на душе.
  
  Жизнь рыбака трудна и опасна. Отчего-то ни самые современные технические достижения, ни последние достижения в области магии, ни совершенные энергетические чакраконструкты совершенно не влияют на необходимость выходить в море за несколько часов до восхода солнца и возвращаться с закатом. И ни один шиноби при всех своих талантах почему-то не заморачивается предсказанием погоды, а штормы в тропическом климате, которые с одинаковой легкостью ломают тысячетонный стальной линкор с Земли и местную парусную шаланду, могут разражаться буквально за несколько минут.
  Но Шин с с коллегами особо не обращали внимания на такие вещи, привычно и знакомо отрабатывая свой кусок хлеба, как и столетия до них этим занимались их предки. Работа, дом... Шин был таким же как и остальные. Разве что за рассудительность, здравомыслие и редкое даже среди рыбаков знание особенностей моря и рыбьих повадок, доставшееся ему от отца и деда, он как-то сам по себе стал старостой большого рыбацкого поселения. Уважение односельчан, начавшиеся отношения и последовавшая женитьба на самой красивой девушке в соседней деревне, рождение двух детей, мальчика и девочки... Казалось, ничего в его судьбе не будет отличаться от жизненного пути его предков, жизнь налажена и дальше все произойдет так, как и было заведено за поколения до них, только лучше и лучше...
  Но, как я уже успел убедиться, тот, кому многое дано, вынужден постоянно защищать то, что имеет. Несколько лет назад на побережье начали твориться странные дела. Вольницу бандитов и контрабандистов, развернувшуюся вовсю после падения Узушио и периодически, но все же недостаточно для полного искоренения прореживаемую рейдами патрулей из Конохагакуре, вдруг кто-то стал постепенно прибирать к рукам. До этого момента все стычки с участием жителей рыбацких поселений, маргинальных элементов и сил поддержания правопорядка в основном укладывались в формулу 'ты меня ловишь, я убегаю' со всех трех сторон (бывало и так, что ерики со всех ног улепетывали за подкреплением от сборной команды портовых отморозков). Если когда-то и проливалась кровь, то это было событием исключительным, и как раз служило поводом для приглашения шиноби Конохи для возвращения ситуации в устраивающий ерики, как оправдывающих свою зарплату и бандитов, получающих непыльный доход и долю романтики, баланс. Мнение рыбаков, как находящихся внизу феодальной пищевой цепи, не особо кого-то интересовало...
  Но теперь... Сначала по побережью прокатился слух о начавшейся войне преступных группировок, сократившей их число почти на треть. Потом оставшиеся резко снизили свою активность, будто чего-то опасаясь, а вслед за этим в трех крупных рыбацких поселках загорелись дома их старост. На следующий день на главной улице каждого поселения было обнаружено послание, в котором было указано, что, если жители не хотят повторения произошедшего уже со своими домами, они обязаны отдавать половину своего ежемесячного дохода в пользу новоявленной 'Армии освобождения' за защиту своей свободы. Первопроходцы метода 'насаждения демократии', как и их предшественники из иных мест и времен, начали сразу с самых действенных аргументов... То же самое произойдет, если рыбаки попытаются просить защиты у городских властей или, тем паче у Гакуре Но Сато. Ерики освободителям - не соперники, а самый лучший шиноби будет добираться сюда три дня, за которые может много чего случиться....
  Половина дохода для рыбаков, обязанных платить еще и феодальный налог, который, хоть и давал дышать и с какой-никакой, но уверенностью смотреть в будущее (а попробуйте скрутить до состояния креветки людей, у которых личный транспорт - источник дохода, а паспортов и прописок тут еще не изобрели...), была бременем почти на грани, но, посовещавшись, люди решили не доводить до крайних мер и согласиться с требованиями. В конце концов, как-то выкрутиться все равно было возможно... Шин не участвовал в принятии этого тяжелого решения, он хоронил свою жену, погибшую в их горящем доме. По счастливой случайности, дети не пострадали, убежав встречать отца на причал...
  После произошедшего мужчина поселился в доме своего друга. Он больше не выходил в море, мрачно глядел в стену, односложно отвечая на вопросы, и, казалось, чего-то ждал. Когда истек очередной месяц и в поселок за обещанным 'налогом на свободу' пришел 'армеец', все поняли, чего именно...
  Шин рассказывал, а у меня перед глазами будто вживую встала эта картина. Как посреди деревенской площади стоит перекачанный урод с огромным мечом за спиной (ну как же без этого, классика жанра ведь...), насмехаясь над всеми присутствующими, уверенный в том, что никто не сможет бросить ему вызов... И как из толпы, жмущейся по краям свободного пространства, выскакивает Шин и с нечленораздельным воплем бросается на эту наглую сволочь. Бандит ехидно ухмыляется и слегка отводит руку для удара, уверенный, что с каким-то быдлом, копающимся в рыбьих потрохах, он легко справится. И как медленно гаснет ухмылка, вытесненная последней в жизни болью, когда шкерочным ножом, выхваченным из-за спины (а орудие то еще, выглядит солидно. Тен-тен бы оценила...), рыбак неаккуратно вскрывает брюхо своему обидчику.... Бандит барахтается в пыли, безуспешно пытаясь запихнуть выпавшие кишки обратно, а Шин неподвижно стоит над телом, сжимая в руке окровавленный нож и не зная, что же ему делать дальше...
  После свершившейся мести, не принесшей никакого успокоения страдающей душе моего визави, он ушел из поселка к родителям своей бывшей жены, не отказавшихся приютить зятя и внуков. Казалось, за этим поступком не последует более ничего. Труп бандита закопали на поселковом кладбище, дань отдали на следующий день после ухода Шина другому бойцу, ни словом не упомянувшему об этом происшествии. Наш герой постепенно стал оттаивать, вновь выйдя в море и забываясь в возне со своими детьми. Среди рыбаков постепенно начали возникать шепотки, что, несмотря на кровавые методы, бандитов вполне можно отловить поодиночке, а то и незаметно отправить гонца в Конохагакуре. Но... За два месяца до моего появления Шин, вернувшись с лова, застал дома лишь связанных стариков и ни следа своих детей... Главарь, по-видимому, обладал по-настоящему черным юмором. В послании, прибитом к стене комнаты кунаем, сообщалось, что своих подчиненных этот тип ценит чрезвычайно высоко, но в то же время приветствует решительность. Поэтому он предлагает Шину в течение двух месяцев выплатить 'армии' сто тысяч ре, в противном случае он получит своих детей по частям в разное время. Само собой, такая сумма оказалась совершенно невозможной для простого рыбака. Чем-то помогли друзья и соседи, искренне сочувствующие горю мужчины, но боящиеся за свои семьи, что-то получилось раздобыть или заработать, но до итоговой суммы было невообразимо далеко. А завтра - истекал последний срок назначенного главарем ультиматума...
  
  Я смотрел на выговорившегося и вновь уставившегося в стену мужчину и думал о двух вещах. Во-первых, оказывается, что жизнь кипит не только в скрытых деревнях, остальной мир тоже в меру своих сил соответствует высокому званию 'Мир Шиноби'. А во-вторых... И вот эта мысль мне очень не нравилась....
  
   - Ну и зачем ты мне все это рассказал? - Тяжело вздохнул я, усаживаясь на табуретку напротив него.
  
  На этот раз во взгляде Шина отчетливо читалась надежда и... 'Ну вот... приехали'
  
   - Шиноби-сан... - Вскочил и внезапно бухнулся на колени, упершись лбом в пол. - Мне некуда больше идти! Я не мог идти в Коноху, потому что иначе убили бы всех моих... Прошу, помогите! Передайте хотя бы весть в Гакуре! Я заплачу за все! Они - все, что у меня осталось!..
   - Встань, Шин. Ты все же, как вы все верно угадали, старше меня... - Медленно выпрямился. Я задумчиво смотрел на него. Хм. А не подстава ли это? Что-то больно вовремя все произошло... - С чего ты вообще решил, что я буду этим заниматься? У меня свое задание, и других не предусмотрено.
   - Господин! Когда я понял, что вы - шиноби, я сперва хотел просто обмануть вас с ценой на жилье, чтобы заработать больше денег... Простите... - Ух ты, честный! Не каждый день такое услышишь. - Но вы жили у меня, каждый день ходили на разделку рыбы, выслушивали упреки Инари-куна на складе, - Несмотря на свое состояние, он не сдержал слабой улыбки. Хренасе! Этот поток 'непереводимых слов и выражений' упреками может назвать только мой неизвестно где бродящий соклановец со своеобразной манерой речи. Но на моем лице эти мысли никак не отразились. Взрослеешь, Айдо, взрослеешь. А недавно кинулся бы спорить и доказывать. Жаль, было бы весело... И мужика бы от грустных мыслей отвлек. Между тем рыбак продолжал:
  
   - Я понял, что, в чем бы ни заключалось ваше задание, оно не требует убийства всех, кто с вами рядом. Поэтому я разговариваю с вам здесь. Сейчас в поселке нет лишних ушей. Прошу - помогите мне! Я сделаю все, что вы скажете! Я... отвезу вас на Узушио! Хоть нас там ждет почти верная смерть, я сделаю все, что вы скажете... - Снова упал на колени.
  
  Брови сами собой поднялись в удивленной гримасе. И до этого дошел!.. Ну Шин, ну голова!.. Или это я себя по-идиотски веду? Да вроде не особо. Я, конечно, не Джеймс Бонд, или, если речь о маскировке, не клан Кедоин, но и не лопух какой.
  
   - Шин, кто еще догадался про Узушио?
   - Только я, господин. И я никому не говорил, клянусь!
  
  Хм. А ведь в этом что-то есть. В конце концов, этот мужчина поможет снять с моих плеч одну существенную заботу - еда. Пропасть я не пропаду, но, если можно просто дать кому-то задание закупиться продуктами, а не самому шнырять по рынку, рискуя встретить сенсора Корня (не в тайге, чать, живем) - это упрощает дело. Охотой и собирательством заниматься откровенно неохота, я думаю, у меня будет много других, более полезных дел. Я еще раз внимательно посмотрел на рыбака и вновь вздохнул, окончательно принимая решение. Надо в ближайшее время в зеркало посмотреть, не прорезался ли нимб. А то демаскирует...
  
   - Я же просил тебя, встань. Разговаривать неудобно. Ну вот, так лучше. Садись на стул. - И, дождавшись, когда мужчина опустится за стол напротив меня, продолжил. - Рассказывай.
   - Что? - недоуменно посмотрел.
   - Все, что знаешь. Что? Где? Когда? - Смотря в округлившиеся от удивления глаза, мысленно чертыхнулся. Эх, какая хорошая шутка пропала... - Ты знаешь, где держат заложников?
  
  Рыбак быстро рассказывал все, что успел узнать об этой банде отморозков, а я мысленно прикидывал контуры плана и думал о том, что это - моя первая операция без скрытой деревни за спиной. Когда некому прикрыть, помочь, а то и спасти в случае чего. Вроде бы все и просто, бандиты это не вражеские шиноби, но как бы не облажаться. Надеюсь, все будет хорошо. Очень на это надеюсь...
  
  Глава 2
  
  Я стоял на носу лодки и вдыхал свежий морской ветер. В этот раз он действительно пах солью и йодом. 'Абураме на тебя нет', - съехидничал внутренний голос. Я только улыбнулся. Вряд ли жуковод любит море, его хитиновые питомцы воду не очень жалуют. Утреннее солнце светило прямо в глаза, но на удивление, не ослепляло. Мне прекрасно была видна бескрайняя гладь моря, раскинувшаяся за пределами бухты.
  
   - Господин, осторожнее! Держитесь за что-нибудь, мы выходим из бухты! - Из-за спины послышался оклик Шина. Ну это он не подумав ляпнул, у меня все же чакра есть.
  
  Рыбак честно выполнил все обещанное и сейчас, взяв своего сына Акиру в помощники, выводит свою лодку из бухты. На мое удивление, стоит ли брать восьмилетнего ребенка в такое опасное, по словам самого рыбака, путешествие, он только хитро ухмыльнулся. А мне стало очень стыдно за смороженную глупость, когда я увидел, как этот мелкий пацан готовит лодку к походу... Мда, в его возрасте я даже в Академии таких способностей к своему делу не проявлял. Мальчишка обращался с такелажем просто виртуозно. Да и еще... Показалось, или он двигался несколько резвее и таскал вещи немного тяжелее, чем мог поднять в своем возрасте?..
  А все же очень интересно, что такого опасного они усмотрели в Узушио? Если человек, бросившийся на вооруженного бандита только лишь с ножом - боится и не стесняется говорить о своем страхе. Хотя что там было, тех бандитов... По губам вновь в который раз скользнула усмешка, более приличествующая ростовщику, а не порядочному убийце. Да, Хаттори-сан оказал на меня значительно большее влияние, чем мне казалось. Но, мне кажется, сейчас это будет как раз к месту. Жаль только, что я никому не смогу сказать 'Киса, я чту уголовный кодекс', ну да какие мои годы. Народ тут непуганый совершенно, даже о банковских услугах не подозревают, шпаньё, что с них взять. Так что открываются интересные возможности...
  Вспомнилась подготовка к операции. Решив попробовать себя в роли тактика (ну а что, чем я хуже Шикамару? Да и Темари нравятся умные парни... Тьфу, Айдо, прекрати, тебя Хина ждет, она самая красивая, добрая и замечательная на свете! Ну Джирайя, чтоб тебе икалось до самой смерти, такого скромного мальчишку испортил!), отправил радостного Шина на рынок за ужином, раз уж он сам вызвался, и сел соображать. Но план сражения все никак не вырисовывался, а мысли против воли все время съезжали к пустому кошельку и начавшему мягко намекать на поесть желудку. И перспектив пополнить бюджет нет никаких, миссий-то мне никто не выдаст... Осталось только усесться на площади и начать завывать что-то в духе 'Подайте бывшему члену Совета скрытой деревни!' Так, прекратить панику! Шиноби я или нищенка, в конце концов! И почему это я решил, что миссий мне никто не выдаст? Есть же способы. Отлично. Хирайшин!
  Спустя пятнадцать минут я прыгнул обратно за стол из закутка около городской администрации, крепко сжав пухленькую книжицу с легко различимыми кандзи 'Техаишо'. Местная гражданская версия Книги Бинго, конечно, отличалась в худшую сторону от версии Гакуре, не говоря уж о всемирной, которую мне на территории Страны Огня легальными путями не достать никогда, потому что Коноха не одобрям-с... Особенно расстраивали цены. Понятно, что за бандита, отличающегося только большим.. эээ... мечом и маленьким... хи-хи... мозгом, нет никакого резона платить столько же, сколько за Орочимару, к примеру, но все же цены могли бы быть и повыше... Да я на D-миссиях в Конохе больше получал! А то что это такое - рядом с фотографиями бандюганов цифры за три тысячи рё в принципе не переваливают. Да блин, хоть за зверское выражение лица тысчонку бы накинули. Ух ты, а чуть дальше - цены повыше. Это кто тут у нас? О, в гражданской книге нукенины присутствуют, надо же... Хоть и не выше генина, судя по описаниям... Это, наверное, те, кто от бесперспективности своих шинобских талантов решили устроиться в жизни получше, чем в самом низу иерархии своей деревни и подались в командиры разбойников. Таких как они даже особо и не ищут, и, если хватает ума, беглецы вполне, успешно проживают все отпущенное им время, наслаждаясь преимуществами перед обычными людьми, которые дает чакра. Но некоторым ума не хватает... А вот интересно, я, будучи занесен в такую вот книжонку, сколько бы стоил? Хватило бы для того, чтобы самому пойти сдаваться за такие бабки или моя алчность все-таки имеет пределы?...
  Вернувшийся с продуктами Шин застал меня задумчиво рассматривающим открытую книгу. Я поднял на него отсутствующий взгляд.
  
   - Шин, напомни мне, пожалуйста, сколько там в этой банде человек?
   - Тридцать-сорок. У них большая организация...
   - Ты пошел неправильным путем. Вот если бы ты всех убил и сдал администрации, то при средней цене за голову в три тысячи тебе бы вполне хватило заплатить им выкуп и еще осталось бы на новую лодку...
   - З-зачем платить мертвецам, господин?
  
  Только этот вопрос и округлившиеся глаза рыбака заставили меня вынырнуть из хаоса мыслей о сверхприбылях, куда мой слабый разум погрузили практически одинаковые фотографии в книге. Мда. Вот были бы они собраны в одном месте - любой шиноби мимо не прошел, а так, все равно, что стричь свинью - визгу много, а шерсти чуть. Это ж их еще найди, ноги побей, время потрать... Только мне приходится вот, от сердца моего доброго... И трофеи тут совсем ни при чем, правда-правда.
  
   - Ты прав, платить мертвецам действительно незачем. Главное, чтобы они действительно стали мертвецами. Не обращай внимания, я просто задумался. Рассказывай.
   - Чт-то?..
   - Шин...Не заставляй меня думать о тебе хуже, чем ты есть. Неужели ты пошел на рынок только за едой?
   - А-а-а. Проверяете, господин? И правильно, мы, рыбаки, народ хитрый. - Улыбнулся, но тут же посерьезнел. - Ходят слухи, что полгода назад в загородном особняке разорившегося торговца поселилась какая-то банда. Дом был заброшен довольно давно, но никто им заниматься не хотел - проще построить новый, уж больно неудобно он расположен. Этот купец был большим любителем тишины, поэтому построил свое жилище довольно далеко от города... Судя по тому, что раньше подобной наглостью не страдали даже самые отмороженные бандиты - это те, кто нам нужен. Ничего не боятся.
   - Отлично. Действительно, скорее всего это они. Разведку проведу сегодня под утро, когда все уснут. А сейчас... Шин...
   - Да, шиноби-сан?
   - Ты уже полчаса как пришел. Ужин где?!
   - Господин, вы очень похожи на моего сына, - рыбак улыбнулся. - Он тоже всегда бросался шарить по чашкам. Мне кажется, вы подружитесь.
  
  От воспоминаний меня отвлек Акира, стоявший сейчас на корме.
  
   - Айдо-сан, идите сюда! Посмотрите!
  
  'Что такого интересного сумел углядеть мальчишка, и из-за чего мне приходиться тащиться в такую даль?' Я хмыкнул, лодка была едва девять метров в длину, но свободного места из-за такелажа и рыбацкой снасти было действительно мало.
  
   - Ну так что ты хотел мне показать? - Ну вот и корма. И как они на этом работают, тесно же...
  Смотрите!
  
  Пацан вытянул руку в сторону берега, на котором... Казалось, там собрались все люди из трех окрестных деревень,а у самой кромки прибоя стояла девчонка восьми с половиной лет, махала нам вслед и что-то кричала. Я напряг зрение и разобрал по губам: 'Возвращайтесь скорее!' Вот оно как...
  
   - Они все пришли пожелать нам счастливого пути! Вы настоящий герой, Айдо-нии-сан!.. Ой, прошу прощения... - Мелкий испуганно зажал себе рот, а у меня в душе что-то дернулось... Конечно, может быть, все эти люди вышли на берег убедиться, что я не передумаю и не вернусь, но почему-то хочется верить, что мои труды были небесполезны. На миг глубоко внутри беспокойно зашевелилась крепко спящая еще с Конохи совесть, но так и не проснулась. Нет-нет, деньги - зло...
  
  Я посмотрел на пацана и положил руку ему на плечо.
  
   - Акира-кун, не надо так переживать. Я был бы рад такому брату, как ты. Спасибо тебе.
   - Значит, мне можно называть вас 'Нии-сан'? Ура! - Мелкий буквально раздулся от важности. - А за что спасибо?
  
  Но я уже перевел взгляд на берег. Вот так вот, нежданно-негаданно, у меня таки объявился братец. От судьбы не убежишь... Я коротко улыбнулся. Интересно, как бы себя вели эти люди, увидев все то, что происходило в одном заброшенном особняке вчера рано утром? Тоже стояли бы на берегу, провожая? Или попрятались бы по домам, подперев дверь стулом в наивной надежде, что такое препятствие может хоть кого-то остановить? Впрочем, Акира вот не боится, братишкой называет. Уже забыл? Или все гораздо проще, чем мне кажется?..
  
  Три часа ночи, самое тяжелое время суток... Темнее всего - перед рассветом, а слаще всего спится - перед пробуждением. Поэтому если делать все по-тихому и без спешки, то только сейчас, пока основная часть банды спит, а все еще бодрствующие не представляют особой угрозы. Как я смог установить за вечер наблюдения в восемь глаз (вечная хвала создателю теневых клонов), 'романтики большой дороги' на эту самую дорогу предпочитают не выходить и всей толпой в основном сидят в особняке. Домишко, конечно, не особо просторен и тридцати пяти мужикам было в нем тесновато, но никто особо не жаловался. Бандюганы праздновали...
  А охраны, почитай, что и нет. Четверо дозорных по углам дома и двое, периодически выходящие шататься по двору из постройки, больше смахивающей на деревенский сортир, чем на жилое помещение - это даже меньше, чем ничего. Плюс - звуки разудалой гулянки, доносящиеся с верхнего этажа особняка. Прелестно, прелестно. И это вот они наводят ужас на все побережье?
  Так, пора начинать. Интересно, а как именно начать. С одной стороны, использовать мой арсенал при зачистке этого сброда - все равно, что палить из пушки по воробьям. А с другой - я один, а их много. Как бы не разбежались - лови их потом еще.... Стоп. А почему это я один?
  
   - Как сказал один мудрец - хорошего человека должно быть настолько много, чтобы рядом с ним не смогли бы втиснуться плохие люди. Решения основоположников - в жизнь! Каге Буншин!
  
  'Вот и докатился. Начал уже сам с собой разговаривать, - подумал я, оглядывая строй клонов. - Ну да ладно, собеседник-то интересный. Интересно, их больше сотни или меньше? Подрос резерв, подрос'
  
   - Так, моя победоносная армия, последний инструктаж, на случай, если кто-то не успел поймать мысль. - Хм, не знал, что я умею так гнусно ухмыляться... - Начинаем с подвалов. У нас численное преимущество, так что, надеюсь, справимся. Тела стаскивайте в холл, судя по наблюдениям - там достаточно места. Десяток - наблюдает за окрестностями. Вперед, миньоны, время порабощать!
   - Прекратил бы уже выделываться, тем более не перед кем. Смотри с главным не облажайся, как обычно. - Кто-то из клонов. Интересно, в которого именно вселилась моя тщательно усыпляемая совесть? Ну да и Ками с ней, лишь бы работать не мешала.
  
  Странно так говорить о сотенной толпе, но мы действительно тихо и незаметно просочились в особняк. К этому времени безудержное веселье наверху дома успело стихнуть. Основная масса клонов отправилась на первый и второй этажи, а я с группой поддержки поднялся по главной лестнице на третий. Представив эту картину со стороны, я грустно улыбнулся. Технику, наверное, придумал такой же одиночка, как и я, который никому, кроме себя самого, не мог доверить прикрывать спину...
  Однако, хватит отвлекаться, мы уже пришли. На мгновение задержавшись перед дверью, выбиваю ее и врываюсь внутрь. Ух ты... Безудержная фантазия бандитов превратила весь третий этаж в одну сплошную комнату, благо, конструкция позволяла и дом не угрожал в любую минуту погрести нас под рухнувшей крышей. И в получившемся пространстве был устроен пиршественный зал. Сейчас вокруг длинного стола в разнообразных позах сидело и лежало около десятка мужиков разной степени опьянения. Хм... Это они без девчонок отдыхают? Ну и какое удовольствие в том, чтобы просто налакаться саке и отрубиться? Тьфу, сгинь-пропади, призрак Джирайи!
  Во главе стола на шикарном мягком кресле (и где только взял? Это ж вообще не в местных традициях... Наверное, какой-то богатенький горожанин позаботился о будущей старости.) развалился крупный мужик с резкими чертами лица, немного похожий на сушеную воблу. При виде посетителей в лице меня и... еще пару-тройку раз меня он вскочил и попытался сложить какую-то серию ручных печатей. О, а клиент-то - шиноби!
  
   - Дорогой друг, я думаю, тебе известно, что алкоголь в любых дозах угнетающе действует на функцию контроля чакры. А так как, судя по запаху, ты особо не сдерживался, вряд ли даже печать концентрации работающую сейчас сложишь. Так что расслабься, получай удовольствие и подожди, пока я выясню, что шиноби делает в банде гражданских отморозков. - Произнося эту речь, я неторопливо подошел к недоуменно глядящему на свои руки мужику, аккуратно обходя его тупо пялящихся на меня собутыльников. Клиент выхватил кунай и попытался броситься, но я аккуратно перехватил его руку с железкой, направил ее дальше и двинул ему по затылку, когда инерция проносила его в ближайшую стену. Хм, а законы природы - великая вещь. Может быть, попытаться что-то придумать, с гравитацией, например? Я ведь всегда мечтал научиться летать...
   - Вяжите остальных и вниз. Будем воссоздавать события картины 'Князь на полюдье' на местной почве. А я сейчас. - И не надо косо на меня смотреть. Местные все равно моих шуток не понимают. Все же коситься самому на себя несколько странно...
  
  Уже взялся за кресло (ну не смог устоять, больно оно удобное, а предыдущему хозяину уже точно не пригодится), как вдруг...
  Еще после совета Нама-куна я занялся созданием фильтра для клонов, чтобы воспоминания развеявшейся копии не выбивали меня из колеи - а вдруг это в бою произойдет? Этот фильтр не требовал почти ничего, кроме самой малости - мысленной дисциплины.. Да-да, то самое 'не думай о белой обезьяне', с чего начинается почти любая техника шиноби. Было тяжело, но я справился. Поэтому сейчас при отмене техники немедленно проявляются только те воспоминания, которые копия осознанно хочет мне показать. Остальное обрабатывается в, так сказать, фоновом режиме...
  Вот и сейчас - один из клонов прервал технику. Воспоминание всплыло в сознании... И я оказался в подвале особняка. Недоуменно взглянул на руку, все еще сжимающую спинку кресла и откинул его в ближайшую стену. Кресло разлетелось щепками...
  В подвале так же, как и наверху, не было стен. Просто одно холодное пустое помещение с сырыми каменными стенами, в которые были вбиты крюки. Видимо, бывший хозяин этого дома планировал торговать вином, вот и приспособил подвал под хранилище. Но в данный момент крюки использовались не по прямому назначению... К дальней стене были подвешены цепи, а к цепям прикованы...
  Руки сами собой сжались в кулаки. Около стены стояли, сидели или лежали, смотря как позволяла им цепь, которой они были прикованы кто за руку, кто за ногу, а кто и за шею, пять детей в возрасте от восьми до тринадцати лет. Рядом с ними навзничь лежала девушка лет семнадцати. Одежда на ней состояла из одних только лохмотьев с потеками крови на них. Неужели эти сволочи ее...
  Центром этой композиции в данный момент являлся здоровый мужик, заросший бородой по самые глаза. Он держал за ошейник десятилетнего пацана, приставив к его горлу солидных размеров тесак. Рядом с ним стояли два его подельника, похожие как братья-близнецы, а перед ними неподвижно замерли два моих клона.
  
   - Слыш, вы, одинаковые! Дайте нам уйти, а не то я зарежу эту шелупонь! Вы ж за ними пришли, шиноби гребаные? Так что не балуйте мне тут!
   - Извини, шеф, мы их зевнули, они в темном углу девчонку зажали. А теперь уже все, мы ведь просто клоны. Придумал бы ты чего уже, чтобы не стоять как придуркам. - Копия выглядел одновременно виноватым и наглым. Да уж, я полон нераскрытых талантов...
   - Ладно, займусь в ближайшем будущем. А с тобой, волосатая свинья... Отпусти пацана и я не убью тебя... именно сейчас.
   - Слыш, ты! Я таких шиноби как ты пачками уделывал! Быстро отойди с дороги! - Нож прижался лезвием к шее мальчишки. На порезе выступило пара капель крови.
   - К твоему сожалению, я очень не люблю, когда берут заложников. Поэтому - ответ неправильный. - Сияние двух кандзи 'скорость', взмах рукой и мгновенный взблеск куная между двух расширившихся в испуге глаз...
   - Мда. 'Е равно эм це квадрат' даже тут. - Пробормотал я, рассматривая куски оторванного черепа, размазанные по каменной стене. Подельники 'всадника без головы' ошарашенно смотрели на фонтан крови из огрызка шеи коллеги, пацан свалился на пол, пытаясь отдышаться. - Обычный кунай просто пролетел бы насквозь, а этот... Батя был не дурак... А вы что стояли? - Это клонам. - Я, когда технику выполнял, на теневых железках не экономил! Хоть без такого эффекта, но вас трое было, не могли каждый по ножику метнуть? А потом жалуетесь, что не ценят вас... - Клоны смущенно глядели в пол. - Ладно, забирайте этих двоих и на первый этаж. У меня появился интересный разговор к этим типам.
  
  Клоны оглушили не успевших отреагировать мужиков и поволокли бессознательные тела вверх по лестнице, а я подошел к девушке. Слава Ками, судя по характеру травм, дальше побоев дело не дошло. Вовремя я пришел...
  По-быстрому закончив с девчонкой, которая так и не пришла в себя (ну не за этим я сюда пришел. Опасности нет - и ладно), я повернулся к детям у стены. Пацан, побывавший заложником, уже очнулся.
  
   - В-в-вы кто?
   - Не бойся. Как тебя зовут?
   - Акира....
   - Твой отец попросил забрать тебя и твою сестру отсюда.
  
  Я разговаривал с пацаном, попутно отрывая ушки замков с ошейников детей.
  
   - Господин, а вы шиноби?..
   - А разве не видно? - Буркнул я. Замок на ошейнике последней девчонки никак не поддавался. Она с ужасом переводила взгляд с меня на пацана. Так... Вот, похоже и сестра нашлась. Но его-то почему боится? Бросив взгляд за спину, я увидел худого и грязного десятилетнего пацана, с головы до ног покрытого кровавыми потеками (ну да, с безголового как с кабана хлестало) и с огнем в глазах. Понятно. На таком фоне я и за Дедушку Мороза с мешком подарков прокачу легко....
  
   - Вы пришли их убить? Пожалуйста, возьмите меня с собой! Они... мама... Я хочу отомстить!
   - Тебе недостаточно того, что уже произошло? - Проклятый замок наконец поддался, я выпрямился и взмахом руки указал на остатки сражения. - Хочешь сам отрывать конечности и складывать пирамиды из отрубленных голов? Ну тогда можешь начать с этого, за него неплохо заплатят. Вот только от стены бы отскоблить...
  
  Я замолчал, потому что Акиру судорожно стошнило. Чего и добивался, слава Ками, нечего ему тут делать. Тем более что изначально планировавшаяся небольшая прогулка по бандитскому логову постепенно начала приобретать какие-то мясницкие черты. Ну да и ладно, не я первым это начал, а после того, что я тут увидел, судьба бандитов станет гораздо грустнее и тоскливее...
  Создав очередную партию клонов, отправил их выводить из подвала детей и так и не пришедшую в себя девушку, а сам отправился в холл первого этажа.
  Большое помещение постепенно наполнялось пойманными бандитами. Некоторые были без сознания, таких мои клоны без особого почтения волокли по полу кого за руки, а кого и за ноги (и правильно, ибо не фиг). Некоторые пребывали в сознании и злобно зыркали по сторонам.
  Так, дальше рассусоливать незачем. Немного подумав, поманив двух ближайших копий, тихо поставил им задачу и не спеша двинулся в центр зала. К моменту, как я добрался до места, там уже стояло кресло, близнец разломанного в подвале. Я тяжело вздохнул и сел. Приступим.
  
   - Граждане бандиты! Попрошу вас встать и поприветствовать шинобский суд - самый гуманный суд в мире! - Клоны тычками и пинками подняли бандюганов, строя их в грубое подобие шеренги. - Всем слышно? Прекрасно. Итак. Вначале вежливые люди представляются, но мне кажется, что вам не особо нужно мое имя, поэтому сразу к делу. Когда я шел сюда, я сомневался, что же мне со всеми вами делать. Но после того, что я увидел в подвале...
  
  На этом месте меня прервали. На правом фланге неровной шеренги внезапно раздались сдавленные возгласы, звуки ударов и хлопки развеивающихся клонов. Хм, эта подвальная компания - решительные товарищи, не сдаются до последнего. Видимо, просекли, что клоны сами по себе не смогли остановить их в подвале и попытались вырваться. Не спеша, так, чтобы все собравшие обратили на меня внимание, поднял правую руку и улыбнулся. Помнится, когда я еще в Конохе скорчил такую рожу перед зеркалом, из глубин памяти всплыло название 'улыбка а-ля Гин'. Даже не представляю, что это означает, но смотрится эффектно.
  
   - Кто не спрятался - я не виноват. Фуин: Суирёку! - и резко взмахнул рукой. Быстро стихший вопль боли пяти-шести бывших людей, а ныне разделанных туш заглушил хлопки полутора десятков развеявшихся клонов, оказавшихся на пути водяной струи. Легкомысленно отмахнувшись от укоризненного взгляда копии, стоявшей рядом со мной, обратился к строю. Бандиты, кажется, даже не дышали.
   - Ну что, казачки, вот оно как - против природного-то царя бунтовать! - Тьфу, а это еще с чего? Добро бы поняли, о чем это я, а так... Наверное, это моя психика от всего происходящего защищается... Вновь вздохнул, сжал неуместное веселье в кулаке и поднял глаза на клона.
   - Давайте сюда главаря.
  
  Ребята споро подтащили сушеную рыбину почти вплотную ко мне.
  
   - Ну что, рассказывай дружок. Где золото партии?.. Тьфу... Где награбленное?
   - А что мне за это будет? Отпустишь? - Хм. А мои эскапады тебя не очень-то напугали, как я посмотрю, торгуешься...
   - Нет, ну зачем же сразу 'отпустишь'? Могу предложить тебе быструю и легкую смерть.
   - На таких условиях иди-ка ты к биджу, ублюдок. Это бесплатно, - и плюнул мне под ноги.
   - Эх, дружок... Знаешь, а я ведь пришел сюда за прибылью... Тратил время, нервы, опять же, не спать ночью очень вредно для здоровья в моем возрасте... Так что так или иначе, но прибыль я получу... Не денежную, так познавательную.
  
  С этими словами активирую Меч-из-Чакры и легонько, так чтобы выступила кровь, провожу лезвием по щеке дернувшегося мужика.
  
  - Скажи, тебе известен такой выдающийся человек, как Орочимару? По глазам вижу, что известен. Да не дергайся ты так, кандзи некрасивый получится. Так вот, Орочимару-сан все время зовет меня в ученики. А я вот сомневаюсь. Слабоват, чему он может меня научить? Ну пытки, ну убийства... Но все это как-то без огонька... Как по мне, он слишком увлекся индивидуальным террором... А я предпочитаю массовый!.. Ну вот, посмотри, какой замечательный 'таме' /добро/ получился, чувствуешь? Пожалуй, сниму-ка я кожу с твоей головы и вставлю ее в рамочку... Ну не дрожи, не дрожи, это тебя не убьет, ведь нам с тобой предстоит много времени провести вместе, у меня столько интересных мыслей, а с подопытными тяжко в последнее время - сопротивляются вплоть до смертельного исхода...
  
  На протяжении всего монолога глаза мужика все больше и больше расширялись. От бандитов не долетало даже звука дыхания. Единственное, что было слышно в большом помещении - звук моего бодрого и даже немного радостного голоса. Но, едва я сделал паузу, 'воблу' прорвало.
  
   - Стой!.. Подожди!.. Не надо!.. Я все расскажу. Только не надо... этого! Награбленное мы продавали купцу Масайоши. Деньги и векселя на третьем этаже в нише за деревянной панелью...
  
  Я слушал излияния главаря молча, не убирая улыбку с лица и несильно покачивая лезвием чакромеча у него перед лицом, словно выбирая, где бы еще что-нибудь нарисовать. Эти манипуляции значительно ускорили рассказ.
  Наконец, исповедь работника ножа и топора окончилась. Я повернулся к клону.
  
   - Все понял?
  
  Он молча кивнул и, взяв себе в помощь еще десяток, отправился ломать стены и мебель по всему особняку. Вот же грабитель-параноик, сколько нычек заделал... Своих боялся больше, чем врагов. Зачем банду создавал тогда, раскулачивал бы народ сам...
  
   - Ты обещал... - Тихий голос главаря заставил меня повернуться к нему.
   - Ох, прошу прощения, чуть не забыл. Да, конечно! - Взмах руки с лезвием и голова мужчины катится к стене.
  
  Я посмотрел на оставшихся.
  
   - Теперь с вами. Несколько минут назад я хотел вас всех убить... - строй заволновался, некоторые упали на колени, - но сейчас мне пришла мысль получше. Устроим аукцион! Лот один - ваша жизнь!
   - Шеф, а ты не перегибаешь? Вот так - обязательно?
   - Жаль, что ты не получил воспоминания того, кто был в подвале, и сам там не был. Был бы - не говорил глупостей. Да и вообще - я это ты, так что вопрос по меньшей мере странен.
   - Как скажешь. Главное - не пожалей потом...
  
  Отвернувшись от копии, я достал из свитка местный вариант Книги розыска и водрузил ее на стол.
  
   - Итак, аукцион начинается! Наш первый участник... ну вот вы! - Указал на ближайшего. - Прошу вас, подходите поближе! А вы там, расступитесь, дайте место! Вот так, гораздо лучше. Уважаемый Рокеро Осава, в Книге розыска за вашу голову, заметьте, отделенную от туловища, дают две тысячи рё. Что можете предложить вы?
   - Да пошел ты, сопляк! Я не буду играть в твои дурацкие игры!..
   - Достаточно. Мне все понятно, спасибо. Участник от розыгрыша отказался, и-и-и... Лот выигрывает городская администрация! Суйрёку! - взмах руки и вторая голова покатилась к стене.
  
  Две кучки людей, расступившихся из середины по моему приказу, стояли, не смея шевельнуться и с ужасом взирали на открывшуюся им кровавую картину. Внезапно в левой группе наметилось движение и вперед протолкался мелкий плюгавый мужичонка. Подбежав, он дернулся было упасть на колени, но споткнулся взглядом о безголовый труп и остался стоять.
  
   - Господин! Простите, господин! Выслушайте меня! Я - Одзиро Кадзи!
  
  Я лениво перелистнул несколько страниц.
  
   - Одзиро Кадзи. Книга розыска - тысяча рё.
   - Господин! Простите, господин! У серверной стены под деревом с раздвоенным стволом закопан кошелек, там три с половиной тысячи! Я копил, хотел уйти на покой и зажить тихой жизнью!..
  
  Клон у двери молча вышел. Через пять минут он вернулся и так же без слов кивнул мне.
  
   - Отлично! Предложение Одзиро - три с половиной тысячи и-и-и... Он выиграл! Свободен.
   - Чт-то, господин?..
   - Свободен, говорю. Вали отсюда.
   - Спасибо, господин! - Мужик рванул вперед так, что, казалось, последние слова прозвучали без его присутствия.
  
  Перевел взгляд на остальных.
  
   - Правила понятны? Тогда чего стоим? Я жду. - И началось...
  
  Спустя некоторое время я стал богаче почти на сто тысяч, к первому трупу легло еще четыре тела, а посреди зала осталось только пять человек.
  
   - Друзья мои. Признаться, я даже не верю своим глазам, но... Вас нет в розыске! Вы чисты, как помыслы старца при взгляде на шестнадцатилетнюю девушку! Признаться, я в затруднении... Впрочем... - Оглядел бандитов с головы до ног, достал из кармана монету в десять рё и подкинул ее в руке. - Я готов дать вам взаймы. Вот эту монету. - Кладу ее обратно в карман. - Вы мне заплатили, так что можете идти. Но учтите, если я еще раз встречу вас, вы отдадите мне долг с изрядной лихвой. Помните об этом. Свободны.
   - Спасибо, господин!
  
  Ну вот, я наконец-то остался один. Клоны пакуют добычу в свитки, благо там много ума не надо, знай складывай печати да подавай чакру. 'Интересно, а насколько я обогатился? - проскочила ленивая мысль. - Они грабили все побережье, должно быть немало. Ну ладно, клоны отменятся - узнаю. А сейчас надо собрать головы - они тоже денег стоят.' Я встал с кресла, бросил взгляд на безголовые тела... И тут то, что держало меня все это время, что подвигло устроить это действо - ушло. Меня замутило и я рухнул на колени. Было страшно и противно. 'Господи, как же я теперь после всего этого Хине в глаза посмотрю?! Даже клоны охренеили от того, что я устроил! Неужели эта несчастная девчонка в подвале стоила всей этой крови? Я ведь даже имени ее не знаю! Да-а, Морино-сан, теперь я понимаю, почему все так вас боятся...'
  Воспоминание об Ибики заставило тошноту постепенно отступить. В конце концов, я проделал все это совсем не потому, что все это мне нравилось. А Морино - уважаемый человек, в Совет Джонинов входит. Так что, Айдо, отбрасывай эти 'родимые пятна капитализма' и занимайся делом. В конце концов, если бы не Шин, ты бы сюда не сунулся, так что смотри на это как на задание с необычайно щедрой оплатой. А Хината... Думаю, то, что я спас пять детишек и девушку - перевесит все остальное. Хотя про девушку лучше не рассказывать... Лишнее это, тем более если учесть прорехи в платье на самых интересных местах... Так, не о том. К делу.'. Я выпрямился, но вдруг от дверей раздался шорох. Резко обернувшись, я увидел пацана, стоящего в дверном проеме и с ужасом оглядывающего помещение. 'Акира... Как он здесь оказался? Мда, силен парнишка. Сбежать от меня, хоть и в виде клона... талант.'
  
   - Что ты здесь делаешь, Акира-кун?
   - Ш-шиноби-с-сама, я сбежал от ваших... ваших... - Так и не подобрав слово, он продолжил. - Хотел вам помочь... Я хорошо умею прятаться...
   - Ну что ж. Мне надо быть внимательнее. Подожди немного и мы отправимся домой. Не бойся, все уже закончилось.
  
  Я отвернулся от дверей и начал запечатывать отрубленные головы в свиток. Когда я почти закончил, от дверей раздался тихий голос:
  
   - Шиноби-сан... Зачем вы... сделали все это?
  
  Мда. Пацан задал вопрос, который мучает меня самого. Ну что ж, придется попробовать убедить его... Да и себя самого тоже не мешало бы...
  
   - Акира... Вот скажи мне... Я пришел и спас вас всех. На самом деле это было нетрудно. - Улыбнулся ему. - Но вот что мне было делать со всеми этими бандитами? Отпустить? Чтобы спустя какое-то время они снова захватили вас? Причем поверь мне, то, что вы пережили в плену сейчас - не самое страшное....
   - Тогда надо было их всех убить! За маму! - Хм. Уже перестал бояться. - Но... Не так... Вы ведь...
   - Издевался? Да, ты прав. Если бы я их всех убил - на их место пришли бы другие и все началось бы снова. А я не люблю оставлять незаконченные дела. Так что я их очень сильно напугал, именно эти вряд ли когда-нибудь займутся подобным. А для их последователей - рассказы этих о случившемся послужат хорошим предупреждением не соваться сюда. И да, меня зовут Айдо.
   - Спасибо, Айдо-сан. - Пацан наконец-то бледно улыбнулся. - Думаю, вы их действительно сильно напугали. Я, когда смотрел, мне.... я убежал... - Не переживай, парень. Я бы тоже убежал. К сожалению, некуда и незачем. Если не я, то кто? - А когда возвращался, встретил пятерых... Один из них, который помоложе, сказал 'Ты видел, что он на Кэдзури нарисовал? Прям как настоящий дайшонин! Так сволочи этой и надо!', а другой, постарше, ответил 'Ну да, Юяку Дайшонин... Ты давай быстрей шевелись, а то как бы он на тебе чего не нарисовал'. Айдо-сан, а что значит 'Юяку Дайшонин?' Что с вами?! Вы ранены?!
  
  Акира бросился мне на помощь, а я обессиленно уселся прямо там, где стоял, счастливо избежав участи вляпаться в кровавую лужу, и пытался удержать рвущийся наружу истерический смех. Вот и меня кличкой наделили... А ведь это навсегда... Жаль, всю прелесть перевода оценить здесь не сможет никто... 'Багровый писец', это ж надо. Сначала ленивцы, а потом такое... За что мне все это? За что?!
  
  Глава 3.
  
  Как известно, люди делятся на живых, мертвых и тех, кто в море. Я задумчиво смотрел на бескрайнюю водную синеву за бортом лодки и думал, стоит ли завести судовой журнал вида 'Десятое августа. Неделю назад последняя провизия испорчена морской солью. Остался последний галлон воды. Матрос Том вытянул короткую соломинку, его мяса хватит остальным дня на три, прими, Господи, его душу и прости нам все наши прегрешения!', и смогу ли я перевести 'пятнадцать человек на сундук мертвеца' на местный язык, чтобы сохранился дух?
  Скрип мачты и негромкая ругань Шина отвлекли меня от занимательных размышлений. Обернулся было, чтобы помочь, но рыбак улыбнулся и замотал головой, все в порядке, мол. Все-таки есть в морском ветре что-то волшебное - плывем от силы часов пять, а я вон уже пиратские песни готов распевать и кидать жребий, кого съесть первым. Да и в этом мире приведенная классификация гораздо шире за счет мутантов, воскрешенных шиноби и всяких там призраков в домене Шинигами...
  В таких размышлениях и блаженном ничегонеделании прошла еще пара часов. Я уже начал немного скучать, но тут ко мне подошел Акира:
  
   - Айдо-нии-сан, посмотри. Вот Узушио!
  
  Я послушно поднял взгляд на нос лодки. Действительно, впереди виднелась темная полоска вдоль горизонта. Вот же... замечтался, что и окончания путешествия не заметил. Хм. С виду - вполне обычный берег, чего так переживать? От меня не укрылось и напряжение мелкого, и то, что Шин как-то резво направился к парусу. А ведь... Кажется, или берег действительно приближается несколько быстрее, чем ему положено, при той скорости, с какой мы плывем?...
  
   - Акира, что происходит?
   - Нии-сан, это ж Узушио!
   - Ну да, Страна Водоворота, и что?
   - А то, что этот остров не зря так называется! Сейчас пока еще ничего, просто течение, но вот скоро... - Пацан замолчал и начал к чему-то внимательно прислушиваться.
   - Что 'скоро', Акира-кун? - Кажется, все будет не настолько просто, как я рассчитывал
   - Айдо-сан, я переставил парус. Сегодня нам везет, ветер от берега, так что, думаю, все окончится благополучно.
   - Да что 'все'?! Объясните уже по-человечески, что здесь происходит! - Блин, это начинает злить.
   - Айдо-сан... Не сердитесь, мы простые рыбаки, - хитрое выражение на лице полностью опровергало утверждение Шина, - и многого не знаем... Но должен сказать - вам повезло, что вы встретили нас. В последнее время в обычных местах для лова рыбы становится все меньше и меньше, - это-то мне зачем?! - А в окрестностях острова из-за течения рыбы всегда больше. Но в эти воды отваживаемся заходить только мы с сыном, потому что он...
   - Потому что я слышу "его", нии-сан. Если 'он' спросит, то это значит, что мы слишком близко и пора бежать. А другие 'его' не слышат, поэтому для них здесь очень опасно...
   - Кто 'он'? Акира!..
   - Н-не знаю, как объяснить, простите... Пап, пойдем, помогу тебе с парусом. Нии-сан, скоро ты все увидишь, я не могу тебе объяснить. - И непривычно насупленный пацан на пару с отцом начали возиться с такелажем.
  
  Блин, не знаю, что тут творится, но, кажется планируется что-то серьезное, раз уж эти ребята, отнюдь не робкого десятка, так нервничают. И что значит 'он спросит'?
  Заразившись беспокойством от своих спутников, решил достать из свитка еще пару-тройку папашкиных кунаев (хотя какие они теперь 'папашкины', его ножик у меня только один - тот, самый первый, с которого все началось. А на моих - фуин-маячок красивее, ха-ха).
  
  Занявшись распихиванием и развешиванием снаряжения, я не сразу заметил, что вот уже сравнительно долгое время я испытываю необычное ощущение. Бросив все, уселся на дно лодки и прислушался к себе. Хм... Какое знакомое чувство, но вот вспомнить не получается... Погодите... Это... Это печать! Я чувствую какую-то печать, как тогда в лесу, на Ли! Но почему? Да и сейчас чувство не похоже, слабее, что ли. И почему искра печати чувствуется на дне?
  
  Внезапно искорка чужого фуин рывком разгорелась.
  
   - Папа! 'Он' спросил! В этот раз раньше, чем обычно! Нужно уходить! - Хм. Акира тоже почувствовал... Мне кажется, это что-то значит...
   - Айдо-сан! Нам нужно возвращаться! Извините, но дальше - очень опасно.
   - Все в порядке, Шин. Я понимаю. - Я быстро перепрыгнул через борт лодки и закачался на волнах. Семья рыбаков вытаращила на меня глаза. Вот же блин... когда на их глазах трупы штабелями складываю - это в порядке вещей. А когда простенький фокус показываю - все, шок и трепет... Ладно, что-то мне подсказывает, что задерживаться им не с руки. - До свидания, Шин, Акира. Я еще загляну к вам. И да, Акира. Все-таки, кто этот 'он', который спрашивает?
   - Я не... Айдо... Мне кажется, это остров... Пожалуйста, будь осторожнее, брат! - Говоря это, парнишка изрядно смутился.
   - Хм, вот оно что... Спасибо, что беспокоишься, Акира-кун , но , думаю, в Узушио мало что может угрожать Узумаки. - С этими словами скидываю маскировку, которую вновь натянул на себя по возвращении из бандитского логова. Ух ты, как впечатлились! И Акира, который видел мой 'естественный цвет', но не связал это со старой сказкой про деревню Водоворота, и Шин, который моментально связал два и два. Ну что ж, честность - залог долгой и прочной дружбы, да и пора потихоньку выходить из тени. Пусть пока с рыбаками - но лиха беда начало.
  
  Вдоволь насмотревшись на ошарашенные физиономии, отвернулся и побежал к берегу. Не нравится мне эта печать на дне, тем более непонятно, что она должна де...
  В метре передо мной возникло темное пятно и стремительно закрутилось в водоворот метра два в диаметре. Рефлекторно его перепрыгнув, я побежал дальше, задумчиво хмыкнув. Мда, вот теперь понятно, почему Шин не мог плыть дальше. Печать, которую я почувствовал, отвечает за защиту острова таким вот оригинальным образом. И, нужно сказать, достаточно эффективная защита, лодку бы сломало запросто. Только вот против шиноби такая защита не работает, напугать разве что. А вот интересно, остров получил свое название из-за такой защиты или наоборот?...
  
  Углубиться в прикладную этнографию я не успел, потому что очередной водоворот появился прямо подо мной. Вздрогнув от неожиданности, все же успел сориентироваться и взбежал по бешено закрутившейся водяной стене.
  
  'Ффух, еле выбрался... Едва-едва скорости хватило, воду вниз тянет. Однако не нравится мне это... В первый раз явно сработал стандартный вариант для рыбачков... Сейчас печать, отвечющая за все это безобразие, явно подстроилась под мою скорость. Если у этого фуин 'соображалка', - не удержался и снова хмыкнул, - хотя бы на таком же уровне, как у моего 'Небесного восстановления', грядут большие неприят...'
  
  Воронка исполинского водоворота, в которую я ухнул на полном ходу, наглядно доказала, что в фуин, даже в чужом, я разбираюсь вполне на уровне, равно как и неуместность отвлеченных размышлений в боевой обстановке. Далеко внизу между бешено вертящихся стенок водяной трубы, мелькали камни илистого дна. Черт, падать как-то неохота, а летать я не умею. Стоп, летать?... Да! Изо всех сил метаю вверх кунай с маячком, слава Ками, распечатал заранее! Ну же, быстрее, быстрее! Мимо неслись водяные стены... постепенно смыкаясь? Некогда ждать! Хирайшин! Биджу, чуть-чуть не хватило до уровня моря! Еще раз. И-и... Хирайшин!
  Приводнился на безопасном расстоянии от водоворота. Мда, если бы я оказался на дне, то в дополнение к камням, качественно отпинавшим бы мою тушку, вся масса двухсот метров до уровня моря ничтоже сумняшеся рухнула бы на мою голову. А я еще сперва снисходительно кривился. Нельзя, нельзя недооценивать местных, не зря против них в две деревни выходили...
  Однако что же делать? Метать кунаи дальше, вплоть до берега? А хватит ли моей реакции, чтобы все время держаться в воздухе и не упасть в ласковые объятия этой иезуитской гадости? Сомнительно... Мы пойдем другим путем!
  
   - Каге Буншин! - И полторы сотни моих копий, разбежавшись друг от друга подальше, устремились к берегу.
  
  Охранный фуин (вот бы покопаться в структуре, как же эти ребята заделали такую штуку?..) не стал впадать в отчаяние. Устроив огромный, в пятьдесят метров, водоворот, еще два раза и развеяв три десятка попавшихся дублей, он сменил тактику и устроил настоящую полосу препятствий из небольших, но молниеносно сменяющих друг друга вихрей. Мне еще два раза пришлось воспользоваться Хирайшином, когда водовороты почти поймали меня... Но вот, наконец, и берег. Добравшись до песчаной полосы вдоль линии прибоя, облегченно вздохнул и уселся на песок. Фух, это было непросто. Нервное напряжение дает о себе знать. Оглянувшись на морские просторы, я успел увидеть последние растворяющиеся водовороты... и лодку у линии горизонта. Вот же... Мне показалось, что в борьбе со стихией прошли часы, а на самом деле минуло очень немного времени.
  
  Ладно, хватит рассиживаться. Я решительно поднялся и пошел по берегу вдоль леса, возвышавшегося на расстоянии десятка метров от песчаной полосы. Когда мы подплывали, я вроде бы успел мельком заметить устье реки недалеко отсюда. А где река, там и люди - в моем случае, города. Вот и посмотрим, каковы были мои предки, что их враги забыли собственную вражду в стремлении их уничтожить. Жди меня, Деревня Скрытого Водоворота, я надеюсь, что ты сможешь стать моим новым домом, из которого я не уйду. Больше никогда. Жди меня.
  
  Глава 4.
  
  Шаг за шагом, шаг за шагом. Вот уже второй час иду вдоль берега. Тишина, шорох песка, в недалеком лесу щебечут птички... Спрашивается, и где же так живописно обрисованная картина тотальных жертв и разрушений на Узушио? Неужто меня и тут обманули?..
  
  Вообще, за время неторопливого марша по берегу (опять песок в сандалиях, Гаары на него нет...) у меня получилось выстроить следующую картину. Судя по изгибу береговой линии и тому, что рассказывали рыбаки, остров имеет приблизительно овальную форму, площадью примерно с земной Хоккайдо. В северной части острова при взгляде с верхушки дерева наблюдалась небольшая горная цепь. В общем - неплохо мои родственнички устроились, горы и море - курорт! Тут, наверное, и горячие источники есть! А вот лес - неправильный. Вместо гигантских древесных мутантов Страны Огня - вполне обычные деревья. Ну да ничего, если задумаю торговать доской - целый остров в моем распоряжении. Наследство, против него не попрешь!
  
  Вот так, долго ли, коротко ли, но я дошагал до очередного берегового изгиба. Из леса неожиданно вынырнула изрядно заросшая кустарником грунтовая дорога. На обочине в месте ее поворота из леса обнаружилась покосившаяся гранитная стела с надписью 'Синузу - 3 км'. О, а вот и цель моего путешествия! Хотя... Скрытая деревня ведь называлась Узушиогакуре? А, это, наверное, торговый порт острова. Тогда понятно, ну какой нормальный человек, не связанный с морем, захочет жить в суете и специфических портовых ароматах? Узушио, скорее всего, расположена чуть ближе к середине острова. Да и Деревня ведь - Скрытая. Это только в Конохе политика - заходи кто хочешь, бери что хочешь.
  
  Еще немного времени в пути и передо мной предстал... Мда, а я еще удивлялся тишине и благолепию на острове... Все время забываю, что в этом мире хоть и ведутся войны со сравнимыми последствиями, но до тактических схем даже Первой Мировой тут - как до Луны... хм... пешком. Хотя Узушио атаковала армия двух деревень, на то, чтобы окружить остров их не хватило, вот и решили напасть в одной ключевой точке...
  
  В этом месте полноводная река, видимо, протекающая через весь остров, раздавалась устьем. И в этом месте, идеально подходящем для порта, стоял город. Ну как - город. Троя после развлечений культурных греков сохранилась как бы не лучше...
  
  На месте некогда удобной и ровной бухты теперь было лишь беспорядочное нагромождение камней и песчаных полос, вдававшихся далеко в море. Без серьезных техник Дотона тут не обошлось. Интересный выход - поднять дно, чтобы избавиться от водоворотов и, скорее всего... да, точно, чтобы разрушить печать. Я ее тут совершенно не чувствую.
  
  То тут, то там угадывались контуры разрушенных зданий, но ни одной целой постройки мне обнаружить так и не удалось. На месте некогда большого, если судить по площади разрушений, города теперь находилась лишь вода, качественно перемешанная с землей. Нападавшие не церемонились и не скупились на мощные техники, явно стараясь как можно быстрее помножить на ноль все препятствия чтобы идти дальше...
  
  Я медленно брел к реке, огибая препятствия. Не покидало чувство, что я иду по одной сплошной могиле... А ведь на самом деле так и есть. Ну сколько тут было шиноби? Сто, двести, тысяча? А сколько гражданских? Невольно вспомнились мои давние, времен поступления в Академию шиноби, мысли о безопасной мирной жизни. На лицо сама собой выползла кривая усмешка. Ну вот наглядная иллюстрация действительной безопасности для не-шиноби в этом мире. Походя вкатали в землю и прошли мимо, не обратив особого внимания. Нет уж, гораздо безопаснее быть сильным, чего бы это ни стоило...
  
  У условной границы города, насколько можно было ее определить в этой каменно-водяной мешанине, обнаружился очередная, правда, расколотая гранитная стела. На ее кусках еще угадывалась надпись 'Узушиогакуре Но Сато... километров'. Я хмыкнул, а Узумаки, оказывается, перфекционисты те еще были, вряд ли на острове хоть кто-то не знал, сколько километров отсюда до деревни. Ну ладно, на этом кладбище мне точно делать нечего, пойду дальше. Чем дольше брожу, тем сильнее лезет в голову мысль о том, сколько же их здесь было...
  На остров неторопливо опустился вечер. Закат окрасил верхушки деревьев в ало-золотой цвет, под лучами заходящего солнца река неторопливо несла воду, играющую солнечными зайчиками, к устью, будто стараясь убаюкать всех тех, кто так внезапно стал жертвой войн, к которым не имел никакого отношения...
  
  Однако, и мне стоит устроиться на ночлег. Вот как раз и подходящая полянка. Никого здесь нет, так что можно спасть спокойно. Хотя... теперь это может быть опасно, с учетом того, что со стороны порта остров теперь не защищает ничего... Интересно, как такие серьезные люди, которые, мало того что создали печать размером с остров, но еще и сделали так, что повреждение части структуры не влияет на ее работу, смогли так подставиться? Армия двух деревень - не иголка, спрятать трудно. Пили они тут по-черному пару недель, что ли?..
  
  На следующий день, спокойно выспавшись в обществе двух клонов, отправился дальше. Два часа ходьбы, примерно сорок километров и... передо мной выросли остатки стены, ограждавшей Деревню Скрытого Водоворота.
  
  Даже не смотря на то, что именно в этом месте нападавшие прорывали оборону деревни, я все равно смог оценить монументальность открывшейся картины. Стена поражала не высотой ( в Конохе и повыше будет) и не толщиной. Вся наружная поверхность была буквально усыпана рисунками, как будто здесь несколько лет резвилась команда сумасшедших граффитистов. Фуин... каждый символ, в котором не было ничего знакомого для меня, кроме общих принципов, сплетался с другими, постепенно перетекая в новую форму. Все вместе они создавали удивительную гармонию, которая мягкими волнами растекалась во все стороны, нарушаясь на рваных ранах разрушенных участков стены. Казалось, если проследить за изгибами прихотливо пересекающихся линий, откроется смысл и назначение всего этого огромного рисунка, плавно расходящегося из точки прямо перед глазами. Вот сейчас... еще немного... еще чуть-чуть...
  
  Внезапная боль дернула мне щеку. Я вздрогнул и дернул головой, отвод взгляд от уцелевшего участка стены. С моего плеча заполошно вспорхнула какая-то птаха и с криком унеслась к ближайшим деревьям.
  
   - Черт, как шея затекла... - И не только шея. Это сколько я так простоял? Ох ты, а только что вставшее солнце уже клонится к закату. Биджу, ну Узумаки, ну затейники... Это ж было фуин-гендзюцу! А если бы стена была целой, сколько бы я торчал тут? Судя по задумке - либо до появления патруля деревни, либо до смерти, что в данном случае равнозначно. И как они смогли обойти известный закон о прерывании потоков чакры в мозгу, у меня же Инфуин есть? Хм, а ведь... С такой защитой Учихам в деревню хода нет! Если правда все то, что я слышал об их волшебных глазках, то они увидят гораздо больше, чем обычный человек, и, следовательно, окажутся законопачены в паралич быстрее и качественнее прочих. Это случайный эффект или так задумывалось? Есть над чем поразмыслить... Ух, аж гордость за таких талантливых родственников охватила. И чувство собственной неполноценности от того, что по сравнению с этим я сейчас больше похож на ярмарочного фокусника, чем на шиноби... Ну ничего, теперь у меня есть много времени, чтобы это исправить. Да и стена от меня никуда не убежит - разберусь.
  
  Немного размял ноги и осторожно прошел в пролом.
  Даже по прошествии долгого времени, даже после того, что здесь случилось это место сохранило свою красоту. Полуразрушенные, но сохранившие остатки былой красоты здания, преимущественно многоэтажные, обилие камня в строительстве и отделке, река, протекающая прямо посреди города с угадываемыми остатками нескольких мостов и панорама зеленых холмов.... Здесь было как-то уютно и спокойно. Казалось, во-вот из домов выйдут жители, сокрушенно покачают головами при взгляде на образовавшийся беспорядок и деловито примутся его устранять, улыбаясь друг другу и перебрасываясь шутками на ходу... Я помотал головой, стряхивая наваждение и пошел дальше. Никто не придет, ведь их больше нет...
  
  Деревня была разрушена. Но, в отличие от того, первого, поселения, разрушена по правилам (если такое определение вообще применимо к этому действию). Сразу было видно, что, несмотря на внезапность удара, обрушившего стену, жители без боя не сдались. Повсюду виднелись следы ожесточенного сопротивления - подпалины на стенах от огненных техник, легко различимые даже спустя столько времени, проросшая каменными шипами рухнувшая стена, улица,словно пошедшая волнами, да так и застывшая... Геноцида не вышло, господа шиноби, Узумаки так просто не отступают!
  
  Чем ближе я подходил к центру деревни, тем меньше становилось вокруг тотальных разрушений. Почти в самой середине стали попадаться даже относительно целые здания, правда, не выше трех этажей.
  
  Однако странно, а где же тела? Тут ведь была настоящая бойня, армия трех деревень плюс гражданские, где они все? Ведь, судя по тому, что я здесь вижу, победа напавших была пирровой, центр деревни с административными зданиями и, судя по всему, убежищем, защитить получилось, врагам при таких раскладах было явно не до мародерки...
  
  О, а вот, наконец, и приотставший участник. Я остановился, увидев под рухнувшей стеной приваленный кирпичами так долгожданный мной скелет.
  
   - Ну и кто же ты у нас? Отважный разведчик или подлый шпион? - хмыкнул я. Несмотря на воистину могильную тишину вокруг, никак не получалось избавиться от ощущения, что за мной следит кто-то большой и при этом невидимый. Но вот с какой целью он это делает, понять пока не получалось... - Ну, думаю, сейчас ты мне расскажешь, кто ты такой есть...
  
  Вопреки ожиданиям, личность того, кто так неосмотрительно забыл в разрушенной деревне свои кости, как говорится, пожелала остаться неизвестной. У мертвеца не было при себе ничего особенного. Совершенно обычная одежда, набор кунаев в истлевшей сумке... Это мог быть как участник битвы, так и мародер, явившийся поживиться добром. Тайна окончившегося сражения никак не желала поддаваться мне. Тяжело вздохнув, отправился дальше.
  
  Вывернув из-за поворота улицы к тому месту, которое когда-то было центральной площадью деревни, я невольно замер, пораженный. Дааа... а ты, Айдо, все не мог понять, как именно проходила битва и куда подевались тела... Ну так вот они, смотри...
  
  Вся центральная площадь вместе с окраинными домами и тем, что, видимо, раньше было зданием администрации, представляла собой сплошную оплавленную мешанину земли, из которой то тут то там торчали обломки костей. Вот значит как... Выдавили защитников на площадь, и ударили всем, что есть, чтобы наверняка, чтобы не гоняться потом за каждым отдельным врагом, а задавить всех сразу... Зато теперь понятно, куда делись тела сражавшихся. Своих - необходимо похоронить, а мертвые Узумаки - ресурс, для исследований и лабораторий...
  
  Я стоял и смотрел на то, что некогда было центром не самой маленькой деревни, в которой кипела жизнь, останки которой в виде костей сейчас розовели в лучах заходящего солнца, будто до сих пор истекающие кровью. Ведь все эти люди были когда-то живыми... Во всех учебниках, все всех книгах и свитках, что я читал. Не было ни одного упоминания о том, что Узушио сыграло хоть какую-то роль во всех мировых войнах. Все, чем она была прославлена - долгожительством, союзом с Листом да печатями. Никогда ни не вели захватнических войн, не уничтожали армии, не разоряли города... А вам, значит, секретов захотелось...
  
  Впрочем, не мне об этом говорить. Я ведь тоже шиноби, и не так давно сам проделал что-то подобное... Вдруг вспомнился Наруто, его взгляд на команду Гаары, его слова 'Отпусти их... Им приказали'... Надеюсь, мне хватит этих воспоминаний для того, чтобы однажды не обнаружить себя творящим такую же гекатомбу... и ни капли не удивиться при этом...
  
   - Покойтесь с миром... Мстить не буду, ибо некому, но, надеюсь, я окажусь достоин вашей памяти. Спасибо за предостережение. - Я криво улыбнулся и зашагал через площадь к чернеющему провалу на месте того, что некогда было Башней Узукаге.
  
  Подземелья, подземелья... Я уже говорил, что ненавижу подземелья? Ну, значит, сейчас скажу. Что, раньше я был к ним равнодушен? Ну, значит, возненавидел вот прямо сейчас... Вот уже два часа шарахаюсь по пустым и пыльным каменным коридорам, обходя завалы и пытаясь найти хоть что-нибудь ценное или хотя-бы полезное. Ничего, кроме редких раздавленных скелетов, явно мародеров, экипированных ржавыми железками и истлевшей одеждой, не попадалось. Биджу, как же так? Мама ведь обещала... Зачем я сюда тащился тогда? Новую жизнь можно было бы начать и не среди мертвых костей в разрушенной деревне. Вот в Ю но Куни, говорят, сервис для туристов - очень даже ничего, особенно горячие источники. Подавил пятую точку там годика два, а там видно было бы...
  
  Стоп... Подавил... А чего это все скелеты, которые мне тут встретились - раздавлены? Разрушений тут никаких нет, ловушек тоже - брожу как в парке, а кости - как из-под пресса? Может быть, не так ищу? В смысле - не глазами надо...
  
  Глубоко вздохнул, сосредоточился... и сразу почувствовал, то самое внимание, которое так нервировало меня по мере приближения к центру города. Да, источник был рядом, и это был... Ну конечно! Перед моим мысленным взором тускло засветились линии очередного фуин. Что-то я быстро забыл, что я в деревне фуин-мастеров.
  
  Внезапно из центра по вязи печати пробежала яркая искра и на меня будто обрушилась гранитная плита. Черт! Что мне стоило быть немного осторожнее!
  
   - Х...Хира...Хирайшин... - Воздух будто прессом выжимало из легких и я даже особо не удивился, когда мой нечленораздельный хрип не принес никакого результата. Глупо было бы надеяться, что люди, создающие свитки с блокираторами пространства на продажу, не позаботятся о безопасности сердца своей деревни...
  
   - С-с-сволочь... Я же свой... Я же Узумаки... - Тяжесть медленно нарастала. Все мои фуин бесполезны, куда бить, что жечь, от чего бежать? Все мои фокусы бессильны против генератора гравитации. Зато теперь понятно, почему все посетители этого подземелья - раздавлены. Пресс быстро становился совершенно неподъемным... Даже 'Последняя крепость' приведет только к тому, что за время ее работы пресс возрастет настолько, что по окончании ее работы меня мгновенно превратит в кровавую кашицу... Стоп... Кровь...
  
  Чудовищными усилиями подтянул руку к лицу, размазал кровь из носа и ушей по ладони и из последних сил шлепнул ею по стене, в которой проходила линия печати.
  
   - Подавись, скотина... Я Узумаки... - и потерял сознание...
  
  Сознание вернулось рывком, будто вынырнув со дна темного озера. Ну родственнички, ну затейники... Фуин-гендзюцу, блокировка пространства, гравитация... В следующий раз чего ждать, переноса во времени прямо к Десятихвостому в пасть? Шутники. Но теперь я как никогда настроен немного пошуровать у них в сундуках...
  
  Не открывая глаз, осматриваюсь. Энерголиния, которая так удачно меня хм... сплющила, переливалась ласковым зеленым сиянием. Волны света катились в сторону центра структуры фуин.
  
   - Вот так-то лучше. И пусть тебе будет стыдно! - Ну хоть не сам с собой говорю, и то хлеб. Все-таки не псих пока.
  
  Когда знаешь куда идти - время бежит быстро. Не прошло и пятнадцати минут, как я оказался в дальнем тупике самого нижнего коридора. Линия,по-прежнему приветливо помаргивая, уходила прямо в стену. Хм... Если я правильно догадываюсь, то...
  
  Прокусив палец, мазнул по стене, оставляя кровавую полосу. А вот слишком жирно вам будет ладонь резать, чупакабры доморощенные!
  
  Как я и думал, пальца оказалось вполне достаточно. На стене вспыхнула незнакомая мне печать и стена исчезла, оставив после себя едва освещенный снизу проход со ступенями. Вот биджев хвост, когда уже эти подземелья кончатся?! Может. пока погодить, а то и правда на охоту за Десятихвостым пошлют? Да ладно, что за бред? Пошли Айдо, или ты хочешь жить вечно?..
  
  Вопреки глупым фантазиям, за то время, которое я потратил на спуск, ничего необычного не случилось. Ну и слава Ками, хоть в чем-то повезло.
  
  Внизу лестницы меня встретил большой зал овальной формы, освещенный торчащими на стенах фонарями, горящими, видимо, на чакре, потому что ничего наподобие электрических проводов или там открытого огня в них я не заметил. Весь пол и потолок занимала сложная печать, скорее всего, как раз та, от которой всех посетителей плющит. А у дальней от входа стены... Вот оно! В стене было вырезано около десятка больших ниш. В данный момент почти все ни пустовали, лишь в одной с краю притулился какой-то свиток. Наконец-то, вот что я долго искал! Тайные знания клана Узумаки! Ну а что еще может храниться в помещении под Башней Каге - самом охраняемом месте деревни, да еще и с такой системой безопасности. 'Ну вот, мама, я и выполнил твою просьбу. Спасибо тебе, что помогла мне найти цель в жизни.'
  
  С этими словами я осторожно пересек зал, ежесекундно готовясь сбежать от новой подлянки охранной печати. Все было тихо. Подойдя к нише, я осторожно протянул руку и взял свиток. По-прежнему было тихо, ничто не тревожило многолетнюю пыль на полу зала. С громко бьющимся сердцем я чуть подрагивающими руками развернул свиток с клановым символом Узумаки, вчитался в название... и без сил рухнул прямо в пыль, тихо захихикав. Хихиканье постепенно переросло в истерическое ржание, а свиток, выпав из бессильно разжавшейся руки, откатился в сторону, подставив равнодушному свету фонарей заголовок: 'Узумаки Нобу. Сборник Хайку. Издательство Узушио, У: 900 год от Пришествия Рикудо-Сеннина. Издание второе, исправленное. Тираж 100 экз.'
  
  Подвальное помещение, покой которого так давно не нарушало ничего, кроме невесомых пылинок, неощутимо вздрогнуло от впервые за много лет зазвучавшего голоса:
  
   - 'Алый цветок водяной
  Ударом серпа срезаю
  Меж набегающих волн'.
   - Да Рикудо же, твою ети раз по девяти биджу в спину Кьюби в плешь Кикаичу вас всех заешь! Что за херня!
   - Ня!... Ня!... Ня! - Издевательски отозвалось эхо в наконец-то исполнившем свой долг до конца помещении Центрального Архива Узушиогакуре Но Сато.
  
  Глава 5.
  
  Небо... Бездонное и бесконечное небо... Неизмеримо высокое, с неторопливо ползущими белыми облаками... Почему я раньше не видел этого бесконечного лазурного неба? Сейчас вокруг ничего, ничего нет, кроме него. Ничего нет, кроме тишины и умиротворения. Три недели рая... ну, почти рая, если бы не...
  
   - Шеф! Поднимайся, наглый эксплуататор детского труда! - Посторонние звуки разорвали спокойствие этого удивительно солнечного и теплого денька.
   - Между прочим, усталость после этого труда все равно мне вернется! Вы еще тред-юнион мне тут организуйте, энергетические, блин, флуктуации! - Машинально огрызнулся я, вставая с пола третьего этажа разрушенного здания. Все-таки Шикамару - великий человек, за то, что он изобрел такой замечательный способ времяпрепровождения, когда другие работают, ему и Темари отдать не жалко. Хм... Или жалко? Тьфу... А все же голос у меня изрядно противный... - Чего случилось-то?
   - Десятая бригада опять откопала печать. Раньше мы с такой не сталкивались, так что - как обычно, просыпайся и вперед, на баррикады.
   - А чего ты пешком пришел? Технику прервать не мог? Не жалко ноги было бить?
   - Так ведь ноги-то твои потом болеть будут,- ехидно улыбнулся клон. - Впрочем, раз ты настаиваешь... - И растворился с легким хлопком. Моя рука, вознамерившаяся отвесить ему подзатыльник возмездия, бессмысленно просвистела в воздухе.
   - Блин, и в кого это они такие наглые? Даже на наследственность не попенять, папа у них самый лучший в мире, а мамы и вовсе нет. Кстати, доколе?.. - Я тяжело вздохнул, попрощался с замечательным летним настроением и отправился покорять тайны руин Острова Узушио.
  
  После визита в подземелья Башни, с которого Узумаки, я уверен, ухохатывались в гостях у Шинигами всем списочным составом, выбравшись наверх, я провел пару дней на окраине площади, приходя в себя и раздумывая о своей дальнейшей судьбе. С одной стороны, получалось, что я ушел из Конохи, потратил кучу времени, сил и нервов только ради того, чтобы раздобыть свиток стихов про любовь, хоть и неплохих, надо сказать. Хини-тян с ее классическим клановым воспитанием должна оценить такие перлы в нашей любовной переписке... Кхм-кхм... Тьфу... А с другой стороны, с чего это я взял, что, если у меня волосы красного цвета, то меня ждет ковровая дорожка к кнопке 'всех убить и сделать мне зашибись'? Мама ведь, хоть и принцесса клана, не сказала 'залезь под Башню', она просила меня найти знания клана. Свиток, доставшийся мне в подвале, никаких секретов не содержал. На мою кровь, попытки вливания чакры он не реагировал ну вот совсем никак. Правда, смущал меня только один момент - у меня получалось эту чакру вливать... С какой это стати массовые тиражи любовной лирики стали печатать на жутко дорогой чакропроводящей бумаге, а? Но, видимо, у красноволосых юмористов денег куры не клевали, потому что с этой стороны был полный затык. Так, может быть, мне пойти другим путем? Попробовать понять логику тех, кто все это провернул? Если в самом охраняемом месте деревни лежит свиток стишков, которому место, в лучшем случае на полке в публичной библиотеке, то где должно быть собрано то, что нужно охранять? Правильно - в личных книжных шкафах! 'Прячь древесный лист в лесу', блин. Так что, приняв неудачу в профессии черного археолога за первый урок, продолжу искать дальше, уже не ища легких путей.
  
  Решив для себя продолжать поиски, неожиданно почувствовал изрядное облегчение. Оказывается, неопределенность дальнейшей судьбы и перспектива уходить с острова в очередную неизвестность изрядно меня напрягала. Странно, неужели меня так привлекает перспектива сидеть среди руин и периодически испытывать на себе юмор этих... этих... людей, которые в конечном счете дали мне жизнь? Ну что ж, тогда - время немного прибрать в своем доме!
  
  Сначала я разобрал завал на центральной площади. Моего подросшего резерва хватило на полторы сотни клонов, которые разбились на пятнадцать рабочих бригад по десять чело... хм... единиц. Такой толпой мы быстро справились с расчисткой куч из земли и камня. Все останки я похоронил всех вместе, так как разобраться хотя бы даже сколько именно человек я хороню, не представлялось возможным. Братскую могилу мои юниты вырыли за окраиной деревни ближе к холмам. Там красиво, а в будущем нужно будет памятник какой спроворить...
  
  А дальше... дальше началось как раз то, из-за чего мне сейчас пришлось прервать свое единение с миром и вспоминать сначала Шикамару (из-за чего настроение испортилось), а затем Темари (ммм... а все не так плохо, как казалось... Блиииин...). Когда клоны приступили к осмотру и расчистке (да ладно уже, давайте скажем честно - к обыску) наименее пострадавших зданий возле площади, мы наткнулись на огромное количество печатей. Они были везде - на дверях, окнах, на стенах и внутри них, в комнатах и коридорах... Каждая стена каждого здания была укреплена печатью - ближайшим аналогом моей 'Последней крепости', но попроще, стазис-печати - аналоги консервационных свитков, заботливо сохраняли вещи, на которые их нанесли, повсюду в стенах находились ниши, закрытые вообще чем-то непонятным с первого взляда, скорее всего, маскировка или ловушки... Обилие печатей, даже с учетом того, что я нахожусь в деревне фуин-мастеров, откровенно изумляло. А ведь все это добро надо было периодически заряжать... Теперь понятно, откуда у нас с Наруто такой большой для обычных шиноби объем чакры. Это у нас еще, наверное, из-за Минато резерв уполовинен, потому что страшно подумать, какие монстры тут выводились за поколения зарядки всего этого добра... И как они умудрились так продуть войну, тут, наверное, отдельные уникумы могли по объему и какого-нибудь хиленького биджу за пояс заткнуть... Ну это я загнул, но порядок величин наверняка такой...
  
  Разумеется, почти все эти печати были давно разряжены... Но после того, как два десятка клонов, осматривавших подвал здания, были поджарены неизвестно откуда взявшимся огненным шаром, я сообразил, что упускать такой ресурс было бы откровенной глупостью. Так что теперь поиск ведется гораздо тщательнее и аккуратнее, при обнаружении любой незнакомой фуин-конструкции клоны зовут меня, а я занимаюсь исследованиями. Пришлось даже сделать себе две тетрадки, благо солидный запас бумаги в запечатывающем свитке я всегда носил с собой. В первой тетрадке, к данному моменту угрожающей разрастись в полноценную книгу на двенадцать авторских листов я зарисовывал все встречающиеся мне печати с описанием их работы, а вот во второй... во второй я систематизировал все элементы печатей и постепенно создавал систему значений символов, из которых эти печати строились. Поступил я так потому, что все встреченные мне печати, даже те, что выполняли одинаковую работу, но наносились, судя по всему, разными людьми, были нарисованы по-разному. Немного, но все же. Это натолкнуло меня на две простые мысли - во-первых, информация об общих элементах печатей была стратегическим ресурсом, кому попало ее не давали а новеньких учили мастера на своих примерах и, в случае создания новой печати использовали ее без разбора по кирпичикам, целиком. И, во-вторых, мои нынешние 'записки сумасшедшего' имеют вполне реальный шанс стать 'Учебником фуиндзюцу в фактах и примерах'. А я слишком ленив, чтобы потом перечитывать всю эту писанину на предмет удаления лишней информации, которая очень дорого стоит, судя по тому, что я вижу вокруг. Так что знания по фуин - вот, пожалуйста каталог, пользуйтесь, временно и задорого плюс работа, а вот суть этого искусства и кирпичики, из которых создаются новые фуин - прошу прощения, только для себя...
  
  Мои тетрадки стали очень важны для меня еще и потому, что учиненный нами обыск не принес каких-либо ценных результатов. Никаких книг или свитков о фуиндзюцу, никаких бумажек, в которых упоминались вместе слова 'печать', 'техники фуин', 'исследования', мне найти не удалось. Все было очень тщательно проверено и выметено подчистую еще до меня. Ну и немудрено, если вспомнить, зачем на деревню напали-то...
  
  Но зато я подобрал себе неплохое помещение в одном из уцелевших зданий, обставил его довольно неплохо сохранившейся мебелью (еще бы, печать консервации, за которую в Конохе ирьенины дерутся, тут на столе может быть нарисована... Хотя стол ничего так, удобный, красивый...) и обзавелся еще несколькими интересными экземплярами для чтения. Когда клоны нашли библиотеку, я сначала обрадовался, когда там не нашли ничего ценного - расстроился, но потом вчитался в названия... 'Шиноби и Тайные Знания', 'Как Сенджу по дрова ходил', 'Сказ о служителе Аматерасу и работнике его Учихе' ... Ну кто бы смог пройти мимо? Зато теперь я знаю, что буду читать на ночь своим детям, понял, 'Саааске-кууун'?!
  
  В процессе обыска выяснилась еще одна интересная вещь - оказывается, Узушио довольно-таки посещаемое место. Нет, туристы в очередь за билетом на экскурсию по местам боевой славы не выстраивались и студенты-археологи совочками и кисточками культурный слой не раскапывали, но, судя по пылевым отложениям, раз года в три-четыре сюда приплывают мародеры... На рассчитывали люди, не имеющие способностей к фуин, после промышленной зачистки специалистами двух Скрытых Деревень в руинах, полных ловушек - непонятно, но зато теперь ясно, откуда тут взялись достаточно свежие костяки... Однако, в будущем надо будет позаботиться о безопасности. Найти бы как управляется система защиты острова...
  
   - Фух... - Устало разогнулся и отошел от очередной стены. - Просто еще одна печать прочности, сами зарисовать не могли?
   - Шеф, здесь кандзи 'камень' написан не так, как положено. Мало ли что?
   - Хм, а ведь и верно... То ли недоучка рисовал, то ли гений... Ладно, это терпит. Продолжайте работу, а я на материк, что-то у нас свежие продукты закончились, да и Шина поспрашивать нужно.
   - Шеф, ты смотри поаккуратнее, а то в один прекрасный момент бросишь нас и уйдешь к Акимичи техникам учиться... по причине невидимости кое-чего важного!
   - Ух я вас!.. - Угрожающее махание кулаком вслед уходящей бригаде никак не повлияло на мерзкое хихиканье из толпы клонов. Нет ну это ж надо, самого себя подкалывать. Дожил... Хотя так и вправду немного веселей жить среди руин и костяков... - Ну ладно, дедушки Фрейда тут нет, да и вообще он лжеученый, так что к делу. Хирайшин!
  
  Интерлюдия.
  
  'Иди ко мне, иди! Куда же ты бежишь?! Неужели думаешь, что сможешь выжить одна? Я дал тебе силу и власть, а теперь ты убегаешь? Думаешь, ты что-то сможешь без меня? Ты ничтожество, червяк, не способная выполнить волю своего господина! Вернись ко мне и я позволю тебе вновь умереть ради меня! Что?! Ты сопротивляешься, жалкая букашка?! Тогда ты почувствуешь, как я сожру тебя заживо, предательница! Умри!'
  
  Она с криком села на постели, обводя диким взглядом обстановку гостиничного номера. Постепенно воспоминания о вчерашнем вечере прорвались сквозь вязкую пелену кошмара и девушка глубоко задышала, успокаиваясь. Тем временем в дверь постучали:
  
   - Госпожа! Госпожа, с Вами все в порядке? Соседи слышали крики...
   - Иди на хер, не твое дело! Просто плохой сон, - немного тише добавила она .
  
  'Какой там в жопу сон... Настоящее пыточное гендзюцу' - проскочила мысль во время недолгих сборов. Но даже привычные слова, солидный список которых четырнадцатилетняя девчонка заполучила в детстве, вращаясь в обществе отморозков и мародеров во время войны кланов в Стране рисовых полей, раньше приносившие некоторое душевное облегчение, в данном случае ничем не помогли. Вот если бы причина ночных кошмаров взяла и отправилась туда, куда ее послали... Девушка невольно усмехнулась. 'Ну да, картина бы вышла та еще, особенно при активации'...
  
  Проходя мимо места администратора, она уронила на стол несколько купюр.
  
   - Плата за комнату.
   - Благодарю вас, куноичи-сама! До свидания! Ждем вас снова!
  
  'Вот павлин размалеванный! 'Ждем вас снова', конечно же! Это были мои последние деньги! Следующая ночевка - в лесу. Хорошо хоть с голоду не сдохну и всякие перепуганные уроды не будут с утра в дверь ломиться'.
  
  И вновь дорога. Сколько она уже прошла за этот месяц? Ей были неинтересны такие подробности, нужно было просто идти вперед, чтобы не оставаться на одном месте. Если позволить себе задержаться на одном месте, ночные пытки, и так еле терпимые, становились еще ужаснее... Не раз случалось, что после таких задержек она просыпалась, бегущая верхним путем в сторону, куда подталкивал ее неумолимый голос из его кошмара. Почему так происходило - она не особо задумывалась, просто принимая как данность - в дороге легче, а торопиться совершенно некуда. А еще - неторопливо переставляя ноги на манер какого-нибудь гражданского, можно было чуть отвлечься и вновь обдумать все то, что она поняла и осознала в последний месяц.
  
  Сразу после того, как она осталась одна, без так раздражавших ее, но, как оказалось много значивших в ее жизни напарников, она мало о чем думала. Главной целью было сбежать, забиться в какую-нибудь нору и подлечиться, чтобы не стать добычей слабаков, генинов, которые так неожиданно уничтожили всю ее команду. 'У-у-у, если бы не это дурацкое задание, они бы собрались все вместе и задали бы этой сраной скрытой деревеньке такого жару, что боги вздрогнули, но эта хрень... Именно из-за него все!' При воспоминании о предмете их задания куноичи всегда начинала непроизвольно скрежетать зубами. 'Ну кто бы мог подумать, что у этих ублюдков найдется кто-то, способный ее переиграть! Но если бы не девчонка, он бы сдох!'
  
  Мысли о том, как мог бы сложиться поединок, чуть не ставший для нее последним, вносили успокоение в мечущийся разум. Ведь всего через неделю, которая потребовалась девушке для выздоровления, начались эти сны... Сначала это были действительно обычные сны. В них голос, который был для нее всем, убеждал, уговаривал, рассказывал. Но девушка уже сомневалась и тогда пришла боль...
  
  'Хозяин, но почему?! Неужели тот странный засранец был прав и вы отправили нас туда для того, чтобы умереть? Вы действительно променяли нас на того слабака?' Она приняла боль как должное, воспринимая ее как наказание за проваленную миссию, но возвращаться не спешила, ожидая, пока гнев хозяина немного угаснет. В конце концов, она не предавала господина, просто немного задержалась в пути... 'Решено! Я пойду к нему и приму любое наказание, которое он сочтет нужным мне назначить. Я ведь вторая по силе в деревне после... Нет, теперь уже сильнейшая куноичи, я обязательно искуплю свою вину!'
  
  Сбоку от дороги показалась небольшая поляна и девушка решила свернуть для небольшого привала. В конце концов, перед тем, как бежать верхним путем через три страны, неплохо было бы перекусить, сегодня утром было не до завтрака. Но, едва она присела под ближайшим деревом, сзади раздался голос:
  
   - Ну вот мы тебя и нашли... Далеко же ты убежала!
  
  Девушка стремительно обернулась. Перед ней стояли четыре фигуры в пятнистой одежде и скрытыми маской лицами.
  
   - Привет, давно не виделись, - продолжил тем временем один из шиноби, стоявший чуть впереди остальных. Его голос был девушке откуда-то знаком. 'Точно... Они же из деревни! А это... Широ, Джиро... Не помню...'
   - Почему вы здесь? И почему без протекторов? - Появление кусочка той жизни, в которой она была сильной и уважаемой куноичи, придали голосу девушки уверенные и твердые нотки. 'Хозяин послал их за мной! Он нуждается во мне! Я не бесполезна!'
   - Не стоит тут командовать, мы тебе больше не подчиняемся. Без протекторов мы из=за того, что Деревня не оправдала надежд господина и больше не нужна ему и нам тоже. - Командир группы явно был не прочь поговорить. - А здесь мы потому, что ты не оправдала надежд господина в той же мере, что и его Скрытая Деревня. Он не может допустить, чтобы эксперимент, да еще оказавшийся неудачным, разгуливал там, где ему вздумается, да еще сопротивлялся Проклятой печати. Так что мы здесь за твоей головой. - В голосе говорившего прорезались издевательские нотки. - Всегда мечтал это сделать... Бывшая Хранительница Северных Врат ныне несуществующей Деревни Звука, Таюя-сама!
  
  Каждое слово бывшего подчиненного падало прямо в душу подобно тысячетонной гранитной плите. 'Неужели тот заср... парень был прав? Нет, этого не может быть!'
  
   - Заткнись, жопоголовый ублюдок! Я вобью эти слова в твою вонючую глотку!
   - Ну-ну, попробуй. - Шиноби насмешливо скрестил руки на груди.
  
  Таюя выхватила из-за пояса флейту.
  
   - Готовьтесь к смерти! - 'Проклятая печать. Активация!'
  
  Весь месяц с последнего боя девушка не пользовалась силой печати, будто чего-то опасаясь. Но сейчас нахлынувшее ощущение силы смывало прочь все сомнения и... не отдав и десятой части тех возможностей, что были доступны раньше, сменилось такой жуткой болью, какой она никогда раньше не чувствовала. Ее горящее в невидимом огне сознание пронзила только одна мысль: 'Значит, это правда... Орочимару-сама отрекся от меня... Осталось только умереть...'
  
   - Ну что, теперь понятно, кто ты есть? Ты - наша добыча! - произнес командир, подходя к дергающемуся в конвульсиях телу. - А знаете, ребята... Орочимару-сама приказал нам принести только ее голову и кусок с печатью... А на все остальное у меня сейчас появились несколько другие планы... Обожаю такие моменты! Когда им больно, они так приятно дергаются и извиваются в процессе... - С этими словами командир стащил с головы маску и предвкушающе улыбнулся. - Знаешь, Таюя... Никогда не думал, что мы с тобой окажемся в такой ситуации, но от этого только приятнее. Я уже весь дрожу от нетерпения! Так, я первый, а вы там очередь распределите. В карты можете сыграть, - он хохотнул. - Это надолго!
  
  Ее тело корчилось от невыносимой боли, она смирилась с предательством хозяина и не находила причин жить, приветствуя смерть и ожидая ее как избавления, но это... Волна отвращения накрыла ее с головой, на пару мгновений заставив отступить даже боль от Проклятой метки.
  'Нет... Только не это... Только не так... Но что я могу? У меня ведь ничего не осталось больше, я слишком зависела от Метки Хоз... Орочимару, а он не просто захотел забрать мою жизнь... Он захотел забрать все, что у меня есть!... Ну что ж, в конце концов тот смешной не по росту серьезный парень обещал, что придет... Надеюсь, он успеет хотя бы отомстить...'
  
  Командир, уже начавший разматывать матерчатый пояс на штанах, остановился, заметив, что рука девушки, до этого момента в судорогах впивавшаяся ногтями в землю, вдруг потянулась к сумке и достала кунай странной формы с какими-то символами на оплетке рукояти.
  
   - Фуин: Кай! - Прошептала Таюя непослушными губами и попыталась перехватить оружие за рукоять.
   - Не сдаешься до последнего? - Мужчина наступил на ладонь своей жертвы. Рука разжалась и кунай погрузился в землю. - Ты, как я и думал, горячая штучка! Мне нравится!
   - А мне не очень нравится то, что здесь происходит. - Молодой, но до жути серьезный голос заставил команду бывшей деревни звука изумленно вскинуть глаза. Рядом с лежащей девушкой стоял непонятно откуда появившийся красноволосый парень, серьезно смотревший на них.
   - Т-ты кто? - Вместо ответа на свой вопрос стремительно выпрямляющийся мужчина увидел только мелькнувший кулак, окутанный странным зеленым сиянием.
   - Дед Пихто, хоть по-местному это и не в рифму, - непонятно ответил парень, проводив взглядом отлетевшее к дальним деревьям тело главаря. - Стоять. - Бросив это слово остальным, быстро сложил печать. Сзади появилась его точная копия сам же он склонился над Таюей. - Вижу, что тебе очень больно, просто скажи, что с тобой? Ты ранена? Гендзюцу? Ниндзюцу? А то Шосеном искать - займет время.
   - П-пе...чать... - В два приема смогла прохрипеть девушка.
   - Хм, вот, значит как... Орочимару подстраховался... Интересно... - бормоча себе под нос, красноволосый быстро оттянул ворот балахона, одетого на девушке приложил ладонь к Проклятой печати. Внезапно боль исчезла. Девушка поспешно выпрямилась и поправила одежду. Почему-то было стыдно.
   - Ну как, сработало? Тут не совсем обычный случай, печать... Она как бы и активировалась, но в то же время как бы...
   - А ты все такой же нудный засранец - К Таюе стремительно возвращалось душевное равновесие. - Ты не заметил, у нас проблемы, - После кивка в сторону оставшихся противников, все это время опасливо переводивших взгляды с копии парня, пристально следившей за ними, на валяющегося неподалеку тело главаря, сильно закружилась голова.
   - Да, проблема есть. - Кивнул ее спаситель. - Что думаешь делать дальше? Твоему бывшему хозяину... Впрочем, об этом я уже говорил. - Парень... "Комура Айдо", внезапно вспомнила она... ожидающе посмотрел на нее, не дождался ответа и продолжил. - Ты, конечно, можешь пойти со мной, но есть препятствие.
   - К-какое? - Слова неожиданно дались ей с большим трудом. 'Я что, боюсь, что он меня бросит? Да пошел он на хрен, благородная задница! Будет еще мне тут условия ставить!'
   - Рядом со мной не может быть рабов, слуг, инструментов и подопытных. Для всего этого у меня есть клоны...
   - А вот хрен тебе во все рыло. На себе эксперименты ставь, рабовладелец доморощенный, - неожиданно еле слышно буркнул клон. Таюя вздрогнула, а Комура едва заметно улыбнулся уголком губ и продолжил:
   - Рядом со мной могут находиться только друзья. Если ты согласна попробовать подружиться - идем со мной.
  
  Куноичи смотрела на протянутую ей руку, а в голове кружился вихрь мыслей и воспоминаний. Грязная припортовая подворотня, 'Интересный экземпляр', клетка, Печать и маслянистые глаза главаря подручных Орочимару... И спокойный, хоть и такой молодой, голос: 'Не стоит трогать ее', 'Ты позовешь и я приду', 'Давай попробуем подружиться' и рука, протянутая преданной единственным человеком, которому она была верна, девчонке... Таюя мгновение помедлила и решительно ухватилась за протянутую руку:
  
   - Хорошо. Только, если не хочешь, чтобы я тебя убила, тебе придется отвыкать от привычки нудеть. Достало аж пи**дец.
  
  Айдо широко улыбнулся:
  
   - Прекрасно. Тогда у меня тоже будет условие.
   - Чего тебе еще? - Куноичи настороженно уставилась на парня.
   - Ты сменишь имидж и перестанешь подпоясываться этой фиолетовой веревкой. А то, когда я ее вижу, мне угрожает смерть с выплюнутыми от смеха легкими. И еще, - торопливо продолжил он, не давая возмущенной девушке вставить ни слова, - это ведро на твоей голове меня просто убивает. Мне кажется, тебе будет лучше с распущенными волосами. А теперь... - От такой наглости у ошеломленной Таюи перехватило дыхание и Айдо безнаказанно смог обнять ее за талию. Комура заглянул в наливающиеся жаждой убийства глаза девушки и закончил, - ... идем домой!
  
  И мир моргнул.
  
  Глава 6.
  
  Кой черт!.. Нет, кой хрен!.. Я спрашиваю, кой хрен меня дернул не только воспользоваться Хирайшином именно в тот самый момент, не просто прыгнуть на метку в доме Шина, но и запечататься в пустоту?! Какого хвоста биджу мне приспичило присмотреться к новому маячку?! Я, блин, не Чип и Дейл в одном флаконе, а Таюя не Гаечка! Фух, Айдо, успокойся, хватит истерить... Если бы не это, она бы умерла, да и в зеркало мне после этого было бы смотреть не очень приятно... но какая разница, если сейчас она пошла гулять по деревне, напичканной печатями самого разного назначения! Результат будет тем же, но ответственный-то - я! Мало ли что со старым фуин за столько времени произошло?! А она же сейчас без сил почти, ей и просто чакровыброса из разрушающейся печати может хватить с головой! Ну вот кто поймет этих женщин? Сначала почти неделю просидела в своей комнате, даже поесть через раз выбиралась, клоны целую службу доставки организовали, а сейчас не дозваться, не найти! Вот же... девчонка!
  
   - Таюя! ТА-Ю-Я!!! - Вопль раскатился вниз по улице. - Таюя, мать твою я! - Упс, простите, не удержался... От ближайшего здания с бригадой клонов раздались отдельные смешки. И правда забавно получилось, хоть и по-русски...
   - Эй вы там, хватит ржать! Проблема-то серьезная! Вот появится у нас в хозяйстве 'тушка девчоночья, отжатая в собственном соку, одна штука', тогда я посмотрю, как вы будете веселиться!
  
  Смех стал громче, постепенно переходя в нездоровый ржач, а я резко замолчал. А чего это я сам хохмить-то начал? Ситуация ведь достаточно опасная, но почему-то беспокоюсь я только мозгами и желания бежать и спасать нет никакого. Опять интуиция?..
  
  От обдумывания своего странного поведения меня отвлек голос за спиной:
  
   - Чего разорался? Я здесь.
  
  Резко обернувшись, уже открыл рот для отповеди, но девушка продолжила:
  
   - И что это за странный язык, на котором ты иногда разговариваешь? Там же половину звуков не произнести.
  
  Я подавился заготовленной фразой и медленно подобрал челюсть. Ну и что на такое отвечать? 'Это мой родной язык, а сам я проклятая душа из другого мира, отправленная сюда искупать грехи'? Насколько я знаю, по тутошним меркам в этом ничего криминального нет, но само заявление задает определенное отношение... Представив, как кто-то говорит мне нечто подобное и очень удивляется, когда я начинаю озираться в поисках таксофона с кнопками '03', я, не удержавшись, фыркнул и сказал совсем не то, что собирался:
  
   - Это особый тайный язык, используемый для техник Призыва. - Ага, и Отзыва, если почаще использовать мантру 'идите все на...'. - Как видишь, работает, раз ты здесь появилась. Но я тебя звал не за этим. Почему ты опять ушла и ничего мне не сказала? Если меня не было поблизости, могла через любого клона передать, вон их тут сколько. Ты понимаешь, что это опас?..
   - Слушай, ну ты достал уже, сколько можно? Куда хочу, туда хожу. Или ты мне запрещаешь?!
   - Нет, не запрещаю, конечно, но... - Блин, а может, не стоило ее спасать? Она бы тех уродов прекрасно довела бы до того, что они бы сами убились. Фейспалмами, ага...
   - Ну а тогда харе пи**еть уже, высказался и хватит с тебя. Что хочу, то и делаю!
  
  И вот тут меня накрыло...
  
   - Слушай, ты, наглая девчонка! Ты понимаешь, как здесь опасно?! Ты понимаешь, что сейчас тебя размажет любой чакровыброс, не говоря уже о работающей защите?! Да клоны едва не каждые пять минут что-то откапывают, шагу ступить нельзя! Я каждое утро их по сотне заново создаю! И, между прочим, чувствую все то же, что они! Интересно попробовать? Только не забывай, что для тебя эти ощущения станут единственными, неповторимыми и последними! Если тебе так не терпится сдохнуть - водовороты вокруг острова в твоем распоряжении, заодно рыбок покормишь, пользу принесешь и кровавых ошметков на улице не оставишь! А меня от твоих суицидных попыток избавь! И прекрати материться, сколько можно?! Охренела вконец!.. Да иди ты в!..
  
  Я замолчал, так и не закончив последнюю фразу. Под расширившимися глазами Таюи гнев и злость испарились, будто их и не было. Мда, воин, а ведь это залет, орать точно не стоило... Сейчас она попытается врезать мне по морде, я этого не позволю и... и все. Совсем все. Эх...
  
   - Я просто беспокоюсь за тебя и не хочу, чтобы ты пострадала... Если захочешь уйти - скажи любому клону, он мне сообщит. И... будь осторожнее.
  
  Да уж. Надо немного поработать над своими социальными навыками. А то привык общаться с клонами, а рядом с живым человеком и трех недель не протянул... Ну, значит, судьба. Схожу-ка я к четырнадцатой бригаде, они там что-то новое вроде откопали.
  
  Вдруг из-за спины донеслось:
  
   - Извини...
  
  Я быстро развернулся. Девчонка подняла глаза, показавшиеся мне огромными карими омутами и повторила:
  
   - Извини... Здесь очень красиво... я никогда раньше не была в Скрытой деревне, кроме Звука, но там все постройки одинаковые... А в Листе было не до красот... Тут очень интересно просто гулять и смотреть на дома... Они все чем-то различаются. И лес... Он тихий...
   - Но...
   - А насчет печатей... Нужно было сказать тебе... Я их чувствую... Совсем немного, но могу различить заряженные и обойти. Я не должна была молчать об этом... Извини, пожалуйста!
  
  Я стоял и молча слушал. Все то, что я знал об этой девчонке, говорило о том, что она скорее убьет того, перед кем виновата, чем извинится. Неужели за пару недель рядом со мной она так изменилась? Тогда зря на себя наговариваю, я просто великий социальный работник!
  
   - И ты меня тоже извини, не стоило повышать голос. Ну что, мир? - А про то, что она чувствует печати - хм-хм... Значит, она точно Узумаки... А насчет 'слАбо' - это мы еще посмотрим.
   - Мир. - Таюя дернула губами в подобии улыбки. - Ну, я пойду? А то базарить достало уже. - И, не дожидаясь ответа, убежала вниз по улице.
  
  Я покачал головой, смотря ей вслед. Да, кое-что совершенно не меняется... И как отучать? Так просто, как с одеждой, уже не выйдет. После того, как я стащил у нее эту угарную веревку и чудовищное головное ведро, она откопала в груде более-менее целых вещей довольно стильную, хоть и балахонистого вида, черную... хм... шмотку (Ками ведает, как называется эта фигня, спаси Рикудо еще и от этих знаний...) и стала выглядеть гораздо симпатичнее. А еще - один клон говорил, что из кучи барахла пропала миленькая зеленая пижама... Так, спокойно... Птички, солнышко... А мне ведь скоро четырнадцать... Интересно, Таюе пойдет подарочный бантик?.. Тьфу ты, угомонись, извращенец-инопланетянин, забыл, что она недавно пережила? Даже думать в ее присутствии не смей о той бредятине, что тебе в голову пришла, такие вещи даром не проходят.
  
  Мысли поневоле свернули на события двухнедельной давности...
  
  ... - Отпусти!.. - Девчонка рванулась от меня, но затем резко остановилась. - Это что за нахер? Где мы?
   - Добро пожаловать на Узушио - Остров Свободы! А это местные жители, знакомься - Комура Айдо, Комура Айдо, Комура Айдо, ну и, конечно же, Айдо Комура, куда без него. - Все названные клоны третьей бригады, в середину которой я переместился, приветливо помахали руками и одновременно улыбнулись. Так, главное не заржать, а то испорчу эффект...
   - Что за бред ты несешь?! - Надеюсь, этого хватит, чтобы отвлечь девчонку от только что произошедшего. А то время уходит.
   - Не обижайся, это просто шутка. У тебя такие красивые глаза, когда ты злишься! - Блин, мне показалось или она на мгновение покраснела? Ей что, никто никогда комплиментов не говорил, что такая чушь с огромной бородой прокатила? Мда, это будет сложно...
   - Так, оставляю ее на вас, - Клона, оставшегося на поляне, развеяли. Шустрые, скоты... Все, хватит веселиться, пора за дело. - Накормить, обогреть, найти комнату, помочь с мебелью, ответить на вопросы. - Я по делам, скоро вернусь.
  
  И, сопровождаемый взглядом распахнутых от удивления карих глаз (м-м-м, миленько... проклятые гормоны...), перенесся обратно на придорожную поляну. Подручные Орочимару, успокоившись после устранения клона, столпились вокруг главаря.
  
   - Хирайшин опять без хлопка... И опять мое появление стало для всех сюрпризом. С одной стороны, это неплохо, значит, мастерство растет, а чакропотери уменьшаются... А с другой - как же теперь быть с пафосным появлением супергероя, с громом и в клубах дыма? Придется расстаться с мечтой о синих лосинах и красных шелковых трусах поверх, а я уже и выкройки сделал... - Бормоча себе под нос, быстро разрядил Сейши \*Неподвижность\ в змеиных шестерок, едва успевших обернуться.
   - Да-да, ребята, все только начинается, - ласково улыбнулся я им. - Вы же не думали, что я забуду о том, что тут произошло?
   - Ч-ч-то тебе надо? - Прохрипел самый смелый.
   - О-о-о, вы будете приятно удивлены. Но пусть это останется сюрпризом! А пока давайте посмотрим, что есть у таких замечательных личностей при себе. Может, что-то ценное?
  
  Мародерка вражеских тел (ну а как их еще назвать?) не принесла ничего интересного. Стандартный набор - кунаи из хренового железа, кривые взрыв-печати (блин, я свою самую-самую первую и то чище нарисовал...), какое-то не опознаваемое с первого взгляда барахло (магии тут нет, на артефакты рассчитывать нечего как и на плюсы к статам от шмотья, так что в топку. Я не настолько низко пал, чтобы в чужих трусах из любви к искусству копаться)... Жаль, но среди них не оказалось ни одного специалиста по оружию, в последнее время я усиленно мечтаю хоть о кунае из чакропроводящего железа (хотя сочетание самого дешевого расходного материала для шиноби и самого дорогого оружейного металла в мире - фантастика почище, чем Наруто, бьющий в глаз Саске со словами 'Не брат ты мне, гнида черножо...' ой, 'красноглазая'... Упс, не удержался). А вот дома у Тен-тен я такие штучки замечал. Там даже что-то вроде нагинаты с шестидесятисантиметровым лезвием было. А еще там вкусно кормили и всегда меня ждали... Эх...
  
  Единственной интересной находкой оказался блок бумажек из чакродерева, которые используют для проверки предрасположенности к стихии шиноби. Кажется, бумажки как-то реагируют на стихийный окрас чакры испытуемого. И откуда такие вещи в рюкзаке шиноби на задании? Я упер заинтересованный взгляд в разговорчивого (это был его рюкзак). Он поежился и все-таки решил ответить:
  
   - С позапрошлого задания завалялось...
   - Вот как? Ладно... Ну что ж, неуважаемые мною господа, с удовольствием и радостью согласившиеся насиловать беззащитную девчонку, - при этих словах все трое вскинули головы и уставились на меня, - жажду наживы я более-менее удовлетворил, осталась жажда знаний. Раздевайтесь!
  
  Ответом мне стало молчание и три пары изумленно и испуганно вытаращенных глаз. Я хлопнул себя по лбу.
  
   - Ах да, вы же не можете! Прошу простить мою неучтивость. - Активировал Меч-Из-Чакры и подошел к лежащим телам.
   - Чт-то ты делаешь? - спросил разговорчивый, когда я срезал с него куртку и рубашку.
   - А ты как думаешь? - с неподдельным интересом вернул ему вопрос я, пластая на лоскуты последнее препятствие на пути моего научного интереса.
   - Ст-той... Подожди... Ты что, хочешь чтобы мы... друг друга... изнас... - у лежащего перехватило дыхание.
   - Хм, интересная идея. Да и ход твоих мыслей мне нравится, молодец. Всегда приятно получать прямое и непосредственное подтверждение выстраданному и вымученному твердокаменному убеждению - все и всяческие гадкие поступки, мерзости и преступления творятся исключительно педерастами! И не льсти себе, однополая любовь - ориентация, а такие, как ты - образ жизни... Вот я бы в такой ситуации, например, подумал, что у меня органы хотят забрать, а ты...
   - Извини, дружок, - ласково улыбнувшись, продолжил, - воплотить твои фантазии у нас не выйдет. Видишь ли, я - принципиальный противник бессмысленных издевательств. Твое предложение имело бы смысл, если нужно преподать вам урок, чтобы впредь вы так не поступали. Но, - весело подмигнул лежащему, - в моих планах чуть-чуть больше новизны. Так что лежи и наслаждайся! - Под протестующее мычание задергавшегося, а потому сжатого печатью по полной программе мужика пинками перевернул тела лицами вниз и внимательно осмотрел.
   - Так, понятно... Проклятых Меток нет, мелкие сошки. С одной стороны - прекрасно, чистота эксперимента в безопасности, а вот с другой... В свете моего недавнего красноволосого.. хм-хм... приобретения хотелось бы хоть одного живого обладателя, а так трупы резать придется... Ладно, начнем. Видите ли, господа, - я сел на землю в пол оборота к шестеркам Орочимару, - я вернулся к вам, чтобы проверить две идеи... Одна мучает меня со времен небезызвестного вам экзамена на чунина в Конохе. О, вижу, вспомнили! А вторая пришла ко мне буквально за минуту до моего первого визита сюда. Так что вы для меня - буквально подарок Ками...
  
  Я внезапно замолчал. Вот же блин. Перед кем я тут распинаюсь? А улыбаться практически трупам, которых отделяет от этого звания только немного времени - это уж вообще... Все-таки одиночество плохо на меня влияет, клоны - это суррогат обычного человеческого общества. Ну, слава Ками, теперь хоть будет с кем поболтать, не придется бандитов в лесу ловить и с их помощью сублимировать...
  
  Под эти невеселые мысли встал, дошел до тела вожака шестерок, все еще лежащего без сознания. Быстрый Шосен - а неплохой у меня удар... Ребра сломаны, легкое порвано, сердце на последнем издыхании. Не жилец. Отлично, он-то мне и нужен!
  
  Необычная мысль посетила меня после увиденной сегодня печати прочности. Тут дело вот в чем - все печати подобного вида, включая и мою 'Крепость', работали по одной схеме - не вдаваясь в нюансы насчет круга стихий и прочего - пока есть чакра, предмет (или тело) с печатью не разбить. Утренняя же печать... Всего лишь из-за одного неверно выписанного символа она стала нерабочей... вплоть до того момента, пока кусок стены не попытались разбить. Тогда печать включалась и работала вплоть до окончания попыток ее разломать после чего снова засыпала. Повезло, что эту стену уже долбали до нас, иначе мои ребята провозились бы до второго пришествия Рикудо...
  
  Вплоть до последнего момента мысль о том, что величайшие открытия всегда совершаются по ошибке, либо вообще с перепоя, крутилась где-то на задворках сознания, но при виде безвольно отлетевшей от одного удара тушки главаря шестерок в голове одна за одной пронеслись три мысли: 'А если бы у него был еще один шанс, он мог преподнести мне сюрпризы', 'Рано или поздно, но на его месте могу оказаться я сам', и, наконец, 'символ 'Небесное восстановление' на Ли; немного подумали - печать 'Небесное восстановление' на Неджи; немного подумали - а почему бы, собственно, и нет?'. Так что все сложилось удивительно удачно... Я глубоко вздохнул, достал несколько листков бумаги (чтобы подопытный раньше времени не откинулся) и сел творить...
  
  Несколько часов спустя с чувством глубокого удовлетворения поднял голову от исчерканных бумажек. Ну вот и пригодилась мои записи по структуре фуин, не зря мучился... Основная идея была в том, чтобы уменьшить время работы 'Восстановления', добавив элемент 'Скорость'. На первый взгляд просто, но... Обе печати являются отдельными завершенными энергоконструкциями и добавлять что-то - значит получить набор бессмысленных клякс. Вот и пришлось закопаться под бумагами, ища решение, потому что все мое существо буквально вопило мне, что такое - возможно. И в теории кое-что у меня получилось. А теперь пора проверить на практике. Я разрезал куртку на теле главаря, обмакнул кисточку с чернилами и принялся за любимое дело - рисовать печати.
  
  Конструкция постепенно обосновывалась на теле мужчины, будто сама собой стекая с кисти в моей руке. Ну вот, наконец, и последний штрих. Ай да я, ай да биджев сын! (прости, мама... Хотя... я ведь почти прав, ха!). Три концентрические окружности, в которые были вписаны: внутренняя - 'Восстановление', в средней - 'Скорость', а третья работала общим ограничителем техники, пересекали шесть сквозных лучей. Печать получилась архисложная, но, если все получится - оно того стоит. После всего изученного и просмотренного я пришел к выводу, что не не нужно перерывать словари в поисках кандзи 'мгновенное восстановление', нужно сделать мое 'небесное' - 'быстрым'. И вот результат.
  
  Немного волнуясь, начал вливать чакру в получившуюся структуру. Расставшись с четвертью резерва, решил, что достаточно. Вновь глубоко вздохнул и:
  
   - Фуин: Кай!
  
  Печать вспыхнула... и исчезла. Никаких изменений в состоянии мужика (хм-хм), волею судьбы оказавшегося моим подопытным кроликом, не произошло...
  
  Наверное, сейчас мое лицо выражало крайнюю степень удивления. Потому что такого раньше не происходило никогда! Печать либо не работала, будучи неверно нарисованной и оставаясь мертвыми потеками чернил, либо работала, оказывая нужный эффект. А это... И где моя четверть резерва?!
  
  Еще пара часов копания в бумажках и вчерне ответ был готов. С фуин, особенно высокоуровневыми, оказалось все не так просто. Не просто 'нарисовал и поперло', надо было соблюсти баланс в работе всех элементов печати, если она составная. Я содрогнулся, представив, какая адовая работа меня ожидает... Но в данном случае я, кажется, догадываюсь, в чем может быть причина... Пробуем.
  
  Вновь тушь, кисточка и бумажка... Особых изменений с предыдущим вариантом не было, только 'скорость' была не одна, а четыре, по числу символов в центральной части. Ну вот кажется мне, что именно так все будет правильно... За неимением нормальной теории (не четрнадцатилетнему же пацану, хоть и необычному, разрабатывать Общую и Специальную Теорию Относ... тьху, Фуин, у меня прическа не такая и язык настолько не высовывается), будем заниматься эмпирическими исследованиями.
  
  Вновь четверть резерва долой и..:
  
   - Фуин: Кай! - И ничего не произошло...
  
  Хм. Сэкономить не получилось, заливаем чакру по полной...
  
  Наконец, сожрав примерно три моих резерва, спасибо Цунаде-химе за Инфуин (ох и дорогонько мне что-то встают такие эксперименты...) печать не смогла больше принять и слегка засветилась.
  
   - Фуин: Кай!
  
  Наконец-то! Печать засветилась, а главарь сразу же открыл глаза:
  
   - Твою мать! Что здесь проис!..
  
  Вдруг его кожа покрылась мелкими трещинами, в которых переливалось голубое сияние. Еще мгновение - и тело разорвала синяя вспышка.
  
   - Ого! Ничего себе сюрпризец... - Я машинально оглядел себя. С ног до головы в кровавой каше. Но это все неважно, главное - это что сейчас было? Впрочем, я, кажется, понял... В печати 'восстановления' были ограничения по пропускаемому объему и скорости прокачки чакры, а здесь эти ограничения убраны и вопрос только в прочности тела... Оборачиваюсь к остальным.
   - Ну, кто из вас самый сильный? - Нет ответа, только как-то резко задергались, пытаясь отползти.
  
  Ну и ладно. Нарисовав на крайнем ту же самую печать, заполняю ее чакрой и отрубаю подопытному руку.
  
   - Кай! - Печать засветилась, а рука у невезучего клиента заведения 'У Комуры' начала стремительно отрастать! И-й-есс! Но как только процесс завершился - тело снова разорвало.
  
  Ну что ж, подытожим. Первое - печать явно не для домашней аптечки, пользоваться крайне, крайне осторожно. Второе - надо работать над своим телом с целью повысить сопротивляемость, а то тоже как хомячка разорвет... И третье - надо завязать печать на Инфуин, а то моего резерва явно не хватит. Ну что ж, неплохо поработали.
  
   - Спасибо за помощь. Ваши друзья блестяще подтвердили одну мою идею. А вам - досталась честь проверить вторую. Она очень проста. Если возможно отдавать чакру посредством ирьедзюцу, то почему бы не попробовать обратить процесс и забрать ее? Вот это мы сейчас и проверим. При случае - найдите на том свете Акадо Йорои и передайте благодарность за идею. - С этими словами я шагнул к двум оставшимся подручным Орочимару...
  
  Далеко за полночь я поднимался на третий этаж относительно целого здания в комнату, которую уже привык называть своей. Неподалеку периодически слышался грохот падающих груд камней, раздавались звуки взрывов, по стенам плясали отблески на мгновение возникающих пожаров - клоны наконец добрались до первого оборонительного рубежа, на котором защитники Узушиогакуре смогли на какое-то время задержать неистовую лавину тех, кто захотел получить знание, оплаченное кровью многих десятков ошибок и неудач, абсолютно бесплатно. 'Надеюсь, клоны смогут зарисовать что-нибудь интересное. Хотя вряд ли, там и так мало кто остался', - подумал я, машинально отмахиваясь от потока воспоминаний развеявшихся копий. Завтра, все завтра.
  
  Уже шагнув через порог комнаты, услышал за спиной звук открывшейся двери. 'Действительно, а куда еще было ее девать? Жилых и относительно целых комнат тут - по пальцам пересчитать'.
  
   - Уже вернулся? Или ты клон?
   - Нет, Таюя, это я настоящий. Были кое-какие дела, прости, что оставил тебя на клонов, - бросил я, не оборачиваясь.
   - Ты что, возвращался к этим тварям?! Почему ты не взял меня?... - На этих словах я повернулся к ней лицом. Некоторое время девушка смотрела в упор, не моргая.
   - Таюя, ты спросила все, что хотела? Тогда давай поговорим завтра. Спокойной ночи.
  
  Перед тем, как зайти в комнату, я успел услышать тихий голос девушки.
  
   - Спасибо. Я никогда этого тебе не забуду... Айдо... Я...
  
  Закрывшаяся дверь отсекла меня от окончания фразы. Этой ночью мне не снилось абсолютно ничего.
  
  Глава 7.
  
   - Таюя! ТА-Ю-Я! - Вопль раскатился по улице. Мне кажется или это уже было? - Таюя, мать тв... - Я резко замолчал и осторожно оглянулся. Ну вот, с кем поведешься, от того и... Фух, кажется, ее здесь нет. Ну и слава Ками, сейчас-то я на местном языке орал, а это может быть немного обидно... - Так, и куда снова запропастилась эта несносная девчонка? Не-е-е-т, как только поймаю - тут же поставлю маячок и пусть как хочет, так и выкручивается. - Представив ее лицо после объяснений некоторых особенностей техники типа сферы обзора десяти метров диаметром вокруг обладателя, я тихо захихикал.
   - Так, это все весело, но время не ждет. У меня, блин, встречи назначены, а она прячется. А потом снова обижаться будет, что никуда не беру...
  
  Последняя неделя поставила перед всеми нами целую кучу новых вопросов и проблем. График работы, планы на дальнейшую жизнь - все потребовало кардинального пересмотра и корректировок. Течение моей спокойной и размеренной жизни вновь была нарушено. Вновь пришлось бегать, раздавать приказы и самому впрягаться в работу. В общем, круглое таскать, квадратное катать. А ведь всего-навсего - пошел дождь. Да-да, обыкновенный дождь, насколько он может быть обыкновенным на острове, то есть со шквалистым ветром и грозой. Кстати, мне показалось, что все молнии над островом били в одну точку где-то в горах...
  
  Ну так вот. Пошел дождь... и моментально выяснилось, что устраиваться жить в разрушенном здании, у которого отсутствует крыша и имеются дыры в самых неожиданных местах - было далеко не самой лучшей идеей... А я еще, помниться, удивлялся, почему у всех домов Узушио примерно одинаковый стиль постройки и практически нет выкидышей архитектора-наркомана типа некоторых образчиков конохских зданий... За титул 'Самое бредовое нагромождение стройматериала, по недосмотру Рикудо-сеннина считающееся домом' в Скрытой Деревне Листа развернулось бы настоящее сражение. Теперь-то ясно, почему. Континентальный климат, фигли, им можно...
  
  Как бы то ни было, когда я, невыспавшийся и злой, наутро после шторма открыл свою дверь, первой, кого я встретил, стала продрогшая и мокрая с ног до головы Таюя. Чего мне стоило в тот момент не опустить глаза и не покраснеть от стыда - знает лишь всемогущий Ками... 'Мокрый балахон в облипочку... Утро, в отличие от ночи, начинает мне нравиться...' Мелькнувшая было мысль под злым прищуром карих глаз поспешила спрятаться в глубинах спинного мозга, посчитав голову - недостаточно надежным убежищем в данных обстоятельствах...
  
   - Ну что, умник, это тебе не всякую чушь болтать? Что ж ты не хохочешь, как всегда, а? Чем ты думал, когда тут поселялся? Ты хоть палатку с собой взять мог? Что, язык в жопу затянул?
  
  'Вот же язва... Теперь я точно знаю, почему Орочимару хотел ее убить... Он тоже любит тишину и покой'. Картинка Белого Змея, прячущегося по углам от рассерженной девчонки, недовольной дизайном Проклятой Печати, оттолкнув первую, добежала до нервного узла над малым тазом. Там немедленно засвербело предчувствие неприятностей.
  
   - Ну... эээ... извини... Кто ж знал, что погода испортится... Мы можем на материк переселиться... Или дом построить... - Невнятное блеяние, которое я смог выдавить, не убедило даже меня самого.
   - Не переживай, - слабый намек на улыбку, - мне здесь нравится. Да и на материк пока не тянет. - Вновь сурово нахмурилась. - В общем так. Сейчас я иду искать себе нормальное жилье. И не суйся мне под руку со своими клонами, сама справлюсь. А ты подумай башкой, раз уж решил за все здесь отвечать, потому что жить в таком вот... в таком вот... - она запнулась, видимо, подбирая выражение. О, прогресс! - В таком вот бардаке я отказываюсь!
  
  Я вышел из ступора только после громкого хлопка дверью. 'Вот же... язва...'.
  
  Проблема, вставшая передо мной, несмотря на кажущуюся простоту, была серьезной. Ну да, вот так просто возьми и дом построй... Или разломанное почини... А где материалы взять? Заготовить самому? С наличными силами - не смешно, даже если бы я разбирался во всей этой кухне типа правильной сушки леса и поиска удобного места для каменоломен. Разобрать более пострадавшие здания? Вспоминаем о том, что крыши с верхними этажами были снесены по всей Узушиогакуре. Купить? А как доставлять? Я вон один едва от водоворотов удрал, а что я буду делать с целым кораблем кирпичей, а? Показывать же единственный безопасный проход в охране острова - это, фактически самому наточить топор, которым тебе отрубят голову...
  
  Решение, как всегда, пришло неожиданно. Наверное, несчастный Минато Намиказе вертится в гробу с интенсивностью реактивной турбины, глядя на то, что я вытворяю с его самой лучшей техникой, которой он остановил Третью Мировую Войну... но такова се ля ви, уважаемый папашка. Так что шинобскому грузотакси 'Хирайшин и Ко' - быть. Ведь доски ничем не отличаются от марионетки Канкуро, кроме размера..
  
  Поэтому всю прошедшую неделю я, взяв адреса у Шина, мотался по торговцам стройматериалами. Я сражался как лев, торговался как бог, буквально зубами вырывая каждый рё из жадных лап этих толстых хомяков, но все равно итоговая цена меня очень неприятно удивила. От моих сбережений осталась едва четверть, нужно еще отдать Шину деньги на продукты на полгода вперед, а фразы типа 'при покупке двадцати кубометров по цене тридцати двадцать первый вы получаете совершенно бесплатно' и 'партия кирпичей от двадцати тысяч в абсолютных ценах обойдется вам почти в два раза дешевле, уважаемый' слились для меня в какой-то невнятный гул.
  
  И вот, наконец, настал тот самый день. Все покупки доставлены в условленное место. Продавцы сначала с недоумением обводили взглядом большую поляну в лесу, но, услышав, что я собрался строить дом именно тут, молча пожимали плечами и увеличивали стоимость доставки, буржуи... Сегодня я планировал взять с собой Таюю, потому что мне кажется, что для перетаскивание груза придется изрядно растрясти мой резерв и запасы чакры, скопившиеся в Инфуине. Я рискую застрять на материке на пару дней, а бросать девушку тут одну... как-то не по-товарищески. Заодно и с Шином познакомится, развеется немного. Не все же мне одному страдать!
  
  Ну и где мне ее искать? Она так до сих пор и не сказала мне, где подобрала себе помещение, а я не особо настаивал, какая разница, а девушке приятно, но делать-то теперь что? Тьфу, вот я придурок... Блокировку метки Орочимару сам ведь ставил. Прикрыв глаза, прислушался к себе и решительно зашагал по направлению к братской могиле жителей деревни. Там-то она что забыла?..
  
  Таюя неподвижно сидела около земляного холма. Ее взгляд был устремлен куда-то вверх. Казалось, она прислушивается к чему-то. Я уже было хотел окликнуть ее, но почему-то передумал, подошел ближе и стал просто смотреть. Девушка не обратила на меня внимания, увлеченная своими мыслями
  
  Вот Таюя кивнула самой себе, в ее руках появилась флейта и... Вот, значит, как... А я, грешным делом, думал, что эта вещь для нее просто оружие... В этом качестве можно было и что попроще спроворить, глиняную свистульку какую, но на глиняной свистульке так не сыграть... Казалось, что даже ветер прекратил свой вечный шелест в листьях и траве, лишь бы не упустить ни единого звука из мелодии, которую издавала невзрачная деревяшка в руках девушки... Флейта пела, флейта говорила сразу со всеми, кто мог ее услышать... Все слова на всех языках, которые я знал, стали всего лишь бессмысленным набором звуков, бессильные передать ощущение ласкового света, подхватившего душу и качающего ее на волнах нежности и любви... На какое-то время весь внешний мир перестал существовать для меня...
  
  Придя в себя, тряхнул головой, приводя мысли в порядок. Вот это да... Не ожидал. Вдруг я обратил внимание, что уже некоторое время чувствую на себе пристальный взгляд .
  
   - Кхм... Потрясающе, Таюя... Это было гендзюцу?
  
  Она опустила голову.
  
   - Нет... Просто... Клоны рассказали мне, что здесь похоронены все, кто умер в деревне... Я пришла сюда и... Я могу чувствовать печати, я ведь тоже Узумаки, правда? У меня никогда не было фамилии, я не знала, кто были мои родители, вот и подумала, что они тоже могут лежать здесь. И решила попрощаться... А музыка... Это не гендзюцу, только что в голову пришло. Тебе не понравилось? Извини... - Она замолчала.
   - Ммм-а... - Вот черт, аттракцион 'Почувствуй себя Какаши', - Нет, музыка замечательная. Тебя кто-то учил?
   - Никто, я сама. - Девушка встала. - Ты собрался на материк? Так пошли быстрей, чего задницу плющишь?
  
  Ха. Эта девчонка практически каждым своим словом ставит меня в тупик. Вот только что душу раскрывала и - оп! - сразу язва, каких поискать. Ну ничего, долг платежом красен!
  
  Подошел к ней и быстро, пока не успела опомниться, обнял за талию.
  
   - Что? - С максимально серьезным видом посмотрел в наливающие праведным гневом глаза девчонки. - А, ты об этом? - Слегка двинул руку вверх-вниз. О, кажется, Таюя сейчас взорвется. Вот тебе за 'задницу'! Главное не заржать, не заржать... - Забыл сказать, моя техника перемещения требует соблюдения определенных условий. Одно из них - правильная поза. Теперь так будет всегда! Ну, готова? Поехали!
  
  'Все-таки с этими шуточками не стоит терять берега', - подумал я, поспешно отскакивая от девчонки в сторону подходящего Шина. 'А то такое ощущение, что сейчас моя рука лежала на талии королевской кобры'.
  
   - Привет, Шин. Знакомься, это Таюя. Таюя, это Шин. - 'Знакомьтесь, Алиса - это пудинг, пудинг - это Алиса!' Жаль, никто юмора не оценит. Слишком уже творчество Кэрролла 'не местное', не поймут...
   - Здравствуйте, Таюя-сан, Айдо-сан много о вас рассказывал. - Шин усмехнулся, видимо, вспомнил, в каких именно выражениях были эти рассказы, а девушка посмотрела на меня, подозрительно прищурившись. Я исподтишка показал рыбаку кулак, на что он только улыбнулся. - Проходите в дом, вы как раз успели к обеду, а потом я провожу вас на поляну.
   - Отлично, обед это всегда кстати! - Обрадованно устремился в дом, оставив позади девчонку, так и не успевшую ничего сказать и ухмыляющегося мужчину.
  
  Едва успев войти в дом, тут же попал в натуральный ураган. Акира с сестрой Азуми, ну конечно же... Давно не виделись.
  
   - Айдо-нии-сан, привет! Ты пришел! Папа говорил, что ты уже неделю здесь! Ты добрался до острова? А какой он, Узушио? Ты нашел древние сокровища пиратских кланов? - Водопад вопросов, задаваемых на два голоса не дали мне ни шанса ответить хоть на один. И вдруг все стихло, и в наступившей тишине Азуми удивленно спросила:
   - Ой, а кто это?
  
  Я обернулся. Таюя как раз вошла в двери, окинула взглядом комнату и подошла к детям.
  
   - Привет, ребята. Меня зовут Таюя, я... наверное, родственница вашего любимого братца. Давайте знакомиться. Вас как зовут? - С улыбкой произнесла она.
   - Какая красивая... - Я медленно подобрал с пола отвалившуюся челюсть и воззрился на редчайшую картину - улыбающаяся и мило краснеющая Таюя. Да уж, Акира, моя школа... Далеко пойдешь... Подпишусь под каждым словом!
   - А ты чего встал? На стол кто накрывать будет?! Дети, между прочим, тебя ждали, за стол не садились! Давай быстрей! - Эй, а мне улыбнуться?! Вот язва...
  
  Тяжело вздохнув и бормоча нелестные эпитеты в адрес странных людей, эксплуатирующих самого крутого убийцу в этом доме на сервировке стола, поплелся на кухню. Хм, а у нас тут свиная отбивная с гарниром... ладно, прощаю, ведь у раздачи еды есть свои плюсы - наложу себе, сколько захочу!
  
  После обеда, во время которого мелкие все время теребили девушку, мы с Шином уже собрались уходить, как к нам подбежал Акира.
  
   - Папа, Айдо-нии, можно мы покажем Таюе-чан тот заброшенный дом?! Вы ей ничего рассказывали, а ей интересно, что там произошло! Таюя-чан за нами присмотрит!
   - 'Таюя-чан', значит? - Я насмешливо посмотрел на девчонку.
   - Ну да, а что такого? - Отвернулась к стене. Ха! Как сладка месть!
   - Ладно, идите, только присматривайте за 'Таюей-чан', как бы не потерялась. А то она такая неуклюжая! - И, сопровождаемый почти змеиным шипением, с улыбкой выскочил из дома.
  
  
  Я с гордостью обвел взглядом поляну. Доски самого разнообразного размера, штабеля кирпичей, каменные блоки, черепичные плитки громоздились до верхушек деревьев.
  
   - Ну, что скажешь, Шин? Этого будет достаточно, чтобы починить пару домов или стоило еще немного докупить?
  
  Сзади раздались странные звуки. Обернувшись, я увидел, как рыбак медленно багровеет лицом, сотрясаясь в мелкой дрожи.
  
   - Шин, что с тобой, ты в порядке? - Чего это он?
   - Ох... сейчас... Простите.... Айдо-сан, скажите, вы хоть раз видели, как строится дом? 'Починить', ха! Ха-ха!... Простите... Этого хватит, чтобы отгрохать с нуля десяток домов, а то и не один, если строить нормально!
   - Н-но... как же так... - Я был ошеломлен. - Мне ведь сказали... Два дома... Усушка... Отходы... Оптом дешевле...
   - О-хо-хо! Конечно, вам так сказали, потому что все, что вы могли сэкономить - ничто по сравнению с общей суммой вашей покупки. Вам же продали почти весь запас розничных складов! Вас... это... как же вы любите говорить... ага, 'развели как лоха' и 'впарили', вот! Вы иногда употребляете эти слова в похожей ситуации. А-ха-ха... Простите...
  
  Я стоял в полной прострации, а передо мной маячило видение бутылки водки, которую обязательно надо выпить, чтобы забыться... И ведь не виноват никто, сам себя самым умным посчитал. Ну вот что мне стоило спросить совета?
  
   - Ладно, чего уж теперь... Давай приступим к делу. Шин, я сейчас начну перемещать все это на остров, а ты подстрахуй меня, чтобы штабеля не рассыпались от изменения нагрузки. Авось в хозяйстве пригодится.
  
  Интерлюдия.
  
  Дом смотрел незрячими окнами в сторону на подступающий вплотную лес. После того, как обосновавшаяся в нем банда была разогнана, по их следам пришли окрестные жители. Они искали награбленное у них добро... Дом мог бы многое им рассказать об одном красноволосом парне, о его копиях, методично простукивающих полы и стены, о ехидной ухмылке, сопровождавшейся словами 'Что упало - то пропало... А я вообще политический беженец, мне по умолчанию должны', и, может быть, этот бесхитростный рассказ о злоключениях одного несчастного дома что-то изменил бы в двух судьбах одного цвета - красной шевелюры и черепичной крыши... Но, к сожалению рыбаков, дом говорить не умел, поэтому молча смотрел, как доламывают остатки мебели, обдирают со стен деревянные панели и оценивающе простукивают потолочные балки... На некоторое время окрестный лес вновь погрузился в привычное ему спокойствие. Но только лишь на некоторое время. Потому что вскоре...
  
   - Хиро, ну сколько можно тут сидеть? Мы уже неделю тут торчим, а никакой добычи! Ты говорил, что банда Кэдзури нам поможет, а где они? Их нет! Иори ходил вчера в город, пошатался по базару... Кэдзури убит! И убийца наверняка вернется! Давай уйдем в Ю Но Куни, там нет теперь деревни шиноби, можно и товара набрать, и кошельки на их имуществе набить!
   - Заткнись! Думаешь, все вокруг такие дураки? В Ю Но Куни, Дайме, оставшись без Скрытой Деревни, в каждом поселении по десятку-два своих самураев на постоянное дежурство определил! На самураев ты пойдешь, языком их мечи ломать, а елдой доспехи крушить? А тут, под Конохой, народ расслаблен, за день-два пути от поселений вообще поодиночке ходят! Где ты еще такие условия найдешь?! Так что заткнись и сиди смирно, сейчас тут все подуспокоится и мы снимем куш! А то и вообще себе территорию Кэдзури заберем!
   - Это... Я сразу тебе не сказал, но Иори еще вчера слышал... Банду Кэдзури уничтожил Багровый Писец, говорят, что он придворный каллиграф самого Шинигами... Он записывает имена жертв их собственной кровью в Книгу Вечных Страданий за их мерзкие дела... Может, ну его, а?
   - Ну ты, хватит тут нести бред! Сам должен понимать, что это просто дурацкие сказки, которые быдло пересказывает друг другу, прячась за богов, так как у самих силенок нет! Так что заткнись и сядь!
  
  Если бы дом мог, он не сдержал бы тяжелого вздоха... Опять... Ну зачем он был построен в таком глухом месте, что каждый разбойник в округе считает своим долгом тут отметиться?... Дом приготовился терпеть очередную перепланировку под бандитский притон, как вдруг...
  
   - И тут Нии-сан говорит: 'Я выжгу это змеиное гнездо дотла! За то, что вы сделали с Акирой и его семьей я медленно сцежу вашу кровь и она зальет весь подвал этого проклятого дома! Я, Багровый Писец, верну справедливость в этот мир!' Круто, правда?!
  
  Дом не думал, что это круто. И никакой он не проклятый! Так, немного невезучий... Эта, несомненно, здравая точка зрения нашла поддержку в лице спутницы знакомого пацана. Дом подозрительно покосился на ее красную шевелюру единственным не выбитым чердачным окошком.
  
   - Хм. Что, вот так вот прямо и сказал: 'Верну справедливость?' Что-то на него не похоже. - Девушка покачала головой в сомнении. - Слишком коротко. Он бы их насмерть заговорил. - Уже гораздо тише добавила она.
  
  Мальчишка явно смутился.
  
   - Ну-у-у, он немного не так сказал... Покороче... Но, - тут же оживился он, - потом Нии-сан устроил аук.. аукци... а-ук-ци-он, вот! Он порубил на куски главарей... Азуми, заткни уши!.., всем оставшимся поотрубал головы до последнего человека, а остальных напугал до смерти! Кровища так и хлестала! А я нисколечко не боялся... ну разве чуть-чуть... а потом вспомнил маму... Азуми... и перестал бояться! Так им и надо! Нии-сан классный!.. А еще...
   - Вот оно как... Этот зануда, оказывается не совсем безнадежен... А я было подумала, что все, на что он способен, это идиотские ужимки и 'уроки дружбы'... Значит, в тот день кровь мне не привиделась... - Пацан продолжал распинаться, описывая подвиги неизвестного 'Нии-сана', который, как подозревал дом, знаком ему гораздо лучше, чем ему бы хотелось, а девушка, задумавшись о своем, еле слышно бормотала себе под нос. Но дом перестал прислушиваться, потому что вся честная компания быстро и по кратчайшей траектории шла прямо к нему! Если бы дом мог говорить, он бы немедленно заорал 'Бегите! Спасайтесь!' Но он, как самый обычный дом, говорить не умел... А вот к сожалению или к счастью - это еще предстояло выяснить...
  
   - Ты гляди, какие птички! Вот видишь, придурок, а ты боялся! Добыча сама к нам в руки идет, даже твою толстую задницу от стула отрывать не пришлось! Ну где еще нам так повезет! А ну-ка стоять, детишки! Если не будете бежать, мы не сделаем вам больно! За таких симпатичных на рабском рынке много дадут, так что я не намерен портить товар! - Человек, назвавшийся Хиро, с довольной улыбкой стоял в дверях, а изнутри дома, обступая его выходили остальные бандиты. 'Все полтора десятка', отметил дом.
  
  При виде открывшейся картины, а особенно после слов главаря дети испуганно вцепились в накидку девушки, но сама она, вопреки ожиданиям, лишь недоуменно приподняла бровь. И следующие слова прояснили причину такого странного поведения:
  
   - Кхм... Аж дыхание перехватило... Тупые обезьяны! У вас вместо голов что, горшки с дерьмом?.. Ой, ребята, простите... Это плохие слова, не слушайте! Кхм... Ну так вот... Уважаемые, вы что, совсем с ума сошли? Охотиться на людей около второго по величине города и основного порта Страны Огня?! Да после первой же пропажи Коноха ваши глаза через жо... Кхм... Вы окажетесь в очень неудобном положении со смертельным исходом! - Произнеся свою маленькую речь, девушка запнулась и задумчиво пробормотала, - А Зануда прав, в этом действительно что-то есть... Надо бы потренироваться... На нем! - На ее губах мелькнула усмешка.
  
  Тем временем до главарь, наконец, сообразил, что именно сказала ему девчонка.
  
   - Что-о-о?! Да кто ты такая, чтобы?!.
  
  При этих словах мальчишка, который до этого стоял без движения, отмер:
  
   - Как?! Вы ее не знаете? Так смотрите же! Черная одежда, красные волосы!.. Это сама Багровый Писец! Она накажет вас!
  
  На пацана в изумлении уставились все, в том числе и названная столь громким именем.
  
   - Акира... Это что сейчас было?
   - Прости, Таюя-чан... Я подумал, они испугаются...
   - Испугаются, говоришь? А почему бы и нет... Держитесь за меня крепче!
  
  Между тем по отряду людоловов смерчем пронеслись шепотки: 'Ты слышал? Багровый! Багровый Писец! Эта девчонка?! Замолчи! Говорят, после расправы с бандой Кэдзури она сложила пирамиду из отрубленных голов выше здания городской управы! А окрестные волки, обожравшись нарубленного человеческого мяса, неделю не могли ходить и их убивали палкой! Это рассказал тот, кого она освободила! Седой бедняга трясся от ужаса!'
  
  Хотя бандиты старались говорить шепотом, главарь их прекрасно расслышал.
  
   - Заткнитесь, уроды! Это сказки! Никакого Багрового Писца нет!
   - Нет, говоришшшшь? А хочешшшь, докажу? - Голос с жуткими змеиными интонациями заставил всех вздрогнуть. - Ссссмотрите и сссслушшшшайте!
  
  Начавшие косить от страха глаза бандитов увидели, как черное пятно, еще мгновение назад бывшее девчонкой, достало что-то из-за пояса, поднесло ко рту... И поляну заполнил чудовищный хрип-рык-вой... Он проникал в голову, разрывал уши, впивался в сердце обещанием скорой и неотвратимой кончины...
  
   - А-а-а! Это смерть! Бежим! - Через несколько секунд из всей банды около дома остался только главарь. Он тряс головой, пытаясь избавиться от звона в ушах.
   - Т-т-таюя-с-с-сан... Чт-то эт-то было?.. Я никогда в жизни так не пугался... Если бы я не держался за вас, я бы тоже убежал...
   - Не переживай, мелкий, просто немного музыки. И называй меня по-прежнему, уже бесполезно что-то менять, все равно не отцепится... - вспомнив о чем-то, девушка вздохнула.
   - Т-ты, проклятая подстилка! Ты мне за все отве!... Короткий мелодичный свист прервал излияния не вовремя очнувшегося главаря. Подойдя к упавшему телу, красноволосая выдернула из глазницы трупа окровавленную флейту и критически ее осмотрела.
   - Надо бы прочистить, пока кровь не свернулась... Вот что, мелкие, пойдемте-ка домой, мне кажется, прогулок на сегодня хватит.
   - Д-да, давайте... Таюя-чан, - вскинулся Акира. - это было круто! Ты почти такая же сильная, как Нии-сан! Я всем расскажу!
   - Знаешь, если так же, как ты рассказывал про его подвиги, то лучше не надо!
   - Ну Таюя-чан! Ну это же правда было! Ну, немного не так... Но было же!
  
  Весело переругиваясь, компания ушла в лес, оставив дом в так ожидаемой спокойствии и тишине гадать, кто же поселится в нем в следующий раз. Опять бандиты или хоть кто-нибудь приличный? Может быть, наконец, повезет и ему попадется кто-то вроде этих красноволосых, которые так удивительно похожи друг на друга? Этот вопрос остался без ответа и дому осталось только то, что он умел лучше всего - ждать.
  
  
  Айдо.
  
  Ф-ф-ф-ух! Я почти сделал это! Когда после возвращения к Шину я почувствовал, что еще немного и я свалюсь, на поляне остался всего лишь один штабель досок. На удивление - я справился со всей этой кучей за счет своего резерва. Инфуин решил не трогать, в конце концов, спешить некуда, а запас карман не тянет. Так что, усталый и довольный,я вместе с Шином шел к нему домой, решив пару дней пожить здесь. Ну а что, тут ведь жрать дают, резерв быстрей восстановится!
  
  Детские голоса и смех - совершенно не те звуки, которые могут насторожить, так что дверь дома я открывал со спокойной душой, но то, что я увидел и услышал, заставило меня замереть на месте.
  
  ... - И тут Таюя-чан говорит: 'Во имя справедливости, боги требуют твоей крови! Вдохни свою вонь в последний раз, грязное животное!' и одним движением отрывает ему голову!...
  
  Акира вдохновенно размахивал руками перед кучкой мальчишек и девчонок,изредка кидая опасливые взгляды на Таюю. Но она не обращала на него внимания, полностью сосредоточившись на расчесывании волос Азуми, сидящей у нее на коленях и грызущей яблоко...
  
  Вся компания обернулась на звук открывшейся двери и узрела меня, замершего на пороге. Счастливый Акира бросился ко мне:
  
   - Нии-сан, папа! Вы вернулись! А мы ходили к дому! А там!.. А Таюя-чан!... - Пацан явно захлебывался от восторга.
  
  Внезапно Азуми, догрызшая свое яблоко, решила внести свою лепту:
  
   - Таюя-чан добрая и хорошая, Нии-сан! Она нас спасла!
  
  Я медленно переводил взгляд с одного лица на другое. Вот попалось одно сердитое... Кто это? Ах, героиня рассказа... Ну, держись.
  
   - Так! - Галдеж смолк как по волшебству. - Уж не знаю, во что вы там вляпались, но, то, что я сейчас вижу, говорит мне только об одном... - Все настороженно уставились на меня, а серьезное лицо разбавила капелька опасения. - Все, что я вижу, доказывает, что имя 'Таюя' тебе не подходит! Я буду звать тебя Ю*! - И гордо улыбнулся. \*Ю - женское имя, 'Нежность'\
   - Что-о-о? Ах ты тупоголовый... - Девчонка попыталась вскочить, но вовремя вспомнила сидящей на коленях мелкой и опустилась обратно. Секунду подумала и... я не верю своим глазам!... мило улыбнулась мне!
   - Как скажешь... Зануда-кууун! - Протянула она. Все вокруг весело засмеялись.
  
  Я опустился на пол там же где стоял. Вот и все... Мой мир разрушен... Кто проболтался?... Развею!... Ладно, пусть будет так. Но знай, Учиха - я отомщу!
  
  Глава 8.
  
  ' Мы строили, строили, и, наконец, построили!' - эта фраза вертелась у меня на языке и никак не могла сорваться, потому что на местном наречии слова из милого и доброго мультика превращались в какую-то жутко звучащую литанию хвалы Сатане, наполненную страданиями мучающихся в Аду душ... А по-русски - зачем, все равно половина из присутствующих... эээ... во плоти (гусары, молчать!) смысла не поймет. Но все-таки - Чебурашка был прав. В онтологическом, так сказать, смысле...
  
  Какими же наивными и смешными казались недавние гордые мысли! Но зато теперь я знаю самый страшный секрет деревни Скрытого Листа - 'Зубастой Щуке в мысль пришло за кошачье приняться ремесло...'. Чтобы получить оригинальный дизайн деревенских зданий - достаточно заставить строить шиноби... Я сдавленно хихикнул, представив себе результат трудов архитектора на ниве массового убийства, но тут же снова погрустнел, рассматривая то, что первый гвардейский строительный батальон имени Красной Шевелюры под руководством заслуженного дрессировшика Комуры Айдо в начале своей работы ошибочно считал приличным домом. Тут не хохотать, тут плакать надо... Торчащие во все стороны балки, трехскатная крыша (как? Я вас спрашиваю, как?!), окна верхнего этажа, своим видом навевающие воспоминания о творчестве Сальвадора Дали...
  
  'Ну, я ведь на окончании строительства не трудился, только ЦУ раздал, это все клоны...' - жалкая попытка оправдания с треском провалилась. А клоны-то - чьи?!
  
   - Шеф... ты это... Ну... вот... что-то как-то так... - тихим шепотом выдал фразу, наполненную глубоким философским содержанием стоящий рядом клон.
   - Ммм-а... Ммм-а... - Какаши-семпай, несчастный, никем не понятый человек... Я начинаю осознавать, зачем вы всегда опускаете протектор на глаз... Чтобы не потерять драгоценный шаринган, после очередной выходки Наруто выбив его фейспалмами! О, как мне близка ваша боль... - Нет, ну я все могу понять... и даже простить, но издеваться-то зачем?! - Взмахом руки я указал на красную шелковую ленточку, невесть как найденную клонами посреди разрушенной деревни и ярким пятном рассекающую дверной проем.
  
  Я тяжело вздохнул, не дожидаясь ответа, и подготовился к неизбежному...
  
   - Ю, позволь представить тебе твое новое жилище. - Так, лучшая защита - это нападение! - Как ты можешь видеть, уникальные архитектурные решения создают неповторимое ощущение тепла и уюта... - За спиной - подозрительное молчание. Резко обернувшись, увидел девчонку, опустившую голову и смотрящую в землю перед собой. Эээ, не понял... То, что она видит, режет ей глаза?!..
   - Ю!
   - А?.. Что?.. Да, Айдо... Ты что-то хотел? - Она спала? Просто нет слов...
   - Твое жилище готово, принимай работу! - Даже в самом жестоком угаре иронии и сарказма назвать 'это' - домом у меня не повернется язык...
  
  Девушка наконец подняла глаза и осмотрела место, где ей отныне предстояло жить. По мере осмотра представившегося вида в ее глазах проступало удивление. Наконец она перевела взгляд на меня. Нестерпимо захотелось покраснеть. Но я не мог позволить себе потерять авторитет, поэтому стоически терпел, выпятив грудь.
  
   - Да-а... Такого я не видела никогда... Вот скажи мне, пожалуйста, как ты смог научить клонов пить саке? - Что-о-о?! - Потому что только спьяну этот шалаш можно назвать хотя бы 'жилищем'!
  
  Вот язва... Шах и мат, коварная, ты разбила мне сердце!..
  
   - Но, - продолжила девушка, - до сегодняшнего дня для меня еще никто никогда не строил дом... Ну, хотя бы пытался построить. - С серьезным видом кивнула она. - Поэтому мне очень нравится, спасибо. - Подхватила небольшой рюкзачок и направилась ко входу, но затем неожиданно обернулась. - Пойду устраиваться, если ты не против... - Улыбнулась мне какой-то усталой улыбкой и вошла в дверь, разорвав ленточку.
  
  Я стоял и смотрел ей вслед. За прошедшие с момента знакомства с семьей Шина два месяца Таюя очень сильно изменилась. Она стала менее агрессивной, стала чаще улыбаться... А еще каждую неделю гоняла меня на материк к Акире с сестрой, заставляя перед каждым визитом покупать им данго. Сама она к сладкому была совершенно равнодушна, чем я нагло пользовался, покупая вкусностей на всех и потом нагло сжирая двойную порцию... Я видел, как она периодически старается подобрать приличные эквиваленты тому, что обычно срывается с ее языка. Кажется, она считает это забавным... К сожалению, даже спустя столько времени она не перестала быть порядочной язвой и изрядной хамкой, но такой уж у нее колючий характер. Оставалось только смириться и получать удовольствие от постоянного поиска адекватного ответа на ее подколки, который не будет содержать в себе слов 'твою мать', 'хрен' и 'задница'. В конце концов, это было даже весело. Иногда... один раз из тысячи...
  
  Я встряхнулся. Мне показалось или с ней было что-то не в порядке? Никогда раньше она не выглядела такой замотанной и уставшей... Да и из-за чего тут можно было устать? Я, конечно, знал, что Таюя каждый день заходит поглубже в лес и тренируется, пытаясь вернуть себе былую форму, но раньше она никогда не доводила себя до такого состояния. Может, заболела? Тогда почему не сказала? В тот раз, после приснопамятного дождичка, когда девчонка простудилась (чему весьма, кстати, удивилась. Ну а что ты хотела, с заблокированной-то циркуляцией чакры?..), я убрал все симптомы еще раньше, чем высохла ее одежда, а на следующий день она проснулась абсолютно здоровой. Растут навыки ирьенина, Айдо, растут! Причем не только за счет плавящих мозг своей сложностью фуин-техник!
  
  Да и не похоже это на болезнь, потому что до сегодняшнего дня она никогда, находясь в любом состоянии, днем или вечером, в любом месте, не забывала огрызнуться, когда я называл ее 'Ю' (Ну простите, само вырвалось. Но согласитесь, подощло же, сейчас даже мелкие, когда забываются, зовут ее 'Ю-чан', от чего она кипит и бесится. Это так мило...) А сейчас аж два раза, а она как и не заметила... Даже 'Занудой-куууном' (О, Ками... Прости мне все мои прегрешения и отврати от судьбы красноглазого! Не хочу становиться заносчивым идиотом...) не обозвалась. Странно... Впрочем, ладно, наверное, действительно устала, все-таки ей сейчас сложно.
  
  А мне сейчас стоит подумать о другом. Есть серьезная проблема. Тот дом, который строили клоны для меня... Я ведь тоже там неделю не появлялся. И если он выглядит так же, как и этот... Пожалуй, пойду-ка я спать когда совсем стемнеет. Ночь ожидается безлунная.... Хорошо! Моему чувству прекрасного не будет нанесен тяжелейший удар. А сейчас, наверное, стоит убить время, разбирая печать на остатках стены вокруг деревни, может, что полезное выясню, наконец...
  
  Как мне потом рассказали клоны, я проторчал около стены всю ночь, попав по действие фуин, а Таюя ни к ужину, ни к завтраку не вышла...
  
  
  
  Мда, как ни крути, а посмотреть на дело разума и рук своих все же пришлось, знать, такая моя судьба. Ну что можно сказать... Как-то так получилось, что, если клонов, занимающихся домом Таюи, я, хоть изредка, но обновлял, то мой дом ремонтировали те, кто постепенно подходил из развалин деревни, заканчивая разбираться с опасным наследством клана Узумаки. В результате зданию девушки доставался опыт с первого строительства, старые же копии продолжали строить так, как они это понимали... Результат сильно меня впечатлил, а ведь, казалось, я был готов ко всему... Целых пятнадцать секунд я боролся с двумя взаимоисключающими чувствами - броситься бежать, пока 'это' не выкопалось из мостовой и не догнало меня, и - подбежать поближе, выгадывая себе несколько безопасных мгновений вне поля его зрения, прикоснуться ладонями к земле и крикнуть: 'Таджу Фуин: Геенна. Кай!'. Эта постройка что-то мне смутно напоминала...
  
  Чудом пережив первое впечатление, я тяжело вздохнул:
  
   - Что ж поделать... Ничего так получилось... Эклетичненько. Ну, будем жить. А что главное для живых? Правильно - обед! - И решительно шагнул в... эээ... постройку в надежде, что уж кухню я найду точно, чисто на интуиции.
  
  Так, это уже странно... Клон, отправленный для доставки обеда одной ехидной девчонке, не смог ее найти. В доме ее не было - на стук никто не ответил... Не понял, она что, прячется от меня? Ну блин, если ей не понравился... эээ... дизайн дома, если ЭТО можно так назвать, могла просто сказать,а не прятаться. Ну что ж, сама виновата, я этого не хотел, но меня вынудили...
  
  После того, как мне второй раз пришлось ее искать, я все-таки поговорил с девушкой на предмет получения маячка для Хирайшина. Надо ли говорить, что она с негодованием отказалась и даже, более того, буквально зубами вырвала у меня обещание не искать ее с помощью печати блокировки? Даже клятвенное обещание не пользоваться своими возможностями иначе чем в экстренных ситуациях, не помогло. Я сильно удивился такому сильному стремлению к неприкосновенности личного пространства, но согласился. Чем бы дитя не тешилось... А сейчас вот пришлось. Так что, комплексуя о поводу нарушенного обещания и заранее придумывая ответы на язвительные комментарии, отправился по направлению, где ощущался мой фуин...
  
  Уже спрыгивая с дерева на берег лесного ручья, у которого на этот раз обнаружилась Таюя, почувствовал неладное. Обычно старающаяся, в силу несколько необычного воспитания, сесть так, чтобы можно было сразу вскочить при возникновении опасности, девушка сейчас просто сидела на берегу ручья, подобрав под себя ноги и неподвижно глядя в бегущую воду.
   - Ю... - Остановившись рядом, я окликнул ее. Девушка подняла голову. Глаза у нее очень подозрительно блестели.
   - Айдо... Ты врун, обещал же по печати меня не искать... - И вновь уставилась в воду.
   - Извини... - А вот теперь я порядком напрягся. Видеть суровую, не доверяющую никому и ничему, куноичи, которой она была в начале нашего знакомства, или язвительную и хамоватую, но всегда полную сил девчонку, которой она стала, немного привыкнув ко всем нам, в таком состоянии - было... жутковато... - Ю... Таюя, скажи мне, что случилось? Не бойся, я постараюсь тебе помочь всем, чем могу...
   - Таюя... Называй уж по-старому, когда ты произносишь мое имя, то становишься таким нудной задницей, что аж зубы сводит... - Вся эта тирада была произнесена тусклым голосом без малейших эмоций. Я решительно плюхнулся рядом. Отсюда мне был виден только профиль ее лица.
   - Так, рассказывай, что произошло. Будем думать вместе. Не за этим ли нужны друзья?
   - Друзья... - девчонка бледно улыбнулась. - Помнишь, я рассказывала, почему я оказалась на той поляне?
  
  Да уж, такое забудешь... Не знаю, смог бы я больше месяца смотреть один и тот же кошмар вкупе с закладкой на подчинение, оставаясь нормальным? А она вот смогла... Помниться, я тогда еще со стыдом подумал, насколько эта девчонка сильнее меня. И отнюдь не техниками, а самым главным - волей и духом. Ведь те, у кого все это есть - смогут все, и даже больше...
  
   - Помню, конечно. А...
   - Он вернулся.
   - Что?...
   - Кошмар вернулся.
   - К-когда?... - Ой, мляя-а-а-а...
   - Чуть меньше месяца... Сначала мне просто снилась Деревня Звука... Сакон... Как мы с ним... - Она запнулась. - Потом начал сниться Хоз... Орочимару... Он что-то говорил, злился... Я сначала не могла разобрать... Потом пришла боль... А вчера, после того, как переехала, я проснулась с кунаем в руке... Он хочет, чтобы я убила! - Внезапно она повернула голову ко мне и я увидел то, что ранее считал невозможным - слезы в ее глазах... - Он хочет, чтобы я убила всех - Акиру, Азуми, Шина... Тебя... Забрала отсюда все, что можно и пришла к нему. Вчера я не запомнила расположение дверей в новом доме... Я с кунаем в руке упиралась в стену и пыталась сквозь нее выйти... - Она прижала ладони к лицу. - Мне нельзя здесь больше оставаться... Доставь меня на материк, подальше от... вас всех и я пойду... Когда идешь - этому можно сопротивляться...
  
  Сказать, что я охренел - значит, промолчать. Эмоции, которые поднялись в моей душе в ответ на рассказ плачущей девчонки, старательно прячущей слезы, чтобы ее не жалели и которая решила умереть, чтобы не умерли другие - описанию не поддаются. Жалость, ненависть, решительность - все это слишком неподходящие слова для бури чувств, которая обрушилась на меня. А самое главное - на дне души ворохнулось уже, казалось бы, давно забытое ощущение... 'МОЁ!!!'... Понятно... И все же, как эта тварь умудрилась пройти через барьер? С Учихой же такого не было, у него, как говорится, 'психических отклонений нет - просто дурак'. Я мысленно улыбнулся. Что ж, я представлял себе начало противостояния с Легендарным Змеиным Саннином несколько иначе, да и немного позже, ну да не всегда получается выбирать обстоятельства сражения...
  
  Я взял ладони девушки в свои и отодвинул их от ее лица.
  
   - Ю... Не волнуйся, все будет хорошо. - И, видя, что она хочет возразить, добавил, - сейчас иди, пожалуйста, домой, а я кое-что проверю и тоже подойду.
   - Но это невозможно, Метка... она навсегда...
   - Ю, даже если тебя съели - у тебя по прежнему два выхода. - Девушка слабо улыбнулась. - И никуда не надо уходить, мы что-нибудь придумаем, верь мне.
   - Хорошо... Спасибо, Айдо...
  
  Но этого я, бросившись бежать к своему дому, верхним путем, уже не слышал. Вот придурок, почему маячок не поставил?! Совсем уже расслабился, Цунаде на тебя нет...
  
  
  Я в раздражении отшвырнул тетрадку. И здесь ничего! Блин, ну почему мои родственнички, не поленившись нанести ментальное граффити по всей стене деревни, убив на это тучу времени и сил, не оставили после себя хотя бы одну подобную печать нормального размера, которую можно было бы разобрать и проанализировать?! Ну почему в этом ворохе, как всегда, нет того, что нужнее именно сейчас?!
  
  'Так, Айдо, успокойся и расслабься. Раз записи не помогли, садись и думай, что ты сам знаешь о ментальных техниках? А ответ прост: ничего - от слова ни хрена, кроме того, что гендзюцу - чревато отрубленными конечностями, а у Ино Яманака уже в двенадцать лет были неплохие си... Черт, блин, да во имя Рикудо, заткнись уже, достал! Тьфу, это, наверное, мозги так нервное напряжение компенсируют...'
  
  'Айдо, глубоко вдохни, сядь и подумай. Прежде всего, почему эта тварь проломила мой барьер у Таюи, хотя у Учихи такого не было? А ответ прост - Проклятую метку у красноглазика заблокировали еще на стадии роста, а у девчонки она давным-давно проникла в систему циркуляции. Барьер, конечно, ее придавил, но полностью остановить циркуляцию - значит, убить, без вопросов. Ну и что теперь делать? Устанавливать еще один барьер? Его тоже хватит на три месяца, и через пару лет Таюя вся покроется концентрическими окружностями, если выживет, конечно.' Забавно... Если ничего другого не придумается - придется поступать именно так.
  
  'А если пойти другим путем? Ведь что такое Проклятая Метка? Это, прежде всего - печать, а я - мастер печатей, хоть и самопальный. Может быть, попробовать изменить ее? Хм-хм. А вот тут и... Прости меня, мозг, я зря на тебя наговаривал, не зря ты про Яманака вспомнил, что, если поменять печать изнутри? Ни разу не пробовал, да и вообще смутно представляю себе, что я сейчас придумал, но выхода нет... Вперед, Айдо!'
  
  Я вскочил с кровати и посмотрел на часы. Вот биджу, уже почти ночь! Только бы она не уснула...
  
  
  
  Таюя уже успела немного привести себя в порядок, только неестественная бледность напоминала, что не все так хорошо, как кажется. Я прошел в комнату и мельком огляделся. По сравнению с воспоминаниями клона, помогавшего девушке затащить в комнату кровать, тумбочку и кресло, которые сейчас стоят у дальней стены, ничего не изменилось. Хм, а чего ты ожидал, интересно? Девчоночьей комнаты в розовых тонах за неполные сутки посреди разрушенной деревни с исследователем-маньяком в голове?.. Так, не отвлекаемся, к делу...
  
   - Ю... - Девчонка посмотрела на меня. - Как я и говорил, невозможного - не существует...
   - Ты такого не говорил, болтун. Слишком умно для тебя. - Улыбнулась... Ну слава Ками, сейчас главное - ее взбодрить хоть немного.
   - Хм, значит, подумал... Но неважно, главное, что я могу тебе помочь. Ты мне веришь?
   - Да...
   - Тогда ложись на кровать лицом вниз и ничего не бойся.
  
  Когда я немного оттянул ворот ее одежды, чтобы метка стала видна, Таюя вздрогнула.
  
   - Прости... так нужно. Не бойся, я не сделаю тебе ничего плохого. Может быть немного больно, потерпи, ладно?
  
  Утвердительного 'Угу' я уже не слышал, концентрируясь на Метке. Вот проявилась структура, вот энергетический каркас... Хм, она и в самом деле слилась с системой циркуляции... Плохо... И где спряталась эта сволочь? О, вот очень толстая энерголиния ... Попытаться выдернуть? Не получается... А если попробовать поменять?
  
  Я мысленно потянулся к истоку особо широкого канала, но вдруг в глазах вспыхнула черная звезда и наступила тьма...
  
  Очнувшись, я почувствовал, что лежу лицом вниз на какой-то твердой поверхности. Быстро вскочив, я оглянулся. Ох ты ж ё...
  
   - Ну и где я?
  
  Я стоял на ровной площади, вымощенной серым камнем. Во все стороны от нее отходили улицы. Какие-то были прямыми, как стрела, некоторые извивались, как змеиный след на воде, третьи оканчивались тупиком. Вдоль улиц выстроились такие же серые, как и камень площади, здания. Я попытался рассмотреть подробности, но не смог - площадь от улиц отгораживала какая-то пелена. Она колебалась, то создавая сгущения почти непроницаемого тумана, то истончаясь до полной прозрачности, и тогда за ней получалось рассмотреть немного подробностей. Кажется, это был какой-то город.
  
  Внимательно рассматривая стену, я поднял глаза наверх. На багровом небе вокруг одной оси подобно шестерне вращались три черных томое... Мля, теперь, кажется, понял, где я.
  
   - Ты в моемссс мирессс, - прозвучал голос из-за спины.
   - К черту подробности, город какой? - Невольно улыбнулся я поворачиваясь. - Шучу. Я в печати, верно?..
  
  В принципе, я был готов к тому, что увижу за своей спиной. Но в последнее время действительность все время решительно превосходила мои самые смелые ожидания. Одно стало ясно абсолютно точно - шутил я зря...
  
  Представьте себе клубок змей. Представили? А теперь попробуйте вообразить, что все эти змеи сошли с ума и им кажется, что они все разом превратились в огромного удава... Уже труднее, правда? А вместо черепа у этого чудовища... Отвратительный сплав голов человека, змеи и какой-то рептилии заставил комок тошноты подкатиться к моему горлу... Все змеи, составляющие тело этого порождения ночных кошмаров, находились в постоянном движении, создавая мерзостно колеблющие тушу монстра.
  
  Да уж, теперь я еще больше зауважал Ю. И вот это живет у нее в голове... Это я уже приготовился к такому зрелищу, а приснись оно мне - от такого ночного кошмара выскочил бы из кожи вон и забыл на кровати собственный скелет, не говоря о таких мелочах, как мокрые штаны, а она - ничего, улыбается даже...
  
   - Орочимару? - На всякий случай уточнил я, отойдя от шока
   - Для тебяссс не имеет значениясссс, букашшшшкассс. Ты ссссмог попассссть сюдассс, значитсссс тутссс и умрешсссс. Тогда барьер сссспадетссс и девчонка подчинитссся мнессс! Она мояссс!
  
  Слушать это чудище было очень неприятно. Ну да с такими-то челюстями вообще было удивительно, что оно говорит. А что делать, чакра-ссс... Тьфу!
  
   - Так эта полупрозрачная пелена - мой барьер?
   - Это внутреннний мирссс девчонкиссс - мой внутренний мирссс! А твой барьерссс - жалкая поделкассс! Он не удержитссс меняссс! Умриссс!
  
  Вдруг змеи, составляющие тело чудовища, зашевелились и стали расползаться в стороны. Они поднимали головы кверху, заползали друг на друга, все вместе создавая впечатление стремительно набухающего гнойника. Я поспешно отскочил. Так, и что мы имеем? Вот эта штука - закладка Орочимару и если ее уничтожить - как минимум кошмары Таюе сниться перестанут, а если получится, может, и Метку снимем. Однако, каков фрукт - в каждую поделку практически себя самого засовывает. И зачем ему это надо?...
  
  Тем временем шар из змей, раздувшись до размеров приличного девятиэтажки, лопнул и моим глазам предстало... нечто. Больше всего оно напоминало Гидру из древнегреческих мифов, у этого существа тоже было девять голов, вот только вместо тела была какая-то грязно-белая аморфная масса, к которой из-за барьера подходили толстые щупальца того же цвета. Время от времени они неприятно пульсировали, будто проталкивая нечто внутри себя.
  
   - Я сказал, ты умрешь! Не сопротивляйся и тебе не будет больно! - Голос отчетливо раздавался от змеиных голов, при этом их пасти не шевелились.
   - А у тебя улучшилась дикция, дружок, не поделишься рецептом? - Эх, помирать, так с музыкой! Спасибо тебе, Таюя, ты смогла мне напомнить, что я могу улыбаться не только отрубленным головам и без пяти минут кровавому фаршу, что я еще человек, а не вот такое вот... За это и змею-мутанта в Проклятой Печати авторства некроманта-маньяка замочить не жалко, хех.
  
  Ну что ж, попробуем. Эта штука не должна быть особо шустра, так что поджарим-ка мы самонаведением. От возможных ударов щит прикроет, уж на распил одной башки его хватит точно, а тем временем я на скорости подберусь поближе и спалю его Геенной в стекловату. Ну что ж, тактика разработана, поехали. 'Скорость'... Что-о-о?! Эй, это как?... А ну-ка...
  
   - Фуин: Водяной щит! Фуин: Взор Огненного дракона! - А где всё?! Ничего не работает! Посмотрев на свои руки, нашел все положенные символы на своем месте, но они никак не реагировали! Что за?..
   - Что, проблемы, букашшшка? - Ой, плохо дело!.. - Я же сказал тебе, это внутренний мир девчонки! Здесь работает только то, что она знает и помнит, или чакра, которая от нее не зависит! Ты сейчас пытался применить какие-то техники? Судя по названиям, они из наследства Узумаки? Когда ты умрешшшь, я обязательно заставлю девчонку прихватить твои записи. Техники работать не будут, потому что девчонка о них не знает, а я сейчас пользуюсь всей ее энергией! Поэтому давай закончим все быстро! - С этими словами Гидра переместилась ко мне и ударила сразу двумя головами. Рыбкой прыгнув вперед, вышел из-под удара, поднырнул под третью голову, неуклюже ткнувшуюся мне вслед, обежал тушу, перепрыгивая через щупальца и отступил на безопасное расстояние.
  
  А кое-какие законы реального мира тут все же работают, вон как медленно змеюка разворачивается. Есть немного времени перевести дух... так, что мы имеем? Мои техники здесь не действуют, потому что Таюе я их не показывал. Вот, в кои-то веки и пришла пора жалеть о своей жадности... Ни 'скорости', ни остального она в моем исполнении не видела, значит, остается бегать как обычный человек. Слава Ками, она знает, что я тренировался, так что сил надолго хватит... Рикудо, какая же сложная штука это подсознание! Стоп, хватит думать, змей уже рядом! И-и-и, по той же схеме, р-р-раз!..
  
  Так, через какое время у этого огрызка чакры хватит мозгов (или чем он там думает) сообразить, что в своем предыдущем виде в предлагаемых условиях он смог бы меня уконтрапупить на порядки быстрее? Тут, похоже, работает внутреннее убеждение каждого человека 'большое - значит медленное и неуклюжее'. Надеюсь, Ю учила в детстве физику, глядишь и змей быстрее устанет... Осторожно! Уже четыре головы подключил. И-и-и... фух, еле увернуться успел, а еще камнем по спине прилетело...
  
  Стоп! Я дебил! Уж одну технику она точно в моем исполнении видела! Так, пробуем... Черт! Маячок не ставится! А вот задержался я зря... Замах девятью головами сразу! Слишком большая площадь, не уклониться! А если... Есть, слава Богу, у твари нет лап, распустил бы меня на лоскуты, а прямо под свое тулово ударить не успел уже. Ну, попрыгали... сколько еще так бегать смогу? До первого падения в яму - точно продержусь.
  
  А я ведь не рассказывал ей, как эта техника работает! Точно не рассказывал? Вспоминай! Так, 'сними барьер и я приду', 'есть возможность тебя быстро найти', 'я буду видеть все на десять метров вокруг тебя', 'ты согласна?' и гордое 'Нет' в ответ. Уже лучше, только как пользоваться без маячков? Тьфу ты, а для Ю это так и выглядело! Взял за руку (или не за руку) - оп! - и на месте! Все равно выхода нет, потому что змеиная башка летит прямо в лоб! Быстрее, хочу вон туда!!...
  
  Ай, мля, больно-то как! Мой барьер - прочная штука. Хирайшин работает! Но странно - увидел точку, сильно захотел и - оп! На месте. Странно... Но удобно, черт возьми! Вот бы в реале так...
  
  От удивления змей приостановился.
  
   - Ты смог что-то сделать? И что это была за техника?
   - Ха, змеюка! - Выдохнул я. Все-таки порядком замотался... Надо перед Таюей побольше пофорсить, просто так, на перспективу. - А ты думал, на арапа меня возьмешь? Накася-выкуси, партизаны не сдаются!
   - На каком языке ты сейчас говорил? - Хм, что-то я в последнее время за речью не слежу. Опа, а это что? На мгновение передо мной вспыхнуло и тут же погасло синее облачко в форме человеческого тела. Мне показалось, или это была Ю?
  
  Тем временем змей перестал с разбега кидаться на меня, а стал осторожно приближаться, стараясь охватить своими головами как можно большую площадь. Он посчитал, что я просто сильно ускоряюсь? Ну и к лучшему, а пока усиленно подумаем, что еще я ей показывал? О, есть один вариант... Я тогда Мечом-из-Чакры салат попытался нарезать, Азуми развлечь. Салат нарезался вместе со столом и полом, а мелкая потом полдня хихикала, глядя на меня. Вот только видела ли это Таюя?...
  
   - Фуин: Меч-Из-Чакры! - Мда, не видела...
  
  Змей уже рядом, не будем рисковать и... хочу на восемьдесят метров ему за спину! Есть...
  
  ...Но ведь чисто логически, не могла же мелкая не поделиться такой интересной историей с остальными? Акира вон потом два дня упрашивал меня показать чакролезвие. Но мне было стыдно и я отнекивался, Шин улыбался и пытался назвать мне цену на доски для починки пола, но я от него прятался, а потом просто со стройплощадки приволок, а Таюя... Не помню... Ну что ж, попытка не пытка. Внимательно посмотрел на правую руку и представил, как из нее вырастает синее лезвие. И... получилось! Только почему-то у меня в руке удобно устроился двуручный меч-фламберг, никак не напоминавший о своем реальном весе. Хм... Интересно, это вот сейчас фантазии Ю или уже мои? Подсознание - такая сложная штука...
  
  Тем временем Гидра уже полностью развернула ко мне всю свою тушу.
  
   - Ты - противник опаснее, чем я думал. Но у тебя нет шансов, здесь тебе никогда меня не победить. Скоро ты устанешь, у тебя кончится чакра и ты растворишься здесь. Как ты думаешь, приятно терять часть себя, капля за каплей, кусочек за кусочком, очень долго, без возможности вырваться? Сдайся и я подарю тебе легк...
   - Что, теперь заболтать меня решил? Вот уж воистину - змей! Нет уж, не получится!
  
  Пусть Хирайшином, который работает тут, я не натренирован пользоваться так, как своим собственным, но это все равно Хирайшин, а поэтому... Хочу за крайнюю правую башку... Взмах... а теперь перед крайней левой, чтоб не оглядываться... Взмах... а теперь на три метра вперед, а то укусят.... А сейчас на четыре метра назад, там вроде свободно... не получается, не вижу ту точку, куда хочу, падаю! Тля, десять метров вверх... Ффух... Оглянуться...
  
  Спустя минуту я стоял на том же месте,откуда стартовал, а передо мной валялось девять отрубленных голов и разрубленная в трех местах туша, истекавшая мерзкой белой жидкостью.
  
   - Ну вот, а ты говорил 'Не победить', 'Не победить'... Или ты не так сказал? Впрочем, не важно, теперь осталось только...
   - Конечно, тебе не победить! Этот мир - девчонки, а девчонка - моя! - Щупальца, которые тянулись от туши в сумрачный город, внезапно напряглись, проталкивая через себя что-то и раны на туше змея мгновенно затянулись, а на обрубках шеи выросли новые головы. Я замер неподвижно, глядя на эту жуткую картину... ну хоть не восемнадцать голов теперь, и то хлеб... Как хорошо, что тут древнегреческие мифы не являются литературой для настольного чтения... Так, соберись тряпка! Еще заход...
  
  Спустя полторы минуты на площади валялся двойной комплект голов, а вдобавок были разрублены все щупальца, тянущиеся от туши за пределы барьера.
  
   - Ну, надеюсь, хоть этого тебе хватит? А то это уже порядком достало
   - Ты сильная, но глупая букашшшшка. - Вот черт... Щупальца заросли... - Ты так ничего и не понял... Здесь Хозяин Я! Ты можешь срубить хоть тысячу голов, распластать сотню тел, но ничего не изменится! Девчонка верит в то, что я силен, в то, что я непобедим, она боится меня! А на тебя, в лучшем случае, надеется! Но чтобы победить меня, надежды недостаточно! Ну, давай, повесели меня! Покажи мне свою решимость, дай почувствовать, как она сменится усталостью, а затем беспросветным отчаянием! Здесь так скучно! Ну что же ты! Я жду!
  
  Змей замер в середине площади, растопырив свои головы в горделивой, как ему казалось, позе. Немного покачивались в ожидании шеи, а я напряженно обдумывал одну пришедшую в голову мысль.
  
   - Знаешь, обрубок Орочимару, ты прав практически во всем, кроме трех вещей. Во-первых, Таюя боится не тебя, она боится себя, боится, что причинит вред своим друзьям, которые у нее появились. Во-вторых, иногда надежды - более чем достаточно. И, в-третьих, ты назвал меня сильным... Так вот. По сравнению с ней, я - безнадежный слабак, и поэтому ты ее не получишь! - Ну, подсознание, не подведи! - Таюя, мать твою я!
   - А?... Айдо? Где я? - раздалось из-за спины.
  
  Никогда... Никогда-никогда-никогда я не скажу ей, что значат эти слова. Техника Призыва, мля... Осторожно отступив, остановился рядом с ней. Такая же как в реальности.
  
   - Ю, привет. Мы сейчас в твоем внутреннем мире. - Уверенно и четко. Не допускать ни тени сомнения. - Ты помнишь, я собирался тебе помочь?
   - Да... Наверное. - Все-таки это не она сама. Подсознание...
   - Ну вот, я уже почти-почти закончил, но мне нужна твоя помощь. Вон стоит то, что пугало тебя по ночам, я уже почти разобрался с ним, - Таюя посмотрела на змея и ощутимо вздрогнула. - Не бойся, я смогу тебя защитить. Но победить свой страх ты должна сама, чтобы больше никогда не бояться. Поможешь мне?
   - Хорошо...
   - Тогда возьми меня за руку с мечом... Вот так. А теперь...
   - Айдо, - внезапно прервала она меня, - ты... не боишься? Он же очень силен... И может уничтожить тебя...
   - Ю, все очень просто. Чтобы не бояться, нужно всего лишь верить. Верить в себя и в друзей, которые с тобой рядом...
   - Опять твои уроки дружбы, надоел уже. - Улыбнулась девушка. - Я и так в тебя верю.
   - Тогда поверь, что я никогда тебя не оставлю и всегда буду защищать. - Ой, Ками милостивый, что несет моя бесконтрольная пасть?! Не много ли подзащитных собралось?! Ты кому башку дуришь?! Девчонка же тебе сейчас поверит!
   - Правда?
   - Правда. - Ай, пропадай моя телега! Жить-то охота! А со всем остальным потом, в безопасности разберемся!
   - Тогда, - глаза девушки сверкнули решимостью, - давай попробуем!
  
  Змей, что-то почувствовав, бросился было вперед, но меч, который сжимала девичья ладошка, поддерживаемая моей рукой, внезапно вырос метров до сорока и рухнул прямо в центр куста из торчащих голов. Сверкнула ярчайшая вспышка, ослепившая меня.... а, проморгавшись, я увидел вместо туши змея лишь большую кучу пепла, медленно разлетавшуюся по площади. Рядом с ней в рваном ритме, будто паникуя, пульсировали щупальца, которым нечего было больше восстанавливать. Таюи так же вокруг не наблюдалось.
  
   - Ну что, это все? - Спросил я, задрав голову к красным небесам с тремя запятыми вместо солнца. - Это все подлянки, предусмотренные программой аттракциона 'Проклятая метка'? Тогда отправляйте меня обрат...
  
  Одно из щупалец внезапно запульсировало гораздо быстрее и через секунду рассыпалось в пыль. Словно в ответ на это площадь ощутимо вздрогнула, а откуда-то из города послышался грохот рушащихся зданий.
  
   - Что-то мне подсказывает, что это нехорошо... - Рассыпалось второе щупальце, от последовавшего удара по земле зазмеились трещины. Не раздумывая, я бросился вперед и быстро собрал оставшиеся отростки в пучок. Грохот прекратился, а руки слегка засветились, обозначая утечку чакры.
  
  'Вот же... Отростки Метки без поддержки чакрой разрушаются и уничтожают систему циркуляции, с которой связаны. Судя по последствиям, еще парочка - и наступит конец. Ну и что мне теперь делать? Так тут и простоять до самой смерти? Какая-то безвыходная ситуация, и обратно нужно, и здесь все не бросишь. Прямо как посмотреть одновременно вперед и назад... Стоп... Одновременно посмотреть... так я это постоянно делаю!'
  
   - Права была Цунаде-сан, моя соображалка только в смертельно опасных ситуациях работает, - пробормотал я, складывая печать. Передо мной, как ему и полагается, появился клон.
   - На, держи, страдалец, - сказал я, передавая ему пучок отростков. Как и ожидалось, щупальца никакого протеста не выказали, разве что... ух ты, а я и не обратил внимания сразу - они стали меньше похожи на куски мяса и теперь напоминают скорее стеклянные трубки, по которым течет голубой свет. Значит, от качества чакры тоже многое зависит. Класс!
  
  Ну а теперь - самое неприятное. Надо отдать клону как можно больше чакры, чтобы пореже сюда заглядывать. Я сосредоточился и стал сливать в клона всю энергию, до которой мог дотянуться. Пусть сеть Проклятой Метки потребляет вроде и немного, но возвращаться сюда мне не очень хочется...
  
  Постепенно окружающий мир мерк, тогда как клон все больше и больше наливался свечением, пока резко не вспыхнул и не превратился в сияющий шар метрового диаметра. Одновременно с этим у меня закончилась энергия и я обессиленно опустился на землю, погружаясь в темноту беспамятства.
  
  В себя меня привело мерное журчание воды. Я быстро вскочил, тут же охнув от боли во всем теле. Да уж, развлекся сегодня на год вперед. Мда, но вот куда я вляпался в очередной раз?
  
  Неторопливо оглядывался. Странно, но в этом месте я не ощущал никаких неудобств, будто, наконец, вернулся из долгой дороги домой...
  
  Я стоял посредине широкого коридора, стены и потолок которого угадывались, но подробности были скрыты белесой дымкой, похожей на обычный туман, но гораздо более легкой на вид. Посередине зала прямо в полу была выдолблено широкое и глубокое русло, еще мокрое от воды, по самому дну которого бежал ручеек, звук которого меня и разбудил. Больше ничего вокруг не наблюдалось.
  
   - И что все это должно значить? - спросил я в пустоту. Мне не ответило даже эхо. - Раз никого здесь нет, пойдем проверим, где же я оказался. - Никакой опасностью по-прежнему и не пахло.
  
  Спустя некоторое время коридор закончился и я вышел на поляну. Вполне обычная поляна, деревья, кусты, трава, таких в каждом лесу полным-полно, если не обращать внимания на то, что коридор, который меня сюда вывел, был прорезан в бетонной стене, уходившей вверх и в стороны на неизвестное расстояние - белесая дымка по-прежнему не давала рассмотреть что-то вдалеке. Пощупав стену, хмыкнул и направился в центр поляны. Пройдя сквозь деревья и кусты, я оказался на берегу озера. Оно, как и ручей, совсем недавно серьезно обмелело, но было видно, как чаша озера с каждой минутой все больше заполняется водой, а в центре закручивается водоворот.
  
  'Интересно, может, от озера получится рассмотреть солнце? А то по ощущениям - давно время обеда, в сколько времени - не знаю.' С этой мыслью бросил взгляд вверх... и пораженно замер. Вместо солнца, луны, да и вообще какого-нибудь обычного неба надо мной нависала пустота. Она была столь первозданна и чиста, что взгляду не за что было зацепиться и создавалось ощущение, что над тобой висит огромный непроглядно черный камень, который в любой миг может упасть на тебя, не оставив даже кровавых брызг... 'Вот черт, куда меня занесло?' Сильно закружилась голова и захотелось присесть. 'Хоть бы стул какой-нибудь'. Не успел я задуматься о том, что на поляне стулу быть как-то не положено, он внезапно появился прямо в том месте, куда я смотрел. 'Хм... а ведь что-то подобное было со мной только что... Очередной внутренний мир? Тогда озеро - очаг, коридоры - каналы системы циркуляции, обмелевшее русло - чакроистощение, а появившийся стул... БИНГО! Этой мой собственный внутренний мир! А ничего тут у меня, уютненько, только потолок бы перекрасить!'. Я счастливо рассмеялся. 'Хоть что-то закончилось хорошо. Ну, раз уж ты мой внутренний мир, тогда - я хочу в реальность!'. Окружающее скрыл закрутившийся водоворот темноты и последнее, что я запомнил - были глаза. Красные глаза с вертикальным зрачком, настороженно наблюдавшие за мной из молодого кустарника у кромки озера...
  
  Глава 9
  
  Все великие открытия совершаются либо случайно - как Ньютон, присевший под деревом культурно перекусить и получивший яблоком по макушке, либо с перепоя - как Менделеев, нахлеставшийся перед сном кофе с коньяком, после чего ему приснилась периодическая таблица... Я, кажется, уже говорил это, но с некоторых пор к причинам для великих открытий в моем личном рейтинге добавилась еще одна - скука. Да, мне вот сейчас банально скучно... Осталось только придумать, что бы такого великого совершить?
  
  Привык я как-то за эти полгода постоянно находиться в цейтноте, приспособился к тому, что мне все время приходится что-то делать, принимать решения... Странно, но на острове, все население которого состоит из двух человек и переменного количества энергоконструктов - у меня было очень мало свободного времени... вплоть до последних дней.
  
  Второй гражданин, вернее, гражданка Острова Свободы тоже, видимо, исчерпала весь запас неожиданностей, подготовленный ею за всю ее недолгую жизнь. Но, конечно, качество этих сюрпризов было...
  
  Момент моего триумфального возвращения из блужданий по внутренним мирам я буду вспоминать, наверное, всю оставшуюся жизнь, потому что первым, кого я увидел в этом грешном мире, была спящая Таюя. 'А она и правда красивая, правильно Акира заметил. Неплохой сон, утро начинает мне нравиться... '. И вот после этой мысли на каком-то этапе отключившийся от переизбытка впечатлений мозг вдруг резко врубился, заставив меня судорожно завертеть головой. Я находился все там же, в комнате Таюи, но при этом лежал на боку в ее кровати, а напротив, удобно устроив голову на моей вытянутой руке, спала владелица помещения...
  
  'Черт! Я ведь не сплю! Что произошло? Как? Как я мог докатиться до такого - проснуться в одной кровати с симпатичной девчонкой и ничего не помнить?! М-мать! Заткнись, извращенный мозг! Что тут произошло и как мне теперь с этим жить?!'
  
  Поток панических мыслей прервали задрожавшие ресницы моей визави. В голове воцарилась испуганная пустота. Девушка приоткрыла глаза, пару раз мило моргнула и посмотрела на меня. По мере осознания, что именно она видит и в каком положении находится, ее глаза открывались все шире а лицо медленно краснело. Для меня вся эта картина представлялась будто чередой последовательных кадров в неисправном, а потому медленном видеопроигрывателе... Вот девчонка приподнялась, открыла рот, явно не для того, чтобы пожелать доброго утра и... Впоследствии я так и не смог вспомнить, наводился ли я на какой-то маячок для прыжка или моя испуганная воля смяла реальность, позволив, как во внутреннем мире, просто сбежать в безопасное место... Да уж, Минато... Ты практически спас сыну жизнь, хоть и не совсем тем способом, каким ждал. Большое тебе спасибо за такой эффективный метод сбегать из постели рассерженных девушек... Хм, а может, ты и сам?.. Стоит мне искать по Конохе сводных братьев или лучше маме пожаловаться? Что-то мне подсказывает, что в таком случае ты воскреснешь гораздо раньше положенного и не так, как можно было бы ожидать, мама - она такая... Брр...
  
  За последовавшим завтраком мы с Ю, взглянув друг на друга и покраснев, молчаливо договорились не обсуждать это экстремальное пробуждение. А потом я устроил ей полный осмотр. Надо же узнать, чего я наворотил в бедной девчонкиной голове...
  
  Прежде всего, выяснилась одна замечательная вещь - ничего о событиях в печати и ее внутреннем мире она не знает и не помнит. После того, как я положил ладонь на ее печать, она почувствовала острую боль и потеряла сознание. Когда она это сказала, я чудом сдержал вздох облегчения. Слава Ками, в этот раз длинный язык до цугундера не довел, а то уж слишком неоднозначно то, что я ей там наговорил... Да, Айдо, но ты ведь сам обещал быть с ней.... Но мы ведь друзья, а друзья и так всегда рядом?... Подумаю об этом потом, сейчас есть чем заняться и помимо глупых сожалений....
  
  А вот результаты визита слона по имени Комура в посудную лавку Белого Змея откровенно меня разочаровали. Кажется, дорогой друг, ты после своих геройств рассчитывал снять Метку? Забудь, Орочимару тебе не какой-то жалкий дилетант, его фуин - на голову выше всего, что я видел до визита на остров, что, вспоминая о предательстве в Узушиогакуре и о том, что до ухода из деревни Змей был на очень хорошем счету и вполне мог часто бывать у союзников - заставляет задуматься. Впрочем, эта теория базируется только на догадках и предположениях, так что не время и не место...
  
  В общем, получилось следующее. Я почему-то напрочь забыл, что Проклятая метка - комплексный энергоконструкт. Чакра Орочимару в печати отвечала за ментальное воздействие на носителя... и играла еще какую-то, непонятную мне роль, и именно за этим все структуры метки, проросшие в систему циркуляции, замыкались именно на ней. Складывалось впечатление, что в один прекрасный момент этот элемент должен был полностью подчинить всю чакру организма и направить ее на... Что? Нет, не понять, слишком мало я знаю...
  
  За усиление же носителя, равно как и мутацию в неудобьсказуемое нечто (Да, я видел, во что превратилась Ю в конце сражения с Шикамару и это мне категорически не понравилось. Для такого комплекта рогов у нее и парня нет! Пока нет... Тьфу ты, хоспади, прекращай уже, девчонка тебе доверяет а ты невесть о чем думаешь. И вообще, тебя в Конохе ждут!..) отвечала другая часть. И она была наполнена какой-то странной чакрой - жесткой, агрессивной, и, как мне кажется, не вполне человеческой, где только взял, вивисектор чертов... Посредством Проклятой печати она была связана буквально с каждой клеткой Таюи и убрать ее можно было, только выдрав с корнем вместе с системой циркуляции. Итог этой операции был немного предсказуем...
  
  За мое минутное замешательство при устранении закладки Ю расплатилась разрушением двух магистральных каналов в левой руке и левой ноге. Обнаружив это, я чуть не отгрыз собственные руки. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день. Приехали... И что мне теперь делать, такие травмы только Цунаде лечить умеет... Но что-то мне подсказывает, что тащить в госпиталь Конохи девчонку, отметившуюся при убиении Третьего Хокаге и уволакивании в неизвестность последнего Учихи, даже при эпических масштабов раздолбайстве, царящем в Листе, будет большой ошибкой... Тут даже Наруто будет пеной исходить, за родимого-то Саске... Я уже было приготовился все-таки оттащить Ю крестной и грустно прикидывал наши шансы выжить до того момента, как нам поверят, что мы не работаем на Орочимару (ну не мог я бросить все как есть, не мог... Что это - слюнявая забота или циничный расчет - мне глубоко плевать, я хочу, чтобы девчонка не осталась инвалидом, и точка. И пусть все идут... вдаль, предварительно спросив у Ю дорогу!), но вовремя вспомнил, что есть и другой способ. Так что теперь Таюя щеголяет выглядывающими из воротника и рукавов балахона концентраторами 'Небесного восстановления'. Вроде бы каналы медленно восстанавливаются, хотя энергии я на это жгу - жуть просто...
  
  Единственный положительный момент во всей этой истории был в том, что собственный резерв девушки, наконец, оказался разблокирован и даже немного подрос. Огрызок Орочимару постоянно жрал ее чакру, перерабатывал в свою и уже за счет нее поддерживал сеть своего ПрОклятого паразита. Мой же клон ничего не забирал, только отдавал. Строго говоря, это был уже далеко не клон, скорее, такой же кусок, только на этот раз меня, что и был там раньше... Когда я переделал ограничитель Метки, убрав подавление естественной циркуляции, и сообщил эту новость Ю, она чуть было не расцеловала меня (жаль, что чуть...) и, взбежав по ближайшей стене, унеслась по верхушкам зданий в сторону леса - тренироваться. Я остался задумчиво смотреть ей вслед и размышлять, прав ли я был, что не стал с ней обсуждать даже мной самим смутно ощущаемые последствия от отпечатка моей личности в контуре ментального контроля Проклятой печати? А, Ками знает, авось пронесет, уж ничего плохого я ей точно не хочу...
  
  Тем временем клоны продолжали разбираться с фуин, раскиданными по деревне, но к текущему моменту это занятие выродилось в банальную работу по разминированию территории, так как все печати, использовавшиеся в системе защиты, были уже аккуратно исследованы и зарисованы в тетрадку, а жить на минном поле, хоть и с возможностью такую мину почуять - приятного мало... Можно было вообще построить клонов цепью, как беляков на Гражданской, и отправить прочесывать деревню, но мне не нравилась мысль о разбазаривании своих сил таким образом, так что на окраинах деревни все еще продолжалась возня. Кто-то что-то тащил, кто-то копал, а кто-то задумчиво кидал камушки в центр явно активной, но никак не желающей срабатывать печати...
  
  Да, наверное, мне самому стоило бы выучить все мои записи, но я не видел в этом особого смысла. Все печати, найденные в руинах, были одно-, максимум двухсимвольными, как маскировочная, например... и все были стационарными. Да, при желании можно было разобрать их на составляющие и постараться получить что-то новое... Но мне это было не особенно нужно. Пожар, взрывы... все это у меня уже было,собственного изобретения и гораздо лучшего качества. Да, сейчас я вполне способен, при наличии времени, превратить какую-либо территорию в неприступный и смертельно опасный укрепрайон, который будет недоступен для всех, кто хочет получить хоть какую-то добычу, а не применяет тактику выжженной земли. Но вот только зачем мне все это запоминать, у меня ведь будет время полистать тетрадку... Вот в печати, которая создает водовороты вокруг острова, и в гравитационной, которая в подвале башни, я бы с удовольствием покопался, но пока что я не могу их найти...
  
  Результаты разбора завалов наконец-то прояснили для меня причину, по которой Деревня Водоворота столь быстро проиграла сражение... Дело в том, что армия любой численности, вздумавшая захватывать знания клана Узумаки обычным способом, то есть пытаясь обеспечить сохранность захватываемого, очень быстро осталась бы портить воздух на улицах деревни своими гниющими останками - я уже про время и укрепрайон говорил... Со всей ответственностью заявляю, что единственная тактика, которая в данном случае может принести успех - массированный зерг-раш и молитва всему местному божественному пантеону, чтобы чакра у защитников кончилась раньше, чем солдаты у нападающих, что при наличии среди защитников деревни хотя бы роты таких, как я или Наруто, переходит в разряд почти гипотетической возможности. И это не вспоминая о возможном существовании, так сказать, селекционных Узумаки... Да хоть и мою маму взять - Кушина Узумаки много лет собственными усилиями держала полноценного, не разбитого на два куска Девятихвостого так, что он даже пикнуть не смел, а ведь у нее обязательно должен был быть папа... Так что затея с нападением в свете открывшихся фактов представлялась откровенной придурью и массовым самоубийством... если не рассматривать особенности поведения членов моего клана. Все - ВСЕ! - важные места и вещи, типа библиотек, архивов, хранилищ и прочего были прикрыты собственными дополнительными защитами! И этот факт буквально кричал, что без предательства тут не обошлось. Нападавшая армия, не размениваясь на мелочи, методично долбила техниками массового поражения, перемешивая небо и землю... разрушая материальную основу стационарных ловушек и по максимуму разряжая персональную защиту стратегических мест. Такую тактику не мог разработать никто, кроме существа (человеком мне его назвать сложно), которое было очень хорошо знакомо с манерами и традициями в деревне... Из всего этого следует только один вывод - мало кому можно доверять. Но предателю я бы с удовольствием пожал его мужественный череп...
  
  
  Эх... Конечно, неплохо прохладным летним вечером сидеть в кресле-качалке, грея в руках пузатый бокал с десятилетним арманьяком, и мысленно переносясь в деньки минувшей славы... Но за отсутствием в прямом доступе собственно арманьяка и кресла-качалки придется завязать с воспоминаниями и все-таки ответит на серьезный вопрос - чем же все-таки заняться?
  
  Хм, а ведь я только что жаловался, что не могу найти центр системы защиты острова... Так вот он - шанс. 'Да и прогуляюсь заодно, свое наследство осмотрю' - подумал я. Прекрасно, а то в последнее время что-то неуютно себя чувствую. То ли из-за того, что в обороне острова зияет ничем не прикрытая дырка - заходи кто хочет, как в Конохе... То ли потому, что Ю, как мне кажется, уже почти сообразила, почему именно подрос ее резерв. А предсказать ее реакцию на такие новости я не возьмусь. С равным успехом это может быть как попытка убийства одного наглого ползуна по чужим мозгам, так и вешание на шею со словами 'Спасибоспасибоспасибо!'.. Хм, ну эт я загнул, конечно... Скорее небо упадет на землю, а Какаши не дочитает очередной опус Джирайи, 'потому что эта низкопробная писанина переполнена штампами, герои картонные, сюжет банальный'... Бррр... Аж передернуло, как представил...
  
  Размышление над всякими глупостями совершенно не мешало мне собираться, хотя что там собирать, так - побольше кунаев с маячком запечатать, еды захватить да жилетку от пыли вытряхнуть. К этому времени моя чунинская жилетка осталась единственной более-менее целой вещью из того, в чем я вышел из Листа, но даже она выглядела... скажем так, не очень. Выбросить ее у меня не поднималась рука. Мне почему-то казалось, что она - единственное, что все еще связывает меня с Конохой и выбросить ее значит, отказаться от всего того хорошего, что случилось со мной за эти почти четырнадцать лет... Наруто и его постоянные попытки съесть мою порцию данго из той кондитерской около парка, ехидная улыбка Такахаси-сенсея, смотрящего на мой куст-мутант, Гай-сенсей и его Сила Юности... Тен-тен... Хината...
  Я мотнул головой, отгоняя грустные мысли и критически осмотрел жилет. 'Починить бы... Надо поинтересоваться у Таюи, умеет ли она шить. Хотя мне почему-то кажется, что приближенная Орочимару и вторая по силе их элитного отряда Звука не может похвастаться такими необычными талантами...' Я ухмыльнулся, вот и еще один замечательный повод вывести ее из себя. Не все же мне одному страдать!
  
  Быстро собравшись, вышел из дома. Хм, наверное, поищу-ка я Таюю без печати, ей будет приятно. По-хорошему, вообще не стоило заморачиваться, просто послать клона с сообщением, а самому отправиться в путь. Но мне кажется, молча уйти - будет нечестно по отношению к моей... а кто она мне на самом деле? Младшая сестренка? Подруга? Подопечная? Просто девчонка, в силу обстоятельств оказавшаяся рядом? Хм, к нашим отношениям эти слова как-то не подходят... А, может, я в нее.. это?... Или она в меня?.. Да нет, чушь, я ничего такого не чувствую, а она... тогда бы она не обзывалась! Я же прекрасно помню, как вели себя девчонки в Конохе, ничего ж похожего! Ну и слава Ками...
  
  Так, в попытках разобраться в себе и одновременно в ехидной девичьей душе вышел из деревни в сторону порта. Здесь, недалеко от изрядно заросшей, но еще ясно видимой дороги, девчонка облюбовала себе поляну и устроила из нее импровизированный тренировочный полигон. Так что в последнее время найти ее было проще простого.
  
  Ну, так и есть. Все деревья в дырках от кунаев, трава прибита и кое-где перепахана, неизвестно откуда и как притащенная деревянная колода вся в следах от ударов с использованием чакры. Таюя сидит рядом со всем этим великолепием и тяжело дышит. Однако, она тут что, на износ пашет? Вроде бы войны не предвидится...
  
   - Привет, Ю! Как успехи?
   - Было бы лучше, если бы никто не мешал. И, к сведению всяких зануд, у меня имя есть!
   - Но... - Немного опешил я. - Ты же сама говорила...
   - Забудь! Я была не в настроении. И вообще, это - минута слабости!
  
  Я тяжело вздохнул. Ну вот что за существа эти девчонки. Я ж не со зла... Так... совсем чуть-чуть. Но, подойдя ближе, смог увидеть на губах девушки тщательно сдерживаемую улыбку. Ясно... Опять издевается.
  
   - Нет уж, я, как твой старший брат, считаю, что моей маленькой сестренке больше подходит именно это имя, - с ехидной усмешкой посмотрел на возмущенно открывающую рот девчонку и продолжил, не давая ей вставить ни слова. - Я хочу уйти на неделю. Неплохо было бы пройтись по острову, а то как-то руки до этого не дошли. Не хочешь со мной?
   - А... э-э-э... - Вот он, миг триумфа! Мои последние слова сбили Таюе весь настрой. Выдавив эту многозначительную фразу она внезапно покраснела, потом побледнела и опустила глаза. Я в недоумении следил за всем этим. Ну и что я такого предложил, чтобы так мучиться с ответом?..
   - Э-э-э... Нет, спасибо. Я лучше потренируюсь, в последнее время сильно форму потеряла...
   - Ну как хочешь. Тогда лови. - С этими словами я кинул девушке брошюрку, на титульном листе которой аккуратным почерком (я очень-очень старался) было выведено 'Общий курс фуиндзюцу в задачах и примерах. Том первый. Основы. Автор А.Комура, под редакцией А.Комуры. Издательский дом 'Багровый Писец', Узушио, 14 год от рождения Комры Айдо, 1 экз.' Ну а что, не только предкам над потомками можно шутить, надо поддержать эту славную традицию. Полночи переписывал, между прочим!
  
  Прочитав это, Таюя дикими глазами уставилась на меня. Не удержался и тихо захихикал, груди поселилось приятное ощущение удавшейся пакости. Неужели у меня в подвале было такое же выражение лица? Тогда я понимаю тех ребят, ради такого зрелища никакой бумаги не жалко. Ну что, уважаемые родственники, теперь я настоящий Узумаки?
  
  Тем временем Таюя отмерла:
  
   - Эт-то что?
   - Эм... Ну просто я решил, что быть Узумаки и не знать ничего о фуин нельзя, так что это тебе. Пока меня не будет, просвещайся, изучай, пробуй. Вернусь - приму экзамен, так что не вздумай отлынивать. До свидания, Ю! - Запрыгиваю на дерево и быстро убегаю под вопль 'Стой! Сенсей хренов! Не смей называть меня 'Ю'!', раздающийся с поляны. На душе уже давно не было так легко и приятно...
  
  Глава 10
  
  
  
  Ну здравствуйте, родимые просторы Отчизны... Тень от берез по берегам весело журчащих ручьев, таинственные тени еловых боров, вековой покой столетних дубовых рощ... Ничего этого здесь нет! Лес закончился почти сразу за деревней и сплошь пошли поля, плавно взбирающиеся на невысокие холмы и перемежающиеся небольшими перелесками. Хоть я и был весьма далек от любого подобия агрономических знаний, но все же смог опознать пшеницу, рожь... А вот на этих террасах выращивали рис... И пастбища есть, ишь ты! Доктрина продовольственной безопасности в действии. Не буду гадать, сколько народу мог прокормить остров, но, готов поставить мою тетрадку с принципами фуин против экземпляра 'Ича-ича' с личным автографом автора - если весь внешний мир провалился бы в тартарары, местные просто пожали бы плечами... и продолжили жить дальше. И дело тут совершенно не в размере - вон, в Мизу но Куни площадь побольше как бы не в два раза, а еду с материка везут. Хоть бы рис выращивали - климат позволяет. А тут мне все больше и больше нравится!
  
  Путь до горного хребта, в который во время грозы молотили молнии, занял у меня полных четыре дня. Я нигде не задерживался, но и особо не спешил, осматривая окрестности. Местность от деревни до гор ничего особенного мне не принесла - обычные поля, небольшие деревеньки и хутора. И если в начале пути поселения были разрушены, то, чем ближе к горам, тем чаще,попадались целые, но брошенные. Следы мародерки обнаруживались и тут, явно от безысходности, потому что любому идиоту сразу становилось ясно, что человек, способный прорваться сквозь остатки обороны острова, не сможет найти ничего ценного для себя в опустевших крестьянских домах, хоть иногда и весьма добротных (не то что моя городуха... Мда...). Не удивлюсь, если здесь обнаружатся небольшие, но легкодоступные месторождения всех необходимых металлов и всякого прочего... Полноте, да Узумаки читеры! Наверное, с сервисным доступом Ками-самы к текстурам химичили. Только непонятно тогда, почему все нешиноби ушли из таких благодатных мест... Ну ничего, со временем все выясним.
  
  'Блин, да сколько же можно!' Эта мысль уже часа два не давала мне покоя. Казалось бы - шиноби, проходивший серьезные тренировки, уровень силы и ловкости зашкаливает... Но лазание по камням даже с учетом всго этого не доставляет ни малейшего удовольствия. А камни, между прочим, острые! И даже моя способность чувствовать фуин помочь мне ничем не могло - судя по нему, я вообще внутри печати! 'так, ну его к биджу, продолжу искать завтра. А то в этом каменном хаосе немудрено и шею свернуть!' Приняв решение, я развернулся к реке, шум которой я отчетливо слышал, с целью переночевать на берегу.
  
  Идти пришлось раза в два дольше, чем я ожидал. Все это время рокот воды постепенно усиливался. Блин, там что, водопад? И, наконец, перепрыгнув русло ручья и раздвинув чахлые кусты, цепляющиеся за неразличимые глазом трещины в монолитном камне, я выбрался на относительно ровную площадку.
  
  Что уж тут случилось в древние времена - землетрясение, метеорит или пьяный пользователь Дотона - теперь не выяснить, но передо мной простиралось огромное озеро практически идеальной круглой формы. Из озера в сторону моря вытекал поток, который, видимо, и становился той полноводной рекой, которая несла свои воды через весь остров. Остальные же стороны котловины представляли собой идеально ровные отвесные стены, с которых в озеро низвергалась вода сотен и сотен ручьев, берущих начало здесь, в горах. Где-то вода едва капала по стене, а где-то струи сливались в могучий поток, падавший с высоты нескольких десятков метров, который и создавал так удививший меня гул. Закатное солнце играло на водопадах сотнями маленьких радуг. Воздух пах водяной пылью и свежестью.
  
  Я восхищенно вздохнул. Красота-то какая... Решено - именно тут я построю дачу, буду выращивать огурцы в теплице и удить рыбу. А к шуму воды - привыкнем. Улыбнулся собственным мыслям. Сначала до старости надо дожить...
  
  Осматривая эту картину, будто сотворенную руками какого-то ландшафтного дизайнера, заметил, что на одной из скальных стенок будто бы что-то светится. 'Ну вот почему я нахожу все самое интересное именно тогда, когда устраиваюсь на отдых?. А ведь уже смеркается...'. Подробностей было не рассмотреть, потому что светящийся участок скалы был скрыт довольно большим водопадом. Тяжело вздохнув, спрыгнул на поверхность озера и побежал к необычному месту. 'Лишь бы это 'необычное' не заняло время до самого утра... Я ни разу в жизни в отпуске не был, сплошной арбайтен кругом а тут вообще тропический остров. Песок, шезлонг, пина колада.... Интересно, если подарить Ю купальник, долго ли я после этого проживу?'
  
  Водопад намочил меня с головы до ног и взгляд уперся в темный провал пещеры. Светилась она, оказывается, только во внутреннем зрении из-за десятка энерголиний, покрывших стену перед входом сплошным ковром. Хм, стоит быть немного повнимательнее, а то уже реальности путать начинаю... 'Ну что ж, раньше сядешь - раньше выйдешь'. С этой мыслью я шагнул в раскрытый зев пещеры.
  
  Вопреки ожиданиям, в каменном коридоре не было беспросветного мрака. Тут и там по потолку были разбросаны светящиеся пятна, видимо, фуин-аналог лампочек. Интересная штука, на светодиоды похоже, надо будет экспроприировать парочку для разбора. Особо яркого света они не давали, но пользоваться глазами все-таки было можно. В этом слабом свете было заметно, что сюда никто не заходил уже очень давно. По сравнению с этой пещерой пыльный подвал под башней Каге - просто стерильная операционная... Клубы пыли, поднимающейся из-под ног, настырно лезли в нос. Непереносимо хотелось чихнуть, но я стоически сдерживался, понимая, что если я не вытерплю - всю эту груду сдует и дальнейший мой путь превратится в ближайший аналог газенвагена, пещера же. Дорога явственно напоминала известное 'Не гони волну-у-у!', но смеяться тоже было нельзя...
  
  Рано или поздно все заканчивается, закончилось и это... Я с облегчением вышел на площадку, чуть приподнимающуюся над абсолютно ровным полом и уставился на сплошной камень. Коридор здесь оканчивался тупиком. 'Нет, такая шуточка была бы абсолютно в духе Узумаки, но это ведь не фуин, долбить пятисотметровую штольню в скале ради сомнительного юмора не-Дотонщикам - немного странно, если не сказать больше... Хотя что я знаю о способностях своего клана?' Под эти мысли я внимательно рассматривал стену и быстро наткнулся на подтверждение своей догадки. Примерно на уровне моей груди справа на стене была нарисована... Ну, предположим, что печать. Хотя такой печати - трех расходящихся из одной точки под одинаковым углом линий концентраторов, примерно посередине длины пересекаемых окружностью ограничителя, и без единого кандзи! - я раньше не видел, и даже не думал, что такое возможно. Слева от печати ка камне была тщательно отполирован участок как раз под размер фуин. 'Прямо система безопасности. Только детская какая-то, кто ж код доступа рядом с приемником пишет. Видать, и здесь есть офисные сидельцы, которые пароль 'пароль' вводят'. Я хмыкнул и провел линии фуин пальцем по полированной поверхности. Камень был гладким, чуть теплым... и никак не отреагировал. 'Задачка чуть посложней, чем кажется. Ладно, оставим свой, так сказать, след...'. Достал кисточку и чернилами нарисовал требуемое. Чернила продержались полсекунды, после чего медленно выцвели и пропали. Я нахмурился. 'А вот не считай всех остальных дурней тебя, Айдо. Но, как известно, на каждую хитрую ж...' Прокусил себе палец и четырьмя отрывистыми движениями нарисовал начавшую надоедать мне печать. Больно, блин, самому себе! Кровь на полированной поверхности ярко вспыхнула и исчезла.
  
  'Мда. И дальше что? Чем еще можно нарисовать? Нет, ну 'чем' - оно всегда найдется...' - меня передернуло. Нет уж, во всяких там перфомансах я участвовать не нанимался! А вдруг, в этом и есть прикол?... Да ни за что! Не хотите по-хорошему - будет по-плохому! Разозлившись, хлопнул ладонью по стене, выжигая необходимую печать чакрой...
  
  Символ засветился, от концентраторов во все стороны побежали лучики мягкого зеленого сияния и стена тупика просто исчезла, открывая передо мной продолжение коридора. Чистого и неплохо освещенного коридора. Едва уловимо пахло разогретым камнем.
  
  'Вот оно, значит, как... Чтобы пройти - недостаточно знать печати и быть Узумаки, надо иметь определенный уровень... Интересно, сюда раньше пускали только джонинов? Или я уже на уровне Каге? Закатай-ка губу, дружок'. Я нервно хохотнул, благо, можно - пыли нет, и пошел вперед.
  
  Буквально пара десятков метров туннеля и стены раздаются в стороны, открывая свободное пространство. 'Офигеть! Сколько же все это строили?' - задрав голову, я пытался рассмотреть в высоте потолок пещеры. Через минуту, оставив бессмысленное занятие, опустил глаза. Вся видимая поверхность пола и стен была покрыта сплошной сетью фуин. Кажется, мне повезло наткнуться на пресловутую печать обороны острова. Что ж, ожидаемо. И тем более ожидаемо было то, что я даже приблизительно не представлял себе, как именно работает вся эта огромная структура, не говоря уж о том, чтобы повторить подобное. Моя тупость начинает меня утомлять...
  
  В центре зала, там, где линии фуин практически сливались в одно сплошное черное пятно, стоял небольшой каменный... на язык так и просилось слово 'алтарь'. Я поежился. 'Надеюсь, от меня тут не потребуют ничего типа жертвоприношений христианских младенцев или крови девственниц... Хотя откуда тут христианам взяться, да и по поводу крови девственниц... вопрос спорный...' Я неожиданно покраснел и помотал головой, избавляясь от пронесшихся в голове картинок. 'Тише, тише, дружок, такими темпами ты рискуешь в извращенском марафоне уделать Эро-сеннина по очкам!'.
  
  Вблизи 'алтарь' мало чем отличался от обычной каменюки... за исключением выдавленного по центру контура ладони. Да уж, четко и недвусмысленно. И выбора-то нет, разве что развернуться и уйти... Но это точно не мой путь ниндзя. Я неожиданно улыбнулся. Наруто бы в такой ситуации не раздумывал, он, собственно, никогда этим не утруждался. Ну что же, поступим по канонам нашей семейки, глупый старший брат. С этими мыслями я подошел вплотную к камню, положил ладонь в контур... И на меня обрушился весь мир...
  
  Вот,оказывается, что чувствуют атланты, держа мир на своих плечах. Тяжеловато... Какие-то линии, точки... Я будто находился в середине паутины исполинского паука. Должен сказать, это было очень красиво...Если бы так сильно не болела голова. Готов спорить, у меня сейчас кровь из носа просто хлещет...
  
  Паутина шевелилась, будто живая. На ее окраине хаотически перемещались небольшие сгустки голубого света, на нитях то тут то там висели яркие искорки. Вот, недалеко, особо запутанный узел, а вот клин темноты с редкими прожилками свечения, доходящий до самой середины сгустка и практически разрывающий его пополам.
  
  Так, и что все это значит? Попробуем сосредоточиться. Ух, как же болит голова... Я пришел сюда в поисках центра управления обороной острова, и, судя по всему, я ее нашел. Тогда получается... Большое и плотное скопление нитей - явно деревня, темный клин - разрушенные фуин-связи, а голубые сгустки - зародыши водоворотов. Прекрасно, а кто мне теперь расскажет, как это все восстанавливать?
  
  Смотреть на все это с каждой секундой становилось все сложнее, голова буквально раскалывалась, и тогда я попробовал представить, как нетронутые нити по соседству с темной зоной прорастают в нее, связываясь со своими товарками с другой стороны. Голову буквально взорвало болью и я благополучно свалился в беспамятство, успев все же заметить, как пара нитей с разных сторон темного пятна вздрогнули и начали расти навстречу друг другу...
  
  Придя в себя на полу под камнем, первым делом вытер кровь с лица и проверил сосуды в голове. Не хочу инсульт в четырнадцать лет... На первый взгляд все было в порядке, самовосстановление уже вошло в рефлекс, ну еще бы, с такой-то жизнью, да и печать 'Небесного восстановления' помогает, хоть и жрет энергию ну просто как какая-то чакросвинья! Так, на досуге срочно заняться вопросом экономии, а пока, по горячим следам, стоит подсоединить ее к Инфуину, вдруг однажды, пока я буду в бессознанке, энергия в ней закончится. А помирать, 'потому что в кузнице не было гвоздя', я не согласен! Так-с, вот эту линию сюда, и связать в конструкцию... Ну вот и все. Если бы Хаттори-сан мог видеть мою поделку, он бы меня убил просто за расточительство. Чакропотери будут чудовищные... ну да мне только домой добраться, сразу переделаю.
  
  Закончив делать то, что нужно было сделать еще полгода назад (ну а что, 'пока биджу не нападет, Учиха шаринган не откроет', ха!), я обратил внимание на каменюку. Контур ладони переливался постепенно впитывающимся в камень темно-синим светом, а я вдруг почувствовал, что если вдруг я захочу снова посмотреть на оборону острова, голова у меня так сильно болеть не будет. Печать проснулась и приняла меня... 'Ну и прекрасно! Задержусь на пару дней, разберусь в функционале. Авось что новое выяснится. Не может же быть, чтобы такая здоровенная печать работала только на водовороты? Гораздо дешевле было наделать много печатей поменьше на побережье, это ж очевидно. А как я уже убедился, Узумаки придурками не были. Юморок у них, конечно, тот еще... Но на мозги не влиял.
  
   - О, сколько нам открытий чудных готовит Узумаки дух!- Нараспев продекламировал я. Все-таки русский язык - это круто. Если честно, я даже немного тоскую - ни стихи приличные почитать девушке... кхм... девушкам... Тьфу!.., ни песенки спеть, как неродной просто. А я на гитаре в прошлой жизни хорошо играл, было бы неплохо 'вдарить роком по местному захолустью'. Завоевать какую страну, что ли, и на ее территории ввести русский как второй государственный?
  
  От плана по революционным преобразованиям (ну а что, у кого-то революция начинается с того, что 'булок с изюмом не завезли!', а у меня вот с желания спеть под гитару...) меня отвлекло странное чувство. Казалось, кто-то пытается дозваться меня из невообразимой дали, кто-то очень-очень знакомый... Практически я сам... Я быстро закрыл глаза, но не успел я даже как следует сосредоточиться, как перед моим внутренним зрением возник светящийся шар. Он тревожно переливался волнами света и медленно уменьшался в размерах. Это же то самое, во что превратился мой клон в Печати Таюи! Она все же решилась использовать силу Проклятой метки! Ну почему все подчиненные Орочимару такие придурки, могущество им любой ценой подавай! Я же говорил ей, чтобы не пользовалась Меткой, неизвестно, как пойдет изменение тела без чакры Змея, хрен его знает, что он в эту печать напихал! Некросу-самостийнику, блин, шестьдесят лет, а мне четырнадцать, я его изобретения, над которыми он полжизни корпел, должен раскалывать как орехи, что ли, походя?! Ю, это мнение мне льстит, но головой тоже думать надо!..
  
  Так, спокойно. Ремнем по непоседливой заднице я пройдусь позже, да так, чтобы цветом с волосами сравнялась... Немного времени у нее есть, моя чакра компенсирует перегибы, за счет тупого объема энергии, но стоит поторопиться, иначе у нее есть неиллюзорные шансы превратиться в неаппетитно пахнущую кучку мяса. Торопливо окинул взглядом пещеру - не забыл ли чего, и - Хирайшин!..
  
  Если бы не нарастающее беспокойство за девчонку, на произошедшее я не обратил бы особого внимания. Ну подумаешь, Хирайшин не сработал в очередной раз, что в этом особенного? Здесь это в порядке вещей, я уже вроде как и привык... Но - блинский блин! Что на этом долбаном острове происходит! И ведь это не блокировка, потому что я вроде бы почувствовал...
  
  Кинул кунай с маячком метров на двадцать от себя. Хирайшин! Ну вот она, родная пустота, вот он, маячок и... я переместился туда, куда и хотел. Ну и что это за ботва тогда?! Ну, Таюя, если Метка искорежит тебя настолько, что я не справлюсь, отволоку тебя в Коноху и скажу Цунаде, что я ушел из деревни из-за неразделенной любви к тебе! Бабуля тебя, конечно, вылечит, но сделает это очень больно, уж ты мне поверь! И, в любом случае, тебя ждет ремень!
  
  Я тяжело вздохнул, постарался заглушить беспокойство, пытающееся перерасти в настоящую панику и распечатал десяток кунаев. Как в безоблачном и безопасном детстве - время экспериментировать!..
  
  Интерлюдия.
  
  Девушка с распущенными красными волосами вытащила из дерева последний кунай, попавший точно в середину мишени, нарисованной углем, и устало опустилась на землю. Ее руки начали механически перебирать оружие, аккуратно раскладывая его в поясные сумки, а сама она погрузилась в раздумья.
  
  'Четыре дня тренировок. Форму я почти восстановила. Из техник мне сейчас мало что доступно, так что стоит подтянуть тайдзюцу. А вообще, Зануда мог бы и получше постараться!'
  
  Как всегда в последнее время, при мысли о ее нечаянном спутнике девушка почувствовала легкое замешательство.
  
  'Его нет уже четыре дня. Где можно столько шляться? Он, конечно, говорил про неделю, но тут кроме деревьев и холмов ничего нет! И вообще, то, что я сразу отказалась идти с ним, ничего не значит! Мог бы и настоять, раз сам себя главным назначил!'
  
  Поймав себя на этих мыслях, Таюя мельком поморщилась.
  
  'Вот уж не думала, что в мою голову забредут такие мысли. Меня всегда раздражали слабаки вокруг меня. Но сейчас все так изменилось. Шин, его мелкие... они слабые. Но с ними мне... хорошо? А Зануда... Скажи мне кто-нибудь, что я буду... Скучать? Да, скучать... вот же странное дерьмо... Я бы засунула такого придурка в Муген Онса на втором уровне печати... Он же дико раздражает... Да и книжка эта... Ни хрена ведь не понятно... Печати какие-то... Ну нарисовала я три штуки, а хрен ли толку, это что, урок чистописания? Заколебал вообще... Вернется, я ему морду за все это разобью! Вернулся бы уже скорее...'
  
  Девушка в раздражении ударила кулаком по земле. После удара осталась изрядная ямка.
  
  'И вообще. Чего это я о нем постоянно думаю, дел других нет? Злюсь вот... Да какое мне вообще дело до него, пусть занимается чем хочет, а будет лезть не в свое дело - получит! Вон, клонов выдрессировала уже, копают свой мусор и копают, не подходят. А я сама справлюсь.'
  
  Разложив оружие по предназначенным местам, девушка встала и, прищурившись, посмотрела на солнце.
  
  'Наверное, стоит пообедать. Клонов просить не буду, сама обойдусь. Но Айдо готовит вкусно. Айдо...'
  
  Внезапно Таюя немного покраснела.
  
  'Да что за хрень! С той... ночи...' - девушка покраснела сильнее - 'мысли на него постоянно срываются, такое чувство, что он все время рядом. Это достало, но... нравится? Не сходи с ума, Ю, он не... Что-о-о?!! Ю?!! Да как он!... А я!..'
  
  Девушка обвела внезапно разгоревшимися бешенством глазами окружающее пространство и уже занесла кулак, чтобы сорвать злость на ни в чем неповинном дереве, но раздавшийся с другого конца поляны голос заставил ее замереть на месте.
  
   - Стой спокойно. Не пытайся бежать, шесть человек уже окружили поляну. Вот умница. А теперь медленно... Я сказал, медленно!.. Повернись ко мне.
  
  Таюя обернулась. На нее в упор смотрел высокий мускулистый мужчина. Ничем не примечательная одежда шиноби всех оттенков серого цвета, танто в ножнах за спиной... И протектор Киригакуре!
  
   - Молодец. А теперь поговорим. Сразу скажу, мне хотелось бы обойтись без пыток, поэтому ответь на наши вопросы и мы, может быть, даже тебя отпустим...
   - Сенсей! - Молодой голос совсем рядом с девушкой прервал речь мужчины и из кроны дерева на землю спрыгнул молодой парень в таком же снаряжении. - Зачем сразу отпускать! Может быть мы сможем подольше пообщаться... на разные темы?
  
  Парень окинул Таюю заблестевшими глазами и облизнулся. Шиноби, названный сенсеем, нахмурился, а потом вытянул руку:
  
   - Суйтон: Суигадан! - с его руки сорвался крутящийся поток воды, ударивший в парня. Тот с невнятным писком улетел в кусты. - Запомни, Шимура, в моем отряде никогда не было и не будет уродов, насил...
  
  Если бы кто-то когда-то озаботился составлением 'Кодекса хороших парней', то, без сомнения, первой пунктом в нем было бы: 'Только полный придурок внимательно слушает непобежденного врага, когда он совершил ошибку, позволяющую бежать'. Хотя Таюю никто бы не рискнул назвать 'хорошим парнем' без последствий в виде тяжких телесных повреждений, это правило она прочувствовала всем сердцем... И, пробегая мимо все еще валяющегося в кустах парня, не преминула от души пнуть его по ребрам.
  
  Мужчина, очень не любивший, когда его прерывали на полуслове, нахмурился, нажал неприметную кнопку передачи на рации, укрепленной у него на воротнике, и произнес:
  
   - Хидеки, Рью. Шимура упустил цель, она бежит в сторону деревни. Отсекайте ее от стены и не вздумайте сами на нее уставиться! Да не на девчонку, придурки, а на стену! Симидзу-тайчо сам извращенная сволочь и таких же извращенцев учит! Стена вас парализует! Наоки! Займи удобный пролом и наблюдай за деревней, я чувствую там чакру, вот только не пойму, кажется, что это один человек... Выясни. Все, исполнять! Отбой! Вот же идиоты, - тяжело вздохнул он, - ну почему все дурацкие миссии всегда мне? - И, оттолкнувшись не сходя с места, одним прыжком оказался в кроне ближайшего дерева, тоже включаясь в самое веселое развлечение человечества со времен палеолита - загонную охоту.
  
  Таюя бежала. Она бежала изо всех сил. Попытка броситься в деревню под защиту клонов окончилась неудачно, когда на ее пути внезапно обнаружилась засада. Она попыталась освободить себе дорогу, но в ее состоянии силы в лице одной девчонки и двух шиноби Кири (генинов? чунинов) были явно неравны. Куноичи чудом увернулась от града кунаев и водяного снаряда, которые и вынудили ее свернуть к морю. Она бежала уже достаточно долго, а некоторое время назад у нее почти закончилась чакра... Надо сказать, очень сильно знакомый шепот 'Держись. Помогу', прозвучавший прямо у нее в голове, и солидный объем чакры, взявшийся непонятно откуда, даже несмотря на ситуацию, в которой она оказалась, изрядно смущал девушку...
  
  Рано или поздно все заканчивается, закончилась и неравная погоня. 'Лучше бы я пошла с Айдо, изучила бы остров, знала бы, куда бежать.' 'Да, так было бы действительно лучше' - почудившийся тяжелый вздох заставил девушку нервно дернуть головой. Преследователи искусно загнали ее в какой-то каменный мешок. С трех сторон отвесные скалы, а позади... Таюя медленно развернулась лицом к врагам. Перед ней стояли шестеро шиноби. 'Одного не хватает', - механически отметило сознание, а мысли перескочили на предыдущую тему, - 'Хотя с ним мне не пришлось бы бежать, он бы что-нибудь придумал...'
  
   - Ну и зачем было бегать? Все равно мы вернулись к тому, с чего начали. Хотя спасибо, благодаря тебе я смог показать своим олухам, как правильно вести преследование. - Сенсей не улыбался, хотя по голосу чувствовалось, что он доволен. - Давай, чтобы было проще, сразу скажу, что нас интересует. Некоторое время назад по побережью пошли слухи, что Узумаки вернулись с того света и охотятся на людей, чтобы провести на своем острове гигантское жертвоприношение, которое ввергнет мир, убивший их, в адские муки. Сама понимаешь, - мужчина коротко улыбнулся, - верить крестьянским сказкам не станет ни один вменяемый шиноби, но на всякий случай мы проверили остров с помощью сенсоров. И они сказали, что тут наблюдается достаточно серьезная чакроактивность, не меньше чем от двух-трех сотен людей с солидным резервом. Вот нас и послали, чтобы все это проверить. А теперь, - шиноби посерьезнел. - меня интересует ответ на два вопроса - как вы убрали все фуин-ловушки, которые здесь под каждым кустом, куда ни плюнь? Даже приблизительная карта острова стоила нашей деревне много жизней в свое время... И второй - как вы умудряетесь здесь спокойно жить? Сама земля этого острова жрет чакру у всех, кто не является членом клана печатников. Из-за этого мы в свое время не смогли заселить это место. Кири - маленькая страна и такой остров нам бы пригодился. Все равно землю ты в кармане не унесешь, так что в твоих интересах все рассказать, а то ведь...
   - Сенсей! - все обернулись на выбежавшего из леса невысокого парнишку. Мужчина раздраженно поморщился, а Таюя, несмотря на ситуацию, не удержалась от ехидной улыбки. Да уж, сегодня явно не его день... - Сенсей, я все видел! Там, в деревне, сплошные клоны! Они расчищают завалы и разряжают печати! Много клонов, до сотни! И это один и тот же человек, если не Хенге, конечно! Я не рискнул подходить ближе!
   - Мог бы и по рации доложить. - буркнул задумавшийся шиноби. - Клоны... значит, вас тут двое и второй явно знает больше... Отлично! Сейчас мы возьмем девчонку в плен и будем разговаривать с этим вторым! Уверен, в такой ситуации он станет сговорчивее!
  
  'Это было бы самым лучшим выходом. Просто дождись!' На этот раз девушка не смогла просто так проигнорировать этот заколебавший потусторонний шепот, слишком уж он ее разозлил. 'Да что ты понимаешь?! Ты что, им веришь?! Особенно после того, что сказал этот... этот Шимура?! Я не хочу!.. Только не снова!.. Только не так!.. Я не могу сдаться!..'
  
  Девушка стиснула кулаки и прикрыла глаза, не обращая внимания на двух шиноби, которые, подчиняясь взмаху руки старшего, неторопливо подходили к ней...
  
  'Сакон... Все-таки это судьба... Скоро мы увидимся... Айдо... Прости меня, я хочу, чтобы ты запомнил меня сильной...'
  
   - Фуин: Проклятый барьер: Кай! Проклятая метка: Активация! - От волнения девушка произнесла все это вслух, едва обратив глаза на вновь прозвучавший шепот в голове. Если бы она прислушалась к нему повнимательнее...
  
  'Прости, блин... Шеф тебя простит, а я подавно прощаю... Надеюсь, я, оставшись без чакры, не растворюсь тут, а то существо с твоим характером и его способностями этот мир может не выдержать... И про Сакона этого... На фиг его, на фиг! У шефа там какие-то чувства, но мне ты больше нравишься! Потом еще спасибо скажет!'
  
  Весь этот краткий миг Таюя стояла, замерев, ожидая всего, что угодно - мгновенной смерти, мучительной боли, в конце концов, что ничего не выйдет, но все было спокойно, только в тело вливалась странная сила, совершенно непохожая на Метку Орочимару. И почему-то сильно чесались лопатки...
  
   - Стоять! - Несмотря на свое отношение к миссии, этого человека не зря назначили главным, и он успел среагировать на происходящее даже раньше, чем сама девушка. - Проклятая Метка... где-то я это уже слышал. - Не сводя глаз со своей жертвы, пробормотал он. - Это ведь не может быть...
  
  Таюя открыла глаза. В теле ощущалась потрясающая легкость, казалось, стоит только подпрыгнуть - и сразу взлетишь. Все вокруг как будто плавало в светлой дымке, не скрывая, наоборот, подчеркивая детали, на которых останавливался взгляд. Девушка в недоумении опустила взгляд на свои руки. Ее кожа, ставшая очень-очень светлой, заметно светилась бело-голубым светом с редкими вкраплениями красного сияния. Лопатки чесались все сильнее...
  
  'Ф-фух, удалось... Все-таки мы с шефом - гении фуин, как ни крути. Но держать эту тварь действительно тяжело... ты бы знала, как она выглядит... Белый Змей курит в сторонке... Что стоишь, действуй!'
  'А... как? И кто ты?' - Шепот звучал как-то прерывисто, половину было не разобрать, но последнее слово Таюя расслышала четко.
  'Как-как... на интуиции! Сейчас только всемогущий Ками знает, что получилось из дикого гибрида четырех видов чакры, включая твою, запихнутых фуин-преобразователь, у которого опилили одну часть, но нарастили парочку других! Да то, что мы не развалились на куски - чудо! Сражайся, беги - делай, что хочешь, только без меня! А кто я - у Айдо выяснишь, только не бей его сильно, он хотел как лучше... Ах ты, сволочь! Брыкаешься?! А я сказал - на спине! На спине, а не вместо ушей!..' - Ругающийся с кем-то невидимым голос быстро затих. Девушка помотала головой и пристально посмотрела на неуверенно переминающихся парней.
  
   - На интуиции, говоришь? Ну, попробуем. - Она вытянула вперед руку, склонила голову, будто прислушиваясь к чему-то внутри себя, мельком улыбнулась и... - Молот Света! - С ее руки сорвался поток энергии, и, ударив в одного из противников, пропахал его телом двадцатиметровую борозду в земле.
  
  Второй ближайший шиноби двумя мгновенными взмахами рук метнул в нее полтора десятка кунаев и отскочил от возможного ответа, но в это мгновение зуд между лопаток стал совершенно нестерпимым, девушка передернула плечами... и с удивлением посмотрела на то, как летящие железки остановились, ткнувшись в препятствие, появившееся из-за ее спины. Крыло состояло из той же бело-голубой чакры с заметной красной каймой по краям едва намеченных перьев.
  
  Девушка широко улыбнулась, подпрыгнула... И взмахом крыльев бросила себя на противника...
  
  Таюя вертелась в воздухе, испытывая непередаваемое наслаждение от ощущения силы и скорости. Она уклонялась от водяных снарядов, легко уходила от туч метательного железа, пыталась поймать противника с пикирования... Но все-таки силы были слишком неравны.
  
   - Суйтон: Суигадан! Суйтон: Суигадан! - Поток воды с двух рук капитана сборной команды шиноби Киригакуре подловил девушку в нижней точке пикирования и отшвырнул на то же самое место, с которого она взлетела.
  
  Куноичи с трудом встала. Сияние, исходящее от нее, заметно поблекло, крылья почти исчезли.
  
   - Я вспомнил, где я слышал о тебе. Судя по всему, Легендарный Змеиный Саннин на этом острове, а мы вмешались в его дела. Преступник S-ранга убьет нас, не вспотев, поэтому мы уходим. Но нам нужно время... Извини, но я не могу оставить тебя в живых. Прощай, ты хорошо сражалась.
  
  Мужчина начал складывать серию печатей, но одновременно с этим в каменном мешке прозвучал громкой хлопок, заставивший всех присутствующих вздрогнуть.
  
   - Таюя, тупая твоя башка! - Появившийся прямо перед куноичи красноволосый парень был взъерошен и зол. Очень зол. - Я предупреждал тебя не делать этого! Это опасно! Ты проклянешь день, когда!..
   - Оглянись!.. - панический крик девчонки секунда в секунду совпал с другим:
   - Суитон: Суикодан но Дзюцу!
  
  Как ни стремительно обернулся парень, но все, на что его хватило - изумленно расширенные глаза при виде огромной акульей пасти... А затем гигантские челюсти сомкнулись, вода окрасилась кровью и акула, увлекая захваченное ею тело, с размаха врезалась в скалу, расколов ее до основания и вызвав небольшой камнепад...
  
   - Что это было? И кто это был? - Нервно спросил лидер, оглядывая груду камней. В которую превратилась некогда монолитная скала.
   - Сенсей... Мне кажется, это был тот, кто создал клонов в деревне. Очень похож...
   - Да, Наоки? Интересно, как он здесь?.. Впрочем неважно, больше он никому ничего не расскажет. Нам надо убираться, но надо закончить здесь. А ты везучая - перевел он взгляд на Таюю. - Но, как бы то ни было... - Сенсей сбился. Девчонка отвела взгляд от груды камней и посмотрела на шиноби. В ее глазах, казалось, поселилась вся боль этого мира. Губы беззвучно пошевелились. 'Айдо... прости...' - разобрал мужчина и поежился, будто от внезапного сквозняка. Говорить больше ничего не хотелось.
   - Суитон: Суи... - Грохот и град камней заставил шиноби Киригакуре отскочить в сторону. Девушка вздрогнула и резко обернулась.
  
  Из-под бывшей скалы выбирался давешний красноволосый парень. Но в каком он был виде!.. Одежда свисала лохмотьями вместе с содранной кожей, на правой половине тела, там, куда вонзились акульи зубы, отчетливо виднелись сквозные дыры, половина лица была содрана о камень. Но при этом... По изуродованному лицу змеились извилистые линии, сходясь в точке на лбу, сквозь лохмотья прорывалось яростное сияние огромной печати, на руках и ногах мертвенным зеленым светом переливались странные символы, из рваных сквозных ран толчками выплескивалась синяя, с отчетливыми красными прожилками, чакра... И венчали все это глаза... Красные глаза с вертикальным зрачком на окровавленном, наполовину освежеванном лице!..
  
   - Айдо... - испуганно прошептала Таюя.
  
  Жуткие буркалы скользнули по лицу сжавшейся девушки и остановились на рефлекторно попятившейся команде из Киригакуре.
  
   - Вы!.. - в этом реве было мало человеческого, и немудрено, с разодранной шеей... - Да как вы посмели!.. - Недавние загонщики, отчетливо ощущающие себя дичью, продолжили неосознанно пятиться.
  
  Таюя совсем было приготовилась последовать их примеру и бежать от этого чудовища, в которое превратился человек, еще совсем недавно называвший ее 'Ю', но...
  
   - Вы, проклятые твари, даже не представляете, какое количество чакры я сейчас сжигаю! И все из-за вас! - Из земли внезапно вынырнули тонкие нити голубого цвета и прососались к телу говорящего, но он не обратил на это внимания. - А самое страшное!.. Самое непростительное!.. - Попытки увязать вместе смысл слов и продолжающий вырываться из продырявленной глотки рев, не могущий принадлежать человеку, буквально пригвоздили девушку к месту. - Самое непростительное, что вы уничтожили мой счастливый жилет чунина! И за это я выгрызу ваши внутренности и превращу в истекающий кровью и дерьмом фарш!
  
  Руки стремительно сложили печати...
  
   - Кеккай: Тенгаи Ходжин!
  
  На груди, сжигая болтающиеся лоскуты кожи и одежды, вспыхнула печать.
  
   - Фуин: Скорость Света!
  
  Исчез... И в следующее мгновение Таюе показалось, что голос Айдо зазвучал со всех сторон одновременно...
  
   - Ра-Ра-..зен-зен..-ган-ган-ган-ган-ган-ган-ган!!!
  
  Семь еле слышно свистящих темно-синих сфер размером с человеческую голову с разницей в неотличимую долю мгновения воткнулись в тела своих жертв... И врагов не стало. Остался только пропитанный кровью песок.
  
  Стоящий рядом с ямой, только что бывшей человеком, Айдо обернулся к девушке и попытался улыбнуться. От появившейся гримасы на изуродованном лице девушка, несмотря на крепкие нервы, вздрогнула.
  
   - Ю... Я хочу спросить... Для меня это очень важно...
   - Д-да, Айдо... - Таюя все еще не могла решить, как же теперь относиться к этому... этому... этому.
   - Надеюсь, ты умеешь шить... А то я за себя не отвечаю... - И, наконец, потерял сознание...
  
  Глава 11
  
  Интерлюдия.
  
  Несмотря на огромное окно вместо внешней стены, сумерки в кабинете сгущались гораздо быстрее, чем на улице. Вот утонула в тенях входная дверь, иероглифы на свитках в шкафах слились с темнотой... Ни один звук не нарушал тихое волшебство наступающего без катаклизмов и войн вечера, и даже АНБУ на потолке проникся моментом, стараясь дышать как можно тише. Ни один звук... кроме шуршания бумаги, доносящегося от письменного стола, освещаемого настольной лампой.
  
  Спустя совсем немного времени звук перелистываемых страниц прекратился. Жалобно скрипнула спинка кресла, принимая на себя вес с силой откинувшегося назад тела.
  
   - Эй, на потолке, дерни выключатель!
   - Хай, Хокаге-сама! - И кабинет залил ослепительный с отвычки свет.
   - Сколько раз просить - не Хокаге, а Цунаде-сама! Не люблю...
   - Извините, Хокаге-сама, не могу - я на службе! - В голосе ёрзающего на потолке в попытках устроиться поудобнее АНБУ послышалась улыбка.
   - Ксо... - Раздраженно цыкнула сидящая за столом женщина и прикрыла руками уставшие глаза. Немного чакры - и все прошло, но симптом настораживающий.
  
  'Надо бы поспать... Усталость все равно ведь никуда не денется. Но разобраны только вчерашние отчеты, а сегодняшние даже не тронуты' - Цунаде с ненавистью покосилась на солидную стопку бумаги, по-хамски возвышающуюся на углу стола.
  'И Шизуне, как назло, на миссии... А это старичье, Советники так называемые!.. Вместо того, чтобы делом заняться, хоть какую-то реальную пользу деревне принести, отчетность разобрать, ходят и учат меня своим маразматическим фантазиям!.. В Суне, как докладывают, такие же старперы сидят и дрыхнут с удочкой у бассейна, в котором отродясь рыбы не было!.. Тряхнули бы пыльной стариной, вот хоть тюрьму проинспектировали а то не тюрьма, а проходной двор! Совсем Ибики распустился, и месяца не прошло, как опять заключенные сбежали! Даже Данзо, уж на что властолюбивая скотина и подлец, и то озаботился, посылал прямо перед побегом кого-то проверку провести, а эти...' - Хокаге в раздражении ударила было кулаком по столу, но рука замерла в миллиметре от столешницы. С некоторых пор бюджетная статья расходов на новую мебель и косметический ремонт в башне Хокаге неумолимо разрасталась, достигнув серьезной суммы и принося виновнице этого роста дополнительную головную боль...
  Женщина развернулась к окну вместе с креслом и задумчиво окинула взглядом вечернюю деревню. В окнах домов как раз начал загораться свет.
  'Тоже, что ли, домой пойти? А зачем?' -она невесело усмехнулась - 'Поспать можно и здесь, дела сами не переделаются, а дома меня никто не ждет, все они давно...'
  Цунаде привычным уже усилием отогнала воспоминания о Наваки и Дане, но вдруг с удивлением поняла, что это уже не вызывает настолько сильной боли, как раньше. Да и при мысли об исчезнувшем клане и несостоявшейся семье теперь на ум приходит кое-кто другой.
  'Наруто и хм... Айдо' - женщина немного смущенно улыбнулась. - 'Ну кто бы мог подумать, что я нахватаюсь привычек у человека, убедившего ученика, который его искренне любил, назвать одного из сыновей в честь приправы к лапше... Помню, когда я об этом узнала, первый раз в жизни не знала, что сказать... Но не прошло и полгода, как сама поступила почти так же... Может, мы и правда гораздо ближе друг другу, чем мне хотелось бы признать?'
  Пятая Хокаге раздраженно дернула головой, отгоняя дурацкую мысль и продолжила размышлять, глядя на медленно опускающуюся ночь.
  'А ведь я сильно привязалась к этим пацанам... И как так получилось, что они братья? Ничего ведь общего. Наруто - внешность отца, характер матери и огромное сердце от них обоих... Интересно, каким он вырастет? Сможет ли достичь признания тех, не замечает его? Хотя у него уникальный дар не помнить обид... Да и не по мозгам ему долго обижаться, совсем как его учителю'. - В стекле на миг отразилась ехидная ухмылка, но тут же пропала. - 'А вот у кое-кого еще мозгов, видимо, слишком много. Все же, почему он ушел? Да, все, что он сказал тогда - верно и правильно... Но Минато всегда сражался за тех, кто ему дорог, и Айдо в этом - абсолютная его копия. Что один - кинулся в одиночку на диверсантов Облака за Кушиной, что другой - на команду Кири ради принцессы Хъюга..' При воспоминании, как возмущенно пыхтел, вопреки достоинству главы клана, Хиаши, которому дочь рассказала о миссии по возвращении, и как все шире и шире раскрывались глаза главы клана по мере того, как Хокаге рассказывала подробности, особенно - кто именно был капитаном команды в этом деле, ухмылка вновь выползла на лицо Цунаде. 'А вот не игнорировал бы дочь - знал бы обо всем заранее. А так - получай подарочек, Узумаки - клан постарше не то что каких-то Хъюга, а и Сенджу с Учихами! Так что придется тебе, Хиаши, теперь как угрю на сковородке вертеться, потому что я буду не я, если не дам Айдо по его возвращении джонина! То-то хвостов по деревне прищемится... А Данзо с Советниками вообще все бинты старой сволочи на троих сожрут!'
  Но приятные мечты об увеличении влияния в Совете Кланов ( вот еще Какаши ходить туда заставлю... А если откажется - пригрожу сломать руки Джирайе, найдется за что, и не дождется он своих любимых книжек!) и о том, как она спихнет на вернувшегося Комуру обучение Сакуры, буквально вырвавшей у Сенджу согласие стать ее учителем, вплоть до B-ранга ирьенина (девочка очень старательная и талантливая... Но это не значит, что возня с мертвой рыбой или еженедельные экзамены по прочитанной литературе, которую я читала лет так сорок назад, мне нравятся! И как раз ему наказание будет, нечего шляться неведомо где!) занимали ее недолго. Пятидесятилетняя куноичи, из принципа выглядящая на двадцать пять, после принятия поста Хокаге предпочитала превращать мечты - в возможности...
  
  Цунаде тяжело вздохнула и вернулась к столу. Ее ждала неразобранная документация... 'Ну и какой смысл выбирать на должность Хокаге сильнейшего шиноби, если здесь, кроме бумажек, ничего не происходит! Хотя... не все Каге одинаковы!' Она коротко улыбнулась, представив, что (или кто) вылетит в окно из кабинета Райкаге, если предложить ему заняться сортировкой документов и обреченно потянулась к стопке отчетов. Кабинет вновь наполнил шелест страниц...
  
  Внезапно Цунаде вскочила из-за стола, не сводя расширившихся глаз с очередного документа, удобно разлегшегося под светом настольной лампы. АНБУ, тихо сидевший на потолке, настороженно вскинул голову, но, не обнаружив непосредственной опасности, с интересом уставился на начальство. Тем временем Хокаге по-прежнему не сводила глаз с, казалось бы, совершенно обычного листа бумаги, а ее ладони, опершиеся на край стола, медленно сжимались в кулаки, полностью игнорируя препятствие в виде деревянной столешницы из особо прочного дерева из Леса Хи но Куни...
  
   - Да как он посмел... Мерзкая тварь! Все никак не успокоится... Нет, мелкий действительно был прав, а я сомневалась еще... Ну ничего, это одноглазому не поможет, команду я точно отправлять не стану.. Тогда зачем...
  
  Цунаде прекратила мять стол как тряпку и на мгновение задумалась.
  
   - Погодите-ка... Так вот зачем он отправил своих... - И быстро подошла к шкафу с ежемесячным архивом. Лихорадочно зашуршали свитки.
  
  АНБУ с интересом покосился в сторону стола. Это, конечно, было нарушением должностной инструкции - охране не положено отвлекаться от своих обязанностей, но уж больно любопытно было, что смогло довести Хокаге до такого состояния. В лотерею вроде не выиграла... Да и вряд ли в официальных документах, пришедших из Канцелярии, будет что-то секретное, а вот интересная история для пятничных посиделок в баре вполне может обнаружиться...
  
  Шиноби всмотрелся повнимательнее и не удержал разочарованного хмыка. Ну что может быть интересного в строчках '... В связи с провалом операции по внедрению информатора на территорию Ю но Куни и получением по итогу провала вышеуказанным чунином Вашей личной охраны значительной суммы денежных средств из неизвестного источника, по свидетельствам заслуживающих доверия агентов, прошу Вас направить команду стандартного состава для доставки подозреваемого в распоряжение Отдела Дознания АНБУ в целях проведения расследования. В случает неявки будет инициирована процедура признания подозреваемого преступником с присвоением ему статуса нуке...'. Это все, что шинби смог разобрать в документе, не меняя места. Сидящий на потолке помотал головой, вытряхивая из нее бюрократический новояз. 'Порой кажется, что бюрократия - особое ниндзюцу, пострашней Катона с Шаринганом... Но все-таки, с чего Хокаге-сама так нервничает?'
  
  Тем временем Цунаде, наконец, нашла то, что искала. 'Вот! Наконец-то! Надо будет как-нибудь бумаги в порядок привести... Так... Не тот, не тот... Не... Вот биджево дерьмо...'
  Еше пару мгновений посмотрев на краткую информацию, указанную рядом с именем сбежавшего заключенного, женщина вернулась к столу и тяжело опустилась в кресло.
  'Значит, все было подстроено... Да уж, а я жаловалась еще... Путь уж старики и дальше рассказывают мне сказки о былом величии, но хоть козни не строят... А ведь красивая комбинация... Что бы я не сделала сейчас - уроню авторитет, я же сама приняла то решение... А и Мадара с эти авторитетом, крестника я так не оставлю. Надо предупредить его! Отправить к нему того, кому он доверяет. Но кого? Все его друзья отпадают, не по уровню им в такое влезать... А если?.. Точно, он вроде неплохо к ней относится.'
  Хокаге кивнула своим мыслям и подняла голову на потолочного сидельца:
  
   - Стриж.
   - Да, Хокаге-сама!
   - Собери команду, нужно будет наведаться на ближайший известный черный рынок, по возможности, тихо. И... - Женщина помедлила.
   - Да, Хокаге-сама?
   - Найди мне Митараши Анко.
   - Хай, Хокаге-сама!
  
  Цунаде проводила взглядом листики вихря шуншина и вновь тяжело вздохнула. 'Надеюсь, я приняла правильное решение... Но иначе ему не выжить, ведь он для всех них...' Слово 'лишний' осталось непроизнесенным даже в мыслях, и в кабинете вновь установилась тишина. Ненадолго, с учетом личности приглашенной гостьи...
  
  Айдо.
  
  
   - Хра-ах!.. - Жизнерадостно прохрипел я, в очередной раз выныривая из беспамятства. Судя по ощущениям - горло уже зажило, но от нормальных звуков отвыкло.
   - О, опять очнулся. В этот раз уже быстрее. Скоро, глядишь, на пробежку брать можно будет, да, Ю? - Голос раздавался откуда-то справа. Очередная попытка открыть глаза и... Получилось! Я попытался повернуть голову, но шею пронзила резкая боль.
   - Ты не вертись, не вертись, а то голова отвалится. Ты ею и так не пользуешься, но без нее ты девушкам нравиться не будешь. Я прав, Ю? - Так, если с прошлого раза ничего не изменилось, то...
   - Ссаткхнись... Рх-хазсвею, - прохрипел я в нависшее надо мной улыбающееся лицо клона. Эта коротенькая фраза забрала у меня последние силы и я в очередной, четвертый, или уже пятый раз провалился в темноту, которая все это время смотрела на меня красными звериными глазами. В них не было агрессии или злости, скорее - изрядная толика любопытства и... сочувствие? Да уж, интересные у меня глюки...
  
  Мое следующее возвращение в подлунный мир оказалось обставлено менее драматично - я просто проснулся. Больно не было, только там, где во мне набили новых, не предусмотренных проектом отверстий, слегка зудело. Ну вот надо ж было так подставиться, а?.. Интересно, сколько я провалялся? Раны вроде были средней тяжести, вот и проверим эффективность на себе, не все же глазастиков разнообразных отлавливать и милым девушкам татухи бить, хех.
  
  Попытался приподняться на кровати. Сразу же навалилась слабость, но это ничего, это перетерпим... Ф-фух, уселся. А кровать даже не скрипнула, значит, я в своей... 'комнате'. С детских лет ненавижу, когда скрипит кровать, меня это жутко бесит. Уж сколько я подбирал себе мебель, на которой придется проводить пятую часть жизни - целая история в двух томах, но сейчас можно с удовлетворением подытожить - раз под раненой тушкой звуков не издает, то и в обычной жизни тоже все будет хорошо.
  
  Ну вот, теперь можно и оглядеться. Голова немного кружится, шея начала побаливать, но ничего так, жить можно. Так, за окном день, обычный летний день... На подоконнике свесил ноги наружу, мой клон. У-у-у, бездельник!.. Ав глубине комнаты, нагло прихватизировав единственное здесь кресло, чуть наклонившись вперед сидит Таюя. Она ко мне в пол оборота, поэтому отсюда не видно, чем она так занята. Читает, что ли?..
  
   - Ой а что это такое просыпается, а чьи это глазки открываются? - Наконец-то заметил меня клон. Ну не гад, издеваться над больным человеком, а?! Ну я ведь не такой жестокий, правда ведь? Правда?...
  
  Таюя вздрогнула и выпрямилась в кресле, одним движением убрав то, что лежало на ее коленях так, чтобы я не мог ничего рассмотреть. Клон вытащил себя из окна и подошел к кровати.
  
   - Ну что, больной, как самочувствие? Клиника доктора Моро рада приветствовать вас! - Вот блин, хоть в себя не приходи! Но, пока я открывал рот чтобы поставить на место обнаглевший чакроконструкт, он замер, прикрыл глаза... и его руки окутались подозрительно знакомым зеленым светом.
   - Сейчас проверим. Чего смотришь? Ну да, клоны раньше не могли использовать Шосен, только чакру лили... А теперь вот экстренно учиться пришлось. Ты бы видел, в каком состоянии тебя приволокла Таюя, а 'Небесное восстановление' это все же не ирьенин, а инструмент, который надо контролировать... До начала экспериментов нас было полторы сотни, а сейчас осталось пятеро. Но можешь гордиться, ты теперь сам себе бригада кремлевских врачей-убийц!.. - Под неумолкающую болтовню моей копии зеленая сфера пару минут путешествовала по моему телу. Наконец клон убрал руки.
   - Все, в целом ты здоров, - чуть громче и повернув голову в сторону девушки. - Чакра заканчивается, я прерываю технику. Но... - внезапно замялся, - напоследок два совета. Не затягивай с разбором моей памяти и... Она знает. С тех пор, как ты в бессознанке, она ни с кем из нас не разговаривала, так что готовься... - И даже белого облака не оставил, знать и правда почти на нуле был. Блин, в башке до сих пор каша, мозги как в тумане, а этот еще и сверху заполировал! И что он там бормотал насчет 'знает'?..
  
  Так, что у нас? Валяюсь пять дней, периодически прихожу в сознание. Ох, ну ни фига ж себе! Вот это меня уработали! Мерзкая зубастая техника, камнепад, ускорение, да еще и чакросистема чуть не сгорела! Да, дружок, забросил ты тренировки, самым крутым себя посчитал, в отпуск захотел... Ну и чуть не прикопали отпускника... И ладно бы только меня... Печать-лечилка работает в полую мощь, выжирает почти весь резерв вкупе с внешним поступлением через эти синие жгуты... Похоже, это небольшая помощь от той печати в пещере, поделилась энергией... Разберемся позже... Почти все тело в бинтах, только с лица сняли, зажило уже. И спасибо, что клоны штаны на меня натянули, потому что Ю просидела здесь все пять дней, даже спала в кресле, выходя только на время... хм... охоты на уток. Ну, все не так плохо, нужно только выводы из этого приключения соответствующие сделать...
  
  Пока я размышлял, уставившись в противоположную стену, Таюя, еще раз внимательно меня осмотрев, встала с кресла и направилась к выходу. Когда она почти дошла до двери, я включился в реальность.
  
   - Ю! - Никакой реакции. Не понял... - Таюя! - Остановилась.
   - Что? - Но оборачиваться не спешит, так и стоит спиной.
   - Я... Просто хотел сказать 'спасибо'... Что дотащила меня... И сидела здесь все это время...
   - Не за что. Ты все сказал? Тогда я пойду. - А вот теперь я офигел. Ее голос... Передо мной будто открылась дверца холодильника... Ведущая прямиком в Антарктиду полярной ночью! Таким ледяным тоном она не разговаривала со мной даже при нашей первой встрече... Быстро встал с кровати, морщась от уколов боли, и догнал ее.
   - Ю... Таюя... Скажи, что случилось? Я как-то тебя обидел?
   - Ты? Меня? Обидел? Ну нет... Ты не понимаешь? Попробуй подумать своей продырявленной башкой! Лучше бы тебе ее вообще оторвали!..
   - Но...
   - Не успокоился, когда я отказалась от твоей печати, решил зайти с другой стороны? Засунуть закладку мне в голову, чтобы не оставлять без контроля опасное чудовище? Но только чтоб с гарантией и без конкурентов?!.
   - Ю, ты все не так...
   - А я тебе верила! - Повернула ко мне голову... и я в первый раз за все это время увидел ее слезы... - Ты... мне снился!.. Я... скучала по тебе эти четыре дня!.. Я... думала, что наконец, после стольких лет появился тот, кто... А все это оказалось ложью! Ты врал мне! - Полностью развернулась ко мне. - Ты такой же, как и Орочимару, вам обоим нужны рабы! Только он хотя бы не врет!..
  
  Я слушал и медленно закипал. Значит, так, да?! Я ей жизнь спас, а она меня еще и обвиняет в этом! Да что ты вообще знаешь? Не спросив, не выяснив, сразу обвинениями кидаться?!. Да ты!..
  
  Я уже открыл рот, чтобы выплеснуть все это наружу, но вдруг замер. Айдо, Айдо... Ну что же ты сейчас делаешь? А ты подумал, как это все выглядит с ее точки зрения? Посмотри на нее... Когда ее пришли убивать - она хотела лишь отомстить, в тот момент, когда, казалось, нет надежды - она не уронила ни слезинки, а сейчас - плачет... Может быть, не стоит перекладывать вину за свои ошибки на ее плечи?..
  
  Пока я вел странный молчаливый диалог с самим собой, Таюя начала разворачиваться к двери. 'Неужели ты оставишь все как есть?' И тогда... Неожиданно даже для самого себя я шагнул вперед и... обнял ее.
  
   - Таюя... Ю... Прости, что не сказал тебе... Мне пришлось это сделать. - Девчонка, сначала дернувшаяся вырваться, замерла, вслушиваясь в мой голос. - У меня не было времени, бесконтрольная Метка могла убить тебя, и мне пришлось заменить Орочимару собой... Клянусь, я не хотел и не думал тебя контролировать, я просто не мог тебя потерять... И в конце концов, разве я мог захотеть причинить вред моей любимой... - Таюя вздрогнула, а я мысленно прикусил язык. Айдо, биджу тебе в зад, когда ты научишься думать, что говоришь?! - ...младшей сестренке?..
  
  Ф-фух, вроде вывернулся. Надеюсь, она не страдает 'синдромом Наруто' и не забывает последние прозвучавшие слова?.. А то ведь...
  
   - Правда? - Ее руки сомкнулись у меня за спиной, а я почувствовал, как бинты на груди намокают от слез...
   - Правда...
  
  Так мы простояли пару минут. Ю постепенно успокаивалась, а я... Я не знал, то ли гордиться собой, то ли расстраиваться, посыпая голову (и не только ее) пеплом? Я обнимаю красивую девчонку, а в душе, кроме жалости и какой-то... нежности, и нет ничего. А раньше ведь... Я победил 'вирус Джирайи' или это ремиссия?..
  
  Успокоившись, Таюя завозилась и, когда я разжал руки, отступила от меня на шаг.
  
   - Айдо... - Конечно, глаза в пол и общее покраснение - классика, но, черт возьми, как же ей идет!.. - Извини... Я не сказа тебе... Ты закрыл меня собой от той техники... Спасибо!
   - Не за что, Ю, я не мог поступить иначе. - Конечно, не за что! За глупость ведь не благодарят! Знала бы ты, почему именно я оказался именно там и именно тогда...
   - Я решила... Ты ведь просил... Там, на кресле. Посмотри... - А я думал, что она так сильно краснеть просто не умеет... Каюсь, был неправ.
  
  На кресле, раскинувшись во всей своей красе, лежала моя чунинская жилетка. Черт. Да она как новая! За исключением пары-тройки швов... на каждый квадратный сантиметр... и сине-зеленого цвета заплаток... хотя о чем я, тут уже скорее сине-зеленая жилетка с редкими прожилками просто зеленого... Хотя сделано все очень аккуратно, швы с первого взгляда и не рассмотреть.
  
   - Ну как, тебе нравится? Я подумала, что, раз ты говорил об этой вещи даже... в том состоянии, то она тебе очень дорога... Ну и вот... - Но тут она заметила мой изумленный взгляд. - И чего ты так уставился? Да, я умею шить! Думаешь, в портовой кодле или, тем более, в Отогакуре было очень уж много швей? Я тебе не какая-то там клановая, что на всем готовом в Конохе выросла!
  
  Вот и хамство вернулось... Но так мне больше нравится, не знаю уж почему...
  
   - И еще... - Ее лицо вдруг оказалось близко-близко. Только неимоверным усилием воли я не отшатнулся. Кажется, я сейчас утону в этих карих глазах... - Раз уж ты взялся переделывать работу Орочимару, верни все как было в тот день... Мне понравилось! - И выбежала из комнаты.
  
  В задумчивости вернулся на кровать. Ну и что это сейчас было?.. Сначала чуть не убили за переделку Метки, а потом просят об этом же. Женщины, мне никогда вас не понять... Но все же, неужели я правда ей снился? Интересно, в каком качестве? Ах, Таюя, ах, непослушная девчонка! Так и уснул, под собственное ехидное хихиканье. Это был очень длинный день...
  
  Глава 12.
  
  Следующий день уже самым своим началом заставил меня вспомнить старую добрую пословицу: 'Утро добрым не бывает'. Это ж надо - всего пять дней провалялся и уже так расслабился. Чтобы за последние десять лет мне было так тяжело просыпаться утром - даже и не вспомню... Нет, как приду в себя - срочно за тренировки. Срочно!
  
  Тушка рефлекторно совершала утренний моцион и почти без моего участия отправлялась бесцельно гулять по деревне (прогулки полезны выздоравливающему организму), а я неторопливо размышлял. Вопреки обыкновению, мысли непредсказуемо скакали с одного на другое. Мозги, видимо, тоже утомились сосредотачиваться и концентрироваться и им захотелось побыть просто 'головной слизью', как писали в медицинских книжках на Земле веке так в семнадцатом...
  
  Мда, как вспомню последний опыт по 'медитации и концентрации', так аж вздрагиваю. Вот так, прожив четырнадцать лет в мире шиноби, понимаешь, что ты сам ни фига профессию не превзошел. Максимум, на который тяну - лепила в госпитале и рисовальщик фуин с подпольным тату-салоном в комплекте... Это ж надо - так паниковать из-за, в общем-то, рутинного происшествия... Хотя, как показало дальнейшее - паниковать стоило... Но глупости это не оправдывает...
  
  Ну да ладно, думаю, не все так плохо... Мышцу, по крайней мере, накачал солидную, главное теперь - усвоить, что в жизни всегда есть место случаю и иметь план Б для любого развития событий. Тогда и неожиданностей будет меньше.
  
  Но, признаться, тот факт, что теперь мой Хирайшин ограничен расстоянием примерно суточного перехода - стал для меня крайне неприятным сюрпризом. Да уж, зверские объемы чакры - не всегда хорошо. Кстати, надо бы замаскироваться... Куда отправлена одна команда Кири - там в легкую появится другая. Мне-то проще - переведу-ка большую часть резерва на заполнение Инфуин.. Вот так... Отлично, теперь меня так просто сенсорам не засечь. А вот с Ю - надо бы помозговать...
  
  Ну так вот - большие объемы чакры с определенного уровня доставляют неудобство. Это раньше мне казалось, что чакра как патроны: 'Очень мало', 'мало' и 'мало, но больше не унести'. На самом деле, если любишь развлекаться, опуская под землю города и создавая пыльные бури - да, качай резерв; а вот если хочется более-менее соответствовать профессии 'шиноби', то есть незаметно, точно и аккуратно - работай над контролем. Бег за двумя зайцами не принесет ничего хорошего, так как с определенного момента эти два пути начинают мешать друг другу...
  
  Да, конечно, в большинстве случаев выбор развития определяется природной склонностью, или там всякими обстоятельствами... Это мне повезло - изначально большой резерв, но потом - тренировки у Такахаси-сенсея и развитие ирьедзюцу. А вот, например, Наруто - никогда не стать ирьенином, и совсем не из-за свойств чакры биджу, а только из-за ее количества. Он просто никогда не сможет удержать нужный объем в нужной точке вмешательства. А Сакуре остается только мечтать о сотнях теневых клонов, тыкающих кунаями все, что плохо лежит. Других-то талантов за ней не замечено... Все-таки, Наруто, я лучше умею выбирать себе девушек, любая моя знакомая... кхм-кхм... А я сказал - знакомая!!... ну так вот, не девчонка, а кладезь талантов. Помрем - есть чем перед мамой похвастаться, а тебе и вспомнить-то, кроме 'Наруто-бака', нечего будет, глупый старший брат!..
  
  Тьфу, что только в башке не крутится. Итак, о чакре. Первый звоночек тренькнул в пещере. Сколько нервов я убил на выяснение, почему по пещере вполне возможно скакать, а в деревню Водоворота - нет, описанию не поддается. Но в конце концов нарисовалась такая картина: из-за большого объема чакры в процессе перемещения появляются помехи, этакая голубая дымка, которая мешает рассмотреть удаленные маячки. И чтобы все же переместиться туда - надо запечататься, как в старые добрые ученические времена, успокоить чувства и концентрироваться на маячке, который тебе нужен. Разумеется, рассмотреть, что там творится вокруг выбранной цели стало совершенно невозможно. Вот так и подставился... Нет бы прыгнуть на какой-нибудь кунай в деревне.Но несколько часов борьбы со своими нервами и судорожного (другого слова и не подобрать) сосредоточения вытеснили из головы, в общем-то, резонную мысль, с какого это перепуга Ю сняла печать. Она, конечно, девчонка наглая и импульсивная, но не самоубийца же, а о возможных последствиях я ее крепко-накрепко предупредил. Так что надо перестать считать себя самым умным в детской песочнице и немножко больше доверять тем, кто рядом...
  
  А второй сигнал - клоновский Шосен. Еще при разборе воспоминаний мелькнула мысль, а чего это полторы сотни клонов закончились при освоении техники, которую я сам применяю даже во сне, не особо при этом просыпаясь? Ответ оказался прост - не справились с контролем и пожгли свою чакру. И вот сейчас, когда воспоминания всех развеявшихся клонов крутятся в голове, становиться все яснее и яснее, что... Я поднял руку и ее окутала сфера Шосен. Но... в отличие от того, что было раньше, ее цвет стал темно-зеленым и плотным даже на вид. Вот оно как... И как же это я не заметил? Наверное, привык уже пользоваться, вот и не обратил внимания на постепенные изменения. Но ведь это значит, что... Да, повреждения организма я смогу исправить, руку, ногу, глаз, или там печень приращу, но вот манипуляции А-ранга и выше для меня теперь закрыты, просто не смогу достигнуть нужной аккуратности и точности в дозировке энергии. Честно говоря, даже немного грустно... Но.. у меня есть печать, которая лечит все сама, а, если ею управлять, сможет и немного больше! И еще одна, которая делает это еще и быстро! Вот только до ума бы ее довести.. Хм, а все не так уж плохо, Айдо, в конце концов, ты фуин-мастер и Узумаки, может, так и должно быть?
  
  Кстати, о лечении и последствиях... Надо бы узнать у Ю, говорил ли что-нибудь интересное капитан этой команды. Семь человек - как-то необычно для команды, да и вообще - чего они сюда приперлись? Тридцать лет никто не совался, а сейчас вдруг принесла их нелегкая. И как только обнаружили? Похоже, надо переходить в режим 'параноик обыкновенный', а поэтому... Так, сколько там у них было чакры, я, помнится, чувствовал их объемы, хоть раньше вроде бы не замечал за собой способностей, ну, кроме обнаружения печатей. Конечно. Но на этих ни одного фуин не было, а я как-то умудрился... Ну да ладно, потом.
  
  Сложил печать и передо мной появилось полсотни клонов. В этот раз я немного изменил структуру техники, дав клонам увеличенный резерв. Они пойдут восстанавливать и заряжать печати в деревне. Все-таки надо признать - расслабился я. Сильно расслабился...
  
  А каналы на руках немного дернуло болью... Жалко, я хотел потренироваться, а теперь придется подождать еще денек, потому что какая же это тренировка, как не за пределами возможного? А я, оказывается, не в форме сейчас. Ну что ж, подождем... А сейчас - чем бы заняться?
  
  Оглянулся и понял, что, задумавшись, забрел на место захоронения жителей деревни. Хм, а зачем я сюда приперся? И почему мне подумалось 'захоронение', а не как всем нормальным людям - 'кладбище'?.. Да потому, что на кладбище - памятники стоят! Мне вдруг стало немного стыдно. Обещал ведь что-нибудь поставить, и забыл. О, и занятие как раз нашлось. Помнится, в порту на побережье видел я подходящий камушек... По виду - гранит, цвет подходящий - темно-красный, и форма подходящая - почти правильный трехгранник, обрабатывать меньше. Отлично. Только вот клона создам и домой его отправлю, чтобы Ю, буде я ей понадоблюсь, не волновалась.
  
  Странно все же - любой обычный человек, находясь на моем месте, отправил бы клонов вкалывать, а сам - лежал на отличной, широкой и нескрипучей, кровати и лечился... А у меня все наоборот. Я сейчас буду работать, а клон - отлеживать несуществующие бока... Ну и ладно, здоровее буду! Заодно и клона посажу, за песчаной косой наблюдать, чтобы нежданные гости больше не пробрались...
  
  Небольшая прогулка по лесу верхним путем - и я на месте. Камень торчал там же, никто не позарился на такое добро, ха-ха. Здоровенная глыба десяти метров высоту. Я бы и побольше нашел, но, думаю, мертвым все равно. Почту их память делами, а не каменюками. Слава Ками, египетским рабом притворяться не нужно, Хирайшин, потеряв в дальности, в грузоподъемности и объеме ощутимо прибавил. А вот интересно, смогу ли я телепортировать что-нибудь без перемещения меня самого? Как бы выяснить...
  
  Упс... А слона-то я и не заметил... В смысле - камень-то перенесся нормально, мне даже почти больно не было. А дальше - его было бы неплохо аккуратно поставить на краю кладбища, но вот поднять его мне, мягко говоря, слабО... И куча клонов тут не поможет, и кандзи 'сила' у меня ударный, а не, собственно, усиливающий... Что делать будем, Айдо? Что-то ты отупел, соображать совсем не хочешь... Ну и фиг с ним, подумаю об этом завтра! Сейчас можно метнуться в гости к Шину, я давно мелких сладким не угощал. А Таюя без прогулки обойдется, она наказана!
  
  Сказано - сделано, и вот я уже стучусь в дверь скромного рыбацкого домишки о двух этажах. С момента нашего знакомства Шин ощутимо разбогател. Да и авторитет в деревне приподнял свой. С чего бы, а?..
  
   - Здравствуй, Айдо! Ты сегодня без Ю-чан? Давненько вась не было, ребята даже расстроиться успели. Так что будут тебя ругать!.. - Что меня больше всего удивляет - с момента нашего первого знакомства, когда Шин был придавлен безнадежной ситуацией, я больше никогда не видел его злым или расстроенным. Он хмурился, когда шторм сломал мачту на его лодке, сердился, когда дети устраивали пакости навроде разлитой по всему дому воды во время игры в 'шиноби Киригакуре'... Но это никогда не длилось дольше чем нужно для поиска выхода (попросил у меня со стройки бревно потолще в счет разрезанного стола... когда забудет уже...) или воспитательных целей ( мелкие носились по дому с тряпками на второй космической). В остальное же время он неизменно улыбался и поднимал настроение всем вокруг одним своим видом...
   - Акира с Азуми сегодня с друзьями носятся по лесу в поисках 'сокровища древних пиратов', благодаря тебе это стало не опаснее, чем на рынок сходить. А я неплохим куском мяса разжился, зажарил его, а одному не съесть. Так что ты вовремя, проходи. - ...и не только видом!
  
  Когда стол был очищен от всего более-менее съедобного (под тонкий аромат жареной со специями свинины, который, однако, сшибает с ног не хуже воздушного снаряда, даже старые тапки за изысканное лакомство пойдут... А уж старых тапок там не было!), а посуда убрана, внезапно посерьезневший рыбак сел за стол напротив меня.
  
   - Айдо... Не знаю, важно ли это... Но пару недель назад, как раз когда вы приходили последний раз, в городе появились странные люди... Они расспрашивали об Узушио. - Я подобрался, послеобеденная расслабленность слетела просто мигом. - Не ходил ли туда кто в последнее время, не появлялись ли на побережье люди с красными волосами... - Черт, а вот это плохо... - Я не говорил остальным деревенским, куда ты отправился, да и маскировку свою ты все время держал, так что никто этим людям ничего толком не сказал. Я, как ты понимаешь, со своей осведомленностью к ним не совался. Мне кажется, это были шиноби Кири, как-то они... сильно были на рыб похожи...
  
  Я вздохнул.
  
   - Все в порядке, Шин, спасибо, что предупредил. У меня уже были... гости... - На расширившиеся глаза рыбака я не обратил внимания. - Значит, они оказались там не случайно. С Кири придется что-то решать...
  
  Задумавшись, я бормотал себе под нос. Все это время рыбак порывался что-то спросить, но через некоторое время успокоился, и кашлянул, выдернув меня из размышлений.
  
   - Кхм... Я рад, что все в порядке. Но это еще не все... Вчера в городе появилась девушка из Конохи, с протектором. Она расспрашивала всех о парне по имени Айдо, при этом довольно точно тебя описывала. Хорошо, что, когда ты снимаешь маскировку, первым делом запоминается цвет твоей шевелюры, все остальное не такое впечатляющее. - Шин неожиданно улыбнулся и подмигнул мне. Я даже на мгновение опешил. Это он меня что, так изящно страшным назвал?!. Тьфу ты, умеет же мысль сбить...
   - А... как она выглядела? - Я, конечно, понимаю, что Хенге - наше все, но, может быть, это ОНА?!...
   - Девушка лет двадцати пяти, симпатичная, одета в бежевый плащ, никого еще не убила, хоть и грозилась - Отрапортовал Шин, а я попытался подавить разочарованный вздох. Нет, не ОНА... Да и глупо было бы рассчитывать на такую удачу...
   - Ладно... Разберемся. У нее получилось что-нибудь выяснить? Она уже ушла из города?
   - Так как она знала твое имя, ей рассказали чуть больше, чем предыдущим, напрмер что ты жил у меня и изредка здесь появляешься. Наверное, завтра она придет ко мне в гости. Жаль, что я с вечера уйду в море с детьми, пора и Азуми к морю приучать. - С широкой улыбкой ответил рыбак. - А остановилась она в гостинице над кондитерской, помнишь, ты еще там всегда данго покупаешь?
   - Помню. - Смутные подозрения заскребли в груди. - Ладно, избавлю Азуми от необходимости портить платье морской солью. - Возвращаю собеседнику широкую улыбку. - Попробую с ней поговорить. Коноха все же, и без маски... Спасибо, Шин. Передавай мелким привет. В ближайшее время зайдем в гости с Ю.
  
  В некоторой задумчивости отправился в гостиницу. Интересно, что могло Конохе понадобиться от меня? Причем как раз в тот момент, когда я в несколько неудобном положении? А было бы неплохо сменить место обитания на пару месяцев... Я даже еще обдумать этот вопрос как следует не успел, а мои земляки уже тут. 'Конохагакуре - место, где исполняются желания и воплощаются мечты!'. От неожиданности хихикнул, прямо рекламный слоган. Надо предложить Цунаде-оба-сан меня на должность PR-менеджера деревни, оттереть бабулю от рычагов власти и покрасить Данзо в желтый цвет, в имиджевых целях...
  
  Так, соберись, Айдо, не время бредить, сейчас, может быть, драться придется, тактику продумывай. А чего ее продумывать, про способности противника все равно ничего не знаю, так что - кривая вывезет...
  
  Вот под такие оптимистичные мысли занял стол в любимой кондитерской. Не то чтобы здесь было потрясающе вкусно... Просто именно здесь мы во времена оны сидели с принцессой... Окинул взглядом помещение. Никого подозрительного не наблюдается, да. Собственно, вообще никого не наблюдается. С моего места неплохо видно улицу, так что буду посматривать. А пока есть время, неплохо было бы съесть парочку рисовых шариков в меду, буквально тающих на языке и лопающихся мелкими пузырьками радости и счастья...
  
   - Эй, хозяин! Мне три порции самого лучшего, что у тебя есть! В вашем городишке никто ничего не знает, так что хоть поем от души! - От звуков этого голоса я вздрогнул и, поддавшись въевшимся рефлексам, быстро запихал в рот последнюю порцию данго. Ф-фух, успел. Однако... Вот уж кого точно не ожидал здесь увидеть. Это точно она? Очень похожа, вот только есть одно 'но'...
  
  Тем временем вошедшая девушка огляделась. Ее взгляд обежал помещение и закономерно зацепился за меня.
  
   - Эй, парень! А ну-ка, обернись! Ты мне кое-кого напоминаешь!
   - Вы мне тоже кое-кого напоминаете, Анко-чан... Одну любительницу сладкого, которая обожает смущать невинных подростков... - с тяжелым вздохом встал и повернулся лицом к девушке.
   - Какая я тебе 'Анко-чан'! Ты кто вообще?.. Айдо? - Девушка неожиданно хихикнула. - Ты такой милый с желтыми волосами, немного на Яманака похож. Можешь попросить Иноичи тебя усыновить! - и шагнула ко мне.
   - Стойте! - Митараши замерла. Ее глаза опасно сузились. - Анко-чан, почему я не чувствую на вас мой фуин, который блокирует... известное вам?
   - А ты и это умеешь? Мне не говорили... - Задумчиво проговорила она. - Мне пришлось ее убрать. Она ограничивала циркуляцию чакры и очень мешала на миссиях.
  
  Ну что ж, вполне вероятно. Так оно и есть... Правда, владельца можно было поймать, а ограничитель - исследовать и разобраться в нюансах его работы... Но враги не пришли бы меня ловить под видом кого-то из деревни, я всяко их знаю лучше, а корневики не стали бы использовать облик Анко, у них есть более эффективные средства... Я непроизвольно скрипнул зубами, вспомнив последнюю встречу с заводными куклами Данзо, и снова вздохнул.
  
   - Хорошо, тогда скажите, какой момент в 'Ича-Ича' больше всего нравился Такахаси-сенсею?
  
  Девушка дернулась и опустила глаза в пол.
  
   - Шутишь? Он ее только на дежурствах читал, потому что скучно было, и всегда говорил, что книга глупая... - Вскинула голову и вновь прищурилась. - Паршивец, это ты сейчас меня так проверял? - Быстро подошла и... стремительным движением попыталась отвесить мне подзатыльник. Я с трудом увернулся.
   - Ты вырос... - Улыбнулась она. - Но твои глупые проверки даже на первом курсе Академии не сработают! Да и вообще, не доверять бедной маленькой Анко - это... низко! Ты должен утешить искупить свою вину... скажем, тремя порциями данго!
  Вот теперь это точно вы, Анко-сан... - Мой тяжелый вздох мог разжалобить каменную стену.
  
  Когда мы втроем - Митараши, я и полная тарелка сладких шариков на палочке - устроились за ближайшим столом, я перестал сдерживать свое любопытство:
  
   - Анко-сан, скажите, зачем вы меня искали?
   - Мням... Мня... Послала Хокаге... Мн-я должна тебе кое-что рассказать...
  
  Иногда лучше жевать, чем говорить. Как раз тот случай.
  
   - И что же?
   - Мм-не здесь. У..ффф.. тебя есть место, где можно спокойно поговорить?
   - Да, найдется. - Думаю, не будет большого греха, если я покажу ей остров. На Данзо она точно не работает, а тетушке-Хокаге спокойнее, если она будет знать, как живет-поживает ее любимый племяш... Да и проход я светить не буду, а остров все равно не спрятать... - Доедайте и пойдемте.
   - Да я уже все. - Вот это профессионал. И трех минут не прошло, а тарелка пустая. Акира точно попросится к вам в ученики.
   - Тогда давайте руку. Теперь моя очередь вас прокатить! - Взял девушку за руку и переместился на кладбище к лежащему на боку камню. Ну а что, чем не место для переговоров? Символизм, опять же. 'Кто к нам с мечом, то места много'...
  
  Девушка с интересом завертела головой.
  
   - Где это мы?
   - Добро пожаловать. Это мой личный остров. Мама подарила. Коктейли, купальники и экскурсия по достопримечательностям тарифицируются отдельно! - И, определив по выражению лица Митараши, что юмора она не оценила, продолжил. - Это Узушио. Тут мы можем поговорить, на расстоянии... - Прислушался к себе. Ю на своей любимой поляне. - ...семи километров нет никого разумного, можно и поговорить.
   - А как же предложить девушке присесть? - Съязвила куноичи. Я неопределенно дернул плечом. - Ты так неласков к несчастной одинокой Анко... Ладно, слушай. - резко посерьезнела. - Во-первых, ты объявлен в розыск в Деревне Скрытого Листа...
   - З-за что?... - А это что еще за новости?...
   - За срыв операции по внедрению агентуры, предположительно, по заказу потенциального противника. - Обратив внимание на мои глаза, стремящиеся посрамить по ширине чайные блюдца, девушка соизволила пояснить. - Это все твои эскапады с разгоном и уничтожением банды преступников на побережье. Деньги ты же трофеями взял? - После моего неуверенного кивка она продолжила. - Все, что тебе грозит в самом худшем случае - десяток принудительных миссий в составе АНБУ, для компенсации убытков, понесенных деревней. Само по себе ничего страшного, но... - Замолчала и оценивающе посмотрела на меня.
   - Что 'но'? - Охренеть! Все ж не так было! Куда агентуру внедрять, в банду гражданских, сидящую посреди леса, на собственной территории?! Да не смешите меня, такие банды в качестве мяса для генинов используют! Достаточно одного желания руководства Скрытой деревни, чтобы эти 'банды' удрали из страны впереди собственного визга... И с каких пор трофеи это 'заказ противника'? Хрень какая-то...
   - Чуть больше месяца назад из нашей тюрьмы опять сбежали заключенные. Ничего особенного, это обычно, как восход солнца, но перед этим тюрьму проинспектировали АНБУ из известной тебе организации... И в списке сбежавших неожиданно оказалась одна куноичи, слишком слабая для побега, но которая все же умудрилась однажды отрубить тебе руку. - А-хре-неть!.. - Ну а недавно наши АНБУ добыли вот это. Возьми. - Кинула мне книжку в черной обложке. - Это Книга Бинго с черного рынка. Открой там, где закладка.
  
  С верха страницы на меня уставилась моя собственная очень качественная фотография. Сбоку от нее чернели символы, складывающиеся в не предвещающие мне ничего хорошего слова. Глаза выхватывали из строк отдельные части: 'Багровый Писец', 'Нукенин', 'А-ранг', 'Мастер фуиндзюцу' и, наконец, уперлись в низ страницы. Слова, написанные совершенно обычными чернилами, для меня как будто мерцали, чем-то подсвеченные: 'Предположительно, владеет техникой мгновенного перемещения 'Хирайшин' и 'Цена за живого - 2 млн. рё, за тело - 100 тыс. рё'.
  
  Как сквозь вату до меня донесся голос Митараши:
  
   - Фотография из твоего личного дела. Думаю, тебе понятно, чья это работа.
   - Значит, в деревню мне хода нет?
   - Если ты вернешься сейчас - тебя отправят выполнять вполне определенную миссию во вполне определенной компании. А с этим, - кивнула на страницу, - будет очень просто объяснить, почему ты с этой миссии не вернулся.
   - Но... Митараши-сан, зачем ему такие сложности? Не проще ли просто убить меня?
   - На самом деле - нет. Сейчас ты неизвестно где, а у Корня не так много людей, чтобы искать тебя. Книга Бинго - для того, чтобы ты вернулся в деревню. А обвинение - чтобы убрать тебя из-под защиты Хокаге в команду АНБУ, один из которых прячет под маской очень бледное лицо и крайне редко открывает рот. Так что Цунаде-сама просила тебя временно не возвращаться в Коноху, пока она не решит эту проблему...
  
  Кажется, девушка говорила что-то еще, но я уже не слушал. Вот значит как... Значит, нукенин, да?.. И за мной будут охотиться, как за преступником. Да что я такого, блин, сделал?! 'Ты родился лишним'. Да не нужны мне ваши тайны, хоть в задницу себе их засуньте! Брата забрали, теперь хотите забрать остальное, включая друзей, чувства и жизнь?! Сволочи...
  
  Внезапно я резко успокоился. А, собственно, что изменилось? Я ведь и так не планировал возвращаться в ближайшее время... Конечно, решение уйти я принял на изрядных нервах и от обиды... Но ведь проскакивали в последнее время мысли обновить по-тихому маячок в Конохе и периодически заявляться к Цунаде с целью покапать на мозги на предмет восстановления клана, прощения Таюе всех прегрешений как политической беженке и принятия ее в нестройные ряды шиноби Скрытого Листа... А тут сама судьба показывает мне правильный путь. Жаль, конечно, что я еще неизвестно сколько не появлюсь в Конохе, не увижу... ту, кого хочу увидеть. Но... ничего, заодно и проверим чувства на прочность! А вот Кири в ближайшее время лучше не попадаться. Ну что ж, наконец-то курорты Страны Горячих Источников дождутся меня, а Ю в купальнике будет еще одним фактором проверки прочности чувств, хе-хе!..
  
  Видимо, эти мысли как-то отразились на моем лице, потому что Митараши подозрительно прищцрилась:
  
   - Эй, ты чего лыбишься? Ты меня вообще слушал?
   - Слушал, Анко-сан. Не бойтесь, два миллиона - слишком маленькая сумма, чтобы я сам пошел сдаваться, а по-другому меня не поймать! - Девушка вскинулась, но я не дал ей ничего сказать. - Я и так знал, что в Конохе я... лишний, - возмущенный писк 'Это не так!' все таки прорвался через изумление. - Так что ничего нового вы мне не сказали. Передайте, пожалуйста, Цунаде-оба-сан, что я ее тоже лю...- Мля, Айдо! Второй раз уже! Это не Земля! Это там слово затерто до дыр! А тут у него вполне определенное значение! Словарь синонимов себе купи, придурок! - ...очень уважаю и... благодарен за заботу. - Ф-фух, как мешки таскал... Вроде двусмысленностей не сморозил, по крайней мере, изумленно расширенные (и очень красивые, кстати) глаза Анко относятся явно не к словам благодарности, хе-хе.
   - Н-но... Что ты будешь делать дальше?
   - Дальше? А дальше я хотел посоветоваться с вами, Анко-чан. Мне вот этот камень надо поставить вертикально вон на той стороне кладбища. Как бы мне это сделать?
  
  На лице несчастной девушки явно читался вопрос: 'Какого хрена?! Ему тут смертный приговор подписали, а он о ландшафтном дизайне думает!' Даже на панибратство не среагировала. Умею я все-таки производит впечатление, и не только прической, понятно тебе, Шин?!
  
  Тем временем Митараши, видимо, попыталась припомнить хоть один адрес действующего Бедлама для шиноби, не смогла и решила не злить опасного сумасшедшего.
  
   - Н-ну, я бы могла призвать змею, но не думаю, что она сможет...
  
  Услышав это, от избытка чувств хлопнул себя по лбу.
  
   - Точно! Айдо-бака! У меня ведь тоже призыв есть! И как раз подходящего размера! Так, давайте отойдем от камня, вот сюда... Хорошо. Кучиесе Но Дзюцу! - Надо попытаться выяснить у Нама-куна, можно ли обойтись без крови. Быстрей бы он вернулся, а то каждый раз прокусывать палец - надоело, не говоря уж о том, что больно, биджу задери!
  
  В этот раз ждать пришлось недолго. Собственно, вообще не пришлось. Перед нами взвились белые облака, а мою систему циркуляции скрутило. Я едва удержался, чтобы не зашипеть от боли. Блин, рано геройствовать начал... Тем временем белые облака рассеялись и из них вынырнула знакомая морда.
  
   - Привет, Оникс! Давно не виделись! Слушай. мне тут помощь нужна. - Анко повернулась ко мне, видимо, с вопросом, и внезапно застыла неподвижно, кося взглядом куда-то на мою макушку. Что это с ней? - Тут памятник надо поставить, я уже давно обещал, ты как, этот вот камень потянешь? Я сейчас метнусь живой ногой, веревок принесу, и наляжем. А, может, у тебя техника есть какая для переноса тяжестей? Ну чего ты молчишь?
  
  Все время, пока я говорил, ленивец стоял неподвижно. Если бы я был специалистом по физиономиям ленивцев, я бы сказал, что на его морде отражалось эпическое изумление. Но мало ли что за рожи от там под шерстью корчит?..
  
   - Ну так что, мне идти за веревками? Поможешь памятник разместить? - Я уже приготовился обидеться, как вдруг...
   - Вот этот камушек, да? - От этого звука, казалось, содрогнулась сама земля. На солнце внезапно набежали тучи... Нет, это протянулась из-за моей спины гигантская лапа, обхватила ладонью камень и с силой воткнула его на краю участка. Земля на этот раз дрогнула вполне по-настоящему. Я медленно, стараясь не делать резких движений, обернулся.
   - Ну что, нормально поставил? - Спросила меня огромная морда с высоты тридцати метров над землей.
   - Д-да, спасибо... А в-вы кто? - Морда начала склоняться к земле и появилась возможность увидеть здоровенную тушу, до этого воспринимавшуюся как часть пейзажа - скала там, или холм...
   - Хм, вот ты какой - наш первый контрактор. Малыш Нама очень любит рассказывать про тебя разные истории, особо упоминая твой удивительный интеллект... - Совершенно неожиданно я покраснел. - Меня зовут... Впрочем, называй меня Фоливорус. Я...
   - Папа, что ты здесь делаешь?. - А вот и Оникс очнулся. Да-а... А раньше, помниться, его рык меня впечатлял... По сравнению с его отцом - как лай щенка рядом с ласковым и нежным голосом матерого сенбернара. А вот интересно, у меня с моим отцом такое же соответствие? Или я все же хоть на чуть-чуть его превзошел?..
   - Явился на призыв, сын, как и ты.
   - Но, папа... Он же не мог...
   - А ты присмотрись. Неплохо, неплохо... Так что, камень нормально стоит? - это уже мне. Я быстро закивал. - Ну и отлично. Пойдем, сын, думаю, Старик заинтересуется нашей историей. Не пропадай, контрактор, в скором времени жди гостей. - И исчезли.
  
  Я сел на землю, а рядом со мной хлопнулась Мирараши.
  
   - Айдо... Это что сейчас было?
   - Ну ты же слышала. Фоливорус, специалист по установке могильных камней. - Ой, мля, как-то двусмысленно это прозвучало...
   - Что ты хочешь сказать?..
   - Сам не знаю... Но, чует мое сердце, а, точнее, несколько иной орган, что курорты Ю но Куни снова откладываются на неопределенный срок. Впору миссию сопровождения заказывать. - И нервно рассмеялся.
  
  Глава 13.
  
   - Так, Шин, давай еще раз... - Я с беспокойством окинул взглядом окружающий хаос. По поляне перед домом носились какие-то дети, из окон второго этажа иногда вылетали куски сломанных досок и раздавался грохот - клоны отрабатывали присвоенное авансом звание Первого Гвардейского стройбата... - Таюя поживет у тебя некоторое время, ты все еще согласен? Отлично. - Рыбак быстро закивал, но его попытки что-то сказать я решительно пресек. - Тогда поехали дальше. Те деньги, что у меня остались после... хм... остались, короче - я отдал тебе. Понимаю, что их не так уж много, - еще одна робкая попытка возразить была мной решительно пресечена, - но, слава Ками, в свое время я учился у замечательного сенсея, который считал, что у генина есть единственная обязанность - до смерти задолбаться... Благодаря ему на миссиях ранга D мы зарабатывали столько, сколько не каждый джонин с A-ранга приносит...
  
  На мгновение меня захлестнули воспоминания. Как вы там, Гай-сенсей? Смогли натренировать Ли до состояния 'убиваю биджу двумя взглядами, одним ударом и одной пафосной улыбкой'?
  
  Шин успокоился и развесил уши, приготовившись внимать очередной истории из моей короткой и довольно бурной жизни, но я жестоко его разочаровал.
  
   - Как бы то ни было, у меня в Конохе осталось довольно много денег, которые я не взял с собой потому... потому... - черт, надо уменьшить кровообращение в коже лица! - ...потому что это был такой план по отвлечению внимания. Я договорился с вот этой... - оглянулся и не увидел в окрестностях Анко. Она прячется - берегись!, - ...с Митараши-сан, она где-то через месяц забежит проведать, все ли у вас в порядке, заодно и деньги вам занесет. Вопросов нет, все понятно?
   - Понятно-то все, Айдо, но вот только зря ты это... Девочка могла бы просто погостить у нас, неужели я не прокормлю еще одного члена семьи? Она не похожа на ту, кто много ест...
   - Тише, тише, тебе жить надоело?! - Замахал на него рукой. - Не употребляй таких слов рядом с Таюей. И вообще - это дело чести. Люди, за которых я несу ответственность, не могут быть нахлебниками!..
  
  На этих словах меня нагло прервали.
  
   - Яре-яре, малыш Айдо так вырос, берется решать за других!.. - На мои плечи легли аккуратные, но сильные ладошки, а ухо обожгло горячее дыхание. - Может, быть, решишь и за несчастную, одинокую Анко? Ты так вкусно пахнешь...
  
  Справа пришло сверлящее ощущение внимания. Я осторожно скосил глаз. Таюя, до этого возившаяся с мелкими, медленно выпрямилась во весь рост, сжав кулаки, а выражение ее лица недвусмысленно говорило о... Да не может быть! Серьезно?..
  
  Тем временем Митараши попыталась плотнее прижаться ко мне. В иной ситуации мой мозг явно попытался бы уйти в отпуск по состоянию здоровья, но сейчас я лишь улыбнулся уголком рта, обращенным к моей подопечной. Ю, сейчас ты будешь отомщена! Потому что я уже некоторое время ощущаю очень знакомую хватку тридцатисантиметровых когтей на груди...
  
  Анко усилила хватку, стараясь преодолеть последний десяток сантиметров между своей грудью и моей спиной, но...
  
   - Если бы я был человеческим самцом, против смерти от столь явно выраженных молочных желез я бы ничего не имел. А так - мне просто нечем дышать... Девушка, отодвиньтесь! - Привычное нудное бормотание заставило куноичи недоуменно завертеть головой, а от последнего взрыка, раздавшегося, видимо, прямо из ее декольте, она резко отскочила.
   - Ай! Ты еще что такое?!..
   - Я не 'что'! Впрочем, существу, не отличающемуся интеллектом от табуретки, разрешается равнять всех по себе. - Лапы, наконец, проявились, а на освободившееся от нежных тисков плечо легла голова с вечной ехидной гримасой, созданной самой природой.
   - Хм, а ты не говорил, что умеешь становиться невидимым. Привет, Нама. Давно не виделись. Помнишь, я просил не виснуть на мне? - Повернулся к сердито щурившейся Митараши, уже приготовившейся давить и крушить. - Анко-чан, знакомься. Это Нама-кун. По слухам, он родственник босса того самого Фоливоруса, который так тебя впечатлил. Так что стоит быть немного повежливее.
  
  От души насладившись калейдоскопом эмоций на лице Митараши, от растерянности до испуганной бледности, решил перестать издеваться.
  
   - Анко-чан, не волнуйся, Нама-кун - добрый ленивец и вообще душа компании. Не бойся, он не укусит! Ну ладно, вы тут поговорите, обсудите время визита, - кивнул в сторону Шина - а я пойду готовиться к путешествию.
  
  Отошел к краю поляны и с размаху упал под ближайшее дерево. Однако мохнатый хамелеон успел перебраться мне на колени. Шустрый, гад.
  
   - Айдо, я смотрю, ты совсем не удивлен моим появлением?
   - А что удивляться? - Хмыкнул я. - Еще два дня назад приходил Оникс, передал мне слова вашего старейшины и сказал, чтобы я ждал тебя.
   - М-да, разминулись мы с ним. Сюрприза не получилось... А что именно он сказал? - Ленивец заинтересованно поднял мордочку.
   - 'Оджи-сама считает, что ты готов. Он ждет тебя в Черном лесу. Все вопросы сможешь задать ему лично, а Нама тебя проводит' - близко к тексту процитировал я гонца. - Так что, зная твою манеру появляться в самый неподходящий момент, я уже двое суток настороже.
   - Эх, а я такую речь приготовил. Она была полна намеков, недосказанностей и философского подтекста... Ты бы мозги себе вскипятил. - Тяжело вздохнул. - Видимо, придется, как всегда, адаптировать для недоразвитых умов... Как ты уже понял, притянув призывом такую глыбу, как Фоливорус, ты накопил достаточно чакры, чтобы Оджи-сан взялся за твое обучение лично, как обещал. Да и на некоторые твои вопросы он теперь сможет ответить... если ты их, конечно, еще помнишь. - Посмотрел на мое вытянувшееся лицо. - Ну да, как я мог забыть, с кем имею дело. Ничего, вот возьму твое обучение в свои когти, ты у меня пройдешь полный курс молодого ленивца...
  
  Разошедшегося потенциального садиста и мои тоскливые мысли о возможности сбежать прервала Таюя, присевшая рядом.
  
   - Айдо, ты нас не познакомишь?
   - Да, конечно. Это Нама-кун, мой призыв, друг, помощник и изрядный ленивец. Нама, а это Узумаки Таюя, больше известная как Ю-чан, моя родственница в каком-то там колене, куноичи, хамка, просто хороший человек и надежный товарищ.
  
  Пока девчонка то краснела, то бледнела по мере выдачи характеристик, мой пушистый спутник как-то излишне внимательно ее рассматривал. Когда я закончил, повернул голову на сто восемьдесят градусов и практически на ухо мне прошелестел:
  
   - Извини, Айдо, но... безнадежна.
   - О чем это ты? - так же тихо удивился я.
   - О нас с ней...
   - Не понял... Это какие такие планы ты строишь на мою сестренку?! Одной-единственной встречи с Джирайей тебе хватило, мохнатый извращенец?!.
  
  Тихую, но веселую ругань прервал тихий голос:
  
   - Айдо... можно нам поговорить?
  
  Я посмотрел на умолкнувшего ленивца, он понятливо кивнул и исчез с тихим хлопком. И, если бы не ощущение тяжести на коленях, даже я бы поверил, что его уже тут нет. Незаметно вздохнул. Стоило бы прогнать, но... В конце концов, он будет мне за это должен и точно ответит на вопрос, что он хотел сказать своим 'безнадежна'. Не при Таюе же это обсуждать, право...
  
   - Айдо. Скажи, тебе обязательно уходить? Можно мне с тобой? - А вот теперь упорно не смотрит мне в глаза. Ну хоть не краснеет, и то хлеб. Наверное, показалось. Нет, правда показалось...
   - Ю, сейчас остров - очень опасное место. Ты убедилась лично. - Еле заметный кивок.- Если все так и дальше продолжится, то однажды я могу и не успеть на выручку, не говоря уж о том, что, хоть я самый великий и величественный Айдо Узумаки в мире, - о, улыбочка, - но с шиноби целой Скрытой Деревни, поголовно оборудованными текущей крышей, мне махаться пока не очень хочется. Хотя, Цунаде-оба-сан говорила Митараши, что Мизукаге собирается стать ее давняя собутыльница, симпатичная, как бабуля, но, в отличие от нее, молодая... - Я мечтательно закатил глаза, но, уловив опасную гримасу на лице девчонки, быстро поправился. - Тогда появится возможность отменить заказ на меня. А пока рядом со мной опасно, два миллиона - это хоть и не тридцать пять за Шугонин Джуниши на черном рынке, но тоже, понимаешь, не росинка. И в такой ситуации предложение ленивцев - просто подарок небес. Я выучу парочку техник, а ты присмотришь за мелкими и Шином, чтобы они не попали в очередную неприятность... Но если ты думаешь, что все это время ты будешь отдыхать и загорать на берегу моря, ты ошибаешься. Вот. - Впихнул ей в руки рассыпающуюся пачку листов. - До моего возвращения изучить все печати и опробовать на практике! Вернусь - проверю, не справишься - накажу! Пока, не скучай!
  
  Резко вскочил и рванул к дому. Ленивец, оставаясь невидимым, опять перебрался за спину.
  
   - Айдо! На хрена мне это надо! Когда вернешься, я!.. Только вернись скорее. До свидания... - вторая часть фразы слилась в неразборчивый шепот.
   - Со всеми попрощался, сопли подтер? Тогда нам пора. А то надоело пялиться на телячьи нежности.
   - Вообще-то, я не попрощался с Акирой. Азуми и пятнадцатью их друзьями из окрестных поселков. - задумчиво протянул я. Из-за спины раздался тихий рык. - Злой ты, Нама. Знай я тебя чуть-чуть похуже, подумал бы, что друзья нужны тебе исключительно в собственном соку, как орочимаровскому МАнде. Но где-то в глубине души ты хороший, я уверен...
  
  На крыльце обернулся и окинул взглядом двор. Вот Шин, улыбнулся и ободряюще кивнул мне. Анко, стоящая рядом с ним, издевательски послала мне воздушный поцелуй... Мелкие уже облепили Таюю и машут мне руками. Все-таки любит она возиться с детьми... А сама Ю, не отрываясь смотрит в мою сторону, и в ее взгляде намешано столько всего... Прощание, и ожидание, и... гордость? Ха, хоть кто-то мной, наконец, гордится. Понял, Наруто? Меня признали!
  
  Я улыбнулся всем сразу и каждому в отдельности. Ну вот, я опять ухожу... Но на этот раз я ухожу, чтобы вернуться!
  
   - Ну что, Нама-кун... Как говориться - Поехали! - Из-за спины раздалось: 'Обратный призыв!' и все вокруг исчезло в белом облаке.
  
  Глава 14.
  
   - Да уж... Нама, слушай, у меня тут вопрос появился... Может быть, вы, того - эльфы? Только, эээ... болели много?
  
  Конечно же, смутные подозрения зародились во мне еще с того момента, когда я услышал название местообиталища ленивцев. Обычный лес просто не мог называться столь пафосно. Периодически я даже планировал, что и как я по этому поводу скажу, но сейчас вспоминать свою тонкую иронию и искрометный юмор не хотелось. Я просто вертел головой, стараясь запомнить и рассмотреть как можно больше. Да и немудрено.
  
  Представьте совершенно обычный лес меллорнов... Мда, Айдо, ты сам-то понял, что сказал? Ну совершенно обычный, у нас в средней полосе плюнуть некуда. чтобы в меллорн не попасть...
  
  В общем, мы стояли на... поляне, сказал бы я, будь мы в обычном лесу. Но тут... Исполинские, тянущиеся вверх на десятки метров древесные стволы заставили бы величайшего конохского ботаника Хашираму от расстройства сжевать свои доспехи, оставить пост Хокаге Учихам и уйти в монастырь. Впрочем, тут я хватил лишку, сопоставимые по размерам деревья были в нашем Лесу Смерти (и название похоже, может быть, Сенджу - плагиатор?).
  
  Так что на первый взгляд, поражаться было особо нечему, кроме того, что от лесных исполинов исходило едва заметное сияние... и листьев на их ветвях, цвет которых становился из почти привычного зеленого, только чуть темнее, на розетках в коре метрах в двух от земли, непроглядно черным к верхушке. Сквозь кроны невозможно было рассмотреть ни малейшего лучика света, поэтому внизу царил полумрак, лишь иногда разбавленный движущимися в такт порывам редкого ветра участками черных и темно-синих теней на ковре седого мха - единственного растения, помимо древесных великанов, которое росло здесь. И... Я, конечно, не дипломированный лесник... Но понять, что в этом лесу нет никаких живых существ типа зайчиков, белочек и прочих пернатых, вполне способен....
  
  Каждая часть окружающей обстановки вроде бы опасной не была. Ну листья черные, ну лес пустой... Я вещи и покруче видел. Да и не кидается никто с желанием убить и съесть, тишина и покой, даже красиво... Но все вместе оставляло какое-то мрачное ощущение и изрядно било по нервам... В тишине леса на самой грани восприятия мне чудилось неразличимое шипение, а в узких лучах всех оттенков черного все время кто-то шевелился...
  
  'Так вот ты какое, Чернолесье...' Я сглотнул и рефлекторно оглянулся. Казалось, из-за исполинских стволов, прикрываясь колышущимися тенями вот-вот попрут пауки, щелкая хитином на ядовитых жвалах. Мда, а я, помнится, хотел похихикать над фантазией местных... К чести сказать, тут и вправду сложно придумать что-то оригинальное...
  
  От попыток прекратить дергаться от каждого шороха меня оторвал ленивец:
  
   - Добро пожаловать в мой дом. Ну как, нравится? Не выдумывай себе невесть что, ничего опасного тут нет, а тебе предстоит провести здесь много времени. Лучше привыкнуть сразу. И, кстати, кто такие эльфы?
  Это такие добрые, мудрые и прекрасные существа, помогающие отсталым народам идти к Свету, - на автомате ответил я, давя в себе иррациональное желание схватить ноги в руки и бежать - неважно куда, лишь бы подальше отсюда... Странно, с чего бы? Нама сказал, что опасности нет, обманывать он бы не стал...
   - О, так это ж мы и есть! И добрые, и мудрые, и прекрасные! - Тушка за спиной завозилась, пытаясь принять позу попафоснее, но бросила это занятие. - А одного отсталого я начну вести прямо сейчас! Так что с сегодняшнего дня зови меня - Светлый Эльф-сама! - И тихо захихикал.
   - Если эльф, то только домовой. - Хмыкнул я, кое-что вспомнив. - Слушай, Нама, почему здесь все такое... такое... - Неопределенно покрутил рукой в попытке сформулировать.
   - Недружелюбное, наверное? - Ленивец спрыгнул с меня и с удовольствием прошелся по моховому ковру. - Видишь ли, Айдо... Это необычный лес...
   - А то не видно! - Невежливо фыркнул я. - Что-то ты без меня совсем форму потерял, начинаешь утверждать очевидные вещи!
   - Только такому невежде как ты может казаться, что начать рассказ легко! Должно быть вступление, основная часть и заключение! А его еще придумай попробуй!.. Вот же... Хотел ведь оставить объяснения старику, так нет... Да еще и остроумничает тут...
  
  Пока я ошарашенно внимал лекции по литературоведению от мохнатого четвероногого профессора, в глубине леса на высоте пятиэтажного дома наметилось движение. К нам что-то приближалось. Сначала казалось, что движется это неведомое нечто достаточно быстро, но вот оно приблизилось и я более точно оценил размеры. 'Да уж, вот он смотрится здесь на своем месте, деревья как будто для него выращены'. Новоприбывший спрыгнул на землю. Вопреки ожиданиям, раздался лишь глухой стук - моховый ковер надежно поглотил спецэффекты от приземления даже такой огромной массы...
  
   - Развлекаетесь, малыш Нама? Ты уже успел ввести нашего гостя в курс дел? - Фоливорус (а это был именно он) пребывал в хорошем настроении, насколько это возможно для многотонной разумной горы шерсти и мяса, только что непринужденно скакавшей между деревьев на приличной высоте.
   - Нет, оставил это на вас, - буркнул мой друг. Кажется, он обиделся.
   - Хорошо. Нас ждет Оджи-сан, поэтому залезайте на меня, будем идти и разговаривать, чтобы не терять время. Лес довольно большой, Айдо, а внепространственно перемещаться... Это сложный вопрос... Прежде всего нужно определиться, что именно считать пространством...
   - Я все понял, спасибо! - Конечно, перебивать тридцатиметрового собеседника немного боязно, но вот только лекций о сотворении мира мне тут и не хватает...
  
  Подхватив протестующе рыкнувшего ленивца, взбежал по подставленной лапе на загривок, где и устроился в жестком подшерстке, размерами и структурой напоминающем никогда не кошенный степной ковыль. А тут ничего, уютненько. Признаться, я опасался, что мой экскурсовод будет... эм... источать определенные ароматы, а попросту - смердеть, как и положено существу, покрытому шерстью, которое не пользовалось шампунем последний пяток сотен лет... Но мои ожидания не оправдались. Немного пахло пылью и почему-то сухими листьями.
  
  Неожиданно рядом что-то шевельнулось. Из шерстяной глубины на меня уставились большие фасеточные глаза. 'О, Ками, только не это!' - Пронеслась судорожная мысль. Я попытался приготовиться к бою и одновременно составить и решить сложное уравнение на предмет того, какого размера должны быть блохи у тридцатиметрового ленивца, если у собаки они миллиметров пять. Получаемый результат оптимизма не внушал. 'Такое как присосется - на один зуб... Или что у него там, хитиновый жвальчик?..'
  
  Но эпическому сражению 'Комура Айдо против инопланетных блох-переростков' не суждено было случиться. Неведомое существо выбралось из шести наружу, расправило крылья... и оказалось бабочкой. Огромный мотылек укоризненно покосился на закрутившийся в руке разенган, пару раз провел передними лапками по усикам и вспорхнул куда-то к вершинам медленно проплывающих мимо деревьев.
  
   - Не бойся, Айдо, это просто бабочка-огневка. - Судя по тону, Нама наконец прекратил обижаться.
   - А... откуда она тут взялась?
   - Есть такое слово - симбиоз. Мы им защиту, они нам... Ладно, позже покажу. А ты не говорил, что умеешь такое вот. - Ленивец кивнул на все еще крутящийся в ладони шар из чакры. - Эта техника не завершена, ты знаешь? Пробовал уже доделать?
   - К-как 'не завершена'? Где ты ее мог видеть? - От удивления я перестал следить за концентрацией и сорвавшиеся потоки чакры взъерошили шерсть на загривках всех присутствующих.
   - Да так... - Ленивец явственно поморщился. - Забредали пару раз... пользователи. Они и показали.
   - Н-но... Эту технику создал мой отец, лет двадцать назад, и показал ее только Извращенному Отшельнику... Он что, и сюда добрался?
   - Нет, гора Мьёбоку... хм... достаточно далеко отсюда. Просто... Твой отец, конечно, создал технику, но на основе кое-чего другого. Так что, поверь, мне виднее. Ты уже пробовал добавить туда чакру своей стихии, Инь-Ян ведь у тебя нет пока?
   - Чакру стихии? Инь-Ян? - Глаза от удивления сами собой распахнулись на ширину плеч.
   - У-у-у, как все запущено-то... Вот что значит отсутствие систематического образования. Я бы твоим учителям уши-то пооткрутил...
   - Эй, не наговаривай на Гай-сенсея! Он вообще ниндзюцу пользоваться не может!
   - Во-во! Чуть не испортил мне заготовку. Ну ничего, я сделаю бревно человеком!
   - Тоже мне, Папа Карло нашелся!
   - А твоего отца Карлом звали? Какое необычное имя...
  
  Неизвестно сколько бы мы так переругивались (подозреваю, пару суток точно, Нама воистину неистощим на всякие гадости), но, на мое счастье, нас прервал Фоливорус.
  
   - Айдо, малыш Нама уже рассказывал тебе что-нибудь о нас?
   - Нет, сказал, что на все вопросы мне ответит Оджи-сама. - Все-таки захватывающее ощущение - разговаривать с существом, на чьей голове едешь. Необычно, да....
   - Ну, я не думаю, что стоит беспокоить Старейшину такими мелочами... тогда слушай.
  
  Дальше мы неторопливо ехали под такой же неторопливый рассказ.
  
  Как оказалось, мы сейчас находимся то ли в отдаленной области мира, то ли вообще в каком-то субизмерении - ленивец умудрился как-то заболтать этот вопрос, а переспрашивать я не решился, не зря же он от ответа уходил. Главное - при особом желании и наличии дурной головы сюда вполне можно дойти своими ногами, но вот времени на это потребуется... Прямо как в сказке - семь пар железных сапог истоптать, семь железных посохов источить и стереть ноги до самых ушей. Но даже не это главное препятствие...
  
   - Понимаешь, Айдо... Мы все, в смысле призывные животные, получили свои способности, да и сам разум из-за использования природной чакры..
   - А... Что это такое?
   - Что такое природная чакра? Это энергия всего живого в мире. Чакра есть у всех, но лишь немногие развили способность пользоваться ею. А у мира тоже есть своя чакра, вот за счет ее и...
   - Это сенчакра, как у Жабьего Отшельника?
   - Хм... Вот на эти вопросы точно ответит Старейшина. Они с Намой подробно разбирались во всем этом, специально для тебя. А мне про людей только сказки в детстве рассказывали... Так что слушай дальше.
  
  В общем, даже у зверей все как у людей... С седой древности в мире существовали некие места, где природная чакра, так сказать, сгущалась. Эти места потом и породили всех тех существ, которые нынче называются призывными. Что уж их сподвигло на заключение контрактов с людьми - бог весть, наш рассказчик и сам не знал, ну да потом спрошу... Но вот были животные, которые получили в свое распоряжение источник, удобный в пользовании, а были и неудачники... Например, жабы с Мьёбоку захапали источник жабьего масла, и с тех пор живут припеваючи, на долю моих ленивцев, как выразился лектор, 'пришедших позже', что бы это не значило, достался источник, на котором уже вырос лес, самостоятельно поглощавший всю доступную энергию, а были и совсем неудачники... Так и сложилось - жабы могли себе позволить глотнуть масла и ни о чем не беспокоиться, идя по пути познания мира и медитации. Ленивцам - исступленно жевать листья меллорнов, посвящая этому практически все свое время, чтобы не утратить разум и не стать обычными зверями, а неудачникам - жрать более успешных, причем в буквальном смысле - сырыми...
  
   - Знаешь, Айдо... Нас ведь очень мало, не наберется и пары сотен, а лес, хоть и большой, но не бесконечный... Наши размеры ты видишь сам, чтобы прокормиться, каждый должен питаться на значительной территории. Еды едва хватает на поддержание самого себя, вот поэтому мы такие... ленивцы. Да, случаются исключения, я, например. Мне для жизни нужно гораздо меньше энергии, чем остальным, поэтому получилось выделять время не только на еду, но и на развитие своих талантов. Но нас таких едва ли пятеро... Или вот Нама. До него никогда не было такого, что ленивец дожил до трехсот с лишним лет и ни капли не вырос. Зато способностями своими может пользоваться на удивления, иногда мне кажется, что Старейшина как бы не слабее... Ты уж береги его, Айдо. А остальные во время нападений могут только прятаться.
   - Во время нападений? - Отвлекся я от разглядывания смущающегося ленивца. Картина та еще, мда...
   - Да, случается...
  
  В общем, получалось, что моим ленивцам не подфартило со всех сторон. Черный Лес, в отличие от жабьей горы, со всех сторон был окружен территориями других призывов. Что уж там происходило, просто не хватало энергии источника, или не было его вовсе, но окрестные жители воспринимали Чернолесье как свой продуктовый склад... Демоны и мутанты никогда не отказывались заглянуть на огонек а некоторые вообще поставили посещение Леса на поток.
  
   - Гарпии, Айдо, гарпии... Все было бы не так плохо, если бы у них не было своего источника... С тупой силой типа носорога с диких территорий или хитростью вроде хамелеона-мутанта оттуда же справиться не особо сложно, если честно... Отследить сферобарьером да шарахнуть одномерностью, они и убираются. Но вот гарпии научились пользоваться природной энергией... Из кого уж они выросли - никто не знает. Но обманывать наш поиск и проходить защиту Старейшины научились просто замечательно. Вот и получается, что, когда они прилетают, нам пятерым приходится защищать скалу Оджи-сана, а остальные - пытаются спрятаться. И не всегда успешно... Так что, если ты захочешь научиться боевым умениям - я смогу многим с тобой поделиться. - Горькая усмешка на морде Фоливоруса чувствовалась даже отсюда.
  
  Мда. Мне предстоит учиться в обстановке непрекращающейся драки, когда твой учитель в один прекрасный миг может уйти и больше никогда не вернуться, а твой друг может стать стейком с кровью на столе у каких-то пернатых каннибалов. Впрочем, не привыкать, у меня вся жизнь так проходит...
  
  Под размеренный рассказ, оставивший в происходящем гораздо больше непонятного, чем объяснивший, и неторопливое покачивание я задремал. Сквозь сон почувствовал, что колыхание затылка подо мной ускорилось, видимо, Фоливорус перешел на прыжки по деревьям, но просыпаться не стал. Солдат спит - служба идет!
  
   - Эй, хватит спать! Мы извозчиками к тебе не нанима-а-а-а... - Обличительная речь моего маленького друга была прервана обалденно широким зевком.
   - А сам-то, сам! Тоже мне, совесть мохнатая нашлась.
   - Да ладно тебе... - На целый миг у меня получилось его смутить... Расту над собой! - Мы уже рядом, смотри.
  
  Местность постепенно повышалась и так доставший меня полумрак, разбавленный иссиня-черными тенями сменился на совершенно обычный солнечный свет. Наконец, деревья расступились и впереди выросла скала, обычный, только очень большой серый камень с темным пятном у подножия. Его скорее можно было назвать горой, но никаких полагающихся атрибутов вроде скального хребта или предгорий не имелось. Казалось, кто-то могучий просто бросил маленький для него камешек посреди леса и деревья обступили его на почтительном расстоянии, отдавая дань уважения неодолимой силе.
  
   - Сейчас ты познакомишься со Старейшиной. Он - единственный из нас, кто научился получать нужное количество энергии, не поедая деревья этого леса. У меня пока так не получается. - Фоливорус расстроенно вздохнул. - Вы с Намой идите, а я подожду здесь. Мне там... Немного неуютно.
  
  Спустившись на землю, я наконец смог разобрать, что темное пятно на скале было входом в пещеру. Он был таких размеров, что в него могли войти, не мешая друг другу, целых два таких, как наш недавний провожатый. И мы с Намой шли именно туда.
  
   - Слушай... Этот ваш Оджи-сама... Он ведь твой дед? Как он вообще?
   - Да не переживай, Айдо, все будет нормально...
  
  Сразу после входа стены пещеры резко раздавались вверх и в стороны, освобождая место для... А вот такого я еще никогда не видел... Это существо было мало похоже на ленивца... Под седой шкурой угадывались могучие мускулы, голова была мало похожа на любого из его сородичей и смахивала скорее на морду пещерного медведя, каким его изображают на реконструкциях... И все это было приправлено поистине исполинским размером. По сравнению с ним Фоливорус выглядел сущим подростком...
  
  'Да уж, везет мне на гигантов. Так немудрено и комплекс Наполеона заработать. Стану Императором шиноби, пойду завоевывать Страну Снега и помру в одиночестве и безвестности на Узушио... Нет, я так не согласен!'
  
  Между тем лежащее существо повернуло ко мне голову и раскрыло пасть со здоровенными клыками (!):
  
   - Здравствуй, предсказанный. Я уже давно жду тебя, хоть и не думал, что это произойдет именно так.
   - Чт-то вы хотите сказать?.. - Смотрю, страсть говорить загадками нынче - модный тренд среди мохнатых мудрецов...
  
  Оджи-сама, как мне показалось, насмешливо скосил на меня глаза, но, против моих ожиданий, пояснить не отказался:
  
   - Давно, когда я был молодым... - Нама рядом тяжело вздохнул. - В наш лес забрел Огамасеннин. Он тогда тоже был молод и странствовал в поисках мудрости. Только потом он понял, что ее можно найти только лишь внутри себя... Впрочем, сейчас не об этом, тебе до настоящей мудрости еще пара-тройка сотен лет. - Если отвлечься от сопутствующих обстоятельств - смотреть, как старый ленивец разговаривает практически сам с собой, да еще себя же и перебивая - довольно забавно. - Он посмотрел на лес и сказал: 'Свой контракт вы обретете только благодаря ошибке'. Я тогда подумал, что ему просто не понравилось это место, и почти забыл его слова. Но теперь ясно, что это было предсказание. Здравствуй еще раз, ошибка.
   - Н-но почему?.. - так меня называл только один... Одно существо. Неужели этот плюшевый медведь-переросток все знает? Может, он сможет мне помочь в?..
  
  Странные неоформленные мысли и желания еще только начали кружиться в мозгу, как Старейшина медленно качнул головой.
  
   - Я вижу. Я вижу в твоей душе темноту. Темноту, которая ждет всех нас в конце пути, и через которую ты прошел, сохранив себя. Поэтому ты и смог призвать нас. Мы ведь тоже пришли сюда издалека... Знаю, ты хочешь спросить, откуда, и как у нас оказался свиток призыва, - заметил он мой уже открывшийся рот, - потому что я отвечу: 'Не помню'. Просто однажды мы обрели разум, а свиток, кажется, был всегда. Уж прости старого маразматичного зверя. - Ленивец растянул свою жутковатую пасть в улыбке, как он ее понимал. - Сейчас ты наконец-то здесь и все изменится. Мы дадим тебе все наши знания, научим всему, что умеем. А ты - защитишь нас... - На этом месте Оджи-сама протяжно зевнул. - Теперь идите. Нама займется тобой, пока ты не станешь немного сильнее, а я... немного устал. Ты очень долго добирался... - Огромная голова снова улеглась на лапы и седошерстный мудрец сладко задремал.
  
  Я недоуменно покосился на соседа, получил от него сконфуженное пожатие плечами в исполнении четвероногого листоеда и мы развернулись к выходу.
  
  Все время, пока Нама вел меня к месту, которое я в ближайшее время могу называть 'домом', меня волновало два вопроса. Первый - смогу ли я как-то использовать свои новые знания, чтобы изменить свою судьбу к лучшему, и второй - если в лесу не растет ничего, кроме меллорнов Темной Стороны и мха, и не живет никто, кроме ленивцев, что, биджу побери, я буду все это время жрать?!..
  
  Глава 15.
  
  Интерлюдия.
  
   - Команда Гая, внимание! На сегодня тренировка окончена! Можете отдыхать!
  
  Едва минуло три часа пополудни, так что на застывшего по своему обыкновению в пафосной позе Майто Гая с подозрением уставились не только Тен-тен и Неджи, но даже Ли. В его глазах засверкали пока еще маленькие осколки готовящейся рухнуть картины мира.
  
   - Сенсей, но как же так? Я едва успел разогреться!
  
  Теперь остальная команда покосилась на Ли. В этих взглядах была лишь усталость и безграничное терпение. Так родители смотрят на непослушных и шумных, но все равно любимых детей.
  
   - Не беспокойся, Ли! Твой пыл не успеет угаснуть! Завтра мы идем на миссию и ты сможешь испытать там все, чему так долго учился!
   - Эм... Сенсей... Очередной экзамен на чунина уже совсем скоро, хоть в этот раз принимающая деревня и проводит его гораздо позже обычного. Вы думаете, нам стоит прерывать тренировки ради какой-то миссии? Мы ведь решили в этот раз уж точно сдать экзамен. Не знаю, как остальные, а я твердо намерена получить этот ранг, мне нужно стать сильнее, чтобы защитить... кое-кого...
  
  За последний год Тен-тен уже немного привыкла к роли одинокого голоса разума в своей команде и старалась ей соответствовать. Вот и сейчас - все ею сказанное было вполне правильно и разумно, только под конец она немного смутилась... Странно, не правда ли?
  
  На этот раз честь метнуть косой взгляд досталась Неджи. Он повернул голову в сторону девушки (да, время бежит... сейчас никто из присутствующих, а особенно отсутствующих, не назвал бы ее 'девчонкой', не погрешив этим против истины) и уже открыл рот в попытке что-то сказать, но передумал и вновь застыл в позе 'сертифицированный глазастик Конохи со знаком качества'.
  
  Но сбить Майто Гая с настроя оказалось не так-то просто. Вот и сейчас - на его глазах выступили слезы, оттеняя своим блеском сияние улыбки, ослепительное настолько, что почти все, кто впервые его видел, обычно начинали знакомство с возгласа 'Кай!'
  
   - Ученики... Я рад... Нет, я счастлив! Вы познали всю полноту Силы Юности и перед вами больше нет преград! Сейчас я плачу слезами гордости наставника!.. - Но, наткнувшись на одну приподнятую бровь, один тяжелый вздох и одну открытую записную книжку, чуть снизил накал страстей.
   - Эту миссию просила нас выполнить Хокаге-сама. Миссия проходит рядом с территорией Киригакуре, поэтому ей присвоен ранг B, хотя сами цели - всего лишь пираты на побережье. Идеальная ситуация для проверки, готовы ли вы к такому серьезному испытанию, как экзамен! Встречаемся завтра на рассвете у ворот деревни! Мы выполним эту миссию за один день! Во имя Силы Юности!
   - ДА, СЕНСЕЙ! - И два тяжелых вздоха, впрочем, довольно быстро утихших. Было похоже, что в этом дружном хоре не хватало еще одного привычного голоса, и эта нотка диссонансом врывалась в обычный ритуал...
  
  
  Утро нового дня выдалось ясным и солнечным, чем, впрочем, его достоинства и исчерпывались. А самый большой недостаток - оно было РАННИМ. ОЧЕНЬ ранним. Казалось бы, ничего страшного в этом нет, но Неджи и Тен-тен, получившие несколько непредвиденных часов на отдых и ожидаемо не рассчитавшие его продолжительность, вовсю старались проснуться. Впрочем, по Хъюге было как всегда не разобрать, какие чувства он испытывает и есть ли они у него вообще. А вот девушка, не особо стесняясь напарника, позевывала и периодически терла кулачком глаза. Сонное настроение замечательно оттенял нечеловеческий энтузиазм второй половины команды, под задорные вопли о Силе Юности как раз прибывающей к месту встречи.
  
   - Ученики! Я рад, что предыдущие миссии смогли вас чему-то научить! Огонь пылающих сердец прекрасно согревает холодной ночью... но теплое одеяло в помощь ему лишним не будет, правда, Тен-тен?
  
  И пока девушка пыталась проморгаться побыстрее, чтобы не упустить редчайший момент совмещения понятий 'Майто Гай' и 'тонкая ирония', сенсей снова принялся вещать:
  
   - Сейчас мы отправимся навстречу испытаниям и опасностям! Но мы будем не одни! Хокаге решила направить с нами еще и восьмую команду Юхи Куренай, чтобы мы помогли им познать Силу Юности! Вы встречались с ними на прошлом Чунин Шикен, а теперь будете сражаться плечом к плечу! О, молодость, пора цветения - ты всесильна!
   - Гай-кун, не перенапрягайся так. Мы всего лишь немного поможем вам с поиском, как и просила Хокаге-сама.
   - Йо, народ! Постарайтесь не мешать нам выполнять эту миссию!
   - Гав!
   - Внимания не обращайте на товарища моего слова. Весьма отрадно будет рядом идти с вами. Рад приветствовать вас я.
   - Зд-дравствуйте... Гай-сан, Ли-сан, Тен-тен-сан... Братик Неджи...
  
  Несколько секунд собравшиеся разглядывали друг друга. Потом Неджи изогнул губы в легкой улыбке:
  
   - Хината-доно... Так вот куда вы собирались вчера весь вечер, подняв на ноги полквартала... Рад вас видеть. Действительно, выполнить эту миссию вместе будет неплохо. Заодно и посмотрю, не зря ли мое время было потрачено на ваши тренировки.
  
  Тен-тен лишь подняла ладошку в приветственном жесте, внимательно рассматривая наследницу клана Хъюга, по своему обыкновению краснеющую и упершую глаза в землю. Жизнь генина до предела заполнена низкоранговыми миссиями и тренировками, поэтому так вполне можно было смотреть на свою давнюю знакомую после долгой разлуки, узнавая и запоминая новые черты, что с течением времени кистью взросления накладывает на нас жизнь... Но тогда почему девушка едва заметно прикусила губу, а в глазах плещется непонятное никому постороннему выражение? Нет ответа...
  
  Иногда отсутствие за спиной запутанных клановых отношений или роковых тайн позволяет сосредоточиться на самом важном. Эту немудреную истину в очередной раз подтвердил Ли, уважительно поздоровавшись с новоприбывшими и удивленно задав своему наставнику вопрос, без сомнения волновавший всех присутствующих генинов:
  
   - Сенсей... Но вы ведь сказали, что это довольно простая миссия, зачем же отправляются сразу две команды? Поступила дополнительная информация?
   - Нет, Ли. Это миссия прежде всего по поиску. По нашим данным, среди целей не ожидается опасных шиноби, но вот найти и выследить их - может стать проблемой. И в этом нам поможет восьмая команда. А остальное за нами. Но главное в этой миссии совершенно другое.
   - Что, сенсей?
   - То, что миссия будет проходить в окрестностях острова Узушио, - Хината вздрогнула и покраснела сильнее. Киба Инузука открыл было рот для вопроса, но на плечо ему привычно и как-то устало легла рука Шино Абураме, - Так что больше народу - быстрее справимся и у нас появится немного свободного времени!
  
  Майто Гай многозначительно покосился на Тен-тен. Та в ответ недоуменно наклонила голову к плечу.
  
   - Не поняли? Повторяю по слогам: У-зу-ши-о. - Не дождавшись никакой реакции на свои слова, мужчина вздохнул. - Иногда мне кажется, что легче найти того, кто не в курсе этой истории, чем наоборот. Все время забываю, что это не так...
   - Сенсей?..
   - Э-э-э... Ли, просто не все знают, что я плохо переношу путешествия по морю. Так что Куренай-сан подстрахует вас.
   - Гай-кун, не надо так официально, мы же из одного выпуска. - Мягко улыбнулась женщина с темно-красными глазами такого насыщенного оттенка, что каждый увидевший их невольно начинал искать черные точки томое. - Раз мы все заново познакомились и поговорили, предлагаю наконец отправиться в путь.
   - Да, конечно! Мы доберемся до побережья за один день, во имя Силы Юности!
   - ДА, СЕНСЕЙ!
   - Гай-кун, не нужно так спешить, нам стоит сохранить силы для миссии!
  
  Ворота Конохи со своими стражами Изумо и Котецу, постоянными настолько, что их все время хочется посчитать воротными столбиками, проводили в путь очередную шумную компанию. Сколько их еще было, и сколько еще будет. Ворота, Изумо и Котецу искренне надеялись, что еще очень-очень много...
  
  
  Дорога прошла ожидаемо спокойно. Да и в самом деле, что неожиданного может случиться практически в центре Хи Но Куни с отрядом шиноби, в котором аж два джонина? Поэтому компания беспрепятственно прыгала по деревьям в сторону цели, лишь иногда отвлекаясь на пресечение попыток Зеленого Зверя и такого же Зверька тем или иным нечеловеческим способом проявить кипящую и затуманивающую мозг Силу Юности.
  Надо сказать, общество шиноби, хоть и юных, сильно отличается от компании обычных подростков. Молодые профессиональные убийцы нечасто тратят свое время на бесполезные разговоры. Клановая гордость, индивидуальные особенности речи, общая стеснительность и четвероногий спутник жизни (во всех смыслах) немного мешали ведению непринужденных бесед на бегу.
  Тен-тен и Юхи Куренай в этой группе оказались единственными, кто, несмотря на разницу в возрасте, смог быстро найти общий язык. Не прошло и двух дней, как девушки уже болтали между собой, насколько позволял темп движения, а на ночевках непринужденно устраивались рядом, привлекая к общению также и третью представительницу женского коллектива. Первоначальное напряжение между двумя молодыми куноичи постепенно сошло на нет. Стоило только посмотреть, как Хината на каждом привале начинает тихо улыбаться, обводя глазами поляну будто вспоминая что-то светлое, когда-то происходившее на этом месте, как становилось понятным, что долго дуться на наследницу Хъюга без причины просто невозможно. Причины ведь не было, верно?..
  
  
   - Итак, уважаемые шиноби, еще раз спасибо, что прибыли так быстро. Мы пригласили вас по следующей причине - в последние пару месяцев на побережье...
  
  Против всех ожиданий, заказчика миссии В-ранга пришлось искать не в городской администрации, и даже не в купеческом квартале. Коноховцам пришлось топать мимо роскошных торговых лавок, через центральную площадь (Хината дернулась в сторону ничем не примечательной кондитерской лавчонки, но тут же опомнилась, прижала руки к груди и уперла взгляд в булыжную мостовую) прямиком в обычную рыбацкую деревушку. Справедливости ради стоит отметить, что деревенька выглядела довольно зажиточно, но все же... В-ранг и рыбаки...
  
   - Простите, что перебиваю... - Куренай подняла руку, словно на уроке, и обменялась взглядами с Гаем. По молчаливому соглашению между джонинами разговор с нанимателем вела именно она. Зеленый Зверь, несмотря на свой гипертрофированный оптимизм, умел призвать факты, одним из которых была его некоторая неуклюжесть на переговорах.
   - Да, куноичи-сан? - Высокий, плотный (но назвавшего этого человека жирным ждал бы бо-о-ольшой сюрприз) мужчина развернулся к девушке.
   - Меня зовут Юхи Куренай. - Улыбнулась она. - Скажите, почему заказчиком в этой миссии являетесь именно вы, а не, допустим, купцы? Не поймите меня неправильно, вы уже внесли аванс, но у нас уже были случаи... ммм... обмана, а В-миссия - все же очень дорого. Может быть, вы случайно допустили неточность в формулировке задания?
  
  Со стороны заказчика донеслось раздраженное шипение и все уставились на его источник, поразительным образом умудрявшийся не обращать на себя внимания до этого момента. За спиной мужчины недовольно тряхнула шевелюрой роскошного красного цвета девушка лет пятнадцати-шестнадцати. Перенос фокуса внимания на новый, надо сказать, довольно симпатичный объект вызвал у шиноби странную реакцию. Тен-тен и Хината вздрогнули и впились взглядами в новенькую, Неджи беспричинно активировал бъякуган, Акамару гавкнул и тихо зарычал, Киба пробормотал 'Тебе тоже знаком этот запах, дружище?', Гай присмотрелся внимательнее, явно с мыслью 'А где же я раньше тебя видел?..'. Спокойными остались только сенсей восьмой команды, недоуменно покосившаяся на своих, и Шино, который ограничился загадочным взблеском очков.
  
   - Хм... Куренай-сан... - Мужчина явно был недоволен, как упущенным вниманием, так и поведением своей спутницы. - Дело в том, что Торговая Гильдия как раз сейчас ругается на внеочередном заседании, выбирая из своих рядов наиболее виноватого, кто и оплатит миссию. Вскладчину не хотят - не все терпят убытки от пиратов, кто-то пробавляется и сухопутной торговлей. Администрация... Им до происходящего нет никакого дела, все, на что они сподобились - объявить награду, настолько смешную, что на нее не позарились даже последние нищие. А в это время грабят и разоряют именно нас. Так что я, как староста этой деревни, собрал информацию, напряг ресурсы... а миссия обозначена как 'В' потому, что в округе бродят шиноби Киригакуре, которые нам, - быстрый взгляд искоса на красноволосую не ускользнул от взглядов джонинов, - мешают. Так что лучше немного переплатить, чем попасть в неудобную ситуацию. И прошу прощения за мою невежливость, все происходящее немного выбило меня из колеи и я не представился. Меня зовут Шин.
   - Хорошо, спасибо... Шин-сан. Мы обсудим задание командой, вы не против?
   - Да, конечно, мой дом в вашем распоряжении.
  
  Куренай коротким жестом собрала всех вокруг стола.
  
   - Ну как, есть у вас какие-нибудь вопросы к нанимателю? - Молодые шиноби нестройно замотали головами. - Тогда... - девушка замолчала, что-то обдумывая, и в наступившую паузу тут же ворвался разговор, происходивший рядом с ними.
  
   - Шин... Я же говорила, что не стоит тратить такие деньги, чтобы разогнать какой-то хренов сброд! - Красноволосая не стеснялась выговаривать старшему по возрасту мужчине, как маленькому ребенку, не особо выбирая слова, и совершенно не задумывалась о травмах, которые она могла нанести неокрепшим душам коноховцев, собравшихся на эту миссию в две команды. - Я бы справилась и сама! Перед уходом он все перезарядил!
   - Ю-чан... Ох, прости, Таюя...
  
  Сбоку глупо хихикнул Киба. Причина смеха быстро обернулась и прожгла виновника взглядом. Инузука рефлекторно шагнул за спину Абураме и тихо пробормотал 'Ну прямо как мама, когда я забываю почистить вольеры, да, Акамару?..'
  
  Тем временем Шин продолжал:
  
   - Я обещал присматривать за тобой и мне особо поручили не позволять тебе делать глупостей. А это именно глупость! Да, я все знаю. Неизвестно, когда он вернется, а, если ты потратишься - рискуешь жизнью. Жизнь уж всяко дороже денег. И вообще, прекрати спорить со старшими, в присутствии гостей это невежливо! - Привел мужчина убойный аргумент и улыбнулся. - Такое поведение не пристало нежно... прости, образованной девушке.
  
  Красноволосая тяжело вздохнула и вышла из дома, оставив всех присутствующих делать свои выводы из только что произошедшего разговора...
  
  Спустя некоторое время...
  
   - Ох, моя голова! Не стоило соглашаться на эту миссию...
   - Что, сенсей, с такими испытаниями не может справиться даже Сила Юности?
   - За что ты так жестока к собственному учителю, Тен-тен?.. Я решил - чтобы бороться со слабостью, мы будем тренироваться в три раза больше!
   - ДА, СЕНСЕЙ!
   - Не так громко, Ли, меня мутит...
  
  Пахнущий солью свежий морской ветерок разносил звуки речи типичных представителей Конохагакуре далеко окрест, заставляя морских обитателей разбегаться с курса лодки и заворачивая обратно рыбьи косяки...
  
  Когда шиноби наконец-то собрались приступить к выполнению миссии и пришли в порт, Шин, сопровождавший их, с сомнением окинул взглядом толпу из восьми коноховцев и примкнувшую к ним Таюю, посмотрел на свою лодку и молча направился в портовое управление - арендовать посудину посолиднее. Так что сейчас волны горделиво рассекал гибрид из корабля-радара (Хъюги), плавучего зоопарка (Киба и Акамару... причем неизвестно, кто больше), госпитального судна (страдающий Гай) и пассажирского лайнера (все остальные). Управлялось это богоспасаемое корыто экипажем из трех человек - юнга Рок Ли, недостаток знаний компенсирующий неимоверным энтузиазмом, боцман Таюя, взявшая на себя груз управления трудовыми порывами юнги и капитан Шин - все остальные возможные должности. И крайне сильно ошибется тот, кто осмелится утверждать, что означенному капитану сильно нравились испытываемые при этом ощущения.
  
  К настоящему моменту плавание уже вошло в более-менее мирный ритм. Капитан отдал все необходимые распоряжения и сам же их выполнил, юнга усажен на место впередсмотрящего и замотивирован до полусмерти важностью своей задачи, а боцман потихоньку превратился обратно в красноволосую девушку.
  
  Облокотившись спиной на грот-мачту и скрестив руки на груди, Таюя рассматривала пеструю компанию коноховцев. С этого места она могла видеть всех, кроме Неджи, недавно сменившего Хинату на посту дальнего обнаружения в носу корабля (а вдруг пираты спрячутся). Она не спеша, одного за другим, внимательно рассматривала коноховцев, чуть склонив голову к плечу и изредка едва заметно кивая, видимо, каким-то своим мыслям. Особо долгий взгляд достался женскому кружку, в полном составе собравшемуся у бизань-мачты. Красноволосая некоторое время чем-то размышляла, не отводя глаз от привычно смущающейся принцессы Хъюга и улыбчиво рассказывающей какую-то историю Тен-тен. Видимо, решившись, девушка тряхнула головой и твердым шагом, что на палубе было несколько затруднительно, подошла к куноичи. Ничтоже сумняшеся отодвинув взглядом опешившую Хинату, непринужденно уселась в расширившийся кружок и бухнула:
  
   - Ну, рассказывайте!
   - Ч-то?.. - Сказать, что Тен-тен удивилась - то же самое, что утверждать, что солнце самую капельку ярче восковой свечки.
   - Что за жизнь у вас там в вашей Конохе, чем вы там занимаетесь... Чем отличаетесь от остальных, что смогли... получить столько внимания... Как вас зовут - я и так знаю.
  
  Ответом Таюе стали округлившиеся карие глаза (цветом почти как у нее самой, только чуть более теплого оттенка) и макушка, покраснение которой, казалось, смогло пробиться даже сквозь синий цвет когда-то коротких, а сейчас усиленно отращиваемых волос.
  
  Единственная взрослая, опытная двадцатипятилетняя женщина на этом корабле сначала немного насторожилась - вот так вот бесцеремонно вливаться в компанию шиноби было немного не в обычае. Случались, конечно, исключения, но в основной массе... Но, всмотревшись в новенькую чуть более внимательно и, видимо, припомнив кое-какие факты, внезапно понимающе улыбнулась и села поудобнее, скрестив на груди руки и устранившись от беседы. В конце концов, наставницу, положившую столько времени на развитие мало-мальской уверенности в себе у подопечной принцессы, никто не смог бы упрекнуть в игнорировании слухов, к ней относящихся. А если вспомнить, что она была практически единственной в деревне подругой небезызвестной Митараши Анко...
  
  Тем временем Тен-тен немного отошла от шока.
  
   - Кто ты такая? Какое внимание? О чем ты?
   - Меня зовут Узумаки Таюя, - Хъюга-химе резко вскинула голову и немного побледнела, - ...и я имею в виду... его внимание. Ты... и она... он слишком часто о вас думает... Больше, чем хотелось бы... - Последняя часть фразы, паузы в которой было сложно ожидать от такой наглой девчонки, была произнесена очень тихо, но Куренай, с интересом прислушивающаяся к разговору, все же ее услышала.
   - Ты родственница Наруто? Никогда раньше не видела тебя в деревне.
   - Это что за хрен? - Красноволосая на миг ушла внутрь себя. - Ах, этот... Да, видимо, все-таки родственница... К сожалению. Но я говорила о другом Узумаки - Айдо. Его еще Комурой в Конохе называют. Мы с ним живем...
  
  Но договорить, и тем самым расставить все надстрочные знаки над всеми слогами хираганы, в этот раз ей было не суждено.
  
   - Айдо? Ты его знаешь? Как давно ты его видела? Почему Узумаки? Где он сейчас?!
   - И что значит 'мы с ним живем'?.. Т-ты... его... девушка?..
  
  Обе собеседницы в изумлении уставилась на задавшую последний вопрос Хинату и... залились краской. А в глазах Тен-тен начали разгораться опасные огоньки...
  
   - Н-нет, я не его девушка... - Куноичи из Конохи не смогли сдержать почти невесомый вздох облегчения, получившийся у обеих удивительно синхронно. Это не осталось незамеченным и вызвало новый прилив смущения у Хъюги и взгляд, полный противоречивых чувств от Тен-тен. - Но... я как раз хотела сказать вам обеим, что...
   - Парус по правому борту! Как же там... сейчас посмотрю в записях.. Ага... Полундра! И еще... Сарынь на кичку! Хотя нет, это я от Айдо как-то слышал... - Крик вперемежку с бормотанием из гнезда впередсмотрящего разом оборвали все посторонние разговоры на палубе.
   - Это пираты! Из наших сегодня никто в море не выходил. Что будем делать, Куренай-сан?
   - Шин-сан, правьте к кораблю! Так, Неджи-кун, Киба, Шино, идите вперед, вступите в бой первыми, Хината, Тен-тен-чан, подойдите ко мне, будете в резерве... - Достаточно толковые попытки девушки-джонина выстроить мало-мальски эффективную тактику боя оказались грубо пресечены.
   - Эх, наконец-то дело! Мое недомогание прошло под натиском воспылавшего в сердце огня! Вперед, Ли, покажем им!
   - ДА, СЕНСЕЙ!
  
  Все присутствующие с некоторой оторопью уставились на два кильватерных следа, протянувшихся в сторону приближающегося корабля. Установившуюся тишину нарушил лишь свист ветра в корабельных снастях... и тихий хлопок ладони Тен-тен, встретившейся с ее же лицом...
  
  Спустя пятнадцать минут Шин отвел глаза от мокрого и дрожащего главаря бывшей пиратской шайки и посмотрел за борт, на барахтающихся и пытающихся забраться на подходящие по размеру обломки людей.
  
   - Гай-кун, нельзя было немного... э-э-э... поаккуратнее? Возможно, мы смогли бы получить больше информации.
   - Прости, Юхи-сан... Я так обрадовался возможности больше не плыть, что несколько увлекся... Да и корабль попался какой-то хлипкий...
   - Постарайся впредь быть чуть сдержанней. А сейчас давай поговорим с тем, кого вы принесли, нужно выяснить, где прячутся остальные...
   - Прошу прощения, - негромкий голос заказчика заставил Куренай остановиться, - но что вы планируете делать с ними? - Взмах руки очертил пространство за бортом.
   - Ничего. - немного удивилась девушка.
   - Но... Берег ведь совсем недалеко, им вполне по силам добраться до него самостоятельно...
   - Шин-сан, - джонин Деревни, Скрытой в Листве, мягко улыбнулась, - они ведь самые обычные гражданские. Потеряв корабль, они перестали быть вам опасны. Поверьте, больше вы о них не услышите. - И направилась к опасливо зыркающему по сторонам пиратскому капитану.
  
  Мужчина обескураженно посмотрел ей вслед, отошел к штурвалу и невидяще уставился в морскую даль.
  
   - Не услышу, конечно... потому как вскоре они тихо и без шума меня прирежут... ВЫ хотите сказать, что теперь вместо нескольких больших шаек отморозков, от которых было достаточно легко отделаться, только потратив свое время, нам предлагаются эти же отморозки, только сидящие под каждым кустом, голодные и злые от потери кораблей... И все это за мои же деньги? Да уж, правду как-то сказал Айдо: 'Коноха - это пустыня, посреди которой - лихой человек'...
  
  Шин оглянулся, уперся в торжествующий взгляд Таюи, всем своим видом говорившей: 'Помнишь мои слова?! Я же знала, с кем мы будем иметь дело!', и тяжело вздохнул.
  
   - Да уж, Айдо какой-то неправильный шиноби, всегда старается довести дело до логического конца... Вот стал бы он Каге какой-нибудь Скрытой деревни - с удовольствием туда переселился. Парень он хороший, только опыта не хватает... И Акиру, глядишь, подучил бы...
  
  Шин последний раз тяжело вздохнул и твердой рукой направил корабль в единственную подходящую для стоянки большого количества кораблей бухту на пять дней пути окрест. Существованием такого места шиноби по прибытии почему-то не озаботились...
  
  
  Заходящее солнце окрашивало поверхность моря во все оттенки красного, удивительно гармонируя с цветом волос Таюи, стоящей на носу судна. Ветер шевелил ее прическу, иногда попадая в такт волнам и создавая впечатление, что девушка - лишь еще один блик, отраженный водой, застывший в неустойчивом равновесии между миром людей и стихией... И только от тебя одного зависит, уйдет ли он в породившую его пучину, последним взблеском немного отодвинув наступающую тьму, или доверчиво ляжет в твою ладонь, осветив мягким светом линии твоей судьбы и меняя их к лучшему...
  
  Первой от наваждения освободилась Тен-тен, фыркнула было насмешливо и тут же смутилась и залилась краской стыда, осознав неуместность подобного звука. Но вслед за этим зашевелились и остальные. Шин хмыкнул, и с улыбкой пробормотав 'Эх, Айдо, Айдо... Вот будь я лет на тридцать моложе - обязательно бы увел у тебя девушку', последний раз переложил штурвал. Из-за скального выступа медленно показалась широкая гавань с берегом, покрытым блестящим, ало-золотым в лучах солнца песком... и десятком кораблей, стоящих на якорях.
  
   - Итак. Слушайте, пожалуйста, внимательно. Шин-сан, направьте нас к кораблям противника и снизите скорость. Гай, Ли-кун, вы заходите слева, Шино, я и Киба - справа. Неджи и девушки - по центру. Есть вопросы? Отлично, тогда - начали!
  
  Вторая попытка Куренай проявить тактические навыки джонина оказалась более успешной. Фланговые группы достигли цели одновременно с центром и, подобно соколу, падающему с небес на беззащитного цыпленка... нет... как пылающий меч архангела, низвергающийся на голову грешника... тоже нет... скорее, как слон, зашедший по случаю в лавку китайского фарфора прикупить чайный сервиз, рухнули на противника...
  
   - Давай, Ли! Вместе! КОНОХА ЦУМУДЖИ СЕНПУ! - И попавшийся на пути немаленьких размеров судно медленно складывается пополам, роняя с такелажа кричащих людей...
  
   - Хидзюцу: Муши Дама! - И с противоположного конца стоянки возвращается будто отраженный вопль панически бросающихся в воду от волны жуков, накатывающихся на палубу и жрущих все на своем пути...
  
   - Гатсуга! - И очередная груда щепок, только что бывшая кораблем, обзаводится гигантской пробоиной по ватерлинии, куда немедленно хлынули, казалось, все волны Великого Океана разом...
  
  Юхи Куренай сложила ладони в печать концентрации, пристально вгляделась в трехмачтовик, стоящий ближе всего к ней... и его команда вдруг расхватала мечи, топоры и все, что хотя бы было похоже на оружие, на мгновение замерла... и принялась исступленно крушить собственную шхуну, на которой было прожито столько славных пиратских деньков...
  
  Тен-тен, сосредоточенно нахмурившись, достала из рюкзачка очередной свиток, подала на символ чакру... И вихрь остро заточенного железа смел все на своем пути. Один корабль - пара свитков запечатывания, а сколько их запасено у фанатичной поклонницы холодного оружия - доподлинно не знал никто...
  
  Неджи перемещался по периметру своего судна и методично сбивал Джукеном лезущих на борт пиратов, решивших убраться из этого дурдома на новом средстве передвижения. Иногда он включал бъякуган, контролируя занимающуюся тем же самым Хинату. На его губах играла легкая улыбка - химе клана хорошо усвоила его уроки...
  
  Над всем этим возвышался Шин, философски созерцающий близкий берег и сплошную массу бандитов, выбирающихся из воды и немедленно задающих стрекача к недалекому лесу. Стоящая рядом Таюя расслышала очень тихое 'Видел я все дела, какие делаются под солнцем, и вот, все - суета сует и томление духа!' и непроизвольно дернулась, будто ее кто-то куда-то позвал...
  
  Спустя несколько минут все было кончено. Тяжело дышащие, скорее от накала эмоций, чем от усталости, шиноби снова собрались у рулевого помоста на своем корабле.
  
   - Видали, как мы их! С одного удара корабль потопили! Мы круты, да, Акамару?!
   - Вынужден согласиться с тобою я - техники свои на целях столь больших ни разу не применял до сего. Познавательно это было весьма!
   - Команда восемь, команда Гая, миссия выполнена! Замечания получите по возвращении в Деревню! Шин-сан, вы довольны результатом?
   - А?.. Что?.. Ах, да. Конечно. Все будет хорошо... когда-нибудь...
  
  Все примолкли, обдумывая прозвучавшие слова, и в установившейся тишине удивительно отчетливо прозвучал голос красноволосой:
  
   - Вот ведь... А я боялась, что у нас ничего не происходит... Теперь мне будет что рассказать Айдо, когда он вернется. Ему придется слушать меня очень долго...
  
  У Тен-тен и Хинаты в груди одновременно запылал прежде неощутимый огонек. Для одной из них подобное ощущение до сегодняшнего дня не было знакомо, а вторая была ошеломлена новыми оттенками, которыми заиграло почти забытое за полтора года чувство. Оно стало более рельефным, более глубоким и более... взрослым...
  
  Тен-тен нахмурилась, Хината уронила взгляд на доски палубы, Таюя, заметив все это, попыталась прищуриться так же, как это получалось у Митараши-сан... И совершенно независимо друг от друга в головы девушек пришла одна на всех мысль: 'Так вот ты какая - Настоящая Ревность!'
  
  Глава 16
  
  Я сидел в шезлонге под раскидистой пальмой и сквозь солнечные очки щурился на двойную звезду, исполнявшую тут роль дневного светила. Рядом на обшарпанном пластиковом столике из уличной кафешки на пересечении Международной и Энгельса исходило жаром блюдо, с горкой заполненное мясом. Тонкие струйки ароматного перегретого пара, будто торопясь и отталкивая друг друга, забирались в ноздри, вызывая слюноотделение и подготавливая язык и нёбо к моменту, когда во рту наконец окажется источник этого головокружительного запаха... В это миг зубы, прокусив верхнюю, стеклянисто хрустящую корочку, наконец выпустят на свободу буйство вкуса и аромата, перенапрягая рецепторы попытками разобраться в своих оттенках. Чего больше в этой капле сока, упавшей на язык - специй? Или же мастерства и умения повара?.. А кость? Только ли она - не особенно съедобная часть аппетитного кусочка? Или фундамент, который с честью держит небоскреб непередаваемых ощущений от по-настоящему качественно приготовленных свиных ребрышек на гриле?..
  
  Рука будто сама по себе протянулась к столику, но внезапно замерла, кончиками пальцев ощутив холодные капли. Рядом с блюдом плакала прозрачными слезами конденсата, стремясь уравняться температурой с окружающей средой, стеклянная кружка с пивом...
  
  О, этот темный лагер!.. Черный, как мрачная бездна греха, 'Шварцбир'!.. Будучи пролитым на дубовую лавку, ты сливаешь в крепких, неразлучных объятиях с этой лавкой крепкие зады баварских крестьян и их не менее крепкие рожи - за то, что посмели тебя пролить в место, иное чем страждущая глотка!.. О, как далеко до тебя всем тем перекарамеленным суррогатам, что осмеливаются выбираться из потаенных глубин порошковых заводов! Оскверняющими имя твое и твоего светлого брата-близнеца, похожего на сгусток янтаря, будто отдающий сохраненное тепло солнца окружающему промозглому октябрьскому вечеру, но при этом нежно ласкающему приятной прохладой!.. Как трудно тебя встретить и легко потерять! Хоть раз ощутив этот горький и парадоксально сладкий, как жизнь ради самой жизни, вкус, больше невозможно жить по-старому, но что будет дальше - зависит только от тебя...
  
  Секунды, замершие вокруг в почтительном внимании, вновь отправил в бесконечный невозвратный бег глухой стук. С пальмы на стол упал очередной банан, издевательски бликнув ярко-желтым боком с маленькой красно-синей наклейкой 'Salsa Banana Ecuador'...
  
  Я вздохнул, обгрыз очередное ребрышко и запустил костью в сторону красных глаз, беззвучно таращившихся на меня из недалеких кустов. Как и всегда, глаза озадаченно моргнули, но больше ничего не произошло.
  
   - Эх ты, Лихо Одноглазое... Хотя прости, глаза два... Но это пока! Вот разозлишь меня, поднатужусь и сделаю тебя великим полководцем Российской Империи, проигравшем все сражения, но выигравшем войну! Ну чего ты все время в кустах сидишь, съел не то что-то? Вышел бы, посидели, поговорили под пивко... Больше ведь не с кем...
  
  Красные зенки еще раз недоуменно моргнули и растворились в кустах, как и всегда, когда я переставал притворяться, что разговариваю сам с собой...
  
  Я поднял глаза на солнца, которые немного сдвинулись к краю непроглядно-черного неба, и цокнул языком. Мне кажется, или в последнее время чернота чуть опустилась? Интересно, конечно, но времени разгадывать эту загадку совершенно нет. Залпом прикончив остатки амброзии в кружке, подарил банану подозрительный, а блюду с мясом тоскливый взгляд... Конечно, и банан из ящика овощного рынка на вокзальной площади, и ребрышки от духанщика Рафика Самуиловича... Да и пиво пробовано один-единственный раз, когда студент-сосед по комнате был командирован по обмену опытом в Германию, и с тех пор память о вкусе пенного напитка изрядно стерлась... Но с каким бы удовольствием я остался бы здесь - с пивом, с мясом... Да даже с бананом! Однако...
  
   - Айдо... Айдо! Да Айдо же! Вот сколько раз тебе говорить - не спи во время тренировок! Ты должен прислушиваться к миру вокруг себя и ощущать природную чакру! А ты чем занят?! Впрочем, ладно, обсудим это после. А сейчас - время обеда!
  
  Я открыл глаза и не смог сдержать страдальческого стона - такой разительный контраст был между страной мечты и жестокой реальностью, грубо стучащейся в двери посредством пучка иссиня-черных листьев в лапе ленивца...
  
   - Нама, ты хоть лапы мыл, перед тем, как их срывать? - Наивная попытка увернуться от угощения позорно провалилась.
   - Все я мыл. Ешь давай, с сегодняшнего дня переходим на полуторную норму!
   - О, Ками! За что?!
   - Нет времени объяснять, просто ешь листья! - В глазах ленивца сверкнуло веселье, но тон остался непреклонен.
   - По-моему, времени у нас как раз вполне достаточно. - Недовольно пробурчал я. - Уже пять месяцев жру эту траву...
   - Так... Хватит жаловаться! Как еще ты планируешь получать природную чакру?! Мы не жабы, которые любят обмазываться свежим маслом и медитировать! Персонального источника у нас нет, а, раз ты смог нас призвать, значит, и способы наши тебе подходят. Сам виноват, зарубил наиболее разумный проект! Так что заткнись и жуй!
   - Как-как... Как в прошлый раз... Вкинул бы своей, а там бы я уж и сам быстренько 'открылся для мира' и 'развил чувствительность'... - Понимаю, что деваться-то, в общем, некуда, но последнее слово должно остаться за мной... Приняв у Намы инсталляцию 'Осенний чувственный букет' в вариации для дальтоников-мизантропов, крепко-накрепко зажмурился, постарался как можно четче вызвать в памяти недавнее буйство запахов и бодро захрустел.
  
   ...В общем-то, на самом деле все было не так страшно. На вкус это напоминало помесь свежего капустного листа с сырым тестом и, по видимому, содержало в себе все необходимые молодому организму витамины, белки и микроэлементы. Каких-то проблем в себе я не замечал, ленивцы, вон, умудрялись на такой диете по тридцать метров вымахивать... А черенки и прожилки по вкусу были похожи на косточки кильки в томате, распаренные в автоклаве при консервировании... Но как можно пять месяцев хрустеть капустным листом и оставаться при этом нормальным, я вас спрашиваю?!..
  
  Во многом именно такая диета вызвала невероятный прорыв - возможность посещать свой внутренний мир по собственному желанию. Насколько я знаю, такими талантами никто, кроме клана Яманака, не отличался, шиноби в массе своей мало обращали внимания на такие бесполезные в бою вещи. Да и не всем должно быть особо приятно заглядывать внутрь себя. Там ведь сохраняется все - и хорошее, и дурное... И то, что ты, возможно, стараешься забыть - все это не замедлит показать самый беспристрастный и неподкупный судья - ты сам...
  
  Что уж это такое - просто отображение моих мыслей и разума в целом где-то внутри мозгов, некое осознанное сновидение или вообще особое пространство, изначально присущее каждому - я так, к стыду своему, и не разобрался. Все же, как я наглядно убеждаюсь в последнее время, шиноби не зря такие нелюбопытные. Знать, что вот эту вот вещь, явление или технику ты не поймешь никогда, проживи хоть три жизни - немного... больно и неприятно. Проще сразу брать - и пользоваться. Понимаю Орочимару - это изрядно бесит...
  
   ...В первый раз я попал во внутренний мир во время очередной, неведомо какой по счету медитации. Тогда как раз Нама ударился в эксперименты, большую часть, как, например, обмазывание кашицей из полупережеванных ленивцами листьев 'с целью открытия на твоем теле точек для взаимодействия с природной чакрой' мне удалось зарубить на корню. Но отмахаться от поедания листьев, растущих близко к земле, которые в пищу не годятся из-за своего отвратного вкуса, я не смог. И вот, напичканный этой мерзкой травой, со слезами на глазах, выбитыми жуткой горечью во рту, мне вдруг так захотелось оказаться в месте, где никто не заталкивает в меня всякую дрянь, где я - по-настоящему хозяин... С этой мыслью я закрыл глаза... а открыл их уже на берегу очень знакомого озера с водоворотом в центре, которое сейчас было трудно охватить взглядом. Наверное, стоило бы рассказать, как я доблестно и отважно отправился исследовать это место и сколько новых открытий совершил, но... Врать самому себе - последнее дело, поэтому следующие полтора часа я... да, я жрал... И более того, я жрал... рамен. На пляже потихоньку росла груда пустых мисок, а я никак не мог сосредоточиться на том, чтобы пожелать себе быть сытым - и жрал... Пусть кинет в меня камень тот, кто полгода сидел на диете и не обнес холодильник в следующий же миг после ее прекращения! Покажите мне этого подвижника и я уверую!..
  
  Конечно, чуть позже я и в самом деле погулял здесь. Я прошел пространство, заключенное в бетонный колодец исполинских размеров, от края до края, я разобрался, что все растения здесь - те или иные мои воспоминания... Я сидел на поляне, заросшей цветущей лавандой принцессы, останавливался около рощи Гая и Ли, подозрительно смахивающей на заросли древовидной анаши, таскал воду из озера к красному маку мамы, пока не хлопнул себя по лбу и не придумал небольшой родник рядом. Прикоснулся к цветку асфоделя, вползшему на самый край оврага, заполненного ими до краев. Нет, я не хочу говорить, чей он был... Подходил и к громадному кусту чертополоха, цветущим поразительно красивыми цветами, и к старой березе, все еще одетой нежной бирюзой... Недоуменно уставился было на рощу железных деревьев с розовыми лепестками, отдергивающими свои ветки, чтобы не поцарапать меня... Смущенно хмыкнул и отошел.
  
  Я видел день, когда землю отделяли от бездны вверху два солнца, и ночь, когда преградой на пути тьмы была луна странного красноватого оттенка... Я научился создавать в этом мире все, что мне захочется (кроме того, чего раньше не видел, и живых существ - это пипец, коротко и емко)... Но груда пустых тарелок на пляже лежит по-прежнему, как памятник тому, что человек - зверь по сути своей. И, если не держать этого зверя в клетке, даже самое безопасное и доброе чудо будет использовано лишь для одной цели - жрать...
  
   - Ну что, закончил? - Голос ленивца вернул меня из воспоминаний к двум последним листьям, зажатым в кулаке. Страдальчески скривившись, единым духом запихал их в рот и быстро прожевал. - Ну и отлично. Теперь такое количество ты будешь съедать по три раза в день. - Мой стон даже деревья в виде эха не вернули, будто обидевшись, что я не ценю потрясающие вкусовые качества натуральных продуктов...
   - Тебе стоит подкопить природной чакры. Странно все же... Я ведь чувствую, как она вливается в тебя... И не задерживается, растворяясь в твоем очаге... Из-за этого ты не можешь ее ощутить. Но ведь он говорил, что... Ладно, неважно. Мы немного отдохнем от медитаций и займемся кое-чем другим.
   - Ну надо же! Да неужели! Особенно ты от них устал! И полгода не прошло, как мы решили сменить деятельность! Надеюсь, не выяснится, что я неспособен почувствовать эту вашу природную чакру, когда у меня будет зеленая борода до пупа, на голове - рога из веток, а в заднице прорастет омела?! Уверен, плюшевый старикашка в пещере меня тогда за своего примет и тут же делиться мудростью начнет, а не дрыхнуть каждый раз при моем появлении!
  
  Нама невозмутимо смотрел на меня все время, пока возмущение, нажитое за все это время, перло могучим потоком. Наконец, мне стало стыдно.
  
   - Ладно, ты это... Извини... Наболело просто. Так чем ты хотел заняться?
   - Я решил, что стоит выяснить твою стихию чакры. Дело в том, что на пути познания чакры существует три этапа - собственно создание и использование чакры, называемое 'Контроль Чакры', 'Изменение формы', как твой шарик, например...
   - Разенган.
   - Разенган... Хм, а неплохо подмечено. Ну так вот. Ты заставляешь чакру вращаться и получаешь шар. Эта форма чакре несвойственна и получается, что ты изменяешь ее...
   - Нама, давай все же учтем интеллектуальный уровень твоего собеседника. А то совсем уж для дебилов...
   - Хм... Извини, меня просто учили рассказывать именно так... хм... Итак, про изменение формы ты понял. Но есть и еще один этап, 'Изменение природного свойства'. Есть возможность придать чакре свойство одного из пяти основных элементов, что повышает эффективность и убойную силу техник. Практически у каждого шиноби есть сродство к тому или иному элементу, что облегчает ему использование техник этой стихии и определяет его специализацию. Сначала по такому принципу собирались пять Скрытых Деревень, но со временем причина поменялась местами со следствием и теперь техники того или иного элемента легче получаются у шиноби из соответствующей деревни. Как ты и просил, для умных - все. Вопросы?
   - Ну, про элементы и их взаимодействие я знаю, в Академии учился все же, а не на 'Сакуру-чан' пялился... Как придать природное свойство чакре?
   - Видишь ли, чтобы полностью овладеть изменением природного свойства, необходимо упорное и долгое обучение...
   - Нама!
   - Извини... - Ленивец на мгновение опустил глаза, потом твердо посмотрел на меня. - Волей, желанием, контролем. Все.
   - Как определить стихию?
   - Очень просто. Буквально пара минут. Сейчас и определим.
  Спасибо, вопросов больше не имею, жду.
  
  Ленивец отвернулся от меня и зашарил под какой-то кочкой.
  
   - А это оказалось проще, чем я ожидал. А как пугали-то, как пугали... 'Тупой, объяснять сто раз, с тысячной попытки'... Да мне повезло... так, где же оно?... Ага, нашел!
  
  Нама повернулся ко мне и протянул... знакомый блок бумаги, который лежал в моем рюкзаке уже незнамо сколько времени.
  
   - Откуда ты его взял?
   - А ты что думал, он такой один? Ха! Хоть и дорогая штука, но совсем не редкость. Подарили. А теперь бери, доставай листок, зажимай между большим и указательным пальцами и направляй чакру.
  
  Пара движений - и мы с одинаковым выражением лица и морды уставились на сгорающий листок. И если в моей голове была только мысль 'Занятно!', то о чем думал Нама, выяснилось через секунду.
  
   - Огонь... Странно... Почему, ведь Огамасеннин был просто уверен, что будет вода?
  
  'Ну и зачем мне огонь? У меня ж печать есть... Да и вода тоже. Мне бы что-нибудь типа земли или молнии, для комплекта... Хотя, если кое-что переделать в Геенне, получится просто шикарная замена, как бы не помощнее и совершенно без последствий типа пожаров и стеклянных кругов... Правда, получится ли ветром, даже сильно ускоренным, создать ударную волну... Проверим!' Занятый радужными мечтами, я не сразу смог осознать смысл только что прозвучавших слов...
  
   - Погоди-ка... Что значит 'Огамасеннин был уверен'?
   - Ну, Айдо, понимаешь... - Ленивец сильно смутился. - Мы же очень мало знаем о людях... О сенчакре, режиме отшельника и о техниках шиноби и того меньше... Поэтому Оджи-сан решил отправить меня на гору Мьёбоку немного подучиться... Они же воспитали уже не одного контрактора... И так получилось, что о тебе они уже немного знали... Вот и дали пару советов... Они же с твоим братом очень плотно общаются... Ой... - Нама наконец посмотрел мне в глаза и то, что он там увидел, ему не понравилось.
   - То есть ты хочешь сказать, что я все это время жрал траву только потому, что так сказали ЖАБЫ?!. Да еще знакомые с НАРУТО?!. Нама, миленький... - Я начал мелкими шажками осторожно приближаться к ленивцу, - мне кажется... - еще пара шагов, - что ЭТО ЗАЛЕТ!
  
  Я был быстр, как гепард, стремителен, как ястреб и неотвратим, как инфаркт директора завода железобетонных конструкций, но этот ленивец в очередной раз не оправдал собственное имя. Серо-зеленая молния метнулась на ближайшее дерево.
  
   - Айдо, прости! Я хотел как лучше! А если ты не успокоишься, я скину с дерева кунай и ты будешь спать на земле, а утром роса! Стой, хватит! Угомонись, я могу рассказать той девчонке, что ты называл еще одну девушку 'Сакура-ЧАН'! Не смей! Не-е-е-ет!..
  
  На следующее утро я, мокрый и невыспавшийся (все-таки он скинул кунай, а где в этих кронах достаточно густая листва - хрен его знает! Или Нама, что немногим лучше), и ленивец, потирающий макушку с потерто лоснящейся шерстью собрались на той же поляне и хмуро уставились друг на друга. Я нарушил молчание первым.
  
   - Мир. Только Таюе ничего не рассказывать. Договорились?
   - Договорились. Хотя у меня ж теперь наверное шерсть на макушке выпадет... Будет первый лысый ленивец в истории... Ну ничего, я что-нибудь придумаю...
  
  Если он посчитал, что последние слова я не услышу - он жестоко ошибся, полгода рядом с таким существом обостряют чувства до крайнего предела. Значит - Постоянная Бдительность!
  
   - Так, к делу. Сейчас начинаешь тренироваться в создании огненной чакры, потом сожги ею пару кусков мха, а дальше... дальше посмотрим. А я к старику - поболтать.
   - Какие-то особенности есть? Может, ЖАБЫ чего посоветовали, а?
   - Тебя надо было в Рьючидо отправить, ты бы там своим ядом всех змей перетравил. - Усмехнулся ленивец. - Жабы, конечно, посоветовали, но ты же так переживаешь этот факт..
   - Да ладно, обидчивый, говори уже!
   - Используй клонов, юный ученик! - И исчез в кронах меллорнов...
  
  С клонами дело пошло весело. Ну да гуртом и батьку бить легче. Толпа из трехсот клонов уже в течение суток смогла научиться зажигать маленький огонек между ладоней. За следующие три дня под бдительным присмотром Намы каждый из трехсот клонов сжег по небольшому куску мха. Так как мох был сырой, это было признано всеми присутствующими за несомненное достижение и принято решение двигаться дальше. Но вот тут встала серьезная проблема.
  
   - Слушай, Нама...
   - Да?
   - А как мы будем испытывать природное свойство?..
   - Ну, как я слышал, можно напитать стихийной чакрой оружие и оно приобретет особые свойства... У тебя есть что-то чакропроводящее? - Я молча развел руками. - Тогда... О, как ты сразу не додумался? Используй какую-нибудь огненную технику со стихийной чакрой. Должно получиться лучше и эффективнее, чем с обычной. Это ж просто!
   - Э-э-э... Я ни одной техники не знаю...
   - В Стране-то Огня? В Конохе? - брови ленивца, казалось, сейчас повиснут над его лбом отдельно от него.
   - Ну, я сразу на фуин сосредоточился... И должен тебе сказать, если бы не печати, я бы давно уже помер несколько раз! Правда, только за счет неожиданности в основном... - Постарался я скромно закончить, но уши предательски запылали.
   - Ну-у-у... Даже и не знаю... Хотя подожди! Ты же разенган выучил! А он как прямо создан для этого!
   - А это точно безопасно?
   - Да успокойся, я уже сто.... Хм... Да, думаю, все будет нормально. Давай, все как обычно, только еще чакру стихийную добавь!
  
  И я 'дал'...
  
  Как и оказалось, самой большой трудностью оказался контроль нового свойства спирального шара. Как будто мне вновь предлагается одновременно посмотреть вперед и назад. Я едва не потерял концентрацию, вспомнив Наруто и его 'особый путь'. Все-таки мой братишка мудрее меня. Я учил техники и создавал печати - каждую как будто в первый раз, а для него старые способности были не просто так, а ступеньками к новым. Был среднеуспешным в тайдзюцу - получил клонов и в рукопашном бою начал раскладывать джонинов, Великих Мечников и коллег-джинчуурики, ни капли не улучшив рукопашный бой... Понадобилось выучить разенган - не стал выламываться, а поставил делать клонов ту работу, для которой они и приспособлены, не загружая свой мозг. У меня так не получается, я гребаный перфекционист... Тихий вздох вырвался из моей груди. Хоть ты и ушел, но... не был ли я виноват в этом сам? В конце концов, даже на Земле говорят: 'Бог дал нам родных. Хорошо, что друзей мы выбираем сами'. Конечно, это бред, которому не место в мире шиноби с клановостью и феодализмом, но разве я могу осуждать Наруто, который бросился спасать самое дорогое - друга, поступив точно также, хотя Хината тоже просила меня остаться?.. Надеюсь, у тебя все хорошо, глупый старший брат...'
  
  Отвлеченные мысли были прерваны возгласом ленивца:
  
   - Айдо! Осторожнее!
  
  В моей ладони все быстрее и быстрее раскручивалась ярко-оранжевая сфера. Вот в центре вспыхнула и начала разгораться ярко-синяя искорка, а вокруг шара стал расходиться колеблющийся полупрозрачный ореол. За мгновение он разросся до локтя и стал уплотняться, окрашиваясь в ярко-алый, а мою руку пронзила острая боль ожога. Ладонь покраснела и начала обугливаться.
  
   - Только не прерывай технику! Сгоришь! Брось его!
   - К-куда?! - Боль стала невыносимой. От руки пошел явственный дымок. Я попытался отключить нервные окончания, но это не помогло. Пламя, казалось, жгло напрямую мозг.
   - На Хер!!
  
  Я тут же буквально оттолкнул сферу от себя. Она величественно (на самом деле как чугунная гиря сравнимого размера - но это я вспомню уже потом) полетела вперед, пару раз обожгла деревья алым ореолом, отскочив от них, упала на землю... И раскрылась огромным, бешено крутящимся пламенным куполом метров двадцати высотой. Нас обдало жаром и неслабо отшвырнуло неплохой ударной волной.
  
  Несколько секунд - и огненный шторм погас, оставив после себя выгрызенные дымящиеся выемки в стволах ближайших деревьев и уголь на месте мшистого одеяла.
  
  Я медленно поднялся на ноги, баюкая наконец-то переставшую болеть обугленную руку. Явственно воняло паленой шерстью.
  
   - Чтобы я еще хоть раз послушался твоих советов... - Прошипел сквозь зубы. Против ожиданий, Нама спорить не стал.
   - Мне почему-то кажется, что на этом наши неприятности не закончи... Айдо, берегись!
  
  Пока я поворачивался, в мозгу молнией пронеслась мысль: 'Еще никто и никогда не нарушал своих обещаний так быстро'... Но то, что я увидел сзади, на корню обрубило все постороннее.
  
  Меллорны, раньше едва светившиеся, теперь сияли резким светом, далеко отбрасывая густые угольно-черные тени от розеток листьев и ветвей. И эти тени... не были обычными тенями! Вот резкие силуэты задергались из стороны в сторону, следуя за ритмом качающихся деревьев, хотя стояла полная тишина и безветрие, да и не могли такие исполинские стволы качаться физически... Следующий кадр, как в пошаговой фотосъемке - тени начинают будто выдираться из земли, деформируясь и набирая объем. Глупо было бы ожидать... Но среди них нет ни одного гуманоидной, не говоря уж о человеческой, фигуры. Кадр последний: они стоят... лежат... висят над землей совершенно неподвижно. Ни один из них не сдвинулся ни на йоту, но я как-то почувствовал, что все они смотрят на меня. По рядам теней прошла короткая дрожь, и все сборище разом бросилось на меня. Последнее, что я успел разобрать - металлический блеск на многочисленных выростах, буграх и конечностях теней и далекий вопль-стон-шепот: 'Огонь... НЕТ!'. И наступила темнота...
  
  Мрак неожиданно быстро рассеялся, я не успел даже сознания потерять. Сверху снова, как ни в чем не бывало, качались лиственные кроны и морда одного ленивца.
  
   - Все эксперименты с огнем теперь только на скале... Прости, Айдо, - Нама косил куда-то в сторону, - я не должен был советовать... Как ты?
   - Да ладно. Первый раз, что ли? Бывало и хуже. Ты не виноват, это у меня от возможности испытать новую технику мозг всегда берет отпуск... - Поднял к глазам правую руку. Линии 'Небесного восстановления' уже светились зеленым - процесс пошел. Внезапно промелькнуло воспоминание и я хихикнул. - Но вот с палочек кормить себя не позволю, у тебя глаза не того цвета.
  
  Попытался было встать, но меня неожиданно шатнуло, как пьяного. Я присмотрелся к себе повнимательней. Руки, ноги, туловище, даже, кажется, лицо - все было покрыто ранами, от мелких царапин до полноценных дырок в сантиметр глубиной. Кровь уже свернулась, но, что самое интересное, вся эта радость от воздействия печати зарастать отнюдь не торопилась! Лечение, конечно, не мгновенное, но уж сообразить, что фуин работает впустую - я вполне способен.
  
  Нама почти что обнюхал мою левую руку.
  
   - Природная чакра... Лечиться будешь долго... А я ведь почти забыл, что этот лес - немного разумный... Но это ты меня в самом начале перебил, помнишь?!
  
  О как! Я еще и виноват остался. А вот жилетка вкупе с прочими шмотками опять в лоскуты. Таюя расстроится, наверное...
  
  Раны тупо ныли. В них как будто тяжело шевелилась какая-то чужая энергия. Я прислушался к своим ощущениям и с удивлением понял, что такое я уже где-то видел. Точно... та самая чакра в Метках Саске, Анко и Таюи! Ну Орочимару, ну мегамозг! Однако это что же получается... Первое - сенчакрой может пользоваться даже совершенно не чувствующий природной энергии человек, ведь те изменения, через которые проходила Таюя и которым подвергались два тела, до сих пор лежащие у меня в свитках и про которые я, честно признаться, совсем забыл, сильно смахивают на превращения, о которых мне говорил Нама, только управляемые... И второе - можно не обмазываться всякими подозрительными субстанциями, а просто создать печать! А все остальное - дело техники и труда...
  
  Мечты оказались прерваны звуком падения и упругой дрожью почвы. Я обернулся. В этот раз Фоливорус даже не старался как-то смягчить свое падение.
  
   - Дети, вы в порядке? Только что деревья в лесу попытались стряхнуть всех наших. Сейчас уже все успокоилось, но пара переломов у нас есть. Как у вас?... - Тут он огляделся. - Так это вы... Нама... - Чуть укоризненный взгляд - это совсем нестрашно... Но только не тогда, когда его кидает башка размером со школьный автобус. Нама попытался зарыться поглубже в мох, и я его вполне понимал. - Я надеялся, что после первой твоей выходки ты стал гораздо ответственнее. Все это могло плохо кончиться для всех нас. Это лес - разумный, как ты мог об этом забыть? Я обязательно поговорю со Старейшиной, чтобы он как следует наказал тебя. А ты, Айдо...
  
  Вдруг лес заполнил рев. Казалось, он идет со всех сторон. Вроде бы негромкий, но под его действием мелко дрожали листья меллорнов и мигало свечение их стволов. Он длился, длился и длился, рождая в груди беспокойство и панику... И, наконец, утих.
  
   - Вот уроды, чтоб вам всем рожать детей в свежем носорожьем дерьме после травы с молоком! - Сказал Фоливорус, еще при первых звуках поднявший морду, прислушиваясь, и выругался.
   - Чт-то это было? - Какой-то сегодня неудачный день...
   - Айдо, - ленивец как будто меня не услышал, - Как у тебя с чакрой? Сможешь переместить меня на скалу? Ты же оставил там метку своей пространственной техники?
   - Д-да, наверное. Я ни разу не пробовал... Такие большие объекты... живые... А что случилось?
   - Нападение. - Прорычал он сквозь зубы. - Завтрак... Залезайте. Вот и повод попробовать, Айдо. Мы слишком далеко от скалы сейчас. Действуй.
  
  Я прикрыл глаза, сосредоточился, и...Хирайшин!
  
  Со скалы открывался отличный вид на окрестности. Бескрайнее черно-зеленое море, постепенно скрывающееся в туманной дымке, тонкая синяя полоска гор на горизонте... До всего этого сейчас мне не было дела. Хмурый Нама устраивался рядом со мной, Фоливорус спокойно, но быстро выбирал удобное место, а я, привалившись спиной к камню, наблюдал, как по небу над лесом медленно расползалась светло-фиолетовая пелена, опускаясь к невидимому отсюда краю леса.
  
   - Что это, Нама?
  
  Ленивец недовольно повернулся ко мне.
  
   - Немного неподходящее время для рассказа... Впрочем, когда-то надо было начинать. Тогда слушай. Наши барьеры разделяются на барьеры из чакры и... хм... можно сказать, на основе чакры. Барьеры из чакры - это, например, твой Трехгранный барьер, ну или вот, - ленивец мотнул лапой в сторону фиолетового неба, - знакомый тебе Шиши Энджин, но в исполнении нашего старика - без опорных точек, в виде сферы, без помощников и на пару сотен квадратных километров леса. Старик могуч, да... А барьеры на основе чакры... Хочу тебя сразу предупредить - это наша классификация, о чем там думают всякие безграмотные шиноби - лично мне безразлично. Это ж надо было придумать - ставить очень неплохой чакробарьер и тратить кучу энергии только на то, чтобы он выглядел как ворота... Все-таки выверты в человеческих мозгах - самая страшная загадка мироздания... Да еще и призывают их откуда-то... - Мой друг несколько повеселел и даже насмешливо фыркнул , обсуждая так любимую им тему людской тупости, но этого хватило ненадолго. - Ну так вот. Наши барьеры основываются на работе с пространством и именно на это надо потратить силы. Но пространство - штука фундаментальная. Поэтому существует несколько физических ограничений и одно интеллектуальное...
  
  Лекцию прервал Фоливорус и еще четверо чуть меньших по размеру, забравшихся к пещере, пока я был увлечен рассказом.
  
   - Смотрите, они идут! Приготовились! - Ленивцы разом поднялись на дыбки и так замерли, а я наконец рассмотрел мельтешение черных точек за фиолетовым мерцанием. Они все приближались и приближались. Нама, заметив мои попытки внимательнее всмотреться, взмахнул лапой, вырастив передо мной льдисто взблеснувшую плоскость, которая тут же немного выгнулась в мою сторону, подобно линзе увеличивая изображение, и я увидел...
  
  Это и вправду было больше всего похоже на гарпий. Но только на тех, которых рисовали на своих иллюстрациях честные древнегреческие сочинители. Но те изображения не передавали всей картины (ну вот были у доисторических художников проблемы с перспективой), а тут... Больше всего было похоже, как будто человеческую фигуру кто-то намеренно искорежил, подгоняя под птичьи черты, насмехаясь. Грудной киль, как у всех птиц - и вполне заметная аккуратная талия... Ноги, которые ничем, кроме когтей и чешуи не отличались бы от человеческих - и дикая костная конструкция крестца,ярко выраженная даже сквозь мясо и перья. Птичий череп - и бинокулярное зрение, клюв - и, как издевательство - подвижные мимические мышцы, временами шевелящие перья на... лице?... морде?... передней стороне черепа в попытке передать какие-то зачатки эмоций. И по три скрюченных пальца на концах крыльев... В общем, гарпии оказались очередным ударом по целесообразности, логике и моему чувству прекрасного.
  
  Нама заметил, с каким вниманием я вглядываюсь в наших противников и поспешил успокоить:
  
   - Не бойся, они неразумные. Самостоятельно думает у них только Королева, а вон те, кто размером побольше, - коготь ленивца уперся в край линзы и я действительно заметил поодаль группу из таких же существ, гораздо крупнее сородичей, в массе не превышавших размера человека, - живут на сложных инстинктах. Остальные лишь подчиняются приказам. Если у гвардейца - так мы назвали больших - появится шанс быстро сожрать кучу мяса с нее размером, она обретет разум и убьет предыдущую Королеву. Стабильность! - Криво усмехнулся шерстяной комок. А где они это мясо берут - ты видишь сам. Стая сейчас соберется поплотнее, подождет отставших - и начнется. Век бы не видеть!
   - Это ведь с ними я должен вам помочь? Тогда расскажи, что они умеют. - Я пристально вглядывался в мельтешение крыльев. Рисунок на перьях подозрительно напоминал линии фуин...
   - Ну... Очень твердые перья - чем больше птичка, тем прочнее, высокая скорость... Основная сила - в скорости и маневренности. И очень легкий скелет. На земле - даже Оникс одним ударом все кости такой птахе переломает, но еще попробуй попади. Да, и приближаться не рекомендуется, потому что...
   - Они начинают! Внимание всем! - рыкнул Фоливорус.
  
  Клубящаяся в небесах огромная туча заволновалась и извергла из себя темный поток, состоящий из сотен мелких гарпий. Они спикировали отвесно вниз и со всего размаха воткнулись в поверхность щита! Вспыхнуло пламя, а над лесом медленно закружился пепел. Вот в то же самое место ударилась еще одна группа... И еще одна... И еще... Пепел закрыл горизонт серым одеялом...
  
   - Вот так и воюем... Не умением, а числом... - Пробормотал Нама, смотря на столкновение со щитом очередной партии врагов.
   - Но зачем? - недоуменно повернулся я к нему.
   - Барьер из чакры можно разбить. Либо техникой, либо - вот так...
  
  Тем временем после неизвестно какого по счету тарана в фиолетовой пелене образовалась дыра, в которую и протиснулась сильно уменьшившаяся туча, роняя в лес обгоревших, зацепившихся в толчее за края пролома. Торжествующий клекот почти расколол небеса.
  
   - Видел? Осталась едва ли треть. Без барьера они бы просто задавили нас числом, да и разлетелись бы по всему лесу . Старик молодец...
  
  Я промолчал. Внезапно из леса донесся далекий звериный рев. В нем слышалась боль и ненависть... очень много ненависти...
  
  Нама вздрогнул и,казалось, стал меньше ростом.
  
   - Все-таки поймали... Сволочи... Вот сейчас и увидишь, какие у них еще есть способности...
  
  Изображение в линзе изменилось. Теперь там было небольшое пространство между деревьями, на котором крутился довольно большой ленивец. Он ревел и отмахивался лапами, а вокруг него, подобно мошкаре, крутился вихрь летающих тварей. Они падали сверху, стараясь зацепить крыльями. Многие промахивались, попадали под лапы ленивца и умирали... Но у многих получалось. И в том месте, где перья проходили рядом с телом ленивца, мгновенно образовывалась кровоточащая яма. Вот ленивец пошатнулся... Из-за множества ран у него не осталось больше сил стоять. Вот последний взмах лапой, и он упал. Стая сомкнулась вокруг него и через несколько минут тяжело потянулась вверх, к дыре. На месте сражения остались лишь потеки крови...
  
   - А вот и способность. Они могут запечатывать все, что угодно, объемом не больше половины своего размера. Потащили мясо королеве своей, да и сами нажрались, небось... Крупняка теперь прибавится... Проклятые сволочи... В этот раз повезло, только один... Как же ты не спрятался, дружок, слышал ведь предупреждение старика...
   - Готовьтесь! Теперь на очереди самый лакомый кусок - мы! - Фоливорус заглушил бормотание Намы и почти тут же перед скалой замельтешили крылья.
  
  Внезапно впереди выросла огромная прозрачная плоскость, в которую воткнулось несколько летучих моснтров. Недовольно заклекотав, они рванулись вверх, но там возникла еще одна преграда... Фоливорус с двумя коллегами делали лапами какие-то жесты, явно загоняя всех прорвавшихся в ловушку, а двое оставшихся замерли по краям, внимательно оглядываясь по сторонам. И не зря, потому что откуда-то сбоку вдруг метнулась крылатая тень, не попавшая в коробочку, целясь прямо в середину группы.
  
   - Берегитесь! - Не смог я сдержать взволнованный крик.
  
  Но это оказалось излишним. Крайний страж махнул лапой, и нападавшего раскроили на аккуратные запчасти три возникших из ниоткуда четырехметровых голубоватых когтя...
  
  На нас еще пару раз бросались припозднившиеся чудища, но основная их масса билась о прозрачные стены неторопливо сжимающегося куба прям перед нами. Наконец движение стенок прекратилось.
  
   - Нама, нужно помочь. Я не думаю, что кто-то будет туда заходит, чтобы их всех когтями покромсать. Видимо, тебе все-таки придется кормить меня с палочек... - С этими словами я закрутил в левой руке Разенган. Пусть каннибалы получат по заслугам! Но ленивец неожиданно стукнул меня по локтю.
   - Подожди. Не стоит бессмысленно жертвовать последней рукой. Не недооценивай своих наставников. Просто смотри. - Улыбнулся уголком рта и ткнул когтем в сторону остальных.
  
  Фоливорус выпрямился на задних лапах и глубоко вдохнул. Ленивец справа взмахнул лапой и передняя стенка куба просто исчезла. Да что они делают! Я судорожно зашарил рукой в поисках Намы, чтобы по-быстрому отсюда свалить, но в этот момент тридцатиметровый ленивец заревел... Нет... он ЗАРЕВЕЛ прямо в середину клубка радостно выбирающихся из ловушки гарпий. В мою голову будто вонзились две раскаленные спицы, из носа закапала кровь... а рев ленивца почти зримой волной накрыл куб, стенки отразили этот звук внутрь... И от гарпий не осталось ничего, кроме кровавой кашицы на камнях.
  
   - Ну вот и все... В этот раз. - Кто это сказал, я так и не успел заметить.
  
  Фоливорус с коллегами устремились вглубь леса - проверять, целы ли их знакомые и друзья, Нама побрел в пещеру к деду, а я, охваченный исследовательским зудом, ничего не замечая, скакал вниз по камням. Ведь совсем рядом лежало тело гарпии, аккуратно разрезанное так, что можно было сложить его вместе и наконец-то внимательно рассмотреть рисунок на перьях... Да и чем черт не шутит... Нама ведь сказал, что они неразумные, а я - очень несчастный... Тьфу! Только наука, и ничего больше!
  
  Но все-таки... Как же хочется... Жрать...
  
  Глава 17.
  
  Прикусив губу от усердия, я ползал по полу пещеры, а сверху за мной с интересом наблюдали трое зрителей. Их глаза отражали свет языков пламени в руках клонов, стоящих по периметру рабочей площадки, и складывалось впечатление, что из полутьмы за пределами освещенного периметра на меня уставились автомобильные фары. Я непроизвольно хихикнул. Ну да. Седой рейсовый автобус, коричневая маршрутка и серо-зеленая машинка на радиоуправлении. Головы наблюдателей примерно соответствовали. Я отвернулся и вновь вернулся к работе, продолжая улыбаться. Наруто, я уделал тебя по всем статьям! Твои клоны работали бандой гопников, толпой забивающих невинную жертву, лестницей, когда тебе надо было куда-то забраться, прокладкой между тобой и камнем, чтобы ты не ушибся... да даже походно-полевым стриптиз-клубом, когда тебе нужно было чего-то добиться от Джирайи (а блондиночка у тебя получалась ничего... Ой, что это со мной? Никакой реакции на такое яркое воспоминание? Наверное, отвык... Как же без баб хорошо-то!)... Но использовать клонов в качестве канделябров не додумывался еще никто! А куда деваться, если до меня ленивцы даже не задумывались о необходимости свечей, а на эксперименты с огнем в лесу наложен бессрочный мораторий (ага, некоторые царапины до сих пор чешутся, а ведь больше двух месяцев прошло...)? Ну ничего, потренируются в контроле огненной чакры... и посветят заодно - двойная польза!
  
  Рука в очередной раз попыталась сорваться и испортить результат почти суточного труда. Я сердито зашипел и полностью сосредоточился на работе, прикусив кончик языка.
  
   - Айдо... Судя по звукам, которые ты издаешь, отвлекать тебя сейчас не стоит... Но все-таки, может хоть сейчас ты скажешь, ради чего Оджи-сан вынужден ютиться в самом темном углу своего дома?
  
  Я дернулся, раздраженно мотнул шевелюрой, сейчас утянутой в плотный хвост, и снова склонился над особо паскудной линией, которая должна соединяться с основным рисунком под углом сорок три градуса... и никак иначе! О, Ками, полмира за транспортир! Обычный... школьный... из желтой пластмассы... Слава богу, хоть внутреннее чувство сродства к фуин никуда не делось... А эти еще под руку ляпают, как корова языком!
  
   - Эм... Господа присутствующие, - увидев, что я не реагирую, в беседу вступил какой-то клон. Ну и замечательно, уж на то, чтобы молоть языком, его должно хватить, - должен сказать, что сейчас тот я, который шеф, без преувеличения, рисует ваше будущее!
  
  Воцарилась пораженная тишина, которую рассекло хихиканье Намы. Я тоже улыбнулся. Линия, наконец, получилась - идем дальше.
  
   - Айдо... Что-то ты выражаешься прям как мудрец. Если у тебя начали расти ветвистые рога, о которых ты давеча беспокоился, то знай - мы тут не причем, все претензии к той, с которой ты так трогательно прощался... Видимо, недостаточно трогательно, мало трогательно, прямо скажем! Вот побольше бы трогательности - это да!.. Ну и чего вы все на меня так уставились? Фукасаку-сан и Шима-сан много рассказывали о человеческих традициях и обычаях...
   - Кто про что, а Нама-кун о женщинах... Тебя так впечатлила Анко-чан? Могу адресок полевой почты дать... С индексом для Обратного Призыва!
   - Хватит нести чушь! Нама - в клетку посажу! Что-то ты слишком веселый не по делу... Айдо, что ты хочешь сказать?
  
  От рыка Старейшины на расстеленную по полу бумагу с потолка пещеры посыпалась пыль, мелкие камешки, какая-то древесная мелочь... Я скорчил недовольную гримасу и приглашающе махнул рукой копии, стоящей передо мной. Клон погасил факел в руке (растет контроль, растет!), вдохнул полной грудью, сконцентрировался... и нехилый ветерок разом снес весь мусор с рабочей поверхности, по пути отвесив мне чувствительную оплеуху и попытавшись растрепать волосы. Молча погрозив кулаком ухмыльнувшейся копии, сел рисовать дальше...
  
   - Видите ли... После того, как пятимесячная травяная диета по советам жаб, которые, как известно, вообще питаются личинками, закончилась ничем, шеф решил пойти другим путем. После того боя он собрал всех дохлых гарпий, внимательно их изучил и выяснил, что рисунок на их перьях подозрительно похож на структуру фуин для запечатывания. После такого революционного открытия он обратил внимание, что на листьях, которыми вы его постоянно пичкали, тоже присутствует некая фуин-структура. У него, конечно, была теория, что фуин - это древнейший язык, на котором разговаривали напрямую с миром... И сейчас эта теория почти подтвердилась. Почему почти? Да потому, что не силами одного человека посреди пустого леса проверять такие вещи. Но практические выводы из этого мы сделали. Помнишь, Нама, последние два месяца на занятия с тобой приходили только клоны?
   - Конечно, такая вопиющая лень кому угодно запомнится! А я все думал, чем ты занимаешься? Даже вторая стихия тебя не проняла! А это, между прочим, редкость - вот так сразу! Да и есть ты стал гораздо меньше...
  
  На этом моменте я немного покраснел. О, наивный Нама, как же ты ошибаешься! Слава Когтям, которые так аккуратно пластают своих жертв, и слава Рафику Самуиловичу, который, в солнечном детстве, бывало, пускал меня на кухню! Это, конечно, не то, что во внутреннем мире... Но даже куриная шаурма, завернутая в капустный лист прекрасно идет под мысли о новой технике!
  
  Конечно, такое решение я принял не сразу. Всю жизнь я считал, что поедание разумных существ - самое отвратительное, что можно вообразить. Крылья были отложены для исследований, а сами тушки запечатаны. Но как-то раз, когда я полностью ушел в себя, разбираясь с рисунком на перьях, изнутри будто толкнула мысль: 'Да какого фига! Нама ведь говорил, что они неразумные! То же самое, что съесть кошку или собаку. Собак вон корейцы едят, а кошек даже уважаемый мною Рафик Самуилович... Гхм... ну не умер же я тогда, а что спросил, из чего готовили - сам виноват... И в конце концов, это будет ИНТЕРЕСНО!' И да - ничего страшного в этом и правда не оказалось, курица и курица. Тем более, я практически подобрал валяющееся на земле и никому не нужное добро...
  
  Тем временем беседа шла своим чередом.
  
   - Ну так вот. Я, наверное, вас расстрою, но вот это - единственный способ обрести Режим Отшельника для вашего контрактора.
   - Да что это такое?
   - Печать, как вы видите... Ваши деревья с помощью листьев собирают природную чакру с источника, на котором растут. В листьях остается немного чакры, вы едите их в совершенно диких... Да, Нама, в совершенно диких для любого человека объемах, получаете энергию и пользуетесь ею. Система работает, все довольны, пока в нее не включается человек с маленьким желудком... Эта печать, сделанная на основе древесного листа, будет собирать природную чакру и передавать ее тому, на ком нанесена. Так что Отшельником ленивцев сможет стать только тот, кто будет иметь много чакры, чтобы добраться сюда, создать такую печать, потому что она индивидуальна для каждого... и сделать вот так. - Клон кивнул на меня как раз в тот момент, когда я прикосновением выжег вокруг печати ограничивающий барьер, чтобы все не началось раньше срока. Отлично, теперь последние штрихи и - готово!
  Так что, боюсь, но вы теперь навсегда связаны с кланом Узумаки...
  
  Рассказ прервало насмешливое фырканье.
  
   - Ты думаешь, мы этого не знали? Я тебе больше скажу - мы связаны не просто с кланом Узумаки, мы связаны с... - Хмык Старейшины был подобен грому и, то ли заглушил, то ли прервал окончание фразы. - Поэтому я и сказал, что та девчонка безнадежна. Ее чакросистема слишком уж искорежена, чтобы она могла поставить подпись на свитке. А ведь она тебе явно небезразлична... все, молчу-молчу. Так что молодец, Айдо, теперь мы будем знать, каким критериям должен соответствовать конрактор, и чему его учить. А то тебя практически с улицы взяли... Ай, больно же! Ладно, кто ж знал, что нам достанется такой уникум с талантом в фуин и двумя стихиями в придачу! Только не бейте!
  
  Я вновь упустил нить беседы, отвлекшись на рисование очередного элемента. Вторая стихия... Внезапно вспомнилось, как все это началось.
  
  'Когда я, нагруженный запчастями птичек, ввалился в пещеру с намерением пристроить на хранение это добро именно сюда, меня встретил консилиум из двух самых главных бугров в этом лесу... и маленькой серо-зеленой когтистой кочки. Фоливорус посмотрел, как я деловито сваливаю свой груз в уголке у входа и усмехнулся:
  
   - Да, Нама прав, наверное, пора тебя учить , а то скоро и нам лапы поотрываешь...
   - Правда? Наконец-то! Тогда давайте начнем прямо сейчас! Меня очень интересует, во-первых, техника, который ваши коллеги потрошили птичек, во-вторых, как вы превратили всех остальных в кровавый фарш... Ну и про прозрачные стенки, которые не разбить, расскажите. - Ну а что? Надо требовать все и сразу - тогда дадут столько, сколько надо.
   - Хм... Какой ты быстрый... Ну, когти и барьеры - это тебе Нама расскажет, скоро вы как раз начнете с ним заниматься. А вот рев... Я даже и не знаю, как объяснить...
   - Какой тебе рев, у тебя стихия не та! Техника - воздушная, а у тебя стихия - огонь! - Как всегда, пришел на помощь с объяснениями Нама.
   - Дружище, а ты не забыл, что я уже выполнял эту технику? На крыше стадиона, когда мы прорывали барьер? Дырки в черепице знатные были...
   - Это совсем не то! Это было сделано моей чакрой. И вообще, ты сначала хоть одну освой, а то рука вон как в печке была! Вторая стихия - только для очень опытных...
   - Нама! Мне надоело сидеть, ничего не делать и питаться подножным кормом! Извини, но пять месяцев бессмысленно потраченного времени - это перебор! Посоветовался бы со мной, вместе решили, чему и как учиться, а ты себя самым умным возомнил! Не веришь - смотри! - Быстро достал чакробумажку из карамана, зажал ее между указательным и средним пальцем, пустил чакру... Бумажка послушно распалась на две половинки.
   - Видал? Сказано же, выполнял я эту технику! Так что учите!'
  
  Снова вздох. Чему уж я был обязан твердокаменной уверенности, что у меня есть стихия Ветра в дополнение к огню - бог весть, наверное, просто очень-очень захотелось им доказать, что они неправы... Но наорал я на всех троих ленивцев тогда знатно. Тут и псих из-за бессмысленной потери времени, и рука, зажаренная из-за советов этого умника, да и вообще...
  
  С тех пор все вошло в более-менее нормальную колею. Половина из создаваемых каждый день клонов тренировала ветер, половина огонь. Я ограничивался сотней, чтобы не напрягаться сверх меры, ведь самого меня так же ежедневно ждали объяснения ленивцев про барьеры, которые сворачивали уши в трубочку своей заумью, и попытки разобраться с символами, от которых потихоньку лопался мозг...
  
  Ну вот и все! На склеенных между собой древесной смолой листах чакропроводящей бумаги площадью в пять квадратных метров раскинулся результат моих двухмесячных мучений. Фуин получался действительно выдающимся. Только моя лечебная печать, которая рвет пользователей на куски, могла хоть как-то сравниться с ней по сложности. А ведь ту я нарисовал за пару часов, а эту мучил два месяца. Но оно и понятно, эксперименты ведь, кроме как на себе, ставить было не на ком. Так что в бой пошли и медицина, и фуин, и вообще все, что я мог припомнить. Как вспомню, что я пытался прирастить к себе листья, чтобы они природную чакру собирали - так аж взрогну... И ведь базировалось-то все на очень шатком фундаменте: Печать Орочимару с сенчакрой работает? Работает. И баста! А могло оказаться, что в жизни все не так, как на самом деле. Но я справился. В печати было учтено все, даже перспективный рост объемов моей чакры, ведь я не собирался останавливаться в своем прогрессе. Мне ведь нужно... А что, собственно, нужно? Да и фиг с ним, потом разберемся! Я все-таки справился с получением режима отшельника, причем почти собственными силами! Ай да я, ай да биждев сын!
  
  'Так, стоп, Айдо, - одернул я сам себя, - не говори 'гоп', пока не перепрыгнешь.' Впереди ведь осталось самое главное - нанести печать...
  
  Конечно, никакой клон не смог бы удержать фуин такой сложности, не говоря уж о том, чтобы создать его самому, поэтому пришлось извращаться. Вспомнив мое первое знакомство с Проклятой Меткой, несколько дней тужился, чтобы восстановить в памяти все подробности ритуала, который проводил тогда Какаши, закопался в свою тетрадку о фуин, которую не выпущу теперь из рук даже после смерти... Но в конце концов, система криво, косо, но более-мене вменяемо была выстроена. Как же не хватает еще хоть одного мастера... Хаттори-сана из Конохи выкрасть, что ли? Все равно я нукенин, а миллионом в Книге Бинго больше, миллионом меньше - все равно эти деньги мне не достанутся...
  
  Тьфу ты, какая только чушь в голову не лезет, лишь бы время потянуть... Тяжело вздохнул и скинул с себя карнавальные лохмотья, в которые превратилась верхняя одежда после починки моими шаловливыми ручками. Грустно посмотрел на кучу тряпья. 'Да, хоть без баб и хорошо, а все ж таки их не хватает... исключительно для низменных эксплуататорских целей!'
  
   - Айдо. А это не опасно?
   - Нама, уж кому говорить об опасности, но только не тебе. Ну, в этот раз ты мне ничего не советовал, так что, думаю, все будет хорошо.
  
  Но неожиданно предложенный тон остался без поддержки.
  
   - Айдо... Это ведь уже не шутки. Когда я был на Мъебоку, я видел вокруг источника статуи... Десятки и сотни, стоят рядами... И твое 'Восстановление', возможностей которого ты и сам не понимаешь, тут не поможет... Может, не стоит, а? У тебя и так вроде бы неплохо получается... Одномерность ты неплохо уже освоил, два измерения получаются... Немного практики и... Я не хочу каждый день носить букеты из листьев к твоему памятнику... - Как-то через силу улыбнулся.
   - Нама... Спасибо, что беспокоишься, но... Ты же видел сам - барьер размером с тарелку, зеркало в ладонь шириной... О трех измерениях вообще молчу. Ты сам говорил, что все это делается на основе сенчакры. Я знаю, вы почему-то уверены, что я проживу пару сотен лет, но ждать столько просто не могу. Не переживай, все рассчитано до миллиметра... И я слишком ненавижу эти листья, чтобы созерцать их остаток вечности!
  
  С этими словами я решительно шагнул вперед и уселся в единственное свободное от чернил место по центру рисунка. Последний раз глубоко вздохнул и махнул рукой столпившимся клонам.
  
   - Фуин: Кай! - Произнесший это клон был неразличим в пляшущих тенях, но внимательно рассматривать у меня не осталось времени. Именно в этот миг перед глазами вспыхнула алая звезда...
  
  Уже гораздо позже я внимательно просмотрю воспоминания клона и меня продерет запоздалый страх. Ведь задумывалось, что элементы печати по мере их активации и привязки к моей чакросистеме и очагу будут неторопливо перетекать с бумаги на меня, примерно так, как это выглядело с Саске. Вместо этого печать поднялась с пола вся разом, хищно изогнула лучи и вогнала их мне в спину. 'Так вот откуда появилось кровь на полу!' - подумается мне тогда. Печать загоняла лучи все глубже и глубже, вдобавок начав вращаться как циркулярная пила, а тело только корчилось, извивалось и орало. Мда, оказывается, я рассчитал не совсем все...
  
  Но это будет очень сильно позже и не здесь, а пока я плавал в безграничном океане боли и старался не сойти от нее с ума...
  
  Но вот наконец все кончилось. Боль постепенно стихла, я проморгался и обнаружил, что лежу на абсолютно чистой, если не считать кровавых потеков, чакропроводящей бумаге, скорчившись в позе эмбриона. 'Получилось, мать вашу... Ну и слава Ками, не уверен, что вытерпел бы это снова...'. Перекатившись, я сел.
  
   - Ты в порядке? Как ты себя чувствуешь? Тут сейчас такое было! И все твои клоны почему-то развеялись. Мы хотели тебе помочь, но не могли подойти...
   - Да вроде все хорошо, насколько чувствую... - Попытался встать и меня неожиданно подкинуло вверх на полтора метра. В теле нарастало ощущение свежести и какой-то звенящей силы.
   - Так вот ты какая - сенчакра...
  
  Вытянул ладонь вперед, представил вселенную, которая сворачивается до размеров бесконечной линии, не имеющей толщины (тот еще мозгокрут, должен сказать... Но сейчас все прошло будто играючи). И точно там, где я хотел, выросла прозрачная плоскость. Она спокойно держалась, не пытаясь вырваться, пока я не опустил руку. Ха, это вам не жалкие пара секунд! Свел вместе ладони, вспомнил ленту Мёбиуса и попытался осознать, что у нее действительно только одна сторона (раньше на этом месте у меня натурально вскипали мозги), раздвинул их - и между ними образовалась зеркальная поверхность высотой в мой рост. Теперь бы испытать!.. Раскинул руки в стороны, вообразил, что же такое на самом деле размерность пространства '3,14...' (а это... это... это... просто нет слов...) и вокруг меня на мгновение появился и тут же исчез синеватый куб... Нама еще рассказывал, что на следующем шаге есть возможность получить защиту, которая не то, чтобы абсолютная... она просто не существует 'здесь и сейчас', но, когда он постарался мне объяснить, что же нужно для ее работы... в общем, я проиграл сразу. Этим у них владеет только Старик...
  
  А вокруг расстилалось море света. Это был лес... О, как же я был слеп раньше, как же я мог этого не видеть! Тончайшие прожилки чакросистемы, уходящей вдаль на многие сотни километров, радужные ореолы крон... И все это было живым, одним большим живым существом! Оно радовалось мне, приветствовало меня, как равного... и мягко передавало мне чувство, что разводить костры здесь крайне нежелательно...
  
  Я запрокинул голову и расхохотался. Так вот ты какой, режим Отшельника! Ради этого стоило немного потерпеть какую-то боль! Неужели так у всех? Ведь теперь... Да, теперь я могу использовать ту самую мою печать, я чувствую! Меня не разорвет на кусочки! Я назову ее 'Возрождение: Печать Феникса' и буду всегда-всегда говорить ее название ПОСЛЕ того, как она отработает! Потому что... Потому что это круто!!
  
  Эйфорию прервал посторонний шум. Я не без труда вернулся из вихря эмоций и ощущений обратно в пещеру и первым делом услышал голос на грани писка:
  
   - Айдо! Айдо!! Да Айдо же!!!
   - Малыш, вернись поскорее, это в твоих интересах... Ты рискуешь. - Вторил ему еще один немного напряженным тоном.
   - Успокойтесь оба, он сильный, он справится... Но лучше бы тебе быстрее посмотреть на свои руки, конрактор! - А вот этот глухой рык проигнорировать было совершенно невозможно.
  
  Я поднял к лицу ладони. Пальцы на них укорачивались и пытались срастись вместе - указательный со средним, а безымянный с мизинцем. Из получающихся отростков неудержимо перли три длинных толстых когтя.
  
  'Мда, предупреждение как раз вовремя!' - Подумал я, со второй попытки сложил кургузенькие ладошки в 'концентрацию' и прошипел сквозь вылезшие нижние и верхние клыки:
  
   - Фуин: Печать Отшельника: Барьер! - сразу вслед за этим резко махнув обеими... лапами?.. перед собой, выдавив из себя желание рассечь, разорвать, уничтожить!.. прямо как учили. Пол в десяти и пяти метрах от меня рассекли появившиеся из воздуха тридцатисантиметровые клинки. Нама говорил, что это та же одномерность, и если получается стенка, то такая форма выйдет сама собой, только захоти. Он, как всегда, не ошибся.
  
  Лапки постепенно вернулись в привычную форму рук, а клыки втянулись обратно. 'Да уж, нетипичный ленивец из меня бы получился, и это мягко говоря... Или это из-за курятины?..' Я подозрительно покосился на торчащие из-под верхней губы внушительные тесаки Старейшины. Он заметил мой взгляд... подмигнул мне и улыбнулся, продемонстрировав еще и украшения на нижней челюсти... Да уж, бурная молодость была у этого плюшевого старичка, который может катать БЕЛАЗ будто тележку на базаре...
  
   - Судя по тому, что ты вытворяешь в моей пещере, у тебя все получилось, Айдо?
   - Да, Оджи-сан. Теперь только натренируюсь не путаться во всех многочисленных печатях и ограничителях, и научусь ставить и снимать все это молча. Простите за пещеру, но... Это просто офигеть как круто, даттебайо!!
  
  Я взмахнул рукой в попытке поделиться горевшей во мне радостью с остальными и как-то механически отметил, что для таких крупных существ Старейшина и Фоливорус удивительно быстры, раз сумели увернуться от внезапно сорвавшейся с моей руки струи огня, не подпалив ни шерстинки.
  
   - Ой, простите... Я случайно...
   - Да уж... И это ты всего лишь Режим Отшельника включил... А что будет, когда в первый раз поцелуешься? Пожар во время урагана с запечатыванием всего живого вокруг? - рядом со мной из пещерной темноты вынырнул мой неизменный спутник... и язва пострашнее Митараши!
   - Нама, ну чего ты опять об этом? Ничего не будет. Да и целовался я уже... наверное... если это считается...
   - Просто беспокоюсь о росте твоего клана, от этого теперь многое зависит, - прервав мои размышления о границах понятия 'первый поцелуй', ухмыльнулся ленивец. - Ладно, проехали. То, что я видел - лучше, чем ничего... Но это отвратительно! Твои барьеры ужасны, твои лезвия даже перышко у гарпии не поцарапают!
   - Но ты же говорил... Это не чакра, а физическая основа пространства... нет спасения...
   - Мало ли что я там говорил! У всякого правила есть исключения, поэтому сейчас же - тренироваться!
   - А-а-а, так это ты меня на тренировки так мотивируешь... Вообще-то я не против, но... Вы же просили меня помочь? - И, повернувшись в сторону опасливо подошедших ближе главленивцев. - Теперь, когда все стало немного определеннее, слушайте сюда. Мы должны успеть до следующего нападения, а у меня есть план. Вот скажите, правда ли мелкие гарпии настолько тупые, как вы о них говорите, или они хоть как-то могут соображать?..
  
  
  
  Конечно же, я не ожидал, и не думал даже, что здесь хоть что-то может быть так, как в привычном мне мире и обычном лесу... Но все-таки открывшаяся мне картина невольно притягивала взгляд. Если честно, разнообразные чудеса уже несколько достали. Домой хочу, а то та-а-ак напряжно...
  
  В общем, лес заканчивался вдруг, внезапно. Никакого просвета, не говоря уж о таких странно звучащих тут словах, как подлесок или опушка. Вот только что были деревья... И вот начинается равнина, составленная из каких-то ошметков, нелепо и нелогично скроенная, будто лоскутное одеяло. Вроде бы обычная степь вдруг прерывается куском горной гряды, а участок топкого болота преспокойно соседствует с весело зеленеющим холмом...
  
   - Дикие земли. Дальше я не пойду с вами. Там... нет для нас места. - Ленивец был изрядно смущен. - Малыш Нама, Айдо... Постарайтесь не попадать в неприятности.
  
  Отеческая забота от этой горы шерсти и мускулов выглядела странно... но приятно, черт возьми!
  
   - Хорошо, обязательно. Мы просто тихо пройдем, сделаем дело и вернемся. - Впрочем, когда, в каком благодатном мире дети безропотно следуют отцовским советам?.. - До свидания, Фоливорус, до встречи.
  
  Махнув рукой и лапой, быстро спустились вниз.
  
   - А лес тоже не любит гостей отсюда, да, Нама? - Меллорны за спиной сливались в сплошную стену, между стволами вряд ли протиснулся даже я, не говоря уж о ком покрупнее. А призывные животные маленькими не бывают...
   - Чего ж ты хотел? Здесь добрых, хороших и, наверное, даже разумных - нет. Окраина мира... Дальше, за этой равниной, может, что и есть, но вот только никто из собравшихся проверить не прожил столько, чтобы рассказать... Ну что, пошли? - Ленивец привычно забрался мне на спину, свесившись на манер модного рюкзачка и положил голову на мое плечо. - Быстрее найдем то, что нужно - быстрее вернемся. Неуютно тут...
   - Сначала Фоливорус катал меня, теперь я - тебя? Возвращаем долги?
  
  Маленький шаг для человечества, но неприятно большой для человека, в последнее время немного отвыкшего ходить пешком, прервался в первые же минуты, едва мы отошли на пять километро от деревьев. С неба раздался отвратительный скрипяще-скрежещущий вопль и на землю упала огромная тень. Я рефлекторно отскочил и посмотрел вверх. Со стороны леса, наверное, чтобы не сбежали, туть забирая вбок, на нас заходила здоровенная птица. Почти нормальная птица. Серо-зеленое оперение, крылья, хвост... и угловатый, с роговыми выростами клюв размером как бы не больше ее самой, нелепо торчащие лапы, кажется, даже три... В общем, мелкие недостатки на фоне того парада уродцев, что в последнее время попадается мне на каждом шагу. Птица быстро приближалась и за время, гораздо меньшее, чем то, которое мне потребовалось, чтобы подумать все эти мысли, я заметил странные железные штыри у нее в шее. А потом я заглянул ей в глаз...
  
  Фиолетово-серая радужка с каким-то жутким, разделенным на концентрические окружности зрачком будто приморозила мой взгляд. Казалось, что из почти скрытого гигантским клювом птичьего буркала на меня смотрит совсем иное существо - сильное, очень опасное... и хранящее в себе такую бесконечность боли, что у меня перехватило дыхание. Боль была для него воздухом, которым оно дышало, водой, которую оно пило, миром в котором оно жило. И, великолепно разбираясь во всех оттенках боли, смакуя их, подобно гурману, вкушающему изысканное блюдо, великолепно умело эту боль причинять... Господи, да что же могло произойти с живым, чтобы получилось такое...
  
   - Ай! - Слева в голову вонзилась раскаленная спица.
   - В сторону! - Укусив меня за ухо, рявкнул ленивец. Клюв занимал уже все поле зрения и стремительно приближался. Я наверняка поставил олимпийский рекорд по прыжкам вбок, если бы была такая дисциплина, но убраться из-под удара едва успел. Место, на котором мы только что стояли, заволокло пылью, в небо взлетели комья вывороченной земли.
   - Что будем делать? - Надо поскорей выбраться из пыли. Судя по тому, как упрятаны ее буркала, птаха зрением не особо пользуется, а мне без глаз как без рук, да простится мне такое идиотское сравнение...
   - Это твой план - ты и думай. Но, если принимаешь советы - бежать! - Да уж, очень конструктивно. В лес-то, конечно, метнуться недолго, я не забыл воткнуть кунай на окраине... Но потом что? Сидеть и смотреть, как птичка ходит кругами над древесной стеной и дрожать? И сколько это будет продолжаться тогда? Нет уж, мы принимаем бой!
  
  Пыль неожиданно сдуло ветром. Летун, косясь на нас недобрый глазом, выдернул клюв из земли и махал крыльями, тяжело поднимаясь в воздух. Так, другого шанса не будет!
  
   - Фуин: Суиреку! - Две водяные нити резанули по мгновенно подставленному клюву, оставив глубокие борозды... и только. Вот же черт! Видимо, с порождениями природной чакры ничем иным и не справиться. Я сложил ладони в ручную печать, глубоко вздохнул и приготовился разбираться в своем собственном творении. Надеюсь, мне хватит времени, пока птичка набирает высоту и разгоняется. А то второй раз, судя по скорости реакции на мою технику, нам может и не повезти...
  
  Земля начала ритмично дрожать, будто кто-то молотил по ней тяжеленной кувалдой. Сначала неощутимо, но постепенно толчки приближались, приближались... Над головой птицы что-то синевато блеснуло и она рухнула на землю. Крупная тень метнулась по траве... и на хребет мутанта всем своим весом ухнула гигантская коричневая туша. Животное издало последний скрежещущий вопль и затихло...
  
   - Уффф... что-то я давно не бегал по ровной поверхности - отвык. Все целы? Хорошо, что я сразу уходить не стал - решил немного посмотреть, как у вас пойдут дела. - Фоливорус слез с измятого тела и встряхнулся. Я хихикнул - получилось прямо как у большой собаки, когда она выбирается из речки, разве что не было хвоста. - Вы даже от леса отойти не успели, а уже попали в переделку. Айдо... Может, вернетесь? Придумаем что-то еще... Это ведь опасно.
   - Сейчас везде опасно, - философски вздохнул я, продолжая держать концентрацию. Еще пара минут... Либо так - либо орать глупости. Орать мне не очень хочется, так почему бы и не потренироваться, раз обстоятельства позволили? - В ином случае - подставлять придется кого-то из вас. Вот ты - уверен, что сможешь отбиться и выжить? Или тебя, как и остальных, растащат на кусочки? Вот и я не уверен... А ведь вы даже не знаете, где они живут, так что рисковать все равно придется...
   - Понимаю... Но все равно я за вас беспокоюсь. Вы ведь такие... маленькие.
   - Дискриминация по признаку роста! Шовинист! - Фыркнул я. Улыбнулся в удивленные глаза. - Не обращай внимания. Все будет в порядке. Мы вернемся, обещаю. Спасибо за помощь, но нам пора идти дальше. Держишься, Нама? - И припустил вперед. Не буду плестись, как инвалид - никто и не прицепится!
  
  Командующий лесным партизанским отрядом тяжело вздохнул (я помахал ему) и поторопился вернуться в лес. А нам навстречу неслась равнина. Неслась... неслась... неслась...
  
  
   - Слушай, Нама...
   - М-м-м? - Ленивец неподвижно замер, уставившись в огонь и, казалось, отключился от реальности. Ну да, в своем лесу он, небось, и забыл, как пламя выглядит. Осветительных приборов они там не производят, а пожар в разумном лесу, использующем чакру... даже на анекдот не смахивает, потому что фантастика.
  
  Костер, кстати, развести оказалось банально не из чего. Ну вот совсем. Ни кустарника тебе в пределах досягаемости, ни рощи какой завалящей. Просто ровная как стол степь. Я скорчил рожу, только сейчас в полной мере осознав фразу 'они топили печь кизяками', которой любили бросаться всякие там исторические авторы на моей бывшей планете. Мда, вот так вот. Надо сменить мир, чтобы понять некоторые книжки. С сомнением покосился на ленивца и, вздохнув, отбросил идиотскую идею. Этому товарищу в жисть столько не навалить... даже если бы я на это согласился!
  
  Беспомощно пометавшись некоторое время, плюнул, расчистил от травы площадку метр на метр и прямо на земле написал 'хи' /огонь/ с барьером и двумя ограничителями - на силу и время. Ну а как же - привал и без костра. Зато теперь можно довольно щуриться, глядя на результат своего труда, бездумно кидать в костер сухие травинки и мысленно пририсовывать к получившейся печати накопитель. Интересно, сколько мне отвалят крестьяне за вечный очаг примерно годовой зарядки? Корову? Или сразу две просить? Сколько там надо дров на год обычной крестьянской семье? А со стихийной чакрой огня затраты еще меньще должны стать, преобразования-то вообще не надо, можно просто накопителем с размыкателем обойтись. И непонятно, и любой дурак нарисует, если рассказать как, не вспоминая уж о Хаттори-сане или не особо талантливой, но очень старательной фуин-звездочке Тен-тен...
  
  Видение обшарпанного полуподвала, заставленного неровными рядами столов и склонившихся над ними спин моих клонов прервал Нама:
  
   - Айдо, ты что-то спросил?
  
  Оказывается, я задремал и мне приснился вьетнамский пошивочный цех с собой в главной роли... Тьфу, позорище!
  
   - Да... Я хотел узнать, долго нам еще тут бродить?
   - Нет. Фактически - мы на месте, бежать уже точно никуда не надо. Они бродят где-то здесь, осталось только найти. Завтра утром походим вокруг, поищем возвышенность. Их должно быть видно далеко...
  
  Неожиданно земля рядом с 'костром' начала вспучиваться. Я вскочил на ноги и замер в нерешительности. Это еще что за новости?! Земляной холм все рос и рос, пока его верхушка не разошлась. На свободу выбралось существо размером с трехэтажный дом и повернулось в нашу сторону. Грязно-розовый нос, ярким пятном выделяющийся на фоне лоснящейся в свете костра черной шести, ловил воздух мерзкими даже на вид отростками, смахивающими на щупальца...
  
   - Ба, да это же крот! Нама, посмотри, какой к нам пожаловал миленький кротик! Они питаются червяками и личинками, так что нам вряд ли что-то...
   - ...Угрожает! - Я закончил фразу уже в прыжке... Успел недоуменно покоситься на то место, где стоял, горячо возблагодарить науку Гай-сенсея, потому что там открылся земляной провал, откуда ринулись уменьшенные копии ночного гостя, вспомнить, что кроты не отказываются и полевой мышью закусить, а по размерам мы для них вполне соответствуем... После чего мягко перекатился в густой траве и упруго вскочил на ноги.
   - Ах, ты так! Я, между прочим, тебе комплимент сделал! - Срочно надо учиться делать два дела - разбираться в хитросплетениях печатей, теперь ведь все взаимосвязи поменялись... И следить за тем, что несет мой болтливый язык. А то перед врагами стыдно будет... Фух, выкопал, наконец. А ведь придется пока вслух - не дело это, когда по две секунды на активацию уходит. И тренироваться, тренироваться...
   - Фуин: Взор Дракона! - Шар послушно полетел прямо в розовый пятачок зверя, по пути прижаривая его мелких сородичей... Но ничего, кроме хора болезненных писков и огромного пятна тлеющей на боку Царь-Крота шерсти не добился...
  
  'Повезло еще, что он был ямой зажат, а то бы вообще как на параде отошел. Однако, Айдо, забудь свои старые печати, пока не вернешься домой. Тут и Отшельника без напряга схрумкают, если он зевнет, не то что простого шиноби...' Слава Ками, что я никуда особо не тратился с момента утреннего сражения и сенчакра оставалась...
  
  В руке возник и начал быстро наливаться оранжевым крутящийся шар. Ореол мгновенно вырос на полметра в диаметре, но на этот раз кожа только немного покраснела. 'Отлично, как я и рассчитывал! Так, еще немного чакры... Есть! Ух ты, а ореол тоже крутится, как спицы в колесе... стой, а где же Нама? Только что был за спиной... А крот уже лапы поднимает, сейчас явно чем-то жахнет.. Как бы и ленивца не...' И, не придумав ничего получше, с истошным воплем: 'Разенга-а-а-ан!' метнул технику прямо в зверя.
  
  'А ведь красиво...' - Невольно подумал я, будто в замедленной съемке следя за полетом оранжевого шара с синей искрой в середине, окруженным алыми лепестками, мельтешащими как крылья колибри. За ним оставался явно видимый след перегретого воздуха.
  
  Огненный разенган ('А ведь, наверное, тут надо другое название придумать' - промелькнула мысль) столкнулся с подземным жителем, еще миг покрутился, будто в раздумьях... и раздулся в пятнадцатиметровую сферу, в которой продолжали бежать по кругу потоки пламени. Они понемногу ускорялись, явно двигаясь к середине... Из сферы донесся вой и изнутри в разные стороны поползли мелкие кроты. Некоторые отделались лишь сгоревшей шерстью, некоторые обгорели до мяса. Смотреть на это было жутко... но где-то глубоко в душе меня укололо чувство гордости и странного удовлетворения...
  
  Огненные потоки в сфере вдруг устремились к центру сферы и пламя опало, втянувшись в середину. В окрестностях воцарилась тишина, нарушаемая лишь треском углей, оставшихся от травы и затихающим писком не успевших удрать из-под удара...
  
   - Ну ты дал! Прямо одним ударом всех раскидал! Это так выглядит твой завершенный разенган? Уже решил, как его назовешь?
   - Катон: Разеншотен. Больше ничего в голову не проходит, если честно. - Задумчиво ответил, рассматривая поле боя.
  
  'Высвобождение Огня: Спиральная смерть' оказалась оружием против одного противника. Все, попавшие в пределы сферы, получили ожоги - кому как повезло. Потоки огня сжигали кожу, сдирали с костей мясо... Но это просто несравнимо с тем, что получила цель, в которую попала техника. Крота просто не стало... Не осталось ни кусочка кости, не говоря уж о мясе или шерсти. В огне, устремившимся в середину - сгорело все. Дотла. До пепла. И даже пепел сгорел тоже... Вот уж точно - 'вознесение на небо'... в виде атомов! /'шотен', sho:ten - смерть, вознесение на небо/ Как-то даже немного страшно.
  
   - Да? Как по мне - довольно точно. Ну что, отойдем подальше и поспим по очереди?
   - Знаешь, Нама... Как-то не хочется... пошли лучше возвышенность поищем. Ты в темноте неплохо видишь, у меня печать есть - как раз до утра управимся. Мне уже надоело шататься по этой степи и бесплатно убивать ее обитателей...
   - Хорошо, как скажешь. На закате я вроде бы заметил вон там. - ленивец махнул лапой, - что-то вроде холма. Пошли проверим.
   - Пошли. - И над постепенно остывающим кострищем сомкнулась темнота...
  
  
   - Отлично! Вот и он! - Ленивец возбужденно запрыгал на камне.
   - Нама, подожди, он что, один? Быки ведь стадные животные? На нас остальные не кинутся исподтишка?
   - Это обычные в стада сбиваются! Ну сам подумай, что они здесь такой толпой будут есть? Они же больше вытопчут. Это наша общая беда, кстати, - вдруг взгрустнул он. - Так что не бойся, никого больше тут нет.
   - Прекрасно. Теперь главное - сделать дело и быстро убраться отсюда. - Я всмотрелся чуть внимательнее. - Стоп... Нама, смотри. У быка глаза точь-в-точь такие же, как у птицы, которую мы в самом начале встретили, видишь? Да и железные клинья в нем торчат...
   - Наверное, у них один хозяин на двоих... источника ведь у них нет, поэтому их хозяин делится с ними чакрой в обмен на призыв. Чужая чакра изменяет тело, сам не понаслышке знаешь. А железки... Скорее всего, чтобы подчинялись и не своевольничали. Они бы и так не стали, они ж живут за счет хозяина... Но вы, люди, иногда бессмысленно жестоки.
   - Нама, тебе его что, жалко?
   - Да нет, какая уж тут жалость... Либо он - либо кто-то из моих. А при таком количестве и такой долгой жизни мы же все родственники, знаешь? Но ненавидеть его совершенно не за что, мы ведь тоже могли так бродить здесь, не попади старик в лес.
   - Ясно... Ты прав, конечно... но иногда мне немного жаль, что я стал шиноби. 'Чистые руки, холодная голова, Воля Огня в сердце'.. Мы сильные, мы быстрые, мы много умеем... Но отобранная жизнь просто не может, не имеет права стоить так мало... Да и ощущать после убийства - любого убийства - лишь удовлетворение от хорошо сделанной работы - противоестественно. - Грустно улыбнулся. - Ладно, не обращай внимания. Я... Просто сам себя опасаюсь в последнее время. Наверное, это из-за мяса... Ладно, - резко оборвал сам себя, - пойдем доделаем начатое.
  
  При нашем приближении бык заволновался и поднял голову, увенчанную монументальными рогами. Некоторое время стоял неподвижно, раздувая ноздри, и резко бросился на нас. Я стоял, внимательно следя за возможными маневрами противника - от такой туши попробуй увернись, а убивать нам его сейчас категорически нельзя, иначе - ищи нового.
  
  Вот он ближе, ближе... Уже совсем рядом! Я пригляделся, выбирая место, откуда можно будет половчее забраться ему на загривок, но зверь внезапно остановился на полной скорости, поднялся на дыбы и ударил передними копытами в землю. Удар был такой силы, что меня подбросило и проволокло по земле несколько шагов. Нама за спиной что-то пискнул, разжал лапы и закувыркался где-то рядом. Черт! Это было неожиданно.
  
  Быстро вскочил, но в туче пыли рассмотреть что-то было совершенно невозможно. Биджу, где этот мелкий противный комок шерсти, его же сейчас растопчут!
  
   - Айдо, ты где?!
  
  Голос раздавался совсем рядом. Я дернулся было в сторону звука, но тут пыль над моей головой колыхнулась и из нее к земле устремилось гигантское копыто...
  
  Ко мне неторопливо приближалась смерть, а я как во сне смотрел на нее и стоял неподвижно. Стаей испуганных птиц кружились мысли... 'Хирайшин? Да, похоже... Но как же... Я ведь обещал, что МЫ... Понимаешь, не Я, а МЫ... Если нет, то будет уже все равно, что там обещано... Но я ведь не могу... Не смогу - дальше ничего не будет... Все остальное - слишком долго... И, в конце концов, это будет НЕИНТЕРЕСНО!'
  
  Рот будто сам по себе приоткрылся.
  
   - Х... - Первый звук уже сорвался с губ, как пыльный сумрак стремительно прорезала зеленая волна и... копыто ударило мимо.
   - Айдо... Не... отходи от меня... далеко... - Нама говорил медленно, запинаясь после каждого слова.
  
  Меня пронзило мгновенное облегчение и я радостно улыбнулся. Как же хорошо... 'Что не пришлось принимать решение'. Отмахнувшись от этой мысли, спросил ленивца:
  
   - Нама, а что это за техника? Ты раньше не показывал.
   - Помнишь, я... рассказывал... про четвертый шаг в барьерах? Вот это... он и есть... Оглянись...
  
  Вокруг в туче пыли мелькали копыта, но в маленький, два на два на два метра, куб с зелеными гранями, не доносилось не то что дрожи - даже пыль не залетала. Вверху раздался недовольный рев, пыль сдуло могучим выдохом... И я увидел прямо над собой былье туловище. Животное упоенно пыталось нас растоптать, заходясь от ненависти. Оно скакало, гарцевало, било копытами, топчась прямо по нам... Но непостижимым образом каждый раз оказывалось, что оно промахивается и удар рушился в каких-то миллиметрах от очерченной зеленью границы. Я удивленно поднял глаза на ленивца.
  
   - 'Не здесь и не сейчас'... Четвертое измерение... Нас не достанет ничто из материального мира... Оружие, техники, природные явления... Все остальное... Но это очень трудно...
   - Но... ты же...
   - Заткнись... - Ленивец тяжело взобрался мне на спину. - Объяснения... потом... У тебя... четыре секунды...
   - Ага... Спасибо, Нама, это ведь бездна времени! - Как раз в этот момент рядом обрушилось копыто. Как хорошо, когда уворачиваться не надо! Одним прыжком вспрыгнул на копыто и побежал вверх по бычьей ноге так быстро, как не бежал даже на помощь Наруто в тот памятный день в Долине Завершения...
  
  Кубик, послушно двигавшийся вместе с нами, вдруг замерцал и исчез. Ленивец сзади шумно выдохнул, но мы уже были между лопаток быка, там, где начиналась его шея. Все, теперь он сможет стряхнуть нас, только если упадет и будет кататься по земле. Но и это его не спасет...
  
  Пробежав по голове зверя, я остановился у основания его рогов. Достав кунай, внимательно осмотрел печать на нем - не хотелось бы, потратив столько сил, обнаружить, что план сорвался из-за глупой мелочи, и воткнул в рог быка. Приналег на него, вталкивая в кожу. Башка замоталась. Ну а теперь завершим дело.
  
   - Фуин: Сила!
  
  На правой руке загорелся иероглиф, и я, хорошенько примерившись, от души ударил по торчащей рукоятке. Кунай скрылся в глубине головы, а бык недовольно заревел. Парой прыжков я вновь вернулся в безопасное место.
  
   - Нама-кун, ура! Мы это сделали! А ведь помнишь, старики сомневались!
   - Старики... Фоливорус тебе голову оторвет, если узнает, хоть и относится к тебе почти как к сыну. - Хмыкнул ленивец.
   - Ну ведь ты же не расскажешь, правда? Ладно, теперь держись крепче - мы отправляемся обратно.
   - Что, и объяснений не потребуешь?
   - Позже все объяснишь, в безопасном месте. Я с некоторых пор боюсь блох, а тут отчетливо смердит...
  
  Я уселся поудобнее, насколько это было возможно, закрыл глаза, сосредоточился на маячке, который я оставил на скале в центре леса, и улыбнулся. Почти все сделано, осталось только немного подождать, не умереть по глупости, а потом... потом, наконец, я вернусь ДОМОЙ!
  
  Глава 18
  
   - Все, Айдо, на сегодня хватит. Ты меня загонял совсем... в следующий раз будешь техниками с Фоливорусом перекидываться, у него чакры побольше моего!
   - Эй! Что значит 'хватит'? Я только во вкус вошел! Едва 'скорость' и 'сила' снова на концентрации получаться начали, наконец-то эти печати убрать можно, а ты уже все? На мне еще много фуин, мне их тренировать надо, чтобы снова без слов-активаторов работали. И вообще, мы даже Разеншотен не потренировали! Мне вот сильно интересно, сможет ли он проломить одномерный барьер?...
   - Так! Никаких огненных штормов в радиусе десяти километров от моего леса! Я не хочу жить на пепелище!..
   - Ты мне льстишь... - буркнул я. - Какое там пепелище... И как раз потому, что мы не тренируемся!
   - Айдо, угомонись. Ты в последнее время какой-то странный... Раньше ты был поспокойнее. Да и любопытство это твое...
   - Правда? - Я на мгновение задумался, а потом беспечно махнул рукой.- Это мне просто домой сильно хочется. Так что насчет испытаний?..
   - Можно было бы попробовать попросить старика засунуть нас в его измерение... Но сейчас по твоей милости он постоянно держит сферобарьер в четыре раза больше, чем обычно. Это даст нам не полчаса перед прилетом стаи, а два, но старик отвлекаться не может...
   - Кстати... Когда вы меня научите такой полезной штуке? Я, между прочим, только из-за этого с вами контракт заключил.
   - Как создавать личное измерение? Так вон оно, на левой руке у тебя. И откуда только взял, не понимаю... Старик, что ли, раскололся? Так ведь даже мне не сказал...
   - Это?.. - Я разочарованно посмотрел на правую руку, от ладони до локтя покрытую вязью ломаных линий. Из них мной нарисована едва ли половина, остальные проступили на коже сами собой... Наверное, зря я все же решился поесть мяска... Но было вкусно, черт возьми!.. - Но это ведь просто запечатывание, только продвинутое...
   - Не говори глупостей. Ты видел когда-нибудь запечатывание без свитка и без прикосновения к свитку? Нет? Ну вот тогда и начинай бороться со своей тупостью, как раз и занятие себе найдешь. Засунь туда пару вещей и попробуй распечатать одну из них, оставляя вторую внутри. Помни только, что есть два ограничения - ты не сможешь запечатать предмет больше тебя самого, и предмет, энергия которого превышает ту, что ты потратишь на запечатывание. Первое - преодолимо тренировками, второе - принципиальное. - Нама перевел дух после долгой речи и просительно уставился на меня. - Можно я пойду? Есть хочется...
   - Иди, а то ты уже заговариваться начал... 'Та', 'ту'! - Передразнил я Наму.
  
  Отвернувшись к краю относительно ровной каменной площадки, где я последний час заваливал ленивца техниками, уселся прямо на изрытую усиленными ударами и высверленную разенганами поверхность. Над моими воплями при их активации, казалось, смеялись даже камни, а мне было грустно...
  
  И действительно, как это я не догадался, что печать, тихо и незаметно появившаяся на моей руке, просто не может быть обычной? Гораздо интереснее, что Нама так и не сообразил, что эта способность попросту слизана мной у гарпий. Он же видел не раз... Хотя в упор он с этой способностью встретиться не мог. Иначе мы бы с ним не разговаривали, а в едва заметной чересполосице увидеть необычное смог только я...
  
  А Оджи-сан каков, а! Не-е-ет, теперь я точно знаю, что клыки у него растут не зря!.. Только почему он не рассказал своим? Может быть и правда в поедании призывных зверей, хоть и неразумных, есть что-то мерзкое и отвратительное? Да ну, глупости, животные как животные...
  
  Теперь стоит добавить к тому камню, филигранно запечатанному прямо из-под Намы (а удачно я ему барьер тогда сбил, ха!) еще парочку... и потренироваться.
  
  Я в задумчивости вскинул голову и наткнулся взглядом на серо-зеленый шерстяной комок.
  
   - Ты еще тут? Кто-то ведь только что умирал от тоски по нежно хрустящим листьям, истекающим на надломе черным, маслянисто поблескивающим соком со вкусом капусты... Тьфу!...
   - Я хотел тебе сказать... На случай, если ты все же не сможешь побороть свое нездоровое любопытство и начнешь проверять. А то ведь у тебя хватит ума на старика исподтишка напасть. Пугаешь ты меня немного в последнее время... Ну так вот. Одномерный барьер разрушить невозможно. Никак. Это все равно, что попытаться разбить длину... или объем там. Но если атакующая техника проработает до момента, когда ты упустишь барьер, сколько ты простой одномерный держишь, десять секунд? Или уже одиннадцать? - тогда тебе придется плохо. Да и другие... хм... способы есть...
   - Проработает десять секунд, говоришь?.. - А ведь я уже думал о таком! Правда, это получится не техника, а печать... вернее, комплекс печатей, и не самый маленький, усилием воли не повызываешь, рисовать надо, а у меня и так левая рука выбыла, Сейши* /*неподвижность/ убирать пришлось.
  
  И вообще - чем дальше, тем яснее становится, что мои мечты о 'всепобеждающем и неожиданном фуиндзюцу' изрядно пованивали наивностью... Хорошо хоть я никому о них не говорил, вот бы тот же Какаши хохотал... Да, фуиндзюцу древнее, да - могучее, да - опасное... Но очень медленное для боя даже с джонином, где все решают доли мгновения. Да, внутреннее чувство мне подсказывает, как правильно создать печать, ибо отклонение хоть на волосок - и фуин так и останется красивым рисунком, да - я могу наносить печати прикосновением на одном контроле... Но все техники, что я могу активировать в бою с нуля - односимвольные, из которых только 'сила' и 'скорость' полезны реально... На более сложные я трачу от трех секунд до минуты, 'Восстановление' - только за счет большого опыта тридцать секунд занимает, а то, что я создал в последнее время - не вообразить никаким мозгом, пусть он даже будет размером с ленивца... Слишком много факторов надо учесть, слишком плотную сеть взаимодействий держать в голове... Поэтому все они должны быть нарисованы. А места на теле не так уж много - печати не могут перекрываться... И что же делать? Использовать каждый кусочек кожи для какой-нибудь печати, рисовать 'шторм'... хм... сзади, а 'меч-из-чакры'... мдя... спереди? В сражении снимать с себя одежду и вертеться перед врагом, как манекенщица на подиуме, выпуская струи огня или там режущий ветер иногда совершенно непредставимыми частями тела?..
  
  От на мгновение возникшей в голове картинки подобного 'боя' я впал в натуральный ступор, даже дрожь ужаса не смогла растопить этот лед... Да кто мне позволит такой 'бой'!...
  
  Вдруг меня пронзила удивительная в своей простоте догадка: 'Так вот почему клан Узумаки насчитывал едва две тысячи человек и безвылазно сидел на своем острове!.. Уж там-то они были полными хозяевами... да и то - как оказалось, неуязвимых не бывает... а выходить в большой мир могли, наверное, только воистину ужасные монстры, которые одной лишь простой чакрой могли сделать все, что угодно... А еще - я никогда не слышал ни об одной битве, в которой принимал участие клан Узумаки...'
  
  Так что же это получается? Я оказался в положении древнего халдейского жреца, который может запугивать народ апокалиптическими вещами типа солнечного затмения (а в моем случае - Печатью Отшельника, которая все равно дает природную чакру прямо в очаг. Накопитель для нее я создать не смог...), а когда его приходят жарить за отсутствие урожая на полях во время засухи - горит так же весело, как и простые смертные?
  
  И что теперь будет? Забиться в норку на острове? Изрисовывать, как маньяку-граффитисту, все доступные поверхности вокруг защитными печатями и ловушками? Ну уж нет!
  
  Я опустил взгляд на свои руки. Из-под лохмотьев рукавов по коже змеились линии. Тонкие и толстые, прямые и изогнутые. Печати, которые не помогли мне даже в битве против джонина... Вот так вот все бросить? А зачем? Фуин - это наука, фуин - это искусство, фуин - это я, Узумаки Айдо. В нем моя сила, в них нем душа, если бы не оно - я был бы обычным, не очень умным сиротой, и никогда не встретил бы маму... и друзей... И... Неважно. Мне просто нужно суметь все это защитить. Потому что я чувствую, что осталось очень МНОГО ИНТЕРЕСНОГО... ТЫ... Я... ОН... ЖЕ ХОЧЕШЬ... ХОЧУ... ХОЧЕТ... ЗНАТЬ БОЛЬШЕ! ПОСМОТРИ, ПОСМОТРИ, ДАЖЕ С ТЕМ, ЧТО ЕСТЬ СЕЙЧАС, Я... ТЫ... СОЗДАЛ...ЛА...ЛО НОВОЕ! Я... ТЫ... ОНА... ОНО... ХОЧУ... ХОЧЕТ... ХОЧЕШЬ... БЫТЬ НУЖНЫМ! ДАР, ВОЗЬМИ!...
  
   - Ну вот, ушел в себя, загрустил, успокоился... Что и требовалось! - ленивец улыбнулся. - В следующий раз ищи для спарринга хотя бы Оникса, а то я слишком мал для таких развлечений.. И... Я бы хотел попросить тебя. Подумай вот о чем... Барьеры - вовсе не абсолютная защита. Ведь гравитация, например, может растягивать даже время, не то что какой-то барьер. С тебя же станется встретить существо с этой способностью и тут же стать его врагом, даже если оно будет такое одно на всю совокупность миров и вселенных! - и спрыгнул с площадки.
  
  Ох ты ж... Я что, задремал? И что это такое мне приснилось? 'Я...', 'Оно...'... Бред какой-то. А Нама тоже хорош. Сначала наведет на мысль, а потом обдумывать мешает... И откуда он знает такие умные слова, а тем более подробности из земной физики? Хотя про ленту Мёбиуса он мне напомнил вот... Так, ладно, отставить бесполезные умствования, мне нужно больше тренироваться, чтобы защитить всё, что мне дорого... и всех, кто мне дорог...
  
  Поднял левую руку и напряжением.. воли, духа... нет, не могу сказать, в общем заметным, но не запредельным усилием неведомо какой мышцы запечатал небольшой валун где-то с метр. Вот так, замечательно. А дальше...
  
  Дальше произошло два события, которые, случись они по отдельности, не стоили бы особого упоминания, но, случившись одновременно, привели к необычным последствиям. Я сосредоточился на том, чтобы освободить только один из камней, лежащих теперь в печати... Но тут по лесу разнесся предупреждающий рев Старейшины. От неожиданности у меня сбилась концентрация и два камня, возникшие ниоткуда около ладони, со свистом стартовали прямо в голову ленивца, поднимающуюся над краем площадки!
  
   - Айдо, т... Р-Р-А-А-А! - Лес потряс новый рев, а я бросился к краю. Черт, как неудачно-то... Только бы не съели за такое...
  
  Я быстро бросился к краю скальной площадки и посмотрел вниз. Коричневая туша медленно, будто во сне падала на уступ перед пещерой Старика. 'Ну, может, пронесет... тут всего метров пятьдесят, а Фоливорус большой...'. Но тут ленивец взмахнул лапой и прямо под ним замерцала дрожащим воздухом плоскость барьера. Громадный шерстяной комок приземлился на плоскость, спружинил тремя лапами, держа четвертую в напряженном жесте... и медленно поехал вниз прямо на барьере.
  
  'Ффух, пронесло!'. Я хлопнул Хирайшином и дождался, когда ленивец доберется вниз.
  
   - Фоливорус, научишь меня так же? Я тоже хочу безопасно падать с пятидесяти метров!
   - Айдо! - Рык пошатнул скалы. - За твои выходки тебя надо бы наказать!... Если бы ты пережил наказание от меня. - Уже гораздо спокойнее добавил командир местного партизанского отряда. - Вот, помню, Оникс как-то полез на верхушку дерева за самыми вкусными листьями и застрял в развилке ветвей. А как раз в это время был налет... Ух, я ему и всыпал!.. Впрочем, ладно, - немного смущенно хмыкнул он, - из-за твоих выходок чуть не забыл самое главное. Гарпии летят. У тебя примерно два часа.
   - Отлично! Пока у нас есть время, обойдите всех наших и проконтролируйте, чтобы прятались так, как будто на землю сходит ваш ленивцевый бог. А иначе и сами помрут, и дело не дадут закончить.
   - Не богохульствуй, Ками-сама - он один, - строго сказал шерстистый теолог. - Не волнуйся, все сделаем. Хотя не думаю, что стоило громоздить такие сложности...
   - Ну я же объяснял, дружище! - В запале я не обратил на фамильярность внимания. - Вы знаете, где живут гарпии? Не знаете. А, может, я умею создавать вечный и неразрушимый щит над лесом? Тоже нет. И выбивать нападающих полностью вы и с моей помощью не сможете, ни я ни вы не умеем летать. Так что приходится все это компенсировать... Ай, что говорить, я уже один раз рассказывал. Пошел я, короче...
   - Иди-иди... дружище. - Тридцатиметровый ленивец со значением хмыкнул надо мной, а я закрыл глаза и отпустил свои чувства, нашаривая самый далекий от меня маячок Хирайшина...
  
  Появившись на загривке быка, первым делом достал чернила и начал выводить прямо у него на затылке контуры огромной печати 'неподвижность'. Было неудобно, бык неторопливо брел вперед по степи, под шкурой изредка напрягались мышцы и сухожилия, удерживая покачивающуюся голову и вздувая буграми кожу. Вряд ли бык меня чувствовал, уж очень цель мала. Но знай он, что своими движениями он дарит себе лишние минуты жизни - поскакал бы как ветер, раскидывая по сторонам степной ковыль... Лирическое настроение совершенно не мешало делу, привычная рука и наметанный глаз трудились совершенно без участия сознания, подрисовывая, стирая, корректируя, напитывая чакрой сообразно внутреннему чувству, которым я только недавно научился пользоваться сознательно, и без которого любой символ так и останется красивой картинкой...
  
  Ну вот и все. Печать 'змеи', привычный толчок чакры и бык застывает на месте как вкопанный. Повезло, что сохранил равновесие... Впрочем, не имеет значения. Все равно при перемещении рухнет на бок и, скорее всего, переломает себе ребра. Впрочем, ему это будет уже безразлично...
  
   - Фуин: Печать Отшельника: Барьер! Кай!
  
  С самого начала, уже из опытов с Фоливорусом, было понятно, что так просто мне в такую даль эту гору мяса не утащить, поэтому пришлось усиливаться. Не то чтобы я был против... В отличие от первого раза я тщательно контролировал количество набранной энергии и включил барьер тогда, когда все три компонента сенчакры замерли в неустойчивом равновесии. Мда, жаль,что впрок запасать чакру мира не получается, но мне это как бы и безразлично... Когда Нама сообразил, что я могу собирать природную энергию, не замирая в неподвижности на целых пять минут, где и когда угодно, не нуждаясь ни в каких дополнительных приспособах, он запрыгал как бешеный, вопя что-то типа 'Мы уделали этих жаб!' Кажется, у них с жабьим боссом вышел спор, чей из контракторов тупее, и даже были какие-то ставки... У-у-у, мохнатая скотина!..
  
  Созданная сенчакра разошлась по системе циркуляции, уже привычно усиливая тело и увеличивая мои возможности шиноби. Интересно, так впечатливший Сакуру грим на лице появляется? Как-то не озаботился этим вопросом. А было бы неплохо, Наруто бы обзавидовался, что я крут почти так же, как 'Саске-кууун'!
  
  Под мысли 'о разном' выпустил на быка чакру и сел сосредотачиваться. Хм. В таком состоянии тумана стало еще больше... Зато на самых задворках сознания, в невообразимой дали вдруг мелькнуло несколько тусклых огоньков. Я грустно вздохнул, переживая острый приступ любопытства. Теперь разбираться еще и с этим... Ну ладно, 'Поехали!', как сказал первый космонавт. Правда, в том случае ракета везла Гагарина. Но в Мире Шиноби...
  
  Земля тяжко ударила снизу и животное, как и ожидалось, на ногах не устояло. Заваливалось оно медленно, вызывая ассоциации с извержением вулкана, цунами и прочими хтоническими ужасами. Спрыгнув и спружинив о мягкий серый мох, на котором так приятно спать после сытного мясного ужина, я обошел быка кругом, примериваясь.
  
   - Так... Думаю, в брюхо и в правый бок, который сверху, будет достаточно. У меня карманных кузнецов нет...
  
  Остановился около головы. На меня смотрел тот же самый, серо-фиолетовый глаз. И боль, буквально излучаемая им, не могла принадлежать животному. Я замялся.
  
   - Знаешь... Кто бы ты ни был - прости. Я не знаю, что заставляет тебя так мучиться, но, если бы я мог - обязательно постарался бы избавить тебя от этого... Живое существо, кем бы оно ни было, просто не должно так мучиться. Поэтому... Если мы когда-нибудь встретимся - я постараюсь тебя убить. Поверь - за чертой нет ничего страшного, просто темнота, покой, забвение... и не больно...
  
  Глаз моргнул, будто кивая и уперся в меня уже с новым выражением. Я улыбнулся.
  
   - Значит, 'кто кого', говоришь? Ну вот и у тебя появилась цель. Всяко лучше, чем мучить своей болью окружающих, если они у тебя, конечно, есть.
  
  
  Интерлюдия.
  
   ...Где-то далеко-далеко красивая синеволосая девушка с пирсингом в нижней губе изумленно обернулась, заставив черный с красными облаками плащ разметать полы в стороны, открывая сумеречному дождливому дню картину, которую ему очень редко случалось видеть. Она впервые за долгое время испытала чувство, которое многие назвали бы удивлением. Но это простое слово не могло бы передать всех оттенков ее эмоций. Она смотрела, как оживает прошлое. Глаза ее вечного спутника впервые за много лет были закрыты, а на иссохших губах змеилась улыбка.
  
   - Вот как, да?... А ведь ты прав, неизвестный и очень юный шиноби... Боль на мгновение ушла. Необычно... 'Настоящая свобода это смерть', как будто ты знаешь о чем говоришь...
   - Что случилось, Нагато? - Обеспокоенно спросила девушка.
   - Ничего, все в порядке. Просто появился еще один, кто должен познать всю боль этого мира...
  
  
  Айдо.
  
  
  ... Я отошел ближе к брюху и достал два свитка, оставшиеся еще с Конохи... Ну вот всем ты, Айдо, хорош, а запечатывающие свитки делать так и не научился. Может, просто скучно? Ну да, это не птичек-мутантов харчить.
  
  А вот конкретно эти макимоно были особенными. Начиная с того,что на внешней их стороне было по одному символу, не предусмотренному изначальным проектом... и заканчивая тем, кто был создателем...
  
  Я улыбнулся. Улыбка получилась немного грустной. Я ведь почти не вспоминал о ней, а ведь скучаю... Да, она не поняла меня тогда. Но это всего лишь означает, что ей было не все равно... Интересно, как там Тен-тен сейчас? Не так давно должен был пройти очередной экзамен на чунина, наверное, она его сдала и теперь при встрече будет гордо и немного смущенно на меня смотреть, догнала, мол... Чем она сейчас занимается? Скачет по лесной поляне под задорное 'а капелла' человечков в зеленых штанах о прелестях Силы Юности? Или сидит в мастерской Хаттори-сана на своем любимом месте у окна, уйдя с головой в создание очередного запечатывающего свитка со взаимоисключающими свойствами, по обыкновению немного прикусив губу в задумчивости, а золотое закатное солнце путается в чуть растрепавшихся прядках волос, выбившихся из ее прически за день, создавая вокруг сияющий ореол, подобный ауре чистого света? А, может быть, просто смотрит в окно, думает, вспоминает и мечтает? А я... я все еще помню свое обещание... Мы обязательно поговорим, Тен-тен, ты только... дождись?
  
  Внезапный порыв ветра зашуршал в вышине кронами меллорнов и я очнулся от воспоминаний. Так, не время перебирать в памяти хоть и дорогие, но лишние сейчас события, пора за работу. А за свитки - угощу ее данго при встрече. Надеюсь, ей понравится.
  
  Итак, первый - пошел. Развернул рабочую поверхность от себя, подал чакру... И из белых облаков сплошным дождем посыпались кунаи. Совершенно обычные... За исключением одного маленького отличия - метки Хирайшина на рукоятке. Так, я запечатывал внутрь пару сотен, в бычью кожу они ушли полостью, на такой-то скорости, а бык вряд ли даже почесался от этого. А раз не почесался он... То не обратит внимания и кое-кто еще!
  
  Повторил операцию с нижней ветки ближайшего дерева, для большего охвата бычьей туши и переместился на площадку к пещере. Там уже была вся гвардия Фоливоруса в полном составе. Имен их я до сих пор не знаю, потому что они не считают нужным разговаривать на человеческом языке, а на меня вообще как на пустое место смотрят. Меня это в свое время изрядно удивило, я уж было думал, что все ленивцы веселые и дружелюбные, а появились какие-то снобы. Но сейчас уже привык. По крайней мере, не подставят и в спину не ударят - точно.
  
   - Ну как, Айдо, все получилось?
   - Да, пока что все идет по плану.
   - У нас тоже. Все спрятались настолько хорошо, как это возможно, мы проконтролировали. Лишь бы у тебя все получилось... В этот раз все будет по-другому.
  
  Все действительно пошло не так, как в прошлый раз. Стая была гораздо меньше по количеству, мелких, с человеческий рост, гарпий в ней была едва пара сотен, но вот крупных - не меньше тысячи, а скорее всего - гораздо больше, уж очень плотно они летели.
  
  Стая замерла перед фиолетовой плоскостью Шиши Энджин, традиционно выставленной Стариком, и бестолково замельтешили перед ней.
  
   - Осторожнее. Сегодня с ними летит кто-то разумный... По возвращении не миновать драки за первенство в их гнездилище...
  
  Как раз в этот момент Нама подвесил в воздухе свою увеличительную линзу.
  
   - Айдо, что они делают, ты понимаешь?
  
  Изображение показывало, что гарпии, выстроившись в некое подобие живой очереди, подлетают к барьеру и машут крыльями перед ним, почти задевая маховыми перьями дрожащее марево. Эти, на первый взгляд, бессмысленные действия начали приносить свои плоды. Даже без увеличения было заметно, что барьер постепенно истончался...
  
  Ух ты, как замечательно! Я не удержался и с улыбкой потер левое предплечье. Это, значит, можно и чакру запечатывать? Сколько возможностей сразу открывается... главное - научиться делать это быстро! А Старик не очень-то напрягался, ведь Нама сказал, что нельзя запечатать то, что превышает своей энергией твою. Значит, барьер не монолитный, а Оджи-сан - халтурщик. Впрочем, он ведь в курсе нашего плана, мог и специально так сделать...
  
  Наконец подходящая по размерам дырка в фиолетовой крыше была прогрызена и пернатый поток устремился к лесу. Мелкие твари разделились и поодиночке устремились в разные стороны - на разведку, а все остальные направились к нашей скале. Фоливорус с товарищами сформировали перед собой стенку, чтобы остановить первый бросок, и приготовились делать коробочку, но, в отличие от прошлого раза, летучие хищники не потеряли последние остатки мозгов при виде гор мяса, а, круто свернув прямо перед столкновением, понеслись по кругу прямо перед барьерами, не сталкиваясь с ними, и, судя по отчетливому скрежетанию зубов, донесшихся от ленивцев, явно вне досягаемости одномерных когтей...
  
  Да уж, если мясная диета настолько увеличивает интеллект, что позволяет от тупого и бесполезного навала перейти хотя бы к попыткам подобрать тактику, то я понимаю птичек... Сам бы жрал что угодно в три горла, только бы перестать быть идиотом...
  
  Однако слом привычных рамок из последовательности действий 'я вас убиваю, а вы дохнете пачками' создали явно патовую ситуацию. Гарпии мельтешили перед барьерами, не особо стремясь нападать, а рядом со мной раздраженно порыкивали ленивцы. Ясно, без меня нынче ну прям никуда. Сенчакры мало, но много мне сейчас и не надо - внесем в сцену немного оживляжа!
  
  Раскрутил в ладони разенган и уже приготовился создавать огненную чакру, как сильный удар по руке, кажется, даже когтем (!) сбил мне всю концентрацию. Чакровихрь улетел в небо.
  
   - Айдо, я же просил - никакого огня!
   - Но... Нама, их же иначе не достать...
   - Айдо, ну как ты не поймешь! Ты что, настолько безупречный метатель своей огненной смерти, что никогда не промахиваешься? Добро бы ты неудачно прицелишься вон по той, - указал он лапой на довольно крупное чудище, как раз в этот момент прометнувшееся почти над нашими головами, - а если твой снаряд вдруг полетит туда?.. - Кивок за обрыв.
  
  Я осторожно заглянул за край. На фоне черной листвы коричневые тела заметить было гораздо сложнее. Только то, что кроны беспокойно шевелились под порывами ветра, позволяло более-менее уверенно различать гарпий, двигающихся не в такт...
  
  Я кивнул и тяжело вздохнул. Мрачно уставившись на ладонь, снова раскрутил разенган, чуть подумал и на этот раз попытался добавить чакру ветра. Но результат на этот раз не устроил уже меня самого...
  
  ... Неизвестно, по какой причине - то ли потому, что ветер был для меня второй стихией, то ли потому, что работать с ним было сложнее (а скорее всего, мне просто больше нравился огонь... а ветер что - ну, дует, ну оружие острым делает... так нет у меня оружия, тем более чакропроводящего...), но при пополнении спирального шара этой чакрой у меня выходил какой-то странный уродец... Едва слышно свистящий разенган, разбавленный белыми потоками и с едва заметными крылышками прозрачно-белой ауры с первого мига создания начинал грызть руку, в которой он крутился, разрушая тело изнутри будто миллионами стальных иголок, на клеточном уровне. Причем режим Отшельника этот процесс не прекращал, а только лишь замедлял, позволяя после использования этой техники быстро убрать повреждения. Возможно, такая штука и была бы неплохим подспорьем, но... Работал этот Разенхари* /*хари, hari - игла/, как я назвал технику, только в руке, моментально развеиваясь и высвобождая чакру при попытке бросить (мне хватило одного опыта и полутора суток работы печати 'Восстановления' после попадания в вихрь освобожденной чакры, чтобы сделать однозначные выводы). Заставить свой огненный разенган сжигать жертву изнутри, раздирая ее в клочья, тоже было бы неплохо, да вот только я до сих пор не могу создать в теле одновременно чакру огня и ветра... И даже при попытке просто усилить мое пламя потоком воздушной чакры (нет, все-таки теневые клоны - великая техника. Узнаю, кто создал - закажу памятник автору из свежайших данго и в качестве благодарности даже не съем... сразу. Надо сделать несколько дел, побывать в десятке разных мест одновременно - пожалуйста, думать и концентрироваться сразу на нескольких вещах, не имея мифических и невнятных техник 'потоков сознания' - нет проблем. Памятник, однозначно), как оно и полагалось бы по кругу стихий из учебника не получалось - между огнем и ветром словно бы простиралась невидимая, но очень глубокая пропасть, не дающая им смешаться и поглощавшая все мои усилия...
  
  Так что сейчас в моей руке крутилась именно эта бешеная юла, постепенно подтачивавшая мне руку. Я продолжал хмуриться, глядя на нее. Ну и чем она может мне пригодиться? Техника работает только при контакте, противники летают далеко... Попросить Фоливоруса меня... эээ... бросить? Так изображать минометный снаряд желания нет никакого.
  
  Получается, что я тихо и незаметно стал настоящим Узумаки, полностью зависящим от печатей, и настоящим фуин-мастером, который становится беспомощным в ситуации, к которой не готов и для которой у него не припасено пары-тройки печатей? А ведь так и есть... Огнем пользоваться запретили, Хирайшином сейчас - разве сбежать, печати против призывных животных неэффективны - проверено, даже оружия нет. Плюнуть на все, достать тетрадку и начать разрабатывать новый фуин? Так это практически расписаться в собственной беспомощности - кто мне в бою минутку для 'ликбеза' предоставит?.. Думай, голова, думай, новый протектор куплю...
  
  Стоп... А почему это у меня нет оружия? Вон, на правой ладони как раз, смотрю на него... Меч, конечно, из чакры, но ведь это и хорошо! Как я уже успел убедиться, чакра чакре рознь. Так... Огонь у нас под запретом, значит, ветер... А для этого разомкнем контур печати, делаем прямое наполнение из системы циркуляции, закрепим результат и...
  
  Я едва успел отвернуть ладонь от лица, шестым чувством поняв, что, хоть чакра и моя, с ЭТИМ вариантом меча шутить шуточки типа резки салата не стоит... В ладони удобно устроилось белое полотно шириной в пол ладони и длиной в метр. По боковой плоскости проносились белесые вихри. Туман иногда расходился до почти полной прозрачности и почти можно было различить, что находится с другой стороны лезвия, а иногда сгущался до практически каменной твердости. А вот толщину определить не вышло, на грянях лезвие истончалось до полной неразличимости...
  
   - Ну и что же это у нас получилось? - Нама повернулся на звук моего голоса и удивленно распахнул глаза.
  
  Задумчиво повел рукой с мечом вправо-влево. Из белого марева вынырнула тонкая синяя струна и рассекла воздух передо мной. Полотно, составляющее лезвие, последовало за синим лучом с небольшой задержкой...
  
   - Интересненько. Наверное, это что-то означает... А попробуем-ка мы... - С этими словами я поднял руку и от души махнул мечом в сторону обрыва. С лезвия сорвалась белая полоса, которая с еле слышным свистом понеслась вперед, быстро удлиняясь. Она летела по прямой куда-то в небеса... Но так вышло, что у некоторых из здесь присутствующих карма была сильно испорчена, и путь вихревого полотна, выросшего до десяти метров в длину, пересекся с траекторией неудачливой гарпии. Свист резко усилился, на смену ему пришел мгновенный треск и придушенный вопль.. И две половинки гарпии, орошая небо кровью и некрасиво лохматясь кусками разодранной плоти на краях разреза, медленно полетели вниз...
   - А ты еще на что-то годишься, старичок... - Пробормотал я, но голос заглушил ленивец.
   - Ух ты! Это еще одна новая техника! Айдо, да ты просто гений! Только не зазнавайся особо! Ты придумал, как назовешь? У тебя получаются замечательные названия! Расскажу Гамабунте - с хохоту помрет!.. Ой...
   - Вот ты, значит, как? - Улыбка сама собой вылезла на лицо. - Знаю, знаю, есть у меня такой недостаток... Но активатор должен быть пафосным и непонятным, чтобы повергнуть врага в ступор. А насчет этой конкретной техники... - Я вспомнил бахрому плоти в месте разреза и внутренне поморщился. - Четыре минуты на активацию без слов, это целая вечность. Хотя я в основном печать переделывал... Но все равно долго, так что 'Фуутон: Казекама'* /Серп Ветра/ - вполне подойдет. И не смей смеяться, пока я слышу. А теперь, - покрутил рукой, разминая плечо, - надо провести полноценные испытания...
  
  Мои серпы оказались той самой причиной, на основании которой благоразумный командир отдает приказы об отступлении. Активировать технику нужно было только один раз, а потом знай махай мечом да подавай чакру. Однократно заправленной печати хватало на четыре лезвия, а затем приходилось прерываться и снова создавать чакру ветра. Но, думаю, с опытом я смогу делать это почти без заминок... Потеряв примерно половину личного состава в свалке, которую породили попытки птичек увернуться от моей техники, приближения из-за этого к бдительным ленивцам и мелькание их барьерных когтей, гарпии потянулись обратно к дыре в Шиши Энджин.
  
  После того, как освободился обзор, мы первым делом посмотрели на место, где стоял бык. Я скрестил пальцы в ожидании... и победно улыбнулся, когда в линзе Намы отразилась окровавленная поляна с перепаханной почвой... и ни одного моего куная во всем поле обзора.
  
   - Ну вот и все. Как я и думал, они не стали обращать внимания, что их нынешняя жертва не похожа на ленивца, и не рассматривали куски, которые от нее отрывали. Теперь я смогу добраться к их гнезду. Я отправлюсь завтра утром, когда они уж точно доберутся к своему логову и совершенно точно сожрут мясо, повыкидывая невкусные железки... Некоторое количество печатей, конечно, будет повреждено, но не зря же я нафаршировал быка железом? А пока намерен хорошенько выспаться. И да - я иду один. Не хватало мне еще за вами присматривать, в крайнем случае - удеру.
   - Айдо. Я рад, что твой план сработал, но скажи... Что ты планируешь делать дальше, когда доберешься до места?
   - Не переживай, Фоливорус. Если конкретно - не знаю, по обстоятельствам будет видно. А если глобально - конечно, убью их всех, во имя Силы Юности! - Ослепительно улыбнулся опешившему ленивцу и отправился в пещеру. Там, в куче выдранных перьев, было оборудовано очень удобное гнездышко, в котором мне не мешал спать даже постоянный взгляд Старика...
  
  Следующий восход солнца уже не застал меня в лесу.. Вокруг простирался исполинский скальный кряж, являющийся частью горного хребта, уходившего за горизонт в необозримые дали. С места, где я стоял, не было видно ни единого намека, что Черный Лес хоть где-то в пределах досягаемости.
  
  'Опять меня занесло неведомо куда. Однако, в таком каменном хаосе без крыльев, пожалуй, и не выжить. Понятно, почему гарпий так много - никакой враг сюда не заберется, а заберется - не найдет...' Я бы и сам никогда не нашел эту громадную пещеру, потому что только в том маленьком, зажатом скалами пространстве, которое я мог видеть, подобных каменных щелей были сотни. Но, к сожалению, местных, на каждую хитрость всегда найдется еще большая хитрость, поэтому я стоял возле большой кучи кунаев, покрытых кровавыми потеками. Тут были далеко не все, но все же я, украдкой оглянувшись, взмахнул левой рукой, запечатывая их. Нечего разбрасываться добром... а помыть можно и попозже.
  
  Зев пещеры встретил меня первозданной пустотой. Казалось, покой этого места никогда не нарушала нога... или лапа живого существа, и лишь едва слышный звук, доносившийся из глубины, нарушал это впечатление. Я немного нервно улыбнулся, создал парочку клонов так, на всякий случай, и отправился дальше.
  
  Неожиданно коридор раздался в стороны. Я остановился на пороге огромной полости в скале. Потолок, сквозь трещины в котором сюда проникал рассеянный свет, тут, пожалуй, был даже пониже, чем в пещере седого ленивца, но вот само помещение тянулось вдаль насколько хватало глаз. Стены были усеяны каменными выступами и на всех них, будто гигантские куры на насестах, разместились гарпии. Ближе к выходу сидели те, кто поменьше, и чем дальше вглубь, тем птахи были все больше и больше. Заблаговременно заправленный сенчакрой, потому что скорость активации печати все еще была за гранью любого боя, я чувствовал в глубине пещеры невидимых сейчас живых существ... и слабый ветер природной чакры, на несколько порядков слабее, чем Черный лес...
  
  'Ты здесь'
  
  Я завертел головой, ища говорившего.
  
  'Иди сюда и исполни то, зачем пришел'
  
   - Зачем я, по-твоему, сюда пришел? И покажись, наконец, неудобно разговаривать с невидимкой. Где ты? - По пещере прокатилось движение. Ближайшие существа, а за ними и все остальные, волной вглубь пещеры, вытаскивали головы из-под крыльев и поворачивались ко мне. Смотреть в два почти человеческих глаза на птичьих черепах было жутковато.
  
  'Ты появился, чтобы стать моим клювом, дробящим черепа врагов, моим когтем, выпускающим кишки добычи. Правым крылом и третьим глазом. Первым среди нас и вторым после меня. Ты здесь, чтобы заключить контракт!'
  
   - Эй-эй, не спеши так! У меня уже есть контракт, тебе известно, что он заключается только один раз и навсегда? Да и не прельщает меня участь превращаться в часть тела непонятно кого. Покажись.
  
  'Хорошо. Смотри!'
  
  В глубине пещеры наметилось движение. С пола поднялись залежи пыли, выпавшие перья... и кусочки высохшего птичьего помета. 'Фу, как мерзко - гадить под себя! Ну точно куры!' Ветер все усиливался, и, наконец, из-под потолка в центр, последний раз взмахнув огромными крыльями, спланировала покрытая серыми перьями туша. Я успел заметить лишь огромный, загнутый крючком клюв и глаз пронзительного голубого цвета, как все гарпии, покрывавшие стены, внезапно сорвались с места и устремились к вновь прибывшему, укрывая того сплошной стеной своих тел.
  
   - Хм. Королева, я полагаю? Вы так старательно прячетесь от меня, что я не смог вас рассмотреть... да это и не важно. Что вы там говорили про контракт?
  
  'Я чувствую, что сейчас ты привязан к нашей добыче, этим кускам сочного мяса, которое так хорошо прячется. Еще один контракт можно заключить, если не останется никого из предыдущих. Когда ты звал первый раз, ты был слаб, ты не мог провести к себе даже слабейшую из моих дочерей. А сейчас ты силен, ты узнал секреты мяса и вкусил нашей плоти. Новая королева всегда пожирает предыдущую, обретая власть над своими сородичами, а ты можешь слышать меня, можешь пользоваться нашей способностью вырывать и использовать нужную часть мира. Ты должен пройти тот же путь, чтобы стать равным мне! Уничтожь мясо, пожри их плоть, обрети силу двух видов и мы населим весь мир нашими детьми!'
  
   - То есть, если я тебя правильно понял, ты слышала мой свободный призыв? Но только Нама решился прийти за счет собственной чакры, а вы не посчитали нужным тратиться? И после этого ты думаешь, что я с радостью убью тех, кто поверил в меня? А твое последнее предложение... Мля... - С трудом подавил рвотный позыв, стоило только на мгновение представить, что я... Да ни за что!
  
  'Тогда ты умрешь, глупец! Последний раз предлагаю тебе - убей их всех, сожри и приди ко мне!'
  
  Стена перьев передо мной зашевелилась. Расправились крылья, приоткрылись клювы, и по пещере разнесся многоголосый клекот...
  
   - Знаешь, когда я шел сюда, я на самом деле не думал, что мне придется делать это. Я хотел немного разобраться, что вы есть, может быть, просто напугать, чтобы вы больше не летали в Черный лес... В конце концов, рядом огромные дикие территории, по которым бродит неразумное мясо. Но... Мне уже неинтересно, ведь никакая доброта, никакие высшие цели не стоят того, чтобы перестать быть человеком. Я должен сказать тебе спасибо. Мне тут недавно кое-что приснилось...
  
  Время замедлилось. Я не активировал символы, печать 'Скорости Света' осталась непотревоженной, но гарпии из кучи в центре пещеры взлетали плавно, будто во сне. Я оглянулся на клонов за спиной. Оба кивнули мне уставились на свои руки, концентрируясь. На секунду мне показалось, что в их глазах мелькнули красные искры....
  
  Концентрация продлилась недолго. В ладонях правого клона заметался огненный столбик, у левого - завертелся вихрь. Посмотрев на гарпий, как раз сейчас разворачивающихся, чтобы броситься, усиленно вспоминал почти стершийся в памяти сон. Вот сейчас...
  
  К правой лопатке прикоснулось и потекло внутрь жидкое пламя. Левую обдало холодным шквалом, изорвавшим одежду. Я вспоминал и не мог вспомнить, чувствуя, что вот сейчас эти два разрастающихся потока соприкоснутся, дрогнут... и разорвут меня напополам, отталкиваясь и не в силах слиться воедино, но вдруг...
  
  Внутри меня словно возникла маленькая теплая искорка. Она заполняла пустоту между двумя реками энергии, тянулась навстречу мне и им, поддерживая, направляя и что-то шепча. Шепот становился все отчетливее и отчетливее, все громче и громче, постепенно перерастая в рев, и я вспомнил, что Я... ТЫ... ОН... СЕЙЧАС СДЕЛАЮ... ЕШЬ...ЕТ!
  
  Грудь изнутри жгло и раздирало одновременно, но это ничуть мне не мешало. Я глубоко вдохнул, по привычке, потому что воздух уже не имел ко всему происходящему никакого отношения, и выдохнул все, что сейчас бурлило во мне.
  
  Изо рта рванулся ветер. Он был очень горячим... и ярким, как солнце в зените самого жаркого летнего дня в году. На него было больно смотреть, но я не закрывал глаз, видя, как сияние медленно, а на самом деле стремительнее всего, что можно было бы вообразить, вытекает из меня, заполняя все доступное пространство... Как на попавших в него птицах мгновенно вспыхивают и... нет, не горят, а сразу же, без малейшего намека на пепел, испаряются перья, кожа, плоть, скелет... Как оно растет все глубже и глубже в пещеру, как постепенно гаснут те огоньки жизни, которые теплились там, где я не мог видеть их глазами...
  
  Природная чакра, послужившая мостом между двумя стихиями, перестала течь из самостоятельно закрывшейся печати (а когда я ее, собственно, открыл?..) и я по наитию, разрывая до кровавых трещин неведомо как стянувшуюся кожу лица, на выдохе произнес:
  
   - Солнечный ветер... Но Дзюцу.
  
  Последняя часть названия показалась откровенно нелепой, как паранджа на девушке, загорающей топлесс, и я смущенно умолк.
  
  Выбравшись из пещеры, я присел на первый попавшийся камень и бездумно уставился в синеющее между горных пиков небо. Еще совсем недавно, я, уничтожив одной техникой, по приблизительным оценкам, около полутора тысяч не самых слабых живых существ, явно нашел бы, о чем побеспокоиться и переживать... Но сейчас все чувства будто вымел все еще не утихший в моей душе солнечный ветер. Он... да, он улыбался мне. И я улыбнулся ему в ответ...
  
  
  
  Посвящается доброму и хорошему человеку.
  Благодарю за отзывчивость и помощь.
  В этой главе вы вряд ли найдете что-то о себе.
  Но я льщу себе надеждой,
  Что от этого читать с меньшим удовольствием не станете.
  Просто большое спасибо.
  
  
  
  Глава 19
  
  
   - Значит, все-таки уходишь? - Мелкий ленивец честно попытался состроить грустную физиономию, но быстро бросил это дело и улыбнулся во всю пасть.
   - Я надеюсь, ты улыбаешься не потому, что я перестану тебя гонять на тренировках? Не забывай, ты - Призыв великого сеннина Узумаки Айдо, четвертого в известной истории и первого из нового поколения, видеться мы будем частенько! Тебе ведь известно, что большая сила порождает большую ответственность? Так что тренироваться тебе - до полного поседения шерсти и желания забиться в пещеру!
  
  Рядом громоподобно хмыкнул Старейшина.
  
   - Айдо, я тоже считаю, что тебе стоит остаться. Хоть ты и освоил два барьера одновременно, но их размер... О двумерном я вообще молчу... Тебе есть еще чему поучиться. Да и с местом обитания гарпий вопрос не решили... - подключился Фоливорус.
  
  Кроме него, Старика и Намы, в пространстве между меллорнами, которое в приличных лесах называют поляной и на котором я впервые появился тут, где не ступала нога человека, никого не было. Больше никто не пришел меня проводить. Но это меня не волновало. Я поднял голову и подмигнул полосатому сумраку под иссиня-черными кронами. Техники, барьеры... Все это важно, конечно, но то, что больше всего мне нужно, они дали мне и так. Наверное, в этом и есть главная цель в жизни?..
  
   - Фоливорус, прости. Мне очень нравится здесь, вы меня многому научили. Недавно я понял, сколько же вы, особенно вот этот мелкий, сделали для меня... - Нама заулыбался еще шире, хотя, с точки зрения законов природы, это казалось невозможным. - Но... Я, конечно, мог бы наговорить тебе сейчас много умных слов, но твой мозг все-равно больше моего по размеру, поэтому... У меня никогда не было настоящих друзей, очень долгое время, гораздо дольше, чем тебе может показаться. Вон Оджи-сан может подтвердить. Я просто соскучился и хочу... домой. - Вот блин, что они об мне подумают? Раскис я что-то... Это девчонке положено душу изливать... - Не обращай внимания, это я так.
   - Привязанности, дружеские чувства и доброта - не слабости. Чем раньше ты это поймешь, тем быстрее станешь настоящим человеком, который имеет право принимать решения о чужой жизни и смерти. Как это и положено настоящему шиноби, а не могущественным маньякам-убийцам, которыми буквально заполонен ваш мир. Ладно, не красней, мужчины должны скрывать чувства, чтобы ими не воспользовались. - И эдак со значением хмыкнул, будто считал, что в этой фразе содержится тонкая ирония. Ну а что такого? Все правильно вроде... - Так что там с источником? Признаться, это очень интересный вопрос. Дело в том, что мы с подругой очень хотим второго сына, а наша очередь подойдет только через триста лет... - Огромный зверь смущенно потупился. - Новое место жительства могло бы решить проблему. Там чакра мира не связана, а в пещерах, говорят, растут грибы...
  
  Я с интересом взглянул на него.
  
   - Слушайте... А я ведь только что сообразил... Я тут живу почти год, а ведь ни разу не видел не то что ни одного... мм-э-э... детеныша - понятно, что их очень мало, но и ленивцев-... э-э-э... хм... мм-а... девушек тоже. Как так получилось?
   - А вот они тебя видели. И даже сказали, что ты довольно симпатичный - для мелкого лысого прямоходящего, конечно!
  Даже не поворачиваясь, я узнаю тебя из тысячи, Нама. И вовсе не потому, что в этом лесу особо некому разговаривать!
   - Видишь ли, Айдо. У наших подруг редко бывает боевая специализация, поэтому они почти все время маскируются. Это уже рефлекс, с самого детства. Их ведь меньше, и они гораздо важнее для всех нас... Поэтому ты и не смог никого из них увидеть, у нас самих, и то лишь изредка получается. - Ленивец ухмыльнулся. - Но ты еще слишком мал, чтобы знать такие вещи.
   - И ничего я не мал, у меня, если хочешь знать, девушка есть!.. Или была?.. Или будет?.. - Запутавшись в определениях понятия 'девушка' и межмировых кармических парадоксах, что оказалось лишь чуть менее сложным, мысленно плюнул и быстро перевел тему. - Но ведь никакая маскировка не может быть совершенной, а гендзюцу на меня не действует...
   - Ну вот, а ты уходить собрался. - Добродушно улыбнулся гигант. - Учиться тебе еще и учиться. Ладно уж, покажу. Но с тебя рассказ, что ты хочешь делать с источником. Смотри!
  
  Ленивец неторопливо поднялся на задние лапы, сложил когти в странную фигуру и внезапно резко хлопнул себя по бокам. Из его шерсти разом поднялась туча мотыльков, которые доставили мне пару неприятных секунд при первом визите сюда. Облако насекомых полностью скрыло в себе ленивца. Затем мотыльки разом расправили крылья, взмахнули ими, серо-коричневое, под цвет их крыльев, облако сжалось, устремляясь к центру... И на месте тридцатиметровой туши ничего не оказалось. Только глубокие следы в моховом ковре говорили, что на этом месте стоял кто-то тяжелый.
  
   - Ну как? Это тебе не какая-то маскировка! - Опять возник неугомонный Нама. - Справедливости ради скажу, что так получается далеко не у всех, но Фоливорус недаром самый сильный и опытный из нас. Ну что, найти не получается?
   - Подожди, не отвлекай. - Напряженно пробормотал я. В произошедшем был вызов, ведь, что получилось у одного - всегда может повторить кто-то другой... А опять оставаться без руки мне что-то не хочется! Начнем с простого. - Кай!
   - Не старайся. Это не гендзюцу, вернее, не обычное гендзюцу. Мотыльки разделяют нашу чакру на компоненты. Инь - используется для невидимости, Ян они поглощают для себя, а взамен делают иллюзию почти материальной. К примеру, если ты начнешь пускать ветер, надеясь по вихрям отследить место, где он стоит, у тебя ничего не получится. Мотыльки пропустят воздух сквозь рой, аккуратно перенаправляя его и не позволяя задерживаться. Та же история с песком, например... А чего-то потяжелее , типа камней или ваших железок Фоливорус и сам ждать не станет, просто отодвинется, дураков нет...
  
  Каюсь, объяснения я слушал краем уха. Чакра... Значит, это можно использовать. И, ради собственной безопасности, его надо найти! Ладно, пойдем по более сложному пути. Кандзи 'видеть' лег на ладонь. Стали отчетливо заметны завихрения воздуха под гуляющим меж деревьев ветерком, шевеление листьев, легкое колыхание мха, но... никаких следов ленивца!
  
   - И даже в потоках чакры не увидеть, даже если бы ты это и умел. Вся чакра используется внутри роя, а наружу выходит лишь результат...
  
  Я крутил головой, до рези вглядываясь в поляну, ведь ЭТО НУЖНО ТЕБЕ... МНЕ?.. Я... ТЫ... ОН БУДУ...ЕШЬ...ЕТ СМОТРЕТЬ! СМОТРЕТЬ И ВИДЕТЬ!
  
  Глаза кольнуло мгновенной болью, и мир изменился. Он расцветился доселе неведомыми красками и заиграл новыми оттенками. Нет, я не начал видеть системы циркуляции и скопления чакры живых организмов, как могут Хъюги, или движение и взаимодействие энергии, как по слухам, воспринимают мир Учихи. Просто лес наконец обрел свою суть и стал ЛЕСОМ, дерево ДЕРЕВОМ со всем, что с ним связано... А Фоливорус - Фоливорусом! Он стоял метрах в пятнадцати от места, где использовал твою технику, окруженный ореолом из мотыльков, и улыбался.
  
   - А я тебя вижу! - Выдохнул я, давя желание устало опуститься на такое мягкое и приятное мшистое одеяло. Не знаю, что это сейчас было, но эта штука явно не для людей, ведь я видел все... Нет, не так - ВСЕ. Нет... не могу подобрать слов, даже для себя самого, вот же...
   - Правда? - На фоне деревьев проступил силуэт ленивца. - Признаться, ты не перестаешь меня удивлять...
   - Айдо, что это было? Опять какая-то новая техника? Ой... Что у тебя с глазами? Они красные... И зрачок... - Нама беспокойно смотрел на меня.
   - Да? - Я с силой провел ладонью по лицу. - Наверное, от перенапряжения сосуды полопались, сейчас пройдет. Я в порядке, самолечение у меня уже в рефлексы вбито. Лучше расскажи, как можно научиться такой полезной штуке?
   - Ну, для начала тебе нужно завести в своей шерсти насекомых, это ведь их способность. А мы пользуемся. - Улыбнулся успокоившийся ленивец.
  
  Меня передернуло. Нет уж, благодарю покорно! Я уж лучше по старинке, маскировкой. При одной только мысли, что на мне будут жить полуразумные существа - пардон, тошнит. А если, не попусти Рикудо, кто предложит поселить внутри меня каких-нибудь волшебных чакрочервей - убью сразу, чтобы еще до чего-нибудь не додумался.
  
   - А я уж было собрался остаться, чтобы учиться дальше. Но теперь... Нет, спасибо, развлекайтесь со своей живностью сами. Фоливорус, насчет источника. Я завалил вход, так что к нему никто не доберется. Место, где расположена пещера, по-прежнему не знаем ни я, ни вы, оттуда не было видно ничего похожего на этот лес, пешком не дойти. Так что потерпите пару лет, чтобы меня хватило на перемещение хотя бы десятка из вас, поодиночке там оставаться опасно.
   - Ну, пару лет - это слишком оптимистично. Скорее, мы вернемся к этому разговору через пару десятков. Но все равно, это не триста, так что потерпим. Спасибо, Айдо, ты дал нам шанс...
   - Да ну, не за что... Вы бы и сами справились, просто через пространство прыгать не умеете... А теперь... Нама, отправляй меня обратно!
   - Погоди секунду... Оджи-сан. Оджи! Старик!!
  
  Ответом ему был лишь всхрап, казалось, колыхнувший даже неохватные стволы.
  
   - Вот же... Фоливорус, пни его. Только осторожнее, он нам еще пригодится!
   - Хр-р-р... А? Что? Где это мы? Почему мы в лесу?
   - Не притворяйся, ты не так часто выбираешься из пещеры, чтобы все забыть. Айдо уходит, давай доставай уже! Видишь ли, - это уже мне, - после окончания обучения на Отшельника принято что-то дарить контрактору. Конечно, обучение ты далеко не окончил, но, раз уж мы тебя отпускаем... Обычно дарят плащ Отшельника, у жаб, например, такие всегда в запасе лежат. Но мы и плащ... Сам понимаешь, в общем... - Нама поднял передние лапы с тридцатисантиметровыми когтями, будто приглашая их внимательно рассмотреть. - Это Шима-сан может себе позволить увлекаться шитьем. Поэтому мы решили подарить то, что теоретически может пригодиться. Причем именно тебе. В молодости старик был не таким большим, как сейчас и интересовался окружающим гораздо сильнее. Это сейчас он спит все время, а раньше даже новые техники создавал. Так что...
  
  Как раз в этот момент Оджи-сан пошевелил левой лапой... и прямо в мох торцом ткнулся свиток. В лапах Старика он был бы похож на обычный свиток запечатывания... если бы не его семиметровая высота. Седой ленивец аккуратно подцепил бумажный край и одним движением развернул макимоно на весь размах своих немаленьких передних лап.
  
  Я замер, во все глаза рассматривая содержимое. По белой поверхности змеились ровные ряды строчек. Тут были кандзи, знакомые, незнакомые, и вовсе непохожие на самих себя, какие-то неведомые символы, печати, оборванные на середине и разложенные на составляющие, линии, перетекавшие одна в другую... Все это покрывало бумагу сплошным ковром, оставляя в середине просвет от верхнего до нижнего края и метров в пять в ширину. И на этом самом месте расположилась печать.
  
  Это был самый сложный фуин, который я когда-либо видел... По сравнению с этим рисунком мои печати выглядели как чертежи коленвала в изометрической проекции рядом с 'Джокондой' Леонардо. На втором десятке концентрических окружностей я сбился со счета, а от обилия разнообразных символов натурально рябило в глазах. Попытавшись хотя бы вчерне прикинуть, что же эта печать делает, опираясь на четко и подробно прорисованное взаимодействие элементов, заработал себе натуральный вывих мозга. А в том, что написано вокруг печати, я не смогу разобраться никогда. И традиционная бутылка тут не поможет, хоть море саке выхлебай, а выше головы не прыгнешь...
  
  С оторопью поднял глаза на ленивцев.
  
   - Эт-то что такое?.. Зачем мне это надо?.. Кто все это написал?.. Как это может мне пригодиться?
   - Это результат моего давнего знакомства с Огамасеннином... - Старик был непривычно задумчив. - Когда-то я решил попробовать разобраться со своими способностями и попросил его в этом помочь - хотел научить всех своих абсолютной защите, чтобы нам больше не пришлось бояться. Результатом стало то, что ты видишь перед собой.
   - Так это...
   - Да. Это фуин 'Четвертого измерения', которое Нама называет 'не здесь и не сейчас'. На самом деле это работает немного не так... Прости его за эти громкие слова. Когда он стащил у меня свиток, чтобы доказать, что он уже вырос и сможет стать сильнее всех, освоив эту способность, он чудом не сошел с ума, и с тех пор гордится своим достижением...
  
  Я медленно повернулся к своему другу.
  
   - Знаешь, Нама... Эта история мне почему-то очень знакома... Что ж, теперь я буду знать, какому именно уровню соответствует твой интеллект. Плюс, до конца своих дней теперь буду гадать - повезло ли вам, что Джирайя сразу дал Наруто контракт жаб или не повезло - мне. Все же от судьбы не убежать, и я таки оказался связан с хулиганом и раздолбаем. Только не говори, что твоя любимая еда на самом деле - рамен...
   - Да ладно тебе... - Был бы ленивец кротом - точно зарылся в землю. - Этой истории уже лет сто. Только для старика все как вчера было...
   - Ох, помру я с такими родственниками и друзьями в пятнадцать-то лет - от стыда... Ладно, и чем этот свиток для меня может быть полезен?
  
  Если отбросить в сторону шуточки и подначки, нужно признать - в барьерах до ленивцев мне как до луны пешком. Поэтому и ухожу, что основной прогресс уже позади, а тренироваться можно и самому. И если даже Нама чуть не умер от этой техники, то мне и подавно...
  
   - Ты невнимателен, Айдо. Свиток пригодится 'тебе', а не 'для тебя'. Все это написано соком деревьев этого леса. Они проводят энергию, а ты не раз демонстрировал свой талант. Попробуй.
  
  В голове забрезжило смутное подозрение. Подойдя вплотную к свитку, пустил в указательный палец чакру, прикоснулся к печати и потянул руку к себе. Кусочек фуин отчетливо приподнялся над бумагой. Я испуганно отдернул руку.
  
   - Погодите-погодите... Это что же, печать настолько сложная, что само это понятие для нее неприменимо... То есть клон не удержит, ритуал для переноса мне не создать, мастеров фуин с такими же, как у меня, способностями, никто не видел уже очень давно... Получается...
   - Да, Айдо. Ты или твои друзья сможете использовать ее один раз так, как посчитаете нужным. Или же... Ты сможешь подарить ее тому, что хочешь защитить. Месту... или человеку. Придется потрудиться, но это тебя вряд ли напугает.
   - М-да... Ну вы, ребята, и шутники... 'Человеку', надо же... Тут простую 'силу' боишься кому-нибудь поставить, чтобы потом с потоками крови и хрустом мышц отбирать не пришлось, а вы... Впрочем, он, кажется, с того раза поумнел. Сейчас бы я, пожалуй, и рискнул... Ай, ладно, - махнул рукой, - уговорили - беру!
  
  Оджи-сан отпустил край и свиток быстро свернулся обратно в плотный рулон. Я сосредоточился, напрягся... и поднял левую руку. Свиток исчез, а я испытал ни с чем не сравнимое ощущение, будто в меня запихнули громадный угловатый камень, и при малейшем движении его острые края разорвут мою тоненькую оболочку изнутри. Но постепенно все прошло. Ф-фух, впредь надо бы поаккуратнее с экспериментами, а то и вправду того... лопну.
  
   - Ну что, ты готов, наконец-то? Прощаться не будем, все равно скоро увидимся, с твоими-то талантами влипать в неприятности. Все, соберись, поехали!
   - До свидания, Оджи-сан, Фоливорус! Большое спасибо за все, чему вы меня научили! Я раскачаю резерв как можно сильнее и перене... Э-э-э... Погоди-ка, Нама... Ведь отсюда к нам можно попасть только через Призыв, это обратно вы сами по себе можете... Ты тут, я тут, так как же ты меня отправить собрался? И куда?
   - Ну-у-у, Айдо-кун... - Выражение морды ленивца выражало только озабоченность предстоящей процедурой переноса и легкую грусть от расставания, но я верхним чутьем уловил чудом сдерживаемый хохот и не на шутку насторожился. - Видишь ли... Колодцев для перемещения в определенную точку тут нету, не выкопали. Контрактор там, куда нам надо, тоже отсутствует, так что придется по старинке, как в первый раз, за наш счет. Так уж и быть, для своих бесплатно.
   - Э-э-э... Ладно, а куда переместишь-то? - Чувство приближающихся неприятностей все нарастало.
   - Как это куда? - Ленивца начало корчить от хохота, но выражение морды по-прежнему было серьезным донельзя. - Сейчас нам доступно единственное место - рядом с наибольшим количеством чакры контрактора, конечно!
   - Ну хорошо тог... Эй, погоди! Ведь самое большое количество чакры, которое я там оставил - это!..
   - Верно! - Уже не скрываясь, захохотал ленивец. - Это моя месть за шерсть на макушке! Передавай неожиданный привет!
  
  Я прыгнул в отчаянной попытке прервать технику, но, как видно, Наме было глубоко безразлично, стою я или двигаюсь во время призыва. Последнее, что я услышал в этом лесу, было: 'Жаль, я лично этого не увижу. Кучиесе Но Дзюцу!' И все скрылось в белых облаках...
  
  Ну ленивец, ну гадина! Так подставить! Я бы вот не обрадовался, если бы мне на голову без предупреждения начали валиться люди, так с чего он решил, что сейчас будет по-другому! Наверное, стоит устроить с тобой занятия по тайдзюцу. Будешь моей макиварой!
  
  Сам момент переноса, как обычно, был неощутим. Мой прыжок, начатый в лесу, окончился падением на какой-то забор, жалобно хрустнувший и развалившийся на куски подо мной.
  
  Я несолидно завертел головой. Странно, но белые облака рассеиваться не спешили, лишь истончаясь и постепенно переходя... в пар? Интересненько, и куда же это меня занесло? Хотя... Гораздо интереснее, где это в мое отсутствие бродит эта непослушная девчонка? Я же говорил Шину далеко ее не отпускать. Хоть и шиноби, но все-таки...
  
  Из тумана вокруг постепенно проступали детали обстановки. Край бассейна с водой, курящейся паром, смешивающимся с дымом паразитного чакрасброса, нагромождение грубо отесанных камней по его берегу. Забор, на котором я стоял, оказавшийся легкой бамбуковой загородкой, что-то подозрительно мне напомнившей... Со всех сторон смутно слышались голоса и плеск. Он постепенно становился отчетливее, а в голосах появились беспокойные нотки. И, наконец, когда чакрасброс практически развеялся...
  
   - КЬЯ-А-А-А! - Визг по мощи и разрушительному воздействию мог сравниться с ревом Фоливоруса в его лучшие дни, но мне уже было глубоко безразлично все происходящее, потому что...
  
  Наверное, она как раз в этот момент собиралась войти в чашу горячего источника, потому что около ее ног на каменном бортике лежало небрежно сброшенное белое полотенце. Но происходящее заставило ее замереть неподвижно.
  
  Она стола в пол оборота ко мне, немного отвернув голову в сторону наиболее громких визгов. Наверное, мне стоило что-то сказать или сделать, но я был не в силах пошевелиться. Весь внешний мир провалился в тартарары, перестал существовать и растворился в огне Армагеддона, а я не мог оторвать взгляд от своего лучшего друга и одновременно самого могущественного в данный миг врага - крохотной водяной капельки, которая неспешно, будто издеваясь, ползла по изящной шее, ловко огибая прилипшие красные прядки, скатилась на высокую упругую грудь, задержавшись у аккуратного розового соска... О, Ками... Капля, наслаждаясь своей властью, продолжила пытки, обрисовав едва заметным влажным следом упругий животик и точеную талию... Мои мышцы превратились в несокрушимый монолит, дыхание остановилось, дабы ни единая молекула воздуха не прервала путь капельки... которая, в последний раз насмешливо сверкнув, скрылась на внутренней стороне стройной ножки, высветив безупречную форму бедра... Едва различимый влажный след шептал, что по его пути должны проследовать губы, а собратья капли-первопроходца подсвечивали бриллиантовым блеском матово-белую кожу, намекая, что их стоит убрать нежным прикосновением, чтобы не ослепнуть...
  
  Таюя, наконец, вычислила источник беспорядка и перевела взгляд на меня. В ее глазах метнулся испуг и смущение и она стремительно, взметнув красный водопад волос, развернулась ко мне спиной. По ней так хотелось провести рукой, оставляя след среди блестящих капель, ведущий все ниже... ниже... ниже... Прямо к... О-о-о, Ками-сама и пресвятой Рикудо! Пожалуйста, помогите мне! Не прекращайте это никогда! И вообще, чего ради вы приперлись ко мне в голову в такой момент?!
  
  На лицо с отчетливым скрипом мышц сама собой, без участия парализованного и явно наслаждающегося этим состоянием мозга заползла глуповатая улыбка. Она осталась там, когда в поднятых руках девушки сверкнуло что-то, заслоненное ее совершенным телом... Висела, когда Таюя резко, но чуть замедленно развернулась, будто таща за собой что-то тяжелое... Не ушла, когда взгляд со скрежетом соскользнул с фигуры девушки в новом ракурсе на взметнувшийся надо мной огромный, полупрозрачный и отблескивающий синевой молот с рукоятью в три моих роста... Сохранилась, когда молот пошел вниз, а в глазах Таюи, куда я наконец сподобился заглянуть, мелькнуло узнавание и нарастающая паника от того, что она не успевает остановить удар... Под рушащейся на меня тяжелой даже на вид полуметровой болванкой я обдумывал только одну мысль: 'А смотрится-то эффектно... Настоящая железка таких размеров замечательно бы оттенила ее хрупкость и нежность... Смахивает на эротические фантазии, но, раз ей нравится... Поспособствую!'... И я рухнул в темноту, по-прежнему улыбаясь.
  
  Новый день начался неожиданно. Я просто включился в реальность и некоторое время рассматривал потолок с торчащими в самые неожиданные стороны балками и волнистые потолочные углы на стенах разной высоты. Вспомнил, где я раньше такое видел и тихо вздохнул.
  
   - Землю, где воздух, как сладкий морс,
  Бросишь и мчишь, колеся...
  но землю, с которою вместе мерз,
  вовек разлюбить нельзя...
  
  Ну здравствуй, милый дом. Всю свою жизнь я надеялся, что смогу назвать этим словом постройку поприличнее... Но не все ли равно, в конце концов? Главное ведь не стены - а те, кто в них живет. Я вспомнил вчерашнее и улыбнулся. А вот с этим у нас все в порядке, даже более чем!
  
  Отреагировав на воспоминание, мощно заявила о себе еще одна мышца, собственно, мышцей и не являющаяся. Я покраснел. Черт! А я ведь уже и забыл обо всех прелестях подросткового возраста! Но вообще - это должно было начаться раньше... Ну, мысли всякие стабильно лезли в голову и до этого, но вот такой могучий посыл организма... хм... внезапен. Получается, у меня что-то не в порядке с башкой? Вообще-то, строго говоря - да, за такой набор из шизы, убийств, захватов пленных и пыток начиная с одиннадцати лет, не вспоминая о межмировых кармических переносах, на Земле колют галоперидолом так, что он кислород вместо крови начинает переносить. А тут психушек нет, психологов и 'вы хотите поговорить об этом?' пришьют под первым же забором, посчитав шпионами враждебной деревни, так что остается расслабиться, получать удовольствие и придумать какое-нибудь тестирование, чтобы и впрямь не отпустить крышу в свободное плавание...
  
   Однако, как бы то ни было, стоит извиниться за произошедшее. Девчонки на такие вещи остро реагируют, надеюсь, она поймет, что я не виноват и не станет совсем уж смертельно обижаться. А небольшая обида того стоила, да-а-а...
  
  Среагировав на мой голос, хлопнула комнатная дверь и по лестнице вниз застучали быстрые шаги. Вставать не хотелось совершенно, поэтому, быстро оглядевшись (лежу на кровати под одеялом в одних трусах, так как пижамы не уважаю. Моих лохмотьев, по недоразумению до сих пор называющихся одеждой, нигде не видно. Вот и не дергаемся), остался спокойно лежать, лишь чуть приподнявшись на подушке. Мысли под стать настроению лениво шевелились.
  
  Интересно, а кто это у нас так по лестницам носится? На Таюю не похоже, слишком шаг мелкий, да и не стала бы она бегать. Шина с семьей в гости на остров пригласила, что ли? Так зачем им это надо? Достопримечательностей и супермодных бутиков 'Все для рыбака' тут до сих пор не замечено... Да и вообще, куда я вчера попал? В окрестностях Узушиогакуре, конечно, есть пара-тройка горячих источников. Некоторые просто заброшены, некоторые разрушены. При желании можно, конечно, восстановить, но вот многоголосый визг меня сильно смущает... И на захват острова тоже не похоже, сочетание Ю, моего дома и отсутствия камеры пыток намекает, что угрозы нет...
  
  Мои неторопливые размышления прервала входная дверь, открывшаяся с такой силой, что ударилась в стену. На пороге застыла Таюя. Встретившись со мной взглядом, глубоко вздохнула и подошла к кровати. Несколько секунд смотрела на меня с непонятным выражением, а потом выдохнула:
  
   - Ты вернулся...
   - Не может быть, что ты только что это заметила! У тебя были на это почти сутки! - Упс, чего это я? Раньше стремления к тупому юмору за собой не замечал. Или... Это я так смушаюсь и хамлю, чтобы окружающие не заметили?.. Так, Айдо, тебе уже пятнадцать, ты взрослый и серьезный мужчина, который не должен прятать стыд за сарказмом. Просто извинись и все!
  
  Не обращая внимания на мои слова, Таюя протянула руку и кончиками пальцев дотронулась до солидной шишки на правой стороне моей глупой головы, которую я почувствовал только сейчас.
  
   - Прости... Ты появился слишком неожиданно... Я не хотела...
   - Да все в порядке, Ю! Это Нама виноват, помнишь этого зануду? Отомстить мне решил, за то, что я ему макушку...
  
  Внезапно я понял, что меня не слушают. Девушка продолжала смотреть в упор странным взглядом. Ее ладошка медленно поползла вниз, аккуратно прикасаясь к лицу, и замерла на моей щеке, наткнувшись на неожиданное препятствие.
  
   - Ты изменился... У тебя шрамы...
  
  Нежные пальчики прошлись по трем едва заметным рубцам на щеке от глаз к уху.
  
   - Это я новую технику испытывал... Не думал, что остались до сих пор... Ю, послушай...
  
  Но сообразить толком, что же я хотел сказать, мне не дали.
  
   - Айдо, здравствуй! Наконец-то ты очнулся! О, и Ю-чан здесь! Это правильно, что ты успела первой! Айдо, ты у нас нынче очень популярный шиноби! Твое эффектное появление в женской части горячих источников впечатлило многих и многих, некоторые уже сейчас готовы оказаться на месте Ю-чан, причем с более приятными последствиями! Так что, Айдо, готовься! А ты, Таюя, теперь должна прикладывать усилия, чтобы не упустить такого видного парня!
  
  Девушка, покраснев так, что, казалось, ее сейчас хватит удар или не ней вспыхнет одежда, отпрыгнула от кровати и выскочила из комнаты, по пути подарив гневный взгляд зашедшему Шину. В ответ он только улыбнулся во все тридцать два белоснежных зуба.
  
   - Не говори глупостей, Шин. Это всего лишь недоразумение, потому что кое у кого мохнатого чувство юмора тоже покрыто шерстью. Я бы извинился и мы бы дружно забыли этот маленькое происшествие... И тебе привет, кстати.
   - Эх, Айдо... Ты совсем не разбираешься в женщинах... 'Забыли', как же... Боюсь, что все последствия этого 'недоразумения' тебе придется ощутить очень скоро... особенно с учетом того, с каким усердием кое-кто пытался выбить из меня и Таюи любую информацию о тебе... А еще кое-кто так стремился попасть на остров, что, если бы шиноби Кири, испугавшись Конохи, не смотали удочки сами - их бы порвали на лоскуты. Хотя чего там, казалось бы - мелкая, худая, в пол постоянно смотри, соплей перешибешь - однако поди ж ты...
   - Погоди, Шин, не спеши. Ты о чем сейчас вообще?
   - Нет-нет, Айдо, и не проси! Таюя сначала хотела сама все тебе рассказать, но потом взяла с меня клятву, наказав мне молчать под страхом немедленной мучительной смерти... Да ты не волнуйся, ничего страшного не случилось. - Улыбнулся рыбак и внезапно нахмурился. - Сейчас у нас есть проблемы посерьезнее. Вставай, одевайся и пойдем.
   - Э-э-э... А где моя одежда?
   - А, прости, забыл. То тряпье, которым приличная хозяйка постыдилась бы даже пол вытереть - уже сгорело. Хорошо, хоть насекомых не было... - Я не сдержался и захохотал, представив, как бы Шин отреагировал на полуметрового мотылька, застенчиво выглядывающего из складок жилетки. Терпеливо дождавшись, когда я отсмеюсь, рыбак продолжил. - Новая одежда - вот. Искали по всей деревне, а потом полночи перешивали. Но все равно рубашка немного маловата... Уж прости, чем богаты. Лишняя одежда у рыбаков - редкость, так что нашлось только это. Подшить не успели, уж очень работы много...
  
  Мужчина кинул мне пакет, трогательно перевязанный белой ленточкой, и зашуршал оберточной бумагой. В пакете оказались белые штаны, немного смахивающие фактурой и дизайном на джинсы, ремень с металлической пряжкой (я присмотрелся и решил, что вместо пряжки прекрасно будет смотреться протектор деревни - Гай-сенсею будет приятно, что я, хоть в такой малости, но похож на него, а мне нетрудно. Протектор деревни... вот только какой?), белая рубашка, которую я не стал застегивать (погода теплая, материя на спине грозно потрескивает... а ходить в лохмотьях изрядно надоело), легкие сапоги (я удивленно покосился на Шина, он что, не знает, что шиноби по традиции в спецсандалиях ходят? Но примерил... да так и остался. Ну и хрен с тем, что там кому положено - удобно! Пыль достала... А если будет мешать по деревьям прыгать - переобуться недолго!), и... я даже сначала не поверил своим глазам... новая жилетка! Она была совсем не похожа на коноховскую - синяя материя с красной оторочкой по краю, усиленная черными нашлепками из более толстой ткани на плечах, длинная - чуть ниже... эээ... места, которым я слишком часто думаю в последнее время, и, главное - без каких-либо следов спирали Узумаки на спине. Вместо нее на груди был вышит символ, который я придумал в качестве метки под Хирайшин для клонов. Жилетка расстегивалась как раз по его середине... Все было сшито очень профессионально и качественно, без малейших следов швов или стежков.
  
  Я улыбнулся, на сердце потеплело. Даже эмблему запомнила, надо же... Шин, заметив мою улыбку, пояснил:
  
   - Три месяца подряд почти каждый день в город бегала, училась, а по вечерам шила. Даже Азуми к этому делу приохотила. Так что думай, Айдо, думай!
   - О чем? - Продолжая улыбаться, натянул перчатки без пальцев, которые тоже зачем-то оказались в пакете (и как угадали, а? Вот только недавно о чем-то таком подумал... Вот при проверим, не порвет ли их меч на правой руке и не помешают ли они печати... У меня как раз есть виды на ткань, а на чакропроводящую материю уж разорюсь!).
   - Да так... просто думай. Ну что, готов? Тогда держи, - кинул мне яблоко, - перекуси перед завтраком. Таюя обещала, что он будет совсем скоро. Надеюсь, со всеми делами управимся вовремя.
   - Слушай, Шин. - Выходя из комнаты и с аппетитом грызя яблоко, сказал я. - Давно хотел тебя спросить... Не очень то ты похож на простого рыбака. И поведением не соответствуешь, и манера речи тебя выдает...
   - А я все думал, когда ты заметишь? - Шин, скорчил гримасу, ехидную и радостную одновременно. - Когда мне исполнилось семнадцать, отец подсобрал денег и отправил меня учиться в столицу Хи Но Куни. Хотел, чтобы я выбился в люди, а не как он, всю жизнь ловил рыбу. Я закончил тамошнюю Торговую Академию и пару лет отработал управляющим в загородном поместье Феодала. Так что ты разговариваешь с большим человеком!
   - Ух ты! - Я сильно удивился. Нет, правда. Это же... - Тогда почему ты здесь?
   - Да так... - Рыбак... нет, теперь уже не просто рыбак... поморщился. - Там невозможно жить! - Вдруг сорвался он. - Чтобы быть там своим - надо воровать. Постоянно, помногу, все, что доступно на твоей должности и при каждом удобном случае! И все все знают, и никто ничего не делает! А если не воруешь - ты не человек, а опасный сумасшедший, от которого стоит держаться подальше и которому даже руку не стоит подавать - вдруг бросится! Так что я только эти пару лет и выдержал. А потом вернулся. При наличии ума и рыбаком можно вполне неплохо устроиться, и я вернейшее тому доказательство! - Хитро подмигнул он мне.
   - Вот оно как... Спасибо, что рассказал, теперь мне многое стало понятнее. Так о чем ты хотел поговорить? - С этими словами я толкнул дверь на улицу. С непривычки яркое солнце на миг ослепило.
   - Вот об этом.
  
  Я потер глаза кулаком, проморгался и увидел...
  
  Конечно, на самом деле картина деревни особо не отличалась от той, которую я запомнил, уходя. Все те же улицы. Все те же разрушенные на верхних этажах здания, все те же зубы фундамента Башни на главной площади... Но вот по сравнению с первозданной пустотой моей Узушиогакуре изредка снующие по улочкам и пересекающие площадь людские фигурки, что-то несущие или просто торопящиеся по своим делам, создавали впечатление московской пробки в час пик во время открытия очередной сессии Госдумы!
  
   - Это что? - я повернулся к Шину. Мужчина рефлекторно отодвинулся от меня на шаг, тяжело вздохнул и начал рассказ...
  
  ... Получилось все именно так, как он и предполагал. Команды из Конохи, расправившись с кораблями пиратов, настойчиво попросили завезти их на остров, где, немного пободавшись с водоворотами (проход в них, конечно же, никто им показывать и не думал), бросили эту затею и вернулись в город. Пошатавшись по нему день, позадавав странные вопросы в кабаках (тут Шин со значением взглянул на меня. Я недоуменно поднял бровь) и напугав этим шиноби Кири, подписав документы о миссии в том числе в администрации города и у торгашей, видимо, в расчете на дополнительную премию, отбыли, не утруждаясь мыслями, что будет после миссии с теми, кого они столь великодушно отпустили (тут уже настала моя очередь со значением смотреть на рыбака: 'Мог бы и Таюю спросить'. На что он только снова тяжело вздохнул: 'Хотел как лучше..'). И на побережье опустилась тьма... Практически ежедневные грабежи, нападения на рыбачьи лодки, отошедшие в сторону от основной массы своих, три только известных Шину спланированных и скоординированных ночных атаки на деревни заставили даже администрацию города зашевелиться. Но, увы, совершенно не в том направлении... Вместо того, чтобы разобраться с бандитами, они, решив, что так будет проще, организовали рыболовную флотилию их эмигрантов из Страны Чая и с островов Мизу но Куни, до сих пор не оправившейся от гражданской войны... и наняли для охраны первых попавшихся отморозков, пообещав им за хорошее поведение отозвать их записи в Книге Бинго. Естественно, на них нападать дураков не было. И рыбакам стало совсем кисло...
  
  К тому времени единственной деревней, не пострадавшей от бандитов, осталась та, в которой жил Шин. Таюя добросовестно прирезала девятерых из десяти ночных засадников и расплескала молотом по песку пятнадцать неудачников из четырех десятков, решивших открыто напасть днем, так что эта территория для бандитов стала неприкосновеннее, чем грибы для тунгусов. Но даже на крыльях, использовать которые Шин ей строго-настрого запретил, она не успела бы на помощь всему побережью...
  
  На стихийном митинге, организовавшемся пару месяцев около дома Шина, собралось около семисот человек. Они знали его, как крепкого хозяина, умного и находчивого рыбака, всегда старающегося поиметь свою выгоду, но при этом не топчущего ближнего. Человека, который никогда не скупится на добрый совет, и искренне радующегося, если у соседа что-то получается лучше, чем у него (что, впрочем, бывало крайне редко. Я ведь уже сказал, что он умный и находчивый?). В конце концов, как старосту самой большой и богатой деревни в окрестностях...
  
  Ор, крики и попытки рукоприкладства продолжались более полусуток. Промысел от бандитов и городской корпорации хирел не по дням, а по часам, некоторым уже приходилось прикидывать, на сколько дырок затягивать пояса, а ведь приближалось время очередной выплаты феодального налога. Жизнь в округе становилась все опаснее и опаснее...
  
  Уж не знаю, к чему бы они в конце концов пришли (а, надо сказать, первый же предложивший позвать шиноби, сколько бы это ни стоило, сходу схлопотал в морду. Шин ведь ничего не скрывал...), если бы не Таюя, к этому времени добровольно взявшаяся присматривать за немногочисленными детьми, взятыми на мероприятие особо умными родителями, не предложила рыбаку выход. Наверное, ей просто стало жалко детишек, уж очень она их любит... Шин обалдел, офигел и охренел последовательно, сходу отказался, потом сходу же согласился, обрадовался и испугался одновременно... Сел и задумался.
  
  К этому моменту в рассказе я уже был готов бросить все и бежать искать ремень... Ну как можно принимать такие решения, имея за спиной только ' Если у них и правда нет выхода и они собрались здесь не просто поорать и спустить пар; если ты действительно хочешь им помочь, а не просто лелеешь свою гордость... и если этим людям, которые пришли к тебе в беде, ты доверяешь как самому себе... тогда делай. Если все действительно так и есть - он поймет и одобрит, я верю. Если же нет - ты убьешь не только нас, но и их всех. Когда-то ты сказал ему 'В дела шиноби лезть - долго не жить', но поступил наоборот. Теперь ты счастлив со своей семьей, которую у тебя хотели отобрать. И помог тебе необычный шиноби. Так что, если все на самом деле так, как я сказала - у тебя все получится'... Вот так вот - "я в него верю" и точка. Ну девчонка!..
  
  Но, чуть подумав, чуть успокоился. Я ведь теперь знаю, что Шин - необычный рыбак, и никакая девчонка не смогла бы заставить его сделать явную глупость. И, раз уж он доверяет этим людям, значит, они это заслужили. А последствия... Сам ведь про ответственность говорил. А кто-то, выходит, запомнил...
  
   - И вот, таким образом на твоем острове оказалось тысяча четыреста девяносто три человека, считая женщин, детей и стариков... Починили корабли, притопленные шиноби в Пиратской бухте, продали имущество и за две недели перебрались сюда... Семьсот пятнадцать человек расселились по хуторам чуть вглубь острова и уже расчищают поля. Обещают через полгода неплохой урожай, все нужное хорошо сохранилось... Триста двадцать человек сейчас устраиваются в городе, тут им будет удобнее. У нас ведь не только рыбаки жили, за свежим хлебом и овощами, например, просто глупо в город ездить, не говоря уж о том, чтобы починить прохудившиеся сапоги... А четыреста пятьдесят восемь, семьдесят шесть семей, сейчас строят дома в районе бывшего порта. Продолжат заниматься рыбной ловлей. Таюя как-то смогла договориться с водоворотами. На неделю уходила, потом посадила Акиру рисовать вот этот вот символ, который у тебя на жилетке. Мы наклеили бумажки на лодки и водовороты нас не трогают... Что теперь будешь делать, Айдо? - Шин с опаской посмотрел на меня.
  
  Я задумчиво уставился в такое синее и такое далекое небо.
  
   - Акиру, говоришь... Рисовать, говоришь... - Что-то крутилось у меня в голове, но я чувствовал, чтобы это всплыло, мне нужно увидеть еще кое-что. - Руку дай.
   - Что? - Изумился рыбак.
   - Руку дай, говорю. Не бойся, не укушу. Вот так, держись крепче. - Хирайшин!
  
  Мы стояли на левом берегу реки, который был выше правого. Шин очумело тряс головой, пытаясь приспособиться к мгновенной смене пейзажа, а я смотрел на залитую водой котловину, ранее бывшую портом. Как и раньше, то ту, то там торчали огрызки затопленных зданий, но теперь... Я вгляделся повнимательнее. Да, по краям импровизированного залива теперь тонкой ниткой натянулись здания. Какие-то уже были готовы и приветливо махали нам уютным дымком из очажных труб. Ну да, время завтрака... А какие-то еще достраивались и по стенам разной степени готовности ползали люди, с такого расстояния похожие на трудолюбивых муравьев. А в центре водной глади...
  
  Эти люди явно любили то, чем им приходилось заниматься всю свою жизнь, и делали свою работу на совесть. В середине залива полумесяцем, направившим рога в сторону моря, стояла пристань. Отсюда было не рассмотреть мелких подробностей, но было видно, что настил покоился на сваях, уже вбитых по краям причала, но еще не накрытых балками. Пристань производила впечатление отлаженной на века.
  
  Я молча посмотрел на Шина. Он понял невысказанный вопрос.
  
   - Там, видимо, шиноби поработали... До того места от берега - едва полтора метра глубины, а вот потом сразу - как в бездну. Место для порта - идеальное, форма гавани получается очень удобная, и от штормов прекрасно защищено, так что мы решили не искать лучшего. В палатках жили, но пристань первым делом сделали! А со временем и дно расчистим. Можно будет прямо на воде дома ставить, как в Стране Воды!
  
  Снова отвернулся к бухте. У полумесяца пристани качались на едва заметной волне под сотню рыбацких шхун, в куче которых как слоны в стае мосек выделялись четыре трехмачтовых красавца. Следы ремонта отсюда были почти не видны. От пристани к берегу постоянно сновали плоскодонки... Я представил, что вся гладь залива покрыта разнообразными зданиями... не жилыми домами, конечно, жить на воде можно только от лютой тоски - сыро, холодно, все гниет быстро... А вот какие-нибудь административные постройки - вполне. Ведь что ни говори - красиво. И так - действительно немножко веселее...
  
   - Синузу.
   - Чт-то? - Шин удивленно посмотрел на меня.
   - В последний час ты слишком много раз произнес это слово. Этот порт назывался Синузу. Назовите его так еще раз, пожалуйста.
   - Значит, ты не против, чтобы мы поселились здесь? - Обрадовался рыбак. - Акира, Азуми и остальные будут очень рады. Ты все-таки пользуешься определенным авторитетом. Тогда... Айдо, можно просьбу? У нас кончаются свободные средства на строительство, не мог бы ты немного помочь с этим вопросом?
   - Решил ковать железо, пока горячо? - Улыбнулся я. - А знаешь что?.. - Я на секунду умолк. - Знаешь, а хрен с ним. Помогу. Только это будет называться не помощь... а кредит. И налоги!
   - Чт?.. Тьфу на тебя, Айдо! Погоди, но ведь налоги - это... Ты уверен, что это тебе нужно?
   - Да. А ты что решил, на моей шее всех катать? Не получится. Полторы тысячи человек - это тебе не палаточный лагерь друзей по походу. Раз уж вы решили, что я буду нести за вас ответственность - будьте добры отвечать тоже.
   - Н-ну, если с такой точки зрения... Хорошо.
   - Вот и прекрасно! Тогда через три дня разработай, пожалуйста, налоговую схему для нашей маленькой общины. Мне в принципе все равно, что в нем будет, только... Налог с оборота стоит поставить в пятнадцать процентов, а натуральный налог, который, я думаю, стоит взимать с сельхозпроизводителей - в пятую часть от произведенного после его оценки. Или лучше будет установить единую налоговую планку для всех, как думаешь, выпускник Торговой академии и Первый Советник по экономике Узушиогакуре?
  
  В этот момент выражение глаз Шина напоминало эмоции одного шаринганистого товарища при виде меня в сенмоде и с Сакурой на руках. Да, согласен, сюрреализм... Но ведь это было забавно, черт возьми!
  
   - От-ткуда ты?.. П-почему?...
   - Не волнуйся, Шин, меня хватает только на то, чтобы понимать, о чем я сейчас говорю. Как говорится, Академиев мы не кончали, как некоторые... А почему ты? Потому что ты лично поручился за каждого из них, вот и следи теперь. Да и таких широчайших возможностей по отсутствию воровства тебе больше не найти нигде. Потому что воровать нечего! - Я хохотнул и крепко взял ошарашенного мужчину за локоть. - А теперь пойдем. Если мы опоздаем на завтрак, Таюя рассердится. А снова получать по лбу молотком для отбивания мяса я не хочу. Готов? - Бывший рыбак явно пребывал в шоке от открывшихся перспектив, поэтому ответа я не получил. Ну и ладно.
  
  'Однако. - Думал я, сидя за столом на первом этаже собственного дома. По комнате, волюнтаристским решением одно красноволосой особы превращенной в кухню-столовую из-за дефицита в деревне пригодных для жилья площадей носилась вышеназванная Таюя, страшно краснеющая и одновременно дико злящаяся на ситуацию, в которой оказалась. - Чем дальше, тем чудесатее и чудесатее'. Это была моя первая умная мысль за весь день.
  
  
  Глава 20
  
  
  Легкий ветерок гнал по ровному полю изумрудные травяные волны от недалекой границы перелеска и робко трепал мою отросшую в последнее время шевелюру, будто шепча: 'Может, не будем портить такую красоту? Не надо, а?' Я покосился на метровый валун, стоящий на краю поля. По поверхности камня извивались кривые, едва читаемые символы катаканы, складывающиеся в слова: 'ТринероВачн ый палИГон. Ктозашел Я не веновата!' С губ сам собой сорвался хмык. Да уж, и это ей я оставил бесценный трактат о фуин, стоивший мне многих часов мучений, пыток и ночных слез в подушку? Немудрено, что Акиру печати рисовать заставила, в ее руках даже чакрометка могла в бомбу превратиться. Причем в чугуниевую...
  
  А ведь с этими печатями та еще забота... Хорошо, что клон додумался загнать Таюю в пещеру и подкрутить оборону острова, обозначив мою чакру как пропуск на территорию. Да и придумали неплохо. Мелкий рисовал, а клон с девушкой наполняли чакрой... Но бумажки с печатями на лодках - это как Изумо и Котецу на воротах Конохи. 'Они как бы есть, но вот их и нет'. Заходи кто хочет, в общем. Наверное, стоит устроить общий сбор всех новых жителей и смастерить им персональные пропуска с индивидуальной привязкой. Да, неплохая мысль, только помозговать надо... Островная печать еще и чакру из тех, кто живет на острове, тянет, и отменить не получится - это ее основная функция. Это они пока не заметили, тоже объяснять придется. Хотя... нам с Ю это беспокойства пока никакого не доставляло, может, печать сильно умная, как мой призыв, и забирает процент от объема? Тоже проверить надо....
  
  А ведь на этом митинге и мне придется что-то говорить, я ж вроде как тут главный... Остров-то мой личный, как наследство, да и шиноби я тут один почти. Они же все будут ждать, что я поведу их в светлое будущее... Ой, мамочки, зачем я на это подписался, мне ж пятнадцать лет, меня вообще сейчас должны волновать только выпивка, девушки, покурить тайком от матери и стащить пару сотен из кошелька отца, чтобы угостить мороженым мою первую любовь... Отпустите меня отсюда!
  
  Я встряхнул головой и ухмыльнулся. Долой пораженческие настроения! Девчонок вон полные горячие источники, но что-то у себя энтузиазма по этому поводу не наблюдаю, так, гормоны... Но на такие источники я каждый день бы ходил... Хватит, штаны и так тесные!..
  
   Мама с отцом, может, и рады бы ссудить мне пару сотен, но с того света это сложновато... Да и далеко не пара сотен мне уже нужна... Первая любовь - клановая убийца с цепочкой таких же предков-убийц, уходящей в глубь веков, вряд ли она любит мороженое... А кстати, как бы выглядела Хината на горячих источниках? Она краснеет только лицом или... ВСЯ?... Да что ж такое? Где ближайший штабель нерубленых дров, срочно надо!
  
  Так, раз-раз... Как там было? 'Мертвые щенки мертвые щенки...' Ф-фух. Айдо, а ведь ты вообще храм Шинигами, который тебя сюда закинул, должен на острове построить, в благодарность. Ведь там - у тебя не было ничего, даже тебя самого. Твое имя было одним из сотен тысяч, твоя жизнь - миллиард первым одиночеством в переполненном вагоне метро... А здесь у тебя появились друзья, готовые за тебя если и не умереть, то где-то близко... Мама, которая даже после смерти продолжает тебя любить, надо было всего лишь стать чуточку сильнее и добраться к Богу Смерти... И сила, которая только твоя... Тебя можно убить, что в последнее время довольно нелегко, но снова заставить быть слабаком не сможет никто - ни Данзо, ни Орочимару, ни даже сам Шинигами. Да и вообще, что это за имя такое - Сергей Борисов? Вот Айдо Узумаки - звучит! В конце концов, строчка в Книге Бинго - тоже достижение. Так что давай дружок, вспоминай, что, кроме пятнадцати довольно неплохих лет в этом мире, ты оттрубил под сороковник в трех других. Глаза боятся, а руки делают!
  
  Подмигнул камню, обогнул его, присел с обратной стороны, опершись спиной о прохладную поверхность и распечатал из свитка словарь. Так гораздо лучше, а то это корявое издевательство над искусством каллиграфии изрядно режет глаза...
  
  То, ради чего я решился притащится сегодня на полигон, отыскалось на сто пятнадцатой странице. Когда я в свое время мельком пролистал книжку от корки до корки, именно этот кандзи, в отличие от многих других, врезался в память. Почему-то он мне сразу не понравился. Какой-то он был... колючий даже на вид. Ничего особенно сложного в нем не было, символ как символ... Но связываться с ним почему-то не хотелось, вот я и не стал его тогда трогать. Я и сейчас бы не стал, но с тех пор мои боевые приемы расширились, а стоять на месте в освоении техник - смерти подобно. Так что сижу сейчас здесь только из-за значения этого кандзи, хоть мне это и не нравится...
  
  Я с тоской покосился на пустой полигон, обернулся к камню и, тяжело вдохнув, потянулся за кисточкой с чернилами. Вообще, стоило бы немного потренироваться, тем более, сейчас... Ленивцы научили меня гораздо большему, чем, наверное, собирались сами. И прежде всего, наглядно показали мне разницу между коллекционером техник, фуин-мастером и шиноби. Все трое владеют чакрой, но ни тысячи дзюцу, ни десятки печатей не заменят одного-единственного удара, нанесенного туда, куда нужно и тогда, когда нужно. Я бы, конечно, с удовольствием созданием новых печатей занялся, это ведь так ИНТЕРЕСНО, но ведь не дадут... А что у нас Гай-сенсей, который, хоть и юн душой, но мудр разумом, говорил о боевых искусствах? Первый шаг в боевом искусстве - это стиль! Второй - сила! Третий - тактика! Так уж вышло, что я начал с середины и, как пресловутый орел, смотрел одновременно в две стороны света, не замечая того, что под носом. Конечно, последние два месяца я изрядно повалял Наму по камням... Но мне бы сейчас противника-человека. И желательно попрочнее, чтобы понять, работает ли моя система, или это очередная блажь? За этим, мне кстати, и чакропроводящая ткань нужна - не будешь же забивать личное измерение одноразовыми кунаями? Тем более, что распечатывать предметы так, как нужно, я еще не научился толком... На средней дистанции... Что-то мне никак не придумывается то, что переживет мой огненный шарик. А уж на дальней... Меня передернуло. Хоть и знаю, что 'Солнечный ветер' запустил я сам, но все равно, это до сих пор впечатляет. До дрожи...
  
  Тем временем руки наконец закончили рисование. Шесть черточек, в раз и навсегда застывшем порядке. Я присмотрелся внимательнее. Как всегда безупречно, но... Сейчас я впервые буду пытаться использовать кандзи, который имеет два значения - 'небо' и 'пустота', причем на письме оба эти значения никак не отличаются! Конечно, то же самое можно сказать обо всех остальных иероглифах, какая разница символу, что думают про него люди, хоть горшком назови, все равно суть не изменится. Но обычно все же значение иероглифа было ключом к его сути, ну или хотя бы тропинкой к ней. А сейчас... ну вот как определить, что в итоге получится? Если бы не свербящее еще с Черного Леса желание соорудить барическую мину по типу Геенны, только ничего не сжигающую, не стал бы связываться, вот честно...
  
  Итак, все готово. Осталось только залить энергией... Я дотронулся до символа, присел, подготовившись к прыжку, пустил чакру, одновременно отпрыгивая, неожиданно моргнул... и завертел головой метрах в пятидесяти от камня. Какое-то чувство внутри непреодолимой силой выдернуло меня Хирайшином. Все-таки правильно раскидал кунаи по острову в свое время...
  
  Нашарив камень взглядом, я присмотрелся... и возблагодарил всех богов за доброго и мудрого внутреннего советчика. Странное зрелище - когда трехмерный объект СКЛАДЫВАЕТСЯ с краев к одной точке. Вот будь это лист бумаги, тогда да, а так... На миг мне показалось, что я вижу то, что у камня внутри... Нет, не пошлые атомы и молекулы, а то, что НА САМОМ ДЕЛЕ есть он. Кажется, я такое уже испытывал, только не так. А потом взгляд соскользнул на середину этого жутковатого движения, и на меня уставился крохотный зрачок Абсолютной Пустоты...
  
  Стебли травы по всему полю слегка наклонились в сторону камня, я тоже бездумно шагнул вперед, но уже знакомое чувство истошно взвыло, приведя меня в сознание. Это не было гравитацией, или там разницей атмосферных давлений - ветер не дул. Просто Пустота была очень, очень пустой и отчаянно желала наполниться...
  
  В полной тишине я досмотрел спектакль. Остатки камня крылись в точке, она дрогнула, растянулась в черную линию, не имеющую длины и исчезла, вызвав мгновенную рябь, казалось, самого пространства...
  
  Я подошел к месту, где стоял камень. Он был поглощен полностью, а на земле вокруг виднелись маленькие выемки - кандзи одним только камнем не удовольствовался... На языке вертелось очень много слов, непостижимым образом укладывавшихся в очень узкий диапазон между 'Ох, пи...' и 'Ах, бл...', так что я стоически молчал.
  
  А ведь когда-то порой накатывало сомнение... неужели я один такой умный, что рассмотрел в иероглифах такие возможности? Сейчас - ладно, но неужто за все время, что существует фуин, никто этого не увидел, не заметил, не попробовал? Сильно меня это смущало... А вот и ответ. Это был просто символ. Всего лишь один простой кандзи, без печатей, ограничителей и прочих украшательств. И он сотворил такое вот... А не будь у меня Хирайшина и влей я чуть больше чакры, удрать бы точно не успел и сейчас бы наполнял собой... эту штуку. Там, наверное, до сих пор есть пара кусков разных неудачников... Не-е-ет, все, теперь работаем как положено, с ограничителями, концентраторами и печатями... В этот раз камень засосало, в следующий, не попусти Рикудо, чего вылезет. А этот иероглиф срочно забыть, можно даже страницу вырвать, чтобы никто не нашел больше... не, книжку жалко. Лучше объявить все словари государственной собственностью...
  
   - Айдо, добрый день! Мы еще не виделись сегодня! Шин сказал, что ты удрал сюда, как только он достал первый том 'Налогового Уложения Хи Но Куни'! А я как раз хотела тебе показать результат моих тренировок!
  
  Я с удивлением воззрился на веселую (!), беззаботную(!!) и щебечущую(!!!) Таюю. Да уж... Реки горят, камни текут, галка в сосне утонула... Не удержался и хмыкнул, покосившись на место, где стоял валун. Ох, в тему-то как...
  
  Под моим взглядом девушка покраснела и потупилась:
  
   - Ну чего смеешься? Просто настроение хорошее. Погоди, тут стоял камень? Я ведь специально его принесла, чтобы всякие самоубийцы на полигон не лезли. Куда он делся?
  
  В голове что-то перещелкнуло.
  
   - Он был уничтожен во имя Великой Справедливости, ибо надпись на нем оскорбляла гармонию Вселенной! - Выдала моя пасть совершенно без участия мозгов
   - Айдо!.. Прекрати! Прекрати ржать, зануда хренов! Я виновата, что учителя каллиграфии только в десять лет увидела, и то издалека?!.. И вообще, - вдруг резко насупилась девушка. - Твой... эээ... двойник, - неопределенно покрутила рукой в воздухе, - сказал, что моя чакросистема слишком изменена для того, чтобы я могла работать с фуин так же как ты, я не чувствую, как правильно. А это должно быть, неважно, как плохо я пишу...
   - Неудивительно, насколько я знаю, ни один Узумаки никогда не был способен к гендзюцу, качество чакры не то... Так что мой счет к Орочимару еще немного подрос... - И, заметив, как Таюя сжала кулаки и открыла рот, явно чтобы сказать то, что красивым девушкам знать не положено, быстро продолжил. - Ну вот, уже лучше. А то 'добрый день', 'сегодня не виделись'... Настоящей ты мне больше нравишься.
  
  Покраснела... Но в землю не уткнулась и даже улыбнуться смогла. Ну и слава Ками, вопрос исчерпан, надеюсь...
  
   - Ну так что насчет спарринга? Я намерена выбить тебя всю дурь, которую ты успел насобирать до нашего... знакомства!
  Вот как? Ты настолько уверена в себе? - А что? Неплохая мысль. Хоть не в полную силу, но разомнусь, что ли... - Давай. Но сперва...
  
  Подошел к ней и положил ладонь между лопаток. Девушка вздрогнула, в тени моего сознания метнулась смутная мысль... но мертвые щенки все еще действовали, поэтому я просто передал ей четверть резерва. Волосы девушки слегка засветились.
  
  Вот так. Чувствую, сейчас тебе это пригодится. - А теперь пойдем, посмотрим, достойна ли ты клана Узумаки! - Подмигнул в ответ на хмурую гримасу и развернулся в перелеску. Главное - не увлекаться...
  
  
  
  Интерлюдия.
  
  
  
  Посреди поля, заросшего невысокой пушистой травой, замерли друг напротив друга юноша и девушка. Она смотрела перед собой, о чем-то задумавшись и изредка покачиваясь с пятки на носок, он же спокойно ждал. Внезапно по губам парня скользнула легкая улыбка и он негромко что-то произнес. Ветер, до этого момента слегка поигрываюший с одинаковыми красными волосами обоих, удивленно замер, вслушиваясь в звуки незнакомого наречия. Если бы ветер был ценителем поэзии, он смог бы разобрать:
  
   - Они сошлись. Волна и камень,
  Стихи и проза, лед и пламень
  Не столь различны меж собой.
  Сперва взаимной разнотой.
  
  Наверное, ветер даже смог бы восхититься удивительному соответствию старых строчек текущему моменту и их красотой... Но стихиям безразличны человеческие языки. Поэтому, замерев всего лишь на миг, ветер продолжил прерванное занятие.
  
  Без всякого почтения Айдо на теперь уже понятном языке расколол волшебство стихотворного ритма, куда более могущественное, чем любое ниндзюцу.
  
   - Надеюсь, я не тамошний лирический герой. Да и тебя, на мое счастье, зовут не Ленка, а Ю. Ну, чего стоишь? Нападай!
  
  Прошипев что-то вроде 'Опять ты несешь всякую непонятную чушь!', Таюя немедленно воспользовалась предложением.
  
  Они сошлись... И сразу стало понятно, что сражение, в принципе, можно оканчивать. Девушка двигалась быстро, даже очень быстро. Мелькали руки с усилением чакрой, стройные ноги внезапно стали грозным оружием, оставляя на земле небольшие вмятины.. Вот только попадания руками оказывался блокированным, а от ног Айдо уклонялся. Было непохоже, что это дается ему легко, по вискам периодически скользили капли пота... Но после каждой безуспешной атаки, когда парень возвращал ей удары, девушка недоуменно моргала. Наконец она отпрыгнула от своего визави метра на четыре и остановилась:
  
   - Ты поддаешься! Что это за контратаки?! Ты даже ударить не попытался ни разу, только ладонями и коленом едва прикасаешься! Не недооценивай меня и дерись всерьез!
   - Всерьез? - Айдо неожиданно очень тепло улыбнулся. - Понимаешь, Ю... Когда учитель сказал, что не сможет больше мне ничего дать, мои навыки в тай считались на уровне паршивенького чунина, ... Но это по меркам шиноби, который, наверное, забил бы ногами джинчуурики, улыбнувшись во имя Силы Юности. Не беспокойся, твои навыки вполне пристойны джонину, специализированному на гендзюцу. Так что, наверное, хватит...
   - Я не какая-то слабачка, недостойная... внимания! Я докажу тебе, что стала сильнее!
   - Ну уж... Ты совсем не слабая, просто тайдзюцу - это не твое... Ты правда хочешь продолжить? - Но решительный взгляд из-под упавшей на глаза челки и едва заметное шевеление губ: 'Я должна...' не оставили парню выбора. - Ладно. Только подключи... э-м... меня. Думаю, покров из чакры тебе пригодится...
  
  Таюя на миг расфокусировала взгляд, вслушиваясь внутрь себя. Ее волосы приподнялись, словно под незримым ветром, кожа покрылась едва заметно колышущимися бело-синими отблесками а в правой руке возникло бесформенное (пока бесформенное) голубое облачко. Айдо покосился на голубой свет в ее руке, рефлекторно прикоснулся к давно вылеченной шишке и одобрительно кивнул. С его предплечья девушке подмигнул вспыхнувший кандзи 'сила', на груди сквозь развевающиеся полы жилетки блеснуло сразу два символа 'скорость'. И парень прыгнул вперед...
  
  На куноичи обрушился град ударов. Айдо, ставший быстрее примерно в полтора раза, вполне грамотно подныривал под ее движения, выгадывая малейшее пространство для того, чтобы вроде бы несильно толкнуть рукой... Но после этих толчков, попавших в цель, девушка шаталась и болезненно морщилась, а удары, пришедшиеся мимо, отправляли в короткий полет травяные пучки, оставляя в земле изрядные ямы...
  
  Но Таюя, подключившая дополнительный источник энергии, мало в чем уступала своему противнику. Чужая чакра не дала ей чего-то особенного - всего лишь чуть-чуть больше силы... и возможностей. Ее движения стали резче, реакция также выросла. Усиленные атаки не наносили ей особого вреда, а от большинства она вообще уворачивалась. Удары красноволосая наносила редко, лишь контратакуя, предпочитая уклоняться. Казалось, она чего-то ждет...
  
  Бой, больше похожий на танец, исполняемый по всем правилам высокого искусства тайдзюцу, еще некоторое время уродовал поле. Наконец в какой-то момент девушка, уклоняясь от очередной атаки, оказалась на расстоянии двух метров от земляной взвеси, выбитой сдвоенной атакой ее оппонента. В ее глазах метнулось торжество и с возгласом 'Это было совсем неинтересно!' она обрушила мгновенно выросший в ее руках синий полупрозрачный молот в самый центр земляного облака...
  
  Пыль как-то резко осела и Таюя, которая обоими руками давила вниз древко молота, внезапно остановившего свой неудержимый полет, увидела... Айдо сидел на корточках, подняв правую руку, а набалдашник молота замер неподвижно, несмотря на все старания девушки, упершись в едва заметное дрожание воздуха в сантиметре от его открытой ладони. Он перевел взгляд на девушку... и она вдруг сглотнула слюну из пересохшего рта. Его взгляд был таким... таким... довольным? Урчаще довольным...
  
   - Неинтересно?... - Он выпрямился, оттолкнув ладонью молот. Девушка непроизвольно вскрикнула, когда древко с силой вывернулось у нее из рук, оставив ссадины и вновь превратившись в голубое облачко. - Она любит новое? Я... Он... - Айдо внезапно начал запинаться. - Тоже любит... Давай сделаем ИНТЕРЕСНО!
  
  Парень двумя прыжками отскочил метров на десять назад, радостно улыбнулся Таюе, взмахнул левой рукой и девушка едва успела заслониться вдруг выросшими из спины полупрозрачными крыльями от потока кунаев. Несколько ножей бессильно ткнулись в препятствие и упали ей под ноги, но гораздо большее их число просто пролетели мимо или неглубоко воткнулись в землю рядом. Куноичи посмотрела на Айдо, но на прежнем месте его уже не было. Тогда Таюя перевела взгляд на кунай, валяющийся почти у нее ног. Совершенно обычный... Только непонятные закорючки на рукояти что-то ей смутно напомнили...
  
   - Интересно! - Раздалось у нее из-за спины. Девушка резко обернулась... Только для того, чтобы заметить несущийся на нее кулак со странной синей точкой посередине. Она еще успела мельком заметить свет 'силы' на предплечье летящей руки, мысленно ухмыльнуться и поднять блок... как сильнейший удар с подкрутом отшвырнул ее на три метра, разметав покров чакры и оставив ссадины от ладоней до локтей...
  
  Следующие секунды слились для девушки с один сплошной кошмар. Айдо не уклонялся... Он просто исчезал после одной атаки, мгновенно начиная новую в совершенно ином месте. Он был везде - сверху, сбоку... Даже снизу, когда Таюя попробовала взлететь, чтобы хоть что-то предпринять. В девушку непрерывно летели кулаки, колени, локти... с синими искрами, при попадании раскрывающимися неистовыми вихрями чакры. Молнией проскочила мысль, что, если бы не покров... Секунды текли непрекращающейся вечностью и все это время, как она ни старалась, ничего не могла сделать. Он был везде, а заблокировать удар выходило лишь случайно. Радостное выражение его глаз, лучащихся весельем и красными искрами смешинок, оттеняло сияние четырех кандзи 'скорость' на груди. От этого становилось даже страшнее, чем от собственной беспомощности...
  
  В какой-то миг Таюя почувствовала, что напор ослаб. Очередной миг нового внезапного появления Айдо (Айдо ли?) оказался пропущен. Она было приготовилась вздохнуть с облегчением, но...
  
  Прямо перед устало замершей девушкой из пустоты возник растрепанный парень. В его отставленной руке крутился полуметровый шар. Со счастливым выдохом 'Одама Разенган!' он толкнул руку в Таюю... Крылья совершенно без ее участия вновь сомкнулись перед ней... Шар воткнулся в преграду... Вокруг противников мгновенно выросло пылевое облако... И спустя мгновение из пыли спиной вперед вылетела девушка. Она пролетела пять метров... десять... упала... пару раз перекатилась через огрызки крыльев, с которых падали капли неконтролируемой энергии... Встала и как-то обреченно посмотрела на того, кто посчитал ее...
  
   - ХОРОШАЯ ИГРУШКА!
  
  Парень повел плечами и на его лице вдруг проступил черный рисунок. Глаза пересекли вертикальные полоски, от лба к щекам, а радостная улыбка продолжилась еще шире...
  
  Девушка смотрела, как он немного отставил левую руку, в которой закрутился уже знакомый шар... вдруг наполнившийся пламенем... Она видела, как сгусток огня, едва слышно, но четко различимо даже на такой расстоянии гудевший, медленно направился в ее сторону с явным намерением оторваться от несущей его ладони... Не было страха, паники, ужаса перед предстоящим... Только губы непроизвольно шевельнулись, не в силах озвучить единственный вопрос, заслонивший собой всю остальную вселенную: 'Айдо... За что?..'
  
  События вдруг понеслись, словно сорвавшись с цепи. Парень, странно дернувшись, вдруг перестал улыбаться левой стороной лица, левый глаз, вернувший свой натуральный зеленый цвет, недоуменно скосился на гудящий в руке шар, вот-вот готовый отправиться в полет, могущий стать последним не только для своей цели... И левая рука, метнувший к правой, резко ее дернула, вынудив пройти гораздо больший путь, чем планировалось изначально. Шар, сорвавшись наконец с ладони, унесся куда-то вбок... и раскрылся пламенной сферой невдалеке, шевельнув перегретым ветром слипшиеся от пота красные волосы...
  
  Парень, проследив оранжевый след от техники, посмотрел на свои руки, перевел взгляд на сидящую в пыли девушку и попытался скорчить какую-то гримасу. Улыбка, если это была она, явно не получилась, но с души у Таюи свалился огромный камень. Ей еще предстояло научиться жить с тем, что она только что пережила, с тем, что ей доказали - она здесь лишняя, но... Это снова был тот Айдо, которого она знала, что бы сейчас здесь ни произошло и кто бы ни занимал его место до этого. Ведь именно такого Айдо она успела по... Даже в глубине души она боялась произнести это слово... А значит, не все еще потеряно. Еще не все...
  
  Айдо.
  
  'Э-э-э? Это что сейчас было-то, а?!'
  
  Я переводил взгляд с изодранного огненным вихрем круга на свои руки, потом на стоящую неподвижно Таюю, у которой из ссадин на левой половине лица сочилась кровь. И лицом повреждения явно не ограничивались...
  
  Вместо осознанных мыслей в голове крутился хоровод из матерных словарных корней. Они водили вокруг меня хоровод, периодически слипаясь в причудливые конструкции, вызвавшие бы зависть даже у матерого боцмана торгового флота Его Императорского Величества. Думать матом не хотелось, поэтому я только отмахивался...
  
  Ну ладно, позволю себе маленькую уступку - ну ни хрена ж себе, а! Это я настолько увлекся? Или... Да нет, вроде бы все помню, правда, туман какой-то в башке... А тактика неплохая, да... Эй! Тренировка, конечно, была неплохая... 'ИНТЕРЕСНАЯ!' Да и Ю явно подняла свой уровень... 'ВЕСЕЛО! ХОЧУ... ЕШЬ... ЕТ ИГРАТЬ ЕЩЕ!' Но настолько увлечься дракой?! Как еще до Солнечного Ветра не додумался?.. 'ХОТЕЛ...ЛА...ЛО... ПОМЕШАЛ! ПЛОХОЙ!'... Или... Меня перекрыло от собственной силы? Растащило от того, что я... Давай правду, дружок... мог убить ее несколько десятков раз, мог сделать все, что только хотел и как только хотел?... Это значит, что... Так вот ты какая - Власть... Неужели я становлюсь обычным шиноби?... Который из-за своей немеряной дури доживет до таких же лет, как Данзо и будет крутить людьми, как бесчувственными пешками, добиваясь... чего? Власти ради власти? А может, все проще и у меня обыкновенно поехала крыша? Но вроде бы сумасшедшие не могут сомневаться в своей нормальности... Или могут?'
  
  Таюя пошевелилась, неловко дернулась, сморщилась от боли. Кровь закапала сильнее и все посторонние мысли выбило из головы как тараном. Я шагнул к ней, протягивая руку и... Она отодвинулась. Если бы я мог подобрать слова для того, что обрушилось на меня после этого маленького шажка назад, я бы... не стал этого делать. Просто сейчас я не смог бы беззаботно улыбаться в серо-фиолетовые глаза с концентрическим зрачком...
  
   - Ю... Я просто... помочь... Тебе же больно...
   - Спасибо, Айдо. Не нужно, я справлюсь сама. Ты показал мне... кто я есть на самом деле... и где мое место... Благодарю. Извини, что потратил время...
  
  Она подняла взгляд на меня... и резко отвернулась, пряча лицо.
  
   - Айдо! Так и думал, что найду тебя зд... О. Извините если помеш... Что у вас случилось?..
   - Шин?
   - Все в порядке, Шин. Просто небольшая тренировка. Ладно, вы обсудите свои проблемы, а я пойду. У меня дела...
   - Ю... - Обернулся к девушке, но она уже бежала к границе перелеска... Едва заметно приволакивая левую ногу... И стараясь не шататься...
   - Айдо? - Я злобно покосился на рыбака. Принес же черт! А ведь она может и верхним путем побежать... и упадет с дерева... - Айдо, что бы сейчас у вас ни случилось, оставь ее. - Развернулся к нему. - Ей сейчас явно нужно побыть одной...
   - Ты не знаешь, о чем говоришь! - Дернулся было, но Ю уже исчезла среди деревьев. Черт, ну и где ее теперь искать?! Надеюсь, копии хватит соображалова печать включить?! - Шин, ты что-то хотел?!
   - Я просто хотел напомнить, что мы начали накопление внутреннего дол... - Рыбак споткнулся о мой взгляд. - У нас закончились деньги, а ты обещал помочь. Извини, я не вовремя... И все же, оставь ее в покое пока...
  
  Мужчина быстро зашагал прочь, оставив меня осознавать произошедшее.
  
  Помочь... Деньги... Я вновь тоскливо покосился на недалекий перелесок. Может быть, Шин как всегда, интуитивно прав? В конце концов, раны не очень серьезные, судя по всему, печать у нее стоит... А мне сама судьба подсказывает, что в ближайшее время мне стоит быть подальше от людей...
  
  Я тяжело вздохнул. Как же все это тяжело... Как же трудно найти то, что действительно важно... И как легко потерять... Ну что ж. Господа бандиты, отморозки, нукенины, ростовщики, готовьтесь. В ближайшее время ваше благородное общество пополнится еще одним достойнейшим, как доказали сегодняшние события, представителем. И молитесь, чтобы я оказался в здравом уме. Ибо, если я ее потеряю, то смерть вам покажется избавлением. И вам... И мне самому... Так что, молитесь. Да и мне не помешает...
  
  Хирайшин!
  
   Глава 21
  
  
  Я спрыгнул с дерева, закинул лук за спину и неторопливо подошел к ярко пылающему в наступающих сумерках пятну костра. Внимательный наблюдатель заметил бы, что огонь горит без угля и дров, тем не менее добросовестно разогревая подвешенный на треноге железный котелок с одуряюще ароматным куриным бульоном. Но компания, рассевшаяся вокруг очага на поляне в глухом лесу относилась к этим странностям как к должному.
  
  При моем приближении сидящие махнули руками, здороваясь, и задвигались, освобождая место. Я попытался сходу плюхнуться поближе к котелку, но сразу резко вскочил. Собрание захихикало. Скинув со спины лук, оказавшийся тверже и хм... острее, чем я ожидал, уже с комфортом устроился у огня.
  
   - Так, повеселились и хватит. Докладывайте, у кого сколько. По часовой стрелке.
   - Сто тысяч.
   - Сто сорок.
   - Сто пятьдесят тысяч.
   - Восемьдесят.
   - Восемьсот тринадцать тысяч сто шестьдесят семь рё и два рулона шелка из Страны Рек. Ну что вы уставились? - Недовольно прощебетала девушка, сидевшая рядом со мной, переждав восхищенное 'О-о-о' от присутствующих - Бордель, куда меня пытались уволочь, был для богатых. А ткань нам пригодится - на подарки!
  
  Я покосился на нее, в очередной раз попытавшись сообразить, кого же она мне напоминает. Приятное лицо, карие глаза, темные волосы до плеч... Нет, никаких совпадений. И где только взял, раз я сам не помню?...
  
   - Бордель, говоришь? - Заинтересованно поднял бровь. - И как там?
   - Очень горячие штучки! - хихикнула девушка, - Наверное, до сих пор тушат. Так что забудь! - Сурово посмотрела на меня. - Нечего по развалинам шататься!
   - Жаль... - С улыбкой вздохнул я. - Ладно, переходим к завтрашним мероприятиям. Малыш Джон, ты караулы развел?
   - Да, ше... Робин. - Под моим пристальным взглядом прогудел огромный мужик метров двух ростом и мышцами, буквально распирающими тесную рубашку. Арни, ты устарел, ха! - Все как обычно. По пять к... человек с каждой стороны плюс по одному наблюдателю.
   - Отлично. Тогда завтра ты выходишь из лагеря последним и со всем караулом на Западный Тракт. Засада как обычно. Торговцы говорили, что там пойдет караван. Груз не особо ценный - бакалея, так что гвардейцев Ноттингемского шерифа не ожидается. Но все равно будь внимательнее - если кого узнаешь, сразу сворачивайся, проблем с королевой Кэтрин мы не переживем, хоть она и благоволит мне... Брат Тук, - Низенький и полненький мужчина с выбритым затылком, одетый в изящно засаленную рясу, энергично кивнул. - У тебя завтра что?
   - За последние семь дней в пяти окрестных городках меня четыре раза пытались поколотить наемники во время проповеди о преимуществах бедности и необходимости делиться с нищими во имя Единого Бога! - Колобок упруго вскочил, но был возвращен на место взмахом руки. - Адреса нанимателей установлены, оставлено по одному наблюдателю, условиям предварительно соответствуют трое. Четвертый, владелец ресторанчика на площади, по подслушанным разговорам, дал денег ерики, чтобы они разогнали толпу, которая мешала клиентам. Не нищий, но...
   - Прекрасно. Тогда бери с собой завтра пятнадцать наших и выдвигайся. Ресторатора оставь в покое, мы отнимаем деньги только у богатых и раздаем их бедным! - Я усмехнулся, компания отзеркалила гримасу. - Теперь дальше. Мириам... - Девушка сидела неподвижно. - Леди Мириам!
  
  Она неожиданно вскочила.
  
   - Слушай, достал уже! Сколько можно! Мне надоело шататься по трущобам, соблазняя всяких извращенцев! А в борделе что было!.. Ну ничего, эти воспоминания еще ждут тебя!
  
  Девчонка тряхнула головой, ее окутал белый дым, который быстро развеялся, подхваченный легким ветерком. И передо мной оказался я. Злой и раздраженный я. Вздох сам собой вырвался из груди.
  
   - Айдо... Тьфу... Сорок девятый... Чтобы в легендах и маскировках не путаться, я решил на все время добычи ресурсов стать бандой... э-э-э... отрядом Робина из Локсли. Представляешь, в каких народ непонятках? Они это по-человечески произнести не могут, семь разных вариантов к нынешнему моменту уже есть! Да и сложнее запутаться, когда в своей легенде живешь, а не снимаешь ее по вечерам, как пиджак. Мне другое непонятно, с чего я перед тобой распинаюсь, если все это было обдумано до применения техники? Забыл уже? А Мириам... ты сам не захотел быть номерным, кто тебе доктор? Скажи спасибо, что я не Наруто! Что бы он с вами сотворил - страшно подумать! И вообще, твоим заданием был поиск воровских 'малин' на предмет их последующего потрошения! А ты чем занимаешься? Надо еще разобраться, что это на тебя сутенеров тянет! Да будь я проклят, если хотя бы прикоснусь к твоим воспоминаниям!
  
  Тем временем из темноты поляны вынырнула нескладная пузатая фигура в криво сидящей и мятой военной форме. Отличительной чертой нового персонажа была бородавка на носу фантасмагорических размеров. Кажется, он ею гордился...
  
  Новоприбывший тихо подошел к костру, разворачивая свиток. Он по очереди подходил к сидящим, трогал их за плечо, и, после непродолжительной возни тронутых в сумках, рюкзаках и карманах аккуратно запечатывал в макимоно полученные пачки купюр. Тот я, который не я тоже обратил внимание на происходящее.
  
   - Вот! Смотри, вот у него нормальное имя, несмотря на все твои игры! Так почему я не?..
   - Запомни! - Воздел к небу указательный палец. - Во всех эпохах, временах и вселенных, имеющих такую вещь, как деньги, отвечать за них не может никто, кроме прапорщика Наливайко! Это не просто закон - это догма! Так что, Сорок девятый, заканчивай бунт против себя самого, бессмысленный и беспощадный, возвращай как было и садись к костру, мы не закончили.
   - Ну ла-а-дно, но ты еще всплакнешь... - Зловеще протянул клон, по привычке складывая руки в печать. - Хенге!
  
  Я отвлекся на остановившегося рядом прапорщика, протянув ему солидную пачку купюр. По распределению ролей за мной, как за самым боеспособным, оставалась 'охота на изюбря'. Наверное, неудержимый разгул разбоя на фоне поставленной на поток сдачи в местную милицию прежних звезд бандитизма, которую производил странный тип с луком, в пилотке с пером и зеленых лосинах ( вот и меня догнала Сила Юности. Вы счастливы, Гай-сенсей?) порождал в мозгах местных заправил изрядную мешанину... Но деваться им было некуда, слишком уж удобным оказалось это место на границе Стран Огня, Травы и Горячих источников. Несколько не самых маленьких городков по всем сторонам чисто номинальной (для шиноби, конечно) границы, куча деревень, где можно было найти миссии D, а иногда и C-ранга на любой вкус и за весьма и весьма скромную оплату... Постоянное торговое сообщение, много погрузившихся в суровый мир чистогана, и тех, кто любит топить в нем других... В общем, рай для шиноби-придурка, который зачем-то повесил себе на шею полторы тысячи человек, не озаботившись последствиями.
  
  Можно было, конечно, подойти за деньгами к бабуле... Но когда я представил, как стою в кабинете Хокаге и толкаю речь... Получалось что-то типа 'Цунаде-оба-сан... Мне же положены деньги на карманные расходы? Я тут решил друзей на тропический остров свозить, а у них свои друзья, семьи... Почему? Да ваши ниндзя обгадились по полной. Что? Сколько человек? Да так, полторы тысячи... Сколько надо? Да миллиончиков сорок-пятьдесят, лучше сто. Но вы не волнуйтесь, я обязательно верну, как только создам собственное государство, с налогами и шиноби! Ой...'... И особенно то, что случится после таких слов... В свете этого и 'Робин Гуд' не совсем уж идиотизмом смотрится... А что? Раз уж все равно маскироваться, можно этот процесс немножко оживить. Всегда мечтал побыть ролевиком, а тут и для дела полезно!
  
  Я повернулся обратно, намереваясь закончить с зачинщиком беспорядков, но замер с открытым ртом. У костра, подобрав ноги под себя, уперев локоть в колено и подперев щеку кулаком, сидела и смотрела на меня в упор Тен-тен. Практически один-в-один, только сейчас она выглядела старше, а в теплых карих глазах перекатывалось веселье.
  
   - Получил? Теперь точно охотиться на извращенцев не пошлешь! - Моя ехидная гримаса на лице девушки смотрелась диковато.
   - Поче... - Я захлопнул рот, осознав идиотизм своего вопроса. А ведь действительно - не пошлю. Уел, сволочь.
   - Эх вы... Не думал, что я настолько без чувства юмора. Ладно, найди себе занятие сам. Только это Хенге скинь, сам понимаешь. И не вздумай в настоящем облике ходить... Так, никто сегодня по шее не получал? - Все замотали головами. - Брат Тук? Нет? Отлично, печать у всех заряжена, я пошел спать.
   - Э-э-э... А мне что делать? И можно я тоже внешность сменю? А то достали, сил нет... - С другой стороны костра тянул руку высокий черноволосый парень с красивым лицом. Я, как и всегда, при взгляде на него, поморщился. Уж слишком сильно он напоминал Учиху Саске... И обиднее всего было то, что иначе сделать - не получалось. Был в Учихе некий шарм...
   - Еще один бунтовщик... Информацию по кабакам кто будет собирать, а, менестрель Алан-а-Дэйл? Ни в жизнь не поверю, что мне может не нравиться женское внимание! Так что хватит уже об этом. Про тебя я не забыл, не беспокойся. Ты завтра идешь со мной. Все, отбой по казарме!
  
  С этими словами встал и отправился к небольшому закутку, образованному тремя близко стоящими деревьями, совершил вечерний моцион, хлопнул ладонью по горизонтально прибитой к одному из деревьев доске. Поплескал себе в лицо водичкой из печати 'мизу' /вода/...
  
  Внезапно накатила тоска. Наверное, пора бы уже и вернуться. Надеюсь, дома все нормально... Вздохнул, решительно подошел к импровизированной кровати, упал на нее и заснул сном без сновидений...
  
  
  Настырный солнечный лучик, неторопливо ползущий по лицу, наконец-то добрался до глаза и остро в него кольнул. Я окончательно проснулся, встал и обвел глазами импровизированный лагерь. Как и ожидалось, леди Мириам, которая уже не леди, куда-то удрала. Надеюсь, Сорок девятый, получив свободу действий, не перегнет палку. Впрочем, это ведь все равно я, так что ожидать можно всего...
  
  С противоположной стороны поляны Малыш Джон сосредоточенно выстругивал из подходящей палки, размером больше похожей на оглоблю, реквизит для миниатюры 'Добрый разбойник из глубины народа и щедрый купец'. Реквизит жутковато топорщился любовно ошкуренными сучьями...
  
  Рядом грустно отирался менестрель. А ведь интересно будет получить его воспоминания. Как свое место в мире ощущает непревзойденный Саске? Может быть, я просто не понимаю, как много потерял?
  
  А у костра возился с разогревом вчерашнего бульона прапорщик. Я поймал его взгляд и приглашающе махнул ему. Хлопнув по активатору и включив костер, он не спеша подошел.
  
   - Скажи пожалуйста, сколько у нас на данный момент наработано?
   - С учетом вчерашнего поступления - двадцать три миллиона пятьсот шестнадцать тысяч триста сорок два рё. Имеется также некоторое количество трофеев, которые выбрасывать нежелательно, вроде вчерашнего шелка. Вещи, конечно, никто не тащил, но иногда кое-что все же прилипало к рукам.
   - И много барахла? - Вот блин. На это я не рассчитывал...
   - Нет, запечатывающих свитков хватит. Но впритык. Свободных не останется.
   - Хм, неожиданно и неприятно... Что же теперь... Так, Восемнадцатый, разберись в вещах, бери только самое ценное. Ткань тоже оприходуй, все-таки мы одежду кое-кому не так давно порвали... - На мгновение стало стыдно. - Надо бы исправить. Освободи мне как минимум один макимоно. Все понятно?
   - Так точно, товарищ... Погоди, ты сказал - Восемнадцатый? То есть...
   - Да, - улыбнулся я, - концерт пора заканчивать, повеселились и хватит. Вчерашнее было убедительно. Раз уж меня самого это достало, то... С учетом сегодняшнего рейда Малы... Двадцать пятого и ночного развлечения Тридцать третьего миллионов пять мы в кубышку положим. И достаточно. А то еще не хватало, чтобы крестьяне поголовно в сапогах ходили...
  
  Моя улыбка отразилась, как в зеркале. Впрочем, почему 'как'? Они и есть зеркало. Пусть всего лишь затратная техника и удобный инструмент... Но все равно в каждом из них часть моей души.
  
   - Фух, - шумно вздохнул (вот все же интересно - чем? Клоны не дышат...) мой двойник. - Отличаться от остальных - это интересно, но вот быть не тем, кто ты есть - немного... напрягает. Ну, я пойду?
   - Да, иди. А я займусь подбиранием концов.
  
  Восемнадцатый из пятидесяти созданных клонов бодро зарысил к углу поляны, где у нас был оборудован мини-склад, а я направился было к остальным, но по пути резко сломал траекторию, повернув к костру. Пахло по-прежнему ошеломляюще вкусно, а вчера я так и не попробовал содержимое котелка. Время завтрака - и пусть весь мир подождет!..
  
  
  Мы с Одиннадцатым стояли на обычной улице ничем не примечательного пограничного городка Страны огня. Вполне возможно, что у него было и собственное название, но написано оно нигде не было, а спрашивать... Какое мне до этого дело, в конце концов? Я бы и сейчас тут не стоял - пункта выдачи миссий здесь не было, да и вообще ничего интересного. Но вчера меня угораздило, возвращаясь из очередного 'похода за зипунами', завернуть на центральную улицу этого городишки в поисках кондитерской. И там...
  
   - Видишь? - Я кивком указал на дальний конец улицы.
  
  После недавнего дождя там расположилась шикарная, с десяток метров шириной, лужа. В общем-то ничего необычного в этой картине не было. Неожиданностью не стали и двое детей лет семи, мальчик и девочка, занимающиеся тем, чем испокон веков занимаются дети, увидев лужу - пускали в плаванье разнообразные листики и щепочки, воображая, наверное, что они отважные пиратские капитаны. Все было вполне обычно и привычно... Кроме двух ярких пятен, сейчас изрядно припорошенных пылью - длинных, до середины спины темно-бордовых волос девчушки и более светлой, ближе к алому, неровно обкорнанной шевелюры пацана.
  
   - Это брат и сестра. Я вчера немного понаблюдал и порасспрашивал... В общем, они живут с матерью. Отца у них нет. Через полгода после их рождения в городок заявилась группа шиноби, в масках и без протекторов. День они рыскали по городу, что-то разыскивая, ночью ушли... А наутро мужика нашли зарезанным в собственной кровати. Зачем, почему - никто не знает. Жили тихо, никуда не совались,отец был мелким торговцем, отлучался часто... Боюсь, эту правду мы не узнаем никогда... В общем, я взял тебя именно за этим. Мне отчаянно нужен генетический материал для опытов...
  
  Почувствовав движение за плечом, оглянулся. На меня уставились круглые черные глаза. 'Совсем как в тот раз... Ностальгия, однако'. Кривоватая улыбка раздвинула губы.
  
   - Не бойся, я нормальный. Проверяли же, помнишь? Тесты и опросники с Земли вспоминали... Между прочим, пятьсот вопросов было, думаешь, легко было отвечать честно? Так что я не сумасшедший, просто немного увлекающийся. - Вновь накатила тоска. - Жаль, ведь теперь некого обвинять, кроме как себя самого. Похоже, я не такой, как считал сам. Наверное, нам обоим придется знакомится со мной заново...
  
  Так, встряхнись. Сейчас речь не об этом. Мне всего-то и нужно по пробирке крови. Сейчас известных Узумаки трое, а доступных двое, из которых один - полукровка, а вторая - эксперимент... этого долбаного червяка, выползшего из слоновьей задницы! Как подумаю, как он корежил Ю, чтобы привить Узумаки гендзюцу - хочется крушить все вокруг! Так, успокойся, твое время еще не наступило... Мне не хватает параметров выборки. Тестировочный фуин-то сварганить несложно, на основе диагностической печати, но вот на единственном примере... Да еще с учетом того, что все люди - братья, получается ересь. Так что...
  
   - А с чего ты взял, что они - наши родственники? Только волосы красные? Зачем тестировать тогда, хватай красноволосых и тащи на цугундер. - Клон хохотнул.
   - На памятнике их отцу прикреплена фотография. Не то, чтобы я посмотрел в зеркало... Но вот в шоу двойников точно поучаствовал. Знаешь, видеть свое лицо на могильной плите - это как-то бодрит. Путь он и старше был лет на двадцать, но очень похож... Такое случайно не происходит! И про Наруто ты забыл уже, да?
   - Слушай... Зачем тебе это надо? Я, конечно, понимаю... Но попробуй словами сказать, может что-то изменится. - Клон серьезно смотрел на меня.
   - Зачем? Хорошо, самому себе скажу как на духу - я хочу, чтобы у нас была семья. Такая семья, которая положена в этом мире, которая будет уважать, любить и поддерживать всех своих... А главное - такая, в которую буду бояться залезть всякие доброжелатели, и которой, в случае чего, будет нестрашно оставить собственных детей. Понятно сформулировал?
   - Да, вполне. Это все? - Хитро посмотрел на меня.
   - Об остальном пока рано говорить, да и думать тоже... И вообще, не отвлекай. Итого, задача-минимум - две пробирки с кровью, задача-максимум - чтобы они согласились переехать на остров. Ну и постараться прояснить что-то по их происхождению. Ты разговариваешь, я поддерживаю. Пошли!
  
  Кинул на себя Хенге какого-то мельком виденного в рыбацкой деревне парня и двинулся было за копией но... Внезапно меня как будто окатило холодной водой изнутри. Хм, оказывается, отвык за месяц от ощущения развеянных клонов... Так, и кто же у нас такой бодрый, смогший пробить печать 'Последняя крепость'?..
  
  Воспоминания всплыли в голове... я обалдел и, бросив Одиннадцатому: 'У нас ЧП. Иди сам!', прыгнул на какую-то из меток отряда двадцать пятой копии, больше известного в окрестных деревнях, как предводитель больной на голову, но доброй банды с непроизносимым именем Малыш Джон...
  
  Первое, чем встретил меня небольшой перелесок около дороги, облюбованный нами для засад - грохот ударов, треск ломающихся деревьев и дробный перестук втыкающегося в древесину железа. Я быстро огляделся. Из-за редких стволов выглядывал кусочек дороги со стоящими телегами, сейчас до половины закрытых пылевым облаком. В нем, закручивая песчаные вихри кто-то метался, иногда останавливаясь. Сразу же за этим следовало короткая дрожь земли, сопровождавшаяся грохотом, и из пыли кеглями после страйка разлетались клоны. А вот справа, где стучали железяки, все было, видимо, не так благостно, ибо именно оттуда торопился командир отряда.
  
   - Джон, быстро, обстановку! По воспоминаниям получается какой-то бред!
   - Шеф, мы попали по полной программе! Здесь - шиноби!.. - Упс.. - Из Конохи! - Тля... - Сакура и Шизуне!..
  
  М-мать! Больше никаких слов просто не находится. Аж технику упустил от такого...
  
  Тем временем клон посмотрел на меня:
  
   - Шеф, ты как, разенганы санкционируешь? 'Последняя крепость' держит от души, пока только одного потеряли, мы их числом задавим! А уж если ты зерг-раш подрубишь!..
   - Ты что, охренел?! Это ж сестренка! Как ты даже подумать такое мог!..
   - Я не досказал. Шизуне... Ее сенбоны хоть нас и не травят, но замечательно срывают Хенге. Так что она видела, кто именно напал на караван.
   - А Сакура? - Мля! Нет, трижды мля! Мля-Мля-МЛЯ!
   - Пока нет. Клоны уворачиваются. Думаю, попади клон под такое, даже с печатью развеет с одного удара, но она жутко медленная. Поэтому только камень дробит, но так, что даже ты со своими кандзи обзавидуешься. Почти как бабуля, и где только науилась такому?..
  
  В битве наступил перерыв. Клоны неорганизованно отступили к перелеску и стали готовиться то ли к последней атаке, то ли к героической обороне. Пыль осела, позволив рассмотреть устало замершую на обочине Сакуру и вернувшуюся к телегам от края леса Шизуне. Я помедлил, вглядываясь внимательнее. Щека зачесалась, машинально прихлопнул гипотетического комара.
  
   Розоволосое чудо... вищ... нет все таки чудо, так как чудит много, насторожено осматривалось, грозно хмуря тонкие розовые бровки. Стала старше, немного сменила имидж, лицо стало чуть менее глупым, а в остальном ничего не... Я перевел взгляд ниже и невольно усмехнулся. Нет, кое-что все-таки изменилось. Плоскодонка вышла в океан и обзавелась двумя маленькими килями, ха! А вообще, Наруто, ты полный бака. Видел бы ты нашу маму, ты б в эту сторону и не посмотрел больше! А поколотить собственного парня каждая готова, только попроси. В очередь выстроятся!
  
  В противоположность, Шизуне выглядела точно так, какой я ее запомнил. Разве что, никогда не видел ее в иной одежде, кроме, так сказать, домашнего. Как и все джонины, она весьма вольно трактовала понятие 'форма'. Отпущенные чуть не до колен рукава делали ее немного похожей на грустного Арлекина, разве что нарисованной слезинки не хватало. Вот только у Арлекина не бывает такого опасного прищура. Как по мне, девушке с таким выражением лица больше пойдет не капелька на щеке, а крестик...
  
  Однако что же делать? Нужно только посмотреть в глаза Шизуне, чтобы понять - она намерена не только отбить нападение, но и разобраться с причиной, до конца. Мда, вот так вот и задумаешься о пользе дружеских связей... До 'Саск...' Ой... 'Айдо, я верну тебя любой ценой', бросая все на своем пути и теряя по дороге штаны, явно не дойдет, но все же, все же... Драться не хочется, во-первых, Ши - джонин и реакцией ну никак мне не уступит, это просто невозможно, во-вторых, их двое все же... Сакура, судя по содроганию почвы, на танк не тянет, но вот на маленький колесный броневичок - вполне. Будет сложнее. А, в-третьих, скорее всего, я опять не сдержусь... Раз уж я самого близкого человека чуть на ноль не помножил, то тут и подавно. Надо бы как-то разобраться с этим, валерьянки попить, что ли...
  
  Так что же?... О, мысль! 'Разделяй и властвуй', надо же. Как всегда, банально, и как всегда, в первый раз. Но драться начинать ни в коем случае нельзя, момент будет упущен. Ну, тогда как раз и проверим одну старую мысль...
  
  Скрутил ладони в распальцовке, тихо выдохнул: 'Кеккай: Тенгаи Ходжин' и напрягся, увеличивая поступление чакры в технику. Прозрачная кольцевая волна побежала от меня во все стороны, вздымая легкие пылевые вихри. Девчонки у дороги вздрогнули и подобрались. Не нервничайте, хотел бы убить - кунаями закидал. Все же это очень медленная и затратная штука... А теперь - вперед!
  
  Я говорил это уже много раз, но все равно не устану повторять это никогда. Будь благословен тот неведомый шиноби, который изобрел теневых клонов... И мой папашка при возможной встрече отделается всего лишь пинком в печень именно за Хирайшин. Мне иногда кажется, что эти техники не из этого мира, сконцентрированного на эффективном уничтожении всего, что движется и дышит. Уж очень они многогранны для простого орудия резни себе подобных. А иногда и просто незаменимы...
  
  Вот и сейчас, начав шаг под деревом, миг полюбовался изнутри на зелено-голубую сферу в пустоте и закончил движение за левым плечом розоволосой. Девчонка успела удивленно распахнуть прозрачно-зеленые глаза и даже начала поворачивать голову в мою сторону... Все остальное отменил сильный, но аккуратный удар ребром ладони в сонную артерию. Я подхватил оседающее без сознания девичье тело на руки и грустно улыбнулся. Не попусти Рикудо, Наруто узнает... порвет на сотню маленьких братишек и скажет, что так и было. Поэтому т-с-с...
  
   - Шизуне-оне-сан, подожди! Это не то, что ты подумала! - Иногда способность нести чушь очень помогает.
   - Айдо... Почему ты напал на нас? Зачем ты ударил Сакуру? - Ух! Никогда бы не подумал, что этот взгляд поверх рукава с натянутыми лесками иглометов будет прицеливаться именно в меня...
   - Извини, ничего другого, чтобы ее успокоить, я не придумал. Я не нападал на вас, это вышло случайно! Знал бы, что вы тут - удрал впереди собственного визга!
  
  Шизуне еще раз смерила меня прищуром с головы до ног, опустила руки и неожиданно улыбнулась.
  
   - Ты просто поговорить не пробовал? С девушками иногда срабатывает. И почему сбежал бы, неужели мы такие страшные?.
  
  Тьфу ты, хоспади... Кто о чем, а у девчонок одно на уме.
  
   - Айдо, ну нельзя же так безответственно поступать! Если бы Цунаде-сама не поделилась со мной твоей историей, я могла бы и убить тебя! Нужно быть осторожнее! - О, джонин на задании ушел, сестренка вернулась. Так гораздо лучше. А насчет 'убить'... Хорошо, что проверить не пришлось. - Ладно, неси Сакуру сюда, посмотрим, что ты там натворил, мог и гортань перебить. А ты пока вытащи возниц и охрану из канавы, раз уж грабежа не предвидится.
  
  Я осторожно положил розоволосую в наименее загруженную повозку, дождался, когда оне-сан отвернется, махнул рукой в сторону леса и отправился успокаивать гражданских, задумчиво перебирая холодные струйки воспоминаний двадцати четырех клонов. Дело наполовину сделано...
  
  
  ... - И вот так вот я встретил вас. Должен сказать, это было очень неожиданно. Как вы оказались в этой компании и почему никто про вас не знал?
  
  После того, как кучеры, купцы и охрана заняли свои места, Шизуне неожиданно предложила мне ехать с ними, сославшись на то, что, раз такие неожиданности начались уже около границы, дальше будет еще хуже. Я лишь молча улыбнулся - ей просто хотелось поговорить. Я немного подумал и согласился - до ближайшего городка едва три часа тележного пути, а новости я и сам узнать хочу. Не Митараши же о Конохе расспрашивать, у нее каждое второе слово - издевка... А каждое первое - насмешка! Так что под скрип колес и плавное покачивание повозки я изложил оне-сан свою историю, без ненужных сейчас подробностей, конечно. На вопрос, что я здесь забыл - упирал на тяжкое житье нукенина. Хроническое безденежье сиротинушки и стонущие под игом бандитизма жители региона привлекли к себе суровый, но справедливый взгляд супергероя в маске, поклявшегося бороться со Злом... Ну и все прочее про страдающую и непонятую душу молчаливого мстителя, на что так падки девчонки во все временах и мирах. Сестренка внимательно слушала, одобрительно кивала и изредка похихикивала на особо завиральных местах...
  
   - Мы закупали материалы для госпиталя. Готовые лекарства, сырье, травы - все то, чего в Стране Огня нет. Ты же понимаешь, купцам некоторые вещи не доверить - та-акого привезут..
   - А она тебе зачем? - Кивнул на Сакуру.
   - Ты не знаешь? Ах да, ты же... Она теперь ученица Цунаде-сама. Госпожа ее очень хвалит, говорит, что она очень способная. Но когда ругает, все время угрожает отдать ее в ученицы 'одному нукенину, как только он перестанет шляться неведомо где и займется, наконец, делом!' - Весело посмотрела на меня.
   - Нет, спасибо! Цунаде-сан ругает, а я вообще прибью! - Я отрицательно замотал головой и наткнулся на травянисто-зеленый взгляд очнувшейся Сакуры. Девушка заметила, что я смотрю на нее, моргнула и рефлекторно вжалась в борт повозки, подальше от меня.
  
  'Мдя, Айдо... Вот и наступил тот славный миг, когда тебя боится половина встречных... Скоро твоим именем будут пугать детей и беременных женщин, а от его звука в горшках будет скисать парное молоко и начнут пропадать надои у коров. Оно тебе сильно надо было?'
  
  Несмотря на грустные мысли, я улыбнулся:
  
   - Доброе утро, вишенка! - И, заметив в глазах вспыхнувшие злые огоньки, улыбнулся шире. - Как спалось?
   - Чт-то произошло?
   - Э-э-э... - В разговор вступила Шизуне. - На караван напали нукенины. Один из них смог подобраться к тебе незамеченным и оглушить. Айдо случайно проходил мимо и решил нам помочь.
  
  Рассказ о том, как я упрашивал сестренку ничего не рассказывать о нападении на торговцев - стоил бы отдельной книги, заполненной покаянием и катарсисом от корки до корки. Я упирал на две вещи - ошибки молодости и реакцию Цунаде на такие новости. Шизуне, хихикнув: 'Да уж, достойный заработок для почти джонина Конохагакуре - грабить караваны, нечего сказать', согласилась, при условии, что это было последний раз. Я клятвенно пообещал. И вот теперь она излагала Сакуре версию 'для общественного пользования', умудрившись ни разу не соврать. Талант!
  
   - Да? А я помню немного другое... - На лице розоволосой проступила маска воплощенного скепсиса. Бросила косой взгляд в мою сторону, я невинно пожал плечами.
   - Из-за кислородного голодания могут возникать галлюцинации... Как ты себя чувствуешь? - Спасибо, Шизуне.
   - Слушай, оне-сан сказала, ты у бабули занимаешься? - Да и так видно, что с ней все в порядке, а вопросы жгли мне язык. - Интересно, наверное? А как там Наруто? Я уже два года на задании, даже пришлось вот в нукенины перекраситься для конспирации, да, оне-сан? Давно новостей из деревни не слышал.
   - Ну-у... - Девушка задумалась. - С тех пор, как ушел... Саске, - имя далось ей нелегко, - многое случилось. Наруто, как я с Пятой, стал учеником Джирайи-сама и ушел с ним в путешествие. Его уже почти два года не было в деревне. Иногда они присылают весточки, что с ними все хорошо и больше никаких новостей. Я думаю, он стал очень сильным! - Задумалась, улыбнулась и сразу стала очень милой.
  
  Я же в бессилии откинулся на борт телеги. О, Рикудо-сеннинушка! Как ты допустил такое?... Мой глупый старший брат два года назад брошен на воспитание в логово дремучего извращенца... Кто же вернется обратно?.. Я представил, как Джирайя и Наруто и одинаково горящими глазами и шевелящимися подобно щупальцам осьминога пальцами крадутся к задней стене женских бань, по пути грамотно прикрывая друг друга, призывая жаб разного размера в качестве тактических укрытий и в конце концов с плотоядным хихиканьем высверливают в бамбуковой загородке дырочки разенганом... и, не удержавшись, расхохотался.
  
   - Ф-фух. Не дай Ками, такое на самом деле произойдет. Скажу, что мы не братья, а его нам в семью подкинули! - Бормотнул себе под нос.
   - Все ребята твоего возраста и выпуска уже стали чунинами, а Шикамару вообще джонин. - подключилась Шизуне.
   - Ну, это было ожидаемо. Нара, наверное, и Хокаге станет, чтобы официальным приказом вменить себе в обязанность лежать на крыше и смотреть на облака. А вот остальные... Мои тоже? И Ли? И... Тен-тен?
   - Да, они тоже чунины. На последнем экзамене они были одними из лучших!.. Что с тобой, Айдо?
   - Намекаешь, что я балласт, который тянул их ко дну, оне-сан?... - Я пригорюнился и попытался пустить слезу.
  Нет, что ты! Я совсем не то хотела сказать! - Замахала на меня рукавами.
   - Да ладно, шучу. А десятая команда как? Хини... Хината-чан, - поправился я под удивленным взглядом Сакуры, - тоже справилась?
   - Да, и очень неплохо. Она, кстати, решила получить специальность ирьенина и ходит на практику в госпиталь.
  Хорошо. - Я рассеянно улыбнулся. Хотелось послать куда подальше все заботы, взять нам с сестренкой по чашке чая и тормошить ее, пока она не расскажет все-все, что произошло за эти два года до мельчайших подробностей. Кто на какие миссии ходил, кто с кем подружился или поссорился... кто о ком скучал или не скучал... Но в кибитке была лишняя пара настороженно шевелящихся розовых ушек и я не стал развивать эту тему. Думаю, рано или поздно, так или иначе навещу родную деревню сам и лично со всеми поговорю. В конце концов, пора выходить из тени! А пока... - Слушай, оне-сан... Давно интересовался, но все как-то к слову не приходилось... Что ты знаешь о генетическом тестировании в полевых условиях? Уж наверняка вы с бабулей мимо такой темы пройти не смогли, у нее обширная практика была...
   - Мы?.. - Девушка явно растерялась. - Айдо... Я никогда этим плотно не занималась, моя специальность - яды...
   - Вообще-то у нас с Цунаде-сама был недавно урок на такую тему... - Сакура все еще опасливо зыркала на меня, но желание похвастаться перевесило даже это.
   - Да? Слушай, расскажи, будь хорошей вишенкой, а? Ты ж потом сможешь отвечать на бабулину критику: 'Как же, как же! Я сама этого нукенина учила, он полный валенок!'. Погоди-погоди... так, готов записывать.
  
  Шизуне тихо хихикала, а розоволосая, забыв разозлиться, недоуменно переводила взгляд с нее на улыбающегося меня. Еще никогда лекция по генной инженерии не начиналась с вопроса: 'Что такое валенок и чем его наполняют?'. Но зато теперь после меня в мире останется значимый след, ибо в результате подробнейшего рассмотрения данного вопроса отныне и до тепловой смерти вселенной, валенок - это Наруто!..
  
  Глава 22
  
  ... Я помахал девушкам, стоящим на крыльце гостиницы и неторопливо зарысил обратно. Хорошо, когда все идет своим чередом и не надо никуда торопиться. Менестрель обаянием склоняет женщину с двумя детьми к... э-э-э... переезду, мешать не стоит. Тридцать третий с компанией заняты делом... О, уже закончили... что, три миллиона четыреста? А сколько там у нас в общем, двадцать семь? Маловато, конечно... Но на первое время хватит, а там, надеюсь, перейдем от грабежа и разбоя на нормальную экономику. Наверное, все же придется возрождать славные вьетнамские традиции, благо клоны есть не просят и в туалет не отлучаются. А если их сразу из огненной чакры делать, то вообще можно примерно... да, на недельку заняться другими делами, а потом обновить.
  
  Дорога-то какая тихая... сколько уже пробежал, а ни человечка нету... Это я всех распугал, что ли?
  
  А вообще, что такое теневой клон из элемента огня? Это у нас получится 'Катон: Каге Буншин' и при повреждении его оболочки наружу вырвутся не безобидные белые облачка, а... Да черт! Как так можно что-то тренировать?! Только-только научишься чем-то пользоваться, глядь - а ты и четверти возможностей не подключил... ну что за жизнь! 'Хочу все знать', короче говоря, быстро и сразу.
  
  Так, под мысли о безграничности человеческих знаний, я не спеша прыгал по деревьям вдоль по-прежнему пустой дороги. До тех самых пор, как из-за поворота неожиданно не вывернули двое. От неожиданности я остановился - от этих фигур буквально веяло чем-то нехорошим. Я присмотрелся внимательнее... Оба были одеты в одинаковые черные плащи с красными облаками. В такие же, как Учиха Итачи при нашей первой, единственной, и, дай Ками, последней встрече! Ба! Так это же, судя по рассказам Джирайи - пресловутые Акацки, Рассвет, если по-человечески... И тоже двое. А ведь, насколько мне помнится, все сподвижники Итачи занесены в международную Техаишо... Сейчас посмотрим! Я достал перевязанную стопку книг, которые в последнее время стали для меня настольными, и вытащил из пачки самую тоненькую брошюрку. Настороженно кося глазом на никуда не спешащую парочку, начал быстро перелистывать страницы.
  
  Так... Хидан из Югакуре, нукенин... Хотя не знаю, применимо ли тут это слово - Югакуре уже не существует и вполне комфортно себя чувствует в качестве курорта... Ладно, пусть будет нукенин, чтобы в терминах не путаться. И Какузу, судя по протектору - нукенин Такигакуре. И все. Ни описаний, ни кличек, ни способностей. Но зато рядом с изображением была указана цена, и я пораженно поднял глаза, прищурившись на дорогу. Девяносто и шестьдесят - это как?... Сто пятьдесят миллионов за двоих... Внутри меня во мгновение ока родилась, окрепла, возмужала и бросилась в атаку на беззащитный мозг - Жадность! Сто пятьдесят... Сразу решатся все проблемы на пару лет вперед, можно даже пошиковать... И это за трупы! То есть замочить так, чтобы что-то осталось - и в дамках! Э, погоди, дружок. Они же в одной организации с Итачи, там слабаков быть не может. Да, но сто пятьдесят!.. Да и вряд ли ребята уровня Каге будут ходить просто так... Айдо, сто пятьдесят миллионов буквально валяются на дороге! Но с Итачи ты встретился сам, признайся честно, стоила бы его голова хоть миллиард, какие шансы у тебя были ее получить? Но с тех пор я стал гораздо сильнее! Сейчас бы я с ним пободался. Да и вряд ли в этой организации есть кто-то сильнее его, это просто невозможно, наши коноховцы самые могучие, даже та рыбодылда с дубиной ему подчинялась. Сто пятьдесят миллионов. Айдо, сто пятьдесят!..
  
  Двойка нукенинов поравнялась с моим деревом. До меня обрывки разговора на повышенных тонах. Кажется, они о чем-то спорят. Отлично, значит, у них еще и разлад между собой! Сто пятьдесят миллионов, Айдо! В конце концов, ты всегда можешь сбежать!
  
  Я глубоко вздохнул, набрался решимости, и взмахом левой руки отправил в ближайшего ко мне нукенина - пепельноволосого Хидана, поток кунаев с метками, закрутив в правой простой разенган. Вот ведь зажрался, техника А-ранга мне уже, видите ли, 'простая'..
  
   За спиной у нукенина торчало нечто алебардообразное, кажется, тут это называется 'нагината' (спасибо, Тен-тен, хоть какие-то зайчатки знаний о своих колюще-режущих ты в меня вколотила), больше него самого раза в полтора. Так что существует ненулевой шанс, что он неповоротлив, раз предпочитает такие бандуры, и я смогу срезать его одним ударом. А со вторым - потом видно будет.
  
  Рассветовцы резко обернулись на свист кунаев... пора. Я прыгнул с ветки вперед чтобы выйти из Хирайшина с одного из ножей... И первым, что я увидел, был длинный железный штырь в левой руке моей жертвы, вполне успевающий отбивать все летящие в него ножи. Обалдеть, у него есть оружие для левой руки, несмотря на двуручную алебарду? Вот это я с монстром связался... Под прямой удар к нему лучше не попадать...
  
  Противник явно не ожидал меня, чрезмерно увлекшись железками, поэтому торопясь, пока он открылся, изо всех сил вогнал спиральный шар прямо в ничем не защищенную грудь . Ну вот и все.
  
  Уже приготовился отпихнуть падающее тело и развернуться ко второму, когда заточенная железка, вдруг ускорившись, пропахала глубокую борозду у меня на груди. И последнее, что я увидел, торопливо отпрыгивая, был насмешливый взгляд розово-красных глаз.
  
  Замер метрах в пятнадцати от парочки, тяжело дыша. Глубокая царапина набухала кровью. Черт, вот это реакция, почти ни в чем не уступает Итачи. И зачем ему тогда этот металлолом? Ну и Ками с ним, враг дуреет - мне прибыль. Первый удар все равно был за мной, у него внутри должно остаться только месиво. Я, честно говоря, рассчитывал на фонтан потрохов из спины, но обошлось только стесанной до мяса кожей. Ну и безразлично, все равно все повреждения внутри. Вот сейчас тело упадет и мы пообщаемся со вторым. Если он такой же, то это будет просто! Глядишь и нервное напряжение скину, не буду больше на своих кидаться..
  
   - Эй, Какузу, это еще что за хер с бугра? Нас наконец-то заказали дерьмовым ойнинам? Или какая-то блохастая тварь решила, что она самая умная?
  
  Наверное, даже слова 'как громом пораженный' не смогли бы передать всей гаммы моих ощущений, когда я наблюдал, как Хидан, мерзко ухмыляясь, обдирает с себя огрызки разорванного моей техникой плаща. С оголенного мяса, кое-где белеющего торчащими ребрами, потекла кровь, но его, кажется, это нисколько не смущало...
  
   - Комура Айдо, Коноха, нукенин, два миллиона. Неинтересно. - Сказал второй глуховатым из-за тряпки на лице голосом
   - Тогда он мой! Он сделал мне ох***нно больно, а я уже целый день никого не убивал! Не смей вмешиваться, Какузу!
   - Да как скажешь. Время есть, так что мне плевать. Может быть, ты наконец-то угомонишься и сдохнешь. - Напарник пепельноволосого скрестил руки на груди и уселся на придорожный пенек.
  
  Я в шоке смотрел на двухсотпроцентный труп, которому забыли об этом сообщить, ругающийся со своим напарником. А, может, попробовать? Чем биджу в бреду не шутит?..
  
   - Э-э-э... Вообще-то ты должен быть уже мертвым...
   - Еще каждый бл***ский еретик будет указывать мне, что делать! Я буду счастлив предстать перед своим богом! Но ты сделал мне больно, урод! Я помолюсь за твою вонючую душу после того, как ты умрешь во славу Джашина-сама!
   - Э-э-э... Ты идиот? Ты сам слышишь, что несешь? - Так, пора заканчивать этот театр абсурда.
  
  Не сдох, значит, оказалось мало. Добавим, тем более, второй не вмешается, пока ситуация не станет критической. Вряд ли он хочет потерять напарника, что бы ни говорил. Значит, надо закончить все вторым ударом, быстрым, но мощным. И... 'их есть у меня!'. Швырять не буду, вдруг увернется. Прыгну, благо кунаев вокруг него море, и воткну шар прямо в него. Раз он такой прочный, то после Разеншотена что-то обязательно останется!
  
  Сложил руки в 'концентрацию', сосредотачиваясь на открытии Печати Отшельника. Хидан тем временем зашевелился, странно двигая ногами.
  
   - Сраный еретик не хочет добровольно отдать свою жизнь во славу Джашина-сама! Ты оскорбляешь бога! Я не могу простить неуважение! Джашин-сама привел тебя ко мне, чтобы я очистил твою душу болью!
   - Слушай, я смотрю, вы все в Рассвете повернутые. Сначала ненависть, теперь вот боль... Чудак с концентрическим зрачком случайно не из ваших?
  
  Пепельноволосый посерьезнел.
  
   - Ты встречался с Лидером? Это замечательно! Я сам должен убить его, а ты станешь доказательством! Но пора начинать!
  
  Обидно, конечно, когда твои желания совпадают с желаниями повернутого на голову неубиваемого садомазохиста, но он прав. Печать наконец открылась и я начал набирать природную энергию, одновременно закручивая в руке заготовку под разенган.
  
  Тем временем Хидан ухмыльнулся, поднял железный штырь и сладострастно его облизал. Тьфу, пропасть!
  
  Но, как оказалось, он не зря предавался низменному желанию облизать что-то продолговатое. Его тело стремительно поменяло цвет, на коже проступили стилизованный рисунок костей, а на лице сам собой изобразился череп. Это еще что за хрень?!
  
   - Боль угодна Джашину-сама, почти как резня! О, смотрю, ты уже что-то пытаешься сделать? - Посмотрел на почти готовый Разеншотен. - Значит, пора познать отчаяние беспомощности!
  
  Я уже почти прыгнул, когда Хидан с размаху воткнул железяку в свою правую руку. От резкой боли в уже моей конечности ладонь конвульсивно дернулась, не удержав технику, и огненный шар раскрылся в сторону сорвавшихся потоков. Концентрация чакры для прыжка сломалась, энергетический рисунок Хирайшина странно исказился и часть пламенной реки скрылась в треснувшем черными линиями пространственном окне, чтобы вынырнуть на месте куная с маячком, окатив пепельноволосого огнем с головы до ног. Часть моего сознания, не обращая внимания на свое корчащееся тело с проступающими язвами ожогов, удивленно отметила: 'И так тоже можно? Интересно. Значит, опять тренироваться. Если доживу...'
  
  Я с трудом поднялся на ноги. Наверное, я сейчас могу работать ходячим пособием в ожоговом. Пока ходячим... Весь спектр, от обуглившейся руки, до легкого покраснения на ногах. Если бы не отключенные нервы - сошел бы с ума.
  
   - Джашин-сама проклял тебя, дерьмовый еретик! Это - только начало! Или мне избавить тебя от страданий? - На нем обгорел плашь и расплавилась цепочка с медальоном, изображающим треугольник, вписанный в круг. И только.
  
  'Черт, что же делать? Хирайшин? А если ему захочется отрезать себе голову в мое отсутствие? Радиуса работы этой... техники?.. проклятия?.. я ведь не знаю. Придется или завершить дело здесь... или бесславно сдохнуть, пойдя на поводу у жадности... Нет, ни за что! Я ведь еще так много не успел... Черт, ну где же этот долбаный берсерк, когда он так необходим? О, если бы я мог понять, как он это делает! ПОНЯТЬ!'
  
   - Нет, еще рано! Ты еще не почувствовал! - И щтырь втыкается в левую ногу. Я упал на колено, упершись рукой, чтобы не покатиться кубарем.
  
  На дне сознания что-то шевельнулось и неощутимо прошептало: 'Я... он... все же нужен...на? Больно... Прости... Возьми...' Но мне было не до голосов в голове. Будь тут черт - и от него помощь бы принял! Слава Ками, это не понадобилось. Глаза ожидаемо кольнуло, мир расцвел... А под ногами нукенина заполыхал черным огнем символ, тот же, что на его медальоне. От него ко мне тянулись черные щупальца. А на на краю зрения, на пеньке, вместо человеческой фигуры шевелился клубок отвратительных нитей с пятью яркими точками внутри...
  
  Спустя секунду все закончилось, но... 'Не он! Не он, а символ! Не зря же эта тварь стоит неподвижно? Значит, надо разрушить контакт. Нужно что-то, чтобы столкнуть его, по возможности не повреждая, мне хватит уже за глаза. Как назло, ничего такого у нас нет... Хотя...'
  
   - Что ж ты никак не сдаешься, дерьмо Хвостатого? Мне уже надоело! Сдохни! - Хидан ухватил обоими руками железку, повернул ее острием к себе и резко вонзил в середину груди, пару раз провернув и расшатав. Но одновременно с первым его движением из-под моей левой руки разбежались линии печати, а изо рта вырвалось: 'Кучиесе Но Дзюцу: Фоливорус!'
   - Айдо, при...
   - Ударь его! - смог прохрипеть я сквозь разгорающуюся... нет, даже не боль. Сквозь разгорающийся в груди огонь пожара, которому, видимо, суждено стать для меня последним.
  
  Как раз в этот момент пепельноволосый стал стремительно выцветать, возвращаясь к обычному человеческому цвету. Он удивленно распахнул глаза, одним движением выхватил алебарду... И чудовищный удар смел его вместе с метровым слоем земли к деревьям на обочине, хорошенько об них приложив.
  
   - Айдо, у меня в лапе что-то застря...
   - Уходи... - Практически прошептал я. Хлопок - и его не стало.
  
  Я по прежнему валялся на земле. Отключение нервов уже не помогало, разве что рубануть позвоночный столб... 'Так вот что чувствуют грешники в аду. Ну что ж... Значит, пора... Пришло время...'
  
   - Ты глянь, скотина, все никак не подохнет! Может, он твой выб***док, а, Какузу? Ты наши денежки в борделях не спускал, х***ц свой балуя? И что это была за срань? Чт?..
  
  Нукенин заслонился рукой от мощного порыва ветра, бросившего ему в лицо громадное облако песка. Какузу, что-то разглядев в пыли, вскочил со своего пенька.
  
   - Возрождение: Печать Феникса! - доверительно сообщил я ему, поднимаясь с земли. Сжал и разжал правую ладонь. Как новая, ни следа ожогов. Все остальные повреждения тоже зажили. Вот только... Почему так шатает? Надо бы поработать над своей выносливостью, второе 'Возрождение' подряд я, видимо, не переживу.
  
  Заглянул в розово-красные глаза. Стыдно-то как... Да, Айдо, сегодня ты не умер исключительно божьим попущением... Но, раз я остался здесь, значит, для чего-то нужен?
  
  'Так, главное, не потерять сознание'. Не отпуская взгляд уже бросившегося на меня пепельноволосого нукенина, прыгнул на единственный маячок, который я смог почувствовать. И, меланхолично развалившись на деревянном полу небольшого, но чистенького дома, наблюдал за поднявшейся суетой менестреля поневоле; за прижавшей руки к груди женщиной немного за тридцать, но все еще симпатичной; за двумя мелкими язычками темно-бордового и алого пламени, любопытничающими за дверью... Лежал и размышлял, что именно нужно сделать и как стать сильнее, чтобы однажды вернуться за ста пятьюдесятью миллионами рё, которые задолжали мне эти двое?..
  
  Интерлюдия.
  
   - Он напал на вас и выжил после этого? - На радужной тени Лидера по обыкновению живыми выглядели только глаза, как всегда безразлично смотревшие на собеседника. Но Какузу было плевать. Его интересовало только то, что приносит прибыль.
   - Да. Он достаточно силен. Я почти уверен, что видел Хирайшин. Считалось, что эта техника утеряна. Кроме того, он демонстрировал не только это. Навевает воспоминания... - Мужчина в плаще и тряпичной маске на миг запнулся. - Кроме того, он умеет очень хорошо прятаться. Цену за его голову всего лишь в два миллиона после того, что я видел, по-другому объяснить невозможно. Думаю, если бы он знал, с кем имеет дело, Хидан бы так просто не отделался.
   - Хей! Кто бы говорил, дерьмовый старпер! Ты вообще все веселье на пеньке просидел! Хоть бы помог! Мне пришлось сутки замаливать грех перед Джашином-сама, потому что я не успел его убить!
   - Ты не просил. А твоя вера - это только дополнительные траты. - Бросил нукенин в сторону возмутителя спокойствия и вновь повернулся к терпеливо ждущей окончания перепалки голограмме.
   - Как ты думаешь, нападение может быть связано с нашими планами? Осталось совсем немного времени...
   - Не думаю. Я уверен, - тут в голосе Какузу что-то мелькнуло. Существа, мало общающиеся с ним... или слишком хорошо его знающие, назвали бы это приязнью. Хотя таких уже давно не было в живых... - что он пытался получить награду за наши головы. Быстрый первый удар, но слабый, на фоне того, что он показал потом. Никакой подготовки. Неожиданно увидел и решил заработать денег.
   - Комура Айдо, нукенин, Коноха. - Задумчиво проговорила голограмма. - Шиноби, желающий избавлять мир от боли радикальным способом... Зецу, проследи. Как бы он хорошо ни прятался, ты справишься. Он может принять наши цели...
   - Да, Лидер. - Коричневый нарост на ближайшем дереве раскрылся двумя огромными листьями хищного вида, обнажая черно-белую голову. Казалось, существо склеили из двух половинок, отличающихся друг от друга до мельчайшей детали - глаз, необычный лишь цветом у белой части и желтый огонек адского факела у черной; рот, хоть и его половина у первой и полное отсутствие этой необходимой части тела у второй. Но неудобств оно от этого явно не испытывало.
  
  Голограмма исчезла, Зецу, вновь укутавшись в свои листья, скрылся в древесном стволе, а Какузу продолжал лениво размышлять. Он полностью выполняет свои обязательства перед организацией, за непроверенные догадки ему не доплачивают, а парня не было в списке... Но верно ли он сделал, что не рассказал Лидеру о мелькнувших на мгновение в пылевом облаке пронзительно-ярких красных глазах с черным вертикальным зрачком? Уж очень это было похоже на... И, возможно, на этом получится заработать немножко денег...
  
  Размышления, по обыкновению, прервал напарник, которого Какузу уже давно бы убил, если бы это было хоть немного выгодно. И если бы он смог...
  
   - Ну все, закончили говорильню? Я скоро пришью заносчивого ублюдка... А это издевательство над священной волей бога, не имеющее ни капли крови, порублю на куски и сожгу. А теперь идем в Страну Травы. Хоть я и потерял оружие, из-за тебя. му**ка, мне кажется, купить новое ты не захочешь. А там я видел одного урода с шикарной штукой! Этой косой я принесу еще больше славы Джашину-сама! Хей! Подожди меня!
  
  И два напарника под привычные вопли пепельноволосого отправились в долгое путешествие, которое может однажды очень неожиданно закончиться. Или не может?..
  
  
  Глава 23
  
  
  'Хм. Наверное, надо разметить где-нибудь ближе к центру деревни портальную площадку и издать указ, обязывающий телепортироваться из-за пределов острова только на нее. Когда встречают и провожают - генерируется пафос и появляется желание возвращаться. Или не корчить из себя правителя, пока не поздно, и просто сделать соответствующий фуин? Не, фуин-то я, конечно, сделаю... Но вот хочу ли я чтобы мной кто-нибудь управлял? Отдавал приказы, говорил мне, что делать... Мда, а вот с этим плохо. За два года десоциализировался ты, Айдо, привык решать все сам, за себя и за других. Ну тогда, придется все-таки, тут либо управляешь ты, либо правят тобой, третьего не дано. Анархия - не наш путь!'
  
  Размышляя таким образом о всяких глупостях, я осматривался вокруг, пытаясь разобраться, изменилось ли что-нибудь за время моего отсутствия. И, надо сказать, изменения были, и солидные. Свой дом, на самый порог которого наша теплая компашка прыгнула с самой границы со Страной Травы, я в свое время обустроил в месте схождения двух улиц, идущих под небольшим углом друг к другу. Мне всегда нравился нью-йоркский 'Утюг-билдинг', казалось, что это необычно и стильно. Ну и вот... Необычности моему дому было не занимать, но главное, что он выходил торцом на главную площадь деревни, а с обеих сторон его начинались две большие и широкие улицы. И сейчас они были не похожи на самих себя... Верхние этажи всех зданий, видимых отсюда, уже были разобраны, и сейчас там велась неторопливая работа по настилу крыш. Все шло к тому, что Узушиогакуре потеряет два-три этажа в высоту - чтобы не заморачиваться. Вот она, лень человеческая... Над парадными дверями некоторых зданий виднелись вывески с нечитаемыми так далеко буквами, а на площади расположилось несколько мелких лавчонок по продаже всего на свете. Мой взгляд еще раз обежал широкое кольцо, замощенное камнем, и выцепил небольшую нишу между двумя соседними строениями. Она была слишком маленькая, чтобы строить там что-то еще, но достаточно большая для... Да. Мне кажется, там замечательно смотрелась бы раменная!
  
  Ну и, конечно, люди. В этот вечер на улицах, освещенных закатом, оказалось удивительно много народа. Они заходили в лавчонки, собирались в небольшие группки, чтобы поболтать... Кажется, тут уже даже кабак открыли... 'Алкогольные акцизы, налог на продажу спиртного после одиннадцати вечера, акциз на торговлю в розлив...' Моя жадность, упавшая было в обморок от страха после сражения с нукенинами, вновь очнулась, довольно потирая мохнатые склизкие лапки...
  
  Постепенно все присутствующие на площади оставляли свои дела и оборачивались к нашей колоритной группе. Взгляд метался по толпе, не в силах обнаружить то, ради чего, собственно... Вот кучка рыбаков, с которыми я, помнится, спорил до хрипоты по поводу планов будущего порта около лавки скобяных изделий. Вот Шин, уже занесший ногу на порог - ха! - кабака, но передумавший и активно начавший лавировать к нам... А вот, наконец, и...
  
  Она стояла совсем недалеко от нас, по обыкновению собрав вокруг себя группку детишек, в которой, казалось, были только Акира и Азуми, настолько эти двое активно суетились и мельтешили вокруг. Они заметили меня первыми, запрыгали, приветственно замахали руками и стали дергать ее за полы накидки. Мда, не дождалась она моих подарков, сама справилась. Но, надо сказать, в этом бежевом... э-э-э, недоплатье с разрезами до пояса и черных щортиках она выглядит стильно. А волосы по-прежнему распущены, ценит, значит, мое мнение...
  
  Девушка неторопливо обернулась, заметила меня... Ее губы дрогнули, она сделала движение, будто собираясь подойти, но в этот момент из-за моей спины вынырнул Восемнадцатый и бодрым почти строевым шагом засеменил навстречу Шину. С какого-то перепуга он напялил личину прапорщика... Нет, я его поймаю, поставлю печать и буду долго-долго бить, нашел где хохмы показывать!
  
  Таюя замерла и недоуменно подняла бровь. Потом скосила глаза чуть влево. Я проследил за ее взглядом. Одиннадцатый, по-прежнему в обличье повзрослевшего Учихи Саске, устроившегося на работу в ночной клуб, сидел на корточках рядом с двумя нашими найденышами и, улыбаясь, что-то рассказывал. Вторая бровь медленно поползла вверх.
  
  Попытался состроить дружелюбную гримасу и виновато развести руками, мол, вот такой вот я чудак, давай помиримся. Но неожиданно меня повело в сторону, мир крутанулся... И ждала бы меня неминуемое знакомство с камнями мостовой, если бы под правую руку мгновенно не ввернулась миниатюрная женщина...
  
  За прошедшие два дня мы с Нами успели немного подружиться, насколько это вообще возможно при такой разнице в возрасте. Я называл ее просто по имени, а она, кажется, стала воспринимать меня как еще одного своего сына. Это и было основным мотивом переезда на остров, с ее слов. 'Оставишь тебя одного, а ты на ровном месте шею свернешь. И так чуть пол не проломил. Будешь на глазах все время. Да и за детьми присмотришь. Я давно чувствовала, что они такие же, как отец. А ему было тесно здесь...'. Так что теперь тридцатилетняя Нами, умудряющаяся без мужа и с двумя детьми выглядеть максимум на двадцать еле слышно покряхтывала под тяжестью моего тела, едва не улетевшего в бессознанку. Сильную я все же штуку придумал - два дня прошло, а все никак не отпускает...
  
  Таюя при виде этой картины сначала прищурилась, но, когда Нами поднырнула под мою руку и обхватила за пояс в попытке не дать свалиться мешком - покачала головой, нахмурилась, что-то сказала детям и пошла вниз по улице, не оборачиваясь.
  
  Я стоял и молча смотрел ей вслед. Примирения не получилось. Ну что ж за жизнь такая, не одно - так другое! И не скажешь, кто тут виноват... И я вроде бы ничего не делал, и она вполне могла всякой ненужности навоображать, после того-то, что произошло... Ну и как мне поступать?
  
  А если начать с другого конца? Обычно сначала идут извинения, а потом подарки. Так, может быть, поступить сообразно женской логике, наоборот? Только что дарить-то? С платьем я не угадал, она уже сама... О! Придумал. Помнится, она просила меня разобраться с наследием Орочимару и сделать так, чтобы она могла им безбоязненно пользоваться. Отличный получится подарок, как раз в ее духе, не то что пошленькие цветочки!
  
  Кивком поблагодарил Нами, тяжело вздохнул и зашагал на поиски подходящего подвала для экспериментов, безуспешно пытаясь отмахнуться от куска сознания, чувствующего в этом какой-то подвох. 'Лучше бы ты и правда ограничился букетом...'
  
  Интерлюдия. Шин.
  
  Стук в дверь, долетевший в кабинет с первого этажа, заставив мужчину поднять голову от бумаг и невидяще уставиться в окно. С тех пор, как они начали жить здесь, все вроде бы пошло на лад. Жилищные условия улучшились вот... На побережье Шин, несмотря на свои таланты, мог лишь мечтать о каменном доме. Староста поселения - это одно, но каменный дом - совсем другой уровень достатка, неизбежно привлекший бы внимание всех заинтересованных лиц - от сборщиков феодального налога до портовых банд, не погнушавшихся ради такой добычи забраться так далеко от привычных мест своего обитания. У этих ребят логика прозрачна, как саке двойной перегонки - если человек строит каменный дом, он делает это явно не на последние деньги. Так что...
  
  Шин злобно ухмыльнулся, вспомнив сборщиков дани со стороны закона и из противоположного закону лагеря, которые поразительным образом уживались рядом, подменяя и взаимодополняя друг друга. Ох, как же у них вытянуться рожи! Полторы тысячи человек - это вроде бы и немного, так, три-пять семей из пары десятков поселений на берегу... 'Да, меня многие знают, уважают... и верят. Есть чем гордиться!' Но это самые вкусные, самые до недавнего времени зажиточные и самостоятельные люди, с которых можно было стричь шерсть, махая ножницами от всей души! Они бы стронулись с места, лишь дойдя до ручки. Да и некуда было идти... В Мизу Но Куни до сих пор последствия гражданской войны разгребают, там своих бы прокормить, в Облаке чужакам не рады, а мелкие страны - это всего лишь поле для множества сражений шиноби, которым не помеха и мирное время, и где каждый выживает как может. Конечно, с этой точки зрения остров тоже не идеал... Но покуда они - слишком незначительная величина, чтобы ради них прорываться через водовороты, надежно отваживающие нашествие любопытных уже... 'Сколько там лет прошло? Тридцать, сорок, больше? Не помню... В Академии нам историю не преподавали, хватало предметов, приносящих прибыль'. Как всегда, при воспоминании о днях бурной молодости Шин улыбнулся. 'Эх, славно мы тогда погуляли. Кичиро, Дай, Хикару... Хоть они и дети купцов, но никогда не зазнавались... Интересно, у Хикару с Китой сладилось? Он всегда смотрел на нее так, как смотрят на оазис в пустыне после двухнедельного перехода, а она подшучивала над ним, как же иначе-то, с такой внешностью? Красавица, блондинка, все при ней... Но косилась с интересом. Сколько же лет прошло...'
  
  Стук повторился и рыбак вынырнул из воспоминаний. Тяжело поднялся, покрутил головой, разминая мышцы, и пошел открывать. 'Интересно, кто бы это мог быть? Дети бы пронеслись на свой третий этаж, вынося все двери на пути. Особенно Акира. С тех пор, как Таюя научила его разгонять чакру, сладу нет. Уже и лестницы не для него. А стены и потолки кто от грязных следов оттирать будет, скажите на милость?! Азуми все же поспокойнее, но печать маскировки на лесницу поставила все же зря. Хоть и видно, но вечером немудрено и лоб разбить, в непривычно-то доме... Печати эти еще... надо бы у Айдо хоть описание выпросить, чтобы знать, чего еще от собственных детей ждать. Да и, помнится, что-то он насчет продажи говорил. Это может быть любопытно...'
  
  Это не дети, еще слишком рано. Ю никогда не отпускает их без физической тренировки, а она сильно затягивается. Да и еще там у них двое детей с чакрой есть, Акира обязательно задержится, чтобы помогать и давать советы. Шин вспомнил, как давеча сын скакал по комнате как резиновый мячик, в конце концов пробив кулаком деревянную дверь с воплем 'Нии-сан, держись, помощь уже в пути!', и улыбнулся. Совсем взрослый стал. Да и спокойнее так. Шиноби не живут долго... Но с Айдо почему-то не страшно. Мелкий он, конечно... Хоть и вырос за время своего отсутствия, явно стал сильнее... 'Возраст, в отличие от ума, дело наживное. Дурачок он, конечно... Но именно для этого здесь есть я'. Шин улыбнулся, распахнул дверь и замер.
  
  На пороге, застенчиво улыбаясь, стояла женщина. В первый момент Шин опешил, потому что она показалась ему жутко знакомой. Милое лицо, прозрачные голубые глаза, шикарные темные волосы, тяжелой волной падающие на плечи, высокая грудь в вырезе отлично приталенного платья... Детали никак не хотели складываться в единый образ.
  
   - Шин, привет. Может быть, впустишь? - Вперед выступил красноволосый парень, которого рыбак даже не заметил, отодвинул его плечом и вошел в дом, приглашающе кивнув женщине. Она прошла мимо, обдав мужчину едва ощутимым запахом свежести морского ветра. И только когда за ней в дверь проскользнули двое незнакомых детишек, рыбак отмер, почему-то глубоко вдохнул и прошел в дом вслед за посетителями.
   - Шин, знакомься. Это Нами. - Женщина приветливо кивнула, колыхнув тяжелыми... прядями волос и улыбнулась. От этой улыбки Первый (и единственный, что жутко его раздражало) Экономический Советник Узушиогакуре снова вздрогнул. - А за ее спиной прячутся: справа, соответственно, Кайо, - Темно-бордовая искорка смущенно выглянула из-за юбки, спрятав за румянцем россыпь мелких веснушек. - А слева Кано. - Аловолосый настолько, что его хотелось назвать рыжим, мальчишка приветственно шмыгнул носом. - Они являются близнецами и по совместительству ее детьми.
  
  Рыбак машинально отметил, что сегодня Айдо ведет себя необычно. Он все время блуждал взглядом по сторонам и, казалось, напряженно о чем-то думал.
  
   - Они переехали к нам на постоянное место жительства. Подбери им пожалуйста, хороший дом. Ты же занимаешься вопросами, кто что починил или построил? Мне, признаться, сейчас немного некогда...
   - Кхм... - Бывший прокашлялся, но голос все равно почему-то прозвучал хрипло. - Меня ты представить не хочешь? Ну ладно, сам как-нибудь. Меня зовут Шин и я здесь в некотором роде за главного... Пока вот этот молодой человек усердно бегает от своих обязанностей.
   - Очень приятно. - Грудной голос Нами заставил мужчину на мгновение расфокусировать взгляд. Но он тут же собрался.
   - Шин, ну ты же понимаешь... Сейчас есть дела поважнее. - Меланхолично отозвался красноволосый. 'Не знал бы я, сколько ему лет, подумал бы, что дети - его'. Неожиданно ироничная мысль доставила немного неприятные ощущения.
   - Эти несколько дней мы ночевали дома у Айдо. Я понимаю, все это немного неожиданно... Но мне не хотелось бы его стеснять...
   - Кхм... Вы знаете, лишних домов у нас нет, мы первым делом чинили коммуникации и общественные здания, без которых не обойтись,...
   - Ну да, ну да. Кабак на площади мне первым в глаза бросился. И одно очень знакомое лицо, которое как раз собралось туда зайти. Наверное, проконтролировать качество строительства. Правда ведь?
  
  Парень оживился. Его глаза сверкнули весельем, на губах заиграла ехидная улыбка. Но это длилось всего лишь пару минут, а потом на лицо вновь вернулась маска спокойствия.
  
   - Кхм... Ты все не так понял... Ну я к чему веду... Мы ремонтировали жилые дома под наличное количество населения... - Уголки губ Нами чуть опустились. - Нет-нет, вас мы обязательно устроим со всем комфортом! Просто чуть позже. А пока... - Шин глубоко вдохнул. - Я хотел бы предложить вам пока пожить в моем доме. У меня самого двое детей, - зачастил, - так что вашим будет веселее, обвыкнетесь, осмотритесь, познакомитесь с нашей жизнью. Как вам предложение?
  
  Женщина покосилась на парня, чему-то рассеянно улыбающегося.
  
   - Ну вот и прекрасно. Нами, ты не против? Мой дом все же немного не подходит для человеческого житья, это был эксперимент. Немного неудавшийся эксперимент, да... Шин человек хороший. Я бы сказал, что он заменил мне отца, если бы он хоть чуть-чуть старался. А так - он замечательный человек, хороший друг и кладезь неожиданных талантов. Тебе нравится идея?
  
  Нами кинула на мужчину странный взгляд, от которого его пробрала дрожь, чуть прикусила губу и решительно кивнула.
  
   - Ну вот и прекрасно. Держи. - Айдо кинул в руки Шину небольшой свиток. - Здесь все их вещи. Да, кстати... - Впервые за сегодняшний день парень посмотрел прямо в глаза мужчине. Казалось бы, в облике красноволосого ничего не изменилось... Но волосы на голове почему-то зашевелились, а по спине пробежало шальное стадо крупных мурашек. - Акира дома? Что-то я его давно не видел. Не знаешь, где он?
  
  После всего, что с ними произошло, после всего, что сделал для него и его семьи этот неправильный шиноби, Шин верил ему безгранично... да что там говорить, он доверил ему безопасность самого дорогого, что есть у человека - собственных детей. Тем более в вопросе ничего необычного не было. Шин уже было открыл рот, но что-то толкнуло его изнутри и неожиданно для самого себя он ответил:
  
   - Н-не знаю. Наверное, где-то гуляет...
   - Вот как? Жаль... Я хотел предложить ему интересную работу. И в печатях как раз подтянулся бы... Ладно, раз все решилось, я пойду. Много дел...
  
  Новоиспеченные соседи молча проводили глазами красный хвост, пока за ним не закрылась дверь, и перевели недоуменные взгляды на свиток в руках мужчины. Пару минут стояла тишина, пока вперед нерешительно не вышел Кано.
  
   - Шин-сан, извините, можно? Нии-сан, - мужчина не сдержал улыбки, - недавно рассказывал... Свиток надо, развернуть, положить на пол...
  
  Мелкий завозился на середине комнаты, отодвинув мешающий стул.
  
   - А потом... Мам, выйдите, а? Я не уверен... - И, дождавшись, пока все переместятся в коридор, положил ладошки на свиток, изо всех мальчишеских сил пискнул: - Фуин: Кай!
  
  Свиток слегка засветился, а из его середины начал расти горб, как-будто что-то распирало его изнутри. Пацан недоуменно посмотрел на дело рук своих, а потом вскочил и стремительно метнулся к остальным, захлопнув за собой дверь. Сразу же вслед за этим в комнате раздался грохот и дом содрогнулся, будто от землетрясения...
  
  Шин задумчиво смотрел на подрагивающее лезвие столового ножа, пробившего дверь по самую рукоятку, и в его душе зрело непреклонное желание запретить пользоваться фуиндзюцу всем живым существам в радиусе десяти метров от дома, невзирая ни на какие мольбы и просьбы. Только так и никак иначе! Если, конечно, своя шкура все еще дорога...
  
  
  Интерлюдия. Рю Масаси, рыбак во втором поколении.
  
  
  ... Не, ну а чо? Почему бы и не сходить? Людей посмотреть, себя показать? Да и послушать, чего Хозяин скажет. Не, Шину-то-старосте я доверяю, конечно, иначе б и духу моего здесь не было. Сколько парней хороших в водоворотах этих рыбам на корм пошли - и не сосчитать, некоторые и на глазах моих. И ведь как пакостно-то - едва лодка на корпус заплыла, глядишь, а уже и булькнул напарник-то в этой пасти демонюки морской. А сосед целехонек. А все почему - границу пересек. Где ты в море-то границу проведешь, а?! Так что последний десяток лет только Шин с сынком и решались к острову подплывать. Старики шептались 'Слово знает!', а оно вона как обернулось. Лов-то тут знатный, того не отнять, да знать бы раньше, можа и мы бы обчеством Хозяину-то поклонились, шоб и нам дозволил...
  
  Хто ж знал, что так все обернется и из родного дома улепетывать придется? Шиноби эти... Тьфу! Да шоб они провалились куда! Глядишь бы, сами собрались, чать, трусов нету у нас, трусов море быстро само прибирает, и наваляли б этим, шоб их приподняло да бросило! Ну не было нам от них житья. Опять Шин-рыбак выручил, за свой кошт шиноби нанял. Не, драться-то они здоровы, корабли потом латать неделю пришлось всем миром. А то, зачем нанимали, не сделали! Ну и показалось нам небо с жабью шкурку тогда...
  
  Так шо не побоялись мы, устроили выходной себе, раз Хозяин зовет. Што ты сказал - много хозяев? Брехня, один он. А мельтешат тут эти... клоны. Есть у шиноби эдакое... дзюцу, во! Мы тоже, чать, не в лесу живем! Весточку передать там, своими глазами посмотреть, куда итить лень. Да удобно, шо ж... И нам бы такое не помешало... Да тока шиноби этим не пользуются, все больше по дракам да смертоубийствам. Так шо послушали Хозяина. А еще - городские кабак открыли, на пару сотен посадочных мест! Во с жиру бесятся. Однако ж... надо заглянуть, вежество соблюсти, опять же. Так шо сети на ночь не ставили, да и на следующий день тоже не надеялись, хе-хе...
  
  Не, ну я всего ожидал, начистоту если... А оказалось - пацан! Пацан пацаном, ну вот хоть режь! У меня самого такой растет. Однако ж - суров!..
  
  Клоны эти с нами шли, на площади центральной. Оказывается, они с пацаном - на одно лицо! Ну и собирались мы, недолго, правда, эти так подгадали, чтобы все из разных мест разом подошли. В середине площади на каменюках от развалины какой-то помост собрали. Ну и влезает на этот помост пацан. Волосы красные, глаза зеленющие... Вот как на духу, полторы тыщи народу это тебе не кот чихнул, а все рассмотрели, у кого потом ни спрашивал. А ведь кто где стоял. Дзюцу, шо ж ты хотел... И смотрел так, как будто его от такого важного дела оторвали, шо жуть. У меня аж пятки зачесались, и кабака никакого не хотелось уже. Посмотрел и говорит он такой... У меня аж уши завернулись и с испугу все до последнего словечка запомнил... Да не вру! Еще говорил как гавкал, упаси Оо-ми-ками... Во! 'Згавствуйте, догогие товагищи! Социалистическая геволюция, о необходимости которой так много говогили большевики, совегшилась!' Шо это значит? А хрен его знает, здоровался, наверное. Тока после этих слов расцвел весь, заулыбался, руку перед протянул... Мы тоже не удержались, рожи-то порастягивали. Хороший он, когда не дергают его попусту... Потом посуровел, правда, заскучал, ну и рассказал нам, шо мы теперь за ним, как за стеной, но у нас тоже ответственность есть. Я так понял, о подати он говорил. Ну а шо, справедливо. Мы его землицу топчем, знамо, и платить должны. Ну вроде три шкуры, как в Стране Огня, драть не будет... А Шин-староста, тот и тут своего не упустил, первый советник теперь, по Экономике какой-то. Ну, знамо, хозяин молодой ишшо, ему в этом деле совет ой как нужон. Да еще с такой... Экономика, ишь ты... Знатная, наверное, баба, с таким-то именем...
  
  Ну вот, а потом он нам метки поставил. Мы-то сначала голос подняли, нешто мы скот какой, а он и говорит: 'Кто не хочет - не ставьте, дело добровольное. Только это не клеймо а пропуск, и у кого не будет - тому с острова путь заказан, схарчат того водовороты. Бумажки, - говорит, - это опасно, кто хочет отнимет и сюда приплывет, а с меткой - только вы и тот, кого за руку возьмете. Иначе тот потонет, а вы целы останетесь!' Так шо ныне, кто без метки, те на берегу сидят. Говоришь,не ходил, болел? Ну сам виноват, пошел бы - Хозяин и подлечил еще, он говорят, лекарь знатный, у самой Легендарной Цунаде-Саннина учился. Тебе бы бечь сейчас в город и метку выпрашивать, да вот пропал Хозяин, сразу как закончил с нами, умный он, изобретает шо-то. Эти его, клоны которые, через гавань так и мелькают, так и мелькают. Туда пустые а оттуда кули такое здоровые тащат. Ну может и нам от изобретений шо-то перепадет...
  
  Страшный он вообще-то, как на духу скажу. Метка ставилась, больно было, аж на слезу пробило, а он смотрит и улыбается эдак... как на вещь глядит. Но скажу тебе, молодой, вот чего - правитель другим быть и не должен, тряпкой-то оно завсегда ноги вытирают, а простого человека заместо швабры используют. А этому - верить можно, своих - в обиду не даст.
  
  А теперь пойду я спать... Завтра в море... А кабак по щепочкам разнесли, городским теперь чинить - не перечинить... ну а чо мы, не люди, штоль...
  
  
  Интерлюдия. Каменные джунгли.
  
  В тихо подступающих сумерках по широкой улице, замощенной камнем, быстрым шагом шли трое. До этого участка местности новоявленные местные жители еще не добрались, поэтому троица старательно огибала груды битого кирпича и почти сгнившие, но могущие доставить пару неприятных секунд обломки досок.
  
  Идущий впереди молодой парень, казалось, совсем не следил за дорогой, при этом успевая заранее обойти все препятствия. Его белевшее в сумерках, без единой кровинки, лицо оставалось совершенно неподвижным, но иногда он, не останавливаясь, поворачивал голову и с интересом рассматривал какие-то точки на стенах, мостовой, дверных проемах, будто видел там что-то свое, недоступное больше никому.
  
  Два спутника парня, похожие на него и друг на друга как три капли воды, тащили на плечах два здоровых, размером со взрослого человека, куля. Им явно приходилось нелегко, так как веревочные коконы периодически начинали извиваться, словно живые.
  
  Их путешествие постепенно подходило к концу. Это было заметно по исполненным надежды взглядам носильщиков и по чуть ускорившемуся шагу лидера. Но неожиданно с противоположного края улицы раздался звук легких шагов и из-за очередной кучи битого кирпича им навстречу вынырнула девушка.
  
  Заметив три фигуры с грузом, она остановилась, от чего ее волосы такого же красного цвета на мгновение окутали ее красным ореолом, едва заметно улыбнулась, будто нашла что искала, и замерла неподвижно, подперев плечом стену.
  
  Двое грузчиков моментально переглянулись, но так как их командир и не думал снижать скорость, вынужденно поспешили за ним.
  
  Подойдя к девушке, парень резко остановился и медленно повернул к ней голову. В установившейся тишине спутники красноволосого отчетливо услышали скрежет погона башни главного калибра линкора 'Монтана'.
  
   - Что ты здесь делаешь, экс... Таюя?
  
  Девушка недоуменно моргнула, как будто ждала совсем не этих слов и стушевалась. Внезапно свертки на плечах копий, будто подгадав момент, судорожно задергались. Клоны, преглянувшись, синхронно рубанули бебром ладони в то место коконов, где. будь внутри человек, находилась бы голова. Трепыхание стихло
  
   - Айдо, я... Мы с детьми занимались тай на полигоне... Уже закончили и я решила немного прогуляться... Не хотела мешать. Пойду...
  
  Девушка отлепилась от стены и сделала шаг вперед, оказавшись вплотную к парню. Он следил за ней неподвижным взглядом насекомого, но вдруг... Как будто кто-то могучий и сильный нажал на кнопку пульта дистанционного управления, переключая канал и добавляя миру красок. К лицу парня прилила кровь, возвращая ему нормальный цвет, он моргнул, слегка тряхнул головой и быстро схватил девушку за руку.
  
   - Ю, подожди... - Таюя замерла. - Извини, я просто не ожидал... В общем. Я хотел тебе сказать... извини за... тогда. Я сам не ожидал, правда. Наверное, я просто люблю драться... Еще в Конохе я, помню, Наруто с удовольствием гонял... Прости, пожалуйста... Я постараюсь в следующий раз быть осторожнее... и ты... будь, если ты, конечно, хочешь...
  
  Девушка мягко освободила руку.
  
   - Айдо... И ты меня прости. Ты же предупреждал, а я... не поверила тебе. И... ты так быстро ушел, а я скучала... Я рада, что ты вернулся так быстро, не стал пропадать на месяцы...
  
  Таюя подняла руку и медленно протянула ее к парню. В ее глазах плескалось ожидание напополам со страхом, что он сейчас отшатнется, оттолкнет ее... Но Айдо стоял неподвижно и ладошка мягко коснулась его щеки. Мгновение лежала неподвижно и уже привычно скользнула вдоль трех полосок шрамов.
  
   - Они до сих пор не сошли... Не болят?
   - Знаешь, нет! - Красноволосый ухватился за спасительную ниточку - Интересно, почему? Восстановительная печать же...
   - Глупый! - Неожиданно хихикнула девушка. - У тебя щека горячая... а сам ты как был занудой, так и остался!
  
  Лицо парня вновь начало стремительно бледнеть а сам он потянулся к девушке. Внимательный наблюдатель заметил бы, как его губы шевельнулись в попытке произнести что-то, но Ю уже убрала руку и шагнула вперед. Парень чуть качнулся, на миг потеряв равновесие.
  
   - Ладно, Айдо, рада была увидеть, а то в последние две недели тебя не найти, заперся в своем подвале. Я пойду, дел много... А в следующий раз... выиграю я! Помнишь, ты обещал!
  
  Она быстро пошла вверх по улице, тихо улыбаясь чему-то своему. Вслед ей еще долго был направлен холодный взгляд, взвешивающий на невидимых весах целесообразности и прогресса ее жизнь. Ледяные бескровные губы шевелились: 'Неудачный эксперимент не смеет называть меня глупым, слышишь, ты!..' Как знать, если бы она хотя бы мельком посмотрела назад, эта история пошла бы совсем другим путем? Но счастливая Таюя, которая в последнее время даже в собственных мыслях называла себя 'Ю', так ни разу и не обернулась...
  
  
  Айдо.
  
  
   - У меня закончились образцы. Для завершения эксперимента мне необходимо еще три-четыре. Раздобудьте мне их. И поскорее, дела не ждут.
  
  Два клона, застывшие у дверей, переглянулись. Что-то они в последнее время часто это делают, странно. Хотя этих я делал еще во время поисков подходящего помещения, они просто не могут понять моих последних опытов. Тогда пускай, лишь бы дело делали.
  
  Обе копии, внимательно посмотрев на меня, вышли. Кажется, они хотели что-то сказать, но передумали. Стоило бы глаза подключить, они замечательно позволяют видеть мелкие подробности. Но это же всего лишь клоны, что они могут мне сказать. А новыми глазами мне и без них есть на что смотреть. Раздражение ушло и я с удовольствием повернулся к лабораторному столу.
  
  Все-таки Орочимару - великий и гениальный человек. Жаль, жаль, что я в свое время не согласился стать его учеником. Столько всего интересного он творит, даже из того, что я просто видел. А со временем покопаться в его внутренностях было бы еще интереснее.
  
  Взять хотя бы ту никому не нужную чушь, с которой я начинал - Проклятую Метку. Ведь как придумано! Та самая агрессивная штука, которая в свое время так меня настораживала - оказалась скоплением неизвестным образом измененной сенчакры, которая мало того, что могла делиться собой с пользователем, устраивая ему эдакий неполноценный режим Мудреца, но и перерабатывать любой вид энергии в самое себя, чакру пользователя и в чакру Орочимару. Эдакий средневековый энергетический маршрутизатор, который не только направляет сигнал, но и преобразует его, из аналогового в цифровой, к примеру. К сожалению, несмотря на то, что эта штука была не доделана - после периода работы ей приходилось некоторое время 'отдыхать' - повторить ее я не смог. И такие знания, такие возможности были потрачены. Для чего? Для банального усиления почти не приспособленных к чакру людей? Как же бессмысленно. Впрочем, если он так отрабатывал технологию, тогда ладно. Образцы не жалко.
  
  Оба трупа подручных Змея были уже давно разобраны на мельчайшие детальки и утилизированы. С ними я покончил еще в самом начале экспериментов, когда пытался сделать. Что? Безопасное использование преобразования? Уже и не помню, а ведь времени прошло не так уж и много. Или много? Да плевать, что такое время по сравнению с возможностью каждую минуту открыть что-нибудь новое и интересное? А эта бессмысленная цель полная чушь, право! Наука требует жертв.
  
  Сами трупы вместе со своими Проклятыми Метками, за исключением куска сенчакры, ничего интересного из себя не представляли. Обрубок Отшельника, использующий полученную энергию не так, как удобнее и лучше, а как раз и навсегда приказал хозяин, не в силах распорядиться собственными резервами. Усиление, уродское изменение внешности... Некоторый интерес поначалу возбуждали только конечности шестирукого мутанта, но в конце концов я разочаровался и в этом. Просто куски грубой плоти, прилепленные к туловищу, кожей и системой кровообращения и управляемые чакронитями. Никакой красоты и целесообразности...
  
  Я скосил глаза на середину большого подвала и ухмыльнулся. Моему эксперименту тоже далеко до идеала красоты, но хотя бы не заброшу его на середине. Надо только еще немного образцов, а там, глядишь, и Сенджу Хашираму превзойду. Он Лес Смерти вырастил, а я. Я сделаю себе тело! Не это, которое протыкают, жгут и рубят все кому не лень, раздражающее своей химией. Ладно, необходимость постоянно терять время на еду и сон я убрал уже сейчас, но вот остальное пока нет. А еще эти идиотские и до безумия разнообразные гормоны. Почему я должен из-за каких-то молекул делать то, что мне не нужно? Что там было-то?
  
  На краю сознания всплыли воспоминания. Вот я прошу Шина подобрать семье Нами дом, а ее дети с интересом нас рассматривают. Мальчик и девочка, близнецы, выставили любопытные носики по обе стороны от мамы и стреляли по сторонам синими, как морская бездна, глазами. А Шин при взгляде на женщину неожиданно выставил грудь колесом и рассыпался в уверениях, что уж он-то постарается... самый лучший дом с самыми лучшими условиями... А пока может быть они согласятся немного пожить у него, его детям будет веселее, новенькие быстрее привыкнут, да и Айдо не стеснят, а то эта постройка - не место для приличных людей... Интересно. Еще совсем недавно я помнил, как зовут всех четверых детей, а сейчас забыл. Прекрасно, память от бесполезной информации освободилась.
  
  Вот я в течение двух дней собирал на площади все население острова и по мере сбора ставил им метки. А вот они получились неплохо, как там? 'Метка пропустит только тебя и любое другое существо, находящееся не далее метра от тебя. Все остальные станут добычей водоворота. Учтите это при торговле. На неживые предметы и обычных животных водовороты не реагируют'. Что за чушь, чем я думал? Зачем мне эта торговля? Живут там сверху какие-то людишки и пусть живут, может быть пригодятся попозже. А суету-то разводить зачем? А речь эта перед ними? В духе 'Я забочусь о вас, а вы соблюдайте правила и мы будем жить дружно. Я не дам вас в обиду больше'? Зачем они мне вообще?
  
  Вот в процессе поиска этого подвала я сталкиваюсь с живой носительницей Проклятой метки, которая Таюя. Какие-то жалкие оправдания, извинения, она тоже извинялась вроде? Долгий бессмысленный разговор ни о чем, а в конце мне улыбнулись и погладили по щеке.
  
  ...'Фф-ух, ну, слава Ками, она все же смогла меня простить и мы помирились... Пришлось, правда, пообещать, что я подтяну ее на свой уровень, но это ведь мелочи. А ладошка у нее мягкая и нежная, хоть она все время тренируется. Приятно'...
  
  В чем был смысл этих телодвижений? Ну да ничего, у нее Проклятая метка тоже есть, может пригодиться, когда я все же решусь вернуться к этой теме.
  
  В общем, бессмысленная потеря времени. Хорошо, что сейчас никто не трогает. Я периодически чувствую воспоминания развеявшихся клонов, которых наделал после прибытия в деревню, но их разгребать даже не собираюсь, какое мне дело до того, что там наверху происходит? Мне осталось совсем немного до создания настоящего клона, из плоти и крови. А потом мы его немного усовершенствуем, уберем лишнее, сделаем еще парочку, придумаем, как мне переехать в новое тело. И я, наконец, стану бессмертным. Мне плевать на всех богов, Шинигами и их Закон вместе взятых, мне слишком много нужно узнать!
  
  Я ухмыльнулся и быстрым шагом подошел к лабораторному столу. Пора было продолжать эксперименты.
  
  Спустя некоторое количество времени, которое я не считаю нужным отслеживать, за спиной раздался скрип открывающейся двери. Черт, на самом интересном месте! Раздраженно обернулся и увидел, как клоны сваливают у стены два связанных тела. Тела отчаянно извивались и пытались что-то мычать сквозь кляп в пол-лица.
  
  Избавившись от груза, клоны хмуро посмотрели на меня.
  
   - Это последние. На побережье оставалась только одна группа из десяти человек, всех остальных мы... распугали. Удалось поймать только этих, остальные... успели скрыться.
   - Вот как? Жаль. - Я безразлично рассматривал последних членов пиратской организации, которые доставили мне столько неудобств, населив мой остров людьми. Впрочем. Во всем можно найти положительные стороны. - У меня еще осталось несколько идей. Но для основной работы грубого материала уже достаточно. Добудьте мне, скажем, дней через пять, троих шиноби. Молодых, и чтобы они стихийной чакрой не пользовались, нужен фундамент для нулевого цикла.
  
  Клоны снова переглянулись.
  
   - Э-э... Шеф... - Это правый.- Ты палку не перегибаешь? Ты со стороны на себя смотрел? Вот это все, - он широким жестом обмахнул весь подвал. - уже смотрится как-то... Не по-человечески. Ладно, мы Таюе обещали, опять же, мало ли чего там Орочимару навертел. Да и дело мы, в принципе, полезное делали. Но сейчас... Только не говори, что ты хочешь засовывать детей вон в ту штуку? - Кивнул он мне за спину. - Мог бы блевать - уже все бы тут загадил. Может, хватит шутить? Мы - неблагодарная аудитория...
   - Ваш Орочимару - жалкий дилетант! - Прошипел я. Накатила злость. - Я - единственный настоящий исследователь! Тупые шиноби только и могут, что бессмысленно резать друг друга! Сколько их техник остановлены на полпути, лишь бы убивало хорошо, сколько талантов зарыто в землю! А я позволю им умереть не просто так, а во имя прогресса и развития! Ради знаний! Я исправлю этот мир!! - Раздражение, найдя выход, исчезло. - Так что прекратите тратить мое бесценное время и приступайте к выполнению. Вам придется долго искать, на острове пристойных образцов с развитой системой циркуляции нет. А жаль.
   - Ше... Айдо. В таком случае прости, но мы в этом не участвуем. Не знаю, что произошло, мы - всего лишь техника. Но до добра это не доведет. Прощай. - Левый клон поднял руки, чтобы сложить их в печать отмены, правый повторил за ним.
  
  Странно. Клоны не должны так себя вести. Может быть, это на самом деле не клоны, а кто-то в их обличье? Проверим. Уже привычным усилием приказал себе 'увидеть'. Привычно кольнуло - и проявилась сущность стоявших передо мной. Нет, правда клоны. Интересно.
  
  Обострившееся зрение автоматически донесло до меня вдруг расширившиеся глаза клонов. У правого шевельнулись губы. 'Не может быть...' - разобрал я, а затем оба клона отменились. Струйки воспоминаний на мгновение коснулись моего сознания, но я небрежно отпихнул их и отвернулся к столу. Нужно закончить дело. А клонов в следующий раз сделаю каких положено - с ограниченным интеллектом и под конкретную задачу. А то что-то эти своевольные больно, можно подумать, и вправду себя мной считают.
  
  Прошло совсем немного времени и дверь снова заскрипела. Я поморщился, но оборачиваться не стал. Наверное, очередная копия. Хотя их уже не должно было остаться. Нет, не время вспоминать, осталось совсем чуть-чуть. Пристроить последний кусок и можно заняться принесенными образцами. Как бы не задохнулись, с кляпами.
  
  Отвлекаться, я не собирался. Но вошедший так не думал. Дверь открылась полностью, звук двух шагов раздался уже внутри подвала, шагавший замер.
  
   - О, Ками... Что это такое?! - Голос звучал приглушенно, как будто говоривший прикрывал рот рукой.
  
  Меня затопила черная злоба. Я когда-нибудь закончу или нет?! В самый ответственный момент сюда рвутся жалкие тупицы, недостойные даже участи подопытных!
  
   - Не мешай! - Я, по прежнему не оборачиваясь, махнул рукой.
  
  За спиной по камню проскрежетали одномерные когти. Вот и славно. Располовинишь одного - другие не полезут. Я совсем уже было вернулся к своему занятию, как...
  
   - Айдо... - Не знаю, почему, но этот голос заставил меня обернуться и замереть.
  
  На меня смотрели расширенные вне всяких пределов глаза Таюи. Стоя в сантиметре от глубоких борозд, проделанных в камне когтями, она пыталась осматриваться по сторонам, но сразу же отводила взгляд и возвращалась к моему лицу.
  
   - Айдо... Зачем ты делаешь... все это?
   - Ты не поймешь. Уходи. Тебе здесь не место.
  
  Она дернулась было назад, но вдруг мотнула головой и решительно двинулась ко мне. Остановилась в шаге. Я по-прежнему не шевелился.
  
   - Айдо, прошу тебя... Ты не понимаешь, что творишь. Когда-то такое уже случалось... Я думала, что он просто необычный ученый, которому тесно в мире шиноби и пошла за ним. Но потом... Я не хочу пережить этого снова! Только не с тобой! - Почти выкрикнула последние слова.
  
  Я продолжал стоять неподвижно. Таюя помедлила, ее взгляд расфокусировался, устремившись куда-то внутрь... Она еле заметно кивнула сама себе и подняла руку...
  
  Застывшим взглядом я следил, как рука приближается. Что-то внутри испуганно съежилось в ожидании удара... И моей щеки ласково коснулась теплая ладошка.
  
   - Айдо... Я не знаю, где ты сейчас... Но... ради всех нас... Ради меня... Прошу, вернись!
  
  Ее глаза оказались близко-близко. В их глубине вдруг замерцала белая искорка. Она разгоралась все сильнее и сильнее, ее свет затопил все вокруг. А потом она взорвалась... И я увидел...
  
  Посреди сырого, едва освещенного мерцающими чадящими факелами помещения, до краев заполненного тяжелым запахом мертвой плоти, спиной к столу, заслоняя какие-то останки, уже окончательно утерявшие принадлежность к какому-либо биологическому виду; в окружении кривых покосившихся полок с банками с какой-то зеленой жидкостью, в которых плавали конечности, внутренние органы и какие-то жуткие неопределимые куски мяса; с руками, окутанными мертвенно-зеленым сиянием - стоял парень, похожий на меня. Удивительно похожий на меня, за исключением глаз. Кипенно-красных глаз с вертикальным зрачком, с интересом глядящих на мир с абсолютно неподвижного лица!
  
  'Эти глаза... Я уже видел их раньше... Именно в эти глаза я кидался обглоданными свиными костями в своем внутреннем мире!'
  
  В голове будто рухнула стеклянная стена, отделявшая меня от внешнего мира и искажавшая его черты. Я оглянулся вокруг... И с трудом подавил приступ тошноты. Твою мать! Неужели эту хрень, которая Кунсткамеру уделает тупо по очкам, я организовал?! Не-е-ет! Теперь я знаю, кто виноват! Ну, красноглазая тварь, я с тобой разберусь! И за Ю тогда, и за это вот... И в том, как ты вперся в мои мозги и как тебя замочить - тоже разберусь! Хватит, поиздевался! Вот прямо сейчас!..
  
  Таюя неожиданно застонала и упала на пол прямо мне под ноги. Ее кожа стремительно меняла цвет, а по телу прокатывались какие-то отвратительного вида бугры, пытаясь прорваться наружу и превратиться в...
  
  Я быстро наклонился, подхватил ее на руки и на мгновение замер в растерянности. И что это такое?.. 'Клон!' - внезапно осенила догадка. - 'Та штука, в которую превратился мой клон в печати, развеялась и заставила меня просмотреть последние воспоминания Ю!'.
  
  Перехватил девичье тело так, чтобы рука попала на Проклятую метку и начал от души вливать чакру. Волна изменений прекратилась, кожа постепенно вернула свой естественный цвет, а девушка, плотнее прижавшись ко мне, внезапно уютно засопела. Я бледно усмехнулся. Это ж надо, заснуть посреди... э-э-э... А сколько сейчас времени-то? И сколько я проторчал в этом склепе? А хрен его знает... Ну, красноглазая тварь, я с тобой разберусь! 'Вот только... - покосился на спящую Таюю, - на твое счастье, не сегодня...'
  
  Медленно, стараясь сильно не раскачивать мою драгоценную ношу, двинулся к выходу из подземелья, но на пороге обернулся. Несмотря на то, что все это сотворил не я, а какое-то чудовище из подсознания (как мне упорно хотелось думать), все воспоминания о произошедшем были мне полностью доступны. Копаться в них было мерзко и отвратительно... Но кое-что полезное там все же было.
  
  Я последний раз огляделся, усилием воли подавив дрожь, прошептал: 'Фуин: Кай!' и поспешил на поверхность. А за моей спиной в проступившем на полу подвала огромном, от стены до стены, рисунке печати медленно разгоралось адское пламя Геенны, сжигая корявые полки, раскалывая банки с законсервированной плотью... и заставляя корчиться в агонии четрырехметровое... наверное, дерево, составленное из рук, ног, голов и обтянутое кожей самой знаменитой пиратской шайкой, некогда наводившей ужас на все побережье. На большую силу всегда находится еще большая сила, на хитрость - изощренная хитрость... Страх не устоит перед жутким страхом... Но горе тем, кто, воспользовавшись этой древней мудростью, забывает другую - 'Чтобы победить дракона, нужно самому стать драконом'. В этот раз посеянное зерно сгорело в очистительном пламени, но случилось ли это в последний раз? Этого не знает никто...
  
  Глава 24.
  
  Я крепко ухватился за древко, поерзал, упираясь поудобнее, согнул ноги и резко распрямился, вырывая занозу одним движением. Исполинская лапа подо мной судорожно дернулась, от этого движения я кубарем покатился по полу, а нагината (не иначе от слова 'нагинать'. Надо быть истовым фанатом-реконструктором, чтобы таскать эту бандуру постоянно) зазвенела лезвием по камням в противоположном направлении. К ней тут же подскочил клон, осторожно взял за самый краешек лезвия и осторожно потащил к пункту дезинфекции и очистки - нанесенным прямо на камни печатям 'хи', 'мизу' и 'казе' /огонь, вода, воздух/ в разных вариациях. В моем распоряжении был огонь, горячая вода, разогретый пар - в общем, все, что нужно, кроме одного - бинтов. Уже три часа я мечтаю запрячь Наму, крутящегося тут же, в качестве моментального лифта и набрать в деревне перевязочного материала... смотрю на размеры требующей перевязки конечности и закрываю уже распахнутую для просьбы пасть. Чтобы перевязать такое, наверное, потребовалось бы раздеть всех жителей Узушио... Ну, положим, это я несколько преувеличил... но ход собственных мыслей нравится мне самому!
  
  Я улыбнулся нависающему надо мной куску скалы, поднялся на ноги и отряхнулся. Надо бы сказать клону, чтобы лопату эту паром не дезинфицировал, древко разбухнет и рассохнется. Испортит же вещь. Ручками пусть моет, ручками. И насухо протереть пусть не забудет.
  
  Уже собрался было идти раздавать руководящие и направляющие, но заметил, как Таюя, чуть нахмурившись и осторожно ссадив с колен мелкого ленивца, встала и отправилась за клоном. Ну вот и отлично, острая дубина в безопасности, Ю любит большие и толстые игрушки, м-да...
  
  Мохнатая мелочь неловко заковыляла по камням и через несколько шагов скрылась в лениво колыхнувшемся мареве. Я улыбнулся и приветственно махнул рукой бдительной мамаше. Славненько, все пристроены, все при деле, теперь можно заняться нашим умирающим.
  
   - Фоливорус, ну что же ты так дергаешься, это ведь не так и больно. Ну потерпи, ну будь хорошим ленивчиком!
   - Айдо. Я благодарен тебе, что ты не забываешь о моих боевых навыках и вызываешь меня на помощь. Я очень благодарен, что ты начал немного думать головой и освоил хотя бы начала тактики в бою с моим участием. Я был бы вдвойне благодарен, если бы ты устранил последствия этого сражения тогда, когда положено, а не через месяц, по вашему времени, между прочим! А теперь заткнись и делай свое дело молча!!
   - А чего, у вас время какое-то другое? Мне казалось, что оно для всех одинаковое... - Я глупо захлопал глазами.
   - Только не говори, что ты до сих пор не додумался поинтересоваться, сколько ты отсутствовал, у своих друзей, по которым так скучал? Здесь оно - быстрее! - Нама, как всегда, не упускал самомалейшей возможности.
   - Вот доведешь меня, подарю тебя Анко-сан в качестве домашнего зверька. - улыбнулся я. - Да понимаешь, по возвращении столько дел навалилось, события всякие произошли. Единоличная и абсолютная власть, опять же... Все это так утомляет! - И, с удовольствием следя за расширяющимися глазами ленивцев и навострившей уши неподалеку Таюей, негромко пропел:
  
   - All embrace me, it's my time to rule at last.
  Fifteen years have I been waiting to sit upon my throne...*
  
  Вдосталь налюбовавшись на иллюстрацию 'Офигение' к учебнику актерского мастерства в мохнатом и красноволосом исполнении, пробормотал:
  
   - Остается теперь только вопрос, сколько мне лет - пятнадцать или все еще четырнадцать, тварь ли я дрожащая или пора властвовать? Ну что вы так смотрите? Просто песня про одного хорошего человека, моего ровесника. Его опыт и характер мне бы сейчас очень пригодился...
   - И откуда ты все это берешь? Незнакомый язык, песни какие-то... ругаться научил бедного меня. Может, ты не в своем уме? А лет тебе столько, насколько ты себя ощущаешь.
   - 'В своем ли я уме? Должно быть, в чужом!' - Хохотнул я. - За возраст спасибо, мне как раз через несколько месяцев шестнадцать исполнится, не придется праздник переносить.
   - Айдо, мне кажется, это будет не праздник, а день траура для всех живущих. Простите, что отвлекаю, но, может, займешься делом? - Недовольный Фоливорус - это серьезная мотивация.
   - Не беспокойся, все равно из раны должен был стечь весь... э-э-э... все то, что там накопилось за это время. - Решил я пощадить трепетные чувства слушателей. - Не ведром же было вычерпывать? Вот сейчас чуть почистим и начнем заращивать, поставим дренаж, чтобы остатки не задерживались. Пару дней - и ты снова здоров, как... хм, ленивец! Только, пожалуйста, больше не дергайся. Вырази свои теплые чувства немного по-другому.
  
  Вздохнул, вновь оглядывая пострадавшую конечность. Вот так всегда. Кому-то - нагноившаяся заноза, а кому-то - нагината в полтора человека и необозримейшее операционное поле, в которое придется нырять почти с головой. Все относительно, все относительно. Слава Ками, мои печати по-прежнему со мной, горячей воды, чтобы помыться, хватит. Последний раз встряхнул руками, разминая кисти, и решительно приступил к работе, тихо насвистывая:
  
   - I was chosen by Heaven.
  Say my name when you pray.
  To the sky
  Uzumaki rise!**
  
  Но меня больше никто уже не слушал...
  
  ________________________________________________________
  
  /* 'Все склонитесь предо мной, наконец настало мое время править.
   Я ждал 15 лет, чтобы воссесть на свой трон...' Sabaton, 'Carolus Rex'
  
  ** 'Я был избран Царствием Небесным.
   Произноси мое имя в молитвах.
   До небес
   Узумаки возвышается'. Sabaton, 'Carolus Rex'. Текст немного изменен в угоду авторскому произволу/
  
  Вообще, вся эта 'скорая помощь' настигла меня совершенно неожиданно. Тем самым вечером (да, оказывается, это был вечер) я дотащил Ю до ее дома, уложил на кровать, и, не выдержав, заснул в кресле рядом с ней, как будто пару недель не спал... Хм, а, собственно, так оно и было... И добро бы что-то новое изобрел, а то старый как мир чакродопинг. Спать и есть-то не хочется, но усталость и голод никуда не деваются. А вот за гормональный баланс красноглазой шизе спасибо. Не скажу точно, что она там с надпочечниками и гипофизом накрутила, но чувствую себя гораздо лучше, туман в мозгах исчез, в жар и в холод на ровном месте больше не кидает, на дурацкие поступки не тянет и вообще - чувствую себя наконец-то нормальным и адекватным человеком. Могу смотреть девушкам в лицо, а не... хм... Хотя некоторым только туда и можно смотреть... Но к моим это не относится!
  
  В общем, на следующий день я проснулся от уютного плеска воды в ванной. Таюя умывалась. Я улыбнулся, но разбуженный мозг начал вспоминать происшедшее, и хорошее настроение испарилось в неведомые дали. Эх... Повезло, по самому краю прошел. Вот и говори потом 'Шиноби должен быть один'. Не будь рядом со мной этой девчонки, которая не побоялась ради меня кинуться под когти и отдать свой спасательный круг без каких-либо гарантий - биджу его знает, чем бы все это закончилось. Уж точно ничем хорошим. Ведь это может и повториться, а спасать меня теперь нечем, клона теперь нет и Таюя прочно сидит на моей чакре. Минимум раз в сутки переливанием теперь заниматься. Еще и с этим решать что-то нужно...
  
  Я поднялся с кресла с намерением как можно быстрее решить хоть один из накопившихся вопросов (да восславится ирьедзюцу, позволяющее ленивому шиноби при необходимости не утруждаться умыванием по утрам!), но в этот момент раздался хлопок и мне под ноги покатился мохнатый клубок.
  
   - Айдо! Ну наконец-то! Что с тобой случилось?! Где ты шлялся, что тебя даже Призывом не найти?! Не смей так больше пропадать, а то ведь мы!..
   - И я рад тебя видеть, Нама. Успокойся, как видишь, ничего не случилось, я в порядке. - Поморщился от воспоминаний. Это ж надо было такой подвал найти. Интересно, что там за печати стояли... Нет уж, возвращаться пока не хочется. - Что произошло, зачем я вам понадобился?
  
  Ленивец глубоко вздохнул, успокаиваясь.
  
   - Помнишь, ты вытаскивал Фоливоруса на какую-то драку? После того, как он вернулся, где-то неделю все было в порядке, а потом у него заболела лапа. Понимаешь, - Снова зачастил, - до этого у нас никто не болел, даже стариков, кроме Оджи, нет - не доживали.. - На миг помрачнел. - Так что лечить никто не то что не умеет, но и не знает как! Мы начали тебя вызывать, но у нас не вышло, я пытался сам к тебе добраться, но не мог почувствовать! У Фоливоруса лапа скоро больше него самого будет! И запах!.. Поэтому ты сейчас же идешь со мной!..
  
  В комнату зашла Таюя с полотенцем в руках.
  
   - Здравствуй, Нама-кун. Прости, я случайно подслушала... Можно было бы и немного потише. Видишь ли, тут кое-что произошло... Айдо никуда не пойдет, потому что я без него...
  
  Закончить она не успела. В дверь торопливо постучали и сразу же за этим, не дожидаясь ответа, распахнули ее во всю ширь. На пороге стоял взъерошенный Шин.
  
   - Айдо, доброе утро! Так и думал, что ты останешься здесь на ночь. Поздравляю, кстати! - Кивнул он Таюе.
  
  Бедная девушка покраснела так, что я на секунду всерьез испугался, и застыла, хватая ртом воздух в попытке то ли с негодованием откреститься от подозрений, то ли... хм, а не много ли я на себя беру?
  
  А, Шин, не обратив внимания на произведенный своим длинным языком эффект, и не думал останавливаться:
  
   - Айдо! Только что из Страны Огня вернулись люди, которые закупали строительный материал! Затея администрации с организованным выловом рыбы полностью провалилась! Как я и думал, если посадить на корабли всякий сброд, то все, чем это в конце концов закончится - старый дырявый башмак в сетях и больше ничего. Но это сейчас неважно, а важно то, что впервые за долгие годы на побережье не хватает рыбы! Ты знаешь такое слово - дефицит? - Не сдержав эмоций, бедняга замахал руками. - А у нас как раз есть излишки! Ты понимаешь?! Это может быть нашей первой прибылью! Поэтому ты сейчас быстро ополоснешься и мы садимся работать над торговой схемой! Я думаю, сдавать перекупщикам смысла нет, откроем торговое представительство в городе. Но нужна будет охрана...
  
  Но договорить не дали уже ему.
  
   - Э, нет, погоди-ка, уважаемый! Не знаю, что ты там о себе думаешь, но сейчас его забираю я! Здоровье друзей важнее какой-то рыбы! - Казалось, ленивец даже немного прибавил в росте.
   - Не получится! Он тоже не совсем здоров! А вы оба эгоисты! Для меня важен он! И нужен... во всех смыслах... кто бы что ни говорил! - Покраснение сменилось румянцем, но все никак не хотело проходить.
   - Здоровье?.. Здоровье экономики - прибыльная торговля! Комку шерсти и девчонке, которой нет еще семнадцати, этого не знать простительно, но Айдо сам за это взялся, никто его не принуждал!.. Ну, почти... А если от каждого чиха под одеяло прятаться, то мы всю траву на острове оборвем, когда жрать нечего станет!..
   - На себя посмотри, причесывался давно?! Ничего, пожуешь траву на пару с этой девчонкой - поймете, что в жизни важнее! Трупоеды!
   - Это я толстая дура и не понимаю?! Че ты такой умный Феодалом не стал?! А зверей вообще не спрашивали! Если бы не Айдо, вы оба!..
  
  Я с приоткрытым ртом следил за мгновенно разгоревшейся перепалкой. И когда это я умудрился стать настолько незаменимым? Надеюсь, они успокоятся, когда поколотят друг друга, и не успеют додуматься до Соломонова решения. А то недавние мечты о клоне из плоти и крови рискуют исполниться несколько отличным от ожидаемого способом. Не хочу быть разрубленным, да и на младенца не похож. Вот интересно, если это все же произойдет, кто какую часть себе утащит? Хи-хи...
  
  Ладно, хватит юморить, а то и впрямь до руко- и лапоприкладства дойдет. 'И ты прав, и ты прав, и ты тоже прав, сын мой...'. Я вдохнул полной грудью воздуха, сколько смог, и начал собирать в горле чакру, как учили.
  
   - А ну ТИХО!!!
  
  Вся компания, присев от неожиданности, повернулась ко мне, а я провожал взглядом одеяло, печально падающее на каменную мостовую в окружении осколков выбитого стекла. М-да. Перестарался немного...
  
   - Дорогие друзья, а вы и вправду друзья, хоть и не всегда об этом помните, да-с... Так вот. Давайте признаем, что мы все немного погорячились. Я извиняюсь за всех перед каждым из вас. Все, мир?
  
  Таюя насупилась, Шин скрестил руки на груди, а Нама посмотрел куда-то в сторону. Но все трое кивнули
  
   - Отлично!А теперь неплохо бы выслушать сам объект спора. Начнем с конца, так сказать. Шин, я внимательно тебя выслушал, когда ты еще говорил по делу... Хм. Так вот. От меня тебе чего надо-то?
  
  Мужчина удивленно посмотрел на меня.
  
   - Н-но как же... Ты же, вроде как, главный... Твое разрешение, наверное...
   - Оно у тебя есть. - Я махнул рукой. - А в торговле я все равно разбираюсь ровно настолько, чтобы в кондитерских не обсчитывали, так что все остальное - за тобой.
   - Я иногда забываю, сколько тебе лет... - Задумчиво пробормотал Шин, но тут же встрепенулся. - Погоди. А как с охраной? Наверняка найдутся желающие немного облегчить наш кошелек. Да и любопытных будет полно, мол, откуда это вы взялись...
   - Хм. Можно, конечно, отправить десяток клонов, но... - Есть у меня идея... Конечно, раз вступив на этот путь, с него не сойти уже до гробовой доски, причем при неосторожном поведении эта доска наступит гораздо раньше положенного природой. И никакими 'общинами' и 'рыболовецкой артелью' тут уже не оправдаешься... Но... ты же сам хотел оставить что-то за своей спиной, дорогой друг. А иначе чем переступая через законы и правила, этого не добиться... - Знаешь что, Шин. А найми-ка ты шиноби. Только из деревень не бери, они все излишне любопытные. И нукенинов не надо, единожды предавший - предаст снова, а нам оно надо? Ни за что не поверю, что в портовом городе не болтается пара-тройка безработных шиноби.
   - Да, есть такие... Но... А ведь и правда можно, раз ты сам заниматься не хочешь... И дешевле выйдет...
  
  Мой советник (если по правде, это надо еще смотреть, кто чей советник-то...) погрузился в размышления, шевеля губами и что то подсчитывая, а я улыбнулся.
  
   - Вот и решили. Делай, а мы посмотрим, что из этого получится. И на торговлю, и на... шиноби. Теперь дальше. Нама... - Ленивец повернул ко мне голову. - Я и правда не совсем... хм... здоров, как раз хотел заняться решением своих проблем... И не надо смотреть на меня с таким укором, Фоливорус, конечно, важнее. Поэтому забирайся мне на спину и собирай чакру.
   - Это я мигом! - Радостно поскакал ко мне и одним движением взлетел на привычное место. - А чакру-то зачем?
   - Затем, что... Ю, цепляйся. - Протянул руку хмурящейся девушке. - Тебе пока что нужно быть рядом, да и поможешь мне... в случае чего. Ты согласна?
  
  Таюя моргнула от неожиданности а затем улыбнулась.
  
   - Уговорил. Конечно пойдем. И... никаких 'пока' не будет, учти это!
  
  Все время, пока длились короткие сборы и прощание с пребывающим в пучине расчетов и планов Шином я не мог отделаться от ощущения, что сейчас Ю сказала мне гораздо больше, чем я готов был услышать. Но ничего надумать так и не смог...
  
  ..Я отвлекся от воспоминаний, вздохнул, стараясь не втянуть в себя результаты моей забывчивости и небрежности и, оставив троих клонов заканчивать операцию, спрыгнул с лапы. Копии проводили меня косыми взглядами - им тоже не хотелось в этом возиться...
  
  Эх, всем хороши горячие источники, но, все равно ничего лучше душа после тяжелой и грязной работы человечество еще не придумало! Хм, а ведь, думаю, не только мне понравится. Ассортимент постепенно расширяется! Эдак, глядишь, все домашние коммуникации заменить смогу. Огонь с водой есть уже, пароварку сегодня утром изобрел, ванную с душем вот сейчас... 'Узумаки-сантехсервис' можно выпускать на международный рынок. Осталось еще придумать что-нибудь вместо стульчака и мусорного ведра. Кандзи 'пустота', ага. И рекламный слоган есть, 'Загадим отходами Вечность!'..
  
   - Узумаки Айдо. Ты, конечно, Отшельник и вообще выдающийся шиноби... Но не припоминаю, чтобы я разрешал тебе устраивать купальню рядом с моей пещерой. От пара не продохнуть! - В мои мечты о взятии новой высоты в мастерстве фуин диссонансом ворвался голос Старейшины. - Выходи, нужно поговорить. Да и не только я думаю, что ты слишком долго там сидишь.
  
  В белом тумане проступил карий глаз, моргнул от неожиданности, мгновенно смутился и порозовел... Видел бы это Какаши-семпай - впал бы в отчаяние от своей неполноценности, он глазом только улыбаться умеет. А тут такие таланты подрастают...
  
   - Иду-иду! - Похлопал по печатям, гася их и быстро натянул одежду. Блин, мокрая! Ну ладно, на мне высохнет. Чать, не зима. И что старику от меня понадобилось?
  
  Оджи ждал меня у входа в пещеру. Неподалеку, отвернувшись, сидела Таюя. Вся ее спина как будто говорила: 'Кто подглядывал? Я подглядывала? Да ни за что! Я просто искала тебя, чтобы передать просьбу Оджи-сана!'. Губы непроизвольно сложились в улыбку. Наверное, возится с очередным детенышем. Вот почему так? Куда бы она ни попала, ее всегда окружают детишки. Вот и ленивцы... э-э-э... женского рода, которые за целый год так и не удосужились мне показаться, ей доверяют. Даже немного обидно, если честно. Я что, детей не люблю, что ли?...
  
   - Что ты хотел, Оджи-сан? - Надеюсь, старик не успел задремать, пока меня ждал? Я же не Фоливорус, я же его пинать устану...
  
  Но, на мое счастье, он не спал.
  
   - Айдо. Раз ты все равно задержишься у нас на пару дней, следить за выздоравливающим, хочу тебя попросить. Источник природной чакры, который ты освободил. Не мог бы ты за это время попробовать понять, где именно он находится? Ты, конечно, завалил вход... Но для некоторых из местных жителей даже цельная скала не помеха, не говоря уж о завале. А свободный источник - большая ценность для всех, не только для моих. Возьмешься?
   - Хорошо. Только присмотрите за Таюей, ладно? - И, отвечая на незаданный вопрос девушки, возмущенно развернувшейся и открывшей было рот. - Не волнуйся, Ю, я чувствую себя вполне... э-м-м... здоровым. Там нет ничего интересного, просто голые скалы, а для тебя там может быть опасно, все же чакрой пользоваться пока не рекомендуется. Я заправлю тебе Метку под завязку и оставлю троих клонов, на всякий случай. Да и в конце концов, это всего пара дней, а тебе и без меня есть о ком заботиться! - Кивком указал на мелкого ленивца, зажатого у груди на манер котенка. Как раз в этот момент он повернул голову на сто восемьдесят, подергал девушку за рукав и указал коготком на свой открытый рот. Ясно, ребенок хочет кушать. А вот хотелось бы знать, он уже питается листьями или все еще...
  
  Эта мысль пришла в голову не только мне, так как Таюя, заалев, излишне торопливо протянула мелочь куда-то вверх, где он и исчез.
  
   - Х-хорошо. Только будь осторожнее... И не смей умирать, иначе я сама тебя убью! - Все-таки женщины - такие непостоянные существа. И с логикой у них не очень. Хотя, от соратницы Орочимару, пусть и бывшей, такие слова звучат... немного по-другому. Б-р-р...
   - Да все будет в порядке! Всех кто там мог представлять опасность, давно уже пещерные грибы до костей объели. Сам старался, лично! - Отвернувшись, тихо усмехнулся. Старика, судя по тому, что девушка решительно направилась в его сторону, ждет увлекательная пара дней. Ю наверняка решила выпытать из него все подробности моих подвигов на ниве истребления голубей-переростков. А мне предстоит долгая концентрация и лазание по скалам. Ну, поехали!..
  
  Пункт назначения встретил меня полумраком, спокойствием и еле слышным перестуком капель, срывавшихся с каменных выступов на потолке. Где-то в трещинах в полу застряли мои кунаи, которые гарпии вышвырнули из кусков туши, но не донесли к выходу из пещеры. Вот ведь странно - чакра в метках должна была давным-давно закончиться, а я все равно их чувствую как маленькие тусклые искорки. Конечно, о том, чтобы посмотреть, что вокруг ножа, не может быть и речи... И чтобы прыгнуть на такую метку, надо знать, что именно ты ищешь и куда именно хочешь попасть, но все же, все же... Раньше я думал, что такое невозможно. Может быть, это из-за сенчакры? Но сейчас я ею вроде бы не пользовался... надо будет попробовать с открытой печатью!
  
  Не спеша прошелся вдоль стен рядом со входом. С грибами и костями я, конечно, немного погорячился - под ногами хрустели спекшиеся до стеклянной хрупкости каменные пластинки... и больше ничего. Этот 'Солнечный ветер', конечно, вещь... Вот только узнать бы в подробностях, как именно я его создал, а то до сих пор ясности нет...
  
  Ладно, дань уважения достойным противникам я отдал... Именно так, как тут принято - поразмышлял на могиле врага о том, что жизнь не окончилась и идет дальше. Все-таки в этих средневековых традициях есть что-то неуловимо-приятное, хех... А теперь пора заняться тем самым, из-за чего я тут оказался. Нет, на гору я, конечно, взберусь, да и клонов на сутки пути вокруг погулять отправлю - старика надо уважить. Может, что и получится... Но в первую очередь я здесь, чтобы разобраться с собой...
  
  Таюя... Милая и добрая Ю... Бывший Хранитель Северных врат Отогакуре, элита и активная участница всех заводных развлечений Орочимару... Уж не знаю, чего в тебе сейчас больше - искренней благодарности, или ты просто открыла для себя дивный новый мир, где никто над тобой не экспериментирует, где можно быть чьим-то другом и улыбаться кому-то просто так, не ожидая ничего взамен... а, может быть, что-то еще, от чего сладко и в тоже время тревожно и беспокойно замирает сердце. Я ведь тебя не... Наверное, ты, как и всякий неофит, сейчас стараешься быть 'святее Римского Папы'... Что бы ни было на самом деле, я обязан уберечь тебя. Я знаю, ты куноичи и смерть всегда будет рядом с тобой. Да, я верну тебе твою силу, тем более уже примерно запланировал как. Больше не нужно будет находиться со мной рядом не по желанию, а по необходимости.. Но... причиной твоей смерти буду не я. Ты стала слишком важна для меня, чтобы я это допустил. Ведь тогда ты разминулась с когтями на сантиметр, а ведь, стоило тому, чем я был, всего лишь обернуться... Поэтому я сейчас здесь, я сейчас один... Здесь и сейчас все закончится, и я снова стану хозяином самому себе...
  
  Опустился на хрусткий пол, скрестил ноги, закрыл глаза... И провалился в место, которое до недавнего времени считалось только моим...
  
  А здесь, кажется, все осталось по-старому, как запомнил в мое последнее посещение... Вон груда тарелок на песчаном пляже - памятник вечному обжорству... Пальма, все так же раз в полчаса роняющая банан с муниципального рынка на столик, где по-прежнему стоит исходящий ароматным паром полупустая тарелка свиных ребрышек... Деревья, кустарник и озеро...
  
  Хоть на первый взгляд, ничего не изменилось, кое-что все же было не так.
  
  Над гладью озера на одинаковом расстоянии от глаза водоворота теперь вращались два огромных вихря - воздушный и огненный. Пламенный столб был гораздо выше и бешено вертелся, разбрасывая по сторонам оранжевые сполохи. Попадая в воду, они на мгновение окрашивали ее в ярко-красный цвет, который, однако, тут же растворялся в окружающих небесно-голубых струях. А вот торнадо на вид был гораздо ниже, жиже, да и крутился как-то без огонька, по привычке, едва колебля водную поверхность и изредка вбулькивая в нее пузырики...
  
  Я смущенно улыбнулся. Ну нравится мне огонь, что ж поделать... Однако запустил я себя, запустил. Все, как разберусь с делами - сразу за тренировки чакры ветра. Вихрю же, наверное, обидно... Будто отреагировав на мои мысли, смерч вздрогнул и пошел вращаться немного веселее. Ну вот и хорошо.
  
  В воде отразился желтый блеск и я поднял голову, вглядываясь внимательнее. Насколько хватало глаз, все видимое пространство вверху расчертили узловатые желтые канаты, складываясь в удивительно знакомый узор. Ба, да это же печать Отшельника! Вот как она выглядит изнутри! А где же?.. Обвел взглядом озеро и сразу же увидел шесть толстых колонн, уходящих в воду по краям водоема Они росли ввысь и там раскрывались той самой сетью, будто диковинные цветки Я самодовольно ухмыльнулся - все сделано, как и положено, талант - его не пропьешь! Хоть и больно было, да...
  
  А немного выше золотой сети горели два уже привычных солнца. Они яростно пылали, будто стараясь отогнать своим светом окружающий их почти вплотную мрак. А вот это мне не понравилось сразу. Бездна стала гораздо ближе к земле и выглядела эдак... ожидающе-угрожающе. И что бы это все значило?
  
  Ладно... Это все интересно и познавательно, но я здесь не за этим. Я вздохнул, решаясь, и громко сказал:
  
   - Выходи! Хватит прятаться! Если ты не выйдешь... Это мой мир! Так или иначе, но управу на тебя найду!
  
  Миг, другой... Кусты неподалеку зашевелились, вспыхнули и мигнули красные глаза... И мне навстречу вышло... выступило... выползло... выкатилось то, что я меньше всего ожидал увидеть.
  
  Казалось, что это существо не имеет определенной формы. Вот навстречу мне катится шар, который на очередном обороте вдруг пластается по песку полотнищем цвета полуденного солнца и следующим движением поднимается карикатурной фигурой человека, тут же падающей на четвереньки и бредущей ко мне двухметровой то ли собакой, то ли лисой... Неизменными оставались только глаза...
  
  Оно... подполз... подошло ко мне и замерло, остановившись на половине изменения между четвероногим и чем-то амебообразным. Я не удержался и фыркнул. Почему-то страха или хотя бы отвращения совершенно не было. Это выглядело даже немного забавно.
  
   - Вот и увиделись, наконец. Здравствуй!
  
  Глаза на голове, постоянно колеблющейся как ярко-оранжевый студень, недоуменно моргнули.
  
   - Вообще-то вежливые существа всегда здороваются с незнакомцами, запомни это. Что ты такое? - Но лишь тишина стала мне ответом. - Ты не умеешь говорить?
  
  На той части существа, которая в приличном обществе называется головой, открылась пасть... ну или ротовая щель, и оттуда вылетело:
  
   - Умею...ешь...ет... Здравствуй...ю...
   - Погоди-ка... - Мне вдруг что-то вспомнилось. - Так это ты был... было тогда, с 'Солнечным ветром'? И с глазами тоже?
   - Да... Это я...ты...он...
   - Зачем тебе все это надо? Ты хочешь захватить мое тело? - Признаться, меня этот вопрос очень сильно волнует...
   - Нет... Я... ты... мы... одно...
   - Ну нет, так не пойдет! - Возмутился я. - Ничего лишнего мне тут не надо! Давай ты просто расскажешь, что ты такое есть!
   - Я... ты... он...
  
  Я совершенно безбоязненно фыркнул. Это настолько бредово, что даже смешно. Ну надо же, мало того, что в моем внутреннем мире завелся 'заяц' (кстати, КАК?!), так у него еще и проблемы с самоидентификацией! Цирк, натуральный цирк, чесслово...
  
   - Нет! - Резко прервал начавшийся перебор местоимений. - Запомни раз и навсегда - я это я, а ты это ты. Напрягись, и еще раз!
   - Я.. т... Я не нужен..на..но... тебе... - Так, с личностью определились, осталось с родом. Это будет сложнее...
   - Давай на время нашего разговора ты будешь 'я нужен'? Просто для облегчения общения? Да, и насчет 'нужен'... Все зависит о того, что ты такое...
  
  Ошарашенно замолчал, а чудище уставилось на меня. Это с чего такое ляпнулось?! Да последние дни моя самая заветная мечта - чтобы 'это' исчезло! Мои ли это мысли или оно на меня влияет? Так... так... Да вроде мои...
  
   - Хорошо... Я - это... Я не знаю...
   - Ох, ну что за беда с этим миром? Что ни разумный - то непаханое поле... Вот стал бы психотерапевтом - сейчас бы купался в золоте, а благодарное шинобство таскало мой шелковый паланкин от деревни к деревне...
   - Ты... после первого курса меда... отчислился... За Олькой... Она тебя... бросила через... полгода... - На чистейшем русском проговорило существо. Я раскрыл рот от изумления, а оно продолжило уже по-человечески. - Что это... значит? Я помню это... твоей памятью... но... не понимаю... объясни...
  
  От небесного мрака отделилась капля и тяжело рухнула где-то вдалеке. Земля содрогнулась. Так это всего лишь мои воспоминания?.. Прозрачнее намекнуть было трудно, но что-то не дает мне покоя. Неужели?.. Проверим...
  
   - Создателем и владельцем контрольного пакета акций корпорации Microsoft является Вильям Гейтс! - Громко сказал я, внимательно следя за небом.
  
  Секунда, другая... и ничего не произошло.
  
   - На двадцать второй день рождения я пригласил друзей отпраздновать, но пошел дождь, телефоны у всех оказались заняты и никто не пришел. Я...
  
  Договорить мне не дали. В этот раз капля была куда солиднее и породила настоящее маленькое землетрясение.
  
   - Так, понятно. Быстро забывай все, чего ты неизвестно где нахватался. И рассказывай, наконец, кто ты такой!
   - Я... не знаю. Помню ненависть... Она горела, обжигала... Больно... Я ненавидел боль, а она порождала еще большую ненависть... И это длилось бесконечно... Я устал ненавидеть... Оторвался... отделился... убежал... Спрятался... в темное... Оно боялось умереть и не могло жить... Я боялся...лась...лось... тоже... А потом пришла искра... Холодная, злая... и теплая сразу... Боль ушла... И я заснул...ла...ло.
   - Не отвлекайся, соберись! Мы же договорились! Уши же заворачиваются...
  
  Чудище, сейчас гораздо больше похожее на здоровую собаку, с удивлением покосилось на мои уши. На лицо сама собой выскочила улыбка..
  
   - Я спал. Не знаю, сколько... Темно... Потом пришел черный... Разбудил меня... ударил... Сказал: 'Экие твари у нас водятся! У всех приличных людей глисты внутри, а тут - не мышонок, не лягушка. Пора потрудиться во имя Всеобщего Блага!' и прыгнул... растворился... не знаю.. И я стал ты... он...
  
  Всеобщее Благо... Где-то я такое уже слышал!
  
   - Я был ты... Я не был без тебя... А потом ты стал сильнее и я смог помочь тебе. Стать тобой насовсем... Ты хотел знать, чтобы никогда не умирать... Ты боялся и просил помочь... Я хотел быть и стал твоим интересом и любопытством... Мы создавали новое... Но ты оттолкнул меня... Я не нужен... Скажи, что мне делать?!
  
  Опачки! На последней фразе в речи, до этого больше всего похожей на бормотание неисправного робота, вдруг проскользнуло чувство. Да какое!
  
  Однако, что делать уже мне? Злость и опаска пропали, как и не было... Мне даже жаль это вот, если честно... Откуда оно тут взялось - совершенно непонятно, но, если зрить в корень (хе-хе), откуда тут взялся я сам? Ну, я-то хоть настоящий, а он вообще огрызок, если по рассказу судить. Да и от ненависти сбежал.. Но! Любопытство - вещь хорошая только когда оно в меру! Снова изводить население побережья на запчасти мне совершенно неохота, а это может повториться, оно ведь 'хочет быть нужным'! А если решит, что, раз с любопытством не прокатило, надо с чем нибудь еще попробовать? И добро бы оно к какому-нибудь чувству юмора прилепится, жить вечно ржущим, может, и неуютно, зато весело... Но ведь может и к жажде власти, например! И получится настоящий Черный Властелин, до первого думающего шиноби... Что делать-то?
  
  В задумчивости блуждал взглядом по сторонам, напряженно размышляя, пока не обратил внимание, что мой взгляд раз за разом возвращается к одной и той же точке. Хм, а ведь может сработать. Это выход, если по сути...
  
   - Слушай, чудик. А ты не хочешь попробовать пожить самостоятельно?
   - Я... не понимаю...
   - Ну, стать не мной, а самим собой, таким, какой ты есть?
   - Не понимаю... Ты... хочешь, чтобы я не был?.. Ушел?.. Не нужен?..
   - Вот беда... Ну и какой же из тебя 'я', раз элементарных вещей не понимаешь. Да нужен ты мне, нужен! - Неожиданно даже для самого себя я протянул руку и потрепал его по холке. Мы оба застыли от удивления, а потом я медленно убрал ладонь. Странно... как будто погладил сгустившийся свет...
   - Пойми, ты можешь быть мне нужен только как друг, а не лишняя черта характера. Поэтому попробуй стать настоящим.
   - Это... возможно? А как?...
  
  В красных глазах загорелось странно смотрящееся в них чувство - надежда. Я еще раз покосился на озеро. С каждой секундой эта история кажется мне все больше и больше знакомой... Но никаких ассоциаций в голове не всплывает. Только смутное ощущение, что я что-то забыл, что-то упустил... Блин, чем больше думаю, тем меньше решимости это сделать. Как же поступить? И так не складно, и эдак неладно... Положиться на мудрость древних? А что она нам говорит? 'Делай что должно и будь что будет!' Я поднял глаза к черному небу и солнце одобрительно улыбнулось мне с высоты очень знакомой улыбкой. Перевел взгляд на собеседника и решительно взмахнул рукой.
  
   - Прыгай туда.
   - Что?..
   - Прыгай в середину водоворота и попадешь на волю.
   - Хорошо... но... ты останешься со мной?.. Страшно...
  
  Вот же... Теперь я еще и воспитателем маленьких монстров стану... В этом мире вообще осталось хоть что то обычное, а?!..
  
   - Конечно! Думаю, мы сможем подружиться! - Улыбнулся и кивнул.
  
  Существо повертело головой, будто стараясь запомнить это место, последний раз взглянуло не меня и одним прыжком метнулось в самую середину водоворота, размазавшись в полете в длинное полотнище. Вот оно нырнуло в водоворот, прошло до середины, скрылось полностью.
  
  Вода в озере внезапно начала быстро отступать, будто утекая в пробитую на дне дыру, а меня пронзила внезапная слабость. Упав на песок, я смотрел, как вслед за водой в неистово закрутившуюся воронку вдруг упали огненный вихрь и торнадо, как внезапно поднявшийся ветер пытается вырывать с корнем кусты и деревья, но вышло только содрать листву, которая тут же была брошена неистовым порывом в жадно распахнувшийся зев... Как золотые столбы печати, будто притянутые магнитом, рухнули вниз, увлекая в бездонную пасть, в которую превратился мой Очаг чакры, ярко пылавшую сеть, призванную собирать природную энергию для меня... Как в пылесос бывшего водоворота летит все - песок, целые пласты земли, куски бетона с осыпающихся каналов системы циркуляции... Я следил за этим сквозь разливающийся по телу смертельный холод, а в голове, будто заезженная пленка, дребезжал мой собственный голос: 'Идиот! 'Мудрость древних, мудрость древних!' Нашел мудреца, давно помершего императора рухнувшей империи! Ну вот сейчас ты с ним и встретишься! Есть у славян, которые не поддались Риму и живы до сих пор, поговорка - семь раз отмерь, один - отрежь! А почему встретишься? Да потому что еще Хирузен прямо тебе сказал - после освобождения запечатанных демонов носитель не выживает! А тут не освобождение, тут - натуральное рождение! Ты родил демона! С чего решил? А кем еще может стать на свободе осколок Кьюби, полученный тобой еще в утробе матери? Чтобы стать полноценным, ему нужно очень много! И он забрал твою жизнь! Прощай, дурак!'
  
  Сквозь оцепенение прорвалось тень сожаления. Все мы крепки задним умом...
  
  Незаметно ощущение собственного тела ушло. И последнее, что я увидел в этом мире, стали падающие куски пылающей в небесах бездны. Но из мрака и льда вдруг пробился тоненький лучик надежды, ибо за осыпающимися в распахнувшуюся от горизонта до горизонта дыру глыбами моему мутнеющему взгляду открылось небо. Обычное звездное небо, которое можно увидеть из любого места моего родного города, забравшись на верхний этаж и расчистив себе место от сгнивших кусков крыши и раздробленных кирпичей. Обычное звездное небо... Это конец...
  
  Глава 25.
  
  Вокруг была только темнота и тишина. Ни единого блика, наверное, никогда не беспокоило это место. Возможно, оно было таким всегда - до меня, до мира, до всего. Оно ждало - но все никак не могло дождаться того, кто решится разбить бесконечность покоя и обменять бездну вероятностей на всего три слова: 'Да будет Свет!'
  
  Я находился здесь, казалось бесконечно долго. Стали не нужны чувства - вокруг нечего было чувствовать, не было ни тепло, ни холодно, веса не стало тоже. В голове воцарилась космическая пустота, потому что думать было здесь совершенно лишним...
  
  Мне было хорошо и спокойно. Наконец, не нужно никуда идти, ничего делать. Больше не нужно совершать ошибок...
  
  Сколько все это длилось - бесконечно долго или неразличимый миг - неизвестно, так как время тут тоже было ненужной игрушкой, которую убрали в дальний угол пыльного шкафа... Но вот в первозданном мраке замелькали какие-то искорки. Яркие точки становились все ближе и ближе, пока не превратились в тонкие золотые нити, протянувшиеся ко мне из неведомой дали. Они нервно метались вокруг моего тела, не имея сил (или возможности?) прикоснуться.
  
  'Что это? Что-то знакомое... цвет... как у солнца... - На поверхность сознания снулой рыбиной вынырнула мысль. - Наверное, за мной... Зовет... А надо ли? Мне здесь хорошо... Здесь - все правильно, так, как должно быть... Тут невозможно ошибиться... Не хочу больше.. И не буду...'
  
  Слабо улыбнулся и протянул руку, чтобы погладить и успокоить пляшущую нить. Пусть не переживает, мне тут хорошо... Но, едва я прикоснулся к золотому лучику, он внезапно крепко обвился вокруг запястья. Я дернулся, пытаясь освободиться, но остальные веревки уже метнулись ко мне, сжали в коконе и потащили. Короткое ощущение полета сменилось окончилось жестоким ударом об землю, снова оставив после себя темноту беспамятства...
  
  Очнулся, конечно же, от боли. Казалось, меня долго-долго жевал кто-то огромный, а когда ему надоело - выплюнул меня в центр лесного пожара. Внутри вместо потрохов ощущалась какая-то каша, кожа едва слышно потрескивала...
  
  Я открыл глаза. Надо мной было лишь голубое небо, слегка подкрашенное золотым светом, идущим, по ощущениям, откуда-то сбоку, как раз там, где сильнее всего поджаривало. Решив начать с малого, попытался подтащить к глазам руку. Неожиданно оказалось, что эта задача немного за гранью моих возможностей... такое чувство, что я не руку поднимаю, а мешок цемента на третий этаж заношу... Но я справился. Перед моими глазами задрожала поднятая к небу конечность. Она была, несомненно, моей... Но вот выглядела она так, что наиболее сердобольные узники Бухенвальда, наверное бы, решили меня подкормить. Скелет как бы не упитаннее смотрится... Рука была окутана едва заметным зеленым свечением. Ясно, 'Восстановление' пока работает, но, судя по яркости, надолго его не хватит. Надо хотя бы из пожара убраться...
  
  Неловко перекатился на живот, оперся о дрожащие и подгибающиеся руки и с трудом сел. В глазах заплескалась серая муть.
  
   - Х-ха!..
  
  Вообще-то я хотел выразиться немного по-другому, но с ссохшихся губ вместо отборного русского мата вырвалось только это... Похрипел и прокашлялся...
  
   - Да уж... - Из горла по-прежнему вылетал рык подыхающего хомячка... - Если у женщин при родах действительно такие ощущения, то, не дай боги всех вселенных мне в следующий раз после смерти стать девчонкой! Сразу из колыбели в петлю полезу! Это я о ежемесячных мучениях в течение всей жизни молчу... Однако поздравляю, Айдо, ты стал папой... или мамой... Нет, думать об этом я решительно отказываюсь! Однако, где же младенчик? Судя по тому, что я еще живой, он уже сбежал...
  
  Звук собственного голоса немного меня успокаивал и я говорил просто для того, чтобы говорить, неся всякую чушь, не рассчитывая на ответ. Но я ошибался...
  
   - Я здесь! Здравствуй...
  
  Со скоростью хромой на четыре ноги улитки повернул голову на голос и потер глаза, стараясь проморгаться. В этом мне сильно помог яркий свет, разогнавший муть в голове.
  
  Вокруг не было ни следа пещеры. Я лежал в центре громадной, идеально круглой котловины, края которой почти полностью загораживали небо, оставляя лишь небольшой пятачок вверху, в который я изначально и пялился. А слева от меня...
  
  В полуметре над землей висел ярко горящий ослепительным солнечным светом шар. По нему иногда пробегали радужные волны и вырывались небольшие протуберанцы, совсем как из настоящей звезды. Именно он не спеша меня поджаривал...
  
   - Теперь я это я! - Теперь речь не напоминала дребезжание испортившейся железяки. Голос стал гораздо глубже... И красивее, что ли?.. - Спасибо, что дал мне жизнь!
   - Ясно. Вот это вот вокруг ты устроил?
   - Прости, я не хотел..ла... - В голосе явно послышалось смущение. О как! - Мне не хватало... сил... Пришлось забрать у тебя почти все и насколько смог... ла дотянуться вокруг... - Ясно. Источник накрылся медным тазом. Старейшина выставит меня на проценты... после того, как прибьет. - Но я исправил...ла! Ты не хотел возвращаться, пришлось постараться! Я все правильно сделал...ла?
  
  Я вспомнил темную тишину и криво усмехнулся. Ну да, 'покой нам только снится!'. А потом сразу 'мы рождены, чтоб горы сделать пылью, пустить в расход пространство и простор!' Мда, я даже в Долине смертной тени не котируюсь, сразу выпихнули, чтобы тут горы разрушал. Ну я и постарался... Что ж, будем жить! А для этого...
  
   - Спасибо, что вытащил, я еще не все ошибки в этом мире совершил и Учиху не пнул. Надеюсь, успею... Но ладно, лучше скажи, что ты думаешь делать дальше? И кто ты есть все же?
   - Кто?... Я случайно взял...ла твою память, там есть похожее... Наверное, я - биджу...А что делать - я не знаю... Можно остаться с тобой?..
   - Ох, грехи мои тяжкие... Рикудо-сеннин, ты куда смотришь вообще? Что в мире творится! Десятый биджу, надо же... А хвосты твои где?
   - Сколько хвостов ты хочешь? - голос упал до шепота. - Все равно это ничего не значит, мне хватило... сил только чтобы обрести... себя... Настоящие хвосты это не просто видимость, это... знак, символ, источник... слишком мало знаю, не могу сказать. Я не такой...ая как те, о которых ты помнишь, слишком мал..ла и слаб...ба. Ты не прогонишь меня?
  
  Блин, ну и что же теперь делать? Скажи кто еще вчера, что я буду сидеть посреди исполинского кратера, получившегося после осушения источника природной чакры, бороться с дикой слабостью и жалеть светящуюся сферу, медленно меня поджаривающую - я бы расхохотался этому существу в лицо долгим ржачем на разрыв диафрагмы. А сейчас только истерический хохоток прорваться пытается, но на него не хватает сил... Но выхода нет, судя по тому, что я о подобных ребятах слышал и читал. Да и оттолкнуть одинокое существо, кем бы оно ни было... Когда это я отступал перед трудностями?
  
   - Ну, раз ты не намерен...на... Тьфу!.. ненавидеть весь мир и убивать все живое - не прогоню. Но тогда встает одна проблема. У меня есть друзья, вокруг меня постоянно толкаются какие-то люди, некоторые даже разрешения на это спрашивают... Боюсь, они не оценят десятиметровый шар, который жарит светом так, что уже почти высушил мое 'Восстановление'. А оно бы изрядно удивило своим объемом даже Хаттори-сана, узнай он о таком...Что с этим будем делать?
   - Я могу вернуться туда и мы станем как ты помнишь... - Непостижимым образом я понял, что сфера кивает, и даже сообразил - на какое именно место...
  
  Опустив глаза на свой живот, уставился на багровую, будто выжженную по живому мясу спираль. Она закручивалась все туже и туже, и, казалось, ей не будет конца... С трудом оторвался от гипноза бесконечных витков. А это, надо полагать, калитка. И без задвижки, судя по отсутствию лучей барьера. Ну да, тут же все, так сказать, по согласию произошло. Хех, девственник родил демона. Впору житие писать какое-нибудь... Однако еще один шрам. И что-то мне подсказывает, что и этот - не залечить... Скоро на матерого панка буду похож. Не хочу, панков девушки не любят!
  
   - Нет уж, так не пойдет! Мы вроде бы договорились, что ты живешь самостоятельно? Так что постарайся и подумай. А это... лучше сразу забудь.
  
  Ну да. Еле-еле выпихал и тут же 'на столбе мочало - начинай сначала'? Я так не играю.
  
  Наконец-то чуть отдохнул и с третьей попытки смог-таки подняться на ноги. Шатает... а в остальном - легко отделался для человека, который, собственно, умер...
  
  Тем временем мое бывшее любопытство задумалось.
  
   - Я помню... не твоей памятью... а той части, что... Она была... Скажи, - вдруг прекратило бормотание. - А твои друзья... Они смогут полюбить меня?
   - Кхм!.. - От такой постановки вопроса я аж поперхнулся. - Пойми, глупый ты биджу... - А прозвучало-то как, а... Совсем ты, Айдо, без чувства самосохранения... - Любят не за что-то, а просто так, потому что есть. Но они еще ни с кем дружить не отказывались, если человек... хм... хороший...
  
  Если бы я знал, к чему приведет моя страсть к красивым афоризмам, я бы, наверное, собственноручно отрезал свой длинный язык...
  
   - Человек? - Сфера разгорелась ярче. - Да.. Я помню... Она была человеком... И ее все любили... Я возьму память... и личность... Он помнит... и твою о ней тоже! Я выберу и стану человеком! Спасибо! Я решил...ла... Решила!!
  
  На последних словах шар вспыхнул настолько ярко, что обжег глаза даже сквозь зажмуренные веки. Пока я старался проморгаться, свечение раз за разом меняло интенсивность...
  
  Наконец свет перестал жечь мне кожу. Я осторожно открыл глаза, чтобы увидеть, как с земли на месте сферы встает... девчонка.
  
  На вид ей было лет десять-двенадцать, и первое, что бросалось в глаза - ее шикарные, просто роскошные шевелюра насыщенно красного цвета, ниспадающая почти до колен. Она была укутана ими как плащом, потому что другой одежды на ней не было. А вот личико показалось мне смутно знакомым. Где-то я уже ее видел... или не ее... Но уж похожую на нее девушку - точно!
  
  Девчонка распахнула огромные голубые глазищи и уставилась на меня. Медленно, будто вспоминая - как, улыбнулась, расставила руки в стороны и закружилась в облаке собственных волос.
  
   - Как же хорошо! Как же это здорово - жить!
   - Кхм... Не могу не согласиться со столь очевидным утверждением, но... не могла бы ты одеться?.. Хотя что я несу, тут на хрен знает сколько километров вокруг ни клочка одежды...
  
  Девчонка остановилась, посмотрела на меня... и вдруг прищурилась. О нет, если она добралась до воспоминаний о Митараши, мне останется только умереть еще раз...
  
   - Одеться? Как скажешь... Папочка!
  
  Она на миг застыл без движения, напряглась... Ее окутало сияние, постепенно уплотняясь и превращаясь в длинную рубашку с поясом, пунктирно прошитое по краям широкой лентой, довольно-таки короткую черную юбку и ботинки с чулками до середины бедра.
  
   - Ну кто так одевается? Ты бы юбку еще покороче нацепила! Чать, не на свидание идешь, мала больно! А сапоги эти так вообще!..
  
  Девочка, еще недавно бывшая моей шизой, затем сгустком неопределенной формы, и, наконец, сферой чистого света, удивленно воззрилась на меня, а я в этот момент понял, что пропал с концами... Я просто не смогу... Уже не смог.
  
   - И вообще, чего это я - 'папочка'? - Черт, а вот покраснел я зря... Моя собеседница это заметила и как-то неуверенно хихикнула. - Ты же была частью Кьюби? Ну так тогда это он... А я так, посредник... - Господи, что я несу? Этот разговор своей абсурдностью бьет 'Чаепитие со Шляпником' по всем статьям...
   - Нет. - Зашагала в мою сторону. - Во мне от тебя больше всего. Энергия, воспоминания... Я нынешняя... Поэтому папочка - это ты. А Кьюби... Курама - он дедушка, во! - Улыбаясь, остановилась в шаге и тут же посерьезнела. - Пожалуйста, не бросай меня. Жить - это здорово... Но одной страшно... и холодно... Пожалуйста...
  
  Я, будто во сне, смотрел, как моя рука самостоятельно протянулась вперед и погладила девчонку по голове. Она замерла, прислушиваясь к ощущениям, а затем вновь заулыбалась.
  
   - И раз ты согласился быть папочкой, то ты должен дать мне имя!
   - Хм... Я так понимаю, 'Бесхвостая' не устроит?
   - Сам ты бесхвостый! Посмотри внимательно и подумай хорошенько, ты же можешь! - И вновь закружилась.
   - Рассупонилось красно солнышко, расталдыкнуло свои лучи по белу светушку... - Задумчиво пробормотал я, глядя на эту картину. - Только солнышко-то опасное... Злое, прямо скажем, солнышко... Злое Солнце... Придумал! - Во весь голос девчонке. - Теперь тебя зовут Йоко!
  
  Только что нареченная остановилась и склонила голову набок, прислушиваясь к ощущениям.
  
   - А мне нравится! И на дедушкину..хи-хи... фамилию похоже! Я - Йоко!
   - Ну вот и прекрасно, что нравится. А теперь надо немного отдохнуть... - Я начал валиться набок.
  
  Чакра в печати закончилась уже минут десять как... но не мог же я отключиться в такой ответственный момент, как наречение имени собственной... да, дочери, как бы странно это ни звучало... Можно, конечно, заламывать руки с воплями 'Мне всего пятнадцать! Я не готов!'... Но смысл? Раз убивать людей разрешили - значит взрослый. От чуда не отказываются... Да и не думаю, что этого 'папочка' хватит надолго. Она ведь необычная девчонка. А демоны взрослеют быстро, ей скоро это надоест. Хотя что я знаю о демонах?..
  
  Забавная, конечно, семейка получается. Папа-девственник родил сам себе дочку-биджу. Главное, гипотетической маме не проболтаться о подобных способах размножения... Но тут отец хотя бы водку пить не будет и с мачехой вполне можно стать подругами. Что той разницы в пару-тройку лет?..
  
  На этой оптимистической мысли меня наконец-то укрыла теплым мохнатым одеялом милосердная тьма...
  
  
  
   - Черт! Ничего не получается! - Я расстроенно опустил руки. Энергорисунок Хирайшина никак не хотел ровно наполняться энергией, постоянно перекашиваясь и ломаясь.
  
  Это, конечно, закономерно... Из того месива, которое после 'родов' представляла собой моя система циркуляции вместе с очагом, слепить что-то удобоваримое за четыре дня, хоть и под действием 'Восстановления', не смогла бы, наверное, и сама Цунаде... Я усердно лечился, печать, Шосен и регенерация, подкрепленные талантом и сильным желанием, за прошедшее время восстановили магистральные каналы в руках и ногах. Приступы слабости больше не опрокидывали меня в обмороки каждые два часа, ограничиваясь разом в сутки, а заполнение печати энергией изрядно ускорило процесс, но тот контроль над чакрой, которым я заслуженно гордился, и благодаря которому смог в конце концов освоить телепортацию, ушел в никуда на неопределенное время...
  
  Да нет, что я говорю, вполне определенное. Неделька на отращивание энергосети и семь-четырнадцать дней на тренировку и ее расширение. А если напрягаться и вываливать язык на плечо, то и раньше. Но... Не сидеть же в каменном мешке полмесяца! Жрать придуманное мясо во внутреннем мире - это, конечно, выход, но здоровья в мире реальном точно не прибавит...
  
  Я вздохнул и оперся на торчащий в плавно загибающейся вверх стене невесть как уцелевший валун. Уже по привычке нашарил взглядом столь неожиданно свалившуюся на меня радость. Йоко неторопливо шла вдоль стенки кратера, изредка нагибаясь за каким-то привлекшим ее внимание красивым камушком. Некоторые, повертев в руках, выбрасывала, а некоторые протирала от пыли и прятала в карман. Ну прямо почти как обычная девчонка. Проходя мимо меня, она подняла голову, улыбнулась и снова вернулась к своему занятию, что-то тихо напевая. Обрывки мелодии показались мне знакомыми, причем до жути. Прислушавшись, я с оторопью узнал небезызвестную песенку 'Sonne' в русском переложении. Понравилось, значит, имя, на благодатную почву легло... Интересно, она хоть понимает, о чем поет?.. Ох, всеблагой Ками, не хотелось бы - курить еще начнет...
  
  Поневоле мысли снова свернули на произошедшее. Биджу, надо же. Да еще из куска Кьюби, которого, оказывается, зовут Курама, доставшегося в качестве отцовского трофея моему братишке. Что-то я не помню, чтобы он, захлебываясь от восторга, рассказывал о новом сильном, добром и умном друге... Характерец, наверное, тот еще. Да и доч... Йоко говорила - он ненавидит все и вся аж до неистовства. Как бы и тут рецидива не произошло. Надеюсь, воспитаю правильно...
  
  Погодите-ка. Знающие люди перед пастью Шинигами вроде рассказывали, что джинчуурики может пользоваться чакрой своего биджу. Тут, конечно, 'моим биджу' даже и не пахнет, но почему бы не попробовать? Строго по рецепту доктора Наруто - заменим качество количеством!
  
   - Йоко! - Я замахал ей. - Иди сюда! Слушай, - продолжил, когда она подбежала и села рядом, - тебе не надоело здесь? Лично мне - очень. Да и ждут нас там... Меня, наверное, поколотят... А ты познакомишься со своими будущими друзьями!
  
  Девочка передернула плечами.
  
   - Если честно, боюсь... Как они меня примут? Я помню, что к таким относятся очень плохо... Но если ты хочешь, я тоже не против. С тобой куда угодно, папочка! - Все-таки Мираташи заняла в ее личности непропорционально много места. Можно было бы и не ехидничать...- Что от меня требуется?
   - Попробуй поделиться со мной чакрой. Я пока что не в состоянии сделать все сам, ты видела.
  
  Она задумчиво кивнула и воззрилась на мой живот.
  
   - Ты позволишь? Оттуда удобнее...
   - Нет, случай не настолько крайний! Давай лучше попробуем мене радикальным способом? - Я непроизвольно дернулся. Нет-нет-нет!
   - Ладно, я попробую... Не думала, что ты будешь настолько меня бояться. Я же тебя люблю и никогда не сделаю ничего плохого. Даже не побью. - Съязвила напоследок и опустила взгляд в ладони, задумавшись.
   - Я не тебя боюсь. Просто это неестественно... - На автомате ляпнул я, а потом до меня дошло, ЧТО именно я сейчас услышал... так, Айдо, не паниковать, все нормально, слишком буднично она это сказала, не воображай чепухи. Ей четыре дня от роду, она, наверное, просто не подозревает о всей многозначности сказанного. А само по себе слово - вполне неплохое. Так что вспомни о родственных чувствах... и выкинь из головы бред, старый циничный дурак.
  
  Тем временем девочка подняла глаза.
  
   - Я придумала. Встань, пожалуйста.
  
  Зашла сзади и положила на спину ладонь... Нет. Рука, едва коснувшись кожи, будто растворилась и провалилась глубже. Я непроизвольно передернул лопатками. Щекотно!
  
   - Не дергайся, я пытаюсь попасть в ритм циркуляции... Вот, держи. Но постарайся много не тратить - я еще не успела толком все переработать и накопить запас... Я могу исчезнуть...
  
  В голове молнией пронеслась мысль вот прямо сейчас сотворить 'Солнечный ветер' на пару десятков минут и тем самым решить все проблемы, прошлые и те, которые только могут возникнуть... Я почувствовал, как девочка грустно улыбается, а рука в моей спине, там, где я начинал ее ощущать, беспокойно дернулась... и осталась на месте.
  
  Жуткий стыд на мгновение затопил меня с головой. Вот значит как... Она полностью мне доверилась, а я...
  
   - Извини, я отвлекся. Задумался немного.
   - Я постараюсь понять... И... я верю тебе.
  
  Хотел сказать что-то еще, объяснить, рассказать... Но все намерения сбила волна чакры, девятым валом накрывшая меня. Из кожи проступило и начало раздуваться пузырями солнечно-оранжевое сияние, постепенно окутавшее меня целиком.
  
  Значит, вот так оно работает, да, Наруто? А ведь я теперь гораздо лучше понимаю тебя. Зачем напрягаться, мучиться с контролем, когда такой океан энергии не удержать никому и никогда. Он лишь может наполнить заранее проложенное русло, подчиняясь твоему желанию... если сам того захочет. А ведь по сравнению с тобой у меня сейчас не океан, так, озерцо... Но гораздо более дружелюбное!
  
  Я почувствовал радостную гримасу, мысленно улыбнулся в ответ и сосредоточился на переносе. С энергетическим рисунком проблем теперь нет, а вот место назначения надо еще почувствовать. И-и-и... есть. Хирайшин!
  
  
  Честно признаюсь, на аккуратный выход из прыжка меня просто не хватило... Протащить через пространство такую глыбу из чакры оказалось не так-то просто... И хотя она сама отдавала мне энергию, каналы буквально звенели от напряжения. Поэтому каменную площадку огласил изрядный грохот, на который тут же обернулись все присутствующие. Я успел заметить только удивленные и испуганные глаза Намы и Фоливоруса, как на меня обрушился красный вихрь, едва не снесший меня за край обрыва. Я пошатнулся, изрядно пихнул качнувшуюся, но устоявшую на ногах и подперевшую меня Йоко... И рефлекторно обнял вцепившуюся в меня Таюю.
  
   - Айдо! Ты!... Ты!... Как ты посмел заявиться сюда?! Проваливай вон, мерзкий лгун!! Не хочу тебя видеть!!!
  
  Интересная подход. Прогонять, одновременно вцепившись так, что бульдожья хватка по сравнению с этими объятиями - ласковое проглаживание по младенческому животику... И при этом мочить слезами рубашку. Женщины...
  
   - Тебя не было неделю! Ты соврал мне! Но... Но... В первый же день вечером все три клона развеялись одновременно, без печати отмены... А это значит, что создавший технику уже у-у...
  
  Погладил девушку по голове, а она еще сильнее вжалась в меня, хотя, казалось бы, дальше уже некуда. Мда, а вот об этом я и не подумал, она ведь права, насчет 'умер'... Даже представлять не хочу, что они тут пережили...
  
   - Я ничего не могла сделать, хоть как-то помочь... даже найти тебя... Но... Но... ты же обещал, поэтому я ждала... Нама-кун помогал с энергией, но она постепенно заканчивалась... Я решила держаться до последней капли чакры, а потом...
  
  Внезапно отодвинулась и подняла на меня заплаканные глаза.
  
   - Я больше никуда тебя не отпущу! Мне надоело вечно ждать! Ты сделаешь то, что обещал, а потом... потом... я и ты...
   - Здравствуйте! Именно так вежливые существа говорят при знакомстве. Я ведь правильно запомнила?
  
  Звенящий девчоночий голосок произвел потрясающий эффект. Нама, вглядевшись в выступившую из-за моей спины девочку, вздрогнул и мгновенно провалился в прозрачный зеленый купол своего 'не здесь и не сейчас'. А перед Фоливорусом возникла гигантская стенка барьера, с гулом распоров камень под его лапами.
  
  'Опознали'. Я успокаивающе помахал рукой ленивцам и перевел взгляд на Ю. Она отпрыгнула метра на два от меня, завертела головой в недоумении, а теперь вот внимательно рассматривала гостью. Ее прищур не предвещал всем присутствующим ничего хорошего.
  
   - Так, все успокоились. Никто здесь никому не угрожает. Позвольте, я представлю вас. Нама, Фоливорус, Таюя. - Голова начал кружиться. Ясно, перенапрягся с телепортом. Надо разрулить все вопросы до отключки, а то рискую очнуться на пепелище...
   - Кто эта?... Эта?... Эта?
   - Знакомьтесь. Это Йо... - Внезапно я захихикал. Вся компания недоуменно подняла брови. - Это Йо... - В этот раз задавить хохот оказалось почти невозможно.
   - Папа, что с тобой? Тебе плохо? - Заботливо обернулся ко мне ребенок.
  
  Передо мной хороводом закружились выпученные, как у жабы, глаза Намы, отвалившаяся, как нож у грейдера, челюсть, Фоливоруса... Таюя, не справившаяся с изумлением и прижавшая руки к тому месту, где у приличных людей находится сердце, а у нее вольготно расположилась грудь третье... нет второго... нет, Айдо, давай жить надеждой на лучшее и верой в людей... третьего размера. А я, пересилив подступающую слабость и рвущийся наружу смех, пискнул: 'Это Йожик! И он будет с нами жить!', с облегчением поторопился наконец-то потерять сознание...
  
  
  Глава 26.
  
  
   - Что-о-о-о?! Девочка, ты хоть сама слышишь, что говоришь? Какой он тебе папа? Он что, тебя...хм... участвовал в твоем рождении в четыре года? Айдо, ты уверен, что она нор...хм... с ней все в порядке?
   - Меня зовут Йоко! И я нормальная, он правда мой папа!!
  
  Я растерянно оглянулся по сторонам. В открытое окно врывался легкий ветерок, шевеля миленькие занавески и занося в комнату еле слышный шум строительства и едва различимый гул набирающей силу повседневной жизни деревни. У входа в комнату, подпирая плечом дверной косяк, с видом 'Меня здесь нет!' блуждала взглядом по комнате Таюя. Больше в комнате никого не было...
  
  От Ю сейчас помощи ждать явно не стоит. И это еще повезло, что Йоко - маленькая... Выгляди она повзрослее - неизвестно, чем бы все окончилось. Но на детей Таюя злиться не может физически, поэтому пока что все ограничивается многозначительным молчанием, независимым видом... и почему-то гораздо более тщательным умыванием по утрам.
  
  Ну и как, скажите на милость, я должен сейчас поступать? Вот как объяснить рыбаку, страшно далекому от шинобского народа то, что я не совсем понимаю и сам? 'Шин, эта маленькая милая девочка - демон, часть того самого монстра, который пятнадцать лет назад прогремел на полмира, разрушив Деревню, Скрытой в Листе и поубивав кучу народа. И она моя дочь, потому что я родил ее из собственного внутреннего мира без привлечения... э-э-э... посторонних участников', так, что ли? Нет, правду сказать все равно нужно... Если кто-то хочет жить рядом со мной, ему придется отучиться врать, и начать стоит с себя самого. Но меньше всего мне хочется, чтобы Йоко начали бояться. Благо, пример перед глазами, а от него почти все отвернулись за гораздо меньшее... Нет уж, коноховской атмосферы нам тут не надо...
  
  Стоп. А почему я должен что-то кому-то объяснять? В конце концов, не только у меня есть обязанности. Люди, которые хотят называться моими друзьями, тоже должны вносить вклад в нашу дружбу. Даже вон ленивцы разобрались в ситуации, немного подумав и придя в себя от потери источника. Нама в последний день так вообще с колен этой хитрюги не слезал, над чем-то там они вместе хихикали. А Фоливоруса она трепала до тех пор, пока он не согласился наконец прокатить ее по лесу. Только вот Таюя...
  
   - Шин, тише, не пугай ребенка! - Строго посмотрел на него, положил руку на плечо стиснувшей кулачки, явно злящейся девочке и аккуратно задвинул ее себе за спину. - Ты в чем-то прав, Йоко необычная... Но эту историю я расскажу тебе чуть позже, когда ты немного к ней привыкнешь и познакомишься поближе. И... Да, она моя дочь. Считай, что я ее удочерил, если тебе так будет проще.
  
  Я почувствовал движение под правым локтем и скосил глаза вниз. Йоко, поднырнув под руку и ухватившись за мой ремень, с довольным видом показывала мужчине язык... Мда, работы тут - море разливанное. Ох, грехи мои тяжкие...
  
  Ошарашенный Шин уже открыл было рот, чтобы что-то сказать, но с лестницы на верхний этаж послышались шаги. Сначала из-под потолка показались босые стройные ноги, потом полы легкого матерчатого халата, и, наконец, вниз полностью спустилась взъерошенная и заспанная Нами. Она потерла кулаком глаза и спросила:
  
   - Шин, дорогой, что случилось, почему ты шумишь? И куда подевались близнецы? Опять с Акирой?.. - Тут она обратила внимание на нас и тихо ойкнула, постаравшись плотнее запахнуть халат.
  
  Я с удивлением перевел взгляд с одного на другую и усмехнулся.
  
   - Нами, что я вижу? Уже скоро полдень, а ты все еще спишь? Куда подевалась та прекрасная хозяйка, которую я знал?
   - Айдо... Д-доброе утро... - Женщина не знала, куда девать глаза. - Просто Шин вчера вечером приготовил запеканку, ее хватило и на завтрак... а сегодня выходной... Я вас приглашаю... - Окончательно смутилась.
   - Да нет, мы, пожалуй, откажемся... Все-таки семья у вас большая... - Ободряюще подмигнул ей и внимательно посмотрел на Шина. - И, кстати. Пользуясь моментом, должен сказать тебе... Поздравляю!
  
  Мужчина хмыкнул, а сзади раздался сдавленный кашель, как будто кто-то поперхнулся. Я тоже улыбнулся и открыл было рот, чтобы перейти к тому, зачем мы пришли сюда утром в воскресенье, ну, помимо знакомства, конечно... Но тут створки открытого окна разлетелись в стороны и с силой ударились о стены, чуть не растеряв стекла, а в комнату ворвался неистовый вихрь...
  
   - Па, Нами, вы уже проснулись?! Собирайтесь, пошли!..
  
  Кажется, теперь я понимаю, почему в Конохе учат ходить по вертикальным поверхностям только генинов. Следить за мельтешащим по потолку пацаном, задирая голову - действительно утомляет. От этой картины педагогический опыт, накопленный со времен Нидайме Хокаге, пеплом сгоревших нервов стучит в сердце. А вдруг он сейчас на полной скорости навернется оттуда?..
  
   - Ребята говорят, Нии-сан вернулся! Надо успеть поздороваться первыми! Они, как увидят, все обзавидуются, а то не верят мне! А я чистую правду!.. Ой...
  
  Акира, наконец-то заметив нашу пеструю компанию, повернул голову к нам. Внезапно он замер прямо как бежал, на полной скорости. И произошло то, что все присутствующие подспудно ожидали - парнишка не удержал концентрацию чакры и под действием инерции камнем рухнул на доски пола.
  
  Шин было дернулся к сыну, но я покачал головой, успокойся, мол. Раз уж Таюя научила его высвобождать чакру, то общее ускорение циркуляции они обойти никак не могли. А оно изрядно укрепляет тело. Так что ничего, кроме пары синяков, Акире не грозит, а впредь будет внимательнее. Боль - самый лучший учитель из известных мне... И как хорошо, что мне не надо никого учить!
  
  Тем временем пацан завозился, перекатился на живот, встал с четверенек и очумело потряс головой. Выпрямился, нашарил взглядом нашу компанию и уставился прямо на меня. В его глазах ярко сияло неподдельное восхищение, а щеки немного порозовели.
  
  Я удивленно поднял бровь. Это что еще за новости? Нет, у нас и раньше были вполне дружеские отношения, но вот таким взглядом смотрят на величайшего из эпических героев, который жмет пацану руку, а за этим действом наблюдают дети со всех окрестных дворов. За прошедшее время я вроде бы ни разу не спасал от миллиона человек и больше, так что ничего нового не произошло. Погодите-ка... На эпических героев, говоришь?.. Или же...
  
  Немного отодвинулся. Зрачки пацана даже не дернулись. Я весело хмыкнул и отшагнул в сторону, открывая всем заинтересованным личностям стоявшую за моей спиной девочку. Йоко смущенно опустила взгляд на свои ладони, а на ее лице медленно проступала краска...
  
  Я хмыкнул еще раз, уже не так весело. Мда, так вот что чувствуют отцы, когда дочь приводит им мальчика и говорит: 'Папа, мы будем дружить!' Не рановато, ведь ей еще и двенадцати лет не исп?.. О, Ками, что я несу, какие двенадцать лет?.. Радуйся, Айдо, что она так быстро научилась испытывать эмоции, а не вспоминать их. Вряд ли Кьюби-Курама может краснеть, когда им искренне восхищаются...
  
  Воцарившееся молчание нарушил сам Акира. Он медленно, как спросонья подошел к тихо алеющей девочке, протянул руку, прикоснулся к свободно свисающей прядке роскошных волос, и, растянув губы в глупой улыбке, спросил:
  
   - А они настоящие?..
  
  Йоко дернулась и покраснела сильнее.
  
   - Дурак! - Отпрыгнула обратно мне за спину и вцепилась в жилетку, спрятав лицо.
  
  Акира перевел взгляд с места, где она только что стояла и озадаченно моргнул. Я с улыбкой развел руками и ничего не сказал. Не все же мне одному страдать!
  
   - Кхм! - Внезапно донесшийся от двери звук заставил нас всех вздрогнуть. - Акира. Я смотрю, тебе нечем заняться? Ты разобрался в тех страницах, что я тебе дала?
  
  Пацан ошарашенно дернулся всем телом и посмотрел на наконец отмершую Таюю.
  
   - Да, Ю-ча... Ой, Таюя-сенсей!
   - Все понял? А друзьям объяснил? Научил Азуми правильно печать маскировки ставить? - Акира уставился в пол и едва заметно кивнул. - Понятно... Видимо, в следующий раз придется оставлять старшей твою сестру. Ну ничего... Вся ваша компания, я так понимаю, в сборе сейчас? Ну тогда пойдем, ученик, проверю, чем вы занимались без меня все это время. Уж точно не учились... И не волнуйся так, - заметила поникший вид пацана, - на неделе у нас проведет пару уроков твой обожаемый 'Нии-сан', он вам как раз все про печати и объяснит!
  
  Я согласно кивнул, и Акира, до этого шагавший, словно на Голгофу, чуть приободрился. Улыбнулся, попытался скосить глаза мне за спину, смутился и пошел к уже развернувшейся на выход Таюе.
  
  Хм. Хоть бы попрощалась, что ли... Интересно, долго она собирается дуться? Я же все ей объяснил. А если?.. Да, думаю, так они подружатся, вон Акира как шелковый ходит...
  
   - Ю, подожди! - Девушка обернулась. - Я думаю, тебе стоит взять с собой ее. - Выудил девочку из-за спины и легонько подтолкнул вперед. Уголки губ Таюи при виде этой картины чуть заметно опустились. Да что ж такое!..
   - Йоко, иди. Познакомишься детьми, может быть, заведешь друзей. И запомни - не балуйся, не шали и слушайся тетю Ю. Вечером проверю!
  
  Девочка оглянулась по сторонам и вдруг прекратила упираться.
  
   - Да, папочка, я буду самой послушной дочкой на свете!
  
  С этими словами она выскочила в дверь за ушедшей вперед Таюей, обогнув по пути Акиру, застывшего соляным столбом с упавшей челюстью и бросив ему 'Рот закрой, кишки простудишь!' Черт возьми, да она это специально устроила! Отомстила, значит, бедняге... Несчастный, опешивший от таких новостей парень захлопнул рот с зубовным скрежетом, секунду растерянно смотрел на меня и поспешил на выход, не отрывая глаз от... очень бы хотелось надеяться, что от роскошного водопада волос Йоко.
  
  Мы с Шином обменялись одинаковыми взглядами и почти синхронно вздохнули. Ох, чувствую, наступают интересные времена... И как бы нам, старикам, не остаться на обочине дороги жизни, по которой уходит вперед караван перемен... Тьфу! Мне всего пятнадцать лет, я переполнен Силой Юности и у меня на месте оба глаза, мне рано разговаривать в такой манере! А что часто опаздываю... тут я и правда не виноват, честно-честно!
  
  Я тряхнул головой, невзначай проверив, не начали ли волосы потихоньку седеть и топорщиться. Все было как всегда. Усмехнувшись, бросил задумавшемуся рыбаку:
  
   - Шин, вернись, свадьба еще нескоро, успеешь на церемонию накопить!
   - А?.. Что?.. Айдо, чтоб тебя!.. Я думал, что ты будешь последним, с кем я начну обсуждать эти вопросы!
  
  Нами, хихикнув напоследок, поднялась наверх, надеюсь, чтобы переодеться (ну наконец-то дошло, блин!).
  
   - Шин, ты уже здесь? Тогда давай перейдем к тому, зачем я поднял тебя с э-э-э... кровати сегодня. Хотел обсудить вместе со всеми, но так даже лучше - выйдет сюрприз. У нас же еще остались деньги, которые я принес?
   - Ты знаешь, Айдо, хоть общий финансовый баланс у нас пока в минусе, уже пошла прибыль от продажи рыбы. А, между прочим, у нас уже подходит рис, и с ним мы, я надеюсь, сможем втиснуться в рыночную нишу. Я тут подсчеты провел... - Отвернулся и зашуршал какими-то бумажками. Это он что, даже спит с ними вместо... э-э-э, заткнись, не твое это дело..? Вот это человек, что называется, горит на работе... - И получается, что наш рис будет дешевле и качественнее. Все-таки островной климат для этой культуры лучше, чем континентальный. Между прочим, Хиро-сан, начальник нашей охраны, уже выражал желание с тобой увидеться, поблагодарить за размер оплаты и обсудить что-то еще. Он работает у нас со всем своим кланом, у них пять человек осталось за последние лет шесть. Я бы на твоем месте отнесся с уважением....
   - Стоп-стоп-стоп, погоди, не торопись! - Едва смог втиснуться в микроскопическую паузу в плавном, но неостановимом потоке информации. - Я обещаю, что рассмотрю все твои предложения в самое ближайшее время, и по каждому из поднятых вопросов непременно будет принято полностью удовлетворяющее всех решение, при этом не исключающее возможности своего пересмотра в случае возникновения у сторон конфликта тех или иных конструктивных дополнений для всемерного увеличения качества обслуживания наших клиентов! - Ха! А вот как тебе, твоим же салом да по сусалам!
  
  Посмотрел на вытаращенные глаза рыбака и испытал мимолетный укол стыда. Ну Айдо, блин... Он же для тебя старается... Да и по делу говорил ведь, интересно было... А ты его запрещенным конвенцией ООН 'О целостности ушей человечества' оружием ударил... Но было весело! Ладно, потом извинюсь.
  
   - Давай об этом чуть позже, ладно? Я сейчас все равно немного не в форме. - Протянул вперед руки, обвитые сетью из треснувшей кожи и лопнувших мелких сосудиков. Вот так вот мое тело реагирует на искореженную энергосистему. Выглядит страшноватенько, если честно...
   - А... Айдо, что это?
   - Неважно, все уже в порядке, только в себя прийти. Так деньги у нас есть? Стоп! - Остановил я открывшего рот рыбака. - Просто кивни.
  
  Мужчина медленно наклонил голову.
  
   - Прекрасно! Следующий вопрос - ты вроде говорил, что на остров не только рыбаки с крестьянами подались? А кузнец среди них есть? Я, к сожалению, в железках не разбираюсь... - Вновь острожный кивок. - Еще лучше! Тогда собирайся и пошли к нему знакомиться!
   - Н-но зачем?.. Айдо, я не пойму, что ты хочешь? Какая связь может быть между деньгами и кузнецом?..
   - Какая связь? Очень простая - у меня скоро день рождения, а на него принято дарить подарки!
  
  Отцепил с пояса свиток запечатывания и хлопнул по нему ладонью.
  
   - Ну как, нравится?!
  
  И, оттолкнувшись от вонзившейся лезвием в пол нагинаты, выкатился за порог под вопли главы семьи 'Никаких фуин в моем доме! Слышишь, Айдо? Никаких и никому!'. Подожду-ка я его на улице, так оно безопаснее будет. Только не забыть захватить с собой эту дубину, а то однажды она может прогуляться по моим ребрам...
  
  Глава 27.
  
  
  Алебарду пришлось волочь на плечах через всю деревню. Надо сказать, это было довольно непросто. Чакру не подключить из-за 'родовых травм', а запечатать дубину Шин не позволил. Наверное, он думал, что так своеобразно научит меня отвечать за свои поступки. Но, хоть чакрой было и не воспользоваться полноценно, но мое собственное, тренированное, хоть и немного оголодавшее тело, никуда не делось, поэтому железку я тащил хоть и без удовольствия, но и не особо напрягаясь, вот вертеть ею не смог бы и близко... А маленьким призом мне стали удивленные и настороженные взгляды немногочисленных прохожих. Картина, конечно, получилась еще та. Впереди шагает хмурый донельзя мужик, раздумывая о своей нелегкой судьбе. А за ним с таким же недовольным выражением лица идет подросток, которого многие тут называют Хозяином (вот ведь еще выдумали... Да я сам себе иногда не хозяин, что уж о других говорить. Давайте уж по-простому - Мой Мастер, ха-ха!) с нагинатой на плече, изредка перехватывая ее многозначительным движением. И эта процессия движется за окраину населенного пункта. Кажется, они решили, что Советник наконец-то досоветовался и я конвоирую его для процедуры 'усекновения главы', как говорили на Земле в буколические времена Ивана Грозного, прозванного за беспримерную жестокость 'Васильевичем'...
  
  Бредя по городку вот таким вот макаром , не забывал крутить головой по сторонам. В последнее время я как-то выпал из жизни поселения, за которое взялся отвечать. С одной стороны оно, конечно верно - шиноби и их техники являются главной определяющей силой в этом мире. Там делят сферы влияния, там меняют границы стран, там - драки и сражения, там можно жить полной жизнью и умереть молодым... А жизнь обычного гражданского полна серой обыденности быта, каждодневного труда и опасностей, которые может устроить любой встреченный двенадцатилетний пацан, ухмыльнувшись и достав протектор деревни... В Конохе, конечно, таких личностей мало, там их все же плохо или хорошо, но воспитывают. Даже знаменитые пакости Наруто, при всей их масштабности, были все же больше забавными, чем опасными. И, я уверен, если бы не некоторые обстоятельства, даже те толпы, которые за ним все время гонялись, в конце концов остановились бы, отдышались и расхохотались вместе с нашим героем от нелепости происходящего. Но... не дано.
  
  А с другой стороны, где были бы все шиноби без гражданских? Да что далеко ходить, у меня заканчиваются кунаи, едва две сотни осталось. В том числе и за этим иду к кузнецу. Ну не приучены такие, как я, их экономить, мы на тренировках в Академии их десятками вышвыривали. А в серьезных сражениях разнообразные ножи, сюрикены и прочее железо разных размеров и веса вылетает тоннами! Потому что это едва ли не единственный шанс слабого шиноби зацепить сильного в прямом сражении, когда на тактику или ловушки не остается времени. Чем больше - тем выше шанс что не увернется, получит рану и ослабеет. А там и выжить можно попробовать! Кунаи и кибакуфуды.Ну и вот где их брать теперь? Положим, с печатями решаемо. У меня вон молодое поколение растет. Сколько их там? Десять, пятнадцать? Хотя бы этим у Ю мог поинтересоваться. Правитель... Стыдно, блин! Но вот с железом что? Конохского арсенала рядом нет, родители Тен-тен больше ничего дарить не станут... А ведь я, дурачок, даже не поинтересовался, где они все это достают. Есть и есть. Ну ладно, я тогда был маленький, и у ее мамы получалось такое вкусное рагу, что все железо мира по сравнению с ним - ничто... М-м-м...
  
  Так, не отвлекаемся, на чем мы там остановились? А остановились мы на том, что гражданские как бы не важнее для шиноби, чем техники. Что получается, если выпустить на плодородное поле даже ничего еще толком не умеющих генинов - все прекрасно знают, а я так еще и видел социальный, так сказать, срез, мою команду хотя бы вспомнить. Неджи и Ли - понятия, несовместимые с сельхозработами. Что шиноби будут в таком случае жрать? И это надо учитывать в своей жизни, если хочешь, чтобы она была долгой, насыщенной... и было бы неплохо снова попробовать рагу. Интересно, а Тен-тен за это время научилась хоть что-нибудь готовить или до сих пор варит перловку по моему походно-полевому рецепту? Все-таки я очень давно ее не видел... и сильно соскучился...
  
  Тряхнул головой, выбивая несвоевременное и в данный момент неосуществимое и снова начал оглядываться по сторонам. Мда. К настоящему времени народ уже подобрал себе удобные места для жилья, образовав довольно причудливую схему расселения. Эдакую гантель наоборот. Тонкая линия отремонтированных домов шириной едва в две улицы шириной пересекала почти круглую Узушио точно пополам вдоль реки, от дороги к порту, значительно расширялась в центре и вновь сужаясь к воротам во внутренние области острова, куда подались наши будущие пшеничные, рисовые и капустные короли. Туда тоже нужно сходить. Во-первых, я не знаю, что там вообще происходит, а, во вторых, в последнее время я все больше и больше чувствую необходимость сменить жилье... Пусть этот уродец, в котором я сейчас живу, станет достопримечательностью деревни, но проводить время все же хочется в более приличной постройке. А то ведь доходит до абсурда: Нами сбежала при малейшей возможности, Ю не хочет заходить на обед, хотя сама готовить не любит... Даже Йоко, впервые увидев это собственными глазами, не стала хихикать, кажется, только потому что помнила моей памятью, как я на это реагирую. Да что там говорить - вокруг меня обязанностей наросло, как грибов после дождя, а в дом ни одного мало-мальски приличного человека не позвать... Так что нужно переезжать, и желательно в более тихое место, где можно будет не привлекая лишних глаз устроить фуин-мастерскую, небольшой испытательный полигон и просторный подвал. В городе это будет сложновато. Да и вообще, пока что о городе - рано говорить...
  
  В сквозных переулках изредка мелькали развалины, груды битого кирпича и прочая неустроенность. Да, жалко будет, если это так и останется... Организовать людей на общий всеостровной субботник? Но ведь видно, что народ и так без дела не сидит. Около большинства жилых домов между тротуаром и стенами уже разбиты клумбы, кое-где в специально оставленных проемах в каменной мостовой (а не хило жили Узумаки, могли себе позволить дороги мостить. Даже в Конохе большинство улиц грунтовые...), аккуратно огороженных поребриками из камней одинаковой величины, были заново высажены деревья. Какой-то старик, стоя на лестнице, деловито приколачивал над входной дверью дома вывеску, а рядом мелкий пацан, видимо, внук, сосредоточенно копал ямки под декоративный кустарник, притащенный откуда-то и сложенный в ряд перед ним. Вот мальчишка поднял глаза на наш с Шином конвой, округлил глаза, приподнялся на цыпочки и подергал деда за штанину. Старик раздраженно отмахнулся было, но все же обернулся... да так и застыл на лестнице в полоборота. Бедняга, сверзится же сейчас...
  
  Я улыбнулся и приветственно махнул свободной от алебарды рукой. Дед пошатнулся на лестнице, но все же устоял и неуверенно улыбнулся в ответ. На сердце вдруг почему-то стало гораздо теплее. Да, тут явно обустраиваются на долгое время... Как бы там ни было, теперь я уже не один. Надеюсь, меня хватит на то, чтобы их всех защитить. Радует, что до нашей маленькой артели пока что никому нет особого дела, слишком уж мы незначительная величина...
  
  Думаю, года три-четыре у нас есть. А к тому времени я надеюсь достичь такого уровня, чтобы любой, даже самый сильный враг, три раза хорошо подумал, прежде чем напасть на остров. Просто так, бесцельно, кидаются в бой только отмороженные маньяки, уж на этих-то ребят меня и водоворотов хватит с головой. Но любая организованная война прежде всего начинается с вопроса 'Чем это может быть выгодно?' и моя задача сделать так, чтобы каждый желающий четко осознавал, что при нападении он потеряет гораздо больше, чем приобретет - людей, ценности, а, быть может, и жизнь. Тогда любое, даже самое маленькое поселение, будет в безопасности. Надеюсь, наша с Шином программа по отбору безработных шиноби принесет свои плоды - люди нам не помешают... Решено! Жителей трогать не буду. Как только приду в форму - наделаю клонов, поставлю им 'Крепость' и отправлю на работы. Сделаю такой вот подарок деревне на свой день рождения. Все равно энергосеть расширять и тренировать надо. Обычно, правда, подарки дарят имениннику, но в Мире Шиноби...
  
  Вообще, фуиндзюцу преподнесло мне очередной приятный сюрприз. Будь я обычным шиноби в какой-нибудь из деревень - с такими повреждениями чакросистемы и очага сейчас бы тихо паковал вещи для переезда на какой-нибудь хутор и подсчитывал наличность, чтобы понять - хватит у меня на две коровы и теленка, чтобы не умереть с голоду, или идти брать кредит у Скрытой деревни на обзаведение... А в Конохе грустно бы качался на качелях у Академии, пялясь в пустоту, и под жалостливыми взглядами Изумо и Котецу провожал веселых и беззаботных товарищей на очередные миссии, дожидаясь, когда у Цунаде-оба-сан найдется время на операцию по восстановлению энергосети... Ну, положим, именно на меня время почти сразу нашлось бы, но вот кто другой мог и повандалаться...
  
  А здесь... 'Восстановление' добросовестно пашет, пусть не так хорошо, как сделала бы бабуля, пусть медленнее, но верно. Знай только чакру заливай, да контролируй Шосеном. Все-таки мастерство в некоторых случаях гораздо лучше таланта, особенно когда талант один на весь мир, а мастерство с тобой всегда. Время, конечно, все равно требуется, но зато можно со вздохом облегчения отодвинуть смертоубийственные дела и заняться, наконец, доведением до ума всего того, что я забросил... Да и в конце концов, поднять печать чакрой или создать ее на контроле я хоть и не могу... но рисовать-то мне никто не запрещал! Крупные каналы для передачи энергии работают достаточно хорошо. В принципе, для фуин вполне достаточно одной руки и небольшого таланта, что открывает определенные перспективы... Вот как раз и проверим, представляю ли я из себя хоть что-то еще, кроме несовершеннолетнего убийцы толп беззащитных бандитов?..
  
  Кузницу, расположенную на самом краю деревни, у почти целой стены, мы увидели и услышали загодя. Шин, не останавливаясь, прошел дальше, а я невольно замедлил шаг. По окрестностям разлетались, впрочем, почти сразу же угасая в переулках между зданиями, звонкие удары, а небо коптил столб черного дыма, развеивающийся под небольшим, но упорно дующим ветерком..
  
  Под кузницу были заняты три приземистых здания, выстроившихся буквой 'П', которая была развернута верхней перекладиной к реке. Раньше это, видимо, было какими-то складами, потому что жилых домов поблизости не наблюдалось. А место идеально подошло под новую роль. Я хмыкнул, разглядывая золотящееся свежесрубленным деревом, но уже слегка потемневшее водяное колесо. Оно лениво вращалось под неторопливым течением реки, крутя уходящий в свежий пролом вал с муфтой в сплошной кирпичной стене здания. Гляжу, народ обустраивается, особо не глядя на целостность моей собственности. Ну ничего, когда пойдут налоги, я свое верну... Встряхнулся и протопал вдоль боковой постройки ко входу во внутренний двор.
  
  Когда я сюда шел, в принципе, думал о том, что может меня здесь ожидать. На ум приходили только ярко пылающий горн, громадная наковальня и здоровенные потные молотобойцы в кожаных фартуках, старательно выколачивающие огромными пудовыми молотами из плюющегося алыми брызгами раскаленного куска металла какую нибудь косу или лопату. В общем, обычная средневековая кузня. Ну что ж... Потные здоровяки в фартуках действительно имели место быть... Но вместо горна с кожаными мехами во дворе обнаружилась небольшая домна, в соседнее здание шестеро ярко-красных от натуги мужиков заволакивали половину какой-то здоровенной толстостенной бочки, зачем-то разделенную внутри переборками... Недалеко от входа стоял большой агрегат, состоящий, кажется, из одних поддонов и цилиндров разной формы, объема и величины, а вместо молотобойцев меланхолично трудился штамповочный пресс, как раз сейчас задумчиво поднимавший к потолку свою ударную поверхность. Хм. Я представлял себе кузницу на данном этапе исторического развития несколько иначе. Конечно, видно, что все или маленькое, или самодельное, явно не промышленного качества. Водяное колесо, опять же, все в рамках, так сказать. Но кузня и штамповка...
  
  Самый здоровый из находившихся в кузнице критически оценил высоту копра, нажал на рычаг, скидывая ремень понижающей передачи с вала водяного колеса, махнул рукой, что-то крикнул и выбил из под нижней станины пресса какой-то клин. Копр замер на высоте метров шести над потолком и устремился вниз, выбив из станины звонкий удар, который чуть не разорвал мне уши. Мужик вновь накинул ремень передачи на вал, обернулся к нам с Шином, чуть нахмурился и махнул рукой на выход.
  
  Пока я тряс головой и ковырял в звенящих ушах, рыбак с мужиком успели кратко о чем-то переговорить. Этот хитрован сообразил открыть рот перед ударом. А меня предупредить 'забыл'! У-у-у, чтоб тебя!..
  
   - Айдо, знакомься. - Сказал Шин, заметив, что я наконец-то обрел возможность слышать. - Это Гекко-сан, самый лучший кузнец на всем побережье... а теперь и на острове. Тебя я уже представил. - Знать бы, что ты там сказал... - Ну вы разговаривайте, а я пойду...
   - Шин, подожди. Может, и тебе дело найдется... - Блин, ну что ты как неродной! Кузнец меня в первый раз в жизни видит, кто я для него есть? Сопля пятнадцатилетняя. Он со мной даже бы разговаривать в иной ситуации не стал! А ты 'пойду'... Помогай зарабатывать авторитет! - Гекко-сан... я тут у вас кое-что увидел... Скажите, а пресс вам зачем?
   - Айдо-кун... -сан... - Он явно запутался. 'Кун' вроде бы по статусу не подходит, а 'сан' в отношении парня минимум в три раза его младше явно жгло мужику язык. Странно. Вокруг средневековье, а я на площади вроде бы четко и ясно показал, кто я есть. Правда, сделал я это... хм... Но ведь тогда и бояться должны больше. Впрочем, я ведь не знаю, что именно сказал ему Шин... Наверное, что-то в духе: 'Айдо у нас начальник... Но паренек хороший. Ты сильно не зазнавайся, но и в верноподданический экстаз особо не впадай, он все равно этого не любит...' Ну и как с такими советниками зарабатывать уважение?.. Еще раз внимательно осмотрел кузнеца. Лицо интеллигентное... если бы не было так запачкано окалиной и копотью... да и с Шином они явно дружат, а мой Советник такой человек, что никогда бы не стал дружить с откровенными глупцами... Может быть, не стоит гнуть окружающий мир под себя, а следовать определенным правилам? Вот сейчас, например. Был бы для них 'Узумаки-доно', они для меня 'Шин' и 'Гекко', все довольны и знают свои роли... кроме меня самого. Не говоря уже о том, что на Земле понятие 'дворянин' сохранилось только в исторических книгах, я ведь и здесь не учился вести себя соответственно такому положению. Я вырос в приюте, и все эти клановые традиции прошли мимо меня. Вон даже с Хини-чан общаться по-человечески не могу, хотя она старалась. Она, не я!.. Так что же делать-то? А, может быть... стоит обзавестись помощниками и друзьями, которые помогут мне обжиться с новым опытом? А кто подходит на эту роль лучше, чем?... Я кинул долгий взгляд на искоса рассматривающего меня Шина и махнул кузнецу рукой: 'Просто по имени'. - Спасибо... Айдо, мне что, каждую мотыгу руками выколачивать? Так она золотой будет. А так - формы подготовил и знай штампуй себе. Хоть на острове потребность пока невелика - все равно удобнее. Свободного времени больше.
  
  И правда, чего это я удивляюсь? Сам в Конохе обед в кастрюлях готовил и протектор на плече таскал, тоже явно не молотом кованый...
  
   - Гекко-сан... А вот кунаи вы сможете так делать?
   - Отчего же нет? Сделаем формы... В партии до тысячи в месяц один кунай обойдется где-то в пять рё, сюрикен в шесть с половиной, там работы больше и она тоньше. - Пояснил кузнец. - Закажешь больше - стоить будут меньше.
   - Хм. Что-то дешево. Не обманываете? - Я подозрительно посмотрел на него.
   - Так металл ведь стоит мало, работу река и огонь делают, чего ж со своих лишнее брать? - Усмехнулся он. - Да и я все равно свое возьму. Я ведь понял, зачем ты ко мне пришел. - Кивнул он на алебарду. - Отсюда вижу, что железо чакропроводящее. Эх, давненько я ни с чем подобным не работал, редко к нам шиноби забредали... Да неважно, руки-то помнят. Что хотел? Поправить, наточить? Учти, цена высокая, металл сам по себе очень дорогой, да еще и прочный...
   - Не совсем... - Я полез во внутренний карман жилетки, достал небольшой свиточек и развернул его. - Смотрите, вот это, это и это надо будет выгравировать на лезвии вот так, с обеих сторон, связав вот эти дорожки вместе. Потом в канавки надо будет добавить специальный состав, отполировать и заворонить. А вот это вот неплохо бы таким же образом нанести на древко. Вот этот рисунок на торец, а вот это по всей длине. Я понимаю, что работа по дереву немного не к вам, но искать еще и столяра... Может, возьметесь? И сколько это будет?..
  
  Я поднял глаза на кузнеца и осекся. В его глазах загорелся какой-то лихорадочный огонек.
  
   - Погоди-ка, Айдо-сан... - Я удивленно поднял бровь, но мужик не обратил на это никакого внимания. - Я правильно понял? Вот эти линии - это же фуиндзюцу, верно? А оружие ты хочешь?..
   - Просто немного усилить. В таком виде, в каком есть, оно подходит шиноби только для рубки деревьев, да и то не всякому. А это должен быть подарок...
  
  Я чуть смутился и насторожился одновременно. Чего-то этот мужик сильно много знает... В печатях вон с лету разобрался. Ну не то чтобы с лету... Но для простого гражданского сразу опознать в мешанине линий и точек печать - это, знаете, не на каждом шагу происходит... Я открыл было рот, чтобы озвучить свои подозрения, но кузнец явно не собирался прислушиваться. Ухвати меня за руку с рисунками, он что было сил поволок меня куда-то вглубь третьего здания. Я машинально поморщился, опять вся шкура будет содрана и кровь останавливать...
  
  Со скоростью ветра проскочив несколько помещений, в которых явно шла отделка под какую-то чистовую работу (по крайней мере, иначе побелку стен я воспринять не смог), мы остановились у дальнего угла большого зала. Кузнец выпустил мою руку и торжественно сказал:
  
   - Вот!
  
  Я проследил за взмахом его руки. Нагромождение плоскостей, винтов, хомутов и сверл сперва не слишком меня впечатлило... Ровно до того момента, как я не увидел электромотор, от которого провода тянулись к... явно к обмоткам трансформатора!
  
  Блин! Откуда это здесь?! Впрочем... Айдо, ты, положительно, странен... Или ты в Конохе не поворачивал выключатель электрической лампочки под потолком, не слушал радио и не засовывал продукты в холодильник? Видимо, настолько привык к такому способу, что это для меня естественно, как восход солнца.... Но тогда как могут сочетаться электричество, радио и холодильники... с водяными колесами и мотыгами на полях?
  
  Видимо, последний вопрос я пробормотал вслух, потому что Гекко внезапно усмехнулся.
  
   - Дело в том, Айдо, что все названное тобой - очень дорого. Холодильник работает на электричестве. Но вот ты сможешь мне сказать, откуда оно берется? Поэтому либо организовывай большое количество людей за свой счет, либо... нанимай шиноби. Скажи мне, что проще и легче - начать строить какой-либо механизм, который заменит толпу работников с лопатами на рытье канала... или договориться с шиноби из Страны Земли?
   - Но... ведь... генератор намотает каждый... даже я... пусть не сразу... и водяное колесо... - Блин, а ведь в чем-то он прав. Это на Земле не было никакого иного выхода. А здесь технология - всего лишь экзотика для упрощения жизни шиноби... Читать 'Ича-ича' при электрическом свете - бесценно, для всего остального есть чакра...
   - А ты умнее, чем я думал, Айдо-сан - Необидно улыбнулся кузнец. - Надо же. Шиноби не только знает слово 'генератор', но и может его сделать... не спрашиваю, где ты возьмешь проволоку для этого, не спрашиваю, сколько времени ты будешь подбирать нужное количество витков... Просто поставь этот генератор на водяное колесо и попытайся раскрутить его так, чтобы зажечь обычную электрическую лампочку. Проще уж напрямую... именно поэтому подавляющее большинство людей не интересуются ничем подобным просто потому, что это им не по силам. За такими вещами - либо в деревни шиноби... либо в Страну Снега. Меня вот дед научил, а он туда на три года уезжал...
   - Страна Снега? Там есть технический прогресс? - Эх, сколько же я еще не видел... Поневоле согласишься с Орочимару, помирать - явно не охота. Но терять человеческий облик для этого - совершенно лишнее... - И кстати, откуда ты все это знаешь? Сам сказал, что большинство не интересуется...
   - О, это очень старая история! Видишь ли, мой дед был самым лучшим кузнецом... искуснейшим мастером, кого я когда-либо знал. Он и мне любовь к этому искусству привил. И... Ты слышал когда-нибудь о Семерке Великих Мечей?
   - Да кто ж о них не слышал? - Хмыкнул я.
  Ну вот. Дед всегда мечтал сделать что-то подобное сам. Но для этого нужно было переехать в какую-то из деревень шиноби. А кого попало туда не берут. Он на три года ухал учиться в Страну Снега, привез оттуда вот эту штуку - гравировальный станок по металлу. Его с удовольствием выслушали здесь, в Узушиогакуре, он уже о чем-то договорился. Даже рисунки мне показывал, наподобие твоих. Он уплыл на остров договариваться об окончательном переезде, а на следующий день мы узнали, что Узушио уничтожено... Я тогда совсем мальцом был... Ну вот. - Вынырнул он из воспоминаний. - Я после этого решил стать таким же хорошим кузнецом, как он, немного побродил по миру. Разобрался в его записях... Ни в одной из Скрытых деревень не осел, там все делают свои собственные мастера, чужих не допускают... Вот и остался я на родном побережье. И теперь получается, что я почти смог воплотить мечту деда, тем более что этот станок идеально подошел бы для наших целей... - Тяжело вздохнул. - Да вот только электричества для него нет. Я, конечно, не откажусь, но, боюсь, это затянется на годы, дед говорил, что в этом фуин важна каждая мелкая черточка. Я не против, но ведь тебе важно, чтобы было быстрее. - Он грустно улыбнулся. - Эх, вот если бы у меня было много чакропроводящего железа, я бы такое сделал... Я десятки лет шлифовал свои идеи...
   - Хм. Уважаемый Гекко-сан, так вы беретесь? Мне кажется, я смогу что-то придумать... - Ну еще бы. Еще с момента упоминания генератора и водяного колеса кандзи 'каминари' /молния/ буквально рвется на бумагу. Вот еще поэкспериментируем немного с формой ограничителя, чтобы давало постоянное излучение, а не мгновенный разряд и... А трансформатор тут и так есть. - А насчет чакропроводящего металла... Вы ведь теперь живете в Узушио, а здесь возможно все!
  
  Подмигнул онемевшему мужику и, развернувшись, пошел на улицу за нагинатой и сумкой с чакропроводящей бумагой для печатей... и сушеными листьями меллорнов из леса ленивцев. Будем заполнять канавки субстанцией из толченой лиственной пыли и моей крови. Больше ничего, что настолько хорошо держало бы структуру фуин в чакропроводящем металле, я придумать не смог.
  
  Ну что ж, вот полный комплект коммуникаций для обычного городского дома на острове Узушио и собран. По прежнему не решена проблема с отходами... Но есть у меня пара идей. Я весело зашагал обратно к гравировальному станку с электрическим приводом. Я приложу все усилия, чтобы все таки подарить этот подарок вовремя. И тогда, наконец, все наладится...
  
  Глава 28.
  
  Интерлюдия.
  
  В кузнице было темно и тихо. Три здания, раньше до краев наполненные гулом, звоном и суетой, сейчас выглядели непривычно спокойно. И только в дальней комнате одной из построек наблюдались признаки жизни. В освещаемом электрическим светом помещении за столом сидел мужчина, которому больше все подошло бы определение 'здоровенный'. И, хотя сейчас он был одет в обычную рубаху и штаны, ничем не отличаясь от сотен и сотен других, всякий, посмотревший на него внимательно, сразу же с уверенностью опознал бы в нем кузнеца. Даже механизация труда в виде прессов и прокатных станов не спасает от каленой металлической стружки, брызг раскаленного металла и вездесущей сажи и копоти, уже давным-давно намертво въевшейся в открытые участки кожи. Слегка сбивало с толку только полное отсутствие бороды (ну что поделать, не растет-с...) и его нынешнее занятие, не приличествующее стереотипному кузнецу.
  
  Мужчина, слегка покачиваясь на стуле и положив локти на стол, которые по сравнению с его размерами казались кукольными, внимательно читал лежащую перед ним тоненькую, явно самостоятельно переплетенную брошюрку. Иногда он хмыкал и тянул руку к сваленной тут же груде разрозненных листов и пыльных книг. Они подставляли лучам искусственного света полускрытые, вроде 'Расчет оптимальной толщины лезвия из чакропрово...' или вовсе затертые, как: 'Легенды о Семи Мечниках. Автор Джи...' и даже 'Пришествие Рикудо-се...', заголовки. А иногда просто поднимал голову, задумчиво смотрел вдаль и машинально трогал несколько бумажных листов с рисунками, лежащие чуть поодаль. Он аккуратно проводил пальцем по нарисованным линиям и, повинуясь этим действиям - язычок пламени, тянущийся из центра одного рисунка, то рос к потолку, то уменьшался до неразличимой искорки; капли воды из другого, перевернутого вверх тормашками, то с частотой секундной стрелки, то превращаясь в тонкую струйку, текли в специально подставленную стеклянную банку; мертвенно-синее свечение, еле слышно потрескивающее, меняло яркость над третьим, вызывая моргание лампочки под потолком и недовольное гудение трансформатора в соседней комнате...
  
  Кузнец в последний раз шевельнул пальцами, гася все свои игрушки, в наступившем полумраке недовольно дернул головой на лампочку, но вновь включать рисунок не стал. Аккуратно сложил книги в стопку на столе, стараясь не задеть торчащие провода, небрежно заизолированные хлопковой тканью, и вышел на улицу. По привычке собрался прикрикнуть на подмастерьев, но, оглядевшись, вспомнил, что в кузнице сейчас никого, кроме него нет. Все подмастерья сейчас копали медную руду в небольшой шахте, совсем недавно удачно обнаруженной в предгорьях.
  
  Гекко еще раз немного растерянно оглянулся, он явно отвык от безделья, вдруг улыбнулся и пошел обратно в здание. Проходя мимо только что покинутого рабочего места, он, почти не останавливаясь, мазнул рукой по рисунку, вновь зажигая лампочку, и открыл дверь в соседнюю комнату. Гудение трансформатора стало гораздо отчетливее. Кузнец обернулся на стол через плечо.
  
  'Вот уж не думал, не гадал, что придется встретиться на старости лет... 'Дис-три-бью-тор', ишь ты... Слово-то какое, тьфу... Все-таки не зря дед так сюда рвался в свое время... А ведь это - только доля малая, если по нему смотреть... Как он нагинату испытывал, а? Махнул - огонь ручьем, второй раз махнул - нас чуть ветром не посшибало. Такого даже Великие Мечи не умеют! А ведь видно, что это не все, недоволен был сильно... Но явно не моей работой, поблагодарил, деньги запрошенные без словечка заплатил, из своих рук честь по чести передал... Ну оно понятно, все-таки она не для этого ковалась... А вот если делать сразу со всем этим фуин, да структуру правильной сделать, да форму, такую, чтобы целям отвечала... Так и до сокровищ Рикудо-сеннина недалеко...'
  
  Тут мужчина резко дернул головой, будто прогоняя излишне наглые мысли.
  
  'Ну, это я хватил лишку... Пока с делами бы разобраться... да уж, странный у нас шиноби... Верно Шин говорил, как не от мира сего... Как бы шею себе не свернул... И ведь толковый, не отнять... Вон чего понарисовал. Как я предложил в дома электричество провести, обрадовался, по плечу хлопал, а когда я сказал, что на провода много металла нужно, нахмурился, 'Чубайсом' каким-то обозвал и сказал, что сеть только в домах понадобится, а за печатями, мол, сами пусть ходят, так продавать проще. Не ставить же к каждому сторожа, проверять, сколько он израсходовал на самом деле? Закончилась чакра - принес старый свиток с печатью - получи новый. Толково, что... Напоследок вон, предложил мне этим заняться, плату справедливую брать и пополам делить - его печати, моя работа и продажа. Ну и налог, как без него. Толковый он, что ни говори... да только непорядок это, что народ не очень-то в этом плане... Вон скоро будут жить, как не во всякой Скрытой деревне живут, некоторые там до сих пор свечами пробавляются, а кому обязаны - не знают. Хозяина какого-то придумали, и говорят эдак снисходительно... да я и сам грешен был, что ж скрывать, пока сам не познакомился... А с Мастером он это хорошо придумал... да и заслужил, да побольше, чем я, прямо скажем... Ну ничего, Шин, конечно, здорово придумал, с помощью... Мы - ему, он - нам.. Мы теперь здесь надолго, кто ж в здравом уме от такого уйдет... так что справимся. А там, глядишь, и кочкой на ровном месте станем...'
  
  С этими мыслями кузнец подошел к гравировальному станку, взял из корзины рядом со станком необычный трехлезвийный кунай, положил его под резец, поправил чуть выше образец рисунка и дернул ремень электромотора. Заняться было решительно нечем, возиться с настройкой станка не хотелось, а рисунки на странном заказе странного шиноби были простыми, не в пример нагинате, так что этот заказ будет выполнен собственноручно. В конце концов, не только он в этой деревне любит дарить подарки.
  
  
  Айдо.
  
   - Узумаки-сан, так мы можем рассчитывать на вашу помощь? Скоро нужно будет вывозить урожай, а транспортных средств до кораблей нет. Это немного неудобно...
   - Да, пожалуй, в этом вопросе мы...
   - Узумаки-сама, извините, ради Ками... Э, дорогой, слушай! Почему это тебе помогать должны? У нас вон полгорода не убрано, Узумаки-сама распорядился праздник подготовить, а мы по ночам при свечах сидим! Хорошо вы еще реку навозом не загадили, из нее пить можно! Так что все собираемся и топаем прибирать город, праздник сейчас - это важно, Узумаки-сама абсолютно прав! Правда, ведь, Узумаки-сама?
   - Я ведь уже говорил вам...
   - Э-э-э... Хозяин... там это... В общем... рыба... И потроха... Лежат... И воняют... Сильно воняют! А бухту загаживать - не дело вовсе, все вонять будет, а не в одном месте.. Может, это... Изобретение какое, а?... А праздник - это хорошо, это мы завсегда...
   - Тихо! Не перебивай, когда говорит Узумаки-сама, ему это не нравится, правда, Узумаки-сама? И не лезь со своей рыбой, тут Узумаки-сама важные вопросы решает, правда, Узумаки-сама? Совсем там со своей рыбой одичал, не видишь, с кем разговариваешь!..
  
  Я удивленно переводил взгляд с одного на другого. Это что, и есть самые важные люди нашего богоспасаемого общества? Городской голова, главрыбак и первый специалист по будущим рисовым шарикам? Лаются, как базарные бабки какие-то...
  
  И зачем Шин их приволок сюда? Добро бы хоть ко мне домой, хотя... хм. Да и вообще, я же оставил им с кузнецом ясные и четкие распоряжения, что следует делать! А теперь получается, Гекко приволок заказанную железку, быстро раскланялся и смылся, оставив меня все это слушать?
  
  Внутри постепенно начало нарастать раздражение. Ну Шин... Одно дело - смотреть на перебранку своих друзей, просто немного поспоривших, из которых каждый мне важен и нужен, кого я готов выслушать и понять... А совсем другое - приволочь мне каких-то непонятных мужиков, которые не стесняются орать друг на друга в моем присутствии. Не стоило тебе злоупотреблять моим терпением! Да еще 'Узумаки-сама' это!.. Будто не видно, с какой ехидной улыбочкой он это говорит! Я им тут клоуном не нанимался! Да кто им дал право орать здесь?! Кто они такие вообще?! А ты теперь стоишь за их спинами и еле заметно улыбаешься? Ну, тогда получай!
  
   - Всем заткнуться немедленно!
  
  Нечто среднее между рыком и шипением вырвалось из моего горла, заставив всех присутствующих повернуться ко мне.
  
   - Я оставил Первому советнику Шину вполне четкие и понятные инструкции. Зачем вы пришли сюда? Что-то неясно? Или, - тут я взглянул поверх голов на бывшего рыбака, - Советник перестал справляться со своими обязанностями?
  
  Видимо, в моем взгляде и голосе было достаточно злости и раздражения, потому что с лица Шина сбежала улыбка.
  
   - Прошу прощения, Узумаки-сан, больше не повторится! - и коротко наклонил голову.
  
  Я кивнул и посмотрел на остальных. Под моим взглядом они поежились.
  
   - А-а-а... Э-э-э...
   - Молчать. Я уже достаточно наслушался за сегодня. Раз не поняли, повторю еще раз, но он будет последним. Уважаемый Масаси, через несколько дней вас навестит несколько моих клонов и поможет справиться с вашей проблемой. В дальнейшем, прошу вас, уведомляйте заранее о таких вещах. И вообще, составьте список того, что вам необходимо к настоящему моменту и передайте Советнику. Это касается всех. Пора переходить на нормальное централизованное снабжение, с самостоятельностью покончено. Все понятно? - Главрыбак быстро закивал. - тогда свободны. До свидания. - Староста быстро поклонился и засеменил прочь. - Теперь вы...
   - Наоки. - Из-за спин двоих оставшихся раздался голос проследившего мой взгляд Шина.
   - Уважаемый Наоки. Сбор урожая через месяц примерно, я так понимаю? К этому времени вопрос с транспортом решится. И...
   - Такео. - Вновь подсказал советник.
   - Уважаемый Такео. Как вам уже говорилось, косметическую уборку в городе через несколько дней я возьму на себя. По вопросам обеспечения домов и зданий необходимыми коммуникациями можете обращаться к кузнецу Гекко, он назначен ответственным за технологическое развитие острова. На общие вопросы ответит присутствующий здесь Шин. Я вас более не задерживаю.
  
  Проводив взглядом две удаляющиеся спины, повернулся всем телом к Шину.
  
   - Ну и что это сейчас было? Если ты считаешь, что ты будешь веселиться за мой счет, ты глубоко...
   - Айдо. - Прервал он меня. - Скажи, как ты себе представлял организацию нового поселения?
   - Думаешь, я представлял? Да вы с Таюей меня перед фактом поставили! - Фыркнул я. - Спросили бы меня, я бы напрягся, сделал клонов с полтысячи, чтобы на каждых двух, или сколько их там было?.. бандитов по персональному ножу пришлось и вопрос бы решился! Вот и все. А здесь... Рука не поднялась просто людей из отстроенных домов повыгонять! Да и веселее немного стало... - Заметил скептический взгляд. - Что, думаешь, не смог бы? Думаешь, мне лично пришлось бы вас из домов вытаскивать? - Постепенно вновь накатила злость. - Да щас! Подкрутил бы печать, вы бы сами из домов на корабли на карачках повыползали! Думаешь, остров просто так биджеву кучу лет брошенным стоял? Скажите спасибо доброй тете Ю и моему клону у нее в баш... э-э-э... - Так, чего-то я завелся слишком, девчонку вон чуть не обидел... Успокоиться бы... А воспоминания клона оказались интересными, да. Он солидно покопался в островной защите...
   - Тише, тише, Айдо. Извини, сказал, не подумав. Я не об этом говорил. Помнишь, на площади ты сказал, что берешь ответственность? - Ну помню... - Понимаешь, чтобы нести ответственность, люди должны тебе доверять, чувствовать себя защищенными... И, главное, знать, ради чего они стараются и живут! Чтобы люди признали твою ответственность, и тащили свою часть этого бремени. А пока что ты для них - никто, и твои цели - не их цели. Прости, но это представление было необходимо. Ты видел, как они ругались друг с другом? Кто главнее и важнее? И как мгновенно все стало на свои места, когда ты проявил власть, которую сам же, добровольно, на себя взвалил. Я вижу и чувствую, как ты к этому относишься. Порой мне кажется, что ты пришелец из какого-то другого мира, который чище и добрее нашего...
  
  Я уставился на рыбака, вытаращив глаза. Охренеть, просто охренеть! Вот тебе и 'вжился'... Это он меня так раскусил? Впрочем, нет. Иначе бы о 'чище и добрее' речь не шла. Счастливый ты человек, не видел того, что видел я...
  
  Тем временем мужчина, не обратив внимания на мои ужимки, продолжил.
  
   - Айдо, мне, если честно, очень удивительно, что шиноби смог вырасти таким... таким, но запомни, прошу тебя. Ты никогда не сможешь быть другом всем. Если попытаешься, тебя будут использовать все вокруг. И в конце концов ты умрешь. Пожалуйста, пойми это и начинай вести себя как настоящий хозяин этого острова. А я помогу тебе и подскажу. Потому что что бы ты там ни говорил, но собрал нас вместе и сделал все это возможным именно ты. И без тебя у нас ничего не получится. Поэтому впредь при посторонних я буду обращаться к тебе 'Узумаки-сан'.
   - Слава Ками, хоть себя 'посторонним' не считаешь... - Я хмуро поковырял носком сапога траву полигона, где и происходила эта постановка погорелого театра. - А остальные тоже должны так?..
   - Рядом с другими людьми - да. Но... Ю-чан убедить в этом будет трудно, сам понимаешь. - Я против воли улыбнулся. - С детьми я поговорю... Боюсь только, что это бесполезно. Ты уже давным-давно 'Нии-сан, отрывающий головы врагов одним ударом с помощью отважного Акиры'. - Я улыбнулся шире. Плохое настроение постепенно уходило. - А твоя Йоко... С ней разбирайся сам. Я все равно не понимаю ваших отношений. Не будешь же ты продолжать утверждать, что она на самом деле твоя дочь?..
   - Шин... - Я тяжело вздохнул. - Наверное, пора рассказать тебе... Дело в том, что Йоко... Она... Не совсем...
  
  Я запнулся, подбирая слова. 'Не совсем настоящая' или 'Не совсем человек'? И будет ли это правдой? Как сказать то, что можно только почувствовать? Да еще и не запугать до полусмерти?
  
  Мои терзания прервало шуршание травы под чьими-то легкими шагами.
  
   - Папа! - Я обернулся... И меня с разбега окутал тяжелый поток ярко-красных волос.
   - Йоко?.. - Машинально подхватил прыгнувшую мне на шею девчонку.
   - Папа, вот ты где! Я так соскучилась!
   - Не говори глупостей, полдня всего не виделись. - улыбнулся я, ставя ее на землю.
   - Ну и что, я все равно скучала! - Упрямо тряхнула головой девочка и вдруг понизила голос до шепота. - Папа, не злись на дядю Шина. Он хороший... только иногда немного глупый.
   - Шин не глупый! Он очень добрый! А ты вредная! Ой, извините... - Чей-то знакомый голос опередил мои готовые сорваться с языка нравоучения (ну в самом деле, надо быть немного повежливее!) и отповедь мужчины.
   - Кано? Ты откуда здесь? У вас же должен быть урок с Ю-ч... Таюей-сенсеем. - удивился бывший рыбак.
  
  Мелкий огненно-алый до рыжины пацан смущенно шмыгнул носом.
  
   - У меня появился вопрос, а Таюя-сенсей сказала, что на него может ответить только Нии-са... ой, Узумаки-сама... - Шин кинул на меня многозначительный взгляд, а я вновь тяжело вздохнул. И даже ты, Таюя... 'И ты, Брут'... Все против меня... - А Йоко-чан вызвалась меня проводить, потому что ей было скучн... Ай!
   - Потому что я беспокоилась за тебя, маленький разбалтыватель секретов! - Наступившая на ногу пацану Йоко отвернулась и надулась.
   - Так. С тобой мы поговорим чуть позже. И с чего ты взяла, что я злюсь... И с чего ты решила сбежать с урока! - Спина продолжала дуться и молчать. - Кано, а ты иди сюда. - Сел на небольшой холмик и приглашающе похлопал по траве. - Шин, ты тоже садись, послушаешь.
   - Я тут постою, в сторонке, мне моя шкура пока дорога. - усмехнулся мужчина.
   - Да? Как хочешь. - Немного удивился я. - так какой у тебя вопрос, Кано?
   - Вот, Нии-сан, - мальчишка протянул мне листок бумаги, в котором я узнал страницу из своей тетрадки, которую в свое время отдал Ю, и по которой сейчас учится наше молодое поколение в количестве десяти... или все же пятнадцати?.. Тьфу на тебя, 'Узумаки-доно'... будущих (я надеюсь) генинов, - Мне кажется, что вот здесь линию правильнее было бы повернуть чуть вправо. Таюя-сенсей сначала не соглашалась, а когда я спросил - почему, отправила меня к тебе.
  
  Я посмотрел на лист с нарисованной кибакуфудой и пригляделся к месту, в которое упирался палец пацана. Хм... Надо сказать Нами, чтобы заставляла его руки чаще мыть... Тьфу, с этими детишками скоро образцовой матерью стану. Так. Что тут у нас... А ведь линия действительно немного скосилась, наверное, сорвалась кисточка, когда рисовал. Под утро дело было, вполне возможно. Слава Ками, чакрокопирок для свитков пока что никто не придумал, будут от руки перерисовывать, кто как может, и проблемное место исправят. Кстати, мысль. Если листья из Чернолесья высушить, растереть до пыли, потом добавить немного воска... они ведь черные... Призрак подвала, забитого ровными рядами вьетнамц... клонов, с некоторых пор преследующий меня, истончился и померк. Надо пробовать! Но сперва...
  
  Достал из сумки лист чакробумаги, чернила и тремя движениями накидал кандзи. Ошибка, конечно же, моя... Но вижу я ее только потому, что ЧУВСТВУЮ, как должно быть правильно. Глазом это можно заметить, только если заранее знать. Но откуда бы ему... А посему...
  
   - Кано, смотри. Это иероглиф 'сила', вы уже проходили такой?
   - Д-да... А зачем?..
   - Погоди, не спеши. Сейчас собери немного чакры в палец... Знаешь, как? Вот и прекрасно... Молодец... Теперь приложи палец к рисунку... Ага... Ускорь циркуляцию... вот... А теперь подними палец над бумажкой.
   - Для че... Ой! - Малец испуганно отдернул руку, а я внимательно смотрел на слегка приподнявшийся и тут же легший обратно кандзи. Потом зачем-то поскреб бумажку ногтем. Усмехнулся - все прямо как в старые добрые времена. Тогда тоже, помнится, удивился...
  
  Однако. Вот оно, значит, как... Ну что ж, то, чего я так долго ждал, произошло. А, значит, мне придется...
  
   - Спасибо, Кано. Видишь ли, эту кибакуфуду рисовал я, и случайно, от усталости, допустил ошибку. А ты ее заметил. Молодец, по-твоему, конечно же, правильно.
   - Нии-сан, а только что... Что это было?
   - Это, Кано, очень полезная способность, которая станет твоим крестом на всю оставшуюся жизнь... Хм... Вот только талант надо правильно огранить... Поэтому через пару-тройку дней я зайду к вам в гости немного поболтать с твоей мамой. Только смотри, один этим не пользуйся, это может быть очень опасно. Если все же будет нестерпимо интересно попробовать - найди меня, я отвечу на все твои вопросы. Договорились? Кстати, а ты не знаешь, твоя сестра, она не?..
   - Нет, она ничего не заметила! Я спрашивал, но она еще слишком маленькая для такого!
   - Вы же близнецы. - улыбнулся.
   - Ну-у, она на целых пять минут младше! - Задрал подбородок пацан.
  
  В груди что-то кольнуло, улыбка застыла на губах, а Йоко завозилась, беспокойно оглянувшись. Очень знакомая история... Очень...
  
   - Договорились, Нии-сан! Ты заходи, мама будет очень рада. Она плакала тогда, в первый вечер, когда ты свалился с потолка...
  
  Я нова посмотрел на мальчонку.
  
   - Извини. Я не хотел...
   - Да нет, ты ту ни при чем. Просто... У нас есть фотография папы... Вы с ним одинаковые, только ты моложе. Так что заходи! - вскочил, подбежал к Шину, дернул его за рукав, скороговоркой что то выпалил и потащил прочь с полигона.
  
  Проводив их взглядом, повернулся, чтобы продолжить прерванный разговор об учебе с одной своевольной особой, но на прежнем месте ее не застал. Огляделся. Красная грива деловито молотила кулачками и коленками бревна, установленные вместо чучел метрах в пятидесяти от меня. Я тяжело вздохнул. Интересно, подобное переживают все отцы-одиночки непослушных дочерей? Тогда мне жаль вас, бедные непонятые мужики! И... нет, с некоторых пор завидовать вам я перестал. Надеюсь, это к лучшему...
  
  Ладно, это все лирика. Меня ждут незаконченные дела. День рождения уже через четыре дня, а до сих пор ничего не готово. Да и не в форме я до сих пор... Я опустил глаза на руки, сейчас плотно обмотанные бинтами, сквозь которые местами проступало желтое желе. Йоко, ссылаясь на фрагменты памяти девятихвостого о Мито Узумаки, которая была женой Первого Хокаге, знаменитого лекаря, нарвала какой-то травы вдоль дороги к порту (был бы я ботаником, сказал бы, что это подорожник. А так - пришлось верить на слово), намешала жутко выглядящей мази и почти насильно смазала мне руки, туго забинтовав. По-моему, никакой памяти не было и в помине, а она просто хотела помочь - никакого эффекта этот студень не оказывал. Хотя пахнет довольно приятно, надо отдать должное...
  
  Ну, положим, в относительную форму я приду через пару дней.. Надо будет склепать сколько смогу обычных клонов для уборки битого кирпича на пару улиц от жилого объема - нечего вам, уважаемый Такео, на моем горбу в рай въезжать. Праздник обеспечу, а остальное сами. Надо будет отправить десяток клонов в порт, и клоны эти будут... огненные! Я хихикнул, представив, как мои первые в жизни клоны стихии Огня с воплем 'Джеронимо!' кидаются в кучу рыбьих потрохов, чтобы мгновение спустя распуститься огненным цветком... Да уж. 'Микроскоп, который вы мне подарили, такой удобный, красивый и качественный... Но вы же не можете запретить мне забивать им гвозди?' Надеюсь, этим ребятам нравится запах жареной рыбы...
  
  Да, к празднику со всеми бытовыми делами вроде как управляемся. Но вот основная задача... Я зашарил в траве и вытащил оттуда то, что в последнее время достало меня хуже горькой редьки... ну или дайкона, если по-тутошнему. И ведь не бросишь уже, сколько сил и времени в это вбухано - жуть. А другой хороший и полезный подарок за оставшиеся четыре дня придумываться никак не хочет...
  
  Я положил нагинату на колени и задумчиво провел рукой по черно-фиолетовому древку, толщиной чуть больше обыкновенного топорища, по при этом круглое и более ухватистое. Из чакродерева, оказывается, не только проверочные бумажки на стихию делают. Казалось бы, палка немного выше моего роста (а я, между прочим, уже до метра шестидесяти двух дорос!) и сантиметров четырех-пяти в диаметре прочной быть не может, а вот поди ж ты, как мы с кузнецом ни старались, а даже немного согнуть не смогли. С чакрой бы оно получилось лучше... Но где я и где та чакра? Терпи, Айдо, терпи. Ведь после того, как чакра вернется - снова придется заниматься скучными делами - уборка, лечение, массовые убийства с особой жестокостью... Рутина! То ли дело печати... Признаться, хоть я и ворчу, но этот топор-переросток пьяного лесоруба, создание которого было заказано кузнецу-наркоману, подарил мне немного приятных минут. Вспомнить хотя бы, что из-за того, что древко было тонким и круглым, пришлось изрядно поколдовать над печатями, которые я хотел на нем разместить. Так что даже односимвольные фуин здесь чуть ли не на А-ранг потянули... но я не жалею! Во-первых, мне это нравится, да и целых две новых печати придумал, пока работал. И это уж не говоря об основной... А, во-вторых, этот подарок будет слишком важным для меня!
  
  После того, как над оружием потрудился Гекко, оно стало хоть немного достойно этого громкого имени. К сожалению, изменить то, что мне активно не нравилось, он так и не смог... тут даже для древка резец по металлу пришлось использовать! О лезвии я вообще молчу, канавки под печати пришлось выгрызать буквально по крупинке. Сама эта... Так и просятся на язык слова ' рубящая поверхность'... наверное, уже при своем создании была предназначена наводить ужас на непрофессионалов... А разбирающихся в 'холодняке' убивать неконтролируемыми приступами хохота. Почти метровое полотнище чакропроводящего металла, шириной в ладонь и толщиной где-то на три пальца в середине, в сечении представляло собой что-то вроде неправильного ромба, длинной гранью истончающегося к режущей кромке. Грань, работающая обухом, была более толстой. Вообще, от классических нагинат, которые я видел у Тен-тен дома, она отличалась как неьо от земли. Ну, форму лезвия, сочетающую в себе обоюдоострую заточку копьеобразной передней кромки, немного волнистое, с выступами, основное полотно и непонятно зачем нужную часть сантиметров тридцати сзади, которой нельзя было ни рубить, ни резать, но которое предоставило мне дополнительное место под фуин, мы оставим создателю этого... этого. Но ведь даже крепление лезвия к древку было не так, как должно быть у нагинат - на торец, с гардой. Древко и металлическое полотно (назвать это лезвием - будет слишком скромно, тут на металле несколько рабочих, в кавычках, мест) крепились друг к другу посредством хомутов... Ладно, все же пусть будет 'нагината'. Привык я в последнее время ее так называть. Выглядит достойно, а за нестандартный внешний вид можно даже и собственное имя дать... Впрочем, подождем до первого сражения. Если, конечно, оно случится, потому что печати...
  
  Надо отдать этой нагинате должное, даже в доме Тен-тен, где, казалось, было собрано всякой твари по паре из рода острых железяк, на любой размер, форму и даже цвет, она своей необычностью смотрелась бы вполне достойно, даже заняла бы почетное место на каким-нибудь шелковом ковре. А уж после обработки моим... хм... придворным кузнецом...
  
  Вообще, было видно, что до попадания в руки любящего свое дело мастера об оружии либо заботились слабо, либо не заботились вообще. После четырех дней в руках Гекко толстый обух клинка мрачнел глубоким черно-синим цветом, вызывающим ассоциации с бездной пустоты, а лезвие, наточенное до того, что, казалось, резало даже воздух, почти светилось само по себе. Выглядело, конечно, грозно и опасно, вполне достаточно, чтобы запугать какого-нибудь генина, или чунина даже... Но основная сила скрывалась в еле заметной паутине линий, покрывавших все лезвие, немного утолщавшихся на обухе, залезавших на два соединяющих лезвие и древко кольца-хомута и тянущихся вдоль всего длинного и кажущегося тонким, по сравнению с лезвием, древка до самого его торца...
  
  Я встал, пару раз взмахнул нагинатой, на пробу. Как и ожидалось, тяжело, неудобно и инерция тянет за собой в разные стороны. Нет, если ускорить циркуляцию чакры, мотать перестанет... Но сражаться этим сможет только истинный любитель. И таковой здесь, как мне кажется, присутствует. Все равно ближний бой ведется совсем другими методами... А с моими улучшениями появляется шанс его вообще не допустить!
  
  Ну что ж, попытаемся еще раз. Так, чакру вот сюда и... С лезвия вырвался веер огня, поджарив траву на пять метров от меня. Что ж, фуин работает... Хотя что можно палить в пяти метрах, если само оружие достает на два с половиной-три, от длины рук зависит? А теперь вторая печать из интересующих меня... На соседнем с выгоревшим секторе поля мощным порывом ветра выкосило траву. И с этим все в порядке. Ну а теперь снова попробуем вместе...
  
  Спустя пару минут я упер нагинату лезвием в землю и расстроенно выдохнул. Снова неудача... То, что я хочу, никак не выходит, чакра смешиваться не желает. Да что там чакра, даже печати одновременно не активируются! И все, что у меня получается - усиленный ветром поток огня, если первой включается 'хи'/огонь/, или же... Суховей без капли влаги, если вперед успевает 'казе'/ветер/. Признаю - на глазах засыхающая трава и трескающаяся земля выглядит эффектно... но такой штукой только белье сушить, а никак не воевать.
  
  Блин, неужели и правда придется покупать какой-нибудь ковер и вешать ее на стену, как трофей? Сколько сил угрохано, сколько денег вбухано... Да и досталась она мне явно не за красивые глаза... Черт, неужели я такой тупой?! Ведь получалось же!
  
   - Пап, что случилось, почему ты опять злишься?
  
  Я развернулся и совсем было собрался бросить что-то резкое, но споткнулся о голубые глазищи, наполненные искренним участием и беспокойством. В самом деле, чего это я? Она тут точно ни при чем... Да и не стоит оно того.
  
  Йоко тем временем внимательно рассматривала оружие в моей руке.
  
   - О, эта та самая штука... как ты ее называл? Алебарда? Дубина?
   - Это называется 'нагината'... Заслужила... - Девочка моргнула, но переспрашивать не стала.
   - Мне кажется... Или она раньше выглядела иначе?
   - Да. Это Гекко-сан - ты его пока не видела - постарался. Отполировал, заточил.
   - Выглядит гро-о-озно. - Уважительно протянула она. - А что это за черточки? Печати? А можно посмотреть? - Внезапно загорелась энтузиазмом.
   - Да, бери. - Протянул ей древко. - Но мне казалось, что в печатях ты не разбираешься?
   - Нет, я их не понимаю. Но помню... твоей памятью. А хочу помнить своей...
  
  Девчонка с нагинатой в два своих роста смотрелась до того уморительно, что я улыбнулся, несмотря на не слишком веселые обстоятельства. Она схватила ее за середину и начала вертеть без особого напряжения, рассматривая и попутно комментируя.
  
   - Так... Ну это понятно, 'сила'. А вот 'скорость', зачем?
   - На всякий случай. Вдруг придется метнуть.
   - Но ведь тогда останешься без оружия?..
   - На торце посмотри.
   - О... Какой-то незнакомый фуин, бумажкой заклеен?
   - Нить чакры. Начало на печати в торце, конец на запястье, к примеру. С бумажки перенесем на руку - и оружие больше никогда не потерять. Гораздо удобнее каната - не запутывается, растягивается на любую разумную длину и не мешает.
   - Ух ты, кру-у-уто... Ой... опять от тебя словечко. А тогда что обмотано бумажкой на середине? Еще одна Нить?
   - Нет. Это я собрал все свои силы, способности и желание и два дня ваял запечатывающий фуин. С бумажки переносим на ладонь и достаем и убираем нагинату в любой момент, когда удобно. Не таскать же ее с собой все время...
   - Вау! Пап, но ведь это же классно! Такого оружия точно ни у кого нет! Да с 'силой' и 'скоростью'! Ой, а вот это что такое, на обухе? Я такого и не видела никогда...
  
  Девочка указывала на печать, расположенную на краю, там где лезвие постепенно сходило на нет. Круг в обьятиях ограничителя был настолько плотно усажен концентраторами и напрявляющими, что, казалось, это одна сплошная насечка, лишь кое-где немного разбавленная едва заметными бугорками проглядывающего металла.
  
   - О! Это моя гордость! Эта печать - синтез сразу трех компонентов: гениального фуин-мастера, - я немного наклонил голову, а девочка разулыбалась, - гениального кузнеца и фрезерно-гравировального программируемого станка. Изыми хоть одну часть - и печать не повторить никому и никогда, слишком тонкая работа на грани человеческого восприятия. Даже мне самому... - гораздо тише закончил я. - Дай-ка, покажу.
  
  Принял от Йоко нагинату, направил ее в сторону леса и напрягся, посылая чакру. Древко непроизвольно подалось вперед. Сразу перед лезвием возникла синяя точка. Секунду она разрасталась, превращаясь в полноценный спиральный шар сантиметров сорока в диаметре, мельтешащий потоками чакры, секунду разенган крутился на кончике лезвия... А на третьей секунде потоки разорвались и в сторону леса унеслась синяя волна энергии, по пути выворачивая траву и снося невысокие кочки...
  
   - К сожалению, это физический предел фуин. Целая секунда на создание, всего лишь секунда на существование, а потом - неизбежное разрушение. Но! - Гордо поднял палец к небу. - Рост, перемешивание и разрушение в нужном направлении - все происходит именно так, как задумывалось! И поэтому это - гениально! Гордись собственным отцом!..
  
  Я опустил взгляд с неба на девочку, но оказалось, что все мое представление пропало втуне. Йоко завороженно смотрела на кончик лезвия нагинаты и бормотала:
  
   - Это же... Я ведь помню... Я ведь могу... Это ведь оно, правда? О да, это оно... Точно оно!
  
  Из вдруг пошедшего мелкой сверкающей рябью тела девочки вдруг начали всплывать небольшие черные и синие шарики. Они устремились к приоткрытому рту задравшей голову к небесам Йоко и начали смешиваться в одну все увеличивающуюся сферу, пока не превратились в один здоровый фиолетово-бурый шар. Внутри меня все будто заледенело и оборвалось в темную бездну. Боже милостивый, это ведь...
  
  Все это действо заняло примерно столько же времени, сколько прошло бы, обдумай я все это, и уж точно гораздо меньше, вздумай я кому-то об этом рассказать...
  
   - Йоко!
   - А?.. Что?.. - Девочка открыла глаза, неловко дернула головой и висящий прямо перед ней, закрывший ей лицо шар сорвался в небо и мгновенно скрылся из виду. Секунда, другая, третья... ничего не происходило, но вдруг с небес донесся тяжелый грохот, а нас чуть пригнула к земле долетевшая ударная волна.
  
  Йоко отчетливо пошатнулась и я поторопился ее подхватить.
  
   - Насколько понимаю, только что я удостоился чести лицезреть знаменитую биджудаму?
  Ох... Да... Спасибо, пап, я в порядке... просто память нахлынула как-то резко, я увлеклась и немного потратилась...
  Йоко... Ты уже большая девочка... Насколько бы нелепо это сейчас ни звучало. - Девчонка резко отстранилась от меня и нахмурилась. - Я знаю, ты не любишь, когда я об этом говорю, но и не сказать не могу. Давай условимся, что ты больше никогда... Слышишь, никогда! не будешь экспериментировать с непонятными тебе лично, из чужой памяти или еще какими-либо странными вещами в пределах трех часов пути от любого населенного пункта и при посторонних людях. И перед любым опытом ты будешь мне его описывать и просить разрешения. Иначе все это может кончиться очень плохо, для всех. Договорились?
  
  Йоко подняла на меня глаза, наполненные слезами.
  
   - Пап, прости.. Я больше не буду, правда...Ну хочешь, накажи меня, ударь, только, пожалуйста, почувствуй хоть что-нибудь... Разозлись... Только не прогоняй!!
  
  Ледяные когти внутри разжались. Я улыбнулся и потрепал девчонку по голове.
  
   - Я неправильно тебя назвал. Надо было - Глупое Солнышко. Хоть в каком-то кусочке из твоих закромов памяти сказано, что люди обычно думают перед тем, как что-то делать?
  
  Слезы мгновенно высохли. Так умеют только женщины и дети. И оба они в одном лице стояли сейчас передо мной. К добру ли, к худу - кто разберет?..
  
   - Ты знаешь, вот только сейчас обшарила всю память, куда дотянулась - нигде ничего подобного нет... особенно в твоей!
   - И в кого ты такая язва? Уж точно не в мать с отцом... - Я сокрушенно вздохнул, а девочка хихикнула. - Ладно, забыли. Никто не пострадал... Но чтобы это было в последний раз! Ну что, дальше будешь слушать? - Активно закивала разом на оба вопроса. - Ну так вот. Неполноценный фуин-Разенган, который натолкнул биджу на идею биджудамы... Кстати, каламбурчик надо записать, Минато ухохочется, когда я наконец помру и мы встретимся... ну не дуйся, не собираюсь же я прям завтра на тот свет, там скучно - знаю... Так вот. Он должен собирать и выбрасывать... Что собирать? А может, ты мне скажешь? Смотри, - Вновь протянул ей нагинату, - обрати внимание на печати с обеих сторон лезвия. Если поймешь - разрешу больше не ходить на занятия к Ю.
  
  Йоко радостно схватила оружие и начала водить пальцами по еле заметным паутинкам выступов. На лбу собрались морщинки.
  
   - Не понимаю... Что-то новое?... Нет, очень знакомое... Но не понимаю... не помню... не знаю... Пап, ты сделал новые печати, так нечестно!
   - Ну что ж, - грустно вздохнул, - экзамен ты не прошла, по-прежнему ходишь и учишься. Прежде всего - думать. Йоко, отучайся пользоваться не своим. В чужой памяти ты никогда не отыщещь ответов на все вопросы, поэтому было бы неплохо соображать самой. Если бы ты оглянулась вокруг - все поняла. Это печати 'хи'/огонь/ и 'казе'/воздух/. Я просто наконец довел до ума то, что собираюсь выпустить из своих рук в свободное плавание. Вписал кандзи в структуру печати так, что никакой аналитик в этой мешанине линий и точек в жизни не найдет значимый символ. Да, рисовать трудней... Но зато никто не сможет ничего понять и преподнести нам неприятный сюрприз. Как много свободного времени появляется, когда все считают тебя безнадежно больным и не беспокоят... Йоко, тебе случайно братик или сестричка не нужны? А то скоро снова припашут... - Я глупо захихикал, но под строгим взглядом голубых глаз осекся.
   - Может, хватит уже нести чушь? - Покаянно опустил голову. - Тогда почему злился, раз все так хорошо, как ты говоришь?
   - Так вот в этом и проблема. Помнишь, ты, когда еще была...э-э-э... в общем, я сделал 'Солнечный ветер'? Это ведь было из чакры ветра и огня. Ну я и подумал, что смогу создать что-то подобное тут, только мощностью поменьше. А вот не выходит.
  
  Девочка внезапно шагнула ближе ко мне и посмотрела прямо в глаза... почему-то виновато.
  
   - Па-ап... ты наверное, сейчас очень сильно обидишься на меня... Но 'Солнечный ветер' делал не ты...
   - А кто? - Я недоуменно моргнул
   - 'Солнечный ветер' делала я... И я забрала его с собой... - Это моя... способность, возможность... не знаю, как правильно. А у тебя не хватает... - Запнулась и пощелкала пальцами. Глянь-ка, и привычки некоторые у меня взяла. Лишь бы не начала курить... - Не хватает... ну, чтобы смешать стихии..
   - Кеккей-Генкая, который геном. - Машинально подсказал я.
   - О, точно, его самого! Так что у тебя ничего не выйдет... Ой, погоди, сюда Таюя-сан идет! Будет секунд через тридцать. Я пойду дальше тренироваться, наверное..
   - Подожди... как ты умудрилась, ее ж не видно? И почему ты не хочешь с ней общаться?
   - Не знаю, я просто чувствую. А общаться... Она меня не любит...
   - С чего ты взяла? - Неискренне возмутился я.
   - Ну не надо, а? Нехорошо врать собственному ребенку. - Мельком улыбнулась. - Просто когда она смотрит на тебя, она такая... белая и светлая. А когда на меня, то сразу... желтая и кислая. Тут любой догадается.
   - А я какой? - Неподдельно заинтересовался. Она еще и сенсор, оказывается.
   - А ты такой... красно-черный всегда. И теплый... когда не злишься. Тогда - колючий. А иногда... совсем-совсем никакой и тогда я тебя боюсь... Ладно, я пошла! - резко оборвала разговор, как делают только хамы и дети. Ладно, позже выясню, которая из этих двоих - она. А пока...
  
  Я поспешно уронил нагинату плашмя в траву и уселся рядом, стараясь прикрыть ее собственным телом так, чтобы со стороны было незаметно. Трава была густой и что-то из этой затеи вроде бы получалось. Дернул из поясной сумки лист бумаги, и в тот момент, когда из-за невысокого холма у начала полигона вынырнула Таюя, сделал вид, что читаю.
  
  За спиной прошуршали шаги и на кипенно-белую страницу упала тень. Я чуть откинулся назад и повернул голову. Ю надо мной вопросительно изогнула бровь. Улыбнулся и пожал плечами. Она обвела взглядом полигон со сгоревшими, пожухшими и прибитыми ударной волной травинками и вновь посмотрела на меня. Поднял перебинтованные руки и поводил ими перед собой. Девушка еле заметно вздохнула, пару секунд постояла, переминаясь с ноги на ногу и развернулась, чтобы идти обратно. И тогда я, откинувшись почти навзничь, дотянулся до нее и сильно дернул за подол платья. От неожиданности она не удержалась на ногах и плюхнулась на землю рядом со мной. Я развернулся на месте. Некоторое время стояла тишина. Она смотрела прямо перед собой, а я сидел молча.
  
   - Ю... - Наконец решился заговорить. Девушка повернула ко мне голову. - Скажи... Почему ты ее не любишь?
   - Кого? - Но, увидев, что так просто уйти от разговора не получится, тут же поменяла тактику. - С чего ты взял?
   - Ю... Я это вижу... А она чувствует. Так почему?
   - Чувствует, говоришь? - девушка метнула взгляд на копну красных волос. Йоко, как раз в этот момент лупившая бревно ногой, запнулась и чуть не упала. - Просто... Я вижу. У тебя появилась новая игрушка... Она - необычная, она - особенная, она - часть тебя самого. А я - всего лишь... я. Ты проводишь с ней много времени, а мы с тобой видимся только по вечерам, когда ты встречаешь ее с занятий и переливаешь мне чакру...
  
  Я протянул руки и взял ее ладони в свои. Что же ты со мной делаешь, милая и добрая Ю? Остался ведь всего лишь шаг, один маленький шаг, который для меня равен бездонной и бескрайней пропасти, потому что я тебя не...
  
   - Таюя... - Посмотрела мне прямо в глаза. - Пойми, пожалуйста. Ни одна из вас для меня не игрушка. Она мне нужна и важна, но не как ты... Она моя семья. То есть ты тоже, но ты другая семья, не настоящая... То есть, настоящая, конечно же, но важная... И она тоже важная.... - Окончательно запутался в том, что можно говорить, а что нет, что нужно сказать, а что не захотят слушать, в допустимых и непозволительных словах...
  
  Из ступора меня вывела сама Таюя. Мягко высвободив свои ладошки, она вдруг насмешливо подняла брови.
  
   - Айдо, тебе через четыре дня шестнадцать, а ты до сих пор не научился общаться с девушками... Не беспокойся, я тебя поняла. - Подняла она руку, останавливая очередной поток слов. - Наверное, даже лучше, чем ты понимаешь себя сам.
   - Я у ленивцев больше года по моему счету провел. На ком мне было там тренироваться, на их девушках повышенной мохнатости, что ли? - Облегченно пробормотал я, а Ю захихикала, видимо, представив. Она-то, в отличие от меня, их видела.
  
  Кризис миновал, и мы еще несколько минут молча сидели рядом. Пока я в очередной раз кое-что не вспомнил.
  
   - Ю, слушай... Ты свободна в пятницу вечером?
  
  Девушка повернулась ко мне, чуть расширив глаза и немного покраснев, а я с ужасом осознал, что только что сморозил мой болтливый язык...
  
   - А... что ты хотел?.. - Так, надо срочно спасать ситуацию...
   - Да так, ничего особенного, просто планировал вернуть тебе твои возможности шиноби... - Кажется, сделал только хуже...
   - Дурак! - Резко отвернулась, мазнув мне по лицу волосами, но почти сразу вскочила и посмотрела на меня. - Айдо... это правда?..
   - Ну зачем я стал бы тебе врать? Через два дня моя система циркуляции более-менее вернется в норму, чтобы я снова мог общаться с печатями без посредства бумаги, и все сделаем. План у меня уже есть.
   - Спасибо! - Кажется, броситься мне на шею, ей помешало только то, что я сижу. Вот и хорошо. Прости, Ю, но... - А это надолго?
   - Нет. Я думаю, что к субботе уже все будет сделано.
   - Но я все равно раздам детям задания на неделю. На всякий случай, ладно? Ну, я побежала!
  
  Я смотрел ей вслед и дернулся от неожиданности, когда за спиной раздался голос:
  
   - Вы поговорили, да, пап?
   - Кхм... Почему ты так решила? - Повернулся к Йоко.
   - Просто... сейчас, когда она посмотрела на меня, она была не кислой, а... пушистой... Но желтой-по прежнему. Пап, а ты знаешь... - Вдруг хитро улыбнулась она. - Все девочки на занятиях говорят... И я чувствую... да и вообще, только слепой и ленивый не поймет. Она ведь в тебя вл...
   - Стоп! - Я отгородился от девочки ладонью. - Йоко, ты ничего не понимаешь, это взрослые отношения, тебе надо немного подрасти... Тьфу, что я несу?!. В общем, тебе кажется, мы просто друзья! Очень хорошие и близкие друзья!
   - Но ведь... - Девочка смотрела с недоумением и... чуть-чуть грустно? Обмануть сенсора-эмпата, мда... Почти что обжулить шулера... Но ведь у многих получалось!
   - Просто друзья, понятно?! Лучше скажи, что будем делать с нагинатой? - Аккуратно и ненавязчиво перевел я тему разговора.
   - Как скажешь... А что делать - я не знаю. Ты ведь уже понял, что, даже когда из твоих печатей 'огня' и 'воды' получается пар, это далеко не Стихия Пара, не умножение, а только сложение и вычитание? Так и здесь...
   - Откуда ты?.. Впрочем, глупый вопрос, согласен...
  
  Я замер, уставясь вдаль и напряженно обдумывая ситуацию, а девочка села рядом и ввинтилась мне под руку, прижавшись. Я машинально обнял ее за плечи. Так мы и сидели, я, наивный фуин-мастер и человек, умудрившийся обмануть сам себя, погрузившись в размышления с головой, и она, 'лишний' биджу, 'ненастоящая' девочка и... моя дочь, тихо сопя мне в жилетку...
  
   - Слушай, Йоко. - В голову неожиданно забрела мысль, высветив извилистые закоулки. - Ты сможешь описать, что именно происходило при создании 'Солнечного ветра'?
   - Смогу. Сначала я заставила тебя... Ой, не то слово...
   - Да ладно тебе, все, что могло случиться - уже случилось. Дальше давай! - Нетерпеливо повел ладонью
   - Ну в общем, я заставила тебя создать чакру огня и ветра, своей ведь у меня не было... потом я открыла Печать Отшельника, чтобы объединить стихии природной чакрой...
   - Погоди-ка... Я, конечно, хотел, чтобы нагинатой можно было пользоваться несколько... э-э-э... проще, но и это не препятствие. Все равно это предусмотрено в плане...
   - Не получится, пап... Природную энергию может воспринимать только живое существо. В нашем случае - это был ты, а во мне они смешивались. Мне всего лишь не хватало энергии.
   - Мда, действительно... накопитель для природной чакры я создать так и не смог, приходится вот прямым восприятием пробавляться и контролировать ее еще... Жаль. Действительно ничего не получится. Ну что же, и так неплохо вышло. Отнесу кузнецу снова, кое-что переточим, перевяжем, недо-Разенган затрем, он только мешать будет... В конце концов пламя и ветер тоже не у каждого есть. Да и не все ты рассмотрела, там прямо на кромке лезвия еще одна печать стоит, уж она-то точно с ветром как миленькая работает, и сенчакры никакой не надо. Спасибо, малышка, пойдем, познакомлю тебя...
  
  Я попытался было встать, но тонкие ручки вцепились в меня с неожиданной силой, а снизу в лицо уставились сияющие голубые глаза.
  
   - Папа... Только что ты впервые сказал мне ласковое слово... Твое первое ласковое слово... Спасибо...
   - Э-э-э... Что, правда? - Я озадаченно растрепал себе волосы на затылке. - Извини... Ну... отец из меня не очень получается...
   - Да уж вижу! - Хихикнула эта хитрюга. - Была бы я обычной девочкой - давно с голоду умерла. Ты уже два дня не спрашиваешь, ела я или нет.
   - Э-э-э... а ты ела? - Ну вот как у нее это получается? Блею как баран на новые Коноховские ворота, на которых каким-то чудом не стоят Изумо и Котецу, и боюсь заходить, так как мир рухнул...
   - Нет, мне хватает чакры. Но ты все равно мне готовь, мне приятно! - О, женщины, коварство ваше имя! Где тут логика?!..
   - Ладно, пойдем, что ли? - К биджу... Хм, наверное, так ругаться теперь не стоит... К ёкаю это все, я подумаю об этом завтра! А подарок доделать все же надо...
   - Подожди... кажется, я придумала... Дай-ка еще раз посмотреть.
  
  Выудил из травы орудие и протянул ей.
  
   - Так, понятно, понятно... А вот эта печать на лезвии - это... Я догадалась, можно не ходить на занятия? Шучу. А вот это что такое?
  
  Девчоночий пальчик упирался в шестилучевой барьер с двумя концентрическими окружностями на самом широком месте обуха, между креплениями древка.
  
   - Это должен был быть чакронакопитель, чтобы владелец не слишком тратил свою, в сражении ведь чакры много не бывает. А теперь... даже и не знаю, затру, наверное...
   - Погоди... Я... сейчас... попробую...
  
  По руке Йоко, от плеча к ладони побежали волны чистого солнечного света. Они все собирались и собирались... И, наконец, когда сияние искры на пальце девочки стало ощутимо обжигать сетчатку, раздался короткий треск... и Йоко выпустила нагинату, обмякнув в моих руках. Испугаться я не успел, так как она тут же открыла глаза и замельтешила ресницами, смаргивая сонную одурь.
  
   - Так... Ну и что это было? Ты опять? Мы вроде бы договаривались!
   - Но ведь... ты, папочка... сам сказал... неизвестное мне лично... А сейчас я просто... поделилась частью себя... но не рассчитала...
   - Тогда меняем формулировку - любые эксперименты согласовываешь со мной! Кхм... - Окончание фразы наконец до меня дошло. - То есть как, 'поделилась'? Ты хочешь сказать, в нашей веселой семейке прибавление? Железно-деревянная... э-э-э... сводная дочь?..
  
  Йоко тихо засмеялась
  
   - Нет, не бойся. Я всего лишь влила часть моей чакры. Больше я таких глупостей делать не собираюсь... Но теперь у тебя получится то, что ты и хотел. Нагината, правда, теперь работает только на сенчакре... И не очень долго. Но восстанавливается... Прости, мне не хватило сил на большее...
   - Нет, я, положительно, неверно назвал тебя тогда... Идем., - Встал с земли, поднимая Йоко на локоть одной руки, а нагинату на плечо другой. - Сегодня нас ждет овощной соус. Если честно, я с удовольствием посмотрю, как ты будешь его есть. И не морщи нос - придется, сама просила! А если ты надеешься измотать меня жалостливым взглядом - и не мечтай, до пятницы я совершенно свободен!
  
  И под тихий девчоночий смех, описания прелестей вегетарианской диеты и тихий скрежет лезвия нагинаты по камням под ногами мы вышли навстречу заходящему за близкий горизонт солнцу...
  
  Глава 29.
  
  'И был вечер, и было утро: день пятый. И сказал Бог: да произведет земля душу живую
  по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так'. Вроде бы достаточно точно припомнил. Хотя наглость, конечно неимоверная - себя с... э-э-э... персонажем этой интересной книги равнять... Но ведь как раз живой душой и предстоит заняться. А вот за 'скотов' и 'гадов' эта самая живая душа и в пол вбить может. Так что не дай мне Ками проболтаться...
  
  Я невольно хмыкнул, поражаясь, какими извилистыми путями порой бегают мысли, только чтобы отвлечься от мандража, и снова напитал палец чакрой. Иероглиф 'любовь' в очередной раз немного приподнялся над листом бумаги. И опять упал обратно, стоило только замедлить циркуляцию. И еще разок... И еще...
  
  Кандзи прыгал, как йо-йо на веревочке, а я невидящим взглядом смотрел на эту картину. Бинты с рук я снял сегодня утром, сразу после того, как отправил Йоко к Таюе и остальным детишкам. Она в очередной раз было надулась, но вызвала у меня лишь понимающую улыбку. Да, пусть она совершенно не способна к фуин - не то что нарисовать, а даже запитать чакрой нарисованное мной не может, ограничители все время рвет... Случай с нагинатой - это лишь исключение, которое подтверждает правило... Но ходит она на занятия совершенно не за этим. Когда я наконец подведу народ к мысли о ее необычности - ей будет гораздо легче. Ведь ненавидеть какого-то неведомого монстра, да еще и агрессивного, по Конохе судя, или вот эту вот конкретную девочку, с которой твоя дочь хихикает на какие-то свои девичьи темы, а соседский сын все время дергает за постоянно спадающую на глаза прядку волос - две большие разницы, как говорят порой дикторы на несуществующем здесь (и слава всем богам и демонам разом!) телевидении...
  
  Бинты сняты, орда клонов отправлена 'собирать камни', орда поменьше, созданная из чакры огня, рванула в порт... вот-вот должны добраться, должны пойти воспоминания от развеявшихся. И пусть вся гавань будет пару недель вонять горелыми рыбьими потрохами, но... впредь будут думать, к кому и зачем идти. Хоть я необычный, а в моральном плане, прямо скажем - хреновый, шиноби, от чего и страдаю... Но приходить ко мне с жалобами на вонь... Они бы меня еще сортиры копать подрядили! Будет наука, а в следующий раз пусть вон с колхозниками договариваются, от рыбьих потрохов, говорят, свиньи вес не по дням а по часам набирают! Тут вам не Коноха, генины поля пропалывать не будут, я найду их бесконечному энтузиазму более эффективное применение...
  
  Клоны отправлены, а последним напряжением было создано еще четыре копии, вооружены всеми запасами чакрочернил и образцами на бумажках и посланы подбирать удобный подвал. Можно было бы воспользоваться уже обжитым (ну или 'обмертвленным', так будет точнее), хоть он и выгорел, но мне кажется, что при повторном визите туда Ю может подумать обо мне нехорошее. Я и так не знаю, что буду делать, если она вдруг откажется. Все же это не просто 'поделился чакрой', это ее жизнь и судьба на долгие годы, до самой смерти, по моему плану и моей указке. И пусть я хочу ей только хорошего... Орочимару вон тоже, наверное, не из природной злобности все это творил. Будь он отвратительной бездушной сволочью, Джирайя с бабулей не смогли бы пройти с ним Мировую войну в одной команде, такие вещи - либо есть, либо их нет. Пример вот он, вместе со мной из деревни удрал... Змей, наверное, искренне желал помочь встреченной аловолосой девочке с неплохим запасом чакры, но без каких-либо нин-талантов, стать сильнее... Ну и попутно обогатить человечество и себя лично новым научным открытием, ведущим к бессмертию, конечно, куда ж без этого. Хоть он и скотина, но умная скотина...
  
  Я уже делал такое, на себе, причем один, без какого-либо контроля со стороны опытного и знающего, ну или хотя бы талантливого. Сейчас должно пройти легче, второй раз как-никак, да и я все-таки буду управлять процессом и смогу быстро что-то исправить... Но последние два дня, как только я начинаю думать об этом, меня преследуют видения гигантских каменных жаб из рассказов ленивцев... и кровь. Ярко-алая кровь на белоснежной, без единой черточки, бумаге. Алая кровь, смешивающаяся с такими же яркими, но постепенно сереющими и превращающимися в камень волосами... А что, если не смогу, не справлюсь, не выйдет?.. Это ведь будет не просто провал эксперимента... Именно поэтому я сейчас сижу один в пустом здании, все остальные посетители которого стараются провести в нем как можно меньше времени... тоже неудачный эксперимент... и тягаю несчастный кандзи, пытаясь избавиться от неприятного зуда внутри.
  
  На данный момент двести пятьдесят четыре клона, видимо, являются для меня пределом, потому как система циркуляции немного перенапряглась. Вот ведь тоже... Система, которая не должна существовать по законам божеским и человеческим, которую нельзя увидеть и пощупать, которая и существует-то только за счет обращающейся энергии... А болит и чешется, как настоящая, поди ж ты... Ну ничего, сегодня она мне не понадобится. Интересно, а как Орочимару справляется с такими чувствами, если они у него, конечно, есть? Должен же быть у него хоть кто-то настолько же нужный и важный, как...
  
  Вдруг обратил внимание на 'любовь', как раз в этот момент зависшую на моем пальце. Поднес символ ближе к глазам. Он висел как приклеенный, сохраняя жесткую структуру, будто собранный из тонких железных планок. Я усмехнулся. Нужный и важный, говоришь? Может быть, в этом и проблема? Может, будь все хоть немного, хоть чуточку иначе, ответ был бы самоочевиден? Но.. ведь... я... ее не... не ее... А в конце концов, что я теряю? Я же вижу, как она ко мне относится. По справедливым словам моей деликатной и вежливой дочурки, этого не видит только тот, кто видеть не хочет. А из таких тут - один я. Так что...
  
  Я тяжело вздохнул, посмотрел на иероглиф... кто бы мне сказал, почему я машинально нарисовал именно его?.. и решительно вдавил палец в собственный лоб. Кожу немного дернуло болью.
  
  На несколько мгновений замер, прислушиваясь к ощущениям. Ничего не изменилось. Криво улыбнулся. Да уж, если бы все было так просто, вряд ли сонмы писателей и поэтов тысячи лет бились бы в истерике по поводу этого чувства. Если по сказкам судить, мне тут даже боги не помогут, буде я даже мог до них доораться. Было бы забавно, пришел Рикудо-сеннин, хлопнул молнией по черепушке и оп - любовь.
  
  А химия... что химия. Химия порождает только страсть. А она и не уходила. Вон по ночам до сих пор горячие источники снятся, точнее, те, кто на них был. Та... Слава Ками, с гормонами разобрался, стиральных машин на фуин ведь пока изобрести не сподобился, а будь я обычным шестнадцатилетним подростком... хм...
  
  Однако иероглиф на лбу что-то мне напоминает. Что-то очень знакомое. Или кого-то...
  
  Оглянулся в поисках зеркала, благо с моим пышноволосым приобретением быт начал понемногу улучшаться. Йоко, как и все девчонки всех возрастов и миров, казалось, могла часами вертеться перед зеркалом, хотя что уж там могла найти девочка, способная усилием воли изменить все - от одежды до формы черепа? Но, видимо, не все так просто, потому что, несмотря на постоянные жалобы на мешающую копну волос (да и некоторые небезызвестные личности не могут пройти мимо, чтобы не дернуть, хех), их длина все не уменьшалась и не уменьшалась, а время, проведенное перед зеркалом, все росло и росло. Эх, девчонки...
  
  Но, такой вот тихой сапой, зеркало заползло даже в мою комнату. Вместе с уютным диваном, добытым воистину невесть откуда, тяжелым мягким ковром на полу, большущим мягким креслом, куда эта хитрюга любила забираться с ногами по вечерам, смотря жалобными глазами, чтобы снова не прогонял спать в свою комнату... А ведь раньше ничего, кроме кровати и деревянного кресла, даже, скорее стула, здесь не было, не захламляло и пыль не собирало. Вот так незаметно мы из 'с тобой - рай хоть в шалаше', превращаемся в 'дорогой, вынеси мусор и выбей ковер от пыли. И не зависай в своем гараже, через час мы едем на вокзал встречать маму. Нет, не твою, а нашу!' Эх, женщины...
  
  Отражение криво улыбалось мне нервными губами. Я откинул со лба челку. Да, давненько я сюда не заглядывал. Еле заметный, очень бледный ромб Инфуина ( жадная у меня доченька, ой, жадная... все утащила. Цунаде-оба-сан, с меня бочка саке за эту печать, а то быть бы мне высушенному в мелкую пыль...) оттеняли черточки кандзи над правой бровью. Хм-хм... А вот если волосы короткие, мешки от недосыпа и глаза чуть побледнее цветом и такие... шалые-шалые, то ли сам сейчас помрет, то ли тебя замучает... Машинально хмыкнул. Ну здравствуй, Гаара Песчаный! Это получается, ты тоже мой родственник? Я хихикнул, представляя себе эту картину. Тайное братство джинчуурики, не иначе. А потом про нас начнут рассказывать анекдоты. 'Собрались как-то Наруто, Гаара и Айдо в баню, ну и как водится, выпустили своих биджу. Девятихвостый шепчет: 'Ненавижу, ненавижу!' и огнем печь топит, Песчаный Тануки бормочет 'Кровь! Черепа!' и ветром пар разгоняет. Сидят наши герои, кайфуют. И тут стена падает под ударом десяти желтых, как солнце, хвостов, и раздается рев: 'Папа, извини, но двенадцатилетним пиво не продают! Пошлите дедушку, он уже один раз ходил, его там знают!'
  
  Я помотал головой, пытаясь вытряхнуть сюрреалистическую по своей бредовости картинку. Да уж... интересно, почему именно десять?..
  
  А насчет родственников... теперь у меня есть достаточно надежная печать для тестирования, поэтому надо бы метнуться в Суну живой ногой. Многое мне там вряд ли светит... Но одно дело - плющить Песчаным Гробом какого-то непонятного шиноби, и совсем другое - если ты знаешь, что он тебе не чужой. Авось пару секунд в какой-нибудь заварушке и отыграю. Да и вообще, джинчуурики в родичах это не только изрядный куль проблем, но и немного козырных карт - по опыту знаю!
  
  Отражение явно повеселело и подмигнуло мне. Все-таки анекдоты придуманы не зря - поднимают настроение! Я оглянулся на большие настенные часы - еще один совершенно необходимый в последнее время атрибут, чтобы не пропустить время, когда надо собирать дочку в школу. Эх... До этого в основном по солнцу ориентировался. Ну а как же, 'шиноби не опаздывает, шиноби задерживается!' Да, Какаши-сенсей?
  
  С сомнением оглянулся на зеркало. Может, стоит убрать апгрейд? А то еще хохотать начнут... Да нет, пусть болтается. Под челкой все равно не видно, а если к песочникам приду, то сразу такой: 'Смотрите! Он мой потерянный внучатый племянник по линии прабабушки троюродного кузена!' Мда, и ответ: 'Третий и Четвертый Казекаге были единственными детьми в семьях! Песчаный гроб!' Да и не смеются над Гаарой за такое украшение. Это уж как себя поставишь...
  
  Последний раз оценивающе оглядел отражение, скосил глаза на часы и пошел к двери. Наверное, они там уже закончили. Пора. И, в конце концов, я не для того почти месяц рисовал наброски этой печати, чтобы все провалить. Не дождетесь!..
  
  
  В лучах солнца, явно, но неторопливо клонящегося к закату, здание, выбранное нами для обучения подрастающего поколения, навевало воспоминания. Да, каменная трехэтажка, а не буколическая деревянная постройка. Да, свеженакрытая крыша, а не минипарк на верхотуре... Ну нету у меня Мокутона, чтобы на ровном месте лес выращивать!.. Однако все равно было похоже. Только вот блямбу над дверями прилепить, с изображением... э-э-э... чего? Ну не 'Наруто' же писать, в самом деле, 'водоворот' который?... Ладно разберемся, в конце концов, 'Академию Художеств' еще никто не отменял. Да еще на русском написать... Хотя... Я скосил глаза на скопище из трех деревьев на тротуаре неподалеку. Вот тут прекрасно смотрелись бы качели... И их совершенно не стыдно назвать в честь братца, самое для него то. 'Две веревки на ветке и неструганая доска вместо сидушки - имени Наруто', звучит!
  
  Пока мои мысли наполняла первозданная сладость мести, Таюя наконец решила, что на сегодня достаточно издевательств над юными неокрепшими умами, и из дверей здания повалили детишки. Так - раз, два... шесть... одиннадцать. Хм, а неплохой результат, в нашей группе в Академии было двенадцать, со мной тринадцатым. Хотя там было три года обучения одинакового возраста, а тут спектр от семилетнего Кано до двенадцатилетнего Акиры... Хотя нет, вон парнишка еще немного покрупнее, и выходит солидно, не то, что несущаяся малышня. И еще все время оглядывается назад, кого-то ждет?
  
   - Папа! - Мне уже привычно бросились на шею, а глаза обоих представителей мужского пола верхней возрастной планки в этом детском саду повернулись в мою сторону, кажется, даже без участия сознания. Так... понятно, почему мы волосы не стрижем... ну, хитрюга. Не забыть в ближайшее время поговорить с ней об этом, как мне кажется, тут встанут несколько препятствий... хм...
  
  Тем временем девчушка, не обращая на мои размышлизмы внимания, продолжала тараторить.
  
   - Пап, ты снял бинты и без меня? Так нечестно! Хорошо, что ты пришел, Азуми пригласила меня на обед, а идти домой слишком долго! Можно, да? Я же знаю, ты сегодня занят, вы с Таюей-сан идете заниматься ЭТИМ!
  
  Мои руки сами по себе разжались и девчонка спрыгнула на землю.
  
   - Э-м... Йоко... позволь... я бы попросил...
   - Да, папочка? - Стрельнула невинными глазенками мне за спину. Я стремительно обернулся. Мда... - Эти ПЕЧАТИ - такая сложная и непонятная штука, вы можете застрять до САМОГО утра и я останусь без присмотра. А ты о чем подумал, а? Ну, мы побежали!
  
  Две пары глаз, и это без учета моих, проводили скрывшиеся вдали красные хвосты Йоко и молча простоявшей все это время рядом Азуми, потом я тряхнул головой, стряхивая румянец с лица и подошел к покрасневшей аж до смуглоты, смотрящей в землю и не знающей, куда девать руки Таюе.
  
   - Э-м... Ю... Извини за... Она...
   - Не стоит... - Тихим голосом, по-прежнему не поднимая глаза, прервала меня. - Йоко очень... активная девочка... во всех смыслах... Я сама успела убедиться... Ну что? - Наконец, подняла глаза и улыбнулась. - Мы идем? Твое обещание подарить одинокой девушке вечер еще в силе?
   - Кхм!.. - Я аж поперхнулся.
   - Ты так глупо выглядишь, когда сильно удивляешься! - хихикнула Таюя и вдруг посерьезнела. - Ну, задания я раздала, невыполненных обязательств у меня нет, можно приступать. Идем?
   - Да, конечно! - я облегченно вздохнул - Иди за мной.
  
  Только бы хоть один клон догадался развеяться, я ведь ни в жизнь в развалинах подвал не... оп! А вот и память! Так, отлично, нам туда. Развернулся и зашагал вниз по улице, прислушиваясь к торопливым, но тихим шагам за спиной. Пришло время исполнять обещания. И... все обязательно будет хорошо!
  
  Глава 30
  
  
   - Э-э-э... Айдо... Ты уверен, что все должно выглядеть именно так? И вообще... Ты себя хорошо чувствуешь? На странные эксперименты не тянет? - Таюя с некоторой долей опаски обозревала подвал. И, нужно сказать, я ее где-то понимал...
  
  Прямоугольное помещение примерно десять на восемь метров хорошо освещали небольшие бездымные факелы, тянущиеся из прикрепленных к стенам печати 'огонь' из первой пробной партии, то есть с ясно различимым иероглифом 'хи'/огонь/ в середине. Почти весь пол закрывали тонкие кружева ограничителей с вписанными символами. В этом случае пришлось потрудиться. У Таюи резерв чакры куда как поменьше, чем у меня, расти больше не сможет, чакраконтроль слабоват... Да и дополнительные факторы тоже учитывать пришлось. Фуин для меня в первый раз был попроще, там все же был только сбор. Ну да ничего, не просто так старался. Вот и посмотрим, чья печать будет лучше, там, глядишь, и для себя сварганю, моя-то бывшая у ненаглядной дочурки теперь... Машинально покосился на левую руку. Нет, результат пристрастия к белому куриному мясу не пропал, оказалось, что он был привязан к моему телу, а не к чакросистеме. Хоть в чем то повезло. Это вот если бы я из чистой энергии состоял...
  
  В общем, на полу подвала расположился семиметровый фуин, который насквозь пронзали шесть лучей, соединяющихся в середине печати, у небольшого возвышения, на которое как раз мог поместиться лежащий человек... и которое подозрительно напоминало алтарь. И, как выяснилось только что, напоминало не одному мне. Ну клоны, ну юмористы... Я улыбнулся.
  
   - Не волнуйся, моя нездоровая тяга к экспериментам сейчас любит бегать по городу и смущать двусмысленностями одиноких девушек, так что тебе ничего не угрожает. - Надеюсь, это немного ее отвлечет от опасений.
  
  И точно. Снова уставилась в пол и чуть покраснела. Отлично, а теперь самый ответственный момент.
  
   - Проходи, устраивайся. И... это... одежду нужно бы снять...
   - Зачем?... - Покраснела сильнее.
   - Э-э-э... Просто процедура разорвет одежду напрочь, по себе знаю... На мне тогда только лохмотья были, а на тебе платье красивое... жалко... вон там простынка в изголовье...
  
  Девушка, продолжая краснеть, подняла на меня глаза со смешанным выражением.
  
   - Дурак... А за 'красивую' спасибо... - Э-м... Сейчас только мне показалось, что услышали совсем не то, что я сказал?..
  
  Тем временем Ю, справившись с эмоциями, продолжила:
  
   - Отвернись...тесь! - Стрельнула глазами в трех клонов у стены. Все четверо с одинаковыми усмешками уставились в каменную стену и принялись разглядывать камни. Или все же кирпичи? Мох и влага... непонятно, все заплыло...
   - Я... готова... - Обернулся на голос, поспешно отводя взгляд от линий печати на стене. Она только одна или?... да нет, вон на остальных еще три. Три 'Геенны'... Полностью заправленных, как сообщает мне память. Ровно в три раза больше, чем нужно. На стенах - чтобы фуин на полу не нарушить... а четыре - на всякий случай...
  
  Таюя сидела на возвышении, закутавшись в простыню по самую шею. М-м-м, красное на белом... Классика, а ведь поди ж ты, впечатляет... Забрал у нее аккуратную стопку одежды, передал подошедшим поближе клонам и улыбнулся трусящей и одновременно смущающейся девчонке.
  
   - Не бойся, все будет хорошо. Я не обижу тебя... и оторву все выступающие части тела тому, кто... или что - попытается. Давай начинать. Ложись.
   - Спасибо... Айдо, скажи... А такие приготовления... Это не больно?.. - Я тяжело вздохнул.
   - Постараюсь, чтобы ты ничего не почувствовала... Нет, не так. - Удивленный взгляд. - На живот.
   - Повторяешься... - Заалела девушка. - Помнишь, что было после такого в прошлый раз? - Бледно улыбнулась.
  
  Блин, да когда ж ты прекратишь краснеть, наконец?! Мы тут серьезными делами занимаемся, а я - нормальный парень с совершенно нормальными предпочтениями... А у тебя не только платье красивое, но и то, что в нем...
  
  Подошел вплотную к наконец переставшей ерзать Таюе. Ну да, понимаю, матрасов проектом не предусмотрено, а некоторые незначительные неудобства... да нет, весьма значительные... Мягкие, наверное, на ощупь и одновременно упругие...
  
  'Так, хватит!' Не на шутку психанув, сформировал зеленую сферу вокруг руки и быстро положил ладонь себе на висок. Нет бога, кроме Биологии и Химия - пророк его, где ты, скотина органическая? Нечего тебе сейчас у меня в мозгах делать... Слава Ками, до начала занятий ирьедзюцу знания, которые я вдалбливал в свою пустую голову два последних года школы, собираясь за Олькой в мед, испариться не успели, а то бы я выглядел как остальные шиноби-меднины - чукотским шаманом с бубном у пульта магнито-резонансного томографа... Так-так, а вот и ты, проклятый и благословенный C19H28O2, иди-ка сюда...
  
  Резко взмахнул рукой и пара капель белесой жидкости, освобожденной из зеленой сферы, расплескалась по ближайшей стене. Вот так гораздо лучше, наконец, можно думать о нужном, а не о, может, и важном, но совершенно в данный момент неуместном.
  
  Хм. Пожалуй, на ком другом такое творить и не возьмусь даже. Знания все же не заменят опыта и таланта, чужое не чувствуешь так как свое. И если подумать - шанс зацепить и выдернуть таким вот способом что-то важное отстоит для меня от ста процентов на крайне незначительную величину. Я все же немного по другой части. Не талантливо и эффектно, но надежно, как лом.
  
  Ю чуть приподнялась и повернула голову на движение, но я ответил успокаивающей улыбкой. Помимо всего прочего, еще исчез и страх. Интересный, но внезапный побочный эффект, надо будет запомнить. И больше не экспериментировать со злости.
  
  Чуть потянул вниз белую ткань с дернувшейся девчонки, положил ладонь на чернеющие в барьере запятые на ее шее, сконцентрировался... и провалился во тьму.
  
  Глава 31
  
  Серый город под красными небесами встретил меня уже ожидаемой каменной площадью и полупрозрачным колыханием пелены, отделившей ее от всего остального. Площадь... три лениво крутящиеся в вышине томое... И на этом, пожалуй, сходство заканчивалось.
  
  С улиц города в центр площади больше не тянулись мясистые щупальца. Вместо них вглубь строений шли тонкие бело-голубые нити, стянутые в большой и хитроумно завязанный узел на середине свободного пространства. Узел ежесекундно пульсировал и медленно, но заметно для глаза распускался все больше и больше, освобождая нити. А вся земля в пределах барьера была до колена залита оранжево-синим туманом. Он периодически приподнимался к узлу, и тогда нити утолщались, а его дерганья становились гораздо тише.
  
   - Какой молодец! Все-таки позаботился о подопечной перед броском в неизвестность. - Сказал я, имея в виду клона, оставленного мной в печати. Смог таки хоть немного уравновесить систему, чтобы без догляда она не оставила Ю без каналов, хоть и с противовесом в виде моей чакры. Все-таки я талантлив, что ни говори...
  
  Как будто реагируя на звук моего голоса, на краю площади обозначилось движение. Я повернул голову... и застыл, превратившись в соляной столп. Вот честно, если бы моя копия, проведшая здесь целый год, не оставила воспоминаний, из этой передряги я бы вышел изрядно поседевшим, потому что ко мне двигалось...
  
  Больше всего это напоминало пятиметровую сосиску. Но сказать так - значит оскорбить этот благородный, наполненный квинтэссенцией вкуса первосортной сои, отборного костного фарша и откормленных насекомых с Армянского Нагорья продукт. Труба из плоти зеленовато-коричневого цвета, покрытая складками и мерзкого вида жесткими волосками, судорожно сокращалась, толкая один из торцов безголовой и безглазой туши в моем направлении, а покрывающие всю его 'кожу' безгубые рты с отвратительными ниточками слюны по бокам, наполненные квадратными зубами, постоянно открывались, стараясь ухватить хоть каплю драгоценного красно-синего тумана, расталкиваемого жирной тушей...
  
  Не знаю, что бы я сделал... Может быть, начал скакать Хирайшином как безумный заяц, может быть, закрутил гигантский Разенган, чтобы расплескать это поругание над уважающими себя ночными кошмарами по окрестностям... В этот раз, в отличие от предыдущего, мой арсенал здесь был весьма широк. Но со мной были воспоминания клона, поэтому я стоял неподвижно.
  
  Тошнотворное существо торопливо, насколько позволяло его строение, добралось плотную, слегка истончилось и внезапно обвилось вокруг меня, положив... передний торец своего мясного бревна мне на плечо. Я усмехнулся.
  
   - Мда. Все именно так, как и в воспоминаниях. Ну кто бы мог подумать, что чакромаршрутизатор Орочимару, лишь в силу необходимости оставленный в виде живого существа, сможет подружиться с моим клоном?.. Скучал, чудище?
   - Ур-р-р-р! - Согласно провибрировало что-то в середине зеленой сосиски.
   - Да, расскажи, небось только по чакре и тосковал. Клон тебе ее за здорово живешь давал, а тут самому жрать приходится. А как жрать нечего, сразу измениться пытаешься, чтобы еще добыть.
   - У-р-р-р... - Виновато, при некотором наличии фантазии у слушателя, дрогнула туша.
   - Ладно, не могу сказать, что сильно рад тебя видеть... То, что ты когда-то здесь появился - плохо. Но то, что ты есть здесь сейчас - это, несомненно хорошо. Ведь накопитель и контроллер создать я так и не смог... Гляди, если найдется чем, чего я тебе принес!
  
  В этот момент я почувствовал, как мое тело, оставленное где-то там, в реальности, подало чакру в семиметровый фуин... А здесь в моих ладонях появились и стали стремительно разрастаться два спутанных клубка из ломаных черных линий.
  
   - Это постоянный канал чакры. Открываться он будет только во время использования, но, так как чакра необычная, да и ты у нас специально для этого создан - вполне за время работы успеешь нахватать запас до следующего открытия. Ну как, здорово я придумал?
   - У-у-р-р-р-р! - Кажется, если бы это было собакой, завиляло бы хвостом. Вряд ли оно понимает все мои слова... Но и тупым инструментом уже давно не является.
   - Ну как, ты согласен? Только учти - больше никаких вольностей!
   - Ур! Ур!
   - Тогда слезай и пошли устраиваться.
  
  Червяк быстро стек с меня и пополз в центр площади. Я неторопливо шел за ним и думал, как же все-таки интересно устроен мир. Как ни крути, а даже специально созданное лишь с одной целью, отвратительное на вид и внутри, но живое существо вполне может стать чьим-то другом... И у девятихвостого ужаса, Лиса Несчастий, находится маленький кусочек сознания, уставший ненавидеть. Собственно, именно после таких новостей, просматривая воспоминания клона Таюи, я и придумал вот этот план. Может, кому-то он покажется, глупым и авантюрным... А то и вовсе слюнявым, недостойным настоящего шиноби, чья судьба в этом мире - впереди все рыдает, позади все пылает... Но не пойти ли этому 'кому-то' вдаль, прихватив под мышку Орочимару, который так и не понял, в чем заключается настоящее бессмертие? Я - неправильный шиноби, чем и горжусь! И да пребуду таковым впредь, потому что это... весело!
  
  Мы доползли до светящегося переплетения, где и остановились.
  
   - Итак, приступим. Только, скажу тебе сразу, программа по изменению и усилению тела владельца, которую установил твой прежний хозяин, никуда не годится. Мало того, что вырастают абсолютно лишние аксессуары, вроде рогов, так еще и каждая такая мутация совсем не добавляет пользователю здоровья. Я думаю, лучше остановиться на энергии. А ты как считаешь?
   - Ур-р-р-р!
   - Ты - довольно лаконичный собеседник... Но я и так понял, что ты согласен. У тебя есть возможности по изменению программы? Или мне браться самому? Результат может быть непредсказуем. И учти - форма должна быть с крыльями, нас об этом особо просили...
  
  Подгнившая сосиска немного содрогнулась (ха, если бы мне так бока намяли тогда, за крылья, я б тоже дрожал!) и замерла неподвижно. Понятия не имею, как это существо воспринимает мои слова, и сколько из них оно понимает... Но, в конце концов, тут почти что внутренний мир, тут и не должно быть никакой логики!
  
  Мясная трубка, наконец, что-то там себе сообразила, подползла ко мне и начала тыкаться торцом в ладонь.
  
   - Что, помочь? - Сообразил я.
   - Ур-р-р!
   - И что бы вы все без меня делали? Наверное, давно бы мертвые валялись... - Философски пробормотал себе под нос. - Так уж и быть, поможем тебе сменить змеиную шкуру...
  
  Я положил руку на условный загривок твари, пустил чакру... сгреб складку кожи в кулак и резко дернул на себя. Во все стороны брызнула жуткая вонь, разлетелись горячие капли. Шкура на миг закрыла мне обзор, а когда я наконец отшвырнул ее в сторону, моему взору предстал огромный мотылек. Он парил в метре над землей, изредка взмахивая крыльями и роняя с них золотистую пыльцу.
  
   - Из мерзкой гусеницы в прекрасную бабочку, значит? Ничего так, логичненько. Но... - Тут я представил Таюю с крыльями мотылька в виде Динь-Динь, в ее наряде и с элегантно подогнутой ножкой в тапочке с бубоном, и, не удержавшись, рассмеялся в голос. - Мне кажется, за такой авангард кое-кто будет отрывать головы. Причем не только мне, но и тебе. А врагов у нас изрядно прибавится, причем все они будут плыть на остров, зажав в зубах изящные кандалы, блокирующие чакру и покрытые насечкой из серебра...
  
  Мотылек посмотрел на меня, причем недоумение светилось в каждой из фасеток его глаз, на миг замер, а потом сложил крылья и... вывернулся внутрь себя самого. Пыльца взвилась облаком, резко осела... И на меня в упор уставился здоровый, в пол моего роста, целиком золотой орел. Он пару раз дернул крыльями и моргнул.
  
   - Курлы-курлы!
   - Думаешь? Ей и правда понравится? Это клон, зараза, вас обоих настропалил? Уж больно орел знакомый... и молоток характерный...
   - Курлы-курлы! Курлы!
   - Разговорчивее ты от изменений не стал... Но правда твоя, такое уже было и ей понравилось. Ну что ж, приступим.
  
  Орел расправил крылья, стоя спиной к узлу из нитей. Я подошел к нему и положил ладони по обе стороны груди. Черные клубки вокруг ладоней, повинуясь моему взгляду, вздрогнули и пришли в движение, постепенно переползая на перья. Глубоко вздохнул... и резко вдавил руки вперед и вниз. Мир залил ослепительный свет, а меня глушил громоподобный клекот. А когда я проморгался, моим глазам предстала абсолютно чистая, без всяких следов узла или чакры, площадь, нити, по-прежнему разбегающиеся по улицам города, но теперь... Теперь по мере приближения к центру они постепенно утопали в камне, сливаясь воедино и образуя непропорционально огромные крылья оконтуренной на брусчатке площади маленькой, едва заметной на фоне своих летательных отростков фигурки орла. Я поднял глаза и довольно улыбнулся небу, в трескавшейся и потихоньку осыпавшейся красноте которого постепенно проступало неяркое белое свечение. Получилось!.. А теперь надо довести дело до конца.
  
  К сожалению, я не додумался считать время с самого начала визита в это место, а теперь было уже поздно. Да и имеет ли оно хоть какое-то значение в этом месте? У себя я, помнится, его неплохо так растягивал, чтобы грызть свиные ребрышки всякие ленивцы со своими листьями не мешали. А тут - даже не знаю...
  
  Я бродил по серому городу, стараясь заглянуть во все, даже самые незначительные закоулки, а с клубков на моих руках на улицы падали ломаные линии печати. Фуин бы встроилась в чакросеть и сама... но к чему ждать и постоянно дергать Ю проверками? Хочешь сделать хорошо - сделай это сам!
  
  Ну вот, город практически обойден, осталось каких-то два-три проулка. Неожиданно при повороте на очередную улочку вместо уже порядком надоевших серых каменных коробок передо мной открылось черное пятно. Оп-па, а это что такое? Этого в плане не было... Я остановился, рассматривая новообразование. Но печать на моих руках подобными вопросами не озаботилась. Черточки протянулись к пятну, мгновение задержались рядом... и ничтоже сумняшеся протянулись внутрь. Ничего необычного не произошло, клубки продолжали разматываться. Я усмехнулся. Значит, вот оно что! Оказывается, Таюя что-то прячет внутри себя. Ну что, Айдо, заглянем?
  
  На мгновение мелькнула мысль, что это не очень хорошо. В конце концов, именно по этой причине я крайне осторожно разгребаю воспоминания моего клона. Мне самому бы такое не очень понравилось,в конце концов, я не так давно подобного жильца лично выпихал... Но, посмотрев на линии печати, откинул ее. В конце концов, печать лезет туда, не спрашивая разрешения и, значит, рано или поздно мне придется ее проверить. Так лучше сделать это сейчас, чем потом смущать девчонку. Да и в конце концов, я тут с терапевтическими целями, практически лечащий врач, а врачам можно! И решительно шагнул вперед.
  
  Здесь царила темнота. Нет, не так. Скорее, здесь не было света. А еще, помимо темноты, тут был кто-то живой...
  
   - Кто здесь? - Ох, чую, зря я сюда забрел. Или не зря?
  
  Линии фуин неторопливо и непреклонно расползались от меня, очерчивая пространство едва заметным свечением немного черноватого оттенка. И в этом несуществующем свете я рассмотрел три пары огромных ног...
  
  'Мы духи. Мы демоны. Мы ее спутники и защитники. Мы - Доки. А кто ты, странный пришелец?'
  
   - Я ее друг. Откуда вы тут? И что это за место? Это ведь внутри... нее?
  
  'Мы не знаем. Не видим, не чувствуем. Мы созданы... призваны Им для того, чтобы защищать ее. Но она не зовет - не хватает сил.'
  
   - Так, насколько я понял, вы - очередная поделка Орочимару? Я начинаю подозревать, что он местный бог... В последнее время 'новое и непонятное' и 'Белый Змей' стали для меня почти синонимами. Вы - Призыв Таюи?
  
  'Раньше она звала нас и мы приходили. Но сейчас не зовет. Она больше не слышит нас. А мы ее. Уходи отсюда, пришелец, иначе мы уничтожим тебя.'
  
   - Так, погодите, не горячитесь. Раз вы служите ей, то... Говорите, вы не слышите ее?
  
  'Он дал ей силу говорить с нами. Но сейчас сила ушла. Мы неспособны понимать иначе.'
  
  Ох, как же мне надоело в последнее время разбирать бормотание всяких сверхъестественных существ... Хочу быть обычным шиноби. Миссия - госпиталь - раменная, миссия - госпиталь - раменная... Романтика!
  
  Получается, что Змей вытащил откуда-то (потому что ленивцы о таких чудиках даже не упоминали) этих духов, каким-то образом запихнул их внутрь Таюи и заставил их быть ее Призывом?.. Да еще и управление привязал к своей чакре... или нет, ведь не 'он говорил с нами', а 'он дал ей силу...'. Тогда, скорее, завязал управление на привитое девушке звуковое гендзюцу, раз 'мы не видим, не чувствуем'... А я всю эту систему вырубил на корню, вот и 'сейчас не зовет'. Вчерне происходящее стало понятным...
  
  Однако, что же делать? Выкорчевать их отсюда, быть уничтоженным как-то неохота? А ты что, дружок, знаешь, как? Мда, вариант отпадает. Оставить как есть? Ну да, а потом им приспичит вылезти в самый неожиданный момент, ты ж не знаешь принципов их размещения. Тоже некрасиво. А если...
  
   - Слушайте. Я так понял, вы не против продолжать свою службу?
  
  'Это наша цель, суть и смысл. Для этого мы существуем.'
  
   - Тогда я могу предложить вам способ. Только для этого вам придется измениться. - Я покосился на клубки печати в ладонях. Если связать из с энергосистемой Ю, она сможет отдавать им приказы. А природная энергия в сочетании с фуин должны подействовать на их облик облагораживающе, потому что то, что я вижу в неверном свечении расширяющихся линий - мне не нравится! Клыки, обожженный лысый череп... Третий вообще без рук и со сломанной шеей. Ну что за Призыв такой! Жабы и то солиднее выглядят...
  
  'Это не имеет значения, мы изменяемся вместе с Хозяйкой. Мы хотим слышать ее снова'
  
   - Ну вот и отлично! - Я улыбнулся и, присев, приложил руки к поверхности, на которой стоял.
  
  'Иди вперед, пришелец. Ты увидишь.'
  
   - Знать бы еще, где тут перед, где тут зад... - Бормотал я, шагая в темноту и наблюдая краем глаза, как новые линии, расходящиеся от силуэта крыльев на полу, забираются на великанов с намерением покрыть их целиком. - Тоже мне, сусанины-переростки...
  
  Глава 32.
  
  Постепенно тьма начала расступаться, превращаясь в серый сумрак, усугубляемый редким, но совершенно непрозрачным туманом. Шаг, другой - и передо мной вырастает стена, уходящая в обе стороны и вверх насколько хватало глаз. А прямо на камнях стены...
  
  Сперва, честно говоря, я немного струхнул. Да и, думаю, любой на моем месте, знакомый с Белым Змеем лично, никогда не забудет этот взгляд холодных глаз с вертикальным змеиным зрачком. 'Кто ты и чем можешь быть мне полезен?'. Мне кажется, редкий из видевших такое удостаивался услышать этот вопрос, заданный словами...
  
  Я снова внимательно осмотрел гигантское изображение Орочимару, неведомым резцом во всех подробностях высеченное на преграде.... Ишь ты, даже фиолетовая веревка на поясе имеется... И уже собирался отправиться обратно, как буквально на глазах картина начала оплывать и из глубины камня вынырнули дополнительные штрихи, быстро складывающиеся в новый портрет. И этот портрет был моим...
  
  Остановился, как пораженный громом. 'Так вот ты какая, закладка на верность... Первый раз, если честно, вижу... Ну не менталист я, не менталист. А ведь получается, что я настолько глубоко влез в энергоструктуру Метки, что даже закладка объект сменила. Или она сделала это раньше, а поменяла свой вид только для того, кто способен увидеть?'
  
  Я стоял неподвижно и грустно рассматривал свое гигантское, как в кривом зеркале, отражение. Момент схвачен неплохо, с этой легкой полуулыбкой я смотрюсь вполне выигрышно... вот только красные глаза немного впечатление портят, создается ощущение какой-то мрачной угрозы. Так, значит, эти два с половиной года, с самой нашей первой встречи... Все это - то, что я научил ее улыбаться, 'Зануда-кун', зависание на шее, 'я всегда буду рядом' - лишь следствие... вот этого? Несокрушимой каменной верности? Получается, то, что я все это время отодвигал, отталкивал ее - не боязнь принять чувства, на которые я не могу ответить, не попытки сохранить дружбу, а только... интуиция? Предчувствие? И я просто слушался неощутимый внутренний голос, шептавший мне, что такие чувства на пустом месте не возникают? Ведь если бы спасенные просто так влюблялись в своих спасителей, в мире шиноби просто не осталось бы холостых...
  
  Несмотря на все, что я думал на этот счет, несмотря на все мои действия...Несмотря на все мои попытки обмануть сенсора-эмпата, на душе было как-то пусто и тоскливо...
  
  Ну что ж, пора обратно. Я нашел гораздо больше, чем рассчитывал... И увидел гораздо больше, чем хотел... В последний раз со смешанными чувствами посмотрел на стену и пораженно замер. Печать, в который уже раз за сегодняшний очень длинный день, преподнесла сюрприз. Черные линии с моих рук спокойно и деловито лезли на стену, пытаясь втиснуться в малейшую щель между камнями. И преграда не выдерживала! Она пошла еле заметными трещинами, которые тут же начали стремительно расширяться. Вот уже выпал один кусок... вот еще... и еще... Я быстро развернулся и решительным шагом подошел к стене. Раз все так повернулось, то... может быть, я смогу, наконец-то познакомиться с настоящей Таюей? И подружиться с ней, по-настоящему, без всяких там закладок и... прочего?..
  
  Подошел вплотную к каменной кладке, примерился и от души хватил кулаком по ближайшему выступу. Стена содрогнулась от основания до самой вершины, а шум от вываливающихся камней значительно усилился. Я усмехнулся - всегда мечтал поучаствовать в каком-нибудь эпическом событии, так вот она, твоя Берлинская стена и твой Рейхстаг одновременно, падающий от столкновения с кулаком!
  
  От второго удара преграда пошла волнами и на всем протяжении, как туманом, окуталась облаком падающих камней, а кусок стены прямо передо мной провалился внутрь. Из пролома неярко потек чистый белый свет. Вот так-то лучше! Я покрепче сжал в ладонях нити печати и шагнул вперед. Иногда предмет или явление выглядят не тем, чем являются, поэтому приходится все проверять...
  
  Я очутился посреди абсолютно белого пространства. Кроме белизны, здесь не было ничего. Белое внизу, белое вверху... И лишь мой фуин вносил в эту идиллию коррективы в соответствии со своими желаниями. Черные комки наконец-то упали с моих рук и расплескались по полу, расчерчивая его на оконтуренные темным квадраты. А основная масса линий сползалась к одной точке прямо передо мной, из которой уже совершенно без моего участия начали разрастаться ввысь и вширь очередные громадные крылья, почему-то окаймляющие нечто, жутко похожее на здоровый, восемь на шесть метров, геральдический щит. Ну и к чему бы это?
  
  Я внезапно кое-что припомнил. Вот и говори после этого, что фуин - просто техника. Хотя... глупости говорю, они слишком функциональны, чтобы думать. Для этого бесполезного действия нужно быть ленивым бездельником... как я, например. А вот уловить скрытые желания и просьбы пользователя в пределах своего функционала такие сложные самонастраивающиеся системы вполне способны. Получается, я хотел этого с самого начала?.. А ведь и в самом деле... Мне воспользоваться той штукой - не светит никак и никогда, разве Кано подрастет, да и то - вряд ли, огромных чакрорезервов, несмотря на талант, за ним не замечено, да и не может же мне везти вечно. А вот просто перенести - мое вам здрасьте. Получается, это будет уже третий подарок... Ну ничего, Ками троицу любит. Да и извиниться за то отражение на стенке - совсем не помешает. Конечно, можно было бы просто букет цветов подарить и записку приложить, 'Извини за закладку на верность, завязанную на верхние слои души, она переориентировалась сама, я не виноват!..' Но это не наш путь ниндзя!
  
  Я улыбнулся и прикоснулся левой ладонью к холодной и гладкой поверхности щита, ощущая, как мое тело в реальности тоже подняло руки. Ну что ж, а теперь начинается настоящая работа!
  
  Глава 33.
  
  Я медленно всплывал из тьмы и передо мной постепенно проступали контуры реального мира. Сначала замерцали осветительные фуин, потом из тумана вынырнули кирпично-каменные стены... В конце концов муть отступила окончательно и я целиком вернулся в знакомый подвал. Ничего не изменилось... Но первым, что бросилось мне в глаза, был девичье тело, почти полностью залитое кровью, в которое я упирался двумя руками. В груди начало было медленно разрастаться отчаяние, но...
  
   -Жива.
  
  Я недоуменно моргнул и, наконец, заметил по обе стороны от меня клонов. Одной рукой каждый из них прикасался зеленой сферой Шосена к Таюе, а второй держал меня за плечо. Понятно, чакру мою тянут.
  
   - А... как же?.. - Кивнул на потеки крови, кое-где даже стекшей на пол.
   - Не беспокойся, наполовину не ее. - Дернул головой клон.
   - А... - Только сейчас обратил внимание, что окружающее будто плавает в зеленой дымке. Скосил глаза и обнаружил третьего клона, который, сосредоточенно закусив, губу, двигал руками с лечащей техникой возле моей головы.
   - Лопнули сосуды. Кровь как с кабана хлестала, но ничего страшного. - Хохотнул правый.
  
  Я поднял руку, провел по лицу и уставился на свернувшиеся кровяные сгустки на ладони. Мда, немного перенапрягся... но оно того стоило.
  
   - Ладно, мы закончили. Все в порядке, разве что небольшая слабость от потери крови. У вас обоих. Мы пошли, не будем дальше тебя напрягать. Чакросистема-то у нас одна. - Улыбнулся левый. Клоны сложили печати отмены и растворились в белых облаках. Легкое движение воздуха, торопящегося заместить освободившийся объем (неаккуратно развеялись, прямо скажем... Ветер, чакросброс... Энергоконструкты, оказывается, тоже устать можгут...), сдуло кровяную пыль с Таюи, открыв мне занявшую всю спину вязь фуин, тянущуюся от нежной шейки до подтянутой упругой попки... Простыня ожидаемыми изодранными лоскутами валялась вокруг нас... Так, понятно, опять надпочечники во всю мощь заработали... Но гонять гормоны сейчас нет ни сил... Ни желания, если честно. Когда еще вот так вот доведется...
  
  Будто реагируя на мой взгляд, черные линии на изящной спине зашевелились и поползли вверх, собираясь к первому шейному позвонку, где раньше были томое, в варианте Таюи похожие на запятые лишь издали. А теперь на их месте... Я крякнул - эка я могу! Может, и вправду плюнуть на все, открыть тату-салон и бить симпатичным куноичи зайчиков, котиков, фразы 'Я тебя люблю, Неджи-кун!' на правой груди?.. Причем я буду самым крутым мастером - ведь с течением времени девушкам не придется мучиться, затирая последнее имя и набивая, последовательно, 'Саске-красавчик', 'Шикамару-лучший', и, как апофеоз, 'Хокаге-сама!', лед эдак черед ...дцать с гаком. В моем случае - пальцем подцепил и счастье! Поприбыльней будет, чем за бандитскими головами по лесам скакать...
  
  Вот под такие мысли я рассматривал новый вид ПрОклятой Метки Орочимару... А ведь это теперь не подходит. В основном потому, что мне будет обидно! 'Благословенная Стигма Узумаки', и никак иначе, ха-ха!
  
  В общем, у основания шеи девушки вольготно разместились расправленные, будто для взлета или атаки, птичьи (ну или ангельские... Хотя на ангела она похожа только сейчас, когда спит... на Кровавого Ангела Мщения, ха!..) тщательно отрисованные крылья. Они вырастали из неразличимой в деталях, но аккуратной мешанины линий, спускающейся между лопаток, немного забирались на плечи... А в центре разместился небольшой алый кружок, в тон ее волосам...
  
  'Ну и что вот это все должно означать? Выглядит стильно, черт возьми. Саске теперь сгрызет свои любимые белые шорты от зависти, у него-то банальщина, массовая поделка, можно сказать - ширпотреб... Но вот я на такое не рассчитывал... У меня-то просто блямба барьера с символами во всю спину была. И у кого это внезапно проснулся художественный вкус, у меня, у Таюи или... у печати? Вот бы уметь видеть чакру, я бы сейчас по-быстрому структуру посмотрел. А без этого - до полевых испытаний терпеть. Ладно, чего уж теперь... Кто-то из умных людей сказал: то, что выглядит красиво - не может плохо работать. Понадеемся на мудрость предков... Хотя... Вспоминая пятый Айфон, я не был бы в этом так уверен...'
  
  Улыбнулся внезапно всплывшей из седой древности ассоциации и отступил на пару шагов назад. Не буду ее будить, пусть немного отдохнет. Ведь совсем скоро она очнется и нам придется знакомиться заново...
  
  На полу вокруг не осталось ни следа так тщательно отрисованной всего лишь несколько часов назад печати и ничего не нарушало его почти стерильную чистоту... Кроме небольшой кучки пепла слева от возвышения. Покосившись на нее, хмыкнул. Как ожидалось. Все-таки гады вы, мудрецы, не дали такой вещью воспользоваться... Ну ничего, все символы и рисунки я запомнил, отращу через пару сотен лет такой же большой мозг, как у вас, и все восстановлю...
  
  Все это время, пока я старательно думал всякую чушь, глаза упорно не хотели рассматривать нужные вещи и постоянно соскальзывали на девичье тело, лежащее посреди помещения. Ну что ж ты со мной делаешь, а?.. Приходи уже в себя скорей... И оденься... Или не надо?..
  
  Будто отреагировав на мои мысли, девушка шевельнулась. Повернулась на бок, спиной ко мне, и рывком села. Я замер, откровенно любуясь. Нет, ну сподобился же Ками... Столько красоты и ей одной...
  
   - Айдо?.. - Тихий голос нарушил тишину.
   - Да, Ю... Таюя? - Повернула ко мне голову и посмотрела огромными карими глазами.
   - Как... все прошло? У нас... получилось? Ничего необычного... не чувствую...
   - Да, все получилось, как задумано. И даже сверх того. Сегодня проверять нежелательно, хоть я и сделал все сам. Дай телу немного привыкнуть. А вот завтра можно и попробовать.
  
  Я грустно улыбнулся. Вот сейчас она спокойно кивнет, скажет: 'Спасибо, Айдо. Я никогда этого не забуду'. Потом легко вскочит на ноги, спросит: 'Где моя одежда?' и без капли смущения пойдет одеваться. Той Таюе, с которой я когда-то познакомился, и в голову бы не пришло стесняться своих боевых товарищей. А я в последнее время начал забывать, что она всю жизнь была куноичи... А девушкой почувствовала себя совсем недавно, да и то не по своей воле. Закладки на верность теперь нет, и ничто не будет принуждать ее поступать так, как не хочет она сама. Это к лучшему, не останется никаких непоняток или умолчаний. Jedem das Seine*, как говорится... Нельзя пользоваться незаслуженными чувствами. Но тогда почему мне кажется, что сейчас из моей жизни уходит что-то важное, то, что делало ее лучше, что придавало ей смысл? Не знаю...
  
  ___________________________________________________
  
  
  * Каждому свое (нем.). Фраза употреблена в современном значении (прим. авт.)
  
  ____________________________________________________
  
  'В жизни все не так, как на самом деле'. Эта фраза набатом прозвучала у меня в голове, когда девушка встала с алтаря, повернулась ко мне...
  
   - Спасибо, Айдо... Я никогда этого не забуду... - Прошептала Таюя, полностью вжавшись в меня всем телом и абсолютно не обращая внимания на отсутствие одежды, каковое отсутствие, надо сказать, ей очень шло...
  
  Я машинально обнял ее за плечи. 'Может быть, пора признаться, Айдо, что ты дурак? И что никакие ментальные якоря, закладки и внушения во вселенной неспособны заставить любить? И ни один приказ не сможет заставить доверить другому человеку свою жизнь, честь и душу вот так, полностью? И в своих проблемах ты виноват сам? В том числе и потому идиот, что считаешь вот ее - проблемой?..'
  
   - А мир светлячков нахлынет
  И прошлое в нём потонет,
  И маленькое сердечко
  Раскроется на ладони...**
  
  ____________________________________________________
  
  ** Федерико Гарсия Лорка. 'Прелюдия' (прим. авт)
  
  ____________________________________________________
  
  Слова сами собой сорвались с губ. Девушка вздрогнула и вжалась в меня еще сильнее.
  
  'Милая моя девочка... Ю... Что же ты со мной делаешь? Я ведь не люблю тебя... И поиграть, выбросив потом, тоже не смогу... Ты слишком нужна мне, чтобы так поступить... Кто-то скажет, что можно любить двоих, но это не так... Когда любишь - отдаешься целиком, без остатка и частей.... вот как ты сейчас... Так что же мне делать?..'
  
  Мысли постепенно стихали, медленно уплывая куда-то в неведомую даль, а в голове колыхался тяжелый и жаркий туман... Моя рука нежно прошлась по спине девушки. Она чуть дернулась и немного выгнулась навстречу ладони. Ю подняла голову и я, уже не вполне понимая, что происходит, потянулся к ее приоткрытым губам своими...
  
  ...Но внезапно споткнулся о взгляд карих глаз. Они были подернуты поволокой ожидания... нетерпеливого ожидания... Но не меньше в них было и испуга... Надежды на то, что сейчас произойдет... и страха от этого... и от чего-то еще...
  
  Этот гремучий коктейль как-то сразу вбил обратно в мои извилины способность соображать. Я собрал по закоулками души всю силу воли, какая там еще оставалась, не задавленная тяжелым желанием... Ласково улыбнулся и поцеловал девушку в нос.
  
  Она снова спрятала лицо у меня на груди и снова едва слышно прошептала:
  
   - Спасибо... Ты... дурак... но я... тебя...
  
  Я улыбнулся теперь уже сам себе, изрядным усилием убрал руку с ее бедра и погладил Таюю по голове. Интересно, вот сейчас, я и правда дурак, на что тонко... хм, не то слово, еще подумают нехорошее... в общем, намекает некая моя часть, продолжающая чувствовать горячее тело красивой девушки, в данный момент прижимающейся ко мне всем, чем только возможно и едва заметно дрожащей от пережитого? Или эпический герой добра и света, как на краткий миг плеснуло в ее глазах? Кто бы растолковал и подсказал, а?..
  
   - Айдо... - Карие глаза требовательно поднялись на меня. - Научишь меня этому... языку Призыва? Твой клон часто на нем говорил. Я хочу... больше понимать тебя... И сейчас... это было очень красиво... Научишь?
   - Кхм... - Я поперхнулся от неожиданности. Ничего себе - сменила тему... - Конечно, если ты хочешь... Для начала я просто переведу тебе стихи, а там посмотрим...
   - Спасибо... - В этот раз прозвучало немного увереннее.
  
  Внутренний голос, всегда прячущийся в самый ответственный момент, немедленно ожил и мерзко захихикал: 'За количество произнесенных 'Спасибо' нарекаю этот день Днем Благодарения и повелеваю впредь его праздновать, зажаривая утку, три дня отбиваемую палками на Горе Каге под хор мальчиков-генинов! Дано в дни осьмой месяца иуля, Король Айдо Первый!'. Но я отмахнулся. Слишком уж было хрупко установившееся между мной и Ю... нечто, чтобы рушить его пещерным юмором...
  
  Внезапно девушка отстранилась на ладонь от меня и чуть нахмурилась.
  
   - Сейчас... мне надо одеться... Отвернись, пожалуйста.
  
  Я все же не удержался и хмыкнул.
  
   - Ю, зачем? Я ведь уже и так все ви...
   - Отвернись! - Постепенно начала заливаться краской, но все так же сердито смотрит на меня.
   - Ладно, ладно, уже отворачиваюсь, не злись! - Я ухмыльнулся и развернулся к противоположной стене. Женщины...
  
  От нечего делать стал рассматривать черточки 'Геенны' на камнях. А ведь придется разряжать, мало ли кто может сюда забрести. Дети, например... Я в их возрасте очень любил таскаться по разным стройкам и развалинам и воображать невесть что, а Кано уже вполне сможет просто сдернуть мой барьер своей способностью, он ведь не для защиты фуин снаружи ставился. Нужно будет забрать чакру обратно... Но, ёкай меня побери, если в данном конкретном случае этот способ разрядки печати не нравится мне больше, чем противоположный!
  
  Опять же, сейчас вполне удобный момент вернуть себе режим Отшельника. Помещение свободно, время есть. А то завтра, чувствую, закружат так, что и минутки свободной не найдется. Обидно будет помирать от того, что занялся перегоном в гавань скота вместо восстановления боеспособности... Надо проводить Ю (кстати, тоже вопрос. Как мы будем общаться дальше после?.. Нет... обдумаю потом...) и заслать клонов за чернилами, у меня должен был остаться неприкосновенный запас... Блин, да что это за черные точки перед глазами мельтешат? От потери крови вроде бы отправился уже. Пыль с потолка, наверное... Я раздраженно махнул рукой перед лицом.
  
  Ах, если бы в подвале нашлось хоть одно зеркало... Или присутствующие не были настолько погружены в свои переживания только что произошедшего и мыслями о том, как жить дальше... Они бы заметили, как из-под красной челки медленно и неспешно падают черные крупинки чернил разрушающегося кандзи 'любовь'. Который то ли не выдержал находящейся в нем чакры, то ли рассыпался, не найдя себе достойного применения... А то ведь и...
  
  Несомненно, данная картина очень заинтересовала бы присутствующих и, может быть, заняла их поиском причин очень надолго... Наверное, на всю оставшуюся жизнь... Но - зеркала в подвале не были предусмотрены проектом, а это был очень длинный день...
  
  Глава 34.
  
  Травка зеленеет, солнышко блестит. Суббота. 'И почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал.' Неимоверная наглость сравнений продолжает поражать меня самого... Но в этом мире, никогда не слышавшем о Торе, евреях и особенно о статье номер девяносто один Трудового Кодекса Российской Федерации, суббота - всего лишь еще один день. Как и все остальные дни - рабочий... Подумать только, я уже два с половиной года на этом острове, а не то что на пляже не был, а и не знаю, есть ли он тут вообще. А ведь так много потеряно! Коктейли... Купальники...
  
  Я встряхнулся от дремы, в которую незаметно для себя скатился, просиживая штаны на травянистом пригорке. Спина зудела и чесалась, привыкая к новой Печати Отшельника.
  
  Ночью не уснул ни одной минуточки, рисуя новую конфигурацию. Ритуал провел только под утро, и все равно... Печать во всю спину и никакого тебе стильного бодиарта и расширения функциональности. Мда, все-таки творчеством может заниматься только человек. Фуин - это инструмент. Не волшебная палочка, махни которой - и получишь чудо, а механизм. Удобный, ценный, нужный - но механизм. Он никогда не выполнит моих желаний, если я сам не придумаю, как; не приведет меня за руку к цели, если я сам не покажу ему путь; не посоветует, не подскажет - лишь сделает только то, что я в него осознанно или неосознанно вложил.
  
  Грустно... Ну, надеюсь, хоть кто-то выспался сегодня ночью... Когда я с первыми лучами солнца пришел домой, Йоко уже удрала куда-то, хотя и ночевала дома - хаос, прочно поселившийся в ее комнате, подсказал. Насколько она следит за своей внешностью, настолько же ненавидит убирать за собой. Разбросанные вещи, которыми недавно пользовались, незаправленная кровать и забытая на столе посуда давно стали обыденностью. Хорошо, что она ест только в моем присутствии и для того, чтобы сделать мне приятное - хоть помыть вовремя успеваю... Жаль, конечно, что не дождалась меня. Было бы неплохо возвратить ей ее же монету, так задумчиво ввернув: 'Знаешь, малышка... мы тут с тетей Ю посоветовались в тесном кругу... И решили, что ты вполне можешь называть ее мамой!', и воспоминаний, воспоминаний об эмоциях прошлой ночи подпустить. Обмануть эмпата... Ха, девочка, ты еще не знаешь, на что я способен! То-то бы у нее лицо вытянулось... Нечего было подкалывать несчастных взрослых! Хотя нет, рановато ей такое чувствовать. Как бы на свою голову беды не накликать...
  
  А вот что делать с самой 'тетей Ю'... если честно, ума не приложу. Да, я все понял и принял. Но вот в самом мне ничего не изменилось... Я по-прежнему люблю только...
  
   - Айдо! - Богатой будешь, вот только тебя вспоминал. Однако... Блин... Что сказать-то?.. А, может... Просто показать свои настоящие чувства, для разнообразия? И оно само как-нибудь рассосется? Прости, Ю, я не люблю тебя... Но я постараюсь сохранить нашу дружбу!
   - Привет, Ю. Прекрасное утро... Но ты еще красивее!
  
  Девчонка поперхнулась заготовленной фразой, пару раз прокашлялась и подозрительно уставилась на меня. Уж не знаю, каким она меня ожидала увидеть - страдающего от чувства вины или растекшегося от любовной неги, что она там готовила - серьезный разговор или тысячу и одну издевку, следует признать - у нее ничего не вышло. Удивить - значит, победить. Тем более, чистую правду сказал. А ведь все вот это было вчера в твоих руках, дурачок... не жалеешь?..
  
   - Айдо... что с тобой?
   - Ничего. Просто отличное утро... и еще я рад тебя видеть!
  
  Девушка покраснела и помотала головой. Кажется, даже 'Кай!' тихо сказала. Чуть постояла, переминаясь с ноги на ногу, о чем-то задумавшись... И внезапно озорно улыбнулась и кивнула мне. Я улыбнулся в ответ. Все-таки... Сколько бы ни прошло времени, годы ли, десятилетия ли... Если у Шикамару не хватило его знаменитого ума понять, что тогда произошло и в деревне большинство населения считает меня нукенином на полном серьезе... Что бы ни случилось. Я никогда не пожалею о том, что тогда не прыгнул на печать Саске и не закончил эту историю еще до ее начала. Ведь тогда тебя бы убили... Ни за что не пожалею... особенно, если вспомнить о том, что от вселенской обиды я сообразил про действующие метки Хирайшина, только отмотав полпути до порта по лесам. Почаще вспоминай этот момент, дружок, помогает от излишнего пафоса и зазнайства.
  
   - Я тоже рада тебя видеть. И ты выглядишь просто ужасно!
   - Прости, всю ночь не спал, думал о том, о сем... Шучу. Печать я себе ставил. Не могу же я вдруг стать слабее тебя...
  
  Девушка настолько чисто и светло улыбнулась, что я немного опешил. Неужели это было настолько важно?
  
   - Ты, наконец, выполнил что обещал, Айдо! Теперь я, наконец-то, не бесполезная обуза. Тебе больше не придется меня все время спасать! И... Теперь все станет по-другому, вот увидишь!
   - Э-э-э... Ты не обуза... Но хорошо, будь по-твоему... - Нет, положительно, тот, кто ответит на вопрос 'О чем думают женщины', сможет объяснить и гораздо более простые проблемы жизни, вселенной и всего такого... ну вот ни фига не понял, какая между всем этим связь... - Но, Ю. Есть некоторые... м-м-м... особенности...
   - Ты о чем? - Резко посерьезнела.
   - Ты готова слушать? - Кивок. - Ну... Дело в том, что твои способности, данные тебе Орочимару, я вернуть не смог. За этим - только к нему. Уж слишком таланты к гендзюцу неестественны для твоей чакры Узумаки, хоть и на какую-то часть.
   - Я это знала... Гендзюцу получались у меня только с ПрОклятой печатью...
   - Знание техник у тебя осталось, использовать некоторые ты сможешь, только реже и хуже, чем раньше. А высокоуровневые гендзюцу, если они были, для тебя теперь закрыты. Так что флейта для тебя теперь - просто флейта. Прости...
  
  Таюя помрачнела.
  
   - Жаль... 'Муген Онса' была эффективной... И по-настоящему мне нравилась...
   - И еще... твой клановый талант к тебе тоже не вернулся, слишком уж чакросистема изменена... Поэтому печатями ты по-прежнему можешь только пользоваться, рисовать по шаблону и немного ощущать работающие...
  
  Она помрачнела еще больше.
  
   - Тогда... Что же у меня осталось?..
   - О! В этом все и дело! Я долго копался в воспоминаниях клона... - Девчонка резко покраснела и отвернулась. - Нет-нет, никаких тайн и прочего я не выпытывал, клянусь! Исключительно по делу! Так вот, Ю... Это будет моим самым первым подарком тебе на мой собственный день рождения! Попробуй, работает так же, как ты активировала Метку.
  
  Девушка сосредоточилась, напружинилась, прикрыла глаза и даже сложила 'концентрацию' для уверенности. Несколько секунд простояла недвижимо - и за ее спиной развернулось полотнище свечения, мгновенно перекинувшееся на нее саму. Вот она полностью окутана бело-золотым сиянием, которое быстро уплотнилось, темнея, и прилегло ближе к телу. А из-за спины из свечения вынырнули сначала полупрозрачные, но быстро уплотнившиеся до, казалось, полной материальности, орлиные крылья, белоснежные у основания и с чередующимися белыми и красными перьями на кончиках.
  
  Таюя открыла глаза, осмотрела себя, полностью, от шею до ступней, прикрытую тусклой темно-медной плотной аурой, создававшей впечатление, что девушка упакована в мерцающее и временами плывущее подобие латной брони. С удивлением, переходящим в радость, покосилась на крылья за спиной, чуть шевельнула ими, проверяя... Крылья хлопнули и улыбающаяся Таюя приподнялась на полметра над землей, да так и осталась, чуть покачиваясь в такт легким взмахам.
  
  Радостно осклабился - таки получилось, ай да я, ай да биджев сын! Хм... не только ведь я. Ну да Орочимару до моей похвалы, как... - и прокомментировал:
  
   - 'Благословенная Стигма Узумаки. Первый уровень: Ангел'. При активации произносить не обязательно... но очень желательно - чтоб боялись!
   - Айдо... а вот это вот что? - Девушка легким движением обмахнула себя в темной меди. - Необычно... И никогда такого не видела. И что такое 'Ангел?' Опять 'язык Призыва'?
   - Хм... - Я немного смутился. Вот как вот ей сейчас объяснять иерархию девяти ангельских чинов, вкупе с концепцией монотеизма и пересказом Книги Бытия? Тебе, Айдо, снова похохотать захотелось, и снова через свой длинный язык в неприятности влип... - Были кое-где такие вот существа. На тебя похожие... да неважно, лучше про остальное послушай! Это одна из моих очередных гениальных идей! Я посчитал, что аура из чакры для тебя - слишком расточительно, даже с учетом моих дополнений, все-таки чакрорезерв не бесконечен. Так что это просто уплотненные и закольцованные потоки чакры. К сожалению, работает только у тебя, потому что... есть кое-что, что может контролировать всю эту структуру. Человеческим мозгам не по силам и фуин не нарисовать, потому что потоки ведь не статичны, а постоянно двигаются и меняются... Я только общие наброски сделал и принципы накидал... А зачем? Лети сюда, раз уж крылья есть, покажу. Так оно нагляднее получится.
  
  Ю улыбнулась и подпорхнула ко мне. В принципе, шевелить этими штуками совершенно необязательно, все равно никакого практического значения они не несут. Летаем на чакре, а крылья тут по большому счету в качестве антенн... Но видимо, это намертво въевшаяся в мозг ассоциация: 'Машем - летим'. Да и с шевелящимися крыльями - эстетичнее, что ли...
  
  Вообще, я думаю, полет - это прорыв. Летающих шиноби я до сей поры не видел... Да и не слышал никогда, так что, если кто скажет, что я неправ насчет принципов - пусть идут и открывают свои способы преодоления земного притяжения. Обидеть художника может каждый, материально помочь - никто!
  
   - Ю, то, что вокруг тебя - это защита. И защита довольно неплохая, как мне кажется.
   - Ты сам не знаешь? Тогда, наверное, стоит проверить? - Девушка начала оглядываться по сторонам.
   - За этим и позвал. Практика - критерий истины. Разенган! - В моей отставленной в сторону руке закрутился спиральный шар, который я и влепил без замаха прямо в бок парящей рядом Таюе.
   - Айдо! Ты опять?! Прекращай свои хреновы шуточки! Еще и заболтал, долбаный зануда! А если бы ты не промахнулся, что бы тогда?!. - Мда, раз отлетевшая (заметим, абсолютно самостоятельно, не от техники. Но, конечно же, поругаться важнее, чем обращать внимание на такие мелкие детали. Женщины...) девушка перешла на 'доостровной' лексикон, значит, сильно разозлилась... Ну и чего нервничать, защита плавает в сантиметре от тела, пойди что не так, всегда успел бы развеять шарик, даже Наруто во время тренировок и то быстрее бил. Да и предупредил вроде...
   - Ладно, извини, не злись. Лучше на результат посмотри.
  
  Сердито хмурящаяся девушка невольно опустила взгляд вслед за моим указующим кивком и некоторое время внимательно рассматривала полуметровую дыру, от подмышки до бедра, в плотном энергетическом коконе, сквозь которую была видна пара только что полученных потертостей на ткани платья. Отверстие быстро затягивалось золотистым туманом, уплотнявшимся до полной неотличимости от остальной ауры. А вот сами... м-м-м... 'доспехи' стали заметно светлее. Хм... Думаю, хватит на десяток таких ударов, разенган это все же не перышком пощекотать. И последняя пара-тройка пройдет, только ослабленной. Неидеально... Но тут - только тренироваться, чтобы чакросеть могла выдержать больше энергии единовременно. Есть куда стремится!
  
   - Ты не промахнулся... А она не пропустила твою сильнейшую атаку... - Зачарованно пробормотала девушка.
   - Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать! Да и насчет 'сильнейшей атаки' - не недооценивай меня! - Хохотнул, но, споткнувшись об опасный прищур, примирительно поднял руки. - Все-все. Больше не буду, да и нечего больше так испытывать. Как видишь, защита восстанавливается сама из твоего резерва. Мне пришлось усилить твою чакру природной энергией с помощью печати, иначе ничего путного не получалось, но за счет того, что у тебя крайне мал...хм... не очень большой объем создаваемой чакры, пришлось натыкать кучу ограничителей на количество набираемой и смешиваемой энергии. По сути, ты сейчас в режиме Мудреца, Ю. - Улыбнулся, - Пусть ты не готова для него полностью - резерв мал и контроль слаб, но я, Орочимару и одно милое... хм... существо справились с этим, дальше - все в твоих руках. Раскачивай резерв, улучшай контроль. Так как вот это - твоя собственная чакра, ты сама сможешь придумывать для нее техники... Мне надо было только пробить потолок...
   - Режим Мудреца... - Тихо проговорила девушка. - Получается, я Отшельник? Сеннин? А чей? Ленивцев?..
   - Контракта ты с ними не заключала, хоть Нама и обещал что-нибудь придумать... А насчет того, чей ты сеннин... Получается что - мой! Если тебя это не беспокоит, конечно...
   - Айдо, ты... ты... Самый лучший!..
  
  'Доспехи' на ощупь оказались твердыми и гладкими, но совсем чуть-чуть проминались внутрь. Если бы не это, счастливая девчонка раздавила бы мне нос о свою грудь. Да и вообще, когда тебе на шею бросается девушка, забывшая, что она парит в полуметре над землей - ощущения непередаваемые...
  
   - Ю, у меня сейчас череп треснет... Когда я придумывал эту броню, на обнимашки не рассчитывал...
   - Ой, прости... - Смутилась, выпустила меня из объятий и отпорхнула. Опустила взгляд на свои руки. - Айдо... Ты не подумай, мне очень нравится. Спасибо... Но... здесь для атаки ничего нет? Ну, пока я не улучшу контроль, как ты говоришь?
   - Есть, как не быть. Не в этой технике правда... - Потер едва не расплющенное ухо. - Спускайся, хватит баловаться.
  
  Девушка хихикнула и мягко спрыгнула на землю. Отпущенные на свободу потоки развеялись вокруг, чуть колыхнув траву, а крылья сложились за ее спиной и медленно растворились в воздухе. 'Эффектно' - машинально отметил, шаря в траве. - 'Ну немудрено, энергия ж... Да куда она запропастилась! Ага, нашел...'
  
   - Это мой второй подарок на день рождения. Вот держи. - Протянул ей поднятую с земли нагинату.
   - Та самая, что мы достали из того здорового ленивца? - Во как. 'Мы достали', ишь ты...
   - Да. Я тут немного ее улучшил печатями, смотри, вот тут и тут. А вот эта фуин работает только в сочетании с 'Ангелом', не направляй ее на живых людей, которых не хочешь превратить в беспорядочное облачко пара. Ну, не буду лишать тебя радости открытий... Управлять фуин ты сможешь сама. Ты правша или левша?
   - Айдо... Мы два года с тобой живем вмес... рядом, и ты до сих пор не обратил внимания на такие простые вещи? Я держу палочки для еды правой рукой. Слушай, а ты еще помнишь, как меня зовут? - Ехидно захихикала.
   - Конечно, помню. 'Ю-чан', воплощение доброты, заботы и нежности!
  
  Определенно, в последнее время общению недоставало определенной легкости. Нам обоим недоставало. Все проблемы и заботы отошли куда-то вдаль и мне было просто приятно находиться рядом с этой девчонкой... И периодически подкалывать ее, куда ж без этого. А самое приятное - что она отвечала мне тем же.
  
  Вот и сейчас - дождавшись, пока я перетащу с бумажки на ее правые ладонь и запястье запечатывающий фуин и Чакра но Ито, пару раз запечатав и достав оружие, хитро посмотрела на меня.
  
   - Айдо... Ты же понимаешь, новое оружие надо освоить... Как насчет небольшого спарринга?
   - Э-э-э... Ю, понимаешь... Я пока что немного не в форме. Но! У меня есть идея получше! Давай сбежим!
   - Чт-то?.. Но... как же...
   - Не бойся, давай! Думаю, освоение новых техник и боя с оружием лучше начинать с целей полегче, а у меня есть на примете один домик на отшибе, который притягивает разных бандюков как магнитом.
   - А-а-а... Ты об этом... Конечно, я согласна! - Улыбнулась девушка.
   - Тогда давай руку и...
   - Так-так... Вот они где! Собрались на какое-то приключение, и без меня?! И вообще, пап, ты почему дома не ночевал? Думал, я не замечу?!
   - Йоко... - Я тяжело вздохнул и обернулся. - Как ты все время умудряешься подкрасться незаметно? О твоем поведении мы еще поговорим... И вообще, я только день как выздоровел, каково мне будет тащить тебя Хирайшином? Ты же очень... объемная. Подумай о здоровье родного отца...
   - Это я толстая?! Как не стыдно, говорить такое собственному ребенку! И вообще, до порта не так уж далеко, а на доме у тебя все равно меток нет, я помню! Так что ничего не знаю, но без меня я вас никуда не отпущу!
   - Вот вынудишь меня однажды, запрусь в подвале и не выйду до тех пор, пока не придумаю ремень, которым можно выпороть чакру... - Тихо вздохнул я, глядя в радостно улыбающееся круглое личико. - Ладно, что уж теперь... Берись за руку и держись крепче, а то...
   - Айдо! Ф-фух еле тебя нашел! Ю-чан, привет. Йоко, здравствуй, ты рано вчера ушла, хорошо добралась? Айдо, дома тебя нет, никто не знает, где ты и я сразу пошел сюда. Я слышал, что ты наконец выздоровел и сразу на прогулку собрался! То есть ты, наконец, можешь исполнять свои обязанности главы. Командир шиноби, которых мы наняли для охраны, уже несколько раз спрашивал о тебе, с ним нужно срочно поговорить. И не мог бы ты взять с собой и меня, нужно проинспектировать лавку?
   - Шин... И тебе привет...
  
  Я едва сдержал стон. Моей свободы хватило лишь на десять часов, а потом сразу... Это, конечно, не скот пасти... Но и в работе таксиста приятного мало!
  
   - Шин, а нельзя это как-нибудь отложить?
   - Ты что, конечно, нет! Если ты не забыл, у нас завтра праздник, а потом сразу такая куча дел, что аж подумать страшно. Нужно будет решить вопрос с транспортом, а еще с уборкой отходов, а еще..
   - Стоп! Я так понимаю, что от вас мне теперь не отделаться?
  
  Три синхронных кивка и три счастливые улыбки окончательно разбили все мои надежды и мечты. Я тихо вздохнул, пугливо оглянулся по сторонам... трава волновалась под тихим ветерком, больше никто не полз и не подкрадывался... быстро ухватился за протянутые руки и мгновенно провалился в спасительную пустоту. Что же я забыл? Ах, да... Хирайшин!
  
  Глава 35.
  
   - Здравствуйте. Хиро-сан, верно? Мне передали, что вы хотели видеть владельца предприятия, которое охраняете. Это я. Меня зовут... м-м... Айдо. У вас появились какие-то вопросы? Может быть, не устраивает размер оплаты?
   - Нет-нет, Айдо-к... -сан. - Мужчина явственно запнулся. - Оплата более чем щедрая, благодарю. Я бы даже сказал, что слишком щедрая для той деятельности, которой мы заняты... Но кто я такой, чтобы отказываться, когда деньги дают просто так?
  
  Мужчина откинулся на спинку кресла и усмехнулся, оценивающе рассматривая меня умным взглядом. Я незаметно поежился, благодаря проснувшуюся во мне предусмотрительность и, чуть наклонив голову, чтобы желтая челка не закрывала глаза, в свою очередь внимательно оглядел собеседника.
  
  Несомненно, шиноби, потому что коллег по ремеслу обычно видно с первого взгляда, если они, конечно, не профессионалы маскировки. На первый взгляд - тридцать-тридцать пять лет, Телосложение среднее, я бы даже сказал - худощавое, рядом с тем же Шином довольно бледно смотрится. Обычное, среднестатистическое лицо, короткая прическа, сетчатая рубашка, серая куртка и серые же штаны. На ремне пара обычных подсумков для всякой шинобьей мелочи. В общем на первый взгляд - этот человек мне нравится! Хотя бы тем, что, подобно большинству нашего брата, не ударяется во всякие эксперименты со своей внешностью и одеждой. Я и сам... кхм... грешен, все никак не соберусь шевелюру свою состричь, но некоторые уж вообще берега теряют... Вспомнив фиолетовую веревку, завязанную за спиной кокетливым двухпетельным бантиком, сильно смахивающим на крылья феечки, покосился на Таюю, по возникшему у нее в последнее время обыкновению подпирающую дверной косяк за спиной нашего охранника, и чуть улыбнулся.
  
  Тем временем Хиро закончил осмотр и, видимо, придя к каким-то выводам, продолжил:
  
   - Я просто хотел познакомиться со столь щедрым человеком. Работодателя нужно знать в лицо, вы согласны, Айдо-сан? - На этот раз он уже не запинался. - Ну и, пользуясь случаем, хотел бы обсудить один вопрос. Я заметил, что вы привозите рыбу на продажу на довольно больших кораблях. Дело в том, что на море сейчас небезопасно и мы не раз предлагали помощь в сопровождении кораблей до пункта назначения, за дополнительную плату, конечно. Но ваши... сотрудники постоянно отказываются. Конечно, это довольно малоинтересный вопрос...
  
  Я внимательно слушал. Нет, понятно, что начал он издалека и ведет беседу к одному ему известному итогу. Но все же, что ему нужно? Он вряд ли шпион - ребята этой нелегкой профессии стараются делать свои дела тихо, как минимум тихо забраться в трюм, чтобы выяснить пункт назначения и не набиваются на встречу с 'самым главным'. Есть вариант, что он пришел за моей головой... Но есть одно препятствие. С некоторых пор меня не убить одним мгновенным и неожиданным ударом, нанеси его хоть Каге (ну я так думаю, ставить такие опыты - не совсем дурак, слава Ками). Наверное, только биджудама и справится. Ну или что-то, сравнимое по мощности. А я пока еще не успел насолить никому настолько, чтобы отправлять за мной шиноби А-ранга. Разве Рассвету, но, насколько я знаю, несколько месяце в работать в охране оптового рыбного склада-магазина ради банальной мести - не в их стиле. Так что дергаться пока причин нет, посидим и послушаем, к чему приведет этот разговор...
  
  Идиллию спокойной болтовни ни о чем (пока ни о чем) нарушила Йоко, без особого напряжения примостившаяся на подлокотнике моего кресла. Хорошо, что оно широким было, нормально разместились, тесниться не пришлось. А то представляю себе эту картину. Цирк, да и только... Ну не гонять же ее при чужих? Пусть уж будет как есть.
  
   - Хиро-сан... Зачем вы обманываете? Вам очень, просто жутко интересно. А еще вы чего-то боитесь... И на что-то сильно надеетесь. Не нужно говорить неправду, мы вам не враги...
  
  Шиноби, посмотревший на подавшую голос двенадцатилетнюю девочку, перевел пораженный взгляд на меня. Я вопросительно поднял бровь. Да, не зря я напряг каналы аж до струнного звона, волоча ее сюда. Молодец, Йоко, с меня данго!
  
  Хиро откинулся на спинку кресла, не сводя с меня взгляд, и едва слышно пробормотал:
  
   - Вот как... Сенсор-эмпат, значит... Гораздо лучше, чем я думал... Что ж, тогда, действительно, стоит обойтись без вступлений... Айдо-сан, - сказал в полный голос, твердо глядя мне в глаза. - мы хотим присоединиться к вам.
   - Чт-то?..
  
  Мужчина чуть улыбнулся.
  
   - Видимо, я не зря хотел начать издалека. Ну что ж, наверное, для начала, нужно рассказать вам нашу историю...
  
  Клан Кайсоку обитал на границе Страны Огня и Страны Ветра со времен окончания Сингоку Дзидай. В силу кланового таланта, со временем ставшего чертой характера, они никогда не были особенно привязаны к одному месту, все годы клановых войн кочуя подальше от основных полей сражений. Кайсоку никогда не были слишком многочисленными, в первую очередь потому, что старики считали евгенические программы по скрещиванию родственников между собой жуткой ересью и дорогой в один конец, несмотря на чакру. А подходящие партнеры для сохранения способности вне клана находились чрезвычайно редко, иной раз спутника или спутницу жизни приходилось искать десятилетиями, да и не всегда генетическая совместимость означала общность духовную... Но к таким случаям семья относилась с пониманием, настаивая только на отсутствии детей на стороне. Члены клана иной раз поскрипывали зубами... Но, оглядываясь по сторонам и видя порядки у Учих, Хъюга или Сабаку, обреченно выдыхали, возносили богам благодарность за махровый либерализм своих обычаев и продолжали жить дальше.
  
  Когда войны кланов окончились созданием Великих Стран и коноховские эмиссары предложили им, как и многим другим, создать первую в мире Деревню Шиноби и переселиться туда, Кайсоку поблагодарили за приглашение, ознакомились со списком переселяющихся в будущую Коноху и... отказались, сославшись на слишком въевшуюся в душу кочевую жизнь, отговорив себе за дружбу и лояльность к Конохагакуре возможность жить на ее территории - пустыня все же не место для белого человека. Сенджу пожали плечами, Учихи подозрительно крутанули Шаринган в глазах и с этим удалились.
  
  В Мире Шиноби создавались прочие Великие Деревни, семью периодически звали в них, но Кайсоку оставались верны однажды явленному уважению и единожды данному слову. Эмиссары других деревень уходили ни с чем. Молодое поколение клана проходило подготовку в Академии Шиноби Конохи, никогда не отказывали в поддержке союзнику, иные честолюбивые уходили на службу деревне и дорастали, бывало, до джонинов... Но убеждения, прошедшие проверку временем, и правильное воспитание оказались сильнее глобализации - все дети рождались в клане, в небольшой деревеньке, затерявшейся на степных просторах границы Леса и Песка...
  
   - Мы никогда не стремились к бесконтрольному размножению. Именно из-за этого каждый член клана был для нас очень ценен. На заре зарождения - как носитель генома, а потом, со временем - как личность, как наш друг, брат... Именно поэтому потеря целых шестерых во время нападения Девятихвостого на Коноху оказалась для нас настоящим шоком. Мы собрали всех в нашей деревне и приняли решение, что пару-тройку лет мы поживем все вместе. Тогда война была вполне возможна, Лист был сильно ослаблен. Мы бы, конечно, поддержали союзника, но за помощью никто не пришел. Пришли за нашими жизнями...
  
  Мужчина запнулся и помрачнел. Помолчал несколько секунд и продолжил:
  
   - Семь лет назад... Пришел он. Он был уважаемым человеком в Скрытом Листе, дружил с тремя Саннинами... без ведома руководства деревни это произойти никак не могло. Он убил всех, кого только смог. Шиноби с геномом; тех, у кого его не было; двух стариков, которые уже забыли, когда пользовались чакрой; тех, у кого чакры не было вовсе... Он убил всех... Мы ничего не смогли ему сделать... собрал все тела, даже их части, соскоблил даже кровь с земли... И исчез... Я как раз должен был отвести в Конохскую Академию детей... Первый раз за семь лет, когда мы решили это сделать... Мы ушли уже на десять километров... Для меня это были мгновения... Но я не мог бросить их... Поэтому мы пришли только на пепелище... С тех пор мы бродим по Хи но Куни, не приближаясь к Листу, благо страна большая. В другие страны нам путь заказан. Чужаков не любят, а мы известны в качестве союзников Конохи. Нас слишком мало, чтобы быстро создать полноценный клан, так что нас ожидает судьба подопытных кроликов и генетических резервуаров. Я не хочу такого своим детям...
  
  Мужчина замолчал и в комнате на минуту воцарилась тишина. Каждый переваривал только что услышанное.
  
   - Вот так мы оказались здесь и нанялись к вам. Сначала мы просто выполняли свою работу, но потом... Уклончивые ответы на вопрос о месте жительства, упорное нежелание соглашаться на сопровождение кораблей в море, отказ в найме на работу шиноби из Деревень, хотя были желающие, и гораздо дешевле,чем предложили нам... Сначала я решил, что вы - какая-то организация нукенинов, но ваши люди не поддерживали никаких контактов с преступным миром, не занимались ничем противозаконным. Они просто продавали рыбу и улыбались, когда я выкидывал из конторы очередного сборщика дани. В администрации считают вас купцами из Кири, портовые отморозки думают, что вы из Конохи, а мне кажется, что вы - такая же деревня одного клана, только сделавшая правильные выводы, до которых не додумались в свое время мы... Вы достаточно сильные, чтобы не бояться, и достаточно умные, чтобы не тешить свое честолюбие, подгребая под себя все, до чего можно дотянуться. Мы нужны друг другу. Наш клан никогда не нарушал однажды данного слова... Если не нарушали данное нам.
  
  Я неподвижно сидел в кресле, машинально придерживая вцепившуюся мне в плечо Йоко. Ухо внезапно обдал шепот:
  
   - Папа, давай их возьмем! Хиро не обманывает, я чувствую! Он очень сильно беспокоится и ему больно! Они столько пережили, и от Кьюби натерпелись. Я хочу исправить то, что он... Все же я немного тоже... - Неловко замолчала, не в силах подобрать слов.
   - Кхм... Хиро-сан, так что же у вас за геном? Вы так и не сказали.
   - Джинтон.
   - Джинтон? 'Высвобождение скорости?' А такое бывает? Никогда не слышал... - Не на шутку удивился я. Мужчина чуть улыбнулся и встал.
   - Смотри... те. - Последний слог прозвучал из противоположного конца помещения. Только что он стоял напротив и тут же - совсем в другом месте. Ну ни фига ж себе! Я даже заметить ничего не успел.
   - Хиро-сан... А можно еще раз? - Шиноби чуть скосился на пробившееся из-под моей рубашки зеленое свечение сразу трех кандзи 'скорость', кивнул... и вновь оказался рядом с креслом.
  
  Ух ты! На этот раз я успел заметить смазанную тень, мгновенно пересекшую комнату по прямой. И это аж под тремя символами! Неплохо, неплохо... У меня, конечно, есть еще 'Скорость света'... но и он тоже вряд ли показал все, на что способен. Черт, неужели это удача? Наконец-то в нашей помеси детского сада с дурдомом появится хоть один адекватный шиноби? Да и по моральным принципам он подходит, в своем рассказе он не врал, Йоко подтвердила. Но вот только... 'Если у вас паранойя, это еще не значит, что за вами не следят!' Сидел бы в моей песочнице я один, да даже с Йоко - вопрос бы не стоял. Я бы уж как-нибудь перетерпел, а она быстро устроит неправильно себя поведшим похохотать. Но... В случае, если Хиро захочет что-нибудь устроить, да банально власть сменить, из самых лучших побуждений даже - что смогут ему противопоставить мои одиннадцать недогенинов - членов кружка чистописания? Тот же Шин? Не могу же я сидеть на острове безвылазно... Я хочу доверять ему... но вот никак не получается.
  
  Поднял взгляд поверх вновь севшего и ожидающе смотрящего на меня шиноби и невидяще уставился в пустоту. Мда. Прям загадка про волка, козла и капусту. И во всех вариантах, что мне известны, чья-то судьба - быть съеденным...
  
  Глаза вдруг остановились на Таюе, о чем-то напряженно размышлявшей. Она кивнула сама себе, поймала мой взгляд, подняла руку... и легонько похлопала себя по шее. Секунду я удивленно смотрел на нее, а потом мозг озарила яркая вспышка. А ведь это выход! И волки сыты, и овцы целы... И как будто я сам глаз не спускаю! Конечно, не очень этично... Но во другому не выходит! Либо они доверяют мне, у нас появляются гарантии и я доверяю им... либо никак.
  
   - Хиро-сан, насколько я понял, вы не один?
   - Да, со мной дети, пятеро. Старшему - пятнадцать, младшей - тринадцать. Все с геномом и умеют им пользоваться. Я все это время тренировки не забрасывал...
   - А кроме генома, что-нибудь можете?
  Обычная академическая подготовка. Тай - для общего развития, пара техник...
   - Это хорошо... Хорошо, что они у вас уже в сознательном возрасте. Позовите их, пожалуйста, мне нужно сказать кое-что вам всем.
  
  Мужчина поднялся, взглядом спросил разрешения, дождался моего кивка... и будто бы покрылся полупрозрачной рябью, в следующую секунду снова стоя на прежнем месте как ни в чем не бывало. Таюя подозрительно покосилась на взметнувшиеся от легкого ветерка пряди своих коричневых волос. Когда она применяла Хенге, очень странно на меня смотрела... Эх, жалко, символы уже отменил, сейчас он ускорился куда как побольше...
  
  В косяк открытой двери постучали, Таюя отодвинулась и в комнату один за другим зашли пятеро подростков - три мальчика и две девчонки. Они были одеты так же, как и их старший товарищ, сетчатые рубашки и остальное в серых тонах. Вообще, они были почти что копией своего наставника, не теряя, впрочем, индивидуальности. Разрез глаз, очертания лица, стрижки... Разве что у самой младшей вместо короткой желтой, черной и синей - шевелюры у парней, или светло-фиолетового (о как. Красный цвет утерял лидерство по абсурдности и невозможности) каре чуть ниже ушей, как у старшей пятнадцатилетней девчонки, волосы спускались до лопаток. Она тут же прикипела глазами к Йоко и девчонки начали мериться настороженными взглядами исподтишка.
  
  Они выстроились в ряд посреди комнаты. Хиро подошел и встал рядом, по пути аккуратно щелкнув по макушке младшую. Она вздрогнула и уставилась в пол.
  
   - Позвольте представить, Айдо-сан. Исами, - самый старший с синими волосами, - Акане, - старшая девушка, - Макото и Мамору, - блондин и брюнет, чуть младше первых, - и, конечно же, Акеми. Фамилия у всех нас одна. Вас они знают. Слушаем вас, что вы решили?
   - Кхм... Итак. Я пригласил вас для того, чтобы кое-что спросить. Ваш наставник, наверное, рассказывал вам о своих планах, - Исами и Акане кивнули, - и, должен сказать, что во многом он прав. Но есть препятствие... - Хиро напрягся. - Дело в том, что все, живущие с нами, получили... м-м-м... метку верности. Лично мне. Ю, Шин, покажите, пожалуйста.
  
  Советник, всю беседу молча простоявший у стены, закатал правый рукав, предъявив метку, а Таюя повернулась спиной, оттянув воротник так, чтобы стали видны нарисованные крылья. Клановцы завертели головами от одного к другой.
  
  Установившуюся было тишину нарушил голос девчонки, представленной как Акеми. Она завороженно уставилась на 'Благословенную Стигму'... гм-гм... глуповато как-то звучит все же... и протянула:
  
   - Хиро-то-сан, можно мне такие же крылышки?...
  
  Мужчина, первым закончивший внимательно рассматривать спину и шею Таюи, и удостоив Шина только одним взглядом (в душе что-то скрежетнуло. Неожиданно), кивнул на Йоко:
  
   - Кхм... А как же она?
   - О, ей не нужно, она моя дочь.
  
  Кажется, я начал понимать эту хитрюгу. Сам при взгляде на вскинутые брови мужчины, непонимающе наклонивших головы младших и густо покрасневшую Акане не смог сдержать мимолетную улыбку.
  
   - Так вот. - Вернул обратно серьезное лицо. - Эта печать означает, что получивши ее не сможет хоть как-то навредить мне, словом ли, делом ли. - Ну, преувеличил немного... Но ведь ложь-то во спасение! - А если, не дай Ками, такое все же произойдет, то у нее найдутся... хм... способы это пресечь и сообщить мне.
   - А по каким критериям она будет определять вред? Как ты этого добьешься? - Хиро явно нахмурился. Ну что ж, я на его месте тоже бы впал в сильную задумчивость. Кто его знает, этого рыже... ой, то есть сейчас просто блондина, что он там собирается вешать на меня и моих? По описанию - бред. Никакие печати такого не умеют. И я с ним полностью согласен. Только это не совсем печать. Главное - внутри.
   - Основное правило нашего общежития - 'Живи, дай жить другим и вноси вклад в общее дело', как видишь, ничего сложного. Нюансы есть везде, но они просты и незамысловаты, узнаешь на месте, если согласишься. А насчет 'определять'... Представь, что за тобой наблюдаю я лично... Поэтому я и говорю вам все это сейчас. Если вы согласитесь - будете знать, на что шли. Не согласитесь - ничего лишнего не узнаете и мы даже сможем вместе работать как раньше, буде останется на то ваше желание. Решайте.
  
  Хиро повернулся с детям и пару минут они смотрели друг на друга. Потом один за другим молча кивнули. Он повернулся ко мне.
  
   - Мы согласны. Даем тебе слово, что никак и ничем не навредим ни тебе, ни твоим... спутникам. Можешь ставить печать, если это так необходимо.
   - Хорошо. В свою очередь, я обещаю, что, если вы не нарушите свое слово, в скором времени вы напрочь забудете о существовании метки. А сейчас... - Я широко улыбнулся и скинул Хенге. - Добро пожаловать в Узушио, деревню клана Узумаки. Глава клана, Узумаки Айдо, рад приветствовать вас!
  
  Наклонил голову в легком поклоне. В наступившей сразу после этого тишине отчетливо прозвучал голос до сих пор стоявшего каменным изваянием Исами. И голос этот произнес слово, которое, как мне показалось, выразило мысли всех новеньких. И слово это было: 'Вот это мы попали...'.
  
  Хмыкнул, решительно подошел к ним и поднял руки. Стоит поторопиться. А то ведь передумают еще...
  
  Глава 36
  
  Раз-два, раз-два, раз-два... За такой жизнью я, оказывается, уже успел позабыть, что бегать верхним путем - это очень весело. Сапоги совершенно не мешали, что не может не радовать - не пристало серьезному и уважающему себя шиноби с голыми ногами щеголять.
  
  Ю не стала дожидаться, пока я закончу ставить метки, усовершенствованные клонами, нашим новеньким, рванула к 'полям Великой Охоты' сама. Я, конечно, ее немного понимаю, со стороны на мою работу смотреть скучно. Стоит парень, упирается в спину руками очередной жертве. Минуту стоит... десять... двадцать... А ты попробуй привязать метку к чакросети, да так, чтобы ничего не нарушить, да еще и клона внутрь посади, что в первый раз по чистой случайности прошло... В общем, без Орочимару даже не знаю, что бы делал.... Да и сейчас моей поделке до него как до луны, ну хоть следить можно будет. Надо позже порисовать, посчитать...
  
  Можно было бы, конечно, прыгнуть Хирайшином, благо, кунай с меткой я успел ей всучить, и она его даже на пояс прицепила. Но вдруг захотелось немного побыть одному и посмотреть на что-нибудь еще, помимо деревни. Поэтому оставил Йоко знакомится с новенькими и придумывать ответы на попытки Акеми выведать секреты содержания в порядке таких длинных волос и рванул пешком.
  
  Последние десять минут уже начал об этом жалеть. Ну и что тут, кроме деревьев, есть? Только и плюсов, что можно не спеша приоткрыть Печать Отшельника. Нет, конечно, не ради бандитов, хоть я, хоть Таюя их бы одной рукой порешили, не просыпаясь, но... Мало ли что при испытаниях произойдет? Как-то неспокойно мне...
  
   - Здравствуй, Комура Айдо! Мы, наконец, наши тебя! По непонятной причине, это оказалось очень трудно.
  
  Я мгновенно остановился и закрутил в руке Разеншотен. Хватит уже миндальничать.
  
   - Может, он просто хорошо прячется?
   - Нет. Сейчас ведь нашли. Здесь есть какая-то загадка.
  
  Два голоса, высокий и низкий, переговаривались друг с другом, совершенно не обращая внимания на тихий гул техники в моей руке.
  
   - Эй, вы! Выходите! - Ну да, ' и примите заслуженную смерть!' Кажется, я тоже становлюсь настоящим шиноби...
  
  В паре десятков метров от меня из дерева всплыли, иначе и не скажешь, два зеленых зубастых листа, между которых торчала черно-белая голова. Как ни хотелось бы думать, что это просто такой имидж, все, от глаз, формы лица... лиц, до диалога с самим собой буквально кричало, что передо мной два существа, объединенное в одно лишь короткими зелеными же волосами. И это было единственное общее у них... Во тля! Да это будет покруче, чем человек-треска! И, кажется, я догадываюсь, откуда вы такие красивые взялись.... Вон из дерева кусок плаща торчит и кусочек облака выглядывает. Красного...
  
   - Комура Айдо. Я искал тебя дольше, чем планировал, потеряно время, а Лидер ценит его. Поэтому я предлагаю тебе присоединиться к нам, Акацки. Ты нукенин Конохи, а Скрытые Деревни тянут мир назад. Пришло время это изменить.
  Он не согласится, точно тебе говорю!
   - Присоединиться к вашему сборищу мутантов, охотящихся на биджу? А ваш Лидер - это садомазохист с фиолетовыми глазами, который тащится от боли? - Хохотнул я. - Нет, спасибо. Я слишком симпатичный для вашей компании! Опять же, по моральным качествам не подхожу. Да и личные интересы у меня есть. Мне не очень повезло с семьей, знаешь ли... Так что вынужден отказаться.
   - Вот видишь, я же говорил! - Белая половина даже обрадовалась от того, что оказалась права.
   - Жаль, ты не согласился сразу. Ну что ж, с тобой будут разговаривать другие. А пока, чтобы проще было тебя найти и убить...
  
  Дальше дослушивать я не стал. Огненный шар полетел прямо в черно-белую голову чуть напрягшихся собеседников, по пути окутавшись едва заметными искорками и развернулся пятнадцатиметровой сферой. Мда, ну что же за привычка - долбить такими техниками в упор... Спасибо режиму Мудреца, ожогов сейчас не заработал. А вот интересно, от моих визави остался хоть кусочек? Было бы занятно посмотреть на их внутреннее устройство...
  
   - Вот значит как? Ты их все сжег... А сейчас ветер от тебя, ничего не выйдет...
   - Он, сильный, я говорил тебе! На него будет интересно смотреть!
  
  Я резко обернулся и уставился на целую и невредимую голову, торчащую из дерева в некотором отдалении от ярко горящего лесного пожара.
  
   - Вы тоже бессмертные? Или просто быстрые? - Я скрестил пальцы и рядом появились два клона. - Ну что ж, в таком случае мне придется потратить чуть больше...
  
  Вдруг сквозь гул пылающих деревьев и мой собственный голос до ушей долетел далекий глухой грохот. Он звучал очень слабо и тут же стих... Но грохотало как раз в той стороне, где находился приснопамятный дом и куда ушла Таюя! Вот черт! В любой технике Ю просто нечему так грохотать. Ну, если это рассветовские штучки типа 'разделяй и побеждай'!.. Спалю на хрен дотла! Хирайшин!
  
  Оставшиеся на ветке клоны переглянулись, кивнули друг другу и бросились вперед на черно-белого, поторопившегося снова спрятаться в дереве. Пожар полыхнул еще в два раза сильнее, но всем участникам заварушки, в отличие от немногочисленных окрестных жителей, это было глубоко безразлично...
  
  Я выскочил из прыжка посреди поляны перед домом. В непосредственной близости никого похожего на Таюю не наблюдалось. Вот же... То ли кунай сорвали, то ли сама на рефлексе метнула.
  
  Мгновенно огляделся и на секунду застыл. Воистину, история подобна спирали, ничто не ново под луной, и если бывает нечто, о чем говорят: "смотри, вот это новое "; но это было уже в веках, бывших прежде нас...
  
  На моей груди переливались две 'скорости', давшие мне время поудивляться во время боя, от деревьев слева на меня быстро катился здоровый в три моих роста, шар, почему-то клановых цветов Акимичи, а я смотрел в глаза Шикамару, точно так же медленно расширяющиеся от удивления, как и мои... 'Вот же черт! Они ведь!..'
  
  Стремительно повернул голову вправо. Таюя, под первым уровнем Стигмы, парила на уровне окон второго этажа дома и как раз в этот момент поворачивала нагинату лезвием к нам, а на ее конце вращался шар ослепительного солнечного света. Вторая секунда техники... и успеет она гораздо раньше, чем до нее докатится этот шар, или доползут тени Шикамару, как раз сейчас скользящие в траве. Ну и что же делать?..
  
  Быстро присел, на всякий случай, раскинул руки в стороны... и бешеный колобок воткнулся в прозрачную преграду, а рядом с ним, казалось, прямо на воздух налипли длинные и тонкие тени. А я косил глазами вправо, где по такому же барьеру расплылось ярчайшее пятно неопределимой толщины, выкидывающее протуберанцы в разные стороны, вслушивался в звон собственной системы циркуляции чакры, заглушающей металлическое жужжание излучения и считал про себя. 'Раз... Два... Три... вот уже пора... Четыре... да сколько ж она чакры туда вкатала?!. Пять... об этом и говорил Нама... Шесть... интересно, испаряться - это больно?.. Се...' Пятно, наконец, погасло, и я с облегчением уронил стенки. За это время крутящийся шар успел превратиться в Чоджи нечеловеческих размеров, впрочем, тут же начавшего уменьшаться, а Нара отпустил свои тени.
  
  - Э-э-э... Комура?..
   - Так, народ, успокойтесь! Мы друг другу не враги!..
  
  Таюя, как раз успевшая рассмотреть, кого именно она пыталась поджарить и начавшая было пугаться, спикировала ко мне на почти прозрачных крыльях, разметав полы платья без следа 'доспехов'. Мда, не стоит ее злить, ни перед чем не остановится...
  
   - Айдо, тупая твоя башка! Ты что делаешь?! Именно этот урод пытался меня убить!..
   - Ну, справедливости ради, убить его тогда пыталась именно ты. Так что, Ю, успокойся, пожалуйста...
   - 'Ю'?!. - Обычно флегматичный Шика банально зафыркал, как конь на водопое.
  
  Таюя зло прищурилась, снова вскинула нагинату, но вдруг пошатнулась. Я едва успел ее подхватить. Из-за недалеких деревьев раздался вскрик, и на поляну неверным шагом вывалилась длинноволосая блондинка, прижимающая к лицу ладони, из-под которых тянулись три глубоких кровоточащих борозды. Шикамару и Чоджи обернулись на звук и бросились к раненой девушке.
  
   - Ино, ты в порядке?! Что случилось?
  
  'Ино... Яманака. Клан Яманака, единственные известные мне менталисты, а не просто запудриватели мозгов, как Учихи. Значит, она попыталась... Молодец, орленок, не подвел!' Я самодовольно ухмыльнулся, а девушка тем временем подтвердила мои мысли:
  
   - Я... я хотела применить Шинтеншин... Но... там... Оно набросилось на меня и ранило... Мое лицо!.. - Из-за ладоней голос звучал глухо, но слезы вполне можно было различить.
  
  Я погладил выровнявшуюся Ю по плечу, прижал палец к губам, не нервничай, мол, и отправился к оппонентам, окружившим своего партнера по команде.
  
  При моем приближении Чоджи было обернулся и напружинился, но Шика успокаивающе кивнул, не переставая, впрочем, подозрительно меня осматривать, и толстячок тут же утерял ко мне интерес, продолжив неловко топтаться возле девушки. С полувзгляда, ишь ты... Вот бы мне кто так доверял, а то ведь чуть что, сразу 'дурак', 'тупая башка'... Эх...
  
   - Ино-сан, здравствуйте. В прошлом мы не успели познакомиться. Позвольте представиться - Узумаки Айдо.
   - Узумаки? Н-но... как?... - От удивления даже убрала ладони, уже покрытые зеленым свечением, от когда-то симпатичного, а сейчас распанаханного от лба до подбородка, лица, но тут же приложила их обратно.
  
  Ух ты, а бабуля времени не теряет, несет свет медицинского просвещения в темные шинобские массы. Ну вот какой из этой красотки ирьенин? Сакура-то понятно зачем туда подалась, выведывать самый главный секрет Цунаде по версии Джирайи-сама... хи-хи... Но тут и без этого все в порядке, с последней нашей встречи изменилось в сугубо положительную и, хе-хе, трогательную сторону. Впрочем, может, я чего-то не знаю...
  
  Ее коллеги тоже отреагировали на новости. Шикамару чуть расширил глаза, а Чоджи рефлекторно полез в поясную сумку, видимо, за чипсами.
  
   - Ино-сан, это сейчас неважно. У меня просто сердце кровью обливается, когда я вижу, что ваша несравненная красота пострадала. И в этом есть и моя, хоть и косвенная, вина. Позвольте, я все исправлю...
  
  За спиной почувствовалось движение. Я скосил глаз. По поляне к нам скользящим шагом не торопясь шла Таюя, покрепче перехватывая свою дубину. Так, надо бы поаккуратнее со словами-то...
  
  Шикамару, на миг задумавшись и что-то припомнив, кивнул, положил руку на плечо девушке и согласно сжал. Яманака убрала руки от лица. Я подошел чуть ближе и прикоснулся указательным пальцем к немного покрасневшей щеке. От подушечки пальца по коже разбежались черные линии миниатюрной печати, тут же ярко, до рези, засверкавшей сине-зеленым. Глубокие борозды на блондинистом лице, казалось, даже зашевелились, стремительно срастаясь краями и светясь изнутри. На пару секунд подключил Шосен - не думаю, что ей нужны шрамы - и отступил на пару шагов, стараясь незаметно отдышаться. Мда, четверти резерва как не бывало, и львиная доля ушла на сдерживание эффекта. При более серьезных повреждениях пациента бы уже привычно разорвало... Хоть масштабирование 'Возрождения Феникса' признается успешным, как и планировалось, но для не владеющих сендзюцу по-прежнему непригодным. Ну и хорошо, если честно.
  
  За правым плечом почувствовалось движение, а в ухе раздалось сердитое сопение. Я нащупал ладонь Ю и успокаивающе ее сжал. Сопение прекратилось.
  
   - Ну что ж, - обратился я к гостям, наблюдающим, как Ино, мило распахнув от удивления глаза, ощупывает кончиками пальцев свое лицо и прикасается к быстро растворяющейся печати, - раз все недоразумения устранены, давайте начнем с чистого листа. Позвольте представить - Узумаки... Да, Шика, именно... Таюя. Она...
   - Она бросилась на нас, как только заметила на крыльце дома. - Подключился к разговору Чоджи. - Никто и слова не успел сказать. А мы, между прочим, обедали...
   - Ты обедал, Чоджи! Меня в это не вмешивай! Очень приятно! - Ино, наконец переставшая удивляться, улыбнулась и окинула Таюю заинтересованным и немного... ревнивым взглядом. Я поморщился. Ну вот казалось бы, какое тебе дело до этой девчонки, вы и видитесь-то, наверное, в первый и последний раз. А поди ж ты...
   - Шикамару, какими судьбами вы здесь оказались? Я думаю, это ведь не военная тайна?
   - Нет, - вздохнул оленевод, - меня дернули с этой напряжной подготовки к экзамену на чунина, чтобы заставить заниматься еще более напряжным делом... Хокаге послала нашу команду проверить информацию о каком-то новом поселении шиноби на берегу. Сам понимаешь, не соринка... Ты что-то об этом знаешь?
  
  Эх... недолго музыка играла, недолго Айдо танцевал... Вот и докатились. Но радует, что в данном случае у меня есть могучий бонус...
  
   - Да, знаю. Это я источник всех этих слухов. Можешь бабу... Хокаге-сама так и передать. Думаю, все вопросы у нее на время отпадут. Да, и еще... Я скоро планирую заглянуть в деревню... Ну с учетом обстоятельств, которые, конечно же, тебе известны... - Шика кивнул, а остальные удивленно посмотрели на нас. - Все расскажу ей лично, в подробностях. Так что, раз уж ваша миссия выполнена, может, переночуете? В городе есть неплохая гостиница...
  
  Хоть мы и... м-м-м... приятели, но выпускать вас из поля зрения очень не хочется. Уж слишком ты, оленюшка, умный, можешь и рассмотреть чего-нибудь не то...
  
   - Нет, Ком... э-э-э... Айдо, спасибо, мы, пожалуй, отправимся обратно. Подготовку к экзамену с меня никто не снимал, хоть это и напрягает.. - Под сожалеющий вздох своей команды проговорил Нара.
  
  Я скривился в улыбке. Вот всегда так с этими умниками. То ли поверил мне и правда побежит обратно, то ли не поверил и будет шнырять в округе, то ли услышал гораздо больше, чем я хотел сказать... Напроситься проводить, что ли? Нет, не поймет, с чего это я дружескими чувствами воспылал. Сыграть дурачка, тем более, есть правдоподобная и симпатичная причина?.. Я оценивающе посмотрел на перехватившую этот взгляд и чуть порозовевшую Ино. Не, не поверит. Да и шанс получить по горбу нагинатой возрастает просто экспоненциально... О!
  
   - Шикамару. - Он обернулся. - Раз уж ты все знаешь... Держи. - Кинул ему рукояткой вперед трехлезвийный кунай. Последний, мать его ети... Сплошные расходы с вами... - В случае чего - примени 'Фуин: Кай!' на барьер и... Ну ты на арене Шикенкаидзо видел. Ходят тут всякие неприятные личности... А я не прощу себе, если такая красивая девушка, как Ино-сан, сгинет в этих лесах, наполненных бандитами, нукенинами и преступниками чуть менее, чем полностью!
  
  Нара посмотрел на кунай в своих руках, на смущенную Ино... Перевел взгляд мне за плечо, внезапно усмехнулся, кивнул и спрятал кунай в сумку. А я довольно улыбался, радуясь удавшейся комбинации, благодаря которой я теперь смогу за ними проследить (ну, мне кажется, кричать о том, что барьер был в последний момент чуть нарушен и понемногу пропускает чакру, не стоит... В конце концов, это же мелочи), и в то же время стараясь не допустить на лицо боль от чувствительного пинка по щиколотке. Женщины...
  
  Глава 37.
  
   - Так, а в шесть часов вечера на центральной площади будет парад! Клоны за пару часов справятся с трибуной, на которой поместимся все мы. Только представьте - вы стоите рядом со мной, возвышаясь над людской толпой, а мимо вас стройными рядами, равняясь на мою поднятую в приветствии руку, проходят колонны моих копий с поднятыми 'на караул' нагинатами на плечах! Это будет символизировать мощь и нерушимость обороны острова и нашу готовность дать неадекватный ответ любому империалистическом агрессору! Для парада у меня все готово, на трибуне будет стоять копия, а я сам спрячусь за ближайшим углом и буду непрерывно делать клонов. Развеиваться они будут за противоположным углом, так что минут на тридцать шествия меня хватит. Они кидают Хенге, строятся и выворачивают на площадь. Хотя... Огромную толпу восхищенных зрителей тоже, наверное, организовать надо... Один теневой вытянет три иллюзорных... Тогда на двадцать минут!..
   - Айдо, Айдо, погоди!.. Какой 'парад', какой 'на караул', какой 'империалистический'?! Опять своими словечками закидал! У нас сегодня будет праздник. Повторяю - 'праздник', а не насилие над жителями, которых придется сгонять на площадь смотреть на твои издевательства! Ты вообще знаешь, что такое нормальный праздник? Мы украсили деревню, к вечеру откроем на воздухе лавочки с едой и напитками, своими силами сделаем несколько аттракционов и небольшой карнавал... А не то, что ты тут несешь!
   - Ну ладно, ладно... Но! Тогда, как стемнеет, я устрою большое фаершоу... ну, потехи огненныя, раз вы человеческого языка не разумеете... Что, опять непонятно? Ну фейерверк же ж! Я тут подумал, что 'Великий Огненный Шар' по принципу не отличается от 'Рева' ленивцев, только чакра другая. Раз учить меня некому, потренируюсь, а заодно и народ порадую...
   - Айдо, Айдо! Может, я тебя разочарую, но по традиции... подчеркну, по традиции во всех Пяти Великих Странах... шиноби проводят праздники вместе с обычными жителями и стараются сильно от них не отличаться. Ну про беготню по стенам я не говорю, я о более... м-м-м... масштабных вещах. В такие дни веселятся все. Так что от тебя потребуется только произнести небольшую речь... А фейерверки мы закупили и так, не лишай народ удовольствия... и не превращай деревню в пепелище, пожалуйста!
   - Вот ты, Шин, говоришь, что 'веселятся все'... А мне-то повеселиться как раз и не даете! Ну и ладно, все равно придумаю что-нибудь интересное...
  
  Обиженно отвернулся от абсолютно непокобелимо стоящего, решительно скрестившего руки на груди, но при этом улыбающегося мужчины. Вот так всегда... 'Традиции'... Кто нам мешает новыми традициями обзавестись, а? Такой момент удобный... а парад - это мощно, как ни крути!
  
   - Э-э-э... Айдо-к...сан... - Хиро, все это время переводящий взгляд полный... ну, думаю, слово 'офигение' тут немного неуместно, скорее так, чуточку легкого удивления, ха... с Шина на меня, решил включиться в разговор. - Говоришь... те... - Я махнул ему рукой. - Говоришь, ты не знаешь 'Гоккакью'? Думаю, в этом вопросе я смогу тебе помочь... После Академии я некоторое время был в команде с одним Учихой...
   - Вот как? - Я заинтересованно повернулся к нему. - Это замечательно! А больше никаких огненных техник он не показывал?
   - Нет. Но в молодости я как-то раз... забрался в библиотеку при Штабе Конохагакуре... на спор. С мои геномом это просто, если специально не охраняют от него, только момент подстеречь, когда кто-то входит... И вытащил свиток с техниками стихии Огня... Одну до сих пор помню, 'Катон: Гока Меккяку'... Но воспользоваться не получилось, нет у меня нужной стихии... А свиток отобрали потом, да...
  
  Было заметно, что мужчине страшно неудобно рассказывать об этом, но наша с Шином идиотская перепалка явно его расслабила. Ну а молодость тридцатипятилетний шиноби явно вспомнил с удовольствием...
  
  Я хохотнул:
  
   - А ведь не врал тогда Мизуки! И в самом деле - традиция... Хиро-сан, ты попал по адресу - обносить хранилища это наш с... одним парнем семейный спорт! Только мы на меньшее, чем кабинет Хокаге, не размениваемся! Это старая история, как-нибудь расскажу. - Кивнул я ничего не понимающему шиноби. - Так ты говоришь, помнишь техники, но воспользоваться не получалось? А вообще, из каких стихий получается Джинтон?
   - Ветер и Молния.
   - Изрядно! Считай, подарок на день рождения ты мне сделал! С Ветром у меня отношения натянутые. Может, ты чего посоветуешь?..
   - Айдо... Я очень рад, что ты, наконец, нашел занятие, которое отвлечет тебя от выдумывания новых, еще более страшных испытаний для населения острова... Но не мог бы ты отправиться обсуждать свои шинобские штучки подальше от моего кабинета? Я занят, в конце концов! Лучше придумай речь для открытия праздника!
   - Хорошо, мой Первый Советник, с удовольствием наконец-то воспользуюсь твоим советом! - Я рассмеялся, кивнул недоумевающему Хиро и поторопился к двери. Сейчас я смогу узнать хотя бы пару нормальных техник для моих стихий. А речь... Я силен импровизацией!
  
  
  Солнце неторопливо катилось к горизонту, окрашивая листья деревьев и траву во все оттенки темно-красного. Почему-то за все это время на острове я ни раз не видел привычного оранжевого заката, всегда, когда за всеми заботами появляется возможность задрать голову к небу - солнце окрашивает небо в цвет моих волос. Цвет прически и цвет заката - одинаковый... вот и думай, где тут причина, а где следствие.
  
  Я улыбнулся и поспешил прочь с полигона. Позади остался пяток часов тренировок, обогативших мой арсенал техниками 'Огромный Огненный Шар' и 'Высвобждение Огня: Уничтожение'. Мой Разеншотен помощнее будет, но не всегда же надо пушку на прямую наводку выкатывать, иногда можно и пистолетом обойтись. Хотя последняя техника - вполне за огнемет сойдет... А вот на Ветер Хиро буквально открыл мне глаза. 'Рев', конечно, вещь хорошая... но 'Футон: Шинку Гьёку' - 'вакуумные снаряды', как обозвали их эти смешные шиноби, у которых в трехлетнем курсе обучения не нашлось места для физики, и 'Футон: Атсугай' - мощная направленная воздушная волна, сносящая все подчистую, стали к нему очень приятным дополнением. Травяное поголовье на полигоне изрядно уменьшилось... И, главное, принцип один - сложил печати, вдохнул и знай себе дуй чакру в сторону цели, думать не надо! Спасибо тебе, Рикудо, за то, что открыл миру ниндзюцу! Я надеюсь, иронии ты сейчас не распознал...
  
  Позади остался долгий-долгий разговор с главой остатков клана Кайсоку, изрядно удивленным и смущенным нашим с Шином поведением. 'Понимаешь, Хиро-сан... Нас с Шином очень многое связывает. Он пару раз выручал меня из неприятных ситуаций, а я спас ему то, что дороже жизни - его детей. Так что мы по-настоящему дружим... И надеемся, что со временем ты тоже станешь нашим другом.' Но главное даже не в словах... Просто нужно было сразу расставить все точки в нужных местах. Нечего шиноби делать в делах гражданского управления, на это есть люди, разбирающиеся в вопросе. И от того, что они не могут пользоваться чакрой - их компетентность не зависит, а важность не становится меньше. Можно было бы, конечно, распорядиться... Но обычно вещи, которые человек осознал сам, держатся в душе гораздо прочнее, чем, сколь угодно разумное и правильное, но исполняемое по приказу. Надеюсь, Хиро сможет пересилить себя и отойти от обычного безразличного отношения шиноби к простым людям. А не сможет... На то метка с клоном есть.
  
  Я тряхнул головой, прогоняя незаметно подкравшееся ощущение абсолютной, ничем не ограниченной власти, и заспешил к виднеющимся вдали стенам деревни. Сегодняшние заботы позади, а впереди у меня - самое масштабное празднование дня рождения вашего покорного слуги за все его известные и неизвестные, прожитые и непрожитые жизни. Надеюсь, Шин закупил достойные фейерверки. А то ведь не сдержусь. 'Уничтожение' так красиво раскрывается в разные стороны, в небе это бы смотрелось совершенно шикарно...
  
  Дверь в дом моего советника мне никто не открыл. Я еще раз громко постучал в косяк и прошел внутрь. Странно... Никого нет. Неужели уже ушли? Да нет, вряд ли. Шин ведь с этой речью с меня живого ни за что не слезет. Готовятся, наверное, к празднику. Ладно, вполне можно немного подождать. Прошел первый этаж насквозь и открыл дверь во внутренний дворик.
  
  Все-таки, хоть деревня Узумаки, в отличие от всех остальных поселений, что я видел, наиболее похожа на земные города - каменные многоэтажки, брусчатка на улицах, она гораздо более приятна для жизни. Почти в каждом здании были внутренние дворы, где побольше, где поменьше, в которых как-то напрочь забывалось, что ты не на какой-нибудь поляне в светлом и прозрачном лесу, а в городе, вообще-то... Стоило только приложить усилия, чтобы расчистить многолетние заросли. И Шин эти усилия приложил. Жаль, что я так редко к нему заглядываю...
  
  Уже было примерился к первому в этом мире кривому и косому прототипу кресла-качалки, сделанную лично мною в оны времена для себя, и тихой сапой переехавшему на берег небольшого пруда с обычнейшими водяными часами, как...
  
   - Айдо! Так и думал, что не останешься ждать внутри и придешь сюда. Ну что ж, тем лучше - больше места будет.
   - Для чего больше, Шин? - Удивленно спросил я. - Разве мы не идем?.. Я тут почти придумал речь...
   - Да-да, придумал, конечно. Помнишь, как в прошлый раз ты собрался сказать 'Ребята, давайте жить дружно!' и убежать в свой подвал? Еле остановили... - На мое лицо сама собой выползла тень и мужчина осекся. - Ладно, не будем вспоминать прошлое. Дело в том, что твоя идея о праздновании дня рождения не очень обычная. Как-то непривычно это, да и родители твои... хм... - Немного замялся он. - Так что нам пришлось поговорить с Йоко, и она рассказала, что у тебя особенное представление об этом празднике. Мы немного подготовились, ну и в общем... вот...
  
  Шин отступил в сторону и весь дверной проем без остатка занял дистрибьютор инновационной продукции, построенной на передовых нанофуинтехнологиях...
  
   - Айдо-сан, твоя идея с подарками на день рождения мне очень понравилась. Да и не отблагодарил я тебя за то, что ты дал мне такую возможность... так что держи! - Подошедший кузнец опустил передо мной здоровенный ящик, до краев наполненный трехлезвийными кунаями, но... какими-то необычными на вид. Я вытащил один. Гораздо тяжелее и... да, прочнее. На рукоятке отчетливо выделялась выгравированная метка мгновенного перемещения. О, так это он остатками моей чакросмеси воспользовался? Да эти кунаи вообще никогда перезаряжать не придется, наверное!
  
  Я с удивлением поднял глаза:
  
   - Гекко-сан, спасибо, но... стоило ли так стараться? Кунаи это ведь расходный материал. Будет немного обидно выбрасывать такие хорошие вещи...
   - Айдо, я взял на себя смелость немного поэкспериментировать. На кольце рукоятки посмотри.
  
  Поднес ножик совсем близко к глазам и с удивлением увидел на кольце насечку печати, которая формирует нить чакры. Так это ведь...
  
   - Да, я выбил на каждом тот самый фуин, который ты придумал для нагинаты. Пришлось повозиться, очень тонкая работа, да и сама форма кольца... Но двести пятьдесят кунаев, которые можно быстро собрать, я сделал!
   - Спасибо, Гекко! Отлично придумал! Подарок - просто замечательный!
   - Рад, что понравилось. И, Айдо-сан... Ты, пожалуйста, подумай насчет того, где достать чакропроводящего металла, а? Говорят, у нас еще пять шиноби появилось, а у меня есть пара идей...
  
  Тут кузнеца бесцеремонно прервали.
  
   - Нии-сан, Нии-сан! Смотри, что мы тебе приготовили! - Вихрь, едва не снесший квадратное тело почтенного ремесленника, замер передо мной двенадцатилетним пацаном. - От всей нашей группы! Два дня рисовали! А мне доверили подарить! Все сразу упрашивали! - Акира радостно размахивал внушительной стопкой бумаги, на которой я с трудом различил линии взрывпечати.
   - Упрашивали, говоришь? А не напомнишь мне, кто эти же самые два дня 'силу' на левой руке рисовал, губы аж до крови изгрыз, а сегодня утром просто подошел и молча сунул ее под нос Шинджи? И скажи спасибо, что я вовремя увидела. Тебе вот неинтересно, чем могла закончиться активация печати, Акира? А мне - очень. И в следующий раз, если это повторится, я обязательно заставлю тебя ее включить!
   - Ну, Ю-чан! - Обернулся пацан к насмешливо смотрящей на него Таюе. Я едва успел забрать пачку взрывтегов. - Все было совсем не так! А Шинджи сам виноват, вымахал здоровый!.. Пусть не говорит, что она на меня даже не посмотрит!.. Ой...
  
  Акира смутился и, косясь на меня, бочком-бочком отошел в сторонку. Я ухмыльнулся. Интересно, чего это он? Али повод уже есть?
  
   - С днем рождения, Айдо! Мог бы и раньше сказать, что на этот праздник подарки даришь не ты, а тебе. - Ю поднялась на цыпочки и поцеловала меня в щеку. Оперлась руками мне на грудь и прошептала на ухо: - Я решила. Мой подарок будет попозже...
  
  Вдруг покраснела и почти отскочила от меня. Только раскрыл рот для вопроса, как позади раздалось:
  
   - Вот и наступил день рождения, лучший твой подарочек - это я! - И мне в очередной раз бросились на шею. На этот раз со спины - видимо, для разнообразия...
   - Йоко, ты хоть ногами не болтай, задушишь! - Ну вот почему в такие моменты улыбка сама собой выползает на лицо? - И вообще, раз уж мы съехали на детские стишки, то 'где больше двух - говори вслух!' Не все знают язык...
   - Мне детские стишки по возрасту положены! Если я сейчас Бодлера в твоей памяти откопаю, ты же первый от удивления помрешь! - Хихикнула она. Я не удержался и фыркнул тоже. - Ой, пап чуть не забыла! - Подтянулась на руках к затылку и на выдохе: - Мой самый главный подарок тебе - я буду сегодня ночевать у Азуми! Я уверена, потом ты его оценишь! Ладно, мы побежали собираться! Дядя Шин обещал много всего интересного!
  
  Унеслась. Да и вообще, народ, до этого заполнивший дворик почти полностью, как-то разом расточился. Остались только я и Шин у двери, сейчас неторопливо подходящий ко мне.
  
   - Шин, я вижу, что руки у тебя пустые. Если и ты сейчас споешь что-нибудь в духе 'день рожденья - праздник детства', я сойду с ума. Давай без этого, а?
  
  Взрослый и солидный мужчина неожиданно весело фыркнул.
  
   - Йоко перевела нам эту песенку. Вот только там были немного другие слова... Ты не прав, Айдо. - Внезапно посерьезнел. - У меня тоже есть подарок. Но он особенный. Я не хотел дарить его при всех, потому что решить, что с ним делать, можешь только ты. Мне кажется, что в конце концов этим все закончится, и хочется чтобы мы были к этому готовы. Но, повторюсь, решать это - только тебе. Кроме меня и Гекко, который помогал, больше никто не знает. Он согласен, кстати... Держи...
  
  С этими словами он сунул руку за пазуху и достал оттуда прямоугольный сверток синей ткани. Бережно передал мне. Я недоуменно посмотрел на него и медленно развернул тряпицу.
  
  На ладони лежал, раскидывая тусклые солнечные зайчики от последних лучей дневного светила, протектор скрытой деревни. Обычный прямоугольник полированной стали с тремя заклепками с каждой стороны, сейчас свободно болтающимися по краям. Совершенно обычный, такие во всех деревнях используют, это что-то вроде паспорта. Необычным был символ на этом протекторе. Вместо привычных эмблем скрытых деревень на стальной пластине закручивала три витка стилизованная спираль, выполненная в две линии. Мастер не стал напрягаться и нанес изображение в таком же минималистском стиле, как и остальные. Но мне показалось, что при создании этой вещи в нее была вложена душа...
  
   - Вот значит как... - Я сжал протектор в кулаке. - Правильно ли понял, что... Мда. Шодай Узукаге Айдо... Ты это... И считаешь, что вполне?...
  
  Сосредоточился и силой заткнул фонтан своего красноречия. Ишь ты, какая буря в душе-то поднялась, а? Сам от себя такого не ожидал... Но что же?.. А хватит ли мне?.. Тьфу ты, Ками!
  
  Спрятал протектор во внутренний карман жилетки.
  
   - Мда. Шин, спасибо. Ты правильно сделал, что сказал мне... вот так вот. Сейчас слишком рано об этом говорить... Но я обещаю, что ты все узнаешь первым!
  
  Мужчина серьезно посмотрел на меня и кивнул. На краткий миг мне показалось, что, будь ответ каким-то другим, я бы сильно его разочаровал... Но ведь... Я сам не раз... А, к ёкаю это все! Я подумаю об этом завтра!
  
   - Как я и обещал, ты все узнаешь первым. А теперь... - Бывший рыбак насторожился. - Идем. Надо же, в конце концов, оценить, что ты там напридумывал. И запомни, если мне не понравится - я все же заставлю небо пылать!
  
  Мужчина улыбнулся и вышел за мной на улицу. На деревню медленно опускались сумерки.
  
  Глава 38.
  
  Отгорели последние искры салюта и полная луна облила серебряным светом, лишь немного разбавленным огоньками в деревне, народ, запрудивший, насколько это возможно для полутора тысяч человек, правый берег реки. Жители, с интересом следившие за фейерверком, встречая восхищенными возгласами некоторые особо заковыристые сверкающие фигуры в небе, постепенно стали разбредаться по интересам. Мамы повели детей по домам, молодежь настроилась веселиться дальше, а старшее поколение потихоньку потянулось в недавно вновь отстроенный кабак на две сотни посадочных мест.
  
  Я с некоторым трудом пришел в себя и оглянулся по сторонам. Ну что уж поделать, люблю я огонь, он меня несколько... завораживает. И, следует признать, мой банальный огненный зонтик, который я бы выдул, применив 'Гока Меккяку' даже от всей души, ни в какое сравнение с только что увиденным не идет.
  
  Рядом со мной собрались все мои... друзья. Таюя, взявшая меня за руку, не первый раз за сегодняшний вечер, кстати, тут же отодвинулась, смущенно пробормотав: 'Прости... Я засмотрелась... В Отогакуре было плохо с развлечениями'... Шин, обнимающий за плечи прислонившуюся к нему Нами... Йоко со всем выводком Шина, старым и новым, что-то возбужденно им рассказывающая... Даже Хиро со своими был тут, стоя чуть в стороне и крутя головой в поисках своей младшей, которая уже вертелась в куче нашей ребятни, явно стараясь отобрать у моей ненаглядной дочурки неформальное лидерство... А невдалеке маячила внушительная фигура кузнеца.
  
   - Шин. - Мужчина обернулся. - Это было... Спасибо, в общем. Только хотелось бы кое-что добавить. Я это сегодня утром придумал... Нет-нет,- замахал я на него рукой, - не беспокойся, ничего масштабного, просто... так, капелька традиций.
  
  Потянулся в подсумок, достал оттуда небольшой бумажный конверт и начал осторожно его разворачивать.
  
   - Айдо, что это? - Чей это был голос, я не разобрал, увлеченный привязыванием ниточек к бумаге. Они перепутались между собой в кармане, как это всегда и бывает...
   - Честно говоря, я думал, что эта штука родом как раз из этих мест и сильно удивлялся, почему так никто не делает. Только недавно разобрался, наконец, откуда я это помню. В общем - вот. - Предъявил я обществу клееный бумажный мешок, в горловине которого на натянутых ниточках болталась свечка. Пришлось изрядно постараться... - Бумажный фонарик. - Констатировал я очевидное.
   - И... зачем он?
   - Есть мнение, что, если отправить его в полет и загадать желание, то оно непременно сбудется... Глупо, конечно... - Смутился я. Но компания смотрела серьезно. - Да и... красиво просто. Не мог же я оставить сегодняшний вечер без очередной выходки, правда, Шин? В общем, мне захотелось сделать это именно сегодня.. и именно с вами... Ладно, неважно, просто смотрите.
  
  Аккуратно зажег в ладони пламя из чакры и, едва не спалив всю конструкцию, прикурил свечку. Теплый воздух постепенно наполнил бумажный купол, и вот, наконец, он оторвался от моих рук и медленно взмыл в небо.
  
  Он поднимался все выше и выше. Краем глаза я заметил, что не только мои спутники завороженно смотрят на маленькую искорку, плывущую в лунном свете, но и редкие запоздалые гуляки, не дошедшие до укромных уголков или не менее уютных барных стульев, останавливаются и поднимают головы.
  
  Одинокий огонек, парящий в серебряных волнах, постепенно растворялся вдали, а меня вдруг посетило странное ощущение, что, если она сейчас не погаснет, то у меня получится все, что бы я ни задумал... и даже сверх того...
  
  Я улыбнулся и помотал головой. Мда, Айдо, такой большой а в сказки веришь. Чтобы получить то, что хочешь - надо немало потрудиться... И, прежде всего, убедить самого себя в том, что это нужно. Надо же, столько народу убил, сам не раз почти умирал, а продолжаешь смотреть на бумажный фонарик. Нет, я, положительно, неправильный шиноби! Или просто жизнь здесь стоит ровно столько, сколько ты потратил сил, чтобы не умереть?..
  
  Между тем, моя компания, досмотрев представление до конца и попрощавшись, постепенно расходилась в молчании. Интересно, это на них так фонарик повлиял или я просто испортил вечер? Йоко убежала, на мгновение прижавшись. Даже Таюя как-то быстро ушла, шепнув напоследок: 'Ты не прав, Айдо, все совсем не так...' Что она хотела сказать?.. В общем, праздник закончился на странной ноте, а мне предстояло долгое путешествие сквозь тьму деревни, в которой путеводным оком в негостеприимном мраке сияли, подобно маяку, окна кабака...
  
  Мой дом встретил меня ожидаемой тишиной, темными окнами и угрожающими очертаниями, которые, казалось, созданы, чтобы убивать... как минимум - чувство прекрасного. И как у меня эдакая загогулина получилась? Вот бы дедушка Фрейд оттянулся - на всю катушку, блин! Нет, надо срочно переезжать, а тут какой-нибудь 'дом-музей Ленина' устроить...
  
  Я переступил порог комнаты и тут же понял, что я здесь не один. Опаньки! Я быстро оглянулся. В комнате ничего не изменилось, лишь на кровати чернел на фоне окна силуэт. Очень знакомый, надо сказать, силуэт...
  
   - Айдо, это я...
   - Таюя? Что ты здесь делаешь? Ты же вроде бы домой ушла?..
   - А как же 'Ю'? Или я в темноте такая страшная?.. - Глаза привыкли у лунному свету, и стало видно, что девушка бледно улыбнулась. Встала с кровати и подошла ко мне. Близко-близко подошла. В серебряном сиянии ее карие глаза казались озерами предвечной тьмы... - Я же обещала, что подарок будет позже...
  
  В моем обычно заторможенном мозгу как-то одним мысленным усилием вдруг сложилась непротиворечивая картина происходящего. И поздравления... И подарок Йоко, этой маленькой провокаторши, и слова Таюи... И то, зачем она здесь... И то, что я...
  
   - Таюя... Если ты решила таким образом меня отблагодарить, то...
  
  Договорить не успел. Мягкая и теплая ладошка легла на мои губы.
  
   - Дурак... И все еще не понял, как нужно общаться с девушками. Не говори ничего... Я сама виновата, нужно было... раньше, когда я еще ничего не знала... Но я была слабой и боялась... Боялась, что ты подумаешь, что я такая же, как эти... Вешаюсь на тебя ради придуманных благ... А теперь у меня есть свое собственное, данное тобой, моим... Но я все знаю... Поэтому просто замолчи и обними меня...
  
  Горячечный шепот девушки, казалось, поджег темноту вокруг. Я осторожно, чтобы не дай бог не обидеть, освободился от ласкового кляпа.
  
   - Таюя... Прости... Я все понимаю и вижу... Но я так не могу... Я ведь тебя не л...
  
  Ладошка вновь вернулась на свое место.
  
   - Дважды дурак. - Тихо хихикнула она. - Ну какой нормальный мужчина скажет такие слова девушке, пришедшей ночью в его комнату? Я знаю, Айдо. - Темные озера, казалось, сейчас поглотят меня без остатка. - Я прожила год с... тобой в голове. Хоть ты был и не очень разговорчивым... Я знаю тебя. Знаю о твоих чувствах, знаю, кому они принадлежат... Я знаю, что ты не видишь очевидного... Она ведь... Но... мне безразлично. Ты занял слишком много места в моей душе...
  
  Обхватила меня обеими руками и прижалась... Совсем как тогда, в подвале... О, Ками!..
  
   - Ю... Но... Пожалуйста... Скажи, мне важно... Что ты чувствуешь ко... мне?..
   - Угадал правильный вопрос с третьей попытки... - Подняла голову. - Нет, Айдо, я не скажу тебе того, чего ты ждешь... Ты начнешь мучиться, говорить бред и в конце концов сделаешь какую-нибудь глупость. Просто знай, что ты - моя судьба, ты очень нужен мне и я останусь рядом с тобой всегда, что бы ни произошло. В твоем сердце не хватит для меня места... Но мне все равно. Поэтому, пока еще ничего не решено, побудь со мной... хотя бы сегодня...
  
  Она приподнялась на цыпочки, не прекращая втискиваться в меня... Ее глаза оказались совсем близко и к моим губам прижались горячие, чуть приоткрытые нежные губы. И в голове взорвалась граната...
  
  Спустя века и тысячелетия... или кратчайший миг этот невероятно долгий и равно же ошеломительно быстрый поцелуй окончился. Таюя тяжело дышала. Ее тело, плотно прижатое ко мне, слегка дрожало, заставляя меня замереть, лишь бы это не кончалось как можно дольше.
  
   - Айдо... ты... мой... Пожалуйста...
  
  Я, совсем как тогда, провел по ее спине ладонями. Девушка еле слышно застонала и выгнулась навстречу моим рукам и ее одежда с тихим шуршанием свалилась нам под ноги несколькими бесформенными лоскутами.
  
   - Айдо... - В глазах Таюи, заслонивших окружающую темноту, больше не было страха. Лишь только ожидание... и обещание... - Это было мое любимое платье... Как ты это?..
   - Уже не важно... - Прохрипел я и подхватил обнаженную девушку на руки. До кровати было всего лишь три шага, но пройти их, прекратив целовать высокую упругую грудь, оказалось невероятно трудно...
  
  Девушка откинулась на подушку, подставляя моим губам подтянутый, но при этом мягкий и нежный живот, ласковые и требовательные ладошки зарылись в волосы... И все вокруг потеряло смысл, сузив вселенную до совершенного тела, извивающегося от наслаждения в моих руках...
  
  Эта ночь длилась и длилась... Но никому больше не было до нее дела. Совсем никакого...
  
  
  Солнечный зайчик впился мне прямо в закрытый глаз. Я поморщился и перевернулся набок. Просыпаться совершенно не хотелось, ведь мне приснилось такое потрясающее!..
  
  Я открыл глаза и недоуменно моргнул, обозревая смятую простынь, разорванную наволочку, одеяло, улетевшее под окно... и несколько красных волосков на подушке у меня под носом. Гораздо короче и светлее моих...
  
  'Так это был не сон! Обалдеть! Ведь это же!..' Я покраснел. 'Блин! Вот никогда не думал, что опыт прошлой жизни мне пригодятся вот так... Да и она... оказалось, что она уже... Вот никогда бы не подумал... Но то, что мы вытворяли... тут любой опыт в сторонке курит... Блин, Айдо, хватит заливаться краской, уже не мальчик... хм... только что... Черт! Быстро в душ!'
  
  Оборвать могучий поток бессвязных мыслей таким же потоком ледяной воды оказалось просто... Но вот согнать с лица дурацкую улыбку - гораздо сложнее. Так я и вышел на улицу, со встрепанными мокрыми волосами, гримасой до ушей и с намерением... что? Ну, наверное, найти Ю, чтобы отдать ей, наконец, ткань, которую я специально ей на платье наробингудил, раз уж так с ее старым сложилось. 'А вот интересно, как она ушла в разрезанном-то? Наверное, неудобно... Могла и меня разбудить, я бы помог ей одеться... Или окончательно бы угробил эти тряпочки, потому что как в такой ситуации можно удержаться-то?!' В голову влезло пара кадров из прошедшей ночи и я аж споткнулся от неожиданности. 'Эй, завязывай! Не хватало только застыть посреди улицы, красным до корней волос и по-дурацки лыбящемуся! Тут и идиот поймет, что произошло!.. А, собственно, почему чье-то мнение должно меня интересовать?..'
  
   - Нии-сан, Нии-сан! Ой... Узумаки-доно! - Ураган, вынырнувший из-за спины внезапно остановился посерьезневшим и надувшимся от гордости Акирой. - Ты уже проснулся? Отец... ой, то есть Советник Шин просил меня тебя найти. Он собирает совет, пока все ответственные лица в городе, и очень просил тебя там быть. Все уже собрались у него в кабинете. Ну я побежал, у меня дела!
  
  Я смотрел вслед туче пыли, неведомо как поднятой двенадцатилетним мальчишкой на булыжной мостовой, а на лице медленно гасла улыбка, постепенно изгибаясь в гримасу страдания. Оказывается, жестокому миру нет никакого дела до моих чувств, а понедельник является понедельником даже в мире шиноби...
  
  ... - таким образом, по итогам праздника потрачено пятьсот четырнадцать тысяч ре. Внутренний торговый оборот за июнь оценивается в сто пятьдесят тысяч рё, внешний - в пятьсот семьдесят тысяч. Доход от торговых операций составил триста сорок тысяч, расходы, внешние и внутренние, - двести семьдесят пять. Поздравляю нас всех, прошедший месяц стал первым с положительным остатком. В текущем - праздник, конечно, пробил в бюджете дыру, но для него были задействованы... м-м-м... внешние заимствования от Узумаки-доно, которые можно не учитывать в итоговом балансе. Поэтому прошу всех ответственных за регионы острова и отрасли хозяйствования предоставить кратко- и среднесрочные проекты развития ваших сфер ответственности. Долгосрочные планы мы будем составлять по итогам финансового года...
  
  Я, подперев рукой голову, сквозь полуприкрытые глаза следил за вещающей спиной Шина, напрягающегося перед небольшой, человек в полтора десятка, аудиторией. За широким столом, венчающим комнату, разместились я, кузнец Гекко, наш будущий министр обороны и нападения, хе-хе, Хиро... и Таюя, примостившаяся у дальнего края. При моем появлении в кабинете она махнула мне ладошкой и чуть покраснела. Я уселся на предложенное мне место и совсем уж настроился немного поперемигиваться с девушкой, все веселей, но Шин неодобрительно покосился на меня... И вот уже полчаса кряду непрерывно вещает. В его речи нашлось место и для денег, и для риса, и даже для рыбьих потрохов, проект по утилизации которых оперативно, буквально за один день, подготовил и притащил на рассмотрение Рю Масаси. Ха, вот что 'Катон: Каге Буншин' животворящий делает, не понравился рыбий крематорий-то!
  
  Я делал вид, что мне все это безумно интересно и героически пытался не уснуть. Все же, хоть у меня и чакра, но ведь... Она тоже чакроюзер... Так что поспать ночью не удалось... да и не больно-то хотелось, если чес...
  
  Я проснулся от стука собственной головы о деревянную столешницу и резко вскинулся - не заметил ли кто? В кабинете, за время моей дремы ставшем гораздо пустыннее, остались только советник, кузнец шиноби, девушка... и каким-то образом примкнувшая к ним Йоко. И все пятеро очень неодобрительно уставились на меня.
  
   - Айдо... Спасибо тебе, что ты уснул только тогда, когда все ушли. Хоть рукой на вежливые поклоны махнуть догадался... Я ведь говорил тебе, что планирую отчетно-плановое собрание на сегодня, но ты, как всегда, не услышал. Надеюсь, что занятие, которое ты предпочел жалкому отчету о жизни поселения, тебе понравилось гораздо больше, чем наше скучное общество...
  
  Я, не сдержавшись, ухмыльнулся, а Шин удивленно покосился на беспричинно (хи-хи) покрасневшую Таюю.
  
   - Ну, раз ты окончательно проснулся, пора перейти к вопросам, которые я бы хотел обсудить в узком кругу. Во-первых, это транспорт от ферм до порта. Я предлагаю волов... Во-вторых, наши... м-ма... вооруженные силы. Хиро-сан предлагает начать экзамены на ранг генина... В третьих, собственно, обучение. Таюя-чан считает, что некоторые ученики достигли своего потолка...
  
  За время речи советника я успел проснуться... И снова начинающийся концерт начал меня изрядно злить.
  
   - Шин... - Я начал вставать из-за стола. - Я, кажется, говорил, куда тебе стоит пойти со своими волами? Может, тебе точный адрес сказать, а Йоко переведет? Хоть и не положено ей такие слова знать... Вы что, даже вопрос покупки коров без меня решить не можете? Тогда на хрена ты вообще этот цирк с советом затеял? Ну раз так... - Я зловеще улыбнулся. - Тогда слушайте распоряжение шиноби-самодура, чей очень умный советник пошел по стопам нашего главрыбака... - Шин немного побледнел, а я усмехнулся. - Не переживай, жечь бычьи внутренности на главной площади не буду, это уж слишком... Закупай своих коров, сколько вам там надо, а за время передышки освободившимися силами постройте речные пристани - одну для колхозников, одну в пределах деревни и усовершенствуйте порт в устье. Даю вам на это полгода. Так сложно было додуматься?
  
  Я внимательно смотрел на советника, и только поэтому заметил едва уловимую улыбку и легчайший одобрительный кивок. Так это ты так меня воспитывать решил? Ну, берегись! На каждый твой хитрый план я отвечу абсолютной непредсказуемостью! Русский - это не кровь, а состояние души...
  
   - Тогда едем дальше. - Я успокоился и даже немного развеселился. - Хиро-сан. Я думаю, для экзаменов на генина еще рано. До этого момента нашим ученикам преподавались только общеобразовательные дисциплины и фуин по моим записям. Надо сказать, в печатях их сейчас не все обычные чунины переплюнут... но в остальной подготовке - черная дыра. Так что, если бы вы взяли на себя труд немного погонять их... Скажем, те же полгода. А потом тихо отберем тех, кто вас заинтересует и проведем для них экзамен. Вы согласны?
  
  Шиноби с интересом взглянул на меня и кивнул. Неужели от меня настолько никто ничего умного не ожидает?..
  
   - Дальше... Таюя-сан. - Девушка посерьезнела и подобралась. - Говоришь, что некоторым нашим ученикам стоит закончить обучение?
   - Д-да, Айд... Узумаки-сан. Простые печати они нарисовать могут... Но дальше с ними заниматься нечем - они даже слегка не чувствуют, как правильно. А в сложных фуин без чувства никак. Даже я сама не... - Смутилась.
   - Так это ж замечательно! У нас как раз сейчас есть множество необходимых вакансий... Гекко-сан! Сходи в нашу Академию изящных искусств, отбери тех, на кого покажет пальцем очаровательная госпожа директор, сажай их в третий корпус и раздавай рисовать те фуин, которые я тебе оставил. Думаю, свои потребности для начала мы покроем, а там и идея по увеличению производительности дозреет.
   - Вот это дело, Айдо-сан! А то я уже всю голову себе сломал, как производство наладить! Ну, теперь все пойдет как надо! Вот только чакрометалла бы еще подкинуть, а?..
   - Ладно, ладно! - Отмахнулся я от него. - Теперь дальше. Йоко!
  
  Девчонка, до этого меланхолично рисовавшая пальцем по столу, встрепенулась и удивленно посмотрела на меня.
  
   - Не думай, что я про тебя забыл! Ты назначаешься начальником кадрового департамента! Шин, ты ведь уже набрал новую охрану для лавки?
   - Да, Айдо...
   - Ну вот и отлично. Йоко, тебе вменяется в обязанность периодически навещать порт и проверять своей эмпатией наших охранников. Результаты обсуждай с Хиро и Шином, вдруг нам подойдет кто-то еще.
   - Но... папа... я же...
   - Ничего-ничего, - ухмыльнулся я, - раз ты считаешь себя достаточно взрослой, чтобы закручивать вокруг родного отца интриги с ТАКИМИ подарками... - девчонка смущенно отвернулась. - ...то и работать на благо деревни тоже сможешь.
  
  Я обежал глазами кабинет, натыкаясь на смущенное, довольное, согласное, удивленное и сердитое выражения и радостно кивнул.
  
   - Ну что ж, теперь никто не сможет сказать, что я не участвую в жизни деревни. А раз у всех есть работа, то приказом от сего числа назначаю сам себя министром иностранных дел и внешних сношений и приказываю заняться внешнеполитическими контактами. Как раз сейчас требуется навестить Суну, давно откладывал, а, возможно, там у нас появятся друзья в руководстве. Ю, не хочешь отправиться с мной? - Посмотрел на девушку.
   - Что? Айдо, но... К-конеч... - Таюя смутилась и почти кивнула, но краем глаза уловила неодобрительный взгляд Шина. - П-прости, но... ты же сам мне сейчас задание дал...
   - Вот как... Жалко... тогда придется одному... И не надо сверкать глазами, юная леди, вы наказаны. - Уже готовой разразиться гневной речью Йоко. - А за что - вы сами мне скажете. Впрочем... Спасибо тебе. - Улыбнулся.
   - Айдо, погоди... То есть ты собираешься отправиться туда прямо сейчас?
  Да, Шин. А чего мне готовиться? Кунаи запечатаны, денег на карманные расходы хватает. Не дипмиссия все же. И, чтобы не быть голословным... - Я обвел взглядом удивленные и растерянные лица, подмигнул одному сердитому и улыбнулся. - До свидания. Ю-чан, пока! И... Сунагакуре в лице своих лучших представителей, встречай меня! Хирайшин!
  
  
  Конец второй книги.
  

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"