Laaren: другие произведения.

Я - ошибка. Лестница в небо. Том 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
  • Аннотация:
    Семья - или брат? Сила - или ответственность? Разделить судьбу мира, принявшего тебя - или пойти своим путем? Ответ станет пропастью под твоими ногами... или первым шагом наверх.

    Третья часть фанфика.


  Глава 1.
  
  Интерлюдия.
  
  С самого начала все пошло наперекосяк. Казалось, каждая кочка на пути, каждая веточка, зацепившая одежду, каждая песчинка в этой пустыне задалась целью как можно дольше задержать исполнение миссии...
  
  Именно так думал Наруто, сидя в скальной выемке, закрывавшей их компанию от бушующего песчаного урагана, и искренне надеялся, что его спутники с ним солидарны.
  
   - Темари-чан! Почему мы не можем идти вперед? Нам нужно торопиться!
   - Наруто-кун... Никто не путешествует по пустыне во время самума... Мы гораздо вероятнее умрем, чем доберемся до цели.
   - Наруто, успокойся! - подключилась к разговору Сакура, - Все понимают, как это важно для тебя... Но, в конце концов, Гаара - брат Темари-чан! И это ее родная деревня! Если она сказала, что идти нельзя - так оно и есть!
   - М-ма... Наруто, Сакура права. Я не вижу ничего даже Шаринганом. - Не отворачиваясь от входа в пещеру проронил Какаши, подняв протектор на лоб, - В этой буре большая доля чакры. Просто немного подожди. Как только я смогу видеть, мы тут же отправимся, даже если буря не прекратится.
   - Спасибо, Какаши-сенсей... Я постараюсь...
  
  Наруто плюхнулся обратно, потирая шишку, полученную во время попытки вскочить здесь, где высота потолка была не больше его роста, и бездумно уставился в небольшой костерок, разведенный посреди пещеры скорее для того, чтобы чем-то заняться, чем от холода. Все эти два дня его не отпускали мысли о произошедшем. Едва он вернулся в деревню после путешествия, занявшего два с половиной года, едва все наладилось... Они с Сакурой-чан прошли тест сенсея, доказав, что стали сильнее... Сакура-чан, оказывается скучала... Хотя и ничуть не изменилась... Парень рефлекторно потер скулу... Как произошло это! Ну почему эти ублюдки никак не успокоятся! Мало того, что их с Гаарой не хотели признавать с самого детства, но даже сейчас, когда у него наконец-то появились друзья, а Гаару признали в родной деревне, они видят в нас только монстров! Я докажу, что это не так, я ведь понимаю тебя лучше, чем кто бы то ни было! Я обязательно помогу тебе!
  
  Мысли снова перескочили на Коноху. Проклятые Акацки! Из-за них он не успел так много сделать. Пригласить Сакуру на настоящее свидание, съесть много-много рамена... Не успел увидеть всех своих друзей... Встретил одного Шикамару, который не отводил от него свой по обыкновению ленивый, но сейчас чуть удивленный взгляд и называл все время исключительно по фамилии. А как там остальные? Как там?..
  
  Внезапно Какаши-сенсей настороженно вскинул голову.
  
   - Кажется, кто-то идет...
   - Хатаке-сан, вы не ошибаетесь? Вряд ли найдется хоть один безумец, который решится умереть таким неприятным способом! - искреннее удивление отвлекло Темари от постоянного беспокойства.
   - М-ма... Нет... Сюда точно кто-то идет... И... Наруто, Сакура, - Тон Какаши внезапно построжел, - подготовьтесь. Такого я никогда раньше не видел. Эта чакросеть не может принадлежать человеку... Возможно, даже... Мы встретили цель нашей миссии.
   - Он один, Какаши-сенсей? - Сакура поправила перчатки, а Наруто деловито встряхнулся. Для него любое действие было гораздо лучше выматывающего ожидания, а уж подраться - всегда пожалуйста, как частенько, хоть и непонятно, говаривал один человек...
   - Не могу разобрать... Кажется, их четверо... И трое гораздо больше похожи на людей. Они маскируются чакрой... То... существо в центре, они его прикрывают.
   - Что делать мне? - Темари деловито достала из-за спины веер.
   - Э-э-э... Тебе пока стоит побыть сзади. Твои техники в закрытом помещении могут повредить всем нам. Подожди до момента, когда бой перенесется на открытый воздух.
   - Хорошо, - голубоглазая блондинка (не к добру это... ох, не к добру...) с четырьмя дерзкими хвостиками попыталась развернуть веер до появления первого нарисованного круга, оценила скептическим взглядом ширину пещеры и, как и остальные, замерла в неподвижной готовности к неприятностям.
  
  Медленно, под шелест песчинок о каменные стены, текли секунды ожидания, но постепенно в пыльном сумраке мельтешащего за входом в пещеру песка начало просматриваться какое-то темное пятно. Оно постепенно разрасталось, разрасталось... Вот тень распалась на четыре фигуры, три из которых окружали четвертую. Какаши-сенсей внезапно дернулся.
  
   - Да не может быть... Откуда бы он здесь взялся? Но ведь... Очень похож... А чакросеть... Уж ему-то сам Ками велел... Ребята, - бросил он своей команде, - пока подождите, не атакуйте первыми, только по команде.
   - Какаши-сенсей, вы что-то увидели? Кто это? - спросила Сакура.
  
  И одновременно с этим вопросом вход в пещеру рассек напополам острый угол, составленный из плоскостей зеленоватой чакры, и под неразборчивое бормотание: 'Ёкай забери эту пустыню... Кайсоку, похоже, освоили Джинтон только затем, чтобы как можно быстрее убраться отсюда... И я их прекрасно понимаю!' в пещеру ввалилась трехгранная пирамида, заключавшая в себе четырех одинаковых существ, в данный момент совершенно непохожих на людей. Ну не бывает у человека такой встрепанной и стоящей дыбом красной шерсти на голове, настолько бешеных глаз, и отполированной песком до блеска морд... нет, все же лица... не бывает тоже.
  
  Возможно, если бы не приказ сенсея, новоприбывшие вполне успели до своей безвременной кончины познакомится с последними достижениями молодых надежд Конохи и Суны в области ниндзюцу, но сейчас команда Какаши и Сабаку но Темари просто застыли в немом изумлении.
  
  Трое вошедших слитным движением опустили зеленые стены пирамиды, а явный лидер группы, тот что в центре, встряхнулся всем телом, как большая собака, приведя тем самым шевелюру в относительный порядок и обернулся, чтобы оглядеться...
  
  В очередной раз этот мир, привычно живущий и дышащий, искренне любящий и от души ненавидящий под ласковыми лучами дневного светила потрясла нездешняя мантра... Она была настолько емкой, включая в себя универсальное отношение ко всему сущему, что мир зябко содрогался от ее колючих звуков, стараясь отгородиться от нее песчаным бураном, задувшим, казалось, еще сильнее...
  
  Под сводами скальной выемки прозвучало и раскатилось неожиданным эхом: 'Ох, ё* **** ****!..'
  
  Айдо.
  
  Ёкай забери эту пустыню... Кайсоку, похоже, освоили Джинтон только затем, чтобы как можно быстрее убраться отсюда... И я их прекрасно понимаю!
  
  Слава Ками, иероглиф 'видеть', хоть и не позволяет мне зреть, так сказать, чакру, да и с глазами Йоко (неужели она видит так ВСЕГДА?..) не сравнится, но зато прекрасно выделяет мелкие подробности окружающего мира. Иначе бы я в жизни эту скалу не заметил. Теперь, правда, щека чешется... Но это мелочи по сравнению с тем, что после путешествия в самуме песок у меня даже в... э-э-э... везде, короче. Ненавижу пустыню!
  
  Ну да, конечно, расслабился я немного... Неделя неторопливых прыжков по деревьям в сторону Страны Ветра с разглядыванием достопримечательностей на пути, остановками на ночь в разных мелких поселениях, девушками... м-ма, нет, без этого пока обошелся, хоть и любопытно, это со всеми вот так... просто нет слов как... или только мне повезло?.. Исключительно в исследовательских целях, чтобы потом в грязь... ну да, лицом, не ударить перед... Тьфу!..
  
  В общем, за это время я понял, как много потерял, перейдя на Хирайшин. Оно конечно быстрее, да... Но ведь мир не ограничивается окрестностями меток, в нем столько интересного... Взять хотя бы Долину Завершения, в этот раз специально крюк дал, чтобы посмотреть внимательно. И совершенно об этом не пожалел! Вряд ли, конечно, хоть Сенджу Хаширама, хоть Учиха Мадара при жизни щеголяли такими зверскими рожами, какие им выбили в камне, но гигантские статуи все равно впечатляли... Так что в Страну Ветра я вошел через маленькое пограничное поселение, предварительно спросив направление (я вас умоляю, какие дороги в пустыне-то?). Судя по отношению жителей, Суна уже давно должна называться не Скрытая, а Затерянная в Песке. В общем, был такой индеец - Неуловимый Джо... Видимо, ты и впрямь мой родственник, Гаара, мы оба живем на задворках обитаемого мира. Наруто только вот выбивается из нашей компании, ну да в семье не без... э-э-э... ладно, я и сам во многом виноват...
  
  Сперва местность полностью соответствовали моим ожиданиям. Песок, жара, которая, вопреки рассказам, совершенно не утомляет, а даже немного бодрит, мелкая живность, снующая по барханам... Всегда приятно открывать для себя новый кусочек мира и удивляться, находя сходства и различия со знакомым тебе. Так продолжалось целые сутки. А потом благолепие закончилось...
  
  По барханам потянулись легкие и незаметные струйки песка, собираясь в маленькие уступы, будто бы рябь на внезапно застывшей поверхности моря, горизонт затянуло мглой... Я улыбнулся, радуясь новым впечатлениям и растянул плащ-палатку, прикупленную на границе по советам бывалых...
  
  Ага, как же! Новые впечатления, тля! Эта тряпочка улетела от первого же порыва ветра, снесшего меня с ног и швырнувшего к подножию бархана. Я вскочил, сбрасывая с себя кучу тут же накиданного сверху песка и попытался спрятать лицо от ветра, больше напоминающего мелкий наждак и дующего, кажется, абсолютно со всех сторон, даже снизу...
  
  Я мог бы долго вспоминать о том, как я пытался свернуться в клубок между двумя одномерными стенками, которые тут же стал превращаться в песчаный карьер, судорожно пытался прямо на месте научиться-таки их двигать, чтобы не пополнить собой стройные ряды египетских мумий; как почти случайно вспомнил свои первые барьерные опыты; как пытался делать клонов, чтобы создать трехгранную пирамиду, и как неистово ярящаяся всесметающая песчаная стена, которую назвать ветром, и даже бураном, уже давно не поворачивался язык, раз за разом разрушала оболочку моих копий... В общем, вспомнить явно было что. Но мне было просто стыдно... Поэтому я быстро перетолкал клонов, разворачивая свою удалую птицу-тройку, держащую зеленые стены, в сторону скалы, внезапно вынырнувшей из песчаного сумрака, в котором было не разобрать даже день сейчас или ночь, с разбега ввалился в скальную выемку. В очередной раз пробормотав что-то нелестное в адрес проклятой пустыни, которая притворялась хорошей не иначе для того, чтобы поглубже меня заманить, покосился на летящие буквально перед носом струи песка, попытался отряхнуться и наконец-то осмотрелся, куда занесла меня злая судьба...
  
  То, что сорвалось с моих губ при виде открывшейся картины, наверное, будет преследовать меня в страшных снах. Произойди это в подсознании, на этот вопль, вырвавшийся из глубины души, Таюя примчалась бы быстрее ветра. Но, к счастью ( а, может, к сожалению?... М-м-м...), вокруг была суровая и грубая реальность, поэтому, сразу после того, как пещера вытолкала издевательски повторяющее мои слова эхо наружу, где они и развеялись, тут же затертые песком до состояния: 'Ах, как же я удивлен!', в закутке воцарилась пораженная тишина.
  
  'Да, видимо, это судьба...' - думал я, вглядываясь в один такой знакомый, сверкающий удивлением, и один красный и противный, глаз.
  
  Первым пришел в себя мой идол последних недель, кумир и образец для подражания - Опаздывающий Ниндзя.
  
   - М-ма... Айдо-кун... Здравствуй... Что ты здесь делаешь?
   - М-ма... Какаши-семпай.., - Совершенно без задней мысли сказал я, за что удостоился недовольно (ну вот как у него это получается? Загадка...) поднятой брови, - Простите.. это я от неожиданности... Встретить учителя... Сакуры-чан и ее друзей посреди бескрайней пустыни во время песчаной бури - совпадение почище, чем наткнуться на нукенина S-ранга, спокойно бродящего по Стране Огня... Это точно вы, а не гендзюцу?
   - М-ма... Кхм.., - Снова недовольный взгляд, впрочем, тут же сменившийся глазом-улыбкой, - Это точно я, гендзюцу ведь на тебя не действует, верно?
   - Н-нет... Но все же, я никак не думал вас здесь встретить, уж вы-то вряд ли в бурю попали бы...
   - Да, ты прав... Но дело в том, что мы очень спешим, у нас миссия...
   - 'У нас'? - Зацепился я за кусок фразы.
   - Ах да, извини, забыл.., - С этими словами Какаши отшагнул в сторону, опуская протектор на красный глаз. Я перевел взгляд ему за спину и...
  
  Вот никогда бы не подумал, что вот так вот, нежданно-негаданно, в какой-то пещере на краю мира воплощаются желания... Я ведь очень много думал об этой встрече, строил планы, думал, что я наконец-то скажу... Ведь по сути все, что произошло - это трагическая случайность. Да, меня тогда чуть не убили, что не самое страшное, если честно... Да, пытались использовать мою... моего друга, ну так не в первый раз... Я просто должен был дать еще один шанс... Пусть не услышал один раз - услышал бы второй... Впрочем...
  
  Я стоял и смотрел на Какаши, прислонившегося к стене у входа в единственном месте, где он мог нормально стоять, на розоволосую, которая чуть опустила взгляд, наверное, из-за 'Сакуры-чан', и на самого важного в этой компании человека, который...
  
   - Темари-чан, здравствуйте! С последней нашей встречи вы стали гораздо красивее! И это замечательное черное платье вам очень идет! Но вот мне кажется, было бы гораздо удобнее, будь оно чуть короче, прошлый ваш наряд тоже был более чем... Вишенка, привет! Как дела у Цунаде-оба-сан, прекратила тебя 'нукенином' шпынять? Если нет - передай ей, что я скоро заверну к вам и приму над тобой шефство!
   - В прошлый раз?!..
   - Вишенка?! Ты опять?!..
  
  Два возгласа, от сначала покрасневшей, а затем разозлившейся Темари и чуть ли не зарычавшей Сакуры, слились в одну фразу, но ее перекрыл недоуменный голос еще одного члена компании.
  
   - Э-э-э... Айдо? Это ты?
   - Что? А, Наруто... Извини, сразу тебя не заметил. Да, это я. Здравствуй, кстати.
  
  Я не отводил от него взгляд, но краем все же заметил вытаращенный от удивления глаз Какаши. Неопределенно дернул плечом.
  
   - Айдо, так это и правда ты?! Слушай, мы же два года не виделись! Куда ты пропал? Мы с Извращенным Отшельником ушли тренироваться, я стал гораздо сильнее, даттебайо! - Принял горделивую позу, насколько позволил низкий потолок, но тут же продолжил, - Я хотел с тобой попрощаться тогда, но мне сказали, что ты на миссии! И сейчас, когда я спросил бабулю, она сказала мне то же самое, ты что, все это время не был в деревне? А что за миссия, расскажешь? И ты выяснил, что с твоими родителями, ты начинал тогда?..
  
  Поток вопросов неожиданно иссяк, запнувшись о мой взгляд.
  
   - Родители, говоришь? Все же помнишь, значит... Жаль, не то, что надо... Да, выяснил. Они погибли.
   - Айдо, мне...
  
  Но тут его перебили. Темари неожиданно опасно прищурилась и схватилась за стоящий рядом веер.
  
   - Погоди-ка... Это ведь ты! Комура Айдо, нукенин, 'предположительно, Хирайшин', два миллиона?! Да как ты вообще посмел сюда!..
   - Темари-чан, спасибо!., - Девушка осеклась и недоуменно захлопала глазами, - Я не смел и надеяться, что произвел на вас такое впечатление, что вы следите за моей судьбой! Ведь найти в пухлой международной 'Бинго' одного из сотен нукенинов, стОящих до пяти миллионов рё, не такая уж простая задача! Вы поражаете меня не только красотой, но и умом! Не волнуйтесь, я никогда не смогу сделать вам ничего плохого!
  
  Воцарилось неловкое молчание, которое разрушил... ну правда, кто бы мог подумать?
  
   - Э-э, Темари-чан... А Шикамару так с тобой не разговаривал... И слов таких тоже не говорил... Почему, а? - Недоуменно спросил Наруто.
  
  Каюсь, ни разу в жизни не видел, как по-настоящему смущаются блондинки. Впрочем, рано или поздно, так или иначе - в жизни случается все. Вот и сейчас - Темари залилась краской до самых корней волос и резко отвернулась к стене. А со стороны Наруто раздался тихий возглас 'Бака' от зарозовевшей не только прической Сакуры и приглушенный звук столкновения кулака с черепом. Я невольно усмехнулся. Ну вот и кто мне скажет, за что это она его? Судьба, дружок, нечего было в Минато удаваться!
  
   - М-ма... Тц! - Цыкнул, решив прекратить этот балаган, Какаши, - Айдо, ты так и не сказал, как ты тут очутился. Хокаге-сама и Митараши говорили, что твоя... м-м-м... миссия проходит в другом месте.
   - Да, верно. Просто у меня появились кое-какие вопросы, на которые сможет ответить только Сабаку но Гаара из Сунагакуре. Вот я и тронулся в путь...
  
  При этих словах компания резко помрачнела.
  
   - Мхм... Айдо... Боюсь, у тебя ничего не получится... Гаару похитили и мы как раз направляемся туда, чтобы помочь Деревне, Скрытой в Песке, чем только возможно.
   - Похитили? Но как?! - Сказать, что я офигел - просто промолчать, - Он ведь...
   - Да, - Кивнул Хатаке, - Он джинчуурики. Но сделали это... Акацки.
   - Гаару признали в деревне и выбрали Казекаге.., - Было очень непривычно видеть сумрачного Наруто, - А теперь... Твари! Ненавижу!
  
  Он со всей дури хватил кулаком по песку. Мне даже показалось, что на его глазах блеснули слезы...
  
   - Акацки? Эти бессмертные садомазохисты все же смогли?.. Я думал, что они больше рисуются и хвастаются... Все таки, как себя из кусков ни собирай, а задачка немного не по человеческим силам, знаю лично... хм.., - Задумчиво пробормотал я.
   - Бессмертные? Из кусков? - Повернул ко мне глаз пепельноволосый джонин А-ранга.
   - Да так, встречался пару раз... Смахнулись и разошлись. Не обращайте внимания.
   - Айдо, любая информация о них очень важна. Особенно нам. Ты же понимаешь?..
  
  Но договорить он не смог.
  
   - Айдо! - Подскочивший Наруто подбежал ко мне, - Идем с нами! Вместе мы спасем Гаару!
  
  Вот так предложение! Нет, конечно, иметь в должниках Великую деревню было бы неплохо, но... Может, хватит дуреть и кидаться во всякие авантюры, а, Айдо? В конце концов, ты теперь не один. И кто бы что ни говорил, да и что бы ты сам себе не думал, отвечаешь за них и защищаешь их именно ты. Конечно, защитник из меня тот еще... Но многие и многие о таком месте жительства только мечтают! Стоит только вспомнить, как они улыбались мне, когда я слезал с помоста после речи на празднике. Жалким неудачникам с благодарностью не улыбаются!
  
  Конечно, обзавестись еще одним родичем было бы неплохо... Да только и Канкуро и Темари - его брат и сестра, а у них красных волос не замечено. Так что это, наверное, просто совпадение... ну или родство настолько дальнее, что от соседей по улице мало чем отличается. Вот многое ли можно сделать для такого человека? Максимум сотню на водку дать и дрель на выходные... Так что...
  
   - Наруто. Спасибо за предложение... Но. Джинчуурики Однохвостого и одновременно Казекаге - сильнейшего шиноби Страны Ветра - похитили. На глазах у всей деревни., - Темари дернулась, - ... Потому что такие сражения обычно видны абсолютно всем. И похитителям ничем не смогли помешать. Что там может сделать еще один чунин, который даже жилетку свою уберечь не смог? Да и вообще - я бы и тебе не советовал туда ходить, ты ведь тоже... Но у вас миссия... Тебя бы не послали на безнадежное дело, бабуле ты все же не чужой...
   - Ты тоже чунин... Только я один остался генином.., - На мгновение отвлекся рыжий. Да уж, сильно тебя волнует этот вопрос, что все остальное перебил... Но он тут же продолжил, - Я не могу не пойти, это же Гаара! Никто не поймет его боль лучше, чем я! Он мне почти как брат!..
   - О! Расширяешь список братьев, да? А где в очередь записываться? Глядишь, и я сподоблюсь! - Перебил я его.
  
  На мгновение повисла тишина. Все недоуменно рассматривали меня, и только в глазу Какаши на мгновение мелькнуло что-то, похожее на понимание и сочувствие. Тебе-то откуда знать, что я сейчас чувствую, одноглазый?
  
   - Л-ладно.., - Неуверенно продолжил блондин, - Но... У тебя же есть Хирайшин! Ты можешь быстро доставить нас в Суну!
   - Наруто. Все не так просто. Чтобы я воспользовался этой техникой, у цели должна быть хоть капля моей чакры. В Скрытом Песке я в жизни не был, так что... Извини.
  
  Повисло молчание. Каждый в компании задумался о чем-то своем, Какаши вновь поднял протектор и уставился на вход в пещеру, а я спокойно размышлял, что же делать дальше? Наверное, как и собирался...
  
   - Айдо... Извини, но... Что с тобой случилось? Раньше ты не говорил так...
   - Как? - повернулся я к Наруто, но Какаши не дал продолжиться разговору, который мог завести очень далеко.
   - Буря заканчивается. Нам пора.
  
  Так же внезапно, как и начался, песчаный ад прекратился. За зевом пещеры едва ползли, постепенно успокаиваясь, последние песчаные струйки, а внутрь заглядывала огромная, как всегда после непогоды, убывающая, но при этом ярко светящая луна. Небо покрыли бесчисленные точки, явственно видимые даже в лунном свете. Таких не увидишь нигде, только в воистину диких и недоступных местах они являют свою истинную, нечеловеческую красоту... На пустыню опустилась ночь...
  
  Все зашевелились, собирая немногочисленные вещи и цепляя снятые рюкзаки.
  
   - Айдо-кун. Куда ты теперь? - Обернулся ко мне Копирующий Ниндзя.
   - Я хотел немного выспаться. А потом в Коноху. Баб... Хокаге-сама ждет моего отчета... о миссии.
  
  Какаши молча кивнул и с непроницаемым, до половины укрытым маской, лицом вышел из пещеры. За ним шагнул оглянувшийся на меня Наруто, потом что-то тихо рассказывающая ему Сакура. Последней, как сидящая дальше всех от входа, отправилась Темари.
  
  Я заерзал, устраиваясь поудобнее. Ф-фух, сутки не спал.
  
  Девушка внезапно замерла у входа.
  
   - Айдо... кун.., - Я обернулся. Она стояла спиной ко мне, опершись рукой о камень, - Извини меня за... то, что я про тебя подумала. Все действительно сложнее, чем я думала сначала. И... Твои слова правильны и справедливы. Действительно, иногда кажется, что ничего нельзя изменить... Я, хоть и джонин, но то, что ты сказал, относится и ко мне тоже... и про деревню ты прав... Но... Иногда бывает, что, даже если нет никакой надежды, все равно нужно продолжать делать, что должен... И верить!
  
  Помолчала пару секунд, будто на что-то решаясь.
  
   - Я... чувствую, знаю, что ты не тот, кем кажешься, кем считают тебя даже твои друзья, знающие тебя с детства.... Ты вырос в приюте, я выяснила у Шик...Шикамару и тебе не понять, что я сейчас чувствую. Но... Айдо, он мой брат, а мы и так идем слишком долго! Если можешь, помоги!
  
  Резко обернулась. Плащ, в который она куталась, взвился от рваного движения, а в меня уперлись отчаянно голубые глаза, в которых отражалась светящая чуть сбоку луна... Легкий ветерок шевелил четыре желтых хвостика, развевал ленту от протектора за спиной... Губы чуть шевельнулись и я скорее угадал, чем услышал... 'Пожалуйста...'
  
  В душе что-то оторвалось и полетело вниз все глубже, глубже и глубже... В абсолютную и первозданную тьму. И я понял, что все... Пропадай техники, секреты, это ничего уже не важно. Важно лишь то, что я, кажется, догадываюсь, что можно сделать!
  
  Резко встал. Девушка вздрогнула, когда я, проходя мимо, схватил ее за руку и потащил за собой, но ничего предпринять не успела, так как мы уже догнали команду Какаши, отошедшую от пещеры буквально пару шагов.
  
   - Наруто! - Обернулись все трое, - Погоди! Я... это... Короче, я придумал! Когда меня о чем-то просят светловолосые и голубоглазые девушки с хвостиками, я не могу отказать!
   - Айдо, я знал, что ты что-нибудь придумаешь! А насчет...
   - И не хмыкай многозначительно, это не намек! Только попробуй сам такое провернуть, тот удар от Саске за счастье покажется! В общем, идите сюда! Так, минуту!..
  
  Замер, скрутил пальцы в 'концентрацию' и занялся Печатью Отшельника. Все-таки долговато она открывается... А с другой стороны - за все надо платить. У тебя, Айдо, и так мощный инструмент - можно регулировать, сколько взять, и смешивать, ничего не опасаясь, хоть на бегу. Это я так замер, для скорости. У других и того нет, вынуждены истуканами по десять минут, если не больше, стоять, регулируя потоки, потому что чуть что не так - бац и камушек!
  
  Видимо, на мое лицо уже полез привычный и чуть раздражающий (вот времена пошли, а когда-то я его стильным считал...) отшельнический макияж, делящий мне веки пополам и удлиняющий улыбку, потому что до сих пор смущающаяся от моих последних слов Темари вдруг побледнела и рефлекторно потянулась за веером, а Сакура чуть порозовела, вильнув глазами в сторону. Чего это она? А-а-а, точно... Стихи были неплохие, это точно!
  
  А вот Хатаке опять выставил спрятанный было шаринган на меня. Подмигнул красному глазу. Мы еще и не так могем, Какаши-семпай. Гай-сенсей пока что выигрывает!
  
  Ну вот и все - можно приступать.
  
   - Итак. Наруто, когда я сказал, что для перемещения в нужной точке должна быть моя чакра, сказал правду. Но потом кое-что припомнил... В общем, чакра необязательна, достаточно ее следов... Как это? Долгая история... Беритесь за мои руки и держитесь крепче... Темари-чан, можешь меня обнять... Нет, необязательно, но крайне желат... Ладно, не трогай лишний раз веер, а то ногами пойдете, мертвые к техникам неспособны... хм... Ну что, все готовы? Гордитесь, сейчас вы станете первыми участниками моего эксперимента потому что я так еще ни разу не делал... Наруто, не дергайся, этот эксперимент с Такуми-сенсеем не имеет ничего общего... А если не прекратишь вертеться, пойдешь пешком - ты и так самый сложный пассажир! Все, поехали. Хирайшин!
  
  Глава 2.
  
   - Ой! Ай! Ксо!... Да что это тако!.. Тьфу!.. Даттебайо!
   - М-ма... Кхм... Э-э... Айдо-кун... Скажи, это всегда... происходит вот так?
  
  Девчонки выбирались из какой-то кучи тряпок и дров, засыпанных песком, молча, чем делали меня неимоверно счастливым. Только Сакура с опасным выражением на пыльной мордашке заставляла задуматься о надежном укрытии на случай, если грянет буря... Но мне кажется, эта гроза разрядится отнюдь не на мою голову, ха!
  
   - Зато... быстро... Какаши... семпай... Правда?..
  
  В данный момент я стоял на подкашивающихся ногах, опираясь на стену какой-то подсобки, переполненной искореженным хламом и пытался отдышаться. Да уж, никакие рассказы собственного опыта не заменят... Мне казалось, что это тяжело, когда я телепортировал Йоко... Пусть чакросеть тогда была не совсем в порядке, но... А сейчас я как будто протащил гору на своем горбу, пройдя с ней весь путь до Суны пешком... Разница в объемах чакры между моей дочкой и, хе-хе, 'дедушкой' оказалась просто монструозной. Как я только раньше этого не замечал?.. И меня хотят подписать на драку с существами, которые спокойно охотятся на вот такое... а потом уходят с охоты не по микроскопическим кусочкам и не улетучиваются в небо в виде отдельных жареных молекул, а на своих ногах и победителями? Не-не-не, спасибо... Тут надо срочно бежать на остров, запрятывать Йоко, чтобы не нашли, обратно в пузо, усовершенствовав печать так, чтобы мы не сливались в одно, и не высовывать за водовороты носа до старости! Мда...
  
  Темари выбралась из кучи мусора первой и вдруг присела, рассматривая какой-то кусок на полу.
  
   - Погоди-ка... Это ведь Карасу! Но как, Айдо?..
   - Чунин Шикен в Конохе... памятный нам всем... Запомни, Темари-тян... никогда не бери обратно вещи, побывавшие в руках противника, как бы они не были важны. Особенно такого противника, как я! - К концу речи я отдышался и даже более-менее пришел в себя.
  
  Блондинка бросила на меня странный взгляд, в котором мне почудился свет костра, сложенного из безвинных остатков куклы... и мелькнула очень знакомая тень, привязанная к столбу прямо над этим костром... Я улыбнулся - ну почему бы и не сделать красивой девушке приятное. Пусть считает, что раскусила олуха... Тем более, каморка очень уютная, темная, и, судя по всему, используется нечасто... А то, что я уже щупал здесь стены и даже пару раз к полу прикоснулся - право же, мелочи! Может, мне просто материал понравился?
  
  Внезапно дверь распахнулась и прямо на Темари из коридора упал конус света, рассекший полумрак помещения.
  
   - Стоять! Кто вы?... Темари-сан? О, Ками, как вы здесь?..
  
  Ну наконец-то, я уж было думал - вообще никто не придет. Интересно, бардак с безопасностью в Великих деревнях - это обязательный атрибут? А ведь у них только что Казекаге сперли... Вот так вот поневоле и задумаешься, а сильно ли этот титул тебе нужен?..
  
  Тем временем один из ворвавшихся в комнатушку, которых против света было особо не рассмотреть, продолжил.
  
   - Темари-сан, вы с помощью из Конохи? Мы ждали вас у ворот... Идемте скорее!
  
  Больше не теряя времени, мы вывалились из кладовки и понеслись по извилистым коридорам за каким-то ничем не примечательным, кроме прически 'не соблюдал технику безопасности в трансформаторной будке', черноволосым парнем.
  
   - Расскажи подробнее, что произошло?! И почему там валяются обломки Карасу? - Темари задавала вопросы, не останавливаясь.
   - Казекаге похитили... А Канкуро погнался за ними... Он ранен...
   - Что?! - Ох, бедняга, не завидую я тебе... В один день сразу двух братьев...
   - Да... Его отравили каким-то сильным ядом и мы не можем ничего сделать...
   - Его нужно срочно осмотреть! Бежим! - Бросила Сакура. Как будто мы стоим на месте, хех... Эх, Наруто, Наруто... ну где твои глаза?..
  
  Тем временем мы, наконец, добежали до очередного глиняного и бочкообразного здания. Ничем, кроме вывески 'госпиталь', не отличавшегося от остальных построек в деревне и больше похожего на желто-серый термитник, чем на человеческое жилище. Мда, в такой атмосфере поневоле мизантропом станешь, даже без чудища внутри...
  
  Девушки бросились вперед, одна к брату, другая - к пациенту (неплохо бабуля тебя вышколила, Сакура. Лечение превыше всего), а мы немного задержались в проеме двери - Наруто рвался вперед, а Какаши был, как и положено командиру, впереди. Поэтому хлопок созданного и развеянного клона Наруто (а чьего ж еще-то?) застал меня врасплох.
  
   - Это ты, Белый Клык Конохи! Я отомщу! - Черт, а это еще что такое? Ладно, что бы это ни было, надо их прикрыть!
  
  Подскочив к Хатаке, вытянул руки, ставя обе доступных мне на данный момент одномерных стенки в два метра высотой углом перед нами.
  
   - Чертова старуха! Ты чего удумала?!
  
  Наруто орал на какую-то бабку, которая стояла в нескольких метрах впереди и, прищурив набрякшие мешками глаза, рассматривала мой барьер. С первого взгляда становилось понятно, что на этом свете она находится только потому, что Шинигами никак не может решиться ее прибрать - балахон Бога Смерти от стариковского песка ни в одной прачечной отстирывать не возьмутся... А ведь, если подумать, я первый раз в этом мире вижу настолько глубоких стариков... Даже Третий Хокаге на ее фоне выглядел бы мужчиной в самом расцвете сил... И это навевало определенные мысли...
  
  Потому что со второго взгляда становилось понятно, что с это старушонкой пресловутый Хирузен бы связался, только хорошенько подумав. Уж слишком опасной и уверенной в себе она выглядела. Ну да, тут попробуй до тридцати дожить, а она вон... Значит, не нашлось дураков-то, бабушку обижать...
  
   - Ни слова! Враг моего сына!., - Старушка явно хотела продолжить.
   - Сестра, подожди! Они очень похожи, но это не он! Присмотрись! - Неожиданно вывернувшийся от стены дедок, такой же морщинистый и древний, поднял руку и заслонил ее спиной.
  
  Бабка прищурилась еще сильнее... И внезапно захихикала:
  
   - Да не может быть! Я просто дурачилась! Это у меня приветствие такое, ни-хихи!..
  
  Ох, старушка, не знаю, кого вы собрались обдурить, но вы не так уж просты... Думаю, что вы сможете мне многое рассказать, если вас хорошенько поуговаривать, конечно...
  
  Какаши-семпай, услышав это, примирительно пожал плечами с глазом-улыбкой в сторону местных поставщиков песка для пустыни. Потом сделал маленький шажок вперед и поднял руку, попытавшись постучать по еле заметно колеблющемуся воздуху вокруг барьера. Ничего не вышло. Стенка была твердой... и более никакими физическими качествами не обладала. Джонин повернул в мою сторону глаз... И я снова подмигнул. Гай-сенсей уходит в отрыв, двойник таинственного Белого Клыка!
  
  С облегчением убрал стенки и как раз в этот момент от кровати с лежащим пациентом, сейчас больше похожего на человека, а не противоестественный плод союза имиджа Бетмена и Джокера, донесся голос Сакуры:
  
   - Ну, вы закончили? Надо скорее заняться Канкуро! Айдо, не хочешь мне помочь?
  
  Я подошел к кровати и включил Шосен. Ух ты! Вот это да! Яд разошелся по все кровеносной системе, особенно много его в сердце, и ткани уже начали разлагаться. И... мне кажется или в основе яда какой-то металл? Спасибо тебе, Олька, за два года курсов по химии, хоть ты меня и бросила! А информация очень интересная, это ж где тут у нас завелась лаборатория?! Хочу-хочу! У меня вон печать объемного взрыва не работает, потому что, как ни крути, а без рабочего вещества не обойтись! А тут... Кхм, Айдо! Тут у нас больной, вообще-то...
  
  Вынырнул из сладких мечтаний, погасил Шосен и убрал руку.
  
   - Извини, Вишенка, для моих методов пациент слишком... м-м-м... живой... Если бы подождать немного.., - Суновцы-меднины и Темари дернулись, но я улыбнулся, - Давай уж по старинке, так сказать, дедовскими, ой, то есть бабовск... тьфу, короче, традиционными способами. А я тебе помогу. Что нужно делать?
   - Для начала - прекратить свои дурацкие шутки! - Грозно глянула на меня и неожиданно тепло улыбнулась, - А пока что - было бы неплохо его обездвижить. При извлечении яда могут сокращаться мышцы...
   - Легко! - Приложил обе руки к Канкуро. Из-под ладоней за секунду вырос круг с шестью лучами, тут же зашевелившимися и поползшими по всему лежащему телу, укутывая его в тонкую разлинованную черную сеть. Две линии проползли по обеим сторонам головы, фиксируя шею, и наконец остановились.
  
  Темари и остальные местные снова задергались.
  
   - Успокойтесь, всего лишь обычная печать 'Сейши' /неподвижность/. Что, не видели никогда? Ваши же испытали, тогда, на экзамене... кхм... неважно, в общем. Вишенка, что дальше?
   - Прекрати называть меня так, это... неприлично.., - Буркнула девушка и тут же включилась в работу, - Освободи от своей... печати грудную клетку и нагрей воды - я буду убирать основные скопления яда!
  
  Приложил к черной линии палец и раздвинул сеть на груди. Тем временем местный меднин уже притащил два тазика с водой. Благодарно кивнул, улыбнулся воспоминанию - как будто вновь вернулись благословенные времена в госпитале... с Такахаси-сенсеем... и приготовился наблюдать, как же изменилась подготовка ирьенинов в Конохе за время моего отсутствия...
  
  
  Через несколько часов я тяжело поднялся с лавки в коридоре. Все-таки бабуля молодец, учить умеет. Сакура и правда талантлива, вытащила эту гадость просто виртуозно. Да и противоядие быстро намешала. Конечно, я бы справился лучше и быстрее... вот только единственно - на себе самом. А 'Восстановление' лечило бы поврежденные клетки... яд бы снова разрушал их... и так по кругу, до полного распада вещества и выведения его из организма естественным путем. Для пациента это было бы очень неприятное время...
  
  Ну что ж, моя помощь вроде бы больше не требуется. Канкуро уже очнулся, Какаши рядом выспрашивает обстоятельства произошедшего у мужика, который был тогда в Конохе, Темари не удержалась на ногах от облегчения и теперь сидит, привалившись к стене... Больше мне здесь делать нечего...
  
  Попрощаться? Я снова окинул взглядом комнату. Сакура поит пациента чаем с противоядием, Какаши думает, Темари не до меня... Наруто нет, вышел по нужде, наверное... ну и ладно, передам через бабулю привет, у них миссия все же. Есть более важный вопрос - включать ли Режим Отшельника и сразу в Коноху, на старые метки? Но так далеко я не прыгал никогда, может, не стоит сразу за одним экспериментом второй устраивать? Да и резерв полностью не восстановился... Решено - сначала в тот пограничный городишко, где я последний раз ставил метку на здание сельсовета. Отдохну, подготовлюсь к разговору - и не спеша пойду. А, может, вообще прыгнуть домой? Там отдыхаться будет хоть и активнее, но гораздо приятнее... Ждет, наверное... Ладно, посмотрим!
  
  Уселся обратно, закрыл глаза и начал было концентрироваться на переносе - все-таки не ближний свет... Но вдруг на меня упала тень.
  
   - Айдо, просыпайся! Не время расслабляться, Сакура-чан закончила с Канкуро, Какаши-сенсей сейчас отправит Паккуна по следу, а нам пора выступать! Идем! И кстати, - вдруг подозрительно прищурился, - почему ты зовешь ее 'Вишенка'? У вас уже было... свидание?.. Она невероятная, правда?!
  
  Я не смог сдержать улыбки, настолько непосредственным был этот переход от подозрительности к искреннему восхищению. Все-таки так умеет только он один в целом мире. Жаль, что мне не досталось такого отношения к жизни, ему, наверное, проще...
  
   - Ну, насчет 'невероятная' ты преувеличил, я бы посоветовал оглянуться по сторонам, вокруг тебя есть и другие девушки.., - Он неожиданно покраснел, а я удивился. О как, есть еще порох в пороховницах! И кто же эта счастливица, которая смогла хоть на мгновение оторвать братишку от ненаглядной 'Сакуры-чан'? Я бы ей помог, потому что работы тут - непочатый край!., - Но она - талантливый медик в будущем, что есть, то есть... И не переживай, я все это - исключительно по-дружески.
   - Отлично! Ладно, ты готов? Тогда пошли попрощаемся с Канкуро и пойдем. Мы спасем Гаару, даттебайо! А по пути ты расскажешь, почему Темари-чан назвала тебя 'нукенином'. А ты знаешь, что они с Шикамару?..
   - Наруто, - остановил я поток новостей, вопросов и предложений, - Спасибо, не забыл обо мне... Но мы же в пещере об этом разговаривали, помнишь? Там двое, справившиеся с Гаарой, а он...
   - Я узнавал у жителей! Гаару победили потому, что он прикрывал деревню от взрывов, не думая о себе! Он поступил как настоящий Казекаге! Поэтому...
   - Наруто. Зачем вам чунин в компании Джонина А-ранга и... тебя? Да и Песок точно кого-то пошлет, Темари-тян пойдет с вами... А у меня есть своя миссия...
  
  Я замолчал. Блондин несколько секунд смотрел на меня с непонятным выражением, потом вдруг схватил за руку и потащил внутрь палаты.
  
   - Теперь все должно быть в порядке, но тебе лучше полежать, пока противоядие не закончит работу, - Сакура инструктировала уже приподнявшегося на кровати больного. Темари придерживала его, чтобы он не упал.
   - Отлично! А теперь нам пора! Сакура-чан, можно я понесу твой рюкзак? И... раз Айдо называет тебя 'Вишенкой', можно я тоже?..
   - Заткнись, бака! Конечно же, нет! И отдай сюда рюкзак, там ценные и хрупкие вещи, не для твоих кривых рук!..
  
  Я слушал переругивания брата со своей подружкой и почему-то никак не мог отвести взгляд от сидящего на кровати Канкуро. Он молча смотрел на свои руки, а потом поднял голову, посмотрев на нас. И в глазах у него была настоящая боль, которой было очень далеко до извращенских замашек всех рассветовцев в мире, сколько бы их ни было. 'А как бы я чувствовал себя, если бы сейчас Наруто не стало? - Внезапно подумалось мне, - Если бы я знал, что его нет. Не потому, что он по-дурацки ведет себя, и наказание за это поведение он заслужил, не потому, что у кого-то есть планы... А вот просто - его нет? Не знаю... А ведь я сейчас своими руками отправляю его в пасть убийц джинчуурики, отговариваясь какой-то нелепой жилеткой... Может быть, стоит хотя бы дать ему кунай?..'
  
   - Узумаки Наруто, - Прервал мои размышления Канкуро.
   - Да? - Обернулся к нему рыжий.
   - Пожалуйста, спаси моего брата. Ты сможешь!..
   - Конечно, спасу! Я собираюсь стать Хокаге. Поэтому считайте это услугой от будущего Хокаге для Казекаге!
  
  Канкуро чуть улыбнулся. Я отвел глаза, но по пути наткнулся на взгляд Темари. Она смотрела с тем же выражением надежды и веры, что и ее брат... Но смотрела почему-то на меня! Эх, жизнь моя - жестянка...
  
   - И от Первого, но никому пока не известного Узукаге тоже.., - Пробормотал я.
   - Что?
   - Я говорю, Какаши-семпай, может быть, мы немного сэкономим время и дадим вашей собачке мой кунай?..
  
  'Эх, Ками, ну скажи мне, что я сейчас не сделал очередную глупость!' - Подумал, задрав голову к потолку. Но побеленный, в отличие от остальных помещений, потолок стандартного для Сунагакуре термитника безмолвствовал. Я тяжело вздохнул...
  
  Глава 3.
  
   - Какаши-семпай, но почему? Неужели вы хотите просто так бить ноги по пустыне? В ваши сандалии ведь песок забивается... Вы хоть что-нибудь знаете о том, куда они пошли, кроме направления? Хорошо, я согласен, они не стали бы путать следы - не тот характер, да и мысль отправиться за ними, а потом на основе информации от Паккуна повернуть куда нужно, неплохая... Но ведь ему все равно бегать! Я спрашивал, ему не тяжело будет нести кунай, а мы бы тем временем немного отдохнули и подготовились к битве! Так почему?!.
   - Айдо-кун... Во-первых, если ты воспользуешься этой техникой, то по прибытии на место будешь ни на что не способен, и нам придется тебя защищать, а ты ведь собирался помочь? - Хатаке опустил на меня глаз и чуть слышно пробормотал, - Никогда не видел, чтобы Минато-сенсей так выматывался после прыжка...
   - Это он маму при вас никогда Хирайшином не катал, сам или с вами одним хоть сто раз!., - Огрызнулся я, но нарвавшись на недовольный взгляд, осекся, - Простите, действительно, не время и не место... Ладно, первое принимается... А что во-вторых?
   - Во-вторых, посмотри вон туда, - Он мотнул головой в сторону Наруто, который нетерпеливо скакал по пыльной дороге вокруг Сакуры и явно едва сдерживался, чтобы не рвануть вперед, - Как думаешь, если мы и правда отправим одного Паккуна, твой... друг даст нам хоть минуту отдохнуть все это время?
   - Правда ваша... - Понурился я.
   - И, кроме того... я не хочу, по выходу из техники, вляпаться в собачью кучу... А ведь ты вполне можешь это устроить...
  
  Эти слова семпай произнес настолько тихо, что я скорее догадался, чем услышал. Но Паккун, сидящий неподалеку, свесив от жары язык, все равно недовольно дернул ухом, однако говорить ничего не стал.
  
  Тем временем рыжий, который так и не переоделся с тех самых пор, только вшив в свой оранжевый костюм черные вставки под рост... кстати, он вымахал на четыре сантиметра выше меня... да и волосы еще на три вверх торчат... Ну как тут рядом стоять... гад... Так вот, ему просто надоело ждать.
  
   - Эй, хватит стоять! Нам пора идти, даттебайо!
   - Да, Наруто, ты прав. Мы выступаем. Паккун, готов?., - Мне показалось, что Какаши-семпай тяжело вздохнул.
   - Подождите! Мы отправим с вами лучших шиноби Песка, они помогут...
  
  Мужик, побывавший в Конохе, вроде бы его зовут Баки, махнул нам рукой.
  
   - Да, и я тоже отправляюсь с вами! - Рядом блондинистая сестра местного джинчуурики уже перецепила по-походному свой веер на спине.
  
  Я улыбнулся. Все-таки не зря я отправился в этот поход - будет весело. Однако моя радость оказалась недолгой.
  
   - Нет. Темари, ты останешься и со своим отрядом будешь охранять подходы к Скрытой Деревне. На это дело, думаю, хватит и одной меня!
   - Но...Чиё-ба-сама... Я думаю, это будет вам не по силам.., - Бормотал Баки, а Темари издала лишь какой-то придушенный возглас.
  
  Я недоуменно хлопал глазами, задрав голову на крышу, откуда в данный момент и вещала неугомонная старушенция, и в конце концов возмущение все же вырвалось наружу.
  
   - Что-о-о?.. Вы хотите сказать, что с нами, вместо милашки Темари-тян, всю дорогу будет бежать безбашенная древняя бабка, кидающаяся на людей? Да что она вообще может? Не-не-не, я так не играю! Верните все назад! - Упс! Не сдержался, блин...
  
  Немногочисленные суновцы, стоявшие рядом с Баки, отвесили челюсти до самой земли, а Темари, оправившись от шока, стремительно подскочила ко мне.
  
   - Да как ты вообще!..
  
  Уперла в меня яростные голубые глаза. Я чуть улыбнулся, она внезапно порозовела, вильнула взглядом в землю... и изо всех сил наступила мне на ногу!
  
   - Ай!
   - Ты что несешь, Айдо! Это же Чиё-ба-сама, она уважаемая Старейшина Суны! А ты!..
  
  Я подпрыгивал на одной ноге, воздавая сапогам хвалу за защиту от перелома, а сзади пыхтящим паровозом с прохудившимся паровым котлом медленно надвигался розоволосый всадник апокалипсиса. Блин, надо срочно исправлять ситуацию!
  
   - Темари-тян, Вишенка, простите! Я просто не доверяю старикам! А на слово 'Старейшина' у меня вообще аллергия! Апчхи, видите?!
   - Я не 'Темари-тян'!..
   - Я не 'Вишенка'!..
   - Нихи-хи! Молодежь нынче такая активная! Совсем не доверяет старшему поколению! - Смешок Чиё с крыши перебил девчонок, вновь заговоривших в один голос, - Неплохих деток ты воспитал, сын Белого Клыка!
  
  Какаши-семпай многозначительно развел руками.
  
   - Не волнуйся, молодой фуин-мастер, я тоже кое на что сгожусь!
  
  С этими словами бабка стремительно спикировала с крыши и приземлилась прямо перед нами, подняв тучу пыли и пресекая уже, казалось бы, неотвратимую бессудную расправу...
  
   - Я просто очень хочу повидаться с моим маленьким внуком Сасори!
  
  Голос Чиё бы все таким же хриплым и надтреснутым, а на морщинистом лице светилась искренняя улыбка. Вот только лично мне бы не хотелось, чтобы однажды так сказали обо мне. Сасори, где бы ты ни был, тебе лучше отдать Гаару по хорошему.... Целее будешь...
  
  
  В первый день бега мы особо не разговаривали между собой. Какаши никогда не был особо болтлив без причин, Сакура, видимо, все еще дулась за прозвище... а что такого? По мне - очень даже мило... мы с Чиё косились друг на друга - я возмущенно, а она - весело прищурившись, а Наруто... для Наруто с того момента, как мы покинули Суну, уже не существовало ничего вокруг, кроме цели нашего путешествия. Да и, надо сказать, забивающийся в рот пустынный песок не особо способствовал разговорам. Короткий привал - и путь продолжился.
  
  Второй день принес некоторое облегчение. Во-первых, мы, хвала Ками, выбрались из Страны Ветра и прыгали по насквозь привычным веткам деревьев. Ненавижу пустыню! А, во-вторых, Сакура, видимо, перестала обижаться. Она несколько раз бросала обеспокоенные взгляды на Наруто, бежавшего впереди, и, наконец, решила немного его отвлечь.
  
   - Наруто, можно тебя спросить? - От рыжего, бегущего впереди всех, донесся неопределенный звук, но девушка приняла его за согласие, - С каких пор Акацки начали охотиться за тобой?
  
  Парень помолчал пару секунд.
  
   - Не знаю...
  
  Было понятно, что больше от него ничего не добьешься, поэтому в разговор, исполняя долг сенсея, включился Какаши.
  
   - Три года назад... Двое из Акацки приходили в деревню, Но Наруто там не нашли...
   - Они потом догнали нас, но мы отбились, - негромко сказал я. Сакура и Чиё с удивлением повернули головы ко мне, а Хатаке коротко кивнул и продолжил:
   - А вот почему они после этого медлили три года, я не знаю... Наверное, потому что рядом с Наруто всегда был Джирайя-сама...
   - Не совсем. По моей информации, для извлечения Хвостатых Зверей нужны специальные условия. И Акацки все это время готовили их, - Решила дополнить рассказ активная бабка.
   - 'Хвостатых Зверей'? А что, их несколько? - Сакура так натурально сыграла удивление, что, не замечай я в свое время следы маленьких ступней, казалось, отсвечивающих розовым в пыли библиотеки Конохи, купился бы на раз. Мы двое - единственные из учеников Академии, кто ходил туда читать, а не заниматься уборкой, отбывая наказания за неуспеваемость...
   - Хвостатые звери - это магические существа... - Я хохотнул от неожиданности. Мда уж, неожиданно. Древняя бабка бодро скачет по деревьям, не видит в этом ничего необычного и рассуждает о магии. Воистину, 'магия - это все то, неизвестное нам, что лежит за пределами нашего понимания'.., - Песку принадлежал Однохвостый Шукаку. Ты - ученица Цунаде и ничего не знаешь о биджу? - Удивилась старуха. Сакура состроила виноватую рожицу, а Какаши решил спасти реноме деревни.
   - Ну-у... Дело в том, что эта информация в Конохе засекречена...
   - Какаши-семпай, Вишенка, я вас умоляю! Все необходимое давно написано и погребено в безвестности среди книжных залежей в конохской библиотеке! Хвостатые Звери, или же биджу - Звери-из-Чакры, обладают поистине фантастическими резервами энергии, всего их девять, от Однохвостого до Девятихвостого, с соответствующими именами. У каждого - свои особые способности, зависящие от количества хвостов. Другое дело, что пока я не узнал о Девятихвостом, я их легендой считал...
  
  Двое моих земляков недовольно посмотрели на меня. О, кажется, я сорвал им работу по растряске бабки на информацию. Ну, в другой раз не будут строить интриги, а просто предупредят. А плечи Наруто чуть поникли, но он ничего не сказал.
  
  Старушка тем временем, продолжила:
  
   - Да, молодой фуин-мастер, именно так. Но... дело в том, что из-за этих, как ты сказал, 'фантастических резервов', Хвостатых зверей очень долго пытаются поставить на службу, чтобы увеличить военную мощь деревень... Они безгранично сильны и управлять ими не получается, поэтому был придуман способ...
   - Запечатать их в человеке и управлять уже им?
   - Да. Их назвали 'джинчуурики' и они могут использовать силу биджу, чем так и ценны. Хоть и не в полную силу...
  
  Спина Наруто дернулась, а я прикусил язык. Вот черт...Следи-ка за словами, дружок.
  
   - Спасибо большое, уважаемая Песчаная Старушка! - Бабка хихикнула, а мне снова достались два недовольных взгляда, - Но я хотел спросить вас еще кое о чем. Правда ли биджу во всем мире только девять, и откуда вы столько о них знаете?
   - Да, их девять. Говорят, что они - части... Неважно, все это только сказки, - осеклась бабка, - Издревле Зверей было только девять. А откуда все это знаю... Дело в том, что я... Искала способ сделать свою деревню сильнее. И мне показалось, что я этот способ нашла.., - Чиё внезапно замолчала.
  
  Дальше мы бежали в тишине, нарушаемой лишь шуршанием наших шагов по веткам деревьев.
  
  Интерлюдия.
  
  Это была очень большая и очень темная пещера. Но она ничем не выделялась в ряду себе подобных, если бы не торчащая у дальней стены огромная уродливая статуя, казалось, выросшая прямо из пола. Была видна только голова и торчащие рядом, поднятые, будто в безмолвной мольбе, скованные руки. Все это выглядело так, будто с какого-то испольнского существа заживо содрали кожу и мгнвенно обратили в камень. В данный момент настежь распахнутая клыкастая пасть, обычно заткнутая хомутом, сейчас висящим рядом, поглощала потоки синего света, исходящего из тела подростка с потрескавшейся кожей, недвижимо висящего посреди пещеры. А на пальцах каменных (а каменных ли? Ох, не похоже...) рук стояли девять фигур. Семь из них были радужными силуэтами, на которых жили только глаза, и лишь двое были настоящими. Ничего, кроме едва слышного шипения. Не нарушало тишину пещеры. Но вот один из них заговорил.
  
   - К нашему убежищу приближаются две группы врагов. Одна из Скрытого Листа, четверо, руководит Майто Гай. Кажется, он кое-что умеет.
  
  Голос фигуры, отличающейся торчащими по обеим сторонам головы отростками, был скучен и невыразителен.
  
   - Он джонин Скрытого Листа, специализируется на тайдзюцу. Он весьма силен, - Сказала фигура с красными глазами.
   - А, этот чокнутый... Отдайте его мне, думаю, сейчас я смогу отплатить ему за тот удар! - В белых буркалах с крошечными точками зрачков нельзя было разобрать выражение.
   - И вторая группа, из Листа и Песка. В ней пятеро, в том числе и...
   - Хорошо. - Серо-фиолетовые глаза на мгновение прикрылись, - Я использую это дзюцу. Тебе оно подойдет, Кисаме, хоть и заберет тридцать процентов твоей чакры. А следующим пойдет...
  
  Последнее имя поглотила накрывавшая пещеру тьма...
  
  
  Айдо.
  
  Впереди замаячил просвет в деревьях, лес, как обычно в этом мире, внезапно, без всяких признаков опушки, закончился и наша пестрая компания бодро выскочила на равнину. Выскочила, чтобы наткнуться на фигуру в черном плаще с облаками. Но красный цвет пятен на плаще лишь оттенял зловещую красноту его глаз...
  
   - Учиха Итачи!
  
  Кто первым это сказал - навсегда останется тайной. Ну что ж, значит, мы идем верным путем...
  
   - Давно не виделись, Какаши-сан, Наруто-кун... О, и ты здесь, Айдо-кун.., - Надо же, запомнил.
   - Ах ты, ублюдок! Вам еще и Гаара понадобился! Я еще доберусь до вашей шайки!
  
  Второй красноглазик в этом мире начал складывать ручную печать и Какаши резко шагнул вперед, поднимая руку.
  
   - Не смотрите ему в глаза! Это опасно! Итачи использует гендзюцу! Что сражаться с ним,следите за движениями его ног и тела...
   - Какаши-сан, вам не кажется, что болтать перед противником - немного глупо?..
   - Айдо.., - Скосился на меня Хатаке.., - Вы никогда раньше не сражались с таким противником, так что бросаться вперед без подготовки - глупость не меньшая...
   - Понял-понял, - Я развернулся боком и отставил руку в сторону. Ну да, как же, сколько раз я попадал в неприятности от жгучего желания поболтать?.. А тут есть шанс, пока я и правда не посмотрю ему в глаза. Ну, инфуин, не подведи!
   - Хмм...Давненько у меня не было противника с Шаринганом... Но его вполне можно победить, - пробрмотала Чиё.
   - Так скажи, что же нам делать?! - Повернулся к бабке Наруто.
   - Если ты один, беги, не задумываясь. Если вас двое, пусть второй нападет сзади, где шаринган не увидит его. А если вас больше, то становится еще проще.
   - Ясно! И от такой старухи есть прок! - Рад, что наши мнения совпадают, братишка!
   - Но в данном случае придется повозиться. У Итачи не обычный шаринган, а 'Мангекё Шаринган'. Его гендзюцу действуют мгновенно и от них невозможно освободиться.., - Какаши не разделял оптимизма ученика.
  
  Все это время наш противник простоял совершенно неподвижно, даже свою ручную печать опустил. Мда, я бы на его месте уже атаковал бы... если задержать нас не является его настоящей целью. Что ж, я совершенно не против поболтать... Но не в тот момент, когда я стою перед человеком, который один раз уже сломал мне мозги!
  
   - ... Насколько ухудшилось твое зрение, Итачи?., - Какаши наконец поднял протектор, - В прошлый раз я был не готов, но сейчас... Наруто, прикройте меня, им займусь я!..
   - Какая же это работа в команде?., - Обиделся было рыжий, но... у меня как раз все готово!
   - Какаши-семпай, я думаю, он специально болтает языком, чтобы задержать нас... Поэтому, я думаю, вы не будете против, если я немного вам помогу? Есть шанс, что после этого делать уже ничего не придется!
  
  Я улыбнулся прямо в красный глаз, подмигнул на огненный шар, крутящийся в моей руке и метнул его прямо в по-прежнему неподвижного Итачи.
  
   - Разеншотен!
  
  Шар с гулом пролетел мимо отскочивших Чиё и Сакуры, мимо неподвижно застывшего Наруто и надвинулся на фигуру в черном плаще. Вот он все ближе, и ближе... Глаза с тремя черными запятыми удивленно и недоверчиво расширяются... И... все!
  
  Интерлюдия.
  
   - Я вежливо прошу тебя... Пойдем со мной, Наруто-кун!
   - Сначала победи меня!
  
  Какаши-сенсей бросился на Итачи, но он каким-то образом поставил под удар клона и увернулся. Вот он, шанс!
  
   - Разенган!
  
  Наруто изо всех сил ударил своей лучшей техникой по ненавистному врагу, который причинил Саске столько боли, что он ушел... Но второго Учиху окутали белые облака.
  
   - Ксо... Это тоже клон?
  
  Дым рассеялся и Наруто увидел, что все его товарищи лежат неподвижно. Вдруг Сакура зашевелилась, приподнялась на руках, выпрямилась... Посмотрела на него нездешним взглядом... И превратилась в Итачи!
  
  Джинчуурики быстро оглянулся - все его друзья вставали, превращались в одного и того же человека и бросались к нему. Наруто быстро достал четыре куная и с замаха метнул во всех, кто его окружал.
  
   - Есть! Попал!
  
  Прямо перед ним стоял Итачи с торчащим прямо из сердца кунаем. Но вдруг... он рассыпался стаей черных ворон. Стая взметнулась, закружилась вокруг парня и вновь собралась в ненавистную фигуру врага метрах в десяти над землей. Часть, находящаяся ниже его живота, по-прежнему кружилась вокруг вороньей стаей.
  
   - Проклятье! Я ведь не смотрел ему в глаза!
   - Чтобы наложить гендзюцу, мне достаточно одного пальца, Наруто-кун. Нне беспокойся, я не буду использовать Мангекё Шаринган. Точнее... Я не могу его сейчас использовать.
  
  Итачи чуть помедлил и снова сложил ручную печать.
  
   - А теперь сделай одолжение - усни!
  
  В голове парня молнией промелькнули воспоминания о дне, когда Извращенный Отшельник, видимо, нарвавшись на очередную женскую засаду у задней стенки горячих источников, учил его бороться с гендзюцу, хотя он требовал научить, как его накладывать. Наруто чуть улыбнулся, сложил ладони перед собой и сконцентрировался. Волна чакры подняла пыль с земли вокруг... но ничего не изменилось.
  
   - Ты стал сильнее, Наруто-кун... Но недостаточно!
  
  С этими словами вороны ментнулись вниз, по пути обращаясь в сюрикены. Раз, два... десять... они были повсюду, от них было совершенно невозможно уклониться и они на полной скорости воткнулись в стоящее на пути тело.
  
  'Арррр! Я смогу развеять это гендзюцу!! Наруто не стал бы сдаваться просто так, но...
  
  Внезапно кожа с правой стороны лица стала отрываться маленькими кусочками и под легким ветерком улетать вверх. Несколько мгновений - и справа... Парень не мог заглянуть в зеркало, но он с ужасом понял, что теперь его правая половина - это Саске. Совсем такой же, каким он запомнил его тогда, в Долине Завершения... Серая кожа, черный крест посреди лица... и шаринган с тремя томое - единственное яркое пятно на пепельном лице...
  
  Собственная правая рука ухватила его за горло, а такой знакомый голос прохрипел:
  
   - В тот раз я тебя не добил...
  
  'Совсем как тогда...' - вспомнилось джинчуурики.
  
  Вдруг на животе вспух горб и из расстегнувшейся молнии куртки показалась голова Сакуры, смотревшей на него с неподдельной ненавистью.
  
   - Почему ты не остановил Саске-куна? А я ведь доверилась тебе...
  
  Ужас, растерянность, банальный страх - все эти чувства смешались в душе Наруто, создавая тот чудовищный коктейль, которого своей работой и добиваются мастера гендзюцу. Всего один штрих, всего капелька обмана... И ужаснувшийся разум сам достроит картину своих страхов и самой тайной, самой жуткой боли, которую ему только доводилось переживать. Но этого Наруто, конечно же, не объясняли...
  
  И, как будто этого было мало, левое плечо парня закрутилось винтом и превратилось в голову Какаши.
  
   - Ты не защитил своих товарищей... Я презираю тебя...
  
  Левая рука поднялась к лицу и на ее ладони поступил очень знакомый глаз с иероглифом 'любовь' над ним.
  
   - Тебе все время везло... Ты всегда все получал...
  
  Правая рука душила его, но Наруто задыхался вовсе не от недостатка воздуха. Ужас происходящего оказался для него непереносим, а на глазах будто сами по себе выступили слезы...
  
  Прямо перед ним земля вспухла противоестественным горбом, будто реальность раздулась безобразным нарывом. Вот по пузырю прошла трещина, кусочки почвы начали осыпаться сверху и из прорехи показались такие знакомые красные волосы...
  
  Бледный до прозрачности Айдо протянул к парню руку, которая прямо в воздухе стала осыпаться невесомым пеплом, превращаясь в клешню скелета. А вместо лица друга на джинчуурики скалился череп, обрамленный седыми патлами.
  
  Наруто... Как ты мог забыть меня?.. В твоем сердце нет для меня места, видишь?.. Ты еще пожалеешь, что ушел тогда...
  
  Наруто перестал дышать. Казалось, наступили последние минуты, потому что дальше становилось просто незачем жить. Костяная рука все тянулась к нему и никак не могла прикоснуться... Но внезапно тяжелый удар в затылок расколол мир на мириады сверкающих осколков. Они отпрыгнули, закружились в бешеном хороводе и осыпались. А сквозь них резко, будто кто-то дернул выключатель, пробилась совсем иная картина...
  
  В десятке метров впереди курилась дымом и паром солидная воронка в земле. По обе стороны от Наруто стояли Сакура-чан и эта бабка из Песка, приложив к его плечам руки и недоуменно уставясь куда-то ему за спину. Парень обернулся. Стоящий там Айдо как раз потирал левую руку, взблескивающую потихоньку гаснущими сине-зелеными искрами.
  
   - Вот же бидже...э-э-э... охвостье ёкая, промахнулся, надо же...Скорость Итачи с последней нашей встречи ничуть не уменьшилась.., - Тут он заметил взгляд джинчуурики, - Ну что ты таращишься? Нашел время в иллюзиях отдыхать! Пришлось применить новое дзюцу, которое я выучил за это время специально на такой случай!
   - Какое?., - Тихо спросил еще не отошедший от эмоций парень.
   - Сверкающий Братский Подзатыльник Очищения! Эх, жаль, ты не видел, какая тут сейчас вспышка классная получилась! Я же предупреждал,что ты должен мне за тринадцать лет. А с той поры долг еще увеличился!
  
  Джинчуурики неуверенно улыбнулся:
  
   - Спасибо...
   - Не за что, Наруто, совершенно не за что!
  
  Айдо подмигнул ему и парень почему-то подумал, что вот теперь все обязательно будет хорошо...
  
  Айдо.
  
  Внезапно прямо перед нами как из ниоткуда возникла спина Какаши.
  
   - Наруто, ты очнулся? Приготовьтесь, пришло время битвы! Смотри и учись!
  
  Сакура аккуратно хлопнула рыжего по щеке, он недоуменно моргнул и, кажется, пришел в себя. Какаши тем временем продолжал.
  
   - Айдо, спасибо, что отвлек его от гендзюцу, я рассчитываю на твои барьеры, прикрой в случае чего. А сейчас...
  
  Итачи вдруг вышел из ступора, в котором пробыл все это время, видимо, рассчитывая отделаться от нас иллюзиями, и начал стремительно складывать ручные печати, одновременно вдыхая.
  
   - ...А сейчас - повтори!
   - Есть!
  
  Через секунду еще один Разеншотен унесся вперед, навстречу возгласу:
  
   - Катон!
  
  Пока я готовил технику, Учиха тоже не терял времени. Фаербол, который он выдул, был размером с автобус, но... Обычному дзюцу с моим не сравниться! Разеншотен пролетел сквозь шар Итачи и отправился к цели, лишь прижавшись к земле и сжигая траву на пути, а фаербол выбросил протуберанцы из пробитой моей техникой сквозной дыры и оглушительно взорвался, вынудив нас отскочить подальше.
  
  Когда пламя опало, Итачи в дымящемся балахоне стоял недалеко от новой воронки. А в обожженной траве виднелась яма.
  
   - Отлично, Какаши-сенсей! - Долетел от ближайших деревьев голос Наруто, а Рассветовец застыл неподвижно, обшаривая взглядом землю. Секунда - и прямо из-под его ног в облаке земли и камней стремительно вырвался Хатаке.
  
  Итачи уклонился. Мгновения обмена блоками, захватами, попытками бросков... Мда, простите, Гай-сенсей... Вы замечательный учитель, но вот именно то, что вы преподавали, я ни фига не выучил... Мне стыдно!
  
  Спустя три секунды две фигуры застыли в клинче, уперев друг в друга неподвижный взгляд красных глаз. Они стояли неподвижно, чуть покачиваясь. На губы Итачи вылезла легчайшая тень улыбки, но тут же погасла.
  
   - Это же клон.., - Вполголоса, но тем не менее отчетливо сказал он.
  
  И тут из ямы в прожженном следе Разеншотена, которая и стала началом сражения, выбрался... еще один Какаши!
  
   - Наруто, по нему и моему клону! Бей!
   - Понял!
  
  От деревьев к стоящим бросились два клона, толкающих перед собой... Мда, Айдо... Конечно, остается шанс, что этому научил его Эро-Сеннин... Но будь честен сам с собой, единственное, чему Джирайя учит, не заставляя ученика самому всего добиваться - подглядывание, да и то... Так что молодец, братишка. Не посрамил честь клана Узумаки! Глядишь, вторым советником в Узушио возьму... По кулинарии!
  
  Итачи резко дернулся, но в том положении, в котором они оказались, было невозможно ударить клона настолько сильно, чтобы развеять его. Поэтому он лишь удивленно расширил красные глаза с ободом из трех черных запятых вокруг зрачка, глядя на синий вертящийся шар в три четверти локтя диаметром, неотвратимо приближающийся к нему...
  
   - Одама Разенган!
  
  С этим воплем Наруто с клоном воткнули в противника технику. Земля дрогнула и, треснув, промялась вниз. Шар, наконец, разорвал потоки... И все скрылось в гигантском облаке пыли...
  
   - Ух ты... Потрясающе.., - С круглыми глазами произнесла Сакура. Я было повернулся к ней, но тихие слова Чиё все расставили по своим местам...
   - А парни молодцы... настоящая командная работа!
  
  Я удовлетворенно улыбнулся и вслед за остальными заспешил к высверленной в земле яме.
  
  'Ведь и правда неплохо сработали! - думал я по пути, - Может, я был не прав, когда решил все делать сам и в том же направлении влиять на остальных? Как-то это казалось правильным, Ю вон довольна вроде... Ну да. Айдо, ты еще скажи, что и правда думал об эффективности, а не просто боялся ответственности. Все тебе твоя первая миссия в качестве командира покоя не дает... Решено! Вернусь - и попробуем! Как раз молодое пополнение должно обжиться уже, а способность у них весьма интересная!'
  
  На краю ямы, ожидая, пока осядет пыль, стояли Какаши и Наруто. Я хлопнул рыжего по плечу, собираясь похвалить, но передумал, когда он обернулся ко мне с непривычной для него задумчивой гримасой.
  
   - Наруто... Что-то случилось?
   - Да нет, Айдо... Просто... Он улыбался. Итачи. Он улыбался, когда я попал в него...
   - Хм. Может быть, он просто получал удовольствие? Наруто, поверь, в Рассвете собрались одни сплошные садомазохисты, так что, если ты попадешь им в руки...
   - Это... Это же!..
  
  Возглас Чиё прервал мою увлекательную историю о невинных забавах членов организации Акацки. Она смотрела на дно воронки, где как раз осела поднятая ударом пыль. И среди переломанной земли лежал труп... Мертвец был качественный и с первого взгляда было понятно, что настоящий... но вот только губастый мужик с пепельно-черными волосами и небольшой козлиной бородкой был не тем, с кем мы только что сражались!
  
   - У меня сразу было предчувствие.., - Протянул Какаши.
   - Кто это? - Да, Наруто, ты просто читаешь мои мысли. Тот же вопрос...
   - Это Юра. Он.., - Боевая старушка не договорила, вместе с остальными недоуменно обернувшись на мои смешки, пытающиеся перерасти в хохот. Я героически сражался.
   - П-простите... Юра, да? Мы убили Юру? Юрочку?.. Ха-ха... Извините...
   - Айдо, сейчас не время вести себя как идиот! Прояви уважение! Чиё-ба-сама, продолжайте, пожалуйста!
   - А нечего продолжать. Ю... Он был джонином нашей деревни и четыре года обеспечивал охрану селения. Так что вряд ли он шпион Акацки.
   - И это была точно не техника перевоплощения. Учиха годами совершенствовали огненные техник, так что, если и была подмена, то это дзюцу совершенно другого уровня... Так что...
   - Какаши-семпай! Наверное, вы заметили, что Итачи... который на самом деле Юра... хи-хи... простите... Так вот. Он не стремился напасть первым и явно был не прочь поговорить. Вместе с тем, что я сейчас вижу, это подводит только к одной мысли - нас хотели задержать! Может быть, нам стоит поторопиться? Обсудим все вопросы по дороге, тем более, что он на них точно не ответит. И Итачи все же жив...
   - Да, Айдо, ты прав. Никто не ранен?
   - Нет, но...
   - Потом, Сакура. Вечером устроим привал. Вперед!
  
  Через пяток километров свободное пространство закончилась и мы вновь вернулись в ставший уже почти родным лес. Миссия вновь вошла в привычную спешную колею. Но до самого вечера из меня временами прорывалось хихиканье...
  
  Глава 4
  
  Привал... Как много в этом слове для сердца русс... э-э-э... и души слилось. А если вспомнить, что я не спал по-человечески уже четвертый день, только по-шинобски - урывками, то появится возможность понять, с какой радостью я встретил слова Какаши о привале на целую половину ночи. На возражения Наруто он сказал, что не всем из нас доступны резервы рыжего, а перед возможным сражением с такими, не только сильными, но и хитрыми противниками, стоит восстановиться как можно больше.
  
  Так что сейчас мы расстилаем спальники, как поумневшие за прошедшее время коноховцы, собираем кучу листьев, как пострадавший от бури ваш покорный слуга или усаживаемся на подстилку, как Чиё из Песка, отговорившись тем, что она не устала, а старческая бессонница дает о себе знать.
  
  Рыжий в очередной раз попытался что-то возразить, но выключился, как только его голова коснулась подушки. Нервное напряжение -выматывает и шиноби, как бы сами они не отрицали обратное. Я замешкался, шебуршась в лиственной куче и нашаривая глазами Какаши, чтобы спросить, не нужна ли ему помощь в охране, и обратил внимание на странный остановившийся взгляд, которым бабка уставилась на моего братишку. О чем уж она думала - осталось для меня тайной. Но было в этом взгляде нечто от чего по спине хороводом рванули мурашки. Нет, ничего опасного... Просто так смотрят люди, считающие, что их жизнь подошла к концу и готовящиеся поставить в ней значительную точку. Неужели все так плохо, Чиё?.. С этими невеселыми мыслями я уснул тоже...
  
   - Ну что, пора двигаться дальше? Пора сворачиваться.
  
  Голос Какаши поднял нас посреди ночи, уже ближе к утру.
  
   - Да... Мы вполне можем опоздать. Они совершенно точно начали извлекать Шукаку...
   - Я готов, идемте!
  
  Наруто вскочил с постели, будто бы и совсем не спал. Мы быстро собрались с снова побежали вперед.
  
   - Какаши-семпай, вы уже знаете, куда мы идем? Нам еще долго?
   - Айдо, на привале отчитывались мои собаки-ниндзя, они проверили след и добрались до его конца. Да, цель мне известна и мы сейчас идем прямо туда. Думаю, будем на месте уже утром, чуть позже восхода солнца. Надеюсь, Паккун приведет их как раз к этому времени...
   - Как бы не оказалось поздно.., - Вполголоса сказала старуха.
   - Что вы хотите сказать?., - Вскинулась Сакура, но бабка не стала ее дослушивать.
   - Я уже говорила, что Зверей всегда пытались поставить под контроль для использования в войнах, и что ими невозможно управлять. Для этого их придумали запечатывать в людей, ослабляя биджу и получая возможность управлять. Так получились джинчуурики...
  
  Я навострил уши. Судя по тону Чиё, сейчас я узнаю что-то по-настоящему интересное...
  
   - Джинчуурики - особенные люди,могущие выдержать всю силу и мощь заключенных внутри биджу. Они... постепенно приспосабливаются к ним, получая возможность использовать силу Зверей, хоть и в ослабленном виде..
   - И именно их использовали в войнах...
   - Да, совершенно верно.
  
  Мы бежали практически в линию, занятые разговором, только Наруто, по своему обыкновению, чуть впереди, поэтому я прекрасно рассмотрел, как Сакура закусила губу при последних словах бабки. Если бы рассказ не был так интересен, я бы обязательно обдумал этот весьма интересный и лестный кое для кого факт, но мне было совершенно не до того. Я немного помялся, покосился на спину Наруто... Уж прости, рыжий. Но слишком эта информация важна... Для нас обоих и не только.
  
   - Скажите, а возможно ли как-то извлечь биджу из человека?
   - Для этого используется особое фуиндзюцу, способное высвободить всю силу Хвостатого.
   - Фуиндзюцу, говорите? - Я, задумавшись, машинально провел рукой по животу. Точно таки же жестом, как Наруто в свое время... и сейчас тоже. Я скосил глаз вбок - слава Ками, протектор на Шарингане опущен. Рано вам такие вещи знать, семпай, я не уверен, надо ли их знать и мне...
   - Да, именно. Но человек, носящий в себе биджу... В Песке было трое носителей биджу вместе с Гаарой, и те двое, что были до него... Умерли. Джинчуурики не может пережить извлечение.
   - Но ведь получается, что!..
   - Не переживай, Сакура-чан! - Наруто повернул к нам лицо с улыбкой... Вот только назвать ее радостной или хоть искренней ни у кого не повернулся бы язык, - Я же сказал, что спасу Гаару!
   - Наруто, но ведь я из-за тебя.., - На ресницах Сакуры блеснули слезы.
   - Все будет хорошо, я же сказал! Лучше давайте поторопимся!
  
  Наруто вновь отвернулся.
  
   - Да и насчет итога... Я не был бы так уверен.., - Сказал я, бездумно почесывая через рубашку спиральный шрам на животе. - Не плачь, Вишенка. Наш единственный и неповторимый хулиган разобьется в лепешку, но обязательно сдержит обещание. Тем более данное тебе! - Неуверенно улыбнулась, но тут же вновь помрачнела, что-то припомнив, - Меня другое волнует. Чиё-сама, вы, помниться, начинали говорить, но так и не закончили. Откуда вы столько знаете о биджу, джинчуурики и условиях для их... э-э-э... совместной работы?
   - Потому что, молодой фуин-мастер, в свое время я была именно тем человеком, который запечатал в Гааре Однохвостого Шукаку. Практически сразу после рождения мальчика. Я считала, что это сделает деревню сильнее и наконец позволит нам не заключать непрочных союзов...
  
  Дальше я уже не слушал. Вот оно! До сих пор я никогда не видел техник запечатывания биджу, кроме 'Шики Фуджин', конечно. Но обращаться к Шинигами за решением семейных проблем как-то не хочется - уж пример Минато перед глазами, а быть съеденным потусторонним существом явно не является пределом моих мечтаний. Правда, у меня с Богом Смерти есть маленький 'сириос бизнес'... Но не решать же серьезные вопросы, лежа на тарелке, когда твою душу посыпают солью и перцем по вкусу? Так что каких-либо примеров для изучения и исследования до сих пор у меня не было. А теперь прямо рядом со мной человек, который участвовал в процессе и который, что важнее, знает принципы! То, что печать явно получилась неважнецкой и Шукаку непрерывно давил Гаару своей жаждой крови - совершенно неважно, у меня ведь было то же самое. А печать... Что печать? Разберемся с принципами, изменим, улучшим. Наконец-то шанс!
  
  Занятый своими мыслями, я перестал прислушиваться к оставленному разговору, стараясь не слишком отстать от вновь наддавшего темпа Наруто. Вот же любитель спортивных прыжков по деревьям!.. Но кое-что все же дернуло мое внимание.
  
   - ... Почему этот парень так старается спасти Гаару? Они же из разных селений? - Надтреснутый голос Чиё был вполне различим даже из арьергарда, где я в данный момент находился.
   - Потому что он такой же. В нем запечатан Девятихвостый. Но... Наруто старается так не ради вашей деревни... Они с Гаарой одинаковы, и он понимает его лучше, чем кто бы то ни было. Любого, в ком запечатан Хвостатый Зверь, ждет страх окружающих, где бы он ни жил. Поэтому Наруто не оставит Гаару, и ему глубоко плевать, кто из какого селения.
  
  Чиё чуть помолчала.
  
   - Я немало пожила на свете и даже успела кое-что узнать об устройстве мироздания... Я думала, что союзы между селениями заключаются только лишь на словах. А теперь нам помогают те, кого мы избегали и кому не доверяли... Какаши... Я рада, что встретила их. Перед ними открыты все пути... И надеюсь, я еще на что-то сгожусь...
  
  Хех. Старушка, вы явно себя недооцениваете! Сгодитесь, непременно сгодитесь! Вот только придумаю, как вас растрясти...
  
  Мимо проносились деревья, а в голове мелькали планы по добыче нужной информации. Да, я определенно не пожалею, что отправился в это путешествие!
  
  Ах, если бы люди знали, что ждет их впереди!..
  
  Интерлюдия.
  
   - Гаара находится вот за этим камнем.
  
  Сидящая на плече у свалившегося с ближайшего дерева на поверхность реки парня в зеленом трико и стриженом под горшок собака явно не испытывала от этого никаких неудобств.
  
   - Бьякуган! - Тут же раздался возглас от приземлившегося рядом молодого человека с прозрачно-серыми глазами без зрачков, одетого в балахонистого вида штаны и рубашку. Вокруг его глаз разбежалась цепочка вздувшихся вен и одно из Великих додзюцу, не медля, приступило к осмотру пещеры за камнем.
  
  В этой компании явно привыкли понимать друг друга молча, обходясь без лишних слов. Впрочем, с привычками доброй, но, без сомнения, самой шумной половины компании это и неудивительно...
  
   - Что там, Неджи? - Спросила стоявшая рядом и чуть сзади девушка.
  
  Надо сказать, что в этой команде, словно задавшейся целью отличаться от остальных, она смотрелась довольно-таки органично, в то же время являясь капелькой здравого смысла в самой необычной команде шиноби Конохагакуре. Лицо приятных очертаний без особенных отличий, но очень милое, невольно притягивающее взгляд, прическа с двумя узлами на затылке... И громадный свиток, притороченный к пояснице чуть ниже походного рюкзачка.
  
  В данный момент теплые карие глаза смотрели на парня, обшаривающего Бъякуганом пространство за камнем, с интересом, беспокойством и... А, может быть, никакого 'и' все же не было?..
  
  Внезапно Неджи глубоко вдохнул и прервал технику.
  
   - - Словами этого не описать, Тен-тен....
  Как поступим, Гай-сенсей? - Парень в зеленом трико, с густыми бровями и стрижкой под горшок повернул голову к мужчине в зеленом трико, с густыми бровями и стриженому под горшок. Но это обстоятельство их обоих ничуть не смущало.
   - Сейчас, Ли! - Майто Гай разбежался прямо с места где стоял и изо всех сил вломил по камню. Но кулак замер в сантиметре от поверхности гигантского валуна а по прозрачно-желтой поверхности, покрывающей его и на мгновение ставшей видимой, побежали концентрические волны от удара. И все.
   - Гай-сенсей! Барьер! - Тен-тен кивнула на верх камня, прикрывающего вход. Гай уставился на лист бумаги с иероглифом 'запрет' так, будто только сейчас его увидел.
   - Хм... Да. Но попробовать-то стоило?..
   - Что будем делать?
   - Сначала надо разрушить барьер, Ли!
   - Но как? Мы ведь ничего не знаем про него, кроме вон того кандзи! - Спросила Тен-тен
   - Хм... Да, ты права... Все же немного не хватает...
  
  Мозговой штурм был прерван голосом, донесшимся сзади:
  
   - Это барьер Пяти элементов.
  
  Вся компания резко обернулась.
  
   - Опаздываешь, Какаши! - Улыбнулся хорошей шутке Гай.
   - Э-э-э... Ну, появились кое-какие проблемы...
   - Какаши, надеюсь, ты не меня имел в виду? - покосилась на него старуха, стоящая чуть сзади.
   - Наруто-кун! Сакура-сан! - Не сдержал радости Ли.
   - Здорово! - Уж кого-кого, а джичуурики Девятихвостого никто бы не смог упрекнуть в излишней обходительности.
   - Наруто.., - То ли сказал, то ли буркнул Неджи.
   - Привет! А вы нас обогнали! - Улыбнулась розоволосая.
   - А кто эта пожилая дама? - Удивилась Тен-тен.
   - Это Чиё, Старейшина Сунагакуре, - Отрекомендовал Какаши, а бабка умильно улыбнулась:
   - О! Как приятно видеть, что среди молодежи Конохи еще остались вежливые дети! После этих двоих я было подумала, что вы все одинаковые...
  
  Девушка чуть смущенно улыбнулась от похвалы.
  
   - Ну что, Какаши, приступим? - Гай, как всегда, был полон сил и бодрости.
   - М-ма... Погоди минуту. Еще не все...
  
  И, будто, отвечая на его реплику, от деревьев на берегу реки долетело:
  
   - А ведь я говорил вам, Какаши-семпай, дайте Паккуну кунай! Ну, пришлось бы Наруто связать - делов то! А теперь у меня порвался сапог и вы должны мне пять сотен рё и одну призывную змею, потому что на меньшее я не согласен! Оно вам надо, с Анко-чан за мешок данго торговаться? И вообще, хоть бы подождали...
  
  Команда Гая резко обернулась, как раз чтобы успеть увидеть красную шевелюру, пикирующую на воду с обрыва.
  
  Реакция на эту картину оказалась совершенно разной. Какаши и Наруто лишь скосили глаза в ту сторону, Чиё усмехнулась, а Сакура попыталась прикрыть лицо ладонью, но на полпути о чем-то вспомнила, смутилась и передумала, опустив руку.
  
  Эмоции встречающих оказались гораздо более бурными. Неджи мгновенно включил было Бъякуган, без слов и ручных печатей. Но столь же быстро его выключил, поморщившись, видимо, открывшийся вид был ему неприятен. Ли подпрыгнул на полметра... А Тен-тен, не удержав контроль, провалилась левой ногой под водяное зеркало. И она оказалась единственной, кто сказал хоть что-то...
  
   - Айдо?!.
   - Чт-то?!.
  
  Летящее вниз красноволосое тело издало какой-то невнятный придушенный звук, коснулось поверхности реки... и со всего размаха врубилось в воду, скрывшись на глубине и подняв тучу брызг. Компания рефлекторно отшатнулась от рукотворного фонтана.
  
   - Эффектно, ученик... Сила Юности по-прежнему с тобой...
  
  Майто Гай уже начал прикидывать, стоит ли нырять, или спасение утопающих - их собственные проблемы, но его мысли прервал приглушенный хлопок и из-за спины Наруто вышел полностью мокрый Айдо, тряся головой. Вот он выбил воду из ушей, осмотрелся вокруг и медленно двинулся навстречу уже выбравшейся из воды Тен-тен, тоже шагнувшей ему навстречу.
  
  Они подошли вплотную друг к другу, близко-близко.
  
   - Айдо...
   - Тен-тен...
   - Ты так изменилась за это время...
   - Ты тоже...
   - Новый имидж тебе очень идет... я никогда не видел таких длинных и стройных ног...
   - Спасибо... А на нас напали по пути...
   - На нас тоже... А Какаши-сан... Кунай...
   - Я хотела найти тебя...
   - Я тоже скучал...
  
  Неджи скривил губы то ли в улыбке, то ли в какой-то другой гримасе, Хатаке произнес 'Кхм!' так громко,что даже его облегающая маска, казалось, немного вздулась пузырем, но все перекрыл голос Чиё.
  
   - Бедняжка Темари!., - проскрипела она и ехидно захихикала.
  
  Девушка быстро опустила глаза вниз, а парень резко отпрыгнул на пару шагов и покраснел.
  
   - Э-э-э... Кхм... М-ма... Ну-у... Тьфу! В общем, всем привет. Неджи-кун, Ли, Гай-сенсей, здравствуйте.., - Проговорил он, обводя взглядом улыбающиеся, одно кривящееся в улыбке и одно недоумевающе шевелящее выделяющимися шрамами на щеках, лица.
   - Ученик! Я рад тебя видеть! Но сейчас не время для приветствий, пора заняться делом!
   - М-ма... Да, пожалуй. Сначала нужно снять барьер. Где-то есть еще четыре такие же бумажки. Чтобы убрать барьер, нужно сорвать их все одновременно. Неджи-кун...
   - Да, - Немедленно отозвался тот и включил глаза, - Бъякуган!
   - А пока Неджи-кун, осматривается, мы попробуем другие способы... Айдо, посмотри, ты можешь это убрать?
   - Сейчас, Какаши-семпай, - Ответил красноволосый и хлопнул рукой по воде, - Кучиесе Но Дзюцу!
  
  Народ недоуменно проводил взглядом разбежавшиеся из-под ладони и медленно растворившиеся линии печати, оставшейся пустой, а парень, улыбнувшись, выпрямился и прыгнул вплотную к камню.
  
   - Привет, Нама. Сколько раз я просил тебя не виснуть на мне? И притворяться невидимым - невежливо.
   - Я что, должен тратить чакру каждый раз, как всяким недоделанным Отшельникам приспичит прогуляться по воде? Не дождешься, самому мало! А толпы народа меня раздражают. Зачем звал?
   - Надо снять барьер. Сможешь?
  
  За спиной Айдо замелькали крохотные искорки и на его плечах появилось диковинное существо, покрытое серо-зеленой шерстью и висящее не нем, будто рюкзак. Оно вытянуло морду на длинной шее к барьеру, будто обнюхивая его, и потыкало в него тридцатисантиметровым когтем. Несколько секунд стояла тишина. Наконец, зверек повернул голову к остальным.
  
   - Барьер нестандартный. В него влито море энергии, причем не на его усиление, а совершенно непонятно, зачем. Энергия сосредоточена в четырех точках, на..
   - На северо-западе, юго-западе, северо-востоке и юго-востоке отсюда. От пятисот до восьмисот метров! - Влез закончивший работу Неджи.
   - Да, верно. Так что, либо разрушение барьера, от часа до двух, либо - проходит он один, - Кивок на парня, который его держал.
   - Мы не можем столько ждать! - Наруто уже едва сдерживался.
   - М-ма. Ты прав, Наруто. Попробуем обычным способом.
   - Спасибо, Нама, можешь идти. И... можно тебя попросить? Наведись на чакру Ю, передай им, что у меня все хорошо, ладно? Ты ведь помнишь ее? - Почему-то шепотом сказал красноволосый.
   - Эту твою девчонку, что ли? Помню, конечно! - В полный голос сказал призывной зверь. Айдо зашикал. - Хорошо, передам. Я пошел. Постарайся не умереть в очередной драке, которая тут намечается, - Исчез, не оставив после себя обычных белых облаков. Паккун, все еще сидящий на поверхности реки у ног Какаши, недовольно покосился на это, кивнул своему контрактору, и, поморщившись, прервал призыв традиционным способом.
  
  Тем временем Майто Гай достал из рюкзака миниатюрные рации и раздал их своим.
  
   - Раз необходимо сорвать эти печати одновременно, нам следует поддерживать контакт. А я как раз несколько штук, - С этими словами кинул пятый комплект в руки Айдо. Тот машинально ее подхватил, - Команда Гая справится с этим заданием! А теперь, - вытянул вперед руку, - время приступать!
  
  Сверху его ладони тут же упала рука подобравшегося Ли. Джонин покосился на Тен-тен.
  
   - Ну хватит уже.., - Проговорила она. Мужчина продолжал смотреть. Девушка тяжело вздохнула, стрельнула глазами в красноволосого и все же протянула свою ладошку.
  
  Теперь Гай косился в другую сторону.
  
   - Ни за что! - Белоглазый скрестил руки на груди.
   - Неджи...
   - Нет!
   - Неджи...
   - Ксо.., - И еще одна рука легла поверх остальных.
  
  Несколько секунд ничего не происходило, а потом Гай, устав таращиться в красный затылок, негромко сказал:
  
   - Айдо-кун.
   - Да? - Парень повернулся.
   - Ты ничего не забыл? - Мужчина качнул всеми руками, которые он держал.
   - Кха... А... Разве... я?..
   - С этим заданием справится команда Гая в полном составе, не будь я сильнейший джонин Конохагакуре!
   - Хай, сенсей!
  
  Красноволосый быстро подскочил, хлопнул свою ладонь в общую кучу и улыбнулся суровому Ли, порозовевшей Тен-тен, Неджи, скорчившему неописуемую гримасу Неджи и довольному сенсею.
  
   - Отлично! А теперь... Кто в какую сторону смотрит, Айдо на центральной печати, командует Неджи... Да начнется битва пылающих сердец, во имя Силы Юности!!! - И лишь круги от прянувших в разные стороны шиноби разбежались по воде...
  
  Айдо, запрыгнувший на верхушку валуна, попытался было схватиться за бумажку, но не смог сходу продавить барьер.
  
   - Значит, вот ты какой.., - Он хмыкнул и продолжил вдавливать руку в преграду.
  
  Барьер постепенно расступался и, наконец, полностью пропустил ладонь.
  
   - Защита, поглощающая резкие удары... Интересно. Надо спросить у Намы, что он там в структуре разглядел, и поставить на вооружение, - Задумчиво пробормотал он, - Но чего-то мне эти энергетические точки покоя не дают...
   - Внимание, все на месте! Снимаем печати на счет 'три'! - Донесся из наушника рации голос Неджи.
   - Какаши-семпай, мы готовы!
   - Хорошо! Проходим вместе, Айдо, страхуешь! Сакура, как только барьер упадет, разбей камень!
   - Раз... Два... Три! - Звук из наушника, казалось, разнесся над всей рекой.
  
  Парень резко дернул бумажку и вместе с ней отскочил подальше, потому что как раз в этот момент набравшая разбег Сакура изо всех сил ударила по валуну. Камень вздрогнул... и осыпался кусками, открывая неаккуратно обтесанный зев пещеры. Какаши, Наруто, Сакура, Чиё и Айдо, не медля более ни секунды, бросились внутрь. История перелистнула новую страницу...
  
  Глава 5
  
  Камень осыпался... И все посторонние мысли и противоречивые эмоции от такой неожиданной встречи (Какаши - гад, мог бы и сказать!) разом выбило у меня из головы. Думаю, начинается драка. Надеюсь, она не будет такой, как в мой прошлый раз с Рассветом... Впрочем, и я тут не один, и подмога будет буквально через минуту, да и понял я, что в таких случаях гнаться за длинным рё не стоит. 'Сначала дело - потом удовольствие'. Не помню, кто сказал, но мне подходит до последней буквы...
  
  В пещере было темно, лишь конус света падал из огромного зева, вырисовывая на полу наши длинные тени. И на самом краю видимого пространства...
  
  Если честно, я сперва подумал, что перед нами куча земли, накрытая форменным плащом Акацки и блондинка из клана Яманака. В оправдание лишь скажу, что иное подумать было сложно. Но потом я рассмотрел у кочки голову, а блондинка оказалась парнем. Ками, неужели я с длинными волосами так же выгляжу?... Срочно стричься!..
  
  Рядом со светловолосым торчала огромная белая птица, судя по несуразному виду - явно какое-то дзюцу, а сам он вольготно развалился на... вот же черт! Не могу сказать, что наше первое знакомство с Гаарой протекало в атмосфере родственной любви... Но все же в душе что-то царапнуло. Да и Темари его любила, наверное, есть за что? Теперь уже не за что... Потому что живые так не лежат, и уж тем более не позволяют сидеть на себе...
  
   - Так-так, и кто же из наших гостей - Девятихвостый? - Блондинка переводил взгляд между нами, почему-то чуть дольше задерживаясь на мне. Я поежился. Ну, надеюсь, это потому, что я в середине стою...
   - Ублюдки! Да я вас на куски порву!! - Так, кажется, кое у кого окончательно истекло терпение. Наруто, ты бы поаккуратнее, это не простые существа...
   - Этот, - Земляная куча с головой, похожая на жутко горбатого человека, по сравнению с которым Квазимодо показался бы стройным балеруном, подала голос.
   - Да, похоже. Итачи, как оказалось, был предельно точен в описании...
   - Эй, Гаара, вставай! Ты чего там разлегся?! Ты меня слышишь, Гаара?!
  
  Знаменитое кредо рыжего: 'Если реальность не совпадают с моим пониманием - тем хуже... для реальности'. Я тебя понимаю, Наруто... но именно поэтому ты изрядная скотина!
  
  В этом мнении я был не одинок. Какаши решил вразумить воспитанника.
  
   - Хватит! Наруто, тебе придется это осознать...
   - До вас еще не дошло? Да он полный покойничек, м-м-м.., - Светловолосый подлил в огонь масла и это не оказалось напрасным.
   - Верните его...
  
  В голосе неожиданно прозвучало что-то, больше похожее на рык. Я быстро посмотрел на Наруто. Из верхней челюсти вылезли клыки, губы получили окантовку, как у собак, шрамы на щеках, кажется, сейчас вылезут из кожи... Но все это меркло по сравнению с красными глазами с вертикальным зрачком. Такими знакомыми глазами... Повторно здравствуй, родственничек... крепко ведь мы с тобой повязаны. По скольким линиям - уж и не сосчитать, то ты 'дедушка', то 'брат', то вообще не пойми кто. А ведь у меня были такие же жуткие буркалы... И как только Таюя решилась и не испугалась тогда? Хорошо, что у Йоко глаза голубые и она не таскает вот такое постоянно...
  
   - Верните Гаару, сволочи! - Наруто, начавший превращаться в существо, бросился вперед, но неожиданно уткнулся в вытянутую руку Хатаке.
   - Успокойся. Бездумно бросишься - умрешь.
  
  Наши противники тем временем не то что не готовились к сражению... Они даже не обращали на нас внимания.
  
   - Господин... Вы, наверное, разозлитесь, но Девятихвостый мой, - Обратился белобрысый к кочке под плащом.
   - По уговору каждый из нас ловит по одному зверю. Не наглей, Дейдара, - И даже голос у него был именно таким, каким разговаривал бы камень...
  
  Я осторожно подобрался к джонину.
  
   - Какаши-сан... Может быть, пока они треплются, мы?..
   - Погоди, Айдо. Нам это выгодно, вот-вот должен подойти Гай с командой. Вызови их.
  
  Я схватился за рацию, но из наушника донесся лишь глухой грохот и хриплый голос сенсея:
  
   - Извини, Айдо... Передай Какаши, похоже мы попали в ловушку... Придется задержаться...
  
  Вот же черт! Нама же сказал, что эти энергоузлы не к добру! Что там у них происходит, они ведь даже не вместе! А команда Гая всегда была сильна именно взаимодополнением, это я у них не пришей кобыле хвост получался... Биджево дерьмо... Может, пока эти типы ведут между собой какой-то дурацкий спор про какое-то искусство, Какаши тут сам справится, а я тем временем?..
  
   - Да кто они такие?., - Пробормотала Сакура.
   - Какаши-сем.., - Тихо начал говорить я, но меня прервали. Наруто в очередной раз надоело ждать...
  
  Но сюрикен, который он метнул во врагов, был отбит металлическим хвостом, вынырнувшим из-под плаща горбатого, с оскорбительной легкостью.
  
   - Слушай, ты... Достать меня пытаешься? - Пророкотал горбун, даже немого выпрямившись.
   - И все-таки вы разозлились, господин... М-м-м. Вот взрывы - настоящее искусство, не то что ваш кукольный театр!
  
  С этими словами Дейдары белая птица рядом с ним наклонилась и проглотила тело Гаары. Сам белобрысый быстро вскочил ей на загривок и они взлетели в небо.
  
   - Увидимся, Сасори-сама!
   - Наруто, стой! Мы можем справиться быстрее, нужно только помочь Команде Га!..
  
  Но оранжевая молния, даже не попытавшись сделать вид, что прислушалась ко мне, уже метнулась к выходу из пещеры.
  
   - Наруто! Ну почему ты никогда не слушаешь, что тебе говорят!!., - Вопль, вырвавшийся из самых глубин моей души, канул в пустоту.
  
  Рядом сорвался с места Какаши. Остановился у выхода из пещеры.
  
   - Сакура, Чиё, этот ваш. Айдо, я рассчитываю, что ты прикроешь их, но... До возвращения команды Гая не рискуйте. Надеюсь, они быстро разберутся там.
   - Есть! - Отозвалась Сакура, и Какаши метнулся ловить. А вот кого - Дейдару или одну рыжую неприятность - вновь покажет лишь время...
  
  Чиё выступила чуть вперед, чтобы оказаться вровень со мной.
  
   - Похоже, мне досталась интересная команда. Боевой ирьенин и боец поддержки. Не обижайся, Айдо, но твоя атака слишком медленная... В отличие от барьеров, они как раз очень эффективны. Не бойтесь, дети, просто держитесь за мной.
  
  Бабка достала из-под своего плаща связку кунаев, резко развела руки и ножи зависли прямо перед ней. Я заметил мгновенно промелькнувший синий взблеск и хмыкнул. А старушка ведь тоже марионеточник... И что же это нам дает?
  
  Чие свела ладони вместе, и кунаи будто сами по себе сорвались с места, устремляясь к нашей цели. Но, как бы он ни казался медлительным со стороны, все же успел отпрыгнуть. Ножи бессильно звякнули о камень.
  
   - Значит, ты все же планируешь сопротивляться? Ты не оставляешь мне выбора, - Сасори протянул руку из-под плаща и одним движением сорвал его. О, Ками, это еще что за хрень?.. Под плащом оказалось тело, стоящее на четвереньках, с какой-то шипастой болванкой вместо левой руки... А во всю спину разлеглась огромная улыбающаяся деревянная рожа, изо рта которой торчал тот самый железный скорпионий хвост.., - Не хочешь со своей компанией присоединиться к моей коллекции? Сначала я вырву ваши внутренности, потом сдеру кожу и вылью кровь...
  
  Сакура отчетливо побледнела, а я усмехнулся. Парочку таких вот выливальщиков я уже пережил, что дает мне повод для оптимизма. Хоть и небольшой, прямо скажем...
  
  Слова Чиё быстро доказали мне, что я был прав. Она покосилась на усмехающегося меня, потом на бледную Сакуру и сказала:
  
   - Это не его настоящее тело. Это марионетка.
   - Старуха права. В этом теле есть еще и другие... И вместе с вами их будет триста одно! У меня будет возможность выбирать... Это мое истинное искусство!
   - Чиё-ба-сама... Но если это не его настоящее тело... То где же настоящее?
   - Его тело там, внутри. Ты не разве не в курсе, как сражаются кукловоды? Они...
   - Песчаная Старушка, может, опустим подробности? Кто знает - тот знает, а кто не знает - тому и не надо. За все шестнадцать лет своей жизни я не встречал большей глупости, чем болтать об отвлеченных вещах перед противником! - Задумчивое покачивание многозвенного железного хвоста придало моим словам особый, терпкий привкус истины.
   - Кхм... Это ведь ты победил Канкуро на том Чунин Шикен? И даже его куклой смог управлять? Собирал информацию, значит. Унизил парня тогда... С тех пор он стал учиться еще усерднее! - Хихикнула бабка, но тут же посерьезнела, - Ты прав. Извини, в старости я стала многословной... Это любимая марионетка Сасори - Хируко. Она - доспех и она же - оружие. Она начинена всяческими ловушками... В любом случае, надо сначала вытащить из нее Сасори, иначе ничего не выйдет.
   - Но у нас есть преимущество - вы знаете все ее приемы! - Улыбнулась Сакура.
   - Да... Поэтому сначала я подумала, что справлюсь сама... Но похоже, ошиблась. Раньше марионетка выглядела немного по-другому. Да и ловушки он наверняка поменял...
   - И что же делать?..
   - Нам надо разбить марионетку. Мне для этого не хватит силы... Но у тебя - хватит! С этой нечеловеческой силой, как у самой Цунаде, ты справишься. Всего лишь нужно уклониться от всех его атак.
   - В его оружии повсюду яд, да?... Знание ловушек, мгновенная реакция... у меня ничего этого нет.., - Девушка явно попыталась испугаться.
   - А меня ты за кого принимаешь? Я пришла сюда именно за этим! Против меня Сасори - всего лишь беспомощный юнец. Вместе мы справимся. Подойди ко мне!
  
  Чиё хлопнула Сакуру по спине и опустила руки. За ними протянулись блеснувшие и мгновенно погасшие нити. Вот оно как. Оригинально! Человеком и правда управлять легче, чем марионеткой! Но... а как же я?..
  
   - Айдо, тебе придется прикрывать меня. Кукловод - самая уязвимая часть в бою.
   - Ну да, вы только забыли упомянуть относительно симпатичную девушку на другом конце поводка. Что ни говори, а Сакура все же не Цунаде...
   - Относительно?!., - Пещеру рассекло шипение разъяренного дракона, но на него никто не обратил внимания.
   - Хорошо, я прикрою... вас обеих. Но если что - помните обо мне...
  
  Со вздохом отступил на пару шагов назад. Неужели барьеры - это и правда все, на что я годен?.. Впрочем... В конце концов, недооценка противника ни для кого не оканчивалась хорошо, а драться меня сильно не тянет. А пока что - можно провести время с пользой! Я немного повеселел, улыбнулся и скрутил пальцы в 'концентрацию'...
  
   - Больше всего на свете я ненавижу ждать... И заставлять ждать других. Ты же знаешь, бабуля. Ну что, вы готовы, наконец?
  
  С этими словами рот марионетки открылся, распавшись на три сегмента (был бы он живым, меня бы дрожь пробрала...) и оттуда вырвался поток сенбонов вперемешку с кунаями, вынудив меня отпрыгнуть вбок на десяток метров, иначе я был бы превращен в дикобраза. А вот Сакура и Чиё устремились вперед, не только умудряясь достаточно быстро приближаться к цели, но и уклоняться от явно отравленных железяк. Нет, все-таки бабка невероятна. Успевает и сама без царапинки проскочить, и Сакурой управлять, причем изящно так, подчеркивая акробатикой все девчоночьи... хм... достоинства. Клянусь, у Чиё сейчас на губах ехидная старушечья ухмылка. Ну блин, что в этом было такого?.. Просто мы давно с ней не виделись...
  
   - Сдохните! - Возглас марионетки прервал мое самокопание. Левая пупырчатая рука Хируко, как 'это' обозвала бабка, сорвалась с локтя и ракетой устремилась навстречу бегущим. Поравнявшись с ними, болванка отстрелила торчавшие из нее штыри, которые тут же распались на две части, выпустив из себя еще более массированный игольчатый шквал. Черт, от этого им точно не увернуться! И ведь барьер не поставить, они все еще бегут! Падайте!..
  
  Но я не успел произнести ни единого звука, как железный поток иссяк, а старуха и девушка поднялись с земли из странных поз, в которые их загнали иголки, сейчас мирно истекающие ядом на полу пещеры. Чиё и Сакура гордо улыбались.
  
  От Сасори донеслось раздраженное цыканье, у него явно закончились ловушки. Розоволосую рвануло вперед, чтобы преодолеть оставшееся расстояние одним броском, но вдруг...
  
   - Сакура!., - Чиё что было сил дернула нити, стараясь остановить девушку, я выбросил ладонь вперед, разрывая ручную печать... И Сакура замерла как вкопанная, а в сантиметре перед ее задорно вздернутым носиком напрягался и не мог преодолеть едва заметное дрожание воздуха острое лезвие скорпионьего хвоста с набухшей каплей яда на конце.
   - Сорвал концентрацию, сволочь, теперь все сначала.., - Пробормотал я. Сакура оглянулась. Испуг в ее глазах быстро сменился благодарностью. Я улыбнулся, не опуская ладонь, - Высота барьера два метра. Быстрее!
   - Поняла! - Отозвалась бабка и первая любовь Наруто взвилась в воздух, перелетая преграду и уклоняясь от изгиба не ожидавшего такого исхода хвоста, - Сакура, бей!
   - Есть!
  
  И одновременно с этим криком рука из плоти и крови столкнулась с массивом дерева и металла... Звенья разломанного хвоста зазвенели по камням, а от разлетевшейся на куски марионетки отделилась тень и стремительно метнулась в сторону.
  
  Я передернул плечами, кое-что вспомнив. Супер, конечно... Но не того человека ты, тетушка Цунаде, такому научила, совсем не того...
  
  Тем временем тень поднялась, оказавшись фигурой человека.
  
   - Молодец, бабуля! Ты насквозь видишь мои атаки... И управляешь девчонкой с помощью нитей чакры.
   - Ты прав. Хоть я и старалась сделать их как можно более незаметными, ты все равно понял... Я и вначале попыталась прикрепить к тебе нити, но ты уклонился... И хорошо, что это оказалось лишним!
   - А как же, ведь это ты учила меня обращаться с марионетками. Но сейчас... игры окончатся!
  
  Фигура одним движением скинула с себя черную тряпку, оказавшись... молодым, лишь чуть старше меня, красноволосым парнем в новеньком и чистеньком плаще Рассвета.
  
   - У них что, собственная мастерская по пошиву одежды? - пробормотал я, во все глаза рассматривая нашего противника. Момент для проявления братских чувств явно не очень удачен... Но, судя по тому, что я вижу, шансы Гаары быть принятым в самую странную семью всех миров и народов стремительно растут... Если бы ему это было еще нужно. На обратном пути надо пошарить по Суне, там явно бродит еще парочка красноволосых.
   - Это Сасори, ваш внук? - Удивилась Сакура.
   - За двадцать лет он ни капли не изменился.., - Пораженно проскрежетала Чиё.
   - Всего лишь еще один бессмертный, они уже, если честно, надоели... - Громко проговорил я. Все присутствующие посмотрели на меня, - Поэтому надо бить чуточку сильнее!
  
  В руке парня, стоящего перед нами, появился небольшой свиток.
  
   - Я придерживал это для особого случая... Поэтому он нравится мне больше всех!
  
  Свиток окутали облака, и их него появился...
  
   - Не может быть! - Воскликнула старуха.
   - В чем дело, что это?!
   - Это третий Казекаге! Прошло десять лет, как он пропал из селения...
   - Одной ногой в могиле, а соображаешь все так же хорошо! - Сасори явно был не чужд определенных видов черного юмора...
   - Может быть! Но меня хватит на то, чтобы принять необходимые меры. Мой внук - и опустился до уровня жалкого мародера! Ты напал на трех Казекаге! Хоть Четвертого и убил Орочимару... Но это ты направлял его!
   - Эй-эй! Я не имею отношения к смерти Четвертого! Не спорю, Орочимару был моим подчиненным, пока был членом Акацки. Мы вместе много чего совершили...
   - Ты... Знаешь об Орочимару?!, - Сакура решительно сжала кулаки.
   - Ладно, пора браться за дело всерьез! - Лохматый деревянный мужик, все это время прикрывавший Сасори, вдруг сорвался вперед и ударил по розоволосой выскочившими из руки лезвиями. Нити чакры, дернули ее назад, но Сасори был быстрее... и лезвия вновь уткнулись в дрожащий воздух. На этот раз никто на меня не обернулся. А зря, ведь их бы ждал небольшой сюрприз... Я кивнул опустившему ладони клону. Жаль, жаль, что на клонов нельзя оставить все. Тут скучно...
   - Так. Старуха, девчонка и мастер Кеккай. Чтобы убить вас, понадобится немного больше времени, чем я хотел... а я ненавижу ждать!
   - Ты... Ты можешь продолжать тыкать своими лезвиями, можешь оторвать мне руки и ноги, можешь залить здесь все своим ядом, но... Что бы ты не делал, я все равно доберусь до тебя и заставлю рассказать все об Орочимару! ТЫ МЕНЯ ПОНЯЛ?!
  
  Я неверяще поднял голову. И вот это моя знакомая розоволосая девочка, некогда способная только бегать по деревне с воплями 'Саске-кууун!' и лупить Наруто по голове за мнимые прегрешения?... Она и правда готова пройти этот путь?... И все действительно из-за этого красноглазого зазнайки? Или... не только из-за него? Посмотрел на нее новыми глазами. Воистину, за время моего отсутствия многое изменилось. Цунаде действительно умеет учить. И знаешь, Сакура... В этом благом деле я готов тебе помочь! У меня сейчас тоже появились вопросы к Орочимару, навеянные обилием красноволосых в Сунагакуре...
  
  Снова сложил руки в 'концентрацию'. Думаю, это будет непросто... А значит, придется напрячься!
  
   - Надоело. Пора вас убить!
  
  Челюсть лохматой куклы отвалилась со щелчком и из его пасти устремились клубы какой-то темной пыли. Чиё напряглась.
  
   - Эта марионетка может использовать дзюцу Третьего?
   - Что, давно не видела? - Застывшая улыбка на лице Сасори не шевельнулась, - Благодаря этому Третий считался самым сильным Казекаге. А теперь я вас убью!
   - Чт-то это?
   - Самое сильное оружие Сунагакуре - Железный Песок!
  
  Ась?! А вот теперь становится все интереснее и интереснее! Нет, я явно не зря пошел в это путешествие! Ну поболтайте еще немного! Еще совсем чуть-чуть...
  
  
  Глава 6.
  
  Интерлюдия.
  
   - ...Третий изобрел это дзюцу сам. Этот песок можно превратить во что угодно - в любое необходимое оружие. Третий Казекаге... с самого рождения умел преобразовывать чакру в магнитное поле, - Чиё говорила и с каждым произнесенным словом на ее лицо словно падала тень, все более и более густая и мрачная.
   - Но... Как же так? Это всего лишь марионетка. Откуда у нее собственная чакра?
   - Эта марионетка из живого человека, поэтому она может пользоваться теми техниками, которые были у нее при жизни. Только Сасори умеет делать такие. И только он может ими управлять... Сакура, уходи немедленно! Сейчас ты ничем не поможешь!
   - Не успеете! Железный дождь!
  
  Облака пыли, крутящиеся вокруг марионетки, стянулись в множество мелких шариков, дождь из которых прянул вперед, обогнул возникший перед ними барьер и обрушился сверху на Старейшину и девушку, дробя камень и вколачивая их в пол...
  
  Снаряды пылью потянулись обратно к Сасори, а каменная крошка, поднятая ударом, рассеялась и стало видно, что Чиё накрыла Сакуру собой, подняв левую руку, которая раскрылась зонтиком, в данный момент мерцавшим синим светом.
  
   - Вот оно как... Приятно видеть, что все марионеточники думают одинаково! Ты тоже изменила себя? Щит из чакры, надо же... Но тебе это не поможет, старуха! Ты больше не сможешь использовать его, железная пыль заблокировала твои соединения! Поэтому...
   - Э-э-э, я прошу прощения.., - Внезапно раздавшийся от входа в пещеру голос заставил кукольника прерваться. Бабка с девушкой воспользовались мгновением передышки и поднялись на ноги. Никто из них не оглянулся, - Если позволите, у меня есть два вопроса. Железо - чакропроводящее?
   - Ты смог меня удивить... своей тупостью! Чиё-ба-сама, что за сопляков ты с собой привела? Конечно! Последнему придурку в Суне известно, что материалом, удерживающим чакру, управлять проще и эффективнее!
   - А я не из Суны, я из... э-э-э... другого места. И тогда второй вопрос - откуда вы сейчас этот песок взяли? - Голос постепенно стал приближаться к стоящим. Чиё немного дернулась, но отводить взгляд от Сасори было слишком опасно и она не стала оборачиваться.
   - Из свитков запечатывания.., - Если бы улыбка на лице марионеточника могла двигаться, можно было поклясться, что она изменилась бы на гримасу удивления.
   - Это замечательно! Надеюсь, у тебя есть еще! Девчонки, - голос с непривычными рычащими нотками раздался прямо из-за спин Старейшины и розоволосой. Одновременно с этим в воздухе перед Сасори что-то мелькнуло, и прямо перед отскочившим кукольником и его марионеткой пролегли три глубокие борозды, а его противницам на плечи легли две руки, - вы замечательно потрудились. Теперь это моя битва!
  
  Сакура и Старейшина одновременно скосились на руки у себя на плечах и так же одновременно вздрогнули. Эти конечности уже почти не напоминали человеческие. Из кургузенькой кисти торчали изрядно укоротившиеся пальцы, а из большого, указательного и мизинца вырастали три изрядных когтя.
  
   - Айдо, что?., - подняла глаза Сакура и поперхнулась вопросом, потому что на нее посмотрела морда, покрытая едва заметным алым пушком, с торчащими из-под нижней губы клыками и глубоко ввалившимися глазами. О том, что это их спутник, напоминала лишь красная масть шерсти на голове, сейчас торчащей дыбом.
   - Ты о чем? А-а-а, об этом.., - Неопределенно покрутило башкой сущ... нет, все-таки Айдо, - Ну да, согласен, немного переборщил с печатью. Но этим я добился прироста резерва почти в два раза... кстати, надо бы уже единицу измерения придумать... А в мощности техник я рассчитываю на синергетический эффект, мне сейчас пахать как крабу на галерах... Руки мне вроде не нужны...
  
  Умная гримаса на почти звериной морде и непонятные словечки из клыкастой пасти смотрелись немного неуместно.
  
   - Чиё-ба-сама, Сакура, отдохните пока. С противником, завалившим Каге, вам одним не справиться. А я могу хотя бы попытаться...
  
  Старуха задумчиво закатила глаза.
  
   - А ведь тогда на экзамене ты не только марионетку перехватил... Может быть... Хорошо, нам как раз нужно время.
  
  Вновь мелькнули железные пули. Но Айдо поднял с плеча Старейшины ладонь, и все они влипли в барьер, поднятый буквально в сантиметре от их тел. Хитрые маневры на этот раз не помогли.
  
   - Уважаемый Сасори, меня этим не проймешь, придумайте что-нибудь еще! - Прокричал в сторону врага Айдо.
   - Погоди!.. Ты не справишься один! Я ученица Цунаде-сама, она учила меня уворачиваться от ее ударов, я справлюсь!..
   - Сакура, не спорь, - Ладонь на ее плече чуть сжалась, вонзив когти в плечо и вынудив девушку тихо охнуть от боли. Но красношерстный не обратил на это внимания, - Я тоже ее ученик, но у нас разные специализации. Ты уворачивалась от ее удара, а я... выжил после него. Даже калекой не остался, как видишь. И мне кажется, мои таланты сейчас будут уместнее. Стой спокойно.
  
  Айдо сложил свои лапки перед грудью и вокруг него возникло три клона, таких же, как он сам. Они быстро выстроились в треугольник с подопечными в середине и подняли руки. Парень выпрыгнул из центра, и вокруг копий возникли уже знакомые Сакуре по пещере в пустыне зеленые стенки пирамиды. Только на этот раз они выглядели гораздо плотнее и прочнее...
  
   - Что ты такое? - Сасори так и не поменял выражение лица, хотя в голосе проскакивали удивленные нотки, - Еще один джинчуурики?
   - Пожалуй, не соглашусь, м-м-м... Я просто поклонник Третьего Казекаге, хоть и стал им совсем недавно, буквально минуту назад. Какой он молодец, м-м-м.
   - Ты меня заинтересовал, из тебя получится любопытная марионетка!
  
  Облака железной пыли взмыли к потолку пещеры и слиплись в длинные и толстые штыри. Они мгновение повисели там и рухнули вниз, прямо на неподвижный комок красной шерсти в одежде. Но парень не шевельнулся, лишь обнажил длинные нижние и короткие верхние клыки в ухмылке и поднял когтистые руки домиком. Штыри скользнули по углу из двух барьеров и вонзились в пол пещеры, колыхнув почву под ногами тяжеленным ударом.
  
   - Уважаемый Сасори, меня этим не пронять, м-м-м. Уж такой мастер искусства, как вы, должен был понять, что мой барьер так просто не разрушить! После того, что мы прошли на входе сюда я думал, что мне будет гораздо сложнее, ведь мои барьеры так похожи... Мое искусство явно лучше, ведь искусство - это!..
   - Заткнись! - Кукольник явно разозлился, хотя его легкая полуулыбка так и не сошла с застывшего лица, - Я сам ставил эту защиту, Лидер только оснастил ее копирующими ловушками! Барьеры - это еще одна грань моего искусства, они вечны и неизменны! А ты позоришь его! Ты допустил ошибку, хвастаясь! Твой барьер похож на тот, что стоял на входе. Впрочем, чего еще ждать от сопляка.., - Вдруг успокоился он, - Значит, ударом его не разбить... Что ж, я раздавлю тебя, как жука!
  
  На груди куклы-Казекаге распахнулась дверца в том месте, где обычно находится сердце и из открывшейся дыры хлынул поток черной пыли. Она поднялась вверх и вдруг стремительно сжалась вокруг двух точек, превратившись в два черных металлических куба в три человеческих роста, тяжелых и плотных даже на вид. Сасори шевельнул пальцами с нитями чакры и кубы разлетелись в разные стороны пещеры, мгновение покружились в воздухе и вдруг устремились к одной точке, находящейся посередине туловища врага.
  
   - Айдо, уворачивайся! - Что было сил крикнула Сакура, но парень успел лишь подпрыгнуть на полтора метра вверх... И удар двух многотонных железных масс о препятствие прогнал по пещере кольцевую волну пыли. Заключенные в пирамиде рефлекторно зажмурились, прикрывая глаза, но пыль разбилась о зеленую грань, не попав внутрь.
  
  Кагда Сакура и Чие проморгались, они обнаружили своего соратника висящего над полом, раскинув руки в стороны, будто упираясь ладонями в железные болванки, зажавшие его с двух сторон. Он по-прежнему улыбался и никаких неудобств от этого явно не испытывал.
  
   - А ты силен... Так просто тебя не раздавить... Но твоя сила ничто перед истинным искусством! - Повысил голос марионеточник и из его куклы хлынули новые потоки железной трухи, формируясь в такой же здоровенный, только теперь уже треугольник.
   - О нет, только не это! Только не бросай меня в этот колючий и страшный терновый куст! - В голосе распятого слышалась неподдельная паника, но смысл слов от присутствующих ускользал, уж очень они не подходили к ситуации.
  
  Сасори удовлетворенно цыкнул, пошевелив нитями чакры и отправляя треугольник в полет.
  
   - Айдо, ты ведь можешь умереть! Уходи оттуда! И хватит нести чушь, бака!! - С этими словами Сакура что было сил хватила кулаком по стоящему к ней спиной клону. На его месте возникло белое облачко, а зеленая стенка пирамиды дрогнула, но второй клон вытянул руку в ту сторону и техника удержалась.
   - Сакура. Сейчас ты уменьшила свои шансы выжить ровно на одну треть. Впредь отдавай себе отчет, на кого именно поднимаешь руку. Я тебе не мой безмозглый брат, так что в следующий раз прилетит в ответ. Думай, что делаешь!
  
  Слушать два одинаковых голоса, произносящих одинаковые слова, но с разных сторон, было жутковато.
  
   - Б-безмозглый... б-брат?., - Прошептала девушка и резко побледнела, а Чиё только усмехнулась.
  
  Тем временем третья железная болванка долетела до парня, но он, ловко перевернувшись, встретил ее ногами и повис вниз головой, с трех сторон зажатый металлом.
  
   - Народ, пора! - Воскликнул он.
  
  Со стороны входа послышался шум торопливых прыжков и на кубы и треугольник ловко запрыгнули три его копии. Сасори рефлекторно шагнул чуть назад.
  
  Клоны приложили руки к металлу и застыли.
  
   - Давайте-давайте, не задерживайте! Я уже почти готов! - Слышались подбадривающие крики от скопища железа.
   - Что здесь происходит?., - Казалось, Сасори ни к кому не обращается, но Чиё тем не менее задумчиво покачала головой, соглашаясь.
   - Готово! Сасори-сама, спасибо за подарок, м-м-м. Надеюсь, мой сюрприз вам тоже понравится! Ведь искусство - это!..
  
  Клоны на поверхности странной конструкции из металла, человека и чакры окуталась белыми облаками, а, когда они развеялись, взорам присутствующих предстала лишь пустота без малейшего следа кого бы и чего бы то ни было.
  
   - Что это было? Какой сюрп?., - Подал было голос Сасори, но тут камень, который все время, пока кукольник напряженно следил за разворачивающейся в середине пещеры картиной, незаметно подползал к нему, внезапно выпрямился во весь рост, скидывая с себя драную тряпку, подобранную тут же. Еще один Айдо, нормальный, с обычными руками и лицом, улыбнулся во весь рот:
  
   - Какуремино Но Дзюцу! - И бросился к Сасори, раскрыв объятия.
  
  Кукольник наконец-то изменился в лице, стремительно отпрыгивая и шевеля пальцами. Марионетка бросилась на парня, выпустив из правой руки весь свой колючий и ядовитый арсенал. Вскрикнула Сакура, дернулась Чиё, лезвия на всю длину воткнулись в живот красноволосого, выйдя из спины... А улыбающийся клон внезапно раскрылся ослепительным огненным цветком.
  
   - Что за чушь! Огнем мою марионетку не.., - Сасори не договорил, опустив взгляд под ноги своей куклы.
  
  Из угасающего пламени на пол спикировал тлеющий листочек бумаги с кривоватым даже на непосвященный взгляд иероглифом 'баку' /взрыв/. Видимо, он находился в самом низу пачки, поэтому оторвался до того, как...
  
  Ужасающая сила взрыва двухсот кибакуфуд, казалось, сотрясла пещеру до основания. Взрывтеги, нарисованные учениками Академии Художеств Узушио не всегда верно, не всегда точно, но всегда старательно и уж, вне всяких сомнений, без малейших попыток сэкономить на количестве заливаемой чакры под недреманным оком соблазнительной внешне, но жуткой нравом до судорог нерадивых студентов госпожи директора, сработали так, как им и полагалось. Свод пещеры раскололся от мощной ударной волны и многотонные глыбы медленно и величаво, для постороннего взгляда, устремились вниз. Сасори со всего размаха впечатался в стену, счастливо уберегшись от валящихся сверху валунов, а зеленая пирамида посреди зала, казалось, даже мигнула. Пространство вокруг залил свет яркого солнечного денька, безуспешно пытаясь разогнать облака каменной крошки, кружившей над полом...
  
  Постепенно грохот катастрофы местного масштаба прекратился. В пыльных облаках раздавалось лишь шуршание песка и потрескивание камней, постепенно устраивающихся на новых местах. Ничто не нарушало установившееся спокойствие, но вдруг пыль прибило к земле старческое хихиканье:
  
   - Ну это же надо, а! 'Искусство - это...', 'Искусство - это...'... Нет, Сасори, теперь всем понятно, что искусство - это взрыв!
  
  
  Глава 7.
  
  Куча песка у стены зашевелилась и из нее поднялось то, что совсем недавно было Сасори. Свернутая набок голова, висящие на каких-то нитях руки... Но 'это' не испытывало никаких неудобств. Миг, другой - и руки втянулись обратно в плечи, а голова стала на место, провернувшись вокруг своей оси. Чиё резко посерьезнела.
  
   - Так вот почему ты не изменился... ты превратил себя в...
   - Верно, бабуля! Ах, как же низко я пал, столько вожусь со старухой и двумя сопляками! Впрочем... Давненько мне не приходилось использовать себя, немудрено и разучиться!
  
  С этими словами он содрал с себя лохмотья, в которые превратился очередной форменный плащ Рассвета, оставшись только в штанах. Впрочем, он бы вполне мог раздеться полностью и никто бы не усмотрел в этом ничего предосудительного, потому что тело, скрывавшееся под одеждой, не было человеческим. По обе стороны от туловища раскрылись лезвия на подвижной оси, вместо хребта был заметен держатель, в котором как раз сейчас размещались какие-то свитки, а в окне на месте живота находился свернутый металлический канат, как раз сейчас вынырнувший оттуда и, подобно сытому удаву, раскинул свои кольца по полу.
  
   - Как бы там ни было, один нас покинул... пусть и не так, как мне бы хотелось... А вы - легкая добыча!
  
  Он протянул вперед руки, из ладоней выскочили трубки, из которых вырвался поток пламени, окутавший пирамиду. Клоны, державшие технику, кхекнули и присели под навалившейся тяжестью, но жар, разогревший камни до малинового свечения, так и не проник в границы барьера.
  
  Пламя угасло, и из держателя Сасори с отчетливым щелчком выскочил один свиток.
  
   - А этот барьер совсем иного качества, чем те, что были раньше. Теперь-то вам меня не обмануть!
   - Раз, - Меланхолично сказал один из клонов. Сакура покосилась на них и вздрогнула от неожиданности. От прежней звероватой внешности на копиях остались лишь черточки поперек глаз и черные губы, настолько примелькавшиеся на этом лице, что никто уже не обращал на них внимания. Других шуточек вполне хватало...
  
  Канат из живота марионеточника резко метнулся вперед, обмотал пирамиду и стал сматываться обратно, высекая из барьера искры и визжа на высокой ноте.
  
   - Два, - Не меняя выражения, произнес все тот же клон. Сакура уже с беспокойством посмотрела на него. Перед ней стоял самый обычный (если к нему вообще применимо это слово) Айдо, как он есть.
   - На счет 'Три' готовьтесь разбегаться. Больше мы не выдержим, двоих слишком мало...
  
  Металлическая лента, на которой маслянисто блестели фиолетовые капли яда, вновь приподнялась, в этот раз явно нацеливаясь на таранный удар. Вот она метнулась вперед, вот лезвие воткнулось в плоскость. По ней быстро побежали трещины.
  
   - Все. Сакура, если бы не ты, мы простояли бы минут десять, как раз хватило бы до...
   - До чего?! - Вскрикнула девчонка всеми расшатанными за сегодняшний день нервами.
   - Неважно. Хорошо, что мы больше никогда не увидимся с тобой. Три!
  
  Пирамида раскололась на мельчайшие осколки, среди которых заметалось лезвие, клоны рассеялись, оставив лишь прозрачную кисею тумана, а предупрежденные куноичи метнулись в разные стороны. Но, к сожалению, недостаточно быстро, так как шершавый бок каната вскользь прошелся по боку розоволосой, оставив после себя глубокую ссадину... и изрядную дозу яда.
  
   - Вот и все! Так уж и быть, ты проживешь три дня, но больше тебе не сражаться! - Торжествующе произнес Сасори.
   - Сакура! - Безнадежно вскрикнула Чиё, но девушка приподнялась на дрожащих руках.
   - Никто еще не сомневался в моих способностях... Все только восхищались... Как же вы оба меня достали! Ненавижу красные волосы!
  
  С этими словами она достала из сумки на поясе какой-то пузырек, отщелкнула крышку и воткнула блеснувшую иглу себе в ногу.
  
   - Противоядие? Ты создала его, основываясь лишь на отравленном парне? Неплохо...
   - Спасибо! - Мило улыбнулась девушка, выпрямляясь.
   - Но это все равно вас не спасет!
  
  Пользуясь временной слабостью Сакуры, Сасори бросился прямо на Старейшину, раскручивая свои лезвия за спиной, но, почти добравшись до нее, внезапно резко остановился. Розоволосая ухватилась за валяющийся на земле канат и мотала его на себя. И он как раз закончился...
  
  С нечленораздельным воплем девчонка раскрутила болтающегося на другом конце веревки тело и что было сил грохнула его в стену.
  
   - Чие-ба-сама! У нас получилось!
   - Нет...
  
  Части Сасори неподалеку как раз в этот момент собирались заново. Юная куноичи собралась было броситься к нему и поставить в этой истории точку, но неожиданный приступ слабости от не до конца нейтрализованного яда опрокинул ее на одно колено.
  
   - Похоже, мне придется это использовать... В свое время я сама объявила эту технику запретной...
  
  Бабка достала из-под мантии свиток и одним движением раскатала его, открыв солнечному свету череду странных угловатых фуин. Сложила ладони перед лицом и линии на свитке зашевелились, полезли наружу и превратились в десять белых фигур. Это были марионетки...
  
   - Широхиги: Джикки Чикаматсу но Шу. Говорят, что сила кукловода определяется количеством марионеток, которые он способен контролировать. С помощью этого бабушка, говорят, уничтожила замок...
  
  Держатель на спине Сасори в очередной раз щелкнул, выкидывая свиток прямо в подставленную руку.
  
   - Десять шедевров Монзаемона, первого кукловода... Да, десяток кукол - это много...
  
  Он размотал свиток перед собой и снял правую сторону груди. Из открывшейся дыры вырвался толстый пучок нитей чакры, рванулся в свиток и вытащил на свет божий...
  
   - Но с помощью этого я уничтожил целую страну! Акахиги: Хьякки но Соен!
  
  Небо закрыла сотня зависших в воздухе фигур. Их объединяли только однотипные бордовые плащи с бахромой вместо воротника... и то, что они все были куклами.
  
   - Как же их много.., - Пробормотала старуха и хотела добавить что-то еще, но хлопок из-за спины не дал ей договорить.
   - Извините, что припозднился, просто один жадный кузнец был на грани инфаркта, чуть было не освободил этим своего внутреннего зверя и мир едва не потряс новый биджу - Великий Хомяк!
  
  Обаятельно улыбающийся парень с длинными волосами, густо-красными у корней и выцветающими до оранжевого на кончиках быстро оглянулся.
  
   - А у вас тут людно... хм... нет, скорее поленно.., - Присмотрелся чуть внимательнее и радостно воскликнул, обращаясь к Сасори, неподвижно застывшему неподалеку, - Ба! Урфин Джюс, ты ли это?!
  
  Но ответом ему было лишь недоуменное молчание.
  
   - Айдо, опять ты несешь чушь.., - Устало улыбнулась Сакура, опускаясь в каменную крошку и включая Шосен на ладонях с целью немного подлечиться, - Спасибо тебе...
   - Не за что, Сакура, совершенно не за что!
  
  И так радостная улыбка на лице новоприбывшего, казалось, стала еще светлее, раскинув блики на лезвия разнообразных смертоубийственных орудий в руках кукол Сасори, потому что даже с такого расстояния для человека, даже чуть-чуть провозившегося с чем-то подобным, было очевидно, что материал у всех этих зазубренных мечей, боевых кос, нелепых тесаков и вовсе ни на что не похожих железяк был один... Мир вздрогнул от неслышного боевого ворчания зверя, обещавшего стать истинным ужасом этого мира, далеко обставив всех биджу, вместе взятых...
  
  Айдо.
  
  Мне положительно нравится этот деревянный болван, притворяющийся человеком... вон даже штаны надел... Если бы я сражался с ним на одной стороне! Потому что почти сразу после моего появления, спустя лишь несколько секунд вся масса кукол зашевелилась и разом бросилась на нас. Не дал помечтать, на что я добычу пущу... ну и прекрасно, и так затянули!
  
  Когти с моей левой руки раскроили на три части самую шуструю куклу, а десяток влип в барьер от правой.
  
   - Чиё, Сакура, мы убрали у Сасори все козыри, он кукольник, значит, слаб в ближнем бою. Займитесь им, а я разберусь с этим летающим дровяным складом, он поопаснее будет! Только убейте его не насмерть!
   - Хорошо!
  
  Мимо меня пролетели десять белых кукол под управлением бабки. Я уже устал поражаться внешнему виду этих недоголемов, казалось, что каждый марионеточник буквально задается целью перещеголять предшественников в несуразности и нелепости. Хотя о чем я - сопромат, эргономика и функциональность здесь - не более чем названия особо заковыристых и запрещенных дзюцу. Так что пихают в бедных деревянных болванов все, что под рукой, лишь бы поубойнее и пострашнее. А ведь интересное это, наверное, занятие - конструирование собственного робота... На досуге стоит попробовать. Хотя где он, тот досуг!..
  
  Уклонился от слаженной тройки летящих с выставленным оружием марионеток. Так, хватит предаваться воспоминаниям, не время и не место, вообще-то, у нас тут битва. Но лицо Гекко, когда я уронил в его дворе три кучи чакропроводящего железа на пару-тройку тонн каждая - надо было видеть! Эх, жалко, в прямой доступности никого из моих не оказалось, а то я бы сюда Ю притащил... Э-э-э... Нет, думаю, все-таки не стоит, в силу некоторых причин... ну, тогда Йоко взял и мы бы разом поставили в этом кукольном театре жирную пепельную точку. Но, к сожалению, они все уплыли на материк, как сказал кузнец, а вылавливать их времени не было, девчонки вон и так на честном слове продержались. Если бы не Сакура со своими дурными привычками... ну, надеюсь, поумнела!
  
  Подпрыгнул, пропустив под собой два полена, попытавшихся меня поймать, зайдя с разных сторон. Мельком обернулся. Белые куклы Чиё оказались посильнее, чем их подобия от Сасори. Они не особо напрягаясь, шинковали противника, а вот сейчас трое из них, выстроившись треугольником, создали вихрь, в который затянуло и размолотило полтора десятка вражеских кукол. Но их просто заваливали числом, к настоящему моменту только пятеро и осталось - та самая троица и двое прикрывали крушащую все на своем пути Сакуру с разных сторон. Надо бы проверить, если после массовой ломки дров розоволосая станет доброй и милой - ни за что не допустить, чтобы Наруто стал Хокаге. Если жена становится ласковой только после хорошей драки - одним прекрасным утром правитель Скрытого Селения вполне может начать войну с соседями... Любви и заботы ведь хочется всем, а такую женщину рыжий определенно заслужил!
  
  Я наконец прекратил скакать, подобно кузнечику, и остановился. Всем хорош режим Отшельника. Вот только сенчакру смешивать... ладно, хватит жаловаться, у тебя и так преимущество. Вон, пока печать включал, пяток кукол размолотил, а был бы обычным Отшельником - за эти пять минут обязательной полной неподвижности они размолотили бы тебя...
  
  Посмотрел вверх на кружащийся вокруг меня водоворот из марионеток. Осталось штук шестьдесят, не больше. Отлично, значит, 'массовое теневое' включать не надо, обычным обойдусь, чакру сэкономлю, чую, она мне понадобится... Сложил пальца крестиком.
  
   - Катон: Каге Буншин: Воинство Ада!
  
  Я огорченно сплюнул. Вот стоит только на секунду отвлечься... Нет, предупредить своих, конечно, стоило... Но почему именно такое глупое название?!..
  
  Вокруг меня появилось полторы сотни клонов. Они секунду постояли, вертя головами, а потом все разом прыгнули на свои цели, благо, они вертелись рядом. Каждый клон, не мудрствую лукаво, бросился на выбранную марионетку, раскрыв объятия...
  
  Сасори, помня о моем первом сюрпризе, который, хоть и сработал, но своей цели не достиг (я вообще-то в него целился... да...), сначала пытался разрушать моих клонов, протыкая их оружием издалека, но даже близкий огненный всполох гарантированно повреждал марионетку, и она становилась легкой добычей для второго, подстерегающего ее неподалеку. И теперь он старался уклониться, что в ограниченном пространстве было довольно сложно. Клонам ведь хватало, чтобы какая-то кукла просто пролетела рядом.
  
  Некогда пещеру, а теперь щебеночный карьер наполнили тусклые блики, а кружащуюся темную тучу марионеток и клонов под бывшим потолком то тут, то там рассекали мгновенные огненные вспышки. К земле устремились первые обгорелые куски дерева и неспешно начали падать хлопья жирного пепла. Я встряхнулся и прыгнул вверх, присоединяясь к веселью. Вон, одна кукла явно на помощь к Сасори удрать пытается...
  
   ... Я воткнул Одама Разенган в тушу громадной, в два меня, марионетки, внезапно замершей и начавшей валиться набок, разнеся ее на куски, но тонкий девичий вскрик заставил меня быстро оглядеться.
  
  Клонов не осталось, армия Пылающего Ада с честью исполнила свой долг. По краям пещеры маячила еще пара-тройка целых кукол, в данный момент сложившихся на полу бесформенными грудами. На стене пещеры белела странная масса с угловатой печатью посередине, прижавшая к камням тело Сасори с пустыми глазами и дырой в левой стороне груди. Это еще что такое? И печать интересная...
  
  А посередине бывшей пещеры застыли Сакура, прикрывающая собой Старейшину, одна из расколотых кукол Сасори, воткнувшая меч в живот девушке по самую рукоять, Чие, держащая на пальцах нити чакры... И две марионетки, выглядящие почти как обычные люди, проткнувшие куклу напротив розоволосой насквозь с двух сторон. Ого, что же у них произошло?
  
  Додумал мысль я уже на выходе из Хирайшина, пинком отбросил скульптуру из неподвижных кукол в середину какого-то фуин, тянущегося из открытых ртов белых марионеток и подхватил заваливающуюся набок Сакуру.
  
   - Она скоро умрет... Это смертельная рана... Сасори специально старался нанести как можно больше повреждений одним ударом...
   - Песчаная Старушка, ученики Цунаде так просто не умирают, вам ли не знать! - Отшутился я, шаря зеленой сферой Шосена по животу девчонки.
  
  Мда... а вот повода для юмора как-то не просматривается... Потроха превращены в кровавую кашу, и если ее быстро не убрать... даже 'Восстановление' не успеет, ему нужно время, а вот времени как раз и нет. А 'Феникс' на ней... даже не смешно. Появляться перед Наруто обмотанным кишками его первой любви как-то не хочется, это даже для меня будет слишком. Вот на Гае я бы, пожалуй, рискнул. Он так истерзал себя Хачимоном, что его тело по прочности, пожалуй, любому Отшельнику фору даст...
  
   - Я же говорила, что даже такая старуха, как я, на кое-что сгожусь... Я разрабатывала эту технику всю свою жизнь. Она способна вернуть жизнь даже марионетке... Но я не справилась. Так пусть хоть тут...
  
  Незаметно подошедшая сзади Чиё положила руки на Сакуру. Ее ладони окутались синим свечением. Спустя совсем немного времени розоволосая завозилась и коротко застонала, открыв глаза. Я быстро проверил ее Шосеном. Вот это да! Раны есть, и достаточно серьезные, но совершенно не смертельные! С ними вполне можно будет справиться! Быстро перевернув протестующе пискнувшую девчонку на живот, ляпнул ей на шею 'Восстановление' и повернулся к устало севшей на землю бабке, открыв рот для вопроса...
  
   - Вот как.., - Голос, донесшийся от проткнутой насквозь куклы, перебил меня, - Ты поделилась с ней собственной жизнью... Но почему ты не умерла?
   - Рано была смертельная, но она все еще было жива, так что я потратила совсем немного из оставшегося мне. Я делала эту технику для другого. Я ведь помню, Сасори, как именно ты играл с куклами моего сына и твоей матери... А потом для тебя...
   - Как глупо, бабуля Чиё... Я всегда этого хотел... Избавиться от несовершенства человеческого тела, от смерти... Но для того, чтобы управлять куклами, всегда нужна хотя бы часть тела... И я застыл между, еще не марионетка, но уже и не человек... Подойдите сюда! - Голос внезапно чуть окреп.
  
  Мы подошли ближе, даже Сакура встала и опустилась на колени рядом. Кукла была обычной куклой, сохраняя свои черты, данные ей при создании, при всем при этом неуловимо напоминая парня, с которым мы так долго сражались. Но вот в середине груди торчал цилиндр с нарисованным на нем словом 'Скорпион'... Сасори... Это и есть ты? Да уж, какие же отвратительные формы порой принимает тяга к вечной жизни, по себе знаю. Но такого я еще не видел никогда...
  
   - Кровные узы... Что это такое? Ради чего ты, бабуля Чиё, готовилась разменять свою жизнь? Какая жалость, что ты не умерла... Вы, женщины, так любите делать бессмысленные вещи!
   - Заткнись! - Попыталась крикнуть розоволосая, но вышел лишь тихий хрип. Печать еще не отработала даже на треть своей задачи...
   - Не нужно, Сакура... Он стал таким, каким и должен был стать в нашей деревне. Это жестокие законы Сунагакуре...
   - Скоро я перестану двигаться... Все же старуха, девчонка и клоун с барьерами смогли убить меня... Но перед этим... я сделаю одну бессмысленную вещь... считайте это наградой за победу... Ты хотела знать об Орочимару?
   - Чт-то?!.
   - Через десять дней будь на мосту Тенти в селении Скрытой Травы в полдень... Среди подчиненных Орочимару есть мой шпион... Я должен был встретиться с ним там...
  
  Последние слова прозвучали совсем тихо, глаза куклы закрылись... И жизненный путь Акасуна но Сасори оборвался.
  
   - Мы сделали это, Чиё-ба-сама! - устало улыбнулась потрепанная Сакура, но бабка не услышала ее, завалившись лицом вперед. Девушка едва успела ее подхватить.
   - Чиё-ба-сама! Нам срочно нужно возвращаться в деревню! Вас тоже могли отравить!..
   - Нет, это неважно... я еще кое что должна сделать...
  
  Тихо отошел назад и скрестил пальцы. В конце концов, вокруг валяется столько вещей из чакрометалла! А, если за оружием не ухаживать, оно испортится... так что я просто оказываю благодеяние!
  
  Два клона тихо отошли в сторонку, прихватив стопку свитков запечатывания из спешно вытряхнутого неприкосновенного запаса кузнеца, а я осторожно завертел головой. Понимаю, что момент немного неудачный и спрашивать старуху, за какую же часть тела ее внука обещали-таки сорок миллионов рё, явно не стоит... Но как же хочется!
  
  
  Глава 8
  
  Мы вывалились из Хирайшина посреди лесной поляны. Вся она была забрызгана какой-то белесой глиной, в стороне на земле груда этого же материала с раскинутыми в стороны крыльями, видимо, все, что осталось от птицы, а прямо предо мной сидел Какаши и вертел в руках мой кунай.
  
   - Вы все же пришли...
   - Какаши-семпай, ну я же говорил вам, что это работает! - Сказал я, выпуская талии спутниц, которых я практически волок на себе и забирая у джонина кунай, - На перезарядку. - Сообщил я удивленно поднятой брови. Еще не хватало, хорошими вещами разбрасываться! Тебе и метки на плече хватит.
   - Сакура-чан, Айдо... Вы смогли.., - А Наруто выглядел до неприличия бледным и вымотанным. Это что ж тут такое было?..
   - У вас... похоже, еще остались проблемы.., - Бабка выглядела так, как будто вот-вот помрет. Похоже, эта техника далась ей нелегко.., - Где Гаара?
  
  Наруто кивнул на ветку дерева, на которой два его клона держали тело Пятого Казекаге.
  
   - Хорошо...
   - Попался! Молодец, Неджи! - С другого конца поляны раздался голос Гая и его команда нырнула в заросли кустарника.
  
  Из них стремительно выметнулась тень, обернувшаяся приснопамятным блондинкой, который так сильно мне помог в деле выведения из равновесия Сасори, но только теперь у него не было руки. Что ж вы так, Какаши? У вас компания была вроде посерьезнее, чем моя... Дейдара остановился и завертел головой.
  
   - Ксо, вас слишком много... Ну что ж, пора показать вам истинную силу искусства!
  
  Он бросился к куче белой глины с крыльями и... О, Ками!.. начал ее жрать! Боже, благослови то существо, которое дало мне техники, для которых всего лишь приходится изрисовывать свое тело! А то как представлю... жуков там... или вот так... аж жить не хочется!
  
  Вся наша компания застыла в изумлении, лишь Какаши, сражавшийся с этим парнем до нынешней минуты, дернулся что-то сказать... как тело Дейдары начало стремительно раздуваться.
  
   - Вся его чакра концентрируется в одной точке! Бежим! - Возопил Неджи с включенным бъякуганом.
  
  Я вновь подхватил Сакуру и Чиё и на мгновение замер в раздумьях. Снова в пещеру - легко, но как же остальные? Клоны Наруто уже потащили тело Гаары подальше, Команда Гая бросилась к деревьям, а Дейдара уже ничем не напоминал человека, раздувшись вне всяких пределов и в следующий миг...
  
   - Не успеваем! - Какаши одним движением, занявшим на порядок меньше времени, чем рассказ об этом, поднял протектор и уставился шаринганом на взрыв. Томое его зрачка вытянулись в линии и изогнулись, образуя подобие трехлезвийного сюрикена, только с лезвиями-крыльями. В центре вспухающего облака возникло черное пятно, которое со страшной силой начало втягивать все окружающее... И спустя пару секунд от взрыва, который должен был разнести на атомы все вокруг (да уж, куда мне, жалкому подражателю до вас, блондинка-сан!..), осталось только обожженное пятно посреди поляны.
   - Что это было, Какаши-семпай? И как вы это сделали? - Причудливая фигура в глазу джонина уже вновь стянулась до трех обычных томое.
   - Это Мангекё Шаринган. Я переместил взрыв в другое измерение... Неважно. Лучше пойдем, нам надо догнать остальных.
   - Беритесь за руку. Хоть вы и должны мне пятьсот рё и новые сапоги из змеиной кожи, но не заставлять же вас ходить пешком!
  
  Сакура было вяло возмутилась очередному умалению чести любимого сенсея (между прочим, мою руку с талии скинуть не пытаясь. Ну вот кто поймет этих существ, я ж ее недавно буцнуть в ответ обещал...), но никто не обратил на нее внимания. Какаши схватился за мое плечо и мы благополучно вышли из прыжка за спиной Наруто недалеко от опушки леса.
  
  Клоны Наруто осторожно положили Гаару на траву и развеялись. А сам рыжий повернул к нам несчастное лицо.
  
   - Сакура-чан...
  
  Розоволосая наконец отлепилась от меня, неверным шагом подошла к телу и плюхнулась на траву рядом. Вокруг ладоней зажглось дрожащее зеленое облачко.
  
  Девушка несколько секунд подержала руки, потом медленно встала, едва заметно покачала головой и отвернулась. Наруто стиснул кулаки.
  
   - Почему он?.. Почему Гаара?..
  
  Вдруг повернулся ко мне.
  
   - Айдо... Может быть?.. Ты же говорил... 'Слишком живой'...
  
  Я со вздохом опустился рядом с телом и положил ладонь ему на шею. Почему бы и не попробовать? Вдруг с джинчуурики будет по-другому?
  
  По телу разбежались линии печати, оно вздрогнуло, а из-под закрытых век пробились тонкие синие лучи. Наруто с надеждой подался было вперед,но я отрицательно качнул головой.
  
   - Извините... Он совершенно обычный... если бы он был чуть прочнее...
   - Как это? - Тихий голос за спиной принадлежал неизвестно кому.
   - Как бы объяснить... Сейчас я лью струю раскаленного металла в стеклянный стакан без дна... Тонкой струйкой пустоту не заполнить. А если ее увеличить - стакан разорвет...
   - Ну почему?.. почему он умер?.. Он же Казекаге!.. Он только что им стал!
   - Успокойся, Узумаки Наруто, - Скрежетнула Чиё, но парень вдруг обернулся и что было силы заорал:
   - Заткнись! Если бы вы, шиноби песка, не запечатали в нем монстра, этого бы не случилось!
  
  Бабка отшатнулась от него, осекшись, а Наруто продолжал:
  
   - Хоть кто-то спросил, что он об этом думает?! Это все вы придумали!!
  
  Вдруг опустил голову и закрыл лицо рукой. Наверное, чтобы никто не увидел его слез...
  
   - Я не смог помочь Саске... не смог спасти Гаару... за все это время я так ничему не научился...
  
  Чие вдруг решительно опустилась на колени рядом со мной. Властно убрала мои руки от тела. Положила свои, напряглась... и ладони окутала уже знакомая синяя сфера...
  
  Стоящие за нашими спинами дернулись.
  
   - Это?..
   - Да...
   - Чиё-сама...
  
  Содержательный обмен репликами долетел до моих ушей, но я все никак не мог поверить, что... он же мертв!
  
   - Эй, ты что делаешь?!
  
  Вот так и познаются родственники... потому что этот возглас вырвался у нас с Наруто одновременно, слово в слово.
  
   - Она хочет вернуть Гаару обратно к жизни! - Твердым голосом сказала Сакура.
  
  Бабка, ты чего это удумала?! Так не пойдет! Зря тебя спасал, что ли? Я поднялся на ноги и начал осторожно обходить лежащее тело, стремясь попасть за спину Старейшины.
  
  Неожиданно она поперхнулась
  
   - Кха... Мне не хватает чакры! - Я было дернулся к ней, но меня опередил Наруто. Он бухнулся в траву прямо на то место, где только что сидел я и протянул ей руки.
   - Тогда возьмите мою! Вы правда можете это сделать... бабуля?
   - Положи свои руки на мои, - Наруто мгновенно исполнил просьбу. Бабка немного помолчала и неожиданно продолжила, - Я рада, что в мире шиноби, который создавали мы, старики... появились такие люди, как вы... В прошлом я наделала много ошибок и рада, что под конец... Смогла сделать хоть что-то стоящее. Будущее уже никогда не будет таким, как прошлое. Наруто, - Подняла на него глаза, - Твоя сила способна все изменить... и сделать тебя Хокаге, непохожим на предыдущих... Сакура... В следующий раз не подставляйся под меч ради какой-то старухи, а защищай то, что действительно тебе дорого. И... Айдо...
   - Да? - Я вздрогнул. Вот уж не думал, что удостоюсь...
   - Я все поняла... Я знаю эту историю... И знаю, кто ты... Ты можешь открыть дверь в будущее, которого не можешь представить и сам... Или возненавидеть весь мир... Прости их. И стань хоть чуть-чуть серьезнее, тебе это будет полезно...
  
  Голос Чиё становился все тише и тише.
  
   - Наруто, я хочу тебя попросить. Ты, кто чувствует и разделяет боль Гаары... Спаси его... Пожалуйста...
  
  И на опушку леса рухнула тишина...
  
   ...Ровно до тех пор, пока на траву рядом с нами не начали рушиться шиноби Гай было дернулся, но рука Какаши придержала его. Это были суновцы. Народ все прибывал и прибывал, пока не заполнил все свободное пространство вокруг. Казалось, вся Скрытая деревня в полном составе собралась вокруг своего Казекаге, лежащего на траве...
  
  Чиё последний раз тихо вздохнула и начала заваливаться с колен навзничь, но Сакура успела подхватить ее, не дав упасть на землю. Тут подоспел и я, подставив под спину бабки руку. Розоволосая благодарно скосила полные слез глаза и постаралась устроить тело старухи поудобнее у себя на коленях. У нее все никак не получалось, потому что руку от спины Чиё я так и не убрал. Девчонка вновь покосилась на меня уже с недоумением, потом мотнула головой и устроилась прямо так, прижимая мою ладонь тыльной стороной ладони к себе, лишь на палец ниже груди. Я незаметно ухмыльнулся, было б там к чему прижимать, но руку так и не убрал. Так мы и сидели - я, Сакура, Чиё, которую так и подмывало назвать 'телом' просто по факту, и Наруто, придерживающий Гаару за плечи.
  
  Вдруг рыжий вскинулся.
  
   - Гаара!
   - Наруто... Кто?... Что вы все здесь делаете?
  
  Казекаге, еще пару минут назад бывший стопроцентным трупом, приподнялся на руках и окинул взглядом собравшуюся толпу. Да, все-таки бабка невероятна. Надеюсь, я не пожалею о том, что-только что произошло...
  
   - Они все пришли к тебе на выручку, Гаара!
  
  Красноволосый коллега (а что? Тварь я дрожащая или титул имею, в конце концов?!) осоловело крутил головой, явно стараясь понять, на каком он свете, на этом или все же на том, но окружающих это не смущало. Сквозь толпу протолкался выздоровевший, судя по вновь разукрашенной физиономии, Канкуро.
  
   - С младшими братьями вечно куча проблем! - с усмешкой сказал он.
   - Отставить разговорчики! Гаара все же Казекаге, так что не налегайте! Гаара, ты как? - Подоспела Темари и заботливо наклонилась над братом, ненавязчиво отпихнув Наруто так, что он приземлился на пятую точку. Да уж, с ней лучше не шутить!..
  
  По толпе тут и там прокатывались шепотки. Вот сквозь шум пробился боевой писк: ' - Гаара-сама такой классный, в следующий раз я буду защищать его, несмотря ни на что! - Нет, я!' Наруто скорчил постную физиономию и пробормотал: 'Тяжело быть генином... Девчонки вечно западают на крутых парней!' Я тихо улыбнулся. Наруто, Наруто... Саске формально - тоже генин. Сильно тебе это помогло, а?..
  
  Канкуро перевел взгляд на рыжего.
  
   - Спасибо тебе, Наруто...
   - Ты лучше бабулю благодари. Это она спасла Гаару своим дзюцу. Никогда такого не видел...
  
  Все взгляды скрестились на лежащей Чиё и нас с Сакурой.
  
   - Эй, она, наверное, просто устала и спит.., - Наруто. Только ты один у нас любишь не замечать фактов. Но на этот раз...
   - Нет. Это было особое медицинское дзюцу, разрабатываемое для оживления марионеток. Чиё лично проверила теорию, но потом сказала, что риск слишком велик и засекретила все данные еще до испытаний. Она отдала свою собственную жизнь за жизнь Гаары. Чиё мертва.
  
  Краем глаза я посмотрел по сторонам. Все стоящие смотрели на нас, и на лицах их было сожаление. Прекрасно, прекрасно!..
  
   - Чие-сама... - Пробормотала Сакура. Внезапно ее глаза расширились от удивления, а рука, придерживающая бабку за плечо, упала ей на запястье, проверяя пульс.
   - Такое чувство, что она просто спит.., - Рядом оказался второй Старейшина Суны, который был в палате с Канкуро, - Она улыбается... Кажется, что она сейчас скажет 'Да я просто дурачусь!'..
  
  Задергавшаяся Сакура открыла рот, чтобы что-то сказать, но установившуюся тишину расколол дребезжащий смешок:
  
   - Ни-хи-хи! Откуда ты знал, что я скажу именно это?! Так неинтересно!
  
  Бабка открыла глаза и обвела собравшихся хитрым взглядом.
  
   - И вообще, уже и пошутить нельзя? Мы, старики, любим, когда на нас обращают внимание!
  
  Я удовлетворенно улыбнулся и начал вставать, по пути не удержавшись и протянув ладонь на палец выше. Но шокированная розоволосая не обратила на это внимания, продолжая беззвучно открывать и закрывать рот, ведь препятствий на пути руки практически не было...
  
  Эх, Такахаси-сенсей... Как же много вы мне дали и как же мало я вам вернул... Ведь если бы вы не заставляли меня так много читать и возиться с листиками-цветочками, я бы никогда не смог адаптировать печать так быстро... Она, конечно, ураганит... У меня остались какие-то крохи чакры... Да и работает она не очень долго... Обсудим это со старухой позже... А сейчас...
  
  Вокруг шумел народ. Второе воскрешение подряд, причем по необъяснимым причинам, оказалось явным шоком для неподготовленных к таким встряскам мозгов. Шиноби, стремительно собравшиеся к бабке, изощрялись в придумывании разнообразных теорий, а она только ехидно хихикала, успев повернуть ко мне голову и хитро подмигнуть. Я устало улыбнулся и отвернулся. Все, я почти пуст. Сегодня был очень длинный день... Сейчас, еще пара капель, вдруг ей приспичит по деревьям поскакать, чтоб не сразу померла, и можно заканчивать...
  
  Внезапно я споткнулся о голубые глаза. Темари смотрела в упор, но, когда я удивленно приподнял бровь, скользнула взглядом вниз, на мою ладонь, вокруг которой как раз гасли зеленые нити, соединявшие мою руку и спину старухи.
  
   - Это ты! - Голос прозвучал громом среди ясного неба, вынудив стихнуть все разговоры вокруг.
   - Ну да, я это пока что я...
   - Это ты спас Чиё-ба-сама! Но как?! - Стремительно подошла ко мне, распихивая толпу.
   - Разве это важно, Темари-тян? Главное, что все хорошо... пока хорошо, - Чуть поправился я, - А способ... это мелочи!
   - Не смей называть меня 'тян'!., - Сурово сдвинула брови, но вдруг сделала шаг вперед - Спасибо, Айдо, ты уже второй раз оказываешься там, где нужен...
  
  И вновь, как тогда в пустыне, на меня посмотрели глубокие голубые глаза. В них был намешан такой жуткий коктейль эмоций, что в них не разобралась бы даже Йоко, наверное...
  
   - Не за что, Темари-тян, совершенно не за что!
  
  Я легко улыбнулся и, подчинившись внезапному импульсу, сделал маленький шаг вперед, положил руки на спину и талию опешившей девушке и привлек ее к себе, накрывая губы, только что вновь сказавшие мне 'спасибо', своими...
  
  Темари слабо дернулась, пытаясь освободиться, но потом ее мягкие губы шевельнулись, отвечая на поцелуй. Руки, только что пытавшиеся оттолкнуть, вдруг зарылись в мои волосы, тяжелая и тугая грудь прижалась ко мне, ее язык сплелся с моим... Окружающая реальность растворилась в пушистом тумане...
  
   ...и поцелуй прервало только отсутствие в легких воздуха. Мы оторвались друг от друга и одновременно сделали шаг назад, тяжело дыша. Вокруг стояла гробовая тишина, в которой отчетливо были слышны шепотки: 'О, Ками!', 'Ты видел это?!..', 'Это точно не гендзюцу?..', 'Он и Ледяная Принцесса...', 'Ой, что сейчас буде-е-ет...'... И все это покрыло хихиканье одной хитрой старушонки, которую, чувствую, я воскрешал зря, хоть термин 'воскрешение' в данном случае технически неверен, преставиться она не успела...
  
  Мутная поволока в глазах Темари тем временем медленно растворилась и она вернула себе способность осознавать окружающую реальность. Два раза глубоко вздохнула, сгоняя предательский румянец и, наконец, подняла на меня глаза. В них больше не было ничего непонятного, ничего, что можно было бы трактовать как-то двусмысленно... В них не было ничего, кроме чистой и незамутненной квинтэссенции гнева...
  
   - Что. Ты. Только. Что. Сделал, - Девушка прищурилась и отступила еще на два шага.
   - Темари-тян, это вопрос или утверждение? Я немного не понял.., - Начал было говорить, но четыре светлых хвостика колыхнулись, пропуская руку к висящему за спиной вееру и я понял, что дело плохо...
   - Я не виноват! Оно само! Темари-тян, у меня нет ни капли чакры, это может нехорошо закончиться! - Говорил я, ужом ввинчиваясь в толпу, а народ вокруг усиленно пытался сбежать, расслышав прилетевший мне в спину возглас: 'Кучиесё: Кирикири Маи!'. И все время, пока я накидывал петли между стоящих, почему-то не мог отделаться от воспоминания - грустный и немного хмурый взгляд Тен-тен, не отводящей глаз от моей спины. И от этой картины становилось немного стыдно. Интересно, почему?..
  
  
  
  Как уж мы преодолели обратный путь до Суны - лучше и не спрашивать. После того, как я удрал от техники голубоглазой блондинки, которую, как оказалось, она запускать и не собиралась - ну нету дураков махать этим веером в сотенной толпе, как мне потом объяснили, периодически давя хохот, мои спутники-ирьенины - Темари с Канкуро взяли Гаару под микитки и умчались на полной скорости в Песок - радовать Совет Деревни и укреплять пошатнувшуюся было вертикаль власти. Основной состав шиноби, к которым примкнула и Команда Какаши, и Гай, и... Тен-тен, не особо торопясь, попрыгали вперед. А сзади тащились только несколько медиков, чьим заботам были поручены выздоравливающие - почти все время пути пролежавший в бессознанке Копирующий Ниндзя - Шаринган вообще его слабое место, а уж Мангекё так и подавно, судя по его состоянию; шебутная бабка, которая стала гораздо спокойнее и в основном спала... как чувствовала, потому как чакры для заливки в печать у меня не было... и ваш покорный слуга, плетущийся рядом. Строго говоря, чакры на прыжок даже вместе со всей этой инвалидной командой у меня накапало уже к исходу первых суток... Но я решил вперед не лезть и остальное время гнал весь восполняемый резерв в Инфуин, оставляя себе ровно столько, чтобы не проваливаться в песок по самую шею. Битва, конечно, была серьезная... Но то, что я спустил все запасы - не дело... да и слишком уж я выпятился этим сражением... так что тихо и спокойно шагаем по песочку и создаем иллюзию, что от Какаши я отличаюсь только наличием обоих родных глаз. К исходу первого дня шуточки и подначки ребят из госпиталя стали даже смешными и я с удовольствием хохотал над ними вместе со всеми. А уж полезной информации узнал - просто море. Например, Темари среди женского населения Суны дали кличку 'Ледяная Принцесса', потому что единственный человек, которого с натяжкой можно было бы назвать ее парнем, погиб, когда ей было пятнадцать лет, и с тех пор она отшивала всех не убоявшихся сестры Гаары Песчаного и желающих занять вакантную должность с особым цинизмом. И что доселе никто даже не догадывался, что она умеет целоваться. А вот я бы так не сказал... Кхм... Тьфу.... ну я ж говорил, что это для примера. Там и правда много полезных разговоров было...
  
  Поэтому наш 'Летучий отряд' дополз до деревни как раз в тот момент, когда все основные действующие лица уже успели прийти в себя, почиститься, отдохнуть и собраться по домам. Так что теперь вот... прощаемся.
  
   - Сакура-чан, нам пора идти!
   - Да... Я просто хотела попрощаться с Чиё-сама...
   - Она все еще в госпитале, с ней все будет в порядке. Ей просто нужно отдохнуть.
   - Хорошо...
   - Ну, еще увидимся! - Канкуро вновь вернул себе привычную роль голоса своего младшего брата. Раньше думал, что Темари в этой команде отвечает за разум... Но теперь я в сомнениях!
   - Э... Ну да.., - Эх, Джирайя-сан... Ведь красноречие - основной навык для успеха у женщин. Не ожидал от вас такого провала в фундаментальной подготовке вашего ученика...
  
  Наруто и Гаара одновременно посмотрели друг другу в глаза и одновременно же уставились в землю.
  
   - Ну... В таких случаях обычно принято пожимать друг другу руки... вообще-то я не специалист.., - Промямлил рыжий, но его перебила протянутая ладонь красноволосого.
   - Иногда лучше жевать, чем говорить, Чоджи подтвердит! - Вставил я свою монетку в пять рё, - Давай уже, не видишь, человек ждет!
  
  Наруто неловко дернул головой и схватился за руку Гаары как за спасательный круг. Собравшиеся улыбнулись, а Майто Гай подозрительно скривил лицо. Неужели пришло время для очередного сокрушительного проявления Силы Юности?..
  
  Рыжий никогда не умел долго смущаться или грустить. Вот и сейчас, радостно удыбнулся и мотнул головой.
  
   - Ну что ж, нам пора... Айдо, ты готов?
   - Да нет, Наруто, я, пожалуй, задержусь ненадолго, если, конечно, местное руководство не против, - Я посмотрел на суновцев. Темари гордо отвернулась, вильнув подолом юбки до середины бедра, по какой-то неведомой причине пришедшей на смену длинному черному платью, а Казекаге едва заметно кивнул. - Ну вот и отлично. До свидания, еще увидимся! Гай-сенсей, Какаши-семпай, Ли, Неджи-кун, Вишенка... Тен-тен.
  
  Все вышеназванные помахали мне рукой, показали глаз-улыбку, растянули радостную физиономию, одарили еще более равнодушным взглядом, чем обычно, и сурово насупили розовые бровки соответственно, и только девушка бросила на меня хмурый карий взгляд и отвернулась. Вот же черт. Настроение упало...
  
   - Извини, Гай-кун, что я доставляю столько проблем... Я долго восстанавливаюсь после использования шарингана, - Пробормотал провисевший на плечах своего вечного соперника все это время Какаши.
   - Нет таких препятствий, которые бы не преодолела Сила Юности! Вот! - С этими словами сенсей закинул не успевшего осознать происходящее джонина на закорки, одним движением перевесив рюкзак на живот.
   - О, Ками.., - При виде этой картины сказали и подумали все присутствующие.
   - А вы попробуйте догоните! - Гай принял позу для низкого старта.
  
  Ну что ж... Отвернулся было в сторону ворот, вслед за уже сделавшей шаг обратно семьей Сабаку как меня остановил голос:
  
   - Айдо!.. к-кун...
  
  Я повернул голову. Быстро преодолев четыре метра между мной и остальными, ко мне подошла Тен-тен. Остановилась в шаге.
  
   - Айдо...-кун... Я... Хотела сказать тебе на прощанье... Надеюсь, ты скоро вернешься в Коноху... Увидимся там, да?..
   - Конечно, Тен-тен-чан.
   - Хорошо... И еще.., - Уже отворачиваясь и шепотом, - Айдо, я помню, что случилось тем вечером... и никогда не забывала. Ты, конечно, очень изменился... Но я все равно надеюсь, что мы увидимся...
  
  Отвернулась и шагнула к остальным, но я одним движением поравнялся с ней. Настроение резко поднялось до планки 'отличное', а раз так - то почему бы и не простить кое-какие старые грешки.
  
   - Народ, погодите! Я тоже хочу сказать вам кое-что на прощанье. Наруто!
   - А? - обернулся ко мне рыжий.
   - Ты мой родной брат!
  
  Некоторое время стояла гробовая тишина, такая, что был слышен скрип песка под переминающимися ногами. Челюсть Какаши, казалось, сейчас порвет маску и вомнет внутрь макушку Гая, Сакура побледнела, а на всех остальных лицах, не исключая и суновцев, как сказало мне периферийное зрение, царило безграничное удивление.
  
  Наконец, Наруто отмер.
  
   - Э-э-э... А-а-а... Ну-у... Айдо.., - Разродился он, - Я тоже тебя ценю... И уважаю... И ты мне тоже как родной... и как брат... Да мы в Листе вообще все лучшие друзья и любим друг друга, правда? Ой.., - Просиял, но понял, что сморозил не то и осекся.
   - Все ясно... Безнадежен... - Я махнул рукой и тяжело вздохнул, - А Данзо живет в собственном мире, где маленькие розовые лошадки весело скачут по ромашковым полям, какают радугой... и только там джинчуурики Девятихвостого дает себе труд критически осмыслить то, что ему говорят... Вот смысл был от него это скрывать, все равно до мозгов не дойдет... Биджево дерьмо.., - Последнюю часть я пробормотал практически про себя, но глаз Хатаке едва не выскочил из орбит и не заскакал по песку, и я запоздало припомнил, что он может читать по губам...
   - Ладно, не бери в голову. Отправляйся, я присмотрю тут за всем. Пока, Тен-тен, обязательно увидимся! - Напоследок улыбнулся я девушке, отвернулся и заспешил к воротам деревни, с удовлетворением вслушиваясь в возглас 'Наруто-бака!' и приглушенный звук затрещины. И в кои-то веки я с тобой, Сакура, полностью согласен!
  
  Интерлюдия.
  
  В полутемной, из-за узкого окна и отключенного света на потолке, палате на кровати полулежала женщина. И, пожалуй, назвать ее женщиной - значило изрядно подольститься. Это была глубокая, глубочайшая старуха, а в данный момент еще и имеющая изрядные проблемы со здоровьем, о чем буквально кричала дряблая, гораздо больше обычного, кожа и ввалившиеся глаза. Она смотрела на узкую полоску света прямо перед кроватью и размышляла. Обычно в минуты спокойствия она погружалась в дрему, но сейчас позволить этого себе было нельзя - слишком о многом нужно было подумать и решить для себя - как использовать неожиданно полученную отсрочку, да и как велика она будет, тоже сообразить стоило...
  
  По коридору простучали легкие шаги и бабка встрепенулась. Свои в пустынных сандалиях ходят не так, а из гостей в деревне остался только один и это был...
  
   - Здравствуйте, Чиё-ба-сама! Как ваше здоровье? - Вошедший парень оглянулся по сторонам, решительно тряхнул длинными красными волосами и дернул выключатель, залив комнату светом, - Мрачновато у вас тут.
   - Кому, как не тебе, знать, как мое здоровье, Айдо-кун. Просто сказка! - Хихикнула старуха, но парень, наоборот, посерьезнел.
   - Вот как раз об этом я и хотел с вами поговорить...
   - Ну что ж, бери стул, садись. Неудобно голову задирать.
  
  Парень пошарил взглядом по палате, стула не обнаружил и принес его из коридора.
  
   - Итак, Чиё-сама... Даже не знаю, с чего начать... Свою технику вы знаете лучше меня, и как она работает - тоже не мне вам рассказывать... В общем, у вас нет больше чакросети и очага... А в этом мире человек не может без них жить, даже если не может пользоваться, - Бабка остро взглянула на парня, но промолчала, - Сейчас вы живете потому, что моя печать взяла на себя эти функции. Я взял за основу разработки, которые положил в основу другой печати, но вообще они начались с одного очень любопытного эффекта, который я открыл в девять лет.., - Айдо оживился, но тут же осекся, - Хотя я думаю, в вашей ситуации вам это не очень интересно... Ну так вот. Пока что я не могу удалиться от вас больше, чем на день пути, иначе печать без контроля и подкачки рассыплется. Как вы понимаете, так долго продолжаться не может, поэтому я отдам ключ-активатор фуин и научу им пользоваться кого-то из ваших. Наверное, это будет Канкуро, он очень неплохо обращается с запечатыванием, а больше ни в ком особых способностей я не рассмотрел. Но даже в этом случае... полгода. Большее не в моих силах, простите...
   - Не переживай, Айдо... Это ровно на шесть месяцев, три дня и шесть часов больше, чем мне было отпущено. Большее мне не сможет дать никто. Так что ты выдающийся фуин-мастер по праву. Спасибо тебе. А теперь расскажи мне, почему ты решил потратить столько сил на никчемную старуху, которая сделала на этом свете все, что должна была и все, что могла.
  
  Чиё выпрямилась на кровати и построжела. Айдо тоже невольно сел ровнее, но тут же усмехнулся.
  
   - В мою доброту вы, значит, не верите? В этом вы не одиноки...
   - Ну почему же, верю, - Улыбнулась бабка, - Но вот только ты - не твой брат... Да, я знаю. В конце концов, Йондайме Хокаге - публичная должность, а его жена - тоже не соринка. Химе клана, хоть и исчезнувшего... Так что все, кому нужно, знали их в лицо, а вы с ними - как две капли. Да и твой клон сказал сам. А уж после этого сопоставить факты не составило особого труда. Я молчала, потому что-тогда меня это уже не волновало... Ты... Не скажу, что ты умнее брата... Ты другой и видишь мир не только в черно-белых красках. Обычно это приходит с возрастом, но вот ты хотя бы знаешь о такой возможности, хоть в остальном я не дала бы тебе больше лет, чем Наруто...
   - Он вообще старший брат.., - Буркнул Айдо, - Давным-давно, когда я был немного младше, я удивлялся, почему все, кого ни вызови на откровенный разговор, знают о моей семье, а я сам о ней ничего не знал до двенадцати лет... Потом удивляться перестал... а теперь мне плевать.
  
  Парень поерзал на стуле и улыбнулся.
  
   - Простите. Просто я рад, что, наконец, нашел собеседника. Хорошо, я расскажу. Во первых, вы своими словами и поведением смогли меня убедить, что не все Старейшины Скрытых Деревень поголовно опасны и погрязли в своих заблуждениях. Вы смогли что-то понять, а значит, что шанс все же есть... Во-вторых, я просто не смог бы расстроить Темари-тян.
   - Айдо, она куноичи, и никогда не проронила бы обо мне ни слезинки.
   - Снаружи да. А в душе?
  
  Чиё тяжело вздохнула.
  
   - Да, ты прав... Но, мне кажется, - хихикнула, - что за свою доброту ты награду уже получил! Не обижай, пожалуйста, девочку.
  
  Парень заерзал на стуле.
  
   - Я и не собирался... Просто...
   - Да... Ты молодец. Ей давно нужна была встряска, слишком долго она не может забыть... Но все равно, не обижай ее! Вот скинуть бы мне лет восемьдесят, я бы показала тебе, что такое, когда с тобой играют, а любят другого!
   - А как вы догадались? Вы же ее ни разу не видели?., - Красноволосый глупо вытаращился.
   - О-хо-хо! - захохотала старуха, - Не видела? Да это видит каждый, у кого открыты глаза! Нет, вы точно братья!..
   - Ладно, повеселились и будет.., - Бормотнул Айдо. - К вопросу, почему я вас спас. Первые две причины важны... Но на самом деле мне нужно помощь.
   - Да? От меня? И в чем же? - Заинтересованно посмотрела Чиё.
   - Вы говорили, что запечатали Однохвостого в Гаару... Я случайно услышал... И... В общем, вот.
  
  С этими словами красноволосый встал, расстегнул жилетку с рубашкой и выставил на свет божий довольно тощее брюхо... с багрово-мясным завитком бесконечной спирали вокруг пупка.
  
   - Ками милостивый.., - Прошептала старуха, - У Листа два джинчуурики... А мы не знали... Такой печати я никогда раньше не видела... Кто ты? Трех-, Шести-, Семихвостый? Про остальных совсем недавно читала...
   - Не совсем у Листа, не совсем джинчуурики и не совсем печать... А насчет хвостов... Она говорит, что хвосты - это только символ и она пока до них не доросла...
   - Она?.. Говорит?.. Что это значит?., - Сказать, что Чиё была ошарашена - не сказать ничего. Она даже разговаривала на рефлексе.
   - Так вот к этому и веду. Это, - парень кивнул на свой живот, - не печать, это энергоструктура... для простоты назовем ее калиткой. И хотелось бы иметь на ней запор, просто ради безопасности. В Конохе нет живых, кто мог бы мне в этом помочь, но тут я встретил вас.
   - Но... Десятый... Десятая... Откуда она взялась?., - Бабка все никак не могла отойти от шока.
   - О, это весьма длинная история. И запутанная, особенно в части родственных связей, - Айдо поморщился, - Но если коротко - родилась.
   - Биджу - родилась... До хвостов - надо дорасти... Я была права - мир меняется и никогда уже не будет прежним... Айдо, скажи, ты с... ней общаешься? Она не пытается вырваться, печати ведь нет?
   - Чиё-сама, совсем забыл сказать.., - Красноволосый вдруг смутился, - Я оставил ее дома... Ребенку в школу ходить надо, друзей заводить.., - Совсем тихо пробормотал он.
  
  Бабка несколько секунд непонимающе смотрела на него. Потом внезапно запрокинула голову и оглушительно расхохоталась. Так же резко умолкла и попыталась схватиться за сердце. Пару раз моргнула и вдруг решительно стала выбираться из кровати.
  
   - Чиё-сама, что вы делаете? Вам лежать...
   - Ай, оставь! Лежать можно бесконечно, сил мне это не прибавит и мой срок не продлит. А вот выстроить печать джинчуурики в отсутствие самого биджу, думаю, будет весьма интересным занятием. Да и тебя не мешало бы меднинам показать. Зверь-Из-Чакры ходит в школу, как же. Скажи еще, что ее там за косички дергают! - Чиё не медля накинула на себя верхнюю одежду.
   - Она распускает волосы, а то бы вообще прохода не дали.., - Пробормотал все еще смотрящий в пол Айдо, но, приподняв голову и уколовшись об острый взгляд Старейшины, как будто прикидывающей, какими именно таблетками для вразумления она будет пичкать новоприобретенного сумасшедшего и какие именно лекарства во благо Сунагакуре на нем испытает, заткнулся и покорно поплелся в коридор за быстро вышедшей Старейшиной.
  
  И последним, что услышали в этот день стены госпиталя, стали обреченные слова красноволосого:
  
   - Мне кажется, эти семь дней я не забуду до самой своей смерти...
  
  
  Глава 9
  
  Интерлюдия.
  
   - ... так что Сасори сказал это перед тем, как умереть.
   - Как думаешь, Сакура, мы можем ему доверять? Возможно, на мосту может ждать засада, - Женщина за столом подняла глаза.
   - Если и так - придется драться! - Девушка была настроена очень решительно, - Цунаде-сама, мы не можем упустить такой шанс достать Орочимару.
   - Хм.., - Пятая задумалась, - Но у вас неполная команда, да и Какаши временно небоеспособен... Хорошо. Вы с Наруто отправляетесь на эту миссию.
   - Но... Цунаде-сама! Я думаю, посылать Наруто-куна неразумно! Там ведь могут быть Акацки! Пошлите мою команду! - Темноволосая, темноглазая... в общем, совершенно обычная симпатичная девушка, выделявшаяся из общей массы шиноби разве что носимой в руках живой свиньей, протестующе вскинулась.
   - Шизуне... Ты и Сакура - единственные, кому я могу полностью доверять. Но... Для этой миссии у команды Какаши мотивация гораздо сильнее. Чтобы вернуть Саске, Наруто пойдет до конца, правда ведь? - Розоволосая кивнула, - Ну вот. Сакура. Передай Наруто, что подбором ваших новых сокомандников я займусь сама, а то он уже, говорят, бегает по деревне и пристает с этим предложением ко всем встречным, - Пятая Хокаге чуть улыбнулась и задумалась, откинувшись в кресле и положив руки на крышку стола
   - Э-э-э... Цунаде-сама.., - Немного замялась девушка.
   - Ты свободна, Сакура. Или у тебя есть что-то еще? - Женщина подняла глаза.
   - Да... Я не стала отражать это в письменном докладе, но... По пути в Сунагакуре мы встретили Комуру Айдо.
   - Айдо-куна? У него все хорошо? - Оживилась Шизуне.
   - Вот как? - Нейтральным тоном поинтересовалась Цунаде, - И что он там делал?
   - Я не знаю, он не сказал, сославшись на то, что у него есть своя миссия. Но Наруто и... Темари-с...сан уговорили его помочь нам.
   - Вот как? - Повторила женщина, опершись на стол, - Миссия, значит? Интересно...
  
  Ее ладони сжали край столешницы. Совсем новое изделие лучших плотников Конохи, в последнее время работающих, не покладая рук, буквально на износ, жалобно хрустнуло, затрещало... но выдержало.
  
  Шизуне впилась глазами в стол. Когда вчера она, зайдя в разведотдел АНБУ по делам Канцелярии Хокаге, случайно увидела на столе одного из сотрудников совсем небольшой, с ладонь листочек бумаги с непонятными символами, ее сердце дрогнуло в каком-то радостном предчувствии. Как тут же выяснилось, эту штуку буквально два дня назад притащила команда, возвращавшаяся с задания в Мизу Но Куни. Командир отряда из трех шиноби случайно обратил внимание, что совершенно обычный рыбак в порту на причале, куда пристали порядком измотанные коноховцы, занимается необычным делом - пытается пристроить на борт своей посудины какую-то бумажку так, чтобы ее не намочило водой. Казалось бы - ну еще один талисман, хоть и нехарактерный для моря. Мало ли как развлекаются темные крестьяне и необразованные рыбаки?.. Но структура рисунка показалась командиру странно знакомой. Он решил потратить пять минут... и не прогадал. Листок оказался неведомой печатью со странным названием 'Прочность'. После десятиминутного ожесточенного торга работяга, абсолютно не впечатлившийся протекторами Скрытой Деревни, с довольной улыбкой спрятал за пазуху наличность, которую вся команда, сквозь зубы проклинавшая политику Конохи в отношении граждан Страны Огня, выгребла из карманов, и отправил их с вожделенной бумажкой в руках к старосте своей деревни за подробностями. Шиноби рысцой понеслись туда... и вынуждены были битый час слушать истории деда о продажных ерики и жадных купцах, из которых непостижимым образом выяснилось, что этой печатью, 'очень ценной, господа шиноби, я отдал ее своему старшему сыну, он весь в меня... а-а-а, вы уже поняли, что она очень ценная?..', расплатились с ним за рыбные поставки... Третьи, четвертые, седьмые руки, пропустившие через себя эту бумажку, так и не попытавшись ею воспользоваться... Поскрипев зубами, командир решил передать это дело более опытным в дознании специалистам и уставшая команда поспешила в Скрытую Деревню с отчетом о своей миссии.
  
  Вызванный по этому вопросу единственный в Конохе фуин-мастер Хаттори Акихиро повертел в руках печать, чему-то мельком улыбнулся... и сказал, что такой печати никогда раньше не видел. Как следует из названия, она действительно предназначена для увеличения прочности и никаких дополнений, хоть шпионских, хоть опасных, в себе не несет. А вот чего, как и на какой срок - ему неизвестно и что здесь помогут только испытания. Так печать упокоилась на столе одного из молодых сотрудников в ожидании, пока ею кто-нибудь займется. У АНБУ было много гораздо более важных дел...
  
  Волшебное слово 'прочность' сработало так, как ему и полагалось, и Шизуне своей властью помощницы Хокаге вытребовала листок с фуин себе, сославшись на то, что у нее уже есть программа самых разнообразных и сложнейших испытаний, какие не сможет придумать никто другой. И сейчас бумажка была тихо и аккуратно прилеплена к внутренней стороне стола в кабинете Годайме Хокаге, а девушка со свиньей радостно улыбались. Похоже, ежемесячной статье расходов 'мебель, стены и отделка в кабинет' с пяти-, а в особо неудачные периоды и шестизначной суммой в бюджете Конохи пришел конец. Остались лишь сущие мелочи - найти автора. 'Единственно - почему Хаттори-сан сразу сказал, что повторить без знания принципов не возьмется? Он ведь самый лучший фуин-мастер...' Шизуне чуть нахмурилась, но продолжавшаяся беседа отвлекла ее и ключевые слова 'из известных нам' затерялись в безвестности...
  
   - ...И, таким образом наша группа уничтожила Сасори. Цунаде-сама.., - Вдруг потупилась розоволосая, - Мне показалось, что Айдо справился бы с ним и один. А мы ему только мешали... Сенсей, а это правда, что он выжил после вашего удара?
   - Хвастался, я била не насмерть, - Машинально бросила Цунаде, - Сакура, а где он сейчас?
   - Он остался в Суне, сказал, что ему надо присмотреть за выздоравливающей. Именно благодаря ему в этой миссии у нас не было потерь... Цунаде-сама! - С жаром воскликнула розоволосая, - Я ведь держала Старейшину Чие на руках, она не дышала, у нее не билось сердце, не меньше десяти минут! А он ее воскресил! Айдо сказал, что он ваш ученик, но меня вы такому не учили!
   - Сакура... Я не могу никого воскресить и даже не представляю себе, как такое возможно с помощью обычных ирьедзюцу... Похоже, из своего недолгого ученичества он вынес гораздо больше, чем я ему дала... Но такие техники даром не проходят...
  
  Женщина задумалась, похлопывая ладонью по столу. Стол потрескивал, но стоял. Шизуне улыбалась - печать оправдывала ожидания, а Айдо-кун ей нравился...
  
   - Сакура, он не говорил, что будет делать дальше?
   - Нет, но... Когда Тен-тен из Команды Гая спросила, он ответил, что скоро собирается в деревню.
   - Отлично! - Хокаге откинулась на спинку кресла с легкой улыбкой. - Вот тогда и посмотрим, чей он там ученик и кого он там направо и налево воскрешает! Спасибо, Сакура. Можешь идти.
  
  Розоволосая пошла было к двери, но внезапно остановилась и неуверенно обернулась.
  
   - Сенсей... А это правда, что Айдо и Наруто - братья?...
  
  По кабинету пронесся треск и грохот, разбавленный тонкой высокой нотой, какие бывают, когда разбивается стекло. Шизуне с философским спокойствием перевела взгляд на три куска сложившегося стола и тяжело вздохнула. 'Да уж... Похоже, обычными способами ситуацию не исправить. Здесь поможет только чудо. Например, свадьба!..' Кареглазая опасливо покосилась на Цунаде, опиравшуюся на кучу дров, в которую превратился очередной предмет мебели и помотала головой, выкидывая опасные мысли, за которые вполне можно было разделить судьбу стола...
  
   - Откуда ты знаешь... это? - Для любого, кто провел рядом с Хокаге хоть немного больше времени, чем обычный человек, это выражение лица означало, что грядут крупные неприятности.
   - Айдо... Когда я чуть было не разрушила барьер, которым он нас защищал... - Сакура виновато потупилась, - А потом, когда мы прощались, он сказал это Наруто...
   - И что он?
   - Наруто ответил, что в мы в Конохе все братья и... любим друг друга... бака.., - Тихо закончила фразу розоволосая.
  
  Хокаге села в кресло и откинулась на спинку, облегченно улыбнувшись. Но внимательный взгляд мог различить в улыбке изрядную долю разочарования.
  
   - Ясно... Да, Сакура, это правда... Но не болтай пока об этом, ладно? Я сама с ним поговорю. С ними обоими... А теперь иди, пожалуйста, пока ты не решила еще что-нибудь мне сообщить.
  
  Девушка вышла из кабинет, и последнее, что она услышала, было: 'Шизуне... Распорядись, чтобы в кабинет доставили новый стол... Ну почему они не умеют делать нормальную мебель, а? И... вызови ко мне Тензо.' Дверь закрылась, и Сакура прошагала по коридору навстречу новой миссии...
  
  Интерлюдия. Наруто.
  
  Он привычно прыгал с крыши на крышу, с дерева на дерево, а жители древни задирали головы, провожая взглядом летящий кирпич памятного оранжевого цвета, в котором, однако, с последней их встречи добавилась изрядная толика черного, и начинали судорожно вспоминать, убрали ли они с веревок белье и не оставили ли в свободном доступе краску...
  
  Но скачущему по верхотуре парню было не до мелких пакостей. Во-первых, они были слишком детскими для него... а, во-вторых, за время своего отсутствия он уже придумал новые!
  
  Но вот сейчас Наруто думал совершенно о другом. Ни обычный жизнерадостный характер парня, ни наконец-то добытая информация об Орочимару не могли перебить странное ощущение от прошедшей миссии. Они спасли Гаару, разобрались с Акацки, получили ценные сведения... а что ради них потребуется драться, так это даже хорошо, он докажет всем, насколько стал сильнее... но все случившееся никак не шло у него из головы. Ведь на этой миссии они встретили Айдо!
  
  Наруто был искренне рад повидать своего старого друга и товарища. Пусть в перед его уходом они почти не общались... Но связывало их все равно намного больше!
  
  Айдо сильно изменился с момента их последней встречи. Наруто показалось, что он стал холоднее, расчетливее. Его шуточки, которыми он злоупотреблял и раньше - гораздо злее... А сам он - гораздо решительнее. Наруто вдруг кое-что вспомнил и слегка порозовел... Но в конце концов, он ведь помог им! Канкуро и Чие живы только благодаря ему, поэтому Айдо все тот же хороший парень, каким и был когда-то. А Сакура-чан виновато и испуганно косится на него, потому что стесняется, что не доверяла, когда он их прикрывал. Она такая искренняя...
  
  Наруто мечтательно улыбнулся, но тут же снова свел брови. Конечно, парень не мог похвастаться, что всегда понимал шутки своего друга, слишком уж они были... разными, но и дураком его могли назвать только совсем незнакомые с ним люди... рискуя потерять после этого пару зубов. И последние слова Айдо перед их уходом из Суны явно не были очередной хохмой, за ними точно стояло что-то серьезное. Наруто вспомнил выражение глаз красноволосого в тот момент. В голове зашевелилась смутное воспоминание, казалось, оно вот-вот всплывет на поверхность сознания и все станет просто и понятно, как судьба миски свиного рамена после дня тренировок...
  
  Но тут на пути его неспешной прогулки, в которую незаметно превратился бег по крышам внезапно попалась странная фигура. Полностью скрытая плащом, застегнутая на все пуговицы до самых глаз и нацепившая на эти самые глаза черный очки.
  
   - Странный парень... кто это? - Пробормотал джинчуурики, проходя мимо.
   - Это я, - Неожиданно отозвался моток ткани, - Давно не виделись, Наруто.
   - Кто 'я'? - Остановился блондин.
   - Да, хоть не встречались мы давно, но все ж припомнить, кто я, был бы ты обязан. Обидеться ведь можно на такое.
   - Закутан ты плащом до головы и странно говоришь, проникнуть сложно в смысл речей твоих... тьфу! Конечно! Ты же Шино! - Осенило блондина.
   - Узнал ты наконец меня, Наруто.
   - Да как бы я мог, у тебя же лицо закрыто, идиот! - Разбушевался было парень, но его остановил голос, донесшийся откуда-то сверху:
   - Ты сегодня рано, Шино!
  
  И на пыльную грунтовую улицу приземлился громадный пес, на холке которого верхом сидел...
  
   - Киба! - воскликнул блондин.
   - Наруто! Я так и знал, что это ты! Пахнешь все так же!
   - Гав! - Басовито рявкнул ездовой пес полутора метров в холке, внося свою солидную лепту в процесс.
  Акамару!
   - А Кибу вот узнал ты сразу, - Пробормотал Шино.
   - Шино, ты никак обиделся?
  
  Вдруг Наруто дернулся и обернулся. Из-за ближайшего угла деревянного забора ему послышался тихий вскрик, сопровождаемый... Джинчуурики пытался и не мог подобрать слова. Пожалуй, это было похоже на то, как в детстве он не раз избегал неприятностей, чувствуя настроение людей... и тянулся к тем, кто не испытывал к нему неприязни. Но только сейчас это ощущение стало еще чуть рельефнее и... Парню вдруг сильно захотелось посмотреть, что же там происходит. Он обернулся и, бросив приятелям: 'Погодите, я сейчас!', подгоняемый в спину легким ветерком, быстро завернул за угол. И тут...
  
   - О, Хината! Ты чего прячешься?
  
  Как бы это ни было удивительно, блондин узнал девушку с первого взгляда. Она, конечно, была совсем не такой, какой он запомнил ее. Короткая прическа сменилась длинными волосами, свободно падающими на спину, да и в остальном... очень сильно изменилась, исключительно в положительную сторону. Но кое-что осталось неизменным.
  
  Наруто полностью завернул за угол и уставился в опущенный затылок краснеющей девушки. Когда-то они были одного роста, а сейчас он смотрит на нее сверху вниз. Но если задуматься, то даже тогда он очень редко видел ее глаза.
  
   - Н-н-наруто-к-к-к-кун... Я... х-хотела... с-сказать... т-т-тебе... 'П-привет'...
   - И тебе привет, Хината! Что ты здесь стоишь, пойдем к остальным!
   - Н-наруто-к-кун...
  
  Девушка подняла на блондина лавандовые глаза без зрачка и все же посмотрела прямо в упор. От неожиданности джинчуурики смешался.
  
   - Хината...
  
  Наруто явно хотел сказать что-то еще, но вдруг в памяти снова всплыла та самая картина, при взгляде на которую он, помнится, только сильно удивился и пробормотал что-то недовольное. А вот сейчас происходившее становилось немного понятнее...
  
   - Хината... Хината-тян.
  
  Узумаки Наруто неожиданно положил руки на плечи замеревшей от изумления девушке, крепко зажмурился... и неуклюже ткнулся своими губами в ее.
  
  Мгновение стояла тишина... а потом улицу огласил громкий вопль 'Кья-а-а!', неожиданно оборвавшийся на самой высокой ноте, а Наруто застыл в неудобной позе, одной рукой придерживая тело обмякшей в обмороке Хинаты от падения на землю, а другой заслонив след от несильной пощечины, расположившийся прямо поперек трех выделяющихся шрамов, похожих на лисьи усы...
  
  И все время, пока остальные члены команды десять, подоспевшие к месту событий, тащили девушку к ближайшей лавке и старались привести ее в чувство, Наруто стоял позади суетящихся Кибы и Шино, машинально потирал щеку и в голове у него крутилась одна-единственная мысль: 'Со стороны это смотрелось по-другому... У Айдо получилось гораздо круче!'
  
  
  Айдо.
  
  Я снова чихнул. С ближайшего дерева поднялась стая птиц и, заполошно хлопая крыльями, подалась куда подальше от беспокойного соседства.
  
  Огорченно хлюпнул носом. Да что ж такое, а? Шиноби с простудой - вообще жалкое зрелище, а уж ирьенин с соплями и вовсе бидж... э-э-э, йокаю на смех. Нахватался все же в Суне дурных привычек, теперь главное при Йоко не ляпнуть, извиняться придется. Хотя она скорее на извинения обидится...
  
  А простуду я подхватил не иначе на этом проклятом каменном столе, куда мою тушу взгромоздила несносная бабка. Ну вот казалось бы, ты чакрой даже пылинку сдвинуть не можешь, иначе помрешь. Нет, по стенам бегать можно по-прежнему - на здоровье, но вот только при этом печать опустеет настолько быстро, что дай Ками мне успеть рукой к тебе дотянуться! Так ведь нет, 'сюда встроены мощные фуин, еще у Первого Хокаге раздобыли, и не только деньгами расплачивались, так что скидывай рубашку и залезай!' Ну да, как же, мощные! У нас в госпитале этим все пользуются! Однако старухе было не занимать упрямства... И ведь надо же было, что именно в этот момент зашла Темари!
  
  Она, конечно, заглядывала и раньше. И когда я объяснял Канкуро, что ежедневно лить бабке чакру - лучшие перспективы для увеличения резерва (который ему, как кукольнику, на фиг не нужен, но надо ж было найти хоть что-то хорошее в судьбе чакрорезервуара для Чиё)... И потом, когда я на чем свет стоит ругал этого бестолкового, который даже с ключом активации никак не мог управиться с фуин по-человечески (ну подумаешь, пришлось девять ручных печатей приспосабливать... это ведь мелочи!). И даже когда мы вдвоем со старухой колдовали над страдальчески морщившимся Казекаге, разбираясь в последствиях экстремального извлечения биджу (а Гаара способность управлять песком сохранил, причем как бы не лучше, чем с Шукаку! Попаду домой - оставлю Йоко на неделю без сладкого. Будет знать, что меня обдирать как липку нехорошо!). По-моему, Темари просто хотела поговорить, да я и сам был не прочь немного отвлечься. Все же компания восемнадцатилетней голубоглазой блондинки как-то поприятнее общества древнющ-щ-щей старухи. Девушка вполне могла бы показать мне местные достопримечательности...
  
  Но бабка как чуяла и, ссылаясь на то, что дел много, а времени мало, буквально закидала работой. А созерцание полуголого меня, распростертого на каменной плите, видимо, оказалось последней каплей, переполнившей чашу девичьего терпения. Так что даже попрощаться не получилось. Как я потом узнал у Гаары (Канкуро старательно обходил меня стороной, бормоча что-то нелицеприятное) - она в тот же день отправилась менять отряд на границе. Такие команды не стоят лагерем где-то на одном месте, а постоянно перемещаются, так что, хоть я и направлялся в ту сторону, вероятность встречи была близка к нулю, если специально не искать. А на это у меня не оставалось времени, я и так бы опоздал, если бы не Хирайшин...
  
  Пять дней я просидел посреди бескрайней пустыни. Как же это много и одновременно как же мало... Много - для того, кому надоел бесконечный скрип песка на зубах, и мало - для настоящего исследователя... Достаточно сказать, что я не только выяснил все, что хотел (Гаара действительной мой родственник, хоть и очень, просто ОЧЕНЬ дальний), но и добыл кое-что новенькое. Бабка восхитилась моей печатью с Чакра Но Ито, тут же заподозрив, что такой же пользовался Сасори, а взамен подсказала упражнения для кукольников, благодаря которым я научился управлять одним предметом одной нитью, а не как раньше. Помню, на экзамене чуть ли не из пальцев ног выпускать приходилось, и руками мотать как сумасшедшему. А ведь это еще не все...
  
  Но, как бы там ни было, моя песчаная эпопея подошла к концу и я одним прыжком вернулся под сень родных... э-э-э, а что это за породы деревьев, хотелось бы знать?.. торопясь к месту встречи со шпионом Орочимару. Хорошо, что я подробно изучил эти места, когда разбоил здесь помаленьку... И не очень хорошо, что там я обязательно встречусь с коноховцами. Как добычу делить будем? Хотя... я думаю, Наруто сцедит из бабули пару литров крови и нервной ткани, заработает пару-тройку переломов костей от нее и оплеух от Сакуры, но добьется, чтобы на эту миссию послали именно его. Хорошо бы и правда было так, он меня знает, вопросов не возникнет, я спокойно и тихо упаду им на хвост и прицепом доберусь до Орочимару. Мне и надо-то всего лишь задать ему один вопрос, дальше уж как-нибудь сам. Хоть и стыдно, блин, мог бы и пораньше вспомнить, Таюя ведь не могла не знать. Не хотел девчонке прошлое напоминать, жалел... Да и Ками с ним, как показывает сама жизнь, поступил я совершенно правильно, не каждого спасителя благодарят ТАК... Черт. Чего-то сразу домой захотелось...
  
  Последний раз чихнув и клятвенно пообещав простуде, что, если она не угомонится, прямо сейчас запущу свою мгновенную регенерацию и тогда плохо придется всем, я встал из-под дерева, где завтракал чем Ками в лице вредной, но мудрой бабки послал, и побежал вперед. Надо будет подобрать себе место понезаметнее, но чтобы все было хорошо слышно, может быть, мне вообще повезет и высовываться не придется...
  
  Бег по деревьям имеет перед Хирайшином одно неоспоримое преимущество - пока бежишь, получаешь немного времени поразмыслить о своих будущих действиях, а не вываливаешься сразу с корабля на бал. Именно поэтому я не особо расстроился, когда все мои попытки предугадать наиболее выгодную линию поведения при будущей встрече с земляками оказались разбиты замаячившим впереди пятном совершенно неестественного для леса попугайского цвета. Я вздохнул, то ли тяжело, то ли облегченно - если честно, не понял и сам, и соскочил с ветки рядом с опершимся на древесный ствол и неподвижно застывшим парнем.
  
   - Привет, Наруто. Давно не виделись, правда?
  
  Рыжий вздрогнул и поднял глаза.
  
   - Айдо? Привет... Ч-то ты здесь де?.. Хотя какая разница! - Наруто прямо на глазах переключился от меланхоличной задумчивости к фонтану энтузиазма, - Ты вовремя! Ты пойдешь с нами вместо этого наглого бесчувственного урода! Я не хочу, чтобы он был в нашей команде! Ты не слабак, ты справишься! Я прямо так и скажу капитану Ямато! Пошли!
  
  С этими словами Наруто ухватил меня за рукав и потащил куда-то в сторону, я и пикнуть не успел. Мимо быстро замелькали деревья... и наш бег с препятствиями окончился большой поляной. Сбоку около кромки деревьев маячил какой-то мужик, прикрывающий рукой лицо, а почти посередине разговаривали двое - Сакура и высокий, выше нее, худой парень, показавшийся мне смутно знакомым...
  
   - ...У меня нет ничего, что вы называете 'чувствами'...
  
  До меня долетел кусок разговора... И звук этого голоса заставил сердце сжаться в неподвижный комок. Откуда это взялось и откуда я его знаю?..
  
   - Эй, народ! Гляньте, кого я вам привел! - Прямо от деревьев во всю мощь луженой глотки заорал рыжий.
  
  Сакура подняла глаза, в которых на миг мелькнуло недоумение, потом узнавание и... на лице появилась искренняя радость. В другое время я бы обязательно порадовался этому факту, все-таки коллега... Но сейчас мне было безразлично все, кроме неторопливо оборачивающегося собеседника девушки, растянувшего тонкие, очень бледные губы в резиновом подобии улыбки, почти полностью закрывшей ему глаза... и натянувшей тонкую, почти незаметную любому, кроме меня, сеточку ожогов на правой щеке...
  
  Сердце подкатило к горлу комком... И ухнуло куда-то вниз, оставив после себя пустоту, быстро заполнявшуюся чувством, которое я как-то не сподобился раньше испытать. Чувство, которое было так похоже на мое любимое пламя. Чувство, которое горело и обжигало. И это чувство было - ненависть...
  
  День медленно катился к вечеру.
  
  
  Интерлюдия. Лес.
  
   - Все зря.., - Высокий круглоглазый мужчина с короткими, торчащими ёжиком короткими волосами хлопнул ладонью по лицу в жесте, едином для все миров и вселенных и выражающем всю непомерную тяжесть от нелегкой судьбы. Рука чудом не ударила по нехарактерным для шиноби, но довольно удобным железным нащечникам, на которые так замечательно крепится маска АНБУ...
  
  'Какаши-семпай... А ведь я уже давным давно заметил, что на вашем протекторе появились довольно глубокие поперечные полосы, как будто по нему раз за разом сползает усиленная металлом перчатка. И теперь я понимаю, откуда они...'
  
  С самого начала шиноби не понравилось это задание. Когда мужчина... Он сам давно запутался в своих именах, с малолетства став игрушкой сильных мира сего, но ему нравилось то имя, которое дали ему при участии Третьего Хокаге. Оно напоминало ему тот момент, с которого он начал быть нужен, а не просто полезен... Так вот, когда Тензо получил это задание от Цунаде-сама, лишь многолетняя практика в подразделениях, где не принято задавать вопросы, и, тем более, обсуждать полученные приказы, уберегла его от точно такого же жеста, но только прямо в кабинете Пятой. Джинчуурики, личная ученица Хокаге и вновь назначенный к ним по распоряжению старейшин шпион Корня... да такую команду только на дипломатические миссии во вражеские деревни отправлять, а потом пошататься немного по пепелищу, собирая трофеи! И все последующие события вроде бы полностью подтверждали его правоту.
  
  Тензо спокойно смотрел на бледное лицо инструмента Данзо, внутренне содрогаясь. Ведь если бы не Третий, он сам стал бы точно таким же. А вот двое остальных эту бесчувственную гримасу игнорировать не могли. Особенно отличался джинчуурики. Казалось, не проходило и минуты, чтобы Наруто не взорвался в ответ на очередную реплику... Сая, как, не мудрствуя лукаво, решил называть его вслед за легендой Тензо. Все равно настоящего имени у него нет. Да и ему самому стоило бы привыкнуть. 'Ямато. Гм, неплохо, у Пятой определенно есть вкус и фантазия...'
  
  Сакура вела себя более сдержанно. Впрочем, Цунаде-сама должна была просветить ее насчет Корня и Данзо, поэтому неудивительно. Но и у нее порой отказывали нервы. Удар, который она отвесила корневику, когда он в первый, но отнюдь не в последний раз протоптался по 'доброму' имени Саске, едва не поставил точку в жизни Сая...
  
  После горячих источников, куда Ямато, плюнув на кошелек, решил зайти, чтобы хоть чуть расслабить команду и немного сгладить углы, ситуация вроде бы немного разрядилась... Но совместная тренировка опять показала бездонную пропасть, которая отделяла этих людей от нормальных рабочих отношений. 'Какаши-семпай, только потому, что это ваша команда... Только потому, что я бесконечно вас уважаю... А еще это дополнительное задание...'
  
  Ямато вновь тяжело вздохнул, не убирая руку от лица и прислушиваясь к Саю и Сакуре, оставшихся на поляне после первой и, думается, последней попытки наладить командную работу. Сейчас ее нет, особенно у этих двоих...
  
  Джонин осторожно подвинулся чуть ближе. Разговор бойца Корня и девушки его заинтересовал. Неужели Пятая не объяснила девчонке, что все бесполезно? Перед ней не человек, и даже не шиноби. Это инструмент - бесчувственный, безжалостный, живущий, пока в нем есть нужда. Впрочем, может, она знает, просто никак не может это принять? В таком возрасте, не испытав подобное на себе, это тяжело. Возможно, этот разговор поможет ей. А если нет, нужно будет попозже объяснить. Все же не зря Хокаге ее выбрала...
  
   - ...У меня нет ничего, что вы называете чувствами...
  
  Так. Пора прекращать этот бессмысленную потерю времени. Слепому не описать радугу, а глухому не нарисовать красоту игры на флейте. АНБУ, назначенный капитаном обычной (ну почти) команды, уже было собрался открыть рот, как вдруг...
  
   - Эй, народ! Гляньте, кого я вам привел!
  
  Ямато на мгновение отнял руку от лица... только для того, чтобы вновь уткнуться в ладонь, теперь уже с отчетливым металлическим звоном нащечников. 'О, Ками, за что я прогневал тебя?..'
  
  Как наяву вспомнился вдруг разговор в кабинете Хокаге.
  
  ' - ...И еще, Тензо. Ты, наверное, знаешь, что Наруто - сын Йондайме Хокаге.., - Мужчина, уже снявший маску, молча кивнул, - Но гораздо менее известно, что у Куши-ч... Кушины Узумаки, его жены, в тот день родилась двойня.
  
  АНБУшник не дрогнул ни одним мускулом, но внутри присвистнул от удивления. 'Интересно, и кто же он такой? Впрочем, я думаю, что услышанное меня не обрадует...'
  
   - Это Комура Айдо, ученик Майто Гая и победитель того самого Чунин Шикен, и он указан в книге Бинго, как нукенин...'
  
  Мужчина еще раз вспомнил свои ощущения от новости, а особенно от задания 'Присмотреть. За всеми троими. Убивать не насмерть.' и попытался тяжело вздохнуть. Все же быть капитаном - не его стезя. И что теперь делать со шпионом Корня? Ведь Цунаде-сама, зная, как Ямато не любит недомолвки и умолчания о миссии, рассказала ему все, в том числе и причину, почему Айдо не в деревне... И повод тоже...
  
  Пока Тензо, на миг даже забывший о новом имени, пытался решить, что же делать дальше, события на поляне начали развитие без его участия.
  
  Сай обернулся и сощурился в гримасе, которую, наверное, искренне считал улыбкой.
  
   - Комура Айдо! Очень приятно, наконец, познакомиться! Меня зовут Сай! Я думал, что за три года, с тех пор, как мы виделись в последний раз, ты сдох! - Ямато снова было попытался хлопнуть рукой по лицу, но дернулся и застыл. Что-то внутри подсказало - шуточки кончились.., - И мне очень удивительно, что этого не...
  
  Со стороны красноволосого раздался придушенный возглас-рычание, как будто у говорившего перехватило горло от подкативших эмоций и он резко взмахнул левой рукой. Наруто недоуменно отшатнулся, а вот Сакура, стоявшая рядом с Саем и все это время не отводившая глаз от гостя, вдруг внезапно без малейшего звука бросилась ничком на землю... чтобы через мгновение пропустить над собой железный шквал из трехлезвийных кунаев.
  
   - А ты такой же слабачок, как и твой дружок, - Бледный легко отпрыгнул в сторону и достал свиток с кисточкой, - Ты злишься, потому что у тебя тоже маленький чл?..
   - Айдо! - Наруто, наконец, пришел в себя. Что он хотел сказать этим возгласом - останется тайной, потому что предплечья парня, секунду стоявшего неподвижно после потока кунаев, вдруг засияли яркими зелеными пятнами даже сквозь рубашку.
   - Сдохни, тварь!
  
  Он внезапно исчез... и с легким хлопком появился в воздухе прямо перед Саем. Ямато четко видел, как в несущейся прямо к шпиону Данзо руке появляется синяя искорка... как вокруг нее начинают мельтешить потоки чакры... как искорка одной пульсацией превращается в здоровый вращающийся шар... Со всего размаха влипающий в бледного.
  
  Надо отдать бойцу Корня должное, он не стал тратить время на удивление, изумление и вообще какие-либо эмоции. За краткие мгновения, выпавшие ему от начала удара до попадания, он не только успел сгруппироваться и поднять руки в блок, но даже немного отпрыгнуть назад. Но от знакомства с двумя легендарными техниками Йондайме уберечься все равно не смог...
  
  Разенган лопнул, волна разогнанной вне всяких пределов чакры тяжелым ударом отшвырнуло преграду со своего пути. Тело Сая кубарем покатилось по поляне, выбивая ямы и поднимая клубы пыли, а красноволосый мягко приземлился на землю, выпрямившись и сложив ручную печать концентрации...
  
  Секунда - и из пыльного облака поднялся помятый корневик. Он больше не улыбался. Рывком развернул свиток, широким движением плеснул на него чернил с кисти... С белой бумаги сорвались и тут же бросились на врага пять черно-белых зверей, сперва не очень больших, но в полете раздувшихся выше человеческого роста.
  
  Айдо, простоявший эти мгновения неподвижно, криво улыбнулся вдруг странно почерневшими губами, разорвал ручную печать, выставил перед собой правую руку и начал разворачиваться всем телом.
  
  Замерший Ямато на какое-то мгновение удивился... но вдруг разглядел, что от вытянутого запястья тянется тончайшая струйка воды, почти случайно бликнувшая отраженным закатным светом прямо в глаза АНБУшнику. Струйка оббегала поляну по окружности, быстро приближаясь к несущимся зверям. Они с размаха напоролись на нее... и расплылись чернильным облаком, тут же испачкавшим траву. Но мужчина отметил это лишь мельком, не отрывая взгляд от ладоней красноволосого, где как раз в этот миг возникли начали разрастаться новые искорки, на этот раз насыщенного оранжевого цвета. В обеих ладонях... Маленький шарик огня в правой окрасил основание уже иссякающей водяной струи в цвет солнца над горизонтом.
  
  'Биджу... Две техники одновременно, две стихии одновременно...' - Молнией было пронеслась мысль, и в этот момент разворачивающийся вокруг себя парень в упор посмотрел на Ямато красными глазами с верт... с обычным зрачком, налитыми кровью от лопнувших сосудов. Но ярость, которая плескалась в них, вполне бы подошла и...
  
  Красноволосый завершил разворот и разжал ладони, запуская разогнанные огненные сферы, уже окутанные пламенными крыльями и грозно гудящие, в сторону бледного, уже вновь поднявшего кисточку. На мгновение замер... и на ладонях тут же зажглись два новых шара огня, резким взмахом рук отправленные вслед за первыми.
  
  Нутряной гул пламени в четырех взорвавшихся огненных (стихийных!) разенганах, испепеливших опушку и взметнувшийся до небес огонь лесного пожара послужил для нового капитана непростой Команды Какаши спущенной тетивой. Он резко хлопнул ладонями... и вновь поднимающего руки парня опутали и сжали вдруг выметнувшиеся из земли гибкие деревянные балки, тут же нерушимо застывшие вокруг него.
  
   - Сакура, отходи! - Резко воскликнул мужчина и сильно поумневшая со времени последней миссии девчонка без лишних слов откатилась подальше.
   - Комура, успокойся!! Он здесь по распоряжению Хо!., - Ямато не договорил. Айдо рывком повернул к нему голову.
   - Ты тоже с ним? Урод.., - Раздался хлопок и сжатый в деревянных тисках красноволосый внезапно оказался в двух метрах, совершенно свободный, - Тогда получай, проклятая тварь!!
   - Айдо!..
  
  Наруто вновь попытался что-то сказать, но... взмах рук с двумя неведомо когда (впрочем, на этот вопрос могли бы ответить две горелые дыры в деревянной тюрьме напротив ладоней пленника... Но они промолчат...) появившимися сгустками пламени - и сферы летят прямо в мужчину. Он стремительно сложил новую серию печатей и прямо перед ним начали расти стволы деревьев, схлопывающиеся в подобие ракушки моллюска... Но, Ками, как же это было медленно!..
  
  Две сферы ударились о возникшее препятствие... раздался треск, грохот, вскрик Сакуры... И листья на деревьях трепанул обжигающий ветер от вырвавшихся огненных потоков.
  
  Красноволосый отвернулся и пристально всмотрелся в бушующий пожар за спиной. На его щеках проступили, разрывая кожу, два незнакомых иероглифа и он медленно завертел головой из стороны в сторону. Вот он что-то обнаружил, рыкнул: 'Тварь! Сбежать хочешь!', погасил символы, оставляя на щеках кровяные следы и метнулся прямо в лесной пожар.
  
  Тем временем огонь на месте упокоения Ямато опал и стала видна проломленная и обугленная деревянная ракушка... под которой в земле чернела яма. Из нее выпрыгнул целый и невредимый, только немного закопченный, капитан Команды Какаши, уселся на землю и выставил правую руку вперед. Из земли вокруг бегущего выскочили бревна, похожие на собачьи головы. Парень уже почти выскочил из кольца, как вдруг головы раскрыли пасти, оказавшиеся изрядно клыкастыми, стремительно метнулись на него, стиснули ноги, руки, туловище зубами и повалили на землю. Айдо беспомощно задергался.
  
   - Ф-фух!., - Тяжело выдохнул Ямато, - Вот уж не думал, что придется применять эту технику... Ее, вообще-то, для контроля джинчуурики используют... Надеюсь, Комура, теперь ты готов слушать?
   - Айдо, послушай!! - В третий раз попытался вклиниться Наруто, но...
  
  С края поляны от зажатого парня послышался нечленораздельный рык и от его упертых в землю в попытке встать ладоней разбежались линии здоровенной печати...
  
   - Да не может быть! Он же не настолько!., - Обычно сдержанный Ямато грязно выругался и поспешно вскочил, опуская руку. Деревянные пасти разжались и красноволосый молнией бросился к обугленной опушке, а оставленная печать вспухла куполом белого огня, отсекшим парня от остальных...
  
  Сквозь огненные блики и падающие с небес жирные хлопья пепла АНБУшник мельком разглядел как-то странно осевшего на землю, будто из него выпустили воздух, джинчуурики, но тут печать погасла, оставляя после себя ярко-малиновый круг... и ровный строй совершенно одинаковых Айдо на другом берегу пышущей жаром стеклянной лужи.
  
  В этот момент из леса неподалеку тяжело взлетела громадная птица, будто нарисованная тушью на белом листе. Она быстро махала крыльями, поднимаясь вверх и можно было различить небольшую скрюченную фигурку у нее на загривке.
  
  Еще один Комура, в данный момент как раз подбегавший к уцелевшим деревьям, остановился, задрав голову вверх, дернулся... Его правая ладонь сжалась и тут же разжалась, выпуская на свободу лезвие белого тумана, больше всего похожую на катану. Парень резко взмахнул оружием - раз, другой... и вслед птице устремились четыре туманно-сине-белых полотнища, острых даже на вид...
  
  Тем временем двадцать клонов красноволосого (а не понять такую простую вещь было бы сложно даже для ученика Академии) разом перепрыгнули стеклянную лужу и бросились на АНБУшника, явно стремясь перейти в ближний бой. Ямато мельком улыбнулся.
  
   - Значит, так? Проверим, чему учит Майто Гай.., - Но его перебил крик Сакуры:
   - Ямато-тайчо, не разрушайте их! Они могут быть!.. Огненными...
  
  Девушка потерянно, на автомате договорила фразу, не веря своим глазаи и глядя, как фигура их капитана скрывается во вспышке сразу от двух копий, разом добравшихся до него. Но не успела розоволосая решить, что же делать дальше - кричать, плакать, обвинять во всем равнодушные небеса, бежать... или может быть, постараться прекратить это безумие, как пламя погасло, обнажая тлеющую и осыпающуюся угольками... деревянную скульптуру в виде их командира, а сам он, выскочив откуда-то сзади, точным ударом внезапно удлинившихся и превратившихся в деревянные балки рук приговорил сразу три копии обычно наглого и хамоватого, но веселого и... заботливого брата ее друга. Но ведь... Непонятно, что произошло, но тот, самый первый удар, почему он был именно таким? Неужели потому, что рядом с Саем?.. Тогда еще можно!..
  
  Сакура вдруг вскинула голову, перестав следить за смертельной игрой в пятнашки, развернувшейся на поляне. Четыре летающих лезвия, посланных красноволосым в небо, дотянулись до птицы, но она с легкостью от них увернулась, лишь слегка пошевелив крыльями, уж слишком велико было расстояние...
  
  Айдо, стоящий на ветке дерева и следящий разом за птицей и сполохами на поляне, зло пробормотал что-то неразборчивое, на мгновение застыл... и взмахнул левой рукой. Перед ним, казалось, из пустоты стремительно метнулись ввысь десяток кунаев, а сам он выпрямился и начал складывать ручные печати в какую-то технику. Печати шли медленно, но красноволосый не отводил взгляд от птицы. Его голова чуть покачивалась, отсчитывая секунды...
  
  Вот руки, сложившие последнюю печать, сложились в концентрацию... Красноволосый разлепил губы:
  
   - Катон.., - и исчез. С ветки посыпались угольки...
  
  Маленькая фигурка возникла метров на сорок ниже птицы и тут же начала падать вниз. Но прежде над поляной раскатился далекий, но очень громкий возглас:
  
   - ... Гока Меккяку!!
  
  И небеса охватило пламя...
  
  Оставшиеся внизу, двое из которых молча и неподвижно, а третий лишь мельком оглядываясь, утирая льющийся, наверное... нет, конечно же, только от жара вокруг, пот и пытаясь прищучить последнюю пару клонов, следили, как огненное облако разрастается все больше и больше... Пока, наконец, из самой его середины не выпала человеческая фигурка, устремившаяся к земле. Она падала, казалось, прямо на них, становилась все ближе и ближе... и метрах в десяти над поляной неожиданно исчезла. Хлопок - и обожженное, а местами и обугленное тело Сая впечаталось в пепел, оставшийся от некогда уютной и тихой лесной поляны, стискиваемое за горло рукой Айдо. Длинные волосы Комуры растрепались, создавая причудливый узор красных ручейков на черной от жара земле, но парня это не смущало.
  
   - Получил, тварь?! - Прошипел он, глядя прямо в наконец-то широко распахнутые от боли глаза шпиона Данзо, - Далеко ты сбежал тогда?! Ну ничего, передавай привет своим жареным дружкам! На этот раз я проконтролирую все лично!!
  
  Айдо отвел свободную руку чуть назад... В ней завертелся и стремительно начал расти спиральный шар... Красноволосый раздвинул черные губы в ухмылке и бросил ладонь с разенганом прямо в грудь лежащего...
  
  Как вдруг перед его лицом молнией пронесся оранжево-черный рукав с такой же техникой на ладони, угодивший прямо в цель. Столкнувшиеся разенганы взорвались, взметывая кольцевую волну пепла и гоня ее в сторону раскорячившихся угольных остовов деревьев.
  
  Айдо вскочил с колен и обернулся к поднимающемуся с земли джинчуурики.
  
   - Наруто! Что это значит?!
   - Айдо, да послушай же ты, наконец! Я не знаю, что произошло, но так нельзя! Кем бы он раньше ни был, сейчас он... наш товарищ! Ты же совсем его не знаешь! - Узумаки был целиком убежден в собственной правоте, но на этот раз его мнение столкнулось с правотой другого Узумаки.. хоть он об этом пока и не догадывался.
   - Что-о?! 'Кем бы он ни был'?!.
   - Айдо, он ведь тоже из Конохи! Так нельзя! Помнишь, ты сам говорил!..
   - Что я говорил? Что все в Конохе любят друг друга?! Нет уж, напряги свою дырявую память, такой бред мог ляпнуть только ты! И что теперь, я должен простить и со слезами на глазах обнять тварь, которая со своими жареными дружками захватила единственного человека в вашей долбаной деревеньке, единственную девчонку, которой я был небезразличен настолько, что она пошла искать меня ночью в чащу?! Тварь, которая сделала ей больно и чуть не убила меня?! Только потому что так говоришь ты?! Когда я пришел к тебе, когда ты был мне нужен, ты был занят и посмел забыть сказанные тебе слова! 'Товарищ'! Или ты снова решил расширить список братьев, признавайся?! Ну нет, с меня хватит одного Саске!..
  
  До этого все повышавший и повышавший голос Айдо уже практически орал на попятившегося Наруто, но вдруг осекся.
  
   - Знаешь, что? Это все из-за тебя. Поэтому, Наруто... Пошел ты на хер, даттебайо!
  
  С этими словами красноволосый коротко размахнулся и всем своим весом вмазал мгновенно раскрутившийся на ладони разенган в живот все еще лежащего под его ногами Сая...
  
  Выпрямился, с силой провел ладонью по лицу, стирая разбрызгавшиеся капли, покосился на расплывающуюся и стремительно впитывающуюся в пепел чернильную лужу и сплюнул в самую ее середину.
  
   - Заменился, сволочь. Когда только успел... Сбежал. - Парень повернулся к блондину, - Вот сейчас очень много людей, начиная с нас и заканчивая бабулей Цунаде, нажили себе кучу проблем. И все из-за тебя, Наруто. Всегда все из-за тебя...
  
  Айдо отвернулся и пошел к краю поляны, где еще оставалась узенькая полоска не превращенных в золу деревьев. По пути к нему подошла Сакура и что-то спросила, положив ладонь на плечо. Он раздраженно дернулся, скидывая руку, но потом примирительно и устало улыбнулся, тихо бросил несколько слов и побрел дальше...
  
  Наруто неподвижно смотрел ему вслед. В его жизни не раз уже случались моменты, когда слова упорно не хотели выстраиваться в ряд, не раз и не два он мучился, не в силах выразить то, что теснится у него в душе... Но вот такой космической пустоты, в которую провалилось все, что было у него внутри - мысли, чувства, желания - он не испытывал еще ни разу в жизни. Он не отводил взгляд от красной шевелюры, свалявшейся сосульками и испачканной в пепле и ему почему-то хотелось, чтобы Айдо обернулся и вновь улыбнулся ему так же, как улыбался тогда, три года назад. Но джинчуурики почему-то чувствовал, что этого больше не будет и от этого чувства становилось больно...
  
  Ямато окинул взглядом выжженную дотла, до камней, а кое где и сплавленную в стекло, изрытую ямами, заваленную грудами пепла, углей и деревянных остовов поляну, тяжело вздохнул, пробормотал: 'Убивать не насмерть... Спасибо за совет, Цунаде-сама...' и позвал:
  
   - Комура Айдо, - Парень повернулся, - После всего увиденного у меня совершенно не остается выбора, кроме как предложить тебе... отправиться с нами.
  
  Мужчина с тайным удовлетворением архитектора, хорошо выполнившего свою работу, оглядел неподвижную скульптуру 'Изумление' и продолжил.
  
   - Команда Какаши по твоей милости опять осталась в неполном составе. Так что будь добр исправить ситуацию. У нас остался всего один день перед сложнейшей миссией, поэтому, я надеюсь, с Наруто-куном вы сработаетесь без предварительных тренировок...
  
  Джинчуурики радостно вскинулся и подался вперед, порываясь сказать что-то радостное... Но Айдо, пробыв в неподвижности всего лишь секунду и рассматривая Ямато с непонятным выражением в глазах, вдруг, не говоря ни слова, развернулся и быстро подошел к Сакуре. На мгновение замер... и обнял ее, прижав к себе и немного приподняв онемевшую от изумления девушку. Аккуратно, будто хрупкую вазу, поставил розоволосую обратно на землю, обернулся, еще раз обвел внимательным взглядом окружающую обстановку и присутствующих, и... исчез, завертев хлопком небольшую тучку пепла.
  
  Гробовое молчание, вызванное крайним градусом изумления, расколол истерический смешок Сакуры:
  
   - С Айдо - шутить не надо! Как же он меня достал... Ненавижу красные волосы! - Стиснула руку в кулак, быстро оглянулась в поисках цели, но, наткнувшись на круглые глаза Наруто, разжала ладонь.
   - Айдо... бака.., - спустя несколько секунд пробормотала она и умолкла, будто пробуя словосочетание на вкус.
  
  На угольно-черные верхушки деревьев неспешно опускалось солнце, кутаясь в очень низкие кисейно-прозрачные облака, трепещущие под ветром все еще не погаснувшего пожара...
  
  Глава 10.
  
  Я кинул сорванную травинку в рот, прикусил ее зубами, откинулся на спину, положил руки под голову и закрыл глаза. Здесь солнце едва выглядывало из-за горизонта, ну да, как минимум час разницы, а то и два, но продолжало ласково светить мне последними лучами сквозь опущенные веки. Склон холма был пологим ровно настолько, чтобы не скатываться с него, и одновременно не беспокоиться о подушке. Посмотрел сквозь приподнятые ресницы на угасающую зарю и неторопливо загорающиеся звезды, снова зажмурился и перекатил травинку из угла в угол губ. От меня все еще припахивало гарью, но думать об этом не хотелось. Не хотелось вообще ничего, только лежать, наслаждаться безграничной пустотой в голове и вслушиваться, как шелестит легкий ветерок, пытаясь скинуть с травинок потихоньку настраивающих инструменты перед вечерним концертом сверчков и кузнечиков... Все-таки неплохое наследство я себе отхватил...
  
  Но, к сожалению, удовольствие никогда не длится долго. Внезапно на меня упала тень.
  
   - Айдо, что ты здесь делаешь? Да еще в таком виде?
   - Шин.., - Пробормотал я, не открывая глаз, - И тебе тоже привет. С чего ты решил забрести так далеко от деревни? Ты же никогда не устаешь повторять, как ты занят...
   - Это все Йоко. Сказала, что ты сидишь где-то здесь, никого не хочешь видеть и фонишь этим нежеланием на всю деревню. Поэтому она нашла меня и отправила сюда. Где в этом, спрашивается, логика?., - По тону становилось понятно, что мужчина изрядно озадачен.
   - Хитрюга.., - Тепло улыбнулся я, не открывая глаз, - Шин, какую логику ты ожидал? Она ведь девочка, одновременно демон, потомок сильнейшего и ужаснейшего биджу в мире и вместе с этим дух от моего духа. Человеческая логика ей неподвластна трехкратно...
  
  На некоторое время воцарилось молчание. Наконец, Шин непривычно спокойным тоном спросил:
  
   - Айдо... С какой целью ты мне это рассказал?
   - Просто надели недомолвки, умолчания... Надоело, когда тебя не слышат... А Йоко... когда-то все равно пришлось бы сказать. Я не хочу, чтобы ее ненавидели, как моего брата...
  
  На этот раз молчание продлилось дольше. Вдруг рядом зашуршала трава - Шин устраивался на склоне рядом со мной.
  
   - Айдо... Как я понимаю, у тебя проблемы?
   - Да нет, Шин, какие проблемы, скажешь тоже. Просто я встретил бездушный инструмент, с которого когда-то все началось, а мой брат, который не знает о том, что он мой брат, помешал мне его убить. Капитана из Конохи хоть понять можно, никто не останется в стороне, когда члена твоей команды всерьез пытаются отправить на тот свет, а вот Наруто...
   - Почему он не знает, что он твой брат?
   - Сначала я не знал и сам, потом думал, что так смогу его уберечь... А теперь он просто не хочет меня слышать. Я пытался сказать уже два раза, и, боюсь, третий станет последним, не для него - так для меня. Сколько можно все прощать...
   - Айдо... - Тон Шина стал задумчивым, - Хоть ты сейчас и растерял где-то свое знаменитое красноречие, но я понял тебя. Помня о судьбе твоих родителей... А ты уверен, что он готов услышать от тебя это правду?
   - Но... как же.., - Я открыл глаза и изумленно повернулся, - Мы же в детстве оба... мечтали о семье...
   - Сколько лет прошло с тех пор, Айдо? Посмотри на себя. Ты... ну можно сказать, нашел ее, если ты позволишь мне так считать. А теперь представь, что к тебе кто-то подошел и говорит, что это все неправда и твоя семья на самом деле совсем другие люди?
   - Но... это ведь... не другие люди... это ведь я...
   - Хочешь хороший совет от Советника Узушио, Узукаге-сама? - Шин улыбался, - Подожди. Если твой брат похож на тебя... То он обязательно поймет тебя и услышит, когда придет время, сам найдет правду и сам придет к тебе... Чтобы ударить тебя в челюсть за такое долгое молчание, - Съязвил мужчина, - А пока... Просто знай, что он есть и он жив. У тебя пока что достаточно своих проблем, например, что делать с Акирой в свете того, что ты сказал про Йоко.., - Бывший рыбак нахмурился и вздохнул.
   - Он есть... и он жив... а ведь ты прав, Шин! - Я вскочил на ноги, - Почему я раньше об этом не подумал? Путь он сам ломает голову, почему я взвалил это на себя?
  
  На душе стало как-то спокойно и легко. Я улыбнулся - вот оно как бывает, когда переваливаешь свои проблемы на чужие плечи. А, раз мы разобрались с этим, то пора бы и заняться делом, а то мало ли что они там наворотят без моего чуткого пригляда?
  
  Я скрутил пальцы в 'концентрацию' и подмигнул мужчине:
  
   - Обязательно повысил бы тебе жалованье, если бы ты и так не распоряжался всеми нашими финансовыми потоками, но для тебя эти слова пустой звук. Спасибо тебе, Шин. А сейчас мне пора. Передай, пожалуйста, Йоко что она молодец и... что я ее люблю!
   - Айдо, погоди, может, умоешься, почистишься? - Я отмахнулся, некогда, мол. И так всего лишь одна метка, я в последнее время стал считать это недостаточным количеством. А что делать? На Наруто ставить - бесполезно, их капитан вполне мог и заметить, оставалась только Сакура. Не только безопасно, но и весело, - И еще... ты сказал, что пытался убить инструмент... Но разве не правильнее будет наказывать разбойника, чья рука держит его, а не оружие? Это же логично...
   - С этим разбойником у меня будет гораздо меньше шансов выжить, чем всего лишь... попытавшись сломать один сай, - Улыбнулся, - Но я обязательно подумаю об этом. Хирайшин!..
  
  
   ...В большой комнате здоровенного дома, который вырастил капитан Ямато в качестве временного лагеря (вот черт, почему другим все, а мне приходится на земле спать и своим горбом жилье строить? Несправедливо!..), царила тишина, нарушаемая лишь счастливыми повизгиваниями Сакуры, доносящиеся сквозь плеск воды с верхнего этажа. Вот кто о чем, а вшив... тьфу. В общем, хочешь осчастливить отдельно взятую женскую душу - устрой полноценную ванную с горячей и холодной водой посреди леса на исходе третьих суток похода по необжитым местам...
  
  Тишина воцарилась, когда я с хлопком, дабы не создавать ненужного ажиотажа, вышел из-за спины Сакуры, которая даже не дернулась, а просто обернулась и сказала мне 'Привет'. Мда, похоже, становлюсь предсказуемым, не к добру...
  
  Тишина в углу двух остальных представителей Конохи в этом захолустье стояла и тогда, когда мы с розоволосой, явно чувствующей себя немного неловко на фоне глобального молчания своих спутников, болтали о всякой ерунде и почти случайно выяснилось, что единственный сантехник первой категории в этом мире (на высшую буду претендовать тогда, когда придумаю, куда девать слив...) находится напротив нее...
  
  Тишина не нарушилась даже тогда, когда Сакура, при упоминании о дУше, превратилась в маленькую фурию и Ямато, ни капли не изменившись в лице, но, готов поспорить, с тяжелым вздохом внутри, сложил ладони, заставляя дом вздрогнуть и формируя на втором этаже ванную комнату...
  
  И вот сейчас я сидел, привалившись к теплой деревянной стене здоровенного дома - первого четкого и внятного свидетельства, что техники шиноби могут не только разрушать, и рассматривал спокойно сидящего и, в свою очередь, рассматривающего меня в упор Ямато и ерзающего Наруто, иногда поднимающего на меня глаза со странным выражением.
  
  Писки Сакуры сверху (кажется, она пыталась там петь. Жуть!), наконец, стихли и рыжий разморозился.
  
   - Э-э-э... Айдо... Я хотел сказать... Прости.., - Осекся, упершись в мой взгляд.
   - Наруто. Остановись. Ты сам-то понимаешь, что хочешь сказать и что услышать в ответ? 'Прости, что я помешал тебе убить твоего врага'? И 'Да ничего, дело-то житейское'? Самому не смешно? Уже один раз было, но память у тебя дырявая, так что повторить несложно. Лучше жевать, чем говорить! - Я встал, - И чтобы слова не расходились с делом - держи.
  
  Чуть дернул левой рукой, перехватил резко выскочивший из ниоткуда пирожок и кинул его опешившему, но рефлекторно подставившему руки Наруто.
  
   - Вкусный пирожок с капустой. Жаль, готовила не Темари, а Чиё, но и так сойдет. Говорят, капуста улучшает память и работу мозга, и то, и другое тебе отнюдь не повредит. А я пойду искупаюсь, чего и вам советую. Заряда в печатях хватит еще на пару-тройку часов, я особо не напрягался, - С этими словами я повернулся спиной к сидящим и поднялся по лестнице. Шин, как всегда, оказался прав. Так действительно проще.
  
  Спустя полчаса я влез в еще влажную одежду и последний раз отжал мокрую шевелюру. Вот же еще забота... Тряпье-то высохнет быстро, а вот с волосами это не так просто. Пожалуй, надо завязать хвост, чтобы не мешали... И срочно подстричься при малейшей возможности!
  
  Так, кто там следующий? С дубинушки, наверное, грязь короеды сгрызут, а вот Наруто пнуть бы не мешало, вечно он забывает... Тьфу, на хрен! Вот только чуть отвлечешься... Не, на фиг, на фиг, новый вариант наших отношений нравится мне гораздо больше. Лучше подумай, дружок, как ты будешь с собственной дочерью разговаривать, опыта в беседах о пчелках, цветочках, опылении и 'почему тебя не смог бы поднять аист, а с капустой вы разных биологических видов и генетическим кодом не совпадаете' у меня ведь и близко нет... зато у нее моя память. И как бы она сама кой-чего не рассказала, определенную земную литературу я ведь и вспоминать не хочу...
  
  Не удержался и покраснел при воспоминании о некоторых необычных вещах и о том, что Таюя смогла доказать - не все вещи необычные... Блин...
  
  Вот в таких вот душевных порывах, иезуитски шепчущих мне на ухо, что после горячего душа неплохо бы завалиться в свою собственную постельку... желательно не одному... и йокай с ним, с опустошением чакрорезерва и дополнительным - еще раз туда-обратно - перегрузом очага перед общением с существом, в легкую завалившим предыдущего Хокаге, я и вышел в коридор... столкнувшись нос к носу с Сакурой.
  
   В этой глуши острой необходимости в дежурствах не было и стражу нес деревянный клон Ямато. Поэтому все живые ночью отправлялись спать... Но я добавил еще парочку огненных от себя, так, на всякий случай. Спокойней будет.
  
  Девушка после душа выглядела подобревшей и какой-то... уютной, что ли. А еще она успела переодеться короткий, до середины бедра, черный домашний халат. Вот же йокай побери... Тащить на ловлю шпиона и возможную драку с Орочимару целый гардероб, точно зная, что тебе придется провести три дня в глухом лесу без признаков жилья - это уже слишком. У нее вечернего платья, случайно, не припрятано? Женщины...
  
   - Айдо, - Необычно тихо сказала розоволосая, - Можно тебя кое о чем попросить?
  
  Я изобразил на лице вежливое внимание. Девушка тихо вздохнула и чуть отвернула голову, опустив глаза.
  
   - Понимаешь, Айдо.., - С этими словами розоволосая подняла руку и потянула воротник своего халата вниз, обнажая плечо, - Мне нужна твоя помощь...
  
  Челюсть моя самопроизвольно отвисла до груди, а глаза едва не вывалились наружу из черепа. Я застыл на полушаге, и весь мой ум, все знания и все прочитанные книги за всю жизнь сконцентрировались только в одном слове, которое смог исторгнуть мой опешивший организм.
  
   - Че-э-э?!..
   - Я просто... поняла, что слишком мало знаю об этом... а ты тогда поступил, как настоящий мужчина... у меня самой не получается, но... Ты ведь сделал это, ты сможешь и...
  
  На протяжении всей этой фразы воротник неторопливо ехал вниз, открывая... открывая, челюсть все сильнее стремилась достичь ядра планеты а глаза пучились все больше и больше, давая фору всем жабам в окрестных прудах. Наконец, процесс достиг кульминации, воротник вместе с полой халата сполз до крайней точки, за которой должно было начаться скатывание моего слабого разума в хаос безумия, и...
  
   - Пожалуйста, помоги их убрать! - Девушка дернула головой на три безобразных глубоких дыры-шрама, как будто бы от солидных звериных когтей, на своем плече, - Я не смогла сама, это какие-то необычные раны...
  
  Подняла глаза на меня и секунду недоуменно хлопала ресницами, рассматривая иллюстрацию невероятных возможностей мимических мышц, расположенную на передней части моего черепа. Наконец, пикантность ситуации пробралась таки в эту милую головку и розовый цвет неторопливо переполз с ее волос на щеки, а сама она как-то подобралась.
  
   - Ты... ты.., - Ей явно не хватало слов, - Да как ты мог подумать, что я!.. Без твоей помощи обойдусь, извращенец!
  
  Одновременно с последним выкриком она движением плеча накинула халат обратно и прыгнула ко мне, занося руку. Подобрал челюсть, вморгнул глаза обратно и легко (легкость стоила мне одной печати 'скорость'. Ну его к ёкаю... от греха) отпрыгнул на потолок, пропуская несущийся кулак в полуметре под собой. Раздался грохот, взметнулись щепки и двухметровый кусок стены вывалился наружу. Я хорошенько оттолкнулся и выпрыгнул в пролом, прометнувшись в десятке сантиметров над розовой макушкой. Приземлился на четыре точки под стеной и выпрямился, наткнувшись на взгляды Наруто и Ямато, выскочивших на крыльцо.
  
   - Что здесь происходит?
   - Ямато-сан, ну вы же понимаете... Мужчина в самом расцвете сил... Молодая женщина... Горячий душ... Так иногда случается!
  
  Рука мечты жука-древоточца будто сама собой устремилась к лицу, а в глазах Наруто плескалось безграничное непонимание и изумление. Я улыбнулся им обоим.
  
   - Ванна свободна, можете пользоваться. Ямато-сан, только дыру зарастите, чтобы сквозняком не продуло. А я пока пойду прогуляюсь перед сном.
  
  Отвернулся и рванул в лес, а со второго этажа особняка вслед мне пронесся крик: 'Стой! Айдо! Бака...', резко стихший на последнем слове...
  
  
  Некоторое время спустя.
  
  
   - Ну где же ты, скотина? Куда ты делся? С такими ранами было невозможно удрать слишком далеко.., - Злобно бормотал я , наворачивая круги в чаще вокруг выгоревшей поляны.
  
  Ни следа, ни следочка... Осталось только проклинать себя за глупость и оправдываться эмоциями, которые на тот момент зашкалили и не позволили мне сообразить поискать этого второй раз недожаренного (традиция, блин. Нехорошая традиция!) сразу после нашей стычки... Жаль, жаль... А то бы...
  
  Я вновь в последний момент увернулся от резко выскочившего на меня куста и раздраженно сплюнул. Может, Шин прав и в этом? Ну чего я добьюсь, отправив этого урода на небеса в виде пара? Никакого урока никто из этого не извлечет - когда инструмент ломается, его выкидывают и берут новый, не задумываясь о том, что задача, которая сломала его, может быть непосильна. А убивать просто так, из любви к искусству... Все равно корень всех проблем не в Корне, а в его хозяине. Эти придурки с равным усердием будут высаживать цветочки на конохских клумбах и отрезать младенцам головы, в зависимости от приказа. И если одноглазый старпер захочет - он просто не заметит нападения на одну из своих пешек - или устроит нам с бабулей веселую жизнь просто так, без всяких причин, если, конечно, не считать причиной наше с ней собственное существование. Так может плюнуть и пойти спать? В конце концов, за Тен-тен я расплатился, причем с процентами...
  
  Я замер, пережидая неожиданный прилив ненависти и яростное желание растоптать... вбить в землю... сжечь вместе с пеплом... чтобы ни одна тварь никогда больше не посмела протянуть свои грязные лапы...
  
  Спустя секунду вздохнул, успокаиваясь. Эк меня накрыло-то... Нет Айдо, к сожалению, прикажут - и протянут, такими простыми методами не защитить тех, кто тебе дорог... И с чего вообще такие эмоции? Не Хинату же, в самом-то деле?..
  
   - Комура Айдо, - Внезапно раздавшийся голос из-за спины заставил меня отскочить в сторону и обернуться, - Это бессмысленно. Я искал сразу после... всего. Его здесь нет.
   - Ямато-сан, - Выдохнул я и сжал в кулаке уже разгоревшуюся синюю искорку, гася заготовку Разенгана. - Не надо так подкрадываться, это вредно для здоровья... Но куда он мог деться, с такими-то ранами?
  
  Капитан команды Какаши сунул руку в поясную сумку, что-то оттуда достал и протянул мне. На ладони блеснуло стекло.
  
   - Вот, - Он держал два пузырька без пробок, - Мощные стимуляторы. Нашел в лесу неподалеку. Отключают боль и выжимают организм насухо, но приводят в относительный порядок. Сейчас он уже далеко... Не расскажешь, почему ты напал? - Спросил он, пряча добычу обратно.
   - Судя по вашей реакции на печать, общую картину вы знаете, - Он кивнул, - Я на это и рассчитывал, признаться, выжить после 'Геенны' было бы немного затруднительно.., - Я улыбнулся в широко распахнутые глаза, - В бою все средства хороши, да и сработало ведь, правда? А почему напал? Эта тва... Сай был среди тех пятерых, которые пришли меня убивать и захватили ради этого в заложницы мою... подругу. Он единственный чудом спасся после такой же печати. Из-за него я ушел из Конохи, потому что еще одну нашу встречу с Корнем могла бы не перенести пара жилых кварталов... А сегодня, когда я его увидел, не смог сдержать желания отомстить. Признаться, это чувство... захватывает. Да знаю, - махнул рукой на открывшего было рот мужчину, - мстить надо не ему, просто чувства накатили...
   - Мхм... Рад, что ты это понимаешь... И вдвойне хорошо, что ты даже в таком состоянии сохранил контроль и больше никто не пострадал. А ведь ты мог задеть Сакуру... Ты думал над моим предложением? - Внезапно перевел он тему.
   - Вы о ПРОСЬБЕ присоединиться к команде? - Остро глянул на него, но реакции не дождался. Вот же... чурбан, - Вы согласны на это даже после... всего?
   - Мхм... Хокаге-сама и Какаши-семпай доверяют тебе, для меня этого достаточно. Сам я слишком мало тебя знаю, но надеюсь сделать собственные выводы. Да и ситуация не из простых, прямо скажем, нам нужна любая помощь.
   - Хорошо, я помогу вам со шпионом. Но... просто чтобы вы знали. У меня есть дело к Орочимару... Не беспокойтесь, оно примерно того же уровня, что и ваше 'вернуть Саске', поэтому за спиной вам следить необязательно, - против моей воли слова оказались сдобрены изрядной дозой яда, - так что учтите и мои интересы.
   - Договорились. Тогда запомни, пожалуйста - пока ты в моей команде, ты на тех же самых условиях, что и остальные. В частности - без приказа не убивать! Если согласен - хорошо, нет - так нет, - Жестко посмотрел на меня. Против воли по спине пробежала парочка мурашек. А он умеет быть убедительным...
   - Это разумно.., - Пробормотал я, - Хорошо. Тогда расскажите, пожалуйста, что вы там запланировали с поимкой шпиона. Мне кажется, что на основании рассказа Сакуры о произошедшем план мог получиться... м-м-м... несколько менее выполнимым, чем стоило бы...
  
  Ямато развернулся, дождался меня и мы бок о бок пошли обратно к дому, негромко обсуждая предстоящее дело и не замечая таращившихся нам вслед из ближайших кустов пронзительно-голубых глаз, подчеркивающих отраженным лунным светом шесть горизонтальных полосок на щеках...
  
  
  Глава 11.
  
  Я сидел за камнем на правом берегу обрыва и, как и Наруто с Сакурой, торчащие рядом, прислушивался, пытаясь выловить хоть слово. Хоть это и было бесполезно, я даже шум ветра сейчас не слышал, а ведь стихия разбушевалась не на шутку, судя по медленно плывущим в воздухе листьям. Смотрел на дико замедленные, как будто у клинических даунов, движения Ямато, накинувшего Хенге Сасори и шпиона кукольника в стане Орочимару, вдруг оказавшегося Якуши Кабуто. Да, дорого бы я дал, чтобы поучаствовать сейчас в разговоре... Но приходится терпеть один из главных минусов командной работы - делать не то, что хочется, а то, что надо. А то, глядишь, и не пришлось бы дальше здесь торчать... Знал бы, что это будет ТАК, никогда бы не согласился...
  
  В общем, когда Ямато рассказал мне то, что напланировал, я... ну, скажем, слегка удивился. Неужели он считает себя таким крутым актером, чтобы достоверно сыграть существо, которое никогда не видел, перед человеком, который Ками знает сколько шпионит за Орочимару, получившим прозвище 'Белый Змей' по праву? Так что план был несколько скорректирован, главным образом в части ускорения событий. Ямато все равно попытается его разговорить, но особо усердствовать не будет, при малейшем подозрении даст знак, такой шанс мы упустить не можем...
  
  Я обратил внимание на периферию зрения, где Наруто уже пять минут все корчил и никак не мог завершить недовольную гримасу на невыспавшемся лице. Вот скажите на милость, зачем он вчера пошел шататься по лесу? Маскировка - совсем не его конек, а сантехника вроде уже и в доме есть. Разве что он сильно любит природу, что при его отношении к таким вещам, как душ хотя бы раз в два дня, и неудивительно...
  
  Рядом Сакура поднимала руку, явно для расправы. Хотелось бы послушать, что рыжий опять сморозил, глядишь и свою долю малую вставил бы... Подавил желание ехидно улыбнуться, дабы случайно не порвать рот, и снова сосредоточился на происходящем посреди моста. Печать немилосердно жгла грудь, но я удержал ладонь, вознамерившуюся было дернуться, чтобы почесаться. В этом состоянии я вполне могу проломить себе ребра насквозь, будь благословен и проклят великий 'Е равно эм це квадрат'... да и отпущенное время уменьшит.
  
  Когда я там 'Скорость Света' включил? Как только Кабуто в плаще остановился перед лже-Сасори. Сколько прошло во внешнем мире? Две минуты, три? Судя по тому, что для меня прошло никак не меньше часа... А я крут, столько продержать эту печать, на экзамене, помнится, какие-то мгновения смог. Ну это-то понятно, во-первых, я с той поры стал гораздо сильнее... а, во-вторых, я даже глазами сейчас не шевелю, поэтому энергия печати тратится только на ускорение восприятия и растягивание скуки... Для команды это хорошо - замечу каждую мелочь... Но как же невыносимо скучно! Сколько они там еще разговаривать собираются, час, два, три? Надеюсь, печати хватит, а то шкура на груди, кажется, сейчас обуглится. И не посмотреть даже...
  
  Стоп... плащ Сасори, который Ямато, стал странно вспухать сбоку, где, по логике, должна находиться рука. А не значит ли это, что пора? А вот сейчас и посмотрим. Все же, как хорошо, что Ямато - АНБУ и выхватывает оружие гораздо быстрее, чем Наруто корчит рожи. Кулак. В нем что-то зажато. Рукоять куная. Ну же, ну же... пола плаща отлетает, вот появляется гарда и... и... и... Три лезвия! Хирайшин!
  
  Кабуто, спасибо тебе, конечно, за подарок на экзамене, но со спины ты - совершенно обычный человек. Вроде бы и убивать тебя особо не за что, однако вот хочется... Но нельзя, нельзя! Вообще, нам с тобой повезло, ты таки хлипче, чем Орочимару, и ответа на мои вопросы добиться будет проще. А уж не знать такого ты не можешь!
  
  Протянул руки растопыренными ладонями вперед, прикоснулся к спине дернувшегося - оборачиваться, наверное, начал... не успеешь, не успеешь, вряд ли у тебя настолько медленная реакция, но, по опыту знаю, если ты выглядишь нормальным человеком, а не дергающейся и что-то пищащей ультразвуком куклой, твою реакцию требуется включать, и тут уж кто успел первым. А в нашем случае все было готово заранее.., - и быстро сконцентрировался на печати. Это был самый узкий момент, потому что я не знал, насколько быстро заработает фуин после того, как я сброшу ее на цель, проверить-то случая не было... Но 'Сейши'/неподвижность/ не подвела, быстро растекшись по всему телу мнимого (ну давайте не будем, чтобы такое серьезное существо, как Орочимару, терпело незнамо сколько времени рядом с собой врага - это ненаучная фантастика) шпиона. Я слегка, что в реальности вылилось в полноценный удар, толкнул ладонями спину и обездвиженный Кабуто полетел в распахивающиеся деревянные объятия нашего доморощенного Буратино. Отлично, тут закончено!
  
  Прыгнул Хирайшином за спину Ямато и совсем было приготовился скинуть печать и тихо-мирно тащить его с пленником в безопасное место, как вдруг с другой стороны моста ко мне стремительно (стремительно, мать иху!!) метнулся поток змеиных тел с жутковато распяленными клыкастыми пастями. А Буратино чуть-чуть не дотянулся своей корягой до Кабуто. Черт, не успеваем! Я сгреб АНБУшника за воротник жилетки... И выпустил его около камня рядом с выскочившими Сакурой и Наруто.
  
  Печать наконец закончила работу, я упал на одно колено, слегка зашипел от боли и положил правую руку с Шосеном на грудь. Все только начинается...
  
   - Вот зачем было настаивать, что шпиона непременно захватите вы? Сейчас бы уже на части его разбирали... Стоило мне только его за плечо цапнуть и чакру разогнать...
   - Извини, я не был уверен в том, что ты справишься даже с обездвиживанием, - Ответил Ямато.
   - Спасибо, это было предельно честно, - Буркнул я, - В следующий раз запомните, пожалуйста, что я знаю, о чем говорю... Это если он будет, что вряд ли...
  
  Тем временем змеиный клубок на мосту подхватил застывшего Кабуто... и рядом с ним мгновенно появился Орочимару, собственной персоной!
  
   - Ке-ке-ке, старые знакомые! Девятихвостый монстр, удачный эксперимент и лишний образец! Значит, Сасори мертв, он ни за что бы не послал никого другого за моей головой, он всегда ненавидел ждать. Жаль, он был моим партнером в Акацки... Я хотел прикончить его лично!
   - Орочимару-сама, простите меня, я не справился...
   - Ничего, Кабуто, эти детки весьма способные. Печать на тебе сразу не смогу снять даже я. Поэтому...
  
  Вдруг рядом с ним появилась солидных размеров змея, одним движением... проглотила Кабуто и вновь исчезла в белом дыме. Да уж, не жалеет Орочимару нервы своих верных сторонников... Побывать в желудке змеи - не каждому захочется такого пожелать...
  
  Я поднялся с колена и шагнул чуть вперед. Ну вот и он, момент истины. Сейчас я исправлю ошибку, которую допустил три с половиной года назад...
  
  Но у судьбы на этот счет были совершенно другие планы и мелким камешком, стронувшим лавину, оказался... ну кто бы мог подумать, правда?
  
   - Отвечай, где Саске, ублюдок! - Наруто прыгнул через наши головы и замер в нескольких метрах от Орочимару, застыв в странной позе на четвереньках. Вокруг него замелькали красные искры, а вылезшие из пальцев когти царапали деревянный настил моста. О-е, что-то будет...
  
  Белый Змей только с интересом покосился на него и повернул голову к нам.
  
   - Ты стал сильнее... Теперь Таюя уже не смогла бы снять твою печать. Не жалеешь, что твои заботливые друзья прикончили ее, уменьшив клан на треть? - Упер в меня желтые змеиные глаза. Это что, он не в курсе, что я два года ковырялся в его печати, выносил на пинках его чакру, разломал закладку? Не в курсе, что Ю жива? Значит, он не чувствует свои фуин! Отлично! - А знаешь, я правильно сделал, что решил не менять Саске-куна на тебя, ке-ке-ке. Одного образца вполне хватило, чтобы разобраться с твоим так называемым 'геномом'. По сравнению с Учиха ты полный слабак и мусор!..
   - Ты ставил опыты?!, - Черт, неужели я опоздал?..
  
  И одновременно с моим выкриком Наруто взревел:
  
   - Не смей так говорить про Айдо! - Все, включая меня и Орочимару, перевели взгляд на него. Это что же, неужели?.. Но следующие слова все расставили по местам, - Отвечай, где Саске или сдохнешь!
   - А ты, маленький монстр, все еще не избавился от иллюзий? Все еще думаешь, что сможешь вернуть моего Саске-куна? - После этих слов он облизнулся отвратительным движением громадного языка. Меня передернуло.
   - Заткнись! Саске не твой! Р-РА-А-Р-Р!!!
  
  Слова прервал уже совершенно нечеловеческий рев и Наруто будто превратился в гигантский разенган, который тут же взорвался, разворотив мост и расшвыряв нас в разные стороны. Рыжий оттолкнулся, прыгнул вперед... и лапа, в которую сложилась прозрачно-красная пузыристая аура, вмиг возникшая вокруг него, схватила Белого Змея за голову. Джинчуурики оттолкнулся от падающих обломков и кинулся вперед, волоча тело Орочимару перед собой, снося деревья и выдалбливая им огромный ров.
  
   - Сакура! - Я вскочил на ноги и обернулся на вскрик, успев заметить красно-розовое пятно, мелькнувшее за краем обрыва, и бревно из удлинившейся руки Ямато, пронесшееся от тела девчонки буквально в нескольких сантиметрах - вполне достаточно, чтобы ухватиться... если бы она до сих пор была в сознании.
   - Ксо! - Временный капитан бросился было к обрыву, но сдвоенный хлопок за спиной его остановил.
   - Спасибо, что не выкинули кунай, Ямато-сан. Без него вернуться было бы сложнее.
  
  Я сгрузил тело Сакуры под устоявшее, но лишившееся всех листьев, дерево и положил ладонь ей на висок. Она открыла глаза.
  
   - Ты в порядке, просто оглушило. Приходи в себя, нам надо идти.
   - К-куда? - Подняла на меня мутные глаза.
   - Туда, - Я кивнул головой на противоположный берег, где начиналась гигантская просека, а в глубине леса слышался треск и грохот, - Думаю, вы не хотите упустить Орочимару? - Ямато молча кивнул, - Ты готова? Или, может, пока останешься тут?
   - Н-нет, я с вами.
  
  Бежать пришлось недолго. Вот впереди замаячил просвет в деревьях, вот несущиеся как на пожар мужчина и девчонка вывалились на открытое пространство, окантованное склонами неплохой такой воронки в земле, вот за ними выпрыгнул я... И прежде, чем голова успела осознать открывшуюся мне картину, тело одним броском настигло Сакуру и Ямато, ухватило их за шкирку и торопливо запечаталось в первую фазу Хирайшина, не утруждая себя выбором цели прыжка...
  
  Оказавшись в черноте, я тяжело вздохнул - не время думать, чакра мне еще пригодится - и мысленно подтянул к себе ближайшую искорку. Ямато все-таки бросил мой кунай под деревом около моста... Подозрительный, полено говорящее. Какаши-семпай, и тот подобрее будет. Но, как ни обидно это признавать, его подозрительность оказалась очень к месту...
  
  Аккуратно поставив пассажиров на землю, прыгнул за камень и постарался упереться в него покрепче.
  
   - Айдо, зачем ты?!. Там же Наруто, ему нужна наша помощь! - Бросилась ко мне с обвинениями розоволосая.
   - Сакура, для начала иди сюда. - Сильно дернул девчонку за руку, вынуждая сесть рядом со мной. - Береги голову, Наруто, когда вернется, расстроится, если увидит твои очаровательные глаза висящими на ветке... А мы еще и барьерчик поставим... Секунд десять у нас есть, все-таки у него это тоже в первый раз... наверное.., - Бормотал я, примериваясь так, чтобы не сильно высовываться с вытянутой рукой из-за камня. У ударных волн есть одна неприятная особенность - они могут огибать препятствия...
   - Вернется?.. Откуда?.. - Девчонка была в явном замешательстве.
   - Сакура, то красное существо со снятой шкурой - не Наруто, а кусок Девятихвостого, и так будет до тех пор, пока не уйдет то, что вызывало его наружу. Уж поверь, я знаю, о чем говорю, - Совсем тихо закончил я фразу. Ямато, застывший неподалеку, пристально посмотрел на меня и машинально потер правую ладонь, - Но дело даже не в этом, а в том, что через несколько секунд здесь взорвется самая настоящая биджудама. Кстати, уже должна бы и...
  
  Как будто отвечая на мои слова, нас ослепила яркая вспышка, оставившая от всех красок только свет и тени. Я опустил лицо вниз, уберегая глаза, но от прилетевшего спустя секунду грохота меня это не спасло. Ямато мгновенно спрятался в своей деревянной ракушке, нас с Сакурой обсыпало пылью... Мне даже показалось, что выставленные углом одномерные стенки дрогнули, но этого совершенно не могло быть...
  
   - О, Ками... Теперь я понимаю, почему хвостатых зверей пытались заставить участвовать в войнах.., - Пораженно пробормотала Сакура.
  
  Я покосился на нее и выпрямился. Несмотря ни на что, я тоже впечатлился. Хоть, как мне кажется, сравнивать биджудамы - все равно, что рассуждать о разнице между пяти- и десятибалльным штормом, сидя в джонке посреди глаза урагана... Но все же взрыв, который только что случился - будет в несколько раз мощнее бомбы от Йоко. А, может быть, дело в том, что она взорвала свою в небе, а этот пришелся почти рядом с нами? Не знаю... И проверять почему-то совершенно не хочется!
  
  Ямато едва успел выбраться из-под своей защиты, как вдруг в небе что-то мелькнуло и прямо в каменный берег рядом с нами с разгона врубилось, оставив яму, то, что совсем недавно было Наруто... Тело, покрытое плотной красной чакрой, но, тем не менее, все равно создающее ощущение заживо содранной кожи, тонкие несуразно удлиненные конечности, еще не звериные лапы, но уже и не человеческие ноги и руки, четыре хвоста, торчащие из крестца, уродливая башка с торчащими пародиями на уши, будто нарисованная грубыми мазками душевнобольным художником... и яркий белый свет, льющийся из круглых дыр на месте органов зрения и прорубленной одним ударом тупого топора пасти...
  
  Да уж... Теперь мне понятно, почему красивые голубые глазищи под красной челкой всегда почти наполняются слезами, если их обладательницу случайно назвать 'биджу'. На такое я бы тоже обиделся. Даже Гаара и то был как-то поэстетичнее...
  
  Чудище валялось спиной в камне, верхними лапами сжимая воткнутое в грудь неширокое, но исполински длинное лезвие неширокого прямого меча, вторым своим концом уходящее вверх к кокой-то черной точке над противоположным берегом. Я присмотрелся внимательнее - над лесом возвышалась башка Орочимару с торчащим из пасти мечом.
  
  Лезвие вывернулось из лап джинчуурики и метнулось обратно к владельцу. Это нынче мода такая, в любых сложных случаях пользоваться своим ртом?.. И ведь, что грустно, проблемы-то таким способом - решаются...
  
  Существо, когда-то бывшее Наруто, уселось на валуне, задрало башку вверх и угрожающе зарычало. Я было подготовился к продолжению, приподняв руки для барьеров, но Сакура не выдержала:
  
   - Наруто! Прекрати! Хватит! - Девушка бросилась вперед, протягивая к чудищу руки и, кажется, даже плача.
   - Сакура! Стой! - Мой возглас и крик Ямато слились в один, но мы оба не успели. Мелькнул один из хвостов и розоволосую отбросило назад. Второй отросток, рушившийся сверху, влепился в мою стенку, а самого джинчуурики оплели и вдавили в камень бревна с шипами.
  
  Ямато мгновение смотрел на обездвиженного монстра, кивнул и поднял правую руку. С ладони к освежеванной груди протянулся поток голубой чакры... и от места, куда он упирался, вдруг отхлынула краснота. Кошмарная морда превратилась в белобрысую голову, лапы - в руки, хвосты как-то внезапно пропали и на камне остался лежать обычный Наруто. Выглядел он так, как будто его только что достали из костра. Ошпаренная кожа не пошла пузырями, наверное, только потому что огонь жег ее изнутри. А вот одежда оказалась абсолютно цела.
  
   - Хм. Значит, это был покров из чакры, а не полноценное изменение... И хорошо, не хотелось бы однажды попросить дочку помочь и остаться после этого голым посреди скрюченных трупов врагов... Отдает извращениями.., - Бормотал я, быстро подходя к распростертому телу джинчуурики и зажигая Шосен, - Не стоило бы тебя, конечно, лечить, ибо сам дурак... Но что поделать, добрый я...
  
  За спиной раздался шум, мелькнуло розовое и с другой стороны Наруто плюхнулась Сакура. На ее руке багровел ожог.
  
   - Что с ним, Айдо?..
   - Сакура, ну ты же медик, неужели сама не видишь? Я понимаю, сложно лечить того, кого лю.., - Наруто дернулся и застонал. Девчонка, не обращая внимания на мои слова, срочно зажгла сферу ирьедзюцу и хлопнула ладонями по груди пострадавшего, не особо соизмеряя силу, вызвав у него еще один болезненный стон.
  
  Я улыбнулся краем губ. Да уж, коллега-джинчуурики, с таким доктором под боком ты всегда будешь здоров как биджу, от панического страха заболеть. А уж если она и правда в тебя влюбилась - быть тебе ее мужем и одновременно Хокаге. Не захочешь - заставит! И еще... в конохском госпитале я больше не лечусь. Никогда!
  
  Краем глаза заметил, как на другом берегу взметнулись белые облака, в которых метнулось гибкое змеиное тело... и тут же исчезло. Орочимару ушел так же, как отправил Кабуто, не надеясь на скорость своих ног. Он ведь так нас проверял, что мы из себя представляем. Иначе зачем ему было провоцировать нашего нестабильного бидженосца? Остается надеяться, что он получил гораздо больше, чем хотел. Будь он цел - так быстро бы не слинял... Надеюсь, иначе мне будет сложнее...
  
  Мои руки тем временем делали уже привычную и ставшую где-то даже рутинной работу. Расстегнуть куртку полностью, разодрать сетчатую футболку, аккуратно положить ладони на обожженную шкуру... Из-под рук побежали черные линии 'Восстановления' и нормальный цвет кожи, растекавшийся от ладошек Сакуры, сразу начал возвращаться гораздо быстрее.
  
   - Ну вот, так гораздо лучше, - Удовлетворенно улыбнулся я, - Не сидеть же рядом с ним все время, тиская бесчувственное тело? Не заслужил. Печать поэффективнее будет, но ты все равно проследи. А сейчас давай займемся твоей раной... А заодно и те шрамы сведем.
  
  Я протянул руку к ее плечу, но она увернулась, умудрившись не прервать технику.
  
   - Не надо! Спасибо, Айдо, но... Я справлюсь сама, - Неожиданно бледно улыбнулась, - Я докажу, что не слабее и... обязательно превзойду тебя!
   - Сакура-чан, Айдо.., - Прохрипел очнувшийся Наруто и девчонка сразу наклонилась к нему. Она что, его о самочувствии спрашивает? Женщины...
  
  Поднялся и отошел в сторонку. Пусть поворкуют, а я пока... Но позади вновь раздался голос.
  
   - Мы упустили и шпиона и Орочимару. Миссия провалена, - По тону Ямато никак нельзя было различить, огорчен он этим обстоятельством, или доволен, что все целы. Эх, мне бы такое самообладание.., - Мы возвращаемся в Коноху. Комура-кун, ты с нами?
   - Нет. Я по-прежнему не знаю, где она, поэтому пойду дальше. А вы, Ямато-сан, - повернулся к нему, - неужели вы так просто сдадитесь?
   - 'Она'? - Мужчина вопросительно поднял брови, но ответа не дождался и продолжил, - А у тебя есть предложения? Логовища Орочимару разведка ищет непрерывно вот уже три года, вряд ли мы здесь что-то изменим. Да и ушли они Призывом, следов не осталось...
   - Печать, - Перебил я его, - Змей сам сказал, что мою печать не снять. Так что минимум три часа, исходя из залитого в нее резерва, я могу достаточно легко ее почувствовать. Да и потом... Я ведь прикасался к Кабуто. Вряд ли сразу по освобождении он кинет свою одежду в костер, это надо обладать поистине высоким уровнем паранойи. Так что... Только, Ямато-сан... Давайте оставим женщин, детей, раненых, ушибленных и нервных здесь, - я кивнул на Сакуру с Наруто, предоставляя им самим разбираться, кто из них кто, - и поболтаем с Орочимару по-взрослому. Вы обладаете определенными талантами... да и я не только рамен деревянным башмаком хлебать могу. Думаю, если мы основательно разозлим Белого Змея, он развяжет язык. Вы же не станете утверждать, что сможете его победить этой командой, будь она даже цела и в полном составе?
   - Мхм.., - Задумчиво покачал голову мужчина, - В твоем предложении есть смысл. Хорошо. Но я по-прежнему командир, без приказа - ни одного лишнего движения. Согласен, но лучше сделаем так...
  
  Я улыбался и удовлетворенно кивал на каждое его слово. Неужели в кои-то веки будет по-моему? Быстро, без проблем и исключительно по делу? Мне информацию, капитану - по деревянной голове и 'Саске-кун - мой!', потому что-только Наруто может в упор не замечать тот факт, что Саске ушел сам, да еще и Четверку Звука шпынял по пути, что, мол, бежите так медленно? Когда Таюя рассказывала об этом, просто желчью исходила, бедняжка... Рыжий там что, полдеревни 'саскекунством' заразил, воздушно-капельным путем?..
  
  Ну да ладно, хочется им массово сходить с ума - пусть, это не мои проблемы. Да и у бабули, судя по всему, есть четкий план, и мнится мне, что он направлен на воспитание одного рыжего недоразумения. А то, что вместо ласковых слов, оставления вечером без любимого рамена и запрета выходить на неделю из своей комнаты используется сначала подставка под пинки маньяков из Рассвета, теперь вот друга детства Орочимару в качестве учителя хороших манер привлекла... Так ведь воспитуемый по-другому и не понимает! У старушки определенно есть чему поучиться...
  
  Ямато говорил, я предавался радужным мечтам и составлял план предстоящей операции (из четырех важнейших этапов, 'пыщ-трах-бум-зашибись!' Импровизация всегда была моей сильной стороной!), а тем временем рядом медленно подкрадывалась несчастливая судьба... Наруто, наконец, полностью очнулся и, резко сев, обернулся к нам.
  
   - Ямато-тайчо... Айдо... Вы и вправду хотите?.. Я иду с вами!
  
  Буратино чуть развел руками и покосился на меня. Вот же гад! Как командовать, так 'шаг влево, шаг вправо - расстрел', а как что серьезное - так Айдо виноват? Да Какаши-семпай - святой! С благословенным шаринганом, ага...
  
   - Наруто...
   - Айдо, ну ты же понимаешь!.. Кому как не тебе понять! Он ведь тоже три года провел вне деревни! Без друзей, без никого! Его обманом заманил Орочимару!..
  
  Это он что, сейчас меня с этим... этим... этим равняет?!.
  
   - Наруто!., - Но рыжий останавливаться и не думал.
   - Мы просто должны попытаться помочь ему, объяснить!.. Да, я знаю, ты не любишь Саске... - Сакура наклонилась к нему и попыталась что-то тихо сказать, но парень только досадливо дернул плечом, - Все думают, что он ничего не чувствует... Никого не любит... Но это не так... Нужно просто постараться понять! Он такой же как я!..
   - Наруто, заткнись!..
   - Нет, не заткнусь! - Рявкнул рыжий, но тут же погас, - Айдо... Прости меня за все... Ради того, что было... ради нашей дружбы и... Пожалуйста, я должен посмотреть ему в глаза! Он ведь мне как...
  
  Тычок в ребра от Сакуры прервал излияния джинчуурики, но он не отвел взгляд. Лишь недоуменно поморщился и продолжил смотреть в упор своими голубыми глазами. Вот странно, говорят, я копия мамы, а цвет глаз у меня зеленый. У Наруто - один в один, как у нее... А еще - именно так смотрела Йоко, когда я держал ее на руках после биджудамы. Виновато, с извинением во взгляде и... с надеждой, что ли?.. Да черт вас всех возьми!..
  
  Я злобно сплюнул, отвернулся, почти строевым шагом прошел к ближайшему дереву и плюхнулся под него спиной ко всем. В конце концов, у меня есть еще два часа. И тот, кто побеспокоит меня за время, пока я пытаюсь по максимуму собрать чакру, потащит рыжую глыбу через подпространство пешком на своем личном горбу, уж это точно обещаю! Чтоб вас всех Къюби на подтирку под всеми своими девятью хвостами пустил, оптом и в розницу... Блин...
  
  
  Глава 12.
  
   - Кто-то из вас должен мне мой дневной объем чакры! - Выпалил я, отшвыривая зажатые в кулаках воротники пассажиров и быстро освобождая руки. Вот так всегда - чуть задумаешься, а язык уже свое мелет...
  
  Чтобы я еще раз... хоть когда-нибудь... прыгал на метку, расположенную прямо на враге... которая без чакры не отражает то, что происходит вокруг... да еще с толпой, из-за которой руки быстро не освободить... и клонов не взять, не переживают они перенос... и даже 'Водяной щит' не включить - клиентов на куски посечет... В общем, никакой я не Намикадзе по папашке... А натуральное камикадзе, в земном значении этого слова!
  
  Быстро выставил ладони в разные стороны и замер, вертя головой в попытках оценить ситуацию. Вроде бы в комнате, куда мы попали, никого нет. Странно. Кабуто настолько брезгливый? Тут я опустил взгляд чуть ниже, и...
  
   - Айдо, у тебя печать, как у Цунаде-сама.., - Сакура, отлетевшая в угол напротив, засмотрелась на бордовые линии и завитки, медленно сползающиеся со всего тела обратно в середину лба под челкой, - Откуда?., - Посмотрела вниз и негромко охнула.
  
  Мужская часть нашего промолчала, потому что на полу извивался клубок из Кабуто и... Сая! Причем шпион Данзо явно пытался скрутить четырехглазого...
  
  Ямато, не теряя больше времени, вытянул руки и, спустя несколько мгновений оба борца были надежно зафиксированы деревянными колодками.
  
   - Ну что, голубки, попались! - Я со злорадством и, надо сказать, некоторым недоумением рассматривал физиономию Сая, покрытую пятнами ожогов... подозрительно быстро зарубцевавшихся, - Теперь никуда не денетесь! С тобой, очкастый, мы поговорим несколько позже... А ты, бледная поганка... Как ты так быстро вылечился?
   - Мне помогли... Орочимару и Кабуто. У меня было задание - встретиться с ним...
   - Вот как? Кусаешь руку дающую, значит? К сожалению, в этом случае придется признать - труд неплохого ученого пропал даром. Мне даже не интересно, почему ты пытался поймать того, кто тебя спас. С чего бы начать?., - Я в задумчивости сжал и разжал руку, засветив и снова погасив синюю искорку, - Нет... мозги по стенам разлетятся... А вот прибить твою голову над дверью в прихожей - неплохая мысль!
  
  Я выпустил из ладони полотно чакролезвия и поднял было руку, как вдруг на предплечье легла рука Ямато.
  
   - Комура-кун... мы же договаривались. Без приказа - не убивать. Мне вот очень интересно, что это было за задание, и почему он решил взять в плен Кабуто? Так почему же? - АНБУ убрал руку и ожидающе посмотрел на Сая. Я раздраженно фыркнул и отошел к стене.
   - Связи... Я вдруг понял, что не знаю, что это такое... Но мне впервые захотелось это узнать. Хоть что-то.., - Рожа Сая по-прежнему была похожа на резиновую маску, но сейчас на ней что-то шевельнулось
   - Из-за этого? - Мужчина потянулся в свою поясную сумку, достал из нее какую-то книжку и кинул на колени пленнику, - Я нашел его там же, где и ампулы.
  
  А мне вы не показали, Ямато-сан... запомним, запомним...
  
   - Да... это мой альбом, который я никак не могу закончить... Это обо мне... и моем брате... Я захотел узнать, почему же Наруто так стремится защитить Саске. А Комура.., - Вдруг поднял глаза на меня, - Ты ведь мог добить меня тогда... Мне потребовалось на замену целых двадцать секунд. Почему твои чувства к нему, - кивок на рыжего, - оказались для тебя важнее мести? Я не понимаю... Но хочу попробовать понять.
   - И долго вы еще собираетесь слушать эту чушь?! - Я обвел глазами комнату, но Наруто, Сакура и Ямато продолжали внимательно смотреть на Сая. Рыжий при этом как-то странно косился на меня. Только Кабуто издевательски ухмылялся уголком губ и загадочно сверкал очками, - Отлично! Можете и дальше глубокомысленно переваривать бред, а я в этом не участвую!
  
  Демонстративно отвернулся к стене и начал ее внимательно рассматривать. Какой-то шутник оштукатурил стену коричневой глиной с фигурным шпателем, получив интересный эффект. Как будто волны по стенам перекатываются, стилизованные, правда. Это Орочимару сам делал или артель отделочников нанимал? Я представил себе Белого Змея со шпателем в руках и в каске посреди толпы рабочих в оранжевых комбинезонах, раздающего указания, и отметил, что в более подходящей обстановке можно будет и похихикать...
  
   - Айдо...
  
  Я обернулся. Наруто, позвавший меня, пялился со странным выражением в глазах, Ямато химичил что-то на своей ладони, а рядом с Сакурой стоял... освобожденный Сай! Буратино перехватил мой взгляд, сделал маленький шаг ко мне и негромко произнес:
  
   - Мы... решили поверить ему. В конце концов, свой человек в Корне пригодится Цунаде-сама, она сама говорила об этом. И... я понимаю его, я знаю, что это такое... Мы выяснили у Кабуто, что Саске где-то здесь, - Быстро перевел он тему, - Сай поможет нам его найти, его техники очень удобны для этого...
   - О, Ками.., - Сил спорить, ругаться и злиться уже не оставалось и я почувствовал, как ладонь сама по себе устремилась к лицу, - За что ты забрал последние остатки разума у Деревни Скрытого Листа?.. Биджу с вами, если вы не хотите думать и жаждете выполнять миссию в компании дважды предателя - это ваше право. Только без меня, пожалуйста!
  
  Ямато едва заметно вздохнул.
  
   - Я предвидел это. Было несложно... Поэтому, - он подозвал остальных кивком и вытянул вперед ладонь. На ней лежали четыре маленьких зернышка, - вот. Это особые зерна с моей чакрой. Вы должны их проглотить и тогда я всегда буду знать, где вы... В чем дело, Комура-кун?..
  
  Я поспешно отпрыгнул назад и с возмущением уставился на него.
  
   - Ямато-сан... Я даже подумать не мог, что вы... Запомните. Никогда... Ни под этими небесами, ни под какими другими... Ни боги, ни демоны... Ни под пытками, ни через мой хладный труп... Вы никогда не заставите меня проглотить ваше семечко!!
  
  Мужчина с недоумением моргнул, едва заметно пожал плечами и четвертое зерно втянулось в ладонь. Остальные взяли ЭТО и съели без возражений. Тьфу, мерзость!..
  
   - Отлично. Наруто, идешь с Саем, я - с Сакурой, так безопаснее... по многим причинам. Комура-кун...
   - Я останусь. Раз уж у нас есть Кабуто, хочу задать ему пару вопросов. А потом... пойду искать.
   - Хорошо. За пленным присмотрит мой клон, - От Ямато отделился деревянный чурбан, превратившийся в его точную копию. Он еще и делением размножается.., - А теперь...
   - Погодите!
  
  Я быстро подошел к розоволосой, положил ей руку на плечо, улыбнулся и ободряюще сжал.
  
   - Держись, Сакура! Будет непросто, но ты справишься! - И, под недоумевающим взглядом девчонки, направился к очкарику.
   - Вперед! - Раздалось за спиной в сопровождении звука хлопнувшей двери и все стихло.
  
  При моем приближении Якуши поднял на меня глаза. Очки блеснули... И я вдруг почувствовал, как во мне поднимается волна... Волна дикой, какой-то подсердечной ненависти обуяла меня при одном только взгляде на это спокойное, чуть улыбающееся лицо...
  
   - Что, Айдо-кун, тоже хочешь знать, где Саске-кун? Так я уже сказал - где-то здесь, ищите, и, может быть, к вашему сожалению, найдете... характер у него испортился за последние годы. А ведь был такой милый мальч...
   - Как же вы меня за***ли со своим Саске! Будь ты проклят! - Из груди вырвался рев и на меня обрушилась мутная пелена... чтобы в следующую секунду рухнуть. Я обнаружил, что бестолково размахиваю руками в захвате клона Ямато, а у моих ног валяется Кабуто с разбитым лицом и треснувшими очками, непостижимым образом вновь удержавшимися на носу.
   - Комура, успокойся! Что с тобой?! - Орал деревянный чурбан. Я глубоко вздохнул, успокаиваясь и повел плечами.
   - Я в порядке. Пустите, Ямато-сан, - Он убрал руки, - И... Спасибо...
  
  Тем временем Якуши, неловко поерзав по полу деревянными колодками вокруг туловища и на ногах, снова смог сесть и выпрямиться. Вновь посмотрел на меня со своей легкой улыбочкой, на этот раз изрядно попорченной струйкой крови из уголка рта, ссаженной кожей на щеке и... да, кажется, отсутствием пары-тройки зубов. В глазах стояло ироничное выражение... приправленное испугом в самой-самой глубине. Очки качнулись, отразив мою встрепанную физиономию... и какое-то колышущееся белое пятно у меня за спиной. Я резко обернулся, но, кроме обеспокоенно смотрящего на меня деревянного клона, ничего не увидел. Показалось, наверное, свет на стекле бликнул...
  
  Я присел на корточки перед четырех... не, теперь уже, наверное, трех-с-половиной-глазым помощником Орочимару. Ненависть никуда не ушла, но теперь она тлела глубоко-глубоко внутри. Странно, с чего бы? Вроде, он ничего плохого мне не сделал.... наверное. Может, просто человек нехороший, вот интуиция и предупреждает?
  
   - Ладно, Якуши-сан. В силу некоторых обстоятельств, мы начали сразу с конца, то есть с пыток, битья и мучений... Зачет Морино Ибики по полевому допросу, думаю, сдам... Поэтому давайте будем считать этап с увертками, ложью и 'ничего не знаю' пропущенным и перейдем сразу к делу. Три года назад к вам пришла девушка с красными волосами. Ваш хозяин признался, что он проводил над ней опыты... Где она сейчас?
   - Ты страшный человек, Айдо-кун... Только что ты искренне хотел меня убить, и тут же вежливо общаешься. Уважительное обращение вон... Ты далеко пойдешь... А насчет твоего вопроса... Я не знаю.
   - Якуши-сан.., - Тяжело вздохнул я, пытаясь умять обратно волну из глубин души, - Я же просил.... мне казалось, вы умнее.
   - Нет-нет, Айдо-кун, ты не так понял! - Кабуто улыбнулся менее пострадавшей половиной рта, - Я прекрасно ее помню, но... Примерно два года назад Орочимару-сама закончил свои эксперименты с ней и она перестала быть образцом. После этого она захотела работать на нас. А кадрами занимаются совсем другие люди. У меня хватает своих забот с научной частью.
   - Вот как? И как же мне поговорить с этими 'людьми'?
   - К твоему сожалению, никого из них сейчас здесь нет... Но! - Немного повысил голос, рассмотрев что-то на моем лице, - Примерно месяц назад Саске-кун затребовал себе журналы учета живых образцов и все списки наших сотрудников и агентов. Он просмотрел их все, так что...
   - И вы считаете, он всех запомнил? - Я скептически поднял бровь.
   - Шаринган, Айдо-кун... Его возможности восхищают, поражают и ужасают одновременно. Он может проследить любое движение. Некоторые считают, что он может предсказывать будущее... С телом Саске-куна Орочимару-сама станет поистине бессмертен... и могущественен. Ну а пока - ты вполне можешь задать свой вопрос ему самому... если он тебе ответит, конечно! - Ехидно улыбнулся очкарик.
   - Эх.., - вздохнул я, поднимаясь, и направляясь к двери, - Почему так всегда? Вот, например, деньги сами тянутся к деньгам, добро - к добру... А за необходимой информацией - приходится к Саске, а?
  
  Я остановился в проеме двери и повернул голову.
  
   - Спасибо, Якуши-сан. И... Я очень рад, что вы попались. Потому что следующая наша встреча стала бы для вас последней. А так - дальше с вами будет разговаривать уже Морино. Удачи!
  
  Кивнул клону Ямато и вышел за дверь, пропустив мимо ушей ироничную усмешку Кабуто 'Я не был бы так в этом уверен, Айдо-кун...'
  
  
  'Куды бечь?' - Афористично думал я, оглядываясь в четыре абсолютно одинаковые стороны двух абсолютно одинаковых коридоров. Я все же умудрился заблудиться... Да и немудрено - тут, в громадной змеиной норе, только сечением квадратной, все повороты, перекрестки - были похожи друг на друга, и во всех лежал толстенный слой пыли. Поневоле возникал вопрос - для кого все это строилось и чьи безразмерные силы были вбиты в это бессмысленное строительство?..
  
  Пару раз где-то далеко слышался грохот, я кидался было на звук... но оба раза запутывался еще надежнее...
  
  Мда. Попытка справиться самому успеха не принесла... Впрочем, это так, развлечение... Ну в самом деле, не смотреть же было все это время на их тупые рожи? Ха, они бы еще Орочимару в напарники взяли, тот же эффект был бы! Но ведь... Почему я не допускаю мысли, что Сай может измениться? В конце концов, это был бы шикарным доказательством, что воевать со всем Корнем сразу мне не потребуется, достаточно тихо и мирно прищучить Данзо... А предать такого, как одноглазый старпер - не предательство, а возвращение блудного сына, искренне заблуждавшегося в прошлом!.. Наверное, я просто разучился верить в хорошее, наобжигался. Да и вера - слишком шаткий фундамент для каких-то выводов... Так. Ладно, хватит бродить по пустым коридорам, пора приступать к делу. Хоть и не хочется мне туда, а надо. В конце концов, встреча с Саске - их карма, они его не минуют просто никак... Хирайшин!
  
  Как только я огляделся в пустоте - мне сразу стало ясно, что не зря я не пожалел чакры, одновременно загружая розовый мозг попытками понять, что я имею в виду. Десятиметровая сфера отражала просто шикарную картину - Наруто сидит на четвереньках, Сай валяется под куском рухнувшего потолка, Сакура смотрит на происходящее неверящими глазами, полными слез... а какой-то мужик насадил Ямато на катану, проткнув ему плечо. А кинься я сейчас без осмотра места прибытия - вполне мог так же попасть.. Так, и кто это у нас? Мысленно крутанул картинку, как бы выбирая место прыжка, объемное изображение послушно повернулось и... Ба, да это ж Саске! Надо же, как повзрослел... С лица ушла детская припухлость, между бровей наметилась морщина, глаза, и прежде не очень-то широко открывавшиеся, сейчас вообще почти скрылись под нахмуренными бровями, пропуская наружу лишь отдельные отблески краснеющего шарингана... Ну это ожидаемо... Но вот во что он был одет!.. Пресвятой Рикудо, да такие шмотки даже Митараши бы на себя натянуть постеснялась, а уж ей точно нечего скрывать! Халат, подвязанный фиолетовой веревкой, (то-то Таюя будет хихикать, когда расскажу... Свое головное ведро и корабельный канат с кокетливым бантиком забыть уже успела, привыкла быть красивой...), тряпочка, работающая рубашкой и не сходящаяся даже на животе, о плечах не говоря... Это его так Орочимару одел, что ли? Тогда это барахло, 'мой Саске-кун' и длинный язык легко выстраиваются в одну систему... в одну простую систему, думать о которой мне не хочется... О, Сакура, как же вовремя ты втрескалась в Наруто, эту правду ты могла бы не перенести!.. так, чего-то я отвлекся, было бы на что заглядываться... а прыгнем-ка мы... Сюда!
  
  Я тихо вышел из перемещения на самом краю возможного, за спиной Саске и сразу же сделал двух клонов. Нет, все же, что ни говори, а настоящий Хирайшин - это возможность увидеть, куда попадешь. Все остальное - вынужденные меры... Мы с клонами быстро вытянули руки и застыли. Черт, они с Ямато держатся друг за дружку, стенку не поставить... И когтями меч Саске не разрубить, неудобно стою. Нужно было прыгать чуть сбоку, но тогда бы он меня сразу заметил... Вот убить - запросто...
  
  В этот момент нас заметил Ямато. Я мотнул головой, он резко сложил ладони и прямо из плеча, в которую вонзалась катана, вырос, отталкивая Саске, деревянный штырь. Красноглазик было отскочил... но на всей скорости ударился спиной о прозрачную стену. Прыгнул было влево, вправо, напоследок даже вверх... Но везде натыкался на преграду. Медленно повернулся... И я помахал свободной рукой прямо в сузившиеся глаза.
  
   - Привет, Саске-кун! Давно не виделись!
   - Комура... что тебе здесь надо?
  
  Саске внезапно распахнул глаза во всю ширь, точки в глазах крутанулись... и колыхание воздуха между нами обезобразила отвратительная фиолетово-черная клякса. Она пару раз дернула ложноножками, будто пытаясь добраться до меня и медленно растворилась.
  
   - Саске-кун, это было гендзюцу, правда? Жуть! Как хорошо!..
  
  Яму, в которой мы все находились, к которая раньше была комнатой в подземелье, заполнило резкое свиристение. Тело Саске покрылось десятками мечущихся электроразрядов, он прянул вверх... и упал на прежнее место, едва заметно скривившись и чуть опустив правое плечо.
  
   - Саске-кун, я хотел сказать: 'Как хорошо, что этот барьер не пропускает чакру!', но ты вечно куда-то спешишь. Ты такой торопливый!.. А вот интересно, что сейчас видит твой шаринган?
   - Ничего, в том-то и проблема.., - Машинально пробормотал красноглазый, но тут же подобрался, - Ты пришел с... этими... за мной?
  
  Все-таки, что ни говори, а клановое воспитание многое дает. Одним лишь изящным кивком выразить всю пропасть и глубину презрения к окружающим - это надо уметь! Харизма, чо. На мгновение стало немного грустно. Но я бестрепетно посмотрел в упор в эти красные глаза с четырьмя точками и окружностью на радужке, взгляд которых столь долго не мог поймать...
  
   - Нет, что ты! Я вообще не с ними! Да и до тебя мне никакого дела нет. Вообще, если подумать, единственное, чего я сейчас хочу - как следует разогнать чакру, переглянуться с клонами и медленно начать сдвигать стенки барьера вместе... ближе и ближе... пока они не стиснут тебя между плоскостей... Но это необычные барьеры... их не разбить... поэтому они продолжат двигаться... твои суставы будут вминаться в тело, а ребра заворачиваться внутрь... окружающие заорут: 'Айдо, что ты делаешь?!' и бросятся спасать тебя, красноглазый урод, хотя за то время, что я с ними, я сделал для них... Для Наруто... Для Сакуры... Для Какаши... да даже для этого бледного ублюдочного предателя, любителя исполнять приказы, нападая на девчонок... в сотни раз больше, чем ты... но у меня осталась еще одна свободная рука, а теневых клонов я использовал столько раз, что эту цифру невозможно вообразить... Я сложу одной рукой печать перед грудью... вот так... и три появившиеся копии... вместо одной сейчас... сотворят Трехгранный барьер, который я создал сам, в отличие от тебя, жалкого паразита, которому даже глаза достались от родителей, а я вырвал материнскую любовь из пасти Шинигами... Ты будешь орать от боли, потому что само пространство обратится для тебя в неостановимый пресс... очень неприятная смерть... а твои жалкие рабы... потому что по-другому их не назвать... будут долбить всем, чем только можно, в зеленую грань... подберут с пола камни и как мартышки начнут ими швыряться... и не смогут ничего сделать... потому что рядом не будет идиотов и истеричек, считающих, что им все позволено... и выживших только потому, что я променял один взгляд девчонки, отдавшей мне всю себя и даже больше... на жизнь бесполезной розоволосой дуры... я Узумаки... Последний и единственный преемник наследия, признанный остатками клана и предками... мои фуин совершенны... Пирамида закрыла меня и единственного человека из Конохи, которого я был по-настоящему счастлив видеть там, перед пещерой... от моей же техники, превратившей землю в стекло, а врагов в пар... которую от безысходности и непонимания приписали лично Орочимару... без малейшего вреда для нас... и я продолжу сдвигать барьеры... потому что чакра уже не нужна... правит только воля и контроль... с радостью и удовлетворением следя, как твое тело... которым ты так гордишься... эта жалкая куча никчемного мяса, доставившая мне столько проблем... превращается в небольшой квадрат кровавого фарша... из которого торчат лишь вытаращенные в отгоревшем смертельном ужасе глаза... и тогда... я улыбнусь и скажу: 'Саске... вот что бывает, когда не любишь своих братьев...' облегченно вздохну... и одним желанием перенесусь к тем, кто меня ждет и любит... а оставшиеся клоны... слитным движением опустят барьер... Хлопнут по земле руками, создавая кривую... с отсутствующим контролем... но тройную печать... Над этим местом на секунду воздвигнется... ослепительно белый купол очищающего огня... в котором сгорят все обиды... вся боль... вся ненависть... все непонимание... и все страдания... и лишь жирный пепел будет вечно кружиться в оплавленной яме... Ты, обладающий глазами, которые видят настолько много, что некоторые считают, что они могут предсказывать будущее... Глазами, которые замечают любую мелочь в моих движениях, эмоциях... которые кричат тебе сейчас, что я не вру... ты видишь?.. Видишь своим долбаным шаринганом, ЧТО В СЛЕДУЮЩУЮ СЕКУНДУ ИМЕННО ЭТО И СЛУЧИТСЯ?!
  
  В расширенных до невозможности красных глазах Саске бешено вращались томое. Они крутились так безумно, что слились в один сплошной круг, начавший изгибаться в какую-то странную фигуру. Красноглазый вдруг захрипел и схватился рукой за виски... Сакура неподалеку протягивала к нам руки и что-то кричала, а по ее щекам неостановимым потоком текли слезы... На лице Сая, наверное, впервые в жизни, отразился страх... Наруто, смотрящий на нас пустым и безумным взглядом глаз, начавших краснеть, да так и остановившихся на половине... Ямато, уже складывающий руки для техники, но сам явно не понимающий, для какой именно... Я охватил это одним мгновенным поворотом головы, ласково улыбнулся и быстро проговорил:
  
   - К моему большому сожалению, я не умею двигать барьеры! Это архисложно, товарищи! А теперь скажи, Саске... Где Карин?
   - О.. она в Южном.., - Прохрипел шатающийся Учиха, но неподвижная и безэмоциональная земля у него перед глазами, видимо, позволила ему быстро прийти в себя и он вскинул на меня голову, - От-ткуда ты... знаешь о ней?.. Зачем она тебе?.. И что это сейчас было?.. Проклятый Комура! - Маска равнодушного аристократа неожиданно упала с Учихи и на свет появился рычащий зверь... исходящий пеной от только что пережитого ужаса, - Ненавижу тебя! Чтоб ты сдох!!
  
  Я ласково улыбнулся.
  
   - Просто искренняя братская любовь и родственные чувства. Тебе не понять, - Я секунду помолчал и улыбнулся еще радостнее, - Значит, знаешь... Но не скажешь, тебе она тоже зачем-то нужна... Можно было бы уточнить у Якуши-сана, но что-то мне подсказывает, - перевел взгляд на дернувшегося Ямато, - что оставлять ключевой источник информации под охраной всего лишь клона, пусть и деревянного, было не очень умной идеей, да, капитан? Поэтому у меня не остается иного выхода, кроме...
  
  Подо мной внезапно разверзлась земля и из пролома метнулись стремительные туши змей, вынуждая меня и моих клонов отпрыгнуть назад, опуская руки и ломая барьеры. Саске, не теряя ни секунды, одним движением взмыл ввысь и остановился на краю ямы, в которой находились все мы. Он уже успокоился, безразличная хамская гримаса вновь вернулась на его лицо, а в красных снова сквозило презрение к миру. Я усмехнулся - только что правда вышла наружу. Умному - достаточно, а дурака учить - только портить. Так что...
  
   - Это слишком затянулось. Пора вас всех убить, - Процедил сквозь зубы Учиха, поднимая руку. Я подобрался... Но ладонь Саске оказалась перехвачена еще одной.
   - Саске-кун, уж не собираешься ли ты применить эту технику? Не стоит.., - Прохрипел своим фирменным басом Орочимару.
   - Отвали! - Резко выдернул руку красноглазый.
   - Помни, с кем разговариваешь, Саске-кун. Не стоит хамить. - Подключился вынырнувший откуда-то сбоку Кабуто.
   - Мы уходим. Здесь нам больше ничего не держит. Но сперва.., - Змей нащупал меня взглядом, - Лишний образец... Нет, Айдо-кун... Знаешь, почему тебе никогда даже близко не подойти к Учихе Саске? Потому что так называемый 'геном' твоего клана - всего лишь селективные наследуемые признаки! Объем чакры, здоровье - все это от тщательного отбора, не более того! Разобраться в этом было несложно... И единственный по-настоящему свойственный твоему исчезнувшему клану признак - бессмысленные красные волосы! Ты рад, что у тебя нет ничего своего?
  
  Змей с презрительной улыбкой смотрел на меня. Я опустил голову.
  
   - Что ж... Спасибо, что не стали скрывать от меня правду, Орочимару-сама, - Не поднимая глаз, но громко сказал я, - Теперь я могу с чистым сердцем сделать то, за чем пришел...
   - И что же ты хочешь? - Тон Орчимару стал озадаченным.
   - Раз у меня нет на самом деле никакой семьи... то... я хочу... - Вскинул глаза на троицу и с радостной улыбкой воскликнул - Саске! Я хочу быть твоим братом! Возьми меня в клан Учиха!!!
  
  Интерлюдия.
  
   - Что-о-о?! - Общий вздох изумления, казалось, выплеснулся за края воронки и раскатился далеко окрест, но Айдо ничуть не смутился и продолжал стоять, широко улыбаясь.
   - Т-ты... ч-т-то? Да как ты вообше?., - У Учихи, такого сильного и гордого обладателя Шарингана, второй раз за сегодняшний безумный день отнялся язык.
   - Так, значит, ты согласен, Саске-кун?! Я так долго этого ждал! - Красноволосый, не сдерживая эмоций, немного подпрыгнул. Два клона рядом с ним с такими же улыбками начали обнимать его, похлопывая по груди, по плечам, по спине и издавая восторженные возгласы. Все собравшиеся молча и неподвижно смотрели на это действо. Казалось, в воздухе повис скрип извилин шиноби, пытающихся осознать происходящее...
  
  Но вот буря восторгов утихла, два клона напоследок хлопнули стоящего в середине Айдо по ладоням, подпихнули его вперед, а сами, отступив на шаг, сложили печати и исчезли в белых облаках. Красноволосый поднял глаза на Учиху.
  
   - А теперь... в честь того, что мы стали братьями... Давай обнимемся, Саске-ку-у-у-ун! - С этим воплем парень распахнул объятия и в таком виде быстро, гораздо быстрее, чем кто-либо мог от него ожидать, понесся по камням, стремительно приближаясь к стене.
  
  Вот и склон... Он запрыгнул на нее... побежал вверх... Орочимару, наконец, очнулся от изумления (как оказалось, даже шестидесятилетнего почти бессмертного врага всех Великих Деревень все еще возможно удивить) и метнул в быстро приближающегося парня клубок змей из рукава, но он с легкостью уклонился. В красноволосого полетели воздушный снаряд... кунаи... небольшой огненный шар... снова змеи... Высунувшийся из пасти Орочимару клинок... Но Айдо уклонился от всего. Возможно, прояви Орочимару, Кабуто и Саске чуть больше согласованности и организованности, им и удалось бы его достать, но улыбающаяся фигура с нелепо растопыренными руками отнюдь не способствует собранности и внимательности.
  
  Вот Айдо добрался до края ямы, в очередной раз уклонившись от потока змей, прыжком взмыл вверх... свел руки и с разгона хлопнул ими по груди Саске, ожидавшего все, чего угодно, только не такого...
  
  Из под ладоней по коже Учихи проползли какие-то угловатые символы, погасли... и ничего не произошло.
  
   - Теперь мы всегда будем вместе, Саске-ку-у-у-ун! - Выпалил Айдо прямо в лицо красноглазому... И вздрогнул от вонзившегося в правый бок и вышедшего из-под левой ключицы меча Кусанаги...
  
  Мгновение он простоял неподвижно... а потом на его спине вспыхнула зеленым громадная печать с четырьмя странными символами посередине, на груди зеркально ей засияла еще одна, только уже с двумя... Парень последний раз улыбнулся, тихо выдохнул: 'Джеронимо!'... и оглушительно взорвался громадным огненным цветком...
  
  Команда Какаши смотрела на полыхающее огненное облако, целый миг не смея оторвать глаз... пока пламя не разорвало змеиное тело, подхватившее из огня три темных комка и тут же исчезнувшее, а от ближайшей кучи битого камня не раздался знакомый голос.
  
   - Мда. Суновские кибакуфуды явно послабее наших будут... Отпускную цену будем устанавливать в две... нет, в три цены обычных.., - Пробормотал целый и невредимый Айдо, поднимаясь на ноги. Повернул голову к неподвижным коноховцам и с неприятной улыбкой продолжил: - Ну, чего уставились? Каварими Но Дзюцу на клона, еще в Академии учили. Стоит добавить немножечко контроля, чтоб без облаков - и в воздухе замена становится совершенно незаметной. А Шаринган должен не только смотреть, но еще и видеть... Все, концерт окончен!..
  
  
  
  Наруто вновь повернулся к краю ямы, на котором совсем недавно стоял его... его... тот, за которым он столько шел, тот, которому он так стремился помочь... Тот, который только что из прихоти попытался его убить...
  
  Этот день слился для него в один непрекращающийся калейдоскоп. Кабуто, Орочимару... Багровая бездна беспамятства, из которой долетал звериный рык... Рассказ Сая и попытка принять его и поверить ему... Снова Орочимару... И, наконец, тот миг, та встреча, которой он так долго ждал... Глаза Саске, полностью пробудившего свой шаринган... и клинок Сая, недавнего предателя, заслонившего джинчуурики от верной смерти от руки того, кого до этого он искренне считал братом... А потом...
  
  Ни за какие блага мира Наруто бы не захотел снова вернуться в эти секунды, когда слова Айдо падали тяжелым молотом прямо в душу, круша и ломая что-то внутри. Джинчуурики чувствовал, что слова красноволосого в тот момент были очень важны.. для все... и для него... но их смысл ускользнул от парня, парализованного тем, как именно произносил их его добрый, веселый, ответственный... но в тот миг - жуткий до дрожи в коленях, ужасный до полной потери желания что-либо делать, страшный до нитевидного пульса друг... И Наруто был не одинок в этом чувстве.
  
  Парень внезапно слабо улыбнулся. Может быть, после всего, что сказал Саске?.. Может, Айдо был в чем-то прав? Может быть, сейчас стоит подойти к нему, извиниться?.. Он улыбнется и обязательно что-нибудь придумает. Он ведь всегда его выручал...
  
   - Айдо... - Джинчуурики повернулся к месту, где только что стоял красноволосый, но успел застать только небольшой пыльный вихрь, видимо, от прыжка. Комура ушел не прощаясь...
  
  Наруто рухнул обратно в пыль.
  
   - Айдо... ты ведь... Ты ведь мой друг... ты же мне как... так почему?.. почему ты ушел?.. как он?., - Прошептал он, подняв голову к равнодушным небесам. Но лишь тишина была ему ответом...
  
  Глава 13.
  
  Я стоял на площади, замощенной брусчатым камнем и с некоторым недоумением рассматривал открывающуюся передо мной картину. Был полдень, поэтому народу на площади было мало, и даже вход в кабак сиротливо помахивал полуоткрытыми дверями, изредка выпуская изнутри клубы пыли в сопровождении метлы. Не вызывало никакого сомнения, что, закончив в помещении, метла трудолюбиво пройдется по мостовой перед входом, возможно даже предварительно обрызганным мыльной водой, для эффекта. Над островом царил обыкновенный рабочий полдень...
  
  Но удивлялся я совершенно не этому. В конце концов, ну кто мне виноват, что я, как и положено шиноби, несущему справедливость на кончике куная, прочно запутался во времени суток и днях недели? Гораздо больше эмоций вызвало мое собственное жилище, перед которым я и вышел из прыжка.
  
  Пустые проемы, некогда щерящиеся кривыми провалами (я вставил окна только в своей комнате и внизу. Зачем добро переводить?..), теперь льдисто поблескивали застекленными рамами, в районе моей спальни стеклянной вообще оказалась вся наружная стена. Фасад был облицован чем-то, сильно напоминающим шпон, прикрыв разнородный материал стен (интересно, как у него с влагоустойчивостью?)... Вообще, дом стал выглядеть совершенно по-другому. Нет, он не перестал быть похожим на монстра, который вот-вот на тебя кинется... Но теперь он смахивал на ручного монстра, дремлющего на перекрестке улиц и как бы говорящего тебе: 'Делай свои дела и проваливай, грешник, пока ты меня не разбудил...'
  
  Я опустил взгляд на дверь. Нет, вырезанная на любовно ошкуренной деревянной плахе чуть розоватого цвета надпись 'Канцелярия Узушио' сама по себе была достойна самого пристального внимания... Но вот маленькая деревянная табличка, висящая на гвозде около двери и гласящая 'Дом-музей Узукаге. Экскурсия - 1000 рё. Экскурсия с возможностью посмотреть на архитектора здания - 5000 рё. Экскурсия с возможностью выжить после того, как вы его увидели - 10000 рё. За билетами обращаться к Йоко и Акире!' изрядно пошатнула мое мировоззрение. Ведь если это шалость, то писать свои имена - слишком бездарно. А если не шалость, то... то...
  
  Мысль категорически отказалась думаться дальше, я машинально оглянулся... И почти сразу же заметил красную гриву и каштановую шевелюру, выворачивающие из боковой улицы. Йоко и Акира, не оглядываясь по сторонам, устремились прямо к двери, обессмертившей их имена. Пацан было с разгона попытался допрыгнуть до гвоздя, но он был прибит слишком высоко и с первого раза ничего не вышло. Он обернулся и приоткрыл рот, явно чтобы что-то сказать, но случайно поднял взгляд чуть выше девчоночьей головы... да так и замер с открытым ртом. Йоко протянула руку, чтобы вывести его из ступора, но вдруг резко дернулась, обернулась... и вместо одной статуи на порожках... гм... 'Канцелярии' оказалась целая скульптурная группа.
  
  Чтобы справиться с удивлением, девочке понадобилась какая-то доля секунды.
  
   - Папа? - Она недоверчиво сузила глаза, а пацан, стоявший за ее спиной, сделал шаг, чтобы оказаться перед ней.
  
  Я удивленно поднял бровь.
  
   - А что, есть варианты?
   - Это действительно ты? - Нет, щурилась она, конечно, мило... Но вот последствия этого прищура мне почему-то представлять не хотелось...
   - Ну да, с утра был я. Но если на самом деле я это не я, тогда что? Да и вообще, кто я? Философ, которому снится бабочка, бабочка, которой снится философ... или твой отец, в конце концов?! А ну-ка, юная леди, объяснись, что за рассадник хулиганства вы тут устро!..
   - Папа, это правда ты!! - И с этими словами мне в грудь врезался маленький снаряд, взлетевший прямо с места, метрах в пятнадцати, больно хлестнувший волосами по лицу... и закономерно повисший на моей шее...
   - Ну-ну, хватит, - улыбнулся, пытаясь отодрать девчонку от себя, - я тут только вчера был, маленькая интриганка! Не расскажешь, что это только что было?
   - А я все равно скучала! - Йоко сцепила ладошки в замок у меня за спиной и отлипать никак не желала, - Я скучала, а чувствовать - это не видеть!
  
  Вдруг подняла на меня глаза.
  
   - А сейчас... Ты стоял рядом, а я не ощущала тебя, вообще никак... а вчера - через всю деревню... Я испугалась... Только вот сейчас... Ты... больше не нервничаешь? не переживаешь?..
   - Да, - Я оставил бесплодные попытки освободиться и погладил ее по голове, - Выговориться - замечательный способ вернуть душевное равновесие. Да и наподдал кое-кому неплохо. Жаль, суновские кибакуфуды - действительно слабые... Но зато остается шанс реализовать детскую мечту и отвесить пинка одной хамской красноглазой заднице... А зачем нам жить, если прекратить бежать за мечтой?!
   - Так тебе было весело?! Расскажешь?!, - Девочка начала болтать ногами, но тут сбоку раздался еще один голос.
   - Здравствуйте, Узумаки-доно! Надеюсь, мой совет вам помог и вы наконец-то вернулись? А то список нерешенных вопросов скоро не поместится в ваш новый кабинет!
  
  Шин, остановившийся неподалеку, дернул головой на третий этаж здания с застекленной стеной и посмотрел на нас. Когда его глаза пробежали по девочке, на дне зрачков мелькнуло что-то...
  
   - Йоко.., - Неслышно позвал я. Она подняла голову и я чуть кивнул в сторону рыбака. Она на миг задумалась, прикусив губку, резко соскочила с меня... и кинулась на шею рыбаку.
   - Дядя Шин, спасибо, что помогли папе! Я так рада, что он теперь в порядке!
  
  Мужчина пошатнулся от рухнувшего на него веса, секунду стоял, чуть растерянно улыбнулся... и обнял повисшую на нем девчонку.
  
  Я с удовольствием созерцал открывшуюся мне картину... до тех пор, пока кто-то не подергал меня за рукав. Я опустил взгляд и посмотрел на как-то бочком-бочком подошедшего ко мне Акиру.
  
   - Нии-сан... Не наказывай Йоко-чан, пожалуйста... это я виноват...
   - В чем? - Заинтересованно спросил я?
   - Вот в этом.., - Пацан кивнул на все еще висящую около двери табличку.
  
  Милая девочка, уже успевшая отпустить дядю Шина из железных объятий и вернувшаяся ко мне, зашипела из-за спины, как рассерженная кошка, но Акира упрямо смотрел мне в глаза. Бывший рыбак, машинально проследивший за кивком, тоже заметил прейскурант, секунду вчитывался в него... а потом медленно повернул голову и уставился на сына. Тот зябко передернул плечами, но взгляд от меня не отвел.
  
  Я облегченно вздохнул, постаравшись, чтобы это получилось незаметно.
  
   - Рассказывай. С самого начала. И постарайся делать это не так, как обычно, а как можно ближе к правде.
   - Ну... Это - желание...
   - Желание? - Моя бровь поползла вверх.
   - Ну... Йоко-чан проиграла спарринг Акеми...-чан... Она...
   - Я знаю, кто это, Акира. Продолжай.
   - Ну вот... Акеми-чан сказала, что Йоко-чан слабачка и что она уложит ее с одного удара... Договорились на следующий день на тренировке... а вечером Акеми...-чан подошла ко мне и попросила помочь... Я сказал, что это нечестно, а она - что это всего лишь небольшая хитрость... В бою все средства хороши... И за это она обещала меня... ну... это...
  
  Акира опустил глаза в землю и дико покраснел, а я чудом удержался от хихиканья. Наверное, потому, что у пацана был очень уж виноватый вид...
  
   - О, женщины, что ж вы с нами делаете.., - Все же не смог удержать в себе эмоции, - И что дальше было?
   - Я... взял у Ю-чан...вашу книгу с печатями... Пообещал Кано сводить его в кондитерскую на материке... Мы в одной комнате спим... Я всю ночь рисовал, а он поправлял... А утром, до занятий, Кано... перенес печать с листа на ладонь Акеми...
  
  Хихикать как-то резко расхотелось.
  
   - Акира... ЧТО вы рисовали?
   - 'Сейши'/неподвижность/.., - От моего резко изменившегося тона парень вздрогнул.
   - Ох, Ками.., - Кажись, пронесло.., - И что дальше было?
   - Когда Хиро-сенсей объявил начало, Акеми выставила ладонь вперед, как-то размазалась в воздухе... остановилась около Йоко... и хлопнула ее по плечу... Печать включилась, Йоко-чан попыталась ее порвать, но у нее ничего не вышло... Кано попытался убрать, но тоже не смог... Она три часа пролежала в госпитале...
  
  Я удивленно покосился на девочку, но она смотрела в сторону, бормоча что-то вроде: 'Сам понимаешь...'.
  
   - А потом... Акеми загадала это... я решил сделать сам, так как это я виноват... ну и вот...
  
  На несколько секунд установилась тишина.
  
   - Мда, - Наконец, вырвалось наружу. - Видимо, Таюя и Хиро слишком мало вас гоняют, раз у вас столько свободного времени... Энергию некуда девать, идиотские мысли в голову лезут... Ну ничего, я с этим разберусь... Акира, - Парень уставился на меня, - Акеми хоть тебя поцеловала, как обещала?
   - Н-нет.., - Пацан, казалось, прямо сейчас готов провалиться сквозь землю, а из-за моей спины раздался ехидный смешок. Я повернул голову. Йоко показывала несчастному язык, оттянув вниз веко... но, наткнувшись на мой взгляд, неожиданно покраснела и отвернулась. Мда.
   - Акира.
   - Д-да?..
   - Запомни, оказанная услуга ничего не стоит. Поэтому - либо требуй аванс... Либо бери все в свои руки! Это работает, я по собственному опыту говорю! А сейчас... Йоко, на первом этаже есть кто-нибудь живой?
  
  Она помотала головой. Я аккуратно отодвинул Акиру, поднял руку, из которой вырвалась тонкая водяная струйка, легонько повел ею из стороны в сторону... и на мостовую рухнул двухметровый кусок фасада с дверью посередине. Не спеша поднял руки к груди, сложил серию печатей... и небольшой огненный шар испепелил лежащие на площади дрова дотла.
  
   - И вот так будет с каждым... чьи шутки зайдут слишком далеко! Всем все понятно?
  
  Народ, зачарованно пялящийся на догорающий костер, усиленно закивал. Мое выступление не привлекло особого внимания... или наоборот, слишком много, вон видны спины, подозрительно быстро скрывающиеся в боковых улицах... хе-хе.
  
   - Шин, я решил, что дверь в нашу канцелярию слишком узкая, а мы не можем создавать искусственные препятствия на пути надежд и чаяний наших граждан! Позаботься о ремонте, пожалуйста!
  
  Мужчина кивнул с непроницаемым лицом. А я удовлетворенно вздохнул и шагнул вперед. Надо же проинспектировать собственный кабинет, в конце концов, надеюсь, они догадались поставить там диван... Но неожиданно меня остановили.
  
   - Мне было бы очень интересно узнать, о каком-таком опыте ты сейчас говорил... - Глубокий голос заставил меня обернуться... и упереться в карие глаза Таюи.
   - Значит, брать все в свои руки, говоришь? Хорошо. Я ведь не могу не исполнить приказ Узукаге!
  
  Девушка притворно вздохнула, подошла вплотную... и на мою щеку легла ладошка, а губы обжег поцелуй. В нем была и радость от встречи, и страсть, и обещание, и чуть-чуть грусти и нежности... и много чего еще, но это уже никого не волновало...
  
  
   - Кхм-кхм!
  
  Да что ж такое! Ну почему, когда я целуюсь с девчонкой... каждый раз разной... кхм-кхм... рядом обязательно найдется какой-нибудь утконос, прочищающий горло?!
  
  Я осторожно отодвинул немного смущенную, но довольную Таюю и с возмущением уставился на Шина, чуть улыбающегося уголком рта.
  
   - Узумаки-сама, вы закончили... хм... отдавать распоряжения, обязательные к исполнению немедленно? Тогда, может быть, пройдем в кабинет? Вас ждет план по новым видам продукции на продажу. Гекко, наконец, закончил кудахтать над девятью тоннами железного порошка и готов согласовать виды фуин, которые будет производить его мастерская. По железу у него тоже есть вопросы. Хиро-сан считает, что его подопечным необходимо присвоить ранг шиноби, но даже не представляет, как провести это официально...
   - Дядя Шин, так нечестно! Его не было столько времени, а вы тут же забираете его себе! Мы тоже соскучились! А как же наш сюрприз?! Ведь мы все вместе его готовили, так старались сделать побыстрее, едва успели! И то чудом! Если бы не я и Хиро-сан!..
  
  Во время своей страстной речи Йоко отнюдь не стояла на месте. Она успела метнуться к Советнику, от него обратно ко мне, как-то между делом вцепиться мне в руку и неудержимо потянуть вперед...
  
   - Шин, жду вас всех сегодня в кабинете... м-м-м... скажем в девять!., - Только и успел крикнуть я, беспощадно утаскиваемый вниз по улице. Но был прерван.
   - Не раньше одиннадцати! Тебе потребуется отдых после того, что я с тобой сделаю! - Твердо и во весь голос заявила Таюя, - Все-таки тебя долго не было и я тоже соскучилась.
   - По ночам на совещания собираются только силы Вселенского Зла - ёкаи и Учихи!., - Выпалил было, но тут фраза девушки наконец добралась до моих извилин...
   - Оставить тебя одну на целый месяц было плохой идеей... Ты смогла составить беспроигрышный план.., - Только и смог пробормотать я, собрался было покраснеть, передумал, и, улыбнувшись, покинул площадь на девчоночьем буксире...
  
  
  .., - Надо просто перекинуть его на другую сторону и идти дальше!
   - Йоко-тян, мы попали сюда именно потому, что ты хотела срезать дорогу, а в этой части деревни никто еще не был. Так что давай ты не будешь предлагать очередной гениальный план и просто пойдем в обход...
  
  Слушать, как тебя обсуждают, будто неодушевленный предмет, было достаточно забавно, но быстро надоело, поэтому я поднял руку и стащил с головы матерчатую ленту, которым Йоко завязала мне глаза.
  
   - Папа, не надо!.. Ну вот, теперь сюрприз не получится.., - Расстроилась девочка.
  
  Мы стояли в северо-западной части деревни. В этой стороне не было ничего интересного и важного - наши фермеры предпочитали пользоваться уже натоптанной дорогой, идущей с севера на юг, а горожане сюда пока не забирались. Поэтому моим освобожденным глазам предстало запустение и хаос из каменных обломков, по которым е пробралась бы даже коза, не то что нормальный человек. А прямо перед нами, как памятник былому величию торчал целый кусок внешней стены примерно семи метров в высоту. Интересно, печать на его внешней стороне уцелела? Да вроде... Вот бы в принципах разобраться! Нарисовал такое на двери своего кабинета, и посетителей больше не будет никогда - все в приемной от голода перемрут... Да, именно так - когда вынужден возиться с бюрократией и бумажками, я становлюсь хтонически жесток!
  
  Закончив оглядываться, я посмотрел на грустную Йоко.
  
   - Ну и где обещанный сюрприз?
   - До него еще километров восемь по прямой... Минут за двадцать бы дошли...
   - И ты... ха... завязала мне глаза еще в деревне, чтобы... ха-ха... ? Надо было еще меня на материк отвезти, а обратно на лодке. Чтобы точно ничего не увидел... Да ты прямо вся в отца! - Гордо улыбнулся я, но неожиданно мелькнула мысль, что иронию могут неправильно понять.., - Ладно, раз мы все выяснили, идем. Я обещаю, что не буду подглядывать. Но вы смогли меня заинтересовать!
  
  Я шагнул было вперед, примериваясь для прыжка, но неожиданно меня остановили.
  
   - Пап, а вот скажи... Кто лучше придумал, я или Таюя-чан? Кого бы ты выбрал?
  
  Обернулся, посмотрел в голубые глазенки, на вроде бы спокойно ждущую, но, тем не менее напряженно слушающую девушку и усмехнулся. Нет уж, на такую простую провокацию я не поддамся!
  
   - Йоко, из любой ситуации всегда существует минимум три выхода, просто они не всегда очевидны. Вот и сейчас, - я повернулся обратно к стене, - в Узушио не шиноби обходит препятствие, а препятствия обходят шиноби. Таков наш путь ниндзя!
  
  Взмахнул левой рукой и семиметровый кусок стены просто исчез в никуда. Я покосился на удивленно расширившую глаза Ю... так бы и смотрел... и с ухмылкой шагнул в пробитый коридор, ухватив за руку хихикающую девочку. Восемь километров - это не расстояние, а мне очень интересно, что еще они там придумали!
  
  
  
  .., - Ух ты! Вот это да-а-а...
  
  Я пораженно покрутил головой и повернулся к Йоко.
  
   - И вот это вот все вы отгрохали за неполный месяц?!. Но как? И зачем?..
  
  Она подошла и обняла меня, укнувшись носом в грудь.
  
   - Пап... ты помнишь... еще ТАМ... ты очень-очень хотел свой собственный большущий дом в лесу, и чтобы вокруг не было никого-никого? Сначала чтобы там жили все, кто тебе дорог... потом только для себя... а потом ты об этом забыл... Я немного покопалась в твоих воспоминаниях, хоть и ничего там не поняла... Дурацкое какое-то все... Поэтому мы все собрались и решили. И еще... Шин сказал, что ты ничего не знаешь о здешних традициях, но эта тебе понравится... Как ты и хотел и как положено - в лесу... Это ведь дом для всех Узумаки... Все будут жить здесь... И... Я?..
  
  Подняла обеспокоенные глаза, но я улыбнулся и легонько ущипнул ее за щеку. Она наморщила нос и спрятала лицо обратно.
  
   - А как построили... Мы сначала взялись, но сразу стало понятно, что мы ничего не успеем... Не выгонять же тебя из деревни года на полтора ради сюрприза? - Оторвалась от меня и задумчиво протянула, - Хотя мысль неплохая...
   - Ну-ну. Да тут без меня плесенью покроетесь! - Хмыкнул, - Так как же вы управились?
   - Мы старались. Хиро-сан между портом и Страной Огня как речной пароходик курсировал, - Захихикала, но тут же посерьезнела, - Пап, обязательно поговори с Хиро-саном, у... нас есть для тебя новости.
   - Хорошо.
  
  Я огляделся вокруг еще раз. Мда. Охота - пуще неволи. Но все равно приятно...
  
  Больше всего все здесь находящееся напоминало мне клановый квартал Хъюг, конечно, с учетом того, что я никогда не был внутри... Такой же длинный, но не такой уж высокий забор, примерно мне по грудь, с воротами... И он буквально умолял нарисовать на себе пару-тройку... десятков или сотен печатей... ну что вы, какая паранойя?! Исключительно безопасность! А за забором...
  
  Да, признаюсь честно, я всегда мечтал о большом доме. Как и любая мечта, она была насквозь нерациональной и бессмысленной... Ну вот скажите, кто будет за ним ухаживать, как его содержать и зачем он вообще такой нужен? Но, тем не менее, вот... хотелось...
  
  А вот сейчас передо мной вновь встала мечта... И пусть она была выстроена в местном стиле, хоть и гораздо более приличном, чем в Конохе. Но... три этажа уступчатой пирамидой, каждый следующий на треть меньше предыдущего, площадь первого этажа вообще не поддается вычислению, потому что отсюда я вижу только фасад метров сорока длиной опоясанный верандой. А за углом смутно просматривались еще какие-то постройки и... сад. Нет, правда, настоящий сад! И по-моему, даже с прудом...
  
  Я отлепил от себя девочку.
  
   - Йоко... блин, у меня просто нет слов. Спасибо... Но, - Я собрался, взял себя в руки и пристально посмотрел на нее, - Скажи, как планируется убирать эту громадину?
   - Ну, пап, это просто! - Разулыбалась она, - Если ты помнишь, Кано нарушил твой приказ и занялся опытами без тебя. Так что я заблаговременно подготовила ему фронт работ! Там ничего сложного, только пыль протереть... На двух с половиной тысячах квадратных метрах и трех этажах!
   - Нельзя быть такой мстительной, Йоко, нужно сострадать ближнему, - Хмыкнул я, ероша ей волосы, - Ты права, я согласен с тобой. За исключением одной вещи... Кое-кто, считающий себя самым хитрым среди собравшихся, на ближайшие две недели присоединится к Кано в этом нужном деле. Как ты там сказала, 'только пыль протереть'? Вот и хорошо, значит, не сильно устанете!
  
  Улыбка на девчоночьем личике резко погасла.
  
   - Но... Но... За что?! -
   - Йоко.., - Тяжело вздохнул, - Я же говорил тебе, учись думать и решать сама. Тем более сейчас, когда началась охота... Все-таки не зря я спас Чие... Ты ведь не обычная девочка, ты ведь.., - На ее лицо стремительно набежала тень, и я быстро продолжил. - ...моя дочь, так как ты могла проиграть поединок, не драку даже, какой-то малолетке, пусть и с Кеккей-Генкаем?
   - Но... пап... я ведь... Пришлось бы использовать... они бы увидели...
   - Малыш, ну зачем сбрасывать скалу.., - Смерил ее взглядом сверху донизу и опять тяжело вздохнул, - Ладно, небольшой камушек... на спину муравья, чтобы его победить? Ты метнулась мне на шею с пятнадцати метров, неужели трудно было отпрыгнуть от рывка Акеми, который заметил даже Акира? Ты волокла меня через полдеревни без особого напряжения, а ласковый удар в живот гарантированно приносит победу в учебной драке. И, наконец, судя по твоим гримасам в сторону парней, ты, если и не знала, что задумала твоя противница, то уж точно почувствовала ее настроение перед боем, верно? - Йоко виновато опустила голову, - В общем, я, как глава клана Узумаки, выражаю тебе свое недоумение произошедшим и надеюсь, что во время уборки ты применишь все свои таланты, чтобы использовать их потом в сражении. Можешь приступать.
   - Прямо сейчас?!.
   - Да.
   - Но...
   - Йоко. Не спорь.
  
  Девочка замолчала и побрела к дому, повесив нос. В воротах остановилась и обернулась. Я сурово нахмурился, но у нее был такой несчастный вид, что спокойно смотреть на это было просто невозможно.
  
  'Я тебя люблю'
  
  Она вздрогнула, неуверенно улыбнулась и поскакала к веранде уже гораздо веселее.
  
  Я досмотрел, пока она не скрылась внутри, и повернулся к Таюе.
  
   - Ю, а ты почему молчишь?
  
  Девушка вынырнула из своих мыслей и подняла на меня глаза.
  
   - Да так... Прикидываю, в чем я провинилась. А то, может быть, тебе захочется и меня наказать, так хоть за дело!
   - Кха... кха.., - Я аж поперхнулся, - Кто ты такая и куда дела Таюю?..
   - Просто мы с Йоко-тян немного занимались твоим... 'русским', раз уж ты обещал меня научить, но так и не нашел времени. Ну и немного о твоем любимом 'юморе' рассказала... Ладно, сюрприз мы тебе показали, я пойду, увидимся завтра.
   - Ю... погоди... разве ты не собираешься... тоже жить здесь?
   - Айдо... Это ведь клановый квартал... а я - ненастоящая Узумаки, никаких способностей нет, ты сам говорил... Да и потом... думаю, если я буду... жить... с тобой, это будет неуместно... и может не понравиться, когда... Я не хочу, чтобы ты прогонял меня... поэтому лучше сразу...
   - Ю... - Я взял ее за руку и тяжело вздохнул. Опять приступ 'ненужности'. Ну что ж, придется доказывать. Словами... и делами! - Есть ли у тебя способности или нет - совершенно неважно. Во-первых, у тебя есть сила, до которой дорос не каждый в этом мире, или ты сомневаешься в моем таланте? - Замотала головой, - А, во-вторых... ты - моя... семья, как бы кто к этому не относился. Что будет дальше, я не знаю, но одно скажу тебе точно - если кому-то не понравится, что ты живешь рядом со мной - пусть идут со своим мнением куда-нибудь за пределы острова. Поэтому ты в ближайшее время соберешь вещи и займешь одну из комнат в этом доме, я думаю, там для всех хватит места. Договорились?
  
  Девушка секунду испытующе смотрела мне в глаза, а потом резко кивнула.
  
   - А теперь... - Я сжал ее руку чуть сильнее и игриво улыбнулся, - Что ты там говорила насчет того, что скучала и мне потребуется отдых?...
  
  В глазах Таюи замелькали веселые искорки.
  
   - Ты уверен, что стОит? Все же ты недавно подрался, насколько я поняла, восстановиться еще не успел... Может быть, отдохнешь?
   - Ну что ты! Для такого у меня всегда найдутся силы... особенно для тебя! - Мне сейчас показалось, или мой неконтролируемый язык сморозил что-то, о чем я сильно пожалею?..
  
  Девичий прищур стал откровенно веселым.
  
   - Что ж, отлично! Тогда пошли! - И потянула меня вдоль забора.
   - К-куда?..
   - Как это куда? Тут неподалеку есть отличная поляна... которая прекрасно подходит для спарринга! Тебя не было почти месяц и я очень соскучилась по настоящей тренировке, Хиро постоянно гоняет весь наш курс и ему некогда.., - Остановилась и обернулась на меня с насмешливой улыбкой, - А ты о чем подумал, а? Идем, не останавливайся!
   - Нет, положительно, оставлять тебя одну на целый месяц было очень плохой идеей... Да еще на пару с Йоко.., - Бормотал я, шагая за девчонкой, даже спина которой излучала веселье, - Ю, скажи, пожалуйста, что тебе ничего не говорят слова 'Сила Юности'!..
  
  Таюя внезапно остановилась, замерла... и сложилась пополам в приступе неудержимого хохота, а я почувствовал, что мои неприятности только начинаются...
  
  
  
  .., - Я вышел на поиски Бога.
  В предгорье уже рассвело.
  А нужно мне было немного -
  Две пригоршни глины всего.
  
  Одновременно с первыми словами сорок пять клонов, замерших поперек здоровенной поляны бросились вперед, прямо на девушку в темно-медной броне, парящую на белых с красной каемкой крыльях метрах в пяти над землей. Я с четырьмя последними остался позади на небольшом пригорке, поправил ленточку, которой девчонки завязывали мне глаза, на рукаве и демонстративно скрестил руки на груди.
  
   - И с гор я спустился в долину,
  Развел над рекою костер,
  И красную вязкую глину
  В ладонях размял и растер.
  
  Я говорил достаточно громко, но на мой голос никто не обращал внимания. Клоны осторожно приближались к Таюе, стараясь держать строй, ощетинившийся теневыми кунаями. Из ее правой ладони вырвалось облачко белого дыма, из которого вынырнула нагината. Оружие повернулось лезвием вниз и и отодвинулось чуть за спину, чтобы спрятать лезвие. Я улыбнулся, не прекращая говорить. Вот и посмотрим, тупее ли меня мои клоны...
  
   - Что знал я в ту пору о Боге
  На тихой заре бытия?
  Я вылепил руки и ноги,
  И голову вылепил я.
  
  Нагината вынырнула из за спины, ее лезвие пошло вверх и на его конце обнаружился шар, стремительно наливающийся солнечным светом. Еще секунда... Клоны не растерялись и в Таюю полетел настоящий град кунаев. Но девушка небрежным жестом прикрылась крылом, ни капли не остановив стремительное движение лезвия нагинаты. Я ухмыльнулся - быстро она поняла, что сами крылья для полета не нужны... Лезвие выровнялось, передняя часть сверкающего шара лопнула... и на строй клонов обрушился сверкающий солнечный луч, превращая траву и землю в перемешанную спекшуюся массу и поднимая вверх тучу пыли и пепла. Я дернул было руками, собираясь перестраховаться... Но нарушать условия не пришлось, поток желто-оранжевой энергии, выглядящий плотным и твердым, будто лом, очертил быстрый полукруг прямо по строю, ни на йоту не отклонившись вверх по склону. Противное металлическое жужжание, издаваемое техникой, перекрыло мой голос, вынудив меня ненадолго умолкнуть.
  
   - И полон предчувствием смутным
  Мечтал я, при свете огня,
  Что будет Он добрым и мудрым,
  Что Он пожалеет меня!
  
  Пыль с пеплом осели, оттуда вынырнули верхушки зеленых пирамид... всего восемь. А ведь сорок пять замечательно делится на три и в остатке получается в два раза больше! Впрочем... Я быстро просмотрел воспоминания, прикинул их количество и и дернул губами. Кого-то ждет небольшая неожиданность...
  
  Таюя, видимо, тоже провела подобные подсчеты, так как, на мгновение замерев, издала радостный возглас, хлопнула крыльями... и устремилась прямо к моему пригорку. А вот это ты зря, девочка моя... Не недооценивай меня... Надо с ней тактику воздушного боя разобрать, с пикирования у нее бы кой-чего и вышло, а так... жаль, показать не могу. Нет у меня крыльев, и, как их для себя раздобыть - совершенно непонятно...
  
   - Когда ж он померк, этот длинный
  День страхов, надежд и скорбей -
  Мой бог, сотворенный из глины,
  Сказал мне :
  'Иди и убей!..'
  
  Взмахи крыльев Ю, никак не соответствующие скорости, которую она постепенно набирала, прибили пыль, все еще клубящуюся между пирамид. Девушка явно чувствовала себя в безопасности, потому что клоны в барьерах только-только огляделись и начали опускать руки... Но вдруг облака внизу разверзлись и снизу в могучем прыжке вынырнул клон с Разенганом в выставленной руке... и с разгона влепил его девушке в грудь. Она резко замедлилась, начала было терять высоту, но быстро выровнялась. Быстро взмахнула нагинатой, но падающий клон, ловко уцепившись за ее ногу и счастливо избежав лезвия, оттолкнулся, не дожидаясь удара развернутым движением кисти древком и нырнул обратно в пыль.
  
  Девушка вернула нагинату обратно и замерла. Всего лишь на миг, чтобы опустить глаза на маленькую и при этом стремительно затягивающуюся прореху в броне. Всего лишь миг, который она потратила на удивление столь малым повреждениям, не соответствующим тому, что она видела раньше... Но с моего места было прекрасно видно, что клон за мгновение до столкновения с медно-золотой броней взорвал свой шар...
  
  Всего лишь мгновение, которое вряд ли бы заметил кто-то другой... Но оно оказалось решающим, потому что медленно оседающее облако внезапно вспучилось сразу в трех местах... Девушка мгновенно крутанула нагинату, развеивая всех клонов одним ударом, но это уже ничего не могло изменить и три синих волны, порожденный лопнувшими без контроля разенганами, отшвырнули Таюю назад, вминая ее в землю.
  
   - И канули годы. И снова -
  Все так же, но только грубей,
  Мой бог, сотворенный из слова,
  Твердил мне:
  'Иди и убей!'
  
  Куноичи резко вскочила на ноги, подпрыгнула, взлетая, и быстро завертела кистью, превращая нагинату в сплошной мельтешащий круг. Ого! Вот это сила! Быстро она приспособилась пользоваться аурой! Но вот зачем?..
  
  С передней части круга одно за другим сорвалось пять туманно-белых полотнищ, развеяв шесть клонов в надвигающейся на Ю толпе - пять, в которых она целилась, и еще один из задних рядов, не успевший отпрыгнуть с пути воздушных лезвий, и не подумавших замедляться от столкновения, и закончивший свой полет, изрядно распанахав подножие холмика, на котором я стоял.
  
  Судя по закушенной губе девушки, результаты ей не понравились. Она мгновенно прекратила вертеть оружие, спрыгнула на землю, перехватила его немного по-другому... и крутанула древко вокруг себя. Те же самые пять лезвий полетели по широкому фронту, причем на разной высоте, на этот раз оказавшись гораздо эффективнее. Поле украсилось белыми облачками от развеявшихся копий... вот в одном месте даже вновь выросла пирамида барьера, в которую мгновенно полетела нагината. Черно-белое лезвие столкнулось с зеленой гранью... и она не выдержала, осыпаясь и развеивая стоящих в ней клонов. У торца оружия на мгновение бликнула, натягиваясь, синяя нить... и древко вновь оказывается в руках тяжело дышащей девушки.
  
   - И шел я дорогою праха,
  Мне в платье впивался репей,
  И бог, сотворенный из страха,
  Шептал мне:
  'Иди и убей!'
  
  Таюя обшарила глазами фронт, где уцелевшие копии начали вскакивать с земли, куда они упали, пытаясь уберечься от лезвий, и прыгнула в моем направлении, разворачивая крылья, чтобы резко набрать высоту и покончить с этим, как вдруг кочка, над которой она проносилась, вспухла синим шаром, воткнувшимся в правое крыло и швырнувшим девчонку прямо в середину строя клонов. Она пару раз перекувыркнулась по земле, своим весом и растопыренными крыльями покончив с парочкой нерасторопных, не успевших вовремя отскочить.
  
  Девушка вскочила, шатаясь, но над ней уже взмыло пять теневых клонов с Одама Разенган у каждого. Вот они миновали высшую точку прыжка, вот устремились вниз... Мда... А ведь мои клоны как-то незаметно превратились в настоящую армию. По крайней мере, сражаться с ними мне самому в таких условиях было бы довольно мерзко. И это я еще печати не использовал, как и договаривались...
  
   - Но вновь я печально и строго
  С утра выхожу за порог -
  На поиски доброго Бога
  И - ах, да поможет мне Бог!* - Пробормотал я, глядя как на месте Таюи вспухает гигантское облако земли, как в нем мелькает искорка... и как из тучи вырывается девушка, суматошно полоща по воздуху почти прозрачными крыльями и летит ко мне, болтаясь из стороны в сторону и постепенно снижаясь, - Нокдаун...- И сорвался с места, бросаясь вперед.
  
  ________________________________________________________________________
  
  
  * А. А. Галич. 'Псалом'. (прим. авт.)
  
  ________________________________________________________________________
  
  
  Подставил руки под разогнанное тело с едва заметными остатками золотистой ауры... и мы оба завалились на землю. Я больно ударился спиной, а Таюя влипла мне в грудь.
  
  Насколько смог, быстро осмотрел девчонку. Повреждений и синяков нет, легкие потертости на платье и вроде мелькали царапины, пока летела... Ну клоны, ну ювелиры... Одама Разенганом убить легко, а они только броню содрали и оглушили. Как заказывали, собственно. Всем премию... которую я спущу потом один. Хорошо быть бригадиром!
  
  Таюя уперлась локтями в меня и помотала головой, вытряхивая из глаз бессознательную муть.
  
   - Ну вот, опять я тебе проиграла.., - С рассеянной улыбкой заявила она, - Но этот твой 'захват флага' - полезная штука. Я была не готова, раньше ты дрался совсем иначе... Давай как-нибудь повторим!?
   - Сначала я немного подтяну тебя по тактике. Ты слишком недооцениваешь противника. Да и почему сразу 'проиграла'? - Она недоуменно подняла брови, - 'Флаг' ты все-таки захватила!
  
  Я скосил глаза на ленточку, все так же болтающуюся на рукаве и поднял руки, обнимая ее.
  
  Таюя хихикнула.
  
   - Ладно, договорились! Только в следующий раз не отвлекай меня! Твой 'русский' можно и по-другому поучить!
   - Так эффективнее. И вообще, в первый раз слышу, чтобы девчонке не нравилось, когда ей читают стихи!
   - Ну не в тот же момент, когда из нее выбивают дух! Да, кстати, - подозрительно прищурилась, - и скольким же еще 'девчонкам' так повезло?
   - Думаю, сейчас это неважно, правда?
  
  Я легонько провел ладонью по ее спине, между все еще колышущихся крыльев, оказавшихся на ощупь как две струйки теплого воздуха. Ю прерывисто вздохнула и замерла, а мои руки тем временем отправились в неторопливое путешествие, забираясь все дальше и дальше... Девушка закрыла глаза, едва слышно застонала и, извернувшись, соскользнула вниз, уже положив ладошки на пряжку ремня...
  
   - А что это вы тут делаете?!
  
  Девушка отскочила от меня как ошпаренная и начала преувеличенно сосредоточенно отряхиваться... Вот только порозовевшие уши выдавали ее с головой.
  
   - Йоко.., - Я сел и тяжело вздохнул, - Ты уже закончила уборку?
   - Да! И даже приготовила ужин! Вечер скоро, а вы не ели...
  
  Девочка вдруг осеклась, посмотрела на Таюю...
  
   - Ю-чан... хватит уже представлять!.. - И отвернулась, жарко покраснев.
   - Мда... В такой компании мертвые щенки становятся как никогда актуальны.., - Я вскочил с земли и выпрямился. Сейчас беспрепятственно...
   - Чт-то?.. Какие еще мертвые?., - Ю с недоумением посмотрела на меня, а Йоко моргнула, подняла глаза на меня... покосилась на Таюю... и залилась хохотом.
   - Ну вот видите, сработало! - Подмигнул я обеим одновременно, взял ничего не понимающую Таюю за руку, подошел к все еще всхлипывающей от смеха девочке, положи ей руку на плечо и... То, что ставить метки в новых местах, хоть и просто на дереве, вошло у меня в привычку, не может не радовать. Сапоги из змеиной кожи - дорогая штука, а на Хатаке надежды нет - Джирайя скоро очередную книгу издаст... Хирайшин!
  
  
  Если честно, жрать хотелось просто неимоверно! Наверное, именно поэтому мы набросились на еду, не особо утруждаясь чем-то другим. Не знаю, как Ю, а у меня все провалилось прямо в желудок, даже не особо задержавшись во рту. Блин, ребенок готовил, старался, а я не оценил совсем... Ладно, ощущение сытости есть, надеюсь, сильно вслушиваться не будет... А вообще - нужно с ней поговорить, уж слишком много она ощущает в последнее время. Да и Шин просил...
  
  Тем временем Ю тоже расправилась со своей порцией, поблагодарила девочку и отправилась 'приводить себя в порядок после всего этого', как она выразилась. Мне бы тоже стоило, да вот все некогда...
  
  За окном стемнело, Йоко встала, подошла к стене, дернула с первого взгляда незаметный выключатель... И помещение залил яркий электрически свет лампочки в симпатичном зеленом абажуре под потолком.
  
  Я с интересом огляделся - сразу было как-то не до этого... оказывается, мы сидели в... да, по назначению это можно было назвать кухней. Но никак не по размеру! Квадратов сорок, не меньше! И мебели натащили уже... Разделочные столы, обеденный вот стоит... и раковина, и плита, и даже холодильник! Во как!
  
  Йоко перехватила мой заинтересованный взгляд.
  
   - Всё на фуин, экспериментальное, естественно. Гекко-сан решил, что готовыми изделиями торговать будет выгоднее, чем голыми печатями. Только свет и холодильник от общей сети с твоей электрической печатью... Но он очень сильно просил узнать, есть ли у тебя печати отдельно для освещения и охлаждения, это повысит конкурентоспособность, - Она хихикнула, - товара на рынке. Холодильник-то с лампочками в деревенской кузне не сделать, с материка за дикие деньги притащили... Наш... хи-хи... дистрибьютор очень ответственно относится к делу!
   - Надо - будут! - Бодро отозвался я, - Всё для построения капитализма в одной отдельно взятой деревне!
  
  Мы обменялись одинаковыми ухмылками, а потом я тяжело вздохнул и перешел совсем к другой теме...
  
   - Йоко.., - Девочка заинтересованно уставилась на меня, - Нам надо серьезно поговорить.
  
  Пока собирался с мыслями, она подобралась и чуть нахмурилась.
  
   - Йоко... видишь ли... ты уже большая девочка и скоро станешь совсем взрослой... На тебя уже обращают внимание мальчики.., - О, Ками-сама, Рикудо-святитель и Хаширама-угодник, ну что ж я несу! На такое и обычная девчонка не поведется, не то что...
  
  Я сконфуженно замолчал, а Йоко секунду удивленно смотрела на меня, чуть склонив голову, будто прислушиваясь... и вдруг звонко рассмеялась.
  
   - Па-ап.. Аха-ха!.. Ты, наверное, про пчелок и... хи-хи-хи!.. цветочки мне... х-ха!.. хотел рассказать, да?.. Вот это ты... Аха-ха!..
  
  Наверное, стоило бы обидеться, но я просто смотрел, как красноволосая девчонка заливается смехом, утирая слезы, выступившие из голубых глаз, молчал и улыбался неизвестно чему...
  
   - Ф-фух, все.., - Наконец успокоилась девочка, - Это было и правда смешно... Я ведь все помню...
  
  Вдруг посерьезнела.
  
   - А вообще - ты прав. И сейчас, и вообще. Наверное, давно пора было это признать. Спасибо тебе. А насчет разговора... Смотри.
  
  Она зашарила глазами по столу, взяла большой кухонный нож, положила свободную руку на стол, растопырив пятерню... и, прежде чем я успел хотя бы вякнуть, воткнула нож в тыльную сторону ладони, пригвоздив ее к столу. Из-под лезвия пробились тонкие лучики света.
  
   - Йоко!! - Я привстал, чтобы броситься к побледневшей девочке, но выставленная ладонь, казалось, откинула меня обратно на стул, даже не прикоснувшись.
   - Погоди и смотри. Я не чувствую боль... так, как ты... Я знаю, что больно... А это разные вещи...
  
  Тем временем лучики света из раны вокруг ножа стали ярче, а сам он стал отчетливо потрескивать, наливаясь малиновым. Вот вспыхнула и рассыпалась пеплом до последнего сидящая на лезвии деревянная ручка... вот лезвие накалилось до оранжево-белого и постепенно стало оплывать вниз, как свечка, роняя капли, скатывающиеся по бледной коже, оставляя на ней ярко-красные дорожки ожогов... и прожигая насквозь столешницу и деревянный пол...
  
  Рана сама собой закрылась, отсекая рвущийся наружу ослепительный свет, девочка встала, затоптала бледные язычки пламени на месте прогоревших дыр и подошла вплотную. Мне показалось, что она подросла, минимум сантиметра на четыре...
  
   - Вот видишь... Твой вопрос неактуален... Все это, - одним движением обмахнула себя, - чакра, и я не знаю, смогу ли когда нибудь... Но я настоящая! - Вдруг крикнула она, - Чувства, мысли, все остальное... Я и правда есть!
  
  Внезапно упала мне на колени, вцепилась в жилетку и спрятала лицо на груди. Я вздрогнул.
  
   - Я и правда настоящая.. и я тебя люблю... Пожалуйста, не бойся меня!..
  
  Рубашка на груди начала намокать от слез. Таких горячих... и совершенно обычных девичьих слез. Я обнял ее.
  
   - Глупая... Не испугался тогда, не испугаюсь и сейчас... Просто... Если ты еще хоть раз, чтобы что-то там мне доказать, начнешь тыкать в себя острыми предметами, то двумя неделями уборки ты не отделаешься, поняла?
   - Хорошо... Но так просто ты от меня не отвяжешься... Пап, - подняла на меня заплаканные глаза, - я почувствовала.. когда ты пришел... я почувствовала смерть... не твою, нет... просто...
   - Странно, вроде бы никого не убивал в последнее время. - Задумался, - Хотя... Да нет, не думаю, что прерванное существование цилиндра с корневой системой и отвратительной фиолетовой жидкостью внутри может считаться 'смертью'... Так что я чист аки младенец!
   - Нет, не чья-то смерть... просто смерть... не могу объяснить... Папа, я больше тебя никогда-никуда одного не отпущу... И не проси, понял?..
   - Да что ж тут не понять? А я думал, мне тебя уговаривать придется... Все-таки Сасори был слишком рациональным. Не ломай я перед ним комедию и не смотри он на меня, как на придурка, все могло закончиться совсем иначе. 'Рассвет' все же не скаутский лагерь...
  
  Йоко ничего мне не ответила, продолжая сжимать кулачками мою жилетку и я замолчал тоже. Так мы и сидели, до тех пор, пока за спиной не хлопнула дверь и в помещение не вошла Таюя. Села напротив, стряхнула с глаз мокрую, наверное, после душа, челку и посмотрела на меня.
  
   - Ну и долго ты собираешься тут сидеть? Отнеси ребенка в кровать. Видишь, заснула?
   - Что?.. Но разве биджу спят?., - Йоко недовольно завозилась, а Таюя шикнула, - Я ведь думал, что бид... такие, как она, не спят... поэтому она и не хотела по вечерам из моей комнаты уходить...
   - Она спит. Но... Она спит, только когда ты рядом. И ест, только когда ты на нее смотришь. Месяц, пока тебя не было, она даже по ночам носилась по стройке, что-то таскала, что-то местами переставляла. Наверное, с тобой на чувствует себя в безопасности...
   - Ясно, - Поднялся, перехватив девочку, шагнул к двери, но вдруг кое-что вспомнил, - А?..
   - На втором этаже, - Улыбнулась девушка. Там на двери нарисовано солнце с такой... сердитой рожицей. Она его 'смайлик' называет. Не вздумай переодевать ее в пижаму.., - Я возмущенно фыркнул, - И... как справишься - иди. Ты опаздываешь. Твой кунай мы из стены вытаскивать не стали, так что...
   - Спасибо, Ю!
  
  Вышел из кухни и направился в сторону смутно чернеющей в полумраке лестницы. Если бы я обернулся, то увидел, как Таюя как-то грустно улыбается мне вслед, а на кончиках ресниц блестят капли, наверное, скатившиеся с мокрой челки. Но оборачиваться я не стал...
  
  Глава 14.
  
  Пространство нашего общего полигона, отмеченного пресловутым камнем (пришлось поставить новый взамен сгинувшего от моих опасных экспериментов. Надеюсь, этот не придется выбрасывать из нашего пространственно-временного континуума после того, как на нем напишут нехорошее...) сперва показалось мне полностью запруженным народом, от края до края. Огромная толпа гудела в ожидании, по ней прокатывались волны... Там, где люди сходились ближе по интересам, образовывались более плотные островки. И все поле то тут, то там было расцвечено яркими пятнами красных шевелюр...
  
  Я сделал шаг вперед и гул умолк, как по волшебству. Толпа посмотрела на меня и все стоящие, как один, вдруг вскинули руки в приветствии. За моей спиной медленно всходило солнце...
  
  Пару раз озадаченно моргнул. Солнце за спиной продолжило всходить, а вот бескрайнее людское море резко скукожилось человек до двухсот горожан, с интересом и любопытством смотрящих на меня. Количество же красных пятен на поле и вовсе ограничилось тремя... Блин, это, наверное, спросонья еще в себя не пришел...
  
  Когда позавчерашнее, плавно и незаметно перешедшее во вчерашнее, совещание окончилось, я закрыл кабинет, когда-то бывший моей спальней, на ключ, на ощупь добрел до дивана, который кто-то, знающий меня очень хорошо, заботливо поставил в самом дальнем и темном углу комнаты, завалился на него, из последних сил сделал клона... и позорно продрых целые сутки. Вот что значит - дорвался. Родственники, убийства фиолетовых цилиндров, женщины, пытки - все это так утомляет...
  
  В общем, проснулся от того, что в дверь начали отчаянно молотить, открыл, вытерпел недовольное бурчание Шина, быстро привел себя в порядок - и вот я здесь. Хорошо, что вчера досидели до последнего, все уже готово. Актеры собраны, роли распределены, реквизит сделан... можно приступать к спектаклю!
  
  Вообще - такие вещи, как создание деревни, всегда привязаны к чему-то символическому. Недаром считается, что Америка изначально пошла от 'Мэйфлауэра', хотя - были события и гораздо масштабнее, и значительнее... Рукопожатие Мадары и Хаширамы при основании Конохи - вошло в историю, хотя сколько уж они народу на пару перерезали, отбивая себе Страну Огня - только Шинигами и знает, у него учет... Вот и тут... ну кто вспомнит прогремевший впервые в этом мире лозунг 'грабь награбленное!'? Или тихий подвал на окраине деревни, до сих пор покрытый пеплом, оказавший такое сильное влияние на желание оставить под боком парочку образцов для экспериментов. Никто... ну и хорошо, если честно. А вот о сегодняшнем дне, может статься, и книги напишут...
  
  Я невольно оглянулся на стоящих за моей спиной. Таюя кидала немного нервные взгляды вокруг и пыталась подобраться поближе ко мне, но кадый раз останавливалась. Хиро невозмутимо смотрел прямо пред собой - ему бы форму, и тут же можно на дежурство под Мавзолей отправлять. Сразу видно - военный. Гекко задумчиво смотрел вверх, чуть шевеля губами и ни капли не обращая внимание на нетерпеливо переминающегося у него за плечом подмастерья. Наверное, прикидывал, на что именно потратить девять тонн порошкового чакрожелеза и полторы тонны чакросплава, под шумок утянутых клонами у марионеток Сасори. Надо бы скорректировать его порывы в нужную сторону... Только Шин сразу заметил мои взгляды и незаметно подмигнул, мол, прорвемся. Я вздохнул и отвернулся. Интересно, если я сейчас подумаю, возможно ли было сделать по-другому, покажусь ли я слабаком самому себе? А он еще и подмигивает...
  
  ...Шин, заведший было свою бесконечную шарманку о рисе, пшенице, овощах и свинине, был сходу послан мной... заниматься этим и дальше.
  
   - Шин, вот скажи... ты управлял поместьем Феодала и, уж конечно, оно приносило доход, верно? Так неужели феодал совал свой нос в каждый мешок риса, который вы продавали, и взвешивал каждый шмат свиного окорока, который поступал вам на кухню? Давай договоримся так - каждую неделю мы с тобой беседуем об экономике, в конце месяца ты даешь мне письменный отчет, а раз в полгода мы собираем совещание по этому вопросу. В случае необходимости - ты мне сообщаешь. Вообще, пока по общему итогу деревня в прибыли - не доставай меня свиньями и коровами, а то разделишь судьбу Рью Масаши, понял?! И возьми себе помощника, наконец, это уже даже несолидно!
  
  С Гекко было проще. Начавшему было жаловаться, что девять тонн чакрометалла - мало, кузнецу были немедленно сунуты под нос свитки с трофеями из Суны. Бедняга впал в прострацию от столь быстрого удовлетворения своей гипертрофированной жадности и почти все совещание просидел молча, что-то яростно черкая на бумажных листках, аккуратно извлекаемых из разнообразных карманов...
  
  Самая вкусная пироженка с заварным кремом была припасена у последнего участника ночного сборища.
  
   - Хиро-сан, прежде всего, большое спасибо за дом. Йоко сказала, что вы приложили очень много усилий для такого быстрого строительства. Вы были не обязаны...
   - Узумаки-доно, - улыбнулся мужчина, - это было не так уже сложно. В конце концов, новый дом нам первым подарил ты. А если правитель территории счастлив и доволен - счастливы и довольны и те, кто на ней живет... И вот об этом я как раз и хотел поговорить.
   - Слушаю, - Подобрался и попробовал прогнать сонливость.
   - Прежде всего, мы так быстро справились со стройкой, потому что я нашел еще двух людей для возможного поселения на острове. Два брата, у них Дотон и Суитон, как раз то, что нам было нужно. Я встречался с ними за время нашего... путешествия, и мне показалось, что они нам подойдут. Ни в одной Скрытой Деревне они ко двору не пришлись, потому что там у шиноби есть не только права, но и обязанности...
   - И почему ты посчитал, что люди, бегущие от обязанностей, нам пригодятся? - Нахмурился я.
   - Они просто не любят сражаться. В Гакуре относительно самостоятельны только чунины и выше. А, чтобы стать чунином...
   - Надо оторвать немало голов, - Продолжил я, - Ну и где же они?
   - В лавке на материке. Помня твою позицию, - Хиро намекающе передернул плечами, - мы не оставляли их на острове, каждый вечер я отводил их обратно. Кстати, твой заместитель по кадрам одобрила и сказала, что они нам подойдут.
   - Хорошо, одобряю. Они сами-то хотя тут жить? - Мужчина кивнул, - Тогда тащи их сюда, поставим метку - и вперед.
   - Это следующий вопрос... Точнее, даже целый ком вопросов, который, как мне кажется, решения не имеет. Пожалуй, начну по порядку...
  
  Хиро поерзал в кресле, помолчал, убедился, что все его внимательно слушают и негромко начал говорить.
  
   - Начну с того, что наем ниндзя для охраны на материке можно прекращать. Не хочу считать себя кем-то особенным, но... Айдо, это была очень глупая мысль. Нам очень сильно повезло, что мы друг друга встретили. Такое почти что не могло произойти. Сейчас в охрану рвется такая пена... Две недели назад мы отправились на очередную проверку... И Йоко натуральным образом стошнило. Я догадываюсь, почему. Об одном из них я кое-что слышал... А она все-таки очень красивая девочка...
  
  Внезапно по кабинету разнесся треск. Все трое, включая вынырнувшего из своих грез Гекко, посмотрели на меня. Я опустил глаза вниз, недоуменно посмотрел на две сияющие 'силы' на правом предплечье и разжал кулак. На пол посыпалась деревянная труха, а в столешнице образовалась изрядная дыра.
  
  Поднял голову и прочитал в глазах Шина сдержанное неодобрение.
  
   - Извини, - Неловко улыбнулся я, гася кандзи. Хлопнул ладонью по столу и убрал руку, открывая свету печать 'прочность', - На всякий случай.
  
  Перевел взгляд на Хиро.
  
   - И... что было потом?
  
  Мужчина вдруг широко улыбнулся.
  
   - Не беспокойся. Если бы ты видел, ЧЕМ ее тошнило... В общем, пожар мы погасить успели без потерь, а эти удирали так, что я даже было подумал, что они - мои давно потерянные братья...
   - Хиро.., - Положил руки на стол, потом убрал их. Снова зачем-то положил, - Я должен сказать тебе... Она...
   - Айдо, не нужно, - Мужчина поднял ладонь, - Я все же шиноби... И далеко не дурак. Я знаю, что она не человек... но она никому не хочет плохого и этого для меня достаточно. Раз молчишь, значит у тебя есть причины.
  
  Облегченный вздох вырвался из груди как-то сам собой.
  
   - Лучше давайте вернемся к вопросу. Узумаки-доно, вы начали приторговывать печатями вместо рыбы, которая, по большому счету, никому не интересна... Поэтому нашей базе на берегу нужна постоянная охрана из своих. Мы можем ее обеспечить, и, более того, это было бы неплохой тренировкой. Но есть препятствие - всем наемным отрядам необходимо проходить регистрацию в городской администрации. Это все же Страна Огня, не какая-то там Река или Рисовые Поля, которые в последнее время даже непонятно как называются. О порядке на этой территории вообще молчу... Можно было бы, конечно, написать какую-нибудь чушь, как все остальные, но... Вечно врать невозможно, я не смогу все время быть там, а остальные - еще дети, несмотря ни на что...
   - Да-а, это я видел сам, прямо по прибытии.., - Протянул я, - И что же ты предлагаешь?
   - И еще, Узумаки-сан, - Продолжил мужчина, не отвечая на вопрос, - Весь этот месяц я проводил занятия в нашей Академии и должен сказать, что еще полгода тратить на это я не считаю нужным. Уж слишком большая разница у учеников.
   - Но ведь для этого я и просил тебя там поработать. Чтобы подтянуть...
   - Подожди, Айдо. Они все несопоставимы по уровню. Дело в том, что фуиндзюцу, на котором ты хочешь строить все остальное - слишком необычная вещь. Есть такие, кто не способен ни на что, кроме рисования, есть вполне приличные, только недоученные ребята. А мои дети к фуин совершенно неспособны, мы проверяли, но при этом им следует заниматься развитием своих способностей. Мой Кеккей-Генкай позволяет ускоряться, а не растягивать время, поэтому...
   - Я понял, - Мрачно пробормотал я. Ну а предлагаешь-то ты что?
   - Я не знаю, - улыбнулся мужчина, - это ведь у тебя были планы. Если позволишь, скажу только, что ранги в Скрытых деревнях были придуманы не просто так. Генинов - учат, чунины развиваются самостоятельно и составляют армию деревни, джонины руководят и являются основной боевой мощью. Это позволяет распределять время и усилия с пользой. Но говорить о каком-то официальном ранге в нашей ситуации...
  
  Хиро замолчал, а я скривился. Сладкий заварной крем внезапно заскрипел на зубах крупной гранитной крошкой. Мда, допрыгался. Ну и что дальше-то делать? Хм, а что, если?.. В конце концов, у меня не только фамилия, у меня еще и имя есть...
  
  Еще несколько минут обдумывал пришедшую в голову мысль, крутя ее так и эдак, и все больше убеждаясь, что мое желание отгородиться от мира в свое время принесло больше проблем, чем пользы. Эх, если бы все можно было начать сначала... Но ведь тогда я бы не встретил этих людей, умерла бы Ю... И никогда бы не появилась на свет Йоко... Я тяжело вздохнул и повернулся к Советнику.
  
   - Шин, судя по наличию Канцелярии, с документооборотом у нас все в порядке?
   - Да, - Тут же отозвался бывший рыбак, - Пока что хватает десяти человек, с перспективой расширения. Учет и обработка документов налажена, установлены часы приема, назначены ответственные по направлениям работы.
   - Хорошо. Тогда... Подготовь, пожалуйста, официальный приказ номер один, об образовании Узушиогакуре... да, Узушиогакуре. Про '...Но Сато' мы потом как-нибудь поговорим... Сбацай предложение о сотрудничестве... и выпиши мне командировку в Коноху, недельки на две. Раз уж у нас теперь все, как положено, то командировочные не помешают. Надеюсь двух недель мне хватит... А если нет - выпишешь еще и больничный, если не похоронные.., - Почти неслышно пробормотал я.
   - Но... Айдо... Но... А как же.., - Пораженно вскинулся Шин. Замолчал, наклонил голову набок и вдруг улыбнулся, - Хорошо, понял. Только... Еще один вопрос. На кого командировочные выписывать?
   - Как это на кого? На меня, конечно, не тебя же отправлять. - Удивился я, - У меня хоть шанс выжить есть...
  
  Последняя фраза вырвалась сама собой. Надеюсь, на нее никто не обратит внимания...
  
   - Это понятно. Должность какую вписывать? 'Узукаге'? - Хитро посмотрел на меня, - Да и с фамилией твоей...
  
  Вот черт!.. Это я как-то не подумал... Для 'Узукаге' слишком жирно - съедят, и в глаза не посмотрят... А и правда, чего вписывать? 'Руководитель'? Так вроде у нас не кирпичный завод тут... 'Начальник'? Ну да, конечно, 'транспортного цеха'... О, придумал!
  
   - Выписывай на Айдо Узумаки, Главу Совета Старейшин Узушиогакуре.
  
  Шин аж крякнул.
  
   - Ты смотри, выкрутился! Ведь вполне официальная должность. И нас пристроил... Ну, я пойду готовить документы?
   - Погоди, еще не все. Гекко, очнитесь, пожалуйста, вы мне понадобитесь. Нужно решить вопросы, которые озвучил Хиро-сан. Слушайте, что я предлагаю. Об этом будет наш официальный приказ номер два...
  
  
  
  ... Я в последний раз окинул взглядом поле. Солнце уже взошло, пора начинать. Вздохнул и подвинулся на полшага вперед.
  
   - Дорогие друзья! Здравствуйте! Хорошо, что вы решили прийти сюда, ведь сегодня очень важный день. Не только для ваших детей, но и для нас с вами! Когда мы все пришли на этот остров, каждый искал здесь что-то свое. Убежище, работу, тайны и загадки. Но я рад, что в конце концов мы все нашли здесь новый дом!
  
  Перевел дух и прислушался к звукам из толпы. Тональность была в общем одобрительной, и я продолжил.
  
   - Сегодня ваши дети получат шанс, который получают немногие. Шанс изменить свою жизнь и стать причастным к чему-то большему, чем привычная вам судьба. Шанс стать шиноби! Сегодня они станут не просто одними из нас, а нашим общим достоянием, нашими защитниками... и гордостью! У каждого из них есть уникальный талант, и мы, жители Узушиогакуре, - по толпе пробежал короткий шепоток, но тут же стих, - сделаем все, чтобы максимально полно и с пользой для всех нас его раскрыть!
  
  Чуть помолчал.
  
   - Сейчас здесь пройдет первый экзамен на ранг шиноби Узушиогакуре. Он очень важен и интересен... но и небезопасен. Поэтому на поле стоит остаться только участникам. Благодарю!
  
  Народ согласно загудел и шустро потянулся к краю поля, а я вновь обернулся к стоящим за моей спиной.
  
   - Ну как?
   - Главное, ты сказал, что нужно было сказать, Айдо-сан, и люди тебя поняли. А остальное - неважно, - Улыбнулся Шин.
   - Вот вот почему-то мне кажется, что сейчас ты меня не похвалил... Ладно, пора начинать.
  
  Подошел ближе к куцему строю из двадцати одного человека. Младшие - близнецы Нами, восьми лет, старшие - соклановцы Хиро, им по пятнадцать. А вон с краю - двое братьев с Суитоном и Дотоном, им четырнадцать. Буквально полчаса назад я хлопнул им метки и оправил сюда, даже не помню, как зовут. Ну что ж, становлюсь настоящим начальником...
  
  Это все, на кого я могу хотя бы теоретически рассчитывать. Ками, как же их мало для того чтобы они смогли сами себя защитить... и как же их много для того, чтобы на остров по-прежнему не обращали внимания! Ну что ж, это всего лишь значит, что все в очередной раз зависит от меня. Хоть и не хочется...
  
   - Я рад, что никто из вас не передумал сегодня прийти сюда. Сегодня - самый первый экзамен.и для вас... и для деревни в целом. Такого, как сегодня, больше не будет, поэтому я считаю, что должен вам кое что рассказать...
  
  Строй немного зашевелился, но я смотрел сразу на всех и ни на кого конкретно, чуть поверх голов, и шевеление стихло.
  
   - Вы достаточно долго занимались в Академии и уже чего-то достигли. Вы все уже смогли почувствовать чакру, кто-то даже очень хорошо и ваши способности никто не ставит под сомнение. Но ранг шиноби - это не только работа на благо деревни и всех нас, не только побежденные враги и уважение окружающих... Но и тяжелый труд, боль и возможная смерть. Не только ваша, но, что гораздо страшнее, тех, кто с вами рядом, тех, кто вытаскивал вас из неприятностей, тех, кто делился с вами последним. На этом поле ничего подобного не произойдет... но только на этом поле и только сейчас. Поэтому - подумайте. Никто не скажет, что кто-то струсил, никто не поставит под сомнение ваш талант. Для такого сразу же найдется работа, даже в чем-то более важная, чем быть шиноби. И, более того, - я улыбнулся, - каждый сможет попробовать на следующий год. Но сейчас... Кто решил - шагните вперед.
  
  Неровная линия качнулась... И я лишь силой воли удержал разочарованный вздох. Семь... целых семь человек... Наверное, я не должен был этого говорить... Но и не сказать права не имел.
  
   - Хорошо, - Я улыбнулся, постаравшись, чтобы улыбка не получилась разочарованной, - Вы можете продолжать готовиться и... Гекко-сан, прошу.
  
  Кузнец пихнул в бок подмастерья, зачарованно пялящегося на происходящее, он махнул рукой и наша укомплектованная на целый год вперед фуин-команда скрылась с поля.
  
  Стой передо мной стал гораздо более куцым. Я пробежался по нему глазами. Великолепная четверка из 'старых-новых' детей Шина держится вместе. Акиру изрядно потряхивает, но он упрямо поджимает губы. Кано стоит, чуть покачиваясь и не особо обращая внимание на происходящее вокруг. Хм, а не перестарался мой клон вчера? Сестры норовят спрятаться за спину братьев, но тоже стоят.
  
  Я проследил за взглядом Акиры... Мда, Шин, зря ты меня пугал, все разрешилось и без нас. Хоть и жаль, паренек неплохой и целеустремленный... Тьфу...
  
  Меня поприветствовал хмурый взгляд желто-карих глаз исподлобья, кинутый самой младшей из клана Кайсоку. Вообще, несмотря на имя, смотреть там было особо не на что. Разве что через пяток лет начнет мужиков штабелями складывать... Но вот сейчас вся кожа девчонки была покрыта мельчайшими красными, синими и желтыми звездочками кровоизлияний. Да и стояла она как-то неуверенно. Я чуть обернулся и кивнул на нее Хиро. Он вздохнул.
  
   - Развиваем способность Кеккей-Генкая усиленными тренировками. Самоуверенность без оснований до добра не доводит.
   - Хиро-сан, я рад, что наши с вами мнения о произошедшем полностью совпали. Выражаю свое удовлетворение!
  
  Остальные ее родственники никакого волнения не показывали. Хотя... я вернул взгляд, успев заметить взблеск радужки такого же фиолетового, как и волосы, цвета, но гораздо светлее. Акане (а это была она) снова резко опустила голову. Мне показалось, что она чуть покраснела. Странно, чего это она? Уж старшие Кайсоку переживать точно не должны...
  
  А дальше... Дальше стояла и полоскала волосами на легком ветерке, гордо задрав нос к небу, героиня последних дней. Я вопросительно изогнул бровь, слегка кивнув в сторону уже почти скрывшихся за холмом, но Йоко покачала головой и требовательно уставилась на меня. Я чуть пожал плечами - как хочешь.
  
  Ну и последние двое. Дотон и Суитон. Как бишь их... не, напрочь из головы вылетело. Стоят и пялятся на меня безмятежными глазами под одинаково встрепанными шевелюрами. Светлые рубашки, темно-коричневые шорты... ничего особенного. Один чуть коренастее второго... Обычные шиноби, в общем...
  
   - Ну что ж, давайте начинать. Представляться не буду, мы все друг друга знаем. Как я уже сказал, сегодня нам предстоит необычный экзамен. Первый этап - ранг генина. Сейчас я создам клона для каждого из вас. Он подойдет к вам и ударит. Будет бить аккуратно... но сильно, - Я улыбнулся, - Задача - помешать этому... Ну или как минимум защититься от удара. Все понятно?
  
  Ответом было двенадцать кивков. Скрутил пальцы (оно особо не нужно уже, ну да так привычнее) и отпрыгнул назад. Копии переглянулись и неторопливо двинулись вперед, а я аккуратно, чтобы опять шкуру не попортить, засветил на щеке кандзи 'видеть' и приготовился наблюдать...
  
  ... чтобы спустя мгновение дернуться от почти одномоментно пришедших воспоминаний пяти клонов. Ну да, глупо было бы думать, что такой детский экзамен станет препятствием для клановых. Даже младшая тройка достаточно быстро рванула. Я бы даже сказал, что они быстрее меня под одной 'скоростью'. Хотя... я застыл, копаясь в воспоминаниях сразу пяти клонов, а потом озадаченно повернулся к Хиро.
  
   - Хиро-сан, скажи, пожалуйста, ты сейчас следил за своими?
   - Да, а что не так?
   - Хм... Даже не знаю, как сказать... Ладно, давай посмотрим дальше, может, это я ошибся...
  
  Пока мы перебрасывались репликами, на поляне все уже закончилось. Акира, закусив губу, держал перед собой развернутый свиток, а неподалеку трепыхался клон, обмотанный черными линиями "Сейши". Кано с одним клоном стоял неподвижно. Я просмотрел воспоминания - моей копии пришлось бить по одному из трех одинаковых пацанов, и он закономерно оказался тоже копией. А двое оставшихся быстро воткнули в него кунаи. Неплохо.
  
  Еще два клона, оставленные для Кайо и Азуми, кружили по полю, потеряв свои цели. Мне с иероглифом были прекрасно видны два силуэта, подернутых легкой дымкой маскировки метрах в десяти от них, но я только кивнул. Клоны виновато развели руками и отменились.
  
  А вот Йоко, хмуро рассматривает небольшую кучку пепла у себя под ногами. Интересно, чего это она там сожгла, клон ведь нематериален... Пожалуй, я не буду это вспоминать...
  
  
   - Отлично! Поздравляю вас, генины! Теперь - следующий этап! Кто пройдет его - получит чунина. Противник тот же - мои клоны, только теперь... немного сильнее. За пять минут кто-то должен остаться на ногах - вы... или он. Желающие - шаг вперед!
  
  В разрозненном сборище детишек наметилось шевеление... и пятерка любителей 'по-быстрому' слитным движением выступила вперед. Конечно, кто бы сомневался... За ними дернулись Йоко и новенькие. Сестры, переглянувшись, шагнули чуть назад, Кано было пошевелился, но я остановил его взглядом, а Акира отчаянно посмотрел на меня, на Йоко, на Акеми... и тоже сделал шаг.
  
   - Что ж, хорошо. Сейчас мы немного подготовимся и продолжим...
  
  Я создал девять клонов и со вздохом пошел вдоль их ряда. Блин, ну почему, кроме меня, так больше никто не может? Какая тут может быть армия, если я на каждого секунды по три-четыре трачу? Так, 'скорость', 'Крепость', 'сила'... не, две 'силы', чтобы наверняка, вдруг одной не попадут... Ох, валяться кому-то сегодня на койке со сломанными ребрами... и без печатей. А вот нечего впереди паровоза бежать! Ну, поехали!..
  
  ... Я задумчиво проводил глазами вылетающее по пологой параболе из поднявшейся тучи земли тельце Акеми и снова повернулся к дернувшемуся было Хиро.
  
   - Не беспокойся, жива. Перелом ключицы как закономерный итог избавления от самоуверенности. Макото и Мамору, кстати, отделались трещинами в лучевых костях. А старшие пока гоняют клонов. Они поумнее будут, им одного раза, чтобы сообразить, хватило.., - Проиллюстрировав мои слова, в облаке пыли засверкали бело-голубые вспышки электроразрядов, а в сторону леса вылетел воздушный снаряд. - Лучше скажи, вы всегда замедляетесь перед целью для нанесением удара?
   - Конечно, как же иначе? - Мужчина не отводил взгляд от облака, - Хоть наши тела и натренированы, чтобы переносить нагрузки, но удар, допустим, рукой, на такой скорости превратит эту руку в пыль и брызги, сам понимаешь. Кому это нужно? А применение техник требует времени, которое в разы больше, чем мы тратим на перемещение. Поэтому основной стратегией сражения нашего клана всегда был внезапный бросок, атака и немедленный разрыв дистанции. Я думал, ты уже давно это понял...
   - Нет, такое просто так не понять... это надо увидеть... - Задумчиво нахмурился, а потом окончательно отвернулся от поля, - Гекко-сан, вы все слышали? Я думаю, вы поняли, какой заказ для вас будет следующим?
  
  Кузнец повернул ко мне голову.
  
   - Да... кажется, я понял. Но следует подумать... Посчитать...
   - Конечно! И не забудьте посоветоваться с Хиро-саном, я думаю, из-за их особенностей обычные варианты им не подойдут... А пока можете идти.
  
  Кузнец развернулся и пошагал к дороге в деревню.
  
   - Ура! - Громкий вопль с поля заставил нас всех обернуться.
  
  К этому времени пыль уже осела. Нашим глазам предстали тяжело дышащие старшие Кайсоку и клоны, потихоньку уволакивающие с поля мелкую троицу пострадавших... вместе с довольно улыбающимся, несмотря на перелом берцовой кости, Акирой. Ну конечно, теперь минимум неделю пролежит на койке в столь дорогом ему обществе и всю эту неделю будет, не прекращая, хвастаться...
  
   - Папа, я справилась, я молодец, правда?! - Что-то в обычном голосе показалось мне странным. Я повернулся, приготовившись привычно принять на грудь... Но застыл в ступоре. К такому зрелищу я оказался не готов...
  
  Прошла едва секунда... и вот меня укрыл водопад красных волос. Все, как и ожидалось... за исключением того, что сейчас у меня на шее висело, беззаботно болтая ногами... две одинаковых девчонки!
  
   - Пап, ну как у меня получилось? Я ведь теперь чунин, правда? Настоящий чунин? А то, что мне помогла сестренка, это по-честному? А она тоже чунин?
  
  Одна Йоко начала засыпать меня потоком вопросов, а вторая смотрела мне в глаза и смущенно улыбалась.
  
   - П-подожди... Как - сестренка?.. Откуда?!.. То есть, ты хочешь сказать, что тебя теперь будет ДВЕ?! Да я и с одной едва справляюсь...
  
  Эти бестии вдруг одновременно засмеялись и спрыгнули на землю.
  
   - У тебя такое смешное лицо, когда ты удивляешься, пап! - Абсолютно, до последнего слова и звука синхронная фраза от одинаковых девочек, порождала удивительный стереоэффект...- Не беспокойся, это тоже я!
   - Н-но... ты же не можешь использовать техники шиноби... и фуин тоже...
   - А это не техника, это я сама придумала. Ты не думал, как я смогла бы так быстро убрать наш огромный дом?! Знала бы - просила построить его меньше!
  
  Обе Йоко вытянули руки, соприкоснулись ладонями... между ними возникла тонкая золотая полоска и их руки начали проваливаться в нее. Девчонки сделали приставной шаг навстречу друг другу, еще один и еще... линия прошла вдоль их тел... еще один небольшой шаг, левая половина одной и правая - другой совместились, разделенные лишь свечением. Оно мигнуло, погасло и перед нами вновь стояла одна, совершенно обычная, Йоко.
  
   - Многопотоковое мышление и нестабильность формы! - Подмигнула она мне, и смешно поморщилась, - Только теперь все чешется... Внутри...
   - Ну, раз ты закончила издеваться над родным отцом, тогда... Поздравляю всех пятерых, вы теперь полноценные чунины! Протекторы получите у Гекко-сана чуть позже. Но.., - Они быстро повернулись ко мне, - Все, что я сегодня увидел, мне очень понравилось, поэтому я решил дать вам возможность проявить себя еще раз! Сегодня вы можете стать джонинами, но для этого нужно будет победить... вот ее!
  
  С этими словами я взял за руку стоящую позади Таюю и вытащил растерявшуюся девушку чуть вперед.
  
   - Соглашайся, Ю! - Тихо сказал я, - Ты же любишь спарринги, а с детишек нужно немного сбить спесь. Мне не нравится, что они не по делу зазнаются и неверно оценивают свои силы. Они могут и не принять мою помощь, в то время, как... Чтобы с клановым бойцом, у которого полноценный Кеккей-Генкай, справился хоть и обложенный фуин, но клон... Да Коноха со смеху вымрет до последнего человека, если узнает! Ты все видела, ты справишься!
  
  Хиро, услышавший мой тихий голос, недовольно нахмурился, а Ю на словах о Конохе, прищурилась, отодвинула мою руку и решительно шагнула вперед.
  
  Тем временем Йоко, оценивающе посмотрев на девушку, вдруг улыбнулась:
  
   - Нет, спасибо, я воздержусь! - И, шепотом, ныряя мне за спину, - А то, если выиграю, Таюя-чан столько уроков начнет на дом задавать, что никакое разделение не поможет...
  
  Ю дернулась, собираясь обернуться, но ее остановил голос Исами:
  
   - А мы попытаемся. Спасибо за возможность, Узумаки-доно!
  
  Двое новеньких (вот черт, как же все-таки их зовут?..) отступили на шаг, молча отвесили мне традиционный уважительный поклон и направились в сторону деревни. Я еще больше зауважал выбор Хиро. Несмотря на то, что у них не возникло особых проблем с клоном... умирать от нескольких подряд попаданий Каменных Шипов и Водяного Снаряда очень неприятно, хоть в данном случае "умирать" значило всего лишь "развеяться"... они вполне реально оценили свои силы.
  
  Посмотрел на синеволосого, которому было не дать его пятнадцать лет ну никак... семнадцать, не меньше... и с удивлением сообразил, что за все прошедшее время я впервые услышал его голос. Парень молодец, не любит много болтать. Полная противоположность мне. А еще он выглядит старше меня и ростом выше на десяток сантиметров... Ю, вбей его в землю!..
  
  Таюя тем временем вышла на поляну, на миг застыла, сосредотачиваясь и активировала метку. По своей привычке, которая ей так нравится, подпорхнула на полметра и сказала:
  
   - 'Благословенная Стигма Узумаки. Уровень первый: Ангел'! Ну что, кто начнет?
  
  А ведь и верно, они еще ни разу не видели процесс превращения, да и результат тоже... Ну что ж, кто я такой, чтобы осуждать девушку за желание немного покрасоваться?
  
  Тут я почувствовал на себе взгляд и чуть повернул голову. Акане искоса смотрела на меня светло-фиолетовыми глазами, в которых светилось какое-то странное выражение. Я одобрительно ей улыбнулся и помахал рукой. Она вернула мне улыбку, чуть покраснела и шагнула вперед.
  
  Таюя вдруг дернула крыльями, складывая их опускаясь на землю и поднимая руки, видимо, чтобы сохранить равновесие... в этот же самый миг Акане подняла руки к груди, складывая какие-то печати.
  
   - Футон: Даи...
  
  И вдруг исчезла... быстро, блин, не то, что остальные!.. чтобы появиться около Ю...
  
   - Топп...
  
  Вытянутая вперед рука Таюи дернулась чуть вбок... и ладошка, закованная в темно-медную ауру, ненамного отличающуюся по плотности от металла, сомкнулась на шее фиолетововолосой. Из ее горла вместо окончания техники вырвался лишь хрип, руки судорожно вцепились в предплечье держащей ее руки, а девушка в броне, оторвав свою жертву от земли, легонько размахнулась... и впечатала ее в землю. Из выбитой ямы взметнулся песок...
  
   - Хм... а ведь ты прав... Хотя... Макото и Мамору обладают уникальным талантом, они могут ускоряться не по прямой, а с поворотом... Но что-толку, когда все преимущество в скорости уходит при необходимости нанести удар... Впрочем, может быть...
  
  Но я не слушал бормотание Хиро, потому что внимательно следил за стоящим неподалеку Исами. Он, не мигая, смотрел на разворачивающееся перед ним действо и в его глазах было... нет, не удивление, не задумчивость от попытки просчитать свои действия, не страх даже... в них светилось искреннее восхищение. Которое было направлено отнюдь не на его сестру!
  
  Я удивленно застыл, пытаясь разобраться во всем спектре своих эмоций, вызванных этой картиной, а тем временем парень рывком метнулся к яме, вытащил из нее пострадавшую. Второй рывок - и он уже устраивает девушку под деревьями на краю полигона. Третий - и вот он уже стоит напротив Ю, чуть улыбаясь. Гад... Или нет?..
  
  В этот раз сражение продлилось чуть дольше. Несколько рывков Исами к девушке и его удары пустым кулаком толка не принесли, она даже не пошатнулась. Хотя, надо отдать ему должное - от ответных ударов распечатанной с ладони нагинатой он так же легко уворачивался. Наконец, он прекратил скакать, на секунду застыл метрах в пятнадцати и начал быстро складывать ручные печати. Последняя фигура сделана, правую руку начали окутывать белые искорки... Рывок - и его ладонь упирается в левую сторону груди девушки, а вокруг нее распространяется электрическое сияние и треск. На мгновение в ту сторону стало больно смотреть... А когда мы проморгались, то первое, что мы увидели, была улыбка парня.
  
   - Райтон: Райгеки! - Довольно сообщил он, - Я победил!
  
  Черт! Неужели броня не смогла задержать чакру?!.
  
   - Да что ты?! Слыш, великий воин... руку убери! И вниз посмотри!
  
  Не знаю, кого как, а меня от голоса Таюи продрала нервная дрожь. Да, и еще... Откуда там надо руку убрать?!
  
  Но остальные, в том числе и Исами, с удивлением уставились на лезвие нагинаты, упершееся в живот парня.
  
   - Ты уже мертв. Как бы ты не был быстр, насадить тебя на лезвие я все равно успею... И, клянусь всеми Западными демонами, если ты сейчас же не уберешь руку с моей груди, я это сделаю!
  
  Исами отскочил как ошпаренный, задирая ладони вверх, сдаюсь, мол, а я оценивающе посмотрел на него. Может быть, стоит устроить дополнительный квалификационный экзамен? Что-то я давно никого не сжигал дотла... И Разенхари, которое потрошит человека на клеточном уровне, уже, поди, заржавело...
  
   - Хн... М-ма.., - Столь поразительное сочетание звуков заставило меня резко обернуться, чтобы наткнуться на задумчивое лицо Хиро.
   - Ты прав, Айдо-сан. И как я не увидел этого раньше?...
   - Хиро-сан, а сами не желаете попробовать? Стать джонином было бы вам полезно.
  - Да нет, - неожиданно улыбнулся он, - этот ранг с Конохи у меня уже есть. А подтверждать его для нашей деревни я погожу... До тех пор, пока кое-что не исправлю в нашей подготовке. А потом... Квалификацию джонинов обычно принимают Каге!
  
  Он подмигнул мне и неторопливо пошел к заметившему его и тут же виновато опустившему голову Исами. Вот Хиро что-то сказал ему... они оба возникли рядом со все еще лежащей под деревом Акане, подхватили ее на руки и снова исчезли.
  
  Я посмотрел на Шина.
  
   - Ну, как тебе экзамен? Акира неплохо себя проявил.
   - Айдо... Не могу сказать, что я рад... и благодарен тебе за его сломанную ногу... Но теперь, по крайней мере, некоторое время не придется ловить его по всей деревне... и отмывать потолки, - Мужчина чуть улыбнулся. Ладно, я пойду. И... Нами ждет тебя на обед...
   - Да, Шин.., - Встрепенулся я, - Как она отреагировала на мою... просьбу?
   - Она расстроилась, что твой клон ничего не съел за завтраком, так что сегодня тебе придется это искупить, - Советник ухмыльнулся, - А в остальном... Она понимает, что этот день все равно когда-нибудь наступил бы. Да и верит она тебе. Кано был на вершине счастья, особенно, когда ты научил его своим техникам которые не умеет больше никто... Ладно, я пойду, а то сюда идет кое-кто еще, и мне почему-то кажется, что вам есть о чем поговорить...
  
  Бывший рыбак исчез так тихо, что впору было заподозрить в нем настоящего ниндзя, который маскируется и прячется взаправду... а рядом со мной остановилась Таюя.
  
   - Ю, ты как? Он ничего... не?...
  
  Девушка неожиданно положила мне руку на плечо и приподнялась на цыпочки, дотянувшись до моего уха.
  
   - Он - ничего. Но... Айдо, я говорила тебе, что понимаю... Что девушка, которую ты любишь, занимает все место в твоем сердце... и я смирилась... Но.., - Тут ее шепот стал колючим, - ...это не значит, что я буду спокойно терпеть твои перемигивания со всякими мелкими драными кошками!
   - Кто бы говорил! - Возмутился я, отскакивая, - Можно подумать, ты не могла увернуться и подставить под его ладонь плечо вместо своей... Что заставляет меня очень серьезной задуматься о твоем!..
   - Эй вы, Узумаки несчастные, хватит уже притворяться! Как будто вы сами сейчас хотите ругаться! Совсем ведь о другом думаете! Лучше скажите, куда мне протектор приспособить, чтобы было красиво? Для вас должно быть важно, как выглядит старший ребенок в клане! - Йоко уперла руки в бока и обвиняюще смотрела на нас.
   - ...Наказании.., - Автоматически договорил я.
   - Йоко-чан, я думаю, тебе стоит его примерить и остановиться на варианте, который больше понравится. Пойдем домой, я тебе помогу...
  
  Шагнула было вперед но чуть приостановилась.
  
   - А насчет наказания... У тебя есть время до вечера, чтобы придумать что-нибудь интересное! Глава клана Узумаки не может пускать на самотек вопросы воспитания!
  
  Одарила меня улыбкой, от которой зашевелились даже волосы на голове, распахнула так до сих пор и не развеянные крылья, подхватила под мышки радостно хохочущую девчонку и упорхнула, оставив меня в одиночестве.
  
  Я стоял на пригорке, имеющем все шансы вскоре стать историческим местом острова, глупо улыбался и радовался, что остался один и никто не видит эту улыбку, расплывшуюся по лицу. Ну что ж, наказание, так наказание, и да поможет мне Рикудо!.. Впрочем, нет, обойдусь без стариковских советов. Узумаки я, в конце концов, или нет? Говорят, мы выносливые...
  
  С этой мыслью взял себя в руки и шагнул вниз с холма. Ведь до вечера осталось не так уж много времени!..
  
  Глава 15.
  
  Из-за поворота дороги наконец показались стены Деревни, Скрытой в Листве, и я неожиданно даже для себя самого сбился с шага. Вдруг отступили в серый туман пролетевшие годы, все беды и проблемы, недавние события, даже вчерашнее прощание... после которого мне пришлось задержаться на два часа с отправлением. Показываться перед Нами ковыляющим враскоряку было немного стыдно... м-м-м... а ведь я скоро вернусь и меня встретят примерно так же - под утро Таюя хриплым от стонов шепотом пообещала все это время быть очень-очень плохой девочкой, чтобы я снова смог ее наказать. И желательно не один раз...
  
  Коноха становилась все ближе и ближе... Мне вдруг показалось, что сейчас справа процедят: 'Комура, поторапливайся!', слева спросят: 'Айдо, а завтра ты зайдешь к нам? Мама решила научить меня готовить тофу и я хотела, чтобы ты попробовал...' а сзади раздастся дикий вопль: 'Во имя Силы Юности! Я взбегу на стены Конохи с разгона, не используя чакру! - ДА,СЕНСЕЙ!' и нас расшвыряет с дороги двойной зеленый вихрь...
  
  А в деревне, как только я усядусь за стойку закусочной, дабы немного побаловать себя такой вредной, но вкусной и быстрой лапшой, на соседний стул бухнется рыжий кирпич, проорет: 'Здорово, Айдо! Спасибо, а я как раз голоден! Как у тебя дела, все еще убиваешься по той синеволосой девчонке? Между прочим, я уже успел сходить с ней на миссию, а ты - нет!' и одним движением опустошит миску с моим вожделенным раменом...
  
   - Нии-сан, что с тобой?!.
  
  Знакомый голос вернул меня обратно в реальность. Я опустил глаза - Кано обеспокоенно смотрел на меня и дергал меня за жилетку свободной рукой. Вторую его руку я стиснул своей...
  
  Разжал ладонь и уставился на стремительно наливающийся синяк, охватывающий предплечье пацана.
  
   - Черт... Извини, Кано... Мысли нахлынули... давай уберу... Ну вот. Вовремя спохватились, никаких следов не останется..
   - Айдо-нии, может быть, не пойдем? Раз ты так переживаешь?
   - Да нет, все в порядке, я уже в норме. Это ведь нужно тебе... да и мне, как оказалось, тоже.., - Так, - встряхнулся, - идем дальше, а то застыли посреди дороги, а тут, между прочим, ходит довольно много народу. Маскировка твоя слетела, нужно создать заново, с утра еще не забыл?
   - Нет, - Парень сложил ладошки, напружинился, воскликнул: 'Хенге!'... и превратился в излишне мускулистую и почему-то длинноволосую копию Акиры. Я тяжело вздохнул и хлопком по плечу, совмещенным с небольшим выбросом чакры, развеял технику. Надеюсь, на воротах сегодня все как обычно и наши чакровыбросы не заметит кто-нибудь из Хьюг...
   - Кано, я же тебе говорил. Чем меньше изменений, тем легче держать технику. А тебе теперь придется долго с ней ходить... Тебя здесь никто не знает, поэтому просто поменяй цвет волос.
   - Хорошо.., - Парень немного надулся и пробормотал, - Но Акира-нии круто выглядит и у него много друзей...
  
  Вновь ручные печати, усилие, в этот раз намного меньшее, и волосы пацана поменяли цвет с рыже-алого на белобрысый.
  
   - Вот так гораздо лучше, - Улыбнулся я, - Друзья - это потому, что на острове мало детей твоего возраста, с которыми вам было бы интересно. Они ведь чакрой не пользуются. Надеюсь, здесь ты сможешь с кем-нибудь подружиться, это было бы полезно...
   - Айдо-нии, а ты тоже только цвет поменяешь? - Скорчил гримасу, видимо, долженствующую изображать серьезность, - Настоящие шиноби всегда должны вести себя естественно!
   - Да нет, мне так просто не отделаться. Но ты прав, образ надо продумать. Вряд ли окружающие оценят тридцатипятилетнего мужика, покупающего в кондитерской охапку данго.., - Я тяжело вздохнул, - Впрочем... как ты там сказал? Круче, да? Ну что ж...
  
  Я тоже сложил ручную печать. Орать название техники не хотелось, а уж совсем без лишних движений... не настолько часто я ею пользуюсь. А мне сейчас надо припомнить максимальное количество подробностей... И-и-и... Есть.
  
   - Ух ты... Ну прямо как настоящий! - Восхищенно округлил глаза пацан.
   - Зато теперь можно быть самим собой и не боться выглядеть идиотом! Ишь ты, придумал, куда ручки шаловливые тянуть. Да еще как подгадал-то, а... Ну ничего, на любую военную хитрость мы ответим непредсказуемой... хм-хм... Кано, не слушай, рано тебе еще о таком... Ну, пойдем. И обращайся ко мне 'Исами-сан'.
  
  Я по привычке тряхнул было волосами, но вспомнив, что они теперь мало того, что синие, но еще и короткие, о чем я мечтал уже очень давно, расстроился и шагнул вперед. Коноха выросла над горизонтом еще чуть-чуть...
  
  
  С последнего моего визита окрестности деревни ничуть не изменились. Все также уходила вправо и влево громадная стена, все также были распахнуты настежь здоровенные створки ворот, судя по отсутствию следов, не закрывающиеся никогда... И все также лениво кидали взгляды на входящих вечные привратники - Изумо и Котецу. Интересно, какое же страшное преступление они совершили, что наряд на ворота длится уже больше трех лет? И даже бабуля ничего не смогла сделать... жуть!
  
  В данный момент никаких других входящих не было, поэтому все внимание поста должно было достаться нам с Кано. Я было подобрался... Но ничего, кроме бегло скошенных глаз вечно встрепанного парня с такой же вечно забинтованной переносицей наша компания не удостоилась. Взял за плечо восторженно задравшего голову парнишку, пережил мимолетный укол ревности (дома он так не восхищался... а в Узушио стены посолиднее... были.) и невозмутимо направился внутрь деревни, чудом удержавшись от того, чтобы приветственно кивнуть сидящим.
  
  Совершенно случайно (и не верьте тем, кто будет утверждать обратное) траектория нашего пути пролегла совсем рядом с крытым овощным прилавком, по злой иронии архитектурного гения считавшегося здесь за караулку.
  
   - ...Она говорит: 'Отвали, похотливый козел, у меня есть парень!' Я уж не знаю, сколько он выпил, но этот придурок протянул к ней руку... Нет, ты представляешь?!.. Но, на его счастье, распахивается дверь... Ты же помнишь, как страшно скрипят петли в забегаловке Момонари? А тогда она открылась совершенно бесшумно... И в дверях появляется Какаши-семпай! Без книжки!
   - Да ну, заливаешь! Хатаке и кабак... А уж "Ича-ича", так вообще...
   - Серьезно тебе говорю, все онемели! Мы же знали, что он только недавно на ноги встал. А вот сразу сюда. Но это еще не все! Он подходит к стойке, откидывает плечом этого идиота, по-моему, даже его не заметив, смотрит ей прямо в глаза и говорит: 'Разрешишь, я угощу тебя? Нам нужно поговорить, Ми...'
  
  Я поспешил ускорить шаг. Последние сплетни это хорошо, но здесь дети, в конце концов. Да, причину, почему семпай вдруг решил оставить книжку дома, узнать было бы любопытно, но излишний интерес, думаю, привлечет внимание...
  
   - Кано, подожди! Куда ты так рванул, заблудишься же! Тут нет ровных улиц, это тебе не У... хм... дома!.. Стой, кому говорю!
  
  Я тяжело вздохнул и бросился догонять пацана, уже сунувшего свой любопытный нос в какой-то деревенский закоулок. Похоже, это путешествие будет несколько более беспокойным, чем я ожидал...
  
  
  В этот почти полуденный час улица была пыльной и пустынной. Впрочем, даже и не припомню, когда было иначе. Те вещи, которые делаются здесь, не терпят суеты. Я кинул еще один взгляд на скромную вывеску над дверью в большой дом. ' Лавка фуин-свитков Хаттори Акихиро'. За прошедшее время буквы немного выцвели, а дерево чуть потрескалось. Было бы неплохо обновить... Впрочем, чего это я? Хозяин этого помещения никогда в жизни не потратит ни единого рё на ненужную вещь, а в клиентах у него недостатка и так не будет, даже если вывеска свалится на голову очередному посетителю... Постоял еще пару секунд и, придерживая за плечо Кано, чтобы он опять куда-нибудь не удрал, решительно распахнул дверь.
  
  В первое мгновение контраст солнечной улицы и полутемной комнаты помешал мне рассмотреть подробности. А в следующий миг...
  
   - Добрый день! Чем могу вам помочь?
  
  Из глубины помещения, где угадывался небольшой прилавок (ух ты! Раньше Хаттори-сан с посетителями с улицы не работал. Дела не идут, что ли?..) к нам устремился парень. Чуть старше моих лет и... совершенно обычный на вид. Не дойдя пары-тройки метров, остановился и вежливо наклонил голову.
  
   - Меня зовут Дзинто и я рад буду подсказать вам... все... что может... вам... здесь... понадобиться...
  
  Распрямившийся и продолжающий говорить парень внимательно осматривал нас. И, судя по паузам в речи, то, что он видел, ему явно не нравилось.
  
   - Хм.., - Я справился с удивлением, - Нам бы поговорить с хозяином. Сможешь его позвать?
   - Вы... по поводу приобретения свитков? Прошу прощения, но.., - С каждым словом парень набирался уверенности, будто все последующие слова были у него давным-давно отработаны, - Фуин-свитки продаются только шиноби. И, кроме того, Хаттори-сама выполняет заказы Конохагакуре. Протекторов у вас нет... Прошу прощения, ничем не могу помочь.
   - Вот как? - Хм. В моем стройном плане образовываются первые препятствия. Можно, конечно, сейчас устроить бучу, но... не думаю, что это мне поможет. Ох, как не хочется складывать все яйца в одну корзину... Но, видимо, придется. Все-таки дисциплина в Конохе - не пустой звук. Хотя так вот сразу этого и не скажешь даже, - Значит, хозяина ты не позовешь?
   - Извините, уважаемый. Но у вас нет протекторов. А если бы даже и были, то... свитки продаются только союзникам деревни.
   - Ясно. Идем, Кано.
  
  Я развернулся, рефлекторно поморщившись от легкого хамства. Возможно, и непреднамеренного даже, но тем не менее... Интересно, работники торговли во всех мирах одинаковые?
  
   - Свитки действительно продаются только союзникам деревни. Но, думаю, к тебе, Айдо-кун, это не относится. Заходите.
  
  Знакомый голос остановил меня на полушаге. От двери в глубину дома на меня смотрел Хаттори-сан. Он ничуть не изменился. Разве что на лице прибавилось морщин. Но вот легкая улыбка с изрядной долей иронии осталась той же. Я улыбнулся в ответ и пошел за развернувшимся хозяином, уверенно шагающим в свой кабинет...
  
  
  
   - Ну здравствуй, Айдо-кун! Чем обязан?
  
  Хаатори-сан с удобством уселся в кресло. Я улыбнулся воспоминаниям, посмотрел на потолок, который давным-давно перестал быть мне 'незнакомым' (ну еще бы, столько часов после чакроистощения неподвижно таращиться вверх... да я каждую трещинку там выучил!) и опустил взгляд на хозяина дома.
  
   - Хаттори-сан, как вы меня узнали?
   - Айдо-кун, замаскировался, ты, конечно неплохо, но.., - Мужчина улыбнулся, - Чтобы я не узнал своего лучшего и единственного ученика? Ты меня недооцениваешь!
   - А как же Тен-тен? Да и еще кое-кто у вас есть, - Я кивнул головой на дверь.
   - Дзинто... он даже экзамен на генина не сдал в свое время. Не самому ведь мне за прилавком стоять. А вот что должно было случиться, что ты внезапно решил навестить своего учителя, для меня секрет. Даже Тен-тен, и то чаще захаживает.
   - Хаттори-сан, я.., - Неловко поерзал на доставшемся мне деревянном стуле и приготовился было к долгому рассказу, но Хаттори-сан поднял ладонь.
   - Не трудись, я слежу за новостями. По долгу службы, так сказать. Так что я знаю, почему тебя не было в деревне. Скажу сразу - я ни на секунду не поверил в эту чушь. Но тем интереснее, что заставило тебя все же прийти. Тем более ко мне и в таком виде.
   - Все-то вы знаете.., - Пробурчал я, - Все начало разговора мне скомкали. Я ведь готовился...
   - А как ты хотел? Время - деньги! - Хохотнул сенсей.
   - И даже в этом вы не поменялись... Ну что ж, захотели - держите. Кано, скинь Хенге, - Сидящий на таком же стуле рядом пацан скрутил пальцы в отмене техники... и остался сидеть на стуле с родной огненно-красной шевелюрой, рассматривая нас исподлобья. Я поднял глаза на мужчину, - Возьмите его в ученики, пожалуйста!
  
  Хаттори Акихиро некоторое время удивленно рассматривал открывшуюся картину.
  
   - Вот оно как... Значит, ты уже все знаешь?., - Я коротко кивнул, - А как ты наладил отношения с... Впрочем, это не мое дело... И даже свой клан нашел...
  
  Мужчина помолчал, рассматривая столешницу перед собой и что-то напряженно обдумывая. Потом поднял глаза... и растянул губы в улыбке.
  
   - Айдо... Кстати, сам технику прекратить не хочешь? Неудобно разговаривать. Да и хотелось бы посмотреть, как ты изменился за это время. Подрос, наверное, девушки на улице оборачиваются?
   - Нет, - Смутился я, - Чтобы девушка обратила на меня внимание, ее нужно немного спасти... или чуть-чуть убить... Неважно, в общем. А Хенге скидывать не стану, я слишком долго его создавал, а у меня есть еще дела в деревне.
   - Ну как хочешь. Так вот. Даже если забыть о том, что я не беру учеников, почему ты решил, что этот пацан... Кто он тебе?
   - Похоже, кузен. Хотя мама и не упоминала, что у нее был брат...
   - Кха... Кха... Тьфу... - Хаттори поперхнулся, - Айдо, ты так больше не шути, ладно?
   - А я и не.., - Я внимательно посмотрел на сенсея и продолжать не стал. Старый он уже, еще помрет от таких новостей.., - Хорошо, не буду.
   - Так вот. Даже если забыть об этом, почему ты решил, что я смогу научить его чему-либо? По-моему, человек, создающий такие вещи, давно меня превзошел.
  
  Фуин-мастер кивнул на столешницу, где я заметил до сих пор ускользавший от моего внимания листок бумаги. И на этом листке была нарисована... Вот оно как, значит...
  
   - Откуда она у вас?
   - Шизуне-сан принесла. Буквально умоляла меня перезарядить, а еще - постараться ее усилить. Вопрос жизни и смерти, как она сказала... Что эта печать, кстати, делает?
  
  Хаттори задумчиво постукивал кончиками пальцев по печати 'прочность', которую по моему образцу рисовала бригада кузнеца.
  
   - Усиливает прочность неодушевленных предметов. Для живых нужна другая. А как вы догадались?..
   - Отлично, я так и думал, опыт все же что-то значит. Догадался... Может быть, я не смогу повторить печать, но уж стиль своего ученика я способен распознать сразу, недаром же я мастер... Как она перезаряжается? Девушка ведь не отстанет, слишком уж она переживала.
   - Нужно подать чакру вон на те контуры, причем одновременно, - Указал я на два лучай-стабилизатора, - Защита. А насчет сестренки... Шизуне-сан не беспокойтесь, я сразу после вас отправляюсь к ним и нарисую им этих печатей столько, сколько нужно.., - Посмотрел на недовольно хмурящегося сенсея и ехидно добавил, - Естественно, не бесплатно!
  
  Хаттори-сан скривился в гримасе, наверное, долженствующей изобразить умильную улыбку.
  
   - Я рад что ты, наконец, чему-то научился, Айдо-кун! Так все же, если ты можешь создавать такое - твоя 'сила' и эта 'прочность' уже потянут на ассортимент вполне приличной фуин-лавки, а ведь, наверное, у тебя и еще что-то есть - чему я могу научить? Учти, это ведь будет еще и далеко не дешево!
   - А вот этому и можете. Как содрать с нищего последние рё и поиметь свою выгоду! - Бухнул я.
  
  Хаттори-сан мгновение удивленно смотрел на меня, а потом запрокинул голову и оглушительно расхохотался.
  
   - Так вот каким ты меня видишь? Ха!.. Ну спасибо, лучшего комплимента мне еще никто никогда не делал!
   - Извините, - Смутился я, - Но ведь об этом я и говорю. Может быть, я знаю больше печатей. Может быть, я умею создавать новые. Но опыт... Опыт, кроме вас, Кано не может дать никто. А у него должно быть все самое лучшее. Он ведь...
  
  Я осекся и замолчал.
  
   - Он ведь как ты. Я понял, не продолжай. Хорошо, я согласен.
   - Отлично!
  
  Я повернулся к парню.
  
   - Ну что ж, Кано, теперь ты ученик Хаттори-сана. Сенсей он строгий и требовательный... Но у него ты очень многому научишься. Ты остаешься жить у него, а мне пора. Не забывай по утрам проверять Хенге, цвет волос - наша самая заметная черта... к сожалению, единственная.., - бормотнул я, но тут же очнулся, - Не забыл техники, что я показывал? Клонов? Трехгранный барьер? Могут пригодиться.
   - Да не забыл я ничего... Хватит уже, ты как мама становишься. 'И обязательно мой шею перед сном!', - Передразнил Нами пацан. Я осекся, а Кано вдруг улыбнулся. -Не переживай, Айдо-нии, все будет в порядке. Обещаю!
   - Идем, ученик, я покажу тебе, где ты будешь жить, - Хаттори уже стоял у дверей, - Учти, никакого беспорядка и непослушания я не потерплю. Айдо... Я предпочту, чтобы в оплату обучения ты объяснил мне принципы печати 'прочность'. Судя по всему, в нашей деревне она будет очень популярной...
   - Хаттори-сан, давайте мы вернемся к этому вопросу чуть позже, когда станет ясно, какую прибыль вы получите с вашего подневольного раб... сколько потратите на ученика, в смысле. А насчет оплаты... Я бы предпочел деньгами! До свидания, загляну по возможности!
  
  Я пошел на выход, а в спину мне летело задумчивое бормотание: 'Деньгами, говоришь? Все же я рад, что мой лучший ученик чему-то научился...', пока хлопнувшая дверь не отсекла все звуки. На лицо против воли выползла улыбка. А то, сенсей, а то!
  
  
  
  Было уже хорошо так пополудни, часа четыре, не меньше. Вокруг на легком ветру шумели деревья, раскидывая по сторонам блики, чуть окрашенные зеленым, когда листья пропускали солнечные лучи через себя, а я стоял и пялился на ворота, набранные из легких деревянных планок и увенчанные изогнутым скатом козырька. По обе стороны ворот вдаль уходил бесконечный забор. Он вовсе не выглядел несокрушимо прочным, но, думается мне, найдется мало народу, который захочет его преодолеть...
  
  Окружающая действительность полностью подтверждала мои мысли. За все время, которое я здесь торчу, по дороге, степенно протянувшейся вдоль забора, не промелькнуло ни одного человека. И даже пыль, гоняемая ветром по обычной для Конохи грунтовке, поднималась вверх с чувством собственного достоинства и неторопливо опадала вниз, будто выбирая место поприличнее, полностью соответствующее ее статусу пыли под таким знаменитым забором.
  
  Спокойно опираться на ствол дерева и таращиться на створки мне тут можно было лишь по одной простой причине - один глазастый субъект не очень дружит с родственниками и никогда не расскажет им ничего, что не относилось бы к особо важным для клана вещам. Я все же не настолько важная шишка. Вторая из осведомленных тоже не расскажет, но по другой причине - ее вряд ли будут слушать. Поэтому и торчу тут, полируя кору и точно зная, что в чакрозрении во мне не сможет опознать человека ни один случайный взгляд. А чтобы удостоиться пристального - надо хорошенько постараться, выводя из себя зазнаек из кланового квартала Хъюг...
  
  Я опустил глаза. Ну и с какой целью ты тут стоял, Айдо? Неужели и в самом деле рассчитывал, что вот прямо сейчас Хината будет возвращаться домой, одна, и у вас выйдет 'неожиданная' встреча? Даже не смешно... Или что створки ворот распахнутся, навстречу тебе выбежит Хиаши во главе радостной толпы соклановцев и затащит внутрь на традиционную четырехчасовую чайную церемонию, от которой я знаю только название? Было бы неплохо, конечно, тем более официальный документ от Узушио у меня есть... Но вот только такие дела так не делаются.
  
  Ладно, все глупости, обещанные Кано на дороге, совершены. Если кто-то меня здесь все же заметил нормальным зрением, Исами в Конохе лучше не появляться никогда... Ухмыльнулся и отлепился от дерева. Постоять и попялиться на ворота дома небезразличной тебе девушки - это, конечно, романтично... Но на самом деле мне просто не хотелось наносить следующий визит. Все-таки три года назад я бабулю конкретно развел... Я бы на ее месте такого кадра, да в таком состоянии, нипочем не отпустил! Ладно, как бы то ни было, придется.
  
  Шагнул было в строну центра Конохи, но вдруг, кажется, прямо у меня в мозгах раздался недовольный девчоночий голос.
  
  'Ну сколько можно тут торчать? Мне скучно!'
  
  Я вздрогнул от неожиданности.
  
  'Йоко! Как ты?..'
  'Что 'Как я'? Между прочим, полдня уже дырку в этом противном барьере ковыряю, чтобы можно было видеть и слышать! Ну спасибо тебе, добрый папочка! Хорошо хоть в клетку не посадил и лужу на полу не разлил! И вообще - я на тебя обиделась, вот! И с тобой не разговариваю! Больше ни слова не скажу!'
  
  Против воли губы растянулись в улыбке.
  
  'Знаешь, если ты и правда намеревалась молчать, не было никакой необходимости встревать именно сейчас. Где логика?'
  
  Тишина, воцарившаяся в черепе, обиженно дулась и отвечать не хотела.
  
  'А по поводу барьера... Это было необходимо. Ты, надеюсь, помнишь, что было в последний раз? Меня не прельщает мысль однажды очнуться за приготовлением эликсира бессмертия из внутренних органов Кайо или Азуми, которые, по мнению маньяка, каким я тогда был, им не сильно нужны. Сможешь гарантировать, что этого не произойдет? Мертвое дерево из лиц живых мне до сих пор иногда ночами снится...'
  'Я уже себя контролирую...' - Но в мысленном голосе уверенности не слышалось.
  'Ну вот. Я видел сам, что Девятихвостый сотворил с Наруто. Это было впечатляюще, но идти этим путем я не хочу. Не обижайся пожалуйста. Я люблю тебя такой, какая ты есть, а не куском моего любопытства и жажды жить вечно'
  
  Я постарался мысленно улыбнуться и передать эту улыбку адресату. В ответ внутри ворохнулось что-то теплое.
  
  'Ну вот и договорились. И, раз ты уже проковыряла барьер, который, к слову, должен был защищать тебя от меня и всего, что снаружи, а никак не наоборот, что бы ни думали некоторые непослушные дети... Потренируйся, пожалуйста, в нашем взаимодействии. Покров биджу - серьезная вещь, мне хочется такую самому... Конечно, даже ради такого я не взял бы тебя с собой, на острове даже следопыт Рассвета не смог меня найти, а за его пределами вмиг... Но, я читал, биджу без носителя гораздо слабее...'
  'Я не маленькая! - Машинально возмутилась Йоко, но голос при этом был задумчивым, - Да, пап, ты прав. Я знаю... Помню, что это именно так, но... В последнее время мне кажется, что я не такая, как остальные... Не могу объяснить... я всего лишь чувствую... Вот бы поговорить хоть с одним, а? Пап, ты же умный, ты же придумаешь! Это важно! Ну пожалуйста!'
  'Тьфу ты, Ками! - Я, не сдержавшись, сплюнул, - Ну где я тебе биджу возьму, я чего, Хаширама Сенджу? Да и на самом деле взять - полбеды, вон, один где-то здесь бегает. Но 'поговорить' - это уж вообще за гранью!.. Видела бы ты эту жуть... Так, хватит болтать чепуху. Ты бы у меня еще шубу из лисьего меха попросила! Раз теперь много свободного времени - сиди, тренируйся и познавай себя сама. В моем внутреннем мире у тебя, наконец, полная свобода... Как бы тебе не казалось иначе!'
  
  Девичий смешок и фразочка 'Яволь, мейн либер либен фюрер!', после которой голос в моем черепе утих окончательно, оставили последнее слово за Йоко. Несмотря на отказ, эта хитрюга точно знала, что ее слова больше не выйдут у меня из головы... Да, похоже, я становлюсь настоящим отцом - ни в чем не могу отказать любимой дочке! Ну а то, что у меня просят не новое платье или переночевать у подруги, а самое опасное в мире чудовище, состоящее из чакры, в качестве домашнего животного - так по Сеньке и шапка. Сам виноват...
  
  Криво улыбнулся и уже окончательно было отправился в Башню Каге... Но, видимо, судьба сегодня решила проявить немыслимую щедрость.
  
   - Айдо... кун.., - Донеслось из-за спины.
  
  Я резко обернулся... чтобы встретиться со взглядом огромных карих глаз.
  
   - Тен-тен... Что ты здесь делаешь? И как ты меня узнала?
   - Я здесь... по делам. А узнала тебя... Я помню, как ты двигаешься, ходишь... Вот и...
  
  Из груди помимо воли вырвался вздох. Мда. Ну и зачем в таким случае маскировался? Каждый встречный опознает... Наверное, надо было не париться и идти как есть - в таком случае народ бы оборачивался и гадал, кто ж это такой наглый, Хенге нукенина Комуры Айдо на себя натянул? Еще раз мда...
  
  Я подошел к девушке.
  
   - Тен-тен... Не говори никому, что я - это я, ладно? У меня могут быть неприятности. Да, и раз уж мы встретились... Какие это дела у тебя могут появиться в поместье Хъюга? - Подозрительно уставился на нее. Тен-тен вильнула глазами в землю.
   - Я... шла к Неджи...
   - Зачем? - Удивленно вытаращился на нее, в то время, как в глубине души неожиданно что-то царапнуло. А еще в темных подвалах сознания мне почудился ехидный красноволосый смешок...
   - Затем что я... что мы... с ним.., - Запинаясь на каждом слове, выговорила опустившая голову девушка и замолчала, - Не могу.., - вдруг продолжила она.
   - Что 'не могу'?
   - Не могу тебе врать.., - Тен-тен вскинула глаза и как-то отчаянно посмотрела на меня в упор, - Айдо... Ну почему ты такой? Заигрываешь со всеми встречными девушками, целуешься с ними?.. А к Неджи я шла, чтобы сказать, что Гай-сенсей с Ли ушли на миссию и вечерней тренировки сегодня не будет!
   - Эй, что с тобой и куда делась та суровая, но справедливая Тен-тен, которую я когда то знал? - От сердца так же неожиданно что-то отлегло.
   - За это время ты изменился... Но и я тоже... А со мной... Все в порядке. Просто ты обещал, что навестишь меня в деревне, но я не ожидала, что это случится так скоро. Вот и растерялась немного!
  
  Тен-тен улыбнулась и чуть наклонила голову, будто ожидая, что же я буду делать дальше.
  
   - Так.., - Я встряхнулся и шагнул к ней, - Сейчас мне стало ясно только одно - нам действительно следует поговорить. Идем!
  
  С этими словами я ухватил девушку за руку и, не оборачиваясь, потянул ее за собой в глубину леса.
  
   - Айдо, подожди! Куда ты меня тащишь?
  Как это куда? Самой короткой дорогой в ту кондитерскую на углу, помнишь? Ничто так не способствует серьезному разговору, как данго с сиропом! Порций так парочка... десятков... Очень помогают сосредоточиться!
  
  Решительно ускорился. Слова за спиной: 'Все же кое-что никогда не меняется! А я уж было испугалась!' и тихий смешок остались без ответа, как помеха на пути к сиянию моей благородной цели...
  
  
  
   - Ну и зачем ты меня сюда притащил? Далеко же! Да еще и с корзинкой? Мы что, тут надолго?
  
  Несмотря на форму, в которую воплотился вопрос, по его тону чувствовалось, что девушка довольна. Я хмыкнул и отвернулся, свесив ноги вниз. По какой-то неведомой причине мне всегда было удобнее сидеть именно на левой надбровной дуге Шодай Хокаге. Уж не знаю, каким бедняга был при жизни, но каменотес вложил в его изображение столько труда и таланта, что любой неандерталец, доведись ему это увидеть, тут же заработал бы комплекс неполноценности и попытался снести скалу каменным топором с криком: 'Не смейте сравнивать меня с Хомо Сапиенс, жалкие тупиковые ветки эволюции!'
  
  Как бы там ни было, именно за счет зверской гримасы каменного лица на его бровях оставалось довольно много места. Да и от лестницы недалеко. Ну и, конечно, главное...
  
  Я отклонился назад, засунул руку в корзинку, которую нам дали в кондитерской совершенно бесплатно, впечатленные объемом заказа, и нашарил внутри очередную палочку со сладкими рисовыми шариками. Найти что-нибудь на дне корзинки получилось с некоторым трудом - все-таки Тен-тен права и подъем сюда был очень долгим...
  
   - Жаль, что сюда не проводятся экскурсии для гостей деревни. Все-таки так Коноху понять гораздо проще. Но соображения безопасности... Опять же, нельзя попирать ногами чужаков священную бровь Хаширамы Сенджу.., - Я хмыкнул и все же ответил на вопрос, - Знаешь... Хоть я и сам не ожидал... Но я все же соскучился по этой деревне, а посетить все места, куда бы мне хотелось зайти, у меня не хватит времени. Поэтому вот так... Я рад, что ты согласилась составить мне компанию.
  
  За спиной раздался тяжелый вздох и рядом со мной села Тен-тен.
  
   - Да уж, 'согласилась'. Можно подумать, ты меня спросил. Все-таки ты изменился. Ты совсем не интересуешься мнением окружающих.., - Я изумленно покосился на нее и увидел на губах улыбку, - Но тебе идет. Айдо, может, прекратишь технику? Я... мне больше... нравишься ты настоящий. А этот парень - он странный. И противный какой-то, где только нашел...
   - Противный, говоришь? Это правильно, значит, я хорошо постарался.., - Захихикал, но наткнулся на недоуменный взгляд, - Извини, просто это мой знакомый. Он недавно кое-что сделал...
  
  Лицо вдруг бросило в жар и я поспешно отвернулся, чтобы быстро навести порядок во взбунтовавшемся кровообращении. Дальше рассказывать об этом вдруг резко расхотелось. Ну вот совсем.
  
   - Кхм... А технику я прервать не могу, мне еще на прием к Хокаге идти, - Быстро перевел я разговор.
   - Ясно... Я... догадываюсь, почему ты прячешься, но... Мне все равно, как ты выглядишь, достаточно того, что ты здесь. Если закрыть глаза и представить, то...
  
  Девушка неожиданно покраснела, отвернулась от меня и уставилась вниз, болтая ногами в пропасти.
  
  Я тоже посмотрел на деревню. До заката оставалась какая-то пара часов и улицы постепенно утопали в длинных и густых тенях, а крыши причудливо перекрученных, волнистых, или прямоугольных, как трансформаторная будка, зданий окрасились в золотистый, а не алый, как на острове, цвет закатных лучей.
  
   - Уже вечер.., - Внезапно сказала девушка. Я не нашел ничего лучше, чем кивнуть.
   - Да.
   - Мы в это время обычно тренируемся с ребятами и сенсеем... О, Ками! - Внезапно прижала ладошку ко рту.
   - Что случилось? - Обеспокоенно встрепенулся я
   - Я забыла сказать Неджи, что тренировки сегодня не будет... Ой-ой...
  
  Некоторое время молча смотрел на нее, героически сдерживая первый порыв. Но внутреннее напряжение все же оказалось сильнее меня... и я захохотал.
  
   - Ничего, Тен-тен! - Выдавил сквозь смех, - Ему будет полезно! Только потом не забудь мне рассказать, когда легендарная исполнительность и дисциплина клана Хъюга дала сбой и разрешила нашему зазнайке отправиться домой - после полуночи или все же до?!
   - Айдо, ну нельзя же так! Он же твой товарищ! - Девушка попыталась состроить серьезную гримаску, но прорывающееся хихиканье поставило крест на этих попытках, - Мы же должны... Нам надо... Может, ты что-нибудь придумаешь? - Внезапно переменила она мнение.
   - Я придумал - оставляем все как есть! В конце концов, должен же я был передать ему привет при своем возвращении, пусть и временном? - Риторически спросил я.
  
  Девушка еще раз хихикнула и осталась сидеть. А я неожиданно оглушительно чихнул. Вот же блин, и где умудрился простудиться?..
  
  
  Интерлюдия. Семнадцатый полигон Конохагакуре.
  
  
  Высокий темноволосый юноша, одетый в свободные светлые штаны и рубашку, не стесняющие движений, в который раз за сегодняшний вечер взглянул на медленно темнеющее небо и обвел глазами цвета стали с едва заметными границами зрачка громадную поляну. Его взгляд пробежал по колышущейся траве до самой границы деревьев и, не найдя за что зацепиться, вновь вернулся к точке в бесконечности, которую предпочитал рассматривать парень в промежутках между рассматриванием травы, неба и абсолютно безлюдного пространства вокруг.
  
  Постояв неподвижно пару минут, он покивал собственным мыслям, которые в данный момент были абсолютно нецензурными.
  
   - Нет, это уже переходит все границы.., - Негромко пробормотал он, - Ладно, эти двое - Сила Юности вполне могла окончательно высушить им мозги... Но вот от Тен-тен я такого не ожидал.
  
  Еще пара минут ожидания и молчания.
  
   - И вообще, день какой-то дурацкий... Сегодня какой-то идиот почти два часа торчал перед главными воротами кланового квартала, а потом молча развернулся и ушел, охрана говорила... Зачем?...
  
  Пауза.
  
   - Впрочем... Я ведь знаю одну причину, по которой у окружающих происходит обострение глупости, а у нормальных людей начинается несварение желудка... Хотя что ему тут делать, он ведь?..
  
  Неджи, признанный гений шиноби, племянник главы Хъюга... и член младшей ветви клана в последний раз оглядел полигон в поисках хоть одной живой души, тряхнул головой и машинально потер забинтованный лоб с клановым Джуином. Он позволял себе этот жест только тогда, когда был в полном одиночестве.
  
  Шагнул было к ближайшим деревьям, но внезапно остановился.
  
   - Хоть это и глупо, но моя интуиция буквально вопит о том, что без одного красноволосого извращенца тут не обошлось. А поэтому - чтоб ты провалился, Кому...
  
  На этом слове руки Неджи уже машинально, без участия сознания взлетели к груди, сложившись в печать концентрации. Вокруг глаз проступила сетка вздувшихся артерий и вен, глазные яблоки дернулись в сторону раз, другой... Не найдя достойных внимания целей на триста пятьдесят градусов вокруг, молодой Хъюга отпустил печать, вернув глазам нормальный вид.
  
   - Чтоб ты провалился, Узумаки Айдо!
  
  Тихо пробормотав эту фразу, он уверенно зашагал к выходу с полигона. О том, что тренировка не должна была окончиться так рано, кратчайший путь к клановому кварталу пролегал мимо горячих источников, в которых сегодня был женский день, а его бьякуган в последнее время достиг таких высот, что включался машинально, почти без участия сознания, Неджи старался не думать. Он же не какой-то там красноволосый извращенец, в конце-то концов!
  
  
  Айдо
  
  
  В тенях, постепенно опускающихся на деревню, начиналась вечерняя жизнь. Какие-то лавки и магазинчики закрывались, а какие-то, наоборот, начинали свою работу. Я торопливо отвел взгляд от загоревшейся вдоль одной из улиц тонкой линии крохотных красных искорок. Черт, а я и не думал, что тут есть такое. Знал бы - многие события пошли бы совсем иначе, хех. Теперь не проболтаться бы Таюе об этом интересном открытии... И не показать Тен-тен, куда я сейчас смотрел...
  
   - Значит, в Коноху ты сейчас возвращаться не станешь?
  
  Я вздрогнул, оторвался от созерцания квартала красных фонарей и быстро перевел взгляд на девушку, но она все еще рассматривала вечернюю деревню.
  
   - Эм-м... Нет. Понимаешь, у меня есть обязательства... И вообще другая жизнь... Ты была права, все сильно изменилось...
   - Это хорошо, - Удивленно воззрился на Тен-тен, но она так и не повернула голову, - Знаешь... Когда ты ушел... После того вечера... Я дала себе обещание... Что обязательно найду и защищу тебя... Что ты больше никогда не поцелуешь меня только лишь в утешение и на прощание... И я решила стать сильной...
  
  Она по-прежнему смотрела только на вечернюю Коноху. Опускающееся солнце освещало нас сбоку, задерживая лучи на прическе девушки и создавая из немного растрепавшихся каштановых волос золотистый нимб вокруг ее головы. Несмотря на смысл ее слов, невольно залюбовался. Вокруг Таюи в такой ситуации бы сверкала кровавая аура... Машинально я снова дотянулся до корзинки и нащупал последнюю порцию данго.
  
   - Знаешь... Я хотела иметь силу защитить друзей и победить врагов... Мгновенно выбрать, что важнее - твоя жизнь или жизнь другого, и сделать так, чтобы твоим близким не пришлось оплакивать тебя. Я хотела быть достойной тебя, чтобы ты мной гордился и... был... рядом. Но... ведь ты же знаешь... Я не такая талантливая, как Неджи... дурак... Не такая старательная, как Ли. У меня нет ничего, кроме оружия и запечатывания - единственного, что получилось у меня из фуин. Даже когда Цунаде-сама... ты помнишь, как я ею восхищалась?.. проводила курсы медиков для всех, кто заинтересуется, у меня единственной, в отличие от остальных девочек, ничего не вышло... После этого я захотела получить Призыв и поссорилась с Нингейм, черепахой Гай-сенсея. Он до сих пор осуждающе на меня смотрит, когда думает, что не вижу... Ты целуешься с другими девушками... Сильными, красивыми и взрослыми... Которые уже достигли многого... Поэтому я рада, что ты пока не хочешь возвращаться. Не хочу оказаться одной из многих.., - Наконец, повернула ко мне голову и бледно улыбнулась. - Прости, Айдо. Сейчас я совершенно бесполезна. Но, надеюсь, когда-нибудь это изменится. Просто подожди и тогда я... мы...
  
  
  Она внезапно умолкла и воцарилась тишина. Я задумчиво дожевал данго, не сводя глаз с неба над Конохой, буквально чувствуя, как на левой надбровной дуге Шодай Хокаге сгущается напряжение, которое, казалось, можно резать ножом. Повернулся к девушке и улыбнулся.
  
   - Знаешь, Тен-тен... После всего услышанного я хотел бы сказать тебе три вещи. Во-первых, ты совсем недавно разрушила ловушку Лидера Акацки и победила свою собственную полную копию. Не знаю вот, получилось бы у меня такое или нет - я неприятный противник. Поэтому ты не бесполезна.
  
  В теплых карих глазах девушки плеснула благодарность.
  
   - Во-вторых... Один мой знакомый, давно и далеко отсюда, сказал: 'Все глупости из женских мозгов гарантированно выбивает встречным ветром на скорости сто пятьдесят километров в час!' Пока его не отскребли от бетонного ограждения и не похоронили в котелке, он был байкером... Кто такой байкер? Неважно...
  
  Оттолкнулся руками от края, упруго вскочил на ноги и в упор посмотрел на собеседницу, смакуя смесь благодарности и появившегося недоумения.
  
   - И в-третьих, Тен-тен... За неимением двухколесного инструмента выбивания глупостей... Здесь и сейчас... На этом самом месте... Только никогда и никому не говори... Я чувствую доселе небывалый прилив Силы Юности!!
  
  С этими словами я шагнул вперед, подхватил на руки вскрикнувшую от неожиданности девчонку и изо всех сил, дарованных мне четырьмя кандзи 'скорость' на предплечьях, скрытых спиной и коленками Тен-тен, лежащей на моих руках, рванул вниз прямо по отвесной стене, невежливо потоптавшись прямо по глазу основателя Конохи. Я несся вниз и вперед, испытывая небывалый кайф от скорости, а следом за мной оставался шлейф из взбаламученного воздуха и девичьего визга...
  
  
  
   - ...Бака! Ты чего?! Я же испугалась от неожиданности! Немедленно отпусти, иначе получишь!
  
  Острый кулачок ткнулся мне в грудь, но его обладательница, несмотря на столь громкое заявление, слезать с моих рук отнюдь не спешила.
  
   - Ну вот видишь! Железный Змей все-таки был прав. Все глупые мысли о бесполезности как рукой сняло, вон, победить меня рассчитываешь! Погоди, не дерись, дай я клона создам, он за нами пойдет. Что-то мне неспокойно...
  
  Тихий хлопок, разнесшийся окрест, ознаменовал мое очередное достижение - теневой клон без единой ручной печати. Впрочем, у меня был могучий стимул и приятная ноша, которую не очень-то хотелось выпускать из рук ради такой мелочной причины, как собственная интуиция.
  
  Округа успокаивалась после нашей выходки. Где-то гражданские, собравшиеся плотной группой, штурмовали лавку лекарственных трав в поисках успокоительного, где-то сквозь зубы ругалась хозяйка, выпрямляя погнутые потоком воздуха цветы... А я без задней мысли любовался сердитой девушкой на моих руках. В конце концов, ничего с местными не случится - привычные!
  
   - Железный Змей? Орочимару? Ты встречался с ним?
  
  Тен-тен обеспокоенно посмотрела на меня. Открыл было рот для ответа, но вдруг...
  
   - Тен-тен, привет! Как у тебя?.. Ой... А кто это с тобой? И что это вы делаете?!.
   - Наруто? Как ты здесь?.. Ты же должен быть на миссии!., - Выпалила моя бывшая сокомандница, резко спрыгивая с моих рук и разворачиваясь навстречу вывернувшему из проулка рыжему.
   - Да мы уже.., - Наруто глупо улыбнулся и почесал в затылке, но вдруг резко посерьезнел, - Кто это? Я ни разу его не видел!
   - Это.., - Девушка растерянно посмотрела на меня, я отрицательно качнул головой и чуть шевельнул губами, - ...Исами-кун и он мой друг.
   - Наруто-кун, - Кивнул я.
   - Ясно. Хорошо... Ну я... это...
  
  Рыжий уже почти шагнул дальше по улице, но неожиданно резко повернулся к нам.
  
   - Погодите-ка... Тен-тен... Но ведь... Тогда, у пещеры Акацки... Ты и Айдо...
  
  Я удивленно вытаращился на него (надо же, запомнил!), а Тен-тен покраснела.
  
   - Наруто, прекрати! - воскликнула она, но парень уже завелся.
   - Э, нет! Это неправильно, Тен-тен! Пока Айдо нет, ты не можешь!.. Это нехорошо! Да и вообще, посмотри на него! Да Айдо в тысячу раз лучше, чем этот... этот... Да ему наверное, лет двадцать уже! Ты не должна с ним общаться, а тем более... лежать у него на руках!
   - Наруто! Какое тебе вообще дело, с кем я разговариваю, не говоря уж о... о... об остальном?!
  
  Несмотря на необычные обстоятельства, девушка искренне возмущалась, а я молча смотрел на происходящее. Мне было смешно... и немного грустно. Эх, Наруто, Наруто... Где же ты был раньше? Может быть, ты бы смог сделать немного большее? А теперь только и осталось, что защищать мою честь от мифического поругания...
  
   - Наруто-кун. Если бы я был на твоем месте, я бы молча прошел туда, куда ты торопился до нашей встречи и не приставал к другим с абсолютно ненужными поучениями. И я был бы благодарен, если бы ты поступил именно так. Спасибо.
  
  Я и правда надеялся, что мои слова не станут бессмысленным сотрясением воздуха. Я в это верил... Где-то в глубине души...
  
   - Заткнись! - Сощурился парень, - Сейчас я покажу тебе, как отбивать девушку у моего лучшего друга!
  
  Наруто сжал кулаки и зашагал ко мне с недвусмысленными намерениями, но на его пути встала Тен-тен.
  
   - Наруто, успокойся! Прежде чем кому-то что-то показывать, мог бы спросить моего мнения! Угомонись, я не девушка Айдо! Бесчувственный дурак! И ты, и он! А ты... Исами-кун... От тебя я такого свинства не ожидала! Идем отсюда!
  
  Девушка схватила меня за руку и поволокла в сторону своего дома, оставив опешившего Наруто неподвижно стоять на перекрестке улиц. Я шел за ней и блаженно улыбался, задрав голову к монументу Хокаге. Отсюда казалось, что каменное лицо Сарутоби Хирузена внимательно рассматривает левую бровь Шодай Хокаге, где притаилась маленькая и, к сожалению, пустая корзинка из-под сладостей. И именно пустота корзинки наполняет каменный лик Сандайме неизбывной грустью и разочарованием...
  
  
  
  Глава 16.
  
   - Ну вот и дошли. Смотри, столько времени прошло, а я помню дорогу, - Удивился я, рассматривая большой дом с открытой верандой в дальнем конце улицы.
   - Еще бы! Сколько моя мама на тебя еды перевела! От второй порции тех вкусностей, которые она тебе готовила, я и сама бы не отказалась! - Отозвалась все еще сердитая девушка.
   - Ну что ты, Тен-тен. Девушкам вредно много кушать, они толстеют!
   - Ты хочешь сказать, что я толстая?! - Она сжала кулаки и шагнула ко мне, но вдруг остановилась и улыбнулась. - Вот ведь... За три года уже успела забыть, какой ты... После пяти минут общения с тобой тебя хочется или обнять, или убить на месте... Причем неизвестно, чего больше!
   - Ну так давай. Я готов! - Ухмыльнулся и развел руки, как бы намекая на правильный выбор, но Тен-тен чуть покраснела, опустила глаза и немного отодвинулась.
   - Айдо... Прекрати... Я... не... Я не буду тебя обнимать, пока ты не скинешь это ужасное Хенге! - нашлась она и довольно посмотрела на меня. Вдруг снова замялась, - Ты... не зайдешь к нам?..
   - Тен-тен, я же говорил, у меня есть дела в деревне. И, кроме того... твои родители не удивятся, что ты притащила в дом абсолютно незнакомого парня?..
   - Папа первым делом сложит печать 'Кай', он когда-то генином хотел стать, - Хихикнула девушка, - Подумают, что я не их дочь, ведь до сегодняшнего дня единственным парнем, о котором я думала, был...
  
  Тен-тен вдруг замолчала и уронила взгляд в землю.
  
   - Н-ну ладно, я пойду. Еще увидимся, да, Айдо... кун?
   - Конечно! - Кивнул я.
  
  Девушка подняла голову, посмотрела на меня со странным выражением, развернулась и быстро пошагала к дому. Я смотрел ей вслед, стараясь привести в порядок бурлящие в голове мысли. Занимался я этим неблагодарным делом ровно до тех пор, пока до ушей не долетел тихий хлопок, а слева и справа от меня не дернулся воздух, пропуская сквозь себя два человеческих тела.
  
   - Здравствуй, Комура Айдо. Тебе комфортно разговаривать?
  
  
  Интерлюдия. Где-то.
  
  
   - Прошу прощения, что прерываю ваш отдых, Данзо-сама!
   - Да, Фу?
   - По сообщению наблюдателя, в деревне замечен нукенин!
   - Вот как? И какое нам дело до них - до деревни и этого нукенина?
   - Прошу прощения, Данзо-сама, я посчитал, что его личность вас непременно заинтересует. Это Комура Айдо.
   - Слежку установили? Его действия в деревне?
   - Да. Первоначально он нанес визит в 'Лавку Фуин-свитков Хаттори Акихиро', затем два часа простоял около главного входа в поместье Хъюга, а после, встретив чунина из его выпуска, Тен-тен...
   - Навестил учителя, посмотрел достопримечательности и побежал к своей девчонке... И все?
   - Нет. Далее произошла встреча с объектом...
   - Что?.. Вы куда смотрели?
   - Простите, Данзо-сама, моя вина безмерна. Но встреча была непреднамеренной и никак не прогнозировалась...
   - И каковы результаты?
   - При встрече Комура Айдо был в Хенге, незнакомом объекту. Никаких попыток повлиять на объект не замечено. Более того, общение было очень коротким и холодным, Комура явно провоцировал конфликт - иначе его слова и поведение относительно характера и морали объекта истолковать невозможно. Благодаря спутнице Комуры они покинули место происшествия. В данный момент направляются к окраине деревни.
   - Интересно... Фу, пожалуй, нам стоит немного прогуляться.
   - Хай, Данзо-сама.
   - И, Фу...
   - Да, Данзо-сама?
   - Захвати с собой, пожалуй, Торуне. Молодой человек в последнее время стал довольно шустрым...
   - Хай, Данзо-сама.
  
  На огромную пещеру, кем-то когда-то выдолбленную в глубине монумента Хокаге, опустилась тишина...
  
  
  Айдо.
  
  
  Прежде чем звук и смысл слов дошел до меня, в голове яркой звездочкой засияли воспоминания клона, отправленного идти за мной на небольшом расстоянии как раз на такой случай.
  
  В принципе, увиденного клоном было вполне достаточно. Сказанные ими слова развеяли последние сомнения. Все-таки они пришли... Признаться, я готовился к этой встрече, обдумывал, что за ней последует... В глубине души надеялся, что она все же не произойдет... Но почему именно так и именно сейчас, когда я рядом с... ней?! Только не снова!
  
  Не успел затихнуть последний звук фирменного приветствия Корня АНБУ, как я стремительно присел и упер ладони в землю. Из-под них быстро разбежались линии громадной печати, частично забравшейся под заборы по обе стороны улицы, но с запасом перекрывшие возможность бегства, даже Шуншином. 'Геенна'. Кому-то не повезет... И плевать!
  
   - Замрите, твари... Хоть одно лишнее движение... в ее сторону... и от вас останется только прозрачный бугорок на стеклянной поверхности под слоем серого пепла... Чтобы активировать фуин, мне достаточно убрать руки и у вашего хозяина станет на два послушных исполнителя меньше!
  
  Две фигуры по обе стороны от меня дернулись было, чтобы отшатнуться, но я чуть шевельнул ладонями и они нерешительно застыли.
  
   - Комура Айдо. Успокойся, мы не намерены причинять вред тебе и твоим... друзьям. Мы хотим поговорить.
  
  Стоящий справа огненно-рыжий и длинноволосый шиноби лет тридцати немного подался вперед. Я немного приподнял одну руку и он снова замер.
  
  Быстро посмотрел налево. Стоящий там... ну, скорее всего, мужик, в глухом плаще и маске, оставляющей открытым только нос и рот, медленным движением наклонил голову с торчащими дыбом темными волосами, соглашаясь со своим... напарником.
  
  Я на миг задумался.
  
   - Хм. Поговорить? Непохоже на вашу шайку... Ну что ж, давайте поговорим. Для начала представьтесь, раз уж прочие нормы вежливости вам неизвестны.
   - Хорошо. Меня зовут Яманака Фу, - Сказал длинноволосый, - А это - Торуне из клана Абураме.
   - Абураме?! Немедленно отойди от меня! Еще! Еще! Вот так!..
  
  Чудом угомонил взбунтовавшуюся брезгливость и искоса взглянул на разговорчивого корневика, ожидая увидеть брезгливую гримасу из-за поднятой мной паники. Но его лицо было совершенно неподвижно, а в глазах я с удивлением заметил одобрение. Эка! Что ж это за чудище такое, что даже врага стараются держать подальше от него? Не хотел бы я его встретить на узенькой дорожке...
  
   - Ну что ж... Возможно, вы не так безнадежны, как я думал. Так о чем вы хотели поговорить?
   - Не мы. С тобой хочет поговорить другой человек. Данзо-сама.
  
  А вот тут я опешил. Обалдеть, это что тут такое происходит-то, а?.. Самый жуткий, опасный и злобный старикашка в Конохагакуре хочет 'поговорить'? С одной стороны - думать вроде бы не о чем - отпускаю фуин, запечатываюсь в Хирайшин и ходу отсюда, раз уж на меня обратили внимание такие личности. Примерно треть секунды до активации 'Геенны' есть, разве полы жилетки припалю. Этим нужно больше времени на шуншин, а просто выскочить из радиуса поражения они не смогут. И все.
  
  А с другой стороны... Если бы меня захотели убить - действовали бы не так. Судя по тому, что я уже здесь услышал - сначала родственник блондинки Ино, вполне могущей претендовать на постер-разворот в журнале 'Самые сексуальные красотки мира шиноби', если бы таковой существовал, сложил бы из пальцев специфический треугольник и как минимум, обездвижил. А затем его неприкасаемый друг подошел бы вплотную и... На 'и' наличествующая информация закончилась, но было очевидно, что ничего хорошего меня бы не ждало.
  
  И пусть у них ничего бы вот так просто не вышло... Но - 'поговорить'!.. А это ведь шанс, Айдо... Я ничего не забыл и не простил... Но, может быть, пора отойти от шаблона 'ты плохой, я с тобой не дружу!' и попробовать действовать чуть тоньше? Решено!..
  
  Я повернул голову к Фу, но вдруг в мозгах раздался обеспокоенный голос.
  
  'Папа, я только сейчас увидела!.. Я могу тебе помочь! Пусть чуть-чуть, но...'
  
  Каменное выражение на лице рыжеволосого чуть дернулось, а во взгляде, упертом в меня, появилось удивление и недоумение.
  
  'Тихо! - Мысленно прошипел я, - Ничего не говори, нас могут слушать, рядом менталист! И судя по всему, неплохой. Ты можешь мне помочь, если будешь молчать и следить за происходящим. Если кто-то попытается залезть ко мне в мозги - разберись с ним, ладно? Если уж у поделки Орочимару получилось... Оставляю это тебе. А сейчас спрячься.'
  
   - Хорошо. Где ваш... Данзо-сама?
   - Идем. Он рядом. И... убери эту печать, пожалуйста.
   - Ладно, - Сосредоточился, линии фуин дрогнули и поползли обратно к моим ладоням, втягиваясь в них. Я поднялся, - Идите впереди - показывайте дорогу. И... печать уже сформирована, учтите это.
  
  С этими словами я протянул вперед правую руку вверх ладонью, на которой чернели те же самые линии. Будем рисковать. Треть секунды форы по-прежнему сохраняется, поэтому в случае активации фуин я выживу. Правда, останусь без руки... Что ж, будем считать эту возможность платой за излишнюю доверчивость.
  
  Длинноволосый кивнул напарнику, они развернулись и направились в сторону ближайшей рощицы, которыми изобиловала Коноха. А в трех шагах позади шел я, стараясь держать правую ладонь подальше от себя. И пусть это было глупо - десяток сантиметров ничего не решат, но тот, кто хоть раз держал в руке боевую гранату с сорванной чекой, меня поймет...
  
  Наша необычная процессия дошла до деревьев и остановилась. Я было открыл рот, но...
  
  Признаться, до сегодняшнего дня я как-то не задумывался о внешности моего самого главного врага. И даже от той единственной встречи в кабинете Цунаде у меня остались лишь общие воспоминания. Трость, правая рука, спрятанная в хаори без рукавов, половина лица, вместе с глазом обмотанная бинтами... Части никак не хотели складываться в завершенный образ, оставляя после себя ощущение недосказанности.. и глухой беспричинной угрозы в сторону всех, кому не повезло повстречаться обладателем этих черт...
  
  А сейчас Шимура Данзо, Старейшина Деревни, Скрытой в Листве и глава законспированной организации, некогда признанной террористической и распущенной... как выяснилось, не до конца, стоял всего лишь в десятке шагов передо мной, по-простому вышагнув из-за дерева.
  
  Несколько секунд мы обоюдно рассматривали друг друга. Не знаю, что увидел он... но мое мнение о нем ничуть не изменилось, разве что немного дополнилось. Да, все эти раны, трость, глаз были потеряны им отнюдь не в пьяных драках с соседом... Старик в свое время славно потрудился на благо родной деревни, и даже спустя столько времени не ушел на покой... Что ж, тем он опаснее. Ибо страшнее всего - идеалисты, искренне верящие, что они правы, и готовые швырнуть на алтарь своих убеждений все - любовь, семью, дружбу, жизни - свои и чужие. Правда, по странному стечению обстоятельств, жизнями платят в основном другие люди, ведь 'с моей смертью человечество непременно свернет с правильного пути!'..
  
  На мгновение жутко зачесалась правая ладонь, но я подавил этот порыв. Глупо... Наши отношения начались с 'Геенны', и было бы очень самонадеянно считать, что на ней они могут окончиться. Он не пришел бы, не подготовившись. Вряд ли он знает обо всех моих возможностях, но я здесь не за тем, чтобы устраивать битву... Не за этим, я сказал! Да и Хирайшин мне не заблокировали, а это о чем-то говорит...
  
   - Айдо... Комура, - Проскрипел стоящий напротив старик, - Что тебе нужно в Селении Скрытого Листа?
  
  Я подавил возникшую нервную дрожь. От этого разговора зависит очень многое... Или совсем ничего. Так какая мне разница?
  
   - Прошу прощения, Данзо-сама.., - Прищуренный глаз собеседника от удивления чуть приоткрылся, - ...Но меня зовут Узумаки Айдо. И, насколько мне известно, вы сами искали меня, запись в Книге Бинго недвусмысленно указывает на это. К сожалению, в связи с выполнением поручения Годайме Хокаге я не мог предоставить отчет по заинтересовавшим руководство деревни вопросам ранее, но как раз в данный момент я направляюсь в Канцелярию Хокаге для разрешения всех возникших вопросов. А вы меня отвлекаете.
  
  Улыбнулся прямо в морщинистое лицо. Что ж... Я не льщу себе надеждой, что могу обмануть и переиграть старика, который опутал нитями своих интриг всю деревню. Настолько, что все - от Хокаге до последнего генина, знающего, что к чему, предпочитают не обращать внимание на тот простой факт, что официально, приказом Хокаге, распущенная организация Корень АНБУ, не только существует, но и прекрасно себя чувствует, внедряясь в основные структуры деревни и имеет при этом серьезный вес и авторитет... Мне до такого уровня еще жить и жить... Но ведь зачем-то он стоит сейчас передо мной, вместо того, чтобы согласовывать список участников в команде по моей ликвидации? Так что мы еще побарахтаемся. Наглость - второе счастье!
  
   - Вот как? - Проскрипел, не утруждаясь изменением тона голоса, Старейшина, - И ты хочешь сказать, что родственники, оставшиеся в Конохе, тебя не интересуют?
   - Какие родственники? - Удивленно округлил я глаза, - Мне, как Главе клана Узумаки по праву рождения и наследования, ничего не известно о проведении проверок на генетическое соответствие. Тем более, по информации от выдающегося ученого, ранее работавшего в Конохагакуре, - я думаю, такой толстый намек не понять будет просто невозможно, - генома Узумаки не существует. А по поводу неправомерного присвоения Наруто Намиказе фамилии 'Узумаки' руководству Конохи в свое время будет заявлен официальный протест, но, по практическим соображениям, не сейчас.
  
  Всю эту чушь я вываливал на своего визави с уважительным выражением лица и едва заметной улыбкой на лице. Строго говоря, это была даже не совсем чушь. В рамках феодального права все было абсолютно законно. Мама как чувствовала, родив Наруто на пять минут раньше. Старший обычно наследует отцу, а младший - матери. Об этом все обычно забывают, когда дело доходит до распила имущества, потому что такая ситуация, когда отец, фактически властитель (хоть и выборный, но пожизненный, если не накосячит) не самой маленькой страны, по факту гол как сокол, а его жена, ниже по должности, но выше по положению (химе клана!) имеет в собственности остров, полученный ею сильно до брака - уникальна. Да уж, если Наруто захочет подать на меня в суд, юристы с обеих сторон из штанов повыпрыгивают, наизнанку вывернутся, раскручивая эдакую правовую коллизию. Жаль, что наши проблемы в этом мире никакой арбитраж не разрешит, а окончательным судьей окажется не напыщенный дворянин в мантии, а зверская рожа Шинигами после мгновения смерти...
  
  Ну а насчет генома... Мысленно улыбнулся, вспоминая ехидную гримасу Орочимару. Он, наверное, ждал от меня обиды, криков 'Ты брешешь, негодяй!' и прочих глупых вещей... Но средневековому исследователю геномов, не имеющему понятия о слове 'ген', простительно не знать, что селективные признаки в случае целенаправленного отбора тоже наследуются. Так что клан Узумаки - это семья, очень долгое время создававшая себя сама, а я - наследник многовекового труда. По сравнению с этим любые Кеккей-Генкаи - всего лишь прах под ногами, чудики, случайно хапнувшие кусочек необычных возможностей и изо всех сил тужащиеся, чтобы их не потерять...
  
  Я даже с некоторой жалостью посмотрел на старейшину. Клан Шимура, как слышал, тоже обладал какой-то способностью... Ну и толку от нее, когда ты остался один? А мне нужно всего лишь приложить чуть-чуть усилий и немного мозгов, чтобы полигон на Узушио вновь запестрел яркими пятнами красных шевелюр...
  
  Прогнал неуместную жалость и постарался подумать о приятном. Орочимару, конечно, изрядная змеюка, но его научные таланты признаются всем Миром Шиноби без исключения, и, если он сказал, что генома нет, значит - нетути. А для меня это в первую очередь означает, что один исключительно напыщенный глава клана будет не против внуков с красными волосами и Бъякуганом впридачу. А что делать с их Джуином - там решим. В конце концов, это ведь печать и ее не только можно, но и нужно исследовать. И первый кандидат в подопытные мышки у меня уже есть...
  
  Я задавил неуместную улыбку. Странно, но при мысли о красноволосых внуках Хиаши я прежнего воодушевления не почувствовал. Так... энтузиазм... А вот Джуин вызывал недвусмысленный исследовательский зуд... Впрочем, не время и не место. Поднял глаза на Данзо, обдумывающего мои слова.
  
   - Вот как.., - Повторил он. Глава Корня АНБУ явно даже не собирался демонстрировать мне, что он подбирает слова, - Весь этот бред оставь для дураков, он никого не обманет. Ты утверждаешь, что тебя совершенно не интересует джинчуурики и Девятихвостый?
   - Да, - Я твердо посмотрел на Данзо, - Мне не нужны ваши тайны. Что до джинчуурики, у меня есть...
  
  Я подавился словом 'собственный' и с усилием его проглотил. Что-то я разоткровенничался... Черт, рядом ведь Яманака, о котором я напрочь забыл. Вот же менталист чертов, мозголом проклятый! Как по мне, так это самая отвратительная способность из мне известных. Даже любимый прием Орочимару - изблевать самого себя, и рядом не стоит с возможностью шарить по чужим мозгам как в сгнивших потрохах полуразложившегося трупа. В том числе и поэтому Яманака Ино не вызывает у меня никаких чувств, даже эстетических, несмотря ни на какие свои внешние данные. Разве что легкую брезгливость...
  
  В ответ на внезапную паузу в разговоре бинты на правом глазу Данзо вдруг шевельнулись, как будто под ними скрывался здоровый глаз, сейчас приоткрывшийся. Волна движения, показавшаяся мне похожей на возню громадного и мерзкого насекомого, свившего себе гнездо в глазнице, прокатилась сверху вниз, будто снова осматривая меня. Вот задержалась в районе живота... Я внутренне похолодел, молясь всем богам, чтобы Йоко как раз сейчас не подала голос. Барьер Чиё закрывал спираль джинчуурики от всех внешних воздействий, но у старика в глазу явно была штука, в эффективности которой он был уверен...
  
  Движение задержалось на животе... и пошло дальше. Я сглотнул ставшую вязкой слюну.
  
   - ...У меня есть, о ком заботиться. Люди, которые поверили в меня и нуждаются во мне, занимают все мое время. И ни на что другое сил не остается. Спятивший от ненависти демон, шестнадцать лет назад разрушивший Коноху и остановленный лишь ценой жизни моих отца и матери, мне и даром не нужен. Я с удовольствием бы его уничтожил, но это ослабит деревню, в которой я родился, вырос, и которую люблю, несмотря ни на что. Может быть, вам непонятны такие чувства, Данзо-сама, но именно исходя из них я намерен жить дальше. Надеюсь, мы сможем прийти к соглашению.
  
  Некоторое время вокруг нас царила тишина, разбавленная лишь шелестом ветра в листве.
  
   - Вот как...
  
  Данзо повторил это в третий раз и без единого лишнего слова или взгляда вдруг развернулся и пошел прочь. За ним заторопились и двое его сопровождающих.
  
  Я недоуменно смотрел ему вслед. Ну и что это такое? Итог-то где? Или... То, что я живой, не сожранный жуками Абураме и не с переломанными мозгами от Яманака и есть ответ?
  
  У самых деревьев Старейшина остановился и обернулся.
  
   - АНБУ снимет требования о твоем вызове на допрос и отзовет запись в Книге Бинго. Со списком торговцев телами разбирайся сам - там ты уже стал ценным товаром, - Если бы я не видел его неподвижное лицо, изборожденное глубокими морщинами, я бы побился об заклад, что он издевается, - И да... Можешь развлекаться с женами крестьян в провонявших рыбой хижинах на своем острове; подбирать объедки с лабораторного стола Орочимару; набирать себе охрану из трусов, удирающих от опасности впереди собственного визга и из шиноби, за всю свою жалкую жизнь не убивших и муравья - сколько тебе вздумается... Но не забывай, что всем, что у тебя есть, ты обязан Конохе и лично мне. Не заигрывайся и не посчитай, что ты чего-то стоишь... Иначе будешь уничтожен.
  
  Он медленно отвернулся... Но я видел это уже сквозь прозрачный туман, заслонивший все вокруг, кроме чуть скособоченной фигуры, сейчас поднимающей свою палку. Чуть впереди и сбоку раздался встревоженный вздох менталиста, из глубин души долетел тихий шепот 'Пап... Не надо...', а меня с головой накрыла волна яростной, нерассуждающей, но при это холодной и острой ненависти. Плевать на все. Плевать на твое положение, плевать на твою силу... да даже на твои оскорбления плевать... Но это слово в отношении девушки, которая любит меня больше жизни... Любит меня настолько, что готова на все, лишь бы я был счастлив... Таюя... Равно хочет быть со мной рядом до самой смерти или сей же миг исчезнуть из моей жизни, только бы облегчить мою судьбу... Ю... Девушки, которая отдала мне свою тело и душу, ничего не прося взамен... Я обещаю... нет, я клянусь, что придет тот миг, когда я вобью это слово тебе в глотку, отвратительная старая тварь... И ты захлебнешься им вместе со своей подстилкой Орочимару, сотворившей с ней это... Но, только лишь ради нее самой - не сейчас. Ты только доживи, понос Джуби... Только доживи...
  
  Я вздохнул, успокаиваясь, и чуть шевельнул рукой с висящей печатью в сторону Абураме, уже шагнувшего ко мне
  
   - Данзо-сама.., - В упор посмотрел в повернувшийся ко мне глаз, прищуренный настолько, что в нем нельзя было рассмотреть ничего - ни чувств, ни эмоций, - Я уже сказал, что Девятихвостый со всеми его хвостами, лапами и потрохами меня не интересует. И это правда. Но... Оставьте в покое Наруто. Он ничего не хочет знать о ваших интригах, а просто желает защитить своих друзей. Не трогайте его и ваши планы останутся в полной безопасности. Это я вам как его брат говорю.
  
  Старейшина секунду постоял неподвижно, сверля меня своим единственным свободным глазом... потом молча повернулся, сделал шаг вперед и исчез вместе со своими спутниками. Кажется, это был Шуншин... и теперь я не уверен, что скорости активации 'Геенны' хватило бы, чтобы хоть поджарить им полы плащей. Черт, по краю прошел. А ведь, похоже, что он тоже меня опасался. Впору возгордиться и задрать нос выше небес... Но вот именно сейчас почему-то хочется одного - сдохнуть...
  
  Я свалился под ближайшее дерево, привалился к нему спиной и прикрыл глаза. Так и сидел, отходя от нервного напряжения, пока в голове не раздался голос.
  
  'Пап... Ты в порядке? Я... закрыла дыру в барьере и ничего не видела и не слышала... Прости, что не помогла...'
  'Йоко, ты умничка, - Устало вздохнул я, - Детям положено прятаться, пока их отцы самостоятельно разбираются со злыми взрослыми дядьками...'
  
  Девочка хихикнула.
  
  'Да я уже сама хотела дырку заложить, как посмотрела на все, что ты творишь. Ты сам еще в своих девушках не запутался? Учти, будущую маму я буду выбирать очень придирчиво!'
  'Все-таки ты порядочная язва... Нельзя издеваться над уставшим родителем.., - В ответ мне полетел ехидный смех и я понял, что, если сейчас срочно не займусь делом, мне придется плохо. Все-таки иногда голоса в голове доставляют изрядные неудобства.., - Так, сейчас мы идем к тете Цунаде. Не баловаться, 'смешных' шуток не вставлять и не вмешиваться. Если хочешь - просто смотри и слушай'
  'Уи, мон женераль!'
  'Ты не успокоишься, пока все мои познания в иностранных языках не переберешь?' - Риторически подумал я и тяжело поднялся. Настала пора приступить к заключительному номеру циркового представления 'Айдо и вооон та группа в полосатых купальниках'...
  
  Я вздохнул и отправился к Башне Каге. В это время бабуля должна быть еще там - у нее вечная проблема с бумагами. Ну что ж, Айдо, готовься. Категорический императив - выжить, и, думается мне, это будет не так уж просто...
  
  
  ... В последний раз неуверенно переступил с ноги на ногу перед дверью в кабинет Хокаге и еще раз мысленно пробежался по всем приготовлениям. Так, четыре печати 'скорость' на спине помогут быстро активировать 'Последнюю крепость'. Включать ее придется в последний момент, иначе я не смогу двигаться и говорить, но, надеюсь, успею. А там чуть-чуть потерпеть, бабуля, конечно, женщина суровая... но отходчивая.
  
  Вообще, дойти до кабинета оказалось не просто... а очень просто. Со стороны это выглядело так - в вечерних сумерках в первый попавшийся кабинет завалился плотный синеволосый парень, без протектора и вообще признаков принадлежности к Конохагакуре, зацепил за жилет первого попавшегося чунина, спешащего домой, спросил, на месте ли Хокаге, получил утвердительный ответ и вот уже некоторое время топчется перед дверью кабинета, что-то бормоча и периодически складывая какие-то ручные печати (стратегию выживания разрабатывал, чо). Если бы такое произошло на острове, все виновные были бы отправлены на заготовку рыбьих потрохов к большому профессионалу в этом вопросе Рью Масаши... Нет, меня, конечно, радует, что я только что придумал карательную часть для административного кодекса Узушиогакуре, но вот глобальное раздолбайство в Конохе не устает меня поражать... И когда я почти убеждаю себя, что это мне привиделось - новый факт разрушает мои построения...
  
  Ладно, пора. Я встряхнулся, толкнул дверь и решительно шагнул в яркий конус света, упавший из комнаты в темный коридор. На мгновение световой контраст ослепил меня...
  
  А когда я проморгался, то увидел... Обычный и привычный кабинет Хокаге. Ничего необычного... За исключением сверкавших свежестью и чистотой деревянных стен... И абсолютно новой и, кажется, даже необмятой мебели. Вспомнив бабулины привычки, их последствия и примерно прикинув последовательность событий я, не сдержавшись, фыркнул, машинально шаря глазами по кабинету в поисках особой отдельно ночной бригады столяров и мебельщиков быстрого реагирования и буквально напоролся на недоуменный взгляд зеленых глаз. Сакура... Ну конечно, куда ж тут без нее...
  
   - Кхм... Прошу прощения?
  
  Из тени между двумя окнами выступила настолько привычная в этом помещении, что почти уже незаметная Шизуне-тян. Она так же, как и розоволосая, удивленно рассматривала незнакомого парня, посмевшего без спроса ввалиться в кабинет Хокаге и нагло здесь хихикающего.
  
   - Ох, извините! Позвольте представиться...
   - А, Айдо, наконец-то. Уже вечер. Где ты так сильно задержался?
  
  Мой взгляд, до этого упорно не желавший смотреть прямо перед собой, обреченно устремились на хозяйку кабинета. Цунаде Сенджу по обыкновению сидела за столом, уперев подбородок в сложенные замком ладони. Светло-карие, как у Таюи, глаза глядели на меня без всякого выражения, а на безупречно красивом лице, обрамленном светлыми волосами, можно было прочитать только вежливый интерес. И это пугало сильнее всего...
  
  Осторожно, дабы никого не спровоцировать и не выдать себя движениями дерганой куклы, поднял руки, отменяя Хенге.
  
   - О, Комура-кун! Как у тебя дела? - Оживилась Шизуне, а Сакура изумленно распахнула глаза и чуть отшагнула назад.
   - Пока неплохо, сестренка, спасибо, - Пробормотал я, - Привет, Сакура. Цунаде-оба-сан, думаю, спрашивать, как вы меня узнали, бессмысленно? Тоже что-нибудь об 'ученике' и 'движениях' скажете?
   - Ну почему же? Ты никогда не задумывался, почему на воротах чаще всего встречаешь Изумо и Котецу? А, между прочим, они настолько хорошо могут смотреть сквозь иллюзии и маскировку, что могут опередить в этом многих Учих. Я знала о том, что ты здесь, с полудня.
  
  Менторский тон бабули по-прежнему ничего не выражал.
  
   - Понятно, - Вздохнул я, - Мог бы и сам догадаться. Особенно вспоминая мой Чунин Шикен...
   - Комура-кун.., - Вновь произнесла Шизуне, но в этот раз ее прервали.
   - Нет.
  
  От этого короткого слова Цунаде в кабинете похолодало.
  
   - Что 'Нет', Цунаде-сама?
   - Его зовут не 'Комура-кун'. Его зовут Узумаки Айдо... Быстро же ты отказался от моего подарка...
  
  Женщина начала подниматься из-за стола, а я понял, что в эти мгновения мой последний шанс выжить стремительно уходит и, более не раздумывая, стремительно активировал 'Последнюю крепость'.
  
   - Ну, раз ты все же счел возможным порадовать нас своим визитом, расскажи, пожалуйста, кого ты там воскресил, чем ты заплатил за это и что ты наговорил бедной девочке, - кивок на Сакуру, - что она пришла с последней миссии чуть не плача, а Наруто двое суток ни с кем не разговаривал?
  
  Пятая Хокаге, продолжая говорить, медленно шагала ко мне, а я молчал и улыбался, не в силах ни что-нибудь сказать, ни изменить выражение лица на чуть более виноватое. 'Последняя крепость' полностью блокировала все движения, вплоть до вращения глазных яблок...
  
  Цунаде медленно подошла на шаг и окинула меня внимательным взглядом.
  
   - Молчишь, значит? Улыбаешься, значит? Ну, тогда более простой вопрос. Расскажи-ка мне... когда это ты смог выжить после моей тренировки?!
  
  И вместе с последней фразой, мгновенно перешедшей в рев, по моему телу, прикрытому печатью, был нанесен удар...
  
  'Вот я никогда не обращал внимания, а вопрос на самом деле непраздный... сколько в Башне Каге этажей? Три или четыре?' - Меланхолично предавался философским размышлениям, лежа в той же позе, как и стоял, посреди солидной ямы, которую я пробил после стремительного полета в грохоте и кусках дерева сквозь межэтажные перекрытия прямо в земляной фундамент.
  
  Внезапно рядом со мной сверху спрыгнула Цунаде и с удивлением посмотрела на меня.
  
   - Все еще улыбаешься? Что ж... Возможно, ты и не хвастался. Тогда.., - Схватила меня за плечо, удивилась его каменной твердости и поставила меня вертикально. На ее губах заиграла улыбочка настолько садистского толка, что я бы тут же задал стрекача... если бы мог. Ой, мамочки!., - Настало время финального экзамена!!
  
  Она резко хлопнула руками, складывая печать концентрации. Из фиолетового ромба по ее лицу плеснули линии освобожденного Инфуина, глаза на мгновение вспыхнули ослепительным светом... А я не мог оторвать внимание от медленно, как во сне плывущего ко мне кулака женщины... Миг шел за мигом, секунда за секундой, а кулак все летел и летел...
  
  'Классический апперкот в корпус...' Удивительно, насколько бесполезные мысли могут проскакивать в голове в последние мгновения жизни. Потому что кулак уперся в кожу лишь на неразличимый миг... Со звуком разбитого бутылочного стекла всей своей безграничной мощью устремился дальше... И мир потонул в ослепительно багровой вспышке боли.
  
  'Папа! Ну тебя на хрен с твоими развлечениями! Я не собираюсь сидеть здесь и смотреть, как тебя убивают! И в задницу твои приказы!!!'
  
  Кажется, именно эти вопли я слышал у себя в голове, пока, подброшенный неистовым ударом, вновь пробивал стены и потолки, на этот раз собирая в свою многострадальную спину все куски полов и перекрытий, которые я пробивал уже по второму разу. Наконец, я со всего размаха влип в потолок кабинета Хокаге, который совсем недавно покинул целым и здоровым и окровавленным куском мяса рухнул на сохранившийся участок пола.
  
   - О, Ками-сама! Айдо! Нет!
  
  Совсем рядом раздался девичий вскрик и рядом со мной на колени рухнула Шизуне, протягивая ко мне руки. Спустя секунду рядом упала Сакура. Их ладони окутались зеленым свечением.
  
  Мысли ворочались в голове как тысячетонные каменные глыбы, постепенно успокаиваясь и застывая в бесконечном смертном покое. 'Интересно, чего они собираются там лечить? Там ведь...'
  
   - У него в пыль раскрошены ребра и вообще на месте груди почти сквозная дыра до шеи!! А на месте внутренних органов каша! И доски в спине! Цунаде-сама, как вы могли?! Это же невозможно вылечить! Ай! Жжется что-то!..
  
  Шизуне рефлекторно отдернула покрасневшую ладонь и потрясла ею. Сакура мельком покосилась на нее... Упрямо сжала губы и еще сильнее вжала ладони в медленно холодеющее тело, быстро смаргивая появившиеся, скорее всего, от... нет, точно от боли в обожженных руках, слезы.
  
  'Глупая-а-а... Неужели от того, как сильно ты прижмешь руки, эффективность лечения повысится-а-а-а...'
  
  Все это заняло едва пяток секунд, и из пролома в полу прыжком выметнулась Цунаде. Одним взглядом охватила картину кровавого побоища и сказала:
  
   - Хм-м...
   - Цунаде-сама!!! Сделайте что-нибудь! Он же умрет!!!
  
  Розоволосая, всем своим весом вдавливающая в меня руки, вдруг потеряла опору и почти упала в ближайшую дыру, но успела восстановить равновесие. Приподнялся на руках, встал и выпрямился. Со спины на пол со стуком свалились выпавшие из спины деревяшки, а я обвел онемевших зрителей отчаянно чешущимися глазами.
  
   - Умрет?! А вот не дождетесь! Нака-ся выкуси, садисты хреновы! 'Возрождение: Печать Феникса!'
  
  'Пап... Ты прости меня за ругань, я испугалась за тебя просто... Это, конечно, здорово... Но я тут посидела в твоем внутреннем мире и подумала - может ты назовешь эту печать как-то иначе? А то я тут...'
  
  Это рельефная, выпуклая, отчетливая, но не-моя мысль была мной проигнорирована, потому что как раз в это мгновение Хокаге вновь рванула в атаку... Но ее порыв бесполезно угас в выставленном одномерном барьере...
  
   - Хм? - Теперь с вопросительной интонацией произнесла она и снова попыталась проломить еле заметное дрожание воздуха перед собой. Попытка ожидаемо не принесла эффекта.
  
  Женщина поднесла к лицу кулак со стесанными до крови костяшками и пару секунд смотрела, как стремительно затягиваются повреждения. Подняла глаза, шагнула было вперед... Но внезапно замерла, упершись в мой немигающий взгляд. Совершенно неожиданно - после применения 'Феникса' меня почти что на шатало. И это давало шанс...
  
  Еще секунду мы смотрели друг на друга - пятидесятилетняя женщина, выглядящая на двадцать пять, Годайме Хокаге одной из великих деревень и красноволосый парень шестнадцати лет, тем не менее уже набивший немало трупов... Все еще сжатый кулак - и едва заметно дрожащие на кончиках пальцев три одномерных лезвия. Взгляд оценивающий и ищущий слабину - и взгляд, застланный прозрачным туманом, закрывший для него все, кроме его цели. Великий саннин, могущий уничтожать врагов ударом кулака - и человек, только что поднявший к жизни собственные окровавленные кости и твердо намеренный больше никогда и никому такого не позволять. Карие глаза упирались в мои зрачки... А потом Цунаде вдруг моргнула... и во взгляде появилось виноватое выражение... Напополам с гордостью. Ну что ж, надеюсь, я не зря все это терпел...
  
  Я отпустил Когти, чуть улыбнулся... И меня будто подхватил порыв ветра. Цунаде шагнула вперед настолько стремительно, что все мои хваленые 'скорости' не позволили мне даже дернуться и обняла меня, прижав к своей огромной... а еще упругой и прекрасной формы... Айдо, ей пятьдесят лет и она твоя родственница... по ней не скажешь и очень дальняя... так, угомонись, жалкий извращенец!.. груди.
  
  Спустя некоторое время (Да не считал я мгновения, не считал! Не настолько же я извращенец! Правда не настолько!) она выпустила меня из объятий и улыбнулась.
  
   - Молодец, Айдо! И... Поздравляю тебя со сдачей экзамена на джонина! Заслужил! А теперь, раз уж мы выяснили основные вопросы.., - Отшагнула назад и пару раз хлопнула себя по кое-где тлеющей одежде, - Может быть, объяснишь ЭТО?
  
  Палец женщины уперся мне в грудь и тут же покраснел. Я поднял вверх правую руку и с удивлением начал рассматривать еле заметную оранжевую дымку, покрывавшую целиком все мое тело.
  
  'Йоко?'
  'Пап... прости... Я правда испугалась... Только сегодня это освоила, поэтому покров такой жидкий получился! Но зато тебе не пришлось сосредотачиваться на Печати Отшельника, я сделала все сама!'
  'Да ладно, я и сам не ожидал... Думал, все пройдет более... камерно. Спасибо тебе'
  
   - Ну заодно объясни и ЭТО!
  
  Палец убрался с моей груди, тут же вернув нормальный цвет и ткнул в сторону невесть как уцелевшего в этом диком катаклизме зеркало на дальней стене. А оттуда на меня уставилось встрепанное и чумазое чудище... таращившее красные глаза с вертикальным зрачком.
  
  'Ох, дочурка, подвела ты меня под монастырь... Ну, теперь сама и расхлебывай! Давай только не как в первый раз. Ни за что не цепляться и ничего не тащить!'
  'Да поняла я, не беспокойся! Тут и тащить нечего уже!' - Не смогла напоследок не съехидничать девчонка.
  
  Я тяжело вздохнул, вернулся в реальный мир и обвел взглядом женщину, девушку и девочку. Как определил? Ну-у-у... Упругая шестерка, милая двойка и грустная единица не оставляли места для сомнений... Тьфу, ты, Айдо, все Таюе расскажу!
  
   - Хорошо. Смотрите. Только не пугайтесь...
  
  Неторопливо расстегнул рубашку и машинально отметил, что никто из присутствующих даже бровью не дернул. Не то чтобы очень хотелось, да и о бабуле с сестренкой молчу... Но вот Сакура вряд ли больше покраснеет от такого зрелища после созерцания моих почти мертвых костей, залитых кровью, на полу...
  
  Полы рубашки распахнулись и заинтересованным взглядам предстала печать, впервые со времен создания увидевшая дневной свет. Багровый завиток бесконечной спирали на этот раз был заключен в сложную многоугольную конструкцию. Как я понял - прямые углы это в принципе суновский стиль работы. Ну и получается - топорно, грубо, но действенно. За основу мы взяли технику марионеток Монзаемона, ту самую, которую выполняли три куклы одновременно. Я специально настоял именно на таком виде, потому что предвидел некоторое несогласие со стороны основной пользовательницы этой печати. Но, вопреки ожиданиям, она протестовать не стала, а менять что-либо уже поздно. Поэтому я тяжело вздохнул, сложил руки лодочкой, приставил к животу и сделал движение, как будто раздвигаю невидимые створки.
  
   - Фуин: Поглощение Света!
  
  Несмотря на то, что в создании печати была немалая часть труда Чиё (поэтому и пришлось назвать ее без своих обычных шуточек... Только лишь с ма-а-аленьким намеком...), этот фуин была моей гордостью. В нем не было значимых символов - все они улеглись в структуру еще на стадии предварительных эскизов. Поэтому на моем брюхе были только черточки и линии, линии и черточки... Ну и Таюя оценила, сказав, что этот рисунок стильный, очень мне идет и вообще повышает мою мужскую привлекательность...
  
  Но вот внешние эффекты от работающей печати... Между моих ладоней возник грязно-серый, будто составленный из клубов комнатной пыли, вихрь. Он вытянулся на полметра в длину и в высоту, на его дне сверкнула багровая искорка... От нее наружу протянулись тонкие нити оранжевого света. Они становились толще и толще, собираясь в клубок в горловине вихря... Мгновение - и между мной и Цунаде стоит и с любопытством оглядывается красноволосая девочка.
  
  Я с облегчением опустил руки. Несмотря на твердые обещания девочки, ощущения у меня были... ну примерно как вырывать коренной зуб кузнечными клещами, предварительно испытав на себе метод народной анестезии 'деревянной киянкой по затылку'. И ведь чувства не отключить, тут, можно сказать, болит душа...
  
  Йоко оглянулась и требовательно посмотрела на меня. Я вздохнул и достал из кармана жилетки протектор Узушио, к которому девчонка неожиданно привязалась. После первого ее перемещения в вихрь фуин он остался лежать на полу суперзащищенного подвала, который я отгрохал под нашим клановым поместьем. Факт того, что протектор не является ее частью, очень расстроил Йоко, но сформировать такой же, только из... себя самой она категорически отказалась и упросила меня всегда брать с собой эту металлическую пластинку с выгравированным символом Узушио. Судя по тому, что в обмен на это она обещала минимум раз в три дня убирать в доме - эта вещь стала ей по-настоящему важна...
  
  Я кинул ей протектор. Она повязала его вокруг лба, спрятав матерчатую ленту в волосах, прислушалась к ощущениям и по недавно появившейся привычке сдула прядку волос, падающую на глаза.
  
  Цунаде, стоящая перед нами, изумленно распахнула глаза и прошептала:
  
   - К-куши-чан?.. Но как?
  
  Странно, она уже вторая, кто называет это имя... и почему оно кажется мне таким знакомым?
  
  Спина девочки недовольно напряглась, но она все же выпрямилась, оттянула ладошками полы юбочки и присела в книксене.
  
   - Позвольте представиться. Йоко но Кьюби, третий по старшинству член клана Узумаки. А он, - кивок на меня, - мой папа! Очень приятно наконец, познакомиться лично, Цунаде-баа-чан, Шизуне-сан, Сакура-чан. До этого момента я видела вас только из печати...
  
  Звонкий голосок утих и в кабинете воцарилась глубочайшая тишина. Пятая Хокаге наконец справилась с изумлением и воззрилась на меня.
  
   - Айдо, так, ты говоришь, КТО она?
   - Биджу, моя дочь дух-от-духа... и, выходит, ваша внучатая племянница. Поздравляю вас бабушкой.., - Пробормотал я.
  
  Вновь установившееся молчание разрушил голос Сакуры.
  
   - Подождите... Так это что получается?.. Кьюби на самом деле - ЛИСИЦА?! Иначе как?..
  
  В ее взгляде, брошенном на меня, читалось потрясение с каким-то необычными нотками. Я больше не мог сдерживаться и изо всех сил хлопнул ладонью себе по лицу...
  
  В кабинете раздалось сначала тихое, но постепенно набирающее силу хихиканье, вскоре грозившее перерасти в полноценный нездоровый ржач. И если Йоко совершенно не стеснялась, весело сверкая на меня голубыми глазищами, то от Шизуне, скромно прикрывшей рот рукой, но трясущей плечами, я такого предательства не ожидал... А насмешливое фырканье бабули стало последней каплей, разочаровавшей меня в окружающих людях...
  
  Я прошел к чудом уцелевшему столу, нашарил какой-то чурбан, отдаленно подходивший под мои цели и постарался устойчиво на нем усесться.
  
   - Ну, спасибо и на том, Сакура... Ты не представляешь, как я тебе благодарен за то, что ты не начала строить иные предположения, насмотревшись на манеру поведения и стиль одежды Саске.., - Красноволосое хихиканье стало на два тона громче, но я величественно его проигнорировал, - Что же, видимо, придется рассказать. Слушайте. Дело было так...
  
  
  
   - ...Ну и вот таким вот образом и получилось эдакое чудо!
  
  Я устало замолчал и оглядел кабинет. Упомянутое чудо сидело в кресле Хокаге, заботливо пододвинутое бабулей, на краю стола, и за обе щеки уплетало сладости из ближайшего ночного ресторанчика, запивая их чаем. Цунаде умильно улыбалась, глядя на эту картину, в глазах сестренки проскакивал скорее исследовательский интерес (ну как же, биджу наворачивает сладкий рис и конфеты да знай нахваливает!), а Сакура опустила голову, рассматривая сжатые на коленках кулаки и о чем-то раздумывая.
  
   - Ясно.., - Вздохнула Цунаде, - Должна сказать, твоя история абсолютно невероятна. И если бы я не видела своими глазами, то никогда бы... Биджу это ведь не просто существа, они...
  
  Мы с Йоко одновременно навострили уши, но продолжения не последовало.
  
   - Ладно... С причинами явления будут разбираться профессионалы. Заработают себе немало преждевременных седых волос... Лучше скажи, как вы двое собираетесь жить дальше? Все присутствующие здесь будут молчать, да, Сакура?.. Но в деревню ты пока вернуться не можешь, я не смогла отменить твой статус нукенина...
   - Все в порядке, Цунаде-сан. С этим вопросом я уже разобрался, - Хокаге недоверчиво посмотрела на меня. Похоже, это заявление показалось ей намного менее вероятным, чем рождение нового биджу. И я ее вполне понимаю.., - Запись из 'Бинго' отзовут, следствие прекратят... Но на определенных условиях. Жить в Конохе мне по-прежнему не рекомендуют. Да и с Наруто... Думаю, вы понимаете...
  
  Бабуля посмотрела на меня и в ее глазах мне почудилась солидная доля уважения.
  
   - И в связи с этим у меня тут вопрос назрел... Пока мы жили на острове, как то незаметно народом обросли... То тут, то там...
  
  Я достал из кармана лист с текстом предложения о сотрудничестве с Узушиогакуре и неуверенно протянул через стол. Бабуля некоторое время вчитывалась в него, а затем вздохнула и откинулась на спинку деревянного стула.
  
   - А ты очень наглый пацан, Айдо, ты знаешь об этом? Просить Хокаге признать еще одну Деревню шиноби, пусть и малую...
  
  В голосе женщины играли сердитые и недовольные нотки... Но равнодушия не чувствовалось, поэтому я затараторил:
  
   - Ну так ведь не с нуля же создавалась! Коноха и Узушио уже были союзниками, нужно это просто подтвердить, ничего сложного. А мы могли бы взяться за береговую охрану со стороны Мизу Но Куни, там щас шпион на шпионе сидит, шпионом погоняет а диверсанты вообще чуть ли строем ходят, как гуси! И, кроме того.., - Я замялся, - Цунаде-оба-сан, вам не кажется, что имя 'Айдо' немного неподходящее для парня? Нет, я не жалуюсь, хотя карма имени иногда немного мешает, правда, Сакура? - Девушка чуть покраснела, не поднимая глаз, а Шизуне хихикнула, - Но неужели вы не чувствуете хоть капельку вины за то, что на всю жизнь определили мою тяжелую судьбу? Может, пойдете навстречу, а?..
  
  Я постарался максимально скопировать взгляд Наруто, когда он просил меня помочь в покупке чашки рамена... или в очередной поимке Саске... Но, судя по смеху бабули, у меня не получилось...
  
   - Хватит, хватит, интриган. Смотри-ка, все еще помнишь тот разговор! Хорошо, я согласна. И что ты будешь делать с этим дальше?
   - Ну-у-у-у... Задумчиво протянул я, - Наверное, мне стоит нанести такой же визит Мизукаге? Деревня-то пограничная, а с вашим согласием, думаю, вопрос решится быстро. У меня еще один такой же лист заготовлен.., - Достал из кармана новую бумажку и положил ее на стол.
  
  Цунаде откинулась на спинку деревянного табурета, найденного в соседнем помещении и с каким-то новым выражением оглядела меня целиком.
  
   - Знаешь, Айдо... А ты сильно вырос за эти три года. Изменился, повзрослел... И в свете того, что мы сейчас выяснили о карме твоего имени... Пожалуй, переговоры с Теруми Мей я возьму на себя, нечего тебе пока там делать, - Она со значением усмехнулась неизвестно чему, - Но учти, в дальнейшем вам придется часто с ней встречаться, так что будь начеку!
  
  Закончив разговор непонятной фразой она сгребла листок со стола и выдвинула ящик, чтобы его туда положить. Но у нее что-то не заладилось и она замерла прямо над выдвинутой коробкой, видимо, читая самый верхний документ.
  
  Я неуверенно поерзал на чурбане.
  
   - Ну... Раз мы договорились, то, наверное, мы пойдем. Дел много... Йоко, ты доела? Готовься...
   - Стоять, - Негромкий голос женщины как-то разом напомнил всем присутствующим, что мы находимся в кабинете Годайме Хокаге, управляющей не самой слабой в мире армии. Да, возможно, Деревня Облака превосходит Коноху организацией и дисциплиной, Деревня Камня - техниками и количеством геномов на душу населения... Но до сей поры Деревня, Скрытая в Листве умудрялась переваливать через такие кризисы, что, достанься они остальным - ни их развалинах уже давно завывал бы ветер. Что уж было тому причиной - доподлинно неизвестно, но на характер Цунаде все это не повлиять никак не могло...
   - Я придумала, чем ты расплатишься за признание Деревни, Скрытой в Водовороте!
  
  С торжествующей садистской ухмылкой бабуля выудила из ящика стола лист бумаги и кинула его мне.
  
   - Как ты знаешь, у нас вечно не хватает квалифицированных шиноби... Ранг джонина стоит отрабатывать, Узумаки Айдо! А деревне не помешает немного усилиться, особенно в свете того, что новые союзники пекут биджу как горячие пирожки!.. Извини, Куши-ч... Прости, Йоко, конечно же... Не обижайся, это была просто шутка.
  
  Я вчитывался в иероглифы на листе и по мере осознания информации мои брови задирались все выше и выше...
  
   - Цунаде-сан... Бабуля... Но... как же?... Мне же... Я ведь не владею...
  
  Я бормотал первое, что приходило в голову, смотрел в лицо Хокаге и с ужасом ждал того, что последует дальше...
  
   - А вот ЭТО, Узумаки Айдо, уже полностью ТВОИ проблемы!
  
  Мои ожидания полностью оправдались...
  
   - Готовьтесь, вы выступаете утром. Советую немного выспаться. По пути пришлите сюда дежурную бригаду плотников, совсем разленились, тупые идиоты, совершенно разучились хорошо и прочно строить... Да, и еще, - Голос Хокаге заставил нас с Йоко замереть на пороге, - Вы оба. НЕ СМЕЙТЕ НАЗЫВАТЬ МЕНЯ БАБУЛЕЙ!!!
  
  Интерлюдия.
  
  Команда чунинов, бывшая Команда Десять, а теперь, судя по всему уже и бывшая Команда Куренай, стояла в кабинете Хокаге и слушала описание новой миссии. Слушать стоило очень внимательно, потому что в этот раз на законном месте капитана команды вместо обычной и привычной Куренай стоял Какаши-сан, что означало довольно-таки опасную миссию. Но ни в одной команде из их выпуска замена командире не проходила настолько часто, как у них, поэтому они давно к такому привыкли. Все-таки сосредоточенность на сенсорных способностях вместо плюсов означала и довольно большие минусы...
  
  Слушать, конечно, стоило очень внимательно... Но сегодня Хината Хъюга почему-то никак не могла сосредоточиться. Ее мысли постоянно перескакивали с одного на другое, создавая порой такой хаос, что в нем было не разобраться и самой хозяйке.
  
  Вот и сейчас - девушка вертела головой по сторонам, рассматривая то Пятую, с обычным серьезным видом вещающую из кресла за столом, то Шизуне-сан, по традиции стоящую рядом и безуспешно пытающуюся сморгнуть красноту от недосыпа из глаз... 'Интересно, чем она занималась ночью?..', то Хатаке Какаши, последние несколько минут постоянно трогающего протектор на лице и нервно косящего в тень между двумя окнами...
  
  Выволочки за невнимательность молодая Хъюга не особо опасалась. За прошедшее со времен выборов время характер и привычки новой Хокаге стали достаточно широко известны, 'Хъюга' и 'наблюдательность' - практически синонимы, ну а если вспомнить, что по пути сюда на всех этажах Башни ей встречались следы свежего ремонта, а кабинет так и вовсе сверкал абсолютно новым полом, то становилось понятно, что Хокаге сейчас находится в очень благодушном настроении и даже в случае промашки многое может простить...
  
  
   - ...Таким образом, ваше задание - обнаружить и выследить. В последнее время Орочимару проявляет странную активность и нам нужно знать его причину. На случай непредвиденного развития событий капитаном вашей команды на эту миссию назначен Хатаке Какаши. Все понятно? - Команда кивнула и нестройно, но согласно загудела и тявкнула, - Отлично. А в качестве бойца поддержки и для проверки боевых навыков с вами отправится новый джонин, получивший свой ранг сегодня ночью. Думаю, он будет вам нелишним, а его дополнительная миссия вам не помешает. Знакомит вас нет необходимости. Присоединяйся к команде!
  
  Тень между окнами шевельнулась и подалась вперед, открывая заинтересованным и чуть ревнивым (после слов о свежеполученном ранге джонина) взглядам... красноволосого парня.
  
  Несмотря на то, что в деревне его никто не видел уже очень долгое время, узнать визитера оказалось достаточно просто. Киба наморщил нос, подозрительно косясь на оранжевые искры, быстро угасающие вокруг тела новенького и мрачно пробормотал 'А я его совершенно не унюхал...', Акамару тявкнул, соглашаясь с хозяином и разделяя его недоумение... Шино как всегда многозначительно качнул глухим капюшоном.
  
  Какаши неуверенно дернулся, устремил на красноволосого взгляд единственного глаза и изогнул бровь в виноватой улыбке.
  
   - Айдо-кун, здравствуй. Ты немного неожиданно... Извини, но у Митараши-тян оказался очень сложный характер, со змеей пока никак...
  
  Но договорить ему не дали. Хината, все это время пораженно смотрела, как парень переводит взгляд с одного ее сокомандника на другого. Вот он возвращает многозначительное покачивание головой Шино; ехидно скалится в ответ на гримасу Кибы и Акамару; понимающе и сочувственно кивает на слова Хатаке... Вот он, наконец, повернул голову к ней... На мгновение замер, будто прислушиваясь к чему-то внутри себя... И на его лице расцвела такая радостная и добрая улыбка, что Хината не выдержала.
  
   - Айдо-кун... Ты... здесь... Я... ждала... думала... Но... ведь... совсем недавно... Наруто... и я... О нет!!!
  
  Одновременно с этим вскриком мир вокруг девушки стремительно завертелся, ноги отказались ее держать и последнее, что она услышала, прежде чем свалиться в беспамятство были две фразы: 'Хината, ты опять?.. Это уже немного скучно' от Кибы и еще одна, произнесенная таким знакомым, но изменившимся и повзрослевшим голосом: 'Йоко, не выдумывай. Хини-тян вполне могла все это нафантазировать, уж такой она человек. Хотя и странно, зачем? И почему именно он?..'
  
  Наследница клана Хъюга покраснела даже сквозь обморок и поторопилась забиться в спасительную темноту еще глубже. Возможно, это поможет ей хоть немного все обдумать...
  
  Глава 17.
  
  Дорога, дорога... Полцарства за самолет! Ну или поезд... да хоть бы и велосипед, на худой конец... Нет, всем известно, что пешие прогулки полезны, но не постоянно же! Впрочем... Айдо, а зачем тебе эти неуклюжие порождения технического прогресса? Ты у нас и сам с усам...
  
  После того, как наша компания с грехом пополам привела в чувство Хинату, мы наконец были изгнаны из кабинета бабули выполнять свою миссию. Расширенная команда тронулась в путь... И чем дальше мы шли, тем меньше мне нравилось все происходящее.
  
  Хината очень сильно изменилась за лето... тьфу, а это еще откуда вылезло?.. В общем, за то время, что мы не виделись, от девочки с необычными лавандовыми глазами без зрачка, собственно, только эти глаза и остались. Остальное стало совсем другим...
  
  Она сильно прибавила в росте и стала всего лишь на несколько сантиметров ниже меня, хотя раньше мы отличались ростом гораздо больше. Догнала... А самое главное - волосы. Вместо короткого каре на ее спину теперь падал настоящий водопад темно-синих волос, а по обе стороны лица спускались две длинные прядки.
  
  К сожалению, ее нежная и трепетная любовь к бесформенной и застегнутой на все пуговицы и молнии одежде никуда не ушла, поэтому глухая куртка до середины бедра и свободные штаны до щиколоток составляли привычную картину Хинаты Хъюга. Хотя был заметен и прогресс - ворот куртки в этот раз был расстегнут, выставляя на всеобщее обозрение наличие сетчатой маечки, ключицы, прикрытые протектором... но оставляя слишком много места для фантазии насчет остального. Хотя даже глухой балахон на выросшей Хинате не мог скрыть тот простой факт, что Сакура на самом деле - полная неудачница. Айдо, а у тебя, на самом деле, неплохой вкус, м-м-м. А все эти бесформенные шмотки - лишь создают интригу!
  
  Под такие веселые, и, чего уж там скрывать, игривые мыслишки я и выступил в поход. Но чем дальше, тем тем грустнее и грустнее мне становилось. Ибо жутко краснеющая при любом взгляде на меня Хината при любой моей попытке приблизиться и немножко поболтать пугливо пряталась за Шино. В принципе, в таком ее поведении не было ничего не обычного - в этом вся Хината. Вон, у Хокаге я всего лишь ей улыбнулся - три года не виделись, как-никак, а она возьми и в обморок хлопнись. Это было даже немножко мило... Но теперь в моих мозгах я был не один. И у второго постояльца при этом был дар эмпатии, который последние полчаса казались мне настоящим проклятием...
  
  Неугомонная девчонка развлекалась вовсю. Кажется, ей действительно было очень скучно на острове. Если бы я разрешил, она бы давно, наверное, выбралась из печати и понеслась по лесу впереди нас, собирая себе в руки букет из разнообразных цветочков а на свою тощую пятую точку - различные неприятности. Но - техника безопасности, мать ее ети... Поэтому Йоко немного поворчала и начала комментировать для меня разнообразные чувства наших спутников.
  
  Когда я первый раз подошел к Шино, она начала было трещать что-то веселое... но неожиданно замолчала и в дальнейшем рядом с нашим энтомологом-практиком не произносила ни слова. На прямой вопрос буркнула 'У жуков тоже есть чувства... и они мне не нравятся!'
  
  Киба с Акамару удостоились насмешливого фырканья и советом никогда не подходить к ним близко. 'Как ты думаешь, пап, постоянное ощущение, что у тебя блохи - очень приятное? Между прочим, это чувство - у обоих! А желание выкусывать насекомых из-под хвоста не пристало приличной девочке, хи-хи!'
  
  Так что единственными ее жертвами остались Какаши и Хината. Некоторые комментарии и правда были очень веселыми и смешными. Но...
  
  Слава Ками, у меня было некоторое представление, что меня ждет при подселении в мозги нового жильца. Поэтому еще при создании печати я предпринял некоторые меры... сел помедитировать... и в итоге в моем сознании получился эдакий 'форум'. Место, где мы с Йоко могли поболтать, она слышала мои мысли, а я - ее. Как недавно выяснилось, имелся и один недостаток - слышала не только она, но и профессиональные мозголомы тоже. Слава Рикудо - мало их... Но мои собственные мысли, если я не хотел, она читать не могла. И хорошо, иначе бы давно рявкнул. Ну что это такое, а? 'Наруто... поцелуй... Айдо... скучала... но... Наруто... поцелуй... как же... Айдо... ждала... но... Наруто... поцелуй... это было.... кья-а-а!.. но... Наруто... поцелуй...' И ведь Йоко веселится вовсю... Жуть! Нет, конечно, понятно, что кое-кто нафантазировался. Наруто и поцелуй - это как 'Шикамару и тупость', или там 'Ли и осенняя депрессия, осложненная ленью'... вот если бы тут был 'милый Саске', это да... Тьфу, Айдо, не говори глупостей - не стыдно тебе маленьких обижать? Но, мнится мне, Саске бы и не отказался... Бе-е-е, мерзость...
  
  А с другой стороны - вдруг не фантазии? Ну не могут быть воображаемые события настолько рельефными, что эмпат по ним реконструирует мысли. В таком случае я вообще решительно отказываюсь что-то понимать! Ну Наруто, ну ухарь... ты глянь, а! Что хорошее запомнить - дубиной по голове молотить надо, а как целовать девчонок без их согласия - влет запомнил! Без их согласия... но с ожиданиями... и такими эмоциями, что Йоко аж захлебывается... Но без согласия же?.. Я вот тоже не безгрешный... Но с эмоциями... Тьфу. Достаточно, не хватало еще пример брать!
  
  На обеденном привале, окончательно допеченный такими мыслями, сделал вывод, что еще три дня я таким макаром ни фига не выдержку, встал, подошел к Какаши и решительно выкатил ему свои условия. Хатаке поднял на меня глаз и страдальчески поморщился. Упс, а вот этого-то я и не учел. Человеку с прозвищем Опаздывающий Ниндзя, прибыть куда-то раньше срока - это громадный урон имиджу. Не беспокойтесь, Какаши-семпай, я никому не скажу, хе-хе!
  
  В итоге после обеда все встали, подошли ко мне, протянули свои руки и лапы (никогда не думал, что собаку так сложно крепко ухватить иначе, чем за шкирку. А свой загривок Акамару не дал, не хозяин я ему, чать), и я сэкономил нам пару дней скучного бега по лесам. Нет, все же придется Минато памятник ставить, Хирайшин - реально полезная штука. Но на полный рост пусть не рассчитывает - бюстом обойдемся... гипсовым... И нос сразу отколю - пусть не зазнается!
  
  По завершении техники Хатаке окинул взглядом полуразрушенный мост, на котором не так давно произошла историческая встреча нас и Орочимару и пробормотал: "А нас, Минато-сенсей, вы так не баловали... Все пешком и пешком..."
  
  Вокруг моста уже копошились ремонтники, периодически переговариваясь. С такого расстояния звука слышно не было, ну и слава Ками. Потому что, думаю, мы бы услышали множество нецензурных вещей в наш адрес и по отношению к шиноби в целом. Строители - они такие. Много слов знают...
  
  Всего лишь остаток дня не слишком торопливого бега - и мы на месте. Здесь, в глухой чаще Ю но Куни, сгинул агент АНБУ, передавший информацию о присутствии тут Якуши Кабуто. Это нужно было проверить моим спутникам. А моей целью было одно интересное озеро, на дне которого... Я тяжело вздохнул. Ну бабуля, блин! Что я буду с ним делать, под подбородком чесать, что ли? До сих пор единственным примером практически мгновенного создания многоуровневой печати был Минато. Напомнить, в какой ситуации это произошло, чем он за это расплатился и куда после этого сгинул?.. Я еще раз вздохнул. Все же жаль, что я тогда не смог с ним поговорить. В последнее время мне все чаще кажется, что я упускаю в фуиндзюцу что-то важно, что-то основополагающее, без чего не смогу двигаться дальше. И совет человека, мгновенно разработавшего и создавшего печать биджу с функциями одновременно клетки, мембраны, клапана и фиг знает чего еще, пусть и сделавший это с лапой Шинигами в груди, мне бы сильно пригодился...
  
  Хатаке Какаши отдал команду устраиваться на ночлег и распределил дежурства. Мне досталась первая четверть ночи и я, затолкав одеяло, пулей вылетевшее из печати на левой руке и застрявшее в ветках кустарника, обратно, обиженно буркнул: 'С Ямато-саном было веселее, он нам дом построил...' и, в сопровождении недоуменно-растерянного 'М-ма...' удалился на свой пост.
  
  Два часа тишины и покоя пролетели,как единый миг. Даже дочке надоело болтать без умолку и все это время я наслаждался спокойствием ночного леса. Сдав пост Кибе (Какаши своим Шаринганом все же что-то заметил и даже здесь не позволил нам с Хинатой встретиться 'наедине'. Интриган...), разложил-таки спальное место под удобным деревом и остаток времени проспал как убитый. А утром...
  
   - Так, народ, не разбредайтесь, - Выдохнул я в сторону вставших после завтрака коллег. Утренний лес радовал нашу компанию удивительно сырым и промозглым туманом. Такого не увидишь и на болоте, не то что среди деревьев. Ну, наверное, это потому, что скоро осень. Которая в стране огня не наступает никогда, ага...
  
  Народ замер, ожидающе уставившись. Я поднялся и подошел поближе.
  
   - Итак. Прежде, чем мы разбежимся по миссиям, я бы хотел кое-что вам оставить. Думаю, все знают, что я владею техникой мгновенного перемещения? А кто не знает - тем чуть попозже расскажут более опытные товарищи. Слушай своего пса, Киба, он плохого не посоветует... Отлично. Сейчас я поставлю вам метки, благодаря которым смогу быстро вас найти. Кто против, может отказаться, но вообще - штука полезная, убедился сам и неоднократно. Ну что, кто готов?
  
  Как и ожидалось, первым из задумчиво качающей головами, мотыляющей мохнатыми ушами и подбирающими слюни из пасти компании пришел в себя Шино. Он подошел ко мне и молча стащил перчатку с ладони. Я так же молча хлопнул по подставленной пятерне и жуковод отшагнул вбок, рассматривая небольшой столбик из абстрактных, но стильных закорючек. Сейчас я специально настроил метку так, чтобы до тех пор, пока в ней не закончится чакра, она была видимой. Пусть походят, полюбуются... и вздохнут с облегчением, когда она исчезнет. А то, что на самом деле она останется навсегда... ну, я думаю, Темари-тян никому об этом не расскажет, особенно если очень хорошо попросить...
  
  Следующим был Киба с Акамару. Парень решительно закатал рукав кожаной куртки, а пес подставил белоснежный (ты несправедлива, Йоко. Откуда тут блохи?) бок. Отойдя на шаг, полюбовался на дело рук своих, поборол искушение приписать на собачьем боку слова 'Т-34' и 'На Берлин!', уж очень атмосферно выглядел пес размером со взрослого человека, хихикнул и шагнул к оставшемуся неохваченным члену Команды Куренай.
  
  Хината, все это время с любопытством следившая за происходящим, при моем приближении вздрогнула, покраснела и уставилась в землю.
  
  'Пап... На твоем месте я бы хорошо подумала... У нее такие... вкусные эмоции...'
  'О чем мне нужно подумать?' - Удивился я, но девчонка продолжать не стала и я мысленно махнул на нее рукой.
  
   - Хини-чан, это не больно.- Улыбнулся я, - Впрочем, если ты боишься.
   - Айдо-кун... Я не боюсь.., - Прошептала девушка и подняла ко мне лицо, - Просто...
   - Не можешь выбрать место, куда поставить метку? Так, может быть... - Мои глаза помимо воли соскользнули на кусочек сетки, видневшейся из-под курточки, и потянули вниз застежку-молнию почти физическим усилием. Блин, может быть, я обладаю телекинезом?..
  
  Хината покраснела настолько неистово, что вокруг нее, казалось, затрещал и заколыхался восходящими потоками перегретый воздух. Она мгновенно уставилась в землю и, даже, кажется, попыталась отскочить, но усилием воли подавила это желание. Подавила?..
  
  Так мы стояли без движения несколько секунд. Девушка молчала, а я... я сгорал от стыда. Вот же черт, нашел, придурок, с кем свои шуточки откалывать! Или... это была месть? За мои... вчерашние мучения? Тогда ты вдвойне идиот, Айдо. Мстить в таком случае надо совершенно не ей. Блин, вот как теперь извиняться?..
  
  Уже открыл было рот, но меня прервали.
  
   - Айдо... ты сильно изменился... Прости... я... я... не хотела... Я больше... ничего не знаю... Пожалуйста... не издевайся... и подожди... немного... я... должна.., - Едва слышно прошелестела девушка.
  
  Первым моим желанием, когда я это все услышал, стало быстренько проверить, не заработала ли она инсульт - такого бессвязного набора слов я прежде не слышал никогда... Второй мыслью было обратиться за помощью к Йоко - уж она бы точно мне объяснила, что к чему, да со всеми раскладами и значениями. Хорошо быть эмпатом! Но дочка не издавала ни звука и я постепенно откинул эту идею. Рассказать-то она расскажет... Но во многих знаниях - многие печали. Не мной сказано и не сейчас, а доказано - поколениями. Так что придется разбираться самому...
  
   - Айдо-кун.., - Мое самокопание было прервано. Хината вновь подняла на меня глаза. Уже почти совсем успокоилась. И голос четче, надо же.., - А твою метку... можно поставить на... одежду?..
   - Конечно, можно! - Я радостно ухватился за нейтральную тему разговора, - По сути - никакой разницы нет. Но в бою одежда с меткой может порваться, а то и вообще окажется, что без шмоток драться удобнее.., - Наверное, за этот день мышцы в глазах накачаются настолько, что я ими гири смогу поднимать, а собачка замка на ее курточке раскалится до малинового свечения от направленного внимания. Биджу бы драли эти балахоны на девчонках - столько вариантов для фантазии! - Так что лучше всего - где нибудь на теле. Если хочешь, можно сделать так же, как...
   - Хорошо. Как скажешь, Айдо-кун... Надеюсь, это не больно...
  
  С этими словами Хината, отвернув чуть покрасневшее лицо в сторону и наклонив голову так, что будь я вампиром - точно бы не удержался, подняла руку и отодвинула ворот куртки. Непостижимым образом не сдвинув застежку вниз ни на миллиметр, на свет божий показалось молочно-белое плечо. Оно, казалось, матово блестело в рассеянном свете и будто пыталось стыдливо укутаться в утренний туман. Сетчатая футболка оказалась без рукавов...
  
  'Хорошо, что остальная компания находится за моей спиной после экзекуции и им ничего не видно. Вот разве Какаши с шаринганом... Ну что ж, значит, мне придется его убить...' - Промелькнула меланхоличная мысль.
  
   - Айдо-кун... вот сюда...
  
  Я протянул руку и кончиками пальцев прикоснулся к ее плечу. Кожа оказалась настолько нежной, что мне сперва даже показалось, что я ничего не почувствовал, а пальцы погрузились в чистый белый свет. Но потом в местах моих прикосновений вспыхнули красные цветы...
  
  'Давний вопрос считается разрешенным. Авторитетные источники выяснили - в моменты смущения Хината действительно краснеет ВСЯ!' - Подумал я и гулко сглотнул.
  
   - Айдо-кун... Утро холодное.., - С этими словами краснеющая девушка искоса стрельнула в меня глазами. Обалдев от этой картины (Хината! Строит!! Глазки!!!) быстро сформировал и отпустил печать. Плечо почти мгновенно было спрятано обратно в курточку, но я успел заметить, как по молочной белизне без единого изъяна быстро расползаются линии первозданно-черного мрака. И это 'Черное на Белом', боюсь, теперь будет сниться мне до конца моих дней...
   - Кхм... Мм-а.., - Грубая реальность решительно заявила на меня свои права, - Айдо-кун, а мне?
   - Какаши-семпай, а вам не надо, у вас уже есть, еще с миссии в Суну. Не старайтесь, искать бесполезно, место, где она стоит, никогда не придет вам в голову! И вообще, сегодня вы чудом избежали смерти из-за наличия шарингана. Может быть, вы подумаете и отдадите его мне? Мои зеленые глаза тоже ничего... И Митараши-сан нравятся!
  
  Весело подмигнул тихо хихикнувшей Хинате, махнул рукой остальным и попрыгал к деревьям, в сторону, где по разведданным находилось озеро. А вслед мне неслось тихое бормотание: 'Минато-сенсей... Ну почему вы умерли и оставили их мне?.. Тут и одного-то много... А двое - это перебор! Так Кушине-сан и передайте!..' Настроение было просто замечательным...
  
  
  Я уже битый час стоял на поверхности озера и никак не мог сообразить, с чего же начинать? На вид, на ощущение, да даже на вкус (неплохая водичка! Искупаться с утра в лесном озере- это классно) водоем был совершенно обычным. Рыба, камыши... Вон в плавнях какие-то селезни копошатся. Или это утки? Не знаю, не ихтиолог я... И никаких признаков 'самого страшного демона подлунного мира' и прочей поту- или поэтусторонней активности. Разве что на другом берегу маленький причал с привязанной лодкой. Может, у бабули неверная информация? Да ну, биджу вроде не соринка. Если уж даже местные крестьяне, которых изредка сюда заносит, обратили внимание, то шиноби сам Ками велел. Кабуто, опять же... Не тот он человек, чтобы шляться по лесу просто от умиления буколическими пейзажами, с мольбертом и палитрой...
  
  Я еще раз припомнил приказ Цунаде. 'Обнаружить, нейтрализовать, по возможности захватить и доставить'. Добрая женщина... Ладно, чего уж тут стенать, нужно подумать и разобраться в приказе, тогда, глядишь, и остальное яснее станет.
  
  Прежде всего, часть с 'захватить и доставить' - явная утопия и и включена в приказ только для того, чтобы прикрыться бумажкой. Вот, мол, какие у нас шиноби самоотверженные, хотите - Луну с неба доставят, закат Солнца в ручном режиме проведут или биджу на поводке притащат! Если бы это было возможно - здесь был бы не я, а спецотряд Корня. Оно и понятно - слабый шиноби Бога Смерти вызвать просто не сможет, а сильного уговорить стать завтраком Шинигами - попробуй еще заставь. Да и 'Шики Фуджин' - не самая распространенная в мире техника. Прочие знания по фуиндзюцу - утеряны давно и напрочь...
  
  А вот 'обнаружить и нейтрализовать'... Исходя из того, что этот биджу 'не наш', интереса к нему Кабуто и охоты Рассвета... Я прикрыл глаза, соображая. Да уж, дорого бы я дал, чтобы успеть в ту пещеру хотя бы на пол суток раньше. Меня просто раздирает от желания узнать, чем именно Акацки выколупывали Однохвостого и куда его потом дели. Мда, какие были возможности, а весь прибыток - гипотетические новые сапоги. Мда...
  
  'Йоко. Есть идеи? Йоко! Эй!'
  
  Но ответом мне было молчание...
  
  'Йоко, отзовись! Ты где?!'
  
  Я было не на шутку встревожился, но тут в голове всплыло ее присутствие.
  
  'Да, пап? Ты что-то хотел?'
  
  Тон девочки был непривычно тих и задумчив.
  
  'Ффух! Ты меня напугала! Я уж подумал, что с барьером что-то произошло. Почему ты молчала?'
  'Что? А. Неважно...'
  'Йоко, что произошло? Ты на что-то обиделась?'
  'Да нет, пап, просто... Скажи, - негромко сказала она, - как ты думаешь, на меня смогут когда-нибудь посмотреть так же, как ты сейчас смотрел на Хинату-чан?'
  'Чт-то?!.'
  
  Если бы можно было мысленно поперхнуться, я был бы уже мертв... Но и так, левая нога ухнула на три сантиметра в озеро от неожиданно сбившегося контроля.
  
  'Просто, понимаешь... Мне больше нравится, как ты смотришь на Тен-тен... Как будто купаешься в ослепительно чистом океане света... Хоть ты и сам не хочешь это осознать. А с Хинатой - мягче, но... Такое темное и сладкое...'
  
  В будущем еще очень-очень долго, вспоминая этот момент, я буду завидовать Карин. Ведь она может определять, есть ли кто в округе или нет. Ну а сейчас - крестьяне, вздумавшие в этот прекрасный полдень половить на озере рыбу, могли бы наблюдать историческое зрелище - торчащий посреди озера чудовищно покрасневший парень, судорожно оглядывающийся в поисках места, куда можно было бы спрятаться от голоса, по-прежнему тихо звучащего у него в голове...
  
  'Йоко... Нам вообще-то надо биджу найти...'
  'Да чего его искать? Пятнадцать метров от поверхности, триста метров на северо-восток, - Безразлично отозвалась она, - Знаешь... Я ведь не могу жить так, как обычные люди... Те, кто впервые меня видят, лишь холодно восхищаются... Я старалась! - В голосе девочки мелькнула законная гордость, но тут же ушла, - А те, кто знают меня ближе... Они доверяют, уважают, заботятся... Но и только... Даже Акира... Потому что Акеми теплая, настоящая... и живая... А я...'
  
  Тяжело вздохнул. Ну что ж за судьба у меня такая... На всех, кто рядом, периодически нападает приступ ненужности. Кризис среднего возраста у них у всех, что ли? Не рано? Хорошо хоть не одновременно, а то бы я с ума сошел. А ведь в скором времени еще и прирастем...
  
  'Йоко, давай не будем об этом. До будущего еще надо дожить, что с нашим родом занятий - не гарантировано. А еще - ты меня смущаешь! Не время тебе о таком думать!'
  'Откровенно! - Хихикнула девочка, - Спасибо, пап... Неужели ты в первый раз в жизни принял меня всерьез? Это надо отпраздновать! Как вернемся на остров - я приготовлю клубничный пирог... и только попробуй снова втихую его выкинуть!'
  
  Ффух, вроде вывернулся. Еще чего не хватало. А вообще - надо бы с ней поговорить. Видимо, она разглядела во мне что-то, чего я не хочу видеть сам, а по опыту - такие вещи могут быть очень опасны. Так что придется... как бы это ни было страшно. 'Темное, сладкое...' Блин!
  
  'Если ты опять забудешь настроить вкусовые рецепторы и сыпанешь туда полкило перца - даже Шинигами во главе Всадников Апокалипсиса верхом на Фенрире на ладони у Будды не уговорит меня это съесть! А теперь давай займемся делом. Дано - биджу, триста метров на северо-восток, задача - нейтрализовать и обезопасить. Идеи? Первым высказывается младший по званию!'
  'Так вот в чем ваш генеральский секрет! - засмеялась эта язва, - Свои головы - только чтобы фуражку носить, за счет молодых выезжаете! А вообще, пап - это просто. Удивительно, как ты сам не догадался. Надо всего лишь...'
  
  Неожиданно издалека донесся грохот. Я резко обернулся... и успел заметить, как над лесом мелькнуло что-то красно-розовое. И это 'что-то' появилось как раз там, где должны были остаться мои коллеги. Ну что ж, бабуля, твои бесперспективные приказы могут подождать. Пора заняться делом. Хирайшин!
  
  Глава 18.
  
  'Вот примерно на что-то подобное я и рассчитывал!' - Мгновенно промелькнула мысль. Ибо сидение в пустоте, о которой было даже неизвестно, существует ли она вообще, не способствует философским размышлениям.
  
  Сферы меток, поставленные мною на временных сокомандников, частично перекрывались между собой, создавая довольно солидное поле обзора, и совершенно без дополнительных затрат чакры. Можно удовлетворенно вздохнуть, пометить себе этот метод как наиболее подходящий для варианта 'кавалерия из-за холмов'... и с чистой совестью о нем сейчас забыть. Так как объединенные картинки были целиком закрыты жемчужно переливающимся туманом, тяжелым даже на вид. И он мне кое-что сильно напоминал...
  
  'Вот как.., - Грустно подумал я, - Следили с самого утра, дожидаясь, пока команда разделится, а я и не заметил... Вот бы придумать какой-нибудь метод против шпионов... Хотя за огромным количеством способов слежки - невидимость, отправка своих глаз и ушей впереди себя, классические жучки, только живые и квартирующие в твоей собственно голове - придумать что-то универсальное совершенно невозможно. Зато теперь понятно, почему самые сильные и опытные шиноби предпочитают так мало болтать. Придется брать с них пример, хотя это и не очень весело. Впрочем, можно ведь придумать какой-нибудь барьер... Да, барьер'.
  
  Идея лампочкой вспыхнула в голове и я бросил размышлять о посторонних вещах, доверившись своему тихому, но неутомимому подсознанию. Выбрал место на краешке одной из сфер, напоминающих сейчас огромные жемчужины... и прыгнул.
  
  После таких совпадений поневоле начинаешь верить в божественную волю... потому что жемчужный дым мало того, что был совершенно непрогляден, но и так мерзко вонял, что мой нос попытался объявить забастовку и отвалиться, закопавшись в землю. В дыму слышались крики и звуки ударов.
  
  'Сразу минус два...' Я с содроганием представил, каково сейчас нашим штатным псам, раз уж даже у меня голова кружится, и поднял руки, складывая печати. Надо больше тренироваться, техника-то полезная...
  
   - Кеккай: Тенгаи Ходжин!
  
  Я мгновение постоял, глядя, как невидимая волна чуть колыхнула тяжелые комки тумана, сконцентрировался, сопоставляя ощущения от барьера с положением меток, которые я чувствовал... и бросился вперед.
  
  Шаг... и на расстоянии вытянутой руки передо мной возникает мощная спина шкафоподобного мужика. На близком расстоянии туман редеет и становится видно, что в вытянутых руках он сжимает безвольные тела Кибы и Акамару. Вот руки идут навстречу друг другу, рассчитывая сделать из парня и пса один перекрученный окровавленный комок костей... И мужик с ревом боли улетает вперед от мощного удара ногами. Я оттолкнулся руками от земли, мельком пожалел, что кандзи 'Сила' под штанинами не было видно, встал и...
  
  Шаг... Пространство расступается, пропуская меня... Хирайшин и клоны - мои самые любимые техники. Как хорошо, что теперь нужно только захотеть... Оказавшись на новом месте, немедленно наношу удар правой ладонью вбок, на плече вспыхивает пресловутая 'сила'... потому что 'Неподвижность' формировать на целых полсекунды дольше, а времени нет. Глупые вы, ну кто просил так подставляться... и в тумане постепенно удалился и затих противный хриплый вопль, а над моим ухом просвистело смертоносное копье, еще сегодня утром бывшее такой аккуратной и нежной ладошкой...
  
   - О, Ками, Айдо, это ты?!. Прости, я не видела, не успела остановить!..
  
  Я улыбнулся, мотнул головой, мол, неважно (не забыть спросить потом, видит ли Хини в этом дыму), брезгливо стряхнул с ладони какую-то слизь, прилипшую во время удара и молча поднял ногу...
  
  Шаг... В первый миг показалось, что меня оглушило. Тонкий писк рухнул на меня со всех сторон. В этом шуме, казалось, невозможно ничего больше различить. Но стоило чуть привыкнуть - и сквозь практически ультразвук пробились глухие хлопки совсем рядом, за которыми следовали взрывы чуть впереди, там, где туман разрывало ослепительное сияние Чидори (или это было Райкири? Ками его знает, этого Какаши, с его секретами... Мог бы и меня вместо Саске научить... Бяка...)
  
  Я быстро оглянулся. Мне все больше и больше нравится тот парень, который придумал эту тактику. Так быстро выяснить, что перед ними команда поисковиков и подобрать практически беспроигрышный вариант.. А единственная ударная сила сейчас парализована дымом с явной долей чакры. И еще... на фоне белого электрического света вокруг Какаши мелькают какие-то крылья. Вот только меня вы не учли. Да, пожалуй... Такой специалист пригодится мне самому!
  
  Но в данный момент мы пока еще враги. Рядом с одноглазым выходить из прыжка сейчас рискованно. Он машет своей электросваркой направо и налево, как бы разряд в печень не получить, значит... На этой полянке такая мягкая трава... была!
  
  Шаг... и почти мне в живот упирается шаровая молния в ладони.
  
   - Руку... Какаши-семпай!
  
  За что уважаю джонинов, так это за дисциплину. Его имя я договорил уже рядом с оежащими без движения Кибой и Акамару.
  
   - Айдо, что дальш?..
  
  Метрах в тридцати от нас блеснуло белое пламя, оттуда послышались вопли боли... и клубы тяжелого дыма расшвыряло в стороны потоками перегретого ветра, рванувшими от огненной сферы. 'Геенна'. Пожалуй, самое лучшее, что я изобрел. Эффектное и эффективное - так уж точно.
  
  На поляне стало видно от края до края. Там, где бушевал пожар, в оранжевых сполохах можно было заметить какие-то тени, быстро отползающие за деревья. Я удовлетворенно улыбнулся - при моих возможностях гораздо больше сил надо приложить, чтобы не убить цель, а не наоборот. А в самой середине свободного пространства...
  
  Вот так вот сходу я дал бы ей лет двадцать, может быть, двадцать пять. Зеленый плащ с каким-то стилизованным белым цветком на боку, сапоги (из-за чего я сразу почувствовал к ней симпатию - родственные души!), лицо с правильными (может быть, даже слишком) чертами, черные глаза. А еще... я почти сразу понял, кто она такая. Ибо девушка перед нами до боли напоминала Цунаде и Митараши одновременно... 'Вот значит, как, Белый Змей... Чего уж тут больше - запоздалого голоса совести или запредельного цинизма, судить не мне... Но почему-то кажется, что не просто так она пропустила твой очередной трехлетний цикл воскрешения. С такими-то способностями...)
  
  Девушка стояла на плоском красно-розовом круге из чего-то, похожего на кристалл, возвышаясь метра на два над землей. То тут то там из травы торчали такие же кристальные глыбы. А вокруг нее из-за маленьких красных капелек не было видно земли. И, глядя на стоящего напротив нее и поднявшего руки Абураме, было понятно, что еще один человек спасся от загрызания жуками...
  
  Она быстро огляделась, заметив и нас, и Хинату в углу поляны, подняла руки, видимо, собираясь отправить нас в компанию к жукам... И рухнула на землю от удара в спину. Я приземлился на кристальный круг, тут же начавший трескаться и оттолкнувшись, подпрыгнул. Ну его, от греха. Розочкой на рукоятке переключения передач я быть не хочу...
  
  Девушка вскочила, подняла на меня глаза и взмахом руки швырнула в меня, все еще висящего в воздухе, стопку из мгновенно сформированных кристаллов. Но они бесполезно унеслись в небо... а моя противница вновь полетела на землю лицом вниз. Еще в полете попыталась перевернуться и атаковать... но новый удар в спину швырнул ее на три метра вверх...
  
  Спасибо тебе, Минато... Путь ты никогда не станешь для меня отцом, но ты подарил мне то, о чем, я уверен, мечтают все родители для своих детей. Ты дал мне свободу... ибо Хирайшин - это подлинная свобода. Нужно лишь немного постараться... потому что сейчас для прыжка мне доступна вся поляна целиком. А если что-то пойдет не так - что ж, метки за тридевять земель еще никто не отменял...
  
  Я шагнул вперед и, появившись прямо над падающей девушкой, быстро раскрутил в ладони Разенган.
  
   - Сдавайся, все кончено...
  
  Одновременно с моими словами спиральный шар устремился вперед... и влип прямо в ее живот. Некоторые аргументы лучше выдвигать в действии, а чтобы побыть для кого-то добрым - этого 'кого-то' вначале нужно хорошенько отлупить. Проверено - работает...
  
  Ее лицо, слишком красивое, чтобы как-то меняться, исказилось от гнева... но сделать она уже ничего не успела. Разенган вертелся, я давил... и тело моей жертвы с разгона врубилось в травянистую землю, выбив в ней яму и подняв вверх тучу пыли...
  
  Я переместился чуть в сторону. Хотелось бы верить, что этого окажется достаточно...
  
  Перебивая мои мысли, в клубах пыли метнулась тень и перед нами возникла поверженная девушка - целая и невредимая. Не раздумывая, прыгнул к ней с новым разенганом в руке... но на этот раз спиральный шар воткнулся в цель, на этот раз моргнувшей кристальными гранями, секунду бесполезно покрутился и погас. Я недоуменно вскинул голову как раз в тот момент, когда по красивым полным губам, едва заметно подкрашенным помадой, скользнула усмешка... и я очутился в десятке метров от льдисто взблеснувшего кулака, ударившего в то место, где я только что был...
  
  Моя противница выпрямилась и раздраженно скривилась.
  
   - Мы уходим! - А голос у нее красивый... И не такой ехидный, как у Анко-чан...
  
  Взметнулись руки в зеленых рукавах... и мне поспешно пришлось вкинуть стенки барьера, в которые врубился поток сияющих игл. А когда он иссяк - перед нами уже никого не было...
  
  Я стоял и смотрел на место недавней битвы, а в голове крутилось две мысли: 'Почему я даже не попытался направить разенган ей в грудь?' и 'Интресно, как на мои мысли на этот счет отреагировала бы Таюя?'...
  
   - Киба! Акамару! - Голос Хинаты вывел меня из задумчивости.
  
  Девушка подбежала к лежащим на траве членам клана Инузука и опустилась на колени. Ее ладони окутались сферой Шосена. Я было удивился, но потом вспомнил Тен-тен: 'У всех девочек, кроме меня...' и со вздохом сел рядом.
  
  Хината повернула ко мне голову. В лавандовых глазах стояли слезы... но на свободу не вырвалось ни капли. Мда, и это та самая девушка, готовая убежать или свалиться в обморок от невинного намека на застежку-молнию. Раньше она такой не была...
  
   - Айдо, я смотрю, но не могу ничего понять, кроме того, что все плохо! Помоги, пожалуйста...
   - Вот и припахали.., - Вздохнул я, кладя свою ладонь на ее руку. На щеках девушки вспыхнул румянец... Но не более того. Я улыбнулся и одобрительно кивнул.
   - Смотри, - двигая наши руки с совмещенной сферой ирьедзюцу вдоль тела Кибы, сказал я, - вот так выглядят трещины в ребрах. Вот это - переломы, а вот это, возможно, дырка в легком... а нет, повезло, просто гематома. И... Чувствуешь? Гортань. Тут проблемы, как бы не разрыв. Исходя из того, что я видел, у Акамару то же самое, с поправкой на то, что он - собака.
  
  Я убрал руку, почувствовав, как ладонь девушки непроизвольно подалась за моей... но все же остановилась.
  
   - Айдо... они выживут? Что я могу сделать?., - Одинокая слезинка все же прорвалась... Но мы все - и я, и тихо стоящий рядом Шино, и подошедший Какаши с шаринганом на свободе - предпочли этого не заметить.
   - Если этим займусь я - не уверен. В любом случае, это будет долго, да и не ветеринар я, в анатомии Кибы могу запутаться.., - Капюшон Абураме укоризненно качнулся, - Кхм... В любом случае - в Конохе могут помочь гораздо лучше, но для этого нам придется прервать миссию. Решать вам, Какаши-семпай, я заранее соглашаюсь с любым вашим решением.
   - М-ма... Прервать миссию, говоришь?... Айдо, может быть, поступим по-другому? Ты доставишь их в Коноху, передашь информацию Хокаге-сама и дождешься ее решения?
   - М-ма.., - Опешил я, - вот только еще 'Скорой помощью' я и не работал! Я понимаю ваше желание перевалить ответственность на других, Какаши-семпай, но почему я должен?..
   - Айдо... Пожалуйста, помоги Кибе-куну и Акамару-куну! Я очень тебя прошу!..
  
  На меня снизу вверх, именно так, как в мечтах, порой, в минуту слабости приходящих к любому мужчине, смотрели глубокие лавандовые глаза без зрачка. В них стояли слезы и светилась безграничная вера в меня и надежда на мои таланты. Но... Мне почему-то вспомнился другой, карий, взгляд. И еще один, только чуть более теплого оттенка. Две пары карих глаз, смотрели на меня из воспоминаний, ничего не прося и ни на что не рассчитывая, и я совсем уж было...
  
  'Пап, а помнишь, что ты теперь официальное лицо? Конечно, твои планы можно воплотить и на шару... Но, может быть, стоит сделать все по правилам, как положено? Помнишь, как у тебя говорят? С бумажкой ты человек, а без бумажки... огрызок'
  
  Меня передернуло и никто, даже и я сам, так и не узнал, что же я на самом деле хотел ответить на просьбу Хинаты - девушки, которая с надеждой смотрела на меня сейчас.
  
  'Кхм... Йоко, не ожидал от тебя... Но какая тут может быть бумажка, я даже не знаю, как их зовут!'
  'Это для того, чтобы тебя встряхнуть. И не понимай меня слишком буквально, я имела в виду, что тебе стоит обозначить свои намерения заранее, вежливо, но твердо, а не прятаться по углам. К тебе относятся так же, как ты относишься к себе сам!'
  'Спасибо за напоминание! - Усмехнулся я, - А как ко мне относишься ты? Без бумажки-то?'
  'А я тебя люблю, чтобы ни происходило вокруг!'
  
  Беззаботный голос в голове утих, а мне стало стыдно. Наклонился, подхватил два безвольных тела и обвел взглядом невозмутимый плащ Шино, Хинату, улыбнувшуюся мне так, что сразу расхотелось куда-то идти... и остановился на Хатаке.
  
   - Хорошо, Какаши-семпай, я доставлю информацию в Коноху. Постараюсь обернуться быстро, но все же... постарайтесь не умереть здесь без меня. Митараши-сан расстроится!
  
  Никогда не уходил в прыжок под недоуменно-растерянное 'М-ма'... но надеюсь еще не раз повторить! Хирайшин!
  
  Глава 19.
  
   - ...Таким образом, увеличение времени практики в госпитале представляется совершенно... О, Ками, Айдо! Что произошло?!.
  
  Эти слова стали первым, что я услышал. Мысль 'а та ли это метка?' промелькнула... и пропала, потому что прыжок окончился посредине кабинета Хокаге. И здесь как раз сейчас шло совещание...
  
  Помимо Цунаде, против присутствия которой здесь я ничего не имел, в кабинете обнаружилась какая-то старая бабка, настороженно зыркавшая на меня из глубин дивана, стоящего у дальней стены, Шизуне, в данный момент делавшая доклад и, собственно, обратившая на меня внимание... и Сакура. Вечное присутствие розоволосой рядом с Хокаге начало меня изрядно раздражать... но сейчас не время и не место.
  
   - Цунаде-сан, неизвестная старушка на диване - мое почтение, извините, что не вовремя. Шизуне-оне-чан, у меня пострадавшие на миссии. Если честно, я прыгал на твой кунай и рассчитывал, что ты в госпитале... Но так даже лучше - повторяться не придется. Надеюсь, вы с бабулей работали с животными? Одному из них явно требуется ветеринар, но вот кому именно - не знают, похоже, и они сами...
  
  Похоже, в этом обществе шуточки прокатывали за сухой отчет об исчезнувшем при квартирной краже комплекте постельного белья... Потому что на мои слова никто не обратил внимания. При виде пациентов, аккуратно сгруженных на пол, сестренка вмиг забыла обо всем на свете и окунулась в работу.
  
  Вокруг мгновенно вскипел шторм торопливой, но при этом осмысленной деятельности. Бежала отмобилизованная на доставку дежурных ирьенинов Сакура, в руках сестренки горели две сферы Шосена одновременно. Кажется, она не только чакру передавала, но даже подлечивала обоих сразу... И как только не тонет в таком количестве информации и не путает, где кто? Да уж, Шизуне - настоящий мастер, мне до такого как до луны пешком. И какова же тогда сама Цунаде, если вырастила такую ученицу?..
  
  Суета окончилась также внезапно, как и началась. Я внезапно обнаружил, что в кабинете снова остались только Хокаге, старуха, за все это время, кажется, даже не пошевелившиеся, и наша троица молодых. Шизуне, вопреки моим ожиданиям, не пошла с ранеными, а осталась здесь. И сейчас ее темные глаза в упор разглядывали меня. Как-то странно разглядывали. Смущенно, что ли?..
  
   - Айдо, - наконец, перестала на меня пялиться, - скажи... Ты прыгнул ко мне... Это же Хирайшин, да?.. Скажи, а ты можешь найти меня где угодно? Даже, например, в ванной?..
  
  Во мне что-то дрогнуло и рот открылся сам собой.
  
   - Шизуне-тян... А ты что, берешь мой трехлезвийный кунай даже в ванную? Интересненько... Тогда конечно - не только могу, но и обязательно найду! В ближайшее же время!..
  
  Наверное, я еще не раз поблагодарю судьбу, что она дала мне в учителя такого человека, как Майто Гай. К нему можно относиться как угодно, его внешность вызывает у многих улыбку... Методы его тренировок и боевые приемы рождают на свет божий десятки шуточек от шиноби, привыкших полагаться на чакру и возможности, которые она дает... Но стоит только пройти все круги ада, которые он тебе предлагает, и ты понимаешь, что получил лишь одно. Лишь одно - но самое важное, возможность познать самого себя. И это - бесценно. А чакра... Что чакра? Охота пуще неволи, и я этому живой пример. Пока еще живой...
  
  Мой болтливый язык еще заканчивал последнюю фразу, а мудрое тело уже пришло в движение, в очередной раз спасая глупую башку. Правая рука в немыслимом жесте, возможном только для шиноби-пальцекрутов, выгнулась параллельно земле в районе живота, а левая метнулась за правое плечо... и неразличимое мгновение спустя в барьеры, возникшие у раскрытых ладоней, воткнулись два кулака.
  
  Я чуть повернулся к сузившей глаза Сакуре.
  
   - Айдо!.. Ты!.. Я!..
  
  Шипение розоволосой сделало бы честь самому Орочимару в период змеиного нереста, а словарный запас поверг бы больного аутизмом в священный трепет... Но я не дал ей договорить свою, без сомнения, вошедшую бы в анналы как образец ораторского искусства, речь.
  
   - Сакура-чан, - Слегка улыбнулся в яростный прищур, - Я же тебя... предупреждал!
  
  Одновременно с последним словом я убрал барьер. От неожиданности девушка потеряла равновесие и ткнулась кулаком в ладонь. Мои пальцы сжались вокруг ее руки и из-под них вылетели черные ленты, в мгновение ока охватившие Сакуру целиком. Я отпустил руку, плотный черный кокон упал на пол, пару раз трепыхнулся и затих.
  
   - Айдо-кун.., - Шизуне отдернула кулак от моего живота, отпрянула как ошпаренная и выпрямилась, - Это была всего лишь дружеская шутка...
   - Ага. Тогда это, - махнул рукой на сверток, в сеточке которого кое-где проглядывало розовое, - всего лишь дружеские объятия!
  
  Я посмотрел на Пятую, которая также неподвижно сидела в своем кресле. Она подняла на меня глаза.
  
   - Закончил? А теперь - рассказывай.
   - Хорошо. Итак, после прибытия к месту проведения миссии наш отряд разделился, в соответствии с полученными инструкциями. И практически сразу...
  
  Спустя несколько минут неторопливого монолога я наконец умолк и, углядев на столе Хокаге графин с водой, без особых сантиментов набулькал себе стакан.
  
   - Необычно... Раньше Орочимару предпочитал уходить из убежища при его обнаружении. Тем более - никогда не дрался, когда его логово еще даже не нашли. В этом необходимо разобраться....
  
  Женщина, оставив без внимания посягательства на свой рабочий инструмент, погрузилась в раздумья. Бабка на диване наконец ожила, поднялась и неторопливо подошла к столу, встав рядом с креслом хозяйки кабинета. Интересно, а она не подумает, что мы все тут сошли с ума? Раз уж она здесь - человек, наверное, важный...
  
   - Цунаде-сама, могу я спросить, почему вы не прекратили это балаган? У нас все же гости.
   - На сколько ты спеленал девочку? - Подняла голову Хокаге.
   - Минут на пятнадцать еще. Это так... импровизация, - Я неопределенно покрутил рукой.
   - Понятно. Немного остановиться и подумать будет ей полезно. А почему не прекратила? Просто.., - Тут спокойное лицо женщины озарила легкая улыбка, - просто мы все уже привыкли.
  
  Слова 'К чему, если в этот кабинет я захожу в третий раз в жизни?' не успели сорваться с языка. В ответ на невысказанный вопрос из коридора раздался рев и Пятая Хокаге явно помимо воли прикрыла лицо ладонью...
  
   - Бабуля Цунаде! Я нашел, кто пойдет со мной на миссию! Раз Сакура-чан занята!
  
  Вопль, казалось, распахнул дверь совершенно самостоятельно... Но нет, сразу после него в проем влетело оранжевое тело, волоча за собой... Я непроизвольно фыркнул. Ну кто бы мог подумать, что Ли возможно 'тащить', как шарик на веревочке? А вот поди ж ты... На этом фоне влекомая другой рукой Тен-тен совершенно не смотрелась.
  
   - Они сейчас свободны! Они согласились пойти со мной! - Продолжало реветь рыжее чудовище, - Дайте мне какую-нибудь миссию, бабуля Цунаде! И какая-то незнакомая бабка! И Шизуне-оне-сан. И что-то знакомое, лежащее на полу... И... Айдо?..
  
  По мере осознания происходящего его голос становился все тише и тише, а мое имя, встретившись со мной взглядами, он почти прошептал. Я криво усмехнулся.
  
   - На конкурсе акынов ты занял бы первое место... Наруто...
   - Чт-то? - Но я вновь развернулся к столу.
  
  Видимо, приняв решение, Цунаде откинулась в кресле.
  
   - Айдо, вам необходимо продолжить выполнение миссии. Как считаешь, для ее успеха наличных сил достаточно? Хатаке Какаши, Абураме Шино, ты и Хъюга Хината справитесь с заданием?
   - Ну-у... В свете того, что произошло.., - Задумался я, но меня прервали.
   - Прошу простить, Цунаде-сама, Утатане-сама! Мне кажется, что Айдо... команде Хатаке-сана на этом задании потребуется поддержка! Мы с Ли на данный момент не заняты и можем оказать всю возможную помощь!
  
  Тен-тен выступила вперед из кучи-малы под предводительством Наруто, таща за руку (такая у него сегодня, видимо, планида...) многострадального Ли, кажется, только-только начавшего осознавать, где он и что с ним. Вежливо поклонившись, она уставилась на Хокаге в упор, успев, однако, подарить мне один взгляд искоса. Странно, чего это она? Раньше ведь моя боевая подруга в сражения не рвалась. Да и бабуля ничего интересного не сказала, разве перечислила имена...
  
   - Хм. Интересно... Айдо, я думаю, подкрепление вам не помешает. И, раз уж они пришли сами, я отправлю с тобой всех присутствующих. Тен-тен, Ли, Наруто... и Сакуру, когда она освободится. Узкая специализация у команды - гораздо чаще минус, чем плюс, не находишь, Старейшина? Мы говорили об этом с вами, - Цунаде чуть повернулась к старухе. Та нахмурилась, но промолчала.
  
  Я же озадаченно посмотрел на них. Э-э-э, бабуля, это ты чего?.. Так не пойдет!..
  
   - Тётушка Цунаде, ты чем вообще дума...
  
  Тихий, но раскатившийся под черепом набатным колоколом возглас 'Папа!' из глубины души заставил меня проглотить остаток фразы...
  
   - Тц!.. Да помню я... Кхм! Хокаге-сама! При всем моем уважении. Я считаю, что такой исключительно ценный для деревни как по своим.. хм... особенностям, так и благодаря талантам шиноби, как Узумаки Наруто, впустую потратит время на этой миссии. Если мне будет позволено дать совет - его стоит занять тренировками в пределах Конохи, на которых он мог бы повысить свой боевой потенциал. В свете тех вызовов, которые предстоят Деревне, Скрытой в Листве, в недалеком будущем - это был бы наилучший вариант.
  
  Цунаде посмотрела на меня, нахмурившись, а в глазах "Утатане-сама" (кажется, я где-то слышал это имя...) появилось безграничное удивление. Некоторое время в кабинете царила тишина.
  
   - Айдо... Ты... Почему?.. Ты берешь на миссию ее, но?.. Почему она? Почему не я?!
   - Кха! Кха! - Поперхнувшись и прокашливаясь, обернулся назад. Ха, это ж надо-то а?..
  
  Вдруг гримаса непонимания и огорчения на лице рыжего сменилась на ехидную ухмылку.
  
   - Айдо! Вот ты Тен-тен на миссии берешь... А ты знаешь, что она вчера с каким-то синеволосым двадцатилетним парнем обнималась? И он ее на руках держал!..
  
  Кулачки девушки сжались и я понял, что беднягу надо срочно спасать.
  
   - Наруто, - Чуть улыбнулся я, - А как же 'Мы в Конохе все любим друг друга?' Ты не знал, что-товарища закладывать нехорошо?
  
  Несчастный осознал, что именно он ляпнул, и побледнел.
  
   - Ну а насчет... Наруто, если за этой девушкой бегают посторонние парни с желанием носить ее на руках, то она не может не оказаться замечательным выбором! Поверь умудренному страннику, заблудившемуся на Путях Любви!
  
  Последние слова неожиданно подняли внутри какую-то странную волну. Вот так врешь-врешь... да и ненароком правду соврешь. Возможно... Нет, не 'вероятно', а только лишь 'возможно'... когда-нибудь... в теории... я действительно запутался... Да нет, чушь!
  
  Чтобы не забивать голову глупостями, отвернулся от бледного Наруто, заалевшей Тен-тен и ничего не понимающего Ли и стал смотреть на Цунаде. Она ответила мне хмурым взглядом.
  
   - Айдо... Мне иногда кажется, что фамилия, которую ты получил в госпитале, подходит тебе гораздо больше. Ведь с Хомурой вы только одним слогом отличаетесь. А слова почти те же...
  
  Я непонимающе наклонил голову, а бабка рядом с Хокаге дернулась, как будто ее оскорбили.
  
   - И все же. Несмотря на твой... совет, я считаю необходимым попросить, - она подчеркнула это слово голосом, - тебя взять Наруто с собой. Что ты ответишь?
  
  Тяжело вздохнул и шагнул вплотную к столу.
  
   - Хорошо, я согласен. Только за это... вы отдадите их мне.
  
  С этими словами я выложил на столешницу одного из закристаллизованных жуков, в последний момент отданного мне Шино. Надо признать, мне было немного жаль расставаться с этой штукой. Кристалл выглядел как красный янтарь с мошкой внутри. У девушки, сотворившей это, определенно есть вкус и чувство прекрасного. Убивать красиво - этому не научить...
  
  Цунаде пару секунд рассматривала кристалл, а я, если честно, какой-то частью ожидал ответа в стиле: 'Жуков? Да забирай!'. Но, видимо, не стоило равнять по себе пятидесятилетнюю женщину, по праву занявшую один из высших руководящих постов под этими небесами...
  
  Пятая подняла голову.
  
   - Даже не спрашиваю, зачем тебе это... Но хорошо. Конохагакуре отказывается от пленных в пользу.., - Косой взгляд на Старейшину за спиной, - В твою пользу, Айдо.
   - И беспошлинную торговлю продукцией на территории Страны Огня! - Решил я ковать железо, пока горячо. Но лимит везения был исчерпан.
  
  Женщина усмехнулась, глядя на меня с ноткой гордости. Да,много бы я дал, чтобы вот так же на меня смотрела мама...
  
   - Не зарывайся, Глава... У вас есть еще вопросы? - Повернулась она к старухе у кресла.
   - Нет, - За все это время я впервые услышал ее скрипучий голос, - Занимайся своим зоопарком сама, Цунаде.
  
  Она вышла из-за стола и направилась к двери, но по пути приостановилась рядом со мной и положила руку мне на плечо.
  
   - Комура Айдо. Я рада, что ты в столь юном возрасте уже достаточно разумен, чтобы осознать очевидное. Мы, Старейшины, не ошиблись в тебе. Не ошибись и ты.
  
  Она подобрала свое морщинистое лицо в подобии улыбки и вышла. А я разжал кулак, напряженный в попытке брезгливо скинуть старушечью ладонь, и вздохнул. Значит, одноглазый был не один... Ну что ж, хорошо, что вы раскрыли карты именно сейчас.
  
  Пока я размышлял, черный кокон на полу покрылся едва заметными трещинами... и разошелся по швам, выпуская на волю взъерошенную Сакуру, обводящую все вокруг шалым взглядом.
  
   - Сакура?., - Удивленно воскликнул Наруто, но его перебила Цунаде.
   - Так, все собрались. Сакура, ты все слышала? - Девушка кивнула, не приходя в сознание, - Тогда отправляйтесь немедленно. И... я помню Минато и его технику, поэтому вон отсюда. Перемещайтесь с площади, перепад давления мне здесь не нужен!
  
  Я открыл было рот, чтобы сообщить бабуле, что эта проблема давно решена... и промолчал. В конце концов, скидывать в отбой козырную карту, хоть и шестерку - совершенно незачем. Становлюсь политиком, мать его ети...
  
  Тем временем Сакура разогнала застоявшуюся от долгой неподвижности кровь, собрала глаза в кучу... и с ненавистью уставилась на меня.
  
   - Айдо! Ты!.. Ты!..
  
  Я резко нагнулся к ней, ласково улыбнулся и протянул руку.
  
   - Сакура, тебе помочь подняться? Да, ты что-то хочешь сказать?
  
  Побледневшая девчонка шустро отползла от меня.
  
   - Ты... Бака.., - Тихо буркнула она себе под нос.
  
  Я выпрямился и отвернулся, но возглас 'Сакура-чан, я помогу!..', раздавшийся за спиной, глухой звук удара, придушенный вопль 'За что?!' и змеиное шипение 'Я все слышала! Не смей подглядывать за другими девушками, Наруто!', прилетевшее в ответ - наполнили мое сердце теплотой и довольством. Тренировка началась!..
  
  Из кабинета Хокаге я, как стоявший дальше всего от двери, выходил последним. И когда я уже потянул за собой дверь, за спиной раздался голос.
  
   - Айдо, и все же... Почему? Зная тебя и то, как ты относишься к семье... Я никогда не поверю, что ты...
  
  Цунаде замолчала, а я замер на месте.
  
   - Почему? Не знаю, успокоит ли это вас... тетя. Но, чем дальше и больше чужой чакры я перемещаю Хирайшином, тем больше трачу своей. Объем резерва Кьюби вызывает оторопь, прыгать нужно на расстояние двух суток бега верхним путем... Поэтому вы даже не можете себе представить, как это напряжно! А еще - мне просто лень. Не больше... но и не меньше. До свидания, Цунаде-оба-сан. И я все же надеюсь, что вы воспользуетесь моим советом.
  
  С этими словами я шагнул вперед и закрыл дверь. Мне предстояло серьезное сражение... с собственной жадностью, в котором я вполне мог проиграть. А еще... Кажется, я понял, как Орочимару приобрел свои привычки - иногда очень хочется ограбить других, чем делиться своим...
  
   - Ну что, все готовы? Тогда давайте мне руки и держитесь крепче... Ли, не надо ломать кости, крепче - не значит 'оторви мне руку'. Тен-тен, от того, что ты почти прижалась, результат не изменится... Впрочем, продолжай, я не против. Все готовы? Хирайшин!
  
  
  Глава 20
  
  За время моего отсутствия на лесной поляне ничего, слава Ками, не изменилось. Да и не было меня часа два от силы. Но, надо признать, беспокойство все равно изрядно дергало. То ли за команду, оставшуюся в лесу в неполном составе... То ли за то, что я переоценил интеллект нападавших и они повторят свой трюк. А Какаши заслуженно заслуженно носит свой S-ранг и какой-то неправильный, но очень мощный Шаринган в левой глазнице. Ему только разозлиться надо...
  
  На законную гордость от наконец-то вбитой на уровне рефлексов привычки мгновенно оценивать обстановку у меня уже не осталось сил. Каким чудом я дотащил сюда эту неимоверную рыжую, хвостатую и зверообразную глыбу из чакры - останется загадкой навсегда. Наверное, только на упрямстве... и нежелании выглядеть слабаком перед девушкой, которая... хм... потом. Но все равно, за краткий миг до окончания прыжка окружающее моргнуло красным, меня что-то сильно дернуло... и руки, не в силах больше удерживать пассажиров, разжались. Черт побери! Я же никогда не проверял, что будет, если забыть что-то в перемещении!
  
   - Айдо! Ты уже вернулся! Как там Киба с Акамару? Я беспокоилась. Ой... Здравствуй, Ли-кун. Тебя отправили нам на помощь?..
  
  В другое время я искренне порадовался бы тому факту, что Хината, наконец, общается со мной нормально и даже может выразить свои чувства не только с помощью потери сознания... Но сейчас слова девушки будто окатили меня ледяной водой. 'Ли-кун?!. А... Как же?..'
  
  Замерло сбитое от неимоверной нагрузки дыхание, затаилась в глубине дрожь перенапрягшегося тела... Я медленно, не доверяя собственным чувствам, повернул голову направо... И встретился взглядом с Ли.
  
   - Айдо-кун, такого я и ожидал от моего второго сильнейшего соперника! Это потрясающая техника! Руку можно уже отпускать? А... Где остальные?
  
  Этот вопрос похоронным звоном раскатился под моим черепом. Похоже, бурная, но короткая история Айдо, мальчика-который-никак-не-может-определиться-с-фамилией, на этом бесславно окончена. Мне не простят...
  
  'Черт, идиот, ты о чем думаешь! Ты только что потерял в месте, которое неизвестно даже, существует ли, троих и думаешь о какой-то херне! Их спасать надо!'
  
  Усталость после прыжка как-то незаметно стала слишком незначительной вещью, чтобы обращать на нее внимание. Я как во сне освободился от железной (повезло) хватки Ли и... Неизвестно, что бы я предпринял дальше - вернулся бы в пустоту и остался там навечно в попытках нашарить тех, кого потерял; уселся бы размышлять о своем прошлом, будущем и настоящем; трусливо дернул бы на остров и включил защиту Узушио на максимальный уровень паранойи... Некоторые вещи, даже о себе самом, лучше не знать никогда, хоть и глупо. Но...
  
  Треск кустов на краю поляны заставил всех нас подобраться и, помимо сознания, сообразно вколоченным рефлексам, приготовиться к драке.
  
   - Да чтобы я еще хоть раз!.. Ни за какие блага мира!.. Даже приказ Цунаде-сама!.. Даже ради этих двух идиотов!.. Айдо, как же я тебя ненавижу! Ты!..
  
  Среди зеленых веток мелькнуло яркое пятно и под тихое, но прекрасно различимое бормотание на поляну вывалилась Сакура...
  
  Розовое каре, которому девушка явно уделяла солидное время по утрам, придавая волосам мягкость и объем, сейчас было больше похоже на гнездо драчливой вороны, из разодранной в разнообразных, но не очень интересных мужскому взгляду, местах торчал лесной мусор, на предплечьях и коленках виднелись свежие ссадины, а на левой скуле красовался громадный, медленно наливающийся фиолетовым цветом, синяк.
  
  Она выпрямилась, попыталась отряхнуться... И встретилась со мной глазами.
  
   - Ты!., - На автомате продолжила она, но поперхнулась заготовленными словами, - ...Бака.
  
  Титаническим усилием заставив себя не сорваться с места, спокойно подошел к ней.
  
   - Сакура, что случилось?
  
  Девушка сделала маленькой шажок назад и посмотрела на меня в упор.
  
   - Что случилось?! А ты не знаешь?! Я поняла, что на высоте десяти метров над землей только тогда, когда уже падала! Я и сейчас могу сказать, сколько веток было в той чаще, куда ты меня скинул! А в овраге, куда я после этого свалилась, на дне только камни! Айдо.., - Внезапно перестала орать и опустила глаза, - За что? Зачем ты со мной так поступаешь? В кабинете... Сейчас... Что я тебе сделала? Это потому... что рядом с Наруто не ты, а я?..
  
  Шепот девчонки было трудно расслышать даже в двух шагах.
  
   - Извини, я не нарочно. Это все турбулентность и воздушные ямы, - Невольно улыбнулся от облегчения. Сакура подняла голову и уставилась на меня, но немой укор во взгляде я проигнорировал, - А остальные? Ты их не видела?
  
  Девушка открыла рот для ответа, но ее опередили. Снова затрещали кусты и нашим глазам предстала Тен-тен. Выглядела она чуть получше, чем розоволосая, но все равно - дырки на рубашке и штанах, сухие листья за воротником, растрепанная прическа - полный комплект парашютиста без парашюта был в наличии.
  
  'Ну да. В той стороне ведь бурелом. Не то что леса Страны Огня - там и просто упавшее дерево за диковинку пойдет. Хм, а ведь, если прикинуть - поляна, бурелом и Коноха находятся на прямой линии. И тогда получается, что это происшествие может немного приподнять завесу тайны над физическим принципом работы телепорта. Интересно!'
  
  Пока я предавался исследовательским размышлениям, Тен-тен огляделась, немного задержав взгляд на Хинате, и быстро подошла ко мне.
  
   - Айдо, ты в порядке?
   - Чего-о?., - Я изумленно уставился на девушку. Не понял, это вроде мне положено спрашивать...
  
  Тен-тен отвела глаза.
  
  - Ну я... Просто подумала, что так, как произошло - не должно было быть. Ты не можешь создать недоработанную технику. Поэтому... Вдруг с тобой что случилось и тебе нужна помощь?!
  
  Я озадаченно замер. Это что же получается? Девчонка, которая только что сосчитала собой половину деревьев в лесу, наломала веток на год отопления парочки крестьянских домов и сгребла за пазуху несколько мешков опавших листьев, в первую очередь беспокоится, в порядке ли тот, кто, собственно, ее и?.. Особенно если Сакуру вспомнить, для контраста. Блин!
  
  Чтобы отвлечься от неуместных в данный момент мыслей, улыбнулся и взял девушку за руку.
  
   - Тен-тен, со мной все в порядке, это вам не повезло. Спасибо. - Немного помолчал, но слова решительно отказывались складываться во внятные предложения и я быстро перевел разговор, - Ты не видела Наруто?
  
  Девушка крепче сжала мою руку ладошкой, метнула косой взгляд в сторону Какаши и компании, все это время удивленно смотревших на представление, и улыбнулась.
  
   - Нет. Но, когда я немного пришла в себя, слышала позади вопли и ругательства, очень на него похожие!
  
  В подтверждение ее слов в лесу раздался неразборчивый, но явно нецензурный шум... И, как апофеоз постановки 'Потерпевшие авиакатастрофу', из-за деревьев чуть в стороне прямо на нас с шумом и треском выкатился рыжий комок.
  
   - Айдо! Ты мне должен! Я из-за тебя куртку порвал! А она у меня одна!..
  
  Слава Ками, все целы! Руки-ноги-головы на месте. А то ведь... Как мне думается, возможны порталы-'точки', которые отменяют расстояние до цели, возможны порталы-'дырки', раздирающие пространство и могущие отрезать что-нибудь важное, не попавшее в переносимый объем... А если мой Хирайшин разбирает пользователя на атомы и перекидывает к нужному месту, а все, что я попутно вижу - глюки мозга, который не в состоянии осознать реальность? Биджево дерьмо, чувствую себя не исследователем и первооткрывателем, а обезьяной, которую научили жать кнопку для получения банана. Все шло хорошо... пока в один прекрасный день кнопка выдала не лакомство, а калаш с загнанным в ствол патроном... Ну ладно, все закончилось более-менее неплохо... А душевное равновесие сейчас замечательно восстановится, и я даже знаю, кто мне в этом поможет!
  
   - Кто бы говорил! Между прочим, это все из-за тебя, Наруто! - Фыркнул я, - Надеюсь, что хотя бы сейчас ты сможешь принять правду, отправишь это оранжевое убожество туда, где ему место - на свалку и оденешь что-то приличное! Только с Саске пример не бери!..
   - Наруто! Но... как?! - Девичий возглас не дал мне договорить.
  
  Я обернулся. Посреди поляны замерла Хината, прижимая руки к груди. Руки упорно не хотели прикасаться к ребрам упершись в солидные препятствия, но девушка не обращала на этот пикантный момент внимания.
  
   - Наруто... И Айдо...
  
  Мы с рыжим стояли не так уж близко друг от друга и Хината вертела головой, стараясь удержать в поле зрения нас обоих одновременно и при этом замереть неподвижно.
  
   - Айдо... и Наруто... Что же мне?..
  
  Наконец, вспомнив о своей клановой принадлежности, синеволосая Хъюга включила Бьякуган. Без возгласов, печатей и сосредоточения - просто вокруг ее лавандовых глаз резко обозначились вздувшиеся вены.
  
   - Наруто... И Айдо... Я не знаю... Простите! - Вдруг пискнула она... и медленно осела на землю, потеряв сознание...
  
  Сакура бросилась к ней с возгласом: 'Хината! Что с тобой? Ты не ранена?!' Наруто, вопреки обыкновению, переминался на месте... а я внезапно обнаружил, что рассматриваю мир из-под ладони, прижатой к лицу. Пожалуй, эта миссия будет немного сложней, чем я о ней думал. И участие Орочимару на пару с биджу - покажутся милыми шалостями на фоне всего остального. Наруто - это ты во всем виноват!..
  
  
  У всего на свете есть начало и есть конец. Вот и суета из-за обморока Хинаты в итоге улеглась. Сакура довольно быстро привела девушку в чувство, отвела в тень деревьев на край поляны и поставила на стражу Шино. Дорого бы я дал, чтобы узнать, какой именно диагноз пациентке озвучило наше юное розовое дарование, хе-хе.
  
  Ли, коротко переговорив с Какаши, скрылся в чаще, видимо, отправился осмотреть территорию. В отсутствии Гай-сенсея парень вполне адекватен и коммуникабелен и я бы без раздумий доверил ему свою спину. Впрочем, в бою это относится ко всей Команде Гая. И даже Неджи, если удастся убедить его, что ты достоин стоять с ним рядом, положит свою жизнь ради товарища, хоть и зазнайка. Все-таки повезло мне в свое время. Сила Юности - это мелочи, кое-кто вон вообще пассивным курильщиком стал...
  
  Наруто тихо обошел реанимационные мероприятия и бочком-бочком отправился к резиденции Хатаке, устроенной им по поваленном древесном стволе. Вообще, в последнее время рыжий стал вести себя гораздо спокойнее и... чаще думать, что ли? По крайней мере, в моем присутствии. Что уж стало тому причиной - Ками ведает, но можно порадоваться за свои педагогические навыки и вздохнуть с облегчением. А сегодняшний эксцесс... Хм, ну ладно, все же не каждый день тебя мгновенно выкидывают с главной площади деревни в небо над лесом и без парашюта. Так что простим... хм... ему эту ошибку. Айдо, а ты взрослеешь. Так быстро найти виноватого в собственном косяке и перевалить на него вину - может только убеленный сединами мудрец, борющийся за торжество Добра. Мог бы ведь и предвидеть, чем все обернется. Стыдно...
  
  Ну что ж, хватит таращиться вокруг, пора бы и делом заняться! Зашагал было в сторону бревна, где Чапай конохского разлива, точно так же уперев голову в кулак, думал думу. Но на полпути меня перехватила Тен-тен, уже успевшая отметиться в этом импровизированном штабе.
  
   - Айдо... -кун!
  
  Девушка чему-то радостно улыбалась, поэтому на заминку я внимания не обратил. Залюбовался, грешен...
  
   - Какаши-семпай отправил Ли на разведку.., - Тут она запнулась. Мы переглянулись и весело фыркнули. Ну да, 'разведка' и 'Ли'... Хотя трико у него вполне маскировочное! - А остальным дал пару часов свободного времени. Мне нужно привести себя в порядок, поэтому... Не проводишь меня на озеро? Какаши-семпай запретил нам ходить поодиночке.
   - Хм, - Задумчиво отозвался я, - А почему бы тебе не попросить Харуно? Она уже освободилась да и вы обе - девчонки, это поуместнее будет. Хотя вот насчет розовой я вообще-то не уверен, человек она или демон? По мне - так Девятихвостый явно достался не тому, Курама и Сакура поистине созданы друг для друга...
  
  Улыбка на лице девушки погасла, как будто ее выключили.
  
   - Да, конечно... Ты прав, - Она явно оставила без внимания мои последние слова (а я, между прочим, военную тайну разгласил! Да и не так уж много под этим небом существ, которые знают, как зовут Къюби! Десять, если быть точным. О, женщины...) и чуть отшагнула в сторону, - И как я сама не догадалась? Спасибо за совет.
  
  Она вновь вернула улыбку на лицо, правда, в этот раз получилась немного вымученная гримаса, и, со словами: 'Извини. Тогда не буду мешать' развернулась и неуверенно пошагала к краю поляны, где Сакура как раз отодвинулась от Хинаты, пришедшей в себя то ли от лечения... то ли от перспектив оказаться в руках любимой ученицы Цунаде.
  
  Я проводил ее взглядом и вновь двинулся к по-прежнему пялящемуся в землю перед собой Хатаке. Мнится мне, что, даже с учетом подкрепления одноглазый собаковод будет не очень рад продолжать эту миссию. Ну, я бы на его месте тоже не обрадовался: полтора члена команды уже в госпитале, а не то что конца - начала задания не видать.
  
   - Искренне сочувствую вам, Какаши-семпай, - С этими словами я бухнулся на пятую точку в поле зрения джонина, - Но предупреждаю сразу - все ваши попытки перевалить всю работу на меня и завалиться в тенек с желанием почитать всем присутствующим новую писанину Джирайи-сама вслух будут пресечены жестко и бескомпромиссно. Поэтому давайте я расскажу, что передала вам Хокаге, а потом мы обсудим, с какими именно вопросами вы не будете ко мне приставать!
  
  Страдальчески закатившийся глаз собаковода и изумленно вытаращившийся Наруто, толкущийся рядом, стали для меня достойной компенсацией за все мои страдания в течение этого долгого дня...
  
  
  
  Я стоял на зеркально-гладкой поверхности воды и смотрел на небо. Огромный ало-золотой шар дневного светила еще окрашивал в цвета заката верхушки самых больших деревьев, но в озерной чаше уже прочно обосновались сизые сумерки. От воды медленно поднимался невесомый, но постепенно набирающий густоту вечерний туман, уверенно превращающий кусочек пейзажа, достойный воплощения на картине кистью гениального мастера, в таинственную декорацию к какой-нибудь страшной сказке... или к правильному фильму ужасов, где спецэффекты и гниющие рожи зомби сильно уступают по важности атмосфере страха и настороженного ожидания. Именно из-за нее наши далекие волосатые предки преодолели вопль инстинктов, приказывающий бежать от огня и сунули сухую ветку в подожженную молнией крону дерева. А гнусные мертвяцкие хари населили промозглый туман уже потом, когда человек в самоуверенности своей решил, что на этом свете ему бояться нечего...
  
  Я встряхнулся, выбивая из-под рубашки сырую хмарь, а из головы - лирические мысли, и осмотрелся. Туман уже полностью скрыл поверхность воды, но и не видя, я мог точно сказать, что озеро совершенно неподвижно. Даже рыбы, обычно охотящиеся на упавших в воду мошек, сегодня по какой-то причине решили объявить голодовку. Видимо, рыбий профсоюз тоже был против такого соседа.
  
   - Хм, - Мой голос раскатился над водой, чтобы уже в десятке метров запутаться в мохнатых клубках тумана, - Интересно, чего это я о зомбаках вспомнил? Антураж, конечно, соответствующий... но почему не единорог с хвостом из радуги, блин?.. Ладно. Интересно, как будем выманивать?
  
  Надо сказать, что разговаривать здесь мне было решительно не с кем... по крайней мере, вслух. Но так уж сложилось, что с того самого общения с Какаши я не проронил ни слова.
  
  В ответ на то самое историческое заявление о недопущении, пресечении и порочности самой мысли об эксплуатации целого, хоть и неизвестного никому Каге, джонин проронил: 'М-ма... Хорошо...', соскочил с бревна и развил бурную деятельность. Хината была назначена на почетную должность сантиметрового радара кругового обзора и, стоя в тени деревьев у края поляны, периодически включала Бъякуган. Сформированная из Наруто и вернувшегося Ли зондеркоманда по уничтожению здравого смысла была отправлена в глубокий поиск по четко читаемым следам напавших утром, благо на тот момент им было не до маскировки. Задача, конечно, была поставлена максимально конкретно - проверить, по возможности проследить и сразу же возвращаться... Но внутренний голос мне подсказывает, что из этого рейда наши герои вернутся с узлом трофеев, возвышающимся над верхушками деревьев, головой Райкаге, приколотой к пике и женатые... на одной и той же женщине. По крайней мере, крики Ли о Пылающей в Юном Сердце Воле Огня я с дрожью расшифровал именно так...
  
  Сакура и Тен-тен были все-таки отпущены на озеро. Пошушукавшись между собой и метнув в меня два недовольных взгляда, девушки скрылись за деревьями, а Какаши вернулся на бревно, почему-то покосился на меня и пробормотал: 'Я вижу только чакру... Поверь, Айдо-кун, ничего, кроме чакры'. Немного дрогнувшей рукой поднял протектор, уставившись им вслед, и замер неподвижно. Вот так я остался в полном одиночестве.
  
  Немного помыкавшись по поляне, понаблюдав за Хинатой, которая непроизвольно развернулась лицом в ту сторону, куда ушли Наруто и Ли (конечно же, исключительно от беспокойства за товарищей. Разве может быть иначе? Или... может?), тщательно проверив, не спрятал ли Какаши на траектории своего шаринганистого взгляда 'Ичу-Ичу', напечатанную по спецзаказу чакропроводящими чернилами и, не найдя себе больше никаких занятий, завалился спать. Чакроистощение под напором адреналина отступило, но никуда не ушло, а соваться к одному из девяти существующих в мире демонов с полупустыми топливными баками было попросту глупо...
  
  'Что, папа соскучился по собственному голосу? Ты петь не пробовал? Попробуй, может быть, Исобу из-за этого всплывет... Только чтобы тебя прибить!'
  
   - Все-таки ты та еще язва... У кого только научилась? Я же всегда желал тебе только добра. И голос у меня не настолько противный.., - Вздохнул и перешел на мысли. И вовсе не потому, что эта вредная девчонка права и я веду себя по-идиотски... Не поэтому, я сказал!
  
  'Идеи, как заставить его выбраться, есть?'
  'Просто немного подожди, он всплывает сам. Я чувствую - он хочет на поверхность... Пап, - в голосе Йоко неожиданно прорезалось смятение, - скажи, все будет в порядке? Это ведь первый раз, когда я встречусь с... таким же, как я. Мы сможем подружиться?..'
  
  От концентрированной, возведенной в куб наивности этого вопроса я чуть было не расхохотался. Вот ведь: иногда кажется, что Йоко - гораздо мудрее и опытнее меня. А иногда - вот как сейчас - я вспоминаю, что ей тринадцать лет. Что ж, наверное, это беда всех отцов, чьи дочери подбираются к рубежу переходного возраста... Тьфу, что я несу? Ей же по сути - чуть больше года и она из чакры! Айдо, а ты ведь сильно к ней привязался. Настолько, что уже не пытаешься прибить Ю, когда она дразнит тебя 'папочкой', а только гордо на это улыбаешься. Неожиданно...
  
  Я утрамбовал все посторонние мысли в недоступный для нее закуток и постарался выразиться как можно дипломатичнее.
  
  'Не знаю, малыш, я ведь с демон... биджу общался тоже не так уж много. Но... исходя из опыта... Йоко, не жди слишком многого, хорошо? И не расстраивайся, я с тобой!'
  
  'Ладно.., - Изнутри пробилось ощущение бледной улыбки, но девочка тут же подобралась, - Пап, он всплывает. Приготовься!'
  
  Ничего больше подумать и уж тем более сказать я не успел, потому что прямо передо мной в туманной дымке обозначилось темное пятно...
  
  Вначале это был похоже на небольшой островок, вынырнувший из тумана. Но шли секунды, твердь, вопреки всем законам природы росла и расширялась... Но вот из воды подобно скальным зубьям в отлив показался первый ряд шипов и стало очевидно, что передо мной - исполинский панцирь. Он выдвигался из воды все выше и шире, его края загнулись вниз и, наконец, в сумеречной тишине раздался первый звук. Им стал глухой рокот настоящих водопадов, срывавшихся с костяных уступов. Еще миг... Все звуки были заглушены могучим выдохом... и на поднятых ею самой волнах закачалась гигантская туша...
  
  Вопреки моим ожиданиям, Треххвостый не очень походил на черепаху. У бронированной рептилии защита была сплошной и в нее можно было убрать выступающие мягкие части целиком. У Исобу же, если судить по его форме и виднеющимся краям панциря, строение напоминало скорее броненосца. Уверен, он любит сворачиваться в шар и давить врагов массой. Акимичи нашли бы в нем родственную душу...
  
  Но и броненосцем это существо тоже назвать было трудно. Свободные от панциря участки туши влажно отблескивали однородной темно-красной плотью, совершенно непохожей на кожу, мышцы и прочие нормальные органы. И если вспомнить, что у меня во внутреннем мире сидит чудо, которое я, несмотря ни на что, считаю ребенком, то я тяжело вздохну и сравню эту влажную кроваво-розовою мякоть со свежим мясом, старательно затолкав все прочие ассоциации, от которых одновременно краснеет лицо и появляются рвотные позывы, куда подальше...
  
   - Мда. Не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка.., - Протянул я, а в унисон с моим голосом в душЕ раздался неуверенный смешок: 'Черепашка...'
  
  Громадная туша продолжала качаться на постепенно утихающих волнах и никак не реагировала на мое присутствие. Я вздохнул. Ну, когда ни помирать - все равно день терять... Задрал голову и что было силы завопил:
  
   - Эй, устрица с ногами! Привет!
  
  В ответ не раздалось ни звука.
  
   - А ты знаешь, что вежливые биджу при встрече обязательно здороваются! Я свою именно этому учу! А тобой, значит, родители не занимались?!
  
  Вновь робкий хмык внутри... и в вышине раздался костяной скрежет, вслед за которым в туманной мгле, казалось, зажегся фонарь. На меня уставился громадный красный глаз. Радужка и цветом, и слоистой структурой только что разрубленной туши в точности соответствовала телу Исобу, не скрытому под панцирем. А маленький в сравнении с глазом зрачок, похожий на ярко-желтую трубочку, создавал впечатление, что прямо на тебя смотрит... э-э-э... надеюсь, Йоко не слышала первого пришедшего на ум варианта... свежевынутая из раковины мантия моллюска со всеми его внутренностями. Меня передернуло от омерзения.
  
  Глаз несколько секунд рассматривал меня в упор, а затем вновь заскрежетал панцирь и красное пятно взмыло ввысь, уставившись на что-то невидимое вдалеке.
  
  'Пап... Прости, но... Ты ему неинтересен... Он думает... Вот же мать его! Я даже не уверена, что он вообще умеет думать! Он не считает достойной внимания букашку!'
  'Не ругайся, сначала научись делать это стильно, - Автоматически сделал замечание, - Что дальше? Есть предложения?
  'Д-да... Пап... Можно, я сама попробую с ним поговорить?'
  'Ты собралась наружу?! Об этом даже речи быть не может!'
  'Нет-нет, - зачастила девочка, - я туда и сама не хочу! Просто я тут покров биджу усовершенствовала, настолько, что через него могу сама что-то делать! Ты только не сопротивляйся и я даже разговаривать смогу!'
  'Не сопротивляйся'... Двусмысленно звучит!' - Усмехнулся я.
  'Если бы ты меня видел, я бы покраснела. Не надо брать с меня пример. Это родители должны учить детей, но никак не наоборот! - Буркнула Йоко, - Ну так как?'
  'Ну, что-то делать надо... Действуй.'
  'Спасибо!'
  
  Одновременно с последней мыслью изнутри меня поднялась волна она росла все выше и выше, пока не перехлестнуло через край того, что есть 'Я'. Вокруг замелькали оранжевые искры, а глаза нестерпимо зачесались. Очень хотелось их закрыть, но я стоял и смотрел, как искры быстро сливаются друг с другом, как это действо бесконечно повторяется сразу со всех сторон... и вот вокруг меня сияет оранжево-красным светом плотный, хоть и прозрачный, покров биджу. Примерно такой же, как я видел у Наруто, когда они на пару с Къюби выпускают один чакрохвост. А молодец дочурка! У нее хвостов нет, а даже признанному, так сказать, мастеру не уступает! Кстати, о птичках...
  
  'Йоко, все собираюсь у тебя спросить. Ты с тех пор словарный запас поднакопила... Зачем же все-таки хвосты у биджу?'
  'Это символ силы. И одновременно запас энергии. Показатель, каким объемом может оперировать тот или иной Хвостатый. Но по сути это не важно, с точки зрения человека разницы в силе между ними нет никакой, она одинаково заоблачна.'
  'Хм. А в чем тогда разница? В иерархии?'
  'Пап, ты о чем? Они-то и все вместе собирались, чтоб не соврать... Нет, не помню. Помню, что один раз только был, а зачем, почему - как в тумане все. Да и насчет силы... Если дело будет в пустыне, тот же Однохвостый сможет Къюби... нет, не победить, но накостылять - точно.'
  'Тогда зачем они вообще нужны?'
  'Ну пап, - усмехнулась девочка, - вот смотри - ты обратил внимание, что на нас таращился только один глаз Исобу? А все потому, что второй у него ранен. И, представь себе, болит!'
  'Н-но как же... Он ведь... из чакры...'
  'Ага. Сама поражаюсь. Знаешь, - задумчиво протянула Йоко, - вот посмотрела я на Санби... и кажется мне, что им кем-то приказано держать именно такую форму. Потому и хвосты, и глаз... Но вот кто на такое способен - не могу даже вообразить. Нам бы поговорить и, надеюсь, все станет яснее. Но уже сейчас понятно, что я - другая. Мне-то никто не приказывал. Вот только, - внезапно загрустила, - у меня ни одного хвоста нет...'
  'Не переживай! Хвосты, в отличие от ума - дело наживное!' - Бодро отозвался я.
  
  Девочка хихикнула.
  
  'Ты сам-то понял, что сказал? Ладно, - посерьезнела, - а теперь не отвлекай. Сколько же у тебя в организме всего лишнего! И всем надо управлять!'
  'Эй-эй! Не вздумай!..' - Возмутился было, но на меня рассерженно шикнули.
  
  Вдруг мои ноги совершенно самостоятельно сделали шаг назад, при этом чуть провалившись в воду. Раздалось шипение, из-под сапог ударил пар, но равновесие тут же было восстановлено. Моя голова запрокинулась, обводя зудящими глазами всю тушу Треххвостого целиком. Я смог единым махом обозреть его полностью - от самых дальних шипов на панцире до коротких, для такой громадины, но, тем не менее, способных раздавить человека и не заметить, кургузеньких лапок.
  
  Кажется, я увидел гораздо больше, чем смог бы вынести, потому что внезапно и резко череп прострелило болью и умничка Йоко тут же повернула мою голову так, чтобы я смотрел прямо перед собой.
  
  Правая рука зачем-то вытянулась вперед, как для рукопожатия (надеюсь, она шутит...), и вслед за этим из открывшегося рта полетел голос...
  
   - Исобу... Ты не знаешь меня, но я тебя помню. Я такая же как ты. Поговори со мной!
  
  Каюсь, я никогда не думал, что мое собственное горло может произвести на свет такие звуки. Казалось, говорят сразу несколько человек, путаясь в словах и интонациях. Главенствовал женский голос, который я у Йоко никогда не слышал, да и, положа руку на сердце, не хотел бы услышать подобное больше никогда. Весь этот хор был приправлен металлическим дребезжанием, а на заднем фоне почему-то слышался странный клекот, будто пытался разговаривать орел...
  
  'Кхм. И это ты меня критиковала за пение? Да на таком фоне я просто Кобзон!'
  
  Но тонкая ирония и искрометный юмор были оставлены без внимания. Моя дочка-биджу напряженно ждала ответа от подобного ей...
  
  Мясной розово-красный взгляд стремительно метнулся обратно и уперся в мое неподвижное тело. Секунду ничего не происходило... а потом туша зверя из чакры вдруг слитным движением приподнялась... и сверху на меня обрушились три гигантские шипастые дубины.
  
  Мое тело все так же стояло неподвижно. Хвосты летели... а я дергался внутри себя самого, хотел и не мог вырваться, чтобы попытаться встретить падающую сверху смерть... или хотя бы уклониться от нее.
  
  'Йоко, что ты делаешь?! Нам надо уходить! Йоко!'
  
  Нет ответа... И, когда шипы на панцире, казалось, уже вонзились в меня, я неимоверным усилием будто выпрыгнул из собственной кожи и откатился по в сторону. А там, где я только что стоял, поднялись громадных фонтана, поднятых чудовищным ударом.
  
  'Папа...'
  'Йоко, что с тобой?!'
  'Папа... Прости.., - С каждым словом шепот девочки становился все громче и громче, - Я... Не слышит... Он... боится меня. Боится и ненавидит... О Господи, как же он ненавидит! Я не хочу снова ненавидеть! Только не это!!! НЕ-Е-Е-Т!!!'
  
  Последние слова девочки вдруг переросли в чудовищный вопль, едва не разорвавший мне череп. Я обхватил голову руками и едва успел оттолкнуться от воды, чудом избежав нового удара хвостами. В новом падении ни о какой концентрации, конечно, речь уже не шла и я провалился под водную гладь. От покрова биджу не осталось ни единой искорки. Боль в голове медленно утихала, а я тонул, наблюдая, как вокруг медленно растворяются струйки крови, вытекающие из носа и ушей...
  
  'Йоко! Ты как?! Йоко! Да отзовись же ты!'
  
  Полное молчание. Я задергался и резкими гребками выбрался на поверхность озера. Усилием воли отодвинул нарастающие было панические мысли и разрастающуюся в груди пустоту. Собрал чакру, вернул концентрацию и вновь утвердился на водной глади. Прямо передо мной в тумане маячила темная масса - Исобу, разобравшись, по его мнению, с раздражителем, медленно двигался прочь...
  
   - Ах ты проклятая тварь!..
  
  Ладони в 'концентрацию' и замереть неподвижно. Так - быстрее...
  
   - Что, думаешь, так просто от меня сбежишь?..
  
  Фуиндзюцу на самом деле практически не отличается от обычных техник. Практически ничем, кроме одного. Печати позволяют тебе стать свободным. Тренироваться всю свою жизнь... а в бою - испугаться опыта противника, забыть, какую тактику ты выбрал, потерять концентрацию... Получить удар в спину от врага, которого всегда считал другом... И умереть.
  
   - Она ведь просто хотела поговорить!
  
  Не таковы фуин. Если ты искренне полюбил эти смешные и такие безобидные чернильные кляксы на белой бумаге... Если ты рассмотрел за забором из черных линий то, что может сделать тебя сильнее... Если ты вложил всю свою душу в необычный, непонятный... но такой 'твой' рисунок...
  
  Печати не устают. Нарисованные один раз - они навсегда останутся с тобой, на бумаге, если ты слаб, или в разуме, если ты силен и талантлив.
  
  Печати не боятся. И генин и Каге - все равны перед строгим узором черных линий, воплощения твоих желаний и жажды.
  
  Печати не предают. Они всегда с тобой, не требуя и не прося чего-то взамен. Поэтому я всю свою жизнь доверял иероглифам больше, чем людям... Пока не появилась ОНА!
  
  Печати - это ты. Не техники шиноби, создаваемые, чтобы убивать. В капле чернил, дрожащей на кончике кисти, есть все, что-только можно вообразить - ревущее пламя и прохладная вода, непоколебимая защита и режущий ветер. Но чем станет эта конкретная капля - решает не твой наставник, не твоя профессия и не твой ранг шиноби - решаешь ты сам. Твоя воля и твоя чакра - вот все, что тебе нужно.
  
  Но это все это лишь первый шаг. Когда ты пройдешь весь этот путь, увидишь рассвет и поднимешь ногу на новую ступень, ты поймешь - настоящий мастер не подчиняется правилам, правила подчиняются ему. А это значит, что печати...
  
  Готово! Заработавший Режим Отшельника сбил меня с мысли. Мне казалось, что я почти добрался к чему-то важному... Но в данный момент мне было глубоко плевать, потому что гудящая огненная сфера уже сорвалась с руки.
  
   - Говорят, ты любишь воду... А я заставлю тебя жрать огонь до тех пор, пока ты не скажешь, ЧТО ТЫ С НЕЙ СДЕЛАЛ!
  
  Огненная вспышка на секунду разогнала туман... А вслед за ней раздался громоподобный рев и хмарь разорвали два исполинских водяных снаряда, летящих прямо в меня.
  
  Отпрыгнув и пропустив их мимо. А темная громада вновь начала свой путь прочь от меня. Несмотря на ожог, Исобу не хотел драться.
  
   - Убегаешь, ур-род?.. Ну ничего, я давненько не поджаривал мидий в собственном соку!
  
  В руке завертелся еще один Разеншотен и я уже почти отправил его в полет, как...
  
  'Папа, это бесполезно. Перестань тратить чакру, у тебя она кончится гораздо быстрее'
  
  Угрюмый голос красноволосой девочки возник на том же самом месте, заполняя разверзшуюся было бездну в моей душе. Не удержавшийся в руке шар огня косо ушел в озеро и скрылся в глубине, спустя секунду вырвавшись на свободу фонтаном воды и пара. Но мне было уже все равно.
  
  'Йоко, ты как? Что с тобой было?!'
  'Эта тварь.., - Я онемел. До сих пор она так про них не говорила. Даже про Кьюби.., - Он понял, кто я. Как-то узнал меня. И почему-то возненавидел так, что я чуть... чуть...'
  
  Она неожиданно всхлипнула.
  
  'Пап, я ведь не такая, как они, правда? Пообещай... пообещай, что я не буду никого так ненавидеть!'
  'Ну как я могу такое обещать, глупая? Это от тебя зависит, - Несмотря на ситуацию, я усмехнулся, - Но обещаю сделать все, чтобы до такого не дошло.'
  'Спасибо.., - Будь она 'на воле', обязательно бы сейчас шмыгнула носом, - Ну и вот. Я почти растворилась в этом... Пап, ненависть демона - страшная вещь... Так что никакого разговора у нас не получится.'
  'Тогда что будем делать? Есть идеи?'
  'Есть! - Ух, как решительно! Интересно, что же она?., - Дай мне его сюда!'
  'Чт-то?!'
  'Сюда. Во внутренний мир. Печать позволяет сделать это без его желания. Спасибо, кстати, за такую заботу, это ж все ради моего блага было сделано! - Ну не могла не съязвить, - А уж тут я быстро с ним разберусь, если ты этого захочешь. А ты ведь разрешишь любимой дочке немного поиграть со зверьком?!'
  'Кхм, - Как-то мне неуютно делается от новых ноток в ее голосе. Мда. Я вроде бы и так не совсем плохой человек... Но отныне я больше никогда не стану безразлично отбрасывать искренние чувства других. Чревато.., - План попахивает авантюрой. Ты точно справишься? Умрем ведь оба, если что...'
  'Даже если и не справлюсь - ты мне поможешь! А ты можешь все!' - Беспечно отозвалась она.
  'Спасибо за такую веру в меня, но... А впрочем, почему бы и нет?'
  
  Внезапно накатил какой-то бесшабашный азарт. Я было насторожился... Но оказалось, что он действительно полностью мой, без всяких посторонних влияний. Получается, я и правда немного закис на острове, адреналина не хватает, опасности. Да уж, не ожидал такого от себя. Конечно, сказать Ю, что я знаю, где Орочимару, отправиться вместе с ней искать Змея и попутно бить морды всем встречным было бы немного безопаснее... Но, раз под рукой нет ничего, кроме древнего демона, придется обходится тем, что дают.
  
  Я вздохнул и смерил взглядом удаляющуюся тушу. Правильно бежишь... Но слишком медленно. Не повезло тебе, дружок. Не надо было злить Йоко но Курама, дочь Узумаки Айдо!
  
  Парой прыжков нагнал Треххвостого, остановившись на расстоянии вытянутой руки от панциря. Исобу по-прежнему величественно не обращал внимания на мельтешение ничтожных букашек на поверхности воды.
  
  Расстегнул рубашку, поднес руки к линиям фуин... и внезапно застыл. До моих ушей долетел звук. Звук, которому здесь и сейчас места было не больше, чем громкой порче воздуха в зале Мариинского театра во время балета 'Лебединое озеро'. Звук, который, вопреки туману, разлетался над всей гладью озера. И этим звуком был скрип уключин и тихий шелест воды, обтекающей лодочный нос...
  
  Я стоял и смотрел, как во мгле засветилось и стало медленно расти светлое пятно, оказавшее обычным фонарем, укрепленным на носу обыкновенной рыбацкой лодки. Стоял и смотрел, как из тумана постепенно проступают силуэт пассажира, по самые глаза закутанного в плащ и сидящего на носу суденышка, спина гребца, размеренно и без устали машущего веслами... Стоял и смотрел, как лодка постепенно замедляет ход и останавливается. И лишь когда мужчина, аккуратно сложив весла на дно, повернулся к фонарю и стал неторопливо и тщательно протирать очки, я шагнул к лодке и положил руки на деревянный борт.
  
   - Я мог бы сделать удивленный вид... но не стану. Потому что это уже практически закон. Повсюду в этом мире, где появляется что-то непонятное, происходят странные события и совершаются нелогичные поступки, торчит толстый белый змеиный хвост. В конце концов, он даже в 'Рассвете' лямку тянул одно время... А помните, я предупреждал, что следующая наша встреча станет для вас последней... Якуши Кабуто-сан?
  
  Глава 21
  
  
  Самый близкий, верный и преданный... раб Орочимару спокойно водрузил сверкающие в свете фонаря очки обратно на нос. Признаюсь, на какой-то миг я приготовился к тому, что раздастся тихое шипение и дужки прилепятся к вискам Кабуто вакуумом, а иначе как он их не теряет в самой жуткой драке? Но чуда не произошло. Якуши поправил очки на переносице указательным пальцем, оставив мне возможность и дальше строить идиотские теории, и весело сверкнул глазами.
  
   - Здравствуй, Айдо-кун! А вот я поражен! Когда мне доложили, что в окрестностях бродит команда из Конохи, я распорядился их задержать - вряд ли хоть кто-то из них способен понять, что происходит. Но ты меня приятно удивил, разобравшись в моем замысле! Если честно, я даже ожидал увидеть тебя... и сильно бы разочаровался, не встреться мы именно сейчас... и именно здесь!
   - И вы так спокойно об этом говорите, Якуши-сан? - Удивился я, чуть сильнее налегая на борт. Я был готов ко всему... но ничего не происходило. Молодой мужчина в лодке все так же весело сверкал глазами и обаятельно улыбался. На секунду у меня промелькнула мысль, что, сложись все чуть иначе, мы могли бы стать с ним друзьями.., - Не боитесь раскрывать свои планы первому встречному? И вас не смущает, что я вообще-то собираюсь вас убить?
   - Айдо-кун, - его улыбка чуть поблекла и стала немного грустной, - умный план, составленный умным человеком, чаще всего имеет один недостаток: когда он выполнен - никто не понимает, что произошло. А иногда так хочется поделиться с кем-то, способным оценить все твои старания по достоинству... Впрочем, тебе ведь это знакомо, иначе почему ты тоже ушел из деревни? И не тряси так лодку, разбудишь, - Кивнул на пассажира, - Хотя ему и так нужно просыпаться. Юкимару!
  
  В ответ на окрик очкарика плащ на носу лодки зашевелился. Кто-то старательно выбирался из складок тяжелой, утепленной и непромокаемой ткани, ища путь к свету и запутываясь по дороге. И, наконец, в свете фонаря мелькнуло заспанная рожица и на мир с круглого детского лица с любопытством уставились глаза фиолетового оттенка.
  
  'Да сколько можно уже, а? - Мысленно вздохнул я, - Действительно, не соратники ученого а какой-то заповедник извращенцев! Сначала Саске, теперь вот это... Чтобы разобрать, мальчик перед тобой или девочка - надо потрудиться! Да и глаза эти фиолетовые. Впрочем, у Акане, помнится, такой же цвет. И подмигивать получается очень мило...'
  
   - Кабуто-сан, я не спал! - Ну слава Ками, завеса тайны приподнялась - мальчик! Хотя с порядками этих экспериментаторов... он и сам может не знать! - Простите! А... Что случилось?
   - Ничего, Юкимару. Просто уже пора. На вот, проглоти. Это придаст тебе сил.
  
  Кабуто кинул мелкому три каких-то темных комочка, которые пацан, страдальчески зажмурившись, проглотил единым движением. Так, а вот это уже опасно, мало ли чего скормили мелкому? Пора заканчивать!
  
   - Кабуто-сан. Может быть, вы возьмете в руки весла, огорченно хлопните ими по воде... и начнете грести куда подальше отсюда, не сводя с меня раздосадованного взгляда? Видите, я даже не требую от вас скрывать эмоции. У меня тут кое-какие дела, которым ваше присутствие мешает... И, признаюсь честно, мне не хочется воплощать в жизнь свои слова о 'последней встрече'. Вы, в отличие от вашего хозяина, мне даже в чем-то симпатичны...
  
  Я говорил то, что думал, ничуть не кривя душой и не пытаясь обмануть... при этом стараясь загнать обратно волну ненависти к пепельноволосому человеку в очках, сидящему в деревянной лодке напротив меня с легкой улыбкой. Это чувство было насквозь иррациональным и беспричинным. А еще... краем глаза я заметил, как в одном месте над озером туман вроде стал чуть плотнее, обрисовав контуры смутно знакомого белого пятна.
  
  Подручный Змеиного Сеннина неторопливо поднялся на ноги. На какой-то мог я понадеялся, что сейчас он сверзится за борт, потеряв равновесие в маленькой лодчонке, качающейся на волнах... Но тут же понял всю бессмысленность этой идеи. Нормальные шиноби теряют равновесие только вместе с жизнью... ну, или опираясь на стену, отделяющую мужскую часть бани на горячих источниках от женской.
  
   - Айдо-кун. Насчет последней встречи... Мне кажется, что у тебя сейчас есть более важные заботы.
  
  Кабуто подмигнул мне, нарочито медленно, дабы не спровоцировать, потянулся в обычную для всех шиноби поясную сумку и в его ладони сверкнуло стекло. Обычный шар, насколько может быть обычной такая бесполезная вещь, только немного красноватого оттенка, который Кабуто тут же бросил мне.
  
  Я машинально поймал его и внимательно осмотрел. Это оказался какой-то шинобский аналог камеры, передающей изображение на расстоянии. Картина двигалась без единого звука, но и этого было достаточно, потому что в сплошном дыму, затянувшем изображение, и помноженном на ночную тьму, иногда мелькало...
  
  Вот дым прорезало сверкание электросварки и, показалось, прямо перед моим носом пронеслась рука, ощетинившаяся маленькими молниями. Мгновение - и из тумана вынырнул настоящий шторм, составленный из разнокалиберных железок. Еще секунда... и нога в зеленом комбинезоне и оранжевом гетре вздыбила вверх тучу пыли, делая темноту еще более непроглядной. А где-то на заднем фоне мерцало и медленно разгоралось очень знакомое красное сияние...
  
   - Айдо-кун, я ведь уже говорил тебе. При всей своей силе, шиноби Конохи лишены некоего... как бы сказать... творческого взгляда на проблему. Поэтому они неопасны. Но когда Гурен сказала, что ее вынудил отступить, что, кстати, уже само по себе достижение, некий парень с длинными красными волосами, двигающийся настолько стремительно, что за ним не угонится даже молния, мне пришлось принять меры, - Пепельноволосый усмехнулся, - Кстати, Сакура-тян симпатичная, Саске-кун многое потерял. А представь, что будет с ней после драки?
  
  Я поднял глаза на очкарика.
  
   - Кабуто-сан, вы что, намекаете, чтобы я сейчас бросился им на помощь? Туда, где находится Хатаке Какаши, джонин S-ранга и обладатель Шарингана, которым вы так восхищаетесь? Вы сами себе противоречите.
  
  Подкинул в руке хрустальный шар, вполне годящийся какому-нибудь ясновидцу. Вот она, вечная нестареющая классика! Интересно, кто это у Орочимару такой умелец? Тот же Эро-сеннин за такие возможности не то что все свои знания и опыт - отдаст саму душу! Да и мне пригодится...
  
   - Кроме этого.., - Я кивнул на ладонь, где как раз сейчас все поле зрения заслонил синий всполох и чуть улыбнулся. Опознать технику было просто - именно ее когда-то воткнул мне в печень Неджи... В те приснопамятные времена у меня не было иных забот, кроме как стать самым сильным неведомо для чего... и накормить раменом бездонного проглота Наруто. А девочка молодец, и это освоила, значит... Хината и впрямь сильно изменилась за это лето, - Рядом с ним находятся люди, составляющие гордость и надежду Конохагакуре. Но даже если и их окажется недостаточно, там есть человек, который не так давно вынудил Белого Змея Орочимару позорно сбежать!
  
  Я аккуратно отодвинулся подальше от лодки, и без этого отплывшей в сторону, и завел ладонь с шаром за спину. Будет маленький сюрприз... Скорость и стремительность - это хорошо, но если есть время - почему бы и не подготовится? В таком свете болтовня перед боем выглядит совершенно иначе. Кто-то старается в чем-то убедить противника... а кто-то увеличивает свои шансы на победу!
  
  Стекла очков насмешливо сверкнули.
  
   - Айдо, ты никогда не задумывался, почему Орочимару-сама так равнодушно относится к джинчуурики? Все очень просто - их силой невозможно управлять. Даже это, - Кабуто повел вокруг себя ладонью, - скорее, целиком мой проект, Орочимару-сама лишь сказал: 'Хочешь - делай'... У него есть гораздо более эффективные способы достичь цели. А теперь представь - Наруто-кун разозлится, ожидаемо не справится с чакрой Кьюби, и на поляне в лесу окажется свободный и ничем не ограниченный джинчуурики Девятихвостого. А ведь сейчас рядом с ним не будет образца с Мокутоном.
  
  Ладони Якуши вдруг стремительно взлетели к груди, и, прежде, чем я понял, что произойдет, сложились в несколько печатей. Приготовился было прыгнуть, но небольшой водяной снаряд, выплюнутый очкариком, улетел куда-то вправо на просторы озера... попутно разнеся в щепки борт лодки, к которому я прикасался. Соратник Орочимару, самого умного, хитрого и бездушного шиноби под этим небом, повернул ко мне голову.
  
   - Айдо-кун, - на этот раз в его голосе не было обычной улыбки. Разве что совсем чуть-чуть, - раз ты уверен, что твои друзья справятся... помоги мне поймать Санби и уйдем отсюда вместе! Если хочешь, оставь его себе, только позволь мне провести кое-какие опыты. Сама по себе эта безмозглая черепаха меня не интересует.
   - Это броненосец-устрица.., - Автоматически поправил я.
  
  Перед глазами вдруг закружись воспоминания. Сияющая яростным светом, будто вырезанная из куска бумаги первоклассником, пасть и провалы в черепе, напоминающие распахнутые окна в самый жаркий круг ада... Задранная кверху башка и неистовый, безумный рев, в котором с начала времен не было ни капли человеческого... И багрово-черный отросток, который назовут хвостом лишь неисправимые оптимисты. Он поднимается все выше... и рушится на девушку с розовыми волосами, которая, забыв о себе бросается вперед, чтобы помочь... Уж если он не вспомнил Сакуру, что что для него будет стоить жизнь Какаши? Ли? Или... Тен-тен?..
  
   - Пусть так, - все же усмехнулся Якуши, - но даже сейчас, в нашей ситуации, ты думаешь не о том, как меня убить, а как назвать новое явление. Ты сам понимаешь, насколько тебе не по пути с конохскими костоломами во главе с Хокаге, одним ударом устраивающей землетрясения... каковые удары она любит наносить часто и помногу! Ты сам это понимаешь, поэтому и ушел. Так сделай следующий шаг! Мы нужны друг другу! А без Треххвостого это озеро станет никому не нужно, Гурен отзовет своих и твои друзья смогут в полной безопасности искать базу Орочимару-сама, от которой сейчас остались одни руины.
   - Почему? - все так же бездумно спросил я.
   - Бунт заключенных может произойти даже в самой защищенной тюрьме. А в этой к тому же, - на этих словах Кабуто со значением хмыкнул, - не случилось такого же симпатичного, но отменно знающего свое дело красноволосого надзирателя, как в Южном Убежище. Да, - ответил он на мой быстрый взгляд, - я навел справки о Карин-тян после твоих вопросов. Как видишь, у нас обоих есть то, что нужно другому. А что тебе даст Коноха? Печать молчания на язык в обмен на второго биджу?
  
  Он секунду помолчал, будто раздумывая, стоит ли продолжать.
  
   - А насчет 'убить'... Помоги мне сперва уничтожить Орочимару! Он ошибся, выбрав Саске тогда. А после того, как мы уберем их с нашего пути, тогда можешь попытаться покончить и со мной... если тебе все еще будет этого хотеться.
  
  Я поднял на него взгляд и очкарик замолчал.
  
   - Так вот какие у вас порядки? 'Убей меня раньше, чем я убью тебя, иначе нас обоих убьет он'? Якуши-сан, это очень интересное предложение, особенно с учетом раздаваемых вами авансов. Но... В вашем тайном обществе имени Длинного Языка, Достающего До Пупа принято мерзко усмехаться, блевать собственными трупами и одеваться, как самая низкопробная шл... гейша на Ленинг... в Квартале Красных Фонарей...Передавайте Саске привет!.. Мне такой имидж не подходит, поэтому качественного злодея из меня не получится, увы. Вынужден отказаться. А теперь займемся нашими делами!
  
  Рывком выдернул руку из-за спины, вполне обоснованно рассчитывая, что, помня про хрустальный шар, чего-то другого мой противник не ждет, и...
  
   - Вот, значит, как?
  
  Ни на йоту не изменившийся голос парня, неподвижно застывшего в лодке, заставил меня замереть на полувзмахе. Кабуто удостоил мою ладонь единственного мимолетного взгляда, и только дрогнувшая в удивлении бровь показала, что такое зрелище для него внове.
  
   - Искренне жаль, Айдо-кун. В таком случае... Должен тебе сообщить, что в этот раз отряду Гурен отдан приказ не брать пленных. Как она умеет убивать - ты видел. Признаться, я не один раз застывал в восхищении, глядя на ее работу. И, знаешь... Я так до сих пор и не выяснил, мертвы ли те, кого она замуровывает в кристаллах, или нет? Ни одна попытка поставить опыт успеха не принесла, все образцы рассыпались на куски. Жаль... Да, искренне жаль...
  
  Якуши, кажется, говорил еще что-то, а я тупо пялился на огненный вихрь в ладони, быстро крутящийся вокруг стеклянного, на первый взгляд, шара, никак не желающего плавиться. 'Ну да, явно ведь техника Дотона, а 'огонь' и 'земля' по кругу стихий на противоположных сторонах находятся и между собой не взаимодействуют. Тут не надо быть Сакурой, чтобы сообразить...'
  
  Слова змеиного подручного все же добрались до сознания и я вздрогнул, будто очнувшись. Несмотря ни на что, в шарике все еще продолжали мелькать кадры. Но теперь изображение было ярко-алым, будто подкрашенным кровью... Тьфу ты черт, что за бред в голову лезет!Очкастый урод специально меня здесь забалтывал, их там сейчас будут убивать, а я тут!..
  
  Без замаха швырнул неведомую хрень, получившуюся из двух техник, в озеро и, не задерживаясь больше ни на миг, прыгнул на оставленные метки, благодаря Режиму Отшельника даже в реальности сияющие для меня, как маленькие звездочки. Надеюсь, успею! Хирайшин!..
  
  Если бы я торопился не так сильно, то успел бы увидеть, как брошенный шар с распростертыми огненными крыльями неторопливо падает в озеро... Как Кабуто, что-то почувствовавший, стремительно складывает новую ручную печать... как огонь касается поверхности озера, с оглушающим шипением вздымая непроглядное облако пара... А затем в поднятой туче раздается глухой взрыв и стену воды, поднятую Якуши перед лодкой, насквозь пронзают осколки лопнувшего кристального шара, окончательно превращая и так разломанный борт лодки в крупное сито...
  
   - И как я умудрился забыть, что 'вода' слабее 'земли'? - Сокрушенно покачал головой Якуши Кабуто, бестрепетно копаясь в дырке на своем плече пальцами, отблескивающими синим. Было неудобно, потому что подвижность ограничивали еще два осколка, кровавые пятна от которых расплывались по рубашке, - Хорошо, что без ожогов обошлось, успели остыть. Айдо-кун... ты не перестаешь меня удивлять. Надеюсь, ты все же передумаешь. Может, и вправду намекнуть Саске-куну, чтобы он одевался немного более традиционно? Ладно. Юкимару, - Он отшвырнул в воду маслянисто бликнувший кусок кристалла и повернулся к пацану, отделавшемуся только глубокой и длинной царапиной на щеке, - Гурен нужна помощь. Давай приступать.
  
  Мальчишка неуверенно кивнул, скинул плащ и выпрямился во весь свой невеликий рост. Вода вокруг лодки пошла мелкой рябью, а в воздухе замелькали синие искры.
  
  Вот только видеть этого я уже никак не мог...
  
  
  
  Прыжок завершился в непроглядной серо-коричневой мгле. Создававший ее дым заставлял слезиться глаза и нещадно драл горло на вдохе. А еще эта вонь... Да уж, и я, стоя посреди чистого озера, обдуваемый прохладным вечерним ветерком, еще думал, что они тут сами справятся?.. Стыдно!
  
  Неподалеку, подтверждая мои мысли, что-то сверкнуло и грохнуло.
  
  Так, и где это я оказался? Что за чьей-то спиной - понятно, это уже рефлекс. Но вот за чьей? Как-то вглядеться времени не было...
  
  Все эти мысли промелькнули в голове в единый неразличимый миг, а глаза уже заметили в тумане справа некое движение. Рука практически без участия сознания поднялась открытой ладонью вперед и в возникший барьер со смачным влажным шлепком влипло что-то слизистое, по очертаниям больше похожее на морскую звезду... ну или на ленточного червя, если бы у него были руки и ноги.
  
  Секунду повисев на барьере это нечто стекло на землю, прохрипев что-то неприличное, извернулось, исчезнув в дыму, а позади раздалось негромкое:
  
   - Спасибо, Айдо-кун...
  
  Я быстро развернулся... и уставился в спину в бело-фиолетовой курточке, на которой лежал водопад обычно ровных и блестящих, а сейчас немного растрепанных и пыльных волос.
  
   - Хината... А как ты поняла, что это я?
   - Айдо-кун, я же Хъюга, - По голосу было понятно, что девушка чуть улыбнулась.
   - Ах, ну да.., - Чуть не хлопнул себя по лбу. Ну да, конечно, что может быть умнее - задавать вопрос 'как ты увидела меня за спиной?' обладательнице Бъякугана? Она, наверное, даже не дает себе труда задуматься, лицом она ко мне стоит или нет?
  
  В подтверждение моих мыслей, девушка оборачиваться не спешила, только иногда немного покачивала головой, видимо, осматриваясь. Рефлексы даже бъякугану так просто не перебить...
  
   - Как у вас тут?., - Но тут в голове внезапно всплыл новый вопрос, разом перебив предыдущий.- Погоди-ка... Сейчас на тебя напали со спины, а ты даже не?.. Хини-чан, у тебя с глазами все в порядке?
  
  Неужели не заметила нападавшего? Я было не на шутку забеспокоился.
  
   - Я в порядке, Айдо. Просто... Ты появился быстрее, чем я успела что-то сделать. А потом... Я тебе полностью доверяю. Во всем...
  
  Кожа на лице, не смотря на ситуацию, попыталась было покраснеть, но не успела. Девушка неожиданно сделала шаг назад... и чуть прижалась ко мне спиной.
  
   - Айдо-кун... Спасибо, что помог мне. Я знала, что ты придешь... Ты всегда приходишь тогда, когда больше всего нужен. Айдо, пожалуйста... помоги Какаши-сану... и Наруто. У него сейчас какая-то жуткая чакра... и ее с каждой минутой становится все больше и больше... Не беспокойся, я справлюсь здесь, правда!
  
  Я вернул себе способность соображать и чудовищным, непредставимым слабым смертным разумом усилием отлепился от спины Хинаты Хъюга, наследницы клана Хъюга, просто красивой девушки и заботливой подруги, которая даже посреди боя может уделить мгновение, чтобы позаботиться об одном рыжем... да нет, точно друге, разве может быть иначе?
  
  Мне почудился тихий смешок в глубине души, но комментариев не последовало и я выкинул его из головы.
  
   - Как ска...жешь, - Договорил я уже на выходе из прыжка, совершенно автоматически уворачиваясь от ладони, окутанной косматым клубком электроразрядов. Да уж, верно говорил Гай-сенсей: 'В бою думать вредно. Особенно - думать об одной стройной спине и волосах, пахнущих свежестью и немного пылью...' Хм. Кажется, он говорил совсем не так... Ну да неважно!
   - Айдо... Ты вовремя... У нас тут... сложно...
  
  В отличие от Хинаты, в общем-то, одиноко стоявшей на краю поляны, здесь на скуку явно не жаловались. Сверкание Чидори на руке Хатаке отражалось в его красном глазе, а сам он тяжело дышал. Вот же... Драка длится всего-ничего, а он уже на грани чакроистощения. И как только свой ранг заработал? Наверное, мочил врагов до того, как они осознают, что, собственно, произошло, с Желтой Молнией Минато на пару. Мда, вот бы и мне так научиться...
  
  Я протянул руку, окутавшуюся зеленым светом, к груди джонина и толкнул в него чакры столько, что едва не порвал себе чакросеть. Мне бы сосредоточиться, сконцентрироваться, попасть в резонанс... А так - энергопотери за гранью добра и зла, хорошо если десятая часть переданного по назначению долетит. Эту битву надо срочно заканчивать... потому что быть бензовозом имени Узумаки я вам тут не нанимался!
  
  Какаши явно приободрился, перестал задыхаться, а точки зрачка в Шарингане закрутились гораздо веселее. Он вскинул голову, скосился куда-то вправо... и во мгновение ока его шаровая молния на ладони метнулась вперед. Резко обернувшись, я успел заметить только ту самую девушку, которая попривествовала нас, кажется, уже так давно, а, на самом деле, всего лишь этим утром. Клубок молний трещал у нее в груди. Мгновение - и она рассыпалась сверкнувшей в электрическом сиянии пылью. Да, все же скорость пользователей стихии Молнии впечатляет...
  
   - Кристальные клоны, - Произнес Хатаке. - Эта техника на основе Дотона, так что я справляюсь... А с чакрой сделаю это еще быстрее. Помоги остальным. Они там, - Махнул рукой в сторону и, не тратя больше времени на разговоры, стремительно рванул в дымную мглу, откуда как раз вынырнули еще четыре клона. А за ними маячили смутные силуэты еще нескольких...
  
  'Вечные проблемы от этого рыжего! - Думал я, стараясь не напороться ни на что в дыму, - Нет бы как все - получил метку и ходи довольный! Так нет же, завел себе зверька, а его и корми, и пои, и лоток за ним меняй! Небось бедное животное клетку свою по колено загадило, а приличным людям на помощь ногами бежать приходится!'
  
  Наруто обнаружился на самом краю поляны, среди деревьев, где уже почти не было дыма. Он тоже дрался с кристальными клонами, но тут дела шли совсем не так радужно, как у Какаши. Разенган оставлял в телах копий Гурен здоровенные ямы, но эти скопища бегающих кристаллов всего лишь вздрагивали, когда спиральный шар разрушался внутри. Пока я бежал, Наруто, уже почти сплошь покрытый чакрой Девятихвостого и смотрящий на мир красными буркалами, разве что не выпустивший хвост, уничтожил только одного, воткнув технику в середину корпуса и умудрившись разорвать клона пополам. Но против него осталось еще двое...
  
   - Эх ты, деревня... Скрытая в Листве! - Заорал я , подбежав почти вплотную, - Если не получается разрушить, надо взорвать! Вот так!
  
  С этими словами я ударил в копии Гурен, успевшие полуобернуться ко мне (вот это реакция!), двумя разенганами, мгновенно раскрученными в ладонях... и лопнул их в десятке сантиметров от их тел.
  
  Клоны ожидаемо отлетели дальше в лес, несколько раз приложились о попутные деревья и рассыпались пылью в редких кустах. Странно - то ли они не такие прочные, как мне казалось... То ли я, как дальний родственник бабули Цунаде Сенджу, владею Мокутоном в самой страшной его модификации - 'башкой об ствол и насмерть', хех.
  
  Ехидно улыбнувшись опешившему Наруто, отвернулся к поляне. Так, время есть, можно поставить барьер... Но кто бы только знал, как мне надоел этот мерзко воняющий дым! Было бы неплохо от его избавиться...
  
  Проверил метки. Так, яркие по краям поляны, а тусклые, потому что без чакры, маячки Ли и Тен-тен где-то сзади. Мои товарищи гоняют кого-то по лесу. Вот и отлично!
  
  Закрутил в ладони Разеншотен и уперся в него взглядом. Вот он дорос до своих обычных размеров, замер, чуть вздрогнул... я затаил дыхание... и начал расти дальше.
  
  Облегченно выдохнул, схватил раздувающийся с каждой секундой шар двумя руками и поднял его над головой. Из-за спины раздался придушенный звук, я повернул голову и наткнулся на круглые глаза рыжего пожирателя рамена, уже вернувшие нормальный голубой цвет. На его лице аршинными буквами было написано глубочайшее удивление, а челюсть, казалось, сейчас устремится прямиком к ядру планеты.
  
  'Вот так-то, дружок! Это тебе не за юбкой Саске волочиться... попутно смущая приличных девушек из клана Хъюга!'
  
  Тем временем сфера раздулась почти до двух метров в диаметре. Разумеется, держал я ее за нижнюю часть, но все равно - руки разъезжались все шире, а череп начало припекать.
  
  'Пора!'
  
  Я немного размахнулся и толкнул ощутимо гудящую на низкой ноте сферу туда, где, по памяти, находилась середина поляны... и точка, максимально удаленная от всех моих маячков.
  
   - Наруто, ложись! - Ну так и знал, что обычной просьбы будет недостаточно. Я подскочил к рыжему, все еще пялящемуся вслед сфере, скрывшейся в дыму, дернул его за руку, заваливая на землю. На всякий случай приготовил барьеры, немного подумал... и упал рядом. Мало ли что, а береженого, как говорится...
  
  Интересно, в этот раз Разеншотен летел гораздо быстрее, да и размерчик... хм... Теперь еще над названием думать. Или плюнуть и в обычном шинобском стиле: 'Уничтожающее, Разрывающее и Испепеляющее Спиральное Огненное Вознесение на Небо'? Вот я сам-то поперед врагов от смеха не умру, выговаривая такое? Хотя на местном языке название очень рычаще-грозно-внушающее...
  
  Ведь, оказывается, дело не только в чакре. Я просто сильно этого хотел. А вот если так же сделать с?..
  
  Я бы еще немного посмаковал миг своего триумфа, но тут техника, видимо, долетела до своей цели. И мир заслонил грохот...
  
  Раздавшийся звук вполне мог составить конкуренцию какому-нибудь артиллерийскому боеприпасу нехилого калибра. Вышло настолько похоже, что я поспешно открыл рот, а еще, кажется, из меня на секунду выбило сознание.
  
  Придя в себя, мельком пожалел неудачников, которые не сообразят тоже распахнуть пасть во всю ширь. Впрочем, Цунаде, да и Шизуне тоже, вполне должны справиться с выращиванием новой барабанной перепонки... за большие деньги. Ну что ж, поможем союзной деревне в пополнении бюджета!
  
  Не вставая с земли, немного приподнял голову. Туман, как и ожидалось, сдуло в небытие, да и ночную темноту рассеяли несколько пылающих деревьев и кустов по краям окружающего леса. Посреди поляны зияла дымящаяся воронка с оплавленными краями, в которую легко могли бы поместиться, не особо теснясь, пара-тройка человек. Остальное пространство радовало полностью выжженной травой, а не так уж далеко от воронки медленно поднималась с земли заводила этого веселого аттракциона - Гурен. И столкновение с моим коронным, да еще улучшенным Разеншотеном прошло для нее явно легче, чем я ожидал. Без защитой техники явно не обошлось, да и не в нее я, собственно целил, но все же я рассчитывал на большее, чем прожженная одежда и несколько ожогов и ссадин!
  
  Девушка дико оглядывалась по сторонам, а между ее ладоней росла какая-то сверкающая даже в темноте штука. Ну что ж, пора проверить в действии вторую идею!
  
  Не вставая с земли, запечатался в пустоту. Отлично, расчет оказался верным! Пусть я и не Хъюга, который видит чакру во всем ее великолепии... Но уж особенности-то работы своих техник я прекрасно помню! Ведь если можно навестись на чакру в метке или установить барьер, почему нельзя пропустить эти удобные, но совершенно необязательные стадии? Вот и сейчас - огромное количество чакры (да придумай ты единицу измерения уже! А то как папуас - 'один, два, много-много!') не успело развеяться после окончания техники. И хотя сейчас картинка напоминала не сферу, а какое-то мохнатое мутное облако с многочисленными разрывами, относительно прозрачные окна в нем позволяли довольно многое рассмотреть. И в нескольких таких окнах...
  
  Вот вы какие, голубчики! Залегли по краям поляны, чуть ли не вперемешку с коноховцами, и таращитесь на свою предводительницу. Кряжистый мужик с оплывшей, будто от могучей пьянки, рожей, хитро улыбающийся парень одного возраста с Кабуто, что-то бледно-голубое и склизкое даже на вид, я бы постеснялся назвать 'это' - человеком. А еще двоих, надо полагать, гоняют по лесу Ли и Тен-тен. Интересно, а оставшиеся выглядят так же... отвратно? О, Ками, с какими кадрами приходится работать!.. Может быть, пока не поздно, попробовать отдавить у бабули Цунаде беспошлинную торговлю, притащив пленных ей? Она ведь у меня добрая, она ведь меня любит. А еще можно дать взятку - потрогать в столице бутылку саке подороже... а потом тихо ее тиснуть. Спасибо за технику, Минато. Надеюсь, ты не разочарован тем, как я ее использую? Тем более как раз сейчас я собираюсь исправиться!
  
  Уже привычное усилие, шаг без движения - и рука протянулась к стройной спине, мелькающей в прорехах некогда зеленого, а теперь цвета обожженной тряпки, халата. Моя ладонь осталась совершенно пустой - а как иначе? Разенган неэффективен, что-то серьезное - гораздо медленнее, чем Хирайшин, а еще и пленные нужны. Значит, будем импровизировать!
  
  Пальцы просто прикоснулись к одежде и тут же отдернулись... оставив после себя чернильный след в виде концентрической окружности.
  
  Девушка, мгновенно отреагировав (вот это скорость!), прыгнула вперед, но я уже был слева. Ладонь угодила в жженую дыру на халате, почти прикоснувшись к мелькавшей в прорехе нечеловечески белой коже, но в сантиметре от нее наткнулась на препятствие. Я отдернул руку, оставив печать странно висеть в воздухе и, не обращая внимания на взмах кулаком, прыгнул за правое плечо...
  
  После правого бока, спины, левой ноги, куда я смог втиснуться, чудом не пропахав землю, опять спины, и наглых хлопков по телу уже двумя руками рывки Гурен из стороны в сторону стали откровенно паническими. Она не могла взять в толк, что происходит, почему она не может заметить мои перемещения даже по прямой, как я умудряюсь появиться даже снизу, почему невозможно предугадать, где я окажусь в следующий раз? И, что самое жуткое, она не могла понять, почему я ни разу не ударил ее... Мгновение я смаковал это новое для себя чувство полного и безоговорочного превосходства, ничем не ограниченных возможностей... а потом мне стало стыдно. 'Убей - но не издевайся!'
  
  Еще один хлопок по плечу, прыжок сквозь пространство в свободное окно... Я остановился в десятке метров от Гурен, сложил ладони в 'концентрацию' и чуть виновато посмотрел прямо в широко распахнутые темные глаза.
  
  В последний миг девушка, видимо, что-то поняла, и дернулась всем телом, но ничего предпринять не успела... да и, положа руку на сердце, никак бы не смогла, потому что громкий возглас 'Кац!', сорвавшийся с моих губ, оставил на месте девушки ошметки дыма и клубы пламени, подняв вверх земляную тучу.
  
  Надеюсь, этого хватит. Хоть и кибакуфуды, но контузия от близкого взрыва еще никому на пользу не шла. - Пробормотал я, следя за опадающим облаком пыли, - А теперь пора заняться остальными!
  
  Отвернулся, концентрируясь. Торопиться теперь некуда, можно и 'Тенгаи Ходжин' использовать, он всяко поэффективнее будет. Но ничего предпринять я не успел.
  
  Из пыли на месте взрыва прямо в меня с солидной скоростью вылетела огромная сверкающая снежинка. А вслед за ней с земли поднялась вроде бы уже нейтрализованная Гурен и, надо сказать, видок у нее был колоритный.
  
  Некогда, в начале нашего с ней знакомства, ни один человек не покривил бы душой, назвав ее симпатичной, но сейчас глаз цеплялся только за многочисленные синяки и ссадины, покрывающие ее тело почти целиком... И постороннему взгляду все это было прекрасно видно, потому что в данный момент на ней остался только бордовый топ с короткими рукавами, закрывающий ключицы и шею, бордовые же шортики до середины бедра и шинобские сапоги с открытыми носами. Стильный зеленый халат с традиционной веревкой, хоть и желтого цвета, окончательно растворился в огне взрывов. 'Двоечка!' - Не совсем уместно подумал я и не сдержал улыбку.
  
  Девушка стояла, пошатываясь и поддерживая левую руку правой, но еще утром спокойное и безразличное выражение лица сейчас сменилось гримасой злости. Судя по всему, она настроена сражаться до конца.
  
   - Что, думаешь, похлопал меня по спине и победил? Даже ударить не можешь, слабак, только удирать и способен! А что ты скажешь на это?! Шотон: Суйшо Ро но Дзюцу!!!
  
  'Судя по громкости выкрика, ожидается что-то масштабное...' Но закончить мысль я не успел. В который раз инстинкт спас меня от неминуемой опасности. Еще толком не сообразив, что происходит, я отпрыгнул в сторону, упал, перекатился вбок, еще раз... и еще... А на тех местах, где я стоял, прыгал или катился, появились сверкающие круги, из которых мгновенно выросли громадные кристаллы. И такие же глыбы рвались в небо по всей поляне. Да уж, не обижайте женщин, иначе они приложат запредельные усилия, чтобы вам отомстить...
  
  Кристальный хаос прекратился и я выпрямился. Сзади раздался придушенный вздох, кажется, это была Сакура, но я уже привычно проигнорировал помехи. Блин, кибакуфуды не подействовали... Наверное, придется включать тяжелую артиллерию, как бы не убить случайно...
  
  Неожиданно вдалеке, там, где находилось озеро с Треххвостым, раздался тяжелый рев. Я непроизвольно повернулся туда... и застыл. Потому что уходящий в небо толстый столб голубого света, расталкивающий над собой облака - был последним, что я ожидал увидеть.
  
  Сбоку почувствовалось движение и я вернулся к своей противнице. Но она больше не хотела драться. Воскликнув: 'Юкимару!', она внезапно сорвалась с места... в сторону озера. По краю поляны прокатилось шуршание - остальные враги торопливо отступили вслед за своей предводительницей...
  
  Я выдохнул и расслабился. Ну вот. Очередная драка закончилась очередным бегством противника. Если честно, это начинает меня утомлять, надо быстрее разобраться с Треххвостым и убираться отсюда. Я ведь не просто так хлопал Гурен по разнообразным местам, у меня есть и вторая печать, так же, как и кибакуфуды, создаваемая почти мгновенно. И от нее гораздо больше пользы. Да, кстати! Кабуто ведь проговорился, что базы Орочимару здесь больше нет. Надо сказать Какаши, что их миссия окончена. Может, получится уговорить их помочь с Треххвостым, тем более, бабуля просила? Так, а вот и он!..
  
  Я повернулся к выходящему из-за деревьев джонину, сделал шаг вперед и раскрыл было рот, чтобы по своему обыкновению заорать новости практически из-за горизонта... Но меня остановил его взгляд.
  
  Наверное, даже спустя много лет все население Конохагакуре не прекратит гадать, как же Хатаке Какаши умудряется выражать обычные человеческие эмоции полностью закрытым маской лицом и единственным нормальным глазом? Учиховской зенкой ведь ничего, кроме жажды убийства и презрения к окружающим, выразить не получится - точно знаю...
  
  Но вот сейчас на мир свободно смотрели оба глаза, и, несмотря на красноту шарингана, в них стояло выражение... Нет, не грусти, разочарования, боли или чего-то подобного. Просто становилось понятно, что в этот самый момент обладатель этих глаз испытывает чувство, которое давно и мучительно пытался забыть, а сейчас оно властно напомнило о себе, подобравшись, откуда не ждали. И этот выразительный взгляд был направлен сквозь меня...
  
   - Какаши-семпай... У меня что-то за спиной, да?., - Тихо сказал я. Джонин едва заметно кивнул, продолжая неторопливо шагать ко мне.
  
  Никогда еще мне так не хотелось просто сделать один маленький шаг вперед... и оказаться где-нибудь подальше отсюда. Но я переборол неизвестно откуда взявшийся страх и все же развернулся лицом к тому, что...
  
  Поляна. Так же, как и повсюду вокруг, утыканная здоровенными кристальными глыбами. Они блестели в свете все еще горящих деревьев, причудливо преломляя свет и отбрасывая на землю кроваво-красные отблески. Но было и отличие. Один-единственный кристалл, не отражающий свет, а темнеющий заключенным внутри пятном.
  
  Рядом с ним застыла Сакура с какой-то отчаянной гримасой. Она прижимала к нему руки так, будто старалась продавить прозрачный слой, дотянуться до того, что было внутри и...
  
  Помимо воли я сделал один шаг вперед... второй... и как-то вдруг оказался вплотную к камню, ставшему тюрьмой для...
  
  'Так вот почему она кричала...' - Как-то вяло подумал я, вглядываясь в напряженное, удивленное, чуть испуганное... и навсегда застывшее выражение на лице Хинаты Хъюга. Сомнительная участь мухи в янтаре была уготована мне... а в ловушку попалась она.
  
  Мысли встрепанными птицами разлетелись по темным закуткам, а вместо связных слов в пустых до звона мозгах вертелись какие-то куски фраз: 'Не сумел', 'Не защитил', 'Не справился'...
  
  'Папа... Ты не виноват, она сама попросила тебя.., - Вдруг раздалось внутри, - Не надо так... Я понимаю, что ты чувствуешь...'
  'Нет, не понимаешь!!! - Вся буря, которую заслонили обрывки мыслей, вырвалась в этом мысленном вопле, - Ты не понимаешь, что значит терять близких! Почему это никогда не заканчивается?! Такахаси Дайске умер!.. Мне пришлось отпустить маму!.. А теперь и Хината!!! Ты ничего не понимаешь!'
  
  Опустился на колени... и что было силы вломил кулаком по земле.
  
   - Не понимаешь... не понимаешь.., - Кажется, это было произнесено вслух, - Не понимаешь.
  
  Внезапно истерика прекратилась. Я встал, вновь посмотрел в замершее лицо Хинаты и отстраненно подумал: 'Очкарик был прав. Все же умереть так - это красиво.'
  
  Провел ладонью по холодному камню. Наверное, в таких случаях полагается что-то говорить... Но в голове было пусто.
  
   - Гурен... Ты забрала у меня то, что мне дорого, значит, я заберу то, что дорого тебе. У таких как ты нет ничего дороже жизни. Если ты слышишь меня сейчас - прощай. Потом будет не до разговоров.
  
  Кажется, за спиной кто-то воскликнул: 'Айдо!', но я не обратил на это внимания. Даже мрачная тишина в той части сознания, которая была отведена для Йоко, оставила меня полностью равнодушным. Значение имела только работающая Печать Отшельника, звездочка фуин-маяка, сияющая где-то впереди и пространство, расступающееся передо мной по моей собственной воле, без глупых воплей и энергоструктур. Хирайшин!..
  
  
  Десять метров над водой - это не так уж и много. Десять метров - это всего лишь секунда на то, чтобы сделать выбор. Десять метров - это один удар, мгновенная смерть жертвы, лишенной даже возможности понять, что случилось, пока остальные разбегаются... или одна техника, которая позволит раз и навсегда поставить точку в этой истории. И я сделал свой выбор.
  
  Секунда, на самом деле - не так уж много. Поэтому гигантский огненный шар влип в место, где стояла Гурен, когда я уже скрылся по шею в воде.
  
  Секунда, на самом деле - очень долго. Поэтому подручная Орочимару, для которой мое появление стало полной неожиданностью, все же успела увернуться от встречи с Разеншотеном. Неприятно, но вероятно.
  
  Уже скрываясь под водой, заметил, как Кабуто стремительно рванул бинты на правом запястье и прямо на воде перед лодкой, заслоняя его и синий столб, исходящий от давешнего пацана, выросли ворота с оскаленной демонской рожей на створках. Какой-то барьер. Ожидаемый сюрприз от выкормыша Орочимару.
  
  С метровой глубины было прекрасно видно как по поверхности растекается море огня, как пламенные потоки бешено вращаются, увлекая за собой воду и мгновенно превращая ее в пар, как сердцевина огненного шторма метров в двадцать начинает стягиваться к точке прямо над моей головой, а костер за пределами этого пространства улетает все дальше по поверхности озера, постепенно угасая... Время!
  
  Вновь дрожь пространства вокруг... и я оказываюсь посреди костра из собственной чакры, которая больше мне не принадлежит. Но это сейчас не имеет ни малейшего значения. Важно то, что огонь вместе со мной пытается поджарить еще двоих - сморщенного карлика и высокого парня в противогазе. Из этой переделки им не выйти целыми... но смерть от наружных ожогов - слишком легкая для них. Они должны сгореть изнутри! Взмах левой рукой - и сорвавшиеся с пальцев одномерные когти вскрывают карлика как свиную тушу. Взмах правой - и рванувшее с активированного Меча-из-Чакры туманное полотно Казекамы по касательной проходит вдоль тела высокого, выпуская наружу его потроха... И как же хорошо, что пламя еще горит вокруг, а на кишках есть нервная ткань!
  
  Прыжок. Здесь огонь почти погас. Очень жаль. Под ногами корчится и хрипит нечто. Когда-то оно было голубого цвета, а сейчас под слоем гари ничего не различить. Метрах в десяти видна спина улепетывающего со всех ног парня, похожего на Кабуто. Моя левая рука немедленно взлетает вверх и спина вдруг раскрывается вырванными ребрами наружу. Врали легенды, потроха, выпущенные сзади, похожи не на крылья орла, а всего лишь на груду растерзанного мяса.
  
  А второй... что ж, при первой встрече ты напомнил мне ленточного червя. И два лезвия Казекамы, оставившие тебя без конечностей, сделали сходство еще более полным. Жаль, искренне жаль, что огонь погас!
  
  Прыжок. С момента взрыва Разеншотена прошел едва десяток секунд, но передо мной были настоящие шиноби, для которых убийства - хлеб и образ жизни, а секунды - вечность.
  
  Здоровый мужик, сейчас как-то непропорционально раздутый, огромными прыжками спешил на помощь своей предводительнице, откуда-то сбоку доносился чей-то хриплый стон, наполненный предсмертным страданием, а я, не отрываясь целую секунду, смотрел в глаза с приподнятыми к вискам уголками и с удовлетворением смаковал явно новое для них чувство, сейчас переполняющее эти темные озера до краев. Я наслаждался - страхом...
  
  Ни сейчас, ни потом я так и не смог понять, что же повлияло на такое мое решение? Возможно - шепот подсознания, возможно - не до конца задохнувшиеся ростки человечности... Может быть - эстетические чувства... Один разрез меньше портит как ни крути, но красоту, чем три, хотя в итоге все равно остается выпотрошенный труп... А скорее всего - то, что массивный мужик приближался слева, а Гурен, осознавшая, что я рядом, дернулась назад... Но, как бы то ни было, толстяк с невнятным возгласом канул в озеро, зажимая три рваных раны на груди, а лезвие Серпа Ветра утащило за собой ту, которая причинила мне так много боли. Ее броня еще сопротивлялась, но я успел заметить появившийся окровавленный разрез от шеи до бедра и отвернулся. В конце концов, медленная смерть от потери крови - даже лучше, чем мне бы для нее хотелось.
  
  Я выпрямился и огляделся. Несмотря на то, что я совершил, боль не утихла, а как будто стала еще сильнее. Ведь теперь не осталось даже мести. Впрочем... Повернул голову к воротам, вопреки здравому смыслу все еще спокойно торчащим на воде и прыгнул. Ведь остался еще настоящий виновник всего происшедшего!
  
  Столб света, окружавший мальчишку, в пустоте Хирайшина выглядел как неподвижная колонна из синего камня, намекая, что даже для техник S-ранга есть пределы. Но Кабуто стоял в лодке совершенно свободно, а синие искры, отделившиеся от колонны, грозили в худшем случае царапинами. Поэтому я, не задумываясь, шагнул вперед... чтобы спустя мгновение тяжелый удар швырнул меня в к подножию нелепых створок. Отвратительная рожа, мерзко ухмыляясь, следила за тем, как я выкарабкиваюсь из воды.
  
  Этот барьер еще и пространственный. С таким я раньше не сталкивался... Задрал было голову, чтобы оценить высоту, но сзади раздался глухой всплеск. Я почти увернулся... Почти, ибо шипы на хвосте Санби торчали далеко в стороны и одним из них меня вмяло в ворота со всей силы рассерженного демона...
  
  Я быстро тонул в лесном озере, совсем недавно бывшим таким спокойным и тихим, и наблюдал, как исполинская тень на поверхности шевельнулась и устремилась ко мне. 'А в воде он гораздо быстре...е' - Первая внятная мысль за последние минуты совершенно меня не напугала. Потому что боль тела, которая крутит меня сейчас - ничто по сравнению с болью души...
  
  'Уходи. Треххвостым управляют. В сражении ты сможешь против него гораздо меньше, чем амеба против человека.'
  
  Мысли Йоко были суше, чем сердце суновской пустыни и холоднее, чем зима в Стране Снега.
  
  'Нет. Я не сделал того, что должен.'
  'Уходи. Уходи сам. Иначе мне придется заставить тебя. Ты и со мной будешь драться насмерть?..'
  
  На последней фразе голос девочки странно дрогнул, а на меня обрушился вихрь эмоций. Боль, сопереживание, непонимание... но перекрывал все страх. Безграничный ужас от того, что сейчас прозвучит слово 'Да'...
  
  В глазах помутилось... а в следующий миг я обнаружил, что лежу в лесу под каким-то деревом, вернувшись у корней в позе эмбриона. Мысли ворочались в голове, в попытках улечься поудобнее задевая скрючившееся от боли нутро. 'Даже если ты перебьешь их всех... Изжаришь все убежища Орочимару 'Генной' стометрового диаметра... Вырежешь внутренности всех родственников твоих жертв до седьмого колена... Вся эта кровь не вернет никого из тех, кого ты потерял, Айдо. Запомни это'. Надеюсь, это я сказал себе сам. Не хватало еще новых жителей в мозгах плодить...
  
  Я закрыл глаза и замер, стараясь не шевелиться, чтобы печать 'Восстановление' смогла отработать хотя бы по наиболее серьезным переломам ребер, отбитым легким и почкам.... и чтобы перед глазами не мелькали сожженные тела, выпущенные кишки и отрубленные конечности. Уж так и быть, трещины в костях оставим на потом, а ушибы и ссадины заживут сами. Не впервой...
  
  
  Интерлюдия.
  
  
  Над озером царила тишина. Успокоились волны, от воды вновь лениво поднимался туман... Лишь темные пятна, бесцельно дрейфующие то тут, то там, напоминали о событиях, происходивших здесь совсем недавно. Пятна... и запах. Запах сгоревшего человеческого мяса стлался над водой. И эту инфернальную вонь не могла унести ни дымка водяных испарений, ни ветерок, изо всех своих сил старающийся развеять атмосферу огненной смерти над этим местом...
  
  Казалось, бесформенные следы жуткого сражения, плавающие в воде, окончательно и бесповоротно окончили свой жизненный путь, чем (или кем) бы они до этого ни были... Но вот одно пятно вдруг шевельнулось, взбаламутив воду вокруг себя, и натужным движением перевернулось, оказавшись молодой девушкой.
  
  Она была полностью обнажена и любой человек, увидевший ее, нисколько бы не покривил душой, назвав ее красивой... если бы не длинная глубокая рана, рассекшая ее от бедра до шеи и пролегшая между грудей, чудом оставив их невредимыми. Багрово-красный каньон на белоснежном теле подставлял свету звезд свои кровавые глубины... изредка взблескивая кристальными гранями по краям. Кто-нибудь, чуть лучше знающий эту девушку, мог бы поклясться, что такой способ остановить кровь своими кристаллами никогда раньше не приходил ей в голову... в основном из-за отсутствия необходимости. Впрочем, тех, кто слишком хорошо ее знал, ныне почти не осталось в подлунном мире. И основной причиной этому была она сама...
  
  Девушка с трудом открыла глаза, и чуть повернула голову, осматриваясь. Когда она повернулась налево, из воды вынырнула правая сторона головы и стало ясно, что рана не закончилась у шеи - вся щека была срезана до мяса. Однако же, и эта рана была закрыта кристальной массой.
  
  Убедившись в отсутствии какого-либо движения вокруг, раненая успокоилась и закрыла глаза. Несмотря на шум в голове, так и не прошедший после тех взрывов, она вполне могла осмыслить ситуацию и трезво оценить собственные силы. А ситуация была такова, что самостоятельно до берега ей не доплыть. Даже от простого движения головой кристалл на ране немного потрескался, даже чакры хватало только на то, чтобы просто-напросто не утонуть. А помощи ждать неоткуда...
  
  Ринджи и остальные... в последние мгновения перед тем, как туманное полотно закрыло для нее весь мир, она слышала их стоны. Они умирали... и умирали тяжело. На мгновение мелькнуло воспоминание, как Гозу громадными прыжками несется к ней, как на его груди беспричинно возникают три разреза и он с размаха врезается в воду. А ведь если бы он бросился бежать прочь от нее, может быть, и выжил...
  
  'Странные существа эти мужчины... Столько лет быть надзирателем в его тюрьме, а потом дать кружку воды - и ты полностью прощена!.'
  
  Почти против воли девушка было насмешливо фыркнула... но тут же скривилась от боли. Со щеки упала еще пара кристальных чешуек и она сочла за лучшее вновь замереть неподвижно.
  
  'Не более странные, чем девушки, которые идут за змееглазым шиноби, потом убивают его врагов за кров и еду, а в конце изо всех сил торопятся, чтобы отдать ему собственное тело для перерождения... и искренне расстраиваются и злятся из-за того, что не успели на этот веселый праздник. А ты как думаешь?'
  
  Во внутреннем голосе обычные люди не усматривают ничего странного... но раньше девушка не имела привычки сомневаться в своих поступках. До сегодняшнего дня, так бесславно окончившегося... и, похоже, подводящего черту под всей ее жизнью.
  
  'О, Ками, никогда бы не подумала, что придется сдохнуть вот так!' - Хотела бросить девушка в безразличные темные небеса, но вместо этого из горла вырвался лишь хрип, мгновенно сменившийся стоном.
  
  Куноичи бессильно замерла. Раньше, если бы ей рассказали такую историю, она только презрительно рассмеялась. Умирать посреди озера и не иметь возможности повернуть голову, чтобы напиться? Смерть, достойная настоящего слабака. 'Раньше - да. А теперь?' Внутренний голос, как и всегда в последнее время, задавал вопросы, не имеющие ответа.
  
  Она могла бы и дальше предаваться бесплодным размышлениям, но невнятный призыв к молчаливому небу все же сделал свое дело. Ночью над поверхностью воды звуки разносятся далеко... лишь бы было кому их услышать.
  
  Откуда-то сбоку раздался тихий плеск и к ней неторопливо подплыло пятно света, размазанное в тумане. Это оказался фонарь, укрепленный на носу лодки.
  
   - Есть кто живой? - Знакомый голос заставил девушку задергаться, поднимая волну, и попытаться крикнуть, в итоге вновь выдавив лишь хрип. Но и он долетел до нужных ушей.
  
  От лодки отделилась смутная, но здоровенная тень, сделала пару шагов к девушке... и превратилась в Гозу. Он, по своему обыкновению, шел вроде бы неторопливо, но уверенно. И глядя на это, девушка неожиданно поняла, что сегодня ее жизнь не закончится. По крайней мене, не здесь.
  
   - Эй, ты кто? Говорить можешь? Как?.. Гурен-сан? Что с ва?..
  
  И без того неторопливая речь вдруг прервалась. Когда пауза затянулась просто до неприличия, девушка все же повернула голову... и наткнулась на пристальный прозрачно-серый взгляд.
  
   - Кх-ха... Кха.., - Гурен собралась с силами, чтобы сказать что-то в духе 'Почему застыл? Помоги мне!', но из пересохшего горла вырвалось совсем иное, - Гозу... Хватит... пялиться... отвернись!..
  
  Мужчина с лицом запойного алкоголика и телом штангиста-тяжеловеса как-то по-особенному хмыкнул - куноичи еще никогда не слышала от него такого звука в подобном тоне - развернулся и пошел к лодке. Вернулся он достаточно быстро, остановился рядом с девушкой... и вдруг слитным движением вытащил ее из воды, подхватив за плечи и под коленки. Гурен не успела ни возмутиться такой бесцеремонностью, ни толком зашипеть от боли, как обнаружила себя закутанной от подбородка до пяток в плотный плащ, на руках у Гозу.
  
   - Гурен-сан, вы продержитесь немного? Скоро мы сможем оказать вам помощь. Вам что-нибудь нужно?
   - Да... воды.., - Как ни странно, говорить ей стало немного легче.
  
  Мужчина в сомнении оглянулся на лодку, покачал головой, а потом ловким движением перехватил воспитанницу Орочимару одной рукой. Вторая зачерпнула воду прямо из-под ног и Гозу, которому, кажется, даже не пришлось для этого нагибаться, поднес лопатообразную ладонь, сложенную ковшиком, к губам девушки.
  
  И вновь никаких возражений со стороны Гурен не последовало. Жадно выхлебав все предложенное, она вновь попыталась улыбнуться - безуспешно, впрочем - и спросила:
  
   - Гозу... спасибо.... ты хоть... руки мыл?..
   - Не беспокойтесь, Гурен-сан. Мыл. В кипятке.., - Бывший подопытный Орочимару криво ухмыльнулся, показав острые акульи зубы, и отвернулся в сторону.
  
  Мысли куноичи тут же приняли совсем иное направление.
  
   - Гозу... а как... остальные?..
  
  Мужчина недоверчиво покосился на нее, но все же ответил.
  
   - Извините, Гурен-сан. Из команды больше никто не выжил... Юкимару цел, - опередил он вопрос, - сейчас он в лодке, спит.
   - Спасибо.., - Повторила Гурен и, повинуясь новому, незнакомому чувству, выросшему в душе, продолжила, - А... как уцелел ты?..
  
  На этот раз недоверчивый взгляд был гораздо более долгим.
  
   - Корка из грязи, - Наконец, ответил Гозу, - Когда появился этот... этот...
   - Айдо, - Неожиданно для самой себя перебила его Гурен. - Айдо... Узумаки... Я слышала...
   - Когда этот... парень, - не стал вступать в спор мужчина, - появился рядом с вами, он ударил меня чем-то. Он не знал о моей способности. Бил туда, где у обычных людей находится сердце. А я могу стать... шире. Так что даже ребра не разрезало. Из воды меня выловил Кабуто-сан.
  
  Последние слова он произнес чуть в сторону и так, что сразу становилось понятно - он с удовольствием поменял бы местами помогавшего ему 'Кабуто-сана' и сожженных, разрубленных и выпотрошенных спутников, а потом праздновал удачный обмен запоем и дебошем во всех попутных кабаках, как минимум, целую неделю.
  
   - Гозу, пойдем к нему... К Юкимару...
  
  Мужчина, не говоря ни слова, развернулся и зашагал к лодке, а Гурен, истратившая на этот короткий разговор все остатки сил, вдруг задумалась - с каких это пор ей, лучшей и сильнейшей среди всех, кого приблизил к себе Орочимару, внезапно стали важны другие люди, настолько, чтобы не только задавать вопросы... но и внимательно выслушивать ответы? Наверное, все это началось тогда, когда она встретила Юкимару.
  
  Девушка тепло и виновато улыбнулась... в душЕ. Несмотря на груз вины перед этим мальчишкой, убийство его родителей, она больше никогда бы не смогла его оставить. Несмотря ни на что. И новые чувства, которые она осознала разумом лишь сейчас, повергали ее в смятение. Потому что даже этого парня, который сначала вдоволь поиздевался над ней, а потом хладнокровно, но очень... зажигательно вырезал ее команду и почти убил ее саму, она в этом винить не могла.
  
  Гурен внутренне усмехнулась получившейся мрачной шутке. Да, она не могла его винить... Потому что прекрасно помнила и понимала, почему он так поступил. Куноичи на мгновение представила, что Юкимару больше нет рядом с ней... и ее пробила мгновенная дрожь, причиняя израненному телу новую боль...
  
  Мальчик и правда спокойно спал, свернувшись калачиком на носовой банке. Гозу без дополнительных просьб повернул Гурен так, чтобы она смогла рассмотреть пацана без лишних движений. Спящий тихонько посапывал, не особо смущаясь ночной прохладой. 'Хорошо, что он не видит нас сейчас. А вообще - не простудился бы, здесь сыро...'
  
  Гурен уже собралась приказать своему спутнику забрать мальчишку и двигать отсюда, но установившаяся было идиллия была грубо нарушена. Колыхнулись слои тумана и из тьмы к лодке вынырнул Кабуто. Стекла очков сверкнули в свете фонаря.
  
   - О, Гурен, ты жива? Приятный сюрприз. Я не рассчитывал, что выжил еще кто-то. А наши информаторы не зря едят свой рис, как там говорила эта старуха из Песка: 'Искусство - это взрыв!'?
  
  Ночью звуки над водой разносятся далеко окрест... Вот и сейчас - мужчины одновременно повернули головы вбок, туда, где им обоим послышался придушенное шипение и треск. Как будто кто-то изо всех сил пытался крикнуть... а ему зажимали рот, при этом крепко держа за полы плаща, о сохранности которого можно было не беспокоиться, ведь всегда есть запасной...
  
  Шиноби постояли еще немного, но больше ничего не услышали. А Гурен, наконец, собралась с силами, чтобы продолжить разговор.
  
   - Что... ты делаешь?..
   - Проводил кое-какие опыты... И попутно искал живых. В общем-то, безуспешно, - Кабуто легко улыбался, будто не произошло ничего особенного. Хотя что ему потеря четырех бесперспективных образцов, которые лишь послужили основой для дальнейших исследований? Им даже Проклятую метку не ставили. Все это было насквозь понятно и ожидаемо. Но сейчас девушку почему-то покоробило такое отношение, - Впрочем, даже в таком виде они кое на что сгодятся.
  
  Последняя фраза очкарика сильно насторожила Гурен, но, пока она собиралась с силами, Кабуто отвернулся от них, сложил ладони в печать и, присев, хлопнул руками по воде:
  
   - Кучиесе но Дзюцу!
  
  Поверхность озера застлал белый дым, из которого вывалилась здоровенная змея, с гулким плеском свалившаяся в озеро. Она тут же вытянулась в нитку, чтобы не утонуть и приподняла голову, ожидая приказов.
  
  Кабуто повернулся к компании и весело бликнул очками.
  
   - Ну что ж, давайте уходить отсюда. Сегодняшний день был очень сложным, но у меня почти получилось поймать Треххвостого. Юкимару нужно отдохнуть, и мы повторим еще раз. Кстати, Гурен... Расскажи, что произошло у тебя с Айдо? То, что сейчас было - совершенно на него не похоже. Он не любит убивать, тем более так.
  
  Куноичи как раз собиралась с духом, чтобы высказать все, что она думает насчет опытов над Юкимару, но вопрос сбил ее с мысли.
  
   - Там на поляне... Он уворачивался... Я никак не могла его поймать, а он... был со всех сторон и... издевался надо мной. Я думала, что дело в скорости... и применила массовую Аметистовую Тюрьму по площади... Он снова увернулся... А вместо него в кристалл попала девушка... Кажется, Хъюга...
  
  Гурен отвернулась. Если бы она не двигалась, то смогла бы заметить редчайшее зрелище под этим небом - Кабуто нахмурился. Но совершенно неожиданное бормотание себе под нос от любимого ученика Орочимару не услышать она просто не могла.
  
   - Так... Это плохо... Если там Хъюга Хината, то... особенно вспоминая Чунин Шикен и то, на что он ради нее пошел... У нас проблемы...
   - Да в чем дело-то? - Удивление девушки прорвалось даже сквозь боль, - Он шиноби, она куноичи, он за нее отомстил... Я ведь не трогала его близких или тех, кто не может себя защитить!
   - Гурен... - Кабуто все еще был очень задумчив, - Айдо-кун известен тем, что очень трепетно относится ко всем, кого считает своими... друзьями. Вот если бы ты прикончила Хатаке Какаши или добила Инузуку с его псом - он бы только головой покачал. А теперь... да, похоже, иного выхода нет.
  
  Якуши запустил руку в поясную сумку и кинул в Гозу и Гурен двумя темными комочками размером с куриное яйцо.
  
   - Держите. Это стимулятор, его нужно съесть целиком. За ночь восстановит все повреждения.
   - И отнимет у нас по десять лет жизни.., - Скорее прошептала, чем сказала девушка.
   - Гурен.., - Пепельноволосый посмотрел на нее почти с жалостью, - Я достаточно хорошо знаю Айдо-куна. В этот раз его смог остановить только Треххвостый Зверь-из-Чакры... Да, Орочимару-сама ошибся тогда. Что ж, я его ошибки не совершу... А вам обоим так хочется завтра проснуться от того, что ваши кишки валятся на землю? Печать призыва 'Рашомон' у меня была только одна, а на этом озере у меня еще есть дела. Я рассчитываю на вас.
  
  Он мягко улыбнулся и куноичи проглотила возражения. В конце концов, до сих пор Якуши Кабуто никогда и никому не говорил, что нуждается в нем...
  
  Ирьенин шагнул было к лодке, но тут же вновь повернулся обратно.
  
   - Гурен. Как я вижу, ты сейчас осталась совсем без одежды?
   - Д-да.., - Неожиданный вопрос настолько ее ошарашил, что случилось нечто невероятное - впервые за много-много лет она покраснела. И даже открытая и запечатанная кристаллом рана вместо правой щеки почти не портила впечатление от этого зрелища...
   - И с первой встречи с Айдо ты все время держала на себе Технику Кристальной Брони?
   - Д-да.., - Девушка все еще не понимала, куда же клонит очкарик?
   - Тогда... У нас есть кое-что лишнее, что с собой брать не стоит. Гозу, держи ее крепче.
  
  С этими словами Кабуто шагнул к ней и протянул руки. Она с испугом и непониманием смотрела на происходящее, а слабость не позволяла ей немедленно спрыгнуть на воду и убежать...
  
  Кабуто уже отвернулся к лодке, подхватил на руки по-прежнему спящего Юкимару и пошел к змее, кивком подозвав Гозу, а Гурен все еще никак не могла понять, зачем очкарику вдруг понадобились ее сапоги и почему их надо было обязательно утопить в озере, засунув внутрь две половины разломанного фонаря, чтобы не всплыли? 'Наверное, это какая-то секретная техника' - вздохнула девушка и наконец-то позволила себе уснуть...
  
  Глава 22.
  
  Казалось, в тишине и неподвижности прошла вечность. Но, когда сверху на меня упала сухая ветка, сбитая какой-то птахой, неумолимый внутренний контролер, который запоминает все... кроме чисел, названий месяцев и дней недели, подсказал, что прошло всего лишь около минуты.
  
  Я тяжело поднялся и оглядел окружающий меня лес. Понять, на какую из бесчисленных меток, раскиданных в самых разных уголках этого мира как придется, меня сейчас занесло - не представлялось возможным. Да и никакого дела до этого места мне не было. Нужно было идти и я медленно, будто разом забыв все, что умел, запечатался в пустоту...
  
  Оказавшись в черноте, попытался было глубоко вздохнуть... И, пошатнувшись от боли в сломанных ребрах, не удержался на ногах и упал навзничь.
  
  Лежа в несуществующем месте на несуществующей поверхности, я неподвижно пялился вперед. Странно, но до сих пор я не обращал внимания, как здесь все изменилось. В прежде абсолютном мраке теперь находилось множество искорок. Некоторые из них были очень яркими, некоторые тусклыми. Они висели неподвижно, далеко или близко - не определить, и все вместе создавали впечатление, что на меня глазами звезд смотрит сама Вселенная.
  
  Время здесь отмерять было нечем и незачем, кажется, затихло даже биение пульса. Оставалось только избитое тело, ощущения которого можно было бы легко убрать, но... Раньше, с самого детства, слушая сказки, и чуть позже, начав читать о подобном, мне всегда казались... не то, что глупыми, скорее странными - моменты, когда герой 'облачался в вериги железныя' и иже с ними, и шел по дорогам искать правду. Ну в самом деле, зачем? Тяжело ведь, неудобно и бессмысленно. А вот теперь завеса тайны приподнялась. Ведь боль физическая позволяет отвлечься от боли души. Жаль только, что совсем чуть-чуть...
  
  Что-то изменилось вокруг. Один из сотен огоньков вдруг стал расти, постепенно добавляя в изначально синее свечение толику красного.
  
  'Но ведь... почему? Я же... не хотел... никуда' - мелькнула мысль, но маячок явно не интересовали мои высказанные мысли. Он становился все больше и больше, пока...
  
  Посреди полусферы двух метров над землей передо мной снова возникла картина, которую я пытался смыть потоками вражеской крови и закидать кучей мертвых тел... Прижав руки к груди, пытаясь сжаться и сделаться незаметной, но не завершив движения... С застывшим выражением удивления и испуга на милом лице... В середине розовой прозрачной глыбе... Будто прерванная на полуслове песня, завершенная многоточием поэма, оборванная смычком струна... В холодном каменном безмолвии...
  
  Изображение само по себе крутанулось и мое лицо оказалось в точке, куда были устремлены широко распахнутые удивительные лавандовые глаза без зрачка. И в пустоте, где я никогда ничего не слышал, будто бы прозвучали слова. Три простых слова. 'Это. Твоя. Вина.'
  
  'Ниндзюцу настоящего мастера не нуждается в костылях вроде слов или ручных печатей, - Вроде бы не связанная с происходящим мысль, но.., - Верно ведь... Я действительно сейчас хочу запомнить ее такой. Спустя века здесь... или миг там... я встану и буду что-то делать. Я буду пытаться освободить Хинату, пробовать ей помочь, я не поверю, что она умерла и не сдамся... до тех пор, пока кристалл не превратится в блестящую розовую пыль и не останется даже призрачной тени надежды. А сейчас... прости, Хини. Прости, я не успел разобраться, что же на самом деле к тебе чувствую, а теперь это уже неважно. Прости... и прощай!'
  
  Я протянул руку вперед сквозь пустоту, несмотря на мои желания показавшую мне то, чего я боялся больше всего, в попытке в первый... и последний раз прикоснуться к щеке Хинаты Хьюга. Мое тело будто продавило невидимую преграду, которой тут не должно был быть, пальцы, казалось, почти ощутили мягкость нежной кожи... а потом руку толкнул камень, в ноги ударила земля и я застыл, опершись на холодный кристалл.
  
  Сзади кто-то прерывисто вздохнул от неожиданности, но оборачиваться я не стал, боясь отпустить кристальную глыбу, будто она собиралась рассыпаться прямо сейчас...
  
  В этот самый момент система циркуляции напомнила мне, что сегодня я изрядно потратился, чакра продолжает неимоверными темпами тратиться на лечение, а сидение в пустоте Хирайшина тоже стоит энергии. В глазах помутилось, меня шатнуло влево... Но я устоял. С помощью...
  
   - Айдо, где ты был?., - Тен-тен схватившая было меня за плечо, едва не отдернула руку, когда намоченная, обожженная а потом снова намокшая тряпка, в которую превратилась моя одежда, расползлась прямо под ее ладонью, - Прости... Я... понимаю.
   - Что?
  
  Девушка, убедившись, что я стою ровно, немного отошла от меня. Ее губы дрогнули.
  
   - Я... понимаю, что ты сейчас чувствуешь. Я... тоже теряла близких... Айдо, я... больше не совершу свою ошибку. Я не отвернусь от тебя, что бы ты... и кого бы ты ни...
  
  Вдруг она подалась вперед и взяла меня за руку. Ее ладонь утонула в моей, но, не дождавшись никакой реакции, разжалась.
  
  Неожиданно на правое плечо легла еще одна ладонь, почти полностью замотанная бинтами. Я повернул голову и посмотрел в черные глаза Ли. Против своего обыкновения он молчал. Еще немного подержав меня за плечо, он чуть кивнул мне, убрал руку и перевел взгляд на кристалл.
  
  Я все так же держался за холодные и острые грани, а в голове вертелась неуютная мысль: 'Действительно близкие - это те, кто подставит плечо под твою ношу в любой момент, не прося ничего взамен и даже не спрашивая разрешения. Просто потому что они - твои...'
  
  'Успокойся' - внезапно изнутри поднялся по-прежнему сухой голос Йоко. - Мешаешь'
  'Чт-то?'
  'Угомонись, говорю. Из-за тебя ничего не разобрать. А-а, достало! Подвинься!'
  
  На мгновение накатило чувство, что меня со всего размаха толкнули плечом под дых. А когда я проморгался...
  
  Моя рука, касающаяся кристалла, была полностью покрыта оранжево-солнечной чакрой. Мало того, она, будто обладая своей собственной волей (тьфу, что за бред! Конечно обладает, дочка у меня весьма своенравная... И ментальный пинок уже освоила, оказывается...), стекала на кристалл. Она разделялась на тонкие ручейки, которые бежали по всей поверхности друзы, пытаясь найти самомалейшую щель, чтобы пробиться внутрь и не в силах этого сделать... Рука пузырилась энергией все сильнее и сильнее, даже мне дышать стало как-то легче, истощение чуть отступило... а потом все резко закончилось. Заболели глаза и на поляне стало как-то темнее.
  
  'Она жива'
  
  В первое мгновение я даже не сразу сообразил, что же сказала Йоко, ничуть не стараясь поменять тон.
  
  'Она жива. Ей одиноко, страшно... И она задыхается. Что с этим делать - думай сам.'
  
  Девочка замолчала, а там, где она только что говорила, будто возникла глухая, без единого просвета, стена.
  
   - Она жива... - прошептал я, медленно опуская руку, до этого момента все еще сжимавшую острые кристальные грани.
  
  Мгновение на поляне царила тишина... а затем пространство сзади взорвалось хаосом звуков. Сакура резко выпрыгнула из-за спины и ударила ладонями по прозрачной поверхности с возгласом: 'Но как?! Я же не смогла ничего почувствовать!', что-то забормотал Какаши, шипение воздуха, врывающегося в легкие Ли, означало, что еще один уголок этого мира вскоре познает всесокрушающую Силу Юности... Но все перекрыл могучий рык Наруто.
  
   - Айдо, надо ее спасти!!! - вопль, казалось, смог бы впечатлить самого Девятихвостого.
  
  Я не выдержал, и впервые за последние минуты мои губы растянулись в улыбке. Наруто, без тебя я никогда бы не догадался, что же мне нужно делать. Без тебя...
  
  'Йоко, спасибо...'
  
  Но мысль безответно канула в никуда.
  
  Тем временем мой беспутный брат окончательно вышел из ступора. Спокойствие никогда не были его сильной стороной - вот и сейчас, едва ситуация перестала выглядеть безнадежной, растерянность сменилась неудержимой жаждой деятельности.
  
  Наруто резко подскочил к кристальной глыбе и попытался схватиться за гладкие грани. Что уж он собирался сделать - выворотить друзу и куда-то с ней бежать, либо попросту разломать, но ничего не вышло, розоватый полупрозрачный столб с заключенной внутри него девушкой даже не шевельнулся.
  
  Ксо! - воскликнул джинчуурики, отскакивая от камня. - Мы должны вытащить оттуда Хинату!
  Н-но как? - Сакура все еще прижимала ладони к кристаллу. - Я не могу дотянуться к ней медчакрой сквозь это... А что еще можн?..
  Нужно просто разломать этот столб! Хината освободится и ты ей поможешь, Сакура-чан! Отойди, чтобы тебя не зацепило, даттебайо!
  Наруто, но... - неуверенно начала розоволосая, глядя на немедленно созданного клона парня, который закрутил в ладони оригинала шар Разенгана.
  
  Я коротко вздохнул - столько времени минуло, детство давно закончилось, а делаем все равно раньше, чем думаем - и приготовился было перехватить Наруто, нахватавшемуся дурных привычек все крушить у бабули. Мысль, конечно, правильная, но вот все ли мы учли? Тут ведь не мебель в кабинете на кону стоит, и даже не ожерелье первого Хокаге, которое ты, рыжий, до сих пор таскаешь не снимая, а жизнь девушки, с которой я уже успел попрощаться...
  
  Но Сакура не успела договорить, а я - ничего предпринять, как из-за спины Наруто протянулась рука, почти скрытая плотным темно-зеленым плащом, и аккуратно, но твердо легла ему на плечо.
  
  От неожиданности джинчуурики вздрогнул и упустил контроль над чакрой. Сфера в его руке вздулась шишками, как избитый об бетонный поребрик баскетбольный мяч, и неравномерно лопнула, развеяв клона-помощника, трепанув одежду Наруто и подняв облачко пепла чуть поодаль.
  
  Я озадаченно нахмурился - вот это вот происшествие показалось мне очень знакомым. Что-то такое уже случалось и могло бы очень сейчас пригодиться! Вот сейчас вспомню... совсем немного!.. Но додумать мне не дали.
  
  Наруто, чувства хорошо очень твои понимаю я. Но в важных столь вопросах не следует торопиться нам, - Абураме Шино, вышедший из-за спины рыжего, не изменял себе, все так же оставаясь непонятным большинству живущих. И точно...
  Чего?.. - хоть редко происходит такое, но сейчас ты прав, Наруто, согласен с тобой на сто процентов.
  Позволь, кое-что тебе покажу сейчас я, Наруто. И мнится мне, небесполезны будут всем мои догадки. Подчистую хоть и забыли обо мне вы, но зла не стану держать и таить обиду. Но было можно чаше думать о товарище своем...
  
  Шино замолчал и полез в карман своего плаща и на поляне воцарилась тишина, нарушаемая лишь метафорическим скрипом шестеренок в мозгах присутствующих, медленно осознающих смысл только что прозвучавших слов. Ведь и правда, на беднягу никто не обращает внимания. Я вон за это время даже о Ли и Наруто побеспокоился, об Абураме же ни на мгновение не вспомнил, а он меня прикрыл когда-то... Стыдно!
  
  Жуковод наконец обнаружил в кармане искомое, и на его ладони блеснуло красное.
  
  Волей случая слепого пришлось столкнуться мне с кристаллом этим и не задуматься не смог о происшедшем я. Смотри, Наруто, - Шино повернул к рыжему плоскую грань кристалла чуть приподнял ладонь, демонстрируя замершее внутри насекомое. - Жуками своими горжусь я, весьма они большую пользу могут принести товарищам моим, если бы не забывали обо мне они...
  
  Зря ты так напрягаешься, Шино, от Наруто ты раскаяния не дождешься. До него просто не дойдет...
  
  Тем временем жуковод продолжал:
  
  Кикаичу сей, в камень попавший, жив и поныне, сложного в этом ничего нет для него. Да и оболочка, его пленившая, прочна не настолько, как кажется. Но...
  
  Абураме перехватил кристалл двумя руками, как-то необычно изогнув пальцы, коротко нажал... и в его ладонях осталась только розовая пыль с редкими темными точками. Она тонкой струйкой ссыпалась на землю и в свете еще не угасших пожаров казалось, что с рук Шино капает яркая и еще свежая кровь всех тех, кому не повезло оказаться в каменной ловушке.
  
  Видите? Жив был жук, несмотря ни на что. Но, когда разрушился камень, этим усилием превратило в пыль и его тоже. Потому это произошло, что...
  
  Я перестал слушать Шино и отвернулся обратно к кристаллической друзе. Пояснения Абураме, безусловно, будут очень интересны всем... кто не учил физику и биологию в восьмом классе средней школы. Да и что с этих шиноби взять, они здесь даже лягушки, вмороженной в лед, не видели, по причине отсутствия льда минимум на неделю пути окрест. А жабы Наруто явно не захотят залезать в холодильник, чтобы делом доказать незыблемость естественнонаучного знания во всей Вселенной...
  
  Мои глаза вновь прикипели к напряженному лицу Хинаты, замурованной в камне. Можно было бы дать жуководу закончить, собрать мозговой штурм, собрать мнения всех присутствующих, выработать правильную линию поведения... Но вот времени на все это совершенно нет! Сколько там человек может жить без воздуха - пять минут, десять? Не помню... И даже с учетом того, что Хината - куноичи, срок вряд ли значительно увеличится. И большая часть этого срока уже давно прошла!
  
  Вновь протягиваю руку вперед и кладу ладонь на острую грань глыбы. Лекция по основам кристаллизации, постепенно сменившаяся галдежом, отходит на задний план. Ну и замечательно, тем более, что Шино не совсем прав, приравняв Хинату к своему насекомому. Я очень хорошо понимаю Йоко, если бы девушке в кристалле было больно, дочка обязательно сказала об этом, а значит - Хината смогла как-то защититься от проникновения кристалла в тело. Скорее всего - что-нибудь в духе Кайтен, этой мощной, но очень кратковременной защиты клана Хъюга. Но рисковать, разрушая кристалл, все равно нельзя...
  
  Так что же делать? Ведь разве не этого я добивался с тех пор, как ушел из Конохи? Иметь право и возможность решать, быть сильнее и способнее всех вокруг, чтобы... чтобы больше не позволить никому умереть? Ха! С тех пор я немало повзрослел и максима 'не позволить никому' плавно мутировала сначала в 'никому из друзей', а потом в 'никому из близких', но все равно, почему сейчас так сильно хочется, чтобы за спиной оказался кто-то умный и знающий, кто может подсказать, как поступить?..
  
  Из груди вырвался вздох и, как будто в ответ на мои мысли за левым плечом кто-то шевельнулся. Я резко повернул голову... и встретился взглядом с Тен-тен. Девушка серьезно посмотрела на меня, а потом подняла руку и погладила меня по плечу.
  
  Сложно, да? Айдо, несмотря ни на что... Я верю, что ты справишься и сможешь освободить Хинату. Вот если бы можно было достать ее оттуда, не разбивая кристалл... Эй, Айдо, ты?..
  
  Но я уже резко повернулся обратно к прозрачному камню, попутно случайным движением скинув руку девушки с плеча. Ну конечно же! Прикоснуться, не прикасаясь, и дотронуться, не дотягиваясь! Звучит как дурацкая загадка, глупый парадокс... такой же, как 'пойди туда - не знаю куда, принеси то - не знаю что', ну или 'одним шагом пересечь половину континента, не потратив на это ни секунды'! Хм, кажется, последняя фраза не очень похожа на парадокс и попахивает просто бредом... Но это неважно, потому что как раз этим бредом я занимаюсь по десять раз на дню! А ведь я почти почувствовал Хинату во время прыжка сюда, только что-то - подозреваю, что как раз кристальная масса - не дало мне выйти там, где я хотел.
  
  Перед глазами стремительно промелькнули воспоминания одной драки, случившейся чуть больше года назад: я стою посреди пыльной дороги напротив пепельноволосого мужика, по-пижонски напялившего плащ Акацки на голое тело, в моей руке крутится огненная сфера, готовится прыжок... И спустя всего один миг и одно мелькание в воздухе железного штыря половина огненной сферы сплавляет дорожную пыль в угловатые комки, а вот вторая поджаривает моего врага, который, впрочем, тут же вернул с помощью странной, противоестественного дзюцу все свои раны - мне. Да, конечно, тот бой провести более по-дурацки - это надо было бы очень умудриться и встреться я с ними сейчас, все кончилось бы гораздо быстрее... Но главное - что Хирайшин способен переносить не только меня, а на Хини, между прочим, метка!
  
  Одним мысленным усилием подвесил перед собой энергетическую конструкцию запечатывания в пустоту и на мгновение замер. Как же это было тогда, почему я, со своей страстью к исследованиям, не удосужился разобраться в этом случае подробнее, это же оказалось так важно?!. Но всплывавшая память о том, как именно я начал экспериментировать, когда вернулся в Узушио после того случая, прервала виток самоуничижения в самом начале. Мда, может и хорошо, что не исследовал? А то бы, глядишь, и жители острова на эксперименты бы пошли, не только бандиты...
  
  Однако основного вопроса это не снимает. Что делать дальше? Тогда это все получилось по чистой случайности, без каких-либо действий с моей стороны и как это повторить - неизвестно. Впрочем, если соединить мои недавние мысли насчет техник... Может, что и получится!
  
  Я уставился на висящую в воздухе, невидимую никому, кроме меня, да и, по большому счету, существующую только в моем воображении, недостроенную структуру Хирайшина, сконцентрировался, напружинился, приложил сверхусилие... и ничего не произошло. Я недоуменно посмотрел на кристалл, но в нем тоже никаких изменений не происходило. Энергетический каркас все так же невозмутимо маячил передо мной, улегшись серединой на кристалл - видимо, метка притянула.
  
  Ну и что не так? Может быть, надо произносить вслух, все-таки в первый раз такое делаю? А что произносить, техники-то, собственно, и нет... Или дело в сильном желании и эмоциях, которые я при этом испытываю? Неожиданно я представил, как поднатужившись и набрав в легкие воздуха до покраснения раздувшихся от напряжения щек, что было силы ору на кристалл: 'А ну-ка вылезай оттуда! Быстро-взяла-и-переместилась-куда-подальше-Но-Дзюцу, а не то хуже будет!' И бредовость этой картины так сильно контрастировала со всем здесь происходящим - болью едва не случившейся потери, надеждой на благополучный исход, беспокойством, что ничего не выходит - что я не удержался и громко фыркнул, на мгновение упустив контроль над рисунком Хирайшина, который от такого непочтительного обращения распался на две половины...
  
  Воздух пронзили черные линии, плеснувшие от кристалла и быстро сформировавшие вокруг него здоровенную окружность печати. Краем глаза я заметил, как от каменного столба рывком отскочила Сакура, возмущенно посмотрела на меня, мгновенно вычислив источник беспорядка... и, видимо, на всякий случай упала на землю, прикрыв голову руками. А затем пространство в пределах новосформированного фуин, будто превратившись в огромную квашню, начало прогибаться куда-то внутрь (если, конечно, к пространству применимо такое понятие), вспучиваясь по краям и причудливо, как не в каждой комнате смеха увидишь, искажая все, что я перед собой видел.
  
  Кристалл скрывался за гладкими и какими-то... пухлыми складками пространства, а от меня в сторону этого локального пространственно-временного катаклизма рванул целый водопад чакры, грозивший опустошить мои резервы, в последнее время начавшие казаться мне бездонными, в считанные секунды. И самое главное - что-то внутри мне подсказывало, что, несмотря на случайность, неготовность, то, что, мягко говоря, низкое качество нового свойства Хирайшина пришлось перекрывать количеством чакры - прерывать технику не стоит. Шутки с пространством вообще плохо кончаются...
  
  Энергия хлестала из меня, как вода их прохудившейся цистерны, пространство вспучивалось и прогибалось вокруг кристалла, скрывая его целиком. Линии печати постепенно втягивались внутрь складок, будто погружаясь в глубину, зацепившись за что-то тяжелое. Вот последняя черная точка скрылась, искажение вдруг резко распрямилось, дернувшись напоследок подобно натянутой резине, и оставило после себя абсолютно целый каменный столб. Точно такой же, как и до всего этого, за исключением одной маленькой детали - в нем больше не было Хинаты, а грани внутри друзы, прежде державшие девушку в плену, теперь загадочно блестели, разбивая свет на десятки маленьких розоватых радуг.
  
   - Айдо! У тебя получилось! - ахнула за плечом Тен-тен. - Но где же?..
  
  Не слушая подругу, я резко обернулся к остальным. В этом движении мне изрядно помогло головокружение от чакроистощения, а по-прежнему хлещущая сошедшим с ума пожарным шлангом чакра намекала, что ничего еще не кончено и я совершенно зря упустил из виду вторую половинку разломанной энергоструктуры Хирайшина...
  
  Сквозь мельтешение мушек в глазах я успел заметить, как неуверенно поднимается с земли смущенная и злая одновременно Сакура, как Хатаке в немом изумлении таращит на меня свой инфракрасный прожектор в левой глазнице, как Ли, не заморачиваясь техническими подробностями, ослепительно улыбается и показывает мне большой палец фирменным жестом Благородных Зеленых Человечков Конохагакуре... Вот, наконец, и моя цель. Путаница сверкающий нитей, неторопливо плывущая в воздухе, как раз сейчас резко набухла чернотой, формируя такую же печать, которая до этого поглощала кристалл. Пространство в центре образовавшегося провала, строго согласно моим догадками принявшего форму фуин, который, однако, никто никогда не рисовал, чуть прогнулось внутрь...
  
  Я смотрел на разворачивающуюся передо мной картину, стараясь не свалиться раньше, чем техника завершится, а в голове крутилась самая глупая из возможных в этой ситуации мыслей. 'Дырку над тобой в небе, парень, - глядя на прореху в ткани мироздания, по странной закономерности возникшую именно там, где ее меньше всего ждали - над головой Наруто. - Вот кто бы мне подсказал, почему... - Чернота набухла каплей, которая в следующую секунду сорвалась вниз и лопнула, выпустив на свободу человеческое тело.- Почему дуракам все время везет?!.'
  
  Прямо в руки нелепо уставившемуся вверх рыжему свалилась Хината. Она была без сознания, а одежда была порвана. Под рухнувшей тяжестью рыжий не устоял на ногах и рухнул, вцепившись в девушку, будто клещ.
  
  'Хорошо, что хоть не на пол!' - пустота в душе постепенно заполнялась радостью от того, что все закончилось хорошо и каким-то сожалением. Наверное, я слишком рано попрощался. Или... не рано? Это - придется решать самому...
  
  Но тут вселенная решила, что слишком долго меня терпела. Земля ушла из-под ног и я упал в водоворот серой хмари, которая никогда не отвечала ни на какие вопросы...
  
  Глава 23
  
  Уж не знаю, сколько я провалялся без сознания, но, по ощущениям при пробуждении - гораздо дольше, чем в прошлый раз. Ну и хорошо, все дела переделаны, торопиться никуда не надо - было бы неплохо и поспать. Но у реального мира были свои планы на мое бренное и к тому же изрядно побитое тело.
  
  Сначала ко мне вернулись ощущения. Болели сломанные и треснувшие ребра, ныли руки, тоже удостоенные пары переломов, о многочисленных ушибах, синяках и растяжениях я вообще молчу. Мда, все понятно. Если судьба вновь сведет меня с каким-нибудь Зверем-из-Чакры, последнее, что я сделаю - предложу ему поединок в армрестлинг...
  
  Печать 'Восстановление' явно выключилась из-за недостатка энергии, теперь придется снова настраивать и калибровать. А вот болевые ощущения можно убрать хоть сейчас, но пока не стоит: во-первых, потому, что миссия еще не окончена и знать, какая именно часть собственного тела в следующую секунду может тебя подвести - очень полезно; ну а во вторых - просто не хочется, ведь эти ощущения говорят мне странное.
  
  Свежий ветерок, изредка порывами доносящий запах гари, припекающее солнце, трава и земля под руками - все это недвусмысленно свидетельствовало о том, что я по-прежнему нахожусь в лесу, причем не так уж далеко от такой богатой на события поляны. Но вот только лежать было гораздо удобнее, чем просто на земле. Вдобавок над головой раздавалось мелодичное мурлыканье, а с моими волосами происходило что-то непонятное, но приятное. Настолько, что даже шевелиться совершенно не хотелось...
  
  Казалось, лежать так можно бесконечно долго... Но тут на меня упала тень, заслонив солнечный свет, а волосы особенно сильно дернули, так, что это оказалось даже немного больно. Я тяжело вздохнул и открыл глаза.
  
   - Ой! - тень резко отдернулась, а мне на грудь упала коса из красных прядей. Обычный такой колосок, сплетенный довольно небрежно и перетянутый на конце какой-то веревочкой. И это произведение искусства теперь мое. Мда, так над моей прической еще не издевались...
  
  Я немного задрал голову, переживая укол боли в шее и ничуть почему-то не сомневаясь, кого именно я сейчас увижу.
  
   - Тен-тен, - пробормотал я, пытаясь поймать взгляд отвернувшейся и прячущей руки девушки, - у тебя очень... удобные коленки. Мягкие и круглые...
  
  К отведенным глазам добавился небольшой румянец:
  
   - Айдо... Ты очнулся? - мой любимый вопрос еще с Земли - того же плана, что 'Не спишь?', 'Сереж, это ты?' после моего 'Привет!' и куча им подобных. Но не успел я раскрыть рот, чтобы выяснить самое сейчас важное, Тен-тен сама перевела разговор на интересующую меня тему. - Хината в порядке, только все еще спит. Сакура сказала, что это последствия кислородного голодания. А ты... Когда Хината оказалась на свободе, ты потерял сознание. Ли помог мне донести тебя сюда, но... Мне показалось несправедливым, что ты лежишь просто на земле, ну и... вот...
  
  Девушка протянула руку и легонько прикоснулась к колоску, по-прежнему нагло извивающемуся на моей груди:
  
   - А это... Я давно хотела сделать тебе что-то подобное... - румянец смущения стал немного сильнее. - Мне всегда казалось, что подойдет... Ты не против?
  
  Я снова тяжело вздохнул. Слава Ками, что я сегодня ночью два раза искупался, хоть и не по своей воле, а то ведь волосы потом не разодрать... И как девчонок такая копна на голове не злит?
  
   - Да нет, я сам хотел как-то их подобрать, чтобы не мешали. И получилось довольно симпатично... Спасибо, Тен-тен.
   - За... за что?
   - Да уж не за прическу! - хмыкнул я и закрыл глаза. В ответ мне прилетел тихий смешок.
  
  Некоторое время стояла тишина, нарушаемая лишь шелестом ветра в траве. Не знаю, о чем думала девушка, а я просто лежал, закрыв глаза, стараясь не двигаться, чтобы не будить очередные приступы боли, понемногу заливал вновь оживший лечебный фуин чакрой... и наслаждался ситуацией.
  
  Наконец ноги у меня под затылком немного пошевелились.
  
   - Айдо... Раз ты пришел в себя, я, наверное, пойду... Какаши-семпай раздает задания на разведку и охрану нашей стоянки...
   - Да ладно, - чуть дернул я головой, не открывая глаз. - В такое прекрасное утро совершенно не нужно никуда идти. Солнышко, ветерок... Или тебе так хочется поучаствовать в имитации бурной деятельности?
   - Но ведь... нас послали на подмогу... Миссия...
  Тен-тен, все это не имеет смысла. База Орочимару, которую вам необходимо найти, разрушена, а нападать на нас некому. Теперь уже некому... - я на миг запнулся, а затем продолжил. - И кроме того, слышишь?
   - Что 'слышишь'? - недоуменно спросила девушка. - Вокруг тихо.
   - Вот именно! - я хотел было назидательно выставить указательный палец, но не рискнул. Трещина в лучевой кости приносит мало приятного, а печать, хоть и заработала, но мгновенно не лечит. - Уж если Наруто по обыкновению не вопит свое 'даттебайо!', то торопиться и в самом деле некуда!
  
  Тен-тен хмыкнула:
  
   - И за что ты его так не любишь? Он же твой брат... - Но, почувствовав, как я напрягся, быстро положила мне на плечо ладошку. - Извини, я не хотела, не говори ничего... Ты прав, я лучше посижу здесь, с...
  
  Она прервалась на полуслове. Ее рука на моем плече чуть сдвинулась и пальцы легли на рукав рубашки, в дырах которой отчетливо просвечивали розовые пятна уже залеченных ожогов.
  
   - Айдо, ты сказал, что теперь некому нападать... Это их ты сегодня догнал?
   - Да, - в подробности вдаваться совершенно не хотелось, поэтому я ограничился одним словом. Да, я уже давно не испытываю лишних эмоций от вида вскрытых вражеских брюх, но покажите мне нормального человека, который будет с удовольствием перебирать такие воспоминания, смакуя тот или иной кровавый момент?
   - А что теперь будет с твоим договором? Хокаге-сама ведь разрешила их забрать... - я в немом изумлении открыл глаза и уставился на Тен-тен. Она снова отвела взгляд. - Ну что ты так смотришь? Я просто всегда внимательно прислушиваюсь ко всему, что происходит... с тобой и вокруг тебя...
  
  Я опустил голову обратно ей на колени и задумчиво уставился в голубое небо. Солнце припекало сбоку, ничуть не мешая любоваться облаками... и лицом девушки, иногда наклонявшейся надо мной.
  
   - Что будет? Не знаю... Может, попробую еще немного поторговаться за что-нибудь полезное. Придется, наверное, выгулять Наруто на миссию еще раз, бабуля умеет назначать самую неприятную цену... Сходишь со мной? - с надеждой спросил я. - А то ведь так и с ума сойти недолго, оранжевый комбинезон в таких дозах вреден для здоровья!
   - Конечно, схожу, если нужно, - улыбчиво откликнулась девушка. - Но я не об этом хотела спросить. Ты уверен, что все, кто напал на нас утром, мертвы?
   - Да вроде бы... - нахмурился и сконцентрировался на той самой метке, по которой прыгал на озеро. Вот она, родимая, уцелела... Но ощущается гораздо ниже того уровня, где я сейчас нахожусь. Дно озера. 'Она утонула'. Вот и прекрасно! - Нет, точно, никто не уцелел. Не такой уж я и слабак!
  
  Щеки сами собой горделиво надулись, но девушка шутливого тона не приняла.
  
   - Айдо, я хотела тебе сказать... Если кто-то из них выжил - не старайся убить еще раз. Они, особенно та женщина с кристаллами, очень сильные и могут тебе пригодиться. Раз уж ты имеешь такое право...
   - Тен-тен! - От возмущения я собрался было вскочить, но ребра прострелило болью и я уронил голову обратно. Не, торопиться не стоит. Да и вообще... - Но ведь они же!..
  
  Фраза сама собой прервалась. А действительно, что 'они же'? Хината жива и цела. Мстить, не в порыве эмоций, а с холодной головой, тем кто выполнял свою работу шиноби, которые хоть и враги, но не гоняться же за ними теперь по всему континенту? Этак никакого долголетия Узумаки не хватит, чтобы каждого гопника годами выслеживать. Да и девушка попала под раздачу по чистой случайности, тут уж скорее я виноват. Нет, жалеть я ни о чем не собираюсь, умерли - значит слабые, а я еще очень долго не смогу брать на остров слабых шиноби, но... Подтверждая мои мысли, заговорила Тен-тен:
  
   - Ведь наша стычка закончилась хорошо, мы никого не потеряли... Благодаря тебе, - мне достался взгляд, который показался бы мне полным восхищения... не знай я эту девчонку так хорошо. Тут скорее о сарказме нужно говорить. - Конечно, я тоже уверена, что все они мертвы, но ты все же подумай над этим, так - на будущее. Мертвые бесполезны, а Хокаге-сама очень упрямая женщина.
  
  Во второй раз за сегодняшний день я изумленно воззрился на Тен-тен, но сейчас она даже не подумала смущаться:
  
   - Когда ты бросил м... ушел на свою трехлетнюю миссию, в команде Гая образовался просто жуткий недостаток тех, кто работает головой. Вот и пришлось учиться думать за двоих, - о, Ками, она мне еще и подмигнула...
   - Х-хорошо, постараюсь, - пробормотал я.
   - Ну а теперь, - улыбка на лице Тен-тен стремительно стала ехидной. - Айдо, я очень рада, что тебе удобно, но... Раз уж намек на важную миссию на тебя не повлиял, придется говорить прямо. Может, отпустишь все же девушку, продержавшую тебя на коленях половину ночи и все утро, по своим девичьим делам?
   - По каким еще девичьим?.. - недоуменно переспросил я, но догадка вдруг молнией озарила пустые и тихие закоулки моего мозга и я оказался на ногах раньше, чем успел это понять.
  
  Тен-тен встала с земли, выпрямилась и сладко потянулась, закинув руки за голову, и эта картина окончательно выбила из моих мозгов последние обрывки умных мыслей, которые там оставались. Хотелось только стоять и смотреть... смотреть... смотреть...
  
  'Все-таки свободные балахоны шиноби не всегда удобны, вот сейчас например. А ведь я никогда не задумывался о ней с этой стороны. Может, потому, что привык? Вопрос, тем не менее, отнюдь не праздный! Двойка или тройка? Вряд ли больше, но даже так весьма... Да, весьма!'
  
  Девушка выдохнула, покосилась на меня, и видимо, уловив что-то в моих глазах, чуть потупилась.
  
   - Айдо, тебе лучше отдохнуть. Посиди здесь еще немного. И... когда в следующий раз соберешься кого-то убивать, скажи мне, ладно? Я ведь обещала тебя защищать! - Она, махнув ладошкой, устремилась к недалеким деревьям.
  
  Я стоял и смотрел ей вслед до тех пор, в голове не раздался скрипучий смешок и безразличный голос:
  
  'Умная девушка. Она нравится мне гораздо больше, чем некоторые... из-за которых ты готов убивать даже меня.'
  
  От неожиданности я уселся прямо там, где стоял, получив чувствительный тычок неудачно подвернувшейся кочкой и получив очередное сотрясение многострадальных костей.
  
  Ну вот и что теперь говорить? Мда, хреновый из меня отец... Впрочем, кажется мне почему-то, что тут бы и многодетный папаша шести дочерей спасовал бы. Я ведь не могу поступить так, как самый любящий и заботливый родитель - помереть, предварительно засунув в ребенка демона, который только что развалил его дом, так что побуду обычным человеком, скажу как есть...
  
  'Йоко...'
  'Да?'
  'Я хотел тебе сказать... Прости меня за то, что повысил голос...' - договорить я не успел.
  'Повысить голос'? Теперь это так называется? А мне показалось, что ты наплевал на меня! Ну конечно, я же никогда не теряла близких, я же демон, откуда мне знать? А то, что я переживаю все твои чувства, как свои, что я делю твою боль между нами - тебе безразлично! Ведь у нас есть только Айдо, Узукаге-сама, у которого отняли то, что принадлежит ему только в... да даже не знаю, как сказать, ты о ней не вспоминаешь почти! Узукаге-сама обиделся и пошел мстить, наплевав на всех, кто думает о нем, беспокоится, ждет его! Ладно, я не важна - мог бы и подумать, что со мной будет, если ты умрешь - но о других подумай! Шин, дети... Таюя - они тебе безразличны? Придурок!'
  
  С каждым словом голос Йоко становился все громче и громче, под конец она почти кричала, а в голосе слышались слезы.
  
  'Йоко... ты мне не безразлична... ты для меня самый близкий... - я на мгновение запнулся... надеюсь, она этого не заметила. - ...человек, и я никогда не забывал о тебе и об остальных. Но я...'
  
  Как объяснить необъяснимое и рассказать то, что лишь чувствуешь? Описать то, что теснится у тебя в душе и что ты никогда не затруднялся облечь в слова, просто потому, что в эти уголки души заказан путь даже тем, кого ты и в мыслях не отделяешь от себя? Вытолкнуть наружу отчаянное желание, чтобы тебя поняли и ужас от того, что никакие звуки ни одного из существующих в мире языков не способны передать значение и смысл твоих поступков? Что делать дальше, если многотомное описание мыслей и эмоций, спектр эмоций и тяжесть вины умещается лишь в одном слове: 'Прости...'? Наверное, для этого нужно завести в семье ребенка-эмпата, каждый раз при любом важном разговоре теряясь, заикаясь и проклиная свой такой болтливый, когда не надо, язык. Вот и сейчас я оправдал собственные ожидания на сто процентов.
  
  'Йоко, я... постараюсь больше так не делать. Но... Постарайся понять, пожалуйста...'
  
  С этими словами я постарался как можно шире приоткрыть ту загадочную дверь в душе, которую воспевали столь многие поколения разнообразных поэтов, прозаиков и, подозреваю, психиатров. Наверное, это приспособление для загораживания входа, с тяжелыми петлями и сверкающей начищенной бронзой ручкой являлось только метафорой, но... судя по установившемуся молчанию, передать хотя бы кусочек своих чувств у меня получилось. Под черепом воцарилось потрясенное молчание и, слава богу, ни сухим, ни ледяным оно уже не было.
  
  'Мда, - наконец крякнула моя дочурка, - ты это... совсем уж... Знаешь, что я тебе посоветую? Будь проще и люди к тебе потянутся. Когда ты со своей будущей женой начнешь ссориться, меня и в нее засунешь, чтобы она тебя поняла? В следующий раз думай перед тем как сделать. Дольше пары секунд ты все равно этим заниматься не сможешь, не по силам, но все польза. А вообще, - она тяжело вздохнула, - я тоже тебя люблю, пап. И прощаю. Ну что, мир?'
  'Мир', - поспешно, пока не передумала, согласился я.
  'Но учти, если такое повторится еще раз - я сама тебя сожгу. Так хоть мучиться не будешь!', - ну и кто даст совет, чему верить - насмешке и издевке в девчоночьем голосе или словам, сказанным вообще-то демоном, а? Подскажите, а то жить охота...
  'Йоко, я тут сказать хотел, - быстро перевел тему, - я уже не раз замечал, что во время сражений ты не болтаешь под руку и не советуешь ничего, как бы я ни поступал - правильно или... не очень. Говоришь только когда совсем не обойтись... Спасибо тебе за это!'
  'Интересно, и когда бы я смогла что-то тебе говорить, если ты меня своими эмоциями перед кристаллом просто вырубил? - сердито фыркнула девочка. - Я и очнулась-то после того, как Санби тебя по барьеру размазал. А вообще, - вдруг хихикнула она, - за такое не благодарят, это совершенно нормально между напарниками, я ведь твой напарник, да? Вот если бы волосы у меня были не красные, а розовые и не длинные и красивые, а короткие и на обувную щетку похожие... Помнишь, как тогда? 'Сакура, я тебя предупреждал!' Ты бы еще 'Айл би бэк!' для пущего эффекта сказал!'
  
  Я облегченно рассмеялся не такой уж мудреной шутке. Все вернулось на круги своя... и я - полный идиот, который не ценил то, что у него есть. Хорошо, что у меня есть теперь шанс исправиться!
  
  За диалогом с внутренним демоном-моралистом я на некоторое время отключился от реальности... и очнулся только когда сообразил, что уже некоторое время на меня кто-то смотрит.
  
  Некоторое время я стоически терпел взгляд Какаши, сидевшего под деревом неподалеку, но, когда даже верное средство - разглядывание облаков - помогать перестало, тяжело поднялся с кочки и отправился в путь. В конце концов, сам хотел с ним поговорить...
  
  Хатаке пребывал в полном одиночестве. Наверное, уже успел провести инструктаж, потому что на поляне царила удивительная пустота. Ни Абураме, ни Ли, и даже, что удивительно, Тен-тен (быстро же ты, одноглазый, девушку мобилизовал. Спасибо хоть из-под меня выдергивать не стал... Э-э-э, Айдо, ты хоть сам понял, что сейчас сказал? И не стыдно-то к ней так, а?..). Наверное, о разрушенной тюрьме стоило рассказать раньше?
  
  Я успел немного пожалеть, что опять остался в одиночестве, как на другом краю довольно маленькой поляны мне в глаза бросился оранжевый комбинезон. Наруто с озабоченным видом переминался вокруг одной точки, в которой мелькнуло розовое пятно. Ясно - полевой госпиталь. Рыжий обернулся, заметил меня, бледно улыбнулся и приветственно махнул мне рукой. Я уже было сломал траекторию перемещения... но что-то меня остановило. Да и в самом деле, пусть Хината хоть немного отдохнет после пережитого. В конце концов, Наруто прекрасно справится с созданием драматичной атмосферы страдания и вины и без меня, у него это прекрасно получается...
  
  Дойдя до Ставки Главнокомандования, я хотел было нагло плюхнуться перед джонином, но вовремя вспомнил о ребрах, поэтому приземление получилось мягким, плавным и каким-то... стариковским, что ли? Мне даже показалось, что в свободном глазу Хатаке мелькнуло сочувствие. Вот же черт, этого только не хватало!..
  
   - Какаши-семпай, - думаю, можно поздороваться, не вставая. И так сойдет.
   - Мма... Айдо-кун, вижу, ты уже в порядке?
   - Относительно, - поморщился я. - Но ничего непоправимого, через пару дней приду в норму. И в связи с этим я хотел обратиться к вам с... просьбой...
  
  Глаз Какаши чуть прищурился, а я продолжил. И никто не узнает, чего мне это стоило...
  
   - Какаши-семпай, на озере я столкнулся с... Якуши Кабуто и он рассказал, что база Орочимару в этих местах была тюрьмой-лабораторией. В ней произошел бунт заключенных и теперь она разрушена. Команду, которая нападала на нас, я... м-м-м... устранил, поэтому дальнейших драк можно не опасаться. Поэтому, в связи с тем, что вашей команде больше нечем заняться, я бы хотел попросить вас - помогите мне с Треххвостым! Можно даже не брать всех, - заторопился я. - Вполне будет достаточно вас одного, чтобы заблокировать Якуши Кабуто, а с Санби я разберусь сам. Там, в отличие от драки с очкастым, скакать не придется...
  
  Пока я говорил, Хатаке опустил взгляд в землю, будто о чем-то раздумывая. Я не спешил его прерывать, поэтому некоторое время вокруг нас было тихо. Наконец джонин вскинул голову:
  
   - М-ма... Айдо-кун, спасибо тебе за информацию... Хотя ты бы мог передать ее и немного раньше... Кхм... Да... А насчет твоей просьбы - к сожалению, нет.
   - Но, Какаши-семп... - вскинулся было я, но Хатаке поднял ладонь.
   - Айдо-кун, - неожиданно в речи джонина не осталось никаких слов-паразитов, - несмотря на то, что ты, как говоришь, все разрешил, миссия далеко не окончена. Неужели ты и правда думаешь, что на базе Орочимару нам может быть интересен только он сам? А записи, оборудование, уцелевшие эксперименты? - Я смущенно кивнул, соглашаясь. - Так что это место все равно стоит найти, хотя бы ради проверки, не осталось ли там информации о других убежищах. А в команде на данный момент осталось только двое дееспособных сенсоров - Абураме и я... в какой-то мере. Впрочем, ты можешь взять кого-то из вновь прибывших, Наруто, например...
   - Нет, спасибо! - я решительно рубанул рукой воздух. - Мне нужна помощь, а не крики: 'Верни Саске, он никогда не будет твоим!' А Тен-тен с Ли против Кабуто, даже вдвоем... не смешно, сами понимаете.
   - М-ма... Ты, конечно, в чем-то прав, Айдо... Но пойми, у Наруто и Саске были очень сложные отношения, они привязались друг к другу...
   - Какаши-семпай, давайте не будем! Вы еще скажите, что эти двое тайком целовались в пустых классах Академии, а потом Саске бросил моего братца, под покровом ночи сбежав с другим!
  
  На этих словах джонин поперхнулся, вперил в меня взгляд и некоторое время очень странно смотрел. И когда я было уже решил, что нахожусь в пыточном гендзюцу, где воплощаются самые жуткие кошмары и фантазии, Хатаке отмер:
  
   - Кхм... Мда... Да нет, ты не мог... М-ма... Неважно... Айдо-кун. - быстро сменил тему. - Но причина, по которой я не могу тебе помочь, даже не в этом.
   - А в чем же? - подозрительно спросил я.
   - Айдо... Ты помнишь, что сказал мне, когда вернулся от Хокаге? - обманчиво мягко произнес Какаши. - Да, верно: 'У меня свое задание', и тут же ушел. Я не могу, да и не стану винить тебя в том, что ты посчитал себя сильнее всех нас, в конце концов - может, так и есть. Не каждый сможет сделать то, что сделал ты. Тен-тен рассказала мне... Не буду говорить, что ты не должен был отделяться от команды - у тебя действительно другая миссия. Я просто скажу тебе, что именно вследствие твоего решения команда оказалась уполовиненной. Не перебивай!
  
  Мои возражения наткнулись на поднятую ладонь, а я как-то сразу вспомнил, что этот парень, которому никто никогда не даст его тридцати лет, читающий запоем макулатуру Эро-сеннина, которую приличный человек и в руки-то постесняется взять, постоянно выигрывающий эпические сражения в 'камень-ножницы-бумагу' у Гай-сенсея, тяжело вздыхающий при напоминании о Минато и непроизвольно вздрагивающий при звуке имени моей мамы - вообще-то самый вероятный кандидат на пост следующего Хокаге. И отнюдь не за красивый глаз, вернее, не только за него...
  
   - Айдо, я помню о том, что больше всех для того, чтобы мы никого окончательно не потеряли, сделал именно ты... Но сами потери - следствие твоего решения остаться в стороне. Тебе, как главе клана... - тут он заметил мою изумленную гримасу и мельком показал мне глаз-улыбку - Не удивляйся. Ты же знаешь, я иногда... м-ма... опаздываю. И во время этих опозданий дорога жизни, бывает, заводит меня в удивительные места... в том числе и на одну улицу неподалеку от дома твоей... сокомандницы два дня назад... Тебе как главе клана вскоре придется принимать множество решений. Они будут важными и незначительными, правильными и не совсем. Но у каждого твоего решения будут последствия, ответственность за которые придется нести именно тебе. И сейчас - тебе придется смириться с последствиями твоих же слов.
  
  Некоторое время царило молчание.
  
   - Н-но почему?.. - вырвалось из моей груди.
   - Почему я все это говорю? - джонин легко вскочил на ноги. - Мне кажется, Минато-сенсей одобрил бы то, что я помогаю его сыну. Считай, что мне понравились те твои слова насчет разницы между учителем и капитаном. Надо же когда-то начинать, а твой брат - слишком непробиваемый для тонкого подхода. У Джирайи-сама с его женскими раздевалками получается лучше...
  
  Он шагнул мне за спину, но вдруг обернулся.
  
   - Айдо... Несмотря на то, что ты считаешь себя сильным шиноби... и у тебя есть для этого основания... не забывай, что вокруг тебя есть друзья. Это поможет тебе не умереть слишком быстро... А если они все же не успеют тебе помочь, когда будут рядом - по крайней мере не обвинят тебя в твоей же смерти...
  
  Закончив разговор на этой оптимистичной ноте, Какаши сделал шаг вперед и тут же растворился в шуме ветра, оставив меня наедине с собственными мыслями.
  
  Он, наверное, отправился проведать Хинату. Мда, вот бы и мне научиться ходить так же тихо... Хотя зачем мне ходить, можно ведь прыгать, только меток побольше накидать...
  
  Айдо, а ведь Хатаке прав! Все твои проблемы от того, что ты боишься за своих близких, в то время, когда они не только давным-давно перестали быть детьми, как и ты сам, но такое отношение многих из них сильно обижает. Да и вообще - стоило ли становиться начальником, чтобы пахать больше других? Привыкли, панимаишь, за моей спиной прятаться, а она, между прочим, весьма щуплая, хоть и жилистая! Ну вот, ребята, вашему Узукаге понадобилась помощь. Посмотрим, могу ли я выпускать вас дальше заднего двора - хотя бы за хлебом, образно выражаясь! Интересно, а при озвучивании этой просьбы они тоже меня не пошлют? Вот и проверим. Хирайшин!
  
  Глава 24
  
  
  То, что в клановом поместье Узумаки (эх, как звучит, как звучит!) никого не оказалось, ничем необычным не выглядело. Таюя, наверное, тренируется, а Кайо у Нами. Все таки мало нас... Гораздо удивительнее было то, что вокруг повсеместно виднелись следы уборки, а на полу даже не было пыли, и это при том, что главные жертвы трудовой повинности - Кано и Йоко - на острове отсутствовали. Я хмыкнул, все же набирать клан из девочек - не такая уж плохая идея!
  
  Пользуясь случаем, заскочил в свою комнату, дабы переодеться, потому что такое чучело, какое я сейчас - даже биджу напугает до приступа икоты. Когда снимал жилетку, под руки в очередной раз попалась моя новая прическа. Некоторое время я задумчиво вертел в ладонях косу, а потом обреченно махнул рукой. В конце концов, никакой разницы нет, все равно сгорит, растреплется, оторвется или выпадет в ближайшее время, а расплетать - как бы не дольше получится...
  
  Быстро скинул рубашку и потянулся за новой, но мои планы оказались грубо нарушены. Живот вдруг пронзила острая боль, передо мной завертелась серая воронка, из которой метнулись огненные струйки... и в комнате возникла Йоко во всей своей красе. От удивления я даже про непередаваемые ощущения забыл.
  
   - Пап, хорошо, что ты решил заскочить домой. В лесу с перевязочным материалом туго...
   - Ты можешь выбираться из печати самостоятельно?
   - Наверное, забываешь, пап - я очень любопытная и люблю экспериментировать, - улыбнулась девочка, но тут же нахмурилась. - Не переводи разговор, ты куда это собрался? А ну-ка садись, будем тебя лечить!
   - В каком смысле - 'лечить'? Печать вроде бы справляется. Или ты научилась медицинским техникам? Так ведь, боюсь, если ты займешься ремеслом ирьенина, с твоей чакрой результат будет прямо противоположным! - не удержался я от колкости, но дочка всего лишь удостоила меня недовольным взглядом и выскочила из комнаты.
  
  Буквально минуту спустя она вернулась с ворохом каких-то белых лент в руках и сурово посмотрела на меня:
  
   - Садись!
   - Зачем? - я недоуменно посмотрел на тряпочки.
   - Затем! Твои раны гораздо серьезнее, чем тебе кажется. Ты уже по привычке заглушил нервы, поэтому и не чувствуешь ничего особенного. А у тебя, между прочим, осколки ребер друг о друга трутся. Были бы мы на Земле - ты бы уже от боли волком завывал, а тут быстро привык к хорошему!
   - Но ведь... - попытался было я увильнуть от экзекуции, но, Йоко, недолго думая, одним слитным движением шагнула ко мне, уперла ладошку мне в грудь и вроде бы легко толкнула... Но когда я сморгнул слезы, выступившие от скрежета ребер, обнаружил себя на кровати с подушкой под спиной, а на коленях у меня ерзала дочка, неторопливо и с душой обматывающая мою грудь бинтами.
   - Ну вот, заодно и осколки на место поставила, - приговаривала она.- А ты, папочка, прекращай сопротивляться и терпи, иначе я скажу Ю-чан, что в отношениях с девушками ты любишь грубость. Она как раз недавно у меня об этом спрашивала!
  
  Задавив таким образом малейшие попытки возмутиться этим произволом и оставив меня глупо хлопать глазами, она кровожадно ухмыльнулась, проворковала: 'Айдо, мальчик мой, я желаю тебе только добра! Не хочешь лимонную дольку?' и особо сильно дернула очередной узел повязки, от чего из меня вырвался короткий, но полный неизбывной муки стон...
  
  Вот так и получилось, что в Узушио я отправился изрядно позже, чем собирался, стянутый бинтами до состояния 'Прокруст восхищается' и одолеваемый грустными мыслями - как в таком состоянии разбираться с Треххвостым. И ведь 'на потом' все это никак не отложить - судя по тому, что я видел, Якуши остался буквально один шаг, чтобы подчинить себе Санби. И что случится тогда - не знает никто...
  
  Деревня жила. Интересно, мне кажется или народу вокруг стало еще немного больше? Да вряд ли, не делением же они размножаются, право слово. Но снуют вокруг очень активно, у меня аж шея заболела приветственно кивать в ответ на поклоны. А, может быть, сегодня выходной и вся эта толпа летит в кабак?
  
  Вопреки ожиданиям площадь оказалась довольно-таки пуста и тиха, а питейное заведение радовало плотно закрытыми дверями. В животе неожиданно забурчало и я помимо воли покосился на закуток между двумя зданиями, идеально подходящий для забегаловки типа 'Ичираку'. Мда, а вот Наруто, попади он сюда, только о рамене бы и думал...
  
  Впрочем, я бы тоже не отказался немного разнообразить меню: итоги пребывания на кухне Ю сильно напоминают полевой паек шиноби и подошву резинового сапога одновременно. Хоть и старается, бедняжка, но у нее было слишком сложное детство... А у Йоко очень сложные отношения с удобоваримой для всех остальных живых существ настройкой вкусовых рецепторов. И как еще нас мышьяком не накормила случайно? Вот и приходится к Нами в гости напрашиваться, не все же время перловку жрать?..
  
  Почему-то именно такие мысли вертелись в голове в то время, когда я неподвижно созерцал белеющую на двери Канцелярии Узушио табличку: 'Технический перерыв. Прием посетителей, регистрация обращений, рассмотрение жалоб - через два дня'. Всегда любил объявления такого формата. Вот скажите на милость, с какого момента отсчитывать эти два дня? С момента моего отбытия с острова - и тогда пора активировать маячки и раздавать ленивым 'менеджерам среднего звена' живительных пинков за прогулы? Или объявление повешено минут десять назад и остается только пожать плечами, удивляясь странному подходу Шина к управлению персоналом? Кто бы знал...
  
  Так, ладно, ну и где теперь их всех искать? Нет, можно было бы, конечно, без затей прыгнуть Хирайшином, но... в последнее время мне кажется, что самый простой путь - не всегда самый правильный. Все мои... м-м-м... сотрудники и так знают, что в любой момент я могу их найти, где бы они ни были, так что демонстрировать это лишний раз - будет излишним...
  
  И как раз в тот момент, когда я мучился этой моральной дилеммой, из переулка вынырнула короткая синяя шевелюра и отправилась наискосок через площадь. Я очнулся и махнул рукой:
  
   - Исами-кун!
  
  Парень обернулся на звук, на мгновение запнулся, но все же подошел.
  
   - Привет, Исами-кун!
   - Здравствуйте, Узумаки-сан, - довольно-таки хмуро ответил он. - Вы уже вернулись?
   - Еще не совсем. Ты лучше скажи мне - что вот это значит? - широким жестом обмахнул табличку.
   - Шин-сан отправился на материк, с инспекцией и новыми товарами. Хиро-сан и Таюя...-сан, - Исами чуть запнулся, - решили сопровождать его.
   - И что, Узушио вот так вот разом осталось без самых сильных шиноби? - удивился я. - Ладно Хиро, но Ю чего туда понесло?
   - Узумаки-сан, хочу напомнить, что, согласно традиции, глава деревни постоянно находится в ней и ее же защищает, пока остальные работают, - это он чего, язвить пытается? - Шин сам попросил Хиро-сана ему помочь, а Таюя, - парень подчеркнул голосом имя, а я недоуменно посмотрел на него, - сказала, что у нее есть там дела.
   - Дела, говоришь... - повторил я, задумавшись.
  
  Ну и что мне теперь делать? В прямом доступе никого нет, а, буде я сейчас начну прыгать по маячкам и настаивать - вполне могут и отказаться. Нет, можно, конечно, отдать приказ... Но еще с армейских времен мне известно одно мудрое правило - отдавать нужно только те приказы, которые подчиненные выполнят. Не хватало мне еще стенаний Шина насчет очередных коров! Нет, они, конечно, все мои друзья... но кто сказал, что среди друзей не нужен авторитет?
  
  Итак. Со стороны Конохи я получил эпический отлуп, самостоятельно его себе устроив, все сильные шиноби на моем острове, будто шестым чувством (ну или пятой точкой) уловив приближающиеся неприятности, быстренько нашли себе срочные дела, и что у меня остается в итоге? Сам я сейчас такое дело явно не потяну, хоть кого бы в помощь. Хоть кого-то... Стоп.
  
  Я внимательно оглядел стоящего передо мной парня с головы до ног. Чтобы заглянуть ему в глаза, мне пришлось задрать голову... гад. А ведь, помнится, он довольно неплохо проявил себя на экзамене. Это ж надо, целую тактическую схему придумал, чтобы подобраться к... р-р-р... спокойно, Айдо, ты ему уже отомстил, Наруто теперь мечтает показать синеволосому, кто на самом деле крутой в этой деревушке. И обязательно покажет... Ну что ж, значит, и сейчас сгодится. А недостатки качества мы компенсируем количеством - в конце концов, задача - не убивать Кабуто, а только отвлечь.
  
  Под моим взглядом старший Кайсоку занервничал и перекатился с пятки на носок.
  
   - Что такое, Узумаки-сан?..
   - Исами-кун, - я решил не обращать внимания на нотки хамства, в конце концов, пока парень держит себя в руках - не будем мелочными. - Сейчас мне нужна помощь в одной работе. Нужно разобраться с Санби.
   - С Треххвостым? - глаза Исами загорелись азартом.
   - Да. И я хотел бы, чтобы вы с Акане пошли со мной. Не беспокойся, - добавил я, заметив, как при упоминании о сестре он чуть нахмурился. - С самим биджу буду работать только я, ваша задача будет - меня прикрыть от... разнообразных случайностей. Справитесь?
   - Думаю, да, - он серьезно кивнул. - Разрешите, я подготовлюсь, Узумаки-сан? Заодно и сестру прихвачу.
   - Конечно, Исами-кун, я буду ждать вас здесь. И... - я чуть помолчал. - Айдо.
   - Ч-что?
   - Зови меня Айдо-сан. А если спасешь мою жизнь - можно и без суффикса, - улыбнулся я.
  
  Синеволосый парень помолчал пару секунд, смерив меня взглядом и, наконец, посмотрел в глаза, наклонив голову. Я скрипнул зубами, продолжая улыбаться.
  
   - Спасибо, Айдо... -сан, я запомню, - он кивнул... и исчез из вида, оставив вместо себя два закрутившихся пыльных смерчика. Жаль, что даже их Кеккей-Генкай очень далеко до пересечения звукового барьера, судя по внешним эффектам они двигаются не быстрее сотни километров в час. А ведь какой бы транспорт получился - с ветерком, хех!
  
  Торчал я посреди площади, изображая памятник основателю и защитнику Узушио, недолго. Кажется, и пяти минут не прошло, как с одной из улиц вынырнули две едва различимые тени, метнулись ко мне и замерли на месте двумя шиноби.
  
  Акане раскраснелась и тяжело дышала, но что-то мне подсказывало - не потому, что ей было трудно ускоряться, а от поспешности сборов. Даже сейчас - она одновременно пыталась поправить ленту в своих фиолетовых волосах, разгладить несуществующие складки на симпатичном сиреневом костюмчике с длиннополой безрукавкой и перехватить поудобнее солидный сверток с чем-то довольно тяжелым. Я не сдержался и ухмыльнулся. Жаль, что я не межмировой торговец, ведь за возможность краситься, делать прическу и собираться за пять минут для своих девушек - земные мужики отдали бы мне последнее, еще бы и долгосрочный кредит взяли, под залог их душ...
  
  Я засмотрелся на эту милую картину торопливого приведения себя в порядок (ты б задумался дружок, это ведь все явно не для Треххвостого делалось...) и не сразу обратил внимание на Исами рядом. А когда обратил...
  
  Парень, стоял, невозмутимо скрестив руки на груди. И, на первый взгляд, в этом ничего необычного не было. Ничего - кроме, собственно рук. Точнее руки. Правой.
  
  Конечность парня от кончиков пальцев до самого плеча была закована в металл. Конструкция была сильно похожа на броню полного рыцарского доспеха, за исключением того, что монолитной она не была. Неширокие - в самом толстом месте в ладонь - металлические браслеты неведомым образом сцеплялись между собой, оставляя при этом руке достаточную подвижность. А их края, наслаивались друг на друга, создавали ощущение змеиной чешуи... или, скорее, лапы дракона. Для локтя была приспособлена чашеобразная пластина, кисть сверху прикрывалась одной цельнокованой и хитро изогнутой деталью, а пальцы прятались в таких же, как и на руке, кольцах, только, соответственно, меньшего размера. Что интересно - нигде не было ни следа кольчужных колечек. Все это великолепие единым неразъемным потоком поднималось до плеча, где оканчивалось массивным щитком, закрывающим часть груди и поддерживающим кожаную сбрую, которая охватывала грудь и не позволяла перчатке свалиться с руки. Металл притягивал взгляд глубокой чернотой, изредка отбрасывая темно-синие блики на сгибах и отсвечивая серым на протравленных, чтобы не блестели, внешних поверхностях...
  
   - Ну здравствуй, знаменитый младший брат бронелифчика... не ожидал увидеть тебя именно здесь, - пробормотал я, движением головы отмахнувшись от недоуменных взглядов, ведь сказал я это на русском. Затем поднял на присутствующих взгляд и спросил уже понятно. - Откуда это?
   - Гекко-сан... Это подарок!.. - они начали было говорить одновременно, но потом Акане заработала строгий взгляд от брата, замолчала и чуть покраснела. Дальше Исами говорил один. - Помните, вы с кузнецом на экзамене обсуждали способ устранить для нас необходимость останавливаться перед ударом? Это результат. Теперь можно не бояться остаться без руки при ударе. Да и еще кое-что есть.
  
  Я только сейчас заметил, что матово-черно-серую поверхность брони покрывали едва заметные линии насечки, складывающиеся в очень знакомые узоры. Вот 'прочность'... на каждом кольце... вот 'сила'... даже несколько... пальцы перчатки оканчиваются небольшими металлическими когтями и на них тоже что-то нарисовано... мелко - не видно, но вроде бы 'ветер'...
  
   - А... Как?.. - я неопределенно покрутил в воздухе ладонью, но, как ни странно, меня поняли.
   - Пока что есть только две, у меня и Акане. Она не успела надеть свою - новый костюм показался важнее, - осуждающе посмотрел на сестру Исами. - А весь остальной комплект, помимо перчатки, кузнец делать отказался. Говорит, мало металла, а остальные части для сражения не так уж нужны... жадюга, - едва слышно пробормотал он последнее слово.
  
  Ну Гекко, ну жучара! Я едва не расхохотался. Да уж с таким оружейником остров в безопасности - все вроде бы вооружены и, главное, склады при этом почти не опустели! Но зато теперь мне абсолютно ясны причины появления бронелифчиков - их авторы тоже решили, что в бою нужно прикрывать только самые важные части... Важные - по мнению дизанеров!
  
   - Ну что ж, неплохо, - сказал я. - Гекко я поблагодарю попозже. Жаль, негде испытать новое оружие... Вы оба, не коситесь по сторонам, тут нет ненужных зданий! В бою опробуем. А теперь давайте-ка выступать. Тем более тебя, Исами, ожидает несколько новых и весьма интересных знакомств...
  
  На этих словах меня нагло прервали. Мысли о еде, не дававшие мне покоя с самого утра, получили свое естественное продолжение. В животе забурчало так, что звук, казалось, отразился от стен окружающих домов и унесся вглубь деревни, постепенно затухая эхом в глубине улиц...
  
  Пару секунд я боролся с несколькими взаимоисключающими желаниями: то ли смутиться, то ли наорать, чтоб быстрей забыли, то ли превратить все в шутку... Победил разумный подход - я решил не обращать внимания.
  
   - ...И знаете, - прерванная фраза продолжилась легко и непринужденно, - судя по солнцу, уже наступило обеденное время, и, мне кажется, Нами-сан просто необходимо выслушать новости о своем сыне, постигающем нелегкую науку фуиндзюцу. Думаю, она будет благодарна и ее благодарность выразится в дополнительной порции свиной отбивной для всех присутствующих! За мной!
  
  Я решительно зашагал вперед, слушая, как за спиной сначала неуверенно, а потом все четче и четче зашелестели шаги. Тут мне кое-что вспомнилось.
  
   - А еще, - на лицо сама собой выскочила мечтательная улыбка, - я... конечно же, совершенно случайно!.. знаю, что в верхнем ящике стола в своем рабочем кабинете Ю прячет сладкие печеньки, которыми она подкармливает детишек в Академии! Поэтому тот, кто пойдет со мной на дело, получит их целых две! Нет, пожалуй, одну - я могу справиться и сам!
  
  Шаги озадаченно смолкли, а я, не обращая ни на что внимания, продолжал с улыбкой идти вперед. Узукаге я или нет, в конце-то концов?!.
  
  
  
  Как уже давно известно, история движется по спирали, а всякое событие имеет свойство повторяться. Именно об этом я думал, стоя на глади озера и следя, как постепенно опускается за верхушки деревьев солнце. Но в этот раз, как и положено новому витку спирали, были и различия. Во-первых, на горизонте гораздо выше деревьев пламенела верхушкой в лучах заката скала, больше всего похожая на исполинский столб или на небольшую столовую гору. В прошлый раз я стоял к ней спиной.
  
  Во-вторых, дымка испарений, поднимающаяся от разогретой за день поверхности воды, упорно не хотела подниматься вверх, обозначая на уровне коленей мутно-прозрачный круг радиусом метров пять, что жутко меня раздражало. Надеюсь, когда все начнется - хоть немного стемнеет и моя защита от лишних глаз не будет обнаружена таки вот нелепым способом...
  
  Ну и в-третьих, на этот раз на поверхности озера, в границе маскировочного фуин находился не один я, а настоящая команда, сеющая смерть и разрушения. К сожалению, на данный момент - лишь в рядах маленьких печенюшек, которые Таюя, видимо, готовила лично. Наверное, именно поэтому они были немного подгоревшими с разных сторон и отдавали жженым сахаром...
  
  Как и любой план, составленный в условиях недостатка информации, наше посещение дома Шина и Нами закончилось совсем иначе, нежели я предполагал изначально. Нет, конечно, нас накормили, напоили, а потом накормили еще раз... Но все это сопровождалось вопросами обеспокоенной матери насчет ее ребенка, который впервые в жизни отправился на долгий срок туда, где его не достигнет ласковая, как поцелуй матери и железная, как стальные тиски хватка родительской заботы... Я говорил, говорил и говорил. О том, кто такой Хаттори Акихиро, кем он был, какие у него жизненные планы, чему он может научить, где будет жить Кано, не будет ли ему сложно - а потом все по второму кругу, с добавлением все новых и новых вопросов. Под конец этой экзекуции я уже было собрался создать клона и заставить разговаривать его, ибо кусок мяса, находящийся во рту (к этому моменту назвать иначе мой язык было сложновато), категорически отказывался трепыхаться дальше...
  
  Каким-то чудом мы смогли вырваться, но к этому времени на озере уже наступал вечер. Пришлось отменять встречу с моими спутниками из Конохи и лететь к месту, где Йоко почувствовала Хвостатого Зверя на этот раз. Несмотря на громадье планов, связанных с этим знакомством, особенно для Исами, удовольствие пришлось принести в жертву делу. На этот раз импровизировать не хотелось, поэтому - живи в неведении, синеволосый дружок...
  
  Я закинул в рот последнюю порцию печенья и смачно захрустел. Исами, стоящий справа, покосился на меня:
  
   - Айдо-сан, темнеет.
   - 'Я мечтою ловил уходящие тени,
  Уходящие тени погасавшего дня
  Я на башню всходил, и дрожали ступени,
  И дрожали ступени под ногой у меня'*, - невнятно, из-за набитого рта, пробормотал я.
  
  ___________________________________________________
  
  
  *Я мечтою ловил уходящие тени...' - К.Д. Бальмонт. Серебряный век русской поэзии. Изд. Москва: Просвещение, 1993 (прим. авт.)
  
  ___________________________________________________
  
  Акане, молча стоявшая слева, чуть вздрогнула, но по-прежнему ничего не сказала.
  
   - Что? На каком это языке?
   - Хрум... хрум... Неважно, - наконец-то крошки провалились в желудок. - Жаль, Ю здесь нет, она бы оценила. Надо обязательно поблагодарить ее за сладкое, кстати...
   - Которое Таюя, - он по-прежнему зачем-то делал акцент на ее имени, - припасла для детей, - в глазах синеволосого парня стояло осуждение.
   - Исами, - я хохотнул, но остался непонятым. - Мы с Таюей живем на острове уже четыре года, как ты думаешь, я хорошо ее узнал? Поверь, у нее еще куча таких вот пакетов. Так что можешь не переживать насчет судьбы голодающих сирот Узушио!
   - Четыре года, значит? Тогда понятно... - в данный момент судьба мелких спиногрызов волновала синеволосого меньше всего. Он думал о чем-то своем... и ход его мыслей мне категорически не нравился!
   - Что ты хотел сказать своим 'темнеет', Исами-кун?
   - А?.. Что?.. Да... Я хотел сказать, что мы стоим здесь уже полтора часа, не пора начинать?
   - Исами-кун, - я доверительно положил руку ему на плечо, - когда-то, очень давно и далеко отсюда, жил и работал великий ученый. Он был даже умнее Орочимару, знаешь такого? - парень кивнул. - Потому что слова этого человека назвали 'Законом Подлости', а ведь он даже чакрой не пользовался. Орочимару далеко до уровня закона природы, - улыбнулся я. - А само правило звучит так: 'Если какая-нибудь неприятность может произойти, она случится.' Это значит, что, как только мы начнем разбираться с Санби - нам обязательно помешают. И вообще, вас что, Хиро в засаде сидеть не учил? Как только дожили до своих лет...
   - Одно дело - Хиро, а другое... - парень многозначительно смерил меня взглядом.
  
  Но на достойный ответ уже не осталось времени. С просторов озера зазвучали голоса. Я положил левую руку на плечо напрягшейся Акане, чтобы уберечь ее от поспешных действий, и приготовился ждать.
  
  Голоса все приближались и приближались... А я все больше и больше проникался уважением к Тен-тен. Наверное, стой она сейчас здесь - не миновать бы мне пары-тройки ехидных комментариев насчет окончательного решения кристаллического вопроса. А, может быть, я слишком плохо о ней думаю и она бы просто пожала мою руку своей ладошкой в попытке поддержать... Потому что приближающихся голосов было три... и один из них был женским!
  
  Машинально я вновь потянулся проверить метку, которая была на Гурен. И хотя теперь, без режима Отшельника, чувствовать было гораздо труднее, но уж те маячки, что рядом - вполне поддавались обнаружению. И именно этот - по прежнему лежал на дне озера. Я скрипнул зубами - Кабуто, ну конечно же. Хоть и приятно, когда у тебя настолько умные враги... но, право слово, гораздо приятнее, когда можно повздыхать об их уме, раз в год принося цветы на их могилу!
  
  Постепенно к голосам добавились силуэты, проступающие сквозь чуть искажающее перспективу марево маскировочной печати. Благодаря тому, что на этот раз Якуши Кабуто не стал дожидаться глубокой ночи - их можно было достаточно четко рассмотреть. Но, в свою очередь, они могли заметить нас. Поэтому, когда непрошенные гости остановились, я сжал ладони, привлекая внимание моих спутников, и кивнул на их цели - Гурен и здорового мужика (тоже выжил, сволочь... теряю класс!), стоящего рядом с ней.
  
  Никакой злости или ненависти к этим двоим у меня не осталось. Было просто желание закончить работу, потому что вряд ли после того, что я с ними сотворил, они захотят работать со мной. Но когда женщина, явно продолжая начатый не здесь спор, воскликнула: 'Кабуто, все равно, что бы ты ни говорил, я против! Хватит уже ставить свои опыты на Юкимару, я больше не позволю!' - на мое лицо вылезла довольная улыбка. Все оказалось не так уж безнадежно, Тен-тен оказалась права и тут - мертвые бесполезны, в отличие от живых. Но за свое поведение они должны понести суровое наказание!
  
   - Гурен, я же говорил тебе... - донесся до нас обманчиво мягкий голос Якуши, но дослушивать я не стал.
  
  На моих предплечьях загорелись четыре 'скорости', подсветив лица Исами и Акане и превратив их в жутковатую - у одного, и мрачно-красивую - у второй, маску смерти. Свет пробился сквозь маскировку, раскрывая наше место и Кабуто как раз начал обеспокоенно поворачиваться в нашу сторону, но это уже ничего не могло изменить. Я разжал ладони, чуть подтолкнув их вперед. Две смазанные тени метнулись вперед, разнося в клочья марево фуин, а мои руки замелькали в стремительных ручных печатях и вслед Кайсоку рванула невидимая волна сенсорного барьера.
  
  Скорость, помноженная на броню, действительно оказалась удачным сочетанием. Акане, бившая прямо в спину, рубанула, казалось, сквозь свою цель. Вокруг брызнули кристаллические осколки - девушка разнесла броню Гурен с одного удара, а сама наша жертва от чудовищного удара, в котором, как я и хотел, сложились не такая уж и большая масса Акане с ее же громадной скоростью перемещения, унеслась куда-то в даль озера, подпрыгивая на воде, как камушек, запущенный блинчиком. Молодец, девочка, возможно, я не зря потратил на тебя одну печеньку!
  
  Исами, как более высокий, решил бить сверху... и его противник, подняв громадный фонтан воды, канул в озерные глубины. Отлично, живых выловим потом, а сейчас мой выход, потому что растущий круг барьера как раз дотянулся до Кабуто, держащего за руку того самого пацана, способного контролировать Исобу.
  
  Возможно, я был неправ... Но в глубине моей души зрело непоколебимое убеждение, что, несмотря на все, что продемонстрировал мне очкарик, запасы сюрпризов у него еще далеко не закончены. Поэтому я решил пожертвовать первым ударом, разменяв его на то, что мы - все трое - точно вернемся домой...
  
  Лишь на один неразличимый миг я пожалел о принятом решении, когда мой взгляд уперся прямо в испуганные, растерянные, ничего не понимающие глаза за круглыми стеклами очков. Лишь на один миг я расстроился, что не прыгнул всего лишь тридцатью сантиметрами дальше, ведь это был шанс... Но с моим избитым и негнущимся телом эти тридцать сантиметров стали равны бесконечной пропасти, поэтому я, прекратив жалеть о неслучившемся, схватил за плечо этого таинственного пацана и, вернувшись на место, где стоял, с силой отшвырнул его в сторону.
  
  Все же реакция выкормыша Орочимару не может не внушать уважения... Потому что даже под четырьмя печатями, даже почти мгновенно закончив прыжок и практически уйдя в новый, я все же услышал:
  
   - Стой! Поговорим! Айдо-кун!..
  
  Кабуто стоял на глади озера, сжимая в руках свиток. Очкарик уже полностью оправился от неожиданности и был готов ко всему, но остановился я совершенно не поэтому. Причиной стал свиток. Такой же, как тот, что я видел уже больше трех лет назад... и думал, что не увижу больше никогда! Действительно, иногда лучше поговорить...
  
   - Вот мы и снова встретились, Якуши-сан... Вам не кажется, что нам с вами тесно в одном мире и кому-то из нас стоит его покинуть? И быть этим "кем-то" мне совершенно не хочется! Может быть, вы согласитесь стать добровольцем, а?
  
  Глава 25
  
   - Айдо-кун, - ладонь Кабуто дернулась вверх, видимо, в попытке поправить очки. Но обнаружив, что его руки заняты свитком, он оборвал движение и немного смутился. - Хм... Айдо кун. У меня несколько иное видение ситуации. Я считаю наши встречи знаком Судьбы и в который раз предлагаю тебе подумать. Нам просто суждено быть вместе!
   - Кха... кха... - я поперхнулся. - Якуши-сан, я, кажется, уже говорил, что ваш заповедник извращенцев меня пугает? У меня вообще-то девушка есть... или была... или будет?..
  
  На придушенный всхлип слева - как будто кто-то изо всех сил пытался подавить радостное восклицание, зажав себе рот ладонью, и вдруг обнаружил на этой ладони металлическую перчатку - я внимания не обратил, потому что как раз в этот момент в голове всплыли слова:
  
  'Пап, Треххвостый...'
  'Что, Йоко?'
  'Он прямо под нами, но... Я его не чувствую. Вернее... Вместо него прежнего я чувствую совершенно иное. И там темнота и страх... В общем, давай заканчивать поскорее, - подобралась она. - Закругляй концерт!'
  'Хорошо, малышка'
  'Я не малышка!' - буркнула девочка, сидящая в виде скрученных энергопотоков в моем животе, но я уже отвлекся на реальный мир. Беседа не заняла и секунды.
  
   - Кхм. Якуши-сан, Судьбы не существует, а насчет ваших странных предложений я уже все вам ответил. Давайте мы пропустим этап обязательных угроз вы просто развернетесь и уйдете? Свиток вам не поможет. Кстати, это то, о чем я думаю?
   - Айдо-кун, не знаю, о чем думаешь ты, а это свиток с пространственным барьером Узумаки. Ты не сможешь пользоваться Хирайшином... Орочимару-сама, как ты помнишь, на момент разрушения Узушио занимал достаточно высокую должность в Деревне Листа... Нет-нет, не меняйся в лице, - поспешно добавил он, глядя на меня, - ему просто дали миссию помочь союзникам. А вместо этого ему пришлось выяснять, что с ними случилось. Ну и спасать их наследие, как сделал бы любой разумный человек... Айдо-кун, ты считаешь, что все учел? Начать хотя бы с того, что Юкимару, которого ты так эффектно выдернул у меня из рук, не шиноби и...
  
  Внезапно я сообразил, что за спиной уже какое-то время раздается судорожный плеск. И как раз в тот момент, когда я покосился в ту сторону, над водой разлетелся захлебывающийся крик: 'Спасите!'
  
   - ...и он не умеет плавать, - закончил Кабуто. - В твои планы не входила медленная и мучительная смерть паренька... или я ошибаюсь?
  
  Я недоуменно дернулся, в попытке то ли кинуться на выручку мелкому, не старше десяти лет, пацану, то ли по-быстрому прибить очкарика и заняться спасением на водах, но в этот момент озеро прямо под пареньком вздыбилось фонтаном и на поверхность пробкой выскочил тот самый здоровый мужик-алкоголик, подхватывая утопающего на руки. А в довершение картины, из поднимающегося тумана донесся крик: 'Юкимару!' и прямо на нас из косматых клубов вынырнул красно-розовой кристаллический блин, на котором в странной и, уж наверняка, неудобной позе скорчилась Гурен, держащаяся за правый бок. Ночные приключения явно не прошли для нее даром. Девушка была почти до прозрачности бледной... но одежда говорила о ее состоянии куда лучше лица. Вряд ли в обычное время она согласилась бы надеть коричневую кожаную рубашку, которая была велика ей минимум размера на четыре, подвязанную чудом уцелевшей желтой плетеной веревкой, какие-то серые штаны и тапочки, которые, вопреки привычкам шиноби, были похожи на обычные балетки... Вдобавок, вопреки тону хозяйки, импровизированное транспортное средство двигалось очень неспешно, а через пару десятков метров и вовсе рухнуло вниз, не в силах больше держаться в воздухе. Гурен, охнув, нырнула в воду вместе с ним, впрочем, тут же выпрыгнув обратно.
  
  Я, не глядя, махнул влево кулаком с оттопыренным большим пальцем - молодец, мол - и уловил радостный скрежет латной перчатки в ответ.
  
   - Якуши Кабуто, - пепельноволосый недоуменно дернулся, ведь до этого момента я был с ним неизменно вежлив. - Собрать своих подчиненных из кусков за одну ночь - это, несомненно, достижение, но... Даже если ты сможешь заблокировать мои способности этим свитком - сейчас со мной еще двое шиноби, которые в Конохе легко могут стать джонинами... если чуть тщательнее начнут относиться к своим обязанностям.
  
  Я скорчил укоризненную гримасу в сторону Исами, не отводя взгляда от Кабуто. Ну в самом деле - ладно Акане, в конце концов броню Гурен и я не с первого раза проломил, но, скажите на милость, зачем мне может понадобиться сильно пьющий мужик размером с троих таких, как я? Он же жрать в четыре горла будет, и это если о саке не вспоминать... Надеюсь, виноватый хмык справа мне не почудился.
  
   - Поэтому кинь свиток в воду и уходи отсюда. Это последнее предложение. А твои спутники пусть остаются, судя по их словам - они не очень хотят идти с тобой, а мне есть что предложить. Поболтаем о делах наших скорбных.
  
  Самая ласковая улыбка из моего арсенала заставила Гурен изумленно расширить глаза. Она непроизвольно сделала шаг ко мне и открыла рот для вопроса...
  
   - Айдо-кун...
  
  Черт возьми, только ради этой секунды стоило тратить время на бесполезные разговоры! Удивление, недоумение, раздражение, непонимание - эти чувства вихрем промелькнули по лицу моего противника. Что, не ожидал от 'малолетки' подобного, думал, что я буду пафосно вещать о наказании, мести, 'крови за кровь' и отправке вас в ад за один волос, упавший с головы Хинаты? Ну уж нет, 'враг моего врага - мой друг!' Спасибо, что помогла разобраться в самом себе, Тен-тен. Ты - моя добрая фея... и с учетом странных мыслей на твой счет, отчего-то прежде никогда не посещавших мой череп - ни разу не крестная!
  
   - Айдо-кун, - все же совладав с собой, вновь начал Кабуто. - Я думаю, что ты неверно оцениваешь ситуацию. Подумай, ведь...
  
  Что хотел сказать этот хитрый змей и что он в очередной раз придумал, чтобы попытаться превратить свое поражение в безоговорочную победу - навсегда останется тайной. В воздухе стремительно мелькнули какие-то белые точки... и на месте Якуши встал громадный фонтан воды. От ударной волны я едва удержал равновесие, а Гурен все же споткнулась и мы невольно шагнули навстречу друг другу.
  
   - Жалкий земляной червь, прихвостень Орочимару! Как ты посмел опозорить мое искусство, сравнивая его с потугами этого жалкого подражателя?! Всего-то пещера рухнула, подумаешь! За это ты умрешь, а твой хозяин поймет, что бояться ему надо не одного лишь Учиху!
  
  Голос доносился сверху. Я поднял глаза и... вот интересно, почему при встрече с членами 'Рассвета' в глаза прежде всего бросается не их внешность, мягко сказать - довольно своеобразная, а красные облака на черном фоне плаща? Если это случайность, то счастливая, а если целенаправленный эффект, то мне остается только уважительно склонить голову - неведомый дизайнер обставил в уровне пафоса даже меня...
  
  Впрочем, сейчас 'красное на черном' было изрядно разбавлено другими цветами - пышным соломенно-желтым хвостом в воротнике плаща... и скопищем белой глины под ногами визитера. Куча взрывоопасной грязи лениво махала крыльями и безуспешно пыталась притвориться птицей. Ну здравствуй, Дейдара. Живой и по-прежнему бодрый... Осечки случаются не только у скромного Узумаки, но даже у обладателей Мангеке Шарингана, да, Какаши-семпай?
  
  Столб воды, поднятый самонаводящимися бомбами Дейдары, опал, оставив на поверхности озера мокрого Кабуто... и свиток, плавающий в десятке метров от него.
  
   - Тоби, ну что, ты все проверил? Больше никого не ждем? - Нетерпение в голосе рассветовца подошло бы скорее к первому свиданию или визиту в кондитерскую, чем кровавой драке.
   - Нет, Дейдара-семпай! Все, пришедшие за Санби, здесь!
  
  Я чуть скривился - ну конечно, как можно было забыть: в 'Рассвете' в моде поговорка 'мы с Тамарой ходим парой', мда - следя за напарником Дейдары, вынырнувшим из постепенно густеющего тумана.
  
  Новый персонаж вполне вписывался в колорит 'Рассвета' - черно-красный, застегнутый наглухо плащ, выглядывающие из-под него серый штаны, вечные шинобские сандалии с открытым носом... Выделялось разве что лицо, вернее, его отсутствие. Голова почти целиком была закрыта оранжевой маской, расчерченной спиралевидными бороздами, и лентой от нее, оставляя на свободе только щетку жестких на вид черных волос на макушке. И ничего особо необычного в этом вроде бы не было... Кроме того, что в маске была оставлена только одна дыра для глаза.
  
  'До сей поры мне казалось, что я видел в этой жизни все... Но инвалид в Акацки? Это что-то новенькое! Пожалуй, можно и попробовать, не отдавать же мою треххвостую добычу какому-то одноглазому?' - мысль, вертящаяся в голове, неожиданно кольнула дурным предчувствием, но я продолжал прислушиваться к общению двух членов самой знаменитой преступной организации мира, которые по обыкновению общались между собой, ни в грош не ставя остальных присутствующих.
  
   - Отлично! Тоби, я займусь змеенышем, он должен познать мое искусство на себе! А ты можешь позабавиться с остальными! - с рук Дейдары сорвался небольшой белый дракончик, как и все поделки этого любителя нездоровой еды - сильно уродливый. Однако свою функцию он выполнил на 'отлично', стремительно сорвавшись к Кабуто. Очкарик, не будь дурак, тут же рванул куда-то вдаль, а за ним устремился снаряд и сам автор техники на своей птице. Но напоследок все же успел крикнуть: - Тоби, вон тот, с красными волосами! Конечно, господина Сасори убила эта старуха... Но он тоже был там! Внимательней, не сдохни совсем уж как идиот!
   - Тоби понял! Сдохнуть как неидиот, Дейдара-семпай! Тоби будет хорошим мальчиком! - дурашливо прокричал рассветовец в маске и, развернувшись к нам спиной, от всей души начал скакать по поверхности воды и со всей силы махать рукой вслед удаляющейся птице.
  
  Я смотрел на это, а по лицу практически без моего участия расползалась гримаса удивления. Мда, такого я еще не видел... Хоть и делал!
  
   - Он улетел, но обещал вернуться... - пробормотал я, машинально оглянулся... и встретился с таким же недоуменным взглядом Гурен. Секунду мы смотрели в глаза друг другу, но тут из озерной дали донесся грохот мощного взрыва. Девушка дернулась, моргнула, еще раз с беспокойством посмотрела на меня... и вдруг развернулась лицом к плащеносцу, как раз в этот момент начавшему скандировать нечто вроде фанатской кричалки.
  
  Гурен свела ладони вместе и между ними сверкнула белая искорка, за секунду выросшая в громадную сверкающую снежинку. Я напрягся и приготовился поставить барьер, но техника, сорвавшись с рук, понеслась в сторону рассветовца. Казалось, снежинка сейчас оставит от него только две половины, но парень, по-прежнему не оборачиваясь, соскочил с места с поднятой в победном жесте рукой и кристалл пролетел, кажется, в миллиметре от его тела. Тоби задрал голову к небу и мерзким писклявым голосом проорал: 'Дейдара чемпион, много ловит биджу он!', совершенно не обращая внимания на пронесшуюся перед носом смерть.
  
   - Неужели в этом мире есть еще большие клоуны, чем я? Откуда?.. - вырвалось из меня обиженное восклицание, но продолжения не последовало.
  
  Гурен, не удовлетворившись результатом атаки, кинула на меня еще один быстрый настороженный взгляд и, мгновенно нарастив на руке кристаллическое лезвие, бросилась к скачущему парню. Скорость у нее была впечатляющей, пожалуй, ее бы спокойно взяли в клан Кайсоку... на правах младшей сестренки Акеми. Очень младшей.
  
  Плащеносец так и не обернулся и целую секунду я ожидал, что сейчас поверхность воды взбаламутят две аккуратные половинки Тоби, разрезанные вдоль и пачкающие содержимым своих кишок чистую воду... Но последующего не мог предугадать никто - Гурен просто пролетела насквозь врага, как будто он был каким-то призраком!
  
   - Это ведь не может быть гендзюцу... - привычка думать вслух вылезла, как всегда, не вовремя.
  
  Девушка с кристальным клинком на предплечье быстро остановилась и развернулась. На ее лице промелькнула растерянность, мгновенно сменившаяся привычной холодной гримасой. Она снова рванулась на своего противника... опять с тем же самым результатом пройдя его насквозь, не колыхнув даже полы его плаща.
  
  Второй раз Гурен восстановила равновесие гораздо быстрее. Девушка выпрямилась и посмотрела куда-то мне за спину, замерев. Я обернулся на все еще неподвижно стоящего поодаль здоровяка с Юкимару на руках. Парнишка, похоже, нахлебался воды и потерял сознание.
  
   - Гозу, что застыл, уходи! - крикнула она.
  
  Мужик недоверчиво качнул головой и шевельнул теми местами, где у предпочитающих трезвый образ жизни обычно находятся брови.
  
   - Гозу, уходи! Унеси отсюда Юкимару, я найду вас потом. Пожалуйста!.. - в голосе Гурен неожиданно прорезались явно новые для нее нотки. Один бесконечно долгий миг огромный мужик и хрупкая на его фоне женщина мерились взглядами, а потом мужчина чуть наклонил голову... и провалился в озеро, одним движением сунув пацана под рубашку будто какой-то портсигар.
  
  Я раздраженно цыкнул - вот так делай добро и бросай его в воду! - и развернулся к скупо улыбающейся девушке... для того, чтобы увидеть, как за ее спиной вырос Тоби, неожиданно прекративший свои ужимки. Он протянул руку, и ладонь, оказавшаяся вполне материальной, легла на плечо Гурен, стиснув его до отчетливого хруста кристаллической брони. Воспитанница Орочимару дернулась, пытаясь освободиться, а затем ее тело вдруг подернулось рябью, будто разматываясь в мутный вихрь. И этот вихрь стремительно затягивало в отверстие на оранжевой маске!
  
  Вокруг них разлетелось облако колотой кристальной пыли, девушку затягивало в жуткий водоворот, а я... я так и не понял, почему именно я это сделал. Передо мной мелькнула пустота Хирайшина, сейчас вся расцвеченная яркими цветами, протянутая рука столкнулась с чем-то теплым и упругим... и секунду спустя я неловко оперся подогнувшимся коленом на поверхность воды там, где только что стоял, но теперь я был уже не один.
  
  'Мда, вот и ноги уже не держат. Может, не стоило лезть на рожон?' - мелькнула в голове запоздалая мысль, а две ее товарки яростно выталкивали победительницу из-под черепа, пытаясь обратить мое внимание на плечо девушки, будто побывавшее в мясорубке, и заставить задуматься о том, что же такое мягкое и нежное удобно лежало в ладони всего мгновение назад?..
  
  Гурен ошеломленно огляделась - Хирайшин на неподготовленного человека действует подобно удару пыльным мешком по голове - машинально схватилась за раскуроченное плечо, зашипела от боли и, наконец, посмотрела на меня:
  
   - Почему... почему ты меня спас? Я думала, ты хочешь нас всех...
   - Я... Я хочу убить тебя собственноручно, а не засосать в какую-то подозрительную черную дыру. Впрочем, - короткая пауза, - насчет 'засосать'... Учти, я не против!
  
  Девушка сердито фыркнула и явно собралась сказать что-то обидное, но тут ожил наш противник:
  
   - О-о-о! - весело подпрыгивая на одном месте, завопил он. - Тоби впечатлен, Тоби очень хочет поиграть! Неужели у этой девушки каменное не только тело, но и сердце? Тоби хороший мальчик, Тоби надеется на взаимность! А с мальчишкой, который не умеет заплетать собственные волосы, тоже будет интересно! Это же Хирайшин, да? С тобой будет так же весело играть, как и с Мина...
  
  Дребезжащее клоунское блеяние масочника неожиданно резко стихло па полуслове. Секунду стояла тишина, а потом над озером разнеслось:
  
   - Хватит. Зря вы все пришли сюда. Достаточно разговоров на сегодня.
  
  Не только слова, но даже голос нашего противника резко изменился практически до неузнаваемости. Хрипловатый, но глубокий баритон разрешил старательно создаваемый имидж шута, а смысл слов не обещал ничего хорошего. Это были как будто два разных человека и теперь, кажется, понятно, почему в маске дырка только для одного глаза. У земных шизофреников вторые личности тоже, бывало, в разных полушариях мозга квартировали. Вот и ответ, почему Тоби оказался в психиатрическом диспансере 'Рассвет'. Но все равно - эта дыра и вихрь, в который затягивало Гурен, почему-то кажется мне очень знакомым. Где-то я такое видел уже раньше... Вот сейчас вспомню...
  
  Вспомнить не получилось. Силуэт рассветовца внезапно исказился, вокруг дыры глаза закрутился вихрь строго по спиральным линиям на маске и Тоби начал проваливаться сам в себя. Я было хохотнул - происходящее очень уж напомнило смыв в унитазе - но под конец смешок стал нервным, а затем вообще замер на губах: картина, несмотря на вызываемые ассоциации, была жутковатой. А затем напарник Дейдары просто исчез...
  
  Весь процесс не занял и секунды, причем мне показалось, что наш противник специально не спешил, давая нам рассмотреть все в подробностях.
  
  'Ну и что дальше?..' - мысль осталась недодуманной, потому что слева раздался вскрик. Я резко обернулся и увидел пропавшего рассветовца, замершего неподвижно... и сжимающего плечо Акане, пространство вокруг которой уже покрылось рябью.
  
  'Тоже телепорт!..'. Шаг, мелькнувшая на краю сознания пустота, толчок в руку, возврат. Акане с разодранным воротником безрукавки... и металлический лязг, приправленный сдавленным рычанием Исами сбоку! Хирайшин!
  
  Синеволосый, в отличие от сестры, не дал застать себя врасплох и даже попытался нанести удар. Вот только это привело только к тому, что проклятый пылесос схватил парня за перчатку... и именно из-за этого я не могу забрать его с собой!
  
  Описание того, как я судорожно нащупывал на искаженной пространственным изгибом спине старшего Кайсоку сбрую, держащую перчатку на руке, дергал ее, стараясь разорвать, табуна мыслей, калейдоскопом сменяющих друг друга при этом - займет в сотни раз больше времени, чем потребовалось мне, чтобы все это проделать. Но, наконец, спасительная пустота Хирайшина выпустила нас... для того, чтобы мы услышали панический вскрик Гурен. Снова!..
  
   ...Я успел вытащить ее в последний момент,когда уже почти не за что было зацепиться. Мы замерли на поверхности озера, тяжело дыша и внимательно следя за своими, раскиданными в радиусе метров двадцати друг от друга. Я не особо смотрел, куда именно выкидываю спасенных... да и неважно это. Когда у врага в руках - вернее в глазу - само пространство, сантиметры в следующий миг могут превратиться в галактическую бездну, а бесконечная пропасть - сузиться до расстояния протянутой руки...
  
  Сам Тоби остановился напротив меня. Готов поклясться, под маской на его губах играла ехидная улыбка. И у него были все причины насмехаться - он загнал меня в тупик. Медленно отсчитывали секунды металлические куски сломанной перчатки Исами, с глухим бульканьем осыпающиеся в воду...
  
  Противник вынудил меня начать партию в шахматы, в отличие от обычных - трехмерные, и, что бы ни казалось сначала, я играю черными... Пока что мне хватает скорости телепортации, чтобы выхватывать из его пространственной дыры жертву, но, к сожалению, только одну... Если я постараюсь утащить хотя бы двоих сразу - третий неминуемо сгинет, и я даже не хочу думать, что с ним станет после такой компактной упаковки. Поддерживать заданные правила игры, но прыгнуть не в пределах сенсорного барьера, а, допустим, на остров, без Печати Отшельника я не смогу - для этого требуется концентрация на маячке, а времени на нее, равно как и на активацию печати, мне никто не даст. И почему, скажите на милость, мне так упорно кажется, что враг прекрасно осведомлен обо всех особенностях моей техники, которых я целиком не знаю и сам?..
  
  Тоби шевельнулся и тут же над озером раздался возглас Исами:
  
   - А теперь попробуем мы, Акане! Прикройте, Айдо!
   - Стой! После атаки беги к берегу! Попробую навестись на!.. - Но туча брызг, поднятая, видимо, неаккуратным движением сандалии, зацепившей воду, сделала мои слова бессмысленными.
  
  Надо отдать синеволосому должное - из всего увиденного он сделал правильные выводы. Метнувшись к рассветовцу, он по старинке - от перчатки остался лишь щиток на плече - замедлился прямо перед врагом и обрушил на него град ударов, который прошел насквозь, дыроглазый даже не пошевелился. Но зато он, четко поймав момент, когда Исами на мгновение замер перед новой атакой, резко выбросил вперед руку, ухватив парня за локоть. В этот момент синеволосый воскликнул: 'Акане!' и сестра, понявшая его с полуслова, пробила в голову недопризрака со всех своих сил... ухнув в озеро, не нанеся противнику, мгновенно ставшему бесплотным, никакого вреда. Синеволосый, потеряв равновесие, припал на колено.
  
   - Исами! - крикнул я, махнув рукой в сторону берега. Парень покосился на меня и в облаке брызг рванул к темной полоске деревьев. Но за это время Тоби уже вытащил из озера оглушенную столкновением с водой Акане...
   - Черт! - уже привычный прыжок-захват-прыжок, я выпустил из рук девушку, которая едва удерживалась на воде. Нокдаун. Быстро огляделся... и не увидел рассветовца!
   - Два раза черт! Он еще и по расстоянию не... ограничен! - последнее слово я выпалил, пытаясь дотянуться до воротника старшего Кайсоку. Метка, попавшая в пространственное искажение, уже почти разрушилась...
  
  'План не выгорел, у его техники гораздо меньше ограничений...' - подумал я, вернувшись в сенсорную сферу - единственное мгновенно доступное мне место прыжка.
  
  Тоби вновь успел телепортироваться обратно раньше, чем я успел что-то предпринять. Он стоял напротив, будто подталкивая меня к какому-то решению, заставляя сделать что-то, чего я так долго избегал, принуждая здесь и сейчас - сделать окончательный выбор пути. Значит, придется...
  
  Я покосился на Гурен. Времени хватит только на двоих, а она как бы и не совсем со мной... В конце концов, Исами и Акане я знаю гораздо дольше, чем ее, они сами ко мне пришли, разве я могу их так просто их предать? Акане вон вообще... Синеволосый, конечно, наглец, много себе позволяет... Но ведь риск - дело благородное, да и, положа руку на сердце, Айдо, разве в его ситуации ты бы вел себя как-то иначе? Вряд ли. Так что, Гурен...
  
  Я машинально огляделся... и на лицо вдруг помимо воли выскочила улыбка. Тоби чуть дернулся, но я уже уверенно выпрямился, приняв решение. С души упал камень. Гурен, не смотри на меня такими обиженными глазами, я знаю, что это плечо у тебя превратилось в лохмотья, но, поверь, тебе уже все равно. Извинюсь перед тобой на том свете... если доживу! Хирайшин!
  
  
  Интерлюдия
  
  
  Хатаке Какаши покосился в сторону очередного взрыва, звук которого, судя по всему, долетел до их поляны очень издалека, и снова тяжело вздохнул. Несмотря на абсолютную правильность тех слов, которые джонин сказал парню с красной косой, на душе было мутно. Мда. Учитель из него явно получается не очень. Может, стоило сказать прямо - 'не ходи туда сейчас, вылечись, помоги восстановиться Хинате...'
  
  Все-таки эти двое очень похожи - Айдо, как и Наруто, не понимает намеков. Скоро, того и гляди, перед глазами начнет мелькать еще одна коса, только теперь уже желтая... Джонин скупо улыбнулся, благо, под маской это не было заметно, вспоминая процесс создания прически, который он наблюдал из первых рядов. Все же хорошо, что в его команде совершенно не такие отношения. Да, совершенно не такие... И, может быть, поэтому все случилось так, как случилось? С Наруто, Саске, Сакурой... да и с ним самим? Может быть, на самом деле это здорово - знать, что рядом всегда есть человек, который сделает все, чтобы прикрыть твою спину, кто-то, кто ближе, чем самый лучший друг, кто всегда поймет и поддержит, что бы ни случилось? И что важнее - ты сам пойдешь на все, лишь бы к нему вернуться, потому что мысль о твоей собственной вине в одной-единственной слезинке, скатывающейся из смотрящих на тебя с надеждой глаз - просто нестерпима? Да, это, наверное, здорово... но непозволительно для того, кто считает себя хорошим шиноби.
  
  Какаши привычно загнал вглубь сознания невидимый пресс, уже много лет стискивающий его душу и машинальным движением дотронулся до протектора. Почему-то сегодня весь вечер у него чесался правый глаз...
  
  Наверное, именно это помешало Хатаке заметить изменения в обстановке. Поэтому, когда перед ним как из-под земли выросла немного встрепанная Тен-тен, волочащая на буксире Наруто, джонин немного удивился.
  
  Девушка не стала долго тянуть и сразу перешла к делу:
  
   - Какаши-сан, вы слышите это? Там, наверное, Айдо! Нам нужно ему помочь!
  
  Хатаке хмыкнул и, не отвечая на вопрос, повернул голову ко второму визитеру:
  
   - Наруто, ты что-то хотел?
   - Н-ну-у-у... Это... Того... В общем... - неуверенно проблеял джинчуурики.
   - Ты тоже здесь поэтому?
   - Э-э-э... Да.
   - Понятно. Как себя чувствует Хината?
   - Уже пришла в себя, - почти прошептал парень. - И первым делом спросила, как Айдо. Вот я и... Это...
   - М-ма, - подытожил содержательный диалог Какаши и снова прикоснулся к протектору, закрывающем левую глазницу. - Ну что же, в таком случае, Тен-тен... Айдо-кун приходил ко мне, чтобы попросить помощи в его... э-э-э... миссии. Я отказался.
   - Но почему?!. - ошеломленно пробормотала девушка. - Какаши-сан, мы ведь можем... и должны...
   - Тен-тен, я отвечу тебе то же самое, что и ему. От команды Куренай на данный момент осталась половина, а нам нужно выполнить наше задание. Как бы я ни доверял Айдо-куну, но Хинату пока что нужно охранять. Хорошо, что Шино не нужно никуда ходить, чтобы провести разведку... И пусть сам Айдо в этом не виноват... но все это произошло из-за его непродуманных действий. Так что... Прости, Тен-тен.
  
  Некоторое время стояла тишина, а потом ученица Майто Гая прошептала:
  
   - Ясно... Я понимаю. Но... В таков случае, Какаши-сан, - посмотрела джонину прямо в глаз, - я пойду одна. На силу команды я никак не влияю, необычных способностей у меня нет, поэтому для миссии ущерба не будет. Не говорите пока что Ли - он сразу же бросится мне на выручку, а раздергать наш отряд мы позволить себе не можем, - она бледно улыбнулась.
   - М-ма... Тен-тен, но... погоди... там Санби, ты же, наверное, знаешь... Зверь-из-Чакры, биджу... Ты ведь не сможешь даже подойти к нему. Айдо был уверен, что справится, я в него верю, а почему не веришь ты? - Какаши изрядно опешил.
   - Я верю в него больше, чем в кого бы то ни было, - по прежнему тихо отозвалась девушка, блеснув теплыми карими глазами. - Но... вы не видели, в каком состоянии Айдо... -кун вернулся ночью. Нет, видели, конечно, но не обратили внимания, наверное. Я не хочу, чтобы он еще раз... так... Я ведь обещала его защищать, так что смогу помочь хотя бы советом перед своей смертью! - она попыталась весело улыбнуться, но шутка вышла совсем не смешной и все присутствующие четко это почувствовали.
   - Наруто, может, ты объяснишь Тен-тен, что такое биджу? - не совсем тактично, но в последней надежде на проблески здравомыслия, врезал Какаши. В конце концов, этот шумный и неорганизованный пацан всегда беспокоился о других...
   - Какаши-сенсей, - тихо проговорил Наруто и поднял на учителя глаза, - вы правы, это очень опасно... Поэтому я пойду с ней. Вы ведь сами всегда говорили, 'тот, кто бросит товарища - еще худший мусор'. Простите, я, наверное, неточно повторил...
  
  Парень чуть смутился, а джонин подавился возражениями. И в самом деле, он всегда учил именно этому. Мысль о том, что история его команды когда-нибудь повторится, причиняла ему почти физическую боль, поэтому джонин подчинил свою жизнь этим словам. Обито бы согласился с ним... Так что ж теперь удивляться?
  
  Наруто тем временем продолжал:
  
   - Я должен помочь Айдо, он ведь мой... товарищ. И еще - я ведь правда виноват. Я не выслушал его тогда, а выполнить миссию все равно не получилось. Да и потом... Его слова, которые он мне говорил... может быть, я и правда перегибаю палку с Саске? Ведь рядом со мной есть вы, Сакура, другие люди, которые меня признали... Хината...
  
  Джинчуурики о чем-то вспомнил, покраснел и, сбившись, умолк. Некоторое время было отчетливо слышно, как на деревьях заливаются своим вечерним концертом цикады. От этих шумных насекомых поистине нигде нет спасения, их не проймешь ничем. Кибакуфуды, техники шиноби, конец мира - и все равно, однажды наступит вечер, когда над землей, укрытой облаками, подсвеченными розовым закатным солнцем гласом богов разлетится стрекотание цикад...
  
   - Мы, наверное, пойдем. Взрывы как будто бы приближаются... - обронила Тен-тен, нарушив молчание. - Наруто, ты готов?
   - Стоять.
  
  Оба подростка резко обернулись к бросившему лишь одно короткое слово джонину S-ранга и самому вероятному будущему Хокаге, а он, наконец-то запустив руку под протектор, обстоятельно чесал яростно зудящий левый глаз, скривившись в жутковатой гримасе наслаждения. Благо, маска на лице защищала в том числе и от таких вот неловких ситуаций. Только Майто Гай считает, что шиноби, корчащий рожи - внушает страх...
  
   - Пойдет на все, чтобы прикрыть твою спину... или заставит делать это всех вокруг - от совершенно непричастного гражданского до Каге на пару с джинчуурики. Она бы точно подружилась с Рин, - пробормотал в маску Хатаке Какаши коротко улыбнулся. Впервые за очень много лет невидимые тиски на душе разжались. Пусть совсем чуть-чуть, но...
  
  Джонин упруго вскочил на ноги и посмотрел на удивленных детей:
  
   - Ну что ж, ребята. Должен сказать, что хорошими шиноби мы с вами никогда не станем... - Мгновение полюбовался удивлением на лице Тен-тен и обидой в глазах Наруто и продолжил: - Поэтому будем становиться отличными! Пошли!
  
  'А ведь в бесконечных забавах Майто что-то есть... Пожалуй, надо будет как-нибудь повторить!'
  
  Он шел вперед, а сзади на него неудержимыми волнами накатывало удивление, густое до того, что его, казалось, можно было резать ножом. И это было здорово!
  
  
  Айдо
  
  
  Поудобнее перехватить Гурен я попытался еще во время прыжка. В конце концов, девушек за плечи обнимают только аристократы... ну или соответствующие по рифме ребята, а я, как не относящийся ни к кому из них, могу и не беспокоиться. Ведь метку я уже поставил...
  
  К сожалению, воспоминания о том, что произошло, когда я выпустил своих пассажиров из рук во время прыжка, были еще слишком свежи, поэтому я собрался, подготовился... и в миг выхода из прыжка, сдавив в кулаке воротник кожаной (надеюсь, не порвется) плащ-рубашки соратницы Орочимару (надеюсь, бывшей. Очень надеюсь), что было сил метнул девушку в сторону берега. Передо мной мелькнули расширенные в крайней степени удивления глаза и худенькое, но оказавшееся довольно тяжелым тело отправилось в короткий - гораздо короче, чем мне бы хотелось - полет. Ребра рвануло болью, но сейчас мне было совершенно не до этого.
  
  'Хорошо, что я шиноби, - подумал я, быстро оглядываясь. - Родился бы гражданским, не смог и этого. Впрочем, будь я гражданским - сейчас был бы очень далеко отсюда, тихо потел на поле, колупая мотыгой спекшуюся землю, думал, где занять пару десятков тысяч ре для найма шиноби с Дотоном и мечтал бы о приключениях, победах над всеми существующими биджу разом и женитьбе на принцессе в конце... Эх, мечты-мечты... пропади они пропадом!'
  
  Рассветовец, поймавший меня в ловушку собственной техники, не стал дожидаться очередного хода противника и начал действовать одновременно со мной. Все же его скорость телепортации уступает Хирайшину, в данный момент он только начал затягивать жертву в свою дыру. Кажется, это стала Акане...
  
  Усилием воли я подавил инстинктивный порыв броситься на помощь. Если в игре невозможно выиграть - можно долго учиться, запоминать часто используемые ходы, готовиться к каждой новой партии, разрабатывая тактику и стратегию... А можно просто поменять правила. Нью-Васюки с бессмертной шахматной доской великого комбинатора навсегда останутся путеводной звездой для благодарного человечества... И такая доска как раз оказалась у меня под рукой!
  
  Плащеносец мрачным пятном с размазанными по нему каплями крови возвышался над поверхностью озера, перед ним бешено вращался мутный вихрь, втягивающий в провал маски беспомощное в сравнении с ним человеческое тело, а я держал в ладонях частичку прошлого. Возможно, она смогла бы ответить на мои вопросы, возможно, смогла бы сделать меня сильнее. А, возможно... ведь где пространство - там и время, Хирайшин это наглядно демонстрирует, а мне всего шестнадцать. Я мог бы спасти маму, ведь что такое шестнадцать лет для Вечности? Всего лишь сто сорок тысяч оборотов какого-то дурацкого маховика, о котором думает сейчас моя дочь, так громко, что я невольно повторяю ее мысли...
  
  Шестнадцать лет... А у меня нет даже секунды, чтобы пожалеть о том, что я сейчас сделаю!
  
   - Фуин: КАЙ!
  
  Мгновенно раскалившийся свиток с пространственным барьером клана Узумаки, печать которого я даже не успел увидеть, обжег мне ладони до пузырей, руки разжались и плотный, в несколько слоев, и тяжелый сверток бесполезной уже бумаги с глухим плеском канул в озеро. И одновременно с брызгами - прощальным приветом свитка - от Тоби раздался звонкий хлопок. Рассветовец отшатнулся, а перед ним возникло вновь бессознательное - от перепада давления - тело Акане и тоже упало в озеро. Вернее - почти упало...
  
  Сейчас Исами явно превзошел свой собственный предел. Даже под все еще работающими печатями 'скорости' я не смог рассмотреть его перемещений. Просто: раз - и, кажется, возникший прямо из воздуха синеволосый парень подхватывает сестру на руки, два - и он уже стоит рядом, а моя коса растрепывается от поднявшегося ветра. Мда, как и предсказано, хорошо хоть не сгорела...
  
  Я обернулся к Гурен, все еще таращившей в удивлении глаза у края сенсорного барьера и крикнул:
  
   - Уходи! Уходи, ну же! - повторил, я, видя, что она не реагирует и махнул рукой на берег. - Я потом тебя найду!
  
  Чуть улыбнулся совпадению с ее собственными недавними словами - в свое оправдание могу только сказать, что в этой ситуации что-то новое придумать и правда сложно - и отвернулся. Ну что ж, Ками не выдаст - Тон-тон не съест, я сделал все, что мог, и даже больше. А то, что ей все же придется побыть наживкой, ибо догнать Кайсоку без телепортации почти невозможно и она становится самой вероятной жертвой - не так уж важно. Я не добрый и пушистый, я всего лишь неправильный шиноби. А станет ли Гурен для меня той, ради кого я без капли сомнения сожгу древнее наследие моего клана - зависит только и исключительно от нее самой...
  
   - Исами-кун, - негромко сказал я и укололся о настороженный взгляд парня. - Жаль, что у нас не получилось перейти к неформальному общению... - Взгляд из настороженного стал удивленным, а где-то в глубине мелькнуло сомнение в моей вменяемости. Ну еще бы, тут сестра без сознания, а какой-то странный тип о политесах разговаривает. Я усмехнулся. - Хотел сказать - у тебя не вышло спасти мою жизнь. Ничего, в следующий раз попытаешься. А теперь идите. На полном ускорении, изо всех твоих сил. Встретимся у скалы.
  
  Пользуясь тем, что наш противник развернул к нам маску тем боком, где на ней не было отверстия для глаза, я едва заметно дернул головой на столбовую гору, удачно подсвеченную заходящим солнцем.
  
   - Но, Айдо-сан... - вскинулся было парень. Я покосился на молчащего Тоби. Видимо, время еще было.
   - Исами-кун, пойми. Сейчас вы ничего не можете сделать. Судя по тому, что я видел, - шевельнул ладонью, прерывая возражения синеволосого, - у него чудовищная реакция. Ты без перчатки, поэтому придется останавливаться перед ударом. Итог сам предскажешь?
   - Но мы могли бы... ниндзюцу... - Кайсоку решил так просто не сдаваться. Ну что ж, не самая плохая черта... если находит правильное применение!
   - Как ты собрался складывать ручные печати? Акане, - кивнул я на девушку, - без сознания. Она утонет. Но мысль хорошая, молодец. Идите, я разберусь здесь.
  
  Исами отвернулся, мгновение помолчал.
  
   - Айдо-сан... До сегодняшнего дня я думал и никак не мог понять, почему Таюя-сан в вас... - он оборвал фразу, но тут же продолжил. - Теперь знаю. Извините и... спасибо.
  
  Даже если бы я сообразил, что ответить на этот поток сознания - не смог бы, ибо сразу за последним звуком меня обдало фонтаном брызг - все, что осталось от рванувшего прочь Исами.
  
  Все это время наш противник отнюдь не ждал, пока мы наговоримся. Я внимательно за ним следил, а плащеносец стоял на поверхности воды, изредка дергаясь. Он вертел головой, вертелся в разные стороны, даже руки поднял, собираясь сложить какие-то печати. И я прекрасно его понимал. Как будто тебя связали по рукам и ногам, перекрыли воздух, а вдобавок еще и пытаются выколоть глаза. Да, я понимал... Но вот сочувствовать совершенно не собирался!
  
  Наконец Тоби успокоился и повернул ко мне черный провал в оранжевой спиральной маске.
  
   - А ты преподносишь сюрпризы. Это... необычно. Твой отец тоже был таким.
   - Мы встречались раньше? Ты знал моих родителей? - Хочет трепаться - пусть. А я тем временем подниму руки и сложу первую ручную печать. Скорость у него высокая, от моего шара он увернется... Значит, придется устроить огненный шторм, чтобы не сбежал!
   - Да, знал. Когда-то я сражался против Минато и не смог убить... Хорошо, что у меня есть шанс исправить ошибку, ведь ты - не нужен! - Ответить на эту реплику рассветовца мне нечего. Нечего... кроме:
   - Катон: Гока Меккяку!
  
  Мои пальцы сплетались с огромной скоростью, чтобы не нарушать концентрацию, пришлось даже выкрикивать активатор... Но я с ужасом увидел, что руки Тоби зеркально повторяют мои движения, без единой ошибки или запинки, и даже название техники мы произнесли одновременно.
  
  Выдох, который, пролетая над ладонями, сложенными в печать концентрации, превращается в огненную струю и несется дальше, раскрываясь пламенной стеной... и сталкивается с таким же облаком огня, только уже от рассветовца.
  
  'Что такое чакра? Просто ли это особый вид энергии, который научились использовать люди в этом мире, как думаю я? Или Такахаши-сенсей все-таки был прав, когда говорил, что чакра - это такая же моя часть, как рука или нога и следует не приказывать ей, а просто шагать? Не знаю... Несмотря на самодовольные мысли, до настоящего исследователя мне далеко. Я, как и все остальные шиноби, дорвавшиеся до того, что можно посчитать более-менее достаточной силой, погрузился в бесконечное оттачивание наработанных навыков и забыл обо всем остальном. А единственный человек (или уже монстр?), занимающийся наукой посреди бесконечной войны, режет пленных ради изучения их потрохов и иронически улыбается, вываливая язык до пупа - на слова о морали и ценности любой жизни для вселенной... Впрочем, ведь не все еще потеряно. Надо всего лишь поверить словам давно погибшего учителя, который сделал меня - самим собой, и просто захотеть...'
  
  Вот такие мысли крутились в голове, когда я, продолжая выдувать пламенное облако, окутанное дымкой от испаряющейся из озера воды, четко ощущал - уж не знаю, чем - что 'Адское Испепеление' Тоби гораздо плотнее, жарче и - чего уж там - сильнее, чем мое, и буквально через несколько секунд оно продавит препятствие и затопит все вокруг...
  
  'Пап, может, тебе помочь? Я дам чакру...'
  'Спасибо, малышка, но уже поздно. Есть идея получше, пора перемещаться в партер!' - я едва успел перебить девочку, попытавшуюся возмутиться и в последнюю секунду, которая мне оставалась, прервал технику и прыгнул вверх. Подо мной с гулом пронеслась волна огня, но я удачно приземлился за ее гребнем, отделавшись затрещавшими и скрутившимися от жара волосами (ох, сбывается-то пророчество!) и бросился прямо к Тоби...
  
  Видимо, от неожиданности, но, увернувшись от двух пространственных когтей, брошенных мной по пути, удар кулаком, совмещенный с двумя печатями 'сила', он пропустил. Тело в черном плаще отлетело, подскакивая на воде, как камешек-'блинчик', а я прыгнул за ним. Нельзя дать прийти в себя, все-таки у него жуткая реакция. Внезапность, скорость, но все равно - целил я в маску, но попал в грудь. Жаль, что я не могу создавать когти мгновенно и силой мысли - требуются руки, а на средней дистанции его не достать.
  
  Следующая пара-тройка ударов также пришлась в пустоту - хоть он и уклонялся, все же, что ни говори, а прилетело ему знатно, от такой оплеухи, готов поспорить, даже биджу зашатается. Так что у меня были все шансы забить его, как козла. Ровно до того момента, как он не ударил в ответ.
  
  В меня полетел кулак Тоби. Полетел слишком медленно. Даже с учетом возможного нокдауна - бегал он от моих ударов гораздо быстрее. В душе я самодовольно усмехнулся - не зря у Гай-сенсея собственный пот вместо воды пил и свою кровь со сбитых костяшек вместо мяса глотал - и отодвинулся буквально на несколько сантиметров. Кулак пролетит мимо, а из этого положения очень удобно будет пробить печень когтями. Насквозь и напополам.
  
  В момент, когда рука Тоби казалась рядом и стало окончательно ясно, что так примитивно я не попадусь, рукав плаща Акацки вдруг зашевелился, из него стремительно вынырнули какие-то серо-зеленые корни и вонзились в меня. Плечо и грудь рвануло болью... а потом перед глазами сверкнула красная вспышка и меня швырнуло на десяток метров назад.
  
  'Р-р-р! Начинаю жечь!' - прошелестело в голове, но я не обратил на это внимания и, отключив боль, сложил руки в печать...
  
  После того, как развеялся белый туман, появившийся из-за того, что у меня больше не было сил на концентрацию, Тоби замер и покачал головой, глядя на три моих теневых клона. Показалось, что сейчас над озером раскатится насмешливый хмык, но клоны одновременно со мной подняли руки ладонями вперед и оранжевая маска недоуменно качнулась из стороны в сторону, обозревая туманно-прозрачные стенки куба, отделившие его от мира.
  
  'Ну и что дальше? Стенки-то двигать не умеешь!' - Спасибо, Йоко, ты, как никто, умеешь поддержать, ободрить и вселить уверенность. А то я сам не знал...
  'Ничего, зато этот раунд за нами! - усмехнулся я, но почувствовав девчоночье недовольство, посерьезнел. - Если ты заметила - одномерные стенки нормального размера, хотя я не в режиме Отшельника сейчас. Без него у меня барьер размером с таз для стирки получался. Видимо, дело в свитке, он, так сказать, 'упрощает' пространство... И нечего хихикать, я тебе не физик-ядерщик! Вот сейчас отдышусь, наделаю клонов и перекрою ему любую возможность маневра. Телепортация не работает, летать он вроде бы не умеет, а от Одама Разенгана даже Учиха Итачи не ушел, хоть и был в тот момент Юрой, - очень хотелось захихикать снова, но я держался. - Раз живых помощников постоянно приходится спасать - наделаю их себе сам. А любимая дочурка поделится чакрой, правда?'
  'Ох, откуда ты такой на мою голову взялся? - тяжело вздохнула Йоко, а я чуть не сел прямо на воду от неожиданности. Надеюсь, это был риторической вопрос... - Куда ж я денусь-то? Эх... А ведь говорят, что женщины выходят замуж за парней, похожих на своих отцов. Видимо, придется всю жизнь ходить старой девой. Таких уникумов, как ты, в мире больше не найти, а за тебя замуж выйти не получится - очередь большая!'
  
  Девчонка заливисто расхохоталась, а я чуть было не сел на задницу второй раз - и от темы разговора и от 'очереди', и... и вообще!
  
  Идиллию нарушил Тоби. Потыкав стенки прозрачного куба пальцем, он осмотрел дырой в маске наши с клонами поднятые руки и произнес:
  
   - Новый сюрприз. Ты превзошел своего отца.
   - Еще бы не превзошел, у меня ведь и мама есть. Меня зовут Айдо Узумаки и я полон нераскрытых талантов! - я хохотнул, с удивлением заметив, как дернулся Тоби. Чего это он? - Я вижу, ты настроен поболтать? Давай, я не против. Для начала можешь рассказать, откуда ты знаешь моих родителей.
   - Нет большего идиотизма, чем разговаривать посреди боя. Хотя ты - первый за долгое время, кто смог сражаться со мной больше, чем нужно для слова 'Прощай!'. Твой отец это знал, а вскоре узнаешь и ты. Итак, Дейдара еще не вернулся, поэтому...
  
  'Сзади! Берегись!' - крик в голове снова едва не разорвал мне мозги, но подействовал так, как и задумывалось - я что было сил прыгнул в сторону... чтобы пропустить мимо себя здоровенное плоское бревно, покрытое серой броней с торчащими во все стороны шипами. Рядом просвистели два его близнеца, втыкаясь в группу клонов и развеивая их вместе с одномерными стенками, которые они держали.
  'Треххвостый' - кто из нас с Йоко это подумал - разобрать было сложно, да и не нужно, ведь правда остается правдой независимо от того, кто ее высказал.
  
  Прямо передо мной из воды поднимался Санби. С последней нашей встречи в нем ничего не изменилось. Тот же панцирь, та же башка, будто прикрытая раковиной... За исключением целого глаза. Раньше зрачок напоминал помесь лягушачьей икры с выделительной системой мидии, а теперь... Теперь на его месте разлилась темный багрянец с тремя запятыми вокруг черной середины! О, Господи, да ведь это же!..
  
   - Ты Учиха! - да уж, привила мне дочка любовь к констатации фактов... - Еще один Учиха! Выходит, врали, что никого не осталось? Что ж не позаботились о последнем наследнике клана? Знали бы вы, какой из него первостатейный засранец получился!..
  
  'Пап... Видимо, Наруто-оджи-тян заразен... Ты бы не о Саске сейчас думал, а о том, что этот клоун-убийца полностью подчинил себе Треххвостого. Полностью, понимаешь? Желания Учихи - желания Исобу. Он больше не ленивый, равнодушный и безмозглый черепахомоллюск, теперь он по-настоящему хочет тебя убить! Вот что я чувствовала все это время! Уходи... Уходи, пока можешь... Хотя как?! - в голосе Йоко прорезалось отчаяние. - Хирайшин ты обрубил себе сам, а ногами от биджу не убежать, как ни старайся... Похоже, все...'
  'Эй-эй, - уловил я в голосе девочки подступающие слезы. - Мы еще потрепыхаемся! В конце концов, у меня есть ты и больше мне никто не нужен! И вообще - разве моя малышка Йоко но Курама может бояться кого-то с таким дурацким именем?!'
  'Льстец, - все-таки всхлипнула она, - но спасибо. Конечно, я...' - закончить мысль она не успела.
  
   - Заткнись, это не твое дело. - пророкотал Тоби, уже забравшийся на башку Треххвостому и вставший ногой ему на макушку, будто хвастаясь рекордным трофеем. - Тебе уже ничего не должно волновать, кроме скорой встречи с родителями!..
  
  Все-таки в судьбе злодеев есть что-то особенное, присущее только им. Какими бы они ни были сильными, мудрыми, начитанными и талантливыми, сколько бы биографий 'замечательных черных колдунов' не изучали, все равно нечто иррациональное, лежащее за гранью бытия заставляет их в миг своего триумфа - болтать. Или смаковать миг своей победы, или злорадствовать над побежденным, или провозглашать верность своего пути... За время болтовни масочника я успел отдышаться и приготовить два барьера. Их, напомню, не может разрушить ничто в этом мире, а в комплекте с когтями, которые, кстати, тоже замечательно без Отшельника пошли - ха, да мы еще посмотрим, кого тут будут собирать ложками и хоронить в котелках! И это даже без печати биджу и самой Йоко...
  
  Тем временем Тоби на башке Треххвостого продолжал разоряться:
  
   - Передавай им привет, особенно матери! И не забудь узнать, каково ей было... - внезапно рассветовец умолк на полузвуке и схватился за левую - глухую - сторону маски и быстро забормотал. - Откуда он здесь? Почему он пришел? Он может все узнать... Еще не время... Еще слишком рано!
  
  Тоби схватился за шипы на голове Исобу и под моим обалдевшим взглядом они оба стремительно погрузились в глубины озера и исчезли из вида.
  
  'Пап, я больше не чувствую их... его. Ты не скажешь мне, что это сейчас было?'
  
  Но я проигнорировал вопрос, потому что в моих мозгах хороводом кружились мысли. Учиха, эта спиральная маска, вихри телепорта и техники, которой он всасывает людей, поставленный под контроль биджу и приложенная к левой стороне маски ладонь - все это имело между собой что-то общее, и если я пойму - что, жизнь до крайности упростится и станет легкой и безопасной до конца моих дней. Вот совсем-совсем немного подумать и выстроить из фактов систему...
  
   - Айдо! - и в меня с разбега врезался весьма увесистый снаряд и повис на шее. Я зашипел от огненной вспышки боли в избитом теле.
   - Тен-тен, - с трудом выдохнул я. Оказывается, в плече остались куски корней... - Утром, когда я был сверху, ты была гораздо мягче и уютнее...
   - Дурак! - меня выпустили, покраснели, тут же подскочили вновь и принялись осматривать. - Ты опять нарвался! Какой же ты дурак! И... и вообще, что ты сотворил с прической, которую я тебе сделала?!
   - Нечего сказать, самый актуальный вопрос в данной ситуации, - обреченно вздохнул я, настраивая лечебную печать на ускоренную регенерацию. - Женщины...
   - Айдо-кун. - знакомый голос заставил меня немного повернуть голову. - Что здесь было?
   - Какаши-семпай, - удивился я. - А как же ваша миссия?
   - М-ма... кхм... в общем, обстоятельства изменились... буквально полчаса назад жуки Шино обнаружили развалины базы Орочимару. В такие месте следует идти... хм... утром, поэтому у нас появилось... м-ма... свободное время. И дорога жизни привела нас сюда...
   - Ясно, - я усмехнулся краем губ. - Дорога жизни - так дорога жизни. А что было... мы встретили Кабуто и немного поспорили, кому принадлежит Исобу. Потом к спору подключились еще какие-то идиоты, а в конце пришел биджу и всех разогнал...
  
  Не знаю, почему я не рассказал про Учиху, контроль Треххвостого и Акацки. Может быть потому, что, когда слова уже готовы были сорваться с языка, в ушах набатом зазвучал голос старой мартышки-Хокаге: 'Последний из Учиха... Никто не выжил...', а на месте Какаши мне привиделся точно такой же одноглазый, только с закрытым бинтами - а не протектором, правым - а не левым, глазом и с крестообразным шрамом на подбородке... Вот и пришлось немного сократить произошедшие события, ведь 'меньше знаешь - крепче спишь'. Какаши есть куда деть свое время, он мне все еще должен змею от Анко-чан, а про Дейдару я его предупрежу, только немного попозже...
  
   - Айдо, привет...
  
  Я повернул голову в другую сторону и с удивлением воззрился на редчайшую картину - не знающего, что сказать и поэтому тихого Наруто. Жаль, что я не живописец - картина с таким сюжетом была бы раскуплена в Конохе во мгновение ока любыми количествами...
  
   - Виделись же сегодня... Наруто-оджи-тян! - сказал я и мерзко захихикал. Мне вторил смех в печати биджу, а наградой стали вытаращенные глаза и приоткрытые от удивления рты. Ну да, это ведь здесь звучит как 'старший помощник младшего дворника', только применительно к родству. Та еще... семейка.
  
  А Наруто, отойдя от шока, произнес:
  
   - Я знаю, Айдо. Просто... не знаю, как начать... - и улыбнулся. А мне вдруг стало стыдно. Мда, нашел на ком язвительность тренировать. ВольнО тебе, Айдо, маленьких постоянно обижать.
   - Начни как есть, - вернул я улыбку парню.
   - Ну, в общем... Хината просила сказать тебе 'привет' и 'большое спасибо' за спасение и еще поцелуй в благодарность передать... но этого делать я не буду! - отшатнулся он от молниеносно развернувшейся в его сторону Тен-тен. - И... Мы шли тебе на помощь, но ты справился сам, а я и не сомневался, даттебайо! Это наш путь ниндзя! - радостно проорал рыжий последние слова в вечерние небеса.
   - Понятно... Наруто, целовать тебя я не стану, сам понимаешь, а в остальном... спасибо, что пришли. Вы очень помогли мне, правда, - ну еще бы! 'Спасибо, что живой!' называется! - А теперь мне пора. Нужно закончить дела. Какаши-семпай, постарайтесь в ближайшее время не уходить из деревни, я пришлю вам сову... - я задумался, что делать дальше, но, когда увидел круглые глаза, один из которых был красным, очнулся и грозно рыкнул в глубину души, вызвав там новую волну звонкого заливистого смеха... - Не обращайте внимания. Я навещу вас в деревне. Ладно, пока!
  
  Я отвернулся и всмотрелся в торчащий над лесом каменный палец, оценивая расстояние и раздумывая, как не свалиться по пути, но меня остановили.
  
   - Айдо, насчет поцелуев... - тихий девичий голос заставил меня повернуть голову и едва я выровнялся, как на грудь мне осторожно, стараясь не причинять новой боли, легли ласковые ладошки, а к губам прижались горячие и чуть дрожащие губы. Мгновение все застыло в неустойчивом равновесии... а потом девушка отскочила от меня, жутко покраснев. Да и немудрено - целоваться Тен-тен совсем не умеет...
   - Айдо... Тен-тен... Что это?.. - ну вот меньше всего в такой момент мне хочется созерцать круглые глаза Наруто. Но вдруг он прищурился, глубоко вдохнул и выпалил: - Айдо, мне больно этого говорить, но я не могу молчать! Ты помнишь, я говорил, что ее держал на руках парень с синими волосами?!
  
  Тен-тен, смутившись еще больше, отвела глаза в сторону и между мной и рыжим, стоящим в позе 'Обличающее Правосудие', не осталось ничего. А сверху на все это взирал почти квадратный из-за крайней степени обалдения глаз Какаши...
  
   - Наруто-кун. Если бы я был на твоем месте, я бы молча прошел туда, куда ты торопился до нашей встречи и не приставал к другим с абсолютно ненужными поучениями. Тен-тен... я вернусь, - машинально пробормотал я, поймав таки взгляд красной как помидор, тяжело дышащей, но все же радостно улыбающейся девушки, едва заметно кивнул и отвернулся.
  
  Вопль рыжего 'Айдо! Так это был ты! Как ты мог!!!' лишь толкнул меня в спину. И только сидя в мрачной пустоте, я сообразил, что машинально применил Хирайшин, и что действие последнего пространственного барьера Узумаки закончилось. Ну что ж, будем жить дальше... Но вот только почему я так счастлив от того, что Тен-тен не умеет целоваться, хотел бы я знать?!.
  
  Глава 26
  
  Как оказалось, мотивирующий вопль Наруто все-таки сыграл свою роль, придав мне морального ускорения. А может быть, роль сыграло то, что я остался почти без чакры... Как бы то ни было, пусть с трудом и довольно смутно, но я смог рассмотреть маячки Кайсоку. На первый взгляд - ничего необычного не происходило. Исами, по-прежнему держащий на руках уже пришедшую в себя Акане, сидит в каких-то кустах, опасности вокруг не наблюдается. Брат с сестрой, судя по приоткрытым ртам, о чем-то болтают, девушка, несмотря ни на что, счастливо улыбается, парень весьма озадачен и задумчив... Идиллия!
  
  Гораздо больше моего внимания привлек еще один маячок. В пустоте Хирайшина расстояний не существует, но я как-то понял, что он находится совсем рядом. И в этом маячке... Я хмыкнул - ну вот и все в сборе! Изрядно помятая Гурен замерла с поднятой рукой, а на ее обычно равнодушном и холодном лице отражается недовольная гримаса. Метрах в пяти от стоящей посреди каких-то развалин девушки расположился тот самый здоровяк с пацаном на руках и смиренно выслушивает эмоциональную речь. Кажется, он - Гозу. А пацана пора прекратить называть пацаном, его зовут Юкимару. Придется привыкать... если, конечно, все выгорит.
  
  Сразу за спиной мужика картинка обрывалась и показывала... хм, ничего. Похоже на горный склон. А где у нас единственная гора, куда я сейчас могу дотянуться? Правильно.
  
  Я тяжело вздохнул, поморщился от укола боли в груди и опустил рефлекторно поднятую, чтобы потереть пострадавшее место, руку. Да уж, нескоро мне теперь доведется почесаться по-человечески... Ну ладно, раз место встречи изменить нельзя и все дороги ведут к каменному пальцу (и что эти трое забыли на вершине, думают, там их никто не достанет?), пора заканчивать. Кайсоку в безопасности, Треххвостый мне не достался - сейчас я не в состоянии сражаться с Рассветом и нескоро буду... лет эдак еще пять-десять... Так что мне сейчас совершенно нечем заняться!
  
   - ...и почему ты не исполняешь мои приказы сразу?! Молчать, когда я тебя спрашиваю!
  
  Я невежливо фыркнул, выйдя из-за спины Гурен и неторопливо пройдя пяток шагов в сторону. Многие очень плохо реагируют, когда с ними вдруг заговаривает их собственный тыл, а нервозность на переговорах мне не нужна. В конце концов, эта женщина мне пригодится - из нее выйдет замечательный сержант!
  
  Дошагав до намеченной точки, я поднялся на кусок рухнувшей стены, таким образом приподнявшись на полголовы над присутствующими. Что ж делать - раз даже Наруто вымахал выше меня, приходиться идти на ухищрения, чтобы выглядеть солидно! Обернувшись, я наткнулся на невыразительный похмельной взгляд Гозу и растерянное выражение на лице Гурен.
  
   - Узумаки Айдо... - пробормотала она.
   - Ну я же обещал тебя найти, когда все кончится, - так, надо вытащить на лицо улыбку, чтобы перекрыть свою недовольную гримасу... - Надеюсь, теперь мы сможем поговорить о моем предложении?
   - О каком?..
   - Ну как же, - нахмурился я. - Мы ведь говорили на озере. Я вроде не настолько сильно тебя швырнул, чтобы последние мозги...
  
  Возмутиться длиной девичьей памяти мне было не суждено. Раздался характерный звук шуншина и неподалеку от нас из техники вышел Кабуто. Выглядел он неважно - весь в подпалинах, разодранная одежда, всклокоченные волосы, обычно аккуратно собранные в хвост. Но не это было самым главным. Я покачал головой - битва была очень тяжелой и Акацки на самом деле невероятно сильны. Ведь на носу прихвостня Орочимару каким-то чудом держалась только дужки полностью разбитых очков...
  
   - Ф-фух, едва ушел! Акацки действительно очень злы на Орочимару-сама! Думаю, я нарушу свои принципы и все-таки помогу ему их убить!
  
  Обычно спокойный и уравновешенный, сейчас Якуши Кабуто явно был не в себе. Суетливые движения, торопливый говорок, неестественный блеск глаз сквозь пустую оправу... Впрочем, причина быстро стала понятна, когда он дернул рукой в сторону и из разжавшегося кулака по разбитым каменным плитам зазвенели осколки стекла. Две какие-то склянки... Ясно, он вкатил себе стимуляторы, и уж явно не слабее тех, которыми он поднял на ноги почти мертвую Гурен на ноги за одну ночь. Надо быть внимательнее...
  
  Тем временем Кабуто продолжал:
  
   - Гурен, я так и думал, что найду тебя здесь, отлично! К сожалению, эта база нам уже не подходит, поэтому перебираемся в другое место. Неподалеку в лесу есть один заброшенный дом...
   - Э-э-э, Якуши-сан, я вам не мешаю?.. - подал я голос, но Кабуто нетерпеливым движением отмахнулся, как от назойливой мухи. Я опешил.
   - Но зачем? Треххвостый ведь... - по лицу девушки было видно, что от удивления она спросила совсем не то, что собиралась.
   - Гурен, хоть Акацки и появились здесь гораздо раньше, чем я ожидал, у нас есть еще возможность выполнить задачу. Все время быть рядом с Санби они не смогут, и забрать его тоже - по моим сведениям, Двухвостая все еще на свободе, а биджу им требуются строго по порядку! У нас как раз будет время отдохнуть, а Юкимару восстановится!..
  
  План Кабуто, явно находящегося под воздействием веществ, расширяющих не только боевые возможности, но и сознание, не учитывал двух моментов. Во-первых, того, что биджу находится под контролем Учихи. А во-вторых... я все еще стою рядом! И если насчет первого я никого просвещать пока не собирался, то вот ошибочность недооценки второго пункта нужно было доказать немедленно. Хоть неконтролируемые излияния врага слушать было очень интересно, я совсем уже собрался перейти к делу... вот только не успел.
  
  Гурен внезапно посерьезнела и на ее лицо вернулась ледяная маска, так впечатлившая меня при первой встрече.
  
   - Якуши Кабуто. Я уже говорила. Наверное, ты принял это за шутку, но я не шутила. Достаточно. Хватит! Никаких больше опытов над Юкимару! Он достаточно страдал! Я причинила ему слишком много боли, чтобы позволять ему мучиться и дальше! Ты его не получишь!
  
  Неподвижное лицо девушки расколола гримаса ярости, последние слова она почти прокричала. А потом она резко обернулась, дернула рукой... И Гозу, стоящий на краю обрыва, мгновенно, без лишних слов и движений, сиганул в пропасть как был - с мальчишкой на руках.
  
  'Черт возьми, у этого человека совсем нет страха! Сначала в озеро, теперь в пропасть! Что у него за техники такие?'
  'Он просто защищает то, что ему дорого, всеми своими силами, техники тут ни при чем. Я, и не только я, не задумываясь отдам за тебя то, что заменяет мне жизнь, пап. А ты?..'
  
  Пока я отходил от неожиданного и непонятного вопроса дочки, заданного грустным тоном и подействовавшего на меня, как удар под дых, Кабуто прищурился и развернулся к девушке.
  
   - Гурен... А ведь совсем недавно ты была лучшей из питомцев Орочимару... Ты не останавливалась ни перед чем, чтобы выполнить его волю и была готова в любой момент отдать ему свою жизнь... Что же произошло?
  
  Гурен явственно побледнела и пробормотала:
  
   - Сейчас идея умереть и отдать свое тело кому-то не кажется мне такой уж замечательной. Странно, правда? - Я удовлетворенно улыбнулся - все-таки в методе моего братца 'хорошенько избить, а после этого причинять добро' - определенно что-то есть! Пожалуй, стоит немного подождать, потому что они сами должны сделать выбор...
  
  Но Кабуто не обратил внимания не посторонние звуки и продолжил:
  
   - Впрочем, я предполагал, что однажды так и произойдет. Эти дружба, любовь, привязанности сломали не один план. Но, - его лицо внезапно перекосилось в какой-то жуткой гримасе, - сейчас я не позволю этому случиться! Гурен! У меня есть кое-кто, кто сможет тебя переубедить!
  
  Я подобрался, но последующий театральный взмах руками принять за атакующую технику было совершенно невозможно. Мда, никогда не буду принимать стимуляторы...
  
  Но, несмотря на нелепость, этот жест все же имел последствия. В руинах (и какой идиот строится на вершине столовой горы?) заскрежетали камни и из-под развалин стены с аркой поднялся человеческий силуэт. Он стоял совершенно неподвижно, а с него медленно осыпался песок. Еще один жест Кабуто, который можно было бы принять за повелительный взмах. Фигура, чуть шатнулась и медленно двинулась вперед.
  
  Прямо на нас деревянной походкой, чуть пошатываясь и низко опустив голову, шел парень, показавшийся мне смутно знакомым. И предчувствия меня не обманули.
  
   - Ринджи? Это ты?.. Кабуто спас и тебя тоже? Но как, ведь он сказал, что больше никто не?.. - в прерывающемся голосе Гурен проскользнули какие-то особенные нотки, которые были мне знакомы. Частенько я их слышу в последнее время... А ведь это может стать проблемой, ведь если этот Ринджи находится на стороне Орочимару, то все будет не так уж и просто.
  
  На пару секунд воцарилась тишина. Гурен застыла неподвижно, всматриваясь в ковыляющего парня, а тот, хоть неуклюже, но довольно быстро ковылял к ней. Наконец, до шатающейся фигуры осталась всего лишь пара метров.
  
   - Ринджи, убей ее! - разлетелся над руинами возглас Кабуто.
  
  Парень вскинул голову, уперев в Гурен дыры на землистом лице, наполненные белесой мутью, которые были у него вместо глаз, и, в противовес своей прежней шаркающей походке, стремительно бросился на девушку. От рывка плащ крыльями летучей мыши разлетелся в стороны, открыв пробитую грудную клетку с вывороченными ребрами. С такими ранами не выживают, да Ринджи и был мертв. Об этом говорило все... кроме того, что он очень шустро бежал к застывшей Гурен, растопырив негнущиеся руки.
  
  'Хорошо,что спина прикрыта плащом, а то торчащие ребра и колышущаяся легочная ткань, вывернутая наружу, действительно были бы похожи на кровавые крылья' - промелькнула мысль, в то время, как я проводил взглядом два тела, которые, слившись в жутком подобии объятий, падали с обрыва Да, теперь я его узнал. Выходит, убийца и правда всегда возвращается на место преступления. А если нет - оно приходит к убийце само...
  
   - Значит, пошел по стопам хозяина, - я резко обернулся к Кабуто, ухмыляющемуся только одной половиной лица. В душе стремительно нарастала ненависть... и в этот раз мне совершенно не хотелось ее давить. - Таких как ты - нужно душить в колыбели их собственной пуповиной! Потому что... потому что...
  
  Вдруг мне показалось, что за спиной мелькнул что-то белое, а на плечо как будто опустилась призрачная рука. Одновременно, на какие-то доли секунды опередив крик в голове: 'Оставь в покое моего папу, тварь!', едва не раскрошивший мне череп, из моей груди вырвался чудовищный, нечеловеческий рев:
  
   - ВЕРНИ УКРАДЕННЫЕ ДУШИ! - и вместе с этими словами меня укутала красная пелена ненависти, смывшая последние секунды воспоминаний...
  
  Я очнулся буквально через несколько мгновений и стремительно оглянулся, но... Как и ожидалось, подозрительных дУхов вокруг не было, дочка в недрах черепа невнятно бурчала смущенные матерки, а прямо передо мной пылало море жидкого огня. Река пламени занимала весь пятачок на вершине скалы и неторопливо плескала через край, утекая вниз, откуда вот-вот должен был подняться дым от сгорающего леса... И никаких следов Кабуто.
  
  О - пять утек, сволочь! - злой плевок, зашипев, испарился в растекшемся пламени. Вспомнить бы еще, как именно у меня получился напалм. А ведь все еще горит... - Видимо, у меня на очкастого аллергия - ничем другим объяснить эту ненависть не могу... 'И что это были за крики 'Оставь его?' - спросил я у Йоко уже мысленно.
  'Пап, я почувствовала смерть, - неуверенно начала девочка, - это было как тогда... Хотя... нет, он ведь не может приходить по своему желанию, это невозможно. Так что не обращай внимания, ты меня просто напугал своей вспышкой. Я ведь у тебя такая пугливая и глупая. Ха-ха-ха.'
  
  Йоко деревянно рассмеялась, но в ответ на мою попытку возразить тут же цыкнула:
  
  'Пап, у тебя есть дела. В данный момент к подножию скалы с ускорением десять метров в секунду падает та, которой ты что-то хотел предложить. И скажи спасибо, что мысленный разговор почти мгновенный!'
  'Черт!' - только и успел подумать я, активируя прыжок.
  
  Гурен я успел подхватить метрах в двух от земли. Шустрого трупа нигде не было видно, наверное, девушка сумела освободиться от него еще в воздухе, и, благодарение Ками, что на это она потратила последние силы, убрав свою кристальную броню, потому что этот подвиг чуть не вышиб из меня последние капли сил и без дополнительного веса.
  
   - Хватать меня было вовсе необязательно! - буркнула Гурен, когда я, едва не упав, тяжело приземлился рядом с Гозу. Здоровяк, оставив пацана под ближайшим деревом, уже вытянул руки, подготовившись поймать свою командиршу, внезапно оказался обманутым в своих ожиданиях. Вид у него был настолько забавный, что я не удержал улыбку.
   - Да ладно тебе, если ты не хотела, чтобы тебя ловили и носили на руках симпатичные парни, могла бы создать свой летающий кристалл и проблема бы решилась!
  
  Гурен, сердито фыркнула, но затем едва заметно смутилась и спрыгнула с моих рук, сразу же бросившись к Юкимару. А кусты сбоку от меня зашевелились и оттуда выскочило нечто фиолетовое, пытаясь на ходу привести драный брючный костюмчик с безрукавкой, которая, к тому же осталась без воротника, в приличный вид.
  
   - Айдо-сан, вы в порядке?! Вы остались там один! Спасибо!.. - тут Акане заметила Гурен и отошедшего к ней Гозу, запнулась и напряглась, готовясь к бою.
   - Акане-чан, - на лице девушки зажглась улыбка, - все в порядке, больше не нужно драться. Мы не враги. Пока не враги, - гораздо тише добавил я, поворачивая голову и перехватывая взгляд Исами.
  
  Синеволосый парень, также выйдя из кустов, не торопился подходить, а, наоборот, встал так, чтобы видеть все происходящее у подножия каменного пальца, подсвеченного у вершины последними лучами закатного солнца и все еще догорающим напалмом. Я чуть мотнул головой и Акане отошла к брату, а тот серьезно посмотрел на меня и уважительно кивнул. Я хмыкнул - что и требовалось доказать. Нужно всего лишь подставить брата с сестрой под удар сильнейшей преступной организации в мире, потом пару раз героически спасти от поглощения мрачной черной дырой, а напоследок получить пинка от одного из девяти Зверей-Из-Чакры, могущественнейших демонов в подлунном мире - и все, уважение подчиненных у тебя в кармане! Главное, не делать это постоянным стилем руководства - у Шина потом молока за вредность не допросишься...
  
  Гурен и Гозу сгрудились - для этого громилы слов самое подходящее, он толпу и в одиночку создаст - около пришедшего в себя Юкимару. Пацан слабо улыбался и что-то тихо говорил женщине, она просто молча сидела рядом и гладила его по голове, а мужик переминался рядом. Но вот, наконец, она потрепала мелкого по щеке, вернула ему улыбку, распрямилась и кивнула Гозу. Он, как всегда молча, нагнулся, подхватил Юкимару на руки и вся эта компания направилась к нам. Гурен остановилась поодаль, метрах в пяти от меня, и сказала:
  
   - Узумаки Айдо, позволь поблагодарить тебя за помощь. Несмотря на... то, что случилось между нашими командами, надеюсь, что недоразумений не возникнет. По крайней мере, мы дорого заплатили тебе за свою ошибку...
  
  Она запнулась и покосилась в мне за спину, туда, где я при прыжке заметил груду острых камней, лежащих там после недавнего обвала. Видимо, именно туда и упал этот... недотруп.
  
  Вот, Айдо, полюбуйся, что такое - настоящий шиноби. Разговаривать с убийцей своего сокомандника, честно признать свою вину, да еще и улыбаться после того, как на нее напал мертвый друг... Хорошо, что я не стою перед таким выбором... Очень хорошо, и я вылезу из кожи вон, чтобы такие проблемы мучили только моих противников, ведь мне до таких высот самоконтроля очень, ну просто очень далеко. Да и что-то не хочется, если честно. Мне нравится быть неправильным шиноби, ибо, будь я таким как все, эти трое сейчас бы работали кормом для рыб на дне озера. Жаль тлько, что в этом вопросе у меня всего лишь один единомышленник, да и тот - Наруто, который ни в чем не знает меры...
  
  Гурен, справившись с собой продолжила:
  
   - Там, - кивнула она наверх, - ты сказал, что о чем-то хотел поговорить...
   - Да, - я кивнул. - Разговор начинался еще на озере, но ты, видимо, забыла. Насколько я понял, вы втроем решили порвать с Орочимару и отправиться в свободное плаванье? - Гурен утвердительно мотнула головой. - Тогда я предлагаю вам пойти со мной. Я являюсь главой поселения Узушиогакуре и на моем острове вы будете в безопасности. Придется, конечно, соблюдать определенные правила и вносить свою часть в наш общий труд на благо деревни, но ничего страшного я от вас не потребую. Да и ребенку всяко веселей будет, чем прятаться по лесам от жаждущих выведать секреты Орочимару...
  
  Некоторое время царило молчание, а потом Гурен хмыкнула:
  
   - Прятаться по лесам... или вновь поступить в услужение очередному странному шиноби, который обещает защиту и безопасность бывшим подчиненным Змеиного Саннина, знаменитого на весь мир, совсем не интересуясь гарантиями, как будто у него есть собственная возможность их обеспечить, - эка она меня раскусила, а? Сразу ведь о метках все поняла, даже из умолчаний и недоговоренностей. Пожалуй, предлагать беглецам от Змееглазого вот прям щас поставить метку - будет не совсем разумно... - А потом постепенно потерять бдительность и сдохнуть в очередной ненужной драке ради непонятных целей хозяина, бывшего сперва таким добрым и заботливым? Извини, но я выберу первый вариант, потому что второй уже был, только что и до мельчайших подробностей!
  
  Акане возмущенно дернулась, но я остановил ее взглядом и криво ухмыльнулся:
  
   - Я так понимаю, убеждать тебя, что в нашей деревне царит мир, населяют ее исключительно друзья, рядовые шиноби настолько ни в чем не нуждаются, что забыли, как выглядят деньги, - краем глаза я увидел, как Исами дернулся и озадаченно почесал затылок, - Глава деревни выполняет абсолютно все деревенские миссии лично, а детишки в Академии Изящных Искусств Узушио каждое утро получают вкусную, но немного подгоревшую печеньку - совершенно бесполезно?
   - Да уж, пожалуй! - Гурен не сдержалась и фыркнула. Юкимару заулыбался во весь рот, и даже неподвижная, будто высеченная из камня, физиономия Гозу чуть дрогнула. - Извини, но не верю. Слишком уж смахивает на фестивальный день в мелкой кондитерской, когда сладости раздают бесплатно. Для следующих, кого начнешь уговаривать, придумай что-то поправдоподобнее!
   - Ну что ж... - тяжелый вздох вырвался сам собой.
  
  А ведь и правда, какие у нее основания мне верить? После того, что произошло здесь за последние два дня... Можно сколько угодно кивать на великолепную выдержку шиноби, но даже самые отмороженные ниндзя все равно люди, даже если им это и не нравится. Теми, кто под напором собственной силы утратил человеческий облик, Книга Бинго до отказа забита. Чтобы исполинскую пачку бумаги с поименным списком нукенинов просто поднять - чакру ускорять приходится... Поэтому так просто, как с Кайсоку - не выйдет, они все же пришли сами.
  
  Я поднял голову к облакам, подсвеченным розовым закатом.
  
  'Йоко, а ты что можешь предложить?' - моя последняя надежда...
  'Ничего. У кого в голове мозги настоящие - тот и думает, а я занята. В последнее время у меня проблемы с прической и это из-за тебя!' - ...рассыпалась в прах. Кажется, Йоко на что-то обиделась. И, Ками, справедливый, пожалуйста, сделай так, чтобы обида была на то, что она так и не получила черепашку поиграть! А то кто этих женщин знает - пусть маленьких, состоящих из чакры и прячущихся в отцовском животе...
  
  Стоп... Женщины... А ведь это идея! Я уже с интересом всмотрелся в небо. Так, тут у нас последний час заката, значит, на Узушио уже темно, но не настолько, чтобы ложиться спать. Гекко все же героически обеспечил все жилые и рабочие помещения электричеством, но количество запросов на доработанные печати 'молния' от этого алчного хомяка ничуть не уменьшилось. Кажется, он что-то затевает...
  
  Я опустил взгляд на Гурен и улыбнулся, чем, кажется, изрядно ее удивил. Бедняжка, наверное, подумала, что я сейчас буду склонять их к принятию моего предложения, юля, изворачиваясь и отчаянно торгуясь, но она ошиблась. Потому что на Узушио сейчас ранний вечер, а женщину может в чем-то убедить только другая женщина!
  
  Глубоко вдохнуть, сконцентрировать чакру в руке и аккуратно приложить к земле. Удивленных взглядов прибавилось, но рисковать сейчас совершенно не нужно. В теории, которую я только что создал на ровном месте, проблем быть не должно, но пренебрегать даже мелочами... пусть уж лучше удивляются. Так, чакра готова, техника на старте, образ в голове, пора:
  
   - Кучиесе Но Дзюцу: ТАЮЯ УЗУМАКИ!
  
  Разбежавшаяся от ладони печать утонула в клубах белого дыма. А когда он рассеялся...
  
   - Айдо! Так и знала, что это учинил именно ты! Мало мне твоих вечных прыжков за спину, так теперь еще и такое! Скажи спасибо, что призыв не мгновенный, а то я как раз собиралась в ванную!..
   - Так вот как ты одеваешься, когда меня нет на острове! - не удержался я от хмыка.
  
  Стоящая в середине Печати Призыва девушка и впрямь отличалась от своего обычного образа. Я как-то привык все время видеть ее в свободном сером платье с ОЧЕНЬ большими разрезами, под которое она ради приличий надевала черные шортики и черный же топ. Да и волосы всегда носила распущенными, зная, что мне нравится. Сейчас же на Ю была серо-черная кожаная куртка с короткими рукавами на молнии, короткие, но даже на вид удобные штаны чуть ниже колена и перчатки с металлическими нашлепками на тыльной стороне ладоней. Волосы она тоже собрала необычно - вроде бы в туго перетянутый хвост, но в то же время оставив несколько прядей свободно падать на спину.
  
  В первый миг я даже не сразу ее узнал. Та Таюя, которую я каждый день видел рядом, была моей Ю. К этой же девушке мне предстояло привыкнуть заново. Она выглядела независимой, самостоятельной и... да, взрослой, не потеряв ни капли своей красоты, и даже обретя что-то новое. Вот только... я насмешливо покосился на желтый канат, поддерживающий безразмерную, изрядно дырявую на данный момент рубашку Гурен и смотрящийся в такой компании довольно нелепо. Видимо, это общая беда всех соратников Орочимару, и девушки опознают друг друга мгновенно, ведь симпатичные штанишки Таюи были веселенького канареечного цвета...
  
  Наконец, я перестал любоваться и посмотрел Таюе в глаза. Пришлось подавлять сильное, но совершенно сейчас неуместное желание поцеловать девушку... Но оно того стоило!
  
   - Ну чего таращишься, - обворожительно смутилась Таюя. - Это удобно... И вообще, я все знаю! Как только я доберусь до того, кто надоумил тебя стащить печенье из моего кабинета - ему не поздоровится! Как на твоем 'русском' - 'порву на немецкий знак'?
  
  Я покосился на рефлекторно втянувшего голову в плечи Исами, чудом удержался от хохота, и произнес:
  
   - Ю, ты выглядишь просто потрясающе, у меня нет слов, чтобы описать, как тебе идет новый образ! Печеньки были очень вкусными, спасибо. Но давай поговорим об этом позже - мы не одни...
  
  Таюя нахмурилась, резко обернулась, мельком приветственно кивнула замеченным брату и сестре Кайсоку... и наткнулась прямо на недоуменный взгляд моей предыдущей собеседницы.
  
   - Таюя? - удивленно спросила женщина.
   - Гурен? - вернула вопрос девушка. - Что ты здесь делаешь?
   - Да вот, столкнулись с твоим... А ты и фамилию сменить успела? - вдруг непоследовательно перевела разговор наша будущая, надеюсь, соратница. - Неужели ты вышла зам...
  
  Кулаки Ю резко сжались. Видимо, в ее взгляде тоже появилось что-то такое, потому что упомянутая соратница (если, конечно, доживет, такими-то темпами...) мгновенно проглотила фразу, продолжила немного по-другому:
  
   - Неужели влюбилась? - и со значением усмехнулась.
  
  Скрип кожи перчаток Таюи, казалось, сейчас сгонит с веток стайку свиристящих в чаще птиц... но вдруг девушка расслабилась:
  
   - Даже если и так, - по голосу чувствовалось, что она гордо улыбнулась свой визави. - Даже если и так - его есть за что любить!
   - Вот оно что... - протянула Гурен.
  
  А я почувствовал, как в душе поднимается теплая волна, а губы непроизвольно растягиваются в радостно-довольной гримасе. Ю, я обещаю тебе... нет, клянусь: что бы ни случилось - я никогда не отвергну то, что ты так щедро мне отдала!
  
   - Гурен, все же расскажи, что с тобой произошло?..
  
  Таюя попыталась было перевести разговор в конструктивное русло, но у нее ничего не вышло. По поляне разлетелся резкий хлопок, вспухли белые облака и, даже не дожидаясь, когда они рассеются, из тумана зазвучал очень знакомый голос. Очень знакомый... и очень громкий:
  
   - Айдо! Айдо, где ты?! Отзовись!
   - Нама? - сказать, что я удивился - не сказать ничего. - С каких это пор ты сам решил отправиться в общество глупых людишек? И почему ты, как всегда, не повис на моей спине?
  
  От выплеска чакры облака клочьями разлетелись в стороны и нашим взглядам предстал серо-зеленый зверек, неловко переминающийся по траве на лапах, не очень-то приспособленных для пешей ходьбы. Он повертел головой на длинной шее, увидел меня и целеустремленно заковылял вперед.
  
   - Айдо, некогда наводиться и чакру экономить, у нас беда!
   - Что случилось? - забеспокоился я.
   - Помнишь, когда вы были у нас с девчонкой... Ну той самой, у которой самые маленькие молочные железы из всех твоих подружек?..
  
  В микроскопическую паузу в речи ленивца вдруг ворвалось шипение, более подходящее перегретому до тысячи атмосфер паровому котлу:
  
   - Из всех подружек?.. Самые маленькие, говориш-ш-шь?!.
  
  За долгие века ленивцы, какими бы они умными ни были, безусловно, должны были приобрести чутье на опасность, без которого их история бы очень быстро окончилась. Естественный отбор правит бал даже среди разумных зверей-чакропользователей и Нама блестяще это доказал, при первых же звуках голоса Ю стартовав с места одним прыжком, в потрясающем темпе, которому позавидовал бы и Гай-сенсей, зацепившись за мой ремень и в мгновение ока став невидимым на моей спине...
  
  От Гурен долетел отчетливый смешок. Таюя, развернувшись так резко, что в стороны полетели куски дерна, яростно посмотрела на нее, но невидимый Нама, устроивший голову у меня на плече, не придумал ничего умнее, чем ляпнуть:
  
   - Извини, неверно выразился. Конечно, у него есть и такие, у кого гораздо меньше твоих...
  
  Ю обернулась к нам и выражение ее глаз обещало нам обоим такую бездну мучений и пыток, что застенки Морино Ибики по сранению с этим показались бы курортом на Гаити. Да уж, если бы не было меня, вторая по силе в Отогакуре и заплечных дел мастер, несущий концентрированную Волю Огня, точно бы спелись... Но девушка со светло-красными волосами вдруг гордо подняла голову, презрительно фыркнула и шагнула к Гурен, по пути что-то негромко что-то у нее спросив. А я пробормотал:
  
   - Нама, обещаю тебе, что своей смертью ты не умрешь. Однажды ты потеряешь бдительность и попадешь ей в руки. А милая и нежная Ю-тян никогда и ничего не забывает и не прощает...
   - Прости, я задумался, а вас, людей, и вправду трудно различать... - так же тихо буркнул ленивец. - А теперь слушай. Помнишь того детеныша, который часто сидел у нее на коленях, пока вы были у нас?
   - Да.
   - Так вот. Ты просил дать ей призыв. Чакросеть у нее сильно искорежена, и просто так ничего не выйдет. Но у молодых ленивцев структура каналов еще довольно пластична, и мы решили, что молодой ленивец сможет приспособиться к твоей подружке.
   - Спасибо, Нама, - вставил я.
   - Не за что, это наш долг. А теперь самое важное. Вчера Пи - так его зовут - неожиданно оказался призван.
   - Чт-то? Но ведь... Я не выполнял призыв.
   - В том-то и дело - он оказался призван без контракта! Такого никогда до сих пор не было! Ради поисков разбудили старика, и он его нашел... Да вот только пробиться к малышу у нас не вышло, он оказался заперт каким-то барьером. К малышу не попасть, к барьеру перенестись мы не можем...
   - Ну так сняли бы...
   - Ты тупой? - начал злиться Нама. - Говорю же - мы не смогли туда попасть! Снять барьер дистанционно, наверное, даже Шинигами не сможет, ему появиться рядом надо! Моя способность может пройти куда угодно... Но вот взять с собой мало-мальски боеспособного ленивца я не могу из-за размера, а мало ли что в том барьере происходит? Так что заканчивай болтать и пошли!
   - Но... погоди... у меня же здесь переговоры... дела... ребята... Таюя...
   - Не имеет значения! Пора и тебе выполнять контракт! Обратный Призыв! - отчеканил Нама, а я почувствовал, что меня куда-то тащит мягкая, но непреодолимая сила. Оказывается, Призыв бывает и не мгновенным... Теперь понятно, почему Ю так сердилась - на редкость мерзкие ощущения!
   - Народ! - торопливо воскликнул я. - Мне сейчас надо отправиться по делам! Очень срочно!
  
  Поляну затопил недовольны гомон. Кажется, у каждого, даже у Юкимару и Гозу, нашлось что сказать, но всех перекрыл недовольный возглас Таюи:
  
   - Айдо! Мало того, что ты выдернул меня сюда без спроса, мало того, что твой волосатый друг с такими же волосатыми мозгами меня оскорбляет, так еще теперь мне неделю домой добираться?!
   - Ю, прости! Гурен хочет жить с нами на острове, но пока еще не знает об этом! Помоги ей это понять! Исами, вы уже большие дети, поэтому ведите себя хорошо и не убивайте всех встречных! Вас много, вам нечего бояться! А в качестве извинений я испеку вам всем много печенек, когда вернусь!
  
  Окружающее подернулось зеленой пленкой 'не здесь и не сейчас' Намы, пространство вокруг уже почти превратилось в неразборчивое месиво и только в этот миг я осознал, с кем именно я отправил девушку, которую считаю своей, в недельный романтический поход по живописным лесам Ю но Куни, чей самый известный курорт, бывшая Такигакуре, находится прямо у нее на пути... Ведь Таюя очень любит ходить на горячие источники, а тонкая бамбуковая стенка, которой обычно отделяют мужскую половину бассейна от женской - совершенно недостаточное препятствие для пятнадцатилетнего парня, выглядящего на все семнадцать!
  
   - Стоять! А ну вертай все взад! - с ужасом завопил я, но крик сорвался в бездонную воронку уносящего меня все дальше и дальше Призыва без какого-либо ответа...
  
  Глава 27
  
  Первое, что я хотел сделать по прибытии на место - влепить наглому ленивцу смачный подзатыльник. И безразлично, что он размером не вышел, и все равно, что лет ему в тридцать с гаком раз больше, чем мне - заслужил! И за то, что нагло меня утащил, и за то, что незаслуженно - ОЧЕНЬ незаслуженно, сказал бы я, если бы не боялся покраснеть. В конце концов не в размере счастье... а исключительно в объеме! - обидел Ю... и, главное, за то, что сдал меня ей с потрохами!
  
  Действительность внесла в мои планы изрядные коррективы. В тот самый миг, когда беспорядочное мелькание перехода почти остановилось, выпуская нас наружу, меня потряс страшный удар. Показалось, что моим телом пробили бетонную стену... предварительно выстрелив мной из пушки. Для избитого и незнамо сколько раз за последние два дня переломанного тела это оказалось последней каплей. Я заорал во все горло, и, каюсь, в этом крике непечатными были даже предлоги. Я орал, когда ощущение переноса вдруг сменилось чувством свободного полета, вопил, когда падение окончилось весьма жесткой встречей с твердой поверхностью, драл глотку, когда катился по какому-то склону, и заткнуть меня смог только валун, у которого я и остановился, приложившись к нему головой. Свет, и так довольно мутный, окончательно померк... чтобы вновь вспыхнуть от чувствительного тычка в бедро, возвращая меня в такую негостеприимную реальность вновь...
  
   - Айдо, очнись! Не время разлеживаться!
   - Можно подумать, я тут вздремнуть остановился, - буркнул я, поднимаясь на ноги. - И что это было?
  
  Не дождавшись ответа, я повернул голову. Ленивец неподвижно сидел на камне, задрав морду вверх. В направлении его взгляда было абсолютно обычное небо, разве что с еще не закатившимся солнцем... и громадная выломанная дыра прямо над нами, по краям бликующая фиолетовыми огоньками.
  
   - Барьерный купол над островом, - задумчиво пробормотал Нама. - Никогда не думал, что существует хоть что-то, могущее остановить мою технику, хоть и не полностью...
   - Да уж, заблокировать Отрицание Реальности - это серьезная заявка на победу... - Нама кинул на меня недоуменный взгляд. - Я так твое 'не здесь' назвал. А то глупо звучит.
   - Но... ты ведь не можешь ее использовать!
   - Да, не могу... Но это не значит, что не сумею! - этот парадокс, похоже, оказался не по возможностям даже ленивцевых мозгов, поэтому я, секунду полюбовавшись удивленными глазами с круглым зрачком, усмехнулся и сказал: - Заскакивай в Узушио через годик - сильно удивишься! Ладно, это сейчас неважно. Что будем делать дальше?
  
  Нама встряхнулся, сосредоточился и мотнул головой куда-то вправо.
  
   - Детеныш там.
   - Забирайся на спину и пойдем. Нужно побыстрее с этим покончить - у меня еще есть дела. Нужно приносить покаянные жертвы разбушевавшейся Богине Войны... - и я шагнул вперед.
  
  Сказать оказалось гораздо проще, чем сделать. Каменистая поверхность, судя по все увеличивающемуся уклону бывшая склоном какой-то горы, казалось, не имела ни конца, ни края. Слишком далеко вперед не давала смотреть легкая дымка, ограничивающая видимость, а то тут, то там дорогу периодически преграждали солидного размера валуны, так что идти напрямую тоже не получалось. И хотя, казалось бы, для шиноби, способного бегать по вертикальным стенам, ничего сложного в этом нет, но после того, как очередной кусок скалы, на который я запрыгнул, внезапно шевельнулся под моим весом и величественно устремился вниз, увлекая за собой камни помельче, приходилось внимательнее выбирать дорогу. Я тогда некоторое время бездумно смотрел на выбоинку валуне рядом с моей головой, которую оставила отлетевший от столкновения каменная чешуйка, и после этого решил не рисковать понапрасну. Если такая штука воткнется в висок - никакое Восстановление' не спасет. Вот и верь после такого во всемогущество шиноби...
  
  Возможно, именно чрезмерное погружение в осознание тщетности бытия не позволило мне нормально следить за окружением. Поэтому, когда мне под ноги внезапно бросилась змея, по сравнению с которой земная анаконда показалась бы подростком, я опешил.
  
   - Вот черт! А змея-то призывная! Неужели мы вмешались в дела Орочимару? Тогда у нас большие неприятности! Нама, сиди тихо, не хватало мне еще в бою твоей болтовни!
  
  Я отпрыгнул назад и закрутил в ладони Разенган. Я мельком покосился на него и вздохнул - не метнуть, значит, снова рисковать собственной шкурой, на которой уже не осталось целых мест, потому что есть подозрение, что в нынешнем состоянии Режим Отшельника меня попросту убьет...
  
  Змея поднялась вертикально вверх и застыла, покачиваясь из стороны в сторону. Нападать она не торопилась и я осторожно шагнул в сторону, прикидывая, как половчее оторвать ей голову. Пожалуй, одного Разенгана будет недостаточно, поэтому... Одама Разенган!
  
  Шарик в отставленной руке рывком раздулся до полуметра, в очаге кольнуло неприятное ощущение, напоминая, что я сегодня неплохо потратился и намекая, что следующие пару недель чакрой пользоваться нежелательно - большой резерв является благом не всегда, а в голове раздался голосок Йоко:
  
  'Пап, не надо. Она не хочет атаковать. Как и остальные...'
  'С чего бы такая доброта? Единственный известный мне заклинатель змей - Орочимару, и если мы и правда его... Погоди. Какие остальные?..'
  
  Тут, будто по команде, каменный хаос вокруг зашевелился и изо всех щелей поперли... Ками всеблагой, да сколько же их тут? И откуда?!
  
  Кого тут только не было: звери, птицы, насекомые, пауки, ящерицы, вовсе какие-то неведомые мутанты - они окружили меня со всех сторон. И все они были призывными...
  
   - О е! - пробормотал за плечом Нама. - Я о некоторых и не слышал никогда! Особенно меня смущают пауки... и термиты.
  
  Упомянутые нервно пошевелили хелицерами и передней парой лапок... а потом вся эта толпа разом кинулась к нам.
  
   - Сбежать от Треххвостого Зверя-из-Чакры и умереть в жвалах насекомого - какая ирония! Не дождетесь! - я завертел Разенган во второй ладони и сгруппировался для прыжка, но, казалось, неостановимо несущаяся лавина зверья вдруг замерла в нескольких шагах от меня.
  
  Я озадаченно выпрямился, но ни один зверь больше не сдвинулся с места. Более того, к змее, все еще торчащей над камнями, вспорхнув, подлетела птица, похожая на ястреба. Пернатое приземлилось рядом со змеей, вытянуло ко мне шею и издало длинный требовательный клекот.
  
  'Пап, кажется, они хотят что-то сказать...'
  
   - Ты права, маленький демон, - подал голос ленивец, а я изумленно повернул голову к нему.
   - Ты... можешь нас слышать?
   - Невелика трудность! Да и вообще... С дочки твоей что взять-то - молодая, глупая, а вот ты мог бы думать и потише! Разорались, как муж с женой из человеческих сказок. У тебя под черепом гул еще не стоит, пустота ведь?
   - Хей! - кажется, мы с Йоко рявкнули это одновременно, причем она - моим горлом, а ленивец невозмутимо продолжил:
   - Все эти призывные звери, конечно, хотят пообщаться, но есть проблема - никто из них не умеет говорить!
   - Но... почему? - изумился я.
   - Айдо, - тяжело вздохнул ленивец, - ну погляди ты на них. Пи, за которым мы пришли, тоже пока не умеет, кстати, но у нас хотя бы горло есть! А для, например, вот таких сороконожек, - махнул лапой в сторону извивающегося хитинового тела Нама, - говорить по-человечески - это почти... ну как у вас Каге. А такие сильные существа умеют сопротивляться Призыву. Хотел бы я посмотреть, что с тобой будет, если ты соберешься призвать нашего Старика когда он будет обедать. Костей не соберешь!
  
  Ленивец хохотнул и выжидающе повернул голову ко мне.
  
  'Пап... я попробую тебе переводить их эмоции... Давай попытаемся!'
  
   - Ну что ж вы все такие пацифисты-то, а? Пара-тройка взорванных Разенганов, отскрести от сапог ошметья слизи - и проблемы бы не было, а вы... Подумать только, мне придется болтать с пауком! Я, между прочим, с детства их боюсь!
  
  И, под фырканье зверя и ехидные смешки во внутреннем мире я шагнул вперед, давая старт самым странным переговорам за всю историю человечества...
  
  Спустя пару часов, до отказа наполненных свистом, кряхтением, скрипом хитина, размахиванием во воздухе ложноножками и периодически затапливающим все вокруг волнам непереносимой вони, а так же жалобами Намы на мою непроходимую тупость и ехидными ремарками Йоко насчет повышенной шерстистости новоявленного специалиста по межвидовой дипломатии у меня наконец-то сложилось некоторое представление, что здесь происходит.
  
  Мы попали на остров. Он находился где-то на западе, и, судя по тому, что здесь только-только начало темнеть, где-то в море за Страной Молний. К сожалению, знать точнее не представляется возможным - муравьи, сороконожки и пауки, при всех своих достоинствах, все же не умеют читать карту и в географии не разбираются... Но, на самом деле, наше местонахождение было совершенно ненужной подробностью. Потому что несколько лет назад - среди зверей были те, кто еще помнил самых первых призванных, но на данный момент таких тут уже не осталось - на этом необитаемом клочке суши объявилась группа людей, которые занялись тем, что у людей получается лучше всего - пытками и убийствами...
  
  Конечно, так все это выглядело с точки зрения призывных животных, но, все равно, достраивая в голове картину, составленную из эмоционального шевеления усиков-ощущал и мельтешения перьев, я тихонько обалдевал. Похоже, дело Орочимару даже без его участия вполне себе живет и здравствует, идея 'сначала начнем эксперимент, а там, глядишь, кривая вывезет - и интересно, что получится!' чрезвычайно популярна среди шиноби, любящих именовать себя 'учеными', и, узнай Змеиный Саннин о происходящем тут - рукоплескал бы стоя...
  
  Группа людей, приплывшая сюда, насколько я понял, задалась целью исследовать Призыв и наконец-то разобраться, что это такое и откуда к нам попадают все эти странные существа. Сначала все шло хорошо - ребята смогли установить связь с несколькими новыми анклавами призывных животных, исследование двигалось семимильными шагами... Но потом, как всегда и бывает, средства заслонили цель, 'ученые' принялись пытаться улучшить призываемых животных, собираясь вывести Совершенный Призыв, который бы сочетал в себе достоинства всех зверей и был лишен их недостатков. И ресурсом для этого стали все те, кого я сейчас перед собою вижу...
  
  Я тяжело вздохнул и устав стоять, сел прямо на землю. Снова одно и то же. Порой мне кажется, что наука и 'беспощадный садизм' - здесь одно и тоже. Это ж только вдуматься - сколько перспективного материала было потрачено! Пауки могут создавать чакропроводящую ткань из своей паутины, а муравьи при правильном руководстве способны строить дома... Так что глупо говорить о жалости... хотя я вот, например, котят люблю... скорее - голый рационализм в противовес садистам с исследовательскими замашками. В конце концов, шкуру змеи на сапоги себе я все еще хочу, да и, вспоминая количество человеческих трупов на моем личном кладбище, которое, хоть и не поражает размерами, но и не смотрится пустынным покосившимся склепом на фоне других шиноби... Ладно, это неважно. Люди - людьми, животные - животными, а кладбище - кладбищем. Надеюсь только, оно как-нибудь обойдется без парочки зомби, что с такими врагами, как Кабуто - вполне вероятно. Гораздо важнее, что эти исследования длились не один день... и вот вчера, по странному совпадению с одним из последних Призывов, пришедшимся на Лес ленивцев, увенчались полным успехом...
  
  Я так и не смог понять, что же представляет из себя получившееся существо - во взмахах хитиновых лапок и в феромоновой вони особо 'разговорчивых' насекомых очень мало места отведено прилагательным и описаниям, но результат налицо. Получившееся существо одним взмахом сожрало добрую треть призывных животных, когда они сбежали - переключилось на 'исследователей нового и неизведанного' а сейчас, похоже, догрызает лабораторию до конца. И шли мы до этого прямиком ему в лапы...
  
  Я поднялся на ноги и покосился на ленивца. В конце концов, судя по тому, что мы узнали... Но Нама отрицательно покачал головой и тихо рыкнул: 'Он все еще жив'.
  
   - Что ж, похоже, и правда мне на роду написано разбираться со всякими безумными учеными и последствиями их экспериментов. Теперь главное - самому плохих привычек не нахвататься...
  
  Звери расступились, освобождая мне дорогу к кратеру потухшего вулкана,на склоне которого мы, оказывается, все это время стояли и где была устроена лаборатория. Экспериментаторы, видимо, все же чувствовали мерзковатый запах своих делишек и инстинктивно старались упрятать их поглубже.
  
  Я шагнул было вперед, но что-то заставило меня остановиться.
  
   - В общем... вы... Звери, короче. Не суйтесь за мной. Вернуть вас к вам домой я не могу, даже если бы и хотел, так что привыкайте к жизни на острове. И, если когда-нибудь сюда занесет еще путешественников - постарайтесь сразу не убивать, а хотя бы дать им выговориться!
  
  С этими словами я отвернулся от животных, которые вполне могли бы меня сожрать со страху, но вместо этого пришли просить помощи, и отправился вверх по каменной лестнице, ведущей меня к новой победе над самим собой и собственным безразличием...
  
  
  Спустя некоторое время
  
  
  Ну, что я могу сказать... Если честно, я представлял себе все происходящее совершенно не так... Я надеялся, что монстр, кем бы он ни был, успел сожрать всех виновных в собственном рождении, как минимум - немного угомонился и мне предстоит тихая прогулка по разрушенным коридорам лаборатории в поисках куда-нибудь забившегося мохнатого дитя. Действительность меня в который раз жестоко обманула, и как раз поэтому я сейчас лежу за поребриком бетонного парапета, выстроенного по периметру огромной пещеры, наблюдаю за разворачивающимся внизу действом и соображаю, что же мне все-таки делать...
  
  Начать, наверное, стоит все же с самого заметного, что бросилось в глаза. Это оказался пресловутый эксперимент...
  
  В детстве я зачитывался книжками Говарда о Конане-киммерийце. Он казался мне настоящим идеалом героя, который, не зная страха и сомнений, посвятил себя великой цели - очистить мир от всего враждебного и непонятного. Я всегда хотел быть на него похожим, таким же смелым, сильным и вырывающим у судьбы свои победы силой. А еще - в каждой книжке в Конана влюблялась еще одна новая девушка...
  
  Став чуть постарше, я сменил точку зрения, начав немного сочувствовать колдунам - как же, бедняги пытаются в кромешной тьме невежества нащупать основы законов мироздания, но все их усилия раз за разом рассыпаются в прах под напором жадных до золота необразованных варваров - но все же, узнав, что Говард писал что-то еще, кроме Конана, и, по неопытности, перепутав Роберта с Лавкрафтом (что немудрено, они ведь были друзьями), очень обрадовался. Так в мои руки попал 'Зов Ктулху'...
  
  Сейчас старая история оживала буквально на моих глазах. Местные, видимо, получали знания из книжек с помощью информационного поля Космоса... а может, монстр сам зачитывался Лавкрафтом в каком-то из прошлых перерождений, но то, что стояло сейчас боком ко мне, было практически полной копией Владыки Глубин и самого результативного мозгоеда в истории, до которого далеко каким-то Яманака... Осьминожья голова, выпученные буркала, пучок щупалец на подбородке, гигантское, подпирающее потолок серо-зеленое тело, под весом которого трескался каменный пол, кургузенькая пародия на драконьи крылья за спиной, руки, одновременно похожие на лапы ящериц и верхние конечности богомола одновременно. Из образа выбивалась лишь широченная слюнявая пасть, зияющая поперек брюха. И, судя по размерам зубов в ней, чудище предпочитало мозгам пищу посытнее...
  
  Монстр стоял ко мне боком, не обращая внимания на окружающее и методично молотя всеми выступающими частями - щупальцами, лапами, иногда хвостом - по четырехметровому кубу, переливающемуся перед ним мягким розовым светом на гранях. А середине куба как раз и была заключена причина моих раздумий.
  
  Если честно, я решил прогуляться по каменистому и неудобному склону, рискуя порвать последнюю пару сапог, даже не думая воспользоваться Хирайшином в первую очередь потому, что надеялся, что, как бы ни сложится ситуация, горе-экспериментаторов так или иначе успеют сжевать, как кольца кальмаров под не особо вкусное пиво. Встречаться с ними мне не хотелось... Можно назвать это трусостью или малодушием, но спасать подобия Орочимару мне не улыбалось - где звери, там и люди недалеко, но и убивать их вроде бы было не за что. Не ради же власти или там для садистского удовольствия старались... Вот я и постарался возложить решение этой моральной дилеммы на не страдающее рефлексией плотоядное чудовище. И вот сейчас выяснилось, что решать все же придется.
  
  В кубе неподвижно, подняв правую руку к потолку и удерживая ею этот барьер, с закрытыми глазами стояла девушка. На вид ей было лет двадцать, а довольно симпатичное лицо немного портила струйка крови из прокушенной в напряжении губы... оттеняя своим цветом красные волосы, спадающие на спину и перехваченные белой ленточкой чуть выше лба!
  
  Судьба явно решила надо мной посмеяться. В самом сердце логова безумных ученых, под атакой монстра, созданного ею самой, стояла одна из тех, кого я так долго разыскивал - девушка из клана Узумаки. Но ведь я не верю в Судьбу!
  
  'Пап, что будем делать? Ты же не хочешь вот так ее...' - прорезалась Йоко.
  
   - Спокойно, Айдо, спокойно. Красные волосы - совершенно не показатель, кому как не тебе об этом знать. Не показатель, я тебе говорю! - стараясь заглушить мысленный голос дочки, чуть громче, чем стоило, пробормотал я.
  
  Конечно же, я знал, что все просто не может вот так вот кончиться. Иногда мне кажется, что Йоко, несмотря на отсутствие хвостов, полагающихся приличному демону, гораздо могущественнее, нежели мне кажется - она умеет управлять случайностями. Ну в самом деле, чем еще можно объяснить: само ее появление, то, что Кайсоку - гордые и сильные, как ни крути, согласились жить на острове под моей меткой... Или то, что несдержанный возглас пришелся на тот краткий миг, когда монстр решил передохнуть от безостановочной долбежки барьера, в пещере установилась тишина, а замечательная акустика каменного зала разнесла мой голос по всем уголкам помещения?..
  
  Чудище недоуменно рыкнуло, и, перебрав ногами и раскалывая пол новыми трещинами, чуть повернулось в мою сторону. Я быстро упал за поребрик, выставив оттуда только голову.
  
  Девчонка в барьере тоже услышала незнакомый звук и открыла глаза. Медленно оглянулась, развернулась лицом ко мне и подняла голову на балкон. И я встретился с ней взглядом.
  
  Конечно же, заметить меня она не могла. Да и я, по большому счету, мало что мог разобрать с такого расстояния, но все же я увидел...
  
  В ее глазах не было ни страха, ни боль, ни просьбы о помощи. Лишь обреченность, понимание, что выхода нет и готовность принять свою судьбу, сотворенную ее же собственными руками - до конца.
  
  Не знаю, сколько бы я смотрел в ее глаза, которые, казалось уже созерцают вечную темноту за порогом жизни и смерти... но тут меня больно укусили за ухо.
  
   - Айдо, посмотри! Посмотри, кого она держит в руке! - прошипел Нама.
  
  Я чуть опустил голову - на левом локте девчонки, прижатом к телу и до этого невидимом, на манер котенка болтался почти полностью вжатый в ее живот серо-зеленый пушистый комок.
  
   - Айдо, это Пи! Мы его нашли! Не стой, делай что-нибудь!!!
  
  Ленивец завопил это в полный голос и я понял, что решение от меня уже не зависит, эти двое - на спине и в животе - все решили за меня...
  
   - Да мать же вашу так! - заорал я, выпрямляясь и следя, как обреченность в глазах красноволосой сменяется удивлением и тенью безумной надежды. - Я вам не армия спасения! Если из-за этого кто-нибудь удумает подарить мне на день рождения миленького розового пони - убью своими руками! Тенгаи Ходжин!
  
  Невидимая волна сенсорного барьера невесомо ударила в развернувшегося ко мне монстра, вынуждая его сбить шаг, а я провалился в прыжок, чтобы спустя неразличимое мгновение расплыться по прозрачной стене куба. Голова от удара загудела.
  
   - Да кто ты такая, биджу тебя задери?! И этот барьер - тоже пространственный?! Ты ими что, в ванной вместо ширмы заслоняешься?! Немедленно убери его!
  
  Девчонка лишь отрицательно качнула головой, одновременно поднимая вверх взгляд. Я обернулся... и отскочил от удара пучка щупалец. Они безвредно скользнули по барьеру и обрушились на пол, выбив из него пару центнеров каменных осколков...
  
   - Дура недоверчивая! - припечатал я, снова отпрыгивая от мелькнувшей серо-зеленой плоти.
  
  Так, что же делать? Атаки на расстоянии у чудища откровенно медленные, я вон даже без печатей уворачиваюсь, но вот приближаться к нему очень не рекомендуется - щупальца гнутся во всех направлениях и он вполне может укутать меня в кокон. Да и не хочу прикасаться к этой мерзости, если честно. Ну, тогда пойдем ва-банк!
  
   - Нама, закинь в меня немного своей чакры, ну как тогда на крыше, помнишь? - я быстро оббежал куб, прикрываясь им от врага. Так этой зазнайке и надо, ее спасают, а она...
   - Айдо, но ведь это...
   - Раньше ляжешь - раньше кончишь! - мстительно ляпнул я. Девушка в барьере дернулась от неожиданности и, кажется, даже смутилась, а из внутреннего мира донеслось неодобрительное: 'Фу, как грубо!'
  
  'Прости, малыш, больше не буду!' - мысленно повинился я, и объяснил вслух:
  
   - Нама, чтобы Разеншотен меня не спалил, мне нужна сенчакра, а Печать Отшельника я сейчас проконтролировать не смогу и она может меня убить. Давай же, обещаю сделать все быстро!
  
  Совершенный Призыв оказался довольно туп - я уже второй раз удираю от него вокруг кубического барьера, а он ведется. Но проверять, через какое время он сообразит просто нависнуть сверху - неохота.
  
   - Хорошо, - буркнул ленивец и сразу же в моем очаге чакры будто открыли дверь на улицу в морозный день. Ощущение прохлады, свежести и уюта росло и ширилось, захотелось плюнуть на все вокруг, усесться на пол и наслаждаться этим прекрасным чувством. Да и вообще - я слишком много пережил за эти два дня, неплохо было бы и капельку вздремнуть...
   - Ай!
   - Если ты думаешь, что мне приятно кусать твое немытое ухо, ты глубоко ошибаешься. В конце концов - ты не моего биологического вида. Не увлекайся! - рыкнул Нама
   - Тоже мне, Казанова, а у самого моль в шерсти живет. Нахватался умных слов... - Препирательства не помешали мне слить всю полученную энергию в руку, уже сжимающую шар Разенгана, и на последнем слове я вскочил на верхнюю грань барьера и что есть силы метнул гудящий огненный клубок прямо в скопише щупалец. Сфера отправилась в стремительный полет, а я спрыгнул на пол и замер за противоположной стенкой барьера.
  
  Техника долетела к цели, ударила прямо в голову чудовища, ожидаемо раскрылась куполом, захватившим почти все тело зверя... и вдруг растеклась по нему тонкой пленкой. Пасть на брюхе животного внезапно перестала пускать слюну, искривилась в какой-то жуткой пародии на ухмылку и начала втягивать воздух. А вместе с ним в жуткой глотке исчезало и мое пламя...
  
   - Это чего значит?.. Он проглотил Разеншотен? Это не гендзюцу?.. Обалдеть, товарищи ученые - доценты с кандидатами, это ж чего вы такое сотворили?! Если он сожрал Разеншотен на сенчакре, тогда он сможет поглотить вообще все, что только на ум взбреде-ё-о-о!.. - Моему противнику, наконец, надоело ждать, он одним прыжком взмыл к потолку и всей своей многотонной тушей рухнул прямо на меня. Удрать я смог только потому, что основной удар принял на себя барьер красноволосой.
  
  Грани куба внезапно замерцали, девчонка внутри охнула и стиснула зубы так, что на скулах заиграли желваки, а по подбородку побежал уже настоящий ручеек крови.
  
   - Что будем делать, Айдо?
   - Нама, - я поднялся в пола и выпрямился, - учись у Йоко. В бою ее не видно и не слышно, кроме как в критических ситуациях, да и тогда она предпочитает действовать, а не задавать глупые вопросы, - туша заворочалась и тоже стала подниматься. Уверенности в ее движениях было гораздо больше, чем мне бы хотелось, а неожиданно умный черный глаз косил на мерцающий барьер. - С моей дочкой я не побоюсь спуститься в самые жуткие глубины Ада, а с тобой пока - только в разведку. А сейчас... Сейчас ты заберешь их отсюда! Передай этой дуре, что я ее ненавижу!
  
  Я закинул руку за спину, сгреб загривок ленивца в кулак и что был силы метнул его прямо в грань куба.
  
   - Я тебя убью-у-у!..
  
  Истошный вопль не помешал ленивцу, только что ставшего первым в истории Бортом Номер Один Имени Узукаге (все слова с большой буквы), стремительно окутаться зеленью 'не здесь и не сейчас', пролететь барьер насквозь и прервать технику, чтобы уцепиться всеми лапами в девчонку.
  
   - Обратный призыв! - раскатился по залу громкий крик и барьер вместе со всем содержимым скрылся в белых облаках.
  
  Монстр наклонился к полу, обнюхал быстро рассеивающийся туман, неожиданно оглушительно чихнул, и снова встал, недвусмысленно развернувшись в мою сторону.
  
   - Ну что, вот я и снова наедине с жутким неубиваемым чудовищем в пределах своего сенсорного барьера, а из оружия у меня только Хирайшин? История повторяется, но вот все время скакать мне уже надоело. Вызывает какие-то странные ассоциации...
  
  Хоть разговаривать самому с собой и немного глупо, как ни странно, меня это всегда успокаивало. Но в этот раз мой монолог очень быстро стал диалогом.
  
  'Я вот тут подумала... Слушай, пап... Эта штука двигается не очень быстро и довольно неуклюжая, мы сможем ее удивить. Раз с Треххвостым не получилось, так может сейчас наверстаем?'
  
  Я на миг замер.
  
  'То есть ты хочешь... его?.. Ах ты, мое злое солнышко!- умилился я, получив в ответ волну нежности. - Ни перед чем не остановишься, чтобы новую игрушку получить! Я согласен!'
  
  Руки будто сами по себе дернули в стороны полы рубашки, ладони сложились лодочкой и прямо перед мордой чудища раскрылся серый вихрь.
  
  Впервые я получил возможность посмотреть, как работает наше совместное с Чие творчество, так сказать, в расчетном режиме. И результаты меня порадовали. Серый вихрь вращался бесконечной спиралью, постепенно сходясь к одной точке, уже несуществующей в данной реальности, и эта спираль исправно втягивала в себя распластавшееся в последнем броске чудовище, нимало не смущаясь тем, что оно, вообще-то, материальное, а не состоит из чакры, как предполагалось...
  
  Пара секунд - и вихрь закрылся, сыто хлопнув напоследок, а в зале не осталось ни малейшего следа чудовища.
  
   - Слава Ками, что хоть один-единственный раз хоть одна из моих печатей сработала как полагается с первого раза! - я удовлетворенно отряхнул ладони от несуществующего мусора и позвал дочку: - Йоко! - молчание. - Йоко, как ты там? На всякий случай, как хозяин внутреннего мира - я желаю, чтобы ты сделала с этим зверьком все, что твоей душе угодно, а теперь отзовись, мелкая заср!..
  
  Наверное, все же иногда стоит быть сдержаннее в своих желаниях, ведь они всегда сбываются... В ответ на мои слова в черепе раздался настолько чудовищный рев, что я не выдержал и рухнул на колени, схватившись руками за уши. Пальцы попали во что-то мокрое, я поднес ладони к лицу и с удивлением увидел кровь... А затем в живот будто воткнулся меч, раскаленный в адском огне. Он повертелся среди моих потрохов, устраиваясь по-хозяйски... а затем стремительно рванулся вверх, разрывая мое тело и мой мир на две части, мгновенно рухнувшие в темноту...
  
  
  
  ...Кап... кап... кап... Где-то неподалеку от меня размеренно падали капли, разбиваясь о камень. На душе было легко и спокойно, будто все плохое уже позади, звук капели действовал на меня умиротворяюще, тем более что ничего другого вокруг слышно не было. Только я, капли... и очень жесткая и угловатая поверхность, на которой я лежал, почему-то скрестив руки на груди. Черт, неужели я умер, меня похоронили, а я потом воскрес?! С моей безумной жизнью такое может сойти за мелкую неприятность! Надо не забыть составить завещание, чтобы после моей смерти сожгли труп. Хотя быть призраком-плакальщиком тоже неохота...
  
  С этой жизнеутверждающей мыслью я открыл глаза. Все оказалось не так печально - я действительно лежал в какой-то пещере, но пятно света, расплывающееся сбоку, говорило, что я, по крайней мере, не в величественном мемориальном склепе, выстроенном в честь признания моих заслуг. Хотя и жаль, что это не так... Тьфу, бредятина какая! Радуйся, что живой!
  
  Я поднял вверх правую руку и задумчиво на нее уставился. Конечность слушалась хорошо, да и тело, за исключением неудобств от впившихся в спину камней, никаких неудобств не испытывало. Пожалуй, пора выяснить, где я оказался, потому что это - не лаборатория, которую я запомнил последней.
  
  Встать показалось легче легкого, но я вдруг понял, что мысль о моем хорошем самочувствии была сильно преждевременной. Шатало меня, как будто мы на пару с Ли решили тренировать его стиль Пьяного Кулака, но вот если ему хватает четырех рюмок саке, то я, с моим ирьедзюцу, влил в себя по крайней мере бочку. И до боевых качеств знаменитого Зеленого Чертика Конохи, которого в этом состоянии все ловят, я так и не добрался...
  
  Вот так, держась за удачно оказавшуюся под рукой стену пещеры, я и добрался до входа, из которого по-прежнему лился свет. А когда я сделал шаг из пещерного зева и проморгался от резкой смены освещения...
  
  Я стоял на скале, а вокруг шумел лес. Он простирался вокруг от горизонта до горизонта, ему не было ни конца ни края. Мое место было единственным возвышением посреди деревьев... листва на которых была черной.
  
   - Айдо! - я повернул голову в сторону звука и увидел Наму, забавно ковыляющего ко мне на трех лапах. - Ты в порядке?
  Да не сказать бы, что очень... Сколько я валяюсь?
  Пошла третья неделя. Старик уступил тебе свою пещеру, потому что тут три раза шел дождь... Он очень хотел сам тебя поблагодарить, но не дождался - уснул, - ленивец хихикнул.
   - Ясно... Из лаборатории ты меня забрал?
   - Конечно, не мог же я бросить своего друга?!
   - Спасибо, Нама... А что с лапой-то твоей?
   - Ну... понимаешь... - вдруг замялся ленивец.
   - Узумаки Айдо, - глубокий, будящий смутные желания грудной голос, раздавшийся с другой стороны, заставил меня повернуться. Мир исказился и покрылся черными точками, но я все же смог устоять на ногах, в упор рассматривая черные глаза на бледном лице, обрамленном краснотой волос. - Я хочу поблагодарить тебя за спасение. Меня зовут Хонока...
  
  Девушка осеклась, опустив глаза на мою протянутую ладонь.
  
   - Будем знакомы, - пересиливая головокружение, улыбнулся я. - Надеюсь, теперь ты видишь, что мне доверять надо чуть больше...
  
  Моя ладонь по-прежнему висела в воздухе без какой-либо реакции со стороны красноволосой. Наконец, она дернулась и неловко протянула мне правую руку... от кисти до плеча закатанную в импровизированный лубок из древесных веток.
  
   - Так. Может, расскажете, что тут происходит? Что с тобой случилось? И с тобой, Нама, тоже?
   - Айдо, - тихо начал ленивец. - Когда я вернулся за тобой, ты катался по полу лаборатории и орал, как будто тебя режут. Пока я хватал тебя, ты чуть не оторвал мне лапу. Уже здесь ты вдруг начал пытаться разодрать себе живот... Хонока попыталась удержать тебя, но ты сломал ей руку. Пришлось звать Фоливоруса, иначе ты бы сам себя выпотрошил... А после Фоливоруса Хонока четыре дня одной рукой держала на тебе барьер, пока ты наконец не угомонился. Кстати, она знает о барьерах кучу всего, смогла даже Старика удивить!..
   - Понятно... - я, не дослушав ленивца, сосредоточился. - Несмотря на то, что я не чувствую ничего плохого, кое-кому лучше прекратить молчать... Иначе я сам приду во внутренний мир и уж там-то я точно смогу тебя выпороть! Йоко, а ну отзовись, негодная девчонка!
  
  Живот вдруг дернуло болью, Нама отшатнулся в сторону, а Хоноке пришлось отскочить назад, чтобы не угодить во внезапно раскрутившуюся спираль печати. Сверкнули искры, протянулись оранжевые полотнища - и вот перед нами уже стоит моя ненаглядная дочурка во всей свей красе.
  
  Первым делом девочка обернулась, одним прыжком подскочила к Хоноке, схватила ее за здоровую ладонь и энергично ее потрясла:
  
   - Добрый день, меня зовут Йоко Узумаки, а как вас зовут, я слышала. Не бойтесь меня, я ничего плохого вам не сделаю, вы меня еще не знаете, но обязательно узнаете! - На одном дыхании выпалив это, с позволения сказать, приветствие, она развернулась, прыгнула вплотную ко мне, посмотрела в глаза, чуть наклонив голову и неожиданно встала сбоку, закидывая мою руку себе на плечи.
  
   - Ох ты ж ё!.. Не говоря о том, что это было жуть как больно - она наклоняла голову, чтобы на меня посмотреть! Пусть совсем чуть-чуть, но моя маленькая дочурка, еще совсем недавно прятавшая лицо у меня на груди, чтобы поплакать, теперь держит меня на плечах и мне приходится поднимать для этого руку. Да она сантиметров на двадцать вымахала, не меньше!
  
   - Фух, пап, ты еле на ногах стоишь, не надоело себя мучить? - улыбнулась она, но тут же посерьезнела. - Прости... Затащить эту тварь во внутренний мир было большой ошибкой.
   - Рад, что ты это признаешь, - все еще шокированно отозвался я. - Больше никаких подселенцев в мой многострадальный живот!
   - Хорошо, пап, - кивнула Йоко, но тут же хихикнула. - Впрочем, зная тебя - случится что-то еще! Вот за это я тебя и люблю - ты всегда соглашаешься на мои авантюры и радуешь свою родную дочку!
  
  Девочка на секунду прижалась плотнее и тут же перехватила мое шатающееся тело поудобнее.
  
   - Пап, - продолжила она рассказ, - мне пришлось драться с ним в поединке, где победитель получает все, твое тело в том числе, печать ведь его тоже превратила в энергию... Мне стыдно, - шмыгнула носом девочка.
   - Что, и такие драки бывают? Не знал...
   - Вот и я не знала, - нахмурилась Йоко, - теперь буду умней... А вообще, - тут же развеселилась она, - ты бы знал, что это за чудище! Оно жрало непрерывно, что попадалось ей на глаза и забирало способности своих жертв, представляешь! Если бы я была готова - смогла бы забрать себе все полностью, а так - столько добра даром пропало!
   - Не расстраивайся, это неважно. Поздравляю с твоей первой победой! - я неловко потянулся, чтобы погладить ее по голове, но она вдруг повернулась ко мне и понизила голос.
   - А знаешь, пап... Все-таки кое-что я смогла у него забрать. Его самую главную способность и силу.
   - И что же это?
  
  Йоко, оглянулась, проверяя, не подслушивает ли кто, придвинулась вплотную... и мое ухо обожгли горячие, как пустынный ветер и ледяные, как ночь в горах слова, произнесенные одними губами:
  
   - Поглощение... Узумаки Айдо, Шодай Узукаге, ты представляешь?! Это же всемогущество!..
  
  Где-то в небесах вдруг натянулась и лопнула тончайшая незримая струна. Далеко-далеко отсюда Огама-сеннин дернулся в своей бесконечной дреме, чутко, отнюдь не по-жабьи, вслушиваясь в скрежет задергавшихся шестеренок, движущих мироздание; в бревенчатом доме на деревянной кровати вдруг выпрямился бледный мужчина, уставившись незрячим змеиным взглядом перед собой и прошептав: 'Не сделал ли я ошибку, выбрав Саске-куна? Может, еще не поздно все исправить?'; в заваленной годами не убиравшимся мусором комнате глубоко вздохнул молодой парень с желтыми, как солома непослушными волосами - непонятный призрак шиноби с перевязанным белой тканью лбом, двумя косицами по бокам лица, одетый в белую мантию с запятыми, похожими на Шаринган, вокруг воротника, часто приходивший к нему по ночам - больше никогда ему не приснится... А в этот самый миг прозвучали слова, которым стало суждено определить будущее целого мира:
  
   - Понятно... В таком случае, Нама, подскажи, где тут у вас можно собрать сухих листьев с чакродеревьев? Писать фуин тушью - просто варварство какое-то... Пора познакомить наших врагов с тремя составляющими истинного всемогущества - китайским противотанковым взводом, копировальным фуин-цехом и сеточками из чакрометалла на голое тело от известного своим качеством бренда 'Абибас!'...
  
  
  Конец третьей части.
   1

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Т.Сергей "Эра подземелий 3"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"