Лагун Павел Адамович: другие произведения.

Cтихотворения

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Стихотворения 1999 г.

Пурга-злодейка навевает стужу.

Судьба-злодейка разрывает душу.

От этой злобы не укрыться мне,

Я с нею нахожусь наедине.

Она в едином, двойственном порыве

В меня вцепилась, радуясь поживе.

И рвётся в клочья тела и душа,

И я иду сквозь снег, едва дыша.

И словно на спине моей наклейка:

Приклеилась ко мне пурга-злодейка.

Судьба-злодейка вновь лишает сна.

Одно спасение - скорая весна.

  

***

Намело сугробы, словно в детстве:

Долго снежной не было зимы.

Нарушая связь причин и следствий,

Размывая грани света-тьмы

Снег валит без продыху, без меры,

Без конца и края сыплет снег.

Словно из далёкой "прощлой эры"

Он кончает здесь свой бурный бег.

Словно, распаляясь на излёте,

Он ворваться хочет в новый век.

Подарить последние "щедроты":

Завалить, засыпать хочет всех.

***

Засверкала, запарила, зажурчала,

Засвистела, зацвела, заворожила.

Начала своё движение сначала:

Побежала, припустила, что есть силы.

Обнажилась, омовилась, обновилась,

Оперилась, отряхнулась, оттолкнулась.

В голубое небо устремилась,

Над землёй рассыпав громкий возглас.

Пронеслась, проголосила, прокричала

Про проталины под снежной белизною.

И помчалась дальше птицей талой,

Называяь бурною весною.

Московский сквер

Как терпко пахнет тополями

В московском сквере на Таганке!

В апрельский вечер кренделями

Сюда заходят хиппи, панки.

Бренчат гитары, льётся пиво,

Дымят привычно сигареты.

Здесь каждый выглядит красиво;

На все вопросы есть ответы...

А солнце медленно заходит,

Сверкая отблесками в окнах,

А юность вечно колобродит,

То слышит всё, то сразу глохнет.

Совсем недавно мы же сами

Сидели в сквере - песни пели.

И терпко пахло тополями,

И навсегда ушли метели.

Холода

Над всей Россией холода:

Цветут сады, но словно осень.

И лепестки, как снег унрсит

Дождливый ветер в никуда.

Такого не было давно:

Октябрь ворвался в зелень мая,

Привычный ритм весны ломая,

Как камень, брошенный в окно.

И нет надежды никакой,

Что холод северного круга

Вдруг не вернёт метель и вьюгу

По чьей-то воле колдовской.

И не наступит никогда

Святое, солнечное лето...

Ведь нехорошая примета,

Когда повсюду холода...

***

Весь мир сосредоточен на тебе!

И, словно нет далёких измерений,

Нет разркшений, новых нет творений.

В молитвенной покорности судьбе.

Весь мир сосредоточен на тебе!

Ты - как конечный пункт моих свершений,

Ты - как начальный символ вдохновений.

Ты - как победа в праведной борьбе!

И, кажется, не будет больше бед,

Когда ты рядом каждое мгновенье,

Я чувствую твоё прикосновенье:

Весь мир сосредоточен на тебе!

Жара

Летний полдень жарким маревом

Растопил дома деревни,

Подпалил вокруг деревья

Солнечным прозрачным заревом.

Полыхают все окрестности

Этим сказочным пожаром...

Солнышко слепящим жаром

Брызжет по земной поверхности.

Брвзги в травах загораются

Разноцветными соцветьями...

И Земля в жаре вращается

Так вот каждый год столетьями.

***

А лета не было?! Едва ли

Его я прожил деня за днём?!

Опять мне миг короткий дали

И вновь я растворился в нём.

Вновь я нырнул в зелёный омут

Листвы, уветов, пахучих трав.

Они в моём сознанью тонут

И разливаются стремглав.

Я каждвй год стараюсь лето

Схватить, запомнить, удержать.

Его желанные приметы

В ладони накрепко зажать.

Но лето ящерецой рвётся

Из рук моих всего лишь миг.

И только изумрудный бъётся

Хвост в пальцах, как прощальный вскрик.

***

Прощай мой старый дом!

Гле я прожил полжизни.

Ты смотришь с укоризной:

Внутри тебя "соддом".

Прощай мой старый дом!

Тебя я покидаю.

Душа как птичья стая,

Срывается с трудом

С насиженного места,

Где годы шли, как сны

От лета др вечны.

И было им не тесно.

Но вдруг осенний ветер

Развеял эти гнёзда,

Случилось всё так просто.

И вихрь не утих.

Он душу бросил вдаль

От старых стен и крыши.

Душа летит всё выше

И печаль.

Здесь я встречал друзей

Здесь я любил и верил.

Но запирает двери

Судьбы моей музей.

В его нутре пустом

Мои воспоминанья

Шепчу им: "До свидания",

Прощай мой старый дом!

***

Пять снежинок - пять зим, пять снежинок - пять лет.

Мне заметны они через жизни стекло,

Средь сугробов, что Время вокруг намело.

Я их вижу в кристалликах прожитых дней

И они с каждым днём всё приметней, видней.

Всё приметней тот первый стремительный год,

Когда мы устремились в совместный полёт.

Крыльев взмахи и неба бескрайняя синь,

Первых зимних снежинок прозрачная стынь.

И весна снежным вихрем цветущих садов

Разметала туманы ущедших годов,

Мы уносимся вместе в неведомый век!

Ну и в этом летят сквозь безудержный снег

Пять снежинок, оставивших в памяти след

Пять снежинок - пять зим, пять снежинок - пять лет!

Стихотворения 2000 г.

Картина.

Словно из раскрытого окна

Мысленно опять вхожу в картину,

Где шумит и пенится весна,

Разливая красок мешанину.

Из зимы, из чёрно-белых вьюг

Я попал в другое измеренье;

Вдруг мгновенно прилетел на юг

Силой своего воображенья.

Я брожу среди цветущих лип,

Я вдыхаю аромат магнолий,

Слушаю волны протяжный всхлип,

Вижу моря широту и волю.

Я купаюсь в солнечных лучах,

Пью напиток счасья и простора;

И из сердца исчезает страх,

Как в окне раздвинутая штора.

Только, оглянувшись на дома,

Я увидел в окнах мезонина:

В тёмной раме - старая картина,

А на ней - холодная зима...

***

Два сердца бьются в унисон,

Стучат, не уставая;

Не различая явь и сон,

Ноябрь сливая с маем.

Так миг за мигом, день за днём,

За годом год упрямо

Стучат два сердца. И вдвоём

Сердца играют гамму.

Поют мелодию любви

В два голоса, в два стука.

Ты только песню не прерви -

Смертельная разлука!

***

Воронка времени всосала новый век:

Она глотает дни безудержным обжорой.

Закончилась зима, почти растаял снег;

И глазом не моргнёшь, как год промчится скоро

И глазом не моргнёшь, как снова ляжет снег,

И снова снег сойдёт и ляжет вскоре снова.

И, вроде бы, летит всегда по кругу бег,

Но сорвалась с коня последняя подкова.

Его не удержать, он скачет круто вниз.

Мелькают мимо дни сплошным круговоротом.

И в день какой нас ждёт заведомый сюрприз:

Падение с коня с... возвышенным полётом ?

Зелёный взрыв.

Как много сразу зелени!

Какой зелёный взрыв!

Была зимой застелена

Земля, про жизнь забыв.

В анабиозном холоде

Лежала, замерев.

Но простыня расколота

Под солнечный нагрев.

И белое безмолвие

Взорвалось криком птиц.

Грозы весенней молнии

Пронзили мрак темниц.

Зимы темницы рухнули

От блеска синевы.

И под листвою жухлою

Раздался взрыв травы.

***

...Как лист в поток уроненный

Я отдаюсь судьбе...

В. Брюсов.

Живу в круговороте дней.

Вчера что было - забывыю.

Я книгу времени листаю,

Но текст стирается на ней.

Твержу, не разливая слов,

Прошедших дней скороговорку.

И мозга чёрствую подкорку

Грызу, как корку - дар Христов.

Не отвергаю Благодать

Но ничего не понимаю:

Хоть книгу времени листаю,

Зачем же мне её листать?

***

Ты среди лета птицею летишь,

Порхаешь бабочкой и розою стоишь,

Раскрыв для солнца крылья - лепестки;

Они, как дни, прозрачны и легки.

Несутся дни бесшумной чередой:

Ты мчишься в них прохладною водой;

Ты облачком порхаешь в синеве

И сладким сном мелькаешь в голове.

Я просыпаюсь. Снова рядом ты,

Любимые, знакомые черты,

Как отраженье прошлых светлых лет,

Опять рождает солнечный рассвет.

И мы внутри двух птиц, двух мотыльков,

Двух роз, двух облачков, двух ручейков

Живём за днями дни, за годом год.

А в нас любовь бессмертная живёт.

***

На вдохе лето чуть затлело;

На выдохе до тла сгорело.

И пепел летнего пожара

Слетает вниз листвою старой.

Сожгло двухтысячное лето

Моей надежды амулеты.

И я стою на пепелище,

Где только осень ветром свищет.

Её злорадству нет предела...

Как лето молодость сгорела.

И старость на моём пороге

Стоит, переминая ноги.

***

У глаз моих колейдоскоп,

В нём время крутит будни.

И дней стремительный голоп:

Полуночи, полудни

Мелькают, кружатся стремглав,

Летят перед глазами.

Узоров разноцветный сплав:

Недели с месяцами

Сливаются в один поток,

Одной сплетёны сетью

Исчезнут, как один виток -

Года, десятилетия...

Свет.

В твоих ласкающих ладонях

Я засыпаю крепким сном.

И опускаюсь в глубь бездонных

Прекрасных глаз. Сон - невесом.

Мне снишься ты. Твой нежный голос.

Твоей улыбки тихий свет

Сияет мне, как вечный космос

На много миллионов лет.

Я возле звёзд твоих вращаюсь,

Спускаюсь в глубь твоих планет

А утром снова просыпаюсь,

Ловя твоей улыбки свет.

Стихотворения 2001 г.

Ужас Вечного Холода

Сердце вновь холодит.

Сердце болью расколото,

Сердце снова знобит.

Снова бъётся натуженно

С перебоем в груди.

Страхом смерти остужено,

Что нас ждёт впереди.

Но когда-то ведь молодо

Пелась песнь о Весне.

Ужас Вечного Холода

Приходил лишь во сне.

***

Пронзительный март.

Ёлок синие тени.

И галочный гволт

В суматохе весенней.

Несутся ручьи

Вдоль обочин дороги.

И солнца лучи

Льют на землю потоки.

И снова, как встарь,

Оживает природа.

И юн календарь

Быстротечного года.

***

Напои меня апрель

Успокоеньем.

Влей мне солнечный коктейль

С теплом весенним.

Чтобы я вдруг опьянел,

Хлебнув напиток,

Позабыв про свой удел

Духовных пыток,

Чтобы птичий хор запел

Небесным пеньем,

Напои меня апрель

Успокоеньем.

***

Зима упала в чёрную дыру

И захлебнулась в омуте глубоком

И затаилась там, на дне, до срока,

С весной продолжив вечную игру.

А та, из солнца вынырнув стремглав,

Горячим светом мир преображая,

Рассыпалась вокруг цветами мая,

Зимы седые тучи разогнав.

И понеслась, ломая зимний лёд

По сёлам, городам, полям и рекам.

И будет так от века и до века,

Покуда не замрёт круговорот.

***

Мне всё равно, что лето, что зима.

Мелькают лишь картинки на экране

То все в снегу деревья и дома,

То всё в зелёном призрачном тумане.

Мне всё равно, что осень, что весна -

Они вокруг меня попеременно:

То на секунду вспыхнет желтизна,

То разноцветье скроется мгновенно.

Несётся жизнь в ускоренном кино

И с каждым годом всё быстрее кадры.

А мне теперь, признаться, всё равно,

Что опустеют скоро кинотеатры.

Цикорий.

Капли неба брызнули на землю,

Обретя цветы, листву и корень:

Расцветает голубой цикорий

В середине лета, как издревле.

Он Миры собой соединяя,

Отмечает жизни половину,

Превращает следствие в причину,

С каждым днём её всё отдаляя.

С каждым днём стелится по округе

Острый запах смерти сладко-горький.

Расцветает голубой цикорий

На лугу, на летнем полукруге.

***

Я жил, не считая года.

Сейчас же считаю мгновенья.

И каждое прикосновенье

Стараюсь впитать навсегда.

Осеннего солнца лучи

На пальцах блестят паутинкой.

Холодные слёзы-дождинки

На щеках моих горячи.

И жжёт поцелуй тёплых губ,

Как листья на плечах ладони:

Одни из последних агоний

Той жизни, которой был люб.

За мигом промчавшихся лет

Я всё растерял без остатка.

Осталась на веки загадка,

Не найден потерянный след,

Вернусь ли обратно сюда

По правилам перерожденья ?

Чтоб снова, считая мгновенья,

Прожить, не считая года.

***

Плыву в океане Времени,

Который шумит вокруг.

Пошёл бы на дно от бремени

Но держит спасательный круг.

Держусь за него уверенно

В круговороте Любви.

И знаю: не всё потерено:

Ты только кольцо не порви!

Не дай в океанской безне

Безвременно утонуть.

Пока мы держимся вместе -

Мы продолжаем путь.

***

Вся жизнь моя превращается

В один быстротечный день.

Земля, как юла вращается,

Сменяя, то свет, то тень.

В круговороте серости

Похожие дни летят.

Смотрю я в оцепенелости

На бешенный циферблат.

Там гибнут с невиданной скоростью

Надежды мои и дела.

Часы сломаются вскорости,

Но вряд ли замрёт юла.

Стихотворения 2002 г.

Кокон.

В зимнем коконе однообразья

Я живу в литоргическом сне.

И не в силах прорваться к весне

Слабым взглядом слепого двуглазья.

Не дано мне увидеть Миры,

Где сверкают цветами созвездья.

Получил я, должно быть, возмездье

Зимнем коконом чёрной дыры.

Я чего-то всё клянчил у Бога:

В жизне этой желал преуспеть.

И судьбу свою молча терпеть

Не хотел со смиреньем, убого.

Я просил себе жребий другой:

По России стихами промчаться,

И до чистых сердец достучаться,

Не достигнув черты роковой,

Но за дерзость желаний таких

Упакован был в кокон двуглазья,

Чтоб в отчаянье однообразья,

Видеть сны о созвездьях иных.

***

В феврале нагрянула весна:

Растопив снег, наделав лужи.

И, как искушение, к тому же,

Солнцем бьёт небес голубизна.

В хмурый месяц март ворвался вдруг,

Распалив душевные сметенья,

Возродив былые устремленья,

Разорвав убогой жизни круг.

И как будто не было зимы,

Не морозил душу холод страха,

А весна нагрянула с размахом,

Раздробив осколки зимней тьмы.

Всё вернется на "круга своя":

В марте снег завалит всю округу.

Но, как проблеск солнечного юга,

Свет ворвался в зимние края.

Ночь.

И снова ночь меня страшит

Своим стремительным приходом,

Она, как чёрный, мрачный щит,

Между закатом и восходом.

Она, как смерти пелена

Между судьбой и возрожденьем

И я, заснув, не вижу сна

Под тяжестью изнеможденья.

И утро в день опять спешит,

А день перебегает в вечер.

И снова ночь меня страшит,

Как северный, холодный ветер.

***

Вот полопались яйца каштанов

И зелёные листья-птенцы

Превратились вдруг в птиц-великанов,

Как весеннего солнца гонцы.

В беспорядке расселись на ветках,

Изумрудные вздёрнув хвосты.

И закрылись в невидимых клетках,

Испугавшись небес высоты.

Скоро вспыхнут каштанные свечи

И мгновенно они догорят.

А осенний порывистый вечер

Ветром сдует весь причий наряд.

Закричат желтохвостые прицы

И отправятся в дальний полет,

Разбросав по ветвистой границе

Свой коричневый, гладкий помёт.

Карусель.

А годы пролетели

И поросли быльём.

Я мчусь на карусели

По кругу день за днём.

Несутся бестолково

Стремительные дни.

Я ими околдован,

Как призраки они.

Мелькают однотонно

Туманной чередой.

Слежу я полусонно

За этим день-деньской.

Зачем же, в самом деле,

Гореть святым огнём,

Коль мчусь на карусели

По кругу день за днём.

***

Лето пропахло цветами и травами,

Жаркими днями, ночными дубравами,

Те в темноте шелестели листвой.

Тихо шепча нам про вечный покой.

Лето исчезнет от ливневой замети,

Вымыв следы о себе в нашей памяти.

Мы позабудем о нём навсегда

В дни, когда землю скуют холода.

Было ли, не было лето горячее?

Будем смотреть мы глазами незрячими

Видеть лишь ветки дубравы нагой

Слышать лишь шопот про вечный покой.

***

Позавчера цвели сады

И Мир покрыт был белой негой.

Сегодня жёлтые листы

Покрыты первым белым снегом.

Вчера бездонный небосвод

Блистал надеждой на бессмертье.

А нынче серый хоровод

Меня холодным ветром вертит.

Сегодня я, как жёлтый лист

Лечу, облеплен белым снегом

И слышу только ветра свист,

И вижу только серость неба.

А завтра снежная зима

Меня укроет белизною

И будет вечной эта тьма,

Пока не сменится весною.

***

В день всех святых на свет явилась ты

На тусклый свет осеннего ненастья.

Из первозданной вечной темноты

Пробился лучик трепетного счастья.

Родился он на утренней заре,

Спустившись на осеннее гнездовье

И засиял в холодном ноябре,

Согрев его своей святой Любовью.

Метаморфозы.

Гончарного круга вращенье;

Невидимой силы рука.

Мгновенное превращенье

Из мальчика в старика.

Ещё в голове не пропали

Картинки из прожитых лет.

Но в зеркале виден едва ли

На стенке висящий портрет.

Случились с ним метаморфозы:

Морщинки пробились у глаз

И старости горькие слёзы

Стоят в них и брызнут сейчас.

Нас лепит нелепое время

Своей беспощадной рукой.

И быстро мы станем не теми,

Кем были мы в жизни другой.

Стихотворения 2003 г.

Щегол.

Всю жизнь ты, как птица, стремишься в полёт,

В желании в небо взлететь.

Но Бог тебе в небо взлететь не даёт

И в клетке ты вынужден петь.

Ты рвёшься на волю, ты шлёшь небесам

Последний отчаянный крик.

Но вновь без ответа твои словеса:

Ты цели своей не достиг.

Поломаны крылья о ржавый металл,

Отчаяньем сердце свело.

Ты в детстве во сне, словно птица летал,

Но детство бесследно ушло.

И ты на приколе. Ты гол, как сокол,

Певец с соколиной душой.

Сидишь ты в клетушке - охрипший щегол,

На что-то надеясь ещё.

***

И снова промчалась зима

В морозной и злой круговерти,

Опять повторяясь на свете,

Вновь светом сменяется тьма.

Ложатся по снегу опять

Деревьев лиловые тени.

В предчувствии силы весенней

Деревьям недолго стоять.

Недолго на зябком ветру

Держать свои голые ветки.

На крыльях зелёной расцветки

Слетится листва поутру

В начале цветущего мая.

И щебетом радостных птиц

Дополнится отблеск зарниц,

Границы былого ломая.

Марионетка.

По сцене жизни я бреду;

Другие куклы прытки.

Но всех нас держат на ходу

Невидимые нитки.

А нитки держиит Кукловод.

Одним даёт он волю,

Другим, как раз наоборот,

Безрадостную долю.

Его я чем-то рассердил

И он меня стреножил.

По кругу я всю жизнь бродил,

Твердя одно и тоже.

Он мне навек назначил роль

Ущербного поэта.

И неубрал из сердца боль,

Чтоб помнил я про это.

И никуда я не уйду

От этой вечной пытки:

Меня связали находу

Невидимые нитки.

***

Апрель вздул вены

На ногах,

Вздул цены

И посеял страх.

Его плоды

Во мне растут

И душу душат,

Словно жгут.

И словно жгут

Мне давят шею

Сплетенье тягостной судьбы.

Я задыхаюсь и немею,

Хрипя мольбы

Пустому небу:

Небо - немо,

Не отвечает

В свой черёд.

Лишь лунный свет

На плечи льёт,

Горя пасхальными

Свечами

В горниле страха

И отчаянья.

***

Доживу ли до новой весны?

Дотяну ли до тёплого мая?

Разрывая покров пелены,

Ледяные гробницы ломая?

Прикоснусь ли к зелёной листве,

Уловлю ли черёмухи запах?

Загляну ли в глаза синеве,

Без привычного, вечного страха?

Повторится ли трель соловья

Среди кипени яблонь и вишен?

Дотяну ли до светлого дня,

Чтоб весну в новом мае услышать?

***

Июньский бесконечный дождь

Посеребрил промокший сад.

Дождливый месяц так похож

На лето много лет назад.

Тогда вот также шли дожди

И небо плакало навзрыд

От той бессмысленной вражды,

От тех немыслемых обид.

Июнь дождливой пеленой

Укрыл прошедшие года,

Похоронил их под собой

И растворил их навсегда.

Но если память ты встряхнёшь,

Увидишь на глубоком дне,

Как сыплет тот далёкий дождь

В потоке безвозвратных дней.

***

Я устал молиться Богу,

Я устал поклоны бить,

Пустоту небес любить,

У неё просить подмогу.

Ничего не происходит:

Хоть молись, хоть не молись;

Хоть смотри с надеждой ввысь -

Бог с Небес к тебе не сходит.

Дни безликой чередой,

Словно призраки мелькают.

Их не задержать руками,

Не отмыть святой водой.

Пусть я знаю наизусть

Тех молитв совсем немного.

Хоть устал молиться Богу,

Но я, всё таки, молюсь!

Замки.

Из песка я строю замки:

Всё мечтаю выйти в дамки.

Но пустой самообман

Разрушает океан.

Где-то замки строят люди:

Из успех лежит на блюде,

Из не мучает тоска -

Скалы там и нет песка.

Там о камни бьются волны;

Закрома и чаши полны.

Стены крепки, как гранит:

Океан их не страшит.

Я же снова, до прилива

Строю замок торопливо,

Но безжалостный прибой

Заливает замок мой.

Мне бы тоже, для замены,

Строить каменные стены.

Только их сложить не просто,

Если здесь - песчаный остров.

  

Ладони клёна.

Прислонившись к осеннему клёну,

Ощущаю ожоги листвы,

Что дрожит в фонаре опалённой,

Съёжив пальцы джиженьем кривым.

И испуганно жмутся ладони,

Закрывая горящий фонарь,

Позабыв, что когда-то зелёным

Был их цвет в ту весеннюю старь.

Робко к солнышку ручки тянулись;

Был порыв их надеждой скреплён.

А теперь безнадёжно согнулись:

Осыпается листьями клён.

И летят листья тихо на землю,

Перекрасив её в киноварь.

Я полёту последнему внемлю

И смотрю на горящий фонарь.

***

По тебе тоскую вдалеке:

В неуютном, тёмном уголке.

Осень разлучила нас с тобой,

Забросав пути домой листвой.

А вокруг разбросаны дома:

За домами прячется зима.

Заключённый в ледяной острог,

Как бы я в тоске не изнемог.

Как бы в этот зимний беспредел

Я от снега весь не поседел.

Вдруг засеребрится у виска

По тебе безмерная тоска.

***

По белой траве, среди белой листвы

Иду я под сводом ночной синевы.

И вдруг замечаю, внезапно застыв,

Прошедшего лета вокруг негатив.

Ну, разве не летняя эта трава ?

Ведь белой на плёнке заметна листва.

И это не иней, белесый, как лунь.

Вокруг не декабрь - негативный июнь.

Стихотворения 2004 г.

Часы.

Во мне песочные часы -

И каждый день - песчинка.

Она, как капелька росы,

Иль крошечная льдинка

Летит в глухую глубину,

Откуда нет возврата.

И я во времени тону,

Потоком дней объятый.

Песка всё меньше на верху,

Но он летит быстнее.

Сдержать его я не могу:

И с каждым днём старею.

Но верую, как упадёт

Последняя песчинка,

Часы опять перевернёт

Рука или... пружинка ?

Отвержение.

Разрушен сказочный дворец:

Вокруг хрустальные осколки.

Они невероятно колки,

Под ними кровь людских сердец.

Здесь Южной Африки жара

Мгновенно превратилась в холод.

Оледенел огромный город,

Узнав, что смерть опять скора.

Она опередила всех,

Обрушив сверху свод хрустальный,

Своей сноровкою банальной,

Сломав счастливый детский смех...

И стала тёплая вода

Кровавым льдом. И крики, стоны

Оповестили "День влюблённых",

Что вновь нагрянула беда,

Что русский, яростный февраль

Не принял южной сказки душу.

И он безжалостно разрушил

Нездешний аква-парк Трансвааль.

Гора.

На что надежды ? Единицы

Взлетели на земной Парнас.

И там расселись, словно птицы

И смотрят сверху вниз на нас.

А мы с подножья лезем в гору -

Лицом в колючие кусты.

И ищем шаткую опору

Среди кромешной пустоты.

Нас сколько сорвалось с уступа,

Разбившись о земное дно ?

Поняв: вершина недоступна,

А силы кончались давно.

И я ползу, теряя силы

И ног не чуя под собой.

Взлететь бы, расправляя крылья.

Но крылья срезаны судьбой.

***

Меня не радует весна!

Глаза мне слепит дым зелёный

И сизый дым зимы спалённой,

Окно мне застит до поздна.

Меня не радует любовь!

Она застыла в зимней спячке

И ей, ознобливой мерзлячке,

Вернуть тепло я не готов.

Меня не греет эта жизнь

А та, другая, давит душу.

И в день, когда я всё разрушу,

Взлечу ли ввысь иль ринусь вниз ?

***

Семь дней полнолуния.

Семь дней, семь ночей.

Не знаю, усну ли я

От мёртвых лучей ?

  

Не знаю, проснусь ли я

Под майский рассвет ?

Ведь всех ждёт экскурсия

На тот лунный свет.

И в лунном затмении

Увижу ли я

Святое знамение

Нового дня ?

Иль буду, как мумия

Вовек недвижим ?

Семь дней полнолуния:

Закрытый режим ?

Луна как наводчица,

А ночь, словно вор.

Но вырваться хочется

На светлый простор.

***

Лиловый луг на косогорье

Сливает в речку свой поток.

Похож на капельку цветок,

А луг похож на капель море.

Как рыбки, в этой синиве,

Летают пчёлы и стрекозы.

Меняя грациозно позы,

Порхают бабочки в траве.

И замирают налету,

Заметив капельку нектара,

В цветах рождённую недаром

На жарком солнечном свету.

И пьют янтарную росу,

Не в силах до конца напиться.

А летний день в реке струится

И держит время навесу.

Ночь.

Ночные рельсы вьются матово,

Как две огромные змеи.

На горизонте перекатами

Ползёт гроза на край Земли.

Сверкают, удаляясь, молнии.

Проходит туча стороной.

И звёзды, очищенья полные,

Опять сверкают надо мной.

Трава густая, выше пояса.

Вдыхая горько - сладкий дух,

Пою, не повышая голоса,

Но обостряю песней слух.

Иду знакомою дорожкою,

Путь рядом призрачно блестит.

А ночь, неслышно, чёрной кошкою

За мною, крадучясь, бежит.

Её хочу спугнуть я песнею.

Но, как возврат далёкий гроз,

Вдруг загудел, загрохал рельсами,

Промчавшись мимо, тепловоз.

***

Душа запуталась в силках,

И ввысь уже не рвётся.

Летать в небесных облаках

Теперь ей не прийдётся.

Она прикована к земле

Осеннимми цепями.

Мерцает в палевой золе

Багряными огнями.

Те искры гаснут неспеша

Под ливнем листопада.

В силках запуталась душа...

Вот за труды награда!

Потолок.

Каждую ночь надо мной потолок -

Белый квадрат постоянства.

Жизни не прожитой чистый листок,

Узкий квадратик пространства.

Каждую ночь, засыпая под ним,

Чую его приближенье.

Движут его быстротечные дни.

Неуловимо движенье.

Каждую ночь на один сантиметр

Ближе ко мне он, какбудто.

Только спугнёт его призрачный свет,

Сдвинет осеннее утро.

Каждую ночь, как безжалостный рок

Он не даёт мне покоя.

Странно, а вдруг, словно По, потолок

Я ощущу под рукою ?

***

Твоя приближается осень;

И листья по ветру летят.

Но лето душа твоя просит

Опять возвратиться назад.

Ну, как же возможно поверить

Душою в такой переход ?

Ведь в лето захлопнулись двери:

Здесь зябкая осень живёт,

По жёлтым коврам и дорожкам

Пойдёшь ты по ней, не спеша.

И будет всё, как понорожку,

И свыкнется с этим душа.

И с осенью нужно смириться.

Светлица её велика,

Ведь руку твою, словно птицу,

Моя согревает рука.

Кожа.

Жизнь моя - шагреневая кожа,

Каждый год сжимается она.

И уже на кожу не похожа,

Ту, что в детстве мне была дана.

Бархатистость где её и нежность ?

И упругость, мускулам под стать ?

Долгих лет святая безмятежность,

Детства неземная благодать ?

Где тот мальчик, ангельски-красивый,

Где тот светлый юноша-поэт ?

Как стихов рождались переливы,

На лице оставив вечный след.

Время, словно грубый кожемяка,

Кожу мнёт и жмёт её, долбя.

И с душою возникает драка,

Бьётся плоть, чтобы спасти себя...

Глянешь утром в зеркало. О, боже!

Кто же это смотрит на тебя ?

Жизнь моя - жагреневая кожа.

Жизнь моя - дублёная судьба.

Стихотворения 2005 г.

Игра.

Маята безликих дней:

Снег и дождик вперемешку.

Жизнь похожа на насмешку

Тех, кому она видней.

Может быть на небесах,

От небесной вечной скуки,

Мне отбить решили руки,

Сбив колёсики в часах.

Мчатся Новые года,

Отдавив друг другу пятки.

И со мной играют в прятки

То дожди, то холода.

Тот, кто правила игры

Создал,он и стал судьёю.

И назвал игру - судьбою

До безвременной поры.

Знамя.

Как младенец в колыбели,

Я спелёнут в этом теле.

Снежным саваном метели

Закрутить меня хотели,

Чтобы я к весне не рвался,

Не кричал и не брыкался,

Не оставили мне шанса

Для весеннего сеанса.

Но весна не за горами!

И её живое пламя

Надо мной взмахнёт крылами,

Затрепещит, словно знамя.

Белым саваном снлетёный,

Я увижу цвет зелёный.

Под весенние знамёна

Встану, заново рождённый!

Снеговей.

Холодрюга дует с юга.

И метёт лихая вьюга.

В марте, вместо тёплых дней,

Задувает снеговей.

Завалил он пол Европы

И нарыл везде окопы.

Объявил весне войну,

Задержал везде весну.

Даже Африку набегом

Он засыпал мокрым снегом.

Мёрзнут негры и арабы,

Спотыкаясь об ухабы.

И Нью-Йорка небоскрёбы

Провалились под сугробы,

Словно террористов полк

Налетел вдруг на Нью-Йорк.

Снеговей - вояка бравый!

Он себе не ищет славы.

И боится, без сомнений,

Лишь глобальных потеплений.

Томленье.

В душе весеннее томленье.

Весной мне хочется уйти

Из городского захламленья

По неторённому пути.

Туда, где поле пашней манит,

Парящей в солнечных лучах,

Где вскрылась речка, и туманит

Вода на заливных лучах.

Туда, где вербные головки

Пушистой силой почки рвут,

А лес, с небесной окантовкой,

Как негранённый изумруд

Лежит в серебрянной оправе

Ещё нестаявших снегов.

Но лезут из под снега травы,

Круша кристаллы холодов.

Где птичье радостное пенье

Рождает каждую весну

В душе неясное томленье

И жизни вечной новизну.

Короткий май.

Летают майские жуки,

Как много, много лет назад.

Черёмух пряный аромат

Струится берегом реки,

Высок вечерний небосвод.

И там, где зреет темнота,

Взошла далёкая звезда

И белый свет на землю льёт.

Ложится ночь на белый свет.

Её встречают соловьи.

И песни выдают свои,

И вновь конца тем песням нет.

И вновь бушует буйный май

На свете только раз в году.

И целый год его я жду,

А он проходит невзначай.

Но ради тех коротких дней

Терплю я осень и зиму.

И я когда-нибудь пойму,

Что жил, как майский соловей.

Сумрак.

Вдруг среди лета прилетела осень.

И замахала крыльями дождя.

Из октября её в ибнь приносит,

Ознобом душу снова бередя.

И над землей зелёной пролетая,

Смакует осень тягостный полёт.

И, словно, серая воронья стая

С гортанным криком дождь на землю льёт.

Цветы, деревья - все лишились цвета,

Лишились света в серой пелене.

И никогда не засияет лето,

Коль осень вьётся сумраком в окне.

Апофеоз.

Настало время бабочек, стрекоз,

Порхающих над летнем разноцветьем.

И в эти дни всё ярче и заметней

Июльского тепла апофеоз.

Сверкает сцена солнечным огнём.

Звучит разноголосым птичьим пеньем.

И хор поёт с небесным вдохновеньем,

Летая в небе жарким летним днём.

Внизу блестит зеркальная река

В опалубке зелёных декораций.

И сцена жизни ждёт людских оваций

За этот нескончаемый спектакль.

***

Ты всемогущ, а я ничтожен

И ты меня уничтожаешь

И постоянно унижаешь,

Внушая мне одно и тоже.

Я рвусь к тебе. Ты - неприступен

Ты недоступен, ты - холоден

Ты, - словно, молния - свободен.

А я повинен, я - преступен ?

И ты меня, конечно, любишь,

Но очень странною любовью.

Меня ты беспощадно лупишь

По методам средневековья.

Ты - перепутал. Я - не вобла

И мягче от битья не стану.

Ведь я когда-нибудь устану

И раздробит меня оглобля.

***

И ты так заростёшь, как твой зарос отец:

Крапивой, лебедой, полынью и осотом.

Неведомый поэт - придёт тебе конец

И твой холодный труп зароют под погостом.

И не прийдёт к тебе поклонников толпа,

Чтобы стихи твои читать возле могилы.

Толпа всегда была нема, глуха, слепа.

Что тратить на неё слабеющие силы.

Что толку призывать пустые небеса,

Ведь небу до тебя нет никакого дела.

Не сотворит оно святые чудеса,

Гормонию создав твоей души и тела.

Ведь тело заростёт травой и лебедой,

А души откоптит церковное кадило.

И сын твой не придёт, ужасно занятой,

Как некогда тебе убрать отца могилу.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"