Лагутина Иннеса Алексеевна: другие произведения.

Дьяволиада

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 3.26*6  Ваша оценка:


Моему отцу,
Лагутину Алексею Ивановичу,
жертве коммунистического режима,
посвящается...

ДЬЯВОЛИАДА

Содержание:

Глава 1

Карл Маркс и марксизм

Глава 2

П.А.Столыпин

Глава 3

Мои корни

Глава 4

Лениниана

Глава 5

Сталинщина

Глава 6

Боль моя, Украина

Глава 7

Бывших КГБистов не бывает

Список литературы

Карл Маркс и марксизм

  
   Говорят, люди делятся на агрессивных и творческих, и большая беда возникает тогда, когда агрессивная личность оказывается во главе масс, на вершине власти - она не конструктивна, ее назначение лишь крушить и разрушать.
   В памяти всплывает столь привычный барельеф - 4 профиля - Ленин, Сталин, Маркс, Энгельс. Они чем-то напоминают хищных птиц, черты суровы, заострены и решительно устремлены куда-то вверх, наверное, в новую битву, в новое потрясение.
   Они - боги, совершенные, возвышенные, прекрасные, с ранних лет в яростных самоотверженных заботах, заботах о нас, сирых, недалеких.
   Лучшие актеры воспроизводят их безупречные черты.
   Монументальная пропаганда давит нас, усредненных, их громадными прекрасными фигурами в мраморе, граните, бетоне.
   Более 70-ти лет в нас искусно вбивалась идея безграничного почитания наших вождей.
   До сих пор мы не можем избавиться от потребности обретаться в тени наших величавых идолов. Поднялось изваяние Сталина в Гори, идет сбор денег на его монумент в каком-то убогом северном городишке, в Калининграде, вездесущий Церетели навязывает сотворенного Сталина Волгограду. К счастью, от подобного подарка Крыму Украина отбилась.
   Москва, Карл Маркс. Голова, обрамленная целым стогом волос, под резцом стремящегося к достоверности скульптора обрела конфигурацию очень большого и внушительного прямоугольника.
   И за всеми этими монументами, барельефами, гениальным, проникающим во все поры души и тела коммунистическим пиаром - маленький, болезненный, до неистовости амбициозный и агрессивный человечек.
   Отец Маркса - известный адвокат - имел средства и предоставил сыну возможность получить хорошее образование. Карл окончил Триерскую гимназию, затем стал студентом юридического факультета Боннского, а затем Берлинского университетов, однако курс обучения завершить не пожелал.
   Его прозвали Мавр за смуглость кожи, а колоссальную бороду и шевелюру Маркс отрастил, чтобы подчеркнуть свое сходство с богом богов Зевсом, статую которого возил за собой во всех своих передвижениях.
   Теоретик революции Карл Маркс происходил из знаменитого раввинского рода, но в шесть лет он, по настоянию отца, отрекшегося от веры предков, был крещен в евангелийской церкви своего родного города Триера ( Пруссия).
   Позже Карл отказался от какой-либо религии ( религия- опиум для народа) и был обвинен в антисемитизме не без оснований.
   Маркс испытывал отвращение к повседневному, рутинному труду, только однажды и недолго числился в штате одного парижского журнала.
   Деньги для Маркса были bete noire (предмет отвращения). Отказываясь стать машиной для делания денег, он всю жизнь испытывал в них острую потребность, а свою семью обрекал на унизительную бедность.
   Деспотизм часто лежал в основе его поведения; мнение, отличное от его собственного, в ярости отторгал, не хотел и не умел сдерживать часто захлестывавших его чувств гнева и яростной агрессии. Противникам в спорах кричал: "Я тебя уничтожу!" - и был готов пустить в ход кулаки. Иногда испытывал неодолимую потребность физического разрушения.
   Описывается случай, когда поздним вечером Маркс после долгих споров и выпитого пива увлек всю компанию молодых мужчин на улицу и первым бросился бить фонари, его ярость и восторг были беспредельны и заразительны, вскоре этим занялась и вся его компания. Полиции пришлось объединить силы, чтобы остановить разъярившихся молодчиков.
   Может быть, в этом эпизоде высветилась глубинная суть Мавра.
   Маленький, нервный, амбициозный, агрессивный человек, уподобляя себя Зевсу-громовержцу, считал своим назначением метать громы и молнии в ненавистный ему миропорядок и разрушать, разрушать его до основания.
   Его непреклонность и агрессивность неодолимо влекла к нему одних людей, других отталкивала. Ориентир на разрушение и только разрушение в статьях Маркса, публикуемых в нескольких журналах европейских городов, привел к последовательному изгнанию его из Парижа, Кельна, Брюсселя.
   Испытывая острое неприятие всего того, что наработано человечеством, Маркс рождает качественно новый подход к философии.
   В "Тезисах о Фейербахе" Маркс говорит следующее: "Философы лишь различным образом объяснили мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его".
   Изменить самым радикальным образом, а именно: низы возносятся вверх, верха низвергаются вниз или в никуда.
   Долой избранных творцов истории, народные массы управятся сами.
   Его величество пролетариат, его диктатура с единственной безальтернативной партией во главе - вот схема, по которой вскоре будет творить историю Ленин, ученик и последователь Маркса.
   "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" Для чего? Для классовой борьбы, для суровой жертвенной жизни, для великой мировой революции (понимай - мирового господства), способности поставить на дыбы весь шар земной, для полного слома старой государственной машины вместе с наработанными человечеством духовными, культурными, религиозными ценностями.
   Горькая шутка. Если бы воскресший Маркс посетил бывшее соцпространство, созданное по ориентирам его единственного, всепобеждающего учения, он бы не нашел там даже горящих фонарей для битья, часть из них вместе с проводами сданы в металлолом озверевшими от безысходной бедности и безработицы пролетариями, а еще сохранившиеся бездействуют из-за нехватки у народной власти электроресурсов. И мрак этот повсеместен, стоит лишь слегка отклониться от наших пока сияющих столиц.
   Объединяясь, пролетарии утаскивают с дорог и дворов тяжеленные крышки коллекторных люков - цель та же.
   Разбитое, много раз ломаное государство, и - мы в нем как заложники.
   Вот и весь итог.
   Судьба подарила К.Марксу любовь прекрасной женщины. Аристократка Женни фон Вестфален, зеленоглазая, рыжеволосая, была прекрасно воспитана и образованна.
   Избранная однажды в Триере королевой бала, она была окружена толпой поклонников, но выбрала Карла, которого называла ласковым прозвищем Shwarzwildchen (черный дикаренок).
   Обе семьи были против этого брака.
   8 лет Карл и Женни будут бороться за право быть вместе. 19 июня 1843 года Карл и Женни обвенчались в протестантской церкви.
   Медовый месяц пара провела в Швейцарии на деньги, подаренные матерью Женни.
   Маркс остался верен себе - к деньгам относился с прежним отвращением.
   Там, в Швейцарии, он всячески демонстрировал пренебрежение к деньгам матери Женни, разложил их по двум кейсам, оставлял их открытыми в гостиничном номере, вводя в искушение прислугу. Прислуга на соблазн не поддалась, и молодожены успешно потратили деньги на себя.
   Хотя семья быстро увеличивалась - рождались дети, а всего в семье Маркса их было 7, Карл так и не пожелал найти работу и заработок, что в его понятии значило стать машиной для деланья денег. Семья очень бедствовала.
   Страх беременности и появления нового рта всю жизнь присутствовал в этом браке.
   Несколько раз семья Маркса оказывалась перед угрозой выселения из квартиры за неуплату, а однажды они вынуждены были одолжить деньги, чтобы похоронить годовалую Франциску. Маркс приучал детей врать кредиторам: "Мистера Маркса дома нет".
   Бедность и неустроенность, в которых пребывала семья Маркса, отмечал в своих отчетах прусский полицейский агент - обеденный стол застлан засаленной скатертью, на нем вперемешку валялись рукописи, женское рукоделие, игрушки, отбитые чашки, а гостю предложили сесть в кресло, с которого никто не удосужился смахнуть крошки.
   Положение семьи несколько стабилизировалось, когда ей начал оказывать систематическую помощь сын богатого фабриканта Ф.Энгельс.
   Только трое из семерых детей Маркса дожили до зрелых лет, двое покончили жизнь самоубийством.
   Ослабленная частыми родами, измученная бедностью, болезнями детей, их ранними смертями, Женни очень страдала.
   К.Маркс писал Ф.Энгельсу: "Когда я вижу страдания моей жены и осознаю свою собственную беспомощность, я готов броситься в пекло к дьяволу".
   И все-таки стать подлинным отцом семейства, его опорой он не смог или не захотел.
   Ему пришлось пережить смерти детей и жены.
   Был у Маркса еще один ребенок, сын от юной привлекательной крестьянки Хелен, в доме Маркса - Ленхен, верной и преданной служанки.
   Этот ребенок родился всего через 7 лет после столь долгожданной свадьбы Карла и Женни.
   Измена Карла причинила беспредельные страдания Женни.
   Ребенок, названный Генри Фредерик, был отдан в приемную семью. Родной отец с ним встретился однажды, незадолго до своей смерти.
   От вечных семейных проблем Маркс находил успокоение в романах с 33-летней богатой землевладелицей фрау Тенге, с молоденькой кузиной Антуанеттой Филипс.
   Естественно, что при таком образе жизни Марксу не удалось сохранить здоровье.
   Он страдал от нервного перенапряжения, имел проблемы с печенью и зрением, патологически не любил мыться, крайне редко принимал ванну, а последние 20 лет это и вовсе стало проблемой, потому что Маркс страдал от сильнейшего фурункулеза.
   Благородная и преданная Ленхен оставалась нянькой и служанкой Маркса до конца его дней.
   Коммунистическая пропаганда определила образ жизни, избранный Марксом, как жертвенный и героический. Конечно, все пикантные и непривлекательные подробности от нас, "совков", были тщательно скрыты.
   Мол, величайший из великих посвятил себя поиску путей спасения человечества, жертвуя при этом благами своей семьи и своими собственными.
   На самом деле под всем этим славословием - довольно ущербная личность, не способная жить по общепринятым человеческим нормам и посему столь беспощадно их отвергающая.
   И в то же время Маркс - знаковая фигура 19 века. Две крупнейшие личности века- К.Маркс и Наполеон.
   Его марксизм овладел умами и душами масс.
   7 десятилетий мы, граждане Страны Советов, терпеливо и упорно, нам даже чудилось - успешно, внедряли теорию Маркса в жизнь.
   Неистовые последователи Маркса обретались и в других странах мира.
   Почему? Может быть, потому, что марксовский коммунизм - в каждом из нас, и отсюда его популярность.
   Простым языком - это зависть и злоба к более успешным, успокоительная для большинства людей идея всеобщей уравниловки, это вечное посягательство на те ценности, что наработаны усердным соседом.
   Твоя собственность - будет моей собственностью.
   Это удобное и безоглядное служение только одной безальтернативной идее.
   Весь этот мутный осадок на дне человеческой души, который в нравственном обществе положено подавлять и стыдливо прятать, марксизм выволок на поверхность и поставил во главу угла, придав ему героическую, революционную значимость и полное оправдание.
   Марксизм сориентировал нас, обитателей 1/6 части земного шара, не только на разрушение "мира насилья" со всеми материальными и культурными ценностями, но и на разрушение человеческих душ, правовых и нравственных законов.
   Яростный порыв марксистского разрушительства на каком-то генетическом уровне передался нынешним молодым поколениям наших стран, о Марксе и марксизме вовсе не наслышанных.
   Мы грабим и разрушаем могилы наших предков, разбиваем или крадем садовые скамейки, урны, с садистским удовольствием превращаем парки, пляжи, лесные поляны в мусорники, а водоемы в отстойники.
   Мы не чувствуем красоты мира, можем сорвать цветок, ветку, сломать дерево, тут же бросить, растоптать, поиздеваться над беззащитным существом, - то ли человеком, то ли животным, - убить из внутренней потребности убивать.
   Мы разрушаем даже то, без чего не можем обойтись,- подъезд, лифт, входную дверь, сиденье автобуса.
   Зло стало удовольствием.
   Грязно обругать, пригрозить, ударить, украсть-экспроприировать - считается нормой.
   Свою теорию Маркс представил как единственную и безупречную, никакой оппозиции, никаких ревизий.
   Из марксовской "идеально гармоничной" конструкции нельзя изъять ни единого кирпича, чтобы не разрушить ее - учили нас наши ученые марксисты.
   Теория, изолированная от времени, от свободного общественного мнения, превратилась в догму, мертвую догму; безуспешно, тупо и долго оживляя ее, мы зашли в тупик.
   Верные марксизму, мы разрушили старый мир "до основанья", а новый до сих пор не построили.
   Марксизм, а затем ленинизм и сталинизм - это наша болезнь, наш диагноз.
  
  
  
  

П.А.Столыпин

  
   5 сентября 1911 года, Киев, Театр оперы и балета. В тот день ставили "Сказку о царе Салтане" Римского-Корсакова. Большое стечение избранной публики; на спектакле присутствуют пребывающие на Украине Николай ІІ с семейством, председатель Совета Министров Петр Аркадьевич Столыпин.
   Жарко. Мужчины позволили себе вместо черных фраков облачиться в светлые легкие костюмы.
   Многочисленные армейские и жандармские офицеры предпочли парадную армейскую форму.
   Антракт. Партер наполовину пуст, никого в ложе царя.
   Поднявшись с кресла в первом ряду, Столыпин в глубокой задумчивости оперся о барьер оркестровой ямы, не обращая внимания на идущего по проходу молодого человека.
   Молодой человек выделялся на общем фоне уже тем, что был одет в черный фрак с бабочкой, в руке он держал программку, под которой угадывался какой-то предмет.
   Столыпин пробуждается от мыслей и удивленно вскидывает глаза, когда молодой человек оказывается от него в 3-х шагах. Программка летит в сторону. Столыпин видит направленное на него дуло пистолета, в тот же миг гремит выстрел - один, второй.
   Столыпин делает шаг к креслу и тяжело садится в него. С мученической гримасой он произносит: "Рад умереть за царя".
   Молодой человек твердым шагом уходил по проходу к выходу из зала, но как раз там был схвачен набежавшими офицерами.
   П.А.Столыпин получил два ранения, одна пуля попала в руку, вторая, спиленная, а это значит, разрывная, - в орден Святого Владимира, срикошетила и нанесла многократные ранения в печень.
   "Святой Владимир" подарил Столыпину 4 дня жизни, иначе смерть наступила бы мгновенно.
   Выстрелы, прогремевшие 5 сентября 1911 года в Киевском Театре оперы и балета, были судьбоносными и для России, и для Украины. Путь мирного реформаторского вхождения имперской России в буржуазную парламентскую монархию перекрыли.
   Все стрелки переведены, и судьба направила Россию и Украину по пути войн, в том числе братоубийственных, голода, нищеты, террора, нескончаемого кровопролития и самоуничтожения. И всему этому будет отдан целый 20 век.
   Петр Аркадьевич Столыпин - одна из ярчайших политических фигур конца 19, начала 20 столетий. В неполные 40 лет - губернатор сначала Гродненской, потом Саратовской губернии, а с июля 1906 г. - председатель Совета Министров.
   Столыпин обладал глубоким знанием экономической и политической ситуации в России, был высоким профессионалом и блестящим организатором.
   Величие государства видел в благосостоянии граждан, во вхождении в демократическое устройство общества. Ставил цель вернуть самостоятельность Польше, дать право Украине на родной язык.
   Его аграрная реформа - закрепление в личную собственность крестьян надельной земли, переселенческая политика, организация крестьянского банка - высвобождали безграничную инициативу ведущего класса аграрной России - крестьянства.
   Реформы Столыпина были запущены в дело в конце 1906 г. и давали богатейшие плоды.
   В 1913 г. Россия по темпам экономического развития вышла на 4 место в мире. Рубль - конвертируемый, сельскохозяйственный рынок поражал изобилием и доступностью цен: пуд мяса - 9 рублей, пуд карасей - 8 рублей, хлеб от 4 до 10 коп., дюжина яиц - 30 коп.
   Вологодское масло, алтайский мед, украинские сахар и растительное масло завоевали европейский рынок, были особенно популярны в изысканной Франции. Твердые сорта украинской и русской пшеницы шли на экспорт в различные страны мира.
   При низких ценах на продукты заработная плата в России превосходила американскую. Инженер - 20 тыс., рабочий - 2 тыс., подсобник - 800 руб.
   Успешно развивающееся сельское хозяйство составляло основу для промышленного и дорожного строительства.
   Незадолго до смерти, а смерть прервала жизнь П.А.Столыпина на высшей точке взлета - в 49 лет, председатель Совета Министров твердо обещал вывести Россию на уровень передовых стран мира к 1932 году.
   Столыпин хорошо знал: Россию могут сгубить два обстоятельства - война и революция.
   Его проект - революция мирными средствами и только сверху. Проблематичность этого проекта была в том, что русский "верх" того периода был рыхлым, слабым и недееспособным.
   Еще он знал, что находится в смертельной опасности, что вызвал на себя огонь многочисленных и беспощадных врагов.
   Столыпин почему-то считал, что будет застрелен кем-то из подкупленных охранников, но, не обращая внимания на нарастающую опасность, продолжал беспощадную борьбу против терроризма и террористов в России.
   Убийц он считал справедливым предавать смерти, почти пятистам из них за годы первой русской революции были одеты "столыпинские галстуки" (казнь через повешение).
   Слова: "Рад умереть за царя", сказанные Столыпиным, когда он, смертельно раненный, тяжело опустился в театральное кресло, - не бравада, а заклинание: не взрывать, не разрушать миропорядок, в котором пребывает Россия.
   Царь долго стоял на коленях у гроба премьер-министра и повторял "Прости", однако еще до похорон царская семья отбыла в Крым.
   В этом проявилась скрытая отчужденность царя от волевого, деятельного, профессионально отточенного, демократически настроенного председателя Совета Министров.
   Торжественную панихиду во Владимирском соборе служили 20 архиереев. Тема жизни, отданной за царя, красной нитью пронизывала службу.
   Полной ясности относительно убийства П.А.Столыпина в те времена следствие не установило, ее нет и по сей день.
   Осталось много загадок.
   При въезде в Киев в царской карете не нашлось места для Столыпина, и он ехал в наемной в конце картежа, фактически без охраны.
   В толпе встречающих киевлян мелькала зловещая фигура в монашеской рясе, и не многим удалось узнать в ней Распутина.
   Он произносил тогда совсем непонятные слова: "Смерть, смерть тебе от Сергея" (Сергей Богров, партийная кличка Валентинов, двоюродный брат убийцы Столыпина Дмитрия Богрова).
   Так кто же такой Дмитрий Богров?
   Выходец из очень богатой еврейской семьи домовладельцев (первичный капитал отец Д. Богрова выиграл в карты).
   Студент юридического факультета Киевского университета. Во время первой русской революции по настоянию отца отбывает в Мюнхен. Возвращается в Киев под сильным воздействием марксистских и частично анархических идей, не расстается с оружием, участвует в экспроприациях (считай, ограблениях).
   Возмущается тем, что добытые деньги приходится поровну делить с менее активными членами группы.
   Как сынок богатых родителей, получает кличку Митька-буржуй, в злобном раздражении становится тайным агентом жандармского охранного отделения - получает уже вторую кличку - "Оленский" - и жалование в размере 150 руб.
   Для Митьки-буржуя деньги небольшие, но и они не лишние, так как он привык жить "на широкую ногу".
   Какое-то время Д. Богров успешно ведет двойную жизнь. Будучи блестящим оратором, пропагандирует марксистские идеи среди рабочих, с другой стороны, активно строчит доносы в охранку. Митька-буржуй выдал 10 подпольных группировок, разоблачил 110 человек, большинство их которых были благодарными слушателями его революционных речей, однако серьезных сведений о марксистско-террористической группировке, к которой принадлежал сам, не давал.
   В 1910 г. Д. Богров окончил университет, в армию призван не был из-за близорукости (носил очки), медицинская комиссия посчитала, что стрелять не сможет.
   Прибытие в Киев царя и премьер-министра вызвали в поведении Д.Богрова нервозность и суетливость.
   Он не по уставу неожиданно во время званого обеда проник в дом шефа жандармов г. Киева - Кулябко - и сообщил, что на Столыпина готовится покушение.
   Поверили и почему-то рядовому "стукачу" выдали пропуск на первую встречу именитых гостей и на вторую, вечернюю, в театре.
   Возможно, надеялись, что Богров укажет покушающегося, который, якобы, в середине дня назначил ему, Богрову, встречу на бульваре вблизи театра. Покушающийся не явился, хотя явно был реальным лицом.
   А было так - в тот роковой день этот господин "Икс" сложил с себя миссию убийцы, переложив ее на Митьку-буржуя и остался только заказчиком.
   Очевидно, Д. Богров был разоблачен как "стукач" и провокатор, и ему осталось только одно - сделать выбор, из чьих рук принять смерть.
   Он выбрал роль героя-террориста, смертника.
   Чувство обреченности придало Митьке-буржую ту отчаянную решимость, с которой он пошел в своем столь бросающемся в глаза черном фраке между рядами партера, едва прикрыв пистолет театральной программкой.
   Остается думать: Д.Богров - наемный убийца, киллер, по-нашему.
   И опять неясность - почему он, столь заметный и в одежде, и в поведении, не был замечен охраной и не был остановлен?
   Допросы жандармских чинов полной ясности в дело не внесли.
   Имя таинственного господина, направившего его, Митьки-буржуя руку с пистолетом на Столыпина, Богров не раскрыл. Ушел от разоблачения и заказчик.
   Остались предположения. Первое. Таинственным господином был Сергей Богров, двоюродный брат Дмитрия Богрова, подпольная кличка "Валентинов", человек из ближайшего окружения Ленина.
   Второе. Стойкость и принципиальность, верность национальной идее П.А.Столыпина были препятствием для руководства Европейской массонской ложи, которое планировало тотальное наступление на умы россиян уже в 1912 г.
   Третье. Яркая одаренность и многогранность личности Н.А.Столыпина невыгодно оттеняла блеклую фигуру царя.
   В камере смертников и на эшафоте Д. Богров вел себя мужественно, даже любезно спросил у палача, не нужно ли ему приподнять повыше голову, чтобы легче было одеть веревку на шею.
   Его похоронили вблизи от места казни, могилы нет, землю сровняли.
   Год спустя после трагедии 5 сентября 1911 года вблизи Владимирского собора был возведен памятник П.А.Столыпину, он был изображен во весь рост во время произношения речи перед Государственным Советом.
   В 1917 году большевики разрушили фигуру Столыпина, постамент оставался пустым, Сергей Богров поторопился с предложением - установить там фигуру Дмитрия Богрова. В сумятице тех лет предложение осталось незамеченным.
   Вместе с фигурой Столыпина была разрушена и мраморная доска у основания памятника с вещей надписью: "Вам нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия".
  
   Послесловие
   Экономический подъем России, идущий от реформ П.А.Столыпина, стимулировал царя на военные действия.
   Скорая, легкая война утверждала величие России, возвеличивала роль и значимость его царствующей персоны.
   Царь имел военное образование, путь к успеху и самоутверждению через войну ему был близок, экономические премудрости - далеки и неинтересны, помимо всего, они выдвигали на первый план фигуру премьер-министра, оставляя царя в тени.
   Итак, решение царем принято - война. 31 июля 1914 г. - начало мобилизации. Уверенность в военном преимуществе полная и непоколебимая. Одна только численность армии - 2 млн. - чего стоит!
   Главной бедой России было и есть непреодолимое желание приукрасить ситуацию при катастрофической нехватке квалифицированных офицеров, орудий, снарядов к ним, пулеметов, ружей, недокомплект которых заставит солдат в некоторых частях воевать топорами, привязанными к палкам.
   Германия в ответ на всеобщую мобилизацию русских объявляет войну.
   Император Вильгельм пытается оказать личное примиренческое воздействие на царя уже после объявленной Германией войны против России.
   Адъютант принес обращение Вильгельма в тот момент, когда царь поздним вечером держался за ручку двери, ведущей в апартаменты его семьи; читать отказался, потому что уверенность в правильности выбора была полная.
   А судьба давала сигнал: с этого мгновенья часы начнут неукоснительно отсчитывать время, не столь уж долгое, оставшееся до страшной гибели царя, столь любимых жены и детей в далеком Ипатьевском доме.
   Ипатьевский дом. Нет, он неслучаен. Когда-то Романовы были впервые благословлены на власть в Ипатьевском монастыре.
   Круг замкнется в Ипатьевском доме, но в страшный миг Господь Николая пощадит.
   Когда он, поднятый среди ночи, с больным сыном на руках, сохраняя достоинство и выдержку, спустится в подвал дома, смертельная пуля сразит его первым, и он не увидит, как зловещие фигуры в черных куртках суетливо и яростно добивают его детей, его долгожданного и столь любимого мальчика, его чистых, добродетельных девочек, как срывают с них украшения, не услышит страшного вопля спаниеля, любимца семьи, с силой отброшенного на каменный пол и добитого в последнюю очередь.
   Войну народ принял весело, только 4% призывников не явились на мобилизацию.
   Верили: победоносная война продлится 6 недель. Офицеры раздумывали: брать или не брать с собой парадную форму; те, кто считали, что война протянется целых 6 месяцев - пораженцы.
   Молниеносная война
   Ах, как она была нужна Николаю! Нужна, чтобы вырваться из тяжкой атмосферы, царившей в его семье. Атмосферы интриг, нервозности, безумия, предрассудков, забобонов, хотя сам Николай веровал в предсказания и всю жизнь разыскивал потерянную книгу Нострадамуса, в которой, как предполагалось, предрекалась судьба России.
   Александра Федоровна - в быту Алиса - немка, чувствовала себя потерянной в России.
   Мистика была ей необходима для самоуспокоения.
   Сомнительные личности, колдуны и кликуши, сменяли в окружении царицы один другого.
   Сеньор Филипп, лично руководивший зачатием, предрек ей беременность долгожданным сыном, беременность оказалась ложной.
   Сеньора Филиппа сменила кликуша Дарья, затем появился в апартаментах царицы припадочный Митька Козельский, который причащал в большой строгости содержащихся княжон из собственного рта, ослушаться его не смели.
   Пророчица Аринушка поила царицу голубиной водой - вода с добавлением голубиной крови.
   И, наконец, вблизи царицы появился всесильный Григорий Распутин.
   В присутствии жены Николай был лишен своего мнения.
   Невроз сердца царицы не позволял Николаю ей противостоять, вынуждал во всем ее щадить.
   Царица требовала решительных действий, на которые он был неспособен, отсюда ее потребность делать все самой.
   Николай устал от этой обстановки. При всей любви к царице он готов был сделать выбор не в ее пользу. Когда царица тяжко рожала, врач спросил Николая, кого спасать - мать или ребенка, Николай ответил, что если мальчик, то его.
   В семье наступило согласие, когда царица, по совету Распутина, пошла работать в госпиталь вместе со старшими девочками.
   ...Враждующие между собой генералы армий Самсонов и Рибенкампф уходят в поход с целью отвлечения немцев от Франции.
   Ушли без должной связи, немцам были известны все их действия и пути продвижения.
   Армия Самсонова будет оттеснена в болота на массовую гибель, 130000 человек окажутся в плену. Самсонов покончит с собой.
   В первый год войны - 1 млн. потерь.
   Глубокое разочарование охватывает все круги общества.
   Хотя высокопоставленные дамы массово идут работать в госпиталя, положение в них предельно бедственное, не хватает оборудованных площадей, лекарств, перевязочного материала.
   Высокопоставленный чиновник Дурново открыто предвещает: война ведет к революции.
   Уже начали громить немцев-предпринимателей, живущих в России с петровских времен.
   В стране нагнетается подъем антисемитизма. Власти во главе с царем этому потакают.
   Существует ряд узаконенных ограничений для еврейского населения.
   Эта махровая несправедливость направит поток толковой, энергичной, часто хорошо образованной еврейской молодежи в оппозицию, в бунтарство, в террористическую деятельность.
   В этот период Брусилов одерживает ряд побед, правда, очень высокой ценой. Были взяты в плен 400000 чел. противника, наши потери составили 700000. Бои велись на территории Украины.
   Победы Брусилова мало кого интересуют, они тонут в сплетнях вокруг Распутина и царицы.
   Кстати, Распутин предрекает страшную гибель царской семьи, если его самого убьют и в убийстве примут участие члены царской фамилии.
   Предсказание исполнится в точности.
   Обидно и нелепо то, что пик терроризма, беспорядков, массового политического противодействия охватит Россию тогда, когда армия будет готова к победе, когда промышленность, особенно военная, пришла в себя и заработала весьма успешно.
   Россия в разгар первой мировой войны была единственной страной, которая не ввела продуктовые карточки, несмотря на потерю 14 хлебных губерний.
   Скандалы вокруг царицы и Распутина не утихали. Аристократическая верхушка впадает в слепую ярость. Никому нет дела до того, что Распутин действительно является спасителем страдающего гемофилией царевича.
   Все смешалось и запуталось. Царь в растерянности и сомнениях, чиновники в обход его ездят к императрице на доклад.
   В январе 1916 г. к Николаю ІІ пришел Коковцев, увидел растерянного, болезненного вида царя, нашел возможность обратиться к придворному доктору Боткину: "Вы не видите, что он накануне душевной болезни?" Боткин: "Он устал". Боткин будет расстрелян вместе с семьей царя.
   Две дочери П.А.Столыпина сначала будут самоотверженно трудиться в госпиталях, а потом, переодевшись в кавалерийскую форму и тщательно замаскировав свою женскую стать, сражаться в кавалерии, но будут разоблачены кем-то из высоких чинов.
   Одна вскорости погибнет от эпидемии тифа, другая пройдет все круги ада в стране Советов. Она будет переведена в категорию лишенцев (это значит, лишена как дворянка всех прав на выживание), доведена до полной нищеты, и след ее затеряется.
   Россия, ее народ на целое столетие окунутся во все возможные на земле потрясения и жесточайшие испытания.

Мои корни

   Он увидел ее впервые в церкви во время богослужения. Вначале им руководило лишь любопытство: как может стройная, тонкая шейка удерживать головку, отягощенную столь громадным узлом богатейших волос?
   Почувствовав его внимательный взгляд, она оглянулась и посмотрела спокойно и немного вопросительно, без доли кокетства.
   У выхода из церкви, замедлив шаг, он изловчился увидеть ее еще раз - стройная невысокая фигурка, одета неброско, но все вместе исполнено невыразимым изяществом.
   Их глаза больше не встретились.
   Поначалу мимолетная встреча в жизненных хлопотах затерялась, но через несколько дней он с удивлением обнаружил, что эта хрупкая девушка не уходит из его души и памяти.
   Крестьянский сын, с трудом пробивающий себе дорогу в жизни, застенчивый, теряющийся перед женщинами, он гнал от себя ее образ, но тщетно.
   Наконец, общий друг представил его ей.
   Она - обедневшая дворянка Ксения Владимировна Яснова, в будущем - моя бабушка. Он - банковский служащий Иван Федорович Лагутин, естественно, - мой дедушка.
   Разносторонне образованная, с прекрасными манерами, но без всякой манерности и кокетства, Ксения всегда оставалась естественной и очень трогательной в своей хрупкой женственности.
   Поначалу Иван не смел питать никаких надежд. Высокий, большерукий, с буйной шевелюрой, не поддающейся парикмахерскому искусству, да еще нос картошкой, полные губы, всегда готовые раскрыться в улыбке, ни тебе солидности, ни внушительности.
   Мужлан, да и только.
   Вот только глаза, синие-синие, вдумчивые, чистые.
   И сложилось все, как в доброй русской сказке, - богатырь Иван стал защитником и опорой прекрасной принцессе, а она, в свою очередь, согрела его теплом своей тонкой изысканной души, ввела в мир прекрасного.
   Друзья называли их Добрыней Никитичем и Ксенией Прекрасной.
   При всей своей хрупкости Ксения обладала волей, сильным характером и организованностью.
   Иван добродушен, открыт и очень настойчив в достижении цели. Ему, разночинцу, удалось пройти обучение и стать довольно солидным банковским служащим.
   Недалеко от древнего Витебска после нескольких лет строжайшей экономии приобрели молодожены просторный дом. Мечтали о саде, но не получилось. Сад посадили сами, всей семьей выхаживали и досматривали. Родили 5-х детей, двух дочерей и, как положено в русских сказках, трех сыновей: Федора, Алексея, Андрея. Все - богатыри, в отца. Вот этот, средний, Алексей и станет моим отцом.
   В доме царили порядок, уют и культ маленькой и строгой, но всегда справедливой и бесконечно обаятельной матери, под ее неустанной опекой дети росли дружными, трудолюбивыми, хорошо учились, особенно выделялся успехами очень способный в точных науках Алексей.
   По вечерам собирались вместе, мать музицировала, пели. Отец обязательно потешал всех какой-нибудь комичной историей.
   А еще любили долгими зимними вечерами читать вслух. При этом особым талантом выделялась Шурочка. Маленькая, с задорным курносым носиком, с огромной толстой-претолстой косой, что спускалась ниже колен и своей тяжестью оттягивала ее головку, Шурочка выглядела горделивой и задорной.
   У нее был теплый, насыщенный оттенками голос. Особенно удавались ей "Вечера на хуторе близ Диканьки", полные непревзойденного гоголевского юмора, и стремительно приобретавшие популярность рассказы А.П.Чехова.
   Домашние литературные вечера со временем помогут Шурочке стать отличным преподавателем русской словесности.
   Открытый, человечный характер отца, его безукоризненный авторитет в семье и за ее пределами, культ матери, одухотворенной, любящей, нежной, в то же время организованной и деятельной, сделали семью счастливой, дружной и очень прочной.
   В своей семье молодежь набирала силу, умение, нравственные ориентиры для выхода в самостоятельную жизнь.
   При каждой возможности Иван уводил своих трех юных богатырей на охоту, рыбную ловлю, щедро передавал свои крестьянские навыки. Учил ориентироваться, выживать в густых белорусских лесах, ходить по болотам, разжигать костры, добывать пропитание и еще многому другому.
   Беспредельному счастью семьи конец положил зловещий 14-й год.
   Федор и Алексей ушли на войну, как поначалу считалось, легкую и быструю, были призваны почти одновременно.
   Сначала безвестно сгинул Федор, потом Алексей, в ускоренные сроки обученный в школе прапорщиков.
   Пришло сообщение о геройской гибели жениха старшей дочери Дуняши.
   Разом побелели виски родителей, боль цепко схватила и уже не отпускала сердце матери.
   Потянутся годы отчаянных надежд и ожиданий. Внезапно вернулся Федор, израненный, больной, нервный.
   Постарела и померкла Дуняша. Верная своей любви, она останется коротать век в одиночку.
   Приход к власти большевиков положит конец остаткам материального благополучия семьи. Банк национализирован и разграблен, Иван оказался вне любимого дела.
   В их доме шумной неопрятной толпой обоснуются подселенцы, бездумно разорят подворье, вытопчут, изломают сад с любовным подбором уникальных деревьев.
   Семья Ивана и Ксюши теснилась на правах квартирантов в двух комнатках.
   С великой тоской на это разорение смотрел Иван, а Ксюша была почти безразлична.
   Боль по Алеше вытеснила из ее души все происходящее.
   Ее синеглазый Алеша, самый ласковый, нежный и талантливый из всех детей. Нет, с этой потерей сердце матери смириться не могло, оно исходило тоской и непроходящей болью.
   И, когда эпидемия "испанки" пошла выкашивать голодных, обессиленных людей, мать заболела в семье первой.
   Угасла тихо, просто истаяла.
   Для Ивана ее уход был концом всему. Враз превратившийся в старика, он пережил свою Ксюшу, свою единственную любовь, всего на 7 месяцев.
   Господь услышал молитвы матери: Алеша выжил, это было чудом: смерть охотилась за ним не один раз.
   Воевавший в первую мировую в армии генерала Бессонова, Алексей с солдатами-артиллеристами попал в окружение, пробивались через болото. Вот где пригодилась отцовская школа. Через болото прошли, но, не имея никакой информации о нахождении противника, натолкнулись на него.
   Завязался бой, Алексей был тяжело ранен, немцы намеревались его пристрелить, солдаты заслонили и понесли на руках, очень уважали своего командира за смекалку и человечность. В тяжелейшем немецком плену Алексей умирал и, как безнадежный, был расконвоирован, нашлись сердечные люди, подобрали, выходили.
   А потом Красная Армия, за народ пошел воевать Алексей Лагутин, за свободу и справедливость.
   Воевал в сложных условиях, регулярной связи с родными не имел.
   В свой разоренный дом молодой комбат возвратился нежданно-негаданно.
   Радость отца, сестер и братьев не имела предела. Взятый со всех сторон в кольцо родных рук, Алексей медленно переводил перехватившее дыхание. И вдруг, словно болевой прострел: нет самых теплых, родных и нежных рук - материнских. С тревогой и надеждой глянул он в глаза родных, а они стремительно гасли, уходили в сторону. И только Шурочка решилась: "Нет больше мамы, Алеша, всего на 2 дня ты опоздал".
   Как был с вещмешком за плечами, бросился Алексей к недалекому погосту, бежал и верил - нет, нет, так не бывает, она дождалась его, сейчас выйдет навстречу, и он схватит ее, такую маленькую, на руки, закружит, зацелует.
   Так и бежали - он впереди, они все следом, и только перед свежей могилой он, как подкошенный, остановился, обмяк, рухнул и содрогнулся в глухих рыданиях.
   Материнское сердце вымолило спасение сына ценой не встречи с ним. Всего два дня...
   Взял Алексей под свое крыло осиротевшую семью, доучил младшую сестру и брата, досмотрел слабеющего отца, подправил жилье.
   Вот только собственную учебу пришлось отодвинуть, а так хотелось с головой уйти в любимую математику, отдать себя во власть ее великой логики.
   Как раз в период взлета Столыпинских реформ молодая пара, кочегар из паровозного депо и швея, сочеталась, как положено, православным браком. Зажили ладно, дружно, и скоро пошли дети. Молодому отцу страстно хотелось сына, продолжателя рода, кормильца, но рождались, одна за другой, три девчушки.
   Девочка-первенец спустя годы станет моей мамой.
   В очень крутые, на грани голодной смерти, периоды своей жизни мама с удивлением вспоминала, что ее раннее детство в те далекие царские времена было самым отлаженным и сытым периодом всех последующих лет.
   Красочные повсеместные праздники Рождества, Пасхи, радостная праздничная суета, дурманящие запахи, ожидание подарков, торжественность церковных служб, ломящиеся от вкусной еды столы...
   Из церкви высыпает празднично одетая, оживленная, торжественная толпа - милые шалости долго находившихся без движения ребятишек, быстрые, оценивающие достоинства и недостатки чужих нарядов, взгляды женщин, шутки и подзадоривания мужчин.
   Нехитрая, полная повседневных забот, трудов и тихих радостей жизнь.
   Счастью молодого кочегара не было границ, когда его Сашенька, наконец-таки, подарила ему сына.
   Кочегар, Адольф Идель (прибалтийская кровь, отсюда и имя фамилия), хотя богатырем не смотрелся, был исполнительным в работе, дисциплинированным, совестливым. Вот и присмотрел его в свою паровозную бригаду отличный машинист, уже пожилой человек. В депо его уважительно и ласково величали Максимычем.
   Также внимательно Максимыч подобрал себе помощника, сложилась бригада - работящая, надежная, дружная.
   Сдружились, радостями и бедами делились, помогали друг другу, чем могли.
   Максимычу доверяли дальние, хорошо оплачиваемые рейсы, бригада не бедствовала, зарабатывали хорошо.
   Последнее время Максимыч ждал очередного рейса с нетерпением и не только потому, что к работе своей за 30 лет душой прикипел, была еще одна горькая причина - всего лишь месяц минул, как похоронил Максимыч свою жену, Надюшу. Пока была жива, особо не замечал, не привечал; тихая была, работящая, порядок держала в доме, приходил из рейса - банька натоплена, стол накрыт, вокруг порядок. Теперь дочь его досматривает, тоже добрая хозяйка, а не то... Пусто в доме, тоскливо, как будто часть себя потерял, мысли тяжкие одолевают, на работе только от них и спасался.
   1916 год был для путейцев тревожным, чинились неслыханные доселе нападения на поезда, грабили пассажиров, почтовые вагоны. Грабили и нападали какие-то экспроприаторы-революционеры, в основном, "зеленая" молодежь.
   Осуждал все это Максимыч, ему, "старой рабочей косточке", подавай порядок во всем и надежность.
   В этот жаркий июльский день ушел на работу с тяжелым чувством. Гнал состав и тревожился: впереди долгая впадина, прогиб полотна, трудный участок, скорость не разовьешь, а вдруг наскочат? Но обошлось.
   За себя не переживал - пожил свое, а вот на кочегара и помощника поглядывал с тревогой. Мужики в расцвете сил, семейные, детки еще малые, вон у кочегара только недавно долгожданный сын родился.
   Они напали конной группой на состав позже, там, где начинался поворот, где уйти от преследования никакой возможности не было.
   Максимыч бандитам не поддавался, все мастерство применил, помыторил бандитов крепко, на их яростные крики остановиться не реагировал.
   На бешеном скаку они все-таки присосались к вагонам и, когда по крышам пробились на паровоз, все было кончено мгновенно.
   Упал порубанный шашкой Максимыч. К счастью, бандиты не досмотрели, что жив.
   Выстрелами в упор расстреляны кочегар и помощник. Бандиты заглушили машину, начался грабеж, избиения, стоны, крики.
   Позже, едва живого, в глубоком беспамятстве Максимыча подобрали пассажиры, случившийся в составе врач оказал первую помощь, старик долго находился между жизнью и смертью, однако выкарабкался, но работать уже не мог.
   Всю эту страшную историю он поведал молодым безутешным вдовам своих друзей, чем мог, подсобил.
   С тех пор еще молодая мать четырех детей, не разгибаясь, сутками напролет строчила на своей зингеровской машинке бесконечные наряды для местных красавиц, мода требовала сложного пошива со всевозможными рюшками, хитрыми строчками.
   Положение осиротевшей семьи усложнялось еще и тем, что своего жилья у нее не было. Когда-то пара молодоженов сняла комнатку на окраине Витебска, окраину эту прозвали в народе Песковатиком.
   О Песковатике надо сказать подробней. Это был особый мир со своими порядками, традициями, моралью.
   Жил здесь народ трудовой: рабочие, ремесленники, мелкие лавочники; каждый о другом знал все, вместе гуляли на шумных свадьбах, всем гуртом провожали в последний путь, иногда враждовали, но дружелюбие и взаимовыручка побеждали. Эта маленькая окраина большого города своей живописностью, казалось, смягчала даже черствые души.
   Когда-то полноводная, а затем обмелевшая речка намыла широкую песчаную отмель, на которой раскинулось более сотни домиков с маленькими садиками, обязательно пышно цветущими полисадниками - гордостью каждой хозяйки, - колодезными журавлями и кривыми улочками, упиравшимися в прицерковную площадь и скромное тихое кладбище.
   Деревянные, крашенные в разные цвета домики, буйная зелень - все это будто шаловливой рукой небрежно брошено на желтое раздолье песков.
   После освобождения Витебска от оккупации мы с мамой поспешили на родной Песковатик и остолбенели: перед нами широкая песчаная отмель, и ни одного домика, ни одного дерева.
   ...Хозяева домика, сдававшие часть его молодой чете, были бездетными и скоро привязались к появившимся у их постояльцев один за другим четверым ребятишкам.
   Особую любовь хозяйка дома испытывала к старшей, Неле. В ней эта женщина большого ума, тонкой души и немалого благородства рассмотрела богатые задатки и умело их развивала.
   Пелагею Афанасьевну, а запросто - тетушку - любовь к детям, и особенно к Нелечке, прочно сроднила с молодыми постояльцами и, похоронив мужа, она зажила с ними одной семьей, отдав им и домишко, и самое себя без остатка.
   Неля под тетушкиным крылом росла пытливым, смышленым ребенком, училась увлеченно, с полной отдачей, но учебу пришлось прервать: две вдовы выбивались из сил, но подрастающая ребятня требовала все больших и больших расходов.
   И пошла 15-летняя Неля в батраки на пригородные огороды. А времена были крутые и жестокие - шел 1917 год, большевики переворачивали мир вверх дном.
   Непросто было ей, девочке с окраины, выстоять в том мятущемся мире.
   Все осложнялось еще тем, что была она на редкость красива, притом, красотой нежной, трогательной, какой-то аристократической.
   А такая красота революционным вкусам и понятиям была чужда.
   Красная косынка, кожаная куртка, мужеподобный, залихватский вид, раскованность и доступность, вот это - "класс", вот это - женщина из народа, революционный боец.
   А те, кто женственен и деликатен, - вражеский элемент, буржуазная отрыжка; на свалку никчемных барышень!
   Профессор Преображенский в "Собачьем сердце" Михаила Булгакова спрашивает: "Вы кто - мужчина или женщина, если женщина, кепку можете не снимать".
   Ой, как трудно было юной девочке с такими данными охранить себя и свою несовременность. Сохранила, сберегла и школу умудрилась закончить.
   Хотя Нелина красота была из разряда "вражеской", поклонники у нее не переводились, кружились вокруг целыми стаями, был среди них и молодой Марк Фрадкин, будущий маститый советский композитор.
   Казалось бы, для Нели так просто - прислониться к самому влиятельному из них или к какому-нибудь большевистскому комиссару и стать "живой игрушкой" в уютном гнездышке.
   Но она опять-таки проявляет характер и совсем нестандартные потребности. Учиться хочет, кончить не что-нибудь общедоступное, а институт, стать биологом, ученым, человеком, - независимым человеком.
   Для мещанской девочки из рабочего Песковатика это очень смелые мечты.
   И вот уходящий на Ленинград вечерний поезд, цветы, пожелания, группа опечаленных долгой разлукой поклонников. Нелечка поступила в Ленинградский педагогический институт. Чуть поодаль возвышается долговязый, немного сутулый, превосходящий своих соперников возрастом, недавно вернувшийся с фронтов гражданской войны Алексей Лагутин. Безнадежный воздыхатель, как считает большинство Нелечкиных поклонников. И никто не подозревает, что это - муж прелестной Нелечки. Он стал им утром, а вечером прощался с юной женой. Нет, не коварство руководило ею, скорее всего - стеснительность, ее чуткий муж это смог понять и вот скромно маялся в сторонке.
   4 года учебы Нели в Ленинградском институте Алексей Лагутин содержал жену-студентку, помогал ее младшим сестрам и брату, тетушке.
   Там, в прекрасном северном городе к ногам красавицы-студентки принес свое сердце преуспевающий профессор-вдовец Борис Райков. Перспективы открывались обширные, но Нелечка оставалась верна своему Алеше.
   Вернувшись, впряглась в работу и тут же отправила на учебу в университет своего мужа, у которого студенческие годы отобрала война.
   Алексей, щадя свою хрупкую подругу, включился в учебу с такой отдачей и упорством, что завершил математический факультет Минского университета экстерном, за 2 года. Закончил блестяще, упорство было приложено к уникальным способностям.
   И мать, и отец умели без остатка погружаться в любимую работу.
   Отец заведовал кафедрой в политехническом институте, очень скоро сыскал известность ведущего математика, вечерами увлеченно преподавал математику рабочей молодежи на рабфаке.
   Мама преподавала на кафедре зоологии и собирала материалы для диссертации.
   Жили с сознанием своей нужности, правоты, строили планы на будущее, были беспечны и счастливы.
   Их счастье стало безграничным, когда узнали, что должна родиться я, долгожданная.
   Это событие планировалось, и подготовка к нему велась со всей тщательностью и ответственностью.
   Папа с превеликим рвением предусматривал каждую мелочь, окружил маму неусыпным вниманием и нежностью.
   Но советская действительность все скорректировала по-своему.
   1932 г. - год моего рождения, - когда-то прогнозируемый П.А.Столыпиным как пик экономического процветания России, при власти большевиков вошел в память людей как год чудовищного голода и массового вымирания граждан страны Советов.
   Отец выбивался из сил, работал за десятерых и с ужасом осознавал, что не может обеспечить кормящую жену, защитить своего ребенка, было задето и глубоко страдало его мужское самолюбие, он невыносимо мучился, глядя, как тает на глазах его любимый Неленочек.
   Отец и мать, отдаваясь долго учебе, не обзавелись никакими материальными ценностями и, чтобы выжить, продавали, меняли на съестное самое необходимое.
   У отца начались голодные обмороки, мама очень страдала.
   За столом она, крадучись, подкладывала ему свой кусочек, папа, в свою очередь, делал то же самое.
   Так и кочевали по столу из одного края к другому кусочек хлеба или картофелина.
   Чтобы не вынуждать обессилевшего отца делиться с нами последним куском, мама приняла предложение своей сестры приехать в Одессу. Ее мужу, красному командиру в высоком чине, был положен продуктовый спецпаек, а в нем - все, что душа пожелает.
   Так мы с мамой в черной памяти 1932 году попали на Украину.
   О том, что пришлось увидеть в Одессе, мама рассказывала редко, всегда с ужасом и содроганием. Прямо на привокзальной площади и улицах Одессы лежали и медленно умирали женщины, старики, дети. Живые скелеты, обтянутые кожей, уже не способные ни просить, ни двигаться, они только пронзительно смотрят из глубоких глазных провалов.
   Было понятно - это украинские крестьяне, лишенные не только выращенного урожая, но и всех других источников пропитания. Из последних сил они добирались до городов, где теплилась жизнь, с безумной надеждой получить помощь. К ним, незаконно пробравшимся в город, запрещалось подходить, оказывать помощь, делиться хлебом.
   Ежедневно мертвых, умирающих и еще живых куда-то вывозили, как попало забрасывая на телеги. Люди были приравнены к мусору.
   Никто не знал истинных причин голода. Официальная версия была вразумительной и предельно ясной - вредительство, очередные враги социализма чинят препятствия, но великая страна их успешно преодолевает.
   О том, что это искусственный голод, задуманный и осуществленный партийной верхушкой, чтобы сломить волю украинского народа, мы узнаем много десятков лет спустя. Голод, в который была погружена Украина, был чудовищней, чем в Белоруссии.
   Увиденное в Одессе лишало сил и сна, каждый кусок из привилегированного пайка застревал в горле, мама со мной на руках предпочла вернуться в Белоруссию.
   Голод продолжался и в 33-м году. Мама вспоминала, как из чудом добытых двух горстей муки испекла блины (неслыханная роскошь), в первую очередь накормила меня и на минуту отлучилась, оставив тарелку с остатком блинов на столе, за которым восседала я, вправленная в свое высокое детское кресло. Когда мама вернулась, ахнула: я, полуторагодовалая, несознательная и обжористая, сумела до блинов дотянуться и мигом с ними управиться, оставив своих родителей без всякой надежды на ужин. Голодный отец добродушно посмеялся.
   Голод не только мучителен, он еще и унизителен, оскорбителен, он толкает на преступление.
   У моих родителей украли чемодан с заранее заготовленным детским приданным.
   Гардероб мамы, как и всех советских женщин, был очень ограничен, ничего сверхнеобходимого. Пришлось ей порезать на пеленки одну из двух своих юбок, вторую пожертвовала папина сестра.
   Преодолев все, мои самоотверженные отец и мать сберегли меня здоровой и крепкой.
   Потом в жизни родителей была передышка. Они прожили в браке всего 14 лет, и я не устаю удивляться гармоничности этого союза.
   Они легко преодолели ограниченность средств, разлуку, голод, бесконечную череду поклонников маминой красоты.
   Папа никогда не унижал маму подозрениями и недоверием.
   Есть любовь-наслаждение, есть любовь-созидание. Первая обречена на недолговечность, вторая - неодолима потоком времени. Что может быть прекрасней, чем творить, созидать добро и радость для любимого, быть в вечном движении, преодолении, стремлении к совершенству.
   Здесь исключены разочарование и тупиковая безысходность.
   Какое счастье, что Бог дал мне моих родителей, что я успела ощутить, вобрать в себя урок их великой любви!
   Рожденный на грани 19 и 20 веков, отец нес в себе тот высокий заряд духовности, который всегда был свойственен русской интеллигенции, - честь, совесть, достоинство, осознание своей ответственности в труде, в обустройстве семьи, бережное, трепетное отношение к женщине, снисхождение к ее слабостям, готовность в любое мгновение стать ее защитником, сдержанность, неприятие лжи, лицемерия, приспособленчество - вот качества, составляющие основу поведения моего отца и всего его поколения.
   А потом было 1 ноября 1937 г. - день папиного ареста и погружения в кромешный мрак ужаса, отчаяния и нескончаемой боли.
  
   Я вспоминаю этот холодный, сырой день.
   Из низких серых туч сеяло редким мокрым снегом. В этот день меня, своевольную девчонку, домой загонять не пришлось - сама побежала по широкой мраморной лестнице в нашу одну, но очень большую комнату. (Спустя годы я узнала, что мы жили в помещении национализированного в революцию банка).
   В нашей большой-пребольшой комнате мебель расставлена очень хитро, каждый угол имеет свое назначение: тут - столовая, там - кабинет отца, за ширмой - родительская спальня, в центре комнаты - гостиная с роялем, а один угол принадлежит мне, великолепный угол с маленьким столиком, стульчиками, этажеркой и роскошным деревянным конем. На этажерке должен быть порядок, так требует мама.
   На своих местах стоят книги, коробки с играми, запрещенный для игры в комнате мяч и целое скопище моих любимых зверей. Им тесно на полке, хорошо бы занять часть пола, принадлежащего гостиной, и соорудить просторный зоопарк, надо же им побегать, поиграть.
   Стоять тесной толпой на полке - скучища. Но мама запрещает разводить беспорядок и портить вид комнаты.
   Она строга со мной и требовательна, редко вникает в мои дела. Вот и сейчас она занята разговорами со своей младшей сестрой, пришедшей к нам в гости.
   Ах, скорее бы вернулся с работы папа, с его появлением моя потерянность и одиночество мгновенно испаряются, становится легко и уютно.
   За окном уже сгущаются сумерки, скоро будет совсем темно.
   Но до возвращения с работы папы еще очень, очень далеко. Он работает с утра до позднего вечера.
   Папа! Мое сердце принадлежит в первую очередь ему.
   Когда меня просят изобразить силу моей любви к папе и маме, я широко раскидываю руки - так я люблю маму, а потом становлюсь на цыпочки, раскидываю руки до боли в плечах, пытаюсь обнять необъятное - так я люблю папу. Я и папа - одно целое. Знакомые говорят, что папа со своей долгой работы домой не идет, а бежит - ко мне и маме.
   Я никогда не видела его усталым, раздраженным, сердитым.
   Как только он появляется на пороге, я с воплем непомерного счастья устремляюсь к нему, и мы становимся одним целым, я тону в океане его любви и из скверной, дерзкой и своевольной девчонки становлюсь умиротворенной и даже тихой, он всегда любуется мною, он не замечает моих недостатков, и я начинаю неистово хорошеть и совершенствоваться.
   У нашей любви не было меркантильной окрашенности, возвращаясь очень поздно, папа не приносил мне ни конфет, ни игрушек. Мне не доводилось вожделенно обследовать его карманы.
   Любовь и приношения - нет, уже тогда я это отчуждала.
   Папа приносил себя, а это бесконечно много. Стоять рядом, подавать полотенце, потом сидеть, сплетаться пальцами рук, заглядывать в его счастливые глаза под густыми бровями, трогать упругие завитки его прекрасных волос и купаться в волнах его нежности. Папа - это целый мир совершенства, доброты, справедливости и чего-то еще, пока мною не постигнутого.
   И вдруг - звонок; неужели папа? Но нет, к нам гости - двое мужчин в черных костюмах, я их раньше не видела. Но это не важно, главное, что в доме начал нарушаться скучный порядок. Мужчины подходили к шкафам, буфету, этажеркам с книгами, доставали содержимое, рассматривали. И мама не препятствовала, вот удача. Я быстро втерлась в их компанию, помогала доставать вещи, показывала лучшую мамину шляпу (странно, но мама не препятствовала мне держать ее в моих шкодливых руках), выходной папин костюм, - впервые вместе с гостями заглядывала в его карманы, листала книги, в некоторых были картинки. На полу росла груда вещей и книг, было очень, очень весело.
   Я все увлекала гостей в мой детский уголок. Очень хотелось показать свой зоопарк, мяч и роскошного деревянного коня, но они почему-то отказались знакомиться с такими сокровищами.
   А потом раздался длинный требовательный звонок в дверь. Я издала радостный вопль, хорошо зная, кто так звонит. Гости сказали, что откроют сами. И мы все трое бросились к двери.
   ...А сейчас я возьму тайм-аут: что-то угрожающе растревожилось мое старое, изношенное сердце, того и гляди не завершу свои записи, а нельзя, что-то изнутри толкает меня - пиши, надо! Надо! Магическое слово, путеводное, отступить от него не смею всю жизнь.
   Меня, нынешнюю, отделяет от той девочки почти 67 лет.
   Все эти годы память цепко хранит все детали того дня, словно большим ржавым гвоздем вбитые в мой мозг.
   Долгожданная минута - я увидела любимое, самое родное и прекрасное лицо - лицо моего отца.
  
   И его лицо своим радостным сиянием обратилось ко мне - и вдруг изменилось, померкло, с него стремительно сошли краски, совсем белое, оно казалось мертвым. Я оглянулась и увидела такое же лицо мамы. Значит, эти черные, почти неотличимые друг от друга люди не гости, а враги.
   В памяти молнией пронесся тихий разговор папы и мамы (они считали меня спящей) о том, что вчера арестовали нашего соседа по лестнице, остались сиротами трое детей, а его слабая здоровьем жена в одночасье слегла и, может быть, уже не встанет.
   Отчаянная решимость созрела во мне мгновенно - не отдам отца.
   С ужасом я услышала, что черные люди не разрешают отцу снимать пальто, они уже стали по сторонам и велели ему следовать с ними.
   И я бросилась в бой.
   А была я рослым, крепким, хорошо досмотренным ребенком, умевшим самостоятельно разбираться даже с хулиганистыми мальчишками.
   С диким воплем я обхватила мертвой хваткой отцовский рукав, ногами я неистово била этих, в черном, и при каждой их попытке разжать мои руки кусала их изо всех своих удесятеренных отчаянием сил.
   Они долго, по частям, отдирали меня от отца, что было с его сердцем в эти минуты, мне и сейчас, по прошествии 67 лет, страшно представить.
   Когда за отцом захлопнулась дверь, я обессилела и о последующих днях не помню ничего. Из черной ямы тех - наверное, долгих - дней я выбралась, но уже вполне взрослым, может быть, старым человеком.
   В пять с половиной лет мое радостное, светлое, беспечное детство кончилось, кончилось навсегда.
   Я была, наверное, чуть ли ни единственным человечком, который оказал сопротивление черной силе террора. Через многие десятилетия я узнала, как покорно шли на заклание сильные мужчины, храбрые военные, даже маршалы. Как принимали в себя свинец с именем Сталина и партии.
   Удивительно, что тогда меня не арестовали, как диверсанта, обученного приемам ближнего боя, не поместили в лагеря, ведь они уже существовали - лагеря для детей врагов народа. Возраст этих детей ограничения не имел.
   "Отец всех народов" был очень мудр и предусмотрителен, когда умертвлял в спецлагерях или по-быстрому ставил к стенке детей "врагов народа", он предугадывал их раннее становление и затаенную ненависть к его режиму, к нему самому.
   Полгода спустя я, шестилетняя, и мама пришли на избирательный участок (уклонение от самых справедливых выборов в самой демократической и счастливой стране, когда из одного кандидата одного же и избирали - политическая диверсия - арест, расстрел). Для детей на избирательном участке была отведена специальная комната - вся в коврах, со множеством игрушек, с большим портретом улыбчивого усатого человека с девочкой на руках.
   В комнату вплыла дородная дама с подносом мармелада и ласковым голосом предложила взять по одной штуке. К этому времени всякие радости ушли из нашей с мамой жизни, в том числе и сладости.
   Познавшая великую беду, я по-взрослому уловила фальшь и красивой комнаты, и улыбчивого усатого Сталина, и приветливой дамы.
   Из всех детей я одна вежливо отказалась взять мармелад и сделала это дважды, и на первое, и на второе предложение.
   Дама удивленно и осуждающе поглядела на меня. Опять я рисковала.
   Моя детская душа постигала разделение окружающего мира на обездоленных и раздавленных чудовищным ежеминутным страхом одних и упивающихся своей силой и властью других.
   Мы с мамой были среди бедствующих, а мармелад был предложен другой, властвующей, жестокой, принесшей нам горе стороной.
   Я часто и много думала, как чудовищный произвол мог твориться с такой разрушительной силой, не встречая на своем пути никакого сопротивления?
   Очевидно, те первые 20 лет советской власти не успели вытравить из людей привычного представления об обязательном наличии правовой основы жизни.
   О полном разрушении прав человека еще не догадывались.
   Все надеялись - разберутся по справедливости.
  
   Я судорожно держалась за маму, еще, к счастью, не доросшая до мысли, что ее тоже могут отнять у меня в любой момент.
   В стране проводилась очередная кампания - борьба за дисциплину.
   За опоздание, неявку на работу, без учета причин - тюрьма.
   Чудом избежавший ареста, честный и сострадательный директор маминого института сохранил ее на работе.
   Она, естественно, должна быть безупречна.
   Никакого снисхождения жене врага народа.
   А дома, в большой комнате, нетопленой и страшной своими темными углами, неясными шорохами, бывало, с раннего утра до глубокого вечера сидела я, хоть и храбрая, но всего лишь пятилетняя девчонка.
   Детский сад мне был недоступен, ведь я - дочь врага народа, а "яблоко от яблони недалеко падает".
   Я сидела в одиночестве, без прогулок, без горячей еды, в промерзлом холоде большой комнаты до самой школы, целых два года, часто в одиночку болела, покрывалась фурункулами, к семи годам у меня начался туберкулез.
   Поздним вечером измученная, изможденная мать топила печь, готовила что-то горячее. Денег было в обрез, еды - тоже.
   Потом до глубокой ночи мама готовилась к лекциям. А ложась в постель, боялась спать - мучила боль по отцу, страх перед ночным стуком - "Одевайтесь - вы арестованы", просто страх - задремать и опоздать на работу.
   При всей нашей нищете мама копила деньги, чтобы в летний отпуск поехать в Москву, может быть, пробиться в приемную самого тов. И.В. Сталина. Открыть высоким чиновникам глаза на происходящее, спасти ни в чем не виноватого отца. Бережно складывались папины наградные документы, дипломы, характеристики, особую надежду возбуждал у мамы протокол обыска. Это лист с заглавием вверху и подписями тех, кто производил обыск, внизу, а в промежутке была чистая бумага, потому что ничего вражеского во время обыска найдено не было.
   Жили одной надеждой: там, в Москве - настоящие ленинцы, поймут, разберутся, правда восторжествует.
   Фасад нашей жизни был так прекрасен, раскрашен жизнеутверждающими лозунгами, озвучен крылатыми песнями.
   Кругом тихо шептали: "Сталин ничего не знает...", "Ах, был бы жив Ильич".
   Самые неимоверные произвол и жестокость не могли поколебать веры в великих вождей.
   Сверхъестественное, трагическое наваждение.
   В приемную самого товарища Сталина мы, конечно, не пробились.
   Но в приемных высоких чиновников сиживали, в них надо было соблюдать полную тишину и уважительность, секретари чиновников были суровы, надменны и неразговорчивы.
   Мама сажала меня на стул, давала лист бумаги и карандаш.
   Я как раз к тому времени научилась одним росчерком рисовать пятиконечные звезды, а еще я рисовала зубчатые кремлевские стены, ведь за ними живет и работает сам товарищ Сталин, и он может вернуть мне папу.
   Я вся уходила в мечты...
   Но даже при такой вдохновенной занятости сидеть часами неподвижно на стуле при моем бурном детском темпераменте было очень, очень трудно.
   Но я знала: это нужно, ведь мы спасаем нашего папу.
   Однажды мама вышла из кабинета очередного начальника с сияющим лицом. Спрашивать о чем-либо в приемной было не положено, нельзя нарушать строгую деловую обстановку.
   И вот, вырвавшись на улицу, мама взволнованно рассказала, что начальник был с нею добр, терпеливо слушал и очень заинтересовался чистым протоколом обыска - основным нашим козырем, попросил его у мамы для дальнейшего разбирательства.
   Очень любезно попрощался и велел придти через два дня.
   Каким счастьем и надеждой переполнились наши сердца!
   Через два дня к назначенному времени мы торопились за ответом. Я заняла свой пост в строгой приемной. Когда из дверей большого начальника появилась мама, я не узнала ее.
   Бледная, с мертвым лицом она взяла меня за руку.
   В кабинете оказался другой начальник, жестко и нетерпеливо он заявил, что ни о каком протоколе ничего не знает, как и том человеке, который его забрал.
   С той страшной минуты в сознание мамы запала мысль, что она сгубила отца, нельзя было отдавать этот документ, а уж если отдавать, то поставить на чистом листе большой прочерк.
   Мама умерла в 1986 году. Все 49 лет она корчилась от невыносимой душевной боли и не могла простить себя за роковую ошибку.
   "Осужден на 10 лет без права переписки" - все, что нам сообщат; но пройдут одно, два, три десятилетия - и никаких известий, беспрерывная пытка неизвестностью, на все запросы - молчание.
   Может, где-то затерялся больной, несчастный - глухое молчание.
   И вдруг молчание взорвалось - "хрущевская оттепель". Сколько надежд...
   Мы с мамой получаем официальное письмо. На куске серой бумаги сообщалось, что состава преступлений в деле Лагутина Алексея Ивановича нет, осужден без всяких оснований, реабилитирован, умер в 1941 году от сердечно-сосудистой недостаточности. Где похоронен - ни слова.
   Да и о каких похоронах могла идти речь?
   Маме за нанесенный ущерб предлагалось получить папину двухмесячную зарплату.
   Вот и все. Как просто...
   Мы понимали - письмо лживо. Разве советским зэкам ставят диагнозы? Не верилось и в дату смерти. Но разве можно было пробиться через совдеповскую ложь? Она была везде и во всем, она не имела предела.
   В нашу вязкую, изощренную, циничную, жестокую ложь стремительно ворвался и взорвал ее бывший зэк, великий гражданин, подвижник, писатель и мыслитель - А. Солженицын.
   Но моя скорбная мученица-мама этого потока правды не дождалась.
   "Архипелаг ГУЛАГ" великой болью прошел через мое сердце и изменил жизнь.
   Только из этой книги писателя-очевидца я узнала, что приговор - "10 лет без права переписки" - шифровка, означающая расстрел. Расстрел очень скорый, чаще сразу после вынесения приговора.
   Значит, наши хождения по высоким начальникам, бесчисленные письма-мольбы, продуктовые посылки, которые мы, больные и полуголодные, собирали для папы, уходили в пустоту, в желудки потешавшихся над нами вертухаев.
   Посылки принимали от нас долгие годы, и мы были счастливы: если принимают, значит - жив.
   А злополучный пустой протокол обыска, который почти полстолетия терзал душу моей матери, был мелким проколом в работе не совсем опытных НКВДистов. И его, путем все той же лжи, изъяли у моей мамы для порядка уже после того, как папа был расстрелян.
   Мама пережила папу на 49 лет, все годы жила его памятью.
   Как-то заведующий кафедрой, у которого работала мама, проявив немалое мужество, предложил ей, жене врага народа, руку и сердце, опору и заботу. Мама отказала без колебаний.
   В ту страшную пору, когда жены осужденных, спасая свои жизни, отказывались от своих мужей и их фамилий, мы с мамой несли папину фамилию как знамя, наперекор всем угрозам и опасностям.
   Можно ли жертвы сталинского режима исчислять только теми, кто брошен за колючую проволоку, в казематы и подвалы, концлагеря и тюрмы?
   По другую сторону тюремных стен жены, отцы и матери, дети заключенных терпели не меньшие муки.
   Знал ли мир войну правителя против своего народа более массовую, более тотальную и зверскую?
   В вечной разлуке с любимым мама не очерствела, не ушла в себя, ее душа и сердце постоянно были заполнены пронзительным состраданием ко всем, кто голоден, унижен, обречен на страдания.
   Свою небольшую советскую зарплату, а потом и пенсию, она щедро делила с каждым страждущим, будь это человек или брошенная собачонка, котенок.
   Знавшая в своей советской жизни только страдания, обман и несправедливость, моя хрупкая мама восстала против них, восстала наивно, по-донкихотски, но мужественно и непреклонно.
   Она вечно за кого-то хлопотала, настойчиво добивалась справедливости и часто ей это удавалось.
   Биолог по призванию, она оставалась им до конца.
   Старенькая, полуслепая мама, настойчиво, неотступно, через нашу холуйскую советскую прессу боролась за экологию, за сбережение Днепра, его берегов, островов.
   К счастью для себя, она не дождалась жутких последствий "великой коммунистической деятельности по преобразованию природы". Больной, заболачиваемый Днепр, опустошенная прибрежная зона, тысячи деревень и гектаров плодородной украинской земли, бессмысленно залитые водой...
   Умирала мама легко, без сожалений, словно уходила на долгожданную встречу к своему единственному незабвенному Алеше.
   Я положила ей на грудь папин портрет, лицо мамы было умиротворенным, наконец-то она избавилась от мук и страданий.
   Над ее могилой я поставила двойной памятник - ей и папе; я поместила на нем их портреты в молодости, они смотрят с них такие прекрасные, полные сил и надежд.
   Может быть, бесприютная душа отца, неизвестно где и когда уничтоженного, обрела покой рядом с его единственной любовью?
   Хочу верить, хочу надеяться.

Лениниана

   61 год - трудно поверить, что такая прорва времени вместилась в мою жизнь.
   Белоруссия, война, совсем недавно освобожденный от немцев Витебск.
   Крошечное оконце в одно маленькое ординарное стеклышко легко пропускает уличные звуки. Вот и сейчас - мерное позвякивание консервных банок и шарканье нетвердых шатких ног.
   Выглядываю: так и есть, широко качаясь от края до края мостовой, бредет колонна пленных высших офицеров. Потрепанные шинели, высокие фуражки с дырами от сорванных кокард, белые, породистые, как потом определяли, нордические, предельно исхудавшие лица; обреченность в потухших глазах; идут молча; голод не дает идти прямо и сильно "водит" из стороны в сторону; для них, еле живых, достаточно одного молоденького солдата-конвоира.
   Пустые консервные банки у пояса - драгоценная емкость для вожделенной водянистой похлебки по окончанию рабочего дня.
   Пленные немецкие солдаты, в отличие от офицеров, расконвоированные, вечерами, после работы, бродят по разбитому городу, ищут человеческое жилье; они скребутся в дверь, кланяются, смиренно кладут шапку у ног и просят: "Матка - хлеба".
   Витебск на 90 % состоит из развалин и заминированных коробок, засыпаны обломками стен трамвайные пути, разрушены коммуникации, едва-едва налажено снабжение.
   Уже совсем привычно город оглашается взрывами. Нет, это не фронт, он отодвинулся. Просто кто-то в поисках кирпичей, обломков досок рискнул войти в коробки-стены и все, взрыв.
   В городе 10 % сохранившегося жилья, оно досталось счастливчикам, вернувшимся первыми, остальные зарываются в землю - кто в земляную нору, кто в умело вырытую и с нашей уникальной изобретательностью оборудованною землянку.
   Очень голодно. Неотступная мысль о хлебе терзает каждый нерв и клеточку тела.
   Трудно проявить выдержку и с наибольшей эффективностью распорядиться своим пайком. Самое непродуктивное - съесть сразу и мучиться долго, ждать получения новой; выживают те, кто умеет свою норму распределять, растягивать.
   Делаешь уроки, а внутренние часы работают и отмеряют, когда вожделенный кусочек можно проглотить. С картошкой легче, ее можно подолгу держать во рту, проворачивать, а потом вынуть целую и невредимую, с хлебом так не получается.
   Но когда в полумраке коптилки на пороге земляного жилья возникает истаявшая от голода фигура немецкого солдата, наши измученные женщины в сомнениях и терзаниях, преодолеваемых нашим славянским состраданием, отделяют от жалкой семейной нормы хотя бы малую толику и жалостно смотрят, как она исчезает в черном провале рта вчерашнего врага. Нет места мести, вражде, есть солидарность людей, терзаемых страшной мукой голода.
   Всех нас, людей и тварей, без всяких различий, ведет по земле самая мощная сила - воля к жизни.
   В ней мы черпаем силы уже после того, когда они нас, казалось, полностью, без остатка покидают.
   А еще нас ведут долг и сострадание, с ними мы преодолеваем невозможное.
   Война, эвакуация, маленький поселок Катайск. Я, девятилетняя, и мама с мизерной зарплатой педагога, которой не хватает на два килограмма картошки, мой папа - враг народа, поэтому у нас нет воинского аттестата и пищевого пособия, как в семьях военных, хлебные карточки тоже не положены, ведь мы живем в сельской местности, где хлеб выращивают.
   Вместо хлеба - 2 кг муки в месяц, получается 1,5 ложки в день на каждую из нас. Вкус хлеба мы давно забыли, вместо него - "затирушка": это ложка муки, заваренная кружкой кипятка, в обычной жизни - мучной клейстер.
   К весне мы с мамой совсем ослабели, я стала почти прозрачной и очень тонкой, авитаминоз съел мою кожу, на ладонях и пальцах обнажились мышцы, мама, наоборот, стала толстой - голодная водянка.
   И вдруг - Комитет эвакуированных вызывает нас для получения ведра картошки. Получить в срок и в рабочее время. Маме отпроситься из педучилища нет никакой возможности: сталинская дисциплина. Пошла я с соседом (тоже получателем), старым больным человеком. Идти надо было километра 2 по разбитой вязкой дороге; пока дошли, наши силы кончились, но вернулись вновь, когда каждый из нас получил по полному ведру картошки - мелкой - это хорошо: компактно ложится, больше влезает, зеленой - во внимание не принимается, главное - еда, вожделенная, долгожданная, спасительная для меня и мамы.
   Первая же попытка поднять ведро оказалась тщетной, обнаженные, без кожи ладони и пальцы душку ведра не удерживали, а впереди - два километра грязной, скользкой дороги и мама, задыхающаяся, с трудом передвигающая свое отечное тело.
   Так впервые в мою жизнь вошло волшебное слово - надо - и, слава Богу, не подвело меня ни разу. Не держит одна рука - значит, надо двумя, а еще на помощь можно бросить коленку. Бросок - и полметра взяты; и так весь путь без передышек: от них слабеешь; выпала зеленая горошина - выковыряй из грязи и утрамбуй в ведре понадежней. Черная коленка, окровавленные руки. Когда я и старик добрались до крыльца нашей лачуги, мы упали на крыльцо и плакали, и смеялись одновременно.
   Ведро! Как много воспоминаний моего детства и отрочества с ним связаны.
   По-моему, это прекраснейшее человеческое изобретение. Имеешь ведро - большая удача, особенно для нас, эвакуированных, бежавших с насиженных мест налегке и возвратившихся на пепелище.
   А если владеешь парой металлических кружек или консервных банок - то это полный сервиз.
   В ведре приносили воду, в нем же стирали, мылись, несли все, что удалось добыть для пропитания, в него же сердобольные соседи, у которых огонь уже пылал в печи, бросали пышущую жаром головешку (о спичках и воспоминаний не было), и, если по морозу ее быстро доставить к собственной печке, в ней тоже загорится благословенный огонь, ненадолго согреет, не сытно, но накормит горячей заварушкой.
   Когда мы с мамой вернулись в наш разрушенный город, добыча воды стала таким же условием выживания, как и добыча еды.
   Гористый Витебск пересекает мощная Двина и впадающая в нее Видьба.
   Она была ближайшей, хотя не близкой, от нашего проживания, и текла между двух очень крутых и высоких берегов. Мне уже было 12 лет, и естественно, пока мама читала лекции в ветеринарном институте, я исполняла обязанности водоноса.
   По утреннему морозцу я буквально скатывалась по заснеженному склону к проруби. За ночь она промерзала, превращалась в глубокое жерло, борта которого постоянно наращивались, промываемые водой.
   Надо было лечь на живот и вытянутой до отказа, закоченевшей рукой кружкой или консервной банкой черпать и черпать в крошечной луночке воду.
   Вода набрана, поднимаешься, стремительно обледеневая, но замерзнуть не успеваешь: надо по отвесному скользкому склону подняться на дорогу.
   Иногда, к великой удаче, это удавалось с первого раза, но чаще попыток было несколько.
   Изношенные галоши (единственная зимняя обувь) сцепку не обеспечивали, и часто перед самым финишем я стремительно срывалась вниз; хорошо, если ведро катилось рядом, а, бывало, окатывало сверху.
   Но вода в нашей комнатушке была каждый день. Ледяная и прозрачная - зимой, мутноватая - летом. Мылись, стирали и, конечно, пили - обжигающую, согревающую; если повезет, с сахарином.
   Жили и не жаловались, а я так вообще была везучей - у меня отняли отца, но оставили мне маму, и я не познала, что такое детские лагеря.
   Крошечная мамина зарплата (женам врагов народа полная педагогическая нагрузка не положена) обрекла нас на недоедание сразу после ареста папы.
   С нее как с жены врага народа спрос был особый, и никаких поблажек на ребенка.
   В детский сад мне, дочери врага народа, ходить было не положено, чтобы не оказывать плохого воздействия на советских детей.
   Но при этом, маму не выгнали с работы, как очень многих других жен врагов народа, и это было главное везение.
   Мне, малолетке, было, где сидеть с утра до вечера в ожидании измученной мамы, ведь у нас не отняли квартиру, как у очень многих врагов того же народа.
   Очень большая удача!
   Наконец, маме удалось с одним чемоданчиком в числе очень немногих эвакуироваться, а иначе ее ожидали лагеря как проживавшую на оккупированной территории жену все того же врага народа - опять удача.
   Начавшиеся в том холодном и голодном 1937 г. мои туберкулез с фурункулезом сами по себе излечились в еще большем сибирском голоде и холоде. И мне было велено жить!
   Это уже сверхудача! Счастливое советское детство!
   И вот я в родном городе, но не в землянке (удалось ли бы нам с матерью ее вырыть и обустроить?), а в крохотной комнатушке чудом сохранившегося многоквартирного дома. Наша комнатка самая маленькая в большой квартире без оконных рам, без дверей, без отопления, без воды.
   Добыть осколок стекла в разбитом, заминированном городе - настоящее счастье, и мы его нашли. Оконный проем заложили кирпичом, и в него вставлен этот драгоценный осколок. Расконвоированные, умирающие от голода арестанты за пайку хлеба (пришлось нам с мамой пойти на эту тяжкую жертву) сложили нам в уголочке на полу печку с трубой, уходящей в окно. Она постоянно дымила, чадила, очень трудно разжигалась, но жизнь нам обеспечивала, в промерзшие тонкие стены нашей комнатушки ударял ветер, врывавшийся в оконные и дверные проемы соседних комнат, метель заметала их снегом, а в нашей, маленькой, теплилась жизнь, и мы жили.
   Моей маме всегда была присуща тяга к прекрасному, даже в нашем на грани выживания существовании эта потребность ее не покидала. В состоянии неотступного изнурительного голода мы никогда не поедали нашу убогую, жалкую пищу как попало, на скорую руку, давясь и обжигаясь.
   Мы степенно садились за стол, угол которого покрывал кусок марли, и ели, соблюдая нормы хорошего воспитания.
   О столе надо сказать особо. В развалинах мы нашли куски филенки от разбитой двери. Куском кирпича к большому куску под прямым углом прибили меньшие, готовое сооружение прислонили к стене; пользуясь столом, надо было бдительно следить, чтобы он не "отошел" от стены, иначе, подобно пьяному мужику, он имел тенденцию сложиться и лечь на пол.
   Но, не взирая на его капризы, мы использовали его с высокой эффективностью.
   Мама писала за этим столом свою диссертацию и готовилась к лекциям, я окончила за ним среднюю школу. Сидели мы на двух деревянных обрубках, которые свято берегли и не сожгли даже тогда, когда отказывало везение в поисках топлива и приходилось отбивать зубную дробь.
   Мама сшила для них из марли, покрашенной марганцовкой, два замечательных чехла. Крохотный остаток драгоценной марли имитировал занавесочку для нашего стеклышка.
   Верхом нашего везения была металлическая рама неизвестного назначения, которую мы нашли в развалинах и с титаническими усилиями притащили в нашу комнатенку.
   Положенная на кирпичи рама рождала идею кровати. Чего-чего, а кирпича кругом было великое множество: были дома, а стали горами кирпича.
   Пустое пространство рамы перекрыли всем, что смогли найти, устлали сухим бурьяном, травой, и вот оно - целое королевское ложе на двоих, для меня и мамы. Под кроватью - хранилище для картошки, если удавалось создать ее запас. Жизнь налаживалась!
   На вбитых в стенку гвоздиках развешали нашу утлую одежонку, а сверху прикрыли ее натянутой на веревочку нашей самой старой простыней, которая прямому назначению уже служить не могла.
   Из нашего чемодана, обветшавшего в эвакуационных вояжах, мы соорудили туалетный столик, прикрыв его все той же марлей. Ну, а как иначе, мы же женщины! На нем гордо возлежал, стертый до основания, но еще мамиными изощрениями кое-как выполнявший свою функцию, тюбик губной помады. Слова "косметика" мы не знали. Советских женщин могла украшать только скромность.
   В центре нашего стола красовались две патронные гильзы, маленькая и побольше; в маленькую через трубочку был вправлен фитилек - это сооружение очень удачно называлось коптилкой, а гильза побольше, начищенная и блестящая, - вазочкой, в которой и зимой и летом стояла какая-нибудь веточка, подсушенная или живая.
   Очень стильные апартаменты. Бесконечно сложной и легкой одновременно была проблема экипировки.
   Сложной, потому что для ее разрешения не было ни средств, ни предложения, самих магазинов не было. Легкой эта проблема была потому, что к одежде в пору тотальной борьбы за выживание предъявлять какие-либо эстетические претензии даже в голову не приходило. Прикрыл наготу, хоть слегка защитился от холода - вот и все, что требовалось.
   "Черные рынки" советская власть жестоко преследовала - а как же, спекуляция! - но они были неистребимы.
   И там, в атмосфере полной секретности, были куплены американский мешок и немецкое одеяло.
   Американский мешок был превращен в платье для меня, одеяло - в пальто.
   С мамой было проще, ведь она, подобно мне, уже не росла и могла все носить, носить и носить до полной ветхости то, что было брошено в единственный чемоданчик в считанные минуты подготовки к эвакуации.
   Переживаний по поводу отсутствия нарядов не было, их перекрыл голод. Ведь он не только изнуряет физически, он еще унижает духовно, гасит краски мира, до крохотной точки сжимает круг желаний, и эта точка - хлеб! Полноценная еда, одежда, комфортный быт уходят в запредельный, нереальный мир. Весь сосредотачиваешься на том, что имеешь, и все желания и силы сводятся к тому, чтобы, балансируя на черте между жизнью и смертью, удержаться на этой черте.
   В густой туман уходит завтрашний день. Я помню, как за 2 года эвакуации мне, вражьему племени, дочери врага целого народа, к какому-то советскому празднику - наверное, по ошибке - достался пряник, один-единственный. Какую бурю чувств он во мне вызвал - меня уравняли с другими детьми, подарили неслыханное чудо, а съесть его я не решалась, понимая, что чудо вмиг исчезнет, и нет никакой уверенности, что оно когда-нибудь повторится.
   Вот эта неуверенность, не гарантированность получения пряника, который ты не сам добываешь, а кто-то и где-то тебе его дает или не дает, перекочевали из моего детства во всю мою последующую жизнь.
   И все-таки, не хлебом единым...
   Мы выжили в том кромешном кошмаре, потому что верили, что нас ждет великое счастье после войны, и наши страдания не напрасны.
   А еще нам, подросткам, нужен был герой, идеал, образец, ориентир, защитник, наконец.
   Конечно, самый высокий идеал - родной отец. Мы с мамой жили постоянной надеждой и не подозревали, что он давно расстрелян и сброшен в безызвестную яму - снег, воду?
   Не имея никакой информации, мы интуитивно понимали, что голодом и страданиями он доведен до последней черты, и ему самому нужна помощь, наша помощь.
   Я ждала чуда его возвращения каждый день, каждый час, молча, тайно. Я боялась доесть до конца свой кусок хлеба. А вдруг он в этот миг постучит в дверь, умирающий от голода, а я уже свою пайку съела? Я прикидывала, как отдам ему свое драгоценное пальто из немецкого одеяла, ведь он такой худой и сгорбленный, оно будет ему впору.
   Но мои мечты не осуществились. Отец остался моей пожизненной памятью, моей нескончаемой болью.
   А идеал пришлось отыскивать в книгах. Я была неистово читающим ребенком. Книга несла мне перспективу, отвлекала от убожества и серости и очень хорошо защищала от голода. Может быть, благодаря ей я выжила тогда и живу сейчас.
   Долгие мучительные часы в холодной комнатушке в ожидании с работы мамы проскакивали стремительно только благодаря книге. К ночи мое лицо, особенно нос, становились черными от копоти еле мерцающей коптилки, но это были мелочи. Книги давали силы сберечь до прихода мамы свои 2-е картофелины на ужин. Мамины 2-е картофелины были неприкосновенны. Я знала, что, если я свою норму съем досрочно, мама не сможет в одиночку съесть свою, начнет делиться, а это для нее погибель.
   Я с головой уходила в книжный мир, а картофелины поочередно клала в рот и подолгу их там держала, наслаждаясь их запахом и проникаемым сквозь шкурку вкусом, а потом благополучно доставала нетронутыми и укладывала в мисочку. Наверное, главная трудность сводилась к тому, чтобы не дать челюстям сомкнуться. Не сомкнула ни разу. Уверена, этот трюк относится к числу сложнейших.
   Маме не хватало сил и времени разобраться в том, какие книги я заглатываю.
   Однажды мама была потрясена, когда ее второклассница подступилась с вопросом, что такое "сифилис" - оказывается, ее дочь осваивает Мопассана.
   Но очень немногие библиотекари были столь беспечны и недостаточно политически подкованы, чтобы портить нас, пионеров и комсомольцев, идеологически опасной мировой классикой ("Там такой разврат, взять того же Мопассана").
   Чаще всего бдительные жрицы библиотек снабжали нас, школяриков, идейно выдержанной литературой. Это были старательно написанные, хорошо изданные и иллюстрированные книги о героях революции, Великой Отечественной войны и социалистического труда.
   Их подвиги были беспримерными и завораживали, обидно было только то, что все они прославились и стали героями после смерти, исключения были единичны.
   Особенно привлекательной была Лениниана - так одним словом объединялось то, что в различных жанрах и видах искусств воспроизводило образ Ильича, как его тепло называли в народе. Тоже "мертвый" герой, но в социалистической действительности наши великие мертвые мертвы по-особенному.
   Как писал В.Маяковский - по определению Сталина, "лучший поэт социалистической эпохи", очередной "лучший":
   "Ленин и теперь живее всех живых,
   Наше знанье - сила и оружие".
   Что "оружие", то оружие, но это осознается нескоро, а тогда - в голоде, нищете, серости и неустроенности так хотелось верить в чудесного спасителя, и верили - к счастью, не все, но молодежь - в основном.
   Основательного, честного и глубокого жизнеописания любимого Ильича в советской литературе не было, и, как много позже было понято, быть не могло: уж больно противоречивая биография была у вождя мирового пролетариата.
   Его образ воспроизводился контурно, отдельными трогательными штрихами. Начало такому точечному, в обход грубой матке-правде, портрету положил, выстрадал и вымучил за 6 долгих лет работы А.М.Горький. А куда ему было деваться - соцзаказ друга, соратника и продолжателя великого Ленина - не менее великого Сталина. Все творцы Ленинианы концентрировали внимание на любви Ленина к нам, простым людям.
   Вот он запросто, задушевно беседует с печных дел мастером, в переполненном революционном Смольном помогает замученному, затерянному солдатику добыть столь необходимый "с устатку" кипяток, за пару минут обращает его в большевистскую веру и загоняет назад на войну, беспощадную и, конечно, до последней капли крови.
   С какой любовью Ильич в картине В.Серова "Ходоки у Ленина" смотрит на корявых, лапотных крестьян, с каким интересом слушает их нескладную речь, как устремлена к ним его участливая, нервная, подвижная фигура!
   Ох, и аукнется им эта любовь, но об этом позже.
   Наш он, наш, никто из великих и оделенных властью так не любил нас, простых и сирых, как он.
   С ним, только с ним, можно претерпеть любые муки, за него и умереть не жаль.
   Слеза умиления прошибает, когда в фильме по сценарию Каплера "Ленин в Октябре" видишь, как стелит он себе на полу газетки в маленькой нелегальной комнатушке своего охранника, решительно отказавшись лечь на единственную кровать.
   Для ответственного разговора с верным соратником Я.Свердловым Ильич - милый, скромный, обаятельный - отвоевывает у хозяйственной старушки ее кухоньку (все происходит на очередной конспиративной квартире), старушка, уходя, поставила условие: досмотреть закипающее молоко. А они, увлекшись революционными глобальными проблемами, молоко упустили.
   С каким детским испугом два революционных гиганта удирают из кухоньки от гнева старушки!
   И опять хочется и смеяться, и плакать от умиления. Маленький рассказец, всего один эпизод, но попадание снайперское.
   Ильич на редком долгожданном отдыхе, идет охота на лисицу, Ильич в засаде, его друзья-соратники гонят лисицу, и она выходит прямо на него, надо, надо стрелять, Ильич хороший охотник и стрелок - полная гарантия: через миг лисица превратится в окровавленный, содрогающийся комок. Но выстрела не последовало. Смущенный Ильич оправдывается перед друзьями - уж больно хороша была лесная рыжая красавица: пожалел.
   Ах, ты наш жалостливый!
   А вот он одергивает кремлевскую буфетчицу; дело в том, что она, обнаружив в кремлевском буфете крохотную экономию хлеба, этот сэкономленный кусочек подложила к мизерной, общей для всех пайке Ильича. В щелочку наблюдала, как он работает и, не глядя, рукой отщипывает маленькие кусочки ( ну совсем по моей методе ) и с удовольствием ест.
   А он вдруг посмотрел на хлеб, удивился и вызвал буфетчицу - что, разве норму увеличили? А если нет, то мне, как всем, и не единым граммом больше.
   Вот он какой - голодает вместе с нами, ни в чем от нас неотделим, слит крепко-накрепко.
   Тут уж, действительно, мера восхищения беспредельна.
   Будет справедливым воздать должное деятелям социалистического искусства, не всем, а тем, кто так искусно, вдохновенно и добросовестно отрабатывали свои спецпайки, квартиры, дачи, машины.
   Так деликатно, неприметно, но неотступно учили нас любить Ильича.
   Белокурый, кудрявый мальчик в изящной детской одежде, столь непривычной для нас, детей страны советов, раскинулся в широком плетеном кресле. Это Володюшка. Его строгая, но справедливая, умная и образованная мама учила своего Володюшку жить только по правде, приобщала к аккуратности, красоте, учила музыке.
   К музыке, со слов А.М.Горького, у него было очень своеобразное отношение. Она его расслабляла и вызывала желание гладить по головкам тех, кто создает эту прекрасную гармонию; а расслабляться нельзя, и гладить нельзя, надо бить, бить по головкам.
   Свою скромную комнату Володюшка держал в постоянном порядке.
   Нас, советских граждан, которых испортил квартирный вопрос, восхищала не только Володюшкина аккуратность, но и наличие у всех детей Ульяновых по отдельной комнате - скромной, скромной, конечно.
   Вот и получается, подлинных деталей затрагивать нельзя: вредные мысли рождают.
   Так и шагал он с нами по жизни. Его детская головка сияла на звездочке Октябренка, на зажиме к галстуку пионера, целеустремленный профиль зрелого Ильича украшал комсомольский билет, а там, дальше, лучшие из лучших среди нас начинали борьбу за звание коммуниста-ленинца, освещенное заветным путеводным, власть и блага дающим партбилетом.
   Ленин - на груди, Ленин - на площадях, на экране, в музыке из репродуктора, в репродукциях на стене, на сцене, на книжной полке...
   Ленин - в нас, Ленин - вокруг нас, не разобрать, где кончаешься ты сам, где начинается в тебе Ленин.
   Воистину, Великая Лениниана - величайший пиар-проект за всю историю человечества.
   Крепко-накрепко в наши мозги вбивалась, внедрялась, втискивалась, ввинчивалась вера в ленинизм, единственный и неоспоримый, путеводный и победоносный.
   Так и шли - казалось, на свет - откуда было нам знать, что это мираж.
   Прежде, чем определиться со своим эталоном, у всех был выбор, правда, небольшой, но выбор - Ленин, Сталин.
   Теперь-то я понимаю, что мастера социалистического пиара использовали аналогию эффекта рыжего и белого клоуна.
   Один - подвижен, эмоционален, говорлив, с лукавинкой в глазах; другой - сдержан, молчалив, напорист; оба - гении, корифеи, непобедимые в своей правоте и т.д. и тому подобное.
   Рыжий всегда привлекательнее, кроме того, имеет свою обширную Лениниану; второй, хоть упорно и неотступно добивался своей Сталинианы, так ее и не получил, правда, на мастеров социалистического реализма он размениваться не стал, а замахнулся на гениев, а гении - народ упрямый: умирали, пухли с голоду, а пиарить белого клоуна так и не согласились.
   Но белый хоть и злобствовал, но смирился с одной Ленинианой на двоих, куда деваться, тем более, что и цель у клоунов одна, и путь общий. К тому же, Рыжий, хоть и "живее всех живых", а все-таки мертв.
   И как не понять ту далекую голодную девчонку, которая в поисках своего идеала избрала его, такого близкого и родного, и в то же время величайшего из великих. Избрала неистово, со всем размахом отчаянной русской души на все века, на всю жизнь.
   И таких девчонок и мальчишек была тьма тьмущая. Помню, как, сидя на чурбане, прикрытом крашеной марлей, у шаткого припертого к стенке стола в платье из американского мешка, с заостренным от голода носом, со слепнущими от авитаминоза глазами, я мучительно, трудно и вдохновенно писала в своем драгоценном блокнотике (по тем временам неслыханное богатство) посвящение.
   И каждая строка начиналась словом "Ленин!" - а дальше самые искренние, самые трогательные слова и клятва в верности.
   И была верна, верна своей клятве не годы, а десятилетия.
   Система забрала жизнь моего отца, раздавила жизнь моей матери и сделала все, чтобы их дочь свято верила палачам и преданно им служила.
   Воссоздать столь мерзостное вероломство по силам лишь Шекспиру, и никому другому.
   Может быть, у моей писанины будет читатель, и он спросит, почему, почему так долго длилось это смиренное почитание, ослепление, отупение, ведь король был голым?
   Сейчас стыдно и страшно вспомнить, как я, тогда в расцвете сил, способностей, осчастливленная доверием своих учеников, вдохновенно, эмоционально, с полной отдачей сил раскрывала перед своими воспитанниками достоинства Ленинианы. Конечно, вершину Ленинианы венчал блестящий мощный В.Маяковский - поэма "В.И.Ленин". Сколько убежденности, неоспоримости, доказательности, выразительности, своеобразия, накала страстей! И читать поэму перед учащимися необходимо было с тем же накалом. Вот только объяснить нелепую смерть мощного ленинца Маяковского по логике вещей было невозможно. Лишь на старости лет я узнала, что Маяковский предрек свою смерть в тех далеких 30-х годах.
   Мучимый сомнениями, поэт сказал: "Если история повернет вспять, от меня не останется ни строчки. Все сгорит дотла. Я слит с социалистической страной".
   Сколько веры было в глазах моих учеников, сколько веры было во мне самой! У кого и как испросить прощение за эту омерзительную, хоть и невольную ложь?
   Ведь король был не просто голый, а - в крови, в крови выше лысой макушки.
   Есть ли оправдание? В какой-то мере. Особенно у провинциалов (провинцией была вся территория Советской империи, исключение составляли бывшая и действующая столицы).
   В Москве, Ленинграде, в большой массе людей, которую было сложнее контролировать, чем просматриваемую насквозь провинцию, подспудно произрастали свежие идеи, иногда действия, питаемые информацией, волей-неволей поступавшей от "выездных" людей, и, наконец, возникла такая мощная отдушина, как самиздат.
   Жизнь провинции - поселков, городков и городов побольше - наблюдалась и контролировалась, никогда не дано было знать, кто твой собеседник - чистосердечный человек или тайный информатор органов безопасности. Всегда был шанс стать жертвой искусной провокации, оказаться "под колпаком".
   Спустя полтора десятилетия после падения советской империи я познакомилась со своим "ангелом-хранителем", уже бывшим агентом КГБ. Он подошел ко мне на улице, приятный нестарый человек, и, хитровато улыбаясь, назвал меня по фамилии, имени, отчеству и не только меня, но и мою мать, сказал, что хорошо осведомлен о всех наших продвижениях по жизни. Мне же, растерянной, казалось, что я вижу его впервые. Так что, наше КГБ работало очень профессионально.
   Вот сколько внимания было оказано двум скромным педагогам института и техникума.
   И остается только догадываться, какие же средства ассигновало партийное руководство вечно недокормленной страны на такую детальную скрупулезную слежку буквально за каждым отдельным гражданином.
   Это была жизнь в тщательно запаянной консервной банке. Никаких самостоятельных движений, действий, мыслей.
   Да на них и свободного времени не было. Жизнь каждого из нас была зарегламентирована сверху - работа, бесконечные заседания и собрания после нее, заполнения кучи бумаг и отчетности; праздники - в коллективе, на площадях, улицах, стадионах. Всюду строем, всюду надо поспеть и быть вовремя.
   Учет и контроль повсеместный, ослушаешься - пеняй на себя: ударят рублем - это в лучшем случае, а то и похуже - лишат права работы, выкинут из очереди на квартиру или - совсем плохо - посадят.
   А еще - тяжелейший быт, очереди повсеместно, самообслуживание (в советской стране сервиз считался барским излишеством). Каждый гражданин, особенно интеллигент, пусть он выдающийся ученый или деятель искусств, должен уметь вбивать гвозди, пилить, строгать, производить ремонт своего жилища, пахать, выращивать подножный корм и т. д.
   И все это за скудную зарплату, при которой чтобы дотянуть семью от одной получки до другой надо быть экономистом, математиком и циркачом одновременно.
   И еще у нас была одна обязанность - пожизненная политучеба в кружках, в вечерних университетах - и никаких смягчающих обстоятельств; собственная болезнь или родных и близких, рождение ребенка во внимание не принимались. И все это в счет личного времени.
   На каждую советскую душу приходилось столько марксистско-ленинского славословия, что возникала стойкая политусталость, отвращение, полная потеря интереса к сути проблемы. Сколько в тебя марксистско-ленинских идей вкладывали, столько мозг и душа отторгали.
   Все воспринималось автоматически, для отчета, для показухи, из страха потерять свой скудный заработок, а может быть, и свободу.
   Не имея никакой альтернативы, мы устало и покорно верили в превосходство нашего строя, системы, образа жизни, в истинность марксистско-ленинских изысканий.
   У не утративших надежду хоть как-то постигать мир людей была одна-единственная отдушина - приобретение собраний сочинений классиков мировой литературы. В Союзе они издавались постоянно, но малочисленными тиражами; чтобы подписаться на какое-нибудь собрание сочинений, надо было стоять часами, а то и ночь напролет. Отстаивали, но не всегда доставалось то, о чем страстно мечталось.
   Мы в ту пору еще не ведали, что и этот невинный канал выхода в мир тоже был под очень строгим контролем неусыпного ока родной Коммунистической партии.
   Это чудовищное оскопление произведений мировой литературы началось с подачи Надежды Константиновны Крупской, верной соратницы Ленина, скромной учительницы начальных классов, составительницы первоначального списка запрещенных или подлежавших корректировке произведений мировой литературы.
   Так что, и этот единственный "луч света в темном царстве" был весьма тусклым и приглушенным.
   В итоге, 40 лет - с 1950 по 1990 - я была дисциплинированным членом КПСС, 40 лет я верила в неодолимость идей партии и не могла не верить, потому что обреталась вместе со своим народом в темном непрозрачном пространстве, заполненном вязкой убаюкивающей, правдоподобной ложью.
   Даже после падения Советской империи поток правды о ней на поверхность не вырвался, нашим "верхам" она не нужна и не удобна.
   Так, отдельные стыдливые капли, никакой общей картины, масса нераскрытых тайн, недоговоренностей; в пространстве, по-прежнему непрозрачном, - толпы одурманенных, неспособных к прозрению людей, боящихся оторваться от коммунистических постулат, смертельно напуганных первыми шагами нашей жестокой бесчеловечной "демократии".
   Посему Ленин остается "вечно живым" в городах всего постсоветского пространства.
   Суть Сталина Н. Хрущев тоже приоткрыл ненадолго, ведь другими методами и способами, чем ленинско-сталинскими, жить не умели.
   Нашим органам безопасности (как бы они в очередной раз не назывались) тем более обнажать свой грязный хвост бесчисленных преступлений ни к чему, ведь именно ЧК, КГБ, НКВД были верными исполнителями самой страшной и преступной воли партии.
   Нашим "верхам" не нужна эта память.
   Правду о коммунистическом реализме я собирала по крупицам как в самой Украине, так и в Америке (я восхищена ее великолепными книжными магазинами, библиотеками).
   Разоблачение каждого коммунистического мифа больно ударяло по сердцу, ведь нет ничего порочней, чем спекуляция на доверии и незнании.
   В свои 70 лет, выйдя из-под власти стереотипов и страхов, повидав мир в его многообразии и раскрепощенности, я засела за ленинские труды, на этот раз не для отчета, и поразилась тяжести стиля, отсутствию логики, доказательности, ответственности за внедряемые в жизнь и крайне рискованные постулаты и постоянному присутствию злобной нервозности и беспощадности, переходящей в не имеющую предела жестокость.
   Я не могу претендовать на глубинное исследование столь крупной многогранной темы, передо мной не были открыты государственные архивы, они и перед ведущими историками и социологами открывались не часто и не до конца.
   Я - обычный представитель народных масс (определение коммунистических идеологов).
   Мой взгляд на тему - изнутри: я вышла из нее, она прошла по мне.
   Надо было еще понять: смею ли я, провинциальная учительница, как и все миллионы граждан Страны Советов, "тварь дрожащая", замахиваться на выражение своих оценок высоко стоящих личностей, на написание своей книги, наконец.
   Сколько недоумевающих, испуганных, неодобрительных взглядов вокруг.
   Ой, как нелегко выползти из своей многолетней безликости и придавленности и сказать себе - не только смею, но и право имею.
   Это право дает мне так же мученическая смерть отца, вырванного из моих детских рук, изуродованная жизнь моей матери, их с отцом раздавленная любовь. Наконец, лишенные свободы, света и радости жизни - моя и мужа.
   Война разрушила мой дом и лишила всякой вещественной памяти об отце. Узнать же о его месте захоронения даже не мечталось.
   Да и не было захоронений. Тела 70 миллионов мучеников коммунизма припорашивали вечными снегами, бросали в воду, перемешивали с бетоном, бульдозером сгребали и сбрасывали скопом в громадные траншеи, превращая их после зарытия в плантации обильно родящей клубники.
   И все-таки, одна маленькая фотография папы сохранилась. Добрый фотомастер очень постарался и сделал из нее большой четкий портрет. Отец словно из густой тени вышел.
   Проступили дорогие черты, искорки в зрачках прищуренных глаз, мелкая клетка костюмной ткани, полоски изящно завязанного галстука, переливы густых волн его прекрасных волос.
   Я смотрела, как завороженная, отец словно ожил, стал реальным, ощутимым. Прекрасный, полный сил и талантов человек, ему было только 44 года.
   Перед его портретом, глядя в глаза отца, я, его старая дочь, по возрасту годящаяся ему, вечно молодому, в матери, дала клятву: собрать как можно больше разоблачительной правды о ленинизме, сталинизме, наших партийных вождях, по масштабам преступлений против человечества далеко оставивших за собой фашизм.
   Нет, не злоба и месть за невосполнимые утраты двигают мной.
   Я испытываю счастье после того, как нашла в себе силы пройти через многотрудное, мучительное прозрение.
   Я страстно желаю, чтобы подобное счастье обрели все те, кто еще находится во власти ложных ориентиров и идеалов.
   Мы только пробуем себя в демократическом устройстве, но тоталитаризм и все, что связано с ним, мертвым грузом висит на нас и тормозит попытки переустройства нашей жизни.
   В тоталитаризм быстро входят, но из него мучительно трудно выйти.
   Так каков же он, кровавый вождь, без идеологических одежд и драпировок?
   Каков наш "великий из великих" в неприкрытом виде?
   Образованные, любящие родители, разностороннее, вдумчивое воспитание, обширный уютный дом, исполненный атмосферой любви и взаимопонимания.
   Отец - разночинец, трудом и упорством пробивши себе дорогу к любимому делу, директор училищ Симбирской губернии, статский советник.
   Мать - утонченная интеллигентка, дворянка: иностранные языки, музыка, литература.
   В семье, считай интернациональной, смешалась шведская, еврейская, чувашская кровь.
   Размеренная жизнь, достаток, сдержанность, порядочность, достоинство, уважение окружающих.
   Таков исход. Володюшка - 3-й из 6-ти детей Ульяновых. Живой, подвижный, сметливый, была только одна странность - беспричинные вспышки ярости и озлобления, сопровождающиеся трудно подавляемыми воплями.
   С возрастом он научится с ними справляться.
   Тяжким грузом на плечи неокрепшего еще юноши ложатся две смерти, следующие одна за другой.
   В расцвете сил, всего лишь 55 лет от роду, умирает глава семьи, Ульянов Илья Николаевич.
   А в следующем, 1887 году, примет смерть на эшафоте старший брат Володи, 19-ти летний народоволец Александр Ульянов, студент Петербургского университета, подававший надежды талантливый естествоиспытатель.
   Казнен за участие в подготовке покушения на царя Александра ???.
   Удар очень сильный, Володя клянется отомстить за смерть брата, но при этом избрать другой путь борьбы.
   Несмотря на столь страшное потрясение, Володя в 1887 г. блестяще, с золотой медалью заканчивает гимназию и становится студентом юридического факультета Казанского университета.
   Но уже через год Владимир Ульянов был исключен за участие в студенческой сходке и выслан в деревню Кокушкино под Казанью.
   Четыре года уже совершеннолетний В.Ульянов живет в Самаре, не работает - очевидно, помощи от овдовевшей матери получает достаточно.
   Сходки, марксистские кружки, споры с народниками и "легальными марксистами".
   Весной и осенью 1891 г. В.Ульянов сдает экстерном экзамены за юридический факультет при Петербургском университете и получает диплом ?-й степени, после чего работает в Самаре помощником присяжного поверенного.
   Работает неохотно и малоуспешно, рутинный повседневный труд по специальности его не привлекает, теряет клиентуру и уже через неполные два года навсегда порывает с повседневной трудовой деятельностью.
   Владимир переезжает в Петербург, обрастает соратниками (В.Шелгунов, И.Бабушкин, В.Князев и др.), ездит за границу, устанавливает связи с Г.Плехановым, отцом русского марксизма. Г.Плеханов станет для молодого Ульянова духовным отцом.
   Зимой 1895 г. В.Ульянов арестован и заключен в тюрьму; режим царских тюрем суровым не был, к молодым отпрыскам из хороших семей относились особенно снисходительно. В.Ульянов читает, пишет, заказывает с воли литературу, в целях конспирации пишет молоком, а чернильницы лепит из хлеба, при появлении надзирателя успевает их съесть. Девушки-марксистки, называясь невестами заключенных, носят им обильные продуктовые передачи.
   В феврале 1897 г. В.Ульянов был выслан на три года в Восточную Сибирь, в село Шушенское Минусинского округа Енисейской губернии.
   Царизм к своим провинившимся гражданам относился гуманно: ссыльные получали денежное обеспечение, которого хватало на покрытие всех основных потребностей.
   Разрешались общение с другими ссыльными, книги, прогулки, пикники, охота, рыбалка.
   В далекое Шушенское Володя выписал себе жену. С Надей он познакомился еще в Петербурге, двумя годами раньше, во время Масленицы. Прикрытием тайного собрания были блины. Ленин потом шутил, что в молодую учительницу-марксистку с толстой длинной косой и нежной кожей влюбился на пятом блине. Потом была переписка, тема всегда одна - осмысление марксизма, борьба с политическими противниками.
   Однажды в конце длинного заполитизированного письма В.У. сделал приписку: "Не согласитесь ли Вы стать моей женой?". В ответ Надя в конце такого же дискуссионного письма приписала: "Женой, так женой".
   Свою преданность Володюшке выразила тем, что всю длинную дорогу, большую часть которой ехала на лошадях по бездорожью, везла на коленях любимую Володину настольную лампу под зеленым стеклянным абажуром.
   Везла и довезла.
   Для Володюшки Надя в первую очередь стала секретарем и соратником.
   Трепетным, нежным отношением к женщинам В.Ульянов не страдал.
   Гипертрофированные амбициозность и честолюбие Ильича ожесточали его против всякого окружения, особенно, если оно было инакомыслящим, он яростно гнул свою, только свою линию, из всех форм общения выбирал бой, сражение, драку, отсюда - чувство постоянной напряженности, ожесточения.
   Как-то любовница Ленина - восхитительная, жертвенная, страстно влюбленная в Ильича француженка Инесса Арманд - вспоминала: "Однажды в Швейцарии ушли вдвоем с Володей в горы, поднялись высоко, от красоты открывшихся видов кружилась голова, хотелось говорить о сокровенном, слышать особенные, трепетные, бесценные слова, но он, быстро оглядев окрестности, углубился в разборку очередного витка своей политической драчки".
   В Шушенском молодые заняли половину большого пятистенного дома.
   Хозяин, чтобы угодить городским господам, всячески разнообразил их стол - одну неделю колол теленка; другую - поросенка; третью - овцу. Старшая хозяйская дочь прислуживала господам: мыла, стирала, стряпала. Ни Володя, ни Надя бытовых проблем решать не умели и не хотели, бытовые проблемы приводили их в раздражение.
   Вскоре они вызовут к себе на поселение Надину маму; простая, работящая женщина оградит их от всех повседневных забот на долгие годы, до самой своей смерти.
   Наслаждаясь в Шушенской ссылке близостью с суровой красотой сибирской природы, Ильич в большое весеннее половодье отправился на лодке к видневшимся из воды остаткам суши.
   Крошечные островки кишели спасавшимися на них от половодья животными, в основном это были зайцы. Наверняка, еще в детстве Володюшка был наслышан о доброте некрасовского деда Мазая, но по его стопам не последовал.
   Сбившиеся на крошечном пятачке в тесную кучу, зайцы были совершенно беззащитны.
   Ильич с яростью, свойственной ему еще с детства, начал нещадно убивать их веслом и всем, что попадет под руку. Мертвые тушки сбрасывал в лодку, не замечая, что лодка опасно переполняется бесчисленным количеством несчастных зверушек.
   На обратном пути перегруженное суденышко чуть не пошло на дно.
   На берегу ждала смертельно перепуганная Наденька. Мужики с недоумением смотрели на странные не охотничьи трофеи.
   Питаться зайцами у Ильича не было ни необходимости, ни желания.
   После окончания ссылки Ульянову было запрещено пребывание в столицах, во всех промышленных центрах и университетских городах, и летом 1900 он выехал за границу.
   А в России в ту пору эсеры в террористическом рвении набирали все большие обороты.
   Успели убить 3-х министров, нескольких губернаторов, генералов, бесчисленное количество жандармов, не считая случайных прохожих, оказавшихся на свою беду в зоне боевых действий.
   Ильич поначалу проглядел этот кровавый русский пир, поливая цветы на могиле Маркса и изучая его переписку с Ф. Энгельсом.
   А потом спохватился, поняв, что это - суть того времени, и террор надо умело возглавить.
   Клятва над могилой брата о выборе другого пути борьбы была забыта.
   Действительно, лихачества и ребячества в действиях юных террористов (основная сила - студенчество) было хоть отбавляй.
   К примеру, эсерами было решено использовать для террористического акта панихиду в годовщину убийства Александра ??, на которой должна была собраться многочисленная царская семья и высшее чиновничество.
   Бомбу изготавливал студент-химик, сын крупного банкира, некий Швейцер. Последний был в центре внимания полиции, задерживался и много раз уходил от ответственности, благодаря влиянию отца.
   Бомбу Швейцер изготавливал в гостинице, в процессе работы у него выпала из рук колба с взрывоопасным веществом, Швейцер спасся, но гостиница вместе с обитателями сгорела.
   Швейцер остался без глаз. Травматизм среди террористов был высокий. Вспомним полуслепую Каплан, Кобу-Сталина с сохнущей рукой и т.д.
   Ульянов и Крупская вновь в России. Время, проведенное в эмиграции, не пропало для них даром.
   За этот период война России с Японией приняла тяжелый оборот, нанося удар по престижу царя и его окружения.
   Терроризм и внутренние беспорядки в России были на руку Японии. Беглые марксисты, эксы, максималисты, пересиживая опасные для себя моменты за рубежом, находят точки соприкосновения с японской военщиной, вступают с ней в сговор.
   Охранное ведомство России располагает крайне малочисленным составом агентов за границей, и противостоять этому не может.
   Прекрасный организатор, Ульянов кладет конец террористической самодеятельности.
   В работу вовлечен крупный чиновник, технарь - энергетик Леонид Красин, он налаживает производство бомб профессионально.
   Под влиянием Ленина бомбовой мастерской обзавелся Горький.
   Бомбы начиняли гвоздями, иглами, в результате массовость поражения была чудовищной.
   Бомбы - Красина, а исполнители терактов, часто самоубийцы - эксы, максималисты.
   Красин экспериментировал с бомбами не очень далеко от жилья Ленина.
   К большевикам потянулись различные "эксы" - "даешь бомбы за процент от награбленного".
   Созданы группы экспроприаторов, работающих на заказ по вызову.
   Сокрушать миры до основания - вот великая цель революционного террора.
   Не Энгельс с Марксом, а кровавые зрелища нужны народу, и деньги, деньги, - много денег для партии.
   Правительство не сумело пресечь вывоз награбленных денег за границу, и они превращались в оружие, керосин для поджогов.
   Умело пропагандируемый воинствующий марксизм вызывает перекос душ и умов, особенно среди молодежи.
   Некая Климова - юная дочь чиновника госсовета, арестованная за покушение на убийство, восторженно восклицала: "Как прекрасно и насыщенно жить в ожидании казни. Никого не жаль, и себя - тоже". Гумилев восхищался максималистами, только И.Бунин осудил взбесившихся интеллигентов.
   Ленин же страстно и вдохновенно призывает грабить и убивать, при этом, уловив дух времени, понятие "террор" подменяет "партизанской борьбой".
   Николай ?? все не решается подписать конституцию; "а может, абсолютная твердая имперская власть - и "взять террористов за горло?"
   Разговоры, колебания, упущенное время. Наконец, Манифест, демократические свободы, но поздно. Эсерам и большевикам уступки не нужны, им нужно все.
   В уличной стычке с подвыпившим дворником был убит большевик Бауман. Повод для продолжения борьбы, яростной, беспощадной. Убийства, запугивания, шантаж. Деньги лились рекой. "Доили" адвокатов, писателей, артистов, но главная "дойная корова" - Савва Морозов, талантливый промышленник-предприниматель, прогрессивный человек, заботливый опекун своих рабочих, сочувствующий революционным идеям.
   Безумно влюбленный в артистку МХАТа Марию Андрееву - большевичку и соратницу Ленина, - С.Морозов завещал ей 100 000 золотых рублей, которые она должна была получить после его смерти.
   И смерть произошла, как только Савва выехал подлечиться за границу; там его посетил Леонид Красин, и Савва тут же, вроде бы, покончил с собой.
   Верная соратница Ленина Мария Андреева из полученных 100 000 золотом 80 000 передала большевистской партии. Ленинское окружение на эти деньги наладило массовый выпуск большевистской литературы.
   Правительство призвало высокое чиновничество не покидать своих жилищ, - не помогло.
   Генерал Павлов переселился в помещения службы; убили, когда рискнул выйти подышать воздухом в палисадник.
   Наталья Климова своим взрывом убила и покалечила невинных людей, на следствии отказалась сообщить, откуда бомба. Высокопоставленный отец всеми средствами воспрепятствовал охране выбить из Наташи эти сведения. До казни дочери он не дожил - умер от разрыва сердца.
   Зинаида Коноплянникова - сельская учительница, дочь солдата, убьет очередную жертву на глазах у жены и детей. На эшафоте будет читать Пушкина.
   Тщательно охраняемого главу тюремной службы генерала Максимовского, на которого не прекращалась азартная охота, убила юная девушка, пришедшая под видом беременной. Охрана ее обыскивать постеснялась. В кабинете она призналась, что ее внушающий доверие животик - сильнодействующая взрывчатка - и что она сейчас дернет за кончик хорошенькой ленточки, и дернула. Взорвала себя и Максимовского.
   Бесстрашный премьер Столыпин продолжал вести открытый образ жизни, устраивал приемы для народа. Он на прицеле. Взрыв возле приемной Столыпина. Столыпин уцелел, тяжело пострадали его дети и просители в приемной. Около 100 человек доставлены в больницу, не считая убитых. Организаторы взрыва довольны - смысл в устрашении.
   Тамара Принц, юная пианистка, дочь генерала вызвалась убить генерал-губернатора, с этой целью явилась к нему и вдруг обнаружила, что он - старый друг их семьи, нянчивший ее в детстве. Не убила, остановилась, но покончила с собой. В посмертной записке написала: "Цель оправдывает средства, но не гасит больную совесть".
   Число жертв шло на тысячи. Больше половины убийств совершили женщины, юные девушки.
   Ленин продолжает призывать грабить и убивать. Но общество уже устало от кровавых зрелищ, хочет защиты и покоя.
   Ленина это беспокоило. Все большевистские деньги вложены в закупку оружия, целый пароход оружия. Касса пуста.
   Правительство накладывает мораторий на терроризм, террористов предают военно-полевому суду. От ареста до казни - 2 суток.
   Столыпин заявляет: "У страны кровавый бред, это не лечится обычными средствами". Столыпин разгоняет очередную думу; эсеров, максималистов, большевиков загоняют в Сибирь.
   Ленин обращает удар на Москву: там застрелили двух губернаторов, 20 тысяч мятежников убивают, грабят квартиры.
   Дубасов, обеспечивающий защиту Москвы, просит Петербург о поддержке.
   Восстание 1905 г. залилось кровью.
   Эсеры во главе с главным террористом Савенковым разбрелись по Европе. На их место пришли уголовники.
   Как жаль, как жаль - время экспромтов и проб уходило.
   Генерал Дубасов, перенесший три покушения, лишившийся ног, подавивший восстание 1905 г., заклинает Столыпина не столь страшно истреблять этих девчонок и мальчишек.
   Он доказывал, что террористы выступают в трех ипостасях:
      -- подстрекатели;
      -- финансисты-организаторы;
      -- исполнители.
   К ответу призывалась третья категория. Первые две оставались, в основном, за кадром.
   Столыпин был непреклонен.
   Хотя и среди юных исполнителей попадались личности, развившиеся со временем и в подстрекателей, и в организаторов.
   Мария Спиридонова, 20 лет, у всех на виду убила очередного губернатора, пыталась покончить с собой, но не успела.
   В тюрьме виртуозно разыграла покушение на изнасилование. Насильником был выставлен следователь. Скандальное расследование отодвинуло вынесение приговора, позволило обрести свободу.
   Мария Спиридонова станет главой левых эсеров, жестким и беспощадным организатором и подстрекателем, другом Ленина. Но даже она ужаснется ленинским деяниям и перейдет в оппозицию.
   К оппозиционерам у Ленина был один подход - уничтожение. Но Марию Спиридонову нельзя было расстрелять из-за поддержки Запада, а так хотелось заставить ее замолчать навсегда.
   И тогда Ленин в содружестве с Дзержинским нашел выход - закрытые психлечебницы для политических оппонентов.
   По жестокости и циничности этот способ подавления человеческой личности не имеет себе равных.
   Ленин покинул ставшую опасной для него Россию, переместился в Финляндию и обратил свой взгляд в поисках добычи на Кавказ.
   Тут возникает Сталин, очень талантливый организатор-экспроприатор, рядом с ним друг детства - Камо, сын алкоголика и прачки, не умевший ни читать, ни писать, но виртуозный грабитель банков.
   Банда Камо и Кобы пользуется грозной известностью, но поначалу больше 300 000 взять не может.
   Максималистам как-то удалось взять 400 000, отбив специальную карету по перевозке денег, зверски уничтожив конвой и свидетелей. Большевикам - Ленину - как изготовителям бомб, - половина.
   Деньги с Кавказа уходили на дачу, в Финляндию; Ленин пересчитывал, Крупская прятала в тайный шкаф; дензнаки, которые следовало переправить через границу, Наденька искусно зашивала в знаменитую телогрейку.
   Ленин и Крупская были в восторге от друзей - грузинов, Ильич любовно называл Сталина - "чудесный грузин".
   О Камо Наденька говорила, что он такой нежный, стремится к прекрасному.
   Никогда не говорилось о том, каким гнусным и беспощадным оружием были бомбы, начиненные гвоздями и иглами, не щадившими никого в обширной зоне действия. Не упоминалось, как банда Камо и Кобы с особой жестокостью убивала жандармов-охранников, вспарывая им животы.
   Деньги продолжали добываться и внутри России, но уже более осторожными тонкими методами.
   Например, фабрикант Шмидт поддался искусной марксистско-ленинской пропаганде, отдал и продолжал отдавать большевикам крупные суммы на организацию уличных беспорядков, но большевикам этого мало. Даешь все! 26-летний Шмидт арестован. В тюрьме умирает при загадочных обстоятельствах. Но якобы оставляет странное, сомнительное завещание, из которого следует, что половина наследства - большевикам, половина - сестрам.
   Странности и загадки организовал большевистский боевик Виктор Тарантута (кличка Витя-бандит), он же был направлен на "обработку" сестер, одну из них сумел обобрать до нитки. Большевики частями не брали.
   Тарантута, Витя-бандит, возглавит центральный банк в Советской России.
   20 млн. долларов выбили большевики из семьи загубленного наивного Шмидта.
   Пароходом с оружием для большевиков занимался Камо, часто ездил за указаниями к Ленину в Финляндию. Но дело, хорошо начавшееся, провалилось. Пароход с оружием был взорван.
   Ленина постигает еще одна беда: на ?? съезде партии меньшевики большинством голосов запрещают экспроприацию - грабежи. Их поддерживает Плеханов.
   Ленин в ярости.
   Как партии жить без "эксов"?
   Ленин все еще в Финляндии, перед Столыпинским авралом в России оставаться опасно. Ах, как надо запастись деньжонками!
   Выручает, несмотря на запреты, все тот же Камо. Крупная экспроприация в Тифлисе (правда, убиты 50 человек прохожих, но ведь во имя революции), взяты 250 000 руб. - 10 млн. долларов. Дело не раскрыто, свидетелей нет: знают, что Камо не пощадит; даже мальчонку утопил: заподозрил, что стукач.
   Есть в награбленных деньгах новые 500-е ассигнации. Банк мог зафиксировать номера, в России запускать их в дело побоялись, запустили за границей. В результате были схвачены большевики Семашко, Литвинов, Красин и др.
   Камо арестован в Берлине при попытке ограбления банка. Полиция пытается установить его связь с Лениным.
   Произведен обыск большевистской квартиры в Берлине. Найдены взрывчатка, бомбы, иглы для протыкания человека насквозь.
   Камо притворился сумасшедшим, прокалывал себя булавками, прижигал окурками, ел фекалии, имитировал полную потерю чувствительности, Ленина не выдал. Был отпущен, бежал к Ленину в Париж. Ленин остерегался депортации и начал сторониться Камо.
   Дал ему те самые отмеченные банком 500-рублевые купюры. Камо арестован и выслан в Россию, опять симулирует свое сумасшествие.
   Ильич отсиживается в Европе. Столыпин напирает: массовые аресты, массовые казни. Большевики печально пели: "Мы жертвами пали..."
   В первую русскую революцию казнены 5656 террористов, жертвами революционного террора стали 17000 человек.
   Не подсчитаны нравственные и психические жертвы большевистского-террорестического подстрекательства.
   К примеру, Колосов, сын священника, ушел из дома, много раз сидел, заявлял: "Хочу убить испанского короля, рожа не нравится, достаточно увидеть белые перчатки, чтобы захотеть убить".
   Или все тот же Дмитрий Богров, сын игрока, неврастеник, наркоман, постоянный клиент психиатров, одновременно боевой "экс" и стукач.
   Пробившись в Киевскую оперу, где пребывала верхушка России, все мучился: кого же шлепнуть - царя, Столыпина?
   Вот его безумное кредо: "Мне нужен бунт, куда нас вел Столыпин? - В Европу, мне не нужна Европа, я - еврей, а стрелял в русского премьера. Сам я - партия".
   Ему, Димке-буржую, советские эмиссары чуть не поставили памятник.
   Ленин лично помог Богрову-отцу выехать в Европу.
   Самыми эффективными из всех Ленинских "эксов" были Уральские террористы, возглавляемые Яковом Свердловым, сыном богатого еврея-предпринимателя из Екатеринбурга.
   Яков Свердлов в ту пору очень нравился Ильичу. Еще бы, организованные им террористические группы добывали самые большие деньги и не имели провалов.
   Группы по 10 человек. Устраивались проверки. Свои в полицейской форме пытали своих же собратьев. Слабых и предателей - в расход. Дисциплина и точность, как в часовом механизме. Не гнушались ничем, "крышевали" - 20 000 рублей с хозяина каждый месяц.
   Никаких сантиментов - полная беспощадность. Уральские "эксы" Свердлова одному кассиру, еще живому, отпилили голову.
   В ту пору охранка большевиков недооценивала: мол, малочисленные; а они брали отлаженностью действий и точным исполнением вековых воровских законов. Со временем, став вместе с Лениным во главе государства, Свердлов составит и огласит списки красного террора.
   Террор станет официальной политикой Советского государства, а Ленин заслуженно поднимется на пьедестал террориста номер один, соединив в себе почти все ипостаси: подстрекателя, организатора, заказчика, потребителя, обойдя только кровавого исполнителя, чего ближайшие соратники ему не простят.
   Террор в масштабе государства не только потребует море крови и невиданную массу смертей, но и нанесет необратимый удар по нравственному и психическому состоянию всего народа.
   На большевиков посыпались провалы, беды, намыленная веревка замаячила очень близко. Полиция внедряла в ряды большевиков своих агентов, порой удачно.
   Разгул терроризма разбудил черносотенцев. Черносотенцы против красных сотен.
   Их еврейско-европейских - 5 млн., нас, русских, 110 млн. - это суть более 600 погромов, которые прокатились по стране, 7000 домов сожжены и разграблены.
   Теперь богатели черносотенские предводители. По царскому повелению, "Союз русского народа", "Архангела Гавриила" и др. получали государственные дотации. Царь носил значок одной из черносотенских организаций.
   Была запущена брошюра о жидо-массонах. В свое время для оправдания геноцида против евреев ее использует Гитлер.
   Царь привел страну к первой русской революции, а потом повел ко второй.
   В целях личной безопасности перед крепчающим Столыпинским антитеррором Ульянов-Ленин в 1907 году покидает "немытую Россию" и поселяется в цивилизованной Швейцарии, наезжает в Париж, в Краков.
   Оторвавшись от России, отдыхая от нее, респектабельный господин Ульянов проводит время в публичных библиотеках, пишет яростные статьи, обрушивая их на головы своих оппонентов, углубляет знания марксизма, черпая из него неистовую веру в неизбежность мировой революции.
   Не ясным остается - где и когда она начнется? Очень хотелось, чтобы революционное пламя вспыхнуло в цивилизованной Европе, и как можно скорей. Россия в этом плане не привлекала.
   Хотелось надеяться, что это будет Франция, и Владимир Ульянов прилежно штудирует историю французской революции.
   Ответ на волнующие Ульянова вопросы был, наконец-то, получен. И дал его не естественный ход истории, а конкретная одиозная личность, о существовании которой мы, совковые граждане, преданные великому учению марксизма-ленинизма, в течениие всех последних 100 лет, слыхом не слыхивали.
   Эта личность явилась в качестве энергичного, делового, очень жесткого и расчетливого кукловода, а наш великий из великих, пролетарский вождь выступил на первом этапе революционного пути послушной марионеткой.
   Имя этого кукловода, организатора, дельца и афериста - Израил Лазарович Гельмут, псевдоним - Парвус, он же - сын крупного землевладельца на Украине. Увлекся революционными событиями в чуждой и не любимой им России еще в 1900году.
   Наблюдательный и очень неглупый Парвус хорошо знал тайные слабые места России. Он начал с манипулирования общественным сознанием, экономических и правовых спекуляций, организации паники на финансовом рынке и как следствие - увод вкладов из России.
   В паре со Львом Троцким (Лейба Давидович Бронштейн) Израил Парвус создает в Петербурге Совет рабочих депутатов, подчиняет своему влиянию газету "Русская идея". Парвусу принадлежит идея создания газеты "Искра".
   Первая встреча Парвуса с Лениным состоялась в 1900 году; со стороны последнего пробивалась скрытая зависть: как никак, на фоне Парвуса и Троцкого-Бронштейна Ленин смотрелся всего лишь террористом-экспроприатором.
   В конце 1905 года Парвус был арестован. Всякими изощрениями он добивался привилегированного содержания в тюрьме, получает мощную материальную поддержку от отца.
   При провождении в ссылку без особых трудностей бежит в Германию.
   В Берлине Парвус организует постановку пьесы Горького "На дне", делает это блестяще, пьеса успешно шла в одной постановке 500 раз, и это только в Берлине. Были выручены 130 000 марок.
   Однако, ни автору, ни партийной казне деньги не достались. Парвус как раз увлекся одной барышней и прокутил с ней в Италии все деньги; как потом выяснилось, барышней была Роза Люксембург.
   Немцы сделали на предприимчивого Парвуса ставку в деле ослабления позиции России в войне с Германией.
   План был прост: на деньги Германии в России организуются революционные беспорядки и дестабилизация внутреннего положения, в результате чего Россия терпит поражение, большевики получают власть.
   Для реализации плана Парвус выбрал Ульянова-Ленина, закупоренного в Швейцарии, беря за основу его цинизм, беспринципность и честолюбие.
   Энергичный Парвус создает оффшор для отмывания немецких денег. Ближайшее ленинское окружение включается в работу с деньгами. Ганецкий - финансовый менеджер Парвуса, Моисей Урицкий - агент, Воровский, Красин - организаторы контрабанды оружием, купленным на германские деньги.
   Все перечисленные - весьма сомнительные личности - займут командные посты в Советской России.
   Все, кроме Парвуса.
   Блестящий организатор, Парвус впервые применил прием прикрытия. Это когда липовая организация служит фасадом для преступной деятельности. В данном случае это был так называемый "Институт по изучению последствий войны". Была проведена операция по стимулированию падения рубля в России, для чего в 1916г. получен миллион германских денег.
   Однако, немецкое руководство посчитало результат слабым, доверие пошатнулось.
   Парвус переключился на военное ведомство немцев, выдал прохождение двух русских линкоров, один из них - "Императрица Мария" - был взорван.
   Подкупленные газетчики и депутаты бурно провозглашали войну бессмысленной и позорной.
   Интерес к Парвусу у немцев восстановился после февральской революции. Финансирование возобновилось.
   Для плана Парвуса Ленин был нужен в России. Кайзер санкционировал переброску Ленина и его команды через территорию Германии.
   Билеты были куплены Парвусом. Когда Ленин в своем окружении шел к поезду, русские эмигранты выразили гневное осуждение, кричали: "Предатели!", и угрожали. Ленину очень пригодился зонтик.
   Пломбированный вагон, в котором ехал Ленин со своей командой, хорошо снабжался, хотя в Германии царил голод. На станции покупалось очень любимое Лениным пиво.
   Для Ленина и Крупской - отдельное купе, личный повар, Инесса Арманд и услужливый Радек, очень волновавшийся за свое дезертирство, тоже рядом.
   В Германии была 24-часовая задержка - встреча Ленина с чиновниками кайзера. В результате Ленин переработал "Апрельские тезисы" - полный разгром русской государственной машины, братание с немцами, массовое дезертирство.
   Потом пароходом в Стокгольм, потом их встречает Ганецкий - связной Ленина и Парвуса. Хотя Ленин 17 лет вне России, шведские газеты по заказу Парвуса печатают портрет вождя русской революции В.Ленина.
   Немецкие деньги потекли рекой.
   Хлеб! Мир! Свобода! - перо Парвуса.
   Парвус срежиссировал встречу Ленина в Петрограде. Ликующая толпа, броневик.
   При подъезде к городу Ульянов и Крупская мечтали лишь об извозчике, справедливо считая, что в неспокойном городе извозчик - проблема.
   И вдруг такое! Десятки рук подхватили и поставили новоявленного вождя на броневик.
   Мощная интуиция Ильича не подвела, он загодя свой респектабельный котелок сменил на трудовую кепку, зажатая в его призывно выброшенной вперед руке, она войдет в историю.
   "Война - катализатор революции", - идея Парвуса. "Мировая война перерастет в мировую революцию", - вариант Ильича.
   Пели "Марсельезу", а хотелось бы "Интернационал". Поехал в особняк Кшесинской. Когда матросы узнали, что Ленин проехал в пломбированном вагоне через Германию, жалели о встрече, ощетинились.
   На германские деньги 41 газета пробивала путь большевикам, не останавливаясь перед любой фальсификацией.
   В прошлом соратник, Мартов отказывает Ильичу в поддержке, понимая, что ему безразличны интересы страны, народа, а нужна только власть через большую драку.
   Но Ленин плевал на все мнения - он будет готовить потрясения, когда хочет и где хочет.
   Под влиянием большевистской агитации земельная реформа провалилась. В деревне взяли власть деклассированные элементы; результат - разгром, грабеж. Дезертирство из армии достигло апогея. Русская армия деморализуется, а немецкие денежки текут непересыхающей рекой.
   Временное правительство, следуя букве закона, посчитало недопустимым террор и расправы над большевиками. Все должен решать суд. Керенский считает, что проезд Ленина через Германию еще не доказывает, что он работает на немцев.
   Придерживаясь закона, Керенский теряет время. Ленин же не был связан ни законом, ни моралью, он шел на пролом и опередил.
   Наконец-то правительство начало решительные действия: выписан ордер на арест Ленина. Будущий генеральный прокурор СССР, Вышинский с этим ордером бросится на поиски. Арестован Каменев, ищут Троцкого. Ленин с Зиновьевым спрятались в Разливе.
   На суд Ленин решил не являться.
   Правительство пало. Керенский сохранил пост военного министра и руководство.
   Главнокомандующим назначается крепкий и решительный генерал Корнилов. Но Керенский побаивается его крепости и влияния, согласия между ними нет.
   Корнилов стягивает войска, чтобы опередить выступление большевиков, но делает это не достаточно быстро.
   Большевики своим выступлением его опережают.
   25 сентября Троцкий, возглавляющий Петроградский большевистский Совет, выбрасывает точного попадания лозунги - "Вся власть Советам!", "Земля крестьянам!"
   Парвус в истерике: Ленин необходим в Петербурге, настало время захвата власти, иначе денежная река перекроется.
   На паровозе 293 Ленин вернулся из Финляндии в Петроград.
   В большевистской команде разнобой: Каменев и Зиновьев стоят на позиции легального взятия власти. Ленин - за Восстание, захват власти любой ценой; цинизм абсолютный.
   Ленину не нужна умиротворенная Россия, ему нужна революция.
   Эсеры и меньшевики в знак протеста покинули здание Смольного, теперь тут одни хозяева - большевики.
   Отчаянный призыв отца русского марксизма, Плеханова генералу Корнилову: "Остановите это зверье", - не реализовался. Плеханов, породивший Ленина-Марксиста, теперь с негодованием отворачивается от него.
   Много зрелищ. Взяли почту, телеграф. Легко взяли. Но еще не взяли Зимний, Ленин волнуется. Когда Ленин шел с подвязанной щекой в Смольный, навстречу ехал патруль, - разошлись, последняя надежда России рухнула.
   Россия еще движется естественным путем. Керенский выехал на фронт, у России есть шансы выиграть войну. Керенский верит в западные демократические образцы.
   Еще готовится Учредительное собрание - долгожданная для России демократическая форма власти.
   Но на законное овладение властью у большевиков шансов не было.
   На выборах в Учредительное собрание большевики получили 14 % голосов, тогда как эсеры - 50 %.
   Созыв Учредительного собрания задерживается, колонны демонстрантов вышли на улицу в его поддержку, большевики встретили их пулеметными очередями, множество убитых, раненых.
   К вечеру Учредительное собрание в сборе, в 5 утра в зал входит вооруженный матрос Антонов-Овсиенко и требует разойтись: караул устал.
   С надеждой на демократию было покончено. Керенский, приверженец закона, беспомощен перед таким диким вероломством.
   Звериная интуиция Ленина определяет дату переворота - 24-25 октября. Зимний взяли за 3 дня, он был отдан толпе на разграбление; все испакостили, вино из разгромленных винных погребов пили прямо из луж. Люди наблюдали, гуляли и не понимали - никто не понимал! - что разрывается та самая бомба, которая разнесет каждую семью, перевернет вверх дном всю Россию. 50 млн. марок получил от Германии Ленин со своей командой за ослабление России, за выведение ее из войны.
   Александров - следователь по делу предательства большевиков - собрал расписки, из которых явствует, что таксой за участие в вооруженной стычке, мятеже было 130 руб. (за участие в забастовке платили больше, чем за работу), за участие в демонстрации - 50-70 руб.; за перестрелку - 150 руб.
   Парвус ненавидел Россию, ему ее не было жалко. У него была цель - под прикрытием чинимых беспорядков осуществить захват секретной военной документации.
   Парвус, уже немецкий гражданин, очень богатый, из своего шикарного имения режиссировал и оплачивал кровавую мясорубку в стране, которая стала ему чужой.
   Германии нужен сепаратный мир с Россией, она теряет силы в войне на два фронта, ей необходимо сконцентрировать себя против Франции.
   Под сепаратный мир она готова выделить 15 млн. Ленин предложением соблазняется, но настаивает на выработке подробных условий - и это тогда, когда победа России была рядом.
   В то же время, французский посол в России - Жан Лоран - за продолжение Россией своих союзнических обязательств, предлагал 40 млн. и хлеб для голодной русской армии.
   Ленин торговался и там, и там. Чтобы раскошелить немцев на большее, сообщал им о французских денежных предложениях. Действовало.
   Деятельный Ж.Лоран энергично сражался в нескольких направлениях. Временем раньше он передал Керенскому 29 телеграмм финансового содержания и свидетельства о том, что Ленин немцам продался. Безрезультатно. Может быть, Керенский не смел допустить, что его сверстник, однокашник, земляк (они оба из Симбирска) способен на такое?
   А Ленин и не был предателем. Предать может лишь тот, кто чему-то, когда-то был предан. Чудовищный циник, поднявшийся над моралью, Ленин не испытывал ни любви, ни преданности к России, в своих европейских мыканьях он ее давно потерял, и теперь она для него была всего лишь экспериментальным, почти неодушевленным материалом в деле организации мировой революции, главной цели всей его жизни.
   Тогда Жан Лоран вышел на эсера, чекиста из ближайшего окружения Ф.Дзержинского, некоего Блюмкина. Блюмкин был родом из Украины, и Жан Лоран показал ему кинохронику о зверствах немцев на Украине. Сработало.
   Метивший в герои, эсер-романтик Блюмкин дал охватить себя благородной ярости и согласился убить немецкого посла Мирбаха.
   То ли подделали подпись, толи Дзержинский сам подписал Блюмкину пропуск в немецкое посольство - навсегда останется невыясненным.
   Позже свое участие Дзержинский яростно отрицал.
   В решительный момент Блюмкин растерялся - и убить не смог, и компрометирующий пропуск обронил, но четко сработал сопровождавший его матрос Коля.
   Ж.Лоран разыграл карту - люди Ленина и Дзержинского убили немецкого посла.
   Перепуганная большевистская верхушка во главе с Лениным с покаянным видом встала в очередь к немецкому посольству, чтобы выразить свое сожаление.
   Торжество Жана Лорана было недолгим. В результате срыва сепаратного мира - Брестский мир, еще более кабальные условия и еще большие потери территории. Договором воспользовались турки, учинив ужасающий геноцид против армянского народа.
   По приказу Парвуса, имевшего с младотурками выгодные торговые отношения, Ленин по поводу этого преступления промолчал, не вступившись даже за армянских большевиков.
   Брестский договор превратил не проигравшую в войне Россию во второразрядное государство. Брестский мир перечеркнул память о россиянах, которые сражались и погибли в Первой Мировой войне.
   Англия установит памятник английским артиллеристам той войны, у русских памятника нет, и не могло быть, потому что Ленин начнет кампанию по вытравливанию русского патриотизма.
   Плата за большевистскую власть была непомерно высока.
   Неожиданные потрясения в Германии, борьба за власть, - в нее вступили Роза Люксембург и Карл Либнехт, которые хотели следовать опыту Ленина, но вскоре были убиты: К. Радек, Связной Парвуса и Ленина, выдал их конспиративные адреса, чье это было задание - неизвестно.
   Парвус хотел контролировать банки Советской России, Ленин - он уже не марионетка, в кукловоде нужда отпала - не допустил. Возможно, что в результате имел на себя 2 покушения.
   Сказочно богатый Парвус умер в своем 33-комнатном дворце в Мюнхене, перед смертью был неимоверно толст, едва помещался на двух стульях.
   Умер в один год с Лениным, могила его затерялась.
   В России имя того, кто привел Ленина и большевиков к власти, была тщательно вымарана и затерта.
   Став во главе российского государства, Ленин реализует модель власти, разработанную и освоенную супертеррористом Я.Свердловым.
   Все просто, как в устройстве часового механизма: народы - винтики; руководство, верхушка - шестеренки; главный - один, это тот, кто владеет ключом и может запускать механизм.
   Сверхчеловек, новоявленный бог, взамен прежнего, совершающий глобальное переустройство мира.
   Один из первых ленинских декретов в разоренной стране - декрет о монументальной пропаганде, суть которой - вживление нового бога в сознание и подсознание народа. Вживили очень успешно, многие по сей день молятся.
   Все институты капиталистического мира им отторгнуты.
   Нравственные категории - альтемонии.
   Вождь и близкий ему узкий круг не подсудны, они выше законов. Их нельзя оценивать по правовым нормам как убийц, предателей, шпионов, грабителей и т.д., любые их действия оправдывает революционная необходимость.
   Будучи дипломированным юристом, Ульянов-Ленин сознательно покидает правовое поле, вторгая общество в разруху и беззаконие.
   "В политике морали нет - есть только целенаправленность." (В.Ленин)
   Для перестройки всего мира и даже одной России нужны опыт государственной работы, знания экономики, понимание жизни народа, его менталитета. "Не нужны, - заявляет Ленин,- они лишние, мешают". Все создается по новым образцам, с нуля, в том числе и сам народ.
   Все лидеры революционной перестройки годами, а то и десятилетиями, не жили в России, не знали повседневного труда, государственной работы; подобно Марксу, не находили в себе желания и умения зарабатывать деньги, хотя бы на содержание своих семей.
   Вот они: адвокат-неудачник с трудовым стажем около года, Ульянов-Ленин; сидящий на шее отца, крупного землевладельца Наума Бронштейна, Лейба Бронштейн, он же Лев Троцкий; польский террорист, аристократ Феликс Дзержинский (три недели трудового стажа на табачной фабрике); дерзкий авантюрист, сын земельного олигарха в Херсонской губернии Израил Лазарович Гельмут, он же Парвус; кавказский разбойник-экспроприатор (второе определение для облагораживания первого) Иосиф Джугашвили - Сталин. Авантюристы-марксисты местечковый еврей Зиновьев и Каменев; Рыков, глава комиссариата по экономическим проблемам страны, никаких трудовых навыков, никакого соответствующего образования, никогда не имел своего собственного жилья, не знал, как выправить собственный паспорт; аристократка А.Коллонтай, страстная проповедница свободной любви ("любовь - стакан воды, пришла жажда - пей"), успешно внедрявшая свою теорию в жизнь на собственном опыте.
   Потакание половой свободе на первом этапе захвата власти - прицельный задум большевиков.
   Сначала народ развратить, потом карать, карать и карать, благо, что уже будет, за что.
   Коллонтай со своею проповедью свободной любви в новоявленной стране Советов была не одинока.
   Сексуальную вседозволенность лихо исповедовали как деятели коммунистической партии, так и советского искусства: большевистский комиссар Л. Рейснер, А. Луначарский, М. Калинин, С. Киров (народ шутил, что Ленинградский театр оперы и балета справедливо назван Кировским), В. Маяковский, Лиля и Осип Брик и мн. др.
   Разрушив привычный уклад жизни, быта, морали, духовные церковные ценности вместе с церковью, большевики создали множество проблем, связанных с сексом, в том числе и нормативные. Были созданы ЗАГСы (запись актов гражданского состояния). Развестись стало возможно в любой момент за 10-15 минут, дела о разводах в судах можно было решать заочно. Кодекс о браке фактически приравнивал зарегистрированный брак к гордо именуемому "свободному союзу".
   Очередной бурный роман уже стареющей А. Коллонтай с матросом-большевиком Дыбенко развивался столь шумно и бурно, что Ильич посоветовал их поженить: тогда, мол, быстро поутихнут; действительно, утихли, потом разбежались.
   Это был брачный союз номер один, зарегистрированный ЗАГСом в советской республике.
   Демьян Бедный удачно заметил: "Какой же нам черт регистрировать брак, если можно и так".
   Теоретики-большевики предлагали пролетариям жить коммуной, в которой уход за детьми и их воспитание будет общим делом.
   Лев Троцкий, чтоб не отвлекать пролетариев от работы по построению коммунизма, предлагал организацию двухчасовых свиданий в специальных домах, где мужчина и женщина знают друг друга по номерам, чтобы свидание не повторилось, номера все время тасуются. В результате исключаются симпатии, привязанности, любовь и затраты на них духовных и физических сил.
   Детей берет на себя государство и формирует из них идеальных строителей коммунизма.
   Находились и "горячие головы", призывавшие сделать женщин общенародным достоянием.
   Большевики не успели сообразить в те далекие годы, что самое беззатратное возведение коммунизма можно иметь, используя зэков, очень много зэков. Хотя самый главный большевик уже тогда страстно и яростно ратовал за неограниченное количество концлагерей и их обитателей. На то он и гений, наш Ильич. С детьми же возиться надо.
   Равноправие женщин в России было провозглашено еще в феврале 1917 года. Проституток объявили "жрицами свободной любви". В двадцатые годы как грибы после дождя стали возникать всевозможные общества, "Долой стыд" и "Лиги свободной любви", члены которых бегали по улицам голыми и пропагандировали секс без разбора.
   Сексуальная революция вызвала своеобразную революцию даже в структуре вооруженных сил. В Красной армии появились "венроты" - части, целиком состоящие из сифилитиков.
   В 1923 г. завженотделом Виноградская говорила (?) о многоженстве и многомужестве как вполне допустимой в верхах партии практике. Многие комсомольцы тоже полагали, что самый примитивный подход к половой жизни и есть правильный, марксистско-ленинский. Идеология по этому поводу была простой. Каждый может и должен удовлетворять свои половые желания. Половое воздержание квалифицировалось как мещанство.
   Каждая комсомолка, рабфаковка, студентка, на которую пал выбор мужчины, должна пойти ему на встречу.
   "Новая жизнь" пришла в деревню. В 1936 г. сибирские чекисты накрыли в селе Уватт Омской области молодежную организацию "Блядоход". Члены организации во главе с агрономом занимались "разложением семейного быта", "склонением женщин и девушек к половому сожительству", так как семья при социализме должна отмереть.
   Конец повальному распутству невольно положила 20 летняя крестьянка Люба Белякова, приехавшая работать на один из ленинградских заводов. В августе 1926 г. в Чубаровском переулке на Лиговке ее изнасиловала "группа товарищей" в количестве примерно 40 человек. Среди насильников были комсомольцы и кандидаты в члены ВКП (б). Обычно за подобные шалости давали по 5 лет, но "чубаровское дело" получило такой общественный резонанс, что грозило сорвать все планы индустриализации страны.
   Поэтому рабоче-крестьянская Фемида не поскупилась: 6 человек были приговорены к расстрелу.
   После этого началось раскручивание гаек. В конце 20х годов стали появляться тематические сборники - Маркс и Энгельс против половой распущенности. Были опубликованы 12 половых заповедей революционного пролетариата. Вот некоторые из них: половой подбор должен строиться по линии классовой, пролетарской, революционной, т.е. пролетарий и пролетарка, другое сочетание - ни-ни; любовь без флирта, ухаживания и кокетства, т.е. все желания сразу и в лоб, никаких цветочков и всяких альтемоний; в интересах революционной целесообразности можно вмешиваться в половою жизнь, и вмешивались, да еще как.
   "Принципы коммунизма заключаются в установлении диктатуры пролетариата и применении государственного принуждения в переходный период" (Ленин "III конгресс коммунистического интернационала").
   Производится гибкая систематизация населения, словно насекомых.
   Мелкое и мельчайшее крестьянство, середняк, подкулачник, кулак - это в деревне.
   Пролетарий, служащий, интеллигенция, лишенец, бывшие (купец, предприниматель) - в городах.
   Марксистская цель - создать бесклассовое общество на всей земле на базе трудового пролетариата и всех, кто сможет в него достойно влиться, полностью и без остатка, это может быть мелкое крестьянство и какая-то часть интеллигенции.
   Конкретнее, Ленин рассчитывал иметь аппарат государственной власти (после тщательной чистки) 100-200 тысяч человек и 4 000 000 сознательных пролетариев России, Украины, за ними - миллионы бедных, часть среднего крестьянства, их надо переварить, переделать, например, как торговец хлебом (спекулянт, мешочник), крестьянин нам не нужен; как пахать - нужен.
   Работать по-революционному - работать бесплатно в интересах общества.
   Работай по-революционному, образцово, и тяни руку за почетным званием "Коммунист" ("Привет венгерским рабочим" Ленин).
   Все остальные прослойки общества должны быть отчуждены от тела народа и уничтожены любыми методами, революционное насилие - скальпель марксистов для отделения, ампутации вредного и ненужного. Все дело в сроках, всех сразу не осилишь. Человеческие связи нарушаются - плевать: милосердце? - не допускать.
   Не допустимо оставлять и тех, кто занял позицию невмешательства. Кто не с нами - тот против нас.
   Нет - частной собственности, нет - товарному производству; государство берет на себя распределение продукции, сосредотачивается над его контролем.
   Все, кто идут мирным путем преобразовательных реформ и делают успехи, имеют результат, выдерживают цель - блага народу - есть ненавистные злейшие враги марксистов-ленинцев; они "портят" народ, отворачивают его от революции, нам, ленинцам, опасно и страшно благосостояние людей в капиталистических странах.
   Марксистско-ленинский путь диаметрально иной.
   На веру берется марксистская схема устройства общества, "Маркс указал..." - это бесповоротно. Качество идеи не столь важно для ленинцев, важно, что она есть, без идеи невозможно сплотить массы.
   И в эту схему, нерушимую и жесткую, загоняется народ, а потом - мечталось - и все человечество. "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!", "Даешь мировую революцию". Понимай - мировое господство. А дальше - "прокрустово ложе", где мало - натянем, где лишнее - отрубим. Все по ходу действия.
   Влиться в струю, поднять самолет, что и как в пути - разберемся. Эта же мысль в Ленинской формулировке: "Сначала ввязаться в серьезный бой, а потом видно будет..."
   Как-то новоявленные крестьянские активисты рассказали Ленину, как захватили и разграбили барское поместье, а господ... Ленин тут же развил мысль: "Выгнали?" "Нет!" - ответили активисты с сомнением: "Убили". "Вы сделали то, что было нужно", - тут же влился в струю Ильич, на ходу вынося приговор целому господскому сословию.
   А вот чисто ленинский ориентир - народ сначала разнуздать. Даешь святотатство, беззаконие, сломить хребет моральности, чести, совести, миропорядка, потом подчинить, покорить, запугать голодом, всех погрузить в бедность. И когда народ впадет в состояние затравленной черни (чернь слепо покорна тиранам), водрузить над ней нового властелина-вождя, партию.
   Оппозицию выжигать еще в зародыше (беспощадно).
   Чисто ленинская установка - "философский корабль". Это фактически два корабля, на которые силой были погружены 300 лучших умов России (философы, историки, литературоведы и т.д.).
   По разъяснению того же Ильича - никому не предъявлять никаких обоснований.
   Из вещей - два пальто, летнее и зимнее, один костюм, две пары белья, пара рубашек, из ценностей - обручальное кольцо; нательный крест изымался. За самовольное возвращение - расстрел. Комиссары не понимали ценности этих людей.
   Это был благостный почин. Позже для инакомыслящих, просто мыслящих, способных начать мыслить на корабли раскошеливаться не будут, насколько дешевле - пуля, экономичней - медленная, но неизбежная смерть на лесоповале.
   В нынешнем, 2006г, волей благодарного народа возвращен на родину один из ярчайших пассажиров "Философского корабля", выдающийся мыслитель Ильин. Вернулся, чтобы лечь в очищенную от большевистской скверны родную землю.
   Истинность изысканий Ильина пережила ленинизм.
   А тогда "Философский пароход" обеспечил Ленину полный беспредел для политического хулиганства и людоедства.
   Партийная монополия на мысль. Худшие повалили к большевикам валом, лучшие отошли или уничтожены.
   Самоограничение и воздержание для народа во всем и везде - главный коммунистический постулат.
   В благополучии человек обрастает собственностью, столь ненавистной марксизму.
   А чем же тогда привлечь массы?
   Властью, необузданной властью низов над низвергнутыми верхами.
   П.А Столыпин в своих успешных реформах делал ставку на трудовых, умных, деловитых, ими заселил Сибирь, и они на базе демократических норм обустройства своей жизни уже к 1908г. высоко подняли экономику России. Сибирское масло, разошедшееся по всей Европе, своей доходность перекрыло доходность от золотодобычи.
   Сибирские поселенцы начали закупать новейшую технику, даже электростанцией обзавелись, кино крутили.
   Ставка Столыпина на материальное преуспевание крестьян оправдалась. Ульянов-Ленин сделал ставку на нетрудовых, неразворотливых, неудачливых, в результате - бедных. Всячески потокается ранее скрытая зависть тех, кому не дано, к тем, кто преуспел. Громи, топчи, разоряй, уничтожай, убивай. "Кто был никем, тот станет всем".
   Интеллигенция на перевоспитании у простых тружеников. Интеллектуальный труд - блеф, видимость; физический - дело чести, доблести и геройства. Слава только мозолистым рукам!
   Прозябающий, униженный врач, педагог, артист, инженер, библиотекарь.
   Инженер, зарабатывающий в два-три раза меньше, чем рабочие его цеха, участка.
   Распираемый сознанием своей классовой значимости, вечно хамящий дворник, продавец, кондуктор в общественном транспорте, слесарь ЖЭКа и т.д.
   Точно схваченные булгаковские Шариковы командуют, повелевают, руководят, судят, наказывают, расстреливают, очень редко - милуют.
   Бездуховность, классовая непримиримость, комчванство, аморальность, безграмотность, примитивное хамство представителей новой власти повергли народ в глубокое отчаяние, людям довелось пережить трагедию обманутых надежд и попранной веры.
   Комиссары, чувствуя себя гегемонами, повсеместно тяжко издевались над крестьянами, даже ездили на них, впрягая в повозки. Являясь в деревни, требовали водку, деревенских девок и баб; отгуляв и накуражившись, чинили неслыханные по жестокости поборы.
   С новыми красными командирами в чудовищном положении оказалась армия: мат, мордобой, обворовывание солдат стали нормой.
   В 1922г. Ленин приказывает организовать службу тайных агентов, задача которых - прослеживать подлинную ситуацию в стране и исправно доносить на граждан.
   Одна половина отслеживала вторую половину и - наоборот.
   Именно по инициативе Ильича доносительство стало узаконенным государственным деянием на все десятилетия коммунистического режима.
   И только сейчас Академия истории России под руководством Андрея Сахарова получила доступ к многотонным плодам этой позорной деятельности.
   Партийная власть на массовые бесчинства зарвавшихся комчиновников реагирует тайными расправами и расстрелами. Результат минимальный. Репрессии - это всего лишь выявление ярости, растерянности, беспомощности и трусости власти.
   Так был выстроен бесперебойный конвейер из властолюбивых Шариковых.
   Первую волну зарвавшихся во власти расстреливает вторая, вторую - третья и т.д.
   Власть - наркотик для малограмотных совдеповских активистов, от нее их иначе не оторвать.
   Кроме всего, нарастающая расстрельная волна очень кстати сокращала численность народонаселения, с которым вечная морока - корми, одевай.
   А где взять? Маркс повелел крестьянских и некрестьянских собственников вытравить каленым железом. Вытравили быстро, повсеместно, качественно. Сам Маркс такому темпу ужаснулся бы. Осталось только мелкое, мельчайшее и чуть-чуть среднего крестьянства. Тут даже вождь мирового пролетариата забеспокоился: удастся ли, сидя на шее мелкого крестьянства всей коммунистической оравой, дотянуть до мировой революции?
   Маркс указал, что она грядет и неизбежна, вот только когда грянет, не уведомил.
   По марксовской схеме начинать строить коммунизм можно в любой стране. Ленину мечталось, что почин будет положен в Европе. Комфортно, цивилизованно. Но нет, первый номер выпал громадной, нецивилизованной России.
   Пришлось всем преобразователям съехаться в эту пугающую непонятную страну.
   А непонятная Россия давала о себе знать: бурлила, кипела и оставалась неуправляемой.
   Политический оппонент Ленина, Бакунин утверждал с большой проницательностью, что народное русло революции в России возникло независимо от потуг марксизма, Ленин и иже с ним вскочили в это русло по ходу событий, на ходу пытаясь выработать план действий.
   Получалось чаще невпопад, чем удачно. Самозахват земли крестьянами был по началу признан большевиками по ходу событий.
   Землю делили на мужика, поэтому мужик-солдат массово дезертировал, фронта оголялись.
   В провозглашенный пролетарский рай, вроде, на первом этапе устремились, потом отпрянули, потом началось яростное сопротивление.
   В 1921г. в Крондштате революционные матросы - те самые, которые завоевали большевикам власть в 1917г. - учиняют мятеж, сильно перепугавший большевистскую верхушку.
   Все началось с писем из Питера, из деревень - повсеместно разруха, голод, продразверстка заставила выкапывать из земли порезанную, посаженную картошку для сдачи; безработица, предприятия стали, гигантский Путиловский выпускает сковородки и зажигалки.
   Матросы выбили командиров, комиссаров, арестовали коммунистов.
   Посланный Лениным для усмирения матросов М. Калинин еле успел сбежать по льду Финского залива.
   10 000-й митинг матросов выбросил девиз "Долой коммуну, даешь вольную жизнь!"
   Заняли почту, телеграф и опять митинговали, разумного совета - занять северный и южный плацдармы - не послушались, надеялись на неприступность Кронштадта.
   На борьбу с мятежниками были направлены войска во главе с Ворошиловым и Тухачевским, последние проявили изобретательность: бойцов-курсантов одели в маскировочные халаты, обуть не смогли, кто в лаптях, кто в валенках, волна за волной незамеченными подобрались по льду туда, где их не ждали.
   Сражение шло одни сутки. Тут не было победителей, и те, и другие - заблуждавшиеся. Свой на своего.
   Расстреливали всех, оставили несколько часов жизни для тех, кто был поставлен убирать трупы. Город утонул в крови. Только 8000 военных моряков успели уйти к финнам.
   Тухачевский в несусветной жестокости не раскаялся, мол, эти самые матросы чинили произвол и жестокость в октябре 1917 г., они, сволочи, без зазрения совести расстреливали и обыскивали.
   Брошенные Тухачевским в бросок по льду 3000 курсантов-мальчишек погибли почти все.
   С великим мужеством сопротивлялись большевистскому раю крестьяне Тамбовщины под командой Антонова, но не хватало оружия и патронов.
   Здесь, чтобы выполнить продразверстку, повсеместно пытали, опускали в колодец, с водой в сапогах ставили на мороз.
   Тухачевский вместе Жуковым во главе 120 000 армии поставлены на подавление мятежа.
   Созданы 7 концлагерей на 13000 человек, в них 150 детей, семьи восставших взяты в заложники. Не назвал свое имя - расстрел, не сдал оружие - расстрел заложников.
   Чтобы выкурить восставших из леса, применили газы. При этом старались поберечь скот. К операции газами привлекли китайцев.
   Тухачевский затем написал научную статью о применении газов.
   В Сибири восстали крестьяне-фермеры, воплотившие в жизнь столыпинские реформы. Основную часть восставших составляли бывшие красноармейцы. И здесь силы были крайне неравны, но основной части восставших удалось уйти в Китай, к белым.
   328 восстаний крестьян только на Украине. Волнения и протесты против большевиков повсеместно.
   Ярость большевиков перед уходом из Киева (в Киев входили войска Деникина) выливается в чудовищные по жестокости формы.
   С непокорных живьем снимали кожу, скальпы; расследование показало, что головы чаще всего не отрубали, а отрывали, жгли гениталии, некая затянутая в черную кожу Клара, комиссар, собственноручно отрезала пальцы, уши; другому комиссару из всех яблок больше всего нравились глазные, и он их выдавливал.
   Женщину-мать пытали, потом убили с привязанной к ней восьмилетней девочкой.
   Красные провели в Киеве ужасающие своей массовостью расстрелы.
   Шли повсеместные грабежи.
   Комиссары, командиры, рядовые расхаживали и разъезжали по городу в драгоценностях, мехах, украшениях.
   Душевнобольным раздали винтовки и выпустили из психиатрических больниц.
   По замыслу главного террориста, Я. Свердлова, на Украине необходимо установить колониальный режим.
   Соратник Ленина, Лев Троцкий, глава вооруженных сил страны Советов, сделал по поводу творимых бесчинств следующее обобщение: "В армии не может быть застоя, ее надо взбадривать беспрерывными убийствами".
   Особую ярость у Ленина вызывала церковь, он постоянно требует уничтожения церковников.
   В первый период после революции были уничтожены 2670 священника, 7000 монахов, 1500 служителей церкви.
   Чаще всего их убивали издевательски, с особой жестокостью. Так, 27-летнему священнику отрезали нос, уши, щеки, потом распяли.
   Церковь являла собой духовную опору общества, находила в себе силы разоблачать ужасы большевистского режима.
   Патриарх Тихон, жизнь которого висела на волоске и поддерживалась противостоянием Запада, позволил себе предъявить большевизму прямые обвинения.
   "Вы не выполнили ни одного обещания, вы разделили народ на два враждующих лагеря, вы ввергли народ в братоубийственную войну, которая неизвестно, когда завершится. Народу дали камень вместо хлеба, змею - вместо рыбы".
   В труднейших условиях своего существования церковь собирает для голодающих (голодающих в результате введенного большевиками военного коммунизма) 8 млн. золотых рублей, чем приводит Ленина в ярость.
   Ленина больше устраивал вариант, когда церковные ценности изымались силой.
   Судьба голодающих мало заботила большевиков: деморализованным народом легче править.
   Голод 20 - 21 годов был чудовищным. Прошлогодние листья были деликатесом; сдохшую лошадь съели тут же, сырой; умирающую жену спасли тем, что кормили мясом раньше умершего мужа, выжившая вдова, узнав правду, сошла с ума.
   Голодают 23 млн. населения, на юге Украины каждый 7-й. Вывоз хлеба за границу продолжался.
   Ленин заявляет: "Именно теперь можем мы изъять духовные ценности".
   Практическое ограбление церквей, монастырей во главе своих ведомств осуществляли Феликс Дзержинский и Лев Троцкий, однако их имена не афишировались, официально фигурировало только имя М. Калинина.
   В сутки ограбить 45 церквей считалось нормой.
   Особенно рьяно большевики охраняли колокольни - боялись набата, стечения народа.
   Колокольни разрушали с особой яростью.
   Среди комиссаров усилилось пьянство, их женщины дефилировали в драгоценных камнях, изъятых из иконостасов.
   Афишировалось: все изъятое - на борьбу с голодом.
   На самом деле из 4 млн. 660 тыс. изъятых рублей только 1 млн. пошел на борьбу с голодом. 1,5 млн. - на расходы по изъятию, остальное - на подарки 1-й конной армии и оплату власти.
   Большевиков интересовала компрометация церкви, отрыв от ее духовных начал наибольшего количества людей. Был взят курс на расчеловечивание. Большевиков устраивали люди без прошлого, которым "нечего терять, кроме своих цепей", готовые на любую аферу, на погоню за миражом мировой революции.
   С Ленинской подачи монастыри превращены в концлагеря, церкви со сбитыми маковками и колокольнями - в складские помещения, иные разы - в конюшни.
   Над 56 церковнослужителями организован показательный суд. Им предъявлено обвинение в противодействии изъятию церковных сосудов. То, что церковь произвела добровольные пожертвования, не учитывалось.
   Все 56 - казнены.
   Л.Троцкий подает идею создания обновленческой церкви. Ленин ее подхватывает, начинается яростная работа по расколу церкви.
   В январе 1925 года уже больного грудной жабой патриарха продолжали мучить переговорами о служении большевикам.
   Патриарх Тихон не сломился, его авторитет был непоколебим. Тотальный раскол церкви не произошел.
   Благовоспитанный сын интеллигентных родителей, подолгу живший в европейских странах, Ульянов-Ленин обладал средневековой жестокостью.
   Инакомыслие, несогласие для Ленина - зло непростимое.
   На глазах у детей расстреляли родителей, потом их тела вытащили на улицу, порубили, какая-то тетя метлой собрала остатки кожи, костей в кучу, все бросили в машину и увезли. Так поступают с оппозицией.
   Ленинская установка - расстреливать впрок, чтобы побоялись организовывать заговоры.
   Судьба свела Ленина с ему подобным Лейбой Бронштейном (в тюрьме он позаимствовал для псевдонима фамилию надзирателя - Троцкий).
   Троцкий - такой же чужак в России, оба отсутствовали в ней около 20 лет, оба не испытывали к стране ни любви, ни участия.
   Блестящему журналисту Троцкому принадлежит меткая в своем цинизме фраза о России и ее народе:
   "Мы экспериментируем, как студент-медик экспериментирует над купленным трупом".
   В лице Троцкого Ленин всегда хотел иметь крепкого, непоколебимого террориста, организатора концлагерей и уничтожения неудобных граждан, как в армии, так и среди гражданского населения.
   Рассказ детей: "Расстреливали 3 раз в неделю, во вторник, четверг, воскресенье, когда мы шли на базар продавать вещи, видели, как собачки лизали кровь".
   Ленин предлагает расстреливать каждого 10-го тунеядца. Тунеядец - человек, по какой-то причине не способный в данный период работать - больной, увечный, беременная женщина и т.д.
   "Повесить 100 богатеев - не меньше, чтобы народ видел" (Ленин). "Богатеев" определяют "на глазок" - по немозолистым рукам, наличию пенсне, шляпы. Цель расправы - вызвать страх, паралич воли. Люди разделены на 4 сорта, соответственно, паек высшая категория получает из 300 г. хлеба, 7 г. сахара, 2г. соли, 50г. мяса, и это только на работающего, членам семьи - ничего; низшая - интеллигенция и экспроприированные собственники - 100г. хлеба, 3г. сахара, 17г. мяса.
   Охота на офицеров и их семьи: расстреливают скопом, по 500 и более человек.
   Под угрозой смерти их собирали, а потом все равно расстреливали.
   Однако, создателю Красной Армии, Л. Тоцкому пришлось о таком расточительстве пожалеть: разношерстная, без специалистов армия разваливается. Нужны спецы, т.е. кадровые офицеры. Для присмотра за спецами вводят должность комиссаров.
   Генерал Брусилов 2 месяца сидел под арестом, пока согласился на службу в Красной Армии. К большевикам идут добровольно деклассированные, озлобленные, мало образованные, мстительные, плохо ориентирующиеся в происходящем люди; заманивали их Красной агитацией, кормежкой, табаком, баней, произволом над населением. Часть армии составляют наемники.
   Импровизация Троцкого - загранотряды, оснащенные машинами, тачанками с пулеметами, хорошо вооруженные и накормленные чекисты подпирают ненадежных вояк дулами пулеметов. По инициативе того же Троцкого семьи офицеров, вынужденных служить в Красной Армии, брались под наблюдение в качестве заложников. Троцкий ездит по местам действия армии в прекрасно оснащенном бронепоезде: отряд самокатчиков - мотоциклистов, вагон-ресторан, изысканное питание, салон для отдыха, вагон связи, радиостанция с выходом в пределах Парижа, самолет, кинозал, большая группа агитаторов.
   В процессе передвижения Л. Троцкий не только импровизировал с армией, следующей задачей было создание концлагерей, установление жестких режимов запугивания населения.
   Например, прибыв в Свияжск, в котором расположился штаб Красной Армии, команда Троцкого немедленно создала концлагерь, в Сталинские времена это уже ГУЛАГ, при Хрущеве - психушка. За непокорность власти - расстрел каждого 10-го. В Орле производился расстрел за пьянство, в Брянске - за не сдачу швейных машинок, за выход из дома после 20 часов. В Кронштадте расстреливали врачей за слишком большую популярность.
   В масштабах всей Советской республики эксперимент ставит второй человек после Ленина, гениальный организатор Я. Свердлов.
   Низкорослый мальчишка из многодетной состоятельной еврейской семьи из Екатеринбурга, Свердлов убивал с 20 лет, был холоден и чрезвычайно жесток.
   Организовывал машину, которая раздавила всех конкурентов и оппозиционеров большевиков, в том числе хорошо организованных, вооруженных и многочисленных эсеров.
   Автор первой большевистской конституции, создатель института комиссаров и устрашающей большевистской униформы - черных кожаный курток.
   Лучший добытчик денег для партии большевиков на криминальной основе. Запретов на способ добывания нет - фальшивые, краденные, ограбленные.
   Когда ранняя, несколько странная смерть в 1921г. унесла Свердлова, чтобы заменить его одного пришлось создавать политбюро и оргбюро.
   На правительственном уровне Свердлов проталкивает идею красного террора и превращения республики в военный лагерь.
   Казнь царской семьи - идея его и Ленина. Царские дети первыми расплатились жизнями за дела отцов. Потом уничтожение детей будет узаконено декретом, позволяющим расстрел с 12 лет.
   Троцкий расстрелом царской семьи недоволен, он хотел судебного процесса века, на котором он, Троцкий, встанет против Николая II.
   Первыми жертвами красного террора стали казаки Дона, Кубани.
   Свердлов объявил расказачивание - поголовная смерть тысячам казаков, объявленных врагами Советов, хотя никаких советов на своей земле казаки не знали.
   Практика кровавого разбоя, примененная юным Свердловым в Екатеринбурге в 1905г., перенесена в казацкие степи. Ревтрибуналы дела казаков рассматривали списками, за несколько минут приговаривали к расстрелу по нескольку сотен.
   Уголовщина как способ управления страной. Не все революционеры шли путем массовых репрессий.
   Эта чудовищная несправедливость откинула казаков, слишком долго в своем выборе колебавшихся, к белым, правда, красные успели их разоружить и значительную часть выбить.
   Используя друг друга в политических целях, красные вожди никогда не были дружной единой командой, да, наверное, и не могли быть, в силу своей аморальности и бездушия.
   Система террора, воплощенная в жизнь Свердловым, работала в республике во всю мощь, и он считал, что ее должен возглавить сам создатель.
   Убийца со стажем, Свердлов без колебаний убивал своих самых близких соратников.
   Философствующий Ленин не оправдал надежд товарища Андрея (партийная кличка Свердлова).
   Свердлов не бывал в эмиграции, годами исполнял опасную черновую работу в России, когда Ленин комфортно и в полной безопасности годами обретался в Швейцарии и других странах Европы.
   Заслуживает Ленин права владеть ключом от часового механизма, который отлаживает и досматривает Свердлов?
   Это Свердлов дал путевку Ленину на завод Михельсона, как раз в ту пору, когда в Москве отсутствовали Троцкий, Дзержинский, Сталин. Вся охрана - шофер Гиль.
   Только что убит Урицкий, Ленин нервничает, но отказаться от поездки на завод не может, есть партийное постановление об обязательной реализации путевок.
   30 августа 1918г. в 10ч.40 мин. Свердлов подписывает информацию о покушении на Ленина, а покушение было совершено на 5 минут позже.
   Подозреваемая Клара Каплан была отконвоирована для допроса в ЧК, где полуслепая женщина заявила, что стреляла она, Свердлов забрал ее из ЧК в тот же день и передал коменданту Кремля Малькову, приказав уничтожить без остатка.
   Мальков приказ выполнил, Каплан расстрелял на территории Кремля, а тело без констатации смерти сжег в бочке для горючего в сквере.
   Присутствующий при этом пролетарский поэт Демьян Бедный от запаха упал в обморок.
   Ленин, видевший стрелявшего мужчину, остался жив, но болен.
   Путь к полной власти Свердлову открыт.
   Председатель ВЦИК, главенствующий над ЧК, распоряжающийся охраной Кремля, подбирается к Совету народных комиссаров, посту Ленина, для этого Ленин должен быть надежно изолирован.
   Он протаскивает через врачей решение о необходимости полного отдыха для вождя, находит живописное, отдаленное имение Горки.
   Контакт с Лениным берет на себя.
   Специально для Ленина с подтасованной информацией печатаются газеты.
   Объявляется о длительном ремонте Ленинской квартиры в Москве. Ленин, когда узнает, что это ложь, придет в бешенство.
   Так или иначе, он заперт в Горках. Смерть помешает Свердлову довести замысел до конца.
   Версии о причинах смерти 33-летнего Сверлова разные - якобы, бушевавшая в ту пору эпидемия испанки, хотя она поражала ослабевших, голодающих, терпящих от холода.
   Свердлов с семьей был обеспечен всем в избытке.
   Только в последнее время всплыл факт избиения Свердлова рабочим Орла в одной из его поездок. Вмешался в митинг. Охрана отбила, но он был плох. Ленин был последним у постели умирающего Свердлова. Уйдя от него, сразу позвонил Дзержинскому, коротко сказал: "Умер".
   Ленин пережил Свердлова на 5 лет. В суете похорон был забыт сейф в кабинете Свердлова - может, потому, что не нашли от него ключей.
   Он был вскрыт 16 лет спустя в 1937г., вскрывал его вор-медвежатник Шнырь, специально вызванный из лагерей. Ожидали обнаружить в сейфе заспиртованную голову Николая 2 (об этом ходили слухи), но обнаружили золотые монеты, украшения, всего золотых изделий до 100 кг и чистые бланки паспортов. Очевидно, претендент на ключик от часового механизма до конца в победе своего черного дела уверен не был.
   Сын Свердлова, Андрей, стал одним из самых беспощадных следователей, вел дела обитателей Кремля. Надежный винтик.
   Даже больной ослабленный Ленин не утрачивал своей ожесточенности. Над его ложем всегда висел портрет террориста Халтурина рядом с портретом Маркса.
   Того самого Халтурина, упорно и яростно стремившегося взорвать царя.
   Когда Ленину стало легче, он потребовал расстрелять девчонок-телеграфисток за разрыв связи.
   До конца дней Ленину не давал покоя Рожков - историк, преклонный старик, не попавший на "философский пароход" и оставшийся в России.
   Испытывая облегчение от болезни, Ильич тут же требовал сообщить, где Рожков, сослан ли? Перед вторым инсультом ему доложили: Рожков в Пскове, в одиночестве, без средств, там он и умер.
   "Интеллигенция - говно нации, а не ее мозг", - говорил Ленин.
   Очередная импровизация большевистской верхушки - подселение.
   Квартиры предпринимателей, интеллигенции превращали в густо населенные коммуналки.
   Кошмар коммуналок присутствует в нашей жизни и по сей день.
   В каждой комнате - семья, в кухне - бесчисленное количество хозяек, к туалету - постоянная очередь, также и к рукомойнику, и в ванную комнату, если таковая имеется.
   Прежде, чем произвести подселение, у хозяина квартиры производилась опись имущества, после чего оно ему уже не принадлежало и переходило в собственность новых жителей. Подселенческие семьи поселялись кто в детской, кот в спальне, кабинете, столовой и т.д.
   Таким образом, большевики "осчастливили" бедняков. Впрочем, коммуналки использовались для контроля за действиями и настроениями граждан. Никто не принадлежит себе, все у всех на виду, осведомителям и доносчикам весьма удобно осуществлять свою работу.
   Подселение обрушилось и на отца Л.Троцкого - до революции крупного в Херсонской губернии землевладельца. Наум Бронштейн сбежал из своего дома, превращенного в шумный муравейник, прошел пешком 400 км в поисках сына.
   Второй человек в Советской республике, Л.Троцкий взял отца под свою влиятельную защиту.
   Хрупкий мир с немцами и высадка англичан в Архангельске посеяли среди большевистских вождей глубокий страх.
   Было решено сменить столицы. Решили пренебречь плохо защищенным, пухшим от голода Петроградом. Для проживания в Москве Ленин и иже с ним выбрали исторический центр с толстыми стенами - Кремль.
   Исторические ценности Кремля в расчет не принимались, душевного трепета перед ними у большевиков не наблюдалось, без зазрения совести Кремль превращали в большую коммуналку.
   Л.Троцкий в Москве успел пробыть всего 6 месяцев, именно на этот срок он был посажен в Бутырскую тюрьму. В постоянной суете едва успел заметить царь-колокол, царь-пушку. Шутил, что, подобно шекспировскому Гамлету, для связи веков он не годится.
   Ленин и Троцкий поселились в кавалерском корпусе, прислуживает им великолепно вышколенная царская прислуга.
   Кремль был переполнен большевистскими чиновниками и охраной с семьями; в старинных горницах стирали, мылись, солили капусту, в кованом многовековом сундуке устроили ледник для обильных продуктов, которые ежедневно исправно завозились в кремль. К счастью, для исторических построек, стряпали редко, всем обитателям Кремля предоставлялись готовые очень вкусные обеды, это чтобы раскрепостить большевистских жен, в специальных судках их завозили ежедневно.
   Одна из наиболее циничных и лицемерных установок В.И. Ленина - штаб революции не должен нуждаться ни в чем, как бы страшно не одолевал страну голод и холод.
   Штаб с обширной, постоянно разрастающейся в центре и на местах бюрократией и обслугой составил добрую треть населения.
   Так произошло разделение страны на две части: для одних нет ограничения ни в чем. Для других ограничения во всем и жизнь по схеме: работать, сколько прикажет партия, есть по карточкам, жить по разрешению. Этот ленинский постулат будет пронизывать коммунистический режим вплоть до его падения.
   Купленная и развращенная дармовыми благами партийная, армейская, чекистская, литературная верхушка будет этот факт искусно камуфлировать и укрывать, а одураченный большевистской ложью В.Маяковский в поэме "В.И. Ленин" скажет с запалом:

"Он, как ты и я,

Совсем такой же..."

   Придет время, поэт прозреет и не захочет жить. Другие писаки заходились от сострадания к голодающему вместе с народом Ильичу.
   На деле Ильич всегда был обеспеченным господином. Любил комфорт, хорошее пивко. Театр, музыку недолюбливал, зато увеселительные заведения очень ценил, в годы эмиграции посещал их охотно, по началу у маменьки просил на разные забавы 50-100 рублей; когда подружился с эксами, возглавил и организовал их, мог выделять из своего бюджета только на "булавки" до 14000 в год.
   Внешне суровый и аскетичный страж революционных завоеваний Ф. Дзержинский, по сути, был истинным аристократом. Даже 14 лет тюрем и каторги пощадили его красоту. Скульптор леди Шеридан, родственница Черчилля, восхищалась формой его головы, рук.
   Пройдя через тяжкие испытания, сумел сохранить изысканность и утонченность, хорошо знал европейскую, особенно польскую кухню.
   Один из лучших московских поваров при наличии неограниченного выбора продуктов с трудом ублажал его вкусы.
   Дзержинский употреблял только белое мясо, меню составлялось с учетом полного разнообразия: лососина, солянка грибная, телятина, брюссельская капуста, осетрина, уха из стерляди, грибы в сметане, цыплята, спаржа и т.д.
   И это в ту суровую пору, когда гражданам революционной советской республики в отдельные дни вместо пайки низкопробного хлеба выдавали жменю овса.
   Феликс Эдмундович абонировал три дачи, одна из них - в Люблинове - особенно любимая, в ее окрестностях обожал охотиться.
   В охотничьих сапогах являлся на работу. Потрепанная гимнастерка, поношенные сапоги, худощавое лицо производили сильное впечатление особенно на допрашиваемых (допрашивать любил сам). Ездил также отдыхать в Крым, в Сочи, любил бывать в Сестрорецке, рядом с Финляндией.
   Свою квартиру в Кремле подогнал под свои вкусы за казенный счет, заявлял: поменяйте то, сделайте это, но заплатить я не могу.
   С восторгом упивались неограниченностью представших возможностей высокие большевистские дамы.
   Жена Каменева - она же сестра Л.Троцкого, по профессии стоматолог, организовала подобие аристократического салона - приемы, туалеты, кутежи, избранная публика.
   Она возложила на себя функцию пропагандировать новые истины - вот одна из них: таланты делаются, а не рождаются, из любого рабочего можно вырастить гениального композитора, писателя, только надо приложить упорство и терпение.
   А. Коллонтай живет в апартаментах Екатерины II. Жена Луначарского - в комнатах детей Николая II. Может, погибшие царские дети навеяли ей мысль, что пролетарских детей надо национализировать, короче, отобрать у живых родителей и отдать на откуп большевистскому государству.
   Она и не ведала, что в народе большевистские ясли для сирот справедливо назывались морилками.
   Между Москвой и Коминтерном постоянно сновали курьеры, одного из них, отзывчивого добряка Сливкина, кремлевские дамы буквально одолевали беспрерывными заказами: требовалась парижская косметика, белье, обувь, украшения и т. д., чаще всего приобретения делались за казенный кошт, благо победа мировой революции и овладение богатствами всего мира были так близки.
   Продуктовых заказов не делали: великолепных вин и изысканных кушаний в Кремле хватало.
   Особенно приелась икра, не заморская, баклажанная, а своя, российская, красная, черная. Революция прервала экспорт этого столь дорогого деликатеса за границу, и его адресовали в Кремль.
   Даже у захмелевших от сознания величия революционных побед хозяйственников головы протрезвели, когда их ознакомили со счетами из Парижа на приобретения А.Коллонтай. Только сверхшикарных вечерних туалетов - 50 штук. Как потом Коллонтай объяснила, они ей нужны для поднятия и поддержания международного престижа молодой советской республики.
   Прославленная комиссар, кстати, красавица, которой писали посвящения Николай Гумилев и Борис Пастернак, Лариса Рейснер абонировала в компании со своим возлюбленным, большевистским лидером Раскольниковым, царскую яхту.
   Они по долгу путешествовали на ней по Волге, по пути останавливались в пустующих помещичьих особняках, кулацких домах, хозяева которых были этапированы или казнены.
   Лариса рылась в бесхозном имуществе, потом блистала то в туалете дворянки, то в платье купчихи, состоятельной крестьянки, она была хороша, ей все шло.
   Однажды потребовала для себя уникальное, драгоценное, тщательно оберегаемое платье из костюмерной Александрийского театра, - получила, ей было дозволенно все.
   В пеньюаре царицы она возлежала в ее каюте, на ее ложе. Как-то обнаружила, что царица Александра Федоровна на одном из зеркал гранью алмаза начертала свое имя. Лариса тем же способом, алмазом, его вымарала и начертала свое.
   Ее заявление - было бы смешно отказаться оттого, что всегда достается власти.
   Большевистский комиссар Лариса Гейснер умерла молодой от тифа. Ее возлюбленный, командующий флотилией Ф. Раскольников, революционный матрос и большевик, переживет ее. Уедет в командировку за границу, сумеет стать невозвращенцем и из-за рубежа станет яростно разоблачать преступления Сталина.
   Раскрепощенные жены партвождей могли целыми днями общаться, используя для этого прямой провод правительственной связи.
   В один из тяжелейших годов, когда продразверстка обрекла крестьян на мучительный голод, Кремль повелел тамбовскому руководству выслать в свой адрес вагон гусей для пасхального застолья, - руководство расстаралось и выслало.
   Пасху сурово осуждали, но хорошо поесть в ее честь не отказывались.
   Лидер левых эсеров, Мария Спиридонова заявила: "Ваше правительство антинародно, ваш штаб сожрет больше, чем горстка буржуев."
   Новые хозяева жизни знали, и то наглядно, только буржуазные ценности, ни образованностью, ни воспитанием отмечены не были, в результате воспроизводили эти ценности в нелепом пародийном виде. Подобно Проне Прокоповне Серковой из блестящей комедии Старицкого "За двумя зайцами".
   Разделение с Ленинской подачи людей на потребных и малопотребных, обеспеченных и нищих, хотя искусно маскировалось, было ощутимо всегда и больно ранило и унижало нас, "непотребных".
   Эпизод на эту тему, ему 60 лет, а память удерживает во всех деталях.
   Война, Белоруссия, только что освобожденный Витебск. В нашей школе немцы, убрав стены между классными комнатами, устроили на 1 этаже конюшню. Теперь опять школа. Переборки между классами - случайный материал, найденный в развалинах. Мы - разновозрастные, еще дети и уже сложившиеся барышни и юноши, кто после оккупации - переростки, кто из эвакуации - дети. Объединяет нас накрепко одно - голод, а еще бледность с синюшным оттенком.
   После мизерной еды дома организма хватает на 2 урока, потом голод начинает мучительно терзать спазмами желудок, а голова заполняется ватой, что-либо понимать становится почти невозможно. Но совершается чудо: дирекция школы добивается хлебной добавки к нашей иждивенской 200-граммовой норме - целых 70 грамм.
   На перерыве, во время которого дежурный на куске фанеры приносил уже нарезанные ломтики, все замирали на своих местах, рука нетерпеливо тянулась за кусочком сырого с колючими высевками хлеба. Но, Боже, как он вкусен! Умудренные многолетним голодом, мы ели хлеб медленно, мелкими кусочками, подолгу удерживая его во рту.
   Среди нас, бледных и синюшных, был один крепенький и розовощекий, веселый и энергичный Витька Киселев. Большим нарушителем не числился - так, озорник, энергия из него с большой силой рвалась наружу и не давала покоя ни нам, ни учителям. Но наши такие же голодные, отечные и усталые учителя его тихо обходили, да и мы не донимали, куда нам, ведь Витька - сын самого начальника областного НКВД. А что такое НКВД, знал в нашей стране каждый.
   Витька тоже, получив свой хлеб, ломал его, как и мы, на мелкие кусочки, но отправлял не в рот, а в нас.
   Наши глаза, хотели мы этого или нет, провожали траекторию падения каждой хлебной пули, но никто из нас никогда не поднял ее с земли и никто никогда ни на одну из них не наступил.
   И вот однажды, когда веселый Витька с шутками и прибаутками разбрасывал свой хлеб, дверь нашего класса стремительно распахнулась, на пороге стоял офицер в видавшей виды шинели с болезненным, худым лицом, по всему видать, только из госпиталя.
   Во всей его фигуре было столько мужества, силы, уверенности, его шальные глаза излучали безудержную радость, как мы потом поймем, от встречи с нами, встречи, завершившей годы военных дорог и испытаний.
   Но тут его взгляд остановился на Витьке с занесенной в руке хлебной пулей, мгновенно он понял все. Такого шквала ярости и гнева мы в стенах школы не наблюдали никогда.
   В один миг он ухватил неприкосновенного Витьку за плечи и с совсем непедагогичными словами затряс его так, что Витькина голова замоталась из стороны в сторону, а красные щеки жалко задрожали. Что-то распрямилось в нас в ту минуту, что-то сдвинулось с точки жалкой обреченности. Да, так мы обрели прекраснейшего из учителей, влюбленного до глубины души в русскую литературу, нашего Максима Максимыча.
   Их, победителей, поверивших в свои силы, неистово исповедовавших правду и справедливость, будет обнадеживающе много в первый послевоенный год.
   Они заполыхают горящими свечами в нашей мглистой серости.
   Но вскоре одних загасят, другие потухнут сами, и унылое болото страха, настороженности, приниженности и терпеливой покорности сомкнется над нами.
   Бесценные исторические памятники Кремля не привлекали внимания большевистских лидеров, они были более сведущи в художественных европейских ценностях. Для большинства из них до 1917г. домом была Европа, а не Россия.
   В своей одержимости рушить церкви и монастыри большевики были совершенно равнодушны к архитектурному ансамблю Кремля.
   Провели несколько покушений на бесценный Вознесенский монастырь. В итоге его разрушат. Самоотверженными, мужественными усилиями группы ученых был спасен и перевезен на единственной выделенной подводе Некрополь, находившийся в ансамбле Вознесенского монастыря.
   Некрополь, где первой была захоронена прародительница царской династии Софья Палеолог, Елена Глинская, и все последующие ее представители.
   Для удобства передвижения детишек новые хозяева Кремля собирались провести на его территорию трамвай, да средств не хватило. Без колебаний были загублены Андреевский и Александровский залы, две древнейшие церкви, историческое Красное Крыльцо и многое другое.
   На месте исторических зданий был построен служебный корпус. Войдя во вкус, хозяева Кремля будут продолжать снос до конца своего правления. И, наконец, на территории священного Кремля будет сооружен бетонно-стеклянный Дворец Съездов, никак не вписывающийся в древний ансамбль.
   С неистовой верой брошенная большевиками идея построения царства процветания, лучше райского, на какой-то миг воспламенит в людях накал страстей, перебросится в Чехию, Баварию.
   Да, Ленин, его ближайшее окружение самозабвенно верили в мировую революцию, в свое главное назначение - поддерживать и возбуждать революционное горение в мире.
   Неплохой журналист Л.Троцкий общую устремленность всей Ленинской когорты и место в этой устремленности, отводимое России и ее народу, выразил так: "Если во имя победы мировой революции понадобиться пожертвовать 90% русского народа, великая цель это оправдывает".
   Но на раздувание пожара мировой революции нужны вложения, и все в большем количестве, а между тем, огромный золотой запас России разворован, значительной его частью пользовались японцы, остаток в виде долга за немецкие деньги направлен кайзеру Германии, и не только золото, а текстиль, нефть, хлеб, сначала 42000 пудов, потом 50000.
   С Германией с одной стороны - воевали, с другой - сотрудничали. Связным между немецкой и большевистской верхушкой был Радек.
   Учили друг у друга военных специалистов, на всякий случай вели переговоры об оформлении для первых лиц Советской России международных паспортов.
   Изнеможенную от первой мировой и гражданской воен страну большевистская верхушка толкает на военные действия против Польши.
   Ленину и его штабу, одержимым безумной идеей мировой революции и всеобщего воссоединения пролетариата, грезилось, что ступи Красная Армия на территорию Польши, как ее трудовой народ в едином порыве вольется в ее ряды. А дальше - больше. То же самое - в Германии, Франции.
   А там, гляди, весь мир - под пропыленным большевистским сапогом.
   Но Польша решительно выказала свое национальное единство и полную нереволюционность.
   А опытный 50-летний командующий Пилсудский полное военное преимущество над еще неоперившимся 27-летним Тухачевским и его плохо оснащенной армией, о которой сам молодой полководец говорил, что она на 50% - сброд, и поход в Европу ей не нужен. Тухачевский командовал взводом, когда Пилсудский уже был генералом.
   Нелепый эксперимент дорого обошелся Советской России. Непомерной тяжестью для обескровленной страны был Коминтерн. Под его эгидой в различных организациях было собрано 300 000 служащих.
   В какую это копеечку обходилось - осталось нераскрытым.
   В России комитет мировой революции возглавлял малообразованный местечковый еврей Зиновьев, ближайший соратник Ленина. Сидел в мокрых штанах, когда деникинцы подошли с плакатом "Зиновьева повесить!" Потом, выжив, подсохнув и оклемавшись, с пафосом провозглашал: "Проведем третий Коминтерн в Берлине, затем в Париже, Лондоне".
   Л.Троцкий пребывал в полной уверенности, что в скорости будет мыть сапоги в Индийском океане. Только осторожный Радек в общем хоре ликования позволил вопрос: "А не кончится ли это тем, что нам набьют морду?"
   С изуверской беспощадностью выкачивались из обескровленной страны все возможные деньги и ценности. Денежным потокам в Коминтерне руководил Ганецкий, все тщательно засекречено, но кое-что просочилось: в 1919 - 1920 годах, во время голода и разрухи в России Венгрии выдано 300 тыс., Чехословакии - 100; Германии - 500 тыс. рублей.
   Одной иностранной коминтерновской даме сам Ильич с его неистовым темпераментом говорил: "Денег не жалеть, не жалеть, не жалеть".
   Курьеры вывозили деньги и ценности в потайных приспособлениях, дамы набивали ценностями каблуки, придавали с их помощью пышные формы своим фигурам.
   Джону Риду было дано задание для американских коммунистов вывезти драгоценных камней на 1 млн. рублей.
   5 марта 1920 г. финская полиция сняла Дж. Рида с корабля, конфисковала камни, посадила в тюрьму.
   Радек и Зиновьев проверяли судьбу бриллиантов Рида и посчитали его предателем, возможно, в результате послали его на революционный съезд народов в Баку, где и отравили, похоронив потом (без вскрытия и расследования) с большевистской помпезностью в Кремлевской стене.
   Возможно, что Рид не украл. Но многие пособники мировой революции на разорении России озолотились.
   Личный друг Ильича, Хаммер, вывозил деньги, имел право распродавать Эрмитаж, и делал это бесконтрольно.
   Большевики к утечке национального достояния России относились спокойно - ведь скоро им вместе с вывезенными ценностями будет принадлежать весь мир.
   С легкой Ленинской руки деньги и ценности России будут бесперебойно посылаться на подготовку мировой революции - вплоть до 80х годов 19 столетия, включая Брежневское правление.
   Самая крупная преступная комбинация, предпринятая Лениным для добывания денег на разжигание мировой революции, была разыграна в 1920-21, наиболее голодных для России годах.
   В комбинацию включались как денежные, политические, так и личные интересы.
   Миф о тесном единстве большевистской верхушки всегда был лживым. Соперничество, зависть, звериная скрытая борьба за власть - вот что было подлинной реальностью.
   М.Фрунзе был авторитетным и последовательным противником позорного, проигрышного мира с Германией - этим он крайне ослаблял позицию Ленина, в какой-то момент Ильич оказался в подвешенном состоянии. Затаил обиду, да и к чему было иметь рядом любимую народом сверходаренную личность молодого полководца, за выдающиеся качества прозванного русским Наполеоном? Тем более, что свою функцию по спасению Советской республики он уже выполнил. Ни к чему была и его дисциплинированная, исполненная сознания выполненного долга, сплоченная во едино со своим полководцем, профессиональная армия?
   Фрунзе и его армия представляли силу, и уже этим были опасны.
   Так в чем же суть комбинации, прозванной Алгембой и тщательно засекреченной до недавнего времени?
   События, ставшие в последствии трагическими, были развернуты в 300км. от Саратова, на границе с Казахстаном, в крохотном поселении Александровский Гай (отсюда аббревиатура Алгемба).
   Именно здесь находились мало исследованные и мало разработанные источники нефти. Отсутствовал нефтепровод и железная дорога. Местность безводная, земля безлесная и неродючая.
   В 19-м году Грозненская и Бакинская нефть от Советской республики были отрезаны, и Ленин предлагает освоить нефть Александровского Гая, строить железную дорогу и нефтепровод.
   Проект и финансовые подсчеты были поручены бывшему госчиновнику царского времени Юрию Ломоносову, о его близости с Лениным не знало даже ближайшее окружение.
   Юрий Ломоносов - фигура многоликая, успешно продвигался на царской службе, служил Временному правительству, Октябрьский переворот перебыл в Америке, вернувшись, присоединился к победившим большевикам, имел финансовые связи со многими странами, занимался закупкой паровозов по заданию Советского правительства.
   И вот Алгемба. Ю. Ломоносов в этих жутких местах не бывал.
   Его задачей были финансы, проектирование. Стоимость проекта занижена вдвое. Главное - начать, а потом расходы завысим. Вопреки принятым государственным запретом, по просьбе Ленина, закупка строительных и комплектующих материалов была разрешена за наличные деньги на черном рынке.
   Выдали 1 млрд. наличными - и пусть отчитываются готовой стройкой.
   Строителями поначалу были бойцы Чапаевской дивизии, в Александровском Гае находился ее штаб, после гибели Чапаева дивизию бросили на стройку, потянулась к стройке голодающая молодежь и дети 12-16 лет: как-никак, поначалу там выдавали по 1 кг хлеба в день.
   Не было труб, с трудом набрали на 15 верст, а надо было на 500. Трубы были разных диаметров, но нет таких трудностей, которые не преодолеют большевики. Владимир Ильич, припомнив древних греков, предложил строить деревянный нефтепровод. Правда, и дерево в этих неродючих местах не росло.
   Небольшие запасы провианта вскоре подошли к концу, строители начали разбегаться. Чапаевскую дивизию перебросили на польский фронт, это было ее спасением.
   На стройку была брошена армия М.Фрунзе, самого Фрунзе откомандировывают в Среднюю Азию на борьбу с басмачами.
   20- год - повсеместный голод, 20 и 21-й на Алгембе очень снежный и морозный. Нет хлеба, нет воды, изношено и не соответствует морозам обмундирование, людей косит тиф, отсутствует всякая медицинская помощь.
   В эту снежную тяжелую зиму Ленин велит везти нефть из Алгембы в Астрахань на верблюдах. Погибли и люди, и животные.
   Емкостей для нефти нет, ее спускают в песок.
   М.Фрунзе пробивается на инспекцию своей армии, застает ее гибнущей от голода, холода, болезней.
   Дает отчаянную телеграмму Ленину - ответа не получает.
   К этому времени были освобождены Баку и Грозный, потребности в нефти Алгембы больше не было.
   Но Ленин яростно настаивает на продолжении стройки, гибель людей - пустяк. Продолжается бесконтрольное финансирование.
   Построили 90 км насыпи, шпалы растащили жители. Оборудовали вокзал без путей.
   На Фрунзе было совершено два покушения. На нервной почве у него началось желудочное кровотечение. Ленин не успеет устранить опасного свидетеля, это сделает его верный последователь - Сталин. В 40-летнем возрасте талантливейший командарм будет уничтожен. Продажные врачи умертвили его на операционном столе.
   Загадочной стройкой, не подозревая о личной заинтересованности Ленина, попытается заняться Ф.Дзержинский, безуспешно. Умелый финансист Ю.Ломоносов имеет надежное прикрытие. К этому времени он обоснует свою семью в Канаде и будет свободно передвигаться из страны в страну, живя при этом на широкую ногу.
   Что сделаешь, финансы требуют квалифицированного присмотра.
   Уже до революции у Ленина на счетах было 2 млн., ведь немцы вложили в нашу революцию не много, не мало 6 млрд.
   Из 40000 согнанных на стройки Алгембы военных в живых останется 5000.
   В конце концов, Ю.Ломоносов переместился в Канаду, где дожил до кончины в большом достатке.
   Уничтожив с помощью преступных врачей М.Фрунзе, Сталин уничтожит и второго свидетеля Алгембы, много успевшего узнать о ней, Ф.Дзержинского. Что поделаешь, они - М.Фрунзе и Ф.Дзержинский - могли стать козырем в руках Троцкого.
   Бесконтрольно вывезенные из вымирающей от голода и холода страны деньги были отданы на раздувание пожара вожделенной мировой революции, при этом не были забыты растущие запросы большевистской верхушки - штаба революции.
   Получив смертельный удар ледорубом, не успеет раскрыть тайну Алгембы и Л.Троцкий. Престиж самой передовой в мире коммунистической партии и ее вождя обронен не был, правда, до поры, до времени.
   Вождь мирового пролетариата был связан тайными, до конца так и не раскрытыми, связями с еще одним деловым человеком, американским подданным Армантом Хаммером.
   С подачи Ильича Хаммер был причислен в верные друзья СССР и горячо приветствовался всеми коммунистическими вождями, от В.Ленина до Л.Брежнева.
   При том, что Хаммера - гениального афериста, виртуоза в деле отмывания денег - рассмотреть можно было всегда, даже невооруженным глазом.
   Однако мандат, выданный Хаммеру лично В.Лениным, открыл перед ним в стране Советов все доступы, во все времена и сделал полностью неуязвимым.
   Отец Хаммера - одесский еврей, получивший гражданство в США, после того, как большевики в России стабилизировались, ударился в политику, ушел в коммунисты.
   Как раз в тот момент, когда по строгим американским законам над сыном нависает угроза тюрьмы за непрофессиональные подпольные аборты, папаша отсылает сына в далекую, опасную, холодную Россию, вину за аборты берет на себя.
   Юный Хаммер снабжается письмом от американских коммунистов.
   И 52-летний вождь мирового пролетариата принимает мальчишку 23 лет и беседует с ним при закрытых дверях 4 часа. Никто не знает и уже не узнает, о чем.
   В результате Хаммер утверждается представителем всех компаний Америки, имеющих торговые связи с Россией. Всемогущий Форд возмутился, послал для выяснения ситуации своего представителя, тот на бескрайних просторах России бесследно исчез. Форду пришлось смириться. Хаммер получает многомиллионные комиссионные, создает видимость прорыва экономической блокады России. Ленин требует: Хаммеру полная и повсеместная поддержка.
   Под грохот литавр он строит в России фабрику, карандашную, правда, мук созидания не испытывает: и оборудование, и рабочих привозит из Америки.
   Живет "на широкую ногу", определенный ему 14-комнатный особняк посещают Луначарский, Дзержинский и др. "высокие лица".
   В качестве агента Коминтерна Хаммер постоянно в пути, Россия - Европа, перевоз денег.
   Осторожно, не торопясь, Хаммер готовит осуществление своей сокровенной мечты - овладение сокровищами царской семьи.
   Делает игривое предложение - продать за границей царский хлам.
   Микоян, возглавлявший торговлю и руководство органов безопасности, в восторге.
   В Америке организована целая передвижная ярмарка наших российских сокровищ.
   Никакой отчетности за распродажу. Сколько денег для России, сколько себе - загадка.
   Как-то перед самым отъездом Хаммера в Америку смущенные чекисты передали Хаммеру чемоданчик (так, царский хлам, вы-то знаете, что с ним делать), в чемоданчике были клейма Фаберже.
   С тех пор в распродажах, организуемых Хаммером, отличить подделку от подлинника стало трудно.
   Только два года назад одному из наших крупных предпринимателей удалось выкупить незаконно проданные пасхальные яйца Фаберже.
   Маленький невзрачный человечек, Хаммер бросает русскую жену-красавицу со своим единственным сыном, женится на влиятельной, богатой американке.
   В качестве друга и доверенного лица самого В.И. Ленина Хаммер был с восторгом принят Н.Хрущевым и его зятем Аджубеем.
   Хаммер тут же налаживает продажу нашей нефти в США.
   Подход к Л.Брежневу был прост: яростному автолюбителю был подарен роллс-ройс, машин такого класса всего 5 на планете.
   Осчастливленный вождь тут же едва не разбился, врезавшись в грузовик на обочине, уникальная машина восстановлению уже не подлежала.
   Этот эпизод не помешал заключить с Россией сделку века на массовое строительство аммиачных заводов. Производство повышенной вредности, ни одно государство мира на подобную сделку не пошло. В СССР под их застройку было отдано сердце России - Поволжье.
   Аммиачные заводы были посажены и на другую великую реку - Днепр. Послушные украинские партвожди ликовали - ура, к нам пришла большая химия! Последствия - "на лицо": больной народ, необратимо больной Днепр, Славутич. А Хаммер все разворачивается: художественные выставки в СССР, естественно, для нас, не выездных, - великое благо. Под благие намерения Хаммер собирает культурные ценности по всему миру, многие из них не возвращает, проще сказать, прикрывшись благородными целями, ворует.
   Жаден, мелочен, нечистоплотен, по его требованию официанты остатки еды на приемах пакуют ему с собой.
   Цинично признается - из объедков подработаны бутерброды и предложены гостям на его, хаммеровских, приемах.
   Самый крупный жулик в советской истории значительно обчистил наши культурные закрома.
   Умел ошарашивать показной щедростью. Вдруг подарил нашему народу потрет работы Гойя, наши специалисты подлинность портрета не установили, но застенчиво промолчали, как можно подозревать друга Ленина?
   Взамен из фондов Третьяковки попросил картину Малевича, естественно, подлинник, - тут же вручили. Вскоре Хаммер продал картину Малевича за 600 000 долларов. Поддельный Гойя потянул на 60 $.
   Хаммер без досмотра, без виз преодолевает наши границы на собственном самолете. Вся эта опасная для страны вседозволенность тянется более половины столетия, от великого и всесильного Ленина.
   Во все советские времена культ коммунистических авторитетов напрочь заслоняет здравый смысл.
   Ленинское рукопожатие, Ленинская фотография с дарственной надписью заставляют почтительно цепенеть всех верных ленинцев.
   Сложными для Хаммера оказались подходы к М.Горбачеву. Письма Ленина-Маркса не сработали. Тогда изобретательный авантюрист летит в Чернобыль. Деньги различных благотворительных фондов мира вручает от себя, как собственные.
   Прямо культовая фигура советской истории. Хозяйственник, благодетель, хотели присвоить звание Героя Советского Союза.
   Деловая Америка Хаммера не признавала, он умел зарабатывать только за счет Советского Союза, используя непрофессионализм советских лидеров в хозяйственных и культурных сферах.
   Владимир Ильич не оставил нам никаких сведений о своих эстетических вкусах и привязанностях.
   Очевидно, Израил Парвус обладал безупречным чутьем и на нашу беду доказал это, избрал из множества террористов, мелких и крупных, именно Ульянова-Ленина для свершения переворота в России, для захвата власти и нечеловеческими усилиями удержания ее. Он уловил в Ленине концентрацию мощной энергии, воли, упорства, жестокости, цинизма, беспощадности, вероломства, аморальности и ничего личного, ничего человеческого, что могло бы отвлечь от единственной цели - мировой революции, мирового господства.
   От полного, без остатка погружения в борьбу его не могла отвлечь любовь женщины, для него не существовали мир прекрасного, простые человеческие радости, только яростная целеустремленность.
   Без Ленина не мог совершиться Октябрьский переворот, а затем перевод громадной России с перспективного пути развития на боковую тупиковую ветку.
   Без Ильича мы бы жили в другом мире, в другой стране, отношение Ленина к общечеловеческим ценностям парадоксально, он их не способен ощущать, они рождают в нем гнев и раздражение.
   Если бы не смягчающие действия А.Луначарского, Наркома просвещения, эти качества Ленина могли бы стать для русской культуры губительными.
   Вот Ленинские установки: "Театры советую положить в гроб", "Балет вреден для пролетариата".
   Большой театр едва отстояли; театр сохранили, но лучшие исполнители, мировые величины покинули Россию навсегда, среди них Дягилев, Баланчин, Лифар. Только Гельцер, Гену, Люкону хватило мужества остаться, но это не спасло театр от опустошения, на его восстановление уйдут годы и годы.
   Верная помощница Ильича, Надежда Крупская отторгает от народа при его полной поддержке 200 мировых гениев, среди них Платон, Дэкарт, Боккаччо, Бунин, частично Гоголь, Толстой, Достоевский и др.
   Спасаясь от большевистского произвола, Россию покинули И. Бунин (будущий Лауреат Нобелевской премии), А. Куприн, В. Набоков, С. Рахманинов, С. Коровин и многие другие деятели искусств.
   В условиях угроз и унижений покинет Родину непревзойденный Ф. Шаляпин.
   Казалось бы, родной по духу, пролетарский писатель М. Горький тоже будет под благовидной заботой о его здоровье направлен Лениным в изгнание.
   Слишком много великий пролетарский занимался благотворительностью и тем самым мешал революционной беспощадности в обуздании народа.
   Интересна, со слов Горького, реакция Ленина на классическую музыку.
   Будучи в гостях у Горького, Ильич слушал "Appassionata" Бетховена в исполнении Исаия Добровейн. И вот признание: "...часто слушать музыку не могу, действует на нервы, хочется милые глупости говорить и гладить по головкам людей, которые, живя в грязном аду, могут создавать такую красоту. А сегодня по головке гладить нельзя - руку откусят, и надобно бить по головкам, бить безжалостно..."
   С Ленинской подачи беспощадно истреблена русская элита, недобитые остатки ее выкинуты за пределы России, со временем это выльется в деформацию нации.
   Культовыми станут стремления низов ломать, искажать, осмеивать, порочить прекрасное.
   Отношение к братьям нашим меньшим, животным, определится в жесткую утилитарность. Дама с собачкой - проявление чуждой идеологии, отрыжка прошлого.
   Монументальная ленинская пропаганда на первом этапе создавалась на развалинах памятников прошлого, среди них - реформатору П.Столыпину, царю-освободителю Александру II, Екатерине II, Скобелеву и мн. др.
   Ленин лично тащил крест, который установила Елизавета Федоровна на месте убийства своего мужа, великого князя Сергея Александровича Романова.
   Саму княгиню, после гибели мужа посвятившую себя служению страждущим - приюты, госпиталя, бесплатные столовые, - живьем сбросят в шахту, потом - балки, и смерть ее будет долгой и мучительной.
   Само слово "Россия" отсекалось и предавалось забвению.
   История народа бесцеремонно перекраивалась в интересах большевистской идеологии.
   У народа всеми силами пытались отнять память, отсечь прошлое, привычки, обряды, праздники, даже новогодняя елка была под строгим запретом, за нарушение карали.
   Последнее государственное деяние уже больного Ленина - НЭП.
   Нет, это не новая политика, а откат на старые позиции, но не полный, а частичный. Прошлое настолько нарушено, что влиться в него в полной мере уже нельзя.
   НЭП - фактически ленинское банкротство, отступление от святая святых марксизма - нет, нет и только нет частной собственности.
   НЭП рожден ленинским страхом, ведь разоренная, затравленная беззаконием страна не сломлена, верный вековым традициям народ не утратил воли к сопротивлению. Крондштат, Тамбовщина, Сибирь, Украина, кто знает продолжение этого списка?
   "Пока расслабляйтесь", - сказал Ленин своему штабу, а народу - передышка.
   НЭП дал передышку, но не всем, произошло обогащение незначительной части населения, тут же углубилось расслоение общества.
   Чувствуя шаткость почвы под ногами, удачные нэпманы - предприниматели в отчаянной безысходности прожигали жизнь, чем вызывали предельную ярость все у тех же бедняков.
   Красноармейцы, вернувшиеся с фронтов, не находят себе применения.
   Массовая безработица, крошечное пособие только для малой части безработных без учета иждивенцев.
   Промышленность мертва, гиганты, типа Путиловского, выпускают бытовую мелочевку (сковородки, зажигалки).
   Общество вырвано из правового поля и погружено в криминальный произвол.
   Силовыми принудительными методами ведется обездуховливание и расчеловечивание.
   Возврат к удесятеренным проблемам прошлого разрушает иллюзии тех, кто поверил в революцию и ждал от нее обещанного.
   Неслыханное количество самоубийств - 17 на 1000 человек.
   Революция и гражданская война выбросили под открытое небо 7 млн. детей - сирот, ставших беспризорниками.
   Это дети из крепких трудовых крестьянских семей, они рождены, чтоб стать кормилицами своей страны и родить новых кормильцев. Не стали, не родили, разорвалась многовековая связь поколений крестьянской России.
   Ведомство Ф.Дзержинского сумело выловить и силой загнать в голодные и холодные детдома только 600 000 детей.
   Беспризорники потянулись за ушедшими в подполье недобитыми большевиками белыми офицерами.
   Сияющие витрины магазинов, переполненные долгожданными, но совершенно не доступными большинству населения товарами и продуктами, усиливают всеобщее смятение, отчаяние и гнев.
   И в завершение - обескровленная, опустошенная, обобранная до нитки деревня.
   Так выглядит ленинизм языком фактов, к сожалению, далеко не всех, а только тех, что удалось собрать.
   "Россия - хворост для пожара мировой революции". (В.И.Ленин)
   Хворост палили щедро и беспощадно.
   Пожар мировой революции не возгорелся и не мог возгореться. Ошибка вышла. Зря спалили Россию. Кто не ошибается. Правда, ошибка несусветно дорогая.
   Постиг ли Ленин ужас содеянного?
   Этого мы не узнаем. Но можем позволить себе усомниться - не постиг: цинизм врожденный не позволил.
   Изолированный "заботливыми соратниками", он медленно и неотступно терял память, речь, рассудок, способность двигаться.
   Одна из последних ленинских фотографий, скрываемая от нас более полувека.
   Напряженная фигура в инвалидной коляске, и глаза, заставляющие содрогнуться, - безумные, исполненные неистового раздражения и злобы.
   Как-то в телевизионной программе я услышала вопрос молодой мамы, как объяснить маленькому сыну, кто этот гигантский дедушка в граните, мраморе, камне, у ног которого часто лежат цветы. Ответ был невразумительный.
   А может, сказать ребенку, что это - кощей бессмертный, но тайна его смерти, как и положено кощею, существует - она в правде о нем самом, в правде, которую мы не ведаем до сих пор.
   Только правда позволит маленькому сыну вырасти в свободного, гармоничного, счастливого человека, а мраморному дедушке, наконец-таки, упокоиться в той самой земле, которую он так щедро удобрил человеческой кровью.
   А может быть, его вечное упокоение рядом с матерью (так завещал) потому не происходит, что сама земля не хочет принять в свое лоно этого злобного гения, принесшего ей невосполнимый урон и разорение.
   Вот и лежит он в "мраморной слизи", не зная покоя, на всеобщем обозрении.
  

Сталинщина

   Семья, о которой пойдет речь, была непрочной и глубоко несчастной; неблагополучная семья, если говорить современным языком.
   Он - 24-летний малограмотный сапожник, она - 16-летняя дочь крестьянина, уже покойного, бесприданница, религиозная, знающая грамоту, любящая музыку.
   Он - черен, среднего роста, худощав, низколоб, в усах и бороде, большой любитель выпить, притом пил много, быстро пьянел, становился злым и сразу лез в драку, хотя обычно грузины пьют весело, легко.
   Она - миловидная, со светлой кожей, покрытой веснушками, скромная, доверчивая, ласковая.
   Очень, очень разные, но для бедной полусироты муж-сапожник, имеющий постоянный заработок и кусок хлеба, какая ни есть, но удача. Была ли любовь - неизвестно, возможно, обошлись примитивным расчетом.
   Он - Виссарион Иванович Джугашвили, по-домашнему - Бесо.
   Она - Геладзе Екатерина, Кэкэ.
   Поселились в крохотном одноэтажном домике с единственной жилой комнаткой, был, правда, еще темный подвал.
   Кэкэ в первые годы после замужества исправно рожает мальчиков, одного за одним, но первенец Михаил и следующий, Георгий, умирают младенцами. Мать неистово молится о сохранении следующего ребенка, то ли Бог, толи дьявол услышал ее - третий мальчик, которого мать нежно назвала Сосо, выжил.
   В благодарность мать твердо решает сделать Сосо служителем Богу, духовным лицом.
   Отец сыном интересуется мало, работа и пьянство занимают все его время.
   На жену и сына постоянно обрушивается злоба пьяного Бесо. Врач Кипшидзе вспоминает: "Однажды пьяный отец поднял маленького сына и с силой бросил на пол. У мальчика несколько дней шла кровавая моча. Кулак и брань отца преследовали мать и ребенка постоянно".
   Поначалу молодая женщина, схватив на руки сына, убегала к соседям. Но со временем Кэкэ научилась давать звереющему от пьянства мужу отпор, тем более, что вечное пьянство подорвало его здоровье. Маленький Сосо наблюдал, как мать отчаянно вступала в рукопашную схватку с отцом.
   Бесо сдается, уезжает, бродяжничает, пьянствует, потом пути его затерялись.
   Мать остается с сыном одна, тяжко работает, стирает и убирает в чужих домах. Страшная семейная жизнь ожесточила ее и сына.
   Подруга Кэкэ, Хана Мошнашвили вспоминает: "Сосо был грубым, упрямым ребенком".
   Измученная тяжкой работой, мать в раздражении избивает сына с той же жестокостью, с которой бросалась на мужа.
   Через десятилетия сын спросит мать: "Почему ты меня так сильно била?"
   Годы спустя, Сосо жестокость сильного по отношению к слабому примет за жизненную норму. Слово "бить" войдет в его подсознание. А еще туда войдет слово "русский". Русским его дразнили, потому что Сосо жил рядом с казармами русских солдат.
   С возрастом он будет чужд грузинскому национализму, даже псевдонимы в своем конспиративном будущем берет русские, и однажды скажет очень любопытную фразу: "...маленькая территория России, именуемая себя Грузией".
   Мать, уходя в чужие дома на работу, часто брала с собой маленького сына. Сосо был умным, музыкальным, с прекрасной памятью ребенком; пока мать работала, он забавлял хозяев.
   Сосо рано понял, что мать исполняет унизительную работу, едва спасающую их от нищеты. От природы болезненно самолюбивый, он глубоко страдал, принимая от богатых хозяев подачки и подарки, без которых обойтись они не могли.
   В Грузии, которая никогда не знала антисемитизма, евреи, умелые сапожники и торговцы, обычно преуспевали.
   Именно они чаще всех нанимали для разных работ грузинку Кэкэ и с сочувствием делали подарки ее ребенку.
   Самолюбивый Сосо их принимал, но так как он за это ненавидел и себя и их, в первую очередь богатых евреев, антисемитизм глубоко войдет в его подсознание.
   Уже после исчезновения Бесо, в одиночку Кэкэ борется за исполнение обета, который дала: сын должен стать священником. Нужны деньги за обучение, нужна одежда, учебные принадлежности. Мать не гнушается никаким трудом.
   Пропадая на работе у богатых евреев до глубокой ночи, Кэкэ дает повод для грязных сплетен о ее женском достоинстве. В Грузии с этим строго. Сосо сгорает от стыда и ненависти, решается на месть евреям. Очень ловко, руками своих друзей он задумывает осквернить синагогу - туда загнали свинью. Скандал, разбирательства, наказания, но Сосо друзьями выдан не был и не пострадал. Выходить сухим из воды, подставляя других, часто друзей, он будет всю свою последующую жизнь, хотя понятие дружбы в Грузии священно.
   В 1888г. Сосо, к великой радости и гордости матери, поступает в Горийское духовное училище и выглядит в день поступления не хуже других. Сверстники вспоминают: "На Сосо синее пальто, войлочная шляпа, шею облегал красивый красный шарф".
   Гордость и тщеславие - его врожденные качества, а грубость - приобретенное. Она была вызвана не только жестокостью окружающей жизни, но и физическими недостатками. Перенесенная в шестилетнем возрасте оспа до конца дней обезобразила его лицо. В полиции он будет значиться под кличкой "Рябой".
   Ему приходилось отказываться от удовольствия плавать с мальчиками в Куре. А все потому, что пальцы на левой ноге у него были сросшиеся, он этого отчаянно стеснялся.
   Ко всему он был щуплым, очень маленького роста. Еще проблема с левой рукой, она была скрюченной, своей второй жене он объяснит это тем, что в шестилетнем возрасте был сбит и ранен конным фаэтоном. Здесь есть какая-то неувязка, хотя бы потому, что весь период обучения в духовном училище Сосо славился как мастер "криви" (коллективный ребячий бокс).
   В Гори были две команды, одну составляли ребята из верхнего, богатого города, другую - из нижнего, где проживала беднота. Первые были лучше кормлены и сильнее, вторые - ловчее.
   Маленький тщедушный Сосо (став взрослым, он имел рост 161 см.) брал тем, что умел разыгрывать ловкие комбинации и вдруг оказываться за спиной сильного противника, а еще он умел подчинять себе других мальчишек, даже сильных и неглупых, и они безропотно подчинялись коротышке Сосо.
   Это фантастическое умение - подчинять людей, красивых и талантливых, использовать их по своему усмотрению, даже убивать, на что они шли безропотно, будет главенствующим в его жизни.
   Можно предположить, что его левая рука была изуродована значительно позже, в период его экспроприаторской деятельности, проще, во время чинимых им грабежей и разбоя.
   Еще в училище у учителя-деспота он научился использовать силу взгляда.
   Грозный учитель требовал, чтобы ученики неотрывно смотрели ему прямо в глаза, отвел глаза - получай линейкой по рукам, по пальцам. "Глаза бегают - значит, что-то замышляешь", - произносил он назидательно.
   Много позже, достигнув всевластия, Сосо порой будет произносить: "Глаза бегают - значит, на душе не чисто".
   Отведенные в сторону глаза - угроза человеческой жизни.
   Привыкший к силовому разрешению жизненных ситуаций, умеющий с детства отвечать ударом на удар, Сосо, злой и агрессивный, суть христианства - всепрощение, непротивление злу насилием - не принимал и категорически отрицал.
   Вопрос, поставленный им еще в детстве: "Почему Иисус не вынул саблю?" - оставался для него в силе на все времена.
   Отлично, в числе первых, учась в духовном училище, он сказал верным друзьям по секрету: "Бога нет, они обманывают нас". Так сложилось в нем еще с отроческих лет двоедушие - таить одно, провозглашать другое.
   И это станет нормой поведения всей его последующей жизни.
   В 1894г. Сосо по первому разряду закончил училище и поступил в первый класс Тифлисской духовной семинарии.
   Тифлис - южный, солнечный веселый город. Грузинское вино льется рекой, его пьют легко радостно, не доходя до скотского состояния.
   Многие русские революционеры, получившие запрет на жительство в столице, выбирали ссылку в Тифлисс.
   Учащиеся в Тифлисской духовной семинарии изолированы от городской жизни, лишены свободы и молодых радостей, они жили в большом здании за высокими стенами. Ранний подъем на молитву, скудное питание, продолжительные занятия, опять молитвы, очень небольшая прогулка по городу. Ровно в 10 вечера высокие ворота семинарии закрывались, и, когда город входил в высшую фазу веселья, семинаристы отходили ко сну.
   Один из семинаристов писал: "Мы чувствовали себя как арестанты, которые должны провести здесь без вины молодые годы".
   Исполненный неверием, Сосо искал других идей, способных заполнить его. И нашел.
   Высокие заборы семинарии не смогли предостеречь семинаристов от контактов с ссыльными революционерами. От них они узнали об идеях П.Ткачева, заполучили "Катехизис революционера" С.Нечаева. Эти идеи давали выход молодой энергии, создавали иллюзию благородного служения людям.
   В отличие от народников, которые мечтали перепрыгнуть через жестокий капитализм и прямо из феодализма ворваться в социалистический рай, опираясь на общинное сознание крестьян и их разбуженную массовую революционность, Ткачев провозглашает нечто новое. Вот вкратце его чудовищные замыслы. Революция - дело узкого круга. Революционные вожди путем заговора захватывают власть и начинают преобразовывать привыкшее к покорности русское общество.
   Во имя светлого социалистического будущего предлагается истребить большую часть населения, которое по отсталости или чрезмерному развитию будет мешать следованию в социалистический рай.
   Когда Ткачева спросили: "Сколько людей из старого общества придется уничтожить, чтобы создать счастливое будущее?", он ответил: "Нужно думать о том, сколько их можно будет оставить".
   А вот что предлагает "Катехизис революционера", написанный С. Нечаевым на основе идей отца русского анархизма, Михаила Бакунина: "Наше дело - страшное, повсеместное разрушение... Быть беспощадным, и не ждать пощады к себе и быть готовым умереть.
   Для дела разрушения строя проникать во все круги общества, включая полицию...
   Эксплуатировать богатых и влиятельных людей, подчиняя их себе. Усугублять всеми средствами беды и несчастья народа, чтобы исчерпать его терпение и толкнуть на восстание. Соединиться с диким разбойничьим миром - этим единственным революционером в России..."
   У каждого "посвященного" революционера должно быть под рукой несколько революционеров "второго и третьего разрядов", то есть не совсем посвященных. На них он должен смотреть как на "часть общего капитала, отданного в его полное распоряжение".
   Всех троих - Ткачева, Бакунина и Нечаева - буквально боготворил Ленин. Их идеи он примет как основополагающие в своих трудах и действиях. Эти идеи - ключ к пониманию истории России ХХ столетия.
   Правда, один из революционных "титанов", Ткачев, кончит жизнь в психиатрической больнице в возрасте 41 года.
   Установки этих господ станут указующими и для юного Сосо.
   Особый радостный трепет вызовут у него идеи единения революционеров с разбойничьим криминальным миром и, возведенный в степень геройства, террор.
   А потом в Россию хлынет марксизм. Осваивать его семинаристам было легко. Бог отменялся, но взамен предлагался другой - Всемирный пролетариат. Отменялось малопонятное "добром отвечать на зло", а вместо этого сынам воинствующего народа даровалось право быть беспощадными к врагам нового бога. И совсем упоительно для таких гордых нищих мальчишек, как Сосо, звучало обещание революции: "Кто был ничем - тот станет всем".
   "В революционное движение вступил с 15 лет", - с гордостью напишет он.
   Сосо даже в детстве не отличался чувствительностью, но что-то возвышенное в его душе шевелилось, не случайно в отрочестве он увлеченно писал стихи, трогательные, о родном крае. О них одобрительно отозвался король грузинских поэтов Илья Чавчавадзе.
   Знакомство с марксизмом подведет черту под отрочеством, перечеркнет данное матерью нежное имя Сосо, он переродится в Кобу, целеустремленного, жесткого, без всяких сантиментов, способного переступить любую грань дозволенного.
   Его тяготит семинария. В 1899г. свершилось: он исключен. Позже в анкетах он будет писать: " Вышиблен из семинарии за пропаганду марксизма".
   На самом деле, все было сделано не столь опасным способом. Исключили за неявку на экзамен.
   Будущий вождь любил перекраивать и передергивать свою биографию; переврал все, даже даты.
   Мать была в отчаянии: из его души ушел Бог, а кто придет - дьявол?
   В 1899г. Коба поступает на работу в обсерваторию. Это первая и последняя работа в его жизни. Коба почти полностью порывает отношения с матерью.
   Готовит демонстрации в Тифлисе, жаждет пролития крови. И кровь пролилась в маленьком, провинциальном, милом Батуми. Коба рад: "...кровавая борьба должна привести к скорейшим решениям", к вожделенному "Кто был ничем, тот станет всем".
   Коба переходит на нелегальное положение, ловко уходит от преследования, но тюрьмы избежать не удается, грязной, с властью уголовников над политическими, с издевательствами надзирателей.
   Он, нищий сын пьяницы, легко находит контакт с уголовниками, исполняя заповедь "Катехизиса революционеров" соединяться с разбойничьим криминальным миром. Силой своего характера, стойкостью перед болью он подчинил уголовников и стал их лидером, паханом.
   Потом, будучи вождем, понимай, царем огромной страны, он широко использует законы криминального мира в ее обустройстве.
   Уголовники станут его опорой и пособниками в необозримых сталинских концлагерях.
   4 года он продержится на нелегальном положении, ему неоднократно удастся бежать из мест ссылок, тюрем.
   Странно легко будет передвигаться по Кавказу с подложными документами.
   Почему он так легко уходит от весьма деятельной Тифлисской охранки? Загадка, у которой, возможно, одно страшное разрешение: Коба - тайный агент полиции.
   Это предположение было у многих на слуху, но явных доказательств не обрело. Может, поэтому он никому не разрешал собирать факты и документы, освещающие ранний период его жизни, так хитро манипулировал своей биографией.
   Наконец-таки в Таммерфорсе, на конференции социал-демократов Коба впервые встретится со своим земным богом, Лениным, в его понятии - гарантом победы вожделенной пролетарской революции. Среди блистательных ораторов, таких как Троцкий, Зиновьев, Дан и др. Коба с его убогой речью затеряется, зато на поверхность вырвется его дикий, звериный антисемитизм.
   Вот одно из его высказываний: "В самом деле, что за народ эти Мартов, Дан, Аксельрод - жиды обрезанные! Да старая баба Вера Засулич. И на борьбу с ними не пойдешь, и на пиру не повеселишься", "...еврейский народ произвел только вероломных, которые бесполезны в борьбе".
   В последнем Коба ошибался, евреи во всех формах борьбы не бесполезны, наоборот, решительные и очень жесткие лидеры. От прихода наиболее инициативной, образованной и энергичной еврейской молодежи в борьбу против государственной системы предостерегал П.А. Столыпин.
   Бесчисленные ограничения и притеснения еврейского народа, внедряемые в русскую жизнь правящей верхушкой во главе с Николаем II, обернулись большой бедой для самих притеснителей.
   Ленин, имеющий в роду еврейскую кровь и окруженный евреями-соратниками, Кобе его дикие антисемитские выходки прощает. Почему?
   Да потому, что Коба умеет лихо добывать деньги, которые так нужны партии и революционным эмигрантам для удобной жизни за границей.
   Л. Троцкий сделал вывод: "Насильственный захват денег в этих условиях единственным средством".
   После поражения первой революции боевые дружины часто превращались в банды грабителей, деньги от экспроприации тратились на кутежи, женщин, и Лондонский съезд партии принял решение о запрете экспроприации. Ленин тайно от партии грабительскую практику продолжает, и Коба становится в этом деле его опорой, ему поручается освоить и применить бомбы, изготавливаемые другом Ильича, Красиным.
   Ильич ценит людей, способных ни перед чем не останавливаться, беспредельщиков, и Коба старается...
   26 июня 1907 г., 11 часов дня. Эриванская площадь в Тифлисе. Толпы прогуливающегося народа. Два экипажа и эскорт казаков везут большую сумму денег. Одновременно появляются еще два экипажа, в них офицер, дамы. Офицер подает сигнал - стремительно возникает банда в полсотни человек. Град из бомб.
   Из полицейских документов: "Злоумышленники среди дыма и удушающих газов схватили мешок с деньгами... открыли в разных концах площади револьверную стрельбу и скрылись". На площади убитые, изуродованные, разорванные в клочья казаки, полицейские и ни в чем не повинные прохожие. Троцкий пишет: "Личное участие Кобы в этой кровавой операции считалось в партийных кругах несомненным". Дальше убийство военного диктатора Грузии генерала Грязнова, экспроприация парохода "Николай I" и многое другое. Где Коба, там кровь, много крови.
   После нашумевшего Эриванского грабежа многие большевики по подозрению были схвачены, брошены в тюрьмы, но Коба остался на свободе, сам себя уберег или его уберегли? Подозрительно! Смышленый, изворотливый, совершенно беспринципный Коба вполне мог вести игру на два фронта, об этом говорили открыто. Провокатор?
   Ходили упорные слухи, что Сталин искалечил руку именно тогда, на Эриванской площади в Тифлисе.
   Став вождем всех народов, Сталиным, он будет всеми способами скрывать разбойничье прошлое Кобы. Самый надежный способ - уничтожение соучастников и друзей кровавого Кобы. И они исчезнут в Сталинских лагерях.
   Одним из первых погибнет верный и преданный друг Камо. Как только товарищи приставят к нему стенографистку, чтобы он наговорил ей воспоминания о себе и Кобе, его на родном Кавказе сразу же собьет машина, хотя машины там в ту пору были единичными.
   Примерно в конце 1906 г.подпольщик Александр Сванидзе знакомит Кобу со своей сестрой Екатериной; юная, чистая, тихая, покорная, очень религиозная, она была прекрасна.
   У нее уже был жених, семинарист, статный красавец Давид Сулиашвили.
   Рядом с ним тщедушный, маленький, в косоворотке с чужого плеча и нелепой феске Коба сильно проигрывал. Но он был, как казалось Като, героической личностью, грабящей богатых во имя бедных, загадочным эксом, романтическим разбойником.
   А еще Коба имел власть над людьми, умел подчинять. И она избрала его и ему подчинялась. До сих пор Коба избегал бойких, развязных и доступных девиц от политики, нежная Като отвечала всем его требованиям к женщине. Сосо-Коба не знал семьи и хотел создать ее с чистой грузинской девушкой. Ради Като Коба тайно венчался с ней в церкви, рискуя вызвать к себе презрение и осуждение революционеров.
   Они сняли комнату в глиняном низеньком домике у хозяина-турка. Като работала швеей и успевала содержать их жилье в идеальной чистоте, кругом белоснежные вышивки, кружева. Но он, оставаясь фанатиком-революционером, бывает в нем редко, появляясь глубокой ночью и исчезая на рассвете.
   Като рожает ему сына Якова, но и это не привязывает его к дому.
   Юная мать с младенцем на руках в одиночку борется за жизнь. Постоянно нет денег, хотя муж добывает огромные средства. Коба, подобно Марксу, презирает деньги, они для него - часть мира, который он взялся разрушить. Добытое он тут же до копейки пересылает богу-Ленину во имя грядущей революции, которая его, Кобу, сделает всем.
   Като заболевает, денег у Кобы на лечение нет, а может быть, есть? Кто знает? Он решает отвезти жену за спасением в родную семью, но опоздал. Като скончалась у него на глазах. Новорожденного сына Коба передал на воспитание сестре жены, у которой он будет жить до 1921 г.
   Семейная жизнь продолжалась меньше года. Так завершилась его первая любовь. А была ли любовь?
   Время остудило восторженный пыл молодого Кобы: образ бога-Ленина вблизи сильно потускнел, возникает Ленин - противник, Ленин - помеха.
   Коба начинает понимать, что в этой революционной компании образованных и самоуверенных политиков он - на низшей ступени, исполняет грязную кровавую работу, таскает каштаны из огня для тех, кто наверху.
   Вернувшись из ссылки в Турухановский край, он перерождается. С 1912 г. больше нет Кобы, есть Сталин - политик, газетчик и даже оратор. Коба должен уйти в небытие навсегда и бесповоротно. Об этом он будет скрупулезно заботиться всю свою последующую жизнь.
   А дальше по схеме, которую на все века для становления тиранов определил Платон.
   "Тиран возникает ...из корня, называемого народным представительством. В первое время он улыбается, обнимает всех, с кем встречается... обещает много... Но став тираном и поняв, что граждане, способствовавшие его возвышению, осуждают его, тиран вынужден будет исподволь уничтожать своих осудителей, пока не останется у него ни друзей, ни врагов".(Платон)
   Первая цель новоявленного Сталина - с последней ступеньки подняться на верхнюю.
   Поначалу окружающие Сталина недооценивают, он все еще "серый", "невыразительный", "неприметный".
   Даже в Октябрьском перевороте не задействован. Историки до сих пор не могут докопаться - где он обретался в те горячие дни.
   Противники неосторожно подпускают его к себе на короткую дистанцию, он знает о них все, они его игнорируют, самоуверенны и беспечны.
   Когда опомнятся и с ужасом ощутят его беспощадную хватку, его всесокрушающую волю к победе, его дикую звериную жестокость, будет поздно.
   Неотступно и методично, без колебаний и сомнений он порешит их всех.
   Одних скрытно, под прикрытием верной дружбы, других с откровенной беспощадностью расстреляет, превратит в лагерную пыль.
   Он завершит начатую Я. Свердловым изоляцию Ленина, сделает это с нескрываемой грубостью, чем и ускорит приближение его конца.
   Где, где верный Коба, прозванный за преданность "Левой ногой Ленина", где "чудесный грузин"?? Кобы больше нет, есть Сталин, совсем другой человек, и человек ли?
   В его смертоносных "дружеских" объятиях погибнут М.Фрунзе, М. Горький, Ф.Дзержинский, Серго Орджоникидзе, Камо, Н.Крупская (встречая в одиночестве свое 70-летие, она от внимательного Иосифа получит тортик, откушает и отойдет в мир иной) и многие, многие другие.
   Ястреба революции, как его любовно называл Ильич, блистательного Л.Троцкого под руки доволокут до парохода (он отказался передвигать ноги), вбросят и навсегда выпроводят из сконструированной им страны Советов. Расстрел еще тогда не осилят, но со временем изощрятся и опустят ледоруб на голову ненавистного оппонента, не помогут никакие предосторожности.
   Как же иначе, сам Хозяин этого очень хотел.
   Изуверским издевательствам, прежде, чем расстрелять, подвергнет Сталин Николая Бухарина, "любимца" партии, создателя первой советской конституции, названной потом Сталинской.
   Заставит оговорить себя, каяться, униженно просить пощадить молодую жену с маленьким ребенком. Не пощадит.
   Уничтожив своих ближайших "осудителей", он вскарабкается на вершину власти и оседлает ее. Но на ней надо удержаться. Для этого он, согласно "Катехизису революционера", "соединится с диким разбойничьим миром", обопрется на криминал и его преступные законы положит в основу государственных, он будет вершить преступления чужими руками, и, совершив очередное, прятаться за спинами окружающих, рассчитываясь затем их жизнями за содеянное.
   Продолжая безумные заблуждения Ленина, он будет свято верить в мировую революцию (мировое господство) и повсеместное распространение социализма.
   Погоня за нереальными целями обернется потерями и тупиковой безысходностью для страны и ее народов.
   Как и Ленин, он революционную необходимость поставит выше юридических норм и законности, и будет без наркоза, по живому, кромсать тело народа, отсекая от него все, что посчитает негодным для социалистического рая.
   До сих пор в среде нашего народа бытует убеждение, что, хоть и жесткими мерами и большими человеческими жертвами, Сталин вывел страну из отсталости и сделал высокоразвитой, индустриальной, в результате и до космоса первыми добрались.
   Глубокое заблуждение, порожденное ложью, замалчиванием и фальсификацией прошлого.
   В 1913 г. Россия при грамотном руководстве без надрыва и жертв достигла 19 % роста производительности.
   По всем показателям вышла на 4 место в мире, в Россию активно шли инвестиции, из Европы и Америки в нее съезжаются технические специалисты, привлеченные масштабом работ и уровнем оплаты.
   Русский рубль конвертируем .
   Средняя заработная плата рабочих на 2 месте в мире после США.
   И все это - при обилии и дешевизне с/х продуктов.
   При таких показателях и темпах развития прогнозировалось вывести Россию к 1932-34 гг. в мировые лидеры.
   Мощное и неуклонное развитие России было перекрыто мировой войной, революцией, большевистскими преобразованиями, так вместо процветания возникли разруха и отставание.
   Произведя себя в ученые-теоретики, семинарист-недоучка смело развивает марксистско-ленинское учение и даже делает крупное открытие - построение социализма возможно в отдельно взятой стране.
   А что делать, если мировая революция все грядет и никак не происходит, хотя ее и подстегивают щедрыми вложениями.
   Это теоретическое открытие Сталина, став руководством к действию, обречет страну на долгие годы глухой изоляции, беззакония и массового кровопролития, следствием станут развал сельского хозяйства, постоянная унизительная бедность населения. Всех нас вынудят к самоотреченному подвижничеству во имя прекрасного будущего, становившегося с годами все туманней и отдаленней. Страну погрузят в атмосферу страха, ужаса и отупения.
   Воспитанный криминальным миром Коба-Сталин делал страну под себя, доступными его пониманию криминальными способами.
   Путь для страны, избранный Сталиным, неизведан и мучителен. Проверенным был путь демократического развития, но в демократическом мире невозможен Сталин.
   К счастью для себя, осознать обреченность избранных путей и целей он был не в состоянии. Ведя страну в никуда, уповал, что ведет к сияющим вершинам коммунизма, железной рукой толкает народы к счастью.
   Сталин обладал удивительной сверхспособностью властвовать над людьми. В отрочестве - над дворовыми мальчишками, в тюрьме - над уголовниками, в стране Советов - над народами.
   Возможно, этой способностью он уравновешивал свою физическую ущербность.
   Он внедрял в нас свои понятия, вкусы или их отсутствие и делал это зло, издевательски.
   К примеру, вся правящая верхушка - от районной до центрального комитета - не смела покинуть рабочих мест до глубокой ночи.
   Хозяин, так его называло ближайшее окружение, любил ложиться под утро и спать до 2-3 часов дня, вечером и ночью занимался делами, звонил, совещался, устраивал ночные оргии, приглашал на них членов политбюро, а приглашение Самого - это приказ. И они, бедные, хотели этого или нет, ночами уедались, упивались, а маленький толстый Хрущев плясал - Вождь любил смотреть, "как Никитка пляшет".
   Что поделаешь, Хозяин любил ночную жизнь, и для всего руководящего состава спать по ночам стало дурным тоном, все равно, что идти против курса партии.
   Изуверски испытывая преданность своих помощников, он сажал в тюрьмы их жен, просто так, ни за что, ни про что, и наблюдал реакцию мужей: те страдали молча, роптать не смели.
   Через это прошли Молотов, Поскребышев, Калинин, Буденный, Ворошилов и др.
   "Восточный" человек, он желал, чтобы и россиянка была укутана во что-нибудь темное до пят, скрывая свою красоту, обаяние, женственность.
   Коленки - спрятать, плечи - укрыть, шею - зачехлить.
   Ткани в Союзе выпускались темных тонов, никаких журналов мод, ввоз журналов мод из-за границы приравнивался к ввозу порнографии. Последствия - самые неприятные. Одежда самого упрощенного кроя, почти на один фасон.
   И мы были "серыми мышами" совершенно безропотно.
   Помню, как наш заведующий учебной части, пожилой человек, с линейкой в руках, очень серьезно, с сознанием выполнения дела государственной важности, замерял длину разрезов на наших преподавательских юбках, разрезы сексуальной цели не преследовали, а были прямой необходимостью (шагать-то надо) при экономном использовании ткани.
   С подачи вождя, мы должны были себя чувствовать бесполыми существами, и мы себя так и чувствовали, этому еще способствовал тяжелейший повседневный быт, забиравший последние силы и время.
   Кино, которое партия искусно использовала для идеологического давления на массы (партийный термин, надо понимать как "народ, спресованный и обезличенный"), изображало любовные отношения вперемешку с производственными до первого поцелуя, никаких постельных сцен, никаких обнаженных частей тела. Вождь первым просматривал и решал судьбу всех новых фильмов, был беспощаден.
   Слова "секс" долго не знали, а потом было велено понимать как неприличное. Наиболее патриотичные граждане гордо заявляли, что у нас, строителей коммунизма, секса нет, не то, что в ваших загнивающихся капиталистических странах, где его, этого секса, полным-полно.
   Сталин, руководствуясь только своим внутренним развитием или недоразвитием, мог исключить из нашей жизни творчество любого писателя, режиссера, композитора. Таких, к примеру, как Шостакович, Ахматова, Зощенко.
   Из нашей жизни был исключен джаз, многие танцевальные мелодии только потому, что вождь их не воспринимал.
   Он чувствовал себя полновластным хозяином во всем и везде, мог решить, кому с кем жить, а кому - разойтись. Повелев арестовать жену у своего верного секретаря Поскребышева, приказал ему не переживать. Мы, мол, тебе другую дадим, молодую, красивую, с Украины привезем, и привезли.
   Вкусивший полной мерой сталинских лагерей Рокоссовский, уже будучи прославленным маршалом, признался жене, что постоянно носит при себе пистолет на случай повторного ареста. Великан, красавец, умница, талантливый полководец готов был застрелиться, только и всего. Смешно сравнивать: громадный богатырь и полуторометрый неуч Ежов, или тщедушный коротышка Сталин, или тот же Берия.
   А ведь эти богатыри покорно склоняли головы и становились к стенке, некоторые принимали пулю с именем Сталина на устах. Парадокс.
   Интересное сравнение: на Гитлера было совершено около 50 покушений, организовывались заговоры, в которые неоднократно входила армейская верхушка. На Сталина - всего два. Оба покушавшихся - одиночки. А ведь масштаб Сталинских преступлений, особенно против собственного народа, превышает гитлеровский. Опять загадка.
   Пара абсурдных эпизодов.
   У кичившегося своей скромностью вождя народов было около десятка дач, в Подмосковье, в Крыму, на Кавказе, укомплектованных обширными штабами прислуги, охраны; они всегда готовы принять своего Хозяина.
   Однажды, пребывая на одной из них, в Крыму, Сталин вошел во гнев и обрушил его... на кипарисы. Пирамидальные гиганты - украшение Крыма и его примета - росли только в здешнем климате. Хватило одного раздраженного сталинского слова - и повсеместная вырубка началась.
   Трудность была лишь в одном: кипарисов слишком много, одним махом не вырубить. Завелась практика - каждый партийный босс, отдыхая в Крыму, попутно организовывал повал как можно большего количества деревьев, затем с гордостью рапортовал о содеянном в Кремль. Всем гуртом Крым оголили.
   Исследователи до сих пор ломают головы, чем вызвал странный каприз всеобщего отца и учителя. Может, боялся, что в густую крону "вмонтируется" снайпер?
   70-летие вождя всех народов - центральное событие для страны. 1948 г., еще не справились с разрухой, голодом, холодом.
   Но это - мелочи перед круглой датой Самого.
   Москва осчастливлена новой экспозицией - подарки народа любимому Сталину.
   В коммунистической практике принято говорить о любви народа к партии и вождям, но никогда - о любви партии и вождей к народу. Односторонний процесс.
   Все производства страны изготавливали для юбиляра какой-нибудь шедевр в одном экземпляре.
   Неизвестная нам бытовая техника, обувь, одежда, посуда, утварь...
   Разница между тем, что лежало на полках наших магазинов, и тем, что представляла выставка, была обескураживающей. В первый и последний раз мы видели такое качество товаров в нашей соцстране.
   Но больше всего нас, детей войны, потрясли шоколадные наборы, их было великое множество, дивной красоты коробки раскрыты, и мы могли поедать глазами их великолепное содержимое. Кто постарше, помнили вкус шоколада довоенных времен, а кто поменьше - не знали.
   Шоколад уже покрывался белым налетом, ведь выставка длилась год, к концу его она станет шоколадным кладбищем. Почему-то не уходит из памяти то шоколадное кладбище тех страшных лет.
   Говорят, ночами вождь посещал экспозицию.
   В славные советские времена почтенные ученые мужи, они же проповедники марксизма-ленинизма-сталинизма, возводя на недосягаемые высоты наших вождей, где-то невзначай в теплых интонациях доверительно заверяли, что ничто человеческое им, вождям, не чуждо. Просто, в великих свершениях, в заботах о нас, сирых, предаваться своим человеческим порывам возможностей не имеют. Собой, мол, великие наши жертвуют, пребывая вечно в трудах и заботах.
   Так чуждо или не чуждо им человеческое? Давайте разберемся на примере жизни отца всех народов, благо язык фактов нам стал доступен.
   Нет, радости жизни Сталин не обходил, искал их и находил, особенно те, которыми одаривает женщина. Надежда Аллилуева, законная жена, помехой не была; как-то в тесном кругу Надя назвала его петухом, ее поправили: лучше - барсом. Подход к женщинам у него был мягкий, вкрадчивый, он умел быть обаятельным, добившись победы, вел себя уже без всяких церемоний, в ход шло откровенное хамство, а бывало - и кулаки. Побед было много, одерживал их легко, женской преданности и любви не ценил, быстро забывал своих избранниц.
   На вопрос Нади, какой была его первая жена, беспредельно преданная ему Кэто, ответил небрежно: "Так, блаженная". Сына, рожденного от Кэто, долго не хотел видеть и до самой гибели терпел с трудом.
   Смерть нежной, трепетной Кэто развязала Кобе руки. Им организуется серия убийств князей, священников, коммерсантов.
   Но жандармское управление в очередной раз обходится с ним довольно мягко. Коба - провокатор, тайный агент охранки - у всех на слуху. Ссылка в Сольвычегорск, где на 2000 жителей обретается 450 политссыльных, все на государственном обеспечении, от добывания хлеба насущного избавлены.
   Время коротали в спорах, чтении, развлечениях, высыпались, отъедались - ну, просто революционный оазис.
   Сталин эту старорежимную мягкотелость запомнит и ничего даже отдаленно подобного в своих лагерях, сталинских, не допустит.
   Коба не первый раз в этих местах, для проживания им облюбован добротный дом Григорова, но вдруг он перебирается в тесный, шумный дом молодой, но уже многодетной вдовы, дочери дьякона Матрены Кузаковой. При знакомстве вдова спросила у ссыльного: "Сколько Вам лет?". "Сколько дадите, - ответил он. - "Лет сорок, пожалуй". Тот со смехом ответил: "Мне только двадцать девять".
   По описанию самой Матрены, "...дом был тесный, дети спали прямо на полу... Детей у меня было много, иной раз расшумятся..."
   Но все это Кобу-Сталина не смутило.
   Через девять месяцев после его переселения у Матрены родился не похожий на всех ее белесых детей черноволосый мальчик. Матрена назвала его Костей. Так как ссыльный постоялец после его рождения вскоре исчез, отчество ему записала Степаныч, по имени мужа, умершего уже два года назад.
   Став всесильным, Сталин переселит Матрену Кузакову с сыном Константином в Москву. Матрена, по обновленным документам получившая более благозвучное имя - Мария, обретет московское жилье, сын - должность редактора литдрамы, затем будет передвинут в отдел пропаганды ЦК.
   В 1947 году Берия обвинит его в причастности к "атомному шпионажу", Кузакова исключат из партии и снимут со всех постов, вот-вот грянет арест. Короткой репликой Сталин отменит репрессии. Хоть раз повидаться с Матреной-Марией и сыном Сталин не пожелал.
   В 1913г. Сталин опять в ссылке, на этот раз условия содержания более суровые - край света за Полярным кругом, Туруханский край, поселок Курейки. Его, выходца из солнечного края, встречает свирепая зима, тучи мошкары и куцее мглистое лето. Срок ссылки - 4 года - приводит Сталина в отчаяние.
   Обладая патологической, не поддающейся осмыслению жестокостью к другим, Сталин относился предельно бережно к себе.
   Из Туруханского края Сталин беспрерывно взывает о помощи.
   Вот строки из его писем в разные адреса. Думской фракции большевиков: "...Нет хлеба, сахара, здесь все дорого, нужно молоко, нужны дрова..., но нет денег. У меня нет богатых родственников или знакомых, мне положительно не к кому обратиться..., пусть она (фракция) выдаст мне хотя бы рублей 60 ".
   В издательство "Просвещение": "У меня нет ни гроша, все запасы вышли... были кой-какие деньги, да ушли на теплую одежду... нельзя ли растормошить знакомых и раздобыть рублей 20-30. Это было бы прямо спасение". Пишет он и семье Аллилуевых.
   Сталин получит деньги, и не один раз, первыми их вышлют сердобольные Аллилуевы.
   Это не помешает ему по прошествии времени сгноить в лагерях, в его лагерях, страшней которых мир не знал, половину этого отзывчивого семейства.
   В страхе за себя любимого, он присвоит (по-простому, украдет) 70 рублей - по тем временам, значительные деньги - пересланные через него ссыльному Иваняке.
   Чтобы навсегда укрыть этот постыдный поступок, в 1936г. он истребит весь род Иваняков, вынашивая этот приговор 20 лет.
   Поражает сверхъестественная легкость, с которой он уничтожал людей, не испытывая ни сомнений, ни сожаления, ни раскаяния, ни маломальских колебаний. Нет, это не Родион Раскольников Достоевского.
   Примеры к теме - 16 декабря 1938г. подписал смертный приговор 3168 заключенным и пошел в личный кинозал расслабляться на любимой им "Волге-Волге".
   Находясь на отдыхе в Сочи, наслаждаясь морем и солнцем, пишет записку Генриху Ягоде, в которой призывает готовить арест и расстрел не менее 50000 оппортунистов, выставив их соучастниками и подстрекателями в убийстве Кирова. При этом хорошо знает, что это заведомая ложь.
   Приказ, как известно, был неукоснительно принят к исполнению. 50000 смертников станут почином в чудовищном истреблении народов СССР в 1937-38гг.
   Так вернемся к прерванной теме. Попав в ссылку в поселок Курейки Турухановского края, несмотря на жгучий мороз и колючий ветер, Коба опять проявляет страстный интерес на этот раз к молоденькой 14-летней крестьянке Лиде Перепрыгиной. Приемы те же - снимает квартиру, склоняет к сожительству. Затем на свет появились два младенца. Первый умер, второй, родившийся в апреле 1917г., был записан как Александр Джугашвили. Жандарму, который начал Иосифа преследовать на предмет растления малолетней (ей 14, ему - 37), он дал твердое слово жениться, но когда срок наказания истек, поспешно и бесследно исчез.
   Александра усыновил и дал свою фамилию крестьянин Яков Давыдов. Выйдя за него, Лида произвела на свет еще восьмерых детей. Лида писала Сталину письма - ответа не было.
   Александр Давыдов окончил техникум связи в Красноярске. Однажды его вызвали в НКВД и взяли подписку о неразглашении "особо таинственных государственных сведений", другой раз люди в черном нагрянули к нему домой в Курейки, Александр успел сбежать в тундру и там скрывался несколько дней. Он завершил свои дни прорабом в Красноярске, Сталин никогда с ним не встречался. "Отец народов" не любил своих сыновей - ни незаконных, ни законных. О попытке самоубийства своего первенца Якова, доведенного до отчаяния грубостью отца, Сталин с усмешкой сказал: "Ха, не попал..."
   Из поселка Курейки Турухановского края Коба-Сталин прямиком заявляется в дом Аллилуевых.
   Добрая, участливая семья окружает его вниманием, откармливает, хозяйка дома - Ольга Аллилуева - покупает бедному страдальцу Кобе костюм.
   Он охотно рассказывает, как мужественно противостоял выпавшим на его долю испытаниям холодом и одиночеством в чужом краю.
   О Лиде Перепрыгиной и обретенном сыне, конечно, ни слова. Рассказы мужественного революционера, борца за справедливость, с нескрываемым восторгом слушает Надя Аллилуева, дочь Сергея и Ольги.
   Иосиф это замечает, но особенно то, как расцвела Надя. В том 1917г. Наде - 16; правда, ему, Кобе, уже 38, но это не в счет.
   Сталин не в первый раз гостит в доме Аллилуевых. Давным - давно, тогда 22-летний мужественный экспроприатор Коба снимал у Аллилуевых комнату. Хозяйка дома, златокудрая Ольга, страстная, экспансивная женщина - ровесница милому, застенчивому постояльцу.
   Унаследовав долю цыганской крови, Ольга была склонна к смелым, отчаянным поступкам. К своему будущему супругу Сергею она сбежала из окна родного зажиточного дома 14 лет отроду. Уже имея 4 детей, безбожно эксплуатируя снисходительность и терпение мужа, она умудрялась убегать к любовникам уже из собственного семейного дома, потом возвращалась. К счастью, ее бурный темперамент очень удачно уравновешивал рассудительный, выдержанный Сергей. Сергею был симпатичен скромный, застенчивый Иосиф, и его продолжительным времяпровождениям с Ольгой он не препятствовал.
   В один из приездов Иосиф совершил поступок - спас упавшую в воду маленькую Надю.
   В более поздние приезды он любил пухленькую, симпатичную, черноглазую смуглянку Надю сажать себе на колени. Она уже тогда была в восторге от героического грузина, а он нежно называл ее грузинской княжной.
   В том бурном 1917г. он опять снимает у гостеприимных хозяев комнату и окружает Надю вниманием. То дарит восторженной Наде прекрасную розу, то носит ее, заболевшую, на руках. Родители не подозревают, что их юная дочь уже стала его любовницей. В любовной горячке Коба выпадает из решающих событий Октябрьского переворота. Он наблюдает за ними из окна квартиры Аллилуевых, цинично рассуждая, что выигрывает не тот, кто власть в борьбе завоевывает, а тот, кто ее затем использует. Иосифу льстит Надина беззаветная преданность, доверчивость, восхищение его достоинствами, кроме того, Надя образованна и воспитана, знает 3 иностранных языка, музицирует, поет, много читает.
   Юная жена мужественно разделяет с Иосифом трудности и опасности поездки в Царицын. Город должен отдать свой хлеб в распоряжение большевистского правительства. Надя становится свидетельницей необычайной жестокости и беспощадности своего мужа. Хлеб Сталин добыл, но очень большой кровью.
   В этой поездке в радостном волнении Надя сообщила своему возлюбленному богу, что беременна, что ждет от него ребенка. Муж не разделил ее радости, объяснил, что времена слишком суровы, не до детей. Надя безропотно согласилась и была тут же, в полевой военной обстановке, послана на аборт, обезболивающих не было, но ради Иосифа перенесла муки без жалоб и стонов. Чем - чем, а стойкостью, терпением и характером Надя обладала.
   Надя не скоро поймет, что Иосиф очень ловко использовал ее в качестве осведомителя, определив работать в секретариат Ленина. Она просто делилась с мужем всем происходящим в доме Ленина как с самым близким человеком. Ей было невдомек, что стала послушным орудием в его руках и отвела от него опасность ленинских разоблачений.
   Не задумываясь, передала Иосифу невзрачную черную тетрадь - какой пустяк - откуда ей было знать, что в ней был последний вариант ленинского завещания, что именно ее в короткий миг ослабления болезни так неистово, с великими нервными затратами Ленин искал и не нашел. Кто знает, может быть, судьба России была бы не столь многострадальна, найдись эта тетрадь и дойди она до партийного съезда. Именно в этом варианте завещания Ленин предупреждает - "Азиата" (Сталина) к руководству страной не допускать.
   Взрослея, Надя делает попытки перестать быть тенью Иосифа, обрести самостоятельность суждений. У нее уже есть, так она считает, круг друзей - Н.Бухарин, С.Киров.
   Именно он, Бухарчик, подскажет Наде поступить на учебу в промакадемию. Дорого обойдется ему эта подсказка. Заметив Надю и Николая беседующими, Иосиф незаметно, по-звериному, подкрадется и злобно крикнет Николаю Бухарину: "Убью!"
   Надя попытается обратить все в шутку, но пройдет полдесятка лет, и обещание Сталина будет исполнено.
   Там, в промакадемии, Надя начинает разбираться в происходящем; сокурсники, возвращаясь из поездок домой, рассказывают о голоде в деревне, о произволе властей, о беспричинных арестах. Оставаясь наивной и доверчивой, Надя пересказывает услышанное Иосифу. Тот слушает, выпытывает имена авторов сказанного, потом они бесследно исчезают.
   Нескоро к Наде придет понимание того, что это она, она невольно предала своих сокурсников.
   Гостя у сестры, Надя знакомится с антисталинским манифестом Рюмина и с самим автором. Подтверждение рюминских разоблачений можно видеть собственными глазами - повсеместная нужда, голод, вагоны для скота, забитые людьми с полумертвыми лицами, их все гонят и гонят по путям, неизвестно куда.
   Законы гор, которые исповедует ее муж, требуют от жены угождения и покорности.
   Но Надя их нарушает и донимает мужа вопросами о происходящем. Впадая в безумные вспышки гнева, он кричит ей: "Дура, дура, безмозглая женщина", - выталкивает прочь, иногда бьет.
   Надя еще мечтает о спасении смельчака Рюмина, обращается за поддержкой к брату Павлу (дипломату), С. Кирову, те молчат, уклоняются. При встрече Павел достает из стола и передает Наде маленький пистолет, говорит, что на всякий случай, просит не покидать Иосифа, без нее он совсем озвереет, да и куда она денется от него.
   В Наде живет последняя надежда: муж не знает о том, что творится в стране, зло исходит от сталинских прихлебателей, его окружают страшные люди, один Берия чего стоит. Манифест Рюмина положит начало дискуссии, поможет разобраться во всем, даст начало установлению хотя бы первоначальной справедливости.
   Скорая, решительная, беспощадная расправа над Рюминым и всеми, кто был с ним, вызвала в душе Нади полный обвал веры в справедливость, вместе с ней пал бог, которому она свято верила, служила и поклонялась. В наступившей пустоте и безысходности даже дети не могли согреть ее.
   Иосифа дети не занимали никогда. Однажды в тесном кругу он громогласно заявил, что настоящий большевик не должен иметь семьи и детей. Ему возразили: но как же - у тебя есть и то, и другое. На что он без колебаний ответил: "Это ее дети".
   Он мог насмешничать над своими малолетними детьми, дразнить их, возбуждать между ними рознь. Если они его спрашивали, чей рисунок лучше, он резко поднимал достоинства одного рисунка над другим. Униженному в своих страданиях ребенку оставались обида и злость против соперника. Ольга Кучкина в статье "Женщины Сталина" приводит следующее: "На столе у Сталина постоянно стояла бутылка грузинского вина, он дразнил жену, наливая рюмку годовалому мальчику. Говорили, что Васино пьянство началось с детства".
   С постоянным раздражением и недоброжелательством относился Сталин к Якову, сыну от первой жены. После смерти матери Якова воспитывали ее сестры в Грузии, отец забрал сына к себе в Москву в 13-летнем возрасте. Мальчику было трудно освоить новую среду, тем более, что он не владел русским, и говорил только на грузинском.
   Возникли проблемы с обучением; единственным человеком, который приласкал и понял трудности мальчика, была Надя.
   Юная мачеха, которая всего на 6 лет старше пасынка, находит время, чтобы приободрить ребенка, помочь в учебе. Когда Сталин видел их вместе, впадал в ярость, всячески унижал, выказывал пренебрежение и презрение.
   Может быть, ревновал. При живом отце Яков рос сиротой.
   У Нади, совсем молодой женщины, возникают проблемы со здоровьем. Сказывается постоянное нервное перенапряжение, бесчисленные аборты.
   Имея высокую потенцию, Иосиф жену не щадил, не считался ни с физическим, ни с психическим состоянием.
   Врач, консультировавший ее в Германии, где она проходила лечение, узнав, что она к 29 годам сделала 10 абортов, сказал, не сдержавшись: "Бедняжка, вы живете с животным".
   В периоды вспышек яростного дикого гнева мужа, сопровождавшегося оскорблениями, а, бывало, и избиениями, Надя хватала детей и уезжала из дома, часто к родителям.
   В очередной раз выкрикнула, что уезжает к отцу, на что он ответил, что она знать-то не знает, кто ее отец, может быть и он.
   Это страшное заявление доконало Надю.
   Жить стало страшно, невыносимо, гадко.
   Близилось празднование годовщины Октябрьской революции, главного большевистского праздника. Впавшая в глубокое душевное оцепенение, Надя готовилась к нему машинально. К праздничному платью Надя не имела украшений, была скромна, почти аскетична, но вдруг ей захотелось чего-то особенного, начала искать розу, мечтала о чайной, но достала желтую, украсила ею свою черноволосую головку. Праздновали у Ворошиловых. За столом напротив Иосифа сидела жена генерала Егорова, красавица в русском стиле, такие были в его вкусе.
   Беззастенчиво и открыто он уделял ей внимание, скатывал хлебные шарики, бросал их, пытаясь попасть в ее глубокое декольте.
   Надя сидела окаменевшая и безучастная.
   Вдруг резкий окрик, его окрик: "Эй, почему не пьешь, ты мне кто?" - и следом апельсиновая корка в лицо. Общество замерло. "Я тебе не эй", - с этими словами Надя вышла, следом выскочила Полина Жемчужина, высокоидейная партдама, успокаивала, говорила, что Иосиф любит только ее, Надю.
   Надя заверила Полину, что нет причин для беспокойства, она уже в порядке, на том и разошлись.
   Когда Надя вошла в свою комнату, первым делом вынула розу и бросила на пол, она была еще совсем свежая. А потом раздался выстрел, он прозвучал глухо, браунинг был маленький, дамский. Мертвую Надю прислуга обнаружила только утром.
   Народу о причинах смерти молодой первой леди наврали, мол, неудачная операция аппендицита, но молва о самоубийстве разошлась. Хозяин у гроба якобы рыдал, другие участники похорон говорят, что нет.
   Но все сходятся на том, что Сталин сказал одну тяжелую фразу: "Она меня предала", до могилы не провожал. Народ за него кого-то другого принял, в шинель одетого.
   Более точную картину прощания с Надей передать некому. Вскоре всю родню как со стороны первой жены, так и со стороны второй, вождь истребит. Брата Нади, Павла, отравят, его жену Женю, красавицу с роскошной русой косой, арестуют после войны, посадят в одиночную камеру, она будет находиться в ней под номером 23.
   И это после всех сталинских домогательств.
   Исключение: Ольга и Сергей Аллилуевы. Не любил Иосиф Виссарионович людей, близко наблюдавших его, в живых оставлять, еще чего доброго бытовую информацию тиражировать начнут, а великий из великих должен быть погружен в тайну, оставаться загадкой - так легче из него божество лепить.
   На всякий случай, в лагеря были отправлены все кремлевские уборщицы, хотя они, скованные леденящим страхом, не смели и рта раскрыть, не то, чтобы поведать о происходящем в Кремле. Там они, бедолажные, и сгинули.
   На ранней Надиной могиле (ей был 31 год) стоит усеченная мраморная колонна и лежит мраморная роза...
   Смерть жены изменила поведение Сталина, в центр своего внимания он поместил 6-летнюю дочь Светлану, величая ее Хозяйкой и делая вид, что во всем ей подчиняется. Она писала ему приказы, он неукоснительно их выполнял.
   "Приказываю разрешить мне пойти с тобой в кино или театр", подпись - "хозяйка Сетанка", адрес - "1-му моему секретарю тов. Сталину". Интересно, что думают по поводу такой игры психоаналитики?
   Так будет до тех пор, пока Светлана повзрослеет. Отношение к дочери примет уродливые формы, как только она предпримет попытки самостоятельно строить свою жизнь.
   Сталин эти попытки грубо пресечет. В. Каплер, талантливый сценарист, первая Светланина любовь, будет арестован и направлен на 10 лет в ссылку.
   Его вина - стал объектом любви дочери Сталина.
   Он разрушит ее жизнь с мужем, вся вина которого в том, что он - еврей, и это невзирая на то, что в семье уже родился ребенок.
   Отец заставит дочь выйти замуж за нелюбимого ею Ю.Жданова, брак просуществует недолго. В конце концов, Светлана останется одинокой, несчастной женщиной.
   Была у Сталина еще одна дочь, рожденная в его бытность семинаристом. И вовсе не революционная работа, как он писал в своей биографии, а бурный роман с ее матерью, следствием которого была неявка на экзамены, привел Сталина к исключению из духовной семинарии.
   Возможно, что, уйдя с головой в экспроприацию, Сталин не заметил рождения дочери.
   Прасковья, так звали дочь, вооруженная различными доказательствами ее кровной связи со Сталиным, приехала в Москву, в надежде встретиться с отцом, в трагическом 1939г. Долго добивалась встречи, а потом бесследно исчезла. Предоставленные ею доказательства Сталин велел присовокупить к его семейному архиву.
   Сталин больше не участвует в семейных празднованиях своих подчиненных. Праздничные даты теперь отмечаются на сталинских дачах, гостями являются только мужчины, Сталин не имеет жены, и они должны являться к нему без жен. Теперь все праздники жены кремлевских чиновников встречают в одиночестве.
   Дневник Марии Сванидзе, за который она впоследствии жестоко поплатилась в концлагерях, позволяет судить о нравах кремлевской верхушки, все они во главе с вождем были не чужды "балерин и машинисток". Так было до и после смерти Нади. Среди балерин, одаряемых сталинским вниманием, Марина Семенова, Ольга Лепешинская, из певиц - Валерия Барсова, Наталья Шпиллер. Но самый длительный интерес Сталин испытывал к Вере Давыдовой. Их связь длилась 19 лет. Сталину - 54 года, Давыдовой - 28.
   Вот описание Верой Давыдовой одной ночи на даче со Сталиным: "После крепкого горячего кофе, вкуснейшего грога стало совсем хорошо. Боязнь и растерянность улетучились. Я пошла за ним. Оказалось, что И.В. ростом ниже меня. Мы вошли в комнату, где стояла большая низкая кушетка. Сталин попросил разрешения снять френч. На плечи он накинул восточный халат, сел рядом, спросил: "Можно потушить свет? В темноте легче разговаривать". Не дождавшись ответа, он погаси свет. И.В. Меня обнял, умело расстегнул кофточку. Сердце мое затрепетало. "Товарищ Сталин! Иосиф Виссарионович, родненький, не надо, я боюсь! Пустите меня домой! ..."На мой жалкий лепет он не обратил никакого внимания, только в темноте загорелись ясным пламенем его звериные глаза. Я еще раз пыталась вырваться, ...но все было напрасно".
   На Западе о связи Сталина с Давыдовой вышла книга Гендлина "Исповедь любовницы Сталина", где описаны странности этого романа.
   В Америке я нашла книгу Гендлина, она вызывает интерес, ужас и отвращение одновременно.
   Оказывается, отец народов любил наблюдать пытки над своими оппонентами и для остроты ощущений желал делиться этим зрелищем со своей любовницей. Избитый Сталинский прием - погружать в преступление ближайшее окружение, повязывать всех круговой порукой.
   Одна из пыток - сверление здоровых зубов. Был вызван старый еврей-стоматолог, установлено устройство. Пытка была крайне болезненной и очень долгой, не менее мучительной и для Давыдовой, впервые наблюдавшей подобное.
   Хозяин благодушно усмехался в усы, наблюдая за всеми. Старик-стоматолог, завершив свое дело, раскланялся и, предложив свои услуги в будущем, с облегчением удалился. Из здания, а это было помещение КГБ, он не вышел.
   На Давыдову материальные блага сыпались как из рога изобилия, но все оборвалось, когда она, рискуя жизнью, отказалась бросить своего мужа и выйти замуж за Иосифа. К счастью, она осталась жива.
   А вот свидетельство из книги Светланы Аллилуевой "Двадцать писем к другу": "Появились новые лица, в том числе и молоденькая курносая Валечка, рот которой целый день не закрывался от веселого, звонкого смеха. Проработав в Зубалове года три, она была переведена на дачу отца в Кунцево и оставалась там до его смерти, став позже экономкой".
   Валентина Истомина, выпускница медучилища, совсем юная, сперва предназначалась генералу Власику, но когда понравилась Хозяину, тому не оставалось ничего другого, как забыть о ней.
   Странные отношения у Сталина еще с одной женщиной - матерью. Он поселил ее на национализированной шикарной даче на Кавказе. Она, не привыкшая к роскоши, ютилась там в одной комнатке. Даже бывая в тамошних местах на отдыхе, сын не навещал мать.
   Правда, один раз, в 1935 г., заехал. На ее вопрос: "Кто ты?" ответил: "В роде царь".
   Она посетовала: "Лучше бы ты стал священником".
   Один раз мать посетила сына в Москве. Везла Сосо банку любимого варенья. Был снаряжен спецпоезд. Для обеспечения его продвижения была перекрыта целая ветка железной дороги. Сын встретил ее словами: "Вот и ты, старая шлюха, сюда добралась".
   Похороны матери были пышными, ее провожал весь партактив Грузии, но сын на последнее прощанье не приехал.
   Монстр, дракула, извращенец, какие слова еще можно подобрать?
   Все сходится на том, что Сосо-Кобе-Сталину чуждо все человеческое. Так человек ли он? В своей частной жизни он умудрялся оставить за собой выжженную землю; людей с их любовью, дружбой, преданностью пользовал как вещи, а потом за ненадобностью уничтожал. Не сберег ни единой близкой женщины, загубил жизни своих признанных детей, о непризнанных и речи нет, не пожелал хотя бы повидать своих внуков и внучек.
   И ему, инородцу с чужой ментальностью, досталась в неограниченное владение, на откуп, на необузданное дикое растерзание громадная страна с ее народами. Абсурд, нонсенс.
   Еще пара штрихов к портрету Сталина. Предельно осторожен, осторожность, переходящая в трусость. В смертельный страх впал после убийства С. Кирова: убит самый приближенный к нему человек, значит, и его самого порешить могут. После убийства С. Кирова затаился, в страхе решился на всеобщее послабление (розовый период), пришел в себя и закрутил гайки до отказа (1937-38гг.). Испытал панический страх в результате неожиданного для него, не понятого, не просчитанного начала войны, но не за понесенные в результате его ошибок потери переживает, за себя.
   Прячется на ближней даче, боится расправы. На беду, вышколенное, затравленное им окружение на нее не решается.
   За всю Отечественную войну ни разу не добрался до фронта, реального солдата не повидал. Один раз в своем бронированном лимузине проехал на встречу фронту пару десятков километров, машина забарахлила, незамедлительно вернулся, больше подобных попыток не предпринимал.
   В целях самосохранения имел и использовал перед толпой идеально подобранных двойников.
   Подставив армию и мирное население в начале войны под массовое уничтожение, о своей безопасности позаботился задолго до начала каких-либо военных действий.
   В стране вечного дефицита на самое необходимое под грифом сверхсекретности велись многомиллионные по затратности стройки подземных городов, дублирующих Москву и Куйбышев (запасная столица). Эти подземные дублеры построены и существуют, народ узнал о них в недавний период. Они рассчитаны на сохранение жизней Самого и его ближайшего окружения.
   В трех измерениях под Москвой и Куйбышевым воссозданы улицы, светофоры, жилые, служебные помещения, бассейн; ходят машины, проложены засекреченные ветки метро. Вытяжки укрыты в самых неожиданных местах, например, под фонтанами. Тщательно замаскированы и охраняемы входы в подземный город.
   Улицы под землей имеют обозначение номеров надземных домов.
   Направления: ближняя дача Хозяина, Лубянка, правительственные учреждения.
   Под запасной столицей, Куйбышевым, подземный город и секретное метро рабским и губительным трудом заключенных были созданы всего за 9 месяцев.
   Немцы напирают, и Самому начинает казаться - их остановить невозможно.
   Сталин не единожды проговаривается фразой: "Просрали страну, Ленин нам оставил государство, а мы просрали".
   Но почему "просрали" во множественном числе? Узурпировав власть, никого на миг не подпуская к ее вершине, Сталин загоняет себя в глухой угол, в самоизоляцию. Никого рядом, никакого коллективного мнения, никакой общественной опоры, вокруг - запуганные серые кардиналы и безмолвные исполнители.
   Один-одинешенек, он не способен решить всех проблем.
   Ошибки, провалы, сверхпотери, поражения неизбежны.
   В канун нападения фашистской Германии на СССР В. Молотов проникся пониманием сверхнеожиданных, непредсказуемых ходов А. Гитлера, разгадал и понял неизбежность внезапного июньского нападения Германии в роковом 1941 на нашу страну.
   Но поделиться столь важным мнением со Сталиным, который тупо до первых бомбежек стоял на отрицании внезапной и скорой войны, не рискнул. Почему? Хозяин не простит ему, что понял ситуацию раньше его Самого. И разразилась катастрофа, и пролилось море крови.
   Так не мы "просрали", а "просрал" Отец наш и Учитель свою страну, ее народ.
   Немцы под Москвой, впритык.
   Все резервы - на ее защиту, женщины копают земляные укрепления, очереди добровольцев у военкоматов, в них - цвет Москвы, почти дети, почти старики. Ополчение, бросаемое не верную смерть. Одна винтовка образца 1908г. на 7 человек, не обучены, не обмундированы, гражданская одежда - верная мишень. Но шли и шли, за Москву, хотя бы для того, чтобы принять в себя вражеский свинец.
   В эти страшные часы и минуты Сталин скатывается на позицию сдачи Москвы. Подземный город - не спасение, а мышеловка.
   В Москве паника, беспорядки, мародеры беспрепятственно грабят квартиры (иногда совместно с управдомами), магазины, идет лихорадочная распродажа художественных ценностей.
   По улицам ветер гоняет тучи бумаги - распаковывают и вывозят архивы.
   Заминирована Кунцевская дача вождя - это та, которая ближняя, любимая; лихорадочно минируются московские промышленные предприятия. В. Молотов истерично телеграфирует Г. Жукову: "За сдачу Москвы - расстрел".
   И тут включаются два спасительных фактора. Первый - мороз, ранний, в октябре 1941г. под Москвой -10, -15 градусов. Глохнет немецкая техника: замерзает смазка, немцы под танками палят костры, замерзают и сами завоеватели, рассчитывавшие на стремительную войну и к нашим холодам не подготовленные.
   Второй - нечеловеческими усилиями в кратчайший срок железнодорожники страны сумели перебросить под Москву с дальневосточных границ сибирские дивизии. Это стало возможным лишь потому, что наша разведка сумела установить факт невступления Японии в военные действия.
   Сибирские дивизии, свежие, технически оснащенные, хорошо обученные, обмундированные по морозам.
   Звериная Сталинская интуиция срабатывает - выстоим. Сталин сломал в себе труса и действует с великой твердостью, ура, великий Сталин на посту!
   Пиаровский ход, сибиряки уходят на фронт через Красную площадь парадным маршем, Сталин на Мавзолее, произносит речь, напутствует настоящий Сталин - не подставной, правда, почти вся военная авиация держит крышу над Москвой.
   Речь Сталина на площади киношники записать не успели, начало парада в целях безопасности сдвинули.
   Он произнес ее для них повторно, но уже в стенах Кремля, на имитированном Мавзолее, все было скопировано точно, только пар изо рта не получился. Приказ: дачу разминировать, печь натопить. Я буду работать. По всей стране разнеслось: Сталин не покинул осажденную Москву, не знающий страха, уверенный в победе, он сидит и работает в своем кабинете.
   И мародерству конец быстро положит - расстрел на месте все срегулировал.
   Сталин боялся летать самолетами, ездил только по железной дороге. Продвижение его спецпоезда охранялось проверенными войсками на всем протяжении пути следования, движение поездов в этот период прекращалось, можно только догадываться, какие убытки в результате несла железная дорога и экономика страны.
   Интересно, наблюдал ли вождь из окна вагона, как живет его народ; как старики, женщины, дети на себе пашут землю, как бедствуют. Судя по тому, как беспощадно вождь завершил опустошение деревни в послевоенный период, к состраданию он склонен не был.
   То же самое происходило на автомобильных дорогах, когда двигался правительственный кортеж: полное перекрытие движения, охрана на всем протяжении пути и полный паралич жизни на прилегающих территориях. Впрочем, Сталин и его ближайшее окружение передвигались по стране редко, имели постоянные отработанные маршруты: кабинет, залы заседаний, дача.
   А вот еще, казалось бы, нечто второстепенное - Сталин и его быт. Сколько восторга он вызывал у верных сталинистов скромностью и неприхотливостью!
   И действительно, в его гардеробе после смерти обнаружили 4 рубахи, 3 костюма, 4 кальсон, культурные запросы - 20 пластинок.
   Отдыхать ложился на стареньком топчане, укрывшись вытертой дохой.
   Надя жаловалась: заставить Иосифа помыться, принять ванну - целое событие.
   Под кителем генералиссимуса с золотыми пуговицами - немытое тело, несвежее белье, наличие 4 рубах в гардеробе частой смены не обеспечат. Да и зачем белье часто менять, ведь его не видно, не господа мы какие-нибудь, а простые труженики, пролетарии.
   Этот стиль жизни, это ее убогое восприятие воплотил, а потом и навязал нам всем наш вождь и учитель, дитя гор, рожденный в семье алкоголика, выросший в дикости и неустроенности, воспитанный по бандитским законам неприхотливых грабителей-экспроприаторов, развращенный революционной вседозволенностью и запредельной жестокостью.
   Жизнь не по законам, а по понятиям, убогим и жлобским.
   Даю справку: жлоб - фактически выродок, несостоявшийся человек ни во внутренних, ни во внешних проявлениях. Жлобы - негодная к воссозданию, деклассированная часть человечества - Шариковы. Даже возведенный из грязи в князи жлоб останется самим собой и облагораживанию не подлежит.
   Нашими вождями задан тон неприятия духовности, утонченности, воспитанности, благородства, хороших манер, чистоплотности.
   Вот он, быт в добрые советские времена.
   Если мытье - то раз в неделю, реже - можно, чаще - нельзя. Чаще и не выдержишь: в баню очередь на полкилометра снаружи и по десятку человек внутри за тазиком и местом, где его можно поставить. Есть можно руками или гнущейся алюминиевой вилкой, нож в столовой - непозволительная роскошь. Туалет обычно во дворах. При учебных заведениях и учреждениях на 10-15 очков-дыр. Экономично, и в коллективе; я помню, как мы, студенты пединститута, мирно соседствовали с нашими преподавателями, рядком, плечо в плечо. Даю справку, что такое туалеты сталинских времен. Это длинное щелястое сооружение из досок, разделенное досчатой переборкой надвое, в каждую половину - своя дверь, одна с буквой "М", другая - с "Ж".
   Вдоль всего сооружения над выгребной ямой - доски с круглыми отверстиями; хорошо, если яму регулярно чистят, но это бывает не часто; никакого разделения на кабинки - слишком затратно. Запах нестерпимый, грязь тоже, летом мухи, черви и не запах, а вонь. В сельской местности такие сооружения, но не столь масштабные, являются основным отхожим местом и в наше время.
   Простите за натурализм.
   Только после смерти Отца нашего некоторые из граждан дождались дешевых квартир. При Сталине о строительстве народного жилья не помышляли, даже когда страна разрушенной вышла из войны. Просто сохранившееся жилье заселяли погуще.
   Жилищный вопрос портил и продолжает портить нашего человека по сегодняшний день.
   Верные Марксу, Ленину, Сталину, Маленков и Хрущев в муках и сомнениях решились на строительство жилья для народа. Ведь великие завещали держать народ как можно дальше от собственности и материального, не баловать личным благополучием; народу положена лишь вера в прекрасное далеко, которое грядет и близится, а если сегодня жить негде, голодно и холодно, то ведь сами и виноваты, плохо приближаем прекрасное далеко.
   Удешевленные до предела железобетонные коробки, все одна в одну по форме, по цвету, по качеству, не сразу разберешься, в каком из них живешь.
   Низкие потолки, тесные комнаты, на кухню, ванную, прихожую - 9 кв. м. и ни сантиметра свыше. Есть квартиры с такими крохотными туалетами, что унитаз выступает за порог, закрыться в таком туалете возможность не предоставляется.
   В долгожданной ванне вода - от случая к случаю.
   Один мусоросборник на десяток домов, дорогу к нему по вони сыщешь, но не всегда по грязи доберешься, а потому вали свой мусор, где приглянется.
   Урны - непозволительная роскошь; старшее поколение знает, что это такое, младшее не ведает.
   Отсутствие спортивных площадок восполняется большим количеством распивочных, пивных баров.
   Наш неизбалованный народ и такому жилью рад безмерно, беда в том, что большинству оно не досталось.
   Однако, один-единственный раз имело место Сталинское повеление о сооружении жилого дома по неслыханным по тем временам европейским стандартам. Дом построен в Москве и приобрел известность как дом на набережной. Он был назначен для ближайшего сталинского окружения, высшего руководства страны, и являл собой чудо неслыханное: громадные помещения, ванные комнаты, постоянная подача горячей воды, лифты, мусоропроводы, лепнина, скульптурно украшенный фасад.
   И это в то время, когда на жителя Москвы в среднем выпадало 4 кв. м. площади при минимальных удобствах.
   Жены советских руководителей очень быстро вросли в комфортное существование и уже без него себя не представляли, это вынуждало глав семей быть послушными всесильному Хозяину, из рук которого эти блага поступали. Однако, у Сталина были более далеко идущие цели. Своих преданных опричников Сталин поселял под одной крышей, чтобы легче было за ними присматривать, а когда придет необходимость - и перетасовывать. Дом на набережной стал своеобразной мышеловкой. Люди в черной коже, в черных зловещих машинах безвозвратно вывозили обитателей роскошных квартир в подвалы и застенки Лубянки. Обычно одним главой семьи не ограничивались, арестовывали жену, детей, которые постарше.
   А в освободившиеся квартиры вселялись окрыленные доверием вождя новые счастливчики.
   И так не один раз.
   Нашим неизбалованным народом, вечно эквилибрирующим на черте выживания, очень импонировала скромность и непритязательность нашего вождя и учителя.
   Особенно они бросались в глаза в послевоенный период, когда вернувшееся из Европы высшее офицерство Советской Армии и их дамы потрясали невиданными доселе импозантными костюмами и туалетами, прихваченными в Германии. А тов. Сталин - в неизменном кителе и шинели.
   Правда, китель перестал быть безликим и возвел недоучившегося семинариста в ранг генералиссимуса, сравняв, с одной стороны, с А. Суворовым, с другой - с Чан Кайши.
   Действительно ли Сталин был выше земных соблазнов?
   Интерес к бытовым ценностям затухает у Сталина с возрастом, с безграничным разрастанием власти с осознанием себя полным хозяином громадной страны со всеми ее богатствами и возможностями.
   А по началу сын прачки и спившегося сапожника упивался и неумело тешился открывшимися ему материальными возможностями.
   Они с Надей тогда жили на зарабатываемые деньги, и, попридержав их для себя, Иосиф заказал себе из отличнейшего, тончайшего сукна целых 16 кителей, притом совершенно одинаковых, и множество мягких грузинских сапог. Другую обувь носить не мог из-за врожденного дефекта ноги.
   А еще упорно домогался поселения в апартаменты Оружейной палаты.
   Отговорить упрямого грузина сумела лишь жена Л. Троцкого, Наталия Седова, возглавлявшая комитет по культуре. Она внушила Иосифу мысль, что жить в парадных хоромах могло лишь презренное царское сословие, специально к этому обученное, а пролетарскому руководителю эта жизнь унизительна и не комфортна.
   С годами Сталину не доведется считать заработанные деньги. Соответствующая обслуга будет складывать их в стопочку на обозначенное место, и она будет расти, не расходуемая. Покупательной значимости денег Сталин не знал.
   Когда по предварительному согласованию к нему наведывалась Светлана, Сталин порой давал ей деньги из той самой стопочки. Давал сколько рука ухватит. Иногда получалось до смешного мало, иногда много.
   Многочисленные дачи со штатом прислуги, охраны, ночные приемы с обильной едой и питьем требовали больших затрат из бюджетных средств. Потребности Сталина удовлетворялись в любых количествах на конкурсной основе.
   Вождь этой статьей расходов никогда не интересовался. Это давало возможность многочисленным прихлебателям купаться вместе с вождем в запредельной роскоши. К примеру, глава сталинской охраны, генерал Власик кормил из закромов вождя целый гарем любимых женщин, до которых был очень охоч. Однажды случайно Сталину попала на глаза всего одна статья расходов по дому, по которой получалось, что он съел за год изысканной атлантической селедки (населению ее и не показывали) на целых 10 тысяч.
   Разгорелся скандал, тем более, что к селедке Сталин был равнодушен. Но тогда Власику удалось выйти сухим из воды и продолжать роскошную жизнь.
   Сталин любил сациви, различное высококачественное мясо, грузинские вина, варенье из неспелых орехов. Как-то он заказал жареного барашка с гречневой кашей, блюдо удалось на славу, вождь спросил, где взяли такого замечательного барашка. Ответили, что привезли из Грузии спецсамолетом, вскормлен на высокогорных пастбищах. Сталин разгневался: "Вы что, самолеты водой заправляете?" И повелел организовывать спецхозяйства для выращивания скота, фруктов и овощей. Все должно быть качественно и вблизи Москвы.
   Интересно отметить, что колхозную продукцию Сталин категорически отвергал. Хотя ни одного колхоза за всю жизнь не посетил, но на то он и гений, чтобы все схватывать и понимать на расстоянии и за кадром.
   С тех пор по всей стране покатилась волна экстренной организации спецхозяйств для нужд парткнязьков республиканского, областного, районного разлива. Грызть кости вечно голодной колхозной скотины никто из них не желал.
   Помню, как меня, молодую коммунистку, обком комсомола командировал в 1954 г. (Сталинский дух был еще в полной силе) в колхозы Каневского района разъяснять и пропагандировать решения очередного пленума партии. Я на всю жизнь запомнила одну из колхозных свиноферм: в загоне, почему-то сооруженном в низине, по брюхо в жидкой грязи не ходили, а почти плавали сотни полторы подсвинков, напоминавших истощенных бродячих собак: щетина дыбом, позвонки и ребра почти прорывали шкуру. И это не было вопиющим исключением, обычная свиноферма среднего колхоза.
   Весьма приблизительно Сталин представлял уровень жизни капиталистических стран.
   Как-то снаряжалась делегация советских писателей во главе с К. Симоновым в США.
   Срок пребывания - 10 дней. Великий мистификатор Сталин вызвал министра финансов Зверева и спросил - сколько надо иметь на этот срок денег, чтобы составить впечатление богатого человека в Америке. Зверев ответил - 10 тысяч долларов. Сталин тут же принял решение - выдать каждому члену делегации 20 тысяч, потратить в Америке их все, при этом не делать никаких покупок для семьи. Несчастные писатели сорить деньгами в Союзе не умели, за всеми постоянная слежка, да и сорить ими в Союзе негде. Рачительные американцы с недоумением наблюдали за их судорожными и нелепыми действиями по избавлению от денег.
   На своих ночных приемах на ближней даче Хозяин требовал четкости, сноровки, быстроты действий обслуги. Стремительность смены блюд достигалась просто: бралась за концы скатерть со всем стоящем на ней, мгновенно сворачивалась и убиралась, тут же застилалась свежая с новым набором блюд и приборов. Потери большие, но темп высокий. И так несколько раз за время приема.
   Меня, всю жизнь вынужденную решать, как эффективнее использовать каждый кусок и чтоб никаких потерь, этот эпизод озадачил чрезвычайно.
   Очевидно, что Сталин первым и последним вошел в коммунистический рай, где нет места презренным деньгам, где все - по потребностям и желаниям.
   Казалось, быт Сталина, его личная безопасность отлажены до мельчайших деталей. Обслуга - вышколенные, проверенные-перепроверенные офицеры КГБ, все под жестким контролем и периодически обновляемые, но Хозяин неотступно точил себя подозрениями и сомнениями, в страхе и неверии отсекая от себя самых близких и необходимых. Тяжело больной, он перестал доверять врачам и лишил себя на старости медицинской помощи, иногда пользовался советами охранника, сведущего в ветеринарии. Был арестован расточительный, но преданный ему генерал Власик. Наконец, дело дошло до последней женщины в его жизни, молодой домоуправительницы Валечки, полностью в его вкусе - услужливой и ни во что не влезающей. Под конвоем Валечка ушла с узелком, с которым когда-то впервые пришла на ближнюю дачу, успела только вбросить в него шаль, которую он ей подарил. Заточили ее в одиночную камеру, в которой она значилась под номером, никаких обвинений, никаких допросов, вся связь с миром - три раза в день открываемое окошечко, в которое молча передавалась баланда с куском хлеба, за полтора года она дошла до грани помешательства.
   Затем его верная Валечка была брошена в самый страшный из всех концлагерей, но вдруг, прямо с дороги самолетом возвращена в Кремль.
   Доведенный безумною подозрительностью до полной самоизоляции, вождь, не веря никому, закрывался в комнате и пытался сам себе готовить пищу.
   Исстрадавшуюся Валечку больной старик прижал к груди, и оба долго рыдали, но смерть уже стояла за его плечами.
   Валечка будет единственной, кто его искренне оплачет.
   Из всех ударов, которые были нанесены коммунистическим режимом по нашим народам, самый болезненный и разрушительный пришелся по семье.
   Прежде всего - это сотни тысяч семей, раздавленных катком сталинских репрессий.
   Но сейчас речь пойдет только о тех семьях, которые считались удачливыми, потому что находились не по ту, а по эту сторону колючей проволоки.
   У славян семейное начало - основополагающее. Семья - хранительница нравственных норм, обычаев, ментальности, национальной выразительности, созидательная ячейка; через нее произрастает человеческая индивидуальность и своеобразие, семья - это основа жизнеобеспечения и жизнестойкости нации.
   Большевикам же нужен был снивелированный человек, без сучка, без задоринки, без исторической памяти, без национального своеобразия и традиций и, конечно, без человеческой индивидуальности и своеобразия. Эдакая безликая крупица однородной массы, народной массы.
   Решительная большевистская атака на семью сразу после революции захлебнулась, но разрушительное скрытое воздействие системы продолжалось все годы.
   Как-то в 20-е годы большевистская пресса захлебнулась от восторга: молодая женщина родила, и к ней наведываются три молодых мужчины, каждый имеет основание считать себя отцом ребенка. Ура, коллективизм во всем, он побеждает.
   К тому же у великого Сталина было личное неприятие семьи, недоверительно-презрительное отношение к женщине.
   Марксистско-ленинско-сталинская идеология бездумно разрушила ту гармонию отношений между мужчиной и женщиной, которая идет от самого Создателя. Мужчина-кормилец, добытчик; женщина - хранительница очага, продолжательница рода.
   Вместо этого создали двух добытчиков в одной семье. При этом социализм не позволял зарабатывать по способностям, ставил постоянный предел - не больше, не дай Бог - разбогатеть. Распределительная социалистическая система лишала мужчину самостоятельности, инициативы, самоуважения, заставляла покорно ждать, что дадут и когда. В такой ситуации он уже не кормилец и не глава семьи. Унижена мужская суть, отсюда и пошло повальное мужское пьянство на социалистическом, а потом и на постсоциалистическом пространстве.
   Рядом усталая, измордованная, до срока увядшая, разрывающаяся между работой и семьей женщина, в результате упускающая самое главное - детей.
   Притом выбора способа жизни у нас не было и нет до сих пор. Если система не позволяет мужчине содержать семью, значит, жена должна трудиться рядом с ним плечо в плечо, переступая через себя как женщину, чье назначение - нежностью, теплом, любовью, выдержкой облагораживать мужчину. Мы же гордились, что в советской стране секса нет.
   Сталинская система обрекла нас на убогое нищенское существование. Мы его влачим по сегодняшний день.
   Иначе и быть не могло, система принесла народное благо в жертву миражу мировой революции, мировому господству. Пугая нас повторением ненавистной войны ("хотя бы не было войны" - твердил каждый) под личиной миротворца (Сов. Союз - оплот мира), в глубокой тайне от своего народа Сталин готовил новую мировую войну, ведомый неистовым желанием стать над миром. Громадная армия, гонка вооружения, атомные программы. Дикому капитализму, сменившему псевдосоциализм, практика мизерной оплаты труда как нельзя наруку. Это так удобно - обреченная, безысходная привычка народа к бедности.
   Сталинский жесткий, беспощадный, пренебрежительный подход к людям труда жил и живет в двух созданных нами парадоксах: в социализме без демократии и в капитализме без конкуренции.
   Народ ответил на все эти подходы к себе одним: он тихо вымирает; вымирает Россия - каждый год по миллиону; специалисты прогнозируют: к середине века русских останется 115 млн.; Украина уже потеряла 6 млн. и продолжает стремительно терять. Смертность уже давно перекрыла рождаемость.
   Родить и воспитать ребенка у нас так не просто.
   Я родила единственного ребенка в 1968 г., казалось, сталинщина далеко позади, но все ее постулаты были живы, и мы с мужем хорошо их на себе прочувствовали.
   Мать-природа все живые существа снабдила потребностью и способностью обеспечивать будущее потомство жизненным пространством. Звери, птицы, насекомые лепят, плетут, роют, строят места обитания для своих чад. А человеку сталинщина на эту жизненную потребность наложила вето. Нынче, вроде, можно жилье строить и покупать, но теперь на эту жизненную потребность вето накладывает непроходящая нищета.
   Жилищный вопрос нас не только испортил, он нас разрушил.
   Надо оговориться, что на фоне большинства граждан я была далеко не в худших жилищных условиях. У меня была квартира, как говорилось, со всеми удобствами: туалетом и ванной, которую надо было топить дровами, на 4-х человек одна комната в 14 кв. м., мама согласилась уединиться в кухоньке, чтобы там жить, отключили газ. Крохотная прихожая с трудом вместила в себя столик с электроплиткой для приготовления еды. Еще Сталиным отмеренный декретный отпуск в 3 месяца: полтора месяца до рождения ребенка и столько же после. Перегруженные ясли и детские сады, даже если повезет получить в них место, не давали гарантии, что полуторамесячный ребенок сумеет в них выжить.
   Работаем с мужем на полную нагрузку, мне оставить работу, чтобы растить ребенка, нельзя: муж на инженерскую зарплату нас не прокормит. Рождение ребенка забрало все наши скудные сбережения, хотя и купить необходимое трудно. В магазинах ни ползунков, ни пеленок, ни одеяльца, соску можно купить по разрешению из роддома; о таком буржуйском изобретении, как памперсы, слыхом не слыхивали. В ход шла каждая тряпочка, найденная в скудном имуществе, в результате - стирка и глажка, стирка и глажка. Никакого готового детского питания, за молоком - в очередь. Нанять няньку - и в голову не приходило. Маминых сил на ребенка хватало, чтобы дождаться меня с работы. Не переводя дух после напряженного рабочего дня, бросаюсь как в бой - стирка, стряпня, магазины с ребенком на руках, подъем ребенка с коляской на 4й этаж, все скопом, коляску во дворе не оставить - сопрут, о лифтах мы знали понаслышке. Проверка ученических тетрадей - в период укачивания, подготовка к лекциям короткими ночами. Усталость свинцовая, невыносимая.
   Муж трудится на ремонте оборудования химкомбината - ни праздников, ни выходных, авралы по ночам. Для него сон - это жизнь. Я помню, как он, добрый, любящий нас с дочерью, смертельно усталый, кричал: "То сделай же ты хоть что-нибудь".
   А я в полном отчаянии все не могла остановить пронзительный плач ребенка.
   Казалось, в семью пришло счастье - родился ребенок, но в тех обстоятельствах это становится испытанием на выносливость и стойкость. Мы с мужем выстояли, но накопившаяся чудовищная усталость на долгий период привела к отчуждению.
   А сколько молодых семей распадается и распалось, ведь многим молодым парам приходилось и приходится жить в развалюхах, без воды, отопления, а то и без электричества.
   В России распадается каждый 3й брак. Но бывают показатели и более тревожные. Так, казалось бы, в благополучной Москве в 2006г. произошло рекордное количество разводов - 450000.
   На Украине этот показатель склоняется к каждому 2му.
   Славяне были сильны большими, дружными, работящими семьями, в дореволюционной России, в деревнях, рождение каждого ребенка, особенно мальчика, работника, было залогом благополучия. При советской власти, да и при нынешней тоже, воспитать одного - тяжелый труд, родить 2-х, 3-х - подвиг, очень редкий.
   В России и на Украине семьи с детьми обретаются в аварийных домах, часто падающих и погребающих под собой людей. Примеры неустроенности - повсеместны. Общая площадь квартиры - гостинки - 18 кв. м., в ней проживают две семьи - мать с отцом и сыном и дочь с мужем и ребенком. 40 кв. м. - 2 семьи с 3 взрослыми сыновьями и старуха - тетка. От 3-х до 5 кв.м. на человека - площадь могилы.
   Примерно 60% населения Украины и России мучаются острыми жилищными проблемами и не имеют перспектив их разрешения.
   Мы огрубели, ожесточились в нашей неустроенности. Ипотечная система
   России, Украины еще очень слаба и не рассчитана на обладателей зарплат, едва достигающих прожиточного уровня. А таких большинство.
   Дезориентированные коммунистической системой в своем природном значении: построить дом, растить в нем потомство, упорно трудиться для счастья семьи - многие мужчины на постсоветском пространстве тяжко пьянствуют, испытывают отвращение к работе, безразличие к своему здоровью и физической форме.
   Официальная государственная статистика свидетельствует: среди мужчин Украины 12 млн. активных курильщиков, третья часть - бесплодна, пятая часть имеет заболевания, которые передаются половым путем, спортом занимается только 10-я часть. Представитель фонда народонаселения ООН в Украине, Борис Ворник 27.12.06. заявил: "... ежегодно около 80 тысяч мужчин на Украине умирают в репродуктивном возрасте". Наиболее распространенные болезни, приводящие мужчин к смерти - сердечно-сосудистые, инсульт, инфаркт. В среде молодых мужчин - туберкулез, спид, наркомания, для всех возрастных категорий - алкоголизм.
   Представитель фонда народонаселения ООН на Украине отметил, что большинство украинских мужчин заинтересованы в том, чтобы быть здоровыми, но не готовы сменить свой образ жизни.
   Наши коммерческие структуры эту тревожную статистику учитывают и используют с большой пользой для себя. Нет выгоды заниматься строительством спортивных комплексов, бассейнов для 1/10 части мужчин, зато 9/10 мужчин плотно окружены водочно-пивным сервисом, к их услугам бесчисленное количество баров, пивных, ночных клубов. Дорогая красочная реклама с экранов телевизоров, с громадных щитов заботливо разъясняет, какую лучше выбрать водку, какому пиву отдать предпочтение. Строится реклама на уровне тонкого психологического воздействия. "Настоящий мужчина - это тот, кто умело выбирает и пьет пиво, водку". Со всех экранов и щитов на нас смотрят цветущие, крепкие, здоровые, веселые пьющие "настоящие" мужчины.
   Чтобы сравняться с ними, мальчишки, сэкономив на школьных обедах, требуют от кассирш в магазинах пробить по бутылочке пивка. Кассирши - единственный слабый заслон между пивком и мальчишками. Они часто сдаются, чтобы отвязаться от приставучих мальчишек.
   С ранней весны по глубокую осень мои Черкассы, также, как и другие города Украины, превращаются в громадную распивочную. На улицах, площадях, в парках, скверах услужливо расставлены столы, стулья, садись - пей.
   Коммунистическая пропаганда в свое время бравурно и шумно объявила на весь мир об уравнении прав мужчины и женщины. На деле это равенство коснулось обязанностей, но не прав женщины.
   Сталинщина предприняла весьма экономически выгодный для системы ход, открыв для женщины зеленый свет почти на все виды работ. Женщина - грузчик, путевой или дорожный рабочий, каменщик, строитель, женщина-дворник, оснащенная всего лишь оранжевой жилеткой и скверной лопатой, одна против нашей фантастической замусоренности. Никаких скидок на то, что она - продолжательница рода и выполняет многотрудную миссию матери.
   Сталин со всей жестокостью и беспощадностью сделал зэков и женщин основной тягловой силой, повсеместно впрягая их в дешевую и неквалифицированную работу.
   В то же время сталинская система женщину, то бишь бабу, жестко поставила на место: в семье ей положено трудиться, терпеть и молчать, не беда, если муж и кулаком поучит.
   Муж и жена - одна сатана, сами разберутся, и никакие органы правопорядка в семью не вхожи.
   В то же время на всем нашем постсоветском пространстве женщина нуждается в защите Законом, твердом и неукоснительном, как нигде в мире.
   Об этом не просто свидетельствует, а кричит статистика.
   2006-7 гг., Россия. Каждые 40 минут в семье погибает женщина; это не только убийство, это самоубийство, смерть от болезней, обостренных тяжелым бытом, отсутствием медицинской помощи и пр.
   75 % мужчин хотя бы раз ударили женщину. Стало распространенным у брошенных жен без постановления суда, со зла, в отместку, похищать детей.
   Бывает, что работающий муж безбожно экономит на жене и детях, лишая их самого необходимого. К примеру, в России 20 рублей в день на жену и 2х детей, при этом каждая копейка подвергается строгой отчетности.
   Обычное явление: отказ мужа и отца от материальной помощи покинутому семейству.
   Делается это под хитрым прикрытием, официальные органы бессильны помочь.
   2007г., Украина. Избиениям со стороны мужей подвергается каждая 5-я женщина.
   Сколько времени утекло, а привычка жить по сталинским понятиям нас не отпускает.
   Нет законов в защиту женщины, матери в наших уже независимых государствах и по сей день.
   Когда в сталинско-бериевские времена для работы с радиоактивными материалами понадобились молодые специалисты-женщины с их пластичными и точными движениями, они незамедлительно в качестве молодых специалистов на эту работу были направлены.
   Вскоре женщины поблекли, приобрели шаткую нетвердую походку, многие из них собирались стать матерями. Трагические последствия послушная медицина, естественно, завуалировала. Коммунистическая партия запрещала медицинским учреждениям диагностировать состояние человека как следствие радиоактивного заражения - для всеобщего спокойствия и сохранения картины нерушимого благополучия, а также, чтобы не платить компенсацию за разрушенное здоровье. Сверхтяжелым и низкооплачиваемым был и остается труд женщины в сельском хозяйстве с его отсталой организацией. Вилы, грабли, лопата, мотыга, переноска тяжестей, бездорожье, топкая грязь, с рассвета до вечера. На плечах ватник, на ногах резиновые сапоги. Продуваемые насквозь скотные постройки, отсутствие горячей воды и пищи. Сельские женщины все надорваны, больны хроническими болезнями; вздувшиеся вены, загрубевшая кожа; они рано старятся и умирают.
   Со сталинской подачи на всем постсоветском пространстве и по сей день имеет место дискриминация женщин - более тяжелая работа, чем у мужчин, меньшая оплата.
   Вот и народная частушка о том же самом:

"Бабы сеют, бабы пашут,

Мужики учет ведут".

   Второй вариант - пьянствуют.
   Сталинские сценарии искусно прикрывали этот развал и позорище. По разнарядке свыше местные партийные и советские органы готовили для показа передовиков сельского хозяйства, еще их гордо величали маяками - всем указывают путь, всех ориентируют на завышенные трудовые нормы. Им создавались льготные условия, их подстраховывали, окружали вниманием, делегировали на съезды Компартии, заседания Советов, для чего одевали и обували в закрытых спецраспределителях, причесывали в спецпарикмахерских. Партийные и комсомольские чиновники писали для них тексты проникновенных, патриотических речей. И они, приодетые, припомаженные, послушно славили перед всем миром дорогого товарища Сталина, компартию, свою счастливую, женскую, колхозную жизнь. Сталина не станет, но работа по искусственному воссозданию "колхозного счастья" продолжится при всех последующих коммунистических вождях.
   Еле живое колхозное хозяйство породило всеобщую трудовую повинность, ею облагались все возрастные категории населения, начиная от октябрят и кончая пенсионерами.
   Обычно этой повинностью юные и пожилые граждане облагались поздней холодной и слякотной осенью, когда обнаруживалось, что колхозы с уборкой урожая в очередной раз не справились, и он вот-вот уйдет под снег. Тогда мобилизовывались все школы, техникумы, институты, учебные планы ломались и безбожно сокращались, все включались в трудовое воспитание.
   Наши партвожди понимали, что загнать нас под дождь, под мокрый снег совершенно бесплатно на колхозные поля можно только скопом, поэтому никакие личные обстоятельства в расчет не брались, здоровье тоже. Девчонки и мальчишки, по колено в грязи, в неприспособленной обуви и одежде, часто единственной, весь рабочий инструмент - посиневшие от холода руки. Колхозы на такую прорву народа даже лопат не имели.
   Я помню, как мы, преподаватели и учащиеся, выковыривали из топкой земли морковь, она вымахала крупная, каждая морковина - такая победа.
   Страшно представить, сколько мальчиков и особенно девочек на этих работах лишились здоровья. Сколько из них остались хрониками, калеками и никогда не смогли стать матерями.
   Дети возвращались с колхозных полей в холодные общежития, где и горячей воды сроду не было.
   Шансов защитить себя - ноль.
   Ты что - против решения партии? Ты - не советский человек. А это уже чревато.
   Обидно до слез было видеть, как спасенные овощи в не просушенном виде сваливались в неприспособленные склады и очень скоро превращались в вонючую гниль. Наши жертвы были впустую.
   Тогда предпринималось второе наступление на интеллигенцию и студенчество. Нас, захребетников и белоручек, партия направляла в авральном порядке, опять всех без исключения, на переборку овощей. Жизнь учебных заведений смещалась на зловонные кучи гнили. Как-то доктор наук, перебирая гнилую картошку и складывая сохранившуюся в сеточки для продажи, в каждую вкладывала карточку с указанием своего научного звания. К счастью, остроумная шутка сошла с рук.
   Все тяжести, взваленные на плечи женщины, ее незащищенность и неустроенность дали горькие плоды. На постсоветском пространстве к началу 3-го тысячелетия 45% женщин имеют проблемы с деторождением, часто неразрешимые. Из 10 новорожденных 9 с нарушением здоровья разной тяжести.
   Каждый день на Украине 3 ребенка в раннем возрасте заболевают раком. Возможности для их излечения пока отсутствуют. Детская смертность остается самой высокой в Европе.
   Ненавистные колхозы бесславно пали, но на смену им ничего не пришло, нашему дикому капитализму невыгодно восстанавливать разваленное сталинской системой сельское хозяйство, выгоднее скупать на мировом рынке второсортные сомнительные продукты питания.
   Глубинные села и деревни что на Украине, что в России - это воплощение нищеты и безысходности.
   Вместе с колхозами исчезли магазинчики, бедные, но кое-как жизнь облегчающие; закрылись уже никем не финансируемые убогие сельские клубы; когда-то имевшиеся в каждом селе фельдшерские пункты; самое страшное - не стало никакой работы. Опустевшие, разрушаемые непогодой и временем скотоводческие фермы, покинутые дома, заросшие бурьяном в человеческий рост знаменитые украинские черноземы. А еще дороги - сельская глубинка хороших дорог всегда была лишена, но в последние годы их и вовсе утратила, твердого дорожного покрытия при въезде в села нет повсеместно - ни продукты завести, ни медицинскую помощь оказать, ни выбраться из села.
   Жители сел, мужчины, не успевшие спиться от безысходности, ушли кто на заработки в чужие края, кто служить в армию. В очередной раз заложниками горемычной сельской глубинки остались старики, одинокие женщины, девушки. Опустели, а то и закрылись школы - некому рожать детей, некого учить.
   Та же картина на необозримых просторах России, если отъехать в глубь от Москвы.
   И пошли деревенские девчонки от полной бесперспективности и отчаяния в рабство, то самое сексуальное рабство, которое из прошлого, к стыду нашему, перекочевало в 3-е тысячелетие.
   Пошли массово, покорно превращая себя в живой товар.
   К примеру, 14 ноября 2006г. при попытке переправить 4х невольниц с Черкащины были задержаны две сводницы. В Арабских Эмиратах живой товар ждала еще одна наша соотечественница, которая должна была "распродать" девчат в розницу по борделям. Все будущие рабыни знали, куда и зачем едут, и их родители тоже знали. Работникам милиции так и заявили: "Чем они тут будут пропадать с единственным парнем, пьянчугой, Васей-комбайнером, - то пусть хоть деньги зарабатывают".
   Нравственная чистота, достоинство, одухотворенность - извечные черты славянской женщины.
   Добровольное рабство да еще с согласия семьи - неслыханное отклонение от национальных традиций. Так каким же испытаниям была в течение почти целого столетия (почин положил 1917г) подвергнута Нация, если претерпела сдвиги на уровне своей Ментальности?
   Криминальные структуры добывают живой товар не только на добровольно-принудительной основе. Ежегодно для этого сверх прибыльного бизнеса на Украине похищается 10000 детей и подростков. Больше половины из них тайно перевозятся за границу, где используются в борделях, принуждаются попрошайничать, для чего их часто калечат; умерщвляются при изъятии внутренних органов.
   Правоохранительные органы до сих пор остаются слабой помехой для этого чудовищного бизнеса.
   Ленинско-сталинская система сумела расшатать даже великий инстинкт материнства.
   Вот перечень чудовищных подтверждений.
   2006 год. Украина. Студентка техникума бросила новорожденного ребенка в сточную яму общественного туалета.
   Россия. Юная женщина сумела скрыть беременность широкими платьями, родив, тут же попыталась избавиться от ребенка, чтобы подавить его плач, залила в ротик новорожденного водку, крепко завязала в пеленку и выбросила в пустынном месте.
   Украина. Новорожденный голеньким вложен в целлофановый пакет и выброшен в пустынном месте.
   Средняя полоса России. Мужчина выказал недовольство своей сожительнице наличием у нее 2-х девочек, 3-х и 5-ти лет, от прежнего брака. Мать в разгар зимы повела их погулять. Вывела за пределы поселка, у младшей по дороге упал с ножки сапожок. Ребенок плачет, просит подобрать и одеть его, но мать торопится, все устали, не до сапожка, дети оставлены под копной сена отдыхать и ждать маму.
   Потерянный сапожок, а немного подальше останки детей будут найдены только летом.
   Мать, возвратившись с "прогулки", легла спать, а вечером ушла в гости.
   Россия. В пьющей семье в полуразвалившемся доме рождается девочка, родители о ней скоро забывают, отец забывает напрочь, в беседе с корреспондентом не может припомнить - была или не была у него дочь.
   Девочку взяли под свою опеку дворовые псы, с ними она чем-то питалась, жила в собачьей будке. При полном равнодушии соседей боролся за жизнь ребенок-маугли. Когда девочка попала-таки в детский дом, она не говорила, лакала из миски, из лужи, прекрасно бегала, но на четвереньках, и все рвалась к своим собакам.
   В другом аналогичном семействе мальчика воспитала кошка; когда ребенка обнаружили и поместили в детское учреждение, вернуть в человеческое состояние его было трудно, ребенок царапался, кусался, отлично лазал по деревьям, на которых прятался.
   Россия. Молодая женщина страстно любит своего сожителя, ждет от него ребенка. Во всем подчиняясь своему избраннику, его намек, что два мальчика от ее прежнего брака (5-ти и 9-ти лет) в их отношениях лишние, воспринимает как неукоснительное требование.
   Мать ведет мальчиков на прогулку в лес, отослав на короткое время старшего, поспешно, зайдя сзади, удушает младшего, прячет тело в кустах, когда возвращается старший, этот прием повторяет, его тело сбрасывает в водоем.
   На суде женщина раскаяния не испытывает.
   Россия. Мать и ее единственная 15-летняя дочь. Девочка растет своевольной, рано вступает в половые отношения, начинает пить, мать пытается ее образумить, препятствовать, в их крохотной квартирке становится для дочери помехой.
   Сговорившись со своим сожителем, 16-летним парнем, она убивает мать. В ожидании темноты, с ее наступлением рассчитывают вынести и спрятать труп, время зря не теряют, занимаются рядом с мертвым телом матери любовью, занимаются долго, наслаждаясь покоем - одни, никто не мешает.
   В России, согласно статистике, каждый 3-й житель имеет проблемы с алкоголем. Украина таких подсчетов или не ведет, или не публикует, но, судя по наблюдениям, ситуация вряд ли чем-нибудь отличается. Алкоголь убивает чувства, порождает жестокость. Участились случаи жестокого избиения родителями своих детей. 70% жестоких преступлений совершается в состоянии алкогольного опьянения.
   Отчимы, мамины сожители часто чинят над беззащитными детьми сексуальные надругательства, несколько реже этому предаются и родные отцы.
   Россия. Молодая мать пытается продать своего 4-летнего ребенка, притом от нее не скрывают, что ребенок погибнет в результате изъятия внутренних органов. Другой случай. Молодые отец и мать продают 6-летнюю дочь для использования ее в сексуальных целях. Мать готовит дочь к продаже - тщательно одевает, причесывает, короче, придает товарный вид. Молодые супруги вынашивают идею впредь обзаводиться детьми исключительно для продажи.
   К счастью, в этих двух случаях роль покупателей исполнили работники правоохранительных органов.
   А сколько таких сделок состоялось, и дети попали в руки убийц и насильников?
   Бездомные дети становятся добычей криминального мира, их приобщают к наркотикам, они беззащитны, за ними охотятся педофилы, пребывая в нечеловеческих условиях, они рано умирают.
   Горе-родители часто сознательно "забывают" маленьких детей на вокзалах, улицах. Брошенная матерью 6-летняя девочка 4 месяца обитала в парке.
   Новосибирск, пригород Чупино. Семья из 4-х человек. Дедушка, бабушка, их дочь и внук Антон. Взрослые единодушно признали 7-го, Антона, лишним нахлебником, перестали кормить; чтобы сам не пытался взять съестное, ставили на цепь, привязывали к кровати. Уже совсем обессиленного ребенка раздетым вынесли на холод. Когда ребенок умер, его тело-скелет весило 10 кг. Соседи о существовании Антона не подозревали, пока ребенок был жив, его из дома не выпускали. Факты убийства ребенка с особой жестокостью дедушкой, бабушкой и мамой скрыть не удалось. Был суд, на суде никто из них не раскаялся, не осознал, что совершил.
   На могиле Антона новосибирцы поставили памятник в знак сострадания к детям, мучающимся и гибнущим от жестокости взрослых.
   Аналогичные поступки взрослых. Мама, ее сожитель и 5-летний ребенок обретались в маленькой комнатенке, чтобы ребенок не был помехой, его содержали в шкафу, выходить оттуда он имел право по разрешению взрослых, спал сидя.
   Вот еще. Девочку с врожденным увечьем содержали в загородке, безвыходно. Ребенок не умел говорить, умываться, есть ложкой.
   В России, на Украине в течение столетия никогда не создавались ювенальные суды, государственные программы по фундаментальному искоренению беспризорности, торговли людьми, жестокого обращения с женщинами, детьми. Хотя какие-то меры принимаются, деньги выделяются, но суть проблемы остается нетронутой, ее составные - бедность, безработица, неустроенность быта, обреченность, безысходность, незащищенность и как следствие - массовое беспробудное пьянство, неизбежно порождающие духовное обнищание.
   Пробита брешь не только в материнских чувствах, растоптаны более уязвимые - отцовские.
   Не выдерживая тягот, бросают семьи; чтобы избежать выплаты алиментов, прекращают трудиться, спиваются. В Сибири в ряде городов были предприняты меры по приобщению беглых отцов к принудительным работам. Например, на кладбище - территории кладбищ в связи с ростом смертности расширяются, работать на них некому. Мужчин удерживали на кладбищенских работах, пока не выплатят долгов своим детям. Проблема не снята, но кое-как решается. Жаль, не повсеместно. Обычно она не решается вовсе.
   Не поддающаяся разрешению на всем постсоветском пространстве остается проблема алкоголизма. Советская власть никогда не пыталась занизить потребности народа в водке. Водка была мощным источником пополнения государственной казны, способом снятия стрессовых перенапряжений в обществе.
   Нынешняя ситуация усугубилась тем, что на смену доброкачественной пришла смертоносная суррогатная водка, хотя и не водка вовсе, а различные смеси на основе технических спиртов.
   Спросите, а почему рискуют и покупают? Дешево. Эффект опьянения очевиден, и бедноте по карману. От этого пойла беднота стремительно желтеет, превращается в эдакие "лимончики" и массово мрет. В результате, меньше безработных, меньше бедняков.
   Высокая доходность от такого малозатраточного производства (вход идут стеклоочистители, моющие средства и вода) соблазнила и солидных предпринимателей. Теперь убийственное пойло покупается не только в частном домишке одичавшей старухи, но и в модном супермаркете, разлитое в стильные бутылки с шикарными наклейками.
   Каждый третий - пьющий, в раскладе - это не только зрелый мужчина, это женщина-мать, молодая девушка - будущая мать, подросток и даже ребенок.
   Ученые утверждают: где-то близко черта, за которой начало деградации нации.
   Что может спасти нас от сползания в пропасть?
   Потерпевший неудачи в создании собственной семьи, мудрый вождь понимал, какой узел проблем она в себя вбирает.
   И чтобы не дать всплыть проблемам советской семьи на поверхность, Сталин наложил табу на тему семьи в театре, кино, литературе, учебных программах. Изображать отношения между мужчиной и женщиной великой цензор разрешил только в добрачный период. Первый поцелуй (в кино и театре это намек на него) перекрывает тему, а дальше только один ракурс - советская семья - идеальная ячейка коммунистического общества, а общество у нас бесконфликтное - ни жгучих проблем, ни срывов, ни пороков. Конфликт возможен лишь между хорошим и еще лучшим.
   Жаль наших великих актрис: Фаину Раневскую, Нонну Мордюкову, Татьяну Самойлову, не допущенных раскрыть драматическую судьбу советской женщины, жаль в результате обкраденного зрителя.
   Многими по сей день не перестает казаться, что при Сталине мы имели идеальное гармоничное общество, а всякие трагические катаклизмы начались потому, что с нами нет нашего кормчего: ложь, они были всегда, накапливались и множились, загнанные внутрь.
   Сталин по-русски говорил трудно, с большим акцентом, когда он впервые прослушал свое выступление, записанное на пленку, был ошарашен, с гневом набросился на киношников, зачем фиксировали звук - достаточно изображения, потом смирился как с неизбежностью. Понимая, что ораторское искусство ему недоступно, публичными выступлениями не увлекался, по стране с ними не разъезжал.
   Один только раз в начале своей карьеры он предпринял вылазку в народ и добрался до самой Сибири.
   Сталин сделал попытку добыть у тамошних мужиков хлеб не огнем и мечом, как в Царицыне, а словом.
   Сибирские мужики были еще непугаными, уверенными в себе, из столыпинских переселенцев.
   Помнили, как наезжал к ним премьер Столыпин П. А., уважительно беседовал, радовался их предприимчивости, трудолюбию, хозяйской хватке. Самому успешному среди них пожелал стать миллионером, на что тот коротко ответил: "Уже".
   А тут мужики увидели перед собой низкорослого, рябого, сухорукого грузина, который на нечистом русском языке требовал, чтобы они разорили самих себя.
   Мужики выслушали молча, перекурили и предложили: "Ты нам, кэцо, станцуй лезгинку, тогда мы тебе даром хлеб отдадим".
   Больше Сталин в народ не ходил, но выводы, глубокие, далекоидущие, сделал.
   Пройдут годы и Сталин станцует лезгинку - мысленно - на костях сибирских мужиков-насмешников.
   Но это деталь. Главная суть замыслов - исключить напрочь, навсегда, возможность кому-либо видеть в нем низкорослого, сухорукого грузина с плохой русской речью. Рябой мало разговорчивый грузин должен раствориться в сиянии и величии всесильного, всевидящего, всемогущего, всеобъемлющего Сталина.
   Задача многотрудная, казалось бы, неразрешимая, но он с ней справился.
   Даже сильные мира сего, Черчилль, Рузвельт, будут воспринимать его с непонятным им самим трепетом.
   Он срежиссировал это превращение в невиданном доселе масштабе, его театр - громадная страна (а очень хотелось, чтобы и весь мир). Народ, народности-стажисты - пешки. Актеры - Ленин, Троцкий и он сам. Сюжет задан Марксом: разжигание пожара неизбежной грядущей мировой революции. Народ - инструмент в руках вождя-поджигателя, если понадобится - хворост, солома для растопки.
   Но народ не должен знать о своем назначении.
   Вождю для сподручности надо прогнуть народ под себя, инструмент должен быть удобен, не оказывать сопротивления, если понадобится его стесать, спалить, как солому.
   Ленин и Троцкий подгоняли народ под себя легко, с блеском.
   Наделенные харизмой, образованные, блестящие ораторы, умеющие на ходу вскочить в поток событий, они ловко маскировали в фейерверке слов лживость пустых обещаний, вероломство и невиданную жестокость.
   Малообразованному Сталину с ними не тягаться.
   И все-таки, он их переиграл.
   "Старика" Ленина, которого когда-то, расчищая себе путь, ловко подталкивал к могиле, возведет на заоблачные вершины славы, при этом надежно упрячет его грехи и преступления, сделает идолом. Мертвому Ленину славы не жалко, тем более, что, провозгласив себя его единственным продолжателем и наследником, он сольется с ним воедино, словно два сообщающихся сосуда. Слава одного будет неотступно пополнять уровень славы другого.
   А "ястреба революции", основателя республики, Троцкого, произведет в вечные заклятые враги созданной им республики и переложит на него ответственность за все просчеты, преступления и неудачи. Так и останутся они для него: один - прикрытием, другой - козлом отпущения.
   Одураченному народу достанутся многочисленные "враги", в них за годы сталинщины он никогда не будет испытывать дефицита. Состав врагов незатейлив: агенты мирового империализма, националисты и, конечно, всеобъемлющие троцкисты, со временем "врагами" провозгласят целые народы и народности.
   Во имя борьбы с бесконечными "врагами" Сталин будет беспрепятственно кромсать, усекать и препарировать тело народа, нагнетая дикой жестокостью повсеместный парализующий страх, повиновение и покорность.
   Однако, ярость народа, умело направленная на бесчисленных "врагов", якобы препятствующих обещанному процветанию, не должна коснуться отца и учителя Сталина.
   Но кто может гарантировать, что под вечными страхами, приниженностью и бедностью народа не начнет произрастать и концентрироваться ненависть и к нему самому?
   Даже самый преданный раб имеет способность броситься на своего хозяина, если тот ослабеет. Сталин понимал: ему надо быть начеку, окружить себя тайной, не выказывать человеческих слабостей и, закручивая гайку, бдительно следить, чтобы ни одна живая мысль не проклюнулась и не вышла на поверхность.
   Такова главная сталинская схема прогибания народа под вождя. Просто, но эффективно. Помимо этого, Сталин не гнушался никакими другими приемами воздействия на сознание и психику народа.
   Так при ОГПУ по приказу вождя был создан специальный отдел под предводительством Бокия, его задача - сбор компромата на каждого большевистского чиновника. Собранные сведения хранились в глубокой тайне и использовались при необходимости склонить человека к какой-либо подлости или обеспечить беспрекословное рабское послушание.
   Пример тому - прокурор-преступник Вышинский, висевший всю жизнь на крючке у Сталина. Компромат выявлял в нем несомненного врага советской власти - именно Вышинский подписал ордер на арест Ульянова-Ленина и рьяно занимался его поимкой. Он перебросился на сторону большевиков только тогда, когда убедился в их полной победе.
   Сталин этот факт попридержал и получил в лице Вышинского послушного, умелого исполнителя всех задуманных им чудовищных противоправных судебных процессов, а также убедительную фигуру для мистификации Запада. Мол, высокообразованный юрист, проверенный профессионал Вышинский не позволит в деле правосудия никаких отклонений от закона. Это мог позволить горластый выдвиженец, недоучка - большевик Крыленко (за что и расстрелян), но не Вышинский.
   Страна входит в стабильность и может позволить себе роскошь - закон, а доселе пролетарии действовали по целесообразности.
   Для пущей убедительности Вышинский по сценарию Сталина разыграл показательный судебный процесс, на котором сдержанный интеллигентный Вышинский выступил вместе с адвокатами защитником врача-еврея (видите, в Советском Союзе антисемитизм осужден), а также в поддержку прав народностей Севера.
   Суть дела - в далеком северном поселке начальник зимовья Семенчук послал в тундру в деловую поездку врача Вульсона. Вульсон погиб. Семенчук утверждает, что был пьян и замерз, жена Вульсона доказывает, что убит, и винит Семенчука.
   Вышинский устанавливает справедливость.
   Складывается блестящий тандем - Ежов-Вышинский, великий режиссер Сталин - в тени, за кадром. Все в умилении, Запад тоже.
   Сразу начнутся политические процессы - Шахтинское дело, процесс по уничтожению большевистской ленинской партии, которая Сталину уже не нужна.
   По Шахтинскому делу 5 технических специалистов расстреляны, им инкриминируется развал угольной промышленности, завышение норм, скудная оплата труда. Система, правительство остаются чистыми. Сталин провозглашает знаменитый лозунг: "Оторвать головы спецам, теперь у нас есть свои пролетарские инженеры. Нет крепостей, которые не взяли бы большевики".
   Вышинский вводит практику адресных арестов - офицеры, спецы, крестьяне.
   Основывается военная расстрельная коллегия Ульбрихта - за считанные минуты на смерть отправляются тысячи людей. Извращенец Ульбрихт часто балуется расстрелами собственноручно. При полном одобрении Сталина Вышинский санкционировал физическое воздействие на подсудимых, т.е. дозволил изощренные пытки. Выбитые таким образом показания приказывалось считать основанием для обвинения и беспощадных приговоров.
   Артистично разыгран Вышинским по Сталинскому сценарию процесс над Радеком, Пятаковым, Зиновьевым, Каменевым, провозглашенными взбесившимися собаками.
   Л. Фейхтвангер присутствовал на этом процессе и нашел, что он похож на спектакль-дискуссию - все шло спокойно, выдержанно; он не знал, что обреченные играли и верили, что, если сыграют спектакль, их близких не тронут - так им обещали, - но обманули.
   Смирнов, старый большевик, увидев истерзанную дочь, сразу дал на себя требуемые от него показания, но дочь расстреляли.
   "Идею негуманного отношения к заключенным породил Вышинский", - покажет на следствии Ежов.
   Вышинский построил карательный аппарат по принципу: если нельзя, но очень хочется, то можно. Никаких правовых норм. Им придумана кульминация одного из процессов - 12-летний сын отрекается от отца и от фамилии.
   Ложь, цинизм и безграничная жестокость во всем - к примеру, кулаков якобы посылали в Сибирь на трудовое перековывание, на самом деле, от них избавлялись, они гибли еще на пересылке. Только детей кулаков умерло 250 000.
   Вышинский по рекомендации Сталина направлен в университет готовить новые кадры для юриспруденции - это ему нравилось. Внедрял идею - вовлечь детей в доносительство.
   После уничтожения оппозиции Сталин направил его на международную работу.
   Другой чекист, Барченко, занимался сбором материала по применению гипноза, внушения, телепатии. Все это для контроля над людьми. Известный аферист Блюмкин, последнее не мешало ему быть чекистом, осваивал Высший разум; существовала легенда, что войти в него можно в Шамболе, в Тибете. Там к Высшему знанию сберегается ключ, там же находится гора Кайлос, где связаны воедино три царства (подземное, наземное, небесное) и хранится секрет воздействия на индивидуальное и массовое сознание людей. Произвел секретный ритуал - и идеи вождя крепко овладеют людьми, превращая их в послушное стадо.
   Мыслилось, что высший разум - это, конечно, марксистско-ленинское учение.
   По приказу Сталина в голодном 1925 г. были найдены 600 000 долларов на снаряжение экспедиции в Шамболу. Блюмкин был замаскирован под ламу.
   Шамболу не нашли, но из тех далеких мест завезли увлечение оккультизмом (общение с потусторонними силами, овладение непостижимыми свойствами природы, доступное лишь избранным).
   Из мистических обрядов ограничились мумией Ленина. Вскоре Сталин утратил интерес к Шамболе.
   Бокий, Барченко, Блюмкин были расстреляны, долго искали собранный Бокием компромат, но не нашли.
   Сначала Ленин, а потом Сталин имели повышенный интерес к учению физиолога И. Павлова. Их привлекало у Павлова отрицание души, человек - всего лишь высшее животное. "Архиинтересно, великолепно" (Ленин). Значит, с человеком можно не церемониться, действовать решительно и беспощадно.
   Или другое - Павлов считал, что у русского человека недостаточно проступает рефлекс цели, но он, Павлов, готов исправить это, вмешавшись в работу мозга и направляя его. Мозг можно возбуждать и погашать. Для этого выработана технология средств, в частности, сильное действие на мозг оказывают лозунги, картины, портреты, фильмы, различная символика, ритмические движения большого количества людей, пение хором целенаправленных песен и т.д.
   Николай Бухарин восторженно провозгласил: "Павлов весь наш, он дает нам технологию средств".
   Павлов был редким исключением в числе русских интеллигентов, которому сначала Ленин, потом Сталин повелели создать льготные условия для жизни и работы. Правда, в самом начале большевистского режима революционные бойцы успели слегка ограбить Павлова, прошу прощения, произвести экспроприацию.
   Коммунистический режим на всем своем протяжении павловскую технологию средств воздействия на мозг использовал интенсивно и результативно. Наглядная агитация всегда была в центре внимания партии. В самые голодные и холодные времена для нее находились деньги и всякий дефицит. Кусок яркого ситца на сарафан или халатик был вожделенной мечтой каждой советской женщины, чаще мечтой безнадежной. Но тот же самый ситец, окрашенный в красный цвет и расписанный бравурными целеустремленными лозунгами покрывал сплошь стены, трепетал в воздухе "куда ни бросишь взгляд, и, конечно, - портреты, портреты Сталина, "вечно живого" Ильича со всех сторон, в бесконечном ритмичном повторе.
   В сталинские и послесталинские времена, когда вера в коммунистические идеалы подхлестывалась страхом (попробуй, не верь!) вся эта прущая в тебя яростная пропаганда, хоть и раздражала, но и убаюкивала, погружала в волевой столбняк. Ни о чем не надо думать, ни в чем не надо разбираться: тебя ведут железной рукой в едином строю и куда-то приведут, это неизбежно.
   Анализировать ситуацию, самостоятельно выбирать путь - запрещено и наказуемо. Выброшенные после обвала коммунистического режима в свободное плавание демократических отношений, мы оказались испуганными и неумелыми. Старшее поколение до сих пор ностальгирует по тем временам, в которых была, как им верилось, определенность и, кроме рабского послушания, никаких собственных усилий не требовалось.
   С позиций Павловского воздействия на мозг и психику советского человека организовывались все наши праздники.
   Новогодние елки, пасхи, масленицы и мн. др. за безыдейность были строго-настрого запрещены, а все остальные, вплоть до свадебного веселья и празднования дня рождения, подчинены служению коммунистических целей.
   Самую большую идеологическую нагрузку несли на себе празднования дня Великой Октябрьской социалистической революции и Первое мая (день солидарности трудящихся).
   Усиленное привитие нам, индивидуалам, духа советского коллективизма начиналось за пару недель до праздника.
   Днем - работа, вечерами - собрания и торжественные заседания: отчеты, рапорты, подведения итогов социалистических соревнований, объявление благодарностей, вручение грамот, почетных вымпелов, знаков, медалей и знамен. В рабочих коллективах практиковались денежные премии, они уравновешивали - в какой-то степени - урезанные зарплаты; интеллигенции за отличную работу деньги не вручались никогда, наверное, чтобы не подвергать ее моральному разложению: деньги развращают.
   В последние праздничные дни к вечерним отсидкам в родном коллективе прибавляются дневные репетиции хождения строем. Все советские праздники - это обязательные демонстрации народной преданности и любви к родному партийному руководству. То, как будешь идти перед трибуной, и есть выражение этой любви.
   Плохо идем нестройной колонной, не улыбаемся дружно и радостно - значит, идеологически не созрели, и начальство для ускорения нашего созревания предпримет всякие урезания, в том числе и финансовые.
   Вот и тренируемся не только печатать шаг, но по сигналу счастливо улыбаться и кричать во всю мощь: "Ура!"
   Улыбаемся, а на душе "кошки скребут" - дом в запустении, дети недосмотрены, холодильник пуст.
   Но вот, наконец, какое счастье (счастье в процессе праздничной суеты будет еще много) - вырываемся за пределы родного заведения. Ура, успели до закрытия магазинов, вливаемся в новый коллектив, называемый нашей нескончаемой советской очередью. Очередей несколько, в каждый отдел магазина - своя.
   Стоять сразу в нескольких очередях - это искусство, но даже, если им владеешь в совершенстве, достоять до победы удается не всегда. Одержимые вечным страхом, что продуктов не хватит, граждане нерасторопного очередника могут из очереди вытравить.
   Шум, скандалы, магазин небольшой - дышать трудно. Но все-таки, не прошло и часа, достоялись до самого вожделенного - до колбасы, норма - полкило на гражданина-очередника, сорт в расчет не идет, в нашей идущей к сияющим вершинам коммунизма стране всего три сорта колбасы (в расчете на трудовую часть социалистического общества), разница между сортами незначительная. Пока колбаса свежая, она розовая пахучая, когда полежит, делается серой, а запах неприятным, но кто ей даст полежать.
   Одно печально - всего полкило. Вот если бы всей семьей стать в очередь - тогда бы отъелись. Можно, правда, в одной очереди дважды место занять и две нормы получить, но это, если не очень бдительные соочередники попадутся, а то выкинут из очереди со скандалом.
   Колбаской трех сортов наш народ начал баловаться только со времен второго Ильича, Брежнева, во времена сталинщины этот продукт был прочно забыт. Спасибо Ильичу - воскресил.
   К счастью, вот опять счастье, все идет хорошо - во второй очереди успела взять суповой набор - это кости с присутствием мяса.
   В праздничном наборе мяса на костях оставлено побольше. Значит, будет полный обед, суп из костей, гуляш из мяса, которое мы сумеем с них ободрать самым искусным образом. Нет, все идет замечательно.
   Если бы успеть достояться в третьей очереди до покупки пакетика сливочного масла, а то оно вот-вот кончится. Успела, опять счастье не подвело.
   Масла в стране мало, и наша советская наука обоснованно заявила, что от сливочного масла человеку один вред. Интересно, всему человечеству или только советским людям от него вред?
   И еще интересно, масло вредно, потому что его у нас нет, или его нет, потому что оно вредно?
   Итак, предпраздничный вечер удался, было много приятного общения и удачных покупок.
   Но так насыщенно жил только рядовой труженик, партийная элита все необходимое скучно, буднично, без всяких очередей приобретала в спецраспределителях. На предпраздничную уборку жилья и приготовление парадного обеда осталась целая ночь.
   И вот праздничное утро. Общественный транспорт отменен, чтобы не мешать шествию по городу колоннам трудящихся. В темпе мчишься к месту построения в колонну, получаешь транспарант с лозунгом или сооружение в виде большой лопаты для уборки снега с наклеенным на нем портретом одного из партийных руководителей. Долго ждем своей очереди в прохождении через площадь перед трибуной, вначале пропускают военных, рабочий класс, крестьянство, интеллигенция замыкающая. Большая удача, если не очень холодно и нет дождя.
   Наконец, вот она - трибуна, местные партвожди приветливо качают руками, мы натренированно печатаем шаг и, повернув к ним головы, улыбаемся, изо всех сил радостно и приветливо.
   А дальше уже из последних сил в разнобой бредем в родные стены своего техникума.
   Суровому завхозу сдаем транспаранты и лопаты с портретами. Не дай бог, что-нибудь потеряешь.
   Общественный транспорт еще не пошел, придется добираться пешком. Наконец, вот он - родной дом, родная дверь, а за ней - диван, на него можно рухнуть, поднять повыше гудящие ноги и испытать неслыханное, всеобъемлющее счастье. Счастье по-советски. У коммунистического руководства были и другие очень оригинальные попытки обзавестись сверхпокорными и исполнительными подчиненными.
   Недавно ставшие достоянием общественности бумаги первых лет правления Сталина свидетельствует, что в 20-е годы прошлого столетия он выделил существенные средства на эксперименты по созданию "человека-обезьяны". Разведка донесла ему о генетических экспериментах, проводившихся в то время в Германии, и европейский миф о создании обезьяночеловека захватил его. В 1926 г. Сталин изрек: "Нужно оседлать природу!"
   Вождь мечтал об армии гуманоидов, обладавших невероятной силой, имеющий недоразвитый мозг, нечувствительных к боли, выносливых и неприхотливых в пище. В мечтах Сталин собирался с помощью этих существ воевать, добывать уголь, строить железные дороги в труднодоступных районах Сибири и арктических регионах.
   Когда эксперимент сорвется, все это будут делать заключенные.
   В 1926 г. Политбюро ЦК КПСС одобрило соответствующий проект и поручило Академии наук изучить вопрос, как можно создать "живую военную машину". Задачу возложили на известного ученого Илью Иванова, который к тому времени имел большой опыт в скрещивании различных видов животных.
   Иванов пытался скрещивать с человеком обезьяну, подсаживая животных в камеры с заключенными.
   Когда из этого ничего не получилось, Иванов был командирован на исследовательскую станцию в Новой Гвинее (Западная Африка). Иванов, который ничего не знал о различиях карты хромосом, пытался оплодотворить самок шимпанзе и горилл при помощи человеческой спермы. Также он оплодотворял во сне ничего не подозревающих африканских женщин сперматозоидами обезьян.
   В одном из отчетов для Политбюро Иванов писал: "Самая большая проблема состоит в том, что бы поймать живых ... человеческих самок".
   Официально у Иванова ничего не получилось. В 1930 г. он был арестован, а через два года в трудовом лагере ГУЛАГа умер. Однако, есть свидетельства, что его команде все же удалось получить несколько человекоподобных гибридов, а Иванова "сгноили", чтобы он не разболтал о своих удачах на мировых научных симпозиумах.
   В своей книге "Загадка замороженного человека" британский биолог доктор Бернар Эйвельсон зафиксировал слова женщины, которая записала рассказ врача из сибирских концлагерей: "Этот человек рассказал, что опыты проводились в больничном управлении ГУЛАГа и, наконец, были получены обезьянолюди: рост 1,8 метра, покрыты шерстью. Растут быстрее, чем люди, и поэтому скоро становятся пригодными к работе. Единственный их недостаток - неспособность к воспроизводству".
   Средства в эти эксперименты вложены большие, но ушли безрезультатно. А надежды были разносторонние - в том числе использование человекообезьян как источник органов, как доказательство теории Дарвина о происхождении человека.
   Часть обезьян после закрытия эксперимента вывезли в Кремль. От них намеривались брать материал для омоложения. Руководство страны старело, а этого нельзя было допустить.
   Раз мы сделали революцию, значит нам все доступно.
   В конце концов, там, где бессильна наука, так и не воссоздавшая рабски покорного труженника-гуманоида, заказ вождя исполнило всесильное НКВД.
   Первым исследовательским центром по организации концлагерей станут Соловки. На Соловках отрабатывались все нормы на душу заключенного, определялись минимальные калории. Охрана училась массовым расстрелам, пыткам, решалось, как быть с большим количеством трупов, как ломать психику, волю.
   Монахи, заложившие на острове в суровых северных условиях уникальную культуру, уничтожены. Навсегда были утрачены роскошные розарии, овощные плантации, знаменитая соловецкая сладкая селедка, особая порода коров.
   Остров Анзер с хорошим монастырским хозяйством переделан в лагерь для смертельно больных, фактически он станет местом свалки для смертников, их голгофой.
   Живописная Секирная гора превращена в пыточную.
   На воротах в лагерь издевательский лозунг: "Через труд к освобождению". Позже его позаимствуют в гитлеровской Германии, он будет помещен на входе в Освенцим.
   Концлагерь на Соловках начнется с 3-х тысяч заключенных, затем их количество будет доведено до 70 000, на каждые 100 мест - 170 человек.
   Вначале в самоорганизации лагеря превалировали арестанты-офицеры, потом уголовники, допущенные даже в охрану.
   Офицеров будут беспрерывно отстреливать.
   Офицер Осоргин получит долгожданное свидание с женой, а накануне узнает дату своего расстрела без суда и следствия.
   От жены это скроет, будет безмерно внимателен и счастлив, под благовидным предлогом убедит ее сократить свидание, проводив жену на пароход, отправится к месту казни, перед нею надо раздеться, сдать одежду - 10 минут и все.
   Трудовая норма - 10 деревьев и обрубка сучьев. Заготовка леса вручную, веревками, экономия на пилах.
   После работы уголовники сидят, лежат, интеллигенты из-за отсутствия мест стоят, их обстреливают вшами.
   Вшивики, так именовались беспризорники-малолетки, ограбленные, голые, жили под нарами, питались случайными подачками, вымирали.
   Так советская власть боролась с беспризорностью. Френкель - турецкий еврей, доверенное лицо Сталина, ведал экономикой Соловков - ввел поощрительную добавку к рациону: выполнишь норму - получишь добавочный ломтик хлеба, половник каши, не выполнил, ослабел - урежут минимум, который имеешь. Этот прием был одобрен Вождем и взят на вооружение всей социалистической системой. Дать-отнять.
   Минимальные затраты на содержание тружеников - заключенных во всем. Одежда - мешки с прорезанными дырами для рук и головы.
   Изощренные средневековые способы наказания - на мороз выставлять голым, обливать водой и замораживать (немцы так казнили генерала Карбышева), сажать на жердочку, заставлять сидеть на ней часами, свалишься - расстрел. Связанного заключенного сажали на пенек и оставляли на съедение комарам и мошкары, волочили за лошадью. Священникам стригли бороды, волосы, обрезали носы, уши, расстрел прилюдно.
   Особая жестокость по отношению к интеллигентам. Уголовники в издевательствах изощряются и имеют за это поощрение. Зима, скользко, интеллигент выносит парашу, падает, весь в ее содержимом, назад его уголовники не пускают, так и замерзает в дерьме.
   Через испытание соловецким концлагерем прошел академик Дмитрий Лихачев, был посажен за способность самостоятельно мыслить, анализировать ситуацию, чудом остался жив. Его заявление: "Пребывание на Соловках - самое значительное в моей жизни".
   Экономист Френкель подытожил - от заключенного, пока они со свежими силами, мы должны взять все в первые 3 месяца, потом они - отработанный материал и больше не нужны.
   Когда сведения об ужасах на Соловках начнут просачиваться в зарубежную прессу, Сталин направит на Соловки Горького. Чекисты умело создадут иллюзию благополучия. Заключенных, с которыми на контакт будет допущен Горький, оденут, подкормят. На Секирной горе приберут орудия пыток, разложат газеты, беспризорников на время оденут и поместят в отдельный корпус, один из них сумеет отдать Горькому бумагу с описанием всей правды. Горький не среагирует, мальчонку по отбытию высокого гостя расстреляют.
   Великий пролетарский писатель воздаст хвалу чекистам-воспитателям человеческих душ, своим авторитетом он усыпит мировую общественность. Красавица-невестка Горького, обласканная чекистами, придет в восторг от соловецких пейзажей, особенно тех, которые простирались у подножия Секирной, пыточной горы.
   "По мере строительства коммунизма классовая борьба обостряется" - этот Сталинский постулат - основание для удержания страны в состоянии постоянного напряжения и борьбы.
   Ускоренная индустриализация (идея, позаимствованная Сталиным у Троцкого) - залог победы в беспрерывной борьбе с империализмом.
   Индустриализация всей страны, да еще ускоренная, требует материальной базы, хлеба, в первую очередь.
   63% хлеба производят 6% крепких, умелых, технически оснащенных крестьян. Отдавать хлеб государству по бросовым ценам они не могут, потому что лишаются необходимых вложений в будущий урожай.
   Для Сталина обоснованное сопротивление крестьян - как красный цвет для быка. Он объявляет их классовыми врагами, а с врагами не церемонятся.
   Сталину, закоренелому эксу, решиться на грабеж крестьян труда не составляет.
   По сигналу вождя в дело включается мощная коммунистическая пропаганда. Все мы, нынешние старики, выросли на образе толстомордого, пузатого кулака-убийцы, который спрятал, сгноил свой хлеб и морит нас, тружеников, голодом. Ненависть, замешанная на застарелой зависти голытьбы к хозяину-умельцу, льется бешеным потоком и обращается в чудовищную беспощадность.
   А между прочим, кулаком он прозван, потому что спал на кулаке, на нем не заспишься. Кулак его от вечной, беспрерывной работы не разжимался.
   Один крестьянин-кулак кормил 15 горожан и составлял самую умелую, предприимчивую и профессиональную часть крестьянства.
   Команда Сталина - уничтожить кулака как класс. Уже в 20-м году к офицерам, священникам, ученым, заполнявшим концлагеря, ширящимся потоком присоединится крестьянин. По мере того, как количество заключенных будет множиться, количество хлеба в стране - уменьшаться. В 1929г. вводиться повсеместная карточная система на хлеб.
   Сталин продолжал увеличивать дополнительный налог на крестьян-производителей, а закупочные цены все снижать и снижать. Хлеб прячут, скармливают скоту. Но Сталин уже сбросил со счетов крестьян-умельцев. Опора на голытьбу. Голытьба - это не бедняки. Бедняк тоже труженик-умелец, но с более низким доходом, по причине здоровья, рождения в семье дочерей и др. Бедняк пользуется трудом наемных рабочих, но в меньшем количестве.
   Голытьба - бездельники, часто потомственные, пьющие и "непутящие".
   А налоги все увеличиваются, крестьяне, чтобы справиться с ними, повсеместно вырезают скот.
   Страна Советов на все последующие десятилетия погрузится в продуктовый голод.
   Давление на крестьянина-труженика стремительно увеличивается, ему отказывают в медицинской помощи, обучении детей, бьют стекла, затыкают дымоходы, травят колодцы. Хлеб изымают, фактически грабят; с 1929 г. с семьями красноармейцев делают то же самое. Самое чудовищное и нелепое - выгребают посевной материал, который крестьяне берегут обычно пуще детей своих.
   Деревня расколота на работящих и деклассированную пьянь, фактически бомжей, идет братоубийственная война, стремительно множатся аресты крестьян, на их количество партия спускает жесткую разнарядку. Комиссию по раскулачиванию возглавляет В.Молотов, он сурово и беспощадно выдерживает сталинские ориентиры. 600 000 крестьян-кормильцев - в концлагеря, 270 000 крестьянских семей - в ссылку, в Сибирь.
   И это только начало раскулачивания.
   Сталин сумел поразить крестьянскую, аграрную Россию в самое сердце.
   Раскулачивание для устрашения проводит зимой. До железнодорожных станций кулацкие семьи часто гнали пешком, многокилометровый путь матери самых маленьких несли на руках, другие, чуть постарше, шли, держась за мамину юбку. Загружали в вагоны для скота, пассажирский вагон полагался только конвою. Найдена записка на путях: "Нас везут неизвестно куда, не дают воды, даже снега. Позор Вам, культурные люди, арестовывать грудных детей".
   Врывавшиеся в дома партийцы, комсомольцы требовали денег, золото, пытали, убивали.
   Некоторые кулаки пытаются развестись, чтобы спасти жен и детей от раскулачивания, чаще всего жены отказывались предавать своих мужей.
   Понимая, что грудные дети в промерзших вагонах для скота погибнут, матери подбрасывают их к сельсоветам. В одной из деревень их набралось пара десятков. Местная советская власть дала указание снести младенцев в избу-читальню. 3 дня согласовывали с высшей партийной властью, что с ними дальше делать. Изба-читальня не отапливалась. На 4 день согласовали, но грудничков ни одного в живых не осталось.
   Пришли раскулачивать, а в доме покойница; раздели до гола, на одежду ее позарились.
   Слепая бабка на печи в валенках лежала, сволокли, бросили на лавку, валенки сорвали.
   Забирали все под чистую: медные иконы на детали для тракторов, немытые пеленки, кусок хлеба вырывали из детской ручонки.
   Что не могли унести - ломали, портили.
   Техника, отнятая у кулаков, загублена: не умели ею пользоваться, посевное зерно разбазарено.
   В 30-м году еще отсеялись, год был благодатный, дальше неурожай, голод.
   На север ссылали даже кулацкий скот, скотина больше, чем на половину, погибла.
   В борону впрягали женщин, на коровах пахали.
   Как-то выброшенные в сугробы в безнадежных сибирских местах кулацкие семьи умудрились полностью не погибнуть, немногие, кто выжил, сверхчеловеческими усилиями обосновались, прижились, советская власть о них забыла, посчитав погибшими, через несколько лет случайно обнаружила их героическое успешное поселение и опять раскулачила, разрушив все, что они создали.
   Геноцид против армян мировая общественность Турции не простила, а уничтожение коммунистами крестьянства в России своей оценки до сих пор не получило.
   Почему?
   Из способов по переделке человека, избранных комвождями Лениным, Сталиным и всеми, кто после них, наиболее преступной была карательная психиатрия.
   Закрытые, охраняемые психиатрические лечебницы, хотя и не лечебницы вовсе, а тайные места научно обоснованных пыток, профессионально поставленного разрушения здоровья, психики, личности, индивидуальности человека.
   Карательные психиатрические лечебницы впервые созданы при жизни и по инициативе Владимира Ленина. Первой туда была направлена бывшая соратница Ленина, Мария Спиридонова. Из-за ее большой известности в России и за ее пределами по-быстрому расстрелять Марию Спиридонову было не с руки, а вот обречь на медленную деградацию и неизбежную смерть не где-нибудь, а в тихой лечебнице было очень удобно. Все под прикрытием официального сообщения - заболел человек, лечим, а если и помер, то ведь врачи не боги.
   Карательные психлечебницы пришлись по вкусу И. Сталину, при нем их сеть раскинулась по всему Союзу.
   Просто убивать - это слишком просто, а вот сломать характер, психику, волю, раздавить морально вождю было занятно.
   Очень увлекался карательной психиатрией Н. Хрущев, да и последующие партвожди к ней были не равнодушны. Но им уже не хватало сталинской волчьей хватки, чтобы удерживать это преступление в полной, абсолютной тайне.
   Страшная правда о карательной психиатрии приоткрылась уже после того, как сталинский режим начал терять силу со смертью вождя.
   Вот имена тех, кто побывал в этом аду, и сумели вернуться к жизни: генерал Григорьев (вступился за крымских татар), Жорес Медведев, беременная 22-летняя Наташа Горбаневская (выступила против введения войск в Чехословакию) содержалась в закрытой палате с уголовниками, правозащитник Буковский сделал заключение: "Жизнь в зоне - приключение по сравнению с карательной психиатрией" (был обменен на Карвалана).
   Еще одной тайной коммунистического режима была лаборатория по изготовлению ядов и психотропных средств.
   Экспериментальная лаборатория была организована в 1921 г. по инициативе В. Ленина.
   И. Сталин ленинский почин подхватит, придаст ему размах и силу.
   Экспериментировали весь период работы лаборатории сначала на красноармейцах, потом на заключенных.
   Заведовал лабораторией врач Майрановский. Через глазок в дверях камер люди в белых халатах вели наблюдения за всеми проявлениями наступления смерти людей, получивших дозу яда. Иногда смерть наступала быстро, иногда через несколько дней при непрерывных муках. Все хладнокровно записывалось, фиксировалось. Если подопытный человек оставался жив, его все равно потом умерщвляли для сохранения тайны эксперимента.
   Действия ядов имитировали приступы смертельных болезней, чаще всего сердечную недостаточность. Доказать факт отравления при этом было невозможно.
   Некоторые яды вызывали всплеск откровения, но при этом подопытного надо было колоть, щипать.
   Была создана "таблетка правды".
   Разработан способ отравления через прикосновение к ручке двери, машины.
   Лаборатория действовала при участии и под наблюдением НКВД.
   Фашисты тоже имели аналогичную лабораторию, испытывали отравляющие вещества на советских военнопленных.
   Нюренбергский процесс жестко осудил это.
   Майроновский часто сам исполнял заказы НКВД. Так был убит американец Исая Огинс, яд ему ввели при плановом обследовании, официальной причиной смерти указан туберкулез.
   Там, где арест не удобен, тайное отравление было кстати.
   Хотели отравить отца и сына Капиц.
   Под угрозой был Литвинов.
   Умерщвлен телохранитель Л. Троцкого. Западные клиники установили воспаление легких.
   Был изготовлен препарат для массового гипнотического воздействия.
   В более поздние периоды разрабатывались способы зомбирования больших групп людей, лишения памяти, отравления через воздух.
   В 1941г. Майрановский арестован и обвинен в покушениях на членов правительства и самого Сталина. А как иначе, слишком много знал.
   Майрановский умер в тюрьме, его смерть имела симптомы сердечной недостаточности - что породил, от того и погиб.
   А лаборатория продолжала действовать.
   Ее услугами пользовался Н. Хрущев. На Нюренбергском процессе ее деятельность не рассматривалась. И кто знает, что с ней в нынешние времена?
   Следующим этапом оттачивания чекистами способов массового уничтожения собственного народа, переплавки и перестройки его сознания было строительство Беломорканала.
   В честь этой стройки со временем назовут популярные папиросы, позже возникнет горькая шутка: курить "Беломор" все равно, что курить "Освенцим".
   Но Освенцим не был прощен фашизму, а Беломор сталинизму стеснительно забыли.
   Возглавлял ЧК в пору строительства Беломорканала Генрих Ягода, родственник Я. Свердлова, в юности прошедший его школу терроризма, профессиональный грабитель.
   Ягода-белоручка, сам не расстреливал, не пытал, его талант чисто административный. Он готовил чекистов в хозяева страны, видел их творцами невиданного доселе вида экономики.
   Мало заставить человека трудиться на грани смерти, надо заставить его с рабской преданностью служить режиму и тем, кто во главе его.
   Чекисты мнили себя борцами за обновленные человеческие души.
   Г. Ягоде, сталинскому наркому, принадлежат следующие новаторства: политических и криминал следует смешать на грани выживания в новый сплав.
   Или другое - неустойчивое сознание людей лучше меняется в предельно суровых условиях на больших стройках. Идем двойной тягой - и сознание перековываем и бесплатным трудом пользуемся. Второе было ведущим фактором.
   Вождь повелел - ни копейки-валюты не тратить ни на какие механизмы, опора на местные материалы - только ручной труд, мы имеем самый большой запас человеческой силы.
   Вековые валуны вытягивали сетями, дорогостоящий бетон заменили на дерево. Деревья валили без пил, вручную. Конечно, предельный минимум на содержание самих строителей, чьи жизни цены не имели.
   Обувь выдавали, если продержишься, не умрешь первые полгода. В суровом климате Карелии женщины на снегу в туфельках, чулочках, легких платьях (в чем арестовали), им, беднягам, тяжело с громадной тачкой, киркой, ничего - научим.
   Норма питания - 2000 калорий в день, биологический минимум - это 10 картошин, минус воровство, оставалось реальными 60-70% нормы пищи.
   Посуды нет. Чашку муки, пшена, баланду - в шапку. Так и съедали. В таких условиях работают 100 000 одновременно, изо дня в день.
   И в этот момент чекист-воспитатель обещает пирожки тем, кто выполнит норму. Весь остаток жизненных сил концентрируется на этом забытом чуде. Мир сужается до размера вожделенного пирожка.
   Седовласый священник с гордостью говорит потрясенному педагогу, что сегодня он съел пирожок с картошкой, а было и с капустой.
   Уголовникам положены привелегированные нормы питания: они почти все бригадиры, помощники чекистов, их опора.
   Новая хитрость Г. Ягоды, подлая по своей сути - если в бригаде хотя бы один работник, ослабев, не выполняет норму, пайка урезается всей бригаде. Так заключенных стравливали между собой.
   После каждого рабочего дня остаются трупы, много трупов, деревенские умирают чаще, привыкшие выкладываться на работе без остатка, они стремительно слабели и умирали прямо на рабочих местах. Это импонировало сталинским установкам на избавление от ненавистного крестьянина-собственника.
   Беломорканал оправдал расчеты Сталина и его опричников - чекистов. Такое сложное сооружение на канале, как плотина, было возведено всего за 20 месяцев, фактически вручную, никакой техники, только немного лошадей. На сооружение Асуанской плотины при наличии техники ушло 16 лет, Панамский канал творили 28 лет. А все бригадный метод Ягоды и пирожок - как стимул. Путь к дармовым великим стройкам коммунизма был открыт. Все дальнейшие советские экономические стимулы будут пирожковыми. Дал - отнял.
   Физиолог Иван Павлов научно обосновывает надежность перековки человека в зверских условиях великой стройки силами заключенных: "Те, кто из подопытных животных превращены в забитых и покорных, в нормальное состояние не вернутся никогда".
   Что и требовалось доказать.
   Г. Ягода, чтобы сбить с толку не в меру активизировавшееся по поводу необычной стройки общественное мнение Запада, запускает на Беломорканал делегацию советских писателей. Белый пароход, комфорт, изысканная выпивка, еда, все бесплатно, эдакий коммунизм наяву. Правда, некоторые деятели искусств обретались в коммунизме уже давно, за счет доходов НКВД содержались Горький, драматург Афиногенов, художник Корин. От результатов великой стройки писатели в восторге, убегающая волна, зеленые берега - и никаких заключенных.
   В. Катаев спрашивает чекистов: "Они здесь умирали?" - "Бывало" - "А где кладбища?" - "Здесь не к месту". Да и где было найти место для 110 000 замученных строителей. Их костями вымостили дно канала, укрепили тело плотины.
   М. Горький, прослезившись от умиления, произнес в адрес чекистов: "Черти драповые, Вы сами не знаете, что делаете".
   И. Сталин тоже прокатился по каналу. Его оценка была лаконична: "Узковат".
   Да, допущены оплошности в проектировании, канал оказался мелковат и узковат для тяжелогрузных судов и экономических выгод не реализовал.
   Правда, были загублены 110 000 человеческих жизней, но для великой страны Советов это пустяк.
   При Г. Ягоде органы безопасности взяли под свою опеку всю советскую экономику. Держали под контролем не только кадры, производили экспертизу всех отраслей.
   Г. Ягода, в зависимости от производственных потребностей, приказывал поставлять свежих заключенных. Так были поставлены по его требованию 16 000 молодых и здоровых мужчин. Главное, чтобы ты был молодым и здоровым, а повесить на тебя обвинение для чекистов - дело пустяковое.
   Но экономика, движимая массовым терроризмом, пробуксовывала, страна не сходит с голодного пайка. Сталину нужны новые враги, на плечи которых можно переложить вину за все экономические неудачи.
   И тут очень кстати пришлось убийство С. Кирова. Убийство обычное, бытовое.
   Малоуспешный чиновник с партбилетом в кармане, в ту пору безработный, Николаев на досуге выслеживал свою преуспевающую жену Милду Драуле и установил ее связь с любвеобильным С. Кировым.
   Неуравновешенный, истеричный Николаев подстерег Сергея Мироныча в коридоре Смольного, когда тот направлялся в свой кабинет. Охранник Кирова, бывший истопник Борисов расслабился и приотстал метров на 100. Николаев пристроился следом за Кировым и беспрепятственно выстрелил.
   Киров в тот день не собирался в Смольный, но по неизвестному звонку вдруг изменил распорядок дня. Возможно, что звонила Милда, и Киров спешил на встречу с ней. Это подтверждается тем, что чекисты сумели допросить ее через 8 минут после убийства. Значит, она находилась в Смольном, а не по месту своей работы, до которой надо было добираться 20-30 минут.
   Сталин, срочно прибывший в Ленинград, соорентировался мгновенно: не бытовое убийство, а большой политический заговор.
   Кругом враги, много врагов.
   Через 12 дней беспрерывных допросов находившийся на грани безумия Николаев признал себя членом заговора обширной группировки.
   Сразу же были расстреляны Николаев, Милда, их близкие и дальние родственники и даже сосед.
   Охранник Кирова Борисов был убит в автомобильной катастрофе перед первым допросом.
   Похороны С. Кирова поражают массовостью, участвовало около 1 млн. людей. Повод для размышлений и репрессий.
   Сталин лихорадочно анализирует ситуацию. С одной стороны, Киров - самый близкий человек, друг, соратник, идущий его, сталинским, курсом, не уступающий в беспощадности и жестокости.
   С другой стороны, Киров молод, обаятелен, прекрасный оратор, при голосовании на съезде партии сравнялся по числу голосов с самим вождем, соперник. Тут уже не до дружбы.
   А еще вездесущее НКВД доложило - народ, хоть и в полголоса, распевает зловещую частушку: "Эх, огурчики, помидорчики, Сталин Кирова убил в коридорчике."
   Сталин испуган, насторожен.
   Больше всего он потрясен тем, что убит близкий ему человек, значит, вероятна, близка опасность и для него самого.
   И он затаился, как сделал это перед искусственным голодом 32-33 годов, тогда он 3 месяца отсиживался в Сочи, помягчел, почеловечел, вокруг все расслабились, успокоились, и вот тогда он грянул со всей беспощадностью.
   Маневр повторяется. Испуганный Сталин отпускает удила: из тюрем освобождают арестованных за экономические преступления, в том числе за хищение пресловутых 3-х колосков, отменяют карточки.
   Карточки очень невыгодны: население выбирает по ним все, исчезают из оборота деньги, хотя кормить народ по-прежнему нечем.
   Неслыханное послабление: дают декретные отпуска крестьянкам.
   Передовикам производства, вот чудо, - подарки, иногда ценные.
   "Верха" ослабили свою показную скромность и воздержание. Вожди во главе со Сталиным облеклись в белые френчи, на женщинах можно увидеть цветастые шелка.
   Добродушно усмехаясь в усы, Сталин произнесет свое знаменитое: "Жить стало лучше, жить стало веселее".
   Народ воспрянет, народ расслабится.
   А там грянут 36-37-38 черные годы, врасплох грянут.
   Нет, сам Сталин не расслаблялся, он на посту, он бдит, он готовит эти роковые 3 года.
   Прежде всего, убийство Кирова Сталин повернет на рельсы Зиновьевского заговора.
   Вот тебе и столь необходимые враги.
   Он готовит показательный судебный процесс над троцкистами, который по жестокости, вероломству и авантюризму не будет иметь равных в истории.
   Убийц Александра II - царя-освободителя, имевшего заслуги перед народом, судил суд защиты и кассаций. Царские слюнтяи.
   Нет, Сталин - не слюнтяй, его суд без обжалования, казнь без замедления, сразу после приговора. Следующее подготовительное действие вождя - смещение Г. Ягоды, по мнению вождя, он слишком уверовал в свою значимость, овладел чрезмерной властью. При Г. Ягоде в 1934 - 36 гг. арестовано всего 560 000 человек, больше половины расстреляны.
   Для большего террора Сталин найдет другого исполнителя.
   Г. Ягода пройдет все круги ада, того самого, который он сам сотворил на земле, и только потом будет уничтожен. Вместе с ним будет загублена вся его семья, родственники близкие и совсем дальние.
   Хранитель священной социалистической собственности, проповедник скромности и воздержания, Ягода окажется владельцем несметного количества ценных вещей, всего 1068 предметов, запрещенных книг и музыкальных записей (были, к примеру, запрещены фокстроты, "яблочко" и др.). Все ценности были конфискованы у арестованных, затем присвоены; его дача, выстроенная на месте массовых расстрелов, со временем будет снесена, а ее территория вновь отдана под расстрельные деяния. Наркомы приходят и уходят, дела их остаются.
   Вслед за Г. Ягодой арестуют его 9-летнего сына. Сохранились его письма к бабушке, родственнице Я. Свердлова, из лагерей для детей:
   "Бабушка, опять я не умер, я умираю уже много раз, если я не умру и выйду отсюда, возьми меня к себе, я буду ухаживать за тобой и во всем помогать.
   Гарик"
   О сталинских лагерях для детей нельзя не сказать поподробней.
   Например, детский приемник им. Луначарского - 7 коек на 38 детей. Питание - 100 грамм хлеба утром и вечером, иногда 100 грамм соленого огурца, днем суп из картошки.
   О родителях, погибших в раскулачивание, нельзя вспоминать и плакать.
   Однажды трое мальчиков добрались до бочки с солеными огурцами, взяли по одному, директор за это бил их головами об рельсу, один умер, у другого мальчика отнялись ноги.
   Дети больны трахомой, чахоткой, костным туберкулезом, сифилисом.
   У девочки во время просушки платья у печи оно сгорело, девочка сидела в мешке до самой смерти.
   Маленькая девочка умоляет: "Нянечка, не бейте, я ведь мало хлеба ем".
   Чем голоднее дети, тем слабее у них сопротивляемость, им легче навязывать свою пропаганду советских идей. Детей заставили воссоздавать ленинский шалаш и поклоняться ему.
   В 1937 г. совсем обносившимся детям выдали хорошую одежду, повели на демонстрацию, когда вернулись, приказали все снять и сдать. Заведующего, который потратил деньги на детей кулаков, расстреляли.
   В 1939 г. живых кулацких детей, несостоявшихся кормильцев народа, осталось очень мало, вымерли, но в большом количестве появились новые дети, хорошо одетые, еще не истощенные - это дети врагов народа. Судьба их будет еще суровее, хотя бы потому, что им прикажут отказаться от родителей.
   Арестованных жен врагов народа с совсем маленькими детьми везли в лагеря в скотовагонах, не давали воды, детские нестиранные мокрые пеленки матери сушили, обвернув вокруг тела. Привозили в промерзшие помещения с клопами. С новорожденным мать могла оставаться 1 год, потом мать - на работы, ребенка - в деткомбинат. Там детям не давали ползать, не учили ходить, меньше забот, когда они лежат; бесконтактные, они с трудом говорили, превращались в зверьков, борющихся за жизнь.
   Домик на рисунке, дети говорят - барак, кто такая кошка - не знают, забор - значит, зона.
   Был единственный случай, когда отчаянно храбрый директор детдома принял детей врагов народа по-человечески, его имя Марк Малявко.
   Неслыханно, детей поместили в тепло, дали хлеба с молоком, одели в старенькое, но чистое платье, директор послал их учиться, велел не называть себя детьми врагов, начал хлопотать о воссоединении братьев и сестер. Как ни странно, этот факт чекистами был упущен, Марк Малявко посажен не был. Обычный человеческий поступок кажется сверхъестественным для тех чудовищных времен.
   Экономика продолжает буксовать все с большей силой.
   Предлагается новый способ ее реанимации - стахановское движение. Способ явно безнадежный, но Сталин за него ухватился.
   Алексей Стаханов, благодаря способствованию руководства, выдал на-гора угля больше других, достижение объявлено рекордом. Все громкие рекорды были подтасовкой, они заранее планировались, для них создавались льготные условия. Рекордсменов окружали славой, почетом, яростно пропагандировали на всю страну, все это не без участия НКВД.
   Рекордсмены-стахановцы были своеобразной "подсадной уткой", за ними должны были следовать все во всех отраслях, по всем специальностям, но уже без всяких льготных условий.
   Как всегда, всякое дело в стране Советов доводилось до абсурда: стахановец-врач, дантист, педагог, дворник, вагоновожатый, короче, все.
   Суть этой шумихи сводилась к одному - заставить граждан за ту же зарплату трудиться по завышенным нормам, с повышенной отдачей. При этом не учитывались технические возможности, опасность снижения качества продукции, добытой в непосильные рекордные сроки, превышение нагрузок на человеческий организм. Рекорды в шахтах, в цехах приводили к поломке оборудования, массовому травматизму, гибели.
   Техническая интеллигенция обоснованно, доказательно возроптала против движения беспрерывного, безоглядного, непосильного аврала.
   Но Сталин, пренебрегая мнением технических специалистов, за движение аврала ухватился крепко. Вот его установка: "стахановцы - сокрушительная сила против контрреволюции, если инженеры мешают, дайте им в зубы".
   И дадут, крепко дадут, наступал черный 1937 г. - пик большого террора.
   Стахановское движение, не оставив после себя доброго следа, со временем выродится, использованный для почина Алексей Стаханов сопьется.
   К началу большого террора во главу НКВД Сталин назначит Н. Ежова, крохотного человечка (145 см. роста) с 4-мя классами начальной школы.
   Ежов вождю беспредельно предан, слепо исполнителен, бесчеловечен, лишен всяких моральных понятий, очень скоро он заслужит кличку "кровавый карлик".
   Бесстрашный и открытый В. Чкалов спросит у Сталина, как человек такой низкой культуры и непомерной жестокости может занимать столь ответственный пост? На что Сталин ответит, что для таких дел только такие и нужны. Но если Чкалов считает иначе, он, Сталин, его назначит вместо Ежова. В. Чкалов был обескуражен, сражен, но эти нравственные муки продолжались не долго, вскоре при невыясненных трагических обстоятельствах великий летчик погиб.
   Постановление политбюро "Об антисоветских элементах" будет сигналом к началу большого террора 1937 - 38 гг., на его осуществление из небогатой государственной казны ассигновано 75 млн. рублей. Никаких судов, узаконенных следствий, судебных процессов, вместо них - "тройки", "двойки".
   Справка о "тройках" и "двойках".
   Упрощенная подмена суда, утверждаются 2 или 3 чекиста, их образование не учитывается; заочно, по представленным следователями обвинениям, "двойки" или "тройки" за считанные минуты выносят приговор. Вариантов два: расстрел или лагеря, оправдательных приговоров быть не может.
   В основу распределения - кого куда - бралась разнарядка, спущенная сверху - столько-то - расстрелять, столько-то - загнать в лагеря. Сроки тоже спущены сверху - не менее 10 лет, можно больше.
   То, что дела заключенных строились на показаниях, взятых под пытками, было признано нормой. Согласие на допустимость физического воздействия на заключенных дано самим вождем.
   "Тройки" и "двойки" действовали оперативно - на оглашение приговоров, в том числе смертельных - минуты. Приговоры приводились к исполнению незамедлительно.
   Количество "врагов народа" определяло политбюро во главе со Сталиным, их первая разнарядка: 75 000 врагов народа к расстрелу, 193 000 - к заключению в лагеря.
   По националистическим преступлениям разнарядки нет, свободная инициатива, чем больше, тем лучше, при этом ставилось условие - половина арестованных националистов - к расстрелу.
   Дела высших чинов, крупных специалистов, деятелей искусств в ускоренном темпе рассматривает специальная комиссия.
   Некоторые секретари обкомов, горкомов, выслуживаясь, страхуя свои жизни, просили увеличить разнарядки для населения подведомственных им территорий.
   Партийное руководство страны считало заслугой подписать как можно большее количество расстрельных списков.
   Все вместе члены политбюро приговорили к смерти 38 000 человек, большинство из которых были им совершенно неизвестны.
   Арестовывают подряд всех: технических специалистов, кадровых военных, врачей, артистов, педагогов, ученых, хлеборобов, простых малограмотных людей.
   Страшная цифра - только арестованные киношники (режиссеры, операторы, артисты и т.д.) все вместе отсидели 2000 лет, не считая тех, кто был расстрелян.
   Вспоминает председатель колхоза: выполняя разнарядки по "врагам народа", оголил колхоз от работоспособных, деятельных людей и, в очередной раз, пытаясь сберечь последних тружеников, отдал в жертву старую одинокую бабку. Там, в лагерях, горемычная старуха все пыталась понять, за что сидит. По приговору, она - троцкистка, что это такое, старуха не понимает, новое для нее слово ассоциируется со словом трактор. Старуха слезно всем разъясняла, что на трактор она смотрела издали, а близко не подходила; так и умерла в лагерях в недоумении.
   План по "врагам народа" требовалось выполнять неукоснительно и в срок, не выполнишь - посадят тебя самого.
   Чаще всего, в основу арестов брались доносы, еще Ленин доносительство узаконил и "поставил на поток", при Сталине оно достигло своего апогея.
   Некая Николаенко, киевлянка, член КПСС, написала 8000 доносов, по всем из них были произведены аресты.
   Игнорировать даже самый нелепый и безумный донос - нельзя, обвинят в пособничестве "врагам народа".
   Секретарь ЦК КПУ Постышев посчитал такую активность чрезмерной, Николаенко исключили из партии. Но за нее лично вступился Сталин, которому ее активность очень и очень понравилась. Николаенко была допущена к встрече с вождем.
   Когда арестуют самого Постышева, а затем расстреляют, Николаенко будет поставлена ему в вину.
   Через десятилетия будет установлено, что Николаенко была психически больна.
   Только в 1937 г. в стране арестованы 1 млн. 259 тысяч граждан, 697 000 человек расстреляны.
   Для лагерей была определена 1/7 часть СССР - Колыма, суровый север, необжитый край, перепад температур 100?. На этой территории были размещены 900 лагерей, больших и малых, их оборудование обошлось по минимуму: щитовые бараки при температуре -50? - это еще лучший вариант, заключенных содержали в палатках. Это жилье для утепления заключенные обкладывали мхом, как стены, так и крышу, в морозы немного помогало, зато после дождя вода сочилась неделю.
   Доставляли заключенных в трюмах барж, нары в 8 этажей, в качку люди валялись на днище баржи в блевотине, те, кто теряли сознание, ею захлебывались. По прибытию первыми доставали задохнувшихся, потом выползали живые.
   По вечной мерзлоте тянули дальстрой, колымский тракт, строили Магадан, добывали золото, вольфрам, урановую руду.
   Добытчикам золота норма - выкатить на поверхность 150 тачек в день, рабочий день 12-14 часов.
   Заключенные добыли для страны 90 тонн золота.
   Их руки могли держать только кирку или рукоятки тачки - они не разжимались, деформировались.
   Каждые 3 месяца в среднем умирало по 1000 человек. Трупы складывали штабелями, они звенели на морозе, их сгрызали крысы.
   Уголовникам послабление: они все при должностях, работают только политические.
   Отчаянных бандитов, отпетых убийц на Колыме размещали вперемешку с политическими, бандиты продолжали убивать, разбойничать сколько хотели, охрана не препятствовала.
   Бывало, что склады ломились от запасов муки, сухого картофеля, а заключенные мёрли от голода, от цинги.
   За годы войны лагеря не имели никаких поставок. Не было обуви, одежды, медикаментов, строительных материалов. Окна лепили из стеклянных банок.
   Через ужас Колымских лагерей прошли 900 000 человек, часть из них расстреляны, часть погибли.
   Один из них, замечательный актер и человек, Георгий Жженов, сумел выжить. В конце своей жизни, будучи 80-летним больным стариком, он нашел в себе силы посетить Колыму и пройти по всем лагерям и местам, через которые его прогнали. Уже наступило 3-е тысячелетие, колымские лагеря, перевалочные тюрьмы пусты, но память актера сберегла каждую деталь каторжного труда, быта, мук и страданий тех, кого безвозвратно поглотил, растворил в себе этот суровый край земли. По воспоминаниям Г. Жженова был отснят фильм "Русский крест". Фильм - реквием.
   Отбывал Георгий Жженов свой долгий 15-летний срок по обвинению в шпионаже. В гастрольной поездке молодой общительный парень познакомился с таким же молодым американцем и учил его игре на гармошке.
   Отсюда вывод - американский шпион.
   Вот несколько эпизодов из его лагерной жизни - спят в несколько ярусов, под нарами тоже, в большой холод - друг на друге, по команде менялись.
   На лесоповале Жженов рассек ногу, рана глубокая, в лагере имеется медпункт, но полностью отсутствуют какие-либо медикаменты и инструментарий. Фельдшер соединил края раны канцелярскими скрепками, через день погнали на этап.
   Как-то нашел лоскут лагерного одеяла. Утеплил им ноги, счастлив, в таком виде попался на глаза начальнику лагеря, тот приказал за порчу лагерного имущества бросить в карцер. Карцер - это смертельный приговор, обледенелый цемент со всех сторон, никаких нар, никакой еды. Бросили их туда двоих, предварительно раздели. Напарник Жженова быстро терял волю к жизни, но Георгий не сдавался, велел товарищу кричать громко, пронзительно, кричали, не переставая, сменяя друг друга, из последних сил. И охрана не выдержала беспокойства, выпустила едва живых.
   Жженов выжил только потому, что был взят в лагерную самодеятельность, обмороженный, весь в струпьях и коросте он читал художественному руководителю легкую, изящную чеховскую "Шуточку" и потряс его своим мастерством.
   И таких людей бездумно, бессмысленно сталинский режим превращал в лагерную пыль.
   Вице-президент США, Уоллес, находясь в конце 2-й мировой войны с визитом в СССР, был приглашен на Колыму. Сталин хотел убедить американца в наличии в СССР больших месторождений золота. Страна разорена, требуются крупные закупки у Америки; золото - гарант платежеспособности СССР.
   Для американского вице-президента КГБ разыграл целый спектакль. Спешно убрали колючую проволоку, разобрали вышки, заключенных заперли безвыходно в бараках, чекисты, сытые, красномордые, тепло одетые, изображали добытчиков золота. Наше доблестное КГБ всегда мастерски владело искусством мистификации и надувательства.
   Да разве только НКВД, весь коммунистический режим строился на лжи, обмане, укрывательстве, фальсификации, подтасовке. Перекраивалась, извращалась, переделывалась история страны, народа, гражданской и отечественной войн.
   Во всем этом тон задавал богоцарь Сталин, гениальнейший из мистификаторов.
   Реальная жизнь народа, серая, изнурительная и отупляющая, была силой его гения подменена вымышленной, красочной, целеустремленной, если необходимо - жертвенной и всегда бескорыстной.
   Он силой своего таланта сконструировал другой нереальный мир и заставил нас в него верить, многие не утратили веры и по нынешний день.
   Это было нелегко, и он много трудился. Начал с самого себя, недоучка-семинарист заставил народ поверить, что он и есть тот провидец, который знает, что делать и куда идти, что только у него, Сталина, железная воля, твердая рука, которой он нас выведет, а то и выволочит к счастью.
   Без колебаний и сожалений он сметал со своего пути все, что могло послужить разоблачению его лжи и виртуозных прикрытий. О том, что дар провидца был легендой, что под ним скрывался всего лишь звериный инстинкт, мы не догадывались. А инстинкт, пусть даже звериный - ненадежная опора для лидера великого народа, но здесь его всегда спасала полная неподсудность и блестящая способность перекладывать свои ошибки на плечи других.
   Гениальный актер, Сталин не уставал играть роль богоцаря, строгого, но справедливого, требовательного, но доброго. Все было игрой, великолепной, убедительной, а мы верили в ее подлинность, и в этом трагедия нашего народа.
   Главный губитель своего собственного народа, он искусно выдерживал роль обманутого многочисленными врагами добряка. Этот миф умело поддерживало НКВД. И этому верили даже мыслящие талантливые личности, такие, как Пастернак, Чуковский. Пастернак говорил Мейерхольду: "Если бы кто-нибудь рассказал все Сталину...", а тот вторил: "От Сталина скрывают...".
   Он никогда не выражал своих намерений прямо, приближенные должны были уметь находить подтекст его заявлений.
   Он никогда не обвинял даже самых ненавистных своих противников, это делали другие, а он еще артачился, выражал сомнения в их вине, предлагал разобраться; как-то руководство НКВД так и сделало и вызвало яростный гнев хозяина: сбили отлаженный темп репрессивной машины.
   Да, в глазах многих он умел остаться святым, развязав неслыханную войну против своего народа.
   Мало кто знает, что Сталин лично подписал 366 расстрельных списков, предварительно их внимательно вычитав, и лично послал на смерть 44 000 человек. Но его подпись никогда не была одинокой, он всегда приобщал к себе в сообщники кого-нибудь еще, чаще всего В. Молотова.
   Пощадил за все время только двух человек - Пастернака и Шолохова, решил, что они еще могут пригодиться в хозяйстве. А если к этой цифре приплюсовать тех, кто в результате его непрофессиональных вмешательств погиб на войне, цифра его собственных жертв будет астрономической.
   И при этом он остался в истории великим отцом народов, а Николай II, не подписавший за свою жизнь ни одного смертного приговора, вошел в историю как Николай-кровавый. Кто же восстановит справедливость?
   Периодически разыгрывался публичный ритуал полной очистки Сталина от любых дурных подозрений со стороны народа. Именно во имя этого был низложен и неспеша подведен к справедливому уничтожению беспредельно преданный вождю "кровавый карлик" Ежов.
   А делалось это так. Начальник одного из управлений НКВД, А. Журавлев с возмущением донес, что Н. Ежов преследует невинных людей и при этом ни с чьим мнением не считается. Начинается громкое расследование под руководством Берии. Сталин предельно возмущен произволом, чинимым Ежовым.
   Пропущенный через весь арсенал им же изобретенных пыток, Ежов кается и дает нужные признания, просит разрешить исправить допущенные ошибки, но Сталин непреклонен, такое не прощают. Сходный спектакль был разыгран, когда Ежов по поручению Сталина разоблачал Ягоду.
   А тем временем маховик репрессивной машины не сбрасывает оборотов и уничтожает людей как ни в чем не бывало, но все это уходит на второй план, на первом - он, отец родной, благородный, добрый, обманутый врагами, но всегда готовый встать на защиту народа.
   Сталин заставляет работать на свой имидж обстоятельства глубоко личные, которые принято носить в себе, очевидно, святые чувства его не тяготят, и он бестрепетно и очень эффектно обыгрывает трагедию своего старшего сына.
   Яков Джугашвили, сын от первой жены Сталина, родился не ко времени. Его отец в ту пору был целиком погружен в бурные деяния по экспроприации чужой собственности. Лихой разбойник Коба не был готов ни к отцовству, ни к семейной жизни.
   Покорная, преданная, безответвеная, набожная грузинская жена скоро начала тяготить его. Като была так робка и застенчива, что, когда Кобу посещали его соратники-террористы, пряталась и отсиживалась под столом. В муже видела полубога.
   После ее ранней смерти Коба передаст новорожденного сына сестре жены и надолго распрощается с поднадоевшим семейным уютом.
   Сына за 12 лет ни разу не повидает. Он будет женат вторым браком, когда родственники привезут к нему в Кремль незнакомого ему, робкого, испуганного грузинского мальчика, почти ничего не понимающего по-русски.
   Яков по-прежнему не пробуждает в нем отцовских чувств. Отцовская жестокость, раздражительность, вечные придирки, полное непонимание, вспышки ярости и гнева толкнули Якова на самоубийство. Пуля только ранила Якова. Отец ни разу не пришел к нему в больницу.
   О безрезультатной попытке сына застрелиться скажет с усмешкой: "Ха, не попал!"
   Неизвестно, что было бы с парнишкой, если бы не самоотверженная помощь и защита со стороны Нади Аллилуевой.
   Не поддается пониманию ярость Сталина, когда он видел Надю и Якова, играющих в его любимые шахматы или готовящих уроки на мало понятном мальчику русском языке.
   А потом Якову выпадет пережить самоубийство Нади, своей защитницы. Немного позже аресты и гибель всех ее родных, по-доброму относившихся к нему. Почти одновременно отец уничтожит родственников первой жены, вырастивших и воспитавших Якова.
   Каково неокрепшему пареньку было пережить и осмыслить все это?
   Кто тогда мог понять, что, принося в жертву всю свою семью, Сталин вместе с ней хоронил память о разбойнике Кобе, о малокультурном, злобном Иосифе и расчищал место для возникновения заново великого, безупречного отца всех народов, царя и бога одновременно.
   Навряд ли Яков мог оправдать столь страшную жертву, пусть даже сотворенную (с позиций отца) во имя прекрасного будущего всего человечества.
   Став взрослым, Яков не просил у отца милостей, снисхождений, жил жизнью простых тружеников со всеми бытовыми и материальными тяготами. Женился, жена - еврейка; естественно, Сталин негодует и еще больше отстраняется от Якова.
   Яков оканчивает технический институт, но Сталин настаивает на поступлении в Военную академию. В академии Яков вошел в мир профессиональных военных, особое почетание у него вызывает ненавистный Сталину Тухачевский. Яков трагически переживает аресты и гибель этих людей. Мужественно ходатайствует за них перед отцом, но всякий раз нарывался на его злобу и гнев.
   Отец и сын оказываются по разные стороны баррикад.
   Уход на фронт, на передовую, Яков воспринимает как облегчение. Есть версия, что в условиях тяжелейших боев первых дней войны, когда немцы успешно выдерживали тактику бесчисленных окружений частей Красной Армии, артиллерийская батарея, которой командовал Яков, попадает в плен. На предложение Берии - выкрасть, спасти Якова - Сталин отвечает: "Найти и расстрелять".
   На другое предложение - произвести обмен пленными - Сталин рождает эффектную фразу, потрясшую весь мир: "Я солдата на маршала не меняю".
   Гражданский долг превыше святых отцовских чувств. Прямо библейский сюжет.
   А может, все проще - предоставился шанс устранить нелюбимого, неудобного, чуждонастроенного сына, последнего свидетеля страшного прошлого Кобы.
   Есть и другие факты - Яков, согласно приказу своего отца, не дал взять себя в плен и на этот раз застрелился, а в плену под его именем использовалось подставное лицо. Тем более не понятен приказ Сталина - арестовать жену Якова, свою невестку, а крошечную внучку заключить в страшные дедушкины лагеря для детей.
   Мать и дочь выйдут на свободу и воссоединятся только после смерти своего великого родственника.
   Как-то уже старый Сталин, прогуливаясь по парку ближней дачи в Кунцево, заметил полуувядший розовый куст с поникшими головками роз, остановился, сокрушенно потрогал их. Один из не спускающих с вождя глаз охранников подскочил и заверил, что завтра же садовник чахлый куст удалит. На что Сталин назидательно ответил: "Зачем выбрасывать, кусту надо помочь, все должно жить столько, сколько ему положено".
   В то же время, вождю хорошо известно (ничего не проходило мимо его внимания; трудоголик, он успевал знать все), что в его концлагерях существует практика отстрела больных и ослабевших заключенных.
   Почин этой практике положил майор Гаранин.
   Он строил больных и ослабевших - их называли "отказчиками" от работы - и, идя вдоль строя, расстреливал в упор. Верхутаи шли следом и подавали заряженные пистолеты. Зэкам, выстроенным для работы, угрожал: "И с вами так будет".
   Трупы складывали за воротами лагеря штабелями. Очень экономный и выгодный почин, зря, что ли, на них баланду тратить.
   25 августа 1938 года на заседании Президиума Верховного Совета СССР обсуждался вопрос о досрочном освобождении заключенных, отличившихся на работах в лагерях. Сталин возразил: "Нельзя ли придумать какую-нибудь форму оценки их работы? С точки зрения государственного хозяйства это плохо. Будут освобождаться лучшие люди, а оставаться худшие."
   В 1939 году был утвержден указ: "Осужденные, отбывающие наказание в лагерях НКВД, должны отбыть свой срок полностью."
   Так бесплатный работник был обращен в вечного раба.
   Всеуспевающий, всеобъемлющий вождь ощущал постоянную опасность со стороны высокоталантливой творческой и научной интеллигенции. Таких не так уж много, но их нельзя купить, нельзя запугать, сломить; их убеждения - их суть. Они выскажут разоблачительную правду при любых обстоятельствах, иначе перестанут быть самими собой.
   Значит, их действия следует упреждать, да и побольше строгости не помешает.
   По отношению к ним, сверходаренным, и к военным (последних массово арестовывают в конце 1937), людям, крепким и телом, и душой, вождь предусмотрительно разрешает НКВД физическое воздействие на заключенных. Понимай - пытки. Ломать так ломать.
   По-деловому, буднично расправились с писателем Борисом Пильняком. И как иначе, ведь смог на весь мир заявить правду о тонко обдуманном убийстве самого талантливого красного маршала - Михаила Фрунзе.
   А что делать, если арестовывать никак не получается. Умертвили на операционном столе, на который его без всякой надобности в тот период буквально загнал заботливый Иосиф. Мол, великих людей надо беречь, они принадлежат не себе, а партии.
   Использовали невосприимчивость его организма к наркозу, дали его побольше, скончался мигом. Ах, какая беда. Пышные похороны по высшему разряду.
   Как надежно все было продумано, а Пильняк до всего докопался, все вывел наружу, за что и поплатился жизнью. Упреждать, упреждать их, непокорных, надо, не доводить до беды.
   Поэтому смерть Сергея Есенина организовали заранее, до начала массовой ликвидации крестьянства, до коллективизации.
   Да и как иначе, это чудное золотоволосое крестьянское дитя, столь любимое и популярное в народе, за родную Рязанщину, за крестьянскую Русь силой своего уникального таланта стояло бы до конца.
   Начали с травли - долгой, выматывающей; не издавали, лишили надежды на жилье, а затем одинокого, бесприютного в гостиничном номере порешили.
   Чекисты во главе с авантюристом Блюмкиным, ворвавшись к нему, переусердствовали, поэта жестоко избили, покалечили. Потом подло маскировали содеянное: избитого, с покалеченной рукой повесили на трубах под высоченным потолком.
   Вроде, как сам туда смог взобраться, скандалист, мол, с перепою. Топорная работа.
   Но хоронили красиво, с почестями, еще действующий Л. Троцкий сказал над гробом глубокие, проникновенные слова. Ведь понимали, какой талант загубили в 30 лет. Но мертвый поэт - это так спокойно. Потом хотели поэта стереть из памяти народной - не получилось.
   Следующая жертва - глыбища, человечище - В. Маяковский. "Лучший поэт социалистической эпохи" - сказал о нем вождь, сменив в этом звании Б. Пастернака. Он их, поэтов, тасовал, переставлял и бдительно наблюдал.
   Да, социалистическое отечество Маяковский воспел, восславил, дофантазировал с той мощью, на которую был способен только он.
   Иначе быть не могло, ведь Поэт верил, свято верил в социалистические идеалы, а славить он мог только искренне. А вдруг этот гигант пробудится от наваждения?
   А что будет с ним в зловещие, чудовищные 37-38-39 годы?
   Против поэта применен проверенный прием - травля, запрещена юбилейная выставка. Подвергнута разносу "Баня"; пролеткульт отказывает в приеме, пусть, мол, ходит в попутчиках со своими дворянскими корнями. И наблюдают, наблюдают. Любимая женщина, Лиля Брик оказывается агентом ГПУ и наблюдателем с ближайшего расстояния. Цель одна - не дать очнуться, пробудиться. А к этому шло. Все вместе погружает Маяковского в глубокую депрессию. И поэт из мира, давшего глубокую трещину, ушел в никуда в пушкинском возрасте, в 37 лет, почему-то застрелившись не из давно подаренного чекистом Аграновым браунинга, а из - маузера.
   Сталин предоставил ему выбор - забвение или смерть. Массам, т.е. нам, объявили - заблудился среди любимых женщин. Не убеждает, не его масштаб, не его мощь.
   Единственная дочь Маяковского, Елена-Патриция Томпсон, посвятившая всю себя изучению творчества своего отца, утверждает: "Отец не убивал себя из-за женщин, он ужасно разочаровался в советской системе. Незадолго до смерти спрашивал: "Меня арестуют?"
   Безликие массовые аресты перестают удовлетворять Сталина, ему нужны громкие процессы над крупными общеизвестными личностями.
   Первыми кандидатами для них Сталин выбирает блестящего военного корреспондента Михаила Кольцова, достойно проявившего себя в Испании, и Исаака Бабеля, за мастерство рассказа прозванного русским Мопассаном.
   Кольцова, героя испанских событий, Сталин приглашает к себе на ближнюю дачу, расспрашивает, внимательно слушает, говорит комплименты. Узнав, что испанцы называли его Мигелем, мягко улыбается в усы и с удовольствием произносит: "Дон Мигель". Дружеская встреча длится 3 часа, оба довольны друг другом. Вот только при прощании вождь задает странный вопрос - есть ли у Кольцова пистолет? Тот с удивлением подтверждает - есть... Много позже М. Кольцов поймет, что в ту добрую минуту друг и отец всех трудящихся великодушно предоставлял ему возможность застрелиться в замен мук и издевательств, которые он уже тогда ему уготовил.
   Другой кандидат, эдакий толстоватый, близорукий увалень в очках, прошедший через горнило революции, через сложнейшие переплеты гражданской войны и жизненных мытарств, нашедший себя как писатель, обрел своего героя и тему - это мы все, такие, как есть, без камуфляжа и подрисовок. Именно отсутствие подгонок и подрисовок так разгневили Буденного, когда он ознакомился с повестью Бабеля "Конармия".
   Революцию Бабель принял искренно и верил в ее преобразующее начало.
   Откуда им обоим, Кольцову и Бабелю, живущим в свободной, как они свято верили, прогрессивной стране, было знать, что у них есть непростительные пороки - честность, талант, знание мира и, что совсем непростительно, - они оба евреи.
   Когда за них всерьез возьмутся палачи - ассы, они вроде поддадутся и оговорят себя. Но потом соберут силы и мужество и от всего откажутся.
   Показательный политический процесс над ними провести не удалось. Сталин понял, этот человеческий материал ему не по зубам.
   Когда он вычеркнул их из жизни, М. Кольцову было едва за 40, И. Бабелю - 45 лет.
   Их творчество на долгие десятилетия будет от нас сокрыто.
   Надо отдать должное вождю, он умел отделять зерна от плевел.
   Писателей-середняков, за хорошую кормежку и казенную дачу готовых вылезти из кожи, чтобы угодить властьпридержащим, было хоть пруд пруди. Сталина интересовали таланты подлинные, неподкупные и загадочные.
   Взять хотя бы ни с кем не схожего, умеющего видеть мир в подлинном свете и проникать в его будущее Михаила Булгакова.
   Вождю пришлось с ним поморочиться, тем более, что у хозяина была скрытая давнишняя цель - вынудить этого гения воссоздать со всей мощью его таланта сталинский образ. М. Булгаков согласился, и через несколько дней поезд мчал его на Кавказ за правдой о вожде, а как же без нее можно писать?
   Узнав об этом, Сталин страшно разгневался и испугался одновременно: ему как раз правда о самом себе категорически была не нужна.
   Заказная биография, сработанная по планам вождя, - дело другое.
   Булгаков с женой были немедленно сняты с поезда. Нет, о сделке с Мастером вождю даже мечтать не приходилось.
   Незамедлительно Булгаков будет лишен средств к существованию, его творения обруганы и печатанью не подлежат. На работу не берут нигде, остается покинуть родину. И тогда никто иной, как сам Сталин распоряжается - дать Мастеру незначительную работу в театре.
   Излюбленный прием вождя - отнять потом отдать, можно - наоборот.
   По личному распоряжению вождя художественный театр поставит и будет долго удерживать в репертуаре крамольную пьесу М. Булгакова "Дни Турбиных" - правдивое и честное произведение о белой гвардии.
   Сталин смотрел его 18 раз. Что привлекало в этой пьесе Сталина? То, что ее герои, белые офицеры, культурны, подчинены кодексу чести, изысканны с женщиной или то, что он, Сталин, сломал хребет белой гвардии и ее доблестные благородные офицеры теперь без пил и топоров, вручную валят лес в его, сталинских, чудовищных лагерях? Ответа нет.
   Жизнь, отравленная преследованиями и угрозами, руганью литературных наймитов, рано лишила Булгакова здоровья, он умирал долго и мучительно.
   В один из последних дней его жизни в квартире Булгаковых раздался телефонный звонок, и неповторимый голос Сталина неспешно спросил: "Писатель Булгаков умер?" Да, все шло по плану - Булгаков умирал. Вслед за Мастером на десятилетия будут похоронены его произведения, спрятаны от нас "Мастер и Маргарита", "Собачье сердце", "Белая гвардия" и все другое. А мы, живя в нашем сером, суетном мире, даже знать не будем, какую несем потерю.
   Теперь немного о поэзии, о поэтах и их почитателях.
   Но здесь нельзя обойтись без воспоминаний об одной встрече, вернее, двух.
   Первая произошла в далеком 1953 г. Я - студентка, он - молодой лейтенант, только что выпущенный из военного училища. Лейтенант не по случаю, а по призванию; подтянут, сконцентрирован, закален, к себе требователен, на соблазны молодости не падок. Грубоватое, мужественное лицо, невысокий лоб, нависающий над глубоко посаженными холодными глазами, плотные неулыбчивые губы, черный чуб еще больше сужает невысокий лоб.
   От нас, девчат, лейтенант голову не терял; не спеша, рассудительно, толково подбирал себе подходящий вариант: как-никак, в глубинном воинском гарнизоне без верной жены, которая и постирает, и приберет, и форму отутюжит, обойтись трудно. Как он мне при последней встрече объяснит - при каждом мужике должна быть баба, его личная баба.
   Нет, не женщина - это сложно и ни к чему, а просто баба.
   Как-то у известного режиссера Романа Кармена сын богоцаря Василий Сталин, разгульный доблестный летчик, обольстил и увел молоденькую жену. Режиссер пожаловался Сталину. И тот распорядился: "Дуру-бабу вернуть мужу, а полковника Сталина - на гауптвахту".
   В воинских кругах распоряжение Сталина, его стиль, суть, форма вызывали восторг. Какой образец пронзительной справедливости и какое простое и точное слово - баба. Приехали черные люди в черном воронке и отвезли дуру-бабу к мужу.
   А с бабами иначе нельзя.
   Я тоже была зачислена в список кандидаток на звание бабы молодого лейтенанта. Мне даже было сделано предложение, но в такой деловой, будничной форме и без всяких эмоций, что я, по простоте душевной, не поняла, чего от меня хотят. А было так - лейтенант спрашивает: "Хочешь, я тебя избавлю от поездки в глухую деревню, согласно назначению после окончания института?" Я с восторгом заорала: "Хочу!" Но не знала, что военнослужащие в качестве мужей имеют право избавлять своих "баб" от всяких отработок по окончании института и беспрепятственно увозить их в свои гарнизоны. По глупости, я все расспрашивала, а каким способом он может избавить меня от жизни в селе Нетеребки?
   Низкая зарплата, бездорожье, отсутствие жилья - ведь страшно.
   Моя непонятливость лишила меня больших перспектив. Но что поделаешь, жалеть поздно.
   А лейтенант неспеша нашел, что искал - понятливую, доверчивую, преданную, послушную, да еще и сироту. Родила она ему двух сыновей и с верой и любовью впряглась в семейный воз и покорно тянула его по глухим гарнизонам.
   Когда муж учился в военной академии, пошла на заработки и никакой работы не гнушалась, воспитывала сыновей, обхаживала вечно занятого сурового мужа, да еще его отца - вдовца.
   Минуло 35 лет, вместо лейтенанта передо мной генерал-майор, еще суровей, еще сдержанней, сказал - отрезал, и никаких альтернатив.
   Глаза ушли еще глубже, прикрылись тяжелыми веками, сколько ни заглядывай, ничего в них не прочтешь. За спиной у генерала служба в ГДР, на Кавказе, Афганистан и недавняя смерть верной жены. Привычно сдержан, никаких эмоций.
   Оглядывает мое жилище. Жесткий неодобрительный взгляд на большой портрет В. Высоцкого: ну, какой это поэт - кумир уголовников.
   Представляю своего пуделя - друг, мол. "Не смеши, какой друг - баловство одно, лишние расходы и загрязнение внешней среды".
   Обращаюсь к памяти жены, помню ее смешливой, большеглазой, ищу слова, боюсь причинить боль, она мне так хорошо знакома, но мою потерю уже сгладило время, а тут рана свежая. И вдруг слышу короткое: "Я - в порядке". Действительно, в порядке и никаких эмоций, молчим.
   Но тема нашлась, острая, спорная, она пришла из нашей молодости, ведь мы оба вышли из сталинщины, для меня это - боль, для него - гордость. Привожу факты того страшного времени, цифры, доказательства, мою непреходящую боль по отцу, открывшиеся документы, книги, но ничто не вызывает интереса у генерала. Все отметается резко и бесповоротно.
   На книжных полках генеральский взгляд выхватывает поэтический сборник, небрежно листает и возвращает на место.
   Неожиданно лицо генерала меняется, разглаживаются жесткие складки, тяжелые веки не мешают литься свету из загоревшихся глаз.
   Доверительно, с неожиданным для него вдохновением и выразительностью он рассказывает мне, как, служа на Кавказе, впервые прочел стихи Сталина. К поэзии был глух, но то, что это стихи самого Сталина, потрясло его, обрисовался образ реального сверхчеловека, объединившего в себе черты жестокого и решительного преобразователя мира и утонченного эстета. Если он может все, значит, ему дозволено все. Он не подсуден, ему одному доступно понимание высшей целесообразности, и он вправе принести ей в жертву "мизерабельные" человеческие жизни в любом количестве, в любом качестве. Всегда молчаливый, генерал взахлеб говорил и говорил о своем кумире, о его абсолютной неподсудности и правоте. И никаких возражений! Так вот где скрывались эмоции.
   Я впервые поняла, что сталинизм - это очень серьезно, это необратимое, непреходящее состояние души, это диагноз неподдающейся излечению тяжелой хронической болезни.
   Дьявольская суть изувера Сталина виртуозно скрашена тонкой, изящной лирикой. Это поражает, уводит от сути.
   Эта же суть изувера А. Гитлера приукрашена художественным даром, он - автор профессионально выполненных акварелей.
   Воздающий многомиллионные жертвы дьяволу, поставивший мир на дыбы, фюрер каким-то чудом успевал постигать тончайшие оттенки красок. Вот название одной из акварелей "Белая стена разрушенного здания". Все тираны схожи.
   Завершив разгром собственной армии, ленинской партии, советской верхушки, пересажав для всеобщей острастки тьму тьмущую простых людей, вождь-поэт, философ и ученый взялся за селекцию культуры и науки. Размах задуманного был грандиозный - намечалась тщательная прополка деятелей театра, кино, музыкантов, композиторов, писателей и т.д.
   Уже на допросе Бабеля были взяты на прицел Леонов, Иванов, Катаев, Олеша, Эйзенштейн, Шостакович, Михоэлс, Утесов, Александров и др.
   Одним из первых аресту и чудовищным пыткам был подвергнут великий режиссер Мейерхольд, он же - создатель массовых праздничных зрелищ, столь любимых вождем. Ему принадлежит идея - задействовать в зрелище ребенка. С тех пор в разгар торжества к Сталину на трибуну Мавзолея бежит прелестная девочка в бантиках с букетом цветов, у доброго отца народов уже припасена шикарная коробка конфет, вождь ласкает ребенка, одаривает.
   Всеобщий восторг и умиление, притом искренние.
   Есть свидетели допросов 60-летнего Мейерхольда.
   Рабоче-крестьянские следователи действовали с азартом, выдумкой, а как иначе - перед ними человек из недоступной им творческой сферы, ненавистный интеллигент, да еще и еврей.
   Били жгутом по пяткам, по спине, по лицу, по вздувшимся венам, по превратившимся в сплошной кровоподтек ногам, пропускали через конвейер, это когда следователи меняются, а заключенный стоит на избитых ногах сутками, без сна, воды, ослепленный яркой лампой.
   Потом Великий режиссер уже только лежал, у него было сломано бедро, следователь бил ногой в его кровоточащее лицо и мочился на него.
   Его обвиняли в троцкизме и в шпионаже сразу на 4 страны - Японию, Англию, Францию и Литву.
   В дни, когда Мейерхольд находился в застенках НКВД, его жена, актриса Зинаида Райх, писала письма - прошения Сталину, искала поддержки у друзей - это было расценено как протест.
   Агенты НКВД проникли к ней через балкон; убивали долго и жестоко - 17 ножевых ран. Она очень кричала, но в те времена люди, охваченные страхом, делали вид, что ничего не слышат.
   Борис Покровский, главный режиссер Большого театра, уже в наше время скажет точные, справедливые слова: "Нация, которая допустила, что Мейерхольда били палками, покрыла себя позором, который несмываем".
   О писателе Владимире Зазубрине, человеке редкого мужества, мы узнали только сейчас, по истечении многих десятилетий. Он был уничтожен вместе со всем, что им было создано. Уже тогда в своих повестях "Щепка" и "Чекист" он раскрыл ужас сталинских лагерей и чинимых в них массовых расстрелов.
   Но мир о преступлениях сталинщины, несмотря на все ее ухищрения, дознается.
   Одним из многочисленных расстрельных мест в стране Советов была тюрьма Серпантинка на Колыме. Ночь (обязательно ночь!), обреченные мужчины, женщины стоят, тесно прижатые друг к другу, ревет на полную мощь трактор. Люди падают, увлекая за собой еще живых. Бульдозер без разбора сгребает и волочит к яме мертвые и еще живые тела и сбрасывает их скопом. А они все падают, превращенные в щепки, в технический мусор.
   "Кровавый" царский режим произвел последнюю казнь женщины в 1906 г. - повесили террористку-фанатичку Коноплянникову. Казнили утром, чтобы смертница последний раз могла увидеть восход солнца, потом хоронили.
   Следующей жертвой Сталина будет поэт ХХ века О. Мандельштам, в пределах гармонии соперников не имевший. С ним Сталин будет вести долгую, изнурительную смертельную игру.
   В том, что это большой поэт, Сталин убедился, когда из уст Г. Ягоды услышал стихотворение "Горец". В небольшом стихотворении Сталин узнал себя самого, подлинного, со всеми тщетно скрываемыми пороками. Он понял, что это не только истинный поэт, но человек безумной храбрости и чести.
   Сам Мандельштам вряд ли это осознавал, просто быть другим свыше его власти; такова его суть.
   Итог для Сталина был минусовый, но не совсем, именно этот шедевр передал всю глубину его, сталинской, власти, адскую силу давления на народ и страну. Сталин сделал вывод, что только такой поэт способен запечатлеть его для истории. Но как заставить Поэта воссоздать его, Сталина, не со знаком минус, а со знаком плюс? Поэт бескорыстен, он исповедует кодекс чести, он, наверное, - последний муж в стране Советов, способный сражаться за достоинство униженной жены. На товарищеском суде тщедушный Мандельштам дал пощечину влиятельному, роскошному, вальяжному "красному графу" А. Толстому, за неприкосновенность и жизненные блага отдавшему свой талант в услужение советской власти. А. Горькому пришлось брать крупного графа под защиту от наскакивающего на него маленького Мандельштама. Смешно прозвучат горьковские слова: "Мы не допустим, чтобы били русского советского писателя".
   Бесстрашный бунт одиночества, как к такому подступиться? И начинается охота на Поэта.
   Первый арест отменил сам Сталин, даже Б. Пастернаку бросил упрек - зачем не стал на защиту друга? Но своеобразная сталинская ловушка не сработала. Потом аресты пойдут один за другим, Мандельштам сидел при Ягоде, Ежове, погиб при Берии.
   Советский писатель Павленко сидел в шкафу во время допросов Мандельштама, меленького, замученного, жалкого, без брючного ремня. Павленко тайно делал художественные накопления.
   В промежутках между арестами Поэт без работы, без денег, терпящий голод и холод, насилует себя и пишет ожидаемую оду "Сталину".
   Результат насилия жалок, Сталин это понимает и ставит крест на Поэте.
   Физически не годный для чудовищных по трудоемкости лагерных работ, изнуренный голодом и холодом, доведенный до полубезумного состояния О. Мандельштам умирал медленно, мучительно и страшно.
   Всесильный Сталин так и не смог реализовать своей заветной мечты - получить талантливое воплощение своей личности в идеализированном образе. В памяти человечества "Горец" Мальденштама останется его единственным точным беспощадным литературным портретом.
   Вот строки из этого великого стихотворения:
   "Мы живем, под собою не чуя страны...
   Лишь один он бабачет и тычет...
   Душно, но хочется жить."
   Трагически сложится на советской земле судьба М. Горького. Казалось бы, страна Советов - реализованная мечта буревестника революции. Но действительность будет другой.
   Горький жил в Италии, когда передовые круги Запада отвергнут кровавые деяния большевиков. От их режима, соответственно, пойдет на спад интерес к творчеству певца революции.
   Уменьшатся тиражи издаваемых книг, в жизни Горького возникнут финансовые трудности.
   Сталин предложит Горькому выгодные контракты и переманит именитого писателя на родину. То, что он попал в клетку, пусть и золотую, он поймет не сразу.
   Незаметно и неотступно авторитет писателя-гуманиста будет обращен в прикрытие большевистских злодеяний.
   Работники НКВД во главе с Ягодой под ликами друзей окружат его тесной стеной.
   При участии Горького художественное творчество в СССР будет лишено свободы. С подачи Сталина великий пролетарский писатель провозгласит мертворожденный метод социалистического реализма основой художественного творчества. Этот метод напрочь прикует деятелей искусства к коммунистической идеологии. А для того, чтобы согнать творческую интеллигенцию в стада (скопом ее сподручно контролировать), будут созданы союзы писателей, композиторов, архитекторов, кинодеятелей и т. д.
   Горький возглавит писателей.
   Горькому было известно, что на І съезде писателей ходила листовка (автор - украинец Михаль Сименко) с отчаянным текстом: "Мы, русские писатели, напоминаем проституток, мы даже думать не смеем".
   Ходило обращение к писателям с мировым именем: "Вы спасаете мир от фашизма, почему не спасаете нас?"
   Но Горький останется верен своим повелителям - Сталину, Ягоде (он называл его Ягодка).
   С высоты своего авторитета Горький оправдает репрессивную машину очень удобным лозунгом - "если враг не сдается, его уничтожают", о чекистах - "изумительно зоркие стражи мировой революции".
   Он опомнится, когда для острастки они уничтожат его единственного сына Макса, старого друга Каменева, попытается вырваться из своей золотой клетки. М. Горький настойчиво просит отпустить его для лечения туберкулеза в Сорренто - отказ. Тогда он вызывает в СССР Луи Арагона, Андре Жида (Андре Поль Гийом).
   И Сталин поймет, что лояльного, послушного Горького больше нет, и даст сигнал на уничтожение; нет, не открытым текстом, просто слегка направит верного "Ягодку" - Ягоду на принятие мер по защите великого писателя, и тот примет. Приехавшего по письму Горького Луи Арагона увезут в Ленинград, а Андре Жид опоздает на несколько часов. 18 июня 1936 г. Андре Жид приехал в Москву, 18 июня великий писатель умер.
   "Ягодка" успел, упредил, и как иначе - в его руках отличная лаборатория ядов, да и сам он по образованию фармацевт.
   Похороны пролетарского писателя были сверхвпечатляющие. Урна с прахом А. М. Горького будет замурована в самом почетном месте, в Кремлевской стене.
   Впопыхах организаторы высокоразрядных похорон забудут, что М. Горький просил похоронить себя рядом с сыном.
   Сам вождь подставил свое плечо под урну с прахом великого друга и был явно потрясен его смертью. Сталин всегда тяжело переживал смерти своих друзей: М. Фрунзе, С. Орджоникидзе, С. Кирова, теперь - Максима Горького.
   Если убийцами С. Кирова народу были представлены Зиновьев и Каменев, то убийцей М. Горького был объявлен Н. Бухарин. Согласно сценарию великого режиссера, каждый смертник должен передать эстафетную палочку следующему смертнику, Сталин лично осуществлял контроль над ведущими театрами страны. Репертуар составлялся только по согласованию с самим. Так, пьеса Эрдмана "Самоубийца", в которой автор просит права на шепот, снята. Сталин посчитал ее пустой и вредной, но введена пьеса М. Горького "Враги".
   Драматург Эрдман вскоре будет арестован прямо на съемках фильма "Веселые ребята". Фильм снимался по сценарию Масса и Эрдмана, заодно люди в черном прихватили и Масса. "Веселые ребята" Сталину пришлись по вкусу, смотрел многократно.
   Великих режиссеров К. Станиславского и В. Немировича-Данченко Сталин не трогал, репрессировал их ближайших родственников. Как бы сдавил со всех сторон, заставил жить ощущением ожидания, что и за ними тоже могут прийти в любой момент.
   Большую часть своей зарплаты В. Немирович-Данченко высылал арестованным родственникам.
   Так мир искусств был поставлен перед необходимостью подстраиваться под интересы и вкусы вождя.
   Об уровне этих вкусов говорит начатый Сталиным идеологический террор против Д. Шостаковича и С. Прокофьева, двух выдающихся русских композиторов, нашедших признание и понимание Запада.
   Статья в "Правде" "Сумбур вместо музыки" без подписи, но ее резкий, повелительный тон выдавал автора. Главный предмет осуждения - опера Д. Шостаковича "Леди Макбет Мценского уезда". Как всегда, мало доступное широкой публике произведение было сделано предметом массового обсуждения. Люди, далекие от классической музыки, на повсеместных митингах и собраниях натравливались на двух великих композиторов, злобно осуждли их в непонятном формализме, с трудом по бумажке читали названия их произведений. Беспощадная, абсурдная травля, постоянное осознание грядущей расправы нанесли неизгладимую травму двум музыкальным гениям. Заставили их делать постыдные и унизительные попытки подстроиться под Сталинские нормы и требования. Д. Шостакович создаст симфонию "1917 г.", С. Прокофьев пионерско-комсомольскую "Ораторию о лесах".
   Все методы давления и запугивания были использованы Сталиным против женщины, Матери и великой поэтессы Анны Ахматовой.
   16 лет ее не издавали, морили голодом, для чего лишали продуктовых карточек, но самое болевое воздействие осуществлялось через сына. Ее сын, Лев Гумилев, был арестован трижды, за то, что сын крамольного поэта и офицера Николая Гумилева, за то, что сын А. Ахматовой и просто так, за себя самого. Сажать начали со студенческого возраста и продолжали с перерывами всю жизнь. Долгие дни, недели, месяцы Поэтесса проведет в очередях к тюремному окошку в надежде передать передачу. В этих очередях она создаст "Реквием" - материнское проклятие сталинизму. А. Ахматова не сделает записи текста, вместе с ближайшей подругой будет хранить его в памяти и донесет до лучших времен.
   Редко дозволяемые поэтические вечера А. Ахматовой сопровождались безграничным восторгом публики; слушатели, стоя, устраивали ей овации.
   Сталин поражен и разгневан: овации - кто разрешил, кто организовал? Овации только ему.
   Ее тогда не арестовали, потому что надо было разыграть фарс - добрый поэт Иосиф пощадил поэтессу.
   У всесильного вождя была армия, КГБ; у великой поэтессы только талант и сын, но сталинщина изжила себя, Анна Ахматова осталась как национальная гордость, как достояние человечества.
   Бессильным оказалось и злобное в угоду Сталину ждановское постановление, избравшее своей мишенью великую поэтессу и несравненного сатирика М. Зощенко.
   Узурпировав власть над кинематографией, Сталин чуть не загубил ее, установив норму - не больше 10 фильмов в год.
   Сколько творческих замыслов остались нереализованными, сколько несостоявшихся творческих судеб.
   Танталовым мукам подверг Сталин и преждевременно свел в могилу Сергея Эйзенштейна, режиссера с мировым именем.
   Вождь доверил Эйзенштейну воплотить на экране своего кумира, являвшего для Сталина образец для подражания, Ивана Грозного. Он хотел воссоздать Ивана Грозного как собственный прототип.
   Тут не до исторической правды.
   Чем привлекал Грозный Сталина? Тем, что ввел в русскую жизнь произвол и террор опричнины, порешил многовластие боярское, повсеместно, без содрогания воплотил в жизнь пытки адовы.
   Любил самовержец смердов своих жечь, поджаривать, под лед запускать, в сосульки превращать, огнем и хладом действовал.
   Вождь входит во все детали работы над фильмом, диктует развитие действия, подбор артистов, великая Ф. Раневская русскую боярыню играть не смеет - еврейка.
   Раскаяние Грозного, запечатленное Эйзенштейном во второй серии картины, приводит Сталина в ярость - цари уровня Сталина в своих деяниях не каются и жалости не имут. С. Эйзенштейн поставлен перед необходимостью в корне переделать фильм, перешагнуть через самого себя.
   Эйзенштейн буквально сгорел, испепелился в этом кошмаре.
   Народную любимицу Лидию Русланову, прошедшую с войсками до Берлина, давшую под обстрелом на передовой тысячи концертов, вождь и учитель сослал вместе с боевым генералом, ее мужем, в лагеря, а потом поместил в чудовищный Владимирский централ, в одиночку. За что?
   За бесстрашие, за то, что смеет верить, что победивший народ завоевал права на заслуженное улучшение жизни.
   Говорят, что отчаянная женщина выразила эту мысль в частушке, заодно пошутила относительно герба страны Советов.

"Вот те молот, вот те серп,

Хочешь жни, а хочешь куй,

Все равно получишь..., скажем - хрен"

   Из уже пожилой певицы и ее мужа, боевого генерала Крюкова, показания выбивали со всей жестокостью, на которую способны заплечных дел мастера НКВД.
   Изощренно требовали компромата на маршала Г. Жукова.
   А как иначе, войну выиграли все вместе, но в победителях должен остаться один, Сталин.
   Ревнив и завистлив был наш царь-батюшка.
   Доблестное КГБ не только подвергало двух заслуженных людей пыткам, но и напрочь ограбило, изъяли без всякого постановления суда все честно заработанное, до нитки.
   Л. Русланову вместе с мужем, генералом Крюковым, штурмовавшим Берлин, освободили только после смерти главного террориста. Она пришла, истощенная, в рубище, в дом своих друзей, своего у нее ничего не было.
   К концертному залу, в котором несломившаяся, сберегшая свой дар певица давала свой первый концерт, нельзя было ни подойти, ни подъехать.
   Концертное помещение и все прилегающие улицы были забиты ее поклонниками. Люди не отрывались от репродукторов, из которых лился ее неповторимый голос.
   Ни одно действие Сталина не имело под собой нравственной основы, он не принимал на себя никаких обязательств, человеческая преданность и заслуги никогда не брались им во внимание.
   Выдающийся еврейский актер Михоэлс, высоко ценимый Западом, многократно использовался Сталиным в интересах государства в годы войны и после ее завершения.
   СССР крайне нужны кредиты еврейской мировой общественности на военные нужды и послевоенное восстановление.
   Михоэлс в своих бесчисленных поездках по миру их организует. Антифашистский еврейский комитет, возглавляемый Михоэлсом, вел беспрерывную работу по сбору средств в Америке и Англии, выступал с обоснованными требованиями открытия второго фронта. Актер этим не ограничивается и рвется на фронт в составе ополчения.
   После войны Сталин проявляет пристальный интерес к Израилю: хочет укрепиться на ближнем Востоке. Антифашистский еврейский комитет с Михоэлсом упорно работает в этом направлении. Но американцы в борьбе за зоны влияния в Израиле одерживают верх. Сталинская дипломатия терпит фиаско.
   Антисемитизм, сдерживаемый Сталиным, выпускается им на поверхность.
   Сталин дает установку - заменить евреев во всех сферах. Увольняются 14 директоров театров. Убирает евреев из своего наркомата верный Сталинский сатрап Молотов. Готовилось покушение на Литвинова.
   Установлены сжатые нормы на поступления евреев в институты, аспирантуру, для них нет въезда в большие города, нет приема на работу. Большие воинские заслуги евреев на фронтах Великой Отечественной войны игнорируются.
   Но за время войны, особенно когда она велась на территории Европы, евреи аккумулировали новые формы отношений, вдохнули воздух свободы, они не хотят и не могут вернуться в старый мир.
   Михоэлс видит выход в переселении евреев в Израиль. Категорический злобный запрет.
   В угоду Сталину Суслов требует запретить антифашистский еврейский комитет, последний островок по защите евреев. Но для этого надо ликвидировать известного всему миру Михоэлса, а также его популярный театр.
   Театр, расписанный Шагалом, с его великолепной труппой сумели лишить посещаемости.
   КГБ начало фотографировать его зрителей, а затем подвергать их разбирательству.
   Страх сделал свое дело, и театр опустел; "значит, он не нужен", и его закрыли.
   Антисемитские настроения Сталина были столь сильны, что он изменил своей захребетной практике и сам, лично, предложил вариант ликвидации Михоэлса. Михоэлса командируют в Белоруссию, и начальник местного КГБ Цанова организует убийство Михоэлса на своей даче. Затем по плану вождя инсценирует автомобильную катастрофу. Все убийцы награждены. Похороны Михоэлса, конечно, были торжественными, пусть Запад знает - руководство страны его ценило.
   Все, как всегда.
   Во мне волей-неволей пробуждается вопрос, а был ли наш кормчий, наш корифей носителем высокого интеллекта, иначе как мог терпеть и не отторгать лесть самого нижайшего, можно сказать, глупейшего свойства?
   100-летний юбилей А. Пушкина праздновался в стране советов громко, пышно, массово. Конечно, любимые Сталиным коллективные шествия, в них - ряженые Пугачев, Маша, капитанская дочка, Чапаев на тачанке, Анка-пулеметчица, портреты Пушкина, Сталина.
   Пушкин указал нам путь в революцию.
   Безусловно, юбиляр А. Пушкин не может заслонить собой хоть на время великого Сталина.
   Центральные газеты пестрят заголовками: "Пушкин помогает нам хорошо работать, потому что у нас есть Сталин".
   "Книги Пушкина накаляют любовь к Сталину", Колхозница: "Имя Пушкина разжигает любовь к Сталину".
   Поэт Безыменский тексты Пушкина обращает в прославление Ленина-Сталина, "да скроется тьма" благодаря им, родным - Марксу, Ленину, Сталину.
   В то же время, Пушкинское лицейское общество, существовавшее десятки лет, уничтожено еще в 1925 г. 80 членов общества расстреляны, более 100 арестованы. Директор лицея Шилдер умер, упредив свой расстрел, когда узнал, что жену и сына тоже приговорили к расстрелу.
   Стреноженное, полузадушенное искусство волокут прочь от реальной жизни и вынуждают воссоздать иллюзорный сталинский мир с иллюзорным, надуманным человеком.
   По поручению Сталина, НКВД следит за соблюдением нравственности в советском кино. Только что считать нравственностью? Поцелуй в "Веселых ребятах" - убрать: разврат. Контуры Т. Самойловой, омывающейся за занавеской в "Анне Карениной" - пошлость: высшую категорию фильму не присуждать.
   Враждебно-недоверительное отношение Сталина к творческой интеллигенции повлекло за собой целый ряд ограничений. Была предельно занижена оплата артистического труда. Все доходы от фильмов - только государству.
   Всего 10 фильмов в год с разрешения Сталина лишали артистов занятости, рождали вечный простой, угасание талантов.
   Глубокая бедность артиста на старости лет - постыдная норма сталинского и послесталинского времени.
   Популярная актриса Георгиевская умерла в одиночестве, труп обнаружили через 4 дня, часть тела изгрызла голодная собака.
   Жалкая квартирка несравнимого Вицина; не брал и не искал помощи из гордости.
   Тяжело больной Борондуков; его крохотная пенсия не позволяла не только лечиться, но и существовать.
   Блестящий Фарада; тяжелое заболевание можно излечить только за границей, но денег нет.
   Общий любимец зрителей, С. Филлипов, умер в нищете и одиночестве, когда хоронили, не нашли при нем пары туфель, пришлось обуть в галоши.
   Измученные бытовыми проблемами неповторимые Анатолий Солоницин, Андрей Тарковский.
   Гайдай, принесший своими фильмами многомиллионные доходы государству, с трудом смог купить на склоне лет преславутый "Москвич", из жизни уходил, как он признался, нищим.
   А как оскорбительны для артистов запреты на выезд за границу. НКВД составляло списки "невыездных артистов", оно же следило, чтобы им в родном театре не устраивали оваций.
   8 лет не выездной была М. Плисецкая.
   Бесконечные комиссии и урезания, урезания фильмов прежде, чем выпустить их на экран, а сколько замечательных кинолент были похоронены на полках и не нашли своего зрителя!
   Король киносатиры - Л. Гайдай отбивался от бесчисленных урезальщиков при помощи своего бесподобного юмора. Фильм "Брильянтовая рука" он завершил атомным взрывом.
   Комиссия от негодования взорвалась с неменьшей силой. С яростью атомный взрыв вырезали, но на этом энергию подрастратили, и фильм добрался до зрителя почти в неизуродованном виде.
   Это все сталинщина в искусстве.
   На совести Сталина организация оргии распродаж художественных ценностей, поставившая в недоумение весь мир. Картина Веласкеса "Венера с зеркалом" неизвестно как оказалась в Вашингтоне.
   Ушли в Голландию "Отречение святого Петра", портрет сына Рембрандта. За бесценок проданы картины Боттичелли, Рубенса, Рафаэля. Сталинские опричники пытались продать художественные ценности Павловского дворца оптом. По личному указанию Сталина высокохудожественное, уникальное оформление Александровского зала в Кремле уничтожено вместе с 6 картинами о А. Невском. Тема А. Невского была заглушена в связи с подписанием договора Молотова-Рибентропа.
   Сталинская система грубой силы, постоянного недоверия и третирования интеллигенции сковывала, а то и уничтожала научную мысль в стране, тормозила технический прогресс.
   Выдающийся ученый, член Лондонской академии наук - П. Капица, силой удерживаемый в СССР, за годы своего плена со всей прямотой охарактеризовал безответственное положение науки в стране Советов.
   Короткая справка: П. Капица - ученый, физик, в первые годы советской власти был приглашен для научной работы в Англию, где и поселился с семьей, руководил лабораторией, был избран членом Лондонской академии наук. Уже в пору властвования Сталина приехал в Советскую республику навестить мать. Вернуться в Англию ему воспрепятствовали, удерживали силой, был разобщен с семьей. Сталин и Берия, на случай, если за Капицу разыграется нешуточная борьба, продумали крайние меры его удержания. Первый вариант - призвать в армию; второй - арестовать.
   В результате Капице пришлось смириться с насилием над собой. Свой вынужденный плен, будучи человеком мужественным и бескомпромиссным, Капица использовал для улучшения дел в советской науке.
   Все свои деловые соображения он излагал в письмах Сталину, всего 45 писем. Сталин письма читал, не отвечал на них и, очевидно, к действию не принимал.
   Вот основные положения, изложенные в письмах. Советская власть вместо того, чтобы поддерживать и развивать науку, создает халтуру, которая убивает продуктивность в науке.
   Потенциал научного работника используется на четверть, причина - низкая организация труда, низкая оплата - 700 рублей. Значительная часть энергии человека науки уходит на побочные работы для выживания.
   Лев Толстой сейчас бы жил шитьем сапог.
   Чтобы обеспечить результат, приходится раздувать штаты.
   Расходы растут, а эффективность низкая.
   С учеными надо общаться бережно, как с машиной, иначе она ломается.
   А еще масса пролетарских партийных выдвиженцев, малограмотных, но обещающих правительству все. К тому же, они наделены большой властью.
   5-й пункт в анкете тоже наносил удар по науке - евреям в науку вход воспрещался.
   Лауреат Нобелевской премии, Ландау, главный специалист-атомщик страны, долгое время подвергался гонениям, был арестован. Вот его выводы: "Сталинская графа - национальность - обращение в рабство. Пятым пунктом я низведен в ученого-раба. Иначе я ни за что не оставил бы физику ради правительственного задания."
   За Капицей вели слежку, прослушивали его жилье.
   В 1934 он написал Сталину: "Сеете не революцию, а фашизм. Дьявольская власть".
   В 1945 Капицу освободят от всех научных должностей, он перенесет исследовательскую работу на дачу. Берия вынашивал планы упрятать его в тюрьму. По этому поводу Сталин писал Берии: "Я тебе его сниму, но ты его не тронь".
   Мудрейшему из мудрейших дотянуться до уровня Капицы и понять его было невмоготу.
   Сталину были ближе те самые малограмотные, проныристые, безответственные рабоче-крестьянские выдвиженцы. Все закономерно - недоучка тянется к недоучке.
   Одного из них Сталин возьмет под свою опеку, оделит безграничным доверием и заботой.
   Имя этого горе-ученого, возведенного вождем на высочайший пьедестал, - Лысенко.
   Его пребывание на научном олимпе будет иметь тяжелейшие последствия для многострадального советского сельского хозяйства. Остановить "новаторства" недоучки будет некому, кулак-умелец, знаток родной земли, уже полностью уничтожен.
   Сталин всю жизнь увлекался теорией Лакарма, суть которой в том, что люди рождаются одинаковыми, "чистые страницы", их формирует, оттачивает и делает среда.
   Значит, не нужны нам старорежимные, чуждые ученые мужи, мы своих, пролетарских, сколько угодно навыращиваем.
   Лысенко преподносил себя именно с этих позиций - я не родился великим ученым, меня им сделали, в нашей стране это возможно.
   Большие ученые манны небесной не обещали, терпеливо занимались повседневным исследовательским трудом, опирались на законы генетики, которую наш вождь почему-то возненавидел и именовал служанкой мирового империализма. Как сумел, так и оценил.
   Другое дело, Лысенко, презиравший книгу, без образования произведенный в академики, весь свой, близкий и понятный.
   Не отягощенный научным багажом, Лысенко очень хорошо понимал сталинскую систему. А именно: большевики самоуверенны, им нужно все и сразу, поэтому даешь чудо. Хотелось после голодомора хорошего урожая на Украине - надо обещать, надо гнать чудо за чудом, все равно никто не анализирует, совершилось оно или нет. А если результат нулевой - списать на врагов.
   Врагами самодельного академика стали подлинные наука и ученые, та же генетика.
   Вот они, чудеса: для сверхурожая надо производить кастрацию пшеницы; чудо не получилось, потому что не обеспечили пинцетами. Но перепортить сорта зерновых успели. Картошку Лысенко приказал сажать в середине лета - результата нет, конкуренты-ученые помешали. Наконец, целая лысенковская революция - зерно, подержав на холоде, можно сеять как яровые весной. Оказалось, отец его однажды прятал зерно в снегу, только в мае посеял озимое зерно, взошло. Был ли стойкий результат или нет - в спешке не расследовали, главное, заявить о научном перевороте. Чудеса заменяют еду надеждой.
   Под Лысенко создают институт - новой деревне - новую науку. У нас нет грани между колхозником и ученым. І сессия Верховного Совета, депутат Лысенко сидит как председатель Высшей палаты, выше Сталина, кавалер 10 орденов Ленина. Сталин - браво, товарищ Лысенко.
   Лысенко - это советский Распутин, но того общество отторгало, а этот с обществом слился; как иначе - ученый, выращенный советской властью.
   Стойкая фобия Сталина против подлинной научной интеллигенции ведет свое начало с тех времен, когда он, темный, косноязычный сын диких гор, слушал блистательные речи Плеханова, Мартова, Троцкого.
   Зависть, злоба и, наверное, страх перед людьми, обладающими могуществом таланта, фундаментальными знаниями, запали в него. Он всегда будет их опасаться, способных обыграть его силой своего интеллекта.
   Он был в состоянии обуздать и возглавить малоразвитые, темные массы людей; высокие интеллектуалы ему были не по зубам. Потому он их беспощадно уничтожал, а если это не удавалось, старался сковать страхом, "поставить на привязь", загнать в безысходную ситуацию.
   Именно один из этих сценариев был разыгран вождем над биологом с мировым именем - Н. Вавиловым.
   Вавилов работал над выведением высокоэффективных сортов злаковых. Генетический код позволяет предусмотреть будущие свойства растений. Побывав в 110 странах, Вавилов создал коллекцию злаковых, оцененную в 8 триллионов долларов. Сейчас 1/4 коллекции утрачена.
   Мог остаться за границей, но вернулся: был предан России. Сталин и Лысенко не понимают сути его исследований, всячески препятствуют им. Волна арестов накрывает институт Вавилова. Генетика объявляется лженаукой, Вавилов - дворянским чужаком.
   Вавилов долгое время щадил Лысенко как выходца из народа; но однажды он схватил его за отвороты пиджака - из-за вашей деятельности мы отстали от Запада.
   Вскоре Сталин вызвал к себе Вавилова, не предложив сесть, грубо отчитал: "Так и будем заниматься цветочками, лепесточками и всякой ерундой? Народ кормить надо."
   В 1938 году Вавилов арестован, Лысенко поставлен ему в вину. Уже не молодого ученого жестоко пытали, заставляли часами стоять на превратившихся в сплошной кровоподтек ногах.
   В 1942 г. Вавилов избран членом Лондонской академии наук, в связи с этим решили не расстреливать, дали 20 лет лагерей. Но великий ученый не выдержал пыток, голода и холода, умер, сброшен в общую яму.
   Черчилль запрашивал Сталина о Вавилове как члене Лондонской академии наук, на что Сталин ответил, что у него много ученых, и всех он знать не может.
   Кстати, брата Вавилова, Сергея, Сталин поставил во главе Академии наук. Психологический прием вождя. В каких муках и постоянном страхе старший брат пребывал на этой должности, можно только догадываться.
   Сталин любил славить народных героев, мы, старшее поколение, росли на именах челюскинцев, папанинцев, летчиц, совершивших беспосадочный перелет, Чкалова и его экипажа и т. д.
   Улыбающийся, добрый вождь на трибуне, народные массы с цветами и лозунгами, счастливые герои в центре внимания, атмосфера любви, взаимопонимания, единства вождя с народом.
   Чаще всего этот фейерверк народных чувств искусно организовывался в периоды экономических обвалов, негораздов и трудностей. Ну кто в таком общенародном ликовании будет жаловаться, что негде хлеба купить; главное, что мы - страна героев.
   Вождю особенно важно было демонстрировать заботу о человеке после окончания голодомора, коллективизации, в процессе которых цена человеческой жизни перестала существовать.
   Четверка папановцев тоже получила свою порцию чествований и прославления, и было за что. Четверо исследователей на льдине в Ледовитом океане. Правда, один вовсе не исследователь, а назначенный Сталиным чекист. А как иначе, и на льдине надо бдить. Подлинным ученым среди них был только Петр Ширшов, все лебедку берег, ночью помногу раз покидал спасительную палатку, все проверял.
   Научные работы П. Ширшова о Ледовитом океане стали мировой сенсацией. Интеллигент, возвышенная душа, Ширшов там, на льдине, мечтал о большой любви и обрел ее. Его жена - тридцатилетняя красавица-актриса Женя Гаркуша. Ширшов - нарком морского флота, академик, Герой Советского Союза. Ну, чем не образец? Но товарищ Сталин рассуждает иначе: слишком много одухотворенности, интеллекта, интеллигентности - доверять нельзя, надо "ставить на привязь", короткую, надо душить зависимостью, безысходностью. И придумали. В 1946 г. Женя Гаркуша арестована - прямо на даче, ничего не подозревавшую, ее увезли в черной машине как была - в летнем, легком платье. Привели в кабинет Берии, тот начал приставать, дала пощечину, была грубо изнасилована. Женю содержали в особой камере-одиночке, без имени, под N 13. Под пытками требовали сознаться, что шпионка и работала против мужа, сказали, что муж отрекся от нее.
   Ширшову Берия заявил, что при всей его человеческой ценности, застрелит, если тот будет спрашивать о жене.
   Тогда к Сталину пошел Папанин, и вождь ответил, что Ширшову подберут другую жену.
   Обращаясь к своей дочери, Ширшов писал в дневнике: "Я держусь... Я должен жить ради твоей мамы, ради тебя, Маринка. Но пусть никогда в жизни тебе не придется узнать, какой муки стоит удержаться от самого желанного выхода... Пусть ты никогда не узнаешь, как трудно оторвать руку от пистолета, ставшего горячим в кармане шинели".
   Евгению Гаркушу на Колыме поставили на не женскую вредную работу - промывку золота, она покончила с собой в 33 года. Ширшов работал и молчал, за что ее арестовали, так и не узнал, потом заболел раком, в 1953 умер. Однако, и такие расправы над интеллектуалами-интеллигентами товарищ Сталин посчитал недостаточными. У него созревает другой план. Вот его основные положения: интеллигенты легче других сословий могут быть втянуты в антисоветчину, и их придется уничтожать, но среди них есть ценные, нужные люди в хозяйстве, которых уничтожать нельзя. Значит, для их же пользы их надо изолировать от общества загодя, на всякий случай.
   Так были созданы "шарашки" - технические бюро, в которых работали арестованные ученые-рабы.
   Но ко времени рождения этого Сталинского плана большая часть интеллигентов уже пребывала в лагерях и тюрьмах. И как среди замордованных полуживых арестантов разыскать ученых?
   С. Королев, уже в эту пору сидевший, вспоминает, что пока хлопотал и доказывал, что невиновен, на него никто внимания не обращал, а когда сделал заявление, что может быть полезен в научных изысканиях, заметили и перевели в "шарашку", которой уже руководил авиаконструктор Туполев.
   А сколько замечательных умов погибли, никем не обнаруженные, уже никогда не узнаем.
   Будущие Лауреаты Нобелевской премии Фок и Ландау были спасены от гибели в лагерях только благодаря мужеству и настойчивости П. Капицы, который на свою беду и их счастье пребывал в СССР. Останься Капица в Англии, и атомной проблематикой в СССР заниматься было бы некому.
   Надругательства над личностью, творимые в шарашках, описал А. Солженицын, о них оставил воспоминания авиаконструктор, как его называли, гений из шарашки барон Роберто де Бартини. Он прибыл в Россию в 1923 г. как пламенный приверженец коммунизма.
   Молодой романтик, он хотел все свои способности отдать СССР в его соревновании с капитализмом.
   Бартини считал: догнать капитализм нельзя, надо бежать наперерез. И проектирует неслыханный по тем временам скоростной самолет.
   Ближайшее Сталинское военное окружение постигнуть значимость изобретения не смогло.
   Оценить острую необходимость скоростного самолета Бартини, в преддверии войны сумел лишь военный гений Тухачевский. Способность мыслить и предвидеть немного дальше самого вождя не прощалась никому. Вслед за арестом гениального маршала будет брошен в застенки НКВД и гениальный авиаконструктор.
   В результате, наши летчики приняли войну на тихоходных, маломощных "ишачках", справедливо названными летающими гробами, а у немцев уже были на вооружении "Мессеры".
   Почти полная потеря летного состава страны в начале войны полностью ложится на плечи вождя-самодержца и его каваллерийского окружения.
   Одиночка, промерзший подвал, изуверы-следователи с их изощренной беспощадностью заставили Бартини признать себя шпионом Муссолини.
   Бартини не расстреляли из хитрых и вероломных происков НКВД. Как раз в ту пору стало известно, что барон Бартини получил в наследство крупное состояние, НКВД поставило цель - заполучить его. Для этого Бартини был нужен им живым.
   К счастью, авиаконструктор был препровожден в шарашку, в которой уже трудились Туполев, Петляков, Королев.
   Итальянский барон в башмаках на деревянных подошвах, с застиранным вафельным полотенцем вокруг шеи, создает скрытый бомбардировщик, способный совершить беспосадочный перелет Москва - Берлин. Имя главного конструктора полностью похоронено, вся слава - летчику-испытателю, дальше Бартини создает ЯК-2, замечательный боевой самолет, оставивший Мессер далеко за собой.
   В войну в Омске он создает проект реактивного самолета-перехватчика с треугольным крылом и скоростью 2000 км в час, неслыханная удача.
   Но военное руководство во главе со Сталиным опять не в состоянии его оценить. Бартини был лидером в авиастроении, у недоучек не было никаких возможностей его догнать, понять и оценить.
   Широкофюзеляжный транспортный самолет - опять его находка. Бартини единожды видит свое творение, свой первый в мире аэробус, в небе. В массовое производство по головотяпству, но некомпетентности власти его не запустят. Первый экземпляр будет разобран.
   Сверхзвуковой самолет-амфибия с вертикальным взлетом - идеи рождаются неудержимо. Но руководство страны Советов не поспевает за гением.
   Поддержать и понять Бартини сумел лишь маршал Г. Жуков, но все рухнуло с его опалой.
   Со временем часть идей Бартини присвоили и воплотили Туполев и Антонов.
   Генератор идей - "красный барон" Бартини - умер в 1974 г., не увидев в работе свои гениальные творения.
   Так бездарно распорядился Хозяин страны великим гением.
   Сталинская система уничтожала, калечила в первую очередь лучших, подлинных творцов и созидателей.
   Абсурд, нонсенс. Потери для страны и народа от этой дикости останутся невосполнимыми.
   Конец 1937 г. Великий селекционер может подводить первые итоги. Нестандартные люди выполоты и с поля удалены.
   Для этого понадобилось: голод 20-21 годов, раскулачивание, голодомор 30-33 годов и большой террор.
   Голод 20-21 годов прокатился по всей России и был особенно жесток в Поволжье, искусственно спровоцированный голод 30-33 годов приведет к массовому мору людей, скота, прокатится по Украине, Кубани, Закавказью, Казахстану.
   Точного количества людей, погибших в муках голодной смерти, мы не знаем. Ориентировочно - 10 млн. Голод не только начисто выморил население на территориях, определенных секретными сталинскими картами, но и нарушил вековую мораль и запреты.
   Ели человечину, прекращали кормить стариков и детей, уже не родством объединялись, а безысходностью.
   В 1937 году Сталин приказал (к этому времени он единовластно принимал решения по всем направлениям жизни страны) провести перепись населения.
   В процессе переписи выявилось исчезновение 8 млн. человек. Перепись была тут же прекращена, ее материалы засекречены, наиболее осведомленные служащие арестованы и расстреляны.
   Через десятилетия правда пробилась.
   Это потери всего лишь страшного 37 года, за ним грядет еще более "убойный" 1938. Количество жертв большого террора, не говоря о поименном списке, неизвестно.
   Что-что, а заметать следы НКВД всегда умело.
   В пору первого и второго голода западная церковь настойчиво предлагала свою помощь, но Сталин твердо заявлял, что слухи о голоде в СССР - ложь и вражеская пропаганда.
   В целях установления истины, в СССР наведались президент Франции и Бернард Шоу. НКВД занималось высокими гостями с виртуозной изворотливостью.
   Известно, что с иностранными гостями работает в качестве обслуги только офицерский состав НКВД.
   Бернард Шоу, покидая СССР, полностью отрицал наличие голода в стране. "Я нигде так хорошо не обедал", - вспоминал он.
   Авторитетный в мире журналист Дюранти закрыл тему голода в СССР. Не было, мол, такого. Кому и как удалось склонить его к этому гнусному обману - неизвестно.
   Голод и страх убили в людях волю к сопротивлению, позволили отнять святая святых - собственность.
   Отняв имущество, осушили, опустошили душу, опустошенный человек уже не хозяин, а только исполнитель чужой воли, что и требовалось получить в итоге.
   И все это во имя великой цели - индустриализации.
   В других странах такой переход от аграрного хозяйства к индустриальному совершался веками, в СССР - за чудовищные 25 лет.
   Поспешность в столь сложном преобразовании - плохая составная.
   Тем более, что этот переход творился волей одного человека, не допускавшего ни коллективного мнения, ни наличия экспертов и экспертизы.
   Страшно подумать: все ключевые проблемы жизни общества и развития страны - в руках одного недоучившегося человека, страдающего болезненной мнительностью и недоверчивостью.
   Отсюда тотальные последствия, и наиболее безумное среди них - истребление крестьянства в крестьянской России. В результате - вечные угрозы голода; Россия, Украина, в старые времена кормившие всю Европу, теперь сами кормятся за счет ежегодных закупок за рубежом - во все сталинские, послесталинские и нынешние времена.
   Почему товарищ Сталин с такой разрушительной стремительностью наращивал темпы индустриализации страны? Сторонники сталинизма в один голос провозглашают - во благо народа. Но для товарища Сталина "благо народа" никогда не было целью. Народ - не цель, а только средство, инструмент.
   Инструмент в деле осуществления великой мечты вождя - мировой революции, установления социализма на планете с ним, единственным во главе.
   Как считал вождь, построив окончательно и бесповоротно социализм в одной отдельно взятой стране, надо торопиться использовать ее (страну) как стартовую площадку для наступления на мир. Военный потенциал - вот цель сталинской индустриализации.
   Каждый индустриальный гигант создается с прицелом на мгновенную переориентацию в военное производство. Даже производимый трактор, мнилось, легко и быстро преобразовать в танк, а трактористов - в танкистов.
   У товарища Сталина одна жизнь, даже если она будет по-кавказски долгой, в нее надо вместить все этапы борьбы за овладение миром.
   Как-то, воспитывая своего непутевого богосына Василия, он вталкивал ему: ты не Сталин, я не Сталин, Сталин где-то там, высоко. А богочеловеку должен принадлежать весь мир. Надо торопиться, надо все успеть.
   В великой тайне от собственного народа вождь шаг за шагом ввергает страну в большую войну. Но коммунистическая пропаганда преподносит ее легко, весело. Идея войны, быстрой, победоносной, пронизывала атмосферу тех лет. Боевые песни, марши, но при этом - мы не захватчики, "чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей не отдадим".

"Разя огнем, сверкая блеском стали,

Пойдут машины в яростный поход

Пуская нас в бой пошлет товарищ Сталин..."

   Даже красиво получается.
   Такую войну хорошо воспринимали колхозники, надеясь за счет нее вернуть отобранные паспорта.
   Дело в том, что с 1934 г. паспорта у колхозников были изъяты, а сами они накрепко привязаны к месту жительства; скрытое восстановление крепостного права.
   Выполняя соцзаказ, И. Пырьев создает фильм "Трактористы". Популярнейшие актеры: Крючков, Андреев, Алейников, Ладынина, - высокий энтузиазм, темп, бравурная музыка. Трактора ревут, как танки, носятся мотоциклы (хотя по тем временам мотоцикл мог себе позволить 1 колхоз из 100). Задорная песня: "Если завтра война, если завтра в поход" - становится массовой.
   Бравый демобилизированный танкист (артист Крючков), на ходу перевоспитывая отдельных нерадивых колхозников, увлекает их мечтой стать танкистами.
   Массовое братание и ликование в финале фильма. Дубинский, начальник кинематографа, требовал переснять фильм: в нем мало Сталина. Как-то обошлось.
   Народ валом валит на полюбившуюся картину.
   Важным этапом в подготовке грядущей войны вождь считает чистку армии. Все идет четко по плану: сначала "прополка" ленинской партии и руководства страны, потом обновление через смерть рядов НКВД, затем вся эта покорная, скованная страхом масса брошена против армии. Сталину не нужна армия, созданная Троцким, он должен иметь армию, подогнанную под него.
   Главный постулат Сталина: неважно, какой командный состав армии - главное, какая политика правительства, т. е., Сталина, а командиры - ерунда. Конечно, Сталина раздражали военспецы, люди с дореволюционным воинским образованием, интеллигенты, утвердившие свой авторитет, имеющие заслуги в годы Первой мировой и гражданской войны. Сталину нужен народ попроще, рабоче-крестьянская косточка, не рассуждающая и исполнительная.
   И начинается чудовищная чистка.
   Вырублен комсостав от маршала до сержанта.
   Арестованы и уничтожены 2 командарма из 4х, 3 маршала из 5, 60 командиров высшего состава из 63, 34 бригадных комиссара из 36 и т. д., арестовывают и рядовых.
   В армии полная потеря доверия, растерянность, страх, упадок дисциплины. Входит в силу рукоприкладство.
   Беспредельно преданный Сталину Ворошилов с гордостью докладывает: "Мы вычистили более 4х десятков тысяч человек".
   Сталин, оставаясь в тени, привлекает военных для расправы над своими сослуживцами. Сначала судят они, следующие судят их, и так по цепочке.
   Успевшие хорошо натренироваться следователи НКВД с блеском справляются с такими крепкими арестантами, как военные. Вождь предусмотрительно разрешает все формы физического воздействия на заключенных.
   В результате крепкий, в расцвете сил, Тухачевский начал давать показания против самого себя через два дня после ареста.
   Протоколы его допросов в бурых пятнах, исследования показали - кровь.
   Богатыря, кадрового военного Рокоссовского 3 года терзали во внутренней тюрьме, но он не оговорил ни себя, ни других. У него были сломаны ребра, выбиты зубы, отдавлены пальцы ног, несколько раз водили на расстрел, рядом стоящие падали, его оставляли.
   Когда неожиданно и трагически грянет Великая Отечественная война, Сталин будет вынужден оставшийся в живых комсостав из заключения освободить и срочно направить на фронт. Они прекрасно воевали, но в глубине души оставались тяжело травмированными людьми; так Рокоссовский, к примеру, никогда не расставался с маленьким браунингом в потаенном кармане - на случай, если за ним придут еще раз. О назначении браунинга знала только жена.
   Многие военные, присужденные к смерти, в последние мгновения славили Сталина, веря, что их ничем не оправданная смерть - происки врагов. Эти трагические предсмертные клятвы верности вызывали в Сталине злобную насмешку и все то же упрямое, тупое недоверие. В грязных словах он обсуждал эти трагические эпизоды с Ворошиловым и Буденным.
   Совершенно очевидно, что, если бы не сталинская расправа над армией, Гитлер не решился бы напасть на СССР в столь ранние и неожиданные для Сталина сроки.
   Поклонники Сталина выдвигают аргументы в защиту вождя: мол, арест маршала Тухачевского был спровоцирован немецкой разведкой. В ход было пущено пребывание Тухачевского в первую мировую войну в немецком плену, тайное сотрудничество с немцами и подготовка маршалом наполеоновского переворота.
   Но немецкая разведка опоздала. Сталин задолго до ее донесения начал подготовку уничтожения своего самого квалифицированного, как о нем говорил Жуков, гениального маршала.
   Делал это вождь со звериным коварством, с одной стороны, продвигал Тухачевского в чинах, с другой, по сталинской указке следователи НКВД выбивали из уже арестованных военачальников В. Примакова и В. Путны необходимые для судебного процесса показания на "немецкого шпиона" Тухачевского.
   Сталин не мог не желать уничтожения Тухачевского: в нем было то самое ненавистное вождю еще с молодых лет сочетание качеств: образованность, гениальность, харизма.
   Он абсолютно точно определял характер грядущей войны. Вот его подлинные характеристики: "Самой сильной в будущей войне будет та страна, которая сумеет иметь наиболее мощную гражданскую авиационную промышленность, а также быстроходные танки, вооруженные скорострельной артиллерией, технические средства морского и воздушного морского боя..."
   Великий вождь оказался не в состоянии угнаться за масштабным мышлением и прогнозами маршала.
   Настойчивые предложения Тухачевского по созданию передовой военной техники Сталин воспримет как вредительское стремление подорвать экономику страны. Сталину ближе и понятней большевистский выдвиженец, в прошлом луганский слесарь, маршал Ворошилов и лихой конник Буденный.
   Недоучка опять, в очередной раз, потянулся к недоучкам.
   Какими неимоверными жертвами и усилиями советскому народу придется выправлять этот постыдный, гибельный для страны выбор вождя.
   Вслед за военным гением сталинская система обрекает на верную гибель другого гения, гения от науки - С. Королева.
   Когда молодой ученый, одержимый идеей ракетостроения, в приспособленном сарае, без всякой поддержки и ассигнований будет экспериментировать в этом актуальном направлении, его обвинят в диверсионных происках, в 1937 г. арестуют и сошлют на верную смерть на Колыму. И если бы авиаконструктор Туполев, уже трудившийся в шарашке, не нашел и не затребовал Королева для рабского научного труда, страна потеряла бы своего Главного конструктора.
   А в это время А. Гитлер вел активные поиски в области ракетостроения и уже в 1939 году потряс мир сообщением о скором применении ракетного сверхоружия.
   Сталин тоже вел подготовку к грядущей войне, и делал это по своим представлениям. В обстановке крайней секретности в предвоенные годы под Киевом на прилегающих к нему землях была сооружена линия обороны типа французской Можино. Подземные укрепления - мощные, обширные, очень дорогостоящие, в них мог курсировать бронепоезд. Однако, они были выдержаны на уровне применения пулеметов. Противотанковая оборона предусмотрена не была.
   Для ознакомления с этими укреплениями в оккупированный Киев прилетал Гимлер, других городов СССР он не посещал.
   Другое детище, в большой секретности взращенное Сталиным, - радиоуправляемые фугасы. Спецвойска по их обслуживанию получили приказ взорвать исторический, архитектурный памятник Крещатик, когда над Киевом нависла угроза сдачи. Как раз под Крещатиком пролегала одна из веток сталинской линии обороны. Не успели взорвать музей В. Ленина, немцы с удивлением расчистили его от фугасов.
   Харьков был взорван этим же способом, притом взрыв удалось произвести с большого расстояния, из Воронежа.
   Специальные части по радиоуправлению фугасами на большом расстоянии устраивали Сталина, они обеспечивали его доктрину выжженной земли - уходя не оставляй ничего, кроме выжженной пустыни.
   Но, в конце концов, вождь сам испугался неограниченных возможностей своих секретных спецчастей (еще ближнюю дачу испепелят) и дал установку на их ликвидацию.
   Вот и все сталинские новшества в подготовке к войне. Рачительный хозяин, он посчитал расточительством производство многочисленных быстроходных самолетов, танков.
   Зачем растрачивать материальные ресурсы, если в распоряжении отца народов богатейший в мире человеческий потенциал?
   Да мы, кого хочешь, одними шапками забросаем.
   Очень скоро жизнь начала выдавать оценки сталинским преобразованиям в армии. Оценки - сплошные "неуды".
   1938г. Тяжелейшие бои с японцами на озере Хасан. Победа была одержана, но дорогой ценой - наши потери втрое превысили потери японцев.
   1939 г. Холкин-Гол - граница Японии и Монголии.
   Монгольское правительство пытается решать спорные проблемы дипломатическим путем. Москва запрещает, в Монголию введены советские войска, монгольское правительство ликвидировано.
   Сталинское руководство уповает на молниеносный, победный удар. Но не получилось. Наши легкие маломаневренные танки горят, как свечи. Истребители тихоходны. Перевес в воздухе удалось получить лишь после того, когда хорошо натренированные, опытные летчики были переброшены после Испании на Холкин-Гол. Именно здесь погиб сталинский любимец летчик-истребитель Серов, маломощная техника подвела.
   Но и этих усилий недостаточно.
   Рядом с командующим Штерном поставлен крутой, беспощадный Жуков. Очень большими усилиями и потерями была одержана победа.
   И опять наши потери выше японских в 2-3 раза. Выявлена слабая подготовка летчиков, солдат.
   В результате этой трудной победы Красной Армии Германия, не найдя второго Мюнхена, принимает пакт Молотов-Рибентроп. Немцы дают СССР кредит, пакт о ненападении по секрету.
   Как раз в ту пору дальновидный кадровый военный Штерн настоял на рассредоточении наших дивизий на Дальнем Востоке. Они в будущем спасут Москву, решат исход Великой Отечественной войны.
   В 1941 г. Штерна расстреляют.
   В канун заключения пакта с Гитлером Сталин вынашивает план захвата Финляндии. Захватнические намерения тщательно закамуфлированы.
   Якобы, маленькая Финляндия несет нам угрозу нападения, наш долг упредить агрессию и нанести встречный контрудар по военным силам Финляндии.
   Таков скрытный, всегда с тайным смыслом, язык Сталина. У вождя уже есть финн Куусинен для руководства будущим марионеточным правительством Финляндии. Финнам предъявлен ультиматум - уступить СССР часть своей территории, но требования не приняты.
   Тогда 26 ноября 1939 года наше командование разыгрывает видимость нападения финнов, для этого своя артиллерия ударила по своим бойцам. Были убитые и раненые.
   Опровержения финнов были отвергнуты. Началась война.
   Сталин в успехе не сомневался, уж очень неравное было соотношение - крошечная Финляндия и махина Советский Союз. На войну вождь отпустил 12 суток. Уже вынашивал план отселения финнов с исконных территорий. Сделать это намеривались сразу после победы.
   Оказалось, что загадывать на перед никогда не нужно.
   Президент и одновременно главнокомандующий войсками Финляндии Маннергейм нанес сокрушительный удар по войскам Красной Армии.
   Маннергейм, профессиональный военный, получил образование в России, служил в русской армии. Завоевал признание в высших воинских и светских кругах России, был принят при дворе в царствование Николая II.
   Он был как раз из тех образованных интеллигентов, которых так люто ненавидел Сталин.
   Маннергейм действовал продуманно, умело, организованно. У него была хорошо обученная, обмундированная (это очень важно, воевали в условиях Севера), вооруженная армия. Им заблаговременно была создана защитная линия Маннергейма.
   Наши войска, наспех обученные, скверно обмундированные, под бездарным командованием "первого" маршала Ворошилова, преодолеть линию Маннергейма, сдержать наступление финнов не смогли.
   Война затянулась, в войне с финнами Красная армия потеряла 200 000 убитыми и 300 000 обмороженных и покалеченных. Потери Финляндии - 25 000 убитыми.
   Какое чудовищное соотношение!
   Гитлер на примере этой войны сделал для себя успокоительные выводы относительно возможностей Красной Армии.
   Сталин - только один вывод: выгнал луганского слесарька К. Ворошилова из наркомов. И все. И это после таких горьких уроков, после таких многочисленных человеческих жертв, но именно они сталинскую верхушку не тревожили, их просто тщательно замалчивали.
   Когда кадровый военный Мерецков отметил умение финнов воевать, последовал окрик от самого Хозяина: "враг - дурак, там умных и храбрых быть не может".
   Это была установка на все последующие времена. Сложилось понятие, что Сталин, став великим полководцем, спасителем Отечества, искупил великий грех коллективизации и террора 37-38 годов.
   Давайте на примере фактов разберемся, правда ли это? Отечество спасено благодаря или вопреки полководцу Сталину?
   Тревожный 1939г. Мировая общественность говорит о возможности нападения Германии на Советский Союз.
   Сталин иронизирует - это они нас стравливают, у нас есть пакт о ненападении Германии на Советский Союз.
   Сложнейшие отношения с Германией - парафия одного человека, и все под строжайшим секретом.
   Какая рискованная ситуация!
   В этом противостоянии двух диктаторов Гитлер успешно использует промахи Сталина и искусно подтолкнет его на совершение многих ошибок. Раздел Европы, на банкете Сталин произносит тост: "За Гитлера, я знаю, как народ его любит".
   Гитлер легко уступает завоеванные территории Сталину; прицел дальний - все вернется ему с нападением на СССР.
   Гитлер и Сталин делят Польшу, под лицемерным лозунгом освобождения вождь оккупирует Западную Украину, Бесарабию.
   Потом Сталин отдаст назад Гитлеру Польшу, взамен заберет Литву.
   Старая западная граница СССР разрушена, новой нет. Комиссар Серов сдал гестапо польских коммунистов. На польской крови крепнет дружба Германии и СССР. Сталин провозглашает - советский народ придет на помощь Германии в трудный момент.
   А колхозные трактористы в СССР все поют: "Чужой земли мы не хотим ни пяди..."
   Гитлер поздравляет Сталина с 60-летием.
   Сталин все теснее сплетается с Германией экономически. Советский Союз Германии - хлеб, апатиты, нефть; они нам - высокие технологии. Своих технических специалистов мы пересадили и перестреляли.
   Разведка доносит об успешных роботах США по изготовлению высокоэффективного оружия. Сталин и Берия оценивают это как дезинформацию, мол, хотят нас вовлечь в соревнование и этим самым вовлечь в разорительные расходы. Руководство СССР даже автомат считало расточительством - вон, сколько патронов ему подавай, то ли дело - винтовка - клац-клац по пулечке, по одной.
   Одним из самых дорогих сталинских подарков Гитлеру был разгром органами НКВД Коминтерна, до этого яростно боровшегося с фашизмом.
   Причина разгрома проста - Хозяин хотел уничтожить старый Коминтерн, связанный с именами Ленина, Троцкого, Бухарина, и создать международную организацию под себя, покорную, исполнительную, без всяких дискуссий и какой-либо самостоятельности.
   Между прочим, коммунисты, попавшие в фашистские концлагеря, имели шанс выжить, в сталинских - никогда. Вот как выглядел Коминтерновский быт в те страшные времена. Вспоминает еврейский коммунист Леопольд Треппер: "В нашем общежитии, где были партийные активисты из всех стран, не спали до трех ночи. С замиранием сердца ждали". Ровно в три свет автомобильных фар пронзал тьму и скользил по фасадам домов ... живот сводило от безумного страха, мы стояли у окна и ждали. Где остановится машина НКВД ..., и, поняв, что едут к другому концу здания, обретали успокоение до следующего вечера. Было безумно страшно, когда за тобой приезжали и когда тянулась долгая изматывающая отсрочка. Коминтерновцы исчезали один за одним не зависимо от заслуг, способностей и преданности коммунистическим идеям.
   Остались жить только те, кто был способен на рабское послушание. Чтобы выявить подобных, всех пропускали через своеобразный экзамен, суть которого - суметь предать соратников, друга, жену - и не утратить лояльности к Хозяину. Через такое испытание прошли Тито, Куусинен, Тольятти, Пик, Торез, а еще раньше - Калинин, Молотов, Буденный и т. д.
   Новый сталинский Коминтерн единогласно одобрил пакт о ненападении Германии на СССР, а когда перестал быть нужен Хозяину, покорно самоуничтожился.
   Чтобы военная атмосфера в мире не вызывала беспокойства в среде советских граждан, в стране проводилась деятельная разъяснительная работа.
   Всем должно быть ясно, что ни одной пяди родной земли врагу отдано не будет, что военные действия, если и произойдут, то на чужой территории; но к нам могут пробиться вражеские самолеты и нанести некоторый урон. Вот к этому мы, простые граждане, должны быть готовы.
   Нам, ребятишкам, было очень интересно наблюдать, как по городу строем ходили люди с сумками, на которых значились красные кресты, и носилками. Они подхватывали на носилки прохожих, то худых, то грузных, а потом по секундомеру доставляли их к медицинским пунктам. За их действиями наблюдали строгие люди и ставили оценки, как в школе.
   22 июня 1941 г. мы с мамой были за городом в полях, собирали материал для маминой диссертации. Мама упорно занималась научными исследованиями, готовила диссертацию, все забывая, что она жена врага народа и к ней и ее работе доверия быть не может.
   Утром следующего дня я пошла за хлебом к открытию булочной, но там было пусто, ни крошки.
   Мама вдруг встревожилась, бросилась включать репродуктор - никаких сообщений.
   А по улицам уже сновали перепуганные молчаливые люди, шепотом сообщали, что немцы уже бомбили Киев и идут по нашей земле, но об этом надо молчать: попадешь в паникеры, а паникер - пособник врага.
   И, наконец, ясность - выступление почему - то Молотова, а не Сталина, концовка его речи звучит как заклинание: наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами. Но тогда было очень страшно и совсем непонятно, если победа за нами, то почему некому остановить врага.
   Город Витебск, далеко отстоящий от границы, поспешно готовится к эвакуации. Нет, речь идет не о людях, а о материальных ценностях.
   Врагу должна достаться выжженная земля с брошенными на ней советскими людьми. Подумаешь, гражданское население, не велика жертва, чего-чего, а людей в стране хватает.
   Каким-то чудом маму, жену врага народа, назначили в число сопровождающих имущество пединститута, разрешили взять один чемодан личных вещей и ребенка в виде исключения.
   Мы закрыли дверь нашей квартиры, предварительно наведя в ней порядок; мы ведь скоро вернемся, все, что происходит, это временно, у нас лучшая в мире армия.
   Нас ведет коммунистическая партия во главе с товарищем Сталиным.
   Своего дома мы больше никогда не увидим.
   Вокзал, толпы людей с искаженными ужасом лицами, с безумными глазами, каждый пытается проникнуть в какой-нибудь железнодорожный состав.
   Охрана решительно это пресекает. Крики, слезы.
   Потом эти брошенные на произвол врага люди будут объявлены изменниками, их отправят в концлагеря бесплатно трудиться и перевоспитываться.
   Мы с мамой карабкаемся на открытую железнодорожную платформу с институтским имуществом и будем оберегать его больше месяца, столько продлится наша смертельно опасная поездка.
   Трудно сказать, кому меньше повезло, тем, кто брошен в городе, или тем, кто получил возможность уехать.
   Немецкие самолеты на бреющем полете поливали из пулеметов каждый движущийся состав, бомбили, делали это беспрепятственно, за все время пути мы не видели ни одного самолета с красными звездами.
   Спасаясь, составы простаивали в светлое время где-нибудь под лесом, а ночью мчались на предельной скорости. На нашей открытой платформе оказалось несколько детей, два совсем маленькие, ночами матери полулежали на детях, своими телами прикрывая от бешеного ветра, который уносил с платформы все, что не было прочно закреплено. Раздобыть для ребенка бутылку воды, ломоть хлеба на остановке, которая в любой миг могла прерваться, - материнский подвиг и большая удача. Я помню леденящий ужас, который пронизывал меня, когда мама убегала добыть съестное для меня и других детей, мамы бегали по очереди.
   А сколько чудовищных потерь, непоправимых, на всю жизнь, произошло в той человеческой свалке.
   Машинисты отчаянно маневрировали, меняли скорость, применяли резкие остановки, обратный ход, бешеное ускорение - все это, чтобы увести состав из-под обстрела. Иногда удавалось, чаще - нет.
   Вдоль насыпи окровавленные трупы, искалеченные, еще живые люди.
   Орша, железнодорожный узел в Белоруссии, пути забиты составами. Немцы регулярно и беспрепятственно это скопище простреливают и бомбят. Отчаянные крики, стоны, и никакой помощи. На параллельных путях горят два состава с бензином, между ними санитарный поезд с тяжелоранеными, из развороченных цистерн горящие струи бьют по санитарным вагонам, несколько вагонов уже занялись, в них заживо горят беспомощные люди.
   В пределах видимости, почти рядом, рушатся многоэтажные дома военного городка. Совсем негромкий звук разорвавшейся бомбы - и вдруг здание, словно подкошенное, ложится на бок, окутанное высоким столбом пыли. И ни одного нашего самолета, только самолеты со зловещими свастиками, они свободно владеют всем небом.
   На ум приходит вопрос - где спасатели с красными крестами, с носилками, медикаментами, они так умело репетировали в канун войны?
   Где Красная Армия, о которой мы с гордостью пели: "Красная Армия всех сильней..."?
   И все-таки титаническими усилиями железнодорожников большая часть составов с материальными ценностями, с заводским оборудованием уйдут в глубокий тыл, где старики, женщины, дети развернут производство снарядов, вооружения, в кратчайшие сроки, иногда прямо на колесах, иногда в поле под открытым небом.
   И главным здесь будут не сталинские приказы, а та уникальная жизнестойкость, которая всегда пробуждается в нашем народе в период смертельной опасности.
   Эти муки и потери народные были страшной платой за сталинское упрямство, своеволие, самочинное решение глобальных проблем.
   Сталин отринет все сообщения разведки о сроках нападения Германии на СССР. С презрением будут отвергнуты абсолютно точные и достоверные сообщения Г. Зорге. Сталин не захочет верить какому-то невозвращенцу. Г. Зорге за эти сведения расплатится жизнью.
   Даже когда немцы на широком пространстве развернут военные действия, Сталин с тупым упрямством будет цепляться за свой план развития событий: Гитлер не может и не будет вести войну на два фронта.
   А посему - не поддаваться на провокацию, не ввязываться в военные действия. Этот приказ Сталина был совершенно абсурден. То, во что он страшился поверить, произошло - Гитлер напал на СССР, улучив момент его полной неготовности. И эта неготовность - результат бездарной, предательской политики Сталина.
   Красная Армия обезглавлена. Лейтенанты командовали полками. Западные границы в связи с присоединением новых земель не оборудованы, старые - разрушены.
   Гитлер рассчитал нападение на воскресный день. Немецкая разведка была осведомлена о порядках в частях Красной Армии, в этот день командный состав, летчики отдыхают. На некоторые аэродромы в связи с воскресеньем не завезено топливо. Но, так или иначе, подымать в воздух наши военные самолеты было некому, они все были уничтожены немцами прямо на аэродромах. Некоторые наши дивизии, находившиеся в близи границ, были поставлены на переукомплектацию или перевооружение. Старое оружие сдали - новое не получили, в результате в бой попали безоружными.
   Находящиеся под бомбежкой и обстрелом население в панике, нет транспорта, исчезла милиция, повсеместные грабежи. А по территории Европы все еще мчат бесчисленные составы из СССР с бензином и хлебом для уже воюющей против нас Германии.
   Сталин не может скрыть паники, промелькнул момент, когда он верил, что его ближайшие соратники его арестуют.
   Маршал Конев имел странный звонок к себе под Вязьму от Сталина: "Товарищ Сталин не предатель, товарищ Сталин не изменник, товарищ Сталин - честный человек ...Он слишком доверился каваллеристам, он сделает все, что в его силах, чтобы исправить создавшееся положение"
   Да, полный провал, а могло ли быть иначе? Два лидера самочинно делят мир, оба с малой подготовкой и ограниченной способностью строить глобальные предвиденья, самый длительный период - 3 года.
   Ой, как на меня набросятся почитатели сталинского гения - как можно, Корифей, мыслитель, философ, организатор военных побед.
   Но есть факты, их много. На протяжении всей своей деятельности дальновидности, глобальности мышления Сталин не выявлял, иначе не обезглавил бы армию, не уничтожил трудовое крестьянство, не содрал бы безжалостно культурный слой с народного тела, не делал бы ставку на бесплатный ручной труд арестантов, задвинув в дальний ящик освоение эффективных высоких технологий.
   Сталинская самоуверенность и пренебрежительно недоверчивое отношение к военспецам, особенно прошедшим подготовку до революции, приводит к фактическому устранению генштаба от практических дел.
   Результат - постыдно проигранная война с Финляндией. Генштаб с его спецами - интеллигентами игнорируется и в начале Великой Отечественной войны. Отсюда тяжелейшее поражение под Харьковом, руководство обороной которого Сталин взял на себя.
   Генералы просят прекратить попытки наступления - Сталин: продолжать. Результат - чудовищное окружение. Длина колонны пленных в 240000 человек составляет несколько километров. Харьков стал мясорубкой для населения, в городе немцы уничтожили всех евреев.
   Колонны наших пленных - это колонны смертников. Сталин не подписал Женевскую конвенцию, устанавливающую пределы норм содержания пленных.
   За наших пленных враг никакой ответственности не нес, их содержали под открытым небом, без пищи, воды, медикаментов. Но случись чудо, и окажись пленные у своих, их тоже ожидали бы лагеря, Сталинские. Пленных Сталин провозгласил предателями. А сталинские лагеря пострашней гитлеровских.
   Только после бесчисленных поражений и потерь в начале войны Сталин включил в действие генштаб.
   Страх и растерянность заставляют Сталина признать авторитет ненавистных спецов - интеллигентов.
   Может быть, учась на ошибках, вождь поднялся до уровня мозгового центра, а они являли лишь его профессиональную опору?
   Так, например, считает Э. Радзинский в своем труде "Сталин", так считают маниакально преданные Сталину нынешние коммунисты.
   Тот факт, что цепочка сталинских ошибок с тяжкими последствиями для армии и страны продолжится до конца войны, наводит на мысль, что мозговым центром он так и не стал, а пребывал в качестве тяжелого каменного катка, неотвратимо давившего на спины всего генералитета.
   У Сталина одна установка: любыми усилиями, любыми потерями и в установленные им сроки, за невыполнение - расстрел.
   За Сталинские ошибки первых часов и дней войны расплатится командующий Западным фронтом Дмитрий Павлов и ряд его генералов. Сталин обвинит его в паникерстве, попустительстве.
   Естественно, военный трибунал вынесет смертный приговор, который тут же, 22 июля 1941 г., будет приведен в исполнение.
   У американцев даже за трагедию Перл-Харбор не было разбирательств и расстрелов.
   Инородец Сталин слабо ощущал силу боевого духа русского народа.
   Еще Л. Толстой писал: "Не личности, не штабы, а дух солдата решает войну".
   При всей преступной неподготовленности СССР к войне, русский солдат, переступив через ужасы и обиды советской жизни, с самого начала был преисполнен великой готовностью выстоять в схватке с захватчиком, во что бы то ни стало.
   Я видела, с какой решимостью уходили на фронт и с какой верой и надеждой их провожали.
   А Сталин уже в августе 1941 г. в обстановке полнейшей секретности от своего народа делает попытки через болгарского посла Стоянова заключить с Германией мир на любых позорных условиях, что-то в роде Брестского мира.
   Свою власть главнокомандующего Сталин строит на недоверии, его методы неизменны: устрашение, понукательство, беспощадность. Человеческие жизни обесценены.
   По приказу Сталина повальной мобилизации будут подвергаться все мужчины на освобожденных территориях, их будут бросать в бой в гражданской одежде, по которой противник легко раскрывал место их пребывания. Необученных, их заставляли добывать себе оружие в бою, они гибли массово, иногда все, до последнего. Так же беспощадно обходились с ополченцами. Считалось, что ополченцы - это добровольцы, в большинстве случаев это так и было. Больные, близорукие юноши, пожилые мужчины не призывного возраста сами выстраивались у военкоматов, но если кто-то не проявлял добровольности, ему приходилось иметь дело с НКВД.
   Ополченцев вооружали на уровне первой мировой войны, подготовки - ноль. "Пушечное мясо", кратковременное "затыкание дыр" на передовой, напрасная, бессмысленная смерть, а сколько благородных, высоких душ она унесла, какого количества умелых работников страна не досчиталась, сколько обездоленных матерей, жен, невест.
   Может быть, страх заставлял вождя беспорядочно и бессмысленно бросать в горнило войны такое бесчисленное количество жизней?
   У Гитлера Сталин позаимствует стоп-приказ: штрафные роты, там гибнут в 6 раз быстрее, чем в обычных войсках; а чего стоят заградительные отряды из хорошо обмундированных и вооруженных работников НКВД, которые стреляют в спину...
   У пленных солдат и офицеров арестовывали семьи.
   В течение всей войны Сталин сохранял в неприкосновенности хорошо обмундированные, вооруженные и кормленые войска НКВД, несшие охрану миллионов заключенных.
   Сталин не знал и не желал знать повседневную жизнь своей армии, за все годы войны он не был на фронте, один раз вроде попытался, да автомобиль подвел, но это не мешало ему говорить, что бывал на передовой и войну видел.
   Сталин выявил глубокое недовольство, посмотрев документальный фильм "Великая Отечественная война". Военные кинодокументалисты снимали его на передовой под огнем.
   Сняли честно, без натаскиваний и приукрашений. Наш солдат часто не брит, плохо кормлен, его одолевают вши. Жидкая грязь, холод, девчонка-медсестра, задыхаясь от напряжения, утопая в грязи, тянет на себе тяжело раненого; солдат, примостившись на обледенелой земле, пишет на штыковой лопате письмо домой. Вождь разругал фильм вдрызг, а затем разгромил весь документальный кинематограф. Сталин желал видеть победные фильмы.
   Тот факт, что фильму "Великая Отечественная война" присужден Оскар, от народа был скрыт.
   Сильно рискуя собой, Жуков и Кирпанос мужественно противостояли установке Сталина - Киев всегда свободный. Военачальники хорошо понимали: удерживая город, рискуют крупнейшим окружением. Понять сложность ситуации Сталин не смог или не захотел, стоял на своем - город не сдавать.
   Результат - сотни тысяч солдат и офицеров в плену, большое количество техники загублено, захвачено врагом.
   Сталин, как всегда, чист и безупречен. За спровоцированное вождем окружение своими жизнями заплатят пленные солдаты и офицеры, объявленные предателями. Их семьи будут согнаны в лагеря.
   Сталинское самоуправство - причина еще одного громадного окружения, под Вязьмой. 37 пехотных и 9 танковых дивизий Красной Армии разгромлены. 600 000 солдат и офицеров взяты в плен, 40 000 убиты.
   Поле, на котором происходило сражение, по истечении многих лет распахать было невозможно.
   Кости и железо, железо и кости.
   В результате этих потерь Москву защищать некому. Немцы вышли к Можайску, стоят на Бородинском поле, надолбы и ежи на улицах Москвы, на Садовом кольце.
   Брест-Литовск. Гитлер испытывал особый интерес к этому городу, здесь заключен столь невыгодный для России Брестский договор, но потом разорван. По прошествии многих лет Брест вновь прикует к себе внимание мира.
   Лишенный связи с внешним миром, гарнизон Брестской крепости без провианта, боеприпасов, а потом и без воды стоял нерушимо. Именно тогда Гитлер начал понимать, что война с СССР - это не победоносный марш гитлеровских войск в Европе. Немецкие войска уже вышли к Минску, а гарнизон Брестской крепости продолжал сражаться.
   Брестская крепость падет только после того, когда в ней не останется ни одного бойца, способного держать оружие. В плен попадут тяжело раненые и умирающие.
   Даже немцы склоняют головы перед беспримерным мужеством защитников Брестской крепости.
   Только Сталин останется несгибаемым и пересажает тех немногих героев-защитников Брестской крепости, которые живыми вернутся из немецкого плена.
   Наши марксистско-ленинско-сталинские пропагандисты учили нас, что нашим вождям ничто человеческое не чуждо. Сталину чуждо все человеческое. Задумываешься, а человек ли он?
   Вождь был весьма слаб по части прогнозирования. Оправившись от первого страха в начале войны, он предопределяет конец войны к концу 1942 года и издает приказ - наступление по всему фронту. Исполнение этого приказа больше изматывало нашу армию, чем немецкую.
   На Сталине, как главнокомандующем, лежит ответственность за трагедию Ленинграда.
   Немцам удалось внедрить дезинформацию о своем наступлении в южном направлении, в связи с этим северно-западная часть фронта с нашей стороны была оставлена открытой. Немецкие танки с распахнутыми люками и ликующими танкистами беспрепятственно вышли на окраины Ленинграда.
   Город обороняли гарнизон военных моряков и горожане. Было допущено полное окружение города. Секретарь Ленинградского обкома партии, А. Жданов, любимец вождя, накануне отказался от излишнего снабжения продуктами. Немецким диверсантам удалось сжечь Бодаевские продуктовые склады. Город умирал от голода все 900 дней блокады и при этом держал оборону.
   Рабочая карточка - 250 гр., детская - 125. Голод заставил есть части тел умерших. Погибли 1 млн. 800000 человек. Все, как всегда, засекречено. Только зимой существовала тоненькая ниточка поступления продуктов по коварному льду через Ладогу.
   Снабжение Жданова и высшего чиновничества Ленинграда было бесперебойным. У Жданова в подземном кабинете всегда стояла ваза с любимыми пирожными буше, очень сложными в приготовлении. Боясь артобстрела и бомбежек, А. Жданов своего глубокого бункера не покидал.
   Защитой города и организацией помощи гражданскому населению будут деятельно и самоотверженно заниматься Кузнецов (секретарь горкома партии) и Вознесенский.
   Кузнецов затребует к себе из эвакуации малолетнего сына и будет с ним как можно чаще появляться перед ленинградцами, чтобы поддерживать в них веру в непоколебимость Ленинграда.
   Эти два молодые и деятельные человека не жалели сил для спасения человеческих жизней, но возможности их были ограничены.
   Мог ли Сталин не допустить этой чудовищной трагедии? Мог, но махнул рукой, ведь гибнет всего лишь гражданское население города, который он не любил; стоит ли отвлекаться от основных проблем? Город удержался потому, что к военным действиям немцев не присоединились финны. Президент Финляндии, он же главнокомандующий барон Маннергейм, не посчитал возможным нанести завершающий удар по городу своей молодости.
   Москву в этот же период спас отказ японцев от вступления в войну против СССР.
   И высвобожденные в связи с этим дальневосточные кадровые дивизии, предусмотрительно дислоцированные там маршалом Штерном, были переброшены к Москве вовремя.
   926 244 убитых и пропавших без вести - цена победы под Москвой, это в три раза превышает потери немцев.
   Сталин всегда гордился своей непоколебимостью на пути к избранной цели, анализ результатов движения не производился, поправки времени не учитывались. Движение каменного катка.
   Единственное, что могло поколебать Сталина - это страх.
   1943 г. Задолго до него вождь постановил, что в этот год будет уничтожен последний священник и разрушена последняя церковь.
   В тяжелейшем 1941 году митрополит Илия уединился в молитве и предавался ей распростертым на каменном полу 3 дня и 3 ночи.
   Ему явилась Богородица и повелела освятить святой иконой военные позиции и удержать Ленинград. Сталин божественное повеление исполнил.
   Самолет со святой иконой на борту облетел линию фронта. Для удержания Ленинграда смещен командующий Ленинградским Фронтом малограмотный любимчик вождя - К. Ворошилов и назначен маршал Жуков.
   Что это - пробуждение в Сталине религиозности? Наверное, проявление способности к любой манипуляции перед лицом неодолимой опасности.
   То же ощущение опасности заставит Сталина признать авторитет старых военных специалистов. Весь последующий период войны во главе генштаба - Борис Михайлович Шапошников, царский полковник, и глубоко верующий сын священника Василевский.
   Б. Шапошников - единственный из сталинского окружения, на кого вождь не повысил голос и разрешил курить в своем присутствии.
   Так сумел ли Сталин в среде высоких военных специалистов подняться до уровня мозгового центра, или он оставался все тем же "каменным катком", давящим на их спины, способным любого вкатать в землю?
   Чтобы ответить на этот вопрос, надо опять обратиться к фактам.
   Подготовка к решающей операции "Багратион". Рокоссовский излагает свою концепцию: вместо одного главного удара - два, оба через топкие болота.
   Сталин замысел Рокоссовского не постигает, его установка - один главный удар. Генерал не отступает, тогда вождь требует, чтобы Рокоссовский удалился на 2 часа и пересмотрел свое решение.
   Рокоссовский по прошествии времени его подтверждает, Сталин еще удаляет его на 2 часа, Рокоссовский по возвращении обоснованно стоит на своем мнении, на третий раз - то же самое. Присутствующие, постигшие суть талантливого плана, молчат, только Жуков решился на поддержку Рокоссовского.
   Сталин подходит к Рокоссовскому вплотную, протягивает руку. Генералитет, опуская глаза, не желает видеть, как недоучка расправится с талантом, сорвет погоны, разжалует - все может произойти. Но вождь хлопает генерала по плечу и неожиданно соглашается с его планом: если командующий фронтом так упорно стоит на своем решении, значит, он прав.
   И он действительно был прав, операция "Багратион" была проведена блестяще и малой кровью.
   Но какой ценой дался ее план, если учесть, что в потайном кармане Рокоссовского всегда находился заряженный браунинг.
   Нет, Сталин не стал мозговым центром.
   Свою слабую компетентность он перекрывает неограниченностью власти, правом распоряжаться судьбами, карать и наказывать.
   Вождь пренебрегает интересами фронтов, если видит, что кто-либо из его военачальников слишком поднялся в своей значимости.
   Рокоссовского за операцию "Багратион" вождь представит к званию маршала, но отстранит от командования І Белорусским фронтом. При этом даже ничего не пояснит. Обескураженность маршала, которого с вверенными ему войсками соединяли живые и глубокие связи, будет безгранична.
   Рокоссовский направлен на ІІ Белорусский, а Жукова Сталин поставит во главе І Белорусского.
   И сразу разрешит две задачи - осадит слишком талантливого и смелого Рокоссовского и охладит их слишком теплые отношения с Жуковым.
   Сталин не допускал среди своих подчиненных проявлений дружбы: они, не дай бог, еще приведут к заговору, а интересы своей власти вождь ставил выше интересов народа и страны.
   Сталинщина исключает наличие талантливых и сильных личностей, ее питательная среда - покорная усредненность.
   Войска Второго Белорусского фронта будут стоять на подходах к Варшаве, когда вождь уготовит своему одаренному маршалу новое мучительное испытание.
   Варшава - родной город Рокоссовского - охвачена восстанием, варшавяне в титаническом напряжении, в неравной борьбе пытаются сбросить оккупантов и установить свое правительство.
   С наблюдательного пункта, сооруженного на высоком дереве, Рокоссовский видит свою Варшаву горящей, в частых вспышках бесчисленных взрывов. Возможно, там сейчас погибает его сестра. Приказ Сталина - помощи восставшим не оказывать. Сталина не устраивает правительство, избранное поляками, он уготовил Польше свое, марионеточное правительство.
   Восстание немцы подавят с крайней жестокостью, будут уничтожены 200 000 жизней.
   Союзники стремились оказать помощь варшавянам, но Сталин не предоставил им своих аэродромов.
   Рокоссовский, обреченный на бездействие, испытает тяжелейшее потрясение.
   Это не первая напрасная жертва, которую понесет Польша по вине Сталина.
   При дележе с Гитлером Польши в 1939 г. более 20 000 захваченных польских офицеров были помещены в советские лагеря недалеко от границы. Готовя нападение на Германию, Вождь решил от них избавиться обычным своим варварским методом - расстрелять.
   Безоружные пленные в количестве 21857 человек были расстреляны в Катынском, Осташковском, Старобельском лесах. Потом под давлением союзников Сталин будет выкручиваться и врать, все перевалит на Гитлера. Но правда восторжествует.
   Жукову и Василевскому с большими усилиями удалось отстоять у Сталина более целесообразный и не столь кровопролитный вариант танкового сражения под Курском.
   Позиция Сталина всегда одна - любым путем, любыми усилиями и потерями, вперед по всему фронту. Сталин любил приурочивать освобождение крупных городов к политическим праздничным датам. Ватутину приказано взять Киев к 7 ноября, взяли 6-го, положили сверх полмиллиона.
   Печальной памяти Зееловские высоты на подступах к Берлину. Дождавшись близкого окончания войны, наши войска сражаются на величайшем подъеме. Солдаты и офицеры в письмах к родным позволяют себе мечтать о скором возвращении домой. Сталин приказывает ускорить темп наступления, хотя он и так высок. Вождь хочет сверхгарантий того, что наши войска первыми войдут в Берлин.
   Зееловские высоты - это обширные минные поля.
   Выполняя приказ Сталина, Жуков отказывается от обходных подходов к Берлину и направляет войска напролом. Пехота запущена по минным полям, вслед за ней - танки. Это обходится в среднем 22 тысячами убитых в день.
   Напрасная гибель отцов, сыновей, мужей, любимых в последние дни страшной войны - какая трагедия, какое преступление!
   Наш народ до сих пор не знает правды о количестве погибших в Великой Отечественной войне. Сталин сам регулировал страшную цифру потерь, "на глазок", чтобы не показалось ни много, ни мало: были сначала 7 млн., потом вождь остановился на 20 млн. Сюсюканий на эту тему вождь не любил - ах, погибшие дети, женщины, молодежь - на то и война. Количество загубленных жизней навсегда останется тайной.
   До сих пор обнаруживаются потерянные захоронения жертв войны, а сколько безызвестных воинов вовсе не похоронены, их тела затянуты топкими болотами, затеряны в лесах, унесены водами рек, морей?
   Немцы вели учет своих погибших воинов, эта цифра составляет 8 млн.
   Поражает выходящая за пределы понимания беспощадность Сталина, рожденная его недоверчивостью и подозрительностью.
   Вот поразительные примеры. Офицер Ласкин был уполномочен командованием предъявить ультиматум Паулюсу (Сталинградское окружение немцев). Рискуя жизнью, он отправился в расположение немцев. Успешно провел переговоры.
   За проявленное мужество был представлен американцами к ордену, а по распоряжению ставки Сталина получил 8 лет лагерей. Ну, а как иначе - побывал у немцев и вернулся живым.
   Гари Хохолов, калмык, держал оборону знаменитого на весь мир дома Павлова в Сталинграде, был тяжело ранен, комиссован, героем вернулся домой, а там сталинское выселение калмыцкого народа, попал в ссылку вместе со всеми. Раз ты калмык, исключения для тебя быть не может.
   Что это? Маразм? А может быть, наш вождь в своем презрении к человеку был безумен?
   Утонченным издевательствам по окончании войны вождь подверг своего доблестного маршала Рокоссовского.
   Сталин направил его главнокомандующим в Польшу. По словам Рокоссовского, "я был поляком в России, оказался русским в Польше; и там, и здесь чувствовал отчуждение". С горечью поляки возложили на маршала ответственность за Варшаву. Сталинский решающий след в предательстве варшавян был, как всегда, тщательно засекречен.
   Столь же презрительно беспощадным Сталин был к близким людям, к собственной дочери, к примеру.
   Узнав, что к ней, 17-летней, пришла первая любовь, заявил со всей твердостью: еще раз с ним, возлюбленным, увидишься - посажу. Ее избранника Каплера посадил без предупреждений.
   Прошло время. Душевная рана Светланы затянулась, хотя нежность к В. Каплеру сохранится надолго. Светлана вышла замуж за своего сокурсника по университету, Морозова. Родился ребенок, счастливы вместе 3 года, вдруг Василий по заданию отца приносит новые паспорта, ее и мужа.
   Штампа регистрации брака в них больше нет. Своего мужа и отца ребенка Светлана больше не увидит.
   Сталин разрушил семью дочери, потому что зять - еврей.
   Никаких разъяснений ей не сделал.
   Несомненно, что видеть Сталина подлинным могли только его ближайшие соратники. Каковы их оценки?
   Г. Жуков в своих мемуарах писал о Сталине хвалебные слова, а мог ли он писать иначе, находясь под бдительным надзором и угрозой гонений?
   Но вот что он сказал в личной беседе перед смертью: "Сталин был страшен, обаяния не было". Запись произвел Ржевский.
   В 1943 г. преданный Сталину Абакумов, возглавлявший Смерш, получил от вождя приказ поставить генералов и маршалов Советской Армии на прослушку.
   Вот беседа генерал-полковника В. Гордова (Герой Советского Союза, командующий Сталинградским фронтом летом 1942 г.) с начальником штаба Рыбальченко, с женой. Рыбальченко: "А вот Жуков смирился, несет службу".
   Гордов: "Формально службу несет, а душевно ему не нравится".
   Гордов жене: "Я его (Сталина) видеть не могу, дышать с ним одним воздухом не могу. Инквизиция сплошная, люди же просто гибнут. Эх, если бы ты знала хоть что-нибудь... Ты думаешь, что я один такой? Совсем не один, далеко не один".
   В. Гордов, его жена Татьяна, Ф. Рыбальченко были расстреляны.
   К концу войны Сталин проникается злобной настороженностью и подозрительностью к своему Народу-победителю.
   Борясь в сложных условиях неготовности к войне, народ окреп и вырос, узнал о себе то, что раньше от него тщательно скрывалось.
   К примеру, бывшие заключенные рассказали о государстве в государстве под названием ГУЛАГ.
   Узнали о бедности и подневольном труде в колхозах. Наконец, народ вышел за пределы "железного занавеса" и своими глазами увидел, как живет Европа. Сравнение было обескураживающим.
   Победоносное завершение многотрудной войны рождает надежду на заслуженное улучшение жизни народа, вынашиваются смелые мысли, планы.
   И настороженность, тревога Сталина будут расти и расти.
   А пока что народ доканывает многолетний чудовищный голод. Крошечная пайка колючего от обилия в нем высевок мокрого хлеба - и все.
   Люди обносились, нет самого необходимого. Массовая смертность от истощения и холода надвигалась на наш народ стремительно и неотступно.
   Нас спасла продовольственная помощь Америки, Канады, Англии. В 1942 г. они опасными водными путями начали поставку в СССР оружия, продовольствия, листовой стали.
   Общая сумма поставок - 12 млр. дол., попутно была оказана помощь в пополнении флота, автопарка.
   Без этой помощи мы могли бы не выстоять, передохли бы с голода.
   Почему мы это замалчиваем? Сталин этот факт ретушировал по понятной причине, он разрушал скомпонованный им образ врага и только врага в лице этих стран.
   Но мы продолжаем молчать и по сей день.
   Где-то с 1944 г. продовольствие, поставляемое союзниками, стало доступно не только армии, а и нам, населению. Мы начали получать не только пайку хлеба, а целый паек, в который входили неслыханные, забытые, а то и вовсе незнакомые продукты - мясная тушенка, яичный порошок, шоколад и даже соленые орешки в баночке. Всего этого попадало понемногу, но хватало на всех, и мы начали отходить, мы выжили, мы были спасены от пытки голодом.
   Первое платье в моей жизни было американским. Мне уже стукнуло 12 лет, и я была одета, как все мои сверстники, - на ногах подметки, вырезанные из старых скатов, привязанные к ногам целой системой веревочек, на плечах американский мешок, слегка преобразованный в платье. В эти мешки паковались для нас продукты, они были довольно тонкие и воспринимались нами как модная ткань.
   В дополнение к основным поставкам жители Америки, Англии, Канады собирали и высылали нам одежду. Мне при ее раздаче досталось платье. С тех пор прошло 63 года, а это платье я и сейчас вижу во всех деталях - шелковистое, мягкое, переливающееся красками в сложном рисунке.
   Я испытала шок, я почти потеряла сознание, когда взяла его в руки, а потом бережно одевала и все пыталась рассмотреть себя, переродившуюся, преображенную, в осколке нашего с мамой зеркала.
   Надеюсь, моя сверстница, подарившая мне по тем временам это чудо, жива и по сей день. Мое запоздалое спасибо и низкий поклон ей.
   Как было бы хорошо, если бы политика не вмешивалась в отношения простых людей земного шара!
   А потом была Победа. Этот день врезался в память во всех деталях.
   В один миг улицы заполнились людьми, и мы стали одной семьей, братьями и сестрами. Обнимая друг друга, вместе смеялись, но смех переходил в рыдания, смех и слезы, слезы и смех заполонили все. Но слез было больше, в памяти каждого из нас стояли те, бесконечно родные и близкие, которые этот день приближали и до него дошли. Их было так много...
   Так и останется 9 мая самым дорогим праздником со слезами на глазах.
   Вот и пришел час подытожить - многотрудная Победа пришла благодаря или вопреки Сталинскому руководству?
   Ответ напрашивается один, как вывод из приведенных фактов и только фактов.
   Чудо совершил великий народ, который, как доказала вся его история, в час смертельной опасности умеет собираться воедино.
   Нас, живых очевидцев этого чуда концентрации, с каждым днем становится все меньше, но чудо было, и я этому свидетель.
   Голодные, полуодетые, без жалоб и обид взрослые старики, дети слились в одном - все для фронта, все для победы.
   За этим, действительно, стояло все: жизнь, всплеск сверхреальных возможностей, последний ломоть хлеба, единственная теплая вещь и даже жизнь друзей и близких.
   В День Победы, в день всеобщего единения и ликования лишь наш кормчий будет пребывать особняком от своего народа во гневе и раздражении.
   А как было не гневаться, если на Красную площадь перед стоящими во фрунт войсками верхом на великолепных лошадях въехали два осанистых умелых всадника - Рокоссовский и Жуков - один парадом командовал, другой парад принимал. Маршалы-победители, это понимали все, и Сталин тоже, но смириться с этим не мог и не хотел. Жаден был вождь к славе и делиться ею ни с кем не хотел.
   Если вечно пьяному богосыну Василию можно верить, то кормчий сам хотел взгромоздиться на коня и принять парад, но вовремя понял, что для него, низкорослого и сухорукого, эта затея добром не кончится, и дал согласие на Жукова и Рокоссовского. Согласие-то дал, но от их великолепия и триумфа осатанел от злости. Вышколенное, услужливое окружение злобный гнев Самого уловило мгновенно, и ими было поспешно принято решение, способное умиротворить вождя. Решено присудить товарищу Сталину единственное на весь Союз звание генералиссимуса. Они его с похвальной расторопностью 26 - VI - 45г. Указом Президиума Верховного Совета СССР установили, а уже 27 - VI - 1945 это звание было присвоено Президиумом Верховного Совета СССР вождю народов - "... товарищу Иосифу Виссарионовичу Сталину за особо выдающиеся заслуги перед Родиной в деле руководства всеми вооруженными силами государства во время войны".
   Вот так - одни выдающиеся заслуги в деле руководства всем и всяк, а непрофессионализм, чудовищные просчеты с гибельными последствиями, преступная беспощадность и расточительство человеческими жизнями похоронены вместе с миллионами загубленных им людей. Хорошо, если захоронены, чаще брошены. Приказа об обязательном захоронении погибших воинов от главнокомандующего не поступало. Это немцы своих хоронили, а у нас как поведется. С живыми возиться накладно, а тут еще - с мертвыми.
   Вождь еще раз даст промашку, когда поставит рядом с собой на трибуне Мавзолея маршалов-победителей, Рокоссовского и Жукова. Я видела это фото, два богатыря-воина, а между ними мелкорослая, какая-то замшелая и злобная фигура генералиссимуса. Больше такое не повторится.
   Под Жукова уже велся подкоп. Из арестованных боевых генералов умелый в этих делах Абакумов выбивал показания против маршала. И скоро, развенчанного и оклеветанного, его сошлют в ссылку. Рокоссовского - в Польшу.
   Мозговой центр генштаба Шапошникова и Василевского, людей интеллигентных и деликатных, вождь сведет в тень без всяких затруднений.
   И останется "каменный каток", он же великий Сталин, облаченный в мундир генералиссимуса с золотыми пуговицами, на вершине славы один-одинешенек. А угодливые наймиты всех рангов будут добросовестно наперебой славить каменного идола, воспитывая у народа к нему священный трепет.

"Сталин - наше знамя боевое,

Сталин - наша гордость и полет,

С песнями, борясь и побеждая,

Наш народ за Сталина идет"

   Ну и куда повел свой измученный, обнищавший народ, только что вышедший из тяжелейшей войны, товарищ Сталин? К заслуженной передышке, к созданию народу-победителю достойной жизни?
   Нет, товарищ Сталин не вникает в положение народа, народ - инструмент, народ - солома, послушный материал, заботы о себе не заслуживает; зачем отвлекаться от главного.
   А главное - это 3-я мировая война.
   Вот схема действий великого кормчего:
   1-я мировая война вырвала одну страну из капиталистического окружения;
   2-я мировая война создала социалистический лагерь;
   3-я - должна разрушить мир капитализма до основания и утвердить социализм во главе с ним, товарищем Сталиным, на всем земном шаре.
   На то он и Сталин, чтобы не взирая ни на какие обстоятельства, твердо идти намеченным путем.
   И все это комментируется глубоким (понимай - лживым и лицемерным), сталинским языком, нам, народу, внушается, что мы боремся за мир, что мы - оплот мира, а вокруг нас - страшное, разлагающееся капиталистическое окружение. И мы должны ему противостоять (больше ведь некому), для чего, Боже упаси, не расслабляться, а как можно туже затягивать пояса. Ну что же, нам не впервой жертвовать собой во имя спасения человечества. Будем спасать, независимо от того, хочет этого спасения человечество или нет.
   Все это было нам так хитро и убедительно преподнесено, что никто из нас, простых труженников, и подумать не смел, что нас ведут к новой войне.
   Народ ненавидел войну и терпел все, чтобы она на повторилась. Всеобщим заклинанием звучат слова : "Хотя бы не было войны..."
   Между прочим, и по сей день больше трети нашего народонаселения кипят сталинской закваски святой ненавистью к проклятому капитализму и крепко держатся ориентиров Ленина-Сталина.
   И чем беспросветней жизнь нынешнего человека, особенно в глухой провинции, в многочисленных "медвежьих углах", где еще цивилизация не ступала, тем глубже его ненависть к капиталистическим ценностям, ко всему зарубежному миру, особенно к ней, быстроходной Америке, которая так и не далась, чтобы мы ее переплюнули.
   Вроде, как гордимся мы нашей консервативностью, убожеством. Эдакий вывих в наших мозгах, сотворенный Ленинско-Сталинскими постулатами.
   Итак, ІІ мировая война не вывела Сталина на мировое господство, и он сразу же после ее окончания начал усиливать армию, от 2,5 миллионов довел ее до 5 млн. Попутно вождь наращивает производство военной техники, строительство военных кораблей. Всеми способами, включая материальное воздействие, поднимается престижность военных профессий.
   Плацдармом для действий против Америки Сталин выбирает Камчатку, на ней оборудуются аэродромы, размещается мощная военная техника, солдаты наемные - китайцы.
   Давление военных расходов на ослабленную войной экономику страны превышает все пределы.
   Н. Хрущев, придя к власти, сразу осознал, что собственная армия сокрушит страну, и пошел на ее резкое сокращение.
   В разрушенной, голодной стране стареющий Сталин всячески утверждает свою значимость потенциального вождя всего человечества.
   На Волгодоне ему сооружается неслыханно величественный и дорогой монумент.
   Постамент - 30 метров, высота фигуры Сталина - 60 метров, все сооружение составляет 90 метров.
   На вершине пришлось установить световые обозначения для самолетов.
   Ощущению священного трепета перед величием сотворенного идола помешали птицы, явно высоким коммунистическим сознанием не обладавшие.
   В своих перелетах они избрали священную фигуру для передышек и бесцеремонно ее уделывали.
   Насмерть перепуганная обслуга металась в поисках выхода и нашла его. По священной фигуре пропустили ток высокого напряжения.
   Теперь вождь всех народов стоял посреди ковра из тушек мертвых птиц.
   Пробуждению в народе осмысления Сталина как вождя всего человечества должен был служить дорогой эффектный фильм "Падение Берлина", полностью попирающий историю. В его финале Сталин - красивый, молодой, в белоснежной форме генералиссимуса, сверкающей позолотой, спускается в Берлин, в разношерстную, многонациональную толпу ликующих людей прямо с неба.
   Все к нему тянутся, обожают, любят, все безмерно счастливы.
   Народ фильм смотрел: там была Победа.
   Претерпев страхи и панический ужас первого года войны, на второй год вождь уравновесился, ощутив несломленную волю к победе своего народа.
   На третий, стянув на себя славу народную, почувствовал себя победителем и начал строить планы на будущее.
   Ничего нового в тех планах не было: "каменный каток" маневрировать не годен, он движется по прямой. Прямая, проложенная еще в юности, вела всегда к одной цели - через мировую революцию, к мировой империи.
   И уже в 1943 г., когда народ в титаническом напряжении вытягивался в звенящую струну, отец народов начал приспосабливать его к еще одной войне, которая и должна вывести товарища Сталина к заветной цели.
   А мы-то, доверчивые и глупые, только мечтой о мире жили и согревались.
   Той завершающей войне, что призвана поднять его, великого, над миром, рабоче-крестьянская армия, простенько оформленная, непритязательная в своем укладе, явно не соответствует.
   Не случайно вождь и учитель держал в репертуаре МХАТа крамольную пьесу М. Булгакова "Дни Турбиных", смотрел ее 18 раз и, несомненно, почитывал "Белую гвардию". Вот такую блестящую армию, с исторически сложившимися традициями, укладом, регалиями, хотел он иметь и возглавить.
   С января 1943 г. в Красной Армии по образцам царской армии вводятся погоны и другие регалии. Возрождаем, возрождаем по шажочку империю, а вместе с ней - ордена А. Суворова, М. Кутузова, А. Невского.
   Поражает бесстыдство комвождей, для которых поменять мнение, оценку, взгляды - все равно, что раз чихнуть или плюнуть.
   А. Суворов долгое время советскими идеологами был приговорен к позорному столбу, а музей, созданный в его честь на собранные народом денежки, большевиками разорен и разграблен. В вину полководцу вменялось сопровождение к месту заключения смутьяна Е. Пугачева и подавление восстания Костюшка. Перед этим восставшие умудрились вырезать отсыпавшийся ночью после похода суворовский полк.
   Картины на тему побед А. Невского над тевтонскими рыцарями комвожди предупредительно и стыдливо прятали, боясь ранить чувства представителей дружественной в ту пору фашистской Германии.
   Как-никак, тевтонские рыцари - праотцы нацистских молодчиков.
   А теперь - пожалуйста, уважение и почитание к нашим великим полководцам восстановлены, как будто они могли их отнять.
   Уносясь мысленно в перспективу, Сталин спокойно относился к послевоенной жизни в стране.
   Демобилизованных солдат и офицеров встретили проблемы работы, жилья. Казалось, жизнь исчерпана войной без остатка. Разруха, нищета, голод.
   Некоторым повезет: найдут работу, после чудовищного перерыва сумеют продолжить учебу; другие растеряются, не в силах совершить переход из военной среды в скудную, многотрудную мирную жизнь. Помощь не пришла. Даже организацию советов ветеранов руководство страны посчитало излишней.
   Останется одно утешение - досчатое сооружение, повсеместно называемое "Голубой Дунай", попросту - распивочная. Их почему-то везде красили в один голубой цвет.
   Единственное, чем не была обделена страна в послевоенный период - это водка.
   Вождь находил этот продукт весьма полезным. Во-первых, хорошая отдушина в мрачной неустроенности жизни; во-вторых, целых 30% скудного послевоенного бюджета страны.
   Тайной для нас, сторожил, оставалось исчезновение, и довольно стремительное, тяжко искалеченных солдат и офицеров.
   Их было очень много - молодых, без рук, без ног, а часто и без того, и другого.
   Небольшая пенсия, и все.
   Многие из них, в силу величайшего благородства, не захотели быть тяжкой обузой для жен, матерей, невест, оборвали с ними связь и рассеялись по стране. Передвигаясь на самодельных крошечных досках-платформочках, стали обитателями вокзалов, базаров, поездов.
   Душа разрывалась при виде этих человеческих обрубков. Молодые лица, широкие плечи, ползут где-то на уровне твоих колен, а глаза - в них столько горечи, боли, тоски, ярости - не глаза, а открытые раны. Стоишь и подавляешь в себе рвущиеся рыдания, жалости к себе они не терпели, а помочь было нечем.
   Страна не обеспечила их ни уходом, ни протезами. Там, внизу, грязные, беспомощные, просящие милостыню...
   Для инвалидов и тогда, и теперь нет подъемников в транспорте, не оборудованы въезды на тротуары, этажи.
   Потом они вдруг перестали "портить" панораму социалистических городов. Куда и как исчезли - тайна, как всегда. С годами просочилось - свозили их в места отдаленные, то ли в лагеря, то ли в убогие инвалидные пристанища, к примеру, на известные печальной славой Соловки.
   Наверное, нет и не будет в мире преступления более тяжкого, чем это, сотворенное Сталинским режимом против ребят, искромсанных войной, беззаветно отдавших себя за Победу.
   Нет, из внимания свою демобилизованную армию вождь не выпустил. Сталин всегда на посту, он всегда бдит. Только внимание это было в другой плоскости.
   Вождь хорошо знал уроки войны 1812 г., знал, что она привела к восстанию 1825 г.
   Чтобы не допустить подобного, Сталин ставит перед НКВД задачу чистки армии.
   В вину должно браться все: когда-то и где-то сказанное слово, честное и смелое; негативное мнение о происходящих событиях; правда о войне, изложенная в письме. В военных испытаниях перед лицом смерти люди освободились от довоенных страхов, окрепли духом, хотят преобразований к лучшему, окрылились, осмелели.
   Это надо пресечь, быстро и решительно. И пересекли. Трагический фильм "Холодное лето 1953 г." - лучшая иллюстрация войны великого кормчего против своей армии.
   Одним из самых громких дел этой очередной сталинской кампании является Ленинградское дело.
   Кузнецова, которого в опаснейший момент Сталин в личной записке заклинал спасти Ленинград, и он его спасал, даже малолетнего сына при себе держал, для поднятия духа ленинградцев, будут судить по широкой программе.
   Его первая вина, а заодно и Вознесенского, в том, что молоды, энергичны и могут составить замену Самому Хозяину. Вторая - инициативны, хотят придать размах экономическому развитию Ленинграда, увековечить память погибших. Ни к чему это. Кроме того, инициатива наказуема - должны знать все.
   Старательные следователи так изувечили Кузнецова, что на расстрел его со сломанным позвоночником пришлось нести на носилках.
   Сталинские репрессии делаются с годами все масштабнее. От преследования одиночек, групп, он переходит к целым народам, которых скопом объявляют предателями.
   Для реализации столь массовых репрессий требуются большие силы и средства. И Сталин идет на эти затраты в голодной, разоренной стране. Проходят жесткую подготовку к организации депортации народов Крыма и Кавказа 100 000 солдат и 19 000 офицеров. Все они будут четко выполнять приказы вождя с необходимой для этого жестокостью и беспощадностью 1944 г... 238 000 крымских татар в жестком приказном порядке согнаны на строительство дороги.
   Работы не оплачиваются, как тогда было заведено, производятся на общественных началах, цели ускоренного строительства не обнародуются. Как потом станет понятно - дорогу построили для депортации самих себя.
   Никаких судебных разбирательств, приговоров, предъявления вины. Для власти главное - внезапность. На рассвете, когда все спят, войска КГБ входили в деревню и предъявлялся ультиматум - за 24 часа приготовиться в дорогу, кладь на одного человека - 200 кг. До отъезда никто не покидает деревню. Люди навсегда должны покинуть десятилетиями принадлежащие им дома, трудно нажитую скотину, тяжким трудом взращенные сады, приусадебные участки.
   Пощады нет умирающим, больным, детям, рожающим женщинам, немощным старикам.
   Всех загружают в заготовленные грузовики. Через 24 часа поселение должно опустеть, за спиной увозимых - рев перепуганной скотины, визг расстреливаемых собак.
   Через несколько часов в деревню въедут новые хозяева - те, кого назначит Хозяин.
   Среди депортированных крымских татар 80% старики, женщины, дети, 45000 участников войны.
   Крымские татары успешно партизанили, среди них 7 Героев Советского Союза, один дважды Герой.
   Исключения нет ни для кого.
   Из грузовиков крымских татар перегрузили в скотовагоны и вывезли на необжитые земли Зауралья, Узбекистана. Количество погибших при этом не учитывалось. Часть жителей поселка на Арбатской стрелке, чтобы не нарушать установленных сроков, отведенных на операцию по депортации, погрузили на баржу и утопили в море. В этой операции погиб каждый 5-й житель Арбатской стрелки. Вместе с татарами погибли венгры, болгары, армяне, итальянцы, все они жили в Крыму со времен средневековья.
   Заказчик преступной депортации - Сталин, исполнители - Берия, Серов, Кобулов.
   На Кавказе под Сталинский гнев попали чеченцы и ингуши. КГБ действовало теми же методами.
   23 февраля 1944 г. Сталинские спецвойска совершили в селении Хайбах преступление, равное немецкому в белорусской деревне Хатынь.
   В целях экономии транспорта, спецвойска отделили здоровых жителей, а больных, стариков, детей загнали в конюшню и сожгли.
   Командовал операцией Гришиани, по результатам депортации он был представлен к награде.
   Последствием преступной сталинской депортации крымских татар, чеченцев, ингушей, затем калмыков явились незатухающие болезненные конфликты в Закавказье и Крыму.
   Сталинские планы осуществлялись четко, вождь был доволен; "буйные головы", научившиеся в военных походах рассуждать, сравнивать, мыслить - остужались в лагерях, сроки им были даны достаточные, чтобы оттуда не возвращаться.
   Акции устрашения охладили в населении дерзкие надежды на улучшение качества послевоенной жизни. От участия в плане Маршалла по восстановлению Европы Сталин отказался. Зачем?
   Низкий уровень жизни народа, безработица - благодатная почва для диктатуры.
   Страна вновь оцепенела в закоренелом испуге, в привычной недостаче самого необходимого - продуктов, одежды, обуви, крыши над головой, топлива, воды, общественного транспорта и т. д. Каждый гражданин Страны Советов ежедневно всего себя отдавал тяжкой борьбе за выживание и ни на какие осмысления действительности его не оставалось. Тем более, что за него это очень успешно делала коммунистическая пропаганда, так что, глотай готовые идеи и не напрягайся.
   А идеи были просты и убедительны. Мировой империализм упорно готовит на нас нападение, спасибо товарищ Сталину, что он крепит оборону страны и защищает нас; это напрочь сбивало с толку и давало возможность товарищу Сталину готовить страну к новой войне под ангельской личиной защитника мира. В борьбе за мир мы "замочим" полмира.
   Черчилль первым разоблачил Сталинскую ложь в своей речи в Фултоне. Он обоснованно говорит об угрозе СССР для народов мира, его выводы - коммунизм надо было задушить в зародыше.
   Это говорит экс-премьер капиталистической Англии, который, радея о своем народе, обеспечил ему во II мировой войне потерь меньше, чем в первой - 300 000, и не хочет новых потерь.
   Эти разоблачения подвигают Сталина на ряд кардинальных действий.
   Первое - наглухо задраить "железный занавес".
   Второе - усилить гибельную для экономики страны гонку вооружения.
   Третье - форсировать работы по изготовлению сверхоружия.
   Четвертое - надо сжать сроки подготовки новой войны, пока Советская армия стоит в половине Европы.
   В шарашках гении в тюремных робах трудятся без передышек.
   Только в нынешнем, 2007-м, юбилейном году (70 лет с начала сталинских больших репрессий) проскочило сообщение о пытках, через которые прошел Королев, брошенный в лагеря в 1938 г. Ему разбили челюсти, впоследствии с ними возникли большие проблемы, развилась саркома, врачи пытались вставить трубку в горло, безуспешно. Все это значительно укоротило жизнь Главного авиаконструктора.
   Били, беспощадно били и великого авиаконструктора Туполева.
   Результат разностороннего давления на ученых - водородная бомба.
   Жуков по приказу Сталина проводит ее испытание, в зону воздействия бомбы загоняются животные, вводятся войска, результаты чудовищны.
   При этом Сталин успевает чутко следить за уровнем нагнетаемого в стране страха. Находит, что он должен быть повышен. Необходимо "бросить в топку новую охапку соломы". "Соломой" должны стать с детства ненавистные вождю евреи. Сталин увлеченно продумывает обширную антиеврейскую программу - все должно начаться с дела врачей, убивающих лидеров партии, затем аресты охватывают все сферы деятельности.
   Евреев, обвиненных, согласно сталинской схеме, в наиболее тяжких преступлениях, вешать на площадях.
   В заключение - депортация всех евреев в скотовагонах на постоянное место жительства в отдаленные, труднодоступные для жизни места.
   За одно Сталин замышляет обновить свое ближайшее окружение - Молотова, Берию, Маленкова, Хрущева, Булганина и др.; опытные царедворцы, они тут же улавливают намерения Хозяина. Ужас и ненависть переполняют их.
   Таким образом, Сталин, взобравшись на вершину власти, обрекает себя на полное одиночество, впрочем, закономерное и неизбежное для всякого диктатора.
   При нем еще верой и правдой служат его верные псы - Поскребышев, начальник канцелярии; Власик, начальник охраны; Абакумов, министр госбезопасности; тайная жена Валечка. При них к телу вождя доступа нет. Всех их вечно сомневающийся Хозяин подвергал жесточайшей проверке, и они ее выдержали. К примеру, когда у Поскребышева арестовали жену, очень дальнюю родственницу Троцкого, то он в чине генерал-лейтенанта насколько раз вползал в кабинет Сталина на коленях, умоляя вернуть ее.
   Вождь, добродушно усмехаясь, скажет: "Не я сажал, не мне освобождать". Но приказ на расстрел жены Поскребышева подписал сам. Даже после этого Поскребышев остался верным рабом.
   Но Сталин преданность никогда в расчет не брал, чужих заслуг не учитывал.
   А тут еще параноидальное расстройство психики, умелое подстрекательство коварных, спасающих свою шкуру соратников, и пустил вождь своих преданных рабов "под нож".
   Даже Валечку, без которой обходиться не мог, позволил арестовать.
   А ведь преданны ему все четверо были без меры. Каждого из них он, Отец родной, из самых низов поднял и на вершину власти поставил. Абакумов и Власик грамоты были небольшой, всего 4 класса осилили.
   Любил вождь недоучек.
   Абакумов в ГПУ случайно попал, позарился на хороший паек, который выдавали в карательных отрядах, благодаря расположению Самого, взвился до генеральского чина, возглавил СМЕРШ, лишал жизни сотни тысяч людей. И Абакумов, и Власик, тоже генерал-лейтенант, были допущены до всех благ земных, а развлекаться любили охотой на молодых женщин, безнаказанно совращали, насиловали, ломали судьбы.
   Власика подловили на чрезмерной жадности и мотовстве, он один черпал из роскошных, ни с чем не сравнимых поставок к Сталинскому столу больше, чем Сталин со всем своим окружением.
   Абакумов попался на нерасторопности в деле врачей, не уловил глубокой мысли вождя, не дал делу врачей в самом зачатке зеленой улицы. Арестованный Абакумов пройдет через пытку в изобретенной им самим камере-холодильнике, через нее он проводил не только политических, но и слишком стойких, неподатливых женщин.
   Сталинская гневливость яростно вспыхнула, и отсек он от себя блудливую, но преданную защиту. Это станет спасением для Берии, Хрущева, Маленкова и всей их компании, до этого чувствовавших свою обреченность всей кожей, каждым нервным окончанием.
   Одиночество всесильного вождя замкнулось.
   Отец всех народов боится покидать ближнюю дачу: страшна поездка в автомобиле, хотя здесь все продумано и предусмотрено до мелочей. Вождь не ездил в своей машине один, сопровождающие садились гуськом. Сталин вторым после шофера, в случае покушения (было установлено исследованием) в цепочке гибнет первый и третий.
   Страшно одинокому старику пить, есть, вдруг отравят. Сам пытается, закрывшись, что-то себе готовить.
   Особенно страшны врачи: они могут изолировать его, как когда-то с их помощью он изолировал Ленина. Вождь, боясь отравы, давно не принимает лекарств, одна надежда - на кавказское долголетие. Страшно дышать: а вдруг через трубы вентиляции запустят отравляющий газ?
   На вершинах Олимпа власти, куда он по трупам карабкался всю жизнь, ему достался один лишь леденящий страх.
   И мы так и не узнаем, что произошло той далекой мартовской ночью 1953 г., когда, отпустив свое обреченное ближайшее окружение, вождь остался один. И отправляясь спать, вдруг неслыханно раздобрился и разрешил отдыхать охране. Было так или нет, мы уже не узнаем.
   13 часов беспомощный, обмочившийся старик пролежит в одиночестве на полу. И никто из затравленной запретами и страхом обслуги не посмеет узнать - не случилось ли чего, не нужна ли помощь.
   Только через сутки после того, как вождь, потеряв сознание, свалился на пол, ему начнут оказывать помощь врачи, тоже цепенеющие от страха.
   Шопеновский марш, обескураженные люди, растерянность, тревога и привычный страх.
   Страшно плакать и страшно не плакать. Привычно ведомые "сверхчеловеком", о смерти которого подумать тоже было страшно, мы чувствовали себя покинутыми, обреченными и обманутыми.
   Там, в Москве, народ, как в дурмане, рвался к колонному залу, взглянуть на того, кто 30 лет был погружен в тайну; ему на пути выставляли преграды и заслоны, власти привычно ограничивали и контролировали свой народ, но люди шли, топча и давя друг друга. Поминки по Сталину оказались кровавыми, несколько тысяч москвичей вождь увлек за собой в могилу.
   После Хрущевских недолговременных разоблачений Иосифа Сталина хоронили второй раз.
   Недолго народу довелось любоваться его ликом в Мавзолее. Я была одной из тех, кто этому уподобился. Поражало чудовищное несходство между его привычными портретами и тем, кто лежал в гробу.
   Орлиный взгляд, скрытая в усах усмешка, волна отброшенный густых черных волос, а тут - очень большое, серое, оплывшее в оспинах лицо, и даже на вид жесткая и редкая щетина полуседых, полусерых волос, торчащих вверх.
   Хоронили Сталина ночью под присмотром члена правительства Шелепина. Работу исполнили шесть Кремлевских курсантов и комендант Кремля.
   Москвичи об этом событии сумели проведать и с вечера начали скапливаться на Красной площади, их оттеснила милиция.
   Близких не пригласили. Да и приглашать было некого. Окончательно спившийся Василий находился в ссылке. Светлана с ее изломанной судьбой покинула Отечество. Из своих внуков Сталин при жизни пожелал увидеть только двух, и то мельком.
   Самыми родными, как ни парадоксально, оказались врачи, бальзамировавшие вождя, они и проводили.
   Переложили тело в деревянный, обтянутый красным гроб. Было жутко, Сталин выглядел совсем живым. 6 курсантов вынесли гроб.
   Вдруг осечка - руководитель вспомнил: есть указание срезать золотые пуговицы с мундира вождя.
   Не пропадать же добру, срезали, взамен пришили латунные. Могила прямо за Мавзолеем уже была приготовлена, но опять заминка - нет молотка и гвоздей. Сбегали, принесли.
   Могилу, дно и стенки выложили специальными бетонными плитами, 100х80, оставались еще две плиты; поколебались, но сверху гроба их не положили.
   Бюст и скромная табличка обозначили имя и даты жизни захороненного.
   Зря, наверное, не накрыли гроб бетонными плитами, излучает прах диктатора какую-то страшную энергетику, и сталинщине на нашем постсоветском пространстве нет конца. А у бюста деспота Сталина на его могиле каждый день свежие цветы.
   И не только цветы, на карте постсоветского пространства то там, то тут поднимаются новые памятники, и создаются они чаще всего на добровольные пожертвования из скудных зарплат граждан.
   Взять, к примеру Якутию, в которой каждый 3-й житель сидел. Но если подумать, то удивляться нечему, если каждый 3-й сидел, то каждый 6-й - стерег, пытал и расстреливал. Каждый 3-й погиб, каждый 6-й живет и не кается, и производит себе подобных потомков. Первые, что сидели, ушли навсегда, вторые, что стерегли, заполнили страну.
   Сталинщина снивелировала в сторону занижения качество человека, качество народа.
   Те, кто стерегли, - тоже жертвы режима.
   Обычно, человека, неспособного зарезать курицу, воспитанного отцом и матерью для честной трудовой жизни, ломали, выкручивали душу, запугивали и, в конце концов, превращали в палача, доносителя, учили пытать, преследовать и выслеживать. Палачами не рождаются, а став, в прежнее человеческое состояние не возвращаются.
   С 1917 по 1953 в СССР было загублено 68 млн. человек. Это были лучшие представители нации, те, кто не устрашились, не сломались, не приспособились к криминальным нормам режима, те, чье поведение регулировалось не страхом, а совестью. Совесть, честь, достоинство сталинщина исключала, ей была нужна личность, основанная только на страхе, а страх не дает посылок для развития личности, она в нем как бы законсервирована.
   70 лет нам внушали, что мы - носители самой высокой нравственности, коммунистической. Блеф. Наши проблемы, неувязки, незрелость, бескультурие были загнаны внутрь, их сдерживал страх, он же диктовал поведение согласно коммунистическим схемам. Страх был подобен ящику Пандоры, как только он со смертью вождя был подорван, наши долго сдерживаемые пороки хлынули наружу, их разнообразие потрясает - это повсеместная коррупция, похищение людей, развращение малолетних, массовые ограбления, особенно беззащитных стариков, их уничтожение, торговля людьми, возрождение рабства в 3-м тысячелетии, поставленная на поток проституция, идущее от Ленина-Сталина легкое, плевое отношение к человеческой жизни.
   Сталинский постулат: нет человека - нет проблем - буквально пронизывает наше общество.
   Отсюда - убийства напрямую, убийства заказные, криминальные, на экономической почве.
   Убийства на бытовой почве - обыденность.
   Мама запросто убивает детей, мешающих ей строить личное счастье; дети - родителей, составляющих помеху на пути к радостям жизни.
   Стало популярным избавление от нежеланного потомства, новорожденных душат, топят, выбрасывают в мусорники.
   Причина этому - полная нравственная неразвитость молодых женщин, бедность, нищета.
   Вот факт, обнародованный на страницах газеты "Молодь Черкащина", он не вызвал ни сенсации, ни тревоги. И это, наверное, самое страшное. Привожу дословно: "Может быть, этой страшной истории никто бы и не знал, если бы жительница села Мельники Чигиринского района Черкасской области не выгнала из дома своего мужа. Оскорбленный, сразу пошел в сельский совет и рассказал, что вместе с женой ... убил своих двух детей. Жена рожала дома, потом их топили в ведре с водой, а потом закапывали за хатой. Первое дитя закапали в 2001 году, второе - в 2005. Убийцы поясняют свою жестокость нищетой: у жены уже есть трое детей от первого брака, которых нечем кормить".
   Мы хотим считать себя европейцами, но так не избавляются от детей и в Африке.
   Мы слишком долго были полицейским государством, в котором КГБ - полный хозяин положения, - действуюет тайными изуверскими методами.
   Только у российского президента, прошедшего школу этой сверхмощной организации, можно найти в лексиконе профессиональное - "замочить в клозете".
   Мы до сих пор ни от чего не отмежевались, ни в чем не покаялись. Поэтому и на сегодняшний день оппонента, конкурента, принципиального человека, перекрывающего путь к процветанию группировки, или влиятельного чиновника у нас можно изощренно отравить, поместить безвозвратно в психушку, где усилиями криминальных врачей он будет превращен из человека в овощ.
   Времена кающегося в убийстве старухи-процентщицы Родиона Раскольникова в романе Достоевского "Преступление и наказание" канули в вечность.
   Три кровавых тотальных соскоба с тела и души народа произвел ленинско-сталинский режим. Первый - гражданская война, 20е годы; второй - большой террор, 30е годы, и третий - послевоенный.
   Как только культурный слой начинал восстанавливаться, его немедленно сдирали, и каждый раз уничтожалось лучшее.
   Главное преступление сталинского режима - искажение не только облика, но и основ нации, разрушение ее генетического фонда и, как следствие, вымирание нации. Россия сейчас имеет 142 млн., а надо иметь при ее территориях 200 - 250 млн. При таком темпе смертности через 25 лет останется 115 - 120 млн. Та же трагедия происходит с Украиной. Иначе быть не может, потому что жив сталинский постулат: люди - ресурс, а не цель.
   В результате - африканская смертность, европейская рождаемость и наше отечественное повальное пьянство. Пьют с 13 лет, пьют не только мужчины, но и женщины. Количество пьющих с 1990 г. возросло в 3 раза. По бедности пьют технические жидкости, опасные для жизни самодельные подделки. По этой причине 60% детей рождаются с отклонениями.
   Опасность деградации нации придвинулась вплотную. Нравственность должна быть составляющей в экономике, в нашей она отсутствует напрочь. Чудовищный разрыв в 20 раз в доходах "верхов" и "низов".
   Фактически, Россия - это два блистательных мегаполиса: Москва и Петербург, скоро к ним присоединятся Сочи; все, что за их пределами - это безработица, разорение и их производные: бедность и одичание. Возьмем пару примеров. Подобным примером может быть любая российская провинция.
   Адерма - мертвый город. Трудные шахты, их закрыли.
   А люди остались без всяких ориентиров, переехать - нет средств. Одному из здешних шахтеров орден прикрепил сам Путин, а у шахтера не было денег на лечение жены от рака.
   Новошахтинск - шахты закрыли, в городе действует лишь одна швейная фабрика, какая-то часть женщин работает, а шахтерам, молодежи куда деться? Полная безвыходность.
   Заречное - маленький городок, продан; кто купил и что будет делать с покупкой - неизвестно.
   Россия лежит, ленинско-сталинские режимы и перестройка свалили ее, и когда поднимется - неизвестно.
   Нынешние коммунисты и в России, и на Украине надрывно тоскуют по развалившейся сталинской империи, ее считают эталоном, к ней назад рвутся душой и телом. И не только они, треть населения бывшего СССР ностальгируют о мощи и величии СССР.
   Да столь ли надежно было это величие?
   Построенная на костях крестьянства советская индустрия с качеством продукции, падающим до 7%, с насильственным рынком сбыта за счет социалистического лагеря, с чудовищно нелепым планированием? Хлебом разоренное сельское хозяйство страну не обеспечивало, 40 млн. пудов ежегодно докупали, а комбайнов производили в 16 раз больше, чем в Америке.
   Народное хозяйство, человек с его первичными потребностями в вечных удушающих объятиях дефицита.
   Да, до боли жаль неоправданные потери, понесенные индустрией СССР в годы перестройки.
   Но считать ее, империю, эталоном - все равно, что двигаться вперед с повернутой назад головой.
   А какой урон экономике нанес Сталинский лозунг-установка: "Не ждать милостей от природы, взять их - наша задача".
   И брали по-большевистски безответственно, безграмотно, непродуманно. Плата всегда высокая, последствия трагические.
   Так, поворотом Аму-Дарьи было загублено Аральское море, начались изменения климата, плодородные земли заносит донной солевой пылью. Для спасения Арала пришлось строить 18-километровую плотину.
   Построение железной дороги к Салихарду (по Сталинской установке) велась в нечеловеческих условиях, количество человеческих жертв, страданий не учитывались. Экономической значимости стройка не имела, после смерти Сталина была приостановлена. С самолета в тайге видны разрушенные бараки, ржавые паровозы.
   Большой, полузагубленный Днепр - то из него с большевистским размахом делали море, то песчаную пустыню. О "выброшенных на ветер" деньгах говорить не приходится.
   Несудоходный, оплаченный 130000 жизней Беломорканал и многое, многое другое.
   Мы никак не можем признать, что народ по своей наивности допустил чудовищную ленинско-сталинскую советскую власть, до сих пор в этом не разобрался и не покаялся.
   Народ Германии, переживший ужас фашистской диктатуры, и покаялся, и решительно осудил все, что связано с фашизмом.
   Только Израилю Германия выплатила 60 млр. долларов и сейчас является и в нравственном, и в экономическом отношениях благополучным государством.
   Мы же продолжаем страдать в нашей полной неустроенности. Нераскаянный грех отцов карается в 4-х поколениях, и незаслуженных страданий не бывает.
   68 млн. жерв коммунистического режима не могут и не должны быть выброшены из памяти.
   Уже из жизни уходим мы, дети жертв ленинщины-сталинщины, а покаяния все нет.
  
  
  

Боль моя, Украина

   Под постоянным жестким контролем Сталин держал самобытный и вольнолюбивый украинский народ, несколько раз чинил над ним жесточайшие расправы.
   Еще Троцкий бросил идею превращения Украины в колонию-житницу, бесперебойно дающую дешевый хлеб для всех грядущих большевистских деяний.
   Сталин многое брал у Троцкого, и эту идею тоже. А для этого ой, как надо вытравить из Украины стойкий дух независимости и национальной самобытности. Украинский народ много раз оказывал сопротивление большевизму, даже в безнадежных ситуациях, когда силы были совершенно неравны.
   27 января 1918 года, несмотря на сдерживающие меры предательской Центральной Рады, из Киева навстречу 6-тысячному большевистскому войску под командованием Муравьева выступил добровольный Студенческий Курень, состоящий из студентов Университета и гимназистов Киевских гимназий. Всего около 600 мальчиков и юношей. Сражение развернулось под деревней Круты и длилось с раннего утра до глубокого вечера.
   Оно было яростным и кровопролитным.
   У Муравьева - артиллерия и бронепоезд, у студентов и гимназистов - винтовки и 35 пулеметов.
   Погибли половина защитников Киева, 35 попали в плен, но со стороны Муравьева потери куда большие - около 2000 человек.
   Взятых в плен героических мальчиков большевики расстреливали, а потом добивали ножами и штыками.
   Как рассказали жители деревни Круты, 7-классник Пипський перед смертью запел гимн "Ще не вмерла Україна", его подхватили все, кто еще были живы.
   Муравьев в своих донесениях в Москву писал, что воевал с грозными гайдамаками, щирими українцями, інтелігентами.
   На протяжении всего своего властвования Сталин с особым усердием будет истреблять украинскую интеллигенцию.
   По его велению она долго и страшно будет гибнуть на Соловках, на великих стройках коммунизма. Погибнет корифей украинского театра Василий Стуз. За национализм (понимай, за любовь к своему отечеству), на творческий простой были обречены замечательный актер, исполнитель роли Тараса Шевченко, Иван Никалайчук, великий режиссер А. Довженко.
   С изощренностью восточного деспота Сталин вел бесконечную издевательскую игру с Александром Довженко. По мнению вождя, Довженко был виноват в том, что создал фильм "Украина в огне", в котором воссоздал страдания и жертвы украинского народа в Великой Отечественной войне. Отца народов возмутило, почему речь идет только об украинском народе? Ответ один: Довженко - националист.
   Сгноить А. Довженко в лагерях вождь не мог, его фильм "Земля" вошел в пятерку лучших кинокартин мира. Тогда вождь попытался сделать из Довженко творческого раба. Мастер имел право работать только по заданию вождя. Его заставили делать фильм "Мичурин", главная мысль которого - большевики переделают все: и природу, и человека.
   Фильм был чужд А. Довженко, он работал над ним, насилуя самого себя.
   Потом было велено создать памфлет на Америку. Сюжет строился на том, что некая молоденькая работница американского посольства Аннабела Дюкар происками НКВД поддалась обольщению подставленного ей русского соблазнителя и пожелала остаться в СССР.
   Вот, мол, американцы из своего хваленого рая к нам потянулись.
   Идея фильма была фальшива и не воспринималась мастером. Но приказ был неукоснителен - работать.
   Однажды на съемочной площадке потух свет. Так вождь выразил потерю интереса к фильму.
   До самой смерти вождь лишит Довженко права на работу.
   За стихотворение "Любіть Україну" был подвергнут злобной критике и гонениям В. Сосюра.
   Уже позже, в 1941 году, Сталин нанесет еще один несоразмерный по своей жестокости удар по "украинским националистам".
   Красная Армия отступала, возникла проблема, что делать с 22000 политзаключенных - украинскими националистами?
   Приказ - уничтожить. И НКВД уничтожило, яростно, злобно. У заключенных отрезали языки, груди, уши; их связывали по двое, по трое колючей проволокой, почти у всех были выколоты глаза.
   Тех, кто узнал в трупах заключенных своих близких, тоже расстреливали.
   Немцы, обнаружив содеянное, вызвали европейскую комиссию.
   1932-34 гг. Сталин наносит сокрушительный удар по украинскому крестьянству.
   Форму удара подсказал секретарь ЦК КПУ Касиор (поляк по национальности) - пытка голодом. Идея пришлась по вкусу.
   Основание для расправы - несогласие 50-ти райкомов партии Днепропетровской и Киевской областей с непосильной продразверсткой. Обоснованный протест сельского партийного актива привел Сталина в ярость. Украинские крестьяне были объявлены националистами и кулацко-петлюровскими элементами, врагами советской власти.
   Первый секретарь ЦК КПУ Лазарь Каганович (в течение всего сталинского правления к руководству Украиной не был допущен ни один украинец) получил указание вождя - изъять у украинских крестьян хлеб и все съестное подчистую.
   Каганович неукоснительно исполнил волю Сталина. Деревни окружали войсками, изымали все, из печи забирали горшок каши или картошки, из рук ребенка вырывали корку хлеба. Покидать деревню запрещалось. Люди ели кору, траву, доходило до людоедства. Каждый час от голода умирало 17 человек, всего было загублено 10 млн.
   Некоторые деревни вымерли полностью.
   В это же время украинский хлеб уходил на продажу за границу. Много зерна сгноили - хранилищ не хватало. Бывало, зерно подолгу лежало под открытым небом, намокало, пропадало, а вокруг обезумевшие от голода люди ползли, тянулись к горам зерна - их отгоняли пулеметами.
   Украинская земля на века потеряла своих умельцев-хлеборобов, животноводов, хлебопеков.
   В 1933 году средний возраст мужчин в выморенных районах Украины - 7 лет, женщин - 10.
   Сталинский режим расправу над украинским крестьянством причислил к "окультуриванию" Украины.
   И никто до сих пор не покаялся и не взял на себя вину за содеянное. Руководство России во главе с В. Путиным преступный голодомор, искусственно учиненный на Украине, обходит глухим молчанием и непризнанием.
   А, между прочим, еще в 1989 году международная комиссия Якуба Сандберга, созданная для изучения голодомора в Украине, вынесла решение: "Непосредственной причиной голодомора являлась насильственная коллективизация, раскулачивание и попытка обуздать "традиционный украинский национализм".
   Это явление было классифицировано как геноцид. Старейший украинский политик, политзаключенный с 26-летним "опытом"; 72 дня проведший в камере смертников, Левко Лукьяненко, заявляет: "Социологи торопятся, пока из жизни не ушло поколение людей-свидетелей голодомора, выслушать их о перенесенной трагедии и сталкиваются с молчанием. Страх, вбитый в людей силами НКВД и пронявший их до биологического уровня, до сих пор заставляет их молчать".
   Зато силами коммунистов в Симферополе установлен памятник жертвам "боевиков" ОУН-УПА под названием "Выстрел в спину". Он должен символизировать погибших "учителей, врачей, работников самоуправления и партийных работников", приехавших в Западную Украину якобы для оказания помощи в народном хозяйстве.
   Но в этой борьбе работников НКВД и их ставленников погибло 30 000, а так называемых "украинских националистов" - 150 000.
   В результате наступления сталинского режима на народ Украины померкнут краски самобытной украинской культуры.
   В 1946 году, долгожданном, послевоенном - опять продразверстка, опять голод, он охватит и 1947 год.
   Этот голод унесет из Украины 2 млн. жизней.
   Зерно уходит на продажу, его посылают другим странам. По-прежнему его негде хранить, зерно гниет, пропадает.
   Рабочих, вывезенных с военными заводами на Урал, в освобожденные районы к семьям не отпускают, кормят хуже, чем в войну. Директор завода: "Вы не советские люди, советские люди много не едят".
   Стихийно восстанавливаются карточки. Колхозники не хотят работать даром, начинается второе раскулачивание, всех несогласных - в Сибирь.
   Из прогрессирующего кризиса сельского хозяйства 1948 г. страна уже не выйдет.
   16 лет тому назад, войдя в перспективы независимости, мы не сумели "отделить зерна от плевел", завершить 70-летнюю коммунистическую оргию Нюренбергским процессом. И они, кумачевые, с Лениным-Сталиным в зомбированных головах, активно возрождаются и даже мечтают построить демократию с коммунистическим лицом, вот какого мутанта грозится породить наша вывихнутая действительность.
   А миллионы безвинно погибших украинцев остались попранными и преданными. Российское руководство презрительно кривит губы и, бесцеремонно переступает через все вопиющие доказательства, открещивается от голодомора, от Боковнянского заповедника, в котором сталинские опричники тайно сбросили в землю миллионы неповинных людей в 1937-45 годах. Их души вопят о справедливости, но они останутся преданными нами, пока не предстанут перед судом все, кто творил геноцид.
  

Бывших КГБ-истов не бывает

  
   Техас, Кроуфорд, ранчо Джорджа Буша, 7 лет тому. В. Путин - начинающий президент. Там, в далекой Америке, состоится его первая встреча с Джорджем Бушем. Прямая трансляция; наверное, мир напрягся, особенно мы, русские, чтобы разглядеть нового президента вечно загадочной России.
   Вот он в сопровождении супруги появился на дорожке, рука крепко сжимает цветы; явно волнуется, но держится молодцом. Чета Бушей спешит навстречу, какие чудесные лица у этих четырех людей! Открытые, приветливые, дружеские.
   Нет, наш Владимир Владимирович свою страну не подвел. Ну и что из того, что президент - подполковник КГБ, или как там по-новому - ФСБ, везде встречаются люди, достойные доверия и уважения. Тем более, что он - бывший КГБист. И на душе становится спокойно; как хорошо дышится мирным воздухом.
   Начинающего президента России принимает королева Англии, Тони Блэр дает в его честь завтраки, Герхард Шредер всегда готов встречать В.В. с распростертыми объятиями.
   И везде наш президент - умный, последовательный поклонник демократических ценностей. В собственной стране, уставшей от диктатуры диктаторов, он обещает установить только одну диктатуру - диктатуру закона. Хорошо сказано, и звучит обнадеживающе.
   Да, ближнее и дальнее зарубежье оделило молодого энергичного демократа В. Путина теплом и дружеским участием. (Только по прошествии времени понимаешь, как не вяжется сочетание "Путин - демократ".)
   А что он обрел в своей стране?
   Если выразиться образно, получил две соблазнительные "трубы", густо усеянные олигархами, и в придачу около 150 млн проблематичного люда, только что пережившего дефолт, смертельно уставшего от пустых обещаний, правительственной чехарды, невыплаты зарплат, безработицы, коррупции, правовой незащищенности, утратившего веру в демократические ценности, отчаянно борющегося за выживание без всякой надежды на помощь государства.
   Ситуация, как сказал бы вождь мирового пролетариата, архисложная.
   Так кто он - В. Путин, на которого мы смотрели с такой надеждой и ожиданием? Что мы о нем знали? А знали очень мало.
   Лишь в самом начале его президентского срока журналистам удалось коснуться прошлого В.Путина.
   Еще в юности он подал заявление о принятии его в ряды КГБ как большого патриота советской власти. Но по заявлению туда не принимали. Однако, настойчивый молодой человек сумел себя проявить. Его заметили и пригласили.
   Зубрежка марксизма-ленинизма, дзюдо, занятия на юрфаке; дисциплинированный, компетентный, изобретательный, при этом всегда умевший остаться в тени - он стал идеальным чекистом.
   В 90-х годах В. Путин работал в спецслужбах в восточной Германии. Как стало известно из печати, офицер КГБ В.Путин совершил там, в Германии, подвиг. После того, как восточные немцы с великим ликованием разгромили архивы штази (с таким же восторгом у нас, в России, демонтировали "железного Феликса"), толпа направилась к ненавистной резиденции КГБ в Берлине. Момент был острый. На шум из дверей вышел щуплый офицер в форме КГБ и спокойно, на хорошем немецком языке заявил, что это - русская территория, и, в случае нарушения ее границы, он будет стрелять. Дал предупредительный выстрел. Благоразумные и безоружные немцы разошлись.
   Естественно, горбачевскую перестройку В.Путин не наблюдал, и был чужд ей. Позже, все рассудив и взвесив, он назовет развал Советского Союза "величайшей геополитической катастрофой".
   Потрясшее мир падение берлинской стены, санкционированное М.Горбачевым, а затем и вывод советских войск из Германии оставят В.Путина вне дел. Не прерывая связей с соратниками по КГБ, подполковник В.Путин перестроется в службиста. Он - начальник отдела по внешним связям в петербургской мэрии. Мэрии, которую возглавлял А.Собчак.
   Коротко: А.Собчак и его окружение составляли либеральное ядро, их кредо - "Россия - энергетический придаток Европы"; форма правления - авторитарное приватизированное государство и корпорации; общество - мыслящая, направляющая элита и "совковый" народ, утративший свое качество.
   Такова атмосфера, в которой складывалась служебная деятельность чиновника В.Путина.
   Не только подполковник В. Путин, вся выплеснутая на улицу общественными преобразованиями кэгэбистская масса без дела не осталась. Чекисты образовали симбиоз с выползшей из всех углов мафией. Мафиозных структур в Петербурге собралось множество, это томбовцы, малышовцы, ... - всего до десятка.
   Начав с организации охранных учреждений, кэгэбисты занимались обучением и организацией криминала. Тесно сплетясь, они предстали реальной, грозной силой.
   Меняя биографии и фамилии, наиболее инициативные из них начали развивать легальный бизнес. Мафиозно-кэгэбистские силы растворились в обществе. Заняли ключевые позиции в экономике, в политике, были избраны депутатами разных уровней.
   Кровавые разборки, заказные убийства, бандитский беспредел царили повсеместно. Над обществом нависла столь непривычная для нас, "совков", тема денег - больших, непонятно, откуда берущихся и все решающих в жизни. Нравственные понятия оказались сметены и раздавлены.
   Партийная элита, мафиозно-кэгэбэшные объединения очернили, извратили и растоптали первые слабые, едва пробившиеся ростки демократии в стране.
   С тех пор прошли годы. Что стало с этими "черными" силами в наши времена?
   Вот ответ. В текущем, 2008 году, в нынешнем Санкт-Петербурге начался судебный процесс против известного предпринимателя, председателя Законодательного собрания Петербурга, Сергея Шевченко. Его обвиняют в вымогательстве крупной суммы. Братья Шевченко, как утверждают многочисленные публикации в прессе, стояли у истоков тамбовской преступной группировки. То, что Шевченко дал промашку и обнаружил себя - эпизод, притом, редкий.
   Этим же летом в Петербурге министр внутренних дел, Борис Гризлов заявил: "Особое беспокойство вызывает деятельность тамбовского преступного сообщества, которое держит под контролем топливно-энергетический комплекс С.-Петербурга. С такой ситуацией мириться нельзя." Опытные криминологи просто развели руками и рассмеялись: где и кого искать, с кем конкретно бороться? Времена изменились, и что сейчас представляет собой "томбовская преступная группировка", не берутся сказать даже они.
   Вот в какой атмосфере подполковник В.Путин врастал в гражданскую жизнь. Врастал успешно, в прошлом прозванный за невзрачность "молью", В. Путин сумел войти в стремительный карьерный взлет. Хотя и не обошлось без весьма сомнительных промашек. Однажды ему, начальнику отдела по зарубежным связям мэрии Петербурга, было поручено произвести обмен сырья на крайне необходимые для Петербурга продукты питания. Сырье было отправлено, а продукты исчезли. В этот неловкий момент скрестились дороги В.Путина и Д.Медведева. Умелый юрист, Д.Медведев помог В.Путину выйти без всяких последствий из весьма неловкого положения и при этом проявил себя "командным человеком" - умеет влиться в команду и не выпадать из строя. Очевидно, произошло сближение. В.Путин говорил, что знает Д.Медведева 16 лет.
   В.Путин трудно перенес короткий период ельциновских свобод, особенно свободы слова. Но он с этим справился, для начала перекрыв источники всякой информации о себе самом.
   А вскоре утомивший страну пьянкой и клоунадой почтенный Б.Н.Ельцин представил народу свою смену - юркого молодого человека с неподвижным лицом.
   Нам, простым людям, выбор Ельцина был мало понятен, можно лишь предполагать, что больного стареющего правителя привлекла в В.Путине молодость, учтивость, внимание к делам, а всего вероятнее, путинская обязательность, умение исполнять обещанное; а обещано для Б.Н. Ельцина было главное - неприкосновенность ельцинской семьи, из-за гипертрофированных аппетитов давно обросшей скандальными историями, требующими серьезного прокурорского расследования. Безумные подарки олигархов, достигших апогея в своем влиянии на Ельцина, приобретение его дочерьми недвижимости в различных уголках Европы и многое, многое другое.
   Да, В.Путин слово сдержал, все обвинения "канули в лету", "семье" были обеспечены покой и неприкосновенность.
   В свою очередь, Б. Ельцин заранее спланировал карьерный рост В. Путина, вывел его из-за кулис и уже в 1998 г. назначил директором ФСБ, год спустя - премьер-министром.
   Однако, рекомендуя В. Путина народу как своего преемника, Б.Ельцин был не в состоянии обеспечить ему высокий рейтинг на выборах. (Для сравнения: в отличие от Б.Ельцина, В.Путин сумел гарантировать победу своему выдвиженцу - Д.Медведеву.) В.Путину пришлось поднимать свой рейтинг самому, и в этом плане он оказался очень талантлив. А ситуация была сложной, у В.Путина были сильные конкуренты, его первоначальный рейтинг едва достигал 20%.
   И тут произошла трагедия, оставившая горечь сомнения в душах людей по сей день. Среди ночи взлетели от могучих взрывов жилые дома в Москве; более 300 погибших - женщины, старики, дети...
   В ужасе всколыхнулась вся страна. Кто найдет преступников, кто не допустит повторения?
   Стране нужен сильный защитник; конечно, это по плечу руководителю ФСБ, подполковнику КГБ. И В.Путин поклялся горячо и убедительно, что найдет преступников и впредь не допустит подобного. Рейтинг у В.Путина взлетел до 80%.
   Позже, став официальным "защитником" России, В.Путин так и не найдет виновных; и допустит массовую гибель от отравляющих газов ни в чем не повинных людей в Норд-Осте (число погибших до сих пор содержится в тайне), и обстрел из танковых орудий школы в Беслане; и медленную и мучительную смерть экипажа подлодки "Курск", и позорную войну в Чечне, во время которой наши офицеры продавали противнику оружие и собственных солдат в рабство...
   Но все это было после блистательной победы В.Путина на выборах.
   Тяжкие последствия многотрудных 90-х годов были кстати В.Путину. Люди устали, впали в безысходность, накопились глубокие разочарования, обиды, боль и растерянность, начался откат к прошлому. Убогая, но стабильная жизнь в Советском Союзе для многих, потерявших себя в непривычной среде, стала казаться раем. Отшатнувшись от неудачных экспериментов с демократией, люди опять потянулись к привычному "вождизму", к поиску "богочеловека", чтобы довериться ему без остатка, и пусть выводит нас из наших негораздов, а ждать и терпеть мы привычные. А каким путем поведет - так ему виднее, на то он и вождь.
   Вот на этом повороте событий мы и получим ответ на вопрос - кто Вы, господин Путин?
   Что Вам ближе - многотрудный выход из людской безысходности и движение вперед, или опять особый путь с особым народом по старым образцам? Второе как раз по душе.
   В.Путин очень тонко и умно соединяет себя с богочеловеком, искомым народом, и подстраивается под все слои населения.
   Удачно В.Путин вписался в настроения старшего поколения, тоскующего по рухнувшему величию СССР. Они сражались за советскую Родину, великую и несломленную, и не могут поверить, что ее больше нет. Нас учили жить только интересами страны, не думая о своих собственных, и мы так жили. "...Жила бы страна родная, и нету других забот..." И когда наши ветераны в великий день Победы в своих потертых кителях и пиджачках, сплошь увешанных орденами и медалями, собираются за убого накрытыми столами, то в один голос сетуют: "За державу обидно!" Притом, неважно, что наши победители живут в десятки раз хуже побежденных, главное - "За державу обидно!" - и их боль можно понять.
   В. Путин улавливает эти настроения, его позиция как раз в том и состоит, чтобы вернуть былое уважение к нашей стране, а по сути - страх, который испытывало международное сообщество во времена Ленина-Сталина.
   А нагонять страх на мир можно не только танками, но и нефтяной или газовой "трубой". И когда В.Путин высокомерно сыпет угрозами в адрес Украины, Грузии, Чехии, Польши, многие россияне видят в Путине героя, и это не только старики, но и молодежь, часто - недоученная или сбитая с толку в очередной раз перекроенной в интересах властной верхушки историей нашего отечества.
   Именно эту функцию выполняет учебник Филиппова. Это не рядовой учебник, а заказной, установочный; недавно с обоснованием этих же идей выступала в прессе группа депутатов Верховного Совета. А идеи таковы: ничего постыдного и преступного в нашем прошлом нет. Тов. Сталин, современным языком, - выдающийся менеджер, создатель индустриальной, крепко слитой в одно целое, великой державы. Он же - величайший полководец, обеспечивший победу во II Мировой войне, ну, а жертвы - так они закономерны и естественны в великих деяниях. "Лес рубят - щепки летят". Много рубят - много щепок летит. Такие были времена. Зато держава была - всем на устрашение. Также депутаты пришли к выводу, что массовые аресты крестьян в стране Советов полностью оправданы, так как существовала крайняя необходимость в рабочей силе для великих индустриальных строек, ну, а если кто на них вымирал, то этого требовал высокий темп строительства, строили быстро и дешево. Опять всплыл чудовищный ленинско-сталинский постулат - "цель оправдывает средства".
   Политика замалчивания преступлений, совершенных по велению Сталина его верным КГБ, для В.Путина, кэгэбиста, естественна.
   Умышленная фальсификация истории, отказ от очевидных фактов (например, замалчивание искусственного голодомора на Украине) введены в норму. В.Путину даже удалось каким-то ловким ходом привлечь к укрытию преступлений прошлого великого гражданина - А.Солженицина.
   Александр Исаевич, как вы смогли?
   В стране исключаются всякие исследования прошлого, увековечивание памяти жертв сталинщины. Мы, дети невинно погибших отцов, завершаем свой путь, так и не узнав, где захоронены наши родные.
   Но заставить весь народ отвернуться от прошлого властям не удается. Люди ищут и находят следы тщательно скрываемых преступлений.
   Историк Юрий Дмитриев, в одиночку исходив сотни километров, отдавая поискам все свое свободное время, помог 9 тысячам семей найти могилы родных.
   Вычислил их, квадратные ямы, заполненные скелетами, узнав тайные правила проведения массовых расстрелов. От места содержания заключенных до места приведения в исполнение - 10-15 км (экономили бензин), до населенных пунктов - 5-6 км (чтобы не были слышны выстрелы. Среди захороненных - представители 60 национальностей и 9 религиозных конфессий, жители Карелии, весь цвет украинской интеллигенции...
   Следы расстрела были тщательно замаскированы. И сколько еще этих безвестных захоронений в бескрайней России?
   Прекращены поиски солдат и офицеров, без вести пропавших в годы Великой Отечественной войны. Сталин не ставил задачу захоронения каждого погибшего, их число прикидывалось "на глазок", цифры менялись, в зависимости от обстоятельств. Свое безразличие к памяти каждого, принявшего смерть за Отечество, Сталин прикрыл безликими памятниками Неизвестному солдату и стеллами с вечным огнем.
   На этом вечном огне нынешняя молодежь поджаривает сосиски, а в городе Кольчугине Владимирской области казнили человека.
   Богочеловек, великая держава, ничего не стоящая человеческая жизнь - все возвращается на "круги своя". Рейтинг Сталина поднят до 53%. Идея ничего не стоящей человеческой жизни крепко взята на вооружение молодежью. Как заявил член комитета Госдумы по безопасности, А.Гуров, "сегодня в России на 100 тысяч населения совершается 21 насильственное убийство; это - мировой рекорд. Насилием проникнуты все социальные поры жизни... наблюдается рост националистических и экстремистских настроений, ... в местах заключения процветает насилие, а наркомания захватывает все большее количество российских школ."
   В.Путин не гнушается подыграть молодежи своей молодцеватостью, стильной экипировкой: обтягивающие натренированный торс свитера, широкие кожаные ремни, большие металлические пряжки. На молодежь это действует. Тоже рейтинг.
   В умении воздействовать на толпу, привлекать внимание, симпатии, внушать веру в себя, В.Путин вовсе не "моль", а большой и яркий талант. Не позволяя себе расслабиться, он постоянно укрепляет свой имидж. Деловитый, требовательный, он занимает львиную долю телевизионного времени, которое фиксирует все отчеты чиновников президенту и его справедливые замечания к ним.
   Мы видим его то в кабине сверхзвукового самолета, то в отсеке подлодки, то победоносно разящим противника в схватке дзюдо. Мы даже имели удовольствие насладиться созерцанием его обнаженного торса на рыбалке в республике Тува, где он находился с принцем Монако. Тут уж женским сердцам не сдобровать, некоторые мужские тоже могут дрогнуть, но не будем уходить в сторону.
   Во имя имиджа он даже собаку поменял. Декоративная аристократка - пуделиха Моня - могла его подпортить. Ведь, как-никак, - супермен, очень серьезный мужчина, работающий, "как раб на галерах"... Другое дело - бойцовский, деловой пес лабрадор Кони.
   Перенимая опыт сталинского вождизма, В.Путин погружает себя в тайну. Ведь тайна возвышает и интригует. Мы ничего не знаем о нем, как о человеке; только то, что он сам приоткроет.
   Но чтобы образ богочеловека не выглядел слишком холодным и "засушенным", в начале 2008 года на экраны Москвы выпущен игровой фильм "Поцелуй не для прессы". Дан намек, что главный герой - сам Путин - идеальный муж, отец, мужественный защитник своего семейства, даже из огня его спасает. Чтобы усилить интригу, фильм демонстрируется только в закрытых кинозалах.
   Но один раз "кэгэбистское нутро" подпортило игру, и Путин шокировал и нас, и международную общественность. Это когда не додумался, замотавшись между работой и заслуженным отдыхом, встретиться с семьями моряков, погибших в подводной лодке "Курск".
   В.Путин явно ориентируется на Сталина в воссоздании любви народа к своему вождю. При этом он не слепо перенимает опыт великого мистификатора, а с творческим подходом.
   Сталин отвлекал народ от многотрудной жизни прекрасными, завораживающими перспективами. Но при Советах не было точной даты наступления коммунизма, да и сам коммунизм был понятием вожделенным, но весьма туманным.
   А у Путина набор соблазнов конкретен, и срок прекрасного будущего оговорен точно, по-военному: 12 лет подождать, и в 2020 году - пожалуйста, прямо в рай!
   Именно по истечении этих лет Россия попадет в пятерку стран-лидеров по объему ВВП. В этом году мы перестанем быть вымирающей страной, в которой мужчины мрут в 50-55 лет, а становимся нацией долгожителей со средним возрастом 75 лет. Средняя зарплата - страшно выговорить - $2700! (Правда, неизвестно, какие будут цены при столь неукротимой инфляции.) Средняя площадь жилья на человека - 30-35 квадратных метров. И это лишь малая часть обещанного. Фантастический скачок, сказочная жизнь; правда, какими стараниями эта "манна небесная" падет с неба, разъяснений нет.
   Народ, пребывающий в глухой беспросветности, с надеждой "заглатывает наживку" радужных обещаний и выдает радетелю в благодарность свою любовь.
   Интересно, что в развитых странах президент, премьер-министр - всего лишь большие чиновники, между ними и народом достаточно взаимопонимания, и "Ура, нашему любимому Джорджу Бушу!" - не звучит. "Да здравствует наш любимый Владимир Владимирович!" - звучит.
   У них там, в высокоразвитых, выбирают того или другого кандидата по его программе - насколько реальна, подходит ли мне, избирателю. У нас ясности с программами нет, анализировать нечего, приходится выбирать по симпатичности, прическе, солидности и пр.
   Вождю-диктатору быть избранным мало; ему всенародную любовь подавай, и тут все средства хороши, а какими КГБ обладает, мы и не ведаем! Любящий народ - словно пластелин, из него, что угодно вылепить можно. На гребнях волн любви своих народов были вознесены к неограниченной власти и Гитлер, и Муссолини, и Сталин. Чем такая любовь кончается, мир знает.
   И вот опять - вспышка любви всенародной к подполковнику КГБ - В.Путину. Многообещающее обстоятельство.
   Немалую любовь народа В.Путин соискал своею религиозностью.
   Нам, выросшим в СССР, хорошо помнятся времена, когда за посещение церкви, ношение крестика, исполнение религиозного обряда лишали работы, выгоняли из учебного заведения. Наше доблестное КГБ мастерски отслеживало, отлавливало, брало "под колпак" каждого, кто не только посещал церковь в пасхальную ночь, но и лишь стоял в толпе снаружи.
   Поддавшись яростной большевистской пропаганде и прямому запугиванию, народ было отошел от церкви, за что поплатился духовностью, позже опомнился и потянулся назад к Богу - мощно, всем гуртом.
   Чуткий к народным порывам, В.Путин к Богу приходит регулярно. Патриарх - его друг и сподвижник - всенародно просил не прерывать президентство и возглавлять свой народ, сколько Бог силы даст. Присутствие В.Путина на богослужении отслеживают все телевизионные каналы, и мы с трепетом зрим лик его, мужественный и благостный - наверное, молится наш радетель за народ свой многопроблемный. Интересно, сколь суровым был его лик, когда, будучи молодым оперативником, отлавливал он тайно устремленных к Богу сограждан?
   Однако, главным для имиджа всегда остаются дела и их результаты. А они за 8-летний срок путинского правления бывали успешными. Вот как о них пишет экономический комментатор Херберт Гайер (журнал Wirtschftsblat).
   Высокие цены на нефть позволили расплатиться с долгами, накопить валютные резервы, которые стимулировали финансовый бум, что положительно сказалось на внутренней экономике. Уменьшилась безработица, потребительский бум укрепил спрос внутри страны, как третью опору национальной экономики.
   Постоянный поток валюты из энергобизнеса поднял недооцененный рубль.
   Бум внутри страны базировался на новых в России услугах: банков, кафэ, туристических фирм, бензозаправок... Он коснулся крупных городов страны, в первую очередь, Москвы, Петербурга.
   Но незатронутыми остались конкурентные способности индустрии России, товары которой дороже импортных и ниже качеством. А это привело к ликвидации целого ряда предприятий по всей стране. В результате, положение русской "глубинки" (это все, что за пределами Москвы, Петербурга) усугубилось.
   С жестким рублем и нынешним уровнем зарплат Россия не сможет конкурировать ни с Китаем, ни с Индией. Время упущено.
   До 75% рейтинга при оценках "хорошо" и "отлично" обеспечен рост ВВП в России, это позволило В.Путину заявить, что в ближайшее время по ВВП мы обгоним Францию. Многим россиянам эта дерзость нравится - наш Путин поднимает престиж страны, независимо и гордо вышагивая по международной арене.
   Но у российского ВВП есть свой секрет. Как объясняют экономисты-эксперты, в случае России, измерение ВВП по паритету покупательной способности претерпевает "накачку" за счет свойственных бедным странам низких цен на некоторые продукты, товары и виды услуг (черный хлеб, водка, амортизированные квартиры). Цены на товары берутся местные и переводятся в доллары по обменному курсу. Складывается натяжка для выведения ВВП, его искусственное завышение.
   А недоразвитость России в плане мировой экономики проявляется в показателях международной торговли. Экспорт США во Францию в 2006 г. составил 24,2 млрд, в Россию - 4,7 млрд. С Малайзией двусторонняя торговля США в 2 раза выше, чем с Россией. Но даже то ВВП, которое имеет Россия, не срабатывает в ее благо в полном объеме.
   По итогам расследования, проведенного газетой "Аргументы и факты" (N16, 2008 г), только за последние годы путем хищений и фиктивных договоров в теневой сектор экономики были выведены из ВВП 15,5 триллионов рублей. В эту же цифру входят и суммы "откатов" (взяток), которые получили чиновники, покрывая незаконный бизнесс, или изощренным способом "откусывая куски от бюджетного пирога".
   Отмывание ежегодных 27% ВВП страны производят фирмы-помойки, фирмы-однодневки. 10% ВВП из ежегодно расхищаемых "отмывают" и легализируют столичные фирмы под носом у правительственных органов.
   Газета готова поименно назвать около 300 тысяч московских компаний, руководители которых, по закону, должны немедленно отправиться в "места не столь отдаленные" и провести там от 5 до 10 лет. Но они почти спокойно продолжают воровать у страны деньги.
   Разработанные ими схемы хищений довольно известны, и выявить их участников тоже возможно, что на практике показала созданная газетой "Аргументы и факты" система.
   Вроде бы, путинская верхушка и противостоит хищениям и коррупции, однако ее усилия нерезультативны, а иногда обретают обратное действие. Так, для борьбы с коррупцией была введена система госзаказов. И вот уже десяток лет ловкие и хваткие чиновники, благодаря ей, научились брать взятки с минимальным риском для себя.
   Госзаказы - это тендеры, аукционы под надзором законных властей. Но на тендеры допускают только "своих", с кого можно безбоязненно брать "откат". Т.е., фирма получает госзаказ, исходя не из ее производственных возможностей, а из суммы взятки.
   Затем фирмы-победительницы закладывают "откатные" суммы в стоимость товаров, в итоге, за все расплачиваемся мы, потребители.
   Отработаны нормы взяток-откатов по тем или иным видам товаров. Свободно и бесконтрольно госверхушка тратит бюджетные деньги на свои прихоти. Сногсшибательный пример: за 8 комплектов шампуров и 3 подставки к ним угодливой "своей" фирме отвалили 461 тыс. рублей. За эти деньги 131 тысяча пенсионеров могла бы получить 100%-ю надбавку к пенсии.
   А если избалованной вседозволенностью верхушке чиновников захотелось чего-то особенного, то они провели тендор на вакуумные фаллостимуляторы и снабдили ими свой, только их обслуживающий, санаторий.
   Убытки ВВП только от произвола чиновничьей верхушки составляют 1 трл. долларов ежегодно (данные взяты из газеты "Аргументы и факты", за февраль 2008 г).
   До сего времени нет действенных антимонопольных законов, мало того, многие сектора экономики и рынки четко поделены между несколькими монополистами, и они беспрепятственно и беззастенчиво гонят цены все выше и выше.
   Нам, простым людям, многое непонятно. Например, российский бизнес правительство разрешает скупать заграничным компаниям, в результате в стране исчезает конкуренция - двигатель торговли и гарант дешевых цен.
   В этих условиях чахнет и вымирает средний и малый бизнес. Кроме того, его "добивают" правоохранительные органы, пожарные, налоговые инспекции, даже КРУ - все, кто призваны его развивать и поддерживать, занимаются не прямыми обязанностями, а шантажом и вымогательствами. Это общеизвестно, повсеместно и не пресекается. Почему?
   Непонятно, зачем открыт широкий коридор для беспрепятственного вывоза капитала за границу? Только за 2008 год из России ушло частного капитала на 22,8 млрд. долларов. Он вкладывается в развитие других стран, а мы остаемся ни с чем, и вынуждены завлекать иностранных инвесторов.
   Или такой острый вопрос - наш знаменитый во всем мире подоходный налог исчисляется 13%. В.Путин и ведущие политики им козыряют при всяком удобном случае, но умалчивают, что он берется в равной мере и с полунищего врача или педагога, и с олигарха, а их доходы разнятся в миллионы раз. Чем порождена эта крайняя несправедливость?
   Почему непробиваемым остается налог на роскошь, которая буквально распирает наших олигархов и коррумпированных чиновников? В европейских странах этот налог служит разрешению социальных проблем. У нас этих проблем - тьма-тьмущая.
   Почему прибавки к нищенским пенсиям и зарплатам рассчитываются на инфляцию предполагаемую, умышленно заниженную, тогда, как реальная "съедает" их мгновенно? И каждая прибавка уходит в карман монополистов, чутко на нее реагирующих и тут же поднимающих цены на самое необходимое?
   Или такой обескураживающий факт. В ходе расследований, проведенных The New Times, установлено наличие "черной кассы" в самом Кремле, с выходом на президента В.Путина. Формируется она просто: в администрацию президента регулярно "заносят" крупнейшие госкомпании, и "заносят" только наличными, в результате эта дань нигде не учитывается, с этих сумм не надо брать налоги, они просто "не существуют". На криминальном жаргоне это - общак. Он, якобы, создан для проведения тех или иных выборов, но удалось установить, что он существует постоянно. "Утечка" произошла во время последних парламентских выборов. Как он используется, и каковы его размеры, знают всего несколько лиц в государстве и под страхом смерти никогда не скажут. Известно лишь, что общак насчитавает даже не сотни миллионов долларов.
   Как сообщили сразу несколько источников в партийных и банковских кругах, кремлевский общак уже около семи лет хранится в в ячейках и хранилищах одного из крупнейших государственных учреждений России - Внешэкономбанка (ВЭБ).
   The New Times, обратившись за консультацией к бывшему главе центробанка, В. Геращенко, установила, что еще в 1992 г. ВЭБ перестал быть обычным государственным банком и стал своего рода агентством по возвращению государственного долга СССР.
   В июле 2007 г. ВЭБ стал госкорпорацией. С этого момента, согласно закону о госкорпорациях, ВЭБ напрямую подчиняется только президенту. Возглавляет ВЭБ Владимир Дмитриев, в прошлом - работник КГБ. Отвечает за размещение "кассы" Александр Говорунов, работавший в УФСБ по Ленинградской области, и по инициативе В.Путина переведенный в Москву.
   Спортивный образ жизни президента родил идею перевозить деньги в спортивных сумках. В одну такую сумку легко помещается сумма в рублях, эквивалентная 1млн. долларов. Для удобства используются купюры в 5 тысяч рублей.
   Затем эти сумки оказывались либо в инкассаторских машинах, либо в обычных автомобилях со спецохраной. Соответствующий звонок обеспечивал открытие дверей банка. "На фээсбэшном жаргоне это называется "операция по связи", когда кому-то надо передать что-то так, чтобы не было зафиксировано ни одной камерой, - говорил подполковник ФСБ в отставке. - Такими навыками обладает любой хороший выпускник в погонах". А плохие выпускники к этому делу не приобщаются.
   Беспрерывно омывая спортивный торс президента, льется поток "несуществующих" денег. Какая же сверхчеловеческая выдержка нужна ему, чтобы не зачерпнуть из него хоть пригоршню!
   Ведь в декларации В.Путина значится совсем скромная собственность. Петербургская квартира в 70 квм (на 14 кв м больше моей "хрущевки"), кусочек земли в Подмосковье и две старые машины, завещанные отцом.
   А огромные активы в трех российских нефтяных и газовых компаниях 37% - Сургутнефтегаз, 45% - акции Газпрома, 75% - в таинственной швейцарской трейдинговой компании Gunvor (сведения политолога С. Белковского), так это, со слов президента, "из носа вынули и по бумаге размазали".
   А как понять сделку, проведенную в стиле ленинской Алгембы. Опять свидетельствует С. Белковский, его сведения ни разу не были опротестованы В. Путиным.
   Б.Березовский продал пакет акций "Сибирьнефть" Р. Абрамовичу за 660 млн. долларов, этот же пакет акций "Газпром" купил у Р. Абрамовича за 6,5 млрд - такая переплата явно не из одной симпатии к милейшему Р.Абрамовичу - последний очень приближен к Кремлю, и в чиьх руках оказалась разница в стоимости, узнать навряд ли доведется.
   Как-то после всего сказанного трудно задать естественный вопрос: а почему, наконец, коррупция, вымывающая из карманов людей миллиарды долларов, не объявлена врагом N1 от Москвы "до самых до окраин"? Вроде, и президент на нее очень зол, настроен решительно, "руки, - говорит, - надо отсекать проходимцам и расхитителям", на что комвождь Зюганов позволил себе реплику: "Пол-России будет безрукой". Решусь добавить: и правительство тоже.
   Решительные слова есть, а дело - ни с места. Как сказал В.Маяковский, "а может, это кому-то надо?" Кому? На кого работает система В.Путина?
   По заявлению института национальной стратегии: "Национализация по-путински есть форма почти легального вывода из страны 50 - 70 млрд.долларов. Эти деньги попадают на счета частных лиц. Носившая неупорядочный характер коррупция 90-х годов уступила место системной и узаконенной коррупции путинской эпохи".
   Бизнесмен Олег Шварцев в своем интервью газете "Коммерсант" признался, что тайно управлял финансами офицеров ФСБ, и их активы составляют 1,6 млрд фунтов стерлингов. Эти офицеры, согласно программе Путина, - участники "бархатной реприватизации". Они внедряются в частные компании и насильственно их приобретают по заниженным ценам, затем преобразовывают в государственные. Разница в стоимости, активы, перераспределялись через офшоры.
   Давление этих "спецслужбократов" на частные предприятия покруче олигархического. Если в 2003 году их контроль над частным бизнесом составлял 20%, то в нынешнем, 2008 - 35%.
   Высшее чиновничество при В.Путине на Ў - выходцы из спецслужб, они контролируют все важные отрасли экономики: нефтяную, газовую, оборонную. Д.Медведев возглавлял совет директоров Газпрома, Сечин - Госнефть. Главой крупнейшей корпорации - Гостехнология - назначен соратник Путина по КГБ, Чемезов; другие контролируют железные дороги, Аэрофлот, гигантские компании по производству ядерного топлива и трубопроводной корпорации. Помощник В.Путина, В. Иванов держит под полным контролем судебные органы, ему даны права назначать и смещать судей. В его всесильных руках судьи и прокуроры - угодливые марионетки, механизм по изъятию частной собственности.
   Итак, при В.Путине к олигархической группе, сформировавшейся еще при Б. Ельцине, добавилась его команда - работники КГБ, верхушка армии.
   Первые проповедуют либеральное западничество, под которым значится - нажива любой ценой, они - элита, сырьевой придаток Европы. Главное - трубы: нефтяная, газовая; народ - вторичен, он - обслуга при трубе.
   Вторые проповедуют чекистский изоляционизм; в центре внимания - труба, как средство наживы и самоутверждения. Особый путь с оглядкой на ленинско-сталинские ориентиры, по-особому вымуштрованный народ.
   Они схожи, но борьба между двумя командами за влияние, за перераздел собственности неизбежна.
   Надо отдать должное гибкости и изворотливости В.Путина. Он умело использует и тех, и других, успешно балансируя между ними.
   Как-то В.В. пришлось играть роль правдолюба (народ был в восторге), обрушив справедливый гнев на ненавистных, наглых толстосумов. В результате, Б. Березовский - в Англии, Гусинский - в Испании, Ходарковский - в тюрьме. Только по прошествии времени стало понятно, что эта троица и все, кто с ними, оказались в опале, потому что попытались встать вровень с самим Путиным. Ходарковский даже засобирался в кандидаты в президенты. Теперь будет сидеть, вкушая все ужасы кэгэбэшной тюрьмы, пока не признает себя виновным. Ведь по нормам КГБ - был бы человек, а вину всегда найдем. Все остальные олигархи, чтя Кремль, открыто раскошествуют и множат свои ряды, наслаждаясь преимуществом над кэгэбэшной командой. Ей приходится капиталы прятать в офшоры и рядиться под обычных граждан. Деньги громадные, а радость от них где? Ни тебе на Мальвины, ни в Париж, ни в Крушевиле расслабиться. В собственном замке во Франции не разгуляешься, весь мир интерес проявит. Бешеные деньги и сверхвысокое положение - сочетание незавидное.
   Путинское восьмилетнее правление вывело Россию на второе место в мире по количеству миллиардеров. Таковы результаты рейтинга самых богатых людей планеты, составленные американским журналом Forbes; Россия уверенно обошла Германию, оставив впереди только Америку.
   Всего за один 2007 год в России прибавилось 40 долларовых миллиардеров: в 2006 г - 61 миллиардер, в 2007 - 101. Можно было бы порадоваться за соотечественников, но не в нашей стране, где 20% жителей находятся за чертой бедности, да и те, что над чертой, едва сводят концы с концами.
   Или такой факт. Резервный фонд и Фонд национального благосостояния нашего народа составляют в общей сложности 157,3 млрд долларов. Капитал самых богатых людей России его превышает, составляя 172,5 млрд долларов.
   Семь отдельно взятых жителей страны в денежном эквиваленте перевешивают весь народ. Вот имена этих граждан, неизвестно, какими путями и способами столь безумно разбогатевших: О. Дерипаска, Р.Абрамович, В.Лисин, М.Фридман, А.Мордашов, В. Пошанин, М. Прохоров. О. Дерипаска в течение 2007 г зарабатывал по 50 млн долларов в день.
   Как поясняет руководитель центра социальной политики Института экономики РАН, Евгений Гонгимахер: "Нас долгое время пугали госкапитализмом, но мы получили худший вариант - олигархический капитализм. Действует принцип: своим - все, чужим - закон. Новичков в бизнес не пускают. В результате, мы получаем диктат монополий, а следовательно, рост цен. А ведь все инновации начинаются в среднем и малом бизнесе, а он в неволе не размножается. Плюс надо учитывать, что, помимо публичных олигархов, находящихся в милости у властей, есть пласт не менее богатых людей, они маскируются под рядовых граждан. На этой старой базе распределения доходов мы в светлое будущее не въедем. Надо менять основы экономической и социальной политики. И главное - будет это сделано или нет в течение 2 - 3 лет. Если нет, то все рухнет."
   И так, как оценивают специалисты, положение в стране сложное, если не сказать, катастрофическое.
   Нефтегазовый экспорт в Рассии вырос с 76 млрд в 1999 году до 350 млрд в 2007 году и работает во благо олигархическо-кэгэбэшной элиты.
   Безумная добыча нефти и газа уже ведется в счет потомков, которые безжалостно обворовываются. Но добыча нефти и газа не безгранична, прогнозируется их спад в ближайшем будущем. Годы нефтяного благополучия уходят, проблемы остаются нерешенными.
   В.Путин не нашел пути к всестороннему развитию экономики, поставил ее в острую зависимость от цен на нефть и газ. Нефть, газ, автоматы Калашникова для третьего мира - вот все, что может предложить путинская Россия.
   Путинская команда выявила неумение проводить столь сложные действия, как социальные реформы. Для КГБ народ всегда был послушным зэковским материалом в достижении собственных целей. Социальные нужды народа КГБ в расчет не принимает. По этому поводу академик Гринберг сказал: "...единственно разумный путь изменения экономического курса - наличие партийной оппозиции, ее отсутствие - путь к кризисам". Это повторение гибельного пути ленинско-сталинского СССР. В.Путин во главе своей кэгэбэшной команды сделал все, чтобы оппозиция замолчала. Физические расправы, аресты членов оппозиции, угрозы, финансовое удушение неугодных партий в период выборов. Даже артисты, решившиеся выступать на собраниях противников путинского режима, подвергаются угрозам и избиениям; на днях в Петербурге трое неизвестных избили музыканта, руководителя ансамблю "Мухомор", особенно старательно увечили лицо, руки, пальцы.
   Политолог Тьерри Вольшон в статье "КГБ у власти: система Путина" (изд. Buchet Chastee) пишет: "...обещал порядок, ждали. Вертикаль власти - основное творение - выродилась в систему, где царят взяточничество, коррупция, кумовство; все это приносит девиденты КГБ-верхушке и ему самому."
   В.Путин в начале своего президентства обещал громко и торжественно - диктатура закона. Получилась диктатура чиновнического беспредела.
   Политолог Андрес Аслунд в статье "Капиталистическая революция в России" отмечает, что В.Путин "кастрировал парламент; "Единая Россия", которую он возглавил, являет большинство в парламенте (315 из 450) и выполняет лишь функцию поддержки ситстемы и самого Путина. И, наконец, планомерно и неукоснительно исключил любую конкуренцию за власть, многопартийность. Фактически, восстановлен прежний, просоветский уклад жизни.
   Путин уничтожил автономию региональной власти. Нет, не было и не ожидается правовой судебной защиты. Правоохранительные органы - в цепких руках кэгэбистской верхушки и служат ее целям.
   Уже явно и неоспоримо уничтожено инакомыслие на телевидении и в прессе.
   Лучшие телеведущие - Владимир Позднер, Влад Соловьев, Николай Сванидзе - взяты в кэгэбистские "тиски" и, фактически, удалены с экрана. Народ лишен права на тнформацию.
   Множественные убийства журналистов (65 погибли при разных спорных обстоятельствах, 14 убиты по заказу) родило в СМИ страх.
   Вместо прозападной демократии миру предъявлен профашизм, обостренный национализм, запугивание слабых. Словно кот с мышью, В.Путин ведет жестокие издевательские игры с Украиной, Грузией.
   Да, он восстановил государство, но оно стало монстром, для которого нет закона и политической конкуренции.
   Уничтожив политические институты, сделал государство слепым, глухим, немым.
   И при таких просчетах, сбоях и заблуждениях - никакого анализа, одни панегирики. И полная самоуверенность: "Лучше нас никто не знает, как мы можем укрепить собственное государство." (В.Путин)
   Несмотря ни на что, авторитарный В.Путин консолидирует систему власти, которая устраивает его и иже с ним.
   Классический бизнесмен, верящий, что деньги решают все, он деятельно работает в направлении сбережения тех несметных капиталов, которые за 8 лет его президентства прибрали к рукам он сам, его кэгэбэшный штаб, быстро растущие в своей численности олигархи.
   Едва приступив к работе, Дума нового созыва начала с собственных привилегий. "Зарубили" поправки к закону "О безопасности дорожного движения" и вернули себе "мигалки" и право разгона транспорта при прохождении машин высоких чиновников. Сделали себе бесценный подарок - декларирование доходов чиновников и их близких родственников производиться не будет.
   Но это все элите, а что народу, который достался Путину в 150-миллионном исчислении в приложение к газо-нефтяным трубам?
   Народ не забыли, ему выдана тема радости, всенародного счастья в ожидании 2020 года и хороший массовый политический гипноз.
   Экраны телевизоров, радиоэфир дружно, нежно и вполне профессионально его творят: "Вам хорошо, по телу разливается приятная теплота, ваши веки смыкаются, вы погружаетесь в сон... Не двигайтесь, не сомневайтесь, не спорьте..."
   Проверенный сталинский прием - "Эх, хорошо в стране Советской жить..." Тоже и гипноз применяли, а то и гвоздем вбивали.
   И уже 51% россиян испытывают и радость, и уверенность в завтрашнем дне.
   Правда, сам господин В.Путин перед гигантским рывком в рай в беседе с журналистом сетовал: "Россия - запущенная страна. И дороги, и аэропорты, и энергоснабжение... Все это очень существенные ограничения экономического роста." При этом В. Путин скромно умалчивает, что в таком же запущенном состоянии пребывает сам народ, тот самый, который обретается на необозримых просторах, сразу за Москвой и Петербургом.
   В очередной раз провалено все, что могло оздоровить ситуацию с коррупцией.
   Нет закона против тех, кто активно спаивает народ, строит финансовые пирамиды, нет управы на развращающее молодежь телевидение, где царит псевдокультура, сливающаяся с криминалом попса.
   Вот что по этому поводу говорит руководитель Института социологии РАН, Михаил Горшков: "...исследования показали, что для благоприятного социального самочувствия людей ежемесячно нужно минимум 8 - 10 тысяч рублей дохода на одного члена семьи. Доходы 20% россиян ниже прожиточного минимума, который сориентирован на прожиточную корзину, уровень которой измеряется потребностями физиологического выживания. Товары и услуги на уровне Зимбабвэ."
   В. Путин всегда говорит о повышении пенсий и зарплат в процентах, о базовой основе (около 3 тысяч) молчит. 15% повышения - это 450 рублей в год. И первая, и вторая суммы - совершенно ничтожные.
   Сведения Михаила Горшкова: "Большинство наших сограждан (52%) не пользуются компьютером, а почти 70% не имеют доступа в интернет. Фактически, мы живем еще в доинформационную эпоху, на уровне жизни населения развитых стран примерно 30 - 40-х годов ХХ века; у 2/3 россиян образование не выше среднего."
   2/3 населения провинции не имеют доступа к стационарной телефонной сети.
   Марина Гурьянова, зам. директора Института социально-педагогических проблем: "... лишь 8% сельской молодежт готовы работать на селе, еслт для этого будут условия."
   Деревни пусты, работоспособное население подалось в города или на заработки за рубеж.
   Общегосударственной концепции развития села нет. Деревни России впали в одичание, отрезаны от мира, имеют тяжелейший быт; в стране, торгующей газом, "глубинка" не газифицирована.
   По индексу развития человеческого потенциала Россия занимает место в 6-м десятке стран мира.
   Фиктивное образование, не дающее шансов найти работу, лишает население стимула к саморазвитию. Все это маргинализирует нравы.
   В результате - невиданное в мире оставление роженицами своих детей. В России 700 тысяч детей-сирот, 2 млн неграмотных подростков, более 6 млн детей живут в социально неблагополучных условиях. Самое большое в мире количество преступлений и самоубийств среди подростков.
   Три миллиона детей школьного возраста в 2008 году не посещали школу. В будущем эти дети не смогут превращать экономику страны в высокотехнологичную и наукоемкую.
   Государство допускает преступления против несовершеннолетних. За 2007 год их было совершено 161 тысяча, 2.500 подростков при этом погибли. Сюда входят насилие, похищение, принуждение к проституции, убийства ради изъятия внутренних органов и др.
   Общенациональная трагедия - дороги, вернее, их критическое состояние или их полное отсутствие.
   Все 8 лет путинского президентства ими радикально не занимались, только поддерживали основные, на это ежегодно уходит 3% ВВП.
  
   Рейтинг Путина таит в себе загадку на фоне того, что происходит в России.
   Да, жители мегаполисов вкусили благ от путинских преобразований.
   Главные деньги оттягивают на себя Москва и Петербург, "глубинка" продолжает обретаться в "каменном веке".
   Жизнь в "глубинке" поддерживали промышленные предприятия; неконкурентноспособные, они за последние 10 лет развалились, без их поддержки закрылись медпункты, продуктовые магазинчики, не стало работы, разбежалась молодежь, кое-как поддерживаемые дороги окончили свое существование. Раньше председатель колхоза выручал лошаденкой - роженицу, тяжелобольного подвезти, но от колхозов остались лишь развалившиеся скотские помещения.
   И тут включается уникальная русская смекалка. В деревне Бородинка, к востоку от Уральских гор, лесопильный завод обанкротился, от него до ближайшего городка Чирок вела заводская узкоколейка, при закрытии завода ее пустили на металлолом, однако, рельсы сохранились, и жители соорудили деревянную дрезину на ручной тяге. Теперь - пожалуйста, кому рожать, кого спасать, доставляйся, если руки есть. Или еще: с одной стороны реки - ферма, с другой - молокозавод. Был мост, да развалился. Ставят по берегам реки два молоковоза, посередке с лодочки соединяют два шланга и качают молоко.
   Каждый десятый житель Архангельска не имеет водоснабжения, на 40-градусном морозе стоят люди в очередь к уличным колонкам. В Махачкале отключили энергоснабжение домов в самые лютые морозы
   В опустевших деревнях проблему составляют вода, топливо, кусок хлеба - все это надо добывать, заготавливать, выращивать, приносить на своих плечах. А если ослабел, болен, состарился, то погибай, помощи не будет. Случается, умершие старики подолгу лежат в своих домишках, квартирках.
   Люди безуспешно митинговали, протестовали.
   Хуже, когда из-за изношенности газосети взрываются многоквартирные дома. Тут митинговать бывает некому.
   И таких примеров - десятки тысяч.
   Интересно, посещают ли эти глубинные поселения и города наши социологи для выяснения рейтинга Владимира Владимировича?
   Самая крупная социальная компания путинской команды - активизация деторождаемости в стране. Родине требуется много новых граждан, хотя с теми, которые есть, никак не управиться. Возглавлял эту благородную миссию нынешний президент Д. Медведев, его деятельность в этом направлении была засчитана как его главная заслуга.
   СМИ с восторгом вещали о бурном всплеске рождаемости по всей стране. На этом фоне маленький штрих - в Курской области есть деревня Мансуровка, родина отца Д.Медведева; там, наверняка, бегал он босоногим мальчишкой. Теперь все, как везде - заброшенные дома, но школа еще жива, хотя вместо 120 детей в ней сейчас учатся 32. Жители хотели было обратиться за помощью к своему высокопоставленному земляку, да побоялись - а вдруг возьмут и закроют шклу, люди последней работы лишатся.
   Самый весомый козырь в руках путинской команды - "материнский капитал". Страшно выговорить - 250 тысяч рублей, 10 тысяч долларов (наличными не выдается); это 2,5 кв м жилья в Москве, 5 кв м в провинции. Стимулирует только люмпенизированные слои населения. Шумная компания идет, а материального подтверждения под собой не имеет.
   Для родовспоможения нужны ежегодно 100 млрд рублей, выдают только половину. Не хватает роддомов, роженицам предлагают подождать, пока освободится койка.
   Детские поликлиники пребывают в нищете, 50 % оборудования - устаревшее, не хватает педиатров, грудничков разрешают показывать врачу не чаще 1 раза в неделю, матери стоят со своими крохами по полдня в очереди.
   Катастрофически не хватает детских садов.
   Детская смертность остается очень высокой. Дети с онкологическими заболеваниями умирают все, на Западе в современных онкологических центрах спасают 80%. У нас таких центров нет и быть не может, потому что нацпроект "здоровье" получил 6 млрд рублей.
   Количество россиян, удовлетворенных системой здравоохранения, опустилось до 14%.
   При такой экономии на здоровье людей наше кэгэбэшное руководство, подобно СССР, прощает долги богатым и не очень богатым странам. Это так престижно! 12 млрд прощены Ираку, пухнущему от нефтеприбылей. Этот подарок обошелся каждому россиянину в 2000 рублей. А если подсчитать все "прощенные" деньги, то получится 13 тысяч рублей с человека. Все это дарится в обмен на влияние или для выгод частных компаний. Все в холостую.
   Очень резко путинское руководство увеличило расходы на правоохранительную деятельность и безопасность: с 4 млрд в 2000 году до 39 млрд в 2008-м. (Помните, на медицину ассигнуется всего 6 млрд.) Притом, смертность от внешних причин как была, так и осталась выше уровня стран Запада в 4- 5 раз.
   Причины постоянные: дорожно-транспортные происшествия, производственный и бытовой травматизм, хулиганство, бандитизм, похищение людей с целью наживы (рабство), пьянство, наркомания, курение (повсеместное), нездоровый образ жизни, плохая экология.
   Сведения роспотребнадзора (на душу населения): употребление алкоголя - 15 л в год (критическим считается 8л), 1500 сигарет.
   Численность населения продолжает падать. В 2006 году родилось 1,5 млн, вымерло 2млн, 166 тысяч; население сокращается в два раза быстрее, чем в 1990 г. С 2000 по 2006 г Россия естественным путем потеряла 3,5 млн людей. Соотношение работающий - пенсионер сейчас составляет 1,7 : 1, а скоро достигнет критического - 1:1.
   Истекает второй год, как стартовала государственная программа возвращения соотечественников, услугами которой по началу воспользовались 1457 человек; обещанные льготы коррумпированное чиновничество попридержало, приток сограждан приостановился.
   Рассчитывали заселять пустующие Сибирь и Дальний Восток, до сих пор не газифицированный. Приехала из Казахстана одна семья, и оказалась в более трудном положении, чем была в Казахстане.
   Россия пустеет, если не сказать, вымирает. В то же время, отток россиян - наиболее образованных и работящих - в Европу, Америку, Канаду, Австралию продолжается по нарастающей.
   Нашей пресыщенной, потрясающей мир неслыханной роскошью элите проблемы исстрадавшейся России и ее народа не нужны, она давно переключилась на западные ценности. Ей вполне хватает "трубы", без довеска в неполные 150 млн неустроенного люда. А громадная армия чиновничества, составляющая путинскую вертикаль, и все, что вокруг нее, настолько жадна и воровата, что ни единой копейки, адресованной народу, не пропустит. Громить же коррумпированную чиновничью банду Путину не с руки, потому что она есть тот сук, на котором разместился он сам и вся его команда. А всем известно, что нельзя "рубить сук, накотором сидишь". Вот круг и замкнулся.
   Кроме всего, строить, созидать, творить добро, защищать справедливость, искоренять зло кэгэбэшные менеджеры не обучены, у них другое назначение.
   90 лет тому назад ЧК (потом только менялись аббревиатуры) было задумано Лениным как орудие подавления и устрашения. Поднятое над законом, моралью, исключающее человечность, терпимость, милосердие, ЧК ленинского творения рождало в народе, по природе мужественном и сильном, не просто страх, а архистрах на глубинном генном уровне. При этом народ воспринимался как материал, из которого надо отжать, выдавить нужное для своих целей с беспощадностью и безответственностью. Набирая силу, ЧК обрастала изощренными средствами давления на человека: свои тюрьмы с применением неслыханных пыток, секретные лаборатории по изгтовлению средств умерщвления, карательная психиатрия и целая армия служителей, не имеющих себе равных в жестокости. К примеру, два соловецких чекиста, вооруженных лишь пистолетами, за одну ночь расстреляли 456 заключенных, не сошли с ума и продолжали еще долго здравствовать. Знает ли Земля подобные рекорды?
   Фактически, ЧК поднялась над государством и начала тяготиться своей второй ролью после партии.
   Прорыв к верховной власти в государстве задумывал совершить блистательный "железный Феликс", но был вовремя убран со сцены.
   По-звериному, крадучись, расчищал путь к власти чудовищный Берия. Финал известен.
   Глава КГБ, тяжеловесный генерал Крючков, неотступно, упорно и яростно крушил горбачевскую перестройку и беспощадно выпалывал кое-где проклюнувшиеся ростки демократии. Это с его "подачи" наш народ проникся разочарованием и недоверием к демократическому обустройству.
   А вот невзрачный подполковник КГБ по кличке "моль" этот прорыв взял и совершил и вывел КГБ к руководству страной. И это - главное из всего, что он сделал.
   Сталин и КГБ, Гитлер и Гестапо, коммунизм-фашизм по масштабам преступлений против человечества равнозначен. Гитлер и фашизм осуждены. Германия решительно очистила себя от скверны и стала высокоразвитым демократическим государством.
   Мы оказались запутанными в своей истории. Победу над фашизмом во Второй Мировой войне одержал наш великий народ, но самой большой кровью. И в этом повинны сталинский непрофессионализм, беспощадность к своему народу. Волей Сталина войска КГБ, сытые и тепло одетые, подпирали спину солдат и офицеров автоматами и пулеметами, гнали на нелепую смерть.
   А там, в далеком тылу, другая половина кэгэбистов в бесчисленных сталинских лагерях на золотодобыче, в рудниках и лесоповалах выжимала из заключенных последние соки, вместе с жизнью.
   Но все лавры победителя присвоил себе Сталин. Победа защитила его и КГБ от расплаты за все чудовищные злодеяния, ведь победителей не судят. И мы пытаемся двигаться вперед с неразберихой в головах, волоча груз преступного прошлого, и дожили до того, что это прошлое, как в страшном сне, вломилось в наше настоящее. КГБ, не разоблаченный, не осужденный в своих преступлениях, сохранивший себя в первоначальном назначении, оседлал власть в России, взял реванш и правит свой сатанинский бал, как у вещего Булгакова в "Мастере и Маргарите".
   Бывших кэгэбэшников не бывает и не может быть. Мир это должен знать и помнить.
  
  
  
  
   Список использованной литературы:
  
   1. Аллилуева с. "Двадцать писем к другу" М. 1989 г.,
   "Только один год" Принстон, 1968 г.
   2. Анненков Ю. "Воспоминания о Ленине" Новый журнал,1961 г
   3. Арманд И. "Статьи, речи, письма" М.,1975
   4. Бердяев Н. "Истоки и смысл русского коммунизма" Париж, 1955 г.,
   5. Бонч-Бруевич В. "Мои воспоминания" Л., 1933г
   6. Бунин И. "Окоянные дни" М., 1990 г.
   7. Буянов М. "Ленин, Сталин и прсихиатрия" М.,1993 г.
   8. Волкогонов Д. "Ленин" т.1, т.2, М.,1989 г.
   9. "Вторая мировая война. Краткая история" М., 1984 г.
   10. Гинзбург Е. "Крутой маршрут" POSSEV-USA NewYork, 1985 г.
   11. Горький М. "Несвоевременные мысли" М., 1990 г.
   12. Ежевский Л. "Катынь" NewYork, 1982 г.
   13. Жид А. "Возвращение из СССР" М., 1990 г.
   14. Иванов В. "Маршал Тухачевский" М., 1985 г.
   15. Короленко В. "Письма к Луначарскому" Париж, 1922 г.
   16. Ларина-Бухарина А. "Незабываемое" М., 1989 г.
   17. Ленин В. Полное собрание сочинений М., 1974 г.
   18. Луначарский А. "О Владимире Ильиче" М., 1933 г.
   19. Мандельштам Н. "Воспоминания" М., 1989 г.
   20. Мельгунов С. "Красный террор в России" NewYork, 1991 г
   21. Мережковский Д. "Грядущий хам" Париж, 1914 г.
   22. Радзинский Э. "Сталин" М., Вагриус, 1997 г.
   23. Рид Д. "10 дней, которые потрясли мир" М., 1957 г
   24. Серебрякова Г. "Воспоминания" журнал "Родина", N 6, 1990 г.
   25. Сталин И. "Марксизм и вопросы языкознания" М., 1953 г.
   26. Суворов В. "Ледокол" М., 1992 г.
   27. Солженицин А. "В круге первом", "Архипелаг ГУЛАГ", Париж 1973 г
   28. Сванидзе Н. "Цикл лекций по истории России и советского государства" российское телевидение 2005 - 2006 гг
   29. Таккер Р. "Сталин. Путь к власти" М., 1990 г.
   30. Троцкий Л. "Моя жизнь" М., 1991 г.
   31. Чудакова М. "Жизнеописание Михаила Булгакова" М., 1988 г
   32. Штеменко С. "Генеральный штаб в годы войны" М., 1968 г.

Оценка: 3.26*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) М.Лунёва "К тебе через Туманы"(Любовное фэнтези) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"