Замосковная Анна: другие произведения.

Одержимые

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Много лет королева одержима желанием завести симбиотического телохранителя. Это удивительное существо могло скрасить её одиночество во тьме космоса. Оно способно напомнить ей, кто она на самом деле. Но у всех симбиотических телохранителей есть хозяева, отнять эту диковинку очень сложно. И всё же королева нашла способ заполучить одного из них. Одну.

  
  
  Симбиотический телохранитель - удивительное создание. Наконец королева получила одного из них. Одну.
  Собиралась получить.
  Экраны плотной стеной окружали освещённое синеватыми диодами высокое кресло управления. С ровных, одинаковых прямоугольников смотрела тьма космоса, планеты, звёздные системы, светила, борта базы-снежинки, серебрившейся в лучах голубого карлика. И стальная игла нацелившегося на неё космического истребителя.
  Давно королева не ощущала такого жгучего возбуждения: увидеть вблизи симбиотического телохранителя, прикоснуться, узнать. Кончики увитых лиловыми технотатуировками пальцев в металлических колпачках управляющих датчиков стиснули серо-голубые скругления подлокотников.
  - Ну, иди ко мне, - цедила королева, словно исступлённость её зова могла повлиять на успех, - иди сюда.
  "Некорректная команда", - красной надписью на сером дисплее датчиков состояния отзывался компьютер.
  Не в силах оторвать взгляда от мерцавшего на экране истребителя, королева подалась вперёд, натягивая подключённые к основанию шеи провода:
  - Иди сюда.
  Холодный механический голос обрушился на неё:
  - Перегрузка нервной системы. Автоматическое выравнивание показателей.
  Королева дёрнулась в кресле, и мышцы обмякли, расслабленно опустились плечи. Она с царственной медлительностью откинулась назад, позволяя приборам втянуть провода в отверстия спинки кресла.
  С ровных, одинаковых прямоугольников экранов на королеву смотрела вселенная, ответный чуткий взгляд следил за медленным приближением истребителя к кристаллической обшивке базы.
  Наконец у королевы появилась возможность получить для исследований симбиотического телохранителя, но радость поблекла, и венчавшие пальцы серебристые колпачки застыли на скруглениях подлокотников.
  
  
  Стены ярко-освещённой огромной комнаты-головоломки покрывали смонтированные под разными углами зеркала. Перегородки из зеркал, кристаллов и бронированного стекла превращали комнату в лабиринт. Всё мерцало, в глубине, искаженные и отраженные, темнели пятна. Но сколько бы их ни было, источник - один человек.
  Королева перешагнула через порог. Десятки отражений уставились на неё сквозь прорези гладких серебристых масок в пол-лица, и серо-стальные губы поджались, расцвели по отражениям лиловые ажурные узоры технотатуировок на бритых головах и бледных тонких руках с металлическими датчиками на пальцах, задвигались обтянутые белоснежными комбинезонами тела.
  Множество королев, повторяя движения друг друга, заскользили вперёд, и с тихим шипением дверь замуровала выход, а надвинувшиеся зеркала неразличимо слили его со стеной.
  Десятки одинаковых застывших лиц, безвольно висевших рук, ног в ботинках на толстых подошвах двигались, дробились на куски, сливались, перетекали друг в друга в странном механическом танце, минуя ловушки зеркальных иллюзий.
  Это способное довести до безумия любого человека место королева знала не хуже своих рук. И сколько бы отражения стройной фигуры в чёрном комбинезоне ни манили её, она бесшумной поступью уверенно шла к цели.
  Скрестив ноги, пленник сидел на полу, и устремлённый в глубину полуметрового, так похожего на лёд, кристалла шпицбергенского хрусталя вызвал у королевы лишь улыбку:
  - Не надейся, тебе своих тайн он не раскроет, - звонко прозвучал среди множества граней голос королевы.
  Проведя пальцами по чёрным вихрам, пленник обратил к ней бледное красивое лицо, но она смотрела на прикрывавший его сердце пятиугольный герб с красной розой на белом поле. Пальцы с металлическими датчиками дрогнули.
  - Код, - грозно повторила королева.
  Пленник отрицательно качнул головой и, опуская унылый, но невыносимо упрямый взгляд, в очередной раз тихо ответил:
  - Я не отдам её. Никогда.
  - Никогда?
  Это слово будило столько ярких, безудержных чувств и образов, что, теряясь в их безумном вихре, королева расхохоталась:
  - Никогда!
  Смех звенел среди кристаллов и зеркал, содрогая грудную клетку и перегружая нервные окончания.
  "Никогда!"
  - Ха-ха!
  "Никогда!"
  "Никогда!"
  "Никогда!"
  "Никогда!"
  "Никогда!"
  "Никогда - ошибка!"
  "Никогда - ошибка!"
  "Ошибка!"
  "Ошибка!"
  "Ошибка!"
  "Ошибка!"
  "Перегрузка нервной системы".
  "Перегрузка нервной системы. Автоматическое выравнивание показателей".
  - Ха-х... - осеклась королева, и тело её, передёрнувшись, обмякло. - Никогда - замечательное слово.
  Она повернула правую руку ладонью вверх, и ближайший кристалл шпицбергенского хрусталя перетёк ей за спину, вытягиваясь в кресло. Королева села, разъёмы у основания черепа удобно легли в выемку.
  - Отлично, - улыбнулась королева и посерьезнела: - Код.
  Тяжко вздохнув, пленник, не вставая, полностью развернулся к ней:
  - Нет.
  Он был красив: качественные мозговые имплантаты, высокоскоростные разъёмы подключения к сетям, симметричное лицо с пропорциями, не выходившими за рамки идеальных, здоровый организм и крепкое тело. Чёрная ткань плотно облегала упругие мышцы и слегка мерцала при движении.
  Но сейчас пленник не шевелился, только лёгкое движение рёбер и цепкий взгляд выдавали его постоянную готовность отразить нападение. Королева невольно улыбнулась: она не собиралась на него нападать. Ни в коем случае. Иначе она никогда не получит его симбиотического телохранителя.
  А королева очень хотела её получить. До дрожи. До дикого возбуждения нервов, сводившего с ума, конфликтующего с программой.
  "Перегрузка нервной системы", - вспыхнуло красными буквами в мозгу, и королева заставила себя дышать глубоко и ровно, думать только о пути к цели, а не самой цели.
  - По-хорошему я прошу последний раз, - предупредила королева.
  Пленник мужественно перенёс угрозу: ни один мускул не дрогнул, только зрачки чуть потеснили серую радужку.
  - Не бойся, я не причиню тебе вреда, - вкрадчиво пообещала королева. - Тебе - не причиню.
  Он удивлённо приподнял брови, и мышцы лица выдали беспокойство. Догадался. Что ж, так проще. Ладонь королевы взметнулась вверх, заставляя шпицбергенский хрусталь перестраиваться, выплюнуть из пола и приподнять на стебельках прямоугольники семи чёрных экранов.
  Скулы пленника напряжённо дрогнули.
  - Она здесь? - процедил он.
  - Конечно, - улыбнулась королева. - Симбиотическая связь приведёт её за тобой на край вселенной, даже если все данные будут говорить о твоей смерти. Хорошая девочка, правда?
  Он потупил взор, глухо попросил:
  - Отпусти её, умоляю, я сде...
  - Ты мне не нужен, - отрезала королева. - Неужели не понимаешь, глупый, зазнавшийся князёк, ты только приманка. И у тебя два пути: умереть или отдать мне код.
  - Я не... - пленник смотрел на её ботинки хмурым, больным взглядом.
  Отрицательно качнул головой, будто отказываясь от намерения говорить.
  - Тогда приступим, - предложила королева, взмахивая рукой, и кресло повернулось к вспыхнувшим экранам.
  Королева вновь увидела свою биомеханическую мечту.
  Герда.
  В ярком свете матово блестела чёрная броня штурмового костюма. Герда бежала по лабиринту постоянно меняющихся кристаллических серо-голубых коридоров третий час, и, хотя всё это время королева провела, любуясь ей, сейчас взгляд намертво приклеился к гибкому, крепкому телу.
  Тонкие, местами эластичные пластины брони не скрадывали прелестей фигуры, и короткий меч у бедра не казался игрушкой. Экономичные движения, ловкость выдавали высокий уровень подготовки.
  Восхищаясь удивительной для современного человека скоростью бега, королева с придыханием спросила:
  - Их ведь тренируют при повышенной гравитации, да?
  - Да, - глухо отозвался пленник.
  Какие же у неё должны быть мышцы! Представляя их твёрдость, их движение под костюмом, королева закусила губу, сдерживая теснившийся в груди стон.
  Представляя...
  "Перегрузка нервной системы".
  ...как смещаются под кожей крылья лопаток...
  "Перегрузка нервной системы".
  ...напряжение мышц живота...
  "Перегрузка нервной системы".
  ...как поднимается при вздохе грудь...
  "Перегрузка нервной системы".
  ...скользящие по бёдрам руки...
  "Перегрузка нервной системы. Автоматическое..."
  Королева зажмурилась. Её сердце никогда не билось так часто, и едва ли когда-нибудь прежде испарина покрывала спину, а к щекам бросалась настолько разгорячённая кровь.
  Герда будила какое-то ошеломляющее, неописуемое ощущение, взрывавшее показатели датчиков и тревожившее компьютер, но у самой королевы рождавшее неконтролируемую улыбку, чувство лёгкости, которое обычно даёт только переход оцифрованного сознания в сеть.
  И королева очень хотела добраться до сути этих явлений, разобрать, перебрать и разложить на составляющие.
  - Что ты собираешься делать? - вывел из оцепенения суровый тон пленника.
  - Получить код, - призналась королева.
  Взгляды встретились. Состоятельность пленника позволила ему оснастить мозг наилучшими имплантатами, но ни одна из применяемых в них технологий не могла сравниться с основанной на симбиозе со шпицбергенским хрусталём.
  Невинно улыбаясь, королева ломала защиту сетевого подключения, пока пленник не опустил смиренно взор.
  - Так лучше, - похвалила королева и развернулась к экрану. - Бегает твоя красавица чудесно. Посмотрим, как она сражается.
  Пленник дёрнулся, и хрусталь дрогнул, готовясь к нападению на хозяйку. А в демонстрируемом экранами коридоре раздвинулись стены. Герда встала в боевую стойку. Из образовавшихся проёмов высыпал десяток хрустальных, выше её на голову, киборгов. Луч бластера увяз в полупрозрачных телах, и в следующий миг блеснуло лезвие меча.
  Дыхание королевы сбилось.
  Реакция у Герды оказалась восхитительной! Некоторые удары едва удавалось разглядеть. Суставы киборгов разлетались на куски, и пусть сияющий клинок скоро затупится, сейчас его умелые удары самое прекрасное зрелище в мире.
  Чёрный смертоносный смерч кружил по расширенному коридору, усыпая его разбитыми телами прибывавших воинов. Восхитительно вспыхивал клинок. Чёткости движений Герды, их чудовищной силе мог бы позавидовать самый совершенный робот.
  Идеальная.
  Она просто идеальная.
  И кровь королевы вскипала под раздражавшее мигание "Перегрузка нервной системы" в мыслях. И стискивая подлокотники трясущимися пальцами, королева промолвила:
  - Она великолепна.
  - Отпусти её, - выдохнул в ответ пленник.
  Королева отрицательно качнула головой.
  Слишком долго пришлось ждать этого дня.
  
  
  О симбиотических телохранителях исследователь древних цивилизаций Надин Кайнович узнала ещё юной практиканткой Земной Академии дружбы Миров. Рандомное распределение темы курсовой - и фанатичная любовь на всю жизнь.
  Технологии, утерянные во второй галактической, искусственные существа, верные до потери инстинкта самосохранения и дьявольски сильные.
  И верные настолько, что найдут хозяина на другом конце галактики.
  У Надин никогда не было друзей, никого, кроме книг, не было, и, читая тематические хроники, она почувствовала...
  Опустив планшет, она устремила взгляд на иссечённое падающими звёздами ночное небо и пожелала себе такого удивительного спутника жизни: всегда рядом, всегда готов ради тебя на всё, умный и сильный, совсем как в фэнтези, может исцелить твои раны.
  И никогда не предаст.
  Никогда-никогда.
  Чем больше материалов изучала Надин, тем больше убеждалась в этом: симбионты закрывали собой хозяев, а если те были при смерти - переливали в них свою жизненную силу, шли вместе на казнь и в изгнание, на передовые самых кровавых сражений. Надин кропотливо собирала информацию о воспитании (её до слёз тронуло, что хозяин - первый человек, которого им разрешают увидеть), культуре (существовал строгий этикет), маленьких и больших подвигах симбионтов. Порой ей казалось, мир стал бы лучше, будь у каждого человека такой верный товарищ.
  И в глубине души Надин надеялась, что кто-нибудь - может, даже она - найдёт лабораторию по выращиванию или достаточно подробные указания, которые позволят восстановить популяцию.
  Диплом по теме "Симбиотические телохранители как неотъемлемая часть культуры элиты центаврианского триумвирата в преддверии Второй галактической войны" Надин защитила на отлично и, лелея тайную мечту собственными исследованиями расширить базу данных о симбионтах, избрала не самое престижное и уж точно не самое спокойное направление деятельности - полевые работы.
  В то время экономические и военные связи между несколькими системами ослабли, и пираты почти безнаказанно нападали на корабли на их границах, а порой залетали и к недостаточно охраняемым археологам, но десять лет судьба хранила Надин от опасностей.
  За это время было проведено много исследований и опубликовано немало статей, и нет-нет, да проскальзывал в базах данных и расшифрованных документах более позднего времени слух, что симбионты не исчезли - просто их создание засекретили, а будущий хозяин обязательно должен входить в тайную организацию и быть не последним человеком в своей ложе.
  Все попытки разузнать об организации и её ложах заканчивались провалом, и пора было списывать эту теорию в разряд пустой болтовни, когда группа Надин, проводившая на сухой и неприветливой планете Шпицберген исследование захоронений, докопалась до объекта с неизвестной кристаллической структурой.
  Военные не успели прилететь и взять ситуацию под контроль: в блеклый полдень напоминавшие хрусталь кристаллы обрели текучесть, отделились от основной структуры и поразили технику, через разъёмы у основания черепа въелись в мозговые имплантаты людей, подчиняя себе.
  Порабощённые непрерывно трудились, освобождая из плена песков и известняка поистине гигантский напоминавший снежинку объект. Надин была в их числе. Она трудилась наравне со всеми, но, странно, её коллеги изнывали от бессонницы, их мучили адские боли в поражённых чужаками имплантатах, а ей было вполне комфортно.
  Почему-то Надин это не удивляло. Странное спокойствие завладело ей в те причудливо-искажённые, подёрнутые пеленой эмоционального оцепенения дни, когда ежечасно кто-нибудь умирал.
  Кристаллы охватывали лагерь, прорастали в стены, мёртвые тела и аппараты. И словно их переваривали, растворяли в себе. А однажды Надин вдруг осознала, что, кроме неё, никого из людей не осталось. Бродя по овеваемому песчаными ветрами лагерю, она случайно взглянула на отражение в глыбе хрусталя и поняла, людей здесь больше нет.
  Но страха не было.
  Надин смотрела на молочно-белые, светящиеся глаза, гладила пальцами разросшиеся, шершавые выступы разъёмов под затылком, трогала кристаллические корочки заволакивавшей кожу полупрозрачной парши.
  Расплавленные кристаллы ползли по ногам, охватывали Надин. Она не сопротивлялась, поразительно спокойное её сознание медленно погружалось в темноту.
  Очнулась она в точно наполовину переваренном кресле управления из их лагеря. Со всех сторон из полумрака холодно смотрели одинаковые чёрные прямоугольники экранов.
  "Где я?" - удивилась Надин, и мониторы вспыхнули: в угрюмой черноте космоса висели снежинки.
  Множество снежинок. Но Надин сразу поняла - это один корабль, и она сейчас на нём. Она даже чувствовала его структуру: могла чётко представить расположение коридоров, шлюзов, пропорции отсеков, ощущала пронизывавшие всё потоки энергии.
  Механический голос лагерного компьютера нарушил тишину расстроенным бренчанием:
  - Добро пожаловать в археологический лагерь 47890-3... в археологический лаге... лаге... ге... г...
  Вновь наступила тишина, мерцала со всех сторон космическая снежинка.
  "И что теперь делать?" - не понимала Надин.
  В мыслях вспыхнули красные буквы:
  "Что хочешь".
  "Что хочу?"
  "Да", - закраснел ответ.
  "Что хочу..." - Надин задумалась, глядя на колени в чешуйках кристалликов; вся кожа была покрыта ими, они отслаивались, осыпались на тёмный пол.
  "Что хочу", - мысленно повторила Надин, отыскивая в памяти желания, но прошлое казалось далёким и безжизненным.
  Только одно, самое сильное, искреннее желание, взлелеянное долгими годами пестования просочилось из прошлого в настоящее:
  "Хочу симбиотического телохранителя".
  "Будет исполнено, королева".
  - Ко-ро-ле-ва, - прошептала Надин.
  Ей понравилось, и с тех пор она называла себя только так.
  Много лет ушло на обучение виртуозному, полному управлению кристаллической субстанцией, названной учёными "шпицбергенским хрусталём". Избегая столкновений с разыскивавшими "Снежную королеву" военными флотами, королева взламывала спутниковые сети, рассылала шпионов и однажды напала на след таинственного ордена.
  Князья суверенной трёхпланетной системы Кай владели симбиотическими телохранителями.
  Не помня себя от счастья, королева устремилась к туда. Расчёт был прост: поймать хозяина, получить код разрыва и создания симбиотической связи с его телохранителем.
  Королева выбрала самую неопытную пару и напала на княжескую яхту во время спортивного полёта с обратной стороны их солнца. Добыча была лёгкой: один неожиданный удар - и элегантное серебристое судно лишилось управления. Телохранительницы на борту не оказалось, только князёк, но королева не огорчилась: связь сделает своё дело, надо просто подождать.
  Яхта почила в пламени солнца, и теперь не опасавшаяся появления новых врагов королева незаметно покинула систему.
  Проблемой неожиданно оказался несговорчивый пленник. Причинив боль, королева никогда, никакими кодами не смогла бы получить его телохранителя.
  Приходилось уговаривать, давя на психику. Пленник упирался.
  Он не хотел отдавать Герду.
  Королева его понимала, но теперь, увидев её так близко, почти заполучив, отступать не собиралась.
  Ни за что!
  
  
  У всего есть предел. Даже у симбиотических телохранителей. Особая структура мышц, долгие тренировки в условиях повышенной гравитации, усиленная генетическими манипуляциями выносливость - всё это когда-нибудь исчерпывается.
  Чёрная лёгкая броня всё так же матово блестела, но королева отчётливо представляла, как вспотела под ней едва стоявшая на ногах Герда. Представляла, как бисеринки пота стекают по коже, и облизывала, закусывала губу.
  - Остановись, - глухо произнёс пленник.
  Он был так бледен, руки дрожали, и впившийся в монитор взгляд выдавал так тщательно сдерживаемые чувства: страх за Герду. Юноша казался теперь даже привлекательным, хотелось прихватить его прокушенную до крови губу и, причиняя боль, ласкать долгим, мучительным поцелуем...
  "Перегрузка нервной системы".
  ...Ласкать, перебивая беспокойство, заставляя отворачиваться от экрана, где к его драгоценной, уникальной Герде плавно подступают хрустальные воины...
  "Перегрузка нервной системы".
  ...Не давая смотреть на её сломанный меч и поникшие плечи...
  "Перегрузка нервной системы".
  ...И, проводя рукой всё ниже, заставить, поддавшись желанию, предавать её снова и снова...
  "Перегрузка нервной системы".
  ...Как много раз до этого вынуждать шептать сбивчивое "да"...
  "Перегрузка нервной системы. Авто..."
  Откинувшись на кресло, королева зажмурила глаза. Плоская грудь часто вздымалась, заныли от перегрузок старые, ещё с прошлой жизни, имплантаты.
  - Код, - не открывая глаз, повторила королева.
  - Нет.
  - Хочешь её смерти? - с деланным безразличием уточнила королева и слегка махнула рукой, удваивая число окруживших Герду воинов. - Я даже не знаю... может быть, мои ласки внушили тебе глупую мысль, что я стану потакать тебе или проявлю слабость. Вынуждена разочаровать: этого не будет. Меня интересует она.
  Палец обратился к монитору. Движения Герды ощутимо замедлились, переломленный посередине меч крошил хрусталь не так хорошо, как раньше. Порой приходилось нанести два-три, а то и четыре удара, прежде чем очередная марионетка падала в заваленный осколками пол. Королева снисходительно усмехнулась:
  - Весь этот хрусталь у неё под ногами. Он живой. В любой миг я могу заставить его сковать её. Или пронзить шипами, - она искоса посмотрела на пленника. - Хочешь, чтобы я это, в конце концов, сделала, да?
  Она улыбалась его усилившейся бледности и поту, проступившему на лбу. Бедный, глупый мальчик, он ничего не понимает. И это, пожалуй, к лучшему.
  - Так что ты выбираешь: убить её своим отказом или отдать мне?
  Лёгкое движение пальцев в металлических колпачках, и осколки сотнями щупалец обвили закованное в чёрное тело Герды. Она не могла двинуться, но как же там, под этой бронёй, дико напрягаются в надежде освободиться мышцы, как безумно бьётся сердце. И как, наверное, страшно понимать такому искренне преданному созданию, что оно бессильно защитить того, кого должно всегда и везде защищать!
  Шумный выдох сорвался с губ королевы, она смотрела на невидимую внешне, но страшную, отчаянную борьбу и наслаждалась.
  "Перегрузка нервной системы", - мерцало в мозгу, но остановить мысли оказалось невозможно: снова и снова королева с мазохистским удовольствием представляла чувства попавшего в капкан симбиотического телохранителя.
  Удар в скулу выбил королеву из кресла, хрусталь метнулся на защиту пиками.
  "Стоп!" - успела подумать королева, и острия замерли, удерживая пленника в опасном подобии клетки.
  Он смотрел с такой истовой яростью, и по щекам шли красные пятна, небывало блестели серые глаза - да он же готов броситься на лезвия!
  Королева чётко, с расстановкой пояснила:
  - Герда будет моей или умрёт.
  Ноздри пленника трепетали, скулы вздрагивали от напряжения.
  - Моя или мёртвая, - холодно повторила королева. - Выбор за тобой.
  Его лицо дрогнуло, и что-то словно умерло в глазах, погасший взгляд опустился.
  - Хорошо, - надломлено шепнул пленник.
  "Перегрузка нервной системы", - ответили датчики на радостный трепет сердца королевы.
  
  
  Герду немного шатало, но, идя через пустой коридор к распахнутой двери, она не опускала меч, и голова была гордо вскинута. Сердце стоявшей в углу комнаты королевы продолжало плясать и содрогаться в груди.
  Увидев хозяина, Герда приосанилась и едва заметно дрогнувшими пальцами сняла чёрный шлем. Золотистые кудри упали на плечи, окончательно лишая королеву разума.
  Держа её в поле зрения, Герда преклонила перед пленником колено:
  - Господин Кай, я пришла защитить вас.
  На его лице читалась боль, в глазах - тоска. Но королева уже вычёркивала его из мыслей, шагнула вперёд:
  - Теперь ты принадлежишь мне.
  Синий взгляд Герды потряс её почти осязаемой ненавистью.
  Но симбиотический телохранитель - самый совершенный воин на основе биоматериалов - бессилен против кода.
  И королева улыбнулась этой жгучей ненависти, этой готовности пронзить её - королеву! - сломанным клинком.
  
  
  Тёмный прямоугольник закрывал глаза Герды, она лежала на постели: белая среди белых простыней.
  Код выжигал старую память. Через некоторое время о князьке в мыслях и чувствах не останется и следа. Скоро синие глаза увидят новую хозяйку, и только ей будет принадлежать сердце Герды.
  Королева жила предвкушением этого мига.
  Она никогда не видела таких совершенных тел: ни единого изъяна в пропорциях, светлой коже, ни капли жира, и мышцы потрясающе плотные. А волосы цвета золота - какое неизъяснимое блаженство пропускать их сквозь пальцы, вспоминая рассказы о настоящем шёлке.
  В который раз хрустальный гребень скользил в мягком, блестевшем на ярком свету золоте. Герда не двигалась. Сознание перестраивалось, она молчала, и ни единый мускул не вздрагивал, когда пальцы с металлическими навершиями, едва касаясь, скользили по её коже.
  Не шевелилась, когда эти пальцы изучали её на ощупь.
  И губы оставались неподвижными, если королева, не удержавшись, целовала её, пробуя новые ощущения.
  Холодная, безжизненная кукла лежала на постели, ожидая, когда код вернёт ей душу и волю к жизни.
  Целуя, королева мечтала вдохнуть эту жизнь, заставить сердце биться чаще без программы, но всякий раз терпела неудачу.
  Раз за разом.
  Поцелуй за поцелуем.
  И, разозлившись, королева склонялась над ней под яростное мигание "Перегрузка нервной системы", смотрела в перечёркнутую буквами черноту скрывшего глаза прямоугольника:
  - Я приручу тебя, слышишь, я приручу тебя! Я твоя королева!
  А равнодушная Герда продолжала лежать, и даже дыхание её не учащалось.
  После автоматического выравнивания показателей, королева на свою несдержанность удивлённо пожимала плечами и садилась расчёсывать волосы Герды.
  
  
  Князька королева недооценила. Получив Герду, она совсем забыла о безопасности. И теперь четыре десятка крупных бронебойных и полсотни средних крейсеров ощерились на хрустальную снежинку. С белых пятиугольников над рассеянностью королевы насмехались красные розы, а она думала только о том, что никогда и ни за что не отдаст назад своё золотоволосое сокровище.
  "Опасность!" - мерцало в мозгу и на экранах с показаниями приборов.
  - Опасность, - мрачно повторила королева.
  Она лучше любого из людей знала все достоинства и недостатки шпицбергенского хрусталя и прекрасно понимала, что может проиграть.
  "50/50", - услужливо предложила вычисления машина, но она приучена округлять.
  Какой-то из шансов на толику меньше, какой-то больше, а королева не могла сосредоточиться на предстоящей битве.
  Она думала о Герде. О её закрытых глазах и очищенной от князька памяти.
  О том, что через семь часов можно будет снять повязку.
  Через семь часов Герда вновь станет любящим, живым и телом, и душой симбиотическим хранителем.
  Но как пережить этот срок?
  Плазменные лучи в едином порыве устремились к кораблю-снежинке.
  "Критическая угроза!"
  
  
  Информационные потоки разрывали мозг. Капли холодного пота струились по лицу королевы, кровь стекала из носа по дрожащим губам, подбородку, расцветала красными пятнами на белоснежном комбинезоне.
  "Критическая угроза!" - вгрызались в сознание красные буквы.
  Корабль скрипел, выбитые ударами кристаллы уносились в космос, крича от боли. Или это кричало измождённое тело королевы? Она уже не чувствовала разницы между собой и гигантской снежинкой: их резали лазерами, взрывали ракетами.
  Бесконечная головоломка: пустить энергию на щиты и отсрочить переход в гиперпространство, или, уходя в гиперпространство, ослабить щиты и словить сокрушительный залп.
  Будь у врагов на пару тяжёлых крейсеров больше - королеве пришёл бы конец.
  Капала на грудь кровь.
  Энергия носилась по кристаллическим жилам корабля, тут и там выплёскиваясь в щиты, копясь в надрывавшемся сердце корабля, снова и снова расходуясь на щиты.
  Круговорот, который когда-нибудь кончится, но времени об этом думать не было.
  Трясясь от нервного перевозбуждения, королева выжимала из нервных клеток и имплантантов предельные мощности.
  "Щит!"
  "Щит!"
  "Щит!"
  Корабль коробило.
  "Щит!"
  Трещины ползли по корпусу.
  "Щит!"
  "Щит!"
  Один из шести отсеков с оглушающим треском отвалился от корабля, и воздух рвануло наружу.
  "Щит!"
  "Задраить пробоины!"
  "Щит!"
  "Щит!"
  "Регенерация!"
  Союз человеческого, кристаллического и машинного мозга по скорости проигрывал слаженно маневрировавшим, жалившим их крейсерам.
  А спасение было так близко: скопить энергии для прыжка и одновременной защиты.
  Так элементарно и почти невозможно.
  "Падение мощности", - выстроились в сознании красные буквы.
  Конец.
  Не в силах унять дрожь, королева с жадным любопытством смотрела на экран.
  "Падение мощности на 12%".
  Это конец...
  Вражеские корабли перестраивались.
  "Падение мощности на 3%".
  Одна массированная атака - и снежинке конец.
  "Падение мощности на 1,8%".
  Королева откинула голову на спинку кресла и прикрыла глаза. Но веки дрожали, впускали в темноту проблески света, и пальцы цеплялись за подлокотники.
  "Падение мощности на 7,6%".
  Слабо пульсировало сердце кристаллического корабля, наслаждаясь передышкой в бою.
  - Сообщение по внешнему каналу связи, - прохрипел головной компьютер археологической базы.
  "Зачем?" - лениво подумала королева.
  Напряжение медленно отпускало, и усталость почувствовалась в полной мере, так что теперь лучше умереть, чем снова выдержать такой бой.
  Компьютер принял решение сам, и на плоских экранах появилось морщинистое лицо с холодными синими глазами. Презрительный изгиб губ, крючковатый нос и высоко забравшиеся на скошенный лоб брови делали внешность старика отталкивающей, какой-то неуловимо злой.
  Командный голос зазвучал в рубке:
  - Приборы фиксируют падение энергии вашего генератора. Предлагаем добровольно сдаться.
  Сдаться. Позволить себе закрыть глаза и больше ничего не делать...
  Отдохнуть.
  "Слишком высокая доля неопределённости для принятия стратегически верного решения, - вспыхнули алые буквы. - Рекомендация: получить больше данных".
  А в глубине корабля, у самого сердца, спит в белой постели Герда с золотыми глазами. Королева сверилась с бортовыми часами: время пришло.
  Герда готова увидеть свою хозяйку.
  - Я должна подумать, - шепнула королева ещё вздрагивавшими губами, вдруг почувствовав на них привкус крови.
  Пытливый синий взгляд старика вгрызался в лицо, детали управления кораблём:
  - Даём полчаса.
  "Полчаса", - повторила про себя королева.
  Впервые полчаса казались ей достаточно большим сроком: целых полчаса у неё будет симбиотический телохранитель. Так умопомрачительно долго...
  Связь прервалась. Королева соскользнула с кресла на пол.
  Полчаса таяли быстротечными секундами, исчезали, урезая отмеренный судьбой срок счастья, отдаляя его.
  Повинуясь приказу, хрусталь потёк на королеву, формируя экзоскелет. Только так она могла сейчас заставить своё измученное тело двигаться.
  Лёгким не хватало разреженного воздуха, перед глазами плыли алые буквы и цифры, возвещая о повреждениях - глупая привычка компьютера к обслуживанию человека. Королева и так чувствовала каждую вмятину на корпусе, каждый разрыв, а погибавший в корчах срезанный взрывом отсек казался ампутированной частью собственного тела.
  Огромная снежинка-кристалл стала продолжением человеческого тела - внезапно королеву очень рассмешил этот факт, и хриплый смех измождённого создания потревожил напряжённую тишину.
  
  
  Зал с кроватью освещался едва-едва, и белую Герду на белой постели выдавали золотистые волосы и чёрный прямоугольник на глазах.
  Королева на мгновенье остановилась у кровати, разглядывая безмятежное лицо, столько раз остававшиеся равнодушными губы.
  Как будет симбионт целовать своего хозяина?
  Навязчивая мысль перекрывала боль в истощённых мышцах и выжатых мозгах.
  Даже экзоскелетом не получилось сдержать дрожь потянувшейся к чёрному прямоугольнику руки. Пропитанная шпицбергенским хрусталём ткань, повинуясь лёгкому мысленному приказу, отделилась от лица Герды.
  Та не открывала глаз: безмятежная, красивая.
  И сердце замирало, хотелось обнять её и никому не отдавать.
  Никому и никогда.
  "Никогда - ошибка!"
  "Ошибка!"
  "Ошибка!"
  Кристаллическая форма жизни.
  Компьютер.
  И королева.
  Знали: никогда - невозможная для будущего категория.
  Густые ресницы Герды дрогнули.
  Медленно открылись глаза.
  Рассеянный взгляд искал хозяина.
  Королева шагнула вперёд.
  И невидимые нити полуискусственной, полубожественной привязанности обвенчали их.
  В этот раз Герда ответила на поцелуй. Она на всё была готова ради хозяйки.
  Она готова была умереть за неё и вместе с ней.
  Впервые в жизни королева была по-настоящему счастлива и не одинока.
  Остаток получаса пролетел незаметно.
  В конце срока весь огромный хрустальный, волшебный космический корабль обратился в прах.
  И никто из свидетелей этой непонятной катастрофы так никогда и не смог с уверенностью сказать, погибли королева с Гердой, или нашли способ скрыться.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) М.Бюте "Другой мир 3 •белая ворона•"(Боевое фэнтези) О.Обская "Безупречная невеста, или Страшный сон проректора"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"