Замосковная Анна: другие произведения.

И. о. принцессы демонов в академии Самых Опасных Существ

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
  • Аннотация:


      Каждый читавший о попаданке в магической академии прекрасно осведомлён, какие трудности и внезапные открытия ждут юную деву, что заставляет чаще биться её сердечко и толкает на подвиги разной степени адекватности. Но каково принимающей стороне? Каково преподавателям, на которых свалилось такое чудо?
      Итак, позвольте представить академию Самых Опасных Существ, труп принцессы Эйдвалди, многочисленных демонов, вампиров, инкубов и суккубов, зомби, волколаков, драконов, гарпий, сильфов, големов, русалок, нагов и Варвару Сироткину, изображающую принцессу Эйдвалди, пока шестеро сотрудников академии во главе с архивамиром-ректором пытаются искать убийцу среди обитателей академического городка.
      Шоу начинается!
     
      Закончен.

    Поделиться с друзьями:


  Ознакомительный фрагмент.
  Участвуй в розыгрыше и получи роман бесплатно! Подробности здесь: https://vk.com/zamoskovnay?w=wall-112660744_320%2Fall
  
  Купить на ПM.
  
  
  
  ГЛАВА 1. Когда в академии вдруг появляется труп
  
  - П-п-по-моему, она умерла, - инкуб Дианор стиснул белоснежный платок в пальцах с длинными оранжевыми ногтями, в округлившихся ярко-голубых глазах был ужас.
  Выглянувшая луна осветила центр аудитории: там лежала юная демонесса в алом длинном платье. Между грудей, пронзив вышитый чёрными бриллиантами лиф, торчал кинжал с голубым камнем в навершии. На красивом лице мёртвой застыло изумление, из-за расширившихся зрачков глаза казались чёрными. Красные волосы утопали в луже маслянисто блестевшей крови, она подтекала под сжатые кулаки.
  - Конечно, мертва, - широкоплечий статный волколак Нольфтан Ародэ в зелёной шёлковой тунике до сгиба нижних лап нервно вильнул хвостом. - С кинжалом воды в сердце ни один огненный демон не выживет, даже принцесса.
  За их спинами архивампир - ректор академии СОС - громко шлёпнулся в обморок. Впервые за последние две сотни лет никто не побежал ему на помощь, и телу в чёрной мантии пришлось лежать без должного внимания.
  Пока ректор валялся на холодном полу, рискуя подхватить воспаление лёгких или безвременно скончаться от переохлаждения, остальные - громадный каменный голем Уюр ви Ориб, красноволосый дракон с обнажённым торсом Еран Фра-Еригар, рыжеватый кудрявый инкуб Дианор Саросс Хиери в длинном балахоне с прорезями на спине для выпуска перепончатых крыльев и белоглазая зомби Джиса Гар-Ихар со светло-голубыми волосами - приблизились к трупу студентки, по совместительству - принцессы огненных демонов, за жизнь которой отвечали головами.
  Все, как один, протрезвели, хотя полчаса назад казалось, что от выпитого, съеденного и абсорбированного они никогда не проспятся.
  - Нас всех убьют мучительной и долгой смертью, - обречённо заключила Джиса. - Пойду писать завещание.
  Глянула на открытое окно, в которое они неблагоразумно влезли, затем на дверь, направилась к ней, но мохнатая лапа Нольфтана легла на её худое плечо, ноготь зацепился за цепочку подвески с глазом.
  - Стой, - проклацал волколак. - Надо подумать.
  Он стянул с морды очки в золотой оправе и сунул за пояс. Дракон Еран вскинул мощные руки с очень длинными указательными пальцами и провёл им по алым волосам, магией сбрасывая остатки алкогольного дурмана:
  - Да. Надо подумать.
  Распластанный на полу архивампир распахнул большие печальные глаза аметистового цвета и трагично вопросил:
  - Мне никто не собирается помогать? А если я умру?
  - Все мы умрём, - философски заметила немёртвая Джиса.
  - Помоги ему, - коротко тявкнул Нольфтан. - Всем остальным - замереть на месте.
  Промокнув платочком блестевший от пота лоб, Дианор нервно протёр едва выступавшие над кудрями рожки.
  Джиса, подтянув багряный подол, опустилась перед ректором на колени и взяла его холодную руку голубовато-зелёного оттенка. Сама она была с лёгким фиолетовым отливом.
  Оглядев комнату, Нольфтан поднял чуткий длинный нос и жадно втянул воздух. Еран медленно сжимал и разжимал пальцы, напоминавшие по строению уменьшенные крылья летучей мыши. Уюр спокойно застыл каменной большеголовой глыбой, оранжевые глаза почти погасли.
  - У меня сейчас остановится сердце, - уверил ректор Эрмэро Садакатри, прижимая ладонь к своей архивампирской груди.
  - Да, полагаю, вам пора писать завещание, - покивала Джиса.
  Застонав, Эрмэро накрыл глаза рукой и жалобно вздохнул.
  Нольфтан коснулся передними когтистыми лапами пола и снова принюхался, дёргая ушами, вытягивая хвост.
  В тишине отчётливо тяжко вздыхал Эрмэро. Джиса подколупывала чёрный лак на указательном пальце, мысленно делая пометку, что после написания завещания надо обновить краску на ногтях.
  Осторожно переступая мощными лапами, Нольфтан обнюхал принцессу, почти ткнулся в неё носом.
  - Никогда больше не буду с вами пить, - пискнул Дианор и промокнул лоб.
  - Конечно, ведь нас убьют, - Эрмэро схватился за сердце. - Моя академия, мой юбилей...
  - Молчите, - через плечо рыкнул Нольфтан. - Всё и так вами провоняло, не мешайте.
  Его чуткий тёмный нос влажно блестел в лунном свете. Джиса продолжала расковыривать лак, и он тихо пощёлкивал. Эрмэро беззвучно причитал.
  Все шестеро недурно провели последние несколько часов, выпивая в таверне и обсуждая нюансы организации фестиваля для первокурсников. Именно нетрезвое состояние вынудило лезть в академию в обход защитных заклятий, а единственная безопасная подспространственная тропа завершалась на карнизе под окнами этого класса на четвёртом этаже.
  В открытое окно мягко втекал прохладный ночной воздух. Академический городок спал так тихо, что казалось, будто за пределами аудитории все вымерли.
  
  
  Двадцать минут спустя Нольфтан, выпрямившись и водрузив на нос золотые очки, окинул всех пронзительным взглядом:
  - Это бесполезно. На фоне старых выделяются только наши следы.
  В кабинете воцарилась поистине мёртвая тишина. Затем грянул взрыв одновременных возгласов:
  - О превеликий Некрос, мы все умрём! - Джиса заломила руки. - Завещание...
  - Мой юбилей! - подскочил Эрмэро и снова патетично грохнулся на пол.
  - Ууу, не хочу умирать девственником, - взвыл Дианор, мгновенно опомнился и приложил платок ко лбу. - Спокойствие, только спокойствие.
  На его спине выдвинулся горб - это топорщились не до конца выпущенные крылья.
  - Не может быть! - Еран посмотрел на окно, прикидывая маршрут отступления. - Какие-то следы должны остаться!
  Широкое рубленное лицо Уюра чуть перестроилось, приобретая выражение снисходительнее обычного; оранжевые щёлки глаз ровно, спокойно светились. Крививший морду Нольфтан прижал уши к лохматой макушке, и очки накренились.
  - Успокоились все! - рявкнул он; очки поползли набок, он едва успел их подхватить.
  Джиса продолжала заламывать руки, суставы громко хрустели, будто их ломали. Дианор занимался самоанализом: его взволновало собственное внезапное восклицание.
  Еран хотел отступить к окну, но вспомнил о своей библиотеке и закусил пухлую губу, его розовые глаза тревожно потемнели и сузились, пока мозг работал над непосильной задачей: "Бежать без оглядки или захватить сокровища?"
  - Мой юбилей, - слабо махнул с пола Эрмэро. - Пять лет подготовки волколаку под хвост.
  Нольфтан кашлянул, Эрмэро традиционно этого не заметил. Уюр не шевелился, только конус макушки чуть надвинулся на лицо, придав ему ещё более снисходительно-печальное выражение, совпавшее с неторопливой мыслью: "...Что с этих мягкотелых взять?"
  Академический городок СОС по-прежнему мирно спал, даже не подозревая, какой его ждёт... кошмар.
  - Успокоились, - рыкнул Нольфтан.
  Все дышащие перевели дыхание.
  - Нужно подумать, как решить эту, - Нольфтан ещё раз взглянул на наконец-то безмятежную принцессу и потёр морду, - проблему.
  - Нас всех убьют, - Еран подступил к нему, пронзительно смотрел снизу вверх. - Её родители нас просто убьют.
  - Не просто убьют, - густо обведённые красным глаза Джисы были абсолютно белыми, без зрачка, поэтому каждому казалось, что смотрит она именно на него. - А долго, мучительно, с фантазией и поджариванием. Нам будут отрывать пальцы и перемалывать суставы, а ещё выколют глаза и вырежут...
  Еран двинулся к окну.
  - Стоять! - Нольфтан в один прыжок оказался на его пути и оскалился. - Стоять и думать! Если сейчас сбежим - нам до конца жизни покоя не будет.
  - Короткой жизни, - вставила Джиса. - И завещание...
  - Да отстань ты со своим завещанием! - почти взвизгнул Дианор и часто задышал, пытаясь успокоиться.
  Джиса гордо выпрямилась и оправила ремень с черепами:
  - Я много всего нажила со дня своей смерти и хочу распорядиться этим достойно.
  - Моя бедная академия, - Эрмэро всё же сел, схватился за сердце, - от неё камня на камне не оставят.
  Еран разжал нервно стиснутые пальцы, и они удлинились, между ними растянулись перепонки.
  - Отставить панику! - Нольфтан сгорбился, когтистые лапы почти касались пола, шерсть на загривке стала дыбом, топорща блестевший в лунном свете шёлк зелёной туники.
  - Я всё же настаиваю на том, что нужно бежать немедленно, - выпятил трапецевидный подбородок Еран, но соединил пальцы, и они укоротились. - Если следов преступников нет, то виновными сочтут вас, решат, что вы её всё-таки убили. На нервной почве. В состоянии алкогольного опьянения. Вы, как магистр права, должны осознавать - шансов доказать вашу невиновность нет: не меньше сотни горожан подтвердит, что мы были пьяны и не вполне миролюбиво настроены, припомнят потасовку со стражниками. А дальше просто: мы влезли сюда по щели в обороне, принцесса Эйдвалди приняла нас за грабителей...
  - И решила защитить "любимую" академию? - фыркнул Нольфтан. - Да уж скорее поверят, что мы сообщники и добычу не поделили.
  Продолжая держаться за сердце, Эрмэро трагично предположил:
  - Или решат, она пыталась нас шантажировать тем, что мы явились в академию нетрезвыми, а мы её...
  - Спьяну зарезали, - вздохнула Джиса.
  Эрмэро прикрыл огромные печальные глаза дрожащими пальцами:
  - Я ведь так не хотел её принимать, так не хотел...
  Ухо Нольфтана дёрнулось, он язвительно уточнил:
  - Разве? А мне казалось, вы прямо мечтали, чтобы её родители обратились к вам и в обмен на её обучение одолжили придворных мастеров фейерверков к вашему юбилею.
  - Ну... хм... - Эрмэро крепче притиснул ладонь к груди. - Ах, не напоминай, моё бедное сердце может не выдержать такого стресса.
  А Джиса под шумок приблизилась к телу и невинно предложила:
  - Давайте просто избавимся от трупа? Растворим в чём-нибудь... расчленим, закопаем... в огороде Уюра, например.
  Конус макушки Уюра качнулся, но он промолчал.
  - Лучше в лесу у полигонов, - глухо заметил Еран.
  - Там студенты могут найти. От шального заклятия никто не застрахован, - Нольфтан выпрямился и, не спуская глаз с Ерана, мягко прошёлся из стороны в сторону, стёклышки очков сердито поблёскивали. - А в огород Уюра ни один здравомыслящий студент не залезет.
  - Хм, здравомыслящий... - Дианор закатил пронзительно-голубые глаза, - не то чтобы здесь таких большинство... Нас будут пытать, пока не сознаемся, - он тихо всхлипнул и протёр лицо уже мокрым платком. - Я боюсь вида своей крови, знаете ли. Увижу - сразу во всём сознаюсь.
  "Идиот. И как меня, учёного мирового уровня, дёрнуло с ними связаться? - Еран снова посмотрел на окно, пронизанное ярким лунным светом, и вдруг расслабился. - Какая прекрасная ночь".
  - Спокойно, - повторил Нольфтан, поводя хвостом. - Нам надо как-то решать проблему.
  Джиса приподняла руку:
  - А можно я сначала завещание напишу? Так, на всякий случай...
  Оскалившись, Нольфтан упёр кулаки в бока:
  - А вы не написали за столько-то лет?
  Приложив облупленный ноготь к алой губе, Джиса невинно ответила:
  - Написала, конечно, но оно постоянно меняется, я не могу совсем умереть, его не исправив.
  - У вас будет последнее желание, - рыкнул Нольфтан.
  Пухлые губы Джисы растянулись в мечтательной улыбке:
  - А у меня будет другое последнее желание.
  - О! - вскинул лапы Нольфтан и, глядя вверх, сокрушённо покачал головой. - Может, начнём думать уже?
  - У меня есть предложение, - снова по-ученически тянула руку Джиса. - Давайте напишем завещания...
  Нольфтан зарычал.
  - ...и покончим с собой, - Джиса схватилась за подвеску с глазом и треугольными рамками ответвлений, напоминавших уши Нольфтана. - У меня для каждого найдётся быстродействующий яд.
  Все уставились на неё, и Джиса смущённо окинула всех - или не всех, но всем казалось, что смотрят на них, - взглядом жутких белых глаз:
  - Правда. Мы ничего не почувствуем. Почти. В сравнении с тем, что с нами сделают демоны - точно ничего.
  Эрмэро сглотнул:
  - А вы надёжно храните эти яды? Вы уверены, что ни один из них не попал мне в еду? Вы ведь не просыпали ничего такого в моём кабинете? О, - он схватился за виски. - У меня так болит голова, вы уверены, что причина не в утечке ваших ядов?
  Губы Нольфтана задрожали, обнажая мощные клыки:
  - Меня больше интересует, зачем вам столько ядов, госпожа Джиса Гар-Ихар. И как вы их пронесли на территорию академии? Вы в курсе, что это наказуемо?
  Джиса невинно хлопнула ресницами:
  - Меня больше интересует, почему вы помогли нетрезвым коллегам проникнуть на территорию академии. Вы в курсе, что это наказуемо?
  - Р-р-р, - Нольфтан снова наклонился, вздыбливая затылок, но усилием воли взял себя в лапы и выпрямился, кашлянул. - Хорошо, вернёмся к более насущным вопросам.
  Еран, поглаживая чешуйчатый наручень, задумчиво произнёс:
  - А вариант избавиться от тела не так уж плох... В том смысле, что в этом случае, - он обратил пристальный взгляд на Эрмэро, - ответственным будет ректор.
  Тот побледнел, шумно задохнулся и схватился за сердце:
  - Кажется, я умираю, - он громко рухнул на пол и остался лежать почти в той же позе, что и принцесса, только его чёрные волосы разметались в ту сторону, куда смотрели её красные остроносые сапожки на высоченном каблуке.
  Нольфтан со вздохом покачал головой. Джиса оглядела лежавших:
  - Они отлично смотрятся вместе, - подошла к Эрмэро и придала его разметавшимся прядям зеркальное принцессинным направление. - Надо бы ещё кровь пустить для симметрии.
  Застонав, Эрмэро открыл глаза:
  - Милая наша Джиса, взываю к вашему милосердию... не припрятано ли у вас чего-нибудь крепкого, а?
  - Э... топор?
  Эрмэро передёрнулся и жалобно сдвинул брови домиком:
  - Выпить, моя дорогая, выпить...
  - Аа, - протянула Джиса, поглаживая его волосы. - А может, кровь вам пустим для красоты, а?
  - Не надо, - Эрмэро сел, продолжая держаться за сердце. - Вы меня до инфаркта доведёте.
  - У архивампиров не бывает инфарктов, - буркнул смотревший в окно Еран.
  - Значит, я буду первым, - обидчиво уверил Эрмэро. - Что за недоверие? Я прямо чувствую, что стану первым скончавшимся от инфаркта архивампиром. Вы представляете, как страшно это осознавать, с этим жить?
  Теперь тяжко вздохнул не только Нольфтан, но и Еран, а Дианор снова промокнул лоб.
  
  
  ГЛАВА 2. Что делать с телом?
  
  - Ладно, - Нольфтан прошёл к окну, под которое вела тайная дорожка между охранными заклинаниями, и закрыл его. - Давайте обсудим избавление от трупа. Чем это нам поможет? Как мы объясним исчезновение принцессы?
  Помедлив, Нольфтан опёрся ладонями на подоконник, рывком на него сел и подвернул хвост на колени:
  - Итак, я слушаю.
  - Тоже мне профессор нашёлся, - Дианор выжал платок и стал аккуратно складывать вчетверо. - Хочешь учить кого-то - вперёд на кафедру.
  - У меня слишком много административной работы, - Нольфтан посмотрел на Эрмэро, увлечённо считавшего свой пульс. - Но я подумаю об этом.
  - Зачем? - пожала плечами Джиса. - Вы вряд ли успеете до того...
  - Пессимистичные заявления прошу оставить на потом, - вскинул ладонь Нольфтан. - Еран, будь любезен, озвучь своё мнение по данному вопросу.
  - Эхм, - Еран поскрёб рельефный пресс. - Эйдвалди часто обещала сбежать из академии.
  - Взорвать её она тоже грозилась, - заметил Дианор и направился к деревянным скамьям вдоль стены. - Давайте представим всё так, будто она собиралась это сделать, а мы... - он покосился на пронзённую кинжалом воды грудь, - мы просто защищались.
  Все уставились на миниатюрную принцессу. Она выглядела невинно.
  - Плохое о мёртвых быстро забывается, - Еран снова поскрёб пресс. - Станут вспоминать хорошее...
  - Пройдёт немного времени, и уверения, что иначе мы не могли её остановить, покажутся неправдоподобными, - Нольфтан покосился на луну, ярко блеснувшую в его прямоугольных золотых очках. - И родители её обожали, им не докажешь, что она неуправляемая. И даже если у нас был миллион причин расправиться с ней - Эйдвалди принцесса, её убийство - преступление государственного масштаба, а в наших жилах не течёт королевской крови, чтобы смягчить кару.
  - Дознание... пытки, - Эрмэро прижал трясущиеся пальцы ко лбу. - Ах, я этого не выдержу... это оскорбление, меня, уважаемого... а академия? Что станет с СОС без меня?
  - И без Нольфтана, - вставил Уюр.
  В тени он казался незаметным, от неожиданности Дианор подскочил со скамьи, на его спине затопорщились крылья, которые он всё же не раскрыл. Снова достав платок, Дианор пересел подальше от Уюра.
  - Благодарю, - польщено отозвался Нольфтан и кивнул застывшему голему. - Итак, думаю, все согласятся, что не может быть никакой причины для такого, - он указал на принцессу и сжал и разжал пальцы, будто сгребая её в охапку. - Несмотря ни на какие её выходки нам не спустят её убийство.
  - Буквально три дня назад, - Джиса дёргано взмахнула рукой, - Дианор на крыльце академии при двух группах заявил, что поставил бы золотой памятник тому, кто убьёт Эйдвалди.
  Дианор густо краснел, впивался оранжевыми длинными ногтями в платок:
  - Она меня довела.
  Он вздрогнул от ровного голоса Уюра:
  - А вчера Еран кричал на весь коридор, что в следующий раз свернёт ей шею.
  - Выпороть, - Еран тяжко вздохнул. - Я обещал её выпороть.
  - А студенты обсуждали, - тоненько заметил Дианор, - будто ты грозился ей иголки под ногти загонять.
  Нольфтан уставился на труп в луже крови:
  - А наш дорогой ректор в приёмной при профессорах заявил, что Эйдвалди ещё отольются его кровавые вампирские слёзы, - он перевёл унылый взгляд на луну. - А я при инспектировании общежития обещал в следующий раз за бардак её покусать, - Нольфтан накрыл морду лапой. - Не удержался, простите.
  Джиса потеребила пухлую алую губу:
  - А я обещала подсыпать ей не оставляющего следов яда, если она снова сопрёт мою трав.. мои снадобья. Кажется, это слышали её сообщ... её друзья.
  В кабинете стало тихо-тихо. Первым тишину нарушил Нольфтан:
  - Есть среди нас кто-нибудь, кто ей не угрожал?
  Уюр медленно поднял огромную четырёхпалую руку.
  - Никогда-никогда? - округлил глаза Эрмэро.
  - Нет, - величественно обронил Уюр.
  Джиса тоже подняла ладонь:
  - Но он обещал оторвать ноги всякому, кто будет топтаться по его огороду.
  - Эйдвалди топталась? - без особой надежды уточнил Нольфтан.
  Уюр поджал два пальца из четырёх, распахнул тонкогубый рот:
  - Это исключительно формальная угроза, - он опустил ладонь.
  Облако накрыло луну, стало темно.
  - Я вижу в темноте, - напомнил Нольфтан.
  - Я тоже, - пробасил Уюр.
  Послышался вздох. Когда лунный свет плеснулся в аудиторию, все располагались на прежних местах.
  - Ладно, - Нольфтан снял очки и, вытащив из-за пазухи платок, стал их протирать. - Допустим, мы избавимся от тела. Тогда принцесса исчезнет бесследно. Любой знающий её понимает, что это возможно только в случае её смерти. Её родители, вероятно, явятся с армией, перевернут всё вверх дном, и тогда нам ни за что не отвертеться от обвинений в преднамеренном убийстве.
  - И глумлении над телом, - Джиса снова ковырнула треснувший лак.
  - Если его найдут, - слабо напомнил Дианор и промокнул лоб. - Если тело не отыщут...
  - Мы признаемся под пытками, - Нольфтан убрал платок за пазуху и водрузил очки на нос. - Мне неприятно об этом говорить, но обычные законы нам не помогут: демоны королевской крови выкрадут сначала Эрмэро...
  - Моё сердце, - Эрмэро охнул и сложился пополам.
  - А он как миленький выдаст остальных, - не обратил на него внимания Нольфтан. - Это очень печально, но... король и королева найдут управу даже на голема.
  - Я буду хранить тайну, - Уюр сощурил глаза.
  - Даже если так, - вильнул хвостом Нольфтан, - это ничего не изменит.
  - Тогда нужно... - Дианор окинул всех пронзительным взглядом, - нам надо найти убийцу. Пусть сам расплачивается. Нольфтан, ты уверен, что следов не осталось?
  - Абсолютно, - рыкнул Нольфтан. - Думаешь, я бы стал халтурить в такой ситуации?
  Потирая подбородок, Еран вздохнул и, опустив руку, покачал головой:
  - Нам не найти убийцу. В академическом городке тридцать тысяч жителей, и те, у кого не было мотива навредить Эйдвалди, в значительном меньшинстве.
  - Вот именно, - вздохнул с пола Эрмэро. - Это мог сделать кто угодно, почему отвечать должны мы?
  - Потому что мы возле трупа, и вокруг самые свежие следы - наши, - Нольфтан спрыгнул с подоконника и стал ходить вдоль окон. - Мы чересчур много выпили, мы сглупили, мы ввалились, не глядя, подошли слишком близко, колдовали. Мы были ужасно неосмотрительны, я - преступно халатен: я как самый трезвый должен был лезть первым. Проклятье, я бы почувствовал запах крови и не дал никому подойти! - он дёрнул себя за ухо и зарычал. - А теперь... нет, мы просто не успеем найти убийцу прежде, чем король демонов явится сюда с разборками.
  - Можно спрятать тело в лазарете, - Джиса, точно послушная ученица, тянула руку вверх. - Скажем, что она болеет... викракской лихорадкой, объявим карантин.
  - И король пришлёт своих докторов, - не сбавляя хода, проворчал Нольфтан. - Нет.
  - Тогда давайте спрячем труп, - Еран оглядел тело. - Уберём все следы...
  Нольфтан перестал ходить:
  - Эйдвалди не та студентка, исчезновение которой останется незамеченным. В конце концов, у неё есть слуги, докладывающие обо всём королю. Уже через сутки он будет знать, что принцесса пропала, и тогда... - он выразительно чиркнул когтями по своему горлу.
  - Надо их обмануть, - Эрмэро сел. - Я... я выпущу приказ, что студентам запрещено иметь личных слуг на территории академии!
  - Это даст ещё день, максимум два, - кивнул Нольфтан. - Думаете, мы справимся за три дня?
  - Мы не знаем даже, с чего начать, - Дианор стал ходить вдоль отполированной многими ягодицами скамьи. - Какое три дня, нам бы за год справиться!
  - А какие ещё варианты? - взмахнул лапищами Нольфтан и оскалился. - Есть другие предложения? Единственный способ спасти наши шкуры - предоставить королю убийцу.
  - Было бы логично королю самому искать преступника, - Уюр развернулся к телу. - Почему он будет пытать нас?
  - Потому что мы главные подозреваемые, - махнул хвостом Нольфтан.
  - Давайте уйдём, - жалобно предложил Эрмэро. - Сделаем вид, что нас здесь не было, задержим появление стражников до тех пор, пока следы не исчезнут, - отодвигаясь подальше от тела, он с мольбой посмотрел на Нольфтана.
  - В принципе, это вариант, - тот потёр плоский подбородок. - Но ненадёжный. С утра здесь занятия, отменим их - навлечём подозрение, не отменим - явятся стражники. Любой из вариантов плох.
  - Спрячем тело в другом месте, - Дианор понял, что тянет руку на манер Джисы, и резко опустил ладонь на колено. - Пока найдут...
  - А если её найдут раньше, чем сойдут наши следы? - Нольфтан продолжил ходить. - Если кто-нибудь из студентов почует кровь? - он взмахнул лапой. - Если нас застанут за выносом трупа?
  - Но ты же не уловил следов убийцы, - напомнил Дианор. - Значит, и нам нужно всего несколько часов...
  - Полагаю, причина быстрого исчезновения следов, - вступился Еран, - в том, что убийца действовал осторожно.
  Нольфтан кивнул, сверкнули стёклышки очков.
  - Разве мы не можем быть так же осторожны? - Дианор переводил светлый взгляд с одного на другого.
  - Поздно, - вздохнула Джиса. - Мы колдовали, влезая сюда, и оставили на принцессе отпечатки собственных аур, но мёртвая аура не стирает эти следы, они вплавлены в неё, точно муха в янтарь.
  - Разве? - Дианор подался вперёд. - Мне казалось, аура довольно быстро гаснет после смерти.
  - Не у демонов, големов и сильфов, - поправил Уюр. - Особенно королевской крови. Следы могут сохраняться месяц.
  Обдумав ответ, Дианор злобно посмотрел на принцессу:
  - Даже после смерти она умудряется портить нам жизнь.
  - Моя бедная жизнь, - вздохнул Эрмэро.
  - Мы все умрём, - кивнул Джиса. - Так вы отпустите меня писать завещание?
  - Нет, - зарычал Нольфтан. - Нам придётся скрывать смерть принцессы, пока не найдём убийцу.
  - Невыполнимая задача, - пророкотал Уюр. - Предлагаю смиренно вернуться в лоно земли.
  - Мне рано умирать! - вскочил Дианор. - Я ещё слишком молод, мне всего пятьдесят.
  - Мой юбилей, - прохныкал Эрмэро, ему надоело мёрзнуть на полу, он тоже уселся на лавочку, схватился за сердце. - Столько лет подготовки, все семь, волколаку...
  - Мы найдём убийцу, - Нольфтан потряс мохнатым кулаком. - Мы лучшие профессора лучшей академии мира, мы должны справиться, даже если у нас тридцать тысяч подозреваемых. Мы сможем! Нам нужно только время!
  - Но времени нет! - Дианор нервно замахал рукой, платок болтался, точно белый флаг.
  - Объявим карантин, изолируемся, - Джиса, когда все на неё уставились, кокетливо добавила: - Я могу.
  - Бесполезно, - Еран успел сказать раньше Нольфтана, они переглянулись, и Еран продолжил: - Мы можем заточить тела, но не вездесущий дух знания.
  - Проще говоря, нас выдадут почтовые сообщения и ментальные обмены по тайным каналам, - Нольфтан скрестил руки. - К сожалению, мы не сможем перекрыть все.
  - Значит, сделаем вид, что принцесса сбежала, - Дианор с надеждой взглянул на сидевшего неподалёку Эрмэро. - Господин ректор, вы ведь это подтвердите?
  - Ну... - Эрмэро болезненно поморщился. - Это не избавит нас от доскональной проверки.
  - Наша академия - нейтральная зона, - напомнил Дианор.
  Эрмэро усмехнулся:
  - Да какая разница, если замешана правящая семья Аргуна. Они огненные демоны. Им плевать на нейтралитет. Король наводнит академию слугами, будет искать малейшие зацепки.
  - И найдёт убийцу, - с надеждой перебил Дианор.
  - Да, сразу шестерых, - проворчал Нольфтан. - Злодеев, зачем-то спрятавших труп его любимой дочурки.
  - Ну давайте спрячем так, чтобы её никогда не нашли.
  - Давайте позовём Ледышку, - устало предложил Эрмэро.
  Нольфтан закатил глаза, Еран скривился и добавил скептически:
  - Ну... в его возрасте это как-то чересчур...
  - Да какая разница, - отмахнулся Дианор. - Если кто и может навсегда избавиться от трупа, так это Ледышка!
  - И у него в этом деле свой интерес, - Эрмэро откинулся на стену. - Какие же здесь неудобные скамейки, я совсем забыл. Моя бедная поясница, мои несчастные яго...
  - Да, Ледышка в случае чего будет первым подозреваемым после нас, - Нольфтан заходил быстрее, дёргая хвостом и потирая подбородок. - Это значит, ему придётся нам помочь. Да, он должен согласиться.
  - Не надо его подставлять, - отозвался Уюр. - Это неэтично. Он наш коллега.
  Дианор потупился, Эрмэро картинно схватился за сердце, и только Нольфтан, смело глядя в оранжевые щёлки Уюра, отчеканил:
  - Это в интересах дела. Мы должны найти убийцу. Чтобы спасти себя, честь академии и Ледышку тоже. У него самый веский мотив убить принцессу Аргуна.
  - И всё же... - начал было Уюр, но Дианор воскликнул:
  - Так может он её и убил?! - он оглядел остальных. - Логично ведь...
  Нольфтан хищно сверкнул очками:
  - Тогда на наше приглашение он не ответит, и это будет свидетельством его вины.
  - Вы сами утверждаете, - снова начал Уюр, - что отсрочка ничего не решит, потому что король Аргуна пытками добьётся признания, так зачем сопротивляться, вовлекать в дело кого-то ещё? Разве мало палачам нас шестерых?
  - Ох, палачи, - Эрмэро безвольно стёк на пол.
  - А он прав, - Джиса потеребила нижнюю губу. - Бессмысленно как-то получается.
  - Пару дней ты можешь выгадать, якобы держа её в лазарете, - продолжил Нольфтан.
  - Я и не якобы могу, - пожала плечами Джиса. - Но я едва ли скрою её смерть хотя бы на сутки.
  - Ну а что делать? - зарычал Нольфтан. - Нет у нас второй принцессы, чтобы заменить эту, нет! - он, презрительно кривясь, всех оглядел. - Нам что, просто сдаться?
  - Но подставлять кого-то ещё - дурной поступок, - лицо Уюра собралось, стало острее и меньше. - Очень.
  Еран теребил трапецевидный подбородок, розовые глаза задумчиво мутнели.
  - Мы должны сделать всё возможное, чтобы спастись, - рычал Нольфтан. - Глупо умирать из-за капризной девчонки, даже если она принцесса. Мы должны бороться до конца!
  - Чтобы успеть написать завещание, - втиснула Джиса.
  - Нольфтан! - глаза Ерана сверкнули, он чуть увеличился, голос загремел: - Ты прав и неправ.
  Когда все уставились на Ерана, он вернулся в прежний размер и оглядел их практически кротко:
  - У нас нет второй принцессы, но мы можем её достать.
  - Может, лучше не надо? - пискнул Эрмэро.
  - Я подразумеваю только внешнее сходство, - едва сдерживая счастливую улыбку, Еран приглаживал красно-рыжие волосы. - Вы знаете теорию о том, что у каждого есть двойник?
  - Эм... - неопределённо заметила Джиса.
  - Продолжай, Еран, - кивнул Нольфтан. - Мы тебя очень внимательно слушаем.
  - В общем, согласно этой теории в завихрениях вещества остаются...
  - Ближе к делу, - сурово поправил Нольфтан. - Времени нет.
  Поджав губы, Еран посмотрел на труп и кивнул:
  - Ты прав. Если кратко: один из древних учёных как-то раз заинтересовался, почему... - Еран потёр висок. - В общем, он создал зеркало, которым можно находить двойников, и оно у меня.
  После короткой напряжённой паузы Нольфтан выдохнул:
  - Неси... И позовите Ледышку, его помощь будет кстати.
  - Я за зеркалом, - поспешно ринулся к двери Еран.
  - Если что, королю мы про тебя расскажем, - сказал в голую спину Нольфтан.
  Остановившись, Еран повёл мощными плечами и обернулся, оскалив выросшие клыки:
  - А может мне порвать вас всех и сказать, что я защищал принцессу, но не успел?
  - Ты этого не сделаешь, - губы Нольфтана растянулись в подобии улыбки. - Ты же мирный учёный, ты известен во всём мире как образец добропорядочности.
  Еран убрал зубы:
  - Да, конечно, - и первым вышел из кабинета с трупом.
  - Кто позовёт Ледышку? - сурово оглядел всех Нольфтан.
  - Беру самоотвод по состоянию здоровья, - слабо махнул рукой Эрмэро, Джиса молниеносно перескочила к нему и схватила запястье, изображая, что считает пульс:
  - Я доктор, я не могу покинуть пациента в состоянии кризиса.
  Эрмэро посмотрел на неё с такой благодарностью, что это выглядело влюблённостью.
  Уюр повернул голову, будто присматриваясь к цели сквозь стены:
  - Я в его дверь не помещусь.
  Уставившись друг на друга, Нольфтан и Дианор одновременно указали на выход:
  - Только после вас.
  - Я старше по должности, - буркнул Нольфтан.
  - Поэтому тебя он послушается, - Дианор привалился к стене и стал обмахиваться платочком. - Мне тоже плохо, знаете ли. Вы же понимаете, я на строгой диете, это делает меня слабым.
  - Тогда я бы посоветовал с этой диеты срочно слезать, - Нольфтан елейно добавил: - Пока вы ещё можете исправить ситуацию, а то как бы не пришлось пользоваться для этого последним желанием.
  - Это удар ниже пояса, - Дианор качнулся встать, но вовремя вспомнил о необходимости изображать больного. - Это неполиткорректно, это расовая дискриминация. Это оскорбительно, в конце концов: придираться к идеологии подчинённого, чтобы добиться нужного результата.
  Глубоко вздохнув, Нольфтан снова указал на дверь:
  - Как заместитель ректора приказываю.
  Пухлые губы Дианора задрожали, он обиженно вскинул подбородок, поднялся:
  - Подчиняюсь грубой силе, - развернулся на каблуках и прошёл к двери.
  - Про показания в случае побега помнишь? - рыкнул Нольфтан.
  - Да, - выше вздёрнул подбородок Дианор и громко хлопнул дверью.
  Покачав головой, Нольфтан от нечего делать стал ходить вокруг трупа и принюхиваться, но вонь демонической крови перебивала прочие запахи, а на ауре принцессы действительно горели, точно вплавленные навечно, следы магии пяти профессоров и доктора академии Самых Опасных Существ.
  
  
  ГЛАВА 3. Чудо-зеркало, Ледышка и совет семерых
  
  Нольфтан нервно топал лапой-ногой. Небо посветлело на пару тонов, но ни Ерана, ни Дианора с Ледышкой в кабинете не наблюдалось. И если задание Дианора можно считать трудным, то Ерану-то надо лишь зеркало принести.
  "Неужели сбежал? - невольно скалился Нольфтан. - Поймаю - крылья оторву".
  Конечно, это была пустая угроза... в какой-то мере. Просто Нольфтан не представлял, как волколак дракону мог бы крылья оторвать. Да и не стал бы калечить такого ценного профессора подведомственной академии.
  Кровь принцессы почернела, Нольфтан привык к её запаху, как привык к ректорским причитаниям, впрочем, с последним он смирился давно.
  - Неужели нельзя было подождать? - процедил Ледышка, по документам числившийся как Фрад фаэв Ралетиарн, и открыл дверь.
  Он выглядел значительно старше невольных участников действа и рубленностью лица проигрывал только Уюру: на лбу Фрада резко выступали надбровные дуги, переходившие в закруглённые книзу фиолетовые рога, через выпуклость висков соединённые с острыми скулами. Крючковатый нос казался сломанным. Брови криво изгибались. Пожалуй, единственными достоинствами его внешности были большие фиолетовые глаза с густыми ресницами да блестящие чёрные волосы, жёстко упиравшиеся в плечи. Квадратные подбородок и неприязненный изгиб ярких губ вкупе со складками от их уголков до угловатых крыльев носа, дополняли лицо, выражение которого, казалось, просто не может быть радостным.
  Фрад встал на пороге, в секунду окинул всех пытливым взглядом, дёрнулся при виде трупа, но не отступил.
  - Доигралась, - выдохнул он. - Вопрос один: зачем вам я?
  - Понимаю, это прозвучит странно, - Нольфтан смутился, почесал мохнатый висок, - особенно из уст магистра права.
  - Уст? - Фрад фыркнул. - Вы себе льстите, милейший.
  Нольфтан коротко вздохнул:
  - Помоги избавиться от трупа.
  Фрад открыл рот, но не нашёлся с ответом. Снова оглядел кабинет, выглянул в коридор и уставился на понурившегося Нольфтана.
  - Это какой-то розыгрыш?
  - Хотел бы я, чтобы это было так, - ответил Нольфтан.
  Он стоял спиной к окну, и его длинная тень почти дотягивалась до квадратных носиков ботинок Фрада, выглядывавших из-под тёмно-зелёной мантии.
  Отступив на шаг, Фрад оказался в коридоре, теперь Дианор дышал ему в затылок.
  - Фрад, Фрад, помоги, - почти прохрипел Эрмэро. - Это всё Нольфтан, он опять заставляет меня что-то делать.
  - Мне хватило подготовки к фестивалю, - Фрад не удержался и снова заглянул в аудиторию. - Кто из вас её убил?
  Ответом стал хор голосов:
  - Не я...
  - Не мы...
  - Мы случайно наткнулись...
  Фрад сложил руки на груди и побарабанил аккуратными фиолетовыми ногтями по предплечьям в просторных зелёных рукавах, переходящих в фиолетовые манжеты. Смотрел Фрад на Нольфтана, говорил с расстановкой:
  - Вы осознаёте, что подбиваете меня на преступление?
  Уши Нольфтана дрогнули, но глаза за очками сверкали решимостью:
  - Да. Но это вопрос жизни и смерти.
  - Ну разумеется, - процедил Фрад и качнулся с пятки на носок и обратно, повторил: - Разумеется...
  - Фрад, я помог тебе, - Эрмэро молитвенно сложил руки. - Помоги и ты мне, ты же понимаешь: мне за это в лучшем случае голову открутят, а в худшем... о, в худшем даже страшно представить.
  - Не представляйте, - холодно посоветовал Фрад. - Я не собираюсь делать ничего противозаконного.
  - А что собираешься? - вкрадчиво спросил его на ухо Дианор. - Сообщить о нас властям?
  - Нет, я сделаю проще и выгоднее для вас: я исчезну, - Фрад развернулся, но Дианор, упрямо наклонив рогатую голову, стоял на его пути.
  - Помоги нам, - приблизился Нольфтан, по паркету цокнули огромные когти, - и мы поможем тебе.
  - Подписать себе смертный приговор? - Фрад прижался спиной к дверному косяку. - Я не стану применять магию к телу.
  - Тогда просто помоги, - Нольфтан подошёл ещё ближе.
  - Это бесполезно, её быстро хватятся, - Фрад глядел перед собой, но чутко следил за находящимися по бокам Дианором и Нольфтаном.
  Последний заговорил мягче:
  - Мы тебе не враги, мы просто обратились за помощью, Л... Фрад, за помощью, которую тебе выгодно нам оказать. Ты же понимаешь, что ты - главный подозреваемый.
  - Вы не повесите всё на меня, - Фрад опустил взгляд.
  - Это разорвёт мне сердце, - уверил Эрмэро, - но у нас нет иного выбора.
  Фрад презрительно скривился:
  - Тогда мне надо скорее бежать, а не заниматься усугублением своего положения.
  - Мы ведь не просто так тебя позвали, - развёл лапами Нольфтан. - Мы хотим найти убийцу и сдать его королю.
  - Есть подозреваемые?
  - Нет.
  - Улики? - пристально посмотрел на него Фрад.
  - Нет, - обронил Нольфтан.
  - И как вы собираетесь искать убийцу среди тридцати тысяч студентов? Кстати, - он взмахнул рукой на окна. - Вы не забыли, что здесь - единственное место, куда можно проникнуть из-за пределов СОС без регистрации, в обход защитных заклинаний?
  - Они забыли, - сдала их Джиса.
  - Мы должны найти убийцу, - сказал Нольфтан. - Это наша академия, мы не можем допустить, чтобы такое преступление осталось безнаказанным.
  - Чушь, - Фрад упрямо смотрел ему в глаза. - Дайте следователям исполнить свой долг. Аргунским тоже.
  - И уповать на лучшее? - криво усмехнулся Нольфтан. - Они - самая беззаконная страна мира, они...
  - Ладно, я пошёл, - Фрад развернулся к коридору и взглянул на Дианора, тот аж присел, на спине снова затопорщились крылья.
  - Спокойствие, только спокойствие, - донёсся зычный голос Ерана. - Я принёс.
  - Тебя только за смертью посылать, - Дианор радостно подвинулся.
  Еран и Фрад стояли в дверях и смотрели друг на друга. Фрад был выше, Еран - намного шире, в его руках мерцала серебром ткань кулька. Нольфтан сделал ещё шаг к Фраду, и тот отступил, держась спиной к стенке.
  - Зеркало двойников, - торжественно возвестил Еран и, шагнув внутрь, потянул ткань.
  Она, мерцая, сползла с золотого зеркала с цветным эмалевым орнаментом на обратной стороне и ручкой, увенчанной крупным шаром. Фрад чуть наклонил голову, вдруг усмехнулся:
  - Да вы с ума сошли.
  - Совершенно верно, - бодро поддержала его Джиса. - Никто из них даже не пытался написать...
  - У меня есть завещание, - Нольфтан задёргал хвостом. - Хватит. Хватит о дурном. Давайте найдём двойника принцессы.
  - А вам не кажется, что здесь не лучшее место для того, что вы собираетесь делать? - Фрад обвёл аудиторию ладонью. - Огромные окна, рядом - учебная часть по общим вопросам. Вы не задумывались, что скоро появятся работники и студенты, желающие пораньше войти в библиотеку?
  Снова в аудитории повисла неловкая пауза.
  - Я её отнесу куда надо, - проскрипел Уюр. - Иначе вы и через неделю не соберётесь.
  Джиса хихикнула, глядя будто на всех одновременно глазами без зрачков и радужки.
  - Куда нести? - Уюр подошёл к телу.
  - Мне кажется, это очевидно, - в сторону заметил Фрад, все вопросительно на него посмотрели.
  А Фрад пожирал взглядом зеркало двойников в мощных руках Ерана.
  
  
  ГЛАВА 4. Лучшее место для незаконных дел
  
  Вырезанные на дверях в больничное крыло пляшущие скелеты выглядели до жути реалистично. С двух сторон почётным караулом возвышались пустые гробы с прибитыми к шёлковым обивкам листами.
  "Помни о здоровье", - напоминал левый.
  "Мы все умрём", - пессимистично уверял правый.
  Именно перед ним остановился Эрмэро и схватился за сердце. Нольфтан сжал его костлявые плечи и сдвинул к левому гробу. Джиса влажными после уборки крови пальцами сняла с пояса ключ-череп, приложила к выемке на дверях, и створки широко распахнулись.
  Комнатка озарилась светом глаз стоявших в углах скелетов, по её чёрным стенам пестрели листовки Зомби-Царства, агитационные плакаты с условиями выкупа тел и адресами приёмных пунктов, предложения страховки. Почти у пола висели рекомендации по перевязке и заговоре кровотечений, переломов, первой помощи при сотрясениях мозга, проклятиях и прочем.
  Джиса, остановившись у порога, указала внутрь:
  - Прошу.
  Ледышка обогнул замешкавшегося возле Эрмэро Нольфтана и вошёл раньше всех, скептически огляделся:
  - Вам не кажется, любезная Джиса, что плакаты первой помощи и реклама должна висеть наоборот?
  Окинув просторную приёмную всевидяще-невидящим взглядом глаз в широкой красной обводке, Джиса помотала головой, в такт движению по груди качнулись густые пучки волос, перехваченные чёрными шнурками у висков и ключиц.
  - Нет, не кажется, - добавила Джиса к мотанию головы.
  Подталкиваемый Нольфтаном Эрмэро тоже вошёл, Нольфтан снова осмотрел мрачный коридор и приближавшегося Уюра со свёртком гобелена. Следом, воровато оглядываясь, шли Дианор и Еран с заткнутым за широкий пояс зеркалом. Ни один не осмелился проверять коридоры заклинаниями, чтобы не оставить на ауре принцессы ещё больше своих следов. Они даже кровь оттирали вручную, хотя уборкой без магии не занимались с сопливого детства.
  Конус макушки Уюра пугливо приплюснулся, когда он проходил в дверь. На тёмной вязи обратной стороны гобелена проступила кровь.
  Еран и Дианор заскочили внутрь, Джиса оглядела коридор, бесшумно затворила и заперла двери. Места не хватало. Дианор нервно одёргивал высокий воротник, Эрмэро привалился к Нольфтану. Наконец Джиса открыла вторую приёмную: светлую, с лавками, стульями и стойкой для записи. И здесь на стенах пестрели призывы Зомби-Царства.
  Процессия двинулась в дальнюю палату. Джиса включила светильник в черепе скелета. В этой комнате на три койки, с единственным маленьким окном (Нольфтан и Еран закрыли его не только занавеской, но и матрацами), стало тесно и душно, и снова никто не попытался магией улучшить атмосферу.
  Застывший в центре Уюр держал на мощных каменных руках замотанную в гобелен принцессу. Эрмэро улёгся на единственную заправленную постель, приложил одну ладонь на лоб, другую к сердцу, и выдохнул:
  - У меня совершенно нет сил. Я этого не переживу.
  - Может, напишешь повинную, - Фрад уселся на незаправленную постель, - и умрёшь. Это бы всё упростило.
  Вытаращившись, Эрмэро хватал ртом воздух.
  - В его словах есть определённая логика, - прислоняясь к светлой стене, заметил Еран.
  Эрмэро сделал бровки домиком.
  - Они правы, - Джиса облокотилась на тумбочку. - У меня есть замечательный яд для архивампиров.
  - Изверги, - пролепетал Эрмэро. - Чудовища! Вы... вы...
  - Вы ни о чём не забыли? - проскрежетал Уюр и приподнял кулёк с телом. - Мне до рассвета надо ещё морковку полить.
  - Разворачивай её, - велел Еран, вынимая зеркало из-за пояса.
  Тело Уюра слегка скрипело, когда он наклонялся-перетекал, опускаясь на колено, чтобы уложить ношу на каменные плиты. На бугристых руках темнели следы крови. Еран остановился рядом с кулем:
  - Кто-нибудь... разверните, нужно отразить лицо, - он нервно поглаживал узор на тыльной стороне зеркала.
  Никто не двинулся с места. Уюр взялся за край гобелена и, вставая, разматывал кулёк. Ему пришлось поднять руки, чтобы высвободить тело, глухо ударившееся головой об пол. Лицо закрыли алые густые пряди с почерневшими от крови кончиками.
  Все смотрели на Ерана. Помявшись, он наклонился и убрал волосы со спокойного в смерти лица, совсем близко поднёс зеркало и зашептал вычитанное в инструкции заклинание. Никто не дышал, все жадно смотрели, как, повинуясь вербальному приказу, артефакт наполнялся магией, разгорался красно-зелёный узор на его тыльной стороне.
  Наконец рисунок ярко осветил одухотворённого Ерана и потух, лишь слабо тлело красное пятно посередине.
  - Готово, - прошептал Еран и, не поворачивая зеркала, поднялся, пятился, пока не врезался в стену.
  Он прижал отражающую поверхность к груди и испуганно уставился на остальных. Даже Эрмэро от удивления перестал держаться за сердце.
  - Сейчас решается наша судьба, - прошептал Дианор, незаметно для себя изорвавший платок в клочья. - О, только бы у принцессы был двойник, только бы недалеко...
  Вздохнув, Еран начал медленно отодвигать зеркало от груди. Столь же медленно остальные приближались, даже обычно равнодушный ко всему Уюр перешагнул через сапожки принцессы и двинулся на Ерана.
  Тот первым заглянул в зеркало. Сначала красивое лицо озарила счастливая улыбка, потом оно удивлённо вытянулось. Ерана обступили, вглядывались в волшебную движущуюся картинку.
  Волосы у девушки были тёмно-русые, в косе до пояса, но лицо как две капли воды походило на лицо принцессы, если не считать непривычного выражения усталости, даже обречённости.
  Но больше всего наблюдавших за ней поразило не сходство незнакомки с Эйдвалди, а полное отсутствие рогов. Еран нервно провёл пальцем по ободку, и лицо отдалилось, теперь захватывая плечи и грудь, а затем и всю фигуру: фигура тоже походила на принцессину, только мускулатура слабее. И без хвоста. Одежда - почти облегающая красная рубашка с короткими рукавами, синие штаны непривычного пошива, шлёпки - всё какое-то странное. И продукты в стеклянной витрине слишком яркие, с непонятными надписями.
  - У неё... - Дианор сглотнул, - нет рогов.
  - И пальцы нормальные, - пошептал Еран.
  - Она точно не зомби, - заявила Джиса.
  - И не вампир, судя по цвету глаз и кожи, - заметил бледный фиолетовоглазый Эрмэро.
  - Уши маленькие, она не эльф, - заключил Фрад.
  - У неё ни хвоста, ни жабр, ни даже перьев нет, - Нольфтан испуганно оглядел остальных. - Кто это? Что за существо?
  - Где она находится? - спросил Фрад.
  Водя пальцем по ободку, Еран зашептал заклинание, и поверх картинки - девушка низко склонилась над витриной - высветилось пояснение на языке создателя зеркала. Прочитать её смогли лишь Эрмэро, Еран, Фрад и Нольфтан. Первые трое побледнели, Нольфтан заскулил.
  - Что? что? Скажите мне, - Дианор вцепился в мохнатый локоть Нольфтана.
  Эрмэро картинно повалился на Джису, умоляя:
  - Что-нибудь от сердца, срочно.
  Нольфтан стоял, поджав хвост и перечитывая надпись. Еран с расстановкой сообщил:
  - Она - человек. Это - Земля.
  Снова воцарилась тишина.
  - Она из этих чудовищ? - округлила белые глаза зомби Джиса.
  - Мама, - Дианор схватился за сердце. - Это ещё хуже, чем демоны Аргуна.
  - А я думал, они там поубивали друг друга, - заметил Уюр.
  - Спаслись, - прошептал бледными губами инкуб Дианор. - Эти монстры выжили даже без магии.
  - Даа, - изумлённо протянул архивампир Эрмэро. - На это способны только люди.
  - А другого двойника у принцессы нет? - Фрад покачал пальцем. - Не хочу напоминать, но мы ограничены во времени.
  Еран шептал и наглаживал зеркало, но оно показывало лишь человеческую девушку, печально глядевшую в маленький красный кошелёк. Атмосфера накалялась.
  - Похоже, дело бессмысленное, - развела руками Джиса, невольно задев плечо Эрмэро. - Переход на Землю запечатан, иных двойников Эйдвалди нет. У всех завещания в порядке?
  - Джиса, умоляю, хватит о завещаниях, - накрыл морду Нольфтан. - Думайте шире.
  - Мы уже всё обдумали, двойник был единственным нашим спасением, - Джиса помахала перед его носом чёрным облупленным ногтем. - Но она недоступна, так что мой вопрос снова актуален.
  - Вообще-то можно её телепортировать, - смотревший в зеркало Еран нахмурился. - Но человек...
  - Мы не можем притащить сюда человека, - оскалился Нольфтан. - Она же всю академию, весь мир разнесёт!
  - У неё нет магии, - Еран поскрёб висок. - После стольких поколений не думаю, что она сохранилась.
  - Полагаю, он прав, - Эрмэро потирал сердце.
  - Она же человек, - схватился за уши Нольфтан. - Мы говорим о человеке. Вы понимаете? Вас что, мало ими пугали в детстве? А древнюю историю вы не читали, нет? С магией или без - это самые опасные твари вселенной, их жажда крови не знает пределов, их жестокость неисчерпаема, приспособляемость за гранью разумного, а по паразитическим свойствам они сравнимы разве что с тараканами.
  - Отличная замена Эйдвалди, - хмыкнул Фрад. - И вы не забыли? У нас академия Самых Опасных Существ, человеку здесь самое место.
  Дианор нервно хихикнул и зажал пухлые губы ладонью, тут же её убрал:
  - У неё нет рогов и хвоста.
  - Рога можно на штыри прикрутить - обычная косметическая операция, - небрежно отмахнулась Джиса. - С хвостом сложнее: я не разбираюсь в анатомии людей, не уверена, что он сможет двигаться, но его неподвижность спишем на какую-нибудь травму. Хотя бы временно.
  - И эта травма - повод полежать несколько дней в палате, - Еран поджал губы. - Принцесса достаточно взбалмошна, чтобы некоторое время не подпускать докторов. Человек скажет, что не хочет осмотра, и от неё ненадолго отстанут.
  - Я протестую, - подскочил Нольфтан. - Нельзя, чтобы в наш мир вернулся хоть один человек, они же... они же... такие страшные, - он обхватил себя лапами. - Просто шерсть дыбом.
  - У меня будет разрыв сердца, - Эрмэро заковылял к застеленной кровати.
  - Есть вероятность, что подвижность хвоста можно имитировать метаморфическими заклятиями, - Фрад потёр губу. - Что-то в духе наращивания рыбьего хвоста для морского туризма или искусственных крыльев. Хвост - меньшая из наших проблем.
  - Знаете что? Я умываю лапы, - отойдя к койке, Нольфтан шумно уселся. - Одно дело скрывать смерть принцессы, чтобы найти убийцу, но совсем другое - ставить под угрозу весь мир. Наши жизни того не стоят.
  - Позвольте с вами не согласиться, - болезненно отозвался Эрмэро. - Моя жизнь очень дорого стоит, даже если она хрупкая. И юбилей - я так долго к нему готовился, что просто обязан его отпраздновать.
  - От одного человека вреда не будет, - Еран развернул к ним зеркало. - Взгляните, она милая, скромная. Может, кровожадные уже перевелись?
  - Это же люди, - рыкнул Нольфтан. - Они все такие.
  - А мне интересно изучить их анатомию, - Джиса подняла мечтательный взгляд к паутине на потолке. - Вскрыть, разобрать на органы...
  - И было бы здорово узнать их историю, - Еран опустил зеркало. - Полезный опыт, новые знания...
  Дианор рвал когтями уже второй платок:
  - А получится? Мы заменим принцессу? Может, нам и убийцу находить не надо?
  - Думаю, он сам найдётся, если жертва внезапно оживёт, - посмотрел на труп Фрад. - У него не будет иного выбора, кроме как её добить.
  - Тут-то мы его и схватим, - глаза Дианора засияли. - Я согласен. Что надо делать?
  - Я протестую, - топнул Нольфтан.
  - Это очень энергозатратно, - вздохнул Эрмэро и провёл дрожащими пальцами по волосам. - Нам всем придётся чем-нибудь пожертвовать, но наши жизни...
  - А потом вы отдадите человека мне? - Джиса даже подпрыгнула. - Умираю, как хочу её исследовать. А можно захватить двух людей? Ну так, на всякий случай, а?
  - Это рискованно, - проскрипел Уюр.
  - Кажется, мы повторяемся, - Фрад потёр висок. - Давайте уже решать конкретно, пока нас не застали с трупом.
  Они действительно повторялись и ещё повторились многократно. Бурная дискуссия взвешивания всех "за" и "против" переходила на повышенные тона, но двигалась в прежнем русле. В какой-то момент Нольфтан хотел идти сдаваться, но Еран успокоил его ударом в челюсть, Эрмэро раз семь почти скончался от инфаркта, Уюр совсем разочаровался в мягкотелых, у Фрада заболела голова. Джиса мечтала расчленить человека.
  Утро надвигалось поистине неумолимо.
  За время дискуссии вспомнили о людях всё самое страшное, посмотрели на их новый мир, обсудили возможные пытки в казематах Аргуна, задались сакраментальным вопросом "кто же убил?", прикинули, что амулетами можно имитировать наличие магии у двойника, и посчитали, сколько энергии потребуется для отправления в ужасный дикий мир, куда сослали человечество за преступления перед другими расами.
  Перспектива связаться со страшными тварями пугала, но демоны Аргуна, умеющие долго и максимально болезненно поджаривать на своём волшебном огне, пугали тоже.
  Загудел набат первой побудки, и наступил момент истины.
  - Голосуем, - обречённо прорычал Нольфтан, потирая ещё ноющую челюсть. - Кто за то, чтобы лишиться нескольких артефактов, поставить мир под угрозу, но привести сюда человека?
  - Кажется, я умру, - Эрмэро поднял руку.
  Взметнулись вверх ладони Джисы и Ерана. Помедлив, проголосовал "за" и Дианор.
  - Кто против этого безумия? - унылый Нольфтан вскинул лапу.
  С ним согласился Уюр, и хмурившийся Фрад лениво отмахнулся, признавая своё отношение к меньшинству.
  - Никто не хочет передумать? - Нольфтан обвёл всех пристальным взглядом.
  Только Джиса смело его выдержала, но по её глазам было непонятно, смотрела она в этот момент на него или нет.
  - Что ж, - пророкотал Нольфтан. - Подчиняюсь большинству. Я сейчас займусь своими делами, Джиса документально оформит пребывание принцессы на закрытом стационарном лечении.
  - Напишу подозрение на лихорадку, - Джиса первая шагнула к двери.
  - Стой, тебе надо ещё с телом разобраться, подготовить для трансплантации рога и хвост. Фрад поможет. У него как раз сейчас лекций нет.
  Фрад скривился, но промолчал. Джиса расплылась в радостной улыбке и помахала ему:
  - Мы будем одни, над трупом... романтика.
  - Еран и Эрмэро под видом подготовки к фестивалю организуют портал, - бубнил Нольфтан. - Когда закончите, решим, кто пойдёт... туда.
  Все замерли. Даже Уюр немного съёжился. В душной жаркой комнате будто похолоднело на пару градусов. Нольфтан дёрнул хвостом:
  - А Уюр отмывается от крови и идёт поливать огород, чтобы утро не выглядело подозрительным. Всё. Кажется, всё... удачи нам.
  Кивнув, Нольфтан первым выскочил из палаты. Его не покидала мысль, что следует обратиться к стражникам, но ему хотелось жить, и надежда расцветала в мохнатой душе: а вдруг получится, вдруг человек окажется не слишком страшным или убийца обнаружит себя до того, как ситуация станет катастрофичной?
  Нольфтан искренне полагал, что такие сомнения терзают его одного, но они мучили всех соучастников.
  
  
  ГЛАВА 5. Страшное дело
  
  Вечером в больничное крыло Дианор явился последним. Застыл у перекрашенных в красное дверей с мигающей чёрной надписью: "Осторожно! Смертельная угроза! Карантин! Не подходить ближе, чем на пять метров!" - и покрывался мурашками: "А вдруг ночное происшествие лишь приснилось, и здесь правда карантин, и я глупо туда влезу, заболею и умру?"
  Свёрнутые в подпространство крылья зачесались, требуя свободы.
  Створка со скелетами приоткрылась, блеснуло стёклышко очков, и Нольфтан сердито тявкнул:
  - Что стоишь?
  Оправив высокий синий воротник, Дианор шагнул навстречу судьбе. Впрочем, он это сделал, пьяным кувыркнувшись с подоконника злополучной аудитории и решив непременно снять боль заклинанием, которое оставило отпечаток на ауре Эйдвалди.
  Когти Нольфтана клацали по каменным плитам, черепа сияли красными в честь карантина глазницами.
  - В этом больничном крыле умереть хочется, - зябко ёжась, прошептал Дианор. - Или заказать похоронную процессию.
  Нольфтан отворил следующую дверь:
  - Джисе принадлежит половина похоронного бюро у треугольного моста, не удивлюсь, если всё здесь - ловкая рекламная акция.
  - С неё станется, - пробормотал Дианор. - Думаю, она хитрее, чем изображает.
  В светлом коридорчике слышались причитания Эрмэро.
  - И она жуткая, - ссутулился Дианор. - Не представляю, как Ледышка выдержал с ней целый день.
  - Я точно умру, вы меня в могилу загоните, - лепетал за дверью Эрмэро.
  - Думаю, Ледышка страшнее видал. И ему по статусу положено быть терпеливым, - Нольфтан передёрнул шкурой на загривке. - Деликатным.
  Дианор фыркнул. Вздохнув, Нольфтан открыл дверь в малую палату.
  Фонарики в глазницах черепа бросали на всё кровавые отсветы, единственное окно надёжно загораживали старые столешницы. Возле стены располагался операционный стол. Покрытая алой тканью, кубиками и осколками льда Эйдвалди лежала на животе, невидящий взгляд упирался в распластавшегося на койке Эрмэро.
  Отдельно на столике рядом с принцессой лежал её свёрнутый в кольцо хвост: плотный, покрытый мелкой бордовой шёрсткой, с крупной алой кистью. С другого конца торчала вязь нервов, вплавленных в консервирующий медицинский кристалл. В серебряном блюде лежали вырезанные с фрагментами черепа загнутые вверх рога высокоуровневого демона. Их дерзкий изгиб был предметом зависти для многих, они лаково блестели зернинками выпуклостей и даже углублениями между ними.
  Неплохой знаток истории Нольфтан оценил иронию ситуации: люди охотились за хвостами и рогами демонов, а теперь этот трофей человеку фактически подарят.
  На снова заправленной койке, подсвечивая себе переносным библиотечным светильником, Еран изучал толстенный фолиант. Уюр, сменивший мантию с голубоватой на зелёную, читал через его плечо. Фрад стоял максимально далеко от принцессы и, привалившись спиной к стене, чистил палочкой под ногтями. Дианор представил, что тот вычищает, и его замутило.
  - Успокоительной настойки мне, - Эрмэро жалостливо посмотрел на Джису.
  - Вы всю вылакали. Может, сразу вечное упокоение?
  - Джиса, светило наше медицинское, - приподнявшись на локте, Эрмэро потянулся к ней дрожащей рукой. - Вы созданы из тела вампира, проявите к собрату милосердие, прошу.
  - А вы подпишите согласие на посмертное вступление в Зомби-Царство?
  Эрмэро откинулся на подушку:
  - Это немыслимо: в собственной академии я не могу...
  - СОС никому не принадлежит, - Нольфтан поправил очки. - Это свободная зона.
  - Я ректор, - Эрмэро надул губы.
  - Если будем и дальше только языками трепать, - Фрад оглядел ногти, - то ваше ректорство скоро закончится.
  - Аых, - Эрмэро накрыл глаза рукавом. - Какой же ты жестокий мальчишка.
  Фрад вздёрнул бровь, но промолчал.
  Оторвавшись от чтения, Еран спросил:
  - Принёс?
  - Да, - Дианор подёргал воротник-стойку. - Вы уверены, что без этого никак?
  - Абсолютно. Мы же хотим вернуть всех.
  У Дианора слегка подкосились ноги. Предчувствуя худшее, он добрался до ближней, аккуратно застеленной, койки и сел: он прекрасно понимал, что миниатюрные, почти невидимые в кудрях рожки и умение сворачивать крылья делают его идеальным посланником на Землю. Дианор с надеждой взглянул на Эрмэро, тот охал и ахал, хватаясь за сердце. Несмотря на крайне нездоровой цвет лица и фиолетовые глаза, он тоже подходил.
  Ерана спасало нестандартное строение рук и невозможность скрыть их иллюзией из-за отсутствия на Земле магии. Его замаскировали бы перчатки, шуба и низко надвинутый на розовые глаза капюшон, но зеркало показывало людей в лёгких нарядах, и появление не по погоде одетого громилы выглядело бы странно.
  В палате было тихо, если не считать вздохов Эрмэро, но и он вскоре перестал привлекать к себе внимание. Все ждали, кто осмелится подтолкнуть остальных к действию.
  Закончив чистить под ногтями, Фрад спросил:
  - И чего мы ждём? Стражников? Приезда её родителей? Вы понимаете, что объявление карантина не прошло незамеченным, и в любой момент какой-нибудь представитель Аргуна может потребовать показать принцессу? То-то он обрадуется, увидев на столе её части.
  Подскочив, Джиса натянула алую простыню на хвост и рога.
  - Все готовы? - спросил Нольфтан.
  Никто не был, но все кивнули.
  
  
  Темноту и тишину катакомб нарушили огоньки, вспыхнувшие на ладони Фрада, шелест шагов его, Дианора, Ерана, Уюра и Эрмэро.
  Катакомбы - это, по правде говоря, громко сказано. От них остались лестница, узкий коридор с несколькими дверями, открыть из которых можно было только самую дальнюю - в небольшой зал с трещиной по стене, скреплённой штифтами и алхимически усиленными растворами.
  Когда-то здесь действительно были обширные катакомбы, в них проводили боевые тренировки, а ещё глубже - химичили в лабораториях. И дохимичились до того, что академия немного взлетела на воздух, а её гордость, её "идеально защищённые" подземные лабиринты сократились до единственной лестницы, коридора и зала, в которые здравомыслящие существа не ходили.
  Эксперименты под землёй с тех пор были категорически запрещены, лаборатории вынесли на самый край академии, с противоположной стороны от ближнего города - Пудаи, а полигоны - в лес за стеной.
  - На нас точно ничего не обрушится? - тиская платок, Дианор оглядывал зал.
  Стоявший рядом с ним Уюр почти сливался с потрескавшимися камнями. Еран опустил сумку, она глухо звякнула об пол:
  - Расставьте свечи по периметру. Уюр, ты страхуешь от обрушения.
  - Принято, - Уюр снял с плеч тогу и вдавился в стену так, что торчать осталось только лицо, обмотанный тканью пах и двупалые ноги.
  Еран оглядел схватившегося за сердце Эрмэро в бурой хламиде, Фрада с огоньками на ладони, надевавшего капюшон плаща Дианора и недовольно спросил:
  - Кто-нибудь собирается зажигать свечи?
  - Ты огнедышащий дракон, - заметил Фрад. - Логичнее всего этим заняться тебе.
  Скривив пухлые губы, Еран тряхнул фолиантом:
  - Я отвечаю за перемещение, мне надо сосредоточиться - если кое-кто хочет добраться до места и вернуться целыми.
  Эрмэро с тихим стоном рухнул на пол. Дианор убрал платок и занялся делом. Фрад скептически наблюдал: Дианор ругался сквозь зубы, наколдованном на пальце дёрганым огоньком грел нижние части свечей и прижимал их к полу, охлаждавшему воск прежде, чем тот надёжно сцеплялся с выбоинами и трещинами.
  Еран, хмурясь, подставил страницы под свет на ладони Фрада и перечитывал инструкцию.
  Людей сослали на Землю в почти незапамятные времена, и Еран, честно говоря, не мог понять, хорошо или плохо, что ему подвернулся фолиант с нужной информацией: секреты перемещения в другие миры хранили королевские семьи, но, может, это правильно? Может, есть скрытые угрозы, неизвестные посторонним? Чем дальше, тем сильнее Еран опасался, что переоценил свои возможности. Он знал почти невероятно много, но достаточно ли для избежания проблем? Он исподлобья посмотрел на Фрада. Тот казался спокойным, и это успокоило Ерана.
  - А подсвечники никому в голову не пришло захватить? - процедил Дианор на последней, тринадцатой свече, падавшей уже седьмой раз.
  Уюр шевельнулся, из пола поднялся цилиндр с выемкой, свеча в ней встала ровнёхонько, в отличие от других.
  - А раньше было нельзя? - задрожал от негодования Дианор.
  - Ты не просил, - зашелестел рокотом камнепада Уюр.
  Дианор слегка побагровел. В открытую дверь сунулся Нольфтан:
  - Чисто, - он зашёл. - Проверил близлежащие корпуса - тихо. Поставил заглушающие заклятия везде, где только можно. И оповещающие. Экстренную сигнализацию, - Нольфтан царапнул пол и глухо добавил. - Вы бы поскорее, не нравится мне это всё. Дурное предчувствие.
  Он шмыгнул носом.
  - В принципе, я готов, - Еран не отрывал взгляда от страниц. - Зажигайте свечи и складывайте аккумуляторы в центр.
  Для путешествия в другой мир даже лучших энергетических кристаллов понадобилось бы тонны три, и места в зале им бы не хватило. Да что говорить: столько их не было в академии и Пудае, а подобный заказ, естественно, вызвал бы ненужные вопросы. Поэтому всем пришлось пожертвовать по артефакту.
  Мизинец одного из основателей Зомби-Царства (вклад оставшейся сторожить труп Джисы) и Живородящий Камень от Уюра лежали в сумке. Остальные не спешили расстаться с сокровищами, но надвигался час расплаты за незаконное проникновение в академию в нетрезвом состоянии.
  - Свечи тоже мне зажигать? - Дианор сложил руки на груди.
  Устало посмотрев на него, Еран щёлкнул пальцами, и фитили вспыхнули, вокруг заметались размноженные тени.
  Расстегнув ворот фиолетовой рубашки, Фрад потянул одну из двух цепочек и извлёк круглую золотую подвеску со спиралью из серых бериллов. Без видимого сожаления Фрад бросил её в центр зала. Сунув фолиант под мышку, Еран достал из-за пояса оправленную в золото багряную чешуйку, перстень с обсидианом и маленький кусочек дерева. Свои сокровища он положил к подвеске со спиралью, погладил и отступил, стараясь на них не смотреть.
  Пока Дианор мялся, Фрад вытащил из сумки круглый чёрный камень и вплавленный в хрусталь серый сухой мизинец, приложил их к остальным артефактам. С чужими он обращался бережнее, чем с собственным.
  Отвернув наручень из золотой ткани, Нольфтан стянул браслет с мощными платиновыми звеньями и окованными в крупные оправы цирконами. Осмотрев сокровища, на которые можно было купить средних размеров остров, Нольфтан любовно уложил доставшийся за победу на ораторском турнире браслет между подвеской и чешуйкой.
  Наконец созрел Дианор: вытащил из-за пазухи маленькую, размером с палец, серебряную статуэтку грудастой танцовщицы и, не глядя, бросил в центр. Она печально звякнула, и Дианор вздохнул ей в ответ.
  - Эрмэро, - сурово напомнил Нольфтан.
  Тот недурно устроился лежать в углу. Постанывая и кряхтя поднялся, отряхнулся, вынул из кармана хрустальную чернильницу в узорной золотой оправе и, жалуясь на неминуемый сердечный приступ, дотащился до центра.
  - Берите, - патетично вздохнул Эрмэро и бросил чернильницу. - Мне нечего больше дать.
  Он сложил руки на груди, но тут же схватился за висок и потащился в угол. Остальные отступали к стенам.
  - Эрмэро, Дианор, вам сюда, - Еран указал на место возле артефактов.
  Вздыхая и косясь друг на друга, несчастные засланцы подошли. Охнув, Эрмэро повис на мощном плече Дианора, тот обхватил его талию и взмолился:
  - Может, я лучше к Джисе его отведу? Он совсем плох.
  Эрмэро энергично закивал.
  - Может, сразу к аргунцам? - предложил Фрад.
  Засланцы мотнули головами. Еран отцепил от пояса мешочек с песком-катализатором и, заглядывая в книгу, очертил тонкими белыми дорожками артефакты, Эрмэро с Дианором, провёл лучи до тринадцати свечей, завернул несколько вензелей для вывода лишней энергии и погашения возвратных флюктуаций оберегов, которые поставят на случай, если люди каким-нибудь немыслимым способом выйдут на их тропу.
  Еран встал перед артефактами. Фрад и Нольфтан расположились так, чтобы образовать с ним равнобедренный треугольник.
  - А вы точно сможете нас вернуть? - пискнул Эрмэро, его глаза от ужаса стали огромными. - Проводимой через нас магии правда хватит вытащить троих?
  - Да, - Еран кашлянул. - Наверное.
  Он начал читать заклинание, и энергия высвободилась, потекла по песку. Эрмэро не успел выскочить из ловушки и теперь пронзительно смотрел на Ерана. Тому загробными голосами вторили Нольфтан и Фрад. Стены завибрировали, Уюр едва удерживал расползавшиеся камни. Алхимически укреплённая замазка осыпалась.
  А наверху по-прежнему было тихо. Джиса сидела у окна и представляла, как будет препарировать человека.
  
  
  ГЛАВА 6. Мир самых опасных чудовищ
  
  У Ерана с расчётами и визуализацией было хорошо, поэтому парочку вышвырнуло точно по назначению: в укромный тупик между задней стеной магазина, мусорным баком и старым панельным домом. Эрмэро повезло: он плюхнулся на Дианора, а не наоборот.
  Был ранний тёплый вечер в средней полосе России. Из открытого окна гремела песня о лабутенах, но пришельцы, к счастью или несчастью, не понимали её смысла: заклинание перевода требовало много магии. Подскочив, Эрмэро резво заныкался в угол между баком и обшарпанной стеной, принюхался. Его раздирали противоречивые желания: конечно, тут грязно и мало ли какая инфекция, надо убираться поскорее, но рядом ходили и говорили люди и наверху пели, возможно, аналог музыкального заклинания, а столкнуться с кровожадными тварями Эрмэро совершенно не хотел.
  Поднявшись, Дианор отряхнулся, поглубже натянул капюшон. Ткань примяла кудряшки, а рога явно выпирали.
  - Идём, - глухо сказал Дианор. - Тут рядом.
  У него с визуальной памятью тоже было хорошо, и благодаря зеркалу он знал местность на пару сот метров вокруг.
  - Давай я здесь посижу? - слабо предложил Эрмэро. - Тут тенёк, а солнце вредно для моего здоровья...
  Дианор закатил голубые глаза:
  - Мы будем возвращаться прямо от неё.
  Эрмэро сглотнул. По другую сторону магазина затарахтел раритетный запорожец, вызвав у несчастного архивампира нервную дрожь. Пенсионер-водитель, гордо восседавший за рулём своей небесно-голубой древности с плюшевыми занавесочками, и подумать не мог, какое мифологическое чудовище он испугал чуть ли не до испражнения.
  - Надо идти, - Дианор титаническим усилием сдерживал дрожь: он недолюбливал громкие звуки, а такой рёв, да ещё в окружении чудовищ - это слишком для его нежных нервов. - Надо идти.
  Рядом вспыхнуло розовым: "Торопитесь. Она выходит".
  - Идём же, - прошипел Дианор и потянулся к Эрмэро.
  - Нет, - тот вдавился в грязную стену. - Она человек, она нас на куски порвёт, она нас... ах, зачем я согласился? Тут же люди... кругом они.
  В его огромных глазах стояли слёзы.
  "Идиоты, - перестроилась надпись. - Она уходит!"
  Если бы Дианор не боялся людей так же сильно, как Эрмэро, он бы всё сделал сам, но у Дианора при мысли о единоличном выходе к чудовищам останавливалось сердце.
  Тем временем их цель - или жертва, если посмотреть с другой стороны, - действительно уходила.
  
  
  Последние полтора дня у Варвары Сироткиной всё валилось из рук, тоска была, хоть вой, и деньги кончились. И вот в конце тоннеля забрезжил свет: дали стипендию, студенты заказали несколько рефератов и курсовых. И Варвара купила себе пирожное. Она мечтала о нём целый месяц и теперь в пластиковой коробочке вынесла из магазина заветную бисквитинку с розовым цветочком.
  На всю улицу восхваляли лабутены со штанами, Варвара задумалась о невыносимости высоких каблуков. Сама она ходила в балетках, но кто знает, не придётся ли ей когда-нибудь встать на шпильки - роста она была невысокого.
  В общем, шла себе Варвара и мечтала, как заварит крепкого чая, сядет у окна и, любуясь небом, схомячит бисквитик.
  
  
  А Дианор выдирал из-за мусорного бачка Эрмэро. Вокруг них носилась надпись, обзывая их нецензурными словами.
  
  
  Через дом от магазина располагалось общежитие, Варвара свернула в небольшую аллею. Одевалась Варвара скромно, но джинсы очень плотно облегали её красивый зад, при ходьбе по колдобинам груди под майкой аппетитно качались, а ещё она могла сделать любую домашку, так что сидевшие по скамейкам парни с пивом приглашали её присоединиться, а девушки поглядывали лишь не очень добро. Но мысли Варвары сосредоточились на пирожном, и она вяло отнекивалась: скорее на третий этаж, заварить чаю, сесть спокойно...
  
  
  Препирания у мусора расслышали в подсобке магазина и отправили охранника посмотреть, не переворачивают ли хулиганы бак. Подтянув штаны, пузатый страж распахнул дверь и гаркнул:
  - Что это вы здесь устроили?
  Эрмэро дёрнулся и повалился в обморок прямо на руки Дианора. Бледный как смерть Дианор схватил его под мышки и потащил прочь от изумлённого охранника.
  
  
  - Добрый вечер, тёть Люсь, - Варвара махнула старушке божьему одуванчику на вахте и свернула в коридор к лестницам.
  Тётя Люся, оторвавшись от сериала, глянула через стекло на точёную, но не тощую, фигурку и вздохнула: "Хорошо молодым, у них приключения всякие, взрывы чувств".
  
  
  Обильно потея, стараясь не смотреть на людей, но кожей ощущая их кровожадные взгляды, Дианор тащил за шиворот слабо отбивавшегося Эрмэро (раньше бы такое не прокатило - вот она уравниловка жизни без магии).
  - Надо, - бормотал Дианор. - Я один с ней не справлюсь.
  - Они нас убьют, - хрипел Эрмэро, пытаясь расстегнуть пуговицу хламиды, - расчленят, съедят.
  - Уймись, - рычал Дианор.
  Он притиснул Эрмэро к панельному дому и выглянул из-за угла. Их цель стерегли: тридцать человек сидели по лавочкам и изображали веселье, заманивая глупых путников.
  А в конце изгибавшейся аллеи возвышалась страшная серая облупившаяся крепость. Из окон сквозь музыку прорывались леденящие кровь завывания. Сверху раздался жуткий рокот, Дианор запрокинул голову: по небу кружило нечто красное. Как ни странно, люди этого ничуть не боялись, а смотрели вроде с интересом. Прикидывали, можно ли сбить и съесть? Сглотнув, Дианор стал шарить дрожащей рукой в кармане, пытаясь отыскать платок.
  - Они нас до смерти замучают, - у Эрмэро глаза совсем лезли на лоб.
  - Надо, - повторил Дианор.
  Из них двоих он был крупнее, значит, ему и руководить в этом мире.
  
  
  Наблюдая за кружившим по небу мотопарапланом, Варвара дождалась, когда вскипит вода, залила пакетик чая, подёргала его в чашке и отложила на блюдечко к другим таким же. Посмотрела на украшавшее тарелку с голубой каёмкой пирожное и улыбнулась розовому сладкому цветку.
  В дверь решительно постучали. Варвара сунула пирожное в шкаф и открыла.
  
  
  - Мы должны пройти, - шептал Дианор на ухо Эрмэро. - Я тебя не оставлю. Вдвоём у нас есть шанс отбиться.
  Люди искоса, но явно за ними наблюдали, обходили стороной.
  "Дают ощутить себя в безопасности, - сообразил Дианор, - чтобы потом резко наброситься и растерзать. Какое коварство!"
  Пока, впрочем, их никто не терзал.
  - Мне страшно, - лепетал Эрмэро. - Моё сердце, мой юбилей...
  - Мы обойдём вон там, за... теми штуками, - Дианор указал на серебристые трубы отопления, проложенные вдоль стены дома и, буквой "П" перекинувшись через дорогу, уходящие в общежитие. - Потом прокрадёмся под окнами.
  - А если на нас из них удавки накинут? Или спрыгнуть сверху? Или кислотой обольют? - Эрмэро заламывал руки. - Люди - они наши клыки на трофеи собирали. И крылья и рога куббов тоже.
  - С тех пор прошли тысячи лет, о нас забыли, - с надеждой шепнул Дианор, схватил Эрмэро за шкирку и потащил за трубы.
  Натыкаясь на мусор и кочки, они доползли до поворота труб на дорогу и, все исколотые сухой травой, приподнялись.
  Сидевшие на лавочках на них не смотрели, но, кто знает, не было ли это обманным манёвром? Дианор и Эрмэро не решались выползти на открытое пространство.
  Перед их лицами вспыхнула надпись:
  "Она в комнате "307", быстрее".
  Человеческие цифры им были незнакомы, но спасала визуальная память.
  - Пойдём, - встал Дианор.
  На этот раз Эрмэро, прикрыв ладонью натёртую воротником шею, потопал за ним сам. Пригибаясь, оглядываясь, архивампир и инкуб крались вдоль стены обычного русского общежития. Прямо за спиной Эрмэро грохнулась бутылка пива.
  Взвизгнув, Эрмэро рванул вперёд, Дианор следом, Эрмэро взлетел на крыльцо, но дверь раскрылась, и сработал рефлекс: схватившись за сердце, Эрмэро рухнул навзничь. Споткнувшись о его руку, Дианор полетел вперёд и шлёпнулся к стройным ногам в короткой юбке. Некстати дунуло, задирая подол. Девушка громко ойкнула.
  Подскочивший Эрмэро хотел бежать, но с лавки встал и пошёл на него плечистый парень. Дианор схватил Эрмэро за шиворот и мимо девушки протащил внутрь, где оба рухнули на каменные плиты в крупинках нанесённого песка и потёртый коврик.
  Тётя Люся потребовала документы, но не дождавшись вразумительного ответа, пообещала вызвать полицию. Дианор и Эрмэро её не понимали, но чувствовали - им угрожают. Вошёл плечистый парень, и вид у него добротой не отличался.
  Быстро прикинув ситуацию: бабушка далеко и за стеклом, а парень здесь, рядом, и кулаки огромные, а взгляд убийственный, Эрмэро, охая и ахая, пополз от парня. Дианор пополз следом.
  - Накурились, косплееры несчастные, - со смешком заключил страшный человек.
  И этого засланцы тоже понять не могли. Дианор поднялся, схватил Эрмэро за капюшон и, другой рукой натягивая свой на оголившиеся рожки, рванул в коридор к лестнице.
  
  
  Приняв у одногруппника Бори заказ на доклад к понедельнику, Варвара заперла дверь, переставила чашку на подоконник, с чувством, с толком, с расстановкой донесла туда пирожное, придвинула стул. Села, любуясь ясным синим небом.
  Потянулась за ложечкой.
  Но её не было.
  Вздохнув, Варвара пошла в кухонный уголок, из пяти ложек соседки выбрала самую чистую. Снова села у окна. Оправила потёкший в жаре комнаты кремовый цветок. И, улыбаясь, разрезала ложкой мягкий, хорошо пропитанный бисквит.
  Дверь шумно рухнула на пол.
  Бледный и покрасневший незнакомцы в странных балахонах пялились на Варвару, а она - на них.
  
  
  В сопровождении двух студентов тётя Люся бежала за нарушителями, размахивая дежурной клюкой. Эрмэро и Дианор, трясясь от ужаса, лихорадочно искали нужную комнату, путались в цифрах, а когда нашли - так обрадовались, что бросились на дверь, та не выдержала, рухнула внутрь.
  Цель сидела у окна. Из тонких пальчиков выпала ложечка и звякнула о батарею. Побледнев, Варвара вскарабкалась на подоконник.
  - Убегает, - выдохнул Эрмэро.
  Сзади кричали что-то страшное.
  - Хватай её! - Дианор кинулся к Варваре.
  Эрмэро, получив по спине клюкой, тоже. Рамы в общежитии были ещё советских времён, они выдержали давление девушки, двухметрового инкуба и почти столь же высокого архивампира.
  Но стекло захрустело, пошло тёмными лучами и раскололось. Варвара, а за ней и похитители вывалились в окно. Их захватил активированный Ераном вихрь перемещающего заклинания.
  
  
  
  Конец ознакомительного фрагмента. Купить на ПM.


Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Н.Пятая "Безмятежный лотос у подножия храма истины"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"