Лакшер Но: другие произведения.

Кома и 19-ти лет кривляка-девушка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    посвящается всем, кто родом из детства


  
   Роман: "Кома и 19-ти лет кривляка-девушка".
   (посвящается всем, кто родом из детства...)
  
   Роман состоит из трех частей:
   Часть I. "Серж и французская гувернантка"
   Часть II. "Юности 19-ти лет кривляка-девушка"
   Часть III. "Киндер-алхимия практически рядом..."
  
   Коротко о романе:
  
   Молодой человек изучает детство разведчика, забытого из-за своей универсальной парадоксальности... как того спасли в детстве, почему тот выучил 13 инязов и стал потом уникальным разведчиком в юности... и затем, но уже сейчас (в современное время) - кумиром этого молодого человека. Он взял для себя имя кумира - Серж. Как раз этот юноша-исследователь сейчас отмечает день рождение своего уникального кумира, а тут пожар в торговом центре "Зимняя вишня", куда он пошел за продуктами питания... Эта трагедия в один день перевернула жизнь всех в Кемерове, шокировала всех в России из-за гибели детей, потрясла многих в мире из-за без-просветов в сплошной конструкция здания злополучного ТЦ... недобросовестных, инженерных коммуникаций спасения.
   Детство и юность. - Это главная тема исследований молодого человека в современном мире. Он исследует детство реального разведчика: почему тот, как мальчик Серж, смог уже в гимназии знать 13 иностранных языков. Зачем?.. Как смог?.. А в юношестве он посетил многие страны, но стал тайно в Германии советским разведчиком. Он консультировал немецкую верхушку. Это было парадоксом, т.к. всю семью мальчика расстреляли большевики, когда ему было только 5 лет (его тогда спасла французская гувернантка и увезла из России)... а он в 18 лет стал коммунистом в гитлеровской Германии. Он работал на одну вражескую элиту, а передавал сведения другой стороне во время войны. Но главное - это детство!.. И юность.
   Молодой человек, исследуя так те времена, открыл главную особенность изучения иностранного языка - это детская опть. Это развивающая способность детей и юношей помогает так в освоении чужих языков, как парадоксальная штучка. Опть используется всеми детьми и без иностранного языка. Она вносится по инерции в юность!.. А для разведчика она вносится глубже в мозги, где тихо и скрытно... где моментально дает новую внутреннюю свободу в окружающих обстоятельствах. Параллельная парадоксалность так существует до глубокой старости, если за 100 лет личного возраста человека. Но это уже чрезвычайная уникальность детской опти, которая может так путешествовать внутри любого личного возраста.
   Но об этом говорит только дневник молодого исследователя, т.к. он сам вдруг оказался в коме, (без сознания). Также в его дневнике жена и другие люди нашли новые понятия: размагничивание внутреннего мира личности, параллельное доверие, неделимая безопасность... магнитно-разветляющееся чувство.
   Одна подружка жены исследователя тоже прочитала дневник и из записей выявила так называемый внутренний язык... А другой человек, мужчина тоже, читая так дневник, нашел этот внутренний иняз для себя лично... вспомнив юность в 19 лет своего возраста, когда он был в длительной комндрвке в испано-язычной стране. Он также открыл для себя зидлю - заряд импульсов 19-летнего юноши... Он и она встретились и вдруг их чисто внутрение инязы совпали!.. Раз!.. Они как раз общались и шли пешком по Искитимскому мосту в гору, где находится цирк... где находится его квартира. Так неожиданно вдруг зародилась любовь, новый роман. Развитие чувств. Любовь у них так разыгралась, п.ч. они дали друг другу новые детские имена (для реализации детской опти)... но только для общения вдвоем, внутри своего нового мира для двоих только.
   А сам исследователь детства лежал в это время в больнице. Он был в коме после травм, которые он получил при ужасном пожаре в торговом центре "Зимняя вишня", где погибло много детей в марте-2018. - 25 марта, в воскресенье молодой человек отмечал с утра день рождения кумира - того разведчика, которого в детстве звали Серж... У молодого исследователя имя теперь тоже было - Серж (при пожаре он спасал детей). Но он потом после пожара лежал в коме. Долго. Он лежал без сознания... но приехала родная сестра из Парижа, где она работает гувернанткой во французской семье... и уже в России, подойдя к постели больного брата (которого она знала с детства), она выругалась верно так, но на французском языке вдруг!.. И так неожиданно оживился брат Серж!.. Это было как чудо, потому что внутренним языком молодого исследователя был именно французскийй язык. Но об этом никто не знал, так как он был глубоко внутренним языком! Так он вышел из комы... вернулся к новой жизни! Где много чего интересного для него открылось!.. Особо интересным стало развитие любви двух людей... где кривляка-девушка, решая новые проблемы, стала постепенно другим человеком - помолодела до 19 лет, стала использовать формулу успешного обмана и другие практические методы в личной жизни и в любви. Она стала применять цирковые переходы, где второстепенную роль играли какие-то ломаки и кривляки. Второстепенную?.. Они разряжали все плохое, что может быть в жизни... в разрядки обратимости!.. Что это?.. Тайна открывается постепенно в новой любви... в движении интересного романа.
  
   Часть I. "Серж и французская гувернантка"
   (посвящается всем, кто родом из детства...)
  
   Глава 1. Счастье, когда тихо и скрытно
  
   "Хочешь быть счастливым, живи тихо и скрытно!" - эти слова кинорежиссера прозвучали... Но он говорил о своей жене, которой было 90 лет... и с которой он в браке был уже 60 лет. Жена его не любила камеру и никогда не участвовала на встречах всяких, на корпоративах, не давала никому интервью... она дома была только хорошей хозяйкой и тихо занималась творчеством, личным рисованием.
   "Ого, мне 25 лет всего-то, - подумал молодой человек о себе, упершись взглядом в экран телевизора, - а его жене 90 лет!.. Так... она получается... родилась в каком году, ага... сейчас 2018 год, а она - в 1928 году родилась... так-так, а Сергею Вронскому сколько лет было в том году?.. Ага, всего-то 13 лет... он еще в то время в школе учился..."
   - Сергей, ты о чем задумался? - спросила его подруга тут же, войдя в комнату.
   - Аринка, я просил же тебя называть меня Сержем, а ты? - обиделся на нее наш молодой человек. - Забыла что ли?
   - Извини, Сережа. Ой!.. Серж, извини!
   - Вот так, молодец, Ариша!
   - Серж!.. Извини меня. - сказала быстро девушка и поцеловала его в щечку, но вспомнив быстро о его новых исследованиях, сказала тут же, - ты, мой разведчик, Серж.
   - Да, да!.. Вот так лучше! Молодец.
   - Исследуешь детство Вронского, Серж?
   - Да. Но - Ариша, если хочешь быть счастливой, то живи тихо и скрытно!
   - Серж, это как? Как разведчица что ли?
   - Так сказал один знаменитый кинорежиссер, который поставил в кино таежный роман, - ответил молодой человек, - наверное, он имел в виду, что тихо и скрытно - это... это... э-э...
   - Счастливой?.. Я хочу! Но тихо и скрытно?
   - Тихо и скрытно... потому что это... ну, как большой взрыв вселенной. Все о нем знают. Но сейчас он происходит тихо и скрытно. - сказал тут Сергей первое, что пришло на ум. - Вот бы его увидеть!? Скрытно, потому что нет никаких доказательств, что этот взрыв был... Тихо и скрытно. - но тут он еще добавил многозначительно так, - тихо, как разветвленность мозговых потоков... скрытно, как параллельное доверие... тихо, как внутри мозговое размагничивание.
   - Скрытно, как параллельное доверие, - повторила Арина, - тихо, как внутри мозговое размагничивание. Красиво!
   - Ага, Аринка, ты поняла, что я сказал?
   - Да, мой Серж. - слукавила здесь она.
   - Молодец!.. А то меня многие не понимают почему-то. Вот бы увидеть это параллельное доверие!
   - Да, мой Серж!.. - повторила она, понимая свою единственную роль здесь дома. - Для счастья. Так надо. Кстати, я сварила уху! Нам пора обедать.
   - Только хорошая хозяйка. - сказал здесь уже Сергей, вспомнив слова режиссера из телевизора... о своей жене, через 60 лет совместного проживания. - Да. Идем!.. Идем скорее на кухню! Я проголодался.
   Они ушли на кухню. Здесь было тихо и спокойно. Запахи ухи... жареного лука, черного хлеба. Он продолжал говорить о своих новых исследованиях, а девушка скромно, но мечтательно так повторяла за ним и говорила ему: "Серж... магнитно-разветвляющееся чувство...", "оживление воображения перед параллельным доверием...", "возбуждение интеллекта до воображения...", "укрепление длительности к уму...", "иностранные языки... магнетико!.. косвенно, но в наслаждение и в радость, если опять разветвляться... не повторяться."
  
   Глава 2. Зимняя вишня
  
   Детство. Дети. Исследования детства разведчика Сергея Вронского - это то, чем занимался наш Сергей. Его глубоко тронуло то, что его любимый разведчик еще в детстве - в 5 лет потерял своих родителей, потерял сестер и братьев, которых расстреляли большевики... еще в 1920 году, чтобы не выпустить семью генерала из России тогда. Маленький Серж тогда потерял всю семью. Но его спасла французская гувернантка, с которой он гулял на улице в то время, когда злые большевики по приказу пришли в их дом и расстреляли всех, кто там был.
   Француженка спасла мальчика и увезла тогда его из России, выдав его за сына. Она увезла его к себе в Париж... Но потом нашла его единственных родственников - бабушку, которая жила в Риге и была княжной по происхождению. Гувернантка отдала мальчика родной бабушке, тогда... а бабушка занялась воспитанием своего внука, потому что знала толк в этом... она сама прошла хорошее воспитание во Франции и Германии.
   Все это знал наш Сергей. Он исследовал, как мальчик в то время изучал науки, иностранные языки, как его воспитывали. Ему хотелось понять, как из такого детства мальчик стал юношей, который владел уже 13 языками и составлял гороскопы для учеников и учителей в своей гимназии... А потом он стал неординарным разведчиком: он составлял гороскопы гитлеровской верхушке и одновременно давал сведения - передавал информацию из Германии Сталину, он тайно работал тогда на советскую разведку в Германии. Но самое удивительное, что будущий разведчик еще юношей стал скрытно коммунистом... он тайно в 1933 году в Германии вступил в компартию. - Вот это был парадокс!.. Почему?..
   Почему он в 18 лет стал коммунистом в Германии? Ведь его родителей и всю семью расстреляли коммунисты - большевики в 1920... почему? - Это было парадоксом!.. Ответа на этот вопрос - не было. Ответов - нет!.. И наш Сергей как раз исследовал такие парадоксы, он исследовал детство Сержа, жизнь мальчика и юноши - все эти парадоксы... Почему он стал там тогда советским разведчиком?
   Это было тогда, исследования - сейчас, а сегодня - в последнее воскресенье марта Сергей отмечал как раз день рождения своего кумира, которому исполнилось 103 года. Он с утра вспомнил все заслуги кумира, как тот спасся тогда из западни с помощью французской гувернантки... как тот тогда потом еще два раза спасался в своей жизни, как потом его любимый разведчик работал в Звездном городке вместе с Юрием Гагариным... как он потом умер в старости своей смертью в 1997 году.
   Так, наш исследовать детства отметил утром день рождения своего кумира... Он потом вместе с Ариной - пообедали, уха была вкусной. Арина готовила превосходно, что и отметил Сергей. Но!.. Вечером к ним должны прийти гости. И наш Сергей поэтому отправился в магазин за продуктами питания, а его Арина стала прибираться дома - готовиться к приему гостей. Воскресенье обещало быть отличным. Все готовились к вечеру.
   На улицу!.. Зима заканчивалась, начиналась весна, во дворе кругом лежит снег еще. Двор, через дом - еще двор и по дороге Сергей решил еще оплатить за коммунальные услуги, чтобы оплатить за квартиру - как обычно один раз в месяц. Касса. Но - стоп. Девушка взяла с него на 50% больше, чем обычно: "Почему? - спросил ее от неожиданности он. - Почему так много за этот месяц?.." - "А это перерасчет за прошлый год мы сделали, - сказала девушка, взяв у него деньги, - наша управляющая компания учла общедомовые расходы!.." - "Почему? - переспросил ее он. - Я ведь всегда плачу по счетчику!.. Зачем тогда он нужен?!" - Сергей был крайне недоволен... его мысли стали тут другими: "Зачем тогда быть полностью добросовестным человеком?.. Если потом делается перерасчет и берутся еще деньги с тех, кто всегда вовремя оплачивает - дерут шкуру так!.. Наживаются козлы. Якобы за прошлый год... за прошлые года. Нажива!.. Молодцы, ребята, ха-ха!. Еще назвали себя, как гарант-плюс. На фиг мне их нечестный плюс нужен?.. Так нельзя обманывать людей." - Он шел и смеялся в душе над жуликами, над так гадко спрятанным бизнесом, над этой управляющей компанией... и далее он шел уже в магазин. Шел туда, где находится торговый центр "Зимняя вишня". Он посещал его один раз в неделю. Вот, вход со двора. Вход с торца. Первый этаж... он оплатил за мобильный телефон и по привычке поднялся на второй, третий и четвертый этаж. Здесь наверху были дети в игровой зоне. Они шумели как всегда весело и прыгали на батуте... прыгали в детский бассейн, в котором находятся поролоновые кубики, шарики, фигурки.
   Сергей прогулялся по этажам, посмотрел новые ноутбуки, думая скоро купить какой-нибудь гаджет - но пока отложил затею. Тут телевизоры в отделе - но он уже купил тут недавно один, который теперь дома стоит.
   Затем он спустился на первый этаж, в гастроном "Ярче!..", чтобы купить продукты. Народу днем здесь - много. Пришлось стоять в очереди - в кассу, чтобы оплатить покупки. Но тут вдруг случилось неожиданное!
   - Горим!.. Пожар! - заорал какой-то мужчина, пробегая мимо по коридору. - Горим. Там дым!
   - А почему тогда нет пожарной тревоги? - спросила тут женщина, стоя в очереди. - Это шутка?.. Сумасшедший какой-то.
   - Пожар!.. Выходите скорее! - сказала тут еще какая-то девушка, пробегая мимо в коридоре.
   Сергей дыхнул тут и почувствовал... да, что-то есть немного. Он расплатился в кассу и вышел из сектора магазинчика - в больший коридор. Тут как раз рядом был выход с торца. Здесь в фойе были двери из стеклопакета - на выход, на улицу. Народ повалил к выходу. Все говорили о задымлении где-то на третьем или четвертом этаже. И Сергей тоже направился к выходу. Но!..
   - Скорее выходите! - крикнула какая-то продавщица?
   - Я никуда не пойду!.. Там мои дети! - сказала женщина.
   - Какие дети? - спросил ее Сергей.
   - Там, в кинозале! Они в кинотеатре. Школьники. Они кино смотрят. Мультики. Дети!.. Они - одни там! - сказала быстро так, в истерику, эта молодая женщина. Видно, что она - учительница.
   Она ринулась в противоток!.. В противоток толпе людей, которые семьями шли сверху, здесь в коридоре - на выход. А наш Сергей не был склонен к безумным поступкам, но пошел за ней... чтобы помочь детям там - наверху. Он стал помогать ей делать себе дорогу-проход между людьми. - Так, в противоток общему движению в толпе. В узких местах, на эскалаторах люди шли плечом к плечу и протиснуться сквозь них было трудновато. Плохо. Но в его голове мелькнула мысль: "Чужих детей не бывает. Надо помочь этой учительнице!"
   Он и она пробирались так сквозь толпу наверх по эскалатору. Задымление здесь на втором этаже уж чувствовалось. Но зазвонил вдруг сотовый телефон учительницы! Она ответила тут же:
   - Вы где?
   - "Нас здесь заперли в кинотеатре на четвертом этаже. Мы задыхаемся! - говорила быстро по мобильнику какая-то девочка. Мобильник здесь был с включенной громкой связью маленького динамика. - Помогите нам!"
   - А двери?
   - "Они закрыты! Да и в коридоре черный дым! Помогите нам!.. Дышать уже нечем!.. Кьи-хьи-хьи..." - заплакала там девочка.
   - Надо туда бежать! - встрял тут резко Сергей, поняв, что детки - в беде!
   - Да, да!.. Давайте! Скорее! - ринулась учительница в ужасе, но в ярости вперед!.. Еще выше! На этаж, сквозь бегущих людей сверху.
   Здесь уже, оттуда бежали взрослые и раздетые дети, школьники.
   - Блин, где наш папа? - закричала какая-то девчонка.
   - Надя, бежим вниз! Скорее! - ответила ей, но в крик мамаша, взяв девочку за руку! - Бежим! Быстрее!
   - А где папа!.. Как его найти? - кричала в испуге девочка.
   - Надька, вниз! Бысрее!.. Потом позвоним ему! С улицы. - заорала мама. И они бежали вниз. Мамаша, видно, понимала чутьем, что сейчас необходимо бежать. Нужна воля! Распоряжения. Ведь спасателей не было.
   Вперед. Выше! Но тут вдруг дым стал черным. Его уже - много. Гуще. Дышать тут становится труднее. Люди бежали сверху вниз. Сверху шел угарный газ, черный дым. Стало очень страшно. Все кричали что-то на бегу. Стало темновато... Черная стена дыма тут быстро, неожиданно встала намертво! Но в темноте сейчас - тихо. Но нет!.. Откуда-то здесь раздался детский плач. В соседним бутике, наверное. Жалобный плач. Сергей и эта учительница пробрались на ощупь в темноте - за стекло... за перегородку. Один бутик... второй... - в секторе темно... дышать нечем, ничего не видно. Но - плач!.. К нему! - Крик. - В углу были дети... Мальчик. - Его взял Сергей, но тут же передал его учителю. Спасение. Еще здесь в темноте были девочки, две. Он взял их за шкирку! За куртку. Одну, вторую... И так скомандовал:
   - Вперед!.. На выход!
   Они так, впятером, побежали на выход - в коридор! Потом дальше, на нижний этаж... еще бегом ниже! - Но тут Сергей остановился, насладился вмомент, дышать стало легко... и радостно, но неожиданно он сказал:
   - На, бери их!
   - А ты? - сказала учительница, забирая девочек.
   - Я пойду наверх! Там дети. Я слышал их крики. Надо их спасти. Я знаю тут все, все закоулки, я рядом живу и часто здесь бываю. Время еще есть. И здоровье у меня тоже есть!.. Там в дыму - надо мельче дышать. Бежать там нельзя, потому что идет расход кислорода.
   - Хорошо. Давай! Молодец. - ответила она.
   Он развернулся так и один побежал наверх!.. А учительница проводила его взглядом и быстро перекрестила его, так - в спину. Они разделились. И тут же она, развернувшись, взяла детей за шкирки - и вчетвером так, они побежали - на выход. Она, как учитель, поняла, что: "Мы - вчетвером. Теперь здоровье необходимо детям, там на улице врачи помогут отдышаться. Но этот парень сильный... молодец. - Но у меня сейчас трое детей. Вперед!.. - она с тремя детьми бежала сильно уже на выход, но мысль второй раз неожиданно вернулась о нем... - Хотя там нужна будет смелость ему. Он, как солдат, молодец!.. О, я уже вижу шум пожарных машин за стеклом. Впервые так, вдохновение. Спасение. Инспирасьон!.."
   А Сергей вернулся в темноту, наверх... выше, еще на этаж - выше!.. Но здесь дышать уже не было сил. Он вдохнул, но закашлял тут - кхы-кхы!.. "Что делать?" - быстро мелькнул вопрос!.. Страха не было, он пригнулся, но сознание стало уходить куда-то. Тут, у кинозала рядом прошмыгнул, тяжело дыша в темноте, мужик с девочкой. Они - на выход. Она хрипела в панической атаке. Откуда-то неслись еще детские, жалобные крики... Откуда?..
   - Кхы-кхы!.. Кхы... - кашлянул Сергей и волей почти пере-кратил дыхание. Он понял, что все - стоп дальше. Кашель душил тут. Если такой кашель -критический, то жизнь пошла на секунды только. Надо тоже - вниз... куда-нибудь вниз. - "Где кратчайший путь?.." - Но, куда не двигаясь, везде дым, вонь, угар... стоп, ноги стали подкашиваться. И он развернулся... побежал, пошел в темноту... коридор, лестница. Тут лестница, но - к окну!.. в нем он только увидел спасение на этом этаже. Туда, где оно должно быть!.. Черный дым заволок тут на лестнице уже все пространство... гарь, жара... но какой-то свет маленький... впереди. "Окно?.." - да. - "Вперед. Без-паники." - скомандовал еле-еле себе Сергей. Тут еще кто-то рядом в темноте. Он столкнулся плечом к плечу с кем-то. - "Там внизу запасной выход - но он закрыт. - прохрипел обгоревший, черный мужик. - Мы долбили дверь. Но - бесполезно. Она заперта." - "Да... надо к окну только." - ответил вроде бы Сергей (тот еще что прохрипел, но Серж уже не услышал). Он сделал шаг вперед... мелкий вдох, жаркий воздух обжигал. Сил - нет... дыханию не хватало глубины, еще шаг... мелкий вдох... но ноги уже не шли. Черно кругом... но вот, окно!.. уже рядом. Он - шаг вперед... и тут сел на колено... еще полшага... окно. Черный свет... стоп. Высота... случился сам глубокий вдох, и - все, свет пропал... он потерял сознание, зацепившись рукой все-таки за раму стеклопакета. Черный дым... ужасная плотность... жизнь ушла. - "Кто-то еще... тут." - стоп, все... мысль ушла, оборвалась... Кто-то ухнул рядом. Нет. Огромный мужик. Поднял его тело. Выше. Пихнул в проем окна. Удар. - "Черт!.. узкое окно." - Воздух. Толчок. И синее худое тело полетело вниз... на улицу... вниз... вниз, об козырек головой - ухц!.. крыльцо входа... еще - вниз. На улице, но вниз - шмяк!.. Все, тело упало - вниз... все. Асфальт. - Тут снаружи был вход. Пожарные. Люди. Помощь людей. Все закончилось. Но он - разбился, не приходя в сознание.
  
   Глава 3. Слухи и правда снаружи
  
   Арина начала волноваться, потому что Серж не пришел домой. Прошло уже два часа, даже больше, как он ушел в магазин за продуктами. Она убиралась дома, но тут решила позвонить ему на мобильник. Звонок. Но его телефон молчал. Ответа не было почему-то.
   В комнате работал телевизор. Она продолжила убираться. Но тут вдруг в новостях передали, что в Кемерове в торговом центре "Зимняя вишня" в пожаре погибло много людей: "По последним данным около 300 человек сгорело в огне здания на проспекте Ленина... и в основном это были дети, которые смотрели мультики в трех кинотеатрах, на четвертом этаже этого центра."
   "Как? - мелькнула стремительно мысль у Арины. - А Сергей?.. Где он? Он же там!.. Он пошел в магазин. Он обычно ходит в Зимнюю вишню..."
   Ужас стремительно охватил девушку! Она вдруг осознала, что его нет, потому что он - там!!? - "Что делать?" - она бросилась звонить ему на сотовый телефон. Ответа - нет. Нет. Нет!.. Она тогда залезла в интернет: там уже есть видео с места происшествия... горел торговый центр, черный дым шел из окон большого здания. Люди прыгали из окон и разбивались с высоты - об тротуар. Было одно видео даже, как с четвертого этажа падали юноши... и видно было, что они были без сознания, потому что, когда тела летели вниз, то крутились в воздухе почему-то... падая так вниз, один юноша ударился головой об козырек у входа в здание (с торца). Создавалось впечатление как будто бы тела людей кто-то выталкивает из здания (четвертого этажа). Из этого же единственного окна на торце здания с внутреннего двора... валил густой черный дым. - Окон в здании торгового центра было мало. Казалось, что эти маленькие оконные проемы над козырьком входа - были единственными здесь с торца. Похоже, что само здание неправильно построили. Оно практически оказалось ловушкой для гостей. Тут же стоят пожарные машины около корпуса... они выдвинули длинные лестницы в воздухе к этим маленьким окнам, из которых выходил струей так плотный черный дым. Ужас.
   Арина, увидя пожар в магазине, пришла в шок!.. Ужас охватил ее тело. Но тут - стоп! Она схватила телефон и начала звонить ему!.. Тот молчал. Ответа не было. Тогда в момент паника охватила ее тело. Закружилась голова. Она села на стул. Потом - легла на диван. Отчаяние!.. Но - стоп! Она опять взяла телефон и сделала звонки... затем звонки подруге, друзьям. Все от пожара были в ужасе!.. Что и где... где Сергей - никто не знает. Подруги тоже начали дозваниваться до него. - Но бесполезно... молчал.
   Арину трясло весь вечер. К ней приехала подруга... потом вторая, третья. Все хотели ей помочь. Наступила ночь. Они все вышли на улицу. Прошли через двор к пожару. Торговый центр, с внутреннего двора... окон почти нет. А если есть, то черный дым валит из узкого проема. Бетонная коробка, но огонь только вверху с крыши - вверх!.. Пожарники - в работе!
   Вроде бы пожар потушили. Но огонь опять быстро охватил все там внутри здания, как говорили очевидцы, зеваки. Информации было мало. Дым, суета и смерть тут витали кругом в атмосфере. Пожарная машина фарами освещала вход тут с торца здания... над входом надпись - вывеска: магазин "Ярче!.." - Показалось, что учредители просто издевались молчаливо так здесь. Но люди из МЧС тут у здания сообщили им, что у них есть штаб, который находится рядом в школе номер 7. - Там якобы можно узнать, кто пропал без вести, кто погиб или кто мог оказаться внутри здания... Там в школе формируются списки пострадавших.
   Тогда вся наша компания в темноте побежала в эту школу. Дышать было трудно от угарного дыма вокруг. Но надежда еще была у Арины. Школа находилась тут же за кирпичным забором. Он отделил торговый центр от соседней территории школы, школьного двора. Но пришлось обогнуть еще пристройку и через металлические ворота забежать тут.
   Во дворе перед школой стояли две серые палатки МЧС - на растаевшем снегу. Но им сказали здесь уже, что все можно узнать в штабе. Он находится внутри школы, сразу - в спортзале.
   Вход. Вестибюль. Здесь - направо, в спортзал. - Но их встретили психологи. Они составляли списки пропавших при пожаре. Они успокаивали людей в куртках, которые переживали сильно за своих близких... в условиях всеобщей неопределенности.
   Подруги подвели Арину к столику и усадили за парту... она рассказала все чуть не плача. Ей дали попить воды. Ее подруги сказали, что она - законная жена, что ее муж ушел в магазин еще после обеда и не вернулся домой. Записали все данные нашего Сергея... Сказали, что погибших в огне будет трудно опознать... некоторые еще находятся там в торговом центре. Жутковато. И тут вдруг - Арина разрыдалась!.. Надежда ушла. Оказалось, что погибли три учительницы и местные люди... взрослые, но в основном дети... школьники из пригорода Кемерова, которые приехали сюда на выходные дни посмотреть мультики и сделать некоторые покупки. Ее стали успокаивать и психологи тут же сказали, что раненых отвозили в больницу.
   - В какую?! - заорала вмиг подруга Арины!.. А другая подружка, почувствовав сразу новую надежду, быстро спросила. - Куда?.. В какую больницу?
   Узнав куда ехать, подружки быстро взяли такси и поехали с надеждой по больницам города! Это было ужасно - но маленькая надежда еще была, что их Сергей... жив. Потому что некоторые пострадавшие в пожаре люди были отравлены угарным дымом... их... некоторые из них - были тогда там без сознания. Надежда на лучшее еще была.
   ...На следующий день днем толпа горожан собралась на главной площади перед белым зданием губернатора. Толпа бурлила, люди орали в отчаянии, некоторые требовали полной информации о погибших в огне. Трагедия охватила весь областной центр, всю страну... люди в интернете искали нужную информацию.
   Точно о пожаре никто ничего не знает. Количество погибших - тоже неизвестно. Но всюду говорили - 400. Точно знали уже, что сгорели в основном маленькие дети. - Так. К ним вышел заместитель губернатора.
   Его окружили люди, особенно те, кто потерял своих близких в трагедии. Один парень заорал на областного начальника!.. В горе... от того, что там в огне погибли жена и трое детей. Жалко, но агрессия горожан распространилась быстро по городу. Народ подходил и собирался здесь в гневе, на большой площади. Губернатор (зам) вырвал микрофон у одного врача скорой помощи, который орал во все горло, что трупы отвозят от центра и никто точно не знает, сколько уже человек погибло там. Стоп! - Он вырвал микрофон!.. И сразу встал на колено. Он попросил прощения у людей на площади... он извинялся за власть - за то, что администрация города мало что сделала для здания "Зимней вишни",
   что само здание построили на месте кондитерского комбината и его конструкция не соответствовала пожарным нормам, нормативам дымоудаления. Он извинился за управляющих торгового центра... они не смогли вовремя открыть запасные двери... что не сработала почему-то пожарная сигнализация... что охранники испугались. Он стоял в куртке на коленях перед разгневанной толпой и просил еще раз прощения у местных жителей... В конце он сказал, что администрация все сделает для расследования пожара, для безопасности других магазинов... что все пострадавшие получат по миллиону рублей.
   Этот начальник, один из руководителей области, вел себя смело, но вежливо... он знал свое дело. Говорили, что раньше он был морским офицером... и это прошлое давало ему сейчас выдержку и необходимое терпение... он внушал доверие. Но город охватила паника. Погибли дети. Люди приезжали к "Зимней вишни" и привозили детские мягкие игрушки... ставили свечи тут же на маленькой площади около самого здания, слева. Они плакали... и молились. Те, кто потеряли своих близких и родных людей, оставляли фотографии детей. За несколько часов тут образовался импровизированный мемориал, памятник из детских игрушек и цветов. Город оплакивал своих детей... а пожарные справа и сзади здания все-таки потушили пожар... огонь внутри здания.
   Пожарники в экипировке выносили из здания весь день какие-то черные предметы, обгоревшие изделия, мелкие части конструкции внутренних бутиков, магазинчиков - они выбрасывали их через узкие окна с четвертого, третьего, второго этажей. Так, с торца здания справа во дворе образовалась черная, колючая какая-то гора из обгоревших предметов... прямо около крыльца. Сверху на этой страшной куче валялась погнутая вывеска - табличка "Ярче!" - она была от магазина внутри здания... который основали учредители этого коммерческого центра, этого кондитерского комбината. Самый главный учредитель комбината, которому принадлежит здание, жил в Австралии... это был русский предприниматель, капиталист; он оттуда, почувствовав свою вину за происшедшее, сообщил властям, что выплатит по три миллиона рублей всем погибшим в пожаре людям. Его компания, как оказалось при расследовании, зарегистрировала большой торговый центр, как малое предприятие... почему-то. Проверок состояния здания - не было. Нет... цепочка из множества фактов плохого управления. Нажива и коррупция местных чиновников затмили безопасность простых гостей, людей, детей. Горе охватило так, всех людей в городе, в стране, в мире. Потрясение и милосердие. Дети... Кто виноват? Жестоко по-взрослому.
  
   Глава 4. Глубоко внутри семьи
  
   В российском посольстве в Париже; к нему несли цветы... и свечи, в память детям, которые погибли в огне - в далеком сибирском городе. Многих потрясла эта трагедия маленьких детей. Трагическая новость облетела быстро весь мир. Чужих детей не бывает, это известно всем в мире.
   Вот и Ленка, французская гувернантка в Париже принесла цветы к посольству. Здесь были свечи, детские игрушки, фотографии детей. Несколько лет назад Лена выучила французский язык в университете и прилетела сюда в Париж из России. Она захотела поработать гувернанткой в одной французской семье, где были девочки-подростки... мамаша которых часто выезжала в деловые командировки в другие страны Европы.
   Детей она любила. Она воспитывала здесь французских девочек и одновременно проживала внутри семьи. Далекая трагедия была ей близка, так как все мы родом из детства. А она сама, к тому же, была родом из этого города, где все и случилось... где она раньше училась в местном университете на французском отделении иностранных языков.
   Узнав из новостей о происшествии, она связалась с отцом, который жил в России, в ее родном городе.
   Папа сообщил, что пожар затронул их семью тоже. Оказалось, что его старший сын чуть не погиб в том злополучном торговом центре... Именно эта дополнительная новость сильно потрясла Ленку... там, оказалось, был ее родной брат.
   - "Брат?.. Как?.. Он? - переспросила она, вся в слезах... в сообщении через интернет (в соцсетях), а потом и по телефону. - Он. Как?.. Как все случилось?"
   - "Лен, ты же знаешь, что он часто ходил в этот торговый центр за покупками, - ответил папа, - он же рядом живет..."
   - "Даа... Понятно, - сказала так дочь, - ему повезло сильно, что он остался в живых..."
   - "Погибло шестьдесят человек... в основном дети на четвертом этаже здания. Там была ловушка. Конструкция здания была отвратительной."
   - "Да. Как ему повезло тогда..."
   - "Конструкция... не было дымоудаления. Ливневка не работала... ее даже раньше обрезали почему-то. Вода, ливневка обычно срабатывает быстро и точно - но ее обрезали зачем-то. Горящий пластик выделял черный дым. Он задохнулся, спасая детей там. Запасные двери были закрыты... намертво."
   - "Брат!.. Ему повезло..."
   - "Ну, как тебе сказать, Лена, ведь он лежит в коме... сотрясение мозга, переломы костей... ребра. Врачи сделали все возможное, чтобы привести его в порядок..."
   - "Жалко, что я не могу приехать сейчас. Но скоро попытаюсь отпроситься здесь у мамаши, у матери детей... тут французская семья - хорошая."
   - "Дочь, не торопись! Работай там. А мы здесь постараемся его вылечить."
   - "Ага!.. Так будет лучше. Но все-таки я постараюсь скоро купить билет и прилететь к вам в город."
   - "Добро, Лена. Целую! Пока. Мне тоже надо на работу идти. Работа никого не отпускает. Распорядок времени."
   - "Ага, пап. Пока!.. Целую! Всего доброго вам! Привет передай его жене! Я имею в виду жену брата. Кстати, как она?.."
   - "Она?.. Жена сына?.. Она - молодец. Держится. Заботится о муже... Она его искала сразу же после пожара... бегала, подняла всех друзей тогда... Нашла потом мужа в больнице."
  
   ...Молодая жена теперь все дни проводила практически у постели больного мужа. Он лежал в коме, в городской больнице около набережной. Трагедия потрясла ее сильно... она поседела в челке - от нервного шока... в первые дни трагедии.
   Отец больного теперь тоже приходил сюда в больничную палату. Он ничего не говорил, тоже переживал сильно... он брал руку сына и долго так сидел рядом у постели больного. Он внутренне так, просил прощения у него. Тяжело. Но все молчали.
   Так, прошла неделя. Молодая жена попросила отца мужа прийти к ней домой. Он пришел. Они вместе сразу пошли к зданию торгового центра на проспекте. Большое здание огородили бетонным забором (слева было старое здание, а справа - новая пристройка, большой торговый центр). Слева на маленькой площадке был организован временный мемориал по погибшим детям. Сердце сжималось от памятной картины, девушка заплакала... Отец положил цветы, а девушка поставила мишку в притык к другим мягким игрушкам... их была здесь большая гора... но они были аккуратно так уложены в переполненные рядки, один плотно так над другим. Присутствовавшие люди плакали и молились тут... Кто-то ухаживал тут, заботился, перекладывал их удобнее. Говорить не хотелось. Они молчали так вдвоем, упершись взглядом в эту гору детских игрушек. Скорбь. Дети. Горе. Память.
   Затем они вернулись домой. У девушки отец пересмотрел вещи сына по ее просьбе. И вдруг здесь, когда они молча пили чай с лимоном, девушка показала ему дневник мужа. Она попросила папу увидеть записи сына там внутри... Когда любишь кого-то, то надо просить более старшего, надеясь на милость божью. Последние записи в тетради сейчас имели огромный вес так, в эмоциях близких... глубоко внутри души. Папа листал сначала тетрадку молча, как будто принюхивался просто к листочкам... но потом начал вчитываться в ежедневные тексты внутри. А девушка сказала тут:
   - Он исследовал в последнее время детство своего любимого кумира, разведчика.
   - Да. Вижу. - ответил папа. Но он в основном молчал.
   - Он исследовал какую-то записку своего кумира, - сказала в продолжение девушка, - она там есть в серединке. Видите? Эта записка, которую напоследок оставил его отец, граф... генерал. Он ведь был начальником шифрования... шифровального отдела в царской армии... потом у большевиков. Когда их расстреляли эти большевики, то он успел оставить перед этим записку своему сыну... мальчику было тогда 5 лет всего. И он эту записку, видно, успел опустить в карман халата французской гувернантки, который висел в комнате... куда его поместили. Та гувернантка, когда с улицы вернулась домой в здание... была в ужасе от увиденного, но быстро собралась и увидела вдруг в кармане эту записку генерала - спрятала ее затем глубоко в чемодан. Она потом забрала мальчика и они покинули зловещее здание, где произошла большевистская трагедия. Из западни. Поскорее... Она увезла мальчика из России, выдав его на границе за своего сына... потому что ее сына большевики расстреляли вместе со всей семьей генерала, перепутав, видно... торопились они там выполнить быстро приказ. Изверги. Сволочи. Негодяи... бессердечные. Всех детей убили, братьев и сестер. Эту записку она потом в Париже, куда они приехали, убежав срочно из Советской России, передала бабушке спасенного мальчика. Эта бабушка уже потом занялась воспитанием мальчика... внука... она учила его наукам и иностранным языкам... потому что папа-генерал советовал так в своей тайной записке.
   Отец, сейчас дома у молодой жены своего сына, нашел в дневнике эту записку и читал ее текст... перечитывал... он так молчаливо хотел понять смысл слов внутри записки. Текст был коротким. Но его понять с первого раза было трудновато. Видно, что генерал любил шифровать любой текст. Хотя сама записка была на русском языке... Он перечитал ее медленно снова: "Люби иностранные языки, учи их! Они косвенно гарантируют счастье. Чем больше их будешь знать, тем лучше будет для души, ума, для возраста. Но знай одно только... Один иностранный язык дает для подсознания разветвляющее чувство. Это ты уже знаешь, скорее всего со слов мадемуазель... Учи еще другие языки, потому что их, когда - четыре, то появляется в уме магнитно-разветвляющееся чувство... размагничивание далее; если ты будешь знать девять языков, то познаешь во внутренних ощущениях само параллельное доверие, так сказать. А более, когда знаешь, то возникает неделимая безопасность, так сказать; но тихо и скрытно так - от сознания человека... в подсознании. Сынок, учи науки и языки... Счастье, оно для всех, кто родом из детства."
   Папа прочитал эту интересную записку и мало что понял. Но ему стало здесь приятно почему-то; ему сейчас стало понятно, что когда человек резко теряет любимую мечту, то впадает в глубокую депрессию, в кому - из дневника сына он понял, что тот имел одну заветную мечту: спасать детей... и не одного, не четверых... а сразу много детей!..
   Но после этого папа не сдержался и неожиданно заплакал от горя... и почему-то вспомнил свое детство... как он в далеком детстве, еще в советское время подходил с друзьями-мальчиками к кондитерскому комбинату (к старому красивому зданию... тогда большой новой пристройки еще не было; "Зимней вишни" - не было) там на первом этаже с проспекта окна летом были открыты... он вспомнил, что в старом здании какие-то конвейеры двигались компактно так внутри комбината... они смотрели так на коричневые ириски, конфетки притягивают как магнит какой-то... эти темные ириски попадали потом там с двигающегося конвейера на стол, который крутится медленно... и какая-то женщина, увидев его в узком окне, взяла из ячейки несколько ирисок-квадратиков в плитках и передала ему через окно так - во вне, наружу... на улицу. Он и другие мальчики сказали тогда спасибо этой миловидной женщине внутри комбината... которая была похожа на учительницу. Они потом ушли и кушали эти вкусные шоколадно-молочные ириски на ходу... и благодарили ту тетю, похожую на учительницу. Это было в детстве так, он тогда жил с па, ма и братиком в квартире на горе около цирка... они тогда часто спускались с горы через ручей к этому кондитерскому комбинату... да и школа, где он учился тогда, тоже была рядом... но через дорогу, на Красной улице. Тогда еще впервые пустили троллейбус по проспекту. Троллейбусная линия.
   Этот вид транспорта был в диковинку тогда. Они тогда в третьем классе учились и пешком ходили через ручей, через Искитимку. Утром - вниз, а вечером - вверх. По мостику. Мальчики тогда бесплатно катались на троллейбусе... по проспекту. Остановка "Швейка"... "Искитимский мост", "Цирк". Катались - в гору, до цирка, до дома. Кондукторша, какая-то женщина, похожая на учительницу, разрешила им бесплатно так ехать и внутри салона... до самого цирка. Ух, злые искры, электрические... тогда сказочно так сыпались сверху проводов. Опасно, но красиво - красочно так было. Они тогда однажды прокатились до конца, до троллейбусного парка... но это уже был чужой район.
  
   Глава 5. Безмолвный знак
  
   Тишина. Если любимая мечта у человека резко теряется, то он впадает в кому. Наш исследователь Серж так впал в кому... в сон, в длительный сон тела своего.
   Врачи в больнице сделали многое что, чтобы спасти юношу. Операции, одна за другой... переломы костей починили. Один доктор даже сказал, что хорошо, что этот юноша находится без сознания, так как те боли от ударов, от переломов костей и ребер - они бы искалечили его чувства... от сильной боли.
   Один доктор сказал доверительно Арине, что ее Серж отравился угарным газом почти насмерть. Но случился парадокс. - Почему? - Потому что сразу после несовместимого с жизнью отравления он получил удары - переломы костей. - Они так сильно, в дикий контраст... моментально, так тогда оживили его физиологию автоматически, но только в его подсознание... то есть до его сознания как бы... ну, точнее если, то - в кому. В этот необходимый сейчас спазм сознания.
   - Спасибо за доверие, доктор! - ответила Арина ему.
   - Что-то трогательное в этом есть. - сказал этот добрый врач. - Но кома как раз ему сейчас необходима. Почему?.. Потому что кома, сон... они лечат как бы... когда маленькая энергия уходит в организме на что-то другое. Сейчас главное - это его спокойствие, тишина и длительное восстановление внутри тела. Мы его подключили к аппаратам жизнеобеспечения для восстановления внутренних функций... внутреннего оживления. Все тело его подключено. Вон видите девушку в белом халате и синих брюках?.. Это медсестра. Она будет о нем заботиться... наша Хуаночка из Эквадора. Она добрая, заботливая и ответственная. Она по характеру, как учительница надежная... она говорит, что кома - это внезапный страх, но надолго поражает сознание так. Она его умеет убирать, потому что выносливая в своей заботе... хочет каждый день трудиться. Пусть он лежит у нас здесь в больнице. Круглосуточный стационар, уход. Пусть... хорошо?..
   - Да, доктор. - заплакала Арина.
   - Не плачьте, девушка! - посочувствовал ей здесь врач. - У него есть чувства. Но они бессловесные пока. Неязыковые чувства. Имейте это в виду. Не плачьте. Его душа все слышит.
   - Ага.
   - Все будет хорошо. Отдыхайте вместе с ним. Приходите к постели в любое время. Вы имеете на это полное право, законное.
   - Спасибо, доктор.
   ...Так, Арина стала приходить в больницу к своему Сержу. Она даже иногда ночевала у его постели... дежурная медсестра разрешила ей так делать... разрешила, но подумала: "Пусть она приблизится физически, но только подсознательно."
   Все теперь ее свободное время уходило на это. Она не знала, что делать... но сидеть так и видеть самого Сержа - это давало ей некоторую радость. Она брала его руку в свою... сидела так рядом и что-то хорошее говорила ему тихо. Слезы автоматически выходили из глаз, но она волей сдерживала себя, помня слова доктора о тишине и спокойствии... о внутреннем оживлении... о тихих чувствах.
   Для всех людей Серж был в коме, а для Арины он был во сне - в длительном таком сне... восстановительном, медленно. Она ждала у его постели какой-нибудь жест, маленький знак... от Сержа. Но он молчал. Слов не было. Знаков тоже не было пока
   Но первый знак она почувствовала все-таки. Ее Серж... его кожа от бледного цвета чуть-чуть покраснела, порозовела что ли. Робко так. Никто этого не видел, но она с радостью ощутила это незначительное изменение в биологии, в теле любимого человечка. У девушки появилась так внутренняя ретикулярная радость. Здесь она решила, что он, как маленький человечек лежит так, как бы в колыбели... детской.
   Так, жизнь для нашей девушки потекла в новое упорядоченное движение, где было одно спокойствие и много вопросов типа таких: "Что надо делать? Как общаться с Сержем? Что я могу для него сделать сейчас? Как?"
   Но один ответ она вдруг поняла сама тут в новых тихих обстоятельствах. Она, будучи в гостях у своей подруги, увидя красивых рыбок в аквариуме... поняла... но рыбки молчали. И тут - бац!.. Ее осенило! - "Ого, вот оно как!.. Они молчат в воде, а мой Серж молчит в воздухе, так?.. Ага, рыбки в неплотной среде заговорили бы... ну, например, в воздухе. Так? - А он?.. А мой Серж? Он заговорил бы тоже в неплотной среде, так?.. Ага, воздух - это неплотная среда по сравнению с водой, а для воздуха неплотной средой будет что?.. Ага, скорее всего... это будет... Эфир? Так?.. Да."
   Новое открытие здесь вдохновило ее так, что она решилась исследовать это... это новое решение для себя лично... для него, для своего Сержа, самого любимого человечка!.. Ей захотелось найти новый способ общения с ним. Она тут неожиданно стала понимать, что в эфире (ведь он везде находится) можно общаться. Но как?.. Наверное, с помощью бессодержательных формально-смысловых противопоставлений. Нет. Ведь в эфире так находятся все контрасты мира, это ведь среда для всего... для существования... для выживания что ли. - "Я должна быть в эфире, так сказать, если хочу общаться с ним. Так? - Да. Но как конкретно?.. Как испариться что ли?.. Растаявшая девушка, хи-хи!.."
   Арина после нескольких недель у постели своего Сержа стала совершенно другим человеком. Ее внешний мир стал узким что ли? Со стороны могло показаться, что она была... стала как бы не в себе что ли... немножко сумасшедшая что ли... Она стала больше хихикать также... Найдя кратчайший путь так к своему Сержу. Но тихо.
   Что это? - Знающий бы толк в этом человек, сказал бы, что красивая девушка попала в некую оппозитивность к миру... Личная опть, так сказать. Некоторое тихое несогласие с реальным миром, но - здесь позитивное в какой-то большой внутренней доле... без агрессии. Или... с самой тихой агрессией, какая может существовать - с обязательной оптью, так сказать, детской что ли. - Но что это такое? Тонкое понимание? Тончайшее что ли?.. Детское. По-взрослому сумасшедшая.
  
   Глава 6. Тихо, но дневник что-то говорит втайне
  
   Тишина. Сын находится в коме, мечтать он уже не мог. Щемящее чувство... потеря сознания, он боролся за жизнь детей... до последнего момента, до потери чувств. Он замолчал. Но его дневник!.. Он говорил о многом сейчас его отцу. Записи... ежедневные ощущения, отношение к реальности - все это было в дневнике сына. Но самое интересное было то, что он описывал там (ведь он исследовал) - детство и юность в новой языковой среде.
   "Мечтательность Сержа я недооценил, - подумал папа, размышляя над ежедневными записями сына, - по дневнику видно, что он мечтал постоянно. Он мечтал так спасать детей, но совсем другим способом... С помощью нового, другого, иностранного языка. Блин!.. И почему я его не спас?.. Это я виноват. Я ведь мог с ним быть чаще... Мы виделись редко в последнее время. Черт!.. Я виноват. Надо было чаще с ним общаться... он чувствовал, наверное, нехватку отцовского внимания."
   Тайна дневника. Читая так записи сына, отец открыл некоторую тайну... Еще раньше Серж почему-то организовал для себя язык. Внутренний язык!.. Что это такое? Как его можно будет понять?
   Секрет внутреннего языка. Он открылся из дневника - в личное откровение. Оказалось, что еще ранее он исследовал разные иностранные языки, их влияние на душу, на дух и тело мальчика, юноши. Насколько противоречиво они согласуются в душе и теле мальчика. Сначала возникает внутри мозга разветвляющее чувство при изучении первого иностранного языка для себя. Потом - магнитно-разветвляющее чувство, когда изучаешь второй язык... третий и четвертый. А на пятом инязе мальчик-юноша возвращается в личную рефлексию. Что это?..
   Магнетизм в разветвляющемся чувстве проявляется в резком, но гибком привлечении-отталкивании иняза. Какой-то иняз перестает нравиться, а другой иняз, наоборот, он почему-то начинает привлекать больше, чем ранее. Почему?
   Загадка! - Но почему?.. Тут трудно понять это новое отношение к уже своему как бы инязу. Но из дневника было видно, что он выделил в реальности три иняза. Один иняз в настоящем времени ты учишь для каких-либо личных выгод, другой иняз - международный, внешний... и еще есть третий внутренний иняз как бы. - В реальности английский язык стал, как международный - на нем говорят все люди, путешественники, туристы, деловые люди. English затмил так другие языки. Он стал, как фон... от обилия его кругом, потому что рядом слышится песня какая? - На английском языке! - Популярность новостей на английском языке. Так, этот иняз является реально "внешним" языком. А какой иняз является "внутренним"?.. Для каждого человека - он свой личный иняз, внутренний. Он привлекает только эту личность внутри души.
   Внутренним языком для Сержа оказался французский язык. Он на нем старался ни с кем не говорить. Почему? - Загадка!.. Но он свой французский иняз развивал только внутри своей личности! Этот внутренний иняз не только украшает внутренний мир личности, но и является как бы мягкой подушкой для всех случайностей, которые приходят к нему как-то: хорошо или плохо случается для него лично... Применение такого иняза является чисто внутренним только использованием. Почему?
   Это была тайна!.. Внутренний иняз. Чисто внутренний иняз. Иняз третьих выгод, посторонних как бы... беспристрастных выгод... ну, как на десерт что ли. Так... в его дневнике. У него, читая записи исследований детства и юношества сына, чисто внутренним инязом был французский. А у себя папа открыл лично свой внутренний иняз. Какой? - Им после некоторых раздумий оказался испанский язык! - Почему? - Из-за личной длительности!.. Но почему так?
   Еще с детства ему врезались в душу испанские слова кумира тех детских лет - "Но пасаран!.." - Они не пройдут! - Это был школьный кумир Че Гевара... в те времена он был на острове Свободы - на Кубе. И этот национальный герой Кубы часто повторял эти испанские слова - защитников Испании (еще раньше от фашистов). Но дело - не в этом!.. А в чем?
   Папа вспомнил тут, что первым инязом у него был в школе немецкий язык. И где-то в предпоследнем классе в школе он сам стал интересоваться французским языком - но потом бросил его, так как произношение освоить самостоятельно тогда было невозможно (это был второй иняз). Затем через год он начал в институте учить другой иняз - английский (это был третий иняз). Потом через год был в короткой командировке в Италии... появился другой иняз - итальянский (четвертый иняз). И еще через год поехал в командировку на Кубу, где был испанский язык (пятый иняз). Но дело - не в этом! А в том, что эта командировка была самой длительной из всех иностранных командировок.
   Он полгода тогда жил на Кубе, но в разных городах. Испанский язык он не выучил тогда, но некоторые слова и цифры по работе... и маты грузчиков на испанском языке он узнал практически все!.. Он там тогда тальманил - считал грузы к отправке... вел непрерывный подсчет погрузки мешков с сахаром. Тут все цифры надо знать. Потом он забыл этот язык, хотя был и на Канарах, и в самой Испании... И никогда им реально не пользовался.
   Длительность той кубинской поездки сейчас определила ему новую страсть, стоп - нет, просто - тайну!.. Именно та длительность стала сейчас основой для того, чтобы испанский язык теперь стал внутренним инязом лично для него.
   "Да... я как бы забыл его... этот испанский язык, если, конечно, знал его... скорее всего - нет! - размышлял так сейчас папа. - Одни маты и грубые слова я помню еще... и цифры на испанском языке..."
   Так, читая дневник сына... как тот исследовал детство и юность будущего разведчика... как изучаются в этом возрасте инязы - он понял какую роль для себя лично теперь может играть иностранный язык. - "Да он может просто омолодить меня, ведь в то время мне было 19 лет!.. Я тогда был юношей... и полюбил тогда материться на испанском языке, ха-ха!.. О, спасибо Серж!.. Ты - чудо!.. Ты молодец! Даже в коме... ты дал мне безмолвный знак. Вот это да! Спасибо, сын!.. Ты вернул меня в юность! Спасибо. Ты даешь мне заряд импульсов девятнадцати-летнего юноши, - решил так папа и сократил последние пять слов так, в одно слово, - зидлю!.. Зидлю - заряд импульсов 19-летнего юноши!.. То есть себя лично, ага!.. Зидлю!.. Внутренний образ. Зидлю. Зидлю!.. Зи-длю!.. Длю! Длю!.. Длю!.. Как длительность!.. Спасибо. Заряд импульсов..."
   Так неожиданно Серж в коме начал доверительно давать новые тайные знаки... через свой письменный дневник... через свои исследования детства и юношества. Тайные знаки тем, кто родом из детства. Папа был неожиданно в невероятной радости от новых открытий, в наслаждении и радости от новой личной перспективы... от пятого своего иняза - от личного испанского языка. От подсознания что ли?.. Все, кто как-то касался Сержа, его записей - сходили немного с ума... Но папа... сошел от современного ума в юность, в новую свою длительность. Зидлю...
  
   Глава 7. Чудо в обычном открывается через детскую опть
  
   Тишина... но. Подруги пришли к Арине в гости. Девушки пошумели, выпили кофе, скушали пирожные... и ушли. Осталась только одна верная подруга Лариса.
   - Опть. А что это такое? - спросила эта подруга, когда услышала новое слово.
   - Это слово я нашла в дневнике мужа. - ответила Арина. - Он там... как изучать иностранные языки надо.
   - Да. Клево!.. И как можно их изучать?.. Я как раз в конце лета собираюсь ехать во Францию и в Швейцарию. В отпуск.
   - Должны быть мелкие противопоставления.
   - Какие?
   - Ну, это как бы маленькое отличие чего-то... но в обычном, в обычных вещах и явлениях... в целостности всех других, но таких же... э-э... ну, вот, как у детей... У них этих мелких противопоставлений... они просто в изобилии у них там, хи-хи!..
   - Ничего не понимаю.
   - Ну... дети находятся как бы в простом счете, например, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9... все! Но их много!.. Они в изобилии у них там. Как из какой-то колыбели. Это обычно так у детей, хи-хи!..
   - У детей?.. Они поэтому быстрее осваивают чужие языки, правда? - спросила девушка и сама ответила. - Клево!
   - Ага, хи-хи-хи!.. У мужа все есть в его дневнике.
   - Арина, дай мне почитать все это, пожалуйста. Я хочу по-новому изучать иностранные языки.
   - Ну, Лариса, я его отдала отцу. Этот дневник у него сейчас. Он тоже заинтересовался так.
   - Да?.. Ну, потом тогда дашь?
   - Ага, хи-хи!.. Он исследовал детство и юношество.
   Так подруги и договорились. А дневник действительно находился у отца. Папа исследовал записи сына... как тот, как Серж... как его Сергей изучал детство и юношество в плане необычных способностей.
   И внутри дневника это новое слово было!.. Слово "опть" было среди этих записей. Оно именно оказалось характерным свойством детей и юношей в основе их необычных способностей. Именно опть давала детям свежесть, развитие... открывало новые возможности, стимулировало воображение, ум, интеллект... новую мечту.
   В характере детей опть была обязательной... обязательным свойством среди прочих других. Эту детскую особенность как раз и выделил наш Сергей при исследовании воспитания маленького Сержа... будущего уникального разведчика, который обожал всякого рода парадоксы но только внутри себя лично, втайне, тихо и скрытно.
   Но папа эту опть стал исследовать и практиковать на себе, вспоминая свою юность... когда он был в свои 19 лет на острове свободы. Папа здесь начал понимать, что надо уходить от жестокости по-взрослому, от гадкой интернетовской конфронтации... к чему?.. К детской опти, к детскому восприятию мира... к свежести внутриэмоционального, личного мира. - Ведь маленький Сережка свою детскую опть внес так в свою юность... и его личная юность зазвучала так совсем по-другому, не по-взрослому... а по-детскому!
   Личная свежесть внутреннего мира. Опть - нет. Здесь в юности не как обычно главенствуют цифры: 15... 16, 17, 18... 19, 20, 21, 22... а доминируют детские простые цифры. Опть - да!.. Папа так понял и решил, что его возраст в 19 лет тогда - сейчас стал по-детски, как просто 1... и 9 лет. Оптимально так по-детски. Как детское впечатление. Инфантильно. - "Как глупо это выглядит! 1... и ...9. Эта детская опть, но уже в юности! - подумал он, размышляя над исследованиями сына и начал вспоминать свои 19 лет на острове свободы. - Но это освежает точно так!.. Мою юность. И в уме остается так новый порядок - в самую десятку!.. Порядок внутри ума... втайне и скрытно так. Юношеская свежесть в первом порядке! В едином организме, но из детства. Родом из детства."
   Но при таком новом взгляде на мировосприятие было бы опасно говорить вслух, произносить вслух - папа это осознавал. Это было парадоксом!.. Глупым, детским парадоксом, но - в юности. Детская опть в юности что делает? Как она пробралась в юность? - Ответ один: она так везде, как игра детей, освежает!.. Она парадоксы загоняет вовнутрь интеллекта (в порядок что ли?..).
   Тут папа вспомнил опять, как в 19 лет юности на острове свободы было жарко... в свободе от денег было жарковато. Но днем в 16-17 часов вдруг с моря приходили черные тучи, зашумел ветер... Шквальный ветер. Гроза. Ветер. Резкий порыв!.. Он быстро так срывает плакаты и доску объявлений, которые висели на наружной стене (до этого шквала). Потом идет ливень минут двадцать... морской шторм. А уйти никуда нельзя! - Работа! - Новый груз могли своровать. Взрослая жизнь. Обязаловка. И после пяти часов вечера все прекращалось, наступает тропическая жара. Ясно. Солнце. Как по детской волшебной палочке - раз!.. И все прекращалось, как по приказу, темнота уходила - небо проясняется.
   Все резко меняется в лучшую сторону в 5-6 часов вечера, увеличивая так погодные возможности нового солнца. А в 18:00... они уже шли купаться на море (после работы)... одевали маски и трубки для дыхания, и плавали по поверхности спокойной воды - но смотрели так в глубину, на красоту внутреннего мира, где плавают желтые и красные рыбки... где черные морские ежи никого к себе не подпускают. Колючие... попробуй прикоснуться!? А на пляже, на песке там валялись бревна из бамбука. Было спокойно и хорошо тогда, после.
   "О!.. Так это и была эта опть в пять часов дня! - вдруг тут решил папа. - Но нет!.. Это уже было жестко по-взрослому так, в эти 16:00 местного времени... Это... до 17:00 местного времени. Ужас..."
   Папа тут вспомнил сына, как он боролся в это время, но в том злом коммерческом центре... Он вспомнил и слезы полились из глаз... сами... Жалко детей. Жалко тех трех учительниц, которые спасли детей, но пошли еще на второй заход в дым - на верхние этажи коммерческого центра... Но все-таки чудо произошло - он остался живым, но в этой молчаливый коме, без сознания... Многих детей все-же спасли тогда. Спасибо добровольцам. - "Дневник его... теперь говорит смело так, в собственных исследованиях детства и юношества... Он молодец... выполнил свой долг... как он это считал сам - добровольно сам должен сделать..."
  
   Глава 8. Внутренний язык из комы
  
   Тишина проходит. Подружки стали чаще общаться. Арина и Лариса были в хорошей дружбе и сейчас одна познакомила другую с отцом, у которого находится дневник сына... или дневник мужа Арины, если вернее говорить о постоянном месте - где он писался... где, куда вносились интересные записи об исследовании детства и юношества, о каждодневных делах, текущих событиях...в доме, где дневник незаметно велся, в тишине писался, секретно и откровенно пополнялся.
   Квартира Арины стала так изначально местом встречи для близких людей, кто знал ее мужа... имел к нему доброе отношение. В ней молодая хозяйка и познакомила свою подругу с отцом ее мужа... Она заверила папу, что Лариса - девушка добрая, близкая, добросовестная, интеллектуальная, аккуратная... что Лариса сильно захотела тоже почитать записи о том, как надо изучать иностранные языки в детстве и юношестве. Папа и Лариса долго пили чай и говорили между собой на кухне и затем в комнате... И потом он дал ей на три дня почитать дневник сына. Та заверила его, что все будет хорошо, что она только для себя его берет и никому другому не покажет.
   Девушка так и сделала: взяла себе... читала, вчитывалась... что-то себе записывала... и затем отдала этот дневник через три дня, как и обещала. Она вернула его папе, они опять сидели на кухне и затем в комнате... пили чай, девушка даже принесла маленький тортик - для нее лично это было событие, прочитать то, что было тайной для других людей.
   Они сидели уже в комнате и обсуждали притягательные записи в дневнике. Они говорили о внутреннем языке, так сказать. Девушка тоже для себя определила внутренний иняз. Но конкретно о нем она ничего не сказала... оставила все втайне! Она сказала только, что в детстве жила с родителями в другой стране, на севере... - но об этой стране она категорически отказалась говорить сейчас вслух. - Почему?
   Она тут ничего объяснять не стала. Сказала только, что там было холодно - и она не хочет вспоминать плохую, постоянно дождливую погоду в той стране ее детства... Там относительно холодно. Там родители находились в длительной командировке.
   - Ух, ты, скорпиониха! - сказала ей тут неожиданно Арина, войдя в комнату. - Лариска, ты любишь все скрывать!.. Да, подруга? Держать все глубоко, лично, втайне, да?
   - Да. - спокойно ответила ей Лариса, но тут же повернулась опять к папе и сказала ему, - Вы знаете в чем Ваша ошибка?
   - Моя!? В чем?
   - У Вас, как Вы говорили... 19 лет в юности... э-э... но вот, Вы говорили, что это как бы цифры: 1... и 9 лет... Это цифровая оппозиция. Это не опть!.. Понимаете?
   - Нет. Почему?
   - Потому что так называемая детская опть, если говорить языком дара, ой, языком дневника, то она... она... э-э... в ней происходит движение как бы от 1, 2... до 8, 9!.. И - потом обратно!.. Но тут - не обяза... обязательно так! Как в колыбели какой-то... все покачиваясь... э-э... бегло...
   - Да?
   - Да, так!
   - Нет!.. Хотя... да. Мне нравится ход твоих мыслей... Ну, Лариска, ты права отчасти, - ответил ей так по-детски... по-ребячески здесь уже папа, - ты права вполне, если так по-детски размышлять. Лариска, ты - молодец!.. Детское движение в опти должно быть - иначе смерть. Внутри должно быть мозговое размагничивание, именно так, в движении. Туда и обратно. Как в качели. Как в колыбели. Должно быть возвращение. Да. - сказал папа, но почему-то тут добавил, - но не шторм... Нет. Я понял. Спасибо тебе, Лариска!.. За откровенние. Спасибо.
   - Да. Спасибо его кумиру. - ответила Лариса здесь.
   - Ага... вы договорились!.. Мои хорошие. - вмешалась тут в спор Арина, и на правах хозяйки сказала следующее, - нам пора оставить все, о чем мы говорим сейчас - оставить все втайне, правда же?
   - Да. Согласен.
   - Да. - повторила Лариска тоже. - Согласна. Клево!
   - Искомый иняз надо добыть из своей памяти. Но только для внутреннего потребления... в наслаждение и радость, для укрепления к уму... для возбуждения ума, интеллекта... для воодушевления воображения... в детское движение от 9... к ...1, но в первую опть, так сказать, в детстве и юности... ну, как из колыбели что ли.
   Девушки его слушали, не решаясь прервать рассуждения... все уже понимали сумасшедший смысл сказанного. Всем стало уже понятно, что это все в пределах от 1... до 9... так сказать, в пределах колыбели, детского манежа, игрового домика, в пределах детской квартирки, комнаты что ли... А если уже 10... то это уже точно квартира... с окнами-дверями как бы!.. А если 19... то здесь идет уже движение, обратное движение от девятки внутри так до единички - если так по-детски, в пределах детства и юности так... как в детской машинке, но туда-сюда и в обратку обязательно также!.. Доверие здесь в комнате было на доброй высоте, хотя умозаключения делались спорными, высказывания годились здесь только в квартире, где находился этот интересный дневник... куда он вернулся от гостьи. Дневник снова здесь и казалось, что его хозяин здесь тоже присутствует каким-то параллельным образом... что ли. В доме здесь, в доме доброй хозяйки. А она - Арина хотела тоже для себя установить так называемый внутренний иняз. -"Какой иняз здесь мне надо выбрать?.. Какой? Какой станет для меня... для других только тайной... только секретом. Какой?.." - Так, для девушки начались поиски нового иняза, который мог стать важным для нее лично. Но, как оживляющий для ее самого любимого человека, присутствие которого здесь в доме было повсеместным... как некий эфир что ли... (как показалось ей теперь), происходящий, как всегда всюду, везде - но исчисляемый только из детского расчета в неком оппозитивном движении сознания, бегло, как всегда - но повседневно, обычно и непривычно теперь уже здесь, по каким-то особым правилам существования, выживания, обязательного исполнения. После.
  
   Глава 9. Как вода живая
  
   Параллельное доверие в тональность. Новая идея пришла в голову Арины. Она обратилась к записям. Она читала... перечитывала дневник мужа. Как будто бы что-то она там искала. Ее интересовало то, чем занимался ее любимый человечек в последнее время.
   Из записей она уяснила одну новую идею: он почему-то изучал вьетнамский язык, исследуя его тональность. Глуповатый какой-то язык, как она сходу решила... но продолжила читать далее, чтобы понять, зачем ему это надо будет. В чужом языке были тона, которые несли не дополнительный смысл, а главный!.. Они давали новый, другой смысл словам (тем же самым)... тем же слогам. Так, в 5-6 раз увеличивая смысловые возможности нового языка... уменьшая так общую массу. Но Арина не сразу поняла текст записей, настолько он был сложным - но, слава богу, компактным... Девушка перечитала несколько раз последние записи, стараясь вникать в новый смысл исследований.
   Как практически освоить новый иняз? Да и зачем? - Этот вопрос мало интересовал девушку. Она считала, что самым важным - надо дать любимому... звук, звучание, то последнее, что он слышал, эту тональность. А другое ее не интересовало. Она решила так помочь ему - продолжить как бы его исследования, но для него... вслух, в звучание текста. Она где-то нашла учебник вьетнамского языка и читала его у постели мужа. Она хотела также его вернуть к сознанию. - "Ведь он, следуя логике из дневника, - подумала девушка, - считал, что вьетнамский язык - как вода живая и мертвая для европейца, конечно же..."
   В этом языке он считал, что короткие слоги - они, как колючки, умертвляют любую болезнь внутри человека... шесть тонов, они как бы оживляет то, что... Но тут девушка заплакала, но потом собралась и с новым желанием вернулась к звучанию вьетнамских тонов. Она верила в то, что, если будет так читать вслух сам учебник вьетнамского языка, то ее муж почувствует эти чужие, но знакомые именно для него звуки, тона... звучание предложений, фраз, слов.
   Но не тут-то было. Вьетнамский язык оказался настолько сложным, что она мало понимала в нем... Да, к тому же, сам учебник был на английском языке... единственный иняз, который она хорошо знает - поэтому объяснения она понимала без проблем. Но сам вьетнамский язык - он был невероятно трудным в плане понимания тонов на практике... когда их произносишь. Ведь речевой аппарат не был готов к произношению новых смыслов. Особенно она с трудом произносила два глотальных тона, которые были только в этом языке. Резкая прерывистость, стремительное проглатывание вовнутрь звука, который произносится вовне - это было выше ее сил. Одновременно так, и в себя... и из себя - в озвучку как бы глотка только!.. Короткое противопоставление. Выдох-вдох!.. Одновременно и накоротке так. Гуть.
   Трудно. Но желание оживить мужа было сильнее: "...так, мелкий выдох и еще мельче вдох - накоротке так, - мыслила девушка, - ну, как иголка что ли... но вовнутрь. Акупунктура мелкая, ага... так-так... воздушная что ли... целительные иголки, колючки... точечно так... неслышимки. Ага... но в отличие от больного человека, когда эти точки расширяются на коже, у моего человечка без сознания они сужаются... уменьшая свою острую агрессивную чувствительность от телесной... нет, от воздушной... до эфирной что ли?.. - подумала она тут. - Но это, как зыбкая почва... скоротечная в противопоставлениях."
   Девушка читала учебник чужого языка вслух у постели мужа. Она верила в чудо. Ее вера вдохновила так, на преодоление новых проблем.
   Она невероятно верила в то, что творит сейчас для... для любимого человечка. Для него. Она верила, что так только сможет установить контакт с ним. Месяц только ушел на то, чтобы можно было понять шесть мелких тонов иняза в практическую - в звуковую напряженность текущего бега вьетнамского текста... Даже два месяца.
   - ...А ты, Арина, правильно сделала, что английский язык так... что на английском так произносишь вьетнамские слова, - сказала ее подруга Лариса, - они так совпадают с американской агрессией, когда они бомбили территорию Вьетнама сорок лет назад.
   - Да это случайно так случилось.
   - Но главное, что вьетнамцы так выживали в этой бомбардировке, - говорила интеллектуалка Лариса, - у них язык стал выживательным как бы. Столько людей там погибло, многих вьетнамцев так отравили оранжем, покалечили миллионы людей. Но они - молодцы!.. Выжили.
   - Лариса, ты знаешь дальневосточную историю? Откуда?
   - Да.
   - Но...
   - Арина, а ты знаешь, что кроме американской агрессии во Вьетнаме была еще раньше французская колонизация. Они там оставили много чего своего - французского!
   - Что именно?.. Ti?ng PhАp t?i Vi?t Nam... французский язык во Вьетнаме... - сказала вдруг тут по-вьетнамски она.
   - Французский язык во Вьетнаме был главным еще сто лет назад.
   - Ti?ng PhАp t?i Vi?t Nam... - повторила девушка, уже зная как сглотнуть надо звук "Вьет..." и как надо вытянуть, усиливая, звук "фааП" - французский.
   - Но потом он исчез из повседневного обихода местных жителей... сами вьетнамцы стали предпочитать английский язык теперь. - говорила со знанием дела интеллекуалка Лариска. - А французский язык ушел из жизни... на нем говорят теперь там только пожилые люди, которые ведут культурный образ жизни... э-э... любят... фап. Ты сказала фап?..
   - Да, фаП. Это французский, но из вьетнамского... так, в тоне.
   - ФАП. Это же фельдшерско-акушерский пункт у нас в России!.. Это у нас медпункт... э-э... в отдаленных малонаселенных пуктах, где... где малая плотность проживания... где далеко от больницы. Они осуществляют первую медпомощь там... в этих ФАП... в мобильном ФАПе... в полевых условиях, кажется.. выживания.
   - Лариса, а ты знаешь, что мой муж открыл особые свойства так называемого внутреннего иняза? - неожиданно спросила Арина.
   - Конечно!.. Я же читала его записи. Он же именно отсюда открыл эту особенность, - но тут Лариска спохватилась, замолчала, но быстро сконцентрировалась и выпалила тут же вслух, - это ошибка!.. Это оппозиция!.. Это борьба вьетнамского народа с самой сильной страной мира. А вот французский язык - это... это фап... опть, это именно детская опть... ее сразу не так просто разглядеть!.. Самое обычное рядом, но недоступное с первого раза... кажется. Потому что он постоянно находится в тихом и скрытном движении... параллельном и приглушенном что ли...
   - Непонятный пока. Эффект - обратный.
   - Слишком много мелких детских противопоставлений в обратной связи взаимодвижения. Здесь внутренний язык для человека лично выступает только как некий магнитно-разветвляющийся модуль идентификации оппонента, оппозиции, опть... ну...
   - Тебя понять я не могу!.. Лариска, говори проще.
   - Да, разряжение... навыка нет, нет автоматического умения говорить эти необычные тона, - сказала здесь уже эта интеллектуалка, - но до этого... до этого всегда приходит воодушевление воображения, зарождение мечты, так сказать. В этом-то как раз и есть живая сила тональности... для самого любимого человечка. Здесь сама ошибка дает новое что-то в действительности. - сказала Лариса и подумала: "Как Арина могла узнать такое?.. Как?.. Тональность..."
   Девушка, интеллектуалка еще что-то говорила умное такое, но хозяйка ее уже не слушала. Она готовила жаркое по-домашнему. Скоро должен прийти папа (спуститься с горы), как сказала хозяйка. Он обещал по телефону сказать что-то новое...
   - Спуститься с горы? - удивилась Лариса.
   - Да. Он на горе живет. Где цирк. - ответила девушка. - Он считает, что на горе питьевая вода чище... что в горах всегда так, все - чище, но опаснее, чем внизу.
   - Да?.. Клево!
   - Да. Он выбрал чистоту, в ущерб опасности.
   Но он вдруг пришел раньше, чем обещал. Папа неожиданно пришел так, наверное, потому что не пешком шел, а... приехал.
  
   Глава 10. Тайны доверяются интеллектуалке
  
   Параллельное доверие в тональность. Неожиданно Аринка открыла тайну своей подруге. Но Лариска сама уже догадывалась о том, что скрывала ее подружка. Интеллектуалка имела хорошее чутье на происходящее.
   Они были втроем в квартире. Они обсуждали все новое, что теперь появилось в их компании... в компании троих людей - разных по возрасту, по уму, по личному эмоциональному миру. Но их объединяет одно теперь - как помочь мужу хозяйки прийти в сознание. Как? - Каждый из них хотел внести свой вклад в решение текущей, этой очень важной проблемы для всех троих.
   Подругам было по 25 лет, ну, Лариске немножко более (она почему-то любит скрывать свой возраст)... а папе было на целое поколение больше, естественно. Но здесь в компании сейчас было огромное доверие почему-то. Может быть, потому что они уже не в первый раз так встретились дома у хозяйки Арины... которая готовила превосходно вкусную пищу, блюда на газовой печке. Свое домашнее искусство она теперь могла только им показать.
   Но почему-то сейчас они стали говорить больше о Лариске. Она хвастаться не хотела, но все-таки сказала, что работает сейчас в одной крупной фирме.
   - Кем? - спросил папа.
   - Кем? - переспросила с удивлением девушка. - Ну... секретарем только... торможу людей, которые идут толпой почему-то к шефу.
   - А что так?.. Зачем? - продолжил он задавать ей вопросы. - Ведь сейчас к шефу можно через интернет приходить, так? Даже контракты и договора можно так через всемирную паутину заключать. Так ведь?
   - Так, да. Но личная встреча остро необходима людям, когда... когда... э-э... Вы...
   - Когда, моя интеллектуалка? - спросил он тут весело так. - Когда же?
   - Когда? - повторила вопрос девушка, но посмотрела проницательно так на него, желая проникнуть глубоко в суть человека. - Ну, когда надо что-то новое озвучить... что-то сокровенное, наверное.
   - Допуск к телу шефа, ха-ха!..
   - Да, физический допуск к моему шефу, - поправила тут Лариска, - потому что он всегда занят чем-то.
   - И тревожить его нельзя, ха-ха!..
   - Можно. Но только через меня. - тихо сказала интеллектуалка. - Я даже иностранные языки знаю, изучала их на корпоративных курсах секретарей. Могу свободно общаться с иностранцами. М-да... Стажировалась даже несколько месяцев заграницей.
   - Заграницей?
   - Да.
   - Иностранные языки, - но тут наш папа задумался почему-то... вспомнив что-то... и потом пробурчал, - в Европе... в... э-э...
   - Да. В европейской стране. - сказала интеллектуалка, но тут же доверительно добавила, - в Португалии, в Испании, в Чехии еще была...
   - В Испании?! - тут ее собеседник чуть не взлетел до потолка - кац!.. Он вскочил из-за стола! Встал, но тут неожиданно притих и сказал, - ты?.. Ты была там?.. Где? - его напор здесь превзошел все нормы этики, которые он знал до этого! Вся вежливость его исчезла тут и он решительно пошел в атаку. - Где?.. Где ты там была?
   - Я... я... я, - неожиданно стушевалась девушка, - я только на севере страны там была. Из Португалии мы в столицу поехали и потом в пансионат на севере Испании. Там в горах холодновато было... у источников. Там раньше и мои родители были...
   - Извини! - тут вежливо уже сказал он, придя в нормальное состояние души и духа. - В каком пансионате?.. Извини.
   - Пап, ты че? - вдруг Аринка сказала ему. - Ты че так переключился? Она - моя лучшая подруга!
   - Извини, Арина. Извини, Лариса!
   - Да, ладно, хи-хи!.. Все мы люди. Все мы имеем свои прибамбасы, - говорила здесь уже долго Аринка, на правах хозяйки дома и постоянно хихикала: "Хи-хи!.. Хи-хи-хи!.."
   Их беседа продолжалась долго. Всем хотелось узнать еще что-то новое. Ведь каждый из них продолжал почему-то личные исследования собственного внутреннего мира. Каждая из них открывала теперь что-то новое... в себе, в близких и в других людях. А он в себе тоже открыл и исследовал одну тайну. Это было интересно, но хотелось обсудить с кем-то, кому-то довериться в своих новых исследованиях. Ведь вопросов было очень много. Надо поделиться.
   И случай здесь представился. От Арины Лариска и он ушли вместе - на улицу. У них как бы началась личная встреча что ли?.. Если посмотреть на мир с точки зрения интеллектуалки. - Нет. Но тут уже он почему-то доверил ей новую тайну.
  
   Глава 11. Зидля
  
   Доверие... Летняя ходьба. Личная встреча, если можно так сказать в условиях физического выхода из одной квартиры. Они вместе вышли из квартиры Арины и вдвоем отправились через внутренние дворы жилого квартала к Искитимскому мосту.
   У них совпало физически теперь многое. Они шли пешком и говорили о внутреннем мире, об исследованиях Сержем детства и юности. Лариса рассказала о своем детстве, проведенном отчасти на севере Испании... Но ее собеседника теперь заинтересовало то, что она изучала сейчас испанский язык... после дневника Сержа, после того, как узнала волшебную тайну так называемого внутреннего иняза.
   - У тебя испанский язык является внутренним? - спросил он.
   - Да. - ответила девушка. - Детство я провела с родителями в Испании, но потом забыла этот язык. И вот теперь возобновила его изучение, после записей дневника Вашего сына.
   - Даа... молодец! - удивился здесь папа Сержа и тут же сознался, что испанский язык и для него тоже является теперь особенным... внутренним языком. Он для меня сейчас самый внутренний... после всех событий. После того, как я 19-летним юношей побывал в испано-говорящих странах... но потом... э-э... но сейчас я начал изучать этот иняз и вспоминать все то, что было на Кубе, в Испании - когда мне было 19 лет. Приятные личные воспоминания.
   Они шли молча некоторое маленькое время через внутренние, зеленые дворы местных пятиэтажек... через ботанический сад, вдоль забора. Бетонный забор - справа, а слева - деревья, трава и пятиэтажки... Но неожиданно они заговорили между собой на испанском языке... сперва отдельные слова, потом любимые фразы и затем испанские предложения. Вот так, ее внутренний иняз... совпал, совпал с его. Это было, как чудо!.. Когда новый внутренний мир совпадает в языковой основе с новым внутренним миром другой взрослой личности, когда совпали чисто внутренние языки двух людей... разных по возрасту, по профессии и по мироощущениям.
   Испанский язык сблизил так неожиданно две местные особы. Внутренние соответствия. Тихая волшебная радость окутала их души при ходьбе вдвоем. Они радостно, но изучающие так иной язык, болтали на ходу, в медленной прогулке пешком... но с быстрой мыслью - в лихорадочном поиске соответствующих ответов на другом языке.
   Где-то на подкорковом уровне внутреннего размагничивания они идут так вместе. Где-то в подсознании... что-то торжествовало сейчас внутри двух людей. Внутри без загадок... Они нашли так неожиданно общий язык, который сблизил их души так внутренне, в особое новое ощущение личного мира.
   Внутренние ощущения были необыкновенными... в радость, в наслаждение. И здесь уже, пройдя узенький мост... через местный ручей, они сразу же пошли в гору, слева была автодорога, а справа - возвышалась ультрасовременная, стеклянная коробка торгово-развлекательного комплекса "Променад-3". Она ему тут сказала, что из этого "Променада" открываются хорошие обзорные виды на город... у них там был выездной семинар внутри здания (на работе), но они все тогда смотрели на город, на центр внизу за ручьем. Она так, а он ей в ответ - то, что из его квартиры (выше на горе) открывается лучший вид на центр. Правда так было, а сейчас все кругом застроили новыми зданиями.
   Новоделы. Жалко. Но в этом "Променаде", как он потом сказал, было неплохо... он даже там телевизор с длительной гарантией себе купил, когда его вначале открывали помпезно. А вообще-то в торговых центрах люди покупают одно и то же, как в столице, как в Москве или там в Мадриде...
   Они так в... наслаждаться хотелось... шли в гору, дальше уходя в испанский язык. Все более и более приятнее. Он ей рассказал, чем отличается приятное испанское "коррьентэ" от английского внешнего "карента"... хотя - это одно и тоже, текущая гарантия, так сказать... ходовое что-то. Один и тот же смысл. Но, когда она спросила: "Почему приятное?.." - Он ответил так: "Потому что "ла коррьентэ" звучит, как ручей, приятно сейчас, когда удаляешься от него... ведь в него сливают канализацию. Искитимка. Но чисто внутренние ощущения более приятные, чем внешние органы чувств. Хотя одно дополняется другим, как обычно. Здесь чудо находится в обычном... детская опть, так сказать, третьи выгоды. Без дозы агрессивной оппозиции." - "Ага, Вы стали думать, как я, - ответила здесь радостно она, - в согласие, не в дозу - а во внутреннюю долю... больше - в воспоминание об этом ручейке... хотя он рядом."
   Они так увлеклись разговором, что ничего кроме общения уже не замечали - сю-сю... сю, мм... сю, сю... мм...
   Они так увлеклись... ушли в большую долю внутренних ощущений, что даже дали друг другу дивные, новые имена!.. Он попросил ее называть его, как Андресито!.. Это испанское имя нравилось ему почему-то... безумно так по-детски. Здесь он - сразу же забыл свой возраст зачем-то. А она.. ей захотелось назвать себя другим именем... дивным, приятным, испанским. Она согласилась с ним, но себе хотела свое - новое имя. Лихорадочно заработала мысль!.. Так-так... захотелось!.. Нет! Новые возможности вскружили ее голову - мм... Но новый теперь озорник Андресито здесь уже стремительно так вдруг сказал:
   - Я хочу тебя назвать, как Хуана!.. Можно же? Будешь, как добрая медсестра, которая заботится ежедневно у постели Сержа сейчас в больнице. Там я ее заботливость заметил. Она все сделает для Сержа. Хуана... Я ее так в душе зову - но тихо так. Это мой внутренний секрет. Она там - у него, а ты будешь здесь у меня. Хуана!.. Хуаночка моя! Она, как подзарядка что ли действует.. особо сейчас.
   - Хуана?.. Нет, я не хочу так, хи-хи!.. Это грубовато, мне кажется. - сказала весело Лариса и быстро добавила тут, - пусть я буду как... как...
   - Как Кармен! Мне как раз ее не хватает - страсти ее!
   - Нет!.. Пусть я буду как... как Карменсита!.. Да. Да, да! - весело она назвала себе новое испанское имя.
   - Карменсита?.. Карменсита, Карменсита!.. Да!
   Они весело шли в гору так. Он и она... Андресито и Карменсита. Они быстро тут вошли в новые роли... детские имена, но ласково так, по-испански. Детская магнетика сработала... заработала на ходу. Они продолжали идти так в гору... к цирку, который открывается рядом впереди слева. И здесь Андресито открыл ей новую тайну - он рассказал Карменсите, что для него значит волшебное слово "зидля". Он сказал, что это огромный заряд импульсов!.. Что он освежает чувства и приятно выдает новый заряд - упругий заряд множества импульсов... в радость, в наслаждение... в свежий взгляд на обычный мир кругом.
   Они так весело, как ребятишки, прошли уже на горе трамвайную линию, которая уходит вправо к местному большому храму. Собор. Андресито здесь вспомнил один парадокс: что сейчас это религиозный Собор, но в рыночных условиях сейчас настоящего капитализма - а раньше, еще в советское время на его месте был рынок - базар, толкучка, место, где продавали буржуазные джинсы, тряпки, импортную обувь... они были тогда под запретом. Он в детстве с пацанами бегал на толкучку - да по воскресеньям местные жители со всех частей города приезжали сюда в надежде приобрести что-то красивое из трепья, из новой одежды.
   - А ля иглесиа - сказала тут девушка, - по воскресеньям в Испании все ходят в церковь. Бан а ла иглесиа.!..
   - Буэно. - прервал ее он. - Но вот я больше любил в детстве ходить в цирк. Он находится рядом с домом. Но ты, Карменсита, когда говоришь сразу много испанских слов, то у меня быстро возникает внутреннее ощущение - зидля!.. Заряд новых мыслей. В какой-то новой неопределенности что ли.
   Но мысли сейчас в голове бегали быстро... они весело прерывали друг друга. Карменсита рассказала, как она в детстве ходила в цирк с родителями. Но Андресито весело прервал ее и сказал, что когда здесь новый цирк открылся, то на его второе отделение можно было бесплатно пройти.
   - Как бесплатно? - спросила Карменсита.
   - Представление в новом цирке тогда разделялось на два периода. Между... Перед вторым отделением в антракте открывались большие стеклянные двери и зрителей выпускали на открытый воздух - покурить. И мы - пацаны тогда - мы пристраивались втихаря к курящим мужчинам и девушкам, и вместе так потом заходили по звонку на второе отделение цирка. Бесплатно! Тихо и скрытно.
   - Да. Волшебство какое-то!.. - весело сказала Карменсита и добавила тут. - Кстати, мне мама рассказывала, что Юрия Никулин именно сюда приезжал на первые свои гастроли, как цирковой клоун. Она говорила, что он участвовал во всех репризах... но больше всего ей нравилась сценка с лейкой, где они обливались водой.
   - Они? Кто еще?
   - Юрий Никулин тогда был в светлых штанах, а его оппонент тогда - клоун Карандаш. Он был в клетчатых брюках. Ух, какие они трюки вытворяли... у мамы есть фото и видео.
   - Дааа... Черт!.. Оппоненты. Кривляка и ломака! - ответил ей Андресито. - Каждый взрослый, возвращаясь в детство, обязательно вспоминает цирк - посещение цирка.
   - Да, да! Даже взрослые, посещая волшебное представление в цирке со своими детьми, сами начинают чувствовать себя детьми. Да они, как дети! Они хлопают в ладоши и радуются, как дети. Громко!
   - Да, цирк!.. Маскарад. Внутренний переворот возраста при внешнем... нет. Это другой мир.
   - Это само волшебство!
   ...Смена имен - на детские. Это как смена пароля для допуска в новый внутренний мир. Это как заряд множества изменений - это так, как зидля... для того, кто поверил в детскую магнетику новых имен. Это так утопично, но действует безотказно, если продлевается в юность как бы не с первого раза... здесь проявляются так неожиданно те же самые права - но утопично так... поэтому не прямо, а тайно так, для двоих только... в чистом движении новых детских имен внутри нового разговорного мирка для двоих только... внутри моментального размагничивания старого, страдательного, эмоционального опыта.
   Карменсита и Андресито здесь шли... около цирка. Они радовались как дети, перебивая друг друга взаимно в веселом рассказе... в воспоминаниях детства... в обратку. Но тут вдруг - раскаты грома! - Бух!.. Будз-бум-дух!.. И тут резко пошел ливень - или нет. Будет. - "Что делать?" - Ветер поднялся!.. Стоп! Резкий порыв ветра сорвал летнюю кепочку у Карменситы. Она побежала за ней - но нет!.. Стоп!.. Та... улетела прочь, куда-то на дорогу... через дорогу потом!.. К цирку!
   - Стоп! - крикнул Андресито.
   - Да, да. Стоп. - крикнула тут себе девушка. - Не надо туда!
   - Пусть кепка летит на счастье! - весело остановил девушку Андресито, схватив ее за руку!
   - А что делать? Дождь ведь!.. Розовая кепочка. Жалко. Но вообще-то я люблю носить береты.
   - Бежим ко мне! - скомандовал здесь быстро Андресито.
   - Ага, бежим! - обрадовалась девушка. - Надо скорее в помещение! Или под навес. В укрытие!
   - Да. Ко мне домой!
   - Ага, давай!.. Бежим! Вовнутрь.
  
   Глава 12. Третьи выгоды, но только для двоих
  
   Параллельное доверие. Войдя в квартиру Андресито, она почувствовала, что попала в другой мир. Новый мир. Внутренние ощущения были необыкновенные... радужные, свет здесь преломляется... делался каким-то другим, солнечные зайчики почему-то играют на стене в комнате. - "Новый мир?.. Там дождь, а здесь все по-другому. Он закончился?" - Она стояла в синих шортах, белая майка была мокрой от дождя... четко обозначилась грудь, с волос еще стекали капли дождевой воды, как жемчужинки... бесшумно. Тихо как здесь... притягательно. Дыхание, возбуждение, воодушевление. Предвкушение.
   "Ого... красиво как! - пришла в восторг девушка, осматривая новое помещение. - Это другой мир!.. Это его мир... он какой-то другой, волшебный здесь. Желтенькие лучики... внутренние зайчики. Посидеть бы здесь один часок хотя бы... - она вспомнила, как час назад он говорил о зидле... и мысль тут всколыхнула ее гормоны, - это все делает эта зидля... это вход в другой мир... в новый чудесный мир. Это чудесно здесь так... его зидля!.. Наша теперь зидля!.. Заряд импульсов. Для нас. Сильно. Нет - мощно! Супер-заряд! Мощно накоротке, затем длительно и приятно должно быть... Зидля, для нас!.."
   Здесь она посмотрела на него. А он стоит и улыбается, наблюдает за ней, за ее новыми чувствами. Здесь девушка не могла сдерживаться. Детская осторожность ушла вдруг. Какое-то новое чувство всколыхнулось внутри и быстро вырвалось наружу!.. Раз!.. Общая юность. Минуточка... внутренний порыв. Она потянулась к нему и быстро поцеловала его в щеку. А он автоматически обнял ее. Она еще - в поцелуй!.. Он - тоже! - Раз!.. Секундочка. Два, три!.. Она, он... они. Их тела слились здесь так, в одну душу... в общую радость... в наслаждение, даже в безумную страсть - в быстрое развитие чувств, наружу!.. Сумасшедшие... трогательное путешествие нового мира... в его квартире на четвертом этаже. Чувства. Скрылись так на целый час.
   ...Он потом ей через некоторое время рассказал, что в школьном детстве жил в трехкомнатной квартире. Но прошло время... И когда он вернулся после некоторых путешествий в город, то оказался в один день в двухкомнатной квартире - напротив, где они и находятся теперь вдвоем так, с новой любовью!.. А та детская квартира (из детства как бы) - она занята. - Но напротив. А между ними находится еще маленькая однокомнатка, квартира, где живет бабушка.
   - Абуэла? - сказала быстро почему-то так по-испански Карменсита. - Бабушка. Клево!..
   - Да. Меня в детстве воспитывала другая бабушка. - сказал Андресито. - Она, когда я не слушался ее, брала квадратный чемодан и выходила с ним из трехкомнатной квартиры - на лестничную площадку. Она хотела меня, мальчика тогда, напугать, что якобы уходит. Но я-то знал, что большой чемодан - пустой.
   - Пустой чемодан? Клево!.. Легкий багаж. - сказала девушка, но абсолютно проницательно тут посмотрела на него, - но сильные детские эмоции. Весело!
   - Ага... так.
   - Ух, ты - мой маленький Андресито! - сказала девушка вопреки всему и обняла ласково его. - Напугался тогда?
   - Ну, есть немного, - сказал тут он детскую свою правду. - Ты, Карменситочка, видишь меня насквозь. Карменсита.
   - Да. Но только твое детство, Андресито... О, уже шесть часов вечера. Я хочу в ванную комнату! Можно?
   - Да, да. Сходи!.. Вода теплая есть там. Искупайся. Там шампунь, увидишь.
   - Ага, клево!.. А полотенце?
   - А... черт!.. Забыл. Я дам тебе банное полотенце с рисунком. На нем есть... там, но сама все увидишь... зеленые пальмы, море, голубое небо и белые чайки.
   - Абуэла, - сказала тут девушка и весело, не надевая шорты, убежала в ванную, бросив на ходу только: "Сам принесешь!.. Андресито! Андрес! Андрюшечка. Душа моя, душечка. - но затем через пять минут приоткрыла дверь и выкрикнула весело так из ванной: "Ну, где мое полотенце пляжное, Андрес?! Мужчина, мужественный, храбрый! Где ты?.. Защитник мой!"
   - Щас!.. Моя дорогая душечка. Иду уже! Моя страстная Карменсита, - подыграл здесь он ей уже на ходу, - моя любимая скорпиониха!
   Он отнес ей мягкое полотенце. В детской магнетике имен у них потерялся возраст... потерялся, но - для... в юность!.. Из детства... и молодости, зрелости. И уже в ванной она призналась ему в маленькой тайне: "Не могу понять, но квартира этой бабушки между двумя твоими квартирами, детской и настоящей... ее номер совпал с настоящими годами моего возраста." - "26?.." - "Да. Два и шесть. И разрядка между ними - бац!.. Разрядка множества!.. В один момент. Из двух детских до 10." - "Детская разрядка настоящего!" - "Да. Она!.. Настоящая разрядка из детства в юность!.." - "Но как бы совместить эти детские цифры?.. Слева и справа." - "Точечная разрядка внутри мечтательных инязов." - "Поразительно - точно так! Кстати, в испанских клубах футболисты, если играют в основе с номером выше, чем 25, то значит, что они попали сюда в зрелую основу, но из молодежки, так сказать. Для временного усиления одиннадцати, так сказать... конкретно для десяти в поле. Ну, в центре и в атаке, как Андрес Иньеста, например, в Барселоне. Он ведь там родом из детства, как воспитаник местный. Стал потом отличным диспетчером для игроков атаки, для... для первого паса... для точного, очень!.. В гол." - "Классно!.. Клево!.. Из детства." - "Ага." - "Сбежали в детство". - "Взяли там беглость и ворвались сюда - в юность!.."
   ...На кухне после принятия душа, точнее, после купания в теплой воде в ванне, двое влюбленных сейчас сидят и пьют чай в нежной такой взаимности.
   - Андрес, - по-французски бегло с ударением на последнем слоге девушка назвала его так, - у тебя здесь на кухне виден даже цирк. - приятно обрадовалась Карменсита. - Как бы из внутреннего двора. Классно. Изнутри как бы, клево!.. Хорошо здесь.
   - Да, если точнее смотреть между двумя зданиями здесь, но там на проспекте... через дорогу, на другую сторону проспекта.
   - Цирк на противоположной стороне, как я его любила в детстве! Акробаты под куполом... гимнастки. Цирк на горе, клево!
   - Кстати, о цирке!.. Де солей. Когда там была стройка... новостройка, то мы с пацанами проникали туда вовнутрь... несмотря на противоположную сторону дороги, куда твоя розовая кепочка улетела. Нам было интересно, что там внутри есть?! - Шатер - нет! Строили бетонный купол... и кирпичную коробку справа. - Тогда, я с Русей и еще кто-то с нами был третий... мы втроем в детстве там даже в прятки играли. Но нас выследил сторож в воскресенье! - Он в ярости погнался тогда за нами. Но мы разбежались там по комнатам (без дверей еще)... среди кирпичных стен... И я спрятался в одной комнате, и слышу, что он идет, заглядывая во все комнаты в длинном коридоре. Движение. Шаги!.. Какой это был этаж?.. Не помню. Шаги... в тишине... медленно. Я... Испуг, притаился. Я так притаился там, но он приближается к моей комнатушке. Страшно. - И тогда я выбежал из своей комнаты и побежал по коридору в другую сторону. Он - за мной!.. Бум-бум, бум!.. Я бегу по коридору - он за мной!.. Я выбежал быстро так из коридора и ...прямо на арену (ну, где дирижер с оркестром на высоте над ареной - сейчас находятся) - но тогда там вдруг, раз - пустота! - Коридор закончился тут неожиданно. Конструкция здания. Пол внутри закончился! - А я уже лечу в воздухе. Я - в полете!.. Куда приземлиться - смотрю, как птица в полете... И вот земля, бетонная площадка внизу между кирпичными стеллажами. Строительный мусор. Кучи. Мысль в голове: "Ах, как бы ноги не сломать!? - Куда упасть?.." - Бац-бам!.. Приземлился!.. А тут снег. "Слава богу! - между кирпичными кладками снег лежит. - Ура!.." - оказывается, что крыши арены нет... Вверху нет купола цирка - его еще не достроили. Я упал жестко между острыми квадратными углами кирпичей - но в мягкий снег. Белый снег и красные кирпичи. Упал. Больно. Жуть. Но - вскочил. Боль!.. Поднялся тут же и захромал скорее - на выход. Выход тогда нашел быстро. Так, я тогда спасся в детстве. А тот сторож прыгать не стал... Под куполом цирка.
   - Спасибо ливню. - неожиданно здесь сказала девушка... вспомнив что-то, вдруг заплакала, но прошептала, - дождь, вода, ливень, ливневка, все просто... открытый воздух спасает, ну... снег... пушистый. Неделимая безопасность.
  
   Глава 13. Возвращение из комы
  
   Возвращение неделимой безопасности. Цирковой переход на детские имена Андресито и Карменсита дал им чудесное времяпровождение под защитой внутреннего испанского языка... как под куполом нового цирка, как бы. Текущая зидля ввергла их в общую юность, где господствовала теперь радость... веселье и недетское наслаждение. Но это все было только для них... и все втайне от других.
   Цирковой переход от зрелости так, он все переворачивает с ног на голову, так сказать. Но - к тишине, в приятное и веселое спокойствие, если громкий шум детства вошел одновременно так, как все взламывающий шутливо паяц... в общую юность. Во все заменяющую, общую, увлекательную юность. Когда внутренний мир... когда в нем познавательно так заменяется детство и старость... извне.
   Веселый цирковой паяц любит шутливо взламывать так любой прочный возраст, возрастную однозначность - с помощью детской опти, так сказать... без боязни так давать смехотворные детские движения для... для... для любого порядка цифр, для любого возраста. Для папы и мамы, для дедушки и бабушки, для брата и сестры... для родных теток и дядек. Приятная буффонада для родных, близких, любимых и чужих людей.
   Но к Андресито приехал в гости его родной дядя из другого города. Он поселился в его квартире около цирка. Это было плохо для Карменситы... для чудесного времяпровождения. Но дядька дал им нечто интересное - то, что резко обогатило их тайно заряжающую зидлю. Интересно, что это?
   Дядя Юра оказался умным человеком... он работал геологом раньше (с юности) и много путешествовал физически по земной поверхности, особенно около чистого озера Байкал. Физическая геология недр. - Он ее изучал с юности.
   Карменсита, Андресито и дядя Юра встретились так неожиданно в квартире около местного цирка на горе. Неожиданность. Для девушки эта встреча оказалась в диковинку. Дядька сразу заговорил об искусственном интеллекте, он любил эту тему... исследовал сам нейронные взаимосвязи в каком-либо объеме личной эмоциональной памяти. Нейросети - вот, о чем он любил говорить за столом, выпивая вино или пивко в последнее время.
   Бывший геолог вспомнил даже, что, выйдя на пенсию, хотел пойти работать в цирк клоуном - но вовремя одумался. И занялся потом исследованиями интеллекта. Он даже весело рассказал, как в молодости приезжал летом сюда и работал здесь рядом в пивбаре. В нем тогда огромные бочки с пивом он ворочал на складе... Тогда он еще боевым самбо занимался и старался нарастить мышцы физически. Здесь он жил у сестры. В квартире напротив. Он постоянно тогда дрался с местными пьяницами... для него любая драка, как тренировка была. Воспоминания молодости, геологии, похождений, юности.
   Неожиданно он так рассказал о конвертации личного времени, когда речь зашла о юности... о воспоминаниях благоприятного детства и юношества. Когда речь зашла об Андресито и Карменсите, он, естественно, спросил, почему молодые люди так себя по-детски зовут, называют, обзывают... на что они ответили - так играют в цирк вместе... ну, в детские перевертыши что ли... в клоунаду.
   - В юности молодой человек, - сказал дядя, но посмотрев на Карменситу, добавил, - или девушка... испытывают психологические проблемы своего роста.
   - Интересно, почему? Почему так, хи-хи!.. - спросила Карменсита.
   - Я думаю, что ты сама уже догадываешься.
   - Нет пока, хи-хи!..
   - Тогда не перебивай меня, хорошо?
   - Да, да. Извините.
   - Не паясничай, как умная девочка. Ясно тебе?
   - Нет. Я не люблю кривляться. Я больше интеллектуалка. Мне все так говорят.
   - Стоп! Дядя Юра, а я вот вспомнил, - вмешался тут уже Андресито и продолжил говорить, сглаживая ситуацию, - что когда в своей юности я отправил два реальных письма с Кубы домой, сюда, то моя мать прочитала эти два письма.
   - Два письма?
   - Сразу два, по своей юношеской глупости. Одно - матери, а другое своему старшему брату. Тогда брату в письме я рассказал о своих похождениях, - сказал Андресито и продолжил, вспоминая, говорить, - и весь текст письма был таким глупым по-юношески... с матом, с грубыми русскими словами... и даже упомянул скверные слова на испанском языке тех грузчиков на Кубе, которые весело матерились тогда, крича друг другу местные ругательства... один грузчик так обзывал крановщика в крике: "Пинго!.. Пинго!"
   - И твоя мать все прочитала тогда, да?
   - Да!.. Глупо так было.
   - Племяш, не забывай, что твоя мать - это моя сестра. - сказал дядька тут.
   - Ага, извини, дядя Юра!
   - Это конфликт двух поколений, - добавила Карменсита, - точнее, родителей и их детей, которые выросли до юношей. До девушек.
   - Да. - сказал дядька. - Проблема роста ребенка и превращения его в глуповатого юношу. Хочешь, племяш, я помогу тебе с этой проблемой?
   - Да. Хочу. Как?
   - Так вот, - продолжил умно так дядька, - мать, она всегда является матерью... когда ребенок вырос до юности, она все равно контролирует своего сына, несмотря на его совершеннолетие. Но проблема тут решается очень просто. Понимаешь?
   Умный дядька говорить тут стал о какой-то конвертации личного времени. Он пил чешское пиво... смаковал и потом сказал, что матери в юности своих детей продолжают довлеть в эмоциях... драматизировать некоторые ситуации, поправлять их, исправлять их... Но проблема решается очень просто, как он сказал. Очень!
   - Твоя мать, это - моя сестра! Здесь скрывается волшебный код. Ты понял? - сказал он. - Она, она... представь, что она не мать, а сестра!.. Моя и твоя тоже!?! - Ты можешь так выйти из очень родной зависимости от возраста?.. Из зависимости от одного только поколения? Можешь так плавать свободно по своему личному возрасту? Можешь, козел?
   - Ты че, дядь?
   - Извини, племяш!.. Это все мое любимое пиво. Чешское... Спасибо, что купил его. Но достаточно. Извини, дружище.
   - Как это плавать по личному возрасту? - спросила вежливо Карменсита, желая сгладить конфликтность этой ситуации на кухне. - Это наверняка клево.
   - Когда ты представляешь, что мать стала сестрой так внутри тебя!.. Внутри твоей души! Внутри твоей эмоциональной памяти только!.. Вот только когда ты освобождаешься от этих земных оков, от злых зависимостей внутри эмоциональной сферы, где эти зависимости передаются эмоционально так, от одного поколения к другому... в продолжение... в следующее. Понимаешь?
   - Клево!
   - Ага, клюет рыбка, га-ха-ха!..
   Они втроем говорили так умно и с пивом на кухне... девушка, правда не пила, она приготовила еще бутерброды с сыром, с колбаской и с зеленью. Дядя ел много, как обычно. Дядя Юра многое что рассказывает об искусственном интеллекте... об освобождении от эмоциональных переживаний... что когда ты не можешь что-то исправить, то и переживать-то об этом не надо... здесь-то именно ты находишься в настоящем времени. Что очень важно для души, так сказать. Андресито глупо так, в продолжение общей выпивки так, заверил, что у него нет матери... что в своей эмоциональной памяти. Теперь за место нее и будет теперь сестра: "Пусть теперь во мне... э-э... за место матери будет сестра... сестренка, хи-хи-ха!.. Даже будет сестра!.. Моя сестренка, хи-хи-ха!.. Ма-ая сестра..."
   Дядька потом уехал, заехав... посмотрев на Сержа в больнице. Он сказал там человеку в коме, чтобы тот выздоравливал. Сильно он не переживал. Да и внук лежал в коме. Жалко. 80-летний дед пожелал ему здоровья, выздоровления у постели... потом быстро уехал к себе домой, оставив большую сумму денег на его излечение. Как кудесник какой-то необыкновенный, противоречивый физически сразу с первого взгляда (противный) - но потом сердечный в действительной психологии, свободный... внутри себя, располагающий к себе после... по воспоминаниям.
  
   А наш человек в коме, наш Серж излечился вдруг!.. Родственник вышел из комы неожиданно так!.. Ура!.. Он оживился вдруг, когда в палате появилась французская гувернантка, его родная сестра. Девушка вернулась из Парижа, купив все-таки дороговатый билет на самолет. По возвращению в родной город, она сразу же, но с родней, несмотря на слезы, поехала в больницу к своему брату.
   - Мерд!.. Черт! Мерд, Серж, буж туа!.. Кома са ва? Са ва?.. Са ва, братишка. - сказала быстро сестра брату на французском языке, потому что только эти слова вырвались у нее, как фонтан, как гейзер!
   Его веки дернулись... она поцеловала спящего брата в щечку, как они так обычно делали при встречи с самого детства... И неожиданно тот открыл глаза - раз!.. И глаза открылись. Глаза. Веки, глаза, подергивания... свежий контраст. Глаза все же были закрытыми - но!.. Похоже сознание вернулось. Он оживился в лице, потом в пальцах... сестренка взяла с трепетом его руку и погладила его пальцы, кисть... гладит ласково и говорит: "Давай, давай, братишка... оживляйся. Все в твоих силах. Ты сможешь. Давай. Молодец, братишка! Вот так... А че ты мне не звонил?.. Ну-ка..."
   ...Родной брат вернулся в сознание. Мыслит?.. Все кругом радостно, но тихо оживились. Сама сестра, папа и жена. Неожиданный восторг переполнил их чувства, но они вели себя здесь внутри комнаты только тихо. Понимая боль, волнительную ситуацию - но именно так... в соплях... в маленькой, но все целиком хватающую рядом, радости. У всех присутствующих было одно только чувство: тихий восторг, вырывающийся из неоткуда.
   Особенно обрадовалась медсестра, дежурившая у постели больного. Она застыла от неожиданности - раз!.. "Амнезия мыслить - прошла?.. Он может теперь видеть мысли? Мыслит? Не только во снах..." - Но дежурившая девушка пришла в себя, в свои обязанности. Она тоже вытерла сопли. Она опомнилась и подошла к аппаратам родного жизнеобеспечения... добавила немного тока в приборах, убрала избыток импульсов магнитного поля и стала наблюдать, как французская гувернантка общается тихо и ласково с родным братом... как сестренка гладит нежно руку ее любимого пациента (ее кумира, фаворита). - Затем она сходила за доктором. Она сказала ему, что их пациент стал на слова реагировать!
   Доступ физических лиц в палату больного был ограничен по понятным причинам. Доктор запретил посторонним беспокоить пациента. Он разрешил только родственникам потом посещать постель, комнату живого пациента, оживляющегося к новой жизни... вернувшегося из длительного сна.
  
   Глава 14. Доктор открывает один секрет
  
   Возвращение. Общая радость воцарилась вокруг больного человечка. Ему становится лучше с каждым новым днем. Жена Арина радовалась выздоровлению и считала, что это ее тональность так, как вода живая и мертвая, как озвучка шустрая и настойчивая, помогла здесь. Серж стал реагировать на слова теперь!
   А ее подруга - проницательная Лариска была удивлена не меньше. При встрече с Андресито она быстро перевоплащалась в детскую Карменситу и вела себя всегда достойно... ну, как испанская девушка - со знаком качества тайком страстной женщины, гордой девушки, веселой девчонки (из детства). Больше всего эту интеллектуальную особу интересовали тайны, личные секреты людей. Свои быстрые аналитические способности она скрывала как всегда с хитрецой, со своими умными оборотами в оппозитивной речи так. При встрече с Андресито она сразу же задала детский вопрос:
   - А почему твой дядька так быстро уехал?
   - Он?.. Ну, наверное, у него дела какие-то. Скоро конгресс по искусственному интеллекту на Байкале открывается. Может быть, он туда махнул?.. Он же твердо уверен, что мужчина - это поступки, а не слова.
   - А почему он, - начала тут по-детски так она допрашивать Андресито, - почему он так... э-э...
   - Знаешь, Карменсита, - прервал тут ее как бы игриво тот, - он мне однажды осанку поставил физически так - бац!.. Удар!.. И все! Я с тех пор прямо хожу, а то горбился как старик еще в подростковом возрасте... когда к нему на Байкал приезжал. Он, как уличный доктор-хулиган тогда со мной поступил - бац! И все!
   - Как это так?.. Это его поступки? Такие...
   - Когда мы шли тогда у него... в гости к родне... по дороге пешком. Он спросил меня: "Племяш, а ты че горбишься, а?.." - и вдруг - раз! Ударил меня!.. Ай... и я тут же физически выпрямился. Оп!.. Но он продолжил: "Ну, что... достаточно?" - "Да, да!.." - "Вот так." - "Дядя Юра, хватит." - "Хватит одного удара..."
   - Что, прямо так, без спросу ударил?.. Ааа, черт!.. Меня сейчас как будто током ударило. Ого, как...
   - Ну, да!.. Кулаком -раз! По спине, сверху! И все.
   - Ничего себе. Клево!.. Дядька. Клево!.. Дядя Юра. Дедушка Юра.
   - После... После этого я стал прямоходячим так, ха-ха!.. - посмеялся над собой теперь Андресито, вспомнив детские ужасы того неожиданного удара.
   - Ага, маленький, худенький, мой Андресито, вот почему ты выглядишь так, выше чем я, хи-хи!..
   ...Но вернемся в реальность. Все так, приписывали себе в заслугу неожиданное выздоровление, оздоровление, оживление Сержа. Но всех тут переопределил доктор, который постоянно, но эпизодически занимался лечением больного в коме. Вернее, не он, а его дежурная медсестра. Она конкретно так обслуживала человечка в коме. - Но док так здесь открыл большую тайну исцеления Сержа. Но тайну он открыл не жене больного - не Арине, а отцу Сержа. В чем же здесь тайна?.. Где здесь волшебство? В чем здесь случилась сама неожиданность? Как здесь перераспределяется внешняя доза и внутренняя доля постепенного оздоровления? Почему постепенно и в регулярности оттачивается реанимация в условиях большой неопределенности? - Тайна здесь раскрылась в прямой возможности, в шаговой доступности - в простом, но постоянном физическом доступе к телу человечка в коме. Особенно в ночное время! - Как известно, у больного пациента в коме вырабатывается гормон мелотонин... он оттачивает био-ритмы и регулирует выбросы других внутренних гормонов, повышая потенциал организма (улучшая потенциальные возможности). Но в ночное время он вырабатывается на порядок больше, чем обычно... больше именно в темноте. Тайный ключ, оказывается, в этом!.. Но более точно - в медсестре! Во внимательной медсестре.
   - ...Медсестра?.. А что случилось? - спросил у врача папа, выздоравливающего пациента.
   - Черт!.. Она... Да, понимаете, - сказал, волнуясь этот врач, - у нас ночная медсестра... э-э... она... сотворила чудо, в кавычках, конечно же!
   - Что именно?
   - Она по ночам... э-э... как бы это сказать?.. Она ночью дежурила у нас, у постели больного, у вашего сына. Она регулировала потоки жизнеобеспечения, приборы... аппараты, вводила нужные лекарства там.
   - Ну, же!
   - Ну, эта ночная сиделка... она превысила свои полномочия, свои обязанности, понимаете?. Мы ее застукали ночью, понимаете! Она проводила свои опыты.
   - Какие опыты?
   - Мы поставили новую видеокамеру в палату вашего сына, понимаете... и увидели потом, что она часто переключает... чаще, чем надо. Она поставила аппарат подачи в режим вибрации, понимаете!
   - Нет, ничего не понимаю.
   - Она подавала токи мелкой вибрации, pulsos electromagnИticos - как написано на приборе, она агрегировала... она добавляла магнитных импульсов больше, чем надо, понимаете? А потом радовалась, как девочка. У нас датчики ведут записи электронные. Электромагнетико.
   - И что?
   - Наша Хуаночка превысила допустимые пределы... Она сказала потом, когда мы расследовать начали ее как бы детское поведение ночью, что это сингулярный подход к лечению, понимаете?
   - Настороженно.
   - Ну, индивидуальный подход, так сказать. Она раньше в горах жила, а там у нее в деревне половина жителей, кому за 80 лет. И даже много долгожителей за 100 лет, понимаете?
   - Не совсем.
   - Ну, такой возраст... Это как раз обычно для них... для них привычно. Она рассказала, что там каждый день идут грозы, раскаты, молнии.
   - И что это дает?
   - Ионизацию тела. Физику. Мелкую физику тела улучшает, как она говорит... Оживляет, гальванизирует, как она сказала.
   - Дааа... что-то проясняется теперь.
   - Да, она танцевала по ночам у его постели!.. Прыгала от радости, когда ваш сын вернулся в норму сознания. Бесилась, как маленькая девочка, хулиганка, чертовка!
   - И что же здесь плохого?
   - Понимаете, так нельзя!.. Здесь больница, а не детский сад!.. У нас все серьезно. У нас инструкции. Требования. Дежурный регламент.
   - Вы ее выгнали?
   - Да!.. Как только у нее объяснительные взяли, копии результатов, показания приборов. Так нельзя!.. Вы не понимаете. Так нельзя.
   - Вы выгнали девушку?
   - Да. Мы ее уволили. Так нельзя. Пусть едит в свой Эквадор!.. Извините.
   "...как надоел мне этот врач! - размышлял потом папа, когда вышел из больницы, где лежал его сын. - Слава богу, что ему стало хорошо. Но зачем он выгнал девушку?.. Она так... заботились о моем сыне!.. Зачем?"
   - ...Все правильно он сделал. - сказала жена сына, когда он ей объяснил тот инцидент в ночной палате. - Так нельзя. Нельзя. Это строгое заведение.
   - Понимаешь, девочка ты моя, она внесла свой вклад в исцеление твоего мужа.. У нее был свой подход к лечению.
   - Ага, прыгала, как бешеная там. Нет!.. Врач - прав. Так ей и надо! Медсестра называется...
   Папа был недоволен... Но потом он ушел. И еще через некоторое время встретился с Карменситой. Автоматически он почувствовал себя, как Андресито. Мгновенно детство вернулось к нему тотчас. Стало лучше. Приятнее. Карменсита согласилась с ним насчет той дежурный медсестры... Они вдруг решили отблагодарить девушку, которая благоприятствовала излечению больного человечка. Они решили дать ей денег из той суммы, которые оставил дед. Они начали искать медсестру в городе. Так, они, узнав адрес, съездили на квартиру, где та проживала долгое время. Но тщетно. Девушка съехала. Она переехала. Точнее, девушка покинула город, которому отдала частичку своего доброго сердца. Где она? - Кто ее знает.
  
   Глава 15. Импульсные эмоции для оздоровления
  
   Неделимая безопасность. Добро. Сердечная любовь. Инцидент с верной медсестрой сильно взволновал Андресито и Карменситу. И ничего не поделаешь. Строгая медицина - права. Но могут исключения из правил быть или нет?.. Медсестра все сделала правильно, как теперь считали наши детки: Карменсита и Андресито. Но несправедливость присутствуют сейчас почему-то повсеместно.
   Двое наших влюбленных испугались не на шутку. Что делать?.. Ответ у них проявился один только - необходимо спрятать свою хрупкую любовь глубоко вовнутрь. Разбить счастье проще простого. Ось зла - повсюду. Сохранить добрую любовь, есть только один путь... одна только форма - нужно любить тихо и скрытно в настоящих условиях бытия.
   Неожиданно пришло известие о смерти деда. Дядька умер. Жалко, но дядя Юра ушел из жизни. Казалось, что он забрал с собой всю эту гадкую смерть. Он, кстати, был единственным, кто знал о любви двух людей.
   - Жалко. - сказала Карменсита. - Генерал ушел так. Жалко очень... он единственный человечек, который наверняка догадывался о нашей любви.
   - Да. Согласен. Он единственный такой необычный. Действительно, как генерал. Да... память о себе оставил добрую. Жаль.
   - Ух, как ось земли зла! - заплакала потом Карменсита... и добавила затем, - настоящий генерал армии, геологии.
   - Да, нет!.. Это только подтверждает, что нашу любовь надо упрятать... и как можно глубже!.. Изолировать. Надо все теперь держать втайне, так же, моя Карменсита?
   - Да, да, мой Андресито...
   Они, поговорив так мило, вспомнив дедушку, пришли в больницу, где лежал Серж. Там уже была его сестра у постели в палате. Девушка из Парижа говорила на верном языке для брата. Французский?.. Это сразу же бросилось в глаза вновь пришедших сюда. Адекватно ли?.. На слух, как?.. Нет, русский... который они знали с детства, почти из колыбели. Брат и сестра...
   - Здравствуй, дочь. - сказал папа.
   - Пап, он заговорил!.. Серж заговорил! Он что-то уже говорит! - воскликнула тут уже девушка. - Он молодец!.. Начал говорить.
   - Ого!..
   - Ничего себе!
   - Да, да, да!..
   - Тише!.. Не надо спешить. Потише, пожалуйста.
   - Ага... да. Потихоньку. Не торопитесь.
   - Так. Так...
   Чудо произошло, Серж заговорил медленно, но с придыханием... всем захотелось с ним общаться, но понимания пока было маловато. Но главное здесь было в начале... он сказал что-то... потом еще... еще. Одна сестра его только понимает сейчас. Она с ним говорит и видно, что наш человечек понимает ее... он реагирует и пытается говорить, дыхание его усилилось в частотном беге, движении... желании.
   - Серж... Серж... Серж... молодец, - тихо, но настойчиво так повторяла сестра приятные ему слова (брату), - у тебя получится... молодец, уже получается... молодец, братишка... не торопись. Ты имеешь выход. Все хорошо!.. Дыши! Не бойся, я помогу тебе. Не бойся, я с тобой... я спасу тебя, братишка... Дыши, здесь воздух чистый... верь мне! Де солей. Солнышко. - остальные в палате слушали внимательно... молчали тихо, стараясь понять сказанное вслух здесь в тишине... слезинки потекли у девушек, чувствительность выросла до небес - прям здесь же, но - в определенное спокойствие только приятной командной речи. Показалось, даже птички за окном замолкли - чирикать... и стали тоже прислушиваться. Казалось, что спасение все-таки идет, двигается, продвигается... шаг за шагом.
   - Не бойся... зима уже закончилась... Весна тоже... ушла... март уже давно ушел... дети все спасены... учительница жива... сейчас расцветает все... цветы, листочки... солнышко.
   Приятная новость... о том, что любимый пациент заговорил, облетела весь персонал на этаже, в здании... Весь центральный район... весь город оживился. Но больше всего обрадовалась жена больного человечка. Она... тут же сорвалась с работы и приехала сюда, к любимому мужу!.. Наконец-то, она дождалась.
   Молодые люди встретились. Серж и Арина. Муж и жена, наконец-то, смогли насладиться общением!.. Общение - не роскошь, но если оно долгожданное, то эмоции перехлестывают через край. - Арину предупредили, что вести себя надо спокойно. Волноваться нельзя.
   Они стали общаться, ура!.. Жена теперь даже отпуск на работе взяла на неделю, чтобы пообщаться с любимым мужем, чтобы каждый день видеть его и говорить... говорить, рассказывать, как все было не так просто в этот промежуток времени.
   Уже прошла неделя, а Аринка не умолкала... говорила спокойно, как и обещала персоналу на этаже; говорила, задавала вопросы и терпеливо ждала ответов от него, от Сержа!.. А он спокойно отвечал... сам спрашивал у нее последние новости. Они говорили обо всем, что его интересовало. Так постепенно он вернулся в сознательную настоящую жизнь... Атмосфера здесь теперь была радостной.
   - Открой окно, Арин. - чаще всего так говорил Серж при очередном приходе ее сюда. - Открой пошире, Арина!.. А то медсестры, строгие -запрещают.
   - Да, да, мой хороший. - говорит она и тут же спешит исполнить его просьбу. Она готова теперь исполнять его любые желания.
   - Арина, еще пошире открой! Солнышко, хочу.
   С каждым новым открытием окна - к нему приходила уверенность, боязнь нового теперь мира - уходила. Но все равно - просился к окну. Он даже попросил ее передвинуть кровать ближе к окну, когда она с Лариской пришла. - "На всякий случай..." - Страх закрытого помещения подавляющее действовал. Но стоило только открыть окно, как приходило личное спокойствие. Личная уверенность.
   Несмотря на то, что родная сестра уехала к себе в Париж (новый импульс - на работу), брат поправился, на щечках появился розовый естественный румянец. Он даже вставал с помощью кого-то рядом и пробовал втихаря делать первые шаги. Но пока шаги не удавались. Шаг. Он падал. Сознание терялось... от высоты что ли?.. Вестибулярный аппарат пока восстанавливался только. Постельный режим был для него обязательным. Больше отдыха. Никто не говорил ему, что он стал инвалидом. Нет.
   Вот опять пришла Арина и Лариса. Подруги весело общались. Арина сразу по-домашнему раздернула шторы и открыла окно (сам он... пока не мог). Лариска ей помогла с удовольствием.
   Атмосфера была радостной и даже веселой, когда две девушки так щебетали рядом. Серж был в хорошем настроении, восстановление всех функций шло спокойно и постепенно. Здесь спешки в оздоровлении не было. Реабилитация.
  
   Глава 16. Глубоко внутренний язык
  
   Возвращение неделимой безопасности. Глубоко в душе хотелось много что сделать прямо сейчас, но Серж терпеливо восстанавливал свою физику. Он делал ежедневно физические упражнения прямо в постели. Изометрия. Старт, продолжение. Чисто внутренняя физика.
   Но сегодня был какой-то особенный день. Вернулся батя из короткой командировки на Байкал. Он сразу поехал к сыну, где уже щебетали Аринка и Лариска... Так, папа, сын, его жена и ее близкая подруга встретились прямо здесь. Молодая парочка: муж с женой... это понятно!.. Но вот, папа и Лариска... у них все было хорошо, но связь (детскую...) они запрятали глубоко в душе... никто не догадавался в их близости. Они сегодня все так, по-русски гостеприимно и в дружелюбии, встретились. Каждый из них торжествовал - но внутренне так, и по-своему... по-личному, по-другому... у каждого мужчины и у каждой девушки были свои тайные желания. Интересно так. Счастливая атмосфера и приятный фон. Радость и веселье. Мысли и разговоры.
   Особые меры на этаже и открыто здесь в комнате (и тайно еще для каждого) верховодили как-то так незаметно что ли... Но речь текла приятно так.
   - Детское магнетико!.. Вот, что значит оно? - спросил папа у сына, желая разбудить (развивать) его исследовательский потенциал... он боялся, что сын после травмы потерял свою разведывательную аналитику, свои редкие парадоксальные возможности внутри мозга.
   - Новое кофе?.. Ага, сделай мне. - сказал сын жене, увидев, что та достала из сумочки флакончик очень дорогого кофе... и повернувшись к бате, ответил, - детская магнетика?.. Что это?
   - Да, магнетика! - повторил папа, сразу поняв, что его реакция еще заторможена... притирается к реальности. - Детско-юношеская магнетика, что это? Она что-то развивает?
   - Ага, детская магнетика!.. Цифровая! - спросила Сержа тут Лариска, испугавшись чего-то вдруг... но, бросив тихий взгляд в сторону папы.
   - Это дополнительное топливо для... для размышления. - важно так тут начал отвечать Серж. - Мы... я хочу... э-э... сейчас, за последние месяцы... годы... дым, мрак, мрч, пядь, небо. - забуксовал тут неожиданно он, почувствовав какую-то боль внутри... но, - мрч, пядь, небо...
   - Это все соединяется так в комплексе. - помог здесь сыну папа (желая помочь).
   - Новый кофе готов! - сказала Аринка, протягивая Сережке чашечку ароматного напитка. - Попробуй, мой хороший! Пей... Я с ума схожу от его вкуса. Давай, мой хороший. Мне о нем рассказала втайне твоя сестра из Парижа.
   "Какая заботливая Аринка, молодец, - подумал здесь папа, - сын правильно женился тогда, молодец!.. Но как ему помочь сейчас?.. Теперь после... темп низкий... Может ему записку передать сейчас?.. Извлечь? - Нет. Дядька ему что-то напоследок написал... Настоящий "генерал"... но в обычном..."
   - Ааа... вкусно. Вс-с-с... мм... м. - отпил напиток, наслаждаясь Сережка... потом еще медленно отпил и сказал, - ветер в наши паруса!.. Здесь все соединено так. Я не собираюсь отстать от других, - сказал сын, посмотрев многозначительно на папу... и добавил, - внутренних резервов у меня достаточно. Я учусь временно их извлекать. Но есть еще проблемы в отдельных моментах. В деталях. В отдельных сферах.
   - Ничего, ничего! - сказала Сержу тут уже с заботой Лариска и покорно все-таки посмотрела на папу, но (взвешанно) обратилась к подруге, - Ариш, сделай и мне кофе, пожалуйста. Я тоже хочу, хи-хи!..
   - Есть!.. Слушаюсь! - ответила подружке Аринка и еще добавила, - Пап, тебе тоже?
   - Да, да. Моя хорошая. Заботливая какая, молодец!.. Приготовь. - сказал батя и посмотрел на сына, - как тебе повезло с женой!.. Она прелесть!
   - Качество принятия решения, кибер-государство. Ой, извините!.. Это фокус... - сказал тут Сережка, но посмотрел на Лариску, - твоя цифровая магнетика... э-э... движение разрядов внутри числа возраста... э-э...
   - Дай мне сво руку. - тут неожиданно попросила Аринка и сама взяла его так около постели... за руку. Мгновенно переток - раз!.. и тихая вибрация пробежала детально так внутри тела пациента. Молниеностная тональность изменилась... невидимый сервис почти медицины сработал неожиданно так внутри и не многопланово, заработал так тихо, но в нужный момент речи... умертвляя так быстро все самое плохое, но рождая здесь же что-то лучшее... спасение.
   - Лимиты детской магнетики глубоко спрятаны так от современного общества, теперешней страны... мира, - продолжил тут уже так Сереженька, понимая, что говорить надо не то, что думаешь - а так, чтобы понятнее было окружающим людям. Четко... неэнтропийно. В качество.
   - Так!.. Я схожу с ума. - неожиданно и откровенно как бы сказала Лариска - нет (ошибка?..), - я схожу с ума от этого нового кайфа, ой!.. От этого кофе, извините!
   - Агааа... понравилось? Да!.. Отлично! - вскрикнула Арина от жима и отпустила руку Сереженьки. - Это все сестра Сержа, спасибо ей!.. Она как медсестра. Она спасла теперь всех нас, хи-хи!.. Кофе на сегодня всем хватит, хи-хи!..
   - Частично, да. Согласен. Дочь у меня хорошая. Деловая, правда... но своевременная, как надо в жизни. Комильфо. Даже упертая в чем-то. Но именно это и спасает многих... нефизические взаимосвязи, но как стена.
   - Пап, как точно ты сказал, молодец! - сказал Сережка, строго посмотрев на жену, и продолжил здесь, - хватит!.. я хочу про одного разведчика рассказать. Можно?
   - Да.
   - Да, давай!
   Все сели тут весело кружком, закругленно вокруг Сержа и стали слушать его. А он ответственно так начал говорить одну историю из жизни одного русского разведчика, который когда-то проживал в английском регионе... ну, как местный там человечек, молодой. Но не на севере.
   - Так вот... Он знал еще и китайский язык в совершенстве, бегло, как такой внутренний язык. Он провел детство в Китае, но никто не знал этого. Много...
   - А... О!.. Простите. - вдруг изрыгнула что-то Лариска и по-детски посмотрела на папу... притихла, но сказала ему на Вы, - извините.
   - Вы должны парадоксам приходить к себе. Э... позволить им так, скрыться внутри... - сказал Серж и посмотрел на Аринку, на Лариску, на папу. - А то им некуда податься, хи-хи!.. Так вот... это не преступление. Это не... много. Но лучше не говорить это много вслух. Ему на тот момент времени нужны были знакомства с неординарным людьми там в Англии. Поэтому он там записался на курсы изучения китайского... хотя... э-э... ну, вы догадываетесь... Папа, чувствуешь здесь детскую магнетику в действии?.. Предсказывать тут ничего не надо.
   - Нет, пока, - слукавил здесь быстро по-детски почему-то взрослый человек. - Получается, все знали его, как местного английского, а...
   - Ну, тогда возьми вот эту кепку. - он достал тут летнюю кепочку из тумбочки и передал ее ему. - На!.. Возьми! Ой, извини. - он этот головной убор дальше передал Лариске. - Это твоя.
   - Ой! - вскрикнула, как девочка, девушка... как будто ветер прилетел и она сразу притихла. Но вкраске ответила тихо. - Моя розовая кепочка. Цирк. Цирк, трюки... это не я... э-э... - но потом уверенно, - это я люблю...
   - Да, нет. - продолжил объяснять Серж. - Это друзья мне ее принесли сюда, вчера они гостили у меня здесь. - Подобрали во время урагана у цирка. Помните, когда там в районе стрела упала?.. Они там тебя видели, но ты быстро убежала куда-то. Не услышала их крики.
   - А!.. Да, да. Около цирка. Было это. Ветер унес мою розовую кепочку тогда. Спасибо.
   - Пожалуйста. - ответил Серж, но подмигнул тут отцу почему-то... - неделимая любовь неба. Неделимая безопасность. Она для всех. И не только в самых смелых мечтах... любовь неба. Но для... для любимых отдельно так что ли... так сказать.
   - Ага... риски идут всегда параллельно, но если с доверием, то неизменно глубоко внутри только. Скрытно и тихо там. Как кажется всегда со стороны. - так и подумал он тут же: "Если бы он произнес наши детские имена, так сказать, то... тогда только вскрылось бы внутреннее чудо полностью... но нет." - "Ага... но, - подумала здесь же она. - Приватность соблюдена. Точно как!.." - "Ага... надо еще это новое кофе купить... оно стимулиреут. Он... Разговор какой интересный." - то ли сказала, то ли подумала... планируя.
   Они еще что-то весело обсуждали потом... в каком-то веселом безумстве. Кто-то вспомнил, что того зама на площади, который в дни той мартовской трагедии перекрыл все слухи о количестве, теперь избрали народным губернатором... а другой кто-то сказал, что его тоже Сергеем зовут - но тут Серж что-то сам вспомнил и сказал вдруг, чтобы прекратили его так звать... и согласился на простое имя это - Сергей!.. "Хватит Сержа!.. Теперь только "Сергей" - лучше было бы... " - Ему теперь хотелось простой жизни - лучше просто двигаться, смотреть в окно... хотелось простого, физического качества. Все должно быть просто, но только не в личных исследованиях!.. Он даже говорил потом... продолжил говорить о роле, о связи внутреннего языка, что классически есть входящее... это для тех кто начал чужие слова практиковать... изучать, есть чисто внутреннее... это как в мечте, но только для двоих это новое как бы в скрытом оберегающем детском манеже, приватно - а есть еще глубоко внутреннее... ну, как во сне что ли... в колыбели, тут закрыто в изоляции уже все свое, изменения происходят быстрее, чем в цифровом формате. Сон-ретикулярность. Но эту классику никто не слушал, потому что было просто интересно... как обычно. Все, как дети, веселились здесь... мечтали, строили планы... прожекты. Казалось, что само детство сюда вернулось. Просто становится, как в детстве!
  
  
   Часть II. "Юности 19-ти лет кривляка-девушка"
  
   Глава 17. Необыкновенная помощь
  
   "Улучшение внутренней атмосферы. Хочешь, чтобы тебе доверяли, сделай три полезные вещи: одну длительную какую-нибудь и ничто другое, другую для близких людей каких-либо и для никого другого... и третью - выгодную для себя лично, ну... для своего мышления" - так советовала молодая женщина, умничая перед аудиторией, где сидели юноши и девушки. Все внимательно слушали ее, потому что то, что она советовала молодым - было очень интересно.
   "Ого, эти три ее вещи почти совпали с тем, что мне посоветовал мой дед, - подумал здесь молодой человек, который смотрел ТВ у себя дома в квартире, - эта женщина, она психолог... Так, что еще она там говорит молодым парочкам?.."
   Но тут вдруг позвонили в дверь!.. Он, недовольный, встал и пошел в коридорчик, чтобы открыть - посмотреть, кто там в гости к нему идет. Глазок!.. Щеколда! - И дверь открыта. На пороге стояла подружка жены Лариса.
   - Арина дома? - спросила девушка.
   - Да. Проходи. Она на кухне. Готовит что-то.
   Лариса прошла из коридора на кухню. Там она поздоровалась с молодой хозяйкой и села на стул... сразу же она что-то начала рассказывать в нервном таком тоне. Но Сергей пошел в зал досматривать телепередачу о психологии семьи, дома, молодоженов... Но не так все просто!.. Из кухни неожиданно раздались рыдания гостьи... что-то она там говорила, всхлипывая, находясь в большом стрессе.
   "О, бабы!.. Девушки, женщины, подруги - вечно решают свои проблемы, - возмутился тут Сергей, но решил, что с женщинами лучше не связываться, - аа... сами разберутся..."
   Но плач девушки настолько стал сильным, что не было эмоциональных сил терпеть такое и Сергей решительно встал, пошел на кухню разобраться в чем там дело. Звуки...
   - Чтоб ты сдохла!.. Тварь бездушная! - ругалась гостья, но на себя так. - Так она меня ругает каждый день дома... нападает, атакует, оскорбляет.
   - Кто она? - спросил Сергей.
   - Мать моя!.. Каждый день так ругается дома... и все на меня. Сил уже нет, хьи-хьи... - заплакала девушка.
   - Ничего себе!.. Это что, у вас там дома такая атмосфера что ли?
   - Да, хьи-хьи-хьи... - плакала девушка и бормотала что-то в приступе безысходности. Тут Аринка дала воды девушке и рассказала все Сергею... какая у нее нехорошая мать... пьет, выпивает, потом ругается на близких людей. А Ларисе некуда деваться. Идти на квартиру жить - аренда сейчас дорогая по городу. Да и она привыкла в центре жить... а здесь все дорого. Что делать? Безнадежность. Отчаяние.
   Сергей посмотрел на жену, поколебался в душе и сказал ей про записку деда... где... в которой тот давал новый рецепт снятия стресса в плохой домашней атмосфере где-либо:
   - Ну что, рассказать ей об этом?.. В помощь.
   - Да, Сергей, расскажи. - сказала хозяйка, успокаивая свою подругу на стуле. - Ей как раз это надо, очень. Видишь, какая она уставшая, изнуренная. Кстати, ты еще никому про эту записку-завещание не говорил?
   - Нет.
   - Ага, тогда расскажи Ларисе. Видно, время пришло раскрыть и эту тайну тоже.
   - Какую тайну, хьи-хьи... - всхлипывала девушка.
   - Ну, там... в записке деда, - начал тут уже Сергей говорить свой секрет, - мой дед оставил, как бы это сказать... э-э... Ну, словом... надо к своей матери относиться, как к сестре. Как к плохой такой матери надо... надо ее в мыслях считать как бы хорошей сестрой, понимаешь? Метод.
   - Мать, как сестра? - спросила Лариса. - Так это твой дед?.. Это дядя Кирилл? Ой, дядя Юра?.. Это он?.. Так я его знаю!
   - Да. Он.
   - А, я его знаю.
   - Откуда, Лариса? - тут уже вдруг спросила хозяйка.
   - Нуу... как бы это сказать?.. Мы встретились около цирка. - сказала девушка нерешительно. Пауза...
   Пауза... Девушка неожиданно тут замолчала. Мысль ее вдруг заметалась тут скрытно: "Не рассказывать же, что я была в квартире его папы, где и встретила там тогда случайно еще живого его деда Юру. Не рассказывать же, что у меня и его папы была там в квартире необыкновенная любовь... не рассказывать, что там... там была детско-юношеская игра как бы с новыми именами. Романтика. Детские наши имена... волшебный код. Не рассказывать же... Это чисто внутреннее. Там... Не рассказывать... Нет. Не хочу. Это личный секрет. Это только наша внутренняя тайна."
  
   Глава 18. Психология домашней атмосферы
  
   После... После записки деда Сергей почувствовал себя гораздо лучше. До... он себя плохо чувствовал, ну как после страшной травмы в том злом торговом центре без окон... без дверей - медленно восстанавливался... после. Медленно возобновлялась личная память, мысли путались. Но потом эта чудесная записка пришла к нему в руки. И - все!.. Чудо в обычном. Стоп страдать! - Резко, но он выздоровел и теперь сам стал, как нормальный человек.
   - Я как будто заново родился, - сказал, продолжая, Сергей нашей девушке, которая пришла так с плачем в гости сюда, - после записки генерала мне сразу стало лучше, представляешь!
   - Лариса, это он так своего деда называет, - поправила здесь мужа Аринка, - он его называет генералом геологии, геофизики... генералом геоинформатики.
   - Почему. - спросила Лариса, еще вся в слезах.
   - В той записке дед дал новую полезную информацию о здоровье, - продолжила говорить хозяйка дома, - о том также, как наладить домашнюю атмосферу, если дома не все так хорошо, как хотелось бы.
   - Что именно.
   - Лариса, тебе это надо выслушать. - сказал тут уже Сергей. - Я сам э-э... прошел это...
   - Сергей, да скажи прямо все, что дед советовал в записке! - сказала быстро хозяйка дома.
   - Хорошо. Слушай! - начал передавать сведения из той записки Сергей сейчас, - там есть э-э... Тебе, Лариса, надо изменить образ жизни, - сказал тут Сергей, - надо изменить свой быт дома с матерью. Иначе ты умрешь или твое сознание не выдержит эти оскорбления и проклятия, которые тебе посылает твоя мать. Ты же ее в ответ не будешь материть. Не надо так!.. Она твоя мать!.. Не надо опускаться на вульгарный уровень в своем доме. Не надо свою мать ругать. А надо сделать все то, что говорил мой дед.
   - Что именно. - спросила еле слышно Лариса.
   - Плохая атмосфера дома... твоя мать неисправимая, ты видишь это. Не жалей и не переживай о том, что исправить не можешь. Исправь тогда себя только!.. Понимаешь?.. В новый баланс. В родной, но новый контест.
   Но здесь наша девушка, видно было, погрузилась в грусть бесконечную... ее домашняя атмосфера отпугивает, ее собственная мать, казалось, стала гадкой... бестией, фурией, злой теткой какой-то... но дома у себя. И она неожиданно, но тихо вдруг пробормотала тут:
   - Инфинита...
   - Что, что?
   - Извините, я так... о своем.
   - Так вот, - продолжил здесь уже Сергей дальше, - ты... Тебе, Лариса, надо представить у себя дома, что твоя мать - это сестра, как бы... Это не сумасбродство...
   - Ла экстравакансиа, - вдруг тихо здесь произнесла наша девушка.
   - Иди к стандартам третьих выгод, Лариса. Тебе надо, когда тебя ругает твоя мать, сказать себе внутреннее так: "Мать-сестра, молодец - сестренка!.." - Вот так!.. И там так внутри себя!
   - Контр-действия... Они должны быть у тебя, Лариса, Лара, Лариша, Лариска, Ларисочка, Манюня... они должны быть обычными, - добавила тут ласково Аринка, поглаживая подругу по голове...
   - Но ты, Лариса, Ларисочка, - продолжил далее говорить так Сергей, - ты в мозгах своих должна подняться на другой уровень своей эмоциональной сферы.. ты внутренне должна говорить так: молодец - сестренка!.. - Говорить так внутренне на все плохое, что тебе там говорит твоя мать... на все плохое, что она там дома делает. Молодец - сестренка.
   - Это как код, - добавила хозяйка здесь уже, - как комбинированная...
   - Да?
   - Да, да, моя хорошая Лариса, Ларисочка. Этот импульс тебе облегчает твой стресс, облегчает такую домашнюю безысходность.
   - Ну, естественно, - добавил тут же Сергей, - что ты у себя в родне должна найти братьев и сестер. Есть ли у тебя в родне такие сочетания? Есть ли они в любых поколениях родни?.. На уровне твоих братьев и сестер, на уровне па и ма, на уровне ба и деда... даже прадеда, если помнишь что-то...
   Наша девушка пришла в себя, что-то там начала вспоминать из своей родни... хозяйка и ее муж здесь дома, естественно, помогали в новых комбинациях... ища так новый фокус комбинирования в личной родне, где это... где эти новые соединения идут без правил что ли?.. После такого общения душа Ларисы окрепла и она сказала здесь уже:
   - Клево!.. Я так и сделаю! Мать-сестра! Мать-сестра! Медсестра!.. Ой!.. Не так. Но похоже сильно.
   - Ничего, ничего!.. Похоже. Да. Надо просмотреть еще внутри своей родни, кто брат, кто сестра. Это хорошо, что у твоей матери есть брат... твой дядя получается... Представь, что это именно он так внутренне говорит: "Молодец - сестренка!.." - в момент оскорбления от матери. Не ты, а он говорит.
   - Клево!.. Спасибо, вам, Аринка и Сергей, - поблагодарила своих друзей здесь уже довольная Лариса.
   - Пожалуйста. - ответил Сергей. - Мы к твоим услугам. Я, Аринка и.... мой дед, естественно!.. Это его дедовская такая магнито... магнитно-разветвляющаяся антенна геоинформатики, так сказать. Мать-сестра - медсестра!.. Ха-ха!.. Похоже. Вот она, почему магнитно-разветвляющаяся, ха-ха!.. Медсестра, ха-ха!.. Выдумщица. - сказал Сергей весело, но тут он что-то вспомнил свое... и неожиданно так продолжил говорить, - как мой дед Юра говорил, написал в своей записке... Интересно, куда он исчез?.. Ведь тело его на Байкале не нашли все-таки. Мой отец специально ездил туда. Тело не нашли из... для... нет. - тут он почему-то не нашелся что сказать.
  
   Глава 19. Жесткое давление дома от матери
  
   Улучшение. Озаренная счастливой идеей, Лариса пришла домой. У нее теперь появилась определенная надежда, что если мать вновь будет ругаться, то у нее есть инструмент нейтрализовать ее брань, но внутри себя только... внутри собственной души.
   Она как раз думала: "Хорошо бы так, внутри мозгов новый фон организовать... магнитно-разветвляющийся, как бы от"медсестры" своей внутренней что ли... Как хорошо!.. Я догадалась так превратить мозговое размагничивание в медсестру, хи-хи!.." - Но тут вдруг мать подошла к ней и рявкнула так неожиданно:
   - Сволочь, ты что яблоки такие плохие купила?.. Свинья!.. Чтоб ты сдохла!
   - Я... я? - Лариса тут пришла в замешательство, все хорошие мысли заблокировались тут резко и она не знала, что сказать, - я, мам, выбирала их в магазине...
   - Чтоб ты сдохла!.. Тварь.
   - Ух, гм... а. - боль пронзила душу девушки, но все-таки затем она вспомнила новую фразу и быстро сказала, но внутри себя только так: "Ммм!.. Мать-сестра, медсестра. Молодец - сестренка. Мм..."
   - Ты что, не слышишь? - продолжала мать зверски давить волю дочери.
   - Извини, мам, - успела сказать она тут в ответ, но еще быстрее проговорить внутри себя фразу: "Мать-сестра, медсестра, молодец - сестренка!.."
   Мать продолжала ругать взрослую дочь, вошла тут уже бессовестно в оскорбления, в обвинения, в старые свои ругательства. - Но девушка уже говорила, оправдывалась автоматически, а внутренне повторяла только: "Мать-сестра, медсестра, молодец - сестренка!.. Мать-сестра, медсестра, хи-хи!.. Молодец - сестренка!.." - Она говорила эту фразу... и следом еще раз!.. И при этом представляла, как старший брат матери так внутри как будто бы говорит: "Молодец - сестренка!.." - И потом снова внутри так: "Молодец - сестренка!.. Пионерка маленькая."
   На сердце стало легче у девушки. Приступ боли внутри прошел. Дышать стало легче, даже веселее, потому что в самой середине своей теперь любимой фразы она даже посмеивалась так: "...медсестра, хи-хи!.. Молодец - сестренка!.."
   Прошло так два часа. Все успокоилось вроде бы дома. Но потом через час мать опять сказала:
   - Закрой форточки!.. А то мне дует.
   - Они все закрыты. - ответила смело девушка. - Я уже проверила. Если только ветер открыл их?
   - Дует!.. Закрой!.. Свинья.
   - Ты что, ма?.. Все форточки закрыты. - дочь сходила и посмотрела везде в квартире.
   - Холодно мне!.. Сучка, откуда дует?
   - Нет. - но тут дочь замолчала и проговорила в облегчение внутри себя: "Мать-сестра, медсестра, хи-хи!.. Молодец - сестренка!.."
   ...Так, угнетающая атмосфера дома стала проходить лично для нашей Ларисы. Хотя внешне в квартире оставалось все по-прежнему. Ее мать даже не замечала этих изменений... она продолжала ежедневно подавлять волю своей дочери, ну... по привычке, конечно же. Казалось, что она концентрацию дома делала только на этом, на ругани.
   Внутренне так стало лучше по формуле удачного обмана. Но все равно, необходимость сбросить стресс была во вне как бы. Эмоционально выпотрошена как бы она теперь была. Остро была нужда в хорошей реальности, в действительной ласке. Хотелось сейчас наполнения души... добром. И она пошла к своему другу: поговорить, обсудить, разделить теперь уже новые чувства в душе... разрядиться не в пустоте, а в дружбе и верности - но только для двоих там, у него в квартире, чтобы никто не видел. Она берегла любовную связь с другом и никому никогда о нем не говорила, не рассказывала. Личная тайна. Это было в порядке вещей для нашей скорпионихи. Держать личную жизнь в... сохранять все нужные тайны.
  
   Глава 20. Чисто внутреннее улучшение
  
   Формула удачного обмана вдохновляла нашу девушку. Она давала лучшение внутренней атмосферы. Но сейчас она оказалась в квартире своего любимого взрослого друга, который ей дал некоторый совет - в дополнение той формулы:
   - В твоей удачной формуле есть смехотворность, как я понял - хи-хи-хи!..
   - Да, я хихикаю так внутри тела, чтобы никто не услышал. Это как маленький внутренний массаж гладкой мускулатуры внутренних органов.
   - Так вот, эту смехотворность в твоей формуле надо сдвинуть к началу фразы, так как она только так становится как бы детской смехотворностью. По-пионерски. Эмоциональная сила ругательства твоей матери тут быстро уже уходит из настоящего времени как бы... Это начало формулы, а конец?.. А концовку твоей формулы нужно, наоборот - растягивать медленно так: "...Моло-одец, сестренка!.."
   - О, правильно!.. Молодец. - сказала девушка и повторила по-новому несколько раз свою формулу снятия стресса... как какую-то тибетскую мантру.
   - В начале быстрее говорить, а потом как бы растягивать фразу. Плохое надо сжимать в начале до детского смеха внутри, а хорошее потом растянуть, растягивать так, в целой фразе. В этом я вижу твою формулу успешного обмана.
   - Спасибо, мой хороший, - поблагодарила наша девушка своего умного ухажера. - Эта детская смехотворность как бы сходу здесь освежает формулу, если ее целиком понимать так. В повторение.
   - Ага... в повторение, моя хорошая. Эта изначальная - нет!.. Нет. Эта первоначальная смехотворность в формуле... из, она как бы из детства любого возраста. Чисто внутреннее улучшение.
   - Нет. Да. Клево!.. Классно очень! Я люблю тебя, мой хороший! Ты - настоящий гений...
   Он и она веселились у него дома так, потому что еще ранее они дали себе детские имена. Они при знакомстве вдруг влюбились и дали себе детские испанские имена... но затем она решила все изменить, скрыть свою любовь еще больше от других. Глубже уйти в тень... она ведь скорпиониха по гороскопу. Изменить и те испанские детские имена!? Тогда... Да. Она стала подозревать, что кто-то разгадал их в окружении (ведь ее розовую кепочку подобрали у цирка и вернули...). Захотелось опять тайны, таинственности, тайной любви. Эволюция преломлений, как она обозвала этот чудесный процесс. - Она себя затем по-другому назвала, как Камиточка... невероятно нежное имя, как она захотела. А он себя тоже по-другому назвал: тогда именем Энтрю, как он захотел (не Эндрю, а как Энтрю!..). У них на то время появился свой чисто внутренний мир - только для двоих, где они по-детски обзывали друг друга так приглушенно, как Энтрю и Камиточка. Детский язык тогда и сейчас творит здесь чудеса, вдали от взрослых, которые рвутся все и вся контролировать.
   ...Энтрю гладил ее сейчас здесь, когда она лежала, расслабившись в приятной домашней атмосфере, на диване... Они смотрели телевизор. А девушка строила планы, ну, естественно, по-детски так, как Камиточка... она лелеяла одну мечту, о которой никому не хотела рассказывать.Но здесь в квартире можно было говорить все, но ласково и предельно деликатно для ушей... для души... для двоих только так.
   - Энтрю, а почему у тебя всегда здесь желтенькие зайчики играют, так в преломлениях?
   - Камиточка, это все так, потому что моя квартира выходит на две стороны. На восток комната, а другая - на запад. Я люблю просыпаться, где восточная сторона. А вечера провожу, как правило, на западной стороне.
   - О, какой ты мудрый, Энтрю!.. Молодец.
   - Это привычка, она из детства. Там была и третья комната.
   - А она для кого?.. Для чего?
   - Там... э-э... сказать правду?.. Это тайна! - весело тут сказал Энтрю.
   - Клево!.. Я люблю тайны. Давай, мой хороший, расскажи, пожалуйста. Ну, давай!
   - Чтобы узнать эту тайну, нужно знать и применять не только формулу удачного обмана... э-э... не только обзывать друг дружку как бы детскими именами, но и... э-э.
   - Ну же, давай, мой хороший!.. Где здесь тайна?
   - Ну... и встречаться здесь с кривлякой и ломакой, ха-ха!..
   - О!.. Ты это о чем? О цирке здесь хочешь что-то сказать?.. Ну же, давай!.. Говори!
   - Это чисто внутренняя тайна личного улучшения.
   - Ну, давай же, рассказывай, мой хороший!
   - Кривляка и ломака... это ты сама, но только в определенном возрасте юности. Это ты в совершеннолетии - 18 лет... и в другом возрасте, но рядом, это - 19 лет твоих.
   - Получается, что это я, как девушка в 18 и 19 лет?
   - Да, да!.. Твой эмоциональный образ в твои восемнадцать лет и в 19 лет... Камиточка, ты помнишь себя в этих возрастах рядом?
   - Э-э... да... да... вспоминаю, какой я вредной была в день своего совершеннолетия... ага!.. Клево!.. Ну, в свои девятнадцать лет я училась в университете, ага! Клево, хи-хи!..
   - Камиточка, дорогая, ты имей в виду, что кривляка и ломака это один и тот же человечек, но в разном возрасте. Ты помнишь, чем эти хорошие клоуны в цирке занимаются?.. Вернее, когда? В какое время? - спросил ее Энтрю, но сам тут же ответил. - Они всегда выходят на арену, чтобы скрыть длинную паузу между основными номерами в цирке... они клоуны, они веселят так на арене... и все это делают в настоящем времени, ха-ха!..
   - 18 лет... и 19 лет... Ага, а кто из них кривляка? А кто ломака?
   - Ну, они... ломаются, кривляются так друг перед другом... разыгрывают смешно проблемку, другую. Но каждый из них считает себя лучше, чем другой!.. Чем другая! Они вдвоем так играют и дают смех, достаточную степень неопределенности, но всегда в доверие почему-то... Улучшения.
   - О, надо узнать, кто из них брат, а кто сестра, - по-детски так глупо сказала девушка здесь. - Смешные улучшения.
   - Попробуй узнать, - подыграл девочке Энтрю, - как узнать, когда они кривляются и одеты в разные шаровары, в разные одежды... безмерные наряды... парики, шляпы, фуражки и кепочки.
   - Интересно! Клево!.. Кепочки, как у меня.
   - Размагничивание мозгов здесь. Но в чем?.. Не в чем, а в них! - сам ответил на вопрос Энтрю. - В них!.. В движении от одного к другому... или от одной к другой. Но мы говорим о клоунах, которые, как правило, находятся всегда в мужском роде. Хотя это может быть и мужчина, и женщина... и девушка, и юноша.
   - Если у меня мать всегда недовольна, то кривляка - наоборот!.. Я или довольна много и в разнообразие, клево!.. Это, наверное, магнитный контент такой... как внутренняя перспектива. Очень привлекательная.
   - Да, моя хорошая, если у тебя нет братьев и сестер... или у твоей матери нет братьев - то их можно применять в эмоциональной памяти... даже в формуле удачного обмана. Ведь эти ломаки ломают любой стресс внутри человека... они обманывают весело так, в удовольствие.
   - Клево!.. Классно!
   - Кстати, я в 19 лет приехал к дяде Юре в гости на Байкал и там встретился с его сыном. Получается мой двоюродный брат. Он младше меня на один год. Так его мать, моя тетка, она нас поставила спиной к спине, одного к другому так и начала измерять рост. Кто выше?.. Мы стояли так, как истуканы... замерев по ее приказу. Рядом. А она измеряла, кто из нас выше.
   - И кто же?
   - Не я и не брат... потому что то он на сантиметр выше, то я - если еще раз мерить, ха-ха-ха!.. Было весело тогда.
   - Интересно!.. Кривляка и ломака.
   - Камиточка, а знаешь, кто дал мне этот совет - применять кривляку и ломаку?..
   - Интересно, кто?
   - Чтоб так зеркальный эфир использовать в своем возрасте...
   - Ну, кто же, Энтрю?
   - Дядя Юра.
   - Дядя Юра?.. Ого! Клево!.. Вершина лет в 18 и в 19 лет. Это он тебе рассказал?
   - Это мой дядька так жил в третьей комнате... тогда в детстве, в нашей квартире. Он там жил, когда сам приезжал к нам в гости... ну, к сестре своей... к моей матери одновременно так. Если легко по возрасту плавать... бегать, летать. Как под куполом цирка... улучшение внутренней атмосферы в эволюцию преломлений. В детство и юность.
  
   Глава 21. Салют около цирка
  
   Обогащение личного мира... через воспоминание?.. Во дворе было темно около полуночи. Арина и Лариса вышли из дома и шли через двор... они направлялись к мосту. Все были в ожидании нового чуда.
   Внутренний двор находился внутри квадрата, образованного так жилыми домами по четырем сторонам. Почти по середине этого двора стояли тихо и загадочно два железных истукана, как сказала Аринка: "Они тут вечно стоят и охраняют благополучие нашего двора..." - Эти два истукана были освещены желтым светом, исходящим из окон пятиэтажек, которые окружают здесь этот внутренний двор. Ларисе показалось даже, что они ответили что-то, преломляясь в каком-то серебристо-желтеньком отражении... когда Арина громко поздоровалась с ними. Ей это показалось, но они медленно прошли мимо, направляясь к проспекту и далее к мосту. Они все были в преддверии нового чуда. Какого?.. Гадать тут нечего. Ведь город был в ожидании праздничного салюта.
   Этим поздним, июньским вечером все вращается в городе вокруг одной даты. Город отмечал свой вековой юбилей!.. Жители города гуляли... проспект был переполнен ими... все шли к мосту и к горе, где возвышался цирк. В полночь должен быть городской салют в этом районе центра города.
   Народ в темноте уличного освещения толпился на обочине проспекта... до самого Искитимского моста. Полночь. Все ждали салют. Но его задерживали. Уже прошло десять минут после полуночи, а салюта еще не было почему-то.
   Тогда Арина и Лариса прошли ручей, продираясь сквозь тела горожан, которые тут стояли по обеим сторонам узкого пешеходного мостика. Они так плотно стояли, что нужно приложить некоторые усилия, чтобы пробраться так сквозь толпу. Но телесные прикосновения и затем быстрые, вежливые слова "извините", "пропустите"... "дайте пройти, пожалуйста" - они помогли тут раздвинуть себе проход вперед и продвинуться так к горе. Но Лариса порвала на себе майку чем-то... наверняка зацепилась за бляшку сумки какого-то чужака в проходе моста. После горизонтального мостика сразу начинается гора. Тротуар здесь шел в гору, где слева впереди возвышается цирк, а справа - сбоку находится в темноте торгово-развлекательный комплекс "Пооменад" Они вдвоем так пошли вверх. Кругом стояли люди, мужчины и женщины, юноши и девушки... многие были семьями (некоторые даже с маленькими детьми в колясках). Были также старики и бабушки. Все стояли, ждали на тротуаре, на траве - в ширину до самого "Променада". Машины на дороге тут же стояли здесь плотно так, вверх, в четырех полосах движения - стоп!.. Нет. Все стояли... все здесь было заторможено. Движения - нет. Все остановилось тут на подъеме. Но какое-то электричество витало в чувствах, в ощущениях... в теплом, но свежем ночном воздухе.
   Наши девушки остановились здесь и сдвинулась так немного вправо, и встали на траве... какие-то дети бегали в полутемноте, их родители смеялись весело здесь же.
   - А что нас обманули? - сказанула тут рядом какая-то толстая девушка. - Где салют? Уже 20 минут прошло. Где он?
   - Да. Обещали салют. Но где он? - спросила другая женщина практически рядом, видно ее мать что ли.
   - Да это все Газманов. Музыка. Слышите! - сказал здесь мужчина из их компании. - Он поет. Там, на площади Советов. Слышите?.. Пока он поет, салюта не будет, ха-ха!.. Громко как там на площади. Слышите?
   - Ну, подождем еще. - весело тут вмешался подросток. - Все равно делать нечего. Киндер-сюрприз не отменяется!.. Только отклады...
   - ...Жалко, что Сергея нет с нами. - пожаловалась на судьбу его жена Арина.
   - Ага, жалко. - ответила Лариса и добавила, - подождем. Отсюда лучше видно будет. Потом все ему расскажем.
   - Ну, да, - ответила Арина, - когда он оживет... когда он вернется к жизни...
   - Задержка...
   Но в основном люди здесь молчали в ожидании салюта. Терпеливо ждали этого чуда. И здесь вдруг - бах!.. Раздался первый взрыв салюта. И сполохи ночных взрывов света озарили ярко тут все - бах!.. Ба-бах!.. Люди закричали тут все радостно. Началось. Взрывы - бах! Ба-бах!.. Бах-ба-бах!.. Веселье и ликование здесь охватило всех! Разрядка - бах!.. Еще! Еще и еще!.. Восторг. Веселье. Радость. Крики радости. Девушка рядом и какой-то парень стали вдруг тут целоваться, как будто это был новый год!.. Раз...
   Но радость продолжалась минут 10-15... Потом все затихло... Все говорили что-то, под впечатлением этого громкого салюта. Народ пришел в движение, кто-то направился вверх... а наши девушки (удовлетворенные) начали двигаться вниз - к ручью... здесь у пешеходного мостика народ еще стоял в ожидании еще чего-то. Некоторые люди стояли, но основная масса тронулась... стали медленно расходиться, обсуждая весело этот чудесный салют. Город ожил уже так ближе к часу ночи... Начали двигаться машины и автобусы, пробка еще была - но движение уже началось! Движуха - в движение, в оживление, кто - вверх... кто - вниз... но все так, по проспекту - вдоль. Но тут от мостика люди расходились по домам или в сторону вокзала. А наши девушки вернулись домой к Арине. Девушки устали сильно. Лариса у подруги заночевала... устала много.
  
   Глава 22. Кривляка и ломака
  
   ...Почему Лариса вспомнила этот городской салют, она сама не могла понять. Какое-то электричество. Ведь прошло уже время после того салюта... после того юбилея любимого города в июне. Она сама стала другой... влюбилась, как девочка, в одного мужчину. Ее подруга Аринка тоже повеселела с тех пор, потому что ее муж Сергей выздоровел после серьезной травмы и вернулся к нормальной жизни теперь. Все сейчас стало другим... более интересным и в личной жизни, и на работе тоже, и даже ее злая мать слегла неожиданно в больницу после инсульта - дома стало спокойнее, тише... наступила домашняя расслабуха.
   Она расслабилась дома, вспомнив тот чудесный салют и как она тогда сильно устала после долгой ходьбы по городу, особенно - в гору, к цирку тогда. Но сейчас она тоже устала после рабочего дня... тело ныло, потому что шеф ее заставил после рабочего времени сегодня еще остаться и встретить гостей вечером (важных людей из столицы). Она работала в офисе секретаршей и это было ее обязанностью встречать чужих, но важных людей по делам фирмы. Это она так допускала физически гостей в кабинет шефа... Это она так кому-то разрешила войти туда или, наоборот, запрещала кому-то (кто вел себя нагло, агрессивно или глуповато так, с нелепой личной просьбой какой-то...).
   Лариса так вспомнила тот салют возле цирка... так устала после этой работы допоздна сегодня и сразу заснула дома, упав в кровать, допуск в которую имела только она сама. Она лежа так все вспомнила в домашней расслабухе и заснула в чистой постели... ей приснился детский цирк, как она тогда в детстве впервые попала на веселое представление на арене... как она радовалась в детстве новым впечатлениям, как... хлопали в ладоши. Уф, как хотелось вернуться в детство!
   Но сам сон начался неожиданно сурово так, как судилище какое-то. Ее судили. Как в сказке ее судили обычные "эмоции", которые сидели в разноцветных одеждах... как на круглой трибуне какой-то... за ними на заднем фоне в темноте как бы была надпись: с огромными желто-красными буквами - "эмоциональный трибунал". Она сидела в центре круга (на арене что ли?..), а эти "эмоции" судили ее за то, что она без гибкости в эмоциях была. За то, что она не может быстро выходить из одних эмоций и еще быстрее приходить в другие, новые эмоции, ха!.. Абсурд какой-то! - Они смеялись над ней, надсмехались, но тут вдруг стали сразу серьезными в лицах - стоп! - Нахмурились. Как по команде - раз: и нахмурились. И одна важная "эмоция", как какая-то главная особа - в душе человека, сказала тут зловещим голосом:
   - "Ты, прямотуха, неженка... Ты, скорпиониха, интеллектуалка, ха-ха!.. Ты приговариваешься за то, что не имеешь эмоциональной гибкости никакой - к пожизненному сроку, ха-ха-ха!.. Ты, секретарша уставшая, без эмоционального внимания... Ты приговариваешься к травме эмоциональной, ха-ха-ха-ха!.. Ты не достойна находиться здесь, в самом центре эмоциональной гибкости, ха!.. Не в эмоциях - сила, а в их невероятной гибкости! Беглости."
   Но тут вдруг - бац!.. Раз... И все исчезло во сне. В самом центре эмоциональной гибкости, ха!.. Темнота. Тишина. Тихое дыхание. Но - нет!.. Раз - раздался вдруг салют - ба-бах!.. Бах, ба-бах!.. И все внутри вдруг высветилось в блеске - но стоп!.. Блеск пропал и она мигом очутилась на трибуне! Она сидела на мягком стуле малинового цвета, на каком-то ряду - стоп. На самом верхнем ряду циркового амфитеатра. Справа и слева тоже сидели люди, похожие на нее. - Но тут все было весело, потому что то, что творилось на арене, было смешно до слез... Там в центре круга какие-то два клоуна блефовали громко... они весело обзывали друг друга всякими нехорошими словами, словечками.
   - "Ха-ха-ха!.. - один клоун смеялся над вторым. - Ге-ге-ге!.."
   - "Чтоб ты сдох, козел! - возопил один из них. - Чтоб ты..."
   - "Чтоб я?.. Я? - ответил ему быстро другой клоун. - Чтоб я сдох, ха-ха!.."
   - "Ты не кривляка, а муак!.. "
   - "А ты иди в ж...пу!.."
   - "Ты че?.. Сам такой, сука, ха-ха!.."
   - "Ты не ломака, а... а..."
   - "Я?.. Это ты! Ты - козел!.."
   - "Я?.. Да, я, ха-ха-ха!.. Козел, ха-ха!.. А ты..."
   Дальше во сне их диалог превратился... Да они просто перешли на мат!.. Ругательства у этих клоунов стали жестче! Потом один ударил нешутливо другого, который у себя изображал так пьяницу. Тот так образно и размашисто сам упал, подскользнувшись якобы на ровном месте! А первый клоун начал долбить голову второго. Кулак - бац!.. Бац!.. Дц!.. Кы, ха-ха-ха!..
   - "Чтоб ты... Чтоб я, ха-ха-ха!.."
   - "Да, чтоб... я сдох, ха-ха!.."
   - "Чтоб тебе вернулось все то, что ты пожелал другим людям, ха!.."
   - "Чтоб ты мучился, болван! Чтоб ты дожил до ста лет, ха-ха!.."
   - "А ты!.. Чтоб ты дожил так до ста девяносто девяти лет, ха-ха-ха!.."
   - "Почему до 199 лет? - спросил тут в длинной паузе другой клоун. - Почему?.."
   Но его ответ повис в воздухе, разорвавшись на мелкие кусочки. - Наша девушка проснулась тут. Она поняла, что это был кривляка и ломака... Это были те особые клоуны там в цирке... Она ничего не поняла.
   Это они так хулиганили на арене... колошматили друг друга по спине, в грудь и даже по голове... в морду, в зубы. Казалось, что все тело ее ныло после сна, после каких-то ударов. Но это был всего лишь сон. Хотя эта последняя цифра ударила крепко так, она стояла теперь в ее памяти отчетливо так - 199 лет... - "Почему? - спросила она кого-то... себя здесь, но ответа не смогла найти - вопрос и для нее повис в личном сознании. - Почему 199 лет?.. Обогащение личного мира... через сон?"
  
   Глава 23. От 199 лет - в разрядки обратимости!
  
   Несмотря на трудности, на творческие муки в подсознании этой цифры в 199 лет, наша девушка поехала к подруге в гости. Аринка дружелюбно встретила нашу девушку... дома также был ее муж Сергей. У них Лариса хотела узнать, что они думают об этом сне, о возрасте в 199 лет.
   - Познай себя!.. Испытай всю полноту жизни!.. От будущего. В давенир-подсознании, - сказал ей Сергей, когда она быстро рассказала о своем сне здесь, дома у подруги.
   - Да, интересно... 199 лет. - сказала подруга... - Редкость.
   - Сергей, тогда где можно бы узнать все об этом возрасте? - спросила опять настойчиво наша гостья. - Где?.. Кто...
   - А!.. Стоп! - прервал ее Сергей. - Ты, Лариса, можешь... э-э... тебе все это объяснил бы дед Юра. Он любил цирк. Твой цирковой феномен кривляки-ломаки, он бы доходчиво объяснил... это, видно, очень большая редкость. Но деда Юра...
   - Да? - ответила Лариса, но тут вдруг она что-то вспомнила и спросила, - а сын деда Юрия? Ой!.. Племяш. Племянник. То есть твой отец?.. Он тоже что-то знает, он сможет объяснить, так?
   - Ну, конечно, Лара. - сказал Сергей. - Он теперь, наверное, знает это. Он теперь за место деда Юры. Он теперь за него объясняет все нелепицы этого современного мира. Он!.. Сможет так. - но тут Сергей резко оборвался и неожиданно сказал. - Он сейчас... э-э... правда... лежит в больнице...
   - Папа, - добавила тут Аринка, - лежит после травмы. Заболел. Он сломал ключицу.
   - Что?.. Как? - вскрикнула тут резко Лариса. - Ай, я позвоню ему!
   Наша девушка от неожиданной новости пришла в дикое возбуждение. Она как будто проснулась от своей дремоты! Раз - электроток как будто бы пробежал по телу. Новость ее взбудоражила... девушка набрала номер папы Сергея и связалась так с ним по телефону.
   - Вы где? - бешено спросила она, когда на том конце линии ответили ей. - Вы... Вы... Мне срочно надо с Вами поговорить. Вы... Я хочу с Вами встретиться!.. Где Вы находитесь?.. Дома!? Клево!.. Вы... Я щас приеду к Вам!.. Ага. Да. Да... Да, еду!
   Девушка взволновалась сильно так! Но она договорилась с ним. Ведь он был ее любимым человечком!.. У них теперь была взаимная романтика, любовные отношения - но!.. Никто об этом не знал. И наша скорпиониха никому о такой романтике не хотела говорить. Она держала все втайне. Тайны она автоматически любила прежде всего... потом все остальное. При всех она его называла на "Вы", но наедине - только на "ты"... Она любила его. Они любили друг друга обзывать детскими именами: Энтрю и Камиточка... у них был свой внутренний мир на двоих.
   Она уехала к нему. Такси. Проспект, Искитимский мост, подъем в гору до цирка, но въезд направо - во двор. Стоп!.. И она взлетела на четвертый этаж. Стоп! Электричество. Звонок. Раз!.. И она у него дома. Она тут сразу же попала в новый мир. В их мир только на двоих. Но что с ним?..
   Оказалось потом, что он подскользнулся, упал на руку и сломал себе ключицу. - Но сейчас уже ее вправили в больнице. Врачи надели кольца на плечи и стянул их так крепко на спине, чтобы ключица сверху груди могла срастаться правильно. Он мог ходить, но грудь-спина были закрепощены в одно прочное положение так, что он сам ходил как робот - поворачиваясь налево или направо всем туловищем так. Плечи оттянуты назад. Но врачи рекомендовали больше лежать в постели... желательно в одном положении.
   Встреча. Обнимки. - Нет. Поцелуи - да. Осторожненько... Вопрос!.. Вопросы. Опрос. Беседа... умиротворение (это большая редкость встретить близкого по духу человека). Быстрое расслабление. Лариса начала готовить ужин для своего любимого человечка. А ее Энтрю лежал теперь на диване и рассказывал то, что случилось с ним.
   - Как же тебя так угораздило, Энтрю?
   - Ну, Камиточка, это случилось, но я не хотел беспокоить тебя. Все случилось так быстро. Извини, моя хорошая. - включились здесь практически их детские имена.
   - Понятно.
   - Ключица... врачи ее вправили корректно. - говорил Энтрю, войдя в этот детский образ, о котором знала только Лариса... которая тоже была в детском образе Камиточки (здесь только).
   Энтрю рассказывал о том, что приключилось с ним. А Камиточка внимательно слушала, готовя мясо по-домашнему на кухне. Но далее он рассказал то, что ее сильно заинтересовало - еще в надежде расспросить его о новом возрасте в 199 лет...
   - Тут врачи так крепко стянули мои плечи этими двумя кольцами, - рассказывал Энтрю, - так накрепко, что все должно срастаться теперь хорошо... намертво.
   - Под наркозом?.. Больно было?
   - Да. Вкололи. Даже два раза. Но это местная была анестезия... потому что я сидел на табуретке с прямой спиной, но их всех видел. Было много медсестр... на практике что ли? Расплывчато, как-то в медленном таком движении... как во сне. Рядом. Они все были в белых халатах... стянули так накрепко, намертво, но я ничего не чувствовал... как во сне. Боли не было там... И мне показалось даже, что там рядом была медсестра...
   - Чтоб тебе дожить до 199 лет, мой хороший. - сказала вдруг здесь Камиточка, прервав его.
   - 199 лет!.. Почему так? - удивился он здесь в паузе.
   - Ну, это мне сон ночью приснился, где я как бы в цирке была, где клоуны друг друга обзывали так весело, - заговорила тут девушка, рассказывая личный сон, - они там...
   - Но 199 лет ты сказала, Камиточка, - прервал ее здесь Энтрю, - почему так?
   - А это... э-э... они пожелали так друг другу, чтобы жить больше. Дальше. До 199 лет. Понимаешь!.. От 199 лет... в разрядки обратимости. Дольше.
   - Ага, два клоуна... кривляка и ломака. Понятно. Раз - и все ясно. Но почему возраст должен быть в 199 лет? - спросил здесь Энтрю самого себя, потому что Камиточка убежала на кухню, там уже что-то пригорело сильно у нее на электрической плите. Запах.
   Пока его девушка была на кухне и колдовала над сгоревшим блюдом, желая его исправить, быстро оживить что ли... наш Энтрю лежал задумчиво, вспоминая своего дядьку Юру... Он размышлял... И когда пришла Камиточка и спросила его, что могла означать эта цифра, то он уже уверенно ответил ей. Он сказал, что от 199 лет - в разрядки обратимости, скорее всего надо идти... надо к ним обращаться, но так внутренне с помощью тех клоунов кривляки и ломаки, но еще нельзя забывать про детскую опть... ведь она тоже обращается так между ними в детских именах, в обзывалках вплоть до ругани... но смехотворно так для души и тела... дух должен быть крепким и быть так там внутри от одной крайности к другой (по максимуму). Но, в конце концов, он сказал своей девушке, что расскажет ей подробнее, когда она его отвезет в один ресторан тут рядом... около цирка. Он проголодался уже. Оттуда виден сам цирк, но с нового как бы городского ракурса - не из дома, а из другого помещения... внутри эмоционального города, так сказать. Эмоционального города (внутри...), а не грубой эмоциональной деревни в реальности, которая идет издревле в личные соприкосновения... Хотя эмоциональный этикет за последние века развил вежливость во взаимных отношениях. Правила хорошего тона! Правила поведения, опрятность, культура речи, приятное впечатление и... умение держаться в различных ситуациях, особенно за столом, где-нибудь в ресторане. Вежливый этикет дорос уже, по словам Энтрю, до эмоционального города. До внутреннего обогащения личного опыта.
  
   Глава 24. Эмоциональная раздевалка
  
   Такси!.. Быстро. Из дома - в ресторан, до которого 200 метров... если пешком влево (из дома) идти. Только перейти через дорогу. Путь - дом, двор, гудящая маленькая коробка, потом трамвайная линия... дорога, и сам ресторан. Идти через трансформаторную будку во дворе, которая в своей коробке тихо гудела, как какой-то эквалайзер, подпитывая в энергосистему весь райончик здесь. Но ее-то Энтрю боялся с детства, когда там внутри этой кирпичной коробки - вмиг сгорел один пьяный мужик, около клетчатой внутри электрической сеточки-решетки до потолка... не зная сразу куда вошел... от него остался тогда один черный пиджак только, хотя врачи в белых халатах суетились около него тогда там, колдуя что-то... Сильные эмоции раздирают душу и это вспоминается в первую очередь. Но стоп. Потом рядом еще одну будку построили. Еще трансформаторную.
   Но Энтрю сам так на такси захотел как можно быстрее очутиться здесь в ресторане. Французский ресторан "Прованс" размещался в самом начале длинного здания ТРК "Променад"... наверху с торца. Физически так - и так, в мыслях Энтрю. - Поэтому такси!.. Направо. Короткая поездка. И вот, сам ресторан. Вкус манил. Кушать захотелось сильно! Да и девушка не смогла пожарить мясо дома, заслушавшись... от интересного рассказа Энтрю. Она - не смогла, но он не делал из этого сильных эмоций! Нет.
   Ресторан, почти на горе в городе. Из... отсюда, из больших окон хорошо был виден сам цирк. Он находился, как картинка, тут же, но через большой перекресток на горе - через развилку. Где маячили на солнышке оранжевые светофоры... раз, два, три, четыре... электрически переключая цвета.
   - Мне нравится этот французский ресторан из-за этого прекрасного вида на новый цирк. - сказал Энтрю, объясняя...
   - Ага, вот почему! - воскликнула Камиточка. - Клево!.. Действительно красиво... Цирк и слева внизу весь центр города... как на ладони.
   - Центр эмоционального города.
   - Почему эмоционального?
   - Эмоциональный город. Это... э-э... потому что реальный город - ему сто лет, ведь салют-то уже был! - ответил тут Энтрю, но затем продолжил. - А эмоциональный город - это потому что красиво здесь... чувствуются красивые эмоции так кругом... э-э... А, может быть, потому что эмгород - это есть возраст в 199 лет!? - схитрил здесь он. - Невероятное, тихое мироздание.
   - Ага, клево!.. - сказала девушка, вспомнив здесь вековой салют городу... но теперь уже так, за стеклом как бы (почти на том же самом месте) и умно так сказанула вдобавок, - кривляка и ломака, ломающие сейчас стереотипы. Они раздирают в противоход сами эмоции внутри... внутри души индивидуума, которая зависит от сильных эмоций, раздираемых собственные мысли - в привычки, в старые традиции.
   - Стоп. Молодец. Умница. Но хочешь тайну? - спросил он ее здесь. - Ты же любишь секреты, так?
   - Ага, давай, мой хороший.
   - Так вот, там в больнице я видел медсестру между других, среди этих врачей в белых халатах. Помнишь ту медсестру из Эквадора?
   - Мм!? Из Вилкабамбы?.. Которую мы искали? Она, что опять появилась в городе? Которая... превысила допустимые пределы... э-э... ток, электроток... электромагнетико!
   - Да!.. Которая ночью дежурила рядом у постели Сергея, когда он в коме был после той травмы в "Зимней вишне"... Которая... пускала импульсы через электро-аппаратуру жизнеобеспечения... которая пускала магнитную вибрацию, чтобы оживить моего сына тогда. Там... Гальванизировать.
   - Она?.. Помню. Медсестра сингулярного подхода к лечению!.. Ого! Она там с тобой была?.. Ого!.. Рядом. Откуда?
   - Да. Она там была. Я ее четко видел. Один раз правда, потом только сзади в халате... она что-то там готовила... и обернулась, потом так еще... Хотя все расплывалось там у меня, в образах... было... из-за местной анестезии. - сказал Энтрю и потом добавил, - а, может быть, это только показалось мне тогда там. Ведь размагничивание было серьезное там...
   - Мм... медсестра. Показалось тебе точно. Откуда?
   - Может быть, травмы и шоки западают в душу так, запечатлеваются в памяти, - сказал Энтрю и продолжил вдруг, - в воспоминаниях. Стоп!.. Кстати, за все травмы физические отвечает ломака, как сказал бы дядя Юра.
   - Ломака?.. А кривляка?
   - А кривляка отвечает за все шоки и другие психологические травмы... стрессы.
   - Это получается физика и психология первенства в эмоциональной памяти человека... Ломака и кривляка. Но кривляка мне больше подходит! Психологию я люблю.
   - Да, отлично!.. Ломака и Кривляка, как в детском цирке. Они наверняка любую эмоциональную силу сглаживают до цирковой только реплики.
   - Но!
   - Подожди, Камиточка!.. Ты чувствуешь свою личную последовательность за последние полгода здесь?.. Салют в 100 лет городу тебя раздел как бы тогда в переходе по мосту... по мостику, помнишь? Ты рассказывала. В начале. Это - первое.
   - Да. Было так. Майку порвали. Помню.
   - Потом было наше знакомство, когда у тебя улетела кепка с головы из-за ветра, летняя кепочка, помнишь? Когда у нас романтические отношения начались. Это - второе.
   - Да, помню. Розовая...
   - А сейчас, ты меня спрашиваешь о 199 лет возраста, так?.. Это - третье. Третьи выгоды, так сказать, побочные что ли?
   - Да. 199 лет.
   - Это получается так твое раздевание. Та майка, эта кепочка летняя тогда, потом мы быстро очутились впервые так дома у меня... в ванной после дождя... Сейчас 199. Эмоциональная раздевалка. Первое и второе, а также третье, если... Если учитывать твой сон о цирке, об этих ругательствах внутри сна... - говорил здесь Энтрю так, но затем весело выпалил слова так, - чтоб ты дожила до 199 лет!.. В своем возрасте, ха-ха-ха!.. Как девушка. Кривляка-девушка.
   - А ты!.. Ломака! Чтоб ты тоже так туда!.. Чтоб ты дожил до 199 лет!.. Личного возраста, хи-хи-хи!..
   Так, в ресторане на горе, Энтрю и его девушка-кривляка... они стали обзывать друг друга по-детски так, войдя в новые образы ломаки и кривляки.. Весело так и шумно. Со стороны на них косились официанты... им казалось, что какой-то человек-робот с огромными плечами в белом, но клетчатом пиджаке... в мелкую клеточку чуть видимых черточек: синеньких, малиновых тонких, светло-желтеньких - настоящий робот в образе, он веселился так со своей девушкой, которая кривлялась в позах около окна... что-то весело показывала, видно, гибкость своего стройного тела... жесты. Бармен даже подумал: "Интересно, эта кривляка-девушка чувствует вкус вина?.. Какое тело у нее гибкое... красивое. Эх, уломать бы ее..." - и сказал официантке, которая, не бегая, стояла рядом, что, наверное, хватит им подносить вина!.. - Французского... хватит?.. - Достаточно. Шумно как-то стало здесь из-за них... но весело так, если рядом находиться вместе с ними. Весело. Какое-то электричество. Но так - в обогащение.
   ...Когда они покидали потом через некоторое время ресторан, то девушка-администратор проявила огромный интерес из личного своего мира, но вежливо так в этикет (весть о необычных гостях облетела всех внутри заведения). И не в диалог, а в этикет девушка сказала им на выходе: "Что это у вас за праздник такой веселый здесь сегодня?" - "А... это... наша эмоциональная раздевалка здесь!.." - "Эмоциональная раздевалка?.." - "Да. Она самая." - "Раздевалка?" - "Да. Мы так цирковой номер ставим, репетировали здесь, ха-ха!.." - "Ничего себе!" - "Ага." - "Я тоже хочу!.." - "Присоединяйся, ха-ха!.." - "Ого, раздеваться что ли?.." - "Ну да, ха-ха-ха!.. Только надо внутренне так. Сбрось майку! Оголись!.." - "Я?.. Ого, хи-хи-хи!.." - "Давай!" - "Я могу, но здесь другие увидят." - "Но чтобы не снимать одежду личную, надо кривляться тогда!.. Бегло." - "Да?.. Отлично!.." - "Ты одновременно так, и в одежде, и на... ну, оголенная как бы." - "Спасибо!" - "Пожалуйста." - "Ага, приходите еще, пожалуйста." - "Уже идем."
  
   Глава 25. Идем к парадоксальной эмоции
  
   Парадоксальная эмоция - что это такое?.. Размагничивание внутренних зависимостей?! - Аринка позвонила подруге и пригласила ее к себе домой, ее муж Сергей обещал раскрыть тайну парадоксальной эмоции, о которой говорил в своей записке его дед Юра. Сергей исследовал записи деда и сделал уже некоторые выводы.
   Лариса теперь спешила так в гости, потому что тайны, секреты ее интересовали больше всего на свете. Она с радостью прошла пешком и уже очутилась так во внутреннем дворе подруги.
   Два желто-зеленых истукана стояли тут внутри двора и как будто поприветствовали ее на ходу!? - Она автоматически тоже поздоровалась с ними. - Они стояли в зелено-желтом цвете, в таких цветных кардиганах почти до земли, но головные цилиндры... в них был добавлен красный цвет... руки у них были тоже красного цвета (растопыренные ладошки) - они вытянуты железно в стороны (по одной руке) - и за них была прикреплена качалка, детские качели... Дети раскачиваются так весело на них (у одного истукана и другого тоже...).
   "О, они похожи на цифры: "9" и еще раз "9". - мелькнула вдруг мысль у нашей девушки-прохожей. - Ага... вот она эта железная цифра в 199 лет!.. Так, так... отлично! Они тут точно 199 лет стоять будут, потому что они железные дядьки, прочные, крепкие..."
   - Да. - сказала о них Арина, когда Лариса ее спросила уже дома (у подруги), - они - веселые клоуны, кстати, пять лет назад ремонтировали двор, то лишние металлические конструкции убрали, а этих двух желто-зеленых истуканов оставили стоять в центре двора... и еще оставили песочницу рядом для детишек. Скамейку рядом.
   - Эти истуканы, как веселые старики стоят! - добавил тут уже Сергей. - Как клоуны. Дети любят их. Они качаются так на них, на качелях. Кстати, Лара, а ты знаешь, что они так бегло уравновешивают пожилой возраст и детский возраст.
   - Уравновешивают старость и детство. - ответила Лариса. - Но куда? Куда уравновешивают? В серединку?
   - Наверное, к юности. - сказала Аринка. - К молодости. К среднему возрасту.
   - Кстати, Лара, а ты заметила, что эти истуканы... что один мужского рода, а другой истукан - женского рода.
   - Они разнополые?! - удивилась Лариса. - А я думала, что они оба мужского пола.
   - Да, Лара, в следующий раз приглядись к ним внимательнее... это два клоуна, но все-таки один из них - это женщина. - сказал Сергей. - Такие они чудаки, кривляка и ломака, ха-ха-ха!.. Но кто-то из них женщина, угадай! Определи, кто именно, ха-ха!..
   - Хорошо. Но они так похожи на девятки со своими вытянутыми руками - качелями. Вот только единичка где, если мы говорим о возрасте в 199 лет?.. Где единица?
   - А ты не догадалась, Лариса? - спросила ее хозяйка дома Арина. - Когда ты на них смотришь, когда приближаешься к ним. Ты и есть единичка, когда подходишь к "девяткам" так, хи-хи!.. Ведь ты тоже участвуешь в 199, так?.. Ты же хочешь? Ты идешь.
   - Получается, что единичка - она как бы живая. Она приходит и уходит, как в двух веках как бы... да? Ведь 199 лет - это два века по сути!
   - Да и "девятки" - они тоже живые, когда дети качаются так на них. Они растут просто от 1... до 9... Если бы они - не так, то и не стояли бы так крепко здесь в вашем дворе... особенно после ремонта.
   - В них оформляются разные поколения: и дети, и взрослые, и мамаши, и бабушки, которые даже чаще приходят к ним со своими внучками. Некоторые фоткаются там, хи!.. Красиво.
   - Так, интересно!.. Электростатика по металлу. А если есть движение рядом, приближение и удаление, то возникает магнитное поле. Если идеи пешком, то возникают поля... электромагнитные. Так?
   - А если я только думаю об этих истуканах, то мысли идут... воспоминания приходят в движение, ведь образы тоже имеют маленький электрический вольт-потенциал. А если так, то опять же возникает тончайшее магнитное поле... электромагнитные тонкие кружева в нервных временных связях мозга.
   - А... это и есть размагничивание внутри мозга, так что ли?
   - Ну, так и не так. Энтропия бесполезности, так сказать. Все зависит от того, какие у тебя внутри твоего опыта эмоциональные бляшки образовались, вредные привычки там упрочились или стрессы, травмы, потери там закрепились. Но истуканы от 199 лет в разрядки обратимости... э-э... во внутренние взаимосвязи, в магнитно-разветвляющееся чувство... они крепче гораздо. От них, как от стенки горох... но вовнутрь правда. Но чтобы свободно двигаться по поколениями своего личного возраста необходимо... э-э... бегло, беглец, беглецы - нет. Беглые...
   - Парадоксальная эмоция, наверное?..
   - Да, так и не так. Мы так идем к ним... приближаемся, так сказать.
   - Ну, расскажи, Сергей!.. Давай! Я люблю тайны. Особенно такие.
   - Тут два века... они равные как бы, несмотря на то, в каком ты возрасте конкретно находишься сейчас. Чем больше равенства, тем тончайше можно извлекать другую радость, тихое наслаждение. Но только скажешь о нем вслух, как все обрушится... как все тут становится уже быстро так... так неправильным. Бесполезным... убегающим прочь.
   - Ну же, Сергей! Давай!
   - Нужно, как дети всегда пользоваться снова стартовым моментами так. В рост, в развитие... в радость, но в тихое наслаждение от самого процесса плавания по возрастам, по поколениям своего личного возраста... от старости к детству, и - наоборот. Свободно плавать с помощью парадоксальной эмоции. Или нет, просто бегать в мыслях?
  
   Глава 26. Привычки и ловушки, нет
  
   Внутренние зависимости. Человек - это набор привычек, которые рождаются, передаются от родителей и от окружающих, формируются и держат его до ста лет. Люди, живущие после ста лет, теряют свои даже самые прочные привычки - как плохие вредные привычки, так и хорошие от здорового образа жизни. Человек естественно умирает - если до 100 лет, то прежде всего из-за своих привычек и непосредственных эмоциональных условий проживания.
   Но эту эмоциональную ловушку можно преодолеть, если думать о себе как бы от 199 лет личного возраста. Тогда только включается молчаливая, но чудесная роль нового века для обычного человека. Так только парадоксальная эмоция включается, как невидимый отскок от 199 лет - непонятный отскок в разрядки обратимости, где ты возвращаешься не к своим привычкам... а к новым возможностям свободно путешествовать по поколениям внутри личного возраста.
   - Но забудем об этом! - сказал Сергей, рассказывая о записке своего деда Юры, который оставил в наследство свои исследования о ловушках эмоциональных состояний. - Не будем больше об этом говорить.
   - Почему? - спросила воодушевленная Лариса. - Ведь это так интересно! Это так чудесно применять новые знания о своем личном возрасте.
   - Вот именно, Лара, применять!.. Использовать! - сказал со знанием дела Сергей. - Чтоб использовать знания, надо забыть о них самих. Это изначальный парадокс! Но он-то и формирует новые привычки, где изобилие нулевых ионов и укрепляет их в новых разрядках обратимости. Где минус и плюс как бы размываются так в нулях, в ноликах все новых разрядок обратимости.
   - Интересно. Странно. Загадочно. Парадоксально. - вмешалась тут хозяйка Арина. - Чтоб делать эти парадоксальные эмоции нужно забыть о 199... О, как парадоксально!.. Но все-таки в лучший автоматизм личности.
   - Тут немножко как бы надо сойти с обычного ума своего.
   - Тут все не так!
   - Тут не так, но все-таки можно здесь объяснить, наверное, э-э... через клетку... э-э... через детский манеж... через семейные оковы... через... детскую песочницу что ли около этих истуканов, которые во дворе стоят.
   - Нет, нет-нет!
   - Попробуй выбраться из этих невидимых оков.
   - Просто нужны нулевые разрядки обратимости. Они могут... могли бы использоваться так невидимо, но в тихое наслаждение... которое определяет полноту жизни между...
   - Стоп!.. Если мы увидим одну крайность, значит есть и другая ее противоположность... где-то.
   - Это так. Да. Но между двумя опасными, взаимо-исключающими крайностями э-э... когда они сближаются, между... э-э... это как бы внутри, это скрыто, чисто внутри так!
   - Да, чисто внутреннее наслаждение скрытно так от внешнего мира, который быстро его разрушает, убьет - если узнает, что кто-то так наслаждается. Знания - ведь они однозначны, как правило. Они так убивают просто саму живительность, оживление, которое необходимо в долголетии.
   ...После откровений Сергея, Лариса вышла из их дома с каким-то сумасшедший настроем. Было ничего не...не.. непонятно, но настроение было приятное!.. Об этом и так сказала Арина, когда они прощались в дверях. Лариса вышла из подъезда в зеленый двор между четырьмя пятиэтажками.
   Два истукана почти в центре стояли уже в приветствии как бы... как будто бы ожидали ее так, в - веселье и радость. А наша девушка вспомнила, что кто-то из них женского рода. Она тут быстро подошла к ним и да, увидела... один истукан был женского пола. Взади, внизу был маленький вход. Увидев это, она вошла вовнутрь, пригнувшись... тут внутри были две маленькие сидушки, расположенные так внутри напротив друг друга. Она села. Какая-то радость... Даже внутреннее наслаждение. Оно пробежало волной внутри ее тела. Она вздрогнула, но продолжила сидеть так, прижавшись плотно. Внутри так, в тесных условиях... ее тут обрадовала одна мысль: "Хорошо, что я худенькая такая... Детская арифметика. Толстая девушка здесь бы не усидела... не вошла бы сюда вовнутрь. Ах, привычки... Я сижу в заднице тут, наполовину заполненной. Нет, наполовину свободной... Нет."
   Она сидела, не зная сколько времени прошло так. Но здесь было как в детстве хорошо. Без забот... Она вспомнила, как ее любимый человечек говорил о наэлектризованной медсестре тогда, которую видел только сзади тогда... и то расплывчато. Вдруг новая мысль разбудила ее так внутри: "Я сижу в заднице... смешно. Равных ему нет. Стоять, сидеть, лежать. Нет!.. Я хочу быть медсестрой. Он же у меня после травмы лежит... болеет, лечится... надо ему помогать..."
   Девушка здесь спохватилась и начала звонить ему со смартфона. Но стоп!.. Отсюда связи практически не было. Здесь изнутри - стоп!.. Нет. Не будет... "Связи не будет, - мелькнула мысль, - но выход тут есть!.. Слава богу." - Девушка вышла из своего убежища - стоп... из личного состояния. И начала дозваниваться до него. - Он ответил! И она быстро попрощавшись со своими новыми знакомыми (с истуканами), пошла к Швейке, где был транспорт. Откуда она быстро уехала по проспекту через Искитимский мост к цирку, к нему домой. Она себе твердо так пообещала: "Я буду помогать ему залечиться после травмы. Я буду ухаживать теперь каждый день за ним, а не только два раза в неделю. Пусть я буду как добрая медсестра для него!.. Как самая добрейшая из всех, которые есть, - глаза ее вдруг наполнились теплыми слезами в холодных как бы спасающих снежинках... обжигающих бисеринках, чистых огоньках-слезинках, но девушка быстро тут пришла в себя. - Я - юная фея для своего любимого человечка! Пусть это войдет в мою новую привычку!.. Я позабочусь о нем!.. Всей душой."
   Наша девушка попала в любовную ловушку. Но она настолько была приятной после всех невзгод, что... Что хотелось в ней жить, присутствовать, наслаждаться моментами... расслабиться в новой, его домашней атмосфере, в новом сумасшедшем мире для двоих. Да и после той веселой истории в ресторане ему пришлось заново вправлять ключицу... пришлось вести более тихий образ жизни, даже не двигаться первые три дня... лежать в постели. - Как истукан?! - Не знаем. Постельный режим в течение месяца для укрепления личного здоровья.
  
   Глава 27. Сугубо детская опть
  
   Размагничивание. Нет?.. Движение, да! Приехав к нему домой, она сразу попадала как бы в детство. И сразу - вслух!.. В ласку слуха... в детские имена "Камиточка" и "Энтрю". В его квартире около цирка она обретает необходимую расслабуху, новую домашнюю атмосферу, где приятно было заботиться - помогать своему любимому человечку после травмы ключицы. Где разбитые мечты приобретают забавную силу высоты. Нет?.. Да, снова детская опть. Но что скрывается в ней?.. Качество? - Да.
   Гибкость и острота - вот два качества, которые сопровождают детскую опть. Откатываются. Минус - да, но сразу в - плюс!.. А чисто внутри - откат в ноль, который бегло исчезает тут же. Гибкость - в переходе, острота - в минусе, а ноль в... в их множестве... между как бы (в откате от одного - к другому). Именно эта опть... ну, как опыт не по-взрослому, а по-игрушечному как бы, где очень много гибкости и остроты - этих ведущих качеств... Откаты, острота, переход... Они, она, он - дают эти радостные ощущения в личных отношениях, где можно свободно проявлять любовь вслух... где обращения "ты" и "я" становятся как бы игрушечными по остроте эмоциональной... между двумя людьми, собеседниками, веселыми выразителями, шутливыми клоунами, злыми и насмешливыми паяцами. Забавные ощущения счастья... потннциально и теоретически рядом.
   - ...Парадоксальная эмоция?.. Изобилие нулевых ионов?.. В новых разрядках обратимости. Что это такое? - переспросил ее Энтрю и задумался тут, пока она готовила кофе... но потом, еще в процессе не совсем понимая, ответил. - Хорошо, я тебе расскажу, как впервые я ее применил в натуре. Это не импровизация.
   - Давай, Энтрю!.. Я слушаю тебя, мой хороший.
   - Мне было тогда 30 лет и закончилось тогда советское время, где религии тогда практически не было. Советское время и религия тогда были несовместимы. Под запретом. Но тогда рухнуло советское государство и повсеместно начался рынок, новые денежные отношения, развился криминал... Это были лихие годы, повсюду развиваться стала религия, строились новые храмы - но и зарубежные секты расплодились в России в течение десяти лет. Одна из них так называется - Свидетели Иеговы. Знаешь ее?.. Камиточка.
   - Да, да, Энтрю. Они ходят по квартирам и по-доброму говорят так, завлекая в свои религиозные сети.
   - Ага, знаешь суть, молодец! Но я говорю здесь чисто формальное... о парадоксальной эмоции, поэтому выделяю в этой секте плюсы и минусы. Так вот, плюсом было то, что они изучают библию в группе людей - так проще ее иносказания понять. Я захотел прочитать библию, но изучить ее с хорошими комментариями можно было только у них, обсуждая прочитанное вместе с единомышленниками. Так, я попал в группу, где за месяц, два, три, четыре... изучил дословно саму библию. Я понял смысл исторического опыта простых людей и элиты. Но - стоп!.. Всему надо знать свой срок - стоп! Не знать, а делать автоматически движение в реальности: войти-выйти!.. Чисто так, формально. Нулевой ион, так сказать. - Тогда я решительно ушел от них!.. В обратку! Они используют добрые слова, приятную атмосферу, как некоторую ловушку... для закабаления души, потом отнимают квартиры под предлогом благотворительности и с помощью других хитрых приемов. Но - стоп!.. Я ушел от них! Хватит! Ощущение - как будто бы я побывал в заднице.
   - Ай, понимаю. Но! И где же тут детская опть?
   - Опть?.. Это опыт, который приходит-уходит так. И я его получил там тогда. Надо узнать... э-э... найти в очевидных плюсах некоторые минусы и в действительности сделать, так сказать, свой нулевой ион. То есть войти-выйти... ну, из той организации. Вот, где гибкость... в детских сроках присутствия. Сбежать. Избежать. А у тебя, Камиточка, есть эта парадоксальная эмоция?.. Где, как ты ее практикуешь?
   - Я?.. Э-э... я тебе делаю сейчас массаж ног, но я ведь выше не иду! Ну, чтобы ключицу не тревожить. Чтоб не возбуждать.
   - Ого, молодец!.. Ты физически к парадоксальной эмоции подошла, а я психологически... получилось. Сегодня ты - ломака, Камиточка!.. А я сейчас кривляка, ха-ха-ха!..
   - Я не ломака!.. Я играю в доктора, как ребенок. Я играю теперь в медсестру, хи-хи-хи!..
   - Камиточка, когда ты от физики перейдешь к приятной физиологии?.. К эмоциональным гормонам.
   - Я... мм... когда покончу с твоей болезнью, кривляка, понимаешь?.. Чтоб ты выздоровел. Поскорее!.. Хочешь же? Да?
   - Да. Спасибо. Чтоб ты... чтоб постоянно использовать новые стартовые моменты... мечты, ты... Ты... чтоб ты...
   - Да, чтоб ты... Чтоб ты из кривляки в ломаку превратился, хи-хи!.. О, я поняла! Детская опть - это брендовые отскоки. Так?.. Ловко, но куда?.. Ага, в разветвляющееся чувство. Вовнутрь. Ага, клево!.. Вот.
   - Камиточка, - вдруг здесь стал серьезным Энтрю, - ты... тренировать парадоксальную эмоцию - это мечта! Недостижимая мечта. Это во взрослой жизни что-то сугубо детское... чисто внутреннее. Не киндер-сюрприз.
   Так, от веселого настроя он перешел к серьезным вещам, мыслям... и затем сказал о сроках, где есть плюсы и минусы, ну, как солнце и луна, как ян-инь... но также есть и галактический эфир, так сказать. Только в галактиктическом эфире соединяются самые крайние противоположности так близко, хотя кажется, что эфир далеко находится. Но он - повсюду. Он не замечается-замечается, как разные нулевые ионы... нулевые разрядки. Но их моментальность можно познать через эту парадоксальную эмоцию. Где в плюсах и минусах выявляется все-таки эта нулевая разрядка ионов, так сказать.
   - ...А если в двух словах сказать, что такое парадоксальная эмоция, то как здесь тогда, Энтрю?
   - Здесь тогда парадоксальная эмоция - это чисто внутренняя... э-э... эмоция, понимаешь!.. Кривляка-девушка.
   - Конечно, мой ломака-юноша!
   - О, чувствуешь, кривляка?.. Когда мы из разных взрослых, возрастных поколений в новое детство попадаем... ну, из... как бы из условного минуса в условный плюс попадаем, тогда вот - бах!.. И пробуждается, пробежала нулевая разрядочка! Ба-бах!.. в отскок! От детства - в другое, но близкое поколение. Нулевой иончик, так сказать, пробежал... Ты, ты и я... мы попадаем автоматичкски в юность!.. Ха!.. Индусы здесь больше всего этот нолик понимают... исторически. В Индии именно больше всего наслаждаются втихаря этими ноликами, чисто внутренними эмоциями... в сознании Кришны что ли... забавное ощущение счастья, киндер-алхииия по-индуски... но там еще эмбриона... эмбрионально что ли уже. Что уже минус как бы... а может еще плюс. Ведь там миллиард людей живет... больше. Нет, что-то я сам запутался. Ух, эти нолики... алхимия какая-то, донаучная. Но внутри приятно, хорошо... забавно.
   - Кстати, эта киндер-алхимия острее ощущается в Европе, где детей мало рождается.
   - О, кривляка-девушка, молодец!.. Ты стала понимать парадоксальную эмоцию на глобальном уровне.
   - Да, в комплексе так... в комплексной точечности, в Индии, Европы... рождение и умирание внутренне и внешне так, в улет, в улетание так этих ноликов - чисто внутри в малюсенькие разрядочки... незаметные внешне. Стоп - я хочу в туалет, в душ. Извини.
  
   Глава 28. Чисто внутренняя эмоция
  
   "Удивительно, чтоб она не сделала, мне это все нравится, - думал Энтрю о своей девушке, размышляя так, без зависимостей над своей любовью, - она очень хорошенькая, прелесть... молодец."
   "Да... чтоб он не сделал мне, его действия, слова - они все нравятся мне, - думала Камиточка о своем любимом человечке в движении, выйдя из душа в своем номере одного столичного отеля в пригороде, - с ним всегда почему-то очень хорошо..."
   Она вышла из ванной кабинки, надев шорты и майку... продолжая думать о нем. Но тут вдруг постучали в дверь номера. Это был ее директор. Она была у него секретарем, а он взял девушку с собой в командировку на деловую встречу, которая днем сегодня закончилась успешно... был заключен контракт, после которого они даже отметили это событие в ресторане. - И вот он постучал и вошел в ее номер в гостинице. Зачем?.. Интрижка? - За место того, чтобы лечь спать, он решил прийти к своей милой секретарше. Зачем? Это было неожиданно, потому что девушка очень устала и хотела отдохнуть... выспаться. Но - нет!.. Сам шеф пришел к ней. Отказать было трудно.
   "Что делать? - возник вопрос внутри мыслей девушки, но тут она вспомнила двух железных истуканов... что их двое... что один из них мужчина, а другой - женщина... это минус и плюс, что их надо твердо и правильно поставить сейчас в новый "противно-эмоциональный дворик", который так здесь в номере вдруг образовался, - что делать? - Я шучу? - Нет! Иначе он подумает, что я заигрываю с ним и тоже хочу секса - нет!.. Так, надо сделать хуже, чтобы было лучше!.. Как в цирке. Сначала я должна быть ломакой, а потом только шучу, ха!.. Кривляка - но потом только!"
   Пока девушка думала, что ей делать в новой ситуации, которая так сложилась вдруг в ее номере, директор обнял ее сзади. И он нагловато так сзади поцеловал ее в шею!? И он тут, стоя сзади, начал одной рукой растегивать спереди ее шорты... взялся уже за молнию - стоп!.. Девушка сжалась!.. Она! Девушка взялась за его средний палец. Вцепилась!.. Что сделать?.. Сжала его. И всей силой своих рук отогнула его вверх - раз!.. Так резко, что тот вскрикнул от неожиданности и присел, потому что девушка чуть не сломала его палец - быстро развернувшись всем телом к нему.
   - Ой!.. Ты чего? Больно. - вскрикнул директор в испуге! - Ай, как ты...
   - Извини! А ты че? - сказала девушка и потом быстро добавила, - извините!.. Я не хотела... в детстве меня звали ломака, - соврала в смягчение тона тут она. - Я ломала пальцы парням, которые нахально вели себя, ха!.. Козлы. Ой, извините!..
   Ее шутка была жесткой. Было больно. Он ощутил боль, обиделся и теперь уже не знал, что делать дальше. Тайные желания секса у него были, но теперь резко пропали. И девушка, увидев его настоящую нерешительность и страх в глазах, ответила быстро так:
   - Извините, я не хотела. Это автоматически так. Меня отец научил защищаться от наглых парней еще в школе... в детстве. Извините.
   - Ух, ну, ты и сумасшедшая какая-то.
   - Да. Извините. Я - ломака и кривляка одновременно. Это по-настоящему. Мне иногда все по фигу становится. Извините.
   - Ну, ладно. Прости. - сказал неожиданно, но сейчас в паузе так шеф. - Я сам виноват. Да. Надо идти спать к себе в номер. Спокойной ночи.
   Он ушел из номера секретарши в испуганном состоянии нервов (в свой номер). Девушка его сильно перепугала. Он сразу понял, что ее настоящая решительность тут... что он все-таки сам был... будет, что сам вел себя неправильно так. Будет по-другому. Подсознание-то правильно подсказало. - "Ай, чуть не упал в обморок... от боли. Резко как..." - В чужом номере.
   ...Девушка вернулась из командировки. Она все рассказала своему Энтрю и он - долго хохотал... ну, как в цирке наверняка. Шеф оказался козлом, но - кривлякой.
   - Ломака, ха-ха-ха!.. Молодец! - обрадовался он тому, что так его девушка рассказывает об интимный делах, эпизодах. - Ломака!.. Это событие! Резка самого времени, где оно бежит из прошлого в будущее.
   - А кривляка - это гибкость, это расширение настоящего времени, так? - спросила девушка. - Да?.. Клево!
   - Ага!.. Молодец, моя девочка, - сказал Энтрю и поцеловал свою Камиточку. - Очередность там в эпизоде у тебя была правильной... сначала эмоционально грубая деревня, потом вежливый этикет и следом... э-э... эмоциональный город, так сказать. Но он уже чисто твой - внутренний!.. В парадоксальной эмоции, в эмоции ты, Камиточка, ломаешь не его, а свой собственный страх, куда? - В гнев!.. Значит, это ломака, ха-ха!.. А если ты идешь из страха в слезы, в боль - тогда это уже кривляка, он, ха-ха-ха!.. Но главное здесь переход от ломаки к кривляке... и - наоборот. Это одна из функций цирка - смена. Смена номеров. Смена кривляки и ломаки. Смена ломаки и кривляки внешне, но между номерами.
   - Цирковые функции? Сближение - это острота, риск.
   - Да. Сближение, смена и сначала кто... или сначала что. Три-четыре главные функции клоунады в паузах цирка. Сближение кривляки и ломаки, их смена и кто начинает сначала. Идет физическое сближение их для остроты, конечно же. Но тут идет их психологическая смена - для внутренней гибкости, естественно.
   - А кто всегда начинает сначала?.. Ломака или кривляка?
   - Ну... тебе кажется, что сначала был ломака из-за этой грязно внешней случайности... но еще раньше ты была, как кривляка... так, видно, улетело-прилетело в тайные чувства, так твой шеф оценил тебя раньше в ресторане и после. Это четвертая функция времени, переходы от одного времени, где прошлое летит в будущее - к другому, где расширяется настоящее. Но большого значения это не имеет, так как самая центральная здесь функция - это смена, гибкость... чередование ломаки и кривляки. Это всегда процесс. Из века в век. Из поколения в поколение. Из одной эмоции - в другую. По-настоящему. Ух, лучше забыть про ту четвертую функцию. От приходящего в подсознание. Двигающееся так отличное подсознание. Чтоб не перепутаться... не перепутать, как устраивается все так.
   - Грязно внешне, но чисто внутренне - класс!
   - Да. Отличница!.. Но скромная. Парадоксальная эмоция - она сугубо детская и чисто внутренняя для сближения противоположных эмоций, для их смены... но всегда чисто внутри должно быть. С парадоксальной эмоцией мы теперь можем путешествовать по обычным эмоциям внутри мира своих личных чувствительных образов. Размагничивание внутренних зависимостей, так сказать, как внутри... как детский эмбрион, зародыш в утробе еще. Миллион всяких маленьких чувствительных обсерватиков.
  
   Глава 29. Шеф уволил девушку
  
   Разветвляющееся чувство становится само собой магнитным?.. Нет. После того щекотливого эпизода в номере отеля, шеф уволил свою секретаршу... поразмышляв несколько дней. Что-то его перепугало тогда и этот эмоциональный осадок директор ощущал физически каждый день, когда проходил в свой кабинет, минуя секретаршу. Те воспоминания он не хотел... стоп.
   Девушка расстроилась сильно... но при нем в бюро не подавала виду. А когда уже забрала свои документы, ушла из фирмы и пришла домой - то сразу расплакалась. Чувства требовали выхода. Плач, слезы... расслабуха. И чтобы окончательно снять новое напряжение в эмоциях, она поехала к своему Энтрю домой. Он уже почти вылечился после травмы ключицы и свободно двигался по квартире, делал даже некоторые физические упражнения для оздоровления.
   - И что этот козел сказал тебе? - спросил девушку Энтрю, обняв ее в квартире, на входе. - В чем причина увольнения?
   - Директор сказал, что у него якобы есть племянница, - начала рассказывать девушка, - и его родственники настойчиво просили принять ее на работу, на мое место... свиньи еще те!
   - Ага, бедная моя девочка, - крепче обнял свою девушку Энтрю, - не плачь, Камиточка, ты же крепкая девушка, ты справишься... у тебя все получится.
   Но тут девушка вырвалась из объятий, отпрянула-сблизилась резко и начала быстро растегивать его рубашку, белую - но в синюю клеточку. Стоп! Кзяц! - Рванула ее! Раз!.. Пуговицы - в сторону! - Ксяц!.. Зц... Но - он!.. Он вдруг обнял девушку крепко! Сжал. Еще крепче обхватил ее. И сказал тут:
   - Ключица. Осторожно пока. Еще не совсем...
   - Ага!.. Она! Я буду осторожнее. - выпалила решительно девушка и потянула его в комнату, в кровать. - Я же соскучилась! Уже давно.
   Он не сопротивлялся. Он подался ее напору. Ее гормоны скрутили в бешеный порыв!.. В дикий... Она и он! - Прорыв, и он тоже пришел в возбуждение. Она тянула его. И он упал прямо на нее так, в постель!.. Чувства взяли здесь свое! Он помог ей раздеться, стянув одежду быстро вниз - раз!.. Раз! Сам, она... сама!.. Задрала ноги кверху, лежа согнув их упруго в коленях. И все! Он. - Она тут же вцепилась в него!.. Прижав его тело к себе - раз!.. Цап-царап!.. Кожа. Пальчики. Ногти. Руки... Спина, следы взади, внизу... она оцарапала его в порыве к себе, обхватив его так крепко - как будто желая его тело разорвать к себе, но в разные стороны!.. Раз - бац!.. Ух... и только затем... после... она... ее чувства успокоиться смогли, пришли - в норму. Здесь только потом она смогла расслабиться полностью. Расслабуха пришла.
   - ...Ты наверняка решил, что я свихнулась, - сказала потом она, расслабившись в неге... в постели.
   - Камиточка, моя хорошая. Чтоб ты не сделала, я люблю тебя всегда. Да, да-да!.. Спасибо.
   - Ага, клево!.. Чтоб ты не сделал, Энтрю, я люблю тебя всегда тоже!.. Да.
   - Ого, равенство сейчас!.. Здорово.
   - Равенство сейчас?.. Да.
   - Это наш главный шеф по жизни. Равенство сейчас. Сейчас накоротке, но всегда снова и снова воспроизводится так.
   - Всегда "равенство" сейчас!.. Клево!
   - Да. Любые крайности сталкиваются так внутри в это... в равенство прямо сейчас!
   - А всегда... это, - продолжила она, подыгрывая ему в рассуждениях, - это возвращается так всегда, хи-хи-хи!..
   - Да, похоже на большой взрыв вселенной тут, только в миниатюре как бы, когда все равны в плотной точке, - сказал он, - накоротке так в равенство сейчас, ха-ха!.. Разрядка эмоций. Из-за уравнительного налога для личности в обществе, в цивилизации.
   - Ага, это точно... это точечно так наш главный шеф - равенство сейчас. Но всегда повторяется это "равенство" сейчас, хи-хи!..
   - Большой шеф, так сказать. Он сам увольняется... Из жизни, проявляя себя так, к... в маленькую точку, как маленький взрыв равенства двух подходящих крайностей, ха-ха!..
   - Согласна. - сказала девушка и поцеловала его.
   - Согласен. Я буду биться в унисон с тобой только.
   - Угу... - продолжила она его мягко так целовать.
   - Классно!
   - Угу...
   - Этот наш шеф всегда рядом... с нами так.
   - Ух! Как маленький взрыв всего заряда вселенной. Клево!
   - ...парадоксальная эмоция... чисто внутри только.
   Энтрю и Камиточка лежали в постели, наслаждаясь самим временем сейчас. Они так поняли в рассуждениях, что личные отношения людей к вещам, к явлениям электризуют их самих в плюсы и минусы. Зарядки накапливаются, резервируются и сортируются в различных частях мозга и тела (в ретикулярных сетях, уменьшаясь в трансформации), создавая так некоторые магнитные поля внутри тела и мыслей. Но потом вдруг - бац!.. Усиление кровотока! Гормоны. Внутренние органы. Разрядка! Или боль, стресс, болезнь острая. - Но цирковые функции наших клоунов кривляки-ломаки, они... разряжают так внутри и невидимо, но постепенно... эти накапливающиеся поля, снижая напряжение человека весело и непринужденно, забавно расслабляя. Парадоксальная эмоция урасновешивает в новый отличный баланс так, в релаксацию тела, духа и души. Но постепенно так, невидимо и тихо, скрытно. Всегда равенство сейчас, но в разветвляющее чувство... постепенно. Сверхчувствительные люди чувствуют эти потенциальные поля. Но это неважно, если у тебя лично есть уже практика кривляки-ломаки. Энтрю и Камиточка были довольны здесь снова... обзывая друг друга весело в продолжение. Детские обзывалки возобновлялись у них в общении уже автоматически. Цирк, цирковые функции... кривляние и ломание, забавные детские отношения. Свежесть личных чувств. Исцеление.
   Но все могло прекратиться потом. Почему? - Потому что наша девушка забеременела и узнав так о себе, не знала как сказать своему Энтрю. - "Как его надо подготовить к этому?.. К этой новости. Как?"
   Кривляка-девушка любила тайны. Но такую тайну нельзя было долго скрывать. Да и тайный закон тут один: все внутреннее рано или поздно становится физической новостью... если без слов.
  
   Глава 30. Беременность - равенство сейчас, но в разветвляющее чувство
  
   Необычные расслабляющие ощущения, ужин, романтичные свечи: маленькие и толстые... вкусный тортик. Девушка приготовила еще несколько блюд и пригласила впервые так Энтрю к себе домой, пока ее мать лежала в больнице. Она попросила его купить красного вина... что он и сделал в предвкушении нового события.
   Ее новость обрадовала нашего гостя. Девушка забеременела и теперь так в обстановке рассказала всю правду... в новой атмосфере. Приятное настроение сразу окутало двух влюбленных людей, внутренняя химия чувств. Они радовались как дети. Он с удовольствием трогал ее животик, желая физически почувствовать беременность. Новые ощущения. Необыкновенное ощущение третьего маленького человечка витало в атмосфере сейчас - равенство, но в разветвляющее чувство. Невидимый пока ребенок вдохновляюще объединил еще больше двух наших человечков... влюбленную парочку.
   - А как ты догадался, что мы уже втроем?
   - Я? - переспросил девушку ее влюбленный герой. - Я догадался о твоей беременности... О нашей беременности, потому что это "равенство сейчас" дает некоторые новые возможности, если всегда и часто практиковать это чудо в обычном. Я и ты... Ты и я, мы вместе. Мы равны между собой, несмотря на возраст, на разное восприятие мира, на отличную культуру поведения... несмотря на то, что ты - женщина, а я - мужчина.
   - Но все-таки, как догадался, Энтрю? - задала еще свой вопросик девушка, отпив немножечко красного вина... пригубив только для вкуса.
   - А я пью до дна, моя беременная Камиточка, можно?
   - Да, да, мой хороший.
   - Я говорю себе "равенство сейчас", думая о тебе так... И... потом появляется это чудесное разветвляющее чувство. По-настоящему так.
   - Ух, хитренький ты какой, Энтрю!..Клево!
   - Разветвляющее чувство. Оно так только внутри... э-э, детская опть... Разветвляющие ощущения что ли. Новое чувство, разветвляющееся вовнутрь только, если ты уже догадалась, Камиточка.
   - Ага, но как?
   - Его измерить нельзя. Оно изменяется так всегда. Неуловимо. Но там, где разветвляющее чувство... тогда там появляется неделимая безопасность как бы.
   - Ага, наш ребенок!.. Так, получается, в безопасности... ага!
   - Да. Если не ты - он, а мы - втроем так, в любви... в единодушии. Если не только физиология, но и наша приятная физика и наша детская, забавная психология, обзывалки, дразнилки.
   - Ага!.. Я поняла уже. У кривляки и ломаки, у них всегда есть детская опть. Так же?
   - Ага!.. Сама догадалась, молодец, кривляка-девушка, ха-ха-ха!.. Забавно так.
   - Я поняла! В чисто внутренней эмоции как бы в обратимости уже появляется сугубо детское - это детская опть, хи-хи-хи!..
   - Да. Маленький счет по-детски, но уже в расширение настоящего времени.
   - Где - наоборот! Но так часто в смену, в сближение, в новое начало - сначала кто!..
   - Ого, моя интеллектуалка!.. Ты дошла сама до истины, молодец. Кривлячка-девушка, ха-ха-ха!.. Услуги третьих выгод, но только для двоих сначала.
   - Да. - но тут вдруг кривляка-девушка задумалась и потом сказала, - теперь все скоро узнают, увидят, что мы втроем, что у нас любовь. Они сломают нас, разрушат нашу любовь тогда, убьют наш внутренний мир, такой хороший, приятный, ласковый, нежный... детский как бы, хьи-хьи-хьи...
   - Не плачь, моя девочка. Все будет хорошо, Камиточка. Но придется Сергею и Арине заранее сказать о нас, о беременности. Но я думаю, что они уже сами догадываются.
   - Почему, хьи-ъьи...
   - Потому что они все увидели, но держат втайне... так как они - вежливые люди... они доверяют нам и молчат так, параллельно как бы.
   - Ага... хьи-хьи... хи, хи-хи!..
   - Завтра же расскажем им обо всем. Наступило время, чтобы заранее... чтоб разветвляющее чувство стало теперь как бы магнитно-разветвляющимся ощущением что ли, ха!
   - Ага, мой хороший. Так и сделаем. Лучше заранее предупредить. Опередить. Ведь твой, он - твой сын, а она - моя лучшая подруга.
   - Угу...
   - Да.
   - Здесь уже наступила смена, гибкость. Надо им сказать вопреки, чтоб заранее... чтобы не разрушилась наша любовь, наш новый внутренний мир.
   - Тем более, они заинтересованные люди. Они захотят появления нового своего родственника, моего ребенка, нашего... Нашего.
   - Угу, - тут уже он поцеловал ее...
   - Тогда они помогут, будут помогать в радость.
   - Угу...
   - Клево. Насколько сложно, но компактно это разветвляющее чувство. Внутри.
   - Какой ты у меня мудрый, Энтрю... раз, два, три... и четыре-пять будет.
   - Угу, раз-два-три - сопли подотри. Недетское магнетико в новое качество разветвления. Нет. Исключительно детское... В детском расчете до девяти: раз, два, три, сопли... 4, 5, 6, 7, 8, 9 - подотри. Стоп! Вставка! Возвращаемся как раз... чтоб все гуще будет, детское, но одно и тоже отсутствие... всегда пропущенное, равенство сейчас.
   - Ага, стабилизация, клево!.. Недетская уравниловка, но детская балансировка, клево!.. Коррекция всегда с обратной связью, клево... для взаимного выравнивания в определенный момент встречи, хи-хи-ха!.. Какой-то эквалайзер получается... как в музыке для выравнивания текущих частот. Клево!
   - Да. Согласен. Это целая система калибровки... всегда э-э... для подачи тока подмагничивания и размагничивания. Равенство сейчас, но всегда в личную коррекцию. Клево!.. Для эмоциональной стабилизации души, так сказать. Нет, для... как мыслительный эквалайзер, но только при встречи... В пределах встречи!.. Но в паузах кривляки-ломаки. Нет. Все не так! Всегда не так. Отлично, но лучше клево, как ты всегда говоришь... алхимия чувств какая-то.
  
   Глава 31. Приятная новость - магнетико
  
   Новости приводят нас в возбуждение, иногда даже в дикое возбуждение. Они бывают разными, но одно можно сказать точно. Когда приходит плохая новость, она резко раздувается в личных эмоциях - поэтому ее надо тут же сжать, сократить до минимума... ну, до маленькой точки - раз, сжать!.. И все. Все будет хорошо!
   Переделка негативного в положительное - это и есть магнетико. Это свойственно всем. Но быстрота здесь дает привлекательность во внутренних ощущениях. Магнетико - это приятная новость всегда, при коротком равенстве сейчас двух крайностей, например.
   Новость о беременности подруги обрадовала Аринку, а Сергей удивился поначалу, но потом все-таки поздравил отца коротким, но приятным сообщением... Сергей так вдруг становится уже дядькой как бы, если по-родственному здесь размышлять. В будущее.
   Но мать Ларисы была в шоке от такой новости и как всегда разругалась во все горло свое дикое - пьяное, после очередной рюмки крепкой водки. Крик возмущения. Ах, кто бы ее пожалел!.. Ступление, крайняя степень возбуждения... из-за потери гибкости, эмоциональной смены личных состояний. Из-за потери возможности внутреннего расширения по-настоящему так в смену, в перемены, в личные изменения-исправления.
   Подруги Лариски обрадовались, но удивились, узнав возраст ее ухажера, ее любимого человечка, отца будущего ребенка. Эта новость удивила всех, но каждого в отдельности - по-разному. Но самое быстрое магнетико проявили истуканы. Они во дворе Аринки и Сергея приветствовали так кривляку-девушку в полную радость, но тихо, в радость взаимных откликов невидимой, неслышимой гибкости... при очередном сближении, проходе по внутреннему двору дома, где жили... куда она с радостью пришла сейчас. Истуканы откликались для нее всегда теперь в радость, потому что кривляка-девушка изначально их замечала, приветствовала, тихо разговаривала с ними на ходу. Даже касалась их вытянутой ладошки. Они... те, кто так железно ломали любые стереотипы. Особенно возрастные (до 199 лет).
   - Желаю тебе удачи! - сказал здесь рядом парень девушке, мамаше, которая сидела на синей скамейке возле истуканов, прощаясь так... этот парень уходил.
   Никто бы не обратил на это внимание. Но, чувствуя связь-контакты со средой (эти моментальные равенства, совпадения), наша интеллектуалка сразу посмотрела на желто-зеленых истуканов рядом и молча сказала: "Спасибо!.. Друзья. Вы из будущего, но по воображению сейчас, в перенос." - Кривляка-девушка, конечно же, не была девочкой, но она воображала себя так забавно всегда в юном возрасте - в 19 лет!.. Почему? - Потому что она сломала так свои личные стереотипы и стала для себя, и для него любимого, только - кривлякой. В ее личном мире также знали ее так в гибкость эти два железных истукана. Доверие здесь так весело и строго в жизни было параллельным (взаимным), но всегда по-доброму и в общую полноту. В посторонние как бы отклики...
   Недетское магнетико - быстрая переработка отрицательных эмоций в положительные!.. Это так, все здесь уже становится положительным внутри личного мира. Но!.. А как будущий ребенок?.. Ведь он еще маленький (...), ведь он еще не может так, в кривляке-ломаке переходить в плюс. Как тогда с ним так, в утробе?.. Как? Ведь мать из больницы вернулась к себе домой и начала опять ругаться и бранить свою дочь ни за что, ни про что... "Что делать? Ведь мать не могла любую новость делать приятной - наоборот! Она любую новость, услышанную по ТВ или на улице, мимоходом - она ее быстрее делала только - в контру! Только так рьяно - в негатив!? - В минус. Гадко так."
   Кривляка-девушка испугалась за своего будущего ребенка и переселились к своему другу - к Энтрю. Она стала жить у него. Он согласился! Обрадовался. Он даже решил уже купить детскую кроватку и манеж для будущего ребенка. Но Камиточка сказала ему - не спешить пока что... все надо делать постепенно, в это новое разветвляющееся чувство.
   Будущее событие вдохновляет двоих влюбленных людей. Она себя стала ощущать полноценной женщиной, а он - будущим папой нового ребенка. Магнетизм ее положения привлекал новые надежды и для друзей, родственников, соседей, попутчиков... ведь ее живот стал расти физически так, в радость. Недетское магнетико все теперь для кривляки-девушки превращало в радость, в текущие приятные проблемы.
   Она стала даже присматривать себе детские наряды, распашонки, чепчики, пеленки. Она их присмотрела в разных цветочках. А ее друзья и подруги стали тоже покупать детские вещи. Всем хотелось подарить ей что-нибудь детское, к будущему материнству. Казалось, что какая-то мечта начала теперь реализовываться для многих рядом.
   Неожиданно пришла дурная новость. Лариса ушла домой к матери... и почему-то долго не возвращалась после. Уже прошло много времени, а ее - нет. Нет и нет. Почему? - Оказывается, что там ее мать опять стала ругать по пагубной привычке своей. Да так сильно, что не захотела свою дочь отпускать из своей квартиры... она ругалась, оскорбляла в то время, как дочка собралась в коридорчике на выход. Но нет! - Бестия. Мать так толкнула дочь к двери, что ключ погнулся... который торчал из замочной скважины, с внутренней стороны. Он согнулся пополам!.. Металл погнулся - на прямой угол так. Ужас охватил девушку, она упала... Потом ее мать вызвала скорую помощь. Приехали врачи осмотрели девушку, вкололи что-то... успокоили и забрали ее с собой. Они отвезли девушку в больницу.
   Энтрю ждал свою девушку долго. Телефон молчал. - "Что делать? Где она?.. Ну, позвони-позвони мне!" - Но мобильник девушки молчал почему-то. Он перепугался не на шутку. И через некоторое время (уже из больницы) его девушка позвонила сама и сказала, где она - сейчас, что с ней случилось... как все произошло так... Врачи девушку в стрессе положили на сохранение - в больнице она должна будет провести как минимум одну неделю, чтобы успокоить нервы, гормоны, внутренние потоки питательных веществ... чтобы отладить все внутренние системы, сохранить зарождающийся и развивающийся внутри детский плод.
   Беда для девушки пришла от ее матери. Все окружающие порадовали девушку, но сама мать огорчила - пришла почему-то в бешенство, которое обуздать никто не мог. Контра - точечная!.. Злые языки пламени в ее речи. Негатив. Но позитив пришел со скорой медицинской помощью, с ограждением будущей мамаши от определенных плохих людей - в изоляцию. Доктор к постели беременной девушки допустил после... только будущего папу. Энтрю каждый день стал приезжать теперь так к ней в огражденную от посторонних людей больницу. Он приезжал, надевал белый халат и проходил к своей девушке... Физика запретов, сохранение физиологии, личная психология. Мыслительный эквалайзер, чтобы функционировать во множестве разных мыслей (нервных связей), требовал для себя крепкой изоляции в смертельно опасных отскоках злой действительности. Прочный череп (мозг). Кто бы мог подумать, что сама мать (бабушка для будущего ребенка) окажется самым негативным, злым элементом так, в зарождении новой маленькой внутренней жизни. Несказочный монстр рядом. Реальность оказалась жестче, чем так могли подумать добрые, наивные люди. Разветвляющее чувство очень чувствительно иногда - поэтому оно... оно должно стать магнитно-разветвляющимся как бы. А, может быть, оно так, потому что иногда так все случается?..
  
   Глава 32. Совершенно ломающиеся наряды кривляки-девушки
  
   Выход из личной трагедии нашелся очень просто, благодаря потом Сергею, который является экспертом после своей той ужасной травмы... Его жена поехала к Ларисе в больницу и, естественно, взяла с собой мужа. Сергей был рад помочь подруге своей жены. - Особенно после того, как девушка уже в больнице при их встречи задала Сергею страшный вопрос: "Мне что, убить свою мать, чтобы родился у меня здоровый ребенок?! Без проклятий..."
   - Твоя мать парализовала так твою нервную систему. - ответил ей Сергей. - Стресс, проклятье, ругань... все - в твой мозг! Туда. - ей Сергей говорил, а сам размышлял, как правильно сказать девушке свои мысли при такой серьезной теме. - Когда-то мне врач сказал, что надо хирургически вырезать гланды, если они так у меня воспаляются каждые два месяца - в ангину, в бронхит. Но я тогда отказался от операции. Это слишком ломало мою здоровую психологию. И я сам уже стал тогда использовать одно упражнение из йоги - "пасть льва". И это помогло мне, потому что практически я перестал болеть ангиной... Вот оно, движение от ломаки к кривляке, так сказать, в другой эмоциональной степени, в их смене.
   - Но она - моя мать, она готовит хорошо и кормит. - перешла в другую крайность Лариса. - Но оскорбляет меня.
   - Нет ничего мерзкого, когда родная мать пьет и шлет проклятия своей дочери. Нет ничего хуже, когда женщина в семье пьет. Отвратительно это. А проклятия... эти слова влияют, западают в память будущего ребенка. В душу.
   - Ну, что делать тогда?
   - Тебе, Лара, отчасти надо согласиться с матерью и отчасти умереть как бы, если она так оскорбительно желает тебе все это. Ведь она не просто другой человек, а она - твоя мать!.. Она родила тебя. Тут все возвращается через поколения... как бы в эмоциях. Нужна только тихая трансформация.
   - Трансформация. Как?.. Согласиться как?.. Отчасти - это как? Ну, как можно спасти моего ребенка? Моего...
   - Чтобы сохранить будущего ребенка в здравии, тебе надо поменять родной язык лично для него... на другой язык, на иняз. Который может стать родным для будущего младенца.
   - Другой язык?
   - Да... Тебе надо отчасти умереть... э-э... умереть в родном русском. Так только можно изолировать младенца от злой бабушки, от твоей пьющей, русской матери.
   - Иняз?.. Но какой? Как умереть?? - в беспорядке тут стала Лариса спрашивать Сергея.
   - Умереть так, как это делают ломака и кривляка в новом цирке. Умереть понарошку как бы. Сбежать всей душой своей (с ребенком) в другой язык.
   - В какой?
   - В какой иняз, я не знаю, но ты, Лара, ты должна не только говорить почти всегда на этом другом языке, но и мыслить даже. Ведь не только слова - внешне, но и мысли... - внутренне отражаются в настоящей психике (будущего нового ребенка). Ведь твоя мать поразила твой мозг, нервы... настоящий мозг твоего будущего ребенка. Нет!.. Думать здесь тебя уже надо на другом языке... во спасение своего ребенка.
   ...Другой язык?.. Какой? - Лариса согласилась с Сергеем. Он быстро ее убедил, когда вспомнил - как он сам оживился из комы с помощью своей родной сестры, которая приехала тогда из Парижа... и заговорила тогда с телом брата в больнице на французском языке... точнее, выразилась на нем, когда он еще без сознания лежал, после трагедии в "Зимней вишни". Она выругалась так по-французски, а именно этот иняз оказался на то время "чисто внутренним", другим языком для ее брата, для Сергея... для Сержа. Она тогда неожиданно быстро сломала главного ломаку брата в невероятно глупое искривление пространства и времени... но к новой жизни для родного брата. Сестра вытащила его так ломающе вдруг с самого дна подсознания. Благодаря тому, что они детство вместе провели... ведь оно больше в подсознании, чем...
   - А... помню, да! - согласилась Лариса. - Но для меня французский язык не подойдет. Я его не знаю. Но вот, английский язык. Он, да! Подойдет тут, наверное.
   - Английский - да!.. Он - международный язык. Тебе надо будет только на нем общаться в своем окружении, по телефону тоже... в озвучке, помня о том, что зародыш (твой внутренний эмбрион) не слышит, но запоминает всю речь рядом... в окружении. Она у него разветвляется в подсознательной памяти - особенно на родных и близких, запоминается.
   - Английский язык я знаю. Тогда я буду общаться только на нем с тобой, с друзьями. Арина, ты будешь по-английски говорить со мной теперь?
   - Да, Ларисонька. Я тоже согласна, но только с тобой так по-английски. - сказала Арина и перешла быстро на этот другой язык. - Кэн ю спик инглиш?
   - Йес!.. Ай кэн! - обрадовалась Лариса.
   - Не только так говорить, но и мыслить по-английски тебе надо, Лара! - сказал девушке Сергей и тоже перешел на английский язык. - Синкин, ту синк... оунли инглиш. Спикин, фсинкин... И с ребенком тоже говорить так надо ласково, по-английски. Хорошо, Ларя?
   - Да. Йес!.. Эф-кос! Сетанли.
   Быстро так, перейдя на новый иняз, наша девушка почувствовала себя гораздо лучше!.. Вдохновение! Сила духа. Личная душа облегчилась так здраво. Она быстро так выписалась из больницы, сужая спектр ответов по-русски... извиняясь... и уехала к своему любимому человечку, к нему домой.
   Там уже она говорила тоже на инглиш? - Нет!.. С ней Энтрю согласился, что она должна говорить с окружающими людьми только на инглиш. Но лично с ним - нет!.. Почему?.. Он был за! - Но лично только вдвоем - нет!.. Почему?
   - Почему? - переспросил ее вопрос Энтрю. - Ну, моя Камиточка, ты догадываешься сама уже, так?
   - Нет, еще пока.
   - Вспомни, как мы с тобой познакомились, - попросил он свою кривляку-девушку, - вспомни, как у нас возникли романтические отношения!.. Романтика наша - почему тогда возникла? Из-за чего?
   - А, испанский язык. Да, да! Я вспомнила. Это был наш чисто внутренний иняз, который совпал так неожиданно тогда... и мы сблизились так тогда на Искитимском мосту, в ходьбе пешком до цирка. Ура, испанский язык!.. Кепочка. Ветер, дождь. Цирк. И я попала впервые к тебе домой тогда, в квартиру.
   - Да, он, моя хорошая. Но испанский язык только для двоих. Для нас. А для всех остальных в окружении пусть будет так, инглиш.
   - Ага, клево!.. Интересно, какой язык больше будет понимать наш ребенок. - сказала девушка и погладила свой живот.
   - Да, наряды теперь у кривляки-девушки будут иноязычными, совершенно ломающиеся по цепочке, взламывающие личные стереотипы, но искривляющие обычные эмоциональные представления, - сказал дружелюбно Энтрю и поцеловал трогательно животик своей Камиточки.
   Личная жизнь кривляки-девушки сломалась так, но перевернулась другим, новым миром. Она ушла от изнанки - в другое. Клевый такой перелом, но - в мир новых зарядок. Этот мир встретил ее ласково, нежно, в новое продолжение, в осуществление мечты девушки стать матерью, родить собственного ребенка - и все таким необыкновенным образом, снова в радость, в тихий восторг... особенно для нового ребенка. Все - в длительный интерес будущего события!.. Неделимая безопасность приобрела международное качество восприятия, но у себя дома так в родной стране - в параллельное движение тонко так, где все рвется... но в приятные сейчас новости, разветвляется с душой так в недетское магнетико. Или уже детское?!
  
  
   СОДЕРЖАНИЕ романа:
  
   Часть I. "Серж и французская гувернантка"
   (посвящается всем, кто родом из детства...)
  
   Глава 1. Счастье, когда тихо и скрытно
   Глава 2. Зимняя вишня
   Глава 3. Слухи и правда снаружи
   Глава 4. Глубоко внутри семьи
   Глава 5. Безмолвный знак
   Глава 6. Тихо, но дневник что-то говорит втайне
   Глава 7. Чудо в обычном открывается через детскую опть
   Глава 8. Внутренний язык из комы
   Глава 9. Как вода живая
   Глава 10. Тайны доверяются интеллектуалке
   Глава 11. Зидля
   Глава 12. Третьи выгоды, но только для двоих
   Глава 13. Возвращение из комы
   Глава 14. Доктор открывает один секрет
   Глава 15. Импульсные эмоции для оздоровления
   Глава 16. Глубоко внутренний язык
  
   Часть II. "Юности 19-ти лет кривляка-девушка"
  
   Глава 17. Необыкновенная помощь
   Глава 18. Психология домашней атмосферы
   Глава 19. Жесткое давление дома от матери
   Глава 20. Чисто внутреннее улучшение
   Глава 21. Салют около цирка
   Глава 22. Кривляка и ломака
   Глава 23. От 199 лет - в разрядки обратимости!
   Глава 24. Эмоциональная раздевалка
   Глава 25. Идем к парадоксальной эмоции
   Глава 26. Привычки и ловушки, нет
   Глава 27. Сугубо детская опть
   Глава 28. Чисто внутренняя эмоция
   Глава 29. Шеф уволил девушку
   Глава 30. Беременность - равенство сейчас, но в разветвляющее чувство
   Глава 31. Приятная новость - магнетико
   Глава 32. Совершенно ломающиеся наряды кривляки-девушки
  
   Часть III. "Киндер-алхимия практически рядом..."
  
   Глава 33. Чисто формальное давенир-подсознание...
  
   Они по сути общались здесь серьезно по-английски. Дома у Сергея Лариска говорила только так, осознавая роль внешнего языка для себя, для своего будущего ребенка. Она забеременела уже настолько очевидно по форме, что все люди освобождали для нее место где-нибудь в больнице или в общественном транспорте... увидев ее увеличивающееся тело. Сергей понимал ее тоже, учитывая домашнюю атмосферу и говорил с ней только на английском языке.
   - А почему у тебя французский язык был чисто внутренним языком? - спросила она его. - Ведь ты был в коме. Когда так тогда, многие перечитали твой дневник.
   - Французский язык?.. Ага, ты тоже его читала!?
   - Да. Твой отец разрешил тогда.
   - Понятно, почему ты спрашиваешь. - ответил Сергей... подумал быстро и продолжил. - Это язык фааП... э-э... если судить по последним записям в дневнике.
   - А, я знаю!.. Язык фааП - это французский язык, но в переводе с вьетнамского... в переходящем таком подсознании... без сути.
   - Да. В переводе с выживательного языка, который как вода живая и мертвая. Догадываешься, почему я так говорю сейчас?
   - Я?.. Да!.. Он выжил во время американских грязных, отравляющих всю природу бомбардировок...
   - Нет, нет!.. Это то, что сейчас с тобой происходит. - прервал ее Сергей. - Ты же, Ларис, "бомбардируешь" так того, кто внутри тебя находится, так же?
   - Ага...
   - Ну, в принципе... э-э... все национальные языки отомрут скоро, - сказал тут со знанием вопроса Сергей, - они умрут!.. Точнее, они найдут себе другое применение. ФааП, фааП!.. Язык фааП!
   - В России это фельдшерско-акушерский пункт, - ответила Лариса.
   - Ага... ну, ты уже догадываешься, Лариска, молодец!.. Акушерский пункт, - обрадовался Сергей, - но скорее всего это физиотерапия такая, понимаешь?.. Чисто формальная... э-э... Россия, Америка, Вьетнам, Франция... как весь французский язык, его красивая речь такая... устная, приятная, ласкающая слух в уютное произношение. Ведь это единственный язык в мире, о котором беспокоится Французская академия... заботится о его чистоте, звучании... в наследство - ой!.. В наслаждение ушей, души, понимаешь?
   - Да, согласна. Французский язык приятно слышится, - ответила Лариска, но здесь уже под другим углом зрения. От своего будущего ребенка!?
   - От будущего как бы, если вслушиваться в твою речь, Ларис. - подтвердил как будто ее мысли он.
   - Да, французский приятно слушать, - сказала тут уже Арина, входя в комнату, - сразу же возникает романтика, теплые чувства, любовь, наслаждение через простое слушание. - она сказала, держа тут в руках поднос, на котором что-то лежало и так вкусно... начал здесь распространяться приятный аромат. - Кушать будете?.. Все уже готово.
   - Ага.
   - Да. - ответил Сергей тоже и добавил тут, - это простая физиотерапия, мелкая электромагнетика, французское лекарство в другом своем применении, использование давенир-подсознания практически рядом... для очищения, в будущее - но в глубину, в подсознание, в то, что находится рядом, в... в бесцельно так приходящем подсознании. Переходящем...
   - Но не пора ли нам заняться физиологией? Едой?.. Перейти...
   - Да, да. Все здесь уже проголодались, так же?.. Или нет? - Но в любом случае я хочу есть.
   Но тут раздался звонок в дверь. Гости?.. Аринка побежала открывать дверь! Да и Лариска встала и пошла в прихожую, она ждала своего любимого человека. И... он вошел здесь в квартиру (своего сына).
   - Привет, Энтрю!.. - обрадовалась беременная девушка. - Я ждала тебя.
   - Привет, мои хорошие! - ответил он и поцеловал девушек. Но затем он сказал: "Извините, я тут по телефону с Л-ленкой говорю..."
   - По-русски здесь сейчас нельзя. - сказала смело тут ему по-испански Камиточка.
   - Ага. Пардон. Перейти надо на французский язык! - сказал ей быстро по-испански Энтрю и бегло по-франуузски в трубку; и потом уже продолжил говорить с Ленкой, но тут строго по-французски, проходя еще дальше в комнату. - Уи!.. Уи... тульмонд иси... - он что-то еще говорил так в трубку... потом попрощался с ней как бы послав эфирный поцелуй, отключил свой смартфон и... заговорил здесь в комнате с расстановками по-английски, чтоб всем здесь было понятно. Он тут неожиданно сказал: "Она забеременела."
   - Вау!.. Что это правда? - спросила с удивлением Аринка по-английски.
   - Се врэ, - сказал по-французски Энтрю, но спохватился и опять быстро перешел на английскую речь, понятную для всех здесь в квартире.
   - Соври?.. - по-русски вдруг сказанула нечаянно Аринка.
   - Да нет!.. Наоборот! Это - правда, если по-французски здесь. - ответили ей тут же.
   Слова "прегнант" и "прегнанси" витали здесь в воздухе... все были удивлены такой новостью!.. Сюрприз?.. Оказывается, что она забеременела там в Париже, полюбила одного парижанина. Она еще раньше познакомилась с ним в Люксембургском саду, где они отдыхали с друзьями. Но потом в разговоре здесь выяснилось также, что этот парижанин был из Милана, где он учился в университете. Он был итальянцем по происхождению.
   - Итальянец! - удивились все в комнате. - А на каком языке они говорят там в Париже между собой?
   - Они? - спросил Энтрю по-английски, но тут же сообщил, что они там говорят на французском языке, но... когда возвращаются после работы к себе в квартиру, которую они стали арендовать на западе Парижа - то говорят, естественно, по-итальянски!.. Потому что стены там тонкие и чтобы соседи не подслушивали, не понимали их, они так разговаривают внутри только на итальянском языке.
   - На итальянском в Париже?!
   - Да. Она так там влюбилась, что быстро изучила практически этот мелодичный итальянский язык. Он стал у них там внутренним, семейным теперь языком... Но главное то, что у Ленки скоро будет ребенок!.. Нуу... через несколько месяцев. Киндер-алхимия какая-то, - ответил радостно он, но посмотрев тут на свою девушку, сказал здесь, - киндер-алхимия практически рядом. Наш будущий ребенок выдает нам так радость... радостные ощущения, ожидания, приятную химию новых чувств. Новую перспективу... в изоляторное счастье беглых качелей, так сказать. Ой, извините, счастье, но в беглых качелях. Туда-сюда... здесь в безопасное доверие.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"