Hierogly: другие произведения.

Ролевая игра для двоих. Часть 6. Общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Full

  
  
  Часть 6
  
  
  Сколько будет еще бессонных ночей.
  Из постели в постель ползти до утра.
  Надо дождаться хотя бы первых лучей.
  И забыться на время пока не наступит весна.
  Прятаться глупо, даже если бушует гроза.
  Под потоком воды пропадает звериная злоба.
  Если нет своих слез под дождем пусть мокнут глаза.
  Если есть в мире счастье, то все же больше кривого.
  
  Тем, кто остался, мои слезы.
  Я выбрал жизнь, но слишком поздно.
  Нас раздавило чужое небо
  Чужое небо, мои слезы.
  
  
  Вертолет, усиленно махая лопастями, нес нас на волю. Хотя я до последней минуты сомневалась. Окон не было, и свобода казалась не реальной. Ребята нервничали. Многие провели уже по два три года в закрытом пространстве. Я условно делила их на две группы. Старенькие. Это Михаил, Рая, Майкл и другие, кто выполнят мой приказ беспрекословно. Готовые к любой опасности, они сидели тихо, периодически проверяя готовность оружия. Вторая группа это новенькие. Это те, кто еще нуждался в обработке. Их было меньше. Я постаралась уменьшить их количество до минимума перед полевыми испытаниями. Они сидели с мечтательной улыбкой на губах, периодически перекидываясь парой слов. К сожалению, вторая группа исполняла приказы, не потому что они помогали им выжить, а потому что так делало большинство.
  Я напряглась. Кирилл в очередной раз попытался ко мне пробиться. Это длилось, наверное, уже полчаса. Не то, чтобы мы не могли друг друга слышать, просто на наши ощущения, будто, надели пленку.
  'Дерьмо. Будто через презерватив'
  'Потерпи. Скоро пройдет'
  'Вот дерьмо' - Кирилл еще раз попробовал прорваться сквозь пелену. Напрягся.
  'Хватит, Кирилл. Пожалуйста'
  'Хм. Будто обезболивающее'
  'Это может действовать как обезболивающее. Сейчас ты растеребишь, а потом будет отдача'
  'Моя группа только собирается. А ваша уже там. Ты уверена, что тот случайный разговор не был подставой, и мы будем все в одном регионе'
  'Конечно, это была подстава. Вот только для кого? Это другой вопрос. И мы будем в одном регионе, точнее даже в одном измерении'
  'Значит все-таки другое измерение'
  'Это только теория. Такая сумасшедшая, но ответ на все мои вопросы... Как они будут нас контролировать? Такое простое задание. Пройти от точки А до точки Б. Трудно преодолеть искушение отправиться в мириады других мест. Но те, кто дойдут, выживут, а потом компания просто свернет пространство. Никто не сможет убежать. Убегать некуда'
  'Да мне придется сильно разочаровать ребят. А база...'
  'Тоже' - не дослушала я вопрос - 'Помнишь импульсы по проводам'
  'Импульсы твоего электрического гения?'
  'Да. Собственно отсюда у меня и появилась идея. Один импульс понятно, но вот его эхо откуда? Такое незаметное. Ты еще сравнил его с бьющимся сердцем. Стук сильный и слабое эхо'
  'Ну и?'
  'Это отражение. Сигнал идет вперед и, отражаясь от конечной точки, возвращается. Не растворяется, просто отражается. Потому что за пределами базы ничего нет. База это и есть отдельное измерение'
  'Тогда интересно, кто такие проводники?'
  'Хотела бы я с ними познакомиться поближе' - усмехнулась я.
  Наши мысли прервал инструктор.
  - Спускаемся - проорал он, но было нифига не слышно - Выходим быс... Не задерживаем и не торч... входа.
  Он еще говорил что-то, в то время как моя группа обратила взгляды на меня. Я показала пару знаков, поправляя инструкции. Выходим по двое. Занимаем круговую оборону в соответствии с планом. Провожаем объект в данном случае вертолет и действуем по обстоятельствам. В общем, чтобы не было глупых вопросов, если нас начнут бить.
  Нам выдали оружие. Дали то, к чему мы прикипели за последние полгода. Я сжимала в руках ножи. Тонике почти без украшений, вроде стилетов. В крайнем случаи они смогут заменить огнестрельное оружие. Не далеко, но зато метко. За спиной чувствовалась холодная сталь катаны.
  Начало трясти, видимо при посадке. Инструктор открыл двери. Яркий свет и ветер, поднятый лопастями вертолета. Первыми вышли я и Михаил. Глаза слезились от пыли и ярких красок. Зелень вокруг не давала сосредоточиться на поиске возможной опасности. Несмотря на это группа покинула вертолет слаженно. Еще две пары выискивали опасность, а остальные выстроились вереницей, передавая из рук в руки снаряжение, выгружая его прямо в центр охраняемого круга. Страх и волнение предали отчетливости движениям, каждый занял свое место. Объект поднимался вверх. Минута. Две.
  - Зеленый свет - отрапортовал первый пункт.
  - Зеленый свет - послышалось с другой стороны.
  - Зеленый свет - еще один рапорт.
  - Зеленый свет - подтвердила я - Угрозы нет. Этап второй. Смена дислокации. Движение вдоль лесополосы в участок ЦА1. - ребята быстро надели снаряжения и по двое перебежками двинулись по указанному направлению.
  
  
  Кирилл
  
  Свежий воздух. Солнце. Давно я не видел солнца. Глупая улыбка на губах. Мы с тобой под одним солнцем. Наконец-то. Вздох облегчения. И твоя слеза.
  'Пожалуйста. Кирилл. Не надо.'
  'Все будет хорошо, Малыш'
  Меня сдавило болью раньше, чем слеза скатилась с твоей щеки. Сдавило так, что я не мог дышать. Смысла скрывать боль не было. Я упал на зеленую траву и захрипел.
  - Связать - холодный голос смертника. Да вот так. Ни Славка, ни старший, просто смертник. Я уже смотрел на него как на труп. Так легче. Только слишком медленно разлагался этот труп. Мои руки и ноги связали. Немного потоптались по мне, но не сильно. Свои же все. Лишь до солоноватого вкуса во рту. А я? Единственное, о чем я сожалел, что ты не можешь сейчас заснуть. Чтобы тебе снились хорошие сны, а не этот ад, который творился в моей жизни.
  По-моему он недостатка кислорода я потерял сознание. Ненадолго. Очнулся от автоматной очереди. Попытался приподняться. Нет никто, не нападал. Палили просто по кустам, создавая больше шума. Самолет уже улетел. Посередине поляны разожгли костер, и тянуло съедобным запахом. Желудок засосало.
   - Запомните. - раздался бас смертника около костра в толпе - Есть два способа выжить. Либо ты убегаешь от опасности, постоянно меняешь место, передвигаешься, прячешься по углам, либо ты утверждаешься на территории. - Он еще раз прошелся автоматной очередью по живым растениям - Мы не трусы. Мы хозяева. Мы говорим об этом прямо. И пойдем мы, не прячась, потому что в нас сила. Мы никому не позволим больше собой управлять. Так завоюем свою свободу! - Толпа заорала. Безумная, опьяненная обещанием свободы толпа. А мое сердце попустило удар. Свобода бывает разной. В данном случае, она эквивалентна смерти. А толпа не понимала. Толпа вообще не способна понять. И в этой толпе смертник вдруг кинул взгляд в мою сторону. Мы встретились глазами. Всего на секунду, но этого было достаточно для красивого завершения речи.
   - Привести его. - короткий отточенный приказ. Достаточно, чтобы меня подняли и кинули на колени перед смертником. - Я здесь Царь и Бог. Признаешь?
  Я посмотрел на Славку расплывшимся глазом. Да боров вырос. Не то, чтобы пропорции поменялись, но осанка, взгляд, жесты. Власть в руках маньяка. Только вот зачем ты просишь моего признания? Неуверенность? Что тебе в моем признании? Избавление от твоих сомнений? Сломленная воля моих людей?
  - Анархия форевер - хриплым голосом вырвалось из моих разбитых губ, за что получил еще и по почкам.
  - Почему? - Он сел передо мной на корточки, подняв мою голову за волосы. Так чтобы я смог смотреть на него, но при этом мое окровавленное лицо могли видеть и остальные - Свобода близко.
  - Я думал, что всем старшим сказали, что есть только два выбора: выполнение поставленной задачи или смерь. Очень жаль, что тебя не включили в наши ряды.
  - Ты идиот?
  - Ты не понял. Здесь только смерть. Свободы здесь нет.
  - Значит, мы её создадим. - смертник сжал кулаки, так что в мышцах вздулись вены. Я вдруг осознал, что мне будут доказывать свою правоту силой. И не ментальной, а демонстративной так, чтобы всем было понятно.
  - Позволь мне - ласковый голосок прошелся по коже мурашками. Хельга как всегда была великолепна. В кожаном костюме с плеточкой она заставляла забывать о трудностях походной жизни. Она провела плеткой по ключице смертника, заглядывая кончиком за пазуху. - Позволь мне убедить его.
  - Только не перестарайся, киса. Мне его тушка еще интересна.
  Красавица скривила губки в недовольной гримасе, но потом со вздохом кивнула.
  - Я постараюсь, милый.
  Меня привязали между ветками деревьев. И долго свистала плеть, оставляя рубцы и кровоподтеки. И только лишь тот, кто привык причинять ментальную боль, не смог заметить, что плеть в умелых руках, лишь служила инструментом художника, разукрашивающего спину кровью, но не причиняла серьезной боли.
  
  
  Семен
  
  Нас выбросили прямо в озеро. Пришлось плыть до берега. Я молил Бога, чтобы доплыть, чтобы искра не проскользнула. Доплыли вымокшие, я не стал считать все или нет. Я боялся. Ляля погнала нас вдоль берега туда, где вечернее солнце проглядывало сквозь чащу деревьев.
  - Окапываемся здесь. Разводим костер, переодеваемся, сушимся.
  Я снял одежду и закутался в одеяло. Кое-как развешал вещи, стараясь не сверкать своими голыми конечностями. Меня знобило. Пока остальные носились, я сидел на бревне и раскачивался из стороны в сторону. Зачем я здесь? Зачем я здесь среди этих людей? Не людей - зверей. На мгновенье вспомнился уверенный взгляд Алики. Она знает, зачем нужно жить. С ней рядом не страшно жить.. Но её рядом нет.
  - Эй, пусик, жрать хочешь.
  Холодно. Пусто. А я сижу и раскачиваюсь на бревне.
  - Пусик смотри. Жратва. Это употребляют вовнутрь.
  От тошнотворного запаха, твердый комок подступил к горлу. Глаза защипало.
  - Фи да ты даже не переоделся.
  Тут кто-то дернул за конец одеяло. Оно слетело с меня. Я закрыл уши руками и заорал.
  - Держите его - это Ляля. Не знаю, когда она появилась и уходила ли.
  Я сопротивлялся, раскидывая всех по сторонам.
  - Держите идиота, он еще убежит в лес.
  На меня навалились и прижали к сырой холодной земле.
  - А теперь слушай меня дурачек. Твоей защитницы пока тут нет, и не будет. - голос Ляли раздался около самого уха - Будешь делать то, что я тебе говорю. Ты ведь знаешь, что нам всем нужно к порту, но кто-то сквозь него не пройдет. В смысле мы подождем Алику у цели. Подождем и убьем. И ни одна сука больше не будет мешать мне. Ты меня понял? Это моя карьера на данный отрезок жизни в этой чертовой организации смерти. И раз мы монстры больше не способны жить среди обычных людей, смерть ожидает любую тварь, перешедшую мне дорогу.
  Осталось лишь завыть.
  
  
  
  Алика
  
  Хотелось завыть. Рядом пылал костер, но не грел. Неверное частично я была там в холоде тьмы, связанной.
  - Так говоришь, мы идем к порту? - голос Мишки, спокойный и рассудительный, но не способный понять.
  - Да. - мой голос. Звучит на удивление жестко.
  - И мы не пойдем на свободу? - тихий голос Раи, прощающийся с надеждой. И около дюжины пар глаз скоро просверлят во мне дырку.
  - Нет.
  - Что за чушь. Ты можешь сказать хоть одну адекватную причину - надоедливый комар цапнул меня за плечо, но по сравнению с болью в его спине... Можно было и не заметить.
  - Там смерть.
  - Там свобода - снова этот новенький, кажется Ян. Бесит он меня.
  - Тогда иди.
  - Ни черта себе. Ты же у нас мать благодетельница. Если там смерть, то какого ты меня отпускаешь?
  Я подняла голову и даже посмотрела ему в глаза с удивлением. Когда это про меня такое можно было сказать. Да все равно. Пожала плечами и спокойно сказала.
  - Сдохнешь сейчас, и не подведешь группу, когда от выполнения приказа будут зависеть жизни.
  Это его разозлило, он подошел ко мне и протянул руку.
  - Отдай карту. - на что половина команды поднялась на ноги, но он будто не замечал угрозы.
  - Держи. - и сверток полетел в огонь. Зачем он мне? Память Кирилла крепче бумаги.
  - Дура. - Ян, казалось, инстинктивно хотел броситься в огонь.
  - Не переживай, - похлопала я его по плечу, вставая. - Для тебя все дороги ведут к свободе, а свою я знаю.
  Я встала и потопала проверять посты. Ребята молодцы не подвели. Первый пост уже занял свои места. И мне пора. Заняла смотровую позицию, облокотилась о дерево, вслушиваясь в ночь. Послышались шаги. Мишкины. Сел рядом, не решаясь заговорить.
  - Завтра на восток пойдем.
  - А разве нам не напрямую? - удивился скорее, чтобы поддержать разговор.
  - Нет. Там озеро. Я предупреждала, карту нужно было лучше учить, а еще зам. - помолчали немного под его сопение - Осуждаешь?
  - Ты как с катушек слетела.
  - Уйдет один, потащит за собой на смерть других. Учись продумывать последствия.
  - Но это не повод демонстративно сжигать карту.
  - Действенный способ. А у меня нервы не к черту, мне их, знаешь ли, портят иногда ночные гости.
  - Это намек на меня? Ты так и не простила эту ошибку? Как мы тогда со Славкой по глупости...
  - У некоторых ошибок бывают долговременные последствия.
  Он замолчал, а где-то далеко послышался вой стаи волков. Достаточно далеко, чтобы спать спокойно этой ночью.
  - Ты знаешь, ты как лед. Иногда, кажется, что что-то оттаяло, будто заслужил быть рядом. Все-таки приблизила, сделала замом. Но ты... Ты как вакуум вытесняешь все тепло в пространстве на километры, чтобы не дай Бог, не проросло что-нибудь в душе. Губишь все на корню. Так ценишь свое одиночество?
  Он еще помолчал, ожидая ответа. Потом встал и тихо ушел. А волки пели свою песню, и я, молча, подвывала. Лишь бы еще один вздох. Всего один вздох на двоих.
  
  
  Хельга
  
  Руки дрожали, опускаясь в ледяную воду. Я уже давно смыла кровь с рук, но они будто до сих пор чувствовали липкий холод его боли. Потом будто решаясь на что-то, сняла с себя всю одежду и вошла в ледяное зеркало озеро. Длинные волосы расплылись черной паклей по грани, отделяющей воду от небес. Ни грамма тепла. Как и во мне, в озере его не было. Я поплыла тихо, не нарушая тишины этого девственного места. Лишь зеркальная грань чуть колыхалась, затихая где-то позади. Выдохлась быстро. Руки начало сводить, и я легла на воду звездой. Отдыхая и сливаясь с природой. Может так и надо? Чтобы так холодно? Может слиться с водой и остаться здесь навсегда? Но уже послышался мощный всплеск и крики, спугнувшие тишину. Это моя природа. Внутренняя я. Я поднялась и поплыла к берегу. Там уже стояла толпа мужиков и даже несколько женщин, откликнувшихся на мой зов. Зов моего голода. Моего страха умереть. Стояли, как загнанные, не решаясь подойти. И хочется и колется. Потому что впереди ко мне уже плывет хозяин.
  Я ускорила темп и вцепилась в него всеми конечностями, впитывая тепло, прощаясь с надеждой закончить это все. Он сжал мое тело, вместе с жизнью вливая в меня боль.
  - Ммм. Какая ты горячая сегодня, киса.
  - Ты совсем забыл про меня с этим своим походом. - вместе со славами с губ слетела улыбка.
  - Ну, не дуйся. Я все возмещу. Ты ведь меня знаешь.
  - Знаю - а из глаз покатилась уже горячая слеза. Ну и пусть, в воде её не заметить. Теперь хватит сил взять свою жажду под контроль и со вздохом отпустить остальных, пока их действия можно еще было с натяжкой объяснить любопытством. Пусть живут. Бывшие студенты будто очнулись и поняли, что творят. Опустили виноватые взгляды, отвернулись, чтобы не смотреть, как меня разрывает сама боль. Славка вжимался в меня все резче и больнее, словно не замечая, как тоненькая нить его силы гуляет по моему телу. Задыхался от страсти, срывая все напряжение, накопившееся за последние дни. А я вжималась, впитывая тепло, пытаясь выпить его всего до конца, но столько боли в меня не вместиться.
  Очнулась я на берегу на солнышке. Славка как медведь, заботливо укрыл меня одеялом от чужих глаз. Иногда подчинившая тебя сила может быть такой нежной, так и хочется свернуть шею.
  - Я был так хорош, что ты потеряла сознание?
  - Хм - довольная улыбка сытой кошки - Ты меня не разочаровал. - коготками провела по обнаженному еще влажному плечу, жалея, что они не железные.
  - Всего лишь не разочаровал? И это все?
  Я, наверное, мазахистка или может это другой способ самоубийства. Притянула его за шею и поцеловала. Тело уже не чувствовало боли, будто окаменело, но и тепло было с привкусом смертельной агонии. Он остановился раньше, будто почувствовал что-то неладное.
  - Отдыхай сегодня, киса. Я немного пугаюсь, когда ты теряешь сознание.
  Я кивнула и, закутавшись в одеяло, покрепче закрыла глаза. Очнулась от тепла. Безумного родного тепла. Кто-то целовал меня нежно и ласково. Не причиняя боли, так нежно и осторожно, будто я драгоценность. Ничего не соображая, прильнула, окунулась в эти теплые объятия, дарящие столько безграничного тепла. Будто большое мягкое солнышко пришло меня погреть. И вдруг от меня начали его отрывать. Я ошалело открыла глаза и поняла свою ошибку. Из глаз хлынули слезы.
  - Не надо. - завопила я, обвивая старшего руками и ногами, впиваясь в него ногтями и стараясь причинить боль. Но это не возможно. Разве можно причинить боль хозяину самой боли? Бесполезны были мои усилия для того, кто причиняет боль одной лишь волей. У его ног валялся, корчась Лева. Большой немного неуклюжий начинающий телепат. Я единственная, кто делил с ним кровать, а теперь он решил поделиться со мной теплом. Просто так. Ничего за это не прося. Что он мог сделать против такой силы? Изо рта потекла струйка крови, последняя судорога и больше ни одного вздоха и ни одного звука из его горла.
  Я отпустила Славку, не веря своим глазам, и опустилась на землю, рыдая.
  - Напугалась, киса. - старший приобнял меня за плечи, стараясь согреть своим грубым теплом.
  Я кивнула головой, не веря своим глазам.
  - Не бойся. Так будет с каждым, кто к тебе прикоснется. Ты моя. Ты это понимаешь? - еще один кивок - Давай вставай. Пойдем спать.
  Он поднял меня, поддерживая за плечи.
  - Иди вперед. А я сейчас догоню.
  Я пошла, не разбирая дороги. А за спиной послышались приказы, по устранению трупа. Из глаз лились слезы. А в теле еще жило такое светлое и дорогое тепло. Человека уже нет, а тепло еще осталось. Я закутанная в одеяло вышла к центру поляны, на которой решили остановиться. Они были вокруг и были как бы за какой-то стеной. Опускали взгляды, в которых поселилась тоска и безнадега. Они будто были уже не здесь, а где-то там, за границей смерти. Все еще двигаются, надломленные. Просто механически. Оглядела всех. А у края полосы к дереву был привязан он. Холодный. Лидер. В глазах горела уверенность, а на губах улыбка. И эти губы будто выдохнули немое слово.
  - Живи.
  Уголки моих губ сами собой поползли вверх. Я скинула с себя одеяло. Обнаженное тело, воскрешенное пожертвованным теплом, сияло белоснежной гладкой кожей. Их глаза вспыхнули, и не было сил оторваться от такого зрелища. Я прошлась через всю поляну и ушла в палатку. Пусть у них будет надежда, а не могила без креста. Не могла уснуть, хотя и хотелось выпасть из пространства. А потом поднялся ветер, терзая палатку, вдали послышались раскаты грома. Ставший вдруг чужим, когда-то давно родной мир принимал нас, новых и измененных, не дружелюбно.
  
  
  Семен
  
  Он пришел до грозы. Говорил мало, вернее почти не говорил. Лишь необходимое, что на его группу напали звери, и он остался один. Ляля еще не приняла решения, нужен он или нет, но остальные уже обрабатывали его. Развлекались. Я был только рад, что внимание с меня переключилось на него. Я мог побыть один в своем углу и понаблюдать за новой жертвой. Не знаю, быть может, я со стороны тоже кажусь таким растерянным и загнанным. Мне даже стало его жалко. На чуть-чуть. Всего на мгновенье, пока я не встретился с ним взглядом. Недолго он будет жертвой. Понимали ли это остальные? Мне показалось, будто, студенты тыкали и дергали его только для того, чтобы пощекотать себе нервы и самоутвердиться. Ждали, когда новенький даст отпор и если отпор будет сильный, то его примут, если нет, то еще одной расходной единицей вроде меня станет больше. Но новенький не отвечал. Студенты осмелели и уже пихали его в открытую. Он все еще не отвечал, просто закрывал руками голову. А я все ждал, все боялся, когда порвется эта струна переполненного терпения.
  Ветер поднялся резко. Сильный. Это, наверное, и спасло. Опасность отодвинулась на неопределенное будущее. Легкие вещи начало уносить, а саморазборные палатки вообще держались только благодаря одеялам и тяжелым рюкзакам с вещами. Их прижимало к земле, и было глупо прятаться в них от ветра. Забегали. Ловили улетающие вещи и прятали куда придется под что-нибудь тяжелое. В темноте это не легкое занятие. В этой суматохе больше никто не обращал внимание на одиноко сидящего у танцующего на ветру костра пришлого. Он сидел и просто ждал. Полил дождь, но пока еще не сильный. Не способный затушить единственный источник света этой ночью. Мы, выращиваемые последние два года в тепличных условиях, оказались очень не подготовленными к таким испытаниям. Когда завыли волки, я вздрогнул. Как и прошлой ночью меня пробрала дрожь, но вчера они казались дальше. Ляля поняла свою ошибку.
  - Твою мать, это волки что ли покромсали вас прошлой ночью? - новенький не отвечал. Он все еще сидел, уставившись в огонь. - Ты, придурок, сейчас не время выпадать из реальности. - она в ярости пихнула его.
  И струна порвалась. Он еще повернул голову, чтобы посмотреть на свою жертву с улыбкой на лице, а через мгновенье улыбка превратилась в оскал, одежда порвалась по швам, зверь вскочил сразу на четыре лапы и мощные челюсти начали таскать тельце моей старшей, как тряпочное. Как только она перестала сопротивляться зверь, вымазанный в её крови, выгнулся и издал протяжный вой, приглашая своих родичей на пир. Нет, он не стал доедать истерзанное тело, он начал охоту, отлавливая тех, кто убегал, разрывая их тела и снова оставляя в погоне за будущими жертвами. Вскоре к нему присоединились другие. Иногда, они тащили в пасти, убежавших в лес. Складывали трупы в центре поляны. Я сидел и боялся пошевелиться. Я не мог бежать, да и бесполезно. Вскоре ливень затушил огонь, скрывая от меня ужасы растерзанных тел. Но все равно во тьме я слышал их. Они перемещались уже тише, так как больше было некого ловить, недовольно порыкивали, вгрызались в тела и чавкали. Где то на грани я терял рассудок. Я не понимал, почему? Почему я все еще жив? Почему до меня еще не дошла очередь смерти или палачи забыли обо мне? Я сидел неподвижно. Сидел так долго, отсчитывая вечность в промежутках между биением моего сердца. Ливень начал затихать. В груди родилась надежда. Безумная надежда на чудо. Как странно, что даже ад не может заглушить безумного желания жить. Но тщетно. Раздалось недовольное рычание, от чего чавканье вокруг прекратилось. Я услышал дыхание зверя. Он принюхивался. И уже не один. Как только ливень немного утих, звери почувствовали запах моего страха. Быть может, они еще сомневались, но уже начали искать последнюю упущенную жертву в темноте. Их лапы чавкали по еще водяной жиже, еще не впитавшейся в землю. И затихали около меня. Один из зверей ткнулся мне в спину носом, сталкивая с бревна. А потом... А потом вдруг стало светло....
  
  
  
  Алика
  
  Это была вторая ночь. Она попробовала проверить нас на прочность. И если это лишь проверка то, что же будет дальше? Ветер поднялся резко, сбивая с толку. Кинулись ловить свои вещи, хорошо хоть мы находились, можно сказать, на дне кратора. Наш лагерь окружали небольшие холмы, защищающие от ветра, да и палатки были все в одном месте, что должно было обеспечить тепло. Костер пришлось затушить сразу. Толку от него все равно мало, но он мог перекинуться на древесину, лежащую рядом, а потом и на вещи. Раскаты грома заставили поднять глаза на небо. Оно тяжелыми переполненными водой тучами нависало над горизонтом. Еще далеко, но скоро будут рядом.
  
  - Дождь. - тихий голос Михи вывел меня из ступора.
  - Может мимо пройдет? - промелькнула надежда у Яна
  - Нет. Ветер в нашу сторону. - качнул головой мой зам
  - Сколько у нас лопат? - спросила я, холодея при взгляде на наш лагерь.
  - Три обычных, ну и саперных парочку. А что?
  - Бросить все. Капаем ров по периметру палаток. - я выхватила свой меч и воткнула в пока еще сухую землю.
  - Не понял - возмутился только один, но и другие как-то неохотно приступили за выполнение нового приказа.
  - Что ты не понял? Мы находимся на низине, нас тут затопит как кроликов. - не выдержав, крикнула я. Земля, на которой мы находились действительно была ловушкой.
  - А если наверх перебраться?
  - Вчера выли твари голодные. Есть желание познакомиться?
  
  'Нервы' - промелькнуло в голове.
  'Да пошел ты' - ответила я, дрожа от бессилия и холода, скользящего по его обнаженной коже.
  'Малыш, теплее оденься' - беззлобно попросил Кирилл.
  'Не переживай. Сейчас будет жарко'
  Катана еще раз и еще раз входила в землю. Пока еще гладко, как в масло, но это ненадолго. Скоро она превратиться в обычную тупую железяку. Сейчас это еще имело смысл. Рыхлую землю легче убрать.
  - Твою мать. Была, не была - Вытащил свой меч Миха, прекрасно понимая, что потом от него останется. Еще некоторые последовали за нами.
  - Это просто издевательство - пробормотал слева Майкл, орудуя саперной лопаткой, но упорно продолжал пыхтеть.
  Тут по земле пронеслась едва уловимая дрожь, будто рябью покрыло землю на мгновенье.
  - Так лучше? - едва слышно спросила Рая. Этот божий одуванчик все-таки нашел применение своим талантам к звукам. Не уловимые для уха сигналы сделали землю рыхлой. Но и ей это давалось с трудом.
  - Спасибо, Рай. Ты гений - обрадовался Майкл, привыкший опекать и подбадривать девочку во всем.
  Алика взяла рыхлый кусок земли в руки.
  - Насколько глубоко идет импульс?
  - Метра три, если брать в ширину два.
  - Сократи ширину до одного метра, лучше пусть будет глубже. Да и территорию палаток не трогай, проходи с внешней стороны рва. Вода будет уходить в рыхлую землю, вниз к источникам.
  Рая кивнула.
  
  И полил дождь. Сначала несильный, но дальше больше. Вода впитывалась в землю, делая её податливее нашим усилиям. Все мокрые, то ли от дождя, то ли от собственного пота мы вычерпывали землю уже вместе с водой со дна рва. Пытаясь расширить, я откалывала куском железа края ямы. Пласты земли уходили вниз подводу, размокая и превращаясь в жидкую грязь.
  'Малыш. Хватит. Это уже бесполезно'
  А я, не обращая внимания, рыдала в ярости и бессилии. Благо раскаты грома позволяли не сдерживаться.
  'Почему? Почему эти твари...'
  'Они тоже пытаются выжить' - пытался усмехнуться Кирилл, но его воспаленная спина раскалывалась от боли, да и жар поднялся. Все его усилия по регенерации тела пошли прахом, после того, как его оставили привязанным к дереву в такой ливень.
  'Я бы смогла найти тебя'
  'Нет' - твердое, безоговорочное.
  'Позволь' - просьба, почти умоляющая и будь, что будет.
  'Нет'
  - Алика. Хватит. Как из ведра льет. - Миха спрыгнул рядом со мной и потянул в палатку. Сил сопротивляться уже не было. - Бессмысленно копать.
  'И то верно. Оденься потеплее. За нас обоих'
  Залезли вовнутрь по трое и четверо в одну палатку, чтобы было теплее. Переодела что могла. В темноте и холоде не до скромности. Укуталась в одеяло. Кирилл как то незаметно перебрался ко мне, на миг мы оба забыли о боли. И пусть мы потом об этом пожалеем, но впервые за два дня у нас ничего не болит. Хорошо. Спокойно. Где-то ветер воет свою песню, дождь стучится по палаткам, а у нас тихо и спокойно.
  'Кирилл'
  'Что Малыш?'
  'Что будет, если ты останешься во мне навсегда, если...?' - я не стала думать дальше. Так полу мысль, полу тень, но он понял.
   'Тогда я не смогу поцеловать тебя в первый раз' - по моим губам и щеке пробежали мурашки - 'Прикоснуться к тебе. Обнять. В первый раз' - Вниз по спине пронеслось тепло и поселилось где-то внизу живота - 'Я выживу ради этого, Аль. Верь мне'
  'Не бросай меня' - из глаз снова полилась слеза.
  'Никому не отдам. Ты только поспи пару часиков. Ладно'
  'Нет. Еще немного. С тобой'
  'Хорошо'
  Тепло. Мишка с Яном как и я находились в полу дреме, грея лежащую между ними Раю. Держались от меня подальше, злились. Оно и к лучшему. Кирилл сначала боролся с собой между чувством ревности и тревоги за меня. Потом плюнул и ускорил потоки моей крови. Тепло и не затратно.
  - Дождь заканчивается - тихий шепот Яна.
  - Обошлось - подтвердил Мишка - Скоро рассвет. Согреемся.
  - Рано расслабляться. Самое темное время перед рассветом.
  Будто в ответ на его слова не мгновенье все озарило светом и снова потухло. Слишком быстро и тихо, не потревожив спящих.
  - Накаркал. Молнии. Значит будет гроза. Опять ливень.
   - Странно как-то. Грома нет.
   Пока они спорили хриплым шёпотом, я тихо вылезла из-под одеяла и отодвинула створку палатки. Небо было ясным. Звезды освещали землю.
  - Действительно странно.
  И тут три приплетенные молнии поднялись вверх от земли и растаяли где-то в небе. За ними прошли три отдельных по очереди и снова переплетенные. Сема.
  - Что за хрень. Никогда не видел молнии, идущие от земли к небу. - пристроился Мишка рядом, забыв об обидах.
  - А я видела. - тихо прошептала я, пихая свои клинки в ножны. Железяку, которая когда-то была мечем, брать не стала. Прощай катана. Жаль конечно, но ничего не поделаешь.
  - Ты куда? - удивился Миха.
  - Прогуляюсь. Подышу свежим воздухом. Огляжусь.
  - Я с тобой.
  - Пошли - не стала спорить я.
  - Может лучше группу соберем. Вдруг там... Не спокойно...
  - Если все как я думаю, то там сейчас все очень спокойно. Как в морге. Ян если, что предупредишь ребят.
  - Рая предупредит. Я с вами.
  - С чего это вдруг? - удивилась я
  - Мне интересно.
  Я только кивнула.
  Перебрались через ров быстро. Не зря нас Галыбина тренировала, оттачивая каждое движение до автомата, а то бы плавали по пояс в жидкой грязи. Бежали через лес, напрямик. Приходилось укорачиваться от веток деревьев и кустов, стараясь не поскользнуться на скользкой траве. Хорошо, хоть немного рассвело, можно было опираться не только на выработанную в долгих тренировках интуицию. Ледяной утренний ветер не давал организму перегреться, а затекшие мышцы требовали разминки. Молнии прекратились, так что направление практически контролировал Кирилл.
  'Замедляйтесь. Я думаю, мы близко'
   Я начала доставать свои клинки, давая знак остальным сделать то же самое. Первый труп мы встретили еще, не доходя до места. В луже воды лежала огромная волосатая туша, от которой несло паленой шерстью. Никто не произнес ни слова, просто выстроились клином. Я ведущая, Миха справа, Ян слева. Приближались к поляне в гробовой тишине, встречая взглядами то один труп животного зажаренный электричеством, то другой. Когда вышли на поляну...
  - Твою мать. - Выругался Миха
  Ян просто согнулся под соседним кустом. Посреди поляны была гора трупов, подранных животными и зажаренная электричеством. Везде валялись оторванные конечности: руки, ноги, головы, но сами тела были собраны в кучу.
  - Пошли отсюда. Здесь же ни одного живого существа не осталось. - прошептал Миха, боясь нарушить покой умерших.
  - Остался. - я пошла туда, где окружив одного еще дышавшего человечка лежало несколько тварей. Парень лежал, свернувшись калачиком и зажмурившись.
  - Миха. Помоги. - Я накинула на парня свою куртку. Парень что-то невнятно промычал, посопротивлялся, но потом вцепился в меня своими замерзшими конечностями мертвой хваткой. Видимо узнал.
  - А ты уверена, что стоит. Вдруг он того. Знаешь ли, на потоке говорят, что он идиот, а после сегодняшней ночи, да еще с такими способностями.
  - Все мы тут немного того. Бери его с другой стороны, я одна не справлюсь, а он от меня не отцепиться.
  Миха взял парня под другую руку. Мы прошли всего пару шагов, когда я увидела тело Ляли. Горло было разодрано, да и тело лежало не в естественном положении, видимо позвоночник переломан.
  'Ну вот и все. Противостояние закончилось'
  'И обещание не пришлось выполнять' - Кирилл даже как-то с облегчением подумал об этой смерти.
   Взгляд переместился чуть дальше. Клинок. Я слегка нагнулась, насколько позволяли объятия Семы. Подняла. Хороший.
  - Мне он теперь пригодиться больше. - обратилась я к Ляли, прощаясь. - Ян прекрати рыгать, нам нужно оружие. У нас одни кирки остались, после сегодняшней ночи.
  - Нервы у тебя, старшая....
  - Ян, не распускай нюни. - начала я приказным тоном, но потом. - Я тоже живая. Иногда. - А знать им, что сейчас практически вся моя жизненная система была настроена Кириллом так, чтобы я не чувствовала запаха, да чтобы в мозг не поступали рвотные сигналы или еще хуже, чтобы он нечаянно не отключился, не обязательно. Оттого и движения и чувства заторможены, как у робота.
  - Держи - Миха передал свою ношу Яну - Я сам все, что надо соберу, а вы идите что ли. А то оба в обморок грохнитесь, я всех не донесу.
   Обратно шли медленно. Когда пришли, группа вынесла уже лагерь на подсохшую вершину. Завтрак был готов, но нам было пофиг. Сообщила, что не будем сегодня трогаться дальше в этот день. Группа Кирилла никуда не собиралась. Мне сейчас одна дорога, рядом с ним, а Славке некуда не надо было торопиться. Сушились. Зализывали раны. Приходили в себя от первых трудностей. Готовились к новым. Особенно Ян. Он сидел ошарашенный. Вся его прежняя веселость канула в лету. Казалось, он только теперь начал осознавать, что происходит. Потом, будто случайно прошел мимо и не удержался.
  - Что это было Аля? Что это?
  Что мне на это ответить? Я лидер. Я не могу сказать, что я не знаю.
  - С этим мы тоже справимся.
  - А что он говорит? Этот твой дурачок.
  Он указал головой на подростка, лежавшего головой на моих коленях. От пережившего ужаса он даже во сне сжимал мою ногу, боясь отпустить.
  - Его зовут Семен - слишком резко и холодно. Ян вздрогнул. Видно, еще не отошел от шока.
  - Ты это. Прости меня. Спасибо, что не отпустила тогда.
  Я лишь кивнула. С Михой разговаривать не надо было. Просто сделали вид, что забыли. Обида не прошла, просто он принял все как есть. Стал больше походить на меня. Та же молчаливость, та же логика приказов. Хорошую замену я себе готовлю, только вот нет в нем двух Медведей. Будет тускло и одиноко. Зато выживет.
  Сема проспал до вечера. Очнулся, память не сразу к нему вернулась. Посмотрел на меня своими голубыми глазами, и даже улыбнулся, потом нахмурил брови, что-то вспоминая.
  - Ты как всегда начал сопротивляться в самый последний момент. - грустно сказала ему.
  - Я не хотел их убивать - влага на глазах - Они были еще живые. Кричали.
  Он уткнулся в мои колени, сжав зубы. Я провела рукой по его седым волосам. Всего один жест сострадания, чтобы освободить боль. Он рыдал долго, взахлеб, как ребенок. Да он и был ребенком, пока не попал в этот ад. Повезло бы парню родиться всего лишь на пару дней раньше, чтобы его признали не годным. А когда рыдания кончились, он начал рассказывать. Он говорил без этих своих заиканий, кривляний и масок. В нем говорил взрослый, который еще не сломался. Все-таки разум у подростков очень гибкий.
  
  
  
  Хельга.
  
  
  
  Мягкой походкой, стараясь не пошевелить ни одного лепестка, пробралась к краю лагеря. Да никто бы и не услышал. Ливень выпил всю жизнь из лагеря. Измученные ночной битвой со стихией люди отсыпались в палатках, кутаясь во влажные тряпки и прижимаясь к друг другу в поисках тепла. Им бы выйти сейчас под утренние лучики солнца, едва проходившие сквозь листву деревьев и позволить просушить одежды прохладному ветру, но нет. Слишком устали.
  Я добралась до него незамеченной. Холодный сидел, оперившись о дерево, обмотанный веревками - единственное, что согревало его всю ночь. Вдруг показалось, что он мертв. Не выдержал испытаний плетью, холодным ветром и дождем. Хотя раны от моей плети зажили нереально быстро, тело еще покрывала сеть тоненьких шрамов. Синее тело. Я присела рядом, прижавшись одним боком, и положила голову на плечо. Он мертвый. Весь мир мертвый. Я мертвая. Почему-то эти мысли не пугали, стало как то спокойно. Даже непреодолимая тоска по теплу, что кромсала мою душу последние несколько дней, заткнулась и уползла. Это случилось под утро, когда звуки дождя уже стихли. Лагерь окутала тишина. Ни одного звука, ни одного шороха, даже ветер затих. Я лежала в темноте, скрученная железной хваткой старшего, не в силах заснуть от боли и тоски. Было холодно. Пронзительно и жутко холодно. Я умирала тогда в этой тьме, глотая слезы отчаяния. Во мне угасали последние искорки тепла. В этот момент палатку озарил свет. Яркая вспышка погасла так же быстро, как и появилась. Не беспокоясь о том, разбужу ли я своего надзирателя или нет, я отцепила его руки от себя. Славка что-то пробормотал, но не проснулся. Я же желая содрать с себя пелену смерти, пробралась к выходу и расстегнула замок. Вверх неслись три ослепительно яркие молнии. Их источник был достаточно далеко, чтобы я не кинулась в ту сторону сразу же. Они распространяли вокруг себя свет, способный осветить всю поляну, и... тепло. Это не было теплом человека, но оно и не притупляло голод, просто голода больше не стало. Он ушел, оставив после себя пустоту, как напоминание, что скоро вернется. Я как будто человек, годы страдающий непереносимой болью, боялась даже вздохнуть, чтобы не спровоцировать новый приступ. Прошло около часа прежде, чем я позволила себе расслабиться. Будь что будет. Своей доли не миновать, а терять время на страхи глупо. Вспоминая об этом, я с наслаждением потерлась щекой о плече Кирилла, не потому, что мне нужно было тепло, просто потому что мне так хотелось. Кирилл дернулся и сделал резкий вдох. Видимо легкие не выдержали столь большого притока кислорода, после мизерного ручейка, подпитывающего только самое необходимое, и Кирилл закашлялся. Я дождалась, пока закончится приступ кашля и спросила.
  - Как ты?
  - Живой - слегка хрипловатый голос и кривая улыбка.
  - Не переживай это ненадолго - усмехнулась я в ответ.
  - Я так плохо выгляжу?
  - Ужасно - поддела я, хотя уже начала замечать, как горячая кровь, подгоняемая частыми ударами работающего на износ сердца, придает лицу Холодного теплые краски. Кирилл сжимал зубы, видимо процесс был не очень приятный. Я обратно положила голову на его плечо, прижавшись.
  - Твоими стараниями. Хотя могла бы и польстить немного. В качестве искупления.
  - Фи, какая пошлость. Перед смертью не льстят.
  - Мечтай дальше. Я пока не собираюсь на тот свет.
  - Ты был похож на труп, когда я пришла.
  - Я был слегка не в себе - Я немного отстранилась и скривилась при взгляде на его блаженную улыбку - Что? - вопросительно посмотрел на меня он, тщетно пытаясь скрыть свою радость.
  - Наверное, так действует на людей свобода. Нам все сложнее скрывать себя настоящих. Славка не в силах сдерживать свои наклонности к садизму. Я умираю от голода. А ты... Она заставляет тебя светиться.
  - Я это учту - лицо Кирилла приобрело прежнее выражение. А потом будто мысль какая-то пронеслась.
  - А остальные?
  - У остальных нет свободы. Смешно да. Ты здесь связанный свободнее, чем они там не связанные, но... Славка их ломает, Кирилл.
  - Что в лагере? - напряжение в голосе только росло.
  - Спят все. После вчерашнего потопа выдохлись.
  - А посты? - голос Кирилла становился все жестче.
  - Какие посты? Ребята в пять утра только уснули, те, кто выжил. Да что с тобой?
  - Иди в лагерь и подними всех на ноги.
  - Но....
  - Сейчас Хельга.
  Это подействовало. И вдруг не стало места ни для его нечаянного счастья, ни для моего голода, ни для страха перед маньяком. Славка мог, как угодно приказывать, угрожать и осуществлять свои угрозы, но здесь будет только один лидер. И одно его слово перевесит все остальное. Я собрала остатки своего хладнокровия и направилась к лагерю.
  Поляна встретила меня полуразрушенными палатками. В нескольких местах были накиданы в кучу вещи. Это были слабые попытки придавить легкие вещи тяжелыми, что бы те не улетали. Вчерашний костер зиял черной дырой угля, от него, постепенно распространяясь по лагерю, разлетался подсохший на ветру пепел.
  - Эй. Общий подъем. - потрясла я ближайшую палатку. Начала с периферии. Встречаться с разъяренным от недосыпа маньяком не хотелось. Его жизнь мне не дорога, а своя шкура может пострадать, если я его разбужу. Тем не менее, никакого результата я не дождалась. Попробовала открыть и посмотреть, есть ли вообще кто живой внутри, но промытый водой замок палатки заедал. Я пошла дальше. В следующей палатке, по крайней мере, были видны очертания прильнувшего к стенке палатки тела. Потыкала его ногой.
  - Встаем народ.
  От моих тычков тело что-то пробурчало и перекатилось в другую сторону.
  - Ну хоть живое и то радует. - хмыкнула я себе под нос. И тут меня удивили. Видимо не одна я брожу средь этого сонного царства.
  Парень стоял около костра, сжимая в руках хворост. Скорей всего хотел развести костер, чтобы согреться. Фигура худощавая, но не лишена притягательного рельефа. Черные волосы свисали чуть ниже плеч грязными сосульками. И тепло. Только одна проблема. С этим теплом я не была знакома. Чужак. Он стоял и настороженно смотрел на меня своими серыми, как мутная жижа, глазами. Крылья его носа на мгновенье расширились, будто бы он принюхивался.
  - Ты кто?
  Глаза чужака сузились как у хищника обнаружившего добычу. Хворост полетел вниз, и он сделал шаг. Еще один. И еще. Походка была плавной без единого звука. Такое невозможно достичь тренировкой, это врождённое. Я не открывала от него глаз, где-то в глубине души понимая, что если сейчас побегу, то проиграю, даже не начав сопротивляться. С тоской подумала о плетке, которую оставила в палатке. О способностях рождать желание в мужчинах, которые сейчас действуют мне лишь во вред, никак не помогая. Такое желание не остановит хищника, лишь усилит его жажду крови. Я как мокрая кошка, поджавшая хвост, позволила себе лишь сделать пару шагов назад. И споткнулась. На мгновение оглянувшись, увидела, как казан с грохотом валился с беспорядочно составленной горы походной посуды, создавая оглушающий шум. А сверху всего этого падала я. Я еще не успела сгруппироваться для падения, когда мою руку схватили железной хваткой. Вздрогнула. Хищник вплотную притянул меня к себе. Все произошло слишком быстро.
  - Твою мать. Что за шум - Славка вывалился из своей палатки очень вовремя. Прифигевшими с недосыпа глазами он смотрел на открывшуюся сцену. - Я не понял. Ты это к ней пристаешь?
  - Больно надо - выдохнул первые свои слова парень, с интересом рассматривая старшего. Голос был тихим, но его было слышно отчетливо. Казалось, что этого голос с его гортанными переливами можно было бы легко услышать в толпе орущих людей. Он просто другой - Чуть не распласталась тут как корова на льду. - Он мотнул головой на гору посуды и резко отпустил руку. Если бы не долгие тренировки Галыбина я бы на этот раз все-таки упала. Но немного успокоившись от присутствия Славика, да и обида сыграла роль, я извернулась и удержала равновесие.
  - Корова, надо же - слетело с моих губ, а рука уже была занесена для пощечины. Парень поставил блок и скрутил мою руку снова. Собственно я оказалась в том же подвешенном состоянии, что и в первый раз.
  - Ты осторожнее. Она мстительная - я скрипнула зубами, сообразив, что помочь мне не торопятся.
  - Твоя самка? - ни капли не испугался чужак.
  - Самка? Моя. - как ни в чем не бывало подтвердил Славка, усмехнувшись. Его явно забавляла вся эта ситуация.
  - Тогда лучше воспитывай. - с этими словами я полетела к ногам старшего. Славка был прав, я мстительная, но обычно гнев не заслоняет мой разум. Я не стала кидаться на стену, которую не пробью. Я просто потерла ушибленную коленку, на которой выступала кровь и жалостливо-жалостливо чуть ли не со слезами на глазах посмотрела на Славика. Улыбка сползла с его лица.
  - Это ты зря. - сказал он уже серьезно и с этими словами чужак побелел. Он продержался целое мгновенье, прежде чем упал на колени, но все еще не сгибался, несмотря на то, что холодный пот боли покрыл все его лицо. - А ты сильный. Но так уж вышло, что я сильнее. И это МОЯ самка. Когда я решу что нужно, тогда и буду воспитывать. Ты меня понял?
  - Понял. - парень не валялся от боли, ни выл и даже не кивал. Он даже пошевелиться боялся, чтобы не драконить боль. Лишь красные жилки появились в его глазах, обвивая серую радужку, еще немного и давление в голове разорвет его мозги. Славка смотрел на чужака, будто бы ставил свой очередной опыт.
  - Теперь ясно, четко и по существу. Как зовут?
  - Влад - от боли голос понизился до шепота, хотя его переливы еще остались.
  - Где твоя группа?
  - Мертвы. Все.
  - Мертвы?
  - Оборотни. Стая. - видно было что говорить было все сложнее
  - Что за чушь?
  - Напали ночью. Выжил я один.
  - И как же это у тебя получилось?
  - Бежал.
  - Врешь - чужак не ответил, а Славка улыбнулся и взял его за волосы, глядя прямо ему в глаза. Влад захрипел. - Может я и поверю, что твоя группа мертва или что оборотни в этом дохлом мире существуют, но такие как ты не бегают.
  Чужак улыбнулся сквозь боль. Улыбка получилась кривая, ломанными линиями.
  - Не бегают? И что мне теперь сдохнуть на базе за идею принудительной эволюции?
  - А ты мне нравишься.
  С этими словами чужак упал на землю мешком. Боль отпустила. А Славка продолжил.
  - Скорей всего перебил всех своих той же ночью ножичком по горлу, а сам про оборотней плетешь.
  - Убил бы, если бы мог, только вот оборотни быстрее и сильнее. Я видел.
  - Знаю, что врешь, а вот где не пойму. Хотя считай, что сегодня твой счастливый день. Видишь ли, у нас одни интересы. Ты не хочешь сдохнуть в крысятнике? Я тоже. Хочешь свободы? Я тоже. Так что обживайся пока, только постарайся, что бы наши интересы и впредь совпадали, потому что я сильнее оборотней.
  - Я уже понял. - чужак еще лежал на земле, хотя видно было что потихоньку приходит в себя. Цвет лица по крайней мере уже был не таким убийственно бледным.
   - Это хорошо.
  С этими словами Славка поднял меня за локоть и повел в сторону палатки. Потом будто вспомнил, что-то.
  - Ах да. Сам понимаешь, пребывание в нашем лагере не бесплатное. Подними всех и организуй мясо. Есть хочется.
  Влад первый раз кивнул.
  
  
  Влад
  
  Я вошел в кабинет с табличкой В.В. Волков., не обращая внимание на знаки 'Вход воспрещен' и 'Опасно для жизни'. Система безопасности пропустила меня беспрепятственно. Запах вишнёвого табака распространялся по комнате серым дымом - показатель того, что здесь работа не останавливалась несколько суток. Я прошел мимо клеток с бродящими внутри тенями и остановился за спиной старика, наблюдая, как из одной пробирки в другую перетекает какая-то жидкость серого цвета. Когда жидкость вдруг закипела, старик удовлетворенно кивнул, на большее сил уже не хватало. Так же с задумчивым и уставшим выражением лица он обернулся и вздрогнул всем телом. На миг в его глазах промелькнул первородный страх.
  - Господи боже. - выдохнул он с облегчением - Сынок, ты меня напугал. Как же ты передвигаешься так бесшумно?
  Я лишь пожал плечами.
  - Говори. - напомнил мне он - У людей принято говорить.
  - Извини. Я не хотел... тебя напугать - я уже мог думать не напрягаясь, но говорил пока с паузами. Приходилось говорить медленно, чтобы паузы не выделялись, с переливами.
  - А твои братья? - отец каким-то обреченным взглядом посмотрел на тени, мечущиеся в клетках.
  - Они не видят меня.... Я пахну как они... даже когда я человек. Правда... они немного нервничают... когда я оборачиваюсь.
  - Это хорошо. Хорошо. - он как-то странно посмотрел на меня - помоги мне, раз пришел.
  - Что сделать?
  - В шкафу лежат химреагенты. Принеси пятый и второй образцы.
  - Принесу пятый и второй образцы.
  - В таких случаях не обязательно отвечать. Можно просто кивнуть.
  Я кивнул.
  - Ты знаешь. Ты главное не переживай. Все студенты организации имеют свои странности. Если ты совершишь какую-либо ошибку пару раз, никто ничего не заметит.
  Я снова кивнул, полагая, что это утверждение тоже не нуждается в продолжении. Я уже вспомнил свою жизнь, когда был человеком, но мне до сих пор не было понятно, зачем столько много ненужных слов. Зачем спрашивать как дела или как здоровье, если по виду или по запаху можно определить все, что нужно. Но это еще не самое страшное. Иногда люди говорят не о чем. Просто, чтобы поговорить. Например, о погоде. Это раздражало. Но мне не выбирать.
  - Погода сегодня хорошая? - спросил я у старика, открывая шкафчик. Всегда лучше потренироваться.
  - Ты знаешь, с утра полил дождь. Они решили поэкспериментировать с потоками, чтобы на полигоне не ошибиться с расчетами. - он говорил как-то нервно, отрывисто будто что-то решал для себя - Это так странно. Я и забыл, как пахнет после дождя. Все-таки двенадцать лет это не мало. Статисты говорят, что возможно будут создавать дождь по заказу, хотя, и энергии на него уходит много.
  Пока отец говорил все это, я взял пару стеклянных колб и понес к нему. Что что-то не так я почуял лишь, когда сделал пару шагов. Трещинка, небольшая. Пару соленых капель уже упала на пол. В ноздри ударил запах крови. Звери в клетках с завываниями кинулись к решеткам, бессмысленно колотя свои тела о железо. Видимо от неожиданности я слегка сдавил колбы, и они лопнули в моих руках. Красная кровь стекала с моих рук на пол. Одно успокаивало, она все еще была красной. Это как памятка. Моя психика держалась за цвет, пока зверь внутри меня, скуля, пытался проломить не менее прочную клетку, чем железо.
  - Это... не смешно. - старик и не смеялся. Он очень серьезно, даже с каким-то любопытством смотрел на меня. Я взял влажные салфетки и принялся вытирать руки.
  - Прости, сынок. Я должен был это сделать. Ты хорошо держишься. - он нажал на пару кнопок и из стены выползли два механических уборщика, стирая с пола кровь и убирая запах. Звери в клетках потихоньку затихали.
  - Я могу себя контролировать - вот еще одна глупость. Если бы он бы был оборотнем, не пришлось бы ему ничего доказывать. Он бы посмотрел и увидел. Увидел бы, что самым большим испытанием для меня было не убивать его.
  - Разное может случиться.
  Я пожал плечами.
  
  
  
  Хельга
  
  Он остался. Более того действительно добыл мяса. Много мяса.... Громадная туша висела вниз головой с перерезанным горлом и распоротым животом. Снятая кожа с коричневой шерстью валялась в стороне. Сам Влад обрабатывал тушу по пояс голый с кровавыми потеками вдоль тела, не замечая опасливых взглядов проснувшихся мертвецов. Они уже встали, но как сонные мухи ходили вокруг имитируя деятельность, но то ли не знали, то ли не желали знать, куда приложить свою силу.
  Я тихо сидела в стороне, кипя от злости и стыда за пережитый страх и унижение. Причем страх не уменьшился, несмотря на то, что чужак больше не смотрел на меня. Ни одного взгляда или жеста в мою сторону. Более того, если он все же поворачивал голову в мою сторону, то не смотрел сквозь или мимо меня, его взгляд обходил меня по дуге, точно отмечая мое местоположение. Неужели его так напугал наш маньяк или все же что-то другое? Может хищник прячется где-то в глубине его зрачков, а не где-то далеко в лесу? Когда Славка выполз из палатки к середине дня и с энтузиазмом пошел на запах крови и мяса, я присоединилась к нему. Чужак головы не поднял.
  - Офигеть. И где ты столько добыл?
  - Мне повезло. Её зверь задрал. - сказал он, кивнув в сторону разодранного бока, из под которого торчали непонятые наросты. - Убежать убежала, но не далеко. Я пришел на готовенькое. Осталось только горло перерезать.
  - Ты знаешь Влад, я не встречал еще ни одного человека, который не приврал бы о своих успехах на охоте. Я бы приврал. - старший улыбался, но глаза его буравили спину чужака - Сказал бы, что сам эту косулю-переростка зарезал.
  - Такую? - тут чужак опустился на корточки к голове и приподнял брыли животного. Под ними сверкали белые острые, как у пираньи зубы, а по бокам тонкие клыки длинной в палец.
  - Что это за дрянь? - вырвалось у меня против воли. Влад даже не взглянул на меня, обращаясь только к старшему.
  - Сколько вы здесь? Час? Два?
  - Третьи сутки.
  - В вашей группе наверное одни счастливчики, раз еще не встречались с представителями местной фауны.
  Мда. А я все это время думала, что нам до сих пор не везло. Все-таки не зря Стас тратил патроны, паля по кустам и производя шум как, мамонт на прогулке. Мы просто их распугали. Но ничто не может длиться вечно. Патроны заканчиваются.
  - Поэтому поосторожнее. Вроде знаешь это безобидное животное, а оно тебя за ногу хватает. Или шип выпускает - он слегка раздвинул разодранный бок. Из-под него торчала острая кость. - Проткнет руку, и ты можешь попрощаться и с рукой и с жизнью.
  - И много ты видел таких отклонений?
  - Они здесь все такие. Это мы для них отклонение. Мы здесь чужие.
  - Здесь? Интересно здесь это где? Что же это за место с зубастиками вместо кроликов? - Влад молчал - Мы в любом месте будем чужими. Им придется нас потерпеть.
  На этом Славка решил погонять сонных мух на предмет приготовления добытого мяса и подготовки к походу. Я, не желая остаться с чужаком наедине, заняла прежнее место наблюдения. Мой страх только рос со временем. И чем больше был страх, тем больше была злость. Наверное, это была защитная реакция организма. Не дрожать же, как дуре посреди защищённого лагеря. Да и Славка не позволит причинить мне вред. Сам причинит, но другим не позволит. А это идея. Я вновь нашла глазами чужака. Он уже давно закончил с мясом, промыл водой тело и одевшись спрятался под одним из деревьев, изучая людей вокруг. Я прикрыла глаза и принялась звать его. Звать его мужскую суть. Тихо. Нежно. Ласково. Умоляя о защите, любви и капельке страсти. Он не шевелился - как каменное изваяние остался сидеть около дерева, распугивая окружающих недружелюбным выражением лица. Я усилила напор и почувствовала, как его тепло тянется ко мне, рвется обладать. Да вот только довольная улыбка недолго задержалась на моем лице, ни единый жест не выдал в нем этого чувства. Пришлось прекратить свои опыты, потому что те, у кого инстинкты выше чувства самосохранения уже потихоньку будто бы по какому-то делу собирались вокруг меня, став жертвами летающих в воздухе феромонов. И только когда я отпустила свою жертву, увидела вздох облегчения и немного подрагивающие пальцы рук. Он выиграл. А жаль. Идея была хороша. Если бы этот хищник напал на меня, то опасность исходящая от него умерла бы вместе с ним. Славка не прощает дважды. Он вообще не прощает, но чем-то зацепила его эта непробиваемая глыба льда, не поддающаяся моему обаянию. Может, решил поиграть? Надолго ли эта игрушка старшему и не натворит ли бед раньше, чем от неё избавятся? Я набралась терпения и принялась ждать. Пусть только даст мне шанс, и я приближу конец игры.
  - Итак, какими способностями ты обладаешь? - старший приказал посадить чужака на удобном месте, чтобы его все видели, даже можно сказать на уровне с собой. Я удивилась, а чужак не то что бы напрягся. Казалось он и не расслаблялся с того самого момента, когда я его впервые увидела.
  - Так по мелочи. Вижу в темноте, могу выследить дичь. Человека тоже. Ориентируюсь в пространстве.
  - Скромненько.
  - Это помогло мне выжить, найти вас и добыть мяса.
  - Мясо это хорошо. - неопределенно сказал Славка. - И много такого мяса вокруг нас?
  - Много, но я бы не стал связываться с большинством из них.
  - Трус - усмехнулась я. Чужак даже бровью не повел, хотя уверена, разорвал бы любого другого на части.
  - Ты ничего не ответишь на это? - мои слова видимо совпали с мыслями старшего. Он испытывал чужака.
  - Зачем? Ты ведь сказал, что сам будешь воспитывать свою самку. - хороший удар. Так значит, мы притворяемся, что я тут пустое место. А заодно пытаемся сделать так, чтобы остальные также на меня посмотрели. Я неторопливо подошла со спины Славки.
  - Твоя самка - протянула я на ушко, но так чтобы чужак услышал, и принялась делать массаж. Славка разомлел.
  - Моя. И все же возвращаясь к животным. Пока я вижу лишь голословную опасность.
  - А как же безобидная косуля с клыками?
  - Я бы справился с ней. И мне бы не потребовалось ждать, пока её для меня кто-нибудь загонит. Как на счет карты?
  Влад протянул своюкарту старшему.
  - Это все что у меня есть.
  Славка развернул бумагу, и некоторое время её рассматривал.
  - Не густо. В принципе это тоже самое что и у нас. - произнес он возвращая карту - Я честно говоря надеялся, что в других группах карты более подробнее.
  - Не надейся.
  - Это почему же? - я чувствовала, как под моими руками напрягались и расслаблялись мышцы Славки. Сейчас чужак подошел очень близко к грани, за которой заканчивается терпение старшего. Я тихонько улыбнулась и посмотрела на чужака более откровенным взглядом. Все-таки ему было тяжело смотреть на Славку и не замечать меня. Я мурлыкнула и опустила подбородок на плечо старшего, обнимая того со спины. А если так?
  - Ты не найдешь других карт - Владу пришлось опустить свой взгляд. Больше в глаза Славке смотреть он не мог, отчего его слова казались неубедительными - Их нет, потому что за границами предоставленных нам карт ничего нет.
  - Ты меня удивляешь все больше и больше. Сначала оборотни, затем плоская земля, за границами которой ничто. Все удивительнее и удивительнее. - Мышцы у старшего напряглись как камень. Не удивительно, когда все твои цели смешивают с грязью идиотскими предположениями. Хотя где-то в глубине души мне показалось... Мне только показалось, что Кирилл бы сказал тоже самое, если бы ему дали сказать, почему свободы здесь нет.
  - Оборотней я видел.
  - А земля за границами.
  - Я же сказал. Я чувствую пространство. Я знаю дорогу. Мне не нужны карты, я знаю, где пункт сбора и я знаю, что за границами ничего нет.
  - Если ты все знаешь, то зачем же тебе мы? Шел бы к своему порталу. - вырвалось у меня. Пусть тысячи раз его цели будут совпадать с целями Кирилла, но пока я буду чувствовать в нем опасность, я не дам ему спокойно идти с нами.
  Влад не отвечал, но Славка отреагировал.
  - Ответь ей. - Влад молчал - Ответь моей женщине.
  - Оборотни. Много оборотней. Я не смогу пройти один. - почти прорычал чужак. Но лишь почти. На удивление, чем больше раздражался Славка, тем спокойнее становился чужак. Будто бы хищник перед прыжком.
  - Он поведет нас на смерть - фыркнула я, накаляя атмосферу и на всякий случай, отступая от Славки. В любой момент один из них мог сорваться, не хотелось получить не заслуженно.
  - Смерть ждет нас здесь.
  - Слушай внимательно. Наша цель свобода. Слышишь свобода! Она здесь. Чуешь даже воздух другой. Я не вернусь в крысятник, даже если мы здесь все сдохнем. Мы пойдем к границам этой карты и посмотрим, что же там за дрянь.
  Влад молчал. Заставил себя молчать, поставив на нас крест. Он больше не произнес ни слова. Он ждал. Ждал долго. Ждал пока люди наедятся мяса, ждал пока разговоры надоедят и многие рассосутся по палаткам, ждал, пока никто не будет обращать на него внимание, будут считать лишь мебелью. А потом встал... Я колебалась. Всего одно мгновенье.
  - Ты куда? - месть все-таки сладка. Все глаза вновь вернулись к нему. Уйти незаметно не удалось. Влад даже от неожиданности посмотрел мне в глаза. Там был этот хищник. В этих глазах хищник рвался на свободу. И я не буду жалеть, что не дала ему уйти.
  - Я ухожу.
  - И куда это ты направляешься? - Славка не был больше напряженным. Он принял решение.
  - Наши пути расходятся.
  - Я ведь тебя предупреждал тварь. Они не могут разойтись.
  Хищник не успел вырваться. Он так и остался там в глазах, пока тело скрутила непереносимая боль. Боль терзала его долго, не затихая и не сдаваясь, ломая кости, взрывая сосуды. Хищник мог бороться долго, он и боролся, пока сознание не потухло.
  - Долго держался. Сильный гаденыш. Привяжите его рядом с нашим первым пленником для компании. Хельга проследи, чтобы ему жизнь медом не казалась.
  - С удовольствием милый. С удовольствием.
  Вечером, когда я принесла мясо и воды Кириллу, Влад еще был без сознания.
  - Не спишь? - я заняла свое место около него, положив голову на плечо.
  - Нет. Теперь мне долго не придется спать. С таким соседом.
  - Ты тоже чувствуешь? Ты ведь тогда из-за него сказал, чтобы я возвращалась?
  - Возможно. - ответил Кирилл неопределенно - Посты поставили?
  - Да. Теперь когда весь лагерь напуган кроликами с зубами и муха не проскочит. Даже приказывать не надо. Славке хоть бы что, а ребятам страшно.
  - Это хорошо, что они начинают бояться чего-то кроме боли.
  - Ты знаешь, он сказал, что за границами карты ничего нет. - я кивнула в сторону чужака - Это правда?
  - А какую правду ты хочешь услышать?
  - Твою.
  - Я убью этого маньяка, и мы вернемся назад в клетку. Мы вернемся живыми. И тогда тебя спросят эту правду. Что ты скажешь?
  - Я поняла. Я все поняла.
  - Тогда будь другом разбуди меня, как будешь уходить.
  - Передавай ей привет - прошептала я, чувствуя, как из Кирилла уходит тепло, не доступное для меня, предназначенное другой. Я осталась одна наедине с моими страхами, в ожидании, когда же два серо-зеленых глаза хищника зажгутся напротив меня.
  
  
  
  Влад
  
  - Старик. - я пробирался сквозь лабиринт пустых клеток, чтобы найти беспомощное тело, скорченное около стола. - Старик. Что с тобой?
   Он еле повернул голову и оперся на подставленную руку, буквально повиснув на мне. По дряхлому телу прошла едва заметная дрожь. Все звуки вдруг отошли на задний план, остался лишь один - биение сердца, на надрыве перекачивающего кровь. Я слышал его раньше, но не обращал внимание. Для зверя такое сердцебиение нормально, а вот для человека...
  - Лекарства.. где? - прорычал я, не тратя время на попытки человекоподобной речи.
  - Сынок. Это ты? Похоже, у нас немного меньше времени, чем мне бы хотелось.
  Люди... Всегда много говорят и не то, что нужно. Я аккуратно положил старика на пол и сосредоточился на едва заметном запахе медикаментов. Нашел одну пластинку с таблетками на столе. Он их пил как-то при мне. Выдавил две штуки, налил бокал и, приподняв старика, заставил выпить. Через пару минут сердце стало биться реже, но вот состояние не улучшалось. Выступил холодный пот, да дыхание стало поверхностным.
  - Где? Где твои братья? - он прилагал усилие, чтобы вытолкнуть из себя очередное слово.
  - Уже в вертолете. Нужно вызвать медиков.
  - Не надо. Тебе придется выпустить их... братьев из клеток, когда вы прилетите. Нельзя оставлять свидетелей.
  - Я могу устранить пилотов и усыпить... Чтобы не больно...
  - Нельзя. - захрипел старик, нервничая - Нельзя. Если кто-то свяжет их появление с тобой, то тебе невозможно будет спастись. Я виноват, сынок. Если бы я мог спасти всех... Но хотя бы тебя. Хотя бы ты останешься жив. В отчете скажешь, что на вас напали звери, что ты единственный, кто выжил. Тебе поверят. К тому времени их, наверное, уже всех убьют другие группы. Будет подтверждение. Всего-то десяток. Девять без тебя. Они ведь как слепые котята, бросаются, не замечая опасности.
  Я раздраженно фыркнул, но не стал спорить. В шкуре зверя мозг отключался мгновенно, даже я прилагал не малые усилия, чтобы мысли были не только о пище иногда живой и бегающей, не говоря уже об этих, потерявших человеческую форму.
  - А лаборатория? Здесь все пропахло нами. Да и ты?
  - Не переживай об этом. Об этом позабочусь я. Ты главное помнишь тот запах?
  Я кивнул.
  - Найди этого человека... Это твой путь домой. На свободу. Да поторопись. Слышишь сигнал. Скоро вертолёт взлетит.
  Я поколебался. Хотел спросить имя. Но зачем оно мне? Если будет рядом, то почую по запаху, если его рядом не будет, то и по имени я его не найду. Только привлекать к себе внимание поисками.
  - Хорошо - я кивнул - Я вызову медиков и когда вернусь...
  - Не надо. Я сам медик - он приподнялся, показывая, что чувствует себя чуть лучше, но я слышал стук его сердца и тяжелое дыхание.
  - Но..? - последняя попытка.
  - Беги без меня, сынок. - прошептал он, не глядя мне в глаза - Беги.
  Я оставил его там в лаборатории. Кинулся обратно к вертолету. Небольшие коридоры для особого персонала встречали меня пустотой, а двери открывались при первом предъявлении пропуска.
  Когда я добрался до площадки, вертолет уже махал лопастями.
  - Старший группы. Заборов Владимир - прокричал я, запрыгивая в вертолет. - Начальство задержало.
  - Какого хрена? - закричал инструктор. - Сначала суматоха с этими закрытыми клетками, теперь вот эта задержка... Чуть не улетели. С ума все походили что ли? Мы вообще что везем? Студенов или монстров?
  - Монстры, студенты... Один фиг нелюди. - отмахнулся я, чувствуя, как по мере взлета ветер свободы кружит мне голову. Я впервые выбрался и цепи, сковывающие душу последние несколько лет, отпускали. Мы уже набрали неплохую высоту, когда внизу раздался взрыв. Вертолет покачнула.
  - Что за хрень. День придурашный. То одно, то другое. Лаборатории взорвались что ли? Дохимичелись блин химики проклятые.
  - Снижаемся - наверное, если бы не шум вращающихся лопастей, то мой рык заставил бы пилота посадить вертолет.
  - Нет. В чрезвычайных ситуациях действовать согласно инструкциям. Продолжаем путь.
  - Снижаемся. Там отец... в лабораториях. - и тут же понял, что они не будут спускаться... не потому что им все равно, а потому что они часть системы. Я ринулся к двери.
  Инструктор навалился на меня всем весом со спины, придавив к полу и надавив на болевые точки, от чего мозги немного прояснились.
  - Куда придурок. Разобьешься. Там уже никого нет. Ты ничем не поможешь, только подставишь меня и себя. - я лишь бесшумно открывал и закрывал рот, глотая воздух от боли, в то время как инструктор цеплял меня наручниками к арматуре. Опытный блин. Или я так глупо подставился. - Так посиди. Придумал тоже. Отец. Нельзя к этим предподам привыкать. Он бы уж выполнил инструкции, если бы понадобилось пристрелить тебя. Не сомневайся. Особенно медики. Вот возьми, кровь вытереть.
  Я взял тряпку и отвернулся к окну, чтобы никто не заметил, что мои зрачки стали вертикальными. Не хватало еще дать волю зверю и поубивать здесь всех, а потом разбиться, не справившись с управлением. За стеклом сменился пейзаж. Вместо крыш и домов появились деревья, озера и горы. Красиво. Но еще далеко до свободы.
  - Спасибо отец - прошептал я стеклу, а внутри завыл зверь, протяжно и глухо.
  
  
  
  
  
  Кирилл
  
  - Хватит. - и с этим хватит, пропала последняя надежда, что зверь перевоплотиться прямо сейчас и его забьют на месте. Можно было конечно закрыть глаза на сомнения, позволить прибить его, а потом запретить себе думать, что возможно... возможно он был все-таки человеком. Влад лежал весь в крови, хотя надо отдать недоноскам должное, жизненно важные органы не были повреждены. А завтра, несмотря на дерьмовую регенерацию, он попрется вместе с группой не снижая темп и не прося помощи. Раны откроются. По идее если бы он обернулся, раны бы заросли. Обернуться это ведь, как создать новое тело заново, корежа и превращая его в зверя. Но он не оборачивался и не звал других оборотней. Даже сейчас не зовет... - Хватит уже.
  Алика, не вмешивающаяся до этого момента, с облегчением вздохнула.
  'Спасибо'
  'Мда... Кто-то должен был принять решение, и решение принял я.'
  'Платить за него все равно будем вместе.'
  'Так что? Не оборотень?'
  'Давай пока ограничимся, что не животное, а там посмотрим'
  
  Рыжий пацан лет двадцати двух повернулся. Это Алекс. Худощавое телосложение было обманчивым. Бил он мастерски. Галыбин плохо не учит.
  - Это кто тут у нас, наконец, заговорил? Давненько не вякал экс-старший.
  - Алекс - неуверенным тоном позвал его второй. Диамин был помощнее, поэтому ему выпала честь держать неудавшегося оборотня в неподвижности. Третьим был Валера. Ниже ростом, но коренастый. За счет этого он казался больше Алекса и легко придержал его за плечо.
  - Что Алекс? - Спихнул тот легко руку сокурсника. - Я что не прав? Мало того, что мы его не трогаем, так он еще и вякает. Славка узнает, так таких пиздюлей вставит, что потом сами будем как этот трупак. Ну что? Не прав что ли?
  Ребята крепко задумались о наказании, взвешивая все за и против... Я ведь вроде все равно почти труп, а благими делами в данном случае усеяна дорога в ад.
  - Не надо - тихо сказал Диамин, только так тихо, что и сам себе не поверил.
  Алекс точно не расслышал. Он сел передо мной на корточки и заглянул в глаза. Только в глазах была ни злость и ни ненависть, а обида. Обида такая сильная... Сильнее страха.
  - Ты, твою мать, сидел и молчал. Что же ты сейчас вякаешь? - он взял меня за грудки и, продолжая себя накручивать, уже почти кричал мне в лицо - Мы этот труп уже третий день мучаем, а ты молчал, твою мать. Славка там наших каждый день так учит. А ты тут сидишь и ни хрена не делаешь. Что же теперь вякаешь? Совесть заела?
  Он ударил. Удар получился смазанным, лишь губу слегка разбил. Диамин бросил истерзанное тело и, вцепившись, оттащил Алекса. Валера, наконец, очнулся от ступора и схватил за другое плечо, помогая. Я сплюнул слюну с кровью.
  - А ты проверь, Эмпат - тихо сказал я. - Мучает ли меня совесть или нет. Или ты так боишься услышать свои чувства, что больше не сканируешь чужие.
  Алекс сначала вздрогнул. Все-таки давно его этим прозвищем уже никто не называл. А потом обмяк, повиснув на руках Диамина и Валерки. Как в ступоре он закрыл глаза, что-то себе шепча.
  'Это жестоко' - тихая мысль Алики родила в душе горечь. - 'Но необходимо' - вторая мысль успокаивающая.
  Алекс эмпат и он закрылся. Закрылся сразу же, как только его начал ломать Славка. Добровольно отказался от своего дара, будто бы глаз себе вырвал. В противном случае сошел бы с ума. Хорошо хоть природа наградила его и физическими данными. Поэтому лишь выжил.
  - Ладно - оценил мою рожу Валера - Сойдет. Губа разбита.
  Диамин поднес к моей губе руку. Боль ушла, оставив неопрятное ощущение замороженного и непослушного тела.
  - Так будет лучше. - тихо сказал он. Вот человек, не потерявший разум от страха перед болью, но потерявший его от страха перед болью других.
  - Я хоть говорить то смогу? - губа еле шевелилась.
  - Тебя заткнешь как же... Я даже не знаю, кто лучше находит болевые точки ты или старший. - я поморщился.
  - А почему лечишь?
  - Потому что дурак - ответил за него Валерка - Лекарь, тебе три дня в выгребной яме свою задницу морозить по ночам не надоело за бесплатно оказанную помощь?
  - Моя задница. По крайней мере, я её никому не подставляю - так же спокойно ответил Диамин.
  - Это намек? - Какое-то время Диамин и Валерка сверлили друг друга взглядами.
  - Завязываем истерику. Берем этих двоих и в лагерь. - приказал Валерка.
  Диамин кивнул соглашаясь. Он и Валерка подхватили Влада под руки и в буквальном смысле потащили сквозь непроглядные кусты к поляне. Влад даже не сопротивлялся. Видимо уже потерял сознание. Алекс с намеком посмотрел на меня.
  - Бить будешь?
  Эмпат отрицательно помотал головой. Я встал, опираясь плечом о дерево. Все-таки неудобно делать вид, что руки связаны. Хельга просто накинула веревку как обычно. И потащился к поляне, старательно огибая заросли и перепрыгивая через кусты.
  - Так что там случилось? - то что там что-то именно случилось не оставляло сомнений. Лагерь начали ставить как-то вдруг и до заката. Привязали нас с недооборотнем слишком далеко. Достаточно далеко, чтобы даже не слышать, что происходит в лагере.
  - Киря... - я сбился с шага. Видимо Алекс решил отплатить за эмпата. Мда. Давно меня так не называли. В последний раз месяцев семь назад до прихода Славки. И называли меня так друзья. Они у меня еще тогда были. Или их иллюзия. Или вообще стадо баранов. Я не ответил, но Алекс снова позвал, и в его голосе насмешки не было - Киря... Что там? За границей?
  Я обернулся. На лице тоже отсутствовали признаки тупой шутки.
  'За границей?' - зацепилась за мысль Алика.
  Я развернулся и, не обращая внимания на буйную растительность, поторопился к поляне, прокладывая дорогу сквозь кусты.
  
  Это было что-то бесформенное. Пятно тумана, начинающееся в одном месте и резко обрывающееся в другом. Его можно было обойти, но со всех сторон одно и тоже серое пятно. Оно затягивало, засасывало все мысли из головы. Осталось только одно слово...
   'Граница' - Алика как выдохнула.
  'До неё еще как минимум сутки топать' - это была уже моя мысль. Карты вроде точные.
  'Кирилл, а как ты себе представляешь границу?' - вдруг поинтересовалась Алика - 'Чертой на земле, за которой ничего нет?' - Я усмехнулся. Это именно то, что я себе представлял - 'Граница искусственный разрыв пространства, ничего удивительного, что происходят вот такие аномалии вблизи'
  'И что там? За ней?' - вопрос канул в неизвестность.
  -Это и есть граница? - Это уже Славка Владу. Просто я немного завис от такого зрелища на краю поляны. И меня еще не подхватили и не поставили пред светлы очи смертника.
  Влад не ответил, он смотрел, уставившись в этот туман и по его лицу нельзя было прочитать ни одной эмоции.
  - И что же ты молчишь? Может тебе помочь? - злорадно проговорил Славка. Влад молчал, а на лице смертника промелькнуло сначала раздражение, затем недоумение, а потом его лицо озарила догадка. Он достал из штанины одну из своих любимых игрушек - длинную узкую десятисантиметровую иглу и медленно ввел её в плечо Влада, с любопытством наблюдая за реакцией. Никакой реакции не было. Влад все так же тяжело дышал, все так же смотрел в это серое пятно и ничего не чувствовал - Лекарь долбанный. Диамин мать твою, какого хрена?
  Лекарь побледнел и не только он.
  - Не надо - тихо прошептал Лекарь. Так же тихо он говорил это, когда меня пытался защищать.
  - Я тут тренирую молодняк. Стараюсь, чтобы он образумился, а ты мне гнида его обезболиваешь?
  
  По ушам резанули три разных женских крика. Руки Лекаря потянулись к ушам, пытаясь закрыть их от воплей ужаса. Нет, ему самому было не больно. Во всяком случае, это была не физическая боль.
  - Валерка - приказал смертник, как что-то обычное.
  Валерка без лишних слов схватил Диамина сзади за руки, не давая закрыть уши, но тот все-таки упал на колени. В глазах появилась влага.
  - Не надо. Пожалуйста. Не надо.
  Но все его крики тонули в воплях боли и ужаса, в мольбе о пощаде.
  'Кирилл' - я очнулся - 'Сделай что-нибудь'
  Это не заняло много времени. Да и остальным было не до меня. Так что я подошел к смертнику не замеченным. Убить? На секунду я на серьезе обдумывал эту мысль. Убить сейчас и всем будет легче. Легче. А руки и ноги будто наливались свинцом.
  'Рано' - вот от этой мысли Алики стало действительно легче.
  'Не сейчас' - согласился я, оттягивая неизбежное. - 'И не так' - мы оба с облегчением вздохнули.
  Смертник все-таки заметил меня и обернулся, вздрогнув от неожиданности. Ну, нельзя же так увлекаться. В самом деле.
  - Да - сказал я улыбаясь.
  - Что да? - не понял он.
  - Да. Это граница. Вернее её начало.
  И как-то вдруг все стихло. Криков больше не было...
  
  
  
  Алика
  
  Очень мало времени. Минута две. Главное ни о чем не думать.
  'Малыш, ты меня напрягаешь'
  'Не отвлекайся. Славка скоро разозлится'
  Первая реакция всегда недоумение. Вторая злость из-за бессилия. Против реальности не попреш. Потом... Как же мало времени.
  'И сколько всего таких реакций? К чему готовиться, общаясь с садистом-маньяком?'
  'Нам с тобой хватит трех'
  Я шла мимо неустановленных палаток, разбросанных кучками вещей, мельтешащих людей, стараясь с одной стороны не привлекать к себе внимание, а с другой найти в этих палатках Семку. Лагерь поставили недавно. Надо было приблизиться поближе к группе Кирилла и при этом, чтобы наши группы друг друга не засекли. Но, тем не менее, четыре часа отставания это не достаточно близко, чтобы...
  - Алика? - я смотрела на Яна, которого чуть не сбила с ног, будто первый раз увидела.
  - Где Семен?
  - Его за водой послали.
  - Где? - Ян поежился от моего ледяного голоса.
  - Аль, все в порядке? - Это уже Мишка за спиной. От него можно было не скрывать перепады моего настроения, все равно заметит. Я не ответила, смотрела на Яна, который сжимался все сильнее в комочек.
  - 30 градусов к востоку есть речка. Полчаса ходьбы.
  - Какая речка? - не понял Миха - Здесь источник.
  - За дедовщину ответишь - тихо произнесла я свой приговор. Пускай учится быть старшим. Ему пригодиться теперь...
  Лес встретил меня эхом. Вот что значит искусственный мир. В четырех часах отсюда заросли, а здесь стройные сосны тянуться к небу.
  А Славка уже вовсю развлекался.
  'Так какая говоришь третья стадия? Может, я его все-таки сейчас убью'
  'Не сможешь' - мысль просочилась. Я прокусила губу, чтобы не завыть от сожаления.
  'А вот отсюда поподробнее'
  Но его уже скручивали бывшие друзья и товарищи.
  'Не сможешь' - повторила я - 'Не сможешь убить Лекаря, Алекса, Хельгу...'
  Кирилл скрипел зубами и вырывался. А я взяла огромную дубину и шарахнула по дереву. Эхо рассредоточило звук и сигнал СОС посылать бесполезно. Чертово эхо. Но тут искра промелькнула, убивая за моей спиной какую-то зубастую тварь. Она как раз нацелилась на невнимательную жертву. Я сглотнула и обернулась. Семен смотрел на меня неодобрительно, но упрекать не стал.
  - Ты не пошел за водой? - Обрадовалась я. Сема пожал плечами, мол 'А зачем?'
  - А шутники твои где?
  Сема качнул головой в направлении предполагаемой речки. Он вообще предпочитал общаться жестами и все еще претворялся дурачком. Перед другими. На самом деле этому парнишке и объяснять ничего не надо было, ему и так все было понятно.
  - Дай мне десять минут.
  Семен нахмурил брови, а потом кивнул. Я быстро села в позу лотоса, облокотившись на одну из сосен, закрыла глаза и нырнула в тело Кирилла. Как раз вовремя.
  - Поэтому, милые мои друзья, вы у меня будете первопроходцами. - Славка улыбнулся довольный своей идеей. Третья стадия месть. Бессмысленная и глупая месть. Кому угодно, лишь бы им было хуже.
  - Нет - сорвалось с губ Кирилла.
  - Да - ответили мы со Славой.
  'Вали из моего тела' - прорычал Кирилл.
  'Если попытаешься вытеснить насильно, убьешь' - злорадно прошипела я.
  'Алика, пожалуйста, прошу, Малыш. Граница засосет тебя вместе со мной.'
  'Я этого и хочу'
  'Людям иногда приходиться расставаться. Ты привыкнешь жить без меня. Уходи'
  'Неа. Это не мой случай. Я больше не хочу сходить с ума'.
  'Боже. Я ведь немного прошу. Просто живи. Дуррра'
   Кирилл попытался вырваться, но поздно. Его втолкнули в туман. Пятно. Оно было маленьким. Совсем маленьким, но почему-то его невозможно было пройти попрек. Туман всосал нас. Где-то еще были слышны глумливые крики, провожающие в дальнюю дорогу Влада. Но почему-то и до них дойти не получалось. А потом крики стихли.
  'Кирилл'
  'Что?' - он все еще злился.
  'Так как насчет того, чтобы я жила'
  'Это все о чем я сейчас мечтаю'
  'Ты знаешь, когда сердце останавливается, человек перестает дышать. Но его можно еще реанимировать. Только вот через десять минут мозг без кислорода умирает'
  'И?' - напрягся Кирилл.
  'Сердце остановилось.' - неуверенно ответила я. - 'У тебя есть десять минут, чтобы вытащить нас отсюда'.
  
  
  
  
  Кирилл
  
  От кончиков пальцев, боль по нервной системе поднялась к сердцу. Легкие сжались, не давая сделать ни одного вдоха. Кровь начала сгущаться в умирающих клетках. Стоп. Боль не моя - напомнил я себе. Не моя. Вбивал я себе в голову, оставляя связь с телом Алики по ту сторону границы. Усилием воли погнал кровь по жилам, поднимая адреналин. Сердце выдержит. И, наконец, смог сделать вдох. Все. Алика замерла на краю сознания испуганным комочком.
  'Дуррра' - пропрычал я
  'Лучше так'
  'Как так? Бесплотной тенью? Теряя личность изо дня в день?'
  'Я больше не хочу сходить с ума Кирилл. Каждый день думать был ли ты в мое жизни или это глюк. Нет' - совсем тихая, но упрямая мысль, а я вспомнил её пустые ничего, не видящие глаза, тогда в больнице и содрогнулся.
   'Тише Малыш.' - я вдруг как-то успокоился, поругаться можно будет и потом - 'У нас есть еще девять минут. Нужно чудо - будет тебе чудо. Где мы? По идее мы должны были сдохнуть здесь. Но раз наши мучения еще не прервались, то где? Другое измерение?'
   Я огляделся. Пейзаж не изменился. Все та же поляна, окруженная густыми кустами, деревьями и туманом. Туман играл зрением, то мешая видеть дальше собственного носа, то открывая ближайшие деревья или кусты или их иллюзию. Туман был влажным, оседал росой на коже, деревьях и земле, впитавшей влагу настолько, что земля оседала под моими ботинками . Даже вдыхать его было тяжело. Лишь одного здесь не было, не было моей группы.
  'Нет. Мы никуда не переместились. По определению не можем'
  'Тогда где?'
  'Есть вариант, что данное измерение нас не отпустило'
  'Вариант?'
  Выяснение обстановки не мешало делать мало-мальски полезное оружие. Ветка на ближайшем дереве подходила для этого как нельзя лучше. Прямая, гибкая, без лишней растительности. Не бог весть что, но лучше чем ничего. Сырая ветка как назло гнулась, не ломалась. Казалось, что в окружающей тишине мои тщетные попытки производили эффект, сравнимый с грохотом в абсолютно пустой комнате. Осталось только указатель нарисовать. Мол, я здесь. Нечисть беги сюда. И она не заставила себя долго ждать. Я сначала не понял, что это. Лишь когда оторвался от этой долбанной ветки, услышал этот глухой протяжный вой. Он шел будто издалека, но так как туман гасил звуки, нам скорее всего нужно было вскоре ожидать гостей.
  'Он все-таки обернулся' - выдохнул я
  'Он держался сколько мог'
  Я фыркнул и начал с остервенением ломать эту сволочную ветку, вызывая еще больше шума. Ну, это ничего. Судя по обстановке наша тишина наполняется все новыми звуками. После продолжительного воя из тумана раздалось какое-то хлюпание. Палка треснула. Удачно. С одной стороны получилась острая зазубрена. Я немного покрутил свое орудие, привыкая к отсутствию баланса. И пошел в противоположном направлении от оборотня. Не время сейчас спарринги устраивать, выбираться надо.
  'Восемь минут. Так почему ты говоришь мир нас не отпустил?'
  'Мир искусственный. Все рассчитано и запрагромировано. Поэтому случайности исключаются'
  'Твою мать' - вырвалось у меня, когда я опять оказался лицом к поляне. Это случилось незаметно. Просто туман сгустился, пару шагов и вот я вновь спиной к деревьям. Сначала не поверил своим глазам, а потом попытался нырнуть в окружающий поляну лес еще раз. И еще.
  'Хватит Кирилл' - остановила меня Алика - 'Лес похоже является точкой возврата. Лишь проекция настоящего мира. Это и есть та несчастная граница. Не пустит назад' - а потом нырнула в свои размышления, не понятные простым смертным - 'Ограниченное подпространство. Интересно'
  'Интересно' - на автомате повторил я, снова остановившись по направлению к центру поляны и наблюдая за игрой тумана. В белой пелене промелькнул силуэт зверя. Огромного зверя. Инстинкт самосохранения тянул бежать, а разум уточнял... Куда?
  'Влад. Влад. Влад. Что ж я не позволил им убить тебя?' - Особо горько было из-за того, что слова Алики о том, что платить будем оба, в конечном итоге оказались вещими. Я замер, не двигаясь, лишь наблюдая, как черная силуэт всплывает то в одном месте, то в другом. Оборотень принюхивался, не торопясь обходил нас. Не заметил или не счел нас съедобными? А может эти хлюпающие звуки, как будто кто-то ходит по болоту перебежками, ему портят аппетит? - 'Семь минут. Алика время'
  'Это ловушка, Кирилл. Ловушка для отступников. Все просто. Зачем вообще создавать границу в искусственном мире? Легче создать целостную реальность в малом объеме без всяких заморочек, рискуя создать дисбаланс и саморазрушение измерения. Хотя саморазрушение в конечном итоге и выгодно. Тем не менее, организация дает шанс сбежать. Вернее видимость такого шанса.'
  'Но зачем подпространство? Вытеснение из измерения эквивалентно смерти. Вот тебе легкий отбор зерен от плевел'
  'Проводники. Кирилл, Волков не лгал. Я не знаю, зачем этому древнему медику-садисту это было нужно, но он точно не лгал. Проводники необученные, как мы с тобой действующие только на инстинктах... Смертельная опасность при переходе и все. Они и не поймут, что произошло, как окажутся в другом измерении. Это слишком рискованно, даже если шанс попасть в нормальный мир один к десяти. А так опасность по минимуму. Инстинкт не включается. Человек просто попадает в подпространство, где его планомерно убивают.'
  'Как убивают?'
  'Это должно быть что-нибудь естественное и неживое. Живое в данном подпространстве скоро станет мертвым из-за отсутствия пищи'
  'Естественное и неживое? Кирпич с неба?'
  'Не язви'
  'Алика. А как ты думаешь, зомби это достаточно естественно?'
  Сказал я это, потому что увидел человеческую фигуру и очень надеялся, что это все-таки Влад обернулся и решил нас не есть. Но глупо врать себе. Невозможно спутать плавную походку оборотня, от этих дерганных перебежек. Тем более силуэтов стало больше и некоторые даже можно было разглядеть. Трупы. Уж я не знаю, как эти долбанутые на голову ученные подняли эти трупы, но этого материала у них было навалом. Даже не буду задумываться откуда.
  'Я не права. Они питаются. Их питает туман'
  Действительно сине-серые ошметки кожи были влажными. Зомби раскачивались, а затем по инерции тело передвигались в мою сторону, производя при этом этот раздражающий хлюпающий звук. И он становился все громче.
  'Ты уверена, что они хотят нас убить? Если подумать, ну зачем трупам нас убивать?'
  'Это не смешно. Это совсем не смешно' - промелькнуло в мозгу.
  'Ты не в курсе случаем, как их упокаивать? Глыба нам еще не рассказывал, может Малика поделилась?'
  'Тупой юмор. Дыши глубже. Это пройдет'
  Пять минут. Первый зомби захрипел, когда моя палка острым концом прошла сквозь его горло. Плоть оказалась такой мягкой, что я не рассчитав силы подался немного вперед, чуть не упав в лапы еще шевелящего монстра. Из горло прям на меня брызнула какая-то темно бордовая жидкость. Проворачиваю палку и голова зомби отлетает в сторону, а остальная часть тела пропадает где-то в тумане, покрывающем землю.
  - Ну что падаль, кто следующий?
  Сколько я бы смог так продержаться? Глыба нас хорошо дрессировал. А с таким несерьезным противником, который прет на тебя медленно и со вкусом, не обращая внимание на такие мелочи как защита и уклонение от удара. Сколько? Еще пять или шесть трупов, а потом меня кто-то схватил за ногу. Глыба хороший тренер. Очень хороший. Он учит выживать и побеждать, развивая силу и дух воина, но вот его сестра... Тело само подчиняясь инстинкту изогнулось в полете, растягивая правый бок. Рука оперлась на чью-то тушку ползающую по земле, позволив ноге выскочить из захвата. Сестра Голыбина развивала гибкость, учила проходить там, где воин сдохнет. Кувырок и я снова на двух ногах и без оружия. Отвлекся на боль в боку от резкого растяжения, (все-таки сработал прием Алики, а мое тело не так активно практиковало такое) и сделал ошибку. Следующий труп навалился на меня всем телом, стискивая в жестком захвате. Пока один, но минута промедления и мне уже не выбраться. Болевых точек на трупах нет. Пытаясь выбраться исключительно за счет силы, отсчитываю секунды до того момента, когда сзади подойдет еще один. Но звериный рык и жидкость, летящая на меня, говорят о том, что я все еще живой.
  'Влад. Мать твою, никогда не думал, что буду так тебе рад'
  Протискиваю руку и хватаюсь за ключицу. Пусть трупу не больно, но вырванная кость не дает рукам сжиматься с той же силой. Я выбрался из захвата и вогнал выдранную кость в голову следующего трупа. Еще один... За спину можно быть спокойным, а вот впереди...
  'Три минуты.' - тихо проговорила Алика - 'Нам все еще нужно чудо'
  'Чудо' - эхом отозвался я - 'А если...'
  'Нет' - как-то не уверенно проговорила Алика - 'Таких совпадений не бывает'
  'Не бывает' - согласился я, но все же продолжил - 'Так что нужно, чтобы заставить работать инстинкт проводника?'
  Безоружный и измазанный в крови этой падали, я уже не разрубал, я отбрасывал назад нападавших, которых становилось все больше и больше. Если действовать, то действовать сейчас, как раз точка возврата достаточно близко. Отбросил как можно дальше окружившие меня трупы и повернулся. Две минуты. Мне повезло. Влад в этот момент не был оборотнем, но и полностью человеком тоже. Уши улавливают любой шорох, вертикальные зрачки отслеживают любое движение. За неимением другого оружия, он раздирал мертвую плоть своими длинными когтями. И он ожидал нападения откуда угодно, но не со спины. Схватить за шею и придавить, не давая дергаться, не давая вздохнуть. Как цепляющийся, чтобы не упасть, кошак, Влад провел своими когтями четыре борозды на моем плече. Много времени не нужно было. Организм в боевом состоянии поглощал кислород как бешенный, особенно если нажать вот здесь. Когти начали исчезать...
  'Пора' - тихо сказала Алика
  'Рано'
  Уши пришли в норму, глаза закатились.
  'Сейчас, Кирилл. А то вступим в ряды зомби'
  Одна минута. Еще один последний рывок. Всего-то три шага к деревьям. Точке возврата...
  Мы выпали на залитую солнцем поляну в центр лагеря. Нас окружили люди. Живые. Я отпустил Влада, который как сумасшедший вбирал в себя воздух. Да меня и самого колбасило. Разряд. Еще разряд. Электричество прошло сквозь все мое тело, останавливая мое сердце и заставляя биться наше в едином ритме.
  'Сема справился' - вздохнула Алика уже своими легкими.
  'Хорошо' - а в голове какая-то пустота и легкость.
  'Спасибо'
  'За что?'
  'За чудо'.
  
  Влад
  
   Она тут уже часа три. Выжидает. Тварь. Маленькие глазки сверлят меня, выбирая место первого укуса. Сам виноват. Не придал значения. Она маленькая. Очень. Неуверенно принюхиваясь, подрагивая тоненькими передними лапками, мучилась между желанием убежать и инстинктом жертвы. Только вот яркого окраса у жертв не бывает. Осознал это только, когда тварь пометила меня запахом. Горько усмехнулся. Дожил до того, что всякая шавка на меня охотиться будет. Да, ослабел я за последние дни. Не смотря на то, что большая сила восстановилась благодаря обороту, все равно дохляк. Наверно тварь посчитала меня больной особью. На мое посланное предупреждение прижалась к земле, ожидая нападения. Но хищник не напал. Хищник не мог напасть. У меня связаны руки. Тварь подняла длинное ухо. Потом голову. Оглянулась. Во мне она хищника не видела. Я еще раз припугнул, вложив как можно больше звериной агрессии. Но тварь лишь недоуменно похлопала глазами, не понимая, откуда тянет этим полу-горьким ароматом угрозы.
  - Пошла вон. - прошипел я.
  Тварь не двинулась, хотя адреналин в её крови поднялся. Сердце застучало как бешеное, но голод, жуткий тянущий голод.... Тварь в последний раз оглянулась по сторонам, выискивая невидимого ей хищника, и снова посмотрела на меня. Она приняла решенье. На какое-то мгновенье я подумал, что выбора у меня не осталось... Что моя судьба перевоплотиться и подохнуть зверем... Что эта тварь сейчас нападет, стараясь откусить побольше и смыться.. Что мир вокруг меня становиться черно-белым... Еще бы чуть-чуть, но хруст костей привел меня в порядок. Мир снова стал цветным.
  - Вот же кролик, мать твою. Вот же зверек. Ты только посмотри. У него клыки длинной с мой палец - Кирилл? Да. Кажется, так его называли. Он держал тварь с переломанным хребтом за уши и с любопытством осматривал её челюсти. В другой его руке, обмотанной веревкой на три витка, был нож. Третий раз. Уже третий раз.
  - Ты... перерезал... - пересохшее горло не давало двигаться губам, которые итак забыли, как произносятся звуки.
  - Что? - оглянулся на меня свободный пленник - А это? Нет. Зачем? - Кирилл пожал плечами и снова начал разглядывать кролика. Действительно веревки были целыми.
  Я нахмурился. Было тяжело говорить. Снова тяжело. Уже не говорил несколько дней. Пять или шесть... Почему не говорил? Просто мне стало все равно. С отцом было не так, с ним было проще. Тогда была цель, тогда была жажда свободы и не важно, какой ценой. А теперь... Теперь цена имеет значение. Даже смешно. Человек, которого я столько пытался не убивать, умер ради меня. Ради зверя. Отец, я больше не хочу платить такую цену. Даже тогда, когда эти ублюдки избили меня почти до смерти, мне было все равно. Кирилл тогда остановил их. Это был первый раз. Потом была граница. Отец рассказывал про неё. Он говорил, что там за туманом спрятана смерть. Он оказался прав. Даже когда меня выталкивали в этот туман, я цеплялся когтями, карябая и ломая чужие кости, но не обернулся. Лишь в пределах границы на мгновенье потерял контроль. Граница разбудила меня. Заставила вспомнить. Заставила принять себя таким, какой я есть. Заставила, нет, не желать жизни, но и смерти не желать. Хотя было поздно. Оборот, конечно, восстановил тело, но силы были на исходе. Я дрался из последних сил. Я дрался, чтобы умереть. Нет выхода из-за той стороны. Кирилл дрался хорошо, несмотря на то, что не был оборотнем. Сила, энергия, гибкость. И тень, повторяющая его очертания. В нем было все. Хороший тыл. Только вот... Сначала я подумал, что он убивает меня, но он меня вытащил. Как? Зачем? Это был второй раз. И вот теперь... Эта тварь. Третий раз.
  - Веревки.... Не связаны - заставил я себя говорить. Люди любят, когда говорят, вспомнил я слова отца.
  - Хельга никогда их не связывает. - он наконец отстал от кролика и присел, облокотившись на свое дерево.
  - Бежать...
  - Беги.
  И с этими словами мимо меня мелькнуло лезвие. Сильный и смертельно опасный бросок. Нож воткнулся в дерево рядом с моими запястьями. Я бы мог легко разрезать веревки, схватить нож и быть свободным. Вот только чтобы быть свободным, нужно остаться живым.
  - С тобой... бежать.
  - Извини - Кирилл развел свободными от веревок руками. Он вообще вел себя будто на пикнике. - Мне придется остаться со своими людьми. Я их старший. Я несу за них ответственность.
  - Славка их старший. Он ведет их.
  - Но ведь ты знаешь, куда он их ведет. - вся его непосредственность куда-то делась, он внимательно посмотрел на меня - Знал еще до того, как попал туда. Даже до того, как увидел туман. Ты знал.
  Я не стал отвечать. Впрочем, отрицать, тоже не стал. Я молчал. Кирилл подошел и выдернул нож.
  - Раз ты не собираешься воспользоваться, я пожалуй заберу. А то мало ли вдруг гости придут.
  - Мне придется тебя убить. - странно, раньше я говорил не так. Раньше я говорил, что просто убью и хотел этого. Теперь нет. Отец, зачем ты пытался сделать из меня человека? И зверем не могу быть и человек из меня не очень. Кирилл пожал плечами.
  - Сначала меня, потом всю группу, потом следующую. Зачем?
  - Тебя.... Ты видел. Меня видел. Остальные нет.
  - Ты тоже видел.
  - Тень - выдохнул я, вспомнив, очертания Кирилла за гранью. Когда мир вокруг черно-белый легко разглядеть такую. Она была там, несмотря на отсутствия солнца и туман. Она дралась рядом с ним, в нем.
  - Она красивая, правда? - какая-то мечтательная улыбка скользнула по его губам.
  Пожал плечами, не зная, что ответить.
  - Если ты останешься жить, то ты все расскажешь... комиссии..
  - Если я останусь жить, то возможно комиссия, узнает, что моя группа спасла человека, последнего из группы В. Волкова, кто остался в живых.
  - Откуда ты знаешь, с какой я группы?
  Кирилл вздохнул.
  - Я много чего знаю.
  - А если я умру, то будет, лишь неизвестно откуда появившийся чужак. Комиссии будет легко подвести тебя под легенды, витающие от группы к группе, связать тебя с такими, как ты.
  Я вздрогнул.
  - Таких, как я больше нет.
  - А кто же недавно кричал 'Оборотни! Берегитесь, оборотни!'
  Я отвернулся, не желая больше говорить. Да и не мог. В голове было лишь одно. Их больше нет. Таких как я. Их всех убили. 'Братьев', как говорил отец. Хорошо, что он не узнает... Ничего больше не узнает...
  
  
  Кирилл
  
  'Как ты думаешь, как это будет?'
  'Не знаю, Кирилл. Не знаю'
  'Я хорошо подготовился, малыш. Ты не находишь?'
  'Нельзя быть готовым к такому'
  Я сжал нож, отданный Хельгой, и спрятал его под брюки. Там были небольшие ножны, около голени. Проверил, легко ли достать. Потянулся, разминая затекшие мышцы.
  - Ждешь? Чего?... - раздалось с боку полушепотом с переливами. Я повернулся к Владу.
  - Тебе нужно потренироваться говорить.
  - А тебе... убивать.
  - Тихо сегодня, правда? - не стал я злиться на оборотня.
  - Чего ты ждешь? - Влад спросил на одном выдохе. Урчания почти не слышно.
  - Уже лучше. - сказал я, а сам посмотрел в сторону зарослей, решая возвращаться к веревкам или это все-таки Хельга. Хельга. Только она так перемещается сквозь кусты, не задев ни одного листика.
  Влад внутренне напрягся.
  - Самка... - прошипел он с отвращением, видимо чуял её внутреннюю сущность.
  - И тебе привет, милашка. - ответила она, с горящими восхищением глазами рассматривая пленника. Плохой признак. Не поладили. Сколько раз я видел, как она строит такую мордашку перед тем, как сказать очередную гадость - Я вижу ты хорошо устроился. Веревки не жмут?
  - А ты проверь... - кривая усмешка, открыла передние клыки. Человеческие клыки. Он был не дурак показывать своего зверя, но не достаточно контролировал подсознание. У Хельги же инстинктивно, я это знал, от этого волосы встали дыбом на загривке. Или должны были бы встать, если бы были, как у кошки. Но единственный признак, который она себе позволила это блеск в глазах.
  - Боюсь ты не выдержишь... моей... хм... проверки. - она смаковала каждое слово на языке, подходя ко мне ближе и обвивая руками. Я придержал её руки, не пуская их дальше, и прервал на время пока еще 'холодную войну'.
  - Новости? - она оторвала взгляд от своей очередной жертвы и стала серьезной. Плохо. Очень плохо.
  - Он принял решение. - неторопливо проговорила она, отступая на шаг. Но я все еще держал её руки.
  - И?
  - Идти за грань. - и тут же зашипела, выдергивая руки. Выдернула и ударила кулаком по груди - Больно, дурак. Итак, ничего от ногтей не осталось.
  - Извини - на автомате произнес я в никуда.
  Хельга растянула свои губы в подобии улыбки.
  - Ты такой милый, Кирилл. На дворе война, а ты извиняешься за ноготь. Мило.
  - Камень в мой огород? Ты думаешь, я еще за что-то должен принести свои извинения?
  -Твою мать. - она отбросила все свои маски, обнажая ядовитую злость - Да он же всех как стадо баранов поведет к смерти.
  - Поведет. - я прикрываю глаза и тяну как вампир, льну к Аленому теплу, ощущая её поддержку.
  Хельга посмотрела на меня дикими глазами.
  - Мы... Мы не пойдем - она от растерянности даже причислила себя к группе, а не ко мне как обычно, говоря 'они' об остальных.
  - Не пойдете? - усмехнулся я злобно и уже прокричал ей остальное - Пусть хоть один сначала скажет НЕТ. Хоть один. - я сжал её волосы в своем кулаке, заставляя смотреть прямо мне в лицо - Скажи нет, Хельга. Скажи ему нет. - она смотрела на меня глазами, расширенными от ужаса.
  Взрыв хохота привел нас в чувство.
  - Трусы... - столько презрения в голосе Влада. - Тупые твари. Не один... не сказал?
  - Нет.
  - Уйдем.... - оборотень смотрел на меня испытующе, как будто искал во мне червоточину.
  - Нет.
  - Отпусти... Не моя война.
  - Нет. - я вздохнул и повернулся к оборотню. Моя червоточина проявилась там, где он не ожидал - Ты мне еще понадобишься.
  - Трупу? Сомневаюсь.
  - Не дрейфь. Доберемся мы еще до родных клеток.
  Оборотень вздрогнул.
  - Отпусти...
  Я похлопал его по плечу.
  - Кого мы обманываем Влад? Я тебе не нужен. Во всяком случае, чтобы быть свободным. Развяжешься как-нибудь. Если захочешь.
  С этими словами я обернулся опять к Хельге.
  - Ты там поесть, случаем, не принесла?
  - Нет. Мы собираемся в дорогу. - как-то задумчиво сказала Хельга -Надевай веревки. Сейчас суда Лекарь с Эмпатом придут. - помолчала, а потом добавила - А ведь и правда, никто не сказал...
  Приближение Диамина с Алексом мы услышали издалека. Заросли зашевелились, пропуская не маленькую тушку Лекаря. Я успел обмотать веревки на десять раз. Оба посмотрели на меня выжидающе, но я не ответил, ни на отчаяние в их глазах, ни на их ожидание. Пожелал доброго дня и пошел к поляне, не дожидаясь сопровождения. Все-таки им еще придется с оборотнем повозиться.
  'Это моя группа Аль. Это остатки, окурки от моей группы, использованные и выброшенные в урну'
  'Все идет как надо'
  'Вот это мой друг Олег. Вон тот, что слюни пускает. Хороший парень, мать его. Был. Гений микрочастиц. Васелиса-Васелек-Вася. Хорошая девочка. Я с ней трахался Да. Да. Ты заставляла меня со многими трахаться.' - в сердце отразилась боль, но я как будто делил её на части, передавая то долю, что не выдерживал Алике.
  'Мстишь?' - не удержалась от мысли.
  'Да. А сейчас у неё шрамы по всему телу. Это не восстановиться. А вот Дьячок. Не помню настоящего имени. Да он и не говорил никогда. Между прочим, не последний боевиком был в потоке. А сейчас смотреть страшно. Вон еще парочка, которое составляла мое ночное алиби. Веселые девчонки, сейчас местные шлюхи. О, смотри. Помнишь Рената? Да дядька уже совсем сдал. А ведь ему нет еще и тридцати. Это по сравнению с нами он дядька. Алика, почему? Почему я не понимаю'
  В голове пустые мысли, а вокруг пустые глаза. Смотрят на меня. Ждут. Понимают. Поняли, окончательно поняли еще тогда, когда мы с Владом вывалились оттуда все израненные в чужой и своей крови. Но нет же. Все они думают, наедятся, что придет волшебник и бесплатно убьет злого козла. Спасет мир. Зачем? Провожают взглядами. Но стоит лишь мне посмотреть на них, отводят глаза, делая вид, что собирают вещи в поход. Прячут в них обиду на меня. Почему на меня? Смертник руководит сборами и тоже поглядывает ухмыляясь. Не иду к нему. Его взгляд победы и превосходства и остальные взгляды разочарования и ужаса.
  'Я отобрал у вас надежду. И что теперь? Что вы будете делать теперь?'
  'Ждать. Они будут ждать, и мы будем ждать' - тихое от Алики.
  'А я выдержу?'
  Словно в ответ на мою невысказанную просьбу по телу прошел холод. Моя девочка быстро учится. Сковало только пальцы на ногах, но большего и не надо. Я не смогу сделать и шага, не потеряв равновесия. Меня сдерживало не физическое ограничение, меня сдерживал позор падения. Прикрыл глаза, чтобы не видеть. Не видеть, как стадо баранов отправляется на корм чужой непроходимой тупости. Сколько я так простоял? Не знаю. Достаточно, чтобы палатки и вещи были собраны. Мимо меня скользнул запах Хельги. Она тихим движением, как всегда незаметно укрылась за моей спиной и выдохнула мне на ухо.
  - Нет - шепотом. Я усмехнулся.
  - Этого недостаточно
  - Нет - уже громче
  - Смертник тебя не услышит.
  - Нет - крик отчаяния. Хельга за моей спиной вздрогнула, это не её крик. Я резко открыл глаза. Вася стояла у края границы с вещами, сопротивляясь уверенным рукам смертника. Тот тянул её за черту. Он бы мог легко заставить своей силой, но его забавлял сам процесс. Девочка ухитрилась извернуться и отползти на пару метров.
  - Так, мне это надоело - поморщился смертник - Диамин, успокой эту дуру, бери свои вещи, и идите вместе с ней.
  - Нет - тихое, но уверенное.
  - Я не понял. Бунт на корабле. - он оглядел застывшие фигуры вокруг. Заглянул за мою спину. Сжал кулаки так, что костяшки его пальцев побелели.
  - Хельга. Подойди сюда.
  - Нет - раздалось из-за моей спины отчетливо. По толпе будто пронесся вздох облегчения. Они, наконец, сделали свой выбор, даже зная, что возможно он приведет к боли и даже смерти, но, по крайней мере, в сопротивлении.
  - Твою мать. Твою мать.
  Это было не сложно. Провести по бедру Хельги. Холодный металл скользнул мне в руку. Я поднял пистолет. Смертник заметил. Боль. Раздирающая и дробящая боль сдавила меня прессом. Так что я не мог пошевелить и пальцем. Но я держался, держался из последних сил, и знал что выдержу, потому что там, уже не так уж и далеко от этого места, моей девочке будет очень плохо без меня. Я выдержу. Потому что это только боль. И ничего больше. Изогнутая от боли улыбка и выдавленные из горла слова.
  - Отпустишь, я выстрелю. Бейте его, ребята.
  Глаза смертника расширились от ужаса. Нерешительно, но к нему стали приближаться его бывшие рабы. Он только начал осознавать, что не может захватить всех. Я слишком сильный. Мое сознание нельзя сломать болью. Стоит её чуть ослабить, и он труп.
  Эмпат. Он первый врезал. Несмотря на слезы. Что это? Он снова позволил себе чувствовать? Вася кинулась на него с когтями. Олег... Ренат... Сколько их. Не видя себя. В безумной ярости. Они повалили его на пол. И начали бить ногами. Остервенело, вымещая всю ту боль, всю ту ненависть, весь тот стыд, накопленный за все это время. Толпа. Они снова превращались в толпу. Грянул выстрел, оглушая и приводя людей в чувство. Они расступилась, а на земле лежало тело с простреленным черепом. Стеклянные глаза трупа смотрели на меня.
  Молчание. Никто не проронил ни слова. Я опустил пистолет. Вернул его Хельге. Прошел мимо этой толпы. Они все еще опускали глаза, но только теперь они скрывали во взгляде не обиду, а вину. Все кроме Влада. Он стоял, свободный от веревок, и наблюдал, как я удаляюсь в лес.
  - Кирилл
  - Не сейчас, Хельга. Ладно. Не сейчас.
  Я уходил все дальше в лес, ожидая с каждой минутой, с каждой секундой... Чего? Чего я ждал?
  'Это придет.' - тихий шепот Али - 'Дай себе время'
  Я все шел.
  'Не чувствую'
  Шел не разбирая дороги
  'Ничего не чувствую. Я в первый раз убил человека и ничего не чувствую'
  Толи ветка попалась мне под ноги, то ли ноги заплелись, я упал. В животе образовался комок и вырвался наружу. Меня стошнило. Потом облокотился на дерево и посмотрел на раскачивающееся надо мной небо. Осознание накатывало волнами.
  'Я убил человека'
  Алика скользнула в мое тело, согревая теплом лед, появившийся в моей душе. Она ничего не говорила, не утешала, не жалела, она просто была рядом.
  
  
  Влад
  
  - Это больно? - я вздрогнул и обернулся. Кирилл вернулся. Быстро оправился, хотя по нему и не заметно. Только запах... Группа вообще решила, что это он на них психанул. Вот забегали, убрали труп, начали решать вдруг появившиеся бытовые вопросы, начали жить - Оборачиваться больнее, чем выкручивать себе руки? - пояснил он свой вопрос.
  Я посмотрел на следы от веревок на моих руках. Поморщился.
  - Я так и думал. Есть другая причина. Какая?
  Посмотрел на него, как на идиота.
  - Ты говори, говори. Тебе придется говорить, пока мы все будем благополучно добираться назад. Надеюсь благополучно.
  Я только фыркнул.
  - Обиделся?
  Мы помолчали. Я не хотел с ним говорить. А ему не хотелось идти и снова прикидываться веселым парнем. Он оттягивал момент.
  - Зачем... ты выстрелил?
  Кирилл очнулся от своих мыслей и посмотрел на меня.
  - А как ты думаешь, почему никто из них до сих пор его даже не попытаться убить?
  - Не смогли бы?
  - Неужели? А мне кажется, они с этим неплохо справлялись, пока я не помешал.
  - Боялись, что не смогут? - предположил я снова.
   - Когда ты хотел убить... Не в носу поковыряться, а когда тебя уже довели до желания убить, ты думал, сможешь или нет?
  - Я не человек - пожал я плечами.
  - Люди иногда хотят убить, но никто не хочет быть убийцей. - пояснил он мне как... как 'не человеку'.
  - Рано или поздно...
  - Поздно... Пока это в моих силах - перебил Кирилл не дослушав. - Они не будут животными.
  Я сначала посмотрел на него, готовый вцепиться в горло за такие намеки, а потом мне стало смешно.
  - Мученик, блин... - из горла вместе со смехом вырвалось звериное урчание. Не скрывая зверя легче говорить - Скажи лучше, что вина за то, что ты взял их грех на себя сделает их послушными как овцы. Ты всего лишь не дал им стать хищниками, а животными они как были, так и останутся.
  - Эта версия событий тоже не лишена очарования.
  Его лицо стало жестче. Похоже, пастырь уже подготовился, и был готов выйти к своим овцам, дабы вести их по извилистому пути. Да и псину свою натравил достаточно. Осталось только сделать первый шаг.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"