Алфеева Лина: другие произведения.

Академия в подарок

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 6.62*65  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Меньше всего опальную принцессу-элементаль Джинни Джай-Дайз устраивала роль джинна, исполняющего желания. Веселая авантюристка, изгнанная из стен нескольких Академий за неуспеваемость и проделки, заточенная в лампу собственным отчимом, она и не помышляла, что ее новым "хозяином" станет бывший возлюбленный - Даркан Шэлгар, демон, Первый Страж Огненной Границы и правая рука Повелителя Инферно. Однако, так случилось. И теперь Джинни предстоит выполнить три его желания. Одно - и самое безобидное - помочь Даркану расследовать загадочные события и пропажи в Магической Академии Северного Аравита. Другое... Ну а чего еще Шэлгар может потребовать от неугомонной элементали, она узнает очень скоро...

    Часть текста удалена по договору с издательством.
    Самостоятельная история без продолжения.



    Купить в "ЛАБИРИНТЕ"


    Рид.ру







   Академия в подарок
  
   Глава 1
   Некоторые думают, что в тюрьме мрачно, скучно и тоскливо. Смотря в какой. В моей личной темнице припекало солнце, легкий бриз доносил с моря соленые брызги и аромат свежей выпечки. К нему примешивался тягучий дразнящий запах сливочной карамели. Откуда на уединенном пляже взяться ароматам, присущим какой-нибудь булочной или кондитерской? Море мое -- вот и пахнет так, как я захочу. И пляж с голубым песком мой, и зеленое небо, и розовое в белую крапинку солнце. Все мое родное -- иллюзорное. Век бы тут сидела и нос наружу не высовывала. Именно столько мне и полагалось находиться в заточении согласно приговору.
   -- Джей-Дизззз, явись. Джайдиссс, появись... -- откуда-то сверху раздался гнусавый заискивающий шепот.
   По зеленой небесной выси пробежало огненное марево: обладатель противного голоса все-таки добрался до моей лампы. И куда только Миридий смотрит?
   -- Джей-Дайз, я призываю тебя! Умоляю, покажись! Я не могу так больше жить... -- голос гнусавого сорвался на тихий всхлип.
   Вот же настырный! Может, подождать немного, он решит, что меня нет дома, и свалит? Огненные вспышки молний в очередной раз раскололи небеса. Нет, этот не уйдет. Придется все-таки пообщаться с бывшим клиентом.
   От плотного облака зеленого дыма запершило в горле -- опять перестаралась со спецэффектами. Но я-то к подобному привычная, а вот бородача, сжимающего лампу, перекосило. Раскрасневшийся коротышка ползал на четвереньках по полу, хрипел и отплевывался.
   -- Сколько раз я тебе говорила, что меня зовут Джинни Джай-Дайз! -- проворчала я, опускаясь на красную с золотыми кисточками подушку. Та тут же взмыла вверх и зависла под потолком.
   Терпеть не могу позу лотоса. Спину ровно держать приходится, ноги затекают, но роль джинна обязывает. Отдышавшись, бородач поднялся с пола и задрал голову. С дымом однозначно перестаралась -- глаза у бедняги покраснели и слезились -- или он взаправду ревет и разжалобить меня надеется?
   -- Говори, зачем пожаловал? -- сурово нахмурив брови, поинтересовалась я. -- Нет, не говори. Лампу сначала поставь на место. Вон на ту полочку справа. Вдруг поцарапаешь, а мне в ней еще сидеть и сидеть. Поставил? Молодец! Теперь вещай, жалуйся на свою судьбу тяжелую. Только учти: положенные три желания ты израсходовал.
   -- Джинни, ты меня обманула, -- начал канючить бывший.
   Вот все они так. Сами сначала черт-те что пожелают, а потом недовольны. И кто виноват, если ламповладельцы не в курсе, что желания, адресованные джинну, должны формулироваться предельно точно? В письменном виде, крупным, аккуратным почерком, чтобы ничего не напутал.
   -- Как это обманула? -- искренне удивилась я. -- Ты хотел заполучить во владение самый большой дом в Истре -- я наняла демонов. Мы за два дня отгрохали особняк, который не уступает королевскому дворцу.
   -- Джинни, но в нем всего четыре комнаты.
   -- А подземные шесть этажей ты в расчет почему не берешь? У тебя же на нижних уровнях настоящий лабиринт из комнат. Демоны-строители, которых я вызвала, специализируются на создании подземных сокровищниц. Ты не представляешь, какая к ним очередь! Любой уважающий себя дракон пользуется лишь их услугами. У демонов, между прочим, плотный график, и каждый день простоя бьет по карману. Знал бы ты, чего стоило уговорить мастеров бросить все заказы и примчаться в Истру. Радуйся, что ловушек в коридорах не понаставили -- руки у Ар-Нуаша так и чесались. Пришлось чуть ли не в затылок ему дышать, чтобы по-тихому ублиетт к одной из спален не добавил. Да за такой дом, как у тебя, любой дроу или гном был бы по гроб жизни благодарен!
   -- Так я же не дроу, -- взвыл бородач. -- Ко мне инспекторы королевские приходили. Грозили штрафом, если дом не снесу. А как его снесешь? Там же шесть подземных этажей. Ежели взрывать -- полквартала на воздух взлетит.
   -- Значит, закапывай, -- пожала плечами я. -- Родню невесты привлекай. Там ребята шустрые, к подземным работам привычные.
   После моих слов бородача аж затрясло.
   -- Джинни, когда я просил, чтобы меня полюбила самая богатая и родовитая дева в королевском дворце, то не имел в виду гномку. Я намекал на нашу кронпринцессу!
   -- Слушай, драгоценный мой, я мысли читать не умею и намеков не понимаю, -- отрезала я. -- Гномка физически в момент произнесения желания где находилась? Пра-а-авильно! Во дворце. Ну и что, что по работе зашла? Мы нюансы с тобой не оговаривали. У ее семьи, между прочим, самый большой счет в королевском банке. Потомственные ювелиры как-никак. У них аж четыре алмазные шахты на юге и золотые прииски на севере, а лавки во всех крупных городах королевства.
   -- Так она не родовитая, -- попробовал поспорить со мной мужик.
   Я щелкнула пальцами, и передо мной в воздухе появился пыльный фолиант "Генеалогия подгорного народа".
   -- Открываем, смотрим: "Одним из древнейших на территории Соединенного Королевства Людей является клан Бронзовой Секиры. Его основатели участвовали в Великом Переселении", -- захлопнув книгу, сурово уставилась на бородача. -- Королевскому роду насчитывается лет так девятьсот от силы. По родовитости человеческая кронпринцесса с твоей нареченной и рядом не стоит. О придворных дамах вообще умолчим.
   -- Так люди вроде как одновременно с гномами мигрировали, -- растерянно пробормотал он.
   -- Было дело. И как только ступили на новую землю, сразу же отреклись от своих корней, затеяли раздел территорий. Так бы и грызлись по сей день, если бы Главы Родов Элементалей не вмешались и по головам мигрантам не настучали. Те присмирели, выбрали нового короля. А он возьми да и смени название рода, герб и прочую атрибутивную ерунду. Пожелал, чтобы ничто не напоминало о мире, из которого они бежали. У гномов все же побольше уважения к традициям. Так что бери пример. Для тебя это сейчас как нельзя актуально, -- я смерила взглядом плотного коротышку, который, стой я рядом, доставал бы мне по пояс.
   И зачем мои предки пустили людей в Радужный мир? Вот уж беспокойная раса. Вечно чем-то недовольны, вечно в погоне за мечтой, а когда получают желаемое, то выясняется, что это им совсем не надо.
   -- Джинни, а в гнома ты меня за что превратила?
   -- А кто, завидев невесту, начал вопить, что она по размеру не подходит? Мой совет -- женись. С такими хоромами в центре Истры тебя клан Бронзовой секиры с распростертыми объятиями примет. Строение узаконить помогут. Ювелирному делу обучат.
   -- Так я же в душе не гном, -- растерянно прошептал он и задумчиво пожевал кончик бороды. -- У меня и борода отродясь не росла. Мешает, зараза.
   -- А я ни разу не джинн. И в лампах мне сидеть раньше также не приходилось! Жизнь полна сюрпризов! -- прошипела я.
   На самом деле я принцесса Четырёх Стихий, обладающая четырьмя разными ипостасями. В мире элементалей Воды я русалка, в Огненном -- фурия, от стихии Земли мне досталось наследие нимфеи, а от Воздушной -- сильфиды.
   -- От бороды избавляться не советую, -- проворчала я уже более миролюбиво. -- Тебе рассказать, в каких случаях гномы обычно бороды сбривают?
   -- Да в курсе, просветили, -- пробурчал новоявленный гном и с надеждой во взгляде уставился на меня. -- Джинни, совсем расколдовать не получится? Да?
   Разговор мне порядком надоел. Если каждый из шести клиентов станет донимать, да недовольство высказывать, то... то велика вероятность, что жалобы докатятся до Огненного мира. И тогда Повелитель Инферно и Лорд Хаоса придумает, как сделать так, чтобы вековое заточение медом уж точно не показалось. Признаю, отчим у меня крайне изобретательный. Подумать только, на сотню лет в лампе запер. Да я за это время в старую деву превращусь! "Сказала элементаль, которая только за последний год отвергла пять предложений руки и сердца..." -- ехидно протянул внутренний голос. А зачем мне замуж? Я, может быть, дитя науки. Стремлюсь к новым знаниям и магическим экспериментам. Именно за последние меня и выперли поочередно из трех магических школ. Сначала из родной Академии Огня, потом из Водной и Воздушной. Из Академии, в которой обучают элементалей Земли, я сама ушла. Магия земельников строится на культе поклонения Праматери Земле, Богине Плодородия. Тягомотина та еще. Я и без этих премудростей как-нибудь проживу.
   Улыбнувшись, довольно потерла руки: мне удалось осчастливить исполнением желаний шестерых. Со дня моего заточения прошло всего шестьдесят дней, а я практически свободна! Вот разберусь с последним клиентом и попрошу Миридия телепортировать лампу в Королевскую библиотеку -- поближе к книгам и знаниям. А из нее меня демоны выкрадут. Во время постройки подземного дома мы обо всем договорились. Строители мне попались дерганые, пока на шесть этажей вглубь под землю не ушли, детали побега обсуждать наотрез отказывались. Боялись, что тетка, Владычица Воздуха, услышит. Теоретически, любое слово, произнесенное даже шепотом, к ней может прилететь по воздуху. Вот демоны и копали, чтобы уж наверняка.
   Где же ты, мой ненаглядный клиент номер семь, бродишь? Приди в объятия, счастливый мой, а то за последние два месяца интерьер лавки господина Миридия порядком надоел.
   -- И что? Исправить нельзя? -- снова промямлил гном и утёр слезу.
   -- Нельзя! -- рявкнула я. -- Магия Трех Желаний -- штука суровая, откату не подлежит. Что сформулировал -- то и твоё.
   Гнома я не обманывала. Я действительно не могла повернуть ни одно из произнесенных заклинаний вспять. Магия лампы не позволила бы.
   Гном потоптался еще немного, глубоко вздохнул и наконец-то соизволил покинуть лавку господина Миридия. Интересно, а где владелец торговой точки в рабочее время шастать изволит? Я к нему в помощницы не нанималась.
   ***
   И всё-таки бородач выглядел расстроенным. Пока гном изводил меня нытьем, я дурачилась, но стоило ему скрыться за дверью, спрыгнула с подушки и подбежала к настенному зеркалу, на ходу бормоча заклинание. Отражение подёрнулось лёгкой дымкой, а потом и вовсе пропало в тумане. Когда тот рассеялся, я увидела в глубине зеркала светловолосую гномочку. Она сидела за письменным столом и что-то писала в крошечном блокноте. Рядом с ним лежала россыпь бриллиантов. Я едва подавила завистливый вздох. Как и большинство элементалей, я весьма неравнодушна к драгоценностям. Должно быть, гномочка меня услышала, потому как приподняла голову и, улыбнувшись, приветливо махнула рукой.
   -- Лиршит, ко мне сегодня мастер Теорд заходил, -- объявила я сходу. -- Что там у вас происходит? Новоявленный гном не выглядит счастливым.
   Гномка фыркнула и захлопнула блокнотик.
   -- А ты была бы счастлива, если бы тебя заставили одновременно изучать минералогию, ювелирное дело, право и основы коммерции? Сама знаешь, братья абы кого в семью не примут. Вот как сдаст экзамены, так свадьбу и сыграем.
   -- Круто вы с ним. Знаешь, я уже не уверена, что поступила правильно.
   Лиршит спрыгнула со стула и подошла к зеркалу, воинственно подбоченившись.
   -- А что, лучше, если б он остался горбатым калекой, вечно витающим в облаках? Привидением из библиотеки, мечтающим о кронпринцессе, которую только на портретах и видел? Нет уж! У каждого должен быть шанс. Свой шанс. И лампа его предоставила. Вот поработает с братьями, обучится ремеслу, а не захочет жениться -- никто неволить не станет. Ещё я из-под палки жениха под венец не загоняла. Да меня любой глава клана возьмёт! Вот только я не хочу... любого.
   Гномка поспешно отвернулась, но я успела заметить на её лице затаённую боль и слёзы. Мне стало неловко, словно я увидела что-то непредназначенное для глаз посторонних. Поспешно взмахнула рукой, и изображение в зеркале растаяло, сменившись моим отражением. Лиршит права -- у каждого должен быть шанс. Магия открывает запертые двери, предоставляет возможность, а дальше приходится выбирать самим. На мгновение показалось, что я свою упускаю. Я могла бы использовать силу лампы для чего-то стоящего, научиться чему-то новому. Нет, и у меня попадались заказы, исполнением которых я гордилась. К примеру, я помогла Хранителю песков. Сначала вернула утерянную реликвию и нашла пропавшего драконёнка, а потом примирила два кочующих племени и... И всё. Задания остальных владельцев больше походили на дешёвую халтуру. Будь я настоящим джинном из лампы, мне бы стало за свою работу стыдно.
   ***
   Я вернулась на подушку. Взгляд скользнул по высоким стеллажам, на которых на приличном расстоянии друг от друга стояли кристаллы вызова элементалей. Обычно лавки, подобные этой, специализировались на какой-то одной определенной стихии. Элементали -- сущности капризные, и конкуренции вне одной стихии не терпели. Чтобы духи воды позволили своим кристаллам рядом с огненными на одной полке стоять? Да ни в жизнь.
   В лавке Миридия представлен на редкость обширный ассортимент кристаллов: и зеленые лесных духов, и голубые камни обитателей водных глубин, и даже один оранжевый камушек затесался. Какой-то ифрит решил попробовать себя в роли телохранителя. Что ж, удачи ему. Надеюсь, он догадается прикрыть иллюзией собственную боевую ипостась, а то клиента точно кондрашка хватит. Прозрачные камни, вызывающие элементалей воздуха, в наличии тоже имелись. Я насчитала на полках пять штук, и только один четвертого уровня. Я была сильнее. Мелочь, а приятно!
   Жаль, что мои возможности строго ограничивались лампой. За ее пределами я оставалась духом-универсалом с большим потенциалом -- так утверждали все преподаватели -- скудным багажом знаний и бесконечным списком полезных знакомств. Именно благодаря помощи друзей я и смогла за два месяца обзавестись шестью клиентами и выполнить их желания. Не обнаружив во мне ни тени раскаяния, Повелитель Инферно наложил на мою лампу отводящие глаза чары. Согласно коварному плану огненного властелина, она должна была простоять, никем не замеченная, среди кристаллов вызова в лавке господина Миридия лет сто, не меньше.
   Очутившись в заточении, я хандрила и посыпала голову пеплом недолго. Часа три от силы. Затем попробовала выбраться наружу и получила молнией по голове. Пока приходила в чувство, с небес спикировал свиток. В нем перечислялись мои прегрешения, детали приговора, а также условия освобождения. Мне предстояло отсидеть в лампе ровно одно столетие, а главное -- исполнить по три желания семерых хозяев. Приняв во внимание чары, наложенные на лампу, я поняла, что первый клиент появится не скоро, и решила форсировать события.
   На следующее утро в "Истринском вестнике" на первой полосе появилась заметка: "Одинокая джинния мечтает познакомиться с суровым хозяином для исполнения его тайных желаний". К заметке прилагалось мое изображение в водной ипостаси и адрес лавки господина Миридия. Почему именно в водной? Крылан, состряпавший по моей просьбе текст, утверждал, что люди падки на эфемерных дев с миндалевидными глазами цвета морской волны, пухлыми губами и длинными рыжими волосами. О том, что всё это великолепие дополняет тело, покрытое ниже пояса блестящей чешуей, мы решили умолчать. Как и о том, что хозяину лампы полагались всего лишь три желания. Узнав, какую цену Ливий загнул за возможность получить в распоряжение джинна, я начала сомневаться, что вообще когда-нибудь выберусь из лампы. Переживала я зря. На следующий день Миридий обнаружил под дверями лавки весьма разношерстную толпу. Помимо четырех людей, на призыв одинокой девы откликнулись два эльфа, три демона и один огр. На удивление, все клиенты подобрались платежеспособные. Об этом мне успел ментально шепнуть Ливий, пока господин Миридий приходил в себя. У крылана во всей этой авантюре имелся свой интерес: ему полагалось семьдесят процентов от выручки. Меня беззастенчиво собирались ограбить, но без помощи Ливия я бы еще долго в лампе куковала. Учитывая специфику чар, увидеть её мог маг не ниже второго уровня, причем маг, которому была подвластна огненная стихия.
   Владелец лавки пришёл в ярость. За полчаса мой словарный запас пополнился весьма интересными фразеологическими конструкциями на языке огров. Когда ругательства иссякли, престарелый маг вышел на улицу и отобрал самого безобидного и приличного, на его взгляд, кандидата. Безобидный оказался демоном, а вот с "приличным" Миридий явно прогадал. Увидев меня, демон тут же попытался выяснить, насколько дева, проживающая в лампе, является одинокой и какие именно тайные желания готова исполнить. Пришлось Ливию по-быстрому связаться с суккубами и попросить об одолжении. Клиент альтернативным предложением -- три суккуба взамен одной джиннии -- остался доволен, и я вздохнула с облегчением. Прочие заказчики тоже не отличались оригинальностью, поэтому суккубов пришлось сразу взять в долю. Часть желаний мне помогла выполнить магия лампы, часть -- многочисленные друзья из Четырех Стихий. В результате, спустя два месяца я была практически свободна.
   Глава 2
   Появление Ливия застало меня врасплох. Только я почувствовала колебание магического фона, как рядом открылся портал. Из него вывалился ухмыляющийся крылан. Большинство элементалей на землях Соединенного Королевства Людей хотя бы пытались соблюдать приличия, но мой приятель не из их числа. Облачение элементаля Воздуха состояло из обрезанных выше колена штанов из кожи какого-то змееобразного и сандалий. Он даже темно-синие когти на ногах и руках втянуть не удосужился. Каждый украшала золотая роспись по последней моде демонов. Вот же выпендрежник перепончатокрылый! Хорошо, что крылья убрать догадался, а то в прошлый раз он своими леталками чуть половину кристаллов с полок не посшибал. Все размах и новые татуировки рвался продемонстрировать.
   -- Рыжая, танцуй! -- объявил он с ходу. -- Теперь ты дама состоятельная. Я на твое имя счет в Королевском банке открыл.
   -- А почему не в элементальском? -- поинтересовалась я, пытаясь понять, зачем мне нужен пустой счет -- заработанное непосильным трудом давно осело в карманах помощников.
   -- Как это пустой? На нем сейчас шестьсот золотых. Фортуна к нам благосклонна и повернулась правильной частью тела.
   Я даже не стала выяснять, какая часть тела у фортуны правильная, и настороженно переспросила:
   -- К нам?
   -- Джинни, ты же знаешь, я на тотализаторах вечно прогораю, так что сделал все ставки от твоего имени. И ты не поверишь -- впервые за последние десять лет мне поперло!
   Я запустила пальцы в волосы и мысленно застонала. И ведь знала же, с кем связываюсь! Теперь надо срочно искать последнего клиента и бежать из Истры, пока информация о том, как я отбываю наказание, не докатилась до отчима.
   -- Джинни, не дрейфь. Все схвачено. Сегодня подгоню последнего клиента, и завтра же рванем в Поднебесье. А там нас даже Повелитель Инферно не отыщет.
   -- Лив, а когда твой клиент объявится? Знаешь, у меня с утра кошки на душе скребут. И предчувствие какое-то нехорошее.
   -- Хорошее у тебя предчувствие, в том смысле, что срабатывает всегда, когда дело пахнет жареным. К Миридию гости из Огненного мира пожаловали. Угадаешь, по какому вопросу?
   Я запаниковала. Конечно, вероятность совпадения не исключена, но всё же...
   -- Слушай, а давай я твои желания исполню? Будешь моим седьмым?
   В ответ Ливий покрутил у виска.
   -- Мне еще жить не надоело. Одно дело помочь несчастной деве с перемещением жилплощади, а другое -- принимать участие в обмане Повелителя Огня.
   -- А сейчас ты, значит, участие не принимаешь?
   -- Так я заметку в "Истринский вестник" под мороком относил, а Миридий меня не сдаст. Старые счеты. Не дергайся, Джинни, всё будет хорошо.
   -- Да какое там хорошо. Уже полдень, а я ещё и не завтракала.
   -- Так в чем проблема? Возьми и наколдуй.
   -- Издеваешься? -- кисло улыбнулась я. -- Мою магическую стряпню даже церберы есть отказывались.
   -- Ладно, не ной. Принесу тебе перекусить, -- крылан тряхнул головой, отчего черные с фиолетовым отливом волосы, собранные в высокий хвост, задорно подпрыгнули.
   -- Кофе с имбирём и гвоздикой не забудь. Без сахара.
   -- Заметано. Никуда не уходи, -- хмыкнул Лив и исчез прежде, чем я успела запустить в него подушкой.
   "Никуда не уходи!" Как будто я могу.
   Подняв магией с пола "Генеалогию подгорного народа", притянула фолиант к себе. Его я позаимствовала из Королевской библиотеки. Надо бы вернуть, пока не хватились.
   На полке замерцал зеленый продолговатый камушек. Кристалл вызова на самом деле не имеет ничего общего с амулетом призыва. Это всего лишь средство связи с элементалью. Ответить или нет? Миридий меня ни о чем подобном не просил, но в то же время и не запрещал. Подошла к полке, прикоснулась к кристаллу и прошептала заклинание.
   По кристаллу пошли темно-зеленые змееобразные волны, и в воздухе появилось изображение нимфы. Я скривилась. Знала бы, чей это кристалл, трижды бы подумала, отвечать или нет.
   -- Так. Не поняла. А Миридий где? -- поинтересовалась зеленоволосая дева, чье тело в стратегических местах прикрывала листва и мелкие голубые цветочки.
   -- Понятия не имею, -- пожала плечами я. -- С утра как на пять минут вышел, так и не появлялся.
   Элементаль заинтересованно посмотрела на меня:
   -- Водная?
   -- Огненная.
   -- А глаза почему как у водной?
   -- Иллюзия, -- соврала я.
   Вдаваться в подробности странной родословной не хотелось совершенно. На меня тут же посмотрели с уважением:
   -- Здорово. Даже сияние как у водной. Я так не умею. Научишь?
   -- Тайна рода, -- оскалилась в улыбке я.
   И ведь не соврала же. О том, что я являюсь элементалем, в чьих жилах течет энергия четырех стихий, даже в Огненном мире знают лишь приближенные к роду Повелителя.
   Нимфа капризно надула губки:
   -- Передашь Миридию, что Дария разрывает контракт и переезжает в лавку Василии. За полгода ни одного вызова! Так и знала, что он будет огненных пропихивать. Признавайся, какой процент от сделок ты ему платишь?
   Плачу? Я? Да Миридий сам готов мне приплатить, лишь бы я куда-нибудь свалила, но нарушать прямой приказ Повелителя Инферно не решается. Согласно приговору, я могла отлучаться на время выполнения заданий, но после их завершения обязана возвращаться в лампу, а последняя -- на полку в лавке Миридия.
   -- Слышишь, огненная! Я подам жалобу в комиссию по этике. Если станет известно, что маг нарушает договоренности, ему светит иск. Да с ним ни одна элементаль Земли больше работать не захочет! Так и передай этому человечку!
   Нимфа разошлась не на шутку: сливочная кожа приобрела зеленоватый оттенок, руки до локтей покрылись древесной корой, даже в зеленых волосах листва появилась. Такой низкий уровень самоконтроля, а все туда же -- с людьми работать рвется.
   -- А что это ты в лавке одна без хозяина делаешь? -- спросила элементаль таким тоном, что стало понятно: любой ответ будет использован для продолжения скандала.
   -- Слежу, чтобы к зеленым кристаллам никто не притрагивался. Говорят, у нимф весеннее обострение и они мхом покрываться начали. А люди -- существа нежные, могут и испугаться.
   Нимфа тут только заметила, что почти сменила ипостась во время разговора. Зашипела и полностью превратилась в лесного духа. Личико девы исказила гримаса ярости. И этих зеленушных страхолюдин эльфы воспевают в балладах?
   -- Слышишь, чешуйчатая...
   А вот оскорбления я выслушивать не намеревалась. Я послала нимфе воздушный поцелуй и разорвала контакт.
   Изображение лесного духа пропало. Интересно, все нимфы неадекватны, или только мне на психованных везет? Кристалл снова засветился, потом стал подрагивать. Ага. Так я и отвечу. Пусть с тобой Миридий разбирается. Зелёный камушек несколько раз подпрыгнул на полке, завалился набок и покатился к краю. Я едва не поддалась соблазну, но в последний момент подхватила кристалл и вернула на полку.
   Хотела уже открыть портал, чтобы вернуть книгу в библиотеку, как меня отвлёк аромат свежезаваренного кофе с пряностями. Покрутила головой, но источник запаха не обнаружила.
   -- Ливий, так нечестно! -- заныла я. -- Ты же знаешь, что мне твоя невидимость не по зубам.
   К аромату кофе добавился запах свежей выпечки. Принюхалась и облизнулась. Желудок громко заурчал, требуя свое.
   -- Лив, кончай издеваться!
   -- А ты по запаху найди, -- хохотнул невидимый крылан.
   Над дверью лавки зазвенел колокольчик. Кого это принесло? Я вскочила с подушечки и едва не зацепила появившийся перед моим носом медный поднос. От стоящей в центре подноса джезвы исходил пьянящий, чуть горьковатый запах крепкого кофе. Рядом лежали две покрытые золотистой корочкой булочки. Колокольчик зазвенел снова. Пускай трезвонит. Не жалко. К Миридию же пришли? Вот пусть и ожидают.
   Какой же Ливий молодец! О такой скорой доставке кофе я и не мечтала. Схватила металлический сосуд руками, сделала большой глоток. Обжигающая жидкость растеклась по горлу. Я застонала от удовольствия, чувствуя, как во мне пробуждается магия. Она пробежала огненной дорожкой по венам, заставив взлететь в воздух. Я закрыла глаза и полностью отдалась разгорающемуся пламени. Как же мне хотелось раствориться в огненном вихре, промчаться пытающей кометой по небу, просто лететь вперед без цели, без остановки, забыв обо всех правилах.
   -- Джинни Джай-Дайз, а ну прекращай! Ты сейчас эльфа вконец запугаешь, и он сбежит! А тебе, между прочим, седьмой клиент, зашибись, как нужен!
   Открыв глаза, увидела стоящего в дверном проеме Ливия. А остроухий где? Ага! За полкой с водными кристаллами. А почему на корточках? Спрятался что ли?
   -- Привет! Я Джинни, а тебя как звать?
   -- А ты точно джинн? -- раздался робкий шепот из-за полки.
   Опустила взгляд на руки -- по золотистой коже растеклось багряное пламя. Ой-ой! Как нехорошо получилось.
   -- Точно. На глаза не обращай внимания. Пара минут, и приду в норму.
   -- Джинни, запомни, кофе я тебе приносил в первый и последний раз, -- заявил Ливий. -- Я и раньше лицезрел тебя в огненной ипостаси, но все равно... предупреждать же надо. Ты не бойся, -- доверительно пояснил он остроухому, -- кофе -- это ерунда. Видел бы ты, как ее от алкоголя плющит. Она после двух бокалов искрить начинает.
   -- А кто меня подбил на брудершафт с великаном пить? -- проворчала я, рассматривая свое отражение в начищенном до блеска подносе.
   Радужка глаз из льдисто-синей стала практически черной, белки приобрели теплый золотистый оттенок. Рыжая шевелюра стояла дыбом, словно меня молнией приложило. От слегка тронутой загаром кожи исходило огненное сияние.
   -- Желания загадывать будем? -- поинтересовалась я, запихивая в рот кусок булки.
   -- Джинни, а лампа где?
   Я потерла переносицу, пытаясь вспомнить, на какую полку заставила гнома поставить лампу. И не могла. Даже восстановить в памяти, где он в тот момент стоял, не выходило. Все-таки качественные отводящие глаза чары Повелитель Инферно повесил на лампу.
   -- Эх, Рыжая, говорил же, делай зарубки. Опять мне её вслепую разыскивать. А у нас, между прочим, времени в обрез.
   Выходит, правильно Ливий утверждал, что внутреннее чутье меня никогда не подводило. Благодаря интуиции на моём счету столько успешных побегов из дома. Я просачивалась водой, уходила под землю, растворялась в воздухе. Еще два месяца назад я считала, что меня вообще невозможно изловить или запереть где-либо. Бежать. Бежать как можно быстрее. А для этого нужно, чтобы белобрысый эльф наконец-то загадал свои законные три желания. Надеюсь, он не станет тормозить. Из укрытия выполз -- уже хорошо. В настоящий момент эльф помогал крылану шарить на полках, разыскивая лампу.
   -- Нашел! -- радостный крик нарушил тишину лавки.
   -- Подожди! -- возмущенно пискнула я. -- Я же не доела-а...
   Куда там! Как только потенциальный хозяин прикоснулся к лампе, меня силой втянуло внутрь. Я сидела на голубом песочке и тихо поминала Бездну. Булка и недопитый кофе остались снаружи. Да что же это за жизнь такая? Ни поесть нормально, ни полетать. А потом еще Ливий удивляется, что я теряю контроль и непроизвольно сменяю ипостаси.
   -- А что дальше делать? -- донёсся с небес растерянный голос.
   -- Лампу потри! -- в сердцах прокричала я.
   Меня, должно быть, услышали, потому что в ту же секунду я очутилась снаружи пред голубыми очами остроухого. Он стоял и лупал глазками, словно видел меня впервые.
   -- Хей! Привет! -- помахала я рукой у него перед носом. -- Я джинния, готовая исполнить любое твое желание, но предложение ограничено по времени. Так что, давай, соображай шустрее.
   "Лив, ты кого привел?" -- ментально взвыла я, потому что эльф вдруг опустился на одно колено.
   -- Прекрасная дева, с тех пор как я увидел ваше изображение в "Истринском вестнике"...
   -- Стоп! -- прервала эльфа я. -- Быстро лампу на место поставил!
   Да что ж за невезуха такая! И суккубов не вызовешь: любвеобильных дам мой последний рогатый клиент неделю назад умыкнул. С тех пор на связь они не выходили.
   "Лив, ты издеваешься? Ты же должен был заранее с ним желания обсудить! И почему от него перегаром несет?"
   "А как я по-другому мог его прочитать? Он весь амулетами увешан. Пришлось слегка напоить, чтобы сквозь ментальную защиту пробиться. Да нормальный он парень. Сейчас договоримся..."
   Крылан подошел к эльфу, присел рядом на корточки и участливо поинтересовался:
   -- Эвиннель, тебе Джинни понравилась?
   Эльф поджал губы и кивнул, прижимая лампу к груди. Боится, что Ливий ее силой отнимет?
   -- И мне она нравится. Признаюсь по секрету, я бы и сам не прочь с ней закрутить, но она же огненная. Вдобавок самоконтроль ни к черту. Сам же видел -- срывается только так. Кроме того, налицо явные проблемы с алкоголем.
   "Что? Это у меня проблемы? Да я вообще стараюсь не пить. Мне нельзя!"
   "Вот и я об этом же..." -- прислал мне насмешливую мысль крылан.
   Я отошла в сторонку. Раз Ливий считает, что сможет уговорить белобрысого, пусть попытается. Я наконец-то рассмотрела эльфа. Молоденький совсем, лет тридцать, не больше. Личико овальное, смазливое, черты лица тонкие, еще немного -- и его бы можно было принять за девчонку. Хотя нет, для девушки у него чересчур развитая мускулатура. Судя по одежде, не местный. Коренной истринец ни за что не напялит в жару тунику с длинным рукавом и сапоги.
   -- Я таких, как она, никогда не встречал... -- с придыханием прошептал эльф.
   -- Эвиннель, -- осторожно подбирая слова, подала я голос. -- Я первая огненная элементаль, которая попалась тебе на пути? -- робкий кивок в ответ. -- Поверь, таких, как я, в Огненном мире не одна сотня наберется. И все рыжие. Давай я тебе лучше что-нибудь вкусненькое наколдую. Лив, ты чего ухмыляешься? Мне лампа поможет. Так вот, как насчет мороженого, пирожного и компотика? Три вкуснятины -- три желания. Поверь, ты мне очень услужишь.
   -- На вашем месте, Эвиннель, я бы из ее рук ничего не ел и не пил...
   От звука низкого, вибрирующего голоса бросило в дрожь. Я обернулась и встретилась взглядом с чуть прищуренными глазами, черными, как сама Бездна. Рядом тихо выругался Ливий. Появление Даркана Шэлгара, Первого Стража Границы и Правой руки Повелителя Инферно, проморгали мы оба. Он прожег пространство в полуметре от нас, а мы этого не заметили. Ощетинившись, как игольчатый гхар, я поспешно проверила ментальные щиты. Сглотнув, поинтересовалась с наигранной улыбкой:
   -- Твой хозяин сократил срок моего наказания?
   Даркан молча вытащил из-за пазухи сложенный вчетверо слегка обгоревший листок бумаги. Мне не нужно было к нему прикасаться, чтобы узнать заметку из "Истринского вестника".
   -- Повелитель в курсе? -- тихо промямлила я.
   -- Сорок донесений. Только в первый день, -- с довольным видом произнёс демон, обернулся к эльфу и протянул руку. -- Эвиннель, поверьте: мороженое, пирожное и компот -- не те вещи, ради которых стоит умирать.
   "Лив, хватай лампу и уходи через портал. Я присоединюсь чуть позже..." -- мысленно прошептала я.
   На лице крылана появилось обреченное выражение.
   "Джинни Джай-Дайз, зря ты не задержалась в Академии, -- у меня в голове раздался насмешливый голос Даркана. -- Там бы тебе объяснили, как создавать закрытые каналы".
   Демон повернул голову к крылану:
   -- Ливий, берешь эльфеныша и уходишь через портал, а то, смотрю, он нервный, как бы на геройство не потянуло.
   Ливий кивнул и послал мне кислую улыбку. С лампой Эвиннель добровольно расстаться не пожелал. Вместо этого его рука потянулась к мечу.
   -- Эвиннель, не надо! -- только и успела воскликнуть я, как эльф зашатался, рухнул на пол и сладко захрапел. Лампа перелетела к демону. В воздухе образовалась пылающая огнем воронка портала. Сначала в нее втянуло спящего эльфа, затем активно сопротивляющегося Ливия.
   -- И что дальше? -- мрачно поинтересовалась я.
   -- А дальше, -- от тихого вкрадчивого голоса Даркана Шэлгара у меня по коже побежали мурашки, -- мне полагаются три желания.
   Глава 3
   Я шла по проселочной дороге, утопая по щиколотку в талом снегу. Если южная Истра плавилась под жаркими лучами солнца, то на севере, в предгорьях, весна только вступала в свои права. Сквозь жухлую прошлогоднюю листву пробивалась трава. Я покрутила головой в поисках неизменных спутников весны -- первых робких цветов -- и не обнаружила ни одного. Лес выглядел подозрительно притихшим. Мне же хотелось громко выть от осознания собственной глупости. Я не только дала демону загадать желание, но и позволила выставить дополнительные условия.
   Даркан Шэлгар потребовал, чтобы я отправилась в школу магии, расположенную в Северном Аравите. Пока я радовалась и прикидывала, как бы открыть портал, последовало уточнение, что во время путешествия запрещается облегчать жизнь с помощью заклинаний. Ламповладелец перенес меня к началу маршрута и соизволил сопровождать. Вот я и шагала. В летних туфельках, шелковых шароварах и тунике без рукавов. Шагала и потихоньку осознавала, что гордой жить тяжело, а упрямой еще и невыгодно. Хорошо, что элементали не простужаются, а то бы воспаление легких было бы обеспечено. Тонкая ткань шаровар намокла и липла к телу. Споткнувшись на ровном месте, я выругалась и сняла давно расклеившиеся туфли.
   Неужели Даркан не мог проложить портал напрямую к порогу магической школы? Готова поспорить, что демон захотелось поиздеваться. Нам предстояло достигнуть Аравита через два дня. То есть в перспективе маячила вынужденная ночевка в лесу и ещё одна на каком-то постоялом дворе. Не знаю, как демон, а я посплю в лампе, на берегу иллюзорного моря. Там тепло, сухо, и, вообще, должна же быть от моей темницы хоть какая-то польза?
   Вдобавок ко всему я дергалась из-за Ливия и моего несостоявшегося клиента номер семь. Куда бы ни забросил Даркан крылана, я надеялась, что и Эвиннель разделил его судьбу. В том смысле, что их обоих отправили в одно и то же место. Если за двукрылого духа я переживала лишь слегка -- и не из таких передряг выкручивался -- то излишне романтичный эльфёныш всерьёз беспокоил. Я так не добилась от Даркана, куда же он отправил эту парочку. Точнее, об эльфе я спросила, едва мы вышли из портала, но демон так на меня зыркнул, что я поняла: для Эвиннеля будет намного безопаснее, если я перестану интересоваться его судьбой. С тех пор прошло часа два...
   Мой мучитель легкой пружинистой походкой шагал впереди и совершенно не обращал внимания на то, что я отстала. Сам-то он переоделся, едва вышел из портала. Униформу стража границы сменили черные замшевые штаны, темно-синяя рубашка и кожаный жилет. И ноги у него наверняка сухие -- высокие сапоги и штаны из замши выглядели очень соблазнительно. Как, впрочем, и их содержимое.
   -- Даркан, постой!
   -- Что, гордая моя?
   -- Давай сюда сапоги, -- сдалась я, -- и штаны...
   Даркан остановился и протянул мне сумку. В том, что и мягкие кожаные полусапожки, и штаны из темно-коричневой замши придутся мне впору, я не сомневалась. Демон даже о перчатках и накидке не забыл. Осталось решить вопрос с переодеванием. Не светить же голым задом посреди проселочной дороги?
   -- Я отойду. Ненадолго, -- подхватив под мышку сапоги и штаны, направилась быстрым шагом к темневшим неподалёку зарослям орешника.
   ***
   За бесплатным стриптизом наблюдали трое. Не запрети мне Даркан использовать магию, я бы мужиков бандитской наружности за тридцать шагов почувствовала. Теперь же оставалось только по-быстрому натянуть второй сапог и прикинуть, в какую сторону лучше драпать -- к демону или же от него. Для меня предпочтительнее был первый вариант, для разбойников -- второй. Но они-то об этом не знали.
   -- День добрый, господа, -- на всякий случай решила быть вежливой.
   -- Слышь, Сенька, девка нас господами величает, -- хохотнул ближайший ко мне детина и сбросил на землю заплечную сумку.
   -- Рыжие, говорят, самые страстные. Ты, девка, не бойся, мы быстро управимся. А ежели ты меня в процессе пару раз хозяином назовешь, так и того быстрее.
   -- Джинни, я не могу понять, -- из-за кустов донесся вкрадчивый голос, -- лампа у меня, а желания ты чужие исполнять собралась?
   Мужики развернулись в ту сторону, откуда доносился голос, но демон уже оказался у них за спиной. Прислонившись к стволу сосны, Даркан ждал дальнейшего развития событий. Расслабленная поза была обманчивой, я чувствовала, что демон готовится к нападению. Я вздрогнула и тихо ойкнула: по телу невидимыми змейками заскользило защитное заклинание. Я слышала, что Стражи Границы еще те перестраховщики, но это уже был явный перебор. Какие-то три разбойника. Сама бы с ними разобралась.
   "Без магии? Каким образом? Шишками бы закидала?"
   "Убежала бы..."
   "Да, Джинни, у тебя это лучше всего получается..."
   Я прикусила губу и поморщилась. Все же прав был Ливий, когда говорил, что при разрыве отношения надо выяснять до конца. А то они как сломанный в трех местах хвост саламандры. Регенерировать он уже не сможет, а новый расти не станет, пока старый не отвалится. Не знаю, Ливу виднее, у него этих "отрубленных хвостов" больше, чем татуировок на крыльях. Я же о своем старалась не вспоминать. Да и времени на раздумья не оставалось. Вместо этого я находила приключения на то самое место, к которому хвосты обычно крепятся. И так последние пять лет.
   Ладно, думаем. Магичить мне нельзя, но ведь на частичную смену ипостаси запрет не распространяется?
   "Даркан, смотри! То-то сейчас кто-то удивится!"
   "Джинни, не надо!" -- в голове раздался встревоженный возглас демона, но по моим рукам уже текло багряное пламя. Теплое. Ласковое. Свободное. Захотелось закрыть глаза и позволить ему охватить меня целиком.
   Вопреки ожиданиям, стоящие напротив меня мужчины не испугались. На лице Сеньки появилось довольное, хищное выражение.
   -- Говорил же, что она элементаль, а вы не верили. За огненное сердце нам три тысячи отвалят, -- с этими словами мужик вытащил из ножен меч.
   Зашипев, попятилась. Вот же вляпалась! И почему они не спешат нападать? Считают, что мне от них не уйти? Выходит, Даркан использовал меня как наживку!
   -- Извините, мальчики, но у меня на сегодня другие планы, -- усмехнулась я и вернулась в лампу.
   ***
   Все произошло очень быстро. Даркан не стал использовать магию. Лязгающий удар меча и следом за ним тихий хрип, переходящий в бульканье. Звук падающего на землю тела. Кто-то громко выругался.
   -- Нас не предупредили, что придётся сражаться с демоном! -- до меня донёсся голос Сеньки, -- Открывай порт... -- договорить он не успел.
   Я не прислушивалась к звукам боя, не хотела вздрагивать при каждом крике или ударе. Однако на моем море был полный штиль, а я сидела неподвижно и всматривалась в небо, словно могла заглянуть за грань своей темницы.
   -- Долго же ты искал нас, демон. Мы уже четверых успели... -- картавящий злой голос сменился диким, полным боли воплем.
   И тишина...
   -- Джинни, если ты надеешься, что я погиб и освободил тебя от обязательств, то вынужден тебя разочаровать...
   "Ты меня использовал!" -- мысленно прокричала я.
   "Шансы на то, что они на тебя клюнут, были минимальны. Мы больше шести месяцев не могли выйти на эту группу ловчих... -- в ментальном голосе Даркана чувствовалась усталость, -- мои демоны раз за разом прочесывали территорию, мы даже пускали по дорогам элементалей, замаскированных под учащихся аравитской магической школы -- все без толку. Прибрать мне здесь поможешь?"
   "Исполнение второго желания зачтешь?"
   "За последний год они убили четверых. Первой жертвой была дриада этого леса..."
   Теперь понятен и запоздавший приход весны, и отсутствие цветов в лесу -- он оплакивал свою элементаль.
   Выбравшись наружу, я увидела, как закрылась воронка огненного портала. Даркан переправил тела ловчих в Хаос. Даже от мертвых можно получить информацию. 
   Осмотревшись, прислушалась. Снова эта звенящая тишина. Втянула в себя воздух, метнувшись к сосне, принялась ворошить опавшую хвою.
   -- Джинни, что ты делаешь? Думаешь, я стал бы закапывать эту падаль здесь?
   -- Помолчи! -- резко оборвала демона я, отмечая, как при этом зловеще сузились его глаза. Ага! Первому помощнику Повелителя Инферно, видимо, редко рот затыкают.
   Словно бешеная взройка в период гнездования, я разгребала руками землю и, наконец, нашла то, что искала -- крошечный источник энергии. Значит, убитая дриада успела подготовить преемницу.
   -- Ты нашла источник? -- поинтересовался стоящий за моей спиной Даркан.
   -- Да. Теперь осталось найти дриаду.
   -- Сможешь?
   -- Не знаю, но попытаюсь. Но для этого нужно, чтобы ты снял запрет на использование магии. Я не хочу, чтобы лампа не засчитала мне выполненное желание, когда мы доберемся до стен школы.
   Даркан Шэлгар присел рядом на корточки и, глядя в глаза, тихо промурлыкал:
   -- Джинни Джай-Дайз, на сегодня я снимаю с тебя запрет на использование магии, -- причем произнесено это было таким тоном, что стало ясно -- с меня хотят снять не только запрет на магию.
   А вот это нам совсем ни к чему. После прошлого раза я долго собирала свое сердце по частям.
   Мы встретились на границе миров Огня и Воды. Даркан принял меня за нарушителя, я его -- за огненного элементаля. И тем сильнее было мое удивление, когда он последовал за мной в Аквамир, на дно океана. В течение четырёх дней мы успешно притворялись: я старалась не замечать, что он ни разу не элементаль, он делал вид, что верит в мою водную ипостась. Все закончилось вполне предсказуемо -- нас накрыли стражи Воды. Потом последовал дипломатический скандал. О том, что я окрутила первого помощника Повелителя Инферно и Лорда Хаоса, заставив забыть о прямых обязанностях, узнало всё Инферно. Мне было очень стыдно и неловко, два дня нос из собственных покоев не высовывала, а когда все-таки вышла, узнала, что Даркан вернулся в Хаос. Меня же в этот мир отчим не пускал, стражи порталы ещё на этапе создания перекрывали.
   Мне стало так горько и обидно. Мало того, что Шэлгар сбежал, так ещё и туда, куда мне хода нет. В этот же день я покинула Огненный Чертог и поступила в Академию Магии. И всё же у меня до сих пор перехватывает дыхание, едва я вспоминаю эти темные, словно сама Бездна, глаза. Я точно знаю, что в моменты страсти они меняют цвет, и я по-прежнему мысленно тону в их лазурной синеве. В синеве, в глубине которой полыхает темное пламя.
   На губах Даркана появилась понимающая улыбка. Я вскочила на ноги и попятилась.
   -- Даркан, нам вообще-то надо заниматься поисками дриады. Чем позже она приступит к исполнению обязанностей, тем сложнее лесу будет восстановить свои силы.
   -- Понимаю. Ищем дриаду, -- весело усмехнулся демон и самым наглым образом начал наступать на меня. Пара шагов, и я оказалась прижата спиной к дереву. Если хотя бы шаг сделает -- спрячусь в лампе. И может потом ехидничать хоть всю дорогу до Аравита.
   -- Меня не надо искать, -- справа раздался тихий мелодичный голос.
   Мы одновременно повернули головы и увидели стоящую на поляне девочку. Из одежды на ней было только легкое платье из листвы вечнозеленого клинолиста. Светлые волосы до плеч завивались задорными кудряшками. Зеленые, как первая весенняя трава, глаза смотрели на нас настороженно.
   -- Ты пряталась в потоке? -- догадалась я.
   Дриада кивнула:
   -- Талия приказала мне оставаться в нем, пока лес не будет очищен, -- по щеке элементали потекла слеза, дриада вытерла ее ладошкой и повернулась к Даркану, -- Я знаю, что вы убили ловчих, которые унесли сердце Талии. Если вам удастся его найти...
   -- То я верну его лесу...
   -- Спасибо, -- девочка улыбнулась нам на прощание, топнула ножкой и исчезла.
   ***
   Даркан решил заночевать на той же поляне, где произошло сражение с ловчими. Вдруг тот, которому поставляли сердца, придёт проверить, что же стало с его охотниками. По мне так он вряд ли совершит подобную глупость, но демон не хотел упускать и малейшую возможность выйти на след заказчика.
   Четыре убийства элементалей, совершенные в одном регионе. Обычно ловчие так не поступают. Слишком велик риск самим из охотников превратиться в объект охоты. Они начали с убийства дриады. Шаг сам по себе очень странный. Лес, лишенный хранительницы, обязательно привлечет к себе внимание. Или же они этого и добивались?
   -- Даркан, расскажи мне о школе в Северном Аравите. Если я не ошибаюсь, в ней обучаются стихийники. Преимущественно люди.
   -- У тебя устаревшие сведения, -- последовал уклончивый ответ.
   -- А сам-то ты что забыл в Северном Аравите?
   -- Думаю, это очевидно.
   -- Нет, я сейчас не говорю про охоту на ловчих. Какое отношение ты имеешь к магической школе?
   -- Академии. С недавних пор учебное заведение изменило статус.
   Я пожала плечами. Лично я в подобных нюансах не разбиралась. Меня выгоняли исключительно из Академий, но вряд ли в обычной школе я бы продержалась намного дольше. Демон явно не желал отвечать на мои вопросы, ну и пускай. В любом случае наши пути скоро разойдутся.
   Даркан принялся молча расстилать на земле спальный мешок. Обычный мешок из плотной непромокаемой ткани, с теплой шерстяной подкладкой. Не понимаю, к чему эти заморочки. Прекрасно же может спать голышом на снегу и даже не чихнёт.
   -- Это предложение? -- насмешливо поинтересовался он, не поворачивая головы.
   Нет, это просто издевательство какое-то!
   -- Так! По-моему, нам надо прояснить один момент! Я не страдаю склерозом и прекрасно помню, что у нас что-то где-то когда-то было. Но это не дает тебе право шарить у меня в голове!
   -- Что-то? -- от рёва демона у меня зазвенело в ушах. Спальный мешок превратился в горстку пепла, которую вскочивший на ноги Даркан пнул ногой.
   -- Где-то? -- он смазанным пятном метнулся ко мне.
   В следующее мгновение я снова оказалась прижата спиной к дереву. Даркан уперся ладонями в ствол по обе стороны от моей головы и навис надо мной.
   -- Когда-то? -- возле моего уха раздался тихий вкрадчивый шепот. -- По-моему, кому-то надо срочно освежить воспоминания.
   Не нужно -- я и так помню. Ладно, сам захотел. Закрыла глаза, и от нахлынувшего видения перехватило дыхание.
   Ледяной грот. На стенах и потолке мерцают разноцветные искры. Над небольшим озером поднимаются клубы пара. Скольжение. Медленное. Чувственное. Голова Даркана прижата к моей груди. Руки сжимают бедра, помогая мне парить над водой...
   -- Прекрати! -- демон схватил меня за плечи и встряхнул.
   -- Это было незабываемо...
   Даркан с подозрением посмотрел на меня, словно искал в моих словах подвох, наконец на его губах появилась загадочная улыбка.
   -- Можем повторить. Правда, лучше сначала получить у духов льда право на посещение Застывшего озера.
   -- Было мило с их стороны подождать, пока мы закончим...
   -- Думаю, их просто вогнал в ступор вид оттаявшей святыни...
   -- Скорее кипящей, -- фыркнула я.
   -- Джинни, -- мягко произнёс Даркан, -- позволь мне поцеловать тебя.
   Привстав на цыпочки, я первая потянулась к нему. Легко коснулась губ и попробовала отстраниться, но Даркан схватил меня за плечи и рывком прижал к себе. Я прикрыла глаза, вдыхая его запах, пряный, терпкий и такой знакомый. Горячие губы скользнули по моим губам, и так было просто утонуть в этом обжигающем вихре ощущений, забыть обо всем и перейти черту снова. Поцелуй становился глубже, жарче, огненная дорожка спустилась по подбородку, шее... С тихим стоном я открыла глаза, понимая, что это всего лишь проверка, но не смогла устоять и еле слышно выдохнула:
   -- Даркан Шэлгар, твое второе желание исполнено...
   Падение на мокрый снег нельзя было назвать ни мягким, ни приятным. Не успела я прийти в себя, как Даркан оказался рядом. Легкий тычок в грудь не дал мне подняться и сопровождался довольно-таки болезненным укусом за мочку уха.
   -- Как ты считаешь, Джинни, мне стоит загадать последнее желание прямо сейчас? -- от чуть хриплого шёпота по телу пробежали мурашки.
   Я заколебалась всего лишь на мгновение. Демон навис надо мной, губы изогнулись в презрительной улыбке:
   -- Джинны -- древнейшие создания среди духов. Не думал я, что удостоившись чести примерить на себя личину джинна, ты решишь заодно освоить и древнейшую профессию.
   От обиды перед глазами всё поплыло. Пусть заметка в "Истринском вестнике" вышла двусмысленной, но она не давала Даркану права намекать, что желания своих клиентов я исполняла лёжа на спине. Да я бы никогда не пошла на такое! Не буду плакать. Стиснув зубы попыталась удержать всхлип...Не вышло. Зажмурившись, я вернулась в лампу.
   ***
   Ночное небо гремело и грохотало, огненные молнии рассекали чернильную высь от края до края, заставляя меня каждый раз вздрагивать. Да когда же Даркан успокоится? Он уже больше часа вызывал меня из лампы, но я не горела желанием продолжать разговор о горизонтальных плоскостях. Поудобнее устроившись в гигантской двустворчатой раковине, заменявшей мне сегодня постель, попыталась прислушаться к убаюкивающему шелесту прибоя. Бесполезно! После очередного громового раската и вспышки молнии в небе зависли огненные буквы: "Надо поговорить". От удивления я подскочила на матрасе. Моё ложе зашаталось, а позади раздался подозрительный скрежет. Я едва успела растянуться на постели, как крышка раковины захлопнулась. Вот и поэкспериментировала на сон грядущий! Но, самое неприятное, в кромешной темноте проступили всё те же рунические загогулины. Подняв палец вверх, я вывела в воздухе печатными буквами: "Нет". Когда слегка смазанные огненные символы появились под сообщением Даркана, я со стоном откинулась на подушку. Теперь Шэлгар меня точно в покое не оставит. Очередной громовый раскат, от которого даже раковина задрожала, только подтвердил моё предположение. Я приоткрыла створку, набросила на себя покрывало и приготовилась внимать "посланиям с небес".
   Штормовой ветер стих, сменившись лёгким бризом. Тишина оглушила. На мгновение показалось, что я попросту оглохла. Я спрыгнула с постели, прошлась босыми ногами по тёплому песку, не сводя взгляда с неба. Неужели Даркану надоело полировать мою лампу? Одинокая вспышка прорезала небо, и над морем замерцали огненные буквы: "Приятных снов, Джинни".
   Глава 4
   Даркан бросил меня в лесу! Страх комком снега забрался за шиворот и растёкся ледяными ручейками по спине. Выбравшись утром из лампы, я не обнаружила ни малейших признаков ночевки демона на поляне, ни свидетельств вчерашней схватки на ней. Выпавший за ночь снег скрыл все следы. Я даже не смогла определить, в какую сторону направился Шэлгар, или же он попросту открыл портал. Согласно озвученному желанию Даркана я должна была добраться до Северного Аравита, так что застрять посреди леса мне не грозило. Хоть какой-то плюс. Точнее единственный. Магией для исполнения желания демона я воспользоваться по-прежнему не могла.
   Вернувшись в лампу, на мгновение я задумалась о том, чтобы послать Даркана и его желание в Бездну. Ливий же должен меня искать? Верно? Крылан обязательно найдёт способ со мной связаться, а потом мы вместе, в четыре руки, отыщем и мою лампу. Звучало так заманчиво...
   И всё-таки Даркан меня бросил! Не забыл, не потерял, а именно оставил в лесу, как ненужную вещь. Со слов Даркана я знала, что Северный Аравит находится в двух днях пути. Зря я не уточнила, какой способ передвижения демон имел в виду. Решено! Стану придерживаться дороги, а там, если повезет, выйду к постоялому двору. При мысли о трактире рот наполнился слюной, и в животе заурчало. Картошечки бы тушеной с мясом да морковью, а главное -- побольше. Но картошечки никто за красивые глаза не выдаст.
   Мне нужно было универсальное средство для обмена, которое любой узнал бы с первого взгляда... или вздоха. Сноп злынь-травы мягко шлепнулся с небес, и тут же иллюзорный пляж окутал вполне настоящий сладкий дурманящий аромат. Быстренько оборвав мелкие желтоватые стебельки, разложила их досушиваться на солнце. За пучок травки мне любая знахарка двадцать серебряных монет отсыплет. Да и на постоялых дворах корешки спросом пользуются. Если настоять корешки спирту и добавить сок померанца, выйдет отличное опохмеляющее средство. По себе знаю, Ливия как-то пришлось отпаивать. Что бы я без него делала... Но на этот раз, похоже, придётся выкручиваться в одиночку.
   Пока моя нетрадиционная денежная единица находилась в стадии дозревания, занялась сбором сумки. Когда у тебя богатый опыт кочевой жизни, то перечень необходимого невольно выучишь наизусть. Не хватало только мешочка с монетами, так что вся надежда была на удачную продажу злынь-травы. В противном случае до самого Аравита придётся жевать ржаные сухарики. Требовать от лампы чего-то поизысканнее не рискнула -- пустая трата времени, а терять его зря не хотелось.
   ***
   Сперва я бежала. Как только в боку закололо, перешла на быстрый шаг. Солнце ещё стояло высоко в небе, а с севера уже подул стылый, промозглый ветер. Весеннюю хлябь тут же подморозило, и дорога превратилась в каток. Я надвинула капюшон на лоб и надела перчатки. Как же я тосковала по знойной Истре! Угораздило же меня так вляпаться. Надо было в первый же день нажать на Ливия и уговорить загадать желания. Тогда бы демону ничего не обломилось. Даркан заставил меня пешком добираться до Северного Аравита, а сам даже позлорадствовать не остался. Ловчие пойманы, но желание-то отменить нельзя. Вот мне и предстояло его исполнить в полном объеме и согласно первоначальной формулировке. А в ней не было ни слова о том, что Шэлгар обязан составить мне компанию.
   Когда в лесу резко потемнело, я решила, что у меня перед глазами мушки скачут из-за усталости и нервотрёпки. Первая упавшая на нос снежинка убедила в обратном: со зрением всё в порядке, а вот с погодой не повезло. Не успела я об этом подумать, как снег повалил стеной. Сделав пару шагов, я поняла, что в скором времени не смогу различать дорогу. Ледяной ветер бил в лицо, щеки и нос щипало, а потом я и вовсе перестала их чувствовать. Уставшие ноги скользили при каждом шаге, сбитые колени ныли -- я уже столько раз шлёпалась на землю, что они наверняка покрыты синяками. Обморожение мне не грозило, а колени пройдут до утра. Элементали не болеют и не стареют, а в скорости регенерации с нами никто не сравнится. Главное, вернуться вовремя в поток, соответствующий родной стихии. Бездна забери Даркана с его запретом на использование магии!
   Выпрыгнувшую на дорогу рысь я сперва не заметила, ей пришлось зарычать, чтобы привлечь моё внимание. Застыв, принялась рассматривать невесть откуда взявшуюся кошку. И в кого я такая невезучая? Нет, я не боялась, что рысь набросится -- дикие звери никогда первыми не нападают на элементалей.
   -- Чего тебе, рыся? -- осторожно поинтересовалась я. В ответ зверь прищурил желтые глаза и мотнул головой в сторону, давая понять, что мне придётся сойти с дороги.
   -- Р-р-ядом! -- выдавила зубастая пасть, я лишь растерянно хлопала глазами. Вдруг показалось?
   -- Ты перевёртыш?
   Вместо ответа рысь громко клацнула зубами, и из глубины звериной глотки донеслось:
   -- Скор-рей!
   -- Хорошо, киса, идём, -- сдалась я; рысь тут же отпрыгнула в сторону и затрусила в глубь леса.
   -- Эй! Помедленнее!
   Серебристо-серое чудовище замерло, повернуло голову и недвусмысленно зарычало. Поспешно вскочив на ноги, я заскользила следом.
   Метель набирала силу. Ветер выводил свистящее, завывающее крещендо в верхушках вековых елей. Часть меня с тоской прислушивалась к разгулу стихии и рвалась в высь. Другая же продолжала канючить и напоминать о шэлгаровском дополнительном условии. Мысленно велела обеим заткнуться и сосредоточиться на том, чтобы резче перебирать ногами. Я бы давно потеряла перевёртыша из виду, но он словно чувствовал, когда стоит сбавить темп, а когда, наоборот, выдать порцию стимулирующего рыка.
   Мелькнувший среди деревьев огонёк я сначала приняла за галлюцинацию. От ветра слезились глаза, да и так легко обмануться в метель, высмотрев сквозь снежную завесу то, что хочется увидеть. И всё-таки рысь вывела меня к жилью. Им оказался добротный бревенчатый домик в два этажа, и, что самое приятное, -- из трубы тонкой струйкой поднимался дым. Я уже вовсю предвкушала горячий ужин и тёплую постель, когда почувствовала формирующийся рядом с домом сумеречный портал. Он означал, что кто-то из находящихся в доме не переживёт эту ночь. Всхлипнув, попятилась и услышала низкое рычание перевёртыша.
   -- Прости, я не смогу помочь.
   Рысь пригнула голову к земле, прижала уши, а потом быстро взглянула на меня и завыла. Надрывный, протяжный рёв разнесся по лесу, и мне стало так стыдно, ведь я расписалась в собственном бессилии заранее, даже не выяснив, что же произошло. Утерев слёзы, я побежала к входной двери.
   На первом этаже я задерживаться не стала. Сбросила в сенях сапоги и накидку, шагнула в горницу, а там быстро обмыла руки и лицо в деревянной лохани и рванула вверх по лестнице. Толкнув тяжелую деревянную дверь, ухватилась за косяк. В полумраке, при единственной свече, на широкой кровати сидела простоволосая девушка и кормила грудью малыша. Второй карапуз сладко посапывал на коленях. Я задрала голову к потолку -- сумеречный переход не исчез, более того, мог открыться в любой момент, но ни роженица, ни её дети не походили на тех, кому суждено уйти за Грань.
   -- Вечер добрый, с новорождёнными вас, -- смущённо пробормотала я.
   -- Вас привёл Тагир? -- девушка мягко отняла ребенка от груди, ловко подхватила второго и уложила обоих в широкую колыбель.
   Хозяйка дома оказалась худенькой, светловолосой, с осунувшимся лицом и темными кругами под глазами.
   -- Я шла за ... серебристой рысью, -- уточнять, что рысь перевёртыш, не стала.
   Женщина ловко зашнуровала платье на груди и набросила на плечи шерстяной платок.
   -- Пожалуйста, спасите моего ребёнка...
   Я недоуменно уставилась на колыбель. Спящим малышам ничего не угрожало.
   -- Не здесь, -- женщина подвинула подушки, и я увидела стоящую за ними корзину. В ней лежал крошечный рысёнок.
   Самки перевёртышей рожают в звериной ипостаси. Народившиеся малыши в течение суток должны самостоятельно принять человеческий облик, но у этого крохи попросту не хватало сил.
   -- Спасите его, -- в низком гортанном голосе отчётливо проскользнули угрожающие нотки.
   Я подошла к постели, опустилась на колени и погладила белоснежную мягкую шёрстку. Рысёнок был таким крошечным, у меня сердце защемило от жалости.
   -- Я не умею исцелять, -- слова давались с трудом, будто песка наглоталась. -- Я всего лишь...
   Перевёртыш перепрыгнула через кровать и, отпихнув меня к стене, подальше от рысёнка, принялась обнюхивать.
   -- Запах не как у элементали Земли, слишком много жара, -- проревела она.
   Ответить я не успела. Острые когти вспороли рубашку на плече. Я взвизгнула и выпустила в лицо бешеной мамаши сноп искр. Что б я хоть раз ещё на чей-то зов о помощи откликнулась! Хозяйка дома заскулила совсем по-звериному, но руку с плеча не убрала:
   -- Порождение Бездны! -- прорычала она и начала покрываться шерстью.
   Вот придурочная! Тут каждая секунда на счету, а ей подробности моей биографии подавай.
   -- Из Инферно я, из Огненного мира, а Бездна расположена в Хаосе, -- прохрипела я, пытаясь отодрать когти от руки. Мне и так придётся сейчас себе шкуру подпортить, чтобы успеть за рысёнком в Сумеречный мир, а тут ещё и молодая мать чудит.
   Дверь в спальню распахнулась и ударилась о стену. На пороге возник разъяренный самец-перевёртыш.
   -- И ты поможешь моему ребёнку, или, видят духи, я сам затолкаю тебя в Бездну! -- взревел мой проводник.
   Издевается что ли? Сам привёл, а теперь еще и угрожать надумал? Ярость огненной саламандрой пробежала по венам.
   -- Я не целительница! -- прокричав, почувствовала, как по рукам течёт пламя. Перевёртыш взвизгнула, убрала когти и отскочила в сторону. Я же стряхнула с кистей огонь и уставилась на безутешных супругов.
   Хозяин дома был выше жены на полторы головы, крупный, широкоплечий, того и гляди рубаха на груди лопнет. Он стоял, широко расставив ноги, и смотрел исподлобья. Такой не станет деликатничать и царапаться, а оторвёт голову ударом лапы. Взглянула в сторону рысёнка, попробовала достучаться до его родителей:
   -- Я понимаю, вам обоим пришлось несладко: предыдущую хранительницу леса не уберегли, нынешняя никак в силу не войдёт, и новорожденный норовит за Грань ускользнуть... Но либо вы сейчас выйдете из комнаты и позволите мне попытаться его спасти, либо готовьте бревна для погребального костра!
   Услышав мои слова, женщина побледнела и прижала руки к груди. Глаза её спутника загорелись желтоватым огнём. Ситуацию спасли малыши: проснувшись, заревели в голос. Мать тут же кинулась к ним и вынесла колыбель из комнаты. Отец покидать спальню не торопился, видимо, не мог решиться оставить меня наедине с рысёнком.
   -- Я не целительница, но постараюсь помочь. Однако вы должны не заходить в комнату до наступления рассвета. Выбирай быстрее. Как только портал откроется, я должна быть начеку, или душа малыша ускользнёт в поток до того, как я сама окажусь на границе.
   Перевёртыш повернул голову в сторону корзины, лицо мужчины исказила гримаса боли, словно в этот самый момент он прощался с малышом. Наконец хозяин дома кивнул и покинул спальню.
   Едва дверь закрылась, я метнулась к сумке и вытащила из неё мешочек со злынь-травой. Как чувствовала, что она мне еще пригодится. Заморачиваться насчёт дозировки не стала, а сунула в рот весь стебель целиком и даже корешок проглотила, только земля да песочек с родного пляжа на зубах заскрипели. Подействовало сразу, я даже пританцовывать начала. Хорошо, что никто из родителей рысёнка не заглянул, а то весь ритуал бы загубили. Вряд ли вид довольно урчащей, пошатывающейся элементали, прижимающей к груди острый ритуальный нож из чароита, внушил бы им доверие.
   Склонившись над корзинкой, погладила рысёнка:
   -- Держись, малыш, -- прошептала я и создала в воздухе вихрь. Смерчик закружился, ударился о стену, и, отскочив по касательной, влетел мне в грудь, вбивая ритуальный нож в сердце.
   Бездна! Как же больно-то! Я стиснула зубы, но всё равно не удержалась от протяжного всхлипа. Грудную клетку жгло огнём. Мир подернулся мутной пеленой и закружился. Уже падая на пол, увидела открывшийся портал и перекошенное лицо Даркана Шэлгара. Хотела поинтересоваться, что стало с моей лампой, но навалившаяся Тьма выдернула меня за Грань, в Сумеречье.
   ***
   -- Джинни Джай-Дайз, -- тихий шелестящий шёпот вывел меня из забытья.
   Я вскочила на ноги и тут же зажмурилась: от серовато-сиреневого света Сумеречья резало глаза. До границы рукой подать, но даже здесь чувствую себя препогано. Оно и понятно, нечего живым рядом с миром Мёртвых шастать, но некоторые упорно продолжают испытывать Судьбу. Так, Джинни, отставить нытьё, тебе рысёнка разыскать надо. С трудом разлепив веки, наигранно бодрым голосом объявила:
   -- Сумеречного вам дня, стражи!
   -- Тиш-ш-ше... -- стоящая рядом полупрозрачная банши поморщилась. Вот кто бы возмущался, а то я не знаю, как эта любительница библиотечной тишины вопить умеет.
   -- Джинни, ты же обещала, -- с явным укором произнёс бесформенный сгусток тумана. Неприметный такой, будто дымка, стелящаяся по земле в предрассветный час. -- И кому в этот раз ты кости вправлять будешь?
   -- Никому я ничего вправлять не собираюсь. Я уже поняла, что стрелять из громобоя по бабочкам глупо.
   -- И десяти лет не прошло, -- проворчал зеленоватый призрак.
   -- Я же не виновата, что из меня целитель вышел крайне узкоспециализированный.
   -- Целитель! -- от визга банши души, прибывшие в Сумеречье и пытающиеся понять, куда их забросило и в какую сторону надобно двигаться, резко определились и полетели к границе.
   -- Тише, Харши, ты же умерших пугаешь. У них после твоих криков в следующей жизни неправильное распределение энергии произойдет.
   Синюшные длинные пальцы банши скрючились и потянулись к моему горлу.
   -- Удавлю!
   Её напарники самым бессовестным образом предпочли не вмешиваться, молча выражая солидарность со стражницей Мира Мёртвых.
   Вполне возможно, что у меня с банши всё-таки дошло бы до пальцеприкладства, но на дорожку выскочил белый рысёнок и помчался к границе.
   -- Задержите его! -- завизжала я.
   -- Так это из-за него... -- глубокомысленно проворчал бесплотный туман.
   -- Хорошо бежит, -- заметил призрак.
   -- Нет, поздно, -- злорадно произнесла банши, и я поняла, что помощи от стражей в поимке рысёнка не дождусь. Подобрав полы длинной белой рубашки, так напоминающей саван, бросилась перевёртышу наперерез.
   Я бы ни за что не успела, если бы путь малыша не лежал мимо клистницы. Вспомнив о родстве с сумеречным деревом, передала ему мысленный приказ задержать рысенка. Одна из ветвей дерева зашевелилась, склонилась к земле и ухватила пробегающего малыша за шкурку. То ли клистница меня не поняла, то ли я не четко сформулировала просьбу, но не успела я обрадоваться, как ветка раскачалась и отшвырнула рысёнка подальше от границы. Тот с жалобным мяуканьем пролетел у меня над головой и, ударившись о землю, превратился в симпатичного карапуза. Его звериная ипостась стала совсем прозрачной и отделилась от тела. Приподнявшись на задних лапах, лизнула кроху в щёку и снова заскользила к границе. Нет, мы так не договаривались! Малыш полностью разделял моё мнение, потому как сначала попробовал преследовать собственную ускользающую сущность на четвереньках, а потом уселся на землю, нахмурился и выдал такой рёв, что ни одной банши и не снилось. Кажется, стражи тоже поняли, что еще немного -- и энергетический фон Сумеречья будет испорчен так, что ни один стабилизатор не поможет.
   -- Джинни, ты бы не могла попросить своего подопечного замолчать? -- поинтересовался безликий, а голос у самого был такой туманно-обречённый, под стать внешнему виду.
   -- У малыша горе -- ипостась в Изначальный Поток ушла, -- я шмыгнула носом, чувствуя, что вот-вот разрыдаюсь не хуже детёныша перевёртыша. -- У него же вся семья оборачивается, -- тут я принялась загибать пальцы: -- Папа-рысь оборачивается, у мамы тоже когти любой киске на зависть, и брат с сестрой шёрстку в момент рождения имели, а он, бедненький, теперь изгоем станет. Вот увидите, подрастет, и соседские дети станут считать его уро-о-дом!
   Малыш чутко среагировал на безрадостную для него перспективу. Банши и та прониклась. Сияющая дева зажала уши ладонями, метнулась к границе и исчезла в туманности.
   -- Думаешь, успеет? -- флегматично поинтересовался призрак.
   -- В Поток нырять точно не станет, -- хмыкнул бесплотный.
   Банши отсутствовала недолго, а когда вышла из-за завесы тумана, у неё на руках сладко посапывал призрачный рысёнок. Успела-таки!
   -- Привязку сама делай! -- она сунула котёнка мне в руки и объявила напарникам. -- Я за стабилизатором, а этих вы чтоб к моему возвращению спровадили! Джинни, я надеюсь, Повелитель Инферно лишит тебя чароитового клинка, или, слово банши: следующий раз, когда ты его используешь, чтобы залечить чью-то перебитую лапу, станет для тебя последним!
   Я скромно опустила глаза, с трудом подавляя улыбку. Харши всегда отличалась предсказуемостью.
   -- И не стыдно тебе, да? -- проворчал клубящийся туман и начал принимать очертания чьей-то фигуры. Я даже дышать перестала. Неужели ещё один из троицы стражей покажет мне своё истинное лицо?
   -- Может, мне ещё и имя истинное назвать?
   Я пожала плечами:
   -- Банши же представилась...
   -- Минутная слабость, проявленная в отношении пятилетнего заморыша. Кто ж знал, что из него вырастет такое доставучее существо. Сколько ты тогда бродила вдоль границы? Сутки?
   -- Три дня... -- прошептала я, отгоняя неприятные воспоминания.
   -- Харши всего лишь хотела, чтобы ты могла с нами связаться в случае необходимости. Поверь, она о-очень сожалеет о своем необдуманном решении.
   Я промолчала, понимая, что у банши есть все основания для недовольства. Что поделать, я ни разу не целитель и не умею делиться энергией с пострадавшим или же лечить магией. Зато могу латать поражённые участки ауры в Сумеречье. Любая травма или болезнь, пусть даже и пустячные, отражаются на энергетическом поле живого существа. Вот поражения ауры я и залечивала во время пребывания за Гранью. В результате у пострадавших сращивались кости, затягивались раны и проходил кашель. От моих манипуляций у любого толкового целителя волосы вставали дыбом. Нет, навредить пациенту во время ритуала я не могла. Однако мой метод лечения напоминал не только уже упомянутую стрельбу из драконьего громобоя по бабочкам, но и гашение свечей дождевыми бочками. Больше всех моя нетрадиционная целительская практика возмущала стажей Мира Мертвых. При открытии выводящего портала я перекраивала привычное течение потоков у границы. После моего посещения стражам приходилось браться за стабилизаторы и не только латать саму точку выхода, но и восстанавливать общий энергетический фон. Так что моему появлению здесь были, мягко говоря, не рады, а требования отобрать ритуальный клинок у безответственной элементали не раз направлялись к Повелителю Инферно. Отчасти именно регулярные кляузы стражей Сумеречья и привели меня к заточению в лампу.
   Опустившись на траву рядом с малышом, аккуратно положила рысёнка на колени. Карапуз тут же принялся теребить полупрозрачную шкурку, и её не то чтобы живой вид вовсе не смущал кроху. Перевёртышу вернули его ипостась, и он был безмерно счастлив. Довольный звонкий смех разнёсся по Сумеречью и вызвал у стажей очередной всплеск негодования.
   -- Джинни, а тебе разве не пора портал открывать? -- процедил призрак.
   -- Сначала надо привязку создать. Я же не хочу, чтобы малыш потерял своего рысика на ближайшие несколько лет. Смотрите, какой он у него слабенький, сам на зов ответить не сможет ...
   -- Понял. Работай, -- призрак застыл рядом, а у меня от такого пристального внимания нити в руках стали разбегаться. О какой концентрации может идти речь, если тебя сверлят немигающим взглядом да только и ждут, когда же ты допустишь ошибку?
   -- А не могли бы вы отвернуться?
   -- Синий виток малыша связываешь с красным его ипостаси, потом добавляешь нить сердца, только всё равно плетение распадётся, -- призрак не ехидничал, а просто констатировал тщетность попытки. -- У малыша энергии не хватит удержать ипостась, нужна помощь извне, -- страж многозначительно кивнул в мою сторону.
   Ещё чего! Мне только свою неустроенную судьбу с чьей-то сплести не хватало. Я же перевёртышу всю жизнь испорчу! Вот какой из меня стабилизатор? Скорее наоборот. Я повсюду хаос и разрушения сею. Не специально, но от этого никому не легче. А тут мне предлагают стать обережницей...
   Такая ответственность! Я же не потяну! И потом, я джинн лампы и не имею права принимать на себя иные обязательства, пусть даже и отсроченные. Как только я начну создавать связь, так меня обратно в лампу и затянет. Я ныла, жаловалась рысёнышу, а руки между тем сплетали наши судьбы под одобрительный шелест клистницы. Как только мне удалось воссоединить кроху с его ипостасью, он звонко рассмеялся и исчез в открывшемся портале. Тут я выдохнула с облегчением. Хотя бы сейчас сделала всё правильно. Как представлю, что мне бы пришлось тащить малыша, потерявшего ипостась, назад силком, аж в дрожь бросает.
   -- Джай-Дайз, почему я всё еще наблюдаю твою мерзкую рожу в Сумеречье? -- объявившаяся банши пребывала явно не в духе, но её недовольство и претензии меня не волновали. Пусть хоть триста донесений в Огненный мир напишет -- плевать. Я смогла помочь рысёнку. На душе было легко, словно я нежданно отхватила первый приз в ежегодных Состязаниях Четырех Стихий. Поднявшись с земли, побежала к клистнице. Именно она каждый раз создавала для меня портал, ведущий из Сумеречья.
   ***
   Пробуждение отозвалось сладкой дрожью во всем теле, что уже само по себе было странно. Я точно помнила, что для перехода в Сумеречье воспользовалась ритуальным ножом из чароита. Даже регенерация элементали не могла спасти меня от гадкой болезненной раны. Осторожно пошевелилась и уже хотела дотронуться до груди, чтобы ощупать место удара, как поняла, что опоздала. Грудь уже исследовали, причем не поинтересовавшись мнением владелицы. А у той оно имелось, вот только сформулировать его не представлялось возможным, потому что изучение раны и прилегающей к ней территории производилось чьим-то явно недокормленным в детстве ртом. Я лежала, стиснув зубы, раздумывая, то ли мне открыть глаза и попросить прекратить данное безобразие, то ли, притворившись спящей, тихо ожидать дальнейшего развития событий. Не вышло. Лежать неподвижно я не смогла. Гадкая спина сама начала изгибаться, да и с тихо тоже как-то не заладилось. Покрепче зажмурившись, задержала дыхание. Вдруг Даркан ничего не заметил?
   -- Да, Джинни, конечно не заметил, -- прозвучал довольный мурлыкающий голос. -- И подскочивший пульс не заметил, и участившееся сердцебиение, и даже твои стоны. Можешь и дальше лежать смирно, сладкая моя, и не отвлекаться. Ты так здорово притворяешься...
   Распахнув глаза, попыталась сесть на кровати и заодно оторвать голову великовозрастного дитяти от груди. Недокормыш куснул, проворчал что-то насчет сумеречных дев, которые сами напрашиваются, и опустил голову ниже. Но в живот-то меня точно не ранили! Рана... Сердце... Ритуальный клинок!
   -- Даркан, где мой нож! -- не хотела орать, но вопль вышел обеспокоенным, я бы сказала, слегка истеричным. Зря я ножичек упомянула. Даркан приподнял голову, в глубине черных глаз плескались алые всполохи.
   -- Зря, Джинни, зря ты напомнила мне, что я не так давно был вынужден наблюдать, как ты умираешь. Уточнить, почему, или сама догадаешься?
   Шэлгар не повышал голоса, но каждое слово было подобно валуну, падающему с обрыва. Я помотала головой, понимая, что ещё немного, и придётся свалить в лампу независимо от того, прихватил ли Даркан её из леса, или она всё ещё валяется под ёлкой.
   -- Потому, Джинни, что меня так и тянет получить исчерпывающие доказательства, что ты жива, и мне глубоко безразлично, захочешь ли ты исполнять моё третье желание или же реализация ляжет целиком и полностью на меня.
   Я так и застыла с открытым ртом. На лбу демона проступили рунические символы, на висках и скулах вздулись вены
   -- Лучше беги, пока можешь, Джинни! -- в низком хриплом голосе ревел сам Хаос.
   Дважды повторять Шэлгару не пришлось. Испуганно пискнув, я вернулась в лампу.
  
   Глава 5
   Ночь прошла беспокойно. Я ворочалась, постоянно просыпалась. Мне мерещились вспышки молний, рассекающие небеса, или огненные послания, зависшие в воздухе. Утром встала мрачнее тучи. Бесило абсолютно всё: от опостылевшего песка до шума прибоя и горластых чаек. Как же хотелось хотя бы одну ночь провести на нормальной кровати, искупаться в настоящей ванне и не видеть безумного розового в белую крапинку солнца над головой! Триста тридцать три раза пыталась сменить его цвет на привычный жёлтый, но лампа почему-то отказывалась вносить корректировки в пейзаж.
   Я вышагивала по пляжу, не решаясь выбраться наружу. Ещё вчера горела желанием добраться до Северного Аравита, а сегодня что-то совсем расклеилась. И, что самое противное, прекрасно понимала, что вовсе не вынужденная прогулка за Грань тому причина...
   Даркан не оставил лампу в лесу. Теперь я знала это точно. Артефакт покоился на подушке рядом с головой спящего демона. Вылетев из лампы, очутилась на кровати в доме перевёртышей. Ещё б сообразить, как бы мне слезть, не потревожив Шэлгара. За стенкой заплакал ребёнок, к нему тут же присоединился второй горластый малыш. Так, надо бежать из спальни, и как можно быстрее. А то вдруг Даркана спросонья потянет исполнение третьего желания потребовать?
   Осторожно свесив ноги с кровати, прислушалась к тихому, размеренному дыханию демона. Даркан спал, зарывшись лицом в подушку. Рука сама потянулась пригладить разметавшиеся вихры. Демон не шелохнулся. Осмелев, убрала прядь с его щеки и облизнула пересохшие губы. Даркан слегка зашевелился, заворчал и притянул лампу к себе. Надо бы поговорить с Шэлгаром и постараться втолковать, что не дело артефакт в кровать тащить. Это же не любимый плюшевый мишка. Как представлю, что каждое утро, выбираясь из лампы, буду появляться рядом со спящим Дарканом... Пара таких пробуждений, и никакое желание загадывать не потребуется.
   Затаив дыхание, слезла с кровати, крадучись сделала несколько шагов к двери. Рывок, перемещение, падение и торжествующее:
   -- Вот, Джинни, как надо притворяться спящей!
   -- Учту на будущее, -- послушно закивала я, стараясь не делать лишних движений. Положение оказалось и так более чем провокационным: я лежала на Даркане, уткнувшись носом ему под мышку, а демон неторопливо перебирал волосы у меня на затылке. Не спал ведь, зараза чернявая! Попыталась встать, и тут же руки скользнули чуть ниже спины, удерживая на месте:
   -- Куда это ты собралась? Я с тобой ещё не закончил.
   Из лампы я выбралась в замшевой рубашке и штанах, но сейчас казалось, что одежды на мне катастрофически мало. Каждое прикосновение Даркана отзывалось россыпью обжигающих мурашек. Огненная саламандра, в роду которой явно затесались нимфеи, жаркой змейкой пробежала по телу. Попыталась урезонить разбушевавшуюся стихию, но та принялась кружить в районе живота, словно именно сегодня был последний благоприятный день для гнездования огненных элементалей. Робко воззвала к водной ипостаси, но та, журча и фыркая, выдала такой гейзер воспоминаний, что оставалось только зажмуриться и уповать на разумную, воздушную часть меня, но и та самым наглым образом самоустранилась.
   -- Учти, Джинни, загадывать последнее желание я не намерен... -- коварно объявил демон и замер в ожидании ответа, даже спину оглаживать перестал.
   Это было нечестно! Даркан самым бессовестным образом переложил принятие решения на меня. Отчасти я его понимала. Кому охота, чтобы согласная на всё дева впоследствии включила задний ход и принялась причитать, что она не хотела, не собиралась и вообще её не так поняли. Именно так зачастую ведут себя человеческие и в особенности эльфийские девушки. Хвала Богине, элементали подобному безумию не подвержены. Однако Даркан являлся владельцем лампы. Мысль о том, что Шэлгар по-прежнему оставался моим хозяином, неприятно царапнула по сердцу. Вспомнился и наш последний разговор в лесу, после которого я в слезах вернулась в лампу. Вдруг демон решил, что я специально использовала наше взаимное влечение, чтобы ускорить исполнение последнего желания? Даркан тут же уловил смену настроения, вот только причину истолковал неверно:
   -- Джинни, ты чего? Я же не хотел тебя обидеть. Бездна! Ты там что, плачешь?!
   От ответа меня спас стук в дверь и робкое:
   -- Госпожа, наш сынок...
   С кровати я не вскочила -- взлетела, щёки заливал нестерпимый стыд. Не зря я подозревала, что обережницы толковой из меня не выйдет. И суток не прошло, как забыла о подопечном. Вчера, после возвращения из Сумеречья, я была слегка не в себе, но утром-то стоило первым делом подумать о рысёнке, а не засматриваться на спящего демона.
   Хозяйка дома стояла на пороге и переминалась с ноги на ногу. Ещё один огнекамень в жаровню сожалений: вломились в чужой дом, разлеглись на чужой кровати...
   "Джинни, ты помогать рысенку собираешься или будешь заранее его оплакивать?" -- мысленно проворчал Даркан.
   -- Что с малышом? -- еле выдавила я, страшась услышать ответ.
   -- Обернулся. Только что! -- женщина схватила меня за руку и потащила в соседнюю комнату, оказавшуюся мастерской. Стены в ней были увешаны пестрыми коврами, лавки заставлены корзинами с мотками пряжи и ниток. Но мой взгляд притягивала лишь одна корзина, та, в которой звонко агукал темноволосый карапуз. Горло перехватило, в груди разгорелось тёплое и ласковое пламя. Оно растеклось по телу и выступило влагой на глазах. Я повернулась к хозяйке дома:
   -- Он сильный и справился бы в любом случае.
   Лицо женщины озарилось солнечной улыбкой, во взгляде светилась гордость.
   -- Тагир уже готовит костёр. Мы хотим, чтобы именно ты провела ритуал Омовения Огнём для наших детей.
   Я рассеянно кивнула в ответ. Оказывается, для того, чтобы совершать чудеса, не обязательно прибегать к помощи лампы, исполняющей желания.
   ***
   С рассветом завывающая метель утихла, сменившись легким ласковым ветерком. Переживший разгул стихии лес не просто просыпался, он ликовал. В журчании ручейков, в звонкой капели, в переливчатом пении птиц мне чудился гимн Праматери Земле.
   Не успела я спуститься с крыльца, как в воздухе разлился сладковато-терпкий аромат ванильного кофе. Я замерла и едва не заурчала, словно кошка, унюхавшая запах валерьянки. Глубоко вздохнув, откинула голову назад. Появление Даркана почувствовала за мгновение до того, как Шэлгар приобнял меня за талию, по-хозяйски уткнувшись подбородком в макушку. Возмутиться я не успела, перед носом в воздухе зависла деревянная кружка с ароматным напитком. Нечестный ход! Я ни секунды не сомневалась, что стоит начать протестовать по поводу чересчур вольных объятий и кофе исчезнет. Дегустация живительно-обжигающей жидкости сопровождалась довольным смешком демона. Я прикрыла глаза, наслаждаясь временным перемирием. О планах Даркана насчёт меня и о предстоящем путешествии в Северный Аравит смогу расспросить чуть позже, после проведения ритуала.
   Киара, мать новорожденных перевёртышей, оказала мне невероятную честь и доверие, когда попросила провести обряд посвящения рысят пылающей стихии. До сегодняшнего дня мне ни разу не приходилось принимать участие в ритуале Омовения Огнём, но Киара и Тагир были уверены, что я всё сделаю как надо и, глядя в полные надежды желто-карие глаза молодых родителей, я не смогла отказаться. В конце концов, Огонь -- моя родная стихия. Небольшая заминка произошла, когда речь зашла о церемониальной одежде. Киара была почему-то уверена, что ритуал надлежит проводить исключительно босиком и в белой хламиде. Я попыталась объяснить, что выбор одежды не играет никакой роли, но потом сдалась. Было намного проще облачиться в предложенное платье, чем переубедить рысь.
   -- Не холодно? -- Даркан участливо дотронулся до моего плеча.
   Я переступила босыми ногами на деревянном настиле.
   -- Ты же знаешь, я редко мерзну, но признаюсь, мне слегка некомфортно в этом платье. Надо было хотя бы шаровары оставить. Как можно сохранять торжественный настрой во время церемонии, стоя в огне с голым задом? Не понимаю, откуда у перевёртышей в лесной глуши взялось вельтское кружево.
   Очередной смешок демона должен был направить мои мысли в правильном направлении, но я оказалась так поглощена предстоящим ритуалом, что не предала ему значения.
   Шаловливый ветерок взметнул край юбки. Пришлось придержать её руками. Платье было тонким и невесомым, словно снежная паутина. Если бы к нему не прилагалась нижняя рубашка из шелка, я бы ни за что не согласилась его надеть. И всё-таки, как бы я ни ворчала из-за упёртости Киары, предложенное платье мне действительно понравилось. Восточный крой, широкий пояс и объемные рукава были не только в моём вкусе, но и отвечали последним веяниям истринской моды.
   Восточный крой! Догадка озарила огненной вспышкой. Деревянная кружка вспыхнула в ладонях и рассыпалась мелким пеплом. Поспешно вытянула руки, чтобы сажа не оставила пятен на платье.
   -- Проблемы с самоконтролем, Джинни?
   Я обернулась. Быстро. Очень быстро. И всё равно не успела. Демон исчез.
   ***
   Даркану удалось вывести меня из себя. Я дошла до той точки кипения, когда собственная магия принимала размах катастрофы. Маленькая тучка, призванная смыть сажу с рук, щедро окатила меня ледяным дождём. Злиться стоило на себя и собственную криворукость, но я упорно продолжала поносить Шэлгара, его кружевной подарочек и заодно дорогу, ведущую в Северный Аравит. Когда я дошла до обитателей города, то устыдилась. Уж они-то не имели никакого отношения к утраченной концентрации и стихийному выбросу силы.
   Так, Джинни, живо успокаивайся. Церемония вот-вот начнется и вряд ли Киара придёт в восторг, если её малышей омоет огнём мокрая курица. И зачем только Даркан сунулся со своим платьем? Что он хотел доказать? Что может безнаказанно манипулировать окружающими? Мне теперь что, в каждом подарке, в каждой улыбке или протянутой руке подозревать подвох?
   "Я всего лишь хотел увидеть тебя в этом платье..." -- устало пояснил демон, но меня подобное объяснение не устроило.
   Всего лишь увидеть? Как же! Так я и поверила!
   Вытянув руку ладонью вверх, призвала горячий поток воздуха. Обсохнуть, провести церемонию и вернуться в лампу. Всё! И пусть Даркан сам в Аравит топает, если тот ему так нужен.
   "Нарушение магического контракта влечет за собой наказание в виде увеличения срока пребывания в лампе на одну сотню лет..." -- прозвучал в голове незнакомый голос, но я ему почему-то сразу же поверила. На сотню лет? Обалдеть! Я едва не подпрыгнула от возмущения и тут же потеряла концентрацию повторно.
   Крошечный вихрь превратился в смерч и подбросил меня выше верхушек елей. Зажав рот руками, подавила испуганный крик, но перевертыши всё равно меня услышали. Из леса на полянку выпрыгивали серебристо-белые рыси -- поприветствовать новорождённых собралась вся стая. Я же мухой, угодившей в паучью сеть, болталась в воздухе. Как же это меня так угораздило? Стиснув зубы, бестолково размахивала рукой, но стремительно вращающийся поток воздуха не давал начертить нужный символ. Развоплотить смерч не удавалось, вырваться из его объятий тоже. Хорошо, в последний момент догадалась взлететь чуть повыше, иначе бы ещё и верхушки елей зацепила. Последние мозги бы отшибла. И тут круговерть завершилась...
   Свободное падение длилось недолго и прервалось у самой земли. Во время полёта я не могла колдовать -- руки были заняты: кружевная юбка развивалась подобно парусу в бурю и грозила оказаться на голове. Когда я приземлилась на полянку, на лицах рысей, уже успевших принять человеческий облик, промелькнуло явное разочарование. Неужто надеялись, что я грохнусь? Липкий, маслянистый взгляд близстоящего мужчины отчасти прояснил ситуацию:
   -- Вы хорошо летаете, -- оскалился в улыбке он и подал руку, чтобы помочь подняться.
   Издевается что ли? Подобного безумного полёта у меня не было со времен участия в гонках на диких вивернах, но что-то я не припомню, чтобы меня после них так шатало.
   -- Разминалась перед церемонией! -- беззаботно поведала я и с благодарностью ухватилась за предложенную ладонь. Голова всё ещё кружилась.
   -- Не хотите ли повторить? Готов поймать вас в полёте.
   С негодованием уставилась на перевёртыша, запоздало вспомнив, что звери расценивают прямой взгляд как вызов. Желтоватые глаза смотрели не просто оценивающе. Похоже, рысь счёл добычу годной к употреблению и прикидывал, как бы половчее запустить в неё клыки. Изящные ноздри слегка раздувались, дыхание было глубоким. Эта морда усатая самым бесстыжим образом меня обнюхивал! Весна, горячая кровь, проблемы...
   "Джинни, рекомендую вернуться в дом и привести себя в порядок..." -- в ментальном голосе демона проскользнуло недовольство.
   "Не это ли ваше третье желание, мой господин?"
   "Сомневаюсь, что Тагир и Киара захотят, чтобы ритуал Омовения Огнём провело перелётное чучело. Впрочем, если тебе так не терпится продолжить начатое знакомство, могу попросить их подождать... Часа так два-три..."
   Я зашипела, точно дикая кошка, при этом интерес во взгляде перевёртыша возрос.
   -- Прошу прощения, но мне нужно подготовиться к ритуалу, -- попыталась высвободить пальцы из лапы рысехвостого, но тот не спешил расставаться с "трофеем".
   -- Будете тренироваться вызывать огонь? Никогда не приходилось общаться с пылающей девой. Скажите, а ваш темперамент под стать стихии?
   -- Хотите знать, могу ли я подпалить чьи-то усы в процессе? Вероятность есть, а огнём я управляю лучше, чем летаю!
   Мне наконец-то удалось выдернуть руку из пальцев мужчины. Под хохот и шутки перевертышей я бросилась к дому.
   ***
   Выдержка. Самообладание. Самоконтроль. Поднимаясь по ступенькам, я беспрерывно повторяла про себя эти три слова, словно ведунья, заговаривающая целебный отвар. Я надеялась, что не столкнусь в доме с Дарканом. Мне нужна была передышка, чтобы настроиться на ритуал. В спальне Шэлгара не оказалось. Увидев, что комната пуста, вздохнула с облегчением. В лампу заглядывать не стала, всё необходимое собрала ещё минувшим днём в процессе подготовки к путешествию.
   Ливий утверждает, что я напоминаю ему меднорогого панцирника. Тот мало того, что таскает на спине домик, так ещё и умудряется делать запасы в кожистый кармашек на животике. В случае нападения хищника зверёк сворачивается, прячет лапки, втягивает хвостик и превращается в абсолютно несъедобный, покрытый панцирем, рогалик. В таком свёрнутом состоянии панцирник способен пролежать несколько дней, а всё потому, что у хитрого зверька на животике заначка.
   Моя сумка в представлении крылана являлась той самой кладовой, хранящей мелочи на все случаи жизни. Я с Ливием была категорически не согласна. Лишнего с собой отродясь не таскала. В дорогу со мной отправлялось только самое необходимое, а всё остальное приобреталось уже по пути. Вот поэтому в процессе путешествия одна походная сумка незаметно превращалась в три, и это при том, что часть добытого и найденного сразу же отправлялось "на хранение" друзьям. Ливий после пары пристроенных вещиц выделил под склад целую комнату. Другие знакомые оказались не столь щедрыми и периодически изводили намёками, что оставленное на время добро явно у них загостилось. А куда я его дену? В лампу сложу что ли? В Огненный Чертог переправить сокровища я отказывалась категорически. Да я от силы пару недель в году в нём бываю. Бывала...
   Нырнув в недра сумки, вытащила расческу. Кое-как приведя в порядок спутавшиеся во время внепланового полёта волосы, я заплела две косы и уложила короной вокруг головы. Подошла к окну да так и застыла. Бездна! Они там церемониальный или погребальный костер готовят? Явно второе. Запасливые нынче перевёртыши пошли. Все брёвнышки один к одному. Из таких бы сарайчик строить, а не огню скармливать. Хотя тут для родных кровиночек, видимо, самое лучшее отбирали. Один из перевёртышей, возжелавший повторного полёта на бис с последующим приземлением в крепкие мужские объятья, вдруг обернулся и посмотрел на окно. Прятаться было поздно, да и глупо. Имела же я право проконтролировать ведение работ? Я одобрительно кивнула, поймала воздушный поцелуй и, спрятавшись за шторкой, опустилась на пол. И тут я увидела его...
   Ритуальный нож из чароита так и валялся возле кровати, точнее практически под ней. Нож был единственным предметом, который я смогла призвать непосредственно в лампу. Артефакт являлся по первому зову. Подняв нож с пола, ощутила привычный отклик камня. Он был тёплым на ощупь, словно живой.
   "Ещё бы он не был живым, -- проворчал в голове голос, недавно грозивший увеличением срока заточения в лампе, и этот голос определённо был мужским.-- Джинни, ты во время перехода в Сумеречье столько энергии в чароит вливаешь. Ещё немного -- и нож заговорит и начнёт называть тебя мамой..."
   Я спрятала нож и задумчиво покосилась на сумку. Неужели я в процессе сборов каким-то образом смогла создать говорящую вещь?
   "Ха! И не мечтай!"
   "Тогда кто ты?"
   "Можешь считать меня своим сожителем... Кавардак у вас в Огненном мире. На лицо явная нехватка квалифицированных артефакторов. Вместо того чтобы передать Повелителю Инферно свободную лампу, ему подсунули мою".
   "Так ты -- джинн моей лампы?"
   "Причём самый что ни на есть настоящий... -- с гордостью объявил элементаль. -- И сводничеством в отличие от некоторых никогда не занимался, -- ехидно добавил он".
   И этому мои исполненные желания не по нраву. Я сама понимаю, что большая часть -- та ещё халтура, но это же не означает, что мне надо об этом постоянно напоминать! Сначала Даркан раскритиковал мою работу, теперь новоявленный сосед. И почему он раньше молчал? Почему не закричал, что место занято, когда меня в его лампу заталкивали?
   "Чтобы я добровольно лишил себя такого развлечения?"
   У меня отпала челюсть. Я судорожно принялась вспоминать дни и ночи, проведенные на берегу иллюзорного моря. Плавание обнаженной в воде, пробежки по пляжу...
   "Расслабься, рыжая, я за тобой не подсматривал. У меня в лампе свой закуток имеется. Терпеть не могу воду..."
   "Тогда откуда ты знаешь, что я рыжая?"
   "Ну, может, и взглянул пару раз, одним глазком..."
   Ах ты, зараза небесная! Вернувшись в лампу, я завопила:
   -- Покажись, сосед, я... я...
   -- Убивать меня будешь? -- деловито прозвучало откуда-то сверху.
   Я задрала голову. Далеко на западе в небе медленно кружило фиолетово-серое кольцо туч. Раньше я не придавала ему особого значения. Созданный мир был совокупностью буйства красок и противоречий. Подумаешь, какие-то тучки. Вот там-то и обитал объявившийся джинн-припольщик. На мгновение небесная дымка рассеялась, явив острые шпили и башенки воздушного замка. Значит, пока я тут на пляже изображаю жертву кораблекрушения, сосед парит себе в небе и наблюдает за бесплатным цирком, изредка перетекающим в такой же бесплатный стриптиз? Мне стало обидно. Очень обидно.
   -- Не-е-ет, радость моя. Зачем же мне убивать джинна... Я лучше, как с Шэлгаром разберусь да из лампы выберусь, сама стану твоей следующей хозяйкой. Сколько мне желаний полагается? Три? Или у тебя иные условия заточения?
   -- Джинни, а давай по-хорошему договоримся? -- быстро проговорил джинн. -- Я же вошел в твоё положение. Как только понял, что ты тут морские разливы решила устроить, собрал вещи и убрался в небо. С лампой опять же контакт помог наладить. Она у меня с характером...
   -- Так что, лампа тоже живая? -- решила уточнить вконец обалдевшая я.
   -- Рано! Рано, Джинни, ты учёбу бросила. В противном случае узнала бы массу интересного о джиннах и их магических обителях.
   Нет, этот гад мало того, что наблюдал втихаря, он ещё и разговоры чужие подслушивал! Ладно, порычать и повозмущаться я всегда успею. Сейчас надо разобраться, чего мне ожидать от нежданного соседства.
   -- Звать-то тебя как?
   Ответили мне секунд через пятнадцать, не раньше. Понимаю, новое имя так сходу выбрать сложновато.
   -- Сайгар.
   -- Хорошо, пусть будет Сайгар.
   -- Это настоящее, -- обиженно проворчали сверху.
   -- Да как скажешь, воздушный мой.
   Я растянулась на песке и уставилась в небо. Летать в лампе я особо не пыталась. Кроме пляжа да моря меня в ней ничего не интересовало. Я даже лесочек, растущий вдоль береговой линии, как следует не исследовала. Но это всё лирика, а самая ни на есть суровая реальность парила надо мной в небе. И в ней, несомненно, имелась нормальная кровать, мягкая подушка и ванна. Тут я прикрыла глаза и блаженно застонала. Ради ванны я была готова решиться на штурм воздушной крепости!
   -- Сайгар, а не желает ли глубокоуважаемый джинн пригласить девушку в гости? Чисто переночевать.
   Небо тяжело вздохнуло:
   -- Не выйдет, Джинни...
   -- Жмот!
   -- Пойми меня правильно, я бы с удовольствием пригласил к себе, будь ты свободна, но связываться с Шэлгаром не стану.
   -- Тогда трус, -- проворчала я. -- Может, хотя бы покажешься? А? Или мне и дальше с небом разговаривать?
   -- Увы, снова вынужден отказать. Понимаешь, Джинни, когда твой демон обо мне узнает, а, поверь, он узнает, я хочу, чтобы ты честно смогла ему заявить, что и в глаза меня не видела.
   -- Предусмотрительный какой. Слушай, ну сбрось хотя бы подушку!
   Одна из тучек откололась от небесной твердыни и полетела в мою сторону. Я насторожилась. Кто знает, что мне законный владелец жилплощади приготовил? Тучка зависла надо мной, потемнела и взорвалась. Крошечные облачка замельтешили в небе и, наконец, выложили в вышине симпатичное сердечко.
   Я шлёпнулась на песок и застонала. Неужели мне придётся делить лампу с этим?
   Наружу я выбралась злая и раздражённая -- за два месяца успела привязаться к собственной темнице. Даже подумывала, как бы после отбытия наказания оставить у себя. Мне так нравился мой иллюзорный мирок. Такой тихий, спокойный и в то же время полный абсурдных противоречий. Я ощущала себя обманутой принцессой, у которой увела жениха собственная лошадь, превратившаяся прямо на свадьбе в прекрасную воительницу.
   -- Джинни, мы готовы, -- дверь приоткрылась и в комнату заглянула Киара.
   -- Отлично! Сейчас спущусь, -- я улыбнулась перевёртышу, но подозреваю, улыбка вышла жалкой.
   Глава 6
   Размах предстоящей церемонии впечатлял не только высотой ритуального костра. Когда я вышла на крыльцо, пламя уже пылало, с громким треском выбрасывая в небо россыпи огненных искр. Хорошо горело, даже гасить жалко. Для призыва стихии мне достаточно и зажженной свечи, но я уже поняла, что спорить с перевёртышами
   Непогода и тучи не позволили мне сориентироваться по звёздам минувшей ночью, но теперь я точно знала, куда меня забросил Шэлгар. Я находилась в Заповедном лесу, на юго-западе от Северного Аравита.
   Принявшие человеческий облик перевёртыши-рыси расположились вокруг костра полукругом. Киара и Тагир ожидали у самого пламени. Каждый из родителей держал на руках по спящему малышу. Рысёнок, которого я вытащила из Сумеречья, сладко посапывал в корзинке у их ног. А ведь для проведения ритуала мне понадобится кровь. На поясе Тагира я заметила большой охотничий нож и сбилась с шага. Неужели мне придётся...
   -- Осторожнее, Джинни, -- появившийся рядом Даркан поддержал меня под локоть.
   Так мы и пошли к костру рука об руку, и взгляды всех присутствующих на полянке были устремлены на нас.
   "Чем-то напоминает свадебную церемонию. Не находишь?" -- бросил мне насмешливую мысль Даркан, и я едва не споткнулась снова.
   "Тебе та-а-ак идёт белое платье... -- продолжал издеваться демон. Но знаешь, что в нём самое очаровательное? Под кружевом нет твоих любимых шаровар".
   Я мысленно зарычала и уже хотела вырвать руку, но поняла, что Даркан меня дразнит, не давая тем самым впасть в панику. Когда до костра оставалось всего несколько шагов, меня затрясло.
   "Я не смогу!" -- объявила я и остановилась.
   "Что именно не сможешь?" -- мягко спросил Даркан.
   "Взять жертвенную кровь, -- призналась я, стараясь не смотреть в сторону малышей. -- Огонь потребует что-то взамен, а у меня рука не поднимется... даже каплю не смогу".
   "Жалко рысят, да?"
   "Чего ты добиваешься? Чтобы я реветь начала? Это я запросто..." -- мысленно прошипела я и почувствовала, что подбородок стал ощутимо подрагивать.
   Даркан закатил глаза и вытащил из кармана три хрустальных шара размером не больше ногтя на большом пальце. В каждом виднелась крошечная алая капелька.
   -- Спасибо... -- тихо прошептала я.
   -- И не поинтересуешься, когда я успел пустить рысятам кровь?
   -- Вчера. После моего возвращения из Сумеречья. Тагир рассказал тебе, что хочет попросить меня провести ритуал, а ты ... ты сразу же понял...
   -- Что тебе чертовски пойдёт белое платье из вельтского кружева, -- Даркан ухмыльнулся и вложил в мою ладонь хрустальные сосуды.
   Напоминание о платье должно было разозлить, но чувства, переполнявшие сердце, не позволили обратить внимание на подобную ерунду. Так, с сердцем разберусь позже, а пока стоит сосредоточиться на ритуале. Прижав руку с накопителями к груди, я шагнула к Тагиру и Киаре.
   -- Если все готовы, можем начинать.
   Тагир рыкнул на меня и прикрыл глаза. Киара, видя, что с моих губ готов сорваться вопрос, приложила палец к своим. Остальные рыси тоже к чему-то прислушивались. Кто-нибудь соизволит объяснить, что тут происходит? Я уже хотела обратиться к Даркану, как в воздухе повеяло свежестью, словно весенняя гроза пронеслась над головами, оставив после себя аромат влажной травы и земли. Слева запульсировал исток стихии Земли, и на полянке появилась дриада. Лесную тишину огласил приветственный рёв перевёртышей. Ему вторил ор разбуженных младенцев.
   Хранительница леса взмахнула рукой, и шум стих, точнее взрослые особи угомонились и перестали драть глотку. На малышей явление дриады не произвело никакого впечатления, и они продолжали возмущенно плакать. На лице Тагира появилось растерянно-беспомощное выражение. Он посмотрел на Киару, опустившуюся на колени возле корзинки в попытке успокоить сразу двух крох, потом с надеждой взглянул на меня и... буквально насильно впихнул мне в руки орущий свёрток.
   -- Можешь начинать, -- буркнул молодой отец и покосился в сторону дриады. Та укоризненно покачала головой. Перевёртыш окончательно смутился и отошёл от костра. Остальные самцы рысей виновато переминались с ноги на ногу. Ясное дело, они-то громче остальных дриаду приветствовали. Женщины посматривали в нашу сторону, хмурились и в нетерпении кусали губы. Была б их воля, сорвались бы с места и подбежали к нам, но согласно правилам рядом с ритуальным костром могли находиться только родители посвящаемых. Ситуацию спасла Киара: она быстро забрала у меня кричащего младенца и выдала того, который уже перестал хныкать и с довольным видом посасывал кулачок. Тихий голос матери в сочетании с лёгким покачиванием сотворили чудо и третий малыш начал успокаиваться. По поляне пронёсся вздох облегчения.
   Дриада подождала, пока головы всех собравшихся снова повернутся к ней и прошелестела:
   -- Весна -- время пробуждения и обновления, -- лежащий у меня на руках рысёнок возмущенно пискнул, дриада тут же понизила голос. -- Магия рвется из мира элементалей Земли, неся в себе благословение Богини. На рассвете её благодать коснулась и нашего леса... -- дриада замолчала, нервно покусывая губки.
   Элементаль медленно обвела взглядом полянку. Как только её глаза встретились с моими, я поняла, что неверно истолковала молчание хранительницы. Она прервала речь вовсе не потому, что не могла подобрать нужные слова. Дриада открыла проход между мирами. И сейчас хранительница, используя собственное тело как проводник, делилась энергией стихии Земли с перевёртышами. Я поёжилась и сделала шаг назад. Нет уж, спасибо. Я как-нибудь без божественного вмешательства обойдусь.
   "Не бойся, Джинни..." -- раздавшийся в голове певучий голос принадлежал вовсе не дриаде, от него по телу разлилось приятное тепло. Янтарными капельками меда оно окутало сердце, пьянящей волной пробежало по венам. Голова закружилась, будто я и в самом деле глотнула медовухи, а в коленях появилась приятная слабость. Я вздрогнула -- доставшаяся в наследство от матери-нимфеи ипостась начала просыпаться. В последний раз, когда я дала ей волю, встретила Даркана. Нет, Богиня, при всём почтении и глубочайшем уважении...
   "Почувствуй лес, Джинни, впусти его в свое сердце..."
   Да чувствовала я лес! Не смогла бы перестать ощущать, даже если б захотела. Одних только рысей-перевёртышей, достигших зрелости, на поляне было больше десяти. Парни и девушки, принявшие человеческий облик, дарили друг другу полные призыва взгляды. Вряд ли кто-то из них станет дожидаться дня весеннего солнцестояния. Где-то на западе резвились лисицы, а прямо над нами в верхушках елей устроили шумные игры белки. Рядом со мной тихо охнула и прижала руку к груди Киара. Её раскрасневшийся супруг стоял в нескольких шагах и смотрел на жену так, что я предпочла поскорее опустить голову. Дриада, да что же ты вытворяешь, поганка зеленоволосая? А ну живо брысь из потока! Хватит уже твоему лесу благословения Богини Плодородия.
   Шагнув вперёд, вернула спящего рысёнка матери. Руки дрожали, дыхание стало прерывистым. Что-то Богиня разошлась не на шутку.
   Звонкий, будто переливы колокольчика, смех пронёсся в верхушках деревьев, и я поймала себя на том, что улыбаюсь. Радость искрящейся вспышкой пробежала по телу, прогоняя прочь тревоги и сомнения. Богиня звала меня, манила. Для того чтобы исполнить её волю, было достаточно одного шага... Я повернулась в сторону дома и покачнулась. Взгляд черных глаз, в глубине которых плясали огненные всполохи, был тяжелым и материальный, подобно удару в солнечное сплетение. Вездесущая Ириндиль не обошла вниманием и Даркана Шэлгара. Крепко зажмурившись, я быстро повернулась и прыгнула в костёр. А в ушах по-прежнему звенел смех Богини Плодородия.
   ***
   Пламя приняло меня. Огонь не соблазнял, не раздавал обещания в отличие от Земли, а радовался моему возвращению домой. Окружающий мир задрожал, подернулся дымкой. На какое-то мгновение я вообще забыла, зачем забралась в костёр.
   "Джинни... Джинни..." -- мысленный голос Даркана прорвался сквозь огненную пелену.
   Ну что ещё этому демону нужно? Мне так хорошо и уютно. Оставьте меня в покое!
   "Рысята, Джинни..."
   Охнув, поспешно опустила огненную завесу, теперь пламя плескалось на уровне колен. За время моего общения со стихией рыси сменили ипостась. Серебристо-серые кошки расположились вокруг костра, и вид у них был отнюдь не дружелюбный. Даже Киара раздраженно била по земле хвостом и угрожающе рычала в мою сторону. Корзинка с малышами теперь находилась позади родителей. И только дриада с совершенно безмятежным видом сидела на пригорке и доплетала венок из подснежников. Третий по счету.
   -- Наконец-то! -- дриада вскочила на ноги и надела на себя венок, второй нацепила на голову Киаре. Рысь возмущенно фыркнула, после чего получила звонкий поцелуй в нос. -- Джинни, ты бы предупредила, что так изголодалась по Огню. Мы бы дали тебе время настроиться.
   "Даркан..." -- мысленно шепнула я.
   "Что, огненная моя?"
   "Всё было настолько плохо?"
   "Почему же плохо? Я впечатлился. Уверен, что и ифриты, и демоны Хаоса оценили бы столп пламени высотой с вековую ель, а перевёртыши, увы, сочли, что огненная дева решила приготовить из новорожденных рысят жаркое, а то и вовсе принести их в жертву Стихии..."
   Сказать, что мне стало стыдно -- ничего не сказать вовсе. Первое, чему обучают юных элементалей -- искусству управления стихией, духи должны уметь контролировать её силу и мощь. Нет, занятия по первичному контролю я не прогуливала, просто стихий во мне намешано слишком много.
   -- Джинни, раз ты вернулась, можем начинать, -- дриада хлопнула в ладоши и зажгла вокруг костра зеленые огоньки, отмеряющие границу, за которую не было хода никому, кроме неё и рысят.
   Киара проворчала что-то по-звериному и мотнула головой. Нет, я как чувствовала, что молодая мать передумает проводить ритуал! Да и куда ей спешить? В следующем году найдёт более адекватного духа и омоет с его помощью детёнышей Огнём. Ну не хотят и не надо, я как бы и не настаиваю, а совсем наоборот. Хватит с меня и того, что я теперь вроде как вторая мама для одного из рысят. Главное, чтобы Киаре никто не проболтался, а то вон как меня золотыми глазищами сверлит, словно хочет опровергнуть утверждение, что хищники мясо элементалей не едят.
   -- Куда это ты собралась? -- удивлённо приподняв бровки, спросила дриада, заметив, что я намереваюсь покинуть костёр.
   -- Как можно дальше отсюда, -- честно призналась я. -- Рыси передумали проводить ритуал.
   -- Ритуал уже начался и его придётся завершить, -- огорошила меня хранительница. -- Огонь уже получил жертвенную кровь.
   Накопители! Я же с ними в костёр сиганула. Так вот почему Огонь так разошёлся -- стихия приветствовала новых приверженцев, попутно запугав старых. И что мне теперь делать? Я ещё раз присмотрелась к перевёртышам и скисла ­-- они не производили впечатления существ, которых можно уговорить мне поверить.
   Дриада приблизилась к Киаре. Маленькая изящная ладошка принялась перебирать белоснежный мех на загривке рыси, и та довольно заурчала. Тут же из живого кольца выскочил Тагир, подбежал к хранительнице и ткнулся мордой в живот. Супруг Киары был похож на большого кота, которому не терпелось получить порцию ласки. Для всех перевёртышей Заповедного леса хранительница являлась не только вестницей Богини, прежде всего она была другом и защитницей. Но дриада не могла дать хищникам Огонь. Ей были чужды ярость и неукротимость, свойственные этой стихии. Подобно Богине элементали Земли могли лишь убеждать, соблазнять...
   Рыси поддались на уговоры не сразу. Они фыркали, рычали, били хвостами по земле, а какие когти при этом вспарывали землю! Устав изображать из себя огненный столб, я опустилась в костёр и притянула колени к груди. Вмешиваться в процесс переговоров не собиралась. Себе дороже. Покрутив головой, нашла Даркана. Тот тоже держался в стороне и с невозмутимым видом крутил в руках мою лампу. Это он мне так намекал, чтобы я не забыла в случае чего в неё вернуться? Мог и не переживать, геройствовать точно не стану.
   "Ровно до того момента, пока не потребуется загнать ритуальный нож в сердце..." -- попытался съехидничать демон, но почему-то реплика вышла грустной.
   Наконец Киара сдалась и, кивнув дриаде, протрусила к сородичам. Те обступили её, а затем ловко поднялись на задние лапы, закрывая от любопытных глаз. Перевёртыш во время трансформации -- зрелище не для слабонервных. Это только иллюзии и мороки можно наводить по щелчку пальцев.
   Молодая мать ступала медленно и осторожно, готовая в любой момент обратиться в бегство. Я продолжала неподвижно сидеть в центре кострища, в глаза Киаре не смотрела, а на малышей и вовсе взгляд поднять боялась. Перевёртыш поставила корзинку у ног дриады и приблизилась к костру, проигнорировав зелёную границу. Ну и черт с ней, мы сегодня и так отклонились от классической церемонии дальше некуда.
   -- Никогда не думала, что добровольно отдам своих детей в руки огненной фурии, -- процедила сквозь сжатые зубы Киара.
   Она и не представляла, что настоящая огненная фурия смертельно бы обиделась, услышав эти слова. Для летучих воительниц я была ходячей насмешкой над их родом. Мало того что уродка с неполным комплектом рук, так ещё и сдохлик полярный. Больше всего фурий бесила моя водная ипостась и хвост. Да, я не собиралась проводить внеплановую лекцию об огненных девах из Инферно, но и выслушивать обвинения, идущие не по адресу, было выше моих сил.
   -- Огненная фурия никогда бы не смогла отправиться за твоим малышом за Грань и зов Богини Земли она бы также не услышала.
   Киара молча кивнула в ответ. Она усиленно пыталась вникнуть в услышанное и понять заодно, что я такое. Бесполезное занятие, я и сама за двадцать пять лет не разобралась. Впрочем, никто из глав Родов Элементалей тоже. Пары, принадлежащие полярным стихиям, обречены на бездетность. Одно время я сутки напролет проводила в архивах, изучая случаи рождения детей у огненно-водных или воздушно-земных элементалей. В каком бы из миров Четырёх Стихий я не собирала информацию, в моём распоряжении оказывалась тоненькая книга учёта малышей, рождённых у пар сопредельных стихий, и с десяток научных трудов, опровергающих саму возможность зачатия у полярных. Считается, что элементаль должна быть предана лишь одной стихии и посвятить жизнь служению ей. Официально смешанные союзы не запрещены, но на рожденном вопреки законов природы малыше всегда будет лежать печать смеска.
   Дриада вывела Киару за границу круга, потом взяла одного из спящих младенцев из корзинки и поднесла ко мне. Я тут же вскочила на ноги, но руки протягивать не спешила. Хранительница укоризненно нахмурилась, дескать, чего тормозишь-то, и только тогда я рискнула принять малыша.
   Богиня! Какой же он кроха. Такой розовенький, крепенький, а как спит, только носик чуть слышно посапывает. Пробудившееся пламя костра было мягким, словно домашний очаг. Золотистый огонь скользнул на ладонь и заиграл на кончиках пальцев. Прости, малыш, но мне придётся тебя разбудить. Я провела по теплой, пахнущей молоком, щечке, дотронулась до лба. Ребёнок сморщил носик и чихнул. Краем сознания отметила гул, пронесшийся по поляне. Перевёртыши всё еще мне не доверяли. Ну и пусть, я-то в себя поверила. Пляшущее на коже пламя начало алеть, мягкое и золотистое оно приобретало оттенки оранжевого и красного, а вместе с ним росла и тревога. Что если я не смогу сдержать стихию и оставлю на нежной коже рысенка огненную печать? В прозвучавшем в голове смешке отчётливо слышался треск горящей древесины:
   "Джинни, с чего ты взяла, что Огонь ранит своих последователей?"
   Я застыла в растерянности, не в силах поверить, что стихия ко мне обратилась. Впервые она сочла меня, огненную элементаль, достойной разговора.
   "Я обращался к тебе, Джинни, но ты меня не слышала..."
   Вздрогнув, прижала малыша к себе, словно стараясь защитить от Первородного пламени. Не позволю, не отдам! Страх бурлящим гейзером, выплеснулся наружу. Родное и ласковое пламя стало невыносимо горячим, я стиснула зубы и зажмурилась.
   "Вода... Слишком много... Она душит... Меш-ш-ает..." -- прошипел Огонь, будто в него и в самом деле плеснули воды. Языки пламени дёрнулись, скользнули по ногам и начали затухать. Костёр терял силу, вместе с ней уходила и боль.
   "Джинни Джай-Дайз, ты что, решила завалить ритуал? -- мысленный голос Даркана звенел от ярости. -- Неужели ты и в самом деле ни на что не способна?!"
   Вот только не надо мне лишний раз напоминать насколько я никчемная! Сама прекрасно знаю! Безошибочно повернув голову, выхватила в толпе перевёртышей высокую фигуру Даркана. Запихни меня в Бездну, я и во Тьме смогу найти своего демона. По голосу. По запаху. По острому, пульсирующему желанию, которое заставляет, бросив всё, лететь навстречу пламени...
   Чудовищным усилием смогла отвести взгляд от Шэлгара и тут же почувствовала себя такой одинокой.
   "Тогда зачем ты каждый раз норовишь от меня ускользнуть? Позволь мне помочь тебе, Джинни. Огонь это не только сила и свобода, он может быть разным: чутким и ласковым, как сердце матери, всепоглощающим и неудержимым, как истинная страсть..."
   Пламя костра взметнулось выше головы, даже небо на мгновение стало золотистым. Я прижала к себе рысёныша, словно утопающий, цепляющийся за обломок плота. Даркан был прав: Огонь может быть разным. Он придаёт силы, наполняет энергией, но он же и сжигает изнутри, требует отдачи. Полученный дар нельзя сохранить, спрятать, оставить для себя, а ещё огненная стихия не направляет, не даёт подсказок. Так каким же будет твой путь, малыш? Рысёнок, будто бы услышав немой вопрос, открыл голубые глазки и схватил меня за указательный палец. Огонь соскользнул с него и обвил крошечное запястье. Малыш нахмурился, помахал ручкой, на которой теперь красовался пылающий браслет, и счастливо рассмеялся. Я приподняла новорожденного повыше, давая перевёртышам рассмотреть огненный символ. Торжествующий рёв пронёсся над поляной.
   Да что ж они детей-то пугают?! Тише-тише, мой сладкий, не надо морщить личико. Просто большие дяди очень рады, что ты познакомился со стихией. Теперь ты вырастешь большим и сильным рысем и сможешь драть глотку не хуже своего папочки. Ну всё, хороший мой, теперь мне надо заняться твоими братиком и сестричкой. Будешь помнить тетю Джинни? Да? Малыш счастливо рассмеялся, а потом закашлялся. Я осторожно перевернула его, так чтобы головка оказалась лежащей на моем плече. Рысенок еще раз кашлянул, и что-то теплое и мокрое поползло у меня по спине. Похоже, юный перевёртыш решил пометить меня на прощание. Оставалось надеяться, что его брат и сестра не последуют его примеру
   Я ожидала, что омовение малышки будет развиваться по похожему же сценарию, но ритуал преподнёс мне сюрприз. Нет, юная рысь, не оставила мне на память "подарочка". Её пламя оказалось подобно фейерверку. Стоило мне призвать Первородный огонь, как в небо взметнулись тысячи искрящихся огоньков. Когда я передала девочку на руки дриады, та улыбнулась и, поцеловав в лобик, нарекла Искоркой. Тагир и Киара переглянулись и одобрительно закивали.
   Рысёнка, за которым я была вынуждена прогуляться в Сумеречье, я приняла с особенным трепетом. Как-никак мы теперь связаны. Руки дрожали, я с волнением всматривалась в личико спящего малыша. Каким же будет твоё пламя? Будет ли оно бесстрашным, как у брата, или окажется искрометным и полным беззаботного очарования?
   Костёр потемнел, красные пляшущие языки окрасились в цвет спелого граната и были встречены недоуменным гулом перевёртышей. Кто-то умный предположил, что это элементаль специально всех пугает, а дриада робко поинтересовалась:
   "Джинни, что происходит?"
   Ещё б я сама понимала! Такого Огня мне встречать не случалось. Он не разгорался, не рвался в небо, не стремился увлечь за собой, а стелился по земле, будто река крови, которой вдруг вздумалось превратиться в жидкое пламя. Вот Бездна-а-а... Я так стремилась в Хаос, а когда он сам пожаловал, сразу и не признала. Через Инферно пробился, видать, сильно ему рысёнок нужен. Вот только для чего? Пламя липким, жалящим угрем поползло по ногам, стремясь добраться до посвящаемого. Я прижала малыша к груди и привстала на цыпочки.
   "Ты всего лишь проводник, Джинни, не тебе выбирать..."
   Я упрямо мотнула головой, не желая прислушиваться к словам Даркана. Как я могла отдать этого славного малыша, которого сама вытащила из Сумеречья, Тёмному Огню? Это действительно походило на какое-то жертвоприношение. Я поежилась и переступила с ноги на ногу. Пламя продолжало струиться вдоль тела, поднимаясь всё выше и выше. Для того чтобы добраться до желаемой цели ему была нужна я! Беспомощно взглянула на дриаду, если хранительница сочтёт, что ритуал необходимо прервать, сразу из костра выпрыгну. Лучше жить без благословения стихии, чем впустить в себя такое!
   Дриада меня удивила. Склонив голову набок, хранительница задумчиво произнесла:
   -- Огонь бывает разным, Джинни, но это не означает, что он должен быть понятным... Это не твоё пламя и не твоя Судьба...
   -- А что если я не хочу такой Судьбы своему подопечному?
   -- Всё не так страшно, Джинни, его родители и те поняли.
   Повернулась к родителям рысёнка, и обомлела: глаза Тагира были наполнены гордостью, Киара нервно теребила нитку альмандиновых бус. Странно, а ведь прежде на ней их не было, или рысь прятала их под рубашкой? Если бы у меня в роду были последователи Хаоса, я бы тоже об этом особо не распространялась.
   "Стесняешься меня? Да?" -- бросил насмешливую мысль Даркан Шэлгар.
   "Ты страж Огненной границы, это другое..." -- отмахнулась я.
   "И кто же я, по-твоему, Джинни?" -- в мягком, бархатном голосе демона звенели стальные нотки.
   "Давай не сейчас? У меня тут ритуал из-под контроля выходит..." -- пожаловалась я, заставляя себе стоять смирно.
   Языки пламени медленно ползли по телу, словно у огня, прибывшего из Хаоса, была вечность в запасе, а ощущения от его соприкосновения с кожей были не самыми приятными. На границе сознания что-то проворчал Даркан. Странно, но, похоже, демон всерьез беспокоился из-за моей реакции на Тёмное Пламя. А как я должна к нему относиться? Для меня Огонь -- бесконечная круговерть, быстрая, свободная от правил и условностей. Мне никогда не приходилось соприкасаться с пламенем, способным отнять чью-то жизнь. Я понимала, что рысёнку суждено стать защитником Заповедного леса, однажды ему придётся научиться убивать. Однако, глядя в голубые невинные глазки лежащего на руках крохи, я отчаянно хотела, чтобы его стихия оказалась иной.
   Огонь может быть разным, но только от его последователя зависит, для достижения какой цели он будет использован. Стихия является отражением нашей сути, но выбор пути совершает не она. Я напоминала себе непреложную истину, пока костер продолжал разгораться. Альмандиновое пламя больше не казалось пугающим. Я ощущала вибрирующую ярость и мощь стихии. Для нее не существовало запретов или ограничений. Чистая сила, не сдерживаемая правилами и условностями. Мне оставалось лишь смириться и позволить пламени добраться до конечной цели, ведь я была всего лишь проводником. Закрыв глаза, опустила кончики пальцев в костер, позволив альмандиновому пламени скользнуть на ладонь. Руку скрутила болезненная судорога. Бездна, как же мне удержать это?! Огонь бился в кулаке пойманной стрекозой: не успела я половчее его ухватить, как он рассыпался крошечными искрами, цвета спелого граната, которые так и норовили просочиться между пальцев. И ведь просачивались, заразы мелкие! Дальше медлить я уже не могла. Вскинув руку, осторожно провела по щеке рысенка. Крохотная ручка ухватила меня за кончики пальцев и сжала так, что у меня перехватило дыхание. Голубые глазки потемнели, приобретая оттенок красного альмандина. Я застыла не в силах пошевелиться, даже дышать перестала. Вглядывалась в лицо рысёнка и ждала дальнейших изменений. Со страхом смотрела в тёмные глаза и придирчиво искала в них следы безжалостности и кровожадности, но малыш всё также безмятежно улыбался и довольно агукал. Неужели это всё?
   "Нет, Джинни, сейчас у него отрастут рога, копыта и хвост, и он ускачет в лес сеять хаос и разрушения..." -- поддел меня Шэлгар.
   Ехидный голос демона сменился мягким говором дриады:
   "Ритуал завершён... -- напомнил дух леса. -- Рысёнка пора вернуть родителям..."
   Я рассеянно кивнула и, подойдя к границе костра, протянула малыша хранительнице. Так жалко с ним расставаться! Глупости какие-то. Подумаешь, смоталась в Сумеречье да роль проводника Огненной стихии на себя примерила. В последний момент не удержалась и поцеловала кроху в лобик, а когда отстранялась, рысенок погладил меня по щеке и посмотрел так внимательно, будто и в самом деле решил не забывать тетю Джинни.
   Поспешно отступив в костер, позволила пламени охватить меня целиком. Ещё не хватало, чтобы перевёртыши увидели, как ревёт огненная элементаль.
   Глава 7
   Перевёртыши не думали расходиться. Я по-прежнему торчала посреди костра, прикидывая, не будет ли чересчур невежливо, если без предупреждения уберусь восвояси. Свою-то задачу я выполнила. Сияющая Киара давно скрылась в доме -- пошла укладывать малышей в колыбель. Правильно, нечего им словно котятам в одной корзинке спать.
   Из костра я выходила осторожно, придирчиво выбирая, куда бы поставить ногу на следующем шаге. Миновав перевёртышей, направилась к дому. Я уже прошла половину пути, когда, оступившись, слегка покачнулась, и тут же кто-то заботливо поддержал под локоть. Повернула голову, и слова благодарности замерли на губах.
   -- На этот раз я вас поймал... -- не произнёс, а буквально промурлыкал светловолосый перевёртыш, тот самый, который предлагал мне поупражняться в полетах. При этом локоть он держал крепко, слишком крепко для дружеской поддержки. -- Ваше появление в нашем лесу стало настоящим чудом, ниспосланным богами.
   -- За последние сутки в вашем лесу произошло немало чудес: явление Хранительницы, рождение малышей у Киары...
   Рысь прикрыл глаза и шумно втянул воздух:
   -- Весна, она наконец-то возвращается. Чувствуете?
   -- Конечно, я же одна из дочерей Богини Земли.
   -- Хотите, встретим эту весну вместе?
   Я замерла, не ожидая настолько прямого предложения. В тайне надеялась, что его не последует вовсе, что перевёртыш передумает или его остановит Даркан. Я не понимала, почему демон всё ещё не вмешался. Тем временем рука рыся ненавязчиво так переместилась с локтя на талию. Я нашла взглядом Шэлгара. Он находился возле крыльца и с безмятежным видом наблюдал за происходящим. Нет, вариант "моя и через плечо" меня совсем не устраивал, но нельзя же так спокойно смотреть как его...
   "Как кого, Джинни?" -- вкрадчивый вопрос сопровождался таким взглядом, что по телу разлилась горячая волна.
   "Как чьего?" -- второй вопрос заставил меня застыть в растерянности. Неужели я это подумала?
   "Убирайся из моей головы! Это нечестно! Ты не оставляешь мне выбора, я не могу решать, что показывать тебе, а что нет!"
   "Выбор, Джинни, его-то я тебе и предоставил..."
   Скосив глаза на ожидавшего ответа перевёртыша, осознала, что Даркан не станет мешать. Даже если решу прогуляться с рысем в лес, демон не попытается меня остановить. Ему что, совсем всё равно?
   -- Я всего лишь проводник воли Богини. Она привела меня в ваш край, но ритуал завершён... Признаться, я отдала больше, чем собиралась. Прошу прощения, но мне надо отдохнуть...
   -- Неправда! -- мужчина взглянул на меня исподлобья. -- Ты пахнешь как самка, нашедшая свою пару.
   Я опустила глаза и покраснела. У перевёртышей открытое обсуждение интимных вопросов в порядке вещей, но мне стало откровенно неловко, ведь Даркан слышал каждое слово. Попыталась скинуть руку перевёртыша с талии. Не вышло. Рысь просто не хотел видеть очевидного.
   -- Уверена, Весна ещё подарит вам возможность обрести свою спутницу, но на мой счёт вы заблуждаетесь, -- говорила твердо, но голову так и не подняла. У перевёртышей свои заморочки по поводу зрительного контакта. Каждый из взглядов имеет своё значение. Знакомый наг как-то пытался объяснить нюансы, но безуспешно. Для себя я уяснила: при общении с тем, у кого имеется звериная или птичья ипостаси, лучше вообще в глаза не смотреть. Так безопаснее. Лучше рискнуть показаться слабее, чем переоценить собственные силы.
   Выяснить, удалось ли мне убедить перевёртыша, я не успела. Меня приподняло над землей и быстро переместило в сторону, только лапа рыся по бедру скользнула. Возникший на моём месте демон сохранял невозмутимый вид. Светловолосый посмотрел на меня, потом перевел взгляд на Даркана, силясь определить, кто из нас двоих инициировал перемещение. Демон усмехнулся в стиле "понятия не имею, как это произошло, да её тут раньше и не стояло..."
   Намёк прошёл мимо. Точнее, пролетел со свистом, потому как любитель экстремальных полётов в исполнении элементалей попытался обойти Шэлгара и приблизиться ко мне. Я и рот раскрыть не успела. Удар в поддых заставил перевёртыша согнуться пополам. Не дав мужчине прийти в себя, демон приподнял его за шиворот, как котенка, встряхнул и отбросил в сторону.
   -- Эй! Даркан, полегче! -- я бросилась к распростёртому на земле перевертышу, но низкорослая худощавая женщина, так похожая на Киару, преградила мне путь:
   -- Не вмешивайся.
   Я осмотрелась и совсем приуныла -- члены стаи взяли нас в кольцо. Конечно, рукопашную демон против перевёртыша не каждый день увидишь. Нет, я поражаюсь, они реально собираются дать этим идиотам пустить друг другу кровь на той самой поляне, где недавно завершился ритуал посвящения рысят? Я не сомневалась, что Даркан не станет прибегать к магии в схватке, но всё равно переживала за перевёртыша. Как-то подозрительно тот лежал на земле без движения. Вдруг его Даркан слишком сильно стукнул? Сильно! Очень сильно! Потому что рысь пружинисто вскочил на ноги и начал покрываться шерстью. Нет, так не пойдёт! Не позволю!
   Рванула вперёд -- и снова передо мной возникла та же женщина. Интересно, это мать Киары или её старшая сестра? Я откровенно плохо определяю возраст теплокровных на глаз. Слишком быстро они меняются, да и сияние ауры у них по большей части связано с внутренней духовной силой или магическим резервом, а никак не с возрастом, как у элементалей. Странные существа эти теплокровные, такие интересные и непонятные до конца. Наверное, именно поэтому Радужный мир так меня притягивает.
   Женщина сурово поджала губы и покачала головой:
   -- Учись верить в своего мужчину.
   -- Да ладно уже, Кира, дочь стихий твоего внука спасла, а ты вместо благодарности журить её начала, -- вклинилась коренастая круглолицая молодка. -- Только посмотри, как трясет бедняжку.
   Стоящие поодаль женщины-перевёртыши засуетились и обступили меня. Кто-то накинул на плечи пуховый платок. Нет, спасибо, конечно, но теперь же ничего не видно! Попробовала встать на цыпочки и вытянуть шею, но меня заботливо подхватили под руки и потащили к дому. При этом рот у Тиоры, так звали молодку, не закрывался ни на секунду:
   -- Ножки босые, трясешься, как тростиночка на ветру, совсем себя не пожалела.
   -- Это всего лишь отток энергии, скоро восстановлюсь, -- пояснила я, а у самой зуб на зуб не попадал.
   -- Конечно восстановишься, -- расплылась в улыбке седая старушка, идущая по левую руку. -- Отдохнешь, отмоешься, откушаешь. Нет, не сюда. Мы тебе на конюшне бадью с горячей водой приготовили.
   Я споткнулась на ровном месте. Тиора на мгновение смутилась, а потом защебетала:
   -- Посудите сами, в доме три младенца, вдобавок члены семьи пожаловали с дальнего края леса. Ночевать останутся. Вам на конюшне будет намного удобнее. Там у Тагира хорошо: травы сушатся, сено мягкое, а лошадок мы в сарайчик перегнали.
   -- А лошадок зачем выселили? -- с подозрением произнесла я, и вновь женщины замешкались с ответом. Ладно, от младенцев отселили, но лошадям-то я что могла сделать? Обижаться решила молча, хотя женщины продолжали беспрерывно щебетать. Говорили в основном о чудесном спасении младшенького. Наверное, хотели сделать мне приятное.
   Мы обогнули дом и подошли к просторной конюшне. Понятия не имею, зачем перевёртышам держать лошадей. Понимаю ещё корову или козу. Из соседнего сарайчика донеслось протяжное мычание, подтверждающее, что хищники-рыси тоже любят молоко. Позади раздались громкие мужские возгласы -- что бы ни происходило на полянке, перевёртыши были явно в восторге. Тревога неприятно кольнула сердце. Хотела потянуться мысленно к Даркану, но одёрнула себя. Не до меня ему сейчас. Да и чего я беспокоюсь? Он же демон и страж границы. Что ему перевёртыш, если приходится сдерживать монстров из Хаоса от вторжения в Огненный мир? И всё равно тревожно...
   Погружённая в размышления, дотопала до конюшни. Тиора распахнула двери, я сделала пару шагов и застыла... Помнится, перевёртыши упоминали, что подготовили для меня горячую воду, но увиденное превзошло все ожидания. В глубине конюшни, позади трех стойл, стояла ванна, настоящая деревянная ванна с бортиком и приставной скамеечкой. От воды поднималось облачко горячего пара. Восхищённое "ух ты!" быстро сменило подозрительным "откуда?".
   -- Наша фамильная реликвия, -- со смехом пояснила мать Киары. -- Прабабка моя родом из Северного Аравита, а как замуж вышла, в Заповедный лес без любимой ванны переезжать наотрез отказалась. В остальных семьях матери дочерям пяльцы любимые передают, обереги да книги с рецептами, а у нас вот, ванна переходящая.
   Я улыбнулась и вежливо кивнула, на поддержание разговора сил не хватило. Мысленно уже сидела в ванне и перебила расставленные на бортике баночки и бутылочки. Больше всего мне хотелось поинтересоваться содержимым высокого кувшинчика, снять с подноса белую салфеточку...
   -- Чего застыла? Смелей! -- Тиара стащила с моих плеч платок и подтолкнула в спину.
   -- Мы тут тебе покушать приготовили, -- засуетилась седовласая старушка. -- Еда простая: пирог с рисом и мясом, немного вина. Элементали ведь едят пироги? -- обеспокоенно уточнила она.
   -- Едят! -- твердо объявила я.
   В нынешнем состоянии я была готова съесть даже салфетку. От слабости дрожали колени, и звенело в ушах. Как бы намекнуть, что элементали и ванну принимают в одиночестве? Обижать никого не хотелось, но толпа за спиной начинала нервировать. Нет, я понимала, что большинство перевертышей кроме прежней хранительницы других духов природы не встречали. Я бы с удовольствием познакомилась со всеми членами стаи и по возможности удовлетворила воистину кошачье любопытство рысей, если бы чувствовала себя хоть чуточку лучше.
   Меня спасла Кира: гаркнула что-то низкое и рычащее, спустя несколько секунд на конюшне помимо меня остались лишь она, Тиора и седовласая старушка.
   -- Расшумелись кумушки, будто галки перед дождём, -- недовольно проворчала последняя. -- А ты не смущайся, отдыхай. Никто до утра не побеспокоит. Я уж прослежу, чтобы и близко никого рядом с конюшней не оказалось.
   -- И я присмотрю, -- подхватила Тиора. -- Не суди их строго. В нашем лесу обычные-то путники редко бывают, а элементали и того реже.
   В воздухе повисло неловкое молчание.
   В отличие от Тиоры старушка оказалась догадливее. Сердечно улыбнувшись, она привстала на носочки и быстро расцеловала меня в обе щеки, я даже шарахнуться в сторону не успела.
   -- Отдыхай, деточка, и ещё раз спасибо тебе за малыша.
   Я еле нашла силы, чтобы кивнуть в ответ. Крепкие объятия встряхнули не хуже электрического разряда, сердце радостно подпрыгнуло в груди, ловя отголоски чужого счастья.
   ***
   Пирог закончился до обидного быстро. Только что золотистая корочка похрустывала при каждом укусе, пышная сдоба таяла на языке, а сочная рисово-мясная начинка заставляла урчать от наслаждения, как бац... гастрономическое волшебство исчезло, оставив на память несколько крошек. Вздохнув, переключила внимание на высокий глиняный кувшинчик. Я особа не то чтобы привередливая, но лучше бы перевертыши лишний кусок пирога выделили. С тоской взглянула на мисочку ещё раз и потянулась к кувшину. Ого! Вина рыси не пожалели. Понятно, из духа природы, питающегося чистой энергией, я в их глазах превратилась в существо, следящее за фигурой и злоупотребляющее алкоголем. С другой стороны, если вспомнить, что я на полянке вытворяла, тут не только на алкоголь грешить станешь...
   Налила полный кубок, пригубила. Ух! А перевертыши знают толк во вкусненьком! Вместо ожидаемой кислятины, так уважаемой ценителями вин, в кувшине плескалась сладковатая, с лёгкой горчинкой вишнёвая наливка. Сделав глоток, блаженно откинула голову назад и зажмурилась. Я ощущала себя гарпией, добравшейся до цветущей амброзии. Как там сказали перевёртыши? Никто до утра не побеспокоит? Вот и славненько. Потихоньку приговорила полный кубок и спохватилась, только когда рука потянулась за добавкой. Нет, так не пойдёт. Вздохнув, решила поставить кубок на бортик... и промахнулась. Коварное очертание ванны стало размытым, а пузыречки на стульчике удвоились. Привстав на коленях, протерла глаза и часто-часто заморгала. Численность пузырьков вернулась к исходному количеству, зато от остывшей воды поднялось облачко пара. В теле появилась странная лёгкость, чувства обострились, дыхание стало тяжёлым. С подозрением покосилась в сторону ни в чём не повинного кувшина. Нет, вино тут совершенно ни при чём. Шлепнувшись обратно в ванну, обхватила колени руками и замерла, прислушиваясь к звукам леса. Где-то рядом на лужайке резвились олени, да и белочкам было уже хорошо. Низкое довольное урчание заставило меня покраснеть до кончиков ушей и поспешно нырнуть под воду. Так некстати вспомнились взгляды, которыми обменивались юноши и девушки у костра. Не хочу я этого слышать и чувствовать! Совсем не хочу. Это даже хуже, чем подглядывание!
   Стихийная эманация -- штука опасная, а в моём случае ещё и обоюдоострая. Элементали стихии Земли живут эмоциями, но улавливать чужие у меня выходило крайне редко. Видимо, полярный Воздух давал о себе знать. Сработать на передачу удалось лишь дважды, да и то в глубоком детстве.
   Как-то Повелитель Инферно и Лорд Хаоса долго пытался выяснить, с чего это обитатели Огненного Чертога весь вечер улыбаются и хихикают невпопад. Лично посетил кухню, в надежде разобраться, какую смешинку проглотили его подданные за ужином. Остатки трапезы тщательно проверили на содержание внеплановых добавок. Особо пристально изучали жаркое из грибов и картофеля. Никто и внимания не обратил на одну чрезвычайно довольную жизнью элементаль, отмечавшую пятый день рождения.
   Во второй раз природная способность нимфеи одаривать окружающих эмоциями сработала, когда я сунулась в катакомбы, расположенные под замком. Проняло всех, включая демонов из личной охраны Повелителя. На поиски излучателя, подкинутого неизвестным врагом, бросили всю стражу. Члены мобильных отрядов тряслись, обливаясь потом, дружно клацали зубами, параллельно подбадривая друг друга пинками и зуботычинами. Под влияние стихийной эманации, от которой не спасали блокирующие амулеты, попали и элементали, и демоны. В это время я усиленно искала выход из подземного лабиринта, и мне было очень и очень страшно. Точнее я была в ужасе от одной только мысли, что не смогу выбраться на поверхность. Вот этими воистину незабываемыми ощущениями я щедро делилась со всеми, кому не посчастливилось оказаться поблизости.
   Откинувшись на бортик ванны, призадумалась. Что же такое произошло сегодня на полянке? Почему-то казалось, что проведенный ритуал затронул не только обитателей Заповедного леса. Что-то изменилось во мне самой. Оставалось понять что именно...
   Рука снова дёрнулась в сторону кувшина. Конечно, на трезвую голову думать не так интересно. "Ну, так вкусная же наливочка: тягучая, пряная, и градусы практически не ощущаются..." -- самым наглым образом принялась соблазнять наиболее гурманистая часть меня. И кому какое дело, что я в нетрезвом виде искрю, будто зажжённый фитиль? В конюшню всё равно до утра никто не сунется. Вон даже лошадок вывести догадались.
   Ммм... Вкуснятина-а...
   Проявила чудеса выдержки и выпила только половину, рассудив, что вымыть пьяную голову, такими же пьяными руками будет сложновато. Отставив кубок, потянулась за пузатеньким флакончиком из темного стекла. Крышечка не поддавалась. Я её и крутила, и ногтём поддевала, и даже зубами прикладывалась -- бесполезно. Фух, это издевательство какое-то! О! Она, оказывается, в другую сторону крутится, то есть вертится. Нет, это пузырёк бессовестный кружится, а ещё и прыгает. Стой, зараза мелкая! Эхх, ушёл, то есть утонул...
   Встав на четвереньки, принялась шарить руками по дну ванны. Цыпа-цыпа-цыпа... На поверхности воды стремительно образовались хлопья пены, в воздухе запахло ромашкой и сандалом. Перевернувшись на спину, принялась лениво перебирать руками. Красота! Расслабляет не хуже вина. Помнится, у меня в кубке немного оставалось. Обалдеть, когда я всё выпить успела? Схватила кувшинчик и потрясла. Ага, а тут ещё что-то плещется и булькает. Громко так булькает, я бы сказала, бурлит. Нет, это не кувшинчик. Бездна! Откуда в ванне столько пены?! Стой! Горшочек не вари! Мы так не договаривались!
   Куда там, пена, словно дрожжевое тесто, продолжала подниматься, того и гляди из ванны на пол белыми хлопьями начнет вываливаться. Вода подозрительно забурлила, а потом от неё повалил пар. Окажись в таком кипятке нормальный человек -- сварился бы заживо, но я-то не человек и не то чтобы нормальная.
   -- Да куда ты лезешь-то?! -- чуть ли не плача прикрикнула я на утекающую через бортик ванны пену. Та явно издевалась: шипела, пузырилась и переливалась всеми цветами радуги. Вряд ли перевёртыши обрадуются, обнаружив поутру в конюшне мыльный потоп. От клокочущей поверхности оторвался радужный пузырь и взмыл под потолок, за ним последовал второй, третий, четвертый... Хихикая, шлепнулась обратно в ванну. Пены в той заметно поубавилось, зато под потолком у меня появилось собственное "небо" из мыльных облачков. А что это они неподвижно висят? Не-е-е, так неинтересно. Я сильфида или кто?
   Вытащив ногу из воды, начала вращать ступнёй. Пузырики выстроились в одну линию и принялись добросовестно летать по кругу, потом пронеслись петляющей змейкой и наконец нарисовали в воздухе знак бесконечности. Красота! Так, сколько у меня ещё вкусненького осталось? Протянула руку к кувшину, но тот почему-то взлетел в воздух, вспыхнул огнем и лопнул, разлетевшись хлопьями пены.
   Допилась...
   Неожиданно позади раздалось насмешливое:
   -- Джинни, думаю, тебе уже хватит.
   Охнув, попыталась уйти под воду, той осталось в ванне ровно половина, но я очень старалась. В результате удалось спрятать лишь то, что чуть ниже шеи и гораздо выше колен. Правда и Даркана я теперь не видела -- взгляд был направлен в потолок.
   -- И как тебя только перевёртыши пропустили? -- проворчала я и услышала в ответ злое:
   -- Так ты знала, что их будет несколько?
   Это он о чём или о ком?
   -- Вызовов!
   Я приподняла голову и обомлела. Это какая ж зараза посмела?! На щеке Даркана алели две глубокие царапины, рубашка на груди висела клочьями, торс перевязан потемневшими от крови бинтами. Я не сомневалась, что раны под ними требуют усиленной регенерации. Сколько я тут провалялась? Час-полтора? И всё это время...
   Вскочив на ноги, выпрыгнула из ванны и понеслась к двери. Меня перехватили по дороге магией, довольно-таки ощутимо встряхнули и оставили болтаться в воздухе.
   -- И куда ты собралась?! -- прорычал демон. На краю сознания мелькнула обида: "Чем я подобный тон заслужила?", но я удавила её в зародыше. Я была злая и жаждала крови!
   -- Убивать недобитых! Чтобы я позволила каким-то блохастым кошакам поднимать лапу на своего мужчину!
   Меня опустили на пол. Аккуратно так опустили. А потом в конюшне стало тихо. Очень тихо. Я даже окружающий лес ощущать перестала, а всё потому, что кое-кто опутал стены сетью заклинаний. И дверь не забыл. И окна. Всё, кажется, я влипла!
   -- Признаниям, сделанным под влиянием алкоголя, верить нельзя, -- быстро проговорила я.
   -- Согласен, -- абсолютно серьезным тоном подтвердил Даркан, а я застыла, не зная радоваться мне или обижаться. Определиться с выбором не успела, поскольку вдогонку прозвучало:
   -- И поэтому мне остается только одно: проверить на практике...
   -- А давай подождём более подходящего момента? Посуди сам: ты -- ранен, я -- упитый неадекват.
   -- Компот, Джинни. В кувшине был всего лишь вишнёвый компотик.
   Я недоверчиво хмыкнула. Как будто я наливку от компота отличить не могу, да и собственная реакция на алкоголь была вполне узнаваема.
   -- Приправленный толикой магии, -- коварно уточнил Даркан. -- Для придания соответствующего запаха... и вкуса.
   -- Какого-какого вкуса? -- пролепетала я, потому что ко мне всё-таки подкрались. Более того -- начали обнимать. Осторожно, едва касаясь плеч, спины, словно боясь спугнуть. Горячие губы слегка прикоснулись к основанию шеи. Обернувшись, бросила быстрый взгляд на Даркана, и сердце защемило от нахлынувших эмоций. В тёмных глазах демона было столько нежности и ласки. Я провела рукой по щеке, чуть ниже свежих царапин.
   -- Мне так жаль...
   -- А мне ни капли, -- Даркан перехватил мою руку и поднес к губам ладонью вверх. Легкий поцелуй отозвался в теле приятной дрожью. Щёки опалил огонь смущения. Я поспешно спрятала лицо на плече демона, обвила руками шею и тут же громко пискнула -- на выдохе грудную клетку обожгло огнём. Тут-то до меня и дошло...
   -- Спалился, да? -- невозмутимо поинтересовался Шэлгар.
   Ну как сказать...
   Рука соскользнула с шеи демона, в мимолетной ласке коснулась плеча, а потом легла на перебинтованную грудь и слегка надавила... Демон чуть вздрогнул от боли, меня же едва не скрутило пополам.
   -- Да! Спалился! -- объявила я, как только снова смогла дышать. Хотела рассердиться и не смогла. Да и как можно сердиться на того, кто полностью тебе открылся? Я зажмурилась, впитывая эмоции, исходящие от Даркана. Беспокойство. Сожаление. И снова безграничная нежность.
   -- Всё-таки вишнёвый компотик? -- буркнула я, уставившись себе под ноги. Это хорошо, что я только чужие эмоции улавливаю, своими делиться уж точно не готова.
   -- Вишнёвее не бывает...
   -- А как же пузырики? -- прошептала я и покраснела. Мыльное свидетельство собственного неадеквата продолжало парить под потолком.
   -- Ты не представляешь, что вытворяли у костра перевертыши.
   -- Хороводы водили? -- хихикнула я, поняв к чему клонит Даркан.
   -- Хороводы и вариации на тему рунических символов.
   Выходит, я всего лишь опьянела от чужих эмоций повышенного градуса. Лес самым активным образом отмечал явление новой Хранительницы. Я вспомнила сложную гамму чувств, заставившую меня вспыхнуть до корней волос и залечь на дно ванны -- некоторые предпочитали радоваться в узком, можно даже сказать, интимном кругу.
   Мягкая серебристая ткань легла на плечи, я тут же запахнула её на груди, а вот спасибо сказать не успела:
   -- Идём, -- меня взяли за руку и потянули в конец конюшни, туда, где виднелась лестница на второй этаж.
   -- Зачем?
   -- Поговорить надо, -- хмыкнул Даркан и задумчиво почесал в затылке. -- Только знаешь, как-то не так я себе это представлял...
   -- Общение с эманирующей  нимфеей?
   -- Угу. Вроде того, -- буркнул демон и принялся взбираться по лестнице.
   Глава 8
   По лестнице я поднималась медленно, осторожно, буквально останавливаясь на каждой ступеньке. Я и без подсказки Даркана уже поняла, что против воли чужие эмоции улавливаю. Олени были крайне убедительны, да и белочки ничего, а о перевёртышах и вспоминать не хотелось, но почему-то не получалось. Возможно, всему виной слишком короткая серебристая шёлковая пелерина, едва прикрывавшая наготу. Я могла вернуться в лампу, но было любопытно, о чём со мной собирался поговорить демон. Вдруг он наконец-то определился с третьим желанием? Подумала и тут же покраснела. Нет, пожалуй, с этим стоило повременить.
   Даркан ожидал меня, расположившись на краешке бочки. В воздухе перед ним зависли скляночки с эликсирами. Так, что тут у нас? Ого! С каких это пор демоны перешли на растительные сборы, приправленные толикой магии? Шэлгар повёл плечом и поморщился -- на бинтах выступила свежая кровь.
   -- У тебя рана открылась! -- я обеспокоенно всплеснула руками. Взять бы алмазный шлифовальный круг гномов да устроить всем любителям распускать когти сеанс принудительного маникюра.
   -- Знаю, -- проворчал Даркан и мрачно уставился на флакончик с рубиновой жидкостью. Судя по всему, это как раз и было средство, останавливающее кровотечение. -- Интересный у тебя взгляд, -- хмыкнул демон. -- Повышенной кровожадности. Предупреждаю, ни из одной киски чучело сделать не дам.
   -- Да ну тебя... Ты ещё долго этот несчастный пузырёк собираешься гипнотизировать?
   -- Три минуты ... Согласно инструкции, -- Даркан со злостью встряхнул флакон и вытащил из кармана часы.
   Я с трудом подавила восхищенный вздох: прозрачный корпус из зачарованного хрусталя позволял рассмотреть каждую шестерёнку, каждый винтик часов. А как они тикали! Даркан захлопнул золотую крышечку и уже хотел сунуть тикалку в карман, как взглянул на меня и понимающе усмехнулся:
   -- Хочешь посмотреть?
   Нет, я себе такие же хочу. Вслух, разумеется, этого не произнесла. Не привыкла подарки выклянчивать. Но это не помешает мне осторожно выяснить адрес мастера-изготовителя. Закажу себе через Ливия такие же только на длинной золотой цепочке, и еще одни большие, напольные с маятником. Нет, с маятником не стоит -- крылан меня точно прибьёт. Он от десяти музыкальных шкатулок пока не отошёл. В тот раз я сама прокололась, знала же, что не стоит доверять гремлинам. Те ещё шутники. Хотя в создании тонких механизмов им нет равных. Завелись приобретенные у них шкатулки аккурат в полночь. Причём из музыкальных ящичков поплыла вовсе не плавная мелодия вальса, а гимн Подгорного народа. После раскатистого "та-та-та-дам..." крылану уже ничего и никого не хотелось, а в ушах звенело до самого утра. Ливий минут десять потратил на то, чтобы оббежать все комнаты истринского особняка. Я же по шкатулочке в каждую комнату поставила, исключительно для красоты, срывать романтическое свидание крылану и в мыслях не было.
   Шэлгар расценил моё молчание по-своему: часы взлетели в воздух. Подпрыгнув, поймала их в полёте. Фух! А если бы не успела? Впрочем, реакция демона всё же лучше моей -- у самого пола магией бы подхватил. Я раскрыла кулак и поняла, что пропала: на ладони лежала искрящаяся льдинка, внутри которой вращались золоченые детали механизма. Вот оно, русалочье счастье! И почему духи Воды настолько неравнодушны к драгоценностям? Нет, не то создание назвали сорокой...
   -- Нравится? Можешь оставить у себя...
   -- Спасибо, -- прошептала я. От нахлынувших эмоций пересохло в горле. Нет, часы были изумительны, но слезы на глазах выступили вовсе не потому, что мне вручили вожделенную блестяшку. В тот момент, когда Даркан предложил оставить тикающую льдинку у себя, я ощутила прилив светлых теплых эмоций -- делая мне подарок, демон радовался сам.
   -- Три минут прошло, -- осипшим голосом произнесла я.
   Демон кивнул, открыл пузырек и, выпив залпом содержимое, закашлялся.
   -- Какую всё-таки дрянь местные целители готовят.
   -- Лучше бы ты в Инферно вернулся и исцелился там.
   Это только элементали быстро регенерируют независимо от местопребывания, а демонам необходимо физически прикоснуться к пламени Огненного мира.
   -- Я не стану открывать ещё один портал. Поверь, лесу достаточно и того, что произошло сегодня на поляне. Кроме того, я не хочу оставлять тебя без присмотра, -- последнее было произнесено с чуть лукавой улыбкой. -- Не появись я вовремя и не заблокируй конюшню от чужих эмоций, ты бы пузыриками не ограничилась.
   Хммм... А ведь меня и правда отпустило. Вот как только Даркан появился, так и пришла в себя. Думала, что от стыда резко протрезвела, а выходит, демон перекрыл поток эмоций магией, и теперь мы одни. Во всех отношениях. И осознавать это было очень приятно...
   Забывшись, прижалась плечом к груди демона и тут же вздрогнула, уловив отголосок его боли. Нет, так не пойдёт! В Бездну наборы эликсиров с их хитрой системой приёма. Крошечный огонёк подпрыгнул на ладони, будто мячик для пинг-пая.
   -- Джинни, не стоит ...
   -- Почему нет? Я не собираюсь спокойно ждать, пока эти травки-муравки, выпитые в правильной последовательности, на тебя подействуют... Ты демон, а демонам для регенерации нужно одно...
   Огневичок подпрыгнул в последний раз и с тихим шипением ударил в грудь Даркана, тот вздрогнул и прикрыл глаза. На губах демона проступила хитрая улыбка:
   -- Хочешь узнать, что мне действительно нужно? -- невинно спросил он, но руки, обнимающее меня за талию, были намного красноречивее слов.
   Я покраснела и смущенно одернула подол пелерины и как-то совсем тихо, пересохшим от волнения горлом, выдавила из себя:
   -- Не сейчас... Сначала надо активировать процесс регенерации.
   -- Ну, раз ты настаиваешь...
   Так, а подвох в чём? Озвучить вопрос я не успела, меня подхватили на руки, переместились куда-то вправо и наконец опустили в душистое сено.
   -- Пациенту необходим постельный режим, -- невозмутимо прокомментировал сотворённое безобразие демон и растянулся рядом.
   Ага, осталось уточнить, кто из нас двоих пациент. Наверное, всё-таки оба. И если у Даркана было вполне явное физическое недомогание, вон даже повязка от крови стала алой, то внятно сформулировать диагноз собственного недуга я не смогла. Вместо этого склонилась к груди Даркана и принялась развязывать узелок на бинтах, помогая себе зубами. Вот зараза. Это ж кто так затянул? И ножа, как назло, под рукой нет. Покрутив головой в поисках чего-то подходящего, обнаружила висящие на стене столярные инструменты. Нет, топор тут мне явно не помощник, пила тоже, а вот крошечная ножовка выглядит вполне безопасной. Даркан проследил направление моего взгляда и изумленно икнул:
   -- Джинни, ты меня лечить или добивать собралась?
   -- Узел тут у тебя, похлеще морского, -- смущенно проговорила я. -- Сам, небось, завязывал?
   Демон хмыкнул, приподнял руку, на указательном пальце обозначился длинный тёмный коготь, а две трети фаланги покрылись мелкой блестящей чешуей. Ух! Прелесть-то какая. Даркан недоверчиво скосил на меня взгляд. Когтей стало пять, а крошечные пластинки теперь покрывали всю кисть.
   -- Потрогать можно? -- не скрывая восторга, прошептала я. Никогда не видела демона в боевой ипостаси вблизи. А картинки, картинки это же совсем не то!
   -- Даже не знаю, обрадоваться такому внезапному околонаучному интересу, или обидеться... -- проворчал Шэлгар и разрезал бинты когтем.
   Я прикусила нижнюю губу, чтобы не улыбнуться -- вдруг решит, что я над ним насмехаюсь -- и аккуратно погладила чешуйки. Они были более плотными и упругими, чем кожный покров, но сравнения с панцирем или иным доспехом не возникло. Перевела взгляд на грудь, точнее, на прилипшие к ней бинты и сглотнула. Я не могла позволить Даркану мучиться и дальше.
   -- Слушай, а давай я за чароитовым клинком сгоняю? Проверенный же спос...
   Договорить мне не дали. Демон резко опрокинул меня на спину и, судя по выражению лица, вовсе не для того, чтобы поцеловать. Интуиция подсказывала, что меня сейчас банально придушат и даже последнее желание озвучить не дадут. Бездна! Это же я джинн, исполняющий желания. И в этом случае как раз третье желание Даркана окажется не реализованным. Так, всё! Я запуталась! Как тут вообще можно думать, когда тебя так настойчиво вжимают в сено? И что это им всем мой чароитовый клинок покоя не даёт? Ладно бы впервые решила воспользоваться, так уже одиннадцать раз таким способом в Сумеречный мир перемещалась.
   -- Джинни... -- тон Даркана совсем не понравился. Ясно, душить не станет, а вот нотацию, длинную и скучную, похоже, готовится прочесть. Нет, так не пойдёт! Сегодня слишком чудесный день, чтобы портить его ссорами и нравоучениями, да и с исцелением я тянуть больше не собиралась. Закрыв глаза, запрокинула голову и призвала Огонь.
   Пламя Инферно всегда отвечало на зов, независимо от того, в каком из пяти Миров-Самоцветов я находилась. Вот и сейчас стоило мне подумать об опаляющей стихии, как горячее лавовое озеро зародилось в груди, от него извивающимися ручейками потекла обжигающая энергия.
   -- Это нечестно, -- только и смог пробормотать демон.
   Я выставила руки, осторожно прикоснулась к груди Даркана и с явным облегчением нащупала неповрежденный участок кожи. Нет, целитель из меня аховый, я и смотреть на раны не стану. Лучше полежу спокойненько, повоспламеняюсь, а там они и сами затянутся.
   -- Себе хоть что-нибудь оставишь? Джинни, нельзя же вот так раскрываться, а ещё в Хаос рвёшься. Таких как ты местные чудовища выпивают полностью, без остатка. Сама не заметишь, как останется едва тлеющий уголек, -- пропыхтели мне в шею.
   Я мысленно кивала, со всем соглашалась. Мало ли что во время активной регенерации пациенту прибредится? Главное, чтобы лежал и не бузил, а то о демонах всякое рассказывают. Хотя по большей части это истории времён войны за Хаос, когда элементалям Огня приходилось удерживать демонов-союзников от преждевременного перехода в Сумеречье. Раны у тех однозначно посерьёзнее были, а тут, подумаешь, несколько царапин. Глубоких гадких царапин. Это хорошо, что я не стала из себя настоящего целителя корчить и под бинты заглядывать, иначе бы точно не знала, как разорваться между обмороком и желанием добить перевёртыша, посмевшего поднять лапу на моего Даркана. Да, сегодня я могла себе позволить считать его своим демоном. Это же воистину волшебный день, наполненный магией Стихий и отмеченный самой Богиней...
   -- А ещё тебе попался самый что ни на есть подходящий для этого удивительного дня демон, -- довольное бормотание Даркана было подобно сытому урчанию большого кота и быстро сменилось легким покусыванием шеи. Я замерла, пытаясь понять, являются ли данные манипуляции необходимыми для успешной регенерации.
   Демон фыркнул и перешёл к поцелуям. Нет, я не то чтобы против, но в Академии стихии Земли нам втолковывали, что исцеление -- процесс, требующий предельной концентрации. Бездна! О какой сосредоточенности может идти речь, если пациент самым наглым образом отвлекает? Внешний раздражитель рассмеялся в голос, перекатился на бок и прижал меня к себе. Крепко-крепко. Я настолько обалдела от нахлынувших ощущений, что не сразу поняла, что грудь демона больше не болит. Получилось! Нет, действительно получилось! Я прервала поцелуй и принялась стягивать уже ненужные бинты. Должна же я была проверить, насколько хорошо царапины затянулись? А к рубашке, точнее к тому, что от неё осталось, руки уже сами потянулись. Я ни о чём таком вообще не думала!
   -- Нет, не так быстро, -- проворчал Даркан, расстегивая пуговицы на пелерине.
   Это он меня или самого себя уговаривал? Если второе, то ничего у него не вышло, потому что три...два...одна... Всё! Кончились пуговки, а желание добиться справедливости осталось. Почему это я одна должна голой попой в сене валяться? Бездна пожри этих гномов с их хитрыми защёлкивающими пряжками, нет чтоб как у девочек всё на пуговках да на крючочках было.
   -- Джинни, постой! -- Даркан перехватил мои руки и завёл их за голову, я едва зубами от обиды не заскрипела, я же почти эту расстегнула хитрую пряжку.
   -- Да послушай ты меня! -- демон схватил меня за плечи и встряхнул. Зря он это сделал, освободившиеся руки тут же вернулись к прерванному занятию. На этот раз коварный механизм поддался с первого раза. Такое чувство, что не с обычной пряжкой от ремня сражалась, а, как минимум, пояс верности взломала. Ох уж эти гномы, затейники...
   -- Джинни, какие гномы? -- простонал Даркан и снова уткнулся мне в шею, при этом плечи подозрительно подрагивали. Он там что, реально ржёт? А вот это уже обидно. Я отдернула руки, которые, впрочем, тут же поймали и вернули в исходное положение, а потом самым подлым образом зафиксировали магией.
   Даркан приподнялся и окинул меня таким голодным взглядом, что выдуманная обида тут же помахала ручкой.
   -- Джинни, ты установленную мной блокировку пробила и снова эмоции чужие тянешь... -- объяснения прервались, а всё потому, что пелерина на груди разошлась. Нет, как бы логично, пуговки же расстегнули.
   -- Но это ещё не всё, -- коварно улыбнулся демон. -- Мне кажется... -- тут рука легла на одно из полушарий и слегка сжала. Я же выгнулась, будто через меня шаровую молнию пропустили. -- Нет, теперь я точно уверен... -- продолжил он слегка срывающимся шёпотом. -- Ты ещё и эманировать начала.
   "Я что-о-о?! -- мысленно воскликнула я, дернувшись в безуспешной попытке принять вертикальное положение. -- Богиня, мы так не договаривались! То есть я понимаю, что с Первородной Стихией договориться о чём-то вовсе не вариант, но это... это несправедливо!"
   -- Тише, Джинни, тише, успокойся, или ты хочешь испортить всем праздник?
   Я замерла. Вот же влипла! Не хочу я быть ответственной за чей-то праздник.
   -- Неужели я не могу просто ... -- тут я поймала взгляд Даркана и покраснела, -- полежать спокойно...
   -- Можешь попытаться, -- серьёзно кивнул демон и склонился к тому, что уже было оглажено и ощупано.
   Лавовое озеро внутри меня забурлило, по телу пронеслась лёгкая дрожь, а вместе с ней пришло сознание того, что так и должно быть. К чему тратить время на сомнения и колебания, если я так скучала всё это время? На смену бесшабашному веселью пришло сладкое томление, предвкушение становилось невыносимым. Словно издалека я услышала собственный беспомощный вскрик, перешедший в протяжный стон -- губы Даркана встретились с моими.
   -- Я тоже скучал...
   Еле слышное признание отозвалось ликующим всплеском, сердце забилось ещё сильнее. Руки, зафиксированные над головой магией Даркана, оказались свободны, и тут же пальцы жадно заскользили по его спине и плечам. Наконец-то вместе, рядом...
   -- Джинни, моя Джинни, -- лёгкие поцелуи, покрывающие лицо, прерывались срывающимся шёпотом. Я что-то говорила в ответ, признания лились подобно родниковому ключу. Не нимфея, не фурия, не сильфида, не русалка, а просто Джинни, его Джинни. Пусть он слышит, чувствует, знает...
   -- Что же ты делаешь со мной? Удивительная моя...
   Не прерывая поцелуя, Даркан приподнял меня за талию и крепко прижал к себе. Я тут же лианой обвилась вокруг его тела, обняла за шею. Голова кружилась, перед глазами мелькали яркие искры. Огонь вырвался наружу, опаляющие ручьи пробежали по коже. Я отдавала себя целиком, чтобы снова оказаться наполненной до краёв...
   Это было парение, сродни полёту над кратером кипящего вулкана. Я целовала Даркана, дышала им и не могла остановиться. В каждом вздохе, в каждом горячем прикосновении губ и рук, я чувствовала отражение собственного желания. А потом был взрыв и падение, подобно фениксу я вспыхнула в последний раз, чтобы рассыпаться раскаленным пеплом.
   Ощущение реальности возвращалось постепенно, и было щедро приправлено запахом дыма и гари. Горло саднило, на глазах наворачивались слёзы. Нет, я не отрицаю, секс был потрясающим, но не до такой же степени? В раздавшемся над головой грохоте почудился громовый раскат. Я подняла взгляд, и у меня попросту отпала челюсть -- над нами горела крыша. Вернее догорала... Как же это я так? А?
   Подумать над разгадкой великой тайны, в сочетании с ритуальным заламыванием рук не удалось. Наплевав на яростное сопротивление и не менее искреннее возмущение, Даркан подхватил меня на руки и затолкал в портал. Надо отметить, перемещение произошло как нельзя вовремя, закрытие портала сопровождалось оглушительным грохотом -- крыша всё-таки обвалилась.
   -- Даркан, постой! -- пискнула я, в то время как демон настойчиво тащил меня за руку в сторону дома, из которого выбегали встревоженные рыси.
   Шэлгар резко остановился и прижал меня к себе. Быстро так прижал, я аккурат носом в подмышку уткнулась. Наверное, это чтобы я не заметила, как Тагир и ещё один парень выпрыгивают со второго этажа, сжимая в руках портки. Лёгкий шлепок чуть пониже спины явно намекал, что не стоит пялиться, куда не следует. Меня-то Даркан укутал во что-то светлое, длинное и полупрозрачное, еще когда мы из портала выходили. Нет, я слышала о кочевых хранилищах, привязанных к владельцу и перемещающихся с ним в пространстве. Для того чтобы получить желаемую вещь, достаточно прошептать слово активатор. При этом не нужно расходовать энергию на открытие портала или создание копий предметов по памяти. От мысли, что Первый Страж Границы таскает за собой гардероб, причем явно женский, стало как-то не по себе.
   -- Даркан, пусти! -- протестующе пробубнила я в подмышку. -- Конюшня же горит!
   -- Я заметил, Джинни, -- весело отозвался демон. Он не только не раскаивался в содеянном, но и явно гордился собой. Поди пойми его. Испортил чужое имущество и радуется.
   Ванна! Раритетная, передаваемая из поколения в поколение рысей, ванна-талисман осталась в конюшне. Пользуясь тем, что демон ослабил объятия -- не иначе как все недоодетые уже пробежали -- я обернулась и увидела, что огонь не ограничился крышей и теперь пожирает второй этаж.
   Мимо укрытых невидимостью нас пронеслись две простоволосые девушки, до меня донеслись обрывки разговора:
   -- Права была Киара! Огненная, что с неё взять?
   -- Хорошо хоть лошадок догадались вывести.
   Смущение алой пеленой застлало глаза. Неужели все перевёртыши поняли, что именно вызвало пожар на конюшне?
   Дождь! Мне нужен дождь, прямо сейчас, сию секунду. Не крохотное облако-дождевичок, наскоро вытянутое из воздуха, а настоящая туча, зарожденная естественным путем. Я сильфида или кто? Что мне стоит отыскать в небе подходящую тучу, слегка изменить направление ветра и притянуть наполненное влагой облако к земле?
   -- Нет, -- одно единственное слово, произнесённое Дарканом, обрубило дождевые фантазии на корню.
   -- А если смерч? Небольшой, -- поспешно уточнила я. -- Высотой не более полутора метра. Такой с легкостью заглотит пламя...
   -- Вместе с остатками конюшни и парочкой перевёртышей, -- проворчал Даркан и подхватил меня на руки. -- Всё, Джинни, хватит, и без тебя разберутся.
   В этом я сомневалась, а ещё я чувствовала себя виноватой. Попыталась повернуть голову, чтобы оценить рысьи успехи в пожаротушении, но меня снова прижали к груди. Нет, я не то чтобы против, но конюшня же горит! А в ней ванна, та самая, раритетная...
   Мысли о так и не спасенной семейной реликвии рысей улетучились, как только мы оказались в сенях. Едва за нами захлопнулась дверь, меня поставили на пол и прижали к стене. Губы обжег горячий долгий поцелуй. Подозреваю, что таким образом Даркан всего лишь хотел заглушить непрерывный поток сетований и причитаний, но мир завертелся ярморочной каруселью. Я забыла не только о ванне, но и о конюшне. Произошедшее в ней казалось таким далеким, практически нереальным, а Даркан был здесь, рядом, и осознание этого сводило с ума. Демон со стоном прервал поцелуй и, обхватив меня за бедра, приподнял. Тут-то и выяснилось, что хламида, которую на меня напялили во время выхода из портала, крайне узка, а ещё она преступно длинна. Меня тут же поставили обратно на пол, и я едва не зарычала от возмущения. Я-то тут причем, это платье такое неправильное! Подол неправильного платья тут же послушно заскользил вверх по ногам, вслед за ним этой же дорожкой устремились чуть шершавые горячие ладони, а за руками следовали губы... Легкий укус чуть выше правого колена заставил меня вскрикнуть, тело плавилось от предвкушения...
   -- Джинни, боюсь, второго поджога рыси не поймут, -- глухо простонал Даркан, уткнувшись лбом в мои колени.
   Я опустилась на пол рядом с ним, обвила шею руками и прошептала:
   -- Лес примет нас.
   Даркан скептически сморщил нос:
   -- Староват я уже для совместных ночевок на сырой земле, вот доберемся до города и тогда...
   -- Что тогда? -- тут же с подозрением переспросила я. Сердце в груди застучало часто-часто, и на этот раз близость демона тут уже была ни при чём. -- Зачем мы вообще идём в этот Северный Аравит?
   -- Умеешь ты, Джинни, правильные вопросы в правильное время задавать, -- чуть грустно улыбнулся демон и склонился к моим губам. Я слегка повернула голову, и поцелуй пришелся в уголок рта. -- Спокойной ночи, Джинни.
   От тихого мягкого голоса я окончательно растаяла. Нет, так не пойдёт. Даркан мой ламповладелец, и пока я не разберусь с третьим желанием, предаваться каким-либо фантазиям крайне опасно.
   -- Спокойной ночи, -- эхом откликнулась я и вернулась в лампу.
   ***
   В иллюзорном мире смена суток слегка запаздывала. Если в лесу уже давно была глубокая ночь, то здесь солнце только клонилось к закату. То ли я ошиблась во время корректировки иллюзорной реальности, то ли такова была особенность самой лампы. Стыдно признавать, но о магических обителях джиннов я знала крайне мало. Несмотря на легкий сюр окружающего пейзажа, мир, созданный лампой, завораживал. Жаль, я не смогу поделиться им с Дарканом.
   -- И откуда это мы в столь поздний час в таком виде возвращаемся? -- грозно прогрохотало небо.
   От неожиданности я подскочила на месте, а сердце так вообще установило личный рекорд по прыжкам.
   -- А тебе какая разница? Завидно? Да? -- фыркнула я, расправляя примятую рубашку на бёдрах.
   При свете заходящего солнца выданный демоном туалет был опознан как вариация на тему нижнего белья. Вот зараза!
   -- Сайгар, а ну живо отвернулся! -- потребовала я, едва сдерживаясь, чтобы не шарахнуться в сторону раковины или ближайших кустиков.
   Первым же делом утром наколдую ширму, а ещё лучше шатер длиной в полпляжа. Нет, не выйдет, я же каркас просчитать не смогу. Вот свалится мне дом-палатка на голову, и буду я потом из-под неё выбираться соседу на радость.
   -- Так я же за тебя переживал, -- обиженно проворчали сверху.
   Ну вот, обидела соседа ни за что. Аж самой неприятно.
   -- Так ты у нас, получается, нимфа? -- осторожно уточнил джинн.
   -- Нимфея, -- процедила я сквозь зубы. -- Нимфы -- это те, которые зелёненькие, патлатые и до мужиков охочие.
   -- Понятно, -- с излишней поспешностью произнёс Сайгар. -- Нимфеи не такие.
   -- Да нет же... Увы, такие...
   -- А разница в чём?
   -- Нимфеи из Берилла, но могут перемещаться. Нимфы -- рождаются здесь и привязаны к этому миру. Ты только не спрашивай, где тут логика и зачем подобное разделение было нужно вводить...
   -- Хмм... Это-то мне как раз понятно -- патлатые и зеленёнькие разделили таким образом охотничьи угодья.
   Я скривилась. Звучало пошловато. И тут я увидела Её! Споткнувшись, ухватилась руками за пальму и заморгала. Вдруг иллюзия? Нет, не похоже. На берегу под голубеньким тентом стояла самая настоящая кровать! Огромная, квадратная, ну чисто взлётно-посадочная полоса для прирученной виверны. На лазурном покрывале покоилась мечта туриста -- пышная пуховая подушка.
   -- Джинни, постой! Помедленней! Нет, стоять. Куда же ты разогналась? Джинни, нет! Всё! Я труп, -- жалобно простонало небо.
   Подпрыгнув на упругом матрасе, развалилась на кровати в позе морской звезды. Красота-а...
   -- Джинни, я люблю голубые нарциссы, -- неожиданно объявил сосед.
   Это он мне цветами за кровать предлагает расплатиться? Оригинальненько.
   -- Воду менять будешь два раза в день, и вялые, чур, не приносить.
   -- Куда не приносить? -- поинтересовалась я, едва не урча от удовольствия. Ещё чуть-чуть и кошкой, обожравшейся валерьянки, начну по покрывалу кататься. Это же хлопок! Нежный, воздушный хлопок! Ты ж моя прелесть. Нет, я не привереда, но комфорт уважаю, а за два месяца ночёвок на соломенном матрасе, так вообще невероятной любовью к кроватям воспылала.
   -- На могилку ты мне, Джинни, цветы носить будешь! Понятно?! Я тебе зачем, спрашивается, свою кровать выдал? Чтобы ты оригинал рассмотрела и создала копию приличную, а ты на нее как баран горный сиганула. Утром обнюхает тебя демон и прибьёт меня, как пить дать прибьёт. Найдет вулкан с кратером поглубже, доведёт магму до подходящей температуры -- и станет на свете одним отзывчивым джинном меньше.
   -- Да ладно тебе, не такой уж Шэлгар и монстр, -- отмахнулась я, но осадок на душе остался. Как-то живо себе представила тот самый кратер с магмой.
   -- А потом поднимет и ещё раз прибьет, -- не унимался джинн.
   -- Даркан не некромант.
   -- Зато у него обширные связи в Хаосе.
   -- Элементаля нельзя воскресить.
   -- Отстать, дай человеку поныть спокойно.
   -- Ты -- джинн!
   -- Откуда знаешь? Ты же меня не видела.
   Тут я задумчиво уставилась в небо. А ведь и правда не видела. На одной кровати валялись, а соседа даже не видела. Непорядок!
   -- Забор невидимый поставлю и молний по периметру натыкаю, -- пригрозил Сайгар. -- Джинни, матом тебя прошу, не испытывай судьбу, и знаешь что...
   -- Да?
   -- Мне жаль твоего демона.
   Я решила не уточнять почему. Вот чувствовала, что ответ мне ни разу не понравится. Вместо этого притянула к себе подушку, уткнулась в неё носом и практически в ту же секунду отключилась.
   Глава 9
   Хуже незваного гостя может быть только сосед повышенной приставучести. Не успеешь оглянуться, как он начнёт советовать, как питаться, с кем дружбу водить, что надевать, а в свободное от опеки время станет подрабатывать совестью. Мой соседушка оказался именно из таких. Луна ещё высоко стояла в небе, когда сверху раздалось звучное:
   -- Джинни, подъем!
   Подлетев на постели, ошалело взглянула по сторонам, не понимая, где я и в чьей кровати нахожусь.
   -- Нет, вы только подумайте, с вечера сиганула в койку незнакомого мужчины, а с утра озирается так, словно её на этой самой лежанке самого драгоценного лишили...
   -- И тебе, Сайгар, доброе утро, -- проворчала я, прикидывая, какие желания загадаю, когда стану ламповладелицей. Откуда-то снизошла уверенность, что я выберусь из заточения раньше соседа. Должна же восторжествовать высшая справедливость?
   -- Джинни, а давай мириться, -- великодушно предложило небо.
   Странно, мы вроде и не ссорились, но если соседу так хочется, то грех не сделать приятное. Особенно если лично для меня это в никакие дополнительные нагрузки не выльется.
   Знала бы я на что соглашаюсь!
   -- Идёт, мир! -- торжественно объявила я и увидела перед собой торт.
   Два яруса, залитые белым шоколадом, обсыпанные засахаренными лепестками роз, а по бокам крошечные шоколадные печеньки! Их в рот положи -- на языке так и тают. От предвкушения в животе гулко заурчало. Нет, я всё-таки обожаю соседа. Сперва с кроватью помог, теперь вот тортиком обеспечил. Кажется, жизнь начинает налаживаться!
   Быстро перебравшись на другой край кровати, уже хотела слизнуть сахарный лепесток, как торт исчез. Совсем исчез! Только и успела унюхать потрясающий аромат глазури.
   -- Сосед, это как понимать? Если таков твой способ мириться, то объясняю популярно: фиговый метод ты выбрал. Недейственный! Более того, чреватый обратной реакцией!
   Торт появился снова и самым наглым образом завис перед носом. Протянула руку, палец утонул в мягкой зеркальной глазури. Вкуснотища! Но явно с подвохом. Я с подозрением уставилась на тортик. В ответ тот вылупился на меня -- среди лепестков обозначились чьи-то черные глазки-бусинки. Взвизгнув, начала отползать. На поверхности глазури появились восемь мохнатых лапок. Сосед, зараза! Я же теперь до конца дней на торты смотреть не смогу!
   -- Сайгар, за что?! -- взвыла я, кубарем скатываясь с кровати. Из торта выполз жирный упитанный паук и бодренько пополз в мою сторону.
   -- За неумение держать ментальные блоки, -- наставительно пояснило небо.
   -- Неправда, я умею!
   -- Если загнать в угол и сообщить: "Внимание, Джинни! Грядет ментальная атака!" В этом случае есть вероятность, что ты соберёшь мозги в кучку и начнёшь блокировать. А если подкрасться неожиданно да подселить в сознание образ поинтереснее...
   И тут до меня дошло, что голос раздавался не с неба. Вещал паучок, неторопливо прохаживаясь по краешку кровати.
   -- Ты неуч, Джинни, -- паучок обвиняюще ткнул в меня правой передней лапкой. -- Неуч, который сам того не желая, выдаст моё пребывание в лампе Даркану Шэлгару.
   -- Так какого ты тогда вообще голос подал? Парил бы и дальше в облаках!
   -- Думаешь, я не понял, что ты глаз на лампу положила и не собираешься с ней расставаться после отбытия наказания?
   -- Не верю!
   -- Я всерьёз обеспокоен тем, что ты махнула на себя рукой и препятствуешь раскрытию внутреннего потенциала...
   -- Издеваешься? За дуру полную держишь?
   -- Мне нужно, чтобы ты устроила меня на работу в Академию Магии, расположенную в Северном Аравите, -- застенчиво пропищал паучок и присел на задние лапки.
   -- Сайгар, это ты ко мне сейчас как к джинну обращаешься?
   -- Ты же всё равно туда направляешься. Встретишься с местным руководством, передашь мои рекомендации, добавишь несколько слов от себя.
   -- И как я должна тебя характеризовать?
   -- Как крайне одарённого и толкового наставника! -- объявил паучок и аж раздулся от собственной значимости.
   -- Слушай ты, глюк мохнатый, а ну брысь, откуда пришёл, или я за себя не ручаюсь!
   -- Зря ты, Джинни, так со мной, -- скорбно вздохнуло небо, а паучок из черненького вдруг стал конфетно-розовым и снова пополз в мою сторону.
   -- Стоять! Ты зачем перекрасился?
   -- Я не перекрасился, я мимикрировал! -- членистоногое остановилось и вылупило на меня наглые бриллиантовые глазки, а потом повернулось и продемонстрировало алмазные капельки на спине. -- Нравится? Я теперь весь такой из себя гламурный, красивый, тебе будет очень-очень приятно меня видеть.
   Осознание главного подвоха трансформировалось в еле слышный лепет:
   -- Где видеть?
   -- Рядом! -- воинственно возвестил розовый гад и... очутился у меня на плече.
   Я замерла, даже дышать перестала, а эта бесстыжая сволочь вскарабкалась по шее, угнездилась на макушке и принялась там шебуршать, обустраиваться.
   -- Так ты же не выходишь из лампы, -- вот не хотела показывать, как мне жутко и противно, а голос всё равно предательски задрожал.
   -- Я-то не выхожу, -- довольно проурчало небо. -- Паучок -- твой личный ментальный подселенец. Не прогонишь сама -- останется навсегда.
   Богиня! За что мне это?!
   -- За нежелание ставить ментальные блоки, -- любезно напомнил сосед и тут же добавил. -- Главное в любом учебном процессе -- правильная мотивация.
   А я-то сокрушалась по поводу пузыриков. Не решил ли Даркан, что я с глобальным приветом. Если нет, то у него будет ещё возможность подумать в этом направлении. Потому что игнорировать мохнатое, восьмилапое ЭТО я не смогу. Даже если буду постоянно напоминать себе, что оно ненастоящее.
   Ненастоящее довольно пискнуло и закопошилось активнее прежнего. Гадость какая!
   Я предприняла последнюю попытку воззвать к Сайгару.
   -- Сосед, это нечестно. Магия Разума -- основное направление элементалей Воздуха, но я же нечистокровная. Как мне с тобой тягаться?
   -- Молча! -- прошипел паук. -- Собрать мозги в кучку и постараться.
   Сурово, но справедливо. Пришлось признать, с ментальной защитой я откровенно халявила. Минимальный уровень, поддерживаемый автоматически, защищал лишь от существ Радужного мира. Человеческому или эльфийскому магу я была не по зубам, а вот в Мирах Четырёх Стихий приходилось увешиваться амулетами по самое не хочу. Но сейчас-то я не там! И родных подвесочек и колечек со мной нет. Я даже любимый золотой поясок, украшенный ляпис-лазурью, Ливию на хранение сдала. После вынесения приговора мне дали полчаса на сборы и объявили, что лампа не принимает никакую магию, кроме собственной. Так что я спрятала всё, что только смогла: драгоценности, амулеты и артефакты, редчайшие ингредиенты, любимые ароматические масла, летающий ковер. Ливия чуть кондрашка не хватила. Первоначальный вопрос "откуда?" быстро сменился воплем "за что?". От внезапно привалившего богатства крылан поначалу пытался отвертеться, но я закатила шумную и очень убедительную истерику. Раз не смогу пользоваться любимыми магическими штучками в ближайшую сотню лет, должна хотя бы быть уверена в их сохранности.
   Сайгар-паучок, недовольный моим молчанием, решил напомнить о себе. Симпатично-розовое, но от этого не менее противное существо сползло на лоб, спрыгнуло на кончик носа и плавно спустилось по паутинке на грудь.
   Это глюк... это глюк... это глюк... Это ненастоящий паук!
   Ненастоящий паук, словно издеваясь, потоптался по одной округлой и мягкой территории, а затем решил исследовать другую. Щелчком пальца отбросила наглое создание на кровать. Оно приземлилось на все восемь лапок и подмигнуло.
   Тебя нет! Ты не существуешь!
   Паучок философски развёл лапками, дескать, увы, Джинни, но я всё ещё тут.
   Решила пойти другим путём. Глюк мой? Мой. Вот пусть тогда и выглядит, как я пожелаю! Для начала мы его перекрасим, а то от розового аж зубы сводит. Зажмурившись, представила, как восьмилапый медленно окрашивается в жизнеутверждающий зелёный. Не знаю, как "реальный" паучок воспринял смену образа и последующую физическую метаморфозу, но тот, которого я представила, перенес процедуру просто замечательно. Оставалось добавить всего несколько штрихов...
   -- Ну и кто ты после этого? -- скорбно вздохнуло небо.
   Приоткрыла один глаза, заржала, открыла второй и повалилась на песок.
   На кровати вышагивал мохнолапый зеленушный кузнечик, на его груди гордо поблескивала медаль с надписью "Самый лучший препод", одна из подрагивающих передних лапок сжимала указку.
   -- Свинтус ты полярный...
   В лапе кузнечика появился плакат "Примите меня на работу".
   -- Убей его! -- простонал джинн.
   -- Чтобы я подняла руку на собственную галлюцинацию? Ты только посмотри, какой он славный...
   -- Ты просто не можешь! -- ехидно заявил Сайгар. -- Двойной контроль над объектом -- только вершина айсберга.
   После этих слов кузнечик подпрыгнул и резко увеличился в размерах. Смеяться и ехидничать сразу же расхотелось. Нет, так дело не пойдёт. Пошутили и хватит.
   Я опустилась на песок и задумалась. Для начала надо определить, в какую именно часть сознания пробрался Сайгар. Пауков я не то чтобы так уж сильно боялась, однако после одного случая испытывала стойкое отвращение к любой живности в еде.
   Случилось это в мире, принадлежащем элементалям Земли, во время официального приёма. Как обычно в завершении ужина всем подали десерт -- мятно-творожный пудинг. Есть уже не хотелось, а к сладкому я в детстве была равнодушна, не то что сейчас. Решив хотя бы попробовать пудинг, чтобы не обидеть повара, притронулась к нему ложечкой и выловила крошечного паучка-часика. Тот еле-еле шевелил ножками, пытаясь стряхнуть клейкую массу, и явно умирал. А дальше были слёзы, требования спасти паучка и безудержная ярость, направленная на фрейлин, мгновенно притихших, как только я закатила скандал. Паучка спасли, а вот сама ситуация, когда тебе делают гадость исподтишка, до сих пор ассоциируется с беспомощными лапками, барахтающимися в вязкой жиже.
   -- Прости, Джинни, я не знал, -- извиняющийся голос прозвучал с небес и эхом отразился в моей голове. Есть! Я уловила направление! А раз так, то дело остается за малым: уподобившись паучку, я принялась ткать защиту. Знаю где, знаю как, но тратить энергию на ментальную магию мне по жизни жалко. Теперь же благодаря Сайгару придётся вырвать это жалко и закопать как можно глубже.
   До джинна мой финт дошёл ещё до того, как кузнечик испарился с кровати.
   -- Ты меня обставила! Подсунула фальшивку!
   -- Когда копаешься в чужих воспоминаниях, никогда не знаешь наверняка, что выловишь.
   Наверху обиженно засопели. Разумеется, никакого сопения я не слышала, оно скорее ощущалось на интуитивном уровне.
   Не покидало ощущение, что Сайгар меня дурачит. Уж слишком много в поведении соседа напоминало Ливия. И в то же время это был не он. Надумай кто-то принять образ крылана, чтобы меня провести, я бы раскусила самозванца за пять минут. Ливий -- это Ливий, и второго такого крылана в Мирах Четырёх Стихий просто нет.
   Ливий и я не просто приятели. Слишком похожие, чтобы стать любовниками, мы сумели перевести наши отношения в иное русло. Ссорились по десять раз на день, могли не разговаривать месяцами, но, даже будучи в разных мирах, всегда умудрялись присматривать друг за дружкой, чтобы в случае чего незамедлительно прийти на выручку. Ливию и в голову никогда бы не пришло меня чему-то учить или поучать. Крылан сам разгильдяй и бездельник похлеще моего. Создалось впечатление, что покопавшись в моей памяти, сосед осознанно выбрал стиль поведения, кратчайшим путем ведущий к нужному результату. Всем известно, что джинны -- лучшие ментаты. Вот что б я сделала, если бы обнаружила в лампе зануду, который стал бы меня наставлять менторским тоном или сходу озвучил просьбу о передаче рекомендаций? Насторожилась и попыталась выяснить, за что его посадили в лампу. Однако этот гад поднебесный так всё обставил, что я согласилась помочь ещё до того, как озадачилась его биографией. Сайгар мне понравился, но это не означает, что я не постараюсь раздобыть о нём информацию. Тем более что благодаря собственным стараниям он больше не может читать мои мысли. Точнее, он больше не может делать это так, чтобы я не заметила.
   -- Так это все была неправда? -- уточнил Сайгар.
   -- Какая разница, -- я пожала плечами.
   Зачем Сайгару знать, что меня до сих пор тошнит от мятных десертов.
   -- Не переживай, я усвоила урок.
   -- Но не до конца. Память и текущие мысли ты спрятала, но кое-где остались пробелы, -- коварно прозвучало сверху, и я поняла, что влипла. Реально так влипла, как тот паучок-часик, попавший в десерт, потому что защиту от ментальной атаки, направленной на физическое воздействие, я так и не изучила.
   В следующие полчаса мне мстили. Я бегала, прыгала, отжималась, трижды меняла ипостась. Спасибо, что хоть во время пробежек в водной у меня хвоста русалочьего не было. Когда в голове начало гудеть от усталости, я сдалась и повалилась на песок:
   -- Хватит, больше не могу!
   -- Надо признать, прыгаешь ты намного лучше, чем магичишь.
   -- Ты ещё не видел, как я на раз-два порталы открываю...
   -- Джинни, нельзя всю жизнь бегать.
   -- Почему нет? Помогает быть в хорошей форме.
   -- Я сейчас не о физических упражнениях.
   -- Я поняла, но не в обиду будет сказано, сосед, это не твоё дело.
   -- А как ты в лампу попала? За что? То, что ты -- ходячая катастрофа, я наслышан, но на этот раз Повелитель Инферно обошелся с тобой сурово. Признавайся, что натворила?
   -- С чего это ты решил, что я стану с тобой откровенничать?
   -- Ну не с Дарканом же тебе задушевные беседы вести.
   -- Он мой Хозяин, точнее, он ламповладелец, что сути не меняет, -- вздохнула я и принялась переплетать косу. После такой встряски не уснуть, так что надо приводить себя в порядок. Вдруг из лампы вызовут? Я и сама могла выйти, но очутиться на мягкой постели подле Даркана не улыбалось. После вчерашнего в голове пока не прояснилось. Нет, я ни о чём не жалела, но понятия не имела, что же мне делать дальше. Я не знала, как себя поведёт Шэлгар. Помнится, после прошлого раза он сбежал. И вовсе не важно, что я сама два дня уклонялась от разговора и пряталась в своих покоях. Захотел бы -- нашёл возможность поговорить.
   -- Бедный мужик, я ему сочувствую, -- весело хмыкнул джинн.
   Я вздрогнула и принялась проверять надёжность ментальной защиты. Сайгар поспешил меня успокоить:
   -- Да не читаю я твои мысли. Видела бы ты выражение своего лица. Такое воинственно-кровожадное.
   -- Он мой ламповладелец! -- упрямо повторила я. -- Он вообще не должен был к лампе прикасаться!
   -- Шэлгар всего лишь спас тебя от очередной ошибки. Ты осчастливила шестерых за два месяца. Думаешь, Повелитель Инферно спустил бы такое? Ты же внаглую посмеялась над наказанием.
   -- Так сотня лет никуда бы не делась. Отсидела б как миленькая, но в более спокойной и приятной обстановке.
   Отсидела бы... В кармашке Ливия. У нас намечались грандиозные планы, а Шэлгар всё испортил! Зря мы заметку в "Истринский вестник" дали, могли бы по знакомым пройтись повторно. И чего они все такие пугливые оказались? Как узнавали детали заключения-злоключения, так резко обзаводились совестью, не позволяющей воспользоваться моим бедственным положением в личных целях. Только Хранитель песков согласился желания загадать.
   -- Мда... -- пробурчал джинн с небес.
   -- Ты чего вздыхаешь?
   -- Магические сделки и договоры явно не твой конёк, -- туманно ответил Сайгар. -- Джинни, а ты читать умеешь?
   -- Естественно, причём не только на Всеобщем. Загогулины джиннов также разбираю. А что?
   Лучше бы я не спрашивала! От замка отделилось крошечное облачко и помчалось в мою сторону. Вот что ещё этому джинну в голову взбрело? Какую ещё пакость он задумал? Варианты представлялись самые разнообразные, но я никак не ожидала, что мне на голову упадет учебник по Магическому законодательству Радужного мира. Пролистала несколько страниц. Надо же, какая забавная книжечка! Не столько теория, сколько рассказы-примеры. И картинки имеются. А потом я просмотрела глоссарий и поняла, что теперь доберусь до соседа. Обязательно доберусь! И плевать, какую он защиту вокруг замка установил! Этот гад небесный подсунул мне учебник для юных магов, тех, кому нет и десяти!
   Фыркнув, сунула книгу под подушку. Буду, как сказки, на ночь читать. Так уж вышло, что большую часть знаний я по жизни приобретаю на практике. Мне надо всё прочувствовать, пощупать, увидеть собственными глазами. За время полугодового пребывания в патруле огров-разведчиков, охраняющих границы от троллей, я узнала о целительском искусстве больше, чем на лекциях и практических занятиях в Академии духов Земли.
   -- И? -- выжидательно поинтересовались сверху.
   -- М-м-м? -- не менее содержательно ответила я.
   -- Джай-Дайз, где вопли, крики возмущения? Обещания добраться до моей шкуры?
   -- Обойдёшься!
   -- Прочтёшь эту, выдам посложнее, -- миролюбиво проворчал джинн. -- Я по этой же методике обучался.
   Последнюю фразу можно было расценивать как шаг к примирению. Однако я и не думала обижаться на Сайгара -- он был прав в том, что касалось ментальных блоков. В последнее время я совсем расслабилась, и утренний нагоняй был в какой-то степени заслуженным.
   -- И сколько тебе исполнилось, когда ты начал изучать право?
   -- Шесть.
   Ух ты! Выходит, мой сосед не простой джинн, а из рода, приближённого к Владычице Воздуха. Юных обитателей Небесной Цитадели с детства обучают юридическим тонкостям. Бытует шутка, что им вместо сказок на ночь читают Кодекс Четырёх Стихий. Хотела поделиться своим предположением, но вовремя прикусила язык. Пусть лучше Сайгар не догадывается, что я заинтересовалась его личностью, а то вон он какой дерганый. Стоит намекнуть, что я не прочь познакомиться поближе -- уходит в глухую оборону. Мне бы не хотелось, чтобы сосед перестал со мной общаться.
   Я притянула колени к груди и уставилась на море. Всё-таки предрассветный час по-своему прекрасен. Мысли полны ночных грёз, и так легко перепутать сон с явью, а ещё во сне проще делиться самым сокровенным:
   -- Знаешь, Сайгар, меня тоже учили, но системным подходом там и не пахло. Я же между мирами скакала постоянно.
   -- Наслышан. Стихийные бесконтрольные перемещения?
   -- Нет, поначалу порталы открывали приставленные ко мне маги, потом научилась создавать сама.
   -- И сколько тебе было?
   -- Шесть, -- невесело улыбнулась я. -- Слишком рано получила абсолютную свободу перемещения.
   -- Это многое объясняет.
   -- Ты не знаешь всего. Сайгар, пойми, я же полярная! -- джинн никак данный факт не прокомментировал, и тут меня прорвало: -- Меня точно мячик для игры в пинг-пай передавали с рук на руки наставникам, как только одна из ипостасей начинала доминировать. Я могла начать день в Инферно, а закончить в Аквамариновом мире духов Воды или у друидов из Берилла.
   Сайгар молчал, осмысливая услышанное.
   Постоянное перемещение между мирами не было прихотью. Стоило мне задержаться в мире, полярному действующей ипостаси, и меня выкидывало в Сумеречье. Говоря проще, я начинала умирать. Но сейчас-то со мной всё было в порядке, и представлению, которое я устроила на полянке Заповедного леса, не было оправдания. Даркан тактично заявил, что ифриты приняли бы меня как родную, а это означало, что я сменила ипостась. Вряд ли хоть один из обитателей этого мира не знал о шестируких фуриях, посланницах Повелителя Инферно. Вот только в отличие от истинных фурий рук у меня даже в огненной ипостаси всего две, да и те росли явно не из того места...
   -- Так, хватит о грустном, я требую компенсации!
   -- Какой такой компенсации? -- осторожно уточнили сверху.
   -- Вкусной, питательной, и по возможности сладкой. Сайгар, объясняю популярно: ты мне должен торт или, на худой конец, пирожное.
   -- У демона своего сладости будешь требовать.
   -- Жлоб ты, Сайгар. И совести у тебя нет. С полчаса по пляжу гонял, а до этого выспаться не дал. У меня же внеплановый отток энергии случился, я целый день буду носом клевать! Вот как я объясню Даркану, если он спросит, отчего у меня такой сонный вид?
   -- С каких это пор тортики сонливость прогоняют?
   -- Тортики нет, а вот свежий горячий кофе очень даже помогает от этой напасти.
   -- Кто-то только что тортик требовал...
   -- И что, я им, по-твоему, всухомятку давиться должна?
   Вконец обалдевший от моей наглости джинн замолчал. Жадина поднебесная! Обойдусь и без его тортиков.
   Пользуясь тем, что меня наконец-то оставили в покое, быстро сменила пижаму на голубые шаровары из плотного хлопка и такую же тунику. Ткани и одежда -- единственное, что мне удается создавать без особых проблем. Слишком часто приходилось перемещаться между мирами Четырёх Стихий, сменять замки, дворцы и чертоги. У меня не было возможности следить за состоянием четырёх гардеробов. Намного проще потратить десять минут на изучение местной моды и создать себе нечто похожее и подходящее к ситуации.
   Маленькое белое облачко я заметила, только когда оно зависло у меня над головой. Вернее, сначала я ощутила лёгкий аромат жасминового чая, задрала голову и увидела блестящий жестяной поднос. Забралась на кровать, осмотрела чашку, чайничек и тарелку с печеньем. Вроде настоящие. Осторожно повела пальцами над подносом, приоткрыла чайничек и принюхалась. После паука решила быть предельно бдительной.
   -- Джинни, ты чего? Не собираюсь я тебя травить, -- обиженно проворчал Сайгар, видя, что я придирчиво обнюхиваю чай, исследуя на подозрительные компоненты.
   -- Злоумышленно не будешь, а вот в качестве воспитательной программы по определению ядов... -- тут я старательно шмыгнула носом и отвернулась от подноса. Мне плохо, очень обидно и горько. У меня сосед гад и потенциальный отравитель, а ещё он самым кощунственным образом измывается над десертами.
   -- Джай-Дайз, у меня и в мыслях не было причинить тебе хоть какой-то вред! -- в голове соседа проскользнули обеспокоенные нотки.
   -- Вот и славно, -- ту же улыбнулась я и запихнула в рот печенье.
   -- Это подло, -- вздохнул Сайгар. -- Ты эманировала!
   -- А ты блоки ставь понадёжнее, те, которые от чужих эмоций закрывают. Видишь ли, Сайгар, твоя стихия -- Воздух и тебе подвластна исключительно магия Разума, а вот я еще и с Землей дружу. И вообще я особа крайне эмоциональная. Намёк понят?
   -- С головой бы ты лучше дружила, -- обиженно фыркнули наверху.
   -- Сайгар, давай договоримся? Признаю, у меня масса пробелов в знаниях. Я благодарна тебе за то, что ты взялся за моё обучение. Только пойми одну вещь -- мне никогда не стать мегакрутым духом-универсалом. Я не выбирала родителей, не выбирала, какой мне родиться, но я могу сама решать, какой мне быть.
   -- Ты не хочешь развиваться? Совсем?
   Кажется, у джинна случился культурный шок.
   -- Нет, Сайгар, я с удовольствием приобрету недостающие знания и навыки, но ровно в том объеме, который сама сочту нужным и интересным. Я устала, что от меня все ждут невиданных успехов и заоблачных высот. Мне это просто не нужно.
   -- Не понимаю... Такой потенциал и возможности. Уникальное переплетение энергетических потоков...
   -- Я тебе не зверушка для дрессировки! Придётся медаль "Препод века" с помощью другой элементали заработать!
   -- Прости, Джай-Дайз. Я слегка увлёкся.
   -- Проехали, -- миролюбиво проворчала я. -- Не ты первый -- не ты последний.
   -- Тяжело в Академиях было?
   -- Смотря кому... Знаешь, Сайгар, я же пыталась. Реально пыталась вести себя прилично, но репутация -- сложная штука. Когда от тебя все только и делают, что ждут глупостей, невольно начинаешь соответствовать.
   Я отхлебнула горячего чая и скривилась.
   -- Не нравится?
   -- Предпочитаю кофе.
   -- Много кофе пить вредно, -- авторитетно заявили сверху. -- А чай полезен, нервы успокаивает.
   -- Зануда! -- беззлобно проворчала я, надкусывая следующую печенюшку.
   Яркая вспышка, осветившая небо, заставила меня подскочить с кровати. Недопитый чай оказался на коленях. Я пригладила волосы, усиленно дожевывая печенье. Что я скажу Даркану? Заведёт ли он разговор о прошлой ночи? И отправимся ли мы сегодня в Северный Аравит?
   -- Спокойнее, Джинни, ты сейчас выглядишь как кошка, стащившая рыбу с хозяйского стола.
   -- Нет, мой дорогой, никакую рыбу я не стаскивала. Я всего лишь пригрела незнакомого мужика в своей лампе.
   Глава 10
   Даркан не ночевал в доме перевертышей, однако сон под открытым небом явно пошел демону на пользу. Шэлгар выглядел отдохнувшим и довольным собой. Темные глаза выжидающе смотрели на меня, на губах блуждала задумчивая улыбка. Я же совсем растерялась, видимо, остатки храбрости сгорели вместе с крышей конюшни.
   У ног демона заметила свою дорожную сумку и накидку. Предчувствие не обмануло -- отправимся в путь. Жаль, я бы задержалась в доме Киары. Но это не означает, что молодая мать в восторге от гостьи, которая запросто может сжечь предоставленный кров.
   Конюшню удалось спасти. Огонь не спустился ниже второго этажа, наверняка и раритетная ванна не пострадала, но мне все равно было очень стыдно.
   -- Всё-таки потушили, -- констатировала я очевидное, не зная с чего начать разговор.
   -- Говорил же, что и без тебя управятся, -- мягко рассмеялся демон.
   -- Это хорошо, -- тут я вздохнула. -- Выяснить бы ещё, что думают насчёт ночного поджога Тагир и Киара.
   -- Перевёртыши на тебя не в обиде. Киара пригласила разделить с ними утреннюю трапезу.
   -- Тогда пойдём! Чего мы тут стоим?
   Подхватила с земли сумку и уже потянулась за накидкой, когда раздалось то, чего я так боялась:
   -- Не спеши, нам нужно поговорить, -- взгляд демона из выжидающего трансформировался во внимательный, и тут же будто мягкая лапка коснулась разума. Даркан попробовал заглянуть в мои мысли, но, наткнувшись на защиту, отступил.
   Вот не хочу я ни о чём разговаривать! Тем более наедине. И вообще, я голодная. Безумно. До полуобморочного состояния. О последнем я и сообщила Даркану, хлопая ресницами для пущей убедительности.
   -- Джинни, -- демон шагнул навстречу, сумка, оттягивающая правое плечо, скользнула на землю. Ну её, только целоваться мешает. Легкое соприкосновение губ пронзило подобно электрическому разряду, сладкая дрожь разлилась внизу живота. Мысли путались, собственные страхи насчет ламповладения выглядели глупыми и незначительными. Подумаешь, два желания, зато какая возможность провести время вместе...
   -- Ммм... миндаль и жасмин... -- задумчивое бормотание оказалось подобно ледяному душу.
   Так, теперь главное не паниковать.
   -- Признаю, мои стенания по поводу голодного обморока несколько преувеличены, -- бодро отрапортовала я, уткнувшись в плечо демона. -- Ничего существенного, всего лишь чай с печеньем.
   -- Освоила искусство создания еды с помощью магии?
   -- В некотором роде.
   Чтобы избавиться от дальнейших расспросов и заодно продемонстрировать, что да, кое-что умею, вытащила из сумки мешочек с сухарями.
   -- Вот, смотри, я серьёзно подготовилась к предстоящему путешествию.
   -- Позволишь?
   Не дожидаясь разрешения, демон взял мешочек из моих рук, раскрыл его, вытащил сухарь и с невозмутимым видом сунул в рот. Он даже не посмотрел на него! Не оценил съедобность, а сразу в рот, ну чисто дитё малое. Хотелось завопить: "Выплюнь!" Я же сама эти чертовы сухари так и не попробовала! А что если Шэлгар отравится? Сайгар прав, у меня отвратительные знания по магическому законодательству, но я точно помню, что джинну лампы строго-настрого запрещается причинять вред собственному хозяину. Причем соблюдение данного правила контролируется самой лампой. Если Даркану сейчас поплохеет, мне автоматически увеличат срок заточения, и пискнуть ничего в оправдание не успею!
   С замиранием сердца я следила за демоном, с невозмутимым видом пережевывающим условно-съедобное творение. Даркан, да скажи уже хоть что-нибудь! Может, тебе воды принести? Или сразу зверобоя с пустырником заварить? Ох, Бездна, да не молчи же ты!
   -- Неплохо, -- наконец сообщил Даркан и вернул мне мешочек.
   "Жить будет!" -- мысленно перевела я и поспешно спрятала сухари в сумку. При первой же возможности выброшу.
   Подхватила сумку с земли, накидка повисла на правом плече.
   -- Джинни, не торопись...
   Я застыла, переминаясь с ноги на ногу. Может, ну его, этот разговор? Чувствую же, что ничего хорошего не услышу. Пристальный взгляд Даркана откровенно нервировал. Утихло пение птиц в кронах деревьев, ветер и тот замер в ожидании, тишина оглушала, и только сердце гулко колотилось в груди.
   -- Ночью я посетил Инферно...
   Сумка выпала из ослабевших пальцев. Ведь чувствовала, что донесёт! Обязательно донесёт. Просто не сможет промолчать. Ведь он доверенное лицо Повелителя Инферно и Первый Страж Границы. Лорд Шэлгар обязан в первую очередь блюсти интересы правящего Рода. А что я? Всего лишь вынужденная помеха на пути. Неправильная элементаль, от которой одни неприятности. Позорище Огненного Чертога.
   Демон сунул руку во внутренний карман куртки и вытащил чёрный футляр. Ошейник подчинения! После оглашения приговора придворные шептались, что Повелителю предлагали надеть на меня ошейник из огнекамня и заточить в одном из храмов, в котором поклонялись Огню. Это хуже, чем попасть в лампу! Намного хуже! Огнекамень подавит остальные три ипостаси, нарушит привычное распределение энергии в теле...
   -- Если таково твоё третье желание, я не смею противиться, -- последние слова произнесла шёпотом. -- Надевай. Но я не в силах вынести заточения в храме...
   -- Повтори, что ты только что сказала! -- резкий окрик заставил меня вздрогнуть, я поспешно сложила руки на груди, кисти спрятала под мышки, чтобы Даркан не заметил, как сильно дрожат пальцы.
   -- Глядя мне в глаза, Джинни! -- приказал демон, приподнимая подбородок и вынуждая запрокинуть голову. Если до этого я избегала зрительного контакта, то теперь и вовсе зажмурилась.
   -- Ты решила, что после совместно проведённой ночи я первым делом рванул в Огненный Чертог, чтобы поведать Повелителю о том, что ты по-прежнему используешь чароитовый клинок!? Что я вернулся в Инферно, чтобы ужесточить твоё наказание?
   Несмотря на то, что Даркан верно озвучил мои мысли, со стороны собственные предположения звучали весьма неприглядно. Судя по тону Даркана, в котором смешались возмущение и злость, я явно поспешила с выводами.
   -- Ты именно так и подумала, -- хрипло произнёс Шэлгар.
   Рискнула посмотреть на демона и тут же об этом пожалела. Вместо глаз темнели два чёрных провала в саму Бездну. По лицу Даркана пробежала судорога трансформации. Высшим демонам запрещено обращаться к боевой ипостаси в этом мире. Нарушителей лишают права пересекать границу. Только не это! Только не из-за меня.
   Бросившись вперед, буквально повисла на Даркане и заговорила скороговоркой:
   -- Прости глупую, прости. Не знаю, что на меня нашло. Я и правда решила, что ты наябедничал насчёт чароита. Не понимаю, почему все так переживают, что я использую ритуальный клинок. Ведь для того он мне и дан.
   -- Ты решила, что я тебя предал...
   Я всхлипнула и разжала руки.
   -- Прости меня, но футляр...
   Даркан молча протянул черную коробочку. Дрожащие пальцы никак не могли справиться с замочком. Когда я его всё-таки открыла, солнечные лучи заиграли на обручальном кольце из черного золота. Рядом лежал традиционный браслет, который демоны-лорды дарят избранницам.
   -- Прости... -- в третий раз прошептала я, но слова не достигли адресата -- Шэлгар исчез.
   ***
   В дом перевёртышей я возвращалась, едва переставляя ноги. На душе было гадко, намного тяжелее, чем после оглашения приговора. Тогда-то я осознавала, что хоть страдай, хоть реви, ничего не исправить: надо стиснуть зубы и понести наказание. В Огненном Чертоге я храбрилась, а сейчас совершенно не представляла, что делать. Я обидела Даркана. Оскорбила. Так что банальное "прости, я не хотела" тут не сработает. Ливий не раз ругал меня за привычку делать скоропалительные выводы и предупреждал, что однажды я огребу по полной. Дофантазировалась...
   Сквозь распахнутые окна дома перевёртышей доносились говор и смех. В горнице было людно и шумно. К утренней трапезе собралась вся семья. Наверное, это и к лучшему, в приятной компании проще забыть о собственных печалях. Главное, чтобы ни о чём не расспрашивали. Возвращаться в лампу не хотелось. Сейчас я как никогда осознавала, что та находится при Даркане.
   Футляр с драгоценностями жёг руку. Я так и не решилась спрятать его в сумку, вроде и не мой вовсе. Надо бы Шэлгару вернуть. Вот только как?
   В сенях слегка замешкалась. В полушаге от двери охватила неуверенность. Стоит ли входить? Позавтракать я уже успела. Мне бы, главное, с малышами перед дорогой свидеться. Лучше подожду, пока рыси разойдутся, а потом поднимусь наверх. Уже начала отступать, как дверь распахнулась. Да уж, неловко вышло. Совсем забыла, что у перевертышей отличные слух и обоняние. Мое приближение они учуяли задолго до того, как я ступила в сени.
   -- Чего топчешься как неродная? Бегом к столу, -- пожурила меня Киара. -- Мы только вас и ждём... -- тут она замолчала, в воздухе повис невысказанный вопрос. Вместо ответа я прошмыгнула мимо неё, осмотрелась.
   Нет, как чувствовала, что не стоило в горницу заходить! За длинным уставленным снедью столом собралась если не вся стая, то большая её часть. Но меня насторожило не количество перевёртышей, а два пустующих места во главе стола. Как раз напротив Тагира и Киары. Рыси приготовили для почётных гостей две тарелки, два комплекта столовых приборов, две салфетки и один деревянный кубок. Либо у перевёртышей в лесной глуши нехватка посуды, либо они оказались намного догадливее меня. Согласно традиции северян юноши и девушки, собирающиеся вступить в брак, пьют во время совместных трапез из одного кубка. Вопросительно-выжидательные взгляды добили меня окончательно:
   -- Я всё испортила, -- выдавив из себя признание, сунула коробочку в сумку. Уж больно пристально ту рассматривали.
   -- Да ты присаживайся, откушай, а все разговоры потом, -- Киара шикнула на двух молоденьких девушек, подвинула их в сторону и буквально силком усадила меня на лавку. Умостившись, взглянула украдкой на свободный конец стола -- кубок и тарелки с него исчезли. Поздно, я-то уже их заметила. Лучше бы не убирали, теперь буду думать, что меня жалеют. А ведь и правда жалеют! Опустив голову, уткнулась в тарелку. Не помогло. Я прямо-таки физически ощущала исходящие от перевертышей волны сочувствия. Глупые они, тут не соболезновать надо, а радоваться за демона, который от такой дуры избавился.
   Со всех сторон послышалась возня, шорох и скрип отодвигающихся лавок. Вскинула голову и увидела только мужские спины, исчезающие в дверях. Оставшиеся перевертыши ловко хватали со стола пирожки и блины, невзирая на робкие попытки женщин пресечь безобразие. Тагир полную тарелку набрал, потом взглянул на меня и прихватил со стола большую глиняную бутылку с вином. Вместо того чтобы возмутиться, Киара сунула ему за пояс два кубка.
   -- Конюшню надо бы починить, -- неловко попытался объяснить внезапное исчезновение рысей из-за стола Тагир.
   -- Лошадям ночевать негде, -- ляпнул темноволосый юноша, после чего получил лёгкий подзатыльник от хозяина дома.
   Оба ухватили ещё по пирожку и утопали на улицу. В горнице повисло неловкое молчание.
   Влипла! Конкретно так влипла, потому что за время пребывания в этом мире успела уяснить, что у местных женщин лучшим способом утешения слабой половины считается коллективное перемывание косточек сильной. Вот только пусть кто-то посмеет сказать хоть одно плохое слово о Даркане! Я терпеть подобное не стану!
   -- И чего ты раскисла? Подумаешь, дала мужику от ворот поворот, чай не последний раз виделись, -- сходу задала общий тон беседы седовласая старушка, та самая, которая меня в конюшню на ночь определила. Забавно, а ведь перевертыши перешли со мной на "ты". Сначала Киара "выкать" перестала, теперь её бабушка. Я не то, чтобы против, скорее даже наоборот.
   -- Не последний, -- вздохнула я.
   -- Ты главное глупости себе не придумывай, -- перехватила эстафету мать Киары. -- Молодежь горазда себе жизнь портить: вместо того, чтобы услышать друг друга, сами себе страхи фантазируют.
   Тут я не удержалась от очередного вздоха. Мне бы ваши советы да чуток пораньше.
   -- Ты чего не кушаешь? Страдать на голодный желудок -- последнее дело, -- глубокомысленно произнесла круглощекая Тиора. В мою тарелку перекочевали два блинчика, щедро политые малиновым вареньем. В высоком деревянном кубке обнаружился вишнёвый компот. Тот самый, который Даркан минувшей ночью магией сдабривал.
   Есть не хотелось, но чтобы не обижать хозяйку, я проглотила один блин, практически не чувствуя его вкуса. Завтрак медленно, но верно перетекал в поминки. Перевертыши сидели и активно мне сочувствовали. Не-е-е, женская солидарность -- дело хорошее, но не для остро реагирующей на эмоции нимфеи. Так вот, женщины меня жалели, я всё это дело улавливала и страдала в два раза активнее, рыси вздыхали, да блинчики мне в тарелку подкладывали. Я честно жевала и понимала, что в скором времени поминки таки перетекут в похороны, потому что я попросту лопну от обжорства.
   "Поминки" прервал крик проснувшихся младенцев. Киара вскочила с места, следом с лавки поднялась и Тиора. Я также подорвалась и только потом догадалась поинтересоваться, можно ли присоединиться к ним. Если у рысей и были какие-то сомнения, то отказать расстроенной элементали они не смогли. Хоть какой-то плюс от ссоры с Дарканом.
   Свидание с рысятами вышло бурным и тактильным -- меня самым бессовестным образом припахали к смене пеленок.
   -- Не робей, коль сама вызвалась, -- с хитрой улыбкой Тиора вручила мне малыша, за которым я спускалась в Сумеречье, -- перепелёнывай своего Джайза.
   Услышав, как именно назвали кроху, едва не выронила его из рук.
   -- А почему именно Джайз? -- осторожно уточнила я.
   -- Так ведь не Джинном же его было называть, -- усмехнулась Киара. -- Дочь мою хранительница Искоркой нарекла, а старший -- Тагор, в честь деда.
   Младшего, выходит, в мою честь назвали. Я бы непременно пустила слезу от умиления, но малыш не дал мне расслабиться -- открыл тёмные глазки и издал требовательный крик. Дескать, чего стоишь, не видишь, что я мокрый? Стиснув зубы, принялась разматывать пелёнку. Самым сложным было убедить себя, что орущий карапуз не хрустальный и к нему можно спокойно прикасаться, брать на руки, переносить. Я справилась, вышло не так ловко и аккуратно, как у рысей, но довольный результатом Джайз вскоре задремал. За какие-то пять минут я перенервничала так, что хандрить резко расхотелось. Теперь меня больше волновало, разрешит ли Киара поддерживать связь с малышами, позволит закопать радом с домом светник, камень-ориентир. По нему я всегда смогу найти путь к порогу перевёртышей из любого мира Четырёх Стихий. Понятия не имею, выйдет ли заглянуть в Заповедный лес в ближайшее время, но лучше заранее портал настроить.
   Киара верно поняла мои сомнения и с улыбкой сообщила:
   -- Будем рады тебя видеть в любое время. Шэлгар сказал, вы в Северный Аравит направляетесь. Сможешь передать весточку родным? Сестра моя -- местная травница, её лавку любой в городе укажет.
   Хмм... травница. Это хорошо, совпадает с планами по реализации гербария из Поднебесья. Злынь-траву только в Воздушном мире выращивают, в Радужном она -- редкость. Кто знает, как сложится моё дальнейшее заточение, обеспечить себя звонкой монетой стоит в любом случае.
   -- Там на столе сверток, в нём гостинец, рубашка обережная и письмо. Сестра на окраине Аравита обитает. В двух кварталах от местной магической школы. Если заплутаешь, попросишь прохожего указать дорогу к лавке Севарины эйр Сьер. Сестрёнка здесь, в Заповедном лесу, родилась, а как шестнадцать исполнилось, перебралась в город, в нём же и судьбу свою встретила.
   Я положила сверток в сумку и опустилась на краешек лавки.
   -- Северный Аравит тебе понравится, -- в голосе Киары прозвучала лёгкая ностальгия. -- Тихий, спокойный. По мне так то, что его не включили в Паутину Порталов Королевства, пошло городу на пользу.
   -- Не понимаю, если город оказался отрезан от магического сообщения, то как Ковен Магов решился в таком месте школу построить?
   -- А Ковен тут и ни при чём. Сигурд, маг Воды, основал школу для желающих постичь тайны севера.
   Звучало разумно. Школу Водников и следовало построить именно на севере. Природные энергетические реки оплетают этот мир, именуемый Радужным. В крайних точках находятся главные истоки. Так на севере, в Ледяной пустыне, располагаются исключительно потоки стихии Воды. Именно там зарождается водный тип магии. Посвященные знают, что в самом сердце вечной мерзлоты расположен незакрывающийся портал в Аквамир. Эльфы запада хранят портал в Берилл, кочевники пустыни следят за сакральным лавовым озером, открывающим путь в Инферно, в горах на востоке, в землях драконов, клубится туманный портал, ведущий в Поднебесье
   -- Поговаривают, что сам Сигурд у ледянников магии обучался. Только учеников у него было немного. Кто ж в такую глушь сунется по доброй воле? -- вздохнула Киара.
   -- Со стационарным порталом, было бы проще, -- заметила я.
   -- Это да, -- согласно кивнула Тиора. -- Когда в Карнасских горах залежи элементиевой руды обнаружились, возникла потребность в магах, обученных создавать ледяной огонь. Вот тогда школа словно заново родилась. Да и город с тех пор начал расти. Народ потянулся на север, и отсутствие постоянного портала нынче никого не пугает. Хотя поговаривают, в горах в последнее время неспокойно...
   -- Брехня всё, эти слухи, -- отмахнулась Киара. -- Мало ли что старателю померещиться может.
   -- Слухи о ловчих тоже поначалу брехнёй считали, -- тихо произнесла Тиора. Женщины замолчали, вспоминая о дриаде-хранительнице, погибшей от рук охотников за сердцами элементалей.
   -- Прежнюю хранительницу не вернуть, но в одном я уверена, если охрану Заповедного леса поручили демону из Хаоса, то сюда теперь ни один ловчий и сунуться не посмеет, -- твердо заявила я.
   -- Мой Тагир тоже говорит, что с приходом Шэлгара нам ловчие больше не страшны. Толковый он мужик, если за что-то взялся, то обязательно до конца доведёт.
   -- И своего не упустит, -- Тиора хихикнула и бросила на меня насмешливый взгляд. Я поспешно задала новый вопрос:
   -- А водное сообщение почему не развивается? Северный Аравит же на реке стоит.
   Киара покачала головой.
   -- Не знаешь ты, Джинни, нашу Льдянку, коварная она, больно много порогов и перекатов. Да и замерзает рано. Местные торговцы в зиму приспособились на санях по льду ездить, но то больше пушнину возят, а не руду. Добытый элементий несколько раз в год маги по старинке переправляют через порталы-времянки.
   Вздох удивления вырвался из груди, женщины вопросительно уставились на меня.
   -- Немного странно слышать упоминание о мехе от рысей-перевертышей, -- призналась я, чувствуя себя крайне неловко.
   Тиора рассмеялась, один из малышей, спящих в колыбели, возмущённо вскрикнул, и женщина поспешно прикрыла рот ладонью.
   -- В Заповедном лесу охота запрещена, -- пояснила Киара. -- но севернее, в двух днях пешего перехода, начинаются земли ледянников. В обмен на южные товары: вино, пряности, властители севера позволяют охотиться на своей территории. Заболтались мы с тобой, пора бы проверить, чем там наши мужчины заняты.
   Я выглянула в окно и поняла, что никуда мы сегодня не поедем. Ремонт конюшни шёл полным ходом. Перевертыши уже восстановили второй этаж и теперь занимались крышей. Даркана тоже припахали. Или он сам вызвался? Говорят, труд помогает выплеснуть лишнюю негативную энергию. Подхваченные магией брёвна легко взлетали в воздух и зависали чётко над крышей. На щеках Шэлгара выступил румянец, рубашка потемнела от пота. А ведь он ещё не завтракал! Почему-то именно это удручало особенно. Сухарик не в счёт. Кстати, пока помню...
   Вытащив из сумки мешочек, достала один из хрустящих сухарей, надкусила. На зубах отчётливо заскрипел песок. Гадость какая!
   -- Джинни, ты не накушалась? Спустись вниз, там оладушки остались, -- заботливо предложила Тиора.
   А ещё там компот есть вишнёвый. Скорее бы эту дрянь запить! Бедный мой Даркан, проглотил и даже бровью не повёл. Не хотел обидеть. Зато я отличилась. И чего меня так переклинило, как только футляр увидела? Совсем в этой лампе мозги набекрень съехали. Да, мне тошно от одной только мысли, что-то мной кто-то владеет! Находясь в лампе, я являюсь карманным духом по найму. Джинни, в лампу! Джинни, вылезай обратно! И самое обидное, будто та собака, на цепь посаженная, чуть в сторону отойдёшь, надумаешь прогуляться, и всё... затягивает обратно. Обидно! Не могу сказать, что не заслужила, но осознание вины не повод смириться с наказанием.
   -- Джинни, а ты готовить любишь? -- вопрос Тиоры показался форменным издевательством, учитывая, что сухарик я таки заставила себя проглотить. Песочек же не отрава, от него ничего не будет. О том, какие неучтенные ингредиенты могли случайным образом попасть в намагиченные сухари, я предпочла не задумываться вовсе. Даркан же живой и здоровый, вон как лихо бревна ворочает, значит, и меня пронесёт.
   -- Скорее не умею, -- ответить решила максимально честно, чтобы не приведи Боги ничего состряпать не поручили. -- Если надо помочь по хозяйству, то я с радостью. Посуду помыть могу или воды наносить.
   -- Мы сегодня на обед пельмени лепить будем.
   Вот как чувствовала, откуда ветер подует!
   -- А давайте, я лучше уборкой займусь? Мне привычнее, да и вам спокойнее.
   -- Джинни, ты не представляешь, что такое девять голодных рысей. Они через два часа сами нас съедят, -- заявила Киара таким тоном, что вроде и понимаешь, шутит, а всё равно по спине мурашки бегут.
   -- Голодный мужик -- злой мужик, -- со знанием дела поддакнула Тиора и выглянула в окно. -- Этак они до вечера управятся. Хорош ... -- рысь тяжело вздохнула.
   Да я как бы и не спорю, и всё же интересно, чем это так рысь восхищается? Неужто способностью бревна и доски магией передвигать?
   Я подошла к Тиоре, буквально прилипшей к окну, и почувствовала непреодолимое желание надавать наглой кошке по ушам. Ибо нечего на чужого полуобнаженного мужчину заглядываться! Как и многие перевёртыши, Даркан снял рубашку и теперь работал без неё.
   -- Потрясающий, -- мечтательно протянула Тиора.
   Киара понимающе усмехнулась, но вмешиваться не стала. Я терпела, сопела, пыхтела, но молчала, а Тиора всё не унималась:
   -- Притягательный... ммм... прекрасный...
   Я зарычала, нет, натурально так зарычала. Сама от себя такого не ожидала. Руки притянули сумку к груди и нащупали чёрный футляр с кольцом. Не отдам! Даркан же не делал мне официального предложения. Так ведь? Значит и колечко с браслетом можно расценивать как подарок с прозрачным намёком. Прия-ятным таким намёком. Носить не стану, вдруг не правильно поймут, а впрочем... Слева раздался очередной томный вздох. Осторожно скосила взгляд и поняла, ещё немного, и одним рычанием не ограничусь.
   -- Ох! Три года женаты, а всё как девчонка по нему сохну, -- выдала Тиора.
   Походная сумка шлёпнулась на пол.
   -- Так вы сейчас о муже говорили?
   -- А кем же мне любоваться, как не мужем? -- с наигранным недоумением поинтересовалась перевёртыш и, переглянувшись с Киарой, тихо хихикнула. -- Ревность хороша, когда за ней скрыты нежность и способность идти на уступки.
   Понятно, сначала подразнили, а теперь поучать станут. Сама как-нибудь разберусь! А то сначала сосед за меня взялся, теперь рыси. Что-то не нравится меня эта тенденция, в особенности, если учесть, что я и Даркан направляемся в Академию магии.
   Киара сползла с кровати, третий малыш присоединился к брату и сестре в колыбели.
   -- Пойдемте кашеварить, а то нас взаправду съедят. Джинни... -- приподнятая бровь рыси в сочетании с лёгким кивком в сторону двери указывали на то, что от постижения тайны создания пельменей мне не отвертеться. Хорошо! Сами виноваты! Я же предупредила, что не умею готовить.
   К выходу из спальни я топала, нахохлившись, будто ворона, попавшая под дождь. Какой смысл делать что-то, если заранее знаешь, что у тебя ничего путного не выйдет? Одно позорище в результате.
   Звонкое "тук-тук-тук", донесшееся из окна, заставило остановиться, чтобы в последний раз полюбоваться ремонтом конюшни. Точнее, конюшня меня интересовала в последнюю очередь, но временами самой себе в желаниях признаваться неловко. Даркан расположился на краю крыши и помогал Тагиру устанавливать балку чердачного перекрытия. Невольно вырвавшийся из груди длинный вздох был не хуже, чем у Тиоры. От вида обнаженной, покрытой испариной, спины сердце зашлось в сладкой истоме.
   "Джинни, -- бархатистый шёпот Даркана, прозвучавший в голове, отозвался жарким смущением. -- Не могу прочесть, о чём ты думаешь, но общее направление твоих мыслей я уловил".
   "Да ни о чём я таком и не думала, просто подошла проверить, как работа продвигается..."
   "Тагир сказал, через десять минут у нас перерыв. Можем обсудить то, о чём ты совсем не думала..."
   Я так и застыла статуей, не зная, что сказать в ответ. Внутри всё замерло, а предполагаемый процесс обсуждения промелькнул перед глазами чередой провокационных картинок. А вдруг Даркан о кольце речь заведёт? Или о третьем желании вспомнит?
   "Я не смогу, я Киаре помогаю. По хозяйству. У нас пельмени в печи поднимаются!"
   "Трусиха..." -- понимающий смешок заставил меня поспешно развернуться к двери.
   -- А чего это мы тут стоим? Нам же ещё обед готовить, -- заявила я вконец обалдевшим перевёртышам и первая побежала вниз по лестнице.
  
   Глава 11
   Замешивать тесто оказалось весело! Я переживала, что женщины станут мной помыкать, отведя роль поварёнка-подмастерья, но всё сложилось иначе. Услышав, что я ни разу не имела дело с мукой, Киара хитро прищурилась и отправила мыть руки. Не успела я вытереть ладони насухо, как на меня надели фартук, повязали на голову косынку и сунули в руки миску с яйцами. На робкие протесты никто и внимания не обратил. Под чётким и чутким руководством рысих я отмеряла ингредиенты, смешивала, и наконец-то у меня получилась такая клейкая залипуха, что я на радостях влезла в неё обеими руками. Киара несколько раз пыталась подсыпать муки, но я всё умоляла подождать чуточку. Ведь сначала надо тщательно перемешать то, что уже было в кадке. Вдруг комочки образуются, или компоненты неравномерно соединятся? На зельеварении нас учили, что смешивание -- чуть ли не самый важный этап приготовления снадобья. В конце концов женщины поняли, что у рысей есть все шансы остаться голодными, и отогнали меня от стола.
   -- Джинни, иди сюда, -- Тиора налила в лохань воды. -- У тебя и на носу, и в волосах мука. Как ты так умудрилась?
   -- Откуда мне знать, я же себя со стороны не видела.
   -- Сейчас зеркало принесу, -- женщина затопала вверх по лестнице, а я чуть до потолка не подпрыгнула от радости.
   Зеркало! Настоящее, неискажающее отражение зеркало. Я теперь с Ливием смогу связаться!
   -- Постойте, я с вами! -- воскликнула я, перепрыгивая через две ступеньки.
   Зеркало, выданное Тиорой, оказалось крошечным, в половину ладони. Ладно, сойдёт и такое.
   Я вытащила из сумки расчёску, провела несколько раз по волосам, но как только Тиора покинула мастерскую, выждала несколько секунд и прошептала слова поискового заклинания. Настраиваться на Ливия у меня выходило всегда, везде и при любых обстоятельствах. Не знай я точно, кто его родители, заподозрила бы, что мы родственники.
   Поверхность зеркала слегка затуманилась, я закусила губу от нетерпения. Где же ты, Ливий? Что с тобой Даркан сотворил? Куда сослал? Звонкий переливчатый смех был первым вестником того, что у крылана всё в порядке, но я терпеливо ждала появления изображения, намереваясь убедиться в этом до конца.
   Ливия я заметила не сразу, что не удивительно, учитывая, в какой компании он находился. Зато мгновенно утихла тревога по поводу Эвиннеля. Светловолосый эльф обнаружился развалившимся на траве в обществе трёх нимф. Судя по коротеньким золотистым платьицам элементалек, пропажа нашлась в исконных землях длинноухих, в Златолесье. Нет, эти красавцы обалдели просто! Я тут извелась вся от тревоги, а они и весточки не подали. Ну конечно, вспомнят они о бедной Джинни, если рядом такие причины для ускоренной потери памяти.
   Так, а Ливий где?
   Еле слышный плеск воды, шлепанье босых ног и явление духа Воздуха, естественного в первозданной красоте, свершилось. Ух, бесстыдник, хотя бы портки надел!
   -- Джинни, а что ты тут делаешь? -- смущенно промямлил крылан и попытался прикрыться крыльями.
   -- Да вот жду, когда вы соизволите вспомнить о брошенной на произвол судьбы джиннии.
   -- Так тебя же Шэлгар увёл. Или ты уже освободилась? Разобралась с желаниями? Если да, то я мигом...
   -- Эвиннель, а это вообще кто? -- одна из нимф капризно надула губки.
   Потеряшки растерянно переглянулись.
   -- Джинни, ты всё не так поняла, -- побледневшими губами прошептал эльф.
   Ой! Он что, с какой-то радости решил, что обязан передо мной отчитываться? Теряйся, остроухий, и дальше, я не стану тебе мешать!
   Остроухий потеряться не пожелал, а оправив рубашку, чтобы я не заметила, что ремня в штанах нет, приложил руку к сердцу и воскликнул:
   -- Джинни, понимаю насколько неподобающе выглядит данная ситуация со стороны, но поверь, наше общение с нимфами носило исключительно дипломатический характер. Ливий оказал неоценимую услугу эльфам Златолесья, когда согласился наладить контакты с духами Земли.
   Явное свидетельство неподобающей ситуации скрылось из виду и, судя по всему, активно одевалось.
   -- Контакт, выходит, налаживали? -- ехидно протянула я.
   Нет, знаю, издеваться над тем, кто искренен в раскаянии, стыдно, но я целиком и полностью находилась на стороне нимф. Это ж надо быть такой бесстыжей мордой, чтобы в присутствии девушек начинать оправдываться. Ещё скажи, что они первые начали и чуть ли не силой заставили! Раз нимфа, значит, сразу виновата?
   -- Виноват, -- коротко подтвердил появившийся Ливий. -- Во всех трёх контактах виноват, Эвиннель выполнял всего лишь роль проводника.
   -- Что-то больно у твоего проводника взгляд бегающий. Девушки, вы меня извините, но вы своих эльфов совсем распустили.
   -- С эльфами мы сами как-нибудь разберёмся, -- протянула одна из нимф и потрепала Эвиннеля по подбородку. Юноша покраснел и попытался отползти в сторону. -- Стеснительный. Люблю таких. Твой? -- решила уточнить зелёноволосая.
   -- Нет-нет-нет, не мой, -- тут же заложила Эвиннеля я.
   Да! У меня нет совести, особенно, когда меня начинают домогаться с применением тяжёлой артиллерии вроде баллад, цветов и прочих приятностей, которые, будучи нежеланными, превращаются в большие проблемы. Последние я привыкла искоренять ещё на этапе зарождения.
   -- И крылан не мой. У него даже девушки постоянной нет, -- мстительно уточнила я. В принципе  нимфам на это плевать, они сами не знают, что такое постоянные отношения, однако Ливий заметно задёргался. Ага! Значит, что-то на эту тему в разговоре проскальзывало, а нимфы о-очень не любят, когда им лгут.
   Звук раздавшейся пощёчины показал, что я верно распознала эмоции на лице крылана.
   -- Так, значит, вдовец с тремя детишками? Страдалец, ищущий нежности и утешения? -- вторая пощёчина была не менее звонкой.
   Ливий терпел, не уклонялся и молчал. И не поймёшь, то ли у него так щёки со стыда горят, то ли у нимф настолько руки тяжёлые.
   Третья дева медленно подошла к крылану, обошла его кругом и томно вздохнула:
   -- А я на тебя не в обиде, будешь в наших краях -- заходи.
   Нимфа многообещающе улыбнулась и приникла к губам вконец обалдевшего Ливия, но как только он обхватил руками тонкий стан, со звонким смехом растворилась в воздухе. Мда-а... Эффектное вышло прощание, Ливий точно не скоро забудет. Две другие нимфы стояли, нахмурившись, и явно жалели о вспышке гнева. Впрочем, исчезли они очень быстро, напоследок злобно стрельнув глазками в мою сторону. Конечно, я всегда крайняя, уже привыкла.
   -- Джинни, ты как? Шэлгар не обижает? -- с натянутой улыбкой произнёс Ливий, косясь в сторону Эвиннеля. Я рассчитывала, что эльф даст нам переговорить с глазу на глаз, но вместо этого он с невинным видом опустился на траву. Дескать, вы тут разговаривайте, а я длинные уши погрею. Издевается, что ли? Где хвалёные эльфийские манеры? Где врождённый такт?
   Поняв, что от эльфа всё равно не избавиться, решила сделать вид, что его вообще нет.
   -- Не обижает, но меня не покидает ощущение, что быстро я от него не отделаюсь, -- попыталась беззаботно улыбнуться, но Ливий всё понял.
   -- Так я и знал! -- крылан хлопнул себя в сердцах по колену. -- Тебе прошлого раза мало?
   -- Не забывай, я нимфея! У нас моменты близости предопределены Богиней.
   -- Ты нимфея, только когда выгодно объяснять таким образом собственную недальновидность. Пять миров. Пять, Джинни. Ты могла выбрать практически любого мужика, но тебя угораздило спутаться опять с Шэлгаром!
   Замечание Ливия отозвалось волной протеста. Да какая ему разница, с кем я путаюсь? Сам хорош, лихо у эльфов погулял!
   Мельком взглянула на Эвиннеля. Горящий взгляд эльфа не просто настораживал, а откровенно пугал. Вид у юноши был такой, будто он, как минимум, готов сразиться с самим драконом. Нет, так дело не пойдёт. Образ невинной девы, захваченной злым демоном, срочно надо разрушить.
   -- Лив, у меня помимо Шэлгара любовники в каждом из миров Четырёх Стихий, а вот из Хаоса ещё никого не было. Нимфее нужно разнообразие, -- я накрутила локон на палец и захлопала глазами.
   Лицо Ливия вытянулось. Удивленный вздох эльфа помог крылану верно оценить сказанное. Ливий закатил глаза, укоризненно покачав головой.
   -- Наши с Шэлгаром пути скоро разойдутся, одно несчастное желание -- и распрощаемся. Надо ловить момент, пока рядом, -- самой было противно от того, что несла, но на Эвиннеля действовало, поэтому продолжила в том же духе. -- Если повезёт, в Северном Аравите я освобожусь, и тогда ты поможешь с перемещением лампы в Берилл. Друиды будут о-очень рады моему возвращению. Наверняка среди них найдутся желающие скрасить вековое заточение несчастной нимфеи.
   Сильные руки скользнули по плечам, одна из них обвила талию, вторая легла на затылок и слегка сжала. Замерев от страха, я услышала злое:
   -- Интересные планы, Джинни. Ты, оказывается, уже всё просчитала, -- тихий голос демона вибрировал от сдерживаемой ярости.
   Зеркало чуть не выпало из ослабевших пальцев. Я еле нашла силы прошептать заклинание, разрывающее магический контакт. Сколько из того, что я наплела, успел услышать Даркан? Неважно, как давно он прислушивался к разговору, ведь самое интересное было озвучено под конец! Я повернулась, чтобы объяснить, что всего лишь пыталась отделаться от излишне романтичного эльфа, но при виде Шэлгара слова замерли на губах. В чёрных глазах плескалось столько презрения и злости, что я невольно сделала шаг назад. Да какое право он имеет меня осуждать?! В особенности учитывая обстоятельства нашего "знакомства"!
   -- Я никогда не скрывала, что являюсь нимфеей!
   -- Мне известно обо всех твоих ипостасях. Как и о том, что ты вспоминаешь о них, исключительно когда тебе самой это выгодно. Но видишь ли, Джинни, я не привык делиться тем, что принадлежит мне.
   В руках Шэлгара блеснула моя лампа.
   -- Твоё владение моей персоной скоро завершится, -- процедила я сквозь сжатые зубы. -- Осталось всего одно желание! А дальше я позабочусь, чтобы моя лампа очутилась там, где ни ты, ни сам Повелитель Инферно не сможете до неё добраться!
   Зарычав, демон схватил меня за шиворот и вздернул в воздух. Я успела лишь тихо пискнуть, как нас затянула багряная воронка. Этот хмырь решил провести меня путем демонов! Переход длился всего лишь мгновение, но мне хватило и этого: желудок скрутило в тугой узел, перед глазами заплясали оранжевые круги.
   -- Добро пожаловать в Северный Аравит, Джинни, -- надо мной раздался злой голос Первого Стража Границы.
   Ответить я ничего не успела. Стоило открыть глаза, как бежевые каменные плиты подо мной задрожали. Тихо охнув, я упала на гранитные ступени магической школы.
   ***
   Даркан не стал со мной церемониться. Едва я, пошатываясь, поднялась с земли, молча притянул к себе и перекинул через плечо. Я застонала и сжала зубы, борясь с очередным приступом тошноты. Горечь обиды раскаленными углями  жгла сердце. Да как он мог?! Знал же, как я переношу нестабильные пространственные воронки демонов, и всё равно протащил через такую, вместо того чтобы открыть обычный портал.
   "Ты поступил низко..." -- мысленно простонала я и получила увесистый шлепок чуть ниже спины.
   Шэлгар резво взбежал по лестнице -- судя по тому, как меня потряхивало в процессе, не иначе как через ступеньки перепрыгивал -- затем скрипнула входная дверь. Кажется, она была двустворчатой. Приоткрыв глаза на мгновение, я поспешно зажмурилась снова -- вид мелькающего перед глазами мозаичного пола оказался слишком серьезным испытанием.
   Нет, не о таком появлении в стенах Академии я мечтала. Будь моя воля, ноги бы в ней не было!
   Демон пересек холл, игнорируя удивленный шепот, доносящийся со всех сторон. Затем последовал подъем по лестнице. Бесконечно длинной лестнице. Наконец путь завершился, меня аккуратно опустили на пол и прислонили к стене. Вздохнув, рискнула открыть глаза и обнаружила, что в коридоре мы не одни. Я насчитала шесть юношей и девушек в синих мантиях, расшитых рунами Водной Стихии. На лицах адептов застыло вежливое недоумение, но глаза поблескивали от сдерживаемого смеха. Конечно, не каждый день увидишь позеленевшую огненную элементаль. Наверно, я бы и дальше таращилась на юных магов, если бы Даркан не развернул меня в противоположную сторону и не подтолкнул в спину. Я сделала несколько шагов в темноту. Дверь за мной захлопнулась, и я осталась одна.
   Комната, в которой я очутилась, явно принадлежала Даркану Шэлгару. Вряд ли еще кто-то в Академии испытывал слабость к мебели из кораллово-черного обсидиана. Оранжево-красные вкрапления на чёрном фоне выглядели огненными потеками лавы. Буро-коричневые стены и медно-красный ковер под ногами мысленно перенесли меня в Инферно. На мгновение показалось, что я снова нахожусь в Огненном Чертоге, который так и не стал мне домом. Это было место, куда я могла вернуться. Во время объявления приговора Повелитель Инферно заявил, что Чертог давно превратился для меня в бесплатную ночлежку. Утверждение отчима задело гораздо сильнее, чем обвинения в пренебрежении обязанностями и поведении, бросающем тень на репутацию всего рода огненных элементалей.
   Я опустилась в кожаное кресло. Обивка, на мой вкус, была чересчур жёсткой, холодной и не располагала к отдыху. В таком кресле надлежало сидеть, расправив плечи, и с каменным выражением лица решать проблемы мирового масштаба или, на худой конец, академического. На письменном столе обнаружилась книга в тёмно-синем замшевом переплёте. Рядом возвышалась подставка для свитков. Вырезанная из куска огненного опала, она казалась застывшим сгустком пламени. Такую же причудливую форму придали чернильнице и стакану для письменных принадлежностей. Ручки и карандаши подобрали в тон столешнице. Не удержалась и проверила. Стоило мне положить ручку на стол, как та слилась с кораллово-черным рисунком. Идеально до зубного скрежета.
   Сбросив сапоги, забралась в кресло с ногами и положила голову на подлокотник. Несмотря на то, что комната напоминала Огненный Чертог, в ней было неуютно. В моих личных апартаментах преобладали голубые и алые цвета, я любила яркие краски и лёгкие струящиеся ткани, а ещё я поняла, что совершенно не знаю Даркана Шэлгара. Этот кабинет больше бы подошёл расчетливому, хладнокровному педанту, а не демону, который отбросив все сомнения и наплевав на правила, мог пойти на поводу у собственных желаний.
   ***
   Со стороны улицы послышался шум, я вскочила с кресла и подошла к окну. Внизу, во дворе, на каменных плитах шла какая-то игра. Три юноши и две девушки поочерёдно запускали в воздух разноцветные шарики. Сначала решила, что ребята балуются иллюзиями, а потом поняла, что это самая настоящая магия Стихий. Одна из адепток отошла на два шага в сторону. Закрыла глаза, выставила руки и принялась сосредоточенно плести заклинание. Спустя несколько секунд у неё в руках появился огненный шар. Ух ты! А девчонка хороша, даром что малявка. Её снаряд был трехцветным: огненно-оранжевая сердцевина перетекала в кроваво-красный, а по кромке шара топорщились багряные протуберанцы. Девчонка подвесила шарик в воздухе и, уперев руки в боки, с довольным видом уставилась на остальных. Один из парней принял вызов. Выступив вперёд, он шутливо приложил руку к груди и слегка поклонился. Адептка вспыхнула ярче собственного шара и принялась теребить кончик русой косы. Маг вскинул руки -- и перед ним закружил небольшой смерч.
   Воздух против Огня? Интересно, получится ли? Уж больно довольной малявка выглядела.
   Я подалась вперёд и прислонилась лбом к стеклу. Смерч полетел к шару и изогнулся рогом. Расширившись, воронка заглотила огненный шар, но этого её создателю показалось мало. Он слегка повёл пальцами, и вихрь, вытянувшись столбиком, пару раз подпрыгнул в воздухе, не иначе как пытался утрясти содержимое "желудка". Однако маг Воздуха рано праздновал победу.
   То ли шарик оказался несвежим, то ли воронка отнюдь не всеядной, но она стала стремительно распухать. Смерч превратился в извивающийся змееобразный столп воздуха, внутри которого светился и искрил огненный шар. Адепт Воздуха уже не лениво перебирал пальцами, а изо всех сил пытался подавить чужую магию. Наконец он сдался и, отбросив воздушный поглотитель, побежал в противоположную сторону. Его друзья бросились врассыпную.
   Я подозревала, что взрыву будет сопутствовать звуковой эффект, и прикрыла уши ладонями. Громкий хлопок сопровождался резким звоном бьющегося стекла. Что ж это в Академии магов на стеклах даже защиты нормальной нет? А спущусь-ка я вниз. Оценю размер катастрофы, заодно и с ребятами познакомлюсь. Занятных учеников здесь отбирают, а я-то считала, что в Северном Аравите исключительно маги Водной Стихии обучаются.
   ***
   Окно не поддавалось. Бросилась к входной двери -- та тоже не открывалась. Тот же результат принёс осмотр двери, ведущей в смежную комнату. Даркан меня запер? Ту, которая сбегала даже из Огненного Чертога? Я представила, как ветром мчусь по извилистому коридору, спускаюсь по лестнице, долетаю до двери... и возвращаюсь в лампу. Даже если мне удастся вырваться из этого помещения, личная темница далеко не отпустит. Даркан это прекрасно понимал. Именно поэтому он и оставил меня в одиночестве, ведь моя лампа находилась при нём.
   Несмотря на охватившее меня чувство обиды, внутри закипела ярость. Я злилась на себя, на собственную недальновидность и длинный язык, а ещё я была чертовски зла на демона, появившегося так не вовремя в мастерской перевёртышей. Вот что я такого сказала? Заявила, что у меня целый гарем любовников? Так я нимфея, и Шэлгар прекрасно об этом знает. Допустим, сейчас у меня никого нет, но если бы я захотела, то в любой момент смогла бы возобновить прежние связи или обзавестись новыми.
   Настроение и так было ни к чёрту, ещё и мрачный интерьер кабинета прямо-таки кричал: "Берегитесь, вы попали в логово злого демона". Для пущего колорита не хватало только клацающих зубами церберов и плюющихся ядом гризов. А впрочем...
   Как любил поговаривать знакомый магистр Преображения, сами по себе иллюзии -- шелуха, главное -- идея, способная произвести правильное впечатление. Созданные мной церберы исправно рычали и капали слюной на ковер. Под потолком кружили гризы и плевались в них зелёной жижей. В случае точного попадания, собачки гневно рявкали и клацали зубами. И всё-таки чего-то не хватало. Повернувшись к столу, уставилась на кресло. Когда в нём появился фантом Даркана, я сама вздрогнула от неожиданности. Во время создания иллюзии следует соблюдать максимальную концентрацию, точно представлять, что ты хочешь получить в результате, иначе подсознание сможет сыграть злую шутку. Созданный мной Даркан оказался без одежды. Нет, под столешницу я не заглядывала и в детали не вдавалась. Мне хватило и вида обнажённой груди, чтобы даже уши начали гореть. Тут-то до меня дошло, что имел в виду магистр Психологии Магии, когда утверждал, что зрительные образы -- всего лишь отражение наших тайных желаний. Так и заявлял: "Создайте иллюзию, не задумываясь, и я поставлю вам диагноз". Моя болезнь носила вполне конкретное название -- Даркан Шэлгар.
   Попробовала развеять фантом и поняла, что влипла: моё творение упорно не желало развоплощаться. Ерунда какая-то! Я просто не могла сосредоточиться. Да и как тут сосредоточишься, когда созданные магией глаза смотрели так, что у меня замирало сердце?
   Забравшись на стол, прикоснулась к иллюзорному лицу и едва смогла сдержать стон разочарования. На ощупь фантом был не так хорош -- обычный сгусток энергии. И нечему тут удивляться, иллюзии, неотличимые от реальных объектов, у меня никогда не выходили. Вздохнув, прикрыла глаза фантома рукой. Определённо, всё дело во взгляде. Именно он выбивал из колеи, заставлял воспоминать то, о чём думать совсем не хотелось. Колдовать больше не рискнула. Вместо этого вытащила из волос ленту и завязала фантому глаза. Склонившись к его лицу, начала ковырять энергетическую паутину, пытаясь понять, какая нить является связующей. Взгляд то и дело останавливался на лукаво изогнутых губах, и мне постоянно приходилось напоминать себе, что всё это -- всего лишь иллюзия, порожденная одним из воспоминаний. Главная засада заключалась в том, что я точно знала каким именно.
   Одно желание. Надо исполнить всего одно желание Даркана. И я буду свободна. Рука против воли потянулась вперёд, пальцы слегка прикоснулись к обнажённой груди. Бездна! Почему я так и не научилась создавать нормальные иллюзии?
   Громкое покашливание прозвучало подобно раскату грома. Обернувшись вполоборота, спрятала руки за спиной.
   -- Джинни, -- увидев, кто именно располагался в кресле, Даркан замер.
   -- Я всё могу объяснить, -- срывающимся голосом произнесла я. В горле пересохло, сердце гулко стучало в груди. И зачем только я залезла на этот стол?
   -- Да уж постарайся! -- Даркан широко ухмыльнулся, первое удивление прошло, и теперь демон вовсю наслаждался бесплатным цирком.
   -- Мне показалось, что этой комнате не хватает присущих Хаосу деталей, -- тихо промямлила я.
   -- И ты решила создать цербера?
   -- Двух... А потом добавила гризов. Они страшнее.
   Даркан запрокинул голову, изучая моё творение.
   -- С размахом крыльев ошиблась, -- наконец вынес вердикт он.
   -- Я их ни разу вблизи не видела, -- прошептала я.
   -- Зато третий элемент композиции ты изучила подробно и во всех деталях.
   Прикусив нижнюю губу, отчаянно покраснела. Возразить было нечего.
   -- Знаешь, дорогая, меня настораживает такая логическая цепочка. Если гризы у тебя страшнее церберов, а меня ты приберегла на закуску... Или тебя так пугает вид обнажённой мужской груди?
   Опустив голову, выдавила из себя:
   -- Не мог бы ты убрать иллюзии? Пожалуйста...
   -- Джинни, ты меня поражаешь, неужели ни в одной из Академий Элементалей тебя не научили работать с полярными энергетическими потоками?
   Сжав руки в кулаки, подняла взгляд. Даркана на своём месте не оказалось. Я замерла, не в силах пошевелиться, спину свело так, словно гаргония сглазила.
   -- Джинни... -- теперь голос демона раздавался позади.
   Спрыгнув со стола, рискнула повернуться и едва сдержала вздох облегчения -- фантома в кресле больше не было. Зато в нём теперь располагался Даркан и с улыбкой пропускал между пальцев мою ленту.
   -- Знаешь, а ведь я вернулся, чтобы проводить тебя в столовую.
   -- Согласна. Безумно проголодалась.
   Я уже находилась практически у двери, когда меня остановило многообещающее:
   -- Я тоже... Если хочешь, могу снять рубашку.
   -- Не н-надо, -- пропищала я и вернулась в лампу.
   Очутившись на знакомом пляже, с облегчением опустилась на песок. Всё-таки есть у моей темницы и свои плюсы. Не успела я успокоить сбившееся дыхание, как с небес донеслось насмешливое:
   -- Джинни, не стоит довольствоваться копией, когда у тебя в любое время суток есть доступ к оригиналу.
   Я зажала уши ладонями и зажмурилась. Так и хотелось заорать: "Тише, мы тут не одни..." Но то ли Сайгар не слышал высказывания Даркана, то ли проявил такт и сделал вид, что не услышал. Комментариев от соседа я не дождалась и была ему за это весьма признательна.
   ***
   Отсиживаться в лампе было глупо. Я не совершила ничего, из-за чего следовало изображать из себя затворницу, и всё-таки не могла заставить себя высунуть нос наружу. Вместо этого уже третий час крутилась перед зеркалом, пытаясь подобрать подходящий наряд.
   За время моего отсутствия Сайгар подготовил сюрприз: под пальмами раскинулся просторный голубой шатёр. Откинув полог, едва не запищала от восторга. Помимо кровати внутри обнаружился столик на изогнутых ножках, стул и зеркало в полный рост. Большую часть шатра занимал книжный шкаф. Неожиданно для самой себя около него я зависла намного дольше, чем у зеркала. Изучив корешки книг, не удержалась от ехидного замечания:
   -- Сосед, ты там часом библиотеку не ограбил?
   -- Если и ограбил, что с того? Пойдёшь как соучастница. Плюс-минус пара лет роли не сыграют.
   -- Очень смешно. Слушай, а может, ты меня и едой снабжать станешь? Тебе же несложно, да?
   -- Мне-то не сложно, -- вздохнул джинн, -- но если ты перестанешь интересоваться едой вне лампы, это будет выглядеть подозрительно. Уверен, Шэлгар в курсе твоих кулинарных способностей.
   Это да. Пробовал. Что ж, придётся есть за пределами лампы. Помнится, Даркан что-то о местной столовой упоминал. Надо бы её разыскать. Как же я истосковалась по нормальному общению с теми, кто не смотрит на тебя как на средство достижения цели. Если бы моё появление было менее эффектным, могла бы попытаться сойти за новенькую адептку. Теперь же благодаря Даркану этот вариант полностью исключался. Вряд ли новички попадают в учебное заведение, болтаясь вниз головой на чьем-то плече.
   Вздохнув, в очередной раз сменила оттенок туники и шаровар. Теперь льняная ткань по цвету не отличалась от формы адептов. Единственной уступкой оставался глубокий клинообразный вырез, расшитый янтарем и речным жемчугом. Выделяться мне не хотелось. Волосы собрала в тугой пучок и спрятала под золотистую сеточку. Знать бы ещё, в чём местные наставники ходят. Если кто-то поинтересуется моим положением, представлюсь гостьей Даркана. Надо непременно как-нибудь выяснить статус Первого Стража Огненной Границы в Академии. А теперь смелей! Глаза зажмурить, плечи расправить, и вперёд!
   Я снова очутилась в кабинете. Быстро осмотревшись и убедившись, что кроме меня в помещении никого нет, немного успокоилась. Лампа поблескивала на письменном столе, рядом с ней лежал перевязанный синей лентой свиток. Записка от Даркана? Разрешение на передвижение по Академии? Почти угадала. Внутри оказался план-схема учебного заведения. Столовая находилась на первом этаже, её местоположение было отмечено чёрным крестиком. Рядом виделась приписка: "Смелее, Джинни".
   Фыркнув, прихватила свиток и направилась на поиски.
   Глава 12
   От Аравитской Академии я ожидала совсем другого. На этаже преподавателей витал мрачный, казённый дух, точно я попала не в учебное заведение, в котором преподавали волшебство, а в военное училище. Строгие однотипные гобелены, полинявшие от времени драпировки, свечи и факелы вместо магических светлячков и ни одной простейшей иллюзии! Меня не покидало ощущение чего-то неправильного. Хотелось найти Даркана и уточнить, а действительно ли в магическую школу он меня доставил.
   Вместо того чтобы сразу направиться к лестнице и выбрать короткую дорогу к столовой, я повернула в противоположную сторону. Если план не обманывал, в конце коридора мне встретится зимний сад и ещё одна лестница. Вот ею я и собиралась воспользоваться.
   К саду я вышла очень быстро и не удержалась от возмущенного фырканья. Это ж кто так над южными цветами поиздевался? Не иначе как чистой воды ледяные маги-садисты! Нежные королевские лилии чахли под тусклыми лучами северного солнца. Пурпурные бутоны застыли в полураскрытом состоянии. На краях лепестков, так и не явивших бархатную нежность, уже появилась хрустящая сухая кромка. Фикус плакал. На тонком, покрытом голубоватой плесенью стволе, я насчитала три янтарные капельки. Нет, эти маги точно изверги! Ледышки бесчувственные. И как только деревце не загнулось при таком уходе? Присмотрелась к горшку и зашипела от злости -- кто-то заботливый закопал среди корней питающий кристалл. Найти бы умника, запереть в сырой комнате и посадить на...витамины. С утра выдавать таблетки для бодрости духа, на обед тонизирующие эликсиры, а вечером энергетическую смесь. И пусть бы только попробовал заикнуться о нормальной еде! Посмотрела бы я, сколько он на подобной питательной диете протянул. Вместо того чтобы создать деревцу комфортные условия для роста, его заставляли существовать на магической подпитке, даже земли нормальной не удосужились привезти. Куда проще сунуть в корни сосуд, наполненный энергией дриады.
   Чувство тревоги нарастало. Стало тяжело дышать. Я вытерла со лба испарину и устремилась к двери, ведущей на террасу. Прохладный воздух коснулся разгорячённого лица, но не принёс желаемого облегчения. Разбежавшись, запрыгнула на парапет и с него взлетела вверх. Я поднималась всё выше и выше, пока территория школы не оказалась как на ладони. Так, а теперь проверим, что тут происходит. Закрыла глаза, впитывая информацию об энергетических реках, пересекающих это место.
   Сначала я решила, что ошиблась. Такого просто не могло быть! Преобладающее течение на территории Академии имели водные потоки. Это бы логично, как-никак школа принадлежала именно этой стихии. Однако я не могла и предположить, что остальные три вида энергии окажутся подавлены. По периметру школы располагались какие-то штуковины, отсекающие школу от природных источников. Непонятно, как тут только неводники колдовать могут и сколько они после этого резерв восстанавливают.
   Запомнив местоположение блокирующих аномалий, бросилась к одной из них.
   Гадость! Мерзость! Да как такое только можно с магией вытворять? Как элементали подобное допустили? Опустившись на колени, принялась разгребать землю.
   -- И что сделаешь, когда найдёшь?
   Скрипучий голос Ар-Нуаша, главы пятой лиги демонов-строителей, я узнала сразу же.
   -- Шэлгару расскажу.
   -- Он знает, -- невозмутимо поведал демон, сзади раздалось чуть шуршащее хлопанье крыльев, и на место раскопок упала длинная тень.
   -- Как знает?!
   Вскочив на ноги, обернулась. Ар-Нуаш восседал на ближайшей лавочке, опираясь на длинный, практически в половину своего роста, тубус, и печально смотрел на меня.
   -- Тебе длинную или короткую версию озвучить?
   -- Озвучь ту, которая ближе к действительности, -- сквозь зубы процедила я, начиная понимать, что мной собрались самым наглым образом попользоваться без озвучивания третьего желания.
   -- Полтора года назад Смотрящая Севера получила донесение дриады-хранительницы Заповедного леса. В нём говорилось о внезапном изменении течения рек магии в северо-восточном регионе Королевства Людей. Смотрящая установила, что вблизи Северного Аравита природные энергетические реки не только поменяли направление, но и слегка истощились, но сочла произошедшие изменения переменами естественного характера. Сама понимаешь, подобные явления редки, но всё же случаются в Радужном мире.
   -- Где-то раз в двести-триста лет?
   -- Со статистикой не знаком, -- демон важно похлопал по тубусу когтистой лапкой. -- Наше дело маленькое: изучить течение рек магии и учесть во время строительных работ.
   -- Так Академию собираются перестраивать?
   -- Нет, Джинни, сносить её будут. Вот как распределят преподавателей и адептов по другим школам, так и сровняют всю территорию с землей. Следы пребывания ловчих были обнаружены в этих стенах, -- тут демон скрутил из пальцев неприличный знак и плюнул в сторону основного корпуса. -- Сперва расправились с элементалями этого края, а потом обнаглели настолько, что дерзнули поднять лапу на одного из учащихся школы. Тогда-то в Аравит и направили дознавателей из Хаоса.
   -- Демоны Хаоса установили, что местная аномалия к естественно-возникшей не имеет никакого отношения...
   -- А что там устанавливать? Достаточно сравнить нынешнее течение рек магии с тем, каким оно было прежде. Теперь нас, демонов-строителей, вызвали. Мы должны исследовать учебное заведение, разобрав его по камешку, если потребуется, и найти причины. Одну, я так понимаю, ты уже обнаружила, -- Ар-Нуаш кивнул на крошечную ямку, которую я успела выкопать.
   -- Так я и остальные две указать могу. У тебя карта или общий план территории имеется?
   -- Обижаешь, -- демон открыл тубус и ловко развернул на лавочке длинный свиток.
   -- Жди здесь!
   Взмыв в воздух, перепроверила, запомнила и метнулась обратно. Схватив приготовленную демоном ручку, отметила на карте три креста. Ар-Нуаш вытащил из тубуса еще один свиток, наложил поверх карты и немного пошептал. Желтоватая бумага стала полупрозрачной, на ней обозначились разноцветные линии энергетических потоков. Именно таковым было их течение прежде.
   Ар-Нуаш в сердцах хлопнул себя по лбу.
   -- Какой же я недотёпа, а ещё демон-строитель, энерговик высшей категории! Первым делом должен был о подземном захоронении подумать. Наша лига разгадку в самих изменённых потоках найти пыталась. Уже четыре дня сравнительный анализ проводим и всё бестолку.
   Я поднялась в небо в третий раз. Нечто, изменившее привычное течение рек, и в самом деле располагалось под землей. Зависнув над местом несостоявшихся раскопок, принялась его ощупывать точно так же, как стала бы искать природный источник энергии. Тот был совсем рядом, определённо водный, но такой незнакомый, холодный. По коже пробежал озноб.
   Не понимаю, магия Льда не может быть враждебной, она не такая. Протянула руку и тут же отдернула -- кончики пальцев покрыла изморозь. Стало так холодно, странное оцепенение охватило тело. Ерунда какая-то! Я же элементаль, которой подвластны все четыре стихии. Понимание, что тёмно-синий туман не имеет никакого отношения к магии водников, пришло поздно. Я подпустила его к себе слишком близко. Попыталась уйти в сторону, но мышцы будто лёд сковал. Вниз я не спустилась -- упала плашмя. Была бы обычной человечкой, точно б костей не собрали. Пошатываясь, поднялась на ноги, спину пронзила острая боль. Прежде чем меня накрыла Тьма, я успела выдавить:
   -- Передай Шэлгару... Это вовсе не водный поток.
   ***
   Я очнулась на твёрдой, идеально ровной поверхности и поняла, что не могу пошевелиться. Руки и ноги были скованы магией. Наброшенное на обнаженное тело покрывало и мягкая ткань под головой намекали, что меня всё же собираются лечить, а не провожать в последний путь.
   Осторожно повернув голову, попыталась разобраться, где нахожусь. Широкая кровать с массивными столбиками и резной спинкой наталкивали на мысль о чьей-то спальне. Вот только меня расположили не на самой кровати, а рядом с ней, на чём-то высоком и чертовски жёстком.
   -- Постойте, вам нельзя сейчас шевелиться, -- донеслось справа. Послышались лёгкие шаги, и я увидела рядом с собой ту самую малявку, которая играла с фаером во дворе. Девушка поднесла к моим губам носик чайничка и непреклонным тоном потребовала: -- Пейте.
   Приоткрыв рот, закашлялась -- горло обожгло кисло-горькое снадобье. Ненавижу эликсиры на травах!
   -- Можно воды? -- прохрипела я. Казалось, дрянной вкус зелья сковал и голосовые связки.
   -- Нельзя, -- девушка сочувственно улыбнулась.
   -- Что со мной?
   Огненная уже открыла рот, чтобы озвучить ответ, как дверь отворилась, и в комнату вошел Даркан.
   -- Как говорят люди, были бы мозги -- было б и сотрясение, -- проворчал демон. -- Йерри, она пришла в себя.
   Йерри? Я замерла, охваченная дурным предчувствием. Когда в дверях обозначилась статная фигура в облаке роскошных иссиня-чёрных волос, я поняла, что внутреннее чутье меня не подвело. Вид госпожи Йеррифейн отозвался россыпью холодных мурашек. Поговаривали, что в молодости та была главой Круга Друидов, но последние пятьдесят лет единственным объектом управления для неё оставался факультет травоведения в Академии духов Земли.
   Элементаль приблизилась ко мне, простёрла руки и "погладила" надо мной воздух, при этом спину стало ощутимо покалывать.
   -- Сотрясения у вас, Джинни, не случилось...
   Мне показалось, или в голосе декана я распознала сожаление?
   -- Однако повреждение позвоночника ещё никому здоровья не прибавляло. Как уже заметил Шэлгар, будь вы обычным человеком, прогноз оказался бы намного пессимистичнее...
   -- Признавайтесь, это вы меня добили? Уже после того как я упала? Точно помню, что смогла встать с земли самостоятельно.
   -- Чем и вызвали смещение позвонков. Не мне вам напоминать, какой регенерацией обладают элементали. Если взять духа стихии и перебить ему конечности, а потом дать костям срастить неправильно, то мы получим вполне жизнеспособного калеку, -- проникновенным тоном поведала целительница.
   Я умоляюще посмотрела на Даркана. Ты кого ко мне привёл? Она же сейчас меня как пить дать уморит.
   -- Нечего на меня глазками хлопать, -- довольно-таки зло прошипел демон. -- Мне лично пришлось тебе кости вправлять.
   -- Прости, я не собиралась падать. Просто сверху обзор лучше...
   И тут я вспомнила!
   -- Синий туман! -- попыталась подняться, но руки и ноги буквально вдавило в лежак.
   -- Ещё раз дернетесь, сделаю так, что на ближайшие три часа перестанете ощущать тело ниже шеи, -- Йеррифейн вскинула голову, прислушиваясь. -- Шэлгар, кажется, к нам пожаловали гости.
   Губы демона изогнулись в нехорошей улыбке.
   -- Ты уверен? Эффективнее было бы использовать для допроса джинна.
   -- И дать многоуважаемому ректору возможность обвинить нас в злоупотреблении магией Разума? Нет уж, я свой выбор сделал. Надеюсь, и ты меня не разочаруешь.
   Йеррифейн слегка наклонила голову, признавая правоту Даркана.
   -- Что происходит? Кого вы собираетесь допрашивать? И при чём тут целительница?
   Йеррифейн перекинула волосы на одно плечо и слегка провела по всей длине кончиками пальцев. Роскошная грива послушно распалась на три пряди и сама заплелась в тугую косу. Ух ты! Я тоже так хочу! Элементаль расправила складки на юбке, и я увидела, как по ткани расползается паутинка заклинания -- целительница заговорила одежду от загрязнения.
   -- Моя дорогая, разве вы не знаете, что именно из целителей получаются самые лучшие дознаватели?
   Внезапно я осознала, что в соседней комнате собираются кого-то пытать. Причём Йеррифейн только что предоставили полную свободу действий. На мгновение показалось, что я уже ощущаю удушливый запах крови.
   -- Разве нет иного способа? -- слабым голосом прошептала я.
   Губы демона сжались в тонкую белую линию. Потянулась к нему мысленно и наткнулась на глухую стену. Вот значит как?
   Йеррифейн поправила на мне покрывало и окинула долгим внимательным взглядом. Тут же захотелось зажмуриться или забраться под одеяло с головой. Уж больно сопереживающим был взгляд целительницы, словно она меня жалела. Если бы не знала точно, что физические травмы для элементалей -- пустяк, решила бы, что со мной и впрямь беда какая приключилась.
   Поколебавшись, друидесса всё же снизошла до пояснений:
   -- Ректор Иргош не только предал доверие элементалей, он отнял жизни у тех, кто хранил магию этого края. В стремлении усилить влияние водных потоков, он нарушил энергетический баланс на территории от Заповедного леса до Карнасских гор.
   -- А что если вы ошибаетесь? Ведь под пытками можно признаться в чём угодно!
   -- Нам не нужно его признание, -- Даркан взял со стола деревянную шкатулку, поднёс ко мне поближе и продемонстрировал её содержимое. При виде четырёх ромбовидных кристаллов к горлу подкатил комок. Сияние сердец было таким тусклым, словно из них выкачали практически всю энергию.
   -- Обнаружена в его кабинете, на тайнике охранное заклинание, привязанное к кольцу на пальце Иргоша. Было нелегко изъять шкатулку, не потревожив сами чары, -- глухо произнёс Даркан. -- Мне жаль, Йерри, что втягиваю тебя во всё это. Необходимо, чтобы Иргош дожил до Суда Магов. Если начну сам, не сдержусь...
   Взгляд целительницы стал жестким, лицо окаменело.
   -- Я поняла задачу. Возможно, у нас получится выяснить причину...
   Тут я снова встрепенулась.
   -- Ар-Нуаш сказал, что следы ловчих вели в Академию...
   -- Отдыхай, Джинни. Все вопросы потом, -- демон откинул волосы с моего лба и повернулся к адептке. -- Воды не давать, повторный приём эликсира через полчаса. Будет доставать, разрешаю усыпить.
   Последняя фраза вызвала всплеск негодования, но я промолчала, хотя сделать это было неимоверно трудно. Даркану не до моих истерик, сперва надо разобраться, что же такое творится в северном крае. Чёрт с ним, с третьим желанием, если в моих силах помочь Шэлгару выяснить, что заставило ректора Академии устроить охоту на элементалей, я сделаю это. Кто знает, вдруг после и Повелитель Инферно поверит, что я не совсем безнадёжна?
   Я ещё строила радужные планы, когда за стеной раздался мужской крик, перешедший в надрывный вой. Инстинктивно дёрнулась, но магические путы лишь крепче сковали руки.
   -- Джинни, я сейчас!
   Русоволосая малявка резво подскочила, шепча слова заклинания. Три секунды -- и вопль оборвался, но я всё ещё продолжала слышать его, и видят Боги, теперь он не раз будет являться мне по ночам.
   -- Лорд Шэлгар забыл полог тишины установить... -- робко предположила девушка.
   Я кивнула и улыбнулась. Подозреваю, улыбка вышла вымученной. Чтобы Шэлгар и о чём-то забыл? Демон заметил, что я не верю, будто он в самом деле собирается применить пытки во время допроса, и дал мне возможность убедиться в обратном. Оставалось порадоваться полученному во время падения ушибу позвоночника -- не будь я прикована к постели, меня бы заставили присутствовать на дознании. Как представитель Правящих Родов я была обязана лично проконтролировать ход допроса. При мысли о том, что именно я бы смогла увидеть, к горлу подкатилась тошнота.
   Вздохнув, повернула голову к девчушке.
   -- Что ж, давай знакомиться. Я так понимаю, ты не целительница? Судя по ауре твоя стихия -- Огонь.
   Адептка смутилась:
   -- Меня зовут Азира. Я огненная ведьма, так уж вышло, что в момент вашего падения я оказалась поблизости.
   "Пряталась в саду, -- мысленно закончила я. -- А потом назначили сиделкой в наказание за разбитые стёкла".
   Вслух озвучивать предположение не стала, мне хотелось подружиться с малявкой. Я присмотрелась к невысокой щуплой девушке, вспомнила фаер, который она создала во время игры во дворе, сопоставила с информацией об огненных ведьмах.
   -- Готовишься к посвящению в Верховные?
   -- Скорее жду, когда чудо свершится. Временами кажется, что меня крупно надули.
   -- У каждой ведьмы накопление энергии происходит по индивидуальному графику...
   -- Да знаю я! Только, думаете, мне от этого легче? -- адептка с отвращением разгладила форму на абсолютно плоской груди. -- Похоже, что мне уже двадцать стукнуло?
   -- Наверстаешь ещё, -- невольно хихикнула я, уж больно забавное выражение лица состроила девчушка.
   -- Так ладно бы только физическое развитие замедлилось. Эмоциональное тоже пострадало, -- доверительно прошептала она.
   -- Это как?
   -- Все парни-сверстники видят во мне лишь младшую сестрёнку...
   -- И?
   -- А меня это совсем не раздражает, -- выдав страшную тайну, Азира покраснела. -- Ни для одного мне не хотелось стать взрослее. Боюсь, я и внутри какая-то замедленная в развитии.
   -- Не забивай себе голову глупостями, встретишь ты ещё того, из-за которого сердце дрогнет.
   -- У вас это во сколько произошло в первый раз?
   Ну вот... Как чувствовала. Нельзя мне вести задушевные разговоры с молоденькими девочками. Закрыв глаза, попробовала притвориться спящей. Не помогло.
   -- Джинни... -- в меня осторожно потыкали пальцем. -- Вы спите?
   -- Пытаюсь, -- недовольно буркнула я.
   -- Вам нельзя спать, скоро повторно эликсир принимать, -- "обрадовала" меня ведьмочка.
   -- Сон -- лучшее лекарство и помощник в регенерации, -- проворчала я, не разлепляя век.
   -- Вы не хотите отвечать на мой вопрос?
   Нет, какие мы догадливые! Вот только почему-то сразу появилось ощущение, что, промолчав, обижу. Решила попробовать быть максимально честной.
   -- Азира, во мне течет энергия стихии Земли, отчасти я нимфея...
   -- Ой!
   -- Вот именно, -- удовлетворённо выдохнула я.
   Обрадовалась я рано. Узнав о моей принадлежности к роду влюбчивых элементалей, Азира засыпала вопросами. Самыми безобидными из них были "как нимфа распознаёт, что вот именно он тот самый" и "правда ли, что лесные девы могут определять, является ли любовь двоих истинной". От последнего у меня едва волосы на затылке от ужаса не зашевелились. Стать личным детектором для вереницы юных девиц, мечтающих встретить своего единственного, не хотелось совершенно. Одна случайно обронённая фраза -- и у моих дверей выстроится очередь. Особо наглые станут и парней ко мне водить, чтобы уж наверняка определила. Но это ещё цветочки, урожай ягод я соберу, когда посыплются обвинения в том, что мужики шастают налево. Дескать, нимфея взбаламутила, с пути сбила, гнать её поганой метлой надо... Вот поэтому я и не люблю распространяться о собственных ипостасях. Когда прозвучало: "Джинни, пора принимать эликсир", я едва не взвыла от радости.
   -- Вы уж извините, но запить дать не могу, -- встревоженно проговорила Азира, пока я кашляла и хрипела, пытаясь отдышаться после приёма очередной порции целебной гадости.
   -- П...по...понимаю, -- выдавила я из себя.
   Даркан запретил давать мне воду, ведь та -- источник энергии для водной ипостаси. По какой-то причине меня пичкали абсолютно нейтральным с точки зрения стихий растительным эликсиром. Неужели мимолётное прикосновение к синему туману снова сбило течение энергии внутри тела? Неужто теперь всё повторится как в детстве?
   Глава 13
   Приступ паники растаял, словно песчаный вихрь, так и не вошедший в полную силу. Причиной стало появление в комнате незнакомца. Полупрозрачный мужчина прошёл сквозь стену и остановился в двух шагах от меня. Сперва я приняла его за сильфа, элементаля Воздуха, но потом поняла, что ошиблась. Я вообще не могла отнести прибывшего ни к одной из Четырёх Стихий, хотя сам незнакомец ощущался как сгусток энергии. Мужчина задумчиво погладил длинную бороду, не сводя пристального взгляда с меня. Я приподняла правую бровь, мужик заморгал и попятился.
   -- Эй! Постойте! Вы куда? -- только и успела выкрикнуть я, как старец снова прошёл сквозь стену и исчез.
   Но добило меня вовсе не это. Не успела я прикинуть, кем бы мог быть загадочный посетитель, как рядом раздалось робкое:
   -- Джинни, а с кем вы сейчас разговаривали?
   Азира не видела нашего гостя! А может, и не было никакого старца? Что если я при падении не только спину повредила, но и голову ушибла?
   Все существа, завершив свой путь, возвращаются в Сумеречье, где перерождаются для новой жизни. Призраки не разгуливают по миру Живых. Это попросту невозможно! Так что либо у меня и в самом деле случился глюк, либо надо искать иное объяснение увиденному. А что если это душа ректора Академии решила явиться мне, перед тем как уйти за Грань? Что если Йеррифейн не смогла удержать Дракана от расправы?
   -- Азира, а как выглядит ваш ректор? -- наигранно бодрым тоном спросила я.
   -- Высокий темноволосый южанин. Его к нам только три года назад назначили, -- тихо добавила ведьма.
   То, что мой призрак не подходит под описание, я уже поняла, но насторожило меня вовсе не это.
   -- А предыдущий ректор? Каким он был?
   -- Не он... Предыдущей главой нашей школы была госпожа Флавия, -- девушка слегка запнулась, когда произносила имя прежней руководительницы школы.
   Неужели она? Вот Бездна!
   Сердце сжалось, будто инеем покрылось. Я зажмурилась, но отпускать перехваченную эмоцию не спешила. Чем больше впитаю -- тем легче будет Азире. Вообще-то за подобные финты духов Земли наказывают. Мы не имеем права лишать теплокровных их переживаний, можем разделить чужую боль, но не забирать её. Эмоции -- разновидность энергии, и очень просто на неё "подсесть". Но мне-то чужого не надо, со своими бы перепадами настроения разобраться. Однако Азира горевала уже три года, три долгих года затаённая боль подтачивала её изнутри.
   -- Вам холодно? -- девушка пощупала мой лоб и нахмурилась. -- Лорд Шэлгар говорил, что регенерация отнимает у элементалей много сил. Хотите, ещё одно одеяло принесу?
   -- Нет, не стоит. Само пройдёт. Огненные не мерзнут.
   -- Угу, рассказывайте, -- фыркнула ведьма. -- Я и летом под пуховым одеялом сплю. Мама шутит, что весь внутренний жар магии достался, а тело будет греть суженый, -- щечки девочки слегка заалели, мне сразу стало тепло и легко. Вот и славно, первый холод потери выплеснулся наружу. Теперь надо, чтобы и скорбь ушла, оставив лишь тёплые, светлые воспоминания.
   -- Госпожа Флавия была магом Льда?
   -- Разумеется, это же школа водников, -- Азира печально улыбнулась. -- Но она была другой, не как остальные преподаватели. На её лекциях никто не ощущал себя гостем. До сих пор не могу поверить, что её больше нет. Наверное, если бы нашли тело, было бы проще смириться, а так... понимаю, что глупо, а всё равно надеюсь...
   -- Как она погибла?
   -- Точно неизвестно... -- ведьма замолчала, будто собираясь с мыслями, но я успела заметить мелькнувшие в глазах слёзы. -- Нет, так не пойдёт. Меня оставили, чтобы я вас развлекала и помогла исцелиться, а я совсем раскисла. Того и гляди в слезах утоплю, -- девушка нервно хохотнула и попыталась улыбнуться.
   Ага, ещё начни рассказывать, что у тебя всё хорошо. Не с той элементалью столкнулась.
   -- Так ты считаешь меня обузой, навязанной Шэлгаром? -- тут я шумно вздохнула и шмыгнула носом.
   Не уверена, что вышло особо убедительно, но Азира всплеснула руками, на лице отразилась такая тревога, что мне стало стыдно. Слегка так.
   -- Нет, Джинни, что вы! Не буду врать, лорд Шэлгар приставил меня к вам, чтобы я вину таким образом загладила. Заигралась сегодня, силу не рассчитала, ещё и ребят на глупость подбила, -- последнее было произнесено весьма довольным тоном. -- Но болтать с пациенткой никто с меня обещания не брал. С вами легко, надеюсь, вы задержитесь у нас подольше.
   Тут я мысленно застонала. Доболталась. Уверена, у Азиры и в мыслях не было меня сглазить, но ведьмы они такие, к ним сама Судьба прислушивается. Задерживаться в Академии мне хотелось ещё меньше, чем отбывать наказание в лампе. У меня аллергия на саму атмосферу, царящую в учебных классах.
   -- Не хотите оставаться, да? -- верно истолковала мою реакцию девушка.
   -- Скажем так, я надеюсь, что моё пребывание на севере не продлится дольше необходимого. Но думаю перед отбытием заскочить в горы, должна же я полюбоваться на местное чудо. Может, на память в ваших мастерских что-то присмотрю.
   Я рассчитывала, что Азира мне что-нибудь посоветует, но ведьмочка резко погрустнела. Будто тень на лицо набежала. Так-так... Вот оно что...
   -- Это произошло в горах?
   Азира кивнула и присела на краешек моего лежака. Сцепив руки в замок, адептка уставилась перед собой:
   -- Три года назад горняки начали жаловаться на странности в шахте: то рельсы ночью кто-то разберёт, то инструмент испортит, то масло из фонарей исчезнет. Поговаривали, что в глубине, там, где идёт добыча, раздавались странные звуки, будто стонет кто-то да на помощь зовёт. Вот глава гильдии рудокопов и попросил магов разобраться, что к чему.
   Мне не хотелось расстраивать ведьмочку, но я чувствовала, что разговор пойдёт ей на пользу. Азира не обсуждала ни с кем произошедшее, попыталась заглушить боль в одиночку, а огненная, подавляющая эмоции, теряет силу. И неважно кто ты: ведьма, маг или элементаль.
   -- Так госпожа Флавия погибла в шахте? -- мягко напомнила я.
   Азира тяжело вздохнула и склонила голову. На мгновение показалось, что девушка не захочет продолжать рассказ. Что ж, если так, настаивать не стану. Моё дело лишь подтолкнуть...
   -- Старшая группа тогда этап обогащения элементия изучала, и госпожа Флавия задумала совместить экскурсию с осмотром штолен, -- еле слышно произнесла ведьмочка. Я тут же прикрыла глаза и настроилась на приём эмоций, а то лежу тут бревном, регенерирую, того и гляди мхом покроюсь от бездействия.
   -- Под землю спустилась группа, состоящая из семерых адептов-водников и двух наставников.
   -- Включая ректора?
   -- Да, она захотела лично разобраться в происходящем, вот только никому об этом не сказала. Это была обычная экскурсия: ребята посмотрели, как проходит добыча, поднялись в мастерские, чтобы на месте поучаствовать в плавке металла и попробовать силы в обогащении. Когда пришла пора решать, что же такое создать на память о походе в горы, обнаружилось, что госпожи Флавии нет рядом. Кто-то из горняков вспомнил, что видел, как магиня возвращалась обратно в шахту. Организовали поиски. Через несколько часов в одном из дальних проходов обнаружили окровавленный обрывок тёмно-синей мантии и несколько бусин из аквамарина.
   Азира вскочила на ноги и отвернулась. Плечи ведьмочки поникли, мне не нужно было видеть её лицо, чтобы понять, что она плачет.
   Прости, милая, прости, но так будет лучше. Скорбь утихнет, смоется водой, и на месте тянущей пустоты появится тёплый огонёк воспоминаний. Я закрыла глаза, чувствуя, как по щекам текут слёзы. Не в моих силах было помочь Азире забыть о потере, но могла забрать часть её боли, и пусть хоть кто-то скажет, что я поступила неправильно! Даркан привёл меня в Северный Аравит для того, чтобы я помогла разобраться в местной аномалии, но меня куда больше волновали судьбы обитателей школы.
   Азира тихо вздохнула и вытащила из кармана платок, и я почувствовала, что больше не нужна ей. Осторожно разорвав контакт, едва сдержала судорожный всхлип. Эмоции переполняли, я казалась себе глиняным кувшином с водой, выставленным на мороз. Ещё немного и лопну. Как же не вовремя Даркан надумал меня обездвижить!
   Спокойнее, Джинни. Сейчас главное на чём-то сконцентрироваться. Попробуй сосредоточиться на том, что тебе поведала Азира.
   Госпожа Флавия погибла три года назад. Нового ректора назначили очень быстро. Настолько быстро, что адептам даже не дали возможности опомниться или начать задавать вопросы. Возможно, Шэлгар был прав, когда предположил, что нынешнему руководителю школы покровительствовал кто-то из Ковена Магов. Полтора года назад дриада-хранительница Заповедного леса заметила первые изменения в течение рек магии и отправила донесение Смотрящей Севера. Та прибыла в Аравит, изучила аномалию, взяла на контроль. А потом начали погибать элементали. Четыре убийства, произведённые на крошечной территории. Кто-то совершенно не беспокоился, что привлечет к себе внимание... или очень торопился. И всё-таки как Повелитель Инферно узнал об убийствах? Подозреваю, что источником информации были вовсе не наставники магической школы...
   -- Азира, подойди ко мне.
   Ведьмочка встрепенулась:
   -- Вам плохо? Что-то болит?
   -- Нет, присядь, пожалуйста, -- после того как адептка опустилась рядом со мной, я озвучила вопрос: -- Азира, а как Повелитель Инферно узнал о происходящем в северном крае?
   Лицо огненной ведьмы стало белым как мел, точно вот-вот в обморок хлопнется.
   -- Как вы догадались?
   -- Не бойся, это всего лишь моё личное предположение, -- поспешила я успокоить девушку.
   Та тяжело вздохнула:
   -- Никто из наставников не понял, что это мы вызвали демонов.
   -- Старший курс?
   -- Неводники. Те, кто исключительно этап обогащения руды изучают и дальнейшие способы работы с ней.
   Тут я отметила явное противопоставление водной стихии остальным внутри Академии. Мне это казалось неправильным.
   -- И сколько магов иных стихий тут обучаются?
   -- На трёх водных один засланец, -- ведьмочка грустно улыбнулась, подтвердив подозрения относительно положения дел в школе. -- После убийства Ларса мы не могли сидеть сложа руки.
   -- Он был элементалем?
   -- Наполовину сильф, но и его сердцем ловчие не побрезговали. Ректор сказал, что Ковен знает о нашей беде и обязательно направит специальную комиссию для расследования преступления, но нам не нужны были ответы "кто, зачем и почему". Мы всего-то лишь хотели, чтобы никто больше не пострадал. А теперь... -- Азира повернула голову в сторону двери, ведущей в смежную комнату.
   -- Ты ощущаешь себя виноватой?
   -- Из-за меня пытают человека, -- побледневшими губами прошептала она.
   И сразу стало так неуютно, тревожно, словно в комнату ворвался ледяной порыв ветра. Появилось желание свернуться калачиком, забравшись с головой под одеяло, и чтобы никто не видел, не расспрашивал и не выказывал сочувствия.
   Бедная девочка, что же мне делать с тобой? А Даркан тоже хорош, другого наказания не нашёл, привлёк девчушку к обязанностям сиделки.
   Азира молча глотала слёзы. Даже вызвав демонов из Инферно, она и остальные адепты сомневались в причастности Иргоша. Им не хотелось в это верить. Казалось, демоны прибудут, во всём разберутся, и выяснится, что это был кто-то чужой. А вон как дело обернулось.
   -- Азира, если ректор Иргош виновен в убийствах, он понесёт заслуженную кару. Ты же понимаешь, что подобного Ковен не спустит с рук?
   -- Если подтвердится, что он причастен к убийству прежней Хранительницы Заповедного леса, его ждет смертная казнь только за это преступление, -- прошептала ведьмочка.
   -- Для Даркана Шэлгара важно не само наказание Иргоша, он хочет понять, кто из магов Истры мог быть с ним в сговоре.
   -- Считаете, что и смерть госпожи Флавии была подстроена?
   -- Не знаю, Азира. Для меня всё это слишком сложно. Я не дознаватель и не умею раскрывать заговоры. Прости, мне что-то нехорошо. Я немного посплю, ладно?
   Ведьмочка энергично закивала и бесшумно переместилась в кресло, стоящее у окна. Я наблюдала за ней из-под полуприкрытых век. Только бы плакать не начала! Иначе придётся вмешаться и попытаться отвлечь разговором, а я опасалась, что в процессе сболтну лишнее. Все догадки и предположения, связанные с трагедией в северном крае, надлежало сначала рассказать Даркану, а там пусть сам решает, что стоит знать адептам, а что нет.
   Азира меня порадовала -- вместо того чтобы предаваться унынию, взяла с подоконника какую-то книгу и углубилась в чтение. Вот и славно, теперь не нужно ничего выдумывать. Я закрыла глаза в надежде поспать, но сон не шёл.
   Я солгала Азире, когда сказала, что из меня никудышный раскрыватель заговоров -- считай, большую часть жизни в дворцовых интригах провела. Очень быстро я сообразила, что лучший способ оставаться в стороне от чужих игр -- научиться вычислять главных участников, их цели и мотивы. Я наловчилась мастерски притворяться и валять дурака. Если окружающие считают тебя бесполезной идиоткой, меньше вероятность, что тебя захотят впутать в какой-нибудь заговор.
   Тот день, когда я научилась создавать портал в Радужный мир, стал поистине волшебным. Повелитель Инферно упрекал меня в том, что я сбегаю к людям и эльфам в надежде избавиться от обязательств, налагаемых происхождением. Он не понимал, что в первую очередь я мечтаю забыть о бесконечных склоках и вражде Родов Элементалей. Вражде, давно переросшей в разновидность игры, в которой все действующие лица наслаждаются процессом, позабыв о результате. Хотят жить подобно паукам в одной банке? Да, пожалуйста! Но без меня.
   Меня всегда влекло в Радужный мир, я любила его обитателей, хотя и не всегда понимала. Они были такими непредсказуемыми! А ещё тут практически никто не знал, кто я на самом деле.
   Попыталась пошевелиться, но магия не дремала -- путы притянули ноги и руки к лежаку, практически обездвижив их. Издевательство какое-то! Никогда не думала, что однажды буду мечтать о возможности перевернуться на бок. Может, в лампу вернуться? Нет, не стоит. Вдруг я вместе с постелью перемещусь? То-то Сайгар повеселится.
   За стеной было подозрительно тихо, но я ни на мгновение не забывала о происходящем в соседней комнате. Что удастся выяснить Даркану и Йеррифейн? Неужели Иргош в самом деле связан с кем-то из членов Ковена Магов? Что ждёт школу в дальнейшем? Точнее, что ожидает её адептов? Жаль, если такое уникальное учебное заведение расформируют. Подумать только, под одной крышей в Северном Аравите обучались маги всех четырёх стихий, а если прибавить к этому наличие в школе нелюдей? На мой взгляд, самой большой проблемой являлось доминирующее положение водников. Но ведь это решаемо. Надо бы разобраться в местной аномалии, выяснить причину истощения рек магии. Выяснить были ли у ректора сообщники. Безопасность -- прежде всего...
   Мысли текли подобно ручью, неторопливо бегущему между камней. Ещё позавчера единственное, что меня волновало, -- отсутствие последнего претендента на три желания. Сейчас же я могла составить целый список задач, требующих немедленного решения. Сперва надо вернуть сердца погибших элементалей их стихиям, а значит, в скором времени я снова встречусь с хранительницей Заповедного леса. Стоило мне об этом подумать, как на сердце стало тепло и радостно. Веки отяжелели, и я начала проваливаться в сон...
   ***
   -- Говорю же, она меня увидела, -- совсем рядом прозвучал старческий, чуть скрипучий шёпот.
   -- А я считаю, что причин для паники нет, -- звонким голосом отозвалась его собеседница. -- Для начала надо разобраться, действительно ли она нас видит.
   -- И дальше что? -- скорбно вздохнул кто-то третий. -- Сразу ликвидируем или попробуем установить контакт?
   Я уже хотела открыть глаза и признаться, что не только вижу, но и слышу, но после последнего заявления знакомиться с призрачными сущностями резко расхотелось. Понятия не имея, что же точно подразумевалось под загадочным словом "ликвидировать", интуитивно чувствовала, что ничего хорошего. Оставалось и дальше лежать тихонько и прислушиваться к чужому разговору. Вдруг что-нибудь интересное выясню? Одно радовало -- призрак старца мне не померещился и с головой у меня всё в порядке, то есть не хуже чем обычно.
   -- Так сколько, уважаемые коллеги, мы проспали? -- решил сменить тему возжелавший моей ликвидации.
   -- Колин, сколько раз тебе повторять, -- раздражённо фыркнула незнакомка. -- Мы не спали, а вполне себе по настоящему отбросили копыта, и всё из-за того, что кто-то слишком жалостливый не дал уничтожить всех последователей Тени.
   -- Если бы кто-то не прошлёпал ритуальный клинок, мы бы никогда не оказались...
   -- Постойте, -- приструнил спорщиков старец, так и не дав мне выяснить, к чему же привела пропажа неизвестного артефакта. -- Чувствуете?
   -- Они выкапывают кристаллы, -- простонал женский голос. -- Все три потревожили.
   -- Чем это чревато для нас? -- обеспокоенно спросил тот, кого назвали Колином.
   -- Идёмте, господа, будет лучше, если мы проконтролируем процесс... -- предложил старец.
   По комнате пронесся порыв холодного ветра, и голоса стихли. Рискнула приоткрыть глаз и, только убедившись, что в помещении нет и намёка на присутствие призраков, попыталась подняться. О чудо! Магических пут как не бывало! Кряхтя и постанывая, опустила ноги на пол. От долгого сна мышцы затекли, да и голова слегка кружилась. Тело колотил озноб -- регенерация всегда вытягивает слишком много энергии. Обернувшись покрывалом, стащила с импровизированной постели то, на чём лежала прежде. Неудивительно, что каждая косточка в теле болит и ноет. Эти изверги меня на каменный стол уложили! Пальцы пробежали по рыжевато-красной поверхности. Не понимаю, Даркан решил всю мебель из Огненного Чертога в Северный Аравит перетащить?
   Пошатываясь, доплелась до окна и раздвинула плотные тёмные шторы. За окном была глубокая ночь. Тусклый свет луны ворвался в спальню, проложив серебряную дорожку к широкой кровати. Внутреннее чутье подсказывало, что правильнее было бы устроиться на мягком ложе и проспать до утра, но природное любопытство манило прочь из комнаты. Тем более что ни одна порядочная девушка никогда не ляжет в чужую постель! Отговорка вышла более чем неубедительная, но сгодится на тот случай, если Даркан решит отчитать за побег.
   Для начала следовало подобрать одежду. Сбросив оба покрывала, воспроизвела по памяти уже знакомый комплект из тёмно-синей туники и шаровар. Зеркала в комнате не наблюдалось, поэтому я быстро пригладила волосы пальцами и заплела в косу. На создание более изысканной причёски не было времени. Того и гляди Даркан в любой момент вернётся, а я ещё и из спальни не выбралась.
   Проверять дверь, ведущую в смежную комнату, не стала. Ведь именно за ней скрылись Шэлгар и Йеррифейн, а вот входная оказалась незапертой и открывала путь в уже знакомый мне коридор. На этот раз я свернула сразу к лестнице. За свою недолгую по меркам элементалей жизнь я уяснила, что в любом месте, будь то придорожный трактир или королевский дворец, есть заветный уголок, где можно получить ответы на многие вопросы. И имя этому волшебному месту -- кухня.
   Глава 14
   На преподавательском этаже царила тишина, зато наверху, у адептов, было шумно. Пару раз раздавались хлопки, сопровождающиеся визгом и смехом. Поймав себя на том, что прислушиваюсь, мысленно отругала за излишнее любопытство. Если предчувствие не обманывает, у меня ещё будет время завести новые знакомства.
   Быстро спустившись, повернула в сторону столовой... и застыла, с удивлением рассматривая высокие, украшенные резьбой двустворчатые двери. Кажется, я поторопилась, когда решила, что речь идёт о небольшой скромной столовой. Может сразу чёрный ход на кухню поискать? Нет, с моей удачливостью я вполне могу очутиться в какой-нибудь лаборатории или мастерской и в результате остаться голодной. Вздохнув, толкнула створки обеими руками и влетела в зал, чуть не растянувшись на полу. Кто же знал, что эти двери сами распахиваются?
   Восстановив равновесие, осмотрелась и присвистнула. Был бы рядом Ливий -- мигом бы по губам отхватила. С недавних пор крылан задался целью отучить меня от этой пагубной, на его взгляд, привычки. А от кого, спрашивается, я её переняла?
   Обстановка в столовой как нельзя лучше отражала внутренний порядок, царивший в этих стенах. Вдоль стен тянулись два длинных, покрытых голубой скатертью стола. А вот стулья не внушали доверия и наталкивали на мысль, что их создатель сэкономил на материале. У круглых, обитых синей тканью сидений, не только отсутствовали подлокотники и спинка, у них почему-то была всего одна длинная высокая ножка! Не стулья, а насесты какие-то. Ни отдохнуть, ни поесть нормально. Впрочем, стулья были не единственной странностью. Куда сильнее меня насторожили небольшие круглые столики оранжевого, голубого и зелёного цвета в центре зала. Каково это -- изо дня в день трапезничать, находясь под пристальным взглядом истинных хозяев школы? Да у меня бы кусок в горло не полез!
   -- Ты чего пришла? После отбоя кормёжки нет! -- шипящее фырканье заставило меня подпрыгнуть на месте.
   Обернувшись, никого не увидела, только огненное марево в воздухе повисло. Видимо, дух домашнего очага счёл, что после отповеди нежеланный нахлебник тут же отправится восвояси. Размечтался!
   Быстро определив, в какой стороне исчез элементаль, направилась к неприметной арке. Только притронулась в дверной ручке, как та заискрила и из-за двери раздалось ворчливое:
   -- Я же сказал -- кухня закрыта!
   -- И для преподавателей?
   Дверь приоткрылась, и на меня уставилась пара горящих глаз.
   -- А ты у нас новенькая? -- недоверчиво уточнил дух.
   -- Только сегодня прибыла. По обмену.
   Знаю, что врать нехорошо, но в противном случае меня же не накормят!
   -- Вещички можешь не распаковывать. С утра обратно отошлют. Завтра тут со многими распрощаются, -- горько вздохнул дух и распахнул дверь. -- Ладно, заходи. Не голодной же тебя оставлять. Только, чур, не реветь, а то у меня от бабских слёз сахар в соль превращаться удумал.
   Торжественно пообещав не реветь, шагнула в кухню и поняла, что попала.
   На кухне плакали... Нет, это было не редкое всхлипывание, прерываемое словами утешения, не тихое литье слёз в платочек, а самый настоящий многоголосый рёв в исполнении четырёх преподавательниц магической школы. Самой старшей из них казалась магиня Воздуха, чистокровная человечка. А может, всё дело было не в возрасте, а в больших очках в пол-лица и строгом пучке на затылке? В двух симпатичных русоволосых девушках обнаружилась доля крови перевёртышей. Водные магини сидели, прижавшись друг к дружке, и всхлипывали над чашками с чаем. Одна из них рассеянно стучала ложечкой по замерзшей поверхности, не замечая, что её напиток давно превратился в лёд. Четвёртая преподавательница принадлежала огненной стихии. Наставница нервно теребила кончик косы цвета морковки, и приглушённо всхлипывала, уткнувшись в плечо водной соседки.
   -- И давно они так... сидят? -- шёпотом поинтересовалась я у духа.
   -- Второй час, не меньше. Я уже им и капель успокоительных по-тихому в заварник долил. Бесполезно.
   Вздохнув, сделала несколько шагов вперёд и громко кашлянула. Одна из водных взглянула и махнула в сторону стульев, дескать, садись, чего уж там, пятой будешь. Стулья на кухне были обычными, на четырёх ножках, что не могло не радовать.
   -- Девушки, а что у вас стряслось? -- осторожно поинтересовалась я.
   Магиня Воздуха сняла очки, протерла стёкла платочком и с надрывом сообщила:
   -- Распределяют нас! Несогласные с назначением могут писать по собственному желанию.
   -- Да ерунда всё это, -- жалобно прошептала одна из водных. -- Школу, школу-то за что? Столько сил вложено, столько судеб связано с этими стенами...
   -- Никуда я не поеду! -- решительно подхватила вторая. -- К ледянникам уйду. Если на то будет воля властителей севера и Богов, то наследие Сигурда не будет утеряно.
   -- А ты к нам каким ветром? -- поинтересовалась воздушная и добавила задумчиво. -- Аура у тебя странная.
   -- Самая обычная, как у любой порядочной нимфеи, -- быстро сообщила я.
   Действовать решила методом исключения: раз на кухне собрались представительницы воздушной, огненной и водной стихий, следовательно, есть вероятность, что они могут быть не в курсе о прибытии коллеги, принадлежащей стихии Земли.
   Чувствуя, что въедливая магиня продолжает изучать мою ауру, добавила:
   -- Я полукровка.
   От меня тут же отстали. Расспрашивать о происхождении того, кто сам признался в смешанных корнях, считалось невежливым.
   -- Неужели из самого Берилла пожаловала? -- удивлённо икнула девушка и тут только заметила застывшее содержимое своей чашки. -- Ну вот. Как обычно, -- тяжело вздохнула магиня Воды.
   -- Давай помогу, -- с ладони огненной слетела яркая искра и, шипя, исчезла в чашке, из которой тут же начал подниматься пар.
   -- Из Берилла, -- с готовностью подтвердила я. -- Но мне сказали, что завтра придётся открывать портал обратно...
   -- Скорее всего, -- мрачно подтвердила огненная. -- До последнего надеялись, что лорд Иргош ни при чём...
   -- Демоны сообщили о результатах допроса? -- осторожно поинтересовалась я.
   Магини дружно покачали головами.
   -- И так понятно, что он виноват в гибели Ларса. Сам же мальчика одного в горы отправил!
   В голосе магини Воздуха прозвучало столько горечи, что я невольно перепроверила блокировку от чужих эмоций. Вроде бы всё в порядке, но расслабляться не стоит. Мне и полученного от Азиры более чем достаточно.
   -- Ой! Мы же не представились, -- всплеснула руками огненная. -- Меня зовут Шианна, я учитель школы Огня, специализируюсь на природных проявлениях стихии, но и с элементием работать научилась. Иначе и быть не могло, я же сама Аравитскую школу заканчивала. Большинство из нас заканчивали, -- с тяжёлым вздохом уточнила она.
   -- Профессор Эрин, маг-ментат стихии Воздуха, -- с гордостью в голосе заявила обладательница очков и протянула мне руку. Рукопожатие оказалось крепким, впрочем, физическая мощь магини меня беспокоила намного меньше ментальной -- в момент соприкосновения ладоней она попыталась меня прочитать. Взламывать защиту не рискнула, а аккуратно прощупала. Думаю, стоит ещё раз сказать Сайгару спасибо за своевременный урок.
   Магини Воды, Изольда и Ирия, оказались троюродными сёстрами. От них я узнала, что в Аравите многие в той или иной степени приходятся друг другу роднёй. А ещё у большинства местных имеется доля крови перевёртышей. Принимать звериный облик умеют не все, зато благодаря родству с исконными обитателями севера аравитцы отличаются отменным здоровьем. Эпидемий или серьёзных хворей тут отродясь не было, наверное, поэтому и не прижились маги-целители, принадлежавшие стихии Земли. И только после того как в магическую школу прибыли первые эльфы, руководство попыталось ввести в штат земельников.
   -- Безуспешно, я так понимаю?
   -- Земельникам у нас некомфортно. Энергетические реки слабовыраженные. Восстанавливать резерв приходится долго, а кому понравится чувствовать себя слабее коллег?
   Я скептически хмыкнула. На территории школы водные потоки явно доминировали, но я была в Заповедном лесу и сама ощутила течение изумрудных рек. Наверное, промелькнувшая мысль нашла отражение на моём лице, потому что Эрин улыбнулась:
   -- Ты нимфея, тебе проще, а вот магов, прибывших из столицы, рыси даже в Заповедный лес не пустили.
   Тут магини выжидательно уставились на меня. Настал и мой черёд представляться.
   -- Джинни, -- улыбнулась я. -- Нимфея Серебряного Дола.
   -- А имя как у элементали Воздуха! -- воскликнула Изольда и слегка поморщилась, получив тычок от сестры. Ага. Я же упоминала, что полукровка. Водная вздохнула и пригубила чай. Как бы она ни хотела расспросить меня о родителях, воспитание не позволило поинтересоваться моим происхождением.
   -- Вот и познакомились, -- подытожила Эрин. -- Ты чай будешь? -- не дожидаясь ответа, воздушная воскликнула. -- Лиор, а можно нам ещё чашечку?
   Дух домашнего очага явиться не пожелал, однако один из настенных шкафчиков распахнулся, и на стол плавно спустились чашка и блюдце.
   -- Да я бы и сама смогла достать, -- пробормотала я. -- Зачем же духа понапрасну тревожить?
   -- Ты что! Здесь без разрешения Повелителя Котелка и Сковороды ни к чему прикасаться нельзя, -- громким шёпотом объявила Ирия.
   -- А я всё слышу! -- проворчал дух. -- Вот смотрите, отлучу вас от кухни, где станете посиделки устраивать?
   -- Да хотя бы у Угарта, у него тихо, спокойно и так красиво... -- протянула Ирия и, повернувшись ко мне, пояснила: -- Угарт наш -- дух Льда и смотрящий мастерской, в которой адепты элементий учатся обогащать. Сокровищница тоже в его ведении находится.
   -- Да кому эта красота нужна, -- фыркнул Лиор. -- Её в рот не положишь и на хлеб не намажешь. А воздух в берлоге Угарта какой? Одна потрава для организма. И нечего мне про вашу магическую очистку и вентиляцию рассказывать. То ли дело у меня... -- дух огня шумно вздохнул, и тут же в воздухе разлился бесподобный аромат яблочного пирога.
   Мы дружно покосились в сторону духовки. Кажется, кто-то хитрый только что снял с неё чары, маскирующие запах.
   -- Лиор, радость наша, когда же ты всё успеваешь? -- сладким голосом пропела Шианна.
   -- Реветь надо меньше! -- припечатал тот.
   -- Лиор, а можно кусочек? -- робко попросила Изольда и, глянув на меня, добавила: -- Джинни ужин пропустила.
   -- Зато вы столовались по расписанию, -- хмыкнул огненный.
   Я устроилась на стуле поудобнее и приготовилась наслаждаться перепалкой. Ясное дело, что пирог нам в конечном счете выдадут, но Лиор явно напрашивался на комплименты.
   -- Лиор, да таких пирогов, как у тебя, во всём Аравите не сыскать, -- подхватила игру Ирия. -- Как представлю, что мы больше никогда так не соберёмся... -- подбородок магини задрожал. Остальные преподавательницы мгновенно погрустнели.
   Ой-ой! Что сейчас будет. Не иначе как второй раунд...
   Смекнув, что девушки готовы снова удариться в слёзы, Лиор поспешно открыл духовку.
   -- Плачущим и воющим сладкое не положено, -- мрачно предупредил он.
   Магини разом притихли. Возле духовки послышались возня и бормотание, и наконец наружу выплыл противень с ... Я даже вскочила со стула, не веря собственным глазами. Нет, это был пирог, замечательный, круглый, с блестящей золотистой корочкой, украшенный сверху причудливым орнаментом из листиков, снежинок и шишечек. Само собой, все элементы были съедобные, из теста. И такой талант пропадает в магической школе? Да этого духа в Истре любая ресторация с распростёртыми объятиями примет! Последние слова я произнесла вслух, чем заслужила хитрый взгляд со стороны сбросившего невидимость Лиора.
   -- Регулярно сманить пытаются, но как же я своих девочек брошу?
   "Девочки" переглянулись и дружно фыркнули. Понятно, все четверо выпускницы Аравитской магической школы.
   -- Так большая часть преподавателей -- бывшие ученики?
   -- Когда-то так и было, -- ответила Шианна и протянула руку к съедобному листочку, впрочем, отломить кусочек она не успела -- непонятно откуда возникшее полотенце шлёпнуло её по рукам.
   -- Рано! Сначала надо, чтобы остыл, -- важно произнёс Лиор.
   -- Так за этим дело не станет! -- воскликнула Изольда. Изо рта ледяной магини вырвалось облачко пара и окутало пирог.
   -- Эй! Ты не перестарайся, а то придётся его молнией на части раскалывать, -- воскликнула Эрин.
   Лиор громко застонал. Вздохнув, дух домашнего очага опустился на стул и насупился, но прерывать издевательство над пирогом не стал. Изольда торжествующе взмахнула рукой, облачко рассеялось, явив нечто круглое, обледенелое и условно-съедобное.
   -- Я же предупреждала! -- магиня воздуха подхватила пирог магией и демонстративно постучала им по столу.
   Мда-а, такой пирожок если на голову упадёт -- мало не покажется.
   -- И часто у них так? -- тихо прошептала я, с ужасом взирая на местных преподавательниц. Если в школе так наставники чудят, страшно представить, что адепты вытворяют.
   -- Изольда на плавке элементия специализируется, в этом ей нет равных, -- с гордостью пояснил Лиор. -- Сама знаешь, как конечный результат от температуры зависит.
   Знаю. В Академии Воды как раз изучали.
   Элементий плавится исключительно магией Льда, но при создании магических предметов зачарование металла происходит при определённом температурном режиме. У каждой стихии, да что там, почти у каждого заклинания своя температура. Чуть ошибёшься, и всё -- заготовку можно выбрасывать.
   -- С другими объектами у Изольды не всегда выходит, -- продолжил разъяснения огненный. -- Вот Ирия её и страхует. Они в паре обычно работают, и на лекциях, и на практических занятиях.
   -- А пирог всё равно жалко, -- упрямо произнесла я.
   Лиор хмыкнул и махнул рукой. Из духовки выскользнул ещё один противень, на этот раз с печеньем.
   -- Угощайся, а девочки пусть отвлекутся, а то совсем в последние дни раскисли, -- дух взмахнул рукой, и печенье прилетело мне прямо в руки.
   Надкусив, блаженно зажмурилась. Вкуснотища!
   -- Так вас совсем расформировывают? -- осторожно поинтересовалась я, пользуясь тем, что магини занимались реанимацией пирога. В настоящий момент они решали, как растопить его с минимальным ущербом: дать оттаять естественным путём, подогреть магией Огня или шарахнуть молнией.
   -- Ходят такие слухи, -- печально кивнул дух. -- Больно сильно элементали осерчали. Создатели доверили нам одну из главных тайн этого мира, а мы не оправдали доверие.
   -- Не понимаю, -- я нахмурилась, барабаня пальцами по столу, -- если охоту на сердца элементалей устроил ректор Иргош, то нельзя же винить всю школу. Или вы считаете, что в сговоре с ловчими состояли все наставники?
   Медное лицо духа вспыхнуло золотом.
   -- Что ты! Чтоб мои девочки связались с этими душегубами?!
   -- С момента убийства дриады-хранительницы прошёл год. Почему никто не сообщил об этом Смотрящим? Я допускаю, что Иргош утаивал сведения, но почему молчали остальные?
   "Почему дети сделали за вас всю работу?" -- добавила я про себя, но дух всё понял и без слов, да и магини как-то подозрительно притихли.
   Эрин шумно высморкалась и повернулась ко мне. От пронзительного, цепкого взгляда магини Воздуха стало не по себе.
   -- Магическая почта проходила через ректора, телепортистов у нас нет, стационарного портала тоже. Мы писали в Ковен. Регулярно писали, выходит, маги не получили ни одного нашего послания.
   -- Неужели ни у кого из вас не нашлось знакомых, с которыми можно было бы связаться с помощью зеркала?
   -- С тех пор как произошли изменения в привычном течении потоков, пространственная магия стала сбоить. Все средства связи, будь то почта или создание канала с помощью зеркала, работали только в определённых места: в Заповедном лесу, Туманном Ущелье в горах и ... в кабинете ректора.
   -- А к перевёртышам никто из вас сунуться не пожелал, -- задумчиво заметила я, после чего Эрин пристально посмотрела на меня и в результате выдала:
   -- Джинни, а ты странная...
   Надкушенное печенье едва не выпало из пальцев.
   -- Это как? -- осторожно поинтересовалась я. Если магиня Воздуха в чём-то меня подозревает, лучше сразу это выяснить.
   -- Для нимфеи странная, -- уточнила Эрин. -- У тех, прошу прощения, ветер в голове. И потом, ты тут сидишь с нами чаевничаешь, о проблемах школы расспрашиваешь, вместо того, чтобы в парке с кем-нибудь...
   -- Откуда тебе знать, может я только из этого парка и вернулась? -- проворчала я.
   Нет! Если и остальные такого же мнения о нимфеях, это может стать проблемой, в особенности по части внимания со стороны "коллег" мужского пола.
   -- Прости, Джинни, я не хотела тебя обидеть.
   Я бы могла сослаться на присутствие во мне энергии иной стихии, сказать, что кто-то из родни был из Поднебесья. Магинь бы такое объяснение устроило, но я опасалась, что Эрин станет рассматривать меня намного пристальнее.
   -- Девочки, я же на работе, -- беззаботно хохотнула я. -- У меня в договоре найма прописан запрет на служебные романы. Так что на территории школы я обязана вести себя прилично. Не проблема! В Заповедном лесу оторвусь. Слышала, ваши перевёртыши очень даже ничего, -- быстро проговорила я, еле сдерживаясь, чтобы не оглядеться по сторонам. Мало ли что. -- Так вы говорили, в лесу магическая почта работает?
   -- Городской телепортист из службы доставки на окраину леса перебрался. Теперь несколько раз в неделю посылки и письма собирают и везут к нему. Вот только...
   -- Он приятель ректора Иргоша?
   -- Его ставленник, -- вздохнула Ирия.
   -- А в Туманном ущелье кто связь контролирует?
   -- Никто. Мы туда не ходим.
   Так-так. Что-то тут нечисто.
   -- Ларс, последняя жертва ловчих, -- медленно произнесла Эрин. -- Тело обнаружили по подвеске-маячку. Полгода назад из соображений безопасности такие всем ученикам выдали.
   -- Постойте, убийство произошло вблизи места силы? Рядом с территорией духов Воздуха?
   Эрин кивком подтвердила моё предположение. Судя по виновато-печальному виду магини, с самими духами они контакт не поддерживали. Ерунда какая-то! В Заповедный лес не пускают, ещё с обитателями Туманного ущелья связь нарушена. Когда пришла пора обратиться за помощью, адепты выбрали Инферно...
   -- Так, красавицы мои, кончайте над пирогом издеваться. Я тут вам кое-что по-быстрому сообразил, -- громогласно возвестил Лиор, и на столе появилась тарелка с печеньем.
   -- О нет! Только не говори, что в нём опять начинка из предсказаний, -- простонала Изольда.
   -- В прошлый раз, когда Лиор готовил такое печенье, почти всем адепткам-старшекурсницам попались записки, возвещающие о наличии тайного и робкого поклонника, -- со смехом пояснила Изольда. -- Мальчики уже не знали куда деваться. Девочки же в каждом видели того самого робкого и тайного.
   -- А я вам кто, чтобы пятьдесят шесть разных предсказаний выдумывать? -- отмахнулся дух.
   -- Так в школе пятьдесят шесть адептов, а сколько из них водников? -- тут же уточнила я.
   Нет, я помнила, что Азира озвучила соотношение три к одному, но захотелось обзавестись точной информацией.
   -- Джинни, попробуй, это миндальное, пальчики оближешь, -- заботливо проворковал Лиор и буквально сунул мне в руки одно.
   Я разломила печенье на две половинки и вытащила записку.
   "Принцесса, если вы и дальше продолжите расспросы в том же духе, даже самый близорукий не поверит в то, что вы нимфея..."
   Быстро скатав записку в шарик, сунула её в карман.
   -- Джинни, что тебе попалось? -- спросила Шианна.
   -- Волшебное во всех отношениях печенье Лиора сулит мне скорую и неожиданную встречу, -- несколько натянуто рассмеялась я.
   -- Вот и мне какая-то ерунда досталась, -- фыркнула Шианна. -- Слушайте: "Прежде чем следовать выбранному пути, подумай, что ждёт тебя в конце дороги". Лиор, ты не можешь составлять более конкретные предсказания?
   -- Я дух домашнего очага, а не гадалка! А что касается пути, то тут всё предельно ясно: продолжите и дальше по ночам посиделки устраивать -- платья в талии сходиться перестанут! Кушайте-кушайте, не стесняйтесь.
   Магини обиженно засопели.
   -- Намекаешь, что мы тебе мешаем?
   -- Вы прекрасно можете сидеть за одним столом и днём, а не красться для общения на кухню после отбоя.
   -- Глупости, Лиор, -- возразила Изольда. -- Днём у нас занятия, а вечером работа в мастерской. Некогда и словом перемолвиться.
   -- Поэтому когда вы сталкиваетесь в коридоре, то друг на дружку и не смотрите? Думаете, если я северное крыло не покидаю, то не знаю о происходящем в школе? Водники и раньше носы задирали, а с приходом Иргоша совсем обнаглели.
   Мне так хотелось расспросить о водниках, но я помнила о записке и отмалчивалась. Потом, если что, спущусь в кухню повторно и устрою догадливому огненному духу глобальный допрос. Заодно выясню, каким образом адепты смогли послание в Инферно отправить. Наверняка к этому Лиор руку приложил. Ох, чую, не прост местный кулинар...
   Не знаю, сколько бы ещё продолжалось препирательство магинь и духа домашнего очага, если бы на потолке не замерцали голубые огоньки.
   -- Сейчас? Так поздно? -- удивлённо пробормотала Шианна и положила недоеденное печенье на тарелку.
   -- Я уже ничему не удивляюсь, -- проворчала Эрин. -- Хорошо, что спать лечь не успели.
   -- Джинни, ты с нами пойдёшь? -- поинтересовалась Изольда.
   -- Куда? Что эти огоньки означают?
   -- Общий сбор для преподавателей, -- пробубнила с набитым ртом Ирия.
   -- У нас в школе три вида магического оповещения: зелёные -- всем адептам надлежит собраться в Главном Зале, голубые зажигаются только для наставников, а вот красные уже для всех находящихся на территории школы, в том числе и для немагов, -- поведала магиня Воздуха.
   -- Ты хочешь сказать, для элементалей?
   -- Нет, для казначея и стряпчих. Те у нас на первом этаже обитают, как раз за этой стеной. Там же расположены кабинеты и комнаты для приёма заказчиков.
   Ела бы печенье -- точно бы подавилась. Мне ни разу не приходилось бывать в магических учебных заведениях, расположенных на территории Королевства Людей, но интуиция подсказывала, что положение дел в Северном Аравите было скорее исключением, чем правилом. Они бы ещё банк на территории школы открыли!
   -- Лиор, спасибо и за угощения, и за нотации. В твоих словах что-то есть, -- признала Эрин, поднимаясь со стула.
   -- Как вы думаете, нам расскажут, что демонам удалось выяснить во время допроса Иргоша? -- нервно спросила Изольда и добавила тихим голосом: -- Девочки, мне страшно...
   Я прикрыла глаза, чтобы никто не заметил горящую в них ярость. Боится она! Скажите пожалуйста! Боятся надо было, когда ловчие в округе только объявились.
   -- Да кто ж знает, -- вздохнула Шианна. -- К чему понапрасну себя накручивать? Выясним всё на месте. Пойдемте быстрее, надо места занять.
   -- Подальше? -- быстро уточнила Ирия.
   -- Подальше, повыше... Сядем рядом, -- твердо заявила Эрин, чем заслужила одобрительный взгляд со стороны Лиора. -- Идём, Джинни, тебя это тоже теперь касается.
   Касается... Только бы прямо при всех никто из местного руководства документы не попросил предъявить. Посижу, тихонько послушаю, а потом улучу момент и вернусь в лампу. Я всегда могу сбежать в свою персональную уютную темницу -- с этой мыслью я и потопала на собрание наставников Академии Четырёх Стихий.
   Глава 15
   Главный Зал находился на первом этаже. В коридоре мы столкнулись с несколькими сонными магами, но внутрь зашли первые. Аудитория оказалась огромной: разделённые на три сектора деревянные скамейки убегали вверх, образовывая амфитеатр. Внизу оставалась полукруглая площадка, на которой возвышалась тёмно-синяя кафедра. Чуть поодаль у стены располагался длинный стол. Весь зал был отделан в голубо-синих тонах, и только несколько гравюр на стенах с изображением символов Огня, Земли и Воздуха напоминали о наличии в Академии представителей иных стихий.
   Эрин взяла меня за руку и потащила по ступеням. Магиня Воздуха нацелилась занять место подальше от первого ряда. Ирия и Изольда робко протестовали, однако поднимались следом. Шианна посмеивалась и подталкивала подруг в спину:
   -- Нечего робеть, а то поверю, что Лиор прав, и вы нас стесняетесь.
   -- Ещё чего! -- решительно фыркнула Ирия и подхватила Шианну под локоток.
   На самый верх мы взбираться не стали, ограничились четвёртым рядом.
   Едва я опустилась на скамью, передо мной возникла полукруглая столешница. Украдкой ощупала пустое пространство под ней и не обнаружила никаких невидимых подпорок.
   -- Если мешает, постучи по внутренней части -- и подставка исчезнет, -- подсказала Ирия.
   -- Очень удобные подвесные столики, -- заметила Эрин. -- За такими списывать практически невозможно.
   Да ладно? Я тут же мысленно прикинула пять вариантов.
   -- Вот именно что практически, -- проворчала Изольда. -- Я в последнее время... -- она резко замолчала и посмотрела в сторону двери.
   Притихла не только магиня Воды, остальные наставники, расположившиеся с первого по третий ряды, также умолкли. Я нервно передёрнулась, до того тишина, повисшая в аудитории, напомнила экзаменационную. Оставалось дождаться членов комиссии. А вот и они...
   Двери распахнулись, и в зал величаво вошли шесть водников. Один из них, невысокий седовласый мужчина, прежде чем занять место за столом, пристальным взглядом окинул собравшихся. Изольда сгорбилась и буквально вжалась в спинку лавки. Ирия ободряюще похлопала сестру по плечу. Впрочем, она и сама едва не подрагивала от страха.
   И чего все так переполошились? Надо бы к этому воднику присмотреться. Сложив руки на парте, как примерная ученица, опустила глаза долу, и принялась изучать объект. Так-так... А маг-то у нас средненький, если не сказать хилый. Резерв маловат и практикует редко. Неужто теоретик?
   -- Похвально, что некоторые из нас отступили от привычной рассадки. На время присутствия гостей из Инферно нам всем надлежит демонстрировать сплочённость коллектива, -- скрипучим неприятным голосом возвестил водник, но похвала в его устах вовсе не звучала таковой.
   Маги и магини начали беспокойно оборачиваться в нашу сторону. Вот и посидела тихонечко, не привлекая внимание.
   Только сейчас я заметила, что в Главном Зале, как и в столовой, существовало распределение посадочных мест согласно принадлежности к той или иной стихии. Два дальних от двери сектора занимали водники, на третьем расположились представители других магических школ. Не удержавшись, пересчитала присутствующих: с вновь прибывшими водников было двадцать. Штат магической школы дополняли четыре мага Воздуха и три огневика, и ни одного приверженца стихии Земли!
   Маги уже не просто украдкой посматривали назад, а откровенно меня разглядывали. Ого! Особо наглый прощупывал ментально. Оставалось только вежливо улыбаться и надеяться, что инициатор собрания появится до того, как кто-нибудь из Великой Шестёрки решит подойти познакомиться. Пока же многоуважаемые маги ограничивались встревоженным перешёптыванием и тяжёлыми взглядами исподлобья. Наверняка уже определили, что я элементаль, но понять, что именно я такое не могли. Я отыгрывала роль нимфеи: полностью внешность изменять не стала, а всего лишь слегка подкорректировала ауру. Но водную-то ипостась до конца не спрячешь! Вот и клинило многоуважаемых магов: родственную стихию чувствовали, а аура утверждала, что водной составляющей во мне нет вовсе. Я слегка вздрогнула, когда рядом взвилось поисковое заклинание. И что это мы ищем? Артефакты? Наивные! У меня при себе сейчас ни одного нет. А ведь это идея! Надо связаться с Ливием и попросить переправить шкатулку. Если надеть артефакты четырёх стихий, все странности смогу объяснять искажением от зачарованных украшений.
   Поисковое заклинание повисело немного над моей головой, а потом умчалось в сторону Шестёрки. Ну что, любопытные мои, много выяснили? Не похоже. Уж больно лица озадаченные.
   Я ещё довольно посмеивалась про себя, когда рядом с кафедрой замерцал портал. Маги разом повскакали с мест. Кто-то активировал щиты, в руках многих зажглись боевые пульсары. Нервные все какие. Так, кого там принесло?
   При виде высокого широкоплечего мужчины в серебристо-голубой мантии по залу пронесся громкий ропот. Маг коротко кивнул присутствующим и повернулся к магическому проходу лицом. В воздухе возникла изящная женская ручка, и спустя мгновение в зал шагнула госпожа Йеррифейн. Друидесса явилась при полном параде, то бишь в церемониальных одеждах члена Нефритового Круга. Но великолепие платья, расшитого изумрудами, и диадемы, усыпанной искрящимися лунниками, меня не тронуло. Я придирчиво осматривала Йеррифейн на предмет следов крови. Не обнаружив таковых, слегка успокоилась. Впрочем, ненадолго. Потому что третьим из портала вышел Даркан Шэлгар.
   На скамью я шлёпнулась очень быстро. Не помогло. Тяжёлого взгляда чёрных глаз было достаточно, чтобы понять: меня искали, и вскоре я очень пожалею, что нашлась. Рядом испуганно охнула Изольда. Магиня Воды последовала примеру и поспешно опустилась на скамью, ещё и ко мне прижалась в поисках защиты. Как бы ей намекнуть, что не у той поддержку ищет?
   Хотела обратиться к Даркану мысленно, но демон слегка покачал головой. Неужели опасался, что сообщение перехватят? Хорошо, я посижу тут тихонечко, мешать никому не стану. Я вообще очень хорошая и послушная. А из комнаты вышла только потому, что кушать захотелось. За это же не наказывают? Верно?
   -- Присаживайтесь, пожалуйста, -- низкий глубокий голос разнёсся по залу, и я снова заинтересованно уставилась на прибывшего через портал мага Воздуха.
   -- Кто это? -- тихо шепнула я на ухо Эрин, та удивлённо покосилась на меня. -- Я же нимфея, делами человеческих магов никогда не интересовалась.
   -- Версан Тионский, глава Школы Воздуха, -- быстро произнесла магиня и умоляюще добавила: -- Джинни, давай все вопросы на потом отложим?
   Обсуждать начальство в его же присутствии Эрин опасалась. Услышит же.
   Я быстро кивнула и сложила два пальца крестиком у рта. Дескать, буду молчать, не переживай.
   -- Надеюсь, присутствующие меня поймут, если я опущу традиционные приветствия и перейду прямо к делу, -- сухо объявил маг. -- Сначала от лица Ковена Магов я хочу попросить прощения... -- тут Версан слегка запнулся.
   Понимаю, признавать ошибки и собственные упущения всегда неприятно, а голос у него всё же красивый, обволакивающий, наверняка и поёт хорошо.
   -- Джинни, -- со стороны Эрин последовал лёгкий тычок в бок. -- Смотри сюда, -- она сняла с пальца колечко и буквально впихнула мне в руки. -- Хочу понять, его пора подзаряжать или ещё поработает?
   Колечко оказалось эльфийской работы и служило детектором магии Воды. От крупного сапфира исходило голубое сияние. Остроухие славились изделиями из зачарованных камней. Однако ключевую роль играл не вид заклинания или его свойства, а то, как оно сочеталось с материалом, из которого изготавливалась сама вещица. Переливалось ли подобно северному сиянию или вспыхивало, как ночное небо, подернутое бисером мерцающих звезд. Обычные иллюзии эльфы не использовали -- дорожили репутацией. И пусть по изяществу и сложности огранки камней их изделия уступали гномьим, наличие волшебной составляющей позволяло успешно конкурировать на рынке драгоценностей.
   Я покрутила колечко в руках: красивое и подзаряжалось совсем недавно.
   -- Всё в порядке, -- шепнула я и протянула артефакт Эрин, но та не замечала попытки вернуть кольцо. Расправив плечи и выставив упрямо подбородок, магиня не сводила глаз с кафедры.
   Подняв голову, поёжилась -- член Ковена сверлил нашу пятёрку недовольным взглядом. Перешёптывание не осталось незамеченным для мага Воздуха. А я при чём? Это всё Эрин с её колечком. Зажав артефакт в кулаке, сложила руки на парте, изо всех сил изображая если не примерную ученицу, то крайне послушную требованиям руководства наставницу.
   -- От лица Ковена я приношу извинения всем адептам и преподавателям Северо-Аравитской Академии Магии. К сожалению, нас ввели в заблуждение относительно реального положения вещей. Поскольку Смотрящая Севера сочла изменения, произошедшие в течении энергетических рек, частью Извечного магического цикла, мы не посчитали нужным направить собственную комиссию...
   Вот оно что... Я ошиблась, или Ковен Магов переложил вину на элементалей? Кто вопил и требовал гарантий невмешательства со стороны духов в дела магического сообщества? Ливий на юге, к примеру, и ступить на порог магического учреждения не может без предварительной договорённости и объяснения цели визита. Как там прописано в договоре? Наблюдать, но не вмешиваться. А теперь мы же и виноваты? С другой стороны, Смотрящая Севера прошлёпала убийства духов стихий, и за это ей придётся ответить перед Главами Родов Элементалей.
   -- После детального изучения всех обстоятельств нам пришлось признать, что ситуация в Северном Аравите намного серьезнее, чем казалось на первый взгляд.
   Это он сейчас о чём? О доминировании в Академии водников? Интересно, сообщат ли нам о результатах допроса ректора Иргоша? Пока Версан отделывался общими фразами, словно ему не хотелось переходить к сути.
   Я перевела взгляд с мага на Йеррифейн. А красивая вышла бы пара...
   Тионский слегка повернул голову в мою сторону и отчего-то покраснел.
   -- Джинни, прекращай, -- шёпот Эрин сопровождался очередным тычком в бок.
   Да что она разошлась? Синяков не останется, но всё равно неприятно!
   -- Хватит смотреть на Версана так, словно ты после собрания намерена пригласить его на прогулку при лунном свете.
   Я едва удержалась от гневного фырканья. Нет, это издевательство какое-то! Разве нимфея не может полюбоваться симпатичным мужчиной без далеко идущих планов? И вообще меня в первую очередь голос заинтересовал...
   Так вот для чего Эрин мне колечко подсунула! Чтобы любвеобильная нимфея не строила глазки члену Ковена!
   Я обиженно засопела и украдкой сунула артефакт магине на колени. Идея представиться нимфеей оказалась не самой удачной. Только сейчас до меня дошло, что обитатели Академии обо мне по местным нимфам судить станут! Глупости какие! Расскажу Ливию -- обхохочется. Мне теперь что, на мужчин и взгляд поднять нельзя? А если с кем-то заговорю, то всё -- сразу избранник? Ну и кто из нас озабоченный...
   Твердо решив больше не смотреть в сторону кафедры, принялась разглядывать сидящих впереди преподавателей, точнее их спины и затылки.
   -- Наша Академия одна из немногих в королевстве находится на полном самообеспечении, -- важно заметил с первого ряда какой-то водник.
   -- Да, вы оказались весьма талантливыми торгашами, -- едко произнёс Шэлгар. -- Как правило, учебное заведение ставит перед собой иные задачи. Я располагаю сведениями, что некие Лодий и Мирас три месяца назад посещали Златолесье. Выйти и объяснить цель поездки.
   Два водника из второго ряда поднялись, шурша мантиями. Я вспомнила, что они появились в зале одни из первых и тихонечко заняли места в ожидании. Они и ко мне особого интереса не выказали.
   Маги подошли к кафедре и замерли. Я не видела выражение их лиц, зато страх и неуверенность, исходившие от мужчин, распознала без труда.
   -- Я и мой коллега Лодий посещали земли эльфов в рамках договора на поставку элиментиевой руды, закалённой магией Льда и Огня. В дальнейшем её планировалось использовать для производства наконечников для стрел, -- отчитался водник.
   -- Выгодный контракт, да? -- поинтересовался Шэлгар, и маги вздрогнули, предчувствуя грозу, которая в скором времени разразится над их головами. Мне и самой стало весьма некомфортно, потому что я вдруг поняла, что следующая могу в полной мере ощутить всю силу негодования огненного демона.
   -- Элементий пользуется спросом в Радужном мире, -- вмешался седовласый, тот самый, который недавно устроил разнос Изольде и Ирии. -- Вы не можете ставить нам в вину...
   -- Игар Истринский, вам ещё будет предоставлено слово, -- голос Йеррифейн звучал подобно хрустальному переливу.
   -- Лорд Игар Истринский, -- важно поправил элементаль Земли водник и поднялся с места.
   -- И куратор по обмену опытом с приграничными державами, -- жёстко добавил Версан. -- Именно вы решаете, кто из соседей достоин постичь тайны элементиевой руды.
   Если Игар Истринский и почуял подвох, то не подал виду. Маг поднялся со своего места и кивнул.
   -- Именно так.
   -- Тогда объясните, почему последние пять лет вы отклоняли запросы Подгорного народа?
   -- Да какие из гномов маги? -- водник снисходительно хмыкнул и обвёл взглядом коллег. Сидящие за столом заискивающе заулыбались. Бедные. Ещё не сообразили, кого надо бояться.
   -- Если бы вы уделяли в процессе обучения должное внимание такому предмету как "Магия иных рас", вы бы знали, что и среди гномов встречаются стихийники, -- с улыбкой произнесла друидесса, вот только улыбочка эта могла заморозить воду в стакане.
   Игар расправил плечи и заложил руки за спину.
   -- Возможно, я не вполне компетентен в вопросах магии Огня, Земли и Воздуха, но благодаря мне школа смогла заключить выгодные контракты, а также успешно осуществляла обмен опытом с дивным народом.
   Шэлгар повернулся к Лодию и Мирасу, которые так и стояли возле кафедры, подобно адептам, не выучившим урок.
   -- Сколько эльфы вам доплачивали, чтобы вы не допускали в школу гномов?
   Маги переглянулись и побледнели.
   -- С чего вы взяли...
   -- Да как можно...
   Им на выручку пришёл Игар:
   -- Средства, как вырученные в результате обогащения элементия, так и полученные от дополнительных статей дохода, пошли на развитие школы. Мы исправно платили налоги в казну Королевства, производили отчисления в Ковен. Ни Корона, ни истринские маги не выделили нам ни копейки на оборудование мастерских или разработку новых месторождений, -- в конце фразы Игар слегка запнулся, но потом повернул голову в сторону члена Ковена и твёрдо продолжил: -- Если потребуется, я готов предоставить на проверку гроссбухи, договоры и выписки из банка.
   Версан Тионский медленно кивнул. Ему явно не понравились обвинения водника, однако он не спешил оправдываться.
   -- Завтра в десять жду вас у меня, -- сухо объявил Даркан магу Воды.
   Сложенные за спиной руки Игара сжались в кулаки. Очевидно, тот прекрасно знал, каким образом проходила сегодняшняя беседа огненного демона с ректором. Или уже бывшим ректором?
   -- Я буду готов. Прошу учесть, что Лодий и Мирас посещали Златолесье по моему приказу.
   -- Хорошо. Можете вернуться на свои места.
   Маги, понурив головы, поплелись по ступенькам. Игар тяжело опустился на скамью. В зале повисла звенящая тишина. Коллеги бросали на водника сочувственные взгляды, но тот сидел подчеркнуто прямо. Сосед Игара положил руку ему на плечо и попытался что-то шепнуть на ухо, но тот резко передёрнул плечом, давая понять, что не нуждается в поддержке.
   Первая неприязнь к Игару сменилась любопытством. Действительно ли водник радел за интересы учебного заведения? Интуиция подсказывала, что судьба мага напрямую зависела от этого.
   -- Как вы уже поняли, у элементалей накопился ряд вопросов и претензий к руководству вашей Академии, -- перехватила эстафету Йеррифейн. -- Надеюсь, совместными усилиями мы сможем преодолеть возникшие трудности.
   -- Разве нам не пора паковать личные вещи?! -- вскрикнула Шианна.
   Я чуть было на месте не подпрыгнула. Нельзя же вот так, без предупреждения, вопить с места. Руку бы подняла что ли.
   -- На вашем месте я бы не стала торопиться, -- губы Йеррифейн дрогнули в лёгкой улыбке.
   По залу пронёсся встревоженный ропот. Маги переглядывались, словно боялись поверить услышанному. Я повернула голову и посмотрела на Шианну. В карих глазах огненной загорелась надежда.
   -- Мы знаем, что элементали пригласили демонов-строителей, -- дрожащим голосом произнесла Изольда. Бледное лицо магини пошло красными пятнами, подбородок слегка задрожал, но она всё-таки довела мысль до конца: -- Не могли бы вы прояснить, с какой целью они прибыли?
   И снова находящиеся в зале маги и магини повернули головы в нашу сторону. Я мысленно взвыла. Вот и поприсутствовала на собрании незаметно! Кто ж знал, что у моих новых знакомых настолько неуёмное любопытство. Импульсивность огненной отчасти понятна -- её сама стихия подталкивает, но Изольда производила впечатление мягкой и осторожной барышни. Такая и в обморок упасть может, а тут, мало что поднялась с места, ещё и объяснений требует. Будь я на её месте, тоже не стала бы ждать пока ситуация прояснится, а встала бы и задала интересующие вопросы. Чего зря время терять?
   А ведь и я хотела понять, что происходит в Академии. Меня прямо-таки распирало любопытство, но приходилось сидеть как мышке, чтобы не привлекать внимание, а вот девушки подобной задачи перед собой не ставили...
   Я опять не заметила, как стала эманировать! Да что же это за день такой! Может, ну их, эти загадки? В лампе намного спокойнее. Хотя нет, в лампе меня поджидает сожитель, жаждущий трудоустройства. Если Академию сносить не станут, мне придётся сдержать слово и всучить местному руководству рекомендации Сайгара. Надо выждать, пока всё утрясётся и вместо ректора-душегуба назначат нового, а там попытаться ему сосватать замечательного во всех отношениях джинна-ментата.
   -- Демоны-строители прибыли в Северный Аравит по моему приглашению, -- нарушил молчание Шэлгар.
   -- Судьба Академии находится в руках Глав Родов Элементалей, -- подытожил Версан Тионский. -- После проведения расследования и изучения внутренней документации будет принято решение, ну а пока...
   -- Пока предлагаю каждому приступить к выполнению домашнего задания, -- с лёгкой усмешкой вклинился Даркан и почему-то посмотрел на меня. -- Подготовьте сочинение на тему "Почему я должен остаться в штате Академии Северного Аравита".
   Это он так намекает, что я тоже должна что-то наваять?
   Я ошиблась, вернее, недооценила глубину коварства огненного демона, потому что, выдержав паузу, тот добавил:
   -- Всех магов и магинь ожидает обязательное собеседование. С его проведением мне поможет нимфея Серебряного Дола, Джинни.
   Если б не сидела -- непременно бы упала. Даркан меня подставил, причём размах подставы я осознала, когда заметила недоверие и обиду во взгляде новых знакомых. Эрин сурово поджала губы и отвернулась, Изольда захлопала ресницами и тихо шепнула: "Джинни, как же так?" В глазах девушек я оказалась чуть ли не шпионом, но самое гадское -- я не могла сказать ни слова в своё оправдание. Стараниями Шэлгара я получила стопроцентное внимание присутствующих. На какое-то мгновение в зале повисла неловкая пауза, пока я не сообразила, что все ждут моей реакции.
   Вот он, мой шанс! Я могу прямо сейчас вернуться в лампу, а потом встать в позу и потребовать, чтобы Шэлгар чётко сформулировать третье желание. А вдруг он откажется? Я же потом сама себя сожру из-за того, что не помогла. Что если Даркан и в самом деле надумал уберечь Академию?
   Хорошо, Шэлгар, буду играть по твоим правилам. Раз уж меня представили как нимфею -- получишь элементаль стихии Земли. Только, чур, потом не предъявлять претензии.
   Я сбежала по ступеням, но к кафедре приближаться не спешила. Как-то не видела я себя стоящей рядом с одним из членов Ковена Магов, бывшей главой Круга Друидов и Первым Стражем Границы.
   -- Прошу вас, -- протянутая рука Версана Тионского не оставила мне выбора. А вот взгляд его, мне не понравился. Неужели маг решил, что я отдала ему предпочтение? Нет, голос Тионского был хорош, но это же не повод брать оптом и остальное?
   Сделав несколько шагов, инстинктивно передвинулась к друидессе. Та наблюдала за моими манёврами с понимающей, отчасти покровительственной улыбкой. Интерес Версана ощущался уже на физическом уровне, и это крайне нервировало. Эмоции, исходящие от Даркана, угнетали намного сильнее. Демон был мрачнее тучи. Я утешала себя тем, что его состояние не обязательно имело какое-то отношение ко мне. В конце концов, мир Шэлгара не вращался исключительно вокруг моей персоны.
   "Смелее, Джинни. Я рассчитываю на тебя..." -- мысленное сообщение, полученное от Даркана, наполнило сердце ликованием. Шэлгар верил в меня, надеялся на помощь.
   Наконец-то я получила возможность рассмотреть присутствующих в зале. Большинство было коренными жителями севера. Светло-русые волосы и голубые глаза встречались как у водников, так и магов Воздуха и Огня. Несомненно, многие из них, подобно моим новым подругам, некогда обучались с этих стенах. Понять бы, что именно от меня ожидает Даркан. Должна ли я помочь выследить тех, кто был в сговоре с ректором, или же моя задача состоит в другом?
   -- Говорят, нимфеи читают чужие сердца, точно так же, как элементали Воздуха -- мысли. Отчасти это правда, -- с улыбкой произнесла я вместо приветствия. -- Духи Земли распознают эмоции и хорошо улавливают ложь. Но вы сами решите, что мне рассказать, а что должно остаться тайной.
   На лицах многих я прочла облегчение. Видимо, преподаватели опасались, что собеседование будет проходить по такому же сценарию, как и допрос Иргоша. Так вот для чего Даркан меня привлек! Он не хотел сеять панику среди магов. Я была всего лишь отвлекающим манёвром. Пока я буду беседовать с преподавателями, это даст Шэлгару время, чтобы раскрыть заговор и решить судьбу учебного заведения. Что ж, попробую оказаться полезной.
   -- Разрешите полюбопытствовать, кто будет принимать окончательное решение по результатам собеседований? -- спросил Игар, глядя на Даркана. -- При всём моём уважении к элементалям, нимфея -- существо, далёкое от классической магии, -- важно произнёс маг. Очевидно, он сомневался не только в моей возможности понять тонкости магической материи, но и в умственных способностях как таковых.
   Пришлось мысленно досчитать до пяти и улыбнуться:
   -- Я понимаю, что вам было бы комфортнее, если б во время беседы присутствовали элементали родной стихии... Думаю, в моих силах это устроить.
   Моё заявление подействовало на водников не хуже заклятия заморозки. Если маги Воздуха и Огня лишь переглянулись и пожали плечами, то на магов Воды было жалко смотреть. Кто-то отвёл взгляд, кто-то опустил голову. Сомнений не было -- маги боялись встречи с представителем ледяной стихии.
   "Даркан, что с водниками?" -- не удержалась от мысленного вопроса я.
   "Думаю, они испугались карающего перста Стужи..."
   "Неужели они все причастны к убийствам? Не верится..."
   "Смотря что понимать под причастностью. Иногда и бездействие является не меньшим злом, чем само преступление..."
   "Заказы! Всё дело в них?"
   Даркан не ответил, но я чувствовала, что попала в точку. Заказы и статусность. Шэлгар упоминал, что совсем недавно учебное заведение стало именоваться Академией. А это не только повышение престижа, но и возможность привлечь талантливых учеников из разных уголков королевства. Интриги, тайны и вечный расчёт. Такое чувство, что я снова дома. Как же хорошо и спокойно мне было последние два месяца в лавке Миридия...
   -- Полагаю, мы все должны поблагодарить нимфею за предоставленную помощь, -- попытался сгладить возникшую неловкость Версан. -- На этом общее собрание объявляю закрытым. Все, кто не согласен с требованиями Даркана Шэлгара, могут завтра же написать заявления об уходе. Запросы о переводе в иные учебные заведения будут рассматриваться в индивидуальном порядке.
   -- Идёмте, -- Йеррифейн слегка дёрнула меня за рукав. Тут только я и заметила, что стою, вцепившись в край столешницы кафедры.
   Аудиторию я покидала в задумчивости. Внутреннее чутьё подсказывало, что грядущий день будет непростым.
   -- Джинни, вы куда? -- окликнула меня друидесса, когда стало ясно, что вовсе не собираюсь подниматься по лестнице на второй этаж, а направляюсь в противоположное крыло. Да какая ей разница, куда я намылилась? Не иначе как Даркан попросил присмотреть. Он и Версан задержались в Главном Зале, чтобы ответить на вопросы магов.
   -- На кухню. Хочу парой фраз с духом домашнего очага перекинуться.
   -- Уже успели познакомиться? Шустрая вы.
   -- Госпожа Йеррифейн...
   -- Просто Йеррифейн, вы сейчас не моя адептка.
   -- Хорошо. Я хотела узнать о...
   -- Он жив и здоров... физически, -- лёгкая заминка друидессы поведала мне о том, что она не пожелала произнести вслух: во время допрос ректор Иргош тронулся рассудком.
   -- Ковен не предъявит претензий Шэлгару?
   -- Нет. Версан присутствовал на допросе. Джинни... -- тут она слегка замялась, -- я надеюсь, вы понимаете, что делаете. Нам не нужны проблемы.
   И эта туда же...
   -- А мне не нужны проблемы с теми, кто уверен, что раз я нимфея -- то готова утащить в кусты первого встречного! Честное слово, если ещё раз хоть кто-то заикнётся обо мне и Версане, я уподоблюсь сильфиде и шарахну фантазёру молнией по башке.
   -- На дуэль... Духи Воздуха вызывают на дуэли... -- зелёные глаза друидессы лучились от сдерживаемого смеха.
   -- Сама знаю, -- проворчала я.
   -- А дуэли на территории Академий Магии запрещены, -- уже серьезным тоном добавила Йеррифейн.
   -- Значит, приглашу в зал для спарринг-тренировки, -- буркнула я.
   -- Приятных снов, Джинни, -- с этим словами друидесса принялась подниматься по лестнице.
   -- Постойте, вы остаётесь в Академии на ночь?
   Йеррифейн обернулась:
   -- Шэлгар попросил меня задержаться.
   Я вовремя прикусила язык, чтобы не спросить: "Для чего?"
   Глава 16
   На кухне соображали на троих. Помимо Лиора за овальным столом обнаружился мой старый знакомый, демон-строитель, и ещё один элементаль Воды, должно быть, тот самый смотрящий из учебных мастерских.
   -- Я же говорил, что она объявится, -- смешок Ар-Нуаша сопровождался хлопком вытащенной пробки и позвякиванием стакана о горлышко бутылки. Демон наполнил сосуд на треть и протянул мне: -- Будешь?
   Я покачала головой. Лёгкий желтоватый дымок, взвившийся в воздух, не внушал доверия. От огневицы я не то что опьянею -- под стол в беспамятстве свалюсь. Вряд ли подобное начало карьеры можно считать удачным.
   Восседавший по правую руку от демона-строителя дух домашнего очага фыркнул и угрюмо спросил:
   -- Зачем пожаловала?
   -- С тобой поговорить, -- честно призналась я, украдкой рассматривая третьего участника поздней посиделки или, проще говоря, ночной попойки.
   Несомненно, смотритель учебных мастерских, в которых происходило обогащение руды. Невысокий, жилистый элементаль. Бледно-голубая кожа мастера мерцала, точно подёрнутая инеем. Гладкая безволосая голова сияла подобно айсбергу под лучами солнца. Отсутствие растительности на макушке компенсировали пышные белоснежные брови и роскошные усы. Ледяной привстал со стула и протянул руку:
   -- Мастер Угарт.
   -- Джинни Джай-Дайз, -- ответила я и едва удержалась от вскрика -- рукопожатие было не только обжигающе-холодным, но и чертовски крепким.
   Элементаль удержал мою ладонь чуть дольше, чем предписывал этикет, а потом потрясённо взглянул мне в лицо:
   -- А ведь и в самом деле она...
   Здорово! Вы ещё табличку на меня повесьте и начните кричать об этом на всех углах. Завтра же попрошу Ливия доставить артефакты. Уж больно много догадливых здесь обитает.
   -- Да ты присаживайся, -- Ар-Нуаш по-хозяйски притянул магией ещё один стул. -- Что вам на собрании сообщили?
   -- Ничего конкретного. Элементали пока не решили судьбу Академии.
   -- Опять бригада будет неделю простаивать, -- обречённо вздохнул демон. -- Надо ребят предупредить, чтобы держались поблизости. Знаю я их: разбредутся по мирам в поисках выгодных клиентов -- упарюсь потом собирать.
   -- А в Северном Аравите их нельзя разместить, чтобы под рукой были?
   Демон с подозрением глянул на меня исподлобья. Дескать, издеваюсь или как? Поняв, что нет, снизошёл до пояснений:
   -- Пожалей город, детка. У демона-строителя, лишенного возможности творить согласно плану, просыпается тяга к творческому созиданию. И ваять они будут, не спросив разрешения у домовладельцев. Моих шалопаев нужно направлять твёрдой рукой.
   Тут я не удержалась от лёгкого фырканья. Как же, помню я этих прохвостов с креативным мышлением. В Истре неплохо повеселились, жаль, новообращённый гном не оценил. Надо бы связаться с Лиршит, узнать, чем всё закончилось. Гномочка мне нравилась, и я желала ей счастья. Угораздило же её влюбиться в такого тугодума!
   -- Может тебе чаю налить? -- предложил Лиор. Дух был не рад повторному визиту, но оставить без угощения не мог.
   -- А кофе у вас есть? -- с надеждой в голосе поинтересовалась я.
   Вместо того чтобы ответить на мой вопрос, дух нахмурился и замер, словно к чему-то прислушиваясь.
   -- Могу полог невидимости набросить, -- предложил Ар-Нуаш.
   -- Не стоит, это наша девочка, -- с улыбкой ответил Угарт.
   Поинтересоваться, о ком идёт речь, я не успела. Сначала в дверь робко постучали, а потом та приоткрылась, явив знакомую русоволосую голову.
   -- Лиор, ты здесь? Ой! -- растерянно выдала Азира, заметив нашу компанию. -- Джинни, а я вас искала.
   Здорово! И чего адептке не спится ночью? У них разве отбоя ещё не было?
   -- Заходи, -- махнул рукой огненный и с опаской уточнил: -- Ты одна спустилась?
   -- Да, мы с ребятами решили, что не стоит привлекать к себе внимание, пока в Академии находятся посторонние.
   -- Лучше бы вы, как все нормальные адепты, домой вернулись, -- угрюмо проворчал Угарт.
   -- Ещё рано, -- Азира открыла один из настенных шкафчиков и выудила из него ярко-оранжевую чашку. -- Пока прямой приказ о переводе не поступит, с места не сдвинемся.
   -- И что мне с вами делать? -- горько вздохнул дух домашнего очага.
   -- Жалеть и кормить, -- радостно возвестила ведьмочка, открывая второй шкафчик.
   -- Джинни, хоть ты ей объясни, что лучше быть классическим магом с хорошими перспективами для трудоустройства, чем опальным элементалистом.
   -- Лиор, я верю, что всё наладится. Правда, Джинни? Лорд Шэлгар не даст нас в обиду!
   Мне хотелось поддержать Азиру. Хоть её оптимизм и был отчасти наигранным, за ним скрывались упрямство и яростное желание достичь цели. Однако дарить ей ложную надежду было бы нечестно.
   -- Азира, мне неизвестно о планах Шэлгара. Признаться, я до конца не понимаю, для чего меня пригласили в Северный Аравит.
   -- Ха! Вся Академия в курсе, а вы нет, -- скептически хмыкнула ведьма. -- С вашей помощью укомплектуют новый штат Академии, -- торжествующе возвестила она.
   Угу! Сейчас от радости на столе станцую. Больно мне надо, чтобы все желающие сохранить место в Академии видели во мне средство добиться желаемого результата. Не для того я столько лет избегала придворных интриг, чтобы вляпаться по самые уши в академические.
   -- Если Академия не прекратит своё существование, -- осадила девушку я и устыдилась, почувствовав, как Азира внутренне сжалась.
   Да что же это я в самом деле? Не в рудники же меня Даркан сослал. Всего-то надо побеседовать с преподавателями, прощупать, что они за люди.
   -- Прекращай киснуть, -- Ар-Нуаш хлопнул меня по спине. Я клацнула зубами от неожиданности. Мне показалось, что внутри что-то хрустнуло.
   -- Полегче! Как так можно! Она же сегодня спину повредила! -- Азира вскочила с места и замерла рядом со мной подобно встревоженной наседке. -- Как вы, Джинни?
   -- Пока сама не поняла, -- призналась я и слегка повела плечом.
   Спину ощутимо прострелило. Регенерация элементалей хороша, но на неё тоже нужно время. Не зря же мне велели лежать. С другой стороны, выздоравливающего организму необходимо усиленное питание, а меня самым бессовестным образом бросили одну. Вот и пришлось озадачиться поиском съестного, а заодно отхватить и новую порцию приключений.
   Звучало логично, но насколько убедительно для Шэлгара -- большой вопрос.
   -- Давайте я за отваром сбегаю. Там ещё осталось, -- предложила сердобольная ведьмочка.
   -- Так его же нужно принимать согласно графику и в ограниченных количествах, -- неуверенно пробормотала я.
   -- А если для подстраховки?
   Нет, меня тут точно либо зашибут ненароком, либо залечат до смерти, и -- что самое противное -- всё из лучших побуждений.
   -- Так! Все выдохнули и расслабились! Я в полном порядке. Предлагаю...
   Предложить всем выпить напоследок и разойтись по комнатам, я не успела -- в соседнем зале послышался топот и знакомое громкое всхлипывание.
   -- Полог тишины ставить? -- с усмешкой поинтересовался демон-строитель.
   -- Нет, эти тоже свои, -- вздохнул мастер Угарт.
   -- Да что ж эти ваши свои по ночам не спят! -- в сердцах воскликнул Ар-Нуаш и быстро опрокинул содержимое стакана. Он уже понял, что незваные гости самым бессовестным образом сорвали сугубо мужское собрание, а раз так, нужно побыстрее удирать.
   -- Тихо! -- шикнул на нас Лиор и потопал к двери, -- Капель успокоительных выдам и спроважу спать, -- пообещал дух и приоткрыл дверь: -- Что стряслось?
   -- Изольде плохо, -- срывающимся голосом сообщила Ирия. -- Она совсем ледяная.
   Я вскочила со стула и схватилась за поясницу. Злобно стрельнув глазами в Ар-Нуаша, поплелась к двери.
   -- Лиор, впусти их. Надо разобраться, что к чему.
   -- Сам понял. Не дурак.
   Одного взгляда на мертвенно-бледное лицо Изольды хватило, чтобы понять -- дело дрянь. Присмотрелась к ауре магини и выругалась: знакомый тёмно-синий туман клубился в районе груди девушки. Он препятствовал сбалансированному течению энергии внутри тела, подобно плотине мешал циркуляции.
   -- Как это произошло?
   -- Она всего лишь хотела понизить температуру в нашей комнате, -- рыдая, ответила Ирия. -- Джинни, что с ней?
   Откуда мне знать! Я же не целитель!
   -- Вот! Пусть присядет, -- мастер Угарт быстро наколдовал нечто среднее между большой каплей и креслом. Как только пострадавшая в него опустилась, сиденье сменило форму, подстраиваясь под её фигуру.
   -- Ар-Нуаш, ты же энерговик, -- вспомнила я.
   -- Ничем не могу помочь, -- развёл руками демон, -- с подобным сталкиваться не приходилось, да и работаю я исключительно с неживыми объектами. Надо бы Йеррифейн позвать.
   -- Я мигом! -- вскричала Шианна.
   -- Погоди, я с тобой, -- Эрин поспешно покинула кухню.
   Я их понимала. Если есть хоть малейшая возможность помочь, надо за неё хвататься. Это куда лучше, чем тягостное ожидание.
   Явление призрачной компании я почувствовала ещё до того, как услышала. Будто холодок по спине прошёл.
   -- Предупреждал же, что не стоит её трогать! -- слева послышалось тихое шипение.
   Голос принадлежал старцу-призраку. Я едва сдержалась, чтобы не повернуть голову. Дёрнулась -- выдала б себя.
   -- Я только хотела, чтобы нам помогли. И в мыслях не было занимать это тело надолго, -- робко оправдывалась призрачная девушка.
   -- Не понимаю, из-за чего её так переклинило? -- задумчиво произнёс тот, кого во время прошлого разговора именовали Колином, -- Вы только посмотрите, вся система полетела.
   -- Колин, это не один из твоих любимых биороботов, а живое существо! Изволь выражаться корректнее.
   -- Как раз из-за вашей корректности мы и оказались в такой заднице, -- зло отрезал Колин.
   -- Оставь его, Милена, он не маг и многих вещей не понимает.
   -- Да куда мне, Ваше Мудрейшество, -- издевательски протянул тот. -- Зато я прекрасно помню, что сначала меня выпотрошили на каком-то алтаре, потом запихнули не понятно куда, и в результате я очнулся хрен поймёшь где! Да ещё в таком состоянии, что ни пожрать, ни бабу...
   -- Да заткнитесь вы уже все! -- не выдержала я и обернулась к незваным гостям. -- И без вашей ругани тошно! -- окинув свирепым взглядом присутствующих на кухни элементалей и магов, добавила: -- Кто первый сейчас спросит, с кем я только что разговаривала, пойдёт докладывать Шэлгару о состоянии Изольды.
   Желающих не нашлось. Зато я прямо-таки физически ощущала неозвученное беспокойство за мой рассудок. Ан нет! Всё же не утерпели:
   -- Она и раньше с невидимками разговаривала, -- решила поделиться наблюдениями Азира.
   -- Я в порядке! -- рявкнула я и, не таясь, повернулась к призрачному старцу. -- Знаете, что с ней такое?
   Изольда сидела в кресле в полуобморочном состоянии, тело сотрясала крупная дрожь. На волосах, бровях и ресницах девушки появились крошечные снежинки. Она замерзала изнутри, собственная магия её убивала.
   -- Попытка вселения призрачной сущности вызвала выброс магии. Тело вашей подруги не пожелало принять Милену, но и самостоятельно остановить запущенный процесс не может.
   Я зло взглянула на призрачную Милену. Та вскинула голову и ответила не менее воинственным взором. Понятно, извинений от неё не дождешься.
   -- Что-нибудь можно сделать? -- спросила я у старца.
   -- Будь я в своём теле -- попытался бы обратить процесс, а так, увы, помочь ничем не смогу.
   -- Джинни, она совсем ледяная, -- всхлипнула Ирия.
   -- Угарт, ты что скажешь?
   Мастер Льда развёл руками:
   -- Она не элементаль. Человеческие маги накапливают резерв постепенно, любой резкий скачок для них смертелен. Организм не выдерживает. Мне жаль...
   Да как же так?! Неужели нам остаётся лишь стоять и смотреть? Я растерянно кусала губы. А что если Йеррифейн не сможет её исцелить? Как же противно ощущать себя настолько беспомощной!
   Провела пальцами в районе груди Изольды, в том месте, где виднелся туман. Его очертания были размытыми.
   -- Вот тут -- она вошла, -- старец ткнул полупрозрачным пальцем чуть правее сердца, а здесь -- покинула тело.
   Я не стала уточнять, кем при жизни была Милена, ещё успеется, а вот обозначенные места на теле Изольды меня заинтересовали. Точки входа и выхода должны были вызвать локальные повреждения в ауре. Я потёрла глаза и уставилась на грудь Изольды снова. Бесполезно. Такое чувство, что я видела не только причину, сами "раны", но и следствие -- то, как попытка занять чужое тело повлияла на магиню. Как же отделить одно от другого? Никак! Тут не смогу, а вот в Сумеречье...
   -- Золечка, как ты? Ты меня слышишь? -- Ирия старалась привести сестру в чувство.
   Изольда закашлялась и слегка кивнула.
   -- Больно... дышать. Давит... Мешает...
   -- Да откуда мне было знать, что местные маги насколько хилые! -- оправдывалась Милена. -- Не понимаю, я же чувствовала, что она... -- под цепким пристальным взглядом старца она вдруг замолчала.
   -- Тут дело не в силе, -- вздохнул призрак. -- Этому миру не знакома Магия Смерти.
   Какая ещё Магия Смерти? Смерть -- всего лишь переход, мгновение перед возрождением. Вот в Хаосе что-то такое имеется, но то Хаос...
   -- Не понимаешь? -- потрясенно произнесла Милена. -- Постой, у вас нет такой Школы? Нет Тёмных?
   -- Возможно все дело в различиях терминологии... -- предположила я.
   -- Тёмное Искусство. Некромантия. Магия Смерти. Жертвоприношения, -- раздражённо перечислил Колин, не сводя с меня пристального взгляда. -- Ваше Мудрейшество, кажется, я ошибся с глубиной задни...
   -- Достаточно! -- оборвал едва не сорвавшуюся брань призрачный маг, -- Теперь понятно, почему нам так легко удалось ускользнуть из темниц. Деточка, -- это он уже мне, -- получается, ты единственная, кто нас видит.
   -- Вижу, -- кивнула я, -- но не могу сказать, что рада этому. Так Изольды коснулась тёмная энергия?
   -- Я почувствовала в ней родственную силу, вот и решила, что смогу воспользоваться её телом, не причиняя вреда, -- снизошла до объяснения Милена.
   -- Изольда -- водник...
   -- Не просто водник, -- поправил меня мастер Угарт. -- Изольде подвластна исключительно магия Льда.
   -- Тёмная холодная энергия, -- задумчиво пробормотал старец. -- Есть сходство...
   -- Мне жаль прерывать ваш обмен теоретическими знаниями, -- вклинился Лиор, -- но, боюсь, Изольде стало хуже. Температура тела упала, -- пояснил дух домашнего очага.
   Магине и в самом деле поплохело. Ещё несколько секунд назад гадкий туман виднелся в районе груди, а теперь охватил шею и спустился к талии. Прерывистое дыхание с трудом срывалось с посиневших губ Изольды. Момент формирования перехода уловили не только я и призраки. Лиор и Угарт подняли головы, а потом посмотрели на меня. Ирия всё поняла без слов и тихо заплакала. Нет, так не пойдёт!
   Чароитовый клинок оказался в моей руке ещё до того, как переход начал открываться. Ничего, подожду.
   -- Внимание! -- объявила я, поднимаясь на ноги. -- Попрошу сохранять спокойствие. Я знаю, что делаю.
   Отработанным движением бросила нож от себя, а потом подхватила магией Воздуха и притянула к груди. Всё должно было произойти быстро, чётко и максимально безболезненно, но кто ж знал, что Азира умеет так визжать, а у мастера Угарта настолько хорошая реакция? Сначала я сама дёрнулась и сбила траекторию полёта клинка, а потом меня повалили на пол. Из лучших побуждений, но мне-то от этого не легче! Чароит достиг цели, но вошёл не прямо в сердце, а чуть выше, пробив лёгкое.
   Я лежала на спине и судорожно хватала воздух ртом. Грудная клетка разрывалась от боли. Перед глазами мелькали смазанные пятна. Когда свет померк, решила, что наконец-то провалилась в спасительное забытье, но нет, это всего лишь кто-то склонился надо мной. За что? Вот что я вам сделала? И зачем же так орать? Не трогайте нож! Бездна! Да потерпите вы немного. Садисты...
   Клинок всё-таки вытащили. Кажется, я пыталась вернуть его на место, иначе зачем меня хватали за руки и прижимали к полу? Крепко так прижали, аж что-то хрустнуло. Или противное "хрясь" раздалось в момент извлечения чароита? Когда тела коснулась исцеляющая магия, я закрыла глаза и заплакала. Неужели всё напрасно? Не успела...
   Злой шёпот, раздавшийся у самого уха, показался сладчайшей мелодией:
   -- Когда вернёшься, тебя ожидает неприятный разговор.
   Открыв глаза, успела заметить стремительно опускающееся лезвие чароитового кинжала. Где-то вдалеке взвизгнула Азира. Глупая. Нельзя же быть такой впечатлительной.
   Глава 17
   Сумеречье встретило меня противным лязгающим звуком, будто где-то рядом работал плохо смазанный подъемный механизм. Я перекатилась на бок, приоткрыла глаза и осмотрелась. Что-то было не так. Серо-фиолетовое небо привычно одаривало мир рассеянным светом, туманная граница, за которую не было хода живым, клубилась, как положено. Я повернула голову в ту сторону, откуда появлялись души, стремящиеся к перерождению, и обомлела: белой завесы, разделяющей миры, больше не было. От неё осталась полупрозрачная дымка, за которой я сумела рассмотреть вполне себе живое, настоящее солнце.
   -- Ничего не понимаю, -- пробормотала я и поднялась на ноги.
   -- Джинни, ты когда-нибудь спишь нормально? -- ворчливо спросила знакомая мне банши. -- Я имею в виду здоровый сон без использования успокоительных!
   То-то мне эликсир, которым меня Азира потчевала, показался подозрительным.
   -- По-разному случается, -- отмахнулась я. -- Так ты хотела со мной связаться во сне? Для чего? Что тут у вас творится?
   -- У нас?! -- изумлённо выдохнула Харши. -- Да это Радужный мир сошёл с ума! Ты только посмотри! -- банши поманила меня к полупрозрачной грани.
   -- А это не опасно? -- уточнила на всякий случай. Во время пребывания в Сумеречье я старалась держаться подальше от обеих границ.
   На меня посмотрели как на полоумную.
   -- Кинжальчиком в сердце тыкать опасно, а тут, в Приграничье, ничего опасного для тебя нет.
   -- Постой, что тебе известно о чароитовом клинке?
   -- Браво! На двенадцатый раз ты всё-таки поинтересовалась.
   Мне стало обидно. Слова Харши звучали так, точно я совсем не представляла, с чем имела дело. Возможно, утверждение Владычицы Воздуха, что я крайне безответственная принцесса, было недалеко от истины, но я же не самоубийца!
   -- Этот клинок сродни мгновенному порталу, -- проворчала я. -- Он вытягивает энергию из тела и направляет её на открытие перехода. Мне об этом Повелитель Инферно рассказал, когда кинжал на хранение передал.
   -- И ты тут же проверила, как вверенный тебе артефакт работает... -- закатила глаза Харши.
   Нет, всё произошло совсем не так. Однако сомневаюсь, что призрачная стражница поймёт, что такое пять дней провести у постели умирающего и чувствовать себя абсолютно беспомощной.
   -- Прекрасно знаю, что я тебе не нравлюсь. Если хочешь что-то сказать, говори прямо, а оправдываться и объяснять тебе что-то -- только зря тратить время.
   Я принялась озираться. Что-то Изольда задерживается. А что если Йеррифейн удалось её спасти? Тогда мой фокус с чароитом оказался бесполезным, и меня ожидали крупные неприятности. Собственно говоря, именно их Шэлгар уже и пообещал.
   -- С каждым разом чароитовому клинку требуется всё больше энергии для открытия портала, -- тихо произнесла Харши. -- Вплетённые в камень чары слабеют, и приходится компенсировать нехватку энергии за счёт перемещаемого.
   Я настороженно повернулась к стражнице:
   -- И к чему это может привести?
   -- Однажды чароит заберёт слишком много... Именно так и рождаются призрачные стражи. Все мы -- бывшие хранители чароитового клинка.
   Сказать, что слова банши повергли меня в шок, не сказать ничего! Я обессиленно опустилась на землю.
   -- А если я прекращу им пользоваться?
   -- Ты не сможешь противостоять зову, станешь пускать оружие в ход снова и снова. Увы, Джинни, процесс не остановить.
   -- Не понимаю, ведь кинжал мне дал сам Повелитель Инферно, -- слабо выдохнула я.
   -- Ты -- элементаль, Джинни, а стражами становятся исключительно теплокровные. Я вот тоже когда-то была человеком, -- на мгновение мне показалось, что в голосе Харши промелькнула тоска по прежней жизни. -- А элементали... Вы после смерти всегда возрождаетесь. Так было ещё до создания Радужного мира. Извечный энергетический баланс не должен нарушаться...
   -- Меня заточили в лампу из-за чароита, -- потрясённо пробормотала я.
   Тёмно-фиолетовый кинжал сам собой появился в руке. Я вскрикнула и едва не отшвырнула его в сторону.
   -- Думаю, Повелитель Инферно счёл, что лампа наложит на тебя запрет на использование сторонних артефактов и защитит от чароита.
   Предположение Харши было не лишено логики. Ведь мне запретили брать в лампу личные амулеты и обереги. Пришлось на хранение Ливию отдать. А чароит -- я покрутила в руке каменный нож -- сам меня нашёл.
   -- Так значит, однажды я не вернусь?
   Банши качнула головой.
   -- Ты вернёшься, но энергии будет слишком мало. Я вот подхватила лихорадку. Три дня пролежала в бреду, прежде чем оказаться в Сумеречье.
   -- Так элементали не болеют, -- с надеждой в голосе пробормотала я.
   -- Элементали и чароит использовать не могут! Вот что я скажу тебе, Джинни, все стражи Сумеречной границы глаз с тебя не спустят. Поверь, мы не дадим тебе умереть!
   По идее пафосное заявление банши должно было меня обрадовать, но почему-то стало очень грустно:
   -- Я совсем никому здесь не нравлюсь, да?
   -- Да я лучше неприкаянной душой буду скитаться по Радужному миру, чем с тобой в паре работать стану! -- зло прошипела Харши.
   -- Неприкаянные души? А я такие видела! -- оживилась я. -- До меня доходили слухи, что в Хаосе и не такое можно встретить, но не у нас. В Мирах Четырёх Стихий нет ни тёмной магии, ни её последователей.
   Хандру как рукой сняло. Вдруг Харши сможет рассказать о призраках? И все-таки, куда же запропастилась Изольда?
   Погружённая в собственные мысли, я не сразу заметила, как банши помрачнела.
   -- Иди сюда, -- Харши подошла вплотную к полупрозрачной границе.
   Я осторожно приблизилась, опасаясь, что меня непременно либо выкинет на противоположную сторону, либо шандарахнет магией. Всё-таки пребывание в лампе не прошло бесследно -- паранойя и новые фобии подкрались незаметно.
   -- Смотри, Джинни, -- банши указала на скопление крошечных огоньков по ту сторону границы. Одни парили в воздухе, другие медленно плыли в нашу сторону.
   -- Души теплокровных? -- догадалась я.
   Одна из таких душ как раз просочилась через Грань и приобрела очертания женской фигуры. Задерживаться в Приграничье не стала, а двинулась туда, где за туманом находился Изначальный Поток.
   -- Это ещё не всё, -- Харши указала в сторону.
   Сначала я ничего особенного не увидела, а потом опустила взгляд вниз и вздрогнула. Там тоже мерцали огоньки. Вот только они были странного тёмно-синего цвета и стелились практически по земле. Души скользили вдоль границы, но не делали попыток её пересечь.
   -- Как такое возможно?
   -- Я думала, ты ответишь на этот вопрос! Это же ты у нас только что из Радужного мира прибыла! Что у вас там творится?
   -- Реки магии сбоят на севере. Отмечено доминирование водных. А ещё я видела призраков. Вот только...
   -- Что?! Не тяни!
   -- У меня такое ощущение, что они не из Радужного мира.
   -- Орден Тени активировал артефакты, -- страж Призрак подобрался незаметно.
   Я обернулась в поисках его напарника и обнаружила Бесплотного по правую руку от себя.
   -- На этапе зарождения Радужного мира, Главы Родов Элементалей совершили огромную ошибку, -- печально произнес Бесплотный.
   Встречные вопросы вертелись на языке, но я сдерживала себя в ожидании пояснений. А то вдруг сочтут, что слишком разоткровенничались?
   -- Радужный мир -- прекрасен, -- осторожно заметила я.
   -- Да кто ж спорит, -- вздохнул зелёный призрак. -- Вот только привести в него людей оказалось большой ошибкой.
   -- Нечего на саму расу пенять. Надо было карманы тщательнее выворачивать, -- проворчал Бесплотный.
   -- Люди протащили в Радужный мир артефакты, не имеющие отношение к Магии Стихий, -- пояснила Харши.
   -- Чароитовый клинок один из них?
   Банши кивнула.
   -- Его люди в момент прохождения через портал потеряли. Как только чароит обнаружили, элементали исследовали Радужный мир в поисках аналогичных артефактов, но не нашли. Как показало время -- просто плохо искали.
   -- Один из встреченных мной призраков упоминал об некромантии...
   -- Магия Смерти, -- буквально выплюнул слова Бесплотный. -- Подобной дряни у вас не было. Ни один элементаль никогда бы не помыслил, что энергию умерших можно использовать по своему усмотрению.
   -- А вот в Хаосе, слышала, некроманты водятся, -- заметила я.
   -- Там много чего водится, -- проворчала Харши.
   -- Призраки упоминали о каких-то кристаллах, в которых их заточили.
   -- Вот о них и пойдёт речь, -- огорошил меня Призрак. -- Джинни, нельзя допустить, чтобы эти кристаллы попали в иные миры. Магия не возникает сама по себе. Она переносится через артефакты, последователей или существ, ею порождённых. Чем их больше -- тем сильнее Источники Силы.
   -- Но Главы Родов захотят изучить находку...
   -- Этого нельзя допустить. Джинни, ты должна выкрасть кристаллы и переправить их в Сумеречье.
   Я замерла с открытым ртом.
   Они издеваются? Мне предлагают не только ограбить Первого Стража Границы, но и вызвать гнев Глав Родов! Это равносильно самоубийству. Ну, допустим, убивать меня не станут, но есть же вещи и похуже смерти. Тут я вздрогнула. Владычица Воздуха бывала крайне изобретательна. Сама я под горячую руку тётке ни разу не попадала, зато наслышана о тех, кто имел несчастье её прогневить.
   Я решила прояснить ситуацию:
   -- Не понимаю, если в Мирах Четырёх Стихий магии Смерти никогда не было, то как она смогла тут прижиться? Энергия не появляется из ниоткуда...
   -- В Хаосе существует культ Смерти, -- нехотя пояснил Бесплотный. -- Именно жрицы из Альмандиновой Цитадели много веков назад подтвердили принадлежность чароитового клинка к этой Школе.
   -- Так вот почему мир остаётся закрытым! -- живо воскликнула я.
   Теперь понятно, почему меня не пускали в Хаос. Неужто боялись, что я каким-то образом поспособствую распространению Тёмной Магии? Я вспомнила, как призрачный Колин упоминал о жертвоприношениях, и вздрогнула, отгоняя неприятные картины, в которых преобладали оттенки красного и чёрного. Чтобы я и связалась с чем-то подобным? Немыслимо! Да пусть мне хоть десяток чароитовых клинков вручат!
   -- Вот поэтому тебя и выбрали на роль хранительницы чароита, Джинни, -- понимающе хмыкнул Призрак. -- Нож уже столько времени находится у тебя, но ты смогла противостоять его зову, точнее ты слышишь его по-своему.
   -- Постойте, так я думала, что и вы тоже...
   -- Жертвовали собой, чтобы напитать чароит? -- горько отозвалась Харши.
   -- Неужели вы...
   -- Я убивал, -- сухо признал Бесплотный. -- Во время первой войны между ограми и троллями многие пали от руки Карающего Вихря. Слишком поздно я осознал, что жажда мести переросла в потребность убивать. Но ты используешь тёмный артефакт для исцеления, -- из бесформенного тумана послышались каркающие звуки, я не сразу поняла, что сумеречный страж смеётся.
   Мне было не до веселья. Я же знала, что в лампу нельзя пронести артефакты, но всё равно рискнула призвать нож. На третий день заточения мне до боли захотелось увидеть что-то родное и знакомое, что-то из прошлой жизни, и клинок появился у меня в руках. А вот с остальными амулетами и артефактами не вышло, сколько ни старалась...
   -- Джинни, ты поняла, что от тебя требуется? -- строго уточнила Харши.
   -- Поняла, но не дала согласие, -- проворчала я в ответ. -- Как вы себе представляете переправку кристаллов в Сумеречье? Я же сюда только в бесплотном виде попадаю и только благодаря чароиту.
   -- Вообще-то ты давно можешь перемещаться и без ножа, -- огорошила меня банши.
   Без чароита? И они молчали?! Я судорожно прижала руку к груди. Каждое перемещение для меня -- пытка. Элементали прекрасно регенерируют, но боль при этом чувствуют точно так же, как и теплокровные!
   -- Идём, -- вздохнула Харши и поманила меня за собой. -- И нечего смотреть так, будто это я каждый раз тебе чароит в сердце загоняю. Это твой выбор, так что прекращай себя жалеть. И да, стукнуть меня не выйдет. Тут ты опоздала лет так на сто, -- нагло ухмыльнулась стражница и полетела прочь от полупрозрачной границы.
   -- Бывший паладин, элитный корпус, -- с затаённой грустью в голосе произнёс Бесплотный.
   Я остановилась и повернула голову:
   -- Вы были знакомы? При жизни?
   -- Наша встреча оказалась весьма... бурной, -- нехотя отозвался Бесплотный.
   -- Джинни, ты идёшь или собираешься выслушать, как я выпустила этому недоумку кишки при осаде Кавертема?
   Я споткнулась на ровном месте. Умеют же некоторые заводить знакомства. Интересно, а чароит Харши добыла в той же битве? Ничего себе трофейчик!
   Банши подтвердила мои подозрения:
   -- Я одна из немногих, кто пережил ночь осады, и если бы знала, как именно сложится моя судьба в дальнейшем, сделала бы всё, чтобы сдохнуть на стене.
   Едва удержалась от того, чтобы не обернуться во второй раз. Интересно, как отреагировал на замечание банши её напарник. Харши упомянула, что умерла сто лет назад и участвовала в битве за Кавертем. Так, надо будет попросить у Сайгара книгу по истории Королевства за этот период. Уж больно любопытно, кем была сумеречная стражница до смерти.
   Шли мы недолго. Когда впереди замаячила знакомая клистница, я поняла, что пункт назначения уже близок.
   -- Вот! Договаривайся, -- объявила банши и сложила руки на груди.
   -- А как? -- растерянно произнесла я.
   -- Откуда мне знать. Это же ты у нас нимфея с собственным сумеречным символом.
   Я с опаской приблизилась к одинокому дереву, чьи тёмно-фиолетовые ветви уходили в небо. В Приграничье высокие растения встречались редко. В основном рос колючий кустарник -- несмертельник. Я как-то в детстве в заросли забралась -- еле выбралась. Летать подобно призракам у меня в Сумеречье не выходило.
   Клистница приветствовала меня знакомым шелестом, от которого по коже побежали мурашки. Интерес дерева был настолько очевиден, что стало жутко. Вот у остальных элементалей Земли символами выступают нормальные живые растения, а меня угораздило клистницей обзавестись. С другой стороны, хорошо, что не колючим несмертельником.
   Харши намекнула, что клистница может открыть портал в Сумеречье, но я не представляла, как обратиться к дереву. Вслух или мысленно? Ещё и банши околачивалась рядом со скептической улыбкой.
   -- Не могла бы ты оставить нас одних?
   -- Да пожалуйста, -- пожала плечами призрачная стражница. -- Только от дерева не отходи. Заблудишься -- искать не стану.
   Вот же ворчунья. Страшно представить, какой она была при жизни.
   Я повернулась к клистнице, прикоснулась к стволу. Тот был гладкий, точно отполированный. Да и само дерево казалось неживым, словно из камня высеченным. Рядом послышался шорох. Повернула голову и едва не вскрикнула -- одна из ветвей опустилась и изогнулась, отрезая пусть к отступлению. Земля под ногами зашевелилась, и из неё выползли чёрные, похожие на змей, корни. Я испуганно попятилась и тут же уткнулась в ветвь. Дерево не хотело меня отпускать!
   -- Харши! -- испуганно вскрикнула я, но банши то ли не услышала, то ли не пожелала явиться.
   Корни клистницы оплели ступни. Меня взяли в плен? Не похоже. Я пошевелила ногой -- та тут же оказалась свободна. Осторожно приподняла, корни подались в сторону. Показалось, что дерево испустило тяжёлый вздох. Возникло ощущение, что оно не хочет меня отпускать, но и препятствовать уходу не станет.
   Я поставила ногу обратно и погладила ствол. Клистница приветственно зашелестела листвой. Ветвь слегка обхватила талию, корни снова опутали ноги -- дерево меня обнимало.
   -- Здравствуй, Джинни... Я скучала... -- донёсся шелестящий шёпот.
   -- Э-э-э... Привет! -- неуверенно буркнула я.
   -- Не бойся. Я не причиню тебе вреда.
   -- Да не тебя я боюсь, а судьбы, предсказанной банши. Как-то не особо хочется становиться сумеречной стражницей. Без обид, но это место мне не подходит.
   Вечный полумрак Сумеречья нагонял тоску. Он был наполнен мрачной торжественностью и монументальной тишиной. Не спорю, для душ, летящих к перерождению, атмосфера самая что ни на есть подходящая, но я-то живая!
   -- Всему своё время, -- в шелесте листьев мне послышался звенящий смех.
   -- А нельзя это как-то отсрочить? Харши сказала, ты можешь научить меня перемещаться в Сумеречье, не используя чароит.
   -- Научить? Не смогу. Только показать, дать почувствовать. Остальное -- сама. Если сможешь.
   -- Хорошо. Я готова!
   -- Не готова, Джинни. Пока не готова. Прямого хода сквозь Грань для тебя нет. Ты слишком живая.
   Вот именно! Живая! И хочу пробыть в данном состоянии как можно дольше! Чтобы там не думал Повелитель Инферно, узнав тайну чароита, я теперь буду относиться к ножу с большей осторожностью.
   -- Ты не сможешь. Клинок будет звать, -- обрадовала клистница, явно читающая мои мысли. -- Однако у тебя есть то, чего не было у других стражей.
   -- Энергия вместо крови? Я ведь элементаль. В этом всё дело?
   -- Нет, Джинни Сумеречная. У тебя есть я. Нельзя насильно вернуть в сумерки того, кто уже принадлежит им.
   Ничего себе заявочки! Никакая не сумеречная, а очень даже солнечная.
   -- Я живая! -- упрямо возвестила я.
   Подобное препирательство выглядело по-детски, но мне было страшно. Как представила, что я подобно Харши выглядеть стану... Жуть какая!
   -- Благодаря Сумеречью. Ты полярная, Джинни. Именно Сумеречье помогло тебе выжить.
   Я стояла и растерянно хлопала глазами. Истина была совсем рядом, но я не хотела принимать её, не хотела верить, но и сомневаться в искренности клистницы я не могла.
   Сколько раз в детстве я находилась в шаге от возвращения в Изначальный Поток? Двадцать раз? Тридцать? Если кто-то и считал, то со мной цифрами не поделился. Временами казалось, что всё детство -- бесконечная череда перемещений, и именно Приграничье стало моим спасением. Оно удержало от последнего перехода, а пребывание в фиолетовом мире помогло стабилизировать и упорядочить энергию внутри тела.
   -- И что теперь? -- угрюмо спросила я. -- Сумеречье ждёт, что я верну долг?
   -- Ждёт, Джинни. Оно просто ждёт. Ведь все дети возвращаются домой.
   Спасибо, но я пока лучше в гостях задержусь. Да и призрачные стражи явно не жаждут моего воссоединения с Сумеречным Миром. В кой-то веки я и Харши мыслим одинаково.
   Лучше пока отставить мысли о грядущем. Кто знает, вдруг перспектива стать сумеречным стражем относится к о-о-очень далёкому будущему? А вот разобраться с альтернативным способом перемещения в этот излишне гостеприимный мир, надо как можно быстрее. Подобное умение избавит меня от использования чароита.
   Харши сказала, что ответы надо искать рядом с клистницей. Я приложила руку к стволу. Дерево откликнулось на прикосновение: ближайшая ветвь вздрогнула и, слегка повернувшись в мою сторону, погладила по щеке. Может, зря я так упорно отрекаюсь от собственного символа?
   -- Ты всегда помогала мне вернуться в мир Живых, а я ни разу так и не поблагодарила тебя за это.
   Я задумчиво уставилась на чароитовый клинок, а потом вытащила из волос ленту, быстро вплела её в тоненькую косичку и отрезала прядь.
   -- Спасибо... -- еле слышно прошелестела клистница.
   Я осторожно повязала ленту вокруг веточки. Корни у моих ног снова зашевелились, уходя под землю. Спустя мгновение об их появлении напоминала лишь слегка примятая трава и серебристый блеск колечка. Я опустилась на колени, не решаясь протянуть руку к дару клистницы.
   -- Смелее, Джинни...
   Неужели всё настолько просто? Дар взамен дара? Нет, просто не будет. У меня появилось ощущение, что приняв кольцо, я ступлю на путь, с которого уже не получится свернуть.
   Стоило мне прикоснуться к колечку, как то само прыгнуло мне на мизинец. Клистница подарила частичку себя: кольцо было деревянным с тонкой серебряной косичкой по кругу. Я подняла взгляд к пряди, украшавшей теперь дерево, и не сдержала улыбку. А потом я заметила портал, открывшийся в пяти шагах от дерева -- мой путь обратно.
   -- Спасибо, клистница, -- я обхватила ствол двумя руками и прижалась щекой к коре.
   -- Я буду ждать. Возвращайся.
   Обещать не стала. После того, что мне поведали стражи, как-то не особо хотелось думать о последующем переходе в Сумеречье, но и зарекаться было глупо. Мало кому под силу поспорить с Судьбой.
   Шагнув к порталу, увидела появившуюся рядом с ним Харши.
   -- Джинни, постой...
   -- Клистница дала мне кольцо.
   -- Иначе и быть не могло, -- отмахнула стражница. -- Мы тут с ребятами тоже кое-что для тебя приготовили.
   Банши протянула руку. На ладони лежал тонкий серебряный браслет, украшенный россыпью мелких тёмно-фиолетовых камешков.
   -- Это оберег-накопитель, -- стражница взмахнула рукой, и браслет поплыл по воздуху мне в руки. -- Благодарить не стоит. Мы ради себя стараемся. Терпеть тебя под боком вечность -- то ещё удовольствие, -- несколько грубо фыркнула Харши, но я и не думала обижаться.
   -- Обещаю сделать всё возможное, чтобы наша следующая встреча состоялась как можно позже, -- улыбнулась я.
   -- Ты так ничего и не поняла! -- в сердцах бросила банши, гневно сверкнула глазами и исчезла.
   -- И тебе до свидания, -- буркнула я и устремилась к порталу.
   Глава 18
   Я очнулась на знакомой кровати. Рядом раздавалось размеренное дыхание Даркана. Мне не нужно было поворачиваться, чтобы убедиться, что это действительно он. Своего демона я узнаю из сотни и с завязанными глазами. Я замерла в ожидании заслуженной отповеди, но Шэлгар молчал. Он даже не обозначил, что заметил моё возвращение. А вдруг и в самом деле не заметил? Или попросту спит?
   Приподнявшись на локте, заглянула в лицо Даркана. Тот лежал с открытыми глазами и смотрел в потолок.
   -- Привет! Я вернулась.
   -- Знаю.
   Эм! И это всё?
   -- Как Изольда?
   -- Лучше, чем ты.
   -- И-и-и? -- вопросительно пискнула я, и в следующее мгновение оказалась опрокинута на спину.
   -- Джинни, я тебя теряю... -- с горечью прошептал Шэлгар, уткнувшись губами в мою шею. -- Всё оказалось бесполезно. Даже лампа не смогла защитить...
   -- Что ты сказал? -- не в силах поверить в услышанное, попыталась выползти из-под демона.
   -- Лампы джиннов не позволяют их обитателям пользоваться посторонней магией, но чароит всё равно до тебя добрался. Прости, родная, я не смог тебя уберечь.
   -- Ты меня запер в лампе! -- взвизгнула я и, дернувшись всем телом, заколотила кулаками по спине Даркана. -- Ты недоумок! С чего ты вообще взял, что мне нужна подобная защита? Почему все вокруг знают, что для меня лучше?! А вдруг я просто мечтаю поскорее превратиться в сумеречного стража? А что? Ты - страж, я - страж. Неплохая идея, в самом деле! -- истерически хохотнула я.
   -- Замолчи! Не смей так говорить! -- Даркан обхватил моё лицо руками и заставил посмотреть ему в глаза.
   От ярости, горечи и тревоги, плескавшихся в них, у меня защемило сердце. Шэлгар беспокоился обо мне. Боялся за меня.
   -- Повелитель Инферно приказал отслеживать твои перемещения, блокировать доступ в Хаос. Я давно присматриваю за тобой, Джинни, слежу и наблюдаю. Ты упрямая, бестолковая и самонадеянная. Ты как тот бесёнок, который любил шляться по огненным воронкам, пока не попал на ужин к церберу.
   -- Не правда, -- фыркнула я, не в силах сдержать улыбку.
   -- Ты была моим заданием, моей обузой. Я и сам не заметил, как стал ждать ежедневные отчёты о Джинни Джай-Дайз.
   -- Погоди, так следящих было несколько? -- обеспокоенно уточнила я. Осознавать, что по моим следам шёл разношерстный демонячий хвост, чертовски неприятно. Совсем нюх потеряла!
   -- Было бы слишком жестоко приставить к тебе постоянного наблюдателя. Парня сморило бы через неделю. Пришлось проводить ротацию кадров и выдавать принудительно короткие соломинки.
   -- Сколько... -- слабым шёпотом спросила я.
   -- Думаю, каждый из моих демонов хотя бы раз имел честь следовать за тобой. А что, тебе ни разу не икалось? -- невинно поинтересовался Даркан, и я поняла, что совершенно не могу на него злиться.
   Нежность затопила сердце, наполнило тело пьянящей лёгкостью. Руки скользнули по плечам Даркана, прикоснулись к шее и легли на затылок. Дыхание демона стало частым, прерывистым. Тёмные, как сама Бездна, глаза наполнились полуночной синевой. Я облизнула пересохшие губы и шепнула:
   -- Поцелуй меня.
   Чароит и его тайны, моя Судьба и тот путь, по которому она меня ведёт -- это всё потом. Сейчас же имел значение только мужчина, от одного взгляда которого я таяла. Только с ним я могла забыть обо всём, отдавшись безумию опаляющей страсти.
   Даркан склонился к моему лицу, губы мягко прикоснулись к моим. Он целовал так бережно и осторожно, точно я в любой момент могла испариться подобно призраку.
   Нет! Так не пойдёт!
   Я провела рукой по груди Даркана, спустилась ниже, с улыбкой отметив, как под пальцами напряглись мышцы живота. Из горла демона вырвался тяжёлый вздох:
   -- Джинни...
   Довольно хмыкнув, принялась расстегивать пуговицы на его рубашке. Прикосновение к обнаженной коже отозвалось сладкой дрожью. Бешеный стук сердца демона заставлял трепетать от восторга. Приподнявшись на локте, стала оглаживать мускулистую грудь Даркана, покрывая ее лёгкими поцелуями.
   Шэлгар сдался.
   Издав низкий беспомощный стон, он обхватил меня за талию. Пальцы смяли ткань туники. Смеясь, я подняла руки вверх, позволяя ему стащить её через голову. Взгляд демона скользнул по моему лицу, шее, спустился к груди. Тело горело от предвкушения ласки, но демон продолжал лишь смотреть. Не выдержав, подалась вперёд первая и обхватила его за шею, прижимаясь обнажённой грудью к его груди.
   Его ход...
   Даркан опрокинул меня на матрас и потянулся к шароварам.
   -- Юбки, Джинни. В Аравите принято носить юбки, -- прорычал он.
   -- Учту, -- игриво хихикнула я. Приподняв бедра, позволила ему стащить ставший уже ненужным предмет туалета.
   Я лежала на спине и со смесью нетерпения и восхищения следила за обнажением Даркана. Тот будто нарочно не торопился, медленно расстёгивая последние пуговицы на рубашке. Приподнялась на постели и получила в ответ лёгкое покачивание головы -- Даркан просил подождать. В свете магических огоньков его кожа отливала золотом, мышцы рук и торса перекатывались, пока он возился с пряжкой ремня.
   -- Быстрее! -- потребовала я.
   На губах Шэлгара появилась хищная понимающая улыбка. Он знал, что я его хочу, и осознание этого доставляло ему удовольствие. Мой невероятный, удивительный демон. Мое наваждение.
   Он склонялся ко мне медленно, очень медленно. Я лежала на постели, тело изнывало от предвкушения. И тут так некстати я вспомнила о конюшне! Только магическую школу разнести не хватало!
   -- Даркан, нужна защита!
   Демон замер и непонимающе уставился на меня.
   -- Джинни, ты боишься забеременеть? -- осторожно уточнил он.
   -- Нет! Да! Бездна! Я об этом вообще не думала. У нас расы не совпадают, а моя полярность и вовсе исключает саму возможность... Так! Не сбивай меня с мысли!
   Я зажмурилась, потому что даже молчаливый Даркан был способен лишить меня остатков самообладания, а вопрос-то действительно важный. В Академии же дети!
   -- Я имела в виду магическую защиту. Не хочу тут ничего разнести.
   -- Не проблема. Эти стены и против смерча выстоят.
   -- А мебель? -- уточнила я, ухватившись за одну очень соблазнительную идею.
   -- Её давно пора заменить.
   Рассмеявшись, обхватила бедра Даркана ногами и призвала стихию Воздуха. Нас тут же слегка приподняло над кроватью.
   -- Джинни, ты уверена? -- настороженно поинтересовался Даркан.
   -- Уверена. Тебе понравится, -- промурлыкала я.
   ***
   Стол уцелел. Потому что был каменным. Остальной мебели повезло намного меньше. Утешало то, что её в комнате было не так много. Я с тоской рассматривала то, что осталось от кровати. Обломки деревянных столбиков подобно жертвам кораблекрушения усыпали пол. В воздухе летали перья из выпотрошенных подушек. С насквозь промокшего матраса ручьём стекала вода.
   Мда-а... А ведь хотела небольшой дождик призвать, чтобы охладиться.
   -- Нас точно никто не слышал? -- в который раз спросила я. Почему-то шёпотом.
   Даркан окинул меня весёлым взглядом.
   -- Если что, буду утверждать, что сопротивлялся до последнего.
   Я возмущённо фыркнула и швырнула в насмешника подушкой. Попасть и не надеялась, не та у меня скорость и реакция, разве что Первый Страж Границы поддался бы, решив сделать мне приятное. Шэлгар подставиться не пожелал: мягкий снаряд пролетел у него над головой, шлёпнулся о стену. Раздался хлопок, и из подушки выпали последние перья. Зачерпнув горсть белоснежных хлопьев, Шэлгар направился ко мне. Не иначе как мстить собрался. Ага! Щас! Я тоже умела сражаться до последнего... перышка! Взвизгнув, взлетела на матрас и ухватила уцелевшую подушку. Не знаю каким образом, но та умудрилась остаться сухой.
   -- Джинни... -- Даркан предостерегающе вскинул руку и указал наверх.
   Нет уж! Я на подобное не куплюсь!
   Прижав подушку к груди, приготовилась к обороне... В этот момент раздался угрожающий треск -- уцелевшие столбики кровати не выдержали.
   -- Ты же сказал, что укрепил его магией! -- с негодованием воскликнула я, выбираясь из-под мокрющего и крайне тяжёлого балдахина.
   -- Заклинание оказалось слабеньким, -- притворно вздохнул демон. -- Я ж не виноват, что ты из меня все силы вытянула. Кстати, ползёшь не в ту сторону.
   Пыхтя добралась до края кровати, скатилась на пол и начала резво перебирать ногами и руками. Добравшись до стены, остановилась и возмущенно задрала голову. Чутьё подсказывало, что не одна я сейчас перемещалась.
   -- Шэлгар, имей совесть! Не смей двигать эту штуку магией!
   -- А ты быстрее ползи, -- последовал невозмутимый совет.
   И почему у меня нет когтей? Разрезала бы балдахин и выбралась наружу. Точно! Ноготки у меня не такие внушительные, как у демонов, зато есть кое-что получше. Я призвала чароитовый клинок и быстро вспорола им плотную ткань. Ай да я! Здорово придумала.
   Даркан был противоположного мнения. Одного взгляда на суровое лицо оказалось достаточно, чтобы я вспомнила, о чём мне поведала в Сумеречье Харши. Я растерянно покрутила нож в руках, а потом не придумала ничего лучше, как спрятать его за спину.
   -- Это ничего не значит! Я же им никого не убила, -- растерянно пробормотала я.
   -- Сейчас запрыгаю от радости, -- зло прошипел Даркан и принялся наступать на меня.
   -- Клистница мне колечко подарила, а сумеречные стражи -- браслетик, -- вытянув руки, продемонстрировала обереги, а сама начала пятиться. Так, на всякий случай.
   Вид украшений не произвёл на Шэлгара никакого впечатления. Он и взглянуть на них не пожелал. Интуиция подсказывала, что сейчас меня ждёт второй раунд воспитательной беседы под кодовым названием "Джинни и чароит".
   -- Стражи торжественно пообещали сделать всё возможное, чтобы я не пополнила их слаженную призрачную компанию. Не любят они меня... -- тяжело вздохнула и шмыгнула носом. -- Я им совсем-совсем не нравлюсь.
   Демон остановился и иронично приподнял бровь.
   -- С чего бы это?
   -- Вот и я не понимаю, -- вздохнув ещё раз, отослала нож от греха подальше. Надо и в самом деле научиться как-то контролировать его призыв, а то и правда можно увлечься.
   -- Ты же такая послушная, рассудительная и не создаёшь проблем... -- с издевкой протянул Даркан, я же улыбнулась в ответ.
   Фух! Пусть насмехается, с меня не убудет. Главное, чтобы очередной способ по спасению не ринулся придумывать. Чуйкой чую, мне он не понравится, а тут ещё и третье желание не использовано. Как загадает какую-нибудь гадость.
   Не хочу больше ссориться с Дарканом и огорчать его не хочу. Осознание этого пронзило подобно удару молнии. Я давно смирилась с обоюдным влечением на грани помешательства, обозначила для себя рамки, но заглядывать за границу не спешила. И вот меня, будто того панцирника, грубо вытряхнули из уютного домика и поставили лицом перед реальностью. Объяснить подкравшийся нежданчик можно было всего двумя словами: я влюбилась.
   Нет, Джинни, так не пойдёт. Ты сама понимаешь, во что вляпалась? Он чистокровный демон из Хаоса, элита среди тех, кто присягнул на верность Повелителю Инферно. Такие как он, мало того, что женятся лишь на себе подобных, так ещё и чтут традиции Закрытого мира. Вот не улыбается мне стать третьей любимой женой! Джинни, о чём ты думаешь? Ты -- нимфея, а эти красотки замуж не выходят. Только бы при тётке подобное не ляпнуть, а то Владычица Воздуха быстро эту дурь из головы выбьет. Она давно смотрины женихов мне устроить пытается. А что? Сидишь себе в шатре, потягиваешь какую-нибудь безалкогольную ерунду, а перед тобой появляется... Даркан. Ммм... И начинает доказывать, что он тебя достоин. Нет, заманчиво! Чего уж там скромничать. А потом появляется второй. Темноволосый, смуглый и так смахивающий на Шэлгара! Всё! Сдаюсь! Это безнадёжно-о-о...
   Я опустилась на краешек мокрой кровати. Осмотрелась. Со спальней надо было что-то решать. Причём немедленно. Не знаю, кто в этих стенах отвечает за уборку, но шокировать его разгромом не хотелось бы.
   Шэлгар пристроился рядом. Я тут же положила голову ему на плечо. Хорошо сидим. Душевно. И уборкой лень заниматься. Можно, конечно, в лампу сбежать и переложить всё на крепкие мужские плечи, но так совесть же не даст покоя.
   -- Даркан, а почему ты только кабинет под Огненный Чертог отделал? Спальню не успел?
   -- Я? -- в голосе демона прозвучало удивление, смешанное с раздражением. -- Это местное руководство захотело сделать мне приятное. Над спальней не успели поиздеваться, я на неделю раньше вернулся.
   -- А я решила, что мебель из огненного обсидиана по твоему приказу доставили, -- вытянув ногу, ткнула ступнёй в каменный стол.
   -- Зачем мне тратить время на подобную ерунду? Я не собираюсь задерживаться в Северном Аравите.
   Я затаила дыхание. Наконец-то Шэлгар расскажет о планах насчёт Академии. Вдруг и обо мне обмолвится?
   -- Так Академию будут сносить? -- осторожно спросила я.
   -- Ар-Нуаш проболтался? -- проворчал он, рука тем временем легла на затылок и принялась поглаживать. Я едва удержалась, чтобы не заурчать от удовольствия.
   -- Он бы не стал со мной это обсуждать, если бы ты его предупредил, -- вступилась за друга я.
   -- А с магинями ты, получается, судьбу учебного заведения не обсуждала? -- хмыкнул демон и приобнял за талию.
   -- Девочки очень переживают, -- не стала скрывать я и добавила: -- Даркан, я понимаю, что все они в той или иной степени виноваты: одни молчали, потому что боялись за себя, другие -- беспокоились о репутации Академии, а третьи -- опасались сорвать выгодные контракты.
   -- Причины не играют никакой роли, важен конечный результат.
   -- Всё-таки расформируют и снесут? Да?
   -- Решать будут Правители Четырёх Миров. Моё дело -- провести расследование, выявить тех, кто был связан с ловчими.
   -- А я должна сыграть роль отвлекающего манёвра? Все эти собеседования всего лишь розыгрыш?
   -- Отнюдь, -- Даркан внимательно посмотрел на меня. -- Нимфеи чувствуют ложь. Я хочу знать, кто в Академии преподаёт, а кто прописался, чтобы набить карман. Так что от собеседований тебе не отвертеться.
   -- Договорились. Но мне нужна комната. Отдельная, -- быстро уточнила я.
   -- Конечно, радость моя, эту же ты уже разнесла.
   Я не выдержала и треснула Даркана по спине подушкой. Он рассмеялся и повалил меня на кровать.
   ***
   После зачистки помещения -- так назвал проведённую уборку Шэлгар, мебели в спальне не осталось вовсе. Последним в огне портала исчез стол. Когда я возмутилась, демон сказал, что тот станет ему напоминать о моём несчастном, лежащем без сознания, теле. Я предложила изгнать грустные воспоминания самым кардинальным образом. В результате стол вернули обратно. Когда мы закончили наводить порядок в памяти, за окном уже забрезжил рассвет.
   Спать я вернулась в лампу. Не успела дойти до шатра, как с неба донеслось обиженное:
   -- Ну и как это называется? Целый день и без вестей.
   -- Некогда было, -- отмахнулась я. -- Если переживаешь о рекомендациях -- готовься к собеседованию.
   -- Шэлгар будет проводить? -- обречённо вздохнул джинн.
   -- Сначала я, -- тут я не удержалась и зевнула. -- Потом, возможно, Даркан. Да не бойся ты, не съест же он тебя.
   -- Не съест, но по морде съездить может. И в какой-то степени будет прав.
   -- А что ты так за личико переживаешь? -- поддела соседа я.
   -- Так сломанный нос или выбитая челюсть ещё никого не украшала. Будем надеяться, что всё обойдётся. Ложись уже, а то на ходу скоро заснёшь.
   -- Ага. Спокойной ночи, -- я устало потёрла глаза и поплелась к шатру.
   Глава 19
   -- Джинни, подъем! -- зычный глас соседа самым бессовестным образом помешал досмотреть сон. Розовый, облитый блестящей глазурью тортик растаял без следа. Я даже надкусить его во сне не успела!
   -- Вставай, лежебока!
   Я приоткрыла глаз и порадовалась куполу шатра, защищающему меня от любопытного взгляда джинна.
   -- Джинни, хватит дрыхнуть! Пора меня на работу устраивать.
   Работа! Допрос! Собеседования!
   Подскочив на постели, потёрла заспанные глаза. Так, что-то я явно упустила. С Ливием связаться, гномочке написать, что-то передать... Перевёртыши! Письмо и гостинец. Вот балда полярная. Меня же Киара к сестре просила заглянуть, а я напрочь забыла. Мало того, что из гостеприимного домика рысей исчезла, не попрощавшись, ещё и обещание не сдержала. Надо срочно с Дарканом обсудить, вдруг и у него дела в городе есть. Сама далеко от Академии отойти не смогу -- лампа не позволит.
   Спрыгнув с кровати, подошла к зеркалу и критически взглянула на себя. Мало! Мало во мне от нимфей. Те цветущий вид сохраняют при любых обстоятельствах, а я сейчас больше похожа на рыжую швабру на ножках. Хотя это и к лучшему -- никто не польстится. Эх! Придётся сегодня обойтись без любимых шаровар. На городских улицах лишнее внимание точно ни к чему, а в коридорах Академии -- тем более. Быстро перебрав в памяти наряды северянок, остановила выбор на тёмно-синем шерстяном платье с красным пояском под грудью и узкими рукавами. Неприметно и практично. Теперь осталось что-то с волосами придумать.
   Повязывать на голову платок не рискнула. Выглядела я в нём странно. С удовольствием завязала бы тюрбан, но опять же -- экзотика для севера. А если с внешностью поэкспериментировать? Северянки, как правило, светловолосы, а мне быть блондинкой не доводилось.
   Я заплела две косы и уставилась на отражение. Теперь надо сконцентрироваться и чётко представить конечный результат. Вот у Ирии волосы не просто светлые, а цвета спелой пшеницы, в них будто солнышко играет, а у Изольды они с холодным оттенком, словно сама стужа выбелила. Интересно, а мне такие пойдут?
   Результат превзошёл все ожидания. Я забыла как дышать. Необычно. Непривычно. И я крайне сомневаюсь, что сочетание смуглой от природы кожи и белоснежных волос не станет притягивать взгляды. Ну и что! Скажу, что только что с юга вернулась. Перележала на солнышке. Интересно, как Даркан отреагирует? Вновь пристально всмотрелась в отражение и поняла, что платье совершенно не сочетается с прической. В результате ткань перекрасила в серый, пояс стал белым, а на руках появились белые перчатки. Нет, не стать мне великим разведчиком, я совершенно не умею мимикрировать!
   -- Ты там жива или как? -- проворчал Сайгар. Судя по тону, джинн был в шаге от того, чтобы обидеться.
   -- Жива. Я тут одевалась, -- ответила я, откидывая полог шатра.
   Деловитое "во что?" быстро перешло в вопль "за что?" и посеяло во мне зерна сомнения.
   -- Джинни, что ты с собой сотворила? -- простонал сосед.
   -- Совсем безнадёжно? -- с опаской уточнила я, подняв лицо к небу.
   -- Смотря где в таком виде показаться, -- туманно уточнили сверху. -- Я бы добавил что-то минималистическое кружевное в тон к волосам. Убойное вышло бы сочетание. Шэлгар точно оценил бы.
   -- До или после того как я скажу, что этот вариант ты присоветовал? -- ехидно уточнила я.
   -- Нет у тебя совести. Я и так весь извёлся, а ты ещё издеваешься.
   -- Сайгар, а на кой тебе сдалась эта работа? У тебя с наличностью проблемы? Если что, я могу помочь...
   По небу разнёсся раскатистый смех.
   -- С тобой не соскучишься. Нет, дело не в деньгах. Академия в Северном Аравите находится на особом контроле у элементалей.
   Это я и сама заметила на ночном собрании.
   -- И подчиняется тем же правилам, что и учебные заведения в мирах Четырёх Стихий.
   А вот это уже интереснее. Я принялась мысленно перебирать внутренние уставы Академий, в которых мне довелось побывать.
   -- С территории Академии нет выдачи, находящиеся в стенах учебного заведения обладают абсолютным иммунитетом. Разумеется, если внутри такового они не нарушили закон.
   Я удивлённо уставилась на небо.
   -- Сайгар, тебя разыскивают?
   -- Я участвовал в дуэли, -- нехотя признался джинн.
   -- Со смертельным исходом?
   -- Нет, мой противник оставался жив какое-то время. Однако ему помогли отправиться в последний путь к Изначальному Потоку.
   -- И теперь тебя обвиняют в убийстве?
   -- Что-то вроде этого...
   -- Ты взял вину на себя! -- догадалась я.
   -- Слушай, ну в кого ты такая въедливая? Хотя о чём это я. Разумеется, есть в кого. Тётка твоя такая же.
   -- Ты знаком с Владычицей Воздуха?
   Сайгар промолчал.
   Вот оно что! Я подошла слишком близко. Джинн не хотел, чтобы его узнали. Мы встречались! Поэтому он знал обо мне так много. Но я не припоминала ни одного знакомого при дворе Поднебесья с именем Сайгар. Джинн утверждал, что это его настоящее имя, значит, в Воздушном Замке его называли как-то иначе...
   -- Ты один из Безымянных, -- потрясенно прошептала я и получила в ответ сопение, которое расценила как подтверждение своей догадки.
   Безымянные. Элита среди джиннов и личная гвардия Владычицы Воздуха. Для меня не составит труда выяснить, кто-то же из них пропал, но вряд ли мне следует раскрывать эту тайну.
   -- Я не буду проявлять интерес. Если кто-то узнает, что я навожу справки, это может обозначить место твоего нахождения.
   -- Спасибо, Джинни. Не ожидал.
   -- Да я не всегда напролом пру. Иногда полезно остановиться и подумать о последствиях.
   -- Я думал отсидеться в лампе всего несколько дней. Её магия надежно укрыла мою ауру от поисковых заклинаний.
   -- А придворный артефактор выбрал эту лампу для отправки в Инферно?
   -- Если судьба решает щёлкнуть тебя по носу, то часто входит во вкус, -- проворчал джинн. -- Не передать словами мои ощущения, когда я понял, что в лампу собираются засадить живое существо.
   -- Боялся, что не поладишь? -- хихикнула я.
   -- Опасался, что меня самого либо выкинет наружу, либо порвёт на сотню мелких элементалек.
   -- Сайгар, а ты можешь покидать лампу? Ты сам к ней не привязан? -- обеспокоенно спросила я.
   -- Боги миловали, -- проворчал джинн.
   -- Знаешь, наверное, я буду скучать.
   Яркая вспышка молнии разрезала пополам голубое небо.
   -- А по тебе уже скучают. Кстати, не первый раз вызвать пытается, -- ехидно добавил Сайгар.
   -- Ох! А чего ты молчал?
   -- Да тебя разве добудишься! Удачного дня, Джинни.
   -- Не скучай, -- хмыкнула я и переместилась наружу.
   ***
   Я очутилась в кабинете, в том самом, так напоминавшем Огненный Чертог. Теперь я знала, что комнату обставили вовсе не по приказу Даркана. Это местное начальство рассчитывало сделать демону приятное. Надо отдать должное, работу они проделали большую, а ещё магам помогал тот, кто лично бывал в резиденции Повелителя Инферно.
   Ай да Лиор! Ай да кондитер-тихушник. Надо бы зажать духа домашнего очага в тёмном и холодном углу да заставить ответить на несколько вопросов.
   -- Что ты с собой сотворила?! -- грозный рык прервал осмотр помещения.
   Включать дурочку и задавать вопросы из серии "Милый, разве тебе не нравится?" не стала, вместо этого ушла в глухую оборону:
   -- Волосы мои, и только мне решать, какого цвета они будут!
   -- Знала бы ты, на кого сейчас похожа!
   Хм... И этот туда же. На мой взгляд, не так уж и плохо. Надо ещё с Ливием посоветоваться, он ещё тот любитель экзотики.
   -- Даркан, а давай вопрос моей внешности отложим на потом? -- захлопала глазами я.
   -- От собеседований не освобожу, -- мрачно предупредил Шэлгар.
   -- Договорились. Мне нужна твоя помощь. Киара просила передать письмо и гостинец сестре...
   -- Думал, ты уже о них и не вспомнишь, -- губы Даркана дрогнули в лукавой улыбке.
   Мысли о перевёртышах, забытом письме разом выскочили из головы. По телу прокатилась волна знакомого жара. Мало тебе, Джинни, минувшей ночи? Мало! Но черта с два я признаюсь в этом.
   -- На столе...
   Краска смущения бросилась в лицо.
   -- Сверток на столе... -- уточнил провокатор. -- Как и твоя сумка.
   Поспешно повернулась в указанном направлении. Нет, с эмоциями точно надо что-то делать, а энергию направить в иное русло. Желательно мирное.
   -- А как же лампа?
   -- Ты сможешь перемещаться в пределах Северного Аравита, -- заявление Даркана заставило сердце радостно подпрыгнуть в груди.
   Расспрашивать, как Шэлгару удалось частично снять запрет на передвижение, не стала. Иногда следует принимать подарки, не пытаясь увидеть в них какой-то подвох.
   -- Джинни, я скучал, -- Даркан обнял меня за плечи и прижал к груди.
   Я откинула голову назад и зажмурилась. Хорошо-то как. И неясно, что же приятнее: то, что я наслаждаюсь каждым прикосновением, или то, что Даркан разделяет мои чувства.
   -- У меня скоро встреча с Игаром, -- недовольно проворчал Даркан.
   Не поняла. Это он мне сейчас жалуется?
   -- В чём проблема? Думаешь, он виновен?
   -- Главная его вина -- повышенное занудство. Я воин, Джинни, разведчик, а не долбаный счетовод или нянька для детишек.
   -- Ты же представитель Повелителя Инферно в Хаосе.
   -- Увы! -- последовал тяжёлый вздох. -- Знаешь, как я этого удостоился? Оказался единственным из восьми кандидатов, кто отбрыкивался от подобной чести. Повелитель хотел, чтобы наместником стал кто-то из местных. В то же время старый интриган опасался, что избранный демон-лорд вступит в сговор с обитателями Свободных земель и попытается посеять смуту на территории, вассальной Инферно...
   -- Если бы не ловчие, тебя бы не направили в Радужный мир...
   -- Почему же, кое-какие дела у меня здесь при любом раскладе имелись, -- руки Даркана скользнули вдоль тела и остановились чуть ниже талии. -- Ммм... платье...
   Закончить мысль по поводу платья помешал стук в дверь.
   -- Входите! -- громко объявил Даркан и переместился в кресло.
   Вместо ироничного мужчины, от одного взгляда на которого у меня сердце билось чаще, появился суровый и надменный Первый Страж Границы. Плотно сжатые губы и тяжёлый взгляд заставили меня поёжиться. Хорошо, что мы до того памятного столкновения не встречались. Я бы не рискнула приставать в момент задержания к одному из доверенных лиц отчима.
   -- Наша первая встреча была незабываемой, -- прошептал Даркан с каменным выражением лица, только глаза хитро блеснули.
   Охнув, принялась быстро перепроверять ментальный блок.
   Ауру юной ведьмочки я почувствовала до того, как она робко заглянула в кабинет.
   -- Доброго вам утра. Вызывали? -- Азира нервно взглянула на Даркана и перевела взгляд на меня. Я ободряюще улыбнулась, давая понять, что всё будет хорошо.
   -- Доброе утро, Азира. Слышал, ты и ещё несколько адептов отказались покинуть Академию.
   -- Зачем раньше срока пороть горячку? Ведь ещё ничего не решено. Так ведь? -- девушка выжидательно уставилась на меня.
   Я едва удержалась, чтобы не пожать плечами. В кои-то веки придётся тщательно следить не только за тем, что говорю, но и за жестами. До сих пор не могу привыкнуть, что волей Даркана оказалась по другую сторону парты.
   -- Ты права, окончательное решение не принято, но я тебя позвал не поэтому. Скажи, ты хорошо знаешь город?
   -- Естественно, -- кивнула ведьмочка.
   Поняв, к чему клонил Шэлгар, мысленно зарычала.
   "Даркан, мне не нужен поводырь! Я сама прекрасно смогу найти дорогу!"
   "А неприятности сами найдут тебя, -- невозмутимо парировал он. -- Если пойдёшь не одна, станешь думать, прежде чем во что-то вляпываться. Я не собираюсь надевать на тебя поводок, Джинни, но это не означает, что не стану за тобой присматривать и оберегать".
   "Да в Бездну такой присмотр! Мне не пять лет!"
   "В пять ты вовсю рассекала по Сумеречью. В десять -- самостоятельно перемещалась между мирами. У тебя существенные пробелы в воспитании и образовании ..."
   "И ты озадачился их ликвидацией?" -- ехидно поинтересовалась я.
   "Именно так. За соответствующую плату..."
   Я быстро повернулась к окну, пряча покрасневшее лицо. Вопрос, чем же я буду расплачиваться, решила не поднимать. Дети же рядом!
   -- Хочу попросить тебя сопроводить Джинни в лавку Севарины эйр Сьер. Слышала о такой?
   -- Как не слышать? Это же одна из наших!
   -- Вот и отлично. Думаю, трех часов вам хватит. Можете идти.
   Азира кивнула и чуть ли не бегом бросилась из кабинета. Неужели Шэлгар показался ей настолько страшным? Да нет, вроде ничего. А вот декораторам кабинета я бы шею намылила. Это ж надо, устроили из рабочего помещения -- логово огненного монстра. В таком только провинившихся запугивать.
   Я взяла со стола гостинец, письмо Киары, быстро затолкала в сумку и поспешила за Азирой. Вдруг Даркан передумает меня отпускать?
   -- Три часа, Джинни, -- прилетело мне в спину.
   "Или я воспользуюсь привилегией ламповладельца и призову тебя обратно..." -- мысленно закончила я за него.
   Кажется, кто-то не понимает разницы между заботой и контролем. Придётся восполнить пробел в образовании. К тому же совершенно бесплатно.
   ***
   -- Азира, нам нужен банк! -- объявила я, как только мы вышли за ворота Академии.
   Ведьмочка даже с шага сбилась от неожиданности.
   -- А разве мы не в лавку травницы направляемся?
   -- Успеется. Сначала хочу немного наличности снять, потом надо зеркало купить, кой с кем связаться...
   -- Джинни, так у нас всего три часа, -- робко заметила девушка. -- А банк на другом конце города.
   -- Наймём извозчика, -- приняла решение я, прикидывая, что же из моей сумки может потянуть в качестве оплаты за проезд. Не злынь-траву же первому встречному предлагать?
   -- Джинни, а может сперва в лавку? Она всего в паре кварталов. Мы и пешком дойдём.
   Азира явно опасалась не уложиться и рассердить большого и злого демона из Хаоса.
   -- Хорошо. Пошли в лавку... -- согласилась я, только чтобы не нервировать Азиру. Той в последнее время и так причин для беспокойства хватало, а тут ещё и в няньку при элементали превратили.
   И всё-таки мне позарез нужно в банк! Ненавижу ходить по магазинам без денег. Вот чую, мне обязательно приглянется что-то на прилавке сестры Киары.
   Северный Аравит мне понравился, хотя на мой вкус в нём было чересчур тихо. Жизнь неспешно текла на узких, извилистых улочках. Можно спокойно расхаживать по мостовой и не опасаться, что собьет мимо проезжающий экипаж. Дома здесь возводили из камня, фасады облицовали базальтом и гранитом преимущественно серо-голубого оттенка. В основном строения были двухэтажными, но некоторые владельцы с удовольствием обживали и часть крыши, надстраивая на них застеклённые террасы. Вот они-то и завладели моим вниманием. Со стороны улицы вместо обычного прозрачного стекла пестрели витражи. Вроде бы обычный неприметный серый дом, а поднимешь голову -- там такая красота невероятная! Снежные картины сменялись причудливыми растительными орнаментами. Величественные рыси, суровые ледянники, некоторые витражи изображали духов стихий. Нет, вот так и знала! Вид грудастой зеленоволосой девы с осиной талией и пышными бёдрами заставил меня закипеть от негодования. Элементаль Земли томно улыбалась, примеряя венок из ромашек. Хорошо, что мастер догадался расположить букетики в стратегических местах. Нет, я не понимаю, с виду вроде бы приличная улица и тут такое!
   -- Осторожней!
   Встревоженный окрик Азиры заставил меня опустить голову -- на меня несся экипаж. Возница вовсю мигал сигнальным кристаллом. Оу! И до севера мода на эти штуки докатилась. А почему звука нет? Заклинание разрядилось или решил сэкономить? Нет, как можно экономить на безопасности прохожих?
   -- В сторону! -- взвизгнула ведьмочка и выбежала на дорогу, полная решимости спасти меня.
   Подобного я не предвидела. Сама-то мгновенно могу перемещаться, а вот с одушевленными объектами намного сложнее. Вот зачем ей только взбрело в голову вмешаться!
   Взвизгнув, бросилась навстречу Азире. В результате мы кубарем полетели на тротуар. Упала я удачно, только слегка коленки ушибла, а вот ведьмочке повезло намного меньше. Она сидела на земле и прижимала руку к лицу, из разбитого носа текла кровь. Кажется, это я ей локтем случайно засадила.
   -- Девочка, прости меня, криворукую. Я сейчас...
   Уже хотела воззвать к Богине и попросить помощи в исцелении бедняжки, как позади раздалось обеспокоенное:
   -- Леди, вы не пострадали?
   Азира покачала головой, смущенно ловя кровавые капли в ладошку.
   -- Джинни, признавайся, демон тебя бросил, и ты решила по-быстрому убиться под колесами?
   Ехидный голос Ливия вогнал меня в краску. Я даже обрадоваться его появлению не успела.
   -- А ты, милая, не переживай, сейчас кровь остановим и будешь как новенькая. -- Ливий присел на корточки рядом с Азирой, мягко отвел её руку от лица. -- Вот так, не бойся, -- шепнул он и подмигнул. -- Раз, два, три...
   На счёт три крылан быстро склонился к лицу девушки и дунул на кровоточащий нос. Ой! Я и забыла, как этот охальник лечит.
   Азира захлопала глазами и покраснела. Небось размечталась, что её сейчас и поцелуют до кучи.
   -- Вот и всё, -- Ливий вытащил платок и принялся вытирать руки ведьмочки. Та не знала, куда глаза прятать от смущения.
   Не поняла! Это что за новости? Я уставилась на ауру девушки и выругалась. Ты же говорила, что равнодушна к противоположному полу! Вот и оставайся равнодушна, девочка моя. Куда ты пялишься! Ох ты ж... Так, надо срочно провести воспитательную беседу с обоими. Первому дать втык, чтобы не смущал невинное девичье сердце, а второй, чтобы выбирала более подходящий объект для обожания. Хотя вдруг я зря дергаюсь? Первая симпатия не всегда перерастает в глубокое чувство.
   Тем временем крылан помог Азире подняться c земли и повернулся ко мне:
   -- Джинни, разговор есть. Срочный. Кстати, цвет волос -- отпад.
   Проигнорировав последнее замечание приятеля, вопросительно уставилась на высокого русоволосого мужчину, спутника крылана. Тот уже открыл рот, чтобы представиться, но Ливий мотнул головой.
   -- Не здесь. Быстро все в карету.
   -- А как же она? -- я кивнула на Азиру.
   Ливий сморщил нос и призадумался:
   -- Ведьма? Человеческая? Тайны хранить умеет?
   Азира энергично закивала головой.
   -- Так! Стоп! Я не собираюсь её ни во что втягивать. За личные художества Даркан всыплет мне по мягкому месту, а если подставлю девчонку -- башку оторвёт и будет прав.
   -- Тогда пусть идёт на все четыре стороны, -- пожал плечами Ливий и подтолкнул меня в сторону кареты. -- Давай шустрее ...
   -- Никуда я не пойду! Мне лорд Шэлгар велел за Джинни присматривать, -- заартачилась упрямица.
   -- Присматривать? За этой? Ну, если лорд Шэлгар... -- крылан рассмеялся в голос. -- Пошли уже, юмористка.
   В карету я ступила первая. Дверь любезно придержал блондин, с которым мне так бесцеремонно помешали познакомиться. Впрочем, как только я увидела, кто расположился в карете, мысли о несостоявшемся знакомстве разом испарились. В углу пристроилась элементаль Воды. Золотой медальон на её шее свидетельствовал, что передо мной Смотрящая Севера, та самая, которой надо было хорошенько всыпать за профнепригодность. На руках девушки сладко посапывал ребёнок.
   Я резко выпрямилась и стукнулась головой о крышу кареты.
   -- Осторожнее, Джинни, твоя голова ещё потребуется, -- хмыкнул Ливий, галантно помогая ведьмочке забраться внутрь.
   После того как к нам присоединился крылан и светловолосый незнакомец, карета тронулась с места. Я ощутила, как её окутало маскирующее заклинание.
   -- И долго вы так колесите?
   -- Третий день, -- устало ответил мужчина и протянул руку. -- Андарш из клана Вьюги.
   Ледянник? Ничего себе! А с виду и не скажешь. Магически прощупать ящера не рискнула, я не настолько хороша, чтобы проделать фокус незаметно. Это не человеческих магов считывать.
   По губам Андарша скользнула понимающая улыбка, и он на мгновение сбросил иллюзию. В полумраке сверкнули желтоватые глаза с вертикальными зрачками и отливающие серебром пластины чешуи, покрывающие лоб, щеки и виски. Рядом тихо охнула Азира. Вот как чувствовала, что не надо её в карету сажать. Что я Даркану теперь скажу?
   Я покосилась на малыша, лежащего на руках Смотрящей Севера:
   -- Рассказывайте.
   -- Меня разыскивают демоны Хаоса, -- тихо пролепетала элементаль, в голубых глазах заблестели слёзы.
   -- Логично. У Глав Родов к тебе накопилось множество вопросов.
   -- Её вышлют в Аквамир, -- глухо добавил ледянник.
   -- Не в моих силах как-то повлиять на ситуацию. Ливий, что ты им наплёл?
   -- Арлин хочет, чтобы ребенок рос с отцом. Сама понимаешь, если малыша заберут элементали воды, то сделают всё, чтобы оставить его у себя.
   Я присмотрелась к водной. Мы раньше не встречались, что не удивительно, ведь я не являлась членом древнейшего ордена Аквамира, ведуниц Водных Глубин.
   -- Какой у тебя круг посвящения?
   -- Первый, -- тихо прошептала она.
   -- И тебя угораздило родить сына?! -- моего крика, не то что пассажиры кареты, лошади испугались.
   Ливий и Андарш переглянулись, а потом внимательно уставились на элементаль. Кое-кто явно не счёл нужным посвятить папашу в тонкости деторождения ведуниц.
   -- Я думала, всё обойдётся, что они не заметят... -- попытка оправдаться походила на детский лепет.
   -- И тратила все силы на сокрытие дитя, вместо того чтобы уделять время проблемам Севера.
   Лицо Андарша потемнело, он обнял элементаль за плечи и прижал к себе. Понятно, готов биться до последнего и обязательно наделает глупостей.
   Сложив руки в замок, прикрыла глаза. Вдох-выход, сейчас не время для гневных речей, да и самого времени почти не осталось. Три дня. Слишком долго демоны идут по следу опальной Смотрящей.
   Да как же она решилась родить мальчика? Жрицы первой ступени имеют право производить на свет исключительно дочерей. Слишком разрушительная сила может таиться в малышах мужского пола. Каждое рождение мальчика -- событие, к которому готовятся заранее. В течение беременности ведуница проходит несколько ритуалов. Ведуницы не рожают только потому, что захотели сделать приятное отцу ребёнка и обеспечить его наследником!
   -- Что вы хотите?
   -- Чтобы ты подтвердила родство отца и сына и провела связующий обряд.
   -- В этом случае кровь теплокровных возобладает, он потеряет часть магии... -- с сомнением в голосе произнесла я.
   -- Он полукровка, Джинни, ему никогда не стать полноправным членом ордена. Тебе ли не знать, как элементали цепляются к происхождению... -- произнёс Ливий и отвёл взгляд.
   Умеет бить по больному, но я ему за это ещё отплачу. Мог бы попросить по-хорошему, так нет, выставил меня перед ледянником и Смотрящей несчастной жертвой произвола Глав Родов. Это сейчас пара затаила дыхание в ожидании моего решения, но пройдёт время, они успокоятся и обязательно вспомнят слова крылана. Если пойдут слухи о несчастной гонимой принцессе-полукровке, я доброхоту уши надеру! И в этом стремлении буду не одинока. Какие бы разногласия ни разделяли правителей Миров Четырёх Стихий, в одном они едины: отношения членов правящих родов -- дела семейные и остальным нос совать в них не следует.
   -- Хорошо. Я проведу ритуал. Ребёнок точно Андарша? -- мой вопрос заставил Смотрящую вздрогнуть.
   -- Его... -- прошептала она.
   Глаза ледянника гневно сверкнули. Пусть бесится, мне сюрпризы во время ритуала не нужны.
   -- Лив, мне понадобится шкатулка.
   -- Всё уже устроено, Джинни. Спасибо тебе.
   -- Рано благодаришь. Сначала надо осуществить задуманное. Азира, прости, но ты присутствовать не можешь.
   -- Не переживай, я займусь ведьмой, -- беззаботно улыбнулся выпендрёжник. -- Давно хотел прогуляться по Северному Аравиту в хорошей компании.
   Азира робко подняла взгляд на крылана и смущенно кивнула.
   Не нравится мне идея совместной прогулки! Ох, как не нравится. Но особого выбора нет.
   Карета остановилась перед неприметным с виду одноэтажным домом. Андарш выпрыгнул первый и помог Арлин выбраться наружу. Я последовала за ними. Оборачиваться не стала -- плохая примета. Как только мои ноги коснулись мостовой, карета тронулась. Ливий не просто увозил Азиру на прогулку по городу, он ещё и выполнял роль отвлекающего манёвра. Наверняка Шэлгар и его демоны уже поняли, что местонахождение пропавшей Смотрящей Севера можно выяснить у её же коллег. Ливий уже лет пять присматривал за магами на юге Королевства Людей. Работа весьма непыльная -- элементали наблюдают за обитателями Радужного мира, но очень редко вмешиваются в их дела.
   Мы быстро миновали крошечный садик, разбитый перед домом. Андарш обнимал Арлин за плечи, ни на секунду не разрывая физический контакт -- маскировал её ауру. Свою же ледянник исказил так, что я обзавидовалась. Стоило нам миновать порог входной двери, как Андарш обернулся и улыбнулся:
   -- Первый этап пройден, -- он распахнул передо мной дверь, ведущую в крошечную комнату. -- Шкатулка на столе. Сколько вам нужно времени на подготовку?
   -- Минут пять-шесть.
   -- Хорошо, я отведу Арлин наверх и спущусь за вами.
   -- Разденьте ребёнка и сами... Во время ритуала на вас не должно быть одежды.
   -- Ох уж эти ритуалы земельников, -- попытался отшутиться ледянник, но во взгляде промелькнуло смущение.
   Я вошла в отведённую мне комнатку и прикрыла дверь. Вот и знакомая шкатулочка. Молодец Ливий, ничего лишнего не прихватил. Я опасалась, что крылан перестрахуется и притащит все артефакты, амулеты и обереги, сданные ему на хранение, но он отобрал только то, что действительно было необходимо -- символы моей принадлежности Правящим Родам Элементалей.
   Сомнения в сторону! Сперва надо провести ритуал, а о том, во что он мне обойдется, подумаю потом.
   Глава 20
   Знаки принадлежности к Правящим Родам Элементалей принято носить на виду. Я же приспособилась прятать их от любопытных глаз. К чему мне лишнее внимание? Да и о собственной полярности напоминать лишний раз не хотелось. Порой я столько раз на день перемещалась между дворцами, что не мудрено позабыть отколоть с груди огненную брошь или снять с пальца колечко с аквамарином. Кому надо -- сам почувствует магию, исходящую от украшений.
   Для удобства я их слегка переделала. Гномы-мастера добавили к изумрудному браслету стихии Земли несколько серебряных звеньев. Если кто из земельников увидел бы -- кондрашка бы хватила. Хотя колечки из Поднебесья и Аквамира, нанизанные на браслетик, могли бы впечатлить элементалей Земли куда сильнее. У меня кости тонкие от природы -- нимфея же, вот и приспособилась носить усовершенствованный браслет на ноге. Оставалось приколоть брошь-символ Инферно с внутренней стороны платья, и я была готова!
   Андарш ожидал меня у двери. Вид у мужчины был смущенный. Ледянник уже разделся догола, и теперь только небольшой отрез голубой ткани играл роль набедренной повязки. Не иначе как одну из пелёнок у малыша позаимствовал.
   -- Я готова. Идемте, -- не дожидаясь ответа, стала подниматься по лестнице. Если по следу Смотрящей Севера идут демоны из Хаоса, ритуал надо провести как можно быстрее. Странно, что её до сих пор не обнаружили. Не иначе как маскировочные чары Андарша помогли. Надо бы взять у него несколько уроков.
   Арлин встретила меня робкой улыбкой, однако во взгляде, адресованном ледяннику, мелькнула легкая насмешка -- девушку забавляла застенчивость избранника.
   -- Арлин, я всего лишь могу подтвердить родство твоего дитя и Андарша. Не в моих силах повлиять на решение представителей Аквамира, которые прибудут за тобой.
   -- Понимаю и благодарна тебе за помощь.
   -- Тогда приступим, -- я приняла сладко посапывающего малыша из рук матери. В последнее время мне на удивление везло на хорошеньких карапузиков.
   Я обернулась к Андаршу. Тот так и стоял облачённый в пелёнку и не торопился избавляться от последней детали туалета. При других обстоятельствах стыдливость мужчины меня бы повеселила, но сейчас она откровенно раздражала. Интуиция подсказывала, что времени у нас оставалось в обрез.
   -- Садитесь! -- приказала я, указав на стул. Как только мужчина опустился на указанное место, я сунула ему на колени ребёнка и стянула пелёнку.
   Позади весело хихикнула Арлин. Странное настроение для элементали, попавшей в такой переплёт.
   -- Андарш, тебе придётся снять маскировку.
   -- Совсем? Тогда они почувствуют и Арлин.
   -- Понимаю, но иначе никак. Я должна найти совпадение в аурах отца и ребенка.
   Мужчина непонимающе уставился на меня. Я зло взглянула на Арлин:
   -- Ты не объяснила ему суть ритуала?
   -- Я не знала, согласишься ли ты, -- повела плечиком элементаль.
   Перевела взгляд с элементали на ледянника. Так кто из этих двоих реально заинтересован в подтверждении родства?
   -- Андарш, это твоя идея?
   Мужчина кивнул.
   -- Слышал, элементали Земли чувствуют родственные связи и могут предать им что-то вроде официального статуса, подарить клеймо...
   У меня волосы на затылке едва не зашевелились. Клеймо! Скажет тоже! И всё-таки неосведомлённость ледянника в элементарных вещах настораживала. А что ему вообще Арлин рассказала об элементалях? И рассказала ли...
   -- Арлин, для чего ты родила мальчика?
   -- Лионий, мы его так назвали, -- вклинился ледянник, чем заслужил полный раздражения взгляд женщины.
   -- Ребёнок -- мой обратный пропуск в Радужный мир, -- криво усмехнулась элементаль. -- Я не справлялась с ролью Смотрящей. Два года назад до меня дошли слухи, что Владыка Акамира готовит замену. Это означало, что мне пришлось бы вернуться в храм, снова стать младшей жрицей. Я не желала превращаться в служанку! Я и Андарш заключили договор: я дарила ему ребёнка мужского пола, а он гарантировал поддержку ледянников. Меня избрали бы одной из Хранительниц Севера!
   "А тут убийства элементалей плюс заговор в Академии. Так неудобно получилось..." -- закончила мысленно я.
   Бедный малыш. Может, ему и в самом деле лучше отправиться в Аквамир?
   -- Андарш, а тебе к чему ребёнок? Статус укрепить? Полукровки-элементали в цене у ледянников?
   Лицо мужчины пошло алыми пятнами.
   Горечь. Обида. Тоска по тому, что могло бы случиться, но не произошло...
   Андарш действительно любил Арлин и хотел от неё ребёнка, а раз так, малышу стоило остаться с отцом, независимо от того, куда Судьба заведёт его непутёвую мать.
   -- Показываю один раз. Слушать внимательно. Все вопросы после ритуала. Понятно?
   Мужчина нахмурился и кивнул.
   Я прикрыла глаза и прикоснулась к малышу, считывая его ауру. Есть знания, приобретаемые из любопытства, а есть и такие, без которых нельзя выжить. Друиды Берилла научили меня распознавать ауры живых существ. Это позволило отслеживать стихийные смены моих ипостасей и давало время для перемещения между мирами. К примеру, я могла быть уверена, что, превратившись в русалку, не застряну в Огненном мире.
   Когда в воздухе появилось полупрозрачное изображение малыша, окутанное паутиной голубо-синих нитей, Андарш судорожно вздохнул.
   -- Поздравляю, папа, у вас маг-Водник, -- усмехнулась я. -- Дар уже проявился, так что рекомендую присматривать за ребёнком и не оставлять рядом с ним амулеты и артефакты. Может случайно активировать. Вопросы потом, -- добавила я, видя, что ледянника так и тянет расспросить о способностях наследника. -- Переходим к самому интересному...
   Я увеличила иллюзию в размерах и указала на яркое переплетение нитей в районе сердца.
   -- В момент зачатия элементаль получает энергию от отца и матери. У теплокровных тоже самое происходит, просто энергия у вас не является носителем информации, за это отвечает кровь. Так вот сердце...
   Очередное увеличение изображения отозвалось тянущей болью в висках. Отвыкла. Расслабилась. А ведь столько раз собственную ауру изучала. Всё пыталась понять, как так вышло, что вообще на свет появилась. Умней всех себя считала. Дали в руки игрушку -- я и рада стараться. Развлекалась, пока не застукали за этим интересным занятием. Впервые в жизни меня приказали высечь, только до самой экзекуции дело не дошло -- открыла портал и сбежала в Инферно. Прав Ливий -- пороть меня надо было. Правда для начала следовало поймать, а с этим всегда возникали проблемы.
   Сердцевинный узел ауры уже рассматривали оба родителя. Арлин впервые с момента создания иллюзии заинтересовалась происходящим. То ли просто стало любопытно, то ли начала переживать за исход ритуала. Распознать её эмоции я не могла, слишком много сил уходило на считывание структуры энергетических потоков.
   -- Это то самое место? -- зачарованно спросил Андарш, пристально всматриваясь в небольшой шар, разделенный на две половины. Внутри него подобно мельчайшим частичкам мозаики сияли разноцветные искорки. Для непосвящённого их свечение было непонятным волшебством, но я видела рисунок сродни замысловатому витражу. Оставалось сравнить два сердцевинных узла.
   -- Пора, Андарш. Снимай маскировку.
   -- Демоны сразу же нас засекут.
   -- Знаю. Постараюсь закончить до их появления.
   И до того, как Даркан открутит мне голову.
   На неспешное изучение ледянника времени не хватало, я действовала быстро, словно отлаженный гномами механизм. Андарш молчал, понимая, что каждая секунда на счету, а вот Арлин проявила ненужное рвение. С какой-то радости водная стала жаться к мужчине, словно от её объятий был какой-то толк. Не иначе как искала поддержки для себя любимой или надеялась, что демоны её всё-таки не обнаружат, пока она прикасается к Андаршу.
   Совпадение срединных узлов было полным. Мысленно я до последнего момента ожидала сюрприза.
   -- Я, Джинни, нимфея Серебряного Дола и младшая жрица Третьего Круга Друидов, властью, данной мне Праматерью, подтверждаю энергетическое родство Андарша и его дитя Лиония.
   Вокруг Андарша и ребенка возникло зеленоватое свечение, а на энергетическом уровне между отцом и сыном начала формироваться связь. Вот так... Вроде бы всё идёт как надо. Или нет?
   Изумрудный браслет на ноге нагрелся. Я ощутила болезненный спазм. Точно судорога ногу скрутила. Идиотка! Надо же было кольца снять с цепочки! Активированная реликвия духов Земли почувствовала полярное ей кольцо Воздуха, а расплачиваться пришлось недальновидной мне.
   Я не могла пошевелить рукой из опасения прервать связующий ритуал. Энергия текла между пальцев, соединяя отца и сына на энергетическом уровне.
   -- Андарш, нужна помощь. У меня на левой ноге браслет. Сними его, но не прерывай соприкосновение с моей кожей. Сможешь?
   -- А как же ребёнок?
   -- Пусть возьмёт Арлин.
   Ледянник передал малыша матери, опустился на колени и покраснел.
   -- Быстрее давай. Смущаться будешь потом, -- прикрикнула я на мужчину.
   Тот прикоснулся к краю юбки и осторожно потянул вверх. Нет, он собирается помочь успешно завершить ритуал или осваивает искусство обнажения? На Арлин пусть тренируется. Медленно, обстоятельно и со смаком. А мне сейчас только бы до браслета добраться и от колец отделить!
   Икру свело так, что на глазах выступили слёзы. Пальцы дрожали от перенапряжения. Быстрее, ледяной мой! Да что же ты такой примороженный!
   Ледянник покраснел ещё сильнее и принялся возиться с застёжкой браслета. Осторожно, буквально двумя пальцами, чтобы не приведи Боги, ногу мою не облапать.
   С того самого момента, как Андарш снял маскировку, прибытие демонов было вопросом времени. Когда посреди комнаты образовалась огненная воронка, я выдала очередную порцию энергии в надежде успеть доплести привязку. Взбурливший по правую сторону от меня столб воды оказался полнейшим сюрпризом. Вот чувствовала же, что эта Смотрящая -- полнейший неадекват! Мало того, что посмела сбежать под носом у демонов, она ещё и прервала ритуал, прихватив с собой малыша. Незаконченное плетение оборвалось, и высвобожденная, но неизрасходованная энергия, ударила по мне рикошетом, заставив повалиться на пол. Вышедшие из портала демоны застыли, подобно изваяниям. Я их понимала. Вместо искомой Смотрящей Севера они обнаружили лежащую на полу левую элементаль с задранной юбкой, рядом с ней на коленях стоял голый ледянник.
   -- Доброго вам дня, стражи границы! -- наигранно бодрым голосом произнесла я, радуясь, что среди троицы нет Шэлгара. Временная отсрочка всё же лучше немедленной операции под названием секир-башка.
   Стражи скупо кивнули и обступили место, где только что закрылся портал водной.
   -- Засёк координаты! -- объявил крепкий рыжий демон с изогнутыми рогами.
   -- Осторожнее, пожалуйста, с ней ребёнок! -- попросила я, вскочив на ноги. Андарш неловко поднялся с колен. Я схватила со стола скатерть и подала ледяннику. Как раз вовремя. Воздух задрожал и из огненной воронки вышел Даркан Шэлгар. Он молча оценил ситуацию и скомандовал:
   -- Эрх, за ней! Марог, возвращайся на пост и свяжись с Аквамиром. Скажи, что Смотрящая наследила, и нужен кто-то, кто бы смог принять решение относительно судьбы ребёнка. Ты, -- Шэлгар повернулся к Андаршу, -- Идёшь со мной.
   Эрх и Марог исчезли. Андарш шагнул к демону.
   -- Одеваешься и идёшь со мной, -- уточнил тот и перевел взгляд на меня.
   "Даркан, я..."
   "Не сейчас..."
   Шэлгар разжал руку и бросил что-то мне под ноги. Я опустила взгляд и увидела, как по полу катятся часы. Те самые, которые мне подарили на конюшне. Отсрочка! Мне предоставили отсрочку и возможность добраться до лавки Севарины. Неслыханная щедрость!
   -- У тебя остался один час пятьдесят минут, -- сухо добавил Даркан.
   -- Поняла! -- радостно кивнула я, но вместо того, чтобы броситься к двери, повернулась к Андаршу. -- Надо проверить привязку.
   Ледянник, видимо, что-то осознал. Взгляд, который он бросил в сторону Шэлгара, был чересчур затравленный. Так бы и дала подзатыльник. Разве его не учили, что виноватый вид только усугубляет положение? Ошибки надо признавать с гордо поднятой головой. Отреветься можно будет и в одиночестве. Но сейчас-то мне не в чем виниться! Ну почти не в чем... В том, что нафантазировали себе стражи, мы уж точно не виноваты. Не могли же мы при ребёнке, в самом деле...
   С привязкой я всё-таки успела. Не ручаюсь за качество связи, но она возникла -- теперь вокруг сердцевинного узла Андарша появилось тоненькое зеленоватое свечение. Аналогичное должно было образоваться и у малыша, я бы проверила, если бы у некоторых нервы не сдали. Что есть -- то есть. Я сделала всё, что смогла, а теперь вперёд! Надо найти Азиру, дать по лбу Ливию и добраться наконец-то до сестры Киары.
   -- Надеюсь, дальше вы без меня управитесь. Если что, Ливий знает, как меня найти.
   -- Спасибо вам, -- ледянник хотел поцеловать мне руку, но я отскочила в сторону.
   Нет, куда он лезет? Совсем инстинкт самосохранения отсутствует?
   -- Хорошего всем дня и беспроблемной охоты, -- пожелала я присутствующим и помчалась к двери. В спину мне донеслось:
   -- Господа, клянусь Стужей, это не то, о чём вы подумали...
   Я тяжело вздохнула и ускорила шаг.
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

Оценка: 6.62*65  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Маре "Менталистка. Отступница"(Боевое фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) М.Орехова "Бегущая во сне"(Научная фантастика) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) Д.Игнис "На острие гнева"(Боевое фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"