Волк Антон Алексеевич: другие произведения.

Кулачные рыцари Амедоуна(боевые искусства, фэнтези, боевик)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжения с начало выкладываются на фейсбуке автора, потом уже здесь спустя несколько дней. Так что кто хочет сразу может нажать прямоугольник follow на странице автора и читать свежее раньше всех. https://www.facebook.com/alvi.chanti КУЛАЧНЫЕ РЫЦАРИ АМЕДОУНА Фантастический роман(боевик, фэнтези, единоборства).

  КУЛАЧНЫЕ РЫЦАРИ АМЕДОУНА
  
  Фантастический роман. (героическое фэнтези)
  
  
  Часть первая
  
  ДЕТИ СОЛДАТЫ
  
  
  'Демон не выполз из преисподней, он упал с небес!'
  
  
  
  Пролог
  
  
  Выйдя из здания вокзала Варны, Юрий Вербицкий остановился, оглядывая совершенно незнакомое и новое для него место. Вокруг шумел уже проснувшийся утренний город. Урчали на остановках зеленые автобусы с надписями - на биогазе, за экологию. Гудели клаксоны автомобилей, грохоча проносились трамваи по рельсам. Бесшумно скользили электромобили. Люди куда-то спешили. Идя быстрым шагом на работу или по другим своим делам. Лишь туристов, да детей можно было отличить в этой толпе по темпу движения. Они никуда не спешили. Фотографируя, улыбаясь и оглядывая здания вокруг. Или играя и весело перекрикиваясь, если говорить о детях. Возобновив движение, Юрий удивился что дети не в школе, потом вспомнил что сейчас весенние каникулы и в Болгарии вероятно тоже самое. Все-таки бывшая соцстрана.
  Не зная куда идти и что делать, он остановился снова и, увидев свое отражение в витрине магазина, хмуро отвернулся. Свое лицо он не любил. Сломанный давным-давно нос. Сломанные, как у борца профессионала, уши. Пара шрамов на видном месте. Один от штакетины, другой от лезвия ножа, чиркнувшего поперек лица. Оттопыренные уши, словно всего остального было недостаточно. Юрий сам не поверил бы, что человек в шестнадцать лет уже может выглядеть, как отсидевший десяток лет в колонии бывалый урка. И не просто урка, а урка с проблемами! Он совсем не удивлялся, что люди принимали его за хулигана и преступника. Он сам себя за такого принял бы. Правда этот вид иногда давал ему также и преимущество. Назревающие драки и ссоры заканчивались так и не начавшись. Не всегда правда. Однако вреда, по мнению Юрия, это приносило больше. Его боялись и избегали знакомства симпатичные девушки. Особенно такие, которые ему нравились больше всего. Аккуратные, очкастые студентки из хороших интеллигентных семей. Подтверждение теории о том, что красивые девушки любят хулиганов, он так не разу и не обнаружил. Хотя очень старался. Пока не понял, что красивые девушки любят не просто хулиганов, а хулиганов с бабками. То бишь с деньгами. И вообще людей с бабками. И это основная причина почему знаменитые воры имели в качестве любовниц известных красоток. А вовсе не потому что они были криминальными королями. А если ты некрасив, даже уродлив. Не имеешь денег. Не знаменит. То дело выглядит безнадежным. Возможно Юрий сумел бы завоевать сердце понравившейся ему девушки, проявляй он достаточную настойчивость. Но к несчастью он был очень обидчив и горделив. Любой намек на недружелюбие или подозрение в его адрес (что, учитывая его внешность было гарантией первичного отношения) и он замыкался в себе. Со злостью и обидой. Хотя и не подавал внешне вида что ему неприятно. Контролировать свои эмоции он научился давно. Суровое детство и постоянный тренинг в единоборствах просто обязывал к этому.
  Оглядывая здания и любуясь старым городом, Юрий прошел еще пару километров, пока не увидел парк, как раз подходящий к его целям. Перемахнув низенький железный забор, он бросил на скамью рюкзак и бухнулся сам. Кроме двух беседующих женщин с колясками и грудными детьми, медленно прогуливающихся по асфальтовой дорожке, никого в парке не было. По крайней мере поблизости. Лишь из-за другой - невидимой из-за деревьев с его скамьи стороны парка - доносился гомон играющих в футбол детишек.
  Юрий вытащил смартфон и снова открыл сообщение от отца. Странное короткое сообщение из двух слов. "Варна. Заруари." Впервые за три года! Его отец пропал три года назад при невыясненных обстоятельствах. Мать считала, что он их бросил. Юрий долго не мог поверить в это. Отец был всегда строг с ним. Чересчур строг даже. Но по-своему был очень привязан к нему. Правда за эти три года, он успел его возненавидеть. За страдания матери, за бегство, постоянные сумасшедшие тренировки, синяки, ссадины, подчас переломы. И все что он сделал с ним раньше, якобы закаляя характер. Юрий настолько его ненавидел сейчас что, получив от него сообщения от номера, который молчал три года, даже не ответил сразу!
  "The number you have called is currently unavailable. Please, try again later. Номер, который вы набрали в настоящее время недоступен. Пожалуйся, попробуйте попозже"
  Он остолбенел в момент, когда вместо слов выше получил смс. Слова о недоступности на двух языках повторялось все три года, при его попытках позвонить на номер. Увеличивая с каждым разом его ненависть к собственному отцу. В своих проклятиях в его адрес он вспоминал каждый синяк, каждую грубость в его голосе. То, что прощал раньше, после его бегства, он уже не мог простить. Сообщение было бессмысленным. Название курортного города в Болгарии. И странное слово. Какое-то "африканское" слово, подумалось Юрию. Типа: зулусы, замбези, зимбабве... Ну и "заруари" до кучи. И конечно, звонок на номер, ни к чему не привел тогда. Только одно сообщение пришло, а дальше опять проклятая тетка со своим вечным: "ан-авайлэбл" в автоответчике на ретрансляционной станции.
  Недели две после этого сообщения Юрий крепился и не реагировал на него. Фиг с ним, решил он, если пахану надо, то пришлет следующее, более внятное. Или лучше позвонит, гад. Но ни сообщений, ни звонков больше не было. В конце концов, доведенный до точки, от любопытства, Юрий собрал вещи и махнул в Варну. Без подготовки, сходу. Повинуясь внезапному порыву. С загранпаспортом и нотариальным разрешением самостоятельно пересекать границу, которое выбил не без боя у мамани.
  И теперь он был здесь, без понятия что должен делать. Снять номер в гостинице? Смысл? Он даже решил, что сегодня же вечером уедет обратно, если ничего не проясниться и уже жалел, что вообще поддался желанию отреагировать на это тупое сообщение. Пахан их бросил, как и понимала мамань. Деньги только зря потратил...
  День подходил к концу, когда уже порядком уставший Юрий Вербицкий вернулся в давешний парк, жуя на ходу, купленный невдалеке кебаб с куриным мясом и запивая его колой из маленькой пластиковой бутылочки. Все его путешествие казалось бессмысленной тратой времени и средств. Ничего он не нашел. Ни улицы с именем 'заруари', ни магазина такого, ни дома, ни человека, хотя он пробовал все методы. От основательного гугления в инете, до попыток спросить у прохожих или продавцов магазинчиков. Но никто не слышал, ни такое слово, ни место с таким названием. Совершенная бессмыслица, как он и боялся. Причем его почему-то тянуло в этот чертов парк. Зачем он сюда снова возвратился, он был без понятия.
  В парке по-прежнему слышался гомон ребятишек, асфальтовая дорожка вела к фонтану, огибая его и исчезая среди деревьев, где внутри огороженного участка были детские качели и различные парковые снаряды. Юрий дожевал свой кебаб, когда наткнулся на двух странного вида людей. Вернее, одного странного - пожилого мужчину в совершенно глупой по стилю шляпе. Комичной мультяшной шляпе из Волшебника страны Оз. С короткой седой бородой и в костюме по моде как минимум столетней давности. По крайне мере такие Юрий видел только в американских вестернах. Клетчатые пиджак с жилетом. Второй человек, был девушкой, немного старше Юрия. Вполне обычно одетого в платье, с иссини черной копной волос, ухоженных и блестящих, хвостом пони, ниспадавших почти до загорелых колен. Красивое лицо с темно-зелёными глазами, с безупречной кожей лица. Словно с портрета времен возрождения. Моника Белучи в юности, в общем. Юрий случайно встретился с ней взглядом и тут же пожалел. Девушка тотчас отвернула взгляд, едва заметно скривив уголок рта. Юрий тоже отвернулся, закусив губу на секунду. Если не держать перед собой зеркало, то мы постоянно забываем, как выглядим со стороны.
  Парочка прошла мимо и через минуту Юрий тут же забыл бы о них, как внезапно услышал сзади возмущенный голос старика в смешной шляпе и возмущенный, испуганный вскрик девицы. Юрий оглянулся и увидел картину стандартного гоп-стопа в исполнении болгарского курортного города. Того что он тут совершенно не ожидал увидеть. Все-таки Европа. Четверо смуглых, курчавых, разного роста и веса юношей остановили прошедшую только что, мимо него парочку и о чем-то говорили. Слишком быстро, чтобы он мог понять. Он даже был не уверен, болгарский ли это язык вообще. Или румынский, или албанский, настолько чужим становиться вроде бы понятный славянский язык, когда на нем говорят со скоростью пулемета. Что польский, что сербский, что словацкий. Один из компании гопников, сорвал смешную шляпу старика и крутил ей, чем и был вызван первоначальный выкрик старика и возглас возмущения девушки.
  Юрий остановился, рассматривая компанию, полуобернувшись. Размышляя, стоит ли вмешиваться. Самое разумное было бы вызвать полицию. Или закричать. Ни один из мастеров единоборств, что его учил, включая его собственного отца, не учил его намеренно влезать в драку, если есть альтернативные способы решить проблему. И хотя он на мгновение вспомнил реакцию девушки от вида его лица, он все же подавил желание уйти быстрым шагом и забыть происходящее. Не твое дело, как бы. Не убьют же их. Поиздеваются. Может кошелек отберут. Но как только он это подумал, дело сразу приобрело более серьезный поворот, требующий немедленного вмешательства. Один из них попытался сорвать с девушки сумочку, в которой девушки носят в основном свой косметический скарб, чудовищно большой с точки зрения мужчин. Девушка отреагировала на эту попытку ударом под колено гопника. Тот практически автоматом ответил оплеухой. С размаху уложив девушку на землю и только потом согнулся от боли прихрамывая и подпрыгивая на одной ноге. Юрий знал почему. Нервный импульс запаздывает и за долю секунды прежде чем гопник почувствовал боль, он успел ответить. Возможно даже начал движение уже в момент замаха девушкой своего каблука. Старик между тем возмущенно закричал и бросился к упавшей спутнице, а толстый и здоровый главный гопник, по-прежнему со шляпой, подставил ему подножку. Старик бухнулся лицом вниз, чуть не задев голову лежавшую девушку. Гопники обидно захохотали.
  Юрий побежал в их сторону. Звонить и дожидаться полиции было бессмысленно. Гопники смоются задолго до того, как подоспеет помощь. Вместе с вещами парочки и абсолютно безнаказанно. На ходу Юрий считал. Раз, два, три... Компания заметила его приближение и конечно приготовилась. Они о чем-то быстро заговорили. Толстый крикнул ему что-то. То ли угрожая, то ли предостерегая. Впрочем, Юрий и не рассчитывал на эффект неожиданности. Сняв на ходу рюкзак он при приближении бросил его под ноги толстому. Самому опасному, которого следовало выключить первым. У толстяка руки непроизвольно упали вниз, чтобы перехватить брошенную вещь и отбить. И Юрий использовал этот момент, смачно со всего маха, ударив макушкой головы в мясистое смуглое лицо. Этому удару он научился еще в глубоком детстве. В Чечне. Его сумасшедший отец, у которого было много друзей с Кавказа, отвез его в Чечню и отдал там в школу, чтобы он прошел первую ступень обучения вольной борьбе. В школе. В реальных драках. Почти каждый день. Но первое с чем его познакомили в этом ужасном месте был именно специфический удар головой. Со всего разбега и размаха. Он помнил, что долго плакал, после этой первой драки и просил отца увезти его из ужасного места. Но отец был неумолим. Научится приемам вольной борьбы можно только на Кавказе, сказал он наставительно, вытирая ему марлей кровь, когда он с запрокинутой головой лежал на тахте в доме у друга отца. Выиграть чемпионат по борьбе в Чечне труднее чем выиграть олимпийский, подтвердил Хасан, друг отца - чеченец, который то же присутствовал. Я завтра скажу Умару, чтобы отомстил обидчику. Его не будут трогать больше, добавил он. Но отец запротестовал. Нет! Нет! Пусть дерется. Не смей! Он должен сам научится! Хасан пожал плечами. Потом он действительно научился. Даже говорить на местном языке. Гортанном и странном. Этикету, местным обычаям... Толстяк ушел в гроги, как говорят боксеры. Лицо залила хлынувшая из носа кровь. Юрий сделал ему бросок с подножкой. Гопник захрипел, завалившись на бок. Он был слишком тяжелый для него и у Юрия не было времени его добивать. Его тотчас обступили с двух сторон двое остальных, тот что получил под колено от 'Моники Белучи', прихрамывая держался чуть позади этих двух. Юрий мгновенно поменял 'чеченский' стиль, который хорош при бое один на один, на боксерский. Которому обучался на Острове Свободы - Кубе. И опять у друзей отца. Сколько у него их было? И все известные мастера бойцы! Короткая серия, с максимальной жесткостью. Кулаки заходили словно поршни парового двигателя. Джеб, прямой правый. Еще. Третий удар достиг цели и сразу четвертый. Второй гопник уплыл в сторону. Третий еще не успел ничего сотворить, нерешительно выгадывая момент, чтобы ударить. Будь он профи, Юрию пришлось бы плохо. А так он легко ушел от размашистого удара, в народе называемого 'колхозным', интуитивно почувствовав его приближение спиной, ткнул в ответ в солнечное сплетение и добил апперкотом, почти подпрыгнув чтобы додать удару дополнительную энергию. На этот раз противник был не такой тяжелый, как главарь гопоты. Чуть тяжелее его. Он даже перестарался. Гопник опрокинулся наотмашь. Словно ему врезали тяжелым веслом. Инерция его встречного жесткого удара буквально насадила того на кулак на долю секунды и отбросила словно пружина. Юрий остановился, опустив руки. Жертва Моники убегала. Без оглядки в секунды перемахнув через забор.
  Девушка и старик уже поднялись и потрясенно молчали, наблюдая за дракой. Юрий не стал на них прямо смотреть. Искоса поглядев на их реакцию, он подошел к последнему, которого он слишком сильно приложил и повернул его на бок, чтобы предотвратить непоправимое. Гопник был без сознания, мотыляя головой словно безвольная кукла-марионетка, и вполне мог задохнуться без этой превентивной меры. Подхватив затем рюкзак Юрий, тут же зашагал прочь. Бросив коротко по английский старику: 'вызовите им скорую'. Только в кино за такую драку благодарят и делают героя. В жизни в Европе за это могли посадить. Прекрасно понимая сие, Юрий решил свалить. До вокзала было недалеко. Пока разберутся он будет уже в Киеве, а оттуда и до Одессы, до дома, недалеко. Хоть бы никто драку на телефон не снял, подумал он, оглядываясь на ходу вокруг. Гомон детей по-прежнему раздавался за деревьями и слава богу, никого рядом не было. Про телефон и странный смс он уже забыл. Более насущная проблема убрала на задворки сознания предыдущую, оставив более серьезную - не попасться полиции. Учитывая его отвратную физиономию, точно примут за малолетнего бандюгу, подумал Юрий.
  У ворот парка его ждал новый сюрприз. Сюрприз с примесью чертовщины. Давешняя парочка, которую он спас от банды гопников три минуты назад, почему-то стояла у раскрытой железной створки ворот и ожидала его приближения. Улыбаясь ему, словно давнему знакомому. И непонятно как оказавшись там раньше него! Нет, конечно если старик перемахнул через полутораметровый забор и бежал вокруг сопя со всех ног, с необычной для старика скоростью бега. А девчонка бежала рядом на своих высоченных каблуках... Не-не! Юрий отмел эту мысль, уж слишком хорошо выглядела парочка, и на людей, минуту назад бешено мчавшихся вдоль забора, точно не походила.
  - Зачем же вы убежали от нас, Кулачный Рыцарь? Мы не успели Вас поблагодарить за спасение от этих..., - старик в смешной шляпе замялся, подбирая подходящее к месту слово, но девушка вмешавшись помогла:
  - Ужасных, несносных разбойников, - сказала она с расстановкой и пафосом, как-то театрально, на старинный манер, как будто озвучивала пьесу средневекового автора.
  - Да, именно, - подтвердил ее слова старик, энергично кивая своей смешной шляпой.
  Юрий остановился с раскрытом ртом, переводя взгляд со старика на девушку и обратно.
  - Вы кто такие? - спросил он.
  - О! Прошу прощения, Кулачный Рыцарь! - в голосе старика чувствовалась досада. Сорвав порядком помятую гопниками шляпу, он сделал взмахивающее движение, отступил на шаг и поклонился в манере средневековой Франции времен Ришелье и короля Людовика, продолжив быструю и нелепую речь: - Ах как невежливо с моей стороны не представиться столь славному парню! Джеймс Заруари. Фокусник и маг. Или иллюзионист. Называйте как вам угодно. В вашем мире это одно и тоже, по большому счету. А это - невеста богов 'бессовестного культа' и жрица храма Туула. Ее имя Кира...
  Девушка протянула руку Юрию, пока старик тараторил непонятные благоглупости как из пулемета. Причем как он заметил, жест для нее это был явно непривычный. Он машинально пожал прохладную руку с бархатной ухоженной девичьей кожей, со смущением поняв, что последняя не отпускает его руку, словно извиняясь за свое давешнее поведение - презрительно отведенный взгляд. И тут что-то щелкнуло в мозгу Юрия. Мозаика непонятного не сложилась полностью в цельную картину и понятной не стала, но кусок пазла точно подошел в предназначенное одному ему место.
  - Заруари? - переспросил он, перебив речь старика-фокусника.
  - Да, - с готовностью подтвердил фокусник, на ходу прервав поток своих слов и сумев вставить это слово, словно часть предыдущего предложения.
  - Значит все это подстроено! - непроизвольно вслух подумал Юрий, и прежде чем успел спросить, фокусник Джеймс Заруари ответил на мысль, как на заданный вопрос.
  - Нет, Кулачный Рыцарь. Но это должно было произойти. Определенно, должно было, - повторил он последнюю фразу, непонятно зачем.
  Юрий перевел взгляд на жрицу Киру, которая все еще не отпускала его руку. Кира кивнула головой, с доверительной миной, подтверждая слова Джеймса, дескать, старикан правду говорит.
  Ошеломленный всем этим Юрий не нашелся ничего другого как засыпать ворохом вопросов:
  - Вас прислал мой отец? Он жив? Где он?
  Странная парочка переглянулась, мгновенно погрустнев непонятно от чего. Жрица кивнула, и Фокусник ответил на все вопросы лишь кратким:
  - Нет, Кулачный Рыцарь. Мы не знаем твоего отца.
  Юрий тут же помрачнел. Словно почувствовал, что его водят за нос.
  - Почему вы называете меня, кулачным рыцарем? - спросил он хмуро.
  Заруари кивнул головой, словно указывая на его опущенные руки.
  - А как тебя еще называть?
  - Что? - переспросил Юрий, не понимая смысла вопроса-кивка и, только опустив взгляд на свои руки, догадался что имел в виду, фокусник. Толстые мозоли на костяшках, фалангах пальцев, загрубевшие до крепости бетона, позволявшие ему без боли ломать доски и кирпичи во время представления 'темишуари'. Уже много месяцев он перестал заниматься единоборствами в знак протеста против бегства отца, но мозоли все еще сохранялись, хотя и не такие грубые, как раньше...
  
  
  
  
  Глава первая
  
  ПРАВИЛО КОЛЕСА
  
  
  
  
  Юра Вербицкий молча сидя на шикарном диване дорогого люксового номера отеля, снятого сумасшедшей парочкой, утверждавших что они пришельцы из другого мира, наблюдал за действиями и разговором ненормальных. Жрица Кира ему теперь постоянно улыбалась. А маг Заруари беспрестанно болтал. Только сейчас Юра понял истинный смысл выражения - словесный понос. Которое часто употреблял его пропавший отец.
  - Я подготовил для тебя презентацию по Амедоуну, чтобы у тебя не было проблем с адаптацией - сказал Заруари, включив проектор под потолком.
  - Презентацию? - с сомнением переспросил Юра.
  - Да, - воодушевленно подтвердил Заурари. - Я, конечно, не очень хорош в этом деле. На земле я давно не был. У вас тут все так изменилось. Пришлось все это срочно осваивать. Даже компьютерные курсы программирования заканчивать. Все так изменилось за это время. Ах! Радио и телефоны я еще помню, но такое сумасшествие - никогда бы не подумал сто лет назад, что все это возможно! Кира принеси нам редбул с холодильника! Холодильников тогда кстати тоже не было. Или были? Я уж плохо помню.
   - А как вы попали на Землю? - спросил Юра, успев вставить вопрос в совсем короткую паузу между вербальными излияниями мага.
   Заруари кивнул в сторону Киры с неясным объяснением:
   - Жрицы культа могут переносить людей, при определенных обстоятельствах между нашими мирами. Это сложный вопрос. Если не возражаешь, мы обсудим его потом. Идет?
   Юра кивнул. И отрицательно махнул головой на предложенный жрицей редбул.
   - Я не пью тонизирующие напитки.
   На это Кира и Заруари переглянулись недоуменно.
   - Странно. Вы же молодежь, все это пьете тут.
   - Я не пью.
   Заруари махнул рукой.
   - Ладно. У тебя куча вопросов, я полагаю. И я готов на все ответить. Только для начала хотел бы закончить презентацию. Ты потеряешься в Амедоуне, если не будешь понимать куда идти и что делать...
   Услышав это, Юра наконец решил осадить этого типа. Он уже несколько раз порывался сказать, что пока никуда не собирается. Ни в какой Амедоун. Он хочет найти отца, вообще-то и к тому же... Он показал букву Т ладонями, как в американском баскетболе.
   Кира и Заруари снова переглянулись. Жрица повторила его жест и пожала плечами на немой вопрос коллеги. Мол, без понятия что это значит.
   - Это значит: тайм аут. Пауза. Перемена. Я хочу, чтобы вы перестали со мной вести себя так, как будто я дал согласие куда-то с вами идти. И вообще член вашего клуба фриков.
   - Что значит фрики? - спросила Кира Заруари.
   - Это чудаки по английский, - ответил ей Заруари, со смешком потирая руки. - Я помню английский из Америки. Хорошо. Я так жил когда-то. Задавай тогда вопросы сейчас. Презентация потом. И подготовь тогда Три-Ди принтер, Кира. Будем делать рыцаря! Какие же все-таки сейчас удобные технологии!
   - А он даст свою кровь? - спросила в ответ Кира, с сомнением глядя на Юру. - Он очень своевольный, мальчик, по виду.
   - Не обязательно кровь. Можно слюну. Плюнуть в нас еще никто не отказывался. Главное ДНК, а источник не важен. Средневековые суеверия надо забыть. В мое время про днк ничего не знали. Технологии!
   Последнее слово ему очень нравилось, по ходу. Кира фыркнула, после совершенно непонятного для Юры диалога и уплыла в другую комнату. По-видимому готовить Три-Ди принтер.
   - Итак, приступим. Задавай свои вопросы, - скомандовал Заруари, откинувшись на кресле и с тихим псс-с открыв банку редбула.
   Юра не колебался прежде чем задать новый вопрос:
   - Я найду в этом мире своего отца?
   - Не знаю. Я не знаком персонально с твоим отцом. Амедоун очень большой мир.
   - Как вы узнали, что я буду в парке? И что будет драка.
   - Когда перемещаешься между мирами, можно узнать будущее на две недели вперед. Варианты будущего. Мы знали, что ты там будешь. И что на нас нападут.
   - Почему не вызвали заранее полицию?
   - Нельзя нарушать ход. Да и проверить нужно было тебя. Нам нужен настоящий кулачный рыцарь.
   - Но вы же уже заранее знали кто я! Зачем проверять?
   - Ткань времени нельзя слишком легкомысленно нарушать без серьезной причины. Мелкая драка - не причина. Даже смерть дорогого тебе человека не достаточная причина.
   При последнем предложении тон Заруари слегка изменился. Помрачнев до степени неприязни в голосе.
   - Можно вернуться из этого мира?
   Заруари снова повеселел:
   - А ты как думаешь? Раз мы здесь. Перед тобой.
   Юра кивнул согласно - глупый вопрос.
   - Зачем я вам нужен там? Раз вы не знаете моего отца. И как он смог мне прислать смс-сообщение.
   - Ты кулачный боец. Ты достаточно юн для детской армии. - Заруари загибал пальцы перечисляя эти "преимущества". - Мы конечно можем найти и другого юного кулачного бойца, но он нуждается в специальном тренинге, который у тебя уже есть благодаря отцу. СМС, твой отец прислал каким-то образом, неизвестным мне. Может через Шарта. Может через одного из адских слуг Змееглава. И то, что мы не знаем твоего отца, не означает, что он не знает про нас. Я знаешь ли, довольно известен в Амедоуне.
   Заруари горделиво подбоченились с видом Наполеона, повернулся в профиль и добавил:
   - Золотая гинея Преторро 1044 года выпуска. Шантийский динар 1059. Там есть мой профиль! Великий Алабамский Маг Зартуари! Сукины дети в Шантии исказили мое имя. И все потому что у меня имя звучит похоже на шантийское. Решили, что я тоже оттуда родом. У них все фамилии на "туари" заканчиваются. Ситуари, Датуари и прочее в том же духе.
   - Что за тренинг моего отца? Вы про занятие восточными единоборствами?
   - Не совсем. Единоборства нужны и важны, но в комбинации с 'ЧИ'. Ты разве не был в Китае и не обучался шанхайском магическому стилю черного лотоса? На Земле есть только две школы, которые обучают этому.
   Юра скривился, вспомнив дурацкие занятия медитацией и воображаемой энергией. Потраченный зря год. Энергию, которую якобы нужно было аккумулировать в точке в районе живота и извергать в сторону противника с ударом. Озеро ЧИ. Аккумулятор жизненной энергии. Словно ты был в игре Мортал Комбат. Но в реальности конечно, никакой энергии не было и это были самые скучные тренировки в его жизни. Просто хуже некуда. Вдобавок отец не объяснял, зачем нужны эти тщательные стойки и позы с цветастыми дурацкими названиями: царь обезьян бьет посохом, дракон плюнувший пламенем из облака... чушь и хрень. Он тогда дважды ругался с отцом по поводу этих уроков.
   Заруари довольный отпил из банки редбула и ухмыльнулся. Видимо понимая, что Юра что-то вспомнил.
   - И вся эта хрень будет действовать там? - с недоверием спросил Юра, потирая и морща лоб.
   Заруари энергично закивал в подтверждение, не отрывая себя от следующего глотка, при этом пролив слегка жидкость себе на рубашку.
   - Иес, молодой человек.
   Тут же изобразил движение кулаками, как-будто обрабатывал невидимую грушу и дополнил:
   - Это все будет там действовать. Прыжки на десятиметровой высоты крепостную стену. Удары в несколько тонн, дробящие даже камень. Рукопашные бои с гигантским вервольфом. Кулачные рыцари тебе не шутка. Они могут драться на равных с сотней воинов. Хотя они никогда это не делают, конечно.
   - Почему?
   - Они связаны обетом, клятвой. Их дело защищать людей от чудовищ. Но тебя это не касается. Ты - кулачный рыцарь, не связанный обетом. Хи-хи! И в этом все прелесть! Ты - новая фигура на игровой доске. Все планы Змееглава испортишь! Надеюсь.
   - Кто такой Змееглав?
   Заруари снова отхлебнул, бросив смеяться, став серьезным. Насколько это было возможно для него.
   - Это ужасный тип. Властелин тьмы. Повелитель Красных Великанов. Бессмертное существо с головой рептилий, но телом человека. И не просто человека, а гиганта трехметрового. Правда все это слухи. Живьем его никто не видел. По крайней мере в наше время. Есть только изображения на старых фресках. Да в пыльных фолиантах библиотек. Говорят, он спал тысячелетним сном в огненных горах. В кратере потухшего вулкана. Мне кажется и великий дуггурский хан Аспах, который сейчас разоряет Северную Карфинию, его тайный союзник. Все указывает на это. Оба хороши, кстати. Змееглав считает себя богом. Он бессмертен и может наделять этим качеством людей. Что конечно подкрепляет его заяву на божественность. Что еще можно получить от бога в дар? Очень удобное качество. Даришь жизнь и любой согласиться служить, пока ты готов продлевать его никчемную жизнь. Хотя, вру конечно, не любой. Есть много культов отрицающих этот сомнительный дар тьмы и предлагающих альтернативу...
   Поток слов и непонятных вещей, опять излился на Юру. И чтобы как-то остановить Заруари, он прервал его первым, пришедшим на ум вопросом:
   - Почему "бессовестный"?
   - А? - не понял Заруари, внезапно прервав свои объяснения про страшного Змееглава.
   - Ваша спутница. Вы представили ее жрицей бессовестной богини.
   - А! Это. - Заруари отмахнулся как от неважной детали, но все же объяснил: - Бессовестный в данном случае означает, эротический. Если у древних греков Эрос был мужским богом, то в Амедоуне богиня Эроса - женщина.
   Юра смутился, но не смог удержаться от следующего вопроса? Понятно было теперь, почему жриц для такой богини подбирали по определенным хм... физическим параметрам.
   - То есть она сексуальная жрица?
   Заруари хмыкнул снова и сделал вращательное движение руками, объясняя:
   - Не сексуальная жрица. А жрица богини секса. Так будет точнее. Тебе она нравится? Хочешь ее? Можешь не стесняться, у них эта тема, это... мм... как спросить про погоду. Не считается стеснительной или интимной.
   Юра густо покраснел, не найдя что ответить. И облегченно выдохнул, когда болтливый маг добавил:
   - Впрочем тебе нет восемнадцати еще, насколько я понял. Так что она все равно откажет. Хотя кулачному ры...
   - Хватить об этом уже.
   Юра не выдержал и слишком резко перебил болтуна-мага.
   Заруари пожал плечами.
   - Ладно. Спрашивай дальше. Или хочешь презентацию? Я ее в пауэр-пойнте сделал. Отличная вещь. Карту Амедоуна даже нарисовал для тебя...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Провинция Северная Коринфия.
  2999 года эры Моря.
  
  
  
  
  
  Зиды грузили на подводы все подчистую. Зерно, золотистую кукурузу, бобы, более-менее приличный инвентарь с кузницы. Даже фуражное сено. Двор Магдины был достаточно богат. Очень зажиточный крестьянский двор, побогаче некоторых дворян. Полсотни батраков в былое время. Но сейчас все это не имело значения. Война приближалась к границам княжества. Кучу подвод пришлось нанять, чтобы забрать все это добро. Бесплатно в казну государства. Зиды не было сборщиками налогов. Они были наемные солдаты. Псы войны, которых мог нанять любой, кто заплатит достаточно денег. И все что они делали сейчас - это просто помогали мобилизационным мероприятиям для бушующей в провинции войны. Потому как больше это делать было некому. Мужчин во дворе, да и во всей стране было теперь очень мало. Кроме зидов только двое стариков да юноша почти призывного возраста. Которого не взяли при последней мобилизации из-за умственной ущербности. Идиот-с. Вот и все оставшееся мужское население хозяйского двора Магдины. Впрочем, в эту мобилизацию собирались забрать и дурачка. Юноша, как часто бывает с умственно недоразвитыми людьми, был очень рослый и сильный. Настоящий богатырь. С непропорционально большими руками, прямо как оглобли. Слегка неандертальского вида череп и выступающие скулы, придавали ему сходство с пещерными людьми. Дурачок помогал грузить подводы и зиды одобрительно хлопали его по плечам, и он старался еще больше от этого. С широченной улыбкой, уверенный что все делает правильно. А воины в коричневых кожаных доспехах смеялись и перемигивались между собой, когда он под грузом нескольких мешков тащился к подводам от амбара и обратно. Зиды были чужаки. Жили далеко отсюда. Их часто нанимали в войска. Низенького роста - едва метр пятьдесят и меньше, они тем не менее слыли отменными бойцами. Быстрые и смертоносные. Вооруженные коротким серповидными саблями и скорострельными стальными арбалетами, из которых умудрялись стрелять с потрясающей скоростью. Поговаривали что они даже используют для этого дела, какую-то особую магию. Дескать не может человек стрелять из самострела с частотой - одна стрела в две секунды. Однако они тоже не были самоубийцами и все в княжестве и так понимали, что как только дойдет до финальной битвы за город со степным народом, зиды сбегут. К себе в дикие края на другом конце континента. Или на ту сторону великой воды. Чтобы было понятно и оправдано по их логике. Рыцарская честь, данное слово, закон - это было не для зидов. Пустое для них. Для наемников. Коренастых воинов с никому непонятной иерархией, живущих вдали от всех. Женщин зидянок вообще никто из людей в глаза не видел. Злые языки утверждали, что у них их и нет вообще. Что зидяне размножаются почкованием от какого-то священного дерева. Ходили и еще более нелепые слухи. А зеленая краска, которой они себе мазали лицо и татуировки только добавляли к этому таинственность. Но к зидянам уже все привыкли. По дорогам империи и свободным княжествам их шастало прилично. Тысячи, если не больше.
  Магдина, хозяйка двора, муж которой погиб еще во вторую волну мобилизации от стрелы степняка вместе с двумя сыновьями, молча стояла на резном крыльце большого хозяйского дома, наблюдая за погрузкой. Никаких чувств от этого разграбления она не испытывала, понимая, что все в противном случае достанется степному народу - дуггарам. Проклятому дуггарскому хану Аспаху Двурогому и его войску - степной саранче, пожирающей все на своем пути. Подлому, многочисленному разбойничьему народу, который ничего не производит: не растит хлеб, ни делает инструменты, не строит домов, а только отбирает, попутно уничтожая всех способных сопротивляться. Их тактика в войне с империей всегда приносила им победу. Обстрел из луков, отступление, снова обстрел и так пока противник не истечет кровью от мелких и больших ран, так и не сумев схлестнуться в сабельном или копейном ближнем бою. Такие неповоротливые в тяжелых доспехах солдаты империи не имели шансов. Это была непривычная тактика для империи. Невиданная тактика для землевладельцев. Земля проигрывала Степи. Так было всегда и во все времена до изобретения огнестрельного оружия. Созидатели проигрывали Разрушителям. Чтобы собрать войско Империи нужно было провести титаническую логистическую работу. Оторвать от сохи крестьян, ремесленников от производства, собрать их в одном месте. Обучить. Толи дело степняки. Они все были воины, и все носили с собой. Даже свои дома-кибитки. Обладая невероятной мобильностью, они могли сосредоточить силы в любом месте в течении нескольких дней. А их тактика конных лучников! Безнадежно и бесполезно против нее выставлять тяжелых землепашцев. Истекут от стрел кровью, а в финальной атаке их просто добьют копьями кавалерия степняков. Лишь кулачные рыцари могли бы им противостоят в открытой схватке. Но кулачные рыцари всего лишь маленький орден и не предназначен для войны. Они всего лишь защищали народ столетиями от чудовищ с гор и проповедуют ненасилие в отношение людей. Кем бы они не были. В этом отношении они почти буддистские монахи. Никто не ожидал, что в далекой степи за великим Марранским плато, где давно уже никто не живет заведется столько кочевников. Расплодившихся за столетие до невероятной для такой территории численности, кочевники объявили войну на своем Курултае войну всем и против всех. Пожирали одно государство за другим. Своеобразной степной джихад остальному миру. Тотальная война на уничтожение. Иногда даже заставляя воевать за себя, захваченные города. А иногда вырезая всех поголовно. Как они поступят со следующим государством, городом было совершенно непонятно. Мотивы этих дикарей были совершенно за пределами понимания уже дряхлой, но все еще цивилизованной империй. Их победный марш с Востока был неумолим. Ходили смутные слухи что кочевники не сами делают эти походы, а в услужении у красных великанов Змееглава. Но в такое мало кто верил. Красные великаны - были мифическими персонажами из тысячелетней давности легенд. Найти изображения, которых можно было, разве что в храмах различных религиозных культов на побережье или в городе бессовестной богини далеко на Юге...
  Апатично глядя на погрузку всех своих запасов и богатства, хозяйка Магдина безучастно теребила концы накинутой узорчатой шантийской шали, белоснежной как пух лебедя и не теряющей эту белизну даже с годами. Чрезвычайно дорогая вещь в дамском туалете. Магдина не собиралась убегать. Смысла жизни для нее не было. Оба сына полегли с отцом. Пустота, это все что осталось у нее в глазах от этой вести. И не уходила больше.
  - Мама?
  Этот возглас четырнадцатилетнего паренька, который вышел на крыльцо из комнаты, никак не шевельнул женщину. Золотоволосый, с веснушками, подросток в белой рубашке, крестьянских холщовых штанах, подошел и коснулся руки Магдины.
  - Мама? - повторил он.
  - Я тебе не мама.
  Голос женщины был жестким. Безучастным, с какой-то тихой злостью в голосе.
  Уголок рта мальчика дрогнул, он сглотнул подкатившийся к горлу комок и повторил негромко:
  - Мама, пойдем.
  Магдина дернула плечом, сбросив руку мальчика. Уголок ее глаз стал чуть влажным, но губы остались сжаты.
  В этот момент со стороны телег раздался возглас командира зидов с характерным южным акцентом:
  - Эй! Пади суда! Ты таже мабилизован. Иш ты! Спрэтался он!
  Мальчик опешил, не зная, как реагировать на окрик старшего зида.
  - Я же тебе говорила сидеть внутри и не показываться.
  Голос Магдины был по-прежнему без эмоции. Холодный, пустой, равнодушный. Поглядев на нее недолгим взглядом, мальчик спрыгнул с крыльца и направился к телегам. Какой-то момент ему казалось, что приемная мать скажет ему остановится, или хотя бы издаст тяжелый вздох вслед, но ничего подобного не произошло. Он шмыгнул носом и вытер рукавом лицо, чтобы не показывать своих слез зеленолицым смеющимся зидам.
  - А ну встан суда, - велел старший зид, показав на здоровенное колесо телеги, запряженной парой громадных пятнистых атуранских волов. С изогнутыми рогами, что у горных демонов. Не меньше чем, по метру высотой каждый.
  У командира зидов была своеобразная татуировка, отличавшаяся от рядовых зидов, черного цвета одежда и короткое копье, вместо серповидных мечей, в специальном кожаном чехле за спиной. Лансер - копейщик зидов, как понимал мальчик, который не мало поигрался в своей жизни с крестьянскими детьми в войну. Каждый шестнадцатый воин (у зидов шестнадцатеричная система счисления и шестнадцать для них круглое число) зидов - командир-копейщик. Владеющий искусством копейщика с виртуозным мастерством. По зидийской градации командир ста двадцати восьми был еще более искусным копейщиком, а глава клана, тысячник, вообще - стремительная смерть - с титулом 'золотое копье' и белыми доспехами. Один из таких и заключил соглашение с королем Гидеоном, вассалом императора согласившись помочь отбиться от кочевников своей тысячей бойцов за балханскую полномерную бочку золотых динаров.
  Мальчик встал рядом с колесом и командир зидов, делая вид что меряет мальчика с высотой колеса спросил:
  - Как табя зовут, 'малшик'?
  - Сайто.
  - Нада говарит, сэр. Или сэр командар.
  - Да, сэр командир.
  - Видишь, Сайто. ты на целый ладон выш колеса имперской телеги. И согласна указу, подлежишь мабилизации. Я бы сказал еще во вторую волну должан был. Так ведь, ребята?
  Остальные зидяне закивали загоготали на своем гортанном языке, показывая опять свои зеленые улыбки белоснежных крепких зубов.
  - А вы значит нет?
  Слова мальчика сперва вызвали мгновенную реакцию молчания. Некоторые зиды в самом деле были едва ли выше колеса. В том числе и командир А потом:
  Удар свалил Сайто с ног, как куль из пыльного мешка. Движение руки командира зидов он даже не видел. Словно кобра. Молниеносное движение. На губах выступил вкус крови. Железный вкус. Вкус железа, почти ржвачины, что переносит в нашей крови кислород.
  - Малшик, если ты еще раз так скажешь, то я тебя убиват. Тут же. Понал?
  Зидянин склонился к нему в упор, приблизив зеленое лицо с глазами из крупных зрачков, как у кота, в котором плясало только холодное бешенство и жестокость.
  - Понял.
  Рука зидянина снова замахнулась медленно-медленно.
  - Понял сэр, сэр командир.
  Рука вернулась на место.
  - Малдец малшик. Быстро понимаш.
  Сайто поднялся, вытирая рукавом кровь. Мимо прошел Тош, ненормальный дурачок с их двора, нагруженный очередным мешком с кукурузой. Сам не понимая, смысла того, что он делает, он улыбнулся Сайто сгорбившись под здоровенным пятипудовым мешком, невероятно счастливый от похвал одобрительно-издевательских и притворно-удивленных возгласов зидов. Сайто опустил голову, не в силах смотреть на это...
  
  Тош с ними не поехал в столицу. Почему-то. Сайто так и не понял из-за чего, вроде бы он слышал, как командир зидян сказал, что его тоже заберут. Армии не хватало воинов. Катастрофически. Две первые волны мобилизации и два последовавших крупных поражения от степняков дуггарского хана буквально выкосили мужское население великого княжества. А имперская армия еще якобы собиралась только. Но Тош остался во дворе. Сайто не удержался чтобы не оглянуться, когда телега выезжала за ворота. Хотя и сказал себе, что не будет этого делать. Магдина по-прежнему стояла на крыльце, рядом стоял и улыбался весь измазанный мукой в мокрой и липкой от пота рубашке Тош. Дурачок Тош. Безобидный и добрый ненормальный, на котором все пахали, заставляя батрачить везде, где можно. Телега слегка тряслась на грунтовой дороге и слезы застилали ему глаза. Слезы обиды, которые он вытирал часто-часто. И дело было не в войне. Он и так хотел попасть в армию. Сбежать куда-нибудь. Но такая реакция приемной матери потрясла его. Внезапная перемена. Словно человек умер внутри...
  
  
  
  
  
  * * *
  
   Глава вторая
   ДеТовщина
   Северная Коринфия
   Столица
   2999 года Эры Моря.
  
  
   У ворот Талатоса - столицы провинции было не протолкнуться. Длинная очередь из подвод, с которыми ехал Сайто, толпы беженцев, войска ополчения и дружины, собранные со всех концов провинции, что еще не попали под власть Великого Хана. Все пытались попасть за стену города, прежде чем под стены прискачет орда. Талатосу нужно было продержатся около месяца. Пока не придет собранная со всех остальных провинций объединенная армия империи и не нанесет наконец долгожданное поражение варварам степи. Не самая долгая осада, если подумать, для Талатоса, который когда-то в древности даже был столицей обширной империи. С двумя рядами стен и большим рвом в два десятка метров ширины он, как и всякий старый город, состоял из нескольких частей. Старого города с собственными стенами - этакой крепости внутри крепости. И новых городов-колец. Когда город разрастаясь добавлял новые части и окружал себя новой - уже внешней - стеной. Таких добавлений в его истории было несколько. Поэтому Сайто не удивлялся, знакомый с Талатосом не понаслышке, что проверку приходилось проходить каждый раз у следующих ворот следующей внутренней стены. В головах городских властей и наместника царила настоящая шпиономания. Шпионов Хана все опасались, как огня. Да и предыдущие поражения от Аспаха, в отчетах, отправленных в столицу Империи - Божественный Сад - списывались на них. Мол, шпионы, шпионы, предатели, коллаборационисты. Все предали что возможно, позволили варварам пересечь границу провинции, ударить в тыл. Разорить обозы и прочие глупости, больной шпиономанией администрации провинции. Из империи, конечно присылали уже подкрепления для войны с ханом. Еще когда Хан был на границе провинции. Дважды. Сначала легион, полагая что это всего лишь банда дикарей. Потом и неполный 'легурий' - из трех легионов. Но все были биты ханом, которого сами Кочевники именовали не иначе, как властитель Вселенной, Победитель Заходящего Солнца, несравненный Палхан и Дуггур всех времен и народов. Поговаривали что льстецы и придворные хана проводили целые соревнования между собой - кто лучше, цветастее и величественнее похвалит Властителя. Придумает какой-то особенно оригинальный титул. Посол Итрии - морской державы - единственной, которая поддерживала дипломатические отношения с ханом, непонятно как сумевшей установить эти контакты с ним, писал своему начальству в докладной: 'сие жополизание вождя варваров, может продолжаться часами...'.
   Миновав вторые ворота, караван подвод зидов отправился в сторону складского района, а командир Зидов сделал знак Сайто следовать за ним. Сайто спрыгнул с подводы на ходу и последовал за низкорослым копейщиком, который едва ли был выше него. Сайто понимал куда они идут. Слухи о детской армии, которую собирал наместник, давно курсировали в народе. Зачем подростков собирались бросить на убой кочевникам, когда не справились даже имперские легионы, тоже было предметом очень больших споров. Конечно мужское население в качестве ополчения понесло страшные потери, но положение не было настолько безнадежным чтобы вооружать и посылать в бой едва обученных подростков четырнадцати-пятнадцати лет. Всегда можно было надеется отсидеться за стенами до прихода большой имперской армии. На худой конец ударить остатками ополчения. Поэтому версии были самые фантастические. Одни говорили, что кочевники заговорены и только оружие в детской руке способно их убивать. Другая версия говорила, что детям дадут специальный магический порошок перед боем, который превратить их в великанов-берсеркеров. И что взрослым этот порошок не подходит. Мол, маги не смогли сделать его пригодным для взрослого человека. Времени не хватило. Ходили и другие версии, одна чудеснее другой. Даже версия некромантского толка, что мол убитые подростки превратятся в зомби и восстанут снова, сколько их не убивай. И таким образом уничтожат кочевое племя. Сайто тоже ломал над этим голову, но ответа не находил. В какой-то момент, когда они уже были совсем близко от казарм, где находилась подростковая армия, ему пришло в голову спросить об этом зидянина. Тот действительно мог знать ответ на этот таинственный вопрос.
   - Сэр!
   Зидянин продолжал идти не оборачиваясь. Сайто догнал его перейдя на бег, но не решился взять его за рукав или чехол копья болтающийся на спине. Это было бы безумством с его стороны. Зидянин в лучшем случае мгновенно сломал бы ему руку, за такую дерзость. А в худшем и убил бы. Проблем от этого, учитывая творящийся бардак у него не было бы.
   - Сэр, командир! Разрешите спросить?
   Зидянин остановился. Так резко, что Сайто почти налетел на него.
   - Спрашивай малшик.
   - Зачем наместнику Убадую дети-солдаты? Нас же всех убьют без пользы! - выпалил быстро Сайто, словно боялся, что командир-зидян может передумать.
   Зидянин поцокал языком, повернулся уперев кулак в свой бок смерил Сайто оценивающим взглядом.
   - А ты не дурак, малшик. Соображаш. Но ты не знаш, что задумал жирнай Убадуй.
   - И что он задумал? - повторил Сайто с надеждой, что наконец-то узнает тайну.
   - Он задумал что-то.
   - Но что?
   - Это знает только сам Убадуй, малшик. Но тебе не нужно знат что. Достаточно знат, что что-то задумано.
   - Как это так? Что мне делать тогда?
   - Хочеш, моя совет?
   - Да, сэр. Сэр командир.
   - Бежат.
   - Когда?
  - Когда придет время. И хватит, малшик. Мы пришли. Убегать будеш не от меня. А потом. Когда я тебя сдам сержанту. Если сумеш.
   Оборвав разговор зидянин направился к невзрачному зданию казармы, окруженной металлическим забором из толстых прутьев. Сайто поплелся следом. Уже медленно и без прежнего энтузиазма. Он мечтал стать художником, а не смертником-солдатом. Но обида на приемную мать была слишком большой. Он даже представил эту картину, как его тело приносят во двор копейщики-капитаны зидян во главе с тысячником вождем - Золотым Копьем племени - и Магдина бросается на него навзничь, рвя на себе волосы и причитая от безумного горя...
  
  
  
  
  
  Юра
   Земля
  
   - В незапамятные времена создатель Амедоуна разделил его на семь частей и поставил своих сыновей и дочерей владеть этими частями. Семь полубогов. Наделил их силой и способностями к волшебству. Вдобавок, каждый получил по особой шахматной доске в числе прочих вещей и способностей.
   - Шахматной доске? - переспросил Юра, подумав, что ослышался. - Разве шахматы не в Индии изобрели?
   Заруари уже целый час рассказывал ему о мире Амедоуна - некого сказочного параллельного мира расположенного за пределами нашей Вселенной и Юра до сих пор ни черта не понимал в чем причина того, что ему - обычному пареньку из Одессы, нужно было куда-то попадать и что-то спасать. Заруари ловко избегал прямых вопросов, когда дело касалось некоторых тем.
   - Да! Вернее, изобрели их в Персии. Но это необычные шахматы. Очень древний артефакт. Магический. Они могут частично оказывать влияние на реальность. Представляешь? Ты передвинул фигурку и в судьбе того, кого фигурка изображает меняется что-то. Можно столкнуть двух королей и вызвать войну, скажем. Или голод. Или смерть. Конечно это не случается мгновенно. Но тенденция будет сохранятся, пока реально два королевства не столкнуться. Шахматы должны были помочь сыновьям Создателя справедливо править, перед тем как он ушел в небытие. Этакая система противовесов. Потому у каждого из них была доска и каждый мог нейтрализовать ход противника при помощи своей доски. Представляешь, Кулачный Рыцарь?
   - Нет. Я уже просил вас называть меня по имени. Я - Юра, а не какой-то кулачный рыцарь!
   - Ладно. - Заруари досадливо отмахнулся. - Это не так важно. В общем, когда Создатель ушел, началась междоусобица. Странно что Создатель ее не предвидел, хотя может предвидел. Не в этом дело. Началось все с информации, неизвестно как появившейся, что если объединить все доски шахмат судьбы - то получатся Шахматы Бога. Ультимативный вариант этого артефакта. Абсолютная власть. Без ограничений отдельных досок. Говорят, это информация была привнесена Тьмой. Вечным врагом Создателя, чтобы вызвать эту войну между братьями и сестрами. Война длилась тысячу лет. Большинство сыновей Создателя в ней погибло. Выжили только трое: Властитель Морей и Океанов, Протонир. Властитель Красных Великанов Змееглав и ...
   - Бессовестная богиня, - дополнил в шутку Юра.
   И тут же был поражен тем что шутка попала в цель.
   - Да! Точно! Богиня эроса, Кирапатия.
   Когда оставшиеся поняли, что они натворили, они заключили соглашения и разделили власть в Амедоуне. Каждый три тысячи лет они сменяют друг друга и властвуют, получая силу от своих верующих. Культы людей дают богам силу. Поклонники огня - Змееглаву. Рыбаки и морские народы молятся Протонниру. А поклонники Кирапатии... хмм... Они в общем распределены среди всех, как понимаешь.
   Юра кивнул, чтобы избежать продолжения темы.
   - Не слушай этого старого дурака.
   Юра чуть не подпрыгнул и обернувшись увидел жрицу Киру с подносом стоящую позади его кресла. Одета она была конечно во что-то сильно оголяющее ее мраморной белизны идеальное тело.
   - Кирапатия - это богиня любви. И силу она получает не от секса, как считают дураки и невежды. А от чистой и бескорыстной любви.
   - Я бы не сказал так, ритуалы в Храме довольно...
   Кира раздраженно фыркнула, перебив Заруари.
   - Фу! Причем здесь ритуалы в Храме? Их придумали люди. В изначальном коде Богини нет ничего такого. Это нововведения последних двух тысяч лет. Хатарский код. Дельпинский. Им бы только потрахаться! Животные!
   Юра посмотрел поочередно на своих сумасшедших знакомых и сказал наконец:
   - Слушайте. Все это конечно интересно. Но я всего лишь хочу вернуть своего отца, а не участвовать в каком-то заговоре. Тем более я всего лишь обычный человек. Таких полно в секциях единоборств или на чемпионатах.
   Кира поставила поднос на стол и подойдя уселась на подлокотник кресла в опасной, дразнящей близости от него. Жрица пахла ароматом восхитительной цветущей сирени. Наклонившись к его уху и почти касаясь губами, она горячо зашептала:
   - Ты можешь вернуть своего отца только победив Змееглава.
   Юра судорожно и непроизвольно вздохнул, с трудом отодвинувшись. Жрица эманировала просто сумасшедшей эротической энергией. Он даже понимал, что она может сделать если захочет. Каким-то гипнотическим способом или своей жреческой магией, принудить к чему угодно. Это было в ее глазах. Мата Хари в квадрате. Нет в кубе. В десятой степени! Куда там какой-то стриптизерше Мате до этого живого дышащего символа Эроса.
   - Я должен победить полубога, которому несколько тысяч лет? Вы с ума сошли! За кого вы меня держите?
   Заруари подошел также.
   - Тебя нет на его доске. Ты не из того мира. В этом твое гигантское преимущество.
   - А вы сами? Вы же тоже с Земли!
   Заруари помрачнел перед ответом:
   - К сожалению, я уже есть. Чтобы оказаться на доске пришельцу из другого мира надо дать узнать владельцу шахмат две вещи: настоящее имя и получить образец крови для изготовления истинной фигуры. С жителями Амедоуна Змееглаву проще. Он может влиять на них и без этого.
   - Он что? Может дистанционно убить любого не подчинившегося ему жителя своего мира? - спросил удивленный Юра.
   - Нет. Этого он не может. Но он может привести какие-то факторы в результате сложной комбинации ходов к тому что объект атаки действительно может умереть. Это не неизбежно и зависит от таланта играющего фигурками. К тому же передвижение фигурки на одной доске вызывает одновременно движение на всех семи остальных. В результате противники могут сделать ответный ход, чтобы нейтрализовать эту комбинацию. Если они разгадают план конечно, а не попадутся в ловушку. На шахматах судьбы 512 клеток. Это чрезвычайно сложная игра. Когда игрок касается фигурки, он видит серию картинок и возможных событий в памяти. Это игра вероятностями. Игра Бога.
   - Что значит, истинная фигура? Есть неистинная?
   - Да. Слуга Змееглава Даил может изготовить и псевдо-прототип, который позволить увидеть некоторые вероятности, но влиять на судьбу конечно же нет. Для этого нужны, как я уже сказал: образцы крови и настоящее имя.
   Юра вдруг понял слова про Три-Ди принтер.
   - Вы хотите изготовить мою истинную фигуру и использовать на доске? У вас тоже есть Шахматы Судьбы?
   Заруари широко улыбнулся. А Кира неожиданно чмокнула его в щеку.
   - Умница! - заметила она.
   - Отличный интеллект, Юра Вербицкий, - кивнул, соглашаясь Заруари. - Мы с тобой далеко пойдем, вьюноша...
  
  
  
   Однако, спустя немного времени.
  - Пойми! Твой отец хотел, чтобы ты попал туда! Юра, не противься судьбе. Отец явно растил тебя чтобы ты стал кулачным рыцарем.
  Юра Вербицкий, которого уже битый час уговаривали отправится в неизвестно куда, в который раз отрицательно покачал головой.
   - Если вы не знаете где мой отец, это меня не интересует. По вашим словам, там полное средневековье, причем на грани каких-то катастроф. Я не ваш клиент. Уж извините.
   С последними словами Юра встал и начал собираться. Решительно и быстро. Заруари и Кира только наблюдали, раскрыв рот. Это удивление как-то позабавило Юру внутренне. А чего они еще ожидали, подумал он, искоса наблюдая за сумасшедшей парочкой утверждающих что прибыли из другого измерения. Юра вполне серьезно подозревал, что это какой-то теле-розыгрыш. И в конце, когда его разведут как лоха, выскочит режиссер этого спектакля и покажет со смехом на скрытую камеру. Фигушки! Юра закинул лямку рюкзака на плечо и отправился к выходу.
   - Стой!
   Крик Заруари был такой отчаянный, что Юра невольно застыл. Но повернуться не повернулся, ожидая слов Заруари спиной. Фокусник или маг, как он себя назвал подскочил и буквально вложил ему в руки какой-то предмет. Юра узнал книгу. Довольно невзрачный старый фолиант без рисунка на кожаном переплете и желтоватыми страницами, похожими на пергамент.
   - Что это? - спросил он слегка насмешливо. Магическая книга?
   Несмотря на то, что Заруари утверждал, что он маг, выполнить просьбу Юры и "помагичить" он отказался. Это в общем-то и было отправной точкой, с которой он решил не доверять парочке сумасшедших. Маг отказался, мотивируя, что в земном мире нет манны и он не может тратить те драгоценные капли магии, что принес с собой, без веской причины. Уж точно не для фокусов, чтобы убеждать неверующих.
   - Да. Возьми ее себе. Обязательно прочти, - сказал Маг.
   Юра несколько секунд колебался. Потом все же решился взять. Читать он очень любил. С момента, когда бросил единоборства, пристрастился к этому занятию, которое отец в общем-то никогда одобрял. Отец был движением. Молнией борьбы и кулачного боя. Он не смог бы сидеть и читать, рискуя стать изнежившимся беззащитным интеллигентом. Книгочеем и слабаком.
   Не без любопытства Юра спросил фокусника:
   - О чем это? Я не всякую книгу буду читать.
   - Это тебе понравится, - заверил Заруари. - она расскажет тебе о мальчике чуть младше тебя, который остался без отца и матери. И который нуждается в помощи.
   - И все?
   Заруари кивнул. Все. Да и возьми наш телефонный номер. Мой и Киры. Раз не хочешь дать свой. Ты все равно позвонишь нам рано или поздно.
   - Не дождетесь, - оборвал Юра, затворив за собой дверь.
  
  
   Глава третья
  
   Тайна детского Легиона.
  
  
  - Малшик, хочеш еще один совет?
  Сайто обернулся, когда внезапно услышал этот вопрос в ту секунду, когда сержант Марвин потянул руку, чтобы открыть дверь. Дверь в неизвестность. Казарму одиннадцатого взвода детского легиона Летающий Волк. И словно лишая его возможности услышать совет толстобрюхий и грузный сержант спешно открыл грубо сколоченную дверь и толкнул его во внутрь.
  - Давай рекрут, не телись тут. Утром проверка.
  Сайто влетел в открытую дверь, держа на вытянутых руках одеяло и маленькую подушку, но успел услышать фразу-совет зидянина с глубины коридора:
  - Бей первым, малшик!
  Сержант захлопнул дверь казармы. Сайто чуть не упав от толчка сержанта, остановился, справившись с инерцией толчка, выпрямился и оглядел помещение.
  Тридцать две пары глаз уставились на него. Причем разновозрастных подростков, некоторые почти юноши. Рыжие, черные, худые, низкие, высокие, долговязые. Были даже одиннадцати-двенадцати лет мальчики. Что по имперскому закону было конечно запрещено, но кого волнуют беспризорные или оставшиеся без отца дети в такое отчаянное, смутное время? Одеты все были в коричневую форму. Довольно простую из грубой дешевой ткани. Штаны, куртка, серая рубашка с тесемкой под ней. Кто-то снял верхнее одеяние жары в казарме и был в одних трусах. Вдоль стены шли ряды двухэтажных коек. А вдоль противоположной длинный стол и скамьи по обе стороны от стола с большой кадкой наполненной питьевой водой и кружками. Кроме коек вдоль стен были и четыре отдельные койки. Одна железная и широкая. И три обычные без верхнего этажа. Койки младших командира 'ансата' - стандартного имперского взвода из тридцати двух-трех человек. Каждое отделение ансата состоит из 11 человек. И у каждой есть младший командир. Всем ансатом также командует младший командир. И Сайто теперь узрел своих младших командиров. Он знал, что обычно их избирают сами солдаты. Как ни странно, командиром его ансата был не самый сильный на вид подросток. Худощавый и не очень высокий. Бритый на лысо с большими карими глазами. Лет пятнадцати на вид. С кинжалом на поясе. Он сидел на железной кровати и играл в дарранские шашки с высоким и довольно сильным на вид юношей. Вероятно, еще одним младшим командиром. Двое других командиров лежали у себя на кроватях. Тоже весьма грозного вида. Жилистые, со шрамами на лицах уличные бродяги, которых изловили имперские солдаты. Вообще разительное отличие между детьми сразу бросилось в глаза Сайто. Кто был уличным сорванцом, а то и преступником, а кто домашним мальчиком, потерявшим на войне родителей. Разница была во взгляде, в повадках. Снисходительном обращении к другим. На Сайто взгляды командиров лишь скользнули. Без всякого интереса, хотя остальная казарма по большей части с любопытством пялилась на него. Вероятно, чего-то ожидая.
  Кого и за что я должен тут бить первым, подумал Сайто. Чувствовал он себя отвратно и уже жалел, что показался на глаза зидянам. Или даже что не спрыгнул с подводы и не удрал в узкую улочку старого города, когда была возможность. Зидян похоже не интересовало, сбежит ли он или нет в тот момент. По крайне мере утруждать себя беготней за ним, они вряд ли стали бы. В этом он был теперь уверен.
  Наконец Сайто начал что-то делать. Решив проявить инициативу первым. Он поискал глазами и нашел свободную койку. На втором этаже конечно. Нерешительно направился туда. Вразвалочку, делая вид, что ему совсем не страшно и даже неинтересно. Как будто он всю жизнь прожил в армии и навидался всяких казарм. Путь лежал как раз мимо койки младшего командира. И поначалу он подумал, что все кончится хорошо. Его продолжали игнорировать. Лягу, накроюсь одеялом. Утром будет видно. Эти мысли мелькнули в его голове, но кошмар только начинался...
  
  
  Сайто теперь часто вспоминал одну фразу, которую ему все время говорил управляющий Магдины. Старый одноглазый мужик с седой шевелюрой по имени Нарди, который никогда не говорил о своем прошлом. Когда Сайто, помогая чинить конюшню или закидывая длиннющими вилами копны сена на верхнюю полку сенохранилища делал ошибку, по мнению старика, тот всегда вздыхал и говорил одну фразу: эх! Жизни ты не знаешь, Сайто!
  Я не знал жизни, повторял теперь Сайто каждый день. Каждый час. Каждую минуту. Я не знал, что так будет. Не знал! Он с усилием тер изодранной грязной тряпокй деревянный поцоканный пол со следами от кончика ножа, от ножа Скоша - главы их ансата, который он так любил демонстрировать и втыкать в пол.
  Я не знал, повторял он снова и снова. Мысленно. Это фраза как-то помогала держаться. Он надеялся, что скоро это кончится. Ведь новичков всегда дрючат. Это обычное дело. И Юл так сказал. Вот он рядом трет из-за всех сил этот проклятый пол. И зачем его только нужно мыть. Тем более каждый день.
  - Отожми.
  Сайто не сразу понял брошенное Юлом слово. Он непроизвольно продолжал тереть одно и тоже место.
  - Отожми. Увидят, что 'тупишь', побьют.
  На этот раз Сайто понял. Быстро поднявшись из положения на карачках, он подошел к деревянной бадье и обмакнув грязную тряпку, отжал.
  Юл был таким же как и он. Уборщиком, чмырем, шкурой, список их прозвищ ограничивался только фантазией 'лоров' - младших командиров ансата. Впрочем, нет. Юл не был подушкой. А он был уже. Дважды! Он видел, как били Юла, когда хотели его подушкой сделать. Не получилось. Ему тогда чуть не сломали руку и точно покалечили бы, спасло только случайное появление сержанта Марвина. Но до этого он не знал, что это считается таким унижением. А он, Сайто, дурак, домосед и деревенщина был без понятия о правилах детской уличной преступности с которого и пришло это правило. Ни черта не понял, когда ему приказали лечь вдоль изголовья. Он удивился этому, но выполнил приказ. А когда его использовали как подушку один из лоров, весь ансат глядя на него кто с презрением, кто с отвращением, кто с ужасом и сочувствием, он все равно не догнал. Какой позор! Впрочем, это было лишь одним из череды унижений. Реально это было не больно, изображать подушку. Ну лежишь себе, а лор голову тебе на живот и отдыхает. Лоры были даже разочарованы его непониманием собственного падения и прогнали спать, оставив в первый день без особых унижений. Только пинок и удар в шею вдогонку. Простоватость Сайто в тот момент испортила им весь кураж процесса. Если жертва даже не понимает глубины своего унижения, как его можно унизить? Но на следующий день начался ад. Никакой военной подготовки их ансат не получал. Таскали камни туда-сюда и бегали с деревянными шестами, которые были вместо копий. Орали имитируя наступление фронтом ансата. День деньской до самого вечера. Только лоры тренировались отдельно. Скош просил что-то показать Марвина, который играл в кости с другими сержантами или пил вино и тот мог им показать пару приемов с настоящим тренировочным коротким мечом и довольно старым, но приличным рабочим шитом. У лоров было настоящее тренировочное снаряжение и уже не тренировочные, а вполне себе боевые кинжалы из темной стали в кожаных ножнах за поясом. Тренировались они отдельно, только один из них по очереди гонял ансат, периодически вдохновляя кого-то из отстающих ударом сержантской плети. Иногда они устраивали бои на шестах между членами ансата. Поначалу Сайто удивлялся, почему это меньшинство так издевается над большинством, которое запросто могло его задавить массой. Причем все сознавали, что сержанту Марвину глубоко наплевать, кто будет лором ансата. Это странное поведение стада, изумляло Сайто поначалу, но потом, когда из него уже выбили дух, он понимал, что никогда не сможет и сам это сделать. Ноги становились ватными начинали дрожать, голос заикался, сердце казалось готово было выскочить из груди и бежать. Реакция организма пересиливала, и он всегда отступал в таких случаях. Единственное что его изумило это поведение Юла. Как он дал отпор. Его побили, но подушкой он не стал. Правда он не был уверен, что это ему так сойдет с рук. Авторитет лором не мог быть поставлен в ансате под сомнение. Были и еще более худшие вещи. Правда о них Сайто поначалу не знал. Или не хотел знать. Все это происходило как-то отдельно от основных издевательств.
  - Хватит. Бадью!
  Сайто тотчас бросился к лохани с грязной водой и схватился с одной стороны. Юл тоже подошел к бадье и взялся с другой. Они приподняли тяжелую бадью и понесли к сливной яме. Поведение Юла беспокоило Сайто. Обычно разговорчивый он сейчас говорил коротким фразами, даже скорее одиночными словами. Мрачный, словно ожидал чего-то нехорошего.
  - Вечером будет плохо? - спросил Сайто, которого сжималось сердце от сочувствия к такому же как он.
  - Заткнись. Не твое дело, подушка.
  Сайто сжал губы. Обиженно. Кричать, оправдываться было бессмысленно. Тем более говорить, я ведь только помочь... Ага, помочь!
  Они вылили бадью в слив, и он уже в одиночку потащил ее в угол чулана. Юл. Маленького роста тринадцатилетний пацан начал готовиться к стирке белья. Сайто вернулся и также начал ему помогать. Теперь уже молча.
  Пока они так работали в проем обмывочной заглянул Леко - один из лоров. Его Сайто ненавидел больше всего. Он был самый страшный. Даже страшнее Скоша. Долговязый и очень сильный. Почти как взрослый. Только два брата - два здоровых деревенских подростка Ирбин и Орбин, которые сохраняли нейтралитет по отношению к лорам, не боялись его. Возможно Ирбин и Орбин сами стали бы лорами, но их было только двое. Ансату требовалось четыре командира. Найти же союзника для бунта им видимо так и не удалось. Если они вообще их искали. Впрочем, и лоры по отношению к ним старались не перегибать палку. Удерживая в отношениях с ними этакое военное перемирие. Неизвестно правда сколько могло длиться такое перемирие.
  - Шустрее подушки. Ансат почти закончил завтрак, - крикнул в проем Леко, с хамской улыбкой.
  - Я не подушка.
  Юл едва пробормотал эти слова. Почти не слышно, не отворачивая взгляд от стирки, но его бурчание Леко видимо разобрал. Или догадался. Помедлил и уже хотел уйти, как...
  Сайто толкнул его локтем, мол что тебе, главное, что тебя пока в покое оставили. Но в Юла вселился какое-то дьявол упрямства. От тычка он только повторил, опять уставившись в стирку.
  - Я не подушка.
  Леко шагнул в обмывочную встал позади них. Сайто не смел поднять на него взгляд, ожидая бурю. Но к его облегчению, Леко не стал ничего предпринять. Задержавшись на короткий миг, он вдруг покинул помещение.
  Уфф! Сайто выдохнул и только сейчас посмел посмотреть в сторону Юла. С уважением и трепетом, но в глазах Юла стояли слезы.
  - Ты чего? Он же ушел, друг.
  - Пошел, ты, подушка. Друг, нашелся!
  Юл вдруг заплакал, не прекращая стирку. Всхлипывая он начал ожесточенно тереть белье о стиральную доску.
  Сайто вдруг тоже стало нехорошо. Что-то было не так. Это молчание Леко. Оно могло оказаться хуже. Предвещало нечто новое. Впервые он начал про себя молиться. Всем семи Богам. И живым, и мертвым. Кирапатии - богине любви и мира. Протониру - богу морей и океанов. Змееглаву - богу огня и вулканов. И даже полузабытой богине воздуха - Эйритании, убитой в древней войне Богов. И под конец самому Усталому Создателю, Отцу-Творцу, который бросил своих детей и людей в этом жестоком мире, оставив самих себе, растворившись в небытие Мира до нового суперцикла и круговорота жизни Вселенной...
  
  
   * * *
  
  
  
  
  
  Земля
  Юра
  
  
  
  Юра Вербицкий возвращался из магазина в родном городе и по дороге думал о книге сумасшедшей парочки из Варны.
  - Дурацкая книга! - вслух думал, непроизвольно водя рукой по решетчатому покрашенному забору вдоль тротуара.
  Стояла отличная весенняя погода. Деревья уже вовсю цвели, распространяя едва уловимый аромат весны. Книга не выходила у него из головы. Точнее то, о чем она рассказывала. История сироты в другом мире, которого забрали в детскую армию, неизвестно зачем созданную и которого унижали и били вместе со всеми остальными. Этакая дедовщина в детском варианте. Даже хуже. Это история его задевала и похоже именно этой реакции ожидал Заруари, всучив ему ее на прощание. Это понимание еще больше ухудшало ситуацию. Как бы открытое приглашение. Шантаж. Хочешь помочь мальчику? Соглашайся с нашим планом. Но хуже всего было то, что случилось вчера. Вчера он узнал странное свойство книги. Действительно действующей магически. Сверхъестественное прямо у тебя под носом. Стопроцентные доки его существования, другого объяснения он этому не находил. Вчера он дошел до десятой страницы книги и история Сайто там внезапно оборвалась. Дальше были только пустые желтоватые страницы пергамента. Удивленный этой подлостью, ему хотелось узнать что будет дальше, он позвонил Заруари. Озадаченный. И спросил почему это история обрывается. Фокусник загадочно хмыкнул в трубку, посоветовал подождать до завтра и снова посмотреть. Он так и поступил. Каково же было его удивление, когда он утром едва проснувшись увидел заполненной одиннадцатую страницу книги. История писалась сама! Рассказывала сама себя словно дело происходило онлайн. Удивительная книга в процессе само написания. На следующую ночь он даже поймал момент, когда текст волшебным образом начал появляться уже на двенадцатой странице. Отрицать реальность того, что происходило он теперь не мог. Стопроцентная ловушка мага. И он попался! Не может же он, сидеть и читать про это издевательство, понимая, что может помочь.
  - Гад! Вот Гад!
  Проходивший мимо пожилой мужчина удивленно обернулся на сказанные вслух слова Юры. Но только прибавил шаг, закинув за спину бумажный пакет с продуктами. Сегодняшнею появившуюся страницу он не читал. Ему было страшно ее читать. Он понимал, что что-то плохое с Юлом уже случилось. 'Вечер' в книге наступил и Лоры что-то сделали с Юлом. И может даже с Сайто. Чтение как-то породнило его с этими поначалу чужими совершенно персонажами 'саморассказывающейся' истории. Он воспринимал их как друзей, теперь. Дурацкое ощущение переживать за людей из книги, которые понятие не имеют, что ты вообще существуешь. Что может быть глупее? Он не хотел этого уже знать...
  Придя домой он сгрузил продукты на кухне. Пошарил в верхней полке с посудой и нащупал ключ от навесного замка с серебренным брелоком в виде китайского дракона. И отправился в подвал дома.
  - Гад! Втянул меня в 'хрензнаетчто', - ругал он Заруари по пути.
  Внизу он отомкнул уже плохо поддающийся ключу полу заржавленный замок. Открыл железную дверь, щелкнул выключателем у входа. Свет ламп дневного света зажегся с небольшой задержкой тускло мигнув на секунду.
  Это было их тренировочное место. Тренировочный зал отца. Собственной конструкции. Со снарядами для вин-чуна, турником, с ванька-встанька манекенами для отработки ударов ногами и много всякого добра, чего отец успел либо купить, либо сделать сам, по собственным оригинальным чертежам. Даже самурайские мечи и снаряжение для кендо.
  Воздух в помещении был затхлый, прохладный. Юра включил вентиляцию, затем музыку - выбрав на дисплее плеера саундтрек из фильма 'древо жизни' так любимый отцом и принялся за уборку. Почти на автомате выполняя давно не совершаемые уже действия. Это было первое правило: убрать, помыть полы, прежде чем приступить к тренировке, которая начиналась с медитаций...
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Северная Коринфия
  Талатос, столица провинции
  Сайто
  
  
  
  Несмотря на постоянно напряженное ожидание Сайто пропустил момент, когда Атарик и Рут увели Юла в обмывочную. Он отвлекся, меняя грязные наволочки всему ансату, получая иногда тычки и легкие затрещены от особо блатных, когда просил их приподняться с кровати или отдать подушку. И когда закончил заметил, что в казарме нету Юла. Он занимался уборкой посуды со стола. После ужина, к которому они не успели. Скош и Леко сидели как всегда играя на деньги в дарранские шашки, двое других младших командиров Ансата отсутствовали. Сайто растерянно оглянул помещение, но ноги сразу стали ватными и никак не хотели идти в обмывочную, узнать, что происходит. Он встретился глазами со взглядом Орбина, здорового независимого члена ансата, который с братом держал нейтралитет со Скошом и его кругом. Мол, вы на нас не зарываетесь, и мы будем делать вид, что не видим вашего беспредела. Драка с ними, и приведение их к порядку всего ансата, возможно входила в планы Скоша. Но видимо потери, которые оба этих здоровяка могли нанести им взамен, считались неприемлемыми. И Орбин, и Ирбин были типичные кровь с молоком деревенские здоровяки. Будущие, точнее. Пока они были только дети, подростки, но уже метр шестьдесят ростом и семьдесят с лишним кило.
  Взгляд Орбина был несколько сочувственный и с толикой любопытства. Он ждал, что предпримет Сайто. А Сайто как примерз к месту. Наконец его поведение даже привлекло внимание Леко. Он бросил на него, заставшего прямо посередине комнаты с ватными ногами, взгляд и прикрикнул, по странному обстоятельству без оскорбительного прозвища, словно сержант Марвин:
  - Доешь свой ужин, рекрут.
  Сайто на подгибающихся ногах двинулся к столу, пододвинул себе краюху хлеба, налил остатки супа из большущей кастрюли, которую Юл так и не успел убрать, сел к столу.
  Кругом раздавались разговоры, обрывки которых разбирал слух Сайто:
  ... Да ну, брось Черманка. Какая она Черманка? Шмара она с Талатоса, а не Черманка...
   ... Кто это сказал? Митуня Рыжий?
   ... Ага. Потом сказали дадут. Каждому по андорийскому мечу...
   ...Счас, дадут они тебе. Догонят и еще раз дадут. По твоей ж... а не мечи.
   ... Пошел ты, пе....
  Кусок не лез в горло, он медленно жевал его, не проглатывая и по щекам текли крупные слезы, капая на хлеб. Воображение рисовало картины мести. И не только командирам, но и всему ансату. И конечно бегства из этого ада. Бессмысленные воображаемые удары по мучителям.
  Приглушенный крик из обмывочной подействовал на Сайто, как приказ. И хотя он был сломлен избиениями еще в первый день, этот крик какую-то секунду вернул прежнее состояние, когда он никого не боялся. И пока мозг тормозил, он пулей выскочил из-за стола и помчался на звук...
  
  
  
  
  
   Земля
  Юра
  
  
  Юра швырнул книгу коротким, яростным броском, через комнату. Книга распахнулась в полете бабочкой и плашмя шлепнулась об покрытую розовыми обоями стену.
  Читать ее было невыносимо. Может это была какая-то магия. Ловушка из ворожбы, сотканная в мире, где это колдовство - обычное явление. И действовало на мозг, на чувство. А может он воображал себе это. В сомнение он думал над этим, почти уверенный, что дело в не этом даже. Ему было действительно жалко главного героя книги. И никакой магии для этого не нужно было. Это как с недалекими людьми, которые плачут, когда смотрят индийские фильмы. Над сценами где главный герой и героиня погибают, обнявшись. Ну тюфяк, трус, пацан. Не был жизнью подготовлен к этому. В поместье богатом вырос. Людей кругом не так уж много. Тем более всякой рвани преступной, которая только в крупных городах обычно водится. Мачеха вон, то та еще тварь.
  Посидев еще полчаса Юра подобрал книгу. Захлопнул распахнутые как крылья бабочки страницы. Нехотя постоял. Потом снова открыл...
  
  Это было невозможно вынести. По крайне мере для него. Словно он, как тогда в парке, не мог пройти мимо несправедливости. Такой очевидной и творящейся на твоих глазах. А проклятые страницы с появляющимися регулярно надписями заставляли верить, что это не выдумка, а нечто реально происходящее в другой Вселенной. И Юра решился. Внезапно под воздействием импульса. Как и с этой поездкой в курортный город. Он вдруг положил книгу вышел на балкон и набрал номер мага.
  Трубку на том конце сняли сразу. Как будто ждали его звонка и даже угадали момент, когда он позвонит. Юра закусил губу до крови, его разводили как младенца, но, видит Бог, он не мог стоят в стороне от этой трагедии, такого же как он, потерявшего отца. Да еще двух братьев, пусть и сводных.
  - Надумал?
  Голос Заруари был слегка насмешливый, с примесью гордого высокомерия. Мол, вон как я могу людьми манипулировать!
  - Да, - хриплым, севшим голосом прошептал Юра.
  - Ладно. Заходи обратно.
  - Что?
  - Заходи с балкона обратно в квартиру. Мы на кухне. Уже ждем.
  Потрясенный Юра, снова вошел в квартиру и стремительно вбежал на кухню.
  Они оба были там! Жрица и Маг. С улыбками, понимающим его потрясение. Только улыбка жрица была какой-то странной. Печальной. Если бы Юра не был в замешательстве, то смог бы даже разглядеть влажные уголки ее сумасшедше красивых глаз.
  - Какого черта? Вы что телепортировались сюда?
  Заруари самодовольно ответил на его вопросы:
  - Магия, вьюноша! Магия. Она и не такой пустяк способна.
  - Почему вы не показывали этот трюк раньше? Я бы вам сразу поверил бы.
  Заруари развел руками, словно в бессилии придумать подходящий ответ.
  - Нужно спешит, вьюноша, - сказал Заруари деловито. - Ты же хочешь помочь Сайто? Оденься получше.
  Мысль-напоминание о происходящей сейчас трагедии, которой он почему-то так переживал подавили вмиг последние остатки подозрения поведением этой странной пары путешественников между мирами.
  - Во что мне одеться? Разве вы не дадите мне средневековую одежду, принятую у вас там?
  И Маг и Жрица переглянулись, в недоумении.
  - Зачем? - спросил Заруари взметнув в удивлении бровь. - Твоя одежда никого не волнует в охваченной войной стране. Тем более ты можешь позиционировать в ней как иностранец. Одежда будет лишь подтверждать твои слова.
  Пожав плечами Юра Вербицкой быстро оделся в свой походный стиль. Кроссовки 'горотекс', купленные мамой на день рождения, джинсы, крепкая осенняя куртка с многочисленными карманами молниями. Положил в рюкзак: охотничий нож, светодиодный фонарь, спички... Потом застыл, пытаясь решить, что взять. Поймав себя на мысли, что ни черта не подготовился. Сколько раз он мысленно представлял себе путешествие в другой мир и сколько необходимых вещей он брал с собой: охотничье ружье, снасти для рыбной ловли, мазь против комаров, антибиотики, даже надувную лодку для длинного путешествия по реке чужого мира... взять можно было просто целый грузовик необходимых вещей, но...
  - Не бери с собой много вещей, Кулачный Рыцарь. И пожалуйста без железа. Или хотя бы как можно меньше железа.
  Юра вздрогнул и вышел из задумчивого оцепенения. Просьба жрицы, наблюдавшей за его сборами в проеме двери, была странной, но к ситуации подходила. И Юра даже не спросил - зачем. Раз надо.
  - Мобильник можно взять?
  - Зачем? Ты его не зарядишь там.
  - Просто хочу. У меня есть кнопочный для походов. Заряд почти две недели держит почти и солнечная батарея есть на корпусе.
  - Можно. И давай быстрее, - вмешался Заруари. - Ты теряешь драгоценное время. Магической манны в этом мире почти нет. Пока мы не истощились. И не думая о вещах что ты мог бы взять: оружии и прочем. В мире Амедоуна, есть свои не менее удивительные вещи, лекарства, артефакты. Ты попадешь в город, а не в чащобу матуранского леса.
  Юра кивнул и действительно оборвал все мысли о приготовлениях. Быстро написал записку Матери, сочинив какой-то бред про поход на несколько недель по Кавказу со старыми друзьями. Понимая, что будет потом жалеть, что, что-то не взял. Но времени действительно не было. У Сайто не было. Он выпрямился и поддев рукой лямку рюкзака сжал ее в кулак, до боли.
  - Что я должен делать?
  - Кирапатия!
  Зарауари назвал жрицу по полному имени, почему-то совпадающим с именем богини и сделал приглашающий жест.
  Кирапатия вышла вперед и подошла к Юре вплотную. Совсем близко, касаясь его дразнящими формами. Впрочем, лицо у нее было серьезное. Грустно и серьезное. Она вдруг наклонилась к нему и прошептала в ухо, обдавая жарким дыханием:
  - Прости. Если можешь.
  - Что?
  Юра в недоумении, попытался поймать ее взгляд, но в следующее мгновении она встала на цыпочки, сжала его виски ладонями и поцеловала прямо в лоб.
  - За что простить? - прошептал Юра громким шепотом в недоумении, потом поднял руки чтобы повернуть к себе девушку и заглянуть ей в глаза. Быть может там можно будет увидеть скрытую правду?
  Но мир уже сдвинулся. Вместо квартиры было серое небо над головой. Он падал. Полсекунды, но этого времени для его тренированных рефлексов было достаточно. Он сжал ноги вместе и с пружинив перекатился, погасив инерцию удара, как делают это в дзюдо...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава четвертая
  
  Шакра-Чатуранга Амедоуна
  
  Талатос, Северная Коринфия
  
  Погода в новом мире была премерзкой. По крайне мере на момент прибытия. Он почему-то представлял яркое Солнце, белоснежные башни города, окруженного изумрудным лесом. Откуда его воображение взяло эту идеалистическую картинку, осталось неизвестным, но он тут же ее забыл. И возбуждение от прибытия в другой мир тоже ушло вмиг. С серого, затянутого тучами неба, моросил мелкий неприятный дождь. И хотя было не холодно, но комфортным назвать температуру тоже было нельзя. Правда вокруг стало как-то неприятно из-за царящего запаха гари. Юра подобрал упавший при падении рюкзак и выпрямившись уже ясным взглядом огляделся. Вокруг, всюду, виднелись останки сгоревших зданий. Они еще дымились и ... Юра почувствовал приступ легкой тошноты и головокружения. Трупы! Обгорелые, окровавленные, маленькие, большие, одетые, раздетые, обезноженные, 'обезрученные'. Как много, боже! Сердце забилось в бешенном темпе. Опоздал! В легком шоке он начал размышлять вслух:
  - Вчера же было! Только вчера! - повторял он, словно пытаясь оправдаться от какой-то неведомой вины. - Не могли кочевники за день напасть и разрушить город. Такие дела не делаются за такой короткий срок. Вон какие стены высокие! ...
  Целые неразрушенные городские стены отлично виднелись в пятистах-шестистах метрах от него, словно в издевательстве возвышаясь на обрушившимися и превратившиеся в пепел останками внутри. Потрясенный и подавленный Юра начал бродить по сгоревшему городу мертвецов, пытаясь определить местонахождение казармы с детской армией наместника... Как его там назвал зидянский командир? Жирный Убадуй? Или Убайдуй? Но сделать это в незнакомом городе, да еще изменившимся после пожара не представлялось возможным. Он просил Заруари 'приземлить' его как можно ближе к казарме. И он возможно выполнил просьбу. Тогда не стоит уходит слишком далеко. Может искать по кругу, чтобы не уйти ненароком, подумал он. Или гад, все же не туда меня приземлил? Это реально Талатос?
  Спросить было некого. Два часа он искал выживших, но найти таких оказалось невозможным. Пепел и смерть было все что осталось от гордого Талатоса. По какому-то странному наитию Юра задержался у почти полностью сгоревшего длинного здания. Вернее, даже комплекса зданий. Останков каких-то деревянных бараков. Их дымящиеся угли смачивали капли дождя. Юра вступил на пожарище, кроссовки погружались по щиколотку в теплый пепел. Это казарма Сайто? Как же он хотел попасть сюда! Вовремя попасть. Воображение рисовало картины спасения. Все было так здорово запланировано. Хоп! И ты здесь, внутри казармы. Тридцать два пары глаз смотрят недоуменно на появившегося из ниоткуда новичка. Лоры не обращают внимания, играя в свои шашки. Какой-то пацан, очередная жертва. Только это не жертва, а охотник. Джеки Чан пятнадцати лет отроду. Стремительный как смерть. Но это было только воображение. Месть не состоялась. Или состоялась, но уже по-своему?
  Обгоревшие тела. Сморщенные, только белые зубы виднеются из открытых в беззвучном крике ртов. Противно, как противно смотреть! Я не знал, что смерть так уродлива. Что теперь буду делать? Зачем я здесь. Теперь? И почему прости? Юра вспомнил последние слова жрица, жрицы ли? Ведь у них определенно была доска - шакра-чатуранга Амедоуна - Шахматы Судьбы. Шахматы Бога. Значит это была богиня? И конечно эти оба могли отбиться от этих гопников в парке тогда. И специально не делали это, испытывая 'кулачного рыцаря'. Только зачем? Зачем им я вообще нужен?
  - Эй! Вы там! Богиня с магом! Заберите меня назад! - крикнул Юра, обращаясь в небо. - Или хотя бы скажите, где мой отец! - добавил он уже тише.
  Но небо отвечало только мелко моросящим дождем. Не слыша его отчаянной мольбы...
  
  
  Юра шагал всю ночь. Уходя от города. Стараясь держаться в стороне от дороги. Вытащив из рюкзака светодиодный фонарь, он сузил настройкой луч до минимума возможного. Чтобы это не заметили с далека. При этом он все время держал палец на выключателе, готовый вырубить в любой момент. Кругом было редколесье. Сменявшееся полями рядом с которым обязательно было спаленное кочевниками жилище фермеров. Целого он не видел, хотя прошагал уже десяток другой километров. Иногда приходилось перебираться через овраги, заросшие густым кустарником с собравшейся в мелкое озерце водой на дне. Вид сгоревших трупов с белыми зубами, постепенно уходил из памяти, становясь ужасной, но блеклой картинкой, висящей на стенке в бесчисленных подвалах памяти. И с этим, он приходил в себя, чувствуя облегчение и наконец возбуждение. Все-таки он в другом мире. В другой Вселенной! Сказочной! Наполненной магической манной. Что там говорил Заруари?
  Неожиданно Юра Вербицкий понял, что его переход сюда, теперь бессмыслен. У него нет цели. Он не спас Сайто. Который по словам Заруари был важной частью этого мира. Ему не поведали никакого плана. Что делать, куда идти. В этой горячке помочь невиданному им никогда пацану из другого мира, он профукал ВСЕ! Действительно ВСЕ! Что ему сейчас делать? Куда идти? И чем заняться? Просто путешествовать исследуя этот мир? И все? А как же кулачный рыцарь? Приключения. Подвиги? Магия?
  Последняя мысль остановила Юру. Как же он мог забыть? Он же теперь должен владеть какой-то силой. Той что обучался в далеком Китае. Той что не действует на Земле, но тут - реальная вещь!
  Однако ничего особенного он не чувствовал. Если и была какая-то особенная сила, то ничем себя не проявляла. Юра попытался вызвать его вскинув руку, как делают маги в фильмах. Но никакие пассы ничего не делали. Он попробовал подпрыгнуть. Сделал сальто. Пируэт. Ничего особенного не заметил. Да, гравитация была несколько меньше чем на Земле. Может на пол процента. Это едва ощущалось. Может даже он ошибался. Юра попытался вспомнить все уроки обучения управлению 'ЧИ' из-за которых он крупно поругался с отцом. Встал в стойку лотоса... Как там дальше было? Дракон готовый плюнуть огнем? Царь обезьян делающий вертушку? Что еще там было? А! Энергия. Вызов молний. Есть Инь и Янь. Негативная и позитивная энергия вокруг нас. Плюс и Минус. Если развести их, то возникнет потенциал - то есть напряжение, другими словами. А потом нужно дать потоку энергии - то бишь электронов, если выражаться научным языком - протечь по телу. Через мысленно создаваемый канал.
  Ни черта не произошло.
  Юра застыл в стойку, снова и снова вызывая неведомую силу. Покрывшись потом от усилия. Но реально ни черта не происходило. Сменив стойку, он снова сделал пируэт, потом нанес серию ударов ногами в воображаемого противника, закончив дух захватывающе красивым финальным ударом като. И опять - ничего! Магическая энергия отказывалась появляться. И океан 'ЧИ' не хотел выплескиваться из нервного центра на пупке, где он якобы находился по словам монахов, знакомых отца, обучавших его тогда в Монастыре.
   - Вот сволочи подлые, монахи! - выругался Юра, почувствовав, как глупо он выглядит со стороны. Ненормальный прыгают посреди ночного поля с фонариком. С ФОНАРИКОМ! С ВКЛЮЧЕННЫМ ФОНАРИКОМ!
  Топот копыт вызвал у него мгновенный холодок в груди. Идиот! С фонариком! Идиот с фонариком!
  Юра выключил фонарь и припустил во весь дух, мысленно, на ходу, ругая себя на чем свет стоит. Топот копыт сзади усилился. И явно не был топотом одиночной лошади. Кто-то гикнул. Погоня увеличила ход, нагоняя!..
  
  
  Это обидно, когда тебя преследуют верхом, но, когда загоняют словно зверя и кричат, гикают вдогон в азарте - сие обидно вдвойне.
  Юра Вербицкий бежал, как не бежал никогда в жизни. Рискуя в темноте нарваться на что-то, что сломает ему ногу, споткнуться о камень. Впрочем, и преследуемые тоже могли случайно попасть копытом в норку сурка или кроличью. Если таковые здесь обитали. Отличие было только в том, что споткнувшаяся лошадь все же несравнимо меньшие проблемы, чем споткнувшийся беглец, которого непременно догонять в этом случае. Страх не затмил Юре разум, он вполне логично рассудил, что бежать надо назад. Туда откуда он пришел. Незадолго до своего дурацкого демаскирующего като с фонариком, он преодолел длинный овраг с густым кустарником на дне. Туда он и рвался. К его несчастью до него было прилично. А степные низкорослые лошади, которыми монголы на Земле завоевали полмира, были ничем не хуже и в этом мире. Тяжелое сопение и храп лошадей был уже у самого его уха. Юра бросил взгляд назад, снизив скорость, понимая, что уже не убежать. Такая жалость, до оврага было метров двести. Хотя не факт, что и там он спасется. Брошенный назад взгляд принес как плохую, так и хорошую весть. Кочевников было только двое. Всего двое! Юра остановился. Резко пригнувшись к земле, одновременно чтобы отдышатся и предохранить себя от пущенной стрелы. На всякий случай. Не зная насколько наивны его движения для степняков, чье искусство стрельбы из лука уничтожило не одну империю земледельцев. Его просто хотели захватить живым.
  Кони тут же охватили его в полукольцо. Звездное небо и естественные спутники давали достаточно света, чтобы видеть их силуэты под лунами Амедоуна. С натянутыми луками, они гортанно переговаривались. Веселым игривым тоном. Охваченные охотничьим азартом загонщиков. Лошади под ними плясали и послушно следовали движениям их тел, без всяких уздечек. Идеальные воины. Ловкие и смертоносные. Юра так любивший слушать лекции друзей отца по истории оружия, не мог не понимать, что устраивать сейчас драку с ними - чистая смерть. С такого расстояния уклониться от стрелы с ее начальной скоростью в сотню метров в секунду невозможно. Он всего лишь подросток, натренированный в единоборствах. А это взрослые воины, пережившие не одно смертельное сражение. С юных лет владеющие луком и верховой ездой. К несказанному своему удивлению, Юра обнаружил, что понимает их разговор. Нужно было только напрячься. Как с не очень хорошо выученным иностранным языком. Выученного по голым книжкам. Заруари говорил, что он будет понимать местную речь. Любую. Правда не говорил насколько хорошо. Было ощущение, что он знает, как, но поскольку никогда не говорил этих слов выходить будет коряво и с акцентом. Именно это обстоятельство, некая магия переноса, давшая ему способность понимать речь и спасла Юру от неминуемой смерти. Он уже хотел сдаться в плен и поднял руки, все еще тяжело дыша. Как уловил смысл разговора двух кочевников. Они обсуждали его судьбу. Возьмем в плен, или убьем!
  'Сахат керлык?'
   'Может убьем?'
  'Керлык. Барда гурбан!'
  'Убьем. Слишком шустрый!'
  Наверное, Юра догадался бы о смысле разговора и без перевода. Керлык звучало неприятно. Неприятное слово в самом деле. Понимая, что в него сейчас полетит стрела, он почти неосознанно направил все еще зажатый в своей руке фонарик и включил. Рассчитывая ослепить кочевника и заставить промахнуться. Но вышло совсем не то, на что он рассчитывал. Вышло совсем, совсем, совсем не так как он планировал. Не сказать, что хуже, но... Из фонаря вылетел не луч света, а настоящее извержение фотонов. Как в лазере. Воздух заискрился от стремительной ионизации, ослепительного белого луча температурой в несколько тысяч градусов. Голова кочевника вспыхнула. Он не успел ни закричать, ни застонать. Плазма фонаря, походила по своему действу точь-в-точь на световой меч джедая из звездных воин. Даже гудела похоже. Потрясенный этой переменой, ничего пока не понимающий и сам напуганный Юра Вербицкий на мгновение застыл с открытым от удивления ртом. Конь сожженного плазмой кочевника встал на дыбы скинув все еще горящее безголовое тело обильно выталкивающее сгустки крови от все еще работающего сердца. Второй его партнер вдруг закричал пронзительно, причиняя боль барабанным перепонкам:
  - Ахад! Ахад!
  Возглас проклятия. И это слово Юра тоже прекрасно понимал. Кочевник плавно и стремительно потянул стрелу лука. Почувствовав запах неминуемый смерти Юра движением кисти, на большой замах времени просто не было, кинул в него своей фонарь, внезапно превратившийся по неведомой причине в лазерный меч. Но остановить стрелу уже не мог. Два действия произошли одновременно. Фонарь сделал оборот и секанул своим смертельным тепловым лучом по обоим: и коню, и седоку. А в тело Юры с противным уху мясным всхлипом вошла стрела. Пройдя буквально в сантиметре от сердца. Летевший фонарь, как-то сбил прицел кочевнику в долю секунду, в которую он успел ее выпустить.
  Юра медленно запрокинулся назад. Звездное небо над головой качнулось. Он осел, понимая, что сейчас потеряет сознание. Удивляясь что не испытывает страха, гораздо больше его удивил этот чертов светодиодный фонарь. И за секунду до тьмы он понял в чем дело. Он делал като зажав его в руке и накачивая фонарь, вместо руки, этой странной энергией 'ЧИ' о которой говорили монахи! 'Не врали, стервецы! Действительно дракон, плюнувший из облака'. Это было его последней мыслю, прежде чем он потерял сознание...
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) С.Лайм "Сын кровавой луны-2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"