Дремич Лан: другие произведения.

Опер. Капкан для мёртвых

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На небольшой курортный городок со всех сторон сыплются невзгоды. По побережью идут черные копатели, внутри орудует маньяк. Оба дела поручены майору полиции Белову Никите Романовичу. Никита Романович - "можно просто Кит" - крепкий профессионал, коллеги его ценят, начальство на руках носит. И все идет по плану, пока Кит не начинает понимать, что работается ему слишком хорошо, особенно в материальном плане. К тому же выясняется, что он больше не может доверять собственным ощущениям. Теперь Кит вынужден опираться исключительно на опыт и логику, хотя в какой-то момент и их оказывается недостаточно. Фантастика, детектив.

  Глава 1
  
  От оплывающей ледяной статуи шел легкий пар, от стола несло рыбой.
  Кит бросил взгляд в зал, официанта с подносом не нашел, отвернулся и сделал вид, что выбирает из предложенного. Галстук душил, рубашка под пиджаком окончательно прилипла к спине, и наплечная кобура положения ничуть не облегчала.
  - Попробуйте устрицы, - властно предложили сзади.
  Вообще-то, Кит готов был поклясться, что еще секунду назад Аделаида Богдановна беседовала с Шугариным - начальником местной полиции и по совместительству шефом самого Кита. Цветовое пятно платья на фоне потных лысин еще хранилось в кратковременной памяти.
  - Спасибо, но... - один вид морского гада, разложенный на тарелках в виде розочек, вызывал отвращение. Не говоря уж про запах. - Но у меня аллергия, - почти не соврал он.
  Рыбу и морепродукты Кит ненавидел до рвотного рефлекса - по сути, та же аллергия, просто без анафилактического шока.
  - Тогда вино.
  Аделаида Богдановна не спрашивала, она утверждала. Метр с кепкой, затянутый во что-то бордовое, закрытое и явно очень дорогое, прямые каштановые волосы средней длины 'только что из салона', нарисованные брови, кроваво-красные губы и такие же яркие ногти, стиснутые на втором - протянутом Киту - бокале. Местные жители между собой называли ее Царицей, коллеги и недовольные - Крокодилицей.
  - Только не вздумайте сказать, что не пьете, потому что всегда на службе, - предупредила она. - Черноглазым красавцам разрешаю сегодня расслабиться.
  Прозвучало угрожающе.
  Кит механически кивнул и принял бокал, одновременно завидуя и сочувствуя мужику, рискнувшему с такой связаться. 'Черноглазого красавца' он сразу пропустил мимо ушей - рисовалось, конечно, привлекательно, но на деле все не так. Ну да, не урод. Только вот глаза совсем не черные, а обычные карие. Черты лица, симметричные, волосы каштановые, почти короткие, стричься пора. Особые приметы в виде шрамов, татуировок и родинок на виду отсутствуют. Рост средний, возраст средний, телосложение спортивное. Короче, даже составителям словесных портретов зацепиться особо не за что. Значит, предполагался разнос. Да еще после свеженького разговора с начальством.
  В голове тоскливой вереницей замаршировали все недавние залеты и промахи. Как свои, так и личного состава.
  - Подтекает, - недовольно бросила Аделаида Богдановна, указав бокалом в сторону мокрых останков статуи. - Выйдем на террасу, а то мне уже начинает казаться, что здесь попахивает.
  Идущий следом Кит отметил, что каблуки красных туфель Царицы-Крокодилицы при случае вполне могли послужить в качестве колюще-режущего. Злые языки поговаривали, что лет ей уже чуть ли не за семьдесят, однако глядя на бодрое дефиле, Кит окончательно уверился, что сплетники преувеличивают. Раза в два, не меньше.
  - Как я уже сказала Павлу Сергеевичу, следующие два дня вы вплотную займетесь охраной Нижнеморска, - едва выйдя из душного зала, Аделаида Богдановна резко шагнула в сторону и развернулась к Киту.
  - Охраной? - переспросил Кит, постаравшись нечему не удивляться.
  Расслабиться, говорите?
  - По моим сведениям, сюда опять направляются черные копатели, - с места в карьер сообщила Аделаида Богдановна и отвернулась в сторону моря. Профиль у нее оказался под стать манерам - четкий, хоть и угловатый. - Каждый год одно и то же, - досадливо бросила она. - Давно пора самим здесь все освоить, но где взять денег? Бюджет не резиновый. Просто представьте, сколько стоит хотя бы один сапер. А одним тут точно не обойтись.
  Кит мысленно выдохнул. Очевидно, песочить группу захвата за труп насильника никто не собирался. Вывихнутая рука заезжего воришки - тут он сам случайно перестарался - тоже оставалась без последствий. Может еще и стажера под шумок спихнуть удастся?
  В отдаленный шум моря вплелись крики чаек, и солнце на террасе больше не жгло, а пригревало по-вечернему ласково.
  - Сделаем, Аделаида Богдановна, - заверил Кит, ничуть не сомневаясь, что с компашкой гастролеров он управится без особых усилий.
  - Надо же, как легко, - не повышая голоса, взъярилась та, даже не взглянув на Кита. Словно сама с собой спорила. Помолчала, постукивая кровавыми ногтями по бокалу. - Это не шутки, это... У них может быть огнестрельное оружие. У них будет огнестрельное оружие! - с силой добавила она, выделив голосом злосчастное 'будет'.
  - У меня закончилась индульгенция? - наудачу поинтересовался Кит, намекнув заодно на недавнее громкое дело, неожиданно превратившееся из залета в достоинство.
  - Мертвый урод, буквально снятый с девчушки - это одно. Совсем другое... Надо чтобы тихо, понимаешь? - Аделаида Богдановна намек явно оценила. Повернулась и посмотрела Киту в глаза. - Они опасны для жителей города, у них оружие, они преступники. А у меня нет возможности заставить их передумать.
  Странный выбор слов. Словно остальные уроды действовали исключительно по договоренности с высоким начальством.
  Ладно, здесь все понятно - есть опасность, есть риски, даже возможный сопутствующий ущерб присутствует. Вот только с чего бы Царице настолько заморачиваться, чтобы с предполагаемым кандидатом в замы лично беседовать? Да еще собственноручно бокальчик вина предлагать и на балкон для разговора тет-а-тет зазывать? На флирт, кстати, совсем не похоже. Вон как бесится, даром, что голос негромкий, зато вот-вот пар из ушей повалит.
  - Источник надежный? - уточнил Кит.
  - Надежнее некуда, - мрачно откликнулась Царица. Снова отвернулась к морю, явно всем видом намекая, что выпытывать подробности не стоит.
  - Это хорошо, - понятливо кивнул Кит. - Сколько народу ожидается?
  На ответ он не слишком рассчитывал, но Царица не поскупилась:
  - Двое. Скорее всего.
  Блин. Женщины. Что с них взять?
  - Двое, я понял, - вместо рвущегося с языка 'да вы издеваетесь!' кивнул Кит.
  Четыре хорошо спланированных ограбления, два убийства, несколько грабежей, сеть наркоторговцев и курировавшая все это местная банда с корнями на самом верху - вот это были проблемы. А два чучела, промышляющих незаконными раскопками древнего оружия - просто детский сад. Особенно, по сравнению с уже проделанным.
  - Они не должны попасть в город, - продолжила мысль Аделаида Богдановна. - Здесь дети. Люди уже привыкли к безопасности, по ночам, вон, в море купаются.
  Прозвучало так, словно в Кита она не слишком верила, но особого выбора не имела.
  - Значит... прижмем, - вместо 'подстрелим', - на подлете, - подытожил Кит то, что понял и с первого раза.
  Разговор по кругу начал утомлять. Гости, оружие, люди. Опасность. Третий раз точно станет лишним. Сказано - сделано, что тут лясы точить? Есть подробности - выкладывай, а не разводи пропаганду на тему мирного населения с детьми. Еще бы котиков вспомнила, для пущей надежности. Кстати, о котиках...
  - Скажите, Никита Романович, а как вы относитесь к эзотерике? - неожиданно поинтересовалась Царица, спугнув неоформившуюся мысль.
  По террасе прошелся свежий ветерок.
  - К чему? - Кит попробовал поймать беглянку, но пауза слишком затянулась. Пришлось включаться в праздную болтовню.
  - Ну да, к мистике, ко всяким предчувствиям, к привидениям?
  - Да никак не отношусь, - Кит позволил себе небольшую усмешку. - Предчувствия - это интуиция, то есть накопленный опыт, стоит прислушаться, но полностью полагаться точно нельзя, - он пожал плечами и пригубил из бокала, выиграв себе еще одну паузу.
  - А к призракам там всяким? Паранормальным явлениям? Не может быть, чтобы с вами ничего такого не случалось, - Аделаида Богдановна смотрела с искренним интересом. Глаза в глаза, причем снизу вверх, чего Кит раньше не замечал.
  - Да нет, не припомню, - он снова отпил вина и непроизвольно расправил плечи.
  Нет, что, действительно какие-то знаки подает? Обычно Крокодилица, при всем ее неприметном росте, на людей предпочитала взирать свысока, и получалось у нее отменно. Упаси Боже от такого внимания. Приятно, конечно, но ведь сожрет и не подавится. Плюс, в данном случае и безотказное начальство ничем помочь не сможет.
  - А что такое? Эти черные копатели, случаем, не сатанисты? - наудачу бухнул Кит, переводя разговор в деловое русло.
  Лучше показаться идиотом и разозлить, чем стать объектом нежного внимания Царицы-Крокодилицы.
  - А если и так? - не дрогнув, парировала Аделаида Богдановна.
  - Вот оно что... - протянул Кит, наконец, почувствовав себя в своей стихии. - Что-то еще известно? Может, слухи какие-то, домыслы - тут ведь любая мелочь важна. Факты, разумеется, в первую очередь, но их, как я понимаю, негусто.
  - Так вот, значит, как вы проводите допросы, - усмехнулась Царица. - Не зря я вас замом рекомендовала, ой, не зря.
  Кит буквально физически почувствовал, как ее отпускает. Молча кивнул, поощряя, чтобы случайно не сбить - ни жестом, ни интонацией.
  - В общем, по слухам, - Аделаида Богдановна явно решилась. - Я в них не верю, учтите, - Кит снова коротко кивнул. - По слухам, когда они где-то появляются, там начинает твориться чертовщина. Может, голоса какие-то, может, что-то вроде призрака появляется. Жуть, как глупо звучит, особенно, когда сама такую чушь несешь, - раздраженной скороговоркой выдала она без пауз.
  На террасе посвежело - Кит сперва и не почувствовал, просто заметил, как Царица слегка дрогнула.
  - Никакой мистики, - привычно успокоил он. - Есть масса способов увидеть невидимое и услышать ерунду. Препараты, встроенные камеры, нанятые люди, - теперь, когда Царица заговорила, отпускать он ее не собирался. И холод, кстати, играл ему на руку. - Это только навскидку, приемов много.
  - Вы абсолютно правы, - легко подтвердила Аделаида Богдановна. Слишком легко, на взгляд Кита. - Тут ведь главное - не реагировать? Помнить, что это все ненастоящее. Правильно?
  - Угу, - протянул Кит, нутром чуя, что дело-то, очевидно, мутнее, чем показалось поначалу. - Да, конечно, - спохватился он. - Еще?
  - Все, - отрезала Царица, снова замкнувшись. - Могу еще раз факты уточнить, - почти издевательски добавила она. - У них вполне реальное оружие, которым они не постесняются воспользоваться. Этого хватит, чтобы вы серьезно отнеслись к поручению?
  - Вполне. Если позволите, займусь прямо сейчас, - Кит резко кивнул. Сойдет и за извинение, и за озабоченность. - Но сначала позвольте проводить вас в зал, здесь становится свежо, - галантно предложил он, не в состоянии без потерь вырваться из навязанной обстоятельствами роли.
  Действительно, начинало вечереть, и стоило учитывать, что сумерки здесь далеко не северные. Кит никак не мог привыкнуть к резкому переходу от дня к непроглядной ночи. Вроде бы, только-только закат начался, и вдруг - бац! за пределами аллеи с фонарями ни черта не видно.
  Значит, пробить по базам, покалякать с коллегами и закинуть удочку к осведомителям.
  - Провожайте, раз напросились, - напомнила о себе Аделаида Богдановна.
  Кит внезапно обнаружил, что пялится в будущий закат, снова пытаясь поймать ускользающую мысль. Чайки орали, как резаные, причем крики отчетливо складывались в 'эй! Эй!'
  - Прошу, - Кит великосветски повел рукой, пропуская Царицу вперед.
  'Эй! Эй, мужик!'
  Ну вот и обещанная чертовщина началась. Кит мысленно усмехнулся и шагнул вслед за дамой в душный зал.
  
  Человеческий мозг - штука одновременно и простая, и сложная. По молодости Кит не раз наблюдал, как опытные коллеги раскручивают свидетелей. Тут намек, там немного подправить. Глядишь - и человек то ли вспомнил, то ли всерьез поверил, что было именно так, как он сейчас рассказывает. Да что греха таить, сам порой поначалу в ту же яму попадал - видел то, что на поверку совершенно по-другому толковалось. К счастью, с развитием науки и техники, а точнее, с внедрением камер и диктофонов, работать стало гораздо легче. У электроники свои мозги, их так легко не запудришь.
  Ладно, сначала базы, коллеги и осведомители.
  - Привет, Михалыч.
  Выбравшись из тусовки, Кит сбежал по ступеням и замахал подъехавшему УАЗику. Смешно. Двадцать первый век на дворе, техника в кабинетах - на грани фантастики, а нормальных машин от МВД как не было, так и нет. То есть, выделяют, конечно, и суперкрутые иномарки выделяют, но не рабочим лошадкам, вроде Кита, а всяким мифологическим существам типа интендантов. Их в кабинетах-то никто не видел, не говоря уж о реальной службе. Но, наверное, им нужнее. Тещу там по магазинам отвезти или ребенка в садик.
  - Привет, Романыч, - эхом откликнулся Петр Михайлович с водительского сиденья. Старая гвардия: седина до белизны, 'шоферский' загар до черноты, вечная кепка, ленинский прищур и жгучая ненависть к любой оптике. - Что, уже закончили? Или рылом не вышел - выперли?
  Под мелкое хихиканье Кит помахал рукой, разгоняя едкий выхлоп, и полез в машину.
  - А скажи мне, Михалыч, зачем тебе навигатор? - задал он давно мучавший вопрос.
  В самом деле: Нижнеморск - городок небольшой, пешком за пару часов насквозь пройти можно. Центр, конечно, отстроили - стараниями Царицы в основном, а в частном секторе сам черт ногу сломит, без навигатора гораздо проще.
  - А как иначе! - возмутился Михалыч. Дал газу, крутанул рулем и под веселый рев мотора пояснил: - А поговорить с кем тогда? А поспорить?
  Кит привычно ухватился за сиденье и рассмеялся - он потому и спрашивал, что постоянно наблюдал одну и ту же картину:
  - Через двадцать метров поверните направо, - это навигатор.
  - Через двадцать метров я в чужой забор въеду, чурка ты американская! - это Михалыч.
  - Маршрут перестроен. Через десять метров поверните налево.
  - Через десять метров вообще поворота нет. А нет, есть. Только нам не туда.
  - Маршрут перестроен. Через двадцать метров... Маршрут перестроен.
  - Ага, съел? Я сорок лет за рулем, город, как свои пять пальцев знаю! Прямо нам, пря-мо.
  Под знакомый бубнеж Кит на минуту прикрыл глаза, а когда снова попытался открыть, вокруг царила тьма кромешная. Рядом сидела крепкая старуха и голосом Царицы уговаривала съесть 'еще ложечку'. То, что она при этом пыталась запихнуть ему в рот, отличалось редкостной мерзостью и пахло чем-то средним между просроченными медикаментами и ведьмовским травяным отваром.
  Руки-ноги, как и положено во сне, слушались плохо, но Киту удалось отмахнуться и выбить ложку из рук карги. Жижа, пролившаяся на грудь, на удивление не зашипела и даже пузырями не пошла, хоть и завоняла еще отвратнее.
  - Романыч, эй, Романыч, - перегнувшись через спинку своего сиденья, Михалыч пытался дотянуться до плеча Кита. - Что за сивуху вам там разливали? - возмутился он. - Пошли, до дома провожу.
  - А? - мерзкий привкус пополам с вонью все еще ощущался во рту. Руку свело, кобура нещадно вдавилась в ребра. - Не сивуха, - Кит поправил пистолет и покрутил головой. В плечах захрустело. - Моллюсками потчевать изволили, вином и устрицами, - выдавил он. - Спасибо, Михалыч, сам дойду, устал просто.
  - Ну гляди, - Михалыч покачал головой. - Топай, я прослежу.
  Кит усмехнулся и полез из машины. Вот к чему приводят настойчивые попытки угостить несъедобным - потом кошмары снятся.
  - А правда, что ли, что там статуя из льда была? - высунувшись в окно, с любопытством спросил Михалыч.
  Вспомнив оплывшего монстра, Кит снова усмехнулся, бросив на ходу:
  - Ага, была.
  - В прошлый раз, говорят, фонтан какой-то построили из шампанского. Только они что-то там не рассчитали, и вся башня порушилась. Сам понимаешь, лужа, осколки... Ой, Аделаида Богдановна потом ругалась... - в голосе Михалыча послышалось злорадство.
  У Кита мелькнула мысль пригласить его на чай с кофе, но дела не ждали.
  - В этот раз тоже будет, - заговорщицки понизил он голос, оглянувшись напоследок. - Не знаю, что за лед они взяли, но лужа и осколки под конец там точно обеспечены. Давай, - махнул рукой и зашагал по гулко отозвавшейся плитке.
  
  Глава 2
  
  Михалыч не шутил - отъехал лишь когда Кит вошел под арку и двинул через двор. Почти квартал, как мэрия в лице Царицы крутую недвижимость за особые заслуги пожаловала, а привыкнуть к выданной роскоши ему так толком и не удалось. Широкое мощеное пространство, с фонтанчиком посередине - работающим, блин! - язык 'двором' назвать не поворачивался. Сам дом в два этажа с мансардой (до которой руки никак не доходили) и все это чистое, просторное, ни лишней мебелью не загроможденное, ни чужими вещами.
  Киту, в свое время помаявшемуся по общежитиям и съемным комнатам в коммуналках, поначалу постоянно казалось, что он занимает чужое место. Сам он сюда только спать приходил, и то нечасто. Смешно - кухней стеснялся пользоваться. Потом, как водится, девушки появляться начали. Ни одна, правда, надолго не задержалась, но к дому немного приучили. Хотя все равно неуютно было, пока все стекла в дверях и в окнах в пол на бронебойные не додумался заменить. И плевать, что смотрели на него, как на параноика - с пониманием и сочувствием. А кто с такой работой нормальным останется? После засад с покушениями, угроз и открытого шантажа. У Кита и сейчас целый арсенал всевозможных полулегальных примочек собрался. Жаль, прошлый пришлось на севере оставить.
  Большие площади имели как свои плюсы, так и свои минусы. Кухня с гостиной, по плану, располагались на первом этаже, а спальня и рабочий кабинет с библиотекой - на втором. После некоторых происшествий по лестнице взбираться тупо не хватало ни сил, ни желания, поэтому Кит приспособил под временную спальню один из диванов в прихожей, который про себя называл 'пришел и рухнул'.
  Сегодня верному диванчику достался лишь унылый взгляд.
  Скинув пиджак и пижонские выходные туфли, Кит с удовольствием протопал по лестнице в одних носках. Сонная дурь после дорожного кошмара не до конца отпустила - мысли расплывались, никак не удавалось сообразить, кто из коллег сталкивался с копательской напастью. Википедия про черных археологов знала мало, непосредственно 'трофейщикам' - тем, кто ищет оружие, уделила всего один абзац. Плюс неожиданно померещилось, что одна из бывших пассий - Тамара, кажется - снова затеяла уборку в мансарде. Точно, Тамара. Красивая девчонка, только полностью двинутая на гороскопах и прочей нумерологии. Из-за этого и расстались, какая-то там несовместимость по каким-то домам или годам или еще чему-то. Расстались мирно, до сих пор от нее СМСки приходят с фотками смешных собачек. Некоторые действительно прикольные, хотя Кит всегда предпочитал котиков.
  Кстати, о котиках...
  Из мансарды вновь послышался звук - вполне отчетливый и совершенно не похожий на возню грызунов, которых здесь отродясь не наблюдалось. Одурь как рукой сняло. Выдернув из кобуры пистолет, Кит передернул затвор и прислонился к стене, выцеливая широкий прямоугольник входа в углу потолка. Позиция на редкость невыгодная: плоскость второго этажа из мансарды свободно простреливалась сектором метров в десять, а то и пятнадцать. До мансардной лестницы не меньше трех шагов, там три ступеньки, разворот, и дальше еще восемь - до входа.
  - У меня оружие, встаньте по центру и оставайтесь на месте до приезда полиции, - громко предложил Кит в проем, готовясь выстрелить при малейшем несоблюдении условий.
  Голос разнесся эхом, в глубине мансарды что-то рухнуло и мягко разлетелось. Прикинув, что звук идет от дальнего окна, Кит в два присеста взлетел по лестнице, пригнулся, рухнул на пол, перекатился в сторону, уже отметив, что в помещении пусто. Все еще готовый нажать на спуск, Кит дулом прокинул более темные углы, мысленно ругнулся и опустил пистолет.
  Разгром в мансарде царил качественный.
  Все, что стояло, лежало и пылилось на полках, в нишах и в подвесных шкафчиках, было вытряхнуто на пол по центру помещения. Куча получилась бы внушительная, но ее разворошили и сдвинули, соорудив нечто вроде Уральского хребта.
  Кит обошел бардак и остановился, пристраивая пистолет обратно в кобуру. За хребтом из старых книг, одежды и игрушек на свободном месте лежала спиритическая доска - предпоследнее приобретение подвинутой на мистике Тамары. Кажется, она эту фиговину через интернет заказывала. Точно. Еще ждала долго, а когда получила, долго возмущалась, что буквы латинские. Мол, как русскоговорящим духам такой пользоваться? Кит тогда в шутку предложил духов помоложе вызывать, чтобы транскрипции использовать, как в старых телефонах, на что Тамара страшно обиделась.
  Выходило, что какая-то зараза влезла к нему в дом, чтобы устроить спиритический сеанс. Совсем обнаглели.
  Треугольная стрелка поверх доски внезапно задрожала и сдвинулась. У Кита на миг перехватило дыхание, но отмеченные буквы все равно машинально фиксировались:
  '...ey'
  В мозгу промелькнула лихорадочная мысль, что где-то это 'эй' он уже слышал.
  'u...b...ey'
  Убей?
  Стрелка задвигалась быстрее.
  'seb...ya'
  - Об стену? - злобно предположил Кит, от души пнув злосчастную доску. Та с грохотом отлетела в сторону, стрелка отвалилась по дороге. Зараза, тяжелая оказалась - настоящее дерево. А Кит даже тапочки не надел.
  Боль в ушибленном пальце слегка отрезвила.
  Кит выцепил взглядом стрелку, затем нагнулся и поднял. Никакой нитки или магнита к ней не прилагалось - обычный деревянный треугольник с дыркой.
  Ну что, началось? Как-то подозрительно быстро - сразу после мутного разговора с Царицей. И после поднесенного бокала, из которого Кит сделал максимум пару глотков. И кошмар по дороге домой качественный привиделся - может, умный организм сам понял, что его травят, и просигнализировал подобным образом?
  Проверка какая-то? Тогда зачем предупреждать? Может, чтобы мысли в определенное русло направить? Как с магией вуду: пока не знаешь, не подействует.
  Кит на всякий случай проверил оба окна и выход на балкон - заперто, естественно. Сам запирал. Затем вернулся и пошевелил бардачный хребет. Вполне реально и довольно устойчиво, хоть и плохо видно в надвигающихся сумерках. Стопка старых книг советских времен - похоже, еще с ценой на обложке; набитый игрушками пакет - тоже прошлого века, слишком плотный полиэтилен без рисунка, сейчас таких не делают; хорошо сохранившаяся шахматная доска-чемоданчик. Все очень даже твердое и осязаемое. Пара потрепанных хоккейных коньков, доска с роликами - явно подросток жил. Кошачья миска...
  Стоп. Дом совсем новый, не больше десяти лет назад построен. Бывшие жильцы, конечно, могли сюда с собой весь скарб перетащить, но зачем устраивать склад в детской?
  Ловя ускользающую мысль, Кит машинально нащупал в пакете дырку и дернул, надорвав. Он точно видел такое раньше - у отца. Тот тоже хранил пластмассовых солдатиков в похожем пакете. Правда, не в мансарде, а на чердаке старенькой дачи.
  На глаза снова попалась кошачья миска. Мысль почти оформилась.
  - Наша служба и опасна, и трудна, - грянуло из кармана.
  Кит достал телефон:
  - На связи.
  Давно пора назад мелодию поменять. Шутники, блин, гаражные.
  - Никита Романович, у нас труп! - радостно отрапортовал стажер. - Едем к вам, медика уже захватили. Сейчас будем.
  - Кому медик, а кому Аркадий Соломонович, - недовольно пробубнило на заднем плане.
  - Уже подъезжаем, выходите! - захлебнулся стажер плохо сдерживаемым восторгом.
  - Понял, отбой.
  В таком состоянии только на труп и выезжать. Вечер пятницы, чтоб его. А ведь казалось, что самая большая на сегодня неприятность - банкет с высоким начальством - уже позади.
  Кит сунул телефон обратно в карман и обеими ладонями растер лицо. Вроде, полегчало. По крайней мере настолько, чтобы сообразить, что нужно проверить, не пропало ли что. Брать в доме, кроме ноутбука и недавно полученных майорских звездочек с медалькой, нечего, разве что кухонный комбайн с кофе-машиной. Но все равно тогда к хулиганке прибавлялось воровство и - как следствие - необходимость заводить дело. И переодеться еще успеть: в парадно-выходной одежде рядом с криминалистом делать нечего. Начнет свой порошок сыпать - проще выбросить, чем отстирать.
  
  Настоящие мужики не мерзнут. Тем более - пришедшие с севера. Кит все эти заблуждения старательно поддерживал, постоянно оговариваясь, что разгрузку надевает, исключительно прикрыть наплечную кобуру. На самом деле демонстрация оружия его никогда не смущала, а вот спину по ночному холодку прикрыть - милое дело. Как застудил однажды в засаде, так до сих пор периодически аукалось.
  Из-под арки Кит вышел в ночь как раз к подъезжающему УАЗику. Успел и дом проверить - все на месте, как и ожидал - и переодеться, и даже пару примочек захватил - посмотреть по дороге, кто такой умный нашелся, к нему в дом лезть и злые шутки шутить.
  Шутить Кит и сам умел.
  - Михалыч, - отметился он, утрамбовываясь в машину. - Здравствуйте, Аркадий Соломонович. Привет, стажер.
  Имени очередного присланного набираться опыта он не помнил, хоть тресни. Алик? Толик? Павлик? Помнил лишь, что ни один из череды '...иков' нормально сразу представиться не смог. Зато все, как один, демонстрировали нешуточный энтузиазм и редкостную тупость. Особенно в работе с уликами. Один деятель умудрился на бытовухе пепельницу с окурками в мусорное ведро вытряхнуть, другой вообще на труп наручники нацепил. Очевидно, чтобы тот не скрылся с места преступления. После пятого или шестого Кит вообще перестал их в расчет брать, следил только, чтобы на расстояние протянутой руки ни к чему не подходили.
  - Устроился? - Михалыч вдавил педаль в пол и рванул с места. - Недолго же тебе отдыхалось.
  - Через двадцать метров поворот...
  - Да замолчи ты уже, у нас тут серьезное дело. Убийство. Вот.
  Кит насторожился, крутя в руке приготовленную к просмотру флешку. Настолько серьезное, чтобы Михалыч навигатор вырубил? Да они под такие же веселые перебранки грабителя в банк брать ехали. А там всех посетителей положить могли, вместе с обслуживающим персоналом.
  - Разрешите доложить? - заподпрыгивал на сиденье стажер.
  - Позже. Михалыч, что там?
  - А я почем знаю? Мне не докладывают.
  Ага, как же. Чтобы Михалыч - и ничего не знал. Во всех подробностях.
  - Люди что говорят? - продолжал настаивать Кит, воюя с ремнем безопасности - явно бюджет осваивали, в старых УАЗах никакой безопасности не предусматривалось. Однако, нашли, куда средства потратить, озаботились, ремни, вон, прилепили. Не рабочие, ни черта.
  Стажер - круглолицый и лопоухий - обиженно отвернулся и уставился в окно. Михалыч раздулся от чувства собственной значимости.
  - Не то, чтобы говорят, так, языками молотят, - паузу ему выдержать удалось плохо, слишком мало. - Маньяк, говорят, у нас завелся. Баб режет. Или душит. Вот что говорят.
  У Кита неприятно бухнуло в груди.
  - Душит, - сорвался на фальцет стажер, забыв про обиду. Кашлянул и не спрашивая разрешения продолжил: - Труп молодой девушки, предположительно задушенный, найден в частном секторе, оцепление выставлено, следственная группа из района в составе следователя, криминалиста и кинолога, следуют к месту происшествия, - воздуха стажеру не хватило, он стукнул себя кулаком в грудь, вдохнул и закончил: - Свидетелей нет.
  Энтузиазм из него буквально выплескивался. 'Задушенный труп' Кит даже поправлять не стал.
  - Еще что-нибудь? Знаки, символы - почему решили, что маньяк?
  - Ой, да хватит вам уже, Никита Романович, - не отрываясь от читалки, внезапно подал голос Аркадий Соломонович. - Что вы, в самом деле, наконец, хотите от мальчика. У него там труп задушенный, а вы про подробности интересуетесь.
  Ага, тоже не понравилось. Профессионал старой закалки, интеллигент до мозга костей, Аркадий Соломонович в своем деле был отменным специалистом, дотошным и кропотливым до занудливости. Имел два чудачества: любил изобразить классический 'адесский' говор и на выездах читал исключительно беллетристику.
  Кит нехотя глянул в читалку. 'Дар. Легенда Дар' гласила обложка с вооруженной красоткой на переднем плане.
  Бонд. Джеймс Бонд. Автор, убей себя.
  - Таки захватывающее действие, - проследив взгляд Кита, поделился Аркадий Соломонович. - Тут девушка, она слегка с приветом, работает полицейским в необычном мире.
  Ну да, чтобы работать полицейским в обычном мире, надо быть 'с приветом' не слегка, а прочно и целиком.
  Кстати, о приветах.
  - Аркадий Соломонович, - вопрос формулировался косо, слова не подбирались. Вот так и проникнешься сочувствием к Царице-Крокодилице. - Какое вещество может вызвать легкие галлюцинации?
  - Ну вы спросили, - от возмущения медик даже забыл изобразить акцент. - Их тысячи!
  - Без ярко выраженного вкуса, без запаха, легко растворяются в жидкости, - принялся навскидку перечислять Кит. - Осадка не оставляет, координации не нарушает. Действует очень быстро... или не очень, - уточнил он, сообразив, что еще весь день пил кофе из автомата.
  В желудке моментально образовалась черная дыра - стоило лишь вспомнить, что с самого утра ничего не ел.
  - Он издевается, - картинно развел руками Аркадий Соломонович. - Несите на анализ, тогда и скажу.
  - Что нести? - не понял Кит.
  - Вещество свое несите и не пудрите мне мозги.
  Михалыч, наблюдавший за беседой в зеркало заднего вида, удовлетворенно крякнул. Стажер заржал, подавился и закашлялся.
  - Так нет вещества, - настойчиво уточнил Кит, видя, что медик снова намеревается окунуться в мир 'приветливой' девицы. - Выпито. Или съедено, не знаю.
  - Тогда кровь несите, - Аркадий Соломонович укоризненно посмотрел поверх очков. - Только учтите, что большинство таких веществ в организме разлагается очень быстро.
  - Так, - решился Кит. - Берите прямо сейчас, - сунул флешку в первый подвернувшийся карман разгрузки и вытянул обе руки, предлагая вены.
  У стажера глаза на лоб полезли. Михалыч вцепился в руль - УАЗик, как назло, затрясло больше обычного.
  - Останови, - принял решение Аркадий Соломонович. И полез в походный чемоданчик.
  - Это... мне? - светски осведомился Кит при виде пластиковой баночки.
  Аркадий Соломонович на миг замер, чуть склонил голову и внушительно посмотрел поверх очков.
  - Вообще, велели скорее, - напомнил Михалыч. Явно больше для порядка, не возмущаясь, потому что притормозил аккуратно, проследив, чтобы пассажиров не помяло.
  - Понял, - Кит сцапал баночку и выпрыгнул в ближайшие кусты.
  - Труп уже никуда не убежит, - донесся до него голос Аркадия Соломоновича. - А эти, из района, всю ночь будут ехать.
  Когда Кит влез обратно, в кабине уже горел свет. На сиденье лежала газетка, на газетке - одноразовое полотенце.
  - На результат особо не рассчитывайте, - предупредил Аркадий Соломонович, педантично раскладывая поверх свои пыточные принадлежности. - Рукав... Можно не закатывать, хотя лучше закатать, - кивнул он на футболку. Подождал: - И кулаком поработай.
  Кит поморщился, когда игла проткнула кожу. Причем, скорее по привычке, чем от ощущения - профессионализма медику было не занимать. Стажер, как-то быстро позеленевший, внезапно дернул ручку дверцы и выкатился туда, откуда минутой раньше вылез Кит. Машину слегка качнуло, к счастью, игла не дернулась.
  - Там и сиди, пока не позовут! - гневно заорал вслед Михалыч. - Наберут курей во флот, ни нырять, ни плавать, - прокомментировал он уже тише.
  Из кустов послышались характерные звуки.
  Киту подумалось, что лучше уж здесь, чем на месте преступления.
  - Надеюсь, до конца выложится, - эхом мыслей откликнулся Аркадий Соломонович. - Еще не все, - предупредил он, ловко поменяв пробирку.
  - Ты ему-то хоть что-нибудь оставь, - заволновался Михалыч через спинку сиденья, - все не выкачивай.
  - Я ему гематогенку подарю, - отозвался медик, - за примерное поведение. Вон какой тихий, прямо как мои клиенты, всем бы так. Ну вот, перехвалил, - меланхолично констатировал он, сунув Киту под нос нашатырь и прижав руку с проспиртованной ваткой.
  - С утра не ел, только кофе, - попытался оправдаться Кит. Сквозь звон в ушах собственный голос показался слишком хриплым.
  - То есть, сейчас завтракать будешь, - с облегчением подколол Михалыч. - Да уж, старость - не радость.
  Хорошо, если старость, а не последствия неведомой отравы.
  Аркадий Соломонович обстоятельно сложил инструменты обратно в чемоданчик, заботливо свернул полотенце и газетку, затем достал гематоген и бутылку воды. Гематоген вручил Киту.
  - Мне уже можно? - донесся из кустов жалобный голос стажера.
  - А может, ну тебя? - в тон ему тоскливо буркнул Кит, шурша оберткой.
  - Сначала рот прополощи, - Аркадий Соломонович протянул бутылку в открытую дверь и укоризненно покачал головой.
  - Бензином сильно воняло, вот и... - нашел оправдание стажер.
  Это он зря. Оскорбленный до глубины души Михалыч резко дернул с места в карьер - тот едва дверь успел захлопнуть, чуть мимо сиденья не грохнулся.
  
  Глава 3
  
  Под обиженное нытье Кит дожевал предложенный гематоген и снова достал флешку. Подсоединил к переходнику, воткнул в телефон и приготовился наблюдать шутника. Или шутников - если не один такой смелый нашелся. Спрашивать у Аркадия Соломоновича про сроки смысла не имело. Кит точно знал, что сделано будет в первую очередь, и результаты он узнает сразу же.
  Запись с флешки, наконец, запустилась, и Кит поставил быструю перемотку.
  Систему наблюдения в своем дворе он наладил не сразу. Сначала довольствовался общей, подключенной при переезде. Затем, когда обживаться начал, втихаря поставил вторую, скрытую. И пока стандартные камеры прилежно смотрели в положенные стороны, полулегальные перекрывали все местность, иногда даже накладываясь друг на друга - для надежности.
  В принципе, он не сомневался, что увидит кого-то из подростков. У кого еще хватит ума лезть в дом к полицейскому, местной легенде, считай, чтобы в старых игрушках порыться. Оставалось опознать и провести с родителями воспитательную беседу. Или лучше лично поговорить - может, там совсем все плохо, и не от хорошей жизни в дом залезли. В крайнем случае - уши надрать и к делу пристроить.
  Михалыч затормозил слишком резко. Кита бросило вперед, но благодаря ремню безопасности он вовремя ткнул в паузу. Как парень попал в дом, пока было неясно - через двор он точно не проходил. Зато соседей опрашивать, очевидно, не придется. Кит и так его узнал. Буквально на днях парнишка разбился, шагнув с крыши дата-центра.
  Насмерть.
  - Приехали, - объявил Михалыч, видя, что Кит не торопится.
  - Секунду... - может, ошибка?
  Кит быстро мотнул назад и включил покадровое воспроизведение. Точно, обознался. У того волосы по-другому лежали, да и выглядел свежее.
  Парень на записи подошел к одной из скрытых камер второго этажа - лицо оказалось по центру экрана. Черт. Все-таки глюк. Или близнец. Или просто родственник, но очень похожий.
  Между тем парень открыл рот. Губы беззвучно зашевелились.
  - Убей себя, - медленно и отчетливо проговорил он в камеру, глядя Киту в глаза.
  В груди нехорошо заныло.
  - Никита Романович, мы на месте, - снова позвал Михалыч. Теперь почему-то голосом стажера.
  Кит дернулся и с хрипом втянул воздух, промаргиваясь.
  - Ну ты, Романыч, совсем себя не бережешь, - возмутился издали Михалыч. - Опять рубанулся. Отдыхать надо, хоть изредка.
  Прямо перед Китом маячила физиономия стажера. Физиономия снова была нормального оттенка, только оттопыренные уши пламенно багровели:
  - Какие будут распоряжения?!
  Вместо ответа Кит хлопнул себя по карману. Флешки не было. Цапнулся за телефон - ни переходника, ни карты памяти. Отодвинув стажера, Кит привстал и осмотрел сиденье. Ничего, кроме выпавшей ватки.
  И тут до него дошло, что перед уколом он сунул несчастную флешку в другой карман. Там пропажа и обнаружилась.
  Значит, не было ничего. Приснилось. Примерещилось.
  Ну и как тут дело вести? По-хорошему, надо отвод брать по здоровью - ждать, пока галлюциноген выветрится. А с другой стороны - кого вместо себя? Шугарина, что ли? Нет, он мужик хороший, правильный. И начальник - просто золото. Прикроет, когда надо, всегда премию выпишет. Но вот мозги у него под полицейское дело совсем не заточены. Привык карманников на курортных рынках ловить, а времена сейчас совсем другие.
  Соберись, тряпка.
  - Так, стажер, - Кит махнул рукой, показывая, чтобы выметался из машины. Выпрыгнул следом - земля под ногами не качнулась, фонари как лили ровный свет на дорогу, так и не мигнули. - Распоряжение такое. Идешь по окрестным домам, собираешь видеоматериалы.
  - Э? - теперь у стажера не только уши покраснели. От мысленных усилий вся физиономия пятнами пошла.
  - Вежливо просишь поделиться записями с камер видеонаблюдения, - пояснил Кит, закипая. - Видишь собравшуюся толпу? - указал он на десяток топчущихся за лентой оцепления зевак. Михалыч остановил машину шагах в двадцати от места. - Это потенциальные свидетели. Они тебе скажут, что ничего не видели, только мимо проходили. Спросишь адреса и паспортные данные. Половина тут же сольется. Оставшаяся половина тебе не нужна - они вообще здесь случайно оказались. Но ты каждого внимательно выслушаешь и запишешь - на диктофон! Уточняю для особо одаренных - все, что они скажут. Потом пойдешь по окрестностям...
  Судя по осоловевшему взгляду, стажера укачало еще на стадии сбора паспортных данных.
  Ясно.
  - Короче, соберешь данные, подойдешь ко мне. Нет, не подходи, - Кит нацелил указательный палец ему в грудь. - За ленту оцепления вообще не заходи. Закончишь с данными, позови меня, я подойду, скажу, что дальше делать. Понял? Повтори.
  - Любопытствующих разогнать, у оставшихся спросить паспорта с пропиской, - приободрившись, отрапортовал стажер.
  - Ну, почти, - Кит одобрительно кивнул. Суть парнишка ухватил верно, может, и научится чему. - Еще вопросы? Нет? Тогда вперед.
  Но стажер замялся:
  - А, это самое, на тело можно посмотреть? Ну, улики там. Как вы, это самое... работаете.
  Интересно, как у него получится не смотреть на тело, когда свидетелей опрашивать пойдет.
  - На фотографиях рассмотришь, - отрезал Кит. - Во всех подробностях. Иди, работай.
  Тоже, цирк нашел. Если из профессии не вылетит, такого насмотрится, лучше бы никогда не видеть.
  Под ногами захрустели мелкие камешки. От центра влево ночная дорога выглядела совершенно обычно. Хорошо освещенный ровный асфальт, обочина, канава, за ней кусты и заборы частного сектора.
  Направо ситуация менялась. Там, за лентой оцепления оборвалась чья-то жизнь, и оставшиеся по эту сторону хотели понять, почему.
  - Граждане свидетели, не расходимся, предъявляем паспорта! - ускакавший на пару шагов вперед стажер приступил к работе.
  Как Кит и предполагал, от десятка зевак тут же отделилось человек пять и тихо растворилось в темноте. Оставшиеся заволновались. Кажется, кто-то утверждал, что знает потерпевшую.
  - Да Томка это, Тамара. Настькина жиличка, дом у нее снимала, - уверенный женский голос вонзился в уши.
  Кит сжал руку в кулак, другой поднял ленту и поднырнул под нее. Нет. Только не Тамара. Не она.
  - Ну где ты ходишь? - Шугарин возник из ниоткуда, потянул за рукав в сторону. Кит отмахнулся, шагнул вперед - грохот в ушах перешел в рев.
  Нет, не она.
  Худенькая, даже слишком, на взгляд Кита, блондинка в купальнике - полная противоположность роскошной черноволосой Тамаре - лежала на боку, подложив руку под голову. На спящую не тянула даже сквозь кровавый туман в глазах. Даже с учетом загораживающего половину обзора Аркадия Соломоновича.
  Знакомый облик, слишком знакомый.
  Кит рывком развернулся, нашаривая телефон, цепляя взглядом лица, каждое впечатывая в долговременную память. Я же тебя убил. Пристрелил, как собаку.
  Телефон едва не вывернулся из сведенной руки. Кит резко выдохнул, нажал на запись и принялся снимать оставшихся зевак. В сознании понемногу прояснялось. К моменту, когда в кадре крупным планом всплыло потное от злости Шугаринское лицо, до Кита дошло еще кое-что:
  - Извини, Павел Сергеевич, - подвинул он начальника. - Аркадий Соломонович, опишите, пожалуйста, что вы наблюдаете?
  Медик поднял голову, недоуменно приподнятая бровь почти сразу скользнула на место:
  - Крашеная блондинка, - изобразив привычный покер-фейс, принялся перечислять он, - астенического телосложения, предположительно начальная стадия дистрофии. Лежит на боку, одна рука вытянута, на ней покоится голова, другая согнута в локте и прижата к телу. Ладонь сжата в кулак, испачкана засохшей жидкостью, предположительно кровью. Ноги...
  - Да вы поэт, - раздраженно вмешался Шугарин. Повернулся к Киту и зашипел, разбрызгивая слюну: - Что за цирк ты тут устраиваешь? - от возмущения у него даже очки запотели. - Все ведь ясно, как белый день: пошла с дружком купаться, по дороге что-то не поделили, он ее того, а сам в бега. Иди и поймай его, пока домой не сбег, а то уедет к себе, ищи потом по всему бывшему Союзу.
  Надо же, как просто - всплыло в голове с язвительными интонациями Царицы-Крокодилицы.
  - Я этого 'дружка' уже по всему бывшему Союзу ищу, - севшим голосом сказал Кит, наперев на 'уже'. - Помнишь, как меня сюда занесло? - начальник молча кивнул. - Похоже, опять объявился, - Кит шагнул к медику: - Аркадий Соломонович, проверьте кулак жертвы, пожалуйста.
  Тот кивнул и осторожно приподнял руку девушки. Кит стиснул зубы.
  - Не хватает безымянного пальца. Отсечен небрежно, возможно, после наступления смерти. Крови мало для такой травмы, - пояснил свою мысль Аркадий Соломонович. Кит уже набрал воздуха попросить проверить рот, но указаний не потребовалось: в их среде подробности среди профессионалов разлетались мгновенно. - А вот и сам пальчик, - нажав на нижнюю челюсть жертвы, Аркадий Соломонович посветил ей в рот фонариком. - Здесь доставать не буду, не проси. Вот следачка приедет, тело заберем, в лаборатории все отснимем, сделаем, как положено, тогда и приходи. Можешь при вскрытии поприсутствовать, если есть желание.
  Желание отсутствовало напрочь.
  - Я буду, - пообещал Кит, с трудом разжав сведенные челюсти, и отвернулся от девчонки, не в состоянии смотреть на выступающие ребра. Наверное, на диете сидела, как все они. Очень хотела иметь идеальную фигуру, чтобы купальник хорошо смотрелся. Черт. Наверняка чувствовала себя курортной красавицей, поэтому и остановилась запросто поболтать - с кем? С костлявым юнцом или сухоньким дедком? Кто не вызвал у отдыхающей ни тени опасения?
  - А может, совпадение? - дернул Кита за рукав Шугарин. - Придушил, испугался и решил под маньяка закосить. Дело-то, хоть и давнее, но громкое было, подробности по всем нашим каналам передавали.
  - Как ты себе это представляешь? - поинтересовался Кит. - Он щипцы с собой на пляж брал? Медуз отпугивать? Или так испугался, что сбегал на съемную хату, там все перекопал, нашел в чужом доме подходящий инструмент и вернулся пальцы пилить?
  - Ты как со мной разговариваешь? - обиделся Шугарин.
  - Извини, - Кит потер лоб. - Ну прости, вырвалось. Я же его...
  - Ладно, бывает, - Шугарин понятливо покивал. - Ты его тогда почти поймал. Я тоже думал, в следующий раз где-нибудь на границе с Китаем всплывет.
  Пятнадцать минут назад Кит был уверен, что гад не всплывет никогда. Разве что в виде очередного скелета с огнестрелом, начисто обглоданного рыбами.
  - Почти - не считается, - буркнул он. - Аркадий Соломонович, знаю, что не положено, но посмотрите, пожалуйста, под телом - нет ли посторонних предметов.
  Паспорт с пропиской девушка вряд ли с собой на пляж брала. Бумажник тоже скорее всего отпадает: вечером продавцы чурчхелы и кукурузы предпочитают более людные места. Зато без телефона сейчас никто никуда не выходит.
  - Только ради тебя, Николай Романович. И если Павел Сергеевич отвернется.
  - Павел Сергеевич вообще уходит, - Шугарин снял очки и подышал на стекла. - Из района не раньше, чем через час приедут. Будут спрашивать, майор за старшего, - повысил он голос для остальных.
  - На связи, - подтвердил Кит, хлопнув себя по карману с мобильником. - Ну что там? - повернулся к медику всем телом и изобразил повышенный интерес к разговору. В итоге, чуть косоглазие не заработал, пытаясь понять, действительно ли придорожные кусты мелко потряхивает. При полном отсутствии ветра, между прочим.
  - К сожалению...
  Нет, не примерещилось. Кит с места рванул к обочине, продрался сквозь вымахавшие в человеческий рост ветки и сцапал здоровенного мужика в черной майке. Заломил руку за спину и выдернул через канаву под фонарный столб - поближе к свету.
  - Ты офигел? - простонал мужик, едва обретя относительное равновесие. И вдруг добавил: - Нападение на сотрудника, идиот.
  - Чего? - Кит от неожиданности чуть руки не разжал. Опомнился, не отпустил, но перехватил уже милосерднее: - Какого сотрудника?
  - Пусти, зараза. Кинолог я. Ки-но-лог, - мужик выдернул руку, повернулся, растирая плечо, а Кит внезапно рассмотрел камуфляжные штаны и форменные ментовские ботинки. В смысле, полицейские, конечно.
  - А документы где? Вы же, вроде жилетки какие-то должны носить, с бейджами? - припомнил Кит.
  - В кустах мои документы. Свеженайденную дрянь дожирают, - буркнул кинолог, пропустив мимо ушей пассаж про бейджи. Посмотрел Киту через плечо, помахал медику с Шугариным - кстати, загибавшимся от смеха - и полез назад в кусты.
  За кустами начинались поля - бывшие колхозные угодья, в настоящее время частично приватизированные, частично заброшенные.
  - Блин, так и знал. Фу! Выплюнь, я сказал, - долетело до Кита. - Ну что ты всякую пакость подбираешь... умница моя! Эй, как там тебя, сюда иди!
  Кит почти сразу понял, что это уже ему. Хотя, конечно, паузы не мешало бы делать, меняя собеседника.
  - Ай, молодец, ай, хорошая собака! Да ты вон там пройди, там проплешина, - очевидно, уже Киту. - Ай, умница, иди сюда. Ко мне, ко мне! - это снова без паузы.
  Кит пожал плечами и приготовился к потерям.
  Продраться сквозь кусты на чистом адреналине - это одно, а постараться, не выколоть себе глаза - совсем другое. Совет насчет проплешины немного запоздал, Кит вылез за обочину уже порядком потрепанный. Зато находка искупала и мелкие царапины, и оставшуюся небольшую неловкость.
  - Держи, хороший зверь, - кинолог протянул подошедшей псине лакомство и ткнул рукой в гущу побегов.
  Но Кит и сам уже видел неясное пятно полотенца, надежно запихнутого вглубь куста.
  - Ну что, берем? - кинолог вытащил из кармана штанов перчатку. - Кстати, Анатолий, можно просто Толик, - переложил перчатку и протянул руку для пожатия.
  - Никита, можно просто Кит. Не цапнет? - Кит поднял ладонь навстречу и кивнул на усевшуюся рядом собаку. Небольшая овчарка с остренькой мордочкой и чуть скругленными ушками смахивала бы на лисичку. Если бы не общие габариты.
  - Нет, ты что, она у меня умница, - обменявшись рукопожатием, Толик вздохнул и натянул перчатку. - Только жрет, что попало. Вон какой батон. Да, Максюта?
  Действительно, на фоне толстенького тельца лапки для овчарки казались коротковатыми. Почувствовав общее внимание, Максюта навострила уши, вывалила язык и часто задышала.
  Кит достал телефон и сфотографировал улику для криминалиста.
  - Так следак с криминалистом уже тоже здесь? - пропустив Толика к полотенцу, уточнил он. - Ничего не понимаю, медик их там сидит, ждет.
  - Нет, эти вредители еще полночи ехать будут. Пока машину выделят, пока то, да се. А мы с Мусей на велосипед пересели, - пояснил Толик. - Я качаюсь, она худеет. Ну, в теории, - с сомнением посмотрев на Мусины лоснящиеся бока, добавил он. Опустился на одно колено и вытянул перед собой полотенце: - Давай, Максюта, нюхай. Ищи!
  Максюта встала и вильнула хвостом, умильно косясь на кусты позади кинолога. У Кита создалось впечатление, что гораздо с большим удовольствием она сейчас доела бы найденную 'дрянь'. Однако, нет. После третьего или четвертого 'ищи' хвост у Максюты заходил наподобие маятника.
  Ткнувшись носом в землю - в одно место, в другое - собака с места заперебирала лапами с такой скоростью, что Толик едва успел подхватить ее за ошейник. Прицепил поводок и кивнул Киту: - Есть след.
  Муся повела их напрямик через поля, почти перпендикулярно шоссе. Несмотря на полноту, бежала резво, иногда даже чересчур. И вела себя при этом очень серьезно - на вспугнутых птах не отвлекалась, за мышами не гонялась. Иногда, правда, притормаживала, виляла туда-сюда, принюхиваясь и отфыркиваясь. Наверное, скошенная трава неприятно колола собачий нос. Тогда Толик снова предлагал ей понюхать полотенце, повторяя свое 'ищи, ищи'.
  Во время одной из таких пауз Кит набрал стажера:
  - Что хочешь делай, найди телефон жертвы до приезда следственной группы. Отдашь мне в руки. Только мне. Не криминалисту, не следователю - мне. Понял? Пакет для улик не забудь, голыми руками не цапайся. Повтори.
  Ну не ходит сейчас никто и никуда без мобильной связи. Разве что бабульки - и то, если из-за склероза аппарат дома забудут. А криминалисту только дай улику, тут же запакует и в лабораторию уволочет. Выцарапывай потом с кучей бумажек и рапортов.
  - А... как я вам его найду?! - на заднем плане бубнила толпа. В голосе стажера явственно слышалась паника.
  - Прояви смекалку, - посоветовал Кит и сбросил звонок. Ладно, здесь закончить, потом там самому заняться.
  
  Глава 4
  
  - Надеюсь, ты понимаешь, что след может и не привести к убийце, - кинолог успел немного отдышаться. Разговор со стажером по поводу телефона явно вызвал у него профессиональное сочувствие. Неудивительно: в их деле криминалисту требуются никем не тронутые улики, а кинологу, как и оперу, позарез нужно с ними срочно поработать - вот прямо здесь и сейчас. Конфликт интересов, как есть.
  На самом деле, Кит запыхался не меньше, а ведь Толику еще приходилось сдерживать пылающие энтузиазмом килограмм двадцать-двадцать пять, если не все тридцать. С другой стороны, они же его и вперед тянули.
  - Без вопросов, - проявил ответное понимание Кит. - Я с кинологами уже работал, понимаю, за что настоящие профессионалы Мухтара ненавидят.
  - Мухтара? А, ну да, - Толик одышливо рассмеялся и дернулся утереться уликой. Вовремя остановился, провел по лбу предплечьем. - Не, пес классный, то есть, все кто его играют, классные. Дрессировка - просто блеск! Одно непонятно, нафига там вообще кинолог, только под ногами у Мухтара путается.
  Муся снова резко стартанула с места.
  - А мне вот объяснили, - похвастался Кит, светя себе под ноги телефоном. Ни черта не помогало в такой гонке, но все-таки. - Главный герой красивый, и он Мухтару бланки заполняет. Пока тот сам не научился... Или уже научился? - засомневался Кит.
  - Понятия не имею, я дальше первой серии не продвинулся, такое зло взяло, - на бегу поделился Толик. - Начальство насмотрится, потом от нас того же требует. 'Я саам видела, как в телевизоре собачка по обрывочку фантика террориста и двух украденных детишечек нашла', - пискляво изобразил он кого-то. - А мне потом не доказать, что не может собака одновременно и следовой и по наркотикам работать. И еще при этом охранником быть! Если она не Леонардо да Винчи собачьего мира.
  Последняя фраза вряд ли принадлежала Толику. Наверное, пытался объяснить кому-то, что человек не может быть гением в математике и одновременно играть на всех инструментах, рисовать и писать стихи. Интересно, кто такой образованный нашелся - сходу возразить, да так, чтобы запомнилось.
  Канаву Кит заметил в последний момент, чуть в нее не навернулся. А вот Толик не заметил. Или Муся невовремя шагу прибавила. Однако, на общем настроении это никак не отразилось:
  - Ну, помолимся, - Толик выбрался из канавы и отряхнул с колен налипшую траву, придерживая рвущуюся через дорогу Мусю. - Частный сектор, дворы, глядишь, прямо сейчас раскрытие будет, - скороговоркой выдохнул он.
  Навскидку и ночью местность выглядела почти точной копией места преступления, только без трупа и толпы. Кит прикинул, что они наискосок пропахали плюс-минус километр колхозного поля и вышли к перпендикулярно прилегающей дороге. За канавой шел ровный асфальт с фонарями, а дальше тот же ландшафт: кустарник, за ним заборы и дома.
  - Давай, Муся, не подведи, - Кит приготовился к еще одному бешеному рывку, но Муся действительно не подвела.
  Прямо через дорогу, чуть направо - рукой подать. Довольно широкий въезд утыкался в высокие железные ворота. Щитовой забор им ничуть не уступал - возвышался в полтора человеческих роста, недавно покрашенный и надежно поросший кустами.
  Насколько Кит рассмотрел в свете придорожных фонарей, двор за забором тоже что-то освещало - скорее всего, лампочка над входом в дом.
  Муся поводила мордой под воротами, поскребла лапой, повернулась к Толику и присела. Тут же вскочила и снова закрутилась взад-вперед, всем видом показывая, что ей срочно нужно дальше.
  - Ай, молодец, ай хорошая моя, - Толик, склонился к Мусе, чтобы потрепать по шее. Как бы невзначай задел ворота, затем подцепил пальцами и подергал. - Заперто, зараза! - с досадой отметил он. И нетерпеливо добавил: - Других собак нет, Муся бы предупредила.
  Если бы охотничий азарт мог материализоваться, ворота уже летели бы клочьями, прихватив большую часть забора.
  Отставший на пару шагов Кит одобрительно проследил за манипуляциями из положения 'согнувшись, упершись руками в колени'. Дыхалки катастрофически не хватало.
  - Погоди, - он пришлепнул на шее комара и смахнул со лба заливающий глаза пот. - Оружие при тебе?
  - Да блин, за ним в оружейку не наездишься, - подосадовал Толик.
  - Ну да, - согласился Кит, прикидывая дальнейшие действия, - у тебя свое оружие.
  Вообще, он имел ввиду собаку. Но Толик согласно покивал и гордо похлопал себя по бицепсу - довольно внушительному, кстати.
  - Ладно, - решился Кит. - Сначала попробуем по-хорошему.
  Толик придержал Мусю, пропустив его к воротам. По пути Кит подобрал с земли ветку, которой и ткнул в красовавшийся сбоку звонок. Скорее всего, бесполезная предосторожность, но привычка - вторая натура: вдруг отпечатки понадобятся.
  Прислушались. В наступившей тишине слышалось только тяжелое 'хаканье' Муси. Ни звона, ни сирен, ни трелей, ни даже собачьего лая - некоторые умельцы вместо живых собак разные имитации наловчились приспосабливать. Где-то вдалеке проехала машина.
  - Не работает, - подытожил Толик.
  - Или звукоизоляция в доме хорошая, - не согласился Кит. Еще немного потыкал в кнопку, выкинул ветку и, пятясь, отошел назад к дороге. Задрал голову, посмотрел через забор - на плохо освещенные верхушки деревьев и край крыши - затем по сторонам. Ни слева, ни справа параллельных тропинок не наблюдалось.
  - Ты - туда, мы с Мусей - сюда, - на лету подхватил идею Толик. - У меня шурин тоже себе отдельную калитку сделал, чтобы ворота не портить, и каждый раз туда-сюда не тягать.
  Со стороны Кита канавка тянулась без перерывов до соседнего дома. И заканчивалась лишь у следующего въезда. Шагая назад, Кит отметил, что дворы здесь стояли забор в забор, без просвета между ними.
  - Ничего, - развел руками идущий навстречу Толик. Муся понуро трусила рядом - кажется, обижалась на хозяина. - Слушай, там кто-то кричит, тебе не кажется? - Толик умело изобразил тревогу. - О, снова. Помогите, я несовершеннолетняя, тут мужик с топором, - фальцетом пропел он, нацелив ухо на ворота.
  - Вариант, - согласился Кит. - Но сначала попробуем еще кое-что.
  Отодвинул Толика, развернулся и от души долбанул пяткой в железо:
  - Эй, хозяева! Есть кто дома?!
  Подумал и добавил еще.
  - Отворяй, свинья, медведь пришел, - сквозь грохот прокомментировал впечатленный Толик.
  Муся села рядом, склонила голову набок и навострила уши. Судя по взгляду - налево, сквозь кусты и забор, слышала она гораздо больше Кита с кинологом. Кит сделал паузу и тоже прислушался.
  - Хулиганы! Вот я сейчас в полицию позвоню! - высокий женский голос взрезал затихающее эхо с деликатностью бензопилы. В принципе, на то и было рассчитано. - Всех соседей разбудили! На часы смотрели?!
  На ходу Киту подумалось, что теперь уж точно - всех.
  - А не надо звонить, - с привычной уверенностью перебил он поток, снова подойдя к воротам соседнего дома. - Полиция уже здесь. Белов Никита Романович, старший оперуполномоченный, замначальника уголовного розыска.
  - И штатный кинолог с собакой, - негромко подсказал Толик. Настроение у него явно повысилось. По крайней мере от комаров он отмахивался гораздо энергичнее, чем прежде.
  - Извините за беспокойство, - вспомнил Кит старые привычки. - Если позволите, нам бы несколько вопросов задать по поводу вашего соседа. Вот мои документы, - предъявил он в потемневший глазок раскрытое удостоверение.
  За воротами - кстати, еще более внушительными и ухоженными, чем те, в которые Кит безуспешно ломился - щелкнуло и гулко лязгнуло.
  - Не надо документов, - невысокая статная женщина в домашнем платье открыла створку и шагнула назад, жестом пригласив незваных гостей во двор. - Я вас узнала. Вы тогда в банке нас спасли, - абсолютно нормальным голосом добавила она. Прикрыла ворота и обернулась.
  Свет упал на лицо - точно, знакомое.
  - Галина... Владимировна, - припомнил Кит.
  - Васильевна. Надо же, вспомнили, - восхитилась она, покачав головой.
  - Работа такая, - влез приосанившийся Толик, скрещивая на груди руки. - Я бы вас тоже... запомнил, - Муся куда-то побрела, дернула поводок и не дала взыграть мускулами.
  Ну-ну. Широкий двор, облагороженный стараниями садовников, почти целиком состоящий из газона с мощеными дорожками. Ни сада, ни огорода, ни даже клумб с пышными цветами, которые местные любят выращивать на продажу. Камни и еще какая-то фигня, кажется, называется сухим ручьем. И дом - не дом, а хоромы с широкими ступенями. Кинологи не столько получают, чтобы таких женщин запоминать. Хотя...
  - Скажете тоже, - Галина Васильевна заправила за ухо несуществующий локон и снисходительно улыбнулась. - Какая у вас собачка милая, не укусит?
  - Ну что вы, она красивых девушек не трогает. Если они ее не трогают, - быстро добавил Толик.
  Галина Васильевна отдернула руку. Муся села и приняла невинный вид.
  Тридцать семь лет, семейное положение - не замужем, всплыло в памяти у Кита. Работает в банке администратором, не деле - непонятно, кем, но должность высокая.
  - Ваш сосед справа - вы знакомы? - осторожно приступил он к прощупыванию почвы.
  - А, Сергей. Что-то натворил? - Галина Васильевна уверенно шла по стопам безумного количества ранее опрошенных Китом. Почему-то все они хотели что-то вызнать, перед тем как отвечать.
  - Почему вы так решили? - как можно искреннее удивился Кит.
  - Видите ли... - ожидаемо замялась Галина Васильевна, - он, вообще-то мужчина приличный. Но, можно сказать, нелюдимый. Жен... гостей не водит, с работы приезжает в одно и то же время...
  Понятно. Одинокая симпатичная Галина, очевидно, уже не раз пыталась наладить контакт с соседом. А тот вежливо сворачивал авансы. Обидеть, скорее всего, не обидел, но четко дал понять, что не заинтересован.
  - Если и пьет, то дома, в одиночестве.
  Да, это вам не Питер, где большинство толком не может сказать, кто с ними в одной парадной проживает.
  - А сегодня внезапно гулянку устроил, - в голосе Галины Васильевны послышалось что-то вроде хорошо скрытой обиды. - Соседей на шашлыки пригласил. Но только замужних, с мужьями. То есть, женатых, я хотела сказать. Парами.
  Дедушка Фрейд сейчас аплодировал бы себе стоя.
  - Надо же как странно, - подлил масла в огонь Кит.
  - Ко мне Наталья заходила, - ощутив поддержку, заторопилась Галина Васильевна, качнувшись ближе, - она сейчас разводится, очень сложный период, сами понимаете, - Кит сочувственно кивнул - мол, очень хорошо понимает и заранее поддерживает. - Так вот, Сергей сначала их пригласил, а когда Рябкин, как всегда, в одних трусах выполз и Наталью подвинул, оказалось, что приглашен только он, без нее. Представляете, какой неловкий момент?
  - О как! - осуждающе крякнул Кит.
  - Он же туда девицу свою привел, вместо Натальи!
  От густой смеси искреннего негодования, сочувствия и злорадства, прозвучавшего в словах Галины Васильевны, Кита слегка коротнуло.
  - И долго они гуляли? - поторопился он с вопросом. Тут же, правда, исправился: - А Наталья ваша откуда все знает?
  - Так у нас же общий забор, - словно это все объясняло, выдала Галина Васильевна. - В смысле, калитка есть, - явно сообразив, как все это выглядит, исправилась она.
  И замолчала, снова поправляя несуществующий локон, глядя куда-то между Толиком и скучающей Мусей.
  - Я понял, - подбодрил Кит. - Вы с подругой вышли в сад, утешали ее, прогуливались, и случайно увидели, что ее 'пока еще муж' привел другую женщину в гости к соседу. Так?
  - Именно! - горячо поддержала его версию Галина Васильевна.
  Объяснение Кита явно нравилось ей больше происходившего в реальности. Сам Кит, как наяву, видел двух теток, засевших в кустах- подглядывавших или подслушивающих, а скорее всего, и то, и другое.
  - А скажите, Галина Васильевна, там ничего больше странного не происходило? Может, ссора какая-нибудь, драка? Спор, наконец, на повышенных тонах?
  - Ну... - забегавший взгляд дамы яснее ясного дал понять, что происходило там многое, возможно, все сразу - спор, ссора и драка. Можно даже допустить, что с участием самой Галины Васильевны - в качестве поддержки для пока неизвестной Натальи.
  - Дело в том, что у гулянок бывают последствия, особенно, если к шашлыкам прилагается спиртное, - посетовал Кит. - И...
  - Да нет же, - повысив голос, заторопилась Галина Васильевна, - она же вообще не пила, только коньяк, одну рюмку, чтобы успокоиться. Я сама ей налила. Это соучастие? - опомнившись, убито спросила она.
  Кит поморщился. Вряд ли неведомая Наталья накушалась настолько, чтобы на глазах у изумленной публики сцапать девушку своего бывшего, вытащить со двора, проволочь через все колхозное поле, а потом задушить и отрезать палец. Безымянный, между прочим, и на правой руке. Давняя идея - чтобы обручальное кольцо некуда надеть было. Жертва вообще не отсюда шла, если только здесь на шашлыки не принято в купальниках ходить.
  - Галина Васильевна, - через силу улыбнулся Кит. - Ну какое соучастие? Вы меня неправильно поняли. Если бывший муж получил пинка от обиженной жены, это ведь их дело? - дождался кивка, посмотрел на Толика - тот скептически покачал головой, затем спохватился и тоже закивал. - Я говорю о том, что после могло случиться. Надо ведь проверить, не вступился ли кто за вашу подругу, когда все закончилось. Мужчины, они ведь, когда пьяные, жуть, какие дурные, верно?
  - Это точно! - горячо поддержала Галина Васильевна. - Рябкин потом в калитку ломился, грозился... то есть, угрожал физической расправой, - внезапно перешла она на официоз.
  - Надеюсь, успели запереть? - подыграл Кит.
  - Ой, еле-еле. Так страшно было, - Галина Васильевна картинно поежилась. - Не знаю, что с ним случилось, мы никто подумать не могли, что он на такое способен. Раньше никогда такого не было, Рябкин из приличных.
  - Вы из вашего двора разрешите посмотреть на двор соседа - убедиться, что там все в порядке? - строго попросил Кит.
  - Конечно! Угомонились, все допили, потом разошлись. Даже за добавкой не бегали, - и первая двинулась к калитке: - Да сами посмотрите!
  Разводка сработала, капкан почти захлопнулся. Оставалось подвести Галину Васильевну к главному.
  А что еще делать без постановления на обыск?
  Выкручиваться, как умеешь.
  - Давно вообще соседа знаете? - как бы невзначай кинул Кит, пока Галина Васильевна возилась со щеколдой. Про себя он почти молился - только бы с другой стороны не оказалось заперто. Шансы невелики: вон, задвижку погнуло. Удивительно, что забор выстоял. Очевидно, почти бывший муж Рябкин приложил много усилий, чтобы добраться до Натальи. Зато, в таком состоянии он вряд ли захотел бы запереться изнутри. Оставались, правда, те, кто его оттаскивал и утихомиривал. Хотя им тоже было, чем заняться.
  - Да нет, - с усилием пропыхтела Галина Васильевна. - Полгода... Нет, меньше. Месяца четыре, может, пять.
  Четыре-пять месяцев. Как раз столько, сколько Кит здесь обретается.
  - Позвольте, я помогу, - галантно вмешался Толик. Перекинул Киту Мусин поводок, нажал на калитку и дернул щеколду.
  Шума они производили не так уж много, но вот скрежет, с которым несчастная дверца открылась, в ночной тишине прозвучал, как гром среди ясного неба.
  - О-па, а что это там, за... - Кит быстро окинул взглядом двор: почти точная копия того, где они находились. С той разницей, что метрах в пяти - рукой подать - возвышался навес с мангалом. И деревья вокруг дома росли, в отличие от соседнего. Сам двор представлял собой классическую иллюстрацию к понятию 'после пьянки'. Не то, чтобы совсем разгром, но беспорядок качественный. Табуретки на траве, где попало, чурбаки и почему-то разлетевшиеся газеты. Их еще кто-то читает? Удалось даже мельком несколько пустых бутылок разглядеть. И камеры видеонаблюдения под крышей. Отлично!
  - Где? - испуганно спросила Галина Васильевна.
  Кит заблаговременно пропустил ее вперед - ей-то без постановления куда угодно можно, если таблички 'вход воспрещен' не навешено.
  - Да вон, - Кит наудачу махнул рукой в сторону ворот.
  - Ой, нет, мне страшно. Лучше вы идите сюда, сами посмотрите!
  Капкан захлопнулся.
  - Анатолий, нас зовут на помощь, - в спину Толику буркнул Кит, посторонившись. И зашагал за ним с Мусей к воротам.
  
  Глава 5
  
  В общем и целом, дела обстояли следующим образом: служебная собака взяла у тела след и привела их с кинологом по эн-ному адресу.
  Отмахиваясь от комаров, пока Толик уговаривал Мусю снова понюхать полотенце, Кит по привычке мысленно составлял рапорт.
  '...несмотря на горящий во дворе свет, на звонки и стук в дверь никто не ответил. Опрос соседей показал, что вечером того же дня по данному адресу происходило распитие спиртных напитков. Соседка 'имярек' выразила беспокойство по поводу возможных жертв. Она пригласила нас на свою (прилегающую к подозрительной) территорию. Затем открыла калитку со своей стороны и прошла во двор к подозреваемому. Там она испугалась и позвала нас на помощь, после чего мы с кинологом вошли и провели следственные мероприятия'.
  Вроде бы, ничего не упустил. Пока что.
  - А почему вы даете ей нюхать тряпочку? - Галина Васильевна явно оправилась от первого испуга.
  - Это вещдок, - вежливо пояснил Толик. - Давай, Муся, нюхай, ищи, ищи!
  - На ней запах хозяина остался, - пришел Кит на выручку, чтобы кинолог не слишком отвлекался. Хотя по Толику было хорошо видно, что работа ему сейчас важнее, чем диалог с Галиной Васильевной.
  Муся наморщила нос, чихнула, отдернула морду, раскрыла пасть и то ли зевнула, то ли рыгнула. Звук получился характерный.
  - Ну давай, Мусенька, ищи!
  Получалось у Толика что-то вроде 'ищ-щ-щи, ищ-щ-щи'.
  - А это полотенце, что ли? - присмотрелась Галина Васильевна. Кит с удовольствием отправил бы ее обратно домой, но любой другой свидетель мог повести себя еще хуже.
  - Полотенце, - машинально понизил он голос: Муся, вроде бы, согласилась понюхать улику.
  - Маленькое какое-то, - Галина Васильевна пожала плечами - мол, у не-то все полотенца, не полотенца, а простыни. Или ковры. Обхватила себя руками и принялась осматриваться. - Ой, смотрите, такое же. Это же посудное! - обрадовалась она. - Сейчас такими редко пользуются. У меня вот сушилка с теплым воздухом, такая удобная вещь!
  Кит глянул в сторону вытянутой руки - действительно, с перекладины под навесом для мангала свисало что-то очень похожее на уже имевшуюся улику. Свидетельница оказалась не только болтливой, но и глазастой. Сразу два достоинства.
  В этот момент Муся тоже решила поработать. Забегала перед воротами - точно так же, как до этого с той стороны - тыкаясь носом в порог и принюхиваясь. Развернулась, задрала хвост и шустро рванула в сторону навеса.
  Под навес не пошла, закрутилась рядом. Увела Толика в сторону, к забору, там, кажется, заскребла лапой, присела, привстала. Наконец, снова развернулась и села.
  - Ай, молодец, ай, ум...ница, - Толик, склонившийся над находкой, посторонился. - Вот же... зараза.
  Подбежав, Кит вытащил телефон, включил фонарик и посветил на найденное.
  Сердце пропустило удар.
  - Фу, - скривилась любопытная Галина Васильевна, естественно, тоже сунувшаяся посмотреть.
  Под забором лежал сверток - скрученные газеты, уже порядком промокшие. Всё в бурых пятнах жидкости, явно окровавленное.
  От свертка отчетливо тянуло рыбьими потрохами.
  - А что, позвольте спросить, здесь происходит? - возмущенно прогремело с крыльца.
  Кит выпрямился. На крыльце - широкие пологие ступени вверх, небольшой навес и две резные балясины по бокам - на фоне освещенного дверного проема стоял хозяин. Красавчик, как с картинки, загорелый, светлые волосы уложены волосок к волоску. Причем, во всем белом - белая майка, белые треники, белые кроссовки или кеды. Правда, на голую ногу.
  Кита всегда от таких мутило.
  Краем уха Кит отметил звук - Толик отчетливо сглотнул. Или Галина Васильевна? Понятно, что причины разные - одному хотелось бы попасть на его место, другой хотелось бы встать рядом. Но реакция доставляла.
  - Белов Никита Романович, старший оперуполномоченный, замначальника уголовного розыска, - представился Кит, нашарив и предъявив удостоверение.
  Красавчик подойти и не подумал - как стоял, так и остался. Ничего, мы не гордые, сами подойдем. Кстати, тоже своего рода тест - на выдержку и на самовосприятие. Пока, судя по всему - и по обстоятельствам, и по поведению подозреваемого - ситуация складывалась совсем не в пользу упомянутого уголовного розыска.
  - А у вас постановление есть? На каком основании вы проводите обыск?
  Грамотный, однако. Простые граждане постановление по привычке ордером называют. Подозрительно, но не слишком.
  Красавчик Сергей, наконец, снизошел до встречного жеста - спустился по ступеням. Глянул в открытое удостоверение и снова уставился на Кита.
  - Да вот, жалоба от соседей поступила, - пряча документ в карман, вздохнул Кит. - Порядок нарушаете, спиртное по ночам распиваете.
  В ночной тишине негодующе ахнула Галина Васильевна.
  - Что? Да мы в одиннадцать разошлись! - красавчик шагнул в сторону, в попытке обойти Кита. Наверное, в глаза соседке посмотреть хотел.
  - Точно? И свидетели подтвердят? - загородил ему Кит дорогу.
  За спиной неразборчиво забубнил Толик - видимо, успокаивал оскорбленную в лучших чувствах Галину Васильевну.
  - Подтвердят, конечно! - Сергей нехотя отступил на шаг назад.
  Отрицательные эмоции еще никого не красили. Даже против света стало очевидно, что красавчику уже хорошо за сорок. При этом молодился тот умело, качественно.
  - Нет проблем, - пожал плечами Кит. - Адреса, телефоны присутствовавших. Опросим. Если все подтвердится, принесем извинения, - спокойно пояснил он. - А вы у нас Сергей?..
  - Ложкин Сергей Павлович, - недовольно отчеканил тот.
  Интуиция, то есть накопленный опыт, громко подсказывала, что все не так просто, как может показаться. И дело даже не в Мусе, вряд ли протащившей их через все колхозные поля на запах рыбьей требухи. Хотя такое тоже возможно. Но что-то было очень не так с самим хозяином двора.
  Теперь, когда тот подошел ближе, стало очевидно, что ростом природа его слегка обделила. Навскидку - метр семьдесят, плюс-минус еще сантиметров пять-шесть. Худощавый, скорее жилистый, чем мускулистый, но рельефный. Короче, о мышечной массе Толика ему только мечтать оставалось. Кит, наконец, сообразил, где такое видел - в среде профессиональных гимнастов.
  - Где и кем трудитесь, если не секрет? - продолжил Кит расспросы. Пока в дружелюбном ключе, якобы не для протокола.
  - Пока нигде, выбираю, - последовал небрежный ответ. - На собеседования хожу.
  На собеседования, значит. С девяти и до пяти - так, что у соседей создалось впечатление, будто работает человек, как и они, пятидневку. Интересно-интересно.
  Сергей кинул нехороший взгляд в сторону Галины Васильевны, а затем неожиданно дернулся - взмахнул рукой, едва не спровоцировав Кита. Но всего лишь хлопнул себя ладонью по тыльной стороне запястья и прижал, с шипением втягивая воздух. Со стороны могло показаться, что несчастный получил огнестрел. На деле оказалось, что причиной пантомимы стал банальный комар. Тут Кит снова обратил внимание на тщательно уложенную хозяйскую прическу. При имеющемся освещении сложно судить, но возможно блондинчик еще и волосы красил. Разумеется, не стоит судить людей по внешнему облику - может, они в свободное время волонтерами подвизается, котят с деревьев снимают и бабушек через дорогу переводят. Всякое бывает. Но сейчас Кит поставил бы приличную сумму на жиголо в качестве профессиональной деятельности красавчика Сергея.
  Что, кстати, не слишком вязалось с первоначальными подозрениями. Такие могут обмануть, обобрать и прекрасно себя при этом чувствовать. Убить тоже способны, особенно, если загнать, как крысу. Только вот конечности резать - вряд ли.
  - Я смотрю, у вас тут камеры везде висят, - отвлек его Кит от заботы о внешности. - Это даже еще лучше.
  - Бутафория, - Сергей неприятно поморщился, не поднимая головы, всецело занятый разглядыванием пострадавшего места. - Никак руки не доходят подключить.
  Серьезно?
  - Тогда остаются адреса, - терпеливо повторил Кит, - и телефоны тех, кто с вами сегодня был.
  - Телефоны? - переспросил Сергей, оставив, наконец, в покое комариный укус. - Ну, я так не вспомню. У меня все в мобильнике, а он в доме остался. Могу сходить.
  Кит почувствовал себя в своей стихии:
  - Пойдемте, - не отказался он.
  Пожал плечами, даже рукой дружески повел.
  - Муся, фу! Плюнь! Гадость какая! Что это у тебя? А ну отдай!
  Последние слова перекрыл истошный визг Галины Васильевны.
  Мгновенно сориентировавшись, красавчик развернулся и рванул в открытую калитку соседского двора. Кит, все это время ожидавший подвоха, резко выставил ногу - чуть-чуть не зацепил, красавчик изобразил антраша, подсечки избежал, но в темпе потерял. Кит ринулся следом, наудачу толкнул в спину, попал, сбил еще больше, навалился, заламывая руку, захватывая другую, не давая опомниться, перехватывая, заученным движением нашаривая наручники.
  К моменту, как у Галины Васильевны закончился воздух в легких, Кит уже вставал с надежно скрученного подозреваемого, таща его за собой. Придал ему вертикальное положение и почти вежливо подтолкнул вперед, к окончательно ошалевшему Толику. На самом деле очень хотелось дать пенделя, чтобы не бегал больше и не вынуждал суровых майоров изображать героический захват.
  А Толику было с чего ошалевать: с одной стороны от него, держась за сердце и со стонами хватая ртом воздух, медленно оседала на землю Галина Васильевна, а с другой - очень довольная Муся активно шуровала мордой в траве, пытаясь ухватить то, что Толик заставил ее выплюнуть.
  Рук кинологу явно не хватало. Киту тоже. Снова пихнув красавчика в спину, Кит успел-таки поддержать женщину под локоть.
  - Всем стоять! - рявкнул он.
  Получилось негромко, но очень внушительно. Главное, подействовало. Галина Васильевна тут же перестала падать в обморок, красавчик Сергей ссутулился и обмяк. И даже Муся удивленно подняла голову, навострив уши.
  Толик - молодец, мужик - тут же воспользовался моментом. Схватил обрывок сухой газеты из валяющихся рядом и уже им подхватил из-под носа у Муси нечто небольшое, обвалянное в рыбьих потрохах.
  - Во, смотри, что Муся нашла! Ай, молодец, ай, умница! Хорошая собака, сегодня вырезкой ужинать будешь.
  Держа это нечто на вытянутой руке, Толик склонился к Мусе, трепля и поглаживая ее по загривку.
  Галина Васильевна крепко зажмурилась и шарахнулась. Кит с красавчиком Сергеем одновременно потянулись поближе рассмотреть, что же такое обнаружила Муся.
  Киту потребовалась примерно секунда, чтобы понять, что Толик демонстрирует им человеческий палец. Сергей пялился на находку с полминуты, не меньше. Затем дошло:
  - Это не мое! - шарахнувшись почище Галины Васильевны, завопил он. - Это что, палец?! Это как? Это здесь, у меня лежало?!
  - Могла бы и сожрать, - негромко продолжал нахваливать Мусю Толик.
  Сергей осекся, сглотнул, шагнул назад, развернулся и попытался скованными позади руками зажать рот. Фокус не удался - вывернуло его почище, чем стажера.
  - Толик, держи его, - Кит встал так, чтобы перекрыть Сергею дорогу к калитке - на случай, если все это хорошо разыгранный спектакль - достал телефон и набрал медика. Пока набирался номер и звучали гудки, подсчитывал нестыковки.
  Значит, палец. Еще один. Этот-то откуда? И почему завернут в требуху, как на выброс, но не выкинут? Сергей что-то там стонал о подставе - тоже возможно. Урод, за которым Кит почти год гонялся, из-за которого в Питере со службы вылетел, обладал дьявольским чутьем и такими же инстинктами. Странно для него вот так попасться. На горячем, можно сказать.
  С другой стороны...
  - Алло, Аркадий Соломонович, доброй ночи вам, следственная группа уже подъехала? - дождавшись, пока медик возьмет трубку, спросил Кит.
  - Подъехала, подъехала, - с легким недовольством откликнулся Аркадий Соломонович. - Все вас ищут, народ волнуется, спать хочет, а твой стажер строго велел им вас дожидаться.
  - Скажите, чтобы отпустил, только пусть с каждым до дома дойдет и адреса сверит. Потом допросим.
  Могли бы и сами додуматься. Люди, между прочим, не железные.
  - Аркадий Соломонович, у нас тут новая улика. Если там закончили, то мы с кинологом следака с криминалистом здесь ждем. По адресу... Адрес какой? - оторвавшись от мобильника спросил он, переводя взгляд с Сергея на Галину Васильевну. От Сергея толка не было - стоял, упершись плечом в забор и тупо смотрел перед собой. Галина Васильевна тоже соображала не очень, но адрес с третьего раза назвала верно. Продиктовала в протянутую трубку.
  - Записали? Аркадий Соломонович, вам бы тоже подъехать, если не сложно.
  - Если очень нужно, то не сложно, - без особой радости согласился медик. - Только я отдельно от них поеду, Михалыча попрошу подвезти, - предупредил он.
  - Спасибо, Аркадий Соломонович. Тут близко, - зачем-то уточнил Кит. Попрощался и дал отбой.
  На глаза снова попалось полотенце, примеченное глазастой Галиной Васильевной. Можно оставить криминалисту, а можно и самому полюбоваться.
  - Анатолий, - негромко позвал он кинолога, все еще обхаживающего Мусю. Молча кивнул на свое место - загородить дорогу и не искушать Сергея - а сам подошел к навесу. Посмотрел ближе. Действительно, очень похоже на уже найденную улику, которая их сюда и привела. Буроватые пятна по центру на узор никак не тянули. Грязь? Кровь? Ржавчина? Ладно, пусть криминалист разбирается.
  А вообще, складно выходит: до сих пор нелюдимый Сергей внезапно собирает полузнакомых соседей на шашлыки. Кормит их, поит, провоцирует конфликт. Пока все заняты, ускользает из дома, добирается до жертвы, вершит свое черное дело, потом возвращается, как ни в чем не бывало, и продолжает веселье. Ну и что, что они с кинологом фиг знает сколько по пересеченной местности сюда в ночи добирались. Натренированный человек - а Сергея неспортивным даже Толик вряд ли назовет - при свете дня, точно зная куда идти, наверняка раза в два, а то и в три быстрее обернется.
  В стройную теорию не укладывалось только одно - оно же самое главное. Откуда взялась Мусина находка? Вряд ли сегодняшняя жертва страдала полидактилией. Наличие лишних пальцев, пусть и отсеченных, Аркадий Соломонович точно не пропустил бы.
  Даже если предположить, что комбинацию с беганием туда-сюда провернул не Сергей, а один из его гостей, что тоже возможно... Действительно, надо страдать очень тяжелой формой идиотии, чтобы такую улику у себя во дворе прятать. Да еще в требухе, после которой она и фетишисту в качестве трофея не покатит. Хотя, конечно, всякое бывает - люди и без диагнозов такое творят, что потом сами объяснить не могут.
  Ладно. В сухом остатке получалось одно - где-то прямо сейчас продолжал разлагаться труп без пальца. Возможно, неопознанный, но скорее всего, просто пока не обнаруженный. И почему заявления о пропаже нет?
  Кит ощутил приближение знакомой тяжелой злости. Вдохнул-выдохнул, стараясь обрести деловое равновесие, сам себе напомнил, что эмоциями делу не поможешь.
  - А может, я домой пойду? - несмело прервала размышления Галина Васильевна, косясь то на Кита, то на закованного в наручники Сергея. Выглядела она порядком подуставшей. И неудивительно - после таких переживаний.
  С дороги послышался шум подъезжающих автомобилей.
  - Сейчас, Галина Васильевна, я следственную группу встречу, - на ходу придержал ее Кит, - а потом у меня будет к вам просьба. Если разрешите, - добавил он. Пришло время и ему надевать одноразовые перчатки. Кит это ощущение здорово недолюбливал, старался, как мог, без них обходиться. Но тут уж ничего не поделаешь - чужие ворота ни веткой, ни газеткой не откроешь.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"