Лан Отов: другие произведения.

Пять дней, чтобы стать волшебником

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.94*6  Ваша оценка:

Пять дней, чтобы стать волшебником

Лан Отов

Содержание:


Глава 1. Сокровище Пугачева


Глава 2. Гости из потустороннего


Глава 3. Опять под землей


Глава 4. Суд да дело


Глава 5. Начало путешествия





Глава 1. Сокровище Пугачева


Худощавый подросток, перегнувшись с заднего сиденья, склонился прямо к уху своего старшего брата и прошептал тихо-тихо, чтобы другие ребята в автобусе не могли услышать:

- Ромыч, ты понимаешь, что твой братский долг прикрыть меня сегодня вечером?

- Забудь. Попробуешь сбежать - расскажу Семен Семенычу.

Старый пазик трясся по разбитой грунтовой дороге, шедшей по правому, высокому берегу Волги. Время от времени через мутное стекло и весеннюю зелень можно было увидеть яркое серо-голубое полотно воды.

Внутри автобуса с ограниченным удобствами расположилось около двадцати шумных и веселых подростков по четырнадцать - шестнадцать лет. Первый раз после долгого зимнего перерыва выезжал на природу, в поход в Жигулевские горы клуб спортивного туризма 'Снежный барс'.

Кроме подростков в автобусе ехал руководитель группы юных туристов Семен Семеныч Балабанов, а за рулем, попыхивая сигаретой, сидел водитель - Иваныч. Взрослые в отличии от детей были совсем не шумными, глаза у них горели не так ярко. Одно слово - взрослые.

Семен Семеныч был строгим и временами чересчур серьезным мужчиной средних лет, наверное, только такой и мог справиться с ватагой неугомонных подростков в так называемом сложном возрасте. Лицо Семен Семеныча казалось ребятам обветренным сотнями морских ветров и пустынных бурь. Такое лицо вполне подошло бы суровому морскому волку из книжек про пиратов или кровожадному жителю пустыни из арабских сказок. Но, насколько было известно членам турклуба, Семен Семеныч никогда не был ни моряком, ни жителем пустыни. Лицо мужчины гармонично дополнялось серо-стальными, умными и спокойными в любой ситуации глазами.

- Значит не поможешь? - выждав паузу, прошипел сквозь зубы Максим. Тот самый худощавый подросток, пристававший к брату. - Смотри, тебе же хуже.

Он резко сдернул с Романа очки и быстро спрятал их себе за спину. Откинувшись обратно на свое сиденье, Максим тут же сделал вид, что увлеченно смотрит в окно.

Без очков пейзаж за окном для Романа стал мутным и неразборчивым.

- Лучше верни. - потребовал он у брата.

- Нет. - последовал односложный ответ.

- Уверен?

- Да. У меня нет выбора. Ты же знаешь, что мне плевать на ваши горы. Я поехал не за этим, но из-за отсутствия братской помощи моя цель под угрозой. Значит буду отвечать тем же - испорчу поход как могу. Начинай мучиться от осознания того, что ничего не увидишь дальше вытянутой руки до возвращения в город. И это только начало!

- Серьезно? - Роман спросил с нотками угрозы в голосе.

- А то! Очки я вообще разобью, как только выйдем из автобуса. Даже не пытайся отобрать их у меня, во-первых, я сильнее, во-вторых, я сломаю их быстрее, чем ты до них дотянешься.

Максим наигранно театральным движением вздернул подбородок, чтобы почеркнуть свою решительность и бескомпромиссность, после чего уставился в окно.

Вообще братья Тамановы неплохо находили общий язык, но сейчас внутри Романа кипело негодование. Однако, зная характер своего младшего брата, он тщательно скрывал эмоции. Неприятной особенностью характера Максима было то, что он любил выводить окружающих из себя и потом пользовался в личных интересах опрометчивыми поступками разозленных и раздраженных людей.

Роман поднял руку, словно на уроке, и громко поинтересовался так, чтобы слышал весь автобус. Ему пришлось почти кричать, чтобы перекрыть гул двигателя и коробки:

- Семен Семеныч, а это правда, что в жигулевских горах спрятано сокровище Пугачева?

Даже не оборачиваясь, он спиной почувствовал как напрягся позади Максим.

- Это все сказки и небылицы. - прокричал в ответ Семен Семенович - Хотя в свое время многие верили в эту историю.

- Но также не бывает. Если многие верили, значит в этом что-то есть! Не могли же их всех обмануть?

- Я бы с тобой согласился, если бы дело не касалось сокровищ. Там, где речь идет о кладах, люди готовы поверить во все, что угодно. Дай только повод. В клад же Пугачева верили настолько сильно, что даже сама императрица Екатерина Вторая после казни Емельяна организовала и направила в Поволжье специальную экспедицию на поиски якобы спрятанного здесь золота. В состав той экспедиции, между прочим, входили ближайшие сподвижники Пугачева и даже его родной брат. Клад считался настолько ценным, что всем заговорщикам и бунтарям, участвующим в поисках, обещали помилование, если золото будет найдено.

- И неужели ничего не нашли? - осторожно поинтересовался Максим.

- Почти год кладоискатели провели в окрестностях Волги, как раз где-то здесь, в районе Жигулей. Но все безрезультатно. После провала экспедиции сподвижников Пугачева казнили, о мифическом кладе забыли. Если бы золото существовало, будьте уверены, соратники Емельяна наверняка выдали бы его местонахождение, учитывая щедрое обещание Императрицы о помиловании.

Знания Семен Семеныча о событиях, которые давно минули, всегда поражали ребят. Было странно, что он не вел историю в школе, а всего лишь руководил школьным туристическим кружком. Если честно, учитель истории знал гораздо меньше об истории родного для них всех края, а то, что знал рассказывал куда скучнее.

- Я слышал легенду, что существует карта Пугачева. А на ней очень точно обозначено место нахождения клада. Как думаете, с такой картой клад найти можно? - после этой фразы Роман повернулся к младшему брату и протянул руку раскрытой ладонью вверх.

- На подавись. - коротко прошептав, Максим вложил в руку брата очки.

Он сидел притихший и напряженный прикусив от волнения нижнюю губу.

- Каждый из кладов, особенно тот, который по преданиям хранит несметные сокровища, обрастает с годами целым ворохом легенд. - продолжал рассказ увлеченный Семен Семенович. - Клад Пугачева не исключение. Время от времени возникают древние карты, описывающие местонахождения сокровища. Или объявляются потомки, тех, кто якобы участвовал в захоронении клада. Такие люди утверждают, что из поколения в поколение в их роду передавалось или секретная карта, или знание о месте, где зарыто сокровище. Но, насколько я знаю, ни разу еще такие карты и рассказы не помогли найти настоящий клад. В большинстве случаев, подобные россказни всего лишь мошенничество, а карты на поверку оказываются грубыми подделками.

- И обещай показать карту. - спокойно, не оборачиваясь прошептал Роман.

Максим застонал позади.

- Ну это уже перебор, я не поддамся на шантаж!

- Семен Семенович...

Брат сквозь зубы прошептал:

- Обещаю.

- Да? - Семен Семеныч ждал продолжения расспросов о кладе.

- Нет, ничего... - Роман сделал вид, что передумал и, надев очки, сосредоточенно уставился в окно на ярко сияющую в лучах солнца реку.


***


Автобус прибыл на место. Ребята гурьбой выкатились на природу. После долгих часов, проведенных на неудобных сиденьях, они с радостью разминали ноги на земле.

- Ну все, Иваныч. Забираешь нас здесь же третьего в два часа дня, договорились? - Семен Семеныч последним вышел из дверей автобуса.

Мотнув головой в знак согласия, попыхивая вечной сигаретой, водитель развернул пазик и машина, набирая скорость, скрылась в пыли грунтовой дороги.

Пыль осела, шум автобуса стих вдали, группа туристов осталась наедине с природой.

- Надеваем рюкзаки и в путь, весенний день короткий, нужно успеть спуститься к реке и разбить лагерь засветло. Веселее! План на завтра - пройти минимум сорок километров, перед этим нужно хорошо выспаться и отдохнуть!

Правый берег Волги был крутым почти на всем протяжении реки, а в районе Жигулевских гор, где их высадил автобус, он был еще выше, круче и опаснее чем везде. Идти вдоль него было трудно. Но ведь на то поход и нужен, чтобы быть сложным, немного опасным и оттого интересным.

Спустя два часа после высадки из автобуса и начала пешей части похода на широком каменистом пляже возле самой реки нашлось удобное место для лагеря. Ровная площадка уютно спряталась от ветров между двумя высокими сопками, примыкавшими почти вплотную к берегу.

Еще спустя час были разбиты палатки. Романа и Максима Семен Семеныч отправил на поиски дров. Точнее он спросил про наличие добровольцев, а Роман, имея вескую причину и огромное желание остаться наедине с братом, сказал, что они двое и есть добровольцы.

Дрова нашлись совсем рядом в соседнем овраге, расположенном у подножия одной из сопок, давших приют палаточному лагерю. Если внимательно прислушаться, то находясь в овраге можно было услышать приглушенные голоса остальных ребят, весело галдящих возле речки.

- Показывай! - потребовал Роман, как только они спустились в овраг.

- Ты что думаешь, я карту везде с собой таскаю?

- Уверен. Ты бы ни за что не оставил ее в лагере. Ведь там кто-нибудь может случайно ее найти.

- Эх, жалко твоя Верка не поехала. Уж она бы не только прикрыть меня согласилась, но даже наверняка сама предложила бы пойти вместе.

Веркой, не к месту упомянутой Максимом, была Вера Кислицына, их общая одноклассница. Так получилось, что Роман и Максим Тамановы учились в одном классе, в восьмом, хотя между ними и было больше года разницы в возрасте. Старший по возрасту Роман в семь лет прямо перед началом учебы в первом классе заболел серьезным воспалением легких и пролежал в больнице почти шесть месяцев. Начало учебы пришлось отложить на год и в школу братья пошли уже вместе.

- И почему это Вера моя, у?

- Ну не знаю, мне так кажется... И не только мне, заметь...

Приятельские отношения Романа и Веры давно уже стали предметом насмешек для половины класса.

Ребята познакомились всего несколько месяцев назад после снежных январских каникул, когда восьмому 'б' объявили, что в классе будет новая ученица и предъявили невысокую девчонку, с забавной короткой стрижкой и ярко-голубыми глазами. Обведя задорными глазами класс, она уверенно подошла к первой парте, где в привычном одиночестве сидел Роман. Небрежно кинув рюкзак на пол, она изящно села рядом и дружелюбно сказала:

- Привет, я Вера. Тебя как зовут?

С того самого дня Рома и Вера стали не разлей вода, тем более оказалось, что и живут то они по-соседству. Родители Веры недавно переехали в район новостроек, где находилась их общая теперь школа. В общем, в школу ребята ходили вместе, вместе сидели за партой, вместе возвращались домой.

Максим, разумеется, также часто ошивался рядом, но настоящая дружба сложилась только между Верой и Ромой.

Как-то Роман даже попытался привести ее в обожаемый им туристический кружок, но девочке это оказалось неинтересно, ни о каких походах и клубах слышать одноклассница не желала.

- Не пытайся меня заговорить, показывай карту. - потребовал Роман, пресекая разговор на отвлеченную и неудобную для него тему.

Нехотя Максим вытащил из внутреннего кармана куртки вложенный в прозрачный канцелярский файлик кусок пожелтевшей бумаги, бережно развернул его и протянул брату.

- Аккуратно только. - пробурчал он недовольно. - Она вот-вот развалится.

Не обращая внимания на ворчание брата, Рома внимательно присмотрелся к изображению. Очень схематично на карте были нарисованы сопки и речка, которая ничуть не походила на знакомую с раннего детства Волгу. Река на бумаге была гораздо уже и извилистее. На склоне одной из возвышенностей стоял жирный знак 'Х'.

- Ты действительно веришь, что эта карта составлена кем-то из Пугачевцев? - Роману было трудно поверить, что этому клочку бумаги почти двести пятьдесят лет.

- Посмотри на бумагу! Ты когда-нибудь такую видел?

- Что бумага старая это понятно, но на старой бумаге может быть свежий рисунок. Бумагу давних времен найти гораздо проще, чем настоящую карту сокровищ. Может над тобой пошутили? Ты где ее взял? Много заплатил?

- Не платил ни копейки!

- Тогда откуда она?

- Обещаешь родителям ни слова ни про карту, ни про то что расскажу?

- Обещаю. - Роман не любил давать обещаний брату, потому что Максим вечно умудрялся так все вывернуть, что обещание оборачивалось против самого же обещавшего. Но сегодняшнее обещание казалось абсолютно безобидным, самым безобидным из всех безобидных.

- Помнишь, прошлым летом я ходил в кружок фотографии?

- Ну?

- Так вот, ни в какой кружок я не ходил, подрабатывал на стройке, точнее на разборе старых домов в центре.

- Ты совсем сдурел? А если бы покалечился? Кто тебя взял вообще?

- Не ори ты так, а то сюда сейчас сюда весь лагерь прибежит. Кто взял, кто взял... Да они кого хочешь возьмут лишь бы платить поменьше. Ну вот, разбирали мы дома так: сначала стены экскаватор ковшом рушил, а потом мужики и ребята, что покрепче, ломами крупные обломки на отдельные кирпичи раскалывали. Мы, кто помладше и слабее, эти самые кирпичи к грузовику таскали.

- Прям новейшие технологии. Двадцать первый век.

- Не зуди. В общем лето, жара, пылища. В одном из домов на бывшей улице Свердлова разнес экскаватор очередную толстенную стену, почти метр толщиной стенища была. И как только им не жалко было раньше столько материала на один дом переводить? Короче, мы собрались вручную дорабатывать то, что экскаватор начал, то есть начали - ломать, таскать, возить, но тут время обеда пришло. Все рабочие, побросав инструмент, дружно пошли в ближайшую забегаловку восточного происхождения. А ты же знаешь, я запах всех этих пряностей и печеностей на дух не переношу. В общем, сбегал в ближайший магазин купил пол батона, пакет кефира и сразу вернулся на наши развалины. Уселся на свежеповаленной стене, только открыл кефир и отломил батон, вдруг смотрю из стены, раскуроченной, сверток мятый торчит. Потянул аккуратно за угол и вытащил бумажный пакетик. Небольшой такой, веревкой перетянутый. Внутри пара банкнот тысяча восемьсот какого-то года, монет десяток тех же времен, ну и вот эта самая карта. Разобравшись с найденным решил сразу оценить находку. Там рядом, на Профсоюзной, лавка антиквара есть. Я значит к нему со всем этим добром и ввалился, про кефир и батон свой забыл совсем.

Высыпал монеты на стол и банкноты показал. А карту в кармане оставил, чтобы не позориться. Подумал, кому эта ветошь нужна?

Антиквар лениво осмотрел банкноты и монеты. После чего предложил сходу столько, сколько за все лето таская кирпичи не заработаешь. Недолго думая, согласился. Сейчас-то понимаю, что продешевил страшно. Хотя это уже не важно.

- Угумм, теперь понятно, откуда у тебя на все эти книги и металлоискатели, которые ты тащишь в дом. И тяга к кладоискательству тоже оттуда.

В последний год даже родители заметили, что младший сын серьезно заболел поисками кладов, натащил домой кучу странной литературы на соответствующие темы. Целыми днями лазил в интернете на подозрительных сайтах. Временами подросток так увлекался, что забрасывал учебу. Последнее родители, разумеется, быстро исправляли. Максим, заметив пристальное внимание домашних к своему хобби, затаился, старался не привлекать к своему хобби излишнего внимания. После чего мама с папой ошибочно решили, что очередное увлечение ребенка было мимолетным и благополучно миновало. Как бы не так!

Роман, который знал гораздо больше чем родители, из обрывков услышанных телефонных разговоров брата, незакрытых на их общем ноуте страниц и форумов, быстро понял, что Максим умудрился втереться в доверие к каким-то черным копателям. Втайне хранил в шкафу за кучей одежды настоящий металлоискатель, периодически сбегал по ночам из дома и со своими новыми друзьями участвовал в незаконных раскопках на территории города. В общем, вопреки уверенности старших членов семьи новое увлечение не было забыто, а становилось с каждым днем все более сомнительным и небезопасным.

- Помни, ты обещал - родителям ни слова!

- Да, да, обещал же. Кстати, почему ты решил, что эта карта поможет найти именно сокровище Пугачева? И вообще, почему жигулевские горы? Представляешь сколько гор в нашей стране может быть похожих вот на это? - Роман ткнул пальцем в схему, которая действительно была, мягко говоря, приблизительной.

- Ой как мне с братом повезло то! Внимательность явно не твой конек. Ты вот карту переверни лучше, и вопросов меньше будет.

На обратной стороне карты явно непривычной к письму рукой было накарябано - 'Жигули'.

- Это ничего не доказывает! Тем более надпись на вид гораздо свежее чем рисунок на обратной стороне. - Роман упрямился уже только по инерции, ему самому стало жутко интересно, что скрывается в месте, отмеченном на карте жирным знаком Х.

- Где здесь написано про клад Пугачева?

Ни на карте, ни на ее обороте не было никакого упоминания ни про Пугачева, ни про клад.

Хотя Роман, понимал, что отсутствие надписей может как раз и говорить о достоверности карты, ведь сподвижники Емельяна Пугачева были в большинстве крестьянами и казаками, а значит почти поголовно неграмотными.

- Уууу... - Максим поднял глаза к небу всем своим видом показывая недовольство препирательствами брата. - Я тебе разве говорил, что это клад Пугачева?

- Конечно!

- Подожди, давай вспомним все по порядку. Я сказал, что в этих горах спрятано золото Емельяна. Так?

- Так.

- Потом сказал, что у меня есть карта, где отмечено место хранения клада и не уточнял какого именно, помнишь?

Роман вспомнил разговор перед поездкой и понял, что Максим действительно ничего конкретного про клад Пугачева не говорил. Он опять попался на удочку, а сейчас его еще и дураком за это выставляли.

Как же это было в духе его брата преподнести все так, чтобы собеседник понял именно то, что было нужно. Но при этом, если разобраться, оказывалось, что Максим здесь не причем!

Вот такие были братья Тамановы, такие разные и такие похожие одновременно. Оба были худые как щепки, как и положено быть подросткам, с немного вытянутыми лицами, носами с горбинкой и темными, как смола волосами. Только у Максима была модная прическа, а у Ромы короткий ежик. Младшему брату было удобнее с короткими волосами, а удобство он считал гораздо важнее, чем впечатление, которое может произвести на людей его внешний вид.

Точно такого же принципа Роман придерживался и в одежде, отличаясь от стильно одевавшегося старшего брата мешковатыми милитаристичными куртками, штанами и однотипными футболками. 'Зато удобно' - был его постоянный ответ на критику, относящуюся к выбранному гардеробу.

Еще больше чем одежда братьев различали глаза. У обоих они были ярко серые - тон в тон. Но выражение глаз было совсем непохожим. Максим смотрел на мир с вызовом и с бесшабашным весельем. Окружающие и даже родители не могли предсказать, что сотворит этот непоседливый подросток в следующий момент. Роман же был спокоен всегда (ну или почти всегда), рассудителен. Все это отражалось в его взгляде. С ним рядом было тихо и надежно.

- Если это не клад Пугачева тогда к чему ты вообще все это начал и что мы будем искать? - Роману тем временем все меньше и меньше нравилась идея брата.

- Да не все ли равно чей этот клад? Я буду танцевать от радости даже если там будет сундук с такими же монетами, которые я нашел вместе с картой и сгоряча ювелиру сбагрил. Недавно посмотрел на специальных сайтах чего стоят такие вещи. Ого-го они стоят.

Старший Таманов все равно сомневался и это отражалось на его лице.

- А самое главное вот оно место. Приходи, бери кто хочет.

Палец Максима сквозь тонкий файлик, оберегавший бумагу, ткнул на место, отмеченное крестиком. Крестик уютно устроился возле полукруглого значка, похожего на подкову. Этот знак напоминал схематичное изображение входа в пещеру, которая, судя по рисунку, располагалась на склоне одной из здешних гор.

- К тому же это совсем рядом! Ну так что, ты меня прикроешь вечером?

- Я пойду с тобой. - понимая, что поступает неправильно и неразумно идя на поводу у брата, наверняка продумавшего весь этот разговор заранее от первого и до последнего слова, Роман все равно ничего не смог с собой поделать. Искушение было слишком велико даже для него, жажда приключений победила здравый смысл вместе с осторожностью.

- Наконец то! Теперь давай дрова собирать, а то нас скоро искать начнут.

Две охапки хвороста были набраны буквально за несколько минут, на подходе к лагерю Романа осенил вопрос.

- Слушай, а как мы нужное место найдем? Что будем ночью наобум по округе лазить и похожие горы искать? Нам десятки склонов облазить придется!

Максим демонстративно бросил собранные ветки на землю:

- Брат, ты действительно так туго соображаешь или прикидываешься? Я разве похож на идиота? Ночью в слепую по сопкам лазить с риском шею свернуть?

- Но ведь карта схематичная, где точно найти нужную гору? - упрямо, но уже не так уверенно пробормотал Роман.

- Видимо не прикидываешься.... Объясняю, специально для тебя, медленно, что бы не пришлось второй раз повторять. Единственное, что четко отражено на карте, это изгиб реки верно? Значит только река может дать надежный ориентир. Так?

- Наверное. Но ведь нарисованная река совсем не похожая на Волгу! Может в этом то и подвох? И на карте совсем другое место?

- Разумеется река сейчас выглядит совсем по-другому. В прошлом веке ее всю водохранилищами перегородили. После этого Волга разлилась, стала гораздо шире и не такая извилистая. Но каждый раз, когда я искал решение задачи - 'как найти нужное место', я приходил в одному и тому же выводу - река единственный надежный ориентир.

- Ну и?

- Знаешь поговорку: 'Кто ищет, тот всегда найдет'? Вот и для меня в ленинской библиотеке нашлась старая карта самарской губернии, еще дореволюционная. Кто-то ее заботливо в самом начале 20-го века составил, задолго до того, как водохранилища построили.

Я сделал с дореволюционной карты фотокопию. Потом с пугачевской карты срисовал на кальку изгиб реки. С помощью сканера и фотошопа выровнял масштаб карты дореволюционной и выкопировки с карты пугачевской. И, вуаля, путем простого наложения кальки на почти свежую самарскую карту выяснил, где находится нужное место. Изгиб реки только в одном месте совпал! Ошибки быть не может - мы почти на месте!

- Ух ты... - Роман был изумлен такой находчивостью. - А дореволюционной карте доверять точно можно? Сто лет почти прошло.

- Поопрошу не перебивать. - Максим нахохлился от важности, чувствуя, что всецело завладел вниманием собеседника. - Конечно, и карте самарской губернии доверять можно было только с натяжкой. Как я уже говорил, нашу родную Волгу всю перекроили водохранилищами и все здесь сильно поменялось. Но! Точность дореволюционной карты уже позволяла сравнить ее с современной. Вот я и сравнил с гугловской спутниковой картой. Как ты понимаешь, гугло карта это уже совсем другое дело. По ней даже координаты широты и долготы легко получить можно. Еще одно элементарное наложение дореволюционной карты и гулговской и снова вуаля, я уже знаю точное место.

Итого, наша горка в двух-трех километрах отсюда. Минут сорок неторопливого пути! Я эту сопку даже на спутниковой карте рассматривал, в том же гугле. Стоит родимая, как двести пятьдесят лет назад - нас с тобой ждет!

Максим светился от гордости, а старший брат искренне восхищался его находчивостью.

- Не заблудимся в темноте? - высказал последнее опасение Роман.

- Не боись, у меня все продумано.

Неведомо откуда в руках у Максима появился прибор в ярко желтом, прорезиненном корпусе.

- Профессиональный GPS навигатор. Я же говорил, что в гугле можно широту и долготу посмотреть? Не будь я ленивым - посмотрел. Нужные координаты уже в навигаторе, он нас кратчайшим путем прямо к той самой горке приведет, и даже в полной темноте не ошибется.


***


Уже давно догорел костер, смолкли песни под гитару и туристический лагерь крепко уснул. Угрюмо и безрадостно смотрелись на берегу реки восемь одинаково серых в темноте палаток.

Вдруг полог одной из них чуть-чуть приоткрылся и из него ужом выскользнула бесшумная тень, за ней вторая. На спине каждой из теней был приторочен небольшой рюкзачок. Поверх одного из рюкзаков отчетливо виднелся силуэт короткой лопаты с деревянной ручкой.

Воровато пригибаясь к земле, тени быстро перебежали под ближайшие деревья и растворились в темноте прибрежного подлеска.

Говорить в голос братья решились только, когда отошли от лагеря почти на километр.

- Ну, что говорит твой навигатор? - спросил голос, запыхавшийся от быстрой ходьбы.

- В том направлении, еще два с половиной километра. - Максим показал рукой вправо, через заросший кустарником овраг.

- Здесь не переберемся. Склоны слишком крутые и темно. Лучше обойдем кругом.

Братья направились вдоль оврага в поисках обходного пути, удаляясь тем самым от заветной цели.

Скоро азарт побега из лагеря поутих и ребята обнаружили, что окружены глубокой первобытной темнотой беззвездной ночи. Сначала им стало просто неуютно, а потом неприятное ощущение становилось все сильнее и сильнее. Страшновато стало, если честно. Вокруг них в деревьях и кустах что-то постоянно щелкало, пищало, шумело крыльями и ухало. Подростки конечно знали, что в этих лесах уже много-много лет не водилось никаких опасных для человека зверей, но на нервы и боевой дух весь этот шум и темнота действовали угнетающе.

В голове Романа роились беспорядочные и ненужные сейчас мысли. Например, о том, что в городе легко размышлять, что ты не боишься темноты. Там кругом фонари, люди, шум привычной жизни и гул машин. Там и темноты то толком нет, так темно-серое нечто. Но вдалеке от света и людей, все кажется совсем иначе. Здесь темнота становится жуткой, глубокой, пугающей. Он успел вспомнить все бабушкины старинные сказки про нечистую силу, а еще вспомнил в подробностях все до одной страшилки, которые так весело рассказывали ребята сегодня вечером у костра.

Роман посмотрел на брата и по лицу понял, что тот думает примерно о том же самом.

Братья попытались было идти освещая дорогу ручными фонариками, но это оказалось плохой идеей. Узкий луч света освещал только небольшой кусочек земли под ногами, а все остальное вокруг от этого становилось еще темнее, загадочнее и непроходимее. Кроме того, глаза быстро привыкали к яркому электрическому свету и уже не различали ничего за его пределами. Фонари погасили и спустя пару минут снова могли более-менее зряче передвигаться в темноте.

Дикий и громкий крик птицы разорвал вдруг ночь.

Раскатистое 'Кар-р-р' разнеслось по лесу.

Братья вздрогнули и посмотрели друг на друга, ища поддержки. Холодок пробежал по спинам.

- Ворона? - дрожащим голосом прошептал Рома.

- Ну да, наверное. Вон похоже на дереве сидит.

Время шло, обходной путь вдоль опасного оврага оказался длиннее, чем подростки ожидали, он уводил в сторону от цели и два с половиной километра превратились уже в три с лишним. Овраг, между тем, даже не думал прекращаться и вел ребят в совсем ненужном направлении. Братья с каждым шагом отдалялись от заветного места, помеченного на древней карте крестиком.

Чем дальше они отходили от реки, тем ниже и разлапистей становились деревья. Иногда приходилось идти низко пригнувшись, чтобы не задевать нижние ветки. Появилось много колючего кустарника, который нужно было либо обходить, либо продираться сквозь его жесткие ветки.

Роман сильно разорвал куртку о невидимые в темноте шипы очередного растения. Эта неудача грозила разоблачением по утру в лагере. Но братья упрямо продолжали путь.

Вскоре им повезло, подул резкий ветер и сорвал с ночного неба пушистое покрывало из облаков. Ярко заблестела луна, осветив окрестности нереальным словно сказочным светом.

Конечно видно было не так хорошо, как днем, но идти стало гораздо легче.

Роман вздохнул с облегчением, при таком свете они могли попробовать перебраться через казавшийся бесконечным овраг и сделать это без риска сломать себе шею. Он подошел к обрыву и присмотрелся, оказалось, что здесь вполне можно было спуститься.

Опасаясь, что луна снова может спрятаться за облаками подростки, не теряя ни минуты начали путь вниз. Спуск дался на удивление легко, труднее оказалось найти место для подъема. На дне оврага было гораздо темнее, свет луны туда почти не пробирался и было тяжело выбрать правильное место.

Но спустя какое-то время, ребята справились и с подъемом. Чуть ниже по руслу оврага его край обвалился, видимо, под тяжестью весеннего мокрого снега. По этой самой осыпи подняться было раз плюнуть, хотя попачкаться в рыхлой и непросохшей глине пришлось порядочно

Обратная сторона оврага, на которую успешно вскарабкались братья, вся заросла колючим шиповником с длинными и острыми иглами на ветках. Обойти эту живую колючую изгородь не было никакой возможности. Оставался один выход, размахивая словно мачете лопатой они по очереди рубили жесткие ветки, пробивая себе путь. Спустя полчаса тяжелой работы изодрав руки в кровь, а рукава курток в клочья они вырвались из колючего плена.

Посмотрев друг на друга подростки поняли, что теперь их поход будет точно раскрыт: порванные куртки, коричневые разводы от глины на коленях и рукавах, комки грязи на кроссовках, яркие, свежие царапины на руках и даже лицах. Об этом пока постарались забыть.

Перед глазами открылась уютная и широкая ровная поверхность, с низкой упругой травой и редкими деревьями. Долина ровным, пологим спуском стелилась к видневшейся поодаль сопке. До нее было всего километра три и, что самое главное, никаких больше преград на пути.

- Неужели та самая? - неуверенным голосом спросил Роман.

- Похоже. - сверившись с навигатором, подтвердил Максим.

Близость таинственной цели придавала силы и уверенности. Дальнейший путь напоминал легкую и беззаботную прогулку по лужайке, но вот и подножие.

- Нам нужна обратная сторона, где-то метров на двести выше по склону. - Максим сверился с навигатором.

Подъем доставил только удовольствие, сопка была не крутой, свежий ветер, дувший со стороны Волги, обдувал и освежал разгоряченные лица.

Обойдя гору и выйдя на нужное место, они были поражены видом, который открывался с высоты. С обратной стороны их сопка, чуть ниже места, где стояли братья, заканчивалась резким, скалистым обрывом. Слева и справа на многие сотни метров тянулся колючий кустарник, вдалеке под светом луны блестела серебристая река.

Стало очевидным, что место для клада было выбрано со знанием дела. Тщательно продуманное было место. С той стороны, откуда пришли уставшие ребята, подход перекрывался тремя глубокими оврагами, один из которых они недавно с таким трудом преодолели. А с той стороны, где братья стояли сейчас, сопка внизу заканчивалась резкий обрывом. Подъем по такому обрыву был бы доступен только профессиональным скалолазам, которых во времена закапывания клада явно еще не существовало. При этом всё кругом, включая склоны оврагов, густо поросло колючим диким шиповником. Ни один здравомыслящий человек не станет связываться со всем этим, чтобы забраться на ничем не примечательную горку, похожую как две капли воды на своих соседей, к которым подходы были куда как удобнее и доступнее.

- Предлагаю разделиться и начать поиски. Думаю, наша цель, что-то похожее на пещеру. Увидишь кричи. Если встретишь еще что-то необычное тоже зови.

Сказав это, Максим пошел влево и зигзагом начал подниматься по склону делая широкие петли и внимательно рассматривая все кругом. Роману не оставалось ничего кроме как пойти вправо и начать обследование склона тем же способом.

Встретившись через пол часа они молча отрицательно и разочарованно покачали головами, ни один не нашел ничего похожего на пещеру.

Поменявшись местами, братья еще раз обошли гору, теперь Максим искал справа, Рома слева. Результат тот же - ничего.

От обиды Роман хотел наговорить гадостей и прочитать нотацию младшему брату, но сдержался, решив, что до возвращения в город ссоры лучше не начинать.

Сев на ближайший валун, притаившийся на склоне, они устало и безнадежно осматривали гору. Они были почти уверены, что где-то совсем рядом надежно спрятаны древние сокровища. Но пойди угадай где...

- Еще полчаса на поиски и возвращаемся в лагерь. Скоро рассвет, если Семен Семеныч проснется раньше, чем мы вернемся, нам конец. - решительно высказался Роман.

- Согласен. Ничего, в следующий раз с металлоискателем приедем. Гора похоже известняковая, любой металл будет звенеть на большой глубине. Не переживай, Ром, найдем.

От избытка чувств и от расстройства Максим со злостью воткнул лопату в землю прямо под большим камнем, на котором они оба сидели. Раздался звонкий гул, словно ударили молотом по наковальне. Обычная земля и камень не должны так звенеть.

Ребята переглянулись и начали разгребать мягкую землю, Максим лопатой, Роман прямо руками, не обращая внимание на острые, мелкие камешки, впивающиеся в пальцы и забивающиеся под ногти.

Вскоре обнаружилась белая, ровно очерченная известняковая плита, полукруглой формы, гладкая словно полированная. Очертания ее точь-в-точь были похожи на знак на карте.

- Вот оно. Это и есть наша 'подкова' с рисунка! Никакой пещеры нет и быть не может. Пугачев же не был дураком! Пещеру бы было видно издалека, а эту штуку попробуй найти. - голос Максима дрожал от волнения. - Они же ее и землей наверняка присыпали, когда уходили.

Поддев один из углов плиты лопатой, он попытался ее приподнять. Безрезультатно, плита чуть приподнялась, но потом соскользнув с лопаты вновь встала на место. Еще несколько попыток и снова провал, груз был слишком тяжелым и не поддавался, каждый раз соскальзывая с рычага.

Немного подумав Роман шагнул к рядом лежащему валуну, на котором они недавно сидели.

- Помоги мне. - упершись ногами в землю, он приподнял один край камня, пытаясь перекатить его вплотную к неподатливой плите.

- На кой черт тебе камень сдался? Хочешь им плиту расколоть? Он тяжеленный, мы его в жизни не поднимем! Да и плита, судя по весу, прочная. Только надорвемся впустую.

- Вспомни физику. Сейчас опору и рычаг делать будем, а потом перевернем мир, как сам Архимед завещал.

Догадавшись наконец, что задумал брат, Максим бросился на помощь. Покраснев от натуги, они подкатили камень вплотную к тому месте, где неподатливая плита соединялась с поверхностью склона.

- Уффф, теперь главное, чтобы лопата выдержала.

Роман вставил лопату в узкую щель, оперев ее ручку о камень. После чего ребята повисли на свободном конце, пригибая его к земле. Лопата изогнулась и казалась готова была сломаться в любой момент, но выдержала и миллиметр за миллиметром груз начал подниматься.

- Подсунь рюкзак в щель, пока она не соскользнула! - просипел сквозь сжатые от усилия зубы Рома.

Максим отпустив лопату бросился к рюкзакам.

Плита медленно поползла вниз. Веса и усилий одного Романа явно не хватало для того чтобы справиться с тяжеленным грузом.

Но вот уже рюкзак распоркой лег между плитой и дырой в склоне, который она закрывала.

Рома отпустил лопату и утер пот с лица. Плита опустилась, но совсем немного. Хрустнули банки тушенки и содержимое рюкзака утрамбовалось до максимума, после чего уверенно держало приоткрытой дверь в манящее подземелье.

Лаз все еще оставался недостаточно широким. Пробраться внутрь было невозможно. И снова пришлось передвигать валун, который служил опорой. Теперь его передвинули правее того места где лежал придавленный рюкзак, державший на себе колоссальный вес. Просунув лопату диагонально ребята начали резкими рывками двигать плиту в сторону расширяя узкую щель.

Плита поддавалась. Приподнятая и лежащая одним краем на рюкзаке она уже не была такой неподвижной как раньше и ребятам понадобилось гораздо меньше усилий, чтобы приоткрыть вход еще на несколько десятков сантиметров.

Лопата была отброшена за ненадобностью, две растрепанные головы свесившись смотрели вниз. Там было темно, даже темнее чем ночью в лесу.

Максим сбегал к вещам и принес единственный оставшийся фонарик, второй фонарь вместе с прочим туристическим скарбом лежал в рюкзаке, который был надежно зажат между плитой и склоном.

При свете ребята тоже увидели немного, им открылась небольшая яма всего метра полтора глубиной. На первый взгляд ничего интересного, но если присмотреться, то можно было увидеть, что в одной из стен темнел многообещающий узкий проход, ведущий куда-то вглубь, туда, куда уже не мог достать луч фонаря.

- Подождешь на всякий случай снаружи? - предложил неуверенно Максим. Хотя голос выдавал, что ему совсем не хочется лезть одному в этот таинственный, темный проход.

- Вот еще. - Роману тоже не хотелось оставаться одному, тем более что луну снова стали затягивать облака, а значит скоро станет темно и жутковато даже на улице. - Вместе.

Братья по очереди соскользнули в яму.

Максим уже пропал в узком лазе, который они видели сверху. Рома, шедший вторым, бросил последний взгляд наверх и на мгновенье задумался о том, стоит ли им вообще туда лезть. Но тут же отогнал эту мысль и стиснув зубы пополз следом.

Проход оказался кроме как узким еще и очень низким, передвигаться в нем можно было только стоя на карачках.

- Ух ты! - раздалось спереди.

- Что? Что там? - Роман ускорился, обдирая о неровный пол штаны и колени.

Ползти оказалось недалеко, всего метров десять. А дальше открывалась просторная пещера. Максим просветил весь пол, вдоль стен и даже по высокому потолку в поисках несметных сокровищ. Безрезультатно. Пещера оказалось абсолютно пустой.

- Ничего не понимаю! - разочарованно бормотал он. - Это то самое место, которое указано на карте! И гора та же самая и вход в виде подковы! Таких совпадений не бывает! Мы не могли ошибиться...

- Может клад зарыт? Вернемся за лопатой? - предложил Роман.

Максим топнул ногой по полу:

- Пол каменный, чтобы зарыть или откопать здесь что-то нужен динамит, а не лопаты. С местом ошибки быть не может. Скорее всего нас просто кто-то уже опередил ...

- Опередил, опередил... - раздалось эхом в пустой пещере, хотя раньше никакого эха не было и в помине.

От расстройства и досады, что безрезультатно потратил столько времени на расшифровку карты и на подготовку, Максим бросил фонарь на пол и прислонился спиной к ближайшей прохладной и чуть влажной стене.

Роман поднял брошенный фонарь, проверил работоспособность и про себя порадовался, что тот остался цел и невредим после удара о жесткий пол. Яркий луч тем временем упал случайно в дальний от входа угол и Таманову старшему показалось, что там что-то лежит на полу.

- Смотри! - он привлек к находке внимание брата, указав пальцем в нужном направлении.

Тот немедленно бросился к находке. Отстав от него всего на мгновение, рядом оказался и Роман. Братья склонились над найденным 'сокровищем'.

Недоумевая Максим поднял старый, потрепанный, серый блокнот с надпись СССР на обложке.

Не успели братья толком рассмотреть находку, как откуда-то сверху уставший и немного печальный голос произнес:

- Нашли клад? Ну и ладненько... Раз, два, три.

Послышался громкий хлопок в ладоши и следом тяжелый, расстроенный вздох.

Одновременно с хлопком невидимых ладоней вздрогнул и покачнулся пол в пещере. Потом раздался жуткий скрежет и наступила тишина.

Пугающая догадка закралась в мозг ребятам и страх холодным потом заструился по спинам. Наперегонки они бросились к узкому проходу, а по нему дальше к выходу.

Произошло самое страшное, что можно было только придумать. Плита встала на свое место, намертво закрыв выход.

Под ногами валялся рюкзак, тот самый, который раньше подпирал дверь в подземную пещеру, не давая ей закрыться. Рядом лежала лопата, использованная как рычаг. Рома вдруг подумал, что наверху не осталось практически никаких следов их пребывания. Даже если братьев будут искать, единственное что осталось после них наверху это свежие комья земли, которые для того, кто не знал, что здесь произошло, вполне могли показаться следом дикого зверя, выкапывавшего себе какие ни будь коренья на ужин. Такие следы вряд ли наведут на след горе кладоискателей.

Изо всех сил братья пытались приподнять или сдвинуть плиту. Но она словно приросла к земле, стала еще тяжелее и не двигалась даже на миллиметр. Обезумев от безрезультатных усилий и страха остаться заживо погребенными, ребята колотили по каменной глыбе руками и лопатой. Спустя четверть часа, измученные отчаянными попытками они сели на пол ямы, кругом была гнетущая тишина. Вход был настолько плотно запечатан, что снаружи не доносилось ни звука.

Окончательно расшатывало нервы воспоминание о том странном голосе, который нарушил тишину пещеры как раз перед тем моментом, когда закрылся вход.

- Ты ведь тоже это слышал? - шепотом спросил Роман.

- Слышал. Говорят, что массовых галлюцинаций не бывает...

- Лучше бы были... Как думаешь, нас скоро начнут искать?

Посмотрев на часы с фосфоресцирующими стрелками Максим посчитал что-то в уме:

- Через пару часов уже. Только боюсь нам это не поможет.... - уныло пробормотал он. - Пока еще они догадаются что произошло что-то серьезное... ведь мы могли просто за дровами уйти или погулять вдоль реки. Потом своими силами искать начнут. Потом будут звонить спасателям, объяснять что к чему и убеждать, что дело серьезное. Только после этого нас начнут искать по-настоящему. Мне кажется, до этого пройдет не меньше суток. В общем, если нас и найдут, то будет уже поздно. А если без собак будут искать, тогда и вообще никогда не найдут.

Оба брата и так понимали, что надежды на помощь очень и очень мало, но от того, что это было произнесено вслух стало еще горше и тоскливее.


Посидев еще немного ребята перебрались обратно в пещеру, перед этим осторожно осветив ее фонариками и убедившись, что там никого и ничего нет.


Хорошо хоть, что фонарика у них снова было два. Второй нашелся целым и невредимым в рюкзаке, который свалился в пещеру, когда плита, закрывая вход, вставала на свое привычное место.

Время в темноте текло ужасно медленно, ребята поминутно смотрели на наручные часы, но стрелки словно замедлили свой ход и каждая минута, проведенная в пещере, казался вечностью. Единственным развлечением было водить лучом фонарика по стенам, чем ребята и занялись, чтобы убить время. Но вдруг один из фонариков резко потускнел и начала жалобно мигать, садились батарейки. Спохватившись они потушили оба фонаря и включали их только изредка, когда от темноты становилось жутко или когда им мерещились какие то шорохи то в одном, то в другом углу пещеры.

- Говорили мне опытные товарищи, что старые клады часто заколдованными бывают. Предупреждали, что нужно сильно подумать и подстраховаться прежде, чем лезть . Я не верил - дурак. - сорвался вдруг Максим.

- Сколько они мне тогда всяких жутких историй про потусторонних охранников кладов рассказывали, которые погубили неосторожных искателей. Я тогда только смеялся в ответ.

- Да, зря не поверил. - безразлично пробормотал Роман.

- Верно, зря не верил. - вторил ему тихий, чужой голос.

Тот самый голос.

- Старших оно всегда слушать надобно.

Ребята задрожали как осиновые листы на ветру и включив в ту же секунду фонари нервно забегали лучами света по стенам. Пещера была пуста.

- Кто? Кто здесь? - хриплым голом прошептал Максим.

- Да, не боись ты и не дрожи. Меня бояться не надо. Мне, по правилам то, с вами даже говорить не положено, но заскучал я тут в одиночестве за столько лет.

- А вы кто? - робко спросил Роман.

Похоже хозяин голоса не собирался делать им ничего плохого, по крайней мере пока.

- Кто, кто... Домовой я, самый что ни на есть настоящий домовой! Афанасием меня величают.

- Домовой? Но ведь здесь нет никакого дома.

- Темная ты голова! Домовых издревне на Руси применяли, чтобы клады сторожить. Нельзя же спрятанное без присмотра оставлять! Ценность все-таки. Потому или домовых ставили сторожить, или вообще упырей, то есть покойничков, заговоренных специально для этого. Но с домовыми оно всяко надежнее будет. Да неужто сейчас об этом позабыли все? Хороший домовой для охраны клада надежнее всякого заговора будет. Кстати, а вы почто свой клад бросили? Нашли и бросили. Ай-яй-яй нехорошо... Хотя не важно енто уже.

- Какой еще клад? - удивился Максим.

- Да книжица та, что вы в углу подобрали. Она и есть клад. Самый настоящий. Его я и охраняю.

- Да не нужна она нам. Выпустите нас отсюда лучше. Мы этот клад вам оставим, словно и не приходили сюда никогда. Вы его охранять останетесь и всем будет хорошо. - попытался уговорить Афанасия Роман.

- Нет, не могу. У меня наказ от Емельяна - всякого кто за кладом сунется, навеки здесь замуровать.

- Вы издеваетесь да? Пугачева уже на свете нет давно, а эта книжка намного позже его смерти появилась. На ней же СССР написано. Ей и сотни лет нет еще! - раздосадовано, почти зло прокричал Максим.

С каждой минутой братья все меньше и меньше боялись странного хозяина этого места. Их бабушка, выросшая в деревне, рассказывала им много народных сказок. И как они припоминали, в сказках домовой людям не вредил понапрасну, а даже наоборот помогал обычно.

- Да, так и есть, тот самый клад. - обиженно проворчал Афанасий. - Вернее все, что от него осталось.

- Как все что осталось? Значит было больше?

Афанасий понял, что сболтнул лишнее.

- Все устал от вас, у меня еще дел полно.

Домовой замолк, толи действительно ушел, толи просто затаился.

- Афанасий! Афанасий ты тут? - попытался вернуть таинственного собеседника Роман. Безрезультатно.

-Домовые, заклятия, самозакрывающиеся пещеры, бред какой-то. Такого не бывает. - бурчал Максим, придя в себя после минутной слабости он опять вернулся к привычному образу, образу всезнайки.

- Ну закрывшаяся пещера точно есть. Проверено. - вмешался Роман. - Пойдем лучше еще раз поглядим на твое сокровище, ведь даже рассмотреть его толком не успели.

Он поднялся на ноги и побрел к месту, где братья сначала нашли клад, а секундой позже, услышав звук закрывающейся плиты, бросили обратно в угол.

- Нет, не пойду. И вообще слышать не хочу, что эта штука моя. Тоже мне ценная находка. - сквозь стиснутые от бессильной злобы зубы прошипел Максим.

- Можешь себе это сокровище забрать. Мы же вместе его нашли? Я официально отдаю тебе свою долю. Слышать ни о каких кладах не хочу. Из-за этой поддельной дряни, мы тут с тобой торчим. Куда настоящий клад дел, домовой? - прокричал он в темноту.

И потом тише:

- Тоже мне хранитель, растерял все добро, а теперь корчит из себя.

Помолчал и добавил:

- Чтоб я еще когда-нибудь кладоискательством занимался. И зачем я тебя сюда притащил? А мама узнает, с ума сойдет.... А папа...

Максим вцепился руками в волосы и замотал от расстройства головой из стороны в сторону. Он был на самом деле неплохим парнем и сыном, но предпочитал прятать свои настоящие чувства за маской циника и скептика. Так ему казалось проще и безопаснее жить.

Роман подобрал блокнот и освещая страницы фонарем, в котором батарейки еще были надежными, начал его изучать. Дойдя до середины, он сделал вывод, что блокнот мягко говоря скучноват. Страницы были исписаны очень мелким, почти неразличимым почерком. Буквы были настолько крохотными и корявыми, что большинства слов разобрать было невозможно, а там где это было возможно, слова были написаны на неизвестном языке. На страницах иногда встречались мелкие изображения каких-то замысловатых пяти и шестиконечных звезд и символов, а также рисунки рук в разных позициях с переплетенными замысловато пальцами. Может быть владелец блокнота разрабатывал гимнастику для рук и записывал свои идеи? Только вот вопрос, что разработчик гимнастики для рук времен СССР делал в пещере, где хранился клад Пугачева?

А может быть автор записей просто сошел с ума здесь в пещере от голода, жажды или одиночества, и то, что Роман видел сейчас в крошечном томике было его предсмертным бредом? Хотя почему предсмертным? Ничьих останков в пещере не было, а значит никто здесь не умирал.

Роман захлопнул книжицу и посмотрел оборот . На задней обложке блокнота чуть выше надписи 10 копеек была красивым, но беглым подчерком выведена хорошо читаемая, рукописная надпись на чистейшем русском языке:

'ул. Чернышевского 25, кв. 4'.

Он еще раз перелистал блокнот. В прошлый раз он захлопнул его где-то на середине. Оттуда Роман и продолжил его изучение. Первые десять страниц были заполнены все тем же нечитаемым подчерком, странными словами и не менее странными картинками, в основном переплетенным пальцами рук и непонятными схемами. Однако, на одиннадцатой странице неожиданно вновь появился читаемый и понятный текст и изумленный подросток не смог оторваться от написанного:

'Вот я и нашел потерянные книги Александрийской библиотеки. За них большинство магов-современников готовы отдать все на свете, ну или почти все. Кому из нас нужны все эти сундуки с золотом и драгоценностями, которые спрятал здесь Емельян? По сравнению с книгами их стоимость ничтожна.

Только в чем мне польза от древних знаний и этих книг, если в них нет рецепта как выбраться отсюда? Я пролистал их все до единой, но нужного способа так и не нашел. Афанасий хорошо знает свое дело.

Милая моя Татьяна, прости что ушел даже не попрощавшись, но ведь я собирался вернуться уже к вечеру. Видно не судьба.

твой Александр, 7 мая 1939'

Роман непонимающе еще раз осветил пещеру, пещера была пуста. Ни одной книги, кроме блокнота у него в руках, в пещере не было. Не было ни сундуков с золотом и драгоценностями, о которых так пренебрежительно отзывался автор блокнота.

После этого он окончательно уверился, что записки вел человек, сходящий с ума от одиночества или жажды, ну или голода. Самое страшное, что точно такая же судьба грозила и братьям.

Вернувшись к брату, Рома сел рядом с ним на пол пещеры. И протянул ему блокнот, раскрытый на той самой странице:

- На, прочитай.

Нехотя, Максим взял книжку и лениво взглянул на строки, но очень быстро глаза его загорелись.

- Маги? Александрийская библиотека? Здесь в Жигулевских горах? Что за бред!

- Не знаю. Но если, в мире может существовать домовой, почему в нем не могут существовать и волшебники-маги?

Вопрос не требовал ответа, в очередной раз выключив свет они молча сидели и каждый думал о чем-то своем.

Через некоторое время сверху послышалась возня, ребятам на головы посыпалась колючая труха, послышалось старческое кряхтение.

- Афанасий, это ты? - тихо позвал Роман.

- Я, кто ж еще. - раздался знакомый голос.

- Значит ты не ушел никуда?

- Если бы я мог уйти отсюдова, уже давно бы ушел. Не сомневайтесь. Думаете мне весело на одном месте столько лет сидеть? Таких бедолаг как вы караулить?

- Значит мы не первые, кого ты здесь поймал?

-Никого я не ловил! Сами сюда прете, словно медом вам тут намазано! - резко взвизгнул домовой, а потом более спокойно, хотя тяжело и с сожалением в голосе продолжил. - С десяток таких умников как вы уже приходило, все здесь погибель свою нашли.

Братьям стало жутко от цифры, так буднично произнесенной домовым.

- Значит ты их всех погубил, Афанасий?

В ответ послышался длинный, печальный вздох.

- Всех, всех? И тебе не жалко ни разу никого не было?

- Всех жалко было, всех до одного. - послышалось тихое и расстроенное в ответ.

-А где же они? Ну то есть то, что от них осталось?

- Убрал я все. Это же дом мой, а дома порядок должен быть. Домовой я или нет? Работа моя в порядке дом содержать. Погребены они все здесь, на склоне. Недалече от входа. Все как полагается, по-христиански. Хоть я и не уверен, что все они христианами-то были.

- Афанасий, бросай ты такую работу. Найди себе приличный дом, живи в нем, себе и хозяевам на радость.... А еще лучше выпусти нас и мы тебя к себе домой возьмем. Квартира у нас, конечно, не большая, но уютная. Мама и отец я уверен не против будут, особенно после того как мы им расскажем, что ты нам жизнь спас.

- Не могу! Пока клад в пещере, я его должен охранять!

- А в блокноте написано - Роман раскрыл серую книжку на нужном месте и развернул в ту сторону, откуда, как ему казалось, доносился голос Афанасия. - что кладом была целая библиотека и сундуки с золотом. Куда все это делось? Почему только блокнот остался? Ничего из Пугачевым спрятанного нету здесь больше. Отпусти нас, а? Нечего уже охранять, кроме самой пещеры!

- Не могу я, пока книжица эта здесь.

- Но ее же гораздо позднее принесли сюда чем клад!

- Все равно не могу. Я смогу свое заклятие с пещеры снять и уйти отсюдова навечно, только тогда, когда, в пещеру придет кто-то такой ловкий, что сможет все хранимое здесь вынести без остатка.

- Да брось ты с ним разговаривать! Душегуб! - прокричал в темноту обозленный Максим.

- Зачем ты так? Он же не со зла. - Роман успел проникнуться к Афанасию искренней симпатией и даже не держал на домового зла. Ну, почти не держал.

- Подневольный говоришь? Чем интересно этот подневольный сможет объяснить, что вместо целой библиотеки и золота, сейчас здесь только никому не нужная книжка валяется? - Максим разозлился не на шутку.

- Ничего я тебе объяснять не буду! Пока есть что охранять, буду охранять изо всех сил своих! Такова служба моя и не тебя меня жизни учить! -прокричал всерьез обиженный домовой и вновь затаился.

Тяжелая тишина повисла в пещере на долгие часы. Сначала братьям говорить мешали тяжелые мысли, потом жажда настолько иссушила рты, что говорить стало тяжело и больно.

Потом начала кружиться голова и то ли сон подобрался к уставшим братьям, то ли сознание стало уходить куда-то в мутную даль.

Афанасий же все это время тихонько сидел в дальнем верхнем углу пещеры на небольшом уступчике под самым потолком и всей душой желал, чтобы мучения ребят побыстрее закончились. Он проклинал сейчас свою тяжелую долю и гнал прочь мысли о том, как же ему тяжело будет исполнять обряд погребения, ведь его 'гости' в этот раз были почти еще дети. Но выбора у домового действительно не было.

Роман отогнав усиливающуюся с каждой минутой дремоту посмотрел на часы - девятнадцать сорок. Почти двадцать часов назад они покинули лагерь на берегу реки. Уже давно все места себе не находят. Ищут. Родителям наверняка уже сообщили...

Но мысль эта уже не казалась такой острой и тревожной как раньше, изможденный мозг отказывался воспринимать беспощадную действительность и Рома вновь соскользнул в приятное полузабытье.


***


Ему приснился приятный сон. Он совсем маленький играет в прятки в летнем дачном домике с папой. Странно, но Максима с ними нет. Настала очередь Романа прятаться и пока отец нарочно медленно считает до двадцати, маленький мальчик весело смеясь убегает в полумрак спальни, занавешенной тяжелыми, толстыми шторами. Вот он забирается под широкую массивную кровать, заправленную так, что край покрывала свисает почти до самого пола, оставляя лишь узкую-узкую щель.

Очень удачное место, чтобы спрятаться. Здесь его никогда не найдут. Под кроватью еще темнее чем в занавешенной спальне, а в самом дальнем углу подкроватья вообще темно как ночью. Именно туда, в темноту стремится Роман. Он хочет спрятаться так далеко, чтобы папа ни за что не смог его отыскать.

Вот он уже в этом, самом надежном углу. Остается набраться терпения и только дождаться когда папа устав искать крикнет:

- Все, сдаюсь!

После чего можно будет вылезти и закричать

- Ага! Не нашел! Я победил! Победил!

И обязательно броситься к отцу на шею. Такую сильную и надежную шею.

Тянутся длительные минуты ожидания. Обыскав весь дом, папа, конечно же, забывает заглянуть под кровать в спальне. И вот уже раздается его крик:

-Все, сдаюсь! Я проиграл, с меня мороженное. Выходи, Ром.

Роман пытается выползти из-под кровати и не может, словно что-то мешает ему вылезти из темного угла, что то держит его за спину цепкими и холодными руками.

Роман хочет закричать:

- Папа, я здесь! Вытащи меня!

Но во рту пересохло, язык не слушается и ни один звук не срывается с растрескавшихся губ.

- Роман, ты где? - раздается по дому уже встревоженный голос, но в ответ только молчание.

- Рома? Максим вы здесь?

- Причем здесь Максим? - недоумевает Роман, прочно застрявший под кроватью. - Максим же не играл с ними в прятки? Его вообще не было на даче.

Совсем рядом в комнате слышатся шаги и приподнимается низко висящее покрывало кровати, яркий луч света врывается под кровать.

- Рома? Максим? Отзовитесь!

Мальчик рвется изо всех сил на свет и на голос. И вдруг просыпается в полной темноте.

Во рту сухо, губы все в болезненных трещинах. Они до сих пор в пещере! Отчаяние охватывает подростка, хочется расплакаться, но сил нет даже на это.

Но что это? Узкий яркий луч света проникает в пещеру и уже наяву слышится голос:

- Рома! Максим! Вылезайте!

Голос не папин, но знакомый! Конечно, это же...

- Семен Семеныч! Мы здесь! - поняв, что происходит через силу то ли, кричит то ли шепчет Роман.

Растолкав ничего не понимающего младшего брата, он подталкивает его к выходу из пещеры. Узкий лаз пройден рывком и вот уже сильные руки вытаскивают их обоих наружу под ярко звездное ночное небо.

Свежий ночной воздух врывается в легкие. К губам Ромы поднесли прохладную походную алюминиевую флягу. Вода живительной струйкой освежает ссохшийся рот, воскрешая обезвоженное тело.

Плита, сыгравшая коварную шутку с ребятами, поднята на четыре массивных автомобильных домкрата. Вход в подземелье широко и надежно открыт.

Рядом улыбающиеся лица, Семен Семеныч и еще пятеро людей, похожих на профессиональных туристов или геологов. Загорелые, уверенные в себе мужчины и юноши, которые наверняка не верят ни в домовых, ни в волшебство.

Они ободряюще хлопают братьев по плечам, расспрашивают и недоумевают, зачем это их понесло в подземелье.

На вопросы спасенных о том, как их смогли найти, все показывают на огромную, серую лайку, очень похожую на настоящего волка. Собака лежит рядом с большим, горячим костром, разведенным неподалеку, и умными глазами внимательно следит за происходящим.

- Скажи спасибо Лайме. Она лучше любой собаки МЧС под любым завалом человека найти может. А здесь всего-то делов было, что в лесу след отыскать. Поднять плиту это вообще дело техники, только долго пришлось ждать пока домкраты подвезут.

Все страхи остались позади. Воспоминания про домового Афанасия, про блокнот с надписями о потерянной библиотеке и магах казались братьям таким бредом, что они даже не решились рассказать об этом своим спасителям.

Ну не могут рядом с этими веселыми и уверенными людьми, открывшими 'заколдованное' подземелье простыми домкратами, существовать домовые, волшебники и магия.

Один из их спасателей, молодой парень лет двадцати пяти представившийся Андреем, рассказывает собравшимся о том, что ребятам еще сильно повезло, что они подержались так долго в пещере:

- Мне друг геолог рассказывал, что спелеологи любители частенько в такие переплеты попадают. В пещерах, особенно таких которые наглухо замурованы, как эта, всегда дефицит кислорода. Воздух там застоявшийся, прогнивший веками. Все это дурманит мозг, галлюцинации случаются у каждого второго. Бывает, что люди больше нескольких часов не выдерживают и погибают. А вы молодцы, ребята, больше суток подержались и никаких тебе галлюцинаций.

После таких слов, уже совсем не хотелось никому рассказывать о том, что им привиделось внизу.

Объяснение Андрея, про застоявшийся воздух и видения, сразу ставит всё на свои места, мир снова становится привычным и безопасным.

Братьев укладывают в спальники.

- И даже не вздумайте опять убежать ночью. - шутит Семен Семеныч, который настолько рад, что беглецы нашлись, что даже не думает на них сердиться.

Роман вспоминает, что забыл внизу рюкзак и тянется обратно к яме, ведущей в подземелье.

- Ты, что хочешь обратно?

Смеются все вокруг.

- Рюкзаки. Новые совсем. Мама меня убьет. - шепчет Роман, вызвав тем самым еще один залп добродушного смеха.

- Давай бегом. - Семен Семеныч тревожно смотрит на юношескую фигуру с фонарем, которая скрывается в яме. Все взрослые подходят ближе к плите проверяя насколько крепко она держится на домкратах.

Рома добрался до внутренней пещеры и схватил оба рюкзака. Он не видел как за секунду до этого крохотная, темная фигурка ловко скрылась дальнем углу, там куда не достает сейчас свет фонаря.

И вновь Роман слышит такой знакомый и пугающий шепот:

- Раз, два, три.

Следует тихий хлопок в ладоши.

Пол дрогнул под ногами, а люди снаружи вдруг увидели, что плита на домкратах вдруг задрожала и даже словно немного выгнулась. Но надежные крепления уверенно удержали свою ношу и широкий вход остался открытым.

-Вот и хорошо. - раздался облегченный голосок Афанасия. - Ты забери книжку то, парень.

- Это все галлюцинации. Гнилой, застоявшийся воздух! - буркнул себе под нос Рома и стал продвигаться к выходу. - Не нужен мне этот блокнот и вообще никакие клады не нужны.

- Забери мил человек, сделай доброе дело. И меня освободишь, и тех, кто после тебя сюда придет, от лютой судьбы избавишь.

На секунду застыв, Рома бросился к серой книжонке на полу, кинул ее в рюкзак и помчался к выходу, по пути больно ударившись плечом в узком месте.

Маленькая темная фигурка в дальнем углу тихонько облегченно вздохнула:

- Спасибо тебе, а в награду тебе и твоему братцу подарю я часть силы своей. Пусть и небольшая она, но ежели захотите, хватит вам что бы жизнь новую, волшебную начать.

Из поднявшейся ручки потянулись две тоненькие, еле видные нитки светящегося бледно голубым тумана. Покружив по пещере, струйки тумана поднялись наружу и разделившись направились к братьям.

Стоявшие возле входа в пещеру Андрей и Семен Семеныч недоуменно переглянулись. Андрей нагнулся, протянул руку, словно попытался проверить светящиеся струйки на ощупь:

- Флагистон? - удивленно спросил он.

- Он самый. Похоже домовой в пещере. Из всей нечисти только они могут добровольно флагистоном с людьми делится.

- Поймаем?

- Раньше надо было думать. Пойди поймай теперь. Пещера пуста. Он уже в потустороннее удрал наверняка.



Роман грелся возле костра. Подросток был стопроцентно уверен, что и в этот раз голос в пещере ему померещился.

Тем временем внизу в пещере Афанасий, который никуда еще не удрал, но уже готовился к этому, почтительно и рассудительно проговорил, прощаясь:

- Ну все, Емельян. Исполнил я твой наказ как следует. Сторожить нечего больше. Знать свободен я стал. Прощай! Извини ежели что. А то, что клад не уберег вина не моя.

Братья, вдоволь наевшись тушенки, разогретой на костре, и запив это нехитрое лакомство горячим, пахнущим дымом чаем, легли в мягкие спальники рядом с костром и засыпали полноценным сном под звук гитары и бардовскую песню, которую возле костра красивым голосом пел кто-то из спасателей.

Уже наполовину во сне Максим пробормотал:

- Ты помнишь, что обещал ничего родителям про клад и пещеру не говорить? Я уточнил у Семен Семеныча, он им не сообщал.

Вот такой у Романа был брат.

>> К СОДЕРЖАНИЮ <<


Глава 2. Гости из потустороннего

Жаркое августовское солнце беспощадно раскалило скалы крымского побережья. Было еще раннее утро, а температура воздуха дошла почти до сорока градусов. Километрах в двадцати от берега, в районе Судака, на дне, под толщей воды покоились два корабля. Если бы эту картину увидел историк, он бы безошибочно узнал очертания трирем, грозных боевых морских машин некогда великой римской империи. Такие судна уже много веков не бороздили морей. Да и в былые годы они редко заходили в воды Черного моря.

Не смотря на сотни и сотни лет, прошедшие с момента гибели кораблей, казалось, что время было не властным ни над деревом корпуса и рангоута, которое сохранилось практически неповрежденным, ни над парусами и такелажем, которые серыми, тусклыми, обвислыми тряпками и веревками вяло колыхались в потоке неторопливого подводного течения. Все выглядело так, словно только вчера римские триремы нашли свою погибель и опустились на морское дно.

Два погибших судна сохранили в подробностях детали произошедшей с ними трагедии. Узкий, хищно вытянутый корпус первого, острым, железным носовым тараном пронзил круглый, высокий борт второго.

Сейчас уже невозможно было узнать, почему корабли не смогли разъять своей смертельной схватки и вместе ушли под воду. Возможно, это было случайностью и нос атакующего просто застрял в теле жертвы. А, возможно, отважные древние моряки изначально пошли на смертельный таран, зная, что шансов выжить после этого у них не будет. Но кому теперь это интересно? Также как никому не интересно куда делись экипажи трирем, палубы обоих кораблей были абсолютно пустыми, следов людей не было и в помине.

Интересно же было то, что изнутри раненой триремы, через пролом, оставленный беспощадным тараном, просачивались тонкие лучики теплого, желтого света. Если бы кто-то мог заглянуть внутрь, он бы застыл в изумлении от того, что творилось под палубой. Все пространство трюма было забито старинными свитками и книгами. Они кипами лежали на полу, кучами были свалены в углах. Ими были забиты под завязку полки, идущие вдоль стен. Только центр помещения был свободен от этого беспорядочного нагромождения книг. В небольшом, явно недавно освобожденном от древних манускриптов пространстве стоял обычный современный офисный письменный стол. Всем своим видом он резко диссонировал со всем остальным, здесь находившимся убранством. Немножко сглаживало диссонанс то, что стол был также завален стопками книг, кучами пергаментов и свитков. В центре чуждого предмета интерьера стояла тоже чужая здесь настольная лампа с зеленым абажуром. Именно она была источником того мягкого света, пробивавшегося наружу. Охватывая стол и всё прилегающее к нему пространство посреди трюма расположилась, словно гигантский мыльный пузырь, прозрачная сфера бледно синего цвета. Внутри нее не было мутноватой, придонной воды, но был прозрачный и весьма свежий воздух, пригодный для дыхания. Последнее было очевидно, так как за столом укутавшись в волчью шубу с длинным ворсом сидел и спокойно дышал молодой мужчина лет двадцати пяти.

Лицо мужчины было слегка осунувшимся, видимо от недостатка сна, но одновременно молодым, цветущим и полным сил. Выражение было усталым и одновременно энергично заинтересованным происходящим. Светлые волосы были жестко взъерошены и торчали в разные стороны. Причина этой забавной неряшливости была понятна - пальцы левой руки подпирали голову и словно зубья расчески впивались в волосы, от чего те торчали в разные стороны, но странного придонного обитателя это ничуть не смущало. Умные, сосредоточенно внимательные ярко голубые глаза изучали с фанатичной заинтересованностью пожелтевший от времени манускрипт. Края манускрипта, были опалены, словно его выносили из горящего помещения или доставали из пылающей печи. Периодически парень отрывал глаза от документа и что-то торопливо записывал в большой клечатой тетради.

Время шло, все чаще он оттягивал левый рукав шубы и смотрел на механические часы. После чего с удвоенным усердием возвращался к своему занятию.

В очередной раз посмотрев на часы мужчина отодвинул пергамент, встал из-за стола потянулся, скинул шубу, оставшись в легких белых штанах и футболке. Потом сделал несколько энергичных шагов по трюму в дальний угол и обратно, походка его в этот момент напоминала передвижение крупного хищника, запертого в замкнутом пространстве. Еще раз потянулся, тетрадь с записями бросил в синий рюкзак, а рюкзак небрежно закинул за спину. Затем взял со стола небольшой, черный шарик, похожий на шарик от подшипника, засунул его в карман штанов. От этого движения сфера воздуха, отделявшая крохотное пространство внутри трюма от морской воды, шатнулась и переместилась так, словно ее центр был прочно привязан к шарику.

Молодой человек начал подниматься на палубу по вертикальной, деревянной лестнице со ступенями перекладинами. Шар с воздухом двигался следом, так что ее хозяин всегда оставался внутри. Вода начала заполнять трюм и когда добралась до лампы, та слегка заискрила и погасла. Тем временем парень прошелся по палубе, подошел к носу корабля и резко оттолкнувшись начал плавно подниматься вверх к поверхности. Поднявшись до границы воды, магическая сфера мягко вытолкнула человека на воздух и с тихим хлопком лопнула, словно ее и не было

Человек на секунду застыв в воздухе и прокричал громко непонятное:

- НгаХаат!

Спустя мгновение это был уже не человек, а необычно крупный, черный ворон, который быстро набирал высоту.

Подлетев к полуострову в районе старинной генуэзкой крепости, птица сделала два круга над строением, словно любуясь видом и древними оборонительными сооружениями, и направилась к одному из десятков однотипных и неприметных домиков, построенных местными жителями специально для туристов. Здесь можно было принять душ и поспать на нормальной кровати.

Ворон, оглянувшись вокруг, проскользнул в приоткрытое окно второго этажа одного из строений и уже внутри вновь превратился в мужчину, который проследовал к холодильнику в поисках съестного. Пусть он и не был привередлив в еде, но питаться все же было нужно.

Андрей, так звали парня, понимал, что короткий двухнедельный отпуск неизбежно подходил к концу. Завтра пора было возвращаться домой. Значит нужно выспаться, а во второй половине дня возвращаться опять на корабль. Вечер, ночь и последующее утро вот все, что осталось на изучение бесценных материалов, хранившихся на дне морском вдали от посторонних глаз. А потом будет долгий перерыв до следующего отпуска.

Все происходящее сейчас началось по чистой случайности, когда год назад отдыхая в Крыму Андрей наткнулся на затонувшие корабли и хранящиеся в них сокровища - книги.

Как можно случайно наткнуться на подводные сокровища? Учитывая необычный род деятельности молодого человека, очень даже легко. Он был волшебником. И не просто волшебником, а магом высшего класса, занимавшимся в составе магической дружины профессиональным поиском и, если нужно, уничтожением злобной нечисти, пробиравшейся в наш мир из таинственного и опасного потустороннего.

Так уж случилось, что по долгу службы в дружине ему время от времени приходилось превращаться в различных водных обитателей, то в рыбу, то в рака, то еще в кого похуже. И получалось это у Андрея, надо признать, из рук вон плохо.

Остальные заклинания давались ему относительно легко, а с этим ну никак не шло. Дважды в самый ответственный момент он из рыбы он превращался обратно в человека. Первый раз из-за обратной трансформации они в Рязанских болотах упустили вампира, прорвавшегося так некстати в этот момент из потустороннего. А второй раз это произошло в позапрошлом январе, в холодной воде, на глубине более двадцати метров под толстым слоем льда. Андрей чуть не утонул в тот день, хорошо хоть товарищи вытащили.

Так продолжаться не могло. С этим срочно нужно было что-то делать. Но что? Правильно тренироваться и еще раз тренироваться! А где это лучше делать? Конечно в Крыму. Ну не в мутных же озерах и реках средней полосы плавать щукой или карасем, рискуя попасть в браконьерскую сеть или еще хуже под электроудочку!

Решено - сделано! В прошлом году Андрей отправился летом в район Судака и первые два дня отпуска посвятил заклинаниям трансформации. Он тренировался бы и дальше, но в одну из тренировочных морских прогулок нырнувший на глубину маг-дельфин наткнулся на затонувшие триремы и, конечно, не удержался - заглянул внутрь. На этом отпуск можно было считать законченным.

Сотни и сотни забытых заклинаний, рецептов и просто ворох других полезных знаний были найдены на пожелтевшей от времени бумаге книг, хранившихся в трюме. Жадный до знаний волшебник все оставшиеся дни просидел в подводном трюме, притащив туда стол, волшебную сферу с воздухом и негаснущую, точнее самогорящую лампу. Все это он позаимствовал у своего друга - кузнеца Бориса.

Только Борису Андрей раскрыл свою тайну, а еще в виде благодарности по возвращению притащил ему пару книг из трюма. Разумеется, это были книги про магию кузнечного дела и оружия. Выслушав рассказ про триремы, кузнец выдал гипотезу, что судно с книгами вполне может быть одним из пяти легендарных кораблей, на которых вывозили из горящей Александрии секретный раздел библиотеки. Раздел, в котором хранились книги самой известной в истории школе волшебников. Говорят, в этой школе учился сам Северный Воин, ставший впоследствии Королем всего мира волшебников.

По легенде трирем, вывозивших волшебные книги из осажденной Александрии, было пять. Библиотеку пришлось эвакуировать из-за того, что Безумный Князь со своим войском осадил город. Когда поражение местных магов стало очевидным и всё кругом полыхало огнем, было принято решение спасти хотя бы знания. Так как, любая попытка волшебников вырваться из обороняющегося города жестко пресекалась, то вывозили библиотеку обычные люди.

Из города вышло пять нагруженных кораблей. Корабли вышли и разошлись в разные стороны. Разошлись, что бы никогда больше не встретится. Дальнейшая судьба библиотеки была неизвестна миру. Но ее поиски не прекращались ни на минуту. Конечно, книги из нее иногда находили, но эти находки всегда оставляли в тайне. Точно также, не спешил делиться найденным и Андрей. Знания давали силу, а в их мире сила часто была залогом выживания.


***


- Пора, Вайбхаб!

- Идем, Зейлун. - ответил я бодро.

Но это только снаружи я был холоден и решителен, внутри таилась тревога. Шутка ли, нам двоим предстояло проникнуть в самое пекло, в логово коварного врага и провести там целые сутки. Суровое испытание, скажет кто-то. Но это единственный путь посвящения в воины нашего племени. Мне шел уже сто первый год, самое время доказать и себе самому, и братьям, что я достоин называться эльфом.

Зейлун, мой брат, сосредоточенно проверял самострел и приторачивал колчан с короткими стрелами на правое бедро. Наверняка ему было намного тяжелее чем мне. Ровно столетие назад, когда я только родился, он уже пробовал пройти это испытание. В тот далекий день два отважных эльфа ушли в мир варваров. Ушли с одной целью - доказать своему племени, что они настоящие воины и достойны славной памяти своих предков.

В том жестоком мире им надо было продержаться всего двадцать четыре часа. Всего двадцать четыре! Но не прошло и часа, как назад вернулся только Зейлун. Вернулся еле живой от истощения и ран. Его напарник не вернулся никогда. Мы будем помнить его вечно!

В тот злосчастный день эльфы по горькой воле случая умудрились оказаться прямо в центре городища варваров. Но не сами варвары были страшны, а вампиры, живущие меж них. Не прошло и пяти минут, как на прибывших напали эти демоны. Только чудо помогло в ту ночь одному из них спастись.

Зейлун полон решимости вернуться и пройти испытание заново, а если боги будут милостивы, ему будет дан шанс отомстить безжалостным вампирам. Но он вынужден был ждать целое столетие, когда представится возможность повторно пройти испытание. Таков закон - испытание проходит только раз в сто лет.

Из нагрудного, висящего на кожаном ремешке кошелька, я достал два теплых на ощупь хрустальных шарика, размером с грецкий орех. Внутри прозрачных оболочек клубился темный, густой туман. Если сосредоточить взгляд, то внутри одного из шаров причудливыми завитками тумана складывалась надпись 'туда', внутри другого 'обратно'. Первый шар должен унести меня в тот далекий мир варваров, второй вернуть обратно, когда истечет время. Ну или раньше, если судьба будет немилостива к нам.

Точно таким же способом должен был совершить свое путешествие Зейлун, у каждого был свой набор перемещающих меж мирами амулетов.

Пожав руку брату, я сжал нужный шар в ладони. Все, пути назад нет, началось. Земля ушла из-под ног, голова закружилась. Я чудом оставался в сознании. Перед глазами завертелись красные круги, но рассудок и четкий ум удалось сохранить.

Прибыли. Прохлада летней ночи окутала нас. Вроде бы ничего страшного, ни толп варваров, ни полчищ вампиров. Но что это? К обычному запаху реки и леса, примешивался еще целый букет других, странных, резких, неестественных запахов.

- Проклятье. - прошептал Зейлун. - Мы совершили туже ошибку, что и в прошлый раз.

- Что такое?

- Присмотрись, брат. Мы на окраине их города.

- Где ты видишь город?

- Вот эти светящиеся скалы и есть их дома.

- Это дома, но они же выше деревьев?

- Да, варвары живут в них. Раньше их дома были меньше, но принцип был тот же. Они строят из камня и железа своим муравейники, где только могут. Строят, что бы жить друг у друга на головах.

- Но откуда здесь город? Мы же специально переместились подальше от того места, где вы были в прошлый раз. Или это другое городище?

- Похоже то же. Просто разрослось многократно.

- Сколько же здесь живет тогда варваров?

- Думаю тысячи, много тысяч.

- И сколько среди этих тысяч вампиров? Сотни? - цифра потрясла меня.

- Не думаю. Эти твари жадны до флагистона и грызут друг другу глотки за каждую его каплю. Выживают сильнейшие, а таких немного.

- Надо уходить отсюда. Уверен, чем дальше мы будем от этого места, тем безопаснее.

- Согласен с тобой, Вайбхаб.

Вдоль того берега речки, где мы оказались волею богов, шла узкая полоса из деревьев и кустов, именно по ней мы и тронулись в сторону верховья. С обратной стороны водной глади росли привычные для нашего взора заросли камыша, а вот уже за ним возвышались эти самые поразившие меня дома-скалы. Ни разу за свою жизнь я не видел ничего более омерзительного. Это была мешанина из стен, окон, углов и прямых линий. Там и тут на стенах хаотично светились яркие точки, бывшие, видимо, окнами. Где гармония? Где продуманность линий и радующий взгляд вид? Нам эльфам, в которых с детства воспитывают чувство прекрасного, было больно смотреть на такую безвкусицу. Как в таком вообще можно было жить? В гнезде шершней и то больше места, да и жители там дружелюбнее!

Тем не менее, по этому берегу, вдали от скал-домов идти было легко. Редкие деревья и кусты не мешали, высокой травы не было. Настораживало только то, что местами виднелись явные следы присутствия варваров. Места были явно обитаемые, к тому де, эти существа не отличались чистоплотностью ни в нашем мире, ни здесь. Остатки еды, пустые и еще частично полные бутылки и мягкая, словно одноразовая, посуда из неизвестного мне материала все это попадало нам под ноги.

- Что это, Вайбхаб? Прислушайся!

- Не слышу ничего.

- Они идут брат. Готовься к бою.

- Вампиры? Сколько их?

- Пятеро. Как раз по числу моих стрел. Они уже очень близко, я чувствую их.

Я достал свой длинный клинок и как никогда позавидовал оружию своего напарника. Зейлун извлек хороший урок из прошлого неудачного посещения этого мира. Годы ожидания были потрачены не зря, он готовился. По его заказу были выкованы из лунного света и серебра смертоносные стрелы. Говорят, что такая стрела могла сразить кого угодно, даже дракона. И уж точно она должна была справиться с вампирами этого проклятого мира. По двадцать лет ушло на изготовление каждой из стрел! Единственный мастер-кузнец во всем нашем мире мог сотворить такое, но это действительно того стоило.

Зейлун достал из колчана и положил на деревянное, отполированное ложе арбалета заостренный светящийся изнутри стержень с жестким оперением. Стало гораздо спокойнее. Можно считать, что врагов уже четверо, а не пятеро. Выпущенная стрела просто обрекает свою жертву на поражение. Шансов выжить нет. Она будет преследовать цель, что бы ни случилось. Можно прятаться, бежать, умолять, стрела догонит, найдет. Она будет беспощадна, не будет знать усталости и выполнит свое предназначение, что бы ни случилось.

- Смотри вот удобный овраг. - предложил я. - Он идет вниз к самой воде, говорят, вампиры не любят воду.

- Согласен, Вайбхаб. Это хорошее место для обороны! По краям растут высокие деревья, значит мы будем защищены с тыла и с боков. Враг сможет прийти только сверху по склону, а мы уже будем готовы его встретить. Они не смогут подобраться к нам незаметно.

- Для меня честь принять этот бой рядом с тобой, Зейлун.

- И для меня это будет честью, брат.

Мы спустились вниз. Увидев, как мой напарник прижался к стволу большого, коренастого дуба с правого бока оврага, я занял место в густой тени деревьев слева. Нас почти не было видно со стороны. Я осмотрел свой длинный, изогнутый меч. Почетное, смертоносно разящее, наследное оружие моего рода. Настоящее сокровище. О сколько побед было одержано с помощью этого клинка! Было знаком большого доверия то, что Отец вручил мне его для этого испытания. Что ж, я не посрамлю память предков.

Внезапно, что-то закрыло бледный, тонкий месяц. Обратив лицо к небу, я увидел, как три большие птицы подозрительно настойчиво кружат над нашими головами. Что они делают здесь посреди ночи?

Некогда размышлять, сверху в овраг крадучись и осторожно, словно воры, пробирались две темные фигуры.

С той стороны, где засел Зейлун, щелкнул арбалет, взвизгнула тетива и серебристая молния понеслась по направлению к одной из теней.

- Амое Кхоне! - поняв что обнаружен варвар, а это был несомненно варвар, пусть, наверняка еще и вампир, выпрыгнул на центр оврага и громко прокричал заклинание.

Синеватый, отчетливо видимый в темноте защитный купол закрыл его. Но не зря мастер столько времени, умения и любви вкладывал в стрелу. Щит не смог и на мгновения замедлить ее полета. Однако враг оказался на удивление ловок и быстр, там, где спасовала защитная магия, ему помогла ловкость. С поражающей скоростью он ничком упал на землю и стрела не успев сменить свою траекторию пронеслась над распластанным телом. Однако рано радовался неприятель, она вернется, она не простит, догонит, настигнет. Спасения не будет.

Еще раз щелкнул самострел. Зейлун уже успел перезарядить его и нацелить на вторую цель. Минус два, ликовал я.

С оглушающим клекотом одна из птиц, круживших над оврагом, камнем бросилась вниз. Сомнений не осталось, это тоже был один из вампиров.

Зейлун вставлял в арбалет третью стрелу. Видя падающего с неба врага и поняв, что место засады раскрыто, он выскочил из под тени дерева и судорожно перезаряжал свое оружие. От волнения стрела выпала из рук. Брат достал из набедренного колчана еще одну. Ударившись о землю, птица обратилась в широкоплечего воина с огромным, тяжелым молотом в руках. Голову воина толи украшал, толи безбожно уродовал странный шлем с широкими рогами по краям. Я бросился на помощь напарнику наперерез грозной фигуре.

Для решающего, смертельного удара был занесен мой клинок. Холодная сталь звенела и пела от предчувствия крови. Что ж, вас было пятеро. Осталось только трое! Еще чуть-чуть и этот с рогами на голове будет рассечен на двое славным мечом предков.

Не такие вы и грозные, вампиры мира варваров! Радость легкой победы опьяняла.

Третья стрела наконец положена Зейлуном на ложе и арбалет нацелен почти в упор прямо в грудь вампира.

- Иэхххх.... - разочарованно выдохнул я и замедлил бег. Видимо, и этот враг будет на счету моего брата. Жаль, что не на моем.

Но что это? Фигура с рогатым шлемом на голове даже не думала сдаваться. Быстрым и неожиданным движением вампир ушел в сторону из под прицела и занес свой гигантский молот. Такая прыткость была неожиданной для существа столь крупной комплекции. Зейлун же наоборот был слишком медлителен, ища цель тупым острием своего арбалета. Прежде чем стрела вновь увидела свою жертву, эта самая жертва успела опустить со всей силы свое мощное оружие на голову моего брата. Послышался отчетливый хруст. Его не спасли даже хваленые эльфийские доспехи. Ярко зеленая вспышка осветила овраг и ослепила меня на мгновения.

А когда я обрел способность видеть, то содрогнулся. Спокойно и словно лениво ко мне приближался вампир с отнесенной немного за спину левой рукой, в которой удобно устроился занесенный для удара молот. Неужели он так спокойно и хладнокровно убьет меня сейчас? Я эльф, рожденный побеждать и повелевать, погибну бесславно на задворках богом забытого мира варваров?

Разве может быть что-то ужаснее в этой жизни, чем видеть как хладнокровно приближается к тебе убийца? А нет, может. Я слышал много рассказов про то, что вампиры выпивают флагистон из своих жертв. Но даже в страшном сне не мог представить, что стану свидетелем этого дикого ритуала. А сейчас я отчетливо видел, как из тела Зейлуна, безжизненно лежащего на земле, поднимаются легкие, еле заметные ниточки синего цвета. Они сложно переплетаясь сливались над неподвижным телом моего брата в один общий поток, который извиваясь словно змея, неторопливо тек по направлению к приближающемуся ко мне вампиру. А вампир, словно это было для него обычным делом, буднично опустил вниз пальцы правой руки и впитывал через них флагистон. Тот самый флагистон, который всего минуту назад кипел и струился в жилах моего брата!

С криком ненависти я бросился навстречу этой зловещей фигуре и нанес рубящий удар мечом. Наотмашь, сверху вниз. Мой клинок свистнул от наслаждения предвкушая как сейчас разрубит этого варвара до пояса. Но вампир ловко подставил под мой удар свой молот. Короткая зеленая вспышка и мой прославленный в легендах клинок, просто оплавился, как свеча, едва коснулся оружия врага. Он просто растаял у меня в руках! Растаял, как льдинка, брошенная в костер. Я представил, как грозный молот сейчас сокрушит и меня, ждать осталось недолго.

- Тимур, помогай. - раздалась голос одного из вампиров, преследуемых стрелой. Они оба еще были еще живы, вопреки моим чаяниям.

Не задумываясь вампир бросился на помощь сородичам, не обращая больше на меня никакого внимания.

- О, бедный Зейлун, даже погибнув, ты продолжаешь защищать меня. Если бы не стрелы, отвлекающие врага, я бы лежал сейчас недалеко от тебя на мокрой от предрассветной росы траве.

Тот, кого назвали Тимуром, попытался справиться с одной из серебристых молний, упорно нападавшей на его товарищей, точно также, как он расправился с моим мечом. Он перехватил полет стрелы, подставив свой молот. Серебро ударилось о сталь, посыпались искры, сверкнула знакомая зеленая вспышка, но стрела и не думала сдаваться или плавиться от встречи с препятствием. Она только немного изменила направление полета, оставшись целой, невредимой и полной решимости выполнить свое предназначение. Зайдя на очередной круг, она вновь бросилась на врага, вновь ее встретил вампир мощным ударом молота. И вновь это не помогло.

- Что ж ты с ними будешь делать. Вызывайте привратника, пусть открывает портал на базу. Нужно увести этих двоих отсюда. Может тогда эти проклятые стрелы угомонятся.

Из произнесенных рогатым вампиром слов я понял едва ли половину.

- Займитесь вторым.

Последнее я понял отчетливо. Ошибки быть не могло, вампир с молотом, был здесь за главного, а вторым, которым сейчас займутся, был я.

По короткому, жесткому приказу , те, кто еще оставались птицами и кружили в небе, спустились на землю и угрожающе направились в мою сторону.

Не дождетесь! Я так легко не сдамся. Пусть не пройду испытание, но не дам вам чудовищам выпить меня! Вам не достанется мой флагистон.

Я достал две заветные сферы и готов был уже вернуться домой, выбрав шар с нужной надписью внутри. Но вдруг испугался. Что если эти создания смогут последовать за мной? Нужно оторваться. Убежать подальше! Скрыться, спрятаться и только потом возвращаться.

Я урожденный эльф, а значит могу бежать быстрее скакуна, могу забраться на верхушки деревьев и мчать по ним опережая ветер. Вам не догнать меня!

В два прыжка я достиг вершины оврага. Еще два и овраг остался далеко позади. Вампиры были далеко. Еще два-три прыжка и я могу спокойно возвращаться, не боясь привести эту заразу к себе домой. Но что это?

Неет! Вампиры опять превратились в птиц и приближаются. Бежать, бежать, бежать! Пока они не сделали со мной тоже, что с несчастным Зейлуном. Прыжок, еще прыжок. Они слишком близко.

Ах, проклятье на роду моих предков. Зацепился за поваленное дерево и растянулся во весь рост. От удара о спрятанный под листвой камень заныло колено. Не до этого сейчас. Они совсем рядом. Вставай и беги. Бегу.

Впереди странное строение, похожее на сияющий в свете магического света замок. Обходить его нет времени, они успеют догнать. Надо просто перепрыгнуть через стену. Следующим прыжком я уже буду на другом конце внутреннего двора. Потом еще одно усилие и я за оградой.

Но что это? Ничего не вижу! Откуда такой яркий свет! Чьи это руки и прочные, врезающиеся в кожу веревки.

- Кто вы????

Будь, что будет я возвращаюсь домой. Если кто-то увяжется за мной, братья помогут мне. Прости меня, Отец!

Где же эти проклятые шары-проводники? Помню, как клал их в карман.

Только не это! Неужели выронил их, когда, споткнувшись, упал? Нееет!

Оглушенный, ослепленный, я чувствовал как меня связывают по рукам и ногам. Сквозь суету вокруг услышал краем уха:

- Ты что-то забыл здесь дружинник? Это земля серых. Тебе здесь не место.

Ответ был неразборчив, второй говоривший, видимо, стоял дальше от меня.

- Если дружина так нерасторопна, что нам приходится за вас выполнять всю работу, какие претензии на эльфа ты можешь нам предъявлять?


***


Кто в здравом уме и твердой памяти захочет променять жизнь среди природы на жизнь в пыльном и наполненном суетой городе?

Маг и кузнец Борис не променял. Раннее утро, конец лета, еще совсем недавно прокричали где-то внизу в деревне петухи, и трава ухоженного газона на заднем дворе была совсем мокрой от росы.

Стоя на высоком заднем крыльце бревенчатого дома с кружкой крепкого черного кофе, только что самолично сваренного, Борис посмотрел вниз по склону холма, на вершине которого и примостился, вернее раскинулся его бревенчатый дом, похожий на сказочный терем.

Внизу находилась небольшая деревенька дворов на двадцать, с огромными картофельными огородами и серыми , полинялыми сараями для скотины. Между домов узкими полосками вился утренний туман, отползая от лучей восходящего солнца в овраг за деревней.

Все вокруг было красиво и умиротворяюще. А сам кузнеца выглядел так, словно сошел со страниц былинного сказа. Богатырская фигура с широченными плечами и сильными руками, мужественное и открытое лицо, мудрые и всегда спокойные карие глаза. Легкий ветерок трепал его курчавые волосы, которые раньше были темно коричневыми, но годы взяли свое и голова была обильно украшена сединой. Но только волосы и поддались времени, все остальное в облике кузнеца источало здоровье и силу. Даже голос не выдавал возраста, не ломался и не дребезжал, а гудел басом, словно огромный колокол.

Дул слабый ветерок и Борис с удовольствием посмотрел на медленно крутящийся ветряк. Ветряком он называл высокую конструкцию, имитирующую ветряную электростанцию. Дом стоял достаточно далеко от деревни и к нему не тянулись никакие коммуникации. Совсем никакие. Однако дома всегда был и свет, и свежая вода, и канализация. По вечерам освещение дома и ухоженного сада на холме было видно за несколько километров в округе. Что бы не вызывать ненужных вопросов откуда берется электричество, умелец кузнец смастерил ветряк, который по легенде преобразовывал ветряную энергию в энергию бегущих электронов. Но на самом деле дом освещался, отапливался и кондиционировался силой того, что обычные люди назвали бы Perpetuum Mobile, т.е вечным двигателем.

Хозяин дома на холме никогда не пытался переспорить ученых физиков в один голос твердивших, что Perpetuum Mobile создать невозможно. Он просто взял и собрал его из подручных материалов. Уважаемые академики были бы правы в своем мнении о невозможности существования сего агрегата, если бы в мире все починялось только законам физики. Однако в своих расчетах и доказательствах ученые не учитывали, что в мире, кроме физических законов, были еще законы магические, которые делали невозможное возможным. К сожалению для человечества об изобретении кузнеца физики никогда не узнают, по крайней мере создатель этого самого мобиле на это очень сильно надеялся.

Допив кофе из железной кружки, которую он тоже сам же и смастерил, добавив малую каплю магии, чтобы кофе, в нее налитый, никогда не остывал ниже температуры в 90 градусов, мужчина шагнул с крыльца.

Пройдя по аккуратным, ухоженным дорожкам, он подошел к сложенной из бутового камня кузне, притаившейся в дальнем конце сада.

Борис специализировался на том, что одушевлял бездушные вещи магией. Обычный на первый взгляд предмет, на который ложилась его рука и молот, приобретал удивительные свойства. Именно благодаря таким специалистам как он в этом мире появлялись мечи кладенцы, скатерти самобранки, сапоги скороходы, различные обереги и тому подобные штуки. Раньше, когда магическое сообщество никем не управлялось и каждый волшебник жил сам по себе, такие вещи часто оказывались у обычных людей. Именно поэтому мы знаем о них из сказок. Сейчас с этим стало гораздо строже.

Зайдя внутрь каменного строения Борис недовольно покачал головой. Он закончил свою работу вчера глубоко за полночь и не успел до конца прибраться. Разумеется, все инструменты блестя от чистоты аккуратно были разложены и расставлены по своим местам, верстаки и наковальни очищены. Но в горне оставалась зола, а пыль и сажа местами лежала на земляном, утоптанном полу.

Такое состояние кузницы позорит мастера. Волшебник взмахнул рукой в сторону висящих на отдельной вешалке щеток, совочков, скребков и они вихрем понеслись по помещению, собирая, выметая, вычищая. Результату мог бы позавидовать даже супермощный современный пылесос.

Все это происходило без участия кузнеца, а мысли его были всецело заняты предметами, лежащими на верстаке и неумолимо притягивающими взгляд. Это был деревянный, короткий самострел и две сияющие стрелы. Их принес Борису перед самим рассветом старый товарищ и друг.


***


Следующее утро опять застало Андрея на дне. Еще с большим недовольством он покидал свое уютное прибежище.

- Вот бы добыть кокон замороженного времени. И превратить сутки, например, в целый месяц! Или неделю в полгода. - подумал дружинник, шагая быстрыми, широкими шагами по заваленному трюму из угла в угол. Он никогда не мог усидеть на месте, когда был возбужден или о чем-то усиленно думал.

- Вот тогда бы он точно начитался вдоволь и запасся впрок знаниями до следующего отпуска.

Но потом Андрей улыбнулся, укорил себя за такие детские и наивные мысли. Секрет изготовления кокона времени давно утерян. Конечно, на руках еще оставались некоторые неизрасходованные экземпляры от старых мастеров, но стоимость их была ему явно не по карману.

Покинув корабль и обратившись в ворона, дружинник направился к самому центру полуострова.

Спустя два часа полета над крохотными селами и деревнями он достиг большого города. Птице пришлось набрать высоту, чтобы безопасно пролететь над спальными районами с их серыми, одинаковыми многоквартирными домами.

Впереди показался аэропорт, к которому почти вплотную подходил небольшой микрорайон, состоящий из классических советских пятиэтажек и одно-двухэтажных административных зданий и магазинов. Выбрав самый тихий и непримечательный двор, ворон резко спикировал вниз. Ударившись о землю, он вновь превратился в человека, который уверенной и деловой походкой направился в здание аэровокзала:

- Вас приветствует аэропорт Симферополя. - раздался в зале громкий, женский голос.

- Открыта регистрация на рейс Симферополь-Москва. Заканчивается регистрация на рейс WJ 532 Симферополь-Казань, всех пассажиров, не завершивших регистрацию, просьба подойти к стойке номер два.

- Здравствуйте!

- Здравствуйте. Андрей Воронов? - мило спросила загорелая девушка за стойкой номер два, взяв в руки его паспорт и электронные билеты. - Путешествуете без багажа?

- Да. Только это. - он показал полупустой рюкзак и улыбнувшись попросил - Можно место у окна, где ни будь в начале салона?

- Конечно. - девушка улыбнулась в ответ и вручила посадочный талон. - Хорошего полета.

До посадки было еще минут пятнадцать и парень уселся в неудобном металлическом кресле в самом центре зала ожидания, наконец расслабившись. Андрей вдруг подумал, что большинство из сидящих в зале загорелых и переполненных впечатлениями людей никогда бы не поняли тот способ провести отпуск, которому он посвятил последние две недели.


***


- На почитай.

Толстая газета шумно упала на стол.

- Что это? Газета за апрель? - Роман удивленно смотрел на брата. - Уже август. Может предложишь что-нибудь посвежее?

- Слушай, ну что ты к мелочам цепляешься? Ты прочитай сначала, а потом вопросы задавай.

Рома переписывался в контакте с ребятами из турклуба, обсуждали предстоящую поездку на Алтай, назойливость брата была совсем не к месту:

- Если я прочитаю, ты обещаешь отстать минимум до вечера?

Максим неоднозначно мотнул головой в ответ, это можно было расценить и как да, и как нет.

Поняв, что от него равно не отвяжутся, Рома взял лежащую на столе газету и пробежал по диагонали. В глаза бросились обрывки фраз:

- В самом центре города... В ста метрах от Кремля... Котлован для строительства многоэтажного паркинга... Клад.... Со времен взятия города войсками Ивана Грозного.... Стоимость не менее двадцати миллионов... В культурном плане находка бесценна....

Далее шло интервью с каким-то ученым археологом.

- Ну и что? Во-первых, клад уже нашли, какой тебе в нем интерес? Во-вторых, ты в пещере вроде обещал, что больше никогда и ни за что на свете ни за какими кладами не полезешь

Младший брат, словно не слыша возражений, быстро затараторил:

- У меня есть знакомый, а знакомый этого знакомого работает на той самой стройке, где клад нашли.

- Пусть себе работает.

- Клад нашли в засыпанном подвале под какими то прогнившими бревнами, похоже там чей-то дом раньше был. Но самое главное, что из того погреба вниз ход подземный уходит.

- И что? Весь центр города подземными ходами изрыт. Археологи, историки или другие специальные люди уже давно исследуют твой подземный ход. Уже столько месяцев прошло.

Роман повернулся к экрану монитора.

- В том то и дело, что от исследователей этот ход утаили. Они ничего обследовать не успели.

- Как это утаили?

- Понимаешь у строительной фирмы, которая паркинг строит, есть план за это лето закончить фундамент и два этажа. Если пустить в тот подземный проход ученых, тут не то, что к концу лета не закончишь, на несколько лет стройку заморозят. Чтобы этого избежать строители быстренько замуровали все вокруг бетоном. А теперь вообще уже каркас второго этажа доделывают. Все вроде довольны. Историки радуются кладу. Рабочие своим двадцати пяти процентам от найденного. Строительная фирма радуется, что сроки соблюдает. Всем хорошо.

- Ну и хорошо, что всем хорошо. Клад найден. Подземный ход замуровали. Что тебе от меня то надо? - Рома не знал, как отвязаться от брата, после весеннего приключения в пещере лично он как чумы боялся всего связанного с кладами и подземельями.

- Конечно хорошо, что всем хорошо, но тут начинается самое интересное. Интересно для нас, разумеется. - с довольным видом произнес Максим. - Фундамент, над тем местом, где был проход, только вчера вечером обвалился. Там дыра метра два шириной. Понимаешь, о чем я думаю?

- Нет. Нет. И нет! Ты не забыл, чем наше прошлое путешествие чуть не закончилось? Хватит с меня и кладов и подземных ходов. Хватит домовых и рассказов про волшебников!

- Брат, ну каких домовых, а? Каких волшебников? Ты в здравом уме вообще? Ну кислорода было мало в пещере, ну пригрезилось нам всякое. Галлюцинация. Тебе же объясняли! Никаких домовых не существует, Ром.

- А книга? Блокнот тот? Тоже галлюцинация?

- Блокнот был, а домового не было. А тот бред, что в блокноте написан про магов всяких и прочую ересь, как раз и подтверждает теорию - кислорода в пещере мало, вот люди с ума там и сходят. Нам еще повезло, что у нас временное помешательство было, что не навсегда такими остались. - Максим выразительно покрутил пальцем у виска, давая понять какими они могли остаться.

Повисла неловкая тишина, которую как ни в чем ни бывало прервал младший брат:

- Так вот, я говорил про знакомого моего знакомого. По счастливой случайности, этот самый человек сегодня дежурит охранником на той самой стройке. Сам он ни за что в эту дыру лезть не хочет, но нас готов пустить туда и всего за жалкие сорок процентов от всего того, что мы найдем внизу. Если найдем конечно. Выгодное предложение - если найдем чего, теряем всего сорок процентов комиссии. Если там пусто, то никому ничего не должны! Надо соглашаться.

- Ну уж нет. Я больше ни в какие подземелья не полезу.

- Брось, ты нужен мне!

- Ты сумасшедший. Я не участвую. И тебе не советую.

- Да такой шанс выпадает раз в жизни! Понимаешь, обычно входы в такие места либо давно обвалились, либо так охраняются, что к ним не пробраться. А тут на тебе заходи, милости просим. Уже завтра после обеда место обрушившегося фундамента снова зальют! Мне действительно нужна твоя помощь!

- Нет. С меня хватит. Мне найденной в прошлый раз записной книжки, более чем достаточно. Оставшиеся клады пусть другие ищут.

- Конечно. Как скажешь. - Максим сделал покорный вид. - А если я тебе скажу, что нашел следы владельца твоего блокнота, того что мы нашли в пещере? Адрес Чернышевского двадцать пять, помнишь?

Адрес Роман конечно помнил. Первым делом после того как они пришли в себя после неудачно приключения с поиском клада он решил наведаться по адресу, указанному на обложке блокнота, и попытаться узнать судьбу того человека. Ему просто жизненно необходимо было выяснить было ли галлюцинацией все, что происходило в пещере. Но оказалось, что дом с таким адресом давно уже снесен, все соседние здания заняты офисами и даже спросить что-то о бывших жильцах двадцать пятого дома по улице Чернышевского было не у кого.

- Такого адреса нет давно. - Рома отвернулся к монитору всем своим видом давая понять, что разговор закончен.

- А если я скажу тебе, что нашел тот самый дом и даже больше, знаю где найти человека, который лично был знаком с хозяином твоего блокнота?

- Дома не существует, мы это вместе проверяли, тема закрыта.

Максим не готов был так легко сдаться и начал торговаться:

- Давай договоримся: если я тебе к вечеру не покажу тот самый дом, которого нет, и не познакомлю с человеком, который знал хозяина этой книженции, то я от тебя отстаю и ты больше никогда от меня не услышишь ни про какие клады? А если ты увидишь дом и человека, о котором я говорю, то ты идешь со мной сегодня ночью, идет?

Рома замешкался не зная, что сказать. Ситуация развивалась слишком быстро. Он был уверен, что дома не существует. И вместе с тем, тайна блокнота и их весеннего приключения никак не давала покоя. Он просто обязан был убедиться, что все произошедшее в пещере было галлюцинацией или наоборот, узнать, что все было правдой. Но лучше первое, так жить было спокойнее и привычнее.

- Хорошо. - неуверенно согласился Роман, хотя в глубине души начинал понимать, что совсем скоро пожалеет о своем согласии. - Но при одном условии, если ты меня опять обманул, я тебя ночью никуда не пущу, а если попытаешься сбежать тут же расскажу все маме.

- Ок. - подозрительно легко согласился Максим. - Доставай свое сокровище и открывай гугл.

- Мы уже десятки раз искали дом на интернет карте. Его там нет. - разочарованно протянул Рома. Однако блокнот послушно достал и развернул страницу поисковика. Он не хотел давать брату повод утверждать, что тот не смог найти дом из -за него и значит уговор недействителен.

- Забивай на вкладке 'карты' в поисковую строку Чернышевского 25.

- Готово. Что я говорил? Дома нет! Какой раз мы это уже повторяем? Я сбился со счета.

Значок на карте указывал на пустое место на улице Чернышевского, при этом справа от карты виднелась надпись: 'Адрес указан приблизительно'.

Надпись эта означала, что дома с таким адресом не существует. Еще в начале лета, после первых попыток найти дом, братья наведались в городской архив и нашли информацию, что искомый дом давно снесен.

- Теперь открой Википедию и набери 'Казань, улица Кремлевская'.

- Это еще зачем?

- Набирай давай! - настойчиво требовал Максим.

Интернет послушно открыл нужную страницу и Максим ткнул пальцем во второй сверху абзац:

'Предыдущие названия улицы - Спасская (по Спасской башне Кремля), Воскресенская (c конца XVII века, по снесённой Воскресенской церкви 1671 г.), Чернышевского (с 1917 года), Ленина (с 1960 года)'.

Роман удивленно поднял глаза на брата.

- Значит до 70-х улица Чернышевского была в другом месте? И мы не там дом искали?

- Точно! Нам нужен адрес Кремлевская дом двадцать пять. Набирай в гугле.

На карте появилась отметка, точно указывающая на нужное здание.

- Собирайся и закрой уже рот. - Максим открыто потешался над растерянным братом, у которого отвисла челюсть от удивления. - До вечера времени не так много, а я тебе еще обещал показать человека, который твоего волшебника знал. Точнее знала. Это женщина, то есть бабушка давно уже, и зовут ее кстати Татьяна. Не о ней ли написано в блокноте?

Спустя пару минут братья переступая через две ступени неслись вниз по подъездной лестнице.

- Ты там был? Кого ни будь из старых жильцов нашел? - Роману не терпелось докопаться до истины. - С Татьяной разговаривал?

Максим только отмахивался:

- Приедем сам все узнаешь.


***


- Вас приветствует аэропорт Симферополя. - вновь раздался в зале звонкий женский голос. Объявляется посадка на рейс WJ 532. Пассажиров просим пройти к воротам номер пять.

- Пора идти. - подумал Андрей, но тут увидел какая огромная очередь собралась из улетающих перед нужными воротами и решил еще посидеть.

- Привет, друг! - тучный мужчина, увешанный сумками и детьми, приветливо махал ему из очереди. - Иди к нам. Мы заняли!

Андрею было стыдно, но он не помнил, как зовут этого мужчину.

Это точно был кто-то из белых, а ведь Андрею по роду службы нельзя было сходиться близко ни с представителями белой палаты, ни с представителями черной. Дружина должна была оставаться всегда нейтральной.

При этом, белая палата и черная палата совсем не означали добро и зло, как это могло бы показаться обычному человеку, незнакомыми с хитросплетениями магического сообщества. Белой палатой называлось политическое большинство в сейме, магическом парламенте, и те, кто их поддерживал. Черными называли всех остальных, т.е. меньшинство. Что такое добро и что такое зло каждый волшебник решал для себя самостоятельно, к партиям и политике эти категории никакого отношения не имели.

Сейчас белыми в парламенте были маги, которые активно пропагандировали необходимость вмешательства волшебников в жизнь обычных людей.

Людей от такого непрошенного вмешательства спасало только то, что среди самих белых не было единства.

Ультралевые представители, которых к счастью было совсем немного, настаивали на том, что волшебники - это высшие существа, которые должны управлять человечеством. Они требовали, чтобы маги взяли наконец всю власть в свои надежные руки. Предводителем этого движения была опытная и сильная волшебница с красивым именем Анастасия. К великому недовольству Андрея она жила в том же городе, что и он, и своей активной, полузаконной деятельностью порою причиняла местной дружине немало хлопот.

Более умеренные белые, которые составляли большинство, считали, что власть над людьми это не самоцель и даже вред. Однако при этом они были уверены, что маги должны заботиться об обычных людях, коль уж им повезло обладать сверхспособностями. Но даже среди этого белого большинства не было единства - часть считала, что магам нужно не привлекать к себе внимания и делать добро людям 'втихаря', вторая часть настаивала, что давно пора заявить о себе открыто.

Черные тоже не отличались единством мнений. Их объединяла только идея о том, что жизни людей и магов не должны пересекаться. Каждый мир живет по своим правилам.

Все это разнообразие взглядов, как правило, не приводило к неприязни или вражде между волшебниками. Помимо политической жизни магам было еще много чем заняться.


Тем временем мужчина из очереди настойчиво махал, подзывая к себе Андрея. Пришлось подойти и выслушать десяток вопросов о том, как отдыхалось, сколько отдыхалось, где отдыхалось. Пришлось что-то придумывать, поддерживать, пусть и вяло беседу, правду рассказывать было никак нельзя.

Потом начался рассказ о том, как отдыхал сам белый со своим семейством. Скучно слушать, но все равно лучше, чем отвечать на вопросы.

Как выяснилось при входе в самолет, места у этого семейства были рядом с сиденьем Андрея.

- Вот здесь мы сидим! - радостно прокричал мужчина на весь самолет. - А 2,3,4,5,6 - наши места. У тебя какое?

Андрей прикрыл большим пальцем номер места на посадочном талоне. Там было напечатано А1.

- У меня где-то дальше. Пойду искать! Увидимся!

Провести весь полет в такой компании он точно не хотел.

Пройдя почти в самый хвост салона, дружинник увидел сидевшую одиноко возле прохода бабушку, наклонившись к ее уху волшебник произнес:

- Туохи! - это было заклинание, позволявшее убедить собеседника в чем угодно, даже в том, что лед на самом деле горячий, а вода сухая.

- Ваше место А1, вы ошиблись.

Бабушка засуетилась:

- Ой, а что это я здесь расселась. Это ваше место молодой человек? Извините, пойду на свое. У меня А1, там и окошко рядом и место для ног больше. Еще раз извините

- Ничего страшного, проходите. Давайте я вам сумку сверху достану?

Андрей сел. Пусть и возле прохода, и в самом хвосте, где больше всего трясло в воздушных ямах, но зато без навязчивой компании.

После размышления о белых и черных дружиннику вдруг вспомнились еще и серые. В середине прошлого столетия появилось еще одно странное сообщество, неизвестное ранее миру волшебников.

Из общей массы вдруг выделилось несколько десятков сильных магов. Официально эта обособленная группа назвала себя братством Охотников, иногда назывались орденом Охотников.

Они открыто заявили, что не принадлежат ни к белым, ни к черным и живут сами по себе. Это было ново, это было неожиданно для того времени. Магический мир насторожился.

Охотники, чтобы подчеркнуть свою обособленность и от белых, и от черных выбрали себе серый цвет и строго соблюдали его в одежде. За пристрастия к этому цвету охотников быстро окрестили в народе 'серыми'. Свой любимый цвет они соблюдали даже в обычной, ежедневной жизни. В то время как белые и черные в будничные дни, носили обычные людские платья и только по праздникам или на заседания парламента облачались в парадные белые или черные плащи, обозначая тем самым свою принадлежность к соответствующей партии.

В самом начале про серых поговаривали, что они умудрились таки добыть часть книг из заветной Александрийской библиотеки. Но слухи, как и полагается слухам, давно утихли, а братство Охотников, быстро обрело могущество, как в магическом, так и в обычном людском мире, используя для это все возможные способы, в том числе и те, которые большинство людей и магов назвали бы неприятными.

Официально Орден зарабатывал на свое существование тем, что его члены за плату, и достаточно высокую, выполняли различные поручения. Причем поручение такие, с которыми обычные маги справиться или не могли, или просто считали заниматься подобным ниже своего достоинства. У серых вопрос всегда был только в цене. Найти беглого преступника мага, отловить в джунглях Амазонки неуловимого беса третей ступени или собрать компромат на врага, а то и на неверную жену, все это легко могли осуществить представители братства.

Самолет выбежал на взлетную полосу и начал набирать разбег.

Конечно, всех неудобств, связанных с перелетом можно было избежать, а именно Андрей вполне мог воспользоваться служебным положением и отправиться в отпуск через врата. Это был быстрый, хотя и не всегда надёжный, магический способ передвижения. Специально обученные волшебники без проблем открывали портал между двумя любыми точками на планете. В начальной точке висели врата входа, в конечной - точно такие же врата для выхода. Перемещение осуществлялось мгновенно.

Способ был очень энергозатратный, для открытия и поддержания врат требовались усилия как минимум пяти опытных магов. Но в составе дружины таких магов было предостаточно, поэтому проблем добраться в отпуск и обратно в одно мгновение не было никаких. И это при том, что для обычных волшебников такой способ путешествия был непозволительной роскошью.

В прошлом отпуске Андрей именно так и делал. Он добирался до Крыма и обратно с помощью врат. Но в этом году привлекать внимание к месту отдыха ему категорически не хотелось.

Самолет тем временем уже закончил набор высоты, а значит беспокоить в ближайшее время не будут и можно было поспать. Андрей откинул кресло назад и закрыл глаза. Чего-чего, а сна и отдыха в этом отпуске было мало.


В полдень самолет приземлился в городе. Спустя двадцать минут Андрей подошел к старенькой красной Ниве, стоявшей на стоянке аэропорта.

- Обойдемся пока без магии. - подумал он, сел в душный салон и завел двигатель. Дружинник любил водить машину. Посмотрев на часы решил, что вполне еще успеет перед дежурством заехать к Борису. Когда они в последний раз виделись, кузнец загадочно подмигнул ему и сказал, что в ближайшее время закончит работу над новой разработкой, которую даст ему протестировать. Интересно, что бы это могло быть?

Набирая скорость, машина помчалась по широкому шоссе, рассекая еще по летнему теплый воздух.


***


До места добрались быстро. Ехать было недалеко, всего четыре станции метро, а дальше минут десять пешком.

Вот и нужный дом. На углу висит яркая синяя табличка 'Кремлевская 25'. Таманов-младший здесь был явно не первый раз и уверенно шагнул в дверь с вывеской 'Книги'.

Молоденькая, светловолосая продавщица приветливо улыбнулась подросткам из-за кассы, в магазине в выходной день никого кроме братьев не было. Максим подошел к девушке-кассиру и спросил:

- Здравствуйте, я могу увидеть Татьяну Владимировну?

- А вы кто, молодые люди?

- Скажите, что мы пришли поговорить о блокноте Александра Сергеевича.

- Подождите, пожалуйста. - девушка скрылась за служебной дверью с надписью 'Только для персонала'.

Спустя минуту, она вернулась с удивленным выражением лица и позвала братьев за собой в ту самую служебную дверь для персонала, хотя они, разумеется, к персоналу магазина никакого отношения не имели.

За дверью обнаружилась старая, но вполне еще крепкая деревянная лесенка с крутыми ступенями, которые за долгие годы были отполированы тысячами ног и стали неудобно покатыми.

- Наверх и налево. - показала ребятам дорогу девушка-продавец, а сама вернулась в торговый зал.

Поднявшись, они увидели низенькую деревянную дверь, обитую старой черной клеенкой. И дверь, и лестница разительно отличались от современно выглядевшего магазина.

Постучав и дождавшись, старческого 'войдите' они шагнули внутрь. За дверью был настоящий заповедник середины прошлого столетия. Натертый до блеска паркетный пол, большие кожаные кресла, местами порядком потертые. Высокие и массивные деревянные шкафы, обитый добротным зеленым сукном стол и тяжелые занавески в цвет сукна стола. Занавески были задернуты и отсекали большую часть солнечного света, от чего комната была в изумрудно-загадочном полумраке.

В одном из кресел сидела ветхая старушка, плотно укутавшаяся в теплую шаль. Обитательница квартиры была тоже похожа на призрак прошлого, постаревшего вместе со своим жилищем. Абсолютно седые, стянутые в узел на затылке волосы, сильно морщинистое лицо, такие же шея и руки. Глаза ее давно выцвели от долгих лет жизни и пережитых событий. Завершала образ одежда из прошлого века, тоже уже не далеко не новая, но ухоженная и добротная.

В руках у старушки был длинный мундштук, на его конце тлела сигарета, от кончика которой струилась тонкая белая ниточка дыма, отчетливо видимая в сумраке комнаты.

- Здравствуйте, Татьяна Владимировна.

- Здравствуйте, молодые люди, здравствуйте. - голос у Татьяны Владимировны был чуть с хрипотцой, сказывался возраст и, видимо, долгий стаж курения.

- Как обещал, принес вам тот самый блокнот, а заодно и привел его теперешнего.

Максим кивнул головой в сторону брата, после чего вытащил откуда-то из-за пазухи ту самую записную книжку, которую они нашли в пещере весной. Оставалось только гадать, как он умудрился незаметно от Романа стащить ее из дома.

Протянув потрепанный блокнот старушке Максим замер в ожидании.

Дрожащими руками Татьяна Владимировна приняла вещицу. На глазах хозяйки квартиры навернулись слезы, когда она добралась до единственно связной надписи. Сомнений быть не могло, она была той самой Татьяной, к которой обращался со страниц автор.

Роман в этот момент почувствовал себя жутко неловко и чтобы не смущать растроганную женщину отвернулся и стал рассматривать черно-белые фотографии на стенах.

На большинстве из них была изображена красивая, молодая девушка с густыми, длинными темными волосами. Вот она рядом со статным мужчиной в военной форме с золотыми погонами, наградными планками и золотой звездой на кителе.

Вот она беззаботно смеется рядом с такими же веселыми подружками, а вот она на танцплощадке танцует с красивым, но печально задумчивым мужчиной лет тридцати, который держит ее нежно за талию и смотрит любящими глазами только на нее, не замечая никого вокруг, хотя кругом кружатся в танце десятки людей. Эта фотография притягивала взгляд, своей насыщенной энергетикой эта картинка ярко выделялась из всех остальных.

- Да, Вы не ошиблись молодой человек. Это он - Александр. - с гордостью прохрипела старушка, кутаясь в шаль. - тот самый Александр, чьи записи вы мне принесли. Вы же прочитали блокнот?

Покраснев от того, что его уличили во вмешательстве в чужую личную жизнь, Роман кивнул.

- Я никогда не видела эту книжку у него, но, конечно же узнаю, почерк. Вы даже не представляете насколько дорогой и близкий для меня подчерк. Готова купить ее у вас за любые деньги. Назовите цену!

- Он не продается. Вы не первый человек, который говорит, что блокнот бесценен. - поспешно вмешался Максим, который тут же вспомнил историю с обманувшим его антикваром и решил начинать торг с отказа продавать. Он очень боялся опять продешевить.

- Вы шутите наверно молодой человек? - удивленно и грустно прохрипела хозяйка. - Вы же наверняка видели, что написано внутри. Судя по всему, в то время когда Александр вел этот дневник, у него уже начались проблемы с головой. Вы же понимаете, что все написанное просто не может быть правдой?

Братья неуверенно кивнули головами.

- В последние годы, перед тем как окончательно сойти с ума, он пропадал где-то целыми днями, а потом и ночами. Все писал какие-то цифры, знаки. Словно шифровал что-то. Хотя я точно уверена, что он никогда не был ни военным, ни сотрудником контразведки, иначе мой отец бы точно знал.

Она многозначительно показала мундштуком на фотографию, где был изображен солидный мужчина с наградами и в военной форме, однозначно это и был отец.

- Потом врачи сказали, что эта болезнь называется шизофрения. - горько продолжила Татьяна Владимировна.

- В самом начале с болезнью еще можно было смириться, она проявлялась только в том, что Саша писал и рисовал странные вещи - похожие на те, что есть в блокноте, ну и иногда пропадал по известным только ему одному делам. Все это было не страшно. Мы все равно были счастливы, я мирилась с этими безобидными странностями.

- Значит, все было написано и нарисовано человеком больным шизофренией? И книга-блокнот ничего не стоит? Совсем-совсем? - нетактично выпалил расстроенный Максим и сам устыдился своих резких слов. - Извините...

- Для других блокнот ничего не стоит, а для меня он действительно бесценен. - резко ответила старушка. - Это мое прошлое, это память о тех временах, когда мы были счастливы. Да... тогда мы были вдвоем и были счастливы.

- А что с ним произошло после? - робко спросил Роман.

- Отчетливо помню, когда видела Сашу еще почти нормальным в последний раз. Я проснулась поздно ночью, часа в три. Да, точно вот эти самые часы показывали ровно три.

Старушка посмотрела старинные часы с маятником, висевшие на стене.

- За окном бушевала пурга, раньше зимы были не то, что сейчас. Морозные, вьюжные были зимы. Саша сидел за столом и что-то писал на листке бумаги.

Она открыла блокнот на последней исписанной странице и по старушечьей щеке снова побежала слеза. Татьяна Владимировна нежно провела рукой по строчкам написанным любимой рукой.

- Саша сказал мне, чтобы я шла спать, что ему надо подытожить какие то расчеты и нарисовать пару чертежей. А потом вдруг неожиданно рассказал, что рано утром уедет по делам, но к вечеру обязательно вернется.

Я легла. И больше никогда не видела его таким, какой он был раньше. Таким, каким он навсегда останется в моей памяти. Саша не вернулся вечером, не вернулся и через день, и через неделю. Почти через месяц его нашел в парадной соседнего дома дворник. Саша был весь оборванный, исхудавший и совершенно безумный. Я привела его домой, надеялась, что здесь он придет в себя. Я верила, что моя любовь его вылечит. Но все было тщетно. Он стал агрессивен, ему везде мерещились злые духи, с которыми он готов был броситься в драку в любую минуту. Я пыталась успокоить, доказать, что никого рядом нет, что я его защищу. Он только злился, просил не мешать, обещал, что спасает нас обоих и крушил все вокруг. Звон битого стекла и ломающейся мебели стоял на весь дом. В этой самой квартире не осталось ни одного целого стула.

Разумеется, это не могло продолжаться долго. Через неделю по жалобе соседей его забрали в психиатрическую лечебницу, из которой Саша уже никогда не вышел. Медицина оказалась бессильной...

А еще через неделю, уже в больнице, он перестал узнавать даже меня. Называл ведьмой и пытался задушить...

По щеке Татьяны Владимировны побежали крупные слезы.

После этого рассказа братья поняли, что автор блокнота все же нашел способ выбраться из пещеры и уже потом попал в лечебницу. Все написанное в книжице, разумеется, было плодом его больного рассудка.

- Примите наши соболезнования. - горе, сквозившее в каждом слове этой женщины, было настолько глубоким, что Роман почувствовал себя очень неловко от того, что они разбередили такие тяжелые воспоминания. - Эта вещь вам дорога, а для меня ничего не значит. Просто случайная находка, оставьте себе.

- Я не могу его оставить просто так, возьмите денег. Назовите цену! Я пока еще могу позволить заплатить за то, что мне дорого.

- Не нужно денег. - решительно возразил Роман.

Лицо Максима вытянулось при этих словах, но он сдержался и только неодобрительно покачал головой.

Повисла неловкая тишина, что бы разрядить ее Таманов-старший задал совсем нелепый и ненужный сейчас вопрос.

- А как давно Александр умер?

Как только слова прозвучали, он тут же раскаялся о сказанном, но было уже поздно.

- Что Вы такое говорите, молодой человек! - горячо вскипятилась старушка и даже вскочила на ноги. - Кто вы смеете произносить в моем присутствии такую глупость! Он до сих пор в больнице и врачи говорят, что здоровье у него отменное во всем, что не касается головы. Я абсолютно уверена, что еще пару лет и медицина найдет способ лечения, который сможет нам помочь!

Женщина тяжело села обратно в свое кресло, эмоциональный порыв прошел и силы ее оставили.

- Извините нас. Мы лучше пойдем. - Рома попятился к выходу и потянул за рукав брата. Татьяна Владимировна словно не замечала ребят, думая о чем-то своем. Потом резко вскликнула:

- Точно. Так и нужно сделать! Только так правильно! Молодые люди, я не могу принять ваш щедрый дар. Но вы можете лично вручить блокнот хозяину. Если Сашенька не будет в тот момент слишком буйным... Но тут уж как повезет. Хотя признаюсь вам честно, врачи все равно отдадут блокнот мне, они не разрешают ему хранить в палате ничего такого, что может вывести его из равновесия.

Рома совсем не вдохновился от идеи лично вручать подарок психически больному человеку, который временами бросается даже на близких людей. Но сказать об этом старушке он не решился.

- Решено. В понедельник в четыре начинаются часы посещений. Мы все вместе едем к Саше.

Голос хозяйки квартиры наполнился энергией, не свойственной людям ее возраста. Может быть она надеялась, что вещь из прошлого разбудит у Александра воспоминания того времени и он наконец-то ее вспомнит?

- Но нас наверно не пустят к нему... - попытался увильнуть от малоприятного визита Максим.

- Пустяки. Не извольте беспокоиться. Главврач больницы, внук лучшего друга моего отца. Практически член семьи. С этим проблем не будет. В понедельник жду вас в три. Я закажу такси к этому времени.


- Вот влипли. - раздосадовано протянул Максим уже на улице. - Кто тебя за язык тянул: я даром вам блокнот отдам. Я дарю его вам. - передразнил он брата. - Вот и иди один в лечебницу с ней.

- Хорошо. Пойду один. Понимаешь, в тот момент я просто не мог ей отказать. И ты, кстати, тоже промолчал, не отказался.

- А что тут сказать можно было? Ладно, вместе пойдем, ввязались во все это вместе, значит и расхлебывать вместе. Зато с пещерой теперь все ясно.

- Да уж. - подумал про себя Роман, - теперь точно понятно. Большинство из того, что произошло в пещере было всего лишь галлюцинацией. Не было никакого домового, никто не погибал в пещере, а хозяин блокнота живым преспокойно вернулся к своей Татьяне, и все содержимое блокнота, всего лишь результат фантазий обыкновенного шизофреника.

Не было в мире ни магии, ни волшебников, ни домовых. Были просто забавные галлюцинации двух подростков, возникшие от недостатка кислорода в подземной пещере. А клад Пугачева если и был в той пещере, то давно уже был найден более успешными кладоискателями.

Как ни странно, от понимания всего этого на душе остался осадок, вернее пустота, в которой раньше жила вера в чудо. Ведь очень хотелось где-то в глубине, в тайне от всех верить в волшебство...

В размышления Романа бестактно вмешался Максим:

- Только про ночь сегодняшнюю не забывай. Точнее про свое обещание со мной пойти. Я свою часть уговора выполнил и даже перевыполнил. Живьем тебе хозяина блокнота нашел, на нашу шею. - он раздраженно посмотрел на тонкий томик в руках Романа с надписью СССР, принесший им новые заботы.


***


Подойдя к верстаку кузнец в который раз стал рассматривать лежащие там предметы. Арбалет и две серебристые стрелы. Казалось бы, обычные для кузни вещи. Но сделаны они были очень необычно. Тонко, практически ювелирно были сделаны.

Мастерство чувствовалось и в выделке материалов, и в невидимой глазу магической составляющей оружия. Последнее особенно восхищало Бориса.

Тайну этих вещей он раскрыть пока не мог, от этого они становились еще более притягательными. Но ничего, нет нерешаемых задач. То, что сделал один маг, второй всегда повторить сможет.

- Каррр... раздалось от входа.

В прямоугольнике света, отбрасываемого на пол открытой настежь дверью, сидел большой черный ворон.

- Привет, Андрей! Вернулся наконец?

Кузнец даже не оборачиваясь узнал гостя. Дружинник оставил машину на подъезде к деревне и что бы не привлекать внимание местных жителей и домочадцев самого кузнеца долетел до мастерской обратившись в ворона.

- Да, только с самолета.

Борис и Андрей были очень разными, но, как ни странно, замкнутый обычно кузнец привязался к молодому магу. С этим парнем он чувствовал себя легко и непринужденно, хотя тот и донимал его бесконечными вопросами. Да... любопытства ему было не занимать.

Из-за массивного плеча Бориса на верстак взглянула немного растрепанная ветром светловолосая голова. Чтобы сделать это дружиннику пришлось встать на цыпочки. Он тоже был не маленьким, но кузнец, отличался богатырским сложением и особенно высоким ростом, как и большинство представителей этой профессии.

- Что это?

- Это эльфийский самострел и стрелы.

- Эльфийские? - восхищенно спросил Андрей. - Откуда они у тебя?

- Не поверишь, Тимур сегодня утром притащил.

- А он откуда взял?

- Два эльфа прорвались ночью из потустороннего.

- Ого. Ну почему не в мою смену? - раздосадовано протянул дружинник. - Их обезвредили? Живьем взяли?

- Ну подробности ты лучше у Тимура сам узнаешь вечером. Я в ваши дружинные дела не вмешиваюсь, вот уж пятьдесят лет, с того момента как уволился.

- Сможешь сделать такие же? - глаза Андрея горели, когда он смотрел на лежащие перед ним магические предметы.

Кузнец ожидал этот вопрос и неторопливо кивнул.

- Думаю да. Но время нужно. А пока я тебе вот что показать хочу.

Борис вытащил откуда-то из-за верстака небольшую кольчужную шапочку.

- Что это? - удивился Андрей. - Выглядит странно.

- А ты одень. Там зеркало у входа есть, иди посмотрись в обновке.

Эта штука выглядела минимум нелепо, но зная какие удивительные вещи умудрялся создавать Борис, дружинник все же надел смешную шапочку и подошел к зеркалу. В зеркале его не было. Совсем. Он стянул головной убор и тут же его отражение появилось.

- Да ладно????

Андрей еще несколько раз проверил. Ошибки быть не могло.

- Это же шапка невидимка!

- Точно. А раз я кузнец то шапка из металла.

- Хоть из куска гранита, Борис! Ей же цены нет!

- Да, ты и так невидимым можешь стать если надо.

- Стать то могу, но это же силу тратить надо. А она когда потом восстановится? Плюс если заклинание невидимости на себя наложить, излучение силы будет, любой более менее толковый маг тебя за версту почувствует, и нечисть почует. Они вообще к магии чувствительны. А от твоей шапки колебаний магии почти не чувствуется - попробуй ее засеки

- Кстати, полностью снимать не нужно каждый раз, а то потеряешь еще. Что бы шапка работать перестала, просто сдвинь ее на затылок и всё. Пользуйся на здоровье!

- Это что мне?

- Тебе, тебе. Я ее, кстати, сделал по книгам, что ты мне из Крыма привез в прошлом году.

- Может тебе еще материалы нужны? Я нашел там еще парочку трудов про оружие.

- Не к спеху. Мне бы твой прошлый подарок освоить и понять до конца.

- Спасибо, Борис! Я в долгу.

- Брось. Считай, что сочлись давно. Может в дом зайдешь? Обед скоро, жена и дочери будут рады тебя видеть.

- Если честно, можно. Я ел последний раз вчера в обед, аж желудок сводит.

>> К СОДЕРЖАНИЮ <<




Глава 3. Опять под землей

>

Август, конечно, летний месяц, но темнеет уже рано. В десять вечера братья, сославшись на усталость, попрощались с мамой и пошли спать. Маргарита Степановна, привыкшая к непоседливости сыновей, которых, как правило, летом палкой раньше полуночи спать не загонишь, только недоуменно пожала плечами. Отец был в очередной командировке.

Уйдя в комнату, которая была у Романа с Максимом одна на двоих, они легли в кровати, правда не раздеваясь. Стали выжидать, когда в соседней комнате замолчит телевизор, который сейчас тихо бубнил скучный выпуск новостей.

Рома в глубине души надеялся, что брат не выдержит ожидания и уснет, тогда их очередная авантюра так и не случится.

Этой надежде не суждено было сбыться, телевизор затих, квартира погрузилась в тишину, темноту и сон.

Не говоря ни слова Максим крадучись встал с кровати и начал бесшумно надевать куртку. Старший брат присоединился к младшему.

Окно их общей комнаты выходило на длинный балкон. Деревянная оконная рама была предусмотрительно оставлена приоткрытой еще с вечера, что бы ночью можно было выбраться через нее максимально тихо. Подоконник, окно, балкон так начался путь.

Совсем рядом, справа от окна, через которое они вылезли, дверь в спальню мамы. Что бы не быть замеченными, под дверью пришлось ползти на четвереньках, верхняя часть ее была стеклянной. Опасный участок преодолен без малейшего звука.

В самом конце балкона, в тени, притаилась железная пожарная лестница, которая насквозь пронизывает все балконы с самого верхнего этажа и почти до самой земли. Максим полез вниз по холодным ступеням.

Спускались быстро, но аккуратно, перед четвертым этажом пришлось замереть и переждать, пока кашляющий внизу в темноте мужчина докурит свою сигарету и покряхтев зайдет в квартиру.

Наконец братья добрались до третьего этажа. Все, дорога кончилась. Второй и первый этажи были без балконов. Дальше только земля, метрах в шести внизу. Да и ладно бы просто земля, жесткий асфальт.

Роману совсем не хотелось прыгать с такой высоты с риском сломать ноги. Максим же, не теряя времени, деловито достал из рюкзака длинную веревку, перекинул ее через последнюю перекладину лестницы и спустил свободные концы вниз. В результате этого нехитрого действия оба конца веревки свисали почти до самой земли.

- Ты главное сразу за оба конца держись, когда спускаться будешь. - проинструктировал Романа брат и ловко перебирая руками быстро слез на асфальт под балконами.

Когда оба благополучно оказались внизу, Максим потянул за один конец веревки, отчего их импровизированная веревочная лестница послушно соскользнула с перекладины-ступени, видневшейся где то далеко вверху.

Роман начал было размышлять о том, как они заберутся утром наверх, но потом плюнул на это положившись на брата, у которого в этот раз похоже все было продумано до мелочей.

Подростки успели заскочить в закрывающиеся двери последнего поезда метро, идущего в центр. Дорога заняла не более получаса. Из подземки они вышли прямо под стенами Кремля, которые в это время были ярко освещены прожекторами. Древнее сооружение, белея башнями и стенами, красиво и величаво расположилось на вершине зеленого, устланного густым газоном холма.

Максим уверенно увлек брата вправо, в обход старинной крепости, мимо здания мэрии, мимо скучающих на входе в кремль полицейских, мимо редких, беззаботно гулявших по ночному городу туристов. Впереди показался забор стройки. Высокие почти двухметровые листы оцинкованного железа надежно скрывали от внешнего мира все, что происходило внутри.

Они прошли мимо широких ворот, не сделав даже попытки заглянуть внутрь не то, что попробовать зайти. Увидев над воротами объектив небольшой камеры, Рома понял, что пробираться на стройку они будут окольными путями.

Метров через сто от входа забор поворачивал на девяносто градусов влево, а еще через сто Максим остановился и уверенно, но не громко постучал по ничем не примечательному снаружи месту.

Что-то заскрежетало внутри, шкрябая железом о железо и одна секция ограждения была аккуратно изнутри отодвинута в сторону. Их явно ждали.

- Влезайте давайте быстрей.

- Здрасьте, дядь Миш. - прошептал Максим и нырнул внутрь.

- Здрасьте, здрасьте. Притащились наконец-то, я уж подумал струсили.

Тучный мужчина лет сорока, одетый в зеленую униформу с надписью 'Охрана' на груди, неприветливо осмотрел ребят маленькими, глубоко посаженными, хитрыми глазками.

- Да бросьте, дядя Миша, чтобы мы, да и струсили?

Недалеко от того места, где братья проникли на стройку, начиналась широкая, выложенная свежее выструганными досками дорожка, которая немного петляя вела к строящемуся зданию. Дорожка была проложена очень кстати, кругом была прилипчивая, скользкая и неприятная грязь, хотя сильных дождей в городе уже давно не было.

Однако на деревянном настиле было совсем не скользко и чисто, именно по нему охранник вместе со своими полуночными гостями очень быстро дошел до серого, незаконченного бетонного строения. Двухэтажный скелет будущего здания зловеще нависал над всей стройплощадкой.

- Сразу за этим окном будет лестница. - охранник показал на ближайший темный проем, который пока еще на окно совсем не был похож.

- По лестнице три пролета вниз, потом налево и до конца. Там увидите место, где бетон обвалился. Дальше сами знаете. Все, мне пора обход делать. Когда вернетесь, меня обязательно дождитесь. Каждые пятнадцать минут здесь проходить буду. Сами не вздумаете со стройки выбираться, под камеры попадете - дежурный тут же полицию вызовет. В общем, хлопот не оберемся.

Братья улыбнулись, понимая, что на самом деле их провожатый боялся не полиции, а того, что они, найдя под землей что-то стоящее, сбегут с найденным, не поделившись.

- Ага, спасибо, дядя Миш, не переживай, обязательно дождемся, как договаривались.

Под нужным окном стояли ступеньками массивные ящики. Толи их специально подтащил сюда охранник, что бы братьям было удобнее добраться до окна, толи это был общепринятый среди рабочих способ входа в здание.

Забраться по ящикам внутрь не составляло никакого труда, что ребята, не теряя времени, и сделали.

- Фонари-то хоть есть? - прокричал снаружи дядя Миша.

Максим молча достал из рюкзака фонарь и высунув руку в проем окна несколько раз включил и выключил его, давая понять, что все необходимое у них имеется.

Лестница, как и было обещано, оказалась сразу за окном. Три пролета вниз, и братья оказались в подвале. Далее налево и метров десять до конца по коридору. В конце коридора ребята нашли помещение, которое сначала приняли за подсобку, но подняв голову наверх поняли, что они стоят на дне шахты будущего лифта, тянущейся наверх до самой крыши. Судя по размерам, лифт будет грузовым.

Прямо посреди комнаты-шахты темнел провал - широкая, темная дыра с неровными краями. Подобраться к дыре было непросто, ровный по углам и на входе пол ближе к провалу был покрыт глубокими трещинами, а возле самой дыры бетон просел под собственным весом и пол шел под угрожающим углом к центру, образуя воронку с неровными краями вокруг темного отверстия.

Пока Роман рассматривал все это, Максим, присев на корточки, достал из своего рюкзака два налобных фонарика, длинную веревку, две альпинистские страховочные обвязки, а также какие то странные приспособления, не то карабины, не то зажимы. Приладив один фонарик себе на лоб, а второй вручив брату, он внимательно осмотрелся, разочарованно покачал головой и вышел из комнаты. Очень скоро Максим вернулся аккуратно разматывая веревку, конец которой оставался закрепленным где то вне шахты-комнаты. После этого подросток надел на себя и брата пояса-страховки и пристегнул карабинами странные устройства, непонятного для Романа назначения.

Отвечая на молчаливый вопрос пояснил:

- Это устройство для спуска. Называется 'стоп-десантер', название можешь не запоминать. Главное пойми принцип работы. Первое правило - даже не думай отцеплять эту штуку от пояса пока внизу не окажешься.

Максим зажал устройство в руке, показывая как им правильно пользоваться:

- Второе правило. Крепко держишь его и когда нужно скользить, зажимаешь рукоятку. Надо остановиться - отпусти ее, веревка сама заблокируется и ты повиснешь на месте. Все просто.

Роман поиграл с рукояткой, что бы руками прочувствовать, как это работает.

- Третье - не забудь одеть перчатки и постарайся не перевернутся вниз головой. Я пойду первым, ты следом и не торопись, времени у нас до утра достаточно.

Подергав конец веревки и убедившись, что та держится крепко и прочно, Максим включил налобный фонарик, после чего медленно и осторожно спиной вперед попятился к провалу, одной рукой держась за веревку, второй за хитроумное альпинистское устройство стоп-десантер.

Строительный мусор, лежащий на полу, и мелкие крошки бетона, задетые подошвами его кроссовок, скатывались к середине воронки и падали в дыру.

Неожиданно под ногами Максима вдруг дрогнул, а потом пополз к центру целый пласт бетона размером метр на полтора. Подросток замер в напряженной позе, пока движение обломка не остановилось, а потом словно безумный несколько раз резко прыгнул, раскачивая ненадежную опору.

- Ты что делаешь? Рехнулся? - Роман не на шутку испугался за брата.

Отколотый кусок от прыжков совсем расшатался и быстро заскользил прямо к дыре. Максим тем временем ловко спрыгнул на надежный и крепкий участок пола:

- Если должен упасть, пусть падает сейчас, а не нам на головы, когда мы будем уже внизу.

Бетонная глыба словно задумавшись над сказанным застыла на мгновение на самом краю ямы, а затем неторопливо перевалившись рухнула вниз. Раздался удар, гулкий хлопок и вверх вырвалось облако строительной пыли. Судя по тому, как быстро бетон достиг дна, высота была небольшой.

Максим повторил свой осторожный проход к центру комнаты и начал спуск.

Голова с прикрепленным фонариком скрылась в глубине провала. Роман остался один. Иногда мечущийся узкий луч света светил из глубины ямы наверх, видимо, спускавшийся смотрел в эти моменты зачем то вверх.

Ждать пришлось недолго, туго натянутая веревка ослабла и снизу раздался голос:

- На месте. Спускайся, тут метров шесть не больше.

Слегка дрожащими руками Роман вытащил веревку наверх, продел ее конец сквозь альпинистский стопор, затем медленно и осторожно, стараясь копировать движения брата двинулся к краю провала.

Руки и ноги стали предательски ватными, но спуск закончился без происшествий, до дна ямы действительно было совсем недалеко.

Под ногами лежали куски бетона различных размеров - обломки осыпавшегося вниз пола.

Максим уже активно работал лопатой, выгребая землю из низенького, частично засыпанного прохода, обнаружившегося в одной из стен подземного подвала. Все это очень напоминало произошедшее с ними в Жигулевских горах. В памяти Романа всплыла другая пещера, та самая, где они чуть не погибли весной, отчего противно засосало под ложечкой.

- Помочь? - предложил он брату, чтобы отвлечься от дурных воспоминаний.

- Не, тут места мало. Я почти закончил. Дядя Миша говорил, что клад нашли прямо здесь, где мы сейчас стоим. А в этот лаз никто не ходил. Так что мы с тобой первооткрыватели, можно сказать. Уффф.... Вот и все.

Утирая пот, Максим отошел в сторону и Рома заглянул в открывшийся проход. Он был арочной формы и всего метра полтора высотой. Стены, плавно переходящие в потолок, были выложены из древнего на вид, но казавшегося вполне надежным темно-красного кирпича.

- Идем? - предложил младший брат. Беспокоя вековой мрак фонариками, кладоискатели двинулись в путь.

Поначалу идти было неудобно - слишком узко и низко, но скоро потолок стал выше, а стены шире. Проход превратился в широкую и удобную для ходьбы галерею, которая под небольшим углом вела вниз.

Луч фонаря до конца галереи добить не мог и понять как далеко они смогут забраться и что их ждет впереди братья не могли. Стены, пол и потолок все из того же красного кирпича, выглядели словно вчера построенными, ни одной трещины, осыпавшегося раствора кладки или зазора между кирпичами. Древние мастера сработали на славу, подземное сооружение было надежным, безопасным и даже сухим, несмотря на то, что снаружи совсем недалеко протекала речка и подводные воды наверняка были везде вокруг.

- Не удивительно, что строители предпочли закопать все это... - пробормотал удивленный Роман. - Ученые не только заморозили бы стройку, но и уже построенное здание постарались бы снести, чтобы все здесь раскопать и исследовать. И правильно бы сделали!

Метров через пятьсот в стенах галереи стали попадаться ровные прямоугольные ниши в локоть глубиной и в рост взрослого, высокого мужчины. Ниши были пустыми и выложенными тем же красным кирпичом. Аккуратное, выборочное простукивание трех из них показало, что за задними стенками, скорее всего, сплошной грунт, а не спрятанные от посторонних взглядов потайные комнаты. После этой процедуры братья быстро потеряли к нишам всякий интерес. Чем дальше они шли, тем чаще стали попадаться эти выемки. Скоро они стали попадаться совсем часто, а точнее были попарно врезаны в обе стены коридора друг напротив друга каждые семь шагов.

Прошло около получаса, уйти они успели далеко, однако ничего хотя бы отдаленно напоминавшего клад так и не было найдено.

Галерея закончилась неожиданно, приведя ребят к винтовой лестнице, которая ввинчивалась словно штопор в потолок и высокими, короткими ступенями поднималась вверх. Ступени были совсем узкие, вдвоем на них поместиться было невозможно. Взяв инициативу, первым начал подъем старший брат. Шаг за шагом неторопливо и осторожно братья продвигались по лестнице. Вскоре надежные красные кирпичи стен и ступеней сменились обветшавшими, отсыревшими и местами осыпавшимися известняковыми блоками. На некоторых, чудом оставшихся неповрежденными, кусках стены виднелся красивый восточный орнамент, вырезанный в камне. Но кладоискателям было совсем не до разглядывания узоров, с каждым шагом и лестница, и стены становились все ненадежнее и опаснее. Вот уже ступеньки начали обваливаться прямо под ногами, на стенах появились капли воды, губительной для известняка.

На осыпающиеся ступени надежды не было никакой, подниматься теперь приходилось уперевшись обеими руками в стены, повезло еще, что лестница была узкой.

- Еще пару метров и назад, пока шею не свернули.

Услышал Роман из-за спины.

Он и сам уже подумывал об этом, но говорить такое первым не решался. Внизу был тупик, их галерея заканчивалась лестницей, дальше хода не было. Оба понимали, что здесь, видимо, и закончится их ночное приключение, а они так ничего и не нашли.

Однако через пару метров закончилась и сама лестница. Все. И здесь тупик. Проход был перекрыт светло серой бетонной плитой. Совсем не древней, а нормальной, современной строительной плитой. Похоже еще одна стройка предпочла не связываться с культурным наследием и не привлекая внимания общественности закрыла бетоном вход в старинное подземелье.

- Нет, ну вот же вредители и здесь проход замуровали. - возмутился Максим. - Зато археологов добровольцев и кладоискателей готовы чуть-ли не в тюрьму посадить за раскопки! Лучше б за строителями смотрели, когда те нашу историю бетонируют!

Бурча себе под нос что-то еще мало разборчивое про строителей вандалов он развернулся и начал спуск. Узнавать что таится за бетонной плитой не было никакого смысла и желания, да и возможностей, если честно. Было очевидно, что за бетоном был уже современный и обычный мир, подземелье здесь заканчивалось.

Оказавшись внизу Максим опустив голову уныло побрел в ту сторону, откуда они пришли.

Рома задержался на секунду бросив прощальный взгляд на уничтожившую все их надежды лестницу и вдруг у него по лицу пробежал свежий ветерок.

- Постой! Чувствуешь? Свежий ветер дует!

- Да похоже здесь и вентиляцию продумали... Хорошо строили, что скажешь... - махнул рукой не останавливаясь младший брат.

- На лестнице не было свежего воздуха, там даже дышать тяжело, помнишь?

- Ну и что? -упрямился Максим.

- Нужно найти откуда он дует. Может через вентиляцию сможем пробраться дальше.

- Сейчас проверим. - оживившись быстрыми шагами вернулся к лестнице младший брат. - У меня и свечка с собой есть.

- Какая свечка? У нас же фонари...

- Сейчас увидишь.

Максим, покопавшись в рюкзаке, достал обычную парафиновую свечку и, чиркнув спичкой, зажег фитиль.

Зажав свечу в вытянутой руке, он внимательно следил за пламенем.

Еле заметно огонек отклонилось влево. Значит приток воздуха был справа. Сделав шаг в нужном направлении Максим почти замер не дыша, пламя отклонилось чуть сильнее. Еще шаг и пламя отклонилось немного под другим углом. Младший Таманов скорректировал направление, судя по свече он зашел слишком далеко вправо. Шаг, еще шаг, нехитрый инструмент надежно указывал путь.

- Ваууу... Ромыч, давай быстрей сюда.

В стене была очередная выемка. На первый взгляд ниша как ниша, точно такая же как и десятки предыдущих. Но она немного глубже, а правая боковая стенка при ближайшем рассмотрении оказалась не сплошной, в ней была щель, достаточно широкая, чтобы можно было бочком протиснуться внутрь. Что братья не раздумывая сделали. После чего оказались в точно такой же нише, но уже в другом, параллельном коридоре.

Новая галерея была еще выше и шире, чем предыдущая. Пол под резким углом уходил вниз справа от ребят и под таким же углом шел вверх слева.

Но самое главное отличие было не в ширине или высоте коридора, а в том, что все ниши в стенах, кроме той, через которую ребята пробрались сюда, не были пустыми.


***


Сделав круг над деревней и за это время убедившись, что его никто не преследует, а также в том, что внизу все было спокойно, Андрей устремился к крохотному, покосившемуся домику на окраине, возле самой речки. Именно здесь разместился штаб и оперативный центр дружины Всеволжского круга. Место это было известно только членам самой дружины и паре тройке чиновников-бюрократов из приближения Короля, ну и самому Королю, разумеется.

Было чуть за полночь, а значит до начала смены оставалось еще около часа. Можно было не торопиться, но Андрею не терпелось узнать подробности произошедшего прошлой ночью с пятеркой Тимура.

Главное, чтобы дружинники были на месте, а не вылетели на очередной прорыв нечисти. Хотя это вряд ли, что бы два раза за сутки был прорыв никто в дружине не помнил.

Час ночи не случайно выбрали для пересменки. По никому непонятной причине вся нечисть прибывала из потустороннего как раз в полночь. На место ее прибытия сразу выдвигалась дежурящая пятерка, а если происходила что-то очень серьезное, с чем пяти магам было не справиться, то прибывшие им на смену волшебники тут же отправлялись на помощь.

Разумеется, нечисть прорывалась в наш мир далеко не каждый день. А иногда вообще случались многомесячные затишья, когда дружинников никто не беспокоил. Но наготове нужно было быть всегда. Не пойманный вовремя вампир или оборотень мог такого натворить, что даже видавшим виды дружинникам становилось жутко, особенно, конечно, доставалось от них обычным людям, которые практически не могли себя ничем защитить.

Самому Андрею на прорывы нечисти вообще не особо везло, его дежурства обычно были спокойными и однообразными. И это, конечно же, его сильно расстраивало. Ведь нечисть, точнее победа над ней, давала победителям бесценный дар - флагистон.

Флагистоном называли бесплотную магическую субстанцию, вещество, которое делало из обычного человека волшебника. В зависимости от насыщенности его цвет менялся от бледно голубого до ярко синего. Эта же субстанция давала паранормальную силу нечисти.

По неписанному, но непреложному закону, когда в бою встречались два существа, наделенные силой, будь то волшебники или кто-то из нечисти, то победивший в бою получал флагистон побежденного. И чем сильнее был нанесен урон противнику, тем больше флагистона он терял и тем сильнее становился его противник. Раньше маги в боях добывали себе это волшебное вещество. Жажда власти и силы приводила к бесчисленным стычкам, междоусобным распрям, а часто и к затяжным конфликтам, в которые нередко втягивались и обычные люди. Одна великая война магов чего стоит, когда опьяневший от власти и безнаказанности Безумный Князь с ордой алатов и присягнувших ему магов шел по миру круша на своем пути все препятствия, уничтожая смевших воспротивиться магов сотнями. Флагистон рекой вливался в его тело, сила это злого колдуна не знала границ, но всему приходит конец, пришел конец и Безумному Князю.

Но все это уже история. Сейчас схватки между волшебниками были строжайше запрещены, за редким исключением официальных поединков, благословленных и разрешенных сами Королем. В наши дни, случается, и нередко, так, что волшебник всю жизнь живет ровно с тем, количеством флагистона, которое он получил при рождении. А его иногда бывает очень мало, так мало даже для бытовых чудес не хватает.

Однако, флагистон дает не только силу, еще одним свойством было то, что он возвращал молодость. С каждым глотком добытого вещества волшебник молодел. Правда был один минус, если ты его терял, то настоящий возраст возвращался. Природу можно было обмануть только магией, а когда последняя уходила, природа неумолимо брала свое. Благодаря этому волшебному свойству флагистона среди волшебников было много тех, кто выглядел гораздо моложе своих лет. Были и те, кто выглядел совсем молодым, хотя прожил на земле уже не одну сотню лет.

Разумеется, все хотели быть вечно молодыми, поэтому соблазн добыть флагистон был велик, особенно у молодых волшебников. Но одного делания мало, на сражения между магами Королевский запрет, а с нечистью не каждый мог справиться. Нечисть действительно была очень опасной, часто в бою выяснялось, что маг слабее и выяснялось это часто уже тогда, когда отступить шансов не было. Единственное, что спасало молодые и горячие головы начинающих волшебников, это то, что прорвавшеюся нечисть нужно было еще вовремя засечь и прибыть раньше специально обученных на розыск дружинников. Это случалось крайне редко.


Предаваясь подобным праздным размышлениям, Андрей приземлился на заднем дворе и превратившись в человека, прошел через маленькую темную прихожую домика и оказался в жилой комнате с большим обеденным столом прямо посередине и беленой русской печкой.

Домик принадлежал обычным людям - древнему старику и его жене. Эта семья жила бок о бок дружинниками вот уже много лет и ничуть не противилась такому соседству. Они приютили своих неназойливых гостей в благодарность, за то, что когда-то очень давно, кто-то из ребят вылечил от смертельной болезни жену старика. Тогда еще эти люди были намного моложе, Андрей видел, как они старились прямо на глазах. Как же короток век человека. Маг даже без дополнительной молодости за счет добытого флагистона жил гораздо дольше, а людям не повезло.

Дружинники, разумеется, могли бы выкупить приглянувшийся им дом. Но стоящий пустым и не разваливающийся от запустения дом вызывал бы подозрения и привлекал внимание. А так, за домом присматривали старик со старухой, а за ними самими присматривали дружинники, оберегая от разных напастей, болезней. Защитой сами того не осознавая пользовались и сама семья, и их скотина, и даже близкие родственники, нет-нет приезжающие в гости.


В большой комнате был только старик, возившийся возле печи и Тимур, который восседал за обеденным столом. Ни остальных дружинников, ни старухи-хозяйки видно не было. Сам штаб дружины располагался в большом, двухэтажном подвале-бункере, который был в несколько раз больше чем сам дом. И был чудом не инженерной, но магической техники.

Тимур что-то задумчиво пил из дымящейся, огромной кружки. Он вообще любил все огромное. Огромным был он сам, огромным был его шлем с огромными рогами по бокам, огромными был его молот. Откуда дружинник взял этот молот, никто доподлинно не знал. Сплетни ходили всякие от разграбления гробниц, которыми маг якобы занимался в буйной молодости, до того, что Тимур был потомком самого Тора и получил оружие по наследству. В облике волшебника действительно было что-то скандинавское - светлые, с солнечной желтизной волосы, ниспадали до плеч. Такого де цвета густая борода опускалась до самой груди. Ярко голубые глаза, на широком, открытом лице блестели бесшабашным весельем и удалью. Каждый кто находился с ним рядом, чувствовал безудержный напор энергии, исходивший от этого волшебника. Он не знал полутонов и не был способным к дипломатии, если кто-то был его другом, то был другом навсегда, а если кому то не повезло стать его врагом, то пощады ждать не приходилось.

- Привет, Тимур! Рассказывай, что тут у тебя произошло прошлой ночью. - дружелюбно спросил Андрей, протягивая руку.

Богатырь встал из-за стола и пожал протянутую ладонь, да так, что хрустнули пальцы.

- Слышал уже, да?

- Совсем немного, Борис рассказал.

- Да Борис ничего толком и не знает. Он как арбалет со стрелами увидел, словно и слух, и зрение потерял. - хмыкнул Тимур. - Вцепился в них и больше ничего вокруг его не интересовало.

- Так что было то?

- Два эльфа ночью прорвались. Часа в три где-то. Причем прорвались чуть ли не в центр города - в районе станции новаторов вылезли, но не возле жилых домов, а в посадках, которые ближе к Казанке.

- Ого. Как это их так угораздило. Сразу засекли?

- Засекли то сразу. Да привратники врата не точно открыли. Вышли мы и понимаем, что до места километра два минимум, пришлось на крыльях добираться. А те нас почувствовали за это время, в овражке небольшом залегли и засаду нам решили устроить.

- В засаду? Странно. - вдумчиво протянул Андрей. - Я лично эльфов еще ни разу не встречал, но вроде говорят, что они не такими отчаянными и агрессивными как остальная нечисть приходят. А уж случая, чтоб они на обычных людей нападали, так вообще не бывало.

- Я тоже их ни разу не встречал раньше, лучше и не встретился никогда. В общем, засада-засадой, но мы тоже не лыком шиты, решили мы их живьем взять, на свою беду. Причем, готовы были и на мирное общение выйти, твари то вроде разумные должны быть.

- Не получилось?

- Какой там. Булат и Марат начали в овраг заходить, а мы ребят сверху прикрывали. Тут один из этих без предупреждения из арбалета пальнул, Марат защиту поставил - толку нет, пробило на раз. Ладно увернутся успел. А этот гад уже в Булата стреляет. В общем я вниз, ну и молотом этого арбалетчика и приложил.

- Выжил?

- Да, выжил вредитель. Но это мы потом узнали. Пока я с первым разбирался, на меня второй бросился с мечом. Ну я ему это меч то Мьелниром и разворотил, да так что у этого бедолаги только рукоятка осталась..

При этих словах дружинник с любовью посмотрел на свой молот.

- В общем стоит этот на оплавленный обрубок в своих руках смотри, ну думаю, сейчас я его быстренько скручу и дело сделано.

Но тут Булат на помощь зовет. Эти проклятые стрелы не простые оказались. Что с ними не делай, они продолжают на ребят нападать. Я их и молотом охаживал и заклинания все что знал применил - бесполезно. Настырные штуки. Мы быстренько через портал сюда перекинули, ну думаем, все - избавились от этих гадин эльфийских. Да нет же, и сюда прилетели спустя пятнадцать минут.

Андрей от удивительной истории был взволнован так, что начал ходить из угла в угол, тем временем Тимур продолжал.

- Мы ребят перекинули аж в Мексику, это ж другая половина мира, уверены были, что там след потеряется и не надут их стрелы. Нет. И туда добрались. Только времени чуть больше понадобилось. Так и бросаем Марата с Булатом вот уже почти сутки туда-сюда по шарику земному. Максимум сорок минут проходит прежде чем стрелы появляются. Ребята измотались, привратники чуть живые. Шутка-ли без сна и отдыха по всему миру скакать. Что делать, не знаем. Может хоть Борис разберется с арбалетом и стрелами и придумает, что сделать можно.

- Если он не справится, никто не справится. - Андрей был уверен в своем старшем товарище.

- Это да, хорошо хоть мы их подобрали, а не кто другой.

- А что были желающие?

- Да хоть отбавляй. - Тимур в возмущении опустил могучий кулак на стол, да так, что стол подпрыгнул. - На весь это переполох белые приперлись из Настиного близкого окружения. Все выискивали чего-то. И серые, тут как тут, этим вообще недалеко, у них там недалеко резиденция, ну в районе третьей дамбы красный дом, знаешь наверно.

- А эльфы? С ними что?

- Тот которого я молотом приложил слинял обратно в свое потустороннее. От поспешности и забыл свой арбалет и стрелы выпавшие. А со вторым вообще оплошность вышла нехилая... В общем пока я на ребят отвлекся, он в бега пустился и нет сразу в свой мир вернуться, помчался сломя голову вверх по реке, ну и угодил прямо во двор к серым, в тот самый красный дом. Те его быстренько оприходовали и в подвалы свои утащили. Мои пытались его вызволить да куда там. Серые галдят как заведенные, что мол вы его прозевали, а мы изловили, наш пленник теперь и возразить то особо на это нечего. Нет же у дружины эксклюзивного права на нечисть охотиться. А эльф хоть и не обычная нечисть, но раз из потустороннего, то формально к ней относится.

- Да, дела. Страшно представить, что они с ним делать будут.

- и не говори, не хотел бы я на месте этого бедолаги оказаться. О, слышу твои пришли, в сенях гремят дверью. Я тогда собираться буду. Устал жуть. А вечером мне еще тебя менять.

- Подожди, почему ты? Владимир же должен.

- Ты что реально ничего не знаешь? Эй, ты вообще в дружине или как? Я понимаю отпуск, но не настолько же! Некоторые вещи нужно знать даже если ты отдыхаешь! - Тимур аж покраснел от возмущения и встал во весь свой богатырский рост, подпирая головой низенький деревенский потолок.

- Не горячись ты. Что произошло?

- Пропал Володька. Совсем пропал. Куда, зачем никто не знает.

- Как пропал? Надо найти.

- А без тебя то никто не догадывался, что искать надо. Все уже обыскали, даже тех же проклятых серых подключили. Прям никуда без этих гадов. Результата ноль. Как сквозь землю провалился.

- Но так же не бывает. Маги мы или нет? Следы должны остаться, не иголку ищем, волшебника и не слабого!

- Еще как бывает, Андрей. - дружинник осел на стул, гнев его прошел, остались только усталость и горечь. - И было уже раньше. Друг мой также вот пропал, правда давно уже, лет пятьдесят назад. Просто сменился один день и не вернулся больше никогда. Ни следов, ни свидетелей, ничего...

- И что за пятьдесят лет вообще ничего не узнали? Никто ничего не видел, не знает? Близкие что говорят?

- В том то и дело, что Сашка, так друга моего звали, всех своих близких в тайне даже от нас держал. Говорил, что работа у нас опасная, врагов много, поэтому чем меньше о них знают, тем в большей те безопасности. Прав, наверное,был частично. Может они и были в безопасности, а вот его найти мы так и не смогли, хотя несколько лет поиски не прекращались. Как бы и с Володькой так не получилось. Неделю уже почти нет его. Ребята его на дежурство заступают, а я с ними вместо командира выхожу. Сами они зеленые еще совсем, помощь нужна им.

- Да, дела. А почему меня не вызвали?

- Ага, вызовешь тебя. Как будто мы знаем, где ты отдыхать изволил.

- Борис знал!

- А кто знал, что Борис знал? Никто! Сначала скрываете все о себе, а потом удивляемся куда люди пропадают и почему мы их найти не можем. Проще надо быть и поменьше тайн от товарищей иметь.


***


Братья с ужасом обнаружили, что в этом новом коридоре, в нишах стояли, прислонившись спиной к стенам, высушенные временем фигуры древних воинов. Они попали в старинный склеп, где стояли мумии бывших стражников этого места. Подростки замерли, сделав это пугающее открытие.

Конечно по телевизору все не раз видели снимки Египетских мумий, но Египет был далеко, а видеть ссохшееся тело умершего человека по телевизору и вживую совсем разные вещи. Если бы хоть мышь пискнула в то мгновение, братья не раздумывая бросились бы назад по тому пути что привел их сюда, позабыв про свои поиски. Но все было тихо. Фигуры в нишах были неподвижны. Охранники подземелья были давным-давно мертвы. Страх потихоньку отступал.

Справившись с первой волной испуга, братья подошли к ближайшей фигуре. Из-под истлевших и осыпавшихся ниже колен штанов торчали обтянутые желтоватой, пергаментной кожей ноги. От ботинок безжалостное время не оставило и следа, останки человека стояли босиком на кирпичном полу. Голова была увенчана остроконечным шлемом, без забрала. На резких, широких скулах желтая кожа потрескалась и из-под нее выступали белые кости черепа. Иссохшиеся щеки растянули в ужасающую улыбку губы, обнажив тем самым ровные ряды белоснежных зубов.

Глазницы воина были закрыты и немного запали внутрь. Эта часть лица пострадала от времени меньше всего. Создавалось впечатление, что воин просто прикрыл глаза, задремав на своем посту. Руки мумии, одетые в железные, длинные перчатки с позеленевшими от времени медными накладками на предплечьях, были перекрещены на высоте груди. Одна рука прижимала к груди деревянный щит, обитый по краям ржавым железом, вторая держала направленную к полу длинную, изогнутую саблю.

Во всех нишах, кроме той из которой они только что выбрались, стояли точно такие же фигуры. У них была одинаковая одежда, одинаковое оружие и даже выражение того, что оставалось от лиц, было одинаковым.

Сглотнув комок в горле, Максим прошептал:

- Зато здесь мы точно первые.

- Может пойдем отсюда? - Роман очутившись в таком месте тут же потерял всякий интерес к приключениям. Сейчас он бы все на свете отдал, чтобы оказаться в своей теплой и уютной постели.

- Давай пройдем еще метров сто, если ничего стоящего не найдем, то назад? - Максиму тоже хотелось побыстрее уйти отсюда, но зная, что уже с утра будет проклинать себя за малодушие, он предложил компромиссное решение.

- Вниз или вверх? - уточнил старший брат.

- Давай вниз. - поежился от пробежавшего по коже холодка прошептал младший.

Они прошли сто метров, потом двести. В коридоре все оставалось неизменным.

- Идем назад? - больше утвердительно, чем вопросительно произнес Роман.

- Да, давай.

В этот момент они услышал сильный женский голос:

- Мы все знаем для чего я собрала вас здесь сегодня! Мы - те, кто устал от долгих, пустых слов и обещаний. Наши вожди стали старыми и дряхлыми. Вместо того, чтобы сделать, то что давно уже нужно сделать, они готовы годами обсуждать почему этого делать нельзя.

Концы каждого предложения эхом разносились по подземелью, придавая всему происходящему еще больше таинственности и враждебности. Хотя казалось - куда уж больше.

- Даже сам Король уже не тот. Да, я не боюсь сказать это вслух. Наш Король уже не тот сильный и могучий Северный воин, который много веков назад победил Безумного Князя. Он стал развалиной от долгого сидения на троне и ничего не деланья. Пора брать ситуацию в свои руки, дальше ждать невозможно. Мы загниваем словно в болоте.



Раздались негромкие возгласы одобрения.



- Пришла пора изменить ход истории. Все, кто здесь собрался уже поклялся в верности нашему братству. Да, лица ваши пока скрыты капюшонами. Вы еще не всех из братьев и сестер знаете в лицо. Но эти временные меры нужны только для того, чтобы обезопаситься от тех, кто примкнул к нам случайно или не уверен в себе.

- Сегодня все изменится. Никто не уйдет отсюда пока не принесет клятву верности! Клятву на крови!

Раздались возгласы удивления и редкие вскрики неодобрения.

- А как вы думали?! Это не клуб по интересам. Придя сюда в этот великий день, который войдет в историю, все мы связали наши судьбы и жизни в один клубок. Каждый из нас должен быть уверен на все сто, что его не предадут и поддержат чтобы с ним ни случилось. Все вы знаете, что самое сильное заклятье верности делается только на крови! Только после этого вы сможете смело открыть друг другу лица и понять, кто стал вашей новой семьей!

- Я не согласен. Я ухожу! - раздался нервный бас.

- Взять его. После решим, что с ним делать.

- Джии аппка! - произнес другой холодный и жесткий мужской голос. После чего послушался глухой удар о землю.

- Аааааа!!!! - Отпустите меня. Вам это с рук не сойдет.

- Талосага! - произнес тот же холодный голос.

Потом в дело вмешался голос женский, тот самый, который произносил речь.

- Снимите с него капюшон. Я хочу видеть, кто из нас предатель.

Несколько секунд стояла гробовая тишина.

- Так это ты, Иван? Я помню, как ты пришел ко мне и молил о помощи. Ты не пришел, ты приполз на коленях. Сорок лет назад! Помнишь?

Голос срывался на крик и звенел от ярости.

- Ты проигрался в карты серым.

Тишина. Владелица голоса, видимо, успокаивалась и дальше продолжила уже тихо и вкрадчиво:

- Знаешь, что бы с тобой было, если бы ты не пришел в ту ночь? Они бы забрали за долги весь твой флагистон! Ты бы стал обычным человеком, Иван, и уже давно гнил бы в могиле! Ты уже забыл об этом? Забыл, как клялся мне в верности? - голос опять перешел на крик.

- Николай, свиток с клятвой. Теперь вы понимаете, почему я настаиваю, чтобы мы связали друг друга кровью?

- Один такой Иван. - она вложила столько презрения в это имя, что, наверное, никто сейчас не хотел бы чтобы его тоже звали Иван. - И все погибло. Нет, не просто всё погибло. Мы все погибнем! Наше братство еще слабо, чтобы заявить о себе открыто. Если нас раскроют раньше времени, то против нас поднимут всех! Поднимется дружина, поднимется орден охотников, поднимутся толпы добровольцев! Нас сомнут и выкинут со страниц истории магического мира! А безучастная толпа тех, кому по ошибке судьба подарила две-три капли флагистона, те которые на самом деле даже не имеют права называть себя магами, будут смотреть на это с тупыми лицами и наслаждаться зрелищем. Я не допущу этого. Начинайте приносить клятву! - голос стал властным и жестким.



- Вот это вляпались. Пора убираться отсюда. - оцепенение первых минут прошло и Роман вдруг понял, что они сейчас услышали то, что слышать были не должны.

- Угу. - промычал в ответ Максим, но сделал это неосторожно громко.



- Что это? - послышался удивленный голос издалека.

Их услышали.

- У нас непрошенные гости!

-Надо заканчивать все это.

- Что ты будешь с этим делать, Анастасия?

- Расходимся!

- Прекратить панику. Вы же маги, а не женщины на рынке. До хаза каха кои, китна войэ Мера. Мера вои. Иска Мера, Мера вои. - все тот же женский голос произнес непонятные слова, от которых мурашки побежали по коже. Было очевидно, что это какое-то колдовство, но какое именно браться Тамановы, разумеется, знать не могли.

Слова заклинания пронеслась мимо ребят могильно холодным ветром, эти слова устремились дальше по коридору и затихли вдали.

- Это же некромантия! - удивленно произнес кто-то.

- Где ты этому научилась?

- Ты готова пойти так далеко, Настя?

Гул голосов и град вопросов сыпались со всех сторон.

- Тихо! Тихо, я сказала! Все вопросы потом!



- Бежим. - крикнул Максим, первым пришедший в себя, и помчал в сторону ниши, через которую они недавно пролезли в этот коридор.

- Приведите их! Живо! - послышался все тот же женский голос.

И невидимая хозяйка голоса разразилась веселым, однако одновременно с этим жутко злым смехом, а потом снова прокричала.

- Мера вои. Мера.

В этот раз сухой и горячий, словно в пустыне, ветер пронесся по подземелью, обдав жаром бегущих ребят. Там, где проносился этот ветер, на стенах тут же ярко разгорались большие факелы, хотя любой из братьев готов был поклясться, что раньше никаких факелов на стенах и в помине не было. Однако не это было самым пугающим. Максим показал пальцем на ближайшую нишу, где стояли иссохшиеся воины, она было пустой, и следующая была пустой. Все ниши вдруг стали пустыми. Как найти теперь нужную, через которую они влезли в это коридор? Как выбраться отсюда? Путь на поверхность был утерян. Подростки осознали, что среди одинаковых как две капли воды проемов им придется не один час искать выход.

Но даже это не было самым страшным. С хрустом разминая застоявшиеся и ссохшиеся суставы в проходе переминались с ноги на ногу те самые фигуры, которые раньше мирно стояли вдоль стен коридора, ничем не выдавая таившейся в них жизни.

Глаза высушенных временем воинов из прошлого теперь были открыты и смотрели на братьев внимательно, но бесстрастно, как человек смотрит на мебель или проезжающую мимо машину.

- Этого не может быть. - Максим протер глаза.

Но именно то, что с его точки зрения не могло быть, со всех сторон медленно сходилось к тому месту где стояли братья. Им стоило только протянуть руку и они могли бы дотронуться до одряхлевших от времени щитов, до блестящих, остро отточенных сабель.

Роман метнулся к ближайшей нише в попытке найти выход. Она была цельной, никакого прохода наружу. Следующая ниша и снова промах. Он хотел от отчаяния закричать и позвать на помощь, но крик от ужаса застыл в горле. Да и что толку было от такого крика? В этом подземелье, кричать можно было сколько угодно. Все равно никто не услышит, кроме тех страшных людей, заговорщицкий разговор которых они подслушали на свою беду.

Роман побежал было к следующей нише, но дорогу ему преградила сабля. Остановившись как вкопанный он увидел, что несколько мумий перекрыли дорогу вверх по коридору, выставив перед собой частоколы из острых клинков.

Ближайший воинов поднял свое оружие и указал острием вниз по коридору:

- Иди! - голосом, похожим на скрип несмазанной двери потребовал он.

Воины, перекрывавшие коридор по направлению вверх, словно по беззвучной команде сделали одновременно шаг вперед. Вместе с шагом они ударили щитами по саблям. Звонкий гул раздался в коридоре. Братья отступили на шаг назад.

Еще один шаг и удар щитами о сабли. И снова братья отступают, пятясь от остро наточенной стали.

Снова шаг и удар, еще один, еще один.

Горе кладоискатели пятились как раки все глубже в подземелье.

Равномерный удары и всполохи факелов словно гипнотизируют. Сознание размякло, воля к сопротивлению угасла. Ребята уже послушно идут спиной вперед и даже не пытаются оборачиваться, хотя где-то в глубине убаюканного мозга понимают, что главная опасность не мумии, самое страшное таится там, в глубине. Самым страшным была хозяйка жуткого голоса, по велению которого проснулись охранники подземелья.

Братья потеряли счет шагам и гулким ударам. Может быть было сделано десяток шагов, а может быть и несколько тысяч. Как далеко они спустились под землю оставалось только гадать.

Вот и закончился коридор. Стены слева и справа пропали, а потолок поднялся очень высоко вверх, на высоту нескольких этажей. Мумии замерли неподвижно.

-Надо же, совсем еще дети. - сладким медовым голосом прозвучал знакомый голос.

Максим с Романом медленно обернулись.

Они стояли возле входа в огромный зал. В центре, притягивая к себе взгляд, прямо на полу была нарисована мелом пятиконечная звезда. Фигура вся была разрисована непонятными символами и иероглифами. На конце каждого луча звезды стоял серебряный канделябр с пятью зажженными свечами. И контуры звезды, и все символы светились мягким голубовато синим цветом.

Плоский пол в центре занимал относительно небольшую площадь помещения, вверх и в стороны амфитеатром расходились широкие каменные уступы. Роман насчитал их около десятка. На нижних двух стояли люди в белых хламидах, с низко надвинутыми капюшонами. Сразу вспомнились невольно подслушанные слова о том, что присутствующие пока не знают друг друга в лицо и что скоро это все должно измениться. На вскидку там было как минимум человек семьдесят, пересчитывать братьям было некогда.

В нескольких местах старший брат смог увидеть выходы из зала, похожие на коридор, из которого они только что вошли. Очевидно не врали легенды, говорившие, что под современной Казанью есть второй, древний, но давно заброшенный подземный город, состоявший из лабиринта проходов и анфилад комнат.

Возле одного из концов звезды, нарисованной в центре зала, прямо на полу лежала безвольно фигура в пыльной белой одежде. Судя по всему, пыль попала на одеяние от того, что фигуру тащили волоком.

- Видимо это и есть несчастный Иван, который пытался сбежать. - подумал Роман.

Над лежащим телом возвышались две массивные мужские фигуры, они охраняли несчастного и похоже они же и приволокли его к этому месту.

Рядом с лежащей фигурой стояла высокая, красивая, властная женщина с копной темных, почти черных волос. Она была одета в ярко белую накидку-плащ, которая эффектно подчеркивала ее глубокие карие глаза. Только у нее в этом помещении была непокрытая голова, только она ни от кого не прятала своего лица.

Возраст женщины было трудно определить. В тот момент, когда она улыбалась, казалось, что ей не больше двадцати пяти. Но стоило нахмуриться и можно смело дать ей все сорок. Безусловно это была хозяйка того самого голоса, с которого начались все неприятности братьев Тамановых.

- Надо же, обычные дети! - женщина была удивлена. - Я была уверена, что это лазутчики черных... Что вы вообще здесь забыли?

Не дождавшись ответа, продолжила сама с собой:

- И что мне с вами теперь делать? Стереть память и выкинуть наверх... Сопляки же совсем, сами не поняли во что влезли.

Перспектива оказаться вверху, пусть и со стертой памятью, немного успокоила братьев. Все обещало закончится неплохо. Но тут одна из фигур, охранявших того, кто лежал на полу, сделала шаг по направлению к ребятам, присмотрелась и вдруг произнес:

- Ты что, Настя? Присмотрись, они же маги! Только флагистона у них совсем мало. Не то что мало, его почти нет. Но они все равно уже волшебники и принадлежат к нашему миру.

- Да, ты прав, Николай. - задумчиво произнесла женщина.- Что же с ними делать?

- Уверен, это дело рук черных или дружинников. Точно, это дружина. Их подчерк! Специально прислали сюда новичков, что бы в случае чего нам было жалко их.

- Вполне может быть. Так что же с ними делать...

- Ты же сама говорила, что все, кто не с нами, наши враги! Ты же не пожалеешь врагов? Если мы попадемся в руки дружины, нас жалеть никто не будет.

- Молчать. Я сама решу, что делать. - тон ясно давал понять, что пререкания закончены и мужчина умолк.

Потом она продолжила уже мягче, чтобы успокоить всех собравшихся, которые явно напряглись:

- Могу обещать только одно, отсюда они сегодня не выйдут. Отведите их в сторону. А нам нужно продолжать. У кого кубок?


Одна из фигур на нижнем ярусе подняла руку с высоким и объемным кубком из прозрачного, похожего на стекло или хрусталь материала.

Демонстративно подняв кубок выше головы, человек сделал знак словно желал всем здоровья и отхлебнул. Потом он вскрикнул, словно обжегшись, быстро перенес кубок в другую руку и передал следующему.

Следующий торопливо и без каких-либо демонстративных жестов отпил, так же вскрикнув от боли и передал дальше. Кубок пошел из рук в руки по цепочке.

- Нам всем сегодня предстоит сегодня еще одно испытание. - не дожидаясь окончание ритуала с испитием из кубка, произнесла Анастасия.

- Клятва на крови это самое сильное заклятье, которое знает наш мир. Но и этого мало. Колдовство, даже такое сильное, можно снять. Я хочу, чтобы мы все были связаны настоящей кровью.

- Неужели ты хочешь, чтобы мы убили бедного Ивана? - произнес старческий голос с нижнего яруса.

- Хм... не подумала, пожалуй, и его тоже. Предатель должен умереть. Но не он главное действующее лицо. Нам нужен тот, смерть которого ни одному из нас никогда не простят. Тот который отдаст свою жизнь, чтобы окончательно объединить нас.

- Что ты задумала? - все тот же старческий голос спросил с нотками паники.

- Внесите его!

Четверо обычных на первый взгляд людей втащили, сгибаясь под нелегкой ношей, и поставили прямо в центре зала большую, массивную решетку. На решетке было распято тело мужчины средних лет, раздетого по пояс. Голова пленника безвольно покоилась на груди, свесившиеся черные волосы скрывали лицо.

- Кто это? - раздалось среди присутствующих.

- Я видел его раньше. Он из дружины. Владимир вроде его зовут.

- Ты безумна, Анастасия! Это же тот самый дружинник, который пропал неделю назад! Сейчас все силы брошены на его поиски! Даже Элиот объявил награду, если кто из белых поможет в поиске....

- Поэтому он как никто другой подходит нам! Даже свои отвернутся от нас, если узнают о том, что здесь произойдет. Мы сможем полагаться только друг на друга.

- Ты... Ты действительно хочешь принести его в жертву своей сумасшедшей идее? -ошарашенно произнес все тот же человек с надломленным временем голосом.

- Джии аппка! - в центр зала вышел человек, которого Анастасия называла Николаем.

- Ааааа.... - одна из фигур со второго яруса, вдруг мешком рухнула вниз, ударившись о пол и подняв облако было.

Раздался громкий стон, эхом отразившийся от стен и умчавшийся раскатами по коридорам подземелья.

- Талосага. - продолжил Николай, явно раздраженный этими малоприятными звуками.

Стон затих. Голоса возражающего старика больше никто не слышал.

- Оттащите его туда, где лежит Иван. И этих двоих туда же.

Люди, которые принесли решетку, с лицами, не выражающими никаких эмоций, потащили по полу упавшего человека.

- Этот вечер объединит нас навечно! Победить или умереть, вот наш девиз! - с ноткой безумия засмеялась Анастасия. - О лучшем я даже не могла мечтать. Клятва на крови! Смерть нашего врага из дружины! Кровь предателей и двух невинных малолетних магов! Что может быть надежнее?

Люди, которые только что отнесли тело в дальний угол, подошли к братьям Тамановым и попытались отвести их к месту, где лежали приговоренные к смерти. Приговоренные Анастасией с молчаливого согласия всех присутствующих

- Ромыч бежим, не сдавайся. - прокричал Максим и ударил носком кроссовка ближайшего человека куда-то чуть ниже колена. Тот согнулся от боли и невольно отступил.

Старший брат тем временем увернулся от протянутой руки второго мужчины и высматривал в какой бы из коридоров им лучше бежать. Но тут один из стоявших за спиной воинов-мумий шагнул к Роману и крепко схватил его за плечо. Вырваться не было никакой возможности, костлявые пальцы были сильными и цепкими как тиски.

Видя, что произошло с братом, Максим, пришел на выручку. Проверенным приемом он ударил ногой под колено мумию. Но это не произвело ожидаемого эффекта, наоборот взвыв от боли упал на пол сам ударивший. Тем временем противник бесстрастно нагнулся, схватил за предплечье стонущего подростка и резко дернув поднял на ноги.

- Помогите! Убивают!!! Людиии!!! - орал как резанный Максим.

Роман, почему-то подумал,что крики здесь были абсолютно бесполезными. Над ними было много метров земли, а на помощь и сочувствие от собравшихся рассчитывать не приходилось.

- Талосага. - прервал отчаянный крик Николай.

Таманову младшему вдруг показалось, что холодные пальцы сдавил горло, язык онемел и что-то вязкое и липкое склеило рот. Ни кричать, ни говорить он больше не мог. Роман по резко оборвавшемуся крику брата понял, что к нему применили какое-то колдовство, заставившее того замолчать.

- Заканчивайте быстрее с кубком! - потребовала Анастасия.

Вновь кубок пошел по рукам и послышались негромкие возгласы.


Тем временем волшебница подошла к братьям.

- Смелые мальчики. - она всмотрелась в лицо Романа, потом Максима. - Из вас могли бы получиться верные товарищи, а со временем и сильные маги. Но вы оказались не в то время и не в том месте. Жаль, что придется вас убить. Ведь все могло бы быть иначе.

Ужас сковал братьев, глаза женщины, на правильном и красивом лице, были холодные и бесстрастные. Было очевидно, что на самом деле ей было ничуть их не жалко. Вместе с тем вдруг стало четко и понятно, что это все всерьез и шансов спастись у них нет.

Увидев, что Анастасия потеряла к подросткам какой-либо интерес, воин-мумия потащил их к тому месту, где на полу бесформенными кучками лежали тела людей в белых плащах. Тех людей, которые еще недавно были членами созревающего здесь заговора, а теперь были приговоренны, как и братья Тамановы, к тому, чтобы стать жертвами ради 'великого' дела.


- Ты как сюда попал?

Услышал вдруг Роман, но услышал не ушами, голос звучал у него в голове. Это был сухой, бесцветный голос без возраста и пола.

Удивленный тем, что с ним говорят, он попытался что-то ответить. Но тот же голос невежливо перебил:

- Тихо. Я попытаюсь сейчас помочь и тебе, и себе. Но для этого мне нужно твое содействие. Если хочешь, что-то сказать просто подумай, я услышу.

- Ты один из них? - подумал Роман.

- Да, я одна из них.

- Тогда зачем тебе мне помогать?

- Не всем присутствующим нравится происходящее. Но мы боимся заявить об этом открыто. Двое уже пытались, сам видел, чем это закончилось.

- Что я должен делать?

- Просто не привлекай к себе внимание раньше времени. Мне надо подготовиться.

- Кто ты?

- Тебе это зачем? Может, потом узнаешь. Сейчас у нас мало времени. Через пять человек кубок дойдет до меня. Когда испиваешь из кубка, тонкая игла протыкает тебе палец и капля твоей крови попадает в маленький, невидимый контейнер в основании кубка. Кровь в контейнере перемешивается и этой общей кровью мы должны будем расписаться к клятве верности нашему братству. После этой росписи все мы будем навечно связаны воедино. Никто из нас не сможет причинить зло ни словом, ни делом другому.

- Что будет потом?

- Для тебя потом не будет. Вас казнят, только для того, чтобы дополнительно связать жертвенной кровью всех присутствующих. Никто из наших после ваших казней не сможет обратиться за помощью к другим магам. Мы все станем участниками ритуального убийства, наказание за это в нашем мире смерть. Моя сестра все верно рассчитала.

- Так она твоя сестра?

- Тихо ты. Не повторяй такое даже в мыслях. Ты же даже не умеешь их защищать от подслушивания. Пора за дело. Через два человека кубок дадут мне.

- Что я должен делать?

- Ничего. Я все сделаю сама, только расслабься и не мешай.

Приятное тепло начало проникать в тело через пальцы рук. Покалывая и согревая, оно плавно наполняло юношу и казалось выдавливало Романа из его же тела. Подростку вдруг показалось, что тепло вытеснило его за пределы человеческой оболочки.

Он висел в воздухе прямо над своей же головой. Это давало шанс рассмотреть фигуры на балконе и увидеть кому сейчас должны передать кубок. Как он понимал, подошла очередь той, которая пыталась сейчас их спасти.

Тем временем, тот другой Роман, стоявший внизу, уверенно и бесстрашно положил свою левую руку поверх костлявых пальцев ожившей мумии и слишком громко, по мнению бестелесного духа, витавшего в воздухе, выкрикнул непонятное слово, которое он раньше никогда не слышал:

- Морао!

Словно током ударило древнего воина, беспомощно разжавшего тут же плечо мальчика и отлетевшего в сторону.

- Что???? - изумленно воскликнула Анастасия, медленно поворачиваясь на звук.

- Мии Веи! - рука Женщины резко вытянулась вперед и с тонких пальцев сорвался пылающий огненный шар, который набирая скорость полетел по направлению к подростку.

- Амое Кхоне! - спокойно произнес защищавшийся юноша и еле заметная в сумраке зала бледно голубая полусфера накрыла его.

Огненный шар ударился о сферу и рассыпался на тысячи мелких искр, не причинив при этом телу Романа никакого вреда, тот в свою очередь немедля прокричал:

- Ибхакони! - после чего ярко зеленый луч вырвался вверх из его раскрытой ладони.

- Он подал сигнал бедствия! - раздалось на балконе амфитеатра.

- Дружинники будут здесь через несколько минут.

- Что???? - второй раз за минуту ошеломленно произнесла Анастасия. - Клянусь, ты не мог сам этого сделать! Кто тебе помогает? Среди нас есть предатель!

В ярости колдунья развернулась к уступам, где стояли люди и стала по очереди рассматривать своих соратников.

- Где ты, трус? Посмотри мне в глаза! Я вызываю тебя на бой! - в гневе она была страшна.

- Они скоро будут здесь. - среди магов начиналась паника.

- Надо почистить здесь все и уходить, Настя. - мягко сказал тот, кого она называла Николай, и аккуратно попытался за локоть увести обезумевшую женщину.

Анастасия отмахнулась и продолжала выискивать, того, кто посмел не подчиниться и пусть втихаря, но бросить ей вызов. На подростков колдунья уже не обращала внимания.

Николай понял, что спорить бессмысленно, подозвал людей-носильщиков и приказал забрать решетку, которую они ловко и быстро утащили в один из подземных коридоров. Сам маг схватил за шкирку одно из лежащих на полу тел и утащил в тот же коридор. потом вернулся за вторым и утащил и его.

Тем временем остальные заговорщики, приподнимая руками полы длинных плащей поспешно покидали зал, скрываясь в темных коридорах.

Анастасия растерянно смотрела на сбегавших соратников.


Тем временем ее помощник вернулся за Максимом и схватил его за руку. Но Таманова младшего колдун утащить за собой в подземелье не успел.

Потолок над головой дрогнул. Сверху посыпался песок. Потолок дрогнул еще раз. Сверху сыпались уже крупные камни. После третьего сотрясания потолок не выдержал и обрушился вниз.

- Кааррр! - протяжно и хрипло раздалось в пещере.

- Все, мне пора. - услышал Роман в голове.

Он увидел, как невысокая, щуплая фигурка, последняя остававшаяся на балконе скрылась в ближайшем проходе.

Витавшего в воздухе дух подростка тут же как пылесосом втянуло обратно в тело. Магическая сфера, защищавшая его, тут же погасла. Разумеется, он же не мог ее поддерживать самостоятельно.

Посмотрев наверх, Роман увидел как десять больших птиц плавно кругами спускались вниз в подземелье. Оказавшись на полу, они превращались в обыкновенных людей. Ну не совсем обыкновенных, в них было много странного. Самым странным был крупный, сильный мужчина в рогатом шлеме на голове и со здоровенным молотом в руках. Одет мужчина был в широкие, грубые кожаные штаны и кольчугу. Одежда остальных была непредсказуемо разнообразна и в основном необычна, кто-то был в длинном в пол плаще, кто-то в обычных джинсах и легкой куртке, кто-то в доспехах неизвестного происхождения. А кто-то в хламиде с широким капюшоном.

Кроме того, Максим готов был поклясться, что минимум двоих из них он узнал. Он видел их той ночью, когда их вытащили из пещеры Пугачева. Вот этот в нелепой кольчужной шапочке и выцветшем костюме горке рассказывал им про дефицит кислорода в пещерах и галлюцинациях, который этот дефицит вызывает.


- Что здесь происходит? - спросил мужчина в рогатом шлеме. - А, Анастасия? Ты все не уймешься?

Женщина потрясающе быстро сумела взять себя в руки и с ледяным спокойствием ответила:

- Я не обязана отчитываться перед тобой, дружинник.

- Ага, и Николай здесь? Что вся ваша ультра-белая братия собралась здесь сегодня?

Угрюмо посмотрев на прибывших Николай ничего не ответил.

- Думаю, правду нам лучше узнать вот у этих ребят, да Анастасия? Может кто из них позвал нас?

Рядом с первым дружинником встал второй, тот самый в кольчужной шапочке.

- Ты можешь узнавать что угодно и у кого угодно. - презрительно сказала Анастасия. - У меня нет времени на это. Уходим, Коля.

- Мы тебя еще не отпускали! - напомнил ей парень в нелепой шапке. - Ты должна ответить на наши вопросы!

- Ты знаешь где меня найти, дружинник. Я ни от кого не скрываюсь. Сейчас мы уходим.

- Мы тебя не отпускали! - упрямо повторил молодой дружинник.

- А ты попробуй удержать меня, мальчик! - Анастасия подошла к нему вплотную и с вызовом в упор посмотрела ему в глаза.

- НгаХаат! - обратившись в большую, белую сову она взмахнула крыльями, подняв клубы пыли с пола, и скрылась через пролом в потолке. Следом обратившись в грифа с отвратительно выглядевшей лысой, розовой шеей, вылетел Николай. Если сова была большой, то гриф был просто огромный.

Молодой дружинник поднял руку, словно хотел произнести заклинание, но второй в шлеме с рогами остановил его:

- Сейчас не время, Андрей. Она правая рука главы белых, а тот лучший друг Короля. Старый Элиас хоть и ненавидит Анастасию, но нам не простит, если мы причиним ей вред. Уверен, не далек тот день, когда она будет заправлять всем в Парламенте. Мы не можем с ней ссориться, пока не найдем достаточных доказательств.

- Так что нам теперь всё терпеть и молится на нее?

- Успокойся. Будет повод, вытрясем из этой старой калоши все, что можно. А пока возьми этих двоих ребят и выведи наверх. Они еще в шоке, пусть придут немного в себя и мы узнаем от них, что здесь произошло. Если будет за что уцепиться, я клянусь мы выведем эту ведьму на чистую воду. Я пока разберусь с этими. - он мотнул головой в сторону стоявших как истуканы мумий.

- Интересно это сама Анастасия некромантией занялась или кто-то из ее приспешников?

- Не знаю, Андрюх. Грязное это дело некромантия, но без нее мертвых не оживить, значит кто-то из бывших в подземелье точно запрещенным колдовством занимается.

Разбираться с мумиями, как планировал дружинник в рогатом шлеме, не пришлось. Видимо, та, что призвала их к жизни, решила окончательно замести следы. Древние воины вдруг стали рассыпаться в прах прямо на глазах.

Буквально через мгновение только кучки песка и древнее оружие, лежащее на полу напоминали, что совсем недавно здесь стояли грозные фигуры воинов прошлого. А в следующее мгновение в подземелье ворвался сильный ветер и унес песок вдаль по коридору.

- Ловко сделано. - восхитился молодой дружинник.


***


Братья сидели на лавке в небольшом парке, обустроенном в самом сердце Кремля. Густые кусты скрывали сидящих от посторонних глаз. Хотя посторонних в это время внутрь древней цитадели не пускали.

Напротив сидел тот самый парень в костюме горке с кольчужной шапкой на затылке. Парень был тем самым Андреем, с которым они познакомились еще весной на берегах Волги возле Жигулевских гор.

Он обыденно-невозмутимым голосом рассказывал о невероятных вещах. В том числе успел уже вкратце поведать ребятам про неизвестный им ранее магический мир, который активно и вместе с тем незаметно существовал рядом с обычным человеческим. Еще успел сильно удивить братьев тем, что они, оказывается, сами того не подозревая, теперь тоже стали частью магического сообщества. За это они оказывается должны были благодарить домового Афанасия, который подарил им такой щедрый подарок, о котором большинству обычных смертных можно только мечтать.

В обществе Андрея Тамановы чувствовали себя спокойно и уверенно. Страхи, пережитые в подземелье, начинали потихоньку отходить в сторону. Тем более их новый знакомый уверил братьев, что повторно на них нападать эта безумная ведьма уже не решится.

Совсем неподалеку брусчатка улицы была раскурочена сильными ударами Мьёльнира. Когда дружинники прибыли к месту, они увидели, что зеленый луч сигнала о помощи вырывается прямо из-под земли. Было очевидно, что там в глубине что-то происходит. Что-то, что требует их немедленного вмешательства. Понимая, что на счету каждая секунда, Тимур не стал гадать с заклинаниями и попытками найти дорогу вниз, а просто тремя мощными ударами проломил и брусчатку улицы, и землю, и сам потолок подземелья.

- Андрей, а как вы нашли нас тогда в пещере Пугачева? - Романа давно беспокоил это вопрос.

- А это была пещера Пугачева? Надо же, не знал. В тот день мое дежурство было, уже меняться планировали, когда Семен к нам за помощью примчался. Он пещеру сам нашел, но один лезть не решился и правильно сделал, а то бы все втроем там и остались. Домовой свое дело хорошо знал, но мы оказались хитрее. Кстати, не помню, говорил или нет, но из всей нечисти только домовые способны флагистоном добровольно делится. Вот он часть своего запаса вам и отдал.

- Флаги чего он нам отдал? - уточнил Максим.

- Вы Семена Семеныча давно знаете, получается? - удивился второй брат.

- Флагистона. Чего же еще. Это вещество основа всей магии. Чем его больше, тем маг сильнее. - к ним подошел человек с рогатым шлемом в руках и представился. - Тимур. А Семена знаем конечно давно, он раньше одним из нас был. А теперь, так сказать, почетный дружинник в отставке. Кстати, чего это ты эти штуки на носу носишь?

Так нетактично дружинник отозвался об очках старшего Таманова, зрение которого испортилось еще в первом классе.

- Дубаа! - произнес маг, поднеся вытянутый указательный палец прямо ко лбу подростка. После чего взял очки и выкинул куда-то в сторону.

- Зачем? - расстроился было Роман и представил, как он со своим зрением будет в темноте пытаться найти, то что так легко и беззаботно было выкинуто.

- Потому что они тебе больше не нужны. Посмотри на что-нибудь удаленное. Вот на церковь, например. Разве ты ее плохо видишь?

Рядом стоял Благовещенский собор, увенчанный синими и золотым куполами. Подросток удивился, но он смог рассмотреть в деталях все купола и даже шестиконечные кресты на них. Хотя по привычке глаза все еще продолжали щуриться, при каждой попытке смотреть вдаль. Это было здорово, это было не привычно и очень, очень удобно.


-И много у нас этого фла-гис-тона? - младший брат не сильно вдохновился исцелением глаз старшего, его первоочередной целью сейчас было понять на что он может рассчитывать от новых навыков. - Хватит, чтобы вот так же людей лечить?

- Нет, не хватит. У вас его ооочень мало. Но для начала пойдет, это лучше, чем ничего.

Тем временем к ним подошел еще один дружинник.

- Все проверили. Подземелье чисто. Никого больше нет. Ни белых, ни черных, ни будь они неладны серых.

- Как никого нет? А Ивана и этих двоих неужели не нашли? Их утащили в коридор рядом с тем местом, где мы стояли. - возбужденный Роман не смог сдержать нотки паники в голосе. Пока они здесь сидят и размышляют о каком-то флагистоне, кому то продолжает грозить гибель.

- Постой, о ком ты? - Тимур и Андрей напряглись.

- Давай подробнее!

- Ну этот Иван, старик еще в белой хламиде и тот парень, распятый на решетке, как его... Не помню. Помоги, Макс!

- Один из этих в белом говорил, что его вроде Владимиром звали. А еще говорили, что он тоже вроде из дружины....

- Не может быть. Неужели это она посмела? - Тимур не мог поверить в услышанное.

- И вы все это время молчали??? - Андрей негодовал и братья вдруг поняли, что от радости спасения они забыли рассказать о самом главном.

- Может быть еще не поздно? - робко спросил Роман. - Я был уверен, что их тоже нашли.

- НгаХаат! - дружинник в рогатом шлеме превратился в огромного, ширококрылого орла и растаял в темноте.

- Серег, давай этих до дома и за нами. - Андрей обратился к стоящему рядом дружиннику.

- НгаХаат! - черный ворон помчался вслед за орлом.

>> К СОДЕРЖАНИЮ <<


Глава 4. Суд да дело

Роман лежал на кровати, невидящим взглядом смотрел в потолок и гнал от себя подальше воспоминания обо всем произошедшем прошлой ночью. Радость спасения уже отступила и только сейчас до него дошло, чем все это могло закончится. Стоило только закрыть глаза, как перед глазами вставала картина - решетка в центре зала, ужасная мумия, держащая его за предплечье и безумная женщина в белой одежде в центре зала и безучастные к их судьбе люди в балахонах на балконах. Кто его знает, может быть Анастасии еще придет в голову, что братья слишком много видели и это нужно исправить? Андрей конечно утверждал, что она не осмелится совершить такой шаг после того, как вся дружина узнала о произошедшем. Но, судя по всему, похищать дружинников тоже до нее еще никто не осмеливался, однако эту фанатичную колдунью данный факт не остановил.

Максим полусидел, полулежал в кресле и поставив на колени ноутбук что-то самозабвенно печатал. Возможно, сейчас он делился мыслями со своим электронным дневником. Рому сильно удивил тот факт, что прагматичный до мозга костей брат вдруг начал вести дневник. Ну хотя бы это увлечение, в отличие от остальных, было абсолютно безобидным. Сам же Максим утверждал, что записи позволяют структурировать мысли и сохранить важные воспоминания и факты.

Солнце клонилось к закату. В комнате все было без изменений - один лежал, другой писал.

Солнце село. Роман встал и включил свет. В темноте становилось совсем страшно.

- Что толку от того, что мы волшебники, если они даже не знаем ни одного заклинания и не можем защитить себя! - вырвалось у него.

- И не говори. Хотя вчера ночью у тебя неплохо получилось помощь позвать и нас прикрыть пока дружинники не прибыли.

- Да говорю тебе, это не я. Это кто-то из тамошних помог нам.

- Понятно, что не ты, нам до такого еще далеко. Но мы научимся, обязательно научимся и флагистона этого раздобудем побольше при первой возможности, чего бы нам этого не стоило. А завтра еще в психбольницу идти... Может плюнем, а?

- Мы же обещали.

- Помню, что обещали...

- Может быть этот самый Александр и не псих совсем? После того, что произошло, мне надпись в блокноте не таким уж и бредом кажется. Эх, надо было блокнот Андрею или Тимуру показать, не подумали.

- Да нет, этот точно псих. Вспомни, что жена рассказывала. Как он на людей бросался и мебель крушил. Точно псих.

- Наверно.


Переливчатой трелью зазвенел дверной звонок в коридоре.

- Роман, посмотри кто там! - раздался из кухни голос мамы.

- А чего я? - больше по привычке возмутился тот, привыкший, впрочем, что задания по дому ему перепадают гораздо чаще, чем ненадежному в этом плане младшему брату.

- Потому что ты старший! - раздался веселый мамин голос.

Максим, не отрывая глаз от монитора, многозначительно поднял вверх указательный палец правой руки. Мол, вот-вот, слушай родителей!

В дверь еще раз настойчиво позвонили. Роман посмотрел на часы и поднялся с кровати. Часы показывали одиннадцать вечера.

- И кого это черт принес так поздно? - подумал про себя он, но вслух ничего не сказал. Мама расстраивалась, когда в доме чертыхались.

Роман взглянул в глазок и удивленный открыл дверь.

- Здравствуйте, Семен Семенович... Следом за руководителем турклуба в дверь вошел Сергей, тот самый дружинник, что вчера привез их домой, точнее это было не вчера, а уже сегодня, под утро.

- Здравствуйте! Что-то случилось? - из кухни вышла мама, в фартуке со следами муки.

- Туохи! - Сергей провел у нее перед лицом раскрытой ладонью. - Мы вместе с вашими сыновьями готовимся к поездке на Алтай. Сегодня мы уедем на сборы и вернемся чуть позже. Вы не будете переживать за сыновей, они в надежной компании и в безопасности.

- Чай будете? - как ни в чем не бывало предложила Маргарита Степановна, уже не удивляясь поздним гостям.

- Нет, спасибо. Времени совсем мало.

- Как знаете. Извините, у меня тесто подходит. Если что, я на кухне.

- Что вы с ней сделали? - возмутился Роман.

- Ничего страшного не произошло. Это простенькое заклинание, заставляющее поверить во все сказанное. Вы же не хотите, чтобы мы рассказали ей про то, что произошло?

Слова Сергея показались Роману логичными. Рассказывать маме об их приключениях без предварительной подготовки было совсем не нужно. Сообщить новости о том, кем они стали, конечно будет нужно, но потом. Предварительно тщательно обдумав как это сделать.

- А вы зачем здесь? - выглянул из комнаты Максим. - Что-то еще произошло?

- Нам нужна ваша помощь.

Начал было Семен Семенович, но его резко перебил Сергей.

- Времени в обрез. Все разъясним по дороге, собирайтесь.

- А с чего вы решили, что мы будем вам помогать? - уточнил младший брат.

- Если откажетесь, то могут погибнуть наши товарищи. Те самые, которые вчера пришли к вам на помощь. И не только они. - грустно и просто сказал Семен Семенович.

- Собирайтесь, времени действительно нет, нам дали всего час из которого половина уже прошла!

- Кто дал вам час и что будет, если мы все же откажемся? - Максим был упрям.

- Вот неблагодарный гаденыш. - пробурчал под нос дружинник.

-И все-таки... - продолжил было Таманов младший.

Чем окончательно разозлил Сергея.

- Минимум что я могу сделать, это поднять тебя за шкирку и силом притащить туда, куда нужно. А на месте потребую, чтобы к тебе применили заклинание правды. Ты сам все расскажешь совету хочешь или нет.

- Остынь, Сереж. Хорошо помните, что было вчера? После того, как вы сказали, про еще трех пленных в подземелье Тимур с Андреем подняли свои пятерки и направились прямо к дому Анастасии. Кровь ударила им в головы, они просто не могли действовать осторожно в этот момент и, конечно, наделали глупостей. Ребят можно понять, одним из тех, кого похитила эта ведьма был наш друг Владимир.

- Так они всех освободили? - с надеждой спросил Роман.

- Да нет, все гораздо сложнее. Анастасия не хотела пускать их даже на порог, но те настойчиво напросились в гости. В результате серьезно ранены двое охранников дома, сам дом сожжен до тла, да еще и соседний сильно поврежден. Но ни Владимира, ни тех двоих белых, о которых вы говорили, не нашли.

- Значит они прячут их в другом месте! Нужно искать! - Роману было страшно от мысли о том, что возможно искать уже поздно.

- Понятно, что нужно искать и ищут. Но сейчас у нас еще одна проблема. Андрея, Тимура и их людей обвиняют в неоправданном нападении на белых. Анастасия изображает из себя невинную жертву и делает вид, что не понимает почему дружина вторглась в ее дом. Если не будет доказано, что основания для обыска ее дома были достаточными, парням грозит самое страшное для волшебников наказание - лишение флагистона.

- Всего то? - Максиму не казалось это таким уж суровым наказанием.

- Да это само по себе для нормального волшебника хуже смерти. - пояснил Сергей. - А если еще учесть, что с флагистоном уходит и молодость, то Тимур вообще глубоким стариком станет ему сильно за сотню уже.

- Кроме того, они теперь личные враги Анастасии, а без флагистона защититься от нее у них не будет никакой возможности. Дни ребят будут сочтены. Дружина не сможет круглые сутки защищать их. - подвел печальный итог Семен Семенович.

- То есть мы единственные независимые свидетели того, что вчера произошло?

- Именно, Роман. Более того, чем быстрее вы расскажете, тем вам же лучше. Уверен сподвижники Анастасии уже повсюду вас ищут. Почти все, кто был в катакомбах заинтересованы в том, чтобы произошедшее там навсегда осталось тайной. Думаю, не стоит рассказывать, что будет если они найдут вас?

- А Андрей вчера говорил, что они не посмеют.

- Еще как посмеют, Максим. Андрей - идеалист, он слишком свято верит в правосудие. Но мир, к сожалению, очень далек о идеального и справедливого.

- Анастасия нас тоже ищет? - Романа бросало в дрожь даже от одного воспоминания об этой женщине.

- Нет, ей пока не до этого. Дружина выдвинула против нее и Николая очень серьезные обвинения. Они оба под арестом, так же как и дружинники, напавшие на ее дом.

Сейчас собрался большой совет при дворе Короля для разбора случившегося. Совет должен выяснить правду и принять решение кто прав, кто виноват в произошедшем. Дружина обвиняет белых, белые обвиняют дружину. Такого громкого дела не помнят даже самые древние маги. Весь наш мир взбудоражен и испуган.

- А миру то что? Это же не у них флагистон отберут в итоге. - Максиму казалось, что Семен Семеныч явно преувеличивает последствия происходящего.

- Если сторонники Анастасии возьмут верх, то дружине конец. Обычные маги почти поголовно поверят в то, что дружинники могут без причин нападать на обычных волшебников. Значит они опасны для нашего мира и их просто распустят. Про то, что произойдет с Андреем и Тимуром вообще молчу, это широкую общественность интересует меньше всего. Если же мы сможем доказать, что белые посмели похитить дружинника и что Анастасия готовит тайный заговор, то вся ее шайка и она сама лишатся флагистона, а белые наверняка потеряют большинство в сейме.

Семен Семенович посмотрел на часы:

- Осталось двадцать минут. Нам дали час времени, чтобы представить доказательства обвинений против Анастасии. Словам Тимура и Андрея совет не верит. Наши доказательства это вы и ваши воспоминания. Нужно только рассказать, всё, что произошло в подземелье, и все. Вы с нами?

- Конечно! - не задумываясь ответил Роман. - Только, что скажет мама, если мы пропадем посреди ночи?

- Ты разве забыл? Она думает, что мы сейчас готовимся к поездке на Алтай и уедем на сборы.

- А что ваш совет расположился где-то рядом? Мы за двадцать минут успеем? - Максим, конечно, не знал, что у магов есть способы перемещения, гораздо более эффективные, чем людские, ведь вчера домой их привезли на обычном такси.

- Ага, прямо под боком. - усмехнулся Сергей. - Три с небольшим тысячи километров на запад. Все собирайтесь, через четыре минуты отправляемся.

- Привратник, готовь врата. Открывай прямо на набережной, возле черного входа. - дружинник открыл входную дверь и последнюю фразу уже прокричал в сторону лифта.

Из коридора раздался бесцветный, деловой голос:

- В квартире помехи. Возможен сбой точности на сто-сто пятьдесят метров. Перекрытия между этажами экранируют, они здесь железобетонные.

- Плохо. Нужно точнее. - потребовал Семен Семенович.

- Если с лестничной площадки открыть, то точность 20-50 метров. Если не повезет, можете оказаться прямо над Темзой, тогда купание обеспечено.

- Еще варианты?

- Еще точнее из шахты лифта. Колебание всего 2-3 метра. Шахта прямо на крышу ведет, а там только одна тонкая плита на самом верху, от нее помех минимум. Можем еще во двор спустится, там с точностью до сантиметра вас доставим.

- Погрешность в два три метра - ок. Готовь врата через лифт. - приказал Сергей.

- Сделаем. - ответил также буднично и бесстрастно голос из коридора.


Когда все четверо вышли из квартиры за ними без всякой посторонней помощи захлопнулась входная дверь и щелкнули замки. На этаже в безуспешной попытке закрыть створки стоял лифт, освещая подъезд ярким люминесцентным светом.

- Три секунды до открытия ворот. - раздался все тот же монотонный голос откуда-то из-за спины. Роман обернулся и увидел молодого совсем еще парня, с длинными, непрочёсанными светлыми волосами, лениво посасывающего через трубочку ананасовый сок из пакетика. Ничего необычного или волшебного в парне не было, тысячи точно таких же ребят сидят в сотнях офисов по всему городу за компьютерами, бродят по улицам и занимаются обычными человеческими делами.

Ровно через три секунды, как и было обещано, свет льющийся из лифта мигнул и погас. Подъезд остался освещенным только тусклыми, запыленными, желтыми подпотолочными лампами накаливания.

- Вперед. - произнес Сергей и первым шагнул в шахту лифта.

- Давайте, ребята. - подбодрил братьев Семен Семенович.

Роман подошел к дергающимся дверям лифта, посмотрев вниз он увидел, что с обеих сторон створки были подперты пудовыми спортивными гирями.

- И где их только взяли посреди ночи? - подумал он.

Но невесть откуда взявшиеся в пустом подъезде гири были не самым странным, что увидел подросток. Там где должны были быть внутренности лифта, неторопливо кружилась сплюснутая по бокам черная как ночь воронка, состоящая из вязкого и густого тумана. Клочья тумана в некоторых местах лениво отрывались от поверхности воронки, на мгновение застывали в воздухе и также неторопливо втягивались назад.

- Не бойся. Безопасность гарантирую. - раздался подбадривающий голос Семена Семеновича. - Закрой глаза и просто шагни прямо в центр.

Рома так и сделал, закрыл глаза и сделал шаг вперед. В голове возникло на мгновение легкое кружение, затем в уши резко ворвался звук большого города. Открыв глаза, он увидел прямо перед собой огромное каменное здание. Именно каменное, не кирпичное, не блочное, а каменное. Здание длинной массивной стеной протянулось вдоль реки, которая тихо поплескивала за спиной. Справа нависала башня со всемирно известными часами.

Сергей, стоявший рядом, легонько подтолкнул его в плечо.

- Отойди от ворот, а то остальные свалятся тебе прямо на голову. Не хватало нам еще кучу малу перед входом устроить.

Ошарашенный и крутящий из стороны в сторону головой подросток шагнул в сторону к ограждению набережной. Полоска между зданием и рекой была очень узкой, ворота висели как раз посередине между стеной и рекой.

Из клубящейся воронки выпрыгнул Максим. Сергей вовремя за руку оттянул его в сторону, с разницей в секунду следом появился Семен Семенович.

- Вперед! - прокричал он на ходу.

Сергей перед тем как двинуться следом обернулся в сторону реки, сделал таинственный жест рукой и что-то неразборчиво прошептал. Поднявшийся невесть откуда ветер подхватил врата, поднял их вверх метров на десять и резкими рывками растрепав в клочья черный туман, из которого врата были созданы.

Четверка спешащих магов, двое из которых еще и магами то толком не были, проникла в здание интересным, но, судя по всему, казавшимся взрослыми спутникам вполне обычным, способом. Они прошли прямо сквозь стену, хотя неподалеку было что-то напоминавшее дверь.

Братья, когда их втолкнули в стену, почувствовали как казавшаяся монолитной кладка поддалась под человеческими телами. Вязкая словно густое желе субстанция на секунду окутала их, а потом с громким чмокающим звуком выпустила уже внутри.

Пройдя по широкому коридору совсем немного, они подошли к высоким деревянным дверям.

- Вроде успели. - Семен Семенович утер испарину со лба. - Там за дверью проходит большой совет, так что не удивляйтесь количеству народа. Руководит всем сам Король. От вас не требуется ничего сверхъестественного, просто расскажите, о том, что видели. Но будьте внимательнее, белые наняли для защиты Анастасии лучшего стряпчего, из серых. Он постарается вас запутать, будет пытаться вывернуть ваши слова так, что будет казаться, что вы свидетельствуете против себя и дружинников. Не поддавайтесь, просто шаг за шагом расскажите все что было, воздержитесь от лишних размышлений и предположений.

- Блин, чуть не забыл. Они же кроме русского языков не знают. Надо поправить. - всполошился Сергей.

- Еще английский знаем. - обиделся Максим.

- Этого мало, там маги из разных стран и каждый на своем говорить будет. Король, например, на шведском обычном вещает.

- Багонде! Багонде! - Семен Семенович сначала ткнул вытянутым пальцем в Романа, а потом в Максима.

- Готово. Теперь вы на любом языке и говорить, и понимать будете.

- И все? - удивился Максим. - Так легко? Да я только английский пол жизни учу и то с запинками говорю. Про произношение вообще молчу, от него моя учительница плакать хочет.

- Привыкай. Многие вещие теперь проще будут.


Двери тем временем плавно и величественно открылись.

- Роман Таманов!

- Иди. Зовут же. - Сергей подбадривающее постучал по лопаткам обомлевшего парня.

На ватных ногах подросток вошел внутрь. В тот момент он, конечно же, не мог оценить величие и красоту зала, а посмотреть там было на что. Стены были украшены темными деревянными панелями, по обеим сторонам прямоугольного помещения в несколько рядов расположились скамьи-диваны, отделанные зеленой кожей. Но самих диванов практически не было видно из-за плотно сидевших на них магов, они не только заняли все сидячие места, но и стояли в плечом к плечу в проходах, а также на балконах, нависающих вдоль стен.

Несмотря на явную переполненность помещения, люди безошибочно разделились на тех, кто бы одет в черное и тех, кто одет в белое. Первые были слева (и на диванах, и на балконе), вторые справа от входа. В проходах стояли также люди без цветовых отличий в одежде, как потом выяснилось это были дружинники, прибывшие поддержать попавших в переплет товарищей.

Прямо напротив входа посередине зала стоял стол, на нем стоял небольшой, окованный металлом сундучок. На сундучке лежали туго свернутые свитки.

По обе стороны стола, прямо напротив друг друга сидели с одной стороны Роман и Тимур, а с другой Анастасия и Николай. Колдунья всем своим видом давала понять, что ее оклеветали.


Позади стола на креслах с высокими спинками сидели советники короля, один в белой мантии, один в черной. Одеяние безошибочно выдавало их принадлежность к соответствующей палате сейма. Рядом с ними сидел человек в кольчуге, на согнутой в локте его руке разместился грейтхельм, массивный металлический шлем времен крестоносцев. Это был воевода дружины и правая рука Короля.

У дальней стены за креслами советников на возвышении стоял трон со спинкой, украшенной массивной золотой короной, в нем сидел абсолютно седой, морщинистый человек в доспехах и с огромным мечом, лежащим на коленях - Король. Старый человек сидел прикрыв глаза, словно он давно устал от всего происходящего в этом бренном мире и думал о вечном.

Король открыл глаза, пристально посмотрел на Романа, после чего мягким и добрым голосом произнес:

- Здравствуй, друг мой. Столько лет прошло с нашей последней встречи!

По залу прошел тихий гул, люди недоуменно оглядывались на соседей, в глазах читался немой вопрос:

- Кто этот начинающий маг? Сам Король называет его своим другом, но его никто и никогда раньше даже не видел.

Роман, разумеется, тоже не понимал, что происходит, он никогда раньше не видел этого старика:

- Здравствуйте. - заикаясь ответил он.

- Здравствуйте, Ваше величество. - поправил его Король.

- Здравствуйте, Ваше величество.

- Подойти к столу. Положи руку на свиток и расскажи нам все что произошло вчера.- потребовал советник, одетый в черное.

- Только учти, сынок, это свиток истины. Как только ты попытаешься солгать нам, рука, лежащая на свитке, воспламенится и мы узнаем, что ты говоришь неправду.

Один из магов в черном подошел и положил на край стола, на тот, что был поближе к юноше, нужный свиток.

Роман, немного напуганный, запинаясь начал свой рассказ. Он восстанавливал в памяти каждую подробность вчерашней ночи и следил, чтобы даже ненароком ничего не приукрасить. Он помнил о пугающей силе свитка истины и остаться с обгорелой рукой никак не хотел. Кто знает, смогут ли ее потом вылечить от ожога, пламя то явно не простое, а волшебное.

Роман рассказал, про оживших мертвецов, про людей в белом, собравшихся в подземном зале. Рассказал про то, что говорила в ту ночь Анастасия, про заговор и про то, как легко и скоро она приговаривала к смерти всех несогласных.

Зал несколько раз ахнул, особенно когда юноша рассказывал про Ивана, старика в белом и дружинника, распятого на решетке.

- Спасибо, мой друг. - произнес Король, после того как Роман закончил.

- Что ты теперь на это ответишь, змея? - пылающие гневом глаза Тимура и его тихий голос, давали понять, что пощады Анастасии ждать не приходится. - Требуем лишения флагистона для всех участников заговора. А еще требуем поручить серым розыск всех троих пропавших. Все расходы возложить на белую палату!

- Скажу, что все это ложь. - спокойно и не меняя выражения произнесла женщина, сидящая напротив. - А еще скажу, что это не я, а против меня устроили заговор. И ты, и ваши свидетели вы просто лжете!

- Но свиток правды! - произнес кто-то из зала, причем с белой половины, где должны были, по идее, сидеть сторонники Анастасии. - Мальчик не может лгать, когда его рука лежит на свитке!

- С ней все понятно. - раздался другой голос.

- Она заслуживает наказания!

- Не знаю кому как, но мне пока еще ничего непонятно. - со светлой стороны неторопливо встал пожилой мужчина в серой хламиде. Вся внешность его была излишне располагающей и положительной, такая бывает у профессиональных адвокатов или психологов.

Очевидно это и был стряпчий из серых, о котором предупреждал перед входом Семен Семенович.

- Истории известны случаи, когда свиток правды удавалось обмануть. Это всего лишь глупый предмет, пусть и наделенный сильной магией. Что бы свиток тебе поверил, достаточно только самому верить в то, что ты говоришь.

- Этот мальчишка слишком слаб, что бы наложить на себя такое заклятье. - разумно возразил один из советников Короля.

- Он, да. Но его друзья вполне могли. Все знают, что в дружине служат очень сильные маги, говорят, что даже самые лучшие, хотя я в это не верю. Такие маги могут все, ну или почти все. - пожал плечами защищающий Анастасию волшебник. - И уж точно заклинание ложной правды им будет по силам.

- Можете проверить, на него никто не накладывал никаких заклятий. - уверенно заявил Андрей и откинулся на спинку дивана.

- Можем и обязательно проверим. Когда будет нужно. Но пока, кто-нибудь может мне сказать, сколько времени следы от заклятья ложной правды хранятся в том, на кого его наложили?

- Месяца три, не больше. - выкрикнули с черной половины.

- Три месяца. - уверенно сказал Андрей.

- Так. Прошу запомнить, что этот дружинник хорошо знает, сколько времени нужно что бы следы заклятья нельзя было обнаружить.

- К чему вы клоните? - напрягся Тимур.

- Не торопитесь, спешка здесь ни к чему. А сейчас у меня вопрос к мальчику. Когда вы познакомились с этими людьми? - маг показал рукой на Андрея и Тимура.

- Вчера ночью в подземелье.... - начал было Роман, но его перебил мужчина в сером.

- Точнее нет, когда вы в первый раз увидели этих людей?

- Его вчера, а Андрея весной... - подросток вдруг понял к чему сейчас приведет его ответ, но не сказать правду не мог.

- Великолепно. То есть больше чем три месяца назад?

- Да, но...

- Не надо но. - у меня все, Ваше Величество.

Рот Тимура открывался как у рыбы, выброшенной на берег.

В зале начался шум и кавардак.

- Теперь все понятно!

- Они внушили ему то, что он должен был рассказать нам сегодня!

- Это ничего не доказывает!

- Зачем это нужно дружинникам?

- Нужно проверить самих дружинников на правду!

- Доказательств нет никаких!

- Так любого из нас можно оклеветать!

- А что с пропавшим дружинником? Белые должны за это ответить!

- Кто сказал, что виноваты белые?

- Доказательств нет!

- Просим перерыва на пять минут! - наконец выговорил Тимур.

- Просьба удовлетворена. - скучающим голосом произнес Король.

В стенах зала, прямо за диванами разместились две потайные двери, ведшие в комнаты обсуждений. Для каждой из сторон спора была выделена своя комната.


В правой комнате угрюмо и молчаливо сидели дружинники и Роман. Максим, Семен Семенович и Сергей оставались в общем коридоре, в зал их пока не приглашали.


В левой комнате напряженно постукивая ногтями по лакированному полу сидела Анастасия, Николай, стряпчий из серых и еще двое белых.

- Нужно просить о голосовании прямо сейчас. - убеждал стряпчий.

- Почему сейчас? - Анастасия не понимала замысла своего защитника.

- Если мы заявим об этом сейчас, то против тебя наберется меньше десяти процентов голосов. Я уверен в этом. А что бы лишить тебя флагистона нужно как минимум пятьдесят! Ты избежишь наказания.

- Меня не за что наказывать!

- Ну конечно. - с медовой улыбкой сказал серый, было очевидно, что он ни на секунду ей не верит.

- А что с дружинниками? Мне нужно что бы их обвинили сегодня!

- Если голосование будет сейчас, то против них наберется около двадцати процентов голосов не больше, а может даже меньше. Их тоже отпустят. Собравшиеся не уверены ни в чем и не будут готовы кого-то обвинить и обречь на лишение флагистона.

- Мне нужно хотя бы тридцать против дружинников!

- Зачем? - удивлению защитника не было предела. - Этого мало что бы их наказали! Они спокойно покинут заседание даже если будет сорок. Нужно пятьдесят не меньше!

- Если против них наберется хотя бы тридцать, я потребую испытания поединком!

- Это смертельно опасно!

- Если мы победим в поединке, то с дружиной будет покончено навсегда. Победивший признается единственным правым в споре, как бы раньше ни проголосовал совет. Победитель всегда прав - это традиция и в нее испокон веков верит весь магический мир. А значит все поверят, что они напали на мой дом и моих людей. Напали без повода и причины! Дружинникам перестанут доверять, Король будет вынужден распустить своих псов.

- Но что будет потом, когда дружины не станет?

- Это уже не твое дело, серый! Дай мне тридцать процентов против дружинников или не получишь ни копейки за работу!

- Ну это мы еще посмотрим! Твой контракт с Орденом охотников ничего не говорит про тридцать процентов.

Анастасия подошла вплотную и сверху вниз в упор посмотрела на стряпчего.

- Это я тебе гарантирую. Я меняю условия контракта. Делай свое дело! Мне нужно все или ничего! - сказав это она направилась к двери.

- Ты играешь в опасную игру, колдунья.

- Я готова рисковать.

- Хорошо. - подумав сказал серый. - Но если ты хочешь тридцать, то мне нужен будет Иван. Тот самый, из подземелья.

- Не было никакого Ивана. Они все выдумали. Ты забыл, серый?

- Нет, Иван есть. Но он не был вчера ни в каком подземелье и должен это подтвердить на свитке истины.

Анастасия задумалась:

- Хорошо, Иван будет. Но будь осторожен, серый. Если его начнут проверять, все будет потеряно. Сделать то, что ты просишь, не оставив следов мы не успеем.

- Тебе же нужно все или ничего? Мы должны рискнуть, других шансов нет.

- Николай, ты знаешь, что нужно делать. - она отдала приказ и вышла в зал.

- Просим пригласить второго свидетеля! - попросил Андрей, когда заседание продолжилось после перерыва.

- Это брат первого? - зевая спросил стряпчий.

- Да.

- Он может сказать что-то новое присутствующим?

- Нет, он может подтвердить сказанное ранее.

Серый метнул острый взгляд на Николая, тот тайком показал растопыренную пятерню, давая понять, что нужно хотя бы пять минут.

- Не возражаю. Приглашайте.

- Приглашается Максим Таманов.


- Здравствуй, враг мой. - второй раз удивил всех за ночь Король.

Сначала друг, потом враг, кто были эти подростки, которых и магами то можно было назвать с натяжкой?

- Здравствуйте.

- Здравствуйте, Ваше величество. - поправил его Король.

- Здравствуйте, Ваше величество.

- Положи руку на свиток и расскажи нам все что произошло вчера в подземелье. Только помни, это свиток правды! Любая ложь проявится немедленно!

Последующий рассказ, как две капли воды был похож на объяснения Романа. Когда Таманов младший закончил, серый взглянул на Николая и увидев подтверждающий взгляд встал.

- Что нам дали эти показания? Ничего. Абсолютно ничего. Мальчишки как попугаи повторяют вбитые им в головы фразы.

- Клевета! - возмутился Андрей.

- Успокойтесь, молодой человек. Я не перебивал вашего свидетеля, а теперь дайте и мне сказать. Я не возражал против выступления этого мальчишки только потому, что хотел, чтобы у всех у вас в памяти освежились детали их занимательной истории. Теперь все помнят рассказ до мельчайших подробностей. Все помнят, что в рассказе был упомянут некий Иван, которого моя подзащитная якобы приговорила к смерти вместе еще с двумя магами?

Увидев кивающие головы стряпчий продолжил:

- Уверен, многие из белых даже помнят эту историю, когда белый маг якобы проигрался серым и те угрожали лишить его флагистона. Как представитель Ордена Охотников могу заявить, что никакого проигрыша не было и что сама идея о том, что наше братство может забрать за долги у мага флагистон абсурдна.

Скептические улыбки показались на лицах сидящих в зале.

- Но мы собрались сегодня не для того что бы обсуждать Орден Охотников! Думаю, многие знают о каком именно Иване идет речь? Верно?

- Да уж, верно. - раздалось с белой половины.

- Пригласите Ивана Уханова. Это наш свидетель!

В зал вошел плотный, невысокий человек с рыжими, растрепанными волосами, выглядевший так, словно его только что подняли с постели.

- Да, это он. - подтвердили из зала.

- Ребята точно описывали именно его.

- Возложите руку на свиток правды и расскажите, что вы делали вчера вечером.

- Вчера вечером я был дома с женой и детьми.

- Жена и дети могут подтвердить это?

- Да, они могут подтвердить, если нужно. Но они обычные люди и не знают, что я маг. Я бы не хотел, чтобы их сюда вызывали. Прошу учесть мою просьбу, если можно конечно.

- Вы не были вчера случайно в подземелье?

- В каком еще подземелье?

- Когда вы последний раз видели эту женщину?

- Анастасию? Лет пять назад.

- Что и требовалось доказать! Все что было рассказано ранее свидетелями дружины чистая ложь! От первого до последнего слова! Они неоправданно вторглись в частные владения, сожгли дом уважаемой Анастасии и чуть не лишили жизни ее товарищей!

Зал замолк словно оцепенев.

- Но почему свиток истины не выявил ложь в словах этих мальчишек, спросите вы? А потому что они верили в то, что говорили! Искренне верили! Некий Андрей, с которым они познакомились 'случайно' весной, наложил на них заклятье ложной правды или еще что-то похожее! Вы спросите зачем это было нужно дружинникам? Не знаю! Возможно у них давние счеты с Анастасией или им просто не нравятся ее смелые и прогрессивные взгляды. Сама дружина хорошо известна своими консервативными подходами ко всему. Но не это главное сейчас! А главное то, что никто больше в нашем мире не сможет спать спокойно зная, что те, кто должен охранять спокойный сон, могут без зазрения совести вломиться в любой дом, могут без какой-либо причины покалечить или убить любого мага или их близких!

- Ложь и ты знаешь об этом! - скрипя зубами с угрозой в голосе проговорил Тимур.

- Ваше величество, прошу объявить голосование! Я от имени белой палаты обвиняю дружинников Андрея и Тимура, а также всех, кто был вчера с ними, в нарушении закона о ненападении на магов. Обвиняю в нарушении прав магов на частную жизнь и на неприкосновенность имущества! Я требую в качестве наказания лишить флагистона всех, кто принимал участие в нападении! Когда они перестанут быть волшебниками, то уже никому не будут угрожать и весь наш мир вздохнет с облегчением.

- Не дождешься, серый!

- Чтобы у дружинника отобрали флагистон?

На середину зала выскочило с десяток человек - черные и дружинники. Поднялся со своего места и глава дружины.

- Вы готовы не подчиниться решению большого совета? - вкрадчиво спросил стряпчий.

- Мы готовы подчиняться только справедливому решению! - гневно произнес командир дружинников.

- Если они сейчас сцепятся с нами, это буде даже лучше, чем я рассчитывала. - Анастасия прошептала на ухо сидевшего рядом Николая.

- Я прямо вижу заголовки газет - 'Дружинники напали на совет', 'Король больше не контролирует дружину, что дальше?'. - ведьма тихонько засмеялась.

- Сядьте все! - потребовал Король. - И замолчите. Объявляю голосование.

Зал закипел, словно пылающую головешку кинули в чан с водой.

- Сядьте! - потребовал Король и возмущавшиеся нехотя подчинились.

- Жаль, что он смог успокоить их. - прошептала Анастасия и потом спросила у серого. - Сколько у нас шансов?

- Против них думаю будет от сорока до шестидесяти. Против тебя сейчас только глупец или фанатик будет голосовать. Не больше процента. А все могло бы быть иначе, если бы кто-то был умнее и догадался проверить Ивана на заклинание ложной памяти, вы же именно его применили?

- Да ты что, он правду рассказал и ничего кроме правды.

- Именем Короля объявлено голосование. - произнес один из советников и потянулся к сундучку, стоявшему посреди стола.

- Я готова дать показания против Анастасии. - неожиданно с дивана белых встала маленькая, худенькая фигурка в капюшоне. Подойдя к столу и сняв капюшон, она положила руку на свиток истины.

- Ты???? - голос Анастасии выражал неподдельное смущение и удивление. - Сестра, ты???

Не меньше Анастасии удивились и братья Тамановы, возле стола стояла их одноклассница, Вера Кислицина.

- Я. То, что ты моя двоюродная сестра, ничего не меняет. После того, что ты хотела сделать вчера, ты должна стать обычным человеком. Пока в тебе есть хоть капля флагистона ты продолжить сеять раздор и смуту в нашем мире. Так дальше продолжаться не может.

- Я уничтожу тебя. - прошипела Анастасия.

Дар речи пропал даже у стряпчего, ситуация развивалась слишком стремительно.

- Да я была вчера в подземелье. Подтверждаю, что моя сестра готовила заговор. Подтверждаю каждое слово, сказанное свидетелями дружины. Это я помогла Роману и Максиму выбраться и подала сигнал дружине. Иван действительно был с нами, и действительно Настя приговорила его к смерти. Уверена, если проверить его, то выяснится то, что совсем недавно на него наложили заклятье ложной памяти. Готова поручиться, что он не был вчера дома с детьми и женой. - выпалила решительно Вера и также решительно села на свое место.

- Проверить его!

- Привести его семью и допросить их!

- Если нужно и их проверить!

- Ле Упу Мони! - Командир дружинников лично подошел к Ивану и произнес заклинание. - А теперь расскажи нам правду.

- Вчера мы пришли в лабиринт на обычное собрание. Начало было ничем не примечательным, Анастасия, как всегда, говорила про решительные действия, про то что нельзя больше ждать. - голос говорившего был бесцветным и скучным, это действовало волшебство, заставлявшее его говорить правду.

- Потом вдруг она хотела заставить нас поклясться в верности на крови. Это было явным перебором и я начал возражать. Меня лишили возможности двигать и говорить. Я упал и ударился. Больно ударился. Могу даже синяки показать. Нужно?

- Не нужно, продолжай.

- Потом возражал еще кто-то, его тоже заколдовали. Потом кого-то внесли и Анастасия говорила, что он приговорен и его кровь скрепит наше братство.

- Что значит кто-то? Кого-то? Говори кто это был! - заревел командир дружинников.

- Я не видел, я лежал спиной ко всем.

- Что было потом?

- Потом начал падать потолок и меня унесли.

- У меня есть шансы? - Анастасия была бледнее мела и прошептала это еле слышно.

- Нет. Сейчас нет. - отрицательно покивал головой стряпчий и уже громче на весь зал произнес:

- То есть вы не можете утверждать, что тот, кого принесли в зал, был дружинник по имени Владимир?

- Нет.

- Теперь вопрос к Вам, милая леди. Вера, кажется, вас зовут?

- Да, Вера.

- Вы знакомы с братьями Тамановыми?

- Какая разница? - девушка возмущенно встряхнула короткострижеными волосами.

- Отвечайте!

- Да. Мы учимся в одном классе. Но все что я сказала правда! Готова на любую проверку.

- Вечер сегодня уже показал нам, что даже надежную проверку можно обмануть. Мы помним и первые показания Ивана, и то, что дружинники заколдовали три месяца назад этих бедных братьев Тамановых, чтобы те обвинили Анастасию.

- Что ты несешь, серый?

- Никто не заколдовывал братьев!

- Это вы заколдовали Ивана!

В зале раздавались крики, свист и топот. Черные требовали немедленного голосования. Белые в замешательстве смотрели друг на друга. Если то, что рассказала Вера было правдой, то вчера ночью могло произойти действительно страшное и виновнику заговора не было места в магическом сообществе.

Однако части волшебников все еще казалось очень странным, что все свидетели дружинников так хорошо знали друг друга. Было ли это случайностью? Или частью какого-то направленного против белых злонамеренного плана?


- Нет ни одного доказательства вины Анастасии. Никто не пострадал вчера. А был ли дружинник в подземелье это большой вопрос! Требую немедленного голосования по вопросу виновности моей подопечной! - продолжал стряпчий.

- Поддерживаю! Хватит уже переливать из пустого в порожнее, все доказательства на лицо. - поддержал Тимур.

- Что ты делаешь? Они же все против меня сейчас... - Анастасия растерянно откинулась на спинку дивана.

- Пока еще не все. Но если ЭТО продолжится, то через десять минут в зале не останется никого кто тебя поддержит. Совсем никого. - серый говорил тихо, что бы его слышала только сидящая рядом колдунья.

- Почему?

- Потому что они применят заклинание правды к Вере, а потом и к Николаю. Все знают, что он твой помощник и может много знать. А потом допросят и тебя. Представляешь, что вы расскажете уважаемому собранию?

- Может ты и прав, серый. А ведь я так была близко к своей цели. Еще несколько минут и мы бы разобрались с этими дружинниками, если бы не эта дрянная девчонка. Нам надо было всего несколько минут...

- Пора заканчивать. Голосуйте сразу по обоим вопросам и о виновности колдуньи, и о виновности дружины. После голосования совет закончен, расходитесь. Обвиняемые и свидетели не голосуют. - произнеся это, Король встал и вышел из зала.


Голосование было организована с присущей магам изобретательностью. Из сундука, стоящего на столе, достали листочки бумаги. На каждом было изображение трех обвиняемых - Анастасии, Андрея и Тимура. Напротив каждого нужно было поставить виновен или невиновен. После чего бумажку можно было выкидывать, а можно было оставить себе на память. Выбор каждого волшебника засчитывался сразу, как только он вписывал его на бумажку.

Не менее изобретательно отражались и результаты. Над пустым троном появились фигурки всех троих обвиняемых. Над каждой были по две цифры ноль, одна светилась синим, другая красным. Синяя показывало то, сколько процентов собрания проголосовало за невиновность того или иного обвиняемого. Красная говорила, сколько процентов считает мага виновным.

Волшебники начали голосование. Одни писали открыто, кто-то делал выбор прикрывая бумажку ладонью. Другие выходил из зала и голосовал уже из коридора.

Цифры над изображениями начали меняться.

Над фигурками Андрея и Тимура росли стабильно только синие цифры, а красные оставались со значением ноль. Никто уже не верил в виновность дружинников. Интереснее было следить цифрами над фигурками Анастасии.

Затаив дыхание все, включая саму ведьму, смотрели на цифры над ее изображением.

Красным 10%:10% Синим

Красным 15% : 14% Синим

Красным 20% : 19% Синим

Красным 30% : 25% Синим

Красным 34% : 33% Синим

Красным 38% : 41% Синим

Красным 45% : 45% Синим

Красным 47% : 48% Синим

Красным 49 %: 51% Синим

- Невиновна. - утерев пот со лба произнес стряпчий. - Всем спасибо. Как приказал Король - расходимся.

Анастасия, не веря своей удаче, обвела взглядом оставшихся в зале магов. Она была на волосок от полного краха и чудом спаслась. Большая часть проголосовавших уже ушла. Совет был закончен. Взгляд ведьмы упал на Веру и загорелся злобным огоньком, она явно не собиралась прощать предательства.

- Я требую проведения испытания поединком! - ошарашенный итогом голосования Тимур выпалил на одном дыхании. - Виновная в похищении моего друга не должна уйти от справедливого наказания!

- Ты понимаешь последствия своего требования, парень? - защитник с недобрым прищуром смотрел на дружинника.

- Мы знаем закон, серый. Мы знаем последствия. - плечом к плечу с Тимуром встал Андрей. - Если мы будем повержены, то все обвинения этой ведьмы против нас будут считать правдивыми. Если мы после этого чудом останемся живы, то нас приговорят к лишению флагистона. Но мы победим, правда всегда побеждает в поединке - это закон.

- Рано победу празднуете. - прошипела злобно Анастасия.

По итогам голосования у нее не было права требовать дополнительного испытания. Ей повезло сегодня, враги сами вырыли себе яму. Что ж, на этот случай у нее как раз есть план.

- Прошу вызвать Короля, господа советники. Условия поединка должен утверждать именно он и только он. - потребовал серый.


- Что еще? - недовольный Король, опираясь на меч, вошел в зал только спустя пол часа.

- Дружинники требуют проведения поединка. - объяснил один из советников.

Пришедший посмотрев на итоги голосования и подытожил:

- Имеют право. Условия?

- Наши условия - поединок один на один.

- Ты хочешь сражаться с женщиной, воин? - вкрадчиво спросила Анастасия.

- Если боишься можешь лично не участвовать. Назначай любого бойца за себя, мы не откажемся от вызова кем бы он ни был!

- Я не боюсь и приму участие. Ни за что не упущу случая лично доказать всем, что меня оклеветали. Надеюсь, бой с женщиной добавит чести дружине. Это следующий шаг в вашем падении после нападения на меня и моих людей пошлой ночью.

- Согласен на твои условия. - Тимур почти прокричал в бешенстве, он не привык спускать оскорбления. - Озвучивай!

- Все слышали? Мы назначаем условия поединка. - ведьма торжествовала.

- Озвучивай условия. - дружинник скрежетал зубами.

- Трое на трое. Каждая из сторон выбирает бойцов противника, но только из присутствующих в этом зале. Если одна из сторон откажется от выбора дуэлянтов, то это делает за них вторая сторона.

- Утверждаю. Выбирайте бойцов и расходитесь. Место и время поединка - этот зал, ровно через пять суток. Я все сказал. - Король второй раз за вечер покинул зал.


Воцарилась кладбищенская тишина.

- Ну, что колдунья. Теперь не отвертишься. - вперед вышел Тимур. - Выбираем тебя. И Николая. Третьего можешь выбрать сама, не хочу брать грех на душу. Сама выбери, кто примет твою сторону и вместе с вами ответит за все преступления, совершенные тобой и Николаем.

Рядом с Тимуром встал Андрей и еще десяток молодых, решительно настроенных дружинников и волшебников в черном. Все они готовы были участвовать в поединке и ждали, когда настанет черед белых выбирать себе противников.

- Я выбираю третьим его. - палец Анастасии ткнул на сутулую фигуру, сидевшую на белой половине.

Фигура чертыхнулась, сняла капюшон с головы и подошла. Присутствующие оценили выбор. Это был Эльбрус, гордый воин и могучий маг, родившийся в середине девятнадцатого века где-то в высокогорном ауле Кавказа. Но главное было даже не то, что он был сильным магом, главным было то, что он обладал бесценным опытом участия в поединке. Среди живших сейчас волшебников таких больше не было. Разрешение споров таки способом было очень редким событием. Эльбрус же не только участвовал в битве за правду, но умудрился выйти победителем. Это произошло в далеком 1908 году в окрестностях реки Нижняя Тунгуска. Десять магов сошлось в смертельной схватке. Пять с одной стороны, пять с другой, а выжил и победил только Эльбрус. Покореженная, разорванная тайга вот уже почти сто десять лет хранила следы его победы и подтверждала насколько серьезным для участников могли быть последствия.

После назначения третьего бойца, тревога отразилась на лицах магов-добровольцев от черных, некоторые даже поспешно вышли из зала давая понять, что не готовы участвовать.

- А теперь самое интересное. Выбор наших противников. - мурлыкала Анастасия. - Выбираю тебя.

Ее палец ткнул в грудь Андрею. Тот с удовольствием шагнул вперед.

- Про меня не забудь. - поднял руку Тимур.

- Отстань дружинник, ты мне не интересен более.

Волшебница пробежала глазами по лицам присутствующих, словно ища кого-то.

Тимур сначала покраснел от гнева, вызванного оскорбительной речью колдуньи, а потом страшная догадка о том, что сейчас может произойти, посетила его. Кровь отлила от лица.

- Да-да, ты все правильно понял - словно невзначай прошептала волшебница. - Второй будешь ты сестренка.

Палец ткнул в грудь Вере.

-Это бесчестно! - просипел Тимур.

- Причем здесь честность? Это поединок! Забыл, что говорят традиции и закон? Даже слабый маг, если он прав, победит. Ты же уверен в своей правоте? Тогда тебе нечего бояться!

- Последним будешь ты.

Все остававшиеся в зале ахнули. Палец Анастасии ткнул в грудь Роману.

- Возражаем. Выбери другого участника. - потребовал старый седой маг из белых.

- Это неравный поединок!

- Поздно возражать. Правила утверждены самим Королем. Все участники назначены согласно этим самым правилам. Встретимся через пять дней!

С развевающимися фалдами длинного белого плаща Анастасия словно ураган пронеслась по залу. Двери за ней захлопнулись с такой силой, что снаружи послышался звон разбитого стекла.

>> К СОДЕРЖАНИЮ <<


Глава 5. Начало путешествия




- Ну как? Что-то новое узнать получилось? -Роман с надеждой посмотрел на брата, который ненадолго уходил в дом, чтобы послушать о чем говорят взрослые.

Сейчас оба сидели во дворе на бревнышке в тени того самого деревенского дома, где располагался штаб дружины. Был полдень.

- Немного. Главное, к чему они пришли, это то, что с таким количеством флагистона тебя даже учить смысла нет. При текущем раскладе не то что победить, а даже выжить шансов у вас троих практически нет. Ну и всем им понятно то, что спрятать тебя и попытаться сорвать поединок тоже нельзя.

- Почему?

- Если поединок сорвется по нашей вине, засчитают проигрыш. Всех участников с нашей стороны объявят вне закона. А это значит, что на вас и всех тех, кто напал в тот день на дом Анастасии, откроют настоящую охоту.

- Белые?

- Не только. На тех, кто вне закона, нападать может любой. Это не запрещено, наоборот - поощряется. Обязательно появится очень много желающих поживиться дармовым флагистоном.

- Здорово то как... - покусывая былинку, пробурчал старший брат.

В течение всей первой половины дня лучшие боевые маги дружины, включая Тимура, пытались хоть чему-то научить парня. Он довольно быстро научился ставить простенький магический щит-сферу и бросать огненные шары. На этом все и закончилось. Щит его мог сдержать только небольшие камни, кинутые метров с десяти. Как только прилетало что-то посерьезнее, защита рассыпалась на осколки с громким звоном битого стекла. Огненные шары, выпускаемые им, могли поджечь только пучок сухой травы. С более серьезной задачей не справлялись и гасли, шипя словно костер, заливаемый огнем.

- Этож надо так попасть.... Еще и Вера во все это влезла...

- Говорят, что силы у твоей Веры более-менее хватает. Она хотя бы какое-то время сможет выстоять в отличии от тебя. Ее дружинники сейчас на заклинания натаскивают. С этим проблем нет. Голова у всех сейчас болит о том, как для тебя флагистона добыть.

Веру обучали на поле за деревней те же учителя, что пытались обучить Романа. Как выяснилось она уже семь лет как практикующая ведьма, поэтому ее уроки проходили куда как успешнее.

Оттуда, где тренировалась эта хрупкая девочка, периодически раздавались раскаты, грохот, а иногда такие яркие вспышки, что их было отчетливо видно даже в яркий солнечный день.

- Значит, только я слабое звено? Сколько, кстати, сейчас времени?

Максим посмотрел на смартфон.

- Пол второго доходит.

- Давай сбежим, а? Только время здесь теряем. Поймаем машину до города, поедем к Татьяне Владимировне, а потом к ее мужу. Мы же обещали. Потом поедем домой, завтра папа из командировки приезжает. Ты со мной?

- Обижаешь.

Братья быстрыми шагами пошагали через деревню к большой асфальтовой дороге.

Вскоре их догнал Андрей и молча пристроился рядом. Он сразу понял, что Роман решил сбежать, но возражать не стал. Если дружинники ничего не придумают, то не было никакой разницы, где браться проведут ближайшие дни, здесь или у себя дома. Просто от торчания рядом со штабом флагистона точно не прибавится.

Однако отпустить ребят одних он тоже не мог. Все маги понимали, что сторонники Анастасии могут попытаться сорвать поединок. И обязательно сделают это так, чтобы официально виноватой в срыве была другая сторона. Легче всего это было сделать, разумеется, с помощью Романа. Вот и получается, здесь ли, дома ли, но за подростками нужно было присматривать.

Когда вышли на дорогу и стали ловить машину, со стороны деревни безумно размахивая крыльями примчала большая, коричневая, хищная птица, которая ударившись о землю превратилась в хмурого Тимура.

- Удрать, значит, решил?

- Решил.

- Может и правильно сделал. Но ты уж не обессудь, мы с Андрюхой с тобой побудем.

- Ок. Как скажете.

- Может я по-быстрому привратника кликну? Он нам куда надо врата подвесит. Зачем нам по дорогам трястись и время терять?

- Я бы лучше на машине прокатился, торопитьс- то некуда.

- Сейчас решим.

Дорога как назло была безлюдной в обеденный час. Но скоро из деревни, раскачиваясь на ухабах грунтовки, вылез невесть откуда взявшийся микроавтобус хундай. Он словно по заказу остановился напротив ожидавших машину людей.

- До города возьмете? - Максим, открыв дверь рядом с водителем, почти наполовину влез в салон.

Водитель молчал.

- Конечно возьмет. - подмигнул братьям Тимур. - Зря что-ли мои ребята его послеобеденный сон прервали. Еле этого лентяя из дома выдернули и за руль посадили!

Стало понятно, что совсем не случайно такой удобный для путешествия транспорт вдруг оказался рядом.

Все вчетвером устроились на удобных, широких диванах.

- Куда едем? - спросил водитель словно заправский таксист.

- В город. Кремлевская 25. - не задумываясь назвал адрес Роман.

Быстро набирая скорость, микроавтобус помчался в сторону Казани.

Подъехав к нужному дому, Хундай припарковался прямо под знаком остановка запрещена. Водитель, обернувшись, посмотрел на пассажиров с немым вопросом:

- А теперь что делать?

- Сиди, сиди пока. - успокоил его Тимур и обратился к Тамановым. - Что вы здесь забыли то? Живете же вроде в другом конце города?

- У нас здесь друзья. - скрытный по своей природе Максим не спешил раскрывать подробности.

- Ну друзья так друзья. - вы идите с Андрюхой тогда, а я снаружи за домом посмотрю.

- С Андреем идти? А это обязательно? - Роман судорожно думал, как будет представлять хозяйке своего нового товарища. Похоже, эти нехитрые мысли и сомнения отразились на его лице, молодой дружинник хитро подмигнул.

- Да, ты не переживай, я тихонечко, меня видно не будет.

После чего передвинул ближе ко лбу свою кольчужную шапочку, торчавшую до этого на макушке ближе к затылку, и пропал из виду.

Братья приехали к Татьяне Владимировне чуть раньше назначенного времени. Хозяйка тут же усадила гостей за стол пить чай с разнообразными вареньями-печеньями. А сама шуршала чем-то в соседней комнате. Собиралась.

Андрей, оставаясь невидимым и стараясь не шуметь, увлеченно рассматривал фотографии на стенах. В один момент он застыл, словно прислушался к чему-то, потом подошел ближе и нагнувшись близко-близко к ребятам произнес:

- Белые пожаловали. Как только вычислили... Тимур ребят из моей пятерки вызвал, постараются увести этих отсюда. Если получится, нам нужно будет быстренько улизнуть. Вы скоро заканчиваете тут?

Тем временем аккуратно причесанная и нарядно одетая Татьяна Владимировна вошла в комнату, в руках у нее был неизменный длинный мундштук с дымящейся сигаретой.

- Что-то такси не перезванивает. Ну ничего, сейчас другое вызовем.

- Скажите, что машина уже ждет. - еле слышно сказал ребятам невидимый Андрей.

- Мы на такси приехали, оно ждет нас внизу.

- Вот как хорошо сложилось. Идемте тогда быстрее.

На улице братья убедились, что их ожидает машина ярко-желтого цвета с шашечками. Видимо заказал предусмотрительный Тимур.

Такси тронулось и помчало по городу. Казалось, что кто-то волшебной рукой включил на пути зеленые светофоры и убрал с дороги все пробки.

Всего за пять минут дорога привела к высокой красно-желтой стене с широкими, закрытыми сейчас воротами. Рядом с воротами притаилась невысокая, но прочная калитка. Это был вход для посетителей.

- Вот здесь он и живет теперь мой Сашенька. - женщина платочком промокнула слезу, но быстро собралась.

Зайдя на территорию, посетители зашагали через тенистый зеленый садик к стоявшему в удалении зданию.

Татьяну Владимировну в больнице все хорошо знали, еще бы столько лет она была здесь постоянным посетителем. Персонал был вежлив, обходителен. Пропуска оформили быстро на всех троих. Андрей оставался невидимым и избежал оформления.

Двое санитаров проводили гостей на второй этаж. Нужная палата была в самом дальнем конце коридора. Проходя мимо закрытых дверей с узенькими окошками Роман в каждой второй видел внимательные и часто безумные глаза, буравящие словно сверла идущих людей.

В середине пути они услышали бешеный и раздирающий уши крик.

- Демоны! Мучителиии.... Хватит! Вон! Вон отсюда!

Послышался глухой удар тяжелого предмета о стену.

- Господи, за что все это... - вскинула руки к лицу Татьяна Владимировна. Она узнала голос мужа.

- С утра вроде тихий совсем был. - деловито сказал санитар. - Теперь вряд ли скоро успокоится.

- Зря я вас сюда привела - размазывая по щекам слезы прошептала пожилая женщина и ускорив шаг почти побежала к двери в конце прохода. Братья пошли за ней. Оставить здесь старушку одну без поддержки было бы неправильно, да и увидеть хозяина дневника тоже очень хотелось.

Тем временем Татьяна Владимировна добралась до нужной двери и прильнула к окошку.

- Сгинь ведьма! И ты меня мучать пришла?

- Что ты, что ты Сашенька! Какая ведьма, это же я, твоя Таня. - заливаясь слезами бормотала старушка.

- Я знаю, кто ты на самом деле! Я все вижу! Меня не обманешь!

Житель комнаты бушевал не на шутку, но тут через окошко в двери за плечом жены он увидел братьев от чего поутих и прильнул к стеклу. Тамановы смогли разглядеть наконец человека, о котором думали и говорили все эти месяцы. Длинные, совсем седые волосы обрамляли изборождённое глубокими морщинами лицо, тонкие губы были сжаты в ниточку, серые, выцветшие глаза, с желтыми белками были словно пустыми и лишенными жизни.

- Это еще кто? Зачем ты их сюда притащила? - в голосе слышался неприкрытый испуг.

- Это мои новые друзья, Саша. Эти ребята нашли одну вещь. Твою книжку записную. Помнишь ее? Я привела их, чтобы они могли тебе ее вернуть.

Братья подошли ближе и увидели два отчаянных глаза человека, который лицом плотно прильнул к крепкому стеклу.

- Нашли? Я ничего не терял...

Роман поднес к окошку блокнот:

- Вот, это ваше. Вы забыли его в пещере.

- В какой пещере? Нет, это не мое.... - неуверенно пробормотал больной, но глаза его просто прилипли к тонкому томику в руках юноши.

- Полистай, полистай страницы, пусть увидит свой подчерк. - подсказала старушка.

Роман поднес блокнот еще ближе и начал неторопливо переворачивать страницы.

- Еще, еще... Поближе. - как зачарованный шепелявил старик в окошке, он явно узнал книжку. - Как же давно это было...

Казалось, что Александр полностью пришел в себя. Узник палаты сейчас стал выглядеть обычным, нормальным человеком. Только старым и очень уставшим. Но длилось это всего одно мгновение.

- Пошли прочь, демоны! - старик отпрыгнул от двери и как заведенный начал бегать по пустой палате широко раскинув руки, словно пытаясь поймать кого-то. - На! На!

Сумасшедший размахивал руками и ногами, круша несуществующих врагов.

За спиной посетителей раздались тяжелые и неторопливые шаги. К ним по коридору ничуть не скрываясь шел Тимур в своем необычном шлеме на голове и с молотом, лежащем на плече. Как ни странно, ни санитары, ни другие больные его словно не видели и не слышали.

- Ну и помотали меня эти белые. Еле избавились. Упрямые жуть. Завели их до самой марийской тайги и там плутать по ложному следу оставили.

Его громкий бас эхом разнесся по пустому коридору и напугал старика в палате. Александр отбежал в дальний угол и спрятался за спинку кровати.

- Что тут у вас происходит?

- Чего тут только не происходит. - вполголоса с усмешкой начал объяснять невидимый Андрей. - Это же лечебница для душевнобольных. Нашему пациенту вон демоны мерещатся. Что его соседи видят - не знаю. Но тоже наверняка что-то интересное.

- Ну ка подвинься малец.

Тимур отодвинул Романа, все еще стоявшего у окошка, и заглянул внутрь.

- Не мерещатся они ему... Их там действительно полная палата.

- Да ладно? - удивился Максим.

- Да точно есть. Это вархалы. Слабенькие, но жутко надоедливые бесенята. Нормальному магу с ними справиться раз плюнуть, но обычного человека они легко могут довести до безумия. Откуда же их здесь столько? И самое главное чье подлое заклятье сделало их невидимыми?

- Джии аппка! - Тимур произнес заклинание и трижды щелкнул пальцами. Каменными статуями застыли неподвижно оба санитара и несчастная жена безумного обитателя палаты.

- Пусть постоят пока.

После чего дружинник медленно провел ладонью перед глазами Романа, потом Андрея и Максима.

- Декха Унукос!

Словно пелена спала с глаз у тех, на кого направил волшебник свое колдовство.

В палате действительно было полным-полно страшных, огненно красных существ. Самые крупные были ростом до полуметра, самые мелкие всего с большой палец руки. Хоть размером дьяволята и были разные, но выглядели абсолютно одинаково - маленькие человечки, с тощим тельцем и длинным хвостом, голову украшали маленькие рожки и бороды.

Вархалы качались на забранной под решетку лампе под потолком. Сидели на подоконнике, на кровати, на полу. Один особо наглый сидел у бедного старика прямо на голове, при этом одной рукой тянул его за волосы, другой бил по уху. Тот, кого считали сумасшедшим, пытался согнать злодея, но тот ловко уворачивался и продолжал свое жестокое развлечение.

Все это время старик был спиной к выходу, но в порыве борьбы с оседлавшей его тварью повернулся лицом к стоявшим в коридоре людям.

- Чтоооо????? - проревел Тимур. - Сашка? Не может быть!!!

Позабыв о магии он ногой выбил крепкую железную дверь и ринулся внутрь распихивая тяжелыми сапогами замешкавшихся от неожиданности дьяволят.

Вархалы бросились в рассыпную, часть выбежала в коридор.

- Мии Веи! Мии Веи!- Андрей начал огненными шарами планомерно расстреливать злобных существ, вырывавшихся из палаты. Когда снаряд попадал в такую бестию, последняя взрывалась ярким синим огнем, а к дружиннику текла тонкая, еле заметная ниточка флагистона.

- Что стоишь, помогай? - прокричал он Роману.

Но у того рука не поднималась запустить огненный шар в какое никакое, но живое существо.

Андрей тем временем переместился внутрь палаты, продолжая в буквальном смысле взрывать неприятелей. Рома осторожно двинулся следом. Максим в замешательстве стоял у входа.

Демоны, поняв, что им грозит опасность, начали кидаться в вошедших чем под руку придется, первой полетели подушка и матрас, следом полетели табурет и стол. Пришлось уворачиваться.

Когда двое из самых отчаянных вархалов оторвали железные прутья от кровати и стали угрожающе приближаться, размахивая своим новым оружием с завидной ловкостью, Роман не выдержал.

- Мии Веи! - прокричал он и запустил в самого активного беса слабенький, совсем бледный огненный шар.

Но даже этого слабенького шара хватило, чтобы демон исчез во вспышке пламени. Синяя струйка флагистона подтекла к ноге и , покалывая кожу, зазмеилась вверх по телу постепенно растворяясь и тая.

- Мии Веи!

Роман почувствовал, что второй шар дается ему уже легче, да и получился он ярче и больше. Второй, третий. Он вошел в азарт и даже не замечал, что Андрей перестал запускать шары и довольно смотрит как бесценный флагистон стекается к Таманову старшему. Спустя пару минут с демонами было покончено.

Роман утер испарину со лба и тут понял, что натворил.

- Что же я сделал. Они же живые были...

- Не были они никогда живые. Это демоны преисподни, они даже не из потустороннего. Кто их сюда вытащил не знаю. По доброй воле Вархалы в наш мир не приходят.

- Но они же умерли?

- Да нет, надо очень постараться что бы их убить. Ты их своими шарами просто загнал обратно в преисподню. Можно сказать, домой вернул.

- Ну-ка подвиньтесь. - Тимур нес на руках прозрачного от истощения старика, бережно прижимая его к груди словно ребенка.

Александр при этом нет-нет впадал в привычное для него буйство, колотил сухонькими кулачками в грудь дружинника, что-то кричал, пытался вырваться. Но Тимур только крепче прижимал друга к себе, не давая сбежать, и тот успокаивался.

Когда дружинник со своей ношей вышел в коридор, старик увидел жену и тут же полностью пришел в себя. Он бросился к замершей в нелепой позе Татьяне Владимировне, вырвавшись наконец из цепких объятий.

- Танечка моя...

Бывший сумасшедший расплакался и в этот момент его покинули последние силы. Он безжизненно повалился на пол откуда был аккуратно, почти ласково поднят Тимуром.

- Андрей, вызывай привратников, пусть к штабу врата открывают! Хотя нет, пусть лучше сразу к Борису нас закинут. И дежурной смене скажи, чтоб здесь все почистили. Потом женщину и ребят забираешь и за мной.


***


На подворье кузнеца давно не было так многолюдно. Оказалось, что несмотря на прошедшие десятилетия, Александра хорошо помнили и горячо любили многие волшебники. Весть о том, что он нашелся, очень быстро распространилась в магическом мире, его друзья прибыли убедиться, что все в порядке. Сейчас все толпились на просторном дворе и на открытой веранде.

В большой комнате дома ведьма Нигина , соседка Бориса, колдовала над еле живым стариком. Ее пригласил для врачевания больного сам воевода, который тоже хорошо знал и ценил Александра.

Нигина славилась среди волшебников своими знаниями в целительстве и врачевании. Самых безнадежных больных свозили к ней в эту глухую деревеньку. Сейчас колдунья пыталась всеми силами излечить израненное дело и душу своего неожиданного пациента.


Кузнец, его домочадцы, а также все гости, переживавшие за неожиданно найденного товарища, со двора наблюдали как в окнах дома яростно сверкали молнии. Из открытых форточек нет-нет вырывались густые клубы дыма. Дым был то белесым, то черным как смоль, то желтым. Внутри что-то грохотало и кричало на разные голоса. Странные способы использовала ведьма для лечения, но вмешиваться никто не решался.

Пару раз Тимур чуть было не бросился внутрь разбираться с тем, что происходит там за закрытыми дверьми. Удержали. После чего он ходил по широченной веранде как тигр в клетке и все пытался заглянуть внутрь через окно. Но оно было плотно зашторено и шансов высмотреть что-то не было никаких.

Спустя три часа из дома вышла еле держащаяся на ногах ведьма:

- Ну все.

- Что все? - подскочил Тимур.

- Спит. Заклятье сильное на его разум было наложено.

- Какое еще заклятье? Кто посмел?

- Ну, кто наложил его не моя забота. Это уж вам искать, вы же дружина. Какое точно заклятье наложили тоже не скажу. Не видела такого раньше никогда, хотя много на своем веку повидала проклятий и порч всяких.

- Так что дальше с ним будет, Нигина? Поправится? Жить будет? С остальным потом разберемся. - в отличие от импульсивного Тимура Борис был рассудительным и спокойным, хотя переживал за товарища ничуть не меньше.

- Поправится. И даже память я ему восстановила, сколько смогла. Но не полностью. В некоторых местах она начисто стерта, словно воспоминания вместе с мозгом каленым железом выжгли. Сейчас ему нужно спокойно поспать пару-тройку часов и все будет хорошо.

- Значит поживем еще! - широко улыбнулся кузнец.

- Знаешь, Борис, старый он сильно. Я конечно поправила его здоровье как могла, но, если не найдете как молодость восстановить, остается ему жить год-два не больше. Поизносился организм совсем. С этим я уж ничего поделать не смогу, не обессудь.

- В дружину вернется, пару раз с нечистью схватится, да флагистона живительного хлебнет. Молодость вернется и глазом моргнуть не успеет! Поставим его на ноги! - Тимур, как человек дела, казалось имел готовый рецепт от всех проблем.

- Да, забыла сказать. С флагистоном у него беда совсем. Кто-то выкачал почти всухую весь запас. Не больше чем в этом мальце осталось.

Колдунья невежливо ткнула при этой фразе пальцем на Романа.

- Какая уж тут дружина. Вообще не понимаю, как с таким количеством жить можно. Все, пора мне. Если что, знаете где мой дом. Главное, не будите его пока сам не проснется.


***


Большинство посетителей давно разошлись. Оставались только Татьяна Владимировна, Тимур, Андрей, Тамановы и Вера Кислицина. Последняя чувствовала себя не в своей тарелке в обществе дружинников. С этими людьми всю свою колдовскую жизнь она была на грани конфликта из-за того, что входила в близкое окружение Анастасии. Но по причуде судьбы именно с дружинниками девочка вчера добровольно связала свою жизнь. Связала крепким и причудливым узлом, попробуй развяжи теперь. Уйти из дома кузнеца Вера боялась. Была уверена, что ни сама Анастасия, ни оставшиеся ей верными маги из белых никогда не простят девочке сказанного прошлой ночью.

Татьяна Владимировна поднялась наверх и который час подряд сидела неотступно у кровати Александра. Старик один раз уже приходил в себя. Но только-только успел понять где он, обнять жену и поблагодарить друзей за свое спасение, как тут же опять провалился в забытье. С перепугу даже вызвали Нигину. Ведьма, раздраженная, что ее еще раз подняли посреди ночи, только махнула рукой и сказала:

- Нормально все, через пару часов окончательно очнется.

Оставшиеся гости, сопровождаемые хозяевами, давно перебрались в дом и сидели в просторной гостиной недалеко от ярко горящего камина. И только Роман бродил где-то на улице, избегая общества людей. Он было возрадовался, что пополнил запас флагистона за счет вархалов, но взрослые маги вернули его с небес на землю, сказав, что такое ничтожно малое количество можно даже в расчет не брать.


- Дядя Тимур. Отвезите нас уже домой. - в очередной раз ныл Максим. - Нам то что здесь делать? Вы вон друга нашли, радоваться встрече будете. А мы тихонько дома с мамой побудем. Ромыч вон раскис совсем.

- Да подожди ты! Что ты, что твой брат всё от проблем сбежать пытаетесь. А их решать нужно, понимаешь? Решать, а не бегать от них!

- Так ведь не решаются! Уже почти сутки ничего придумать не можете!

- Зато в отличие от вас думаем!

- Эх нам бы времени чуть больше, мы бы из него порядочного мага сделали. - Андрей задумчиво смотрел на огонь. - Уехали бы в Крым, закопались бы в книги.

- Это в какие такие книги ты в Крыму собрался закапываться? Я что-то пропустил? - подозрительно спросил Тимур.

- Время вопрос решаемый, его найти сможем, если нужно будет. Нигина как то хвасталась, что у нее есть в запасе кокон замороженного времени. Хотя торговаться она за него до последнего будет, хорошо цену таким вещам знает.

Кузнец ловко перевел тему от Крымских книг в более мирное русло. Он хорошо помнил, что юный дружинник предпочитал держать в тайне свою находку. Тимур тут же переключится:

- Да тут не во времени дело. Что нам время? Чему его с такой силой научить то можно? Нам флагистон нужен, да побольше. И заклинание одно, но понадежнее. Такое, чтобы он крепкий щит на поединке поставить смог и продержаться пока остальные на подмогу не придут. Тебе Андрюх, тоже, кстати, флагистона поднабрать не помешало бы.

- Вы действительно верите, что Рома сможет продержаться? - Вера посмотрела разгорячившемуся дружиннику прямо в глаза. - Представьте, что его выберет противником моя сестра. Да она любой щит сметет в два счета!

- Значит, нужно поставить такой щит, с которым даже она не справится! - импульсивно ответил Тимур. - Только, где мы за четыре дня столько флагистона возьмем...

- Вечный вопрос, где флагистон взять? Сколько лет прошло, а вы все о том же. А ведь были времена, когда он лился рекой. - раздался от двери слегка дрожащий, с хрипотцой голос.

У подножья лестницы стоял бывший узник сумасшедшей палаты, спустившийся с помощью жены со второго этажа. Похоже он окончательно пришел в себя, хотя, судя по виду, бы еще очень слаб. Про то насколько этот старик был худым и изможденным даже говорить было бы больно. Но глаза Александра разительно изменились. Они хоть и были усталыми, но стали живыми и теплыми.

- Друзья, это моя жена Татьяна. А это мои товарищи Борис и Тимур. Борис, познакомь нас с остальными.

Когда формальная процедура знакомства была закончена, дед Александр, как про себя стали называть его браться Тамановы и Вера, продолжил.

- Я успел рассказать Татьяне про наш мир, про то что я был раньше магом.

- Ты и сейчас маг, Сань!

- Спасибо, Борис на добром слове. Но я уже совсем не волшебник, а старая развалина и прекрасно это понимаю.

- Да, нет же, Нигина сказала, что ты полностью поправишься.

- Только если случится чудо. - кротко улыбнулся старик.

- Чудеса - это наша работа. Не забыл? - Тимур хлопнул товарища по спине. - Ты уж извини, что раньше тебя не нашли. Под самым боком все эти годы же был... А мы не нашли...

- Сам в этом и виноват. Виноват в том, что не рассказывал вам про Таню, а ей не рассказал про то, кем был на самом деле.

- Мы тоже удивились, когда узнали, что у тебя оказывается семья была. Чего таился? И от кого! От друзей!

- Я просто берег ее, Тимур. Берег от опасностей нашего мира. За это и поплатился. Когда мне нужна была помощь, друзья не знали где я. А любимая женщина даже не знала, к кому она может обратиться за помощью.

- Да чего прошлое вспоминать. О будущем думать надо! - Тимур попытался заразить друга оптимизмом. - Вот вернешься обратно в дружину. Борис обязательно придумает какое-нибудь хитрое устройство, с которым ты сможешь побеждать нечисть даже без флагистона.

- Да чего придумывать, есть уже такое. - широко улыбнулся кузнец. - Только скажите, прямо сейчас принесу.

- Не уверен, что мне это нужно, друзья. Моя женщина состарилась, как и я сам. Возможно, правильнее дожить свою жизнь вместе с ней, не отвлекаясь на остальные мелочи. Мы и так много времени потеряли из-за моих ошибок.

- Саша, что ты! Если есть возможность вернуть все назад и стать таким, какой ты был раньше - даже не вздумай отказываться.

Татьяна Владимировна преданно смотрела в глаза мужу.

- Не торопись, Танечка. У нас и так все хорошо сейчас. Уверен, хорошо будет и в будущем, сколько бы нам его ни осталось. У ребят же, как я понимаю, проблемы посерьезнее есть. Рассказывайте.

За неторопливым, обстоятельным рассказом прошло еще около часа.

- Вот и ломаем голову, как нам из этого парня первоклассного мага за пять дней сделать. Вернее четыре всего осталось. - подвел неутешительный итог Борис.

- Да, дела... не зря я вспомнил времена, когда флагистон лился рекой.

- Война нашего Короля и Безумного Князя? - угадав о чем идет речь, подхватил Андрей.

- Точно. Только тогда еще Король не был Королем и звали его северным воином. В те годы мир словно сошел с ума. Маги бились с магами. На нечисть никто из серьезных волшебников даже внимания не обращал, не до нее было. Все леса этими тварями забиты были.

- Так это когда было... - Тимур не понимал к чему этот разговор ни о чем.

- Да уж. Не одна сотня лет прошла с тех пор.

- Было и было. Чего историю вспоминать? Нам надо думать, что сейчас делать!

- А ты не изменился ничуть Тимур. Все такой же нетерпеливый и настойчивый.

- Так зачем мне меняться то? И так все хорошо вроде.

- Историю вспоминать, меж тем, обязательно нужно. А почему, сейчас расскажу. В начале двадцатых прошлого века попал я в занимательную переделку. Все началось с того, что меня вызвал воевода и дал поручение личное, важное. А воевода это поручение от самого Короля получил.

В комнате воцарила тишина, все были заинтригованы.

- Нужно было две вещицы передать и не кому-нибудь, а самому великому Асганазу.

- Ух ты... - изумленно выдохнула Вера.

- Не может быть. - удивился Андрей.

- Так он живой? - поинтересовался Борис.

- Кто это? - непонимающе воскликнул Роман, который порядочно замерз во дворе и вернулся в дом.

- Не знаю, живой ли сейчас, не знаю был ли он жив в двадцатые.

- Тогда ты провалил задание и не смог передать эти твои штуки? - нетерпеливо уточнил Тимур.

- Ничего я не провалил. - проворчал дед Александр. - Задание было еще более особенным, чем вы подумали. Передать эти вещицы Асганазу я должен был не где-нибудь, а в той самой школе, которую этот великий маг основал.

- Не понимаю... - мотал головой Тимур, силясь понять необъяснимое. - Так это ж когда было! Школы то этой нет давно.

Остальные, затаив дыхание слушали, и не смели перебивать.

- Это было в самый разгар великой войны магов, которую затеял, а потом с треском проиграл Безумный Князь.

- Как так?

- Пещера межвременья.

- Да лааадно.... - Вера поднялась на ноги.

- Так это же легенда... сказки для мелюзги... - Тимур крутил головой и всматривался в лица то одного, то другого из присутствующих, стараясь найти поддержку в своем неверии.

- Кому, как не нам, знать, что легенды почти всегда берут начало из реальных историй. Просто со временем к ним много чего лишнего приплетают, чего и не было никогда. Поверьте мне - пещера существует! И с помощью нее можно попасть в те самые времена, когда флагистон добывался куда легче, чем теперь.

- Надо действовать! Веди нас! - самый нетерпеливый из присутствующих вскочил и уже даже схватил свой знаменитый молот.

- Не торопись, друже. Если все получится, то времени у нас будет достаточно.

- Да какой там достаточно! Четыре дня они хоть здесь, хоть там - всего четыре дня. Это жутко мало!

- Когда мне поручение давали, то показали два колодца один для входа, один для возврата обратно. Между ними разница во времени ровно сто восемьдесят дней. Если получится добыть разрешение в пещеру войти, то у нас будет в запасе целых полгода. Полгода мы сможем провести в прошлом.

- Какие еще колодцы, ты же про пещеру говорил вроде? Не понимаю. - эта фраза стала фразой вечера у Тимура.

- Пещера -это место, где все происходит. Заходишь в нее и видишь кучу дыр в полу. Дыры эти то ли туманом, то ли жидкостью белесой наполнены. Дна не разглядеть. Именно через них можно во времени путешествовать. Я назвал их колодцами, потому что похожи очень на колодцы. Работают эти штуки просто - ныряешь здесь, выныриваешь там. Таким способом я провел в прошлом при школе Асганаза почти полгода.

- Все равно не понимаю. - упрямился дружинник. - Нырнул-вынырнул понятно. Откуда полгода взялось?

- Представь, что один колодец переносит тебя назад на восемьсот лет.

- Ну это то я проще всего представляю.

- А второй возвращает в наше время. Но не точно на восемьсот лет назад, а на восемьсот лет минус сто восемьдесят дней.

Тимур от умственного напряжения даже покраснел и тер раскрытой ладонью лоб.

- Получается, если нырнуть в один колодец и сразу вернуться через другой, то окажешься не точно в нашем времени, а на полгода назад?

- Да, об это я и твержу уже полчаса почти!

- Получается сейчас август. Если все это провернуть в один день, то прошедший февраль будет?

- Точно.

- А в феврале и Владимир еще с нами был, его же только летом похитили. И поединка еще никто не назначал... Это же выход, мы с Андрюхой вернемся в прошлую зиму, спокойно все исправим. Между делом и Анастасии быстренько мозги на место вправим. Только в этот раз не торопясь, без фейерверков и взорванных домов, все по правилам сделаем.

- Ты все правильно говоришь, разумно, но есть одно но!

- Какое еще?

- Если все получится, то боюсь, что пробыть в прошлом мы должны будем не меньше чем полгода. Не разрешат нам в прошлый февраль вернутся.

- Почему? Откуда заранее знаешь, что разрешат, а что нет?

- Когда я в прошлый раз путешествовал, мне строго настрого запретили раньше времени возвращаться. О запрете раннего возвращение прямо было написано в разрешительное грамоте, которую Король для стража выписал. Вернешься раньше, чем предписано, этот самый страж тебя живым не выпустит. Почему, зачем такое правило Король придумал - не знаю. Наверное, причина для этого есть серьезная.

Тимур задумывался и от усердия жевал нижнюю губу.

- Получается вы полгода в прошлом провели? - зачарованно глядя на Александра тихо произнесла Вера.

- Ну да, торопиться мне тогда было некуда, да и время у Асганаза с пользой провел. Когда еще такой шанс выпадет у такого великого мага уроки брать?

- И много в пещере таких колодцев? - поинтересовался кузнец.

- Много, Борис. Даже слишком много.

- Не пытался их исследовать? Думаю, можно в очень интересных временах оказаться.

- Куда там. - махнул разочарованно дед Александр. -Страж без позволения самого Короля никого к колодцам не допускает и строго следит, чтобы редкие посетители в пещере чего лишнего не натворили.

Лицо Тимура тем временем ожило, он явно принял для себя какое -то решение:

- Король говоришь пропуски в твои колодцы выписывает? Значит надо идти к нему за этими сами пропусками. Будем, если надо, в ногах валяться будем, но добудем! Ну не откажет же он своим верным дружинникам! Прямо сейчас пойдем!

- Да кто нас туда пустит? Особенно сейчас, посреди ночи? Или что-то изменилось за то время, когда меня не было? - Александр обвел глазами присутствующих.

- Да, ты прав. К Королю на аудиенцию надо месяца за два записываться, а то и больше. И то не факт, что примет. - кузнец задумчиво теребил бороду. - Если только через воеводу.

- Через воеводу, так через воеводу. Нужно разрешение, добудем разрешение. Хватит уже лясы точить. Давайте что-то делать! - Тимур наконец-то видел куда применить свою энергию и настаивал на немедленных действиях.

- Андрей, надо найти главного привратника. Если нужно, вытаскивай его из кровати. Передай задачу: нужно открыть врата отсюда и прямо в покои воеводы.

- Прямо в покои?

- Конечно, если просто в приемной окажемся, будем до утра его ждать.

Андрей обернулся вороном. Кузнец открыл окно птице и она умчала с бешенной скоростью в сторону города.

Не прошло и пятнадцати минут, как прямо посреди комнаты открылся портал, из него вышел Андрей. Потом ворота мигнули, настраиваясь на покои воеводы, и поглотили всех взрослых кроме Татьяны Владимировны.

- Да, дела. Домой нас сегодня точно не отпустят. - Таманов младший подвел итог всему произошедшему.



Под утро, вернувшись из сумбурного и, что уж тут говорить, безмерно самонадеянного полуночного визита к Королю, Борис и Александр сидели вдвоем в гостиной. Татьяна Владимировна прикорнула в кресле, укутанная пледом. Все остальные уже крепко спали наверху.

Комнату освещали только мерцающие угли в камине.

- Так ты что совсем-совсем не помнишь, кто тебя так?

- Даже где и когда не помню, Борис. Но обязательно выясню, вот уж на это у меня и сил, и упрямости хватит. Они же у меня большую часть жизни украли.

- Ребята эти блокнот твой в Пещере на Волге нашли. Говорят, там клад Пугачева спрятан был. Может про пещеру что вспомнишь?

- Ни про какие клады и пещеры тоже ничего не припоминаю. Но зацепка хорошая. Вот вернемся и начну поиски прямо оттуда. Жаль, что в азарте вархалов этих всех в преисподню загнали. Их бы, по-хорошему, сначала проверить надо было. Наверняка можно было бы след найти того, кто их по мою душу вызвал.

- Ну и с Нигиной надо будет поплотнее пообщаться, она, когда заклятье снимала, что-то важное могла увидеть.

- Может и могла.

- Ты спать давай ложись, а мне вам кое-что в дорогу собрать надо будет. Не с пустыми же руками вас в прошлое отправлять. Времена там лихие, опасные...


***


Ранним утром на шоссе машин было совсем мало, а те что были, ехали неспешно, словно водители еще не до конца проснулись. На фоне этого полусонного царства резко выделялась красная Нива, которая неслась словно на пожар, нетерпеливо обгоняя неторопливых попутчиков. Позади осталась спящая Казань и длинный мост через Волгу, а вскоре позади осталось и скоростное шоссе. Внедорожник свернул на проселочную дорогу и раскачиваясь на ухабах пробирался по кочковатой грунтовке, снизив скорость до минимума. Спустя полчаса езды вне асфальта автомобиль свернул на обочину и остановился.


- Все, дальше даже на Ниве не проедем. - из-за руля выбрался Андрей.

- Белых не чувствуешь нигде поблизости? - дед Александр высунулся из пассажирской двери, но выходить пока не спешил.

На заднем узком сиденье вчетвером чудом уместились оба Таманова, Тимур и кузнец.

- Нет. Последний их наблюдатель на полицейском КПП сразу после Волги был. Но он как маг так себе. Не заметил нас. Видимо белые не верят, что мы будем из города на обычной машине выбираться.

- Это хорошо, что не верят.

- Вылезай быстрей, старый. Я уже затек весь здесь! - Тимур практически вытолкнул переднего пассажира на улицу. После чего сам пулей выпрыгнул на траву и расправил широченные плечи.

Следом вылезли братья. Последним появился заспанный Борис. После того как все уснули он до самого выезда готовил обмундирование и магическое снаряжение для далекого, полугодового путешествия в прошлое и теперь во всю зевал и засыпал на ходу.

Как ни странно, но Король удивительно легко разрешил воспользоваться пещерами межвременья, когда услышал просьбу воеводы и дружинников. Однако, поставил два жестких условия.

Первое, к разочарованию Тимура, было условие о том, что провести в прошлом они должны будут не меньше чем полгода.

Второе же условие, на котором им выписали разрешительную грамоту, было то, что пойдут к колодцам только трое. При этом одним из них должен быть Александр. Кто пойдет вторым и третьим Король не говорил. Но это и так было очевидным - Роман и Андрей.

Все попытки переубедить правителя и позволить Борису с Тимуром сопровождать друзей были безрезультатными. Также бесполезной была попытка убедить его не отправлять в прошлое ослабевшего за годы заточения Александра. А о предложении Тимура вернуться в прошлый февраль и решить тем самым все проблемы Король даже и слышать не хотел.

Терпеливо выслушав все доводы почему условия должны быть другими, Король произнес свою любимую фразу:

- Я все сказал.

Все знали, что после этого спорить бессмысленно.

По возвращению в дом кузнеца, среди дружинников прошло короткое, но бурное обсуждение о том, что именно они будут делать в далеком тринадцатом веке. Именно в этот век должен был привести их колодец в пещере межвременья. В обсуждении активно принимал участие и дед Александр, не понаслышке знавший, что их ожидает в прошлом. А вот мнение младшего поколения магов, никто учитывать явно не собирался.

Было единогласно решено, что просто бродить по лесам, полям и нечисть выискивать путешественники не будут. Нечисти там, конечно, было много и в принципе эта тактика могла бы иметь все шансы на успех. Но! Среднее Поволжье к тому времени уже почти сотню лет как было одной из арен, где сражались маги в ходе войны, развязанной безумным Князем. Бродить там по лесам было делом крайне опасным. Нельзя было предугадать на кого наткнешься в следующем леске или овраге. Приходилось также брать в расчет тот факт, что среди путешественников полноценным волшебником был только Андрей.

Единственное, что пришло в голову - немедленно после прибытия выдвигаться к Асганазу и просить его совета о том, как быть в такой сложной ситуации. Все надеялись, что он сможет подсказать где можно добыть флагистона.

В те годы великий маг обосновался в Булгаре, большом по тем временам и развитом городе на берегу Волги. В городе он открыл школу магии и обучал там местных волшебников. К счастью, место это было недалеко от пещер межвременья, да и путь до Булгара Александр помнил прекрасно.


Вытаскивая предназначенный в дорогу мешок из багажника Роман удивился:

- Ого, совсем легкий. Что там?

- Да, показывай давай, Борис, что ты там ребятам приготовил в дорогу. - потребовал Тимур.

Кузнец вытащил из машины еще два мешка и разложил их прямо на траве. Рюкзаки бы были гораздо удобнее, но там куда они собирались, рюкзаки обязательно вызвали бы ненужные вопросы. А эти старомодные мешки никаких подозрений даже в далеком прошлом вызвать не должны. Оставалось только гадать откуда их посреди ночи раздобыл Борис.


- Разбирайте. И смотрите сами, что в них. Только вот этот с вышитой буквой 'Р', для Ромы оставьте.

Андрей выбрал ближайший и засунул туда руку по локоть. Потом раскрыл горловину пошире и заглянул внутрь. Изумлению дружинника не было предела.

- Сколько там всего, Борис!

- Да. - довольно улыбнулся кузнец. - Мешок внутри больше чем снаружи. Я всегда утверждал - законы математики ничто против законов магии!

- Ого! - Андрей вытащил из мешка горсть каких-то шариков разных размеров и цветов. - Защитные сферы? Сколько же у тебя времени на то, чтобы их сделать ушло? Им же цены нет.

- Раз цены нет, значит и платить не нужно. Не забудьте малому разъяснить, как всем этим пользоваться, но только уже там, на месте. Если начнем здесь тренироваться, то белые могут почувствовать всплески магии и всё наше прикрытие насмарку пойдет. Да и там нужно с этим поосторожнее. Кто его знает, каких гостей накликаете вы своим волшебством.

- Борис, чем мешок с буквой Р отличается от остальных? - деловито спросил Александр.

- Дайте-ка его сюда. Парню нужнее всех это путешествие, а опыта и магии в нем меньше всего. Вот я и доверил ему особенно оружие.

Из мешка появился самострел с вложенной в него серебряной стрелой. Еще она точно такая же запасная стрела была аккуратно примотана бечевой к нижней части самострела.

- Так это же оружие того самого Эльфа. Того, что я молотом приложил.

- Оно самое. Вчера ночью мы с воеводой на эту тему парой слов перекинулись. В общем, он не против, что эту штуку ребята в путешествие возьмут. Я немного успел разобраться, как все это работает. Ничего сложного, даже легче чем из обычного арбалета стрелять. Нужно просто навести на цель и нажать спуск. После этого стрела сама врага преследовать будет. Сила в стрелах сильная, сразит любого, да и убежать от них невозможно, Тимур подтвердит. Поэтому внимательно думай, Рома, прежде чем стрелу выпускать.

Тимур нахмурился, видимо, вспомнил, что двое бойцов их его пятерки, вот уже который день скрываются и убегают от точно таких же стрел. Такого не пожелаешь и врагу.

- Только я сверху эльфийского заклятья, на стрелы еще свое наложил. Преследовать свою цель они будут всего два часа. Если враг окажется ловким настолько, что продержится это время, то стрела просто растает в воздухе.

- А зачем, Борис? Если арбалет выстрелит, то только во врага нашего? - Александр искренне не понимал, зачем было портить такое безотказное оружие.

- Кто знает, в чьи руки он попасть может. Может и врагам достаться. Представляешь, что будет если у приспешников безумного Князя окажется?

- Тоже верно, не на прогулку идем.


- Все, пора нам. Переодевайтесь, ребята. Разберемся с остальным на месте, не маленькие. Спасибо тебе, Борис, за все! - дед Александр поторопил собравшихся. - Тимур, займись пока младшим братом.

- Что вы со мной делать хотите? - насторожился Максим.

- Как что? Память стирать, что же еще? Не бойся, это временно и только в той части, что похода в прошлое касаются.

- Зачем это? Я против.

- На тот случай, если ты по своей же глупости умудришься к белым попасть. Самому то тебе они ничего не сделают. Но вот про то, что мы задумали, белые точно знать не должны.

- Что ж вы за люди то такие, а? Не натворю я никаких глупостей, обещаю...

- ХамАора. - послышался голос Бориса.

Веки Максима потяжелели, голова склонилась на грудь, он провалился в глубокий сон.


***

- Ну что, тронулись? - послышался бодрый голос Андрея.

Переодевшись, молодой дружинник выглядел странно. Широкая бесформенная рубаха серой ткани, штаны из грубой ткани и сильно поношенные сапоги. За спиной болтался вещевой мешок, подаренный Борисом. Для 21 века вид был необычным. Примерно также выглядели и двое его спутников. Всю эту одежду и обувь успел где-то раздобыть кузнец, за те несколько часов перед выездом.

- Я готов! - ответил Роман. - Пока, братишка.

Максим, свернувшись калачиком, спал на заднем сиденье машины и ничего не слышал. Когда проснется, он не вспомнит ничего из произошедшего после заседания совета, по крайней мере так обещал Тимур.

Повернувшись спиной к машине, Таманов-старший решительно поспешил в сторону уже прилично отошедших Александра и Андрея.

Три фигуры вошли в ближайшую посадку и бодро пошагали на юго-запад. Их целью была Юрьевская пещера, ко входу в которую протоптали широкую тропинку десятки посетителей.

Это место было очень известным и популярным среди жителей соседних областей. Многие километры подземных проходов, широкие гроты привлекали толпы туристов.

В самой глубине Юрьевской пещеры, спрятанный от посторонних глаз, был вход во второе подземелье, в котором и притаились легендарные и надежно охраняемые пещеры межвременья.

Рядом со входом в подземный лабиринт путники обнаружили небольшой палаточный городок. Проснувшиеся спозаранку спелеологи-любители, несмотря на ранее утро, весело перекрикиваясь готовили на кострах завтраки.

Не обращая ни на кого внимания и стараясь не привлекать внимания, путешественники пошли сразу к пещере.

- О, а это кто еще? - изумился один из туристов оторвавший свой взгляд от закипающей в котелке каши. Он удивился старорусским нарядам вновь прибывших.

- Вы что так вырядились то?

- На себя посмотри! - дед Александр осадил острослова. А вид у того действительно был забавный - широкая ковбойская шляпа, скрывавшая пол лица, затертая на локтях тельняшка, рваные шорты и калоши на босу ногу.

- Тоже верно. - примирительно улыбнулся парень. - Кстати, там на входе тетрадка есть. Отметьтесь в ней, что спускаетесь! Если потеряетесь хоть будем знать, что искать вас надо.

- Разберемся.

Путешественники уже вошли внутрь. Солнечный свет, лагерь туристов и мужчина в ковбойской шляпе остались позади.

Дорогу освещали обычными налобными фонариками. В их свете дед Александр каждый раз безошибочно находил нужное направление в узких переходах и уверенно выбирал нужный путь на многочисленных перекрестках. Дорога с каждым шагов вела их все глубже и глубже под землю. Роман посмотрел на часы, прошло уже почти два часа с того момента, когда они начали спуск. Пока путешествие было вполне комфортно и неутомительно. Воздух был немного сырым и главное прохладным, это позволяло не перегреваться, несмотря на то, что двигались они активно.

- Ты не устал? - Андрей переживал за Александра, который был еще очень слаб.

- Пустое. Эта ведьма действительно знает свое дело. Чувствую себя как в молодости. Правда не знаю насколько такого запала хватит. Тело уже явно немолодое.

- Может отдохнем тогда?

- Вот доберемся до прошлого и отдохнем, а пока идти надо. Пригнись и ползи, недолго осталось.

Потолок к этому моменту резко понизился и приходилось идти уже ползком на коленях. Вскоре стены начали сужаться. Друзья-путешественники оказались в узком, низком лазе. Дальше пришлось вообще ползти на животе, плотно прижимая локти к бокам. Потолок стал настолько низким, что торчащие из него камни больно царапали спины.

Андрей, ползший впереди, вдруг замер.

- Тут дырка в полу. - посветил в нее фонариком. - Дна не видно!

- Ныряй туда. Пришли почти.

- Прямо туда? Может хоть веревкой подстрахуете?

- Ныряй, говорю, не бойся.

Андрей сначала прополз вперед перенеся тело через отверстие в полу, потом облокотившись о передний край начал медленно спускать в отверстие ноги. Вот он уже по пояс ушел под пол. Вот и голова скрылась внизу. На краю ямы остались только цепкие, напряженные пальцы.

- Дна все нет. Это нормально?

Эхом раздалось снизу.

- Прыгай давай.

Пальцы разжались, внизу послышалось недалекое:

- Ой.

И спустя секунду:

- Давайте сюда. Я на дне, все нормально.

Старик и подросток спустились следом. Андрей поддерживал снизу за ноги, поэтому было и не страшно, и не сложно.

Посветив кругом фонариком увидели, что стоят в круглом по форме, пустом помещении, потолок которого резко уходил вверх к дальнему краю. Отверстие, из которого путешественники вывалились сюда, было единственным входом-выходом. По крайней мере так казалось на первый взгляд.

- Пришли. - довольно проговорил Александр. - Сейчас вход откроем.

- Хаатифациум Курциум! - странно и пугающе в пустом гроте прозвучало заклинания открытия дверей.

От заклинания заскрипели камни и заходил ходуном пол. Большой кусок стены напротив дрогнул, потом еще раз, а потом рухнул с грохотом куда-то вниз, открывая широкий проход. И не просто проход, а широкую галерею, украшенную мощными колоннами черного мрамора с обеих сторон.


- Не в каждую открытую дверь нужно входить, старик. Трижды подумай прежде чем сделаешь следующий шаг. - послышался то ли голос, то ли свист.

- Я уже все обдумал прежде чем прийти сюда, страж.

- Если ты знаешь, что я здесь, то зачем пришел? Или ты хочешь битвы и славы? - с надеждой прошипел голос. - Победить последнего из нашего рода желаешь?

- Прислушайся к течению флагистона в моей крови, страж. Его настолько мало, что я не то что с тобой, а даже с детенышем оборотня справиться не смогу.

- Верно... - разочарованно прошипел голос. - А может друзья твои битвы жаждут? Хотя нет, и у них флагистона тоже нет почти.

Андрей поджал губу, но сдержался. Он был твердо уверен, что на какого-то там стража у него магии точно хватит.

- Что ты тогда забыл здесь, старик?

- Я с позволения Короля сюда пришел. Смотри грамоту, страж!

Александр вытащил из-за пазухи свернутую в трубку грамоту, развернул и повернул надписями в сторону галереи.

С потолка резко опустилась огромная голова на длинной, гибкой шее.

Роман задрожал как осиновый лист. Ошибки быть не могло - это был дракон. Как в фильмах, только настоящий и живой. Цепкими лапами и когтями на кончиках крыльев он уверенно держался за потолок. Кожа зверя настолько сливалась с поверхностью, что его практически не было видно. Голова, спустившаяся почитать грамоту, была размером больше, чем весь Таманов старший.

Андрей тоже изумленно смотрел на стража. Было очевидно, что дружинник сильно погорячился, когда думал, что может справиться с любым стражем. Драконы были практически неуязвимы как для магии, так и для обычного оружия. Каким чудом Король умудрился подчинить себе это создания и поставить его охранять пещеру - непонятно. Понятно же было одно, лучшего стража действительно придумать нельзя.

- Бумаги в порядке. Можете идти, но если вы или ваши друзья, когда-то захотите сразиться с настоящим драконом, вы знаете где меня искать. Всегда к вашим услугам.

Яростно зашипев, дракон вскинул голову обратно вверх, после чего на мгновения вспыхнул весь золотом и пламенем, осветив пещеру сказочным светом. Потом потемнел и опять слился цветом с потолком, да так, что его вообще перестало быть видно.

Путь дальше был ничем непримечательным, коридор с колоннами быстро кончился и привел путников в еще один зал, гораздо больше первого.

- Вот она, пещера межвременья. - повел итог Александр.

В полу хаотично были разбросаны овальные отверстия-колодцы, из которых, словно из спящих вулканов иногда вырывались тонкие струи пара. Заглянув внутрь ближайшего отверстия Андрей увидел, что оно было наполнено то ли мерцающим туманом, то ли молочно светящейся водой, то ли концентрированным лунным светом.

Александр безошибочно выбрал нужное отверстие и не задумываясь шагнул в него, скрывшись с головой.

Подождав минуту и убедившись, что старик не возвращается, Андрей подтолкнул самого младшего участника экспедиции к краю.

- Давай.

После чего шагнул следом за свои товарищами.


***

Романа на мгновение обдало жаром, а потом словно пробку из бутылки выкинуло на поверхность. Что это? Неужели ничего не вышло? Зал пещеры ничуть не изменился. На краю колодца, в котором барахтался юноша, стоял дед Александр и протягивал ему руку.

Вылезая на твердую поверхность Рома удивился, что одежда была абсолютно сухой, хотя внутри колодца он явно чувствовал, что находится в воде, ну или в чем-то схожем.

Из молочно-светящейся жидкости появился Андрей и ловким движением вытащил себя на пол пещеры.

- Ну что, отдыхаем или идем? - сделав акцент на последнем слове спросил бодрый как никогда Александр. Он был уверен, что все идет как надо и что они благополучно достигли прошлого.

Единогласно решили продолжить путь. Шли по знакомым залам и переходам, только дракона, охраняющего вход, здесь еще не было. И отвлекающих ответвлений по пути встречалось гораздо меньше. Видимо, они появились гораздо позднее. Когда вдали показался отблеск света, Андрей дал знак остановиться.

- Это уже выход. Ждите. Я проверю, что там снаружи.

Его силуэт начал удаляться потом на мгновение закрыл собой свет и пропал.

Роман стоял, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, в голове кружился ворох мыслей одна чудней другой. Но основной была мысль о том, что он просто обязан стать настоящим магом волшебником и не имеет права подвести своих новых друзей. Ведь от него и требовалось совсем немного! Просто научиться ставить надежную защиту и продержаться всего несколько минут в поединке!

Дед Александр стоял, оперевшись о стену, и переводил дух пока было время. Как бы он ни хорохорился, в таком возрасте лазить по пещерам далеко не лучшая затея.

Прошло не больше двадцати минут и вернулся их разведчик.

- Сейчас около четырех утра, только-только светает. Судя по яркой зелени - весна. Овраг перед входом весь зарос травой и репейником, местами еще снег лежит. Люди здесь если и бывают, то редко. Выходить можно спокойно.

- Это хорошо. До реки метров пятьсот должно быть. Не успел сбегать? - дед Александр внимательно слушал докладчика.

- Обижаешь. Успел, конечно. Река гораздо уже, чем в наши дни и течение сильное. А судя по погоде еще и холодная. Нам вплавь перебираться не придется?

- Надеюсь не придется. Что еще?

- Чуть выше по реке костерок вьется. Там две ладьи у берега стоят и один корабль побольше. Странный какой-то корабль. Он бы больше для моря подошел, чем для речки. Большой такой, неуклюжий.

- А корабль куда носом стоит? Вверх или вниз по течению?

- Вниз вроде.

- Отлично. Возможно это именно то, что нам нужно. Говоришь часа четыре утра сейчас? - дед Александр перевел стрелки на древних, наручных механических часах, подгоняя время на них под местное. - Торопиться надо, скоро они тронутся в путь. А нам очень нужно к ним на борт попасть.

- Зачем еще?

- Нам же в Булгар к Асганазу надо? А это километров пятьдесят по берегу идти. Да еще и по незнакомой местности. Я в прошлый раз, когда здесь был, попробовал пешком дойти. И километра не прошел, наткнулся на логово упырей. У меня тогда задача была тихо все сделать и лишний раз магию не применять. В общем драпал я от этой нечисти, что есть силы. Хорошо хоть в те годы моложе и повыносливее был. Еле ушел от этих гадов через болото. А потом возле реки на корабли купеческие наткнулся, которые как раз в Великий Булгар на базарную неделю шли. Вместе с ними, не привлекая внимания, до места и добрался. А обратно меня уж Асганаза доставил.

- Думаешь удастся повторить трюк с кораблями?

- Почему нет? Хотя, судя по твоему описанию, это не купцы совсем.

Маленький отряд покинул пещеру. Путешественники немного постояли у входа, чтобы глаза привыкли к свету, и цепляя на одежду колючие прошлогодние репейники направились в сторону реки. Когда уже был слышен плеск воды дед Александр резко повернул вправо, вниз по течению.

- Ладьи выше стоят! - попытался напомнить ему Андрей.

- Пусть себе стоят пока. Мы бережком своим ходом пойдем. Если мы к ним сами сунемся, подозрений много вызовем. В это время они уже просыпаться должны и вот-вот в путь тронутся. А как тронутся, так и нас догонят. А когда догонят, мы уж придумаем, как их уговорить нас с собой взять.

Идея была действительно толковой, Андрей не мог предложить ничего лучше, а Роман вообще старался не встревать ни с идеями, ни с расспросами, безоговорочно признавая авторитет своих спутников.

Идти вдоль реки было одно удовольствие. Ровная, местами песчаная, местами галечная прибрежная полоса была словно создана для прогулок. Хотя иногда, когда холодный порыв ветра набегал с реки, путникам становилось весьма прохладно в одних рубашках. Однако вскоре начало припекать солнце и прохладный ветерок от реки стал только в радость. Дед Александр подобрал длинную крепкую ветку и повесил на нее свой мешок, перекинув палку через плечо. Так ему казалось удобнее. Сколько ни предлагали Андрей с Романом взять его ношу себе, упрямый старик не отдавал.

Спустя час путники услышали за спинами плеск воды и скрип уключин, их нагоняла первая ладья.

- Здорово, путники! - мужским басом окликнули с борта.

- Здорово, коль не шутишь! - за всех ответил дед Александр, мельком кинув взгляд на ладью, и словно не заинтересовавшись разговором продолжил путь.

Двое его спутников, не скрывая интереса разглядывали и ладью, и говорившего. Но яркое утреннее солнце, отражаясь от поверхности реки слепило так, что толком рассмотреть все равно ничего не получалось.

- Куда путь держите? - мужчина на борту все не терял надежды разговорить путешественников.

- В поисках лучшей доли. Куда еще русский человек идти ныне может? - многозначительно ответил дед Александр, давая собеседнику возможность самому додумать, что могло приключиться такого, что люди отправились в путешествие.

- Вы не из Семиозерки случаем?

- А если и да то, что? - старик остановился и пристально посмотрел на проходящую мимо ладью. Он слыхом не слыхивал про такую деревню, но всем своим видом намекал, что именно оттуда они и идут.

- Мы только вчера там были. Ни одной живой души эти твари в деревне не оставили. Да и мертвых тоже поутаскивали с собой.

- А вы кто такие будете?

- Я сотник князя Владимиро-Суздальского - Яромир, а на большой лодке тысячник наш идет, Белогором его величают.

- Суздаль далече отсюда. Что забыли вы в землях наших?

- Отправил нас князь Юрий Всеволодович с дозорным отрядом разузнать, что творится тут у вас на Волге-матушке. Давно слыхали мы, что здесь зараза нечистая завелась. Но раньше она до нас не добирались, вот мы и спали спокойно. А с этой зимы эта дрянь синюшная начала и в наши деревеньки похаживать, людей калечить да выкрадывать.

- Ну и что разузнали чего хотели?

- Разузнали отец, теперь домой движемся. Может помочь чем сможем?

- Домой, так домой, плывите своей дорогой. А мы уж тут сами разберемся, что к чему, без чужаков.

- Нам по пути вроде, может подберем вас?

- Нам платить нечем.

- Так пока плывем, вы нам расскажете о земле вашей и напастях, что беспокоят. Тем и расплатитесь. И вам, и нам польза будет.

Дед Александр скинул мешок с плеча и размял плечи, словно груз непосильный нес.

- Что ж, дело предлагаешь. Согласны мы.

- К берегу, кормчий!

Ладья повернула носом к путникам. Пара-тройка дружных взмахов веслами и ее нос, подминая с хрустом песок, остановился прямо возле ног путешественников.

Крепкие руки помогли забраться на борт и вот наши друзья уже устроились среди огромных мотков веревок и канатов на корме. Рядом сидел голубоглазый сотник, молодой еще парень, с длинными, русыми волосами и густой бородой.

Но вскоре Яромир ушел по своим делам, распорядившись, чтобы гостям дали по кувшину молока и хлеба. Ладья тем временем отошла от берега и ладно заскользила по водной глади. Пара десятков мужчин слаженно работали деревянными веслами.

- Странно здесь все. - убедившись, что за ними никто не наблюдает, произнес дед Александр. - говорят, что домой возвращаются, а идут вниз по Волге. Меж тем Владимиро-Суздальское княжество гораздо выше находится.

- Точно. - поддержал Андрей. - Кроме того, он обещали нас довезти за то, что мы им расскажем про то, что здесь происходит. А с расспросами никто не торопится. Видимо не очень им эта информация и нужна.

- Что-то они не договаривают или вообще все от первого до последнего слова врут. Проверь как молоко и хлеб, Андрюха. Кажется мне и тут не все чисто.

- Декха Унукос! - произнес дружинник простенькое заклинание, позволяющее проявиться все скрытое или невидимое.

На поверхности молока проявилась черная, маслянистая пленка.

- Вот-вот, то ли отравить, то ли усыпить нас хотят. Но для чего? Ладно бы в Азии или на Востоке были. Там рабами торгуют и каждый человек - это деньги, даже такой старый как я. Но здесь зачем...

Сотник сидя далеко на носу тоже завтракал, издали глядя на своих гостей надломил хлеб и демонстративно отпил молока, явно предлагая путникам последовать своему примеру.

- Пока рано выдавать, что мы заподозрили что-то, придумай что делать, Андрей.

- Утара! - произнеся заклинание противоядия дружинник первым отхлебнул из крынки. Потом принялся за свежий, вкусный хлеб. Пленка на поверхности молока растворилась, словно ее и не было.

После плотного завтрака не спавших почти всю ночь друзей начал морить сон.

- Смысла бодрствовать нет. У нас с такой скоростью плаванья почти до вечера время в запасе есть. Но всем засыпать тоже нельзя. Кто знает, что этот сотник удумает. - размышлял вслух Александр.

- Спите, я подежурю первым. - предложил Андрей.

- Обрати внимание на кормчего, он наблюдает за нами. Видимо, должен дать сигнал, когда яд подействует.

Кормчий действительно не сводил глаз с путешественников и еле заметно довольно улыбнулся, когда увидел, что старика и мальчишку настиг сон.

Но и его, и сотника явно беспокоил никак не засыпавший третий гость, который то пристально всматривался в берег, то изучал устройство ладьи, а то приставал пусть и с безобидными, но расспросами к гребцам.

Чем больше проходило времени, тем больше нервничал сотник. Андрей готов был поклясться, что еще немного и терпение хозяев кончится и они попробуют приступить к активным действиям. Скорее всего, попробуют просто напасть на него. У них численное преимущество и они сто процентов уверены в своих силах. Но ничего, пусть попробуют, улыбнулся сам себе дружинник.

Что бы не планировал сотник, но в планы его вмешался случай.

- Люди по правому борту. - прокричали с мачты главного, самого большого корабля.

На палубу вышел и встал возле мачты богато одетый воин в дорогих доспехах, с украшенным драгоценными камнями мечом на поясе.

- Видимо это и есть тот самый тысячник. - подумал Андрей, сейчас ладья находилась совсем рядом и он без труда рассмотрел почтенного воина.

Внимание людей привлекли четверо то ли бродяг, то ли разбойников, бредущих по берегу.

- Прими их себе на борт, Яромир. - тысячник обратился к сотнику.

- Не могу, Белогор. У меня и так гости на ладье. - отвечающий выразительным жестом показал на Андрея.

Белогор внимательно посмотрел на гостя-дружинника и поднял в приветствии руку.

- Ну гости так, гости, своих людей отправлю. Вы двигайтесь вперед, мы догоним.

Большой, нелепый для этих мест корабль остановился, с него с пустили шлюпку и направили к берегу. Лодку с интересом рассматривали четверо свирепого вида мужиков, заросших и диких на вид.

- Еще одна нелепость. Зачем дозорному отряду князя Суздальского собирать всех бродяг, которых он встречает на реке? - подумал Андрей.

Яромир, вопреки приказу, остановил свою ладью. Когда шлюпка, проходившая мимо, была совсем рядом, потребовал, чтобы его взяли на борт. Видимо сотник решил срочно попасть на большой корабль.

После того как старший покинул ладью, внимание кормчего к гостям явно угасло, самодисциплиной он явно не отличался. Сейчас вот вообще открыто зевал и лениво переругивался с кем-то из команды.

Уйдя на нос и убедившись, что его точно не было видно дружинник прошептал:

- НгаХаат.

Крупный, важный ворон перелетел на большой корабль и устроился высоко на вантах. Тем временем шлюпка вернулась, с нее забрались на борт новые пассажиры и Яромир.

Встречать их вышел сам тысячник, который был внешне очень похож на сотника, имел такие же русые волосы и бороду, классические славянские черты лица. Вот только был старше лет на десять и был более раздобревшим от сытой жизни.

- Кто такие и куда направляетесь? - спросил он сухо.

- Люди мы. Обычные люди. В Великий град Булгар идем. Доли лучшей ищем. - отвечал самый бойкий из мужиков.

- А что дома не сидится? Чем там доля плоха? Или работать не любите? - нахмурив брови, произнес Белогор.

- Нет у нас больше дома. Пришли из леса твари дикие. Людей поубивали, дома пожгли, скот вырезали. Одни мы вчетвером остались вживых.

- А вы почему вживых остались? Почему дом и семьи свои не защищали до смерти? Струсили? - гневно спросил тысячник.

Мужики потупили глаза.

- Ничего не могли мы с этими тварями сделать. От них вилы и топоры, как от заговоренных отлетают. Кузнец вон наш деревенский с молотом вылетел на них и уж сколько в нем силищи было, даже он не сдюжил. Словно ребятёнка малого его скрутили. - говоривший чуть не плакал от досады.

- Что ж это за твари такие, раз оружия не боятся?

- Ростом метра под три, шириной как два тебя. И кожа у них синяя-синяя, словно цветок колокольчика.

- Ну-ка идите за мной. - потребовал тысячник и подошел к высокому сооружению, стоявшему прямо посреди палубы. Сооружение было кубической формы. Что было внутри куба - не разглядеть. Внутренности скрывались накинутым сверху грязно серым материалом.

- Стягивай эту тряпку. - Белогор приказал мужику. Тому самому, который рассказывал чуть раньше про свою несчастливую долю.

Мужчина беспрекословно стал выполнять сказанное, но не успел стянуть покров даже до половины, как отпрыгнул в испуге.

Андрею не было видно с того места, где он сидел, что же такого страшного было внутри загадочной палубной надстройки. Ворон перелетел на соседнюю мачту, чтобы можно было наблюдать картину целиком.

Оказалась, что грязная ткань скрывала под собой крепкую металлическую клетку, надежно прикрученную к доскам пола. Внутри сидел кто-то, отдаленно напоминавший сильного, мускулистого человека. На нем были лохмотья, когда-то давно бывшие одеждой. Кожа существа была неестественно синей и это выглядело пугающе.

Но еще больше пугали глаза. Они были ярко красными с желтыми, вертикально разрезанным зрачками. Ничего человеческого во взгляде не было. В этих ярких, пугающих глазах отчетливо читалось всепоглощающее желание крушить, убивать, уничтожать и ни тени какой-либо другой мысли. Когда покрывало сорвали полностью и синекожее создание увидело стоящих рядом мужчин, оно, обнажив длинные клыки, бросилось на решетку. Зубы скрежетали по металлу, пена капала на доски палубы. Длинные мускулистые руки тянулись к людям. Ладони с острыми, звериными когтями разжимались и вновь яростно сжимались в кулаки.

- Узнаете? - спросил тысячник.

- Узнаем.

- Как не узнать.

Мужики стояли и судорожно крестились.

Узнал это создание и Андрей. Ошибки быть не могло, это был алат. Про этих созданий он много читал, но раньше никогда не встречал. Теперь же дружинник воочию видел одного из полуживых, полумертвых воинов Безумного Князя. Алаты были основной боевой силой этого могущественного колдуна, его неудержимой пехотой.

И пусть один на один такая синяя тварь ничего не могла бы сделать даже со слабеньким магом, Безумный князь не мелочился, он создавал тысячи этих созданий. Тысячи тысяч. Он собирал из них послушные и беспощадные легионы, которые брали количеством любого врага и просто сметали всех на своем пути. Ни волшебники, ни обычные люди не могли устоять перед ордой алатов.

Что ж, сейчас, в самый рассвет правления Безумного Князя, совсем неудивительно было увидеть здесь одного из верных солдат этого злого гения.


- Такие же напали на деревню вашу? - продолжил Белогор, отвлекая дружинника от размышлений.

- Они.

- Они самые.

- Немудрено, что ничего сделать с ними не смогли. И кузнец ваш, и остальные зря погибли. Надо было сразу в лес бежать, хоть кто-то уцелел бы. А оружия эта дрянь и вправду не боится.

Сказав это, тысячник сорвал с пояса меч и со всего размаха ударил по вытянутым из клетки рукам, словно намереваясь обрубить их по самые локти.

Однако это не возымело на алата абсолютно никакого эффекта. Сталь отскочила от синей кожи, словно от куска упругой резины. Все так же неистово тянулись руки сквозь прутья клетки, все также падала слюна на палубу.

- Как вы поймали эту тварь? - ошеломленный мужчина старался отойти подальше о бесившегося в бессилии чудовища.

- Мои люди долго выслеживали его в лесу и застав, когда тот остался один, просто навалились всем гуртом. Даже такая бестия, как эта, не сможет справится двумя десятками хорошо обученных воинов. Ну всех, делу время. Располагайтесь, угощайтесь чем богаты. Я прикажу, вам накормят.

- Спасибо!

- Спасибо, мил человек.

Заголосили мужики в спину уходящему тысячнику, который вдруг остановился и произнес.

- Вот мой совет вам, не ходите в Булгар.

- Говорят там спокойно. Войско эмира надежно охраняет город от любых врагов.

- Почему не ходить?

- Да потому, что именно там из людей этих тварей и делают. И делают из таких же бродяг как вы.

- Да ну...

- Не может быть...

- Ваше дело верить или нет, но мои люди лично это проверяли. В Булгаре засел чародей Асганаз. Он всех кругом оплел своими заклятьями, даже принцесса Лиана у него в услужении ходит, а эмир словно не видит этого. Визирь Абдулла ему возразить боится. Городом фактически правит этот злодей.

- Спасибо, добрый человек, за совет. Только тяжелым он оказался. Куда теперь идти нам? Ведь только в Булгаре мы свое спасение видели. Куда теперь податься, даже не знаем....

- Если захотите, в моей команде всегда найдется место для четверых. А пока ешьте, пейте, отдыхайте. Эй, принесите им хлеба и молока.

В то время, когда гости угощались нехитрой едой и питьем, тысячник позвал Яромира в свою каюту на корме. Перелетел на корму и ворон, а по пути успел заметить, что всех четверых мужчин свалил с ног крепкий сон. Они растянулись и громко храпели прямо на палубе.

На потолке комнаты, где скрылись два командира, было встроенное решетчатое окошко, которое сейчас, когда солнце вовсю пекло, было приоткрыто. Вот рядом с этим приоткрытым окном и устроился Андрей, напрягая свой слух.

- Ты зачем пришел?

- Странных людей мы сегодня подобрали, Белогор.

- Этих что-ли четверых? Да что в них странного? Мужики, как мужики. Трусоваты только. Были б смелее, не сбежали из деревни.

- А ты бы сам не сбежал?

Тысячник нахмурился:

- Так ты пришел про меня поговорить или по делу?

- По делу. Странных людей мы подобрали сегодня с утра. Их трое, одеты как местные. Говорят по-здешнему. Но что-то в них не так. Какие-то слишком смелые они что-ли? Или слишком уверенные в себе... Не знаю. Не могу объяснить. Одно знаю, с ними что-то не так.

- Что ты как девка причитаешь! Не то. Не так. Что по делу сказать есть? - прикрикнул на подчиненного тысячник.

- Есть и по делу. Я твоим снадобьем всех троих наполи. Двое заснули, как полагается, а один ни в одном глазу. Все бродит по ладье моей, все высматривает и разнюхивает.

- Да выбрось его за борт и всего делов.

- А вдруг лазутчики? От Асганаза, к примеру?

- Тоже верно. Давай погодим за борт. Ты его товарищей разбуди, чтобы подозрения не вызывать. А вечером двойной дозой отвара напои. Уж если и это не поможет, тогда этого, самого живучего, за борт, а оставшихся двоих ко мне сюда для допроса. Понял?

- Понял

- Тогда все. Давай к себе. И смотри, чтобы эти странные не натворили там чего.

Сев на быструю шлюпку с шестью гребцами, Яромир помчался догонять свое судно. Пора было возвращаться и Андрею.

Сделав прощальный круг над кораблем, он увидел как команда небрежно несет тела четверых спящих мужчин к люку на палубе и бесстрастно, словно мешки с требухой, сбрасывает вниз. Сделав глубокое пике, ворон умудрился заглянуть под палубу и увидел, что творится в трюме. Там лежали тела. Но не только этих четверых бедолаг. Там были десятки находящихся без сознания людей.

В замешательстве от увиденного Андрей набрал высоту и водрузился обратно на мачту. Стоило крепко подумать. Он прорабатывал в уме и тут же отметал прочь, планы о том, как можно спасти тех, кто сейчас лежал под палубой. Тем временем с низа реки прилетела большая черная птица. Птица нырнула в то самое окно, через которое дружинник так удачно подслушал разговор сотника и тысячника.



***


Нос шлюпки ударился о борт ладьи с глухим стуком. От этого звука проснулся дед Александр, но не торопился выдавать свое бодрствование, а немного приоткрыл один глаз и осмотрел палубу. Андрея нигде не было видно. Зато он увидел, как с приставшей лодчонки перелез через борт Яромир. Широкими шагами сотник направился мимо спящих к кормчему. Уверенный, что дед и подросток спят, он не обращал на них ни малейшего внимания.

- Где третий? - грозно спросил сотник

- На носу, вроде...

- На носу, на носу... передразнил Яромир. - Я кому велел глаз с них не сводить? Тащи бегом противоядие.

Приказание было выполнено почти мгновенно.

- Давай, пои этих, пока их друг не вернулся.

Гадкая, горькая жидкость была влита в рот Александра, все еще притворяющегося спящим. Старик надеялся, что у малого тоже хватит сообразительности, не выдавать своего бодрствования и выпить гадостное на вкус противоядие. Роман не подвел. Сделал вид, что выпил во сне, хотя по еле заметному движению век было понятно, что тоже не спит.

- Ну все. Минут пять и придут в себя, будь они не ладны. Давай ищи третьего.

Кормчий метнулся на нос, пробежал вдоль левой палубы и обратно.

- Нет нигде.

- Как нет нигде! Ты что несешь? Не мог же он раствориться! Сам будешь тысячнику объяснять куда пленного дел, когда он шкуру с тебя живого сдирать будет! Ищи давай лучше.

Вся команда, затаив дыхание, наблюдала как сотник метал свои проклятья в бедного, съёжившегося от страха мужчину. Именно из-за этого никто не заметил, как черный словно ночь ворон прилетев со стороны большого корабля сел на нос и мгновенно превратился в человека.

Спустя мгновение один из гребцов обернулся по направлению движения ладьи и увидел сидящего прямо на крае борта Андрея. Тот делал вид, что внимательно смотрит на воду.

- Эй, Яромир, так вон же он. - пронеслось по палубе.

- Точно он. Видно проглядел я впопыхах. - кормчий был уверен, что ничего он не проглядел и что пять минут назад никакого парня на носу не было. Но сейчас было не до правды, нужно было заглаживать свою оплошность. А для этого лучше было представить все так, словно их странный гость все это время спокойно просидел на носу.

- Дырявые твои глаза! В гребцы переведу, так и знай!

- Ой.... Вот выспался так выспался, аж кости затекли. - Александр потягиваясь встал с палубы.

Увидев, что старик встал с палубы, к ним подошел Андрей, покинув свой наблюдательный пункт. Скоро 'проснулся' и Роман.

Яромир успокоился и занялся своими делами, хотя и продолжал посматривать на странную троицу.



На гостей вскоре перестали обращать внимание и Андрей начал рассказ, о том, что успел увидеть и услышать на большом корабле. Деда Александра не удивил рассказ про алата. Оказывается, он встречался здесь с этими созданиями в свой прошлый визит. Но когда речь пошла о том, что на корабль прилетела необычная птица, дед Александр потребовал подробного и детального рассказа.

- Подсел я к тому самому окошку, где раньше подслушивал. Вижу в большом кресле, явно капитанском, сидит маг. Голова чалмой обмотана, а лицо тряпкой на подобии маски медицинской закрыто.

- Подожди-подожди, а почему ты решил, что это маг?

- Да в этом нет никаких сомнений. Во-первых, его раньше не было в каюте. Значит в виде птицы именно он прилетел, больше некому. Во-вторых, он не знал, что я наблюдаю и не ставил защиты. Я и просканировал его на флагистон.

- Ой неосторожно... А если бы заметил?

- Ну не заметил же. Так вот, в нем флагистона столько, сколько нам и не снилось. Сильный маг, опытный. Перед ним стоял наш тысячник, на вытяжку стоял, лишний раз шевельнуться боялся. Был он бледный весь и дрожал, как осиновый лист. Все оправдывался за то, что мало людей набрали для того, чтобы их в алатов обратить.

- А сколько говоришь людей ты в трюме увидел?

- Десятка четыре минимум. Трудно сосчитать, они вповалку лежали

- Хммм... Мало ему.... Давай дальше.

- Потом таинственный посетитель разошелся и обещал из самого тысячника и его команды алатов понаделать. Тут Белогор не выдержал побледнел и на колени бухнулся, все пощады просил. Жалкое зрелище.... Клялся и божился, что все выполнит, что народу наберет сколько надо. А потом, будь он неладен, зачем-то про нас вспомнил. Тот маг сразу не на шутку заинтересовался моей персоной.

Как, говорит, так снадобье не сработало? Я же сам его варил! Потребовал сначала нас всех троих немедленно к нему доставить, но вовремя вспомнил, что опаздывает. Перед убытием приказал, чтобы вечером, когда стемнеет, корабли подошли так близко к Булгару, как только возможно, чтобы их с берега видно не было. Ближе к полуночи он сам обещал прийти с нами разобраться.


- Значит, волшебник был из Булгара. Плохо, очень плохо.

- А что плохого? Город хоть и большой, но волшебников там, уверен, немного. Думаю, вычислим его в два счета.

- Плохо то, что такой маг вообще в городе поселился. Раньше город чистым был, а из сильных магов один Асганаз.

- Так может это он и был? Лица я его, конечно, не видел и описать тебе не смогу, но...

- Ну ты, Андрей, думай, что говоришь. Асганаз Королю верным союзником во время войны был, а этот явно из приспешников безумного Князя будет. Он же с алатами связан.

- Тоже верно. Что делать будем? Я бы не хотел ночью с этим колдуном в прямой бой вступать, тем более на корабле. Боюсь не справлюсь и ладью пожжем.

- Доберемся вместе с ладьями до города и сбежим по темноте. Он же в полночь должен прийти? Времени будет достаточно.

- А что с людьми теми, что в трюме большого корабля лежат?

- Что, что... Выручать их надо. Ума не приложу как именно, но надо. В любом случае, если здесь сейчас останемся, пропадем. Значит сначала выбираемся сами, а потом будем второй вопрос решать. Может Асганаз нам в этом сможет помочь или ученики его.

***

На высоком склоне виднелись бледные огни города и слобод к нему примыкающих. На ладье же была сплошная темень. Любой источник света был спрятан, запрещен, погашен. То же самое было и на двух других кораблях, стоявших неподалеку. Команды сделали все, чтобы на берегу не узнали о стоящих на рейде гостях.

Трое путешественников, которые сразу после ужина сделали вид, что одурманены двойной дозой снотворного зелья, теперь смогли безбоязненно открыть глаза. Пришел сотник и лично убедился, что его пленники в этот раз надежно спят. Спят все, без исключения. После того, как он ушел, друзья осмелели настолько, что начали шепотом переговариваться.

- Пора. - тихонько произнес Александр и покряхтывая перекинулся через борт и с еле слышным всплеском опустился в воду. Спутники не мешкая последовали его примеру.

Роман ушел с головой под воду, вода была ледяной. Но уже спустя мгновение, жуткий холод прекратился. Подросток почувствовал, что может легко дышать, несмотря на то, что на поверхность так и не вынырнул. Приоткрыв глаза старший Таманов увидел, что находится внутри большого пузыря воздуха, плавно опускающегося ко дну. Стенки пузыря были перламутрово-голубыми и упругими, на них можно было уверенно стоять и опереться рукой для равновесия. Вместе с ним внутри находились дружинник и старик. Андрей подмигнул подростку и стало понятно, что это удобная вещь заботливо сделана его руками. Все же магия была бесспорно полезной и нужной штукой.


>> К СОДЕРЖАНИЮ <<

Оценка: 5.94*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Меллер "Дорога к счастью"(Любовное фэнтези) У.Михаил "Знак Харона"(ЛитРПГ) О.Герр "Заклинатель "(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) А.Алиев "Леший"(ЛитРПГ) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) В.Крымова "Вредная ведьма для дракона"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) К.Фрес "В следующей жизни, когда я стану кошкой..."(Научная фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Северный волк. Ольга БулгаковаПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваИзбранница Золотого Дракона (дилогия). Снежная МаринаИнстинкт Зла. Возрожденная. Суржевская Марина \ Эфф ИрКукла Его Высочества. Эвелина ТеньЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаHigh voltage. Виолетта РоманПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна��Дочь темного мага-3. Ведомая тьмой��. Анетта ПолитоваВ дни Бородина. Александр Михайловский
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"