Ландарь Юрий Викторович: другие произведения.

"Хранитель трона и Черный Легион" глава 8

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

   VIII
  Тридцать лет, много это или мало? С одной стороны возраст не малый, и в тоже время большая часть активной жизни еще впереди. Большинство людей к этому возрасту достигают определенных результатов, и последующие годы идут в основном на закрепление и развитие достигнутого. Бытует мнение, что если к этим годам не достиг чего-нибудь стоящего, то вряд ли стоит ожидать больших успехов в будущем - к вершине уже не пробиться. Но это утверждение не для Гартоша из рода Осколов. Для своих тридцати лет он достиг немалых высот. Во-первых, был, наконец, создан легион "Единороги", или Черный Легион. Теперь он стал полноценным легионом из пяти полков, и Гартошу заслуженно присвоили звание - командор. Что делало его одним из самых молодых командоров за всю историю Виктании. Во-вторых, за заслуги перед империей ему дали во владение графство Коньсур. Крупное и богатое графство в центре империи, чуть южнее Аргатных гор. С отличным мягким климатом, тучными полями, богатыми на охоту лесами и трудолюбивым населением. И, в-третьих, они с Лиситой наконец-то дождались рождения дочери - Милены.
  Лисита и Гартош - особенно Лисита - давно мечтали о дочери, и, наконец, богиня жизни Матана услышала их молитвы, и послала желаемое. Новый дом в Коньсуре осваивали уже увеличившейся семьей. Хотя какой там дом, целый дворец! С большими светлыми залами, многочисленными спальнями, будуарами, и прочей, не интересующей командора ерундой.
  Переезд в новый дом принес кроме приятных хлопот и беспокойство. Пока Лисита и дети проживали в Риглисе, Гартош был за них спокоен. Но теперь, с учетом сложной и напряженной обстановкой в империи, он стал опасаться за свою семью. Требовался кто-то верный и преданный, кто в отсутствие хозяина мог бы охранять Лиситу и детей. И Гартош вспомнил про каррлаков, истинных оборотней, чья сила и верность были незаменимы.
  * * *
  В это путешествие он отправился сам, точнее вдвоем с единорогом. Дело предстояло не совсем обычное, точнее сказать совсем необычное - найти, познакомиться и подружиться с оборотнями.
  Гартош настроился на мир каррлаков, и вышел из подпространства неподалеку того места, где они с дедом едва не напоролись на хозяев этого мира. Степь выглядела пустынной, не наблюдалось ни единого живого существа, но Оскол помнил, насколько мастерки каррлаки могут маскироваться. Поднявшись на холм, он более тщательно, в подзорную трубу обследовал окрестности. Пусто. И что теперь? Ждать пока хозяев сами обнаружат чужака, или проявить инициативу? Вот только где их искать?
  Подсказка не заставила себя ждать. Мощный магический импульс указал направление, где, по всей видимости, кто-то серьезно баловался боевой магией. На первый взгляд, неподалеку происходил магический бой, где-то за ближайшей цепью холмов. Не раздумывая, командор направил единорога туда же. Пользоваться подпространством не стал, боялся, что такую мощную магию заметят, а этого сейчас не хотелось.
  Агаральд проскакал пустое пространство и тяжело взобрался на самый высокий холм. Перед всадником открылась интересная, но вполне предсказуемая картина. Здесь происходило то, о чем в детстве рассказывал ему дед - охотники за каррлаками напали на местных обитателей, и пытались захватить как можно больше малышей.
  Охотники подготовились вполне основательно, в пределах видимости их насчитывалось не меньше полусотни. Среди них имелось тройка эльфов, остальные выглядели как обычные люди. Над всей этой компанией парила пара драконов с всадниками. Начало боя Гартош не застал, но обилие трупов, в основном оборотней, говорило, что драка здесь произошла страшная. Захватчики торопились, два десятка клеток уже были заполнены малышней, еще в нескольких имелись взрослые каррлаки. Правда, зачем поймали больших оборотней, Оскол понять не мог, ведь от них толку не было, если они, конечно, не пошли с иномирянином добровольно.
  Подуставшие драконы приземлились неподалеку от поля боя, и их всадники пополнили запас стрел. Гартошу это было только на руку, с воздуха они с Агаральдом более чем заметны. Удивительно, как они до сих пор не попались кому-нибудь на глаза.
  Но тому обстоятельству, что драконы оказались на земле, обрадовался не только Оскол. Воспользовавшись этим, каррлаки пошли в неожиданную и отчаянную атаку. Видимо, нападения более чем полусотни оборотней - многие из которых приняли вид огромных кошек - пришельцы уже не ожидали. Каррлаки смяли боевое охранение и прорвались к клеткам. Они успели выпустить многих малышей и взрослых, когда стрелки с драконов снова начали безнаказанный обстрел. От нападения с воздуха у хозяев эффективной защиты практически не было. Они могли одеться в панцири, но тогда становились неповоротливы и уязвимы для вражеской магии. Но хуже всего оказалось пламя драконов, против которого оборотни становились беззащитны.
  Гартош больше не мог смотреть на это безучастно. Хоть каррлаки и не были его расой, он целиком был на их стороне. Он слез с единорога и натянул свой боевой лук. Несмотря на приличное расстояние, командор первой же стрелой сбил всадника с одного из драконов, а второй с другого. Новенького тут же заметили. Один из магов бросил в Гартоша огненный шар, другой метнул молнию. Но с таким примитивом Оскол справлялся даже в студии. Агаральд так же встретил атаку человеческих магов пренебрежительным фырканьем - эльфы же пока сражались только с оборотнями. Зато оставшиеся без седоков драконы устремились к новому действующему лицу.
  А вот это уже серьезно. Командор молниеносно вытаскивал стрелы из колчана и посылал их в драконов. Он почти опустошил колчан, когда его стрельба возымела действие. Утыканные магическими стрелами драконы, так и не смогли провести на чужака огненную атаку, а этого Гартош опасался больше всего. Один за одним драконы тяжело приземлились в густую траву и к ним тут же устремились несколько рыжих теней.
  Больше уделять внимание драконам Оскол не мог, к нему спешили не мене десяти воинов, а так же возобновили атаку маги. Отбив очередное магическое нападение, командор выпустил оставшиеся стрелы в магов, и, вскочив на единорога, сам помчался навстречу солдатам. Краем глаза он успел заметить, что одна из стрел достигла цели, остальные сгорели. А дальше завертелось.
  Ворвавшись в цепь атакующих его людей, Гартош одним ударом сумел развалить одного бойца, а вторым отрубить руку другому. И тут откуда-то сбоку выметнулся огромный каррлак и с ходу врезался в ближайшего к единорогам воина. Воин с оторванной головой остался лежать, а каррлак бросился на следующего противника. За пару минут человек и оборотень уничтожили эту небольшую группу охотников за рабами и поспешили на помощь остальным каррлакам.
  С потерей драконов ситуацию удалось переломить. Каррлаки сами неплохо владели магией, поэтому человеческие, или даже эльфийские маги не являлись непобедимыми соперниками. Захватчиков стали теснить. С разных сторон подходили все новые оборотни, и стало понятным - рабозахватническая операция провалилась. Весь расчет пришельцев строился на внезапности и драконах, но сейчас не осталось ни одного, ни второго. Все больше каррлаков спешило к месту схватки, а драконам уже давно перегрызли глотки.
  Первые, как самые сообразительные, бежали эльфы, затем оставшиеся в живых человеческие маги. Ну а с оставшимися без магической поддержки воинами, оборотни расправились быстро.
  * * *
  Бой закончился неожиданно. Только что кипела схватка, умирали от клинков каррлаки, от клыков и когтей люди, и вдруг наступила тишина. Звенящая тишина, которая бывает только на поле боя. Когда ни одно насекомое, ни одна птица, ни одно животное не смеет потревожить эту тишину. Мир словно приходил в себя от ужаса.
  Приходил в себя и Гартош, вместе со своими новыми боевыми товарищами. Он почти не сомневался, что подружиться с оборотнями у него получилось. Как бы это цинично не звучало, нападение охотников за рабами, оказалось ему на руку. На некоторое время вокруг единственного оставшегося человека образовалось пустое пространство - каждый оборотень занимался своим делом. Стаскивались в кучу трупы врагов, отдельными рядами укладывались погибшие каррлаки.
  Отдавал распоряжения тот самый огромный оборотень, что бился с Гартошем плечом к плечу. Наконец старший каррлак смог уделить внимание своему неожиданному помощнику. Тяжело хромая, он подошел к человеку и единорогу:
  - Спасибо за помощь, - легким кивком поблагодарил он. - Твои стрелы оказали нам неоценимую услугу, как и твой меч.
  - Ненавижу охотников за рабами, поэтому и не смог остаться в стороне, - ответил командор.
  - Разделяю твою ненависть. За то время что я вождь, это третье нападение на наше племя. На этот раз мы потеряли особенно много, почти третью часть племени. И если бы не ты, потеряли бы намного больше. Кстати, как ты здесь оказался, что привело тебя в наш мир?
  Гартош замялся:
  - Как бы тебе объяснить...
  - Говори, если в наших силах тебе помочь, мы это сделаем.
  - Это как раз в ваших силах. Как-то я с дедом путешествовал по мирам, и побывал в вашем мире. Правда мой визит в тот раз был коротким, и с представителями вашего народа познакомиться не довелось.
  - Может оно и к лучшему, - хрипло прогаркал вождь, и Гартош понял, что каррлак смеется. - Неизвестно, как бы вас приняли в тот раз.
  - Мы тоже так подумали, поэтому быстро убрались. Но мне запомнился рассказ деда.
  - Какой? - заинтересовался каррлак.
  - Он говорил, что вы иногда нанимаетесь в телохранители, ели у вас возникает, конечно, такое желание.
  Оборотень пристально посмотрел на Оскола:
  - Ты прибыл сюда для того же, для чего здесь появились и эти, - он кивнул в сторону кучи трупов.
  - Не совсем. Мне не нужны рабы. Мне нужны друзья, соратники, которым я мог бы доверить охрану своей семьи.
  - А сам что, не справляешься?
  - Я солдат, и состою на государственной службе. Мне часто и надолго приходится покидать свой дом, а в нашем государстве сейчас неспокойно.
  - Понятно... - задумчиво протянул оборотень.
  К нему подошел еще один крупный каррлак:
  - Отец, этот человек очень помог нам. Теперь наша очередь помочь ему. Позволь мне и моей подруге отправиться с ним.
  - Заткнись Карвель, - беззлобно рыкнул сыну вождь. - Молод ты еще мне указывать.
  - Я не указываю, я всего лишь хотел посоветовать.
  - Даже советовать не созрел. Вот побудешь вождем, тогда и будешь советовать.
  - С тобой дождешься...
  - А чего ждать? С завтрашнего дня и принимай командование.
  - А ты?
  - А вот как раз я, вместе с Гвалой, отправлюсь с этим человеком, - огорошил сына, и не только его, вождь. - Кстати, - он вновь повернулся к человеку, - меня зовут Аруш.
  - Гартош, - коротко представился слегка ошарашенный гость.
  Он и не предполагал такой удачи. Его предложение принял не кто-нибудь, а сам вождь племени.
  - Значит так, - начал Аруш. - Сегодня у нас и радость, и горе. Горе, что погибло много наших соплеменников, и радость, что мы победили, и никого не отдали в рабство. Поэтому, мы скорбим до темноты, до того момента, когда отправим наших погибших в вечное странствие, а затем радуемся победе. И в честь нее, а так же нашего гостя, завтра устроим большую охоту на кзентов. Я тут как раз присмотрел одно стадо.
   * * *
  Ритуал отправки погибших соплеменников в вечное странствие, оказался прост. Тела подтащили к широкой реке, протекающей меж холмов, и под громкий вой, лай и рычание сотен глоток (провести в последний путь погибших прибыло много каррлаков из соседних племен), поочередно столкнули в воду. Тела оборотней долго не тонули и медленно плыли вдоль берега, постепенно подбираясь к стремине. Их провожали до тех пор, пока река не подхватила геройски погибших и не понесла прочь.
  Затем с обрыва в реку спихнули трупы врагов, правда, без всякой помпы.
  Ночь Гартош и Агаральда провели в компании нескольких сотен оборотней. К ним часто кто-нибудь подходил, представлялся, пытался завязать разговор, принимая даже единорога за разумное существо. Но Аруш быстро пресекал попытки разговорить его гостей, бесцеремонно отваживая любопытствующих. Причину такого поведения вождя, Оскол узнал от него самого. Оказывается вождь опасался, что каррлаки, наслушавшись захватывающих историй о других мирах, загорятся идеей эти миры посетить. И Гартошу не останется ничего другого, как доставлять оборотней в разные миры. Вот так вот. Хотя командор подозревал, что вождь попросту ревновал.
  Но любопытство самого Гартоша Аруш удовлетворил сполна, он много рассказал о своем племени и народе. Оказывается, каррлаки заселяли почти весь континент. Раса каррлаков была единственной разумной в их мире под названием Кортон, но не единственной расой оборотней. Кзенты, основной объект охоты каррлаков, так же являлись оборотнями, и так же владели магией.
  Сами каррлаки, по мнению Оскола, являлись очень интересной расой. После рождения они года три не владели оборотнечеством, и лишь становясь старше, постигали эту премудрость. Сначала их уменье было более чем скромным. Все что они умели, это менять свой цвет. Но постепенно, с возрастом, у каррлаков появлялись новые возможности. Они могли принимать форму любого собачьего вида, а затем и кошачьего, причем, кроме формы могли менять еще и размеры, впрочем, в определенных пределах. И чем старше становился каррлак, тем больше возможностей у него появлялось. Старые каррлаки могли принимать любую четвероногую форму. Но дело в том, что до старости доживали лишь немногие из оборотней, слишком уж нелегкая у них была жизнь.
  - Это я заметил, - переваривая услышанное сказал Гартош. - А могут ли каррлаки принимать облик кого-нибудь из двуногих?
  Аруш ненадолго задумался. Затем, задрав морду и рассматривая крупные звезды, сказал:
  - Сам я не встречал, но ходят легенды, что раз в тысячу лун рождается каррлак, которому суждено дожить до того возраста, когда он сможет принять любую форму, и не только двуногую. Он сможет становиться даже птицей, или рыбой.
  - Красивая легенда. Ты в нее веришь?
  - Хочется верить. Каждый каррлак мечтает обладать такими возможностями.
  - И не только каррлак... - пробормотал Оскол. - Так может этому можно научиться? Вы ведь владеете магией, и именно магия помогает вам превращаться. Ели получше этой магии научиться...
  - Ты не прав, - прервал человека оборотень. - Магия здесь совсем не причем. Способность превращаться у нас врожденная, просто она не сразу проявляется. Наши дети начинают превращаться лишь тогда, когда начинают что-нибудь соображать. И независимо от того, насколько тот или иной каррлак владеет магией, способность к превращению у него такая же, как и у остальных. Правда, у каждого есть свои пристрастия, и ели ты присмотришься, то не заметишь ни одного одинакового оборотня - все хотят быть неповторимыми.
  Гартош действительно уже давно обратил внимание, что каррлаки отличаются друг от друга, иногда даже очень. Большинство щеголяло в различных собачьих формах, но немало встречалось и кошек. Попадались даже гибриды, одна часть кошачья, другая собачья. Видимо это было верхом местной моды, потому как обладатели таких форм вышагивали с нескрываемой гордостью. А возможно это не каждому было доступно, только достигшим определенного возраста.
  - Истинные оборотни, - вспомнил командор слова деда.
  - Что? - переспросил вождь.
  - Я говорю, владеть оборотничеством без магии, могут лишь истинные оборотни, такие как вы.
  - Это, правда, мы и есть истинные оборотни.
  Ночь пролетела быстро и утром всех ждала грандиозная охота.
  Стадо, облюбованное Арушем, находилось латонах в шести от стойбища. Очень крупное, нужно сказать стадо, по дороге попадались стада и поменьше. На вопрос: почему Аруш притащил всех именно к этому стаду, тот ответил:
  - У меня с их вожаком давние счеты, напоследок хотелось бы посчитаться.
  Загонщики начали охватывать кзентов широким полумесяцем. Увидев такое количество каррлаков, кзенты стали трансформироваться. Самки и молодняк приняли длинноногую быстроходную оленью форму, и бросились прочь от охотников. Взрослые же самцы наоборот, стали превращаться в массивных быков, добавив к своим обычным рогам, длинный носорожий рог на самом носу - настоящую пику. Они развернулись в сторону врагов, и по команде вожака, сами бросились в атаку. Предстояла не охота, а настоящая битва.
  Две живые волны столкнулись, и степь огласилась предсмертным ревом и хрипом. Первыми потери понесли каррлаки, многие не сумели увернуться от острых рогов и мощных копыт. Сам Гартош, верхом на Агаральде, с трудом сумел разойтись с двумя броненосцами. Кзенты были намного массивней единорога, да и рога себе отрастили подлине, так что командор справедливо опасался прямого столкновения. Что впрочем, не помешало ему рубануть пробегающего справа быка по толстой шее. Но сколь бы не была толстой шея кзента и прочным панцирь, Гариант ее почти перерубил, и бык, перевернувшись через голову, застыл огромной тушей.
  Гартош первым открыл счет добытых кзентов. И теперь пришла очередь каррлаков. Увернувшиеся от рогов и копыт оборотни, валили кзентов кто как мог. Одни оседлали быков и вгрызались длинными клыками в шею, другие старались добраться до горла, были и такие, что стремились выпустить кишки бегущему противнику. Осколу хватило и одного экземпляра. Он остановился возле своей добычи и поискал взглядом Аруша. Но во всеобщей суматохе и свалке вождя было не отыскать. Как он там со своим давним соперником? Не хотелось бы потерять нового боевого товарища в первой же переделке.
  А битва приняла другой оборот. Кзенты построились в новый боевой порядок. Они помогли друг другу избавиться от грозных каррлаков, и встали в круг, поместив вовнутрь серьезно раненых. Подступиться к этой живой крепости стало невозможно - либо под копыта попадешь, либо на рога напорешься. Двое наиболее отчаянных каррлака попытались перепрыгнуть через частокол рог, и одному это удалось. Второй нашел славную смерть на длинных острых рогах.
  Ловкий каррлак в виде кошки прыгал по спинам кзентов, и пытался расстроить их плотный боевой порядок. Но в этой группе находились лишь самые опытные быки и каррлаку пришлось спасаться самому. Насколько Гартош смог понять, смельчаком оказался сын Аруша, Карвель.
  И тут тревожно заревели попавшие в засаду самки и молодые кзенты. Быки тут же сорвались с места и помчались на выручку более слабой половине стада. Даже сейчас они пытались держать строй, но это было не так уж просто. Каррлаки то и дело вырывали из строя то одного, то другого быка, но нередко и сами становились жертвой.
  Аруш наконец, сумел добраться до вожака стада. Он несколько раз оказывался на спине этого огромного быка, но каждый раз тот своими удлинившимися рогами сгонял со своей спины нежелательного ездока. Аруш чудом избегал встречи с копытами, и снова атаковал противника. В очередной раз с имитировав атаку на спину кзента, он вцепился ему в горло.
  Следовавший за стадом Гартош, поспешил на помощь вождю, он пожалел, что не взял с собой копья, сейчас очень пригодилось бы. Вожак, с болтающимся на шее Арушем, вывалился из общей толпы и отбежал в сторону. На пару мунут командора оттеснили, и он потерял вожаков из виду. Когда он увидел их снова, каррлак и кзент стояли друг напротив друга - кзенту все-таки удалось освободиться от смертельной хватки противника. Оба тяжело дышали и усилено заживляли многочисленные кровоточащие раны. Гартош остановился неподалеку, вмешиваться в это выяснение отношений он не имел права. Наконец Аруш вполне натурально сплюнул и произнес:
  - Ладно, везунчик, живи пока. Разберусь с тобой в другой раз, когда вернусь.
  Он повернулся и потрусил в сторону заканчивающих охоту соплеменников. Через пару секунд повернул к своим и кзент. И тут Аруш, развернувшись на месте, что есть силы гаркнул. Бык подпрыгнул словно ужаленный, и вновь встал в боевую стойку.
  - То-то же, - довольно растянул пасть в ухмылке вождь, и не спеша подошел к Гартошу. - Выберемся как-нибудь на охоту со свежими силами, вот тогда и закончим наш спор.
  - И то верно, - согласился командор. - Добычи на всех хватит. Нужно дать племени отдохнуть.
   * * *
  Пиршество каррлаков зрелище не для слабонервных, но Гартош его выдержал. Целый день и всю следующую ночь, оборотни беззаботно веселились, словно их племя и не стояло недавно на грани уничтожения. Молодые каррлаки вовсю показывали свою удаль, а пришедшие безпарные самцы и самки из соседних племен подыскивали себе пару. В племя Аруша влилось несколько новых семей - так дружественные племена поддерживали своих собратьев.
  Наутро Аруш собрал своих соплеменников, и, взобравшись на скалу вождя, произнес короткую, но проникновенную речь. Он объявил о своем решении уйти с человеком, и о том, что вместо себя оставляет своего сына - Карвеля. Для большинства это уже не было новостью. С несогласными Аруш с Карвелем предварительно провели несколько разъяснительных встреч, и не всегда такие встречи заканчивались бескровно. Но зато теперь ни у кого не возникло возражений.
  Гартош, Агаральд, Аруш и Гвала, взошли на высокий холм, и под прощальный вой племени, скрылись в межпространственном мареве.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"