Ландарь Юрий Викторович: другие произведения.

"Хранитель трона и Черный Легион" 9 глава

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

   IX
  Появление оборотней в доме Гартоша стало сродни эффекту разорвавшейся шаровой молнии. Гартош никого не уведомил о том, куда он направляется, и что собирается вернуться не сам, поэтому была неудивительной шоковая реакция родственников и окружающих. К графу Коньсур зачастили посетители - поглазеть на диковинку - и каррлакам пришлось несладко. Но постепенно страсти улеглись, а природное обаяние Гвалы и непосредственность Аруша, сделали их вскоре всеобщими любимцами. Теперь Гартош мог намного спокойней покидать свою семью заниматься делами легиона и империи. А дел навалилось невпроворот.
  * * *
  Первая тревожная весть пришла из легиона "Барсы". Во время обычных учений, в которых помимо барсов участвовали и рядовые части, случился необычайно сильный обвал. Обвал произошел в Аргатных горах, вотчине барсов. Во время прохождения по одному из каньонов, четвертый полк барсов, вместе с двумя пехотными полками, попали под гигантскую лавину, похоронившую более тысячи бойцов. Беспокойство, и даже шок, вызвало не столько это неординарное событие, сколько то, что как выяснилось, эта лавина была вызвана искусственно. То есть, кто-то в самом центре империи, подстроил гибель сотен людей.
  Расследование показала, сход лавины в этом, казалось, безопасном месте готовился давно, как минимум два года. И это вызывало немалую обеспокоенность. К расследованию подключились лучшие маги и следователи империи. Они перевернули каждый камушек, проверили каждую тропу, но не нашли ни одной зацепки, которая могла бы привести к разгадке произошедшего.
  Черный Легион так же привлекался к этому делу, правда в основном в качестве перевозчиков. С их помощью перебрасывались сотни и даже тысячи нужных в расследовании людей. Несколько раз Гартош встречал отца, в сопровождении лорда Мервона. Лорда Дангал ходил мрачнее тучи: больше всего его тяготило то, что виновников произошедшего так и не обнаружили, а нет ничего худшего неизвестности. Когда знаешь, кто враг, всегда можно ему противостоять, как бы силен он не был. Но когда не знаешь, где, когда и от кого ты получишь следующий удар - это выматывает, это страшно, это вызывало самые нелепые, а порой очень опасные слухи. Тут же вспоминались пророчества Вензалы, и подобные истории.
  Единственное что показало расследование, это основательность, с которой провели операцию против барсов. Нужно было изучить все Аргатные горы, найти наиболее посещаемые элитным горным легионом места, подгадать время, что бы нанести наиболее сильный ущерб, и все это в строжайшей тайне. Список подозреваемых был невелик - Жеран и Гроброс. И судя по всему, случившимся в Аргатах это все не ограничиться...
  ...События, произошедшие в легионе "Гепарды", только подтвердило эти догадки.
  Лорда Дангал собрал командоров элитных легионов в Тороне. Совещание начал без предисловий:
  - Господа командоры, из легиона "Гепарды" пришла еще одна трагическая весть. Во всех пяти полках легиона происходят массовые случаи заболевания смертельной болезнью. Умирает каждый третий из заболевших. Причем заражаются, как люди, так и кони. Такого у нас еще не было. То, что заражение случилось во всех полках, говорит о том, что все это не случайно, это такая же диверсия, как и против "Барсов". А это значит... - Дангал обвел присутствующих пристальным взглядом.
  - Это значит, что кто-то начал войну против наших элитных легионов, - закончил за него лорд Мервон.
  - Именно так, Мервон, именно так...
  - Как дела у гепардов? - спросил командор барсов.
  - Плохо. Уже погибли несколько сотен людей и лошадей, хотя лекари и маги делают все возможное, что бы остановить эпидемию. И, похоже, это у них получается. Новых заболеваний все меньше и меньше, а все больше поправившихся.
  - Помоги им Матана...- пробормотал Мервон.
  - Будем надеяться и на ее помощь. Но я вас здесь собрал не затем, что бы молиться богам. Вы должны понять, теперь каждый из ваших легионов находится под вражеским прицелом, и вы должны сделать все, что бы ни допустить подобных трагедий. А враг хитер и чертовски опасен. Они уже поняли, что мы настороже, поэтому каждый их новый удар будет все более изобретательней. И они не остановятся.
  - Но зачем им нападать именно на элитные легионы? - спросил командор вепрей. - Ведь причинить вред простым частям намного проще.
  - Здесь дело не в простоте, - начал объяснять главнокомандующий, - все дело в психологическом эффекте. Наши враги хотят доказать, что могут достать самые боеспособные части Виктании, что спасения от них нет нигде и никому. Этим они показывают свою силу, и засевают страх и сомнения в головы людей. И нужно сказать, это им удается. Наши дознаватели приносят вести о разговорах ведущихся на рынках, тавернах, мастерских. Разговоры несут панический характер. Враги очень хотят посеять панику в Виктании, и наша задача этому помешать.
  - Снова Гроброс и Жеран? - спросил командор мамонтов.
  - Наверняка они, - ответил Дангал. - Судя по всему, наши вечные враги и недоброжелатели объединили усилия и стали действовать сообща.
  - Тарт и сконьеров вы отбрасываете? - спросил Гартош.
  - Тарт однозначно в этом не участвует. А вот сконьеры, возможно каким-то боком здесь и присутствуют.
  - А поему вы не принимаете во внимание Тарт? - полюбопытствовал мамонт. - Если им пообещали отдать наши южные провинции, это их должно заинтересовать. Тем более, что многие из них нас недолюбливают, впрочем, как и наши их.
  - Даже наши недоброжелатели в Тарте, предпочитают иметь дело с нами, чем Гробросом. Они их ненавидят еще больше, чем мы.
  - Ну, если вы так уверены... - пробормотал мамонт. - А что Волшебное королевство?
  - С Волшебным королевством ни в чем нельзя быть уверенным. Но думаю, они не пойдут с нами на конфронтацию, даже скрытую. Несмотря на то, что они со всеми стараются держаться подчеркнуто одинаково, отношения с Виктанией у них все-таки самые лучшие. Но я не удивлюсь, что в тайной войне, которая против нас объявлена, принимают участие силы не только из Иктива.
  Командоры разом загалдели. Как самый молодой и шустрый, Гартош первым успел выкрикнуть:
  - Как это?
  - А вот так. Наши маги уловили мощные отголоски межпространственной магии. И идут они из Гроброса. Так что из-за Межевых гор можно ожидать всего, чего угодно.
  Шум в кабинете главнокомандующего стих не скоро. Командоры обговаривали новости, высказывали предположения и предложения. Но нового, толкового и дельного никто так и не предложил.
  Наконец Дангал поднялся и закончил совещание:
  - Господа командоры, я скажу то, что вам и так понятно. Перед нами и перед империей лежат нелегкие времена и испытания, поэтому приложите все усилия, что бы к ним приготовиться. И надеюсь, вы понимаете, что можно говорить своим подчиненным, а что нельзя.
   * * *
  Целый месяц Гартош носился по полкам и сотням, пытаясь найти слабые места, куда мог бы ударить враг, и пока оставался доволен увиденным. В свой легион Оскол отбирал самых лучших и опытных воинов со всей Виктании и они не давали поводов для беспокойства. Все прониклись заботами командора и усиленно готовились к схватке с любым противником, регулярно проводя боевые и магические учения. Ели что и беспокоили командора Черного Легиона, так это классические единороги. В Волшебном королевстве наметилась нехватка этих магических существ и пятый полк укомплектовывался в основном молодыми единорогами, едва вступившими в зрелость. Именно этому полку Гартош и уделял наибольшее внимание, практически ежедневно гоняя их на новые и новые учения.
  О том что враг не оставил своих попыток навредить именно элитным легионам, говорили все участившиеся нападения северных племен на участки, где службу нес легион "Мамонты". Несколько раз мамонтам пытались устроить засаду, или натравить на них северных великанов, но бойцы и командиры северного легиона держались настороже, на провокации не поддавались, и даже сумели разбить одно из северных племен, захватив при этом их военного вождя. В этой операции принял участия и легион "Единороги"...
  ...Из центрального штаба прибыли два боевых мага - Гремольд и Лапога. Очень колоритная нужно сказать парочка. Гремольд - сухощавый, высокий и прямой, словно высеченный из куска старой древесины. Его лицо не выражало никаких эмоций, и глаза оставались одинаково холодны при беседе, еде, или занятий магией. Смутить, возмутить, или удивить его, было невозможно, и об этом ходили легенды в армии.
  О Лапоге, полной противоположности своего напарника, ходило не меньше легенд и слухов. Низенький и пухленький, очень веселый и подвижный, он абсолютно не походил на грозного боевого мага, особенно если учесть слухи, которые о нем ходили. А согласно слухам, был Лапога охоч до молодых розовопопых юношей, что у одних вызывало смех и веселье, а у других раздражение и даже ярость. Последние видимо всерьез опасались за свою честь.
  Но, несмотря на слухи и вид, эта необычная пара слыла одной из самых сильных связок среди боевых магов. Они отлично дополняли друг друга, и можно было только посочувствовать тем, против кого направлялась эта сила.
  Вместе с магами пришел и приказ: выделить два полка единорогов на помощь легиону "Мамонты". Гартош лично возглавил эту операцию.
  Черные полки появились вовремя. Уже знакомый Осколу четвертый полк мамонтов, вместе с пограничниками, держал оборону небольшого пограничного поселка. И то, что увидели единороги, заставило их содрогнуться. На ограждения поселка волнами накатывались объединенные стада скребов и северных бизонов. Этот поселок был намного меньше Крехнов - ставки четвертого полка, и огромное стадо грозило буквально затопить его.
  Гремольд и Лапога быстро разобрались, откуда идет наибольшая угроза. Посреди поросшей буйной растительностью тундры, расположилось войско одного из северных племен. Верхом на оленях, они ждали момента, когда придет их очередь атаковать обессиленных виктанийцев. Впереди их нестройных рядов бесновалось около полутора десятка шаманов, направляя на укрепления южан все новые и новые орды северных великанов.
  Лапога, от переполняющих его эмоций, даже затанцевал в седле, нетерпеливо указывая коротким толстым пальцем на шаманов.
  - Вот этих застанцев, разорви их задницы, нужно атаковать в первую очередь!
  Гремольд согласно кивнул и добавил:
  - Если нейтрализовать шаманов, животные быстро разбегутся, и нам придется иметь дело только с людьми.
  - Вот и займитесь шаманами. А мы, пока вы будете их удерживать, атакуем этот сброд, иначе они одумаются и перестроятся.
  И отдав приказ, Гартош двинул единорога вперед.
  - Да, да! Атакуйте их! - оживленно зажестикулировал Лапога. - И не волнуйтесь, мы побеспокоимся о ваших задницах!
  Командор остановился и развернул Агаральда:
  - Вы прикройте наши спины! А о своих задницах мы побеспокоимся сами!
  - Вот, вот! Именно это я и хотел сказать! Ваши задницы в надежных руках!
  Гартош сплюнул, развернул единорога, и, догнав строй, устремился на сшибку с врагом. Гремольд никак не отреагировал на выходку своего напарника, он к ним уже давно привык.
  Увидев несущихся на них единорогов, ряды северных племен смешались. Олени заволновались и норовили ускакать вглубь тундры, подальше от этих невиданных черных чудовищ. Шаманы оставили многострадальный поселок в покое, и попытались перенаправить скребов и бизонов в сторону новой опасности. Но тут в дело вступили Гремольд и Лапога. Они не только блокировали все попытки северных колдунов, но и сумели нанести по ним несколько магических ударов, троих при этом уничтожив.
  Освобожденные от магических уз животные, бросились в сторону от кровавой бойни, в которую их посылали. Часть из них рванула в сторону единорогов, но от черных полков веяло такой опасностью, что животные тут же повернули на своих недавних повелителей, смяв по ходу левый фланг племени.
  Северные племена воевали в основном с помощью набегов, и жесткая рубка, которая сейчас намечалась, не являлась их сильной стороной. Может они и попытались бы дать бой единорогам, но с правого фланга их неожиданно атаковал подоспевший первый верховой полк мамонтов. И племя джошаров - а именно они сейчас напали на поселок - дрогнуло. Первыми развернули оленей семьи из уже порушенного левого фланга. Правый фланг задержался ненадолго. И семьи из центра, под угрозой попасть в клещи, бросились догонять своих шустрых соплеменников.
  Единороги не могли тягаться в скорости и выносливости с оленями, поэтому они и не стали преследовать джошаров, а поступили более разумно. Черные полки, через подпространство, переместились наперед улепетывающему племени и встретили их лобовой атакой. Примерно половина северных вояк все-таки сумели увернуть от встречи с грозным противником, а остальные вовсю почувствовали на себе мощь атаки черных полков. Не умеющие хорошей брони, первые ряды джошаров были буквально нанизаны на пики единорогов, а потом началась рубка, в которой у северян не имелось ни малейшего шанса. Украшенные ветвистыми рогами олени, служили лишь средством передвижения и при верховой схватке от них мало толку. Многие из джошаров это поняли, поэтому спешились и попытались противостоять виктонийцам пешими, но времени, что бы правильно организовать оборону им не оставили. Единороги, а затем и подоспевшие мамонты, быстро подавили разрозненные очаги сопротивления.
  Недалеко ушли и отвернувшие от схватки с единорогами семьи. Два пехотных полка Северной Армии и один кавалерийский, как нельзя кстати подоспели к месту сражения и приняли северян в тесные объятья. Вырваться из этой, как потом оказалось, подготовленной мясорубки, сумел лишь каждый пятый джошарец участвующий в набеге.
  Среди пленных оказался и военный вождь племени, которого через пару недель повесили.
  * * *
  После удачно проведенной операции, командор единорогов на несколько дней вырвался домой. В последнее время, надолго оставаться с детьми и Лиситой Гартошу выпадало нечасто, даже несмотря на его отличные способности передвигаться с помощью магии. Поэтому нескольким свободным дням обрадовались все: и дети - включая малышку Милену, и жена, и каррлаки, и сам Гартош.
  Мартан стал уже совсем большой и важный, словно дед - лорд Дангал. И вскоре он займет свое место в магической группе одной из высших студий, ведь именно магический кристалл выбрал старший сын Гартоша в свой День Выбора. Понятное дело этому обстоятельству особенно порадовались лорды Руткер и Гнивер. Крепыш Зоктер продолжил дело отца и деда - ему больше по душе пришелся меч. Костяным подобием настоящего меча он вовсю махал на тренировках старшего брата, и это дало основание начать занятия с Зоктером раньше намеченного времени.
  Гартош сам провел с сыновьями пару занятий по фехтованию, но после возмущений наставника оставил это дело, тот заявил - Гартош не вписывается в его методику, а только ломает ее. Так что отцу осталось лишь с улыбкой наблюдать за занятиями сыновей со стороны.
  Малышка Милена, за время долгих отсутствий отца, успевала его забывать, но по мере роста это происходило все реже и реже. В этот приезд она признала отца практически сразу. Но главным ее кумиром оставалась, конечно, Гвала. Оборотница с первого дня привязалась к малышке, и времени с ней проводила даже больше чем Лисита. Для них соорудили специальную корзину в виде колыбели, в которой Гвала таскала Милену по всему поместью. И что самое главное, Лисита абсолютно не переживала в это время за свою дочь.
  Частым гостем в доме Гартоша бывал Катан, недавно с успехом освоивший подпространственные переходы. Своей семьей он так и не обзавелся, поэтому при каждом удобном случае появлялся в Лариэле, в гостях у Гнивера, или, что случалось гораздо чаще, в Коньсуре.
  Вот и сейчас Катан прибыл в дом Гартоша почти одновременно с хозяином. Он рассказал брату о своих успехах продвижения по службе, и с завистью выслушал о последних подвигах младшего братишки. Братья долго общались в отдельном кабинете хозяина, обсуждая в основном непростую ситуацию в империи, и выдвигая свои предположения развитии событий. А затем Катан отправился поиграть с детьми, в которых буквально не чаял души. Гартош со вздохом проводил его взглядом - так и не обзаведясь семьей, Катан забывался в семьях братьев.
  Наконец-то дождался своей очереди Аруш. Вот кто не выглядел довольным. Каррлак сразу же стал жаловаться Гартошу на скукотищу, и упрекнул, он подчеркнул - боевого товарища, что не такая жизни была ему обещана в новом мире.
  - Где приключения, где схватки?! - взывал оборотень. - От этой сытой обустроенной жизни я скоро зачахну. Ты должен взять меня с собой, в легион. Я слышал, как ты нахваливал последнее сражение, у меня аж слюнки потекли.
  - Но как же охрана детей? - пытался возразить Гартош, в глубине души понимая нового друга.
  - Гвала справится, - отмахнулся Аруш. - К тому же здесь все построено так, что при малейшей опасности ты все узнаешь и мы мгновенно сюда вернемся. Разве не так?
  - Так, - нехотя признал Гартош.
  И после недолгих уламываний, согласился брать каррлака с собой.
  На второй день отдыха, командору пришло сообщение о новом выпаде против элитных легионов. Над расположением двух полков легиона "Драконы" выпал ядовитый дождь. Об убитых не сообщалось, но сказали, что очень много покалеченных и изуродованных. А так же что уничтожены почти все боевые машины, кроме тех, что хранились в укрытии. Единственное что Оскола хоть немного успокаивало, это что беда случилась не в том полку, где служил Дебор.
  Помощь командора единорогов не требовалась и он остался дома, хотя отдых, конечно, был безнадежно испорчен. Но долго наслаждаться теплом дома и вниманием семьи ему не довелось. От отца пришла еще одна тяжелая весть о провалах агентов и шпионов на территории Жерана и Гроброса. А так как нигде не могли найти одного из помощников командора Тайного Легиона, то основной версией стало предательство. Об этом новом ударе по элите мало кто знал, но от этого не становилось легче.
  Утром третьего дня, вызов Тереса буквально выбросил графа Коньсур из кресла.
  -(Гатрош, беда! Скорей в легион!)
  Гартош даже не стал ничего переспрашивать, из-за мелочи Терес не поднял бы паники. Он попрощался с встревоженной Лиситой, поцеловал детей и помчался на конюшню, за Агарольдом, который громким ржанием подтверждал приход беды. На входе в конюшню Оскола ожидал полный решимости Аруш.
  - Ну, вот ты и дождался своего часа! - бросил ему Гартош. - Теперь позабудь о скучной и размеренной жизни!
  - Уже забыл, - коротко ответил каррлак.
   * * *
  Расположение Черного Легиона напоминало развороченный муравейник. Кто-то куда-то мчался, кричал, размахивал руками, но большинство бойцов уже сидели в седлах, полные решимости отправится к демону в зубы хоть сейчас.
  Гартош направился к штабу, где уже собрались почти все сотники и полковники. Недостающие прибывали сразу вслед за командором. Терес с ходу стал посвящать командира в суть событий:
  -Буквально полчаса назад пятый полк отправился на учения в баронство Третлад, что на границе с Жераном.
  - Я знаю, где Третлад, что случилось?
  - Люди барона должны были встретить полк и указать им место для учений, чтоб посевы не потоптать и к границе поближе.
  - Терес, я знаю все это! Что случилось?!
  - Люди барона, и сам барон действительно ждали наших, и подготовили им огненную ловушку!
  Гарош застонал. Огненная ловушка! Огонь - единственное чего боятся боевые единороги, от него они буквально сходят с ума. Теперь понятно от чего бесятся остальные единороги - они чувствуют ту боль, тот ужас, что обуял их собратьев.
  - Кто-нибудь вернулся?
  - Никого. Рестан не оставит своего полка, он только сообщил о случившемся. Ты ведь знаешь, там в основном молодые единороги, я даже не представляю что там сейчас твориться, если даже здесь единорогов тяжело контролировать.
  Дальше Оскол уже не слушал. Он выбежал из штаба и бегом направился к Агаральду. Ждавший возле штаба Аруш помчался за ним.
  - Подожди Аруш, твое время еще не пришло! - бросил ему Гартош, и, вскочив в седло наклонился к уху единорога. - Нам надо это сделать дружище, мы должны им помочь, больше некому.
  Агаральд повел налитым кровью глазом и ударил копытом.
  - Тогда вперед!
  Единорог с всадником скрылись в мерцании, и в следующем мгновении вышили посреди дыма, огня, и полных боли криков и ржания. Гартош сразу оценил обстановку. Остатки полка метались на пятачке, шетов трехсот в диаметре, а вокруг гудело подымающееся стеной пламя.
  - Круг! - крикнул командор. - Создать круг!
  И не дожидаясь реакции, он помчался посреди мечущихся единорогов. Те, кто не совсем поддался панике, и кто сохранил на четвероногих единорогов хоть какое-то влияние, пристраивались за хвостом Агаральда и следовали примеру командора и вожака. Жиденькая цепочка постепенно превращалась в цепь, которая наконец замкнулась в полноценный круг. Между скачущими всадниками проскочила зеленоватая молния и первый десяток ушел в подпространство. Гартош гнал единорога по кругу, не давая ему косится на огонь, ведь сейчас вся надежда была на Агаральда, только он мог вывести жеребцов из плена безумия и заставить их подчиниться всадникам. Понимал это и вожак единорогов, он хрипел и выплевывал целые сгустки пены, но во всю прыть мчался по кругу, вовлекая в него все новых участников и давая им шанс покинуть огненную ловушку.
  Один за одним, иногда группами до двух десятков, покидали единороги огненное кольцо, которое сжималось все плотней и плотней. Мелькали по цепи разряды энергии, и вскоре настал момент, когда хвост последнего единорога скрылся в магическом мерцании. С трудом сдерживая себя, и особенно Агаральда, Гартош сделал круг по значительно уменьшившейся площадке. Нужно убедиться, что ушли все. Да, ушли все кто мог, живых здесь больше не осталось. Магия, разбуженная единорогами, только раззадорила огонь, и разъяренные тем, что у них отняли добычу, к единорогу с всадником потянулись длинные языки пламени. И только почувствовав у себя на лице их огненное дыхание, Гартош послал уже начавшего терять рассудок единорога в подпространство.
  С тревогой ожидавшие своего командора легионеры увидели, как из магического сияния, захватив с собой клубы сизочерного дыма и вихри огня, появились похожие на демонов чудовища. Обгоревшие хвост и грива единорога, а так же волосы всадника, делали их вид особенно демоническим.
  Едва выбравшись их подпространства, командор спешился и тут же бросился к Рестану, над обожженной правой стороной которого уже колдовал лекарь.
  - Рассказывай, - распорядился командор.
  Время от времени морщась от боли, командир пятого полка поведал о случившемся.
  - Согласно составленному штабом плану, мы должны были провести учения по обнаружению и уничтожению большого отряда, ворвавшегося в Третланд со стороны Жерана. Люди барона должны были встретить нас в условленной точке и провести до места встречи с предполагаемым противником, где мы совместно его атакуем.
  Гартош молча кивал: так все и планировалось.
  - Но выйдя в нужной точке, мы не обнаружили людей барона. И едва весь наш полк собрался на опушке леса, где мы должны были встретиться, как вокруг нас вспыхнул огонь. Он вспыхнул сразу со всех сторон и заключил нас в кольцо. Я понял, что мы попали в ловушку и отдал приказ о срочном возвращении. Но первых несколько минут нас кто-то сдерживал, кто-то достаточно сильный, а затем единороги словно сошли с ума и начался настоящий ад. Я только и успел, что передать сообщение. Даже мне не удалось удержать единорога в стенах разума, что уж тут говорить за молодых жеребцов.
  - Способность единорогов обмениваться мыслями, в этом случае сыграла против них самих, - сказал Вирон. - Они поделились не только мыслями, но и болью, страхом. Это объясняет, почему панике поддался сразу весь полк. Нужно подумать, как избежать подобного в следующий раз.
  - Следует высылать разведку, - предложил самое простое решение Алькон.
  - Не пойдет, - возразил Терес. - Наше основное оружие внезапность. А появление наших разведчиков, сопровождаемое мощным магическим всплеском, вряд ли останется незамеченным. К подходу основных сил противник успеет подготовиться.
  Гартош хмуро прервал обсуждение:
  - Позже подумаем как быть. Вирон, ты смог найти, кто это сделал?
  - В общем, да. В этом замешан барон, его люди, а так же кое-кто со стороны - два, три мага. Причем, очень сильных мага. Полностью свое присутствие они не скрыли, лишь сделали его расплывчатым, размытым. Я не смогу их распознать.
  - Куда они ушли?
  - След тянется до границы с Жераном, а затем умело обрывается. Приглашающий нужно сказать след...
  - Понятно... Они впервые показали, кто за всем этим стоит. Ждите меня в полной готовности, я скоро буду.
  - Куда ты? - бросился вслед за Осколом Аруш.
  - В Верховный штаб. Может там знают больше. Побудь пока здесь.
   * * *
  Гартоша, без предупреждения появившегося возле ступеней Верховного штаба, чуть не расстреляли дежурные арбалетчики, и только то, что его сразу же узнали, избавило командора от участи подушечки для иголок.
   Он успел как раз к началу совещания, посвященного последнему нападению на элитный легион. Кроме высших чинов, на совещании присутствовало много магов, в том числе и Руткер с Гнивером.
  Гартош быстро доложили о последних событиях, и, не обращая ни на кого внимания спросил у Гнивера:
  - Ты знаешь, где они?
  - Знаю, - после секундного замешательства ответил брат. - Сейчас они уже не скрываются. Они готовы встретить Черный Легион.
  - Где они?
  - Люди Антуна, барона Третлада, находятся сейчас в Жеране, неподалеку от нашей границы. Там устроили ловушку для вашего легиона.
  - Жеранцы понимают, Черный Легион самый опасный для них. У них самих нет ничего подобного, поэтому они сделали все, что бы выманить вас в подготовленную ловушку, - поднявшись из-за стола, сказал Дангал.
  - Ты про огненную ловушку?
  - Нет. Это была попытка разозлить единорогов как следует, и оставить четкий след, куда ушли виновники, а там вас уже ждет главная ловушка - тридцать тысяч арбалетчиков, кавалеристов и пехотинцев. Жеранские собаки и предатель барон, видимо и сами не ожидали такого успеха в первом же выпаде против вас. Кстати, какие ваши потери?
  - В огне живьем сгорели около четырех сотен моих людей с единорогами, - сквозь зубы выдавил Гартош. - Половина выживших получили тяжелые ожоги.
  - Мне очень жаль Гатрош, но...
  - Покажите мне этих тварей! - прервал отца командор единорогов.
  Гнивер посмотрел на отца, тот скрипнул зубами и кивнул. Над большим столом, стоящим в совещательной комнате, по взмаху руки Гнивера, словно разлилась гладь воды, отражающая медленно проплывающую внизу местность - маги Виктании удерживали над нужным местом захваченную магией птицу. Птица летала по кругу, показывая большую крепость на берегу извилистой реки, в латоне от которой находилось несколько сотен народу. Гнивер повел рукой и изображение приблизилось. За несколькими длинными столами, пиршествовали никак не меньше шести сотен человек.
  - Празднуют гады... - процедил командор, примечая, где сидят хозяева, где гости.
  Особо он отметил местонахождения барона Третлада, который в окружении богато одетых господ, с воодушевлением произносил тост.
  - А теперь посмотри на это, - тихо сказал Гнивер.
  Сквозь серую дымку, на окружающих пиршество холмах, проступили ровные ряды нескольких тысяч арбалетчиков, сразу за которыми расположились втрое больше тяжелой пехоты. В ближайшей роще, а так же в крепости, ждала своего часа тяжелая кавалерия. Идеальная ловушка. Туда легко попасть, но очень немногие смогут оттуда выбраться.
  - То, что ты видел в первую очередь, от нас и не скрывается, - объяснил Гнивер. - А вот что бы увидеть истинное положение дел, нам пришлось очень потрудиться.
  - Сколько их?
  - Около тридцати тысяч.
  - Тридцати отборных тысяч, готовых к вашему появлению, - добавил Дангал. - При мощной поддержки магов.
  - Которые нашли способ блокировать, хоть и ненадолго, ваши переходы через подпространство, - в свою очередь вставил лорд Руткер.
  - Очень хорошо, что они собрались все вместе, гоняться не придется... - Гартош расправил плечи и бухнул себя кулаком в грудь. - Я отомщу за свой пятый полк, и за остальные легионы, ваше превосходительство!
  Дангал тяжело вздохнул и чуть заметно кивнул:
  - Иди сынок, и пусть боги будут на твоей стороне.
  Когда за Гартошем закрылась дверь, тур-генерал Авитель, командующий Центральной армией, не удержался от вопроса:
  - Дангал, ты уверен, что поступаешь правильно, дав добро на эту авантюру? Черный Легион конечно хорош, но шестикратное превосходство...
  Главнокомандующий снова тяжело вздохнул, и тяжело опустился в кресло:
  - Я его все равно не смог бы удержать. А так у него будет мое благословление, как главнокомандующего, и как отца. Надеюсь, оно поможет Гартошу. И всем нам тоже...
   * * *
  Покинув штаб, Гартош не послал Агаральда назад в легион, а направился к Дороге Храмов. Он не спеша проехал мимо храма всех богов, за громадиной которого расположились отдельные храмы. Копыта единорога стучали по мостовой, приближаясь к нужному святилищу, но в последний момент Оскол передумал и повернул от храма Терхона - бога войны, к храму Килесы - богини мести.
  Он бывал в этом храме всего пару раз, еще в студии, когда их всей группой провели Дорогой Храмов, заводя в каждое святилище, и подробно рассказывая про богов, которым посвящался тот или иной храм. Тогда Оскол не почувствовал особого превосходства всесильных сущностей над обычными смертными. Теперь же он ступал под своды храма как проситель, с пониманием того, к кому он пришел и о чем будет просить. И это повергало его в нешуточный трепет.
  В головном зале горело с десяток бездымных ламп, дающих достаточно света, что бы рассмотреть небогатое убранство центрального в Виктании храма богини мести, и саму шестирукую богиню. Килеса держала в каждой руке орудие мести - похожие на пламя кривые кинжалы. Кроме Гартоша в храме находилось еще несколько просителей, но все они не задерживались надолго - бросали в жертвенник энную сумму денег, полушепотом произносили просьбы, и, пряча друг от друга глаза, покидали здание.
  Командор дождался, когда он останется один в зале, и, подойдя к статуе богини, припал на колено:
  - Прошу о милости великая. Вся моя суть взывает к мести, мести страшной и жестокой. Враги подло погубили моих людей, и я не успокоюсь, пока не отомщу. Не отомщу так, что запомнят на века. Я принесу в твою честь богатые жертвы, пролью реки крови. Только помоги. Помоги моей мести вырваться наружу и повергнуть врагов в прах. Только на тебя вся моя надежда и стоящего за мной легиона.
  Гартош склонил голову, и всем духом, всей душой желал, что бы его молитва не пропала впустую, что бы его слова долетели до божьих чертогов и были услышаны. И видимо действительно пламенную он держал речь, и шла она от самого сердца.
  Скрипнуло над головой у просителя, и по огромному залу пробежала волна леденящего внутренности холода, прогоняя прочь смертных, направивших свои стопы в храм Килесы. Гартош медленно, всем телом чувствуя этот холод, поднял голову. Богиня смотрела на него в упор, немигающим, но отнюдь не каменным взглядом. Ее руки опустились, и кинжалы направились на Оскола. От этого взгляда застыло дыхание, и кровь окончательно застыла в жилах.
  - Давно я не слышала таких страстных речей и не чувствовала такого желания отомстить, - сказала богиня мести. - Ты просишь многого, готов ли ты столько же много отдать?
  - Готов великая! - выдохнул Гартош.
  - Меня радует твоя решимость молодой Оскол. И ты получишь мою поддержку и благословление. Я помогу тебе, Месть на твоей стороне. Но знаешь ли ты, с кем тебе придется сражаться?
  - Мои враги жеранцы, и предатели виктанийцы, которые погубили моих людей.
   - Отнюдь, это не самые опасные твои враги. Есть враги и посерьезней, я бы даже сказала, пострашней.
  - Кто они?! - казалось глаза Гартоша загорелись багровым пламенем. - Я готов сразиться с любым врагом!
  Тихий хрустальный смех, словно сорвались тысячи ледяных сосулек, прокатился по залу, и эхом затерялся где-то вверху.
  - Боюсь, что знание сейчас сыграет не в твою пользу. Лучше тебе остаться в неведении.
  У Гартоша хватило ума не спорить с богиней.
  - Я помогу тебе в борьбе с силами, что против тебя выступили. Возьми.
  С кончика одного из кинжалов сошел язык зеленого пламени, и маленьким солнцем подплыл к человеку.
  - Это мой знак, несущий мою силу. Сумеешь применить его правильно - и ты выиграешь, переусердствуешь, не сможешь остановиться - и проиграешь.
  Гартош взял сияющую жемчужину в ладонь, и не почувствовав ни холода ни жара, осторожно сжал ее в кулаке.
  - Спасибо, великая. Я сделаю все, что бы ты во мне не разочаровалась.
  - Сделай Гартош, сделай. Выполни свое обещание, пролей в мою честь море крови, и мы вместе насытимся этой местью.
  Командор встал с колена, и поклонившись принявшей прежнее положение статуе, зашагал к выходу. При свете солнца он разжал кулак, на ладони лежала зеленая жемчужина. Гартош бережно переложил ее в нагрудный карман, и скривив губы в зловещей усмешке, одним прыжком взлетел в седло.
  Как только смертный скрылся в магическом мареве, губы Килесы так же сложились в зловещую усмешку и огромным залом снова прокатился хрустальный смех.
  * * *
  В легионе нетерпеливо ждали командира - полные решимости единороги приготовились дать бой любому врагу. Лекари закончили возиться с обожженными людьми и животными, но никто, даже с трудом держащиеся на ногах, не захотели отправляться в госпиталь до возращения командора.
  Появившись возле штаба, Гартош сразу созвал совещание:
  - В общем, так ребята. Жеранцы понимают, что мы не оставим безнаказанно то, что они устроили нашему пятому полку, поэтому подготовили нам горячую встречу. К месту предполагаемого сражения они стянули тридцать тысяч бойцов.
  - Уважают, - протянул Зигул.
  - Всего-то! - фыркнул Алькон.
  Гартош обвел взглядом подчиненных, в их глазах читалось: тридцать тысяч не та цифра, что могла бы их остановить. Удовлетворенно кивнув, он набросал на столе схему расположения жеранских войск, и веселящихся в центре засранцев.
  - Первый полк, ударите с севера. Тремя сотнями по кавалерии в этом леску, остальные по пехоте и арбалетчикам. Второй полк с юга, вот сюда и сюда. Третий с запада, вот ваши цели. Четвертый с востока. Ну, а мы, - Гартош повернулся к Рестану, - с бойцами из пятого полка, которые смогут держать оружие, навестим веселящуюся компанию.
  Никто не пытался оспорить у потрепанного полка такую привилегию, она им досталась по праву. Пытаясь улыбнутся, Ристал гримасничал обожженным лицом, отчего всем присутствующим становилось немного жутко.
  - Когда выступаем? - спросил Терес.
  - Сейчас. Полчаса на сборы. И еще... Гартош обвел всех испытующим взглядом. - Многие думают, что соваться туда самоубийство. Возможно кто-то из вас думает так же. Так вот, знайте. Мы не идем умирать, мы идем мстить. Я был в храме Килесы и просил ее о помощи.
  - Я не удивлюсь, если она ее обещала лично, - пробормотал Алькон.
  - Обещала, - улыбнулся командор.
  - Ну, так как ты просишь, то куда ж денешься! - захохотал Зигул.
  В штабе разом спало напряжение, присутствующие оживленно задвигались, заулыбались, послышались комментарии близких знакомств командора с демонами и богами. И предстоящий акт возмездия теперь уже ни кому не казался безнадежным.
  * * *
  Веселье возле крепости Рузаро было в самом разгаре. Черный Легион уже никто не ждал. Раз не ударили по горячим следам, когда преобладали эмоции, значит, не ударят вовсе, благоразумие победило. А жаль. Лорд Томнар, граф Лимеро разочарованно вздохнул. Эту ловушку он готовил несколько лет, и полагал не нее большие надежды. С тех пор как он впервые столкнулся с единорогами, прошло почти десять лет, и он никогда не забудет, как из магического вихря появился, действительно страшный всадник на черном единороге, и как он зарубил бедного Золтоса.
  Мечте создать подразделение подобное виктанийским единорогам, не суждено было сбыться, Волшебное королевство отказалось продавать им черных боевых единорогов. Видите ли, они не хотят, что бы единороги хоть когда-нибудь встретились в бою. Повезло виктанийцам, им первым пришла в голову великолепная мысль, создать из черных единорогов крупное боевое подразделение, тем самым отняв эту возможность у других.
  Граф с презрением посмотрел на сидящего напротив Антуна. Предателей он никогда не любил, хотя без их услуг не обойтись. Барон много пил, запивая свой страх перед Черным Легионом, и то, что единороги не появились, являлось для него лучшей новостью. Томнар его прекрасно понимал, за то предательство, за ту подлость, что он совершил, он заслужил самую страшную кару со стороны своих соотечественников. Но все-таки нужно признать, без помощи барона и его людей, устроить огненную ловушку единорогам не удалось бы. Теперь нужно ломать голову, куда пристроить барона.
  Додумать эту мысль графу не удалось. Вдруг содрогнулся магический эфир и на ближайшем поле, казалось, лопнуло само пространство, выпуская вместе с клубами пыли, летящих во весь опор страшный черных чудовищ. Они были все так же страшны, как и десять лет тому назад. Графу Лимеро радоваться бы тому, что ловушка сработала, капкан захлопнулся, но вместо этого ему вдруг пришла обратная мысль - возможно жеранцы совершили страшную ошибку...
  ...Гартош первым влетел на поле перед празднующими, где ждали, и в то же время боялись их появления. То ли жеранцы оказались первые мгновения в шоке, то ли давали возможность всем единорогам появиться на поле, но первый залп из мощных арбалетов и баллист задержался. Пятый полк преодолел уже половину пути до столов, когда в них полетели заговоренные стрелы болты и копья. И вся эта туча смертоносных орудий, нависшая над неполным полком, сгорела, словно пылинки на раскаленной сковородке. А сделать второй залп, стрелкам не удалось.
  Появившиеся со всех сторон черные полки, прошли по рядам жеранцев, как по нежной весенней траве, практически не встретив достойного сопротивления.
  Находясь на острие атаки, командор видел перекошенные от ужаса лица, и злая радость наполнила его до предела, смешавшись с ненавистью и жаждой отомстить. Он направил Агаральда к нужному ряду столов, где до этого времени прекрасно проводили время интересующие Оскола личности. Единорог с разбегу влетел на широкий стол, разбрасывая и плюща огромными копытами блюда и тарелки. Рассекая воздух, меч Гартоша зашипел, с его кончика срывались трех, четырех шетовые ярко голубые молнии, поражая всех на своем пути. Время от времени слева от Оскола мелькал полностью забрызганный кровью Аруш, наводя своим видом ужас на жеранцев.
  Лица оцепеневших в ужасе врагов приближались с каждым взмахом меча, с каждым шагом единорога, с каждым ударом сердца. И вот тот долгожданный миг, когда Гартош ударил мечем с особым наслаждением. Полная ненависти, почти белая от переполняющей ее силы молния, с легкостью разрезала ненавистного предателя, барона Третлада, вместе с его соседями. Обратным движением Гартош хлестнул по жеранцам, сидящим напротив барона - уже пришедших в себя и пытающихся отвалить подальше от стола. Им не повезло, их ожидала та же участь, что и барона.
  И только разделавшись с этой кучкой, командор почувствовал себя почти полностью удовлетворенным. Основная цель достигнута, враги, виновные в гибели его людей, уничтожены. Осталось навести здесь как можно больше шороху, что бы в дальнейшем соседям неповадно было испытывать Виктанию на прочность. Агаральд прошел стол от начала до конца, и, соскочив с него, остановился - Гартош решил внимательно и уже спокойно осмотреть поле боя.
  Пятый полк заканчивал разгром, скорей даже уничтожение пирующих, доставая уцелевших из-под столов. Судя по наполнению эфира энергией, магов у жеранцев хватало, и они вовсю старались пустить в ход свой арсенал. Но все их попытки атаковать натыкались на непробиваемую защиту Черного Легиона. Гартош потрогал в нагрудном кармане слегка нагревшуюся жемчужину, и еще раз поблагодарил Килесу за помощь.
  На ближних холмах и за ними так же вовсю кипела битва, где жеранцы, несмотря на огромный численный перевес, терпели сокрушительное поражение.
  - (Алькон, как у тебя дела?) - запросил командор отчет у своего полковника.
  - (Как по писаному! Стрелков розсеяли и частично перебили, половина пехоты не подымется уже больше никогда, кавалерию связали боем и не даем подойти на помощь пехоте.)
  - (Не увлекайтесь, наше время уходит. Терес?)
  - (У нас почти так же как и первого полка, только мы еще и кавалерии врезали как следует. О том, чтобы атаковать, они пока и не думают.)
  - (Подумаешь! Да мы тоже!)
  - (Заткнись Алькон! Вирон, как у тебя?)
  - (Стрелков уничтожили почти полностью, пехоту разогнали, сейчас сцепились с кавалерией. И меня сильно тревожить бездействие их боевых магов.)
  - (Они не бездействуют, просто у них ничего не получается. Зигул, что там у тебя?)
  - (Нормально, давим как кузнечиков), - коротко ответил командир четвертого полка.
  - (Кому нужна помощь?)
  После недолгого молчания отозвался Вирон:
  - (Мне пожалуй не помешает.)
  - (Я могу помочь!) - сразу отреагировал Терес.
  - (Хорошо, помоги Вирону. Зигул, помощь нужна?)
  - (Пока справляемся.)
  - (Ясно, тогда мы поможем Алькону. И всем подготовиться к отходу, максимум через пять минут, нас здесь не должно быть.)
  Пятый полк развернулся на север и ударил по жеранской пехоте, так и не сумевшей восстановить правильное построение после удара первого полка. Помощь Алькону действительно не помешала. Если пехота серьезных угроз ему больше не представляла, то кавалерия желала реализовать свое численное превосходство. И возможно ей это удалось бы, если бы в дело не вмешался разгоряченный победой пятый полк. Еще не выплеснувшие всю свою ненависть и жажду мести бойцы пятого, буквально смели левый фланг жеранской пехоты и врезались в большой отряд кавалерии.
  Пожалуй их сейчас не могли остановить бы и демоны, прояви они такое желание. Виктанийцы рубили врагов, словно сухой камыш на учениях. Они стали теснить кавалерию противника с двух сторон, и наконец обратили их в бегство. Но преследовать убегающих командор не дал:
  - (Вирон, Терес, как там у вас?)
  - (Кого не убили, тех разогнали), - ответил Вирон.
  - (Зигул?)
  - (У меня так же. Но появилась проблема.)
  - (Какая?)
  - (Приближается большой отряд кавалерии из крепости.)
  - (В бой не вступать, всем домой.)
  - (Может еще задержимся?) - засомневался Терес. - (Эти жеранцы, они как дети из младшей группы студии, против выпускников академии. Их бить одно удовольствие.)
  - (Я сказал домой! Без самодеятельности! А то мы здесь можем задержаться надольше, чем нам хочется. И не оставьте здесь никого из своих.)
  Полки Черного Легиона один за другим скрывались в подпространстве, оставляя после себя только усеянные трупами врагов поля. Гартош уходил последним. Он с огромным удовлетворением осмотрел поле боя, и достал из кармана слабо светящуюся жемчужину.
  - Эта победа посвящается тебе, великая.
  Жемчужина последний раз мигнула, и превратилась в обычную горошину. Оскол обернулся на быстро приближающуюся кавалерию противника и зло сплюнул:
  - Не таких сусликов выливали.
  И со спокойной совестью вернулся домой.
  * * *
  Три тусклых силуэта, не видимых даже для сильных магов, неподвижно стояли всего в сирте от места сражения. После разгрома жеранцев, стоящий справа повернулся к остальным:
  - Интересные здесь разворачиваются дела. А ведь все уже было решено.
  - Да, - кивнул средний, - кто-то решил сыграть в свою игру. Показал и подсказал виктанийцам расположение войск Жерана. Помог защититься от магии, причем от нашей магии.
  - Интересно бы знать кто, - добавил третий.
  - Узнаем, скоро узнаем, - пообещал средний.
  И, так и не замеченная никем троица, медленно растворилась в воздухе.
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"