Ландарь Юрий Викторович: другие произведения.

Хранитель трона и Черный Легион 11 глава

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

   XI
  Прошел почти год после нападения на пятый полк Черного Легиона, и мщения за это. За это время почти удалось восстановить пострадавший полк и добиться большей боевой готовности во всем легионе. "Единороги" были готовы встретить любые невзгоды, и они не заставили себя ждать.
  Весть о том, что гробросцы вновь перешли границу на шерамском плацдарме хоть и ожидалась, но все-таки произвела эффект падающих с неба камней - была надежда, что все может обойтись без войны. Многие услышавшие эту весть словно впадали в ступор, а затем в истерику. Видимо работа по распространению панических и антиимперских слухов не прошла безрезультатно.
  Несмотря на то, что Восточная армия ожидала нападения и была готова к нему, агрессорам из-за гор удалось прорвать хорошо укрепленную границу, что представляла из себя, почти сплошную крепостную стену с обеих сторон, а кое-где и не одну. Гроброс не зря хвалился поддержкой извне. Магических удар огромной силы буквально смел, сравнял с землей большой кусок виктанийских укреплений - не меньше семи латонов в ширину и пятнадцать в глубину. Применяемая здесь магия на порядок превосходила прежние возможности Гроброса. Наверняка этот удар готовился долгое время и можно было только догадываться, какие артефакты и какой мощи здесь задействовались. Взрывная волна прокатилась на тысячи латонов, пугая своим мощным магическим отголоском.
  В образовавшийся пролом сплошным потоком ринулись отборные войска Гроброса, стремясь расширить проход и как можно дальше углубиться на территорию Виктании.
  У виктанийцев на границе находилось немало хороших боевых магов, да и войск хватало, но первые часы остались за нападавшими. Многие маги были ошеломлены магическим тараном, других связали боем. То же самое можно сказать и о войсках: замешательства, что охватило нескольких высоких чинов на границе, хватило чтобы противник ввел в пролом почти десяток своих корпусов. Что и говорить, загорская империя подготовилась отменно.
  Вот именно для таких случаев и создавался Черный Легион. Спустя три часа после вести о прорыве, Гартош получил приказ ударить гробросцам в лоб, и остановить их продвижение.
  Приказ был не совсем понятен командору единорогов. Не были определены конкретные цели, не произведена разведка. Гробросцы успели растектись на довольно большую территорию - не менее двух десятков латонов - и даже такому мощному легиону, как "Единороги", было не под силу остановить эту махину.
  Маги легиона пытались собственными силами произвести разведку, но маги противника не зря ели свой хлеб - над их войском словно повис грязно серый клубящийся туман. Что бы не попасть в очередную ловушку, Гартош предпочел выйти на территории гарантировано не занятой противником, и уже осмотревшись, действовать по обстоятельствам.
  Одна за одной, уходили сотни первого полка. Алькон доложил:
  - (Враг находится на расстоянии двух латонов. Кавалерия и пехота на повозках в количестве трех тысяч единиц. Нас увидели и остановились.)
  - (Вот и хорошо, что остановились.) - ответил ему командор. - (Вы свою задачу выполнили - продвижение противника остановили.)
  - (Долго оставаться на месте они не будут, к ним постоянно подходит подмога. Я уверен, не больше чем через полчаса они атакуют.)
  - (Полчаса большой срок. За это время можно подготовиться к обороне. Хоть какие-то войска у нас там имеются?)
  - (Есть немного. Те что находились в неглубоком тылу и не попали под таранный удар.)
  - (Вот и помоги им организовать оборону. Наверняка неподалеку от границы еще войска найдутся, собери всех кого сможешь. И создавай видимость подготовки к атаке, не давай противнику расслабится, успокоиться и атаковать раньше времени. Но сам пока атаковать не вздумай.)
  - (Все понял, выполняю.)
  Решение созрело само собой, и подсказала его обрисованная Альконом обстановка. Нужно выходить из подпространства в прямой видимости у передовых частей Гроброса - одним своим видом единороги останавливали противника - затем организовать оборону из имеющихся под рукой сил, а дальше... А дальше по обстановке, главное охватить как можно большую территорию.
  Полковники получили краткие инструкции и увели свои полки. Сам Гартош ушел вместе с Вироном - третий полк занимал позицию посредине остальных полков и отсюда было удобней всего управлять легионом.
  Всем полкам, кроме четвертого, удалось воплотить наставления командора в жизнь: одним своим видом запугать противника до икоты, и, воспользовавшись его замешательством, организовать эффективную оборону. А вот Зигулу с ходу пришлось вступить в бой.
  Едва четвертый полк вышел из магического мерцания, как тут же попал в гущу событий. Разрозненные и изрядно потрепанные части Виктании с трудом сдерживали атаку кавалерии неприятеля, и, судя по усланному трупами полю, уже не первую.
  Зигул собрал сотников и быстро отдал приказы:
  - Первыми шестью сотнями бьем по правому флангу кавалерии, остальным четырем атаковать вон тот обоз на горизонте. Если зрение мне не изменяет, там пехота на повозках и по ней нужно ударить, пока они не организовали оборону. Но в большую драку не ввязываться: пронеслись, порубили, истоптали и назад. Все понятно? Тогда в бой!
  Полковник сам повел шесть сотен в атаку, и наверняка не одно гроброское сердце ёкнуло при виде огромного всадника закованного в черную броню, верхом на огромном черном единороге. Единороги внушали первобытный страх, и не зря. Вдобавок к своему грозному виду, они являлись магическими существами, а значит окружить себя ореолом страха для них не являлось проблемой. И только наличие у противника магов, помогло им удержаться от всеобщей паники.
  С жутким лязгом столкнулись мечи, загудели от ударов крепкие доспехи, затрещали под остриями пик кольчуги. Сейчас все решали выучка и крепость стали. Первые же минуты боя показали - выучки гробросцам не занимать, а вот ховарская сталь черных полков оказалась на порядок лучше загорской. Плюс к этому, единороги на полшета были выше обычной лошади, что давало их всадникам дополнительные преимущества.
  И вот, после пары долгих минут жестокой рубки, гроброская кавалерия дрогнула. Дрогнула, подалась назад, а за тем, теснимая с двух сторон, поспешно отступила. Преследовать их не стали, единороги не соперники лошадям на длинные дистанции - обстреляли их дальнобойных луков и арбалетов, и все. Сейчас главное подготовиться к новым атакам противника. Хотя... Судя по действиям остальных четырех сотен, следующей атаки можно не ожидать часа два, три, не меньше.
  Вернувшиеся сотники браво доложили:
  - По вражескому обозу пронеслись, порубили и истоптали, причем порубили и истоптали тысячи полторы, никак не меньше. Телеги вместе с амуницией и всем снаряжением сожгли, и, не став преследовать панически бежавшего противника и связываться с отступающей кавалерией, вернулись к остальным сотням.
   О чем Зигул не замедлил доложить командору.
  Гартош облегченно вздохнул - первый час войны для Черного Легиона прошел удачно.
  * * *
  Время быстрых побед для гробросцев закончилось. Из ближних тылов спешно подтягивались резервные части и организовывалась эффективная оборона. На все случаи в виктанийских штабах разработали тактику и стратегию, и сейчас они становились руководством к действию. Но все равно, преимущество нападающей стороны в пехоте и кавалерии - особенно в пехоте - все еще было слишком велико. А это значит, работы для Черного Легиона хватало с избытком.
  Сумев стабилизировать обстановку на довольно большом участке фронта, черные полки к концу дня получили новое задание. Ликвидировать прорыв крупной группы кавалерии, в количестве семи, восьми тысяч единиц - гробросцы сумели ввести в брешь в обороне один из своих лучших кавалерийских корпусов.
  Противник двигался тремя ровными колонами, примерно в латоне друг от друга. Присланные из Тороны маги, помогли Гартошу и его полковникам детально рассмотреть корпус. В каждой колоне по две с половиной тысячи человек - бригада, и в случае необходимости, одна бригада могла прийти на помощь другой в течение пяти, шести минут. Эффективная тактика. Помимо быстрой помощи, такое построение имело и другие преимущества. Если одна из бригад встречала сопротивление, вступала в бой и не нуждалась в срочной помощи, две другие обходили противника стороной и двигались дальше, находя новые, безопасные пути. Таким образом корпус мог продвигаться вглубь территории Виктании на максимальной скорости, ведь он имел две задачи: разгром обозов, и захват не успевших подготовиться к обороне населенных пунктов.
  Первый же городок, встреченный корпусом, подготовиться к обороне успел, а так как он, как и все приграничные населенные пункты представлял из себя целую крепость, то интереса для гробросцев не представлял - его взятие послужит задачей идущей позади пехоте. Город решили обойти стороной.
  - Вот тут мы их и возьмем, - радостно воскликнул Гартош, увидев, как корпус разделился. - Лучшей возможности мы вряд ли дождемся. Пока две северные бригады подоспеют на помощь южной, мы разделаем голубчиков.
  - Обязательно разделаем, - подтвердил Зигул. - У нас численное преимущество, плюс внезапность.
  - Плюс мы Черный Легион, - проворчал Алькон.
  - Вот, вот. Значит так. Как только бригады разойдутся на достаточное расстояние, атакуем южную с трех сторон и прижимаем к стенам крепости. - Гартош повернулся к одному и столичных магов. - Свяжись с гарнизоном города и объясни им задачу. Обстрел вражеской конницы, когда они бросятся на помощь южной бригаде, и помощь нам в уничтожении названой бригады.
  Маг кивнул и тут же отправился выполнять поручение. Остальные разошлись по полкам, ожидать команды от командора.
  Гробросцы обходили городок на почтительном расстоянии, не давая шанса для обстрела даже из дальнобойных баллист и катапульт. И это оказалось на руку Черному Легиону. Дождавшись удобного момента, Гартош отдал приказ и четыре их пяти полков одновременно ударили по южному корпусу с трех сторон. По-видимому в этом корпусе не оказалось достаточно сильных магов, способных предотвратить подобное нападение, или хотя бы предупредить о нем, а возможно они сосредоточились в двух северных бригадах (а как оказалось позже, так оно и было), но появление несущихся во весь опор черных полков, застали южную бригаду в полной растерянности.
  Гробросцы не успели перестроиться и единороги вклинились в их ряды без всяких помех, тут же разбив вражескую колону на несколько изолированных друг от друга частей. Командор единорогов, наблюдающий со стороны за этим избиением младенцев, радостно потирал руки: вот таки битвы он любил - когда противник подавлен, деморализован и не способен к эффективному сопротивлению, а не норовит огрызнуться и дать в зубы. И правда, офицеры Гроброса напрасно пытались организовать хоть какое-то сопротивление. Все произошло слишком быстро и их бойцы потеряли драгоценное время, чем вовсю пользовались единороги. Крайние ряды неприятеля снесли в первые же секунды боя, несколько групп удалось окружить полностью, остальных теснили к стенам крепости.
  Сопротивляться закованным в черную броню единорогам казалось бессмысленным, и загорская кавалерия сделала попытку оторваться от этих чудовищ, уйти вдоль стены крепости, пусть даже ценой многих и многих жизней. И вновь радовался командор - его ребятам даже не придется особенно потеть, большую часть работы взяли на себя стрелки на стенах, щедро забрасывая незваных гостей стрелами, болтами, камнями, ядрами и прочими гостинцами.
  Свою роковую ошибку уцелевшие командиры южной бригады поняли лишь тогда, когда на пути их отхода, из магического марева и клубов пыли, вырвался пятый полк единорогов. Гробросцы вспомнили, что они все-таки элитная кавалерийская часть грозного Гроброса, и с отчаяньем обреченных на смерть бросились на подчиненных Рестана.
  Снова зазвенели клинки и закричали раненые. Зажатые со всех сторон, последние загорские сотни, оказали на удивление яростное сопротивление, и трем десяткам все-таки удалось вырваться из кольца. Гартош не отдавал приказа преследовать беглецов, единороги должны оставаться свежими, ведь к месту сражения быстрым галопом приближались еще две бригады, и в их рядах явственно чувствовалась затаенная волшба.
  Вот сейчас все начнется по взрослому. Что бы сократить путь, гробросцы даже рискнули проскочить в опасной близости от стен, прикрывшись правда мощными магическими щитами. Что ж, истощение вражеских магов было только на руку единорогам. Тем более что названые щиты оказались не столь уж непробиваемыми - маги в крепости сумели накачать разрушительной силой достаточное количество метательных снарядов, чтобы поразить две, три вражеских сотни.
  В предчувствии новой схватки единороги нервно перебирали копытами и всхрапывали, всадникам с трудом удавалось удержать своих четвероногих помощников от преждевременной атаки. Но прямой сшибки так и не произошло. Поняв, что от южной бригады практически ничего не осталось и на помощь идти некому, командование корпусом решило не ввязываться в смертельную схватку, в которой корпус скорей всего потерпит поражение. В последний момент разогнавшиеся гроброские сотни отвернули вправо, уходя от прямого столкновения, лишь полутысяча продолжала безнадежную атаку на единорогов, прикрывая тем самым маневр своих товарищей.
  Отдавая должное отваге и самопожертвованию этих пяти сотен, Гартош тем не менее, приказал выдвинуть вперед лучников и расстрелять безумцев практически в упор. До полноценной рубки уцелело не больше сотни кавалеристов.
  Тем временем, значительно поредевший корпус быстро уходил на север, надеясь затеряться ночью в густых лесах предгорья. Единороги ночью чувствовали себя не менее уверенно, чем днем, но вот в леса соваться не хотелось бы - там смерть может поджидать за каждым кустом. Не кавалерийское это дело, по лесам гонять, да еще без помощи проводников и пехоты. Командору сразу вспомнились события более чем десятилетней давности, когда будучи еще академиером, пришлось вместе с гепардами гоняться за гроброскими лазутчиками. Но начальство, которому Оскол доложил об обстановке, успокоило - с севера подходили два пехотных легиона, так что встретить противника есть кому. Задачей единорогов становилось не выпустить вражескую кавалерию из этой мышеловки, перекрыв им любые пути к отступлению.
  * * *
  Спокойно переночевав под городскими стенами, отдохнувшие, залечившие, кто мог, раны, единороги утром появились на границе степи и предгорных лесов. Очень вовремя нужно сказать появились.
  Попытавшиеся затеряться в глубине леса гроброские кавалеристы, нарвались на засевшие там виктанийские легионы. Не имея представления о численности неприятеля, гробросцы сделали попытку прорваться и понесли огромные потери. Решив больше не рисковать и сохранить хотя бы остатки корпуса, командование повернуло его назад, к своим войскам. И вот тут их снова ждал неприятный сюрприз в виде Черного Легиона.
  Единороги не дали противнику выйти из леса и развернуться. Несколько атак снова загнали их под кроны деревьев, где пехота не теряла времени зря. Вообще, ели бы его воля, Гартош всю черновую работу переложил бы на рядовые части. Элитные легионы создавались, что бы помогать рядовым частям, а не брать все тяготы войны на себя. Но сейчас выхода не было, нужно добивать врага, пока он ослаблен.
  Взявший разгон боевой единорог, был подобен тартскому носорогу. Ховарская броня закрывала голову, шею, грудь и верхнюю часть корпуса единорога, ховарская же чешуйчатая броня защищала и седоков. Так что при лобовом столкновении преимущество было не на стороне легкой гроброской кавалерии - уланов. И первые же минуты боя подтвердили это.
  Гартош не выдержал, и вместе с командиром четвертого полка принял участие в рубке. И снова, как и в Ларфе, они с Зигулом рубились плечом к плечу. Только теперь на их стороне был оборотень. Аруш мелькал неподалеку от Гартоша, время от времени сбивая кого-нибудь из всадников, и тут же, коротким ударом лапы, вырывал им глотки. Оборотень часто менял форму, отчего создавалось впечатление участия в битве множества чудовищ.
  Расположившиеся в тылу виктанийские маги, успешно срывали все планы противника по уходу через подпространство хотя бы магов и командования корпуса, вынуждая всех принять бой здесь и сейчас.
  Бой кипел уже долгих три минуты, когда с тылу по гробросцам ударила подоспевшая пехота, окончательно похоронив их надежду на прорыв. Не меньше получаса понадобилось виктанийцам, что бы добить последнего сопротивляющегося, или взять в плен тех, кто выявил благоразумие и сдался, не видя другого выхода. Но нужно было признать, таких оказалось меньше сотни.
  По окончании боя Гартош хмуро осмотрел свое воинство: с начала войны легион потерял каждого пятого. Если так пойдет и дальше, то через неделю от легиона останется только память, у кого добрая, у кого нет. Мрачные размышления командора прервал Гнивер:
  - (Привет братец, как твои дела?)
  - (Не могу сказать что хорошо. Гробросцев мы, конечно, разгромили, но и своих потеряли почти тысячу, причем половину из них убитыми.)
  - (Это война Гартош, и это не последние потери. Ну, а что загорский корпус уланов разбили, так это здорово. У Гробросцев явная нехватка кавалерии, и на этот корпус они возлагали большие надежды. А насчет потерь... Я поговорю в штабе, что бы вами поменьше затыкали все дыры.)
  - (Для того и создавался наш легион, что бы дыры закрывать.)
  - (Вы слишком уникальный легион, что бы вами так рисковать. Тем более что обстановка постепенно нормализуется. Мы все еще отступаем, но каждый шаг дается врагу ценой все больших потерь. Думаю, скоро сумеем остановить их совсем.)
  - (Остановить то мы сумеем, но что бы ни получилось как с Шерамским плацдармом - потеряли кусок территории, и вот уже несколько столетий забрать не можем.)
  - (Да, обороняться гробросцы умеют лучше, чем наступать, и выбить их будет тяжелее, чем остановить.)
  - (И я о том же), - мысленно вздохнул Гартош.
  - (Отложим решение этой задачи на будущее. Ты мне лучше вот что скажи. В уничтоженном корпусе не было ничего необычного?)
  - (В каком смысле?)
  - (Не участвовали на их стороне особо сильные маги, например? Или не применялись мощные артефакты? Возможно, уловили проявление непонятной магии?)
  - (Нет, ничего такого я не заметил. Я даже удивился, думал, что у корпуса будет лучшее магическое прикрытие.)
  - (Понятно... Это все что я хотел узнать и сказать. До встречи.)
  - (До встречи.)
  После разговора Гартош задумался - слишком много Гнивер не досказал. Но если не поделился даже с братом, значит так нужно.
  После разгрома корпуса единороги привели себя в порядок, определили раненых, и снова были готовы послужить на благо империи. Но, по-видимому, империя уже не так остро нуждалась в услугах единорогов, а возможно возымело действие обещание Гнивера поспособствовать спокойствию легиона, но Черному Легиону приказали прибыть в распоряжение штаба Восточной армии, и отдыхать. Здесь Гартош более подробно узнал о последних новостях.
  Гробросцы сумели немного расширить проход в оборонных линиях Виктании и захватить территорию, где-то пятьдесят на пятьдесят латонов. Очень неплохо для двух дней войны! Становилось очевидным, с какой тщательностью готовился противник к нападению, как быстро ввел войска, и, не дав опомнится виктанийцам, захватил немалую территорию. Правда к концу второго дня ситуация стабилизировалась, и продвижение агрессора удалось замедлить.
  Сейчас каждый шет гробросцам приходилось буквально выдирать у хозяев, и делать это становилось все сложнее. На востоке страны виктанийское командование сосредоточило наибольшее количество частей, и эти части сейчас выстраивались в эффективную оборонительную линию, включающую в себя целый ряд городов-крепостей. Быстро выйти в тыл противника у гробросцев не вышло, сказалась недостача кавалерии. А вот преимущество в пехоте сказывалось, во все более медленном, но неумолимом продвижении вперед.
  * * *
  Целых два дня Черный Легион не участвовал в боевых действиях, но работы у него оказалось выше крыши. Командование "вдруг" вспомнило, что единорогов можно использовать не только в прямых военных действиях, но и как быстрое, очень быстрое средство передвижения. И началось...
  Перебросить панцирный легион из глубины страны на опасный выступ фронта. Час, полтора отдыха, и теперь уже стрелки катаются на волшебных созданиях. Потом срочно понадобились боеприпасы. Потом еще, и еще... Неудивительно, что к концу дня двуногие единороги порядком устали, а четвероногие, на которых и легла основная нагрузка, просто валились со всех четырех копыт.
  Когда на следующий день Гартошу показали список пассажиров и график их доставки, командор взмолился:
  - Отправляйте нас быстрей на фронт! Иначе к вечеру весь легион поляжет, так и не вкусивши по настоящему вражеской крови!
  - Успокойся командор! - одернул его начальник штаба Восточной армии. Вы вчера хорошо поработали и переброшенные вами войска помогли почти остановить противника. Еще один такой же ударный день, и мы окончательно остановим неприятеля. А потом еще два три дня, и можно будет думать о наступлении. Эх, если бы вы еще кавалерию могли...
  - Да поймите же вы, - перебили мечтания начальника Гартош. - Каждый переход через подпространство вызывает у единорогов усталость, а с пассажиром или грузом усталость нарастает многократно. Каждый новый переход дается все с большим трудом. Я не знаю, сколько моих подчиненных не сможет сегодня войти в подпространство. А сколько, я даже страшусь об этом подумать, не смогут из него выйти. У меня сейчас сложилось мнение, что таким изощренным способом решили избавиться от нашего легиона.
  - Но, но командор! Не забывайтесь! Каждую часть используют там, где она приносит наибольшую пользу. Вы сейчас наиболее эффективны, именно как транспортная часть. И не делайте такое лицо, в этом нет ничего постыдного. Но раз вам так тяжело, я постараюсь уменьшить нагрузку.
  - Вдвое, - попросил Гартош, еще раз взглянув на список.
  - Хорошо, вдвое, - нехотя согласился начальник штаба.
  Он со вздохом начал вычеркивать номера и названия частей и легионов, уже виденные им на фронте.
  - Возьми командор. И как хочешь, но что бы к вечеру эти части были в указанных местах.
  Гартош взял облегченный список, и довольный своей небольшой победой, хоть и не над противником, отправился его выполнять.
  ...Столько передвигаться магическим способом Черному Легиону еще не доводилось. Но к исходу второго дня грандиозной транспортной операции, никто, даже самые отъявленные скептики и противники создания такого дорогого легиона, поняли - польза от единорогов огромная. Те несколько десятков тысяч, переброшенных в Восточную армию, помогли не только остановить наступление противника, но и создали предпосылку для наступления.
  * * *
  В преддверии большого наступления, самому полезному легиону империи, дали возможность хорошо отдохнуть, выспаться и подготовиться принять непосредственное участие, теперь уже в боевых действиях.
  Командора единорогов пригласили на совещание, которое проводил сам император. В начале совещания Лориан поблагодарил Черный Легион за ту титаническую работу, что он проделал в последнее время. Гартош коротко и с достоинством поклонился и совещание началось.
  План предстоящего контрнаступления огласил лорд Дангал:
  - Верховный штаб, вместе со штабом Восточной армии разработали такой порядок наступления. Начинает наступление северная группа, состоящая из трех пехотных, одного кавалерийского легиона, и приданных стрелковых и метательных подразделений. Затем в ход идет южная группа, в таком же количественном составе, как и северная. И только тогда, когда обе эти группы оттянут на себя достаточное количество войск, в бой вступит центральная, самая мощная группа войск, состоящая из четырех пехотных легионов, в том числе "Вепрей", двух кавалерийских легионов, легиона "Шершни", и легиона тяжелых метательных орудий.
  Задачи, которые мы ставим перед этими группами, не только освобождение нашей территории, но и захват как можно большего количества пленных. Нам нужна информация - почему Гроброс начал наступление именно сейчас, и кто из нашего мира или извне, ему так здорово помогает. Для помощи войскам мы привлечем лучших магов империи, которые приготовили для врага свои сюрпризы. Надеюсь, мы заставим их пожалеть о своем опрометчивом поступке - наступать на Виктанию. Наступление начинается через час. Прошу присутствующих занять свои места.
  Пока для Черного Легиона не нашлось новых сверхсложных задач, Гартош ошивался на наблюдательном пункте северной ударной группы. Командовал этой группой лорд Зорамин, один из самых опытных командоров империи. Магическое прикрытие осуществлялось отдельным магическим полком под руководством Гнивера. Вместе с Гартошем на наблюдательном пункте собрались почти все его полковники, что, в общем-то, было правильным - в случае необходимости командиры полков должны четко представлять, какая от них потребуется помощь, какие дыры они будут затыкать в этот раз.
  Наступление северной группы началось, с самоубийственной, казалось, атаки двух пехотных легионов. Ели судить по визуальному наблюдению, то у гробросцев на этом участке собралось войск, как минимум не меньше чем у виктанийцев, а ведь в ближнем тылу наверняка затаились дополнительные части. Имелись так же, кой-какие оборонительные сооружения, пусть и возведенные наспех. Так что наступающие легионы ожидал, если не полный разгром, то сильное поражение наверняка. И в таком заблуждении враг находился до тех пор, пока не пришла пора обстреливать наступающих виктанийцев.
  Все стрелы и другие метательные орудия загорцев поглотила невидимая даже магическим зрением защитная стена. Причем стена оказалась односторонней - стрелы летевшие в обратном направлении прекрасно через нее проходили. Мало того, пролетая сквозь защитную стену, стрелы и болты напитывались убийственной энергией, и без проблем прошивали магическую защиту гробосцев вместе с доспехами, да и с телами тоже. Все попытки вражеских магов не увенчались успехом, все-таки Гнивер не зря считался одним из сильнейших магов империи, да и команда у него собралась как на подбор.
  - Твой брат выбрал простую, но очень эффективную тактику, - комментировал действия Гнивера Вирон, самый опытный маг среди полковников единорогов. - Он не стал мудрить и выдумывать что-то сверхновое, а вместо этого дал нашим солдатам сверхмощную и сверхнадежную защиту, которую гробросцам так просто не взломать. И эта защита служит еще и оружием.
  Вирон ненадолго замолчал, внимательно присматриваясь к действиям своих бывших сослуживцев по магическому полку:
  - Пожалуй я погорячился насчет простоты. Создать такое заклинание, прикрывшее два легиона, совсем непросто, да еще такой мощи.
  А на поле боя, это простое, и в тоже время сложное заклинание раскрывалось все больше и больше. Невидимая стена, катившаяся впереди пехотных шеренг, вдруг стала видимой - словно воздух потемнел, сгустился и уплотнился - и накрыла редуты противника.
  - Гнивер накачал в свое детище дополнительной энергии, - вновь первым все понял Вирон. - Смотрите! Наши взошли на передний край загорцев и их никто не встретил!
  - Да некому их встречать, - мрачно заключил Гартош. - Магия всех убила.
  - Не хотел бы я, что бы против меня применяли такую магию, - включился в обсуждение Алькон. - Простой солдат против нее бессилен, словно жук перед носорогом. Лучше уж меч против меча.
  - Гробросцы, что бы взломать нашу оборону, применили еще более убийственную магию, - возразил Вирон.
  - Вот я и говорю. Собрать всех магов...
  Договорить Алькон не успел. Из ближайшей рощи выметнулся кавалерийский легион, и помчался на помощь пехоте, которая практически без потерь преодолела передний край противника и вступила в бой с частями второй линии. Сделав свое дело и истощившись, магическая стена растаяла, но несмотря на это, пехота успешно продолжала наступление. Во второй линии, серьезных оборонительных сооружений противник построить не успел, да и численное преимущество теперь было за наступающими. Так что когда конница догнала свою пехоту, проходы через вторую оборонительную линию уже были открыты. А третьей линии обороны уже не было, одни тылы.
  Третий пехотный легион в атаках не участвовал, для него нашлась другая задача - прикрыть левый фланг от ударов с севера. Поэтому построившись в боевые колоны, полки третьего легиона спешно занимали отбитые у противника редуты, быстро перестраивая их для отражения ударов уже не с запада, а с севера. И тут оказалось, что захваченные редуты заполнены отнюдь не одними мертвецами. Магическая волна многих просто оглушила, так что еще одна задача - захват большого количества пленных - так же была успешно решена.
  А наступление между тем продолжалось. Кавалерийский легион умчался далеко на восток, круша и кромсая все, что попадалось на пути. Один из пехотных легионов стал разворачиваться на юг, готовясь отразить удар оттуда, и только центральный легион, все еще двигался на восток. Вот сейчас и начиналась настоящая битва.
  Слева и справа от прорыва, гробросцы спешно снимали передовые части и бросали их на наступающего противника. Первую атаку прогнозируемо провели на третий, северный легион, пытаясь смять виктанийцев первым же мощным ударом. Контрудар вышел не слабым - десять тысяч пехоты. Атака проходила по всем правилам - первые три ряда панцирная пехота, следом лучники, затем средняя пехота, арбалетчики, и замыкали все легкие пехотинцы.
  Двукратное преимущество давало гробросцам основания надеяться на успех, но дальнейшие события опровергли это. В передние, латные ряды наступающих, полетели камни из захваченных и подтянувшихся полевых катапульт, дротики из малых и больших баллист. Интенсивность обстрела была таковой, что всего за три минуты от стройных панцирных рядов остались только кучи шевелящегося метала. Оставшись без живого щита, гробросцы могли либо отступить, либо броситься в безрассудную атаку. Загорцы выбрали последнее.
  Навстречу наступающим взвились тучи стрел, быстро сводя на нет численное преимущество гробросцев. И снова магия сыграла в этом не последнюю роль. Вновь поднявшаяся магическая стена, закрыла виктанийцев от вражеских стрел и магии. И в то же время защитники спокойно, не таясь, расстреливали набегающего противника, абсолютно не опасаясь получить ответный подарочек.
  На невидимом для простых людей уровне, разгоралась своя, магическая битва. Подоспевшие маги Гроброса, пытались взломать защитную стену, проломить ее грубой силой. Но заклинания стены были построены так, что преобразовывали вражеские разрушительные заклинания в чистую энергию, готовую для дальнейшего использования. Гробросцам пока не удалось подыскать ключика к заклинаниям противника, и они предприняли прямую атаку на магов, стремясь, если не уничтожить их, то хотя бы отвлечь от защиты своей пехоты.
  Обладающие магическим даром видели, какие разрушительные силы задействовали противники. В магическом эфире бушевала настоящая буря, и отголоски ее разносились по всему Иктиву.
  - Заметь, - наклонившись к Гартошу, тихо сказал Вирон, - твой брат практически не участвует в этой битве магов, он чего-то ждет.
  - Ждет и ищет, - подтвердил Гатрош. - Наверняка тех, кто помогает гробросцам.
  - Я тоже так думаю. Пойду, помогу нашим, сейчас им моя помощь не помешает.
   - Смотри не выдохнись раньше времени! - крикнул вслед другу командор. - Ты еще и нашему легиону понадобишься!
  Гартош и сам был не против поучаствовать в этой битве - как магической, так и телесной. Но для первой ему не хватало знаний, а для второй еще не пришло время. Единственное что ему оставалось, это наблюдать.
  Сильно поредевшие ряды гробросцев добрались, наконец, до редутов и вступили с их защитниками в рукопашную схватку. От этого боя Гартоша отвлек новый источник опасности - с юга быстро двигались две колоны противника, в общем количестве не меньше семи, восьми тысяч. Еще пару тысяч кавалерии пытались обойти южный легион с фланга.
  Подбежал вестовой, видимо командование сейчас не очень доверяло магической связи.
  - Лорд Гартош, лорд Зорамин приказывает вам остановить кавалерийский отряд противника!
  - Приказывает, значит, остановим, - кивнул Оскол. - Алькон, Терес, Зигул, это задача для вас. Вы должны так организовать выход, что бы ударить с востока, откуда противник не ожидает атаки. Выходите как можно ближе, не нужно утомлять единорогов долгой скачкой. И больше ни во что не ввязывайтесь: мощного, но короткого напора для остановки двух кавалерийских тысяч хватит.
   * * *
  Казалось воздух вздулся огромным мыльным пузырем, и из него стремительной лавиной вывалились черные чудовища, тут же врезавшись в правый фланг гроброской кавалерии. Даже находясь далеко от места боя и наблюдая за происходящим через подзорную трубу, Гартош чувствовал благоговение от появления черных полков. Что же тогда должны чувствовать те, против кого направлялась эта невероятная сила?
  В первые же секунды единороги буквально снесли несколько тысяч вражеской кавалерии. И дальнейшее опять напоминало избиение младенцев. Гробросцы не успели опомниться, как лишились половины обходной кавалерийской группы и, не выдержав напора единорогов, повернули назад, сминая правый фланг своей же пехоты.
  И вот тут началось что-то непонятное. Вместо того что бы вернуться к своим, черные полки оставались на месте.
  - Что за черт! - вскипел Оскол. - Чего они там ждут?! Когда гробросцы опомнятся и всыпят им как следует?! (Алькон, Терес! Быстро уходите оттуда! Зигул! В чем дело?)
  От группы магов что есть духу бежал Вирон:
  - Гартош! Их не выпускают оттуда! Подпространство закрыто, это ловушка!
  - Твою мать! Только этого не хватало! Вирон, готовь свой полк, будешь нас прикрывать. Не вступай в бой, пока я не прикажу. А я с пятым полком на помощь.
  - Подожди, - остановил его Вирон, может они сумеют выбраться и без помощи магии. Всего-то проскакать латон, полтора и они соединятся с южным легионом.
  - Хорошо бы, но боюсь, им не дадут так легко уйти.
  И это была правда. Командование гробросцев посчитало черные полки большей угрозой, чем прорвавшиеся легионы, и уничтожение единорогов являлось первостепенной задачей. Спешащая с юга пехота развернулась в сторону единорогов, готовились к атаке и остатки кавалерии - видимо им приказали здохнуть, но придержать черные полки до подхода пехоты и частей с востока. Вот этого Гартош допустить не мог. Он взбежал на вершину холма:
  - Гнивер, ты сможешь обеспечить нашему пятому полку выход из подпространства?
  - Ты хочешь отправиться туда? - Гнивер указал рукой на окруженные легионы.
  - Да. Если с легионом что-нибудь случится, я должен быть с ним.
  Гнивер даже не думал отговаривать брата:
  - Хорошо. Ты где хочешь выйти?
  - Позади остатков гроброской кавалерии. Думаю, ударом с двух сторон мы их уничтожим, и пойдем на соединение со своими.
  Гнивер кивнул:
  - Я пробью их колпак, но на большее не рассчитывай, у меня другие задачи.
  - Понимаю. Мы пошли.
  Гартош перенесся к пятому полку, и через минуту полк Ристана атаковал вражескую кавалерию. Это была еще одна неожиданная атака, к которой неприятель не сумел подготовиться. Ближайших кавалеристов единороги нанизали на пики, а затем быстро завершили то, что начали три других полка. Бой закончился быстро, черные легионеры даже не успели как следует разогреться. Объединенные четыре полка двинулись на соединение со своими частями.
  - Что, не утерпел, решил лично поучаствовать? - прокричал Гартошу подскакавший Алькон.
  - Вы же не можете без папки, - ответил командор.
  - Конечно, куда ж мы без тебя.
  - Ты не торопись обижаться, лучше обрати внимание на эту подозрительную тучку, что плывет строго над нами.
  Алькон задрал голову:
  - Магия?
  - Нет, попутный ветер! Конечно магия. По-моему теперь нас попытаются задержать именно с ее помощью.
  - Ели бы мы были на обычных лошадках, я бы, наверное, испугался.
  - Ты прав, единорогам магия не так страшна, как обычным, немагическим существам. Но расслабляться не стоит, мы не знаем кто стоит за этой тучкой, каковы их силы, и какие нам приготовили сюрпризы. Поэтому всем быть готовыми отразить магическую атаку.
  Повинуясь приказу командора, единороги объединились в одну большую колону, и экономной рысью продолжили путь к своим.
  А туча темнела и разрасталась. Теперь все на нее поглядывали с опаской, и единороги сами, без приказа ускорили свой бег. Внезапно с черного брюха тучи ударили сотни, а может даже тысячи тончайших молний. Они словно паучья сеть опутали четыре черных полка, и всех пронзила жгучая боль. Принявшие на себя основной удар четвероногие единороги, буквально закричали от боли и чуть ли не посбрасывали с себя седоков.
  - Посотенно создать круги! Вместе легче отбить атаку! - выкрикнул Гартош.
  К счастью его услышали и быстро поняли, чего хочет командор. Сотни устремились за сотниками и вскоре на месте колон образовались десятки кругов, накрытых защитными колпаками. Все участившиеся удары молний бессильно растекались по куполам и больше не причиняли вреда. Туча нехотя стала светлеть, молнии почти перестали сыпать, и вдруг небо пронзила раскаленная шипящая молния и грянул оглушительный гром. Молния протянулась от командного холма на виктанийской высоте, к ничем не примечательной группе деревьев на территории занятой гробросцами. Туча рассеялась моментально, и на единорогов больше не давила чужая магия.
  - Спасибо брат, - прошептал Гартош, и уже громко передал команду. - Приготовится к подпространственому переходу! По моей команде полки возвращаются к местам дислокации! Здесь уже обойдутся и без нас.
  Гартош поднялся на командный пункт северной ударной группы и нашел брата:
  - Ты нашел кого искал?
  - Найти то нашел, только распознать не сумел.
  - Чужие, не из нашего мира там были?
  - Скорей всего да. Чувствовалось сочетание традиционной магии Гроброса и чужой магии. Есть у меня догадки, но пока придержу их при себе, нужно многое проверить. Скоро начнется наступление на юге, возможно, там прояснится больше.
  У Гартоша тоже накопилось много вопросов, которые требовали ответа, но он пока придержал их при себе.
  - Я проанализировал магию, что вас сдерживала, и думаю, что сумею расшифровать эти заклинания, - сказал Гнивер.
  - Неплохо бы. Отпадет много проблем.
  - Но расшифровкой я займусь чуть позже, сейчас помощь нужней пехоте.
  И действительно, пехотным легионам сейчас приходилось не сладко. Северный легион отбил атаку, практически уничтожив нападающую группу, но во время рукопашной схватки и он понес серьезные потери. Сейчас в бой вступал южный легион, на левый фланг которого навалилась вся гроброская пехота. Виктанийцы перебросили туда всех стрелков, и что успели из метательных орудий, но у Гартоша все равно оставались сомнения, что южный легион, точнее его левый фланг выдержит напор противника.
  Судя по всему, от магов пехота помощи сейчас не дождется, у них шла своя битва. Гробросцы перебросили к месту сражения своих сильнейших магов, и ближний магический эфир буквально кипел от боевых заклинаний. Даже Гниверу пришлось вступить в магическую схватку, причем с полной самоотдачей. И помощь Вирона снова оказалась не лишней.
  На помощь южному легиону пришел центральный, остановив свое продвижение вперед, и отрядив на помощь соседям два полка и большую часть стрелков. Славный вышел бой. Сошлись примерно равные силы, и исход боя сейчас решался выучкой, вооружением, и силой духа. Гартош с напряжением следил за полем боя. По его мнению, своей пехоте ох как не помешал бы поддерживающий удар Черного Легиона. Но Зорамин молчал, не считая, что время черных снова пришло.
  Чашу весов в битве перевесил кавалерийский легион, возвращающийся из неглубокого рейда по тылам противника. И хотя лошади и всадники порядком устали, их сил хватило на еще одну атаку. Правому флангу гробросцев, пострадавшему от собственной кавалерии, досталось еще и от кавалерии Виктании. Противник дрался до последнего, но сил, и жажды победить осталось больше у виктанийцев. Этот бой они тоже выиграли. Уцелевшие гробросцы, где организовано, где беспорядочно отступили. Их даже не преследовали - ни у пехоты, ни у кавалерии, просто не осталось на это сил.
  Закончилась и магическая битва. С командного пункта уносили пострадавших магов, некоторые дышали с трудом, им срочно требовалась помощь лекарей. А одного и вовсе укутали в белый холст - не выдержал боя бедолага...
  - Похоже, на этом участке сегодня больше ничего не произойдет, - устало сказал Гнивер. - Я здесь еще немного побуду, а ты отправляйся в южную ударную группу. Твоя помощь понадобиться там.
  - Если лорд Зорамин отпустит, отправлюсь немедленно, - ответил Гартош.
  - Твой брат прав, - сказал Зорамин, - Здесь мы справимся и без тебя. Отправляйся.
   * * *
  На командный пункт южной ударной группы, Гартош успел перед самым началом наступления. Заканчивали последние приготовления маги, выбирались из оврагов и занимали позиции, прятавшиеся там пехотные легионы. Группу боевых магов здесь возглавляла неразлучная парочка - Гремольд и Лапога. Гартош уже убеждался в эффективности действий этой связки, но сейчас ожидал чего-то необычного, превышающего увиденное на севере.
  Отдан приказ, прозвучал сигнал трубы, и два пехотных легиона стройными рядами двинулись на противника. На позициях гробросцев усилилась суета, забегали посыльные, куда-то ускакали несколько вестовых. Но через несколько минут все затихло - загорцы были готовы отразить удар.
  Опережая наступающие пехотные легионы, в сторону гробросцев потянулись невесть откуда взявшиеся тучи, странного зеленого цвета. Нападению туч не так давно подвергся и легион Гартоша, поэтому он не завидовал тем, кому придется столкнуться с этой напастью. Бег туч стал заметно замедляться, но все же не прекратился.
  - Маги вступили в противоборство, - не замедлил с комментариями Вирон.
  Но видимо не зря Гнивер остался с северной группой, оттягивая на себя сильнейших магов противника - тучи упорно тянулись на восток, и как только достигли переднего края противника, пролились ядовитым дождем. Единороги с ужасом смотрели, как забегали обжигаемые ядовитыми каплями солдаты, как пытались закрыться щитами, и, как бросив позиции и избавившись от брони, бежали что есть мочи в тыл. Но уйти удалось не многим. Посветлевшие тучи, зеленым туманом опустились на позиции и убегающих солдат, и когда порывы ветра унесли последние клочья зеленой пакости, открылась ужасная картина - полуразложившиеся трупы, изъеденные ядовитой коррозией доспехи и оружие.
  - А что они хотели?! - воскликнул Лапога, увидев на себе несколько непонимающих и даже осуждающих взглядов. - Теплого летнего дождика?
  - Да никто тебя не обвиняет, - успокоил мага командующий южной ударной группой лорд Корнель. - Просто пленных там не возьмешь.
  - Будут пленные, - буркнул Лапога. - Не все там умерли.
  Южная группа действовала так же как и северная - вслед за первыми двумя пехотными легионами двинулся третий, а затем и кавалерийский легион. Третий легион занял позицию к югу, прикрывая ударную группу от спешащей к гробросцам подмоги. Кавалеристы умчались на восток, наводить шороху в тылах. Центральный легион продвинулся на восток дальше всех, и стал спешно строить оборонительные сооружения. Северный легион только успел развернуться к северу, как тут же подвергся нападению смешанной пехотно-кавалерийской группы противника. Маги виктании успели сломать магическую защиту врага, и поставить такую же на своих, но их тут же связали боем на магически энергетическом уровне.
  Но то небольшое преимущество, что получили виктанийцы, сыграло решающую роль. Плотный обстрел наступающих порядков противника из всех видов стрелкового и метательного оружия, укоротил их численность, чуть ли не наполовину. Особо пострадала кавалерия гробросцев, принявшая на себя большую часть стрел и болтов, и выполнить свою основную задачу - разорвать оборонительные порядки противника - они уже не смогли. Не сомневаясь, что рукопашную схватку северный легион выиграет, Гартош перевел подзорную трубу на юг, где события развивались схожим образом.
  Гробросцы сняли с фронта и подтянули с ближних тылов все что могли и бросили на прорвавшихся виктанийцев. Не став в этот раз рисковать ценной кавалерией, вражеские военачальники возложили основную задачу на пехоту, над которой удалось восстановить магическую защиту. Магический эфир буквально скрипел и стонал от используемых сил и заклинаний, но сломать защиту виктанийцам в этот раз не удавалось. Не удавалось, пока не подоспел Гнивер.
  Вновь пронзила небо ярко белая молния, ударив в невидимых с наблюдательного пункта магов. Защитный полог после этого с гробросцев удалось сорвать, не потеряв при этом свой. Но противник все-таки успел подойти на расстояние последнего броска, и хотя потерял от обстрела несколько передних рядов, все еще обладал численным превосходством.
  - Гартош! - кликнул командора единорогов лорд Корнель. - Нужен удар во фланг противника. Не зарывайтесь далеко, я не хочу, чтобы вас снова блокировали. Ударь отсюда, с запада, думаю, трех полков будет достаточно.
  - Сделаем, господин командующий!
  Гартош поспешил к своим полковникам.
  - Алькон, Вирон и Рестан, задача для вас. Первый и пятый полк ударят развернутым строем во фланг противника, третий с тыла. Как всегда - быстрая напористая, но недолгая атака. Главное отвлечь, как можно больше пехоты загорцев, и дать нашим пехотинцам разобраться с ними по частям.
  - А если на нас навалится кавалерия? - спросил Вирон.
  - Не ввязывайтесь, с кавалерией разберемся позже.
  - Понятно.
  - Тогда вперед.
  Как всегда появление черных полков было эффектным и вызвало у противника легкое замешательство, а кой у кого даже панику, чем тут же воспользовались единороги. Широким строем ворвались они в ряды пехоты, и устроили там страшную мясорубку.
  Гартош снова довольно кивал головой - все-таки нет частей в Виктании, да и, пожалуй, во всем Иктиве, способных сравниться по эффективности с Черным Легионом. Вот и сейчас они в который раз это доказали. Не успевшая подготовиться пехота легкая добыча для кавалерии, тем более для ТАКОЙ кавалерии. Пока командиры сумели подавить панику и перестроить пехотные ряды, черные полки перемешали с землей несколько тысяч, и только после этого, получив приказ к отступлению, вернулись к своим. Командор удовлетворенно посмотрел на поле боя - молодцы ребята, все сделали как надо. Огорчало только одно: каждый бой, насколько победным бы он не был, собирал свою смертельную жатву и с черных полков - среди тел противника, хоть и редко, но все-таки попадались тела закованные в черную броню.
  * * *
  Все атаки гробросцев удалось успешно отбить. И хотя командование понимало - это только начало и скоро противник подтянет гораздо большие силы, первые победы были особо важны. Они доказывали: противник силен, но не всесилен. Его можно побеждать, побеждать меньшей кровью, и начинать возвращать захваченные территории.
  Легионы продолжали строить укрепления. К переднему краю и от него сновали повозки, подвозя продовольствие и оружие, и увозя убитых и раненных.
  Подняв клубы пыли, возвращался из рейда кавалерийских легион, захвативший в тылу у противника многочисленных и ценных пленников. На плечах у виктанийцев висела вражеская кавалерия, да еще и маги решили отыграться за свои сегодняшние поражения, и обрушили на легион лавину небесного огня. Все маги южной группы перенеслись на передний край центрального легиона и всеми силами пытались отвести небесно огненной стихии от попавшего под удар легиона.
  Длинные, дышащие жаром молнии хлестали по всадникам и лошадям, сбивая с седел одних и с копыт других. Лошади в ужасе становились на дыбы и отказывались повиноваться. Люди и кони гибли десятками. Похоже, что гробросцы подтянули к месту прорыва действительно сильных магов, и битва приняла новый характер.
  - Ну наконец-то, - прошептал Гнивер, и присоединился к магам на переднем крае.
  Его знаменитая направленная молния, с шипением и грохотом вновь разорвала небо и ударила в атакующих кавалерийский легион магов. При атаке многие маги не могут поддерживать собственную защиту, вот их то и нашел жаркий подарочек Гнивера, тем самым сразу ослабив магический натиск противника.
  С трудом успокоив взбесившихся лошадей, кавалеристы сумели добраться до своих, с облегчением хлынув в открытые для них проходы. Вражеская кавалерия подверглась массированному обстрелу и вынуждена была отступить. Дальше битва продолжалась только на магическом уровне. Гартош видел, как в Гнивера с разных сторон полетели направленные заклинания огня, воздуха и смерти. Гроброские маги быстро разобрались кто здесь самый сильный, и попытались уничтожить его объединенными усилиями. Гниверу пришлось забыть об атаке и направить все свои силы на защиту, слишком уж могучие удары были на него направлены.
  Брат явно нуждался в помощи, только Гартош еще не знал, как ее оказать, не настолько он великий маг. Сомнения развеял Вирон:
  - Похоже ребятам там туго. Думаю нужно помочь.
  - И я так думаю.
  Захватив с собой еще нескольких магов из своего легиона, Гартош перенесся на место битвы. Вокруг Гнивера вертелся целый смерч из смертельных заклинаний и стихийной энергии. Встав в круг, маги из Черного Легиона образовали защитный купол, и медленно подступая к связанному боем магу, с огромными усилиями, но все же отодвинули вражескую магию в сторону, заключив в купол самого Гнивера.
  - Спасибо братишка! - с облегчением выдохнул старший маг. - Давно меня так не прищучивали!
  - Всегда пожалуйста!
  - Постарайтесь продержать защиту, хотя бы полминуты, уж я то им отвечу!
  - Давай брат, покажи, кто здесь самый главный!
  Гнивер закрыл глаза, и тихо шепча, стал плести заклинание. Маги, заключившие старшего мага в кольцо, почувствовали как в их защиту ударило чем-то массивным, словно огромным валуном.
  - Держаться! - сквозь зубы прошипел Гартош.
  Маги держались, хотя некоторым это давалось с все большим трудом - у кой кого пошла кровь из носа, и даже из ушей. Казалось, вся магия мира ополчилась против этой небольшой группы.
  - А вот теперь отодвиньтесь, откройте проход.
  - Мы не можем, они нас непрерывно атакуют!
  - Не страшно, я все предусмотрел, мое заклинание поглотит их энергию.
  Маги Черного Легиона с опаской разомкнули руки и Гнивер выпустил свое создание. С его рук сорвался темно синий смерч, и поглощая попавшиеся ему на пути заклятья, расширяясь, поднялся к небу. Из его недр, одна за другой ударили три молнии, прямые словно копья, и яркие как солнце. Молнии нашли свои цели, пробив троих магов вместе с их защитой. По-видимому, именно эти маги служили основой вражеской атаки и были наиболее сильны. Остальные быстро свернули свои атакующие действия, и ушли в глухую оборону, а затем и вовсе покинули поле боя.
  - Вот так-то лучше, - удовлетворенно хмыкнул Гнивер.
  - А раньше не мог так жахнуть, - вытирая пот со лба спросил Гартош.
  - Мог, но сперва нужно было вычислить самых сильных, действительно самых сильных магов, а затем они меня здорово прижали и ваша помощь оказалась очень кстати.
  - Да, - протянул Вирон. - Серьезная здесь среди магов произошла драчка.
  - И не говори, - согласился Гнивер, - это самая крупная битва за многие годы. Представляю, какие отголоски пошли по всему Иктиву.
  - И как жадно к этим отголоскам прислушиваются маги, - подхватил Гартош,- пытаясь разобраться, что здесь произошло на самом деле. Какие силы были задействованы, каким образом?
  - И главное, кто выиграл? - добавил Вирон.
  - Пускай разбираются, - разрешил Гнивер. - Нам тоже не мешает разложить по полочкам наши действия и действия врага. И конечно в этой битве не участвовали самые сильные маги Гроброса, да и их иномирские помощники тоже. Главные битвы еще впереди.
  Пока на участке южной ударной группы наступило затишье, Осколы вместе со своими командами перенеслись на командный пункт, центральной ударной группы, куда перемещался основной интерес противоборствующих сторон.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"