Ландарь Юрий Викторович: другие произведения.

"Сын генерала" 7-9 главы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вампирские главы

  VII
  В конце третьего года обучения, лучшим академиерам поручили очень важное задание - помочь королевству Ларф в борьбе с нечистью. Нечисть особенно досаждала именно этому королевству. Легенды говорили, что давным-давно, один из королей Ларфа, проклял свой народ за то, что они изменили своим богам и приняли чужих. С тех пор нечисть изрядно портила кровь жителям этого королевства.
  Бывали времена, когда кровожадные вампиры, вурдалаки, оборотни, зомби и прочие, буквально опустошали многострадальный Ларф и даже организовано переходили границы с сопредельными государствами. Добирались они и до Виктании.
  Врага бить легче на его же территории, и все государства расположенные к западу от Межевых гор - кроме Волшебного Королевства - выделяли воинов и магов для борьбы с этим злом в самом Ларфе. Пока нечисть не особенно злобствовала, силы для ее успокоения требовались небольшие - и соответственно наоборот.
  Сейчас как раз наступил неопределенный период. После многолетнего затишья нечисть оживилась и вышла за пределы своих резерваций (на территории Ларфа существовали анклавы, целиком заселенные нечистью). Вообще то, этому оживлению предшествовало наступление людей на эти резервации, которое правда захлебнулось в собственной крови. Нечисть немного очухалась от нанесенных людьми потерь, выждала, и вышла мстить. Короли и императоры Галофского1 договора, уже были не рады, что затронули эту язву на теле Ларфа, но ведь так хотелось одним махом покончить с многовековым проклятьем. И вот теперь в Ларф стягивались дополнительные силы.
  Обычно туда посылались выпускники военных и магических академий, но руководители военного ведомства Виктании решили, что и девятнадцатилетним парням, - а именно столько в среднем исполнилось академиерам третьего года обучения - вполне по силам эта задача, и что им пора применить полученные знания на практике. Таким образом Гартош и его друзья готовились к экспедиции в Ларф.
  * * *
  Мишар - преподаватель по борьбе с нечистью - вел инструктаж академиеров перед их отправкой в Ларф.
  - Вампиры есть разных видов. Известные нам вампиры делятся на три основных группы: чистые вампиры, энергетические вампиры и обращенные вампиры. Они очень разные и объединяет их только одно: употребление крови в качестве основной или неосновной пищи.
  На чистых вампирах особо останавливаться не будем. Эта раса в нашем мире практически не встречается. Вместо того чтобы есть мясо, как обычные люди, они пьют кровь. Этим-то они от нас и отличаются. Можно сказать, что они отличаются более изысканным вкусом.
  Мишар рассмеялся своей шутке. Правда эта шутка уже всем изрядно набила оскому, Мишар ее вставлял при любом упоминании о вампирах. Гартош выразительно посмотрел на Алькона, тот не менее выразительно закатил глаза. Увидев, что его шутка не произвела на академиеров должного впечатления, Мишар продолжил свой рассказ, уже серьезно.
  - Энергетические вампиры самые опасные для обычных людей. Потеряв, по какой-либо причине свою жизненную энергию, они восполняют ее за счет других людей. Обычно они высасывают ее вместе с кровью. Поэтому-то их и называют энергетическими вампирами. У них есть еще одна, очень неприятная особенность. Они могут выпить с человека лишь часть его жизненной энергии, тем самым ненадолго оставив его в живых. Из этих несчастных и получаются обращенные вампиры.
  Обращенным вампирам так же необходимо пополнять запасы жизненной энергии за счет обычных людей. Они конечно намного слабее энергетических, но тоже очень опасны.
  И те и другие обладают огромной физической силой и живучестью. Чтобы убить обращенного вампира, нужно обязательно отрубить ему голову, причем желательно, чтобы в составе материала, из которого сделано оружие, входило серебро или его аналоги. А против энергетических вампиров, вообще без специального оружия лучше не выходить. Даже расчлененные обычным оружием они могут выжить. Так что если узнаете, что в секторе, где вы будете патрулировать, появилась энергетическая нечисть - они же высшая нечисть, - требуйте себе оружие из специальных сплавов. Такое оружие еще обычно заряжается магией.
  Академиеры уже многое знали о вампирах, оборотнях, вурдалаках и зомби, но сейчас, перед самой отправкой к ним в гости, речь Мишара произвела на них особое впечатление. Если Мишар не сгущает краски, то дело их там ждет весьма жаркое. Академиеры это уже поняли, и начали потихоньку задавать уточняющие вопросы, знание которых имело жизненное значение.
  - Почему нам сразу не выдадут специальное оружие?
  Мишар как можно подробней и доступней отвечал на каждый вопрос.
  - По прибытии вам выдадут посеребренное оружие. Оно вполне эффективно с обращенными вампирами, вурдалаками и зомби, в общем, с низшей нечистью, да и при определенной сноровке ним можно справиться и с оборотнями, энергетическими вурдалаками и вампирами. Но здесь лучше подстраховаться. Как только узнаете, что на горизонте появился кто-нибудь из высшей нечисти, любой ценой постарайтесь раздобыть себе более эффективное оружие. А не получите вы его по той простой причине, что оно слишком дорого. И ни одна страна не в состоянии снабдить им всех посылаемых в Ларф. Оно выдается только в исключительных случаях, когда абсолютно точно известно о наличии высшей нечисти.
  - А обращенная нечисть может превратить человека в себе подобного?
  - Нет. Ни обращенным вампирам, ни обращенным вурдалакам это не под силу. Они могут человека только убить, выпив с кровью энергию жизни - как это делают вампиры, или, съев ее вместе с каким-нибудь органом - как это делают вурдалаки.
  - Не вижу разницы, буду я обескровлен или съеден обращенными, или энергетическими. Одинаково я буду мертв, и мне будет все равно, - наклонившись к Алькону, негромко сказал Гартош.
  Но Мишар услышал его слова и живо отреагировал.
  - Не скажи, Гартош, не скажи, разница есть. Тебе-то может будет и все равно, но твоим товарищам как раз наоборот. - В голосе преподавателя сквозила легкая ирония. - Если ты достанешься обращенным, то из тебя получится хороший свежий труп, из которого местные умельцы создадут зомби. А из всей той нечисти, которая водится в Ларфе, зомби самые предсказуемые, и с ними легче всего бороться. Относительно легче. У них напрочь отсутствует разум, и движет ними только одно - желание убивать. А вот если тобой полакомятся энергетические вампиры или вурдалаки, тогда дело будет обстоять гораздо хуже. В лагере противника станет на одного сильного противника больше. Ведь при тебе останутся твои знания, твой, какой бы то ни было жизненный опыт. Правда будет недостаток жизненной энергии, и наверняка попытаешься восполнить ее за счет своих товарищей. Улавливаешь разницу.
  - Улавливаю... - От перспективы, которую нарисовал ему главный спец академии по нечисти, Гартошу стало немного не по себе, но возник новый вопрос и Гартош его задал. - Господин Мишар, разница между вампирами и вурдалаками та, что одни пьют нашу кровь, а другие кушают?
  - Именно так, Гартош, именно так.
  - Но если вурдалак, я имею в виду, энергетический вурдалак, съест у меня, скажем печень, или сердце, то как я после этого могу жить, хотя бы в качестве обращенного вурдалака?
  - Хороший вопрос, академиер. Показывает, что у тебя иногда срабатывает логическое мышление. Энергетический вурдалак не съедает у тебя жизненно важный орган, полностью не съедает. Он так, надкусит кусочек, и все - ты вурдалак. И восстановить утраченное ты сможешь, только убив живого человека.
  - Спасибо, господин Мишар, вы все доходчиво объяснили, - вежливо поблагодарил Гартош и окинул плотоядным взглядом группу, подбирая себе самых аппетитных товарищей.
  У некоторых его взгляд вызвал лишь легкую усмешку, а других заставил понервничать. Кое-кто даже стал прикидывать, не прибить ли этого потенциального вампира или вурдалака заранее, пока он не возжелал их плоти всерьез. Терес достал кинжал с серебряной насечкой, и выразительно поковырял ним воображаемого нечистого Гартоша. Вирон прервал их дуэль взглядов и жестов, задав очередной вопрос.
  - Господин Мишар, кто же все-таки создает энергетическую нечисть и оживляет трупы - зомби?
  Удрученно вздохнув, Мишар развел руками.
  - Вот этого мы как раз и не знаем точно. Есть несколько версий. Они близки по сути, хотя немного и отличаются друг от друга. Некоторые считают, что заправляют там всем оборотни. Как вы знаете, оборотничество―очень сильный вид магии, изменять свое тело под силу только магам очень высокого уровня. На оборотней валят все беды, связанные с нечистью. Другие думают, что оборотни оборотнями, они конечно играют там не последнюю роль - но зомби создают специализирующиеся на этом маги-некроманты. А энергетические твари вообще дело рук демонов - слуг старых богов. Я, например считаю, что здесь не обошлось и без жрецов старых богов - до сих пор не все их храмы уничтожены. А возможно и все эти версии верны, и людям противостоят, как простые маги, так и маги самых различных специализаций, а так же маги очень высокого уровня и жрецы с демонами вместе взятые.
  - Как же против такой силищи устоять?
  Мишар пожал плечами.
  - Устояли ведь. К примеру, я побывал там больше двух десятков раз, и ничего. Мы ведь идем против них не с голыми руками. У нас есть и эффективное оружие, - хотя его все еще недостаточно, на нашей стороне тоже есть маги, и очень сильных среди них немало. А еще синьшелы - этих с самого детства натаскивают на нечисть. Да и жрецы иногда подкидывают кой-чего из своего арсенала храмовой магии: им старые боги как кость в горле. Храмовики утверждают, что даже боги и близкие к ним демоны под личиной простых смертных не гнушаются время от времени поучаствовать в битвах со своими старыми соперниками. Но насколько это правда, утверждать не могу.
  - Насчет богов жрецы наверняка приврали, - выразил свое недоверие Алькон. - Если бы в дело вмешались наши боги и служащие им демоны, они бы в один момент справились с ларфийской нечистью.
  В задумчивости почесав подбородок, Мишар произнес:
  - Не все так просто, Алькон. Разве преподаватели из храмов вам не объясняли, что боги не могут напрямую вмешиваться в дела смертных?
  Алькон виновато опустил глаза. Лекции храмовиков не пользовались особой популярностью, и мало кто из академиеров внимательно слушал их болтовню. Мишар чуть заметно улыбнулся, храмовиков недолюбливали не только академиеры, но и другие преподаватели, так что осуждать своих подопечных за нерадивость он не собирался. Правда, теперь приходилось выполнять пробел в их знаниях, устремленные на него взгляды требовали ответа: почему боги не могут вмешиваться?
  - Не доведи дух, чтобы боги напрямую вмешивались в наши дела!
  Мишар не дал простого и доступного объяснения, разжигая любопытство молодых людей и затягивая интригу. Пауза затянулась. Академиеры недоуменно переглядывались.
  - Но почему? - первым не выдержал Гартош.
  Вот теперь можно и начать детальный рассказ. Мишар любил, когда его слушали разинув рот.
  - Боги слишком сильны, чудовищно сильны. Под их ногами мы меньше значим, чем муравьи под нашими. А теперь представьте, что будет, если скажем, ты Алькон, решил помочь муравьям выкопать норку?
  - Что будет?
  - Ты возьмешь палку, и попытаешься углубить и расширить муравьиный дом. Так?
  - Лучше лопату.
  - Еще лучше, точнее хуже.
  - Все понятно, - проявил сообразительность Гартош. - Дом он их разрушит, а муравьев передавит.
  - Так вот, у нас с богами еще большая разница, чем у нас с муравьями. Вы представляете, что будет, если они захотят нам помочь?
  - Будет большая беда, - подытожил один из академиеров.
  - Вот-вот.
  - Но ведь как-то они вмешиваются?
  - Вмешиваются, но не лично, а через своих непосредственных слуг: демонов, духов различного уровня, тех же жрецов. Иногда они непосредственно контактируют с магами, правителями, и прочими влиятельными людьми. А случается и до совсем простых людей снисходят. Правда, после этого, эти люди перестают считаться простыми.
  - Вроде святого Антория? - Вспомнил легенду о деяниях обычного лекаря Вирон. После того, как его ночью посетил сам Гретеон, Анторий остановил войну между Тартом и Виктанией. Позже его признали святым.
  - Именно, - подтвердил Мишар.
  - И что, боги не могут, вот так запросто появиться среди людей?
  - Могут, Алькон, могут. Иногда они лично появляются среди людей. Но для этого они должны оставить часть своей силы за пределами мира смертных. Мало кто при этом может рассмотреть в них богов. Можно разговаривать с ними, общаться, и не догадываться что это бог.
  - Получается, что они становятся такими же уязвимыми, как простой смертный?
  - Ну, не так уж они уязвимы, как ты думаешь Гартош. Сила при них все-таки остается немалая.
  - Так почему же, в конце концов, они не очистят Ларф от нечисти?
  - Да потому, что с той стороны тоже стоят и боги и демоны. И они тоже поддерживают своих приверженцев. А если они столкнутся напрямую, в полную силу, боюсь, что от Ларфа ничего не останется. А может и не только от Ларфа, - Мишар немного помолчал. - С богами мы немного разобрались, вернемся к нечисти. С вампирами, надеюсь, вам более-менее понятно, с вурдалаками тоже. Оборотни... С ними посложнее. Большинство знающих людей думает, что оборотни, это оставшиеся со старыми богами и прильнувшие к ним позже маги, у которых хватает сил и умения изменять свое тело. Ничего особенного в оборотничестве нет, это особый вид магии, немного схожий с лекарской магией. Правда здесь уровень повыше, изменить свое тело, тем более, полностью изменить, это не рану какую-нибудь заживить или хворь выгнать.
  - И что дает оборотням их превращение? Почему не направить силу не на изменение своего тела, а на своих противников? Разве так не было бы эффективней?
  - Это кому как. Боевая магия и магия изменения тела, это разные виды магии, и каждому даются по-разному. Сильный боевой маг может не уметь изменять свое тело, и наоборот, маг, владеющий оборотничеством, не в должной степени владеет боевой магией. А что это им дает? Измененное тело, как правило, более быстрое, сильное и устрашающее. С ним можно обойтись и без оружия, достаточно своих когтей, зубов, или кто там еще себе что придумает.
  Мишар вопрошающе посмотрел на академиеров. Пока дополнительных вопросов не возникло.
  - Теперь к зомби. Как вы знаете, это поставленные на ноги мертвецы, трупы. У них безмерная жажда убивать. Чем свежее и полнее труп, тем он опасней. Действуют они однообразно и предсказуемо, никакой выдумки, никаких эмоций. С ними можно справиться и простым оружием, главное помельче их расчленить.
  - А оружие с серебром?
  - Тогда еще проще. Достаточно одного, двух ударов, и они трупы. Снова.
  - А если против них применить, то, специальное оружие о котором вы говорили? - не унимался Алькон.
  - Можно сказать, что это непростительная роскошь. Кстати, это оружие называют лакиритовым, а сплав, из которого его делают - лакирит. Если таким оружием, да заряженным магией, хотя бы дотронуться до зомби, то он не только снова становится трупом, но и теряет способность к зомбированию вообще.
  - Вы что-то говорили о демонах...
  - Демонов мы обсуждать не будем, они появляются крайне редко, и вряд ли вам встретятся. А если встретятся, то тогда вам не поможет и лакиритовое оружие. Так что не забивайте себе голову.
  На этой оптимистической ноте инструктаж закончился и академиеры потянулись готовиться к отправке в Ларф.
  * * *
  Переброска в Ларф осуществлялась методом подпространственного перехода. Вирон, Гартош и еще несколько академиеров, могли проделать это самостоятельно, остальным нужна была помощь магов. В поддержку военным академиерам выделили несколько их одногодков из Магической Академии. На двадцать будущих офицеров, готовых к отправке, оказалось пять будущих магов.
  Могущие совершить подпространственный переход, отправились в столицу Ларфа - Галоф своим ходом, их же товарищей перебросили опытные в этом деле маги.
  Столица королевства Ларф встретила их сыростью, мелким неприятным дождем и холодным ветром. Новоявленным борцам с нечистью выдали посеребренное оружие, и после небольшой волокиты и разбирательства (в неразберихе новичков чуть было не сунули в самое пекло) маленький виктанийский отряд определили в один из пригородов Галофа. Там находилась небольшая резервация нечисти, и пока было более-менее спокойно.
  Казарма, в которую распределили виктанийцев, находилась в старом двухэтажном здании. Кроме двадцати пяти молодых академиеров, здесь оказалось столько же кадровых военных и колдунов из Реата, и десяток синьшелов. Казарма была рассчитана на втрое большее количество людей, но сейчас почти пустовала. В Арахене - пригороде Галофа - уже долго длилось затишье, и люди нужны были в других, более беспокойных местах.
  Первую неделю новички из Виктании патрулировали пригород в сопровождении кого-нибудь из синьшелов, именно профессиональные борцы с нечистью вводили молодежь в курс дела. Показывали, как безопасней всего изрубить зомби, как нужно защищаться от вампиров и вурдалаков, благо, что последних пока было не много, да и особой агрессивности они не проявляли.
  Гартош на всю жизнь запомнил свою первую встречу с нечистью. Виктанийцы патрулировали своеобразную границу между жилой частью Арахена и резервацией. Патрулировали днем, ночью это делали реатцы. Вотерджох - один из синьшелов, прикрепленных к новичкам, немного тяготился своей ролью няньки. Ему бы на свободную охоту, как его друзьям, а не в патруль с молокососами. Но таков приказ.
  Это был третий выход пятерки Гартоша: четверо военных и один академиер маг. Друзья без колебаний выбрали своего заводилу в командиры, Лебер из Магической Академии не возражал. Итак: Терес, Алькон, Вирон и Лебер, под командованием Гартоша и в сопровождении Вотерджоха, вышли на очередное патрулирование. Два предыдущих прошли совершенно спокойно - молодежь прошла по кривым улицам Арахена, внимательно осмотрела и изучила все закоулки, и без приключений вернулась в казарму.
  Но сегодня с утра, в воздухе висело очень нехорошее предчувствие. Гартош буквально нюхом чуял, что что-то случится. Беспокоились и Вирон с Лебером. Видя их озабоченность, заволновались и Алькон с Тересом, невозмутим был только Вотерджох. Глядя на него, спрятали свою озабоченность и остальные. Спрятали до того момента, пока на одной из улиц не услышали странные шаркающие и скребущие звуки. Звуки приближались со стороны узкого переулка, который уводил в сторону резервации. Пятерка виктанийцев сбилась в кучу, спина к спине, мечи наготове.
  - Успокойтесь, - беззлобно буркнул Вотерджох. - Это всего лишь зомби. И судя по звукам трупы, из которых их создали, не первой свежести.
  Легко сказать, успокойтесь! Ребята еще ни разу не видели ходячих мертвецов, и правду говоря, не особо стремились с ними познакомиться. Лучше бы и это патрулирование обошлось без эксцессов. Но не судьба. Несмотря на предательскую дрожь в коленках, Гартош попытался взять себя в руки.
  - Рассредоточиться, - скомандовал он. - Я с Альконом на ту сторону перекрестка, возьмем их в клещи.
  - Отставить, - спокойно распорядился Вотерджох. - Разделяться не стоит. Если врагов слишком много, они оттеснят вас друг от друга и перебьют по одиночке.
  Голос Вотерджоха, будничный и даже нудный, напомнил Гартошу голос преподавателя по алхимии, и странное дело, это подействовало успокаивающе. А когда появились зомби, Гартош даже улыбнулся - смотрелись они довольно жалко. Шесть полуразложившихся трупов каким-то чудом держались на ногах, но, завидев (или почувствовав) людей, скоро задвигали изуродованными конечностями в их сторону, проявив при этом недвусмысленное желание отведать молодой плоти.
  - Смотрите и запоминайте!
  Вотерджох выдернул из-за спины меч, и не спеша подобрался к ближайшему зомби. Движения синьшела были экономичны и точны. Взмах, и упала отрубленная рука. Еще взмах, вторая рука лежала на брусчатке. Затем синьшел отсек голову и ноги. Расчлененный зомби еще дергался, когда в бой вступили академиеры.
  - Разобрали мертвяков! - вновь скомандовал Гартош и бросился к самому здоровому.
  Вотерджох отступил в сторону, чтобы не мешать подопечным, и в случае чего прийти на помощь, не забывая при этом следить по сторонам.
  Хотя у Гартоша и его друзей не было такого опыта как у синьшела, но фехтовали они отменно. Так же как показал наставник, Гартош отрубил протянутые к нему руки полускелета затем голову и ноги. Он оглянулся, друзья прекрасно справились с заданием, а некоторые даже поэкспериментировали. Вирон вложил в меч заклинание, и зомби распался от одного удара. А Лебер вообще обошелся без меча, одним заклинанием. Заклинанием огня. По правде говоря, заклинание он выдал слабенькое, у зомби загорелась лишь одежда, вернее обрывки оной, но и этого хватило, чтобы поставленный на ноги труп беспомощно затанцевал на месте - зомби боялись только огня.
  Как ни странно, но Гартошу вдруг стало жалко это бездушное существо. Он укоризненно посмотрел на Лебера и сам расчленил тлеющий труп.
  - А что ты хотел! - возмутился его взгляду Лебер. - Я прежде всего маг, и мое главное оружие―магия!
  - Да ничего я не хотел, - не стал с ним спорить Гартош. - Только кончать с ними надо быстро.
  - День сегодня холодный, могли бы погреться у костра, - попытался пошутить маг.
  - Имей к трупам уважение, ведь они тоже когда-то были людьми. Возможно, даже так же как ты боролись с нечистью.
  Гартош хорошо запомнил лекцию Мишара.
  - Я прерву вашу беседу, - вмешался Вотерджох. - Только разминка закончена. Сейчас все будет гораздо серьезней.
  
  
  * * *
  Они появились совершенно бесшумно. Не было предупреждающего шарканья и скрежета, даже скромного покашливания. Двое вынырнули из дверного проема, еще пятеро легко спрыгнули из окон второго этажа. Видимо патруль людей здесь ждали, а зомби выпустили либо для отвлечения внимания, либо чтобы задержать их здесь и посмотреть, как молодые патрульные владеют оружием.
  - Здравствуй, Вотерджох. Ты с новенькими?
  Один из вампиров совершенно по-дружески обратился к синьшелу. Вотерджох как всегда был невозмутим.
  - Привет, Клифтас. Ты и сам видишь что новенькие, чего спрашивать. Небось, не один день следил, чтобы место для встречи приготовить?
  Вампирша, вышедшая вместе с Клифтасом, мило улыбнулась.
  - Тебя все также тяжело чем-то удивить. Настоящий синьшел. Проверенный в битвах, закаленный и невозмутимый.
  - А ты все также прекрасна, Катарина.
  Похоже, что томный взгляд вампирши и ее чарующий голос чуть смутили Вотерджоха. Гартош перевел недоуменный взгляд с синьшела на вампиров. Они мирно разговаривают! Вместо того чтобы вцепиться друг другу в горло, рвать и рубить, стоят и обмениваются любезностями!
  - Представишь нам своих друзей? - Вампирша по имени Катарина, по-прежнему строила глазки Вотерджоху.
  - Не вижу необходимости, - буркнул тот. - Обойдемся без представлений.
  Катарина хотела что-то сказать, но Клифтас ее перебил.
  - Ну, раз ты так хочешь, сразу перейдем к делу. У нас, как видишь, тоже есть мало обученная молодежь, которая так и рвется в бой.
  - Попробовать свежей кровушки, - зловеще вставил один из молодых вампиров.
  - А зубы мне на сувениры не хочешь оставить? - Как всегда не остался в долгу Гартош. - Я хочу собрать ожерелье своей подруге. Она очень просила.
  - Получишь. Получишь мои зубы. Только на свою шею. Не бойся, больно не будет.
  Собеседник Гартоша потянулся за саблей.
  - Как видишь, Вотерджох, наша молодежь решила не дожидаться пока мы дадим им отмашку. Не будем им мешать, отойдем.
  Катарина жестом пригласила синьшела отойти в сторону. После недолгого колебания тот так и сделал.
  Послышался звук вытаскиваемых мечей. Пятеро академиеров против пятерых молодых вампиров. Точнее - двух вампиров, и трех молоденьких симпатичных вампирш. Гартошу достался представитель вампирьего племени мужского рода, как и Леберу. Остальным повезло больше. На первый взгляд.
  Напротив Тереса стояла высокая стройная темноволосая девушка, Вирон оказался в паре с миниатюрной блондинкой, а Алькон выбрал себе рыжую словно пламя, чрезвычайно фигуристую вампирочку. Осмотрев вампирш, Гартош зло и не без зависти сплюнул - повезло же некоторым. Нужно побыстрей расправиться со своим недокормышем, который желал казаться ужасно опасным, и идти на помощь друзьям.
  Гартош напал первым. Его соперник ловко ушел от атаки и чрезвычайно быстро оказался за спиной академиера. Да, вампиры не то что зомби, за их движениями нелегко уследить. Вампир бился легкой саблей, а Гартош длинным прямым мечем. Более легкое оружие, плюс небывалая подвижность, делали зубастика очень сложным соперником. Но ведь и кровопийцам противостояли не абы кто, а лучшие академиеры высшей военной академии. И через некоторое время, академиеры приспособились к действиям нечисти.
  Отбив очередную атаку вампира, Гартош убедился, что подпускать его на ближнюю дистанцию опасно, вампир быстрей. А вот держа соперника на кончике меча, он чувствовал себя гораздо уверенней. Широкие размашистые удары здесь были ни к чему, можно схлопотать косой удар снизу или сбоку, мечем нужно пользоваться как шпагой.
  После нескольких безрезультатных атак и контратак соперники успокоились, и даже несколько заскучали. Гартош развернулся так, чтобы видеть как обстоят дела у остальных. Лучше всего они обстояли у Алькона. Он выбил оружие из рук своей соперницы, прижал к стене, приставил ей клинок к горлу, и беззастенчиво лапал. И что интересно, не видно было, чтобы это ей не нравилось, клыкастая девица довольно и томно улыбалась, даже глазки закатила от удовольствия. Вот сволочи! Пока остальные бьются не на жизнь, а на смерть, эти двое забыли зачем они здесь и нашли себе занятие поинтересней.
  Катарину это забавляло. Она выкрикнула что-то поощрительное, толи Алькону, толи его, уже можно сказать что подруге. Вотерджох недовольно хмурился, Клифтас внимательно следил за происходящим.
  У Тереса все происходило с точностью до наоборот. Сойдясь в ближнем бою со своей темноволосой красавицей, он зацедил ей кулаком в зубы, в ответ получил ногой в пах. В общем, здесь взаимной симпатии не наблюдалось. Далеко было до симпатий и у Вирона с его блондинкой. Малышка оказалась на удивление сильной и выносливой. Они сошлись с Вироном в очень жестокой рубке. Причем, если Вирон выглядел уже довольно уставшим, то девушка была еще совершенно свежей.
  Лебер был в первую очередь маг, а уже потом воин, поэтому и сражался он больше магией. Впрочем, и его соперник магию знал не понаслышке. После обмена обычными огненными шарами, они перешли к молниям на кончиках мечей. От столкновений их клинков вспыхивали яркие вспышки, густо сыпались искры. Хотя постепенно вспышки стали все бледней, искры жиже: магия вымотала обоих.
  Гартош забеспокоился за Вирона. Если у остальных все казалось более или менее спокойно - а Алькон, паршивец, так уже вовсе целовал через тонкую блузку сосок рыженькой (убить гаденыша мало!), то Вирон сдавал на глазах. Еще немного и вамприша его прикончит, естественно предварительно выцедив кровь. Как командир пятерки, Гартош должен думать больше об остальных, чем за себя, и он постепенно, шаг за шагом, стал подтягиваться к другу. Его действия не остались незамеченными. Клифтас несколько секунд прищурившись, следил за Гартошем, затем издал гортанный крик, и все изменилось. Млеющая под поцелуями рыжая вампирша вырвалась из под меча Алькона и нанесла ему костяшками пальцев удар в горло. Блондинка усилила нажим на Вирона. Терес со своей, чуть ли не грызли друг друга зубами. Противник Лебера выдал через меч такой разряд, что академиера - мага отбросило до противоположной стены. Соперник Гартоша взорвался серией невероятно быстрых ударов. А Клифтас и Катарина вдвоем навалились на Вотерджоха. Нельзя сказать, что Гартош не ожидал чего-то подобного, слишком уж безобидно все начиналось. И вот теперь, непрерывно наседая, вампир улыбался ему гадостной улыбкой.
  - Сейчас ты получишь мои клыки! Не так, как хотел, но получишь.
  Говори, говори! Сбивай дыхание! Чуть ли не упрашивал его Гартош. После того как все обернулось, согласно его ожиданиям, он обрел хладнокровие и ясность мышления. До боевой ярости дело еще не дошло. Гартош не был к ней готов. Он не менее гадостно улыбнулся противнику, и вложив в меч магию ненависти, провел свою мощную атаку. После нескольких сильных ударов сабля вылетела из рук вампира, и тот не придумал ничего лучше как дать деру. Выпущенный Гартошем огненный шар, догнал гаденыша перед самым углом дома. Он упал на четвереньки, и опустив голову, по-собачьи, сумел уползти за угол. Гартош пожелал ему поскорее сдохнуть и поспешил на помощь товарищам. Но дорогу ему преградила Катарина. Оставив Вотерджоха на попечение Клифтаса, она заняла освободившееся место. Краем глаза Гартош увидел, что Вирон упал на колени, и от увиденного буквально взбесился.
  - Уйди с дороги, сука! Порву!
  Но Катарина не ушла. Кроме великолепного владения мечом, она оказалась еще и неплохим магом. Настолько неплохим, что коротким заклинанием сумела раскалить меч Гартоша до красна. Меч упал на мокрую мостовую и зашипел. Бросив ей в лицо заклинание света, внук лучшего мага Виктании и сын одного из лучших бойцов и полководцев подобрал брошенную его недавним противником саблю и вновь атаковал протиравшую глаза вампиршу. Он рассек ей предплечье, но не стал этим пользоваться, а бросился к Вирону: над ним склонилась малышка вампирша, и уже окрасила клыки в его кровь. Гартош сильным пинком отбросил кровопийцу прочь, и бросив взгляд на бледное лицо Вирона, в ярости кинулся гонять остальных.
  Противница Тереса, получив в зубы еще и от Гартоша, нелепо отмахиваясь боевой рапирой, отступила к Катарине. Видя, что дело принимает дурной оборот, туда же оттянулись и остальные вампиры. Блондинка бешено сверкала глазами, прерванный обед ее не только не насытил, а напротив, даже истощил.
  Разозленные академиеры сами желали вампирьей крови, но Вотерджох их остановил.
  - Оставьте вампиров профессионалам, а сами займитесь Вироном. Это сейчас важнее.
  Позади раздался топот. Это привлеченные звуками схватки, приближались синьшелы. Обогнув академиеров, они пустились догонять улепетывающих вампиров. Вотерджох с Лебером склонились над Вироном.
  - По-моему, она ничего не успела ему сделать, только кожу прокусила на шее! - облегченно выдохнул Лебер.
  Вотерджох обработал бальзамом две красные точки под ухом у Вирона, и поддерживая раненого под мышки, друзья повели его в казарму.
  * * *
  Нудный дождь сеял третий день. Такая погода оказалась не по душе не только людям, но и нечисти. Споро пройдя по маршруту, патрули старались как можно быстрее вернуться в казарму. Синьшелы утверждали, что появление нечисти и нежити в такую погоду маловероятно. Борцы с нечистью занимались личной подготовкой и обменивались перед огромным камином байками. Само собой главными рассказчиками были ветераны синьшелы, а главными слушателями―академиеры.
  В знании мифов, историй и баек, не было равных седому Дигуру, самому старому из синьшелов. Заняв у камина почетное место, он не торопясь, вел свои повествования.
  Газа Касон - женщина синьшел, работающая в паре с Игаром Тавом - сняла повязки с шеи Вирона и внимательно осмотрела зарубцевавшиеся ранки.
  - Повезло тебе, парень, вовремя бальзам приложили, он нейтрализовал весь яд, что малышка Лайтра успела тебе впрыснуть. - Газа бросила повязки в огонь, они больше не понадобятся. - С завтрашнего дня можешь выходить на патрулирование.
  - Осложнения еще могут быть? - поинтересовался Гартош.
  - Нет. Если за четыре дня ничего не проявилось, значит, опасность миновала.
  Газа потянулась словно кошка, тугие груди натянули легкую куртку. Гартош сглотнул слюну, его взгляд - как взгляды большинства мужчин, - внимательно следил за телодвижениями охотницы. Игар Тав спрятал усмешку в шикарные усы, Газа намеренно дразнила молодежь, ей было скучно.
  - Седой, расскажи что-нибудь, - попросила она ветерана. - А то академиеры скоро начнут раздевать меня не только взглядами, а и самым натуральным образом.
  - А то тебе не понравиться, - проворчал Дигур.
  - Расскажи Вирону, сколько раз тебя кусали вампиры и вурдалаки, успокой мальца. Я же вижу, он места себе не находит, - будто не услышав замечание Дигура, вновь попросила Касон.
  За мальца Вирон удостоил ее сердитого взгляда, но затем внимательно уставился на Дигура.
  - Я сам уже не знаю сколько раз меня кусали, - нехотя протянул Седой. - Многие шрамы наложились один на один и слились воедино.
  - И они ни разу не сумели вытянуть из тебя ни крупицы жизни? - неверяще спросил Алькон.
  - Дух миловал.
  - Теперь у Седого иммунитет к укусам нечисти, - бросил кто-то из синьшелов.
  - Полного иммунитета не бывает, - строго поправил его Дигур. - Но что их укусы, и яд, который они при этом выделяют, мне не так страшны, это правда.
  У Вирона загорелись глаза.
  - У меня теперь тоже есть иммунитет?
  - Кой-какой иммунитет появился и у тебя. Но все равно, не забывай про бальзам. Поверь, даже после множеств укусов, он не раз спасал мне жизнь. Интенсивность выделения яда у разных вампиров и вурдалаков неодинаковая, и жив я до сих пор только потому, что никогда не пренебрегал мерами предосторожности. Первым делом укус или рану нужно смазать бальзамом, затем приложить амулет, заряженный должным образом, и обязательно четыре дня отлежись, иначе яд может проявить себя в самый неподходящий момент. Например, во время боя.
  - Или когда ты на бабе! - гоготнул кто-то из реатцев.
  - Не смейся, - оборвал его Дигур. - Сефтер Коль помер именно таким образом. Не дождался пока пройдет необходимое время, и на свидании в одном из борделей сдох.
  - Так может подруга ему слишком ретивая попалась? - не сдавался реатец.
  - Нет. Яд остановил ему сердце, слишком много его ему впрыснули. Недолечился.
  Вирон испуганно схватился за шею, затем за сердце. Не останавливается, нет? Игар кашлянул в кулак.
  - Хватит пугать молодежь, Седой. Расскажи лучше про Белого Демона.
  - А я и не пугаю, - недовольно буркнул Дигур. И помолчав добавил. - А про демона этого лучше не вспоминать лишний раз. Не к добру.
  - Да ладно, не ломайся, - поддержала напарника Газа. - Расскажи, молодым будет интересно.
  * * *
  - Я был таким же молодым как они, - уставившись в огонь начал Седой. (Кто они понятно - академиеры). - Эмуарль III, тогдашний наш король, при поддержке союзников, начал очередное наступление на нечистых. Я служил в сотне, состоящей из сишьшелов. В составе легиона под командованием графа Лойтера, мы наступали на одну из резерваций нечисти - городок Крагер. Нечистых мы тогда изничтожили немеряно, хотя и наших погибло много, очень много.
  Главная задача легиона состояла в обнаружении и уничтожении храма богов, которым поклонялись обитатели резервации. Что там жили не только вампиры, вурдалаки, оборотни и прочая нечисть, а и обыкновенные люди, я узнал потом. Потом...
  Наша сотня, вернее то, что от нее осталось, первой обнаружила храм. Он расположился на перекрестке двух широких улиц. Перед храмом находилась небольшая площадь, на ней собралось около трех десятков нечистых. Против нашей неполной сотни этого было многовато, ведь там собралась нечистая элита: оборотни, высшие вампиры и вурдалаки, и какие-то черти с рогами. Но к счастью к нам подоспела помощь, и мы атаковали.
  Бой был ужасный, кровавый. Люди зубы в ход пускали не хуже тех вурдалаков, грызли нечисть, когда биться было уже нечем. И мы их перебили. Правда и нас меньше трех десятков осталось, но главное мы сделали: храм отыскали, защитников порубили. Осталось только войти в сам храм, уничтожить жрецов нечистых богов, и разрушить их богадельню.
  Из храма раздавалось пение, слышались женские и детские голоса, видимо там оставались только женщины и дети. Это нас и удивило, откуда они могли там взяться? Не успели мы подойти к храму и на десяток шагов, как появились они: Лорд Белый Демон и двое его слуг.
  Выглядел Белый Демон как обычный человек: среднего роста, среднего телосложения, на вид лет тридцать пять. Единственно, что его выделяло, белые как молоко волосы, не седые, а именно белые. Его спутники больше были похожи на помесь человека и горного тролля. Росту шета три, руки до колен, морды бандитские.
  Белый Демон постоял на ступенях храма, посмотрел на нас, и подал своим псам сигнал. Через пару минут в живых остался только я. Да и то по милости Белого Демона, он остановил своих громил.
  Затем подозвал меня и повел в храм. В храме находилось около полутора сотен женщин, детей и стариков, мужчин осталось совсем мало.
  - Ты видел это? - спросил Белый Демон. - Видишь, кого защищали так называемые вами нечистые. Женщин, стариков и детей, своих детей. Они только и хотят, что молиться своим богам, а вы их этого права лишаете.
  Я ничего ему не ответил, слишком был напуган и обескуражен.
  - Мы пополним ряды наших защитников за ваш счет. Из мертвецов сделаем зомби, из живых―вурдалаков и вампиров. А теперь иди и передай своим. Мы ответим королевству Ларф и его помощникам тем же. Пройдем огнем и мечом по вашим городам, селам и храмам. Соберем богатую жатву смертей. Так будет всегда, когда вы посмеете вторгнуться на наши территории. Передай это, если будет кому услышать.
  И он меня отпустил.
  * * *
  - Ты передал то, что он просил? - после недолгого молчания спросил Гартош.
  - Некому оказалось передавать. От целого легиона в живых остался один я. А когда добрался до ближайшего поселка, там вовсю орудовали зомби. Причем эти зомби были оживленными мертвецами нашего легиона. Я многих из них узнавал, с некоторыми даже воевал плечом к плечу. Лорд Белый Демон сдержал свое слово.
  - А дальше, что было дальше?
  - Три дня я пробирался по землям занятым нечистью - в основном зомби. Только на четвертый день добрался до живых людей. Меня самого чуть не приняли за вурдалака, еле спасся.
  - Так ты передал или нет? - сгорал от нетерпения Гартош и другие академиеры.
  - Передал, - устало ответил Дигур. - Меня как единственного уцелевшего, отвели к командованию сводного корпуса. А те, после моего рассказа, смотрели на меня как на умалишенного, а после и вовсе велели молчать. Не то повесят как предателя.
  - И долго ты молчал?
  - Ни дня, - гордо ответил Дигур. - Я всем кому мог, поведал о случившемся, что произошло со мной и с нашим легионом. Кто верил, кто нет. Но после того как нечисть отомстила за своих, причем отомстила жестоко, - как и обещал Белый Демон, - крепко досталось даже Реату, Жерану, Тарту и Виктании. Так вот, после того как нечисть схлынула, люди долго, лет двадцать не решались нарушить их границы.
  - А ты после, или кто-нибудь еще, Белого Демона видел?
  - Из ныне живущих, только Седой Дигур встречал Лорда Белого Деомна, - ответила за Дигура Газа. - Кстати, седым он стал именно после того случая.
  - После того случая, - как эхо подхватил Дигур, - я за границу резерваций не хожу. Если встречу нечисть на нашей территории, бью ее, а туда я больше не ходок.
  Некоторое время только треск поленьев в камине нарушал повисшую тишину.
  - Расскажи, Седой, о Лиане и Тотане, - наконец нарушил тишину один из реатцев.
  - Может хватит о грустном? - усмехнулся Дигур.
  - Расскажи, расскажи, - подхватила Газа, - пусть и грустная история, зато о настоящей любви.
  - Тебе лишь бы про любовь.
  - Да хоть послушать, какая она бывает, эта настоящая любовь.
  - Ну, слушай. - Дигур вновь уставился в огонь. - Случилось это лет пятьдесят тому назад. Как зародилась эта любовь, никто толком не знает. Но так уж получилось, что полюбили друг друга два врага, высший вурдалак Лиана и синьшел по имени Тотан.
  - Я слышала, что Лиана и Тотан были до этого напарниками синьшелами, и любили друг друга, - перебила Седого Газа, бросив быстрый взгляд на Игара. - Потом Лиану укусил высший вурдалак, и она перешла на сторону нечисти, но любовь между ними не погасла, не переросла во вражду и ненависть, а стала только сильнее.
  Дигур покачал головой.
  - Нет. Синьшелом Лиана не была никогда, это точно известно. Также известно, что она входила в элиту нечистых, являлась высшим, энергетическим вурдалаком. А вот как они умудрились полюбить друг друга, - Седой вздохнул, - это одна Фритта знает. Сначала никто и не догадывался, что бравый рубака Тотан, уничтоживший больше десятка нечистых, влюбился в одну из этих самых нечистых, вурдалачку. Причем вурдалачку очень сильную, знаменитую своей кровожадностью и беспощадностью. Она не раз ходила в рейды на человеческие земли, - часто во главе отрядов, - и не щадила никого, ни женщин, ни стариков, ни детей. А скольких своими укусами она перетянула на свою сторону, говорили не меньше сотни. Говорили также, что именно Тотан и взялся ее выследить и уничтожить. Может, именно во время этого противостояния и проскочила между ними та искра, из которой и разгорается пламя любви. Пламя, которое удалось потушить только другим пламенем... А может и не удалось.
  Первые подозрения начались после того, как во время одной из крупных стычек Лиана помогала Тотану бежать - в той стычке нечисть одержала верх. Многие задумались, почему кровожадная и не знающая жалости вурдалачка вдруг помогла избежать смерти человеку, да еще и своему злейшему врагу - синьшелу. К долгим отлучкам Тотана стали относиться с подозрением, хотя до того случая никому и в голову не могло прийти обратить внимание на такие отлучки, для свободных охотников это в порядке вещей. А тут еще один случай произошел, уже обратный. Все-таки удалось команде синьшелов изловить Лиану. Хотели было прикончить ее на месте, но потом решили устроить показательную казнь, чтобы припугнуть нечистых. Но ночью Тотан выпустил ее из подвала, куда заключили вурдалачку. Что это сделал именно он, догадались потом, а сперва грешили на нечисть. Мол, сумели пробраться и освободить одну из своих.
  А однажды их застали вместе. Чисто случайно патруль проверял один из заброшенных домов и услышал на верхних этажах звук драки. Когда наши ворвались на верхний этаж, картина им открылась весьма любопытная. Совершенно голые Тотан и Лиана, отбивались от нескольких нечистых, причем высших нечистых. Видимо с той стороны тоже что-то заподозрили и следили за Лианой, а выследив решили либо захватить Тотана, либо прикончить его. Дело это не доверили рядовой нечисти, явились туда одни главари: оборотни, высшие вампиры и вурдалаки. Но Лиана не пожелала отдавать им своего избранника, да и сам Тотан не стремился попасть им в лапы. В общем, схватка там разгорелась нешуточная. Вмешался наш патруль, затем подоспели еще синьшелы и нечисть сумели отогнать. Лиана ушла со своими, а Тотан с нашими.
  Долго думали, что с ним делать. Нашлись и такие что предлагали казнить изменника, но таких оказалось меньшинство. Решили оставить его в живых, все-таки хороший синьшел, много нечисти перебил, а то, что одну выпустил, то этот проступок перекрывался его заслугами. Но и оставлять все по-прежнему было нельзя, вляпался бы Тотан в какую-нибудь беду, обязательно вляпался бы. Отослали его на другой конец королевства бороться с нечистью там.
  Но от судьбы не уйдешь. Надо же такому случиться, что именно туда нечистые перекинули и Лиану, по той же самой причине, чтобы она больше не встречалась с Тотаном. И вот они опять встретились.
  Напали наши на резервацию нечисти. Жгли все подряд, дома, конюшни, хлева. Один пепел оставляли, чтобы некуда было нечисти возвращаться и за что бороться. Во время того боя они и свиделись. Забыли зачем они здесь и бросившись друг к другу обнялись, словно и не горели вокруг дома и не шел яростный бой. Тут-то все на них внимание и обратили. И одни, и другие. Даже бой на время затих. Тотана и Лиану пытались образумить и вернуть в свои ряды. Но они будто не видели и не слышали никого, не могли оторваться друг от друга после долгой разлуки.
  - А потом... - Голос Дигура дрогнул. - Потом посмотрели друг другу в глаза, затем вокруг, улыбнулись, и бросились в горящий дом. - Дигур вздохнул. - Вот так закончилась история о Лиане и Тотане. История о неправильной, но очень сильной и чистой любви.
  - Неправда. - Хлюпала носом Газа. - История эта не закончилась. До сих пор ее пересказывают, и будут пересказывать. Такое не забудут.
  Гартош и сам чувствовал какой-то комок в горле, история действительно вызывала странное чувство. Да и у всех остальных также подозрительно блестели глаза, рассказ Дигура никого не оставил равнодушным.
  - Что же она его не укусила? - глухо выдавил Алькон. - Они тогда смогли бы быть вместе.
  - Любила она его, - грустно объяснила несмышленому в любовных делах академиеру Газа. - Не смогла сделать из него того, кем он не хотел быть. А сама она не могла перейти на сторону людей, слишком много на ней было крови, не приняли бы ее.
  - Ну все, хватит, - прервал ее Игар. - Порасказывают истории, а потом молодежь станет во врагах своих Лиан высматривать, а это может стоить им жизни.
  Вирон почесал шею, и слезы его сразу высохли. Алькон же чему-то мечтательно улыбался.
  * * *
  Вечером дождь закончился, а ночью начался ад. Патруль реатцев не вернулся с патрулирования в положенное время. Дерин - командир полусотни - встревоженный долгим отсутствием своих подчиненных, выслал им на встречу усиленный патруль. Не прошло и получаса, как прибежал запыханный вестовой - группа поддержки попала в засаду и вела неравный бой. Не осталось сомнений, что и первый патруль попал в беду.
  По тревоге подняли всех: реатцев, виктанийцев, синьшелов. Также послали донесение командованию и ближайшим отрядам. Опасаясь новых ловушек, неполная сотня продвигалась плотным порядком, впереди синьшелы, в середине академиеры, и замыкали группу реатцы. Пятеро академиеров оставили в казарме, на всякий случай. Светила полная луна и факелы решили не брать, они сейчас только мешали бы. Вскоре послышались звуки боя.
  Пятеро оставшихся в живых патрульных - три синьшела и два реатца - встав в круг на самом широком участке улицы, из последних сил сдерживали втрое превосходящие силы противника. Отряд врезался в задние ряды нечисти, с ходу сумел пробиться к окруженным и вывести их в тыл. Часть академиеров под руководством Газы оказывала помощь израненным патрульным, остальные вместе со старшими товарищами рубились в жесточайшей рубке. Гартош сразу потерял свою пятерку, строй распался, все смешались и разбились на отдельные группы.
  Хотя Гартош и потерял из виду своих друзей, но с глубоким удовлетворением обнаружил старых знакомцев - пятерку молодых вампиров, даже получивший от Гартоша огненный шар тоже оказался здесь, живучий гаденыш. Они с ожесточением наседали на троих реатцев и одного академиера. Уклонившись от брошенного кем-то кинжала, поднырнув под удар меча вурдалака (не забыв полосонуть его по ногам) Гартош устремился к заинтересовавшей его группе.
  - Давно не виделись! - Вместе с приветствием обрушил он удар на "подругу" Алькона.
  Та с трудом сумела увернуться и отступила.
  - Привет!
  Малышка Лайтра попыталась пырнуть его коротким мечем, но один из лучших фехтовальщиков академии с легкостью парировал удар. На нее за Вирона Гартош был особенно зол.
  - А на тебя, сука, у меня отдельный зуб заточен!
  - Это ты так скаламбурил? - ухмыльнулась вампирша, - иметь зуб на вампира, это что-то новенькое!
  Гартош атаковал их обеих, и рыжую, и блондинку. Рыжая владела оружием неплохо, но Лайтра была настоящей бестией. Короткий меч очень удобен в ближнем бою, и он буквально летал в ее руках. Младшему Осколу нужно было держать себя с ней предельно внимательно, чтобы не повторить судьбу Вирона.
  Выдержав быстрые атаки, вампирши сами начали теснить своего зарвавшегося противника, и тяжело пришлось бы Гартошу, если бы сбоку в их схватку не ворвался Вирон. Гартош уступил другу блондинку - месть, святое дело! Рыжая особых хлопот не доставляла, и он мог уже более менее спокойно осмотреть место боя. Заметного перевеса не добилась ни одна, ни другая сторона. Вокруг кипели одиночные и групповые схватки.
  Вот четверо реатцев при поддержке двух синьшелов прижали к стене троих вампиров и одного вурдалака, и одного за другим закололи. С другой стороны улицы кошки - оборотни порвали на куски троих академиеров. Увидев это, Гартош на мгновение оцепенел, чем чуть не воспользовалась рыжая вампирша. Но он сумел взять себя в руки и, стараясь не терять хладнокровия, возобновил жесткие атаки. Несколько сильных ударов и рыжая, как и в случае с Альконом, осталась без оружия. Она остановилась и беспомощно посмотрела на Гартоша, но после того, что оборотни сделали с его товарищами, у него не осталось жалости. Широко открытыми от ужаса огромными глазами, словно завороженная, смотрела вампирша на летящее лезвие, успев прикрыть в последний момент голову руками. Упала отрубленная рука, второй страшный удар раскроил ей голову. И вкусив крови, Гартоша понесло.
  Второй под горячую руку попала блондинка. Вирону все никак не удавалось совладать со своей ловкой противницей, и рубящий удар сбоку помог решить дело. Вирону осталось только пронзить сердце своей противнице.
  - Нет! - Резанул по ушам дикий крик.
  Катарина, несмотря на отрубленное ухо, пробивалась в их сторону.
  - Мои девочки, мои маленькие девочки.
  Ее глаза наполнились страхом и отчаянием. Смешанные вместе с кровью слезы, разукрасили ее лицо в зловещую маску.
  - Вы ответите! Вы все ответите!
  Гартош с Вироном переглянулись.
  - Вот сейчас и ответим, - процедил Оскол, и они набросились на рыдающую вампиршу с двух сторон.
  Потеря крови и своих любимиц лишили Катарину сил достойно сопротивляться, и вскоре она лежала рядом с ними.
  Новая кровь. Вирон и Гартош убили впервые в жизни. Пусть даже вампиров, пусть нечисть, но по большому счету не очень-то они и отличались от обычных людей, во всяком случае, внешне. Что-то перевернулось в душе у молодых воинов, крови захотелось еще (уж не влияние ли убитых ими вампирш?).
  Клифтас был невероятно сильным и опасным противником. Был. И этим все сказано. Два молодых академиера, чуть больше недели назад принявшие участие в своей первой схватке с нечистью, не то чтобы легко, но справились и с ним: это казалось невероятным, но это случилось. Вирон пнул изрубленное тело вампира.
  - Из этой компании осталось еще трое. Поищем?
  Гартош осмотрелся. Те трое сместились на другую сторону улицы, зато рядом нашлись оборотни, три оборотня загрызшие академиеров. Сейчас они окружили Вотерджоха, Газу и Игара. У Вотерджоха бессильно болталась левая рука, Газу исполосовали когтями, и только Игар Тавам выглядел без видимых повреждений.
  - Сперва к этим.
  Вирон без слов последовал за другом.
  Гартош напал на тигра, уже начавшего рвать Вотерджоха, Вирон―на львицу, тоже готовую к последнему решительному броску на обессилевшую Газу. Увлеченный синьшелом тигр не заметил нового противника, пока его правая задняя лапа не перестала повиноваться, по причине широкой рубленой раны. Несмотря на страшную рану, он стремительно развернулся на уцелевшей лапе и обнаружил перед собой нахально улыбающегося академиера. Таких молодцов на счету оборотня числился уже не один десяток, и тем более обидно получить серьезную рану от одного из них. Его глаза налились кровью, и из горла вылетело вполне внятное:
  - Ну ты и влип, сопляк!
  - Ага, - весело согласился Гартош. - В твое дерьмо! Смотри не подскользнись!
  - Даже не мечтай о легкой и достойной смерти, быть тебе вечным зомби.
  Когти кошки вышли почти на всю длину и тотчас спрятались.
  - Ты коготки-то спрячь, - посоветовал ему Гартош, - а то еще обломаешь ненароком, а мне они целые нужны. Ты, наверное, уже слышал, я коллекцию собираю.
  Раненая лапа помешала тигру сделать мощный бросок, Гартош сумел увернуться, да еще рубануть оборотня побоку. Рана оказалась неглубокая, зато длинная, и главное обидная. Оборотень глухо зарычал: дать себя коснуться второй раз какому-то недоноску - позор, свои потом засмеют. Правда, этот недоносок быстр, очень быстр.
  А Гартош порадовался, что у него в руках меч, а не скажем сабля, топор, или какое-нибудь другое оружие. Длинное прямое лезвие как нельзя лучше подходило к данному случаю. А оборотень, злясь на себя за досадный промах, готовился к новой атаке. Нужно приблизиться к противнику как можно ближе, чтобы пустить в ход и зубы и когти. И плевать на раны, раны потом заживут, для оборотня не проблемы почти любая рана, главное добраться до горла этого ублюдка, восстановить свою репутацию непобедимого бойца.
  - Ну давай, давай, полосатик, - поощрял его "ублюдок", "недоносок", "молокосос", поигрывая кончиком меча перед полосатой мордой и не испытывая перед страшным противником не то что ужаса, но и малейшего страха. Что вообще-то удивительно для молоденького академиера.
  Оборотень сделал осторожный шаг. Меч проделал восьмерку перед его носом, и ему пришлось отступить. Надо поймать врага на ошибке, отбить лапой меч в сторону и устремиться к податливой плоти. Он сделал несколько шагов вокруг мальчишки и присев заорал:
  - Сейчас, Крал! Рви его!
  Но странное дело, мальчишка не только не купился на уловку, но и сделав рывок, резанул кошку по кончику носа, тут же отступив назад.
  - Что, получил по носу, недотепа!
  Это уж слишком! Тигр взвился в воздух и почти сразу почувствовал боль в животе. Не отступивший, а наоборот бросившийся под него противник, выпустил из него кишки. Последнее что он почувствовал, это сильный удар по шее. Второго и третьего удара, отсекающего ему голову, оборотень уже не чувствовал.
  Вирону опять повезло меньше. Он не сумел незаметно подобраться к оборотнице и она встретила его мордой к лицу. От Газы помощи ожидать не приходилось, он остался с львицей один на один. Небольшие царапины на ее теле не причислишь к серьезным ранам, она оставалась полна сил и не меньше Вирона жаждала крови.
  Первым атаковал все-таки Вирон, и даже заставил львицу отступить на несколько шагов, но это были и все его достижения. Теперь он сам с трудом успевал отбивать сильные удары лап, и начал опасаться, что той удастся выбить меч из его рук. Человеческие глаза львицы неотступно следили за противником, и видели, что решимость сменяется осторожностью, а затем и вовсе нерешительностью. Молниеносный рывок вперед, меч отбит в сторону и Вирон увидел перед лицом страшные когти. Он успел отшатнуться, уходя от атаки, шагнул в сторону, крутанулся на месте. Медленно, слишком медленно. Когти львицы располосовали Вирону спину, и все что он успел сделать, это ударить наугад, назад через плечо. Это и спасло ему жизнь.
   Меч наткнулся на голову оборотницы, - уже готовой перекусить не сильно толстую шею академиера - и чуть не лишил ее глаза. Она мотнула головой, стряхивая кровь, и почувствовала укол в ляжку. Это Газа собралась с силами и пришла на помощь Вирону, который в свою очередь пришел на помощь к ней. Львица отбросила синьшела к стоящему на коленях Вирону. Газа упала рядом.
  - Даже не знаю с кого начать.
  - С меня! - подсказал ей, вовремя подоспевший Гартош.
  Львица рванулась к новому противнику, и смертельная карусель закрутилась вновь. Оба были полны решимости отомстить за своих: львица за тигра, Гартош за Вирона, за Газу, за растерзанных академиеров. И видимо у Гартоша такой решимости оказалось больше. Он насмехался над неуклюжестью оборотней, все больше распаляя свою противницу и не забывая оставлять на ее теле все новые отметины, умудряясь при этом остаться без таких же. Оборотница атаковала без передыху, одежда Гартоша превратилась в лохмотья, но странное дело, ни одной раны.
  - Риса, помоги! - позвал третий оборотень - Игар перебил ему обе передних лапы.
  Львица лишь на четверть оборота повернула голову, и Гартошу этого хватило чтобы закончить начатое Вироном - лишить оборотницу глаза. А дальше дело техники. Атаковать обезумевшую от боли кошку с незрячей стороны, выпустить с нее как можно больше крови, и не дать прийти в себя. Что и было сделано. Движения львицы постепенно замедлились. Затем она лишилась второго глаза. А затем и головы.
  Отрубив очередную голову, Гартош устало оперся об меч. Тяжело дыша, но всего лишь с одной царапиной на руке, подошел Игар.
  - Ты молодец, двух таких зверюг завалил. Они здесь главные были.
  О своей победе он скромно умолчал. Его противник, лев-оборотень, валялся неподалеку, и тоже без головы.
  - Сам не понимаю, как это я умудрился, - недоумевал Гартош.
  Игар оказался прав. После гибели предводителей большинство уцелевшей нечисти поспешили скрыться. А тех, кто не проявил такого благоразумия, совместными усилиями добили.
  * * *
  Бой был страшен своими последствиями. Как оказалось, не получил ни одной раны лишь Гартош. Остальные получили раны и увечия разной тяжести.
  Погиб Лебер... От полученных ран умер Вотерджох, присмерти находился Терес... Вирону сильно порвали спину, Газа также вся была исполосована. Алькон получил несколько колотых и резаных ран и также надолго выбыл из строя. Седой Дигур остался без руки, его синьшельство закончилось.
  Погибли шестеро академиеров, столько же реатцев, трое синьшелов. Первый патруль пропал безвести.
  VIII
  Вскоре из соседних казарм прибыла подмога во главе с самим графом Ретцом - командующим гарнизоном Галофа. С ним приехали и шестеро незнакомцев. Как оказалось, это были знаменитые пауки - призраки: элитные охотники и истребители нечисти, и если они оказались здесь, значит, намечалось что-то серьезное.
  * * *
  Казарма в Арахене на время превратилась в госпиталь. Командование логично посчитало, что легче привезти лекарей и магов на место, чем транспортировать такое количество раненых, тем более многие не пережили бы дороги.
  Гартош уныло ходил от койки к койке, помогал чем мог лекарям, и никак не мог заполнить ту пустоту в душе, которая возникла с гибелью друзей академиеров, а также хорошо знакомых синьшелов и реатцев. Возле койки Седого Дигура он задержался. Дигур враз постарел, потерю руки в его возрасте не каждый мог пережить. Почувствовав рядом с собой чье-то присутствие, старик (теперь действительно старик) открыл глаза, долго смотрел на Гартоша немигающим взглядом.
  - Не ходил бы ты с ними, сынок, - наконец тихо сказал он. - Ты им нужен только как приманка. У нечисти на тебя большая обида, вон, сколько ты их за раз перебил. Теперь они на тебя устроят охоту. А паукам это как раз и надо.
  Под таким углом предложение пауков - призраков Гартош не рассматривал. А ведь в словах Дигура был смысл. Гартош вспомнил свой разговор с пауками.
  Прибывшая с графом Ретцом шестерка держалась обособленно, подчеркнуто обособленно, даже можно сказать, несколько высокомерно. Еще бы, легендарные пауки - призраки, известные в Ларфе и за его пределами охотники и истребители нечисти. От синьшелов они отличались тем, что охотились исключительно на высшую нечисть, на элиту, предоставив синьшелам и иностранным волонтерам рутинную, повседневную работу. Тем более удивился Гартош, когда на другой день по прибытии к нему подошли двое из призраков, а потом подтянулись и остальные.
  - Значит, ты и есть тот знаменитый Гартош, который в одном бою уничтожил двоих оборотней и троих вампиров? - спросил крепкий широкоплечий мужчина, в котором неуловимо чувствовалось естество настоящего воина. Слово "знаменитый" он произнес с чуть заметной иронией.
  Тогда Гартош не придал этому значения, еще бы, с ним разговаривают сами призраки, а ведь он о них был наслышан еще в стенах академии. Гартош очумело переводил взгляд с одной живой легенды на другую и не мог произнести ни слова. Наконец до него дошло, его ведь спросили, нужно отвечать, такие люди долго ждать ответа не привыкли.
  - Оборотней и двух вампиров я прибил, было дело, - чуть успокоившись, тоном бывалого воина, ответил он вопрошавшему, - а третью вампиршу, малютку Лайтру, добил мой друг Вирон, вон он лежит. - Пауки даже не повернулись к Вирону. - Да и в смерти остальных не только моя заслуга. Они были уже порядком вымотаны еще до встречи со мной.
  - Скромный мальчик, он мне нравится, - пропела подошедшая паучиха с фигурой богини и легким шрамом на лице.
  Гартош бегло пробежался по ней взглядом и пришел к выводу, что на шрам можно внимания не обращать. Его жадный оценивающий взгляд не ускользнул от пауков, мужчины с пониманием переглянулись - молодец малец, ловит самую суть. Женщина со шрамом лукаво, и даже как показалось Гартошу, многообещающе улыбнулась, у него от неожиданности и от счастья чуть не подкосились ноги.
  - Что-то я сомневаюсь, что этот мальчик может что-нибудь, кроме как пялиться на женщин.
   Вторая паучиха не скрывала своего пренебрежения и даже враждебности (с чего бы это?).
  - Брось, Эзари, мальчик здесь совсем одичал, вот и пялится на первую встречную женщину.
  Паучиха со шрамом лукавила. На такую пялился бы любой мужчина, в любой обстановке, сколько женщин не находилось бы вокруг.
  - Мы собираем отряд, - не дал развить тему первый из подошедших к Гартошу призрак, - который устроит облаву на нечисть. Отряд будет в роли загонщиков, а мы―в роли охотников. - Теперь Гартош понимал, почему их называли пауками, они сидели в засаде, словно пауки в паутине, так и выискивали свои жертвы. Ну а про призраков все понятно - сделали свое дело и исчезли. - В этих местах что-то стало слишком тесно от нечисти, нужно немного почистить, да разузнать, куда делся ваш первый патруль. Пойдешь в загонщики?
  Гартош чуть не оторвал голову кивая. Конечно пойдет! Выгонять дичь самим паукам - призракам! Будет что рассказать в академии. Паук удовлетворенно кивнул, он и не ожидал другой реакции.
  - Познакомься с нашей компанией. Меня зовут Кайрас. Это Эгер. - Высокий черноволосый мускулистый паук коротко кивнул. Такой же высокий и мускулистый, но шатен, оказался Боратон. Иварин был пониже, с гладко выбритой головой. Паучиху со шрамом звали Викаса, она обворожительно и вновь многообещающе улыбнулась Гартошу. Эзари не проявила никаких эмоций при знакомстве, лишь хмуро смотрела на новоявленного помощника. Надо держать с ней ухо востро - отметил про себя Гартош. - Через два дня выступаем, будь готов. - Не особо красноречиво закончил Кайрас.
  Шестерка разом потеряла к нему интерес и дружно разошлась по своим делам. Проходя мимо Гартоша, Викаса зацепила его своим шикарным бедром. Гартош возликовал, и пообещал себе этой же ночью попытаться познакомиться с паучихой поближе, если пауки, конечно, не оторвут ему за это голову.
   И вот теперь Седой Дигур заставил его посмотреть на предложение пауков по-другому. Выходит он им нужен не как загонщик - гроза нечисти, а как приманка, на которую эта нечисть будет усиленно охотиться. Хотя, если разобраться... Какая к черту разница! Загонщиком он будет или подставной жертвой! Он искренне надеялся, что пауки не дадут его в обиду, да и сам он не кто-нибудь, а Оскол.
  А ночью Викаса окончательно развеяла его сомнения и опасения. Затащить в постель грозную паучиху оказалось делом несложным, то есть совсем несложным, можно даже сказать, в постель затащили самого Гартоша. Женщина со шрамом сама была не прочь небольшого любовного приключения. Она полночи шептала своему молодому любовнику о его исключительности, значительности, и о том, какие перед ним открываются перспективы. Смотря на то, как он себя покажет в будущей охоте, у него вполне может появиться шанс, стать одним из них: пауков - призраков.
  * * *
  Два дня пролетели быстро. За это время Гартош на практике многое узнал о лекарском деле и лечебной магии. К счастью никто больше не умер: легко раненные уже встали на путь выздоровления, а состояние тяжело раненных стабилизировалось. Гартош особенно переживал за Тереса, но маг-лекарь Чиро Греатиль уверила его, что через месяц полтора, его друг снова будет гарцевать на лошади.
  На рассвете третьего дня сводный отряд в количестве сорока человек, получив у кого не было лакиритовое оружие, углубился на территорию, контролируемую нечистью. Половину отряда составляли синьшелы, еще половину―бывалые добровольцы из союзных Ларфу государств. Командиром назначили опытного синьшела Блоф Ловея. Он четко разъяснил всем участникам похода личное задание каждого.
  Гартош попал в пятерку синьшела Фрета Нигмуса вместе с виктанийцем Трушером, реатцем Зигулом и жеранцем Клейтом Кованцем. Что заметил Гартош - и первое время это его удивляло и обескураживало, - здесь, в Ларфе, не чувствовалось никакой вражды или даже неприязни между представителями разных стран. Общее дело, общая опасность, не взирая на гражданство, сплачивали людей крепче кузнечной спайки. И дружба Трушера, Зигула и Клейта была этому неопровержимым доказательством. Они уже неоднократно посещали суровый Ларф, заранее оговаривая место и время встречи. Вместе отражали нападение нечисти и вместе ходили в походы против нее. И даже стали похожи друг на друга, разве что Зигул был слегка позагорелей своих друзей.
  А сейчас неразлучная троица взяла опеку над молодым виктанийцем, а Фрет Нигмус посчитал нужным озвучить небольшое наставление.
  - В общем так, Гартош. Несмотря на то, что ты недавно крепко отличился, среди нас ты самый молодой и наименее опытный. Поэтому старайся держаться посредине, в центре, чтобы мы могли в любой момент тебя прикрыть или прийти на помощь. И помни, мы―группа и действуем сообща, никаких самостоятельных действий и порывов: все делаем только вместе.
  Гартош не стал проявлять ненужные сейчас обидчивость и высокомерие бывалого воина.
  - Можешь не беспокоиться, я не собираюсь, чихая на остальных, показывать какой я герой. Я сам некоторое время побыл командиром пятерки академиеров и понимаю что такое команда. Хотя у нас и не всегда получались командные действия. Так что нынешний опыт будет мне не лишним.
  Нигмус довольно кивнул - понятливый парень. А бронзовокожий красавец Зигул доверительно сказал молодому коллеге.
  - Держись с нами виктаниец, и мы покажем тебе не только, как действует команда в бою.
  - Но и как действует сплоченная команда после боя. - Подхватил и продолжил мысль Кованец.
  - После боя обычно мы делаем ревизию лучшим кабакам и храмам Фритты, - внес ясность Трушер.
  Гартош хотел сказать, что кой-какой опыт в этом деле у него есть, но вовремя прикусил язык. Его опыт - как боевой, так и развлекательный - ничто по сравнению с опытом его новых товарищей.
  Пятерка Нигмуса двигалась в колонне второй сзади: замыкали колону, как и возглавляли, пятерки синьшелов. В узких улочках старых кварталов хватало неплохих мест для засад, поэтому время от времени в близлежащие дома входили поисковые пятерки, прикрывая прохождение колонны. Пока все шло чисто, из приграничных кварталов нечисть как вымело. Оно и не удивительно, против крупного отряда нужно собрать соответствующие силы, и командование отряда догадывалось, где скорей всего их будет ожидать горячая встреча. И они не ошиблись.
  На перекрестке трех дорог их поджидал заслон. Одну улицу перегородили наспех сооруженной баррикадой, за ней виднелись головы десятка лучников. Другую улицу перекрывала шеренга безучастных зомби, за ними расположились с полтора десятка разномастных нечистых. Отряд людей остановился. По плану им нужно было двигаться по улице перегороженной баррикадой. После небольшого совещания в стороны ушли две пятерки синьшелов, нанести удар с флангов и с тыла. Затем вперед вышли щитоносцы, и атака началась.
  Навстречу безмолвно покатилась встречная волна зомби. Для опытных воинов зомби не представляли особой опасности, тем более их было немного - видимо у здешних некромантов появилась нехватка трупов. Но в задачу зомби не входило убить как можно больше людей, главное разрушить строй щитоносцев, открыв для лучников более доступный выбор целей. И отчасти это им удалось. Три щитоносца вскоре потеряли свои щиты, вырванные из их рук цепкими зомби. Пока искромсали нежить, пока отобрали у них щиты и восстановили порядок, потеряли четырех убитыми и шестерых―ранеными.
  Половина отряда бросилась штурмовать баррикаду, другая половина приняла на себя удар второй группы нечистых. Штурм баррикады не занял много времени: в ближнем бою, без прикрытия, лучники были почти беспомощны. Потеряв троих и побросав луки, они бежали, причем, как показалось Гартошу, нечистых там не было, обычные люди.
  Со второй группой также особых проблем не возникло. Выдержав, в общем-то не очень ожесточенную атаку низшей нечисти, люди сами пошли вперед. И оставив на улице пятерых убитых, нечистые - не в пример лучникам - организованно отступили. Преследовать их никто не стал. Вскоре вернулись обходные пятерки, точнее то, что от них осталось. Они наткнулись на такие же фланговые группы противника, и приняв бой, не смогли выполнить поставленную перед ними задачу, хотя и обезопасили основной отряд от фланговых ударов.
  Подвели итог первого боя: восемь человек погибли, столько же были серьезно ранены. Первый бой, и такие потери. У Гартоша, который, кстати, снова не получил ни единой царапины, да и у многих других, появились первые сомнения насчет успешного похода, но роптания не наблюдалось, знали на что шли.
  Заранее, еще до похода, было оговорено, что раненые заботятся о себе сами, легкораненые помогают тяжелораненым выбраться из нечистых кварталов. Над трупами - своими и чужими, так как их невозможно было вынести - провели необходимые обряды, делавшие невозможным использовать их в качестве зомби. Конечно, после лакиритового оружия вряд ли кто смог бы поднять мертвых, но решили перестраховаться.
  Гартош впервые видел проведение такого обряда, и оно произвело на него отвратительное впечатление. Взятый в отряд жрец некромант, служитель Залы - богини смерти, ритуальным кинжалом пробил покойникам сердца, печень и глаза, пропел очищающую молитву и посыпал их каким-то мерзко пахнущим порошком.
  Совершив все необходимое, двинулись дальше.
  * * *
  Вторая засада ожидала их на три квартала дальше. В этот раз лучники расположились на крышах трехэтажных зданий. Перестроиться успели не сразу, и когда, ворвавшись в забаррикадированные окна и двери поднялись наверх, лучников и след простыл, ушли по крышам соседних домов. В результате этой неожиданной атаки, потеряли еще пятерых убитыми и ранеными. Поредевший наполовину, отряд продолжал движение.
  Они шли постепенно расширяющимися улицами, и Гартош анализировал действие их отряда. Претензий к Блов Ловею не было, синьшел действовал грамотно. Претензии возникли к организации самого похода. То, что вышли слишком малыми силами, то, что не взяли с собой лучников - эффективность их засад Гартош отметил особо, - в общем, все это сильно смахивало на авантюру. И организовали ее не кто иные, как пауки - призраки. Все чаще на ум приходили слова Седого Дигура об использовании Гартоша в качестве приманки. Но видимо в этом качестве использовался весь отряд. О том, что два десятка оставшихся в строю, смогут нанести какой-нибудь более-менее серьезный урон нечисти, да на ее же территории, вызывало большие сомнения, очень большие.
  Мрачные размышления Гартоша прервало новое изменение ситуации: отряд достиг площади, от которой планировалось повернуть налево, на запад, и гнать собравшихся там нечистых прямо в паутину пауков - призраков. Но, похоже было, гнать нечисть в нужном направлении врядли получится, как бы их самих не погнали.
  На площади собралось не меньше трех десятков нечистых, из них шестеро оборотней, а сколько здесь еще найдется высшей нечисти, покажет бой.
  Расклад для людей получается крайне неблагополучным: три десятка нечистых, и судя по всему, половина из них высшие, это слишком много для двух десятков людей, даже для опытных и проверенных бойцов, собравшихся здесь. Оставалась надежда на призраков. Сумеют ли прийти на помощь? Захотят ли? Отряд перестроился, щитоносцы отошли назад прикрывать от атак лучников, а то, что они скоро появятся сомнений не вызывало ни у кого.
  Зигул вытащил из-за пазухи висящий на цепочке амулет Рафа, бога судьбы, бросил на него быстрый взгляд, поцеловал, и спрятал обратно.
  - Ну, Гартош, - повернулся он к молодому соратнику, - наступает момент истины. Если выберемся из этой передряги живыми, принесу Рафу обильные жертвы и пожертвования в его храм.
  - А я буду бродить по борделям Галофа, пока не упаду без сил, - заявил Гартош.
  - А я плюну в рожу призракам, - хмуро бросил Кованец.
  Гартош посмотрел на жеранца с пониманием, у него у самого возникло такое же желание, да и судя по ободряющим ухмылкам стоящих поблизости бойцов, не у него одного.
  - К бою! - негромко, но отчетливо скомандовал Ловей, и разговоры прекратились.
  Несмотря на численный перевес, нечистые не торопились атаковать, они чего-то ждали. Чего они ждали видимо понимал и Блоф Ловей, и не успели лучники появиться на крышах, он проревел:
  - Вперед! Сблизиться с противником, пока нас не перестреляли!
  Со всех ног отряд рванул вперед. Кто-то упал, получив стрелу в спину, кто-то перецепился через погибшего и растянулся рядом, но тут же вскочил и помчался к нечисти как за спасением. Лучники успели дать только один залп, да и то неприцельный, и опустили луки: на площади все смешалось, начался самый жестокий бой, какой только Гартошу довелось видеть.
  Построившийся ромбом отряд, вклинился в строй врага и их сразу же окружили. Пятерка Нигмуса находилась на правом фланге и несмотря на яростные нападки нечисти, им удалось удержаться, не разорвать строй. Академиеры обучались действовать в одиночку, группами и в строю, но то были занятия и учения, а сейчас Гартошу пришлось принять участие в настоящем бою, занимая свое место в строю. Он, как и обещал своим товарищам по оружию, задавил в себе сильнейшее желание сломя голову броситься в гущу сражения, отвечая только за себя и вскоре обнаружил свои преимущества биться в строю.
  Нападавший на Зигула вурдалак, получил от Кованца удар в бок, Зигул, воспользовавшись опущенной рукой, рубанул через всю грудь и отбросил нечистого Гартошу - добивай! Гартош видел, как его опекают, перехватывая самых опасных противников, которые как мухи на мед лезли на молодого виктанийца, и он был благодарен своим старшим товарищам, самому бы ему с этой навалой не справиться.
  Первую атаку отбили, нечисть отступила на десяток шагов. Не поворачиваясь, спина к спине, провели перекличку. Шестеро погибших, почти все ранены - четверо тяжело. Гартош снова не получил ни царапины! Правда в этом больше была заслуга его товарищей, чем его самого.
  Переступив через погибших, чтобы не скользить в крови, десятеро оставшихся на ногах образовали круг, поместив в середину тяжелораненых. Среди раненых оказались и Клейт Кованец с Трушером. Упокоить должным образом погибших уже никто и не пытался, тем более что жрец-некромант погиб один из первых. Немного успокаивало только одно, нечистых погибло гораздо больше. На мостовой валялось больше десятка трупов низшей нечисти (среди них Гартош со злорадной радостью рассмотрел своего знакомого молодого вампира), еще нескольких высших уволокли их собратья, зализывать раны: только высшие могли кое-как противостоять лакиритовому оружию. Но все равно, их, нечистых, оставалось вдвое больше, не считая еще лучников людей.
  - Где же эти хреновы призраки? - уже в который раз задавался вопросом Зигул.
  Оставшиеся в живых внимательно осматривали крыши и окна домов, в надежде увидеть тех, ради кого и затевался этот бессмысленный и бесполезный поход. Но их взгляды натыкались лишь на лучников, служащих нечисти, людей предателей, хуже самой нечисти, которой, кстати, надоело ждать и терпеть на своей территории чужаков. Кольцо вновь начало сужаться, на лицах людей и их врагов читалась решимость покончить со всем сейчас, больше тянуть некуда.
  По безмолвной команде нечисть бросилась вперед. Гартош все еще чувствовал рядом с собой плечи товарищей, но понимал, скоро их круг разорвут, сомнут и разорвут.
  Вновь ему противостоял оборотень, оборотень - медведь, громадная, но на удивление быстрая туша. От мощного удара лапой Гартош вылетел из круга, прокатился по мостовой и уперся в чей-то труп. Труп оказался не совсем трупом. Недобитый вампир, почувствовав рядом живую плоть, проявил чудеса живучести и вцепился Гартошу в руку, точнее он думал, что в руку, так как тот успел подставить лакиритовый кинжал и расширил улыбку жадного до чужой крови вампира от уха до уха. В следующий момент Гартош уже вскочил на ноги, и вовремя. Медведь оборотень оказался настойчив, не удосужив своим вниманием бьющихся с его собратьями уцелевших людей, он вновь устремился к молодому виктанийцу. Да и не он один.
  Сзади и сбоку заходили два вампира, один из которых кажется был высшим. Медведь коротко рявкнул и вампиры хоть и нехотя, но отступили. Что это? Благородство или личные счеты? А может оборотень просто хотел присвоить всю славу победы над нашкодничавшим виктанийцем себе одному? Все эти вопросы пронеслись в голове у Гартоша в доли секунды, но само собой задавать он их никому не стал.
  Он быстрым пируэтом отогнал вампиров еще на три шага и вплотную занялся медведем. Именно занялся им, хладнокровным и расчетливым поиском слабых мест у противника, а не спасением собственной жизни. Охватившая его некоторое время назад горячка боя отступила, уступив место ясности разума, четкому пониманию боя и своих действий.
  Гартош нанес несколько быстрых коротких ударов по лапам медведя - шкура толстая, без хорошего замаха не пробьешь, но в том то и дело что хорошенько размахнуться ему никто не позволит, медведь был начеку и очень быстр. Укол в сердце оборотня чуть было не лишил Гартоша меча, сильный удар лапы почти выбил его из рук. Магия. Пора применять магию, хотя ее применение здесь, в контролируемой нечистью местности, было сложной задачей. Сложной, но возможной. Гартош приберег магию на потом, но время пришло.
  Огненный шар застал оборотня врасплох и выжег в его шкуре приличную дыру. Он обиженно и недоуменно заревел и тут же получил удар меча в выжженную рану. Вот так-то! Такой большой и такой глупый, не смог закрыться от простейшей магической атаки. Гартош возликовал, но преждевременно, раны оказались совсем не смертельными и только раззадорили медведя, хотя и значительно замедлили его движения. Медведь снова напал, но Гартош уже не собирался убегать, он видел, что нанесенная лакиритовым оружием рана не затягивается, как это обычно бывает у оборотней и у других высших, кровь толчками покидала большое сильное тело.
  Несколько обманных движений, и увернувшись от громадных лап он нанес медведю длинную царапину на морде. Вот тут, заметив, что для оборотня дело оборачивается плохо, в дело вступили вампиры. Так, благородством больше не пахло. Оставив медведя беспорядочно махать лапами, Гатрош метнулся к новым противникам. Быстро вошел в ближний контакт, его кинжал и меч летали с такой невероятной быстротой, что даже шустрые вампиры едва поспевали. А зря, надо успевать, успевать отражать лакиритовые удары. Вот, например этот! Меч прочертил на кисти низшего кровавую полосу. Будь этот удар нанесен обычным оружием, вампир бы только рассмеялся и тут же прекратил кровотечение. Но сейчас он выронил меч и с искаженным от боли лицом схватился за пораженную руку.
  Не став добивать почти беспомощного противника, Гартош целиком посвятил свое внимание высшему вампиру. Тот был ловок, ловок и умен. Он больше не атаковал противника, а просто сдерживал наскоки этого опасного человека, ожидая, когда придет помощь, а помощь скоро прийдет, людей осталось совсем мало. Но такое развитие событий не устраивало Гартоша. Не хочешь драться? Уходишь от борьбы? Ладно! Бросив этого противника он вернулся к прежнему. Чуть ли не демонстративно разрубил низшего вампира, от ключицы до середины груди. Ну, как? Задело! Очень хорошо!
  Высший вампир потерял самообладание от увиденного и слишком опрометчиво бросился на врага. А его враг сейчас казался настоящей машиной для убийства, машиной беспощадной и все более упивающейся боем. С каждой каплей пролитой чужой крови к Гартошу будто вливалась сила и уверенность, уверенность и мастерство. То ли предки щедро делились с ним накопленным целыми поколениями, то ли враги отдавали нажитое... Не понять... Но с каждой смертью (смертью противника разумеется) Гартош словно шире расправлял плечи.
  Упал на колени и высший вампир, да так и не поднялся, без головы не поднимаются. Удар в глаз прекратил мучения медведя. Кто еще! Ну! Вампиры и вурдалаки! Я желаю вашей плоти и крови!
  Лишних врагов поблизости не оказалось, все были заняты тройкой уцелевших людей. Хотя нет, уже двумя уцелевшими. Дико гикнув, Гартош напал на нечистых со спины. Успел зарубить двоих - один так и не понял, что случилось, другой понял, но оказался не слишком проворен. Трое людей: Гартош из Виктании, Зигул из Реата и Тимор Глодкон―синьшел из Ларфа, стали спина к спине против семерых высших вампиров.
  Вдруг пропал тот боевой задор, та легкость, что охватывала тело, та уверенность, когда казалось что все по силам, это все исчезло. И пришла обреченность и понимание, сейчас все закончится, троим измученным людям не выстоять против семерых нечистых.
  - Их только семеро, - увидев скисшую рожу Гартоша, попытался подбодрить его Зигул. - Я видел, как ты разделался с тремя, да и этих двух ты лихо зарубил. Итого пятеро.
  - Ага, - тут же подхватил Тимор, - пятерых отдаем Гартошу, он сегодня в ударе, и нам, так уж и быть, по одному. Отобъемся!
  - Спасибо, - благодарно буркнул "герой". - Мне сейчас хотя бы от одного отбиться. Будто кости из меня вынули, ноги трясутся, не держат.
  - Бывает, - посерьезнел Тимор. - На тебя нашла боевая ярость, я таких немало повидал. Им все нипочем, но когда этот раж проходит, они беспомощнее ребенка.
  - Нам всем сейчас этой ярости не хватает, разнесли бы это сборище в пух и прах. А то они чего-то затевают, не нравится мне это, лучше бы напали.
  Нечисть действительно вела себя крайне подозрительно. Не добивали оставшихся, оттянулись на десяток шагов, хотя и не выпускали людей из круга. Гартош нутром почувствовал, что что-то затевалось. В воздухе запахло Присутствием. Присутствием кого-то или чего-то. КТО-ТО не заставил себя долго ждать.
  * * *
  Гартош и его товарищи почти не удивились, когда из тени дома, где, казалось, негде было прятаться, вышло трое. Две громадных тролеобразных образины и воин с коротко стриженными, белыми как молоко волосами.
  Голос Тимора был спокоен и даже насмешлив.
  - Нас почтил своим вниманием сам Белый Демон.
  - Очень вы мне нужны, - не менее насмешливо отозвался тот. - Меня интересуют те шестеро, что прячутся у вас за спинами, и видимо ждут, когда вы им оставите как можно меньше врагов.
  Тимор оглянулся.
  - Да, да. Именно в том доме сидят ваши герои, которые подвигли вас на этот бесполезный поход, - продолжил демон. - Они видимо хотели просто поразвлечься, да не вышло. Видите ли, мне тоже хочется развлечений, и ваши, так называемые пауки - призраки, как нельзя лучше подходят для этой цели. Ну, где вы там! Мне вас что, за уши вытаскивать?! Или назвать настоящими именами?
  На крыше трехэтажного здания, за спинами расположившихся там лучников, появились два силуэта. Они двигались настолько стремительно, что лучники даже не успели понять, кто и откуда на них напал, как превратились в потенциальных зомби. Кайрас и Иварин (а это были именно они) спрыгнули, и мягко приземлились на мостовую.
  - Видели? - тихо спросил Тимор, - там верных тринадцать - пятнадцать шетов. Нормальный человек уже разбился бы.
  - Или переломал бы ноги, - подтвердил Зигул.
  - Они ведь лучшие из лучших, наверное, много треннировались, - неуверенно предположил Гартош.
  Тимор фыркнул, но промолчал, все его внимание было уделено происходящему.
  Из дверей этого же дома, появились и остальные пауки - призраки.
  - И что тебе мешает назвать наши настоящие имена? - приблизившись к Лорду Белому Демону, вкрадчиво спросила Викаса. - Боишься, что их услышат наши люди? Неужели ты собираешься отпустить их живыми? Что-то не верится.
  - Живыми? Ваших? Низачто! Но ведь здесь находятся и мои подданные, а я не хотел бы, чтобы даже они слышали лишнее.
  - А видели?
  - Пускай посмотрят. Да вы подходите, подходите, не стесняйтесь.
  - Уж не этих ли ты нам приготовил в противники? - Кайрас пренебрежительно посмотрел на высшую нечисть.
  Под тяжелым и ироничным взглядом пауков нечистые забеспокоились и подались назад. - Как ты мог такое подумать! - искренне обиделся Белый Демон. - Я думаю вы будете довольны своими противниками. Нас трое. - Образины обаятельно улыбнулись. - И для комплекта, вот...
  Из той же тени вышли еще трое: две девушки, и молодой парнишка, на вид примерно того же возраста что и Гартош. Увидев вновь прибывших Викаса разъяренно зашипела и схватилась за меч.
  - Ну, маленькая дрянь! На этот раз ты попалась! Я тебе припомню то розовое платье!
  Миниатюрная девушка, чем-то неуловимо похожая на Лайтру, звонко рассмеялась и показала Викасе язык.
  - Все здесь друг друга знают, в представлениях никто не нуждается. Пожалуй, приступим. - Тон хозяина был деловит, хотя и немного насмешлив.
  Противоборствующие стороны обнажили оружие и разбились на пары. Белый Демон направился к Кайрасу, Викаса буквально прыгнула к своей маленькой сопернице, остальные выбрали себе противников произвольно, во всяком случае, так показалось Гартошу.
  - Пока до нас никому нет дела, нужно выбираться отсюда, - прошептал Тимор, - на призраков у меня никакой надежды.
  - У меня тоже, - согласился Зигул.
  Будто услышав их слова - а может, действительно услышав, - на тройку людей посмотрел Белый Демон. Посмотрел строго и укоризненно, и от этого взгляда Гартош почувствовал, как его тело перестает ему повиноваться, даже язык прилип к зубам, только глаза сохранили кой-какую подвижность. И мысли потекли какие-то вялые и отстраненные: Бежать? Куда? Зачем? Здесь так интересно...
  На площади действительно разворачивались интересные события - необычный бой. Затуманенный взгляд Гартоша с трудом успевал за происходящим. Немыслимо быстрые полеты мечей и сабель, невероятные прыжки, которым мог позавидовать любой акробат, все это слилось воедино, и в сознании отпечатывались лишь отдельные моменты.
  Ближе всех мелькали Белый Демон с Кайрасом. Ха! Белый Демон дерется с другим демоном. Стоп! Неожиданная мысль заставила бежать своих подружек чуть быстрее, хотя сама старалась улизнуть. Гартош с трудом сфокусировал глаза, и с еще большим трудом ухватил шуструю мыслишку за хвост. Это что получается? Раз Белый Лорд - демон, то и друзья у него - демоны. А кто может противостоять демонам? Правильно - другие демоны! Вполне логично.
  От понимания того, что он додумался до чего-то необычного и очень важного, Гартош вспотел, и почувствовал как с прояснением в голове появилась подвижность в пальцах, и он мог более живо и осознанно отслеживать ход боя. Он не заметил, чтобы какая-нибудь из сторон одерживала верх или хотя бы получила хоть малейшее преимущество. Демоны - а наш догадливый друг уже почти не сомневался, что все дерущиеся являлись демонами - проявляли владение необычной техникой, недоступной для людей, и буквально творили чудеса.
  Уверенность Гартоша все крепла. Даже сильные маги не смогли бы так легко манипулировать такими силами - магическими силами. Тем более в этом сложном для магии районе. Неожиданное открытие настолько увлекло Гартоша, что он немного отвлекся от наблюдения и не заметил как ситуация на площади незримо изменилась, незаметно, чуть-чуть. Какими-то более озлобленными стали "свои" демоны, более уверенно и нагло начали вести себя "чужие". Создавалось впечатление, что "чужие" просто игрались со своими противниками, забавлялись, создавали иллюзию равносильного поединка, а сейчас им просто надоело.
  Пауков теснили, сгоняли в центр площади, и все попытки вырваться из этого кольца пресекались на корню. Особенно бесилась Викаса. Сознание того, что она ничего не может сделать со своей соперницей, просто выводило ее из себя. Искры с ее меча и молнии с пальцев, натыкались на непреодолимую преграду, возводимую смешливой малышкой. В свою очередь удары маленькой демонессы, хоть и изредка, но все же достигали цели, что вызывало бурную реакцию со стороны Викасы. Сомнения отпали, так отборно материться могла только демонесса. Единственные кто не потерял самообладания это Иварин и Эзари. Казалось, их не касались бушующие вокруг страсти, они молча и упорно дрались, и даже отступая, ничем не выдавали своего огорчения.
  Осыпаемый ударами Кайрас что-то выкрикнул. Позади него стало возникать светящееся, все расширяющееся пятно. Портал! Тройка людей почувствовала облегчение и надежду. Сила, струившаяся из портала, ослабила путы, но надежда рухнула почти сразу. В открывшийся проход первым шагнул Эгер - пауки бежали! Бежали, бросая людей на произвол судьбы! Даже не делали никакой попытки вытащить из беды тех, кого сами же заманили в эту ловушку.
  Перед тем как исчезнуть в портале, Викаса бросила на людей мимолетный взгляд. Увидев широко раскрытые глаза Гартоша, Викаса на секунду задержалась, нехорошо так прищурилась (от этого прищура по шкуре сыпануло морозом), но Боратон подтолкнул ее в спину и шагнул следом. Эзари тоже удосужила виктанийца взглядом: взгляд был холодным и беспристрастным. А вот в глазах Кайраса, уходящего последним, даже мелькнуло сожаление. Надо же!
  Портал захлопнулся, пауки исчезли. Похоже что местные демоны не особо и стремились их задержать. Изгнали с позором и ладно.
  Пораженный предательством, Гартош на миг отвлекся, поэтому услышал лишь последние слова, сказанные Белому Демону одним из его товарищей.
  - ... справишься и сам.
  После этого, три вызванных на подмогу демона ступили в тень и пропали. Трое несчастных людей оказались наедине с семью высшими нечистыми и тремя демонами.
  * * *
  - Неплохо развлеклись! - бодро заметил Белый Демон.
  Его сопровождающие довольно оскалились, они искренне радовались оказии помахать мечами и размяться с равными по силе.
  - Повелитель, разреши нам закончить с этими людьми, - с уважением, хотя и нетерпеливо обозвался один из вурдалаков.
  - Успеете, никуда они от вас не денутся. Сперва мне хотелось бы потолковать кое с кем из них.
  Взгляд демона уперся в Гартоша, и казалось, что он немного удивился тому, что молодой виктаниец уже наполовину восстановил подвижность, хотя его товарищи почти не проявляли признаков жизни. Проследив за взглядом повелителя, вурдалак заскрипел зубами.
  - На счету этого недоноска больше всего жизней наших братьев и сестер. - Ненависть буквально капала при каждом слове нечистого.
  - Вот это меня и смущает, хотя и не только это... - пробормотал демон. - Ну-ка, давайте его сюда!
  Бесцеремонно растолкав нечистых, верзилы подхватили побледневшего виновника торжества под руки и потащили к заказчику. Упираться было бесполезно и бессмысленно, робкая попытка к бунту привела к тому, что Гартошу чуть не вырвали руки из плеч. Его впихнули в откуда-то вдруг взявшееся деревянное кресло и две тяжелые руки клещами сдавили плечи.
  - Откуда же ты такой взялся?
  Гартош хотел было объяснить непонятливому демону, откуда он взялся, откуда вообще берутся люди и куда следует отправиться ему самому. Но внутренний голос благоразумно отговорил его от столь опрометчивого поступка, и он честно признался:
  - Я Гартош, из рода Осколов.
  - Ишь ты, Гартош, из рода Осколов. - Демон насмешливо улыбнулся. - Постой, постой. Сын Дангала и внук Руткера?
  Сын Дангала и внук Руткера гордо кивнул.
  - Вот какая птица к нам пожаловала. Это кое-что объясняет, хотя и не все. Ну-ка, посмотрим, что ты из себя представляешь.
  Белый Демон протянул руки к голове младшего Оскола. Почувствовав, что сейчас произойдет что-то страшное, тот дернулся, но ладони демонов вдавили его в кресло так, что затрещал хребет. Две холодные ладони коснулись его висков. Готовый вырваться крик застрял в горле, леденящий ужас сковал тело, а острая боль отключила сознание.
  Боль же и вернула его в этот мир. Сознание возвращалось медленно, толчками. В виски будто кто-то воткнул ледяные сосульки. С трудом удалось поднять тяжелые веки. Белый Демон сидел напротив, был задумчив и отстранен. Гартош пошевелился. Странно, но его больше никто не держал. Он с хрустом в шее повернул голову, верзилы - демоны обнаружились поодаль: они хоть и старались выглядеть бесстрастно, выглядели озабоченно. Еще дальше сгрудились нечистые.
  - Удивил ты меня, Гартош, удивил. Кто бы мог подумать.
  Вместе с вернувшимся сознанием пришло и любопытство.
  - И чем это я удивил Лорда Белого Демона?
  - Узнаешь в свое время. Возможно.
  - Это значит, я останусь жив?
  - Да, это значит, я тебя отпущу. Интересно чем это все закончится...
  - Что закончится?
  - Неважно. Главное что ты поживешь некоторое время.
  Любопытство продолжало напирать.
  - Раз уж ты оставляешь меня в живых, может тогда и ответишь на некоторые вопросы?
  - Может и отвечу.
  Поколебавшись с чего начать, Гартош тихо и серьезно попросил.
  - Расскажи о здешних обитателях.
  Белый Демон посмотрел на него с новым интересом.
  - Что ж, это я думаю, будет поучительно послушать и твоим соратникам. Перед их смертью.
  Тимор и Зигул зашевелились, и неведомая сила подтащила и поставила их рядом с Гартошем. На секунду задумавшись, Белый Демон начал рассказ.
  * * *
  - Это очень древняя земля. Я имею в виду, что тысячи лет назад, именно через земли нынешнего Ларфа, хотя его тогда еще не было и в помине, люди начали заселять этот мир, до этого принадлежащий другим созданиям. Хотя в принципе, Иктив до конца людям не принадлежит и до сих пор. Но это неважно. Вместе с людьми в Иктив пришли и их боги, боги - нефраты. Нефраты, это питающиеся, или подпитывающиеся чужой жизненной силой. Именно богам нефратам поклонялись люди тогдашнего Иктива.
  И все шло хорошо, люди плодились и расселялись, всем хватало места в новом мире. Люди были довольны своими богами, боги благосклонны к своей пастве и поддерживали их в борьбе с тогдашними хозяевами Иктива. Так длилось довольно долго, успели образоваться почти все нынешние государства, когда ситуация изменилась. В благополучный мир пришли новые боги. Так часто бывает, вместо того чтобы создавать свой собственный мир, расти вместе с ним, вместе преодолевать трудности, многие боги предпочитают прийти на все готовое. Зачем утруждать себя созиданием и строительством, гораздо легче отобрать, завоевать созданное другими.
  Новые боги вели себя агрессивно, распространение их религии сопровождалось кровопролитными и жестокими войнами. В конце концов, на всех заселенных людьми землях новая религия победила. На всех, кроме королевства Ларф. Ларф держался дольше всех. Старые боги дали здесь своим противникам серьезный отпор, все нападки со стороны удалось отбить. Тогда новые боги пошли на хитрость. В Ларфе повсеместно создавались тайные храмы новых богов. Их находили и уничтожали, но они плодились, словно грибы после дождя. И, наконец, приверженцев новых богов стало больше чем сторонников старых. Произошел бунт.
  Старым богам поклонялась в основном знать, во главе с королем, и совсем немного бедноты. Конечно они проиграли. Их задавили массой, даже без внешнего вмешательства. И тогда умирающий король провозгласил проклятие: народ, предавший своих исконных богов, никогда не сможет от них избавиться, в королевстве навсегда останутся места, где старые боги будут иметь полную власть и их не смогут уничтожить, старые боги не дадут покоя предавшему их народу. Так и произошло. Хотя жрецы новых богов и постарались стереть даже память о нефратах.
  Проклятие короля имело огромную силу, ведь его произнес последний живущий в Иктиве человек, который пришел в Иктив из другого мира вместе с первыми людьми. Всю свою силу накопленную за многие тысячи лет, он вложил в это проклятие. С тех пор Ларф не знает покоя.
  - Тысячи лет! - Гартош был ошеломлен. - Разве может обычный человек прожить тысячи лет?
  - Нефрат, может.
  Тимор с пониманием кивнул.
  - Все понятно. Отбирая жизнь у других, нефрат может жить чуть ли не вечно.
   Белый Демон обозленно выкрикнул.
  - Ничего вам не понятно! Вы ничего не знаете про нефратов, да и не хотите знать. Вы предпочитаете их убивать!
  - Да и они нас убивают.
  - В порядке самозащиты. В основном. Или в качестве возмездия.
  Проявив мудрость и благоразумие, Зигул подавил конфликт в зародыше.
  - Ты прав, Белый Демон, мы многого не знаем и не понимаем, так может ты нас просветишь. Чем, по-твоему, так хороши нефраты?
  Белый злился недолго, отходчивый оказался парень. Он принялся с воодушевлением объяснять, а люди с интересом слушать.
  - Перед нефратами открываются огромные возможности. Подпитываясь, они могут жить, как заметил этот мудрый синьшел, чуть ли не вечно.
  - Но разве это справедливо? - стараясь быть как можно более вежливым, перебил демона Гартош. - Один, чтобы подольше пожить, отбирает жизнь у другого?
  - Ты дослушай! А то взяли моду перебивать старших!
  Зигул, также возмущенный замечанием виктанийца, отвесил ему подзатыльник и извиняющиеся посмотрел на демона: ты уже прости засранца, молодой, нетерпеливый...
  Демон простил и продолжил.
  - Нефрату не обязательно отбирать жизнь у кого бы то ни было.
  - Как это? - снова не выдержал Гартош и, получив новую затрещину, пристыженно умолк.
  - А так это. Огромное количество жизненной силы выделяется при рождении ребенка, и чтобы получить приличную подзарядку, достаточно лишь присутствовать при этом. Раньше нефраты, в основном, таким образом и пополняли свои опустевшие запасы. Рождение одного ребенка способно наполнить пятерых нефратов лет этак на пятьдесят, а при экономичном расходе и больше. Конечно, если приходилось заживлять раны или лечиться от чего-нибудь, то силы таяли намного раньше, но все равно их хватало надолго, намного дольше, чем при отборе у взрослого человека.
  - Это что ж, вы детей того?...
  - Да не того. - Белый Демон поморщился, поражаясь непонятливости Гартоша. - Я же говорил. При рождении ребенка выделяется огромное количество жизненной силы - дармовой жизненной силы. Если рядом нет никого, кто мог бы эту силу правильно использовать, она просто теряется, растворяется в окружающем мире.
  - То есть это безвредно для ребенка?
  - Конечно. Ребенок ничего даже не замечает.
  - И таким образом вы раньше питались?
  - Таким основным образом нефраты раньше подпитывались, хотя существуют и другие способы.
  - Так зачем же вы грызете ни в чем неповинных людей?!
  - А потому что эти ни в чем неповинные люди, лезут к ни в чем неповинным нефратам!
  Гартош и Белый Демон сопели и боролись взглядами. Гартош отвернулся первый. Зигул вновь разрядил обстановку.
  - Ты говорил и о других способах пополнить жизненные запасы.
  - Другие вы и сами знаете. Сейчас основной способ пополнить запасы, за счет ваших людей. - Демон произнес это буднично, как само собой разумеющееся. - Есть еще способ, в общем-то, он доступен и ненефратам. При сексе также выделяется некоторое количество энергии. Но эта лазейка в основном для женщин, мужчина при этом мало что получает, разве что удовольствие. Сами понимаете ...
  Тимор с Зигулом, демоны образины, и даже Гартош, с пониманием закивали, в чем в чем, а в этом они с демонами солидарны. Помолчали. Затем вновь самым любопытным оказался Гартош.
  - Зачем же обязательно кусать человека или жрать его, что, по-другому вытянуть силу из него нельзя?
  - Почему нельзя, можно. Но не всем это доступно. Я, например, могу вытянуть вашу силу одним взглядом. - Зрачки демона потемнели. Наша отважная троица испуганно замерла, даже дышать перестали, даже желание задавать вопросы отпало... Ненадолго... - А вот обычным нефратам, даже высшим, желательно вас укусить. Вы ведь понимаете в чем суть нефрата? - Гартош замотал головой - не понимает. - Чтобы стать нефратом, нужно получить прокол в оболочке, удерживающей вашу жизненную энергию. Через этот прокол ваша сила вытекает, но через него же ее можно и пополнять. А утечку при должной тренировке можно минимизировать. У обычного человека с целой оболочкой жизнь длится не больше, чем ему отпущено при рождении энергии. Может хватить до глубокой старости, а может и не хватить. Если человек сильно болеет, то при этом он усиленно теряет свои жизненные запасы, и тогда ему не бывать долгожителем. А бывает, что у человека изначально нет своих запасов - слишком слабая оболочка не смогла ничего удержать. - Такие умирают молодыми, или даже в младенчестве. У нефратов все по-другому. За счет способностей пополнять свои запасы, они и живут гораздо дольше и практически не болеют.
  Так вот, для того чтобы получился прокол в оболочке, нефрат и кусает: так ему гораздо легче. С нарушением оболочки тела легче нарушить и оболочку энергетическую. Это ведь не такое уж и простое дело, здесь нужно приложить определенные усилия. А пьют вашу кровь и едят ваши органы в основном низшие, им так легче усвоить вашу энергию, высшие вполне могут обойтись и без этого. Ну и плюс устрашающий аспект, что тоже немаловажно. Это в общем все. Еще вопросы есть?
  - Есть, - нашелся Гартош. - Я так понимаю, самое лакомое вы получаете при рождении ребенка?
  - Правильно понимаешь. Дармовая, и при этом нерастраченная сила не то, что уже поизношенный взрослый человек или тем более старик. Но вы лишаете нефратов этого лакомства. Здесь слишком мало рождается детей, поэтому этой первозданной силы на всех не хватает, приходится забредать на ваши территории.
  - Я слышал про случаи нападения нечисти на новорожденных. Отобрать жизнь у младенца, это тоже получить лакомство? - Тимор задал вопрос как можно спокойней, но чувствовалось, насколько тяжело ему далось это спокойствие.
  - Уродов хватает везде, - не стал отпираться демон, - я тоже знаю множество случаев, бессмысленной жестокости людей по отношению к нефратам и даже к обычным людям, живущим рядом с ними.
  - И много здесь живет людей?
  - Не много, но есть. Это последователи старой религии, которые живут вместе с нефратами, но еще не решились стать ими. Некоторые родились здесь, некоторые пришли из вне. Случается что так всю жизнь и проживут, не испытав всей радости быть нефратом.
  - Кстати о радости. Что там с патрулем, что вы захватили? - вспомнил Гартош, с чего все началось.
  - А что с патрулем, с патрулем все нормально. Двое стали нефратами и сейчас проходят подготовку и обучение, я думаю, ваши патрули вскоре вновь с ними встретятся. - Демон скаберзно улыбнулся. - А из остальных выйдут неплохие свеженькие зомби и тоже послужат благому делу.
  - Это ваше-то дело благое?! - У Тимора даже щека задергалась от возмущения.
  - Да синьшел. Защита наших территорий, и наших, в общем-то немногочисленных обитателей - это благое дело. Поэтому-то вы и не можете победить, что не можете понять, что здесь происходит.
  Синьшел из-под лоба уставился на демона.
  - И что же здесь происходит?
  - Здесь собрались те, кто хочет жить по-своему, кто не хочет изменять традициям предков. И к нам приходят, приходят не только из Ларфа, но и из других стран. Во многих местах до сих пор тайно почитают старых богов. И пусть вам это не нравится, вы ничего не сможете сделать.
  - Благодаря проклятию короля?
  - И благодаря проклятию тоже. Но главное в другом. Религия и стиль жизни нефратов всегда были и будут привлекательными для людей, несмотря на то, какие боги правят сейчас этим миром. И когда вы приходите убивать нефратов, то лишь пополняете их ряды. Вы боитесь и ненавидите их только до тех пор, пока не получите укус высшего. А после, поняв все перспективы новой жизни, сами с удовольствием становитесь на нашу сторону.
  - А почему посвятить в нефраты могут только высшие?
  - Посвятить? Это ты, Гартош, хорошее слово придумал. Объясняю. Получить прокол еще не означает стать нефратом, нужно одно обязательное условие. Нефрат должен не просто сделать прокол, а и поделиться с претендентом частичкой своей жизненной силы, передать ему часть себя, а на это способны только высшие нефраты. Хотите проверить на себе?
  Белый Демон плотоядно облизнул выросшие вдруг клыки. Люди испуганно отшатнулись.
  - Послушай, уважаемый, - примирительно пробормотал Гартош, - ты же обещал нас отпустить.
  - Не вас, а тебя. Про остальных разговора не было.
  Не отводя взгляда от демонов, Тимор потянулся за мечем. Зигул выпрямился и сильнее сдавил спинку опустевшего кресла, в котором до этого сидел Гартош.
  - Тогда уж убивай и меня! Не хочу опозорить свой род тем, что бросил своих товарищей в беде!
  - Герой, герой. - Демон иронично посмотрел на вскочившего юношу, и вдруг лицо его стало жестким, и даже злым. - Ты сам этого захотел, у тебя был шанс. Мои люди изголодались, отдаю вас им.
  Он взмахнул рукой и нетерпеливо толкающаяся неподалеку нечисть двинулась к людям, но демон вдруг снова их остановил.
  - А, ладно! Моя доброта сегодня не знает границ! Если пообещаете не подымать оружия против нефратов, отпущу всех.
  - Я сюда больше не ходок. - Не долго раздумывал Зигул. - Особенно после того как погибли мои друзья. Да и после этого разговора тоже.
  Демон удовлетворенно кивнул.
  - Меня тоже сюда больше не заманишь. Разве что загляну так, просто, поболтать. - Поняв, что угроза жизни, в общем-то, миновала, Гартош решил проявить чувство юмора.
  Демон юмор оценил и даже улыбнулся в ответ.
  - Ну что ж, приходи, поболтаем. А ты, синьшел?
  - А я не могу тебе этого обещать. Если нечисть, или по-вашему нефраты, вторгнутся на наши земли, я буду их уничтожать.
  Гартош чуть не сплюнул от досады. Дух бы побрал этого синьшела! Не мог соврать. Демон оценивающе посмотрел на Тимора.
  - Я ценю твою честность. Вон твой молодой товарищ буквально бесится, что ты не смог соврать.
  "Молодой товарищ" опешил, он что, мысли читает?
  - Но мне достаточно и того что ты сказал. Если ты, как и Дигур, которого я когда-то пожалел, не будешь заходить на наши земли, мне этого будет достаточно.
  - Это я могу обещать.
  - Ну и славно. - Демон встал с кресла. - Можете уходить, я вас больше не задерживаю. Люди нерешительно затоптались на месте.
  - Что, это все? Мы можем идти?
  - Да, это все, Гартош. А чего ты ожидал? Парада в вашу честь?
  - Да нет, я просто так спросил... Ну мы пошли?
  - Идите, идите.
  - Лорд Белый Демон, - остановился вдруг Зигул, - разреши забрать отсюда тела моих друзей.
  - Нет уж. Это наша добыча, они знали, на что шли. Уходите давайте, не испытывайте мое терпение!
  Гартош потащил Зигула. Действительно, незачем испытывать терпение демона, тем более Лорда Белого Демона. Зигул это понял и развернувшись, потопал в нужном направлении. Проходя мимо тел своих погибших друзей, пробормотал короткую молитву и осенил их священным жестом. Оглянувшись, Гартош увидел, как иронично усмехнулся при этом Белый Демон. И вдруг поддавшись какому-то импульсу, он развернулся и быстрым шагом подошел к Лорду.
  - Я вижу вы не очень-то торопитесь покинуть это место. Может передумали и решили остаться?
  - Нет, просто у меня к тебе вопрос, последний вопрос.
  - Догадываюсь какой.
  - Почему ты решил меня отпустить, что тебе во мне стало ясно? Ответь, пожалуйста, а то я буду мучаться до самой смерти.
  Демон рассмеялся.
  - Может так случиться, мой молодой друг, что мучаться тебе от этого придеться недолго. Ну-ну, не бледней, не обязательно это будет твоя скорая смерть.
  - И все же.
  - Скажем так, можешь благодарить за свое спасение одного из своих предков.
  - Отца, деда?
  - А вот этого я тебе не скажу, хочу сохранить интригу.
  - Ну ладно, хоть что-то. Тогда еще один вопрос.
  - Ты уже задал свой последний вопрос!
  - Да ладно тебе. Я хотел спросить про тебя. Твое имя ведь не Белый Демон? Так тебя называли люди. Как тебя зовут на самом деле?
  Гартош заслужил цепкий испытывающий взгляд местного владыки.
  - Знание моего настоящего имени может принести тебе много неприятностей.
  - Ничего, переживу.
  - Надеюсь... Мое имя Клаирван. Не произноси его вслух нигде, кроме земель нефратов, это может стоить тебе жизни.
  - Спасибо тебе, Клаирван, ты сделал щедрый подарок, я его не забуду.
  Гартош отвесил легкий поклон и поспешил за товарищами.
  - Не забудешь, Гартош, не забудешь... - прошептал Белый Лорд.
  К тому, кто назвался Клаирваном, подошли сопровождающие его везде демоны.
  - Зачем ты отпустил молодого виктанийца мне понятно, - сказал один из них. - А вот зачем отпустил остальных? Люди в недоумении.
  - Иногда полезней отпустить врага, чем убить его. Я думаю, что людям той стороны полезно будет узнать что здесь случилось, а словам этого молодого виктанийца не все смогут поверить. А вот когда их подтвердят синьшел и волонтер из Реата, то многие задумаются, и я думаю, что многое изменится. А нашим людям скажи, пусть готовятся принимать новых обращенных. После случившегося сегодня их число возрастет многократно.
  IX
  Возвращение нашей чудом выжившей тройки (а это действительно было чудо) нельзя назвать триумфальным. Всю дорогу по территории нефратов они ждали стрелы или арбалетного болта в спину. Но спины резали лишь злые, полные ненависти взгляды.
  А вот выйдя - уже в сумерках - в пограничные кварталы, они чуть было не попали в переплет. Курсирующие там усиленные патрули получили приказ стрелять в любое проявление жизни. Якобы весь карательный отряд погиб, и нечисть может воспользоваться хитростью - пустить впереди зомби из этого отряда или даже новообращенных нечистых.
  Тимор и Зигул долго переругивались с патрульными. Все оказались новыми, незнакомыми, доказать что ты не вампир и не вурдалак никак не удавалось, на любое слово патрульные отвечали стрелой. Молчавшему до этого Гартошу пришлось пустить в ход угрозы: пожаловаться отцу и деду, не самым последним людям в Виктании. Обстрел на какое-то время прекратился. Из казармы вызвали Игара Тавом, для опознания. Не без опаски выйдя на середину улицы, на свет факелов, Игар окликнул вновь прибывших.
  - Эй, кто там называется Гартошем?
  - Я здесь, Игар! - Гартош на мгновение высунулся из-за угла. Стрела тут же напомнила ему, что этого делать нельзя, рановато. Сперва нужно доказать что ты нормальный человек.
   - Игар, скажи этим чересчур нервным ублюдкам, если они не перестанут стрелять, я и не будучи вурдалаком перегрызу им горло!
  Игар что-то кивнул в темноту - за ярко горящими факелами темнота сгущалась особенно непроглядная, сколько там собралось народу непонятно, - и вновь обратился к Гартошу.
  - Стрелять пока не будут. Выйди на свет один, покажись. Голос похож, глянем на тебя поближе.
  Не без основания опасаясь за свою жизнь, вызываемый вышел из-за надежного укрытия. Немного постоял, привыкая к ярким факелам и ожидая свиста стрелы. Не дождавшись, медленно подошел к Игару.
  - Ну вот он я, синьшел.
  - Да вижу, что ты. Никак опять удалось остаться в живых?
  - Не просто в живых, я опять не получил ни одной царапины!
  - А вот насчет царапин мы сейчас и проверим. Положи оружие на землю и раздевайся.
  Гартош безропотно сложил оружие и начал раздеваться. Из темноты вынырнули трое: один шустро подобрал оружие, двое других вместе с Игаром внимательно осмотрели подозреваемого. Дойдя до нижнего белья, он на миг остановился.
  - Подштанники тоже снимать?
  - Обязательно, - без тени улыбки ответил один из досмотрщиков, - от этой нечисти всякой подлости можно ожидать.
  Было сыро и холодно и Гартош быстро продрог, он с трудом дождался конца осмотра.
  - Чисто, - нехотя сообщил остальным старший досмотровой группы. Судя по всему, ему не терпелось прикончить лазутчика нечистого.
   - Следующий! - крикнул он за угол.
  Следующим вышел Тимор. Таже процедура неторопливого деловитого осмотра. Не избежал этого и Зигул. После всего этого Игар дружески обнял товарища по оружию.
  - Ну, Гартош, везунчик ты каких мало! И зная тебя, я думаю, ты опять порядком попортил кровь нечисти.
  - Попортил, то попортил, но... - Гартош замялся. - Обо всем, что случилось, мы расскажем в казарме, в присутствии графа Ретца.
  - А Ретц уже отбыл.
  - Как отбыл? Куда?
  - В штаб гарнизона Галофа. Ему пришло какое-то магическое сообщение, после которого он дал команду убивать всех, кто будет появляться с той стороны. Сказал что весь отряд погиб или захвачен.
  - Не сомневаюсь кто отправил это сообщение! - не скрывая ненависти, выдохнул Тимор.
  Сомнений не оставалось и у остальных выживших: обделавшиеся пауки-призраки решили перестраховаться и добить тех, кто вдруг сумеет выбраться.
  В казарме прием их ожидал более теплый и радостный. Около десятка раненых, отосланных из отряда после первых стычек и сумевших добраться до своих, прибытию боевых товарищей радовались особо, а услышав рассказ о том что произошло дальше, поверили безоговорочно. В адрес пауков-призраков посыпались обвинения и проклятия - те, кто бросает своих живых подчиненных на съедение нечисти, не заслуживает ни доверия, ни уважения. Теперь чтобы заслужить и то и другое, и восстановить свое доброе имя, им придется порядком потрудиться. О своих подозрениях, что это могли быть демоны правящих богов, Гартош благоразумно промолчал.
  На несколько дней всех вышедших из нечистых территорий поместили на карантин в отдельное помещение, на всякий случай, мало ли каких гадостей могла придумать нечисть.
  По прошествии недели Гартош вернулся в Виктанию.
  * * *
  По случаю возвращения из Ларфа, в академии Гартошу дали отпуск, который как нельзя кстати продолжился каникулами. Навестив своих раненных товарищей и убедившись, что у Алькона, Вирона и Тереса дело идет на поправку, Гартош со спокойной совестью отправился в замок деда, лорда Руткера.
  Случившееся с младшеньким являлось нерядовым событием, поэтому всех Осколов срочно вызвали для проведения семейного совета.
  Гнивер и лорд Руткер прибыли из Тороны, где служили придворными магами - Руткер готовил себе замену из старшего внука, и не потому, что тот был его внуком, а потому что Гнивер существенно опережал своих сверстников, и несмотря на молодой возраст, считался одним из лучших магов империи, и в скором времени, за успехи и заслуги, его должны были посвятить в лорды. Дангал перенесся из штаба Восточной Армии. А Катана доставили из Греты―столицы одноименного герцогства, где он проходил государственную службу.
  Гартош в очередной раз поведал о случившемся с ним в Ларфе. Из всех присутствующих лишь Катан ни разу не побывал в неспокойном королевстве, но он благоразумно помалкивал, боясь проявить свою некомпетентность. Рассказ о походе вызвал бурную реакцию со стороны лорда Дангала.
  - С самого начала все организовали неправильно! Не были захвачены и допрошены пленные, количество людей в отряде не соответствовало поставленным перед ними задачам, не взяли лучников и арбалетчиков.
  - Магов тоже не взяли, жрец не в счет, - подхватил Гнивер.
  - Вот именно, - буркнул Дангал, недовольный тем, что его перебили, но вынужденный согласиться с сыном, без должной магической поддержки поход был обречен на неудачу. Не очень-то жалуя магию, он не стал бы командующим самой сильной, Восточной Армии, не понимая какую роль играет магия в войнах и небольших стычках, да и сам он владел кое-чем из магического арсенала, поэтому его недовольство переадресовывалось паукам-призракам. - Не могу поверить, что пауки-призраки могли проигнорировать все то, что мы перечислили. Ведь это элита борцов с нечистью, это даже не профессионалы, это люди просто созданные для борьбы с ними. И чем вызвана такая спешка, я не могу понять!
  - Мне тоже не совсем понятно, зачем вообще задумывался и проводился этот рейд, - задумчиво сказал Руткер. - Я не понимаю целей. Уничтожение нескольких высших вампиров и вурдалаков? Для призраков это слишком мелко. Продолжай Гартош, попробуем в этом разобраться позже.
  Гартош продолжил. Особый интерес вызвала та часть рассказа, где шлось о Лорде Белом Демоне. Все возбужденно и наперебой задавали вопросы, даже Катан порывался что-то спросить, но не смог пробиться через заслон старших и более энергичных родственников.
  - Каков он из себя? Есть в нем что-нибудь необычное, что отличает его от обычного человека?
  - Значит, он охотился на призраков?
  - Был ли он изначально к вам агрессивен?
  - Действительно ли его сопровождали тролли, или их помесь с человеком?
  Гартош как можно подробней и точнее ответил на эту лавину вопросов. Наконец все немного утолили свое любопытство и смогли слушать дальше. Когда речь зашла о битве между демонами и пауками-призраками, Дангал буквально затанцевал на месте от возбуждения, ему самому не терпелось если не поучаствовать в той драчке, то хотя бы лично понаблюдать за таким необычным событием. Руткера, как мага, больше интересовал магический аспект поединка. А Гнивер обратил внимание, что Гартош частично сумел освободиться от магии Белого Демона.
   Подробности того, как пауки получили по шее, вызвало неоднозначную реакцию.
  - Это их плата за то, что они практически угробили три десятка людей, - высказался Дангал. - Вероятно, это были худшие из пауков-призраков.
  - Ты слишком несправедлив к ним, - попытался вступиться за них Руткер. - Пауки всего лишь люди, я пару раз встречался с ними. Не именно с этими, но с людьми из их команды. А противостояли им, как я понимаю, не самые слабые демоны.
  - Я тоже встречался с пауками, - отстаивал свою правоту Дангал, - и могу утверждать, что настоящие пауки-призраки могут на равных сражаться с самими демонами.
  Вот тогда-то Гартош и высказал свое предположение, что пауки-призраки не кто иные, как такие же демоны, только служащие другим богам, нашим богам, богам Виктании и всего Иктива. Смелое предположение младшего Оскола вызвало затяжную паузу.
  - А почему бы и нет. - Первым пришел в себя Руткер. - Очень даже может быть, это многое ставит на свои места.
  - И так же объясняет, почему они не подчиняются общему командованию, - поддержал отца Дангал. - Они всегда сами планировали и осуществляли свои операции.
  - Может именно поэтому они так легкомысленно относятся к человеческим жизням. - Не стал противоречить им Гнивер.
  И даже Катан высказался, и надо сказать, высказался довольно точно.
  - В общем, и наши и их демоны поразвлеклись.
  - Возможно что Гартош прав. Видимо они не первый раз встречаются, и поэтому так боялись разглашения своих имен. Имена большинства демонов нам известны, а если не нам, то жрецам уж точно. Итак, - Руткер обвел всех строгим взглядом. - Судя по всему, наша семья стала обладательницей довольно таки небезопасной тайны. Думаю, все понимают, что об открытии младшего члена нашей семьи нужно молчать. Хорошо еще что он не слышал их имен... Или слышал?
  Гартош замялся.
  - Ну не совсем чтобы не слышал. Одно имя мне сообщили...
  - Чье?! - в один голос гаркнули три глотки.
  - Лорд Белый Демон сообщил мне свое настоящее имя.
  - Кто?! Белый Демон выдал тебе тайну своего имени?! Не может быть! Но как!
  - Мы с ним мило побеседовали...
  - Вы беседовали с Белым Демоном? - перебил сына Дангал. - Ты беседовал с нашим злейшим врагом, и он открыл тебе свое имя?
   - В общем-то да. Его зовут...
  - Стоп! - лорд Руткер властно перебил внука. - Это имя опасно знать, но еще опаснее произносить вслух. Сказав его сейчас, ты подвергнешь всех присутствующих смертельной опасности. Раз уж так случилось что тебе стало известно его имя, то держи его при себе. А сейчас лучше расскажи поподробней как это все случилось, как злейший враг рода человеческого стал вдруг с тобой откровенничать.
  - После того как он со мной и с моими товарищами пооткровенничал, я уже не считаю его таким уж врагом человечества.
  - Даже так?
  - Даже так.
  И Гартош поведал оставшуюся часть истории. Несмотря на то, что все ее в общих чертах знали, услышать ее из первых уст было большим потрясением для всех.
  Во-первых, если верить словам демона, нефраты имели не меньшее, если даже не большее право на существование. Во всяком случае, Иктив нефраты заняли первыми. А во-вторых, возникал вопрос, кому из своих предков Гартош обязан своим чудесным спасением. Дангал и Руткер подтвердили, что ни разу не сталкивались с Белым Демоном и не имели к нему никаких отношений. Начали перечислять разные варианты.
  - Может это Карлов, по прозвищу непобедимый? - предположил Дангал. - Под его руководством армия Виктании не знала ни одного поражения. Он не раз громил гробросцев и жеранцев, доставалось от него и тартам. Он также делал успешные рейды в Северные земли.
  - Может быть. А может это Файфнер? Будучи Первым Магом империи, он первым наладил постоянные и дружеские отношения с Волшебным Королевством. Побил в поединках сильнейших магов Гроброса, Жерана и Реата. И даже чуть было не сломал магическую защиту Южного материка.
  - При этом он погиб, - напомнил ему Дангал.
  - Да, но он продвинулся в этом дальше всех.
  Гнивер оказался самым рассудительным.
  - Это все догадки. Как сказал Белый Демон, придет время и мы про все узнаем. А возможно не узнаем никогда.
  - Ты прав, Гнивер. - Руткер прошелся по кабинету. - Правда об этом от нас скрыта, и мы пока не можем продвинуться в решении того, что случилось с Гартошем. Я думаю нам нужно вернуться к своим делам, но не забывать о том, что мы сегодня услышали. Возможно, ответы придут сами собой, но особо надеяться на это не следует, нужно и самим их искать.
  - Не знаю, кого из наших предков имел в виду Белый Демон, отпуская младшего члена нашей семьи, но думаю, он преследовал еще одну цель.
  Гнивер обвел присутствующих внимательным взглядом.
  - Какую?
  - Он знал, из какого рода Гартош и знал что в случае освобождения и общения с ним, все ним увиденное и услышанное будет передано Первому Магу империи, и человеку, который в скором времени займет место главнокомандующего армией Виктании.
  - Ты как всегда смотришь гораздо глубже нас, в саму суть вопроса, - одобрительно отозвался о сыне Дангал.
  - Если он преследовал такую цель, то он ее достиг. Я думаю, мы должны доложить императору обо всем, о чем сегодня услышали. То есть почти обо всем, - поправился старший Оскол, - о демонах умолчим.
  - И будем рекомендовать ему воздержаться от участия в крупных операциях на территории Ларфа. В ситуации нужно разобраться более тщательно. Возможно, что нечистые, они же нефраты, не так уж страшны, как мы думаем. - Дангал недоуменно пожал плечами. - Вот уж не думал, что когда-нибудь буду защищать нечисть.
  - Я тебя понимаю, сынок. Я столько против них воевал, столько лет привык считать их врагами, что мысль о том, что возможно придется искать с ними общий язык, мягко говоря, не приносит мне особого удовольствия.
  На этом общий семейный совет закончился, младшие Осколы покинули кабинет деда, оставив старших вдвоем.
  - Что ты обо всем этом думаешь? - едва закрылась дверь после внуков, спросил Руткер.
  - Я думаю, что у Гартоша большие неприятности, а значит и у всех нас.
  - Да, то что им заинтересовался Белый Лорд... Даже не знаю как мы из всего этого выкрутимся.
  Дангал усмехнулся.
  - Ты намеренно не называешь его Демоном?
  - Дангал, ты как основатель и первый командор Тайного Легиона, должен прекрасно знать какой из Белого - демон.
  - Да, сведения о нем я собирал по крупицам и кое-что накопал. Тогда выходит что и призраки не демоны?
  - Не буду говорить обо всех пауках-призраках, может среди них и есть демоны, но думаю что данная шестерка, не демоны.
  - Что ж ты детям голову морочил?
  - Боялся их чересчур напугать, особенно Катана. Мальчик может потерять над собой контроль.
  Дангал недовольно нахмурился.
  - Он уже давно не мальчик.
  - Для меня даже ты мальчик. А к Катану ты слишком строг. Если у него нет таких способностей как у Гнивера и Гартоша, от этого он не перестает быть твоим сыном и моим внуком. Он такой же Оскол, как и все мы.
  - И в такой же опасности.
  - Вот именно. Даже в большей. Он не может так за себя постоять, как это могут сделать его братья.
  - Я думаю, ему обо всем этом нужно знать как можно меньше.
  - Именно поэтому я попросил выйти их всех, а не одного Катана, чтобы не обидеть его. Хотя голова Гнивера нам сейчас не помешала бы.
  - Это точно. У моего первенца удивительная ясность мышления. Но мы отступили от главного. Что будем делать?
  - Молчать. Молчать и готовиться к наихудшему. Мне кажется что те, кто назвался пауками-призраками, должны отреагировать быстро и решительно. Поэтому мы в первую очередь присмотрим за Гартошем и по возможности прикроем его. Если же призраки будут бездействовать, можно надеяться что они оставили невольных свидетелей в покое. Хотя бы на время.
  - Если они не нанесут удар немедленно, значит, они не придали этому большого значения.
  - Может быть и так. Может быть, мы преувеличиваем опасность.
  - Главное, чтобы не преуменьшали. На всякий случай я прикажу проследить за Тимором и Зигулом.
  - Разумно. Ну что, присоединимся к детям?
  Старшие Осколы вышли в большую библиотеку, примыкающую к кабинету. Судя по разгоряченным лицам, там тоже живо обсуждали ситуацию, и также не захотели посвящать в свои рассуждения старших.
  Вскоре все вернулись к местам своей службы, лишь Гартош остался гостить в замке у деда, и не без толку.
  За отпуск и каникулы он закружил голову не одной красотке в замке и его окрестностях. Само собой, мало кто из них мог отказать такому обаятельному парню, тем более внуку хозяина. Будет чем похвастаться перед братьями академиерами.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"