Ландарь Юрий Викторович: другие произведения.

"Сын генерала" 13-14 главы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  XIII
  Более двух недель наслаждался Гартош покоем, тихой и светлой жизнью.
  И главное теплом. Почему теплом? Да потому что по возвращении из отпуска, их группа стала готовиться к очередному испытанию, и это испытание должно было проходить не где-нибудь, а в расположении элитного легиона "Мамонты" из Северной Армии.
  Разумеется, готовились не все, а только половина группы, которая была в состоянии вынести свидание с севером. Больше чверти группы полегло в Трольих горах, остальные залечивали раны. Пополнить ряды их группы за счет нижних и средних академий уже не представлялось возможным, так как группа проходила последний год обучения, и догнать их было практически невозможно, в высшие академии попадали лучшие из лучших, и не зря. Их программа обучений была настолько насыщенной, что академиерам из академий более низкого уровня, догнать их было не под силу.
  Северные границы Виктании заканчивались на границе лесов: дальше шла лесотундра и тундра, но это уже были владения северных племен. Именно во владении этих племен водились северные гиганты: мамонты и носороги, не уступающие, а часто превосходящие размерами своих самых крупных южных родичей. А еще огромные лоси и олени. Хищники также вымахали под стать своей добыче. Северные волки были самые крупные в Иктиве, а белые и серые медведи догоняли своих горных пещерных собратьев. Имелись здесь хищники и поменьше: северные лисы и шакалы, а северные рыси раза в полтора превосходили размерами лесных. Нужно упомянуть и белого орла. Размах крыльев этого красавца достигал шесть семь шетов. Местные жители утверждали, что здесь водится еще и страшнейший из всех хищников - северный лев, или белый лев. Но никто из виктанийцев его не видел (никто из живых), поэтому льва считали мифом.
  Вот в такую теплую компанию попали академиеры Высшей Южной Военной Академии. Ставка мамонтов находилась на Тильском плато. Здесь тундра широким языком врезалась в северный лес, и это было единственное место, куда на территории Виктании забралась настоящая северная степь-тундра.
  В Виктании началась зима. Точнее началась она в центральной Виктании. На юге о ней пока и не думали, по сути дела на юге зимы по настоящему и не было, так, похолодание с дождями, вот и вся зима. Но здесь, на севере, зима уже давно вступила в свои права.
  Почти два месяца как лег постоянный снег, свирепые метели бушевали чуть ли не каждый день, и ударили необычайно сильные для начала зимы морозы. Даже сторожилы здешних мест с трудом могли вспомнить, когда в последний раз устанавливалась такая скверная погода.
  После Трольих гор, академиеров из южной академии уже трудно было назвать изнеженными южанами, но таких морозов никто из них еще не видел. По такой погоде гонять юнцов было не только бессмысленно, но и опасно, поэтому все занятия проводились чисто практические - под крышей. Лишь изредка, когда выпадала такая возможность, южан выводили на улицу, чтобы попрактиковаться в хождении в снегоступах и на лыжах, а также прокатить на ездовых и верховых оленях.
  Так длилось около трех недель. Академиеры изнывали от скуки, они наизусть знали все басни, которыми их потчевали мамонты, ощупали все шкуры, изучили все чучела, что имелись здесь в изобилии, но ни разу не видели, ни одного живого легендарного представителя этого сурового края. До того дня, когда сильный северо-восточный ветер наконец-то утих, и значительно потеплело.
  * * *
  С утра настроение у всех было приподнятое. Академиерам обещали провести долгожданный ознакомительный объезд границы. Да и мамонты засиделись в тесных казармах. Около получаса ушло на то, чтобы оленей распрячь и дать возможность академиерам самим повторить сие нехитрое действие - вдруг да пригодится.
  Десять саней, с тремя десятками академиеров и таким же количествам мамонтов, двинулись на северо-восток, другие десять―на северо-запад. Гартош не попал ни в одну, ни в другую группу, но не расстроился, так как интересных дел хватало и здесь, в расположении мамонтов. Нужно сказать, что на Тильском плато располагался не весь элитный северный легион, а только один из его пяти полков: ставка "Мамонтов" находилась на полсотни латонов южнее. Да и границей это место можно было назвать с натяжкой. Настоящие пограничники находились еще севернее, и первыми принимали на себя удар северных племен. Мамонты же прикрывали вторую линию обороны, или границы - кому как больше нравится.
  Поселок, где находился полк, назывался Крехны, и был довольно крупным для севера населенным пунктом. Дома строились в основном бревенчатые, из толстых северных елей. Были еще два двухэтажных каменных здания, - одно из которых пустовало - но это для приезжих. Местные же предпочитали проживать в деревянных - уютней.
  Между домами в снегу были протоптаны дороги и тропы, а также установлены ограничительно - указательные жерди, закрепленные горизонтально. Ставили их с одной целью, не дать людям сбиться с дороги во время частых сильных буранов, когда в снежной круговерти не видно вытянутой руки.
  Но сейчас видимость стояла отличная, светлые и высокие тучи не грозились снегом, в общем можно воспользоваться моментом и немного развлечься. Больше всего академиерам понравились лыжи - некоторые увидели их впервые. На окраине поселка находится пологий склон одного из холмов, здесь и проводили свободное время академиеры, съезжая на лыжах и санках, и дурачась словно малые дети.
  Гартош уже в который раз скатывался с горки кувырком, но не оставлял надежды управиться с непослушными лыжами и проделать весь путь, стоя на ногах. Он пыхтя взобрался наверх, вокруг падали, изредка съезжали, но чаще рыли носом снег его товарищи. Когда удрал набат, академиеры даже не поняли что это тревога, и поглядывая на высокую сторожевую вышку - с которой подавали сигнал, - по-прежнему продолжали предаваться веселью.
  А поселок ожил. Готовясь к чему-то, заметались между домами жители, забегали легионеры. Наконец и до академиеров дошло: что-то случилось. Быстро собрали предметы развлечения и поспешили навстречу прикрепленным к ним мамонтам. Сотник Эгнер, отвечающий за обучение, ожидал их у крайних домов.
  - Быстро в свою казарму! Поступаете в распоряжение десятника Стесиора. Без его, или моей команды, оттуда ни ногой!
  - А что случилось?
  - Стесиор объяснит, - отмахнулся Эгнер и заторопился к строю мамонтов.
  Академиеры люди военные, почти офицеры, поэтому недоумевали недолго, нужно выполнять команду. Стесиор собрал всех в одной большой казарме.
  - Такое дело, господа академиеры. Наблюдатели с вышки заметили большое стадо скребов - гигантских оленей - и это стадо движется в нашу сторону.
  - Это опасно? - спросил Алькон.
  - Опасно. Стопчут все, что встретят на своем пути. И такие стада сопровождаются волчьими стаями, так что опасность двойная.
  Гартош не на шутку встревожился.
  - А как наши товарищи? Они ведь отправились на границу.
  Стесиор одобрительно посмотрел на гласного и негласного лидера академиеров, первым делом о своих беспокоится.
  - С ними ничего не случится, они уже должны подъехать к пограничным заставам, там есть где укрыться.
  Гартош немного успокоился и начал удовлетворять свое любопытство.
  - Чем вызвано нашествие скребов? Это нормально или нет? Часто они врываются в поселок?
  - Не часто, но бывает. Событие не рядовое, но ничего сверхъестественного здесь нет. Объяснение простое. После продолжительной пурги и морозов скребы изголодались, и двинулись в поисках доступной пищи.
  Проголодались и волки. Охота на скребов дело непростое, поэтому волки зимой собираются в большие стаи, и либо подбирают падаль и отставших, либо, если стаи очень большие, гонят стадо и разбивают его на мелкие группы. Скорей всего именно сейчас волки и гонят скребов, и так получилось, что на пути у них стоит наш поселок. Наши легионеры попытаются отвернуть стадо в сторону. Если это получится, то нам повезло, и поселок останется цел. Если не получится, то поселку не повезло. Разрушений не избежать, зато представится прекрасная возможность поохотится не отходя от дома. Главное под копыта скребам не попасть, и к волкам в пасть само собой.
  У академиеров азартно заблестели глаза - охота на такого зверя это не шутки, это большая удача. И, похоже, что сложностей действительно не предвидится никаких - выходи на крыльцо, целься и стреляй.
  - Наша помощь нужна?
  - Нет, людей достаточно. Лучше готовьтесь к охоте.
  * * *
  Акадимеиры рассредоточились по четырем казармам, расположенных квадратом и образующих общий внутренний двор. Вдоль каждой казармы во всю длину тянулась терасса. Между казармами было шетов тридцать, сорок. Со слов Стесиора это было выгодное расположение и расстояние - большое стадо не набьется, но кто-то да заскочит.
  Отдаленный гул все нарастал. Громогласно ревели быки, чуть тише вторили им самки, жалобно мычали телята.
  Самые нетерпеливые из академиеров выглядывали из-за срубов, хотя можно было посмотреть и через окна на противоположной стороне казармы, но кого сейчас загонишь во внутрь. Они первыми увидели и сообщили своим товарищам.
  - Прорвались! Скребы прорвались!
  Гартош подошел к Стесиору.
  - Легионеры не пострадают?
  - Да нет, дело обыденное, - ответил десятник, но не вполне уверенно. - Вокруг поселка выстроена ограда из бревен, вот из-за нее мы обычно и отпугиваем незваных гостей.
  - Чем?
  - Огнем. Чем же еще можно испугать местных зверей.
  - Ограда хоть прочная?
  - Мамонта выдержит.
  У Гартоша загорелись глаза.
  - А что, и мамонты захаживают?
  - Бывает, - лаконично обыденно ответил один из взявших прозвище этих великанов.
  Топот и рев все нарастал. Гартош посмотрел на напряженные фигуры товарищей, расположившихся на высоких терассах по периметру внутреннего двора. Каждый выбрал себе оружие по нраву: Одни держали в руках длинные копья; другие―метательные дротики, кто-то выбрал лук или арбалет. Сам Гартош остановился на коротком, но тугом костяном луке, и еще под рукой стояли три дротика. Ну и сабля с кинжалом, куда ж без них.
  Хоть гостей и ждали, но первый скреб ворвался во внутренний двор внезапно. После секундного замешательства в него полетели стрелы, болты, дротики, кто-то даже копье метнул. Но огромному самцу каким-то чудом удавалось ускользнуть, избежать близкого знакомства со смертельным орудием. А он был действительно огромен. От земли до холки не менее трех шетов, а до кончиков рогов все пять.
  Вскоре во двор проскочило еще несколько оленей, и внимание частично переместилось на них. Теперь орудия охоты без труда находили свою цель. Раздались крики боли и бешенства. Кто-то забился в предсмертных судорогах, кого-то это только взбесило. Гартош увидел, как напротив, самец еще больше первого бросился на своих обидчиков. От ударов рогов в щепки разлетелось ограждение терассы, кого-то из академиеров выбросило на снег. Гартош бросился в сторону, пытаясь рассмотреть, сумел ли спастись товарищ, но мечущиеся массивные тела загораживали обзор. Он в отчаянии выпустил в скребов несколько стрел, да и соседи бедолаги не сидели сложа руки. В самца с разных сторон воткнулось больше десятка стрел и болтов. Полетели дротики, а один из академиеров - не кто иной, как Алькон - вогнал здоровяку копье в шею и буквально повис на нем.
  Общими усилиями самца добили, но его примеру последовали другие. То тут то там взламывались перила, и безопасная, почти отдыхающая охота, превратилась в смертельный бой. Как успел рассмотреть Гартош, выпавшему академиеру все-таки удалось спастись, он забился под терассу и сумел избежать копыт великанов.
  Пожалуй, сейчас это самое безопасное место, успел подумать Гартош, и ему самому пришлось отбиваться от двух обезумевших от ран и запаха крови скребов.
  Один из них ворвался на самое крыльцо, и только огромный рост помешал ему устроить там кровавое месиво.
  - Все в казармы! - пытался перекричать гул боя Стесиор. Но куда там.
  Во-первых, его почти никто не услышал, а во-вторых, никто бы и не послушал. Ведь это было намного круче обычного убийства животных, именуемого охотой - это был равный бой не на жизнь, а на смерть, и еще неизвестно кто здесь выйдет победителем.
  Гартош отбросил в сторону бесполезный теперь лук, и саблей отмахивался от низко наклоненных рогов. Скреб сообразил наконец, что высоко задирать голову здесь нельзя, и пер вперед, опустив рога до самого деревянного настила. Против таких рогов легкая сабля служила неподходящим оружием, здесь бы больше подошел тяжелый меч или секира.
  Из-за спины Гартоша один из академиеров ударил копьем, но оно застряло в рогах. Олень взмахнул головой, древко копья ударило по самим академиерам. Оба слетели с крыльца. Видев, как спасся академиер в схожей ситуации, Гартош затащил товарища под настил терассы.
  - А отличная драчка! - весело и азартно заорал тот, не обращая внимания на мелькавшие рядом копыта.
  - Отличная! - согласился Гартош. - Жаль, что мы ее теперь увидим в усеченном виде.
  - Я здесь сидеть не собирался! Давай выбираться.
  - Хорошо. Ползем туда где оленей поменьше, может сумеем забраться наверх.
  Они на четвереньках устремились к свободному от оленей пространству. Не успели выбраться из своего убежища, как их атаковали. Гартош только и успел, что помог товарищу взобраться на терассу и опять нырнул вниз. Снова мельтешения копыт и перспектива просидеть остаток охоты - боя под настилом, что младшего Оскола никак не устраивало. Его начала разбирать досада, досада и злость на этих тупоголовых животных. В конце концов, им давали возможность обойти поселение людей, но они выбрали путь напролом. Привыкли брать силой, размерами и количеством. Ну что ж, так да и так, и не таких сусликов выливали.
  Гартош сцепил зубы и метнулся под копыта. Успел рубануть одного из скребов по сухожилиям и обратно. Животное упало на задние ноги, затем завалилось. Снова скачек в перед и удар в шею. Предсмертный хрип и один из скребов затих. Такая же процедура повторилась еще раз, и с тем же результатом.
  Оказалось скребы были не так глупы, как казалось на первый взгляд. Их огромные размеры не отобрали у них чувство самосохранения. Поняв что снизу их поражает быстрая смерть, предупрежденные предсмертными криками своих сородичей, они инстинктивно старались держаться подальше от двух замерших тел. Гартош уже практически спокойно вылез на свободу и оценивающе посмотрел вокруг.
  Судя по всему, основная волна скребов схлынула. Лишь изредка заскакивали новые участники этого кровавого спектакля. Но прежняя ожесточенность прошла: как со стороны людей, так и со стороны животных. Только несколько раненых самцов еще пытались доказать, кто есть кто. Остальные ушли. Кто смог.
  - Ты что там, свою добычу стережешь?
  Громко спросил с другого конца двора Алькон и спрыгнул вниз. Его примеру последовали и другие академиеры. Несколько минут ушло на избавление раненых животных от мук.
  - Твои? - кивнул на скребов подошедший Алькон.
  - Мои, - как можно небрежней ответил Гартош.
  Ему почему-то совсем не хотелось отходить от своей добычи. Хотелось, чтобы как можно больше людей увидело каких он красавцев завалил.
  - Я тоже времени зря не терял, - похвалился Алькон. - Одному копьем шею проткнул, одного мечем исполосовал, еще одного...
  - А я своему стрелу в глаза! - возбужденно перебил его другой академиер.
  - А вы видели, как я на рогах повис? - тут же вставил третий.
  Все наперебой стали хвастаться перед своим заводилой доблестью, мастерством и удачей. Успех Гартоша как-то затерялся в общем гвалте.
  - Советую не расслабляться! - Громкий и резкий окрик Стесиора заставил всех замолкнуть. - То была только разминка!
  Окружившие Гартоша академиеры начали оборачиваться, оборачиваться с предчувствием чего-то нехорошего. Предчувствие их не обмануло. Внутренний двор стал заполняться белыми волками.
  * * *
  Огромные белые силуэты бесшумно проскальзывали между казармами, несколько спрыгнуло с крыши самой казармы. Чувствуя себя хозяевами, волки почти не обращали на людей внимания, лишь бросали на них предостерегающие взгляды. А свежая кровь привлекала сюда все новых и новых хищников.
  - Что будем делать? - негромко спросил Алькон.
  - Не знаю, - также тихо отвечал Гартош.
  - Их слишком много, - не отрывал взгляда от белых пришельцев Стесиор. - А скоро будет еще больше. Вот тогда дойдет очередь и до нас.
  - Так что же делать? - повторил вопрос Алькон.
  - Потихоньку подымаемся на крыльцо, и не привлекая к себе внимания, прячемся в казарме.
  Гартоша такая перспектива не очень прельщала.
  - И что, отдадим этим наглецам нашу добычу?
  - Дурак, живыми бы остаться, - сквозь зубы выдавил Стесиор. - Это тебе не кто-нибудь, это белые волки.
  Гартош и сам понимал, вряд ли удастся отбить законную добычу у такого количества изголодавшихся хищников, но сама мысль, отдать все кому-то, ему претила. И все-таки благоразумие взяло вверх.
  - Хорошо, отходим.
  Академиеры медленно начали подниматься на крыльцо, чем все-таки привлекли внимание нескольких крупных, даже для этого вида, самцов. Волки оторвали окровавленные морды от раздираемых туш и угрожающе зарычав двинулись на людей.
  - Не останавливаться! - скомандовал Стешор.
  Он вместе с Гартошем, Альконом и Дебором, отходил в последних рядах. Хищники сразу отреагировали на движение людей, бросившись в атаку. Завязалась новая схватка, еще более яростная, чем первая. Академиерам еще повезло, что большинство волков предпочло пировать на дармовой добыче, чем подставлять себя под мечи и копья.
  Большая часть академиеров сумела подняться на терассу, держали оборону там. Никто и не пытался проскочить в двери, все понимали, что они оставят прикрывающих их товарищей наедине с озверевшими хищниками. Гартош, Алькон, Дебор и Стесиор, держали начало ступеней. Их положение было самым ненадежным, ведь приходилось отбиваться со всех сторон, даже со спины нападали. Нет, на ступенях, конечно, стояли академиеры, но несколько волков умудрились забраться на крышу, и обрушились на людей оттуда. Так что приходилось крутиться и изворачиваться.
  Нужно сказать, что паники не было. Первые мгновения была не растерянность, нет, скорей осознание ситуации. И эти первые мгновенья остались не за людьми. Несколько академиеров получили серьезные рваные раны. Их быстро втянули в центр, а затем затолкали в казарму. И тут же приняли тактику боя, ее подсказал Стесиор.
  - Разбиться по парам! Желательно копейщик и мечник в каждой.
  Академиерам высшей академии не было нужды повторять дважды, они все поняли сразу, такой тактики боя их обучали. Обладатель древкового оружия - копье, алебарда, или дротик на худой конец - держал противника на расстоянии, а тот, у кого был меч, сабля, топор - рубили прорвавшегося на близкое расстояние.
  Гартош бился в паре с Альконом. Как раз сейчас копье друга застряло в пасти одного из волков, и Гартош рубил направо и налево, отбивался от двух крупных самцов. Одному он разрубил нос, второму досталось еще больше, разрубил глаз и отрубил ухо. Но хищники, словно не замечали этого и упорно лезли вперед. Гартош весь взмок и устал страшно, рубиться в теплом и тяжелом полушубке крайне тяжело.
  Еще несколько ударов и один из волков, с разрубленной молодецким ударом мордой, хрипя и плюясь кровью, отвалил в сторону. Алькон наконец освободил копье и парой колющих ударов отогнал и второго изуродованного зверя. Наступила короткая передышка. Краем глаза Гартош видел, как Стесиор с Дебором отбиваются от волка, выскочившего из под терассы. И тут сильный толчок сбил его с ног - один из волков спрыгнул с крыши и напал со спины.
  Мощные челюсти захватили плече и Гартошу показалось, что затрещали кости, а может действительно затрещали. Он постарался как можно глубже втянуть голову в плечи, потому как, если волк схватит за голову или за шею, то младшего Оскола можно считать покойником.
  На шею полилось что-то горячее и хватка ослабла. Кто-то пнул его под ребра.
  - Вставай! Заснул что ли!
  Гартош рискнул перевернуться и сбросить противника. Пока он поднимался, Алькон успел уже раз пять воткнуть длинный кинжал в шею волка. Несколько судорожных движений и тот застыл.
  - Спасибо, - буркнул Гартош.
  - Не за что, - так же небрежно отвечал Алькон.
  Смахнув с лица кровь, вперемешку с холодным потом, Гартош передернул плечами, он успел изрядно перетрусить. Но теперь он встал на ноги и страх прошел. Снова нужно встречать новых желающих отведать свежей человечины.
  И вдруг,над местом боя разнесся леденящий душу рев. Все застыли: и волки, и люди. Гартош медленно поднял голову. На крыше одной из казарм появился новый участник. Нервно подергивая хвостом, двор осматривала большая белая кошка. Снежный лев.
  Опаснейший - по словам жителей севера - хищник, был не намного больше белых волков. Но в нем чувствовалась нескрытая угроза и огромная мощь. Мощь, способная сокрушить каждого кто встретится на пути. Целую долгую минуту лев рассматривал место схватки и давал возможность полюбоваться собой. Затем раздался властный рык. После этого рыка Гартош чуть не брыкнулся на колени, и видел, что нечто подобное творилось и с его товарищами - зверь обладал прям таки магической властью над окружающими. В том числе и над волками. Они поджали хвосты и сбились в кучки. Еще один требовательный рык и они со всех лап бросились со двора, чуть ли не устроив давку между казармами.
  Властелин севера бросил на людей пренебрежительный взгляд, одним прыжком перемахнул с одной крыши на другую, неспешно по ней прошелся, и спрыгнув, скрылся с поля зрения.
  Гартош с шумом выдохнул воздух, похоже, все это время он не дышал. Алькон неверяще посмотрел в след зверю и повернулся к Гартошу.
  - Ущипни меня, что бы я убедился, что не сплю.
  - Может лучше в ухо дать? Тогда точно убедишься.
  - Нет, вы видели?! - взорвался криком кто-то из академиеров.
  - Нет, только ты у нас такой глазастый! - язвительно заметил Алькон.
  - Ну ребята, считайте, что на севере побывали не зря. - Все еще не мог прийти в себя Стесиор, он единственный понимал значение случившегося. - Сколько лет служу, ни разу не встречал не то, что белого льва, или как его еще местные называют - хозяин, но даже того, кто бы хоть мельком видел это чудо. Мы все думали, что это сказка, миф. А вот видите, правда.
  Алькон снова дернул Гартоша за рукав.
  - Мне показалось, или лев приказал белым волкам убраться отсюда?
  - Конечно показалось! Как и всем нам...
  - Животные не могут приказывать друг другу, - неуверенно сказал Дебор.
  - Так то животные... - Задумчиво смотря на крышу, произнес Вирон.
  Гартош пристально посмотрел на товарищей и надолго задумался.
  
  * * *
  Двор заполнился легионерами. Одни свежевали оленей, другие стаскивали в кучи волков. Несколько сотников, во главе с полковником Стеном Претневым, уже в который раз внимательно выслушивали рассказ Стесиора и академиеров, и все никак не могли поверить в услышанное.
  - Говоришь, прохаживался по крыше? - переспросил Претнев.
  -Так точно господин полковник! - вытянувшись отрапортовал Стесиор.
  От обилия начальства и его недоверия десятнику было немного не по себе. А ну как вдруг окажется, что ему все померещилось, что не было никакого белого льва, а был простой вожак стаи - такое предположение высказал один из сотников. Хорошо хоть свидетелей хватало, хоть и плохоньких.
  - Эгнер, прикажете принести лестницу. Проверим следы. - Принял решение полковник.
  Лестницу искали долго, и все это время Стесиор обливался холодным потом - на кону стояла его репутация. Академиерам что, побыли на севере малость и вернулись на юг, а ему здесь служить посмешищем. Наконец принесли лестницу, и полковник сам взобрался на крышу. Он долго и осторожно по ней ходил, иногда приседая над заинтересовавшим его местом.
  Слез он задумчивый и немного даже обескураженный. Похлопал замершего Стесиора по плечу и ответил на нетерпеливые взгляды сотников.
  - Все правильно, следы не волчьи. Не знаю чьи, но не волчьи точно. Хоть и волчьих там хватает.
  - Кроме волков, только... хозяин мог на крышу вспрыгнуть. Выходит, существует...
  Эгнер по примеру местных жителей не решился обладателя необычных следов назвать своим именем. Раз он существует на самом деле, лучше последовать их примеру и не кликать лихо.
   Полковник и офицеры вскоре покинули место схватки академиеров со скребами и волками, в поселке после их нашествия и других дел хватало. Эгнер досадливо пнул одного из мертвых хищников.
  - Дернула же меня нелегкая податься в заслон! Такую возможность упустил.
  А тут еще Стесиор поддакнул.
  - Да, такое раз в жизни бывает. - Сотник помрачнел еще больше. - Но кто ж знал! - Поспешил исправиться десятник.
  - Никто не знал... А ну расскажи еще раз, какой он.
  Стесиор в который раз, уже без страха, что ему не поверят, обрисовал местного владыку животного мира, а может и не только животного. Изредка его рассказ дополняли академиеры. Никто не пытался ничего приукрасить, не та ситуация. Это перед девушками можно будет добавить что-нибудь сногсшибательное, но не перед командиром.
  - Удивительное создание, - восхитился сотник.- Говорите, что он словно подал команду, и волки ему подчинились?
  - Да мы сами чуть не побежали вперед волков! - воскликнул Гартош. - И чем он берет, не понимаю. Он не настолько крупный чтобы его боялась вся стая.
  - Медведи покрупнее будут, - подтвердил Стесиор. - Но волки не боятся медведей, и даже бывает нападают на них, если слишком голодны и их больше.
  Эгнер тряхнул головой.
  - Ладно, хватит. Еще успеем наговориться. А сейчас быстро все в лазарет. Я сказал все, Гартош! Нечего мне тут геройствовать и рожи кривить! Выполнять приказ! Отвечай потом за вас... Тем более, что те, кто не пройдет осмотр у лекарей, не допустятся еще до одной охоты.
  - До какой? - в один голос спросили академиеры.
  Эгнер самодовольно ухмыльнулся, и выдержав паузу, сообщил.
  - Следом за скребами и волками всегда идут падальщики, шакалы и лисицы. С отменным должен сказать мехом. Так что если хотите увезти с севера сувенир, в виде теплой шапки, рекомендовал бы вам не медлить. - После его слов академиеры чуть ли не снесли дверь в лазарет.
  Смертельных ран ни у кого не оказалось. Переломы, ушибы и рваные раны, это все чем могли похвастаться бравые вояки. Почти все смогли принять участие в третьей части охоты. Боль в плече Гартош усмирил, но левая рука слушалась плохо, про такое излюбленное оружие как лук, можно было забыть, таким как он достались арбалеты. Теперь тактика охоты изменилась. Остатки туш оленей и волков вытаскивали на открытое место, которое легко простреливалось. Лисицы и шакалы животные пугливые, поэтому действовать сейчас приходилось более осторожно.
  Академиеры разбились на небольшие группы, по два-четыри человека, и разместились возле своих казарм, после долгих препирательств отбив таки это место у мамонтов и местных жителей, тоже желающих поучаствовать в прибыльной охоте. Само собой разумеется, что задерживать падальщиков у границы поселка никто не собирался. Наоборот, для них и приманку раскидали.
  Потянулись долгие минуты ожидания. Гартош, Вирон и Алькон, расположились рядышком на крыше одной из казарм. Они заранее оговорили, что всю добычу - если такова будет, поделят между собой поровну. Всю территорию вокруг казарм разбили на сектора, и во избежание ссор и недоразумений, стрелять по чужим секторам было запрещено.
  Наконец появились первые объекты охоты- шакалы. Прислушиваясь и замирая на каждом шагу, шли они на запах крови, и нужно сказать, что было их не так уж мало. Вскоре они достигли первых туш, но академиеры не стреляли. Стрелять должны по команде десятника, все разом, иначе подбив нескольких первых особей, они вспугнули бы основную добычу и оставили остальных охотников без ничего.
  Стоило первому смельчаку подобраться к туше, как за ним устремились и остальные. Началась драка. И здесь вверх брала уже не смелость, а сила и размеры. Часто первопроходцы оставались ни с чем, и вынуждены были продолжить поиск, протаптывая дорогу для остальных, что было на руку академиерам. Когда возле каждой приманки пировало не меньше двух-трех шакалов, Стесиор подал сигнал. Защелкали тетивы, и злобное рычание хищников, борющихся за кусок мяса или кишок, сменилось жалобным визгом.
  Выпустить по две стрелы, и уж тем более перезарядить арбалеты, никто не успел, первый залп решил все, спугнутые шакалы умчались мгновенно. Кряхтя и потирая затекшие члены, академиеры не торопясь, выбирались из своих укрытий. Пришло время собирать добычу. Не все могли похвастать в присутствии оной. Попасть в белого зверя на белом снегу, не простая задача даже для опытных охотников, а академиеры такими не являлись.
  Тройка наших друзей могла похвастаться всего лишь одним экземпляром, судя по отметкам на стреле, повезло Вирону. Стрелу Алькона унес шакал, но сколько тот не шел по следу крови, добычи так и не нашел, видать рана оказалась несмертельной. А болт, выпущенный Гартошем, и вовсе выковыряли из снега. Одна тушка на троих - не густо. Но Стесиор пообещал, первой волной падальщиков все не закончится. И он оказался прав.
  Где-то через полчаса шакалы осмелели вновь. А может это совсем другая, непуганная группа, морды никто не запоминал. На этот раз повезло Гартошу, он таки подстрелил шакала. Вирон промазал, а стрелу Алькона вновь унес какой-то шакал садист. Взбешенный Алькон ушел по следам и вернулся не скоро, хотя и не налегке. Его настойчивость увенчалась тремя тушками, которые он волочил не без труда. О меткости Алькона со всех сторон посыпались шуточки - одной стрелой троих шакалов положил. Усталый следопыт пытался огрызаться, но вскоре умолк, всех не перекричишь. А когда он отдал двоих шакалов другим академиерам, чьи стрелы нашел в тушках, то шутки закончились вовсе. Последнее замечание было - А чья же стрела была в третьем шакале?
  Но двое облагодетельствованных Альконом академиеров надавали шутнику тумаков и на этом все закончилось.
  Лисиц ждали долго, но они до темноты так и не появились. Короткий зимний день закончился, а вместе с ним и охота.
  А к утру все туши были обглоданы, остались лишь крупные кости.
  * * *
  К обеду вернулись обе группы академиеров, побывавших на передовых пограничных заставах. Они прибыли наполненные впечатлениями и переполненные эмоциями, которые поспешили выплеснуть на товарищей. Еще бы.Они хоть издалека, но видели мамонтов! Самых настоящих мамонтов! А еще скрэбов, и ... ехидные смешки вместо восторженных возгласов, привели их в недоумение. Кто-то из академиеров, участвующих в охоте, небрежно и как бы нехотя бросил фразу, что скребов и здесь видали. Что они здесь делали? Так , проходили мимо. В сопровождении волков. Каких волков? Северных естественно, больших таких белых волков. Примерно вот такого размера. Вон кстати и шкуры висят. Рядом? Рядом это не стоящая внимания мелочь, шкуры шакалов. А вон в том углу рога скребов в кучу свалены...
  Когда первый шок прошел, и вновь прибывшие поняли, какую заварушку они пропустили, не один клок волос был вырван с досады и обиды. А ветераны битвы со скребами и волками все подливали и подливали масла в огонь своими подробными, очень подробными рассказами, с демонстрацией боевых ран, шкурок пушных зверей, ожерелий волчьих клыков и огромных рогов. И напоследок их добили известием о белом льве. Да, да, никто не ослышался, здесь действительно побывал белый лев, которого уважительно нужно называть - хозяин.
  В общем, настроение ребятам испортили основательно. Их рассказ о мамонтах не шел ни в какое сравнение с рассказами о самой настоящей битве.
  На другой день пришла очередь оставшимся академиерам прокатиться к границе. Гартош попал в группу, направляющуюся на северо-запад. Крупные олени, хоть и уступающие размерами скребам, легко тянули сани с шестью пассажирами: тремя мамонтами и тремя академиерами. Колонна ходко скользила по ровному белому полю, но академиерам такой порядок движения и скорость вскоре надоели. Они напросились в возницы и с согласия мамонтов устроили гонки. Покой белой пустыни потревожили крик и гиканье. Сани неслись наперегонки, олени выдыхали целые облака пара, но пока еще не показывали признаков усталости.
  Сани Гартоша шли четвертыми, и ему никак не удавалось заставить оленей ускорить бег, но это не злило его, а скорей додавало азарта. Ветер бил в лицо, впереди, по бокам и сзади неслись сани товарищей, веселый и задорный смех сменялся перекрикиванием и понуканием.
  Все сменилось мгновенно. Перед идущими впереди санями вдруг вздыбился снег и из-под него вырвалось коричневое чудовище. Олени просто налетели на него: это был никто иной, как носорог, огромный северный носорог. Крики ужаса смешались с ревом боли оленей и ярости у носорога. Не успел Гартош уступить место мамонту, как точно такая же туша возникла перед их санями. К счастью олени сумели увернуться от лобовой встречи с гигантом. К счастью для оленей, но не для людей. От резкого поворота и рывка сани перевернулись и все оказались на снегу, перед самой мордой разъяренного чудовища.
  - Никому не двигаться! - Заорал выпавший вместе со всеми Стесиор. - Я постараюсь его отвлечь!
  Он запрыгал и замахал руками. Для злобного северного носорога этого было достаточно. Довольно резво набирая скорость, он протопал к десятнику. Успевший подняться на одно колено Гартош, обливался холодным потом и молился Кривону, когда мимо него промчалась громадина выше скреба и с рогом в полтора шета длиной. Когда казалось, что острие рога неминуемо проткнет человека, Стесиор нырнул вправо и вниз, и буквально выкатился из-под ног чудовища. Гартош облегченно вздохнул и немного успокоился, но ненадолго. " Их" носорог не обнаружил первоначальной цели, чуть изменил направление и тут же нашел себе новую жертву - сани с людьми.
  Громадный рог, словно пушинку подкинул, в общем - то нелегкие сани с шестью человеками, и если бы не оборвались постромки, взлетели бы и олени. Испуганные животные понеслись, не разбирая дороги.
  - Держи оленей!- крикнул Стесиор.
  Подчиняясь этому крику, скорей инстинктивно, чем обдуманно, бросился Гартош на наперерез оленям, но только и успел, что упасть и зацепиться за болтавшиеся ремни. Его быстро потащило по снежной целине.
  Снег забивался в рукава, вылетая из-под копыт оленей летел в лицо, да и сами копыта мелькали в опасной близости перед кончиком носа. Гартоша уже посетило сомнение, правильно ли он поступил, но упрямство и желание доказать, что он самый смелый, упорный, везучий, умный и так далее, заставляло все крепче сжимать эти чертовы ремни, и терпеть все, что приготовили ему олени.
  А те словно с ума сошли. Где они находили в идеально ровной тундре рытвины, бугры и ямы было непонятно, но они находили их в изобилии. Гартош уже потерял счет глубоким ямам и высоким буграм, он будто типичная кукла болтался позади оленей. Но постепенно он приноровился к их бегу и даже пытался устроиться с каким - то комфортом, хотя это было и непросто. А олени с бешеного галопа перешли на быструю рысь, и их незадачливый пассажир начал подавать признаки жизни, то есть выкрикивать команды. Но дело в том, что команды в голову приходили совсем не те, которые подавались оленям, и рогатые даже не пытались реагировать на незнакомый набор звуков. Но Гартош довольно быстро взял себя в руки, в голове прояснилось, и всплыли команды, которые полагались оленям, а не лошадям. Животные сначала не доверчиво, но затем все внимательней вслушивались в уже вполне понятные выкрики, и наконец решили остановиться.
  Гартош лежал в снегу, боясь выпустить ремни и поверить, что его никто никуда не тащит. Он медленно поднялся, не спеша обошел оленей, подошел и обнял их большие и теплые морды. Все еще испуганно вздрагивая и косясь по сторонам, олени слушали ласковый шепот человека и постепенно успокаивались. Успокаивался и Гартош, радуясь, что уцелел и сумел остановить, а возможно и спасти от смерти этих милых и ценных животных, так доверчиво сейчас тянувшихся к человеку. Вряд ли они сумели бы выжить в тундре без стада, да еще и связанные между собой.
  Он почесал оленей между рогами и окончательно успокоившись, начал осматриваться. Нда... Вокруг, насколько хватало взгляда, тянулась белая бесконечная пустыня. Ни одной зацепки, ни одного темного пятнышка, все вокруг белым бело, и при спрятавшемся солнце просто невозможно угадать направление. В душу начало закрадываться что-то холодное и колючее. Так, стоп! Никакой паники, нужно взять себя в руки, не так все и страшно, в крайнем случае, можно воспользоваться магией, она подскажет направление. Уже совсем вознамерившись связаться с товарищами, Гартош хлопнул себя по лбу. Вот тупица! Такое просто недопустимо для будущего офицера. Болтаясь за оленями, он оставил на снегу приличную борозду, и даже слепой, на ощупь, нашел бы дорогу назад. Хорошо еще, что никто не видел, как чуть было не поддался панике, причем в довольно безобидной ситуации, никто иной, как лидер выпускной группы южной академии.
  Развернув оленей Гартош поплелся назад, но быстро понял, так дело не пойдет, пешком он и до ночи не доберется до своих. Он посмотрел на рогатых подопечных. Ездовые олени были гораздо выше своих верховых собратьев и вряд ли использовались в непривычной для себя роли. Как они отнесутся, если попытаться на них взобраться? Как бы опять не понесли. Но делать нечего, пешком он действительно не успеет дойти до места встречи с носорогом, разве что кого-нибудь вышлют навстречу. А Гартош догадывался, что там сейчас хватает забот и без него. Хорошо если обошлось без жертв.
  Вздохнув, он подошел к оленю который внушал наибольшее доверие. Еще раз почесал его между рогами, за ушами и ... И все. Он вдруг понял, что без посторонней помощи на оленя не взобраться. На нем не было ни седла, ни стремени. В холке олень достигал макушки Гартуша, и будь Гартош налегке, без тяжелого полушубка, проблемы не существовали бы. Но сейчас...
  Мысль о том, что нужно раздеться, он отодвинул на потом, на самый крайний случай. Мало что взбредет в голову этим милым созданиям: то ли полушубок утащат, то ли Гартоша от полушубка. А при таком морозе без верхней одежды не продержаться и полчаса. Он начал уговаривать своего любимца опуститься на колени. Тот недоуменно косился на человека, явно не понимая, чего от него хотят. Быстро исчерпав весь свой запас ласковых слов, Гартош начал стыдить непонятливое животное, а затем угрожать этому тупому созданию.
  Нет, опять не то. А ведь как-то заставляли мамонты лечь этих тупиц. Пришлось поднапрячь мозги попытаться вспомнить все, что он слышал, так как точно вспомнить нужную команду он не мог. Вот что значит невнимательность на занятиях. Перечисляя все что мог вспомнить, Гартош наконец наткнулся на искомое. Оба оленя неспеша опустились на передние колени, а затем и вовсе улеглись. Ликуя, Гартош взобрался верхом, вцепился за рога, и... И снова по новой стал перечислять команды, так как олени не торопились вставать и нести ездока куда он укажет.
  Когда Гартош уже начал терять терпение, нашлась и эта команда. Олени поднялись и не торопясь, потрусили по своему следу назад.
  * * *
  Гартош уткнулся взглядом оленю в затылок и старался не поднимать голову. От постоянного всматривания вперед уже болели глаза, уж лучше рассматривать откуда у оленя растут рога, чем растирая слезы стремиться рассмотреть горизонт. Хорошо еще, что солнце не спешило выглядывать из-за туч, иначе стало бы совсем худо. И как можно было за столь короткое время заехать так далеко?
  Неспешное течение мыслей нарушила остановка оленей. Гартош поднял голову. Вот так, так. Перед ним, прямо посреди оставленного следа стояла девушка. Стояла спиной к Гартошу, причем абсолютно неподвижно. Никаких лишних следов не видно, либо она пришла по уже протоптанному пути, либо... Гартош внимательно и настороженно огляделся, но ничего подозрительного не заметил, ну если не считать невесть откуда взявшуюся посреди тундры девушку, да еще довольно-таки легко одетую. Делать нечего, соблюдая осторожность, Гартош поспешил и приблизился к странной незнакомке. Он обошел ее по кругу. Ох и хороша чертовка! С такой можно смело знакомиться, приглашать куда-нибудь: на чашечку тервана, на бокал вина, или просто на прогулку, в любом случае не прогадаешь. С такой красавицей даже обычная прогулка принесет удовольствие. Одно смущало, незнакомка стояла абсолютно неподвижно, этакая, чудесно - изумительная статуя, поставленная посреди снежного безмолвия.
  - Разрешите представиться, - наконец решился Гартош, - Гартош из рода Осколов.
  С таким же успехом можно было разговаривать с камнем. А может это и есть камень, или ее кто-то заколдовал? От таких опрометчивых поступков, как пощупать незнакомку, или чмокнуть ее в щечку, Гартош благоразумно отказался, может оказаться чревато: или красотка обидится, или тот, кто ее поставил. Хотя воображение создавало красочные сюжеты, в которых расколдованная красавица щедро благодарила своего спасителя.
  Еще немного потоптавшись вокруг девушки, Гартош не придумал ничего лучшего, как идти дальше. Не время сейчас проявлять инициативу и загадки розгадывать, доложить начальству вот оно пускай и думает.
  Не успели олени пробежать и двадцать шетов, как Гартош засомневался в своем решении - может стоит связаться с кем-нибудь из родни? Уж больно странно выглядело появление здесь неподвижной красавицы. Он огляделся. Можно уже ни с кем не связываться - девушка пропала.
  - Ну, нет, так нет. - Сразу успокоился Гартош и продолжил путь.
  Не проехал он и полулатона, как олени забеспокоились. Что-то неясное ощутил и Гартош. Почудились чьи-то голоса, причем они становились громче и громче. Наконец стало возможно не только услышать голоса, но и разобрать слова.
  - ... говорю же, поехал он другой дорогой.
  - Не должен, он здесь новичок, другой дороги, как по своему следу, у него нет. Иначе не сможет он к своим вернуться.
  - А если магию применит?
  - Тогда мы услышим и сможем ему помешать.
  - Ага, помешаешь ему, у него вон кто дед.
  - Ты забыл, кому мы служим?
  Собеседник не ответил. Помнил, значит. Затаив дыхание, проезжал Гартош мимо говорящих. Именно мимо. Так как голоса стали отдаляться. Наверняка кто-то применил магию невидимости, да еще хорошо ее замаскировал, как Гартош не старался, ничего не смог почувствовать. Засада...
  - Тихо! Ты слышишь?
  - Что?
  - Будто проехал кто мимо.
  - Не выдумывай, и не забывай - это мы невидимы, а не Гартош.
  Теплившаяся надежда отпала, сомнения развеяны, ожидали именно его.
  - Вдруг он тоже применил такую магию!
  - Не мели ерунды! Ты же знаешь как сложна магия невидимости, как трудно спрятать концы. И если бы не помощь нашего покровителя, нам бы ни за что так хорошо не замаскироваться.
  - А ну, как и ему кто-то помог? - упорствовал невидимка.
  Его собеседник задумался и не ответил.
  Гартоша и самого мучил этот вопрос, почему его не видят те, кто просто обязан его видеть. Сразу вспомнилась недавняя встреча с незнакомкой, не иначе как ее проделки. И если он догадывался о том, или о тех, кто организовал на него охоту, то кого нужно было благодарить за помощь он даже не представлял.
  Голоса отдалялись все дальше и вскоре разобрать их стало невозможно. Но главное Гартош услышал и понял. За ним идет постоянное наблюдение - (Лорд Белый Демон в Трольих горах), - а теперь еще и охота: ведь не для приветствия же на его следах, посреди тундры, поместили двух незнакомцев, наделили их непростой в исполнении и применении магией невидимости и замаскировали следы пребывания. Долго ломать голову над чем-либо Гартош не привык, для этого есть другие, умные люди, а Гартош считал себя воином, а воину не обязательно быть особо умным. Поэтому благоразумно решил переложить решение головоломок на другие головы. И если о явлении девушки он собирался поспрашивать среди мамонтов, то засаду, наверное следует обсудить только в узком семейном кругу.
   И вновь неспешный бег оленей по крайнему белому полю.
  * * *
  Гартош даже не думал о том, чтобы заставить рогатых двигаться быстрее, еще взбредет что-нибудь в голову, опять будут носиться по тундре.
  Вон, снова начали недовольно фыркать, опять что-то не так. В очередной раз вытерев слезы, Гартош успокаивающе похлопал оленя по шее и боковым взглядом уловил движение. Он обернулся. Так и есть. Чуть позади и сбоку обнаружилась причина беспокойства оленей. В шетах двадцати пяти, параллельным курсом бежали два больших белых волка. Принесла нелегкая. Двух хищников Гартош особо не опасался, противник конечно опасный, но не настолько, чтобы нельзя было с ними справиться. Главное чтобы не набежали еще. Хотя, похоже, что подмоги этой пары невидно. Другое дело, что и два волка могут испугать оленей. Так что лучше держать их на приличном расстоянии. Вот только чем?
  На всякий случай Гартош громко крикнул, погрозил волкам кулаком и снова успокаивающе заговорил с оленями.
  Волки не обратили на крик Гартоша никакого внимания, хотя и не пытались приблизиться. Они старательно делали вид, что бегут исключительно по своим делам, и им абсолютно нет дела, что кто-то там бежит неподалеку, просто чудом их пути совпали, и это совершенно нормально, пути оленей и волков часто совпадают.
  - Врешь, не обманешь, - бормотал Гартош, стараясь не выпускать хищников из вида.
  И все-таки он упустил момент, когда волки переместились. Только что они находились с одной стороны, и вот уже с другой, с той, где олень бежал налегке, причем всего в шестах пятнадцати от него. Не имея у себя на спине успокаивающего его человека, этот олень заметно занервничал. Он то ускорял бег, то вплотную прижимался к счастливому коллеге, в общем, от него в любую минуту можно было ожидать всего чего угодно.
  Эх, сейчас бы лук, или на худой конец арбалет. Хоть можно обойтись и без них. Гартош слепил небольшой огненный шар и швырнул его в волков. Шипя и разбрасывая искры, шар упал в паре шетов от хищников, заставив их сделать огромный прыжок вбок.
  - Это я вас только предупредил! - уведомил их Гартош и снова взялся успокаивать оленей.
  Волки оказались понятливые и снова обострять ситуацию не захотели. Они почетно сопровождали Гартоша почти до самого места столкновения с носорогом.
  Здесь уже разбили временный лагерь и сейчас занимались ремонтом саней. Возвращение Гартоша особого ажиотажа не вызвало, что несколько укололо его самолюбие. Им что все равно, что их товарищ бросился спасать оленей, едва не погиб в дороге, затем чуть не заблудился (хотя об этом упоминать не стоит), встретился с прекрасной, хотя и неподвижной незнакомкой, чудесным образом избежал засады, и в конце столкнулся с волками? Но мгновение спустя до него дошло: никто и не сомневался, что он вернет оленей. Это не равнодушие, это высокая оценка самого Гартоша. Удивление вызвало бы, если б он вдруг вернулся без оленей. Или с оленями, но еще и медведя с собой приволок. Он с сожалением обернулся назад - (эх зря волков пуганул), и подошел к Стесиору.
  - Как здесь, много пострадало?
  - Десять человек ранено. Четверо серьезно. Два человека погибли.
  - Кто?
  - Один из ваших и мамонт.
  Стесиор кивнул в сторону. На снегу рядом лежали два тела, академиер и мамонт, ехавшие в передних санях. На них было страшно смотреть, носорог растоптал, не успевших прийти в себя после с столкновения людей. Гартош подошел и накрыл тела валявшейся неподалеку рогожей. Какая неожиданная и нелепая смерть, ведь еще несколько часов назад эти люди смеялись и веселились. Чуть заметно прихрамывая, подошел Вирон.
  - Мы сообщили в поселок, через час-полтора должна прийти помощь.
  Тяжело вздохнув, Гартош кивнул. Помощь сейчас не помешает. Четверо саней разбито вдребезги. Одна пара оленей погибла, еще одного оленя пришлось дорезать, чтобы не мучился, второй олень с его упряжки был ранен не тяжело, но запрягать его сейчас не стоило.
  - Носороги убежали?
  - Да. А чем их остановить? Здесь баллиста нужна или катапульта. Стрелы для них как комариный укус.
  Еще немного постояв над погибшими, друзья вернулись к остальным, лишняя пара рук не помешает. Стесиор сразу распорядился выставить дозоры, места ведь не совсем безопасные, кроме носорогов водились в тундре и другие опасные животные. Да и шайка из какого-нибудь северного племени заглянуть может. Но на сегодняшний день испытания для людей закончились. Примерно через час прибыла помощь из поселка и вскоре все двинулись назад - поездка на границу не удалась
  По прибытии в поселок, распрягая вместе со Стесиором оленей, Гартош мимоходом поинтересовался.
  - А что, Стесиор, часто у вас девушки одинокие посреди тундры стоят?
  - Какие такие девушки?
  - Красивые. Неподвижные и неразговорчивые. Одетые не совсем по северным морозам. И главное, совершенно, ну совершенно неподвижные, даже невидно, чтобы дышали. Ну, словно статуя, застывшая статуя. Стесиор застыл.
  - И ты таких девушек встретил?
  - Угу. Только не девушек, а девушку, мне одна попалась.
  Стесиор шумно вдохнул, выдохнул и удивленно закачал головой.
  - Ну и везет же тебе парень, сразу с двумя северными чудесами встретился: с белым львом и Снежной Девой.
  - Снежной Девой?
  - Если я правильно тебя понял, ты повстречался со Снежной Девой. Я о ней только слышал.
  - От местных?
  - От них. Из наших с ней никто не встречался. Говорят, что встреча со Снежной Девой сулит большие перемены в жизни. Можно сказать, это поворотный этап. Причем перемены могут произойти, как в лучшую, так и в худшую сторону. Даже не знаю, может и не повезло тебе вовсе, неизвестно как все обернется. Ты на всякий случай полковнику доложи, может он знает больше моего.
  Стен Претнев больше не знал. И рассказ Гартоша вызвал у него не меньшее удивление, чем у Стесиора. Но он отметил два подозрительных совпадения: удивительные события происходили там, где в данный момент находился Гартош. Гартош старательно изобразил недоумение, и постарался как можно быстрее смыться от прозорливого полковника.
  Группе Гартоша так и не удалось побывать на самой северной границе. На другой
  день после нападения носорога, погода вновь начала портиться, задули метели, зачастую переходящие в бураны. Снова потянулись дни в казармах, и после недели, таких откровенно скучных посиделок, академиеров отправили назад, на юг.
  * * *
  Долго отдыхать выпускной группе не дали, всего неделя отпуска. Гартош собирался провести этот отпуск с большой пользой. В настоящее время, в замке деда, а также его окрестностях, Гартош завел много полезных знакомств, которые он собирался освежить и по возможности расширить.
  Но прежде всего, уже ставший традиционным семейный совет, который Гартош высидел с трудом. Быстро рассказав о том, что с ним случилось, он немного посидел, прислушиваясь к обсуждению, и не услышав для себя ничего нового, умчался в нижнюю часть замка, где его уже поджидал принц Витан. Гартош собирался пуститься с ним во все тяжкие - с посещением местных кабаков, возможным мордобоем, и конечно усиленным вниманием к женскому полу. В общем Гартош собирался приобщить принца к полноценной взрослой жизни.
  А старшие Осколы тем временем совещались. Катана в этот раз не звали, сверхординарного ничего не случилось, нечего его и беспокоить. Тем более, что Катан не был посвящен во все тайны, как например Гнивер.
  - Итак, у нас появилось новое действующее лицо - Снежная Дева - первым начал совещание посвященных лорд Дангал.
  Гнивер, задумчиво уставившись куда-то в угол произнес.
  - Та, кого северные племена называют Снежной Девой, является одним из демонов Рафа - бога судьбы. И десятник Стесиор действительно прав, эта встреча может оказаться переломной в судьбе Гартоша.
  - Ты не ошибаешься,- включился в обсуждение Руткер,- и появление Девы, что несомненно помогло Гартошу: означает что у нас появился сильный союзник.
  - Какие мотивы у наших противников мы знаем, или покрайней мере догадываемся, а какие мотивы у наших возможных союзников? Что движет Снежной Девой или тем, кто стоит за ней? Возможно, стоит обратиться за разъяснением в храм Рафа?
  - Не думаю,- сразу же отбросил предложение сына Руткер.- Не доверяю я им.
  - Это и понятно, все знают, что у магов и жрецов натянутые отношения.
  - Ты не улыбайся. Еще не известно, что случилось бы, если бы мы не удерживали святош.
  - Почему неизвестно, известно. Они попытались бы усилить свою власть, и все волей богов, все волей богов.
  - Да, когда у жрецов нет противовеса со стороны тех, кто также имеет доступ к магии, то они выходят на первые роли в государстве. Монополия на чудеса сильная штука, опыт других миров это доказывает.
  Дангал на слова сына примиряюще поднял руки.
  - Ладно, сдаюсь, убедили. К жрецам не пойдем. Но тогда нам остается только одно - ждать. Опять ждать. А меня, честно говоря, это ничего неделанье начинает раздражать.
  Руткер начал успокаивать сына.
  - Ты пойми, любое наше действие можем навредить Гартошу, ведь цельной картины у нас нет. Мы слишком мало знаем, какие силы вокруг него закружились.
  - Какие силы мы-то догадываемся, но вот почему?
  На вопрос Гнивера - почему? Никто не мог дать вразумительного ответа.
  ХIV
  Осенний лес на западе Виктании особенно красив. Желтые, оранжевые, ярко-красные деревья, стояли вперемешку с зелеными. Некоторые умудрились нарядиться во все эти цвета одновременно. Так выглядели Тайринские леса в конце осени и большую часть зимы. Зимы здесь обычно были мягкими, больше дождливыми, чем снежным, соответственно не все деревья считали нужным сбрасывать листву. Так что Тайринский лес никогда не был неприлично голым, легкая кокетливая обнаженность его вполне устраивала. Устраивала она и один из полков элитного легиона "Росомахи", который выбрал этот лес в качестве своей ставки.
  Пожалуй, учения, которые должны были провести академиеры в тайринских лесах, можно назвать самыми легкими из всех, которые им довелось пройти и которые еще будут. Отсутствие морозов и сильных ветров, длительное окно между дождями, великолепные ландшафты, все это наполняло академиеров расслабленно-курортным настроением. Группа здесь была представлена практически в полном составе, естественно, исключая погибших, очень сильно покалеченных, и тех кто по своему психологическому состоянию больше не мог допускаться до службы в армии.
  После недельного адаптирования к местным условиям, группу разбили на две равномерных части, которые должны были противостоять друг другу - совсем как в детстве. Росомахи придумывали для молодежи сложные, но увлекательные задачи и академиеры с веселым рвением брались их решать...
  ...Группа, которой командовал никто иной, как Гартош, находились в засаде. На этот раз им выпала роль злодеев, которые напали на большой обоз, взяли в заложники важных персон, и награбили много чего разного и естественно ценного. И вот теперь они старались не допустить, к добытому честным разбойничьим путем, обиженные, оскорбленные и обозленные правительственные войска.
  Опытные росомахи помогли новоявленным лесным разбойникам спрятать пленных и добычу, и правильно организовать засаду. Маскироваться местные легионеры умели отменно, и иной раз обнаружить их можно было только наступив на них, да ни куда-нибудь, а на самое чувствительное место. Академиеры внимательно прислушивались к советам старших товарищей, и по возможности старались им следовать.
  Гартош облюбовал себе убежище практически на самой тропе. Он полдня готовил место для засады. Выкопал небольшое углубление, вынес подальше землю и подготовил листья для маскировки. Осталось дождаться, когда разведчики доложат о приближении поисковой группы. Гложило правда сомнение - успеют ли спрятаться? Но необходимость сидеть или лежать несколько часов в неудобной позе молодых академиеров раздражала, а то, что росомахи на это осудительно покачивали головами, приписывали стариковскому брюзжанию.
  Но пришел момент, когда Гартош каким-то неведомым образом понял: пора прятаться, противник рядом. Он отдал приказ и академиеры быстро разошлись по местам, ослушаться своего командира или даже громко буркнуть что-то недовольное они не решались, Гартош добыл себе высокий авторитет среди одногруппников. Один из товарищей тщательно присыпал командира листвой, и начались тягучие минуты ожидания. Место для себя Гартош подобрал отличное, никто и не подумает ожидать нападения с самой тропы, все внимание уделят зарослям. А командир "разбойников" подпустит противника поближе и лично возглавит атаку против подчиненных Дебора. Порвут засранцев как старую тряпку, не таких сусликов выливали.
  Упершись щекой в ложе арбалета и погрузившись в мечты и размышления, Гартош чуть было не заснул, и приглушенный лай заставил его вздрогнуть. Вот черт! Дебор додумался взять с собой собак, это меняло все планы. Собаки мигом почуют засаду и сведут на нет все усилия "разбойничьей" группы. Что делать? Оставаться на месте опасно и практически бесполезно, нужно срочно менять план.
  Не успел Гартош принять решение и подняться, как из зарослей на тропу выскочил волк. Матерый такой волчище. Он резко остановился - почуял людей. Да и как не почуять, Гартош лежал всего в шетах десяти от зверя, и остальные расположились не намного дальше. Сразу заныло плечо, укушенное белым собратом нынешнего серого.
  А ведь ситуация складывалась совсем несмешная. У академиеров, как всегда при стычках между собой, не было боевого оружия кроме кинжалов. А тупые мечи, мешочки с краской вместо наконечников, волчьим клыкам не конкуренты.
  Зверь повел носом, с легкостью отмечая местоположение каждого из лесных молодцов, затем его взгляд переместился на молодого командира. О боги! Такой взгляд и такие глаза на звериной морде Гартош видел только в одном месте - в Ларфе, в пригороде Галофа. У него перехватило дыхание, сомнений не было: перед ним оборотень. Зверь, точнее не совсем зверь, понял, что для человека лежавшего на тропе, не секрет, кто он есть на самом деле. Волк обнажил клыки в кровавой предостерегающей ухмылке. Интересно, чья кровь на его морде? При мысли, что могли пострадать академиеры, Гартоша начала заполнять знакомая боевая злость.
  - Не завидую я твоему подопечному Лорд Белый Демон, если он пообедал кем-то из моих друзей.
  В этот раз Белый Демон не ответил, видимо нашлись дела поважнее, чем подглядывать и затем общаться с Гартошем. А вот волчара, мало уступавший размерами своим северным сородичам, кое-что понял. И прыгнув в сторону, умчался в чащу. В место, где он только что стоял, ударила стрела с краской, у кого-то из академиеров не выдержали нервы. Лай собак раздался совсем близко. Пришедший в себя после увиденного, Гартош быстро поднялся, стряхнул разноцветные листья и начал отдавать команды.
  - Два десятка остаются на месте! Не переусердствуйте с маскировкой, вы - приманка. Остальным отойти от тропы и не приближаться ближе, чем на пятьдесят шетов. Собаки учуют. Действуем по обстоятельствам, собаки смешали все наши планы, и не известно какие еще сюрпризы придумали для нас Дебор с Альконом. Возможно, нам придется пожертвовать расположенными в засаде десятками. Фланговым десяткам быть готовыми совершить бросок и напасть на преследователей с тылу.
  - Это если они не растянутся цепью, - подал голос Вирон. - Тогда произойдет прямое фронтальное столкновенье.
  - Вряд ли. Для этого им пришлось бы идти цепью по всему лесу, прочесывать все: заросли, овраги, любые подозрительные места. Нет. Если они взяли с собой собак, значит на них и сделана основная ставка. Вовремя обнаруженная засада, это уже не засада, а совсем наоборот, почти ловушка. Ну, может не ловушка, но преимущество во внезапности мы потеряли. Получится почти ровная схватка.
  - У нас на один десяток меньше, - напомнил Вирон. - Тот, что охраняет заложников.
  - Ничего, мы постараемся застать врасплох хотя бы их арьергард.
  Отряд рассредоточился. Гартош возглавил два десятка на левом фланге, они готовились сделать скрытый быстрый переход. Среди деревьев замелькали фигуры. Шли не крадучись, в открытую.
  - Вот это да, кого же они против нас выпустили? - спросил кто-то самый остроглазый.
  Да, удивиться было чему. Впереди, в коричневых, совсем не маскировочных костюмах, шел десяток собакорей. И на поводках они вели совсем не легавых ищеек, а огромных волкодавов. Вели, не совсем правильно сказанно. Сильные животные тянули своих хозяев так, что чуть поводки не рвались. Следом за ними лес начал наполняться людьми, их появлялось все больше, гораздо больше, чем должно быть в группе Дебора.
  - По-моему, это не по нашу душу, - начал догадываться Гартош.
  Он вышел из-за дерева, и не скрываясь пошел навстречу. Псы дошли до места, где оборотень выскочил на тропу, и буквально захлебнулись злобным лаем. Подоспели и помогавшие группе Гартоша росомахи.
  - Куда он делся? - спросил один из собакорей участников засады.
  - Кто он? - не поняли ни академиеры ни росомахи.
  - Волк, кто же еще!
  Видевшие хищника указали направление.
  - Туда.
  Спрашивающий удовлетворенно кивнул, собаки тянули туда же.
  - Оборотня ловите? - поспешил сунуть свой нос и проявить обознаность Гартош.
  Охотник за нечистью недоуменно на него уставился.
  - А ты откуда знаешь?
  Гартош фыркнул.
  - Да что, я оборотней не видел? В Галофе не раз с ними сталкивался.
  - Понятно. Это тоже непростой оборотень, из Ларфа гость.
  - Далеко забрался.
  - Явно ему здесь что-то нужно, ведь идет гад прям в Зачарованный Лес. Знает, что без разрешения мы туда не войдем. Надеется оторваться.
  У Гартоша азартно заблестели глаза.
  - Зачарованный лес?
  - Да, лес дриад. Сам понимаешь, свободного ходу нам туда нет, а пока спрос, пока ответ, оборотень может уйти.
  - Наша помощь нужна?
  - Нам любая помощь не помешает, да вот куда вас без оружия взять?
  - А мы рядом с росомахами пойдем, лишние глаза и уши не помешают.
  - Хорошо, - недолго думал охотник. - Только не отрываться, сам знаешь, насколько они опасны.
  Гартош отдал академиерам команду и лично проследил, чтобы каждый из них был прикреплен к вооруженному росомахе. Сам он догнал уже знакомого охотника и начал завязывать разговор.
  - Откуда он взялся?
  - А дух его знает. Мы его гоним полтора десятка латонов, совсем нас вымотал сволочь. А нам его передали охотники из соседнего герцогства, и откуда он взялся там, нам неизвестно.
  - Неужели нельзя было устроить ему засаду?
  - Хитер черт, все время менял направление движения. Это он сейчас прямиком к дриадам попер, а раньше поди, догадайся, где он выскочит.
  - Маги не помогают?
  - Толку от них. Здесь сильный маг нужен, не слабее самого оборотня. А еще лучше пару тройку своих оборотней, тогда мы бы его быстро прищучили. Так нет же, у таких важных магов очень важные дела, не с руки им по лесам за оборотнем гоняться.
  Гартош засмеялся.
  - Ясное дело. Боятся они оборотней нефратов, они посильнее наших будут.
  Охотник даже остановился.
  - Ты откуда про нефратов знаешь?
  - Я участвовал в походе на нечисть вместе с пауками - призраками. Нас тогда только трое выжило. Там насмотрелся и наслушался.
  - Понятно. Наслышан. - Охотник новым взглядом посмотрел на Гартоша и возобновил быстрый шаг, почти бег.
  - Пострадавших нет?
  - Пока нет.
  - Ясно. Значит клыкастый просто поохотился.
  - В смысле?
  - У него морда в крови. Я боялся, что он на кого-нибудь из наших напал.
  - Да нет, пока дух вроде миновал. Во всяком случае, я бы знал, случись такое.
  Выяснив все что нужно, Гартош умолк, берег дыхание и охотник. След вел прямо, никуда не сворачивая, и сомнений больше не оставалось, либо оборотень к дриадам с нимфами собрался, либо хочет использовать их лес как запретную для людей территорию. Гартош напряженно думал, что бы такого предпринять, чтобы перехватить чужака. Лучшее, что приходило в голову, это подпространственный прыжок на самую границу Зачарованного леса. Он уже собирался предложить эту идею охотникам, но вдруг подумал: а какого черта они вообще гоняются за этим оборотнем? Если он прошел такое расстояние и никого не тронул, то возможно не стоит его и преследовать.
  Загнав крамольные мысли подальше, Гартош старался не отставать от словоохотливого старшего охотника, которого звали Серей. Преследователи плотной группой вывалились на большую поляну, где сгрудившись в кучу, остановились. Посреди поляны рос раскидистый дуб, перед которым на вбитых в землю кольях красовался щит.
  Территория дриад.
  Охраняется законом Виктании.
  Нарушившие без разрешения границу,
  властью дриада могут быть умерщвлены!
  Гласила надпись на щите.
  - И что теперь? - спросил Гартош.
  Серей пожал плечами.
  - Пойду спрашивать разрешения.
  - А если обойти поляну стороной и сказать что не заметили границы?
  - Не получится. Лешие все равно на эту поляну выведут, к этому дубу и к этому щиту.
  - Лешие?
  - Лешие, лешие. Дриадские мужики. Они передовой отряд охраны Зачарованного леса. Поспрашивай про это у росомах, они не хуже моего про здешние порядки знают, а может и лучше. Все-таки живут рядом. А я пойду.
  Охотник вышел вперед и подошел к дубу. Судя по всему, он с кем-то вел переговоры, с кем-то невидимым. Переговоры шли недолго и вскоре Серей вернулся.
  - Ну что там? - набросились на него с расспросами.
  - Да как всегда, - без особого энтузиазма ответил переговорщик. - Обещали побыстрее доложить старшим. А там, как они решат.
  - С кем ты разговаривал?
  - Не видел я никого. Голоса женские, скорей всего дриады. Хотя кто его знает, голос и подделать можно.
  - А вдруг это сам оборотень? - Высказал предположение Вирон.
  - Да нет. Он здесь силу теряет. Дриады и лешие в Зачарованном лесу у себя дома, они оборотню не по зубам, и баловать ему не дадут.
  - А нимфы?
  - Тем более.
  Вынужденное ожидание затянулось. Преследователи разбрелись по поляне. Не стал сидеть на месте и Гартош. Его заинтересовали слова Серея о леших. О том, что уродливые лесные бродяги и прекрасные лесные красавицы являются одной расой, он уже знал, а вот о том, что лешие каждому могут заморочить голову и сбить с дороги любого следопыта, сильно сомневался. Само собой возникло желание проверить насколько это правда и померяться силами. Он брел по поляне, все больше забирая к краю. Его целеустремленные движения не остались незамеченными.
  - Эй, ты куда собрался? - заинтересовался Алькон.
  Гартош отмахнулся.
  - Хочу проверить кой чего. Не ходи за мной.
  Слова Гартоша заинтересовали Алькона еще больше. Он остановился неподалеку и внимательно наблюдал за другом, что зигзагами отдалялся все дальше.
  Некоторое время Гартош оглядывался на Алькона, к которому присоединились Вирон и Терес, но вскоре он заметил в зарослях чуть заметную тропку и решил проверить, не обходная ли это дорога в Зачарованный лес. Он прошел по тропке около ста шетов, она поворачивала на восток, именно к Зачарованному лесу, выходит, его догадка подтвердилась. Решив не испытывать судьбу и не нарываться на неприятности, Гартош повернул назад, черт с ними с лешими, посоревнуются в другой раз.
  Протопав положенные сто шетов и даже чуть больше, поляны он не обнаружил, более того, место казалось совершенно незнакомым и шел он снова на восток. Гартош усмехнулся. Он даже не сомневался о причине своего блуждания - лешие не соглашались с решением академиера и захотели с ним поиграть. Ну что ж, попробуем. Не раздумывая, Гартош прыгнул с тропы и помчался на север. По пути он сделал несколько резких зигзагов, стараясь не терять общего направления. Так, хватит. Он остановился, и обнаружил, что стоит на том же месте, с которого прыгнул с тропы. Лешие переиграли Гартоша. Проигравший примирительно поднял руки.
  - Я все понял, вы здесь главные. И я больше не собираюсь, даже мысленно, подвергать к сомнению ваши способности и возможности, а теперь выведите меня к своим. Пожалуйста.
  Немного выждав и не получив ответа, он пошел по тропе, как ему думалось на запад, но вскоре обнаружил что вновь идет на восток.
  - Я что-то ничего не понял. Что вы от меня хотите? Наказать уже наказали. Или это не все? Может жертва какая нужна?
  Отрицательно затрясла листьями осина и призывно замахал длинными ветвями орешник.
  - Что, нужно идти куда зовут?
  Ближайший ясень одобрительно шевельнул листвой.
  - А что, нормально, по-человечески нельзя сказать? Обязательно этот цирк устраивать?
  На этот раз никто ему не ответил. Значит обязательно. Тупо идти по указанному кем-то пути Гартоша не очень устраивало, но вряд ли он сможет вырваться сам, у него с лешими разные весовые категории. Можно было совсем никуда не идти. Сесть под дерево, и дух с ними, с лешими. Но это совсем не выход для будущего офицера. У него еще имелась возможность использовать подпространство, но эту возможность он решил оставить на крайний случай, тем более что здешние маги могли заблокировать ему выход в под пространство. Да и интересно все ж посмотреть, куда же его так упорно зовут. И больше не раздумывая, он пошел в указанном направлении.
  * * *
  Теперь не было никаких блужданий - тропа вела строго на восток. Гартош уже не сомневался, что он в Зачарованном лесу. Предупреждение о том, что проникшие на территорию без разрешения и приглашения могут быть умерщвлены, его не очень волновало. Ведущая его тропа вполне могла сойти, и за приглашение, и за разрешение.
  Идти пришлось довольно долго, и это начинало надоедать. Исподволь накатывалось раздражение, и в какой-то момент Гартош решил, если на ближайших трехстах шетах он ни кого не встретит, то плевать на все приглашения, он сделает подпространственный переход, или хотя бы попытается сделать. И словно почувствовав его не терпение, деревья перед ним расступились, и он оказался на небольшой, идеально круглой поляне. На этой поляне его ждали.
  Встречающих было трое. Две высокие женщины - одна чуть постарше, другая по моложе, - и женщина пониже. Они выглядели совершенно по-разному, и объединяло их только одно - они были прекрасны. Насколько Гартош понял из слышанных ранее описаний, та что пониже - это нимфа, остальные―дриады. Дриады разительно отличались друг от друга: и чертами лица, и цветом волос, и прическами. Но еще больше отличалась от них нимфа. Зеленые колышущиеся волосы, возникающие и исчезающие в них мелкие цветы привлекали к себе больше внимания, чем ее большие, пронзительно зеленые глаза.
  Некоторое время Гартош и женщины рассматривали друг друга, затем дриада постарше сделала приглашающий жест и заговорила
  - Приветствуем тебя в Зачарованном лесу, сын Дангала из славного рода Осколов. Подходи поближе, давай знакомиться.
  Познакомиться поближе Гартош был не против, и подойдя, бодро произнес.
  - Приветствую и я вас, хозяйки Зачарованного леса. Я много о вас слышал и рад нашей встречи.
  Глаза нимфы блеснули особенным светом, на ее лице мелькнула тень понимающей улыбки, понятно, что он про них слышал. Видимо и мысли Гартоша были написаны на его восторженной физиономии, либо читались в жадно похабном взгляде. Дриады смотрели спокойно и благосклонно, по-видимому, они почаще встречались с простыми людьми и восторг академиера им вполне понятен. Гартош остановился в трех шагах от красавиц, приложив ладонь к сердцу, сделал легкий полунаклон.
  - Я так понимаю, я не случайно попал в ваши владения?
  - А он догадливый, - произнесла молодая светловолосая дриада. - И у него отличное самообладание.
  - Не такое уж оно у него и отличное, - усмехнулась нимфа.
  Гартош вернул ей улыбку, демонстративно окинул фигуру нимфы оценивающим взглядом, и одобрительно крякнув, начал процедуру знакомства.
  - Вы меня уже знаете. Будет ли позволено мне узнать ваши имена?
  - Будет, - первой ответила нимфа, заметно оживившаяся под взглядом Гартоша. - Меня зовут Алисия Травница.
  Старшая дриада укоризненно взглянула на словоохотливую и несдержанную нимфу, но ту мало обеспокоил этот взгляд.
  - Я, Тамирана Каштан, старшая жрица леса. А это моя помощница, Лури Береза. - Немного выждав, старшая дриада продолжила. - Тебя наверное интересует зачем тебя сюда привели?
  - Интересует, - не стал отпираться Гартош.
  - Недавно у нас побывал гость... За которым вы почему-то гонитесь.
  - Кстати, где он?
  - Он уже далеко. И нам кажется, что вам не нужно за ним гоняться, он не опасен. Так вот, наш гость сказал, что он узнал тебя, вы встречались в Ларфе.
  - Не помню. Оборотня в волчьем обличьи я не встречал. А те с кем мне довелось встретиться уже мертвы.
  - Это ваши проблемы, хотя и зря вы так. Гость сказал, что тебя удостоил вниманием сам Белый Лорд.
  - Было дело. Поболтали как-то в пригороде Галофа.
  - Мы слышали о том случае. Там также были те, кого вы называете пауками-призраками?
  - Были.
  Алисия бесцеремонно влезла в разговор.
  - В общем, нам самим стало интересно посмотреть на того, кто очень заинтересовал Клаирвана.
  - И это все? Вам всего лишь захотелось на меня посмотреть? Ради этого мне пришлось тащиться через весь лес?
  - Он сердится, - рассмеялась нимфа. - А ты говоришь самообладание.
  Улыбнулась и дочь Каштана.
  - Не сердись, Гартош. Тебя наверное это удивит, но ты довольно популярен в Зачарованном лесу. Так что когда ты оказался рядом, мы не удержались и пригласили тебя к себе.
  - Оригинально пригласили. Отказаться у меня возможности не было.
  - Это все лешие. - Объяснила Лури. - Они редко кому показываются на глаза, считают себя отвратительными уродами.
  -А это не так?
  - Мы любим их не за внешность.
  Алисия снова хохотнула.
  - Они любят своих мальчиков за...
  - Помолчи, Алисия, - спокойно, но в это же время твердо сказал Томирана. - Мне кажется, что подробности нашей жизни мало интересуют нашего гостя. Наверняка его больше волнует, откуда такая популярность среди обитателей нашего леса?
  Гартош кивнул.
  - Вот именно.
  - Понимаешь, Гартош. Жизнь нашего леса размерена и несколько скучна. Мы не совсем вписываемся в ваш мир людей. У нас несколько другие законы и даже другие боги. Но в отличие от нефратов, мы смогли вполне мирно ужиться с господствующей расой, с ее богами и демонами. У нас взаимное невмешательство. Кое-кто из ваших богов даже покровительствует нам. Мы редко покидаем наш лес и еще реже участвуем в вашей жизни. Поэтому мы с большим интересом следим за более менее заметными событиями за пределами Зачарованного леса.
  - И я для вас просто находка. - Заключил Гартош.
  - Ты даже не представляешь какая! - воскликнула нимфа. - С тобой происходят такие занимательные истории, что их просто не возможно не заметить. Возле тебя крутятся очень непростые силы.
  - И мы за тебя очень переживаем, - добавила Лури.
  - Раз вы так много знаете, тогда может сумеете мне помочь и подсказать, почему эти силы возле меня крутятся?
  - Мальчик не знает. Мальчик в недоумении.
  - Честно говоря, Гартош, мы и сами мало чего понимаем. Так, одни догадки, которые мы не станем тебе открывать.
  - Понятно. Никто ничего не хочет говорить. Одни отговорки.
  - Прости нас, Гартош, но если наши догадки верны, то нам просто опасно упоминать те силы, которые тебе пакостят.
  - Скорей хотят моей смерти.
  - Возможно ты и прав. - Томирана на миг задумалась и добавила. - Но ты наверное заметил, у тебя появились и доброжелатели. Причем равные по силе твоим недругам.
  - Да, последний случай указывает на это. Хоть одна хорошая новость.
  Томирана испытующе посмотрела на Гартоша, и наконец, решилась.
  - Так и быть слушай наши догадки. Ваш род, род Осколов, один из самых влиятельных родов в Виктании, да и пожалуй во всем Иктиве. Причем на протяжении многих столетий. У тебя никогда не возникало мысли, почему так?
  Гартош ненадолго задумался.
  - Наверное потому, что нас, Осколов, с детства начинают готовить к государственной службе, и мы очень ответственно к этому относимся.
  - Это конечно так. Но не только ваш род ответственно относится к государственной службе. А тебе не приходило в голову, почему одни семьи приходят и уходят, а другие неизменно остаются на вершине.
  - Ну,... наш род очень древний...
  - Вот-вот! Ты немножко приблизился к разгадке. Ваш род действительно очень древний. За то время, что существует ваша семья, множество других древних семей затерялись и стали историей. Ты можешь назвать столь же древний род как ваш?
  - Да, конечно, в Виктании не меньше пяти таких родов.
  - И все они неизменно занимают самые высокие посты в Виктании?
  - Нет. - Гартош снова задумался. - Но разве на посты в государстве влияют древность и знатность?
  - Древность не очень, а вот знатность играет здесь непоследнюю роль.
  - И ты считаешь, что все это неспроста?
  - Не одна я так считаю. А вот теперь мы подходим к нашей главной догадке. Иногда так случается, что некие могущественные силы, - дриада выразительно посмотрела на небо,
   - приходят на землю и некоторое время живут среди людей. Живут, воюют, строят, разрушают, развлекаются.... И бывает, их деятельность оставляет среди смертных след, в виде наследников.
  Гартош начал понимать ход мыслей дриады.
  - Ты хочешь сказать, что наш род один из таких следов?
  Томирана пожала плечами.
  - Я ничего не утверждаю, это всего лишь предположение, но не удивлюсь, если это именно так. Слишком много в вашем роду заметных личностей: маги вашего рода одни из сильнейших магов своего времени, полководцы одни из талантливейших. Воины самые непобедимые - иногда все это в одном лице. И часто люди забывают, какой император правил в тот или иной период, но помнят что в то время жил такой-то и такой Оскол. Кстати, ваш род древней императорского.
  - Это я знаю.... Честно говоря, я никогда не думал о нашем роде в таком русле. Хотя это многое объясняет.
  - Это объясняет наличие, как могущественных врагов, у которых по той или иной причине есть зуб на вашу семью, так и наличие могущественных покровителей.
  - Да, да... - рассеяно сказал Гартош. - Ваши догадки настолько невероятны, что я даже не знаю, что и думать.
  - Это всего лишь догадки, - напомнила дриада.
  - Догадки, - эхом повторил Гартош. - и над ними нужно хорошенько поразмыслить...
  - Поразмыслишь об этом позже, - вмешалась в разговор Лури. - А сейчас ты у нас в гостях, поэтому выбрось из головы серьезные проблемы.
  Она смотрела на Гартоша с большой симпатией и пробудила в молодом Осколе надежду не только на сочувствие. Несколько затянувшуюся паузу нарушила Травница.
  - Мальчика нужно показать остальным.
  - Я что, диковинка какая, чтобы меня показывали? - проворчал Гартош хотя и не очень сердито, ему и самому было интересно посмотреть на других жителей Зачарованного леса.
  Алисия вдруг начала оседать, и Гартош ошеломленно смотрел как она вростает, втягивается, сливается с травой, что дала ей прозвище. Через несколько мгновений от того места, где стояла Алисия, по траве во все стороны побежали волны. Они достигли края поляны, исчезли среди деревьев, но вскоре вернулись назад. Теперь в движении травяных волн, не было никакого порядка. Они двигались хаотично, то приближались, то отделялись от троицы стоящей посредине поляны. Дриады со снисхождением смотрели на выкатившего глаза академиера и не отвлекали его от созерцания действительно удивительного зрелища.
  В зеленых волнах то и дело расцветали, распускались цветы, которые тут уже превращались в глаза. Цветы - глаза сияли желтым, красным, синим, зеленым, сиреневым цветом, и помахав на Гартоша лепестками - ресницами исчезали, чтобы возникнуть вновь, теперь уже в другом месте. От этих цветочных глаз невозможно было оторваться, они не отпускали и словно манили за собой: иди к нам, растворись в траве. И Гартош почувствовал, что уходит в землю, начинает погружаться в траву.
  - Ну, и куда это мы собрались?
  Голос Томираны и легшая на плече рука, будто вытолкнули Гартоша из транса. Он очумело посмотрел на старшую дриаду.
  - Спасибо... Что это было?
  - Обычные шуточки нимф. Что речные, что лесные, что полевые, что морские, у всех одно и тоже - заманить простого смертного в свое царство.
  - А дальше что?
  - Известно что. В данном случае ты стал бы удобрением для травы.
  - Да ну?
  - А ты думал. Нимфы бессовестные, думающие только о себе создания.
  - Врешь ты все Томирана, - с легкой обидой возразила выросшая из травы Алисия. - Мы просто хотели поиграть. Никто никого не собирался заманивать. Во всяком случае, навсегда. Мальчик немного лучше узнал бы наш род, род лестных нимф, вот и все. И про всех нимф ты тоже врешь. Насильно мы никого не забираем к себе. Если человек не захочет, он к нам не идет.
  - Ну ладно, ладно. Ишь, губки надула. Признаю, приврала немного. Но ведь вы совсем мальчишке голову вскружили, а у наших девочек тоже есть к нему интерес.
  - Тогда забирай его к себе. Не очень и надо.
  С этими словами Травница растеклась по поляне. Вслед за ней исчезли глазастые цветы, или цветочные глаза, кому как больше нравиться.
  - Теперь пришел наш черед, - с улыбкой произнесла Лури.
  По ее команде со многих деревьев слетели листья. Поделившись по цвету, размеру и форме, они вереницей потянулись вокруг поляны, постепенно закручивая замысловатый хоровод.
  Слова Березы снова вернули Гартоша на землю. В ее руках невесть откуда взялась чаша.
  - Прими это от нас.
  - Что это?
  - Здесь дары нашего леса. Не бойся, тебе понравится.
  Лури сделала из чаши несколько глотков, показывая, что питье безопасно. Гартош колебался недолго. Первые осторожные глотки: мед, вино, цветочная пыльца, сок березы, кленовый сироп, и еще дух его знает что. Не отрываясь от чаши, Гартош с благодарностью взглянул на дриад и медленными глотками, растягивая удовольствие, опустошил чашу. Очень недурственно, очень. По телу разошлось приятное тепло, оно словно стало невесомым, как и мысли.
  - А теперь мы будем праздновать, - произнесла Лури. - Не так часто у нас бывают гости.
  - (Отличная идея!) - пронеслось в голове у Гартоша. - ( Эх, сюда бы наших ребят, вот бы мы повеселились.)
  Поляна тут же наполнилась смеющимися дриадами, нимфами, какими-то нескладными низкорослыми фигурами. Они кружились вокруг Гартоша, и Гартош кружился вместе с ними. Над головой земному хороводу вторил лиственный. Эйфория общего безудержного веселья захватила всех без исключения. Гартош радовался жизни, радовался тому, что судьба занесла его в этот лес, и ему совсем не казалась такой уж невероятно - невозможной мысль, как остаться здесь навсегда, раствориться среди листьев, травы, или даже корней...
  * * *
  Очнулся он оттого, что кто-то лил на него воду и чередовал это с увесистыми пощечинами.
  - Очнулся наконец, - облегченно вздохнул Серей
  - Ммм, - ответил Гартош, очумело озираясь вокруг.
   Сидел он, подперев межевой дуб, неподалеку от предупреждающего щита. Вокруг него сгрудились охотники, росомахи, братья академиеры. Лица у всех были обеспокоено - любопытны.
  - Вот дриады заездили нашего друга! - восхищенно и завистливо воскликнул Алькон.
  - Подожди, - оттиснул его Серей. - Ты где был?
  Гартош неопределенно махнул рукой.
  - Там.
  - В лесу?
  - В нем.
  - С дриадами?
  - С дриадами и нимфами, - уточнил виновник переполоха.
  - Поили?
  - Поили, - не стал отпираться Гартош.
  - Насиловали? - высунулся из-за плеча охотника Алькон.
  - Нн... Не помню...
  - Как такое можно забыть?!
  Как ни странно, но Серей не перебил Алькона. Видимо данный вопрос интересовал всех. Ведь и дриады, и нимфы, славились своей похотливостью и неразборчивостью в связях. Гартош покопался в памяти и ощущениях. Похоже, что все чисто. Силы и ясность в голове возвращались стремительно, кроме легкости в теле трудно что-то выделить. Он поднялся на ноги.
  - Тяжело так сразу сказать.
  - Все понятно, - решительно сказал Алькон. - Опоили, использовали и отпустили. Главный вопрос: кто использовал?
  - Должен тебя разочаровать, Алькон, но все обошлось.
  - Ты подумал что сказал? Кого ты разочаровал? Меня? А себя ты не разочаровал? А ну, показывай дорогу! У нас найдутся добровольцы, чтобы исправить содеянное, точнее несодеянное тобою.
  - Да что там ее показывать. Она сама тебя найдет. Дорогу лешие покажут. А если что им не понравится, то учти, они парни крепкие... по мужской части. Как бы конфуза не вышло.
  Запал Алькона разом куда-то пропал, хотя от шпильки в адрес друга он не удержался.
  - Тогда понятно, почему ты ничего не помнишь. Такое лучше не помнить.
  Гартош собирался ответить не менее ядовито, но Серей задавил перепалку в зародыше.
  - Хватит. Эти детали в своем кругу выясните. Ты мне скажи, про оборотня дриады говорили что-нибудь?
  - Говорили. Сказали что он далеко, и что не нужно за ним гоняться, он не опасен.
  - Как же, не опасен. Это похоже на то, что дриады нарушили свой нейтралитет.
  - Мне кажется, что об этом нужно сообщить в Торону. Возможно, дриады действительно правы, и оборотня можно оставить в покое.
   Охотник возмутился.
  - Когда такое было видано, чтобы чужого оборотня оставить в покое?
  - А все-таки сообщи начальству, причем самому высокому. Возможно, политика несколько изменилась.
  Охотник, неплохо относившийся до этого к Гартошу, бросил на него злой взгляд. И Гартош легко прочитал в этом взгляде понимание, его понимание ситуации. Сынок больших начальников, имеет больший доступ к информации, чем те, кто этого действительно потребует, да еще и смеет что-то требовать. Гартош не стал разубеждать Серея. Неплохой он парень, но доказывать что-либо, кому-либо, насчет своей родни, Гартош уже перестал.
  Серей повернулся к своим охотникам.
  - Возвращаемся. Доложим начальству, и пусть они решат, что делать с оборотнем и вмешательством дриад. Пусть и пассивном.
  Охотники удалились. Вслед за ними потянулись и росомахи. Ну а академиеры и часть оставшихся легионеров окружили Гартоша.
  - Ну, давай, те тяни, рассказывай, - потребовал Алькон. - Вон легионеры говорят, дриады просто так никого не отпускают. Особенно если им кто понравится.
  Гартош не стал отрицать, и выдержав эффективную паузу начал повествование.Рассказчик он был отменный, и слушали его с затаенным дыханием и раскрытыми ртами. И даже ветви дуба внимая, опустились пониже.
  - Ну и везет же тебе! - по окончанию рассказа выкликнул Алькон. И начал загибать пальцы. - Сначала Лорд Белый Демон, затем Снежная Дева, теперь дриады с нимфами. Кто дальше?
  Гартош пожал плечами.
  - Поживем, увидим.
  Он повернулся к Зачарованному лесу и помахал рукой. Несколько верхушек деревьев взмахнули в ответ.
  * * *
  Все оставшееся время в расположении росомах академиеры провели с пользой и интересно. Они много чего узнали о лесе, его обитателях, и способах ведения боевых действий в лесах. А также провели несколько тренировочных боев и большие учения. Нужно сказать, что группа, которой руководил Гартош, или был участником в качестве рядового, неизменно выигрывала все сражения и стычки. Теперь лес явно покровительствовал младшему Осколу.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"