Ландау Игорь: другие произведения.

Что еще пишут о Ландау

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 5.92*9  Ваша оценка:

   Этот текст входит первой частью в значительно более полную статью, которая называется Мой ответ 'ландауведам'.
  
  

ВВЕДЕНИЕ

  
   Есть еще один автор, пишущий "произведения" о моем отце. Это Борис Горобец. Я знаю о двух его работах: "Секретный сотрудник рядом с академиком Ландау" и "Прогулка воскрешенного". Из сведений об авторе мы узнаем, что Борис Горобец - доктор геолого-минералогических наук. Какое, спросите вы, имеет отношение геология к Ландау? - Те, кто читал книгу моей матери, могут догадаться, что дело здесь, скорее, в фамилии автора, чем в его специальности, а для тех, кто нет, придется пояснить. Что бы было понятно, объяснения мне придется начать издалека.
  
   Как все вы, наверное, знаете, в январе 1962 года мой отец попал в автомобильную катастрофу, от которой так и не смог окончательно оправиться. Какие же травмы остались после аварии. Одна нога была намного короче другой - неправильно сложили кости после перелома. Три пальца на левой руке не разгибались. Это и еще несколько малозаметных шрамов были теми немногими видимыми результатами той страшной январской катастрофы. К сожалению, это было не все. Все 6 лет своей болезни отец мучился от непрерывных болей в животе. Эти боли особенно обострялись, когда он сидел. Немного легче было, когда он лежал или ходил.
  
   Что же было с животом? - По заключению врачей - ничего. Консилиум "лучших нейрохирургов и невропатологов Советского Союза" заключил, что эти боли центральномозгового происхождения (фантомные боли) и лечить надо не живот, а голову. К сожалению, они ошиблись. К еще большему сожалению, эта ошибка выяснилась слишком поздно. Через 6 лет после аварии и примерно через два месяца после шестидесятилетия у отца жутким образом раздулся живот, и пришлось делать срочную операцию. Тут-то все и выяснилось. Оказалось - паралитическая непроходимость кишечника, развившаяся на почве многолетней спаечной болезни. Именно эти спайки и давали все его боли. Спайки, конечно же, удалили, и те несколько дней, что отец прожил после операции, были первыми днями без боли за все 6 лет болезни. Вы не можете представить, как он радовался. Он чувствовал себя почти здоровым. Говорил, что теперь он, наконец, сможет работать. Думаю, что так бы оно и случилось, если бы не тромбоэмболия легочной артерии, которая оборвала его жизнь.
  
   Почему же правильный диагноз не могли поставить в течение 6 лет?! - Думаю, что основной причиной был состав консилиума. В те годы, ультразвука, как метода диагностики, еще не существовало, и выявить спаечную болезнь было нелегко, особенно, если твоя специальность невропатолог.
  
   Какая же связь между тем, что я пишу и пасквилями Горобца? - Связь таки очень непростая и мне не удастся избежать повторения некоторых деталей, уже изложенных в ответе Горелику. Писатель я никудышный, поэтому просто скопирую соответствующий абзац:
  
   По единогласному заключению врачей, состояние моего отца после аварии было безнадежным. Я был, по-видимому, единственный, кто об этом не знал. Мне сказали, что у отца несложный перелом ноги и через несколько дней он будет дома. После случившегося у матери был тяжелый сердечный приступ и ее на скорой помощи увезли в больницу. Евгений Михайлович Лифшиц, ближайший друг и сотрудник отца, живший в соседней квартире, все это, конечно, знал. Он пришел к нам домой и попросил у меня разрешения взять подарки, подаренные отцу на его пятидесятилетие якобы для того, чтобы показать врачам в больнице. У меня, поскольку я думал, что у отца только легкие травмы, эта просьба не вызвала никакого подозрения и он их получил.
  
   Зачем он это сделал? - Не знаю. Все эти подарки были шуточного плана и никому не могло придти в голову показывать такое врачам у постели умирающего пациента. Не имели эти подарки и реальной рыночной стоимости (во всяком случае, в те годы). Взял, наверное, просто на всякий случай, в полной уверенности, что отец умрет в ближайшие несколько дней или даже часов.
  
   Но отец не умер. К счастью для Евгения Михайловича, он так никогда и не выздоровел окончательно. В этом Лифшицу сильно повезло - не думаю, что он смог бы простить этот поступок своему ближайшему "другу".
  
   Говорят, что про мертвых "или хорошее, или ничего". Не согласен. Уверен, что лучше правду. Много такой, неприятной для ЕМ правды, было написано в воспоминаниях моей матери. И тут многие бросились на защиту невинно обиженного, печатая многочисленные статьи с поношениями моей матери в газетах, журналах и интернете. Некоторые, как, например, моя двоюродная сестра Элла, правды, по-видимому, не знали или не хотели в нее верить. Что же касается Г. Горелика, с которого и начался этот раздел, то история физики - это его специальность и, насколько я понимаю, статьи о моем отце являются его непосредственной служебной обязанностью. Я не очень знаю, с чем именно связана его сильная любовь к Е.М. Лифшицу, которая буквально светится из каждой его работы, но она, несомненно, имеет какие-то корни. Я думаю, что он с большим удовольствием писал бы статьи о Евгении Михайловиче, но на нем, по-видимому, много не заработаешь.
  
   Что же делает в этой прекрасной компании Борис Горобец? - Ну, это уж совсем просто. Евгений Михайлович был его отчимом. Это совершенно, естественно, что один другого защищает. А какой лучший способ защиты от справедливых обвинений? - Ну, конечно же, надо, как можно сильнее опорочить автора книги. Вот он и старается, проявляя, надо сказать, недюжинную фантазию.
  
  

ЧТО ЖЕ НАПИСАЛ ГОРОБЕЦ

  
   В данном случае я не буду приводить ссылку на оригинальные статьи - желающие могут сами поискать в интернете. Гугл и Яндекс знают все. Не буду я придерживаться и никакого особого порядка в выборе отрывков. Основная идея первого "произведения" - это то, что мама была агентом КГБ, шпионящим за Л.Д. Ландау. Для подкрепления этой гипотезы он приводит и анализирует различные "факты". Давайте, однако, проверим их достоверность.

***

   Горобец: Случай второй - куда более реальный (см. письмо Ландау к жене от 23 августа 1945 г. о его намерении развестись с Корой; копия письма сохранилась у Е.М. Лифшица и напечатана в журнале "Преподавание физики в высшей школе" (2000, # 18).
   ИЛ: Я начал с этого отрывка потому, что он исключительно характерен для Горобца. Ссылка на журнал придает написанному вранью документальную правдоподобность. Найти этот журнал в интернете мне не удалось...
  
   Это кусочек из того, что я написал, не имея возможности видеть само письмо. Теперь, когда Б. Горобец его опубликовал в своей недавно изданной книге, я должен признать, что письмо принадлежит моему отцу - его стиль очень трудно спутать и, думаю, не очень легко подделать. Я бы даже извинился перед Борисом, если бы он в той своей статье не исказил смысл этого письма. Он написал о намерении развестись и это ввело меня в заблуждение. А там ничего такого не было. Судите сами:
   "Часто жалею, что тебя нет под рукой -- любоваться на луну и т.п., но с другой стороны, это, вероятно, к лучшему. Ты не представляешь себе, до какой степени ты изнервничала меня за последнее время. Пойми, Корушка, дорогая, что независимо от всех других соображений, я может быть действительно не создан для жизни, должен был бы погибнуть еще в молодости и уцелел только случайно. Ясно, что я не смогу еще сколько-нибудь продолжительное время выдерживать того стиля жизни, который ты, по-видимому, считаешь нормальным. Сейчас, когда я думаю об этом здесь, мне становится страшно. Как ты могла довести наши отношения, может быть лучшее, что у нас есть и будет в жизни, до уровня стандартной кооперативной грызни. Мне так стыдно, что у меня в жизни может происходить что-либо подобное. Сейчас я, как всегда, треплюсь о нашей свободе и красоте жизни и все завидуют, но я ведь хорошо знаю, что это только моя фантазия. Иногда мне кажется, что может быть я напрасно стараюсь, что ты просто не можешь иначе, как я просто не мог бы жить по-твоему. Тогда нам надо разойтись возможно скорее. Мое отношение к тебе это для меня что-то очень дорогое, что может быть только раз в жизни, и я не могу видеть, как оно тонет в бездонной грязи и пошлости. Пусть, если мы действительно не можем понять друг друга, у нас останутся хоть светлые воспоминания о чистой любви, которые теперь все больше заслоняются семейным стандартом. Подумай об этом, Корушка; взвесь свои силы. Не нужно этих ежедневных обещаний, регулярно нарушаемых на следующий день. Чувствуешь ли ты себя способной не допустить не только ни одной злобной фразы, но ни одной злобной мысли? Ты уже дошла до конца в попытках сохранить пошлость и меня одновременно. Дальше идти некуда. Тебе остается только выбирать между моей любовью и остальным."
  
   Может быть, не все читатели знают о не совсем традиционном отношении моего отца к семейным отношениям. Для него была чрезвычайно важна абсолютная свобода в отношениях. А мать была, скажем, более традиционна и отсутствием ревности не страдала. Естественно, что это являлось камнем преткновения в их отношениях. Вот отец и воспользовался маминым отсутствием, чтобы поставить перед ней ультиматум: "Тебе остается только выбирать между моей любовью и остальным". Конечно же, она выбрала его любовь, поступившись своими эмоциями. Все. Нет здесь ничего больше.
  
   Горобец: И еще одна фактографическая цитата: "Секретарь парткома ИФП сказал: "Кора, у тебя сейчас одна очень серьезная партийная нагрузка - береги мужа, Ландау очень нужен нашей стране".
   ИЛ: Самое забавное, что эта цитата из маминой книги приведена среди других порочащих ее "фактов". Читатель ведь должен понимать, что хорошего человека секретарь парткома похвалить не может. Хочу вступиться за бедных секретарей. Я проработал в Институте физических проблем (ИФП) долгие годы. Хорошо знал очень многих секретарей парткома. Среди них были и научные сотрудники и рабочие вспомогательных служб института. Большинство из них я до сих пор вспоминаю с большим теплом и уважением.
  
   Горобец: Процитирую Ярослава Голованова: "Кора Ландау после катастрофы примерно в течение месяца ни разу не была в больнице (по словам дежуривших физиков и медперсонала, около двух месяцев - Б.Г.), т.к. считала, что Ландау все равно умрет. Не приезжал в больницу и его сын Игорь. Дау вместе с врачами выхаживали физики. Каган был одним из постоянных дежурных в больнице. Более всех лечением Дау занимался Лифшиц, которого Кора ненавидела... и понимала, что если Ландау придет в сознание, то Лифшиц на правах старого друга откроет ему глаза на Кору". ("Комсомольская правда", 2 марта 2000).
   ИЛ: К сожалению, мне не удалось разыскать этот номер "Комсомолки" в интернете, а на мое обращение к редактору отдела науки я получил следующий ответ: "Здравствуйте, Игорь. Честно говоря, не знаю, как вам помочь. В электронном виде "КП" за 2000 год представлена, увы, только декабрем". Но Ярослава Голованова я знал и мне очень трудно себе представить, что слова - "...и понимала, что если Ландау придет в сознание, то Лифшиц на правах старого друга откроет ему глаза на Кору", принадлежат Голованову.
  
   Но я привел этот отрывок не только поэтому. Здесь написано, что ни я, ни мама не навещали отца в течение довольно длительного времени, и мне хотелось объяснить почему. Со мной все совсем просто. Мне было 15 лет и я смертельно боялся идти в больницу. С мамой было сложнее. Думаю, что и она боялась. Боялась увидеть отца умирающим. Но не это было причиной. Как я уже писал, первое время мать сама провела в больнице. Не могу сейчас вспомнить сколько именно, но, если судить по ее записке, приведенной в предыдущем разделе, около месяца или даже несколько больше. Но это, насколько я знаю, не все. Потом ее не пускали. Почему? Потому, что там, в больнице, была другая женщина, которая, как объясняли, и является фактической женой Ландау. Если кто-то читал воспоминания моей кузины, Эллы Рындиной, то там написано: "Маме (папиной сестре, Софье Давыдовне) по ее просьбе писали в Ленинград нянечки и сестры из больницы о состоянии Дау. Писала и его последняя любимая женщина, с которой мама познакомилась и подружилась. Она писала очень часто, иногда, даже ежедневно, так что её письма - это дневник, в котором видно, как менялось состояние Дау день ото дня". Вот эта последняя любимая женщина и исполняла роль жены.
  
   Я никогда этой женщины не видел и ничего против нее не имею. Судя по всему, она любила отца. Но, когда отец пришел в сознание, память возвращалась очень постепенно, начиная с совсем дальних по времени событий, например, он уже узнавал маму, но еще не мог вспомнить, что у него есть сын. Эту женщину он просто не узнал. Думаю, что и для нее этот момент был большой личной драмой.
  
   Почему же она оказалась в больнице в качестве "жены" Ландау? - Тут я позволю себе немного пофантазировать. Думаю, что это идея Евгения Михайловича. Если бы у него все получилось, как он задумал, то проблема с украденными подарками рассосалась бы. Он же не мог тогда знать, что отец так никогда и не оправится от полученных травм и, по-видимому, всерьез боялся последствий своего "необдуманного" поступка.

***

   Теперь несколько фрагментов второй статьи Горобца, которые мне хотелось прокомментировать.
  
   Горобец: Для оценки творческого потенциала Ландау после катастрофы мне представляется самым важным простой научно-исторический факт: в этот период Львом Ландау не было опубликовано ни одной научной работы. Все остальное - детали.
   ИЛ: Не очень понимаю, какой смысл вкладывается здесь в слово "потенциал". Как я уже писал, все 6 лет, которые отец прожил после аварии, он был тежелобольным человеком и страдал от сильных болей. Естественно, что в таком состоянии, ему было не до научных публикаций. У меня ощущение, что Горобец пытается создать впечатление об умственной неполноценности Ландау после аварии. Именно поэтому он пишет, что Ландау "мучило сознание собственного творческого бессилия". Сознание бессилия отца, конечно же, мучило, но не творческого, а физического.
  
   Горобец: Отсюда следует - Ландау не мог прямо участвовать в продолжение главного дела его жизни - написании Курса.
   ИЛ: Бред собачий! Да, после аварии отец не участвовал в работе над курсом теоретической физики, но сказать, что "Курс" был главным делом его жизни - полная глупость. Главным для него была наука, а книги он писал в свободное от нее время. Думаю, что это было для него своего рода отдыхом.
  
   Горобец: Ученики оказались благодарными. Наряду с обычной титульной страницей, содержавшей фамилии трех действительных авторов тома, Лифшиц добился (это было нестандартно и потому нелегко) в издательстве разрешения, чтобы этой странице предшествовала еще одна титульная, с двумя именами основных авторов всего многотомного Курса: Л.Д. Ландау и Е.М. Лифшиц.
   ИЛ: Потрясающее высказывание, если вдуматься. Неужели кто-то может всерьез подумать, что для Ландау так уж много чести красоваться на "еще одной титульной странице" книги или книг, которые он не писал???
  
   И, конечно же, Лифшиц добился этого вовсе не из благодарности. А почему? - Очень просто, гонорары, которые выплачивались на западе (сейчас и в России такие правила), были прямо пропорциональны количеству проданных книг. И какая книга будет лучше продаваться - с фамилией Ландау или без? Сам Горобец назвал свою новую книгу "Круг Ландау", хотя гораздо белее естественным было бы "Круг Лифшица". Но кто же купит книгу с таким названием? А книги с названием "Круг Ландау" будут покупать, несмотря на ее более чем умеренные достоинства, просто из-за имени на обложке.
  
   Горобец: После долгих месяцев мучительной болезни Ландау должен был быть переведен Врачебно-трудовой экспертной комиссией на инвалидность, естественно, с потерей должности и зарплаты. Но тогдашний президент Академии наук Мстислав Всеволодович Келдыш посоветовал директору Института физических проблем академику Петру Леонидовичу Капице сделать как-то так, чтобы Ландау хотя бы посещал заседания Ученого совета института. Это формально обосновало бы возможность ставить ему в табеле рабочие дни и сохранять занимаемую должность заведующего теоретическим отделом института.
  
   И вот впервые после долгого перерыва Ландау появляется в зале заседания, поддерживаемый санитаркой Татьяной Близнец, и садится на свое привычное, третье справа, место в первом ряду. Время 10.00. Рядом с Ландау сидит Халатников. Он замечает, что академик зафиксировал взгляд в одном направлении - на часах, висящих напротив.
  
   ИЛ: Я уже писал, что отцовские боли обострялись, когда он сидел. Для него этот час заседания Ученого совета был часовой пыткой. Я и сам часто ходил на Ученый совет вместе с отцом, заменяя Таню Близнец, и хорошо знаю, как ему было там тяжело. Да, он с нетерпением ждал окончания и практически никогда не участвовал в каких либо дискуссиях. Тут надо иметь в виду, что на таких Советах обсуждались самые разные вещи. Некоторые из них бывали и вовсе не интересны, а другие интересны лишь узкому кругу лиц. Почему же он ходил на эти заседания? - Тут все очень просто. Он очень надеялся выздороветь и совсем не хотел, чтобы его перевели на инвалидность.

***

  
   То, что мама была агентом КГБ, это, конечно, глупость. Но среди близкого окружения отца, несомненно, были люди, докладывавшие об отцовских высказываниях и настроениях, куда следует. Их имен в справке КГБ не приводится, что оставляет простор для фантазии. Давайте и я пофантазирую.
  
   Мог ли быть таким агентом сам Борис Горобец? Его мать в течение многих лет находилась в близких отношениях с Лифшицем (поженились они позднее) и он, Борис, мог многое слышать из их разговоров. Ничего не могу сказать по этому поводу. Никогда не видел этого человека. Не знаю даже, сколько ему тогда было лет.
  
   А, может быть, таким информатором был сам Евгений Михайлович Лифшиц? Не знаю ни одного факта, который бы находился в противоречии с этой гипотезой. Воровство подарков ясно показывает, что никаких особых проблем с моралью у него не было, а информации же в его руках было предостаточно. Более того, позднее, в начале 70х годов, в самый разгар Брежневского "застоя", когда понятие "заграница" для подавляющего большинства советских людей ограничивалось Польшей и Болгарией, Евгений Михайлович вдруг стал ездить в индивидуальные туристические поездки в разные, вполне капиталистические, страны. Представления не имею, как ему это удавалось. Может быть, это была "благодарность" властьпридержащих за многолетнее и успешное сотрудничество с нашими доблестными органами? - Очень может быть. Верю ли я сам, что такое возможность? - Да, безусловно. Есть ли у меня в этом уверенность? - Никакой.

***

  
   Я здесь не анализировал все "доводы" Горобца. Они малоинтересны. Я выбрал только несколько эпизодов, которые уж особенно резали мне глаза.
  

Оценка: 5.92*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) С.Суббота "Шесть секретов мисс Недотроги"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези) Ф.Ильдар "Мемуары одного солдата"(Боевик) О.Грон "Попала — не пропала, или Мой похититель из будущего"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"