Ландер Анна Евгеньевна: другие произведения.

Тринадцатый...несчастливый

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Финалист конкурса "Белый Мамонт"

  Микеле уже несколько минут сидел в тишине, смотря бессмысленным взглядом на темную поверхность зеркала. В комнате было тихо, и звуки вошедшего в финальную стадию званного ужина почти не проникали сквозь плотно закрытую дверь. Не мог отказать красивой любезной девушке в национальном русском наряде, вежливо, но настойчиво рассказывающей о русских обрядах и предлагающей попробовать погадать в сочельник. Никогда не верил в подобную чушь, но обижать девушку с приятным именем Даша не хотелось, и он скрепя сердце согласился. Даша объяснила ему суть обряда и почему его надо проводить именно в ночь на Рождество, когда по старинному русскому поверью пробуждалась нечистая сила перед тем как родится Христос.
  "Убью Дова! Ну разве нельзя было обойтись просто раздачей автографов! Вечно ему хочется, чтобы мы время теряли. И вот теперь сиди здесь, как дурак. "
   Пламя свечей легко подрагивало от еле различимого сквозняка, поверхность воды в темноте казалась черным омутом, зеркало возвращало ему его собственное отражение. Было тихо и...неуютно. Микеле зябко повел плечами, не отрывая загипнотизированного взгляда от темной глади с отражающимися в ней язычками пламени. "Что загадаешь - то и увидишь", - прошептала Даша напоследок, таинственно сверкнув глазами. Хотелось знать будущее - но вряд ли зеркало и вода рассказали бы ему будет ли успешен его альбом, и сколько дисков удалось бы продать. Мысли плавно перетекли на Синтию. Уже три года вместе - и он чувствовал, что они подошли к грани. Что-то не складывалось между ними - его постоянное отсутствие и витание в облаках ли тому виной, или ее нетерпение и раздражительность. Может зеркало ответит?
  За зеркальной поверхностью та же тьма. И пустота. Как там говорила Даша - "Загадай на человека - кого в отраженной поверхности воды увидишь - та судьба твоя и будущее". Увидит ли он Синтию? Или Марие? Или еще какую прекрасную незнакомку? "Лучше кровать - вот это самое желанное будущее...Еще минуты две - и вернусь к гостям. Хватит ерундой маяться" .
   В ту самую минуту, когда он уже готов был уйти, непонятно откуда налетевший сквозняк заставил сильнее задрожать пламя свечей, пробрался ему под рубашку, пробежал холодным дыханием вдоль позвоночника. По черной водной поверхности прошла легкая рябь. Микеле вгляделся... и его пробрал холодный озноб. Он видел... точнее ему казалось, что он видел в зеркале... Фигуру...Рябь постепенно затихала, и фигура в зеркале проявлялась все отчетливее - тело, стоящее в полуоборота, стало медленно поворачиваться. Он затаил дыхание... Флоранс! Коллега по спектаклю - задорная, взбаламошная, с копной непослушных курчавых волос и колким взглядом. И острым как бритва язычком, часто его царапающим по поводу и без повода. Микеле резко обернулся - один из подсвечников упал на пол, свеча потухла. За спиной никого не было - он был в комнате один. "Бред! Выпил много, наверное".
   -К черту ! - прошептал Микеле в сердцах и бросился прочь, едва не столкнувшись в ожидающей его Дашей.
   Все последующее слилось для него в сплошной калейдоскоп из лиц, улыбок, вопросов, похлопываний по плечу, пожатий руки, автографов, вспышек фотоаппаратов. К концу вечера улыбка, казалось, намертво приклеилась к его рту, в глазах то и дело вспыхивали то ли звездочки, то ли мошки, почему-то нестерпимо хотелось спрятаться и остаться, наконец, одному. И все же то, что случилось в той комнате, не выходило у него из головы и его взгляд то и дело натыкался на фигуру Флоранс.
  
  * * *
  
  
   Флоранс медленно поднималась по лестнице - не любила старинный шумный лифт, испытывая к нему какое-то внутреннее недоверие. Охающий и вздыхающий, он то и дело норовил застрять между этажами, беря в плен очередного пассажира. Наверное - от скуки и одиночества.
   Достала ключ, щелкнула замком - на секунду замерла перед дверью. Сегодня была ночь перед Рождеством, но возвращаться не хотелось - дома ждала только тишина и одиночество. Как всегда. И холод промозглой квартиры - она опять забыл включить отопление. Теперь жди, пока прогреется! Не следовало оставаться в Париже на праздники - но проклятый Дов, их продюссер, с этим званым ужином в русском ресторане перепутал все планы. Ведь хотела же провести этот вечер с семьей. Фло взглянула на часы - куда там! Последний поезд ушел - и вовсе не в фигуральном плане - а в самом прямом.
   Она снова осталась одна. В Рождество.
   Подавив внутренний вздох, Фло переступила порог. Бросила ключи на полочку рядом с зеркалом - и в полной тишине пустой квартиры отчетливо услышала чьи-то всхлипывания. Странно - вроде соседи на Рождество уехали. А внизу пожилая пара живет. Может у них внук появился? Такое впечатление, что кто-то плакал у нее в комнате. Что за бред! Не было даже испуга - настолько нелепой показалась эта мысль. Ну кто это может быть? Ключи от квартиры есть у ее родителей, брата... Были у ее ех-возлюбленного - но он отдал их ее недавно, когда узнала про него то, что он скрывал от всех так тщательно... Она сняла туфли, и бесшумно, на цыпочках, прошла в комнату, щелкнула выключателем... - и замерла в шоке, встретившись взглядом с двумя неестественно огромными черными глазами. Свернувшееся на его диване калачиком существо никак не походило ни на ее ех-возлюбленного, ни на его брата, ни на кого-либо знакомого. Вообще ни на кого не походило... Фло моргнула. Странное нечто быстро слезло с дивана и принялось спешно стирать с лица следы слез. Ошарашенный взгляд девушки останавливался попеременно то на удлиненных остроконечных ушках, небольших черных рожках (РОЖКАХ?!) среди густой рыжей шевелюры, на шерстяных манжетах на запястьях и лодыжках, на совершенно голом теле, и, в конце концов, замер на самом настоящем длинном пушистом рыжем хвосте с кисточкой.
   - Ты кто? - выдавила из себя Фло, не сводя напряженного взгляда с подрагивающего хвоста.
   "Костюм. Карнавальный", - пронеслось в голове. - "А хвост с проволокой, наверное. И радиоуправляемый".
   - Я - Ри, - произнес "паренек в костюме" тихо и шмыгнул носом.
   - Какой еще Ри? Ты как здесь оказался?
   "Или глюк", - появился второй вариант, - "неужели в коктейль что-то намешали на званом ужине?"
   - Вызвали меня, - сказал паренек.
   "Потрясающе содержательный разговор получается".
   - Как это "вызвали"?
   - Через портал пришло пожелание "К черту ее". Ну вот...это...меня прислали, - он снова шмыгнул носом, провел под носом тыльной стороной руки, переступил с ноги на ногу. Флоранс механически проследила, как кисточка с прилипшими к ней ворсинами описала по полу полукруг и замерла у ноги.
   "Надо было хоть пропылесосить что ли...Вот, всю пыль собрал ведь".
   Фло кивнула и попыталась собрать кинувшиеся врассыпную мысли.
   - Я плохо что-то понимаю... Давай сначала... Тебя поклонники прислали?
   - Может и поклонники, - он пожал плечами. - Мне отец не сказал. Братья заняты... Сегодня же ночь перед Рождеством... А тут вызов... Отец ругается - у самого уже заданий набралось. Один я остался - он меня позвал...А мы выполнение вызова только недавно прошли, и я домашнее задание не сделал... Не помню я, что сказать надо...
   Из его глазищ выкатились две большие слезы и покатились по щекам. Он постарался незаметно и быстро смахнуть их.
   - Бред...Я что-то ничего не понимаю, - Фло казалось, что она попала в какой-то театр абсурда. - Ты костюм сними - считай, что я уже впечатлилась. И плакать перестань
   - Я не плачу, - пробурчал "паренек в костюме" и снова шмыгнул носом...
   - Ну будем считать что нет... - в ее голосе прорезались нотки раздражения, - Раз не плачешь, то толком объясни - кто твой отец, и почему он тебя ко мне прислал?
   "Вызвать полицию? Пусть разбираются с ним."
   Это было верным решением - но Фло стало неожиданно жалко паренька. За проникновение в частную квартиру у него по линии закона могли быть крупные неприятности. Хотя...
   - Отец мой - Закиел. А я - Ри. Его тринадцатый сын... И не костюм это - я таким родился... - добавил паренек.
   Пару секунд они молча изучали друг друга. Точнее изучала Флоранс - а Ри просто смотрел на нее безнадежным взглядом.
   - Ты...ты может украсть чего хотел? - вдруг осенила догадка Фло. - Тебя отец твой послал воровать?
   - Не вор я! Чужого не брал никогда, - хвостатое чудо вдруг горделиво выпрямилось. - А Зак - трепло. Мне тот мальчишка его сам отдал - это на практике было. И задание я выполнил. А Зак позавидовал - сказал, что я украл... Морок напустил - наставник и поверил... Наказание назначил.
   Он снова сник.
   "Может, мне не полицию, а врачей на дом вызвать? - с неожиданной тоской подумала Фло. - Сослаться на переутомление.. возможно меня "траванули" чем, а я не в курсе."
  - Ри, послушай... - Фло сделала шаг к нему, собираясь с мыслями, - Я устала сегодня, и у меня нет никакого желания устраивать разборки...Ты просто скажи, что тебе нужно... - и уходи домой. А я сделаю вид, что ты никогда не появлялся в моей квартире.
   - Тебя мне нужно, - черные глазища смотрели на него с кристальной честностью. - Только я уйти не могу...Я же говорю - я заклинание забыл...
   Он безнадежно махнул рукой, сел на полу, на корточки, обхватив руками острые коленки и обернув их хвостом.
   - А дом твой где? - вкрадчиво поинтересовалась Флоранс уже внутренне готовясь услышать столь же абсурдный ответ.
   - В преисподней.
   - Так...
   Это все, что Фло смогла из себя выдавить.
   "Один из нас двоих - ненормальный. Он или я?"
   Фло опустилась перед ним на пол - не удержалась, и дотронулась рукой до хвоста, - который против ожидания оказался мягким, объемным и теплым. Тот дернулся и выскользнул из его руки.
   - Не надо за хвост... Чувствительный он... - пробурчал паренек, не поднимая головы.
   - Настоящий что ли? - уже как-то безнадежно поинтересовалась Флоранс.
   - А то... самый, что ни на есть...
   Повисла тишина. Фло еще раз оглядела скукожившееся у стены существо - которое почему-то не вызывало ни злости, ни неприязни.
   - Так ты... черт что ли? - она решилась, наконец, задать мучающий ее вопрос.
   - Ну да...
  - Приехали...
   Повисла тишина.
   - Ри... - спросила чуть помедлив Фло, принимая правила игры, - а меня за что...в преисподнюю?
   - Не за что, а почему... Послали же тебя... Сказали "пошла к черту".
   - Ну мало ли кто кого куда послал...
   - Так ведь дело во время обряда было...
   - Ри, - Фло вдруг почувствовала раздражение, - ты резину-то не тяни. Нормально объяснить можешь? Что за обряд, кто его проводил, почему я, в конце концов?
   - Я вообще ничего объяснять не должен...Взять тебя и доставить, - буркнул Ри, сверкнув на Флоранс колючим взглядом из-под густых мохнатых ресниц.
   Снова повисло молчание.
   - Ну хорошо... - сдался чертенок. - Сегодня же ночь перед Рождеством - граница между двумя мирами ослабевает. Мы можем легко в ваш мир попадать - ну и вы тоже... С нашей помощью. Люди издревле это время использовали, чтобы на будущее гадать...Или чертей вызывать и просьбы излагать...Ну вот кто-то во время такого обряда или гадания тебя и послал....К нам...А мы просьбы во время обряда обязаны выполнять... И плату с вызвавшего брать. Плату отец мой назначил - а меня за тобой послал.
   - Кому назначил - ты знаешь?
   Как бы ни была абсурдна ситуация, Фло привыкла разбираться во всем до конца - и лишь потом делать выводы и предпринимать действия.
   - Неет... не сказал он мне...
   - А плата какая? - как бы между прочим задала вопрос Флоранс.
   - Смотря как договорятся.... - туманно ответил Ри, - у каждого своя.
  
   Микеле уже подходил к подъезду - всего каких-то несколько метров не дошел - как к нему из-за угла метнулись две девушки. Блокировали с двух сторон, защебетали комплименты, посыпали вопросами. Делать было нечего, как только развернуться, нацепить едва не выброшенную секундой прочь дежурную улыбку, нарисовать автографы. Хорошо, что они не смогли придумать ничего оригинального в плане вопросов - он отвечал почти на автомате, едва понимая сам, что отвечает.
   "Моцарт?"
  - "Замечательный проект",
  "Альбом?"
  - "Работа идет, скоро будет",
   "Турне? Клипы?"
   - "Немного терпения".
  Будет... он на это надеялся. Очень. Две фотовспышки напоследок и два поцелуя в щеку - и он, наконец, свободен. Постель - чистая, мягкая и разобранная - это все что его сейчас интересовало. И в желудке бурчит - слишком много выпил и мало съел. Как всегда. Да и когда было наедаться? Поклонницы, автографы, вопросы... И гадание это нелепое. Увидеть в зеркале Флоранс!
  Бред!
  От усталости все. И напряжения - весь последний месяц на нервах.
  Чего только не привидится!
   Микеле вздохнул. А ведь сегодня канун Рождества. И он опять не дома. Или все-таки дома? Разве же теперь поймешь - Италия, Бельгия, Франция... а еще сколько было стран. "Дом - это там где нам хорошо", - сказал кто-то из великих. Ему было здесь хорошо - он, наконец, нашел свое место. Если бы только еще найти этот проклятый ключ от входной двери!
  Микеле принялся рыться в карманах, потом дело дошло до сумки - он вытряхнул почти все ее содержимое. Ключа не было. Как же так? Потерял? Но где? Когда? Может, украли? Черт! Черт! И что теперь делать?
   Он собрал содержимое в сумку, поднялся... - и на его глазах входная дверь в подъезд мягко раскрылась, словно приглашая войти. Вот повезло! Кто-то наверняка забыл закрыть, а он случайно толкнул. Значит, наверх. Быстро вбежал по ступенькам, снова запустил руку в сумку, поднял взгляд... - дверь его собственной квартиры тоже была приоткрыта. Что за...? Воры? Не успели украсть ключ, и уже пробрались в квартиру. Быстры, однако...Надо бы позвонить в полицию...
   - Не надо, - раздался из-за двери низкий голос. - Ну чего встал на пороге? Кхе-хе...Ты входи...кхе...входи...
   Продолжал приглашать голос, перемежая слова кашлем.
   Микеле сделал несколько неуверенных шагов - и подпрыгнул на месте, когда дверь сама по себе захлопнулась за его спиной. "Наверное, сквозняк...". И дальше куда? Вор вооружен? Телефон в сумке - надо бы его незаметно вытащить... И как-то связаться с полицией.
  Из кухни слышалась какая-то возня, шипение чайника, звон керамики, стук положенной на стол ложки. Во дает - забрался в квартиру и решил поужинать! Только чем? Насколько он помнил, у него было шаром покати - опять не успел закупить продукты.
   Микеле сделал еще один шаг... - и замер. Нет, даже не просто замер...
  Заледенел.
  Застыл.
  Как был - с сумкой в одной руке, с рукой, поддерживающей лямку с другой стороны - и с открытым от удивления ртом.
   У него на кухне, как ни в чем не бывало, хозяйничал (или хозяйничало)...нечто - большое - метра два, не меньше, мохнатое, черное, с рогами, могучими плечами и... и... и хвостом. (Каким, к дьяволу, хвостом?).
  Его вялотекущие мысли не отличались большой оригинальностью - Микеле подумал о выпивке, о последнем коктейле, который был явно лишним и, конечно же, о глюках. Ну еще о том, что, может, уснул где по дороге - в метро, или прямо на улице - и видит сон.
   - У тебя мяты нет? - спросило неожиданно нечто, поворачивая к нему лицо.
   Микеле мотнул головой в знак отрицания.
   - А шалфея?
   Существо продолжало задавать вопросы, то и дело, заходясь в кашле.
   - И смородинового листа, я полагаю, тоже...Плохо... это - самая верная вещь при простуде. Придется самому...
   Существо протянуло руку вверх, достало из ниоткуда несколько листьев, размяло их и кинуло в чашку. По кухне поплыл свежий аромат. Существо принялось подкашливать...
   - Простыл я...понимаешь...Погода здесь у вас...сыро, промозгло... А я уже не молод...
   Хвост описал в воздухе полукруг, задев дверцу холодильника. На пол посыпались магниты.
   - Ущерб я возмещу...Тесновато у тебя на кухне - не обессудь.
   - Вы кто? - Микеле, наконец, обрел дар речи.
   Существо поставило чашку на стол, присело было на край стула - но сидение для такого исполина было явно маловато, - поэтому недолго думая оно просто сломало спинку и уселось уже удобнее, спрятав конец хвоста между ножками. Подуло, сделало глоток...
   - Я возмещу, - снова повторило существо, - ты садись сам...сейчас чайку - как раз не помешает.
   - Какой чай? Вы...вы в своем уме? Вы что здесь делаете?
   - Можно на "ты". Забыл представиться - я Закиел. Один из князей преисподней.
   Он поставил локти на стол, отчего деревянное изделие как-то слабо скрипнуло и опасно прогнулось.
   "Бред! Где же все-таки меня угораздило заснуть?". Микеле мотнул головой, вышел в коридор, бросил сумку, прошел в комнату - свет почему- то никак не хотел включаться. ("Вроде я же платил по счету... Или опять забыл...Надо бы поискать уведомление"). Выругавшись, он попытался понять, все ли на месте. На ощупь прошел в ванную, вымыл руки, вновь вернулся на кухню... - его незваный кошмар по-прежнему сидел на сломанном стуле и потягивал чай, молча наблюдая за его передвижениями. Только сейчас Микеле заметил, что на кухне были зажжены свечи ("вроде дома никаких свечей не держу - значит точно кошмар").
   - Чай будешь? - как ни в чем не бывало спросил Закиел, то и дело подкашливая. - Ты попробуй - тайный рецепт одной из ведьм. К нам попала - веселая бабулька, должен сказать. Столько душ загубила - но травница отменная. Не бойся - никакой отравы.
   - Спасибо я...уже много всего сегодня выпил, - пробормотал Микеле.
   - Ну и зря... За чашкой чая лучше о деле говорится.
   - Каком деле?
   - За платой я пришел.
   - За свет что ли? - вдруг осенило Микеле.
   А, это, наверное, рождественская шутка. Подумаешь... - кто в Санта Клауса наряжается под Рождество, кто в черта...Хотя черт больше для Хеллоуина подходит. Может у них нужные костюмы закончились...Или решили карнавал начать раньше времени...
   Все начинало становиться на свои места. Вот только как этот...сборщик податей... - попал к нему в квартиру?
   - При чем здесь свет? - опешил на секунду Закиел.
   - Ну как же...я наверное забыл заплатить...ты не подумай - я не специально. Просто...дела, записи, ужины...Завертелся.... Да я сейчас - только кошелек возьму.
   Микеле было развернулся...
   - Стоять! Бред ты несешь, - внушительно ответил черт, - Деньгами вздумал откупиться? От меня?
   - А чем же еще? - удивился Микеле. - Подожди...Ты банковский перевод имеешь в виду? Ну правильно...Надо было сразу распоряжение банку дать... Я же говорю - забегался. После праздников, как только откроется...
   "А ногти ему подстричь не мешало - вон какие отрасли", - подумал Микеле, останавливая взгляд на пальцах, держащих керамическую чашку - больше похожую на среднего размера супницу.
   - Какой свет? Надо мной смеяться вздумал? Над кем - над Закиелом - одним из высших князей Преисподней... кхе-кхе...? - мохнатый гигант ударил кулаком по столу, поднимаясь и щелкая хвостом.
   Мебель, не выдержав столь непочтительного к себе отношения, как-то слабо крякнула, и переломилась, с грохотом упав на пол. Застучали в стенку возмущенные соседи. Воздух в кухне неожиданно потемнел и сгустился, свечи, слабо мигнув, погасли. Стало трудно дышать, словно вместо воздуха пространство наполнилось чем-то вязким и неудобоваримым, заслезились глаза. Микеле попытался вдохнуть, закашлялся - и тут же оборвал кашель, наблюдая, как на месте сборщика платежей в костюме вдруг оказалось нечто - обернутое пламенем черное чудовище с пылающими красным огнем глазами.
   "Вот это спецэффекты!", - пронеслось в голове. - "Только ведь квартира сгорит совсем. На лестничной площадке, кажется, огнетушитель был". Но мысли о спецэффектах были скорее попыткой отрицать очевидное - что перед ним и правду стояло нечто чудовищное и...очень рассерженное. Микеле вдруг стало не по себе, и на краю сознания мелькнула мысль - а что если это не шутка?
   - Черта вызывал, а теперь платить отказываешься?
   - Я?!
   - У нас все учтено! Обряд ты проводил?
   - Какой об... - Микеле осекся. Обряд... Сегодня вечером - свечи, зеркало...
   Чудовище сделало шаг, наклонив голову к самому его лицу. Серой запахло так нестерпимо, что достаточно перенесший издевательств в виде алкогольных вливаний желудок сделал кульбит.
   - Ты проводил?
   - Гадание, что ли?
   "Меня сейчас вырвет...прямо на этого...огнедышащего..."
   - Гадание.
   Глупо было отрицать очевидное.
   - Я... - наконец кивнул Микеле.
   - К черту ты взывал?
   - Я не...
   Чудовище снова дыхнуло. Желудок снова скрутило.
   - Суженую к нему послал?
   - Кого?! - вытаращил глаза итальянец.
   Вдруг разом все исчезло. Воздух вернулся в свой прежний состав кислорода с водородом, кухня обрела привычные очертания, замигали повисшие прямо в пространстве без опоры огоньки свечей. Черный мохнатый гигант сидел на полу, беспрерывно кашляя и то и дело прикладывая руку (или лапу?) ко лбу.
   - Староват я ...для такого...да и простуда проклятая...
   Он снова закашлялся.
   Микеле медленно сполз по стенке. Голова кружилась, желудок никак не хотел возвращаться в прежнее свое спокойное состояние.
   - Мебель починю, - продолжал черт, - рассердил ты меня, смертный.
   - Я не понял...немного...насчет суженой,- выдавил из себя Микеле, делая глубокий вздох.
   В кухне по-прежнему чувствовался слабый запах серы - так что со вздохом была не очень хорошая идея.
   - А чего тут непонятного? - удивился Закиел, тяжело поднимаясь с пола и сбивая хвостом последний уцелевший стул. Тот без лишних протестов с готовностью брякнулся на пол (целился, правда, на ногу Микеле, но тот оказался проворнее).
   "Кончайте бедлам! Полицию вызову! " - послышался возмущенный голос снизу.
   "Может, еще что уронить, чтобы вызвали?" - промелькнула мысль у Микеле.
   - Флоранс не очень подходит на эту роль..., - замялся Микеле.
   - Подходит, не подходит - не тебе решать, - отрезал Закиел, щелчком пальцев возвращая стол в прежнее состояние. - Раз гадание на Рождество показало - значит сбудется.
   Микеле еще несколько секунд молча изучал впечатляющую фигуру черта. Сердце ёкнуло и забилось быстрее, как только он осознал смысл. Значит...это возможно? Глупо, конечно, рассчитывать на гадание ("было бы глупо, если бы не сидевший перед ним черт"), ну а вдруг? "Что вдруг? На что ты надеешься, дурак? Ведь Фло ясно дала тебе понять еще тогда, год назад...".
   - Хотелось бы надеяться... - пробормотал он еле слышно.
   Но у черта, несмотря на возраст, оказался отличный слух.
   - А раз хотелось, зачем послал? - строго спросил он, водружаясь на сломанный стул и собирая воедино осколки разбившейся чашки.
   Микеле тоже поднялся с пола, вернул в вертикальное положение второе сидение и опустился на него. Как по волшебству (хотя, почему собственно "как"?) перед ним появилась чашка, от которой поднимались клубы пара.
   - Угощайся, - предложил черт. - Бодрит!
   Микеле с недоверием покосился на чашку, но потом решился и сделал глоток. Черт оказался прав - от вкусного напитка кровь побежала быстрее по жилам и в голове слегка прояснилось.
   - Так чего послал- то суженую? - не отставал черт, подперев лапой голову, и приготовившись слушать.
   - В отместку, - отрезал Микеле.
   Вспоминать не хотелось, но перед глазами против воли мелькали фрагменты картинки. Конец спектакля... занавес..нестихающие овации... кружевной манжет его рубашки, зацепившийся за брошку на шее Флоранс - они поздравляли друг друга с удачно прошедшим спектаклем... И губы девушки, оказавшиеся, как назло, так близко от его губ...Он не удержался - всего лишь дотронулся. Слегка. Но получил такую отповедь от возмущенной Флоранс, что сам не помнил, как вернулся домой - с пылающими щеками и стоящим в горле комом. Они никогда больше не возвращались к этому инциденту - сделали вид, что ничего не было, вычеркнули из памяти. Он и сам себе поклялся, что все будет похоронено. Навсегда.
   - Эх, люди... люди... - черт притворно вздохнул. - В общем, послал - плати.
   Они вернулись к тому, с чего начали.
   Тем временем где-то на другом конце Парижа...
  
  * * *
   Флоранс поднялась с пола, окидывая взглядом нахохлившегося чертенка:
   - Лет тебе сколько, Ри?
   - 112.
   - Сколько?!
   - У нас и по двести, и по триста лет живут. Подросток я...
   - Ну и... что делать будем, Ри?
   - Не знаю я...Ох и достанется мне, если я тебя вовремя в Преисподнюю не приведу! - с тоской протянул Ри. - Несчастливый я, понимаешь? Все братья черные, как и положено чертям, а я рыжим уродился. Да и тринадцатым по счету... Отсюда и беды все. Братья надо мной смеются, отец морщится, когда меня видит.
   Чертенок вздохнул:
   - И вот теперь угораздило... - если я до полуночи обратно домой не попаду - до следующего Рождества здесь останусь... на земле...
   Его огромные черные глаза выражали крайнюю степень безнадежности.
   - Я заклинаний никаких не знаю, Ри, так что и помочь тебе не могу, - пожала плечами Фло.
   Что-то устала она за сегодняшний день. И вечер.
   "Может, в аду хоть выспаться дадут? И Дов меня точно не достанет. Песни сочинять спокойно смогу..."
   Если вдуматься, ад мог показаться не самым плохим местом - и положительных сторон можно было найти не мало, вот только... На миг - всего лишь на миг - блеснули перед ним другие глаза - карие, с искорками веселья...и длинная прядка осветленных волос у самого уха... Как он без него? Хоть и накричала тогда, запретила и отдаленно думать что он... А ведь поди ж ты.
   Погруженная в свои думы Фло не заметила, как Ри поднялся и, открыв балконную дверь, потихоньку выбрался наружу. Только почувствовала, как обдало свежим влажным воздухом, и потянула по ногам сквозняком.
   - Ри? Какого... - Фло осеклась - больше никогда она сама не произнесет это имя всуе. - Ты что там делаешь? Ты в своем уме?
   Фло подскочила к чертенку, потянула внутрь, в квартиру:
   - Там же сегодня около нуля! Ты же раздетый совсем - простудишься!
   Она поискал глазами, чтобы набросить на дрожащего Ри - из всего подходило только покрывало, что лежало на диване. Завернув в него чертенка, девушка перенесла его на диван и принялась согревать, не обращая внимания на постанывания и периодические возгласы "ай, хвост придавила!", "руку отпусти!" ... "щекотно ведь!".
   - Ты чего на балкон пошел? - задала вопрос Фло, не оставляя своего занятия.
   Чертенок, насупившись, молчал, потом выдавил:
   - Красиво там...Звезды... - и через секунду добавил: - Дома звезд нет - только темный свод пещер - и огонь.
   "Романтик!"
   - Ри...я тебе чаю согрею, будешь?
   - Ты? Мне? - два огромных омута недоверчиво раскрылись ей навстречу.
   - Ну да, - слегка неуверенно ответила Флоранс, - а что? Тоже какое-нибудь условие нарушаю? Или вы чай не пьете?
   - Пьем...особенно, если вкусный...
   - Тогда в чем же дело?
   - Ну это...как-то...обычно меня хворостиной прочь гонят...или распятьем угрожают...А ты чай предлагаешь.
   - За что же хворостиной?
   - Так ведь я - черт! - пояснил Ри, удивленный тем, что стоящая перед ним девушка не понимает.
   - Ну и что из того?
   - Грех это - с чертями дружбу водить. Душа твоя к нам сразу после смерти попадет тогда. Если ты добровольно чертям гостеприимство оказываешь, - пояснил чертенок важным тоном.
   - Из одной кружки чая - и в ад? Вот это порядки... Ну так мне там все равно быть, похоже, - пожала плечами Флоранс, - так что пошли пить чай.
   Немного согревшийся Ри блеснул на нее лукавым глазом:
   - А мед у тебя есть?
   - Мед? - Флоран задумалась. - Да вроде должен был быть. А что? - Задала она вопрос подозрительным тоном, заранее ожидая подвоха.
   - Я мед очень люблю...с хлебом, - Ри застенчиво опустил глаза. - Один раз пробовал. Вкусно...
   - Пойдем, будем искать мед...А вот с хлебом как-то... Кажется, вчера оставался - я тебе его поджарю что ли.
   Ри вылез из-под покрывала и робко улыбнулся. Улыбка у него оказалась на редкость милой и обаятельной - и вообще весь облик Ри вызывал у Флоранс скорее ассоциации с напуганным и непутевым мальчишкой ("оголодавшим, похоже - вон сквозь кожу ребра пересчитать можно!") чем с чертом из преисподней. Ну или с чертенком.
   Он удобно устроился на стуле, подтянул колени к подбородку, поставив пятки на краешек стула, и для верности обернул их хвостом, чтобы не мешал. "Наступить можешь... случайно", - пояснил он в ответ на недоуменный взгляд Флоранс. Девушка хотела было развить тему о хвостах, но в последний момент передумала - что она, правда, с ним, как с экзотическим зверьком! Смогла найти в шкафу баночку (о чудо!) непонятно как туда попавшего меда (точно - покупала, когда Микеле простуда замучила - только отдать так и не решилась), достала хлеб, две чашки, налила воду в чайник - и едва не выронила его, ругаясь и принимаясь дуть на обожженные пальцы.
   - Извини, я хотел помочь... - покаянно пробормотал Ри, наблюдавший за передвижениями Флоранс из своего угла.
   - Твоя работа?
   - Простое заклинание - я думал, так быстрее, - пояснил Ри, виновато взмахнув ресницами.
   Ну вот как можно было на него сердится! Вон у него даже кончик хвоста поник.
   - Ри...спасибо, конечно, но давай я сама, хорошо? Раз уж ты мой гость... - Флоранс постарался, чтобы его голос звучал как можно доброжелательней.
   - Хорошо, - вздохнул Ри. - Ты не сердишься?
   - Нет. Сейчас чай будет готов. Держи хлеб и мед. Вот ложка.
   Флоранс никогда не видела, чтобы у кого-то так светились глаза при виде банки с медом. Может быть, у медведя в зоопарке - правда, она сама никогда не видела медведя перед банкой с медом.
   "Как из концлагеря, честно слово, а не из Преисподней" - пронеслось у нее в голове.
   Ри осторожно взял кусок хлеба, слегка на него подул, чтобы тот подрумянился, и щедро намазал его медом. Его лицо (или правильнее было бы сказать мордочка) выражала крайнюю степень блаженства.
  
  * * *
   И в ту же минуту в квартире у Микеле...
   Стоило только старому черту снова заикнутся о плате, как прямо в воздухе возникли клубы дыма, высветив фигуру очаровательной демоницы, в которой ошарашенный Микеле сразу признал встреченную в русском клубе Дашу. На Даше на этот раз не было ничего - только тщательно причесанная шерсть на голове, из которой торчала пара рожек, "меховые браслеты" на запястьях и икрах и несколько бус одетых прямо на голое тело. И все же она была страсть как хороша - даром, что из Преисподней!
   - Плату нельзя брать, ваше сиятельство.
   - Что ты мелешь? Как нельзя?
   - Не по правилам это. Заказ не выполнен, - Даша склонила голову.
   - Как это не выполнен? Ты что за чепуху несешь - докладай как положено!
   Он так и выразился на старый манер "докладай".
  На Дашу его гневная тирада и возмущенный тон не произвели практически никакого впечатления. Кокетливо стрельнув в сторону зардевшегося Микеле, она пояснила:
   - Сын ваш Ри так и не вернулся, ваше сиятельство...И посланного не привел... - она слегка потянулась.
   - Что? Опять ерундой занимается? - старый черт гневно сверкал очами и рассерженно поводил хвостом из стороны в сторону. - Ну, лоботряс! Разгильдяй! Лодырь! Опять, небось, замечтался, или того хуже - дружбу со смертным свел! Ну все - терпению моему пришел конец...
   - Демонов за ним послать, или "черную метку" оставить? - деловито спросила Даша, не переставая бросать на замершего на стуле итальянца многозначительные взгляды. Ее хвост с аккуратно причесанной кисточкой обвился вокруг ее тела, а сам кончик принялся призывно очерчивать полукруг идеально красивых грудей. Микеле ерзал, пытался прикинуться предметом кухонной обстановки, отводил глаза, и вообще старательно делал вид, что его интересует исключительно чашка с напитком.
   - Каких демонов! Сам разберусь... - проворчал князь преисподней и пристально посмотрел на дьяволицу. - Чары свои оставь... - ни к чему это. Суженая у него есть, так что... ты иди...работай.
   Даша, поджав губки, исчезла.
   Щеки Микеле полыхнули краской.
  И тут же воздух в кухне стал сгущаться. Запахло серой. Решив, что еще одной вспышки гнева Закиела его желудок точно не выдержит, итальянец подумывал было ретироваться в комнату... ну или в ванную... как в тот же момент черт протянул обе руки... - и в кухне из ниоткуда появились двое. В стройном женском силуэте Микеле безошибочно определил свою коллегу и обещанную суженую. А вот второй оказался почти точной копией грозного князя Преисподней. Только ростом раза в три меньше, да и мехом посветлее.
   Две секунды в кухне царило ошарашенное молчание. Флоранс, так толком и не понявшая, что случилось, с безмерным удивлением смотрела то на материализовавшегося Микеле, то на мохнатую черную скалу, нервно бьющую по полу хвостом. Сама мохнатая громада, гордо именующая себя князем Преисподней, с не меньшим удивлением смотрела на появившуюся смертную и замершего с недоеденным куском хлеба собственного сына. Микеле с выражением лица достойным стать воплощением картины "Не ждали", переводил взгляд с Флоранс, потом на копию черта, на самого Закиела - и так по кругу.
   Первым опомнился Ри. Мигом сунув хлеб в рот, он спрыгнул со стула, проскочил между широко расставленных ног родителя и ринулся к двери.
   - Стоять! - скомандовал князь громовым голосом.
  Щелчок пальцев - и споткнувшийся на бегу чертенок перекувырнулся через голову растянулся на полу. - Куда побёг? Марш назад!
   Кое-как поднявшись и потирая ушибленную коленку, Ри уныло побрел пред грозные очи родителя с видом жертвы, шагающей к эшафоту.
   - Это что? - черт упер руки в бока и нависал над ним подобно грозовому облаку.
   - Хлеб.
   - Откуда взял? Что молчишь?
   - Она дала... - Ри кивнул на Флоранс.
   - Сама дала или ты просил?
   - Просил, - едва слышно прошептал Ри и еще ниже опустил голову.
   - Сколько раз я тебе говорил, ты - сын Князя! Князя!!! Черти не просят - а предлагают сделки! Тебе правила поведения со смертными в школе объясняли?
   - Объясняли, - вздохнув, согласился Ри.
   - А домашнее задание учил? Учил, я спрашиваю?
   - Учил.
   - Что ты учил?! Кабы учил, то не позорил меня так! Лоботряс! Я тебя зачем на Землю послал? Явства вкушать и лакомиться?
   - Нет, я...
   - Работать я тебя послал! РАБОТАТЬ! В кои-то веки заказ выполнить!
   На Ри было жалко смотреть - понурые плечи, безвольно повисший хвост, полные слез глаза. Даже острые кончики ушей и те загнулись вниз.
   - Какое было дано задание?
   - Смертную в преисподнюю отвести, которую послали.
   - Ты отвел?
   - Н-нет...
   - А почему?
   Ри молчал, только кисточка описывала по полу замысловатые круги.
   Флоранс постаралась незаметно переместиться к Микеле, не сводя напряженного взгляда с разгневанного монстра.
   - Это кто? - зашептала она.
   - Черт!
   - Сама вижу, что не ангел, - съязвила девушка.
   - Закиел это... Князь местный какой-то.
   - Даже так... Как он у тебя оказался?
   - Сам пришел, - огрызнулся Микеле.
   Флоран хмыкнула:
   - Черти сами не ходят...в гости. Мне Ри объяснил.
   - Кто?
   - Чертенок.
   - Вижу, что и вы подружились, - попробовал "уколоть" ее Микеле.
   - Завидуешь? Или хочешь опыт перенять?...А вы, как я погляжу здесь тоже чаи распиваете, - заметила Флоранс, кивая на стоящие на столе чашки.
   - Это он распивал - я только составлял ему компанию.
   - Интересно было бы знать, с какой стати сам князь Преисподней к тебе в гости наведался? Только не говори мне, что чаем прельстился!
   Фло уже все поняла... - ну или почти все, и от этого вместо крови у нее в жилах бурлил яд. Подумать только - а она-то гадала, кто ей так удружил!
   - Я не говорю... - Микеле слегка зарделся. - Понимаешь, глупо все вышло так...
   "Как же ей объяснить-то все?"
   Он открыл рот, чтобы начать объяснения, как в тот же миг по кухне разнесся тонкий крик чертенка, которому его грозный родитель нещадно выкручивал ухо.
   - Оболтус! Лентяй!, - при каждом эпитете князь слегка дергал Ри за ухо, отчего маленький чертенок слабо вскрикивал и морщился. - Урока, значит, не выучил? Бездарь! Все сыновья как сыновья, а ты в кого такой уродился?
   - Айя! Я выучу!
   - Еще как выучишь!
   - Оставьте его! - не выдержала Флоранс, заступаясь за Ри.
   - А ты не вмешивайся, смертная, - осадил ее князь, выпуская, впрочем, ухо из своих пальцев. Ри тут же юркнул за спину Флоранс, утирая слезы и держась рукой за пострадавшую часть тела. - Сын - мой. И не тебе меня учить, как его воспитывать!
   - Да не учу я... - поморщилась Фло от невыносимого запаха серы, ударившего в нос. - Он виноват, конечно, только за ухо - это слишком!
   - А как же его учить, раз он слов нормальных не понимает? - удивился черт.
   - Я понимаю... - пикнул из-за спины Фло чертенок.
   - Понимает он... - проворчал князь. - Дай только домой вернуться!
   Ри всхлипнул за спиной девушки, а его хвост обвился (случайно или намеренно) вокруг ног Флоранс.
   - Довольно! Раз все в сборе... Ты, заступница за малолетних оболтусов, пойдешь со мной. Но прежде он, - князь указал на хранившего до сих пор молчание Микеле, - заплатит обещанную цену.
   - Даже цену уже назначили... - не удержалась от ехидного замечания Флоранс.
   - Ничего я не обещал! - обрел, наконец, дар речи Микеле. - И вообще... я...это было ошибкой! Я не знал... Не думал совсем...
   - Незнание не освобождает от ответственности! - назидательным тоном изрек Закиел. - Заказ был? Был. Суженую свою послал? Послал.
   - Кого?! - опешила Флоранс, уставившись на Микеле.
   Щеки того окрасились цветом вареной свеклы.
   - Да ничего я не хотел! - вспылил неожиданно Микеле. - Ни суженую, ни посылать ее! И гадание это было глупостью! Ошибкой!
   - Никакой ошибки, - покачал головой князь, - у нас все учтено.
   Ри дернул замершую с открытым ртом Флоранс за свитер, заставляя отойти назад.
   - Так ты отказываешься платить? - в голосе князя зазвучали угрожающие нотки.
   Воздух снова сгустился...
   - Я...Я хочу отменить все, - Микеле постарался взять себя в руки.
   Надо все объяснить и расставить на свои места. Главное - не смотреть в сторону скрестившей руки на груди девушки, на губах которой застыла саркастическая улыбка.
   - Вы поймите, Закиел...ваша светлость. Меня на это гадание завлекли обманом. Я и не знал ничего. То есть, о последствиях не знал. И фразу ту сказал, не подумав... Ну, то есть, не веря в то, что такое возможно.
   - Что возможно? - не удержалась от язвительного вопроса Флоранс.
   - В русском доме меня уговорили погадать, девушка сказала, что это традиция такая - гадать на Рождество. Я не мог ей отказать. Из вежливости, - пояснил он, заметив взлетевшие вверх брови Фло. - И там, в зеркале, я увидел тебя. А фразу ту от неожиданности сказал... ну, послал к черту.
   - Факт "посыла" зафиксирован, - заметил князь.
   - Пусть зафиксирован, - в нетерпении махнул рукой Микеле, - но я это по незнанию, а теперь хочу все отменить. Ведь такое возможно? Если вызвавший отказывается от своего первоначального желания?
   Микеле с надеждой посмотрел на Закиела.
   - Ри! Иди сюда! - неожиданно приказал князь и, видя, что его сын медлит, сам притянул его хвостом. - Ну-ка, покажи, как ты выполняешь домашние задания, обормот! Что на это счет объяснял наставник?
   Ри сглотнул. Тот редкий случай, когда он все же слушал объяснения в пол-уха.
   - Если вызвавший отказывается от первоначального заказа, он обязан заплатить двойную цену - за отмену желания и за беспокойство, - отчеканил чертенок и с сочувствием посмотрел на Микеле.
   - Да заплачу я, заплачу, - поспешил согласиться Микеле. - Что вы хотите?
   Закиел изобразил на лице (или на морде) хитрую улыбку:
   - А чем ты ради отмены своего заказа готов пожертвовать?
   Микеле опустил глаза, потом вскинул их на Флоранс. Как он мог ответить на этот вопрос? Чем он мог пожертвовать ради той, кто, похоже, и знать его не хочет? Вон как нахмурилась - густые брови сошлись на переносице. Ни дать ни взять снова в образ вошла...! Когда все закончится (если все закончится хорошо), Флоранс сама пошлет его. Так, как она умеет - вонзая острые слова как гвозди в крышку гроба. Ну пусть, пусть. Он почти к этому готов. Но это после...
   - Многим, - выдохнул он.
   - Но не всем? - поддел его князь и прищурился.
   Разговор стал приобретать неожиданный оттенок.
   Казалось, привычные цепочки сдавили шею - усилием воли Микеле подавил желание дернуть их и отбросить прочь. Замерла в ожидании и Флоранс.
   - Да что вам надо-то? - вскинулся Микеле.
   - То, что тебе дорого, - откликнулся князь. - И заметь - я говорю не о деньгах. Согласен заплатить - отпущу твою суженую восвояси, а нет... - не взыщи.
   Микеле поднял на Флоранс беззащитный взгляд. Он точно знал - есть то, чем он не в силах пожертвовать ни для кого. Даже для Фло. И если князь это попросит...
   - Ну, что мне предложишь, смертный? - спросил нетерпеливо князь, не дождавшись ответа. - Поторопись - время поджимает. Полночь уж скоро.
   Микеле пожал плечами.
   - Ладно, я подскажу. Жизнь свою можешь мне отдать - не сразу, я не изверг. Годика через три... Если пожить подольше хочешь - можешь талант свой на нее променять. Не побрезгую. Будете жить долго и счастливо. А если с талантом жалко расстаться... Ну что же - тогда душу твою обменяю на ее свободу.
   Слова старого черта тонули в вязкой тишине. Словно в желе. Грустно вздохнул Ри - высокую цену отец за вызов назначил. Но правила есть правила - за отмену двойную. Не согласится светловолосый человек - душа ведь одна, и дается навечно - кому охота в аду вечность провести! И жизни наверняка пожалеет - молодой еще. Может, талант отдаст?
   Фло молчала. Как-то слишком неожиданно фарс перешел в трагедию.
   - Не высока ли плата за меня, князь? - подала она голос.
   - Вот пусть он и решает - высока или нет, - обернулся к ней Закиел и подмигнул.
   Старый хрыщ! Фло закусила губу. Надо что-то делать! Не может она просто стоять и ждать, пока Микеле будет совершать невозможный выбор.
   - Не надо никаких плат! Я сама с тобой пойду... - Фло сделала шаг вперед, но тут же второй голос почти мгновенно перебил его.
   - Нет! Я заплачу...
   - Вот и замечательно! Так что выбираешь?
   Ри снова вздохнул - светловолосый настроен решительно. А жаль - ему понравлась Флоранс. Приветливая и ласковая. Окажись она в Преисподней, мог бы наведываться к ней время от времени - было бы с кем поговорить.
   Мысли Микеле стремительно ускоряли свой бег. Что же выбрать? Без таланта он - никто. Обычный человек - никому не интересный и не важный. Талант - нет, не может отдать. Тогда жизнь? Три года - совсем мало, чтобы успеть то, что он задумал, чтобы реализовать свои проекты. И чтобы...чтобы провести их с Флоранс, если предсказание сбудется. Всего три года. Может поторговаться? А на сколько? На 10 лет? На 20? - вряд ли черт согласится столько ждать. Последнее что остается - душа...Но ведь он верит...верил...нет, и сейчас верит в Бога. Душа - страшная цена. Быть навечно проклятым без вины.
   Флоранс все поняла - и ее губы против воли искривились в горькой усмешке. Цена назначена высокая - и Микеле конечно не сможет - и не захочет ее заплатить. За нее - это очевидно. Особенно после того разговора за кулисами. Она ведь сама испугалась тогда - оттого и наговорила столько всего... И ведь хотела догнать! Извиниться - только не догнала. А потом уже поздно было - и между ними как будто прозрачная стена встала. Невидимая - и тем не менее.
   - Итак? Выбрал? - князь аж замер в предвкушении - лишь самый кончик кисточки на хвосте подрагивал и выдавал его нетерпение.
   Микеле кивнул.
   - Я отдам тебе свою душу, - выдохнул он.
   - Нет! - крикнула Флоранс.
   - Да! - почти одновременно с ним крикнул черт.
   Ри лишь вздохнул - умеет отец настоять на своем! И значит, по пути домой его ждет нудная лекция на тему "учись, сын, как надо смертных вокруг пальца обводить" с добавлением множества нелестных эпитетов в его адрес - как неспособного, бездарного, непутевого и т.д.
   - Микеле, - Фло мигом пересекла кухню и оказался прямо напротив итальянца. - Это безумие! Ведь он серьезно...
   - Именно, что серьезно... - перебил ее Микеле, - заберет тебя. Я не допущу этого. Раз я виноват - мне и платить.
   - Да чем же ты виноват?
   Микеле на секунду прикрыл веки. После того случая после спектакля ему не хватало смелости смотреть Фло в глаза.
   - Тем, что говорю и делаю не подумав, - ответил он.
   Фло не нашлась что ответить.
   - Не будем терять времени, - потер руки старый черт. - Процедуру знаешь?
   Он протянул руку и достал из воздуха свернутый в трубочку пергамент:
   - Договор стандартный. Форма F24. Достаточно вписать твое имя и поставить подпись... Конечно, кровью.
   Так же из ниоткуда появилось красивое белоснежное перо с остро отточенным концом.
   "Средневековье! Почувствуйте себя в роли Фауста!" - пронеслась в голове у Флоранс.
   Микеле взял в руку перо.
   - Мик, опомнись... - попыталась образумить его Фло.
   - А ты видишь другой выход? - пожал плечами безнадежно Микеле.
   Фло видела очень много других выходов - от звонка в полицию, до полива черта святой водой - но все способы избежать уплаты требовали времени и подготовки.
   - Не можешь же ты так просто... - не сдавалась Флоранс.
   - Ты думаешь, что для меня это - просто? Как и тогда - только шутка? Забывчивость? Росчерк пера? Мимолетный поцелуй? - он секунду помолчал. - Пустое это, Фло. Оставим. Ставлю подпись, и мы все разойдемся по домам.
   Микеле уколол палец, слегка поморщился и, держа перо левой рукой, кое-как нацарапал свое имя и подпись. Тут же кровь вспыхнула алым светом, засияла - а у него возникло странное ощущение, как его внутри придавило тяжелым грузом.
   Черт тут же выхватил у него пергамент, аккуратно свернул его и спрятал.
   - Почти полночь. Нам пора, - князь взмахнул рукой, и по полу застелился черный туман. - Если что понадобится - вызывайте. Сочтемся.
   Он театрально поклонился и схватил Ри за шкирку.
  Тут же их фигуры окутало плотное черное облако - Ри успел только послать последний робкий кивок Флоранс - и оба черта, старый и молодой, исчезли, растворившись в воздухе и оставив после себя легкий запах серы.
  
   ЭПИЛОГ
  
   В кухне было темно - только на фоне окна вырисовывались два стоящих друг напротив друга силуэта. Света не было - то ли действительно забыл заплатить, то ли еще какая была причина - но это было не важно. Так было даже лучше. Микеле молчал, подняв глаза к темному небу, на котором удивительно ярко сияли в эту ночь золотистые точки звезд.
  Молчала и Флоранс, не сводя взгляда со своего друга и коллеги.
   Где-то недалеко ночную тишину нарушил первый удар колокола.
   - С Рождеством, Фло, - тихо произнес Микеле, поёжился, обнял себя руками.
   Холодно как-то - словно черт унес с собой тепло.
   Флоранс сделала шаг к нему, оказавшись совсем близко. Почти как тогда, в гримерной. Протянула руку... Дотронулась ладонью до его щеки.
   - С Рождеством, Мик, - прошептала она,
   И прижалась к нему, обнимая - крепко-крепко.
   - У нас будет одна душа - на двоих... - проговорила Флоранс тихо. - А потом - разберемся...
   - Ты... это серьезно? - Микеле слегка отстранился, заглядывая в ее темные глаза.
   - Конечно, - улыбнулась Флоранс. - В отличие от тебя я всегда думаю, прежде чем что-то сказать.
   - Думала даже тогда? В гримерной?
   Флоранс поморщилась.
   - Думала, - призналась она неохотно. - Хотела ранить тебя - нарочно. Отпугнуть.
   - Почему?
   - Чтобы тебе не пришлось платить... как сейчас.
   - Ну и глупо! Я бы заплатил, - сказал Микеле, крепче прижимая к себе Фло.
   Груз с его души не исчез - но словно бы ослабел слегка. И, кажется, даже стало теплее. И светлее...
   - Ри! - воскликнула Флоранс, размыкая объятья.
   Микеле резко развернулся - точно, он не ошибся. Тепло и свет пришли вместе с юным чертенком, вывалившимся из объятого пламенем портала.
   - Что случилось? - Флоранс шагнула к распластавшемуся на полу Ри, помогая ему подняться.
   - Вот! - Ри протянул ей пергамент с подписью Микеле. - Договор. Я у отца потихоньку стащил, когда он мне нотацию начал читать...
   Флоран взяла пергамент, повертела в руках. Потом посмотрела на Микеле.
   - Ри, я не могу.... Тебе же влетит за кражу!
   - Не влетит! Я как обхитрить его придумал, только сказать не мог, пока он меня слышал, - чертенок лукаво посмотрел на Флоранс. На его губах играла гордая улыбка. - Пусть он, - Ри указал на итальянца, - подпишет и даст мне свою тетрадку - дневник.
   - Зачем? - опешил Микеле.
   - Как зачем? - удивился чертенок. - Отец мой хотел твою душу получить. Вот и получит. Ты когда дневник писал - тексты песен в нем, и мысли - душу в него вкладывал. Получается, что отдашь ее как плату. Согласен?
   Расставаться с заветной тетрадкой в темной обложке - верной спутницей на протяжении многих лет - было жалко. Но хитрый чертенок прав - его душа останется при нем. Он заведет себе другую - начнет записи с новой страницы. Как начинается, похоже, с новой страницы его жизнь.
   - Хорошо, - Микеле быстро прошел в комнату, нашел дневник, еще раз вздохнул, и, вернувшись на кухню, протянул его Ри.
   - Подожди, - остановила готового скрыться в проходе чертенка Флоранс. - Ри, но почему ты решил нам помочь? Пойти против отца?
   Ри потупил взгляд:
   - Ты добрая - хорошо ко мне отнеслась. А отец все время попрекает - мол, бездарь я. Даже обманывать не умею.
   Он снова было поставил ногу в портал.
   - Ри... Может я что-то могу... - бросила ему вдогонку девушка.
   - Вызови меня на следующее Рождество, а? - попросил застенчиво Ри. - Очень хочется на звезды посмотреть... И меду с хлебом...
   И он исчез в портале с последним ударом последнего Рождественского колокола.
   - Я вызову, - прошептала ему вслед Флоранс, сжимая пальцы подошедшего ближе Микеле.
   - Это самое необычное Рождество в моей жизни, - заметил итальянец.
   Фло хмыкнула:
   - Кому говоришь... Никогда еще дружбу с чертом водить не приходилось. Надеюсь, ему не сильно попадет.
   - Жалеешь?
   - Несчастливый он, Ри...тринадцатый по счету в семье, к тому же рыжий, - передала ему слова чертенка Флоранс.
  - Зато я счастливый, - прошептал Микеле.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) Д.Маш "(не) детские сказки: Принцесса"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Ч.Маар "Его сладкая кровь"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"