Лю Ив: другие произведения.

Васяня. Или под крылом московской "тантры".

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    По мотивам живой прозы жисти... :))))

  Автор: Лея Сарита
  Написано по мотивам реальных событий. Имена, названия мест и ники участников изменены.
  
  
  
  
   Васяня. Или Под крылом московской 'Тантры'
  
   Часть первая.
   Встреча.
  
   Пробираясь среди толпы, Бурмистров откровенно злился. С никакого чёрта опять митинговали бывшие коммуняки. В прошлом он и сам был за коммунистов, но теперь прозрел и откровенно их ненавидел. - Все оказались карьеристами: для москвичей ничего не делали, только площади занимали! Гнать бы их поганой метлой да некому!
   Молодой человек отчаянно работал локтями. У него было назначено свидание с девчонкой из форума, а тут - иди, продирайся через их тупые плакаты, полные идиотских призывов. И притом - скоты - всегда занимают под свои сборища самые центральные районы! Ехали бы вон, в Орехово-Борисово? Там и митинговали. Но ведь нет же - лезут в самый центр Москвы! На Красную площадь их не пускают, дык они рядом всю улицу заполонили - людям прохода нет! Вот же - сволочи!
   Ведь эти заразы чего хотят? Попасть на телевидение! И так уже повсюду их свинячьи морды, всё им мало. Интеллигентному человеку в наше время уже некуда податься - повсюду или коммуняки, или другие идиоты - все с ума посходили! Орут, кто во что горазд, порядка вообще не стало!
  
   Встретиться с Розкой порешили в Александровском саду, рядом с Красной площадью. Он опаздывал. Сначала хотел придать себе важности и нарочно опоздать, но в дороге неожиданно разволновался: вдруг Розка уйдёт? Следовало бы убедиться, что дурышка ждёт, как миленькая, а потом уже спрятаться поблизости и выждать ещё время. Чего же он сразу-то не догадался! Вот ведь: - умная мысля приходит опосля!
   И теперь очень хотелось наверстать упущенное время.
   - Ошалел совсем?!! - прошипел позади сиплый голос.
   - Чего тебе, старый козёл? Нормальных людей не узнаёшь? Растопырил тут свои грабли - ни пройти, ни проехать! - и Бурмистров продолжил пробираться дальше.
  
   Уже согласившись на свидание, он всё ещё не решил, чего хочет добиться от Розки. Голубка, надо сказать - тоже была дура, каких мало. Познакомились они в Сети, где Бурмистров обретался на эзотерическом форуме, высмеивая всевозможных придурков, желающих найти своего гуру. А таких нынче развелось сумасшедшее количество! Поклоняются всякого рода шарлатанам и гопникам!
   Например, занимались разные 'Федьки' да 'Робы' (ники в форуме) в своё время на курсах Антона Ладова? - Ясное дело! А теперь учитель прекратил собирать группы? - Так последователи сами стали плодиться, как грибы! Все крещённые на разврат у так называемого Тантра-гуру пооткрывали собственные салоны, курсы и треннинги! - Та же Юлия Вабра, известная шарлатанка и распутница - поблядушка интернационального масштаба!..
   А чего делал Ладов?!! - Он же учеников прямо непосредственно через газету 'СПИД-инфо' зазывал!
   Это ж до чего можно дойти? - Прийти прямо в больничку - к заражённым, и предложить: 'комон, френды - у нас затевается милая групповушка, которую я ловко называю Тантра - приглашаю всех! Деньги ваши, организация наша! Бабы - общие! Удовольствие гарантирую!'
   И ведь толпами валили к нему! Вот в чём диво! Люди отупели совсем.
   Ну, когда-то у Кастанеды были ученицы - пять штук полукрезанутых баб, так называемых 'ведьм' - так Кастанеда хоть книжки написал - заслужил! А этот Ладов чего? Голый член показывал со сцены, чтобы привлечь к себе публику? И ничего - народ только радовался да рукоплескал!
   Бурмистров тоже несколько курсов посетил. Правда, его приглашали бесплатно, - прямо под уздцы, из стойла, что называется, - увели от мастера йоги Николая Иконова. Но ведь Бурмистров не идиот: ничему он там не учился и учиться не собирался - смеяться ходил! Забесплатно ведь позвали... Да на баб посмотреть: чего только они там не вытворяли! Ох, и штучки попадались! До сих пор Васяне (Бурмистрова звали Васей) иногда снилось, как бабы к нему наклонялись - сразу по пять-шесть и... сиськами ему все разом - в лицо... Он только уворачивался. А убежать почему-то не мог. И во сне всегда чувствовал панику и страх.
   Чего им всем от него нужно? Чего они все лезут к нему и лезут? Сиськи свои, органы всё стараются подсунуть! Как эта мелкая дурища, там, у Ладана - со своим 'рефлексом оргазма'... Всё выгибалась, билась жопой об пол, выла, как волчица... Делала вид, что упражнение такое! А чего выть тогда, если упражнение? И чего не закрыться дома - одной, что б никто не видел? Какая идиотиха вообще могла догадаться привести несовершеннолетнюю дуру-дочь на Тантру к Ладову? Это же равносильно тому, чтобы на хуй статуи Будды насадить! Прилюдно причём! Ведь всё это происходило на глазах целой толпы народа! - Вот что особенно поразило Бурмистрова.
  
   Более семи лет спустя Васяня всё никак не мог взять в толк, что же там тогда происходило: на так называемой Тантре - под руководством, так называемого гуру Ладова. Под ником VasilyB он уже несколько лет регулярно развешивал соображения на сей счёт среди русских искателей - в форуме Лотос, в частности, где как раз и заинтересовался Розкой.
  
   Розка значилась бывшей любовницей Фомина (ученика Ладова). Он тоже в свою очередь вёл курсы 'Прикосновение сексуальности' - проникался 'тантрой', что называется! Да только не вынесла душа поэта позора мелочных обид и сиганул её возлюбленный, - як заправский ныряльщик в Гудзон с Бруклинского моста, - с жаркой крыши московской многоэтажки непосредственно на асфальт столичного проспЭкта! И слился там - вероятно, в нежную эйфорию кайфа смерти, как советницы (вот же любил он повторять о смерти!) - словил за жопу вожделенную нирвану, типа! - Сыграл роль Нагваля по-Кастанеде. Недаром же он все последние годы писал, как важно 'прислушиваться к смерти - советнице' мудрой... - Прямо, видать, как Кассандра: в белом венчике из роз вещающая будущее...
   Дослушался долбоёб - свергнулся с крыши! Похоронили! Казалось бы?.. - Должны же стяжатели тонкого искусства Тантры прозреть истину? Услышать предостережение: 'бегите скорее по домам, занимайтесь своей прямой реализацией, женитесь и рожайте детей'? - Так нет же! Они продолжили валить на всякие там тренинги последователей Ладова, Фомина и прочая шушера! Как ни в чём не бывало!
  
   Короче, Розка - одна из бывших тантристок - обожала своего (тьфу!) 'гуру' Фомина, который незадолго до последнего рывка в просветление стал звать себя Гаятри. И теперь, - когда тот сыграл свой последний 'вальс Мендельсона' совсем не с ней, не с Розкой, а со своей любимой 'Советницей' - с дивчиной, оставшейся в соломенных вдовах, творилось что-то странное...
   Вообще-то, среди тантриков: в их стране 'советов', как в Стране Дураков - творится немало странного. В их дурдоме существует настоящее поле Чудес - там кого угодно принимают за советников: кто-то голоса, кто-то пришельцев, кто-то Третий Глаз или Радужное тело Света. Чего удивляться, когда даже сам главный Учитель Николай Иконов (первый Российский Гуру, открывший свою школу ранее Ладова) в своих трудах чётко высказывался, что принимает за Аватара и Советника известного иллюзиониста Копперфильда? - Чего ещё оставалось ученикам?
   В этой тусне все поголовно были шизиками! И Розка, конечно, тоже...
   - Так зациклилась на своём Фомине, что... совсем обалдела! У Васяни аж глаза на лоб повылезли, когда он понял, что Розка всерьёз верит, будто Фомин не умер. А инсценировал свою смерть, потому что по жизни был шутником, и теперь, типа - Фомин прячется в форуме Лотоса под ником VasilyB: то есть, он сам - Васяня и есть, мать его - Фомин, но только - не знает этого! (На этой мысли он всегда представлял себе душераздирающий смайл с вытаращенными глазами)!
   Да от такого у любого нормального человека последние остатки волос на черепе встанут дыбом! Типа, как три волосины, извиваясь - протянут очумевшие тощие тельца прямо в небо, вопя нещадно в поисках здравого смысла!
   Это получалось, что Фомин сгонял на крышу, скинул вместо себя куклу, вернулся вниз - налил на асфальте красных чернил, загипнотизировал милицию и всех свидетелей, чтобы они не отличили куклу от Фомина? А заодно весь корпус экспертов-криминалистов загипнотизировал, чтобы те в свою очередь... вместо чернил... - налили в пробирки, вероятно, собственной крови и признали куклу за Аватара Гаятри! И сообщили скорбящей общественности, мол, умер герой Фомин-Гаятри, погиб смертью храбрых - защищая крышу соседнего дома от внезапно налетевших из других галактик иностранных граждан!
  
   Видел Бурмистров этого героя на фотке! Мерзкая такая рожа: улыбается говнюк!
  Ладно, пусть теперь с 'Советницей' своей сомой пробавляются, - авось им там с 'гражданами иностранных галактик' весело в стране непризнанных гениев!
  
   И главное - он же ещё и в порно снимался!
   Небось там втыривал лохушкам по самые помидоры! Ну и... дурищи его лобызали, ясное дело - хором... вместо фаллоимитатора.
   Одна такая, бывшая тантристка, недавно рассказывала на форуме, как резиновым дилдо лупит себя по щекам, по лбу и шее, когда смотрит сериалы про Джеймса Бонда. - Вроде, у неё овал лица после этого становится такой ахуительный, что с соседних городов слетаются все бывшие дворники, дабы лицезреть её вновь обретённую молодость вкупе с игривой мордашкой заблудившейся овечки - с бантиком на обвисшем от лапши ухе! - Овца!
   Ну чего ещё ожидать от чокнутых тантрических дур? Кроме пост-травматического синдрома, посеянного в их тухлые пелотки самими Ладовым и Гаятри?
  
   Какая-то женщина толкнула Бурмистрова в грудь. Он пёр танком, для верности насупив брови и немного порыкивая, имитируя нечто среднее: между звуком клаксона первых авто двадцатого века и лаем собачки, сигнал с имитацией которого недавно установил на двери собственной квартиры вместо традиционного звонка.
   Тётка встала в суровую позу, наблюдая странноватого субъекта, и фыркнула что-то наподобие ходют тут всякие!
   В ответ Васяня обернулся и полным сил голосом проорал:
   - Ты, старая лошара, вообще должна бы уже дома сидеть! Внуков нянчить, а не по центральным улицам шастать! Чего, в Дом престарелых торопишься? Хочешь там себе петушка заловить? - и резво побежал дальше, довольный удачно произведённым эффектом.
   Ещё бы - все эти старые устрицы вечно толкаются, лезут без очереди, чего-то вопят и ворчат!.. - Короче, бабы это просто инфузории с куриными мозгами, место которым на нашесте (на кухне, значит), а не там, где нормальные люди занимаются своими реальными делами. Там эти курицы только помеха! А некоторым - место явно на кладбище!
   Например, milapres с форума? - С никакого хуя написала 'книжку': мерзкое говно чуть не уложило Васяню в полный нокаут, а именно - на больничную койку с диагнозом инфаркт миокарда! Так Васяня разволновался... Два дня даже не мог ходить на работу и взял отгулы. Использовать бы их для отдыха: лежать на пляже с хорошей книжкой. Ан... вместо этого, из-за этой сучки milapres, Васяня шерстил весь многонациональный ресурс интернета в поисках компрометирующей её инфы! Нарыл её личную страницу на Самиздате с забавной фамилией Лапландия и читал её 'произведения'. И потратил два полных рабочих дня!
   После чего, засыпая спамом всех её знакомых - поставил на уши весь Самиздат, и напрочь заблокировал местным пейсателям нормальное общение. Если бы Вася мог, он бы просто подложил под дверь этой Лапландии бомбу! Но, к сожалению, она жила в Нью-Йорке, куда у Бурмистрова доступа не было. Да и денег для получения доступа - тоже. Так что... пришлось ему старательно изыскивать всё более изощрённые оскорбления и мечтать о бомбе. И ещё неизвестно, чем оно всё это отзовётся в будущем... Эта дурища пообещала написать ещё одну книгу, уже не о Тантре, а конкретно о нём - о Васяне.
   - Как эта сучка могла вообще осмелиться писать о Тантре в своей поганенькой книжонке?! - Эта тупая пелотка, старая лохушка, грязная бомжара, алкоголичка, дебилка и гнусная уродина, творящая одно только убожество из своей старой вонючей писды!
   - Срать свои тексты в его теме! Рядом с его трудом по изучению всех сторон Тантры? Рядом с его анализом целого направления и всевозможных течений? - Она взялась писать грязную клеветническую книжонку, пользуясь ссылками и отрывками, которые он лично сам давал заинтересованному сообществу! А под конец ещё тиснула на своё 'творчество' ссылку, как будто издеваясь?! - Обворовала его, Василия, и ещё припёрлась, чтобы об этом рассказать?!
   - Да как она вообще осмелилась?!! Мерзкое беспринципное существо! - и Василий опять вспомнил о бомбе! И даже невольно стал припоминать, кто из его одноклассников эмигрировал в США, и нет ли кого-то из них случайно в этом сраном гнилом Нью-Йорке.
   Разволновавшись от таких мыслей, Бурмистров проскочил мимо ворот в Александровский сад. Пробежав лишних 25-30 метров, он резко развернулся, огрызнулся на очередную чумичку: чего уставилась, корова! Ишь, вымя развесила! - и поторопился к кованым чугунным воротам в парк.
  
   У Вечного огня, как обычно, толпились глазеющие на достопримечательность лохи.
   - Столько идиотов заполонило всю Москву! Понаехали твари - особенно хачики и другие черножопые! - Этих он ненавидел люто, но тихо, побаиваясь новых хозяев города.
   Конечно, хачики не ходят смотреть на вечный огонь, нахрена бы он им сдался? Другое дело - русскую бабу за жопу подержать, да вдуть ей, желательно отбив у какого-нибудь нормального русского парня, с которым та могла бы создать семью, родить детей. Но нет - ссыкухи, словно курицы, клюют на этих хачиков, будто на мешки с семечками. На самом деле, все сучки просто хотят денег. А у черножопых деньги аж из сраки торчат. Вот русские дуры и охотятся! Но получают только болезни и разврат!
   Васяня опять чуть было не пропустил поворот на нужную аллею.
  
   - Теперь, слава Богу, стало лучше! На каждом шагу хачиков шмонает милиция.
   Бурмистров всегда радовался, если видел очередного несчастного кавказца, сжавшегося в комок под взглядом сборщика подати в милицейской форме. Другое дело, что и в милицию теперь идут одни лимитчики... - эх, испоганили Москву!
   Но на самом деле он не очень-то застал Москву, когда в ней ещё был порядок. Васяне было от роду тридцать два года. О жизни в доперестроечной России ему рассказывал дед, пока жив был. Вот, с подачи деда, Васяня и знал о порядке, когда в Москве было отлично: до тех пор, пока дурное правительство не запустило сюда лимиту и бомжатников со всего Союза.
   Бомжары, ясно дело - саранчой устремилась в поисках лёгкой добычи - оккупировали и засрали всё, что только можно.
  
   В своём личном подъезде Бурмистров воевал с бомжами. К несчастью, он жил на последнем этаже, а те - непосредственно перед крышей на лестнице. Василий даже, с риском для себя, поливал керосином их тряпки, ожидая, что те найдут всё погоревшим и уйдут! Но не тут-то было! Бомжи сразу же притащили откуда-то очередной зассанный матрас! И даже, как ни в чём не бывало, ржали своими пропитыми голосами!
   А баба их - одна общая на всю кодлу - всё орала, что кто-то украл её челюсть, и обвиняла сожителя (странно, почему только одного?), будто он нарочно таким образом 'затыкает ей рот', чтобы она 'не воняла'. А на самом деле она и 'не воняла вовсе, а просила по-хорошему'. И подмывалас, не далее как утром - у сердобольной Катьки с третьего этажа, и Катька ей 'давала пить чай с канфетами, а у самой Катьки дома Фунь-шуй'! И все они опять загоготали, потому что припомнили, что 'фунь-щуй' это всё равно, что 'сунь-хуй'. И орали, якобы 'по-китайски: сунь хуй в чай и вынь су хим - это известное китайское имя'.
   Васяне было совсем не смешно их слушать. Но приходилось: - стоя в темноте около двери, он слышал всё до единого слова.
   Дальше они едва ни подрались, споря о том, кто последний покупал водку; потом - почему один из них всегда наливает себе больше, не замочить ли им скотину; а следом - баба жаловалась, что кто-то из дружков обосрался ночью... Вроде - на её кофточку насрал, когда проходил мимо. И ей пришлось просить Катьку, можно ли у той постираться, а у Катьки был хахаль, и она не пустила. А мужик орал, что не срал на кофту, а ходил, куда следует, но сама она 'лезла к нему всю ночь так, что заебала', и зачем-то 'закидывала на него ноги, а подошвы у неё, как кора дуба, с которого она, блядина, рухнула', прежде чем так обнаглела 'ебать ему моск'. И если 'ещё что-то вякнет, то он раскроит ей ебало, и придётся ей лететь ракетой - писдой кверху, а когда вернётся на посадку, то челюсть ей будет больше не нужна'.
   Особенно Василия интересовало, где бомжи справляли нужду. Вероятно, на крыше? Может, у них там ведро? Только Бурмистров однажды выходил на крышу, когда их не было, но не нашёл ведра, а только кучу заплёванных окурков, пустых расколотых бутылок и... фотки голых баб. На фотки он долго смотрел с предельным отвращением и даже одну украл. - Вот ведь суки: раскидали баб, а другим ходи и смотри на всю эту мерзость!
  
   'Сунь хуй в чай...' - придумают же! Как сухарик что ли? - подумал Бурмистров...
  
   А что, если Розке он не понравится? Если она избалована всякими там артистами? Розка ведь окончила Театральное училище! До Фомина, небось, перетрахалась со всей актёрской братией, вот ведь блядь! И чего ж они все бляди-то такие!
   Трахаются, суют, блять, хуи - 'в чай-невзначай' - одна такая из тантристок всё старалась его заманить: легла, сука, - на пол спиной, и давай жопу вверх подымать, типа - изгибается ссыкуха, как акробатка, вот прямо бери её писду, как чемодан за ручку...
   Да только на кой хрен ему чемодан? Говорят 'чемодан без ручки', но Васяне никакого чемодана не хотелось! Другое дело - в интернете! Или на фотку!
   Эти все акробатки, пиратки, тантристки... - зачем он только ходил на эту тантру?
   Но вообще... - он же смеяться ходил! Чего уж там! Отчаянный Ладов махал членом! Да - было время! Где ж эта Розка? Дурища! Наверно, заждалась уже...
  
   И тут Бурмистров увидел: со стороны входа в Кремль Розка вышла из такси, расплатилась и проходила в парк. Почему-то он ждал, что тантристка приедет на метро и покажется с противоположной стороны, от Вечного огня...
   Розка выглядела такой пикантной дамой, что молодому человеку сразу захотелось исчезнуть. Всё же зря он не погладил джинсы, хотя сорочку одел новую и пиджак из чистки. На фотографии она казалась очень даже ничего, но какой-то более 'домашней' что ли... А тут - шла такая деловая дама... - Васяне стало неловко.
   Спрятаться, как рассчитывал, чтобы заставить девушку подождать, Бурмистров не успел: некуда было с того места, откуда он её высматривал - ни кустов, ни деревьев поблизости, не под скамейку же лезть, - пропал такой чудесный план!
  
   Короче, она подошла. Васяня сделал недовольную рожу, собрался с духом и прокаркал:
   - Ну, чего, Самойлова что ли? А вот и я - собственной персоной - твой возлюбленный Гаятри, сделал пластическую операцию в зарубежье и теперь явился к тебе, чтобы дать возможность коснуться моих стоп и засвидетельствовать преданность верной ученицы!
   Розка затянуто посмотрела на Васяню, а потом медленно произнесла:
   - Вася, а я всегда знала, что ты не Фомин, он просто в тебя переселился. Я его в тебе чувствую.
   Василий всякого ожидал, но всё равно - от такого поворота - ноги его невольно подогнулись в коленях, и захотелось срочно присесть. С трудом преодолев замешательство, Бурмистров произнёс:
   - Ладно, Самойлова, пошли пить кофе что ли?
   - Отлично! У меня с собой коробочка с вафельными трубочками, надеюсь, тебе понравятся.
   - А у меня - тампоны 'Тампакс', Тантру напоминают. В подарок принёс, не с пустыми же руками идти на свидание к даме? В память о вечном купил, надеюсь, тебе понравятся, - и он победно посмотрел на Розку.
   Роза покраснела.
   'Такая строгая дама, а краснеет, дурища', - подумал Васяня и удовлетворённо заулыбался.
   Девушка опустила голову и сразу вся как-то уменьшилась - в плечах и ростом - стала как-то незаметнее что ли... Хотела что-то съязвить, но передумала.
   На самом деле Самойлова давно тренировала себя, чтобы не реагировать реактивно, а поступать обдуманно и красиво. Отрабатывала правильное поведение. Даже, когда она в форуме резво писала 'пусть течёт моя пизда', то полагала это уникальной формой речи, красивым современным слогом. Так диктовал на тот момент её очередной образ романтической 'вольной красавицы' - эдакой Марлен Дитрих, в роли куртизанки Зазы.
   Розка, если честно, даже и в мыслях не имела, будто на эту фразу кто-то словится и будет вспоминать ночами. А Васяня как раз - стал вспоминать! Вот это: 'сунь хуй в чай и вынь су хим' вспоминал, и 'пусть течёт моя пизда'...
   Зачем-то, сам не зная зачем, он вообще слишком часто вспоминал про Розку.
   Но на самом деле ему хотелось уличить тантристку в том, что та дура и ей лечиться надо. А теперь услышал, что Розка думает, будто в нём находится подселившийся Фомин, и чего-то внезапно потерял дар речи - вдруг позабыл: чего он хотел с ней делать-то этим вечером? А главное - зачем?
  
   Однако, делать было нечего. По дороге до ближайшего кафе Вася заметно приумолк, пытаясь как-то осмыслить происходящее и выстроить линию дальнейшего поведения.
   Вскоре они расположились за столиком, и молодой человек, наконец, снова обрёл дар речи:
   - Ты последний пост на форуме читала? Где я рассказываю о том, как себя вели Кастанедовские ведьмы, и что с ними стало после смерти Кастанеды?
   Розка удивлённо посмотрела на Бурмистрова и ответила:
   - Нет, не читала. На работе была, - она угрюмо рассматривала молодого человека.
   Чем-то он ей не нравился. Фомин был такой элегантный - лёгкий что ли... - напоминал артиста. А Васяня... - напоминал... несостоявшегося гомосексуалиста! С сильно выступающим подбородком, с плоскими губами, напоминающими тонкие красноватые срезы, уходящие внутрь рассекающей лицо линии рта - он, вроде, чем-то пугал... Казалось, если щель рта распахнётся пошире - туда поместится вся Розка целиком, с потрохами. Низко нависающие брови, цепкие зеленовато-бурые глаза, - всё это отнюдь не добавляло симпатичности...
   Усилием воли Розка взяла себя в руки, тряхнула головой и принялась входить в очередную роль.
   - Вась, а ты правда ходил на занятия тантрой? - и она игриво улыбнулась.
   Васяня обрадовался, заметив, что Розка оживает... Вот, значит, его чары опять воздействуют, до чего же все бабы дуры! Почувствовав себя увереннее, Василий заулыбался и продолжил, стараясь быть любезным и не очень обижать дурочку.
   - Знаешь, Роза, я ведь долго ходил на тантру, в форуме я и половину всего не описал. Но если хочешь, могу рассказать. - Эта дурища пейсательница milapres написала свою, так называемую, книжонку, своровав у меня сюжеты, которые я нарочно выкладывал - наживку. Но самые пикантные подробности всё ещё у меня тут, - и он постучал указательным пальцем по виску.
   Розка подумала: 'Ну и дурак ты, Вася! Хотя... когда улыбаешься, становишься чуточку получше. Но до Фомина тебе... ползти - как до Киева раком. Всего и есть только хорошего, что помнишь Фомина, а мне рядом тоже... его помнить удобнее'. - И вслух спросила:
   - А что, много раз ты встречался с Фоминым, прежде чем он выбрал тебя, чтобы после смерти подселиться? Ты не возражаешь, если я буду иногда через тебя с ним общаться?
   Васяню прошибло негодованием: - 'Ох, и нихуя ж себе - ебанутая на всю голову! Она хочет общаться с Фоминым, а я должен поддерживать клинику?!! Ладно, сейчас приведём дамочку в чувства'! - и произнёс:
   - Всегда к твоим услугам, госпожа! Где там для тебя пампер... - тьфу! - Тампаксы! Сейчас-сейчас, - и театрально полез в кожаный портфельчик, с какими обычно ходят деловые московские умники.
   Розке стало скучно, и она опять напряглась, придумывая ответный ход.
   - Вася, а у тебя девушка есть? - она мило улыбалась, и рука Васяни застыла внутри портфеля. Но, сделав усилие, он всё равно достал упаковку тампонов и показательно выложил на стол.
   Роза быстро обернулась посмотреть, не видел ли кто-то такую его выходку. И убедившись, что никто не смотрит, быстро убрала тампоны в сумочку, продолжая улыбаться как ни в чём не бывало.
   За соседним столиком парень гладил руку девчонки, подносил к губам и целовал ладошку... Она снова вспомнила Гаятри и погрустнела.
   Василий обрадованно подумал: 'Вот так вот, дура! Теперь будешь знать своё место!'.
   - Нет, девушки у меня нет, - он старался показать голосом, что издевается. Так хотелось уколоть Розку хотя бы ещё разок, - не попалась пока такая достойная, как ты!
   Ожидая её отчаяния, он удивился: Розка снова натурально улыбнулась в ответ.
   Внезапно Василий вспомнил мать, и решил проявить снисходительность к дурёхе Самойловой. - Что поделать, если тантристка ничего не соображает? Всё равно уже встретились, надо бы всё-таки пожалеть её, авось научится всё же ценить...
  
  
   Часть вторая.
   Мать.
  
   С матерью у Васяни сложились отношения совсем не простые.
   Отец ушёл от них, когда мальчик был ещё совсем маленьким. Исчез из поля зрения. Причины этого никто не объяснял, только отворачивались излишне старательно, и Васе невольно становилось понятно: нельзя выспрашивать и надоедать.
   Несколько лет жили только вдвоём, а потом она вышла замуж повторно. Ребёнку тогда было чуть менее восьми лет.
   Странно, но у него на всю жизнь сохранилось по-детски чистое воспоминание о матери. Несмотря ни на что...
   А случилось с ним что-то - именно... не совсем стандартное...
   Примерно шести-семи лет отроду Васяня оказался невольным свидетелем поразившей его сцены. Мама как раз дружила тогда с его будущим отчимом - Михаилом Яковлевичем Штейнер, работавшим кем-то на киностудии. Позже Василий узнал его профессию - звукорежиссёр.
   Так вот...
   Днём их не было дома. Ребёнок рылся в шкафчике с бельём матери. Зачем? - Он и сам не знал... Он уже надевал мамины чулки, закатывая их, чтобы укоротить - с туфлями. И топтался перед зеркалом. Не то, чтобы хотелось снова надеть чулки - нет, на этот раз мальчик рассматривал кружевные трусики. Васины трусы были совсем другими - белые или серенькие, из другой материи. Совсем без всяких кружев. А мамины - из чего-то очень тонкого и шелковистого - их хотелось рассматривать и понюхать...
   В этот момент как раз и хлопнула входная дверь...
   Вернулись мама с дядей Мишей. Не удивительно, что ребёнок мгновенно скользнул за занавеску и замер, затаив дыхание, с трусиками в руках... Он едва успел задвинуть ящик...
   Неожиданно они прошли прямо в спальню!
  
   Вася стоял за занавеской - не дыша, застыв на цыпочках, не шевелясь, и ошалевший - подглядывал в узкую щёлку...
   А меж тем мама сняла блузку и встала перед зеркалом, чтобы поправить волосы.
   Дядя Миша подошёл к ней сзади, расстегнул мамину юбку, стянул вниз, она перешагнула... Затем он снял свою рубашку и зачем-то начал мешать ей поправлять волосы... - Он прижимался к маминой спине, пока она причёсывалась, целовал её в шею и плечи, а после - со спины просунул свои руки и положил ей на живот, а потом - на грудь.
   А мама - так необычно - мама игриво улыбалась и выгибала спину, казалось, сама очень довольная тем, что дядя Миша ей мешает. И тогда... - дядя Миша расстегнул брюки, достал свой 'писюн' (намного большего размера, чем у Васяни) и стал толкаться в маму. Он даже отодвинул в сторону её трусики! Мама же - лишь улыбалась и немного смеялась приятным голосом. И снова прогибала спину, пока он все старался притираться животом и толкать её сзади, как будто насосом накачивает велик. Вскоре дядя Миша расстегнул мамин лифчик...
   Обе её груди качались, пока он ловил их ладошками и тискал. И были они такие белые и чистые, что Васяня... едва держался на ногах. Всё это время напрягшийся Васин писюн, как будто пружиной, выталкивался наружу, придавленный новенькими джинсами - хотелось поскорее расстегнуть молнию и освободить вздыбившегося предателя.
   А они всё продолжали... Дядя Миша ритмично двигался, мама извивалась и оглядывалась, игриво сверкая глазами. Вася едва не падал в обморок от головокружения, затыкая рот кружевным комочком и обжимая через джинсы собственный настойчиво торчащий пенис.
   Наконец мама заторопилась, вырвалась и выбежала из спальни. И дядя Миша побежал следом. Они заперлись в ванной, а Васяня пулей пролетел в свою комнату! - Не раздеваясь, он нырнул в постель, быстро сунул мамины трусики под подушку, и - накрывшись одеялом до подбородка - всё продолжал придавливать рукой пенис, который никак не хотел успокоиться.
   Когда позже мама пришла в детскую, мальчик рассказал, что отпустил бабушку в магазин и захотел спать. Она потрогала лоб, поцеловала Васю в шёку, поправила одеяло и вышла из комнаты, оставив после себя запах мыла и чего-то еще неуловимо волнующего...
   В памяти ребёнка снова и снова возникало лицо мамы, которая оборачивалась и легонечко смеялась...
  
   С тех пор Васяне часто снилась мама, и всегда она смеялась приятным смехом, и кокетливо поворачивалась спиной. Когда впервые он испытал оргазм во сне - тоже видел её.
   Позже Вася всё же выполнил своё намерение. Даже под страхом смерти он не признался бы никому, как однажды достал из холодильника тонкий парниковый огурец и пробовал пропихнуть его в себя сзади. При этом он стоял спиной к зеркалу и поворачивал голову, стараясь улыбаться и смотреть, как упорно огурец толкается в его совсем ещё худую попу. Это же он повторял и с другими предметами.
  
   Вообще-то, дядя Миша ему нравился. Такой внимательный, интеллигентный, умный. Васяне хотелось стать таким же, когда вырастет. К тому же, он постоянно дарил мальчику подарки, например, обалденный вертолёт или железную дорогу и даже настоящий велосипед - не детский трёхколёсный, а спортивный - с тонкими шинами.
   Когда Вася подрос, то уже понимал, что делал в тот день дядя Миша с его мамой. Но, как ни странно, продолжал хорошо относиться к отчиму. А если быть ещё честнее - в тайных дебрях души Васяня завидовал и мечтал побывать на месте дяди Миши... Или - (эту мечту нельзя было озвучить даже перед самим собой) - побывать там вместе с дядей Мишей. Звать его папой Вася так никогда и не смог. К тому же, они вскоре уехали жить в Израиль. Отдали мальчика на воспитание бабке с дедом, квартиру продали...
   С тех пор они мало о себе писали. У них даже родилось ещё двое детей. Однажды бабушка хотела показать фотографии двух карапузов-близняшек, но... - Вася отбросил фотки на кровать и убежал на улицу. И там едва не расплакался.
   Так и получилось, что Васяня жил у бабки и после смерти деда - тихо мстил бедняге за то, что та когда-то согласилась взять его под свою опеку. Ведь, если бы ни бабка - мать не смогла бы его бросить! - В этом Василий был убеждён, хотя, разумеется, никогда не делился этим ни с одной живой душой.
  
  
   Часть третья.
   Бабка и дед.
  
   Бабка Бурмистрова всю жизнь прожила с одним мужем - пусть и зловредным, но хозяйственным и не гулякой. Тот научил её вести хозяйство, исправно убирать в доме и готовить жрачку - у них даже листок висел на кухне, специальный - с требованием, чего и когда готовить. Остальное деда сильно не волновало. Ну, может, бережливость разве... Доставалось ей порой, чтобы 'варежку не разевала' на всё подряд, а покупала строго то, на что получила одобрительную санкцию хозяина в доме.
   Больше ничего особенного в жизни бабки с дедом Васяня не примечал.
   Фотографии она любила рассматривать... Частенько. Хранила их бережно, в старом альбоме - совсем истёртые, снятые ещё до Царя Гороха! - Хлам, короче! Весь её род был запечатлён на отдельных, прямо важнее не бывает снимках.
   Толстый альбом, чистый, ухоженный... - Так и лежал у неё на столе, будто сторожевая собака, охраняющая бабкин сон. - Вместо библии. К тому же, от предков, которые жили до изобретения фотокамеры, у старухи хранились написанные местными художниками портреты: несколько пожухлых от времени небольших холстиков, скатанных рулончиками, - все с такими серьёзными лицами, сдохнуть можно!
   Бабуля ими гордилась. Всё хотела их в рамки вставить, да развесить, только дед ей денег на рамки не давал. Деду, как и Васяне, было насрать на её 'реликвии'.
  
   В год, когда мать уехала в Израиль с новым мужем, Вася переселился к старикам в их квартиру. Пока дед был жив, приходилось подчиняться общему распорядку. Зато после смерти дедуси - Бурмистров стал сам воспитывать дурную бабку. Во многом она слушалась, но кое-что не поддавалось никакой дрессировке. Такая нелепая тупая упрямость...
   Бабка была непроходимая дура. Категорически не могла отвечать здраво за свои действия. Например, если Василий велел заткнуться и молчать, она всё равно продолжала бубнить что-то. Порой даже, ссылалась на важность общения, - например, с домашними цветами! Ну не дура?
   У неё в комнате стояло несколько горшков, вокруг которых старая постоянно возилась и всё чего-то бубнила себе под нос. И даже тот факт, что бубнила она, находясь строго в своей комнате - всё равно не давал ей права так себя распускать! Васяне было нестерпимо стыдно за своё родство с чокнутой бабусей. Он и в гости-то не мог к себе никого пригласить! Конечно, приглашать было особо некого, Бурмистров не любил показывать чужим своё жильё, но всё же... А вдруг захотелось бы?
   К тому же бабка часто забывала помыть свою чашку. И особенно злило, когда она - даже вымытую, как будто специально издеваясь - перестала убирать в шкаф! Это так раздражало, что хотелось убить старуху на месте! Сколько же она ему нервов попортила!
   Звали бабулю Клара Адольфовна - необычное такое имечко - мать его сгинувшего на просторах России папаньки. Про него даже и вспоминать не хотелось: сгинул и отлично, меньше дерьма в доме.
  
   А дед нормальный такой был - волевой, знал, чего хотел.
   Как-то приходит с рыбалки и орёт с порога: 'мать, давай скорее тряпку тащи, пока я всё тут не разнёс в пух и прах сапожищами!' - да как треснет грязным сапогом по бабкиным ботинкам, они и улетели через весь коридор! Бабка пришла, даже глазом не моргнула: убрала свои боты в шкаф, мокрой тряпкой после дедовских сапог протёрла, а уж потом их в ванной помыла... И ни слова возражения!
   Ну, в общем, дед всем давал просраться! И рассказывал много всего. А бабуля только жрать готовила, больше от неё пользы никакой не было. Васяня, правда, одобрял - если, конечно, вкусно получалось. А так, чего-то особенного сказать о бабке? Вроде и нечего совсем.
   - Ладно, чего о них всех вспоминать? Лучше побольше своими делами заниматься.
  
   Только вот незадача - никаких таких особых дел у Васяни не было. Раньше школа, потом институт, теперь работа... - Если бы не курсы йоги, а потом занятия у Ладова - Бурмистрову и делать-то в жизни было, вроде, совсем нечего.
   Читал постоянно. Собственно, чтением он себя и занимал в основном. Любил быть в курсе событий. Со временем особой страстью стали книжки мистического содержания. В частности, этап изучения творчества Кастанеды не прошёл для него даром. Именно такого рода книги и подвигли Василия в своё время податься на курсы йоги к мастеру Иконову. А потом его переманили к Ладову, - потому что предложили бесплатно. Ладан ведь тоже, можно сказать - вырос у Иконова, но после ссоры ушёл и стал вести свои курсы.
   Однако, по прошествии времени, Вася начал позорить всех их скопом - и Ладова, и Иконова заодно, и иже с ними всевозможных сектантов разного калибра.
   Сам позорил, и сам же втайне надеялся на возвращение прошлых времён, где он был задействован - в обойме, что называется... - и жил свой период юности прекрасной активно и весело.
  
  
   Часть четвёртая.
   Секс.
  
   В общем, после встречи с Самойловой, Васяня задумался всерьёз и решил замутить с ней роман. - Типа, пора бы уж, наконец - раз девушка сама так настаивает. Другое дело - условий, чтобы пригласить Розку к себе, у Васяни не было. Всё из-за чёртовой старухи, которая, казалось, собиралась жить вечно!
   А спросить, нафига таким старым жить? Ей же всё равно делать уже нечего? Подумаешь, с горшками разговаривать! Если бы бабка сгинула, Васяня выбросил бы её цветочки на помойку на другой же день! И ещё сверху старым креслом припечатал! - Так ему весь старческий хлам надоел... Но, увы - бабуся почить в бозе совсем не собиралась, и позвать к себе Розку - не представлялось никаким манером.
   А ведь даже у животных... Вот, например: кошку приносят к коту домой, а не наоборот! Если кот 'в гостях', то может даже не оплодотворить бедняжку! Вот в чём дело! Это ему сосед рассказывал - Александр Козинцев, который жил этажом ниже.
   Тот недавно переехал, вместо бывшего алкоголика Саныча - Аллах его забодай - наконец, избавил жителей микрорайона от истошных ночных криков, похожих на завывания попавшего в капкан чертёнка. Саныч этот давно сидел в печёнках у всего милицейского отделения! И, наконец, обменялся... - Вероятно, завывает где-то в глубинке России аки ацкий сотона в аду! Туда ему и дорога!
   И в квартире поселился Козинцев: интеллектуал, разведённый, даже имел двух детишек. Александр работал в какой-то конторе программистом. Современный, образованный - таких теперь редко встретишь. Кругом одна босОта! И хачики! Кого-то напоминал этот Козинцев, но кого - вспомнить не удавалось.
   Сошлись они с Бурмистровым на почве игры в шахматы и борьбы с бомжами: не дружили, но, как сегодня это называют - приятельствовали. Александр всегда с сочувствием выслушивал всякие жалобы на бомжей и разделял его негодование. Хотя... по правде сказать, сам ни разу против них ничего не предпринимал. Только в наше время и сочувствие дорогого стоит! Люди вообще ошалели: никому ни до кого нет дела! У Васяни над головой поселилась орава опасных элементов, которые запросто могут подпалить целый дом, но всем начхать - лишь бы у самих было оки-доки, а что там у соседа - всем до лампочки! Василий даже не знал никого из собственного подъезда! А ведь раньше жили иначе! - Дед ему рассказывал...
  
   Александр как раз и просветил... Жена его, бывшая, отдавала своего породистого кота, чтобы повязать с чудесной персидской малышкой. Но ничего не вышло - кот спрятался под диваном, да так оттуда и не вылезал двое суток, отведённые под мероприятие с кошечкой. Такая вот тонкая мужская натура! Это бабам всё равно - лягут, ноги раздвинут - еби их мать! А некоторые ещё зазывают, это и вообще кошмар!
   Конечно, Васяня мог бы спросить ключи от квартиры соседа. На время. Только... - уже и в дверь позвонил, а всё же - в последнюю минуту передумал. Хоть убей - не смог себя пересилить! Даже не признался сразу, что завёл себе женщину.
   В итоге, договорились встретиться у неё.
   Роза снимала маленькую квартирку не слишком далеко от центра.
  
   ***
  
   Ещё с утра день не заладился. Васяне всё было противно. В итоге, поругался с сослуживцем, нахамил начальнице, опрокинул вазу с цветами на столе сотрудницы.
   На самом деле все уже давно знали, что Бурмистров неисправим, но поскольку работал с усердием и часто выполнял чужую работу - прощали ему дурной характер.
   Хорошо ещё, что Розка его воспринимала нормально - даже, кажется, влюбилась дурёха. Но ведь и отлично! Ей полезно, - может хотя бы своего Фомина забудет!
  
   К вечеру стало лучше, он конкретно настроился на интимный прорыв и поставил себе целью действовать решительно. Чего бы там ни думали всякие дурищи с форума, а Васяня собирался конкретно доказать, чего он стоит!
  
   ***
  
   Самойлова открыла дверь не сразу. Прихорашивалась, наверно. И когда, наконец, появилась в проёме двери, Васяня почувствовал головокружение. Непонятно с чего.
   Ещё через порог он протянул шампанское и торт.
   - Без тампаксов сегодня, - улыбнулась Роза, то ли подшучивая, то ли упрекая.
   Васяне стало стыдно за прошлое поведение. Но, как обычно, он взял себя в руки и пошутил в ответ:
   - Роза, тебе тампаксы скоро не понадобятся, - проговорив это, он внезапно сообразил, чего ляпнул: - 'Блин, - выругался про себя Васяня, - вырвется же!'
   Розка взяла шампанское, будто и не слышала. И Бурмистров мысленно перекрестился!
  
   Вскоре они сидели на кушетке, цивилизованно о чём-то рассуждая.
   На журнальном столике застыли в ожидании:
   Тортик - с розочками по краям и шоколадной башенкой посерёдке; салат из крабовых палочек - со сметаной, изящно обрамленный веточками укропа, с тремя узкими дольками красного перца на поверхности; баночка печёночного паштета, аккуратно выложенная на тарелку - в окружении печенек типа крекер. А так же: двух сортов - нарезанный тонко сыр, блюдо с виноградом, и три апельсина. А над всем этим торжественно возвышалась бутылка Крымского шампанского, для полноты картины поставленная в серебряное ведёрко со льдом. Самойлова специально заезжала после работы в магазин и потратила на фрукты часть приготовленных для квартплаты денег. А потом ещё красиво раскладывала всё это по тарелкам. Розочка любила, чтобы было красиво.
  
   - За нас, Вася! За наше будущее и настоящее! Я хочу выпить за творческую силу желаний, которые сбываются! - и она подняла бокал повыше...
   Бурмистров быстро взял свой, одобрительно закивал и выпил.
  
   Разговор как-то не клеился, и вскоре Розка уже разливала последние крохи из почти пустой бутылки. К удовольствию Васяни она сообщила, что 'есть ещё прекрасное сухое вино'. Это оказалось как нельзя кстати. Бурмистрову дико не хотелось ни о чём разговаривать. Он размяк и готов был заснуть с минуты на минуту.
   Пока Самойлова ходила на кухню и открывала вино, Васяне удалось немного взбодриться. Он попробовал салат, сыр и виноград, разрезал на ломтики апельсин - несколько подал Розке, а два оставшихся съел, аккуратно отделив от кожуры.
   Через колонки звучала песня Валерия Меладзе. - Надрывные ноты в голосе напоминали о страданиях и любовной муке. Кто-то погибал от страсти, а Василий не испытывал ничего, кроме скованности, и никак не мог расслабиться.
  
   В конце концов, Самойлова предложила приготовить кофе. И Бурмистров одобрил идею, отчаянно пытаясь воскреснуть. Она продефилировала на кухню, бросив на него через плечо кокетливый взгляд. Василий опять вспомнил мать.
  
   Когда Розка вернулась из кухни с кофейной туркой в руках, то обнаружила дружка в состоянии немалой отключки. - После вина или ещё какого рожна, но только... - ей очевидно предстояло брать дело в свои руки. Васяня напоминал сидящий соляной столб и никаких мужеских эмоций, или страстного порыва, или хотя бы естественного живого начала не проявлял. - Казалось, он впал в транс или окуклился в иную реальность.
  
   Розочке пришлось из своих рук влить в него чуточку кофе, предварительно добавив в него молока, чтобы не обжечь. Потом она подняла дружка за плечи и отвела в спальню, раздела - притихшего зомби - словно ребёнка, и уложила гостя в позе оловянного солдатика, накрыв одеялом. После чего прошла в душ - специально показательно вращая бёдрами, чтобы он хоть немножечко ожил.
   На самом деле девушка заранее приняла душ перед его приходом. Но чтобы дать бедняжке время освоиться перед лицом неизбежности - Роза, вполне понимающая происходящее с мальчиком - снова попёрлась в ванную. И плескалась там ровно столько, сколько по её разумению следовало - чтобы гость собрался с духом, но не сбежал от чрезмерного напряжения...
   Когда она, после некоторого отсутствия, снова зашла в комнату, молодой человек уже немного освоился и сумел даже её приобнять. Так что, сидящая на кровати, завёрнувшись в полотенце - она легко скользнула под одеяло, где и свершился священный акт, которого они так ждали и боялись.
  
   После того, как сцена сексуального взаимодействия закончилась - отправляясь снова в ванную, девушка сделала вывод, что тантрой Васяня не занимался даже близко.
   И придётся ей, Розочке Самойловой, учить его всем премудростям, чтобы хоть как-то подготовить к началу жизни, в которой одно из главных мест, что бы там ни говорили, занимает секс - потом ещё секс, и снова секс... - Роза это отлично знала ещё со времён дружбы со своим возлюбленным учителем.
   Только теперь Розка, наконец, уверилась, что Васяня - не Фомин!
   Никакая пластическая операция не могла такое сделать с её возлюбленным Гаятри. VasilyB, про которого столько ночей ей грезились самые невероятные истории, про кого искренне верила, что это сбежавший от всех Фомин - оказался НЕ ОН!
  
   Нестерпимо, почти до слёз Самойловой стало жаль себя. А вскоре и Фомина, конечно... Вдруг он и вправду умер? Вдруг все были правы, когда уверяли, что Гаятри похоронили уже 4 года назад? Сама-то она ведь на похоронах не присутствовала... Да и хоронили в закрытом гробу, потому что после полёта с крыши высокоэтажки от дружка мало что осталось: бОльшая часть его красивого тельца растеклась по асфальту. Во всяком случае, так рассказывали....
  
   Короче, пока снова пили кофе, Розка обдумывала, чего теперь делать с Васяней: рассказать ему, что он не Фомин, или лучше не рассказывать? И Розочка пришла к выводу: лучше не рассказывать - пусть не знает.
  
   Ну и с того дня Самойлова начала тренировать Васяню.
   Таким образом, Бурмистров, наконец, получил личного тренера по занятиям 'тантрой'. А ещё через пару месяцев - впервые догадался, что ему это стало нравиться.
  
  
  
   Часть пятая.
   Роза знакомится с соседом.
  
   Теперь молодой человек не так часто называл Розку дурой, мысленно он даже начал использовать уменьшительно-ласкательное выражение чумичка. Люди вообще почему-то уже куда менее раздражали резко подобревшего Васяню. И даже, когда в очередной раз какие-то мудилы вывинтили на лестнице последнюю лампочку, он лишь вяло выругался:
   - Ублюдки шелудивые, снова лампу спёрли! - и пошёл мимо, вскоре позабыв про нарушение порядка.
  
   На время улеглись страсти. Главным смыслом жизни Васяни стало не опоздать на тренировку к Розочке да почитать что-нибудь особенное, чтобы было о чём говорить.
   Про основную цель их знакомства Васяня стал вспоминать всё реже, наказать укравшую его познания milapres стало казаться чем-то нереальным и даже некоторым образом мало достойным его талантов. Однако признаться в этом подружке Васяня не решался.
   Наконец в его жизни появилась женщина. И постоянно хотелось с кем-то это обсуждать. Бурмистров решил познакомить Розу с Козинцевым, своим партнёром по шахматам. Слишком уж часто хотелось о ней говорить, и уж лучше было бы, чтобы приятель ее увидел своими глазами. Тогда он смог бы помогать Бурмистрову советом. И поскольку Козинцев являлся для Васяни своего рода авторитетом - такой поворот событий выглядел весьма желательным.
  
   И вскоре... одним субботним славным вечерком - все вместе трапезничали в квартирке соседа, рассказывая друг другу потешные истории о жизни в постперестроечной Москве, сдобренные весёлыми эпитетами, которыми наделяли героев и участников (кроме себя, конечно)...
   Словно Красная стрела на Петербург-колыбель революции - застучали по рельсам бытия часы и минутки той знаменательной встречи...
  
   После десерта слушали музыку, и даже сосед танцевал с Розкой. И Самойлова строила ему глазки, в то время, как Васяня сурово ревновал, не показывая, однако, и малейшего вида.
   Надо отдать должное: Розка умела очаровать - артистка всё же, что ни говори, хотя и бывшая... Васяня и не заметил, как элегантно Розочкина записка с номером телефона исчезла в кармане партнёра по шахматам. И, конечно - в будущем молодой человек так же не заметит, какие такие страсти организуются из милого дружеского флирта, которым обменялись в тот судьбоносный вечер его учительница Тантры и партнёр по шахматам Александр. Зато сам Василий с тех пор получил заслуженное право делиться с соседом всевозможными переживаниями, порождёнными общением с Розочкой, и совсем скоро их отношения стали намного ближе, чем молодой человек осмеливался ожидать прежде.
  
   Александр оказался на редкость внимателен и терпелив. Выслушивая незадачливого соседушку - часто давал советы, благодатно влияющие на любовную парочку.
   Сама Роза тоже очень положительно о нём отзывалась и даже, порой, ставила в пример, намекая, что Александр умеет отвечать за свои слова, а Бурмистров только обещать умеет. - Так она намекала, что святое дело возмездия буксует, ни капли не продвинувшись с начала их нежной дружбы. - Ведь Васяня до сих пор ничего и не предпринял, чтобы найти обокравшую обоих milapres? - Розочке даже пришлось прибегнуть к помощи того же Александра... - правда дружку она этого не сообщила, благоразумно умалчивая, что вообще видится с соседом.
   В итоге, встречаясь с Васиным 'партнёром по шахматам', душечка жаловалась на Бурмистрова, поскольку тот только и делал, что выжирал всё в её холодильнике, ровным счетом ничего не предпринимая, чтобы выследить злостную воровку форумчанку milapres и проучить её. На это Александр обещал голубке сам раздобыть нужную информацию, понимая, что Васяня этого не осилит, а у него есть 'свои люди в структурах'.
   После такого жизнеутверждающего изгиба судьбы окрылённая хорошей новостью Самойлова очень расположилась к Козинцеву и даже воспылала желанием продемонстрировать ему свои познания в области Тантры - на чём и сошлись оба, весьма довольные друг другом.
  
   А вскоре воодушевленная Александром Самойлова подбросила Васяне идею сдать бабку в приют - в Дом Престарелых, значит - чтобы наконец стать свободным и даже, может быть, поехать в Америку, почему бы и нет? - Возможно, найти там злосчастную milapres? Чем не прекрасный план? Или побывать на родине Дона Хуана, не достойно ли это настоящего мужчины?
   - Вася, а ты хотел бы поехать однажды в Латинскую Америку? Побродить в тех местах, в которых Дон Хуан встречался с Карлосом Кастанедой? - спрашивала Роза, сделав таинственно-романтическое лицо.
   - Конечно хотел бы, - отвечал Василий и погружался мыслями в любимую атмосферу книг Кастанеды.
   - Мы могли бы отправиться вдвоём... - мечтательно продолжала душечка, - только бабусю жалко, кто за ней будет ухаживать? Всё же... может лучше поручить это специалистам? - Ведь у них все условия? Говорят, теперь нужны особые связи, чтобы устроить родственника в Дом Престарелых. Просто так, с улицы, не берут. Александр, твой друг, - помнишь, рассказывал? - вроде бы, он помог отцу своего начальника... у него есть какой-то врач... - Конечно, теперь за всё нужно платить. Но многое значат связи, ведь даже за деньги не получить достойного ухода. Слишком уж престижно стало отправлять родителей в лечебные учреждения высокого уровня, - и Роза осторожно посмотрела на Васяню из-под красиво подведённых ресниц.
   Бурмистров призадумался.
   По-сути дела Розка была права. Зачем бабке месяцами сидеть одной, не выходя из квартиры, когда можно пользоваться всеми благами цивилизации?
   Всё же за окном 21 век? И здоровье поправит, и внуку досаждать не будет. - Одним ударом, можно сказать... не заловить ли разом двух зайцев? - Об этом стоило поразмыслить.
   И всего через пару недель идея сдать бабусю в приют получила развитие: Васяня сам обратился к Александру за помощью и содействием. И Козинцев пообещал расспросить знакомого о деталях, а возможно - устроить с ним личную встречу.
  
  
   Часть шестая.
   Роза.
  
   Уже четыре с половиной месяца Розка являлась для Бурмистрова личным тренером по части 'прикосновения сексуальности' в постельном режиме. Васяня даже слегка научился проявлять инициативу - более, чем просто залезть под одеяло и затаиться в ожидании.
   Теперь Самойлова, - так уж само собой получилось, - стала, вроде бы, даже обязана дарить ему радости 'прикосновения' по вторникам и пятницам: - 'В память о Гаятри', - объясняла она себе. А рыцарь уже догадывался ухаживать так, чтобы покупать не только конфеты, пирожные и шампанское, но даже кое-что из продуктов, а три раза - подносил букетики, упакованные в прозрачный хрустящий пакет с зеркальным эффектом.
   Необычно для женщины, но Самойлова не любила цветов. Она бы предпочла в подарок пару новых колготок или брюки от дизайнера. Или сумочку из витрины шикарного бутика на Тверской, недалеко от конторы, где душечка трудилась в должности секретарши.
  
   Когда-то она приехала в Москву учиться, поступила во ВГИК, да так и осталась в столице, выйдя замуж за начинающего режиссёра.
   Только не заладилась у них жизнь - почти сразу развелись, поссорившись на почве первой Розкиной беременности. Молодой муж совсем не горел желанием обзавестись, как он выразился, спиногрызом, пока оба не достигнут в жизни чего-нибудь стоящего.
   Вот и получилось: муж направился к заветной мечте - достигать стоящего, и исчез за горизонтом, а Роза - в больницу на аборт.
   С тех пор девушка ни разу не забеременела вновь, хотя порой уже подумывала, не родить ли ей дочку, пусть даже и без мужа.
   Однако... - никакая дочка чего-то не торопилась подселиться во чреве Самойловой. В Розочкино тело совершенно не стояла очередь желающих - ни девочек, ни мальчиков. И голубке только и оставалось - присматриваться к витринам дорогущих бутиков, да мечтать... Например, о сногсшибательном костюме - с узкой обтягивающей юбкой - типа таких, в которых появляются на экранах cinema сексапильные роковые мадам, доводя зрителей мужского пола до потери рассудка, а дамочек всех мастей до состояния жестокой зависти. Или об умопомрачительной сумочке, обнаруженной в руках полуголой заграничной бабы-манекена с наглой рожей истинной парижанки. О сумочке она мечтала с особым вожделением...
   Конечно, хотелось, чтобы Бурмистров сам догадался и купил для дамы сердца что-то повесомее, чем букетик из супермаркета, - вот пусть такую сумочку, например, чего он разорится? Но, увы: по жизни в целом, и с Васяней - в частности, Роза постоянно играла роли, в которых не предусматривалась открытая просьба купить ей что бы то ни было в подарок.
   Сам же Василий был не только прижимист сверх меры, но ещё и не считал себя обязанным 'портить женщин'. Скорее наоборот - старался 'закалять'. Потому что не лох какой-нибудь, а джентльмен, и не мог унизить женщину тем, чтобы заплатить ей за любовь.
  
   Вот так и повелось меж ними: встречаясь - неизменно полагалось разговаривать об искусстве, книгах и кино, вкушать шоколадные конфеты и пить шампанское, натянув маску томительной страсти родственных душ, получающих бескорыстное 'райское наслаждение'. Не забывая при этом строить романтические позы и уважающие друг друга морды лица. Ну и параллельно Розочка позволяла себе испытывать тайное чувство превосходства над дружком. - Ещё бы, она знала по сравнению с Василием столько психологических трюков 'магнетической манипуляции', что чувствовала себя скорее мамой, чем подружкой.
  
   ***
  
   Итак, жизнь продолжалась.
   На форуме к тому времени их обоих забанили - из-за жуткой ругани Васяни в сторону milapres. Даже многотерпеливый Лотос (хозяин форума), наконец, не вытерпел и отправил обоих в длительный отпуск: уничтожил склоку путём закрытия темы о Ладане и Тантре и удаления с форума матерящегося безмерно VasilyB-a, а заодно и Розки Самойловой, потому, что голубка тоже начала материться, как сапожник - будто сам Бурмистров попросту взял на себя обязанности писать от имени подружки.
  
   Когда душечка обнаружила книжку milapres о покойном Гаятри, то - наравне с Васяней - ей напрочь сорвало крышу. Ведь наглая пейсательница несанкционированно написала книгу! И даже занималась издательством! И всё это - не посоветовавшись с ней, истинной владелицей прав на использование светлого имени Гаятри! - Эта мерзкая старушенция написала свой злобный пасквиль! А меж тем... Ведь Роза сама давно мечтала написать книжец мемуарного содержания. Собиралась всему свету рассказать, каким прекрасным был её возлюбленный Фомин-Гаятри. Розочка только хотела убедиться сначала, что Васяня не Фомин. А книжка стояла на очереди, в планах на ближайшее будущее! Вот ведь, как оно всё было-то!
   Только вдруг... с никакого боку-припёку влезла эта milapres! Как её вообще-то угораздило? Она ведь, вроде, не ходила на Тантру?! А вот, поди же - нахально украла всю информацию! Читая (вероятно, ночами) то, что она - Розочка - вынашивала, прежде, чем написать свою светлую повесть о настоящей любви!
  
   Короче, чего теперь говорить... В Розе бурлили страсти обманутой дважды. Сначала её кинул бывший любовник, свергнувшись самовольно с крыши, а теперь ещё посторонняя тётка украла право первенства у Розкиной пока ещё не рождённой повести...
   Собственно, сказать по-совести: у неё практически нагло украли будущее! И за это Роза намеревалась отомстить, чего бы ей это ни стоило!
  
   Значит, у Розки и Васяни был один общий враг - milapres. И один общий интерес: отомстить говнюшке! На этом и завертелись их романтические отношения: скреплённые словно новомодным клеем. Следуя словам известной песни - они образовали Цепь, связанных одной целью.
  
   А про клей? Самойлова однажды купила... по наущению одной довольно специфической тётки - тоже бывшей тантристки, обретающейся на форуме. И даже испробовала! - Дерьмо собачье!
   Эта тётка, так ничего и не понявшая в сути Тантры, постоянно трахалась с разными мужиками в реале, а в форуме - выставляла об этом так называемый 'джиберишь' - монотонное врунливое бормотание обо всём на свете без разбора и контроля! Розка с ней когда-то дружила, даже и уважала до поры. Наверно, вот до того самого момента, пока не испробовала разрекламированный подружкой клей...
   Бывшая тантристка отличалась тупой любовью информировать всех на свете о том, где чего можно купить, и как потом использовать в хозяйстве. Даже давала полезные советы - например, где найти бесплатного хахеля (на 20 лет моложе себя), чтобы заботился: делал массаж, заваривал чай, и всё в таком духе... А дополнительно - обслуживал в кроватке, орудуя при помощи своей молодой, гладкой и замечательно мускулистой попки. - Правда про член не упоминала. Зачем? - Ведь она заранее рассказывала, как прекрасно лупит себя по щекам силиконовым фаллоимитатором во время просмотра фильмов? Вероятно, не было оснований повторяться: этим прибором дружок вполне мог удовлетворить все её капризы!
   Так вот... Тантристка поведала о супер клее с экзотическим названием 'magic kamasutra-tag 009', при помощи которого можно приклеить что угодно к чему угодно в течение всего пары минут! Вот его-то как раз и прикупила Розка... И плевалась потом в сторону бывшей тантристки очень долго. Никак не могла простить подставу.
  
   Однако, что касалось отношений с Васяней: при помощи третьей величины - наличия у обоих такого прекрасного чувства, как всепоглощающее желание отомстить - они склеились прочнее, чем тем 'camasutra 009'. Хотя, конечно - не стоит недооценивать силы желания душечки Самойловой воссоединиться с любимым Гаятри (в облике Васи Бурмистрова) на начальной стадии их знакомства.
  
   Итак, после нескольких месяцев общения с приклеившимся партнёром по мести - Роза чувствовала нарастающую обременительность от вошедших в привычку еженедельных встреч. А кому не надоест?
   Приходит, получает всё, чего хочет, - помощи от него никакой, толку в постели - мало. И зачем ей это? Уже давно пора было переходить к главной цели общения, но голубчик всё ещё не мычит-не телится! И... сказать по правде - она уже начала бояться, что не выдержит - сорвётся! И выскажет Бурмистрову всё, что о нём думает!
   На прошлой неделе он и вовсе натурально не сумел возбудиться! А ничем, кроме собственного 'писюна', как он по-детски называл хуй, орудовать Васяня, похоже, вообще не был способен! Ему уже за тридцать, а он строит из себя целку и ягнёночка кучерявого, вместо того, чтобы научиться хотя бы чему-то полезному для жизни!
   Ей уже до тошноты надоело слушать его бесконечные разговоры о настоебеневшем Кастанеде или Ладове - он же был просто помешан, натурально! Кто же мог знать! - С виду вроде нормальный был, а начала встречаться и обалдела: - там же патология! Блять! Ему нужно было от женщины только одно: говорить о Кастанеде и его 'Ведьмах' и трахаться - исключительно в одной позе 'сзади'. Предварительно всегда лаская и целуя её голую жопу, оглаживая, и, кажется - единственно с нею общаясь! До Розки ему было насрать, только вид жопы возбуждал. Особенно, если она крутила задом, стоя к нему спиной, пока он дрочил 'для восстановления сексуальности'!
  
   Если честно, Самойлова уже подумывала: а не отомстить ли ей самому Васяне?
   А чего он хотел? Он думает, что может вот так - безнаказанно приходить к ней, жрать всё, что найдёт в холодильнике, трахать её строго в зад, и при этом - ничего для неё лично не делать?!
   Она ведь просила, узнай адрес milapres, а что он нашёл? Каких-то московских то ли родственников, то ли вообще однофамильцев, а где её адрес в Америке?! Где номер её соцстрахования? Где номера кредиток, в конце концов? Даже номера телефона не нашёл, - герой, бля!
   И всё это приходится добывать ей самой! При помощи, кстати, соседа Александра и той самой тантристки - бывшей подружки, с которой даже пришлось снова замириться, затратив немалые усилия! - Тантристка когда-то в милиции работала, имеет кое-какие связи. На них и придётся выйти Розочке - самой, а не с помощью Васяни! Да ещё, слава Богу, остались у Самойловой пара пишущих перчиков из газеты - те умеют информацию из-под земли доставать...
   Если Бурмистров не возьмёт на себя труд реально чего-то предпринять против лживой сучки 'писательницы' - она ещё устроит ему... сладкую жизнь! - в многолюбимой им жопе, мать его! - И Роза гневно сдвинула брови, сощурила глаза, и представила себя в роли Богини Кали - неумолимой мстительницы всем неверным...
  
   На самом деле, Самойлова недавно припомнила и даже рассказала Александру об одном очень интересном опыте.
   Дело было ещё при живом Гаятри. У подружки тогда один мерзкий пидор, режиссёр, начал гулять с её дочкой - молоденькой совсем красавицей. И пообещал снять её в кино. Подружка его уважала, потому что режиссёр тоже занимался у Ладова, был тантристом. И дочку ему доверила, ан... - не всё так радужно оказалось... Мерзавец воспользовался доверчивостью, а потом красавицу бросил и ни в каком фильме не снял. - Настоящий говнюк, как таких только земля носит!
   Так вот, подружка этого безнаказанным не оставила: из-за нанесённого оскорбления сильно рассердилась... Должна же мать за дочку заступиться или нет? - Подруга подумала-подумала, да и припомнила об одной бабке-ворожее. Та воздействовала при помощи заговоров и магических манипуляций, получая для ритуала какую-то микроскопическую деталь, принадлежащую будущей жертве.
   И обманутая в надеждах тантристка, не будь дурой - поехала к бабке! Ну и Розочка с ней за компанию... - Вместе подались в Область, к черту на рога, с целью отомстить уроду.
   Бабулька составила тихонечко какие-то там писульки, свечечками помахала, травкой покурила, и... Через пару месяцев мужичка сбила машина.
  
   Разумеется - подружка злорадствовала! Но сразу перестала признавать, что де чего-то там предпринимала. Мол, 'нет, что вы, что вы!.. Да как я могла пойти на такое!.. Да я бы никогда!'... Ну и всё в подобном роде.
   Самойлова тогда промолчала, но для себя хорошенечко запомнила... И адресок бабульки припрятала, мало ли чего в жизни может случиться? Вдруг пригодится? И подружку ту сильно зауважала.
   - Отольются кошке мышкины слёзы, - говорила тогда тантристка. И Роза поддерживала: 'нельзя безнаказанно пакостить людям'! Во всяком случае, когда-то она и сама была глупа и наивна - доверяла, и её использовали... Но теперь Самойлова знала, чего хочет, и не собиралась позволять поступать с собой по-скотски!
   Всего несколько волосков или парочку состриженных ногтей, - разве трудно это достать, если постараться? Чтобы защитить любовь? С чего это Роза должна отступать? Особенно, если дело касается её возлюбленного Гаятри? - Который сам за себя постоять уже не может... Да ради него Роза могла душу продать дьяволу, а не то, что просто отомстить!
  
   Когда она поделилась с Козинцевым этими мыслями, Александр как-то удивительно благородно разделил её возмущение. Ведь и впрямь, должен же мужчина содействовать своей женщине, если уж выбрал её, а не какую-то другую? - Должен помогать всем, чем может, - такое мнение имел Александр на суть образовавшейся проблемы. А что касалось способа, выяснить месторасположение этой milapres, которая, якобы, из Америки - Александр как раз очень ответственно подошёл к делу и предложил голубке - весьма интимно... одно частное 'Тайное общество', которое пользовалось международным авторитетом и широкой базой данных... И хотя сам он не являлся членом общества, но хорошо знал нескольких важных лиц и мог порекомендовать Розу... Это, безусловно, сулило Самойловой продвинуться, наконец, в деле поиска информации о насолившей воровке. И Розочка не собиралась упустить такой шанс...
   Другое дело... с какой стати она должна всё делать одна?! Почему Бурмистров будет отдыхать, а она, высунув язык, раздобывать всё необходимое? - И снова сами собой сжались кулаки, глаза её сузились, и решимость резче обозначилась в скулах.
  
   А когда-то... - мысли Розы часто возвращались к тем временам... Тогда они впервые поссорилась с Фоминым. - Если бы только можно было вернуть время вспять! И Самойлова погрузилась в воспоминания...
   Однажды Гаятри пришёл какой-то необычайно грустный и задумчивый. Роза поинтересовалась, в чём дело. А он ответил: 'знаешь, я всё время смотрю на жизнь через призму смерти и сегодня понял, когда она придёт - я её не узнаю. Узнаю только тогда, когда уже будет поздно, и больше не останется шанса с ней пообщаться'. Роза тогда стала его успокаивать, типа: 'да что это, зачем ты всё время о смерти думаешь, как можно! Лучше жить и радоваться тому, что есть... - здесь и сейчас...' и так далее... Но сама подумала, что если Гаятри вдруг умрёт, то и ей жить незачем.
   Кончилось тем, что он произнес: 'дура ты, Роза, ничего не можешь понять'. Она обиделась, и получилась ссора. В тот день Роза вдруг ощутила, что связана с Гаятри незримыми путами - куда он, туда и она. А согласен кто-то или нет - не имеет никакого значения: им суждено быть вместе, - так она услышала, как если бы, голос Истины.
   После того влюблённые много ссорились, он ей изменял, но всегда Роза знала, что ссора временная. И в конечном итоге они будут вместе.
   Теперь он умер (или всё же нет?)... А она продолжает ждать встречи. И... странно - Роза чувствовала, что ждать осталось недолго. Самопроизвольно припомнились руки Гаятри, и тело немедленно откликнулось желанием ласки.
  
   'Как же всё-таки далёк Бурмистров от того, чего должен дать мужчина!' - невольно подумала Роза, - даже подлец бывший муж... в сравнении - вполне безобиден, - скулы её снова напряглись, и нестерпимо захотелось выпить.
   Роза открыла тумбочку, извлекла припасённую недавно бутылку ликёра и прошла на кухню, где налила себе полную рюмку, устроившись за столом, напротив телефона...
  
   - Может всё ещё нормализуется? Главное отомстить milapres, остальное может подождать! - И Роза уверенно набрала номер, оставленный Александром, желая немедленно вступить в Тайное общество, чтобы отыскать обидчицу, в какой бы стране та ни пряталась.
  
  
   Часть седьмая.
   Неожиданный визит.
  
   Минуты жизни пролетали быстро:
  Друзья-подруги среди них старались
  Достигнуть целей, - словно тайно искры
  Для будущих пожаров высекались...
  
   Итак, атмосфера на Лотосе успокоилась. Форумчане вроде и думать забыли о забаненных VasilyB и Самойловой, milapres тоже давно не показывалась и ничего больше не писала. О произошедшем скандале как будто позабыли, а читать там очередных дурищ Васяне было скучно.
   Вот так: стоило ему перестать доносить до публики важные сведения о 'коллапсе Ладова', как публика тут же позабыла и о тантристах, и о произошедшем воровстве - никто больше не упоминал даже и самого Василия.
   - Ну и ладно, сами виноваты, во главе с дуболобым Лотосом - лишились нормального человека, предоставив все права поносящим и засирающим форум дурищам, - сказал себе VasilyB и решил в форум после бана не возвращаться, а создать свой личный блог, где можно оповещать нормальных граждан, а не безмозглых куриц, для которых писать далее не имело никакого смысла.
  
   Так Василий добровольно самоустранился с Лотоса, на котором обретался уже несколько лет, разоблачая всех мастей самозванцев. Розка, разумеется, тоже последовала за ним, притянув ещё одного единомышленника-почитателя. По-факту: после разгоревшегося скандала образовалась первая Тройка отщепенцев - ушедших в подполье, чтобы оттуда клеймить позором всех, кого отыщут в закромах русскоговорящего интернета.
  
  
   ***
  
   Жизнь Бурмистрова стала на удивление спокойной, удовольствия - более стабильными, хотя и не без странностей...
   Одна из таких странностей как раз и подоспела... надо сказать - совсем неожиданно.
   Так, не успел молодой человек отметить, что стал относиться к бомжам довольно радушно, - то есть чаще подсмеиваться, чем злиться, как главная Бомжиха внезапно нешуточно озадачила беднягу... Иными словами, случилось кое-что совсем непонятное.
  
   Произошло это в прекрасный осенний полдень выходного дня.
   После просмотра по телеку замечательной комедии, в которой высмеивались нравы современной московской молодёжи, Васяня, вдруг, припомнил Бомжиху и представил ее, ползающую по лестнице кверху жопой в поисках выкраденной дружком вставной челюсти. Представил, и от чего-то развеселился. И не просто развеселился, но... зачем-то стал о ней думать.
   Однако, если произносить оглушающие внутренние монологи обо всей их позорной компании идиотов во главе с Бомжихой уже давно стало делом привычным, то подумать о ней, как человеке - случилось впервые, спонтанно и неожиданно...
   Васяня зачем-то стал представлять дурёху молодой девушкой:
   - Какой она когда-то была? Был ли у неё муж и дети? Влюблялся ли в неё какой-нибудь мальчик в школе? Дергал за косы? Носила она, собственно, косы или нет?
   - Какого хоть цвета её волосы? - он неожиданно не мог вспомнить... Вот вроде видел её, а какая причёска и какого цвета волосы, припомнить не смог. Это удивило.
  
   Вот, примерно, в этот самый момент и раздался в прихожей заливистый лай звонка...
   Василий пошёл открывать, недоумевая, кто бы это мог быть. И... едва не рухнул, потеряв равновесие: - на пороге его квартиры собственной персоной стояла Она! Бомжиха!
   Красотка состроила умильные, обильно обведённые чёрным по контуру и раскрашенные ярко-синим сверху, поросячьи глазки. После чего растянула а ля алые лепестки 'губки бантиком' (а на самом деле нарисованные три ярко-красных пятна помады по центру ротика) - и прошепелявила:
   - Сдраствуйти, а я Нина, ваша сасетка, пришла познакомица, - и 'сасетка' сделала нечто, напоминающее книксен.
   Васяню обуял ужас...
   - У миня к вам письмо, - смутилась Первая Дама подъезда и протянула запечатанный конверт. - Из ящика выпала... - и стояла с протянутым конвертом, сверля его маслеными глазками!
   Василий впал в ступор! Открыв рот, он почувствовал какое-то неожиданное оцепенение, одновременно испытывая удивление и некий магический страх.
   - А от кого письмо? И почему 'выпало'? - преодолевая заторможенность, Васяня едва нашёлся, чего спросить, не отваживаясь взять конверт.
   Нахальные искорки сверкнули в глазках меж чёрных неряшливых обводок и тут же растаяли, сменившись липкой патокой показного уважения:
   - Дык, ваш друк передал, Александер, он его первее обнаружил. Вот тут и отправитель ясно указан: Ярослав Андреевич - это наш благадетиль, он как раз этот дом курьируит и желаит нам фсем хорошего добра, а так же помощь матерьяльную оказываит, чтобы жители не нуждались, по призванию Боженьки Исуса. Тут, наверно, квитаньцыя - мы все такие получили, для помощи при расселении жителей. Дом-то решили, таво... - под снос, а всем - кватиры, - и она снова радостно заулыбалась. Так, что Васяне стало то ли тошно, то ли жутковато. К тому же он снова вспомнил про потерянную челюсть...
   Волосы у Бомжихи оказались чёрненькие и редкие... Никакой особой причёски не было. На подведённые карандашом брови просто нависали со лба клинья, как жидкие вороньи перья. Дырок меж зубами не просматривалось - значит, челюсть она всё же нашла...
  
   Наконец, Бурмистров взял письмо, повертел в руках, ещё раз пристально и сурово посмотрел на Бомжиху и вскрыл конверт. От неожиданности и нелепости происходящего немного кружилась голова. Василий всё ещё не мог сообразить, как ему следует реагировать: что вообще делать в такой явно абсурдной ситуации? Кто такой этот 'Ярослав'? - (Действительно на месте отправителя значилось такое имя)... Почему письмо принесла Бомжиха? Чего она хочет-то? Почему ей передал 'Александер'? Почему он? Он же не почтальон! Что вообще всё это значит?
   А 'Чудо природы' тем временем продолжала стоять, и чего-то ждала. Чего вообще ждёт это подобие женщины? Как её угораздило прийти к нормальному человеку: ни сочувствующему, ни наркоману или алкашу? - До чего довели Москву!
  
   И Василий начал читать. В письме сообщалось о решении горсовета строить в данном районе большой жилищный комплекс - с магазинами, детсадом, спортивной площадкой, библиотекой и тому подобным. В самом ближайшем будущем власти собирались снести дом и расселить имеющихся граждан по новым квартирам. Одно непонятно, каким боком это могло касаться бомжей? Не дадут же им квартиры просто так?
   Тут Василия озарило: претвориться и вызнать, что к чему - авось, алкашиха хоть что-то, да расскажет. Эти сволочи, наверно, все новости в округе первыми узнают!
  
   Вторая страница письма оказалась анкетой. Заполнить - плевое дело: об официально прописанных жильцах, имена квартиросъёмщиков, номер свидетельства о приватизации, если такое имеется, и всю подобную муру! За 15 минут можно сделать! А там пофиг - может и вправду дадут отдельное жильё, от бабки подальше? Всё же Васяня не ребёнок уже! А ещё лучше, если равноценную квартиру, новую - ему одному. А бабку, по совету Розки... - бабку нужно отправить в Дом престарелых.
   И Василий, впервые состроив 'сасетке' уважительную гримасу, спросил:
   - А как можно связаться с этим Ярославом Андреевичем? Вижу, вы его знаете - лично знакомы? Что-то уже известно, когда и каким образом будут расселять?
   Она снова радостно закивала и затараторила:
   - Да, да, будут! Очинь скора! Они приежали на днях, встречались с публикой - акция такая... Для порядку. И вопросы отвечали... Высокий такой, уважитильный!.. - она закатила глазёшки. - Фсем пиво раздавали, прямо три ящика ис машины вытащили... Вот ведь, бывают джинтельмены! У меня первый мушь такой жэ красивый был - идёт, а фсе мне завидуют. У него ещё такой пинжак был: синий, тёмный савсем - в мелкую тоненкую полосчку... Очинь я ево пинжак любила. Но потом его в заграницу отправили - должность такая, и я вышла за другова. Вот САМ с работы вернётся, он вам фсё подробненько расскажит, - бомжиха намекала на сожителя, вроде он чего-то там больше её знает.
   Внезапно Васяня расхотел расспрашивать дальше, а решил пойти вечером к Александру и, по-возможности, узнать чего-нибудь у него.
  
   ***
  
   Когда вечером Бурмистров подходил к двери Александра, то увидел бомжихиного 'мужа': тот прощался с соседом в дверях. Попрощался, раскланялся заодно с Василием и был таков.
   - Ты чего, домой их пускаешь? - удивился Вася.
   - Ну да, а как ещё можно расспросить о чём-то? Ещё и водки ему налил, а ты как думал? - И Александр ухмыльнулся одними губами, - вижу, ты уже новость слышал?
   - Представь, его 'Красотка' ко мне сегодня пожаловала! Принесла анкету. Говорит, ты передал?
   - Да, утром почту приносили, твоё письмо выронили - лимитчики, чего ты хотел?! Работать нормально не умеют... Мне лень было к тебе нести, не на полу же оставлять? Вот ей передал... - У меня точно такое в ящике было... Кстати, ещё Кирилл Петрович, ты ж его помнишь, тоже в шахматы играет - из соседнего подъезда? Тоже уже заходил - посоветоваться и анкету заполнить. Хочешь, пригласим его, разыграем пару партий?
   - Нет, я никого из дома не знаю... Ну его... Сами разберемся.
   - Похоже, скоро переезжать, а? - Александр хитро подмигнул и пригласил на кухню...
  
   На столе и вправду стояла початая бутылка водки, всё ещё запотевшая после холодильника.
   - Садись, сейчас рыбу достану. Бомжаре я особых закусей не предлагал - перебьётся... А нам самое оно! - И Александр извлёк из холодильника упаковку нарезанного балыка, банку мелких солёных огурчиков, колбасу, гусиный паштет в маслёнке, два помидора и головку маринованного чеснока. Достал Бородинский хлеб, тарелки и пару чистых рюмок. Рюмку бомжа он положил в раковину, второй на столе не оказалось. - 'Сам, похоже, с бомжарой не пил', - подумал Васяня. И спросил:
   - А чего сам-то, с Этим - не пригубил?
   - Зачем? С такими пить - только неприятности наживать, - и, разливая, спросил: - ты ведь не против?
   Васяня был не против. Ему давно хотелось поговорить по душам: посоветоваться, и вообще...
   Почти месяц назад Бурмистров познакомил Александра с Розкой. И теперь бОльшая часть разговоров сводилась к пересказам: чего она сказала, чего сделала, и чего из этого вышло. Александр всегда внимательно слушал, изредка давая советы. Уже побывав женатым, он пользовался уважением Василия. И, конечно - был единственным, кому молодой человек мог хоть что-то открыть.
   В целом, Александр Розку одобрял, но Васяне всё равно хотелось говорить о ней постоянно. Так что, выпив пару стопок и получив инструкции о заполнении анкеты, Васяня снова вспомнил о подружке...
   Анкету он решил заполнить на следующий же день, отослать по указанному адресу, и забыть. На этом проблема с письмом кончалась, а вот с Розкой - отнюдь не факт! И об этом стоило посоветоваться!
   В частности, за последнюю неделю он пришёл к выводу, что Розка не такая простушка, как выглядит, а чего-то всё молча обдумывает и готовит. - Васяню же от этого постоянно преследуют весьма странноватые мыслишки!
   Например, так и кажется ему порой: если случайненько так... во время секса, скажем - засунуть невзначай руку под подушку? А там... - револьвер! Причём, она же и выхватит револьвер первая! И прощай его молодая жизнь! - с пионерским приветом!
   Может и вообще... тот злополучный Фомин - от неё с крыши сиганул? Или и того вернее: - она же и столкнула!
   Вот так порой, безо всякой уважительной причины, подумывал незадачливый любовничек Вася Бурмистров о своей милой подружке Розке Самойловой.
   А частенько Васяне натурально хотелось перекреститься, когда после очередного свидания за спиной захлопывалась дверь Розкиной квартиры. - Ему вдруг вспоминались глаза подруги во время занятий тантрой и... неожиданно зачем-то приходила мысль: не осенить ли себя крестным знамением, пока никто не видит?
  
   Ясно, что никому, кроме Александра, он таких мыслей доверить не мог, из-за чего в последнее время они особенно сблизились. И всё чаще Васяня заходил 'поиграть в шахматы'. Квартирка Александра постепенно становилась новым шахматным клубом для персональных Васяткиных откровений. Теперь сосед знал о Розке столько, что легко потянуло бы - если не на роман, то на повесть - с озорным названием 'Розка. Мистическая Драма о тайных закоулках бабской породы'.
  
   ***
  
   В тот вечер, выпивая с соседом, Васяня, наконец, понял, что Самойлова заняла в его жизни главенствующую роль. Собственно, он не смог бы от неё теперь отказаться. Но зато, если она будет и дальше морочить ему голову, то Васяня придумает, как её поставить на место.
   - Нужно с ней серьёзно поговорить, - к такому выводу пришёл Бурмистров, вернувшись домой. И сразу уснул - неожиданно даже не раздеваясь, как будто не спал целую вечность.
  
  
   Часть восьмая.
   Витамины в подарок.
  
   Злосчастный звонок лаял, кажется, целую вечность!
   - Опять какую-то блядь принесло!
   Голова болела, вставать категорически не хотелось. После вечерней попойки Василий законно рассчитывал поспать подольше. К тому же было воскресенье! - Кого это принесла нелёгкая? Даже в выходной выспаться не дают! - выругавшись, с суровой гримасой недовольства Бурмистров прошлёпал в коридор.
   Через глазок на него смотрела незнакомая харя незнакомого мужика. Открывать не хотелось, но... - ничего не поделать, - он повернул собачку верхнего замка, снова посмотрел в глазок и, наконец, открыл нижний.
   Высунув голову наружу через при открытую дверь, Васяня ожидал, вопрошая взглядом, мол, чего надо?
   Мужичок приветливо улыбался. Потом кивнул и произнёс:
   - Скажите, Клара Адольфовна здесь проживает?
   Васяня покривился: из-за бабки пришли в выходной, где это видано? Но опять же, ничего не поделаешь. И Бурмистров процедил:
   - Здесь. А в чём дело?
   Мужичок ещё раз улыбнулся и, продолжая в упор настойчиво смотреть на Василия, проговорил:
   - По постановлению мосгорсовета Кларе Адольфовне полагается получить медицинскую помощь, а именно - упаковку поддерживающих здоровье витаминизированных средств. Акцию на поддержание московских пенсионеров финансирует группа МедТехПлюс. Всем лицам, старше шестидесяти пяти положена упаковка препаратов, условно рассчитанная на три месяца. Собственно, название громкое, но на самом деле это просто витамины нового поколения, довольно дорогие (цена за банку около 75 у.е. - далеко не всем по карману, даже работающим, не говоря уж о стариках). Вы можете сами расписаться. Или пригласить её.
   Бурмистров, наконец, открыл дверь и впустил представителя. На плече тот держал увесистую сумку, в руках - коробку с препаратом и анкету на планшетке.
   - Распишитесь вот тут, - и он ткнул ручкой в отведённое место на бланке.
   Василий расписался и принял коробку:
   - Как их хоть принимать-то?
   - Очень просто: по одной таблетке в день, до еды. То есть, утром. Там внутри инструкция. Таблетка довольно большая, требуется запивать водой. Предназначено строго для людей преклонного возраста, людям младше шестидесяти пяти принимать не рекомендуется. Новая разработка. Для участвующих будет конкурс и премия за лучший результат. Кстати, опыт показывает, что российские старички в витамины не верят и пить отказываются. Не то, что в США или других развитых странах, где население без витаминов и дня прожить не может. От того и продолжительность жизни в западных странах значительно выше, чем у нас. Так вот, я настойчиво рекомендую отслеживать, чтобы бабуля пила ежедневно, иначе эффекта не будет. А после акции организаторы намерены провести опрос и тесты среди всех принимавших. - Пять человек, кто покажет наилучшие результаты, получат из наградного фонда по путёвке на курорт. Один сопровождающий предусматривается, возможно кто-то из семьи будет рад отдохнуть в отличном санатории. Вот, собственно, и всё, - и он протянул руку, намереваясь прощаться.
   Василий пожал руку, открыл дверь и посторонился.
   - Не забудьте: через три месяца вы получите по почте приглашение на тесты и анкетирование. Всего наилучшего! И удачи! - Мужичок ещё раз улыбнулся и пошёл по лестнице вниз.
   - Вот ведь! Не иначе, кто-то желает набрать голоса на выборах! Долбоёбы! - пробормотал негромко Василий, запирая замки, и вернулся в квартиру.
  
   Объяснять бабуле о витаминах Васяня не стал, просто велел пить таблетки, потому что 'доктор прописал', и всё. Она, как обычно, согласилась. Выпивала под суровым взглядом внучка и возвращала стакан с водой. Она вообще последнее время разговаривала очень мало - всё больше со своими растениями или сама с собой: чего-то бурчала под нос, не пойми-не разбери! Хотя у кого бы могло появиться желание чего-то там разбирать? Бормочет, да и ладно! Лишь бы на людях молчала, иначе позору не оберёшься! Бабка-ебанашка - стыдоба на его голову!
  
  
   Часть девятая.
   Бурмистров в растерянности.
  
   Утро выдалось хмурое.
   Хотели на машине Козинцева поехать на речку - договорились закупить мотыля, продуктов, благородных напитков, взять удочки и отправиться на природу. Уха, шашлык, свежий воздух - нужен же человеку отдых, в конце концов? А теперь погода намекала, что воскресный план, похоже, накрылся медным тазом.
   Васяня вообще не любил изменений, но отменять запланированную две недели назад поездку казалось совсем уж досадно. К тому же Козинцев давно обещал договориться о бабке или устроить встречу с необходимым посредником. Решение отдать её в Дом Престарелых уже начинало давить на мозг, отвлекая от иных насущных задач. Хотелось поскорей обсудить детали и уже избавиться от бабуси. - Сама-то она, по доброй воле... желанием не горела, поэтому действовать приходилось хитростью. Об этом тоже важно было перетереть чем быстрее, тем лучше!
   А во-вторых, с Розкой... Васяня всерьёз подумывал жениться, ведь, если получать новую квартиру - лучше бы ему быть женатым, больше дадут? Хотя квартира приватизирована, но всё же... Где-то писали, что на двоих при сносе дома квартиру дают большего метража, чем на одного.
   Васяня собирался сделать Розке предложение, когда-то нужно же заводить семью? Да и ей рожать пора - не девочка уж, как бы поздно не оказалось! Так что, Бурмистров, хотя и боялся жениться до коликов в животе, но отважился всё же решиться: время пришло, - уговаривал себя Василий. И очень ему хотелось поделиться новостью с Козинцевым, а заодно спросить, как тот посоветует сделать предложение. Ну, вроде, он более опытный в таких делах...
  
   В общем, собирались на шашлыки, а получился облом. Небо заволокло так плотно, что того и гляди ливанет. Васяня погрустнел и принялся терзать кнопку пульта телевизора, надеясь найти что-нибудь стоящее. Наткнулся на передачу 'про Это', но посмотрев немного, плюнул и пошёл заваривать чай...
   До чего дожили, все программы контролируются бандитами на государственном уровне - приличному человеку нечего посмотреть! Придётся опять спасаться в форуме. После пролетевшей фанерой над Парижем вылазки на природу заняться было совершенно нечем. Хотя, справедливости ради... в душе Васяня все же продолжал трепетно надеяться, что погода наладится...
  
   Пока грелся чайник, а Васяня нарезал хлеб и колбасу - запищал телефон.
   Звонила Розка. Назначила встречу в среду вечером, у Пушкина. Какого чёрта - вообще непонятно! Получалось, еженедельное свидание во вторник вечером отменялось по неизвестной причине. Розка говорила кратко, вполне себе командирским тоном и казалась рассерженной. Велела зачем-то принести с собой паспорт, и Бурмистров не отважился спросить зачем. А так же - до среды 'окончательно обдумать' план мести остоебеневшей milapres - то есть, предоставить пред светлы очи подетальный план. По телефону обсуждать детали, которые следовало предоставить Розка отказалась.
   Повесив трубку, озадаченный Васяня принялся завтракать, понимая, что за одно утро его поимели по двум направлениям: сначала подвела погода, а теперь ещё, ничего не объясняя, дорогая подруга неожиданно отменила еженедельную тантру... И, конечно, он этого просто так не оставит, а придумает, чем наказать ссыкуху. А он ещё собирался советоваться с Козинцевым, ни жениться ли ему на ней!
   - Ну ничего, мы ещё посмотрим чья возьмёт, - рассуждал Василий, тщательно пережёвывая бутерброд.
  
   Бледная, исхудавшая - из своей комнаты приползла бабка. В это утро она выглядела как-то особенно неряшливо и жаловалась на боли в животе и спине. Не очень-то на неё влияли все эти новомодные витамины. Она оставалась какая-то слабая и сонная. Но до конца курса, рассчитанного на три месяца, оставалось еще полным-полно времени. Васяня был настойчив и действовал по предписанию: накормил её витаминами, налил стакан компота и отправил восвояси, пообещав принести завтрак в комнату. Потом достал овсянку, залил размельченные хлопья остатком кипятка, прикрыл крышкой и продолжил думать о Розке...
  
   Недавно Самойлова таинственно намекнула, что познакомилась с кем-то весьма необыкновенным и влиятельным, и теперь чувствует: скоро их жизнь переменится. Но рассказывать подробнее не спешила. Васяня понимал, что голубка опять выловила кого-то из бывших дружков-сектантов (не иначе), но выпытывать не стал. А теперь задумался, кто бы это мог быть. Перебирая в уме всех знакомых, про которых когда-либо от неё слышал, он старался угадать, с кем могла бы сойтись его непредсказуемая подружка. Однако, ничего не получалось - на ум приходили лишь мысли о несостоявшейся рыбалке, о задушевной беседе у костра, привиделся Козинцев, раздувающий огонь, и Васяне срочно захотелось ухи...
  
   Найдя в холодильнике банку шпрот, он наскоро открыл ее полутупой открывалкой и поочерёдно цепляя рыбок вилкой, легонько отряхивая от обильно стекающего масла - съел всё содержимое, закусывая чёрным хлебом. Потом отнёс бабке завтрак: овсяную кашу с сиропом, стакан ряженки и кекс.
   А после спустился к Козинцеву.
   Тот встретил соседа в пижаме, без единого слова дав понять, что ни на какую рыбалку не собирается. Вместо этого договорились вечером поиграть в шахматы, и, вернувшись, Васяня засел за интернет.
   Перво-наперво Бурмистров проверил почту, потом почитал, чего пишут на форуме, - там по обыкновению флудили дурищи, - и зашёл на свой блог...
   Розка не появлялась уже несколько дней. С четверга, когда они виделись в последний раз, от неё не было ни одного поста. Вася заскучал. Открыл коллекцию фоток баб и немного расслабился. Вскоре он снова стал думать о Розке.
  
   По стеклу неустанно билась муха.
   Обычно окна в квартире закрывались так, что комар не просочится, а тут - целая муха! Васяня нахмурил брови, представляя, как сейчас прихлопнет 'обнаглевшую тварь', давая понять: не залетай туда, куда не просили, здесь все же приличная квартира, а ни какая-нибудь уборная, - не форум Лотоса, во всяком случае, с его помоями от всевозможных дурищ, да всяких там 'пейсательниц' с гнилой 'американской мечтой'...
   Васяня поднялся, живо скатал трубочкой газету и смачно хлопнул точно по движущейся цели. По стеклу размазалось мерзкое месиво.
   - Гадость какая! - процедил он сквозь зубы и стёр салфеткой следы 'обнаглевшей твари', после чего на лице его отразилось чувство глубокого удовлетворения, впервые за все утро.
  
   Что-то там Самойлова ещё говорила? Обряды какие-то вспоминала... Воздействие на дурачков каких-то... То ли пилюлями, то ли заговорами, то ли ещё при помощи какой чертовщины! Технологии, бли-ать... - НЛП? Гипноз? Ногти какие-то состриженные... - Тьфу!
   - Не, ну что ж ему всё дуры-то такие попадаются, а?!
   То она верила, что Фомин всех перехитрил и свою смерть инсценировал, теперь поверила, что можно управлять кем-то дистанционно! Типа, чего - кнопку вживить что ли? Вместо третьего глаза! А сама, типа - с пультом управления... Типа, детским самолётиком рулить собралась?! Или чего, вроде, куклы Вуду - понатыкать какому-нибудь бедолаге иголок в пирожок, - тот и окочурится что ли? Или прозреет, найдёт иголки... - при помощи металлоискателя, наверно - встроенного под кожей?
   - Бли-ать, от этих куриц можно такого понаслушаться - волосы дыбом!
   - Ладно, чего о них думать! Бабы дуры, но нужны! Чтобы рожали и за детьми ухаживали. В этом их главное предназначение. Может быть эту Розку ещё можно спасти! А пока...
   И Васяня открыл очередную книжку...
   Недавно он наткнулся на одно исследование о воздействии Кастанеды на молодое поколение семидесятых-восьмидесятых, о становлении такого течения, как мистическое расширение восприятия, магия и шаманизм, и далее - эзотерика в массах. Очень интересное исследование! Во многом изложено исключительно грамотно!
   И Бурмистров погрузился в чтение.
  
  
   Часть десятая.
   Встреча у Пушкина.
  
   В общем, что говорить - в тот исторический день Розка назначила свидание на площади Пушкина, у фонтана - на традиционном для москвичей месте.
   Сколько лет уж той традиции, встречаться у Пушкина? Наверно, не меньше, чем самому Васяне, ещё дед упоминал. Правда, тогда площадь выглядела иначе. И улица носила название революционного писателя Горького. Это нынче она снова стала Тверской. - Типа, как в песне поется: 'по Тверской-Ямской, да на троечке'...
   Москва вообще раньше была другой, а теперь постепенно становилась похожа на Европу - такая же дорогая, чужая и холодная.
   Вот Васяня и приехал на 'Тверскую-Ямскую', хотя не на 'троечке', но зато... без опозданий. Наученный суровой Розкой, он уже более месяца ни разу не опаздывал. А всё чего? А того: Розка пару раз его отхлестала во время интимных игр, и Васяня решил больше не рисковать. Не нравились ему все эти новомодные штучки. Совсем не хотелось приноравливаться и входить по её приказу в чуждые ему, враждебные роли.
  
   Итак, вскоре появилась и Самойлова.
   Выйдя из частной машины, показательно медленно она двинулась навстречу остолбеневшему Васяне, который, кажется - позабыл даже дышать... Строгий, но чрезвычайно возбуждающий костюм производил своё лихое атакующее воздействие: слегка выше колен юбка обтягивала округлую задницу так, что Васяне захотелось немедленно к ней приложиться - пусть и прямо посреди площади!
   А ноги? Из чего теперь делают такие чулки, что ноги в них выглядят, словно со страниц глянцевого журнала? - Бурмистров очумело таращил глаза, воспринимая движения Розки сменяющимися стоп-кадрами...
   Жакет с глубоким вырезом, а под ним шёлковая блуза с волнистыми краями, будто морской берег вокруг изящной белой шеи, от которой невозможно оторвать взгляд...
   Словно капля крови, в тончайшей золотой оправе на оригинальной витой цепочке - алел на груди кулон. Остроносые туфли из змеиной серо-зелёного оттенка кожи - на шпильках, и сумочка в комплекте... И в довершение удара... как если бы для окончательной и бесповоротной победы над застывшим от благоговения Васяней - на Розке были надеты тончайшие лайковые перчатки со 'змеиной' отделкой, идеально подходящей к туфлям и сумочке.
   Во всём этом и перчатках - она и сама напоминала плывущую по воздушным волнам тонкую гибкую змейку... Откуда на Розке взялось всё это охуительное богатство - Васяня не мог даже предположить.
  
   А Самойлова, меж тем, приблизившись и коротко клюнув Василия в шёку вытянутым в трубочку ротиком - отошла на шаг и застыла, наслаждаясь произведённым эффектом.
   Она нахально кривила губы и смотрела широко распахнутыми глазами - ну как есть ведьма! Потом снова приблизилась, потрепала дружка по волосам, по щеке и за ухо.
   Бурмистров любил проявления её нежности: размякший и потрясённый - он стоял молча, не имея, кажется, ни собственной воли, ни даже мыслей...
   Вскоре, насытившись триумфом, Роза потянула его за собой и первой элегантно опустилась на скамейку. Василий марионеткой последовал за ней. И хотя молодой человек держался ровно, остекленевшие глаза его говорили о том, что голубчик при виде Розочки снова невольно окуклился.
   Подружка отнеслась к Бурмистрову снисходительно. Несколько минут они болтали ни о чём, и лишь после предварительной подготовки девушка приступила к изложению сути дела, а именно - начала сообщать информацию, которую добыла. При этом душечка смотрела на Бурмистрова так, будто дружок - где-то среди желтоватых вод унитаза: никак не выберется, но голубка по-отечески прощает беднягу. Исключительно из-за своего благородства душевного.
  
   В общем, Самойлова начала победно перечислять раздобытые, наконец, сведения, намекая, что долгожданная месть пакостной milapres не за горами, и является всего лишь делом времени.
   Итак, первое:
   - По поступившим данным разведки: писательницы с фамилией Лапландия, которую VasilyB так 'удачно' нашёл на Самиздате и адрес которой откопал через интернет - в реале не оказалось. Вообще. По адресу жили другие люди, недавно переехавшие. Вероятно, тут milapres сознательно путала следы.
   Второе:
   - Этих других людей удалось разговорить, и - желая того или нет - новые жильцы выдали адрес, куда переехала старушка под забавной фамилией Лапландия: она обменяла квартиру и проживает в городе-спутнике Зеленограде.
   Далее:
   - Так называемая 'пейсательница' подписывалась фамилией сыночка той бабульки, Зеленоградского божьего одуванчика.
   На этом этапе расследования 'структурам', занявшимся по заказу Розки этим делом, значительно повезло, они опять проявили профессионализм и разговорили теперь уже бабусика Лапландию (по имени Катерина Григорьевна). Оказалось, Милапресиха и вправду живёт в другой стране, только... совсем это ни разу не США, про которую та всем врала, а... - тут Розка сделала восхитительную паузу, - живёт она... - в Гвинее!!! И фотографии выставляла - вовсе не свои, а сестры-двойняшки, которая и вправду живёт в Америке, но ничего не знает - ни о форуме, ни о Самиздате, и конечно никакую книжку не писала! Она занимается Real estate - продажей и сдачей внаём квартир за комиссионные, а вовсе не на форумах говняется! Это она как раз замужем за сынком бабуси из Зеленограда и носит ту забавную фамилию Лапландия...
   А Милапресиха... в Гвинее - замужем за чёрным как ботинок полицейского негритосом - внуком какого-то африканского бывшего генерала по фамилии Horda, сбежавшего когда-то от правосудия и бросившего семью, и уже давным-давно почившего в бозе на чужбине... Внук его имеет небольшую должность в Правительстве, но не такой, чтобы за него кто-то сильно запереживал, если тот нечаянно попадёт в аварию вместе со своей благоверной (а вернее: с блядиной milapres). - Эта дурища всего лишь негритосовская подстилка, вот какая она пейсательница!
   - Представляешь, как эта новость потрясёт весь форум, когда мы её вывалим после всего, что было? - Самойлова смотрела победительницей - словно на кузнечика, которого могла расплющить с минуту на минуту.
   - А знаешь ли ты, дорогой Вася, сколько процентов населения Гвинеи больны спидом? - подруга сияла лицом, будто надраеное фарфоровое блюдо - полная ликования от какой-то одной ей вставляющей победы...
  
   Васяня не очень представлял, причём тут спид в африканской стране, и каким образом эта новость может чем-то помочь наказать milapres за её подлянку. Хотелось не 'сотрясать' форум, на котором он дал слово джентльмена больше не появляться, а отомстить подлой воровке. - Хотя и это уже было не слишком-то актуально! - Ведь на самом деле Василий хотел поговорить о них самих, предложить ей руку и сердце, он уже начал забывать о нанесённом оскорблении. И совсем не горел желанием снова возвращаться в форум, чтобы воевать или чего-то там сотрясать.
   Он хотел жениться. И любить Розку чаще, чем два раза в неделю. К тому же она начала пропускать свидания, а это наносило урон его мужскому равновесию.
   Но всё же Бурмистров взял себя в руки и произнёс:
   - Хорошо, согласен. Мы выложим инфу, а она взовьётся, чтобы отмазаться, но как мы докажем? Ты раздобыла какие-то документы? А главное - как мы отберём у неё права на книжку?
   - Вот тут и начинается самое интересное! - воскликнула радостно Розка, испустив из глаз целый сноп искр неземной красоты! - Ну точно замаскированный пришелец, засланный на грешную землю таинственными существами, и отыскавший, вероятно, запрятанный тысячелетия назад клад, - так сияло лицо Розки, к великому удивлению Бурмистрова.
   - Ну, так что 'самое интересное'-то? Не томи! - и Василий заёрзал на скамейке.
   - В общем, я сегодня вступила в Тайный Клуб, общественность которого будет нам помогать наказать эту сучку milapres! - И Розка удовлетворённо откинулась на спинку скамейки, очевидно не имея более, чего сообщить, потому что главное - наконец - свершилось!
   Васяня открыл от удивления рот:
   - И это ВСЯ новость?!! - он не знал, что сказать, - Самойлова, ты йобнулась совсем? Или только частично? - Васин голос был нежнее птичьего молочка...
   - Нет, Вася, йа не йобнулась, а просветлела, - довольная, отчеканила тантристка, - ко мне ночью, наконец, приходил Гаятри. Он не только трахается лучше, чем ты... можешь представить, но и - сообщил, где найти это Общество и чего там нужно сказать, чтобы приняли! А ты Васяня - идиот, я всегда это знала! Только претворялась, жалея тебя - тупого борова и предателя, ссучившегося задолго до того, как тебя привлекут... Не знал? А за тобой давно следят... С чего, думаешь, в твоём подъезде поселились бомжи? - и душечка скукожила личико - вернее, специфически издевательское табло, с наморщенным лобиком.
   - И между прочим, они знают, чего ты просишь меня проделывать с тобой ночами - всё чаще и чаще, 'Тантрист' ты мой, не-НАХ-лядный!
  
   Васяня слушал, и рот его открывался всё больше и больше, пока он весь - стал напоминать куклу из известной телепередачи: с отваливающейся и щёлкающей нижней челюстью.
   'Чего это она? Может, новую роль разучивает?' - мысли в Васиной голове, что называется, путались и рвались...
  
   Чего ответить Розке он не знал. Но что самое странное - ему резко расхотелось отвечать! Вася попросту испугался.
   - Роз, ты чего? Не ёбнулась? А чего тогда? - и ему захотелось тихо залезть под скамейку...
  
   'Какая, к чёрту, milapres? Какая Гвинея?' - Бурмистрову хотелось спросить кого-нибудь 'хде я?', но, увы! - Перед ним сидела Розка, нагло смотрела ему в рожу, и спросить было совершенно некого. Причём... могла с минуты на минуту двинуть в ту рожу кулаком - с неё станется! Она же чокнутая! Ебанатик! И всегда была ебанько! Как же он позабыл-то? Блять! Чего это сейчас с ним тут происходит? Она чего, задумала его свести с ума?
   Словно матросики по палубе перед штормом - забегали в голове Васяни перепуганные мыслишки, пытаясь срочно придумать, куда бы соскочить. Перенести, например, это 'свидание' на какую-нибудь более отдалённую дату? А ещё лучше - перенести Розку в ту 'Гвинею', к milapres!
   Но чего-то ничего совсем не придумывалось. И Розка никуда не переносилась - чОртова ведьма даже не собиралась оседлать метлу! Васяня продолжал таращиться по сторонам - натуральный чурка с глазами, силясь чего-й-то предпринять.
  
   Тогда Розка встала, посмотрела сквозь него на скамейку, вероятно желая рассмотреть, не описялся ли Васяня от обилия чувств, после чего - театрально плюнула и процедила:
   - Дурак ты, Вася, и не лечишься!
   И посмотрев на него ещё раз очень многозначительно - Самойлова достала из сумки блестящее зелёное яблоко, смачно откусила едва ли ни четверть разом, повернулась и, сексуально вращая бёдрами, пошла прочь...
  
   Васяня сидел, судорожно пытаясь сообразить, что это было...
   Он даже не мог встать, чтобы тоже побыстрее свалить из этого ебучего сквера, пока она не одумалась, не вернулась и не придушила его невзначай. - Почему-то Бурмистрову устойчиво виделись картины, где Розка хватает его за горло, приподнимает одной рукой над землёй, а он сучит ногами и, задыхаясь, только пучит на неё глаза, не в силах даже сопротивляться...
   - Вот же колдунья! Точно ведьма! Не зря у Гаятри обучалась, стерва драная! - И хотя он отлично отдавал отчёт, что Розка ни какая не 'драная', а вполне ухоженная, великолепно одета и недурна собой - ему страстно хотелось обзывать её сучкой, пиздой, вонючкой, ведьмой и бомжихой отмороженной, а заодно - конченной тантристкой и чем-то ещё более увесистым, вроде трёхэтажного мата... Точно так он всего несколько месяцев назад бесился, подыскивая наиболее заковыристые оскорбления для той самой milapres, из-за которой разгорелся весь сыр-бор.
   Да, конечно - той дурёхе досталось. Зря она всё это затеяла! И хотя сам он потерял ни один день, преследуя и её родственников, и однофамильцев, и общественных лиц, каких только сумел отыскать в сети - разумеется, сам старался не зря и проучил выскочку!
   Что же делать с Розкой? Это же надо: вместо того, чтобы дружно отомстить Милапресихе, он попал в заваруху с сумасшедшей Розкой! - Блять, она же сказала, что кто-то за ним уже давно следит! Ну не сука! Кого она успела на него натравить?
  
   Васяня успел наслушаться о её связях с бывшими бандитами, а сегодня уважаемыми лицами в городских структурах. - Она же входила в тусовку вокруг Ладова, а тех крышевали бандюки, - небось со всеми трахалась, вот теперь побежала и на что-то нажаловалась...
   Да ещё это новое 'Тайное Общество'! - Ну точно, бандюков подключила! Неужели из-за недавней ночи, когда он так и не сумел её трахнуть?
   - Ну, ни сука?!! Блядина пиздострадальная! Что же делать теперь? - VasilyB был готов кусаться...
  
   Меж тем, не имея сил подняться - он продолжал тупо отсиживаться на скамейке.
   И... спустя всего несколько минут, к Васяне подошёл какой-то бомжеватый червь и гнусаво попросил прикурить:
   - Покурить не найдётся? - противный, с лёгкой хрипотцой голос вырвал Василия из судорожного перемалывания в уме произошедших событий.
   Сигареты у Бурмистрова всегда имелись при себе, хотя курил он исключительно редко - носил больше для хулиганья. Когда-то вычитал, что два отморозка насмерть забили чувачка за отказ в сигаретине, и с тех пор свято верил в спасительную силу сигарет.
  
   От вопроса Васяня вздрогнул, достал из кармана лёгкого плаща и протянул почти полную пачку, позабыв вытащить кончик сигареты, - обычно он никому не давал дотрагиваться до пачки своими заскорузлыми граблями. Короче - Вася протянул сигареты и даже спросил зажигалку для себя, потому что жутко захотел покурить.
   Каково же было его удивление, когда 'гнусный бомжара' демонстративно отогнул полу замшевой куртки и достал из нагрудного кармана рубашки дорогущую зажигалку, рядом с которой чётко просматривалась пачка Мальборо, и - протянув Бурмистрову - сам уселся рядом на скамейку.
  
   Закурив, 'бомж' спросил:
   - Ну что, Вася, зассал? И это правильно! Посиди тут немного, подумай о своей никчёмной жизни, как тебя угораздило дойти до такого... - и посмотрел на Василия: строго, но совершенно спокойно - чуть свысока - точно два шурупа ввинтил через зрачки до самого затылка. И чем-то тяжеленным припечатал на лоб для верности:
   - Услышал, обсос? А теперь - забудь! - взгляд незнакомца буксиром втирался Васяне прямо под череп...
   Земля качнулась и поплыла из-под ног.
   - Блять, я попал, - подумал Бурмистров и провалился в небытие.
  
  
   ***
  
   Когда он очнулся, уже почти стемнело.
   Потухшая сигарета едва держалась меж безвольных пальцев. Изнутри тело мелко колотила дрожь. Васяня вспомнил, что закурил и угостил сигаретой какого-то странного субъекта. А дальше ничего не помнил. Ещё, кажется, поссорился с Розкой. А может и не поссорился - он чего-то так и не понял толком...
  
   Он вообще очень странно себя чувствовал: кроме отчётливой мелкой дрожи - смутно болела голова, заметно уплотнилась тяжесть в затылочной части, и сам весь в целом - ощущал себя необычайно потяжелевшим...
   'Нужно хорошенечко выспаться', - проплыла первая внятная мысль.
   И хотя добираться до дому 'хоть стреляй!' не хотелось, но... куда деваться? Бурмистров всё же поднялся... покачался на ватных ногах, преодолевая слабость в коленях, и потихоньку... останавливаясь и передыхая - побрёл к метро.
  
  
   Часть одиннадцатая.
   После свидания.
  
   Далее события развивались как-то туманно и плохо поддавались объяснению.
   До дома он доехал, хотя дорогу наутро вспомнить не мог.
   Как зашёл домой - не помнил; спал, не раздеваясь; будильника не слышал. Поснулся после полудня, то есть - на работу, натурально, проспал. - Пришлось звонить, чтобы оправдаться, ссылаясь на неожиданную температуру. Попросил дать два дня в счёт будущего отпуска.
   Василий чувствовал так, будто дико напился накануне... - Хотя, нет: состояние, на самом деле, не так уж сильно походило на похмельное. Оно скорее напоминало внезапную потерю памяти и воли. И в связи с этим - вызывало неприятный неоправданный страх...
   Розка не перезванивала.
   В дополнение к прочему, он категорически не мог припомнить, сколько наличных денег брал с собой накануне. Утром в практически пустом бумажнике лежало всего пятьдесят рублей и три десятки, и ничего более. А на столе, перед компьютером... ожидала двухсотпятидесяти граммовая пачка ванильного мороженого: - в белой фольге с красной надписью на этикетке, неизвестно как попавшая к Бурмистрову и растаявшая за ночь - она, словно нежданный гость в белом халате - стояла на самом видном месте, вызывая желание залезть под одеяло и спрятаться. А ведь память - до сего дня -являлась наиглавнейшим Васяниным достоянием!
  
   В общем, больше ничего необычного не произошло. Кроме разве того, что голубчик так и не смог избавиться от той мутности и заторможенности, которая, как ему показалось, навалилась ниоткуда.
  
   ***
  
   Через три, примерно, дня он позвонил Розке. Трубку никто не брал. Ещё через день он дозвонился ей на работу; ответили, что Самойлова взяла отпуск, и возвращения её не ожидают ранее, чем через месяц. Васяня оскорбился и решил послать подругу на все четыре стороны.
   А ещё через день - бомжи в подъезде стали смеяться особенно ехидно. И что самое нелепое - Васе настойчиво стало казаться, что смеются над ним.
   'Какого хрена? Мы же вроде помирились?' - удивлялся Бурмистров, но, увы - убеждение, что смеются именно над ним, не проходило.
   Приложив к двери ухо - Вася снова и снова прислушивался, но различить ничего конкретного так и не смог. Хотя раньше... - это ведь правда? - он слышал всё дословно...
   Пришлось пить успокоительное.
  
  
   Часть двенадцатая.
   Все бросили.
  
   Ещё через несколько дней всё, наконец, нормализовалось. К тому же закончился бан, и VasilyB получил доступ к форуму. Там всё шло по-прежнему:
   Milapres тусовалась с своей личной теме, где и размещала говно-нетленку (ни о какой книжке никто ничего не упоминал).
   Розка на форуме за это время не появлялась и в блоге Бурмистрова тоже не показывалась.
   Все, казалось, забыли о существовании Василия. Ему даже пришлось отыскивать свои посты многомесячной давности, чтобы убедиться в собственной реальности: слишком уж горько было обнаружить такую тишь-да гладь, будто и не было ничего...
   Основную-то тему про Ладова и Гаятри с его 'Прикосновением сексуальности' Лотос (хозяин форума, кто ему помешает?) попросту стёр. Все его записи, труд его жизни... одним нажатем кнопки... Якобы, из-за ругани. Но на самом деле Лотос просто оказался тварью и ссыкуном...
   Постить о чём бы то ни было Васяне не хотелось.
   Внезапно всё это вообще показалось ему на редкость бессмысленным и далеко чуждым: странно, VasilyB провёл на форуме несколько лет и никогда ранее такого не чувствовал. Напротив, ежедневно погружаясь в общение на форуме - он чувствовал смысл жизни более значительным: насыщенным, эмоционально-обогащённым, полезным. - Становился сам себе важнее. И не только себе, но и людям!
   Его замечания и информация будили сознательность граждан, давали им возможность по новому увидеть свои ошибки и заблуждения. Он - Василий Бурмистров - делал доброе дело, предупреждая новичков об опасности, подстерегающей их в сетях всевозможных сект и самозванных гуру, желающих всего лишь нажиться за счёт молодых простачков, не опытных и наивных. Посты VasilyB-а информировали молодёжь, предостерегали... - В силу природной бдительности ему удалось не попасть в лапы проходимцев и фокусников, и Вася хотел всего лишь бескорыстно делиться опытом, и в этом видел глубокий смысл, даже в определённой степени - миссию... А что иногда смеялся? Так это же по доброму... Обзывался? - Ну и что такого? Чтобы веселее было. - За всё, что он сделал для форума, разве не имеет человек право на особый 'авторский стиль'? Да его посты по степени остроумия запросто взяли бы первую премию... где-нибудь в развитых странах - к нему бы уже давно очередь издателей выстроилась...
   Где-нибудь...
  
   А теперь всё это рушилось. Васяня вдруг почувствовал себя конкретно дураком... Обманутым... Потерявшим всякую веру и опору в жизни...
  
   - Кому он всё это писал? Кому старался помогать? - Они же все просто кинули его! Позабыли, как забывают изношенный башмак на помойке!
   - Никто не ждал, не звал, и даже ни разу не поблагодарили за отданные форуму годы! А ведь он отдал этим неблагодарным тварям несколько лучших лет своей жизни... Несколько лет молодости...
   И даже Розка - и та предала его! - К горлу подступил комок...
   Не желая более ничего ни о ком знать, Бурмистров закрыл форум, выключил и выдернул из розетки компьютер; залез под одеяло и - накрывшись с головой - уснул...
  
   Во сне Бурмистрову снились предательства, опасность и какой-то театр абсурда. И было ему больно, страшно, и одиноко...
  
  
   Часть тринадцатая.
   Пентаграмма.
  
   В конце недели на пороге появился очередной рассыльный - с почты, держа в руках коричневую картонную коробку. Отправителем значилась Розка Самойлова.
   - Вот блядина! - Василий обрадовался и удивился одновременно... - наверно, книжку решила вернуть!.. И носки... которые я забыл, потому что надел новые... пакет она так и не принесла... сама не принесла пакет, а я виноват, что позабыл забрать грязные носки? - Вот же дурында! - и он удовлетворённо вздохнул, словно дождался в конце концов хорошей новости.
   'С этими тупыми бабами всегда так', - небрежно расписавшись в получении, резко повеселевший Вася отправился на кухню открывать посылку.
   - Хорошо работают, даже по субботам! Повезло! А принесли бы в будний день и не застали дома - пришлось бы самому потом тащиться к ним в офис. С работы отпрашиваться... Они же только деньги сгребают за доставку? А если нормальные люди работают по будням? Их не волнует, каким образом людям забирать посылки...
  
   В общем, в коробке и вправду оказался грязный носок - один, но вместо книжки - какая-то (мать её!) 'пентаграмма' или что-то в этом роде. И... непонятно с какой целью насыпанный в стеклянный пузырёк порошочек, сильно напоминающий пепел (пришлось его даже понюхать). А так же - крошечная, в половину мизинца, с единственным листиком засушенная веточка неизвестного цветка...
   Разворачивая хрустящую папиросную бумажку-обёртку, в которую была запакована веточка, у Васяни неожиданно потемнело в глазах.
   - Вот же дурища, хочет отомстить и, как всегда, на своём птичьем языке чего-то там донести! Типа, намекает на что-то, тантристка...
   - Ну, расстались... чего ещё бегать, догонять, ловить уплывшее счастье? Ну не дура? Расслабься и получай удовольствие! - Так нет же... Прямо из отпуска - с пляжа, надо понимать - она бегом бежит, чтобы послать VasilyB-у по почте... его грязные носки! А заодно - заслать ему любовное послание в виде закодированной на приворот пентаграммы от покинутой невесты! - Васяня ухмылялся, держа 'подарок' в заметно дрожащих руках и рассматривая его...
   Нет, эти куриные мозги никогда не прекратят попытки заловить кого-то в свои сети! - Недаром он, наконец, от неё избавился...
   И насвистывая мелодию, молодой человек отложил всё обратно в коробку и стал доставать из холодильника яйца, колбасу и сыр, чтобы приготовить поесть.
  
   Пока жарилась яичница с колбасой, он налил молока, порезал хлеб и сыр для бутербродов и стал думать, чем бы заняться.
   В выходной хотелось, наконец, отдохнуть в покое. К тому же он недавно закачал новый фильм: 'Чёрная смерть' называется. Так что, день обещал быть отличным! И Васяня, удовлетворённый, принялся за еду.
  
   ****
  
   После обеда Бурмистров снова стал смотреть на 'пентаграмму'.
   'Надо бы поискать в интернете, чего она означает', - проплыла, было, вялая мыслишка. В другие времена он бы накрепко вцепился в такое задание, но не теперь.
   Василий чувствовал, что не может ничего искать насчёт этой дурацкой 'пентаграммы'. Вот прямо - хоть стреляй, но внезапно одолела такая усталость... и... надоело всё до чёртиков.
   - Ну чего ещё ему от неё надо? Ну прислала, и что? - Чёрт с ней, с Розкой, на самом деле! Не лучше ли просто поспать после сытного обеда?
   И... - вместо запланированного просмотра 'Чёрной смерти' - Васяня попросту уснул... и проспал до пяти вечера. А проснулся, когда рядом затрещал телефон.
  
   Он схватил трубку и - много более резко, чем требовалось - прокричал:
   - Алло! Алло? Алло!!! Ну, чего там ещё? Алло!
   В трубке не слышалось ничего, кроме шорохов.
   - Какого чёрта! - выругался он гневно, разозлившись! - Сами же разбудили, а говорить не хотят... Вот скоты!
   Беспринципное молчание злило не на шутку. Василий постучал костяшками пальцев по той части трубки, куда только что выругался - для верности, как если бы в дверь избушки, чтобы открылась - после чего снова поднёс её к уху, послушал - прошипел 'тупые дятлы' и нажал 'отбой'.
  
   Вскоре Бурмистров поднялся, прошёл к коробке и притащил её на стол.
   Снова достал носок... - понюхал, улыбнулся - извлёк откуда-то из дебрей ящика бельевую прищепку и... навесил носок на люстру.
   После этого сел в кресло и стал любоваться висящим у потолка носком. Просидев так - уставившись в одну точку и ничего не думая - не менее получаса, он захотел в туалет.
  
   Справив малую нужду и на обратном пути заглянув к бабке: Клара Адольфовна спала - Бурмистров вернулся к себе, остановился у двери и... - опять заторможено уставился на носок: свисающий с люстры, тот даже не качнулся! И ровно ни о чём не говорил.
   Васяня трижды дернул носом, - наклоняя голову набок, - посмотрел внимательно ещё раз, и... трижды пролаял:
   - Ав, ав, ав! - Гы, гы... - дура!
  
  
   Часть четырнадцатая.
   В чём же дело?
  
   'Сунь хуй в чай и вынь су хим...' - снова и снова вертелась в голове надоевшая до чёртиков фраза.
   Бурмистров, в который уже раз, попытался собрать мысли 'в кучку'. Но увы - они расползались, как сбегающее тесто. Постоянно и бессмысленно выскакивали обрывки фраз и дурацкие слова: 'гипноз', 'волосок', 'ногти', - сосредоточиться ни на чём не удавалось.
   Что-то с ним было не так. Что-то никак не восстанавливалось.
   Начиная с того самого дня, когда он встретился с Розкой около Пушкина, ему никак не удавалось вернуться в прежний ритм жизни.
   Дело дошло до того, что Васяню отправили в отпуск, потому что на работе сосредоточиться он тоже больше не мог. И это очень быстро просекли. Попытались выяснить, чего случилось, но... - ведь не случилось ровно НИЧЕГО?!! - Вот в чём заключалась злорадная, скотская правда жизни!
   Васяня и сам никак не мог взять в толк, что же такое с ним произошло.
  
   И спросить, главное, было не у кого!
   Даже Козинцев, как на грех, смылся в деревню. - Кто у него вообще-то в деревне жил? - Не упоминал ведь ни разу, мерзавец! Но вдруг испарился, подсунув записку под дверь. И когда объявится - хрен его знает! На звонки не отвечает...
   Самойлова тоже ни разу не объявилась. Все суки как вымерли! Одному ему теперь расхлёбывай!
   Чего 'расхлёбывать' - Васяня тоже не знал.
   Всё было по-прежнему, но одновременно всё НЕ ТАК! Даже почти никогда не болеющая бабка, и то (блять!) расклеилась полностью! - Хоть ко врачу веди! Она вообще теперь отказывалась вставать: цветками своими обставилась вокруг кровати и лежит - мумия неподвижная! Жаловаться даже перестала. Ну и чего ко врачу вести, если она больше ни на что не жалуется? Ничего вообще не говорит...
   Но не в бабке дело. Подумаешь, заболела! Ей уже давно нужно было болеть да помирать, и так уже, слава Богу - скоро семьдесят четыре! Зажилась, сколько ж можно!
  
   - Так в чём же дело? - в сотый, наверно, раз (только за последний день) спрашивал себя Васяня. И снова мозг метался в черепной коробке загнанной в клетку зверушкой, не находя ни единого ответа.
   Он попробовал в очередной раз представить, как найдёт Розку и выскажет всё, что о ней думает. Но ничего не получалось: на месте Розки он видел то пистолет, который 'под подушкой', то спину матери, когда она кокетливо оборачивается к своему трахалю, то вообще уж - не пришей кобыле хвост! - рожу и глазки Бомжихи, пока она лыбится с письмом в руках, стоя на пороге его квартиры. Короче: невольно представлялось любое дерьмо, но Розку - будто из памяти вычистило! Он даже не мог вспомнить её бляцкую морду!
   - Ну и как это можно объяснить? - спрашивал Васяня молчаливые стены.
  
   ***
  
   Неожиданно для себя, Василий стал пить. Но, что самое интересное - Бурмистров не хмелел. Состояние его от спиртного совершенно не менялось: как было невнятно-мутным, таким и сохранялось.
   В очередной раз он набрал номер Козинцева. Трубку снова никто не снял, и автоответчик в очередной раз прогундосил, что оставить запись не представляется возможным в связи с переполненным мейл-боксом.
  
   Василий тупо смотрел на стену и думал...
   И снова - в который уже раз, словно заезженная пластинка - вернулась эта дурацкая фраза: 'сунь хуй в чай и вынь су хим'.
   - Вот так и сходят с ума, - внезапно подумал Васяня и заплакал.
  
  
   Часть пятнадцатая.
   Ночной кошмар.
  
   Сколько он проспал, сидя в кресле напротив компьютера - Бурмистов не знал: может, полдня, а может и два дня. Ощущение времени удивительным образом приказало долго жить.
   За окном оказалась плотная темнота. Пошевелив мышку, он вгляделся в монитор и реанимировал уснувший компьютер: судя по дате в углу экрана, выходило, что проспал он больше суток.
   - Совсем раскис, - подумал Василий.
   Обессиленное состояние держалось уже более двух недель. На работу он всё ещё не ходил. Теперь он экономил силы и выполнял только самое необходимое: выпивал, ел сам и кормил бабку, иногда лишь выходил за хлебом, молоком и спиртным, и пытался отдыхать, уставившись в телек или в компьютер, постоянно засыпая.
   По всем признакам, у него случилось недомогание на основе нехватки витаминов и жизненной энергии. Он даже несколько раз вынужден был принимать бабкины таблетки, но всё равно ничего не помогло, может даже хуже стало...
  
   Во всём Васяня винил Розку. Это она, сучка и предательница, подставила его - так, что Бурмистров даже заболел... От нервного потрясения, наверно. Вот же - всегда он опасался баб, но стоило всё же единственный раз связаться, и всё пошло прахом!
  
   Не смотря на ночь - в подъезде копошилась жизнь. Там раздавались шорохи и приглушённые голоса: кто-то кого-то чего-то спрашивал. Васяня потихоньку пробрался к двери и - не включая свет - посмотрел в глазок...
   Жутким потрясением прошило беднягу насквозь! От макушки до самых пят прострелило страхом, так что он едва не лишился чувств: - через глазок на него в упор смотрело чьё-то поганое лицо! Какая-то грёбаная харя стояла вплотную к Васиной двери и пялилась строго внутрь его квартиры!
  
   Василий невольно отпрянул от двери!
   Раздался оглушающий грохот, позади него - вместе с зонтами, пальто и портфелем -опрокинулась стоящая на ножках декоративная вешалка, зацепив вазу на тумбочке около зеркала, которая тоже полетела на пол и разбилась вдребезги на тысячи осколков!
   Грохот прогремел такой силы, будто раздался взрыв - так с перепугу показалось Васяне, пока он в панике бежал подальше от двери!
   Он понимал, что его услышали, и натурально подыхал от страху.
  
   'Кто там? Чего хотят? Почему ночью? Почему подглядывают?' - в паническом ужасе метались в темноте вспышки вопросов, и - ни одного хотя бы бледного проблеска ответа.
   - Васяня заскочил в комнату бабки и ринулся к спящей! Она, как обычно, лежала на спине, уставясь закрытыми глазами в потолок. Бурмистров навалился на кровать и стал судорожно толкать бабку, стараясь разбудить.
   Тщетно: Клара Адольфовна не реагировала. Молодого человека в очередной раз объял ужас: под его руками - как застывшая рыбина из холодильника - качалась бревном из стороны в сторону холодная безразличная 'кукла'... - Бабка была мертва!
   Её тело успело даже слегка окоченеть. В панике Васяня не сразу понял, что тормошит труп. А когда понял - невольно заорал.
  
   В этот момент из коридора послышался шум открываемого замка.
   Хлопнула входная дверь. И Васяня увидел свет...
  
  
  
   Часть шестнадцатая.
   Странные гости.
  
   В затылке свинцовой тяжестью застыло ожидание.
   Онемевшая рука казалась отчуждённым фрагментом чугунной статуи. Попытки её поднять вызвали удивление: конечность совершенно не желала слушаться. К тому же, где-то в глубине висков... словно 'беспардонный дровосек', со злым упорством и настойчивостью, пробивался строго в многострадальный мозг - там раздавались размеренные болевые удары.
   В комнате царил полумрак. При попытке повернуться на бок, одновременно с очередным ударом - Бурмистров понял, что не может даже шевельнуться. Он чувствовал боль, но тело больше не подчинялось, оно не реагировало на команды.
   От острой жалости к себе на глазах навернулись беспомощные слёзы...
   Постепенно - ворочаясь, словно черви - начали выползать вызывающие рвоту воспоминания...
  
   - Женился, сошёл с ума и отравил бабусю...
   - Причём дворянского происхождения - внучку белогвардейского офицера!
   - А всё чего? - Дочитался до чёртиков, крыша-то и поехала!
   - Дык... Эти кастанедовцы - они и не такое вытворяли! Сколько их вон, из окон повыпрыгнуло?
   - Этот хоть жениться успел...
   - И квартиру на законных основаниях передать жене...
   - Да уж... Самолично подписал все бумаги, перед тем, как...
   - Ну, скажем - 'жене' - это несколько неточно: она-то уже давно, заранее подписала завещание всего своего имущества - движимого и недвижимого, в пользу известного Общества!
   - Под началом Ярослава Андреича, как мы все прекрасно помним. Умничка! - Обменяла, можно сказать, на помощь в воссоединении со своим погибшим возлюбленным, неким Гаятри...
   - Право же: такое прекрасное имя, и такие похвальные чувства!
   - Да уж! Помнится, она даже настаивала поторопиться... чтобы это произошло по-возможности быстрее...
   - Да, да! Как же, как же! - Именно! Когда забирала паспорта с печатями о браке... Точно-точно!
   - Это да, это молодые правильное решение приняли! Оба! - Благородно поступили...
   - Нотариус подтверждает: находясь в трезвом уме и здравой памяти!
   - Аккуратный такой: документик-то - копию - хранил в ящичке стола, чтобы долго не искали... а оригинал заблаговременно жене отдал. Вот же, как всё рассчитал!
   - Отож! Сначала дела уладил, а уж потом старушку-то... - как Раскольников... Истинно, русская душа! Не пожалел благородной дворянской кровушки!
   - Ну, на самом деле он поступил не так уж загадочно, а как раз вполне закономерно. Из-за нервного срыва после женитьбы...
   - Она ведь ему изменяла, а вы бы на его месте что сделали? - Сначала стал принимать наркотики, проявил себя неадекватным - на работе и дома. (Свидетели подтвердят). Потом пытался покончить с собой при помощи таблеток, которыми травил бабусю... (вскрытие покажет). И наконец - повесился!
   - И всё, чтобы освободиться от ответственности за бабушку!
   - Не только, не забывайте об издевательствах над женой! За это ему тоже могли срок дать.
   - Вот я и говорю, разве не мудрое решение он принял?
   - Да, многим эти занятия Тантрой принесли свободу от ответственности! - Что правда, то правда!
  
   Бурмистров попробовал, было, возразить, что 'не отравлял бабусю' и тем более 'не имеет никакой жены', но... его попытки произнести что-то вслух - не увенчались успехом. С огромным напряжением пытался он шевелить губами, но не произносил ни звука...
  
   ***
  
   А меж тем - вокруг продолжалось что-то странное.
   В воздухе витал запах медикаментов. - Незнакомое вещество втягивалось тонко вибрирующими ноздрями - опасное и притягательное, оно проникало в лёгкие, вызывая укачиващий головокружительный эффект и удивляющую немоту...
   На любимом кресле, вытянувшись и одновременно изогнувшись вбок - посреди комнаты 'сидело' мёртвое бабкино тело. Несколько человек в специальных дыхательных масках, стоя на расстоянии вытянутой руки, окружили сидящую бабулю.
   На шее бывшей Клары Адольфовны висела серенькая, слегка пушистая, льняная верёвочка, - удерживающая белый, с надписью от руки фломастером, плакатик: 'Труп пострадавшей'.
   На остальных собравшихся, высвечиваясь в полумраке белыми прямоугольниками, тоже красовались опознавательные таблички: 'Друг семьи', 'Почтальон', 'Врач'... - Дойдя до таблички с надписью 'Жена, свидетель обвинения' Василий с удивлением обнаружил женщину в маске - в точности напоминающую Розку: на ней был голубой короткий, вроде медицинского, халатик, сквозь распахнутый разрез которого - сзади - просматривалась округлая белая попа, и на ногах ажурные чулки с кружевным краем. Васяня с тоской отметил знакомое кружево и маленькую, такую обожаемую, родинку на левой ягодице...
   Рядом с группой собравшихся - на полу, в застывших позах на порванном матрасе расположились ещё две фигуры: на одной плакат гласил 'Сасетка Нина', на другой - 'Бомж, муж сасетки'.
   Проследив взглядом до стола, где что-то писал человек с надписью 'Нотариус', Бурмистров снова поплыл в небытиё...
  
   Напоследок, среди липко наползающей темноты - в воздухе уплотнилось красивое полупрозрачное лицо женщины: она с любопытством всматривалась Бурмистрову в глаза...
   - Зачем же ты убил бабушку, Вася? - прозвучал тихий голос.
   После чего пропали все звуки.
   И только на месте, пониже исчезающего лица женщины - размеренно качалась табличка с надписью 'Мама'...
  
  
   Часть семнадцатая.
   Эпилог.
  
   Когда Александр Козинцев вернулся из деревни, то долго звонил в дверь своего партнёра по шахматам. Однако, устав от бесплодных усилий - бросил это дело и вызвал милицию.
   А вскоре... уже - находясь в роли понятого - он созерцал вскрытые двери, суету и толкотню, а главное - самого своего 'партнёра'...
  
   В квартире Бурмисторовых витал смешанный запах то ли лекарств, то ли благовоний.
   В комнате Клары Адольфовны оказались плотно зашторенные окна, и царила вязкая злополучная тишина. Сама Клара Адольфовна, вернее то, что от неё осталось, а именно - труп старушки - лежал на кровати, вытянувшись в торжественной позе: в бархатных домашних тапочках бордового цвета, с руками на груди и лицом, направленным в потолок.
   На трупе было красное с зелёным и розовым, расшитое лентами и рюшами платье, в котором она напоминала восковую куклу, вроде клоунессы цирка, лежащую в мавзолее.
   Начёсанные волосы бедной старушки окружали лицо пышной, хотя и жалкой, седой 'пеной'. Накрашенные ярко-малиновым цветом губы и свекольного оттенка 'жизнерадостный румянец' на обильно напудренных щеках вызывали в памяти нехорошие образы. На веках закрытых глаз - ультрамариновая синь - сдвигала у зрителей так называемую 'точку сборки'. Бабуля выглядела как будто разрисованная для смеха красотка. В её семьдесят с лишним - нелепость такой картины вызывала навязчивые мысли об осквернении трупа. Вид бабульки апеллировал к жалости и отвращению одновременно.
  
   А рядом - словно нарядная игрушка-марионетка с ёлки в Рождественскую ночь - свешивался с люстры её дорогой внук: Вася Бурмистров.
   На его лице тоже - всё тем же малиновым цветом... расползлась знаменитая среди молодёжи 'улыбка Джокера', раскрашенного героя популярного фильма.
   Васяня висел, слегка покачиваясь, и 'улыбался'.
   На чёрные очки-маску: с отверстиями для глаз - которые едва держались, перекошенные, на кончике носа - наползла фетровая с округлой тульёй шляпка, закреплённая вроде театрального реквизита с помощью внутренней резинки. На шее - ниже петли под подбородком - болтался оранжевый галстук, в тон клетчатым широким штанам. А нос закрывал мягкой поролоновый шарик миленького розового цвета - тоже на эластичной верёвочке вокруг головы.
   Рядом на полу сиротливо дожидался внимания опрокинутый кухонный стул, а в углу, под столом - чек, свидетельствующий о недавней покупке бабусиного платьица в магазинчике, продающем маскарадные костюмы для праздника Хэллуин.
   Вскоре продавец подтвердит, что продал это платье молодому человеку - художественно раскрашенному: в очках и с носиком. И по фотографии трупа признает в покупателе Васяню.
  
   В довершение полноты картины: когда с милицией вскрыли квартиру - над всем этим из колонки, стоящей на пороге бабкиной комнаты - негромко дробился ритм бравурного марша, выставленного через компьютерную программу так, чтобы повторяться снова и снова.
  
   - В общем, картина явно напоминала хорошую театральную постановку.
   Зная характер Бурмистрова над всем насмехаться - становилось очевидно, что Васяня не поленился посмеяться в последний разок и убедительно показал, на что готов современный пост-тантрист, если уж решил следовать за учителями и соратниками по партии.
  
   Неадекватность последних недель нашла, наконец, своё логическое завершение в таком, можно сказать 'рождественском подарке' обществу.
   По сути дела: в конце жизни Васяня превзошёл самого себя. Он, наконец, прославился!
   Во всяком случае - на всё местное отделение милиции. И даже в вечерних новостях, по телевизору о нём упоминали - по меньшей мере - дважды!
  
  
   Только на форуме Лотоса всё оставалось, как и прежде.
   'Дурищи' и иже с ними занудно спорили меж собой - то ли соревнуясь, то ли критикуя всё и вся; смеялись и выясняли отношения; выполняли свой очередной 'джибериш'; влюблялись и оскорбляли друг дружку.
   И ни одна живая душа не поминала более ни Бурмистрова, ни Розку.
   Покинув Лотос - они попросту перестали для всех существовать.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"