Lan Tiao Chen Ci, переводит Redfoks: другие произведения.

Перевод ранобэ: Хроники первобытных войн

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
         
    Примечание: перевод не является дословным. Перевод ранобэ. Шао Сюань вместе с другом присоединяется к археологической экспедиции. После того, как он получает в свои руки странный камень его сознание перемещается в другой мир, где он просыпается в теле маленького ребёнка-сироты.  

Хроники первобытных войн (https://ficbook.net/readfic/9202787).

  
Автор: Lan Tiao Chen Ci
Переводчик: RedFoks (https://ficbook.net/authors/2960732)
Оригинальный текст: http://novelplanet.com/Novel/Chronicles-of-Primordial-Wars
Фэндом: Lan Tiao Chen Ci 'Хроники Первобытных Войн'
  
Описание:
Перевод ранобэ. Шао Сюань вместе с другом присоединяется к археологической экспедиции. После того, как он получает в свои руки странный камень его сознание перемещается в другой мир, где он просыпается в теле маленького ребёнка-сироты.
  
Примечание:
Перевод не является дословным. Все права на произведение принадлежат Tiao Chen Ci.
Первоначальная выкладка идёт на: https://ficbook.net/readfic/9202787#part_content
  
  
  

Пролог.

  
  Молодой мужчина (Шао Сюань) ехал в новеньком автобусе и смотрел на многочисленные горные вершины за окном. Совсем недавно минуло летнее солнцестояние, и горы были до краев наполнены зеленью, под сенью которых бурлила жизнь. Наблюдая за подобной сценой, после продолжительной жизни в городе, его настроение - подавленное из-за неудач, поднялось...
  
  Сначала Шао Сюань планировал позвать нескольких друзей разделить с ним путешествие, чтобы развеять тяжесть на своём сердце и отдохнуть от городской суеты. Но неожиданно, он встретил своего старого товарища и бывшего одноклассника, фаната археологии по имени Ши Ци, который сам позвал его в археологическую экспедицию.
  
  Теперь они направлялись к относительно отдалённой от цивилизации небольшой горной деревушке. Ходили слухи, что в её окрестностях нашли орудия и вещи времён каменного века. Первая группа археологов уже проводила здесь свои изыскания, его группа являлась второй собранной сюда экспедицией.
  
  По дороге в деревню Шао Сюань слушал истории одноклассника о нахождении черепа первобытного человека и каменного орудия труда, которое древние люди, видимо, использовали для высечения фресок на камне. Он даже достал несколько фотографий и подробно объяснил, как исследователи нашли всё это... Он говорил много и проникновенно. Сюань практически ничего не понимал, но все равно вежливо смотрел ему в лицо и внимательно слушал.
  
  На фото были запечатлены фрески, обнаруженные археологами. Окинув их критическим взглядом, Шао Сюань понял, что они ничем не лучше рисунков его племянников и племянниц, которые даже ещё не ходили в детский сад. Линии на рисунках были довольно простыми - по большинству из них можно было сказать, что это были люди, которые держали оружие для охоты, а также несколько рисунков различных видов животных. Что было на оставшихся рисунках он так и не понял.
  
  - Это что? Рисунок козла? Но он же слишком большой. - Сказал Шао Сюань, указывая на неточность пропорций.
  
  На картинке и правда был рисунок козла с очень длинными и сильно изогнутыми рогами. Рядом с ним был изображён человек, держащий лук и стрелы. Голова древнего охотника доходила лишь до спины животного. Это соотношение казалось ненормальным. Несколько других фотографий были такими же несуразными: тело кролика было вровень нынешнему льву; а немного левее было изображение лошади, но хвост у неё был слишком коротким.
  
  Конечно, такое соотношение было не везде. Все фрески разных эпох, обнаруженные в разных частях провинции (Не совсем поняла этот момент, имелись в виду область поисков или сама пещера.), были совершенно разными. На обратной стороне были нарисованы соотношения, немного больше похожие на реальность. На рисунках можно было даже увидеть группу людей, которая дрессирует охотничьих собак. Он продолжил листать дальше и нашел несколько цветных фотографий, что давали более четкое представление о рисунках.
  
  - Хох, этот, ещё более смешон. Смотри, рога слишком большие! И этот человек... Помнишь, на недавнем рисунке, человек достигал только спины козла, но на этом он достигает лишь колена оленя! А это? Что это в нижнем правом углу... Восьминогий аллигатор?! Серьёзно? - Шао Сюань не мог не отметить воображение примитивных людей.
  
  - Вполне возможно, что они не обращали внимание на подобные вещи. - Принялся объяснять Ши Ци. - Рисунки могут представлять собой лишь некий символический смысл. Когда-то один исследователь, изучая эти фрески, предположил, что причина, по которой люди тогда рисовали эти связанные с охотой картины на стенах пещер или крупных валунах, заключалась в том, чтобы позволить охотникам или воинам племени иметь идею в своих сердцах, прежде чем отправиться в путь. Или, возможно, была какая-то церемония, о которой мы не знаем. Особенно это касается фресок, связанных с теми кого мы условно назвали 'шаманами'.
  
  - Ты имеешь в виду, что не зная о реальных пропорциях, они специально все преувеличивали? - заинтересованно спросил Сюань.
  
  - Это вполне возможно.
  
  - И 'шаманы', да? - В его мыслях появился образ плутоватого старого мошенника, пытающегося позолотить ручку.
  
  - Эй, что это за лицо? Позволь мне прояснить: 'шаманы' того времени не занимали низких позиций в своем обществе. Все как раз наоборот, они были очень уважаемы!
  
  - Я знаю. А ещё они были жуликами, верно? - Сюань скептически поднял бровь.
  
  Ши Ци вздохнул и махнув рукой, достал темно-синюю папку. В ней было несколько копий отсканированных рисунков. Указав на некоторые рисунки и символы, Ши Ци начал новую лекцию:
  
  - Смотри, если появление тотемов является олицетворением природы людей, то есть их духовного воплощения; а единый тотем - это их воплощение коллективного единства, то это означает, что деятельность шаманов является связующим звеном во всем этом. Профессия 'шамана' появилась ещё в первобытные времена...
  
  Археолог говорил ещё долго, совсем не заботясь о мнении своего собеседника. Он использовал специализированный жаргон, а также цитировал отрывки различных произведений классиков. Всё это начало вызывать у мужчины (Шао Сюаня) мигрень.
  
  Честно сказать, Шао Сюань не особо разбирался в этой области и интереса к этому у него не было. В подробности таких вещей он оказался посвящён только благодаря Ши Цу.
  
  Раньше, когда он слышал разговоры людей об археологии, он сразу вспоминал о старых бесценных антикварных вещицах. Однако археологический интерес Ши Ци распространялся на более древний земельный пласт, чем тот, где можно было встретить антиквариат! Найденные находки были настолько древними, что для большинства людей показались бы просто-напросто скучными. Несколько дней назад, Шао Сюань даже слушал дискуссию в прямом эфире о том, является ли 'теория эволюции Чарльза Дарвина' истинной, или 'гипотеза о создании жизни, инопланетными формами жизни' является более достоверной. Ну, а так как ему всё равно нечего было делать, то он немного послушал. После же он забыл об этом и никогда больше не планировал вспоминать. Настолько все эти околонаучные или даже научные теории были ему несвойственны. И напротив, Шао Сюань знал, что его друг с юных лет проявляет интерес к развитию человека, как вида. Ещё в средней школе, он часто обсуждал с другими людьми некоторые раскопанные, но исчезнувшие останки древних человеческих видов в современной истории.
  
  - Ты не понимаешь, когда я говорю профессионально, поэтому я буду проще! Смотри! - Неожиданно воскликнул Ши Ци, привлекая его внимание и отвлекая от дум. Он указал пальцем в точку на карте на определенном месте. - 'Шаман' упоминается в древних надписях на таких вещах, как коровьи кости, панцири черепах и предметы из бронзы. Но дело вот в чём...
  
  Шао Сюань смотрел на место, на которое указал палец Ши Ци. Это был символ, похожий на переплетение двух весьма условных схематичных римских единиц '工'. Археолог продолжал рассказ:
  
  - На нескольких древних гончарных изделиях (мастерских) и статуях появился этот символ двойной римской единицы. Предположительно это символ шамана. Шаманы были причастны к охоте, молитвам и знахарству. Если рассматривать шаманизм в определенных ракурсах, 'шаманы' могут быть причислены к ученым того времени. Однако все это лишь предположения. Даже если это записи из древних времен, они могут и не быть правдой. В конце концов, они любили преувеличивать. Разве нет поговорки, которая гласит 'в истории никогда не бывает правды' (P.S.: 'В истории нет истины', пыталась найти основоположника высказывания, но что-то у меня не склеилось)? Археология просто выкапывает несколько углов и краев мировой истории. А что касается правды, то кто её знает. Мы же довольно субъективны и можем только предполагать. Обнаруженная в этот раз пещера связанна с 'шаманами'. Последние фото, которые ты видел, были сделаны с фресок, которые первая группа археологов обнаружила уже здесь. В пещере также был обнаружен двойной символ '工'. Так что мы полагаем, что это может быть жилая площадь шамана. В прошлом месяце произошло слабое землетрясение в этой области. Скорее всего, именно из-за этого пещера и была найдена. До землетрясения, о ней никто не слышал.
  
  Закончив свою мини-лекцию, Ши Ци закрыл папку и внимательно осмотрел окружающих его людей. Видя, что инструктор и другие молодые археологи не обращают на них внимания, он понизил голос и таинственно зашептал Шао Сюаню:
  
  - Я слышал, что первый человек, который открыл пещеру, был ребёнком. Кроме того, мой сокурсник говорил, что тот ребёнок, который обнаружил пещеру, увидел странное насекомое. Оно было размером с арбуз. И появилось прямо из стены пещеры. - Ци перестал шептать и начал говорить нормальным голосом. - Но если это и правда было так, то у этого ребенка действительно стальные нервы. Он решил проследить за этим насекомым. В конце концов оно скрылось в пещере, а ребёнок вернулся и рассказал обо всём взрослым; они же сообщили нам. Так эта пещера и была обнаружена.
  
  - Насекомое размером с арбуз? Это похоже на бред сумасшедшего! - История звучала настолько нелепо, что Шао Сюаню стало смешно. Независимо от того, кто именно услышит эту историю впервые, они подумают, что это звучало как фальсификация. Так же подумал и наш герой. - Этот ребёнок солгал?
  
  Ши Ци отрицательно покачал головой.
  
  - В этом и странность. Если верить первой группе людей, побывавших там, они кое-что обнаружили. В скалах, используемых для строительства стен внутреннего двора, есть древние окаменелости жизненных форм. - Ши Ци сделал паузу, которая оказалась настолько неожиданно многозначительной, что у него пробежали мурашки по коже. Собравшись, он продолжил. - 'В скале есть окаменелости древних организмов. Они не были целыми, остались лишь некоторые их фрагменты. Но даже так, по нашей оценке, если насекомое до сих пор живо, то оно должно быть размером с арбуз', так они сказали. Более того, его внешний вид, как и размер также был довольно близок к описаниям того ребёнка.
  
  - Это звучит невероятно! Однако, был ли ребенок единственным, кто видел это? Другие не видели подобных насекомых? - мужчину неожиданно заинтересовала данная тема.
  
  Ши Ци вновь покачал головой. И закрыл обсуждение словами:
  
  - Ну, я не даже знаю. Мы можем поинтересоваться этим вопросом у местных, когда туда доберемся. Всё равно уже почти приехали.
  
  Когда их группа прибыла к месту назначения, было уже 11 часов утра. Они быстро перекусили немудрённым обедом и вернулись в прохладу автобуса. Ши Ци и остальная команда излучала нетерпение. После еды они не планировали отдыхать, а намеревались сразу же приступить к работе. Ши Ци уже заранее рассказал Шао Сюаню, на что ему нужно обратить внимание: к каким вещам нельзя прикасаться; в какие места нельзя ходить; кого искать, когда ему кто-то нужен и так далее. У самого же мужчины уже тоже был готов план времяпровождения.
  
  - Я поговорю с тобой после работы. - Поспешно зачастил Ци. - Вот, возьми эти рукописи! Возможно ты найдёшь для себя что-то интересное в них. А ещё, пейзаж в этом месте очень красив: зеленые горы, синее небо и чистая вода... Прочисти свои лёгкие после задымленного города! - Друг широко улыбнулся, взял свои инструменты и последовал вслед за группой (инструктором) с лихорадочно горящими глазами.
  
  Сюаню было запрещено приближаться к месту раскопок, но это было ему и неинтересно. В автобусе остался только он и после закрытия окон и дверей автобуса стало довольно тихо. В последние несколько дней мужчина плохо спал, а по дороге слушал рассказы Ши Ци. Теперь, когда все стихло, ему захотелось спать. Он быстро провалился в сон.
  
  Когда он проснулся, было уже около двух часов дня. Шао Сюань собирался отправиться на прогулку и рассмотреть красоты, расписанные другом. Как раз в тот момент, когда он собирался это сделать, он увидел Ши Ци в рабочей одежде, идущего к нему. Тот вошёл в автобус и схватил какой-то документ, после чего хотел поспешить обратно. Однако прежде чем выйти из транспорта, Ши Ци вынул камень размером с куриное яйцо и бросил его Шао Сюаню.
  
  - Я нашёл его в пещере, ну а так как никому не было до него никакого дела, я забрал его себе. Он не должен быть важным. Я не могу дать тебе 'антиквариат', но этот камень всё равно находился в пещере. Смотри, он даже выглядит довольно гладким! Это сувенир от меня. - Ци задорно подмигнул и ушёл.
  
  Камень был найден недалеко от входа в пещеру и находился на некотором расстоянии от центра. Качество камня также явно отличалось от других найденных предметов, и на нем не было никаких следов. Первая археологическая экспедиция, сосредоточилась на фресках и 'антиквариате' каменного века. Никому не было дела до куска камня у входа в пещеру, и ради развлечения Ши Ци беспрепятственно забрал его себе, чтобы подарить другу.
  
  Покатав пойманный камень в ладонях, Шао Сюань понял, что на ощупь он ничем не отличался от других камней, однако он был - тёмно-зеленым, в форме куриного яйца, с довольно гладкой поверхностью, словно тщательно кем-то отполированный. На первый взгляд вроде и ничего необычного, но что-то цепляло. Не антиквариат конечно, но возможно когда-то это было игрушкой или украшением. В качестве сувенира из поездки вполне сойдёт. Сюань не возражал против этого.
  
  Подержав камень ещё некоторое время в руках, мужчина заметил, что тот совсем не нагрелся, продолжая оставаться холодным. А прошло уже достаточно времени. Задумавшись над этим, Шао Сюань вынул зажигалку и при помощи огня попытался нагреть этот камень. Исходя из логики, при контакте с огнем, камень должен стать горячим. Но реальность показала, что на все законы логики этому камню плевать. Он оставался всё таким же холодным.
  
  Оглядевшись по сторонам с потрясённым видом, Шао Сюань взял со стола фруктовый нож и положил камень на листок бумаги. Он планировал использовать нож, чтобы соскрести несколько кусочков, отнести их в археологический автобус и попросить кого-нибудь помочь ему изучить его. Однако после того, как он попытался механически воздействовать на камень ножом, на нем не осталось ни малейшего следа. От чирканья лезвием по нему не осталось даже царапины!
  
  Не может быть нагрет огнем, не поддаётся физическим воздействиям. Это был действительно странный камень. Сюань захватил его с собой на прогулку, планируя позволить Ши Ци внимательно изучить его позже.
  
  Автобус остановился на достаточно близком расстоянии от деревни. И дорога не слишком подходила для прогулок. Кое-кто из жителей деревни уже ушёл на работу, а те немногие, у кого было свободное время, отправились в недавно открытую пещеру, чтобы понаблюдать за работой археологов со стороны. Это было своего рода развлечение. Поэтому, когда Шао Сюань вошёл в деревню, он увидел лишь несколько человек, прогуливающихся вокруг.
  
  Вокруг деревни возвышалась двухметровая стена, сложенная из камней и грязи. Камни для постройки приносили сюда когда-то со склона горы. Говорят, что она был построена несколько десятков лет назад для защиты от диких зверей. Однако в последнее время здесь было не так уж много крупных зверей, поэтому никто больше не обращал внимания на каменную стену. Она имела долгую историю, но сыграв свою роль, вызывала теперь лишь чувство опустошенности.
  
  Шао Сюань покатал камень в руке, не сводя с неё глаз. Скальная порода, использованная для постройки стены, заставила его вспомнить об обнаружении окаменелостей древних организмов в своде пещеры, и о 'насекомом размером с арбуз'. Они же с Ши Ци собирались расспросить немного местных?
  
  Он уже собирался отвести взгляд, как вдруг увидел, что на стене появилось нечто похожее на змею. Оно извивалось и ползло по стене. Толстое, как небольшой кувшин, и с узорчатыми чешуйками, отливающими холодным блеском.
  
  Он был в нескольких метрах от твари. Но почувствовал, как холодок пробежал по его спине, и все его волосы встали дыбом. Это так напугало его, что он чуть не подпрыгнул в воздух. Однако, когда Шао Сюань моргнул и оглянулся, он не обнаружил абсолютно ничего. Каменная стена по-прежнему оставалась разрушенной каменной стеной, которую много лет била непогода.
  
  Иллюзия?
  
  Шао Сюань осмотрел другие участки стены. После этого, его взгляд упал на отверстие в стене. Там был большой камень, оставшийся после того, как рухнула стена в этом месте. Мелкие блоки жители деревни собирали, чтобы возвести собственные дома. Оставшиеся были слишком большими для этих нужд.
  
  И в этот момент Шао Сюань увидел, как из скалы выскочил зелёный росток. Росток быстро распустил бутоны и вырос в высоту. В то же время несколько виноградных лоз протянулись во все стороны. Первоначально трёхметровая дыра была мгновенно оплетена лианами и листьями. Аромат, принадлежащий растению, пронизывал воздух.
  
  Сюань сделал несколько шагов назад, глубоко дыша. Сфокусировав взгляд и оглянувшись вновь, он обнаружил, что лозы исчезли. Каменная стена была такой же, как обычно, но земля была полна больших гладких камней.
  
  Почувствовав странные вибрации в своей руке, он сосредоточил внимание на камне в ней. Не поддающийся ни огню, ни ножу, он вдруг начал рассыпаться и, проскальзывая сквозь пальцы песком, начал осыпаться на землю.
  
  Когда упала последняя песчинка, зрение Шао Сюаня потемнело. Мужчина провалился в темноту.
  
  
  

Глава 1. Знакомство с племенем.

  
  На полу пещеры беспорядочно лежали двадцать детей. Рваная линялая шкура грела лишь семерых из них. Остальные, кто не был накрыт общим 'одеялом', либо имели свои собственные, либо сжались в компактный комок на боку. Но независимо от того, были ли они укрыты или нет, спали они все крепко.
  
  Так как в пещере уже давно не убирались и здесь спало много людей, в воздухе чувствовалось тяжёлое зловоние. Не помогали даже вентиляционные отверстия, но они хотя бы пропускали слабый солнечный свет, который немного освещал помещение.
  
  Под одним из них спал маленький ребёнок, также укрытый лоскутом рваной шкуры. Однако он сильно отличался от остальных. Рядом с ним спала большая собака, почти такого же размера, как он сам.
  
  Шао Сюань открыл глаза, когда солнце уже осветило его плечи. Ещё сонно растерев лицо, он начал приводить в порядок сено, которое использовал в качестве матраца. Большая 'собака' лежавшая с закрытыми глазами, почувствовав движение, быстро поднялась и послушно села рядом, чтобы позволить человеку поднять сено и на её месте.
  
  Взяв охапку перевязанной сухой травы, Сюань отправился на выход из пещеры. На сплетённой из травы верёвке он вёл с собой пса.
  
  Когда его сознание перенеслось в первобытное время, столь абсурдным способом, он стал мелким сопляком из племени, расположенном в безлюдной дикой местности. Его тело оказалось слабым и в случае болезни ему пришлось бы не сладко. Поэтому он, стиснув зубы и претерпевая непривычные лишения просто смирился с окружающей реальностью. Главной его целью стало выживание.
  
  В теле маленького мальчика-сироты, которого по иронии судьбы тоже звали Сюань, наш герой проснулся впервые уже больше полугода назад. Он никак не ожидал, что когда-нибудь ему придется оказаться в подобном месте. Между этим племенем и племенами каменного века, о которых он знал раньше в своём времени, были большие различия. Внешне они не отличались, но 'дьявол кроется в деталях' не так ли?
  
  Вы когда-нибудь видели с виду обычного человека, держащего огромный чан с водой размером со скалу всего одной рукой? А как человек с ним в руке наматывает круги по улицам? Вы когда-нибудь видели, чтобы человек прыгал на высоту трёхэтажного здания без тросов? Или чтобы смог спокойно стоять после прыжка с десятиметровой скалы?
  
  Вот и он не видел чего-то подобного, теперь же это стало для него обыденностью.
  
  Что же касается пещеры, из которой он только что вышел, то её первоначальное название было 'пещера лежащей коровы', потому что её внешний вид был похож на корову, которая лежала на боку. Это название ей было даровано ещё тысячу лет назад шаманом. По мере того как годы и месяцы сменяли друг друга, племя, расширяясь, начало строить рукотворные жилища на склонах горы покидая её недра. Теперь же она стала пристанищем для осиротевших детей и именовалась людьми, как 'детская пещера'. У детей, которые жили внутри, не было родителей, чтобы заботиться о них, и не было никого в племени, кто был бы готов принять их как своих собственных.
  
  После того, как Шао Сюань оказался здесь, он не видел людей из других племён. А это означало, что в окрестностях их горного хребта было только одно племя - племя 'Пылающего Рога'. И в этом изолированном племени, каждый сам заботился о своей жизни.
  
  Таща за собой собаку, Шао Сюань неспешно бродил по округе. Здесь можно было увидеть большой дом, по сравнению с остальными он выглядел, как древний особняк у подножия горного склона. Он был построен из дерева, камня, соломы и грязи. Даже со стороны дом ощущался более крепким, чем окружающие его строения.
  
  Но независимо от того, были ли это деревянные дома или 'особняки', сложенные из камня и дерева, в глазах ребёнка (Шао Сюаня) они были ужасно простыми сооружениями, проще говоря халупами. Он тосковал по своему прошлому благоустроенному дому и по удобствам в нём. Но вернуться к нему, как и к прошлой жизни, оставалось всего лишь мечтой порождённой его разумом.
  
  Люди племени уже начали заниматься повседневными заботами. Мужчины доставали свои каменные инструменты для шлифовки, намереваясь подправлять наконечники ножей и другого оружия для охоты. У женщин тоже была своя работа - они сшивали, мыли и мяли шкуры; сушили и другими методами заготавливали припасы на зиму; готовили пищу... Дел у них было на самом деле много.
  
  Когда ребёнок с 'собакой' проходил мимо, взгляды многих людей устремлялись в его сторону. Не на Шао Сюаня, а на животное, которое он вёл на самодельном поводке. В их глазах был заметен жадный блеск, и они сглатывали набежавшую слюну. С их точки зрения, мальчишка тянул за собой на верёвке большой кусок мяса, которого им хватило бы на несколько дней. Животному и ребёнку было бы несдобровать, но... Их оберегала метка шамана, обвязанная вокруг шеи четвероногого. В их глазах теперь Шао Сюань просто помогает шаману ухаживать за волком.
  
  Да, питомец Шао Сюаня на самом деле был волком. Он был рожден в пределах горного хребта. Ещё молодым щенком он был пойман одним из охотников и принесён в племя. Волчонка отдали Сюаню в качестве пищи. Маленькому животному повезло, что оно попало в руки нашего героя. Щенок получил имя Цезарь (так звали пса Сюаня в прошлом) и возможность выжить. Однако и это было для зверя стечением благоприятных обстоятельств. В то время, как ребёнок давал ему имя и рассуждал о дрессировке нового питомца, мимо проходил шаман. Заинтересовавшись странным словом, он оставил Сюаню свою метку и после этого ушёл. Эта метка стала оберегом для животного, он стал неприкосновенным для членов племени. А Сюань стал воспитывать Цезаря, как собаку, вплоть до настоящего времени.
  
  Течение мыслей здешних людей было странным. Было совершенно очевидно, что они уважали шамана довольно сильно. Но их отношение к Сюаню не сильно изменилось даже после того, как они увидели, что шаман дал ему свой символ. Единственное отличие состояло в том, что они упорно скрывали своё желание, разделать Цезаря на сочные куски мяса и употребить его в пищу. Что касается всего остального, то отношение к ребёнку ничем не отличалось от других детей-сирот. И это было вполне объяснимо. В конце концов, шаман не говорил помогать Шао Сюаню. Откуда у такой важной персоны, как Шаман, будет время на какого-то вроде него?
  
  Время шло и все уже привыкли к ребёнку с волком. С того момента, как Цезарь подрос, шаман так ни разу не появился.
  
  Но что заставляло людей у подножия горы недоумевать, так это почему ребёнок назвал Цезаря собакой? И вообще, что такое собака?
  
  Однако эти вопросы не сильно задерживались в умах окружающих, так как были и другие более важные вещи, такие, как, например, добыча пропитания.
  
  Шао Сюань уже привык к окружающим взглядам. Как ни в чем не бывало, он продолжал свою прогулку вместе с Цезарем. Он понимал, что даже будь члены племени жадны, никто не посмеет посягнуть на имущество шамана. Как сказал когда-то Ши Ци: 'Шаман самый уважаемый человек в первобытном обществе'.
  
  Что же касается того, почему человек, живущий в 'зоне для влиятельных людей', шаман, чьё положение было самым высоким - или вторым по высоте в племени, дал Шао Сюаню, который обитал в 'детской пещере' свой знак, то это было связано с термином, который Шао Сюань упоминал тогда - 'дрессировка'. Первоначально Шао Сюань сказал это слово, чтобы спасти волчонка, и так совпало, что шаман услышал его.
  
  Шаман заинтересовался его 'дрессировкой', но за последние полгода так и не нанёс ему визит. В результате у Сюаня сложилось впечатление о нём, как о безответственном старом мошеннике. Легко ли вырастить волка? Каждый день окружающие его люди бросали на него свирепые голодные взгляды. Без крепкой психики взрослого человека, он давно бы сошёл с ума.
  
  В общем, воспитание Цезаря началось спонтанно.
  
  Как же трудна была жизнь! Хотя племя заботилось о пропитании для сирот, его едва хватало для того чтобы не умереть. Он постоянно голодал.
  
  Шао Сюань беспомощно вздохнул. Он посмотрел вперед, затем уголок его глаза нервно задёргался.
  
  Впереди, лениво зевая, в гору шёл мужчина-охотник. На плече человек держал двухметровую, в форме бейсбольной биты (но более широкого диаметра) каменную дубину. Она действительно была очень тяжелой и в соответствии со стандартами прошлой жизни Шао Сюаня, даже если бы он смог поднять её, то лишь ненадолго. И всё же этот мужчина держал оружие так же легко, как обыкновенную мотыгу. Здесь это было в порядке вещей.
  
  Что же касается Шао Сюаня здесь, то сейчас он принадлежал к группе людей, у которых ещё не пробудилась сила тотема. Сила пробуждалась в определённом промежутке жизни, обычно начиная с возраста десяти лет. Когда это произойдёт с Сюанем он будет считаться обычным воином, способным охотиться снаружи. Сила тотема была единственным уровнем измерения, который определял, можно ли стать охотящимся воином или нет в племени. Что же касается самой силы тотема, Шао Сюань ничего о ней не знал. Возможно он поймет её суть, когда придет время.
  
  Мужчина же перед ним, сонно несший в руках каменную дубину, так и не замечал, как шкура прикрывающая исподнее практически сползла ему до колен. И вот так, средь бела дня, он шёл, как ни в чем не бывало. Не было никакой реакции и со стороны окружающих людей, когда они это увидели.
  
  Шао Сюань старался сдержаться, но в конце концов всё же крикнул:
  
  - Дядя с дубиной, у вас шкура падает!
  
  Только после третьего крика человек перед ним с зевком обернулся. Он посмотрел на Сюаня, его взгляд задержался на Цезаре примерно на полминуты, а затем опустился на его спущенную набедренную повязку (в английском переводе были штаны, но что-то я в этом сомневаюсь). Воин спокойно вернул её на место и завязав пояс покрепче направился по прежнему маршруту.
  
  Сюань больше ничего не произнёс.
  
  С точки зрения людей племени ничего из ряда вон выходящего сейчас не произошло. Таких понятий как: этикет, стыд и нечто им подобное... не существовало в их обиходе. Если они и услышали когда-нибудь о подобном, то это вызвало бы, скорее всего, лавину вопросов: 'А что это? Позорно? Можно ли это съесть? Нет? А зачем же ты говоришь об этом?'.
  
  Люди в племени были простыми, как и их отношение к жизни.
  
  
  

Глава 2. Такая простая жизнь.

  
  Шао Сюань продолжил свой путь. Он обошёл небольшой горный массив выйдя к его обратной стороне и по гравийной тропинке поднялся немного выше. Его взгляду открылись бесконечные горные пики, покрытые лесами они тянулись далеко в даль. Среди них угадывались несколько холмов практически лишённых растительности. Это были тренировочные площадки воинов, а также место в котором добывался камень пригодный для ремесла и оружия. Именно из-за обилия этого камня земля здесь была непригодна для посадки растений. Шао Сюань стоял в настоящем гравийном саду.
  
  Гравий копился здесь поколениями из разбитых воинами камней, а не накопился естественным путём, силами природы. Все полезные камни, которые могут быть превращены в каменные изделия, сразу поднимались членами племени. Оставшиеся считались шлаком и постепенно образовали этот сад. Это было довольно непопулярным местом.
  
  В этом месте в воздухе стояла тишина, но с соседних холмов то и дело разносился стон расколотых пород. Там тренировались воины.
  
  Сам Шао Сюань никогда не видел тренировки тотемного воина. Говорили, что их разрушительная сила была очень велика. И уязвимым людям, таким как он в этом возрасте, было запрещено приближаться к местам, где воины выпускали её (силу) в полной мере. Это правило вырабатывалось и подтверждалось поколениями. Раньше многие пытались наблюдать за тренировкой, но в конечном итоге были травмированы.
  
  Сюань отвернулся и ослабив соломенный поводок в руке, обратился к Цезарю:
  
  - Иди уж, жуй свою 'лапшу'.
  
  Цезарь обрадовался и сразу же принялся бегать по гравийному саду. То и дело принюхиваясь, он побежал вперёд, чтобы в итоге начать пытаться что-то вырыть из земли. Это оказался большой червь, длиной в фут и толщиной с большой палец взрослого человека; Цезарь немедленно проглотил его и продолжил поиски следующего.
  
  Эти черви были названы людьми племени 'каменными червями'. Они были похожи на наших дождевых червей, только гораздо большего размера. Тот червь, которого недавно съел Цезарь, был ещё относительно маленьким. Сюань видел каменного червя толщиной с человеческую руку, но он слышал и о более крупных представителях этого вида. Однако, чем больше становился с течением жизни каменный червь, тем глубже он зарывался под землю.
  
  Каменные черви были довольно неприятны на вкус, и многие люди страдали от сильной диареи после их употребления. Поэтому они были вне рациона питания местного населения. И это была действительно хорошая новость для Цезаря, так как от отсутствия аппетита он не страдал (а так он не имел никаких соперников на этот вид пищи).
  
  Юноше было грустно, что он будучи волком опустился до поедания червей.
  
  Сюань разложил сено для просушки и огляделся, чтобы убедиться в отсутствии чужих глаз. Затем подошёл к невысокому дереву растущему на краю гравийного сада и начал расчищать поверхностный слой гравия. После того как гравий был отодвинут в сторону, он начал осторожно копать землю грубо высеченным каменным ножом, который обычно носил на поясе. Под слоем спрессованного дёрна обнаружился не менее грубо высеченный каменный контейнер. Здесь Сюань хранил свою продовольственную заначку на чёрный день. Юноша быстро достал вяленное мясо из нутра контейнера и закопал тот обратно.
  
  Теперь можно было приступать к завтраку. Вяленое мясо было сухим и грязным, и размером только с половину его ладони. Он, в прошлом, никогда бы не посмотрел на него второй раз, но после полугода полуголодной жизни, даже эта еда, напоминающая по вкусу резину, стала для него деликатесом.
  
  Просто такова его судьба на данный момент. Всё было довольно просто.
  
  После еды Сюань почувствовал себя бодрым достаточно, чтобы немного потренироваться. Сделав несколько упражнений для растяжки и разогрева, он занялся фитнесс-боксом (который помнил из своей прошлой жизни). Тренировки стали для него основным атрибутом дальнейшей спокойной жизни, ведь тело ребёнка, в которого он умудрился попасть было довольно слабым. Крепкий сон, тренировки и еда (добытая самостоятельно, обмененная или полученная, как пособие для сирот от племени), вот вокруг чего сконцентрировалась его жизнь.
  
  Тем временем Цезарь все ещё рыл землю в поисках червей, но не терял бдительности. Он постоянно поднимал голову вверх, прядая ушами и внимательно следил за окружающей обстановкой.
  
  Именно благодаря Цезарю Шао Сюань осмелился так беспечно достать контейнер со своим завтраком. Если его бы заметили другие сироты, еда была бы у него отобрана, чтобы утолить их голод.
  
  Этот ребёнок, в которого попал наш герой был одинок, даже среди сирот. Он был маленьким, бледным и измождённым. У него не хватило бы ни духа, ни смелости выйти из этой пещеры. Но теперь у него был опыт прошлой жизни и безжалостный ум, который он развил в себе там.
  
  Позанимавшись некоторое время, Сюань остановился чтобы перевести дух. Он заметил, что волк насторожился. Из пасти у него свисала одна половина тела червя, вторая успешно начала закапываться обратно в землю. Червя разорвал внезапный поворот головы животного и теперь у него был шанс восстановиться до прежнего размера и стать полноценным 'каменным червем'.
  
  Из глотки зверя послышался тихий рык, но он так и не обнажил зубов.
  'Скорее всего это кто-то знакомый Цезарю, а значит и мне'. - Подумал Сюань. Он продолжал смотреть в том же направлении, что и волк. Его слух уловил мягкий звук ветра, поднимающего листья с земли, а потом в поле его зрения появился силуэт человека.
  
  Это был очень высокий, крупный мужчина, одетый в красивую, но простую одежду из меха. На его одежде был слой каменной крошки, а на лице несколько шрамов, придававших ему свирепый вид. Кроме того, на тех частях его тела, которые не были прикрыты шкурами, тоже виднелись шрамы. На поясе у него висело кольцо с тщательно подобранными каменными инструментами, сделанными из тонкого камня.
  
  Камни, из которых они были сделаны, отличались от гравия под ногами Шао Сюаня. Они были намного качественнее (твёрже, крепче). Из них можно было изготовить орудия и инструменты гораздо более совершенные, чем нож в его руках. Если бы Сюань попробовал обменять свой нож на мясо, то даже самый маленький инструмент на поясе охотника стоил бы много дороже, а его количества (т.е. мяса) хватило бы для того чтобы питаться в течении нескольких дней.
  
  Воин приближался очень тихо, даже не имея намерения скрыться. Возможно, это была привычка, выработанная многими годами охоты в лесах. Сюань понимал, если бы этот человек имел намерение скрыться ни Цезарь, ни тем более он не смогли бы обнаружить его присутствия.
  
  Прежде чем Цезарь прекратил рычать, он напрягся, обнажив четыре длинных клыка, ведь приближающийся человек на мгновение пристально посмотрел на него.
  
  Для охотников любой зверь был просто добычей, пищей. Естественно, Цезарь тоже попадал в эту категорию. Хотя приближающийся человек только взглянул на него без угрозы, он излучал очень опасную ауру, которая сразу же испугала Цезаря из-за чуткого животного инстинкта.
  
  Учитывая сложившуюся ситуацию, Шао Сюань понимал, что должен заговорить первым.
  
  - Доброе утро, дядя Май!
  
  Крепкий мужчина средних лет отвел взгляд от Цезаря и посмотрел на него. Опасная атмосфера, возникшая ранее, исчезла. На самом деле большинство воинов племени не причинили бы вреда ребёнку, если конечно те их не спровоцировали.
  
  Май внимательно оглядел его, а потом и место его тренировок. Сюаню показалось, что взгляд воина стал одобрительным. Но лёгкая улыбка так и не смогла смягчить суровые черты его лица, обезображенного шрамами. Несмотря на это Май был добродушным человеком и отношение его к самому юноше было дружелюбным, возможно потому что отец его нынешнего тела раньше состоял в одной охотничьей группе с ним и был его товарищем. Бывало охотник не раз помогал ему с пропитанием.
  
  - Ещё довольно рано, а ты уже здесь Ах-Сюань? Это хорошо, что ты начал тренироваться заранее до своего взросления. - Спокойно сказал Май.
  
  Это обращение, с добавлением приставки 'Ах' была ещё одной особенностью в племени. У людей в племени не было фамилий, и большинство имело лишь односоставное имя. Например, Шао Сюаня в этой жизни звали просто Сюань. Как говорится: 'Когда ты в Риме, делай то, что делают римляне'. Что же касается приставки 'Ах', то она имела довольно интересное происхождение. Когда-то жил один очень уважаемый предок, который имел обыкновение выкрикивать слово 'Ах', прежде чем назвать чьё-то имя. Постепенно это превратилось в традицию, передававшуюся из поколения в поколение, соблюдающуюся и поныне. Конечно же, это правило не могло быть применено к старшим и тем, кто занимал особые должности.
  
  Почему же тренировка юноши вызвала такое одобрение со стороны воина?
  
  Лишь очень немногие люди, жившие рядом с горой, в том числе и дети из 'детской пещеры', выходили на тренировку во время своей юности. В основном их жизнь вращалась вокруг еды и сна, самой большой роскошью в их поведении можно было считать небольшое количество редких игр. Это было связано с тем, что физические упражнения и игры требуют большого расхода энергии. Слишком много движений приводило к тому, что голод наступал быстрее. Здесь для бедных, чем меньше потребление энергии, тем лучше. Поэтому даже взрослые из этого сектора были за такой подход.
  
  Охотник отметил одобрительно действия Сюаня исходя из полезности его тренировок в будущем.
  
  - Ты возвращаешься с тренировочной площадки, дядя Май? - Поинтересовался Сюань.
  
  - Да.
  
  Для тренировок воинов не было установлено никаких фиксированных сроков, они могли устраивать их по своему усмотрению. Единственным условием было не пропустить охоту.
  
  - Я вижу, что удача на вашей стороне дядя Май! Кстати, дядя Май, я слышал от Ланг Га, что завтра очередь вашей команды идти на охоту? Удачи вам! И я надеюсь, что вы вернётесь полностью загруженными тушами!
  
  Упоминаемый им Ланг Га был в одной охотничьей команде с Майем, именно он принёс в племя Цезаря. Его имя означало 'земной лук' на местном языке и Лан Га был человеком, заслуживающим этого имени.
  
  Май улыбнулся частившим словам ребёнка. Он собрался было уже уходить, перед охотой нужно было хорошенько отдохнуть, но неожиданно остановился и позвал:
  
  - Ах-Сюань! - Поманив его к себе он достал из своей сумки кусок вяленого мяса.
  
  Воины всегда приносили еду на свои тренировки, они отнимали у них много энергии, а на каменных холмах не было никакой пищи. Ни растений, ни животных, одни лишь камни и скалы.
  
  Вяленое мясо, которое Май держал в руке, было приготовлено для небольшого перекуса после тренировки, он собирался съесть его на обратном пути в стойбище. Но неожиданно встретившись с Шао Сюанем, он без малейшего колебания отдал его ему. Детям не разрешалось выходить на охоту, для их же сохранности, вследствие чего сироты такие как этот ребёнок вели полуголодное существование. Май прекрасно это понимал.
  
  - Спасибо, дядя Май! - Сюань был очень благодарен этому человеку. Еды в племени было мало, особенно в это время года, и не все были настолько щедры, чтобы раздавать мясо, как это делал Май. Мужчина же после того, как он отдал мясо Сюаню, сказал: 'На склоне холма, где я тренируюсь, можно наблюдать закат солнца...'.
  
  Май ушёл после того, как он подробно рассказал о расположении своей тренировочной площадки, и призвал юношу быть очень осторожным. После того, как Май скрылся вдали, Цезарь наконец-то расслабился. Он принялся искать ускользнувшего от него червя по запаху, порыкивая от досады на свою неосмотрительность.
  
  Шао Сюань отнесся к проблемам животного безразлично, ибо он желал утолить своё любопытство, побывав на тренировочной площадке Мая. Он спрятал подаренное мясо в контейнер и позвал Цезаря.
  
  - Ко мне, Цезарь! Сегодня мы сделаем что-то очень смелое!
  
  
  

Глава 3. Старые соперники.

  
  Так как эта местность была главным источником камня для племени, то наверняка тут было много прекрасных экземпляров, которые можно было легко превратить в орудия труда. Естественно, тотемным воинам было предоставлено право первым выбирать камни для сбора, поскольку это была их тренировочная площадка. Остатки 'от пиршественного стола' доставались таким, как Шао Сюань.
  
  Пусть эта фраза прозвучала довольно унизительно, зато очень хорошо описывала ситуацию.
  
  Обычно такой сбор происходил ближе к закату, сразу после ужина. Именно в это время воины заканчивали свои дела здесь и отправлялись отдыхать. Однако в другое время суток тренировочная площадка становилась довольно опасным местом для тех, кто не пробудил свою тотемную силу. Осколки камней, разлетающихся шрапнелью под кулаками тотемных воинов, летели в разные стороны со скоростью пули.
  
  Но сегодня Май подробно объяснил юноше, как безопасно добраться до места, где он проводил свои тренировки, в обход прочих тренировочных полей. Зачем же он это сделал? Просто прекрасный камень можно было бы обменять на многое, это была прекрасная возможность для Сюаня.
  
  Вместе с Цезарем юноша отправился дорогой, что указал его старший товарищ. За гребнями холмов то и дело доносился звук разбивающихся глыб, а по соседнему его пути склону начали скатываться довольно большие камни. Если бы он пошёл сюда наобум, беды было бы не миновать.
  
  Сюань небрежно стряхнув с волос и одежды осевшую каменную крошку продолжал продвигаться к вершине холма; где-то там, недалеко от неё (вершины) находилась тренировочная площадка Мая. Поскольку это была тренировочная площадка для воинов, пути здесь были труднопроходимыми.
  
  Когда юноша добрался до конечной точки своего маршрута его руки, кисти и ступни кровоточили. Но до ран и ссадин Сюаню не было дела, они заживут довольно скоро, важнее всего для него было найти несколько хороших камней. Но прежде юноше требовалось немного передохнуть: чтобы добраться до этого места, потребовалось много сил. Он даже подозревал, что если бы не позавтракал сегодня утром, то не смог бы добраться сюда вообще.
  
  На неровном грунте лежали камни разных форм и размеров, а на противоположной стороне скалы он обнаружил отверстия прямо в скальной поверхности, все они имели разную глубину. Шао Сюань предположил, что это были самые крепкие камни, которые Май отобрал для себя и превратил в оружие для охоты. Твердые и небольшие камни не были частым явлением в горах. Обычно они находились группами, некоторая часть была на поверхности, когда вся остальная часть породы располагалась на глубине. Сейчас было не то время, чтобы можно было взорвать гору и обнаружить камни на глубине. Получить такой превосходный образец воину можно было только полагаясь на удачу. Именно поэтому Сюань увидев Мая, возвращающегося с тренировки с множеством камней пригодных для ремесла, сказал, что удача улыбнулась ему сегодня.
  
  Также здесь можно было встретить следы тренировок, отпечатки рук и ног. Тотемные воины уделяли особое внимание тренировке своих крепких кулаков. Если бы юноша решил бы повторить их результат и ударил по самой уязвимой части скалы он только разбил бы себе костяшки без какого-либо эффекта.
  
  Не задумываясь, Сюань назначил Цезаря ответственным за наблюдение, в то время как сам приступил к поиску хороших находок. Он должен был поспешить пока сюда не нагрянули другие желающие.
  
  Шао Сюань поднял длинный осколок камня. Он (камень) был длиной в полфута (15 см), неправильной формы, не особенно большой и тяжелый. Юноша знал, что качество камня не зависело от его веса. К тому же здесь встречалось множество пород камней, которых не было в его прошлой жизни. Порой даже использование здравого смысла из его прошлой жизни оказывалось бесполезным в этом мире. Все знания, которыми владел Шао Сюань о камнях, были для него всё ещё новыми, он накопил их за последние шесть месяцев. В отличие от опытных воинов, которые могли оценить камень по его текстуре и внешнему виду, он ничего не знал о том, как определить качество камня, поскольку у него не было богатого опыта в этой области. Поэтому он использовал самый примитивный метод, который смог придумать и который работал. Он находил камень, который считал подходящим для дальнейшей обработки и использовал свой каменный нож, чтобы рубануть по нему, и смотрел на глубину скола. Чем он был меньше, тем лучше был камень.
  
  Шао Сюань высоко поднял нож и ударил им по краю камня. После громкого треска на проверяемом камне появилась незначительная отметина. Из него можно было сделать наконечники стрел или копий. Ремесленники сами решали, что делать с камнем, всё, что нужно было сделать Сюаню - это найти камень и обменять его на еду.
  
  Положив камень в свой ветхий мешок из звериной кожи, он собирался продолжить поиски. Но Цезарь неожиданно подал признаки беспокойства. Осторожно подкравшись к месту, где затаился волк, Сюань посмотрел в том же направлении что и он. Там было трое детей, около десяти лет, более сильных и высоких, чем юноша.
  
  Это были старые знакомцы Шао Сюаня, а также старые соперники; они словно маленькие шакалы любили отнимать вещи у более слабых. Эти три маленьких ублюдка!
  
  Они были не из 'детской пещеры', а из семей, живущих в Предгорном районе. Эти трое всегда ходили вместе и в первый раз ограбили Сюаня спустя несколько дней после его переселения в этот мир.
  
  Поначалу Сюань не изменял принципам своего прежнего мировоззрения и часто поступал так же, как в прошлой жизни. Он сдерживался в какой-то мере даже когда сопротивлялся. Это милосердие и доброта привели его к потере всего его с трудом добытого вяленого мяса в тот раз, к тому же эти подонки хорошенько избили его.
  
  После этого Шао Сюань понял реальность ситуации и начал адаптироваться к ней. Ведь проснувшись в первый свой день, он наблюдал как дети с голодными глазами дрались друг с другом за еду. Они изменили его отношение. Во время выздоровления он часто об этом думал и пришёл к выводу что в драке с этими ребятами не стоит сдерживаться. В пределах племени, запрещены лишь убийства и открытая кража. Никто не будет мешать, если ты никого не убил или скрытно обокрал. Жители горного района уже привыкли к этим варварским законам.
  
  Несмотря на то что по внешним признакам члены его племени были похожи на современных людей, у Сюаня создавалось чувство, что это какая-то особая отдельная раса. Причиной этому были необыкновенные регенерационные способности каждого человека в нём (в племени).
  
  Человек мог снова встать на ноги после нескольких дней отдыха, даже если он был тяжело ранен. Через один-два месяца его тело будет как новенькое. Это также было причиной того, что люди в их племени не особо любили сражаться между собой из-за мести или соперничества. В их глазах это было недостаточной причиной для драки. Существовали куда более важные вещи, поиск пропитания относился к ним.
  
  Что же касается этих троих детей, то Шао Сюань был не так высок и силен, как они, к тому же питался он тоже хуже них. Тогда что же ему использовать в драке? Только холодный ум и хорошую стратегию, особенно при численном превосходстве.
  
  Сюань слегка надавил на голову Цезаря, но тот всё ещё свирепо скалил зубы в сторону приближающихся детей. Юноше пришлось сжать челюсти Цезаря и прошептать: 'Подожди секунду!'
  
  Оглянувшись, он спрятал свою сумку с камнем внутри. Затем тихо подкрался к обратной стороне утёса, Цезарь следовал за ним. Потрепав холку зверя Сюань сказал:
  
  - Ты должен разобраться с Ё. Ты ведь знаешь кто из них Ё? Конечно знаешь. Хороший мальчик.
  
  Какой-то воин однажды сказал, что большинство зверей, живущих в глухих лесах, довольно умны, потому что глупые и несмышлёные просто не смогут там выжить. Цезарь был довольно умным зверем. Это будет не первый раз, когда они будут работать в одной команде. Даже если Цезарь запутается, это не будет иметь значения. Для Шао Сюаня было главным разобраться с их заводилой по имени Сай. Если победить его остальные быстро растеряют присутствие духа.
  
  Цезарь держал свое тело близко к земле и спрятался за гигантским валуном, это показывало, что он понял команду Шао Сюаня. Казалось, что все дикие звери по своей природе способны подкрадываться незаметно, яростно набрасываться и наносить смертельный удар. Их инстинкты пробуждаются охотой, даже если он был всего лишь волком, воспитанным как собака.
  
  
  

Глава 4. Драка.

  
  Конечно, Шао Сюань проследит чтобы Цезарь не нанёс смертельный удар. Однако он также никому не позволит так легко забрать его вещи, особенно тем троим.
  
  В тот момент, когда Сюань всерьёз задумался, вступить в противостояние с голыми руками или попытаться взять в них камни, трое путников продолжали подниматься по склону, не подозревая о засаде впереди. Их внимание было сосредоточено на другом, например, на уклонении от падающих камней. В отличии от Сюаня они не знали безопасного пути, поэтому петляли по склону старательно обходя места где раздавался звук лопающихся пород.
  
  - Чжань. Ты уверен, что это верный путь? - Сай шедший во главе группы, только что уклонившись от падающих камней, сердито посмотрел на ребёнка позади него.
  
  Чжань был очень робким мальчишкой, он боязливо вжал голову в плечи и ответил:
  
  - Мой отец был сегодня в патруле. Он видел, как Май возвращался с тренировки. Мы уже близко, там должно быть много хороших камней, Май всё же воин среднего ранга.
  
  Ничего не ответив, Сай продолжил подъём 'мурлыкая' что-то себе под нос. Ногами он пинал прикатившийся к нему камушек.
  
  Они подходили всё ближе и Шао Сюань затаил дыхание. Он ждал подходящего момента.
  
  Цезарю не требовалось никаких вербальных команд, Сюань просто отдал ему знак в подходящее для нападения время. А после неожиданно выпрыгнул перед Саем, правый крепко сжатый кулак ударил того в лицо.
  
  У Сая была хорошая (быстрая) реакция, но у него не было шанса полностью избежать внезапной атаки Шао Сюаня. Он едва успел увернуться в сторону, чтобы спасти свой нос, но всё равно получил сильный удар в лицо. Прежде чем он успел среагировать снова, ещё один удар пришёлся ему в челюсть. Потеряв ориентацию, он пошатнулся и упал.
  
  Однако это было только начало. Сюань набросился на него сверху и начал осыпать его целым градом ударов. На самом деле Саю ещё повезло, что Сюань всё-таки решил отказаться от использования камней в этой драке. Он подумал, что даже нападение с голыми руками может причинить достаточно боли и страданий.
  
  Люди в племени 'Палящего Рога' были довольно сильны, и даже дети, которые не пробудили свою тотемную силу, могли победить большинство людей, которых Шао Сюань встречал в своей прошлой жизни. Ему хотелось поскорее покончить со всем этим, поэтому он не стал сдерживать свои силы.
  
  В то же самое время, когда Шао Сюань бросился к Саю, Цезарь прыгнул на Ё. Точно так же, как Сюань обучал его, Цезарь, на манер собак задерживающих преступников, схватил зубами того за одежду из шкур и соломенный поводок на его (Ё) талии. Несмотря на то, что волк был ещё недостаточно крупным ему хватило сил повалить Ё на землю и не позволить тому подняться, чтобы прийти на выручку своему лидеру.
  
  Что же касается третьего ребёнка по имени Чжань, то Шао Сюань намеревался оставить его на некоторое время в покое, так как он был робок и не мог сравниться с двумя другими детьми в физическом плане и безжалостности.
  
  Чжань, как и Ё был потрясён, когда Сюань бросился к ним и атаковал Сая. Не успели они опомниться, как хозяина поддержал Цезарь. Глядя на оскаленные клыки, они были так напуганы, что чуть не намочили штаны. А Ё так и вообще ничего не мог сделать, когда волк повалил его на землю, кроме как звать на помощь.
  
  Стоявший некоторое время в ступоре Чжань попытался наконец достать деревянной палкой Шао Сюаня. Юноша (Шао Сюань) продолжавший месить лицо своего недруга смог заметить атаку и отвёл немного голову. Палка прошла мимо его головы, но теперь спина Сюаня горела от боли. Он начал бить Сая ещё ожесточённее, ему нужно было вымотать самого сильного и рослого соперника как можно быстрее.
  
  Сай был на два года старше Сюаня, но он потерялся под отчаянными ударами, в конце концов он был просто ребёнком без тотемной силы.
  
  Шао Сюань тяжело дышал, но понимал, что проиграет если остановится сейчас. Ему нужна эта победа! За последние шесть месяцев он достаточно натерпелся, чтобы колебаться.
  
  Разобравшись со своей самой главной проблемой, Сюань перекатился по земле, чтобы избежать нового удара Чжаня. Он посмотрел на него, в его глазах застыла ярость. Чжань испуганно вздрогнул.
  
  Увидев, что Сай уже лежит, не в силах сопротивляться, а Ё прижат к земле Цезарем он начал паниковать. Он крепче сжал палку, но инстинктивно начал избегать пристального взгляда Шао Сюаня.
  
  Увидев его реакцию, Сюань понял, что Чжань струсил, он поднялся на ноги и начал шаг за шагом медленно приближаться к нему.
  
  Каждый его (Сюаня) шаг отдавался перебоями в сердце Чжаня, а лицо становилось всё более подавленным.
  
  Конечно, если сравнить этих двоих, то Чжань был сильнее и держал в руках какое-никакое оружие. Но видимо сейчас он проигрывал Сюаню в решительности и наличию бойцовского духа. Когда противник приблизился к нему практически вплотную, Чжань нервно отбросил палку в сторону и сдался.
  
  С Сюанем они встречались довольно часто, и поэтому Чжань в глубине души знал, что тот не будет продолжать сражаться с ним, как только он покажет этот жест, даже если он несколько раз ударил Шао Сюаня по спине раньше.
  
  'Вот же тупица!' - Подумал немного пришедший в себя Сай. Он был взбешён и расстроен увидев капитуляцию Чжаня.
  
  Сай понял, что дело плохо, когда разглядел, что нападавшим был Сюань. В последние несколько раз они не смогли получить преимущество в драке с ним. Однако сейчас, его вообще повалили на землю даже не дав ему опомниться! Это было неприятно.
  
  'Мы очень рисковали, придя сюда попытать счастья и набрать хороших камней. И он был уже здесь. Как он их заметил? Неужели у него волчий нюх? Мы пришли слишком поздно, и в довершение всего проиграли ему!' - Думая об этом, Сай посмотрел на Шао Сюаня так, словно между ними была глубокая ненависть. Тот проигнорировал его.
  
  Сейчас Сюань сосредоточился на Чжане, он не собирался так легко отпускать никого из этой шайки. Он не стал избивать его, а просто пнул в сторону Сая. Чжань растянулся рядом со своим предводителем.
  
  Подняв с земли деревянную палку, брошенную Чжанем, Сюань подошёл к ним ближе. Он взвесил палку в руке. Затем встряхнул кровь со своих костяшек, её капли (крови) попали прямо на 'оружие' и этот момент Сюань улыбнулся.
  
  При виде этой улыбке у Чжаня и Сая по спине пробежались мурашки, им захотелось немедленно вскочить на ноги и убежать. Они чувствовали, что с ними может случиться что-то плохое. Однако Сай обессиленно лежал на земле и не мог встать на ноги, в то время как Чжань быстро подобрал к себе ноги, чтобы иметь возможность отползти назад.
  
  Шао Сюань резко замахнулся, и палка начала приближаться в их сторону. Это случилось настолько быстро и неожиданно, что они даже не успели среагировать.
  
  В один миг ребята покрылись холодным потом, дыхание у них перехватило. Зрение сосредоточилось на падающей палке.
  
  Крак!
  
  Палка ударила по земле, в свободное пространство между Саем и Чжанем, а потом разлетелась на куски. Деревянные щепки полетели им лицо, оставив несколько кровоточащих царапин.
  
  С ледяным выражением лица Сюань склонился над ними чтобы сказать:
  
  - То, что находится там, принадлежит мне. Вам можно зайти на площадку и начать искать камни только после моего ухода. Вам понятно? - Его голос был негромким, но в нем чувствовалось странное напряжение. Сай и Чжань чувствовали, что, возможно, если бы они не сдались им пришлось намного хуже.
  
  Сай молча смотрел на Шао Сюаня, он упрямо не сводил с него глаз. Однако Чжань дрожал, как лист на ветру, и поспешно кивал, показывая, что всё понял. В его глазах всё ещё читались тревога и страх. В глубине души робкий ребёнок подумал: 'Неудивительно, что родители запретили нам приближаться к таким как он. Дети из пещеры ужасны! Даже Сай не устоял!'
  
  Сюань не собирался больше тратить на них время. Ведь если они смогли прошмыгнуть сюда, то и другие тоже могут прийти следом. Он знал, что сегодня смог победить используя тактику и пользуясь помощью Цезаря, в противном случае, будь их больше или они были старше, ему пришлось бы отступить.
  
  Думая об этом, Шао Сюань поспешил начать сбор камней.
  
  
  

Глава 5. Ты издеваешься надо мной, что ли?!!

  
  Сай потёр лицо, не заботясь ни о своём разбитом лице, ни о кровоточащем носе. Он наблюдал как Сюань собирал камни, но не мог понять какого именно они были качества. Но был уверен, что тот нашёл несколько отличных камней на обмен.
  
  Сюань ощущал на себе пристальные взгляды побитых ребят, но не обращал на них внимания. Он уже привык к этому. Он собрал уже несколько удовлетворительных по качеству камней, когда заметил, что стало довольно поздно и ему пора возвращаться. С его точки зрения тут осталось ещё много неплохих экземпляров, но он знал, что набрал уже достаточно для одного дня. Если собрать слишком много это может привлечь к нему лишнее внимание, и он может лишиться и того, что есть сейчас. Его нынешней силы для защиты могло быть недостаточно. Ему требовалось запастись терпением, чтобы дождаться пробуждения тотемических сил. Позвав Цезаря, Сюань убедился, что Ё кроме испуга не получил никаких травм и убрав в сумку камни, ушёл.
  
  Когда Ё повернулся к своим товарищам, он увидел лежащего в крови Сая. Рядом с ним сидел дрожащий от страха Чжань.
  
  Придя немного в себя, Сай тут же сказал Ё и Чжаню поискать камней пригодных для обмена. Он бормотал что-то весьма оскорбительное и поклялся отомстить, избив Сюаня и отобрать все его вещи.
  
  Они не знали, что всю стычку наблюдали воины. Но ушли они сразу же после ухода Шао Сюаня.
  
  - А кто был этот парень? - С любопытством спросил молодой воин у своих более старших спутников.
  
  - Ты имеешь в виду того, что с волком? Вроде как его зовут Сюань, он живёт в пещере сирот у подножия горы. Что касается волка, то тебе лучше держать руки при себе, он принадлежит шаману. - Предупредил его старший.
  
  Воин не знал, стоял ли за действиями шамана какой-нибудь скрытый смысл или нет, да и не интересовало его всё это. Просто он должен был предупредить, что волк принадлежит шаману и никому из племени не было позволено к нему прикасаться. А ребенок, по его мнению, просто заменял шамана в качестве воспитателя.
  
  Младший собрал свои волосы, покрытые каменной пылью в грязный хвост и ответил:
  
  - Я и не собирался покушаться на вещи, принадлежащие шаману. Ха-х, я просто задумался о том ребёнке. Думаю, он станет хорошим воином после пробуждения тотема. Возможно, мы могли бы завербовать его в нашу охотничью команду?
  
  - Пока ещё слишком рано делать выводы о их способностях. Нужно подождать ещё два или три года. Думаю, что эти несколько детей из горного района не плохи, но тот ребёнок. Дети из пещеры обычно... - Пожилой воин покачал головой, так и не закончив, но каждый мог почувствовать смысл, скрытый за его словами.
  
  Племя было условно разделено на три основных района, и чем сильнее воин, тем выше был район, в котором он может поселиться. Район на вершине горы был центральным местом их племени. Там же располагалась Огненная Яма. Этот район был самым холодным из всех.
  
  По мнению многих воинов, дети из пещеры были менее одарёнными, чем дети даже из самого бедного слоя общества. Они просто-напросто не могли пробудить свою тотемную силу так же рано, как и другие. Даже если они достаточно подрастали, чтобы пробудить свой тотем, их неохотно принимали в сплочённые охотничьи команды. Всё из-за того, что они не могли работать с другими охотниками, как один организм. Командная работа считалась самым важным элементом охоты, и любое слабое звено могло привести к неожиданным трагическим последствиям.
  
  Шао Сюань не знал ни о теме разговоров воинов, ни о их мнении о нём. Но он был уверен, что кто-то должен быть рядом, наблюдая за ними. Он мог чётко оценить ситуацию и сделать правильные выводы.
  
  Хотя воины не заботились об окружающей обстановке, когда тренировались, они были очень чувствительны во время отдыха. Шум, стоявший здесь, должно быть, привлек внимание нескольких воинов. Хотя они обычно не обращали на такие ситуации особого внимания, в случае опасности для жизни любой из сторон они незамедлительно вмешались бы. Видя, что Сюань контролирует ситуацию они остались в стороне от конфликта. Почему же он решил применить тактику устрашения для завершения этой стычки? Если бы он продолжил нападение на уже сдавшихся ребят, его могли посчитать импульсивным, что плохо бы сказалось на его дальнейшем проживании в племени.
  
  Сюань вернулся с полной сумкой. Патрулирующие вокруг жилого района воины, взяли у него один-два камня. На самом деле, вещи Сюаня были в их глазах мелочью на которую не стоило тратить время (т.е. отбирать).
  
  Вернувшись в гравийный сад, где он проводил тренировку этим утром, Сюань отобрал несколько камней для обмена и спрятал остальные в тайнике. Он понимал, что не успеет за сегодня обменять все камни на еду или нужные ему предметы, так же, как и понимал, что не стоит их приносить в место своего обитания. В пещере была куча 'голодных волчат', которые дрались за малейшую крупицу еды. Поэтому Шао Сюань никогда не прятал еду или что-либо, что можно использовать для торговли в пещере.
  
  Он сел на землю, чтобы отдохнуть после того, как спрятал свои вещи. Сюань подумал, что и скалолазание, и бои были действительно утомляющими для его тела.
  
  Сюань долго смотрел на горные пики вдалеке, а потом оглянулся на стойбище. Он осмотрел дома у подножья горы, а затем его взгляд опустился на собственные кулаки покрытые сухой кровью. Прошло всего полгода, а налёт цивилизованности уже слетел с него, делая его похожим на дикаря. Колоссальное давление окружающей среды, заставляло его инстинкт самосохранения ускорить его психологическое превращение в человека из этого времени. Сейчас по крайней мере он был рад, что не попал в те времена, когда по словам Ши Ци процветал каннибализм.
  
  Каким же он был, тот, цивилизованный мир? Шао Сюань иногда вспоминал о нём по вечерам, но образы в его памяти становились все туманнее. А ведь прошло меньше года. Он помнил, что не выносил, когда родители наказывали своих детей. Или когда они поднимали на них руку. Он тут же стремился защитить такого ребёнка, и что теперь?
  
  Конечно, жизнь здесь была иной, и дети в племени были не такими, как дети из его прошлой жизни. Даже если внешне они не отличались, их мировоззрение было совершенно разным. Возьмите, к примеру, детей из 'детской пещеры': даже будучи избитыми однажды, в следующий раз они всё равно вступят в драку, особенно если это будет касаться вопросов пропитания. Никто бы из них не стал бы сдерживаться, как делал это в самом вначале. Дерево, камень - всё, что могло попасть им в руки стало бы оружием в момент сражения. Здесь иметь в сердце каплю милосердия означало обречь себя на провал.
  
  Дикость оказалась заразна.
  
  Отдохнув он смог обменять камни на четыре куска вяленого мяса, два из них были с костью. Они были для Цезаря. Их обоих ждал сегодня шикарный ужин. Последний отложенный кусок мяса без кости он обменял на шкуру среднего размера. Приближалась зима, ему следовало приготовиться к ней заранее.
  
  Когда он вернулся в жилую пещеру человек распределяющий продовольствие уже был там. Он хранил приготовленную пищу в гигантском каменном чане. Только люди, обладающие силой тотема, могли бы поднять такую тяжёлую тару.
  
  Еду выделяло племя: до тех пор, пока сироты, живущие здесь не пробудят свою силу и не построят собственный дом.
  
  Иногда в их меню появлялось даже мясо. Но общего количества продовольствия было явно недостаточно, его хватало лишь для того, чтобы удовлетворить основные жизненные потребности детей. Основная часть их рациона состояла из растительной пищи, как, например, неизвестное Сюаню растение (точнее его часть).
  
  Внешне это был клубень красно-коричневого цвета которого росли тоненькие корешки. Самые большие из них были размером с тыкву, маленькие - с кулак взрослого. На вкус они напоминали картофель и позволяли хорошо набить желудок. После этого некоторое время можно было чувствовать себя сытым.
  
  Однако от них был некоторый побочный эффект. Эти клубни стимулировали работу желудочно-кишечного тракта. Проще говоря, аромат в пещере был незабываемым. Это усугублялось тем, что при недостатке в рационе вместе с этим клубнем мяса эффект становился только сильнее.
  
  Лицо Сюаня позеленело от запаха.
  
  - Хей, Ах-Сюань! - Это был Ку, он помогал раздавать еду и был главным над детьми в пещере. Должность давала очевидные преимущества: у него было больше еды, чтобы есть самому. Таким образом, Ку стал намного сильнее, чем другие сироты, и он даже выглядел более представительным.
  
  Он, увидев юношу, тут же отдал ему приличный кусок варёного клубня.
  
  На самом деле Ку был одним из самых старших детей здесь, ему уже исполнилось тринадцать. Он был неразговорчив и большую часть времени проводил вне пещеры. С Сюанем они практически не общались и теперь тот никак не понимал, почему Ку лично подошёл к нему и отдал куда больший кусок еды, чем обычно.
  
  Ку был в хорошем настроении, и казался взволнованным.
  
  - Ах-Сюань, завтра я ухожу жить на склон горы и зимовать я тоже буду там. Поэтому пещера перейдет в твои руки.
  
  От значения этих слов Сюань чуть не выронил взятый недавно клубень. Даже если Ку и уходит, пещера должна была перейти под управление кого-то из старших. В ней было два тринадцатилетних, и ещё очень много одиннадцати- и двенадцатилетних. Почему управление достанется ему, когда ему ещё не стукнуло и десяти?
  
  Вряд ли Ку сам принял это решение.
  
  - Кто это сказал?
  
  Ку указал на человека, отвечающего за ежедневную доставку продовольствия, который, облокотившись о котёл, ковырялся в зубах.
  
  Глядя на яростно дерущихся детей в этой пещере, Шао Сюаню вдруг захотелось пнуть этого 'парня' и крикнуть: 'Ты издеваешься надо мной, что ли?!!'
  
  
  

Глава 6. Хлопоты?

  
  Всего в этой пещере проживало 27 детей, включая Сюаня. Поскольку каждый из них был достаточно силён, как юноша мог установить и удержать своё главенство?
  
  Многие дети в пещере хотели бы унаследовать положение Ку, чтобы получать больше еды. Очевидно, что это вызвало большое недовольство, когда Сюань получил своё привилегированное положение в таком молодом возрасте. А как всем известно недовольство неизбежно порождает раздоры.
  
  Слово 'хлопотно' (а я бы описала, как напряжно) может кратко описать всю эту ситуацию.
  
  За ежедневную доставку продовольствия в пещеру сирот отвечал Гэ. Это был мужчина средних лет, потерявший руку во время одного из охотничьих походов. Сюань хотел узнать у него причину его неожиданного назначения на место лидера. Но ответа он так и не получил.
  
  Раздав еду, Гэ одной рукой взял каменный чан и ушёл. Несмотря на то, что он стал калекой, сила его тела не изменилась, и у него не было никаких проблем с поднятием тяжестей вроде этой.
  
  После того, как Гэ ушёл, Ку привлёк к себе внимание детей, чтобы объявить о замене его на посту лидера. После прозвучавших слов: 'С завтрашнего дня Ах-Сюань будет отвечать за раздачу еды!', только успокоившаяся атмосфера от недавней борьбы за пищу, сразу накалилась. Эти дети не были экспертами в спорах и словесных баталиях, поэтому они молча и недружелюбно смотрели на Сюаня.
  
  Ку не стал более задерживаться и не давая никаких дальнейших объяснений вскоре ушёл со всеми своими вещами. Он был почти взрослым, и, если не случится никаких форс-мажорных обстоятельств, после этой зимы он скорее всего пробудит свою тотемную силу. Это означало, что он мог бы покинуть эту пещеру навсегда.
  
  Когда Ку покинул их, мысли Сюаня омрачились беспокойством. Глядя на небо, он заметил, что должно быть около трех часов дня. Если конечно предположить, что продолжительность суток до сих пор равна двадцати четырём часам. Так что у него всё ещё было время до заката, чтобы решить эту проблему (проблему его неожиданного лидерства и следующих за ним последствий).
  
  Вернувшись вместе с Цезарем в гравийный сад, он начал думать над сложившейся ситуацией.
  
  Первоначально он планировал прожить ничем не примечательную жизнь. Через несколько лет он пробудил бы свою тотемную силу и ушёл на вольные хлеба. При благоприятном стечении обстоятельств он построил бы себе дом, присоединился к одной из охотничьих команд и прожил до самой старости в спокойствии. Он не против был если его сила пробудилась бы так же поздно, как и у Ку. Но теперь спокойная жизнь ему не светила. Когда он покидал пещеру ему вслед было устремлено множество озлобленных взглядов.
  
  - Как ты думаешь, они съедят тебя сырьём или всё-таки наберутся терпения и зажарят на костре? - Задумчиво сказал вслед волку Сюань.
  
  Раньше алчность 'волчат' сдерживало присутствие Ку. Теперь его не было рядом. Эти дети были озлоблены многими лишениями, вследствие чего стали безжалостными, они не станут долго думать. При сильном голоде они вполне способны будут проигнорировать знак шамана. Тогда вполне возможно они объединяться, чтобы разделить мясо Цезаря между собой. И один он ничего не сможет им противопоставить.
  
  Волк не осознавал нависшей над ними опасности и продолжал искать каменных червей. Здесь их уже почти не осталось, и он постепенно продвигался к Чёрному болоту.
  
  Чёрное болото было одной из двух запретных зон расположенных в непосредственной близости от стойбища. Оно было смертельно опасным своей непроходимостью и топкими местами. Другой опасной зоной считалась широкая река, протекающая под одним из холмов. В реке было полно опасных обитателей. Сюань слышал даже, что когда-то несколько сильных воинов пошли рыбачить на реку, но так и не вернулись. Остерегаясь большого количества неведомых опасностей, руководство племени запретило людям посещать территорию реки. Лишь изредка приходящие на реку женщины осторожно прополаскивали шкуры на мелководье, никто не желал подвергаться опасности. Вода в стойбище набиралась из мелкого ручейка, она использовалась для питья и готовки.
  
  Воины по очереди охраняли эти районы на случай непредвиденной опасности. Основой рациона членов племени в основном было мясо и растительная пища. При условии отсутствия сельского хозяйства и животноводства, отсутствия возможности рыбачить, и упора на охоту и собирательство было понятна причина дефицита продовольствия.
  
  Пища являлась здесь всем. Дети часто провожали Цезаря голодными взглядами, видя лишь мясо под его шкурой.
  
  - И что мне делать? - Сюань снова вздохнул. Он начал винить старого шарлатана (шамана), который дав ему свой символ не соизволил больше показаться.
  
  Людям, особенно детям, не имеющим пробуждённой силы тотема, было запрещено входить в Чёрное болото, но никто ничего не говорил о волках. Так что иногда, когда они были рядом с этой территорией, Цезарь уходил в болота, чтобы найти себе перекус. На такие отлучки четвероногого воины просто не обращали внимания.
  
  Обладая чувствительным к опасностям инстинктом, волк не заходил далеко, бродя по самой кромке болота.
  
  На этот раз, Цезарь принёс что-то в пасти. Когда он подошел ближе Сюань разглядел, что это был какой-то жук. Таких он ещё не встречал. Он был размером с его ладонь, имел приплюснутую овальную форму с множеством тонких и длинных ног, чёрный окрас и был на удивление мягким.
  Находясь в пасти волка, насекомое старалось оттолкнуть его морду своими конечностями.
  
  Сюань предполагал, что Цезарь притаскивал жуков ради развлечения. В конце концов, в пределах стойбища было немного живности и погони за зайцами были лишь в его снах. Он находил это печальным, что Цезарю, как волку, всё время приходилось довольствоваться червями да жуками.
  
  Тем временем четвероногий игрался со своей добычей и пытался вновь схватить недавно отпущенного жука пастью. Ротовые железы насекомого стали выделять жидкость тёмного цвета, она пузырилась и постепенно обволакивала тело жука заключая его в шар. Возможно жидкость была токсична или же неприятна на вкус так как Цезарь тут же отступил от своей невольной жертвы. Волк продолжал кружить вокруг пытаясь подступиться к отвердевшему шару с жуком внутри, но кусать его остерегался (избегал).
  Через некоторое время он отказался от этой затеи и вернулся к поиску более доступной добычи, каменных червей.
  
  Но странной скорлупой уже заинтересовался Сюань. Он взял с пояса нож и рубанул по 'мячу'. После пары ударов он распался на две почти одинаковые половинки, из него в сторону болот в панике метнулся жук, убавивший в массе как минимум в половину.
  
  Сюаню он был безразличен. Юношу больше интересовали полусферы оказавшиеся его руках. Они были лёгкими, но прочными. Ему потребовалось значительное усилие, чтобы раскрошить одну из них ножом.
  
  Позвав с собой Цезаря и взяв с собой вторую полусферу, он направился к реке. Ему требовалось проверить свою теорию на мелководье, считающегося условно безопасным.
  
  Он привязал полусферу к верёвке, снятой с пояса и закинул её в воду. Как он и предполагал она выполнила роль 'поплавка' наполовину выплыв на поверхность.
  
  Эту находку можно было использовать для рыбалки.
  
  
  

Глава 7. Странная рыба.

  
  Привязав на один конец верёвки червя, на середину чёрную полусферу и оставив второй конец у себя в руке Сюань собирался начать рыбачить. Так как здесь не существовало ещё хоть какого-то каменного подобия крючка, он надеялся, что на такую приманку позарится какая-нибудь хищная рыба.
  
  В своей прошлой жизни Шао Сюань часто занимался рыбной ловлей с дождевыми червями в качестве наживки, и, поскольку в этой жизни он не встречал их, он попытался использовать вместо них каменных. Люди в племени говорили, что существа в этой реке были довольно опасными и свирепыми, поэтому, возможно, они не будут возражать против такой приманки. Если попытка будет успешной позже он вырежет себе каменный крюк.
  
  Каменный червь, которого Сюань использовал, был пойман Цезарем. Если хищная рыба съест наживку, то Шао Сюань может спокойно уходить, ведь у него был лишь один червь. А если ему понадобится большее их колличество, то он просто попросит Цезаря наловить ещё.
  
  Стоя у мелководья юноша забросил свою импровизированную удочку. Чёрная полусфера под тяжестью наживки опустилась немного глубже в воду. Теперь наблюдая за 'поплавком' Сюань мог предположить, что происходит под водной гладью.
  
  Длина его соломенной 'снасти' составляла менее пяти метров, поэтому Сюань был очень близко к тому месту, куда он забросил каменного червя. Стоя у воды, он уделял особое внимание тому, чтобы не ступить в воду. Это было разумной предосторожностью на случай возникновения опасности, так он мог отскочить и убежать. Свой маршрут он тоже уже обдумал, намереваясь в таком случае отступать в сторону стоящих на посту воинов.
  
  Наконец, все приготовления были закончены. Воины давно уже заметили странные действия юноши и с любопытством следили за ним. Сначала они даже предположили, что ребёнок намеревался кинуться в воду и готовились к тому чтобы быстро выловить его и отконвоировать в безопасное место, в пещеру. Но нетипичное поведение Сюаня ввело в ступор их обоих, и пока они только внимательно наблюдали и обменявшись взглядами, решили не мешать ему.
  
  - Цезарь! Тяни по моей команде, понял? - Сюань потрепав волка по холке подал ему конец верёвки. Его четвероногий напарник схватил тот своей пастью. Сам юноша взялся посередине.
  
  Некоторое время ничего не происходило, река оставалась спокойной. 'Возможно, здесь, рядом с берегом рыба не водится? Или она не заинтересовалась каменными червями?' - Не успел Сюань закончить свою мысль, как за 'поводок' что дёрнуло, заставив полусферу уйти под воду.
  
  Клюнула!
  
  Поводок в руках Сюаня начал быстро скользить в глубину, и он почувствовал жгучую боль из-за трения в ладонях. В этот момент он крепко ухватился за него и крикнул Цезарю: 'Тяни!'
  
  Хотя всё это произошло за мгновение, Сюань чувствовал, что сила подводного жителя намного превышала его и помощь волка была как нельзя вовремя. Юноше не терпелось увидеть рыбину, что соблазнилась их приманкой.
  
  Цезарь с силой тянул верёвку на себя пятясь назад. У него уже был подобный опыт: он переносил тяжести, и даже людей.
  
  Два воина, наблюдающих издалека, напряглись. Сами они никогда не входили в воду, а самое опасное что делали жители стойбища это прополаскивали шкуры на мелководье. Однажды летом, стоя также на своём посту, они даже видели гигантского водного монстра появившегося в центре реки; а из поколения в поколения в племени передавалось много страшных историй о реке. Так что сейчас они волновались о Сюане и сохранности его жизни. В любой момент мог появится водный монстр!
  
  - Поспешим! - Сказал один из воинов.
  
  - ... Идём. - Второй некоторое время колебался, но всё же дал положительный ответ, было ощущение что он вспоминал что-то.
  
  Ветер дул с реки и поэтому воздух был пропитал влажностью и запахом рыбы. Это мог был запах подводного чудовища, что заставляло мужчин насторожиться только сильнее.
  
  Сюань чувствовал, как подводная жительница старается утянуть его с Цезарем на глубину, они же прилагали все усилия чтобы не допустить этого. Их совместные усилия в итоге были успешнее и шаг за шагом назад они приближались к своей окончательной победе.
  
  Борьба была ожесточённой и брызги летели в разные стороны от места схватки.
  
  Сюань крепко сжимал в руках снасть, когда перед его глазами показался образ существа: оно имело рот с мелкими частыми зубами-иглами, он был настолько большим что мог легко откусить голову ребёнку. Как только существо приблизилось к нему на расстояние броска... Видение исчезло. Это произошло настолько быстро, словно вспышка, что Сюань не успел среагировать. Он ошеломлённо покачал головой предполагая, что оно было вызвано его напряжёнными нервами воображением.
  
  Когда два воина подошли к Сюаню, они наконец увидели подводного хищника. Это безусловно была рыба, но вид она имела до того странный, что казалась настоящим монстром. Её голова составляла практически две трети от длины полуметрового тела. Когда её вытащили из воды, она по-прежнему остервенело кусала снасть, не собираясь отпускать свою добычу.
  
  - Не останавливайся! Продолжай тянуть! - Выкрикнул Сюань обращаясь к Цезарю. Весь вид юноши выглядел взбудораженным, он выглядел увлечённым этой борьбой. Воины ошеломлённо наблюдали за ними чуть в стороне даже не пытаясь подойти и помочь.
  
  Для Цезаря это был первый подобный опыт (ловля рыбы), так что он застыл на некоторое время, разглядывая появившуюся из воды рыбину. Но услышав призыв хозяина он быстро вернулся к выполнению своей задачи.
  
  Они продолжали тянуть, пока Сюань не решил, что расстояние достаточное для того, чтобы рыба не ускользнула обратно в реку.
  
  - Фух, наконец то! Мы хорошо постарались, Цезарь! Ну куда ты тащишь её дальше? Отпусти. Вот так, хороший мальчик. - Цезарь ещё некоторое время после того как Сюань отпустил поводок продолжал, упираясь, тянуть рыбу за собой. Он тихо порыкивал горлом сквозь сжатые зубы при этом. Видимо его тоже взбудоражил такой опыт, а борьба пришлась по вкусу.
  
  Отпустив снасть, волк продолжав кружить вокруг бившейся на берегу рыбины, выказывая знаки устрашения и намерение укусить пойманную добычу.
  
  Сюань понял почему мелководье считалось условно безопасным, даже тут уже обитала такая свирепая подводная жительница. У неё был просто гигантский рот, наполненный многочисленными зубами-иглами. Кроме того, рыба была очень упёрта (настойчива) и до последнего держала добычу, словно желала разорвать её в клочья. Она была живуча и сильна, вытянутая на берег она по-прежнему продолжала бить хвостом стараясь нырнуть обратно в воду на глубину.
  
  Один из воинов использовал своё копьё, чтобы умертвить рыбу. Движение было быстрым и чётким (сильным, отработанным), так что его копьё прошло через все тело рыбины и прибило её к земле. Только после этого она открыла рот и выпустила снасть. Её рот продолжал открываться и закрывать, как будто она желала вгрызться ими во что-то ещё.
  Использованная Сюанем для рыбалки верёвка была практически перегрызена. Юноша сам плёл её, так что он точно знал о том, что та была очень прочной и устойчивой к истиранию. Он часто использовал её, чтобы связывать и переносить вещи, она выдерживала все нагрузки и не рвалась. Поэтому было удивительно, как мало этой рыбе понадобилось времени, чтобы привести эту веревку в негодность.
  
  Сюань переключил своё внимание на выуженную из воды добычу. Когда его взгляд упал на открытый рот этой рыбы, он был ошеломлен. Дело в том, что гигантский рот был самой примечательной частью её головы, в нём можно было увидеть многочисленные крошечные острые клыки-крючья. Рыба явно была рождена для того, чтобы убивать. Он понимал, если бы не помощь Цезаря, Шао Сюань никогда бы не смог вытащить её на берег в одиночку.
  Если на мелководье было много таких рыб, человека, упавшего в воду, могли в мгновение обглодать до костей (p.s. мне они пираний напомнили). Но это была только одна из многих разновидностей рыб в этой реке, возможно, в ней обитали и более ужасные существа. Неудивительно, что даже тотемные воины в племени не хотели заходить в речные воды.
  Сюань пришёл в ужас представив, что случилось бы с ребёнком нечаянно соскользнувшим в воду. Внезапно он вспомнил о своём видении. Эта рыба была похожа на ту, из видения! Он точно помнил этот огромный рот полный опасных зубов!
  
  Воины заметив, что юноша замер уставившись на рыбу, предположили, что он слишком напуган для того чтобы приблизиться к свирепому существу. Один из воинов встречавший этот вид рыб ранее сказал ему:
  
  - Когда моя тотемная сила ещё не пробудилась, я пришёл с отцом на берег реки, и мы встретили такое существо. Шаман сказал, что он называется 'рыба'. Вода наполнена опасными существами, проживающими тут. В нашем племени у одной женщины даже откусили руку, когда она промывала шкуры. Мой отец даже убил одну такую. - Воин смотрел на Сюаня, когда говорил. Он и подумать не мог, что ребёнок вроде него, сможет справиться с таким свирепым существом, даже не замочив ног. Его отец очень рисковал, чтобы спасти ту женщину, он мог заплатить своей жизнью ради того, чтобы её не съели заживо. К сожалению, она всё же потеряла руку к тому времени пока помощь не подоспела. После этого происшествия женщины ещё долго боялись подходить к реке. Они приходили сюда, только если у них не было другого выбора, в сезон, когда погода была слишком сухой и воды в ручье не хватало для повседневных нужд.
  
  Когда Сюань пришел в себя, рыба была уже мертва. Воин вытащил своё копье из её хребта и подняв передал юноше.
  
  - Прекрасная добыча! Удача с тобой. Из тебя вырастет отличный охотник. - Подумав, он добавил. - Но в будущем, не приближайся близко к воде и будь осторожен. В воде кроме рыбы обитает множество и более опасных существ. Рано или поздно удача может отвернуться от тебя, и ты погибнешь или покалечишься.
  
  Однако примерно через полчаса Шао Сюань, от которого 'рано или поздно может отвернуться удача', вытащил ещё одну рыбину тем же методом. Она даже была больше первой.
  
  Два воина потеряли дар речи: '...'.
  
  
  

Глава 8. Самое красивое слово в мире.

  
  Рыба, которую Сюань вытащил второй была ещё большего размера, чем первая. Юноша забил её камнем, не прибегая к помощи воинов. Рыбе все равно было не выжить без воды.
  
  После, подвесив рыбу на дерево за хвост при помощи остатка верёвки, он поискал в округе сухих веток.
  
  Всё это время воины продолжали с интересом наблюдать за ним. Заметив это Сюань помахал им рукой, они подошли к юноше ближе.
  
  - Что ты хочешь сделать с ней, Ах-Сюань? Собираешься съесть? - Спросил один из них, тот который помог нанести смертельный удар первой вытащенной на берег рыбине.
  
  Необычный вид существа несколько пугал их. Но так как рыба была мертва и как только стражники оставили свой страх позади, на первый план вышло любопытство к новому виду добычи.
  
  - Позвольте мне на этот раз помочь. - Другой воин шагнул вперед, приближаясь к подвешенному на ветке улову. Он использовал свой каменный нож, чтобы разрезать брюхо и начать потрошить внутренности рыбы-гиганта. В то же время он успевал беседовать со своим напарником: 'Ух ты? Неужели это кишечник? Короткий какой...'; 'Это что, желудок?'; 'Нет, желудок...это точно желудок!'; 'Осторожно... Что это ещё такое? Только не проткни его. Возможно, он ядовитый...'; 'А где же его сердце? Режь глубже, аккуратнее двигай ножом ... У тебя не получается! Позволь мне продемонстрировать. Смотри, нужно держать руку ровно, чтобы кровь не хлынула потоком...'.
  
  Воины очень оживленно обсуждали происходящее 'вскрытие', Сюаню оставалось только стоять в стороне, ошеломленному и потерявшему дар речи. Они действительно были воинами? Точно не какими-нибудь судебно-медицинскими экспертами (криминалистами)?
  
  Два (непризнанных) энтузиаста анатомии с чрезмерным любопытством!
  
  Какое бы странное впечатление они не производили на юношу, надо было признать, что они были мастерами в своём деле! Несмотря на то, что это был первый раз, когда им довелось разделывать рыбу, они сделали это быстро и аккуратно. К тому же в это же время они умудрились рассказать Сюаню некоторые знания охотников. Например, что кишки некоторых животных были ядовитыми, у других же ядовитыми были только отдельные органы для яда (мешочки). Кроме того, были некоторые виды животных, обработанные кишки которых были настоящим деликатесом. И что внутренности незнакомых существ лучше не есть.
  
  Вскоре рыба была обработана и разрезана, а её внутренности и жабры удалены.
  
  - Много частей рыбы оказались непригодными для еды, но, к счастью, она оказалось довольно большой. - Сказал воин, очищая свой нож от крови.
  Поскольку никто больше не хотел приближаться к воде, воины использовали листья, чтобы очистить рыбу и вытереть кровь. Затем в них же они завернули потроха и закопали под деревом. Это было сделано для того, чтобы отбить витающий здесь рыбный дух и не привлечь ненужное внимание хищников. Находясь они в стойбище это не вызвало бы никаких проблем, но сейчас они находились вблизи реки. Здесь могли находиться неизвестные существа, чувствительные к крови. Им нужно было быть осторожными, и они напомнили Сюаню делать то же самое, если в следующий раз он будет охотиться один.
  
  В племени для розжига топлива применялся особый огненный порошок. Порошком разрешалось пользоваться только воинам-охотникам, пробудившим силу своего тотема. Схема его использования была такова. Когда разводили костёр, в каменную ложку клали немного порошка, а затем с помощью каменного пестика быстро растирали его. Очень скоро порошок становился пламенем и превращал каменную ложку в небольшой факел, которым можно было поджечь траву и ветки. Впервые он увидел разжигание костра таким способом в исполнении Гэ, отвечавшего за доставку еды в сиротскую пещеру. Первоначально он думал, что люди в племени добывали огонь при помощи силы трения или кремня. И он никак не ожидал, что они будут пользоваться такими удобными инструментами. У детей в сиротской пещере не было горючего порошка, этот порошок давался лишь тогда, когда они пробуждали свой тотем и, начиная свою собственную жизнь за пределами пещеры, становясь воинами.
  
  Иногда Сюань чувствовал странное противоречие наблюдая за жизнью в племени, складывалось ощущение будто навыки, которыми они владели, были несопоставимы с их уровнем развития.
  
  Но сейчас его это не волновало.
  
  Один из воинов попробовал жареную рыбу, чтобы убедиться, что она съедобна. Три человека и один волк разделили трапезу. Рыба не смогла бы насытить двоих взрослых людей, так что они просто попробовали мясо рыбы на вкус. Цезарь вообще рыбные стейки не особенно интересовали. Так что Сюаню удалось хорошо подкрепиться, все лучшие кусочки рыбы достались юному 'охотнику'.
  
  После еды оба воина попросили оставить им на память рыбью кость. Предчувствие подсказывало юноше, что они собирались просто похвастаться ими в качестве трофеев перед своей охотничьей группой.
  
  Позже оба воина вернулись на свой пост, а Сюань с Цезарем поспешили обратно в 'детскую пещеру', неся второй свой 'охотничий' трофей с собой.
  
  Небо уже потемнело, и некоторые дети устроились на ночлег, в то время как другие только собирались ложиться. Но были и те, кто ждал возвращения Сюаня.
  
  Внутри был костер, который Гэ разжигал для них ежедневно, для тепла и готовки. Одной из обязанностей лидера было тушить его каждый вечер перед сном, раньше этим занимался Ку, теперь же это стало обязанностью Сюаня.
  Остановившись у входа, юноша велел Цезарю подождать снаружи с рыбой, а сам глубоко вздохнув вошёл внутрь.
  
  Бодрствующие дети были гораздо старше его, сейчас они собрались вокруг костра и явно дожидались его. Когда в пещере раздались шаги они обратили на вошедшего ненавидящие взгляды. По их мнению, Сюань занял должность и получил привилегии которые не должны были принадлежать ему в силу возраста. Он занял положение, к которому все они стремились.
  
  Неподалёку от входа в пещеру находился гигантский камень, его форма напоминала жернов. Это было самое высокое место, с которого к тому же хорошо просматривались все уголки пещеры. Именно тут Ку раздавал еду и Сюань решил забраться именно на него.
  
  Ребята до этоге сосредоточившиеся возле очага подошли ближе к нему. Сюань посмотрел на них и хлопнув в ладоши, закричал:
  
  - Вставайте! Всем встать, если вы не спите! - Кроме особо крепко спящих, всё в пещере постепенно окружили его. И, наконец, юноша начал свою речь. При этом он не сводил глаз со старших. - Я знаю, что вы не довольны тем что именно я заменю Ку на посту лидера! И я знаю, что вы желаете избить меня и сместить с него, чтобы самим иметь на него права. Вы ведь не спали только для этого, верно? Но! На роль лидера меня назначил не Ку, а сам дядя Гэ! Если вы недовольны его решением... Вы всегда можете подойти к нему со своими проблемами, обидами, жалобами и недовольствами. Если вы свергнете меня это ничем вам не поможет.
  
  Те ребята, что стояли впереди, нахмурились. Было ясно, что они думают о том, что сказал им Сюань. Стоило ли им докучать Гэ? Рассердится ли он на них если они всё же подойдут к нему со своими вопросами? Перестанет ли он приносить еду в таком случае? И если 'да' не начнётся ли голод? Эти мысли их пугали, так что вряд ли кто-нибудь решиться предъявить Гэ свои жалобы. Особенно сильно об этом задумались старшие дети.
  
  Тем временем Сюань огляделся и продолжил:
  
  - Кто-нибудь из вас задумался почему именно меня выбрали чтобы я занял позицию Ку? Я моложе и слабее вас. Почему же дядя Гэ решил назначить меня главным?! Потому что у меня больше качеств для этого, чем у любого из вас! - Твердо закончил юноша даже не моргнув. На самом деле сам он собирался завтра хорошенько расспросить самого Гэ о его назначении на эту должность. Но сейчас ему требовалось закрепить своё положение дабы не быть избитым 'волчатами' и не лишиться своего друга-волка, для этого он использовал авторитет Гэ и посеял сомнения в сердцах радикально настроенных старших детей.
  
  Сюань сначала думал о более мягких способах воздействия, но эти маленькие зверята были слишком жестки. С ними нельзя было договориться, а основываясь на своих наблюдениях он знал, что Гэ не менял своих решений. Он возложил на него ответственность и ожидал, что Сюань справиться с ней сам. Это он и делал, расставлял все точки над 'i'.
  
  Но даже если старшие дети и задумались над словами юноши они стояли набычившись, сильно сдвинув брови на нахмуренных лицах. Но прежде чем в помещении раздались их голоса, Сюань 'рыкнул' на них:
  
  - Держите свои рты на замке! Все вы!! Цезарь! - Волк ожидавший снаружи зова хозяина тут же появился рядом. Его пасть всё так сжимала верёвку с рыбой.
  
  Все глаза тут же устремились к зверю. Сюань молча забрал его ношу и поднял ту повыше за хвост.
  
  - Смотрите! Видите? Я охотился и принес добычу! - Рыбьи глаза не имеют век и в неярком колеблющемся свете пламени они отливали зловещими красными бликами. Сюань слегка повернул свою добычу, чтобы дети смогли рассмотреть многочисленные острые зубы в её рту. Чешуя, отразив неяркий свет добавила последний штрих в образ речного монстра.
  
  Впередистоящие не могли удержаться и сделали шаг назад. Минутой раньше они гневно смотрели на Сюаня, но теперь их глаза были полны страха и настороженности. Взгляды на самого юношу стали сдержанными. Члены племени всегда восхищались сильными и удачливыми охотниками.
  
  Могущественные воины в большинстве случаев предпочитали простые и лёгкие решения, когда сталкивались с проблемами, проще говоря эти лёгкие решения основывалось на их силе. Кроме борьбы друг с другом, существовал и более простой способ конкуренции - демонстрация лучшей и свирепой добычи. Чья добыча на охоте оказывалась лучше считался победителем из такого рода негласных состязаний.
  
  Сейчас же они были просто детьми без тотемной силы. Охота на такого свирепого зверя была невозможна для любого из них. Нет охоты - нет добычи. Дополнительную еду дети из пещеры могли получить лишь, грабя других детей.
  
  А это существо было несомненно сильным и свирепым. Только посмотрите на его зубы! Эти зубы запросто смогут разорвать плоть!
  
  - Кто-то из вас умеет охотиться? Сможете ли вы тоже принести сюда свою добычу? Может ты? Или ты? Или даже ты? Можете ли вы сделать это?! - Сюань поочерёдно указал на нескольких детей. Они отпрянув только покачали головами. - Мне ясно, что вы не можете этого! Так что проглотите все ваши обиды и эмоции раз вы не можете доказать свою силу!
  
  Сказав это он снова приподнял свой трофей. Юноша решил действовать по методу 'кнута и пряника', кнут он уже использовал, настал черёд пряника (p.s. поговорка звучала правда несколько по-другому: 'Ударив кого-то палкой, предложите ему морковку', но для нас ближе высказывание 'действовать методом кнута и пряника', суть в принципе схожа).
  
  - Это подарок! Я поймал эту рыбу специально для вас, в честь моего первого дня становления главой этой пещеры!
  
  Толпа притихла от его слов, им потребовалось некоторое время, чтобы какой-то мальчишка дрожащим голосом спросил:
  
  - Что такое 'подарок'? - Сюань не успел ответить ему, вопрос задал уже ребёнок постарше.
  
  - Это съедобно?
  
  - Да. - Вопрос показался ему странным и немного удивил, но он всё же ответил. Из атмосферы 'детской пещеры' тут же ушла вся напряжённость. Все плохие эмоции, вроде обиды и злости словно испарились.
  
  Для них слово 'еда' было самым красивым словом в мире.
  
  
  

Глава 9. Пока это во благо мы доверимся тебе.

  
  Таким образом Сюань стал предводителем в пещере сирот, и в этой пещере проживала куча детей с раздражительными характерами.
  
  Юноша подготовил рыбу к готовке: счистил чешую, и разрезав брюхо постарался аккуратно удалить все внутренности, затем он вырезал жабры. Он делал всё в точности так, как делали это воины немногим ранее. Все рыбные обрезки и требуху он скинул в мусорное место. Оно находилось внутри пещеры и убиралось каждые несколько дней человеком, приходившим из племени.
  
  Рыба была съедена полностью, оставив после себя только несколько сломанных рыбьих костей и рот с крошечными острыми зубами.
  
  После этого дети в пещере уснули. Сюань прежде чем потушить костер зажёг маленький факел, он собирался исследовать остальные части пещеры. Поначалу он намеревался запасти немного еды и шкур животных до наступления зимы, но теперь, когда он стал лидером пещеры и обнаружил безопасный способ ловить рыбу, он планировал привести детей к реке и порыбачить ещё немного. Они смогут спокойно пережить эту зиму только если запас еды будет достаточен. Но племя не могло обеспечить их достаточным количеством пищи. Но в открывшейся перспективе, если они запасут и свои собственные запасы...
  
  Все племя готовилось к приходу зимы, люди кругом готовили вяленое мясо, ведь его срок годности был дольше, чем у свежего. Если Сюань смог раздобыть больше рыбы, то это решило бы не только продовольственную проблему в их пещере, но они также смогли бы обменять рыбу на шкуры животных, чтобы зимой у них были тёплые 'одеяла'. Юноша не горел желанием проводить всю зиму в холоде.
  
  Следуя за тусклым светом факела, Сюань осторожно продвигался вглубь пещеры. В последний раз он блуждал в этой здесь в момент своего пробуждения.
  
  Как говорится, у каждого руководства есть свои правила. И став лидером этой пещеры, Сюань намеревался установить в ней свои правила. Необходимо было принять соответствующие меры и реорганизовать пещеру.
  
  Раньше племя было небольшим, и людей было не так уж много. Все они жили в этой пещере, и для всех вещей здесь были свои места. Здесь были секции для еды, дров, шкур животных, инструментов, оружия и для прочего материального имущества. Кроме того, внутри были туалеты. Но по мере того, как население росло, всё больше и больше людей стали выходить из неё и строить свои собственные дома, так что пещера теперь использовалась для воспитания сирот и стала постепенно становиться грязной. С того времени осталось множество свободного места, но десятки детей жили только рядом со входом.
  
  В глубине пещеры тоже встречались вентиляционные отверстия. Но из-за того, что помещения были пусты слишком долго, они были заблокированы. Так что здесь было темно даже при дневном свете.
  
  Обойдя пещеру Сюань вернулся ко входу и погасил факел, как только расстелил на полу свой соломенный 'матрац'. Однако в ту ночь по непонятным причинам, ему было тяжело заснуть. Его мысли были заняты найденными вещами в пещере, рыбалкой и видением, что он увидел недавно.
  
  Пока он думал, юноша почувствовал, что кто-то или что-то пристально смотрит на него. Он не знал, кто или что это было.
  
  В пещере было темно, так как огонь был потушен. Вниз, через вентиляционные отверстия, струился лунный свет. Он был мягкого голубоватого цвета, такого который можно увидеть только ночью.
  
  Все дети спали, и то тут, то там слышался храп. Вход был закрыт тяжелым соломенным занавесом, из-за него не слышалось ни звука. Рядом, не подавая признаков беспокойства спал Цезарь. Чувствительный к опасностям зверь давно забил бы тревогу будь это так. Возможно на него смотрел кто-то из детей?
  
  Сюань крепче сжал пальцами шкуру животного, которую использовал в качестве одеяла и покачал головой. Он планировал хорошенько выспаться, так как завтра собирался взять с собой на рыбалку нескольких нервных ребятишек.
  
  Но вскоре после того, как он закрыл глаза, Сюань почувствовал темную тень, пролетевшую рядом с ним. Всё произошло так быстро, что юноша даже не успел даже толком рассмотреть, что это. После тени перед ним появилась пара искрящихся голубых глаз. И что же это? Сюань вздрогнул и внезапно открыл глаза.
  
  Вокруг всё было таким же, как и прежде. Внутри также царила темнота с редкими дорожками лунного света.
  
  От былой сонливости Сюаня не осталось и следа. Перевернувшись, он зацепил взглядом вентиляцию. Отверстие вырубленное в толще камня не блокировали на ночь, так как обычно через них не могла прийти никакая опасность. Немного подумав юноша встал. Через вентиляционное отверстие он легко мог видеть всё, что происходило снаружи, потому что место, где он спал, располагалось несколько выше других.
  
  При свете луны снаружи было светлее, и можно было смутно разглядеть близлежащий пейзаж.
  
  У входа в пещеру стояла пятиметровая колонна, установленная ещё в древние времена. Сначала она служила солнечными часами, и люди, живущие в пещере, могли вычислить время, основываясь на длине её тени относительно солнца. Теперь, когда в пещере не было взрослых, дети начали что-то вырезать и рисовать на ней. Со временем всё стало совсем не так, как раньше... Теперь она стояла там, на том же месте, что и прежде, её покрывали сколы и следы от тренировок, хранительница истории былого величия.
  
  И сейчас на её вершине сидела птица.
  
  Шао Сюань узнал её. Сначала он ожидал, что это будет животным, вроде летучей мыши. Но потом он понял, что это была птица, очень похожая на современную ласточку. Скорость её полета была невероятна. Она была здешним ночным хищником.
  
  В племени её называли не иначе, как 'Ночная Ласточка'. Это прозвище больше подходило летучей мыши, по крайней мере так считал Сюань. Но эти птицы были намного свирепее и тому же жили стаями.
  
  Именно по этим причинам мало кто в племени выходил ночью на улицу без факела. На них легко могли напасть Ночные ласточки.
  
  Обычно Ночные Ласточки были безмолвны, но ходил слух о том, что сильные воины могли слышать от них крик похожий на какофонию. Но так как большинство всё-таки не слышали их, это стало чем-то вроде сказки (легенды).
  
  Когда Сюань посмотрел на Ласточку, она пристально посмотрела на него в ответ. В темноте блеснули искрящиеся голубые глаза птицы, те же, что он видел в полудрёме.
  
  Ночные Ласточки никогда не проникали внутрь через вентиляционные отверстия, они предпочитали нападать группами на открытом пространстве выбирая в жертву одиночные цели. За все полгода, проведенные здесь, Сюань ещё ни разу не видел ни одной залетевшей в пещеру ласточки. Но был уверен, что человек вышедший наружу в ночное время без освещения тут же подвергнется нападению.
  
  Облегчённо выдохнув он решил вернуться в постель. Он знал, что из-за недавнего 'видения' он не скоро сможет заснуть. Ему казалось, что это нечто вроде предвидения опасности. Сначала была та рыба днём, и теперь вот птица ночью - оба этих существа могли представлять для него опасность.
  
  На следующее утро погода была прекрасная, ясная и безоблачная. Сюань привычно собрал свой 'матрац', а затем хлопнул несколько раз в ладоши:
  
  - Просыпайтесь! Просыпайтесь! Все, кто проснулся может пойти со мной ловить рыбу! - Никто реагировал и тогда Сюань продолжил. - Она также вкусна, как и вчерашняя.
  
  Некоторые дети начали двигаться, проявляя признаки заинтересованности, но большинство так и продолжило игнорировать его. Одни всё ещё продолжали крепко спать. Другие колебались, ведь они привыкли большую часть суток проводить во сне для экономии энергии просыпаясь лишь для утоления голода. Третьи услышав резкий окрик открывали глаза, чтобы совсем скоро бессознательно закрыть их вновь.
  
  В конце концов, из более чем двадцати детей лишь четверо вышли из пещеры вместе с Сюанем. Среди них было и двое старших, их звали Ту и Ба. Сюань считал, что робкому и истощённому (слабому) Ту не подходило его имя, суть которого переводилась как 'резня'. Ба же был мягким по характеру заикающимся ребёнком, по крайней мере пока дело не доходило до еды. Обоим мальчишкам было одиннадцать лет, но высокий Ба выглядел на все тринадцать. Ту же выглядел таким же хилым, как и Сюань.
  
  Попросив Цезаря раздобыть наживку, он, взяв в руки вчерашнюю полусферу и верёвку повёл ребят к реке.
  
  Воины, стоявшие на посту, были теми же. Другая пара охранников сменит их лишь через три дня. Увидев приближавшегося знакомого мальчишку они приветственно улыбнувшись завели с ним непринуждённую беседу.
  
  Это было довольно странно в глазах остальных четырёх детей, поскольку они никогда не сталкивались с подобными ситуациями. После вчерашнего старшие дети итак не хотели соревноваться с Сюанем, но сейчас их воля к борьбе угасла ещё больше. С их точки зрения, контакты с воинами племени могут быть очень полезными. Они (воины) всегда могут протянуть вам руку помощи, когда вы окажетесь в беде. Раньше Ку имел большой 'авторитет', потому что был знаком с кем-то из воинов, живущих на склоне горы.
  
  Сюань закончил свои приготовления и подробно объяснил всем четверым, что им следует делать дальше.
  
  - ... На самом деле всё очень просто. Потом просто следуйте моим командам и делайте то, что я скажу. И тогда мы сможем все вместе поесть свежей рыбы. - Как он и ожидал при слове 'поесть' их глаза зажглись решимостью и страх перед рекой исчез.
  
  Так как верёвка была короткой Сюань планировал не закидывать приманку далеко. Цезарь же спокойно расположился рядом с ними, на его месте сейчас находились четверо детей. Они нервничали, ведь вскоре они и сами могут повстречаться лицом к лицу с подводными 'монстрами', к тому же это была их первая рыбалка, наверное, это было самое волнующее событие в их жизни!
  
  - Очень хорошо. Теперь стоим неподвижно. Ждите моего сигнала. - Сказал Сюань забрасывая наживку. Вскоре в воде наметилось движение. Поскольку это была его третья рыбалка, у него уже был некоторый опыт, и он сразу же без колебаний крикнул: 'Тяните!'.
  
  Услышав отмашку Сюаня, мальчишки крепко ухватились за верёвку в их руках и изо всех сил потянули назад. Их совместная приложенная сила превышала ту что была у Цезаря, так что выуживание проходило спокойно. Пойманная рыба была такого же размера, как и первый улов юноши.
  
  Это был первый раз, когда они увидели живую рыбу. И она была смертельно опасна! Поэтому в тот момент, когда Сюань велел им остановиться, они подняли свои деревянные палки и сильно ударили по ней. Ту был напуган особенно сильно, возможно именно поэтому он специально целился в голову. При этом он кричал так, словно сошёл с ума. Сюаня это выводило из себя, он хотел подойти и ударить мальчишку.
  
  - Всё! Всё! Хватит! - Сюань отобрал у них палки и отогнал подальше. Ещё до начала рыбалки Сюань предупредил ребят, что это может быть опасно и что им следует взять какое-нибудь оружие с собой. Они прислушались к его совету, но... Волнение от их первой 'охоты', выход во внешний мир из пещеры и свирепый вид существа сыграли с ними злую шутку. Вчетвером они успели превратить рыбу в малоаппетитную кашу. И как прикажете это теперь есть?
  
  Юноша успокоил себя тем, что 'первый блин всегда комом'. Они принялись выуживать следующую рыбину. К этому моменту юные рыбаки смогли взять себя в руки, и рыбья туша на этот раз выглядела прилично. Сюань разделал её прямо тут, на месте. Одолжив у воинов немного горючего порошка, он развёл огонь и затем пожарил на отрытом огне приготовленные куски.
  
  Вчерашняя рыба хоть и была большой, но из-за костлявости и большого количества желающих отведать её мяса, всем досталось лишь по небольшому кусочку. Но сегодня всё было по-другому. Всего пять человек делили полуметровую рыбу между собой и каждый получил приличную порцию жареной рыбы, даже с учётом костей в ней.
  
  Все четверо были очень взволнованы, но имея ограниченный словарный запас, они не знали, как правильно выразить то что они чувствовали. Так что всё, что они делали, это смеялись. Смеялись, как идиоты.
  
  - Это так вкусно! - Сказал Ту.
  
  - Да. Это полезно для мозга. - Ответил ему Сюань.
  
  - А что такое мозг? И чем оно хорошо для мозга? - Спросил его один из детей.
  
  Задумавшись, Сюань решил не вдаваться в подробности и ограничился самым понятным для них объяснением:
  
  - Это значит, что вы вырастите сильнее.
  
  - М.мы б.будем с.сильн.нее? К.как в.воин.ны т.тотем.ма? - Услышав слова Ба остальные мальчишки подобрались и внимательно посмотрели на Сюаня, в их глазах можно было заметить искру искреннего интереса. Даже учитывая, что все дети в пещеры были вспыльчивы, но они совершенно не умели скрывать свои эмоции. Так что все их мысли можно было прочесть по выражению их лиц.
  
  В тот момент выражение лиц этих четверых детей явно говорило ему: 'Скажи нам, пожалуйста, скажи нам это! Мы поверим во всё, что вы говоришь, пока это приносит пользу!'. Поэтому Сюань проглотил слова, которые он собирался озвучить, и некоторое время колебался, прежде чем кивнуть, вопреки своим убеждениям.
  
  Вода медленно омывала речной берег, а её поверхность казалась тихой и спокойной. Однако Сюань всё равно 'видел' перед собой образ рыбы с ртом полных острых зубов. Она была гораздо больше, чем рыба из предыдущего видения, но вместе с тем казалась более призрачной. Возможно, эта рыба была дальше от того места, где он стоял.
  
  В этой бесконечной пресноводной реке сосуществовали вместе многочисленные опасности и возможности.
  
  Здесь они найдут себе пищу, чтобы без потерь пережить зиму.
  
  Не забудьте оставить свой отзыв на: https://ficbook.net/readfic/9202787
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Кошкина "Академия Алых песков. Проклятье ректора"(Любовное фэнтези) А.Климова "Операция М.У.Т.А.Н.Т."(Боевик) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) А.Вичурин "Ник "Бот@ник""(Постапокалипсис) Д.Толкачев "Калитка в бездну"(Научная фантастика) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) О.Грон "Попала — не пропала, или Мой похититель из будущего"(Научная фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 12. Осколки"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"