Лапиков Михаил Александрович: другие произведения.

Агент

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    2525 - год российской культуры в киберпанке!
    Отдельное спасибо Джеймсу Норбери, Майку Пондсмиту и Робу Бойлу за пищу для вдохновения.

    ...Стороннему наблюдателю может показаться странным, что подавляющее большинство агентов набирается вне Городов-Шпилей. Что такого даёт жизнь в грязи, коррупции и болезнях зоны ответственности коммунистического мирового правительства, чего не могут дать генетическая предродовая коррекция, безграничные образовательные возможности Города-Шпиля и профильные курсы агентурной и стрелковой подготовки?
    На ум приходят несколько вероятных факторов. Психологическая закалённость к проявлениям бытовой жестокости и тактический потенциал осознания своего несовершенства в сложной боевой ситуации кажутся наиболее значимыми.
    Но даже тут следует учитывать основную тенденцию: лица менее обеспеченные склонны проявлять куда большую лояльность к источнику своего новообретённого благосостояния.
    Не удивительно, что в интересах Большой Пятёрки дальнейшее сохранение типичного для Старых Городов уровня жизни. Этот контраст и порождает основу социального института привилегированного рабства, более известного современному обществу как программа набора Агентов.

    Антрополог Центрального Комитета Партий Объединённого Мирового Правительства Гораций Кляйшнер, по заказу Фонда Коморос.


   Михаил Лапиков
  
   Агент
  
   01
  
   Добрым словом и пистолетом можно добиться куда больше, чем одним только добрым словом.
   Приписывается Аль Капоне
  
   - Мы пришли, - серую монотонность стены разбавляли только уродливые наросты кондиционеров. Заметить столь же серую металлическую дверь с обязательным знаком качества, трафаретным кодом гражданской обороны и чуть высветленным прямоугольником контактной пластины замка на её фоне получалось только вблизи. Разительный контраст с пёстрой мешаниной прилавков кооператоров с дешёвыми тряпками, продавцов китайской лапши с их клейким соевым варевом и развалами дешёвых имплантов по соседству. Потроха города-шпиля РосВодоКонтроль мелкие торгаши заселяли столь же прилежно, сколь и опарыши - недельной давности труп в подворотне. Тем не менее, этого здания сторонились даже они.
   - И что там, внутри? - коротко стриженый брюнет в дорогом чёрном костюме послушно стоял перед закрытой дверью, хотя его личный уровень допуска явно позволял не утруждать местную охрану предварительным звонком.
   - Ойген Далт, - его спутница выглядела как школьница на экскурсии. На голову ниже и как минимум вдвое моложе, с радикально красной причёской и одной косой поверх едва намеченной груди, тем не менее, вела она себя так, словно имела право командовать. - Он тут хозяин.
   - Тут - это в клубе? - мужчина задумчиво глянул на стену здания, будто мог разглядеть сквозь марево голографической рекламы над торговыми рядами, где та переходит в потолок жилого тоннеля.
   - Тут, - раздражённо пояснила малявка, - это вообще тут. На три куба в любую сторону. Мы стоим в самом центре его уютного логова. Здесь он полагает себя в безопасности.
   - Полагает, - уточнил мужчина.
   - Временами ты бываешь удивительно смышлённым, - усмехнулась его спутница, - для бесталанного новичка.
   - Насчёт бесталанного я бы попросил! - возмутился мужчина. - У меня огромное количество скрытых невостребованных достоинств!
   - Пошли, Дым, - малявка одобрительно хлопнула его по спине. - Отыщем им применение!
   На контрасте с кишащим людьми жилым тоннелем, клуб выглядел на удивление просторным - хотя простор этот целиком создавали зеркала и подсветка. В реальности, достаточно небольшой зал служил не более чем ширмой.
   Недоказуемого возраста девочки и мальчики в рабочем минимуме одежды автоматически вскинулись с заученными раз и навсегда улыбками при виде новых гостей, но столь же поспешно сделали вид, что их занимают собственные неотложные дела.
   Мужчина и его спутница невозмутимо прошли через торопливо освобождённое для них пространство, и остановились перед барной стойкой.
   Хмурая блондинка с бульдожьей физиономией, медвежьим телосложением, жиденькими засаленными волосами и несколькими десятками кило лишнего веса неприветливо уставилась на пару чересчур хорошо одетых посетителей.
   - Вам нажраться или потрахаться? - без лишних предисловий спросила она.
   - Нам Далта, - потребовала малявка. - Быстро.
   - У нас такого не подают, - женщина отставила в сторону хромированный шейкер. - Есть обычный набор, кислота и настоящая контушовка.
   - Мне вполне хватит, если он придёт сам, - терпеливо продолжила малявка. - Ойген Далт. Твой хозяин. Иди, скажи ему, что тут Дита Фальке. Он в курсе. Хочешь здесь работать и дальше, сделай всё быстро!
   - Как скажешь, сладенькая, - женщина невозмутимо повернулась и вразвалку направилась к дверям в подсобку.
   Она ещё даже не успела уйти, когда Дита уже протянула руку через стойку, ухватила с хромированного постамента явно дорогую на вид бутылку с целой россыпью ярлыков и печатей на высоком горлышке, и одним движением свернула ей голову.
   - Контушовка, - усмехнулась она. - Нашла идиотов! Дым, ты будешь?
   - Нет, спасибо, - мужчина поморщился.
   - Ну и зря, - Дита невозмутимо отпила глоток из горла. - Настоящее шотландское качество, не арнауты из сои бодяжили. Где ещё ты его так запросто попробуешь?
   - Просто не люблю, - ответил Дым. - И потом, мы же вроде как на работе.
   - Ах, да, - усмехнулась Дита. - Работа. И как я могла забыть. Ты не торопись. Далт свою жопу от кресла с первого раза без домкрата не поднимет.
   Если Дита и преувеличивала - то лишь самую малость. В полутьме рабочего кабинета туша Ойгена Далта занимала весь угол кабинета целиком - словно тюлень на лежбище. Глубоко больной тюлень - поверхность трёхспального стола из настоящего дуба щедро покрывала россыпь ярких фантиков с логотипами комитета всемирного здравоохранения. Среди них одиноко возвышались гранёный стакан и початая бутылка скотча.
   - Эй, Джин, - сотрудница клуба с бульдожьей физиономией остановилась почти у порога. - Там двое пришли, один в пиджаке дороже всего сегодняшнего меню, и мордашка свежая как попка младенца, только с реконструкции, а вторая - наглая малявка, будто с уроков сбежала, этажа так с трёхсотого...
   - Дита Фальке, - недовольным тоном пробулькал хозяин кабинета. - Я знаю. Одна из девок Ошмянского. Скажи им, что я передумал. Дела не будет. Не стоит возни.
   - Ты уверен? Малявка какая-то, - женщина запнулась, - резкая.
   - Она по жизни резкая, - хозяин кабинета вяло махнул рукой. - Давай, работай.
   Женщина послушно вышла.
   - Увы, мальчики и девочки, - сказала она, едва подошла обратно к стойке. - Дела отменяются.
   - Вот так, просто? - Дита нахмурилась.
   - Вот так, просто, - женщина провела рукой под стойкой и подняла её обратно уже с похожим на пистолет-переросток укоротом двенадцатого калибра. - Идите по домам, и не попадайте в неприятности.
   - Ты хоть пользоваться-то им умеешь? - усмехнулась Дита.
   - Я надеюсь, и ты, и твой молчаливый приятель сейчас встанете и уйдёте, - на дробовике тихо, но вполне отчётливо, клацнул предохранитель.
   - Я надеюсь, - Дита опёрлась на стойку двумя руками и продолжила свою фразу прямо в лицо собеседнице, - ты сейчас завалишь своё помойное дзебало и притащишь сюда этого трусливого лепетутника до того, как мы придём за ним сами.
   Ствол дробовика упирался ей прямо в грудь - но малявку это, похоже, ни капли не беспокоило.
   - Детка, - столь же негромко пообещала ей женщина. - Ещё пара слов в том же духе, и в тебе станет на одну сиську меньше.
   - Да на здоровье, - ухмыльнулась Дита.
   - Эй, послушайте... - её спутник начал было подниматься, но поздно. Оглушительно грохнул выстрел. Малявку бросило на пол. По зеркалам разлетелись брызги крови. На мгновение в клубе наступила гробовая тишина. Вокруг тела на полу флуоресцировали в ультрафиолетовой подсветке характерные пятна.
   Затем Дита села.
   - Твою мать, - дробовик лязгнул об стойку. - Ты же...
   - Именно, - на груди форменного школьного жакета пузырилась кровавая пена. - Только сейчас к твоим проблемам добавились моё плохое настроение, и штука за испорченную тряпку. Поэтому, веди нас к Далту, пока я не заколотила твою игрушку тебе в задницу!
  
   ***
  
   - Ну что, жирный говнюк, довыделывался? - на дипломатические предисловия Дита больше не разменивалась. - Попрощайся с любимым ковром, засранец.
   Кровавая пена уже свернулась в ране, но рывок за край испорченного жакета исправил проблему. На дорогой персидский ковёр с влажным чавканьем отвалился кусок запёкшейся биомассы. Дита растёрла его ногой, прошла через весь кабинет и опёрлась руками на край стола.
   Тягучие, уже почти чёрные от гистонамида капли остались на лакированной поверхности. Потревоженный Дитой воздух привёл яркие обёртки на столе в движение.
   - Ну и что это у нас такое? - она с громким хрустом сгребла в кулак несколько ближних фантиков, и, не особо утруждая себя изучением логотипов, сунула их под нос жмущемуся в угол хозяину кабинета. - Тебе не кажется, что ты оборзел?
   - Я, - Далт нервно сглотнул. - Я старый и больной человек...
   - Хочешь исправить это досадное недоразумение? - Дита подалась вперёд под негромкое жужжание сервоприводов. - Так скажи, я помогу. Какого хрена ты уже неделю подряд закупаешься у левых поставщиков, дефект?
   - А что я мог сделать? - по лицу Далта градом катился пот. - Они наёмный штурм-сквад привели!
   - И ты даже после этого не ценишь мою вежливость? - Дита вскочила на стол и одним ударом ноги бросила тушу Далта на пол вместе с креслом. - Вот же поросёнок!
   Далт взвизгнул и неловко закрылся руками.
   - Запомни, дефект, - каждый знак препинания Дита отбивала новым ударом. - Люди. Договариваются. Не просто. Так. И если. У тебя. Возникли. Проблемы. Ты не прогибаешься. А сообщаешь!
   - Может, хватит уже? - Дым нерешительно протянул руку к плечу разбушевавшейся спутницы. Далт на полу уже только хрипел и булькал.
   - Да чёрта с два ему хватит! - Дита, не особо сдерживаясь, отвесила ешё удар. - Этот говнюк уже неделю покупает наркотики фиг пойми у кого!
   - Прости, я правильно тебя понял? - Дым оторопело замер. - Проблема не в том, что он их покупает, а в том, у кого?
   - Да! Потому что он должен их покупать у Ошмянского! - аккуратный мысок лакированной чёрной школьной туфли глубоко погрузился в жирный бок Далта. - А не у каких-то азиатов, которые бодяжат свою адскую смесь из говна и соплей и преспокойно травят ей потребителей с белым чипом! Ну, что они тебе предложили, дефект?
   - Семь процентов, - выдавил Далт через астматические хрипы.
   - Семь? - Дита пришла в бешенство. - Семь процентов? Дефект, у Ошмянского ты имел десять!
   - И жизнь, - Далт несмело убрал руки от лица. - Полный штурмсквад. Ну прошу вас, у меня же не было выбора!
   - И ты до сих пор просто сидишь на жопе и молчишь? - от резкого крика Далт снова нервно дёрнулся, но удара не последовало. - Дефект! Как ты столько лет ухитряешься три куба держать? Ладно, не отвечай, сама знаю. Просто скажи, где их посредник. Уж хотя бы за ним проследить тебе мозгов хватило?
   Далт несмело протянул руку за ухо и достал шнур прямого соединения.
   - Много чести, - Дита невозмутимо выудила из кармана жакета уляпанный кровавыми разводами коммуникатор, кое-как размазала запёкшуюся корку на экране, воткнула шнур в разъём и недовольно уставилась на сброшенную информацию.
   На мгновение в кабинете стихли все звуки, кроме астматического хрипа Далта.
   - Ладно, живи, - буркнула Дита. - Я к тебе вечером ещё загляну. Дым, пошли!
   - А? - её спутник оторвал взгляд от тела на полу и торопливо кивнул. - Ага.
   Диту он догнал уже на полдороге к выходу.
   Улица встретила их всё тем же шумом и толчеёй. Вежливой, опасливой толчеёй - вокруг двух хорошо одетых людей теперь оставалась пусть и маленькая, но более чем убедительная свободная область.
   - Ну и как тебе наша специфика, новичок? - Дита недовольно поковыряла дырку на жакете. - Понял теперь, с кем приходится работать?
   - Да вы тут все просто больные! - совершенно искренне ответил мужчина.
  
   ***
  
   Похожий на детскую игрушку снежно-белый пластиковый городской автомобильчик деловито катился по внешней кольцевой дороге города-шпиля. Огромные стёкла пассажирского салона ни капли не скрывали недовольное выражение лица пассажира.
   - Я, может, чего-то не понимаю, - начал тот издалека, - но предполагается, что мы не стреляем направо и налево по гражданам.
   - А мы в граждан и не стреляли, - Дита скомкала очередную розовую от крови гигиеническую салфетку и бросила в мусоросборник. - Дым, если ты не заметил, это наши драгоценные граждане стреляли в меня. Гражданка. Одна. Ей за это ещё от хозяина икнётся.
   - Угу, когда он из травмы выберется, - ехидно продолжил мужчина. - Хотя ты в него тоже не стреляла, да.
   - Я всё забываю, - вздохнула Дита, - насколько же ты не в теме. В Далте биотеха набито больше, чем радиоактивного песка во Франции. Ему голову можно в жопу заколотить, он только соображать лучше начнёт.
   - Но... - договорить у Дыма не получилось.
   - К тому же, - оборвала его Дита, - Ойген Далт - мазохист.
   - Железный аргумент, - согласился Дым. - Не поспоришь.
   - Ну, серьёзно, - Дита недовольно отбивала такт словам указательным пальцем. - Ты до сих пор не понимаешь, чем на самом деле занимаешься. Граждане травятся некачественными наркотиками. Умирают. Мёртвые граждане - очень и очень хреновые потребители. А хреновые потребители - хреновые продажи. А хреновые продажи...
   - Это не совсем то занятие, которое мне обещали при трудоустройстве, - оборвал её Дым.
   - А на какие шиши ты планируешь выполнять то, новичок с нулевым допуском? - поинтересовалась Дита. - Что, стоило Е-И вбухать сто четыре штуки в твою модификацию - и ты перестал быть неспособием? Так вот, ни хрена подобного!
   - Я это всё понимаю, - начал Дым, - но...
   - Да ни черта ты не понимаешь! - отрезала Дита. - Догадываешься. Может быть. Но только не понимаешь! Тебя для этого слишком мало били!
   - Да как сказать, - Дым вытянул руки перед лицом, словно пытался их сравнить.
   - Ой, какие мы нежные! - фыркнула Дита. - Читала я твою медкарту, зая! Потери меньше шестидесяти процентов тела, высокотемпературная каутеризация, потеря сознания, минута клинической смерти, и вы только посмотрите на этого поца, он уже ветеран по жопу в шрамах!
   - А ты, можно подумать... - неубедительное возражение Дыма так и не прозвучало до конца.
   - А я, - оборвала его Дита, - хотела бы выслушать твой план действий, агент. Как более старшая и опытная напарница.
   - Старшая, угу, - фыркнул Дым.
   - Сколько у тебя лет полевой работы, дефект? - снова оборвала его Дита, на этот раз куда жёстче. - План. Немедленно. Как в учебке!
   - Ну, мы приезжаем, - ответ Дыму легко не дался. - Блокируем объём...
   - У тебя есть на это допуск? - усмехнулась Дита. - В белом квартале? Дым, я понимаю, ты к этому не привык, но пора бы уже научиться пользоваться цифровым ассистентом за восемнадцать штук ойро, раз его таки врезали тебе под черепушку!
   - У тебя? - несмело предположил Дым.
   - А я не буду, - отрезала его напарница. - У меня и так под выговоры за превышение скоро дополнительный чип в планшет врезать придётся. Страдай дальше!
   - Ну, тогда мы поднимаемся к жилому уровню в разных лифтах, - неуверенно продолжил Дым, пока его ассистент торопливо искал чертежи здания в архивах городской застройки. - Ты блокируешь на пятнадцать минут свой и грузовой, я блокирую пожарную лестницу и свой на те же пятнадцать минут в порядке стандартной оперативной процедуры, и движусь к известному адресу по коридору...
   - Допустим, - кивнула Дита.
   - Я ставлю отметку в журнал, инициирую протокол ареста, вскрываю дверь с чипа, и под запись провожу силовое задержание подозреваемого, - тоном отличника на экзамене закончил Дым. - Ну, как?
   - Ты забыл камеры, - недовольно сказала Дита.
   - Не забыл, - обиделся новичок. - Я же знаю, у кого из нас двоих есть допуск на перехват управления!
   - Но ты об этом и не упомянул, - напомнила Дита. - А стоило бы.
   - Ну, хорошо! - поднял руки Дым. - Хорошо! Ты перехватываешь управление камерами и обеспечиваешь электронное противодействие! Довольна?
   - Сойдёт, - Дита ухмыльнулась. - Расслабься, я же не экзаменатор. Вот если бы ты облажался при Зиверсе...
   - Не поминай его всуе! - торопливо оборвал её Дым.
   - Прости... - Дита запнулась. - В где мне его не поминать? При нём смотри этого не ляпни, решит ещё, что заигрываешь, на полдня лекцию о недопустимости интимных отношений с вышестоящим начальством закатит!
   Дым вымученно улыбнулся.
   Автомобильчик добрался к шахте вертикального доступа, растопырил колёса на мощных лапах сервоприводов, и неторопливо двинулся ввысь. Система круиз-контроля высветила на лобовом стекле таймер подъёма и включила тихую классическую музыку.
   Три стены шахты открывали вид на интерьер города-шпиля - бесчисленные небоскрёбы с длинными зелёными языками висячих садов на стенах, ряды кипарисов вдоль дорог, фонтаны, открытые аквапарки, сервисные дирижабли городских служб, широкие панели световодов на изнанке следующего жилого яруса и монолитную башню центральной опорной колонны. Четвёртую стену целиком занимали бесконечные проекторы рекламных объявлений.
   - Дешёвая энергия, - анимированный слайд костра из мебели в старой бочке перечеркнула жирная красная полоса.
   - Экологически чистая энергия, - ободранный скелет ветряка на выжженных дюнах Франции постигла та же участь.
   - Безопасная энергия, - уродливый саркофаг Фессенхаймской АЭС вышибло с экрана стилизованным атомным ядром в ауре из электронов.
   - РОСАТОМ, - жирный текст всплыл поверх логотипа. - У вас просто нет выбора!
   Дым вздохнул и отвернулся.
  
   ***
  
   Жилой квартал встретил их типичными для белой зоны тишиной и спокойствием. Здесь, на высоте полутора километров над землёй, не оставалось места ни шуму, ни суете. Даже машину приходилось оставлять на внешней стоянке - и неторопливо идти во двор жилого кондоминиума пешком, через увитый декоративным виноградом коридор с отдельными световодами над пересечением увитых зеленью планок.
   - Что-то мне как-то ссыкотно, - пробормотал на ходу себе под нос Дым, но Дита, разумеется, услышала.
   - В чём дело, новичок? - спросила она и хлопнула себя по боку там, где жакет ещё в машине зарастил рваную дыру. - Ты вот это вот сейчас видишь только потому, что знаешь, куда смотреть. А там вообще не поймёт никто. Чисто придём, чисто уйдём.
   - Да я не об этом, - недовольно отмахнулся Дым. - Квартал слишком уж... презентабельный. Не по рангу.
   - А ты работай лучше, - посоветовала Дита. - Станет по рангу.
   - Не мне, - отмахнулся Дым. - Объекту.
   - Взятки отменили? - поинтересовалась Дита. - Никто здесь никого покрывать не будет, успокойся. Горничные тут живут с барменами и прочей обслугой, типа секретарш и сисадминов. Это блок для персонала, всей разницы с жителями внизу, что даже козлом называть будут на пятнадцати языках и вежливо.
   - Шаговая доступность от лифта центральной администрации, трёх больших частных представительств и торгово-экономического центра большой пятёрки, - напомнил Дым.
   - Когда я советовала тебе чаще пользоваться цифровым ассистентом, - недовольно сказала Дита, - я совсем забыла, что новички тут же принимаются злоупотреблять поиском. Успокойся, параноик. Разумеется, кондо в шаговой доступности этих лавочек, здешние обитатели все там и работают!
   - Ладно, - устало согласился Дым. - Я новичок и у меня нет опыта. Как скажешь.
   В его руке несколько раз клацнула фиксаторами телескопическая дубинка.
   - Эт чо? - вскинулась Дита. - Куда ты с одной дилдой намылился?
   - На задержание? - несмело поинтересовался Дым. У нас же в программе именно оно?
   - Пистолет у тебя где, дефект? - резко спросила его напарница.
   - Здесь, - Дым отвернул борт пиджака и продемонстрировал сервокобуру. - "Чёрный Кугуар", одна штука.
   - Ладно, - махнула рукой Дита. - Пуля-другая, и даже ты поумнеешь. Главное, не головой их собирай, и всё будет нормально. Починят.
   - Это же обычный посредник? - спросил Дым. - Какие с ним могут быть проблемы?
   - Вот и узнаем, - его напарница деловито повернулась к лифтам. - Вперёд, новичок. Работаем!
   Если верить сервисной видеосети кондоминиума, в коридорах царили пустота и порядок. Двигались в них только бытовые дроиды, и то - между цветочными горшками и декоративными панелями с комнатным вьюном.
   - Как-то спокойно тут, а? - пока лифт неторопливо ехал на сто второй жилой этаж, Дым изучал предоставленную Дитой картинку.
   - День же, - отмахнулась напарница. Все или спят, или работают. Вот приди ты сюда вечером...
   - Ну, я не знаю, - двери лифта наконец пришли в движение. - Эти вот... садоводы на батарейках, они точно без сюрпризов?
   - Железно, - отрезала Дита. - Я проверила.
   - Ну, раз так, - Дым отдал серию коротких приказов на чип. - Евразия Инкорпорейтед, отдел Зиверса, личный позывной Дым. Приступаю к задержанию.
   - У-у-у, - ехидно прокомментировала это Дита. - Какой ты мужественный, когда официальный!
   Дверь квартиры подозреваемого беззвучно проглотила допуск агента и, столь же беззвучно, пришла в движение. Дым стиснул дубинку в руках и решительно шагнул в огромную квартиру-студию без единой капитальной стены.
   - Евразия Инкорпорейтед! - выкрикнул он. - Всем оставаться на местах!
   - Это просто возмутительно! - коротко стриженая высокая худая блондинка недовольно повернулась к нему от распахнутой ниши стенного шкафа.
   Богатый ассортимент деловых и выходных костюмов в шкафу крайне выгодно подчёркивал, что из предметов одежды в этот момент на блондинке имелись лишь алые кружевные трусы и тонкая палладиевая цепочка с багровыми капельками нескольких рубинов между аккуратными грудями.
   Движение на периферии зрения Дым, тем не менее, заметил вовремя.
   Только вот поделать с этим ничего уже не смог.
   Две угольно-чёрных оживших металлических статуи с багровыми окулярами нашлемных визоров надвинулись беспощадно и синхронно. Встречный удар дубинкой без особого толку завяз в подставленной металлической ладони. Взвыли сервоприводы, с жалобным хрустом лопнул смятый как пивная жестянка металл дубинки, а похожий на устройство для забивания свай металлический кулак отбросил Дыма к окну.
   - Кажется, - обалдело подумал Дым, пока у него перед глазами проплывали недовольно сжатые губы и ледяные серые глаза блондинки, - информатор нам как-то соврал...
   Нейростабилизаторы удержали его в сознании, но два человека в штурмовых экзо-комплектах всё равно неумолимо превратились в четыре. Ближние подхватили Дыма под руки, и, почти без замаха, бросили спиной вперёд.
   В окно.
   - Дым, ответь! - в трансляции надрывалась Дита. - У меня пропала картинка, ответь, что у тебя проиходит?
   - Всё нормально, - хихикнул агент в облаке мелкого стеклянного крошева. - Падаю!
  
   00
  
   Большинство экспертов утверждает, что наибольшую угрозу миру несут случайности. Именно здесь принимаемся за работу мы, профессионалы. Угрожающие миру случайности - наша профессия.
   Натаниэль Боренштайн
  
   До Бобруйска оставалось всего ничего, километров сорок, но дождь успел быстрее. Впрочем, называть этого внебрачного родственника тропического ливня дождём не поворачивался язык. Видимость на чистой белорусской трассе просто кончилась. Тугие плотные струи упали на землю с шумом и грохотом электрички на полном ходу .
   - Приехали, - водитель остановил машину на обочине и устало откинулся на спинку водительского кресла своей "шестёрки". - Вы как хотите, а я по такой погоде и метра больше не поеду.
   - Ром, да мы как-то и не особо настаиваем, - его сосед, повернулся вполоборота к заднему сиденью. - Девчонки, что у нас там с едой? Вроде оставались какие-то бутерброды...
   - Оставались, - усмехнулся Роман. - километров сто назад. Когда они пакетами шуршать начали.
   - А мы вам предлагали! - обиженно заявила брюнетка в новенькой гимнастёрке и юбке РККА образца ранних сороковых. - И тебе, и Валерке!
   - Предлагали, - согласился Валерка. - И?
   - И? - повторила брюнетка.
   - И мы попросили оставить, - Роман усмехнулся. - Забыла уже, да?
   - Справедливости ради, - вторая пассажирка на заднем сиденье, миниатюрная шатенка в летней белой рубашке и тонких джинсовых шортах, обезоруживающе улыбнулась, - тогда она их тебе оставила.
   - Только потом всё равно съела, да? - закончил Роман. - Ева, ну хоть ты мне скажи, как женщина, вот зачем Миг столько жрёт, если у неё с этого растёт только жопа, а сисек как не было, так и нет?
   - Зато у тебя второй размер, - брюнетка за словом в карман не лезла. - Скоро в своём клубе по четвергам сам на сцене выступать сможешь! И его тогда, наконец, переименуют. В "Голубую Устрицу"! Все тётки за полтос твои!
   - Не, Валерка, ты видел, а? - Роман повернулся к соседу. - И вот после этого она ещё хочет от меня новых рисунков про свою ненаглядную гомосятину!
   - Правильно хочет, - невозмутимо ответил тот. - Пацан сказал, пацан сделал. Нечего было обещать. Я вот не обещаю - и преспокойно себе живу.
   - Угу, не обещает он, как же, - фыркнула Ева. - От планшета клещами не оторвёшь. Нет бы с женой погулять!
   - Ева, солнышко, а сейчас мы чем заняты? - поинтересовался Валерка.
   - Руганью в машине? - невинно предположила та. - Ливень стихает, кстати.
   Действительно, яростного дождя хватило ненадолго. Хляби небесные иссякали столь же быстро, сколь и разверзлись. В отдалении ещё погромыхивало, но плотные струи на глазах сменяла мелкая водяная пыль.
   - Я водитель и не хочу никуда ехать, - заявил Роман. - Я хочу банку пива и жрат.
   - Пива не обещаю, ты за рулём, - сказала Миг, - а вот насчёт "жрат" есть варианты.
   - Ты же всё съела? - недоверчиво спросил Роман. - Или нет?
   - Съела, - подтвердила Миг. - Только...
   - Только что? - с тем же подозрением в голосе продолжил Роман.
   - Ты нас у поворота на посёлок остановил, - Миг вытянула руку вперёд. - Вон их магазин видно.
   Действительно, за пеленой мороси вырисовывались более чем узнаваемые контуры придорожного сельского магазинчика.
   - Тогда на тебе сто пятьсот местных денег, - Роман выудил из поясной сумки жиденькую пачку белорусских рублей, - и пулей за едой, боец!
   - А чего сразу я? - надулась Миг
   - Потому что твои сапоги на тебе, а наши - в багажнике, - объяснил Роман. - Или ты думаешь, Ева в сандалиях на босу ногу по этим говнам аки Христос по воде пройдёт? У неё, конечно, много разных достоинств, но такого я не припомню.
   - Пфф, - Миг выхватила деньги из протянутой руки. - Тогда мне шоколадку!
   - Хоть две, - согласился Роман. - Кваса баллон у них возьми, батон в нарезке, и колбасы что ли, какой-нибудь, или баранины копчёной. Что будет, в общем.
   - Угу, - Миг приоткрыла дверь, недовольно поёжилась от волны мокрого холодного воздуха, и решительно выпрыгнула наружу.
   - Детский сад, - прокомментировал это Валерка, когда она удалилась на безопасное расстояние. - Вторая группа.
   - Ясли, - поправил его Роман.
   - Да ладно вам, мальчики! - заступилась Ева. - Первая реконструкция у девчонки. А то сами первый выезд забыли!
   - Намаемся мы с ней, - вздохнул Роман.
   - Намаемся, - согласилась Ева. - Но всё лучше, чем в Киеве.
   - И не говори, - Роман выудил из кармана слегка мятую пачку сигарет, поймал осуждающий взгляд Евы и убрал обратно. - Козлы, блин.
   В машине воцарилось молчание. Говорить о политике никому из реконструкторов давно уже не хотелось.
   Над головой снова грохнуло.
   - Гроза на второй заход, что ли, пошла? - Роман приоткрыл окно. - Хотя нет, вроде уже даже не каплет...
   - Самолёт подбили, - без тени иронии предположил Валерка.
   - Даже в шутку так не говори! - тут же откликнулась Ева. - Просила же, ну сколько можно! Хватит просирать дружбомагию!
   - Она уже давно просрана, - замогильным тоном начал Валерка. - Гримдарк теперь канон! Тоталитарные печеньки рейхскомиссариата Бульбенланд надвигаются!
   - Она что, правда на печеньки деньги просадила? - тут же повернулся к окну Роман. - Просил же нормальной закуси взять!
   В следующее мгновение он едва успел вскинуть к глазам руку. Яркая бело-синяя дуга мощного разряда соединила небо и землю. Чёрный силуэт девушки в гимнастёрке на его фоне словно отпечатался в глазах. На заднем сидении в панике взвизгнула Ева.
   - Твою мать, - Валерка ошалело пытался расстегнуть на ощупь ремень пассажирского сиденья. - Да брось ты эти пакеты, дура!
   Вторая дуга полыхнула ещё ближе - почти за спиной бегущей со всех ног девчонки с бело-красно-зелёными пакетами в руках. Та не удержалась, и рухнула в грязь.
   - Заводи! - кричала с заднего сиденья Ева. - Не стой, заводи! Она же сама не встанет! Быстрее!
   Третий разряд испарил всё - и пакеты, и человека, и даже лужу. На месте падения осталась лишь неглубокая вмятина с яростно плюющими струйками пара оплавленными краями
   - Ёпт, - оторопело сказал Роман и судорожно врубил задний.
   - Ёпт, - повторил он, когда следующий разряд оставил раскалённую проплешину в считанных метрах перед капотом.
   Выругаться третий раз он уже не успел.
  
   ***
  
   Упала машина невысоко, где-то с метра, но основательно - только хрустнула подвеска. Бежевая краска почернела и скрутилась кудряшками - словно её жгли паяльной лампой. Стекло пошло частой паутиной мелких трещин и почти тут же осыпалось на колени водителю и его оторопелому пассажиру. Это немного привело их в чувство.
   - Что это было? - Роман принялся неловко смахивать битое стекло на пол салона. - Валерка, Ева, вы как?
   - Танька где? - спросила Ева.
   - Не знаю, - ответил ей Валерка. - Но тут её нет.
   - А тут - это вообще где? - Ева замерла. - Что с нами произошло?
   - Вот чтоб я знал, - Роман приоткрыл дверь и сделал первый шаг наружу. Под его ногами вновь хрустнуло всё то же битое стекло.
   Невероятно старый асфальт вокруг машины покрывали густой сетью глубокие трещины. Чахлая поросль в них укоренилась давно и на совесть. В стороне высились несколько давно засохших, без единого листика, деревьев. Чуть в отдалении гнилыми зубами торчали столь же древние руины невысоких, этажа на два, многоквартирных домов. От некогда зелёной ограды перед ними остались жалкие прутики. Кое-где на участках догнивали бесформенные ржавые остовы неопознаваемых уже автомобилей.
   - Постапокалипсис какой-то, - Валерка осторожно ступил на асфальт. - Ева, выходи. Откатались.
   - Это ещё почему... - начал было Роман, и тут же смолк.
   Действительно, колёса машины стояли на ободах. Вместо резины - неопознаваемые тёмные лохмотья. Да и в капоте зияла огромная, голову просунуть можно, дыра с оплавленными краями.
   Резкий холодный ветер гнал по низкому серому небу тёмные плотные тучи. Расплывчатый белый диск за ними вроде бы соответствовал нормальному положению солнца... где-нибудь так осенью. Температура этому ощущению вполне соответствовала - каждый порыв ледяного ветра неумолимо свидетельствовал, что жаркое белорусское лето осталось невесть где.
   - Открывай багажник, - скомандовал Валерка. - Или мы сейчас нормально оденемся, или через пятнадцать минут замёрзнем нафиг!
   - Хорошо, - Роман отправился к багажнику с ключами в руке и тут же грязно выругался - металлический лист попросту остался у него в руках целиком.
   Впрочем, одежда уцелела. Выглядел реконструкторский шмот так, будто его только что подняли с задних полок давно забытого армейского склада, но по швам не расползался - и то ладно.
   Затем Валерка достал страйкбольную винтовку, нехорошо посмотрел на окрестности, и принялся крепить на место штык. Новодел, разумеется, но из не самой плохой стали.
   - Не советую, - заметил Роман. - Люди в форме, с оружием... ты уверен, что нам это надо?
   - Я уверен, что никакой цивилизацией тут и не... - Валерка осёкся.
   За пеленой серых облаков над головой с басовитым гулом проползло что-то очень-очень большое и очень-очень тяжёлое. Километрах в пяти тут же приглушённо грохнуло, взревело, и к небу рванулись сразу три дымных белых щупальца с яркими огнями ракетных двигателей в изголовье. Из-за туч вниз почти незамедлительно ударили частые, обманчиво неторопливые, оранжевые росчерки снарядов.
   - Ёпт, - выплюнул Роман короткое ругательство и толкнул спутников к руинам. - Бегом!
   В стороне защёлкали выстрелы. Не такие, как в хорошо знакомых беглецам видеороликах, но вполне узнаваемые. Желания любоваться окрестностями посреди улицы после звуков ожесточённой пальбы уже не осталось.
   Никакого.
   А зря.
   Движение в тёмном нагромождении руин бегецы проглядели. Зализанная словно компьютерная мышь платформа около полутора метров длиной выкатилась им навстречу и безразлично повела тонким хоботком ствола на горбе.
   Всего три коротких вспышки, но Романа просто снесло в облаке кровавого пара. Неопознаваемые фрагменты тела упали на землю с влажным чавканьем.
   Надрывно, без слов, закричала Ева.
   Боевая машина безразлично скользнула по ней фиолетовым глазом прицела и неторопливо довернула ствол.
  
   ***
  
   - Съездили, называется, - Ева просто не могла заставить себя молчать. - Чтоб в Киеве не сидеть. Лерка, ну скажи я ду-у-ура?
   - Тихо! - недовольно отмахнулся он. - Эти ещё не закончили!
   На улицах всё ещё шёл бой. Настоящий, всерьёз, без тени жалости. Если бы не прилетевшая невесть откуда ракета, и Валерка и Ева давно бы уже растекались бесформенными ошмётками по трещинам в асфальте. Так - машина-убийца моментально забыла про беззащитные мишени, харкнула тусклой вспышкой противоракетной системы и шустро, лишь асфальтовая крошка из-под гусениц полетела, ускакала куда-то вглубь руин.
   Долго раздумывать беглецы не стали. На второй этаж ближней к ним руины они просто взлетели. Оказалось, что у дома есть почти целый третий, с декоративными башенками, и вопрос, где и как прятаться, отпал. По крошащимся на глазах перекрытиям гусеничный робот-убийца подняться не смог бы и при всём желании.
   Вид сверху позволил вполне уверенно опознать в руинах вокруг некогда элитный жилой посёлок. Спортивные площадки, затянутый грязной тиной бассейн с ржавым скелетом некогда застеклённого купола, неопознаваемые, как после хорошего пожара, руины каких-то служебных построек, и, словно в издевательство, почти сохранившаяся трёхэтажная школа с забитой нагромождением ржавых остовов стоянкой.
   При этом, заметить людей ни у Валерки ни у Евы так и не получилось. Какое-то движение, изредка - фонтанчики пыли на стенах и тусклые вспышки гранат, но и только. За школой, тем не менее, что-то уже чадно, с густым столбом чёрного дыма, горело и шумно лопалось.
   - Куда же мы попали? - Валерка первый раз внимательно посмотрел на интерьер вокруг. Гнилые потроха большого, на полстены, телевизора, груда истлевшего наполнителя вместо дивана, покрытая трещинами игровая приставка с почти целыми джойстиками, россыпь облезлых коробок с играми возле опрокинутой полки... когда-то в этой комнате жил подросток. И жил неплохо.
   - А ведь у них даже не было времени собраться, - Ева присела возле груды бесформенных обломков на полу и выудила оттуда когда-то клок грязного розового мочала. - Смотри, это же парик от шарнирной куклы.
   - И что? - не понял Валерка.
   - Ты можешь себе представить, чтобы я куда-то без своих кукол насовсем уехала? - Ева несмело притронулась к грязным обломкам. - Мои почти так же сидели. Гляди, вот совсем маленькие, вот подростки, вот постарше...
   - Так, - оборвал её Валерка. - Отставить кукелов! Тихо!
   - Но...
   - Тихо, я сказал! - Валерка поднял руку. - Там!
   Действительно, совсем рядом слышись негромкий шелест и периодическое гудение.
   - Это же... - Ева испуганно осеклась. - Он вернулся, да?
   - Нет, - решил Валерка. - Если бы он вернулся, тут бы полдома рухнуло. Слишком тяжёлый. Это что-то другое. Идём!
   В соседней комнате, тоже некогда жилой, совсем недавно кто-то был. Совсем недавно - потому что посреди комнаты стояла на разлапистой треноге небольшая, в самый раз унести за спиной, коробка с двумя ремнями, короткими рожками антенн и неторопливо вращающейся тарелкой параболической антенны наверху. Коробка оказалась потёртой, на корпусе местами виднелись глубокие царапины, а поворотный механизм заедал. На одном и том же положении антенны он каждый раз принимался недовольно жужжать сервоприводом, а на боку при этом часто мигали тревожные индикаторы.
   - Это ещё что за хрень? - Валерка с опаской подошёл к загадочному устройству. На корпусе обнаружились невесть что значащие иероглифы, стилизованная молния и жирная надпись CommuTeknolodgy88.
   - Our connection is fast and fat! - гордо извещала надпись чуть ниже.
   - Китай, - оторопело сказала Ева.
   - Что? - не понял Валерка. - Ты зачем подошла, уйди немедленно, вдруг эта хрень инопланетная сейчас взорвётся?
   - Эта инопланетная хрень, - сказала Ева, - сделана в Китае. Тут написано, что их связь быстрая и жирная. Кто ещё таки ошибки сделает?
   - То есть, - Валерка переводил взгляд с ретранслятора на Еву, руины за окном и обратно, - эта вот штука сделана китайцами для гражданского иностранного рынка, за окном постапокалипсис и припять, да вдобавок ещё и стреляют. Вывод?
   - АТО, - истерически хихикнула Ева. - И перемога.
   - Не смешно, - Валерка подошёл к окну, - Смотри, там...
   Ева всхлипнула.
   - Ну только вот сопли не разводи! - Валерка повернулся и осёкся.
   Ева смотрела в его сторону очень большими, полными боли глазами. Из её груди на верных тридцать сантиметров торчало окровавленное, чуть изогнутое, лезвие. По одежде стремительно расплывалось большое тёмное пятно. Столь же тёмная, словно бесформенная, ни единого чёткого контура, человеческая фигура в глухом шлеме, тактической разгрузе и с какими-то совсем уж неизвестного предназначения коробочками и подсумками стояла за ней - как за живым щитом. Пока ещё живым.
   Окровавленный клинок с влажным хрустом исчез. Тело Евы обмякло и рухнуло на пол, словно вместе с мечом из неё вырвали и последние остатки жизни.
   Валерка оцепенел.
   Первый раз у него перед глазами настолько буднично и безразлично убили человека.
   - Ну, давай, - хрипло каркнул он и стиснул кулаки.
   Короткий взмах меча и коробка ретранслятора на глазах распалась надвое. Затем человек в бесформенном камуфляже отставил руку с мечом за спину, перехватил его обратным хватом и шагнул навстречу Валерке.
   Свои шансы тот оценивал вполне здраво - но бежать не было уже ни сил, ни желания. Да и возможности, наверняка, тоже. Двигался невысокий человек с мечом плавно и на удивление быстро.
   Правда, это уже не имело значения. Кто бы ни ставил ретранслятор, о страховке он тоже позаботился. Дом содрогнулся от фундамента до крыши, и принялся складываться как игрушечный со всем содержимым.
  
   ***
  
   Валерка пришёл в себя на груде битого щебня. Падение он запомнил плохо - что-то рушилось, он куда-то падал, что-то снова рушилось, и ни в какую целую картинку это всё не складывалось и при всём желании.
   Зато меч он вспомнил сразу.
   Тот лежал на замусоренном асфальте, буквально в метре от Валерки, чистый до зеркального блеска, и подмигивал неизвестного предназначения индикатором в оплетённой шероховатым пластиком рукояти. Очень ухватистой, как оказалось, тёплой рукояти.
   Зачем Валерка подобрал меч, он бы не ответил и при всём желании. Но в том, что меч понадобился ему незамедлительно, сомнений тоже не было.
   Высокий, чуть ли не двухметровый, азиат с точёными, почти модельными скулами, чёрными миндалевидными глазами, и белыми, совершенно ненатурального оттенка волосами стоял чуть в стороне на груде обломков и презрительно смотрел на Валерку.
   На боку его длиннополого плаща виднелись хорошо узнаваемые двойные ножны - одни, чуть выше, под большой меч, другие под клинок покороче. Кобура на бедре, что-то угловатое на ремне за спиной и такой же ворох подсумков, магнитных креплений и разгрузок... ничем хорошим общение с этим человеком закончиться не могло.
   А потому, долго раздумывать Валерка не стал. Он перехватил меч двумя руками, выставил перед собой и с нечленораздельным криком бросился на противника.
   Грохота выстрела он не услышал. Просто нога в какой-то момент отказала и Валерка рухнул на асфальт. Боль пришла только после второго выстрела - и, пока Валерка тщетно пытался хотя бы опереться на меч, третий выстрел словно кувалдой ударил его по руке с оружием. Меч выпал из мигом ослабевших пальцев.
   Валерка оторопело поднёс к глазам искалеченную руку. Та болталась чуть ниже локтя на лохмотьях пропитанной кровью одежды и больше никак с тем локтём не соединялась
   - А? - на что-то более членораздельное Валерки так и не хватило. - А?
   Стрелок неторопливо подошёл к Валерке и пинком опрокинул его на спину. Небо мелькнуло у того перед глазами и стремительно померкло.
   Звук выстрела, если тот и был, Валерка уже не услышал.
   В себя он пришёл медленно и мучительно, как после горячечного кошмара. Чистый белый потолок, мягкая кровать и экран на стене пребывали в разительном контрасте с предшествующими воспоминаниями.
   Экран работал.
   - Конана!- под истеричный фальцет чокнутой мультяшки на экране появился огромный, с небольшой батон колбасы размером, банан жёлто-зелёного цвета с пририсованными к нему мультяшными глазами и дебильной улыбкой.
   - КО-НА-НА! - буквы сразу нескольких алфавитов - русского, латиницы, японского, и какие-то совсем уж неопознаваемые закорючки, вроде хинди, загорались на экране в такт каждому выкрику.
   - Неповторимая! Тягучая! Упругая! Колбасная! Мятная! За-ме-ча-тель-на-я! Генномодифицированная! Конана! - банан достал огромный нож и принялся нарезать себя дольками, внутри оказавшись похожим на обычную колбасу. - Заказывайте в местной сети доставки всего за 1.99! Внимание, после десяти лет хранения возможно появление столь любимого ценителями привкуса тунца!
   - Думаю, культурного шока на сегодня вполне достаточно, - телевизор сам по себе отключился. Перед Валеркой появился лысый человек неопознаваемого возраста, из тех, кто от примерно сорока и до смерти практически не меняется, в дорогом костюме, и, почему-то со вполне профессиональным макияжем. Помада, тени... выглядел он совсем как одна из дорогих шарнирных кукол - тех, где ценник начинается от нескольких сотен долларов без стоимости одежды.
   При мысли о куклах Валерка незамедлительно вспомнил Еву - и все недавние события, которые, будь у него выбор, предпочёл бы не вспоминать никогда.
   - Валерий Дымов, - неторопливо произнёс человек. - Русский. Вне сомнений - наиболее старый из всех ныне живущих людей на Земле... если не учитывать биологический возраст и полное отсутствие любых документов.
   - Как? - Валерка попытался собрать расползающиеся осколки рассудка воедино. - Где...
   - Правильный вопрос, - без тени улыбки произнёс человек перед ним, - когда?
   На экране за его спиной возникла карта. Сколько-то узнаваемыми для Валерки оказались разве что контуры Европы.
   - Две тысячи пятьсот двадцать четвёртый год. Август. Полигон... - человек едва заметно усмехнулся, - впрочем, уже не полигон. Статус полигона ликвидирован вместе с компанией-владельцем. Дикая территория Западная Европа под контролем Центрального Комитета Партий Объединённого Мирового Правительства. Вам, полагаю, более известная как Франция.
   Валерка молчал.
   - Стандартная процедура допроса свидетелей подразумевает, - неторопливо продолжил человек, - использование ряда... специальных методов дознания. К сожалению, они довольно редко дают сбои - поэтому на руках моего отдела сейчас проблема. Вы. Очень и очень интересный человек без документов, задержанный с оружием в руках на месте... не вполне законного отчуждения ряда ноу-хау третьими сторонами.
   - И вы, - собрался, наконец, с мыслями Валерка, - одна из этих сторон.
   Человек умолк.
   - Кажется, я вас недооценил, - продолжил, наконец, он. - Что же, это многое упрощает. Я бы хотел услышать ваше мнение о... произошедшем.
   - Я не знаю, чего вы хотели добиться, - начал Валерка. - Но вместо этого получились мы. Наверняка слишком далеко и наверняка слишком бесполезно. Насколько значимо то, что я увидел на полигоне - я не знаю. Вряд ли много. Я прав?
   - Да, - согласился его собеседник. - Все опознанные вами... участники давно известны. Сам эксперимент, к сожалению, настолько же бесполезен, насколько и уникален.
   - Значит, - продолжил Валерка, - остаюсь я сам. Иначе бы я просто не проснулся, или проснулся на помойке.
   - Браво, - совершенно искренне произнёс человек. - Идеальное попадание. Видите ли, при всём ранее сказанном, вы - аномалия. Уникальная, и, насколько я понимаю, в принципе неповторимая в ближайшие столетия. А потому, достаточный интерес предоставляет уже сам факт вашего существования и то, какие... сущности приняли в нём деятельное участие. А мы готовы за это платить.
   - И что же вы можете предложить, - усмехнулся Валерка, - такому уникальному мне?
   - Новую жизнь, - ответил его собеседник, - и старую месть. Ничего экстраординарного.
   - И как вы себе это представляете? - продолжил Валерка. - Дадите мне инвалидную коляску с пулемётом на гусеницах?
   - Мысль оригинальная, - по губам человека скользнула тень улыбки, - но ошибочная. Вы не представляете наши возможности. Я гарантирую, через полгода вы, если очень приспичит, сможете выйти из небоскрёба через окно сотого этажа - и выжить. А ещё через несколько лет - заколотить оба меча Сина Куроно ему в глотку. Если уцелеете. Ну?
   - Согласен, - без тени колебаний ответил Валерка.
  
   02
  
   Война лишена постоянной формы. Война лишена постоянной динамики.
   Сунь Цзы
  
   Зелень, сапфировые зеркала окон и белая, под мрамор, стена небоскрёба сливались в одну пёструю ленту перед глазами агента. До встречи с декоративной плиткой дорожного покрытия оставалось ещё несколько секунд.
   Целая прорва времени.
   В подсказанный цифровым агентом момент Дым выбросил руку в сторону и с жутким грохотом завис. Кованый фигурный кронштейн декоративной виноградной лозы до половины вырвало из стены - и он, с омерзительным скрипом, по миллиметру пополз дальше. Из трещин системы капельного орошения тонкой белёсой струйкой подтекала насыщенная минеральным раствором вода.
   Сервокобура послушно толкнула в свободную руку шероховатую рукоять "Чёрного Кугуара". Несколько выстрелов, корявые звёздочки пробоин с частой паутиной трещин, удар ногой, жалобный хруст стекла - и Дым встал на пол чьей-то спальни.
   Кронштейн с обрывками лозы таки вывернулся из стены и в облаке бетонной крошки обрушился за его спиной.
   - Чё за дела? - из кровати у стены показалась взъерошенная голова. - У нас чё, война опять началась?
   - Извините за беспокойство, потребитель, - цифровой ассистент Дыма спроецировал документы агента чуть ли не раньше, чем тот начал говорить. - Служебная необходимость.
   - Приехали, - недовольно пробурчал человек в постели и куда громче недовольно рявкнул в коридор. - Дверь!
   - Спасибо! - на бегу поблагодарил Дым. Весь его куцый полевой опыт неумолимо свидетельствовал, что он всё больше и больше опаздывает.
   "Хорош развлекаться! - раздражение Диты не скрывал даже субвокализатор. - Если ты не появишься здесь через минуту, и сейчас я говорю ровно про шестьдесят секунд..".
   Трансляция снова утонула в помехах. Дым торопливо проверил карту здания и решительно вскрыл панель управления ближайшего лифта.
   В его "Кугуаре" оставалось ещё пара десятков патронов. На первый взгляд более чем достаточно. Гулкие выстрелы наверху заставили Дыма слегка подкорректировать это мнение. Когда двери лифта с мелодичным звоном раскрылись, тридцать патронов снова ждали своего часа в двухрядном магазине.
   Долго им скучать не пришлось. В считанных метрах от Дыма стоял знакомый уже окованный металлом штурмовик и целеустремлённо палил вдоль коридора из автоматического дробовика "Серебряный Дракон" - машинки настолько дорогой и эффективной, что только для её хранения уже требовалось выбивать отдельную лицензию. Право ношения и спецбоеприпасы обходились ещё дороже.
   Второй штурмовик, под огневым прикрытием, столь же целеустремлённо двигался между стенными нишами. До малявки в окровавленной школьной форме ему оставалось всего ничего. Агента ни тот, ни другой не видели.
   Ему ничего больше и не потребовалось. Дым попросту расстрелял на ходу половину магазина в сторону высокого, от пола до потолка, окна, подхватил увлечённого пальбой стрелка за бедро и локоть и с ходу, не останавливаясь, крутанулся вместе с ним на месте.
   Будь у стрелка чуть больше времени, манёвр бы не удался - но среагировать на ходу тот не сумел. Неожиданный удар и потеря равновесия отправили его на улицу - точно через ослабленное пулями стекло.
   Остаток магазина улетел в спину второго штурмовика. На расстоянии в считанные метры, под неудобным углом, да ещё и на бегу, попадать оказалось куда тяжелее, чем в тире, но почти треть пуль с противным лязгом забурилась в чёрный металл чуть выше крестца.
   Последние две пули магазина Дым положил точно в полированный стальной затылок - только брызги полетели. Штурмовик сложился как сломанная кукла, с глухим лязгом ткнулся шлемом в пол и выронил дробовик.
   - Бегом! - Дым выдернул Диту из-за щедро покрытого оспинами флешетт декоративного пилона. - Ещё трое где-то рядом!
   За его спиной грохнул взрыв.
   Троица недовольных агентами штурмовиков оказалась ближе, чем полагал Дым.
   Гораздо ближе.
  
   ***
  
   В похожий на стакан-переросток обзорный лифт на внешней стене здания Дым свою живую ношу практически зашвырнул. Сил на игры в джентльмена уже не осталось. Только не после трёх зазубренных металлических стрелок в спину. Флешетты "Драконов" на выходе из ствола расщеплялись на длинные тяжёлые иглы, способные рикошетировать от любой декоративной каменной поверхности жилого комплекса. Штурмовикам вовсе не требовалось бежать вслед за агентами вслед - баллистического компьютера и подствольного двухрядного магазина на шестнадцать выстрелов более чем хватало, чтобы стрелять за угол. А случайные жертвы в том коридоре их, похоже, ни капли не волновали.
   - Убей тормоза! - Дым упал на одно колено и повернулся в сторону коридора с пистолетом в руках. - И живо вниз!
   Дита поняла.
   Ещё одна суматошная, на полмагазина, серия выстрелов по фигуре с дробовиком на углу коридора, басовитое жужжание поражающих элементов в ответ, и взломанный Дитой лифт ухнул к земле - только искры по рельсам полетели.
   - Твою мать, - Дым скользкими от ещё не свернувшейся крови руками сменил магазин. - Имел я с такой разведкой куда-то ходить!
   - Я на полном допуске проверя... - договорить у Диты не вышло. Тяжёлый удар сотряс кабинку лифта. В непрозрачной крыше появился корявый пролом. Чёрный металлический кулак в центре этого пролома выглядел знакомым. Очень и очень знакомым.
   Что-то негромко щёлкнуло.
   Гранату в руках штурмовика Дым скорее почувствовал, чем увидел. Суматошная пальба усеяла крышу лифта пробоинами - но и только. Дым попросту ни разу не попал ни в кургузый металлический цилиндрик, ни даже в руку.
   Слитный грохот двойного выстрела прозвучал в тот самый момент, когда он судорожно хватался за вытолкнутый сервокобурой запасной магазин - с чётким пониманием, что уже не успеет.
   Дита попала.
   Над головой оглушительно грохнуло. Крыша лифта превратилась в дымящееся нагромождение разбитого пластика, из-под которого тут и там и выглядывал искорёженный металлический каркас. Взрыв буквально вбил штурмовика в лифт - но вовсе не остановил.
   Окованная металлом рука поднялась и опустилась как молот для забивания свай. Штурмовик болтался на самом краю развороченного лифта - и с каждым новым ударом расширял пролом.
   Очередная серия выстрелов его даже не потревожила. Пули только бестолку вышибали из толстой нагрудной пластины штурмового бронекостюма тусклые искры.
   - Дита? - не выдержал Дым. - Ты не уснула?
   - Нет, - Дита выставила палец в неприличном жесте и вовсе не торопилась присоединяться к стрельбе по штурмовику, - Киш мир ин тухес, гоныф!
   Лязгнуло.
   Развороченные фрагменты крыши лифта, штурмовика и последние остатки стекла в кабине буквально снесло. Лифт с ходу провалился в шахту подвальных этажей, и всё, что торчало за её пределы, размазалось о покатый монолит декоративного фасада здания.
   Лязгнуло снова - аварийные пиропатроны вбили стопорные клинья в стены шахты. Лифт с омерзительным скрежетом пронёсся в темноте и гулко бухнулся о бетонное основание шахты.
   - Знаешь, - Дита поднялась, и несколькими яростными пинками выбила смятую дверь лифта наружу, - когда ты в следующий раз скажешь, что тебе что-то вдруг ссыкотно, напомни мне прислушиваться к этому твоему чувству! Ну, хоть немного почаще!
   - А ты, в таком случае, - усмехнулся Дым, - не забудь меня предупредить, когда скажешь, что внутри чисто, чтобы я не торопился этому верить.
   - Да я их вообще не видела, пока тебя на улицу не выкинули! - свою злость Дита сорвала на припаркованной на коммунальной стоянке машине. - Никого!
   - Хорошая маскировка, - невесело усмехнулся Дым. - Наверняка дорогая.
   - Дорогая? - задохнулась Дита. - Они убрали с контроля штурм-сквад в жилом блоке посреди белой зоны! Я подумать боюсь, сколько это стоит!
   - Но дороже разовой поставки левой наркоты в притон в Кишках? - уточнил Дым.
   Малявка фыркнула.
   - Дороже! - повторила она. - За эти деньги тот клуб целиком купить можно! И ещё полкуба в любую сторону вместе с уличными девками!
   - Значит, клуб здесь в лучшем случае приманка, - Дым торопливо вспоминал свои недавние лекции в учебке. - Для выхода на твоего неофициально дозволенного посредника... и тебя.
   - Мне кажется, - раздражённо ответила Дита, - настала пора задать кое-кому неприятные вопросы. Очень много очень-очень неприятных вопросов. И не как утром, а по-настоящему!
   - Что, прямо так? - не выдержал Дым.
   - Ну, - Дита задумалась. - Да, ты прав. Так не годится.
   Дым облегчённо вздохнул.
   А зря.
  
   ***
  
   В жилых тоннелях города-шпиля повидали всякое: и жестокие драки подростковых банд за эфемерный опиум престижа, и способных вырвать имплант прямо из живого хозяина проповедников культа Машины, и жестокие перестрелки агентов большой пятёрки... но все они, как правило, старались как можно быстрее добиться поставленной задачи - и уйти.
   В этот раз приближение новой проблемы услышали даже в жилых клетушках типовых малогабаритных квартир-бомбоубежищ: по стенкам узкого жилого коридора скрежетал кожухами импеллеров сервисный дирижабль городских коммунальных служб
   Одна за другой лопались растяжки проекторов навесной рекламы. Хрупкие, изначально созданные ломаться от падения устройства разлетались о навесы ларьков и прилавков мелкой разноцветной крошкой пластика и деталек. Затем к ним добавились кондиционеры - дирижабль пошёл на снижение. Многоголосые панические крики на улице внизу, глухой удар о бетонный монолит здания, ярка оранжевая вспышка монтажной термитной пены - и вниз обрушилась прочная, из толстых прутьев, балконная решётка.
   - Пошли, - Дита отбросила вглубь перекошенного технического отсека пустой баллончик термита, и первая запрыгнула на балкон. - Поставим эту дыру на уши!
   Дым последовал за ней.
   В глубине кабины дирижабля уже шипели спринклеры автоматической системы пожаротушения - спешный реверс перед ударом зажёг движки.
   - Дита, - агент попытался тщетно образумить свою напарницу. - Тебе не кажется, что наша работа...
   - Наша работа, - Дита подкинула на ладони цилиндрик термобарической гранаты с логотипом Йегер-Стэнтона, - престиж корпорации.
   Граната отправилась вглубь коридора. В замкнутом пространстве взрыв, казалось, сотряс всё здание.
   - Вниз, - Дита подтолкнула напарника в сторону пролома в полу. - Сломай им там уже что-нибудь!
   Дым послушно спрыгнул. Два почти обнажённых негра в кожаных ремнях на мускулистых предплечьях и лодыжках, фуражках-аэродромах с разлапистыми якорями черноморского пароходства и таких же кожаных шортах с любовно отдраенными металлическими заклёпками неодобрительно смотрели в его сторону. В руках оба негра сжимали по здоровенному, лошадь позавидует, дилдо в полосках яркой неоновой радуги.
   - Мальчики, - неодобрительно сказал Дым. - Шли бы вы отсюда... по хорошему.
   Негры открыли рты и громко, по кошачьи, зашипели. С огромных, как у хищной кошки, белоснежных клыков разлетелись мелкие капельки мутной жёлтой слюны.
   - Всякие бывают поросята, - вздохнул Дым и метнулся вперёд.
   Негры оказались хороши. Не так хороши, как привычный тренажёр в учебке, но пару хлёстких ударов Дым всё-таки пропустил. Обычного человека любой из них отправил бы на больничную койку. Отправил бы инвалидом.
   Дым обычным человеком давно уже не был.
   Ответный удар с явно различимым хрустом проломил его противнику грудную клетку. Негр упал сломанной куклой. На его губах выступила розовая от крови пена. Его напарник торопливо отскочил назад.
   Дым усмехнулся, подобрал с пола импровизированную дубинку своего недавнего противника и похлопал себя ей по ладони. Из-за его спины мелькнул обломок бетона, и второй негр удивлённо закатил глаза, покачнулся и упал.
   - Не играй с едой, - Дита недовольно отпихнула Дыма плечом в сторону. - Пошли уже!
   Ещё два гулких взрыва, ещё два недлинных коридора. Позади слышались дробный топот и крики - охрана клуба запоздало пыталась нагнать дерзких гостей.
   Пыталась... и не успевала.
   Очередной взрыв буквально вывернул наизнанку тесную, едва кровать поставить, комнатушку. Из вспоротого обломками гелевого матраса брызнули жирные потёки наполнителя. За дверью послышался знакомый уже Дыму панический взвизг.
   - А вот и снова мы! - Дита пинком распахнула дверь развороченной спальни. - Ну что, обосрался уже, дефект?
   Сдвоенный выстрел отбросил её обратно.
   Знакомая уже агентам женщина снова успела разрядить оба ствола укорота.
   Хлёсткий удар бросил её на пол - Дым с размаху метнул свой недавний трофей. Грузное тело шумно грохнулось на пол. Дробовик упал по одну его сторону, гипертрофированная секс-игрушка - по другую.
   - Ну, привет, засранец, - окровавленная Дита в несколько приёмов, дёргаными рывками, приняла вертикальное положение. - Не ожидал?
   - Я не виноват! - толстяк, резво суча ногами, спиной вперёд отползал в угол. - Меня заставили! Я не хотел! Ну, вы же у него и так всё узнали, зачем вам я?
   - У него? - Дым и Дита озадаченно переглянулись.
   - Ты, дефект, - малявка подскочила к Далту и вбила ствол пистолета у него между зубами. - Сдаётся мне, кто-то здесь темнит! И ещё мне сдаётся...
   - Мммпф! - Далт отчаянно выпучил глаза. - Хнннг!
   - Не врёт, - озадаченно протянула Дита.
   - Не врёт, - согласился Дым, уже с пистолетом в руках.
   В дверях развороченной спальни застенчиво толпилась разномастная толпа с оружием в руках - девочки, мальчики, дородная чернокожая горничная с крохотным дерринджером в мясистых лапищах... местные жители наконец-то пришли на выручку своему покровителю.
   - За что?, - простонала Дита, и раздражённо выдернула пистолет обратно. - За что мне этот цорэс на мозгес, они и так вже от этой жизни давно беременные!
   - Вы бы, ну, шли куда-нибудь? - осторожно предложил Дым толпе в дверях поверх ствола пистолета. - Мы тут... разберёмся.
   Толпа нерешительно принялась расходиться. Очень тихо. Очень медленно. По дальней стене кабинета и с оружием на виду.
   Дым позволил себе выдохнуть.
   - Я понятия не имею! - исступлённо выкрикнул Далт, едва лишь за последней сотрудницей, той самой негритянкой, закрылась дверь. - Вот... чем угодно клянусь!
   - Да заткнись ты! - оборвала его Дита. - Как? Чёрт побери, Дым, хотя бы ты понимаешь, кто и как мог такое сделать?
   - Я, - агент задумался. - Честно говоря не очень. Если наши хорошо вооружённые друзья так хотели поговорить с нами двумя - зачем было выбрасывать меня в окно?
   - Затем, что ты пока никто, дефект, - отрезала Дита. - Ни уровня, ни допуска, о чём с тобой разговаривать?
   Далт затаил дыхание и жадно ловил каждое их слово, то и дело переводя взгляд с Дыма на Диту и обратно.
   - Ну, допустим, - согласился Дым. - Пусть с тобой. Но почему тогда она была голая?
   - Она? - Дита подозрительно уставилась на подчинённого. - Какая такая она?
   Вместо ответа Дым бросил ей картинку с неудачного задержания.
   - Ого! - Дита восхищённо присвистнула. - Я бы вдула! Но...
   - Но что? - устало спросил агент.
   - Но я понятия не имею, кто это! - закончила Дита. - Возможно, тайная поклонница, но даже в этом случае, такие расходы просто ради меня? Она что, так подойти не могла?
   Короткая трель вызова оборвала её на полуслове.
   Вызова-конференции: в аугментированном поле зрения Дыма тоже появился сигнал-оповещение.
   Глава отдела ликвидации постоянного офиса Евразии Инкорпорейтед в городе-шпиле РосВодоКонтроль Александр Зиверс вызывал своих подчинённых.
   - Босс? - ответила Дита в режиме субвокализации.
   - Дита, Валерий, - Зиверс был краток. - Мой кабинет. Через полчаса.
   - Да, босс, - послушно ответила Дита.
   Зиверс отключился.
   - Простите, - несмело пробулькал с пола Далт. - Я, может...
   - Ах, да, - кивнула Дита и заткнула пистолет обратно в кобуру. - Извини. Мы у тебя здесь намусорили. Я потом загляну. Дым, пошли! Мы и так уже... заигрались.
   - Заигрались, - Дым задумчиво посмотрел на пролом в потолке спальни Далта. Что-то громко щёлкнуло, и оттуда брызнули тугие струи автоматической системы пожаротушения.
  
   ***
  
   - Пятнадцать минут! - раздражённо выдохнула Дита на бегу от такси до служебного входа офиса Евразии. - У нас пятнадцать минут до разговора с боссом, а мы выглядим как два халамидника! Дым, живо в раздевалку!
   Флегматичная офисная девочка на входе бесстрастно просканировала двоих окровавленных агентов безразличным взглядом через тонкие стёкла очков. На оправе играли отблески лазеров аугментированного поля зрения.
   Первые дни после учебки Дым искренне полагал её андроидом-секретарём - пока девочка не попросила его взять банку соевого кофе в автомате на углу и для неё.
   - Раздевалка номер шесть, - произнесла девочка, - Одежда будет доставлена через семь минут.
   - Спасибо! - произнёс Дым уже на бегу. Дита волокла его за собой за руку, словно школьница-малолетка - родителя в магазине игрушек.
   Заскорузлый от смеси многокомпонентной органики, которую Дым по многолетней привычке всё ещё называл кровью, пиджак упал на пол. Следом за ним отправились брюки и полные багровой жижи ботинки - одна из флешетт цепанула Дыма за голень куда глубже, чем ему показалось.
   Агенту чудовищно хотелось жрать.
   - Двенадцать минут! - уже голая как лягушка, если не считать кровавых разводов на теле, Дита прошлёпала босиком к душевым кабинкам. - Агент, или у тебя пять минут на мытьё, или неприятности по службе, выбирай!
   Дым вздохнул, раздражённо оборвал с тела нижнее бельё и шагнул к свободной душевой.
   За его спиной уже слышалась деловитая возня. Сервисные андроиды, на этот раз настоящие, расторопно убирали осквернённые руины одежды с пола. Несколько суетливых полотёров отдраивали пол от характерных отпечатков босых ног. Звякнул лифт доставки.
   К тому моменту, когда замотанный в полотенце Дым вышел из душа, новый чёрный костюм уже поджидал своего владельца.
   - Ну что, - Дита раздражённо смотрела на совсем такой же, только женский, с колготками и юбкой, - как тебе корпоративный дресс-код?
   - Строгий, - буркнул Дым, тщетно пытаясь смотреть на обнажённую напарницу как на предмет интерьера.
   - А по-моему, - Дита гнусно ухмыльнулось, - у тебя на этот дресс-код попросту стоит, у извращенца.
   - На тебя у меня стоит, - терпение Дыма лопнуло. - А пиджаки эти - дурацкие!
   - О! - Дита искренне улыбнулась. - Наконец-то! Я всё же дождалась, когда закончится учебка и начнёшься ты сам! Поздравляю!
   - Ну, охренеть теперь, - буркнул Дым. - Одевайся, время.
   Вопреки его опасениям, Дита беспрекословно подчинилась. Времени действительно оставалось в обрез.
   Доставленные теми же андроидами соевые брикеты с витаминно-минеральными комплексами есть пришлось на ходу, по дороге от раздевалок до лифта. Настоящий томатный сок в пакетиках неприятные ощущения слегка пригладил, но только слегка. У травматического стола номер два вкусовые достоинства первостепенной технической задачей не ставились.
   - Ну вот, - с облегчением выдохнула Дита, когда за её спиной закрылись двери лифта. - Успели.
   По широкой остеклённой галерее от лифтов до личного конференц-зала Александра Зиверса идти оставалось не более минуты.
   В самый раз, чтобы прийти вовремя.
   - Агент Фальке, - негромко произнёс человек на дальнем конце невероятно длинного стола для конференций. - Агент Дымов.
   С портрета за его спиной на двух посетителей кабинета безразлично взирал Гюнтер Ван Рох, основатель и единственный президент "Евразии Инкорпорейтед".
   - Босс, - Дита махнула рукой и незаметно подтолкнула Дыма в спину.
   Агенты двинулись вдоль бесконечного стола.
   - Малленбрах, - столь же негромко произнёс Зиверс. - Малое полевое отделение с приданным инспектором. У нас в городе.
   Дита запнулась. Дым на мгновение задержал шаг. Про элитный орган контроля центрального комитета партий объединённого мирового правительства рассказывали всякое. По большей части, неприятное.
   - Я надеюсь, - Зиверс чуть заметно улыбнулся, - первоначальное слаживание ваша команда успешно прошла.
   Ответа его реплика не подразумевала.
   Зиверс просто констатировал факт.
   - Вы установите наблюдение за их деятельностью в нашем городе, - продолжил Зиверс, - максимально корректно выясните, что им здесь надо, и в какой срок они сочтут возможным прекратить своё здесь пребывание. Особенно меня интересует Вероника Малленбрах. Инспектор Вероника Малленбрах.
   Изображение Гюнтера Ван Роха за его спиной уступило место коротко стриженой блондинке. Недовольный взгляд её серых глаз показался Дыму и Дите очень знакомым.
   Очень и очень знакомым.
   Кто из них ругнулся вслух первым, ни Дита, ни Дым так и не поняли.
  
   03.
  
   Сила развращает. Знание - сила. Учись прилежно. Будь злодеем!
   Приписывается Роджеру Бэкону
  
   Камеры систем безопасности города-шпиля РосВодоКонтроль транслировали будничную городскую суету. Несколько десятков врезок живой трансляции шли по всему периметру широкого, на целую стену, широкоформатного экрана в информационном центре Евразии Инкорпорейтед.
   Но вовсе не они составляли основную часть информации на том экране.
   По его левой стороне, под характерным жёлто-зелёным логотипом, тянулся длинный список разделов "Второго Канала" - популярного места тусовки анонимных бездельников, субкультурщиков и сетезависимых несовершеннолетних хулиганов РосВодоКонтроля. На втором канале говорили обо всём, от музыки и науки до гомосексуального порно и экстремальных фетишей, и ни в чём толком не разбирались.
   Но с каких пор это помеха общению, тем более, при наличии темы для обсуждения?
   А за темой вопрос не встал.
   Большую часть экрана занимало слегка шаржированное изображение Вероники Малленбрах - то самое, в половину оборота, с замершей на полдороге рукой чуть ниже обнажённой груди и недовольным взглядом из-под аккуратной модельной причёски.
   Дым просто вывел стоп-кадр в аугментированное поле зрения - и не останавливался, пока его рисунок не передал именно ту гамму эмоций, которую агент успел разглядеть за время от своего визита до бесславного вылета спиной вперёд через окно.
   Судя по комментариям - у него получилось.
   Цифровой ассистент Дыма часто подмигивал индикатором занятости - всю задачу рутинного поиска агент спихнул ему. Допуск в информационный центр Евразии Инкорпорейтед выглядел слишком заманчиво, чтобы тратить его на столь унылую и монотонную рутину.
   Дита, после того, как убедилась, что её подопечный не забыл курсы по управлению системами электронного слежения, ушла. Её ждала личная жизнь. Насыщенная, и, даже по самым приблизительным оценкам её напарника удивительно многообразная.
   Не то, чтобы его это волновало.
   Метаболизм агента позволял без особых проблем дежурить буквально сутки напролёт, а после учинённого в жилом комплексе погрома что-то подсказывало, что про живую слежку за Малленбрахом проще забыть.
   А потому, Дым, вот уже часами напролёт занимался тем, что всегда получалось у него лучше всего.
   Рисовал.
   - Май вайфу! - комментарии под картинкой росли и множились. - Пасиба, вздрочьнул! Художнег-кун, ресуй есчо!
   Местные графические программы оказались на удивление комфортными в использованиии. Полтысячелетия эволюции не прошли для них зря. Даже интерфейс, в кои-то веки оказался не только удобным, но и действительно интуитивным.
   Рисунки помогали Валерию Дымову хоть как-то задавить так и не отпустивший футуро-шок, а реакция анонимных хулиганов - компенсировать тот факт, что он больше не мог показать очередную законченную работу никому из тех, о ком обычно думал, когда брался за перо.
   Его профессиональная деформация слишком хорошо запечатлела в памяти агента то, как выглядели все эти люди в последние мгновения своей жизни. Рисовать их больше не получалось.
   Как отрезало.
   - Интересно, - Дым поднял глаза к изображению на стене. - А чего бы про этот рисунок сказала ты сама?
   Изображение не ответило.
   А у оригинала проблем хватало и без этого.
  
   ***
  
   Без доспехов штурмовики выглядели бугрящимися грудами плоти. Серая кожа с шероховатыми чешуйками генетически модифицированной акульей шкуры на ладонях, вживлённая бронезащита жизненно важных органов, тугие наросты искусственной мышечной ткани, чуть заметно подрагивающие узлы децентрализованного кровоснабжения... многие всерьёз ставили под сомнение человеческий статус штурмовиков Малленбраха.
   Но даже этого временами не хватало.
   - Состояние предкритическое, стабильное, - на диагностическом экране пациента Бета замерли на грани красного и оранжевого цветов схематические отображения черепно-мозговой травмы, разрывов внутренних органов и обширной травмы позвоночника. Бета тяжело дышал, на его дыхательной маске замерла испарина. Манипуляторы автодока двигались над изломанным телом в непрерывном танце.
   - Состояние тяжёлое, стабильное, - Эпсилон отделалась куда легче. При наличии питания, стимуляторов и ухода переломы уже через неделю позволили бы ей условно неограниченную подвижность, а через три - срослись бы полностью.
   У малого полевого отделения Вероники Малленбрах такой роскоши, как лишнее время не предвиделось. Даже сутки на стабилизацию раненых казались невероятно щедрым подарком.
   - Неделя, - задумчиво повторила Вероника. - Единица Эпсилон, приказываю: участие в активных операциях свести к удалённой информационной поддержке.
   - Есть, - с едва заметной паузой ответила Эпсилон.
   Вероника поморщилась.
   - Общение свести к субвокализации, - недовольно приказала она. - До момента выздоровления физической активности избегать.
   "Есть", - в этот раз голос Эпсилон прозвучал уже эхом в голове Вероники. Недовольный голос.
   - Тихо лежи, - добавила Вероника от себя, вне протокола. - Успеешь ещё навоеваться, дурёха.
   - Система безопасности установлена, - Дельта закончил возиться с настройками пулемётной турели. - Указанный объём перекрыт.
   Хищные жала трёх распределённых по квартире-студии "Тарантулов" гарантировали массу неприятностей любому постороннему визитёру.
   - Эпсилон, проверка контроля, - приказала Вероника.
   "Подтверждаю, - стволы всех трёх пулемётов синхронно дёрнулись в сложной тестовой кривой. - Системы полностью функциональны, боекомплект сто процентов".
   - И не шалите мне тут, - Вероника поднялась из-за консоли управления медицинским центром. - Идём.
   Два штурмовика вышли первыми, третий дождался, пока инспектор выйдет, и лишь затем отправился вслед за ней.
   Вероника на ходу раздражённо прокручивала доступные обрывки наличной информации поверх аугментированного поля зрения. Визит обманчиво скудно вооружённых посторонних в защищённый номер свидетельствовал - вторая сторона на удивление хорошо подготовилась к тому, с кем придётся иметь дело. Как их наёмники практически без оружия ухитрились выбить двух штурмовиков и уйти без потерь Вероника могла только догадываться, но дожидаться повторения ей тоже не хотелось.
   Раненые годились только на живца - и это раздражало инспектора ещё больше. Вероника Малленбрах не любила терять ценное имущество зря. Тем более - до начала операции. Но факты оставались фактами - коррупция в городе-шпиле Евразии Инкорпорейтед зашла настолько далеко, что инспекторская группа ЦК оказалась под непосредственной физической атакой в собственном полевом штабе ещё до начала оперативной работы.
   Значить это всё могло только одно:
   Жителям нижних уровней города-шпиля РосВодоКонтроль предстоял не самый лучший день.
   Ни сил, ни персонала на щадящую операцию в распоряжении Вероники Малленбрах не осталось.
  
   ***
  
   Скучный бетонный монолит склада на фоне других таких же выделялся только хорошо узнаваемыми китайскими иероглифами. Они покрывали здание в Кишках в несколько слоёв - официальные логотипы подставных лавочек И-Цзин по верхним этажам, рекламные объявления и обязательные контакты подрядчиков чуть ниже... и щедрые наслоения дико перекрученных граффити на уровне первого этажа, понятные лишь тем, кому предназначались.
   Такие же граффити щедро покрывали несколько складских кубов в любую сторону - и юные бомбилы с баллончиками активной краски, разумеется, и понятия не имели, какую информацию доставляют обязательными на этой неделе к использованию элементами уличного кода Триад.
   Но даже если код нельзя вовремя сломать - обходной путь неминуемо отыщется. Вопрос лишь бюджета и доступных специалистов. Вероника Малленбрах свой бюджет знала и в квалификации доступных ей специалистов не сомневалась.
   Фургон её штурмовиков стоял чуть поодаль от служебного входа склада. Обычная грузовая машина, из тех, что в изобилии снуют и по бетонным лабиринтам промзон любого Шпиля и на пыльных автобанах пустошей. Его внутреннему оборудованию позавидовал бы и лейтенант агентов любой корпорации Большой Пятёрки. Мини-арсенал, ретрансляционный центр, пусковая беспилотников... такой фургон стоил не меньше хорошо подготовленного агента.
   "Установка информационного периметра завершена, - переломы и больничная койка в далёком жилом комплексе не мешали Эпсилон работать с информацией. - Подтверждаю наличие защиты на складском комплексе. Носимая экспресс-лаборатория и квадрокоптер готовы к вылету".
   - Поехали, - Вероника поднялась.
   Двери фургона распахнулись. Тяжёлая машина чуть заметно покачнулась, когда её, один за другим, покинули три штурмовика в тяжёлой броне. В этот раз каждый из них шёл снаряжённым по тяжёлому варианту - с наплечным кассетным гранатомётом и армейским ионным щитом на бедре.
   Дверь вскрыли походя. Коротко брызнула вспышка короткого замыкания - и замок вышибло заодно с куском стены размером с кулак штурмовика. В полевых уставах Малленбраха взрывчатка числилась главной отмычкой для любой ситуации.
   Два раза отрывисто рявкнули "Драконы" Альфы и Дельты. Общаться с местной охраной не имело смысла, объяснять им, что проникновение законно - не осталось времени. Да и потом, такие склады охраняли далеко не случайные люди.
   - Наша цель - Екиев, - недовольно повторила Вероника. - Он сам, или любой представитель его ближнего круга. Остальных можете не беречь.
   Вжикнула и увязла в щите Дельты одиночная пуля. Ответный выстрел расплескал человека с пистолетом в руках по двум квадратным метрам гофрированного сорокафутового контейнера.
   "Экспресс-анализ наличия высокотехнологичного оружия в помещении не подтвержает, - следом за Вероникой и штурмовиками влетел квадрокоптер с многодиапазонной полевой лабораторией под контролем Эпсилон. - Отмечены следовые количества дешёвых наркотиков".
   - Дальше, - недовольно дёрнула рукой с зажатым в ней "Терьером" Вероника. По контейнерам скользнуло невидимое без спец-фильтров зелёное пятнышко лазерного целеуказателя. Тупорылый пистолет-пулемёт с длинным коробчатым магазином вдоль ствола инспектор таскала при себе в основном как указку. В случае огневого контакта стрелять предстояло штурм-скваду.
   В следующем зале их уже ожидали.
   Сразу несколько азиатов в грязных рабочих спецовках выскочили из-за контейнеров и показались на технических галереях второго этажа с разнокалиберными стволами в руках. На индикаторах щитов отряда пришли в движение цветные контрольные полоски - даже порождения непостижимой физики Архонов долго под огнём не работали.
   Впрочем, терпеть суматошную пальбу штурмовики не собирались.
   Бахнули нестройным залпом наплечные гранатомёты. Термобарические гранаты скрутили решётчатый пол и ограждение галерей в затейливое нагромождение металлолома. От стрелков не осталось и следа. Остальных добили так, под визг рикошетирующих игл "Драконов" и смачные шлепки металла в податливую человеческую плоть. Стрелков между контейнерами просто разметало по грязному бетону.
   Почти у самого потолка склада неторопливо пролетел квадрокоптер.
   "Подтверждаю наличие больших количеств наркотиков, произведённых с грубыми нарушениями государственных стандартов качества, - прокомментировала облёт контейнеров Эпсилон. - Заводских упаковок высокотехнологичного оружия не обнаружено".
   - Куда они их спрятали? - Вероника раздражённо взмахнула стволом. - А здесь тогда что?
   "Внимание, - оборвала Веронику Эпсилон. - Активность боевых платформ".
   - Каких ещё боевых платформ? - ответ Вероника получить уже не успела.
   Яркие жгуты трассеров выметнулись прямо из контейнеров - и скрестились на маленьком отряде её подчинённых.
  
   ***
  
   На правильных настройках детонаторов, пушечный огонь смял бы штурмовиков на месте. Хватило бы одного точного попадания. Но, кто бы ни занимался поддержанием двух сайберлинов "Тип 47" в рабочем состоянии, об уходе за оружием эти люди представление имели весьма приблизительное. Снаряды без особого толку рвались по удалению, в паре метров от цели. Прекрасное средство для стрельбы по незащищённым целям, хоть прямой, хоть за угол, но полевую броню Малленбраха осколки малокалиберных фугасов пробить не могли.
   Альфа и Дельта отработанным движением заслонили Веронику собой, а Гамма подхватила её и бросилась в укрытие. На удивление непрочное и ненадёжное укрытие.
   Разрывы снарядов выбивали из контейнеров щедрые облака наркотической взвеси. Металлическую гофру осколки вспарывали как бумагу.
   - Туда, быстрее, - Гамма толкнула Веронику между парой развороченных контейнеров. - Я прикрою!
   Несколько раз бахнули гранатомёты Альфы и Дельты. Характерный треск подтвердил - оба их противника тоже несли щиты. Пусть и не такие совершенные, как спецзаказ для Малленбраха, но грузоподъёмность двух боевых машин позволяла с лихвой компенсировать этот недостаток за счёт простого увеличения накопительной батареи в размерах.
   - Концентрируйте огонь, - Вероника чувствовала, что теряет самоконтроль. Такого рода приказы штурмовикам просто не требовались, но молчать инспектор уже не могла.
   Тактическая карта в поле зрения не оставляла и шанса на душевное равновесие.
   - Гуайло! - с ног до головы покрытый разноцветной наркотической пудрой азиат с двуствольной хаудой "Замбези" в руках выскочил перед инспектором раньше, чем она поняла, что проиходит.
   Оглушительно грохнули стволы хауды. Два пластиковых цилиндрика стреляных гильз блеснули металлическими донцами и выпали на пол. Азиат выпучил розовые от давно лопнувших сосудов глаза и маниакально засмеялся. Вокруг него висело настоящее облако радужных кристалликов наркотической пыли. Треска щита Вероники он попросту не расслышал.
   Ответная короткая очередь "Терьера" снесла ему череп.
   "Налево", - подсказала Эпсилон. Квадрокоптер под её управлением нарезал сложные фигуры у потолка склада.
   Вероника подчинилась. Ей становилось всё труднее оценивать ситуацию. Фильтры и систему очистки на такую концентрацию агрессивных веществ просто не рассчитывали.
   За спиной оглушительно грохнуло.
   Ослепительная вспышка боеприпаса объёмного взрыва скрутила в исковерканный металлолом сразу несколько сорокафутовых контейнеров. На тактическом мониторе сменили цвет сразу две отметки - с жёлтого на красный. На месте квадрокоптера в тактической аугметике осталась лишь чёрная отметка времени его физического уничтожения - хрупкую машину разбило о потолок ударной волной.
   У сайберлинов тоже нашлись боеприпасы посерьёзнее.
   "Гамма блокирована обломками, - прокомментировала Эпсилон. - Время на восстановление ограниченной подвижности - от пяти минут. Я..".
   Сигнал пропал.
   "Обрыв связи, - безразлично оповестил тактический монитор. - Проверьте настройки подключения или обратитесь в техническую поддержку..".
   У Вероники Малленбрах больше не осталось полевого отряда.
   - Ну-у я попа-а-ала, - весело протянула она. Тревожные огни в аугметике сливались в пёструю круговерть. Грозный чёрный силуэт неумолимо надвигался из объятого пламенем склада. Похожий на металлического цыплёнка-переростка, он чуть подволакивал ногу, хотя этим видимые повреждения и заканчивались. Длинное жало автоматической пушки в левой конечности и толстый короткий блок ракетной пусковой в правой жадно подрагивали в поисках цели.
   Вероника развернулась и побежала.
   Стрелять в сайберлина не имело смысла. Даже проникающие сердечники рассчитывали на человека в бронежилете, не более. О том, что кто-то окажется достаточно безумен, чтобы притащить в город-шпиль печально знаменитую машину трёхсторонних войн за Дальневосточную Банку, Вероника просто не подумала.
   Теперь этот факт казался ей невероятно смешным.
   Штурмовая элита Центрального Комитета оказалась попросту неготова к бою с двумя устаревшими, плохо экипированными боевыми роботами - каждый из которых мог превратить инспектора Веронику Малленбрах в облачко кровавого пара за одну короткую очередь.
   Стационарный помехопостановщик где-то в глубинах склада гарантировал, что рассказать об этом вряд ли кому удастся.
   Вероника ещё успела выскочить на улицу прежде, чем сайберлин буквально смёл всё, что возвышалось над землёй выше колена. Очереди его автоматической пушки превратили в изрешёченный хлам городские коммунальные такси и несколько потёртых грузовичков. Вероника успела поменять несколько укрытий, но близкий разрыв бросил инспектора на дорогу. От пары случайных прохожих остались лишь кляксы на стенах.
   - Бах, и всё! - инспектор валялась на щербатом дорожном покрытии и не могла прекратить смеяться. Чуть в стороне пузырился горелым пластиком её щит. Очередное близкое попадание стало для него последним.
   Сайберлин казался Веронике невероятно огромным, словно Город-Шпиль, зачем-то пришедший к ней в гости. Сил подняться без чьей-то помощи у инспектора уже не осталось. Робот неторопливо приблизился к пролому на месте ворот склада и столь же неторопливо шагнул наружу.
   Это его и погубило.
   Невысокая и невероятно подвижная размытая тень скользнула по стене. Сначала Вероника приняла её за наркотическую галлюцинацию - но галлюцинации не пользуются абордажными захватами и автоматическим штурмовым оружием.
   Сайберлин испустил пронзительный электронный вопль и крутнулся на месте. Его куцые оружейные конечности просто не годились для самозащиты в клинче. На месте же штатных гранатомётов вертикального пуска красовались только заваренные наглухо погрузочные слоты.
   Отрывисто грохнула очередь. Затем ещё одна. Полыхнуло. Хлопья грязной пены упали на асфальт. Механизмы борьбы за живучесть исправно сработали, но всё новые и новые пули рикошетировали внутри сайберлина и неуклонно превращали некогда дорогую и эффективную боевую серво-механику в нагромождение бесполезного металлолома.
   Изуродованный сайберлин завалился набок и бессмысленно засучил конечностями в протяжной электронной агонии.
   Укола Вероника не почувствовала. Просто в какой-то момент поняла, что дурман в голове неторопливо рассеивается, а кто-то рядом с ней терпеливо ждёт, когда же она сможет взять предложенную руку и подняться.
   Полупрозрачная невысокая тень спрыгнула неподалёку от повергнутой боевой машины, и деловито сменила барабан в тяжёлом штурмовом автомате. Вероника тщетно пыталась вспомнить его название - и не могла. В глазах у инспектора троилось, и тень постоянно меняла форму, цвет и размер.
   - Эй, - она беспомощно перевела взгляд на человека рядом. - Ты...
   - Евразия Инкорпорейтед, - представился тот. - Агент Дымов. Если хочешь жить, идём со мной!
  
   04.
  
   Добрый самаритянин! Кто бы его запомнил только за добрые намерения! Главное - доступные средства!
   Маргарет Тэтчер
  
   Обшарпанное бюджетное такси неторопливо протиснулось мимо ярких жёлтых лент полицейского ограждения. Почти всю полосу жилого тоннеля загораживал подъёмный кран. Городские коммунальные службы пытались выдернуть заклиненный под сводом дирижабль.
   На возню рядом с клубом никто из случайных зевак даже не смотрел - а большего Дыму и не требовалось. Он давно уже проклинал всё на свете - перестрелка на складе за время его бегства с Вероникой превратилась в настоящую уличную войну. Ультимативное требование Диты свалить куда подальше, соблюдать радиомолчание и не выделываться лишь усугубляло проблемы агента.
   Кликнул замок на двери клуба. Внутри царили тишина, полумрак и безлюдье. Ни посетителей, ни персонала.
   Вероника что-то неразборчиво промямлила.
   - Давай-ка отдохни, - Дым приковал её наручниками к пилону в пустом общем зале клуба и отправился по знакомому уже маршруту вглубь служебных помещений.
   Отголоски человеческой речи он услышал ещё на подходе к двери. Громкие требовательные голоса - и полные боли стоны. Отблески живого пламени в приоткрытой двери кабинета Далта окончательно убедили агента, что ничего хорошего там не происходит.
   - Будешь вести себя хорошо и красиво - заработаешь гуманную пулю шестидесятого калибра, - в голосе за стеной сквозило нетерпение. - Или начнёшь верещать как тоннельная крыса на гриле. Выбор за тобой!
   Вместо ответа последовало долгое испуганное мычание.
   - Компаньо, освободи ему рот, - в голосе нарастало раздражение. - Но, вякнет хоть полслова, какой он нищий и больной - добавь ему жидкости для растопки, не стесняйся.
   - Город оштрафовал меня за разбитый дирижабль! - Ойгена Далта агент узнал сразу. - Денег не осталось даже наркотиков купить! Ну чего вы ещё от меня хотите-е-е?
   За дверью полыхнуло.
   Далт заорал.
   Дым выхватил пистолет и кинулся на выручку.
   Первые четыре выстрела он вкатил как в тире - точно между лопаток двум ближним громилам. Скачок за гостевое кресло, ещё пара выстрелов, и нестройный ответный залп выбил облако синтетической набивки из непрочного укрытия.
   Нырок под стол, хруст декоративной панели за спиной, оглушительный грохот чего-то крупнокалиберного, пара беглых, не целясь, ответных выстрелов, и ещё одно тело грузно осело на пол. Агента словно кувалдой в бок приложили, но с пола за столом открывался неплохой вид на чьи-то ноги в дорогих спортивных ботинках - и два очередных дуплета агент вбил точно в сплетение тугой шнуровки.
   - Сука-а! - его цель, тот самый не в меру торопливый вымогатель, рухнул на пол с раздробленными костями. Огромный серебряный пистолет с дорогой инкрустацией выпал на пол рядом с телом. Дым понял, кому обязан пулей в боку - и мстительно сделал ещё пару выстрелов. Противный мокрый хруст и полный боли вопль наглядно подтвердили, что ходить без полной реконструкции ног его цель теперь вряд ли сможет.
   - Винни! - подчинённые раненого вымогателя поспешили отомстить за унижение своего босса - но стол Далта с честью выдержал очередной картечный залп. На оперённых стрелках-флешеттах налётчики, похоже, экономили. О своей недавней жертве они, в пылу боя, тоже успешно забыли.
   А зря.
   Яркая оранжевая комета метнулась через весь кабинет - и один из двух ещё боеспособных стрелков превратился в живой факел. Распятый на стене кабинета Далт подцепил ногой в обгорелом ботинке ведро с остатками жидкости для растопки - и отправил точно в голову одному из своих недавних мучителей.
   Несколько беспорядочных скачков, захлёбывающийся хрип сожжённых лёгких, и пылающее тело в судорогах рухнуло на ковёр.
   - Я сдаюсь! - последний налётчик в панике бросился к дверям. - Не стреляйте, я сдаюсь!
   Дальше коридора у него убежать не вышло. Нестройный залп оборвал недолгое бегство. Дым неторопливо поднялся из-за укрытия.
   - Босс? - в знакомом уже агенту с прошлого визита женском голосе слышалась подлинная тревога. - Мы не слишком опоздали?
   - Могли бы прийти и пораньше, - Далт уже оторвал правую руку от стены и теперь высвобождал левую. - Вот же любители. Даже прибить не смогли по-человечески!
   На пол, одна за другой, падали чуть изогнутые монтажные скобы. Налётчики забили их в декоративную обшивку стенных панелей - и Дым понял, что Далт провисел весь допрос на стене только потому, что ждал, когда же им в спину зайдёт хорошо вооружённая подмога.
   - Мэг, присоединишься? - Далт скинул изуродованные ботинки, недовольно посмотрел на дырявые носки в некогда радужную полоску, и похромал к дверям настенного мини-бара. - Нам с агентом, наверное, будет скучно пить без твоей очаровательной компании...
   - Агент? - полная бешенства реплика прозвучала с пола. - Откуда здесь чёртов агент?
   - Нежданчик, ага, - Дым помахал изуродованному налётчику рукой. - Валерий Дымов. Евразия Инкорпорейтед. Ты кто вообще такой... чучело?
   Теперь он смог толком рассмотреть неудачливого вымогателя Тот оказался невысоким и жилистым бородатым дядькой средних лет, в дорогущих чёрных очках на почти белом от боли лице. Поставленные колом угольно-чёрные волосы расцвечивали снежно-белые пряди. Одежда - причудливая смесь военной разгрузки, дорогого спортивного костюма и косухи с декоративными заклёпками-блёстками, разом напомнила Дыму оставшихся за столетия в прошлом танцоров диско. Окончательно добил агента настолько же декоративный гульфик с зеркальными стразами.
   - Винни Ланца, - на пол упала пустая капсула обезболивающего. - Признаю контракт недействительным за недобросовестностью заказчика. Официально. А теперь вызовите мне скорую, мать вашу!
   Дым в недоумении посмотрел на хозяев клуба.
   - Наёмники, - женщина с бульдожьей физиономией невозмутимо прошла мимо раненого и мыском грязной туфли отпихнула блестящий пистолет дальше к стене кабинета, - Мелкие, амбициозные и недалёкие. Даже не интересно. Босс, последние дни тебе аномально везёт на шумных бестолковых клоунов.
   - Ах ты сучка! - Винни захлебнулся от негодования. - Да мы...
   - Мальчики, - устало приказала Мэг, - уберите этот мусор. Пусть выясняет свои проблемы с нанимателями где-нибудь подальше отсюда. И расскажите по дороге, как его на самом деле подставили. А то ведь снова придёт...
   Рослые крепко сбитые мальчики в кабинете Далта появились будто из ниоткуда. В прошлый свой визит агент их не видел - и теперь мог лишь порадоваться, что их шумный визит не перешёл ту грань, после которой ему и Дите пришлось бы общаться накоротке с парой упакованных под завязку боевых киборгов.
   - И да, там ещё девка в танцзале какая-то, - добавила им вслед Мэг. - Для наших одета слишком хорошо, но удолбанная до полной невменяемости...
   - Девка моя, - торопливо сказал Дым.
   - Твоя, - задумчиво повторила Мэг.
   - Я, к вам, собственно, из-за неё, - добавил агент. - Мне нужна помощь.
   - Помощь, - столь же задумчиво повторил Далт.
   Хозяева клуба озадаченно переглянулись.
   - А вот сейчас, - Далт вынул из мини-бара первую же бутылку, не глядя свернул ей голову и мощным глотком опустошил как минимум на треть, - а вот сейчас, Мэган, у нас действительно проблемы!
  
   ***
  
   - Красавчик, ты в курсе, что по всем известным медицинским показаниям твоя девочка без немедленной помощи к вечеру станет инвалидом, а самое позднее через неделю - загнётся? - бессознательное тело инспектора Мэг изучала как врач с многолетним стажем и полным отсутствием уважения к пациенту, бесцеремонно и быстро.
   К удивлению агента, в клубе отыскался фирменный полевой экспресс-анализатор "Криг-301", лишь немного проще тех, с которыми ходил на полевые выходы медицинский корпус "Евразии".
   - Были у меня такие догадки, - согласился Дым. - Но у вас же наверняка что-то есть для... увлёкшихся VIP-клиентов? Не бесплатно, разумеется.
   - Догадливый какой, - Мэг усмехнулась, - Ладно, бери её и пошли. Будет вам... экзотическая сцена в зале для особых гостей.
   Этажом ниже агент понял, что насчёт сцены завклубом не шутила. Грубые каменные стены под замковую кладку, отполированная брусчатка вместо пола, толстые ржавые прутья решётки в дырах водостоков и удивительно разнообразный арсенал кандалов, дыб, крестов, и каких-то совсем уж неопознаваемых станков у стен просторного зала без сомнения заставил бы сгрызть ногти до локтей от бессильной зависти что охотника за ведьмами тысячелетней давности, что современного реквизитора бдсм-порностудии.
   - Давай ей сюда, что ли, - Мэг хлопнула рукой по массивной перфорированной конструкции из нескольких широких балок на поворотных кронштейнах. - А я пока автодока прикачу.
   Дым повиновался. Задача оказалась не из лёгких - пусть и достаточно спортивного телосложения, бессознательная Вероника на загадочной конструкции ровно лежать отказывалась.
   - Да не так, дурень ты ванильный! - пришла на выручку Мэг. - Лицо вниз! Голову ко мне! И ремнями!
   С пояснением дело пошло куда проще. К моменту возвращения Мэг с автодоком Дым как раз закончил фиксировать последнюю конечность инспектора.
   - Всё? - Мэг и самоходная тумба роботизированного медицинского комбайна остановились возле агента. - Молодец. А теперь отвязывай её, бестолочь.
   - Не понял? - искренне удивился Дым.
   - Сколько, по-твоему, стоят её тряпки? - спросила Мэг. - Когда твоя девочка придёт в себя достаточно, чтобы понять, что с ними в ходе этого мучительного процесса стало, она или сама удавится, или тебя удавит. Я бы поставила на второе. Тем более, что колбасить её будет ещё до следующего утра минимум.
   - Понял, - вздохнул Дым и принялся торопливо избавлять Веронику Малленбрах от предметов одежды.
   - На вот, - Мэг вытащила из неприметного шкафчика яркий жёлтый шланг с пистолетом-наконечником. - Последишь за чистотой. Хлестать из неё поначалу будет фонтаном. Я бы прислала тебе какую-нибудь девочку в помощь, но после вашего недавнего визита со взломом босс дал им всем трёхдневный отпуск.
   - А после сегодняшнего визита отпуск наверняка понадобится ему, - не удержался от подколки Дым.
   - Это вряд ли, - вздохнула Мэг. - Он, к сожалению, трудоголик. Испорченные ботинки за штуку ойро - ещё не повод.
   Автодок, тем временем, уже запустил гибкие щупальца в тело пациентки - и недовольно мигал анализаторами.
   - Кровь, физуха и другие расходники, если что, в холодильнике, - Мэг указала куда-то в сторону двери в подсобку. - Не скучай тут. Я вас через пару часов проведаю.
   - Да уж, - Дым посмотрел на распяленное на горизонтальном кресте бессознательное тело в гибких металлических щупальцах. - Поскучаешь тут, как же.
   Тело Вероники содрогнулось - и агенту спешно пришлось воспользоваться шлангом. Первый раз за вечер - но далеко не последний.
  
   ***
  
   Ночь вовсе не торопилась принести в город-шпиль долгожданный покой. Улицы наполнял вой сирен. Боевые действия выплеснулись за пределы складских кварталов - и катились всё дальше, словно каток по свежему асфальту.
   Все, кто мог себе это позволить, торопились убраться повыше. На этом фоне крошечный автомобильчик городского такси не вызывал ни малейших подозрений. Один из многих, не более того. Даже пропускная система в подвальном гараже большого жилого комплекса в белой зоне всего лишь отметила, что в машине находится пара оплаченных представителей мелкой частной лавочки эскорт-услуг, и слегка подкорректировала персонализированную рекламную подборку жильца квартиры 6475. Некоего агента "Евразии Инкорпорейтед" Валерия Дымова.
   Мысль заказать себя как выезд из борделя на дом пришла в голову агента ещё в подвале клуба. Служебная рассылка на шифрованном канале полностью отбила ему любое желание просто тащить Веронику по улице или сдавать её на руки представителям властей. Агенты, наёмники и мелкие подручные И-Цзин в городе буквально горели желанием предъявить неслабый счёт к оплате не в меру торопливой представительнице мирового правительства. Её визит на оптовый склад наркотиков буквально взорвал город - и конца беспорядкам в ближайшие дни не предвиделось.
   Как Дым и ожидал, проблем с выпиской маршрутного листа "новым сотрудникам" у Далта не возникло. Осталось только одеть кое-как приведённую в чувство Веронику Малленбрах в рабочее кимоно одной из постоянных сотрудниц, отыскать что-то подходящее на себя, и дождаться такси.
   В машине Веронике стало получше - и в пассажирский лифт жилого комплекса она зашла уже сама. Правда, агент слегка поддерживал её за руку - но и только. Привычная дорога по этажу от лифта, щелчок замка, и за спиной агента и его спутницы наконец-то захлопнулась защищённая по корпоративному стандарту дверь.
   - Добро пожаловать, - агент усадил всё ещё слегка заторможенную Веронику на диванчик возле низкого чайного столика. - Сейчас найду чего-нибудь перекусить...
   - Нет, - в голосе Вероники сквозил неподдельный испуг. - Лучше просто воды!
   - Гм, - агент понял, что мысль насчёт еды действительно в ближайшие часы для его гостьи преждевременна, и поторопился исправить ошибку. - У меня тут есть упаковка какого-то Дэшвуда, напарница типа за старание отдарилась. Чёрный, но вроде бы ничего. Сгодится?
   Вероника поперхнулась. Дешёвая, метров сорок, однушка низкоуровневого агента и непринуждённый вопрос, нет ли у неё сомнений в качестве лучшего чая планеты, заставили её всерьёз усомниться, сколько же наркотиков ещё бежит по её кровеносной системе.
   - Да, - выдавила она. - Наверное.
   - Я тоже чёрный не очень, - Дым небрежно вбросил пару ложек чая в кипяток, торопливо взболтал их ложкой а потом щедро сыпанул в свою кружку дешёвого сахара. - Столько лет его пил, надоело страшно.
   - Лет, - повторила Вероника. Инспектору, конечно, доводилось слышать всякое об агентах "Евразии" - но только после этой фразы она поняла, насколько же те в реальности погрязли в декадансе и бессмысленной роскоши. Настолько буднично и привычно обращаться с чаем ценой в полсотни кредитов за чашку мог только действительно эксцентричный и столь же богатый молодой бездельник.
   - Точно есть не хочешь? - агент поставил на столик пару дешёвых чашек с безумно дорогим содержимым и опустился в кресло напротив.
   - Нет! - Вероника схватила кружку словно утопающий - спасательный круг. - Только не в ближайшие... три часа.
   - Ну, смотри, - Дым отпил первый глоток. - Твой желудок.
   - Новый поставлю! - отрезала Вероника. - По страховке!
   И тоже уткнулась в кружку.
   За столом воцарилась тишина. Гостеприимный хозяин открыл в аугметике внутреннюю служебную рассылку и теперь недовольно читал последние директивы начальства. Всем агентам низкого уровня следовало заблокироваться в собственных жилых апартаментах, не показываться на улицах, и ни в коем случае не геройствовать. Далеко не самое тяжёлое поручение. Отсутствие вестей от Диты тревожило агента куда больше.
   - Какого чёрта вообще тебя к ним туда понесло? - не выдержал, наконец, он.
   - Что? - Вероника подняла голову от чашки.
   - Там сейчас настоящая война, - пояснил Дым. - И-Цзин, Евразия, уличная шпана, субконтракторы городских безопасников, наёмники... только взрыва на двадцать килотонн до полного счастья не хватает.
   - Я бы не зарекалась, - оборвала его Вероника.
   - Не понял? - Дым обалдело посмотрел на гостью. - Насчёт чего? Взрыва?
   - Тарас Екиев, - ответила та. - Один из представителей Организации. По нашим данным он вскрыл склад оружия. Ваш склад.
   - Не улавливаю связи, - цифровой ассистент Дыма торопливо собирал ему справку из внутренней базы данных отдела. Без неё имена и названия звучали пустыми звуками. Да и с ней агент понял в основном то, что ему это всё по мнению отдела внутренней безопасности знать пока рано.
   - Какой у тебя уровень допуска, чучело? - устало спросила Вероника.
   - Первый, - честно ответил Дым. - А что?
   - Первый, - чтобы не расплескать остатки драгоценного напитка, Веронике пришлось торопливо поставить кружку на место. - Декадентные! Коррумпированные! Инфантильные любители! А напарница у тебя какого уровня, целого третьего, да? Или, погоди, не отвечай, четвёртого?
   - Пятого, - хмуро сказал Дым. - И немного комментариев не помешает.
   - Ладно, - Вероника успокоилась. - Первый уровень. Новичок после учебки. Действительно, кто в своём уме тебе что-то расскажет? Ваш склад оружия, мы не знаем какой, третий месяц распродают каждому желающему. В основном - на дальний восток. Ши Юкиро всерьёз поговаривают о прямых ответных действиях - у них уже несколько агентов убили вашими якобы секретными разработками. Мы бегаем вокруг этой рассыпающейся плотины и затыкаем дырки пальцами, чтобы не допустить очередной бессмысленной войны, а вы, оказывается, даже и не в курсе, что произошло у вас под носом!
   - Ну, допустим, - согласился Дым. - А на И-Цзиновский склад вас зачем понесло?
   - Затем, что нас подставили! - Вероника не выдержала. - Я не знаю, кто в этом виноват, но когда я до этого человека доберусь, мои штурмовики наконец-то попробуют живой крови! Буквально!
   - Тсс! - Дым накрыл её руку своей. - Госпожа инспектор, полегче. Не лязгайте траками. Настоятельно предлагаю допить чай, успокоиться и выспаться. Утром что-нибудь придумаем.
   - У меня есть встречное предложение, - агент внезапно понял, что инспектор на удивление прочно держит его за руку. - Раз уж мы тут до утра заперты - как насчёт того, чтобы реабилитироваться за самую отстойную БДСМ-прелюдию, которая только у меня была за все двадцать три года моей сознательной жизни?
   Агент ещё успел подумать, что Мэг была права насчёт долговременных последствий наркотического отравления... а потом ему стало не до размышлений.
   Определённо не до размышлений.
  
   ***
  
   Проснулся Дым первым. Очень сложно не проснуться, когда под крышкой черепа назойливо зудит система тревожного оповещения. Затем что-то гулко бухнуло в бронированную дверь квартиры, и агент поспешно выскочил из кровати.
   Трансляция с камер оправдала его опасения. В коридоре жилого комплекса вовсю кипела грязная драка. Массивная фигура в помятой броне тщетно пыталась стряхнуть с закорок подозрительно знакомую агенту малявку.
   Получалось на удивление неубедительно - хотя от применения стрелкового оружия штурмовик пока воздерживался.
   - Что здесь происходит? - одетая только в украшения Вероника присоединилась к агенту.
   - Твои детишки потеряли мамочку, - недовольно сказал тот. - Сейчас у них в программе истерика, а если кто-то не поторопится - массовые разрушения.
   Вероника недовольно посмотрела на раскиданные по всей комнате предметы одежды и решительно сдёрнула простыню с кровати.
   - Открывай, - приказала она и завернулась в тряпку на манер индийского сари. - А то они там и правда всё разнесут!
   Её слова подкрепил очередной мощный удар в стену.
   Появление в дверях Вероники и Дыма увлечённая дракой пара даже не заметила.
   - Единица Эпсилон! - раздражённый крик остановил закованную в броню фигуру на полушаге. - Прекратить!
   - Гм, - Дым воспользовался тишиной. - Дита?
   Обе участницы драки медленно перевели взгляд с минимально одетой Вероники на полуголого агента рядом с ней и обратно.
   - Запрос, - оторопело произнесла Эпсилон. - Текущий статус командования?
   - Ох ни хрена ж себе! - Дита разжала захват и соскользнула на пол. - Дефект, ты сам-то понял, чего натворил?
   - Провёл эвакуацию инспектора ЦК с места неудачной операции? - невинно предположил агент.
   Штурмовик Эпсилон тщетно сверлила начальство пристальным взглядом чуть подсвеченных алым боевых оптических приборов.
   - Завидовать дурно, - Вероника показала ей язык и повернулась к дверям квартиры. - Жди здесь, я переоденусь. Агент Дымов?
   - А, да, - полуголый Дым торопливо двинулся вслед за ней. - Дита, подожди, мы сейчас.
   - Не, ты видела? - Дита повернулась к недавней противнице. - Весь город на ушах стоит, а они...
   Эпсилон подавленно кивнула.
   Из глубины квартиры агента доносились невнятные обрывки фраз и недовольные комментарии. Вероника и Дым спешно приводили себя в порядок.
   - Мне кажется, - задумчиво произнесла Дита, - это начало прекрасной дружбы.
   Эпсилон с лязгом прикрыла визоры шлема растопыренной пятернёй.
  
   05
  
   Без глубокого понимания войны как института человеческих отношений невозможно разработать адекватную бизнес-стратегию её проведения.
   М. Саакашвили, грузин
  
   - Подарок, - на белоснежную скатерть легла маленькая чёрная коробочка. - От Зиверса. По совокупности заслуг, так сказать.
   Если бы не размытое свинцовое зеркало Чёрного моря за стеклянным куполом зала-ресторана, можно было подумать, что вагон стоит на месте - настолько в нём отсутствовала любая качка. Скоростной экспресс магнитки стремительно летел над воздвигнутой прямо из беснующихся волн эстакадой. Чуть ниже и дальше протянулись две широченных десятиполосных трассы скоростного шоссе и Дым совершенно искренне завидовал тем, кто мог себе позволить ехать по этой дороге в такую погоду. К его искреннему сожалению, ни времени на автомобильные прогулки, ни собственного автомобиля неопытному агенту ещё не полагалось.
   - Подарок, - Дым осторожно взял коробочку в руки.
   - Или премия, - Дита ухмыльнулась и положила рядом с коробочкой официальный сертификат агента. - С повышением, Дым.
   Агент провёл ладонью над электронной бумагой сертификата. В аугментированном поле зрения незамедлительно вспыхнул набор хорошо знакомых ещё по учебке ярлыков и заголовков отдела лицензирования и контроля Объединённого Мирового Правительства. Торопливый вызов личной сигнатуры подтвердил - рядом с длинным личным номером агента Валерия Дымова с этого момента красовалась убедительная римская двойка.
   - За что такая щедрость? - Дым беспорядочно пролистал несколько документов. Знакомый уже по выпускному учебки зубодробительный канцелярит подтверждал - агент действительно получил своё повышение в первую же неделю службы.
   - За успехи на половом фронте, - Дита хихикнула. - А ты чего ждал?
   Дым поперхнулся.
   - Эй! - Дита перегнулась через стол и похлопала собеседника по спине. - Успокойся. Все когда-нибудь получали ранг через постель.
   - Утешила, называется, - выдавил агент. - Ты это серьёзно?
   - Нет, конечно, - с непроницаемо-серьёзным выражением лица произнесла Дита. - Все же знают, что в нашем отделе заработать повышение можно только через постель Зиверса. Впрочем, у тебя шансы несколько повыше, чем у всех остальных - начальник любит молодых стеснительных мальчиков.
   - Это ты меня сейчас успокоить пытаешься? - спросил Дым. - Как-то не помогает.
   - Срыв крупной незаконной операции, эвакуация высокопоставленной сотрудницы ЦК, спасение ценного имущества, - его собеседница демонстративно загнула несколько пальцев. - Расслабься, тут и без этого дела набегает вполне достаточно.
   - Не шути так больше, - попросил Дым.
   - Хорошо, - подозрительно легко согласилась Дита и тут же добавила. - В следующий раз придумаю что-нибудь другое.
   Дым вздохнул и взялся за подарок Зиверса.
   Под внешней, подарочной, упаковкой, скрывалась вторая коробочка. Чуть поменьше размером, но явно дороже на вид - и с вычурным логотипом изготовителя рядом с контактной пластиной замка.
   - Ого! - Дита присвистнула. - Клаус и Штейнбек? А ну покажи!
   Замок послушно откликнулся на прикосновение агента. На алом, чуть подсвеченном светодиодами, бархате лежал в обрамлении затейливым сплетением золота и стали монокль чистейшего алмазного стекла. В отдельной продолговатой выемке рядом с ним художественным зигзагом в несколько слоёв тянулась настолько же вычурная цепочка.
   Дым осторожно взял монокль за ушко и достал из коробочки. Никакого отклика не последовало.
   - Гм, - агент растеряно держал монокль в руке. - А как его...
   - Ну ты дикарь, - вздохнула Дита. - На какой помойке ты рос? Зажимаешь между щекой и глазом, презрительно так, и носишь!
   Дым попробовал. Со второго раза у него даже получилось зажать монокль более-менее правильно. С презрительностью, если верить смене выражений лица Диты, всё равно как-то не ладилось. Оставалось только порадоваться, что в принадлежащем компании персональном вагоне других пассажиров не значилось.
   - Я кажется что-то не так делаю, - растеряно сказал агент.
   - Конечно, - фыркнула Дита. - Цепочка у культурных людей не болтается, как писюн мутанта с ядерного могильника, а крепится в петлю жилетного кармана. И не так, как ты её сейчас туда запихиваешь, жертва пластиковой сиськи, а чтобы хвост наружу художественно свисал. Художественно, я сказала, а не до пуза!
   - Всё равно не включается, - растерянно повторил Дым.
   - Чему там включаться, дефект? - не выдержала Дита. - Украшение это! У-кра-ше-ни-е! Тебе что, вообще никогда подарков за всю твою жизнь не дарили?
   Дым удивился настолько, что монокль незамедлительно выпал - и повис на цепочке в считанных миллиметрах от поверхности стола.
   - Украшение, - повторил он. - Это, в смысле, не прицел там, или сканер, а просто чтобы носить?
   - Варвар, - лицо Диты закрыла демонстративно растопыренная пятерня. - Дефект. Быдло с пустошей! Ну почему, вот почему, твоя личка настолько засекречена? Я уже сама хочу посмотреть, на какой помойке тебя подобрали!
   - Ты меня ещё ватником назови, - хмуро сказал Дым.
   - Ладно, проехали, - Дита шумно выдохнула и убрала руку от лица. - В общем, это подарок начальника отдела. Хочешь показать, что ценишь его внимание - носи. Если вдруг куда позовут - тем более. Не сумеешь поставить мимику, в сети есть прошивки для цифрового ассистента. Я тебе найду безопасные, после которых не придётся каждый вечер колоть релаксанты от наведённого спазма. Но это дурной тон, поэтому лучше без них. Да и выражение брезгливого недовольства убедительней получится, если сам его поставишь.
   - Как всё сложно, - Дым задумчиво держал монокль в руках.
   - Это я только начала ещё, - добила его Дита. - Ты же не думаешь, что настоящий Клаус и Штейнбек ценой в две твои зарплаты...
   - Сколько? - перебил её Дым.
   - Ну, две с половиной, - отмахнулась Дита. - Самый дешёвый от штуки с хвостиком начинается, а этот мало того, что приличный, так ещё и ручной сборки. Так вот. И думать забудь, что можешь завалиться на какое-то парадное мероприятие с ним в глазу, но в этих своих тряпках.
   - А вроде приличный костюм, - растеряно произнёс Дым.
   - Приличный, - согласилась Дита. - Где-нибудь в открытом городе - предел мечтаний успешного охотника за головами. Но для Е-И жидковато. Поэтому, самое позднее к моменту нашего прибытия ты закажешь себе новый. Я помогу, не переживай. Раз уж мы официальные представители отдела в грязной дыре на пустошах - то и выглядеть должны соответственно.
   - Кто, прости? - в очередной раз прервал её Дым.
   - Ах, да, - кивнула его напарница. - Ты же до сих пор не в курсе. Босс оценил добытую тобой информацию. Сам видишь, насколько. Так что мы по документам сейчас оформляем следующий пакет лицензий и допусков на твой второй уровень, а на самом деле - его личные ревизоры в открытом городе Зугдиди.
   - Это где вообще? - спросил Дым.
   - У вас где-то, в России, - отмахнулась Дита. - какая разница, эти помойки везде одинаковые, что там, что в Европе! Тебя куда больше должен волновать размер ставок в этом увлекательном начинании.
   - И чего же там... - Дым поднял монокль, зажал между бровью и щекой, и неторопливо взглянул чуть выше головы Диты, - с этим самым размером?
   - Вот, - его собеседница одобрительно кивнула. - Совсем другое дело. Так себя и веди. Тебе предстоит изображать страшного ревизора из центра, пока я буду работать. Постарайся не облажаться - на периферии обычаи простые, могут сами тебя раньше времени закопать.
   - Гм, - Дым опять выронил монокль.
   Новое задание, почему-то, нравилось ему всё меньше и меньше.
  
   ***
  
   Если верить цифровому ассистенту, хода поезду оставалось не так уж и много. При некотором старании, на горизонте уже получалось разглядеть линию берега.
   Дым неторопливо тянул из высокого бокала ярко-зелёное нечто со вкусом клубники, банана и мяты, заедал неизвестного состава месивом из жёлтых и алых кубиков в бурой заливке, и старался не думать, как, из чего и где это сделано.
   Вкус тушёной картошки с говядиной и грибным соусом оказался достаточно убедительным, чтобы не слишком забивать голову ненужными вопросами. Попытки не выронить монокль в тарелку избыток ненужных мыслей купировали окончательно.
   Правда, оставалась работа.
   - Джованни Фоглио, - в такт словам Дита размахивала вилкой с накрученной гирляндой соевой лапши. - Рустам Бараев. Хасан Мария аль-Шатильони.
   В сопровождение словам в аугметике над столом появились и картинки. Двое мужчин - смуглый брюнет и скандинавского облика рослый блондин, и одна фигуристая рыжая женщина.
   - Наши, так сказать, местные представители, - продолжила Дита. - Коллектив чисто мужской, парни горячие, вспыльчивые, но другие там, к сожалению, не задерживаются. Кто из них замазан в торговле оружием - неизвестно. Может все. Может никто. Может, кто-то один.
   Дым терпеливо ждал продолжения.
   - Открытый город, - продолжала Дита. - Гидропоника, фабрики, склады. Ветка трансконтинентальной магнитки. Ремонтное депо. Людей много, денег мало. Секты религиозных извращенцев, банды насильников, охотники за органами, культ Машины... на полшага дальше в проулок - и тебя даже твоя новая подружка не отыщет.
   - Она мне не подружка! - не выдержал Дым.
   - В суд не подала, - отрезала Дита, - значит подружка!
   - В суд? - не поверил Дым.
   - Тебя за один только казуальный перепих с носителем контрольного гена Малленбрах в белые мыши определить могли пожизненно, - Дита наставила облизанную до блеска вилку на собеседника так, словно это был ствол пистолета. - Дефект, если бы эта малолетка не текла по тебе как школьница, тебя упаковали бы в какой-нибудь австралийский гулаг за покушение на охраняемый генофонд планеты раньше, чем ты бы успел пролепетать "невиновен, Ваша Честь"!
   Дым подавился.
   - Ладно, ближе к делу, - вилка Диты снова нырнула в тарелку. - Склад. Их там несколько. У нашего отдела тоже есть, но маленький. Свой разворовывать никто, разумеется, не будет. Соседский - запросто. Тебе в учебке давали этику внутренних конфликтов?
   - Эээ, - Дым судорожно попытался вспомнить учебные курсы.
   - Не важно, - оборвала его мучения Дита. - Просто запомни, что в среднем каждый шестой наш агент убит своими же.
   - Сколько? - не поверил Дым.
   - Ну, официально полпроцента, - Дита ухмыльнулась. - Но ты же большой уже мальчик. Должен сам понимать. Жирной лавочке - жирный гембель.
   - Да уж, - с каждым словом напарницы Дым понимал, что его учебная подготовка всё больше расходится с реальностью.
   - Я подняла своих девок с информационной безопасности, - продолжила Дита. - Ну, вроде тебя. Молодые, неопытные и ни в чём, кроме порочащих отношений со мной не замешанные.
   - Эй! - возмутился Дым. - Насчёт отношений я бы попросил!
   - Сделаем, - невозмутимо кивнула Дита. - Потом. Если выживешь. Так вот, о наших проблемах: с документами кто-то возился. Не могу сказать кто, не могу сказать, какими. Девки слишком боялись вспугнуть. Но как минимум один канал поставки идёт отсюда. Наша задача его вскрыть и зачистить.
   - Вот так просто? - уточнил Дым. - Вдвоём?
   - Когда ты бросился вдвоём за инспектором и штурмовой группой Малленбрах в полном боевом, - Дита ухмыльнулась, - тебя это почему-то не волновало. Да и в том жилом комплексе - тоже. Выкинуть штурмовика в окно, это же надо было додуматься!
   - А я вообще знал, кто они такие? - не выдержал Дым.
   - О, да! - кивнула Дита. - Я на то и ставила. Кто ещё побежит на двух штурмовиков в одиночку со штатной городской пукалкой, кроме везучего новичка?
   - Здесь ты на это же ставишь? - с показным спокойствием поинтересовался Дым.
   - Это вряд ли, - с искренним сожалением в голосе произнесла Дита. - Зугдиди - город открытый. Тут даже у средней руки преступников может отыскаться что угодно - хоть "Техасская Леди" от Йегер-Стэнтона, которой тебе вышибут мозги с километра через три стены, правое или левое полушарие на выбор, хоть безымянная И-Цзиновская бабаха из говна и картона, но с вот таким калибром! Не хочу расстраивать, но из твоей игрушки здесь разве что застрелиться.
   - И как мы это будем исправлять? - поинтересовался Дым.
   - Ну, - Дита мечтательно улыбнулась. - Помнишь, я говорила, что у отдела есть свой небольшой оружейный склад? Так вот, здесь, пока ты не попался на куче трупов - никто и спрашивать не будет, есть у тебя лицензия, или нет. Особенно, если ствол уже смотрит им в лицо. Такие дела...
   Мелодичный сигнал прервал её на полуслове.
   Поезд сбавлял ход.
   Тёмная громада берега стремительно приобретала цвет и очертания. Из утренних сумерек выплывали горные вершины, серые от коросты бетонных коробок складских бункеров. Стеклянными волнами поднимались бескрайние поля солнечных батарей на крышах приземистых длинных зданий в межгорье. Из нагромождения гидропонных теплиц вздымались башни ректификационных колонн химических заводов. Трубы, эстакады монорельсов и облезлые пешеходные дорожки сплетались в затейливую паутину над бетонными оврагами улиц.
   - Добро пожаловать в агрохолдинг Зугдиди! - бодрым голосом объявила система оповещения. - Зелёную жемчужину Кавказа!
   В застройке поезд двигался уже куда медленнее. Дым не без оснований подозревал, что на полном ходу гружёный под завязку состав попросту бы обрывал ближайшие солнечные панели и сдувал пешеходов с мостков над опорной эстакадой.
   Кое-где толстые, в половину человеческого роста, трубы, жгуты кабелей и решётчатые пешеходные мостки сплетались в настоящий полог - и поезд оказывался в полутёмном туннеле.
   Малая скорость позволяла свободно рассматривать местную жизнь в её неприглядности. Разводы всех цветов радуги на любой поверхности, белёсые соляные потёки у водостоков, сгорбленные, будто глубокие старики и старухи, человеческие фигуры в сожжённых кислотными дождями плащах с капюшонами... определённо, "зелёная жемчужина Кавказа" полностью соответствовала этому издевательскому названию!
   - Да как они тут живут вообще? - не выдержал Дым.
   - Плохо, - Дита с интересом следила за его реакцией. - И недолго. По статистике тут и до семидесяти пяти не все доживают. Что приводит нас к следующей проблеме.
   - Что ещё за новая проблема? - с подозрением в голосе поинтересовался Дым.
   - Проблема, как раз, очень старая. Нищета, преступность и нестабильность. На каждом втором заводе - подпольная часовня культа Машины. Плюс давние тёрки с фондом Коморос - они до сих пор уверены, что Кавказ - их законная территория. Поэтому, я тебя абсолютно серьёзно предупреждаю - здесь можно нарваться в любой момент. Это официальное заявление старшего по званию - под запись и фиксацию в личном журнале.
   - А можно попроще? - спросил Дым.
   - Можно, - согласилась Дита. - Одни выпотрошат тебя на запчасти. Вторые - сожгут мозг. В любом случае, если тебя убьют - виноват будешь сам. Впрочем, твои страховка и статус покрывают мелкий сопутствующий ущерб - так что, если запахнет палёным, смело можешь отстреливаться.
   - А скажи, - напряжённо спросил Дым, - в мелкий сопутствующий ущерб входит ремонт вагона-ресторана повышенной комфортности?
   - А? - Дита непонимающе уставилась на подчинённого.
   Тот без лишних слов ухватил её за плечо - и сдёрнул под стол.
   Стеклянная крыша разлетелась миллионом блестящих осколков.
  
   ***
  
   Вид из-за опрокинутого набок стола открывался так себе. Россыпь битого стекла простучала в столешницу как залп мелкой дроби. Ни одного крупного осколка - над стеклом явно всерьёз поработали ещё на заводе, но и мелкие, двигайся поезд хоть чуточку быстрее, доставили бы массу неприятностей двум пассажирам.
   Набегающий поток выбивал слезу, и Дыму приходилось смотреть на мир вокруг одним глазом. Но даже так он увидел вполне достаточно.
   Посреди диванов и столиков припала на одно колено и теперь вставала обратно в полный рост смуглая темноволосая женщина в обтрёпанном плаще. Некогда светло-коричневый, его покрывали типичные для местных улиц белёсые разводы, а кое-где пятнали и характерные рваные дыры пулевых отметин. Из-за этого нижний край одежды выглядел художественной бахромой. Высокие армейские ботинки с мощными рельефными подошвами при должной сноровке наверняка позволили бы взбежать даже на стену.
   Ветер яростно трепал за короткий хвост шарф алого шёлка. В прорехи верхней одежды виднелось что-то вроде плотного, в обтяжку, костюма-трико. Явно не самого простого костюма - падение сквозь остекление вагона его хозяйка перенесла без единого пореза. Наверняка под тем же плащом находилось и какое-то оружие, но выхватывать его женщина не торопилась.
   На двух пассажиров за перевёрнутым столом она даже не обращала внимания. Куда больше её занимал противник.
   Рослая, верных двух метров, угловатая фигура с гипертрофированно раздутыми предплечьями и такими же угловатыми, в многослойной броне, ногами замерла в дальнем конце вагона. Ноги чуть согнуты в коленях, одна рука выставлена так, будто в ней оружие, вторая поддерживает её снизу, туловище слегка наклонено вперёд, а толстая, с жилами кабелей, шея чуть вжата - чтобы сложная многокомпонентная линза на стальной маске лица оказалась точно напротив голографических прицельных механизмов искусственной конечности.
   Поза стрелка.
   Частые мотыльки бледного пламени вспыхнули на выставленной руке без малейшего предупреждения. Сразу три жгута трассеров хлестнули по женщине в центре вагона-ресторана, и разлетелись фонтаном в пол, стены и остатки стекла на потолке.
   Невидимая полусфера вокруг живой цели закручивала раскалённый свинцовый ливень - и разбрасывала по сторонам, бессильный и безопасный.
   Вагон содрогнулся. Пол скрипнул и просел. Битое стекло, бесполезные трассеры, обломки декоративного покрытия и смятая мебель встали неплотной стеной - и рванулись навстречу киборгу.
   Тот на мгновение прекратил стрелять, но, едва лишь полная мусора волна спрессованного воздуха пронеслась мимо него, продолжил с удвоенной энергией.
   Роковая ошибка.
   Три гулких выстрела слились в один.
   Киборга отбросило к стене. Руку с оружием превратило в нагромождение смятых обломков, из которых тонкими струйками потекла неопознаваемая тёмная жидкость. На кровь она походила весьма условно.
   Женщина уронила на пол кургузую дымящуюся трубу с ручкой. Одноразовый "металшторм" выпустил три гранаты залпом - и теперь вскрытые капсулы с энзимами в корпусе и рукоятке превращали термостойкий пластик в жирную слизь заодно с любыми отпечатками пальцев стрелка.
   - В сторону, дефект, - недовольно прошипела Дита и дёрнула подчинённого за собой. - Жить надоело?
   Киборг с неприятным скрежетом выломался из помятой стены и бросился вперёд. Не пошёл, и даже не побежал, а бросился - под яростный вой сервоприводов. Несколько гулких шагов, яростное шипение плазменной дуги, запах озона - и развороченный вагон осветили яркие вспышки.
   Женщина парировала удары киборга так, будто вместо ослепительного резака в его руках находилась детская пластиковая игрушка с лампочкой внутри. Если бы не оплавленные борозды на местах прикосновений огненной струи к мебели, в это даже получилось бы поверить.
   Дите и Дыму оставалось лишь торопливо отползать в сторону прочной барной стойки в углу вагона-ресторана - и надеяться, что мебель перед ней хоть ненадолго задержит бешеных дуэлянтов.
   Свои шансы на вмешательство Дым оценивал более чем здраво. Привлекать внимание незваных гостей с одним лишь пистолетом ему не хотелось.
   Киборг и женщина, тем временем, описали полный круг в середине вагона - и теперь его отмечали перебитые напополам столы и омерзительная вонь распоротых плазменной горелкой мягких диванчиков.
   Клочья синтетического наполнителя лезли из них бесконечным потоком - и на ветру кружилась уже настоящая крохотная метель тончайших белых волокон.
   - Ап! - женщина взмахнула рукой словно дискобол на подаче. Киборг с лязгом отскочил в сторону. Один раз. Второй. За его спиной обрушились на пол две перебитые балки потолка - невидимые снаряды промазали, но сталь резали как бумагу.
   Киборг неторопливо шагнул обратно. В его исполинской металлической фигуре что-то лязгало и шипело. Ничем хорошим это закончиться не могло - но женщина сохраняла удивительное спокойствие.
   Дым первым догадался в чём дело - и оказался прав. На вагон плавно и неотвратимо рушился пешеходный мостик с гладкими до зеркального блеска поверхностями срезов. Незваная гостья изначально в него и целилась. Единственное, что успел агент - толкнуть напарницу дальше в сторону барной стойки.
   Вагон содрогнулся. Несколько тонн железа прошли его насквозь - от стены до стены.
   Удар о заднюю стенку вывернул согнутые обломки моста из креплений. За ним последовал ещё один - обломанный конец зацепил опору следующего пешеходного моста и вылетел из вагона так же стремительно, как и упал - вместе с куском стены в три метра высотой и фрагментами купе первого этажа. Металлический вагон порвался как бумажный.
   Дыма и Диту не задело каким-то чудом.
   Агент всерьёз подозревал, что у чуда имелись фамилия с именем - потому что незваная гостья стояла посреди вагона, прямо на слегка погнутой силовой балке каркаса, и пристально смотрела ему в глаза.
   Дым растерянно помахал ей рукой.
   Женщина кивнула, поправила хвост алого шарфа, и невозмутимо выпрыгнула наружу - будто поезд и не летел на верной сотне километров в час.
   Впрочем, действительно не летел - приземистый стеклянный гриб крытого вокзала стремительно приближался, и поезд столь же быстро сбавлял ход.
   На последних метрах пути он плавно опустился на на приёмные опоры и замер.
   - Поезд РосВодоКонтроль - Зугдиди прибывает на второй путь, - невозмутимо объявила вокзальная сеть вещания. Аварийной ремонтной команде прибыть к шестому вагону. Повторяю...
   - Что это было? - оторопело спросил Дым. - Ну, вот эта, с киборгом...
   - А это, - Дита поднялась рядом и недовольно вытряхивала битое стекло из причёски, - А это и есть федаин. Боевой эспер фонда Коморос. Во плоти. И знаешь... нам сегодня повезло, напарник. Очень и очень повезло.
  
   06
  
   Принуждающие технологию без единения с ней есть мразь пред ликом Махины. Вырвите её из жадных рук грешников, из смрадных оков плоти, из самих гнилых мозгов низких пред совершенством Блистающей.
   Левиафан, пророк-химера культа Машины.
  
   Над бетонным лабиринтом улиц моросил кислотный дождь. Ветер шёл с нитратного - так что редкие прохожие старались не высовываться дальше крытых галерей, да и по ним предпочитали двигаться быстрым шагом. Меньше всего им при этом хотелось смотреть вверх.
   Идеальные условия для работы.
   Человеческая фигура в плотном дождевике, почти изящной дорогой защитной маске, угольно-чёрном костюме-трико и не менее дорогих ботинках-гекконах буквально скользила над улицей - настолько быстро и непринуждённо получалось у неё двигаться по крышам, стенам и сплетениям трубопроводов.
   В личной аугметике недовольно помаргивал индикатор расхода энергии захватами ботинок - но их хозяйку это волновало в последнюю очередь.
   - Сонода-сэмпай, - общение через субвокализатор агента позволяло говорить даже на бегу. - Я на месте.
   - Хорошо, Томоко, - единственный абонент в сети вещания откликнулся без малейшей паузы. - Статус цели?
   - Э... - агент Томоко чуть запнулась, когда под её ногой подалась насквозь изъеденная коррозией балка, но тут же восстановила равновесие, - Электронное сопровождение. Выход на визуальный к-контакт через полторы минуты.
   На карте приморских кварталов агрохолдинга Зугдиди неторопливо сплеталась незримая электронная паутина - перехват с камер городских коммунальных служб, статистика подавления стороннего информационного шума, неторопливый маркер цели, яркая отметка гораздо более подвижной Томоко...
   Единственный зритель, а заодно и главный архитектор этой сложной картины, сидел на простой квадратной циновке в комнате с абсолютно голыми бетонными стенами и ждал. До выхода цели в район огневого контакта оставалось ещё несколько долгих минут.
   Ждала и снайперская винтовка на его коленях. Длинноствольная самозарядка "Бакухатсу Explosion" со шнековым подствольным магазином при необходимости могла остановить даже химеру культа Машины - или хотя бы заставить крепко призадуматься.
   Но в этот раз оружие ждало иную цель.
   Совсем иную.
   - П-подтверждаю контакт, - маркер Томоко чуть заметно подмигнул в такт словам. Рядом с ним вспыхнул дешёвый, кадров на пятнадцать, анимированный смайлик возбуждённой школьницы с блестящими глазами и двумя косичками. - Сонода-сэмпай, цель на месте.
   - Хорошо, - односложно подтвердил агент Сонода . Неумение подчинённой отключать игрушки перед выходом на задание его немало утомляло - но сказать об этом вслух сейчас значило потерять лицо уже самому, а этого опальный агент позволить себе не мог. Оставалось лишь терпеть - и смотреть трансляцию.
   Крепко сбитая рослая женщина в обтрёпанном коричневом плаще двигалась через абсолютно безлюдную площадь-развязку неторопливо и целеустремлённо. Двигалась настолько спокойно, будто вместо низких туч и кислотной мороси над её головой находилось обычное серое небо.
   Угол наблюдения свидетельствовал, что в этот момент агент Томоко висела на какой-то из многочисленных труб вверх ногами - и транслировала картинку с камер тактических очков. В соседних окнах шла трансляция с камер на площади - куда хуже качеством.
   Ровная гармошка информационного потока в углу аугментированной проекции дёрнулась и резко просела. Несколько изображений на мгновение посыпались размытыми квадратиками - и в несколько приёмов восстановились обратно.
   - Обращение, - прокомментировал это агент Сонода. - Разовое, не выше четвёртого уровня. Что она делает?
   - Н-ничего, - растерянно ответила Томоко. - Просто идёт. Может, если п-подобраться ближе...
   - Не-е, - протянул Сонода. - Соблюдать дистанцию.
   - П-провокация? - догадалась Томоко.
   - Или она отводит капли, - позволил себе шутку её напарник. - В любом случае, нам это на руку. Продолжать наблюдение.
   - Да, сэмпай! - торопливо ответила Томоко. - И...
   - Что? - устало спросил Сонода.
   - Можно вопрос, сэмпай? - намёков-интонаций Томоко не понимала в принципе. - А правда, что в город приезжают ревизоры от самого Зиверса?
   - Да, - односложное подтверждение тоже не заставило Томоко даже призадуматься.
   - Но, сэмпай, - продолжила она. - А зачем тогда мы занимаемся Айшей одни, если они приехали сюда за тем же самым? Совместная операция...
   - Агент Томоко, - оборвал её наставник. - Статус цели?
   - А? - его подчинённая растеряно крутнула головой из стороны в сторону. - Но... сэмпай, она исчезла!
  
   ***
  
   В ушах агента монотонно свистел тревожный сигнал. Дыра в паутине наблюдения требовала его незамедлительного внимания. Неизвестный трюк оказался на удивление эффективным - ни одна из стандартных рабочих процедур, отработанных и многократно проверенных, не сумела вернуть пропажу на экраны.
   Более того - сеть наблюдения рушилась, необратимо и стремительно. Рабочие закладки Соноды одна за другой вылетали из контрольных узлов сети. Кто-то старательно выбрал момент - и нанёс одновременный удар по всему, до чего дотянулся.
   Вернуть контроль над сетью камер наблюдения без серьёзных усилий теперь выглядело не самым простым и уж точно не самым быстрым делом.
   А потому, Сонода не стал тратить время зря.
   - Курс девяносто, полтора клика, - приказал он. - Максимальная скорость движения.
   - Хаи! - машинально откликнулась Томоко. Её усиленные приводы могли при необходимости поспорить на рывке даже с городским перехватчиком - и сейчас она в полной мере использовала это преимущество.
   - Мы не будем играть в салочки, - агент Сонода поднялся и запаковал винтовку обратно в транспортный контейнер. - Мы найдём её электронное прикрытие - и вытрясем всё из тех, кто этим занимается.
   За ту минуту, что потратила Томоко на дорогу к его засаде, он успел не только покинуть крохотную однушку, но и перейти на такой же бег по крышам, что и подчинённая. Неизвестный противник оказался умелым и опытным взломщиком - но с лучшей электроникой планеты на равных тягаться не смог.
   Базовая полевая станция электронного наблюдения Ши Юкиро "Тип-32" оказалась ему не по зубам.
   - Удаление триста, фланговый охват, - приказал Сонода. Теперь он уже видел подчинённую невооружённым глазом - сложно не заметить, как над крышами вздымаются радужные брызги. За бегущей на полном ходу Томоко оставался след как за хорошим гоночным мотоциклом - если бы тот умел ездить по крышам.
   - Есть! - воскликнул Сонода. Электронный след в обрушенной ловчей сети выдал ему неизвестного взломщика так же надёжно, как это мог бы сделать огромный виртуальный плакат-стрелка над дверью малогабаритной однушки. - Томоко! Возьми его!
   Прыжку его подчинённой наверняка бы поставили максимальную оценку даже въедливые сенсеи по урубано-до - столь точным и быстрым оказался прыжок Томоко сквозь пластиковую скорлупу крохотного светового балкончика типовой двенадцатиметровой однушки.
   - Ши Юкиро! - выкрикнула она. - Агент Минамори Томоко! Всем оставаться на...
   Договорить агенту не удалось.
   Тёмная угловатая фигура у дальней стены комнаты пришла в движение, и Томоко пришлось спешно прыгать обратно - спиной вперёд.
   Бледные оранжевые вспышки одна за другой расцвели на её щите. Удар в бок заставил Томоко взвизгнуть - больше от неожиданности, хотя биомонитор в аугметике поля зрения неумолимо свидетельствовал, что даже касательное попадание стоило верных двухсот граммов кожи, мышц, и упрочнённой сталекерамики.
   Над её головой снова грохнуло - единственный обитатель комнаты не стал утруждать себя поиском выхода, и воспользовался тем же балкончиком, что и Томоко.
   Приземлился он почти на голову беглянки, в облаке строительного мусора и мелких обломков. Томоко едва успела перекатиться в сторону перед тем, как из радужной лужи поднялся фонтан брызг. Мощный удар буквально вбил тускло блестящий металлический штырь туда, где мгновение назад была голова агента.
   - Химера! - в других обстоятельствах напуганный писк Томоко мог бы показаться смешным - но только не когда двухметровая груда стали, миомерной синтететики и дурных намерений выдирала из дорожного покрытия гидравлический пробойник и неторопливо поворачивалась к беспомощной цели.
   В другой руке киборг-пророк культа Машины держал малошумный стрелковый комплекс "Долото". Лишь сумеречный гений оружейников "Евразии Инкорпорейтед" смог превратить тяжёлый пулемётный боеприпас в оружие ближнего городского боя, но цена и сложность его изготовления делали комплекс не по карману большинству потенциальных операторов - даже лицензированных. В руках безумного уличного проповедника он выглядел чем-то совершенно неуместным - особенно по мнению агента Томоко.
   На таком расстоянии даже одна пуля запросто могла превратить любую её конечность в кровавый пар. Обломки бронепластин и сервоприводов - в меру комплектации.
   Киборгу-пророку такой вариант явно показался недостаточно зрелищным.
   Его пробойник щёлкнул и раскрылся пакетом тонких лезвий. Они пришли в движение - и в металлической руке яростно завизжала размытая в блестящий круг циркулярка с алмазным напылением и сверхтонкой рабочей кромкой.
   - Эм, - Томоко нервно сглотнула и попыталась спиной вперёд отползти подальше от неторопливо приближающегося к ней киборга. - Сэмпай?
   Ответа не последовало. Киборг тем временем провёл на ходу циркуляркой по бетонной стене и с оглушительным жестяным визгом выбил из неё фонтан тусклых искр.
   - Обрыв связи, - вместо Соноды отображался покемон в каске и с гаечным ключом в лапах. - Проверьте настройки подключения или стабильность несущего сигнала...
   Томоко ещё успела подумать, что в подобных ситуациях анимированные иконки неполадок выглядят ужасно неуместно - перед тем как совершенно по-детски ойкнуть и закрыться руками.
  
   ***
  
   Выстрелил агент Сонода как на тренировке на городском полигоне - меньше, чем за секунду, из неудобного положения, сходу.
   Разумеется, попал - но полюбоваться итогом ему не довелось. Агент уже падал с отключёнными захватами на ботинках, а за его спиной один за другим вспухали на стене пыльные фонтанчики выбоин. Одиночная пуля для работы по живой цели такого противника могла разве что разозлить.
   - Томоко? - без особой надежды произнёс агент, пока менял позицию.
   - Бегу! - к его удивлению, подчинённая успела воспользоваться короткой передышкой. - Сэмпай, помогите!
   Новая серия выстрелов прогрохотала в такт её словам где-то на параллельной улице. На этот раз к гулкому буханью стрелкового комплекса примешивались отрывистые хлопки "Фубуки Snowstorm" - Томоко пыталась отстреливаться.
   - Не играй с ним, идиотка, - при мысли о том, как на его личном деле скажется очередная потерянная напарница, Сонода не выдержал. - Просто беги!
   На стену он чуть ли не взлетел. Густое облако плотного розового дыма отлично указало, где именно удирала Томоко. Раскалённая металлизированная пыль дымовой гранаты надёжно забивала наблюдение в любом диапазоне - а стрелять через него вслепую патронами ценой в пятьсот монет за одну барабанную укладку не стал даже безумный киборг.
   Правда, это же облако помешало и Соноде. Играть в первый выстрел против такого превосходства огневой мощи агент не собирался. На то, чтобы разложить маскировочную накидку и запустить на полную системы подавления шума, у него ушло всего несколько секунд. Гибкий световод беспристрастно свидетельствовал, что киборг за это время прошёл за дымовую завесу - и снова двигался вслед за Томоко.
   - Сэмпай? - испуганно повторила она. Разумеется, никакого ответа не последовало. Киборг ещё не зашёл в зону ведения эффективного огня, и Сонода вовсе не рвался выдавать себя раньше времени посторонним сигналом.
   Он так и не смог понять вовремя, что третья сторона загонной охоты успела сделать то же самое - гораздо раньше.
   Невидимый разряд прошил Соноду насквозь, от головы, до кончиков пальцев. Тело превратилось в обмякший кисель - мышцы агента расслабились, а нервная система не могла пропихнуть сигнал даже на аварийные рецепторы.
   Чужая рука ещё не убралась с его затылка, но агент оглох и ослеп, разом провалившись с многодиапазонного аугментированного восприятия мира вокруг к жалким естественным органам чувств.
   И то, что они ему показали, агента отнюдь не порадовало.
   Знакомая фигура в обтрёпанном коричневом плаще неторопливо поднялась и прошла мимо парализованного телепатическим ударом снайпера. Её пустые руки агента не обнадёживали - он прекрасно сознавал, что при его нынешнем состоянии выбросить беспомощное тело с крыши головой вниз можно и без оружия.
   Затем эти руки пришли в движение - и агент мог лишь беззвучно ругаться, пока Айша Кабир, боевой эспер фонда Коморос, повязывала алый шарф федаина.
   Демонстративно.
   При свидетеле.
   - Извиняюсь за беспокойство, - она поправила свободный конец шарфа и одним плавным движением спрыгнула вниз, к затянутой дымом улице.
   В этот момент Сонода понял её план целиком - недавние охотники, теперь он и его подчинённая стали даже не жертвами, а не более чем наживкой для настоящей цели Айши - уличного киборга-психопата.
   Их сеть наблюдения заставила его насторожиться, а минимальное вмешательство в электронное противостояние создало полное впечатление того, что охота идёт за киборгом. Теперь он намеревался покончить с жалкими зарвавшимися агентами - максимально демонстративно, в открытом бою - чтобы помнили и боялись.
   Значить это могло лишь одно - выживание Томоко с этого момента целиком зависело от доброй воли главной и единственной участницы настоящей охоты.
   Шансы подчинённой выжить после близкого контакта с киборгом-пророком, даже недолгого, Сонода представлял хорошо. Куда лучше, чем хотел. А в том, что этот контакт будет, агент уже не сомневался.
   Он и сам не рискнул бы стрелять в подобную цель просто так, без отвлекающей приманки. Но если агента Соноду при неблагоприятном для приманки исходе ждал как минимум штраф и разжалование, то в аналогичном отношении федаина к той же проблеме он искренне сомневался.
   Более того.
   Сонода небезосновательно полагал, что в случае гибели Томоко от рук неконтролируемого киборга-психопата, Айшу вполне могут официально наградить за его последующую ликвидацию.
   А то и повысить.
  
   ***
  
   Дыра в боку Томоко давно уже запеклась тонкой коркой - но агент всё равно чувствовала себя так, будто кровь продолжала вытекать на грязное дорожное покрытие.
   Киборг не отставал.
   За Томоко оставался длинный след развороченных пулями укрытий. Вскрытые кожухи, перебитые трубы, искрящие обрывы кабеля - если бы не ботинки-гекконы, агент давно бы уже осталась лежать в луже собственных размётанных в фарш потрохов.
   Но и так суматошный бег по стенам от укрытия к укрытию лишь оттягивал неизбежное. И без того короткий ресурс специализированной обуви стремительно таял. На долгий бег их просто не рассчитывали. Агенту не хватало ни защиты, ни огневой мощи, ни даже информационной поддержки. Напарник пропал бесследно. Городские ретрансляторы безразлично отшивали все неавторизованные сигналы - после яростной информационной войны Соноды тревожные системы резко задрали порог допуска входящего сигнала - и обойти этот порог у Томоко не получалось.
   Только не под огнём на бегу.
   Тревожные сигналы кварталом дальше стали для Томоко долгожданной надеждой. Трасса магнитных поездов сигнализировала о скором прибытии. Длинный, больше километра, поезд гарантировал несколько долгих секунд безопасности - вполне достаточно, чтобы успеть скрыться.
   Оставалась сущая ерунда: оказаться рядом вовремя, не поймать на бегу через пешеходный мост пулю-другую - и не умереть до этого.
   Замусоренный грузовой тоннель, показался Томоко долгожданным спасением. Но только на другой стороне агент поняла, как ошиблась. Единственная идеально-ровная трасса магнитки шла в окружении ажурных, наверняка простреливаемых насквозь, пешеходных мостков и тонких пучков кабелей в дешёвой стеклотканевой обмотке.
   Она растерянно повернулась обратно - и не увидела ничего хорошего. Угловатый силуэт перегородил грузовой тоннель от пола до потолка - и неумолимо надвигался.
   Томоко вдохнула, торопливо заменила магазин "Фубуки" и шумно выдохнула. Свои шансы она представляла без иллюзий - но и умирать от пули в спину не собиралась.
   Её преследователь чуть пригнулся, закрыл свободной рукой голову, и бросился вперёд - только брызги полетели.
   Выстрел за выстрелом безрезультатно тонули в броне. Рука, снова рука, несколько попаданий в корпус, ноги...
   Удар с разбега отбросил автомат в сторону как испорченную игрушку. Ногу Томоко стиснула мёртвой хваткой железная конечность. Под вой сервомоторов киборг вздёрнул добычу над головой и обрушил на дорожное покрытие. Томоко едва успела прикрыть голову руками - лишь затем, чтобы снова взмыть к небу и снова обрушиться наземь.
   Синаптические модуляторы отключили боль от ударов - но у агента просто не хватало сил на сопротивление.
   Жить ей оставалось не дольше минуты - пока не сотрутся до костей мышцы рук. Гадать на каком ударе промнутся защитные пластины черепа уже не имело смысла.
   Киборга хватило на три удара.
   Корявая дыра в грудной клетке заставила его остановиться посреди замаха. Томоко упала, не в силах даже подняться, но даже так увидела, как пришёлся в пустоту запоздалый взмах циркуляркой, а рослая женская фигура отпрыгнула в сторону.
   Из пробоины в грудной пластине киборга толчками выплёскивались питательная жидкость, гидравлическое масло и смазка. Приглушённый аудиофильтрами Томоко грохот выстрелов сопровождал каждое его движение.
   Ответный невидимый удар развалил его от плеча до паха - только брызнули искры коротких замыканий. Обломки содрогнулись в нескольких бессмысленных конвульсиях и упали.
   Томоко могла только следить, как федаин неспешным шагом приближается к ней.
   - Цела? - первый вопрос поставил Томоко в тупик.
   - Н-не знаю, - оторопело выдавила она.
   - Хорошо, - федаин присела рядом. Стороннему наблюдателю могло показаться, что она внимательно осматривает травмы агента - но Томоко сразу поняла, что уж чем-чем, а этим Айша заниматься не собирается.
   - Лежи ровно, - агент даже не поняла, считала она этот совет по движениям губ Айши, или эспер просто вложила их ей в голову. - Химера на подходе.
   - А, - выдавила Томоко. - Но...
   - А это, - Айша усмехнулась, - был его аспирант.
   Чадное облако взрыва расцвело над двумя женскими фигурами. Телекинетический барьер федаина принял на себя большую часть взрыва, но для химеры Томоко с этого момента выглядела как труп и агент вовсе не торопилась убеждать кого-то в обратном.
   Скачку Айши на решётчатые мостки над магниткой она могла только искренне позавидовать. Боевой эспер фонда с лёгкостью обошлась без сервоприводов, укрепления позвоночника, специальной обуви, и других процедур общей стоимостью в приличный автомобиль.
   Они требовались химере - но, судя по скорости передвижения, у настоящего пророка культа проблемы с финансированием и снабжением давно отсутствовали.
   Серия гулких взрывов и лязг металла наглядно свидетельствовали - Айша двигалась вдоль магнитки по направлению к вокзалу, а киборг следовал за ней. Томоко рискнула повернуть голову - и увидела, как федаин, прыжок за прыжком, удаляется, а ракетные гранаты химеры, одна за другой, рвутся на слабых, только-только запустить взрыватель, телекинетических барьерах.
   Рёв поезда заглушил даже эти звуки.
   Федаин без раздумий спрыгнула на крышу состава - только брызнули фонтаном стёкла пассажирского вагона. Химера, коротко пыхнув двигателями мягкой посадки в гипертрофированных ступнях, незамедлительно последовала за ней.
   Поезд скрылся.
   Даже при его длине, в поле зрения он находился лишь несколько секунд - и чем это всё закончилось, Томоко оставалось только догадываться.
   Обломки аспиранта культа машины рядом с агентом наконец-то затихли - и Томоко с удивлением обнаружила, что может снова наблюдать не только материальную сторону мира вокруг.
   Компьютерный мозг станции электронного наблюдения педантично восстановил контроль над городскими службами, и теперь, перескакивая с камеры на камеру, транслировал, как на всё тот же вагон рушится перерубленный чем-то мост, вырывает кусок вагона заодно с бесформенными обломками киборга, а всё та же хорошо знакомая женщина в алом шарфе дожидается на руинах, пока состав начнёт сбавлять ход, и выпрыгивает куда-то прочь из поля зрения камер дорожного контроля уже возле здания вокзала.
   - Шах и мат, - Сонода, как оказалось, тоже видел эту трансляцию.
   - Что? - не поняла Томоко.
   - Шах, - с расстановкой повторил Сонода, - И мат. Нам. Это черноморский скорый. РосВодоКонтроль - Зугдиди. Единственная организаторша всего местного кризиса только что продемонстрировала удивительно интересный спектакль инспекторам Е-И - а нам остаётся только догадываться, что ещё она намерена продать им под этим соусом!
  
   07
   Асимметричный ответ технологии силами человеческого духа появился лишь после серии ядерных конфликтов, покорения космоса и контакта с нечеловеческим разумом. Я заявляю, что это естественный порядок вещей - критическая плотность ноосферы попросту недостижима без многомиллиардного населения и сопутствующей морально-этической дисциплины. Первые эсперы не могли появиться без этой питательной среды. Основа фонда не могла окрепнуть без дальнейшего развития технологии. И пусть наш путь альтернативен технологической цивилизации - без неё он попросту невозможен.
   Бхагат Чаран Лал, брахман фонда Коморос, 24.08.2404. Доступ к монографии ограничен руководством фонда с 26.08.2404, воспрещён с 9.09.2404.
  
   Изнутри презентационный центр "Старая Махачкала" оказался куда интереснее той серо-зелёной, в белёсых потёках, глыбы, которой он выглядел снаружи. Центральная опорная колонна - монолитное "дерево" с раскиданными в стороны балконами с хороший теннисный корт размером возносилась на триста метров - к стопроцентной иллюзии голубого неба. Сегмент двойной полусферы алмазного стекла за счёт невидимых проекторов делал её неразличимой с тем, что Дым всё ещё мог вспомнить по своей прошлой жизни - когда прилагал к этому реальные усилия.
   Вокруг центральной колонны в обманчивом беспорядке поднимались заросли деревьев. Поляны с изумрудной травой, неглубокие ручейки с огромным количеством невысоких порожков и прихотливые извивы "лесных" тропинок за счёт усилий ландшафтных дизайнеров делали парк чуть ли не вдвое больше, чем на самом деле. Ещё одна дорогостоящая иллюзия.
   А вот летняя открытая сцена оказалась вполне реальной - как и публика вокруг неё. Очень дорого по местным понятия одетая публика - и в каких-то совсем не местных количествах. Увидеть в дорогом презентационном центре толпу как в жилом тоннеле нижних уровней города-шпиля Дым не ожидал.
   "А чего ты хотел? - Дита уже вовсю работала где-то на другой стороне площадки, так что для разговора с напарником ей приходилось использовать субвокализатор. - Это же "Электронный Квартет" - если бы не тот инцидент на магнитке, их тут вообще не увидели!"
   На взгляд агента, пять юных айдору на сцене, как и весь их репертуар, такого ажиотажа не стоили. Ему даже не хотелось выяснять, почему в квартете пять участниц. Наверняка какой-то выкидыш местной рекламы.
   - Фафа Кабаев и книжный дом "Терек" представляют! - случайно задетая активная зона рекламного плаката с футуристического вида бойцом тут же напомнила агенту всё, чего он не хотел знать о назойливости коммерсантов двадцать шестого столетия. - Лучшие традиции классической литературы в проекте "НФ-Возрождение!"
   Терминатор в объёмном поле рекламного плаката ожил, поднял свою чудовищную пушку и от бедра вколотил снаряд куда-то в район кормы облезлого киберлина с хорошо различимыми иероглифами поверх камуфляжных разводов. Корма незамедлительно заполыхала.
   - Студент второго курса факультета меметического контроля Алексей Шмуглер попадает на поля сражений Первой Атомной! - панорама рекламного плаката становилась всё шире. В кадре появились гектары обгорелой техники, гнилой зуб сломанного на высоте километра города-шпиля и ядерные взрывы на горизонте. - Сможет ли он воспользоваться решающим преимуществом своего дорогостоящего гуманитарного образования на пользу корпорации - или так и погибнет обычным десантником-смертником в экономически бессмысленном конфликте?
   Картинку перерубила косым зигзагом кровоточащая полоса коммерческого индекса Евразии Инкорпорейтед.
   - Новый супербестселлер "Меметика прибыли", - торжественно объявил рекламный плакат. - Доступен в любой торговой сети Большой Пятёрки! И помните: фантастика - это престижно!
   - Вот же дрянь какая! - выругался Дым вслух.
   - И не говорите, - согласился мелодичный женский голос, - агент.
   - А? - Дым обернулся.
   Невысокая крепко сбитая азиатка в открытом чёрном платье до пола с разрезом на бедре и длинных, чуть ли не до плеч, непрозрачных перчатках с кружевной оторочкой улыбнулась и, демонстративно цокая высокими каблуками, подошла к нему поближе.
   - Агент Минамори Томоко, - представилась она. - Можно просто Томоко.
  
   ***
  
   С высоты обзорного балкона открывался неплохой вид на парк внизу. Тем более, что Томоко непринуждённо села на широкие перила ограждения, спиной к стометровой пропасти над концертной площадкой, и Дыму пришлось встать рядом.
   - Тоже не любишь популярную музыку? - спросил он.
   - Не люблю, - согласилась Томоко. - Да, проект удачный, потребителями востребован, но...
   - Да, - согласился Дым. - Чего-нибудь подинамичнее бы...
   Томоко улыбнулась. В аугметике Дыма повис запрос на трансляцию звукового канала. Агент его принял... и даже честно выдержал секунд тридцать.
   - Под это только по крышам наперегонки с пулемётной очередью бегать, - прокомментировал Дым, когда отключился. - Как ты с такими вкусами их вообще терпишь?
   - По долгу службы, - Томоко вздохнула. - Весь местный свет на одном приёме, не прийти нельзя.
   - Зато можно сбежать в пустой банкетный зал в компании сомнительного типа, - не удержался от подколки Дым.
   - Инспектор значимого отдела самого влиятельного местного представительства корпорации Большой Пятёрки, - Томоко улыбнулась, - конечно, может называть себя как хочет. Но...
   - О, - Дым поскучнел. - А я думал, это мои неотразимое обаяние и личный шик...
   - Знаете, как отличить высокопоставленного агента и высокорангового потребителя, если оба могут позволить себе дорогой гардероб и персонализированную косметику? - спросила Томоко вместо ответа. - Достаточно отключить служебный фильтр гражданского сектора аугметики.
   - Э? - Дым последовал совету и обалдел. Пустые стены банкетного зала незамедлительно покрылись движущимися рекламными плакатами - курортные пейзажи, полуобнажённые супермодели любых полов и возрастов, какие-то неопознаваемые электронные игрушки...
   - Тут, к сожалению, никого, - продолжила Томоко. - С потребителями рядом получилось бы нагляднее.
   - Тебя достаточно, - неуклюже ответил агент. Неожиданное зрелище выбило его из колеи - по телу его собеседницы в аугметической реальности переползали несколько бесформенных дыр, сквозь которые без особого труда получалось разглядеть стены и окружающий пейзаж. Слегка подсвеченные анатомически точные кровеносные сосуды в пустоте добили его окончательно.
   - С-спасибо, - Томоко явно смутилась комплиментом, и анимированный маскот на её плече - шаржированная копия хозяйки, незамедлительно утрировал её жест.
   - К-конечно, - продолжила она, - я понимаю, корпоративные требования к чистоте переговоров и традиционный этикет, но здесь же просто неофициальная встреча! Если посмотреть на вашу компаньонку...
   - Диту? - агент торопливо подключился к трансляции с камер внизу. - Ну... да, неплохой выбор. Смелый.
   По клетчатой рубашке и потёртым джинсам его напарницы в прихотливом танце мигрировали зеркальные и прозрачные завитки тумана - порой в самых неожиданных местах.
   - И её собеседника, - добавила Томоко.
   Высоченный жутко толстый мужик в белом костюме с блёстками и остроносыми туфлями в розовых стразиках походил на вставшего на задние лапы медведя-гризли с тремя подбородками. Никакой заметной посторонним аугметики личного цифрового пространства у него просто не было. Совсем.
   - А что за пушка у него в руках? - внимание Дыма привлёк отнюдь не сам ковбой. Чудовищная пародия на револьвер больше всего походила на пьяный бред немецкого оружейника.
   - Рино Экспресс .454, - торжественно процитировала Томоко голосом рекламного агента. - Револьвер-низкоствол под усиленный плазменный боеприпас, с надствольным двухрядным коробчатым магазином и селекторным досылателем, специально для ценителей классического дизайна от Джексона и Пондсмита, Западная Федерация. Сломает или того киборга, или руку стрелка. В противном случае фирма гарантирует выплату компенсации скорбной вдове.
   - А если нет? - спросил Дым.
   - Чего нет? - опешила Томоко.
   - Вдовы, - нехорошие воспоминания, казалось, надёжно приглушённые, снова напомнили о себе. - Если это я - безутешный вдовец?
   - О, - маскот Томоко потерял цвет, коллапсировал в точку и пропал из виду. - М-мои соболезнования. Надеюсь, это не имело отношения к деятельности н-наших... филиалов?
   - Это - нет, - отрезал Дым, чем добил Томоко окончательно.
   Над балконом повисла тягостная пауза. Дым неторопливо извлёк монокль из нагрудного кармана, протёр мягким лоскутом с дизайнерским логотипом, и взглянул на Томоко уже через творение Клауса и Штейнбека.
   - Так всё-таки, - нарушил молчание агент. - Мы уже обсудили музыку и моду. Я оценил проявленную вежливость. А мой цифровой ассистент утверждает, что у тебя под этими перчатками две сплошных гематомы от кончиков пальцев до локтя и явный избыток медицинского геля в кровеносной системе. Ради чего ты на самом деле пришла сюда играть в светские игры?
   - Это н-настолько заметно? - Томоко поникла.
   - После того, как ты потянулась - да, - безжалостно добил её агент. - Следовало выбирать платье без разрезов.
   - Я хотела сказать... - начала Томоко и снова не договорила. Дверь на обзорный балкон скользнула в сторону.
   - Брысь отсюда, - на лишнюю вежливость федаин Айша Кабир, боевой эспер фонда Коморос, не разменивалась. - Агенту Дымову требуется со мной поговорить. Без свидетелей. Немедленно.
  
   ***
  
   - Погодите минуточку, - легко сдаваться Томоко не собиралась. - Я...
   - Ты сейчас уйдёшь отсюда и отдашься автодоку на сутки в любых позах на его усмотрение, - отрезала Айша. - Или твоему бака-сэмпаю опять понадобится новая девочка на ответственную должность живца, потому что старую дешевле заменить, чем вылечить!
   - Дамы, прошу вас! - агент демонстративно встал между ними.
   - Я не собираюсь уходить без объяснений! - возмутилась Томоко. Её анимированный маскот демонстративно сжал кулачки.
   - Деточка, не заставляй меня совершать ненужные поступки, - усмехнулась Айша. - Тебе мои объяснения не по допуску.
   - Возможно, они по допуску мне? - новый гость на балконе заставил Дыма замереть от неожиданности. Азиат в дверях выглядел как плохая копия Сина Куроно. Примерно так какой-нибудь мелкий унтер-офицер рейха подражал бы Гитлеру.
   - Боюсь, я не стану отвечать на этот вопрос, - Айша неторопливо шагнула в сторону, - агент Сонода.
   - Боюсь, - азиат снял короткий церемониальный меч с пояса и кинул его Томоко, - мы всё же будем вынуждены настаивать.
   Длинный меч Сонода оставил себе - и демонстративно медленно потащил его из ножен.
   "Дита, у нас проблемы, - судорожно транслировал Дым в субвокализатор. - Дита, ответь, это срочно!"
   "Я знаю, - откликнулась та. - Жди, не дёргайся. На том балконе ты в безопасности".
   "В безопасности? - возмущённо повторил агент. - Они же сейчас тут или меня убьют, или сами передерутся!"
   "Кто убьёт? - по вопросу Диты агент понял, что отвечала та ему явно про что-то своё. -Рано же ещё! Что там у тебя происходит? Ты с кем там вообще?"
   - Томоко, - Сонода кивком указал подчинённой направление и неторопливо скользнул в сторону. Меч в его руках неотрывно следил за Айшей.
   - Агенты, прошу вас, - Дым как нельзя болезненнее ощущал тот факт, что из всего оружия в его распоряжении имелись только пистолет и телескопическая дубинка. - Формально это наша территория, давайте обойдёмся без лишнего... шума.
   - Не выйдет, котёночек, - усмехнулась Айша. - Ты их слишком ненавидишь, чтобы всерьёз гасить этот конфликт.
   - Конкретно их, - Дыму стоило немалых усилий произнести эти слова тем же спокойным голосом, - я вижу примерно впервые. И единственная моя к ним претензия - обнажённые клинки в общественном месте!
   - Думаю, - Айша демонстративно засунула руки в карманы плаща и встала рядом с агентом, - этот список претензий крайне быстро пополнится. Ши Юкиро слишком известны своими... экстравагантными представлениями об этикете. Ждать повода им не придётся.
   "Дым, готовность, - напряжённый голос Диты под крышкой черепа отвлёк агента. - Пять секунд!"
   "Пять секунд до чего? - не выдержал агент. - Дита? Эй? Агент Фальке?"
   Крыша презентационного центра содрогнулась. Быстрая серия взрывов сотрясла обманчиво прочный монолит алмазного стекла. Кислотный туман, грязная химическая жижа и большие обломки с острыми краями обрушились на беззащитный парк. Следом за ними причудливым фейерверком разлетелись дымовые гранаты и напалмовые бомбы. Многоголосый крик взметнулся к расколотому стеклянному куполу.
   - Конояро! - Сонода не выдержал столь резкой встряски и кинулся вперёд с мечом в руках. Лезвие блестело словно покрытое тонким слоем ртути - и явно не сулило ничего хорошего.
   Рывок выдернул Дыма из-под меча Соноды в последний момент. Клинок с пронзительным свистом распорол воздух.
   - Нет, котёночек, ты не будешь стрелять в них в ответ, - Айша Кабир без особых усилий ухватила агента поперёк груди свободной рукой. - Это невежливо.
   Резкий взмах свободной руки федаина рассёк пол балкона невидимым клинком. Разъярённый Сонода и растерянная Томоко остались на самом краю над стометровой бездной. Дым, Айша и кусок бетона шириной в несколько метров провалились вниз.
   - Хоп! - отношения Айши с привычной Дыму физикой отличались явной экстравагантностью. Обломок под ногами разлетелся на куски. Серия прыжков с одной невидимой опоры на другую погасила скорость падения так, будто ни о какой сотне метров пустоты и речь не шла.
   - Что это было? - выдохнул агент уже на засыпанной мусором декоративной плитке у подножия центральной опорной колонны презентационного центра.
   - Культ, - Айша невозмутимо дёрнула его в сторону. Гулкие взрывы на развороченном балконе выбили фонтан строительного мусора, прямиком оттуда, где мгновение назад стояли Томоко и Сонода. Если бы не помощь Айши, часть обломков неминуемо закончила бы свой полёт на голове Дыма.
   В такт её словам глухо бухнули двигатели мягкой посадки. Аколиты культа машины спустились на землю в струях тусклого пламени. У кого-то пороховые шашки стояли прямо в гипертрофированных ногах и пояснице, другие пользовались одноразовыми ранцами.
   Вокруг них беспорядочно копошились на земле окровавленные тела в ещё мгновения назад дорогих, а теперь безвозвратно испорченных костюмах. С травы поднимался едкий кислотный пар. В нескольких местах чадно пылали напалмовые костры.
   С летней сцены звучали истошные визги - невероятно худой, похожий на хромированный скелет, двухметровый киборг тонкими блестящими пальцами-скальпелями вырывал какую-то неопознаваемую деталь прямо из груди солистки "Электронного квартета". Вырывал с мясом. Девочка истошно орала на всю мощь электронных синтезаторов голоса и так и не отключённой концертной звуковой системы.
   Один из приспешников хирурга-садиста тянул за ногу из-за перевёрнутой стойки дорогого синтезатора отчаянно сопротивляющуюся клавишницу. Некогда светлые волосы превратились в один сплошной кровоподтёк и залепили ей всё лицо, так что девочка могла лишь вслепую дёргать свободной ногой в бессмысленных попытках отбиться.
   Затем на сцену поднялись с разных концов Дита и знакомый уже Дыму жирный ковбой - и ситуация резко переменилась. Двухметровый скелет-хирург переломился чуть ниже грудной клетки и рухнул двумя обломками. Ноги остались на месте, верхняя половина туловища крысой скользнула в сторону на руках - но ещё две пули догнали обломок на ходу и превратили искалеченного киборга в чадный костёр. Рекламное описание плазменного револьвера явно не слишком расходилось с его реальными боевыми качествами.
   Дита походя разнесла череп второму киборгу-фанатику серией частых выстрелов и торопливо подхватила с пола окровавленную солистку. Наполовину вырванный голосовой блок так и свисал на мокро блестящих питательной жидкостью кабелях в разлохмаченной защитной оплётке. Вздымались и опадали покрытые кровавой пеной искусственные лёгкие. Клавишница поднялась сама - и неловко похромала к служебному выходу.
   Одна за другой бахнули сразу несколько дымовых гранат. Сцену заволокло разноцветным непрозрачным облаком.
   Под развороченным куполом надрывно завыли сирены.
  
   ***
  
   - Что вообще происходит? - вместо защищённой линии связи в аугметике Дыма тревожно мигал индикатор широкодиапазонных помех. Местные ретрансляторы не откликались вовсе - как и не было.
   - Отвлекающий манёвр, - Айша Кабир тащила его сквозь густую пелену кислотных испарений как на буксире. Трава под ногами уже пожелтела и выгорела. Где-то в отдалении шумными кострами пылали несколько деревьев. Над развороченным презентационным центром витал плотный запах крови, страха и неопознаваемой химии.
   - Это - отвлекающий манёвр? - не выдержал агент. - Да эти ублюдки тут просто всё разнесли!
   - Советую думать не о том, что они разнесли, - Айша недовольно взмахнула свободной рукой, - а о том, что они собираются обнести!
   Из ядовитого тумана вывалился повреждённый её невидимым ударом киборг, сделал несколько судорожных шагов и забился на грязной траве в мучительной электронной агонии.
   - И это, - недовольно продолжила Айша, - возвращает нас к главному вопросу. Ты здесь только щёки надувать, пока твоя напарница работает, или допуск у тебя и правда есть?
   - Временный четвёртый, - любые мысли об игре в секретность у агента давно уже отпали - ещё на первых трупах. - С ограничением прав на территории правительства.
   - Хватит, - решила федаин. - Отмычка из тебя получится.
   - Отмычка? - повторил Дым. - Мы что-то крадём?
   - Не мы, - раздражённо ответила Айша. - Но я не испытываю желания бодаться ещё и с вашей системой безопасности. У нас и так почти не осталось времени. Твоя стеснительная подружка успела поведать, зачем на самом деле хотела с тобой пообщаться?
   - Нет, конечно, - агенту пришлось отпрыгнуть в сторону, когда вяло шевелящееся тело на покрытой гарью траве дёрнулось к нему с нечленораздельным воем на звук голоса. От пояса и выше несчастный представлял собой один большой ожог.
   - Вы полностью слили контроль за культом в регионе, - отрезала Айша. - Чем занимается ваш местный дивизион, похоже, даже он сам не знает. Его начальство - так наверняка. Ши Юкиро пытались зайти от своего конца проблемы - но прислали двух беспомощных неумех. А сейчас культисты подняли голову и полным ходом штурмуют ваш оружейный бункер в горах.
   - Наш? - повторил Дым.
   - Вашего отдела, - уточнила Айша. - Почему-то они знают, где он, с точностью до каждого ложного контейнера на товарном складе. У тебя есть связь?
   - Нет, - повторная быстрая проверка подтвердила, что местная сеть или сожжена физически, или слишком задавлена глушилкой, но, в любом случае, не работает.
   - Ладно, она у тебя взрослая девочка, не то, что эти инфантильные недоумки, - Айша почему-то усмехнулась. - В дороге отзвонишься.
   - В дороге? - переспросил Дым. - Мы что, туда вдвоём?
   - Без тебя оказалось бы проще, - согласилась Айша, - но только не в том, что касается внутренней системы безопасности. Открой мне эту дверь!
   - Эту? - Дым торопливо вызвал набор временных сертификатов. Серая металлическая заслонка сложилась гармошкой на удивление толстых бронелистов и уехала в потолок. Коридор за ней вёл куда-то на подвальный этаж.
   - Быстрее, - поторопила Айша. - за нами уже целая толпа.
   Словно в подтверждение её словам, из тумана вынырнули несколько киборгов. Сначала Дым принял их за погоню. Затем они стали падать - и агент увидел их преследователей.
   Двое знакомых уже азиатов: босая женщина в грязном вечернем платье и высоких перчатках и мужчина в столь же сомнительной чистоты смокинге, покрытых толстым слоем бетонного крошева брюках и некогда идеальных лакированных туфлях крутились между беглецами в безумной пародии на пляску с клинками в руках. Мечи Ши Юкиро одинаково равнодушно вспарывали что плоть, что усиленные искусственные конечности фанатиков.
   - Шевелись! - Айша потащила агента в коридор. - Время!
   Последний из беглецов упал в дверях, уже без обеих ног. Судя по его перекошенному страхом лицу, человеческого в фанатике культа оставалось куда больше, чем он хотел - и меч Соноды в полной мере достал из него это человеческое... напоследок.
   - Эй! - Сонода остановился в дверях, в нескольких шагах от всё ещё бьющегося в электронных судорогах культиста и вытянул руку с мечом в сторону Дыма и Айши. - Я тебя достану, понял? Тебе всё равно не...
   Айша коротко махнула рукой. Контрольный блок на стене брызнул фонтаном искр.
   Томоко едва успела отдёрнуть Соноду назад. Металлическая дверь гаража едва не обрушилась старшему агенту Ши Юкиро на голову.
   - Это его успокоит, - раздражённо прокомментировала Айша. - Ненадолго. Идём!
  
   08
  
   Не раз и не два я чувствовал себя идиотом...
   Андрей Союстов, человек многих талантов
  
   Угольно-чёрный фургон с золотыми цепочками стилизованных иероглифов на широких дверях нёсся по тесным лабиринтам дорог Зугдиди на полном ходу. Грязная пелена кислотных брызг разлеталась позади на высоту второго этажа.
   С пешеходных мостков над улицей вслед машине звучали ругательства, а временами и неприцельные, больше выпустить пар, выстрелы.
   Стрелять в саму мобильную базу Ши Юкиро на полном ходу в своём уме решился бы лишь тот, кто имел гарантию, что этот поступок сойдёт ему с рук. А таких, среди обычных потребителей на улицах Зугдиди, в сколько-то заметных количествах не встречалось.
   - Он так и не удалил тэг? - Сонода торопливо застёгивал полевой бронекомплекст вполоборота к широкому проекционному экрану с картой города. - Как ты вообще сумела его пометить?
   - Он дал мне доступ к звуковому каналу, - ответила Томоко. - А потом, ну...
   - А потом я не дал ему про него вспомнить, - довольно ухмыльнулся Сонода. - Хоть какая-то польза от твоих низменных увлечений!
   - Да, сэмпай, - покорно согласилась Томоко.
   Её защитный костюм в полной мере оставлял агенту мобильность и подвижность, а потому, каждая его деталь крепилась на большом количестве самозатягивающихся ремней и застёжек. Цифровой ассистент Томоко мог лишь недовольно отмечать всё новые и новые микротравмы, которые агент получала только за сам факт пребывания в слишком тесной синтетической перчатке на всё тело поверх недавних ран.
   - Или так, - Сонода, наконец, застегнул бронекомплект и открыл панель оружейного сейфа, - или он такой же изнеженный некомпетентный бездельник, что и все остальные так называемые "агенты" Евразии!
   - Его напарница, - попыталась напомнить Томоко, - это сама Дита Фальке.
   - Никогда про неё даже не слышал, - бронекомплект Соноды плавно сменил цвет на городской камуфляж. - Чем она успела тут прославиться?
   - Не здесь, сэмпай, - Томоко смутилась. - У нас. Ветераны боёв за Дальневосточную Банку звали её Дита Сакюубасу...
   - Её? - рука Соноды замерла в считанных миллиметрах от приклада "Коосэн Lightray" - импульсного лазера полевых агентов Ши Юкиро. - Вот эта девочка на побегушках у безмозглого модника с моноклем в глазу - Суккуб Восточной Банки? Не смеши меня! Ей это просто не по рангу!
   - Ходили слухи, что её понизили, - Томоко закончила с застёжками костюма и тоже протянула руку за лазером.
   - За единомоментную нейтрализацию двадцати шести агентов Большой Пятёрки? - Сонода фыркнул. - Это даже не смешно!
   - Н-но, трое из них принадлежали Е-И, сэмпай, - несмело возразила Томоко.
   - Допустимые потери, - отрезал Сонода. - Если это действительно она - как агент с её опытом вообще мог пропустить кого-то моего ранга к вышестоящему инспектору отдела? Почему ты смогла развести его как отаку в мэйдо-кафе без малейшего вмешательства с её стороны? Почему она проигнорировала федаина Коморос?
   - Возможно, это к-какой-то план, сэмпай, - неуверенно предположила Томоко, - а мы в суматохе чего-то не поняли...
   - Как я могу чего-то не понять, когда всё настолько однозначно? - Сонода взмахнул лазером над картой словно указкой. - Вот! У её безмозглого "начальника" мозгов нет даже удалить примитивный тэг! Да настоящая Дита сама бы его убила, лишь бы не позориться службой у недостойного господина!
   - Да, сэмпай, - Томоко сдалась.
   Некоторое время она и Сонода молча распихивали запасные батареи и снаряжение по кармашкам и подсумкам разгрузок и оружейных поясов.
   - Но, - Томоко снова нарушила молчание. - Сэмпай...
   - Что ещё? - раздражённо спросил тот. - Агент Минамори Томоко, я надеюсь, вы хорошо подумали?
   - А что если это всё-таки она? - спросила Томоко. - Если это не план Коморос по дестабилизации региона? Если это мы и Айша Кабир - подлинные мишени Диты Фальке, и она всего лишь бросила нам убедительную приманку - из тех, что стоят куда меньше федаина с полувековым стажем?
   - В таком случае, почему мы до сих пор не встретили ни малейшей помехи? - Сонода взорвался. - Мы уже за городом, и где хоть один выстрел по нам? Хоть одна засада? Хотя бы один проклятый фугас у дороги? Их нет! А знаешь почему? Потому что...
   Частые удары по корпусу фургончика оборвали его на полуслове.
   Мгновение позже их догнал гулкий рокот.
   Машина агентов завалилась на бок и вылетела на обочину. Снаряды малокалиберной автоматической пушки выбили из прочного корпуса фонтаны тусклых искр - и стесали покрышки заодно с колёсами.
   - Фугас! - ещё успела крикнуть Томоко, прежде, чем невысокая, похожая на прожектор, круглая металлическая банка на приземистом треножнике в придорожной канаве развернулась к искалеченной машине и безразлично харкнула плазменным копьём самоформирующегося ударного ядра.
  
   ***
  
   Отголосок недалёкого взрыва застиг Дыма и Айшу у проходной контейнерного склада. Абсолютно безлюдной и наглухо закрытой проходной склада, больше всего похожего на саркофаг ядерного могильника.
   - Что это? - вскинулся Дым. Его права и сертификаты, один за другим, подтверждал контрольный блок проходной. Очень неторопливо, практически вручную, с личным контролем буквально каждого шага, подтверждал.
   - Штурмуют главный въезд, - пояснила Айша. - Но вряд ли несколько турелей и мин кого-то задержат.
   - Кто вообще делал эту систему? - раздражённо спросил агент. - Они не только въехать, но и выехать успеют, пока этот замок согласится, что я - это я!
   - Честному потребителю, - Айша позволила себе улыбнуться, - торопиться некуда. Спешат лишь преступники.
   - Ну, зашибись теперь, - каждый новый взрыв или слитный гул пушечных очередей у главной проходной склада заставляли агента раздражённо коситься по сторонам. - Тебе нужно было тащить сюда не меня, а ящик взрывчатки. Получилось бы куда быстрее!
   - Я об этом думала, - без тени иронии ответил Айша. - Слишком дорого. Отпущенный мне бюджет операции подобных трат не предусматривает.
   - Похвальная экономия, - буркнул Дым и подтвердил финальный сертификат. Контрольный блок отрывисто квакнул, и закинул в его набор электронных документов временный пропуск.
   Дверь проходной скользнула в сторону. Разница с острым химическим запахом и влажной жарой снаружи и кондиционированной прохладой склада оказалась просто разительной. Мягкий свет широких панелей на стенах и потолке, затейливая паутина балок и рельсов для погрузочных кранов, массивные стеллажи с гофрированными сорокафутовыми контейнерами, цветная разметка на бетонном полу - склад выглядел на удивление чистым и ухоженным... до первого трупа.
   Человек в яркой оранжевой спецовке и потёртых ботинках лежал ничком в луже крови. О причинах смерти гадать не приходилось - спина несчастного выглядела сплошным кровавым месивом.
   - Так, - Айша ослабила воротник плаща и демонстративно расправила алый лоскут шарфа поверх него. - Приехали. Ищи себе оружие, быстро!
   - Как? - шёпотом прошипел Дым
   - Это ваш склад, - бросила в ответ Айша. - Хочешь жить - разберёшься! И дай мне выделенный канал на твой субвокализатор уже!
   "Да на здоровье, - Дым раздражённо подтвердил все необходимые разрешения, - может, ещё и в тактическую сеть пустить?"
   "А тебе для этого нужно отдельное напоминание? - Айша с места прыгнула за высоченную, больше десяти метров, стопку контейнеров, и продолжила уже на бегу, - вообще-то это в твоих же интересах... напарничек".
   "Как скажешь, - труп выглядел крайне убедительным аргументом, - но тогда не забывай, что партнёрство всё-таки подразумевает некоторое равноправие".
   "Сколько угодно, - субвокализатор донёс иронию Айши в полном объёме, - но сегодня я всё равно сверху".
   Грохнуло. Суматошная пальба началась и тут же оборвалась. Из бетонного потолка чуть в стороне брызнули тусклые искры. Тактическая сеть бесстрастно показала нескольких изувеченных киборгов с трансляции Айши.
   "Обрати внимание, - прокомментировала та. - Их очень занимал ваш оружейный контейнер. Один из. Только вот, какая жалость, со штатными "чёрными кугуарами". Ящиками".
   "Эти пистолеты не могут занимать целый контейнер! - отвечал Дым уже на бегу. Инвентарный список служебных контейнеров отдела и карта склада в аугментированном поле зрения нормально воспринимать окрестности мешали, но и стоять на месте беззащитной мишенью агенту не хотелось. - Дита говорила, у нас тут разве что Луну с неба достать пушки нету!"
   "Хм, - Айша вытянула руку и аккуратно сняла одну из верхних коробок. Затем ещё одну, и ещё - пока не образовалась дыра, вполне достаточная, чтобы увидеть, что за стеной одинаковых коробок с прозрачными крышками есть лишь пустота - до самой задней стенки контейнера. - Похоже, репутация вашей корпорации в очередной раз оправдалась".
   "Не понял? - Дым замер у очередного маркированного в аугметике контейнера. Настежь распахнутого пустого контейнера. - Здесь должны быть штурмовые карабины под активно-реактивный боеприпас! Что происходит вообще?"
   "Евразия Инкорпорейтед, - Айша веселилась. - Самая богатая, самая неповоротливая и самая коррумпированая на всей планете корпорация. Вот что происходит!"
   "Но, - Дым растерянно смотрел на пустой контейнер. - Если это так, и склад уже обнесли - почему здесь культисты?"
   "Придётся кого-то из них допросить, - решила Айша. - Догоняй меня и постарайся не подставиться. Меня хватит закрыть нас до конца допроса от ненужного внимания, но работать придётся тебе".
   "И второй вопрос, - уже снова на бегу продолжил Дым. - Если киборги уже здесь - то кто штурмует главный вход?"
   Ответа агент уже не услышал - мощный взрыв заглушил любые посторонние звуки.
  
   ***
  
   - Сэмпай! - Томоко спешно перезаряжалась. - Осторожнее!
   Похожий на металлического паука сторожевой киберлин поймал уже две термитных гранаты в округлый прочный корпус - и вовсе не торопился выходить из строя. Ролики шести опорных лап с противным визгом чертили бетонированную площадку въезда на склад.
   Оружия, чтобы покончить с этой линией обороны, в распоряжении агентов Ши Юкиро уже почти не осталось.
   Их фургон смёл бы "Арахну" даже новой модели в один бортовой залп - но остался чадным костром в километре от проходной. Одноразовая система аварийного спасения могла рассеять и лишить фокуса плазменное копьё, а система пожаротушения - обеспечить несколько мгновений на эвакуацию даже после того, как внешний корпус фургона превратился в чадный костёр температурой в четыреста градусов - но и только. Весь дальнейший путь агентам приходилось использовать лишь то, что им повезло спасти - и этот скудный запас таял на глазах.
   Полоса обороны, к счастью, не рассчитывалась на то, чтобы гарантировано уничтожить любых посторонних. Слишком дорого и слишком неэффективно. Поэтому агенты всё же продвигались вперёд - но теряли драгоценное время.
   И всё это время Сонода болезненно чётко сознавал, что Айша Кабир наверняка использует его на то, чтобы окончательно заморочить мозги незадачливому инспектору "Евразии" - до того момента, когда он, как послушный ребёнок, пойдёт за боевым эспером фонда Коморос и беспрекословно выполнит любое её пожелание. Уже не приказ, ни в коем случае - Сонода не сомневался, что приказывать что-то Айше с какого-то момента просто не потребуется.
   Поэтому, агент не выдержал.
   - Анояро! - он распрямился в полный рост. - Муда но меха!
   Отрывисто гавкнул подствольник.
   Киберлин волчком крутнулся на месте. Граната Соноды пережгла опорный ролик. Бессмысленное повреждение - но только не для скорости в добрых шестьдесят километров в час.
   Киберлин взвыл сервомоторами в бесполезной попытке удержать равновесие, с грохотом вылетел на пешеходную дорожку, и поймал вторую гранату в тот самый момент, когда начал было восстанавливать контроль над беспорядочным перемещением.
   Рикошет от бетонного монолита склада отбросил его в сторону - уже на боку. Ничего другого Соноде и не требовалось. Третья граната, в почти беззащитное сочленение основного корпуса и крохотной "головы" сенсорного блока наконец-то заставила "Арахну" замереть без движения.
   - Бесполезная машина, - Сонода неторопливо подошёл к чуть потрескивающей короткими замыканиями подбитой "Арахне" и демонстративно пнул её в бок.
   - Сэмпай! - Томоко вскочила, уже понимая, что не успевает. - Осторожнее!
   Бронированная лапа распрямилась.
   Сонода почти успел.
   Почти.
   Хорошо знакомый по многочисленным разгонам демонстраций мокрый хруст Томоко услышала даже на таком расстоянии.
   Ногу Соноды не спас даже полевой бронекомплект. Рассчитанный на четыре тонны брони и оружия механизм раздробил её с полным небрежением к многослойной защитной пластине с распределением ударной нагрузки.
   Единственное, что агент успел сделать вовремя - откатиться прочь от второго удара. Затем в недрах боевой машины что-то полыхнуло - и любое движение прекратилось.
   - Сонода-сэмпай! - Томоко подбежала к распластанному на грязном дорожном покрытии начальнику. Деформированные замки бронекомплекта подались только под запущенным на малую частоту вибрации клинком Ши Юкиро.
   Из под смятой брони густыми потёками выплеснулась не до конца загустевшая масса питательной жидкости и смятых в пульпу мягких тканей. Ступня агента Соноды так и осталась в раздавленном ботинке, из которого беспомощно торчал обломок искусственно усиленной кости.
   - Помоги встать, - раздражённо приказал Сонода.
   - Д-да, сэмпай! - послушно откликнулась Томоко.
   В три ноги они кое-как доковыляли к воротам склада, и Сонода, наконец-то, смог найти применение главному своему грузу - фабричной упаковке перестроенной молекулярной взрывчатки от "Cortex Solutions".
   На промер цели и выверку заряда у Соноды уже не осталось ни желания, ни терпения. Оглушительный грохот сотряс оружейный склад, едва лишь агенты отковыляли в безопасное укрытие.
   Ворота смяло и разворотило заодно с фрагментом стены.
   - Глупо экономить, - Сонода хрипло рассмеялся, - когда за стеной - целый оружейный склад!
   - Н-но, сэмпай, - несмело возразила Томоко. - Получается, теперь мы им всем сказали, что мы здесь?
   - Мне кажется, - Сонода недовольно стиснул плечо Томоко свободной рукой и взмахнул стволом лазера в другой, - всех желающих оповещали уже битые полчаса! А теперь мы просто зайдём внутрь и просто всех там убьём!
   - Да, сэмпай, - обречённо согласилась Томоко.
   Что-то подсказывало ей, что права на ошибку у них осталось уже совсем немного.
   Если вообще осталось.
  
   ***
  
   Лазеры агентов в основе своей имели космические технологии непостижимых Архонов. Огонь вёлся по идеальной прямой, без малейшей отдачи, сквозь любой телекинетический барьер. Идеальное оружие против эсперов. Единственная проблема - такой противник на складе предполагался ровно один.
   Айша Кабир, федаин Коморос.
   Против любого другого противника они проигрывали. В ассортименте специальных боеприпасов, в цене обслуживания, в габаритах боекомплекта, в удельном весе удачного попадания...
   Агентам Ши Юкиро требовалось оружие.
   Немедленно.
   Цифровой ассистент Соноды, дорогая модификация на самой грани предельного дозволенного агенту его ранга функционала, принялся за работу. Он, разумеется, не шёл ни в какое сравнение по фактическим возможностям с погибшей в фургоне полевой станцией электронного противодействия - но и складская информационная оболочка лишь минимально расходилась по уровню защиты с обычной гражданской программой.
   - Средства личной защиты, - Сонода недовольно дублировал заголовки вскрытого каталога вслух. - Средства ближнего силового контакта, зенитные пусковые контейнеры, химическое и дымовое оборудование, психоактивные средства... да есть у них тут вообще нормальное оружие, или нет?
   - Контакт! - лазер Томоко прогудел несколькими быстрыми импульсами. Из-за стопки контейнеров под треск испарённой плоти кулём вывалился человек в окровавленной спецовке. Томоко взяла слишком высокий прицел - и прожгла цели горло до позвоночника. Рот случайной жертвы так и остался распахнут в немом посмертном крике.
   - Зачем? - недовольно прокомментировал это Сонода. - Отрезали бы сейчас этой складской крысе что-нибудь, сэкономили бы время!
   - П-простите, сэмпай, - Томоко запнулась. - Я не подумала...
   - Не важно, - Сонода вновь ухватил её за плечо. - Идём, я нашёл!
   О том, почему напуганный складской рабочий мог бежать по направлению к взорванным складским воротам, а не от них, Сонода не подумал.
   А зря.
   Из-за контейнера неторопливо вышла трёхметровая громада складского погрузчика. Несколько киборгов на его закорках изобразили почти цирковое сальто - и разлетелись по сторонам, уже с грохочущими стволами в руках.
   Малокалиберные пули с глухими шлепками ударили в бронекомплект Соноды. Агент толкнул прочь Томоко, ухватился свободной рукой за стенку и уверенно, как в тире, снял на бегу одного из киборгов. Второй отбросил на пол бесполезную громыхалку - и выхватил двуствольный укорот. Выстрелы раздались одновременно - киборг упал с выжженным до задней стенки черепа глазом, Сонода остался без лазера.
   Последний киборг швырнул пару дымовых гранат на пол, и шумно прогрохотал по гофре контейнеров сквозь фиолетово-розовую муть. Лазерные импульсы Томоко утонули в ней без малейшего эффекта - целиться сквозь такую преграду не по наитию мог разве что эспер-ясновидящий.
   - Ксо, - успел ещё выругаться Сонода, перед тем, как фанатик с гранатой в руках обрушился практически ему на голову.
   - Сэмпай! - Томоко в панике выскочила из-за своего укрытия.
   Верхняя половина туловища Соноды описала пологую дугу и рухнула между контейнерами. На полу остался длинный кровавый след.
   Несколько выстрелов, неприцельных, больше для самоуспокоения, и Томоко ухватила искалеченного агента за лохмотья воротника и потащила волоком за собой. Не самое трудное занятие, с учётом того, что от Соноды осталось не так уж и много.
   Первые несколько шагов он даже пытался как-то помогать своей подчинённой, но движения рук очень быстро превратились в судорожные подёргивания, а затем и прекратились вовсе - медицинская система беспристрастно констатировала слишком большую потерю крови и временно отключила любую высшую нервную деятельность.
   Из дымного облака целеустремлённо надвигался шагающий погрузчик. Томоко снова попыталась выстрелом перебить ему какое-нибудь сочленение - и снова безрезультатно. Затем батарея села окончательно - и Томоко осталась без оружия.
   Почти без оружия.
   Привод её клинка недовольно взвыл на предельной частоте вибрации. Томоко закрыла беспомощного Соноду, перехватила меч и с отчаянным криком бросилась вперёд.
   Пробежала она метров пять.
   Неприметная коробочка на корпусе погрузчика негромко хлопнула и взорвалась ей навстречу веером флешетт.
   Изорванное тело рухнуло на окровавленный бетон. Томоко попыталась встать, но травмированные руки отказывались её держать. Погрузчик шагнул ближе. Стальная вилка пришла в движение. Томоко рефлекторно сжалась в комок.
   Грохнуло.
   Погрузчик тяжело осел набок и замер в шатком равновесии на гофрированной стенке контейнера. На бетон струёй потекло масло перебитой гидравлической системы. Розовая пена свидетельствовала, что перебило гидравлику не иначе как заодно с пилотом.
   - Вот же дрянь какая! - из-за мёртвого остова вышел знакомый уже Томоко человек с массивными, далеко за локоть, штурмовыми перчатками-пробойниками на обеих руках. Правую человек держал чуть на весу - как после травмы. Гадать о причинах не приходилось - такие перчатки штатно применялись только поверх штурмового бронекомплекта. Во что они могли превратить обычные кости и плоть отдачей Томоко не хотелось даже задумываться.
   - И не говорите, - криво усмехнулась Томоко, - агент.
  
   09
  
   Если насилие так и не стало твоим финальным прибежищем - ты недостаточно активно к нему прибегал.
   Говард Джебедайя Тайлер, "Семьсот принципов эффективного агента Западной Федерации".
  
   Чистый белый потолок, мягкая кровать и экран на стене наводили агента Дымова на далеко не самые приятные воспоминания.
   Экран работал.
   Миниатюрное и определённо женское тело всех цветов медицинской диагностики на экране в какой-то момент даже заставили агента отдёрнуть простыню закованной в сложный регенерационный кокон рукой. От медицины двадцать шестого столетия Дым ожидал уже чего угодно - но за время под наркозом ни пол, ни какие бы то ни было размеры агенту определённо не поменяли.
   Этим хорошие новости и заканчивались.
   На этот раз ему даже не досталось отдельной палаты: совсем рядом, за плотной белой занавеской, кто-то лежал. Очевидно, та самая женщина с экрана. Кто именно - Дым не имел ни малейшего понятия. Но, если судить по цветовым кодам, досталось ей изрядно. Ни капли не меньше, чем всем, кого застал на разгромленном оружейном складе визит химеры.
   Там всё произошло невероятно быстро - и столь же грязно. Исполинский, похожий на железнодорожный вагон на колёсах, бронированный трейлер влетел на склад неудержимым тараном и одинаково равнодушно смял контейнеры, тела, и всех, кто не смог убраться подальше вовремя.
   И если Томоко на тот момент едва стояла, а Сонода не мог стоять в принципе, то вот для себя Дым оправданий найти уже не мог. Атака застала его врасплох.
   Агент почти успел отскочить - но только почти. Лавина контейнеров безразлично размозжила ему обе ноги чуть ниже колен. В следующий момент в голове агента словно взорвалась бомба - и он попросту ослеп и оглох, парализованный чудовищной болью.
   Сквозь кровавое марево перед глазами он ещё видел, как мечутся в яростной схватке на груде смятого железа две фигуры - одна человеческая, и одна механическая. Но парализующие волны боли просто не оставляли шансов на то, чтобы хоть как-то следить за яростной схваткой.
   Как на его сломанной руке сомкнулись плотные тиски складского крана, Дым тоже не заметил. Лишь когда тело изувеченного агента поднялось к потолку, тот смог прийти в себя.
   Система контроля повреждений бесстрастно отображала печальное состояние агента. Раздробленные кости не подлежали восстановлению. Принудительная внешняя нервная стимуляция неизвестной природы оказалась настолько сильной, что даже синаптические модуляторы агента не справлялись.
   Дым чувствовал себя именно так, как и должен чувствовать себя безногий и однорукий калека. Возможно, несколько хуже. За свою недолгую карьеру агента он слишком быстро привык, что любое несмертельное повреждение - не более чем досадная помеха.
   "Поздравляю, - голос на субвокализаторе вызывал новые и новые приступы мучительной боли. - Ловушка захлопнулась".
   - Что? - кое-как выдавил Дым.
   "Суккуб Восточной Банки в своём репертуаре, - определить, смеялся ли Сонода, Дым не мог уже и под страхом расстрела - но адекватным тот явно уже не звучал. - Ты серьёзно полагал, что твоя напарница вытерпит некомпетентного босса дольше, чем потребуется, чтобы засунуть его сыром в мышеловку? В прошлый раз она не пожалела троих".
   - Дита, - вытолкнул непослушное слово Дым. - Не...
   "Боюсь, что именно да, - в этот раз Сонода уже точно смеялся. - Посмотри сам. Психотронный эмиттер. Самое то, чтобы избавиться от нашей буйной знакомой. Ты привёл её сюда, мы заняли её внимание, а сейчас химера добьёт её... а потом и нас".
   - Я, - Дым попробовал шевелить здоровой рукой. - Я не...
   "Ты, - подтвердил Сонода. - Идеальная кандидатура. Айша Кабир действительно приняла тебя за инспектора. А теперь у неё слишком мало сил, чтобы драться под эмиттером - и слишком мало пространства для манёвра, чтобы просто уйти. Выживших не будет".
   - Брось, - Дым сжал руку в кулак. - Меня. Сверху.
   - Недопустимые прочностные характеристики пользователя, - недовольно откликнулись предупреждающие контуры штурмовой перчатки. Агента раздражённо сбросил на перчатку свои временные допуски. Перчатка заткнулась.
   Сонода рассмеялся.
   "Думаешь, твоя "напарница" пожалеет лишнюю пулю? - спросил он. - Не льсти себе, ты не такая важная шишка, как тебе соврали!"
   - Похрен, - отрезал Дым. - Брось. А когда нас залатают, я заколочу всё, что ты сказал про Диту обратно тебе в глотку!
   - Договорились! - кран пришёл в движение. Большой, шумный и легкоуязвимый... но, к счастью для пары искалеченных агентов, следить за ним оказалось уже некому.
   Сплетённые в клинче фигуры внизу замерли в шатком равновесии. От невидимого щита Айши разлетались ослепительные брызги пламени - сразу два плотных огненных шнура били в него из толстых предплечий химеры. Федаину пришлось опуститься на одно колено - но угловатая фигура безумного киборга продолжала вдавливать её в расползающийся на глазах металлолом всё сильнее и сильнее.
   - Давай! - скомандовал Дым.
   Падение вернуло его в зону излучения психотронного эмиттера - но даже сквозь пелену боли агент успел нанести свой последний удар. Под гулкий треск пороховых ускорителей бронированная перчатка выбросила длинные, верных тридцать сантиметров, штыри-пробойники глубоко в синтетическую плоть, металл и пластик химеры, а одноразовый конденсатор высокой мощности завершил начатое. Яростная плазменная дуга на мгновение вспыхнула между штырями пробойника и спекла внутренности химеры в оплавленный ком.
   Удар агента пробил её насквозь, от позвоночного столба в основании черепа, до гидравлических насосов и основных энергетических накопителей в гипертрофированном торсе.
   Даже многократно дублированным системам оказалось не по силам компенсировать повреждения сразу - а на потом времени уже не осталось.
   Айша поднялась с колен и развалила искалеченную химеру на куски - вместе с намертво застрявшей в ней изувеченной отдачей рукой агента.
  
   ***
  
   - Эй, - от неприятных воспоминаний Дыма отвлекла посетительница.
   В дверях палаты стояла Дита. На этот раз - в мягкой замшевой куртке цвета хаки с декоративной бахромой, нарочито-грубой светло-коричневой блузке с вышитым по ней замысловатым геометрическим орнаментом, зелёной юбке по колено из такой же нарочито-грубой ткани цвета хаки и мягких кожаных сапожках на каблуке. В руках она держала здоровенный букет живых цветов: розы и лилии, вперемешку, самых безумных цветов.
   - Вау, - прокомментировал это Дым.
   - Не спеши, дефект, - усмехнулась Дита. - Это не тебе.
   Она прошла к занавеске и осторожно сдвинула её свободной рукой в сторону.
   Теперь Дым наконец-то смог опознать соседку.
   На сложной медицинской конструкции с большим количеством тонких гибких манипуляторов лежала солистка "Электронного Квартета". Над местом вырванного до половины электронного блока в груди девочки деловито возился целый лес тонких гибких щупалец с хромированными иглами наконечников. Несколько щупалец потолще мерно пульсировали в районе основных артерий пациентки. Судя по контрольным данным в открытом доступе, без них пациентка давно бы умерла.
   - Саша, извини, это целиком моя вина, - Дита сжала тонкую бледную кисть обеими руками. С букета на пол упали несколько блестящих капель воды.
   Губы солистки шевельнулись - без малейшего звука. После короткой паузы что-то неприятно проскрежетало, и один из медицинских приборов начал транслировать речь.
   - Цветы уронишь, - для передачи речи динамик прибора явно не годился. Звучала она как из плохого мегафона. Очень плохого, фонящего, мегафона.
   Дита растеряно огляделась.
   - Вот эту хрень возьми, - Дым кивнул на глубокий медицинский контейнер с хромированными сменными головками хирургических щупалец.
   Дита растеряно кивнула, вывалила жалобно звякнувшие инструменты на столик, и воткнула букет в металлическую ёмкость.
   - Не вини себя, - продолжила солистка. - Ты не могла этого предусмотреть.
   - Я могла не успеть, - к глубокому удивлению Дыма, его напарница упала на колени рядом с ложем солистки. - Эти ублюдки...
   - Умерли, - голосом робота-убийцы произнёс динамик. - А твой напарник лично убил их предводителя. Они больше не смогут никого убить. Никогда.
   - Серьёзно? - переспросила Дита. - Химеру? Дым? Лично?
   - Вот этими самыми руками, - агент приподнял культю, насколько это вообще позволил закреплённый на системе питания лубок-регенератор. - И кстати. У меня есть парочка вопросов.
   - Тебе лучше бы ответить, Дита, - поддержал его динамик. - Я думаю, он имеет право знать.
   - Хорошо, - вздохнула она. - Только быстро.
   - Сонода утверждал, что это ловушка, - начал Дым. - А я - живец. Твой.
   - Сонода - импульсивный параноик, - безжалостно приложила агента Ши Юкиро Дита. - Больной на всю голову, просто удивительно, как он вообще до своего уровня дослужился. Чья-нибудь диверсия, не иначе. Даже напарница у него такая же шмокнутая в голову, что при таком балабузе вместо старшего по званию ни капли не удивительно.
   - Я заметил, - осторожно продолжил Дым. - Но всё-таки. Суккуб Восточной Банки?
   - Без комментариев, - отрезала Дита. - Никогда это прозвище не любила. И вообще, если ты после всего, что случилось, думаешь, что я могу бросить или разменять напарника...
   - Потому что Зиверс лично пообещал вывернуть эту дуру маткой наружу, если она ещё хоть раз... - динамик взорвался чудовищными звуками, в которых, при некоторой фантазии получилось бы признать смех. - Я работаю в электронной разведке твоей маленькой бешеной циркулярки, агент. Дита может быть на удивление надёжным партнёром, если переспать с ней разок-другой.
   - Гм, - Дым поперхнулся. - Девочки, я всё понимаю, но в конкретно вашем случае это точно не педофилия?
   Динамик снова зашёлся искренним смехом.
   - Полковник старше меня, дефект, - пояснила Дита. - Видел рекламу "вечных котят"? С людьми косметическая фиксация возраста тоже работает. Просто стоит дороже.
   - И вы так легко мне это всё сейчас вываливаете? - не поверил агент.
   - А Зиверс тебя повысил, - Дита нехорошо ухмыльнулась. - По документам ты решил немного развеяться на популярном концерте... и спас всемирно известную музыкантшу Сашу Олдберри с её "Электронным Квартетом". По немного иным документам - принял участие в спасении ценного стратегического ресурса корпорации. По третьим - прикрыл жопу вдрызг облажавшимся коллегам по отделу в критический момент. Не думай, что Зиверс это забудет. Он, кстати, зайти обещал.
   - Зайти, - повторил Дым.
   - И немного с тобой прогуляться, - добила его Дита. - Лично. Ещё намёки требуются?
   - Ох, ё, - агенту очень захотелось выругаться.
  
   ***
  
   - Вам следовало бы поберечь себя, агент, - с визитом Зиверс долго ждать не заставил. Больничная койка Дыма сложилась как игрушка-трансформер во что-то вроде инвалидного кресла, и, под негромкое шуршание обрезиненных роликов, послушно двинулась к выходу из палаты - вслед за начальством агента.
   - Я всё ещё жив, - дипломатично сказал Дым.
   - И это влетает отделу в копеечку, - напомнил Зиверс. - Вам следовало бы несколько бережнее относиться к предоставленному вам телу.
   Кресло Дыма неторопливо ехало по тихой безлюдной галерее. Внешняя стена выходила на зелёную рекреационную зону города-шпиля, и агент с удивлением понял, что за время его пребывания в отключке визит на территорию открытого города Зугдиди благополучно закончился.
   - Кто-то, - начал Дым, - обещал мне, что я смогу выйти через окно сотого этажа и уцелеть...
   - Насколько я знаю обстоятельства ваших боевых дежурств, - чуть заметно улыбнулся Зиверс, - это обещание я сдержал.
   - Но вот насчёт меча в глотке Сина Куроно после всего пережитого я как-то не уверен, - закончил Дым. - Если какой-то чокнутый киборг...
   - Очень дорогой киборг на бронированном трансконтинентальном грузовике, - напомнил Зиверс, - оснащённом запрещёнными технологиями.
   - Да хоть на танке! - отрезал Дым. - Син Куроно чёртов глава чёртова дивизиона! У него будет всё и немного больше!
   - У вас тоже будет всё, агент Дымов, - Зиверс остановил кресло-каталку агента рядом с небольшим фонтаном в окружении карликовых декоративных кипарисов. - Вопрос лишь в том, готовы ли вы идти по этой дороге и дальше. Теперь, когда уже представляете, как это выглядит, и чего стоит.
   - Готов, - без тени колебаний отрезал Дым.
   - Вы можете остаться на обычной полевой работе, - продолжил Зиверс. - И я и ваша напарница, мы воспримем это нормально. С учётом продемонстрированных вами решений, ммм... этически неоднозначных ситуаций, я бы назвал это предпочтительным вариантом
   - Нет уж, - отрезал Дым. - Этот... человек забрал у меня всё. Теперь он за это ответит. И я требую больше не задавать мне подобных вопросов!
   - К сожалению, - ответил Зиверс, - подобные вопросы обязательны как с точки зрения моих служебных обязанностей, так и согласно действующим законам мирового правительства.
   - Мне уточнить, где именно я видел то правительство и его действующие законы? - поинтересовался Дым.
   - Не требуется, - ответил Зиверс. - Но я бы посоветовал всё же не увлекаться. Не буду спорить, мне выгодна ликвидация текущего главы отдела принудительной релокации потенциальных сотрудников Ши Юкиро, особенно в свете малоизвестных вам давних событий. Но как показывает мой опыт, расходные одноразовые заменяемые исполнители невыгодны даже в пределах одного поколения.
   - Чего? - переспросил Дым.
   Зиверс огляделся, улыбнулся и наклонился к уху агента.
   - Мне в корень не сдался больной на всю голову халамидник, - начал он, - который припёрся из прошлого лишь затем, чтобы трахнуть инспектора ЦК, просрать кучу башмалы и склеить ласты. Доступно излагаю?
   - Вполне, - агента пробрал истерический смех. - Интересно только, кто и как проконтролирует моё поведение.
   - Ты сам, - без тени улыбки ответил Зиверс. - Дашь мне слово и сдержишь его.
   - О, - Дым запнулся. - Неожиданно.
   Тишина слегка затянулась. Агент молчал. По дорогам внизу потоком неслись похожие на игрушки городские электромобильчики. В отдалении неторопливо плыл яркий оранжевый дирижабль коммунальщиков с разукрашенными рекламой бортами.
   - Вы не первый, кого подобрали в город с пустошей, агент Дымов, - нарушил тишину Зиверс. - И нет ровным счётом никакой разницы, как именно выглядели мелкие нюансы вашего роста за пределами города-шпиля.
   - Тебе бы такие мелкие! - фыркнул Дым.
   - Вам, - поправил его Зиверс. - Я не так молод, как вы заблуждаетесь по моему поводу, агент. Не случись известных вам событий, мы вполне могли бы встретиться где-нибудь к естественному концу вашего жизненного пути. Ограниченная ядерная война - это, конечно, не так интересно, как ваше... путешествие, но тоже крайне познавательный жизненный опыт.
   - Я, - Дым запнулся. - Я не могу гарантировать, что при следующей встрече с этим... человеком сохраню идеальное спокойствие.
   - А его от вас никто и не ждёт, - согласился Зиверс. - Вы же не робот. Просто запомните, что в случае благоприятного для вас исхода ваша история не закончится. Скорее - лишь начнётся. И сейчас я спрашиваю в очередной раз - готовы ли вы к этому, агент Дымов с учётом всего, о чём теперь знаете на личном опыте?
   - Готов, - отрезал Дым.
   - Сознаёте последствия этого решения? - продолжил Зиверс.
   - Сознаю, - подтвердил агент.
   - В таком случае, - Зиверс на секунду замолк, пока в личном деле агента обновлялись пакеты лицензий и допусков. - С повышением. И добро пожаловать в новую жизнь, агент Дымов.
  
   ***
  
   За время отсутствия агента палата заметно приобрела в обстановке. Декоративный чайный столик, элегантная хрустальная ваза под цветы Диты, серебряный поднос и явно дорогой фарфоровый чайный набор, добрая половина товара хорошей кондитерской, дорогущая звуковая система, несколько бесформенных кресел-подушек самых экзотических расцветок и пристроенная сверху напольной колонки игрушечная набивная пони-киборг с логотипом "Евразии Инкорпорейтед" на крупе оказались лишь тем, что агент успел распознать перед тем, как его поприветствовал целый выводок девочек
   Участницы "Электронного Квартета" не оставили солистку в одиночестве. Даже изувеченная клавишница не осталась в стороне - хотя над регенерационной маской на её лице торчали разве что брови, а ниже пояса её плотно обхватывал медицинский экзоскелет с толстым белым коконом от стопы до колена изувеченной ноги.
   - Не помешаю? - иронически спросил Дым.
   - Ну, это же твоя палата, - новая звуковая система транслировала голос Саши куда лучше технического динамика медицинского блока. - По документам нас тут вообще нет.
   - А то фанатки на сувениры порвут? - не удержался от шутки Дым.
   - Не смешно, - отрезала солистка.
   - Как скажешь, - согласился агент.
   - А ты его правда убил? - спросила клавишница.
   - Правда, - вздохнул агент. - Если ты про химеру культа Машины.
   - А как? - лица из-за регенерационной маски видно не было, так что о неподдельном интересе покалеченной клавишницы агент в основном догадался.
   - Насмерть, - отрезал он. - Давай ты меня лучше тортиком покормишь, а?
   "Молодец, - в субвокализаторе голос Саши Олдберри звучал куда старше, чем вслух. - Давай так с ней и дальше, а то испортится!"
   "Она, - ехидно поинтересовался агент, - или тортик?"
   "Да, - ответила Саша. - И да. Группа прикрытия у меня совершенно настоящая. Так что сделай над собой усилие, и покажи Маше и девочкам хорошего агента пять минут как из подросткового сериала".
   За время этого беззвучного диалога клавишница Маша успела нарезать торт и подойти к агенту с блюдечком и ложкой.
   - Ааа, - сказала она и протянула кусок на ложке, совсем как ребёнку.
   От торта пахло вполне настоящими клубникой, сметаной и шоколадом. Сколько по местным понятиям должно было стоить подобное кондитерское изделие, Дыму не хотелось и думать.
   - Ну, как? - с неподдельным интересом спросила Маша.
   - Очень вкусно, - торопливо соврал агент. Признаваться, что лучший торт, по его мнению - шашлык агент благоразумно не торопился.
   "Эй, - торопливо спросил он, пока девочка подцепляла на ложку очередной кусочек, - агент Олдберри, я не смотрел эти чёртовы сериалы! Я понятия не имею, что она хочет ещё от меня услышать!"
   "Ну, ты неплохо справляешься, - прокомментировала Саша, пока Дым старательно хвалил вслух очередной кусочек торта. - Не ругаешься вслух при девочках, не живописуешь выдавленные кишки... расскажи им про своё хобби, и они твои".
   "Хобби? - запнулся Дым. - Ты про что?"
   "Про твои рисунки, конечно же, - Саша откровенно веселилась. - Не про совращение же юных инспекторов ЦК, в самом-то деле?"
   Дым чуть не подавился.
   "Так, - начал он, пока взволнованная клавишница торопливо ковыляла за чаем. - Меня что, этим каждый встречный теперь будет подкалывать?"
   "Начальник отдела Александр Зиверс - далеко не первый встречный, - ответила Саша. - Да и мы с Дитой - тоже. Хотя рисунок обнажённой Вероники Малленбрах в общем доступе, скажем так, не прошёл незамеченным".
   На этот раз Дым таки подавился.
   - Не в то горло попало, - торопливо соврал он. - Давайте я вам лучше похвастаюсь своим хобби?
   "Слишком прямолинейно, - недовольно прокомментировала Саша. - Будь ты у меня студентом, я бы тебе зачёт не поставила".
   "Научишься рисовать - ставь хоть десять незачётов, - отрезал агент. - А эти проглотят. С писком и визгом!"
   Так и вышло.
   Агент даже сам не ожидал, что в его запасе окажется столько рисунков. Его заставляли тренировать восстановленные конечности ещё в ходе первого регенерационного курса, и он совершенно искренне удивился, когда понял, сколько новых рисунков успел сделать, пока осваивал интерфейсы местных художественных программ лишь бы занять чем-то жутко зудящие и плохо гнущиеся новые пальцы.
   Подборка разноцветных пони, причудливо одетых фэнтези-воительниц и других рисунков вызвала закономерный фурор. Раздел 18+ Дым не показывал - но и без него рисунков оказалось более чем достаточно.
   Только вот далеко не все из них стали неожиданностью для аудитории.
   - Ой, Штурми! - удивлённо сказала клавишница. - А когда ты успел её нарисовать, она же совсем новая?
   - Что? - на агента словно ведро жидкого азота опрокинули.
   - Ну, Штурми же, - продолжила девочка. - Вот, лицо со шрамом, дополнительная бронезащита... на "втором канале" в разделе антро целая тема под неё. Ты что, тоже любишь очеловечивать боевую технику?
   - Л-люблю, - Дым тщетно пытался сохранить остатки спокойствия. - Но я не знал, что её кто-то ещё тут рисует, я её в больнице почти год назад рисовал...
   - Сейчас покажу! - торопливо сказала клавишница и полезла в сеть. - Одну минуточку...
   "Ты в порядке? - встревоженно поинтересовалась Саша. - Дым, у меня считывалку мимимки зашкаливает уже твоими попытками сохранить лицо кирпичом!"
   "Нет, - отрезал агент, - я ни разу не в порядке! И она или спасёт мне последние остатки психики, или я чокнусь вот прямо сейчас!"
   - Вот! - торжественно объявила девочка. - Штурми!
   - Блядь! - совершенно искренне выругался агент.
   Вслух.
   "Агент Дымов! - не выдержала Саша. - Что вы себе..."
   "Его убили на моих глазах, вот что! - сорвался Дым. - Вот что! Пулемётная очередь, там даже тела не осталось толком!"
   "Ты серьёзно? - переспросила Саша. - Некоторые разновидности травматического шока могут иметь долговременные последствия для психики. Возможно..."
   "В жопу себе засунь эту психику и там проверни два раза поперёк, что я, эти косые почеркушки не узнаю, что ли? - взорвался агент. - У него даже анатомия с теми же ошибками везде! Роман это, его неумение в анатомию не подделать!"
   "Агент Дымов, - следующий вопрос Саша задала бесстрастным профессиональным тоном. - Вы уверены в этом заявлении? Рисунок действительно опознаётся вами как нарисованный лично знакомым вам человеком, смерть которого, вы, по вашему заявлению, видели, и готовы подтвердить с использованием любых потребных способов верификации?"
   "Да! - отрезал Дым. - И теперь мне чертовски интересно, сколько всего остального, что я запомнил как обстоятельства моей вербовки произошло на самом деле. Очень-очень интересно!"
  
   10
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"