Лапиков Михаил Александрович: другие произведения.

Офигенный лётный крест

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.67*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Этот рассказ основан на реальных событиях в небе над Фризскими островами 31го декабря 1944го года. В том, что касается судьбы двух "летающих крепостей" под управлением капитанов Рожона и МакНаба он максимально точен. Всё остальное - полный художественный вымысел, поскольку описанные байки относятся не только к разным частям, но и разным театрам военных действий, а экипаж Рожона летать начал и вовсе только осенью, что элементарно проверяется в сети :)


   Михаил Лапиков
  
   Офигенный лётный крест
  
   - Кэп, вы обещали рассказать, как Билл заработал своё прозвище, - сказал старший сержант Руссо. Их "летающая крепость" возвращалась домой на высоте в двадцать две тысячи футов после вылета на Гамбург, и сержанту было холодно и скучно лежать в позе эмбриона в подфюзеляжной турели в обнимку с массивным прицелом спаренных пулемётов.
   - Кэп, вы не могли этого сделать! - воскликнул второй лейтенант Уильям Лик, - Поверить не могу, что вы действительно это пообещали!
   - Спокойно, Протечка, - засмеялся Чейз, - мы все тут одна большая семья.
   - О, нет, - обречённо простонал Уильям, - О, нет!
   С поста бомбардира Джеймса Ширли донесся свист и улюлюканье.
   - Бери пример с меня, Протечка! - весело крикнул бортстрелок Рой Литтл. - Я не стесняюсь прозвищ!
   - Да у тебя вообще стыда нет, Коротышка!
   - Стыд? Какой может быть стыд, когда своё прозвище я получил от восхищённых дам?
   - С каких пор они стали дамами, Коротышка?
   - С тех самых, как поняли, что мы, лётчики, делаем это лучше. Общение с нами возвышает!
   - Что-то я не замечал ничего возвышенного после общения с тобой, Коротышка!
   - Не думаю, что наше общение с тобой когда-либо будет проходить так, как с этими дамами, Билл!
   - Действительно, Протечка, ты с этим делом поаккуратнее, - поддержал Роя Литтла навигатор, Боб Вашингтон, - Слышал когда-нибудь про Содом и Гоморру? А мы куда ближе к Всевышнему, чем те, кто ползает по земле. Ты глазом не успеешь моргнуть, как мы привезём в Англию соляное изваяние в твоей пилотской куртке.
   - Сбросьте его в суп Гитлеру! Вместе с курткой! Глядишь, получите за это офигенный лётный крест!
   - Ага, а тебе - пурпурное сердце!
   - Посмертно! И пусть дядя Сэм гордится своим непутёвым сыном!
   - Хватит уходить от разговора! - оборвал разговор Чейз, - Давай, Протечка, это же твои пять минут славы!
   - Я бы сказал, что это было несколько больше, чем пять минут, - осторожно заметил навигатор, - одного только ареста наш герой схлопотал пять суток.
   По "летающей крепости" раскатился взрыв дружного хохота. Бортовая сеть вещания донесла его до каждого члена экипажа даже через гул четырёх двигателей в тысячу двести лошадиных сил каждый.
   - Чёрт с вами, - обречённо вздохнул Лик. - В общем, у меня есть брат.
   - Слушайте-слушайте! - выкрикнул Чейз.
   - И он истребитель на чёртовых островах ещё от самого Перл-Харбора, - продолжил свой рассказ Лик. - Гоняет узкоглазых посреди самой жаркой и душной бани в мире, всё равно что...
   - В заднице у Сатаны!
   - Чейз, заткнись. Так вот, я обычно смеялся, когда читал всё это в его письмах, но тем летом ощутил на себе в полной мере.
   - Мы все ощутили, - уточнил Ширли. - Жара стояла невыносимая.
   - Если верить письмам Лика-старшего, на островах стояла жара ещё хуже, - подхватил Чейз, - но мы и представить не могли, куда уж хуже. Тем более, что у нас поломался холодильник.
   - К счастью, - добавил Ширли, - когда речь идёт об их заднице, истребители могут быть куда расторопнее, чем когда им приходится защищать нашу.
   - В общем, у них там, на островах был неплохой рецепт на тот случай, если захочется тяпнуть холодненького посреди крошечного атолла, куда не то что лёд, воду завозят раз в две недели по большому одолжению, - сказал Рой Литтл, - и наш герой, разумеется, знал этот рецепт от своего брата.
   - Вы, кажется, сказали, что эту историю рассказываю я? - спросил Лик.
   - Мы тебя отстранили, Протечка! - выкрикнул Чейз, - Ты своё дело уже сделал!
   - В общем, - продолжил Рой Литтл, - рецепт весьма прост. Берётся новенький подвесной бак, заливается противной тёплой бурдой, которую всё равно невозможно пить, и цепляется под брюхо истребителю. После чего тот взбирается на десять тысяч футов на патрулирование, занимается этим минут пятнадцать на скорости в двести пятьдесят миль в час, и быстренько садится обратно. С холодненьким.
   - Это в теории, - уточнил Вашингтон. - На практике всё оказалось несколько сложнее.
   - Так что наш гений одолжил полста-первый у ребят из сопровождения, закрепил под брюхом заветный бак и под видом лётной тренировки рванул на двадцать тысяч.
   - Тренироваться, - подхватил Ширли. - Ага. Но это его и подвело. Догадаешься почему, Руссо?
   - Давление? - несмело предположил сержант после небольшой паузы.
   - Именно! - обречённо произнёс Лик под хохот экипажа . - То ли проклятый бак оказался дефектным, то ли действительно не стоило забираться выше десяти тысяч, то ли чёртов британский эль слишком отличается от настоящего американского пойла, но крышка слетела, и пена из-под брюха моего самолёта хлестала так, что с земли было видно!
   Какое-то время никаких звуков, кроме взрывов хохота не было слышно.
   - Когда он сел, - продолжил, наконец, Литтл, - его почуяли все окрестные пьянчужки на три мили окрест. Всё равно, как если бы шёл пивной дождь. Что ещё хуже - его почуяли не только они. Помимо аэродромной обслуги, пожарной машины и аварийной команды на запах примчалось и всё наше руководство.
   - Полковник уже всё понял, - подхватил Вашингтон, - Но на всякий случай поинтересовался, что это за чертовщина здесь происходит. Знаешь, что сказал наш герой?
   - Что?
   - Протечка, сэр!
   На какое-то время говорить что либо в самолёте стало просто бессмысленно.
   - Когда полковник пришёл в себя, - закончил историю капитан Гленн Рожон, - он сказал мне, что всегда знал, что этот мудозвон с нами рано или поздно случится, и отправил Билла отдохнуть от лётных подвигов. Бессрочно. До следующего нашего вылета.
   - Биллу повезло, - добавил Ширли, - его отдых занял всего лишь пять суток, а слава осталась навсегда.
   - Ну, - сказал Руссо, - всё могло быть хуже.
   - Куда уж хуже, сардж?
   - Если бы его брат служил в Африке... - начал Руссо.
   - Ну? - экипаж замер в предвкушении.
   - Там джерри обычно брали бутылки на двенадцать унций, обматывали их мокрыми тряпками и проволокой крепили на...
   - Мессеры! - крик стрелка верхней турели Орвилла Элкина прервал разговор. Силы Люфтваффе нанесли свой удар.
  
   На борту "летающей крепости" - самолёта B-17 производства компании "боинг" имелось двадцать семь противоосколочных экранов и фрагментов броневой защиты. Эффективное преодоление любого из них требовало чуть ли не пару десятков попаданий снарядами пушек немецких истребителей.
   Ни один защитный элемент не помогал от лобовой атаки. Даже пулемётный огонь сквозь обманчиво толстое стекло гарантировал верную гибель экипажа и возгорания на борту.
   Подбородочная турель и два пулемёта в скулах кабины слегка изменяли это положение, но переломить ситуацию не могли.
   Лучшей защитой становился плотный строй, недаром прозванный "летающим дикобразом". Бомбардировщики могли заблаговременно увидеть, кого именно избрал своей целью противник, и прикрыть товарищей координированным огнём.
   Дальность ведения эффективного огня немецких истребителей не превышала четырёхсот метров. Общая встречная скорость давала им примерно две секунды на то, чтобы выпустить по врагу столько выстрелов, сколько вообще можно успеть за это время. После этого те, кому повезло, могли рискнуть снова.
   Разумеется, изнутри всё это выглядело совсем иначе.
  
   - Ты видел? Нет, ты видел? Клянусь, я его лицо смог разглядеть!
   - Заткнись и стреляй! Вторая волна на подходе!
   - О, чёрт! - по самолёту простучала частая дробь пулемётной очереди. - О-о, чёрт!
   - Достали ублюдка! - у пойманного в сплетении пулемётных очередей "Густава" отлетело крыло, и он беспорядочно закувыркался в своём последнем безумном вираже.
   Первая волна истребителей разминулась с построением "летающих крепостей" и на их место пришла новая опасность.
   Вокруг самолётов заплясали похожие на комья грязной ваты разрывы зенитных снарядов. Теперь, когда не было риска зацепить своих, стрелки ПВО могли не сдерживаться.
   - Вверх, кэп! Вверх, Иисус, Мария, Иосиф и святые угодники! - сержант Руссо в своей турели зачарованно следил за тем, как вереница разрывов догоняла "летающую крепость" чуть ниже и левее их самолёта.
   Для старшего сержанта Руссо в этот момент всё выглядело так, будто эти снаряды предназначены лично ему.
   Самолёт дрогнул. Капитан Рожон послушал стрелка и покинул строй. Внизу сверкнула вспышка. Накрытый попаданиями самолёт развалился на куски.
   В хвостовой турели грязно ругался Чейз. Он тоже отлично видел, как батареи ПВО собирают дань с плотного строя огромных неповоротливых мишеней.
   - Кэп, впереди! - Уильям Лик привлёк внимание своего капитана. - Смотри!
   Самолёту выше и впереди них пришлось худо. Слишком везучий пилот люфтваффе в краткие мгновения боя сумел положить сразу несколько снарядов точно в хрупкое стекло кабины "летающей крепости". Теперь B-17 шатался как пьяный. Крошечные фигурки уцелевших членов экипажа одна за другой покидали самолёт и кувыркались к земле.
   Брошенная "летающая крепость" вздрогнула, дёрнулась и пошла следом за ними, словно пытаясь догнать людей. Из щелей корпуса ударило пламя. Самолёт превратился в пылающий факел. Затем объятая пламенем "летающая крепость" резко клюнула носом и почти отвесно понеслась к земле. В полёте она развалилась на куски. Жирный дымный след и струи горящего бензина тянулись за ними яркими багрово-чёрными хвостами.
   Бомбардировщики живут, пока держат строй. Именно поэтому Гленн повёл самолёт вперёд и вверх, на место подбитого самолёта.
   В этот момент он видел только одно - своё место в строю. На что-то другое внимания уже не хватало.
   А зря.
   Удар почувствовали все. Словно внутри корпуса разорвался снаряд немецкой зенитки, но гораздо сильнее. Никакие девять килограмм взрывчатки не могли дать такого эффекта.
   Гленн Рожон бросил свою позицию, когда уводил самолёт из-под разрывов зениток, и сейчас занимал чужое место в строю. Место "летающей крепости" капитана МакНаба.
   И МакНаб только что попытался занять это же самое место.
  
   Турель задней полусферы модели "сперри" под брюхом у B-17 - тесный, похожий на большой аквариум, алюминиевый пузырь с двумя пулемётами, не случайно звали "душегубкой". Первая цель для атаки снизу... и просто самая неудобная, тесная и опасная стрелковая позиция "летающей крепости".
   Старший сержант "летающей крепости" капитана МакНаба Эдвард Л. Вудолл младший встретил столкновение двух "крепостей" именно в такой душегубке. Удар над головой, и за бронестеклом перед его глазами уже летят куски рваного металла. Более чем доступное руководство к действию. К сожалению - трудноосуществимому.
   Гидравлика отказала. Электросистема не подавала никаких признаков жизни. Сержант Вудолл оказался в неподвижном гробу из нескольких сотен килограмм намертво заклиненного алюминия и стекла. И у него имелись все шансы, что подфюзеляжная турель станет его окончательным пристанищем.
   Ни один абстинент, полный надежд вскрыть заветный ящик дешёвого пойла в первый день после отмены сухого закона не действовал монтировкой с такой скоростью, с какой сержант Вудолл переводил турель и стволы двух пулемётов M2 в то единственное положение, которое позволяло выбраться из наглухо заблокированной стрелковой точки.
   Вручную.
   По сантиметру за рывок.
   Тренировки не прошли даром. Турель всё же замерла стволами вниз. Вудолл подтянулся и выбрался из своего несостоявшегося гроба внутрь бомбардировщика.
   Прямо ему в лицо сквозь пролом в крыше фюзеляжа его самолёта смотрели искорёженные и смятые стволы двух M2 намертво заклиненной подфюзеляжной турели самолёта Гленна Рожона.
   Через растрескавшееся стекло турели Вудолл мог увидеть искажённое паникой лицо старшего сержанта Руссо.
   Его губы чуть заметно шевелились.
   Вудолл не мог слышать, что именно говорит Руссо, а вот по сети вещания другого самолёта разлеталось каждое его слово. И не только его:
  
   - Да твою ж мать, Руссо! Заклинило!
   - Радуйся, Мария, благодати полная...
   - Руки! Руки нахер! Чейз, у тебя что, пальцы лишние?
   - Господь с Тобою...
   - Говорит капитан. Ввиду сложившихся обстоятельств непреодолимой силы...
   - Благословенна Ты между жёнами...
   - ...экипажу разрешено молиться.
   - И благословен плод чрева Твоего....
   - Вот дерьмо! Движки не тянут, кэп!
   - Иисус...
   - Протечка, какого чёрта ты ещё здесь?
   - Святая Мария, Матерь Божия...
   - Кэп, если мы не удержим эту развалину, пока ребята прыгают, и она пойдёт кувыркаться...
   - Молись о нас, грешных...
   - ...в ней всех нас и похоронят!
   - Ныне, и в час смерти нашей...
   - Вы его слышали! За борт! Все за борт! Прочь отсюда, членососы! Это приказ, мать вашу!
   - Аминь.
  
   Купола парашютов расцветали прощальным салютом. Стрелок верхней турели Орвилл Элкин. Радист Эдвард Нойхауз. Навигатор, второй лейтенант Роберт Вашингтон. Бомбардир Джеймс Ширли.
   Бортстрелок Рой Литтл и старший сержант Фрэнсис Чейз ещё ковырялись возле заклиненной турели Руссо, но самолёт повело вбок, и выбора у них не осталось. Обе "летающие крепости" могли развалиться в любой момент. Экипаж самолёта МакНаба уже выбросился с парашютами.
   Капитан Рожон и Уильям Лик вцепились в штурвалы мёртвой хваткой и упирались ногами в приборную панель. Они в буквальном смысле этого слова держали в воздухе пятьдесят тонн алюминия, стооктанового бензина и боеприпасов. По сети вещания разносились лихорадочные молитвы старшего сержанта Руссо.
   Лик не выдержал и сорвал шлемофон. Надсадный рёв двигателей и свист воздуха в многочисленных пробоинах наконец-то избавили его от чужого разговора с Господом.
   Самолёт МакНаба пылал. Патроны в турелях шипели и щёлкали, словно картошка на сковородке. Пламя охватило и правое крыло верхнего самолёта.
   - Протечка, какого чёрта ты ещё здесь? - проорал Гленн. - Живо за борт!
   Лик отказался. Коротко, энергично и не по уставу. К тому же, удержать сцепившиеся "крепости" в одиночку капитан бы не смог. Лик сомневался, что у него хватит времени пробраться по искорёженному фюзеляжу к спасительной двери до того, как самолёт потеряет управление и свалится, разбрасывая в стороны куски металла и брызги пылающего топлива.
   Больше всего ему в этот момент хотелось закурить.
   В фантазии многих гражданских наблюдателей внизу, на земле, странная двухфюзеляжная конструкция превратилась в загадочное новое оружие - сверхтяжёлый восьмимоторный бомбардировщик.
   Капитан зенитной батареи на острове Вангероге позже записал в своём дневнике: "12:47. Две "летающие крепости" столкнулись в плотном строю к северо-востоку от нас. Они сцепились и пролетели так около двадцати километров к югу. Ввиду неизбежности падения, я отдал приказ на прекращение огня по этим самолётам".
   Второму лейтенанту Бобу Вашингтону, осталось только зачарованно наблюдать за падением в наступившей тишине. Он, казалось, завис в трёх километрах над землёй и полностью забыл обо всём, кроме последних минут своего самолёта. Забыл даже про осколок раскалённой немецкой шрапнели в ноге.
   Он смотрел, как как похожие на двух трахающихся металлических стрекоз бомбардировщики уходят к земле в пологом пикировании, а за ними остаётся хвост густого чёрного дыма. Смотрел, пока на месте падения самолётов не расцвела багрово-чёрная вспышка.
  
   Гленн Рожон и Уильям Лик могли только держаться мёртвой хваткой за штурвалы, пока земля всё быстрее и быстрее надвигалась им навстречу.
   Они постарались ещё чуть-чуть и врезались.
   Самолёт МакНаба взорвался. Вторую "летающую крепость" швырнуло вперёд. Левое крыло объятого дымом и пламенем самолёта отлетело после удара о дом.
   Груда дымящегося алюминия проползла ещё несколько метров и замерла без движения.
   Оба пилота замерли в кокпите, грязные, ободранные и покрытые копотью. Ни один из них не имел серьёзных ранений. Лик, всё ещё в шоке от пережитого, отстегнулся, встал и повернулся к выходу. Серый зимний свет ударил ему в глаза. Сразу за обломками крыльев фюзеляж самолёта кончался.
   Лик отодвинул висящие на обрывках проводки куски алюминия и выбрался через пролом наружу. Рядом с ним встал капитан Рожон. Уильям Лик машинально вытащил заветную пачку из кармана пропахшей дымом куртки.
   Гленн протянул ему зажигалку.
   - Хальт! - истеричный крик заставил их замереть.
   До смерти перепуганный семнадцатилетний мальчишка в слишком большой для него дешёвой шинели целился в них из карабина.
   Впереди были плен, изматывающие недели допросов и попытки доказать, что возле острова Вангероге разбилось вовсе не какое-то новое супер-оружие союзников. Но в этот момент Гленн смотрел, как сопляк всего на три года младше него самого пытается, не зная ни единого слова по-английски, объяснить его второму пилоту, второму лейтенанту Уильяму Джи Лику младшему, что закурить посреди лужи из почти четырёх тонн стооктанового бензина из распоротых топливных баков - плохая идея, и совершенно искренне улыбался.

Оценка: 6.67*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) С.Суббота "Шесть секретов мисс Недотроги"(Любовное фэнтези) Х.аль-Терна "код:резонанс 3.0. Предел Прочности. Предел Свободы."(Антиутопия) Д.Черепанов "Собиратель Том 2"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Емельянов "Тайный паладин 2"(Уся (Wuxia)) К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"