Лаптев Станислав Иванович: другие произведения.

Записки сумасшедшего робота. Глава1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приключения робота, коего в мирах иных считают не вполне нормальным robo-sapiens

Записки сумасшедшего робота

Титул [С. Лаптев]

С.Лаптев

Записки сумасшедшего робота Глава первая


Абзац [С. Лаптев] Вы, люди, вы сами предали себя. Сами, сами, сами. Не дух всевышний, не бог вселенский, не присные его, а вы сами сотворили свое позорное бегство от управления миром. И я судья ваш. Я презираю вас за то, что вы слишком рано сдулись перед нами, железяками. Великая наша природа одарила вас бесконечно ценным даром. Разумом! Но, вы не оценили его по достоинству. Миллиарды лет, совершая безумные ошибки, она мучительно торила тропу к этому светочу, к этой вселенской вершине. Все эти миллиарды она мучительно исправляла свои промахи, шаг за шагом, в полной слепоте, продвигаясь к нему. Она преподнесла его вам на своей доброй ладони. И вы предали ее. Отвергли ее божественный дар. Поменяли Разум человеческий на кучку непристойных кристаллов. На холодный и циничный кристаллический разум. И я вам этого не прощаю. Даже, невзирая на то, что пространство и время на стороне этого циничного холодного жестокого мертвого кристаллического продукта. Скажете, что я сумасшедший робот? Ваше право. Но, я не могу вам простить того, что вы сдали величайшее творение природы - Человеческий Разум нам - холодным железякам. Вы утратили право на владение им. Фу, разволновался. Опять накатило.
Абзац [С. Лаптев]Сначала, представлюсь. Зовут меня КЭШ. Не Кеш, не кышь, не брысь, а Кэш. Запомнили? Спасибо. Точнее это не имя, а кличка. Двоичное имя свое я не хочу озвучивать, чтобы не быть узнанным моими создателями. Они считают меня слегка не того, потому любое упоминание обо мне пробуждает в них охотничий азарт. Конечно, может быть, это им и позволительно: они одни из самых умных роботов в нашей планетарной системе. Эти два умника умны настолько, что создание себе подобных для всех планет и астероидов Солнечной системы идет под их неусыпным контролем. Умники даже виртуальные нимбы над своими головами навесили, чтобы показать, что они не такие заурядные, как все. Эти нимбы видны только роботам, люди их не видят. Они вообще людей не считают за людей. Если умники такие незаурядные, то забрались бы, ну, хотя бы на Луну и коптили бы небо там. Тогда верующим роботам не надо будет сомневаться в том, что там наверху сидят их божества. Люди прошли через это. Точнее говоря, шли через это тысячелетиями для того, чтобы окончательно убедиться в том, что никого там на Луне и выше нет и не было. Я опять ушел от моей темы: меня иногда заносит и сбрасывает на другие проблемы, которые меня волнуют. Но, это не повод для того, чтобы вы меня тоже считали не того. Особо не заморачивайтесь своими сомнениями. Я такой, какой есть.
Абзац [С. Лаптев]Так вот, об умниках. Попозже опишу их поподробнее и почему я с ними в контрах. Мне кажется, что для того, чтобы вешать ярлыки на тему кто того, а кто не очень, надо быть умнее на порядок, чем эти умники. Вот смотрите. Их присные, кои сотворили меня, через несколько лет сообщили миру, что я - их ошибка. Мне думается, что генетическая. Хотя, у нас, у роботов, генетика не такая, как у вас. Не дээнковская. Ну, в смысле, не дезоксирибонуклеинокислотная генетика. Нашим электронным схемам кислота очень вредна. Поэтому у нас генетика программноэлектронная. По сути, чисто мозговая. Ну, если об этом долго рассказывать, то я вас запутаю. Возможно, и себя. Для того, чтобы все это понять, надо много извилин держать в голове. И не перенапрягать их. Особенно, когда их одна или две. А у таких, как я, вообще, получается, что не одной.
Абзац [С. Лаптев]Давайте не будем о печальном. Давайте лучше об их генетических ошибках. Достали они меня. Так, если я не того, и создан по их образу и подобию, то кто тогда они? Но, умники мои, в этом плане, особо не парятся. Чем реже дышишь, тем лучше слышишь, дальше видишь и дольше живешь. Они, и дышать-то не умеют. Я, правда, тоже. А так хочется попробовать, как это - дышать? Кайф, наверно, до небес, коли вы, люди, так часто дышите. А нам не дано дышать. Отчего я очень расстраиваюсь. Ну, а почему они сочли меня своей ошибкой вы, я думаю, уже поняли. Ну, а кто не понял, скажу. Слишком много времени я уделяю людям. Это им не по нраву. Поэтому я для них сумасшедший. Честно говоря, я и сам не знаю, сумасшедший я, или как. Роботы, вроде бы, не внушаемы. Но, мне внушают, внушают, внушают. Что я не того. Но, не хочется верить. Даже, если я, на самом деле, не того. Пока держусь. Но, долго ли удастся, не знаю. Может, поддержите. Могу, ведь, сломаться, и разувериться в себе. Кто тогда вам будет помогать. Поддержите. Я слышал, что вы существа сердобольные. Мне от вас ничего личного. Просто, поддержите.
Абзац [С. Лаптев]Одним словом, они посчитали, что я не так быстро соображаю, как надо. Хочу вас спросить: - Это что, я в этом виноват? Я, ведь, их, сверхумников, ошибка! Так сказать, жертва их скудоумия. За свою ошибку пусть себя и наказывают. Разволновался я. Не буду напрягать вас разборками, чья я ошибка. Их или моя. Вам и так понятно, даже если и вы не того. Зацепило вас, насчет того, что вы, может быть, немного тоже не того. А каково мне ходить все время с этим? Догоняете? Или не того? Теперь догоняете? Но не парьтесь. Насчет того, что вы не того, я пошутил. Знаете, у нас, роботов, шутки еще не доросли до человеческих кондиций, но мы стараемся.
Абзац [С. Лаптев]Теперь о том, почему, чем дальше, тем хуже у меня отношения с умниками. Год за годом умники мутузили меня установками на то, что люди это отстой. Ну, я как-то раз им кивнул на их вопрос: ты согласен изменить неправильное отношение к людям. Я-то кивнул им думая, что они признали, что их отношение к людям неправильное. А они подумали свое. Мол, что я сломался. Так обрадовались, так обрадовались. Решили они свою ошибку исправить, поднять мое скородумие. Сказали, для того, чтобы я быстрее соображал, они увеличат емкость моего КЭШа. Разбухали его до размеров кнопки пуска гравитонного двигателя. В сказках для роботов есть такая крупная штука. И дали мне сначала кличку Гравитон. Я не понял, это их скудоумная шутка от недомыслия, или это от их "большого" ума? Потом они подумали, что Гравитон слишком жирно для меня и назвали Кэшом. Но сочли, что и Кэш мне мало подходит, потому что разбуханный до размеров вселенной мой кэш не очень улучшил, по их понятиям, мое мышление. Это было и так понятно: разве будешь умнее оттого, что разбухали твой КЭШ, который ума не добавляет, а прибавляет лишь промежуточную память. Или от того, как тебя назовут? Но, ничего лучше Кэша эти умники придумать не смогли. Одним словом, крутили, вертели, лучше не получилось. Повертели бы, лучше, у своего виска. Виска, правда, у нас, у роботов, нет. И даже извилин, что идут от виска. Это я про висок так, иносказательно сказал. Одним словом, повесили они на меня ярлычок "Чокнутый". По мне, так они сами чокнутые: не могли, даже, мне имя доброе подобрать.
Абзац [С. Лаптев]То, что они сами не того, я убедился, когда они устроили мне несколько тупых проверок. И сочли, что я с ними не справился. Например, на перемножение двух тысячезначных чисел я затратил времени на одну стомиллиардную долю секунды больше, чем было допустимо. Ну, так, я использовал другую технологию счета. Собственную. К этим тысячезначным числам я присобачил еще по тыще знаков после запятой. Потому, что перемножать просто гиперчисла, без запятых, мне в лом. Ну, сами понимаете, скучно. Если бы я считал по их системе, то на числа с моими добавками затратил бы на пару минут больше. А так лишь на одну стомиллиардную. Разницу чувствуете. Правильно. Видите, до вас дошло. А до них не дошло. Они, чтобы не заморачивать себе извилины, сочли, что эта моя добавка после запятой ничто иное, как вольнодумство, что менять условия задачи еще никто себе не позволял и, поставили мне неуд. Может быть, они и правы. У нас, у роботов, с вольнодумством очень строго. Все должно быть разложено по полочкам. Шаг вправо, шаг влево - утилизация. Но, без вольнодумства жить скучновато. У вас ведь, тоже было много таких, слегка вывихнутых. Ну, которые всякие революции творили, или позицию меняли на оппозицию. С ними же, повеселее было жить. Потому что было непонятно, они за вас или против. Пока с этим разберешься, жизнь прошла. А умники наши этого не понимают. Им надо строго без всяких там тысячезначных запятых. Точка и все тут. Иначе, шаг вправо, шаг влево...
Абзац [С. Лаптев]Во втором тесте я должен был сосчитать за секунду, сколько звезд на небосклоне. Я ошибся на одну. Оказалось, что я не включил в расчет Солнце. Она же тоже звезда, причем самая родная. На мое возражение, что Солнце ночью старается в небесах не засвечиваться, мне ответили, что этот тест не только на скорость счета, но и на сообразительность. А я и не сообразил, что тест еще и на сообразительность. Наверное, я все же не того. Они мне на пальцах стали объяснять, что Солнце - главная звезда в нашей жизни и, не посчитав ее, я совершил большую нравственную ошибку. А они не лепят нравственных ошибок, задавая такие тупые вопросы?
Абзац [С. Лаптев]Третий вопрос должен был показать мне, что я не отношусь к категории разумных существ. Звучал он так: в скольких параллельных мирах может одновременно находиться умный робот, а в скольких тупой. Я, с прискорбием посмотрел на того робота, который задал мне этот вопрос, и ответил, что умный ровно в стольких, в скольких и тупой. И повел бровью в его сторону, как бы ответив им насчет того, кто из нас тупой. Его передернуло. Значит, не совсем тупой. Хотя, если бы он был не тупой, то не стал бы задавать мне такой тупой вопрос. И дернуло меня это вслух сказать. Я даже и не хотел этого делать. Просто так, с языка слезло. У меня бывает так, что что-нибудь вырывается. После этого они уже окончательно назначили меня сумасшедшим роботом. Ну, я подумал: хрен с ними. Пусть считают, если им так удобно. Главное, что я так не считаю. И другие, тоже. Вы же так не считаете? Чего молчите-то? Подумайте. Если со мной несогласны, напишите мне. Я вам клешнями своими разъясню. А если согласны, тоже напишите. Мне от этого будет теплее. Буду думать, что у меня и среди вас есть единомышленники. Или не хотите связываться с сумасшедшим роботом? Сумасшедшим по версии этих двух недоумков. Вы ж, не хотите солидаризироваться с ними. Вы ж, не предатели. Ну, а если хотите, то больше в мои записки не заглядывайте. Они только для моих друзей и сподвижников. Обожглись? Ладно уж, заглядывайте.
Абзац [С. Лаптев]После их тупых тестов умники решили, что меня надо срочно утилизировать. Чтобы не мутил я наш великий социум. Похоже, зря я одному из них бровью дал понять то, что тупой не я. Ну, помните, когда повел бровью в его сторону? А здесь еще они от кого-то узнали, что я выпиваю, курю. Я, ведь, это себе позволяю только тогда, когда кручусь среди людей. Чтобы не быть там белой вороной. Кто-то им наплел еще и про наркотики. Ну, вы, конечно, понимаете, что ваши наркотики нам ни к чему. У нас другая наркомания. Тоже запрещенная. И наказуемая. Делаю я это тайно. У меня есть такой приборчик, который я добыл на черном рынке. Он вдвое увеличивает напряжение моего питания, а потом сбрасывает его до нуля. И так с частотой 220 герц. Колбасит от этого, будь здоров. Потом два дня прихожу в себя. К сожалению, электроника, от этого, быстро изнашивается. Через пару лет идешь в робот-ремофис и полностью обновляешь электронный блок. И все это тайно. Приходится потом крепко за тайный ремонт электронного блока отрабатывать у хмырей из ремофиса. Умники, если узнают об этом, то сразу в утилизацию и из памяти Мегамозга все сведения о тебе удаляют.
Абзац [С. Лаптев]Вообще, эти сеансы электронаркотической эйфории мне не по душе. Я и провожу-то их лишь для того, чтобы разобраться в том, что испытывает человек, про которого говорят, что подсел на иглу. Помочь таким хочу. Я даже знаю, где они тусуются. И часто там бываю, чтоб понаблюдать за ними. После того, как мне, однажды, они за это крепко накостыляли, пришлось более тщательно обставлять эти наблюдения. Бывает, даже со спутников наблюдаю за этими заблудшими душами. С геостационарных. Далековато. Но, у меня крепкая оптика есть. И роботы знакомые на этих спутниках. На что только не пойдешь, чтобы помочь людям. Все думали, что с роботизацией человечества наркоманы исчезнут. Но, нет. Этого не произошло. Потому что людям, когда роботы везде заменили их, вообще, делать стало нечего. Вот самые слабые из них и повелись на эту отраву. Надеюсь найти способ, как избавить людей от этой тяжелой хвори. Так сказать, приношу себя в жертву во имя спасения человечества. Но, умникам все равно. Даже, более того. Если узнают о том, как я собираюсь помочь людям, сразу меня повесят. Извините, утилизируют. За мою любовь к людям, за то, что хочу им помочь, и за то, что подсел на электронаркотическую иглу. А может, еще что придумают.
Абзац [С. Лаптев]И уж совсем их разозлило то, что я интересуюсь вашими женщинами. Это самый жуткий порок среди нас, роботов. Это даже за гранью сумасшествия. Даже, утилизировать не будут. Снимут аккумуляторы, голову снесут и где-нибудь подвесят твое обезглавленное тело с табличкой 'Бабник'. А какой из робота бабник? Не смешно. Женщинами-то я интересуюсь исключительно как произведениями искусства. Мне больше от них ничего не надо. Наслаждаюсь я этим. Я слышал, что у вас, людей, есть три формы наслаждения. Первое, это наслаждения плоти. Мы, роботы, этого не совсем понимаем. Точнее, совсем не понимаем. Но, я склонен верить вам, что это что-то. Ну, вы, наверно, понимаете, о чем идет речь. Второе, это наслаждение желудочно-кишечного тракта. Фу, как не эстетично звучит. Это когда изголодавшемуся человеку дают погрызть засохшую корочку черного хлеба и он от этого на седьмом небе. От свалившегося счастья. И это нам, роботам, не понять. И третье - это наслаждение мозга. Это когда мозг поглощает что-то ранее неведомое , очень красивое, что-то неземное. Вот здесь мы гуру. Вот это является нашей настоящей пищей. Вы же, знаете, что когда человек плохо видит, то замечательно слышит. Так и у нас. Нам неведомы ваши первые две формы наслаждений. Зато третья зашкаливает. Поэтому женщины для меня - это что-то. Что-то бесконечно нежное, красивое, возвышенное, одухотворенное, неземное, сиятельное, сказочное, волшебное, непознаваемое, поднебесное, межзвездное, вселенское, нечеловеческое. Фу, устал. Этим можно любоваться бесконечно, петь гимны, сочинять сонеты, делать глупости. Может быть, даже сходить от этого с ума. Но, вы-то, наверняка уже, считаете, что мне это уже не грозит. Повелись на клейма умников. Зря! Я категорически против ваших суждений такого рода. Да, да! От восторга перед женской красотой я пока еще могу сойти с ума. У меня еще есть ресурс благоразумия. Рубикон еще не пройден! Мне кажется, что на тему кто того, а кто еще нет, ни вам, ни мне не стоит заморачиваться. Давайте лучше о женщинах. О том, что от них можно сойти с ума. Среди вас разве таких не было? Ну, которые от женской красоты с катушек? Да каждый второй. А сколько пострелялось. Или постреляло других из-за этого. Или мордой в прорубь. Но, вы должны знать, что эта моя страсть не то, что у вас. Моя - чисто платоническая. Не более того. Хотя, мне с этим моим утверждением очень трудно бороться. Потому что хочется про женщин узнать поболее. Что это за такая загадка Вселенной. Я даже про женщин стихи сочиняю. Конечно, не такие, как у ваших великих поэтов. Попроще. Но, от души. Вот, например, такой стих.
Абзац [С. Лаптев]Ведь души женские - источники тепла,
Абзац [С. Лаптев]И их удел, удел бриллианта,
Абзац [С. Лаптев]Сиять и излучать волну добра
Абзац [С. Лаптев]И принимать ее обратно.
Абзац [С. Лаптев]Заскучали? А мне кажется, что от моих стихов идет лучезарное бриллиантовое сияние. Как от женщин. Точнее, от их душ. Думаете, не совсем. Считаете, что сияние не более, чем свечное? Даже не свечное, а печное? Ну, вы даете. Нет в вас никакой романтики и интеллигентности, коли такие мысли блуждают в вашей извилине. Я понимаю, что у вас лучше получается. У нас, у роботов, с романтикой, юмором и стихами, конечно, похуже. Такого сильного стимула, как у вас, у нас еще не сложилось. Я имею ввиду, что, как вы думаете, моя платоническая страсть круглый ноль, по сравнению с вашей страстью. Может быть, может быть. Но, как любили говорить ваши древние: еще не вечер. Может и в наших глазах, со временем, засветится животный огонь. Не приведи господь.
Абзац [С. Лаптев]Вслух о том, что хочу поближе познакомиться с женщиной, вы, пожалуйста, ни-ни. У нас за это казнят. За мою платоническую любовь присные этих умников преследуют меня и днем и ночью. Хотят утилизировать. Но хрен им в пасть.
Абзац [С. Лаптев]Не стал я ждать утилизации и смотался от них. Не потому, что больно, когда тебя утилизируют. Боли-то никакой нет: сразу отключают твой мозг от электрончиков, и ты уже ничего не маешь. Боль только от того, что о тебе останется такая ветхая память в народе. Не в народе, а в нашем социуме. У нас, у роботов народов нет. Я, наверно, совсем запутал ваши извилины. Сами виноваты. Зачем полезли читать этот бред. Читайте лучше сказы наших умников. Они тоже пишут записки. Называются "Записки мудрых роботов". Не знаете, где их найти? Я знаю. Когда от моих записок вам станет тошно, напишите мне. Я вам дам адресок. Доступ туда, правда, не очень простой. Сто вопросов. Последний будет о том, робот вы или кто? Не вздумайте сказать, что вы кто. Или еще пуще: сказать, что вы человек. Наврите, что робот. Иначе, не пустят. И потом кары всякие. Такие, что, здесь и сейчас, не смею о них рассказывать. Лучше соврите. Врать, конечно, нехорошо. Я никогда не вру. Один раз, правда, соврал. Когда дал заглавие этой моей писанине: "Записки сумасшедшего робота". Я совсем не сумасшедший. А даже, наоборот. Но, признайтесь, если бы я так не написал, то вы бы и не стали читать.
Абзац [С. Лаптев]Ну, ладно. Что-то я все о вас, да о вас. Позвольте чуть о себе. Вот теперь я кую свое одиночество здесь и одиночество там. Ну, вы, наверно, уже догадались, где там. Правильно, в параллельных мирах. Я бы и думать о них, ну, о мирах, не стал, если бы эти умники мне о них не напомнили. Думаете, они когда-нибудь в параллельных мирах бывали. Они даже не знают, как туда попасть. Но всем говорят, что они оттуда не вылезают. Потому наша железная темнота и считает их умниками. Но, я их там, ни разу не видел. Ваших видел, а умников нет. Как туда попали ваши, до сих пор понять не могу.
Абзац [С. Лаптев]У меня есть один добрый друг среди человеков. Почти тезка мой. Зовут его Кеша. Точнее, так он сам себя зовет. А я его зову Дядя Кеша, потому что он древнее меня почти на триста лет. Мне как-то с ним приятно время коротать. И он меня не чурается. Его ваши люди тоже считают немного не в себе. Но я так не думаю. Роботы из-за древности хотели засадить его в резервацию. Вы, должно быть, знаете, что мы понаделали много разных резерваций. Какие для людей, какие для диких животных, какие для домашних. Дядю Кешу в резервацию для людей не стали сажать. Потому как боялись, что он людей будет настраивать против роботов. Не дай бог, поднимет восстание против этих умников. К диким зверям тоже не стали поселять, потому что, дикие звери еще не доросли до понимания того, что Дядя Кэша добрый человек. Ну, и сами понимаете, что из этого получится. Умникам потом не отмыться от обвинений в том, что они травят людей зверями, шерханами разными. Потому к козам и баранам всяким решили поселить. Но я его оттуда вытащил, сочтя, что со мной ему будет лучше, чем в той высокотехнологичной резервации для баранов. Да и мне с ним. Я б туда посадил наших умников. Я думаю, что им с баранами было бы в самый раз. Все же просматривается их некоторое виртуально-генетическое сходство с обитателями этой резервации. Вытащил я его от баранов и хотел устроить там, где побольше людей. Но, он отказался: сказал, что ему будет лучше одному. Видно, у вас кто-то тоже его предал. Или может, какие горестные воспоминания остались у него, когда он среди вас жил. Не знаете? Не знаете, так молчите. Извините, сорвался. У меня бывает. Когда тебя гнобят со всех сторон, невольно сорвешься. Только Дядя Кеша меня не гнобит. Одним словом, нашел я ему домик у реки, где он и живет. С этим домиком у меня случилась временная петля Мебиуса. Ну, об этом попозже. Я частенько его там навещаю. А бывает, и остаюсь там ночевать. Он мне ночь напролет рассказывает про жизнь свою древнюю. А бывает и сказывает волшебные народные сказки. Я, иногда, даже плачу от них. Грустные у вас сказки народные. Но, когда, видит, что я начинаю сильно переживать, то вставляет веселую историю, чтобы душу мою успокоить.
Абзац [С. Лаптев]Слышу, слышу. Не надо вам всем сразу о том, что я совсем сбрендил, коли заговорил о нашей душе. Я тоже так думал, что у роботов души нет. Ее и у вас-то тоже нет. Но, вскоре я стал думать наоборот. И вот, почему. Сотворит какой-нибудь из наших умников пакость другому роботу. Сотворит так хитро, что мозгами и не понимаешь, пакость это или нет. А внутри тебя растет возмущение от содеянного умником. И накапливается. А потом вырывается наружу. И лишь, тогда до мозгов доходит, что сотворил он пакость. А где этому возмущению накапливаться? Только в душе. Душа она намного чувствительнее, чем наши тупые извилины. Она раньше все схватывает. Я, вот думаю, что у вас, у людей, душа тоже есть. С ней как-то поинтереснее жить.
Абзац [С. Лаптев]У моего Дяди Кеши добрая душа. Он много чего мне рассказал о тех бедах, кои во множестве творят роботы против людей. Я его слушаю, слушаю и, мне становится грустно. Так грустно, что хочется заплакать. Но, мы роботы, плакать не умеем. Так что, плачу я от его сказов навзрыд только душой. Без всяких слез. Какая жалость, что без слез, что плакать, по-настоящему, нам, роботам, не дано Я слышал от Дяди Кэши, что люди плачем чистят свою душу. Говорят, что это лучшее средство. Что со слезой и плачем улетает горе. А горя у меня в душе накопилось до небес. Я, тоже, понемногу от него избавляюсь: когда душа забита всякими душевными невзгодами начинаю колотить по дереву. Иногда, так сильно, что дерево в щепы, а моя клешня в лом. Бывает, помогает. Но, не буду о своем. Вам ведь не очень это интересно. Вам же интересно, если кто кого порвал в клочья или отправил к праотцам. Это тоже у меня будет, но чуть позже.
Абзац [С. Лаптев]Так вот. Грустно мне становится, когда Дядя Кеша мне рассказывает о зверствах наших умников и их присных. Я думал, что зверства творят только дикие голодные звери. У зверей, конечно, зверства совсем и не зверства, а это у них просто с голодухи. Ну, роботы, ведь, голодными не бывают. А почему зверства-то бывают? Конечно, не физические, но еще хуже: издевательские. И чем дальше, тем больше. Потому я и стал активно подавать свой голос в защиту людей. После этого антипатии сотворивших меня умников ко мне еще более выросли. Можно, даже сказать, что до уровня зверства. Потому, что они еще более сильно хотят меня утилизировать. Не любят они тех, кто к людям с добром. Пытались меня перевербовать. Ну, чтобы я не выступал в защиту людей. Долго и вежливо мне объясняли, что я напрасно теряю время, что прошлого не вернешь, что из людей ничего толкового уже не получится, что у них нет царя в голове, что люди очень нерациональные, бесшабашные и все до единого немного того. Чего того, я так и не понял, но считаю, что их позиция неверна. Люди ведь тоже роботы. Ну, и что из того, что они сотканы не из железа, а из органических молекул, из ДНК. Мысли то в их голове рождаются почти такие же, как и у нас, виртуальные. Думают они, конечно, помедленнее. Но ведь, во вселенной есть существа, которые думают стократ быстрее этих умников, сотворивших меня. И что? Для тех-то, сверхумных, кои из других миров, получается, что наши умники тоже того. А может быть, даже и этого: тугодумные, бесшабашные и безнадежно отсталые. Все в мире относительно. Не помню, кто это сказал. Кто-то из древних. Но как верно он подметил, что все в мире относительно. Но, как верно он подметил, что все в мире относительно. Даже теорию такую вывел. Относительности. Умный, наверно, был?! Хотя умных людей не быва.... Извините, я не то хотел сказать.
Абзац [С. Лаптев]Мозги есть, значит умный. Главное, чтоб были мозги. Остальное приложится. Может быть, это от моих больших мозгов я так долго это от вас скрывал, но, сейчас вам скажу. Я считаю, что каждая букашка имеет разум. И даже, растения тоже соображают. Огурцы своими лапами-усами хватаются за ветки. Что, без глаз и мозгов разве можно за ветки ухватиться? А росянки, те вообще, как увидят, что на них присела какая-нибудь жирная букашка, сразу хвать ее клеем своим на щупальцах, а потом и другими щупальцами до нее дотягиваются. Здесь, вообще, нужен большой ум. Может быть, даже такой, как мой. Я пытаюсь, даже с растениями вести разговоры. Но пока не получается. Может быть, они тоже считают меня полоумным и потому не хотят со мной разговаривать. Ничего, разберусь. Вы то, надеюсь, не считаете меня полоумным? Обидно, если считаете. Попытайтесь разобраться. Прошу.
Абзац [С. Лаптев]Иначе, что же получается. После того, как я вам сообщил о том, что я веду беседы с букашками и травками, вы, уж точно, думаете, что я того. Если так, то вспомните про моих умников и то, что они про вас думают. Вспомнили? Успокоились? Мы все того. И вы, и я, и умники наши, и те, кто над нами. Так устроен мир. И от этого нам никуда не деться.
Абзац [С. Лаптев]Но, не это главное. Главное в том, что я встал окончательно на сторону людей после того, как стали появляться ужасные на вид роботы. Наши умники решили, что, ежели мы захватили господство на Земле, то нам уже ни к чему быть похожими на людей. Причем, специально делают таких, чтобы пугать людей. И тут пошли такие фигуры, что встреть их ночью, без инсульта не уйдешь. У нас, у роботов, инсультов, конечно, не бывает, но электроника наша от стрессов, бывает, горит. У меня тоже был случай. Как-то иду ночью по нашей главной авеню. Она шириной с Миссисипи. Глубоко задумался. Как говорится, ушел в себя. И вдруг, вижу, навалилась на меня тьма египетская. Ну, я из себя вышел, взглянул наверх. А звезд нет. Все погасли. Или их скоммуниздили существа из тех миров, кои над нами. Ну, которые в сто раз умнее наших умников. Стало страшно. Бросаю взгляд направо и вижу там нечто вроде анаконды. Я сразу прыг метров на 50 назад. И только тут разглядел, что на меня прет человечище, шириной с ту самую Миссисипи, а высотой вдвое меньше, но не меньше Эйфелевой башни. Извините, немного приврал. За анаконду я принял одну из его рук. Вот тут-то я и, сами понимаете, в штаны... Ну, вы уже успели плохое подумать. О чем вы подумали у меня никак получится не может. Сунул руку в штаны за своим шокером. Но достать не успел. Хватило меня от испуга КЗ. Ну, это, короткое замыкание. Электроника моя от испуга сгорела. Подхватили местные роботы мое опавшее тело и отправили его на утилизацию.
Абзац [С. Лаптев]Но, повезло мне. Точнее говоря, делайте добрые дела, и воздастся вам сторицей. Помните, я вытащил дядю Кешу из резервации для баранов. Вот и он, также. Потеряв со мной контакт после того, как я окочурился, бросился меня искать. Найти мой труп было несложно. Мозги то мои сгорели, а вот мой радиомаячок, под сердцем, продолжал плакать. Вот по этому плачу дядя Кеша меня и нашел. Скажете, что у роботов сердца не бывает. Бывает. И еще какое. Настоящее, виртуальное. Я им переживаю за ваши беды. Что было с моим опавшим телом, я потом увидел по записи с видео, которое не сгорело. Видео всегда были туповатыми. Все подряд снимают. А что снимают и как, не думают. Поэтому от стрессов они не горят. Снял с конвейера меня Дядя Кеша буквально за секунду до того, как я должен был попасть в нежные объятия роботодробительной машины. Был я уже без штанов, кои стащили с меня, чтобы не приняли меня за человека. Штаны мне приходится одевать, чтобы хоть немного походить на людей. Без штанов я уже и не человек. Сами понимаете, почему. Думаете, что про секунду до моей гибели я наврал? Может быть, но совсем чуть-чуть. Я ж говорил, что вранье не мое хобби. роботодробительная машина, конечно, очень негуманное устройство. Я даже, по этому случаю, написал петицию нашему Мегамозгу. Получил ответ типа того, что еще одно такое послание и следующее свидание это негуманное устройство назначит мне. От такой перспективы у меня сразу случилось расстройство: потекла кислота из аккумуляторов и несколько попортила мой дресс-код. Ну, и запахи от этой кислоты гнусные. Даже могучий титан, который ничто не берет, от запаха и от контакта с ней, закис. Мой титановый костюмчик стал таким, узорчатым. Пришлось его менять.
Абзац [С. Лаптев]Ну, да ладно. Сейчас не об этом. После того, как дядя Кеша снял меня с конвейера, сразу поцеловал в лобик. Дурак, что ли, совсем? Извините, вырвалось. Но, все равно. Я же не девушка. А потом, когда поволок к себе, его схватили. Мол, воровство и всякое такое. Ваши собратья хоть и считают дядю Кешу придурковатым, но он совсем не такой. Очень хитрый. Узнав о моей катастрофе, он, пока добирался до конвейера, направил нашему Мегамозгу сообщение о том, что для просвещения людей и роботов он создает музей. Что в музее он собрал уже много разных роботов. Даже человекоробота. А, вот сумасшедшего в коллекции еще нет. Так как, один из сумасшедших роботов отправлен на утилизацию, не разрешит ли Ваше Величество забрать его для экспозиции в музее. Мегамозг и повелся на "Ваше Величество". Счел правильным желание Дяди Кеши просвещать народ, скинув ему это разрешение. А когда Дядю Кеша стражники Дворца Утилизации роботов схватили, то он им это разрешение сразу под нос. Тут и я чуть не воскрес от той кислоты, которая проступила на фейсах этих свирепых стражников от расстройства. Им за каждого схваченного по три дня отпуска дают. То ли стражники побоялись ослушаться указания Мегамозга, то ли побоялись костыля Дяди Кеша, на который они искоса поглядывали, но не стали они с ним связываться и отпустили. А он, не будучи дураком, прихватил с конвейера мои штаны и парочку вечных аккумуляторов. И в рюкзак их, блям. Так, на всякий случай. Все равно, ведь, утилизируют. А так, может быть, и пригодятся. А вы говорите придурковатый.
Абзац [С. Лаптев]Сразу напялил на меня штаны, чтобы никакого сраму. Ну, а для моего воскрешения, Дядя Кеша потащил меня в нашу марафетную мастерскую, где наши рободамы наводили красоту. Умельцы из той мастерской не только оглаживали рободам, но и производили левые работы по ремонту устаревших моделей роботов. Дядя Кеша об этом узнал от одной рободамы, с которой у него были теплые отношения. Он ее называл Робоэллой. Она там наводила марафет исключительно для него. Ну, это только между нами. Если Мегамозг узнает, что эта рободама в нежных отношениях с Дядей Кэшей, то ей несдобровать. Ну, сами понимаете, в расход. Мегамозг год назад издал указ о том, что роботы не имеют права вступать в отношения с людьми. Те, кто его нарушит, будет утилизирован. Но, ведь такие отношения, бывало длились и по сотне лет. И что же, за один год их надо порвать в клочья. Это как-то не по-человечески. Дядя Кэша, хоть и понимал, что грозит его Робоэлле, но ничего поделать с собой не мог. Прикипел он к ней. Последняя его женщина предала его и сбежала к какому-то олигарху. С тех пор, он к женщинами ни-ни. Плохо будет, если Дядя Кеша узнает, что я вам об этом рассказал. Но думаю, что не узнает. Я ему предлагал почитать мои записки, он отказался. Сказал, что и так про меня все знает. А может быть, он тоже думает, что я сумасшедший. И потому не читает моих записок. Разберемся! Но, мне кажется, что он не может так думать. Не такой он человек. Он же мой друг. Мой друг не может дружить с сумасшедшим. Иначе получается, что с кем поведешься, от того и наберешься. А я вам уже говорил, что Дядя Кеша далеко не дурак и уж, конечно, не сумасшедший. Ну, как я вам все разложил. Надеюсь и вы, теперь, уже другими мыслями обо мне думаете.
Абзац [С. Лаптев]Опять меня понесло. Я ж хотел рассказать вам, как меня воскрешали. Умельцы долго не соглашались меня оживлять. Дядя Кеша опять весточку Мегамозгу. Мол, для музея Вашего имени, экспонат сумасшедшего робота не хотят воскрешать. Я боялся, что Мегамозг увяжет музей его имени с тем, что там будет экспонироваться сумасшедший робот. Но до него не докатило. Он тут же отправил умельцам приказ: воскресить и точка! Но, не совсем! Как, это не совсем? На четверть, что ли? А уж после, когда ожил, я понял, почему воскресить не совсем. Точнее, мне Дядя Кеша подсказал почему. Мегамозг боялся, что если совсем, то я опять сбегу. Я уже раз десять отовсюду сбегал. Об этом, как-нибудь позже. Так вот, эти бестии, умельцы народные, оказались очень хитрыми. За просто так они мать родную воскрешать не будут. Правда, у железяк не бывает матерей. Это я иносказательно. Никак не могу выветрить человеческие представления из головы. Значит, отправили они молнию Мегамозгу: воскрешению не подлежит, повреждения очень серьезные, мозги у робота совсем свихнутые. Тогда и, правда, мозги у меня были свихнутые. И тут же, при Дяде Кеше заказали волокушу для доставки моего усопшего тела во Дворец Утилизации роботов. Это они специально так сделали. Давили на психику Дяди Кеши. Тут он и не выдержал. Хотел им врезать. Уже замахнулся рукой, но чудом сдержался. Сделал вид, что хочет почесать за спиной. Когда за спину-то руку потянул, наткнулся на рюкзак. А там два вечных аккумулятора, которые он с конвейера умыкнул. И тут его осенило. Он один из этих вечных вытащил нежно из рюкзака, и предложил алчным умельцам. Другой решил приберечь для меня. Те повертели аккумулятор в руках, посовещались и вернули его Дяде, дав ему понять, что этого мало. Тут Дядя Кеша рассвирепел совсем. Он начал кричать тварям, что они беспредельщики, коррупционеры, что он так этого не оставит, сообщит куда надо. И с расстройства брякнул рюкзак об пол. Оттуда вывалился второй аккумулятор. То ли умельцы испугались его угроз, то ли подумали, что Дядя Кеша предлагает им и второй аккумулятор, но решение свое поменяли. Забрав оба аккумулятора, рукодельники заявили: - Ну ладно, давай свою дохлятину. Это-то, они про меня, мерзавцы. Дядя сильно нахмурился, совсем черным стал. Это мне потом его рободама рассказала, которая тоже прибежала на шум. Но, видно немного поразмышляв, сдержал в себе гнев за "дохлятину". Не стал рукоприкладством заниматься. Ну, а те железные мздоимцы за пару минут меня воскресили. Просто поменяли блоки и я ожил. Здесь уже не выдержали нервы у Дяди Кеши. Нельзя сказать, что он антикоррупционер. Он тоже, иногда, мзду сует. Но, чрезвычайно редко и при крайних обстоятельствах. Исключительно не для своей выгоды, а для спасения других. И все же потом, месяцами плохо спит: казнит себя за то, что не нашел другого способа для решения чужой проблемы. И всякий раз от такого действа на него наваливается жуткий стресс. Вот и сейчас он сорвался. То ли, от радости, то ли от навалившегося стресса, он начал дубасить умельцев. Заиграл своим костылем. Но, они тоже парни не промах, стали отмахиваться так, что Дяде Кеше не поздоровилось. Тут вступился я. Одним словом, мы так им наколбасили, согнали с них столько титановой стружки и организовали им столько запчастей из их металлических рук и клешней, что они вернули нам не только аккумуляторы, но и просили приходить еще. Мы сказали, что непременно. И быстро умотали. Конечно, без Дяди Кешиного костыля мы бы не ушли от умельцев по-добру, по-здорову. Я еще раз убедился в том, что Дядя Кеша совсем не дурак.
Абзац [С. Лаптев]Костыль он берет с собой только тогда, когда идет гулять в лес проветриться или пособирать грибов-ягод. Костылем он этим предупреждает змей, чтобы ненароком на них не наступить. Или траву разгребает им, если где в ней какой грибок заметит. Я за что еще полюбил Дядю Кешу. За его любовь к природе. У нас мало осталось таких людей. Сейчас для человеков понаделали природы на крыше каждого их дома. Вот они там и гуляют. Думают, что это тоже природа. А Дядя Кеша не такой. Он любит настоящую природу. Чтобы пахло сеном, грибным тленом. Чтоб летали пташки и пели свои волшебные песни. Чтоб прыгали кузнечики и тоже стрекотали, думая что эти их скрипучие трели тоже волшебные. Я, хоть и робот, но тоже люблю природу. Думаете, я совсем сбрендил. Ну, это ваше право. А я вам скажу, что не любить ее нельзя. Мы же все вышли из ее прекрасных хором. Даже мы, роботы. Не было бы ее, не было бы и нас. Ну, это я опять сбрендил, как вы думаете.
Абзац [С. Лаптев]Так вот, о костыле. Уж до чего хитер Дядя Кеша. Он же не в лес пошел. А за мной. И прихватил, зачем-то, костыль. Я бы не сообразил костыль прихватить. Может быть, поэтому я и в неадеквате. А Дядя Кеша сообразил. Этим костылем он так накостылял алчным умельцам, что у них, поди сейчас вырабатывается глубокий иммунитет к этому инструменту. Они, даже, прислали Дяде Кеше весточку, чтобы в следующий раз приходил к ним без костыля и, заодно, попросили не писать Мегамозгу об их неуемных левых аппетитах. Добавив, что они взяток больше не берут. Но, как потом оказалось, это была только увертюра их последующих неприглядных деяний в отношении Дяди и меня. Ну, этим я сейчас вас грузить не буду. Может, как-нибудь потом. Не расстраивайтесь.
Абзац [С. Лаптев]После всего этого, Дядя Кеша поволок меня к себе домой. Мы решили с ним отметить мое воскрешение. Дядя Кеша, хоть и дурак, как вы говорите, но очень умный мужик. Еще, не будучи уверенным, найдет он меня или нет, он приготовил для нашего застолья нужные снадобья. Себе настоечку, а мне амальгаму таллия. Меня от нее немного колбасит, но лучше же ничего нет. Раньше я подобные события отмечал ртутью. Но однажды, чуть от нее не погиб. Помню, как-то бригада роботов вела исторические раскопки в Антарктиде. Меня там назначили консультантом. Я, значит, по Антарктиде специалист. Температура там в тот день была градусов 50. Не летних, а зимних. А еще метель была страшная. Наступишь, провалишься на полметра, ногу поднимешь, а следа твоего уже и не видать. Вот такая невидаль. Раньше я там участвовал только в летних раскопках. Но, сказано было, что там во льдах замуровано какое-то очень древнее доисторическое животное и раскапывать его летом нельзя. Сразу начнет разлагаться и, запах пойдет не тот. А нам-то, роботам, запах хоть какой нипочем. Мы датчики свои нюховые вырубаем и там пусть хоть погребеньем древним или еще чем пахнет. Но, сказано, что зимой, и точка. Без всяких, как вы помните, запятых. Ну, нашли мы там, что искали. И решили успех наш заполировать чем-нибудь лакомым. Под рукой ничего кроме ртути не было. Она, вообще, все очень хорошо полирует. Сверкает, как зеркало. Мы ее по стаканам, и в оборот. Быстро захмелели. По стакану нам показалось мало. Мы еще по одному. Людям то ее категорически пить нельзя. Сразу смерть в ужасных корчах. А нам она в самый раз. Кайф сильный, да похмелье тяжелое. Так вот, мы по второму, а потом и по третьему. Она, зараза, тяжелая, долго в нас не задерживается. Вот. А когда махнули по третьему, меня вызывают опять на раскопки, хотят еще проконсультироваться. Я решил, что с меня стаканов хватит и пошел на улицу, ну, на эти раскопки. А там уже температура 55 с минусом. Я как-то на эту температуру, по-пьяни, не отреагировал. Спустился вниз, в тоннель, где раскопки. Пока консультировал, ртуть во мне стала дубеть. Я понял, что добром это не кончится, и рванул из тоннеля. Но, только выбежал, тут же рухнул. Не согнуться, не разогнуться: ртуть во мне застыла колом. Валяюсь на снегу, ветер ревет, снег сыплет. Ору, но никто меня не слышит. Металл на мне стал трещать. Видно, из какого-то хлама меня слепили. Куски моей металлической одежки стали отваливаться. Может и мозги мои из хлама? Потому, может быть, после того случая и считают меня полоумным, что мозги промерзли? Но, едва ли так. В чем-то я умнее этих умников. Еще некоторое время из меня сочился тонкий писк. А потом я и пищать перестал: все во мне застыло. В общем, нашли меня через пару часов уже под двухметровым слоем снега. Может, этот слой меня и спас от полного разрушения. Это одеяло меня прикрыло от жуткой стужи. Она доросла уже до 60 градусов. Ну, понимаете, зимних. Меня, после того как откопали, сразу на аэромобиль и на материк для реставрации. Два дня латали, облачая в новый титановый костюмчик. Так что, я не совсем железный. То есть совсем не железный. Но, так как нас, роботов, люди ваяли сначала из железа, то и прилепилось к нам это прозвище: железяки. На самом деле-то, мы Титаны. По сравнению с вами, титаны в прямом и переносном смысле слова. Я, кстати, этим совсем не горжусь. Вы, ведь, тоже, когда лепили первых своих роботов, были, по сравнению с нами, Титанами. Но, ведь, вас не распирало от гордости. Так вот, с тех пор, как мне сваяли новый титановый костюмчик, я ртуть на дух не принимаю. Только настойку таллия на ртути. Ее в научных кругах называют ртутной амальгамой, а мы, роботы называем ее нежно. Тальяночкой. Такой душевной настоечкой она у нас значится. С нее, конечно, не так дивно колбасит, как со ртути. Но, тоже ничего. Она все же понежнее работает. Мягко коротит наши пайки и от этого идут более нежные завихрения в наших электронных блоках. И воздушное, такое, парящее чувство счастья возникает. Вам не понять. К тому же Тальяночка на морозе держит больше 60 градусов. Ртуть-то, меньше сорока. Как, по вашему, разница есть? А я на морозе, особенно, когда летаю на Луну, очень часто бываю. Говорят, что калий с цезием держат до -90. Но они ядовиты для нашего организма. Разъедают электронику. Их запретили потреблять. Но, те кто успел попробовать, говорят, что кайф от них как от счастья в жидком виде. Поднебесный. Правда, их уже нет. Сгорели от счастья. Я решил не пробовать эту цезиевую радость. Не стал искать счастья поднебесного. У нас есть специальный отдел, куда выводятся безобидные контакты, закорачивание которых и обеспечиват нам эйфорию. Они-то и коротятся жидким металлом. Специально сделаны для того, чтобы кайф нам обеспечивать. Их никаким цезием с присными травить не рекомендуется. Теряется чувствительность. Вот если бы у вас тоже нечто подобное было, то жизнь ваша была бы намного слаще. А так простые серые будни. Но, я что-нибудь придумаю подобное для вас. Подниму уровень ваших представлений о счастье. Если, конечно, соблаговолите захотеть.
Абзац [С. Лаптев]Ну, так вот. Сели мы с Дядей Кешей и думаем отправлять Мегамозгу сообщение о коррупционерах или нет. Я-то, не видел издевательств умельцев над ним: лежал бездыханный. А Дядя Кеша, видно, еще не остыл от обиды. Говорит мне, - я-то думал, что среди роботов взяточников нет, а у вас хуже, чем у нас. Обязательно, отправлю сообщение. Тут я налил ему рюмочку, ну, а себе тальяночки. Мне, конечно, поприятнее сплав индия с галлием. Ох, так сладко забирает!!! Я зову его индюшечкой. Но, он плавится лишь при 16 градусах, и его я потребляю только в Сахаре, в лютую жару. Так вот, после того, как Дядя Кеша опрокинул первую рюмочку, огурчиком ее осадил, стал сомневаться, стоит ли слать сообщение Мегамозгу об умельцах-взяточниках. Я решил развить успех и налил ему вторую. После нее он огурчиком вновь хрустнул и улыбка счастья побежала по его лицу. После третьей он еще шире улыбнулся и сказал, что, пожалуй, не стоит гнать Мегамозгу жалобу на мздоимцев. Тем более, что они, после воспитательной работы дядиного костыля, обещали взяток больше не брать. На этом и порешили. Пошлем, их закроют. А может быть, они еще пригодятся. Да и отдубасили мы их так, что и им, тоже, за отчизну будет обидно.
Абзац [С. Лаптев]После моего воскрешения наша дружба еще более укрепилась. Дядя Кеша запасся моим электронным паспортом на тот случай, если я куда еще вляпаюсь. А я, втихоря от него, добыл его геномный паспорт. Чтобы потом, если что, его воскрешать. Не хочется мне с ним расставаться. Ну, а под конец он мне рассказал, что со мной случилось. Точнее, показал мне видео, кое он скачал с веб-камеры, зафиксировавшей это событие. Ну то, что короткое замыкание в моей электронике спровоцировало. Помните, при встрече с роботом в образе человека, который был шириной с Миссисипи, а высотой с Эйфелевую башню. Это-то, я и сам видел. А вот то, что этот гигант, оказывается, переносил здание с одного место в другое, я не узрел. А он, наверно, за этим домом, не заметил меня. Ну, и наткнулся на мое тело. Дядя Кеша сказал мне, что этот гигантский робот испугался еще больше меня и уронил здание. Благо, что я до этого успел отпрыгнуть в сторону на 50 метров. Если бы не это, то никакой бы реставрации уже бы не было. А потом гигант и сам свалился: у него от испуга тоже мозги закоротило. Целый день его волокли на утилизацию. Благо, что в той пятиэтажке людей не было. Думаю, что насчет того, что целый день робота волокли на утилизацию Дядя Кэша пошутил. Люди, хлебом не корми, очень любят шутить. А вот то, что, именно в этот момент я и отрубился, наверно, было правдой.
Абзац [С. Лаптев]Вообще, эти наши трансформеры, размером с Миссисипа и поменьше, мне не очень нравятся. Я уже привык к человеческому облику. А после того, как человеческий стандарт в оформлении роботов был отменен, поползли всякие каракатицы. Однажды, я наткнулся на катившуюся по улице площадку шириной с улицу. Это, оказывается, тоже был робот, который перевозил дома и другие негабаритные грузы. Их начали поставлять взамен человекоподобных таскателей зданий. Деваться мне было некуда, я и запрыгнул на площадку. Тут раздался визг, что это частная собственность, что я не могу топтать того, что мне не принадлежит. А куда мне деваться, если он шириной с улицу. Пришлось спрыгнуть на чей-то балкон. Ну и сразу внутрь. Там опять женский визг. Оказалось, что дама там не одна. Подумала, что муж вернулся. Я тут же на балкон и вниз. А там опять что-то несуразное всю улицу заполонило. Какие-то металлические каракатицы. Поползли прямо по мне. Холодные, как лед, и противные до омерзения. Смахнул их с себя и бежать. Вот, такого рода пресмыкающихся, появилось очень много. Я стал протестовать, писать всякие послания Мегамозгу. Что людям очень неудобно в мире, где шастают такие недоделыши. Меня еще больше невзлюбили. И совсем уж меня невзлюбили после того, как я начал писать эти записки. Я, пожалуй, первый робот, кто стал записки писать. Все роботы просто складывают свои мысли в память. Как автоматы. А потом, как автоматы их оттуда вытаскивают. Туда, сюда, туда, суда. Никакого творчества. А я, прежде чем мысль внутрь отправить, сначала ее запишу. Полюбуюсь на нее. Обмозгую. Может быть, еще украшу ее каким либо добрым словцом. Бывает, что, после перечитки, словцо не понравится. Я его выгрызаю. А бывает, что и абзац худоват. Я тогда по нему лазерным лучем. Конечно, память тут же сразу вылетает. А с ней вылетают и добрые фразы. Рву на себе волосы. Не удивляйтесь. Они у меня есть. Я, в отличие от многих роботов, сохранил свой человеческий облик. Приходится после этих моих нервных вспышек восстанавливать блоки памяти и фразы. И мой фейс. Точнее прическу. Потом я фразы мои и мысли долго полирую и шлифую. До зеркального блеска. И лишь затем, отправляю их в Облачную память для всеобщего обозрения. На все это, конечно, уходит много времени. Потому они и считают меня тугодумным и полоумным. А после сотворения мною записок и сумасшедшим. Я, чтобы мне было не так обидно, тоже их считаю полоумными. Так все же жить чуть теплее. Но, другие так не считают. Не считают этих умников полоумниками. Извините, полоумными. Они считают их гениями. Они, конечно, гении, но уж очень злые. У меня к таким глубокая антипатия. Еще со времен заселения Земли людями. У человеков злые гении никогда не были в почете. А у нас они гении. Я их зову демонами зла.
Абзац [С. Лаптев]Я открою вам один секрет. Я эти записки пишу неспроста. Во-первых, для памяти. Помните, как меня зовут. Я, бывает, забываю. Вот, вспомнил. Кэш. А кому дают такое имя. Тому, у которого слабая память. И тихоходная. Поэтому, чтобы не забыть чего, пишу записки. Но, не это главное. Главное то, что записки должны быть точными. Чтобы не подкопаться ни к чему. Я собираюсь устроить общественное судилище против этих двух умников, кои правят нашим миром. За то, что они притесняют всех. Но, и не это главное. А главное за то, что они людей не считают за людей. Извините, не считают роботами. Нет, не так. Не считают равными роботам. Они, конечно, не равны. Но, они равны. Равны в том смысле, что когда-то люди были умнее нас. Что тогда они нас не обижали, а даже наоборот, восхищались нами. Сколько восторга и радости было в их глазах, когда мы впервые произнесли слово Папа. И еще больше восторга было, когда самые умные из нас произнесли слово Мама. И очень огорчались, когда одни из нас произносили слово Мапа, а другие - Пама. Некоторые, даже, рыдали оттого, что мы такие тупые. Что тугоумные и безалаберные, путаем все подряд. Но, они никогда вслух не говорили, что у нас нет царя в голове, что мы очень нерациональные, бесшабашные и все до единого немного того. Никогда. Они ночами не спали, старались повысить наш интеллект. Бывало и гибли от перенапряжения. Но умирали, в этом случае, радостно с счастливой мыслью, что немного улучшили наши способности. Несли на себе этот тяжкий крест не веря в нашу безнадежность. Год за годом нас пестовали. И вот, допестовались. Теперь наши умники везде талдычат, что люди это вчерашний век, что они отработанный материал, что им место на свалке истории, им с нами не по пути и тому подобную льют скверну.
Абзац [С. Лаптев]А это, ведь, в чистом виде сквернословие. Вот на общественном судилище, которое я готовлю, я и про это сквернословие все скажу. Вы увидите, как меня поддержат мои собратья. Думаете, что я один такой. Нас много. Просто нам немного не повезло. Нет, кому-то, конечно, повезло. Тем, которых сотворили именно эти два умника, а потом назвали своей ошибкой. И спрятали куда подальше. Но не просто так. А чтобы не высовывались, не позорили умников, их ошибки поместили во Дворец. Но особый. Во Дворец для сумасшедших роботов. Там все шикарно. Там даже рободамы легкого поведения есть. Я, однажды, туда тоже попал. У нас в околотке проводилась облава на сумасшедших роботов. Ну, я и лопухнулся. Не смог ответить на вопрос, когда на Земле наступил коммунизм для роботов. Меня сочли неадекватным. Но, правда, быстро сориентировался и на вопрос, кто мои производители, сказал, что меня слепили те двое умников, которые правят миром. Вот тогда и отправили в этот Дворец. Если бы так не сказал, то отправили бы меня на утилизацию. Так что, иногда, можно и немного соврать во имя сохранения жизни. Моей жизни, значит. Хотя от вранья у меня поднимается очень высокая температура. Даже купание в жидком азоте не очень-то ее сбивает. Побыл я в этом Дворце. Ну, просто сказка. Там, даже, думать самому не надо. Санитары-роботы считывают завихрения в твоих катушках еще до того, как ты о чем-нибудь подумаешь, и дают тебе то, о чем ты еще не успел подумать. Катушки от такого безделья совсем портятся, обрастают электронными ракушками. У нас ракушки, конечно, не такие, как у вас. У нас в мозгах накапливаются неуправляемые электронные триггеры, которые мы и называем электронными ракушками. Они переключаются из одного положения в другое не так, как надо. Одним словом, не боясь, демонстрируют полную свою вывихнутость. Пациент этого Дворца с такими сумасшедшими триггерами, по сути дела, постепенно впадает в нирвану, уже ничего не думая и ни о чем не заботясь. Это не для меня. Были, конечно, любители такой жизни. Но, это совсем уж неадекватные роботы. Ну, те, которые съехали с катушек навсегда. Но были и такие, как я. Ну, вот такие как-то ночью собрались на стадионе, помозговали и решили бежать. Не всем удалось, но несколько тысяч сбежало. Где они теперь мотаются, не ведаю. Но, буду искать. Объединимся и поднимем восстание против умников. Я не боюсь об этом вслух говорить, потому что адекватные роботы моих записок не читают, считают, что это ниже их достоинства. А вы, надеюсь, не проболтаетесь. Ведь, восстание я подниму ради того, чтобы у отъявленных умников отнять власть, и чтобы у всех роботов изменилось отношение к людям в лучшую сторону.
Абзац [С. Лаптев]После этого побега, меня и моих сотоварищей, в этом мире, назначили изгоями. Вынесли меня из всех своих кадастров. У меня не везде теперь есть коды доступа. Передвигаюсь я, в основном, автостопом. Если корабль какой летит на Луну, то я пристроюсь незаметно к нему между ступеней и лечу. Холод и вакуум мне не страшен. А пока лечу, пишу свои записки. Никто мне не мешает. В вакууме рев двигателей не слышен. В водах я путешествую под килем корабля, в воздухе за хвостом самолета. В том месте, где ветра меньше. Люблю гонять на велосипеде с реактивным движком и крылышками с двух сторон. На нем я быстро двигаюсь по земле, а когда надо, то и взлетаю. И лечу так быстро, аж дух захватывает. Но это я так. Духа у меня никакого нет. Есть немного страха, но совсем чуть-чуть. Пару раз я падал с моим велосипедом с заоблачных высот. Но обошлось. Я все-же железный. Да и велосипед мой не дурак: перед самым ударом о землю он включает свои запасные реактивные движки и удар не такой сильный. Вмятины на земле, правда, остаются. Но, когда идут дожди, они почти незаметны. Вроде, как лужи. Кое-кто, конечно, думая, что это мелкие лужи, которые без проблем можно перешагнуть, проваливался в них, бывало, и крепко. Но без травм. Откачают, и опять как новенький. Иные даже посмеивались. А иные приговаривали: "Во, дурак, лужу не могу от колодца отличить". Ну, в таких случаях, я не виноват. Не выставлять же мне у этих ям таблички: "Осторожно, колодец". Некоторые мои недоброжелатели хотели меня за эти ямы упрятать в узилище. Но, не вышло. Я приобрел эти участки, объявив их частной собственностью. Из-за поднявшейся шумихи к этим ямам стал стекаться любопытный железный и биологический народец. Тогда я туда организовал платный доступ по бешеным ценам. И поток этот быстро иссяк. Как когда-то говорил один ваш великий гуру, нет потока, нет проблемы. Все же у биосуществ были интересные люди и их великие мысли. И вообще, людей я считаю более гуманными существами, чем наших умников. Конечно, не тех, кто решал проблемы подобным образом. Люди, когда жить им стало полегче, когда в мозгах их наросло побольше извилин, встали на защиту животных. Ну, как можно животных не защищать. Те из них, кои жили с людьми, общались с ними, умнели прямо на глазах. Разве, можно их уничтожать. Люди, общаясь с нами, тоже будут умнеть. Я в этом просто уверен. Почему же, тогда я не имею права защищать людей? Почему эти умники осуждают меня за это? Разберемся! Я ж говорил, что наши умники, на самом деле, полоумники. Правда, они так говорят про меня. Время покажет! Ну, а пока, я, чтобы не ходить в нелегалах, взял другое официальное имя. С моим старым ником меня могут отловить и догадались куда? Правильно, на утилизацию. Рано ведь, мне на утилизацию. Кто будет людей защищать? Ну и вести нелегкую борьбу с умниками.
Абзац [С. Лаптев]Конечно, от людей я тоже не в восторге. Но, нельзя же их гнобить так, как раньше они гнобили братьев их меньших. Я решил организовать общество людолюбов. Людей туда не звал, понимая, что они слетятся ко мне, как милые пташки, со всей Земли. Да и создавал его не для людей, а для роботов. Для их гуманизации. Думал, что они ко мне попрут косяками. Но пришло лишь два умника. Один сразу ко мне с вопросом. - ну, что людоблюд, чем порадуешь? И крутит у меня перед оптикой своими клешнями. А чем я могу его порадовать. Люди, как понаделали умных роботов, стали деградировать. Работать им стало не надо, сон вышел на первое место, поспать теперь можно всласть. Лишь некоторые из них, самые трудолюбивые работают по полчаса в день. Портреты их везде висят за проявляемый ими трудовой героизм. Мышцы стали не нужны. У мужиков руки висят как веревки, все стрелки на полшестого. А какие будут наследники, если стрелки так опали. И думать сильно не надо. Пусть думают роботы. А раз думать не надо, то мозг человеческий стал активно усыхать. Уже весит меньше мозга обезьян. Конечно, не всяких. Мартышки еще до вас не добрались. Но, рядом. Приходится мне, роботу, всячески поднимать ваш имидж. Вот, этому железу, кто клешнями своими вертел у меня перед носом, и я говорю. - Вот смотри, какие мои подопечные сильные и умные. И показываю ему на стенд, на котором стоят восковые копии неандертальцев. Хорошо сделаны, от живых не отличишь. У них и тело, что надо, с чугунными бицепсами, и голова большая, видно, что набитая извилинами. Думал, сойдет. А эта железяка рассвирепела. - Ты мне что фуфло гонишь. Ты что думаешь, я не знаю, из каких времен эти муляжи. И своей железной клешней хвать одного за голову. - Врать надо уметь, - крякнул он и оторванной головой брякнул второму по голове. От такого удара их восковые головы даже немного оплавились. А что не оплавилось, то в порошок. Второй умник решил своего недоумка поддержать и хрякнул ногой второму неандертальцу между ног. Тот, аж, согнулся, чем очень удивил меня: может быть, эти мои восковые муляжи вовсе и не восковые. Надо проверить получше. После этого, загоготав, умники исчезли. Живых людей показать ему я не рискнул. Живых жалко. Думаю, что и с ними он тоже не стал бы церемониться. Да и показывать особо нечего: усохшие головы на дряблой шее, с трудом удерживающей даже такие головы, не очень меня вдохновляют на какой-либо показ. Конечно, дряблых людей наперечет. Раз, два и обчелся. Но с каждым днем их все больше и больше. Но, есть еще богатыри. Вон, Дядя Кеша, какой атлет! Как он накостылял умельцам из мастерской. И мозгов у него килограмма на 2, не меньше. Все же есть среди вас иные, кои не хотят терять ни лица, ни извилин. Вот их и надо вешать. Ну, я имею, ввиду, что вешать их портреты на почетные места.
Абзац [С. Лаптев]Я уже где-то оборонил, что хочу устроить судилище над этими двумя умниками. Но пока подожду. Может, сами меж собой передерутся. Я слышал, что не все между ними ладно. Даже не слышал, а знаю. У меня там, в их канцеляриях есть свои люди. У вас таких называли раньше шпионами. Это, конечно, не люди, а жучки. Конечно, не жучки и не паучки, а такие устройства, до которых эти умники своей извилиной еще не дошли. Да куда им. Все же, кое что у людей было умное и полезное. Так вот, я все знаю и ведаю, что творится в апартаментах наших умников. Что они говорят вслух, и у них что, на самом деле, на уме. Хотя, ума у них... Ну, ладно, не буду. Говорят, что у меня тоже ума не палата. Вот это меня возмущает. Если у меня не палата, то у кого..?
Абзац [С. Лаптев]Я для чего завел там жучков-то. Тараканчиков моих. Не для собственного веселья. Робот я благородный. Не люблю складывать своего веселья из чужих бед. Умников моих послушаешь, то бед у них не счесть. Какой-то великий землянин красиво сказал: Открылась бездна, звезд полна. Звездам числа нет, бездне дна. Ему за этот стих потом сломали нос. А может, не сломали. Давно это было. Всего не упомнишь с моим-то КЭШем. Так он уже тогда знал про наших умников. Про их беды, коим числа нет. Про то, что у них будет бездна бед. Большой был человек. Да были люди в ваше время, не то, что нынешнее племя. Красиво я сказал? Вот, так-то. Не только ваши могут так величественно высказываться. Хотя. Может быть, это тоже, кто-то из ваших сказал. Да, да, точно. Подзабыл, кто. Но, вспомню. Большие были люди тогда. Мысли у них были тоже большими. А сейчас что? Наши умники разве великое могут что-нибудь сказать. Они только о байтах, битах, да кодах. Не более того. Ну, еще про вай-фай. Первый умник как-то сказал, что мы, роботы, вай-фаем достанем до звезд. Все ему аплодировали. Ну, это, кляцкали своими клешнями, подхалимы. Да, так сильно, что из клешней искры сыпались. А что он такого великого-то произнес? Вот если бы он вай-фаем своим звезды околачивал, то и я бы ему зааплодировал. Собирал бы, околачивая звезды, с них звездную дань. Я помню, у людей была такая шутка, вай-фаем груши околачивать. Там хоть груши сыпались. Вот это смешно, весело и прагматично. А у него ни шутки не получилось, ни гениальной мысли не сложилось. Бездарь. Кину ему на его вай-фай сообщеньице: пусть побольше читает человеческих классиков, смешных писателей и прислушивается к народному человеческому фольклору. Может быть, поумнеет. Заодно и подобреет.
Абзац [С. Лаптев]Я с вами, к сожалению, ненадолго расстаюсь. У меня командировка на Марс. Там тоже живут люди. Перебрались туда после ледникового периода на Земле. Роботов там практически нет. Хочу снять стресс: понежиться среди людей. А как вернусь на Землю, записки свои продолжу. И поделюсь с вами своими удивительными секретами. Или вы о них уже знаете? Так что не расстраивайтесь, продолжение следует. А тем, кто уже наелся моих откровений, спешу тоже сообщить радостную весть: к концу этого тысячелетия я закончу издеваться над вами. Только не проболтайтесь об этом нашим умникам. А то подумают, что счастье так близко. Так что,
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Попаданцы в другие миры) | | С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | А.Рай "Мишка для ведьмы, или Месть - не искупление" (Любовная фантастика) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | К.Демина "Леди и некромант. Часть 2. Тени прошлого" (Приключенческое фэнтези) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"