Ингвар Лара: другие произведения.

Коснись меня. Трилогия Искра

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 6.60*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Коснись меня" Кира Белл живет по принципу "цель оправдывает средства". Обманывать своего парня, устроиться на сомнительную работу, даже пойти на риск расстаться со своей душой - нет ничего, на что бы она не пошла ради своей семьи. Девушка устраивается работать личным помощником загадочного главы корпорации "Азаик". Никто не знает, что Александр Дарк не просто так прячет свое лицо от подчиненных. Он чистокровный итхис, одно прикосновение которого может заставить потерять себя, стать жертвой иссушающей безответной любви. Скрытый от посторонних глаз мир итхисов затягивает Киру. Ведь в этом мире роскоши, опасностей, секретов и пороков девушка может отыскать свою пропавшую мать.

  Книга 1
  'Коснись меня'
  Кира Белл живет по принципу 'цель оправдывает средства'. Обманывать своего парня, устроиться на сомнительную работу, даже пойти на риск расстаться со своей душой - нет ничего, на что бы она не пошла ради своей семьи. Девушка устраивается работать личным помощником загадочного главы корпорации 'Азаик'. Никто не знает, что Александр Дарк не просто так прячет свое лицо от подчиненных. Он чистокровный итхис, одно прикосновение которого может заставить потерять себя, стать жертвой иссушающей безответной любви. Скрытый от посторонних глаз мир итхисов затягивает Киру. Ведь в этом мире роскоши, опасностей, секретов и пороков девушка может отыскать свою пропавшую мать.
  Глава 1
  - Меркантильная мразь, - прошептал мой молодой человек и замолк, наслаждаясь тем, как яд его слов проникает в меня. В любой другой день он был бы прав, назвав меня 'меркантильной'. Но не сегодня.
  - Ты меня ведь и не любила никогда, - он бросил мне в лицо второе обвинение, не далекое от истины. Я правда старалась полюбить его. Очень. Честно. Но мы не всегда властны над тем, что происходит в наших сердцах.
  Я ласково провела по его руке, потому как вслух врать не умела. Мне нравилось держать эту руку и целовать мне его тоже нравилось. Но сейчас я выйду из его машины, сотру его номер из мобильного и больше никогда о нем не вспомню.
  Эта наша ссора была далеко не первой, но станет последней. Я могла позволить Эдгару оскорблять меня, относиться к мне с пренебрежением, играть роль 'папика' и наслаждаться властью надо мной. Но я никогда не позволю ему оскорблять свою сестру.
  Эдгар любил дарить мне подарки. Когда твоему папе принадлежит крупная инвестиционная компания, ты можешь позволить себе дарить своей девушке брендовые сумочки, духи, украшения и прочие мелкие материальные радости. Ты можешь отвезти ее на горнолыжный курорт или уединенный остров в Индийском океане и быть в уверенным в том , что за это она осыплет тебя благодарностью, исполняя любой твой каприз. Вы будете делать это на пляже, в кабине самолета, в сауне. Она не скажет 'нет'.
  За окном шел снег, мягкие крупные снежинки, казалось, летели с неба уже вечность. Никогда не было на моей памяти такой длинной зимы.
  Наша ссора началась в загородном доме его родителей, когда я по обыкновению варила глинтвейн из недешевого вина. Сердце надрывалось из-за такой расточительности, но у Эдгара в доме дешевых вин не водилось. Моей парень читал какой-то журнал с планшета, и со стороны выглядел гораздо старше своих тридцати. Весь день он был замкнут и раздражен, и я надеялась, что шелковый черный халат вкупе с ароматом корицы и гвоздики исправят его настроение.
  - Ты сегодня напряжен, может сделать тебе массаж? - спросила я его, прохаживаясь пальцами по шее и плечам, словно играя на пианино. Эдгар стряхнул мою руку в коротком раздраженном жесте, а затем развернул ко мне планшет. Сердце гулко забилось в груди. Я и не подозревала, что он об этом узнает.
  -- И как давно ты продаешь мои подарки? - зло поинтересовался он. На экране красовалась сумочка за баснословную сумму. Она принадлежала известному бренду и была из ограниченной серии, но это не отменяло того факта, что она мне совершенно не понравилась. Эдгар подарил мне ее две недели назад, и я взяла ее с собой в театр, осторожно загнув бирку, а затем выставила на продажу, сбросив двадцать процентов от стоимости. Парень дарил мне подобные вещи каждую пару месяцев и я точно знала, что он забудет о сумочке. Таким образом я уже избавилась от нескольких пар сапог на шпильке, заменив их подделкой, а также продала браслет с изумрудами в цвет моих глаз, хоть он мне и очень нравился.
  -- Понимаешь, скоро оплата за обучение Викки. Я не хочу, чтобы тетя брала еще один кредит.
  Обучение моей младшей сестры стоило баснословных денег. Но это было ее мечтой - стать успешным адвокатом. Я видела, как в выпускном классе она ставила будильник на пять утра, чтобы успеть позаниматься до того, как отправиться в школу. И ни я, ни тетя не могли сказать ей 'Прости, Викки, мы не можем себе этого позволить'.
  -- Викки, Викки, Викки, опять твоя чертова сестра! Я не понимаю, отчего должен оплачивать юридический для нее.
  -- Ты и не оплачиваешь. Оплачиваю я, -- робко сказала ему. В конце концов те вещи, что он мне дарил, становились моими, и я могла распоряжаться ими как хотела. Я понимала, что возможно поступала не слишком правильно. Но Эдгар не замечал, куда деваются деньги его отца. Он мог позволить себе пригласить всех своих друзей в самый дорогой ночной клуб города и поить всех 'Искрой' всю ночь на суммы, эквивалентные стоимости обучения моей сестры за семестр.
  -- Я подобрал тебя! - он дернул за пояс черного халата, тот распахнулся, открывая подтянутые ноги и живот,-- Кто ты? Какой-то жалкий тренер по пилатесу? Глупая курица, каких сотни. Да я могу вот так, -- он звучно щелкнул пальцем, -- найти тебе замену. Может быть Викки раздвинет ноги лучше тебя, тогда будет за что оплачивать ей обучение.
  Раздался громкий звук пощёчины. Оторопевший Эдгар прижал ладонь к покрасневшей щеке и уставился на меня так, будто собирался ударить в ответ. Я выпрямилась, готовая принять удар, но он передумал. Эдгар никогда не поднимал на меня руки, он мог позволить себе сказать какую-нибудь мерзость, а затем сделать вид, что ничего не произошло. Сегодня он избрал похожую тактику:
  -- Ну, и как там глинтвейн?
  -- Отвези меня домой.
  -- Кира, ну ладно тебе. Вспылил.
  -- Отвези. Меня. Домой.
  Я быстро оделась, встала в дверях. Эдгар все еще не понял, что я всерьез. По дороге из своего фешенебельного в мой район попроще он старался разговорить меня, делал намеки на то, что оплатит обучение Викки, и объяснял что вообще то между нами произошло недопонимание. Я раньше спускала ему с рук очень многое. Шутки, оскорбления. Такие вот ссоры были вполне в порядке вещей. Он же извинялся, он же говорил, что любит меня. Но в этот раз все действительно было кончено, и как только машина остановилась возле моего подъезда, я позволила сказать ему все, что накопилось в моей душе за год наших с ним отношений.
  Я ясно дала понять, что между нами все кончено, а потом назвала его 'папенькиным сынком', родившимся с золотой ложкой в жопе, напомнила, что он ничего не достиг в своей жизни сам, рассказала, что половина его друзей тусуется с ним только ради бесплатной выпивки и кокса. Вот тогда то он и назвал меня меркантильной мразью.
  - Прощай, - сказала я ему. Хотелось добавить еще что-нибудь, причинить ему боль, какую он причинял мне не раз и не два. Объяснить, что это такое - находиться в зависимом положении, каково чувствовать себя человеком второго сорта в его компании и компании ему подобных. Рассказать, что я ненавидела и что любила в нем, но язык не поворачивался. Эти отношения нужно было оборвать уже давно. Правильно тетя говорила: не водись с наследничками.
  Я отворила дверь настежь, а потом яростно ее захлопнула, наслаждаясь тем, как его тачка сотрясается от удара. Его машина никуда не уезжала, светя мне в спину фарами, фигура моя бросала вытянутую тень на белый снег, расчистить который коммунальщики пока не соизволили.
  Роясь в сумочке в поисках ключа от домофона, я поскользнулась на высоких каблуках и упала. Уборщики никогда не счищают лед вовремя. Я рухнула на четвереньки и горько усмехнулась. Похоже, моя жизнь упорно не желает превращаться в трагедию, подбрасывая глупые ситуации из дешевых ситкомов.
  Хуже было то, что машина Эдгара так и стояла рядом, и по звуку открывающейся двери я поняла - он уже спешит мне на помощь. Даже уйти красиво не могу.
  Быстро встала, отряхнулась, наконец нашла ключи в злосчастной сумочке и открыла дверь. Не оглядываясь, я влетела в подъезд, и едва дверь со скрипом закрылась за спиной, с бешенством ударила кулаком по обшарпанной стене.
  Умела бы плакать - разревелась бы, но я не плачу с тех пор, как четыре года назад мама ушла в магазин за сладким и не вернулась. Все остальные проблемы, все мелкие неурядицы, неудачи по сравнению с этим кажутся недостойными слез.
  Я пешком поднялась на двенадцатый этаж, вслух пересчитывая каждую ступеньку и успокаиваясь. Эдгар... мои первые серьезные отношения... моя первая любовь... нет, не любовь. Любовь не причиняет такой боли, в любви все просто и понятно. Недавно мне попалась книга знаменитого психолога о типах отношений. Возможно заслугой этого психолога стало мое сегодняшнее расставание. Потому что наши отношения с Эдгаром очень подходили под определение 'жертва' -- 'обидчик', а я не жертва. Никогда не была и не буду.
  Когда я отворила дверь в квартиру и вошла в узкий бежевый коридор, меня встретила Вера. Она невесело улыбнулась, моментально считав мое настроение.
  - Расстались, да? - спросила она. Вера - моя тетя, она сестра-близнец мамы, и если бы ее не было рядом, когда та пропала, мы с Викки страдали бы гораздо сильнее.
  Тетя - идентичное отражение мамы, вьющиеся черные как смоль волосы и яркие зеленые глаза с золотыми крапинками всегда привлекают внимание окружающих. В свои сорок два она сохраняет подтянутую фигуру и гимнастическую гибкость. Я безмерно люблю ее. Она волевая и сильная, и любой удар судьбы воспринимает с улыбкой. Когда пропала мама, она без разговоров забрала нас с Викки к себе. Отец тогда упивался горем, а потом с легкостью нашел маме замену на двадцать лет моложе. Нам он сказал, что я совершеннолетняя, а Викки почти, так что своей судьбой можем распоряжаться как хотим. Я прекрасно понимала, что это были слова его молодой жены, звучащие из его рта. Но обижаться не приходилось.
  Я ответила резким кивком на ее вопрос.
  -- Как ты догадалась?
  -- Ты же сегодня хотела остаться у него в доме.
  'В доме его родителей': мысленно поправила я. Вопрос 'почему' повис в воздухе:
  - Он узнал о том, что я продала ту чертову сумку. Ну и о других вещах тоже... - проклятый сапог никак не желал расстегиваться, одни беды от этой пары обуви, нужно их сейчас же выкинуть.
  - Не могу сказать, что меня не радует факт вашего расставания. Мутный он был какой-то с самого начала. И ...между вами все равно не было Искры. - Вера присела на корточки, дернула за молнию, сапог тут же расстегнулся. Я выпрямилась, стянув ненавистную пару обуви и бросив в коридоре несколько более яростно, чем планировала.
  Конечно, она была права. Пресловутая Искра - явление редчайшее и самое прекрасное на свете.
  Двое просто касаются друг друга, случайно ли, намеренно и БАМ, становятся единым целым, навсегда. Все сейчас ищут Искру, создают сообщества по поиску своей половинки, телевидение полно разных передач об Искре, на эту тему написаны миллионы книг. Искра - это совершенная любовь, идеальное сочетание, гарантирующее паре абсолютную гармонию. Развод для людей, связанных Искрой немыслим. Измена - невозможна. Ты скорее ранишь себя, чем свою вторую половину. Отдашь свою жизнь, но не жизнь возлюбленного или возлюбленной. Мне казалось, что это явление слишком прекрасно, чтобы быть правдой. И хотя я знала неопровержимые доказательства ее существования, я не верила в нее. И даже не мечтала найти свою вторую половинку.
  - Пойдем поедим чего-нибудь, - сказала я ей, а затем зачем то добавила - Он обозвал меня продажной и сказал, что это все тетушка меня обучила.
  - Вот урод, - тетя в негодовании сжала полные губы. Она, как и моя мама, была по-настоящему красива и, как любая красивая женщина, получала волны сильной любви и яростной ненависти в свою сторону. - У меня все еще есть лазанья, - Вера знала, что меня легко отвлечь едой.
  Кухня в нашей трехкомнатной квартирке поражала роскошью - натуральное дерево, позолота, встроенная техника. Я больше нигде не видела такой красоты. Заплатили мы за нее довольно весомую сумму, влезли в кредит и расплатились только полгода назад. Вера была много кем: любящей матерью, замечательной тетей, великолепным инструктором и просто хорошим человеком, но вот финансовый аспект жизни не был ее сильной стороной. Когда она очень чего-то хотела, то покупала это, не сильно заботясь о последствиях. 'Жизнь всего одна' -- говорила она мне и Викки, -- 'и никогда не знаешь, как она оборвется'. Поэтому тетя придерживалась правила 'живи на всю катушку и пусть в карманах свищет ветер'.
  После того, как я расправилась с лазаньей Вера заварила какого-то травяного сбора, с цепляющим названием 'Равновесие'. Подобных сборов у нее было превеликое множество, но когда я была одна, то предпочитала кофе. От прозрачных чашек, наполненных ароматным чаем, понимался парок, пили мы его традиционно без сладостей - в память о маме. Вера как-то сказала, что станет есть сладкое только тогда, когда мама наконец вернется к нам из магазина.
  - Лев звонил, говорит, тренировки проходят отлично, и уже в этом месяце он будет играть в юношеской сборной. - Я улыбнулась, радуясь за двоюродного братика.
  Единственный Верин сын был отличным вратарем в хоккейной команде. У него уже даже были фанаты и прозвище - Викинг, потому что в свои шестнадцать он заслонял широкими плечами почти все ворота, а его светлые кудри, выбивающиеся из-под шлема, сводили с ума девчонок. Красивый мальчишка рос. На эту неделю он уехал в соседний город на соревнования и уже стал звездой чемпионата.
  Для всех друзей и родственников так и оставалось секретом, кем был папа у нашего Викинга. Мама говорила, что Вера была в командировке в Швеции, пока еще не ударилась в йогу, и вдруг пропала на полгода. Вернулась довольная и беременная, сказав, что ребенок ее, а остальным в это дело лучше не лезть. С рождением Льва, тетя бросила работу в маркетинговой компании и переквалифицировалась в инструктора по йоге. Странный выбор на мой взгляд, но она никогда ни о чем не жалела.
  - Вике мы образование и сами проплатим, нужно просто больше работать.- Вера шумно отхлебнула из чашки. Молчание повисло в воздухе, ведь мы обе знали, что был еще один вариант - позвонить моему отцу, но с этой скотиной я не желала иметь ничего общего. Вера поняла, о чем я думаю и, помня о моей ненависти к папаше, постаралась отвести разговор в другое русло.
   - А насчет Эдгара твоего даже не переживай. Кира, тебе всего двадцать четыре года, ты молода и красива, а быть с тем, от кого сердечко не ёкает и за кем бежать на край света не хочется - это как не жить вовсе.
  Я невесело улыбнулась, запустила пальцы в копну великолепных золотистых волос.
  - Ты ведь знаешь, что я, кажется, и не способна на такие чувства. Искра и вечная любовь - сказки для маленьких. Мне нужно найти другую работу. Быть может я смогу устроиться еще в несколько студий.
  Вере не очень понравился ход моих мыслей. Физический труд изматывал, и она предпочла бы, чтобы я осела в каком-нибудь офисе, тем более, что я умудрилась окончить секретарские курсы, пока встречалась с Эдгаром.
  -- Посмотри объявления, может кто-то ищет секретаря, -- сказала она мне.
  -- Сомневаюсь, что кому-то нужен секретарь без опыта работы. - я снова погрустнела.
  - Как знаешь... И помни, - лицо тети приняло абсолютно серьезное выражение, а значит, она сейчас будет шутить. - Он все равно страшненький был. - Я искренне рассмеялась и в весьма неплохом расположении духа отправилась спать.
  В комнате, которую я когда-то делила с сестрой росли лимонные и мандариновые деревья, не оставляющие много места для передвижения. За ними ухаживала Вера, она же установила какие-то фантастические лампы, чтобы в наших климатических условиях эти южные красавцы чувствовали себя как дома. Кровать сестры и ее шкаф я бессовестно использовала как склад для одежды, на то время, что та переехала в университетское общежитие, а свой шкаф под завязку наполнила книгами.
  В чем то мы с Викки были похожи: мы любили учиться и жаждали знаний. Вот только ее разум был куда системнее, чем мой. Я выхватывала информацию из всех источников подряд, интересуясь то философией, то историей, то современным искусством и психологией. Когда пришло мое время определиться с профессией, я знала одно. Денег на то, чтобы я училась просто чему-нибудь у моей семьи нет. Поэтому я быстренько получила сертификат тренера по пилатесу и помогала тете в ее йога-студии. Мы отбивали аренду, а еще оставалось на жизнь нам вчетвером. Жизнь с Эдгаром стала красивой сказкой: красивой, но короткой.
  Сон долго не шел, и я лежала с закрытыми глазами. В голове крутилось гневное лицо Эдгара, мыли о Викки, слова тети 'между вами все равно не было Искры'.
  Глава 2.
  Мои глаза открылись за долю секунды до звонка будильника. Раздался вопль солиста Muse, перепевавшего знаменитого Синатру: 'Ты слишком хороша, чтобы быть настоящей. Я не могу оторвать от тебя взгляда'. О да, заспанная, с опухшим лицом, помятым подушкой, я была просто королевой красоты.
  Холодный душ, горячий кофе, бутерброд, который я мысленно называла три тысячи калорий, и я покинула нашу квартирку, чтобы влиться в поток стремящихся по своим делам людей. Лишних денег на такси не было, а деньги со счета, открытого для покупки машины могли пригодиться на другие нужды, поэтому я отправилась на автобусную остановку. Холод пробирал до костей, даже при том, что я укуталась в шарф поверх стильного пальто. Моя одежда не предполагала долгого нахождения на улице. С учетом последних событий, нужно было срочно менять выработанные привычки.
  'Рука Господа' - прочитала я вслух надпись на кирпичной кладке гаража. Надпись сопровождало граффити: простирающаяся из кладки огромная рука, увенчанная черными когтями, которая словно пыталась схватить пробегающих мимо. От граффити, выполненного довольно качественно, веяло глухой неизбежностью. Если в нашем мире и есть бог, то руки у него должны быть именно такие. Видимо местный Бэнкси нарисовал это совсем недавно. Символично.
  Подъехал автобус, и я нырнула в тепло, чтобы уже через полчаса выбраться около входа в метро и стать частью серой толпы, спешащей на работу.
  Руки мои были по локоть замотаны в плотные кожаные перчатки. Лицо я постаралась закрыть шарфом. Он спасал от зловония подземки, а еще скрывал мою симпатичную мордашку. Носить перчатки и прятать лицо в любом крупном городе считается дурным тоном, но у меня сегодня не было никакого желания терпеть прикосновения десятков потных ладоней. Я села на чудом свободное место и сложила руки крест-накрест. Поза, ясно говорившая - не лезьте ко мне.
  Напротив расположилась пара, в которой без труда можно было узнать связанных Искрой. Везунчики. Она нежно склонила голову ему на плечо, он держал ее ладони так, словно в них заключался смысл всей его жизни. Иногда мне кажется, что между соединенными Искрой действительно мелькают всполохи мягкого сияния.
  Удивительное явление - эта Искра. Два человека просто сталкиваются, случайно касаются друг друга и вдруг происходит чудо: их словно связывает незримой нитью, и они уже не выживают друг без друга. Такой паре гарантирована любовь до гроба, именно такая, какую описывают в любовных романах. Забери одного из пары - второй буквально умрет от тоски по нему.
  Есть исследование, что Искра - это явление сугубо биологическое. Иначе как еще объяснить, что практически без исключений она происходит только у молодых и здоровых людей, которые в своей безумной страсти тут же заводят детей. И дети, рожденные в подобных браках, намного сильнее и умнее и талантливее всех остальных. Они добиваются большего в учебе, в спорте, они предрасположены к творчеству. Большинство политиков, спортсменов, известных деятелей культуры и искусства, а также предпринимателей - дети, рожденные Искрой. Мне, как обычному человеку должно было бы быть обидно, что в мире происходит подобная несправедливость. Но обидно мне не было. Искра - это лотерея, и тебе не нужно быть богатым и знаменитым, чтобы тебя связало ей. В последнее время мода на поиски своей второй половинки, своей 'искорки' стала захватывать все больше и больше людей. Романтики переезжают в крупные города и ищут, прикасаясь к каждому понравившемуся человеку по сотне раз на дню.
  А если ты красивая девушка, тебя стремятся коснуться не просто сотню, тысячу раз в день, тебе жмут руки все, от продавцов до преподавателей, в надежде, что судьба вдруг окажется благосклонной и свяжет вас.
  Ведь известно, что для искры не существует стандартов красоты и привычной нам логики. Этот феномен настолько непонятен, что, хотя по всему миру и функционируют десятки институтов по изучению Искры, никто так и не подобрался к ответам на вопросы 'Что такое Искра?' и 'Как ее контролировать?'
  Наконец неприятный женский голос объявил нужную мне станцию, и я, орудуя локтями, с трудом выбралась из толпы. Недолгий подъем по эскалатору, и я с жадностью вдохнула 'свежий' городской воздух. Часы услужливо показали, что я все-таки опаздываю. Черт. Нужно было меньше рефлексировать на тему Бэнкси и Искры, и быстрее скакать по эскалаторам.
  Пришлось ускориться, чтобы не опоздать на лекцию. Девять утра, солнце уже взошло, соизволив, наконец, начать плавить навалившие за зиму сугробы. Вокруг стоял запах воды. Университет, в который я приехала, был городом в городе. Старинные корпуса, длинные аллеи, обсаженные кленовыми и каштановыми деревьями. Студенты здесь жили, учились и работали, и мне нравилось хоть на правах подглядывающего стать частью этой динамичной жизни. Викки, которая сейчас наверняка корпела над книгами по юриспруденции в библиотеке, подбрасывала мне информацию о всех бесплатных или дешевых курсах, занятиях, а также об открытых лекциях, которые проводил университет. Когда у меня было время, я срывалась в студенческий городок, чтобы послушать профессуру, а заодно увидеть сестру.
  Я так торопилась сбежать куда-нибудь из дома и подальше от своих мыслей, что даже не поинтересовалась, какую именно лекцию собираюсь сегодня посетить. Все, что стояло в моем календаре - дата, время, а еще корпус и аудитория, где проходило занятие.
  К счастью, по дороге мне попалось знакомое лицо. Анна - подруга и одногрупница моей сестры была классической зубрилой. По сравнению с ней, Викки являлась просто бесшабашной девчонкой, наплевательски относившейся к учебе. Анна посещала все лекции и курсы подряд, даже те, на которых обычно студенты не появлялись. Поэтому мы с ней часто пересекались. Она стрельнула в мою сторону обсидианово-черными глазами и широко улыбнулась.
  -- Кира! Давно не виделись.
  Из-за своей бурной личной жизни я действительно давно не появлялась в этих стенах.
  -- Привет. Да все как то времени не было.
  -- Ну да, богемная тусовка, все дела, -- сказано это было без злости, но с толикой зависти. Люди видели улыбающееся лицо на фотографиях, фантастические виды и дорогие рестораны. Но они редко задумывались, что за этим может скрываться. Викки никому не рассказывала о том, что она из совсем простой семьи, а ее мама так вообще числится пропавшей без вести. И я поддерживала сестру в ее лжи, не желая, чтобы она превратилась в изгоя, или того хуже, в объект жалости. Анна не была дурой и поспешила сменить тему, заметив, что я резко помрачнела - А ты знаешь, что за занятие-то сегодня?
  Со стыдом я пожала плечами.
  - Эх... золотая девочка. Сегодня спец-семинар по итхисам, - произнесла она медленно, явно наслаждаясь моей реакцией.
  Моя челюсть стремительно опустилась вниз. Я вообще не ожидала, что кому-то может прийти в голову изучение этих странных людей. Подняв глаза в потолок, попыталась вспомнить всю информацию, которую нам давали на уроках истории народов в школе.
  Итхисы - народ, который отличается от всех остальных, населяющих земной шар. В большинстве своем итхисы - довольно специфические альбиносы, их глаза синие или голубые, кожа также белая - обычно с выступающими синими венами. У чистокровных - необыкновенные яркие глаза, каких не увидишь у обычных людей. Витамин Д итхисы вырабатывают как рыжие, им для этого солнце не нужно. А непереносимость прямых солнечных лучей у них развита куда сильнее. Вытащи итхиса под палящее солнце, даже в наших широтах, получишь красный, вопящий сгусток боли. При этом итхисы обычно выше обычных людей, да и живут на порядок дольше.
  Насколько я помнила, итхисы имели особенную религию, они молились какому-то лунному божеству. Данная вера подразумевала обрезание ушей и приведение их в острую форму, как у фанатов эльфов. Аллергическая реакция на солнечные лучи была связана у итхисов с близкородственными браками и закреплением особенной мутации, из-за чего в народной культуре их зачастую называли 'ночными демонами'. Моя верующая бабушка так звала итхисов и постоянно крестилась при упоминании о них.
  У большинства людей об итхисах вообще очень негативное представление, в связи с чем эти люди старались как можно реже появляться на улицах. Чистокровных я вообще только на картинке видела, и лишь однажды случайно столкнулась с девушкой-полукровкой. Она спешила куда-то и пыталась прикрыть острые ушки волосами. Мне она показалась красивой. Оказалось, что знания мои совпадают с информацией, которой располагала Анна. Она также знала, что у итхисов есть собственное островное государство в Северном море с самым большим ВВП в мире, но они никогда никого туда не пускали. По сравнению с их страной, Северная Корея была просто образцом открытости. А еще оказалось, что их давно считают отдельной расой, и что они практически не выезжают за пределы своего государства.
  Через пять минут к нам присоединилась еще пара человек и преподаватель, худенький бледный мужчина - прозрачная кожа и светлые волосы выдавали в нем кровь итхисов. Для большинства студентов это было незаметно, но такая бледная кожа даже у северных европейцев практически не встречается. А быть может, я себе это нафантазировала.
  Преподаватель открыл кабинет и, как только все заняли свои места, принялся рассказывать о принятой в учебных кругах истории происхождения итхисов. Говорил он очень эмоционально, активно жестикулировал. При этом он запинался и излучал потрясающую неуверенность в себе, из-за чего потерял мое внимание в течение первых десяти минут.
  Я осторожно достала телефон и решила провести время с пользой, раз уже лекция оказалась ни на что не годной. Потерявшись в Интерне на десять минут, я углядела несколько новых упражнений для своей группы по пилатесу, прочитала последние слухи о жизни звезд, потом перескочила на сайт по дизайну, и завершила просмотром пары картинок с милыми котиками. Постоянно всплывающая контекстная реклама в итоге переманила мое внимание, я быстро оказалась на странице с объявлениями о найме.
  'Требуется слесарь сантехник'
  - Среди распространенных и неправдоподобных клише об итхисах самым популярным можно назвать обвинение их в употреблении крови. Это заблуждение, основанное на фольклоре идет из народной культуры. Дело в том, что ...
  'В салон красоты "Лили" требуется парикмахер-визажист, можно без опыта работы.'
  - Итхисы не выносят, когда к ним прикасаются посторонние люди. Прикосновение незнакомца - смертельное оскорбление для итхиса, поэтому не вздумайте поживать им руки при встрече. Хи...хи. Они не считают себя изгоями, напротив, иногда итхисы весьма высокомерны, ведь их положение позволяет им преуспевать на экономическом поприще. Наверняка все знают выражение 'богат, как итхис' - оно появилось в пятнадцатом веке...
  'Грузчик, работа по вечерам.'
  - В начале девятнадцатого века по всему миру происходил тотальный отлов и уничтожение итхисов, и они до сих пор не оправились от нанесенного их народу урона. Необходимо отметить, что средняя продолжительность жизни у большинства итхисов на сорок лет выше, чем у всех остальных людей. Ученые до сих пор спорят о причине этого явления. Тем более, что итхисы не позволяют провести полномасштабные исследования...
  'Главе сети ночных клубов "Азаик" требуется секретарь, возраст от 20 до 30 лет, приятной внешности, для преимущественно вечерней работы. Высокая стрессоустойчивость и наличие диплома секретаря. Опыт работы не требуется, з/п. от...' Я едва не вскочила с места, увидев указанную сумму. Преподаватель бросил в мою сторону страдальческий взгляд, видимо решил, что его лекция настолько скучна, что студенты сейчас начнут массовую попытку к бегству. Собеседование проходило только через три дня, а я уже планировала, куда потрачу первую зарплату.
  Я - не я, если не получу эту работу.
  ***
  Спустя три дня в позаимствованном у тети строгом костюме я стояла у подножия высокой башни. Двадцати восьмиэтажный монстр посмотрел на меня слепыми глазами-окнами и гостеприимно распахнул пасть вращающихся дверей. На последних трех этажах здания находилась компания 'Азаик', двадцать пять других этажей сдавались в аренду, но владелец оставался тот же. Сделав вдох поглубже, я вошла в дверь и замерла у входа, потому как очередь из желающих получить работу не умещалась в холле. Множество девичьих спин в столь схожих строгих костюмах маячило передо мной.
  Спокойные бежевые стены, несколько мягких кожаных диванов, вывеска модной кофейни, и стойки ресепшена - все, что я могла рассмотреть из-за огромной толпы.
  Девушки оглядывали друг друга, сравнивая и составляя в уме список своих возможных конкуренток на основе внешних данных. В большинстве своем они были красивы, некоторые имели по-настоящему модельную внешность. Были и вполне обычные девушки и молодые женщины, сжимавшие свои резюме словно настоящее оружие. На них то я и обратила внимание, как на своих главных конкуренток. Моя мордашка нравилась людям в большинстве случаев: у меня правильные черты лица, хорошие зубы, предназначенные для широких улыбок, не испорченные усилиями косметологов брови. А вот резюме оставляло желать лучшего.
  Я разглядела женщину лет сорока пяти, с ухоженным, но уставшим лицом, слегка полноватую, в сером костюме и с короткой стрижкой, и начала пробиваться к ней с упорством ледокола. Одного взгляда хватило, что бы понять, что она здесь работает и не является моей конкуренткой. Поэтому было бы не плохо завести с ней знакомство:
  - Многолюдно же здесь. Интересно как же нас будут оценивать, при таком большом количестве народа?
  Женщина смущенно улыбнулась в ответ. Мама всегда говорила: 'Скажи трусу, что он храбр, глупому, что он умен, а стареющей женщине, что она молода и красива - и сразу станешь их лучшим другом'. Трусов я встречала не много, но на глупцов и женщин этот метод действовал безотказно. Этот случай также не стал исключением - она заулыбалась и тихо произнесла:
  - Ох, что вы, я не участвую в конкурсе. Я пришла раздать список вопросов, для первого тура - она протянула мне листок из толстой стопки.
  Я победно улыбнулась, расценив как хороший знак то, что мне удалось миновать выстроившуюся очередь и первой получить вопросы. Остальные претендентки на вакантную роль секретаря, недовольно ворча, столпились вокруг нее, желая получить такой же. Женщина громким голосом воскликнула:
  - Девушки, будьте предельно внимательны при даче ответов на вопросы. Честно и четко ответьте на все. А как закончите, сложите листы на этот стол. У вас пятнадцать минут. Через час, будет объявлено, кто пройдет во второй этап конкурса.
  Времени давалось не много, но я уже поняла, что в этом то и была соль задания. Не можешь справиться быстро - работа тебе не подходит. Пока женщина раздавала листовки, я уже проглядела список вопросов, не найдя в нем ничего примечательного. В анкете задавались базовые вопросы об образовании, месте жительства, жизненной позиции и амбициях, присутствовало несколько вопросов, касающихся наличия вредных привычек. Хорошо, что я не курю. Были также вопросы о семейном положении и наличии детей. В некоторых конторах подобные вопросы могли бы показаться некорректными, но на эту должность требовался человек, способный работать по вечерам и выходным, так что необходимость отпрашиваться на утренник или собрание в школе могла действительно помешать рабочему процессу.
  Я быстро заполнила лист и в числе первых сдала бланк. Ровно через пятнадцать минут та же женщина подхватила объемную кипу и устремилась в сторону лифтов. Удивительно, но около половины девушек не успели сдать анкеты и возмущенно кричали ей вслед, заполненными листами бумаги. Мысленно сделала пометку: у моего будущего босса пунктик на пунктуальности. Цокая каблучками, я отправилась за необходимой мне ежедневной дозой кофеина. Позавтракать я не смогла из-за легкой нервозности, поэтому сладким кофе старалась поддержать себя в форме и не дать мозгу отключиться в самый необходимый момент. Всегда так - стоит начать волноваться, и кусок в горло не лезет.
  В кафе, где услужливый бариста с фантастической скоростью разливал кофе по одноразовым стаканчикам, оживленно щебеча, толпилось несколько девушек.
  - Вам не кажется, что этот конкурс - нечто нелепое? В первый раз бываю на таком странном собеседовании, - обронила фразу тоненькая шатенка, похожая на олененка Бемби.
  Я вклинилась в разговор, игнорируя удивленные взгляды. Как говориться, сам себя в беседу не пригласишь, так и будешь в сторонке белой вороной стоять.
  - А мне кажется, неплохая идея сделать конкурс поэтапным. Скорее всего начальнику нужен какой-то очень особенный типаж характера, поэтому профессиональные навыки здесь никого и не волнуют.
  На меня посмотрели слегка заворожено и с настороженностью. Увы, я часто произвожу на людей подобное впечатление. Большинство людей, малознакомых со мной, считали меня законченной стервой или, как Аня, золотой девочкой.
  Я действительно просто набор клише: золотые волосы, большие зеленые глаза, кожа редкого оливкового оттенка создающая впечатление, будто я не вылезаю из солярия. К тому же у меня отличная фигура и ровная осанка, спасибо пилатесу. Я никогда не плачу, улыбка моя больше похожа на оскал, за словом в карман не лезу и бываю по-настоящему агрессивна, когда что-то выходит не по задуманному плану. Конечно, я бы хотела быть и доброй, и милой, и ласковой - я и пыталась быть с Эдгаром, вот только он этого не оценил.
  - Надеюсь, они не откажут из-за того, что я курю, - симпатичная блондинка с плохой кожей отхлебнула кофе. Я тоже сделала глоток подслащенного эспрессо, мало вникая в разговор. С гораздо большим удовольствием я пересчитывала своих оставшихся конкуренток. Вместе с этой группкой, нас было пятьдесят восемь. Не мало.
  - Ты бы лучше соврала, - глубокомысленно изрекла шатенка, цокнув языком. - Никто все равно не проверяет такие вопросы.
  Девушка-олененок заставила взглянуть на нее повнимательней. Она между тем продолжила рассуждение:
   - При таком конкурсе отсеивают очень легко. Я вот, например, написала, что соединена искрой. К соединенным всегда с уважением относятся. Это мне очков добавит.
  Мое сложившееся хорошее мнение о Бемби сразу разрушилось. Ну зачем фокуснику раскрывать свой трюк? Остальные девушки восторженно закивали. Вероятно, на следующем этапе соединенных станет гораздо больше.
  Во время перерыва я раззнакомилась еще с несколькими девушками, и уже смеющейся дружной стайкой мы вернулись обратно в холл. Все та же женщина теперь стояла со списком фамилий, которые помещались всего на одном листе. Судя по всему, большая половина девушек сейчас отправится домой.
  - Я зачитаю вам список фамилий. Те, кого я не назову, не проходят во второй тур. Спасибо за потраченное время.
  Затем она отыскала меня глазами и обратилась с улыбкой:
   - Девушка, вас зовут Кира Бел?
  Я кивнула. Фамилия у меня забавная, но искусственная, прадедушка по отцовской линии, эмигрировавший откуда-то из центральной Европы во время Первой Мировой, сократил свою настоящую до первых трех букв. Поэтому настоящую фамилию семьи Бел никто не знает.
  - Проходите, пожалуйста, - она указала мне на двери лифта. Поднимитесь на двадцать шестой этаж, возьмите и заполните еще один бланк, вам его подаст секретарь.
  Ощущая себя героем какого-то квеста, который только что успешно завершил первую часть миссии, я вышла в слабоосвещенный коридор. За стойкой сидела уставшая девушка. Она с вымученной улыбкой протянула мне листок. Пробормотав 'спасибо', я села на черный диван и в абсолютной тишине принялась за заполнение.
  Перед глазами черные строчки снова рисовали стандартный набор вопросов. Заполнив их на автомате, я перешла к довольно нестандартным, которые касались мировоззрения, политических взглядов и отношения к религии и различным меньшинствам. Решив, что если честность провела меня во второй тур, то она же проведет меня и в третий, я ответила на них. Гражданской позиции я не имела, к любым меньшинствам относилась с безразличием, в общем-то не понимая, кого нужно относить в эту категорию, в Боге особенной необходимости тоже не испытывала, как и он во мне. Последний раз я молилась, когда пропала мама, я просила, плакала, ходила в церкви. Мне никто и ничто не ответило. Тогда я поняла, что все только в человеческих руках, что уповать на небесные силы бессмысленно, и если бы Бог существовал, он бы не допустил такого количества несправедливости.
  Вскоре начинали заходить другие девушки, нарушая абсолютную тишину, царившую в коридоре. Мне даже стало как-то жаль расставаться с ней. От скуки я принялась разглядывать стены и потолок.
  Вдруг я заметила несколько вмонтированных камер и весело подмигнула одной из них. Камеры были также в первом зале, в лифте и на прилегающей территории. В этом здании их было полно везде, где только можно - видимо, у владельца просто пунктик на контроле. Я сделала в своей голове еще одну заметку о загадочном владельце 'Азаик'.
  Мне уже по-настоящему хотелось познакомиться с ним или с ней. Судя по тому, что я прочла в интернете, 'Азаик' - это не только самая успешная сеть ночных клубов в мире, эдакий 'Хиллтон' ночной жизни, это также производитель и владелец прав на популярнейший и самый дорогой алкогольный коктейль "Искра".
   Ни один бар во всем мире не может официально продавать его, не платя процент компании 'Азаик'. Что входило в состав 'Искры' не знал никто, но ничего наркотического, иначе бы коктейль был нелегален. Я пробовала 'Искру' пару раз в жизни - когда мы были с Эдгаром, помимо приятного опьянения, она заставляла на вечер почувствовать себя соединенной со своим партнером. Парочки обожают 'Искру'.
  Ко мне подошел усталый, весь какой-то серый мужчина и бросил довольно грубо:
  - Пройдите за мной. Вы проходите в третий тур конкурса. Меня зовут Виктор, я задам вам несколько вопросов - учтите, необходимо отвечать честно, и если я поймаю вас на лжи, вы выбываете из конкурса. Вы согласны пройти полиграф?
  Детектор лжи, круто! Я видела такие только в фильмах. Виктор протянул мне бумагу на которой я подтверждала свое согласие на эту странную процедуру. Мы поднялись на двадцать седьмой этаж и оказались в еще одном извилистом коридоре. Снаружи башня заканчивалась стеклянным конусом, возможно там и обитает таинственный владелец? За мужчиной я проследовала в небольшой кабинет с небольшими же окошками, из которых были видны крыши соседних домов и дороги, с проезжающими крохотными автомобилями. Мне не понравился ни кабинет, ни владелец, и я знала, что как только выйду, забуду обоих. Усевшись на неудобном стуле, я приготовилась к череде вопросов, и неожиданностью стал для меня первый же:
  - Ваша группа крови?
  Стараясь сохранить невозмутимое выражение лица, я ответила:
  - Четвертая отрицательная.
  Он уставился на машинку, которая пикала и трещала. Она не походила на полиграф из фильмов, да и на меня не наклеили никаких датчиков. Странно. Хотя технологии постоянно развиваются, быть может у Виктора есть камера, которая фиксирует расширение зрачка.
  - Ориентация? - продолжил он.
  Раздраженно поправив выбившийся из тугого пучка локон, я улыбнулась:
   - В свете последних событий правша.
  Шутка не удалась. Брови мужчины сошлись на переносице:
  -- Я по мальчикам, - нервные мурашки побежали по спине, зачем им понадобилось знать о моей ориентации? В голову полезли мысли о том, что молоденькие девушки зачастую работают секретарями только по документам, реальные же их обязанности заключаются в удовлетворении разного толка потребностей нанимателя. Я отогнала их как можно дальше, напомнив себе, что мы живем в цивилизованном государстве.
  Далее последовали не менее странные вопросы - 'серый кардинал', так я назвала своего интервьюера, выспросил все обо мне, моей семье. Он странно нахмурился, когда я сказала, что мама моя считается без вести пропавшей вот уже четыре года.
  Он узнал все о моей небогатой личной жизни, о моих предпочтениях в еде и о том, насколько часто я занимаюсь спортом. Раз десять я хотела заткнуть его, взять сумку и гордо уйти, но теперь уже любопытство двигало мной, и я продолжала отвечать на поставленные вопросы с вежливой маской на лице. Прошел час, а он не унимался. Наконец, я все же позволила эмоциям взять верх.
  - Имеет ли какое-нибудь отношение то, сколько раз в неделю я ем суши к моим рабочим обязанностям? Да и вообще, странный у вас полиграф - он же вроде только на вопросы с ответами 'нет' и 'да' должен быть настроен.
  - Наконец-то,- произнес со вздохом облегчения мужчина.
  Он вдруг рассмеялся, и его лицо приняло вполне благодушное выражение
   - Понимаете, этот тест был на устойчивость психики. Полиграф... -- он повернул ко мне монитор и оказалось, что там был полу разложенный пасьянс - Это еще один способ вывести человека из равновесия. Да и те, кому есть что скрывать просто не соглашаются на этот тест. Те, кто не выдерживают полчаса, начинают плакать или кричать, определенно не подойдут нашему начальнику. У него довольно сложный характер. Но вы справились блестяще, рекордсмен просто, - он протянул мне руку, я крепко пожала ее. - Прошу за мной, я познакомлю вас с боссом. Сомневаюсь, что кто-либо еще проявил подобную выдержку. А если нет, то сейчас все равно все решится.
  Он повел меня другой дорогой, в противоположную сторону от лифта, из которого мы вышли. Двери в офисы-норки периодически открывались, и на меня, смешно вертя головами, словно любопытные сурикаты, оценивающе смотрели сотрудники. Я и сама мельком оценивала их, пыталась рассмотреть их офисы. Вполне так современные, с яркими цветами и огромными окнами, которыми и светила башня. Видимо все эти извилистые темные коридоры служили еще одним тестом для сотрудников. Что-то вроде: на что ты готов за такую зарплату? Мы подошли к другому лифту, серый кардинал провел специальным электронным ключом по замку и ввел код, после чего нажал цифру двадцать восемь и мы поехали вверх.
  Двери открылись, и я увидела полукруглый холл, явно приемную - золото, дерево и кожа, все как я люблю. Для многих вульгарно, по мне - совершенно. На диванчике, сложив руки, как школьница, сидела Бемби. В принципе, кто еще мог пройти подобный конкурс? Позади нее за столиком секретаря, прекрасным, изящным, дизайнерским столиком, за которым мне предстояло работать, расположилась эффектная брюнетка в обтягивающем стройную фигуру черном костюме. Ее большой, накрашенный алой помадой, рот растянулся в рабочей бессмысленной улыбке. Не люблю женщин красивее меня. Надеюсь, ее место мне предстоит занять.
  Я присела рядом с Бемби, та окинула меня взглядом больших карих глаз. Она была потрясающе милой, похожей на приторно-сладкий тортик с розочками.
  - Ты так долго была на собеседовании, - протянула она, - я уже через сорок минут хотела уйти. Этот 'полиграф' что-то ужасное.
  Я ответила ей холодной улыбкой в духе 'Кира-стерва'.
  - Такая зарплата при неполном рабочем дне - неплохая мотивация.
  Со стороны столика из динамика раздался властный мужской голос, прогнавший по моей спине толпу мурашек. Такой голос мог принадлежать только очень властному человеку. Одна тайна владельца компании 'Азаик' раскрыта - это мужчина. И сомневаюсь, что подобный голос может принадлежать толстячку-весельчаку.
  - Пусть войдут. По очереди.
  Я было хотела подняться и пройти к широким двойным дверям в кабинет босса, но Бемби резво поднялась и почти бегом ринулась к двери. Ну и пусть, нет большой разницы, кто будет первой. Не успела дверь закрыться, раздался истошный визг девушки.
  И брюнетка, и Виктор, проводивший меня, да так и оставшийся в приемной, даже ухом не повели. В моей голове за секунду пронеслась сотня идей, почему девушка так орет. Самая жуткая из догадок была: неужели все это собеседование - попытка заманить дурочек вроде нас и сделать с ними что-то ужасное? Может сбежать отсюда, пока есть время? Ключ карта в руках Виктора, даже если я ее вырву - какой код он набирал? Сердце бешено застучало, и, проклиная себя за глупость, я - благо, никто не помешал, - ринулась в кабинет спасать Бемби.
  Каково же было мое удивление, когда, войдя в помещение, которое было на удивление огромно, я увидела с одной стороны, рядом со мной, закрывающую лицо руками и вопящую Бемби, а с противоположной - силуэт мужчины в черном офисном кресле за громоздким столом. Вглядываться в силуэт я не стала, но было понятно, что мужчина явно не пытается навредить сжавшейся в комок девушке. Наклонившись, я попыталась встряхнуть Бемби, та зачем-то вцепилась мне в волосы. Такое чувство, будто утопающего спасаешь.
  - Ты почему так кричишь?- реакции не было, поэтому я несильно хлопнула ее по щеке. Наконец Бемби подняла заплаканные глаза и, заикаясь, прошептала:
  - И-и-итхис, - я еще раз вгляделась в сидящего в кресле мужчину. У меня не очень хорошее зрение, а очки носить я отказываюсь, потому и пришлось как следует прищуриться, чтобы силуэт обрел лицо. И как я сразу не заметила белые волосы, насмешливый взгляд светло-голубых ярких глаз, белую кожу с бегущими под ней синими змейками-венами и прямой острый нос? Перед нами действительно был итхис - и, судя по острым, торчащим из-под белых как снег волос ушам, - даже религиозный.
  - Ну и что? - спросила я в искреннем недоумении и встряхнула ее сильней. Стало понятно, почему здесь везде такое слабое освещение, все из-за чувствительных глаз босса. - Ты блондинов боишься, или мужчин?
  - Думаю, она боится меня, - голос отражался от стен, наполняя собой все пространство, он пробирал до самых костей, заставляя сердце начать учащенно биться. С таким голосом надо в секс по телефону устраиваться.
  Бемби начала судорожно икать, она все еще закрывала лицо руками и не могла подняться с паркета.
  - Это не мужчина, это д...демон, он украдет мою дуууушу, - завыла она. Мужчина откровенно усмехнулся, он с интересом смотрел на разыгрывающуюся картину, как на забавное представление.
  - Вот же истеричка, - прошипела я, сдерживая желание дать Бемби еще пару раз по морде - Прошу прощения, скоро вернусь, - обратилась я к итхису, и, подхватив Бемби на руки, я практически вынесла ее обратно в холл с секретарским столом. На выходе ждал Виктор, держа в руках нашатырный спирт. Неужели в нашей стране столько суеверных глупцов? Судя по тому, как мужчина отточенным долгим опытом движением открывал крышку и подносил флакон к лицу Бемби, - да.
  -- Безобразно, -- бросила брюнетка, скривив красивые губы. Осталось непонятным, говорила она это Бемби или мне, или оценивала ситуацию в целом.
  Я поправила костюм, распустила волосы - мою прическу Бемби превратила в птичье гнездо, и с прямой спиной прошла обратно в кабинет. Итхис со скучающим видом сидел в своем кресле.
  - Присаживайтесь, - он указал на стул напротив себя. Я расположилась и спокойно взглянула ему в глаза. Не люблю людей, которые отводят взгляд, но он этого не сделал и уже начал заслуживать уважение. После небольшой паузы он продолжил. - Меня зовут Александр Дарк. И с этого дня я ваш начальник.
  Я победно улыбнулась - денежки, хрустящие бумажки, плыли в мои загребущие ручки. Я буду очень хорошо работать, так хорошо, как никто. И тогда не нужен мне никакой Эдгар, чтобы оплатить обучение Викки, да и тетин кредит можно будет отдать через пару месяцев, да еще... Наниматель молчал, давая мне переварить полученную информацию. Он бессовестно рассматривал мое лицо. И я ответила ему тем же. Внешность действительно экзотическая.
  Меня поразили два открытия; во-первых, он был неприлично молод, на вид слегка за тридцать, не больше. Во-вторых широкие радужки его глаз были ярко-синего цвета и почти светились в полумраке, а, значит, он чистокровный. Мой начальник тоже несколько подался вперед, пристально рассматривая меня. Импульсивно я еще сильнее выпрямилась.
  - Я - Кира Белл. Очень приятно познакомиться. Не могли бы вы меня просветить относительно моих рабочих обязанностей? Я, к сожалению, не имею опыта работы секретарем, и, - добавила я почему-то извиняющимся тоном, - никогда не работала с итхисом.
  - Кира, - произнес он запоминая.
  Затем мужчина, словно услышав какой-то особенный сигнал, поднялся с места, подошел к огромным, плотно зашторенным окнам и нажал кнопку, отчего жалюзи бесшумно поползли вверх.
  Лучи заходящего алого солнца тут же прорвались в помещение, заполняя собой все вокруг, вид на мегаполис ночью с двадцать восьмого этажа был впечатляющим.
  - Люблю закаты, - задумчиво сказал он. - Вследствие некоторых физических особенностей я плохо переношу дневной свет, - белая кожа казалась почти розовой из-за сияния.
  - Что касается ваших обязанностей, - он перевел взгляд на меня, - они несколько отличаются от классических. - Внутренне я сразу напряглась, он тем временем продолжил, смотря в окно и не обращая на меня ни малейшего внимания. - Вы будете обязаны все время находиться рядом со мной, отвечать на некоторые звонки, составлять встречи. Вы должны досконально проверять клиентов и новых партнеров во избежание безобразных сцен, наподобие той, что произошла только что. - Он неопределенно взмахнул рукой, словно вылепленной из снега, в сторону двери. Какие большие у него руки...
  Я поежилась, осознавая, как часто кто-нибудь по незнанию начинает вести себя, как средневековый житель, и мне стало жаль итхиса. Тот обернулся и словно увидел жалость, промелькнувшую в моих глазах. Белые брови его сердито сдвинулись, он сразу посуровел.
  - Ваше расписание не слишком типично. Как и мое. Вы будете работать вторник, среду и четверг с семи вечера до часу ночи здесь, в офисе, а в ночь пятницы и субботы - с полуночи до шести утра.
  Расписание меня очень устраивало, оно не сильно перекраивало мой стиль жизни, поскольку я полуночник по натуре. Правда придется договориться с тетей, чтобы она забрала мои вечерние группы. А может и нашла мне замену. У меня было хорошее предчувствие, что я на этом месте задержусь. Александр тем временем продолжал, он отвернулся от окна, и снова посмотрел на меня спокойно и очень внимательно, словно на какое-то мгновение именно я стала центром его вселенной.
   - Как вы знаете, я владелец сети ночных клубов и мне необходимо периодически проверять качество работы своих сотрудников. Иногда вы должны будете ездить со мной. Иногда нам придется выезжать заграницу. Работы обещаю много, и иногда вам придется работать также днем, выполняя некоторые мои поручения. Вам все понятно?
  Я улыбнулась, довольно искренне. Мне поистине повезло, что я наткнулась на объявление, нерешенным остался главный для меня вопрос.
  - В общих чертах да, а что касаемо моего оклада? - итхис снова улыбнулся, и я почувствовала, как между нами устанавливается крепкая связь влюбленных в деньги людей. Потеряв ко мне интерес и полностью сосредоточившись на какой-то бумаге на своем столе, он сказал:
  - Скажем так, сумма, заявленная в объявлении - это за испытательный срок в 2 месяца, справитесь - заслужите гораздо больше.
  Кивком головы он дал мне понять, что разговор окончен. Я хотела пожать ему руку, но вовремя вспомнила, что итхисы не терпят прикосновений. Вместо этого я тоже кивнула и покинула кабинет, услышав вслед:
  - Жду вас в этот вторник, и, прошу, не распространяйтесь, на кого вы работаете, это центральный пункт вашего контракта.
  Я, покинула кабинет, с трудом сдерживая победную улыбку, двери за мной закрылись, и последней картиной, представшей перед моими глазами, был Александр, окруженный алым сиянием заходящего солнца. Благодаря чему он казался вылезшим из ада чертом в идеально подогнанном костюме.
  Глава 3
  Четыре раза в неделю я веду занятия по пилатесу. Спокойная музыка, упражнения на все группы мышц, треп с девочками и уверения в том, что все они прекрасно выглядят: худеют, хорошеют и молодеют. Растяжка, упражнения на дыхание, баланс - все это позволяет потрясающе поддерживать себя в форме. Однако иногда мне хочется чего-то другого. И поэтому раз в неделю я посещаю занятия по женской самообороне. После произошедшего с Эдгаром мне это требуется как никогда.
  Короткие удары руками и ногами. Выпад, разворот, попытка задеть лицо. Мы отрабатывали скорость, а не силу, умение защититься от хлесткого удара, нанесенного противником-неумехой. Для самообороны вполне. Дыхание моей спарринг партнерши сбилось, я могла так вальсировать сколько угодно.
  - Закончили, отдыхаем! - прорычал тренер, полный мужчина средних лет в спортивном костюме не по размеру. Всего на площадке тяжело дышало четыре пары женщин и молодых девушек. Кто-то был параноиком, боявшимся нападения на пустой улице, кто-то стремился вот таким способом поддержать себя в форме, кто-то вылить скопившуюся агрессию. Я была из последних - Пока мышцы горячие - растяжка!
  Плюхнувшись на заднюю точку, я широко раскинула ноги в стороны. Лора - моя лучшая подруга со времен старшей школы и постоянный спарринг партнер- опустилась рядом в такой же позе и, фыркая от напряжения, пыталась коснуться грудью пола. Она была симпатичной, очень высокой блондинкой с короткой стрижкой и впечатляющим бюстом, мужчины всегда сворачивали головы, стоило ей облачиться в обтягивающее платье, и она, не стесняясь, этим пользовалась. Когда-то мы с ней соперничали из-за внимания Эдгара. Вернее она попыталась его отбить, чисто из спортивного интереса, но попытка оказалась тщетной. Что не помешало ей ужасно расстроиться, когда она узнала что мы расстались.
  - Прости...- протянула она, - я забылась немножко и задела тебя.
  Лора ударила меня по ноге, гораздо сильнее, чем должна была бы. Такое с ней случается - недостаток выносливости она компенсирует грубой силой.
  - Проехали, - по ощущениям, назавтра на ноге появится новый синяк, но это меня не сильно беспокоило. Эдгар всегда возмущался таким синякам на моем теле, он хотел, чтобы я бросила самооборону. - Чем сегодня занималась?
  -- Весь день на ногах. До выпускного еще четыре месяца, а девочки толпами идут на пробные прически и макияж. Вот никогда не пойму, почему все без исключения школьницы хотят выглядеть как шлюшки. - Лора устроилась работать в салон красоты почти сразу по окончанию школы. Она мечтала стать знаменитой, постоянно снимала какие-то видео и выкладывала их в соцсети. Конкурировать с миллионами одержимых похожей идеей девиц ей было сложно, но она неплохо справлялась, ежемесячно увеличивая свою аудиторию на сотню человек. Меня Лора тоже как-то попыталась заманить в эту Сеть, но потерпела фиаско.
  -- Они просто хотят пораньше повзрослеть. Вспомни нас в этом возрасте.
  Обе окунулись в воспоминания и захихикали. Мы были настоящими королевами в школе. Две блондинки-красотки, перед которыми весь мир простирался словно на ладони.
  - Расскажи мне о своей работе, о своем боссе, - затараторила подруга, потягиваясь из стороны в сторону как довольная кошка, - надеюсь, он такой...'Кира' - произнесла она хрипло с придыханием, в безуспешной попытке сымитировать мужской голос--. 'Принесите мне кофе'.
  Имитация была столь бестолковой, что я засмеялась, она подхватила мой смех, за что мы обе получили укоризненный взгляд от тренера. Он серьезно относился к своей работе и терпел женский треп только во время растяжки, полагая, что если женщины не разговаривают целый час подряд - они взрываются. И как отец четверых дочерей он имел право на подобное мнение.
  - Босс - ничего особенного, - прервав смех, со скучающим видом лгала я, прекрасно осознавая, что мой длинный язык может лишить меня работы. - Добродушный такой дяденька лет шестидесяти, и не скажешь никогда, что хозяин ночных клубов, а не сети пиццерий.
  - Фу, скучно, - Лора сразу потеряла интерес к моей работе. Ей нравились высокие, красивые мужчины - волевые и чувственные. Эдакий силиконовый типаж, который описывается в любовных романах и романтических комедиях. В каждом своем ухажере Лора выискивала именно эти таинственно-романтические черты, а потом очень разочаровывалась, когда на деле 'мужчина мечты', оказывался 'обычным мужчиной'. Подруга даже состояла в обществе 'В поисках Искры', члены которого пытались всеми возможными и невозможными способами отыскать свою половинку. - Что будешь делать после занятия?
  -- Сегодня приезжает Викки с ночевкой. Будем...
  Впрочем, Лоре не было не интересно слушать о моих планах, потому как она перебила меня и затараторила:
  - А я пойду на собрание 'Поиска'. Сегодня нам будут рассказывать, как можно почувствовать свою искорку, не прикасаясь к ней. Говорят, итхисы так умеют, - произнесла она, понизив голос. Я фыркнула, крепко вдохнув воздух в зале, и сразу пожалела об этом. Здесь до нас тренировалась команда по спортивному самбо, а запах тридцати восьми мальчишек переходного возраста не так легко выветривался. Мое перекошенное лицо Лора восприняла на свой счет, -- Я тебя уверяю, итхисы точно умеют чувствовать свою половину. А если они умеют - то и мы можем.
  - Если научат чему-то полезному, расскажешь мне.
  И, предвосхищая ее следующую фразу, ведь она каждую нашу встречу уговаривала меня вступить в 'Поиск', твердо произнесла:
   - Я не буду вступать в вашу организацию, даже если мне дуло к виску приставят. Она реально хотя бы кому-нибудь помогла?
  - В нашем городе - нет, но, говорят, в...
  - Закончили, свободны, - прервал ее громогласный крик тренера.
  Все девушки переоделись и, отправились по домам. Я шла размеренным шагом сквозь парк, не торопясь, полной грудью вдыхая весенний воздух и стараясь не обращать внимания на проглядывающий сквозь снег и залежавшийся на земле мусор. Солнце еще освещало землю, собачники выгуливали своих четвероногих любимцев, а молодые мамы гуляли с детьми. Мир, казалось, наконец решил проснуться после долгой и необыкновенно снежной зимы.
  По дороге я слушала найденную в интернете лекцию о компании 'Азаик', экономическом чуде 21 века. К моему удивлению, помимо ночных клубов, сети ресторанов и прав на 'Искру', Азаик принадлежало производство текилы в Мексике, водки в Финляндии, а также нескольких виноградников во Франции и Италии. Владельцем всего этого богатства был назван не только мой босс, но целая группа людей. Ни о ком из них я не смогла найти никакой информации, -- значит все итхисы.
  У подъезда я была через двадцать минут неспешного шага. Шикарная серебристая 'BMW' сразу обратила на себя внимание. Я залюбовалась игрой света на идеальной форме, и едва не вскрикнула от удивления, увидев водителя.
  Меньше всего на свете я ожидала увидеть здесь ее. На собеседовании она смотрела на меня волком, недовольно кривя идеальные алые губы, контракт она попросту сунула мне в руки, даже не удосужившись объяснить, мои обязанности. Она сказала, что я все пойму во время работы.
  Красивая стройная Бомбита, бывший секретарь Александра, место которой я заняла, не мигая смотрела на мой подъезд, вцепившись в руль автомобиля, как в спасательный круг. Увидев меня, она поспешно вылезла из машины и направилась ко мне уверенной походкой. На высоких каблуках она была на голову выше, чем я, и всем своим видом словно заставляла почувствовать свою ничтожность.
  - Нам нужно поговорить,- сказала она, не поздоровавшись, голос ее, не смотря на всю внешнюю браваду, был беспокойным и каким-то надломленным. Так выглядят люди, принимающие наркотики. Впрочем, неизвестно почему Александру понадобилось сменить секретаря.
  - Что же, давайте поговорим. - Я вздернула подбородок, чтобы казаться немного выше своих 160, и достала из кармана ключи. - Проходите, дома сейчас никого нет.
  Тетя ночевала у бойфренда, младший братец был все еще на соревнованиях, а Викки придет минимум через час.
  Она нерешительно последовала за мной, бросая настороженные взгляды, словно опасалась, что кто-то может проследовать за нами. Эта женщина очень настораживала меня своими резкими движениями. Красивые руки были сжаты в кулаки.
  - Это касается контракта? - нарочито спокойно поинтересовалась я, пропустив ее вперед в лифт. Я старалась постоянно держать ее в поле зрения и не поворачиваться к ней спиной. Инстинкты кричали, что с этой женщиной что-то не так.
  Она ничего не ответила, лишь нервно скривила рот. Одна за другой появлялись в моей жизни сумасшедшие. В начале Бемби, чьего реального имени я так и не запомнила, теперь эта Галина. Говорят, конечно, что большие города лишают рассудка, но я не ожидала, что в буквальном смысле.
  Как только мы вошли, я сразу завела ее в кухню и усадила за стол.
  -- Что будете пить? - женщина проигнорировала мой вопрос, поэтому я решила за нее. Заваривая ей успокаивающий чайный сбор, я поинтересовалась уже более напористо:
  - Что именно вы хотели со мной обсудить?
  Я достала мед, единственное сладкое, которое имелось в доме. Говорят, мед тоже успокаивает. Нелепые желтые медвежата плясали по ободку мисочки. Взглянула на часы. Викки придет только через час. Надеюсь, я успею выпроводить эту дамочку прочь до этого времени.
  - Это касается Александра, - начала было она, затем сразу умолкла, оглянувшись по сторонам. Я поставила перед ней чашку с чаем. Она взяла ее трясущейся рукой. У женщины явно были проблемы, и я, наконец, начала догадываться, какого характера:
  -- Вы его любите? - видела я, чтобы от любви и ревности рвало крышу. Но такого никогда. Быть может этот Александр настолько хороший любовник... Отогнала прочь непрошенные мысли. Галина молчала, но губы поджала будто собиралась разреветься. Я поняла, что попала в точку и продолжила наступление.
  - Если вы боитесь, что я попытаюсь посягнуть на вашего Александра, то не волнуйтесь - я предпочитаю мужчин с менее экзотичной внешностью.- Конечно, завязать роман с итхисом было бы любопытным опытом, подумала я про себя. Дарк явно был властным, заслуживающим уважения и довольно привлекательным мужчиной, чего только стоили его широченные плечи... Но мне он казался слишком ярким слишком жутким и слишком... В общем, по всем пунктам слишком. - Так что вы можете не переживать по поводу ваших отношений, я никоим образом не стану в них вмешиваться.
  - Вы не понимаете. - Галина ударила рукой по столу, от чего вздрогнула чашка - затем, словно испугавшись своей внезапной ярости, извинилась.- Простите, простите меня, я только предупредить... хотела... - она вздохнула.
  Я тихонечко попятилась спиной к набору ножей, заманчиво поблескивающих в свете вечернего солнца. Галина моментально успокоилась и принялась говорить:
  - Вы знаете, что итхисы не терпят, когда к ним прикасаются, знаете же?
  Я кивнула.
  - Все знают, но никто не знает - почему. - Красные губы изогнулись в грустной усмешке. - Когда я только пришла на эту должность два года назад, мне никто об этом не сообщил, никто!
  Я долила ей еще чая, она отхлебнула, и, устало вздохнув, начала свой рассказ.
  - Я устроилась на эту должность два года назад. Вначале работала секретарем у его заместителя, Бориса Витальевича, ты с ним еще познакомишься, - она перешла на 'ты', я не возражала. - А затем, позарившись на очень высокую прибавку в зарплате и удобное изменение рабочего дня, перевелась к Дарку. В компании далеко не многие знают, что ее владелец - итхис, но слух о том, что его предыдущая секретарша покончила жизнь самоубийством, разошелся довольно быстро.
  Сплетни сродни ветру, даже я уже знала, что секретари Дарка долго не живут. Почему то девушки рядом с этим мужчиной стремились расстаться с жизнью. Состояние женщины, сидевшей передо мной со сгорбленной спиной и лихорадочно блестевшими глазами, тоже было далеким от нормального. Галина тем временем продолжала. Ее красивые обсидианово-черные глаза стали блестящими от непролитых слез.
  - Так вот, невзирая на предупреждения, я устроилась работать на него. Оказался он весьма приятным человеком с некоторыми странностями. Первой фразой, которую он мне сказал при знакомстве, была 'никогда не прикасайтесь ко мне'. - Она усмехнулась. - Стоило тогда послушать его совета. Мне Александр казался немного холодным и отстраненным, но совершенно не подходил под тот ужасный образ начальника-тирана, который я создала в своем воображении. Ведь говорили, что именно он довел бедную девушку, свою бывшую секретаршу, до самоубийства.
  Галина посмотрела на меня каким-то особенным взглядом - так смотрят умирающие люди.
   - Я не поверила в это. Александр вовсе не походил на человека, которому доставляют удовольствие чужие страдания. Он всегда был добрым, понимающим... нормальным. Я работала на него с удовольствием, и планировала свадьбу со своим парнем. Мы должны были пожениться этим летом: классический сценарий с рестораном, сотней гостей, белым платьем. - ее взгляд расфокусировался, словно она уже не была на кухне рядом со мной, а полностью окунулась в воспоминания -- Но все изменил один день. В тот день я пребывала в радостной эйфории, я и мой любимый только что подали документы в загс. Мы с боссом сделали перерыв на ужин, Александр ел бифштекс, и капелька соуса упала ему на шею, грозясь испачкать белый воротник, я поднесла руку, чтобы стереть ее, коснулась его кожи, и в тот момент меня ударило.
  Она улыбнулась, воскрешая в памяти тот момент, но улыбка эта была невеселой.
   - Это была Искра.
  Я хотела было ее поздравить, но она не дала мне, продолжив:
   - Вот только ударила Искра меня одну. Он ничего не почувствовал.
  Мои губы практически беззвучно прошептали:
   - Это невозможно.
  Искра бывает только обоюдной. Все прочие переменные легко изменяются, но одно неизменно - Искра соединяет пару, а не является причиной безответной любви.
  - Для итхисов возможно, и раньше люди об этом знали, поэтому и боялись их. Чем чище у итхиса родословная и древнее род, тем сильнее эта особенность, чертова магия, разрушившая сотни жизней. Мне объяснил это Александр потом. Он долго извинялся за то, что произошло, говорил о какой-то реабилитации для пострадавших. Обещал, что если я буду держаться от него подальше, через год все пройдет. Но в тот момент, когда я коснулась его - он стал моим миром. Александр... Александр... Александр. Я разорвала помолвку, оставила своего жениха, я умоляла Алекса быть со мной, а если нет, то хотя бы позволить остаться работать у него. Но он был непреклонен. Он сказал, что постарается максимально комфортно обеспечить мою жизнь в качестве извинения, - Галина со звоном поставила чашку на стол и надрывно закричала. - Будто мне нужны его извинения!
  Я испугалась, что она сейчас начнет крушить мебель, но она снова успокоилась и заговорила тише прежнего:
  - Прошу прощения. Такое стало происходить все чаще и чаще. Когда я не с ним, мне будто вырывают кусок души. Алекс говорит, что со временем это пройдет. Своей предыдущей секретарше он наверняка говорил то же самое.
  Мне было жаль эту женщину, все неприятное впечатление о ней испарилось, когда я увидела ее горе, теперь стала понятна ее агрессивность и затаенная печаль. Чувствует ли она в себе силы жить? Каково это, когда ты постигаешь совершенную любовь, вот только объект этой любви не испытывает к тебе ни грамма чувств?
  - Я, пожалуй, пойду. - Она поднялась со стула, выпрямила спину, грациозно направилась к выходу.
  Я смотрела ей вслед, когда она обернулась и сказала:
   - Если вы в своем уме, откажитесь от этой работы. Будь я умнее, я бы так и поступила, и была бы сейчас счастлива.
  Проводить себя она не позволила. И ушла, оставив в моем доме аромат дорогих духов, вопросы, не имеющие ответов, и душную волну всепоглощающей печали.
  То, что Галина говорила правду сомнений не вызывало. Невозможно сыграть подобный надлом, а когда она говорила об Александре. Ее глаза блестели, от нее словно исходили всполохи того золотистого сияния, которое мне казалось, я иногда видела у пар, соединенных Искрой. Но даже будь фантастическая история Галины правдой - существует всего одно правило. Не касаться босса. Просто не трогать своего начальника. Не прикасаться к его коже. Звучало очень легко, и удивительно, что как минимум две женщины нарушили это правило.
  Не долго думая, я нырнула в сеть в поисках информации об итхисах и искре. Большинство сайтов по этим запросам блокировались, что наводило на интересные размышления - итхисы не хотели, чтобы кто-то знал об этой их особенности. Иначе подобный безобидный запрос выдал бы тысячи сайтов с разной информацией. Все таки над темой Искры работали ученые, экстрасенсы, коучи разных мастей и видов. А здесь словно тряпочкой протерли. Я так зарылась в сеть, что потеряла счет времени и очнулась уже от наглого 'Бу!'. Сестра пришла домой, а я даже не заметила.
  -- Викки! - радостно взвизгнула я и обняла ее. Мы с Викки очень похожи: классические лица, золотисто-медовые волосы, зеленые глаза с золотыми искорками. У меня чуть более пухлые губы, а у нее более вытянутое лицо, но в целом при желании мы могли бы сойти за сестер-двойняшек. Мама и Вера всегда шутили по этому поводу, что в нашей семье не особенное разнообразие в генах. Бабушка, прабабушка, мама, тетя и мы - глаза и фигуры у всех абсолютно одинаковые. Немногие мужчины в роду всегда имеют куда больше индивидуальности, но мы не жаловались.
  -- Ты прямо как зомби со своим телефоном. Слюны только не хватало, -- засмеялась сестра. На Викки были модные джинсы и один из моих кашемировых свитеров розового цвета, который ей необыкновенно шел. Несмотря на то, что мы так похожи, я в розовом выгляжу как призовой поросёнок на ярмарке, а вот она словно английская леди.
  -- Я тут информацию искала.
  -- Все мы чего-то ищем, а в итоге застреваем на Ютьюбе, -- Вики отбросила с лица белокурую прядь.
  -- Не тот случай, Вик. Я думаю, что могу тебе кое-что рассказать. Но для этого нам нужно достать из холодильника вино.
  Сестра присвистнула. Она знала, что спиртное я пью редко, мало, и только когда меня гложат серьезные душевные переживания.
  -- Ты что с Эдгаром рассталась? - спросила она, пока я откупоривала Шардоне. Бывший совсем вылетел у меня из головы:
  -- И это тоже...
  Викки повторно присвистнула. Я сделала глоток, потом еще один, а потом принялась рассказывать ей о месте, куда поступила на работу. Сестра слушала внимательно, изредка вставляя уточняющие комментарии и задавая вопросы.
  -- Ты этот контракт уже подписала? О неразглашении? - взгляд сестры стал очень внимательным. Она не просто так училась на юридическом. Я кивнула. - Можно мне взглянуть?
  Я протянула ей копию, которая осталась лежать в портфеле вместе с другими документами. Викки быстро его проглядела и вздохнула:
  -- Я конечно не волшебник, а только учусь, но на твоем месте я бы условий этого контракта не нарушала. Как договор с дьяволом, каждая деталь на месте.
  -- Ты думаешь, я вляпалась с этими итхисами? - Галина говорила, что Александр не плохой человек, но находиться рядом с кем-то кто буквально мог свести меня с ума мне не хотелось.
  -- Если честно, то нет. И дело не в том, что ты платишь за мою учебу! - Вика достала тетин сыр их холодильника, принюхалась. Поняла, что сыр заплесневел просто от времени, а не потому, что был элитным европейским деликатесом, и выбросила его в мусорку. - Итхисы, очень приличные ребята. Они действительно соблюдают дистанцию, но их можно понять, учитывая то, что ты мне сейчас выложила про одностороннюю искру. Но договоры чтят, слова своего не нарушают, а платят так вообще замечательно. В Октавии, так называется их государство, до сих пор существует устный договор. Если итхис сказал - итхис сделал, и тут ты можешь быть уверена.
  Слова сестры немного меня успокоили. Мы заказали пиццу и стали выбирать комедию на вечер. Правилом было, чтобы фильм был максимально идиотским. Шутки ниже пояса, актеры, чья игра больше похожа на обезьяньи гримасы.
  --Кира, ты же знаешь, я все верну вам с Верой, как только начну работать - сказала мне сестра как бы невзначай, но я знала, как грызет ее то, на что мы пошли с тетей ради нее.
  -- Ты меня лучше своей секретаршей возьми, чтобы мне с приличными ребятами не надо было работать, -- рассмеялась я в ответ, мягко закрывая тему. У Вик великолепная память, крепкий характер и определенный ораторский талант, -- она не должна профукать свой шанс.
  -- Обещаю! - заверила меня сестра. - Слушай, я же тебе не рассказывала, у нас новый преподаватель... такоооой красавчик!
  Вик начала живописать дяденьку лишь немногим за пятьдесят, с отличной фигурой и очаровательной лысой головой. От ремарок я воздержалась, Вик ровно две лекции сохла почти по каждому своему преподавателю. Эдипов комплекс во всей красе. Хорошо, что внимание сестры также легко перескакивало на кого-то другого.
  -- Вик, заведи себе парня, нормального, что б без залысин! - взмолилась я, не выдержав. Проблемой Вик было то, что ей нравились умники. У меня от последнего ее ухажера мозг вспотел через пятнадцать минут общения, а она готова была слушать и растворяться в речах о космосе, философии и медиа дискурсе.
  -- Да где ж нынче нормального взять? Одни блогеры, шоумены, певцы и барберы кругом.
  -- А тебе обязательно надо высокоинтеллектуального, чтобы Гегеля от Геделя отличал-запросы у моей сестры были космические. Ну где такого парня в наше время найти?
  -- Да хотя бы Бабеля от Бибера! - взмолилась Викки. - Ты не представляешь, какие идиоты все мои однокурсники.
  -- А ты попробуй с небес на землю спуститься, попроще стать.
  -- Нет уж. Попроще я с тобой.
  Вик не хотела меня обидеть, но обидела. Она тут же попыталась загладить свою вину, но сказанного не воротишь.
  -- Ты не со зла Вик. Давай остановимся на этом фильме, хоть уже и смотрели. Завтра вечером мне на работу. Утром хочу отвести еще пару занятий по пилатесу, так что надо, чтобы эти жирные куски пиццы как следует переварились.
  Незаметно для самой себя я высосала до конца бутылку вина и съела куда больше пиццы, чем планировала. Нервозность я заедать не умею, а вот разочарование - пожалуйста. Вик весь вечер шутила и пыталась меня развеселить, но понимала, что катастрофично облажалась. Ничего, я отходчивая. Когда фильм был досмотрен, сестра засобиралась обратно в общежитие. Она могла бы жить и дома, но на семейном совете мы постановили, что раз вливаешься в студенческую жизнь - надо делать это полностью.
   - Спокойно ночи! -- сказала я ей, прощаясь.- Учись хорошо, чтобы твоя сестра не зря порхала по офису по ночам.
  -- А ты не трогай белобрысых мужиков, -- весело ответила она мне и убежала. Я люблю Вик. Наверное больше всего на свете я люблю свою сестру. До того, как пропала мама мы постоянно ссорились и обзывались, но ее исчезновение сблизило нас. Я перестала прожигать свою жизнь и считать ее занудной зубрилой, а она открылась мне, стала делиться своими переживаниями и страхами. Пусть нас еще многое разделяло, мы обе понимали, что ближе друг друга у нас нет никого на свете.
  Среди ночи я проснулась от того, что мне приснился весьма странный сон.
  Я стояла на краю обрыва и вглядывалась в бездну. Страха не было, вместо него лишь веселая заинтересованность. Это был один из тот снов, в которых ты можешь летать, размахивая руками словно крыльями, поэтому я знала, что упорхнуть от края обрыва я смогу с легкостью. Но также знала, что если зайду за край бездны, то уже никогда из нее не выберусь. Из темной глубины до меня доносились странные звуки, а также виделись разные образы. Отдаленное шипение, бесконечная серебристая гладкость кожи. Это должно было пугать, но завораживало. Сон оборвался на том, что я скользнула в обрыв, прыгнула в бесконечную бездну навстречу неизвестному.
  Глава 4
  Мою уверенность в том, что первый рабочий день пройдет отлично, растоптали еще на входе в здание. Пропуск мой еще был не готов, поэтому я простояла у входа более получаса, пока охранники неспешно выясняли мою личность. В конце концов тот самый Виктор, что проводил 'тест на полиграфе', свирепой фурией налетел на ленивых охранников, и они наконец-то пропустили меня внутрь.
  -- Он не любит ждать, он не любит ждать - бурчал мужчина себе под нос, напомнив мне кролика из Алисы в стране чудес. Тот тоже был зациклен на времени.
  Служащие всех арендованных помещений уже покинули здание. А те, что работали на последних трех этажах небоскреба как раз собирались по домам. Несмотря на произошедшую заминку на входе, я находилась в приподнятом настроении, уголки губ сами собой поднимались вверх. Первый рабочий день это так волнительно! Сопровождавший меня мужчина не разделял моего энтузиазма, он явно был здесь с самого утра и уже очень устал.
  - Пропуск будет готов в конце недели. До тех пор придется вам связываться со мной через охрану. В следующий раз приходите раньше. Александр не любит непунктуальность. И ваша одежда, - он смерил мой обтягивающий синий костюм оценивающим взглядом, - могла бы быть чуть менее вызывающей.
  Я кивнула, не зная, что ответить. Пришла-то я на полчаса раньше, но не ожидала, что охрана здесь настолько докучлива. За ремарку в сторону моего костюма я почти разозлилась, он ни разу не был вызывающим, не виновата же я, что уродилась с хорошей фигурой. Виктор решил спасти положение, потому что явно ляпнул лишнее. Будь я из феминисток, за слова в адрес неподобающей одежды можно бы было и в суд подать. Хорошо, что я не из них и знаю, что старую собаку вроде Виктора новым трюкам не научишь:
  -- Я не хочу вас оскорбить. Но у итхисов определенные... культурные различия... Ээээ. В общем вам потом Александр все объяснит.
  Мужчина радостно выдохнул, сообразив, что сможет сбросить этот странный разговор на босса. Мы зашли в лифт и столкнулись с толпой, разделенной примерно на две половины. Большинство из них были серьезны, в почти одинаковых костюмах, и лишь небольшая стайка цветисто одетых мужчин и женщин негромко посмеивались и переговаривались, стараясь перещеголять друг друга в остроумии.
  - Креативщики, - шепнул мне Виктор, указывая кивком на парад ярких тканей и очков в сумасшедших оправах - И юристы, тебе придется со всеми поддерживать хорошие отношения, ты единственная связующая их нить с Александром.
  Толпа вышла, но вдруг броская, словно экзотическая птица, женщина поставила перед дверьми лифта ногу, не дав ему уехать и приветственно затрясла руку Виктора. Затем она резко повернула ко мне свою птичью голову, половина которой была выбрита, а другая окрашена в лиловый цвет:
  - Эта малышка - секретарь Главного? - спросила она, обращаясь ко мне и Виктору одновременно, слово Главный она произнесла с неким благоговением, словно говорила о божестве. - А что случилось с Галиной? - Она смотрела на мир разноцветными глазами и была сплошным противоречием, красота и уродство сплетались в ее лице, возраст определить так же было невозможно, хотя мне стало понятно, что она не молода. Сравнение с птицей добавлял также острый и длинный нос. Любое другое лицо он бы обезобразил, но ее только красил.
  - Нервный срыв. - Отчеканил мой сопровождающий.
  - Ужас! И Галина какая по счету? Третья... Ты держись, девочка:-- Она сочувственно похлопала меня по плечу, в неярком свете лифта перстни на ее руках засияли как звезды. - Его секретарши больше года редко держатся, Галина как сталь была, а он и ее сломал. А до нее девочка со здания сбросилась, брррр, - она поежилась. - Меня Эльвира зовут,- она улыбнулась, остальные разноцветные люди поступили также, они не спешили покидать здание без своей предводительницы - я здесь креативный директор - но мне так и не посчастливилось увидеть Дарка. Это правда, что у него изуродованное шрамами лицо? И он страдает агорафобией? - она подступала все ближе. Меня ошарашила ее напористость, и я было уже хотела ответить, что все с Александром в порядке, но меня перебил Виктор, уверенным движением бывшего телохранителя отодвигая за спину.
  - Ты не должна отвечать на подобные вопросы, Кира, - сказал он мне, затем обратился к Эльвире. - Ваш рабочий день подходит к концу, передайте концепции по оформлению клуба в Норд и можете быть свободны. Дарк их просмотрит и выберет наилучший.
  - Но я хотела еще поработать! - возразила ему Эльвира. Она насупилась и уперла руки в бока, словно строптивая девчонка. Меня поразило, что то, как она себя вела, никого не удивляло, безликие лощеные юристы смотрели в потолок, а остальные просто внимательно слушали вожака своей стайки.
  Виктор сурово свел серые брови и отчеканил тем же уставшим спокойным тоном:
  - Тебе пора домой, за сыном должен кто-то присматривать. - Его мягкий голос стал немного громче и все заметно напряглись, он явно занимал здесь не последнее место. Кто этот мужчина? Глава безопасности? Или у него есть еще дополнительные обязанности, вроде HR? Я уже начинала понимать, что в компании 'Азаик' все не так просто: держать креативный отдел, это для меня ясно. Но собственный отдел с юристами?
  Женщина сразу как-то сдулась, она передала мне кучу разноцветных папок и ушла, за ней последовали все остальные. С Виктором здесь считались, поняла я, а еще он знал о сотрудниках, по крайней мере, верхнего звена, все.
  В молчании мы поднялись на двадцать восьмой этаж, двери лифта открылись и мы очутились в той самой позолоченной приемной, в которой мне теперь предстояло работать.
  - Располагайся. - Сказал мне Виктор и удалился. Сразу стало нестерпимо тихо и одиноко. Я присела на крутящийся стул, достала семейную фотографию в золоченой рамке, крайне подходящую под здешний интерьер.
  Вдруг раздался телефонный звонок.
  - 'Азаик', офис Александра Дарка, слушаю. - Голос мой звучал неуверенно, потому, как я не знала, что именно должен говорить секретарь. 'Очаровашка' Галина не оставила мне никакой информации. Понятно конечно, что она одержима нашим странным боссом, но немного помощи мне бы не помешало. Однако ответ с другой стороны заставил меня совсем покраснеть от стыда.
  - Александр Дарк, звоню своему секретарю по внутренней линии, может, вы соблаговолите зайти наконец в мой кабинет?
  - Да, сейчас. - Я схватила папки и зашла в темноту кабинета босса.
  - Добрый вечер, - я улыбнулась, подошла к его столу и положила на него папки. Привыкнуть к полутьме сразу не удалось. Поэтому я ориентировалась на словно высеченную из белого мрамора фигуру своего начальника. Дарк чувствовал себя в темноте вполне удобно, он читал какие-то бумаги, которые я и различала-то с трудом.
  - Вечер добрый,- произнес он, переводя на меня синий лед, что служил ему глазами. На секунду меня заворожила эта бесконечная синева, но я с трудом заставила себя на него не пялиться. Александр был именно таким, каким я его запомнила, существом не из этого мира, даже голос его звучал, словно из глубокого озера. - Приготовьте мне кофе, пожалуйста, затем сходите в отдел бухгалтерии и возьмите смету на этот месяц, и сделайте общую рассылку всем служащим, текст лежит у вас на столе, как закончите - подойдите за новым заданием. Сегодня вам необходимо ознакомиться с моим расписанием и желательно выучить его наизусть. Ах да... - он стал еще серьезнее, а я перебирала в голове все задания, боясь забыть что-либо, - основное правило работы со мной...
  Я не дала ему договорить, выпалив:
  - Никогда к вам не прикасаться.
  От неожиданности он округлил глаза.
  - Да, и это тоже. Папки, насколько я вижу, от креативного директора?
  Я сделала шаг вперед и положила их на стол, радуясь, что хоть какой-то прок от меня есть.
  - Да, их попросила передать Эльвира.
  - Замечательно, через час сообщите ей мои замечания. Она к тому времени как раз будет дома.
  Я кивнула и поспешила приступить к выполнению заданий. Полумрак ввергал меня в тоску но, увы, яркого освещения в кабинете Александра быть не могло.
  Для начала я сделала рассылку сообщений, благо, в почте Галины были все контакты. А пароль она написала на листочке. Вводя 'Александр - Луна моей жизни', я хмурилась и думала о том, что сменю этот дурацкий пароль как только выдастся свободная минутка. Оказалось, в компании предлагался очень большой пакет бонусов, таких как полная медицинская страховка, фитнес, детский садик для детей служащих, и эти бонусы постоянно увеличивались. Я даже приглядела для себя пару открытых курсов, на которые можно было подписаться за счет компании. Именно о таком расширении было письмо, и я с удовольствием нажала на общую рассылку. Приятно быть вестником хороших новостей.
  Приготовление кофе на секунду ввергло меня в ступор. Александр не сказал, какой кофе он пьет. Его характер, насколько я успела его узнать, позволял предположить, что он любит крепкий эспрессо или американо. Такой кофе пьют прагматики и эмоционально спокойные люди, однако самой затертой на кофе-машине была кнопка приготовления капучино и, отталкиваясь от этого, я с уверенностью нажала на нее. Хорошо, что кофемашина была наполнена, возможно это обязанность уборщицы.
  Готовый напиток наполнил приемную приятным ароматом. Я не стала класть сахар, а корицу, найденную на кофемашине прихватила с собой. Когда я зашла в кабинет Дарка, то увидела, что тот не моргая смотрит на проекты нового бара, разложенные на его столе. Он вообще редко моргал - подумала я. А потом подумала о том, что слишком много о нем думаю.
  - Что скажете? - спросил он. Мне было очень приятно услышать этот вопрос, я внимательно осмотрела все пять проектов. По-своему они все были замечательны и хорошо продуманы. Все они были разными, в каждом присутствовала изюминка, будь то световой фонтан, или атмосфера шестидесятых, или тематика дикого запада.
  - Они все прекрасны! - призналась я. - Но насколько я помню, Эльвира говорила, что он будет отстроен в Норде.
  Александр кивнул, не отрывая от меня взгляда. Было немного жутковато, но я увлеченно принялась рассуждать вслух:
   - Норд всегда был большим туристическим центром. Когда я была там в последний раз, то приметила, что местные едят лишь в китайских закусочных, экономя деньги. Зато приезжие тратят очень много, и нуждаются в комфорте. - Дарк кивнул еще раз, а я продолжала. - Поэтому логично опираться на туристов как на клиентскую базу.
  Итхис улыбнулся краешками губ, я набралась смелости и продолжила:
  - Поэтому, - я взяла три проекта в стиле 'модерн', 'немое кино', 'дикий запад' и отложила их в сторону. - Эти три скорее подойдут в другом месте. А вот из оставшихся, - на столе остались лежать два проекта: бар, похожий на салон девятнадцатого века, и бар, в котором по стенам шли панорамы улиц и городских проспектов того же времени, - станут хорошим интерьером.
  Дарк спросил:
  - Какой вам нравится больше? - любопытно, другие начальники тоже спрашивают мнение секретарей по таким важным вопросам в первый же день работы? Или это очередной тест на честность?
  - Я бы их совместила, - призналась я. - Сняла бы здание в два этажа в центре с хорошим видом на реку. На первом этаже бы сделала салон, на втором танцпол и бар. Так утром и вечером можно было бы принимать клиентов. А для местных и привлечения дополнительного дохода бы устраивала кинопоказы и короткие свидания. Когда низкий туристический сезон...
  Заговорившись, я заметила, что рука Александра легла на стол в опасной близости от моей. Я в страхе отпрыгнула как можно дальше. Не хватало повторить судьбу Галины в первый же рабочий день. Он заметил это и поджал губы:
  - Я пью именно такой кофе. Но с сахаром. - Жестом фокусника я извлекла из кармана два пакетика с сахаром и положила на стол рядом с ним, Дарк моргнул, даже не сказал 'спасибо'-- Вы сделали все, о чем я вас просил? - ледяным тоном поинтересовался он. Мужчина словно разозлился, поняв, что я отскочила от него как от огня. Ну и пусть злится, лучше задеть чье-то эго, чем потом пускать слюни по итхису и ставить сумасшедшие пароли от почты. Я поправила прическу и сказала:
  - Почти - осталось сходить в бухгалтерию.
  - Поторопитесь, а затем просмотрите мое расписание, оно у вас на столе. - Итхис снова присел и принялся делать какие-то пометки в своем макбуке. Тот практически не светился, но даже его мягкое мерцание заставляло Александра отодвинуться на приличное расстояние. Я со своим паршивым зрением бы ничего не рассмотрела, так далеко отстранившись.
  Я кивнула и принялась за работу. В бухгалтерии, которую было весьма нелегко найти, сидел всего один сонный сотрудник, у которого я и взяла смету. Разглядывать я ничего не стала, любопытство - не та черта, которая необходима в этой работе. Хотя мне было интересно, как Дарк, невидимый для всех, управляет своей гигантской корпорацией из-за закрытых дверей и по ночам.
  Исполняя различные поручения босса, я не заметила, как пролетела моя смена и стало пора собираться домой. Засунув нос в его кабинет, я поинтересовалась:
  - Простите, я могу идти? - мне уже очень хотелось спать, глаза неистово чесались, и, кажется, покраснели.
  Александр, напротив, выглядел вполне отдохнувшим, и даже синие вены на его лице стали менее заметны. Он был по-настоящему жутковат, отметила я, сонно разглядывая его лицо. Ему бы положить тон на лицо, перекрасить волосы и поставить в глаза контактные линзы - мог бы казаться очень привлекательным мужчиной. Да, признайся Кира, он и без всего этого привлекательный, просто жуткий. Он снова будто заметил, что я изучаю его лицо и, вздохнув, сказал:
  - Да, вы свободны, завтра жду вас, больше не опаздывайте.
  Первый рабочий день не показался мне сложным, напротив, вполне интересным. Дарк не оказался пугающим или опасным, он просто был очень одиноким человеком, полностью погруженным в свою работу, которая и была всей его жизнью.
  Заказанное такси ждало меня у выхода. Напоследок оглянувшись, я оглядела бетонный замок, глядящий на меня темными окнами. На самом верху в этом замке обитал дракон. А может быть заколдованный принц?
  ***
  На следующий день я смогла открыть глаза только в обед.
  Мой двоюродный братик, вернувшийся домой несколькими часами раньше меня, уже ушел в школу. Он отличался фантастической выносливостью, позволяющей ему спать пять часов в сутки и чувствовать себя великолепно. Тети не было дома, она осталась ночевать в студии. Все мы догадывались, что там она дает уроки йоги своему бойфренду по ночам, но вслух этого никто не сообщал. Льву было все равно, чем занималась его мама в свободное время. Он знал, что был ее самым любимым человеком на свете и к мимолетным ухажерам маму не ревновал. Я же давно начала сомневаться в том, что загадочный ухажер тети является мимолетным. Уж слишком часто стала она пропадать по ночам. Да и взгляд в Веры сделался весьма загадочным.
  Мне же предстояла неприятная задача - дожить до зарплаты.
  В обнимку с утренней чашкой кофе я просматривала свою шкатулку с украшениями, выбирая те из них, с которыми предстояло расстаться. Вере я солгала, что у меня есть деньги - она и так готова была отдать для племянниц все. Но за обучение Викки я хотела заплатить сама. Хватало уже того, что я жила в тетиной квартире, после того как мой родной папочка выставил нас, узнав о пропаже мамы. Да и работала я все это время именно на Веру, кто бы еще взял 'зеленого' тренера по пилатесу, который только получает диплом и поручился за него своей репутацией.
  Университет это дорого. Факультет юриспруденции это дорого астрономически. Но мечты должны сбываться, а Викки хотела стать адвокатом как только поняла, что значит это слово. Хорошо, что Эдгар страдал плохим вкусом и предпочитал дарить мне что подороже. Я перебирала украшения, с удивительной легкостью выбирая золотые цепочки, кулоны, серьги и кольца. Чувство ностальгии меня ни сколько не мучило. Воспоминания я не выпускала из закромов памяти, в конце концов вещи - это только вещи, а сестра у меня одна. Толстый браслет из белого золота, подарок на годовщину нашего знакомства, легко перекочевал в горку украшений, которые предстояло отнести в ювелирку. С пятнадцати лет я была одержима покупкой различных украшений, как сорока скупая золото. Я обожала получать в подарок только его и теперь понимала, что моя любовь к блестящим побрякушкам оказалась, в общем-то, полезна.
  Прекратив терзать изрядно опустевшую шкатулку, я, воровато оглядываясь, отправилась в местный ювелирный салон. Жизнь на окраине имеет свои минусы. Например, в моем районе многие знают друг друга в лицо и постоянно сталкиваются. Я практически влетела в ломбард, занимающий подвальное помещение. За прилавком сидела пожилая полная женщина, выжженные белой краской и химической завивкой волосы образовали на ее голове подобие одуванчика. Этот толстый одуванчик снисходительно улыбнулся мне, но когда я вытащила пакет с украшениями из сумки и громко звякнула им о стойку, в ее глазах зажегся интерес:
  - Это же что у вас случилось, раз вы решили избавиться от всего этого? - она с благоговением рассматривала тот самый золотой браслет, который мне подарил бывший.
  Довольно грубо я ответила:
  - У меня на то есть свои причины.
  После получасового тягостного ожидания я получила свои деньги в пухлом конверте. Тут же я направилась к банкомату, чтобы не иметь соблазна потратить хоть немного на себя. Тот принялся пожирать деньги как голодное животное, причмокивая металлическими челюстями. Мимо проехала заметная синяя 'инфинити' - бывшая любовница, а теперь жена моего отца. Сморщив обезьянью мордашку, она заметно сбавила ход, чтобы рассмотреть меня получше. Вероника, так ее звали, явно пыталась запомнить мой непритязательный вид, чтобы позже обсудить с подругами. Я с трудом удерживала себя, чтобы не показать ей средний палец. Какой же тварью надо быть, чтобы радоваться неудачам детей собственного мужа? Я обрадовалась, что она не видела, как я выходила из ломбарда.
  Самое забавное, что эта самая Вероника по слухам была религиозна и посещала церковь едва ли не каждое воскресенье. Она и папашу туда подтянула, чтобы они вместе пели хвалу Господу. Не думаю, что все верующие люди такие лицемеры как эта парочка, но в моем прохладном отношении к религии была и их заслуга. Викки верует в Закон и Прогресс, я же в силу швейцарского франка, американского доллара и японских йен. Они принесли человечеству много горестей, но и не мало радости.
  Размышления о папаше заставили меня невесело усмехнуться. Гнев, волной растекающийся по моему сознанию, давал силы. Пусть я легко расставалась со своими украшениями, себе я пообещала, что больше никогда, ни при каких обстоятельствах не пойду в ломбард.
  Глава 5
  Я проработала на Александра две недели. Все это время, меня не оставляло ощущение, что шеф меня тестирует и проверяет. Я быстро запомнила его расписание, которое не отличалось особенной насыщенностью. Дарк контролировал свою империю словно кукольник марионетку, он в совершенстве владел всеми современными технологиями. Этот мужчина говорил минимум на трех языках, с легкостью использовал программы, названия которых я была выговорить то не в состоянии, понимал для какой аудитории работает каждый из его клубов и словно демиург был вездесущ. При этом он оставался затворником и интровертом, изредка вопрошающим новую дозу кофеина.
  Мне очень быстро стала нравиться моя работа. Мягкий, лившийся из динамика голос Дарка: 'Кира'. Бесконечные сплетни сотрудников о своем загадочном боссе. Топ нелепостей занимало предположение, что Александр на самом деле Александра -- дочь крупного нефтяного магната, и версия о том, что сеть 'Азаик' - правительственная организация, и продукция содержит психотропные вещества, позволяющие государству контролировать сознание людей, потому то ключевой компонент 'Искры' и держится в таком секрете. А еще мне очень нравилось предположение о том, что босс сохраняет части тел всех своих бывших секретарш в отдельном сейфе.
  Меня забавило отношение остальных сотрудников Дарка, было смешно видеть на их лицах сочувствие, будто я и вправду работаю на чудовище. Виктор еще несколько раз проинструктировал меня, что можно, а что нельзя сообщать персоналу о боссе. Проще было бы ограничиться фразой, никакой информации об Александре выдавать нельзя. Также он настоятельно рекомендовал мне избавиться от социальных сетей. Когда я сказала главе безопасности, что удалила их большую часть еще при устройстве на работу, тот явно повысил свое мнение о моих умственных способностях.
  Я влюбилась в здание, левиафана из стекла и бетона, сверкающее золотым логотипом, в бесконечные узкие переходы, в огромные окна с видом на реку. Из одного из этих окон я наблюдала за тем, как садится солнце, как его лучи отражаются от поверхности реки, кроваво-красной, словно весь тот яд и вся грязь, попадающая в нее столетиями, стала видна человеческому глазу.
  На мое ухо был прикреплен наушник, ставший предметом первой необходимости, поскольку мои руки все время были заняты сверхсекретными бумагами, которые я носила от Александра к его бизнес-аналитику - человеку с великолепным образованием, потрясающими способностями, талантливейшему специалисту, но абсолютному итхисофобу. Если бы он узнал, на кого работает, тут же уволился бы, несмотря на солидную зарплату.
  - Да, - ответила я коротко. Начальника раздражали долгие разговоры по телефону. А зря. С таким голосом...
  - Сейчас же наверх, - услышала я фразу, прежде, чем он отключился.
  Я поднялась на его закодированный всеми возможными способами этаж, приложила свой пропуск, ввела цифровую комбинацию.
  Когда я наконец зашла в приемную, то обнаружила, что мой босс стоит посередине, задумчиво сложив руки на груди и смотря куда-то внутрь себя. Помимо острых ушей, мраморной кожи и фантастически ярких голубых глаз, было в Александре еще что-то, что я никак не могла уловить. Он словно был звездой, как Солнце, притягивающей на свою орбиту планетки поменьше. Я с трудом противилась желанию полностью прекратить думать в его присутствии и отдаться воле этой мощной стихии по имени Александр Дарк.
  - Завтра здесь состоится собрание акционеров, - сказал он, снова обращаясь к себе самому. К легкому налету социопатии у своего босса я пыталась относиться как к милой особенности, изюминке, хотя порой его манера переставать замечать окружающее пространство меня пугала. Другой причиной рассеянного взгляда могло стать слишком яркое освещение в приемной. Его глаза лучше всего чувствовали себя в полумраке. Он нервничал, а, значит, новость стала для него неожиданностью. Я буквально повалилась в свое кресло - от долгого хождения на высоком каблуке даже мои тренированные ноги начинали выть.
  Начальник не придал этому значения, он начал диктовать обширный список поручений, который я должна была выполнить в ближайшую пару часов. Бронирование гостиниц для наших гостей и поиск подходящего для них транспорта были самыми легкими из поставленных задач.
  - Они ваши соотечественники? - позволила я себе задать Дарку вопрос. Тот кивнул и от дальнейших комментариев воздержался. Самолет гостей пребывал в середине ночи, под покровом тьмы они должны были расселиться. Они, как и Александр, не желали привлекать к себе излишнего внимания.
  Закончив список, я тяжело вздохнула, к неудовольствию босса. И, ощутив, как меня пронзает лед его взгляда, сразу принялась за работу, уточняя лишь мелкие детали, потому как Дарк повис на телефоне и протяжно и мелодично втолковывал что-то собеседнику на неизвестном мне языке.
  -- Кира, еще трансфер, -- добавил он. - А лучше... Нет я сам их встречу.
  Через четыре часа я обнаружила, что совсем выдохлась. Большинство пунктов в моем листе были сродни 'принеси мне рог единорога'. Добыть мраморную говядину оказалось делом почти невозможным, а Александру она нужна была еще и обязательно выдержанной в каком-то соусе три дня, название которого я выговаривала с трудом. А что касалось гостиниц - было всего четыре, которые предоставляли полную конфиденциальность и обладали достаточно надежной репутацией. В двух из которых не оказалось достаточного количества номеров, а в одной отказались принимать делегацию из итхисов.
  -- Можно снять вашим гостям апартаменты? - поинтересовалась я по внутренней связи.
  -- Нет. Только гостиница, -- сообщил мне Дарк в своей обычной, суховатой манере.
  Звоня в четвертую гостиницу я скрестила пальцы, и тогда 'о чудо!' мне улыбнулась удача. Персонал оказался достаточно профессиональным, чтобы принять толпу 'ночных демонов'. Пока я делала заказы для Александра, я в который раз поразилась узколобости некоторых своих соотечественников. Да, они белые как снег и любят сырое мясо, но японцы вот едят сырую рыбу и никто при их виде не крестится.
  Оставался только легко решаемый вопрос, касающийся свежих цветов в офис и более сложный о развлечении наших гостей. Идею о корпоративной пьянке Александр отверг, зато мысль об экскурсии по центру города его впечатлила. Мне оставалось найти толкового экскурсовода без итхисофобии.
  Мой рабочий вечер приближался к концу. Дарк вновь обрел душевное равновесие и даже не стал меня задерживать.
  - Спокойной ночи, - сказал он мне, задумчиво рассматривая мой силуэт.- Я не жалею, что нанял вас, - добавил он затем, словно сказанное было высшим комплиментом.
  Я мысленно хмыкнула, решив, что у Дарка наверняка проблемы в общении с женщинами. А вслух сказала:
  - Всего доброго. Спасибо.
  С фальшивой улыбкой я легко поклонилась ему на прощание, мысленно уже погрузившись в ванну с ароматизированной солью.
  ***
  Ночь снова подарила мне сон про обрыв и шипение змей. 'Ты видишь то, что тебе не следует видеть', шептало мое подсознание 'Отвернись, отвернись, отвернись', но я продолжала вглядываться в бездну, я ждала появления светлого бока с восторгом и жадностью. Мне было важно увидеть его, коснуться его. Снова я перешагнула за край и нырнула в бездну, чтобы проснуться от беззвучного крика, застрявшего в легких.
  Встала я в восемь утра, хотя тело ныло от желания продолжать дремать под теплым одеялом. С часу до двух у меня в расписании стояло две тренировки по пилатесу, которые я не отменила, опасаясь, что совершу оплошность и Дарк отправит мою задницу на поиски новой работы. Девочки соскучились по своему любимому тренеру, да мне хотелось размять мышцы. Две работы - это не просто, но зато нет времени на размышления о глупых снах. Я заставила себя принять душ, плеснуть кофе в пустой желудок и начать обзванивать все топовые экскурсионные агентства.
  Назначенная цена устраивала абсолютно всех, с кем я говорила - не каждый день можно получить месячный заработок только за обзорную экскурсию по ночному городу для группы из шести человек. Однако просьба встретиться и обговорить детали у многих вызывала недоумение, а мне нужно было знать, что человек, увидевший итхисов, не устроит истерику и проявит достаточный профессионализм. И у меня не было времени ждать или доверять сайтам с положительными отзывами. Те, кто не согласился на встречу, получили от ворот поворот.
  Сонная тетя наблюдала, как я в спешке одеваюсь и бегу на улицу. Она недовольно пробурчала, зевая и плотнее кутаясь в синий шелковый халатик, символизирующий для меня дом и уют:
  - Уже и днем тебя не вижу, все мои дети разбегаются, - вздохнула она с грустью. Вера считала и меня и Викки своими детьми, так же как мама считала Льва своим сыном. Сказывалась удивительная связь близнецов. Я чмокнула ее в щеку в знак извинения.
  По дороге на встречу с первым предполагаемым экскурсоводом я заскочила в маленький цветочный магазин, хозяйкой которого была мать Лоры. Бизнес шел неладно, поддерживаемый только такими праздниками, как День святого Валентина да день Матери, когда нерадивые сыновья вспоминали о тех, кто произвел их на свет и сделал личностями. Ах, если бы мама была рядом, я бы дарила ей цветы каждый день и говорила 'спасибо' за то, что она у меня есть. И почему такие мысли приходят нам в голову слишком поздно?
  Звякнул колокольчик, известивший о моем приходе. Красивая армянка, которой перевалило за 50, заботливо опрыскивала цветы. Широкая улыбка сползла с ее лица, женщина не смогла скрыть своего разочарования, когда поняла, что я не покупатель. Розана, так ее звали, решила, что я пришла, чтобы спросить, как дела у ее дочери, или просто поболтать. Когда я озвучила ей свое предложение и сумму заказа, ее бездонные черные глаза засияли, она словно помолодела лет на десять. Она пообещала, что к вечеру все будет точно готово. Розане можно было доверять, и я со спокойной душой отправилась дальше.
  Я прошла мимо огромного гипермаркета, в котором наверняка продавалось все, в том числе и цветы, и непроизвольно вздохнула. На душе остался осадок грусти от осознания того, что все вот такие крохотные магазины как 'У Розаны' закрывались. Маленькие, с любовью построенные своими хозяевами, они не могли выдержать конкуренции с большими корпорациями. И оттого лицо города становилось однообразным и очень скучным. Черт, я и сама работала на огромную корпорацию, которая вытеснила с улиц множество уютных баров и частных клубов.
  Я добралась до места встречи на метро, по привычке игнорируя протягиваемые мне руки. Мания поиска Искры вызывала у меня легкое чувство тошноты. Идея получить идеальные отношения без работы над ними мне казалась смехотворной и попросту нечестной. Мы с Викки не были детьми Искры, и от этого были не менее красивыми и талантливыми, чем дети Искры, которых хвалили на каждом шагу и которыми восхищались словно полубогами. Идея эта мне опротивела еще больше после того, что я узнала о таких как Александр и о псевдоискре. Что происходит с ее жертвами? Могут ли они когда-нибудь вернуться к нормальной жизни?
  Среди плотной толпы мелькнула подозрительно знакомая копна черных волос - бывшая секретарша Александра, которая по случайности оказалась позади меня, метнула в мою сторону взгляд, полный ярости, и вышла из вагона. Я тряхнула головой, отгоняя внезапно возникший страх и подозрительность, и отправилась на место встречи с возможными гидами.
  Я решила провести интервью в уютном кафе на окраине, не далеко от студии Веры. Только сегодня я узнала, что это место -- одно из побочных предприятий Александра. У меня два часа на встречи с предполагаемыми гидами, и оставалось еще немного времени, чтобы добраться до студии. Отличительной чертой этого места было бесконечное количество кошек, свернувшихся в клубочки на стульях, подоконниках, урчащих и прижимающихся к ногам. Интересно - а Александр кошатник? Впрочем, то, что у него было кошачье кафе ничего о нем не говорило. Дарку принадлежало множество клубов и даже пара борделей в Европе, но не пати-боем не любителем женщин я бы его не назвала.
  Гид опаздывала уже на полчаса, из-за чего теряла шансы получить эту работу. Едва она вошла и представилась, я тут же захотела отказать ей.
  Грузная неприятная особа с кучей рыжих кудряшек на голове не вызывала симпатии, а когда я задала ей пару вопросов, и вовсе вывела меня из себя. Я вежливо ей отказала, за что услышала много нового в свой адрес. 'Пигалица малолетняя' были самыми нормальными из ее слов. И это гид с лучшим рейтингом... Чего-то я в жизни не понимаю.
  Вторым оказался приятный мужчина среднего возраста с богатым опытом и хорошо поставленной речью. Проблемой оказалось то, что он знатно прихрамывал на одну ногу и довольно часто прикасался ко мне во время разговора. Трогал за плечо, касался ладони, что изрядно меня раздражало. К сожалению, он относился к тому типу людей, для которых очень важен тактильный контакт, а итхисов трогать было категорически нельзя.
  Третья женщина оказалась вполне вменяемой до тех пор, пока я не начала описывать ей, на кого ей придется работать. Она оскорблено вскочила и покинула меня, оставив наедине с третьей по счету чашкой кофе за сегодняшний день.
  Глубже вжавшись в сиреневое кресло, я осознавала свое фиаско, а затем плавно перешла на самобичевание. 'Я провалилась, не смогла найти нормального экскурсовода' - докучливая мысль портила мне настроение. Захотелось пнуть что-нибудь. Благо кошки предусмотрительно ушли подальше, подгоняемые удивительным кошачьим чутьем на неприятности.
  На второй своей работе я смогла полностью расслабиться и выбросить все мысли из головы. Моя любимая группа состояла из шести человек. В основном это были домохозяйки, женщины с маленькими детьми, которые вырывались ко мне на занятие, как на праздник. Они радостно щебетали словно птички, обсуждали детей, мужей, возможный выход на работу. Моя личная жизнь никого из них не интересовала, но то, что я удалила социальные сети заметили все.
  -- Да столько времени поедало, -- отмахнулась я от вопросов, -- Уже перестала телефон из рук выпускать, вот и удалила все.
  Моей стойкости восхитились все, но пару фотографий до начала тренировки пришлось все же запостить. Я улыбалась и позировала на чужих снимках, девчонкам нравилось фотографироваться с тренером.
  -- Анна, да ты похудела! - восхищенно проговорила я.
  -- Ах, Лена, у тебя новые лосины! Очень крутые, -- позитив, никаких сложных разговоров. Я действительно любила всех своих учениц и мне хотелось, чтобы они уходили от меня чуточку счастливей. Здесь, как говорила Вера - главное не врать. Просто подмечать маленькие изменения, и сообщать о них. Один маленький комплимент может изменить женщине настроение на весь день. И я не скупилась на комплименты. Мысленно я сделала заметку - не бросать пилатес, даже если Дарк не турнет меня. Тело расслабилось, мысли потекли свободно словно река.
  Говорят, что лучшие мысли приходят в душе. Меня же гениальная идея осенила, когда мы стояли с моей небольшой группкой в позе собаки.
  -- Собака мордой вверх, -- провозгласила я, сама приняла правильную позицию и тут до меня снизошло озарение. Я отталкивалась от необходимости найти хорошего гида, а что если вместо этого найти человека, который умеет общаться с итхисами и знает о них все? Тем более, что этот человек историк с университетской подготовкой.
  Пару сообщений Викки, оконченных восклицательными знаками и сестра раздобыла для меня личные контакты специалиста по итхисам. Я позвонила ему после тренировки и ошарашила своим предложением.
  
  Под конец моего несвязного монолога профессор искренне поблагодарил меня, сообщив что чувствует, будто ему вручили самый желанный подарок, он еще раз поинтересовался, откуда я его знаю, и мне пришлось наплести полуправду о том, что я была потрясена его лекцией об итхисах несколько недель назад. Да, он знал город как свои пять пальцев и мог составить экскурсию для шести человек. Нет, ему не нужны деньги, только информация.
  Радость его была неподдельной - оказывается, исследователям в мир этого народа путь закрыт. Итхисы настолько скрытны, что поговорить хотя бы с полукровкой - уже удача. Профессор поведал, что уже три года пытается написать монографию по современной культуре и традициям итхисов и уже было потерял всякую надежду найти материалы. Пока я беседовала с ним, одновременно писала Александру сообщение. Я не знала, как босс отнесется к просьбе профессора. Ответ пришел в считанные секунды: 'Пусть пишет о культуре и традициях, но всю информацию в начале мне на стол'
  Мы условились, что специалист по итхисам не станет задавать прямых вопросов, будет вежлив и всю информацию, которую пожелает указать в монографии в начале отправит мне и Александру. Мужчина согласился даже дать письменное разрешение, после чего я спокойно вздохнула.
  Вечером я направилась офис я в том радужном настроении, в котором нам кажется, что весь мир - это огромная шоколадная конфета в яркой упаковке. . Розана уже доставила букеты с цветами, ничего слишком душистого, как и просил Дарк. Я пересчитала красивые белые букеты, затопившие приемную на первом этаже. Вытащила одну крохотную маргаритку и заткнула себе за ухо. Все-таки весна пришла. А еще маргаритка очень подходила под белую блузку, которую я позволила себе расстегнуть на груди на пару пуговиц и юбку карандаш, разрушая офисный стиль и добавляя ему немного очарования. Александр уже был в офисе, я коротко заглянула в его мрачное царство, улыбаясь от уха до уха
  - Все получилось? - когда я кивнула, он облегченно вздохнул. Его взгляд блуждал по моему лицу, перешел на маргаритку, а потом на секунду ухнул вниз к груди, где белая рубашка контрастировала с загорелой кожей. Мужчина уставился в стол, и кажется покраснел. Странно, не такой уж глубокий вырез. Оставшийся вечер я указывала, куда устанавливать цветы в конференц-зале, торопила повара, на месте шинкующего говядину, следила, чтобы воды и гранатового сока было достаточно. На вопрос, зачем на совещании гранатовый сок, Александр пробурчал что-то настолько нечленораздельное, что я поняла: отвечать он не намерен.
  Зал стал выглядеть отлично. Я побежала к Александру показать труды рук своих, но он в этот момент говорил по телефону на том же неизвестном мурлыкающем языке, что и ранее. Знаком он показал, что бы я помолчала, мне же не терпелось отвести его вниз. Видимо, собеседник вывел его из себя, поскольку он зашипел как змея и отключился.
  - Вы что-то хотели сказать, - сказал он, глядя куда-то внутрь себя. Как послушный солдат, я отрапортовала, вытянувшись по стойке смирно.
  - Александр, я закончила оформлять конференц-зал, посторонние выдворены, уборщицы закончили работу и вернутся только завтра. - Я была несколько возбуждена такой успешной подготовкой, мне хотелось, чтобы он посмотрел и оценил мои усилия, как ребенку хочется, чтобы родители обратили на него внимание и похвалили.
  Босс отвлекся от своего мобильного, который он до этого упорно гипнотизировал, и наконец посмотрел на меня. Угомониться я не могла, поэтому продолжала тараторить:
  - Гости уже подъезжают, после презентации для них будет проведена обзорная экскурсия по городу, а затем в гостинице они попробуют национальную кухню. Вы же хотели их встретить сами?
  -- Нашел добровольца, -- ответил он, а потом добавил, задумчиво меня рассматривая - Вы мне очень помогли, - сухо произнес начальник. - На сегодня вы свободны, далее я справлюсь сам.
  Мне захотелось попроситься остаться, но он фактически выдворил меня, мягко следуя за мной, пока я не покинула зал, и пока он не довел меня до лифта. Затылком я чувствовала, как он сверлит меня взглядом, дабы убедиться, что я благополучно зашла в лифт и отправилась восвояси. Это было странно, тем более, что я уже доказала, что умею вести себя в присутствии итхисов.
  Я шла по парковке, слушая цоканье своих каблуков, и позволила себе один раз с грустью вздохнуть. Немного хотелось посмотреть на других итхисов, но, с другой стороны, рабочий вечер сегодня закончился пораньше, и это было приятным сюрпризом. Прогнав меланхолию, я села в ожидающую меня машину, утешая себя мыслью о том, что завтра Александр расскажет, как прошло собрание.
  На следующий день не успела я зайти, как Александр позвал меня в свой кабинет. Он светился, как электрическая лампочка, счастье словно лилось светом от его кожи.
  - Все прошло хорошо? - поинтересовалась я.
  - Более чем, - сказал он, и даже голос его выдавал вселенскую радость. Задумчиво он поднялся со своего кресла и слегка опустил корпус в поклоне. Было удивительно осознавать, что тебе кланяется такой гигант. Он улыбнулся так, что у меня защемило сердце, и сказал:
  - Вы поработали действительно на славу. Предоставленный гид привел акционеров в восторг, а некоторым так здесь понравилось, что они решили задержаться подольше. И к моей идее расширить бизнес в этом регионе теперь относятся более чем благосклонно.
  - Спасибо за доверие, - не зная, что еще сказать, я тоже слегка склонилась в знак уважения. Неудобно, ведь мое декольте сегодня для поклонов было не предусмотрено, но чужие традиции стоит соблюдать.
  Тем же вечером босс снова меня удивил.
  - Хочу вам кое-что показать, - сказал он торжественным тоном, словно желая раскрыть мне какой-то секрет. Дарк нажал на спрятанную кнопку за своим столом, и вся правая стена превратилась во множество экранов, показывающих офисы всех вышестоящих начальников, кабинки, занимаемые множеством IT-специалистов, бухгалтеров, младших экономистов. Я затаила дыхание. Александр мог видеть все свои владения, не покидая комнаты. Так вот как он знал обо всем на свете!
  - Разрешаю вам пользоваться этой системой, - сказал он с какой-то детской интонацией и искренне улыбнулся мальчишеской улыбкой, засветив феерично острые клыки. - Что вы об этом думаете?
  В моей голове ясно звучали две мысли: частная жизнь для Александра не имеет никакой важности; и мне оказано огромное доверие. Слегка изогнув губы в улыбке, я сказала:
  - Теперь я знаю, откуда вы берете точную информацию о местоположении своих сотрудников.
  -- Кира, я не хотел выставлять вас вчера, это было грубо, но... Вы могли своим внешним видом шокировать моих соотечественников.
  Мужчина уставился в стол, предпочитая на меня не смотреть. Я вроде не была уродиной и не выглядела распущенной, что же могло во мне так поразить других итхисов?
  -- И чем же, простите? - в голове вспыхнули слова Виктора. Он тоже говорил что-то о моем неподобающем внешнем виде.
  -- Одна из причин... ваш загар. Вы не могли бы прекратить ходить в солярий? - Александр поднял на меня взгляд голубых глаз и смутился, когда встретил хищную улыбку.
  -- Я не хожу в солярий, это естественный цвет моей кожи.
  И что итхисы имеют против золотистой кожи? Возможно им кажется вульгарным, что, кто-то не отличается аристократической бледностью.
  -- Правда?
  Я осторожно оголила плечо, демонстрируя отсутствие следов лямок от купальника.
  -- Вот, смотрите.
  У босса был такой вид, будто он сейчас сползет под стол от смущения. Вот не знала, что итхисам настолько не нравится загар.
  -- Так что я ничего не могу поделать с цветом своей кожи. А почему итхисам это может показаться настолько непривлекательным, что меня надо было прятать?
  -- Ох... Кира, напротив. Прятать вас пришлось как раз по тому, что итхисам это может показаться слишком привлекательным.
  Александр поднял взгляд и теперь настала моя очередь краснеть. Черт, я ему тут плечи демонстрировала. Могла бы еще грудь показать, идиотка. Это ведь не подходит под статью о сексуальном домогательстве? Или подходит? С моей стороны раздалось неуклюжее 'Ой', и я вылетела из его кабинета.
  Глава 6.
  Раньше я не понимала по-настоящему, что такое хотеть спать. Я думала, что ты хочешь спать, когда твои глаза слипаются, или же тебе беспрестанно хочется зевать. Усталость ассоциировалась у меня с гудящими из-за высокого каблука ногами и желанием заползти в уютную постель. Теперь же мне казалось, что если я на секунду закрою глаза, то больше их не открою. Тело двигалось словно на автомате, от кофеина кололо сердце.
  Александр, вначале убедивший меня в своем внимательном отношении к сотрудникам и великолепной рациональности, с каждым днем все более разубеждал меня в этих своих качествах. День ото дня он выдавал мне все больше и больше работы, он буквально заваливал меня ею, и прежний шестичасовой рабочий день стал девятичасовым. В те моменты, которые я, согласно контракту, считала своим личным временем, он начинал мне звонить, не видеть его или не слышать его голоса я могла только в туалете. И мне начинало казаться, что и туда он скоро проникнет.
  Почти месяц я существовала в этом бешеном графике и уже начинала опасаться, что скоро я не выдержу и попрошу Дарка либо прекратить меня так нагружать, либо искать себе новую помощницу.
  Было девять утра. Четверг. Утренние тренировки по пилатесу я пока не отменила, хотя чувствовала, что вот вот сломаюсь под взваленной на себя нагрузкой. Викки сегодня пришла ко мне на тренировку, она была первой, остальные девочки вечно опаздывали. Сестра завязала в высокий хвостик свои осветленные волосы и теперь мы были похожи еще больше, чем обычно. Сестра носила модную прическу каскадом, я оставляла волосы расти как им вздумается.
  - Да?
  - Кира,- он всегда обращался ко мне по имени, особенно протягивая каждый слог. - В пять вы должны встретиться с управляющим клуба - он назвал адрес, -- и поинтересоваться, почему выручка за прошедший месяц на двадцать процентов ниже нормы.
  - Сделаю. - Только и оставалось ответить. Босс говорит 'прыгай', ты спрашиваешь 'как высоко?'. Такова жизнь личного помощника. Я не удержалась и зевнула прямо в трубку, запоздало прикрыв рот рукой. Итхис это услышал.
  - Вы сильно устали? - внезапно участливо поинтересовался он, будто бы не этот демон мучил меня весь месяц.
  - Это моя работа, и я ее выполню. Только вам придется оплатить сверхурочные, - я улыбнулась, он хмыкнул в трубку. Дарку нравилась прямолинейность и моя немного нагловатая манера с ним разговаривать.
  -- Тогда заберите еще мои рубашки из химчистки. Там по дороге.
  Он отключился. Викки удовлетворенно рассматривала в зеркало подтянутое тело. Она единственная на потоке не растолстела и не покрылась прыщами благодаря моим и Вериным тренировкам. В начале Викки филонила, прикрываясь учебой, но потом втянулась. Она где-то вычитала, что эффектная внешность помогает при трудоустройстве и обращалась со своим телом, словно это был всего лишь механизм, который мог помочь ей в достижении целей.
  -- Женится твоему боссу пора, -- вдруг сказала она, -- Тогда бы ему жена рубашки гладила.
  Я вдруг представила, как какая-нибудь светловолосая красавица-итхис стоит возле гладильной доски и подготавливает Александру рубашки на всю рабочую неделю. Глубоко внутри шевельнулось чувство, похожее на ревность.
  ! ! !
  Нагруженная словно ишак я влетела в ресторан и огляделась. Сам он был был очень обычным, я бы даже сказала, безликим. Банальные, обитые кожзамом стены, широкая барная стойка, за которой стоял понурый бармен и протирал стаканы, местами обтрепавшаяся мебель, милые круглые столики. Сцена, на которой должны бы были выступать музыканты, явно давно не использовалась, вымыть ее от пыли тоже никто не соизволил. Я осторожно повесила свой драгоценный груз на вешалку и выпрямила спину. Мне полагалось заглянуть во все углы, сходить на кухню, поговорить с персоналом. Однако на первый взгляд проблема была ясна. В условиях подобной конкуренции каждому месту нужна была изюминка, а здесь ее не было.
  - Здравствуйте, я пришла поговорить с управляющим. Где я могу его найти? - парень, тот самый бармен, протиравший стаканы, лениво указал за столик, где уже далеко не юный ловелас развлекал стайку хохочущих девиц. Искусно зачесанные волосы практически полностью скрывали появляющуюся на затылке лысину, красивые голубые глаза ярко светились на мужественном лице. В целом, он соответствовал этому бару - все еще пытался вызывать к себе внимание остатками былой привлекательности.
  Я подошла к столику и поинтересовалась у мужчины:
  - Вы управляющий 'The Rest'?
  Мужчина кивнул, нагло рассматривая меня с ног до головы, словно размышляя, брать ли на рынке этот кусочек мяса. Я ответила ему таким же взглядом и произнесла фразу, которая заставила его занервничать.
  - Меня зовут Кира Бел, я - помощница Александра Дарка, владельца этим заведением. Мне поручено провести здесь инспекцию с целью выявления причин потери дохода. - Я могла собой годиться, ни одной запинки, стервозный тон, очень важный вид - управляющий моментально напрягся. Вот она я, во всей своей красе. Необыкновенно приятное чувство собственной значимости переполняло меня, и чтобы еще немного его усилить, я показала свой пропуск на этаж Александра. Такими пропусками владели лишь семь человек в компании, включая босса.
  -- А разве бар не твой? - произнесла одна из девушек, растягивая слоги. Такой говор выдает провинциалок, которые стремятся в большие города за лучшей жизнью. Интерес в глазах девушки потух, одно дело заарканить ресторатора, и совсем другое - обычного управляющего.
  Рот мужчины приоткрылся, чтобы через секунду расплыться в широкой улыбке. Он залился соловьем, выпрямившись и нахохлившись как маленькая птица:
  - Ах, как я рад вас видеть!
  Рад он явно не был, пластмассовая улыбка едва ли не трескалась на холеном лице. Он холодно бросил девушкам, которых только что неистово развлекал:
  - Дамы, я вас покину. Ваши напитки за мой счет.
  Он подхватил меня под руку и увел в сторону. Оказалось, он с меня ростом, чем я была приятно удивлена, потому как сразу почувствовала себя значительнее. Некоторые из 'дам', которые окружали стареющего ловеласа, очень походили на школьниц, а в их стаканах была точно не кока-кола - это я тоже отметила, прежде чем мужчина судорожно затряс мою руку и начал представляться.
  - Зовите меня просто Эрик, и я, как вы уже догадались, управляющий этим заведением.
  - Поступили сведения,- решила не затягивать беседу я, - что доходы упали очень сильно, цифры называть не буду, вы о них и так прекрасно осведомлены. С чем вы связываете подобное?
  Эрик начал потеть, капельки влаги в мгновение ока выступили над верхней губой. Он потер переносицу и сказал:
  - Возможно, нам стоит обсудить это за стаканчиком чего-нибудь освежающего. Выпьете мохито?
  - Я на работе, но от чашечки кофе не откажусь, - пусть думает, что я согласна играть по его правилам, решила я. Судя по столь активному потоотделению, с управляющим придется именно 'поиграть'.
  Через секунду нам был сервирован столик в углу и я, улыбаясь, принялась слушать красивую речь Эрика о том, что моя информация, ошибочна, что курс валют нестабилен и конкуренция в наше тяжёлое время чрезвычайно велика и заведение держится на плаву только благодаря его, Эрика, непомерным тяжким трудам. Я слушала внимательно и кивала, переводя сведения в своей голове на свой язык:
  Во-первых - о неприбыльности он осведомлен.
  Во-вторых - не собирался ничего предпринимать.
  В-третьих - судя по всему, здесь продавался алкоголь несовершеннолетним, что в случае обнаружения ставило под удар все заведения Александра.
  Еще мне очень не понравилось санитарное состояние ресторана. Когда в последний раз меняли тряпку, которой бармен тер стол из дерева? А пыль кругом? Согласно документам, которые я бегло просмотрела, здесь в штате числилась уборщица.
  Эрик тем временем продолжал петь свои песни:
  - И если вы согласитесь помочь мне удерживать некоторые сведения подальше от ушей своего начальника - он, поговаривают сумасшедший,- я с удовольствием предложу такой красивой девушке некоторое вознаграждение.
  Я еще раз кивнула, отметив в голове пункт 'взяточничество'. Предавать Александра, только поступив к нему на работу, я считала величайшей глупостью. А то, что этот старый шовинист позволил себе назвать Дарка сумасшедшим, и вовсе задело меня. Я улыбнулась, максимально оскалив зубы, и тоном профессиональной стервы проговорила:
  - Я подумаю над вашим предложением. Но мне пора спешить. У Александра для меня еще много поручений.
  Глупый мужчина тут же расслабился, на губах его заиграла улыбка, которая говорила 'Догадываюсь каких'. Ну кто выдумал шутку про то, что все начальники спят со своими секретаршами? У меня от гнева даже скулы свело. Эрик еще раз от всей души пожал мне руку, которую я брезгливо вытерла об штаны, едва выйдя из помещения.
  На улице я набрала номер босса и честно изложила ему произошедшее. Я посоветовала ему поменять управляющего, а с ним и часть персонала. А еще сделать в 'The Rest' ремонт и организовать месту достойную рекламу.
  - Умница, - похвалил он меня. - Документы на его увольнение я уже подписал, проблемы с законом нам ни к чему.
  - Так вы знали? - я закрыла глаза свободной рукой, понимая, как близко я стояла на краю увольнения. Ведь прими я предложение управляющего, потеряла бы работу как миленькая. Александр намеренно или нет устроил для меня проверку на вшивость. С одной стороны я его понимала, в его бизнесе обитали акулы, готовые сожрать друг друга, а с другой немного обиделась. Я с ним уже месяц, мог бы понять, что верность для меня кое-что значит.
   - Я многое знаю, - торжество в его голосе смешивалось, с какой-то беспросветной печалью. - ...И спасибо вам. До вечера вы свободны.
  Мне так хотелось спать, что я даже не запомнила, как добралась до дома. Мечты мои сфокусировались на мягкой кровати, теплом одеяле и возможности поспать хотя бы пару часов до выхода на работу и бесконечной пляски под дудочку моего босса. Никого не было дома, когда я вернулась, зашла в свою розовую комнату, не снимая одежды рухнула на кровать и тут же уснула мертвецким сном.
  ***
  В своих прошлых снах я все же свалилась в бездну. Вот только бездна не кончалась острыми камнями и тьмой. За ней простирался новый мир, безграничный мир под серебряным небом. Я стояла посреди пшеничного поля, чувствовала каждый колосок и даже запах пшеницы. Бесконечное поле было спокойным как воды океана, ветер поднимал и опускал колосья. Серебряное солнце слепило так, что болели глаза. Я стояла, одетая в льняное белое платье, совсем одна - и мне было страшно. Ужас достиг бесконечно высокой отметки, когда я услышала голос:
  - Кира, Кира, - шипящий гулкий голос звал меня. Я вглядывалась в колосья, но ничего не видела.
  И тут словно из самой земли выползла огромная серебряная змея, толщина которой была с мою талию. Змея подползала, шипя:
   - Кира, - а я вместо того, чтобы бежать от этого чудовища, раскинула руки в стороны в стремлении обнять ее. Змея начала сворачиваться вокруг меня кольцами, она не душила меня - просто скользила вокруг своими холодными боками, пряча от жара полуденного солнца. И в этот момент я почувствовала себя защищенной, я почувствовала себя дома.
  ***
  Проснулась я от звука хлопнувшей двери, выдернувшего меня из змеиных объятий.
  - Мам, я серьезно, еще раз этого козла около тебя увижу, выбью ему все зубы!
  Кричал Лев, голос его баса мог бы и мертвого разбудить. Я потерла глаза и пошла на звук.
  Зрелище, представшее моим глазам, было впечатляющим. Мой разгневанный двоюродный братец, чьи плечи, казалось, скоро перестанут проходить в дверные проемы, гневно смотрел на Веру, стоявшую напротив. Его мать подперла руками бока и выглядела разъярённей дикой пантеры. Несмотря на впечатляющую разницу в росте, было видно что именно за Верой находятся всевозможные преимущества.
  - Не поднимай голос на мать! - звонко прокричала она. - С кем хочу, с тем и встречаюсь. К тому же Иван - потрясающий человек и он любит не только меня, но и мечтает стать тебе настоящим отцом.
  - Не нужен мне никакой отец. И я не потерплю, если ты выйдешь замуж за этого мужика - Лев опять пошел в наступление. Я наконец-то начала понимать, в чем дело.
  Вера уже года три встречалась с одним мужчиной, именно с ним она проводила ночи в своей студии. Мужчина был разведен, из-за какой-то болезни, перенесенной в детстве не мог иметь детей, и больше всего на свете хотел нормальной семьи. Я думала, что Лев нормально относится к бойфренду матери. А, оказывается, ошибалась.
  -- Викинг, ты чего разбушевался? - встряла я в их ссору, -- Или ты не хочешь, чтобы мама была счастлива?
  Этот вопрос отрезвил парня. Он не нашелся, что ответить, а я продолжила наступление:
  -- Ты скоро совсем вырастешь. Уедешь отсюда и заживешь собственной жизнью. Или тебе хочется, чтобы мама вечно возле тебя скакала, как привязанная? Может ей тоже начать вмешиваться в твои личные дела? Может она должна начать звонить тебе каждые пол часа и интересоваться, что ты делаешь, что кушал, с кем встречаешься?
  Лев испуганно моргнул. Он представил, как может вести себя одинокая мать - кошмар каждого подростка. Было видно, как в голове парня закрутились шестеренки. Вдруг перспектива обрести 'отца' и спихнуть маму показалась ему не такой жуткой.
  -- Нет.. я не подумал, -- голос его вдруг дрогнул. Этого было достаточно, чтобы понять. Парень потерпел поражение.
  - Я выхожу замуж! - по-девчачьи завизжала тетя и бросилась меня обнимать. Она никогда не была замужем, хотя претендентов на руку и сердце зеленоглазой пантеры всегда хватало. Я думала, что Вера из тех женщин, кому замужество не нужно, но видимо ее невидимый поклонник смог растопить ее сердце.
  - Я не давал согласия, - Добавил брат. И понятно было, что он не столь беспокоился о замужестве мамы, сколько о перспективе обрести папочку.
  - Кто тебя спрашивал, козявка мелкая? - Вера задрала голову в попытке посмотреть этой 'козявке' в глаза. - Уже через несколько лет ты станешь совсем взрослым, а мне всю жизнь одной сидеть? Я ведь тоже не молодею.
  - Нам нужно отметить это! Доставай шампанское! - закричала я, крепко обняв ее.
  - Шампанское! - счастливо воскликнула тетя.
  Брат только буркнул.
  - Спортсмены не пьют, - и удалился в свою комнату.
  Мы с тетей подняли бокалы за ее будущее, вторым тостом стал неизменный за то, чтобы мама нашлась и вернулась домой целая и невредимая. Выпив третий, я поняла, что уже изрядно захмелела, но делать было нечего, и в таком состоянии я отправилась на работу, пережевывая жвачку и надеясь, что обоняние у итхисов не настолько острое, как говорят.
  В метро я выпила кофе и съела огромный жирный бургер. Уничтожение здоровья фастфудом не было самой здравой идеей, но так я могла уровнять пагубное влияние алкоголя. Вера выходит замуж. Что это значит для меня? Переедет ее избранник к нам? Или она уедет к нему? Что будет со мной и Львом? Потяну ли я учебу Викки и съем собственной квартиры. На эти вопросы мне придется найти ответы как можно скорее.
  ***
  Взгляд с трудом фокусировался на экране компьютера. От алкоголя я становлюсь сонной и рассеянной, и одновременно чересчур болтливой. Кофе и жирная еда немного помогли, но я оставалась не в лучшей своей форме.
  Оказывается, каждый последний четверг месяца Александр принимал посетителей, а я должна была быстро понять, кто как отнесется к тому, что он итхис, не лучшее время мы выбрали, чтобы праздновать помолвку Веры. Естественно, заранее меня никто об этом не предупредил, это была очередная проверка от босса на мою профпригодность. Люди подходили по очереди. Каждый в назначенное время, что, несомненно, облегчало мне задачу. Проверять пришлось троих, остальные уже были знакомы с Дарком, и их я пропустила с вежливой улыбкой.
  Первой среди 'новеньких' была женщина лет сорока, улыбчивая обладательница детских полных щечек. Она мне сразу понравилась. Я вообще с доверием отношусь к полным людям. Мама всегда говорила: если человек любит поесть - он и жить любит. Елена- так звали женщину - была заинтересована в долгосрочном контракте на рекламирование бренда, а потому должна уметь держать язык за зубами.
  По плану я должна была попытаться понять, как женщина воспримет то, что Александр - итхис, и если реакция ее будет негативна, отказать во встрече и ограничиться только переговорами по телефону. Язык у меня благо не заплетался. Сомневаюсь, что кто-то догадается, что секретарша немного навеселе.
  - У вас потрясающая прическа, кто мастер? - выдала я, едва поздоровавшись с женщиной. Та смущенно улыбнулась, не сразу сумевшая решить, подхалимажем были мои слова или искренним комплиментом. В конце концов она назвала мне адрес салона и имя своего мастера и добавила:
  - Спасибо, а мне нравятся ваши серьги.
  Я тряхнула головой, в ушах висели массивные золотые кольца. И глупо хихикнула:
  - Подарок бывшего парня. Когда дарил, сказал, девушку делают украшения. Я с ним, конечно, согласна. Еще бы по бриллианту в каждое, и они были бы идеальны. - легкомысленная дурочка-секретарша, которой я прикидывалась вызывала симпатию. Поговорить о ногтях, прическе и обсудить астрологию - всем женщинам время от времени нужно подобное времяпрепровождение. Оно помогает снять стресс, особенно когда предстоит важная встреча.
  Елена оказалась страстной любительницей украшений, ей нравились аметисты и изумруды, она сходу начала рассказывать о бразильских камнях и очень советовала мне прикупить себе серьги с ними. 'С цветом ваших глаз нужно носить только изумруды!'. Лучшего шанса поинтересоваться у нее об итхисах бы не представилось.
  - Я слышала, лучше всех драгоценные камни обрабатываются в Южной Америке... итхисами,- заговорчески прошептала я последнее слово.
  - Это правда, - подтвердила Елена, вдруг став серьезной. - Итхисы веками были ювелирами, у них особенное зрение.
  - Как вы к ним относитесь?
  Женщина ухмыльнулась.
  - К обработке драгоценностей - положительно, к итхисам - тоже, я без предрассудков, поэтому уже вела несколько дел с этими людьми,- она посмотрела мне прямо в глаза и произнесла уверенным тоном, - можете не напрягаться, агентство 'Энигма' осведомлено, что Александр Дарк - итхис.
  На этом наш разговор начал увядать, и я была просто счастлива услышав глубокий голос Александра: 'Пусть войдет'.
  Встреча, судя по всему прошла хорошо. На обратном пути Елена задержалась и как бы невзначай обронила:
   - Если захотите уволиться, ждем вас в Энигме, нам как раз требуются люди, умеющие вести дела с итхисами.
  -- Спасибо, но не думаю, что в скором времени мне захочется сменить работу.
  -- Понимаю, -- она загадочно посмотрела на закрытую дверь и улыбнулась. Значит не одна я считаю своего странного босса чертовски привлекательным.
  Вторым новым посетителем был нервный мужчина лет пятидесяти пяти, он показался мне слишком консервативным. Интуиция подсказывала, что лучше отказать ему в личной встрече. Услышав мой отказ, мужчина попытался устроить скандал, чем подтвердил мои опасения. Нервный холерик, привыкший, чтобы все шло согласно его воле. Может он и не итхисофоб, но скотина редкостная. С улыбкой я умудрилась выпроводить его за дверь, после чего опустилась на кресло с колотящимся сердцем. Мне редко приходилось встречаться с агрессивными людьми, особенно с мужчинами. Нужно будет сделать в офисе нечто вроде тревожной кнопки.
  Третьим был молодой парень - представился программистом. Высокий, курносый, похожий на мечту девочки-подростка об идеальном бойфренде. Он улыбнулся мне мальчишеской улыбкой. Сверкнула пара острых клыков, и это заставило меня вглядеться в него повнимательней. Зеленые глаза блестели несколько неестественно, так блестят только контактные линзы. Кожа сияла белизной, а каштановые волосы, я готова была поклясться, крашеные. И эти заостренные черты лица, не такие хищные, но ...
  - Вы случайно не родственник Александра? - прямо поинтересовалась я. Парень сильно удивился.
  - Как вы ... - потрясенно попытался спросить он, но тут двери отворились, и на пороге возник радостно улыбающийся Александр.
  - Кира наблюдательна, - кивнул в мою сторону, а затем воскликнул, - как же я по тебе соскучился, братишка! - и крепко обнял парня. Едва они оказались рядом, их фамильное сходство стало очевидно. Почти одного роста. Только Александра отличала мужественность, что приходит с годами, а его брат был еще юношески строен.
  - Как твои дела? Что ты здесь делаешь? - Александр сразу преобразился, было приятно смотреть на него, такого счастливого. Видно, шампанское все еще было в моей крови, потому как я ляпнула, перебивая его брата:
  - Александр, а почему бы вам тоже не перекраситься? Вы бы столько проблем разом решили, - и тут же пожалела о своих словах, поскольку Дарк сердито сдвинул свои белые брови и сказал:
  - Я такой, какой есть от природы. Думал, что для вас это не имеет значения. А, оказывается, вы ничем не отличаетесь от остальных.
  Не меня одну поразила его грубость, брат Александра похлопал того по плечу:
  - Ну-ну, братишка, не накидывайся так на бедную девочку. Кстати, мы не представлены - обратился он ко мне снова: - Меня зовут Артур - как вы уже поняли, я младший брат вашего великого и ужасного босса.
  Удивительно, как быстро Артур разрядил атмосферу. Я сразу глупо заулыбалась и почувствовала себя очень легко.
  -- У вас очаровательная улыбка, -- сказал мне этот юный ловелас. Его взгляд вдруг заскользил по моим рукам, шее, словно он задавал себе вопрос, золотистая кожа, которую он видит, результат автозагара или дар природы.
  Тут замерший великий и ужасный вышел из оцепенения и произнес командным тоном. Настроение у него сегодня было переменчивое:
   - Кира, вы можете уйти пораньше, дела на сегодня окончены, а вы, кажется, хотели выспаться.
  Я уже готова была собрать вещи и бежать домой, не веря в свою удачу, но Артур явно не хотел со мной расставаться, он оперся на мой стол, глаза его бесцеремонно опустились мне в вырез декольте. Он проговорил:
  - Мы с Александром собираемся в одно очень интересное место. Я буду рад, да и Александр, уверен, не станет возражать, если вы отправитесь с нами.
  Я уже готова была зеркально повторить отрицательный кивок головой Александра, но тут Артур добавил:
   - Это место уникально и без приглашения вам туда никогда не попасть.
  Любопытство, подогретое оставшимся в жилах шампанским, взяло верх:
  -- Спасибо за приглашение. Я с радостью!
  Вопросом было, а правильно ли я одета. На мне было строгое офисное платье-футляр. Оно плотно облегало фигуру. Юбка закрывала колени, а рукава прикрывали локти, но вдруг там, куда мы направляемся есть особенные правила, касающиеся одежды. Братья словно прочитали мои мысли и почти синхронно сказали:
  - Там нет дресс-кода, - произнес Александр.
  - Ты прекрасно выглядишь, - добавил Артур. Он перешел на 'ты', за что я была ему чрезвычайно благодарна. Не люблю излишнюю официальность в общении. Однако я не хотела, чтобы итхис излишне флиртовал со мной. Если он такой же, как Александр - его прикосновение может буквально свести с ума. Поэтому я немного отстранилась от излучающего дружелюбие парня и пыталась держаться поближе к боссу. Уж его я как женщина точно не интересую.
  Впервые на моей памяти Александр выходил из здания. Для меня это было по меньшей мере странно, поскольку он казался мне существующим только в пространстве своего огромного кабинета. Артур так и оставался в одной лишь рубашке и джинсах, сославшись на то, что машина его припаркована совсем рядом со зданием. Александр надел жуткую шляпу, закрывающую волосы и лицо.
  Охраны на входе не оказалось, один Виктор приветливо помахал нам рукой - видимо, Александр предупредил его, что спускается.
  Погода была просто кошмарна, завывал сильный ветер, грозящий сбить меня с ног, высокие каблуки добавляли ощущения неустойчивости. Артур вырвался вперед и почти побежал к матовой синему мальбаху, я же обошла Александра, что бы хоть как-то прикрыть его собой от ветра - на мне был теплый плащ, а он шел в одном лишь пиджаке.
  - Спрячетесь за мной, вас же вот-вот сдует, - проворчал мой босс.
  - Я, в отличие от вас, хотя бы одета, - упрямо ответила я. Больной начальник мне не к чему. Если у него такой плохой характер, когда он здоров, то во что же он превращается, когда болеет?
  Так мы дошли до машины, Артур галантно отворил дверь, пропуская меня внутрь. Я присела и с удовольствием вдохнула запах нового кожаного салона. Семейка итхисов явно была обеспечена. Я, конечно же, загуглила своего работодателя еще в первый день знакомства, но ничего о нем не узнала. Однако два плюс два сложить было несложно, одежда и на самом Александре, и на его брате стоила маленькое состояние, про машину Артура можно было сказать, что дешевле купить небольшой домик в Испании. Александр знал как минимум четыре иностранных языка и явно был прекрасно образован. Я не страдала излишним любопытством, но мой босс лишь одним своим внешним видом провоцировал на вопросы.
  Ехали мы в молчании. Братьев оно, казалось, вовсе не тяготило, а мне было несколько некомфортно. В моей семье рот ни у кого не закрывался, или же мы врубали на полную громкость музыку и бездарно подпевали. Хотя с другой стороны, мы - это женская половина семьи. Лев тоже разговорчивостью не отличается. Я попробовала вспомнить душевные разговоры с отцом, но не могла выловить из памяти ни одного такого момента. Быть может мужчины и правда с Марса.
  Дороги были свободны, улицы залиты светом. Я смотрела в окно, наслаждаясь видами ночного города. Большие города по ночам живут своей особенной жизнью. Люди в этих городах подобны прибою, омывающему берег. Одних мощная стихия выбрасывает, других втягивает в свои глубины. Словно волны, толпы сменяют друг друга в бесконечном движении. Офисные служащие возвращаются домой или преображённые отправляются по барам и ресторанам. Люди выгуливают собак и занимаются спортом, несмотря на непогоду. Все куда-то спешат. Каждый является центром своей маленькой вселенной, главным актером фильма о самом себе. В круглосуточных кафе горел свет, в витринах видны посетители, которые также смотрели на жизнь снаружи, как я заглядывала внутрь. Возможно мысли у нас были одинаковыми.
  Ехали мы на приличной скорости около получаса, света становилось все меньше, а деревьев все больше, что говорило о том, что мы выезжаем за пределы города. Когда мы свернули на проселочную дорогу, мне стало несколько не по себе. Вопрос 'куда мы едем', мужчины проигнорировали. Александр просто надулся, а Артур изобразил заговорческую улыбку и подмигнул. Я уже всерьез начала подумывать о том, чтобы начать биться и пытаться выбраться из салона, когда Артур воскликнул:
  - Кира, смотри! - я пригляделась и смогла разглядеть неярко освещенную парковку, на ней стояло несколько дорогих машин, а также форменные черные джипы с надписью на непонятном мне языке.
  - Это значит 'для гостей', - прокомментировал Александр, словно прочитав мои мысли. Из одного из джипов вышли беловолосые юноша и девушка, держась за руки, и проследовали в сторону золоченой арки, от которой шла широкая дорожка к зданию, похоже построенному в начале прошлого века.
  - Это же клуб для итхисов, - произнесла я, оглядывая других светловолосых посетителей этого места. Молодые, смеющиеся, с кожей словно снег итхисы покидали свои машины и отправлялись к зданию.
  -- Я и не знала, что в нашем городе так много итхисов, -- мне было безумно интересно прикоснуться к чужой культуре. Тем более такого скрытного народа, как итхисы. Я с благодарностью уставилась на брата своего босса. Сомневаюсь, что Александр сам когда-нибудь бы предложил мне оказаться в подобном месте. Босс сам выглядел не слишком радостным, словно ему не хотелось самому оказаться в одном из ночных клубов. Забавно, если учитывать как именно он зарабатывает себе на жизнь.
  - Здесь не только итхисы, но и их гости. Самые проверенные, - с энтузиазмом добавил Артур. Он припарковал машину. Я вышла сама и с удовольствием вдохнула свежий лесной воздух. Ветер стих, и во всей атмосфере присутствовала какая-то таинственность. У входа в арку стояла охрана, лысые амбалы закрыли собой вход при взгляде на меня. В первый раз меня не пускали в клуб, и даже стало обидно.
  - Она с нами, - сказал Александр и снял шляпу. В темноте он и его брат почти светились.
  -- Род? - поинтересовался охранник явно не из праздного любопытства.
  -- Эодаре, -- недовольно пробурчал Александр.
  Один из амбалов присвистнул и они почтительно отошли в стороны. Я запомнила произнесенное Александром слово. 'Эодаре', явно значило нечто особенное. По обе стороны от дорожки, по которой мы приближались к зданию, росли огромные деревья. Они стояли еще без листвы, но я безошибочно узнала в них каштаны. Из земли под ними пробивались тюльпаны, а значит скоро здесь будет потрясающе красиво.
  Двухэтажное, в котором находился клуб итхисов тоже оказалось весьма примечательным. Из высоких окон лился мягкий свет, колонны, которые подпитолрали это здание эпохи неоклассицизма казались высеченными из мрамора такого же белого оттенка, как кожа моих спутников. Под треугольной крышей виднелись барельефы, изображающие танцующих нимф. Огромные двери были гостеприимно распахнуты, словно здание поджидало гостей
  Но более всего меня привлекала музыка, доносившаяся изнутри. Пели на непонятном языке - протяжно и мелодично. Женский голос был глубокий, низкий и такой печальный, словно вся боль этого мира наполняла его. Эта мелодия не походила на то, что обычно слышишь в ночных клубах и барах. Радость и боль сплетались в ней, и мне очень захотелось понять, о чем поет загадочная сирена. Едва войдя внутрь и оставив свои вещи в гардеробной, мы очутились в большом зале, выполненном в холодных сине-зеленых тонах и походящем на морское дно.
  Никогда я не видела так много итхисов. Они танцевали, медленно изгибаясь под печальную музыку, или сидели на изящных кушетках и потягивали светящийся напиток. 'Искра', безошибочно угадала я. Людей, таких как я, было немного, и все они были безупречно красивы, так красивы, что глаза начинали болеть. Как правило, они танцевали с итхисами или держали тех за руки, с собачьей преданностью вглядываясь в их глаза. Я узнала этот взгляд, он напомнил мне о Галине и о том, что в обществе этих людей мне стоит оставаться на чеку.
  На нашу троицу было брошено несколько заинтересованных взглядов, Александра и Артура явно здесь знали. Нас проводили к хорошему столику напротив окна и с видом на танцпол, и принесли тот же синий напиток, который пили все остальные.
  - Как тебе здесь? - поинтересовался Артур, придвинувшись ближе, он весь излучал дружелюбие, и я невольно расслабилась и улыбнулась ему:
   - Очень экзотично. А зачем верхний этаж? - Александр тоже придвинулся ближе, он сел с другого края кушетки рядом со мной. Мужчина словно коршун оглядывал собравшихся, и не сразу обратил внимание на мой вопрос. Он хотел что-то сказать, но его перебил Артур:
  - Видите ли...
  - Там занимаются любовью. - Сказал парень, подмигнув мне.
  Я внимательнее вгляделась в посетителей. Атмосфера была очень накаленной, парочки, не стесняясь, целовались, на танцполе партнеры все время менялись, страстно сплетаясь в объятьях то с кем-то одним, то с другим. И время от времени кто-то, хихикая и держась за руки, поднимался по лестнице на верхний этаж. Я покраснела, даже в самых развратных клубах города такого не было.
  Александр пояснил, чуть ближе наклонившись ко мне, но сохраняя дистанцию:
  - В нашей культуре в этом нет ничего предосудительного, до вступления в брак отношения никогда не возбранялись, потому что наше либидо намного выше, чем у среднестатистического человека.
  Итхис говорил об этом так спокойно, что я еще сильнее смутилась. Обсуждать либидо своего босса для меня было так же неловко, как говорить с отцом о половом созревании. Но теперь стало понятно, почему Виктор столь сетовал по поводу моего внешнего вида, а сам Александр не желал демонстрировать меня акционерам-итхисам.
  -- Но ведь женщины в вашей культуре не находятся в бесправном положении?
  -- Наши женщины, нет, -- ответил босс. Что-то крылось в его словах, что мне не понравилось. Женщины-итхисы были здесь свободны, делали, что хотели, выбирая и отвергая мужчин. В нашу сторону бросали заинтересованные взгляды. Парочка светловолосых красавиц бросала на Александра и Артура жаркие взгляды и тихо переговаривалась. Артур расточал улыбки, Александр явно хотел напялить свою дурацкую шляпу и бежать. Спасением стала Искра, которую подал официант. Я сделала большой глоток и была приятно удивлена. До этого я словно пробовала дешевую подделку с сахаром, этот напиток на вкус он был словно сжиженный воздух после дождя с добавлением изрядной доли алкоголя. Голову наполнила приятная легкость, и сразу захотелось танцевать. Я улыбнулась мужчинам и вышла на танцпол:
  Что-что, а танцевать я умею. В детстве я занималась балетом, классической хореографией и другими видами танцев понемногу. Усидчивости, чтобы преуспеть в спорте или како-то одном виде танца мне не хватало, но из полученных знаний вышел взрывной коктейль. А еще я просто люблю танцевать, полностью отдаваться музыке, словно рукам умелого любовника.
  Мелодия была все также печальна и протяжна. Повторяя некоторые движения, подсмотренные мною у итхисов я полностью растворилась в музыке. Ощущения были бесподобны, я словно плыла в водовороте чувственной мелодии и не замечала ничего вокруг. Женщина явно пела о несчастной любви, не нужно было понимать слов, чтобы осознать это. В языке была масса гласных - потому он был так приятен слуху. Я закрыла глаза, чтобы зрение не мешало мне наслаждаться ощущением парения, подаренным мелодией и синим коктейлем.
  Когда я распахнула глаза, то с неприятным удивлением обнаружила, что вокруг меня уже практически сомкнулось кольцо из итхисов. Мужчины все почти были одеты в черное или серое, они дружелюбно, даже как-то слишком дружелюбно улыбались. Я бросила взгляд в стороны столика, где недавно мирно беседовали Александр с Артуром, теперь они несколько напряженно смотрели на меня и толпу вокруг. Едва последние звуки стихли, со всех сторон раздался один и тот же вопрос:
  - Чья ты?
  -- Кому ты принадлежишь?
  Было так странно слышать этот вопрос, что я не задумываясь ответила, вздернув подбородок.
  - Я не принадлежу никому.
  Ответ мой очень понравился итхисам. Вперед вышел немолодой полный мужчина, волосы которого были скорее желтые, чем белые. Он задал вопрос, после которого мне захотелось выколоть его серые глаза:
  - Сколько возьмешь за ночь с собой?
  Остальные явно были не рады такому повороту событий, потому как ко мне потянулись руки. Мне стало так страшно, ведь, судя по рассказу Галины, меня сейчас могло ударить искрой, и я бы уже не принадлежала себе.
  - Александр! - закричала я, перекрикивая заигравшую снова музыку.- Артур! - снова завизжала я, как последняя истеричка. Угораздило же ведь пробудить знаменитое либидо итхисов. Ко мне и раньше приставали мужчины, но я всегда могла вырубить наглеца, а в этом случае я даже коснуться их боялась.
  - Уберите свои руки, вы знаете правила, - раздался рык Дарка. - Иди сюда, девочка, - я бросилась к нему и спряталась за его спину.
  - Аэралато, - сказал желтоволосый и вежливо поклонился, затем произнес длинную фразу на том же языке, на котором пела женщина. Александр что-то ответил, желтоволосый недовольно скривился и сказал еще что-то, а затем перешел на понятный мне язык и презрительно бросил уже мне:
  - Вы вели себя безответственно, не назвав хозяина.
  Я хотела сказать, что у меня нет хозяина, но взгляд Александра красноречиво показал мне, что я и так набедокурила.
  Толпа быстро разошлась, с Александром здесь считались. Босс посмотрел на меня как-то отстраненно, снова закрываясь внутри себя, и бросил:
  - Артур отвезет вас домой, а мне нужно будет кое-что уладить, - он был наигранно спокоен, а я никогда не чувствовала себя более виноватой. Мужчины все продолжали пялиться, причина их поведения оставалась для меня загадкой. Здесь было много красивых девушек, здесь были высокие соблазнительные модели с пышной грудью. Почему же взгляды итхисов сейчас, кажется, прожгут мое платье?
  * * *
  Младший брат моего начальника усадил меня в машину и надавил на газ. Я сидела молча словно рыба, все еще в шоке от того, что произошло в клубе итхисов. Все, что я знала об этом народе говорило о том, что итхисы уважают личное пространство и не прикасаются к незнакомцам. Тем более, они осведомлены о псевдоискре. Александр никогда не пытался коснуться меня, он относился ко мне с уважением, пусть и не скрывал своего дурного характера. Вероятно из-за этого я ждала подобного отношения и от других представителей его народа.
  - Кира, ты потрясающе двигаешься! Я удивляюсь, как мы вообще умудрились сбежать из клуба без приключений, - пошутил Артур. Это еще называется 'без приключений'. Он вел машину по указанному мной адресу, изображая из себя жизнерадостного таксиста. Артур в отличие от брата обладал легким характером, и вскоре я забыла об инциденте в клубе и вовсю смеялась над его шутками. Невзначай парень расспросил меня о семье и ненавязчиво поинтересовался, не состою ли я в отношениях. Не понимая, к чему он клонит, я простодушно ответила:
  - Я не так давно рассталась со своим парнем.
  На последовавший вопрос 'Почему?' коротко ответила:
  - Мы оказались слишком разными, - Артур явно жаждал подробностей. Я не собиралась разъяснять подробные причины разрыва, тем более, что в свете моей новой жизни облик Эдгара начал стремительно изглаживаться из памяти. То ли был он, то ли нет. А ведь когда-то я не могла представить без него свое будущее. Артур прервал мои размышления:
  - Тебе повезло, ты сама можешь выбрать с кем встречаться и строить будущее, а у нас только закон крови.
  - Что такое закон крови? - мир итхисов приносил все новые и новые сюрпризы и тайны. Эти люди отличались не только внешне и культурно, будь я чуть более суеверным человеком и правда бы сказала, что их мир таит в себе особенную магию.
  - Попробую объяснить: мое имя Артур, старших братьев зовут Александр и Адам, сестру - Аэриса, маму - Аделина, отца - Алор, что общего?
  - Все ваши имена начинаются на 'А', - решила я эту детсадовскую задачку.
  - Именно. Мы принадлежим к одному из самых древних и чистых родов итхисов, людей других рас в нашей родословной почти нет. В других семьях, имена в которых начинаются на 'О', 'Э', 'У', родословная не так чиста, и они всеми силами пытаются породниться с нами.
  - То есть, вы что-то вроде аристократии у итхисов. И поэтому смешанные браки для вас считаются мезальянсом, - я уже поняла, куда он клонит. - Из-за этого наверняка родители выбирают вам спутников жизни.
  Артур вздохнул с грустной улыбкой.
  - Правду сказал Александр, ты наблюдательна. Исключением считаются только соединенные искрой - если мы до сорокалетия находим Искорку, мы свободны от несчастного брака.
  Мне стало жаль парня, да и босса тоже. Глупые средневековые традиции давно уже пора искоренять, хотела я сказать Артуру, но мы уже оказались у моего подъезда, и он поспешно вышел из машины, чтобы отворить мне дверь. Стало неловко от того, что я живу в таком простом районе. Не каждый день аристократы подбрасывают меня домой.
  -- У вас с Александром еще много времени для того, чтобы найти свои вторые половинки. - с улыбкой сказала я парню.
  -- У брата времени почти не осталось, -- вдруг сказал Артур, чем изрядно меня удивил. Александр никак не выглядел на сорок. Хотя итхисы долгожители - это общеизвестный факт, однако я не знала, что и стареют они не так как все остальные.
  -- Спасибо тебе за вечер. Было интересно и... немного странно. Была очень рада познакомиться, -- дежурная в таких случаях фраза вызвала в Артуре неожиданную реакцию. Когда я собиралась выйти из машины, парень внезапно схватил меня за ладонь и с каким-то победным выражением лица заглянул в глаза. А я, я... Я ничего не почувствовала! Просто прикосновение чересчур горячей кожи. Дыхание не перехватило, Артур не стал казаться мне привлекательней, и уж точно не стал центром моей вселенной.
  - Не судьба, - сказала я ему и выдернула свою руку, сердце бешено стучало от ужаса. - Но не волнуйся, до сорока тебе еще далеко, ты успеешь найти свою половинку.
  Я несколько натянуто улыбнулась ему. Артур наверняка ждал другой реакции, настолько потерянным он выглядел. Он промямлил, сильнее растягивая гласные:
  - Увидимся завтра.
  Парень точно знал о том, что искра может быть односторонней, неужели он хотел сломать мою жизнь, просто потому что я ему понравилась? Сердце бешено забилось, но я направилась к подъезду, стараясь максимально сохранять спокойствие и не перейти на бег. Повезло же мне, что не подействовало! Стрелка часов приближалась к четырем, я как мышь проскочила в свою комнату и, свернувшись калачиком под одеялом, тот час уснула.
  Ночные похождения не прошли даром, проснулась я с больной головой и преисполненная ненависти ко всему миру. Дверь приоткрылась и показалась голова тети. Она ехидно так поинтересовалась:
  - Ну, что? Мой похмельный ангел хочет водички? - я кивнула, осознавая, что даже говорить не могу. Что же итхисы льют в свой коктейль?
  С такой же улыбкой тетя вернулась через минуту, неся ледяную воду с лимоном. Я с жадностью осушила стакан и потребовала еще.
  - Кто тебя вчера привез? - спросила она, любопытство прослеживалось в каждом слове. Я, не подумав, выпалила:
  - Брат моего босса, Артур.
  Тетя удивленно изогнула брови.
  - По твоим рассказам, твой начальник - старик.
  Я вспомнила, как красочно описывала придуманного мною Александра, толстого усатого дядечку с залысиной на затылке. Викки я могла рассказать правду, а вот Веру пугать не хотела.
  - Как у него может быть такой молоденький и симпатичный брат?
  Она что, следила за мной? Как только сумела Артура разглядеть?
  - Большая разница в возрасте... - раздраженно солгала я. - Вер, вчерашний день был абсолютно непримечательным, раз уж ты так хочешь узнать. Мы с Артуром после работы пошли в бар и парень оказался таким скучным, что я напилась от нечего делать.
  Тетя хотела было что-то сказать, но меня осенило. Сегодня же день первой зарплаты! Я с обожанием уставилась на свой счет и радостно заверещала. Александр не только выплатил мне полный оклад, но и щедро покрыл все сверхурочные. Как оказалось деньги имеют удивительные свойства и моя голова моментально стала легкой и перестала болеть. Подумаешь, вокруг меня вчера как вокруг елочки итхисы поплясали. Переживу. Подумаешь, что брат начальника за руку схватил. Все обошлось.
  -- Хорошие новости? - спросила Вера. Она сходила на кухню за еще одним стаканом воды.
  -- Очень. Настолько хорошие, что не буду отменять утреннюю тренировку.
  -- А я уж было подумала, что твоей старенькой тете придется тебя заменять.
  Она сощурила зеленые глаза. Вера любила шутить насчет своего возраста. Я хлопнула себя по лбу, ведь я ей как раз обещала, что возьму сегодня на себя все утренние тренировки: и ее и свои. Она же хотела сегодня сходить в свадебный салон и заскочить в пару ресторанов, которые предлагали организацию свадебного торжества. Ее жених знал, что Вера никогда не была замужем и поэтому решил устроить настоящую пышную церемонию. И плевать он хотел, что невесте за сорок, а ему самому больше пятидесяти.
  -- Насколько я помню, сегодня у старушки важная встреча.
  -- Ох, совсем запамятовала. Склероз видимо.
  -- Уж скорее маразм. Лети. Песок за тобой я потом подмету.
  Энтузиазма от получения первой зарплаты у меня хватило ровно на четыре часа. Как раз чтобы провести два занятия по йоге и два по пилатесу. Викки сегодня не появлялась, у нее были утренние лекции, зато пришло несколько ее одногруппниц. Я заверила всех, что при регулярном посещении занятий, каждая сможет стать подтянутой красоткой, но намекнула, что быть может скоро мне придется прекратить вести тренировки из-за основной работы. Девушки слегка опешили, когда узнали, что я работаю на Дарка из 'Азаик'. Впрочем, в их глазах я приобрела гораздо больше значимости, и теперь у меня просили не страничку из социальных сетей, а рабочий мейл. Стажировка в компании вроде 'Азаик' могла дать будущим юристам толчок в жизнь.
  Уставшая и потная, но довольная, я вернулась домой, чтобы принять душ и переодеться к работе. Мощные струи воды смывали усталость и напряжение. Я включила радио и стала во весь голос подпевать старой песне о грешнике:
  Oh Sinnerman, where you gonna run to?
  Sinnerman, where you gonna run to?
  Where you gonna run to?
  All along dem day
  Well I run to the rock, please hide me
  I run to the rock, please hide me
  I run to the rock, please hide me, Lord
  All along dem day
  Мне всегда нравилась эта песня. И в ней я была и грешником и дьяволом и богом. Сквозь шум воды и свой сорванный голос я вдруг расслышала настойчивый звонок в дверь. Ох, Лев, Лев, опять ключи забыл и сорвал мне такой припев! Накинув полотенце на голое тело со стекающими с длинных светлых волос каплями воды я широко отворила дверь. И замерла. Потому что это был не Лев.
  На пороге стояло два брата. У Артура в руках был букет белых лилий, Александр нервно поправлял край шляпы. Увидев меня в таком виде, один широко улыбнулся, второй стал поправлять шляпу куда активней. Голая и мокрая перед двумя красивыми итхисами. Звучит как начало экзотической порнухи. Играть в смущение мне не хотелось. А тело это всего лишь тело. Когда я преподаю пилатес, то моя одежда скрывает и того меньше, чем толстое полотенце.
  - Добрый день. Проходите, располагайтесь на кухне, я оденусь и подойду.
  Я показала мужчинам кухню, на которой к счастью было прибрано и ушла к себе. Гневно натягивая приготовленный на работу костюм и собирая в пучок мокрые полосы, я мысленно ругалась. Гребаные итхисы, лезут в мою жизнь! Сейчас же день, какого черта они расхаживают на солнышке?! Хотя из-за пустяка Александр бы вряд ли меня побеспокоил. И эти цветы...
  Успокоившись, я вышла, включила кофемашину и поставила для шефа молоко в микроволновку. Артур тоже попросил такой-же сладкий молочный напиток. Я разлила кофе, поставила цветы в вазу и уселась напротив мужчин. Явно не выспавшийся Александр с благодарностью сделал большой глоток.
  - Я хотел извиниться, мое поведение непростительно! -начал Артур. Александр со злостью смотрел на брата, казалось, он сейчас начнет его тыкать носом в пол, словно провинившегося щенка. Босс кивнул, и произнес:
  -- Я также извиняюсь за поведение своего брата. Обещаю вам, что впредь ничего подобного не повториться. - В его словах была спокойная уверенность. Двухметровое чудовище, которое величало себя моим начальником перевело взгляд на младшего брата. Тот стушевался.
  -- Я ошибся, чудовищно ошибся, -- сказал тот. Я вдруг вспомнила разговоры Лоры о том, что итхисы как поговаривают чувствуют свою вторую половинку. Быть может Артур решил, что я та самая? Тогда вчерашнее происшествие было связано с излишней самонадеянностью с его стороны и быть может глупостью. Злость, которая плескалась в глубине моего сознания утихла. Приятно знать, что мой знакомый не подлец.
  - Ты же взял меня за руку, а не за задницу схватил, - спокойно ответила я. Могу говорить как хочу, я не на работе. А мое личное пространство итхисы нарушили первыми. Буквально.- И хоть мы и мало знакомы, это приемлемо.
  Натянуто улыбнувшись я сделала глоток кофе. Я не хотела, чтобы братья знали о том, что я осведомлена о псевдоискре. Уж очень ревностно итхисы охраняют этот секрет.
  - В нашей культуре - это неприемлемо, - с нажимом проговорил мой босс. Он с укором смотрел не только на брата, но и почему-то на меня. - Мужчина не может прикоснуться к женщине первым. Это нарушает все мыслимые границы приличий.
  - Ты очень консервативен, Александр, - с наигранной легкомысленностью сказала я, осознав, что первый раз в жизни обращаюсь к Дарку столь фамильярно. - Вы оба - можете не волноваться, я не в обиде.
  - Есть еще кое-что, - Артур почему то выглядел безумно виноватым, - вчера на тебя началась охота.
  Слово 'охота' звучало настораживающе. Охотятся на крупную и мелкую дичь, но никак не на женщин.
  -- Что это значит? - потребовала я объяснений. Александр вздохнул, он посмотрел мне в глаза, и меня утянул снежный водоворот его взгляда. Я с трудом смогла сконцентрироваться на его словах.
  - Это культурная особенность... Традиция, свойственная благородным итхисам многие столетия. Одна женщина, которую признают... чрезвычайно привлекательной становится объектом ухаживаний многих итхисов. Раньше целью подобного соревнования являлся брак, но с начала двадцатого века...
  -- Мой брат хочет сказать, что итхисы, что видели тебя вчера в клубе, поспорили, кто первым затащит тебя в постель, -- прервал речь Александра Артур. Я поперхнулась кофе.
  -- И обычно 'жертва' осведомлена о том, что на нее объявлена охота?
  Мужчины согласно кивнули.
  -- Касаться вас никто не имеет права, вы сами определяете... Кому оказать свое внимание. Итхисы будут пытаться делать широкие жесты, дарить подарки, в общем... купить вашу благосклонность.
  - Александр, скажите, что я ваша, и дело с концом, - попросила я, - вы же и так это вчера говорили, а формально ближайший год я вам действительно принадлежу от головы до пяток, - я взмахнула рукой, показывая мужчине что именно он приобрел, итхис весь как-то напрягся, готова поклясться белые щеки этого великана слегка покраснели. Нужно прекращать вгонять начальство в краску.
  - Выигравший должен предоставить вещественные доказательства, на которой вы... вместе.
  Я не смогла скрыть отвращения. Неужели итхисы так забавляются?! Затащить женщину в постель - это у них вид спорта? Шовинистическая и мерзкая традиция, но вот слова 'подарки' и 'купить' царапнули мое подсознание. Если Вера скоро выйдет замуж и мне придется освободить жилплощадь, то лишние финансы могли бы изрядно облегчить мне жизнь. Да и для тети хочется сделать достойный подарок на свадьбу... Артур не понимал, что за мысли роятся в моей голове подобно рою диких пчел. Он видимо решил, что я впаду в истерику или начну метать предметы в порыве праведного гнева. Гнев во мне клокотал, но сейчас от него не было никакого толка.
  - Кира, ты в порядке? - участливо поинтересовался юноша, он гладил мое предплечье, касаясь горячими пальцами. Было довольно приятно и безобидно. Теперь то мы оба знали, что Искра, настоящая или ложная нас не свяжет.
  - Она просчитывает выгоду, - сказал Александр. Наши взгляды встретились, босс понял меня и добавил: - Ты хочешь принимать знаки внимания от всех?
  Я кивнула, Артур убрал от меня руку и посмотрел с удивлением и намеком на отвращение. Вот вам и свободные нравы.
  - Именно, что знаки, не более чем, - я улыбнулась очень широко. Наши с Александром глаза встретились: его цвета зимнего утра, мои словно весенняя зелень, Артур недоуменно смотрел на нас обоих.
  Эдгар назвал меня 'меркантильной мразью'. Вероятно в чем то бывший был прав. Кофемашина прервала воцарившееся молчание, решив, что пора провести очистку. Автоматика не умеет держать драматическую паузу.
  - Тебе нужны рабочие связи с кем-нибудь, кто охотиться за мной? - спросила я начальство.
  Мне казалось, мы сейчас перейдем на общение мыслями, настолько они неслись у нас в одном направлении.
  - Мне нужна информация, - проговорил он. - Элио Рамас в числе охотников. Он собирается выйти со мной в открытую конкурентную борьбу. Ему принадлежат две сети быстрого питания и сеть ресторанов для среднего класса. Но он планирует расширяться и подорвать мою монополию в клубном бизнесе. Элио -- рожденный искрой, поэтому на итхиса похож не сильно, и это играет ему на руку. Он может позволить себе публичность. Если вы узнаете, какими именно методами он собирается действовать, я вам подыграю.
  -- И как вы мне подыграете?
  -- Задам планку, Кира. Если бы я хотел преуспеть в охоте и купить ваше расположение, то не разменивался по пустякам, а подарил вам колье с бриллиантами, или автомобиль.
  -- Машина была бы предпочтительней. Надоело кататься на такси и общественном транспорте.
  -- Чего не сделаешь, чтобы преуспеть в охоте. - Александр улыбнулся, и у меня екнуло сердце. Какой же он красивый... Жуткий, но красивый. - И если вы поможете мне с Элио... то пожалуй, можете оставить автомобиль в качестве премии. По рукам?
  -- По рукам, согласилась я.
  Я протянула вперед ладонь, осмелевшая от того, что с Артуром псевдоискра меня не прошибла. Нет, не от этого. Я хотела прикоснуться к Александру. Все мое существо требовало, чтобы я коснулась его ладони. Это чувство было сродни ощущению, которое испытываешь, стоя на мосту и вглядываясь в глубокую реку. Край сознания вопит 'Сделай это! Давай! Прыгни, прыгни!'. Только в тысячу раз сильнее. Артур быстро произнес что-то на непонятном языке и Александр, словно опомнившись, убрал свою ладонь. Он надел перчатку и только потом пожал мне руку. Я удивилась, насколько же большая его ладонь по сравнению с моей. Мужчина тоже смотрел на соединенные руки и в недоумении хмурил брови. Мы будто попали под одну песню сирен, а теперь ее мотив утих. И мы оба осознали, какую глупость едва не совершили.
  - Я вам разрешаю плести интриги при двух условиях,- спокойным голосом сказал босс. - Во-первых, не касайтесь тех, с кем будете ходить на свидания. Во-вторых, если почувствуете опасность, мы забываем об этом договоре, - сказано это было таким серьезным тоном, что я не посмела, да и не захотела спорить с ним.
  Александр набрал какой-то номер и произнес:
  - Дарк,- представился он, - я вступаю в игру.
  Глава 7
  Глаза, яркие словно зимнее небо. Человеческие глаза на змеиной морде. Бока гигантской змеи серебрились, обвивая меня безопасным коконом. Чешуйка к чешуйке - эта роскошь переливалась, звала прикоснуться к ней. И почему мне нельзя ее трогать? Какой злодей возвел запрет на прикосновение к этому ледяному великолепию. Сознание разрывалось. Нужно коснуться, нужно бежать прочь...
  Утром я написала сестре: 'Спроси у кого-нибудь с психфака, к чему сняться огромные змеи'? Столько повторяющихся снов подряд явно были криком моего подсознания, вот только я не очень понимала, что именно оно пытается мне сказать. Ответ последовал через два часа: 'Змея - фаллический символ. Огромная - огромный фаллический символ. Хи-хи. Если во сне любуешься животным -- это символизирует твою готовность к сексуальным экспериментам и наслаждение любовным процессом. В противоположность этому, 'страх' змеи - боязнь или нежелание разрешить проблемы в сексе с партнером. Короче, Кира, сходи на свидание, желательно с продолжением'. Вопреки обыкновению, я густо залилась краской. У змеи во сне были очень знакомые голубые глаза.
  Я встряхнула головой, распахнула шторы, впуская яркие лучи полуденного солнца. Накануне Александр заставлял меня всю ночь строчить под его диктовку распоряжения, и домой я вернулась только к шести утра. Хорошо, что понедельник - мой законный выходной. На пилатес по понедельникам женщины не спешили, так что мне не нужно были никуда торопиться. А от итхиса меня спасала строчка в контракте, в которой понедельник числился законным выходным. Лев отправился в школу, Вера убиралась на кухне. Сегодня ее жених был приглашен на ужин, чтобы познакомиться с семьей. Тетя явно нервничала, и как многие женщины пыталась сублимировать нервозность наведением идеального порядка в доме.
  -- Уверена, наличие пыли на люстре никак не повлияет на его решимость жениться на тебе, -- сказала я ей. Вера только фыркнула в ответ, стирая несуществующие пылинки.
  -- Я хочу, чтобы ужин прошел хорошо. И особенно, чтобы они поладили с Левой. Если сын так и не примет его... боюсь никакой свадьбы не будет.
  Я подумала, что нужно еще раз переговорить с упрямым подростком. С Веры станется, она перечеркнет возможность собственного счастья ради его вздорных идей и верности несуществующему отцу. Моя тетя, как и мама принадлежали к тому типу женщин, на которых мужчинам непременно хочется жениться. Энергичные и самостоятельные, с мощными крыльями за спиной, почему-то именно таких женщин представители сильного пола хотят усадить возле семейного очага. Верин жених был не первым, кто предлагал ей выйти за него замуж, но первым, кому она ответила 'да'. Тетя не любила делиться подробностями своей личной жизни, она держала от нас подальше свои тайны. Не требовала она и от нас подробной исповеди о том, кто с кем и как. Поэтому она не стала задавать лишние вопросы, когда домофон вдруг стал сотрясаться от звонков делегации курьеров.
  Те несли цветы, подарки и карточки с приглашениями для моей скромной персоны. Видимо итхисы просыпались примерно после трех. Кто-то вступил в игру несерьезно, лишь бы отделаться галочкой, что попытался. Некоторые были настроены решительно. Итак, шикарный букет от некоего Орто Римушу стал первым сюрпризом. На карточке был номер его телефона и приглашение в ресторан. Я ухмыльнулась. Не люблю разноцветные букеты смешанных цветов. Это мой пунктик - цветы должны быть выдержаны в один тон, а лучше всего и вовсе быть одинаковыми. Поэтому букет Орто Римушу отправился в комнату младшего брата. С глаз долой. За поздним завтраком пришло еще несколько курьеров с разными цветами, через пол часа на моем столе было пять букетов, в основном розы, но также присутствовали и диковинные лилии, орхидеи и даже герберы. В лилиях я обнаружила элегантную жемчужную подвеску в белом золоте, и просьбу составить компанию за ужином от неизвестного. Интуиция подсказывала, что подвеску вполне себе мог отправить загадочный конкурент Александра.
  -- Вера, а я сегодня точно нужна за ужином? А то меня тут на свидание позвали.
  Тетя наполняла хрустальный графин, в который намеревалась поставить цветы. Вазы в доме закончились уже давно.
  -- Этот парень очень настойчив. Подобного даже Эдгар не предпринимал в первые дни вашего знакомства.
  -- Эти парни, -- с усмешкой поправила я тетю, -- Из-за работы приходится встречаться со многими людьми и всем хочется 'подмазать' секретаршу босса. Но вот этот, -- я повертела в руке карточку - и правда зовет на свидание.
  Объяснение было немного притянуто за уши, но Вера поверила. Она знала, что Александр нелюдим, и попасть к нему на прием можно только с моего разрешения. Мне было совестно ей врать, но узнай она, что на меня объявила 'охоту' свора похотливых итхисов, она бы испугалась и очень расстроилась.
  -- Конечно иди. Молодость для того и дана, чтобы ходить на свидания. - В красивых зеленых глазах все же плескалась толика недоверия, -- Только, будь осторожна.
  Что ж, свидание так свидание. Я принялась собираться, напевая веселую песенку. Тетя только поражалась моему великолепному настроению и нескончаемому потоку цветов, заполнявшему нашу квартиру.
  ***
  Несмотря на то, что я ни на секунду не забывала о том, что приглашение в ресторан было всего лишь частью охоты, я нервничала как перед настоящим свиданием. Какой он, мой загадочный спутник? Элио Рамас - рожденный искрой, а среди них некрасивых людей нет. В том, что меня пригласил именно конкурент Александра сомнений быть не могло. Заведение, в котором на мое имя оказался зарезервирован столик, принадлежало именно ему. Это был модный ресторан японской кухни. Даже я не смогла пропустить новость о его открытии, потому что о нем шумел весь город. Еще бы, непревзойденная японская кухня, европейский интерьер и музыка, под которую парам хотелось раздеваться. Владелец умудрился уравновесить все это с непревзойденным стилем, так, что никто бы не посмел сказать 'Безвкусица'. Я поправляла темно зеленое платье, попыталась осмотреть наполненный зал. Мне предстояла встреча с итхисом, поэтому я пыталась высмотреть светлую голову - увы, безрезультатно.
  Красивая азиатка, которая встречала гостей улыбалась мне с огромным радушием. В каждом ее движении было заметно сдержанное изящество и затаенная мощь. Такие движение невозможно приобрести, занимаясь танцами или усердствуя в спортзале. Внезапно я почувствовала, что девушка владеет не только манерами и учтивой речью, но и одним или несколькими видами боя, под скромным платьем скрывались стальные мускулы. Почему у Рамаса гостей встречает кто-то такой смертоносный?
  - Следуйте за мной.
  Она повела меня к уединенному круглому столику в углу. Тот стоял в полумраке, освещаемый одинокой свечой, маячком мигающем из центра. За столиком сидел мужчина. Таких красивых мужчин я, вероятно, не видела никогда. Осанистый, с широкими плечами, он являл собой эталон мужской красоты. Черты лица его были очень необычными, небольшой острый нос, разлет широких, густых бровей, будто нарисованных черным карандашом по белой коже, и губы, словно вытесанные из камня. Такая внешность могла заставить забиться чаще сердце любой женщины. Он смотрел на мир синими как вечернее небо глазами, большими, но узкими как у лиса. Волосы цвета воронова крыла были собраны в хвост позади, и я могла бы поклясться, что они прямые и гладкие как шелк. Другого мужчину они могли бы сделать более женственным, но не его.
  Он быстро осмотрел меня с ног до головы и когда наши глаза встретились, мне больше всего на свете захотелось захихикать и убежать. Однако я выдержала его взгляд, спокойный и изучающий, и он улыбнулся, обнажив белые и немного заострённые, как у всех итхисов, зубы.
  - Сколько вам лет? - вместо приветствия поинтересовался он, когда официант усаживал меня на стул. - Голос его вопреки ожиданиям был обычным. Довольно приятным и низким, но от него не бегали по спине бешеные табуны мурашек.
  - Мне двадцать четыре,- сказала я, присаживаясь напротив него. Вышколенный официант принес для меня меню. Элио оно было без надобности. Девушка, что проводила меня к столику, стояла поодаль и бросала внимательные взгляды то на меня, то на двери, оглядывая входивших посетителей. Подозрение в том, что это был телохранитель Элио, только подтверждалось. Не смотрят так просто из праздного любопытства.
  - Ваши глаза намного старше. Печально, когда у юной девушки такие глаза, - в сердце кольнуло. Не всегда люди, с которыми я знакома многие годы, видят то, что увидел он за первые десять секунд с начала нашей встречи.
  - Мне пришлось рано повзрослеть, - сказала я с улыбкой. Обычно во мне видят избалованную золотую девочку, счастливую и не битую судьбой. Но пропажа мамы, отказ от нас отца заставил быстро повзрослеть. Я взяла на себя ответственность за Викки, в надежде, что у сестры получиться исполнить ее мечту. А сама как то мечтать разучилась. Элио это знать было не обязательно. Я коснулась кулона и как бы невзначай задела ключицу, и взгляд мужчины стал блуждать уже не по моему лицу. Так лучше, потому как в душу к себе лезть я никому позволять не намерена.
  - Очень красивый кулон, - мягко произнесла я и, все также поигрывая жемчужиной, словно лаская ее. Мой взгляд блуждал по Элио. Этот мужчина походил на ожившую скульптуру. Хотелось даже коснуться его кожи, чтобы увериться - это живая плоть, а не мрамор.
  Официант тихой тенью разливал по бокалам сливовое вино. Я сделала глоток, мужчина поднес бокал к губам.
  -- Вы изучаете меня, смотрите так, словно пытаетесь угадать, какая кровь течет в моих жилах. Ваше предположение?
  Я действительно пыталась понять, что именно дало Элио изящество, неуловимую грацию. Я бы многое поставила на то, что помимо наследия итхисов, с их несколько грубоватой, животной красотой Элио имеет азиатские корни. Об этом говорит экзотический разрез глаз, темные как смоль волосы, нос - словно вылепленный скульптором. Но вслух о своих догадках я говорить не стала: Элио скорее всего надоело, что на него смотрят словно на удачную помесь двух псов и пытаются определить, лабропудель он или что-то другое. Вместо ответа я сказала:
  -- Какая разница. Мне нравится результат.
  Элио рассмеялся, показав белые ровные зубы. Для того чтобы приобрести такие простым смертным нужны услуги хорошего дантиста - дети, рожденные Искрой и тут выигрывают генетическую лотерею.
  - Замечательный ответ, Кира! Впрочем, чего еще ожидать от помощницы Александра. Как поживает мой старый друг?
  Слово 'друг' прозвучало в устах Элио словно оскорбление. Александр говорил, что Элио хочет переключиться на ночные клубы и бары. Не слишком ли отчаянный шаг, теснить империю 'Азаик?'. Такой шаг можно предпринять, только имея очень серьезные, личные мотивы.
  -- Вы близко его знаете? Потому что я не очень. Александр скрытен, я не знаю о нем ничего личного. А работу, увы, не позволяет обсуждать мой контракт. - Напустила холодку в голос, в этот момент я и сама была готова поверить, что мне плевать на Александра с высокой колокольни. И снова Элио был приятно удивлен. Мы заказали аперитив, азиатский вариант канапе таких крохотных размеров, что мой желудок сжался от разочарования. Ничего, Кира, покушаешь дома. Как будто хоть одна девушка вдоволь наелась на первом свидании? Когда с закуской было покончено, полукровка итхис, вдруг предложил:
  -- Хотите потанцевать?
  -- Вот так сразу?
  -- В танце можно многое узнать о партнере. Больше, чем за часами разговоров.
  В этом я была с Элио полностью согласна. Запах, движение, танец позволяет на животном уровне узнать - подходит ли тебе партнер или нет. Но вот только загвоздка - распространяется ли убийственная способность итхисов вызывать ложную искру на полукровок вроде Элио? Интуиция подсказывала, что нет. И я решила ей довериться. Играл медленный джаз, поэтому я уже давно слегка извивалась в такт музыке, не замечая этого. Пары время от времени выходили и танцевали, потом возвращались на свои места под вежливые аплодисменты других гостей.
  Элио встал, грациозно подошел ко мне и протянул руку. Наплевав на все, я взяла протянутую ладонь, его кожа соприкоснулась с моей, и ничего не произошло, как я и ожидала. Рамас усмехнулся - он с точностью просчитал мои движения и теперь делал какие-то собственные выводы, мягко, но уверенно ведя меня в танце. Пахло от него просто феерично, хвоей и табаком, мне хотелось зарыться в его рубашку носом и вдыхать этот запах.
  -- Тест на физическую совместимость предлагаю считать пройденным, -- прошептала я ему на ухо.
  -- Да еще и с высшим баллом. - прозвучало в ответ. Элио вел меня вполне уверенно, так наверное, он привык вести и свои дела. Однако к такому партнеру следовало подладиться, потому что в достижении определенного па, он почти болезненно вывернул мне руку. Эх, не слушаем желания партнерши. До отличников нам далеко. Стыдно признаться, но как только я увидела этого мужчину я всерьез задумалась о том, чтобы остаться с Рамасом наедине после окончания вечера. Наш танец несколько охладил мой пыл. Мне бы хотелось побыть с кем то, кто умеет наслаждаться процессом, а не пытается достигнуть поставленных целей. Эдгар был эгоистом, но практика научила меня получать с ним удовольствие. Элио эгоистом не будет, но вряд ли станет слушать, что именно мне нужно.
  -- Что произошло между тобой и Александром, что ты хочешь повредить его бизнесу? - спросила я без обиняков, когда мы вернулись обратно за столик. Основное блюдо было таким же крошечным, как и закуска. Оставалась крохотная надежда на десерт, и куда большая на Веру.
  - Мы с Александром были друзьями. Мы росли вместе, ходили в одну частную школу. Потом путешествовали. Видишь ли, чистота моей крови не уступает чистоте его, потому что я родился благодаря настоящей Искре. Я не потерял привилегий рода Рамас, которые обычно не светят полукровкам, но у меня есть больше свободы в выборе партнера для жизни - произнес он, вино немного развязало ему язык. Девушка-телохранитель, которая пристально следила за нами до того момента, как мы вышли танцевать, ощутимо расслабилась. Элио явно подал ей знак, что я не представляю опасности. Неужели он думал, что Александр подошлет к нему наемного убийцу в лице своей секретарши? - Как и в большинстве историй, в этой замешана женщина. Я ее любил очень сильно, и она любила меня. Александр бывал у нас часто, друг детства и все такое. И ему понравилась моя женщина, - Элио прочти прорычал эти слова, столько в них было боли. - Так понравилась, что он решил, будто это его единственная. Он знал, что мы с ней не связаны Искрой, поэтому подумал, что искра наконец поразит его. А дальше все произошло как обычно.
  Я знала, что было дальше. Безумная Галина предстала перед глазами. Умирающая от любви к человеку, которому не была нужна. Другая секретарша Александра, выбросившаяся из окна. Сколько искалеченных судеб...
  -- Быть может это была случайность? - я не могла поверить в то, что Александр бы намеренно помешал счастью лучшего друга. Даже ценой собственного.
  -- Да какая разница?! - Рамас повысил голос. - Быть может и случайность, но она оказалась роковой. Мел не смогла больше со мной быть. Она порвала со мной после пяти лет отношений, уехала черт знает куда и больше не желает со мной общаться.
  В полночно синих глазах Элио плескалась печаль, но еще сильнее в них светилась ненависть, губы были упрямо сжаты. Внезапным порывом я потянулась к этим губам и коротко поцеловала его, так сильно мне хотелось хоть как то его утешить. Мужчина опешил, но гнев, съедающий его отступил. Рамас вздохнул, он вдруг показался куда старше тридцати, на которые выглядел. Итхисы долгожители - скорее всего Рамасу и здесь досталась толика волшебства:
  - Вы молоды, красивы и можете быть счастливы. Бегите от него, пока еще можете. Переходите ко мне, я устрою вас своим личным помощником, - Его рука погладила под столом мое колено. Этого движения хватило, чтобы разрушить красоту вечера. Я вспомнила, что на самом деле Элио также участник охоты, и отпрянула назад, уперевшись в спинку стула. Мне захотелось как следует отмыться, чтобы смыть с себя его прикосновения, так меня обидело внезапное осознание того, что я просто симпатичный трофей, и мне сейчас могут навешать любой лапши на уши, лишь бы затащить в постель и снять на камеру.
  Улыбнувшись несколько натянуто, я сказала:
  - Предпочитаю не мешать личную жизнь и работу. Не волнуйся за меня, Элио. - я взяла сумку и поспешно направилась к выходу. Черт с ним с десертом. Поберегу фигуру.
  - Надеюсь, мы с тобой еще увидимся? - догнал меня Рамас уже на улице, спор ему хотелось выиграть слишком отчаянно, чтобы отпускать меня вот так.
  - Да, мы еще встретимся. Непременно встретимся.
  ***
  Домой я ехала на такси. Водитель принадлежал к типу молчунов, и это весьма меня устраивало. Когда я только села в машину, то хотела разрыдаться. Рамас ведь действительно мне понравился, от того было вдвойне обидно осознавать, что мужчина всего лишь хотел выиграть спор, да позлить бывшего друга. За окном мелькали огни ночного города, мертвый электрический свет не мог сравниться с ласковым светом солнца. Мысли о солнце прогнали тоску. Да, все правильно, мне просто требуется доза витамина Д, мир итхисов с его тьмой и тайнами затягивает словно болото. К концу поездки я заставила себя позабыть об этом скульптурно красивом мужчине, которого встретила сегодня, и думать о песчаном пляже на каком-нибудь теплом море или океане. Быть может Испания или Куба прогонят мою внезапную тоску.
  Дома меня ждала Вера и горячий ужин. Тетя положила мне большой кусок семги и щедрую порцию тушеных овощей, которые приберегла для любимой племянницы.
  - Ешь, - сказала она, - наверняка пришлось скромно ковырять салатик весь вечер.
  -- Как прошел вечер? - спросила я ее до того, как она поинтересуется моими успехами на любовном поприще. Вера расплылась в улыбке: ее жених умудрился вникнуть во все хоккейные темы, поэтому у него со Львом оказалась неисчерпаемая тема для разговора. Мой двоюродный братец уже практически одобрил отчима и даже пригласил на свой следующий матч.
  -- Он на самом деле любит хоккей? - удивленно спросила я тетю. Та поднесла палец к губам и активно замотала головой с заговорческой усмешкой. Она не могла не подготовить своего парня к встрече с сыном.
  Я набросилась на еду, благодаря Веру за предусмотрительность. Все-таки опыт -- вещь суровая, тетя отлично знала, что мне сейчас было нужно. Весь дом пропитался запахом цветов, тигровые лилии стояли прямо передо мной. Какие же пошлые цветы, подумала я. Заметив мое недовольство, тетя отставила их в сторону.
  -- Осталось тебе и Викки познакомиться с Марком. Мне важно, чтобы и вы одобрили мой выбор.
  Слова тети заставили меня улыбнуться. Ну как мужчина, который завоевал ее сердце и смог прорваться через броню Левы мог нам не понравиться?
  -- Каким бы твой выбор ни был, мы его одобрим. Или твой Марк настолько страшненький?
  Вера прыснула, словно девчонка. Так повелось, что кого бы из моих ухажеров тетя не видела -моментально окрещивала их 'тот страшненький'. Викки своих парней ей даже не показывала, потому что боялась этого снисходительно осуждающего тона.
  -- Мой Марк самый красивый мужчина на свете, -- с гордостью сказала она.
  -- Ты бы видела парня, с которым я сегодня ужинала. Вот от таких красавцев у женщин ноги подкашиваются.-я вспомнила пронзительно синие глаза Элио, его скульптурное лицо и безупречную кожу.
  -- И что? - темная бровь Веры выгнулась. Она была вся внимание.
  -- И ничего. Словно на картинку смотришь. Красиво - да, но душу не трогает.
  -- А надо, чтобы трогало. Иначе, какой бы красотой парень не обладал, он все равно 'тот страшненький'.
  Внезапно я поняла, что все эти годы говорила мне Вера своей фразой.
  -- Неужели ты всегда имела ввиду душевные качества моих кавалеров?
  Вера откинулась на стуле, посмотрела на потолок. Зеленые глаза заволокло туманной дымкой, так всегда было, когда она уходила в себя в поисках ответов на какие-то вопросы:
  -- Я видела, на что они были готовы ради тебя, и на что нет. Стал бы Эдгар неделю изучать основы юриспруденции, чтобы найти с Викки общий язык?
  Я покачала головой. Викки и Эдгар сразу друг другу не понравились. Они виделись лишь раз, но этого раза хватило, чтобы оба поняли - им с друг другом не стать лучшими друзьями.
  -- А пытался ли он тебя утешить, пожалел ли тебя, когда узнал, что случилось с твоей мамой?
  Этого я тоже не могла вспомнить. Мой парень был зациклен на себе, сексе, своих друзьях, которых он впрочем тоже поливал грязью у них за спиной. До душевных разговоров мы никогда не доходили. Впрочем, ни с кем не доходили. Я боялась обременять людей своими внутренними демонами. Страхи, тревоги, неуверенность - я оставляла это себе, для ночных размышлений.
  -- Вот поэтому Эдгар и страшненький. А Марк красивый.
  ***
  Следующие десять дней были наполнены чередой событий. Я, наконец, познакомилась с Марком. Жених моей тети был старше ее на десять лет, моложав и обладал легким характером. Он когда-то уже был женат, но не обзавелся детьми. Вера предпочла не развивать эту тему, поэтому ни я, ни Викки не задавали ему лишних вопросов. Внешне этот мужчина был весьма непримечателен, однако в те моменты, когда он смотрел на тетю его взгляд озарялся неподдельным восхищением, что делало его красивым. Еще мне понравилось, как он улыбается и что безмерно любит шутить. И мне и Викки он сообщил, что считает честью, что может стать частью нашей семьи. Не наоборот. И это тоже добавило ему очков в моих глазах. Этот мужчина не пытался забрать Веру себе, он отдавал. Пока я общалась с ним, то все больше понимала, почему тетя, так долго избегавшая серьезных отношений наконец-то сдалась. И я и Викки единогласно одобрили ее выбор. Потом сестра с ноткой зависти в голосе сказала мне 'Не перевелись еще на свете хорошие мужчины. Надеюсь мне не придется ждать так долго, чтобы встретить подобного и для себя'.
  Я о порядочных мужчинах многого сказать не могла, хотя в последнее время моя личная жизнь также стала наполнена событиями. Элио оборвал мой телефон, приглашая на еще одну встречу. Я его старательно избегала, хотя Александр и умолял меня встретиться с ним еще раз. Было видно, что с одной стороны босса терзает желание вернуть друга, а с другой - уничтожить конкурента. Когда я озвучила ему эту мысль, он сначала очень удивился, а затем признался, что я читаю его как раскрытую книгу.
  Были и другие свидания. Хотя больше красавчиков-итхисов мне не попадалось. В целом мои кавалеры представляли собой поток бледных теней субтильного телосложения. Среди них затесался толстый желтоволосый итхис, который хотел дотронуться до меня в клубе и несколько мужчин за пятьдесят, снедаемые комплексом среднего возраста.
  Оба старика водили меня в театры, один, как позднее оказалось, акционер компании Apple, презентовал мне полный набор яблочной продукции. Честно говоря, получить разом все новинки маковской техники оказалось приятно, настолько, что я даже сходила с ним в ресторан во второй раз. Итхисы быстро смекнули, что я не встречаюсь повторно с теми, кто не подарил мне ничего существенного и с теми, кто не может быть полезен моему боссу, поэтому ряды вступивших в игру резко уменьшились. Несмотря на это, мой телефон разрывался в рабочее и нерабочее время, я 'случайно' сталкивалась с необыкновенно галантными итхисами и получала бесконечные знаки внимания.
  Все это время работа никуда не пропадала. Дарк меня не щадил, заваливая разнообразными поручениями. А в последнее время и вовсе ходил чернее тучи. По его словам, скоро к нам в город должна была приехать какая-то важная шишка из мира итхисов. На мой вопрос, какая именно, он пробурчал что-то про королевскую семью. Мне было известно, что в Октавии монархия, вот только никакой информации о правящем доме интернет не предоставлял. Сайты пестрели домыслами, что король у итхисов не менялся вот уже двести лет, но домыслы эти ничем не подкреплялись. Ни фотографий, ни статей. 'Белые демоны' ревностно хранили свои тайны даже в век информационных технологий.
  Вечером в пятницу возвращаясь домой после работы, я едва не засыпала за рулем. Александр сдержал слово и подарил мне машину. Вместе с машиной он вручил мне страховку на нее и два года обслуживания в салоне. Я уже заметила, что босс ничего не делал наполовину. Возможно в этом крылся секрет его успеха. Дарк вникал в мельчайшие детали любого своего предприятия, помнил поименно большинство сотрудников, разбирался в бухгалтерии, юриспруденции и рекламе. Все моменты производства также не укрывались от взгляда топазово голубых глаз. Я стала замечать за собой, что в свои редкие свободные минуты не могу отвести от него взгляда. Его фигура притягивала мое внимание словно магнит. Я конечно уверяла себя в том, что мне импонирует исключительно профессионализм Дарка, но обычно профессиональный взгляд не цепляется за широкие мужские плечи.
  Машина встала на свободное место и я позволила себе откинуться на кресле. Я не водила со времен автошколы, поэтому поездки за рулем были неизменно сопряжены со стрессом. Тучи, нависавшие над городом весь день, разогнало ветром, и стало видно звезды и огромную алую луну. Иногда луна бывает такого цвета, и суеверные люди обычно считают ее предзнаменованием беды. Мне она показалась такой прекрасной, что захотелось разделить это зрелище с кем-нибудь еще. Поддавшись порыву, я написала Дарку - только он и Артур точно не спали такой поздней ночью.
  'Посмотрите на небо, оно сегодня как из сказки'. Ответ пришел довольно быстро. 'Действительно прекрасно', и через секунду пришла еще одно сообщение: 'Кира, день выдался сложный, вам не пора спать ложиться?'
  - И вправду пора, - произнесла я вслух. Туфли на высоком каблуке я переодела на удобные кроссовки еще когда выходила из офиса. Для того, чтобы овладеть искусством водить машину на каблуках нужна практика, я не собиралась рисковать своим здоровьем, чтобы красиво выходить из подаренной тачки.
  - Куда идешь, красавица? - поинтересовался не вполне трезвый индивид в рваной куртке.
  Я моментально напряглась и втройне быстрее принялась рыскать в сумочке, подцепив, наконец, ключи. Напялив вежливо-приторное выражение на лицо, я мягким тоном произнесла:
  - Домой, домой, куда же еще. Муж встречает, дети ждут. Все волнуются.
  - Муж у этой пигалицы, конечно, - протянул второй мужчина, вышедший откуда-то из темноты и похожий на ее продолжение, весь в черном, с темной кожей и серыми волосами. Мне стало по-настоящему страшно. Одного я могла вырубить, а вот двое легко могли расправиться со мной.
  Пьяный как-то сочувственно вздохнул:
  - Жалко будет такую мордашку портить. Но велено. Сделаем.
  В этот момент я поняла, что дело плохо. Где-то в сумочке пикнул мобильный, видимо, Александр написал еще одно сообщение. Сердце мое застучало с бешеной скоростью, поскольку мужчины приближались, а улица как назло оказалась совершенно пуста. Ни припозднившегося собачника, ни даже дружелюбного алкоголика, что обитал в нашем районе. Я поняла, что никто меня не спасет, не приедет полиция, не появится принц в сверкающих доспехах, и если меня сейчас убьют, дворники только утром обнаружат мое холодное, валяющееся в груде мусора тело. Стоило мне это осознать, душу сковало абсолютное спокойствие.
  Я сделала вид, что пячусь от страха в сторону машины. Добежать до нее все равно не было никаких шансов. Мужчины переглянулись и последовали за мной. На самом деле я выходила на открытую местность, так, чтобы не дать загнать себя в угол. Первым на меня бросился пьяный. Быстрым ударом локтя я вмазала ему в нос, треск костей и череда ругательств стали музыкой для моих ушей. Пьяный держался за сломанный нос, больше не спеша подходить ближе.
  Человек-тень был намного проворней, он замахнулся мне в лицо скользящим ударом, повезло, что тренер учил нас от таких уворачиваться. Я ушла в сторону, но не достаточно проворно. В жизни все происходило гораздо быстрее, чем на тренировке, поэтому кулак зацепил мою скулу. Даже от скользящего удара я на мгновение потеряла равновесие, но смогла удержаться на ногах. Мужчина же весьма удивился тому, что промазал и посмотрел на меня чуть внимательнее. Теперь будет бить сильнее.
  Не давая ему преимущества, я ударила нападавшего в пах и только тогда вспомнила о главном женском оружии. Я завизжала словно баинши, крик мой огласил, казалось, всю улицу, и продолжая истошно визжать, надрывая голосовые связки, я нанесла удар по почкам пьянице. Тот еще не до конца отошел и от сломанного носа, кровь из которого теперь заливала ему лицо. Ноги - грозное оружие, поэтому я визжала и размахивала ими, моля всех богов, чтобы никто из нападавших не догадался повалить меня на землю.
  В доме зажегся свет. Люди принялись выглядывать из окон, заспанные, недовольные ночным представлением. Мои соседи спугнули нападавших, и те, подвывая и проклиная сумасшедшую суку, то есть меня, понеслись прочь.
  Я проковыляла несколько шагов по направлению к дому, когда адреналин схлынул и оказалось, что смешной удар по скуле оказался вовсе не смешным. Ноги подкосились, и я рухнула перед входной дверью, силясь встать с колен. Морщинистая рука упала мне на плечо, и я узнала вредную старуху с третьего этажа. Ту, что косилась в мою сторону, считая, что мое ночное отсутствие обязательно связано с чем-то асоциальным. Старушка правда все считала асоциальным: ей не нравились красные туфли, макияж, отсутствие у меня мужа и троих детей. Но именно на третьем этаже первым включился свет. И только она спустилась проверить, что со мной произошло.
  - Ну, что девочка, добегалась по ночам-то? - участливо и в тоже время осуждающе спросила она. Я порывисто обняла ее, женщина помогла мне подняться. Она погладила меня по спине, прогоняя сковывающий страх. Вместо ответа на ее вопрос, я произнесла сорванным голосом:
  - Коньяк надо купить.
  Старушка просветлела и сказала:
  - Ну что ты, я женщина старая, и от конфет не откажусь.
  - Конфет и коньяку, - сказала я и поплелась домой, где все крепко спали.
  Добравшись до квартиры, я заперлась в душе, включила сильную струю воды и долго раскачивалась, дрожа. Хорошо, что я больше не умею плакать, иначе бы пришлось идти на работу с красными глазами. А коньяк тренеру я должна купить - если бы не он, если бы он не заставлял нас отрабатывать нудные уходы от удара в лицо, не учил бы нас слабостям человеческого тела, лежала бы я сейчас на асфальте изуродованным мешком мяса.
  Я вытерла волосы и босиком потопала в свою комнату, захватив по дороге из сумочки телефон.
  На дисплее высветились слова, посланные с неизвестного номера: 'Не смей на него смотреть. СУКА. Или в следующий раз синяками не отделаешься'.
  Глава 8
  - Кто это сделал? - спросил Александр, едва увидев меня на пороге. Он уставился на синяк на моей скуле, словно это ему причинили боль и сделал несколько неуверенных шагов в мою сторону, а затем замер и сжал руки в кулаки, смутившись внезапного порыва. С тех пор как Элио поведал мне свою историю, я смотрела на Александра немного другими глазами. Человек, предавший друга, заслуживал презрения. Однако презирать я его отчего-то никак не могла. Наоборот, рассказанная история заставила задуматься, если случайное прикосновение к Дарку может свести женщину с ума, не делает ли это его совершенно одиноким человеком? Страсть это не любовь, одержимость не имеет с любовью ничего общего. А насколько я поняла Псевдоискра вызывает именно одержимость. Александр ждал ответа и внезапно для самой себя я сказала ему правду:
  - На меня напали,-- я рассказала ему все, в том числе и о странном сообщении, потому как больше сказать было некому. Родные будут слишком волноваться. Лев, в попытке меня защитить, вполне может сколотить группу из своей команды по хоккею и начать патрулировать город, еще на неприятности нарвется. Викки будет рвать и метать и забросает письмами городской совет. Еще и огласку придаст истории в своем праведном гневе, а мне бы не хотелось лишнего внимания к своей скромной персоне. А Веру не стоит беспокоить, когда она и так вся как на иголках в связи с подготовкой к свадьбе.
  Этот большой мужчина снова сделал шаг вперед, я готова была поклясться, он борется с желанием обнять меня. Если не прикасаться кожа к коже, то меня не должна была ударить псевдо искра и мне очень захотелось, чтобы Александр поддался порыву и пожалел меня. Глупо. Да. Но иногда так хочется, чтобы тебя пожалели. К сожалению, Александр не приблизился ко мне. Он слушал внимательно и кивал, светло голубые глаза были полны сочувствия. Неожиданно мужчина спросил:
  - Кира, хотите поужинать? Работать сейчас все равно сегодня ни у меня, ни у вас толком не получится. А затем переоденемся и проведем неожиданную инспекцию в паре моих клубов. Сегодня народу там будет немного, вы развеетесь, а я выясню, как обстоят дела в Парадизе и Аду. Артура тоже захватим с собой.
  Мой рот слегка открылся, глаза заблестели. Парадиз и Ад были известны всем, на вечеринки в них ехали со всех уголков мира. Даже такой не слишком заинтересованный в клубной жизни человек, как я, мечтал попасть хотя бы в один из них хоть раз в жизни. И то, что эти два самых знаменитых клуба города, если не мира принадлежали Александру, стало для меня приятной неожиданностью. Официально они не были частью сети 'Азаик'. Я готова была прыгать от восторга, ведь если в Парадиз попасть было возможно, то Ад был клубом исключительно для VIP персон, банкиров, политиков и знаменитостей, туда можно было попасть только по приглашению, а фотосъемка или разглашение того, что происходило в Аду строго воспрещались. Известно было лишь одно - чтобы попасть в Ад, нужно было быть избранным. А я оказывается работала на хозяина преисподней.
  - Я бы вас обняла, если бы было можно, - сказала я честно. Александр буркнул:
  - Очень мило с вашей стороны.
  Он ушел в свой кабинет, оставив меня в некоторой растерянности. Видимо я опять что-то не то сказала. Через минуту он вернулся. Итхис накинул черный пиджак, подчерчивающий белизну его кожи. Затем протянул мне золотистую карточку, на которой красовался телефон и электронный адрес и сказал:
  - Вышлите по этому электронному адресу свои размеры, опишите тип внешности и закажите платье. Подпишите, что необходимы перчатки и что вы отправляетесь в Парадиз и Ад. Я буду ждать вас внизу.
  На карточке была выведена какая-то сложная к произношению фамилия. Я быстро написала и отправила письмо и побежала вслед за Александром.
  Ели мы в заурядном ресторанчике недалеко от здания компании, ресторан был хорош тем, что имел массу уединенных уголков. Александр прикрыл голову черной шляпой, старомодной с широкими полями. Она закрывала волосы и лицо, так что никто не мог толком рассмотреть его. Я семенила за начальником, похожая на декоративную собачонку, вышагивающую рядом с огромным алабаем. Подобное соседство заставляло чувствовать себя защищенной, тех двоих Александр, не сомневаюсь, мог бы прихлопнуть одной рукой и даже не заметить этого.
  Мой начальник заказал огромный бифштекс с кровью без гарнира и ел его с таким аппетитом, что мне оставалось только завидовать, скромно пережёвывая салатик.
  - Первый раз вижу, чтобы так ели, - сказала я ему, искренне восхищаясь.
  Мужчина залпом осушил стакан гранатового сока, запивая мясо, и тут же заказал себе еще один. Официант испуганно принес целый графин и ретировался, потому как мой босс сейчас был похож на снежного барса, поймавшего добычу. Он разрезал мясо, но казалось, с куда большим удовольствием рвал бы его руками и зубами.
  - Итхисы - мясоеды. Нам необходима пища, повышающая уровень гемоглобина в крови. Вегетарианцев среди моих соотечественников нет, -- он припомнил только ему одному известную шутку и усмехнулся.
  - Можно кусочек? - спросила я, глядя на истекающий кровью бифштекс. Босс ухмыльнулся и отрезал мне небольшой кусочек. Я никогда не ела сырого мяса, но мне понравилось. Оно было мягкое и сочное. Александр смотрел на то, как я поглощаю его еду, а затем придвинул ко мне свою тарелку:
  -- Угощайтесь. Салат, это не еда, -- со знанием дела сказал он. Александр разрезал свое мясо на тонкие ломтики, так, чтобы мне было легче жевать.
  - Так вот почему у вас такие зубы! - острые клыки прекрасно рассекали мясо, а мощная челюсть хищника, которая при первой встрече показалась мне несколько длинноватой была создана для того, чтобы рвать на части добычу. Александр кивнул, казалось, он сейчас замурчит от удовольствия. Сегодня этот мужчина казался очень живым и разговорчивым, он то и дело поглядывал на мою опухшую скулу, гипнотизируя синяк.
  - И зубы, и уши.
  Я хотела было выразить удивление, ведь в школе нам рассказывали, что итхисы делают себе хирургическую операцию, но Александр меня перебил:
  - Не верьте тому, что пишут в книгах. Мы придумали сказку про уши и Лунный серп, чтобы не привлекать излишнего внимания. Какой нормальный человек обрежет уши своему ребенку?
  Он потянулся левой рукой за салфеткой, на указательном пальце его блеснул тяжелый перстень из белого золота. На перстне были выведены слова на неизвестном мне языке:
  - Какой красивый у вас перстень, - отметила я.
  Босс немного смутился, но затем совладал с собой. У него на лице было написано, что перстень - не простое украшение:
  - Спасибо. Подарок сестры.
  -- Что значит эта надпись? Если не секрет.
  -- Вольный перевод, 'Древняя кровь - гордость и слава'. Я принадлежу к довольно старому роду итхисов, и хотя я далеко от дома - это напоминание о семье.
  -- Артур мне говорил. Поэтому ваши имена начинаются на А. А подарок от Аэрисы. - Почему то оказалось легко запомнить имена его родственников.
  -- Да, мою сестру зовут Аэриса.
  -- Ее имя начинается на 'аэ', это тоже что-то значит? - Две гласные подряд могли иметь в культуре итхисов особенное значение. В ответ этот мой вопрос, Александр просто кивнул, буркнул что-то про чистоту крови и предпочел сменить тему.
  Сегодня мой босс был совсем другим, он много говорил и как-то отчаянно пытался отвлекать мое внимание на всякие мелочи. Сегодня я уверилась, что он все таки хороший человек, если так беспокоится о душевном состоянии своей помощницы.
  Когда мы вернулись, на моем столе чудом появилось бежевое платье с широким золотым поясом, а на столе Дарка - модная темно-синяя рубашка и черные брюки.
  -- Я переоденусь у себя в кабинете, -- сказал Дарк и удалился.
  -- Чур не подглядывать! - рассмеялась я, намекая на манию своего босса к контролю и вездесущие камеры. Стоя в дверях мужчина оглянулся через плечо. Его взгляд потяжелел, словно я поселила в его голову славную мысль.
  Платье облегало, как вторая кожа, к нему я обнаружила прекрасные золотые перчатки. Волосы я распустила, и они сияющей волной покрыли плечи. Давненько я не выглядела так круто. Синяк на скуле пришлось как следует замаскировать пудрой. В темноте его не должно было быть сильно видно.
  Когда Александр вышел из комнаты, я крутанулась на высоком каблуке и спросила:
  - Ну, как я выгляжу?
  - Достойны спутницы хозяина Ада, - сделал мне комплимент Дарк. Сказал, а потом смутился, от чего показался мне еще более милым. Сам он был прекрасным и одновременно жутким, приводя мои эстетические чувства в восторг. Рубашка подчеркивала кожу, синие выступающие вены и топазовые глаза. Дарк казался существом не от мира сего, но от того был не менее притягателен - В Парадиз заглянем на секунду, мне нужно только забрать кое-какие бумаги у управляющего, а вы проверите работу нового бармена, - он сделал небольшую паузу и снова удивил меня. - Впервые в Парадизе работает бармен-женщина.
  - Мы будем только вдвоем? - спросила я. Меня нисколько не смущала компания босса, мы и так каждый день проводили рядом, однако неформальная обстановка была чем-то новым. Александр странно кашлянул и проговорил:
  - Артур присоединится к нам в Аду.
  Был бы у меня хвост, я бы им виляла в предвкушении, но Александр, кажется, и так понял, что я была на пике счастья, поэтому не стал более задерживать наш выход.
  ***
  'Какая же я все-таки везучая!' - подумалось мне, едва мы вошли в Парадиз. Охранники, увидев Александра, встали по стойке смирно. Мы спокойно вошли, минуя огромную толпу. Могли бы войти и с черного входа, но кажется Александр намеренно шел через парадный. Так он видел, для кого работает его клуб. Он быстрым взглядом оценил толпу, собравшуюся перед неоновой вывеской, и остался доволен.
  Как и в любом клубе, здесь было два типа людей: молодые и красивые девушки и юноши, неловко переминающиеся в ожидании, что их пропустят, и зрелые мужчины и женщины в дорогих костюмах. Те приплачивали, чтобы не ждать в очереди.
  Едва мы зашли внутрь Дарк снял шляпу, и теперь наша пара стала центром всеобщего внимания. Некоторые люди сворачивали с нашего пути, другие же стремились подойти ближе, чтобы рассмотреть моего босса. Итхисы редко посещали подобные заведения. А Александр был не просто итхисом, он отличался впечатляющим ростом и телосложением и уже тем приковывал к себе взгляды. Здесь мужчина не сутулился и не пытался скрыть свою внешность, он наоборот распрямил плечи и весь стал как то больше, а я вдруг подумала о том, что мне хочется повиснуть на его мощной руке.
  Атмосфера здесь и вправду походила на райские кущи, зеленые, казалось, живые растения оплетали стены и столики, на лампах росли диковинные цветы. Поражало и то, что музыка была приглушенной и смешивалась со звуком водопада. Взглянув в сторону танцпола, я поняла, в чем дело. Его отделяла стена из струй воды, лившаяся сверху. Благодаря этой естественной шумоизоляции одни могли спокойно беседовать, в то время как другие отдавались танцу.
  Если сегодня здесь было немноголюдно, то страшно представить, что тут творилось в выходные. Даже сейчас, все столики были заняты, у барной стойки виднелась толпа народа. Какая-то женщина махнула Алексу, он приветливо оскалился ей в ответ и, собираясь уходить, сказал мне:
  - Кира, сядьте за стойку и понаблюдайте за женщиной с разноцветными волосами, она наш новый бармен. Все что вы закажете - за счет заведения, они будут знать.
  Я уселась, заказала безалкогольный коктейль под названием 'Амброзия', напиваться на работе я не собиралась даже несмотря на неожиданную доброту и щедрость Александра. Я принялась пялиться на очень худую девушку с копной разноцветных косичек. Необыкновенно хрупкая, она крутила бокалы и бутылки, устраивала целые шоу из простого составления коктейлей. Под бледной кожей играли стальные мускулы, весь ее облик навевал на мысли о древних женщинах-воительницах. Заметив, как я на нее пялюсь, она оскалила острые зубки и послала мне воздушный поцелуй. Значит, тоже итхис. Скорее всего полукровка. Ее белая футболка отлично сидела на поджарой фигурке, а волосы разлетались в стороны фиолетово-розовой копной. Лишенная пошлости, она все равно привлекала взгляды большого количества мужчин, я и сама не заметила, как залюбовалась ее выверенными движениями и забыла обо всем.
  - Малышка, хочешь познакомиться? - услышала я до боли знакомый голос позади себя. 'Пусть это будет не он, пусть это будет не он, пусть это будет не он', молило все мое существо, но увы. Судьба имеет хреновое чувство юмора, и, обернувшись, я увидела Эдгара. Он удивился не меньше моего, округлив мутные серые глаза. В дорогой, но плохо сидящей шелковой рубашке он выглядел глупо, волосы его, уложенные назад гелем, смотрелись также смешно. Удивительно, что когда-то я обожала зарываться пальцами в эти самые волосы, наслаждалась, выбирая для него рубашки.
  - Здравствуй, Эдгар. Все еще пытаешься цеплять девчонок в клубах? - поинтересовалась я.
  - И наступаю на одни и те же грабли.-прозвучал ответ.
  Он приблизился ко мне, уверенный в своей неотразимости, и с улыбкой поинтересовался:
   - Скучаешь по мне?
  - Нет.-Ответ прозвучал холодно и весьма стервозно, -- и честно говоря, я здесь не одна. Прости.
  Я снова уставилась на девушку-бармена. Та прекратила колдовать с бутылками и теперь поджигала десять коктейлей 'Искра' подряд, заставляя их вспыхивать синими всполохами. Как же она была хороша в своих выверенных движениях. Не отвлекаясь от основного действия, девушка стрельнула глазами в сторону секьюрити, давая мне понять, что я могу с легкостью избавиться от навязчивого кавалера. Я улыбнулась ей, говоря 'все в порядке'.
  Но к сожалению ошиблась и мой бывший не отправился на поиски более доступной добычи. Эдгар, к сожалению, оказался не совсем трезв. Он оперся на стойку и, с некоторым отвращением взглянув на меня, едко спросил:
  - И с кем же ты здесь? Нашла себе толстосума? Наверняка какого-нибудь старого урода. - Я никак не отреагировала на его слова. Быть может, будь они правдой - то расстроилась, а так подумала о своем спутнике и нахально улыбнулась. - По очереди с сестричкой отсасываете старому козлу, который тебя сюда привел. Ведь учиться на юридическом нынче так дорого.
  Пьян или не пьян, Эдгар перешел черту. Я вскочила с места, разрываясь между желанием вмазать по пьяной морде или просто уйти. Я не выношу, когда кто-то оскорбляет мою сестру, Эдгар специально наступил на больную мозоль и теперь ждал реакции. Но тут бледная рука упала ему на плечо и сильно его сжала, так, что парень сдавленно пискнул.
  - Кира, этот юноша тебя беспокоит? - Дарк гневно сверкнул глазами, я поспешно вскочила с места и приблизилась к нему.
  - Он уже уходит, Александр. И к тому же, думаю, нам пора. Становится поздно, а я еще хочу потанцевать в Аду.
  Незачем было устраивать сцену. Я решила, что лучше всего просто уйти и оставить Эдгара кипеть в его собственной желчи. Мы развернулись и двинулись было в сторону выхода, когда я вдруг услышала надрывный голос Эдгара позади:
  - Шлюха итхиса. Значит, ты так низко опустилась, что спишь с этим уродом? - Александр дернулся как от удара, он повернулся назад в сторону Эдгара с видом человека, готового совершить убийство. Боль в топазовых глазах, сжатая челюсть, тяжелое дыхание, мой бывший умудрился не только мне наступить на больную мозоль. А главное, он был искренен. Он действительно считал, что итхисы - уроды. Я обняла Александра и прижалась к нему всем телом. Рукой в перчатке я прикоснулась к его лицу и заставила посмотреть на себя. 'Ты самый потрясающий мужчина, которого я видела в своей жизни', транслировала я мысль, надеясь, что мой взгляд ее отобразит. Лед, сковавший взгляд Александра растаял. Дыхание выровнялось. Я развернулась в его объятьях и поглядела на бывшего с нескрываемым презрением:
  - Ты знаешь, что итхисы - самые лучшие любовники? Внимательные, нежные и могут всю ночь, - протянула я последнюю фразу, прижимаясь к Дарку всем телом. Босс выглядел несколько обескураженным, но быстро включился в игру. Он по-хозяйски провел рукой по моей талии - от прикосновения его больших рук я задрожала. Интересно, что бы я почувствовала, коснись он моей обнаженной кожи?
  Меж тем, босс окончательно пришел в себя и сказал своим обычным холодным тоном:
  - Этого, - он указал пальцем на побледневшего Эдгара, - вышвырнуть. Пойдем, Кира.
  Два шкафа синхронно двинулись к мужчине, моментально растерявшему всю свою спесь. Мой бывший еще что-то кричал о том, что мы не знаем, кто его папа. И я и Александр уже потеряли к нему интерес.
  Он шел, прижимая меня к себе, как якорь, не дающий утонуть. Я льнула к нему, словно к спасательному кругу. Со стороны мы выглядели, словно влюбленная парочка, которая не может оторваться друг от друга, но на самом деле мы просто не давали друг другу развалиться. Я злилась на себя за то, что провела с этим ублюдком столько своего времени. Не верила, наверное, что есть на свете кто-то, кто может относиться ко мне с заботой и вниманием.
  - Спасибо вам, - сказали мы с Александром друг другу одновременно, когда оказались в темноте автомобильного салона.
  - Когда меня называют уродом, я слегка теряю контроль,- произнес Дарк, - и не знаю, что сделать, чтобы загладить свою вину за то, что тот парень так оскорбил вас.
  Я не сразу поняла, о чем говорит босс, а затем вспомнила 'шлюху итхиса'. Так Дарк извинялся за то, что меня приняли за его женщину! Мысль эта поразила меня, и я поспешно заговорила:
  - Поверьте, это не было для меня оскорблением. Вы красивы, умны и необыкновенно интересны. Для любой девушки было бы честью быть вашей, - сказала я, глядя в его глаза и для убедительности сжала его большую ладонь. Благодаря перчаткам это было неопасно. - Это я должна просить прощения. Тот парень... это мой бывший. Он был пьян, да и трезвый он та еще задница.
  -- Зачем же вы с ним встречались? - Александр внимательно рассматривал мое лицо, это мне нужен был свет, чтобы как следует его видеть, он же в нем не нуждался: - Вы и ... такое ничтожество.
  -- Думала, что встретила своего принца. - был сдержанный ответ. Действительно, зачем? Почему я не могла просто устроиться работать на Александра годом или двумя ранее. Я откинулась назад, ожидая, что мужчина заведет машину. Он подождал еще мгновение, словно хотел сказать мне еще что-то, но потом передумал.
  -- Отправимся в Ад. С такой прекрасной спутницей мне позавидовал бы сам дьявол.
  -- Рядом с вами и самого дьявола не испугаться, -- ответила я ему в игривой манере.
  'Ад' располагался в нескольких кварталах от 'Парадиса'. Он занимал куда большую территорию за счет небольшого парка, раскинутого вокруг. Возле широкого сплошного забора всегда толпились зеваки и журналисты, надеющиеся застать входящими в Ад знаменитостей или политиков. Они то не знали, что самые привилегированные гости попадают в Ад с закрытой парковки, откуда мрачные извилистые коридоры, освещенные факелами, выводят их в клуб. Только те гости, что мечтают сообщить о своей избранности общественности, попадают в это здание, созданное в стиле викторианского особняка, через парадный вход.
  Охрана быстро склонила перед Александром коротко стриженные макушки. Итхисы-полукровки, которые охраняли вход в Преисподнюю отличались необыкновенной, словно стальной мускулатурой. Глядя на таких, думаешь о гладиаторских боях или древних воинах-викингах. В отличие от качков в Парадизе - эта парочка не была декоративным элементом. В глазах обоих виднелся острый ум. Мужчины быстро переговорили с Александром на языке итхисов.
  -- Правила есть правила, -- сказал босс, словно извиняясь - Вам нужно будет подписать кое-что.
  Один из охранников коротко проговорил что-то в микрофон, и для меня вынесли несколько стандартных бумаг о неразглашении информации о гостях.
  -- Дьявол в деталях. - с улыбкой сказала я Александру и поставила свою размашистую подпись. Меня не смущало то, что Дарк неукоснительно следует правилам. Иначе его империя погрязла бы в хаосе.
  -- Что происходит в вашем клубе, если требуется подобная секретность? - тихо спросила я босса.
  -- Все происходит по обоюдному согласию, так что законов здесь не нарушают. Почти... - уклончиво ответил он. Тяжелые двери перед нами со скрипом распахнулись, и меня на секунду оглушила музыка.
  Что ж, атмосфера клуба вполне соответствовала своему названию. По барной стойке резвились язычки пламени, было нестерпимо жарко, пахло перцем и корицей. В золотых клетках извивались 'дьяволицы', их рога очень походили на настоящие, у всех официантов были вертикальные зрачки. Обнаженные торсы барменов были выкрашены алой краской, соски были проколоты. И официанты и танцоры и танцовщицы непременно ласкали себя, иногда весьма откровенно, на стенах я увидела плетки, какой-то инвентарь, о назначении которого мой не слишком пуританский разум никак мог догадаться.
  -- Да вы самый настоящий массовик-затейник, -- тихо сказала я Александру. Бледная кожа заметно покраснела.
  -- Это для бизнеса... Мне такое не слишком нравится, -- промямлил он, снова став прежним, застенчивым Александром. Удивительно, как эта застенчивость в нем умела соседствовать с акульими зубами и безошибочным чутьем, что именно требуется сильным мира сего.
  Понятно, почему этот клуб был таким закрытым. Я увидела нескольких политических деятелей, лапающих за попы танцовщиц и танцовщиков и абсолютно ничего не стесняющихся. Эти же лица я видела на плакатах: в своих лозунгах они призывали к порядочности и семейным ценностям. Со стороны ближайшего столика раздавались приглушенные стоны. Увидев прямо там совокупляющуюся пару, я слегка сконфузилась.
  - Александр, - бросилась к Дарку пышногрудая брюнетка, она запрыгнула на него и запечатлела страстный поцелуй. Да это же дочка мэра! Мой босс смущенно отодвинул ее в сторону. Она как безумная продолжала к нему рваться, шарить руками по напряженному телу. На меня девушка не обратила никакого внимания, явно шарахнутая Искрой.
  - Я, пожалуй, пойду, - сказала я, желая оставить их одних. И с чего я решила, что у Дарка проблемы с личной жизнью? Он же может получить любую женщину. А я его еще и утешала, дура. Я повернулась спиной к происходящему и растворилась в толпе. Когда я обернулась, то увидела что девица каким-то непостижимым образом умудрилась залезть на мужчину и обхватить тощими ногами. Я же заказала бокал красного вина у рогатого бармена и стала шарить взглядом по толпе.
  'Ад' меня, по правде говоря, разочаровал. Пошлость и ничего более, просто очень дорогая пошлятина. Глаз заметил знакомую каштановую шевелюру, и, порыскав в толпе, я вскоре обнаружила Артура.
  - Здравствуй, красавица, - он коснулся губами моей щеки. - Где потеряла Алекса, или к нему уже Леа пристала?
  Я пожала плечами - какая мне была разница, с кем развлекается мой босс. Заиграла одна из моих любимых песен, 'Bad guy' Billie Eilish в потрясающей обработке. Мы с Артуром принялись танцевать. Есть музыка, под которую хочется двигаться привлекательно, соблазнять, ловить мужские взгляды. Эта песня не такая, под нее движение становятся дергаными и дикими, такой музыке ты отдаешься, выпускаешь на свободу что-то темное внутри себя, а когда оно выбирается, чувствуешь себя легкой и опустошенной, как после хорошего секса. Нужно и правда найти себе парня...
  В этом клубе было разрешено все, поэтому я быстро взобралась на стойку и отплясывала уже там. Артур что-то радостно кричал и восхищенно хлопал. Охрана хотела было меня снять, они беспокоились, что я случайно снесу чужие напитки. Артур сделал знак и охранники отошли прочь. Демоница со светлыми волосами утянула брата Алекса в танец, прошло немного времени и она уже была перед ним на коленях, умело расстегивая ширинку. Да тут и другая подоспела, чему Артур, казалось, весьма рад. Парень даже поманил меня третьей, но я покачала головой. Здесь в отдалении я в безопасности от царящего разврата.
  Извиваясь, как уж на сковородке, я смотрела сверху на творящееся безумие, на сливающиеся тела, и была в ужасе. Не так, я думала, развлекается бомонд. С другой стороны, камеры здесь были запрещены, поэтому неудивительно, что все гости чувствовали себя очень раскрепощенно. То, что произошло в Аду, остается в Аду. Любой огонек порока здесь разрешался, поощрялся и раздувался в настоящий пожар.
  Не успела я и глазом моргнуть, как Артур куда-то пропал, да и Александра видно не было. То, что Артур хорошо проводит время, меня не задевало, а вот Александр мог бы быть и по ответственнее. В конце концов я решила заказать еще один бокал вина и постараться насколько возможно насладиться происходящей вакханалией. Может быть внукам буду рассказывать, что побывала в 'Аду'. От этой мысли уголки моих губ приподнялись.
  Спустя два бокала красного, у увидела в толпе Элио. Вернее, я увидела силуэт, но была уверена, что это именно он и начала локтями протискиваться сквозь толпу. Рамас мне понравился, а Александр кинул. В конце концов могу пофлиртовать, чтобы поднять себе настроение. Я искала и искала, но никак не могла найти его. Решив, что это был лишь плод моего воображения, я направилась к выходу. Пора мне отправляться домой. Вдруг чьи-то руки с изумительными пальцами пианиста обхватили меня за талию и прижали к мужскому телу, пахнущему хвоей и табаком. Сердце затрепетало в груди так сильно, что я сказала с заметным придыханием, выдавая волнение:
  - Элио.
  Он развернул меня к себе и посмотрел своими удивительными глазами. На губах его светилась улыбка.
  - Как вы узнали? - он не спешил убрать руки с моей талии.
  - Я запомнила ваш запах, - призналась я.
  Я радовалась, что выгляжу прекрасно, а в ложбинке грудей покоиться его подарок. Кому нужна Искра, если так прекрасно просто находиться рядом с кем-то, что даже забываешь про глупую охоту. Воспоминания о том, что я только лишь желанный трофей, заставили меня мягко высвободиться из его объятий. Фон зала принимал все оттенки красного. Становилось все жарче.
  - Что вы здесь делаете? - спросила я Рамаса. - Да еще без телохранительницы.
  - Это лучший клуб Александра и здесь можно завести полезные знакомства. К тому же в Аду абсолютно безопасно, - сказал Элио и хитро ухмыльнулся своим мыслям. О да, я уже успела посмотреть, какого рода знакомства здесь заключают - Значит, он таскает вас по таким злачным местам, как 'Ад'? - Элио вдруг стал похож на строгого папашу. Я себя не считала нежной розой, но от искреннего негодования в его голосе вдруг почувствовала себя таковой.
  -- Честно говоря, я уже собиралась домой. Мне здесь... не очень по душе.
  Вдруг раздался перезвон колокольчиков, так неподходящий этому месту. Звучный голос, принадлежащий наряженному в алую мантию рогатому диджею, произнес:
  - В Аду похолодало, добавим-ка страсти! Никто не будет скучать этой ночью! Собирайтесь парами, тройками, группами, держитесь и пусть ночь исполнит все ваши желания- я не поняла ничего из сказанного, но судя потому, как все тут же разбились по парам, слова эти что-то значили. В меня попыталось вцепиться несколько рук, но я смогла высвободиться. Что за чертовщина?
  - Держите мою руку, Кира, и не отпускайте! - крикнул Элио, затем сказал, обращаясь сам к себе. - Ох уж этот Александр с его идеей разрешить в Аду все пороки. Держитесь крепко! - почти приказал он мне, и я вцепилась в его горячую ладонь мертвой хваткой и прилипла к нему.
  Вдруг свет выключился совсем, музыка пропала, и нас словно подхватила темнота и стала толкать куда-то бархатными перчатками. Вокруг раздавались смешки, звуки поцелуев, женский голос прошептал:
  'Я думала на сегодня этого не запланировано'
  - Что происходит, Элио? - шепотом спросила я, но мне никто не ответил.
  Через несколько минут слепого движения в темноте скрипнула дверь мы остановились. Затем вспыхнули маленькие лампы, я наконец увидела место, где мы оказались с Элио. Маленькая комната, красно-черная, в центре которой стояла огромная кровать.
  Рамас принялся неторопливо стягивать галстук, а я уставилась на него круглыми от ужаса глазами.
  - Да, эта комната создана для того, о чем вы подумали. Раз мы уж все равно здесь... - сказал он и принялся расстегивать рубашку.
  - Я не хочу, - промямлила я и попятилась в сторону. Нужно открыть дверь и бежать отсюда. Александр говорил, что все здесь происходит только по обоюдному согласию, значит я могу сбежать из секс комнаты. То, что мы оказались в секс комнате не вызывало сомнений. В воздухе пахло какими-то благовониями. Стоило несколько раз вдохнуть, меня бросило в жар, и я поняла, что очень даже хочу. - Я буду кричать, - добавила я еще более неуверенно, отходя к стене. Рамас приближался ко мне, уже полностью сняв рубашку и обнажив рельефный живот. Вот и пофлиртовала. Надо было бежать
  Черт, что-то со мной не так - дыхание сбилось, а мысль покинуть комнату больше не казалась такой заманчивой. На стене висели разнообразные игрушки. Вот эту бы попробовать и эту... и эту. А еще. Рамас, как он был красив в неярком свете ламп. Мужчина уже сбросил рубашку и я залюбовалась стройным торсом, а когда он распустил черные волосы и те упали шелковой волной на его плечи, я глухо застонала.
  - Здесь невозможно сказать 'нет'. - добродушно усмехнулся он -- Еще одна фишка Алекса - во всех помещениях используется какой-то безобидный афродизиак, весь клуб пропитан его запахом. Ну а здесь его просто огромное количество, - он приблизился и поцеловал меня в губы. Сопротивляться не захотелось, ведь мне в жизни не было так хорошо. Я ответила, со всей страстью прижимаясь к нему всем телом. Остатков разума хватило, чтобы сделать шаг назад и повернуться к двери. Я пыталась не дышать. Платье, ставшее вдруг тесным и неудобным никак не подходило, чтобы прикрыть им нос.
  -- Только не думай, что это на один раз. Поверь, ты не пожалеешь, -- Элио коснулся моего плеча, а ощущение было такое, словно куда более интимных мест. Я зарычала.
  - Пожалуйста, отпусти меня, это неправильно. Я тебя едва знаю, - бормотала я что-то невразумительное, пока мои руки, обретшие собственную волю, начали шарить по его телу. Ноги сами собой подкосились, я вся превратилась в гребаный сгусток желания. Мозги отправились в далекое путешествие, и вот я уже на руках Рамаса, извиваясь как безумная, стонала что-то невразумительное.
  Он не отставал и, перенеся меня на кровать, начал развязывать хитроумную шнуровку у платья, в то время как я судорожно расстегивала на нем брюки. Мужчина же целовал меня так, будто хотел, чтобы мои губы навсегда запомнили его.
  - Как же я давно хотел этого! - воскликнул он, когда последняя шелковая нить поддалась, платье начало соскальзывать с моих плеч. 'Он хотел выиграть охоту', 'Он хотел нагадить Александру' шепнуло мое так вовремя проснувшееся подсознание, и голова слегка прояснилась.
  - Отвали от меня, - сказала я настолько твердо, насколько была способна в этой ситуации. Обнаженная, в одних только перчатках я с гневом воззрилась на своего неудавшегося любовника.Я отползла в сторону, обхватила ноги руками и попыталась перестать дышать. Едва пары перестали проникать в мой мозг, я подумала - у Александра здесь наверняка камеры, у него камеры везде, не думаю, что мой босс имеет хоть какое-либо уважение к частной жизни. Возможно, Александр догадается, что могло произойти. Нужно просто найти в себе силы и выйти из этой комнаты, тогда я...
  К сожалению афродизиак действовал не только на меня. Рамас не думал отступать и слышать это вялое 'нет', в его синих глазах плескался океан похоти. Мужчина провел ладонью по моей спине, развернул к себе и заставил опуститься на кровать. От тепла его тела, запаха хвои и табака, перемешивавшегося с естественным запахом мужского тела я застонала. Так хорошо мне никогда не было, хотелось прикасаться к нему снова и снова, целовать его хотелось, чтобы он расстегнул эти чертовы брюки и наконец то наполнил меня...
  Дверь сотряс удар, раздался треск, и в комнату влетел запыхавшийся Дарк. Он застал нас в интересной позе: Элио был сверху, одна его рука проникла под лифчик и сжала мою грудь, другая судорожно расстегивала брюки.
  - А ну свалил отсюда, Рамас! - взревел Александр, на что мужчина улыбнулся и лизнул меня в губы, получив благодарный стон в ответ. Дарк подлетел к нему и фактически содрал Элио с меня, отбросив к стене.
  -- Спасибо, -- сорвалось с моих губ и я снова слишком глубоко вдохнула. Рассвирепев, он стал похож на демона из Ада. Огромный, пышущий жаром и ... в животе у меня скрутилась тугая спираль. Рамас был забыт, я встала на четвереньки и потянулась к своему боссу. Тот слегка опешил, когда я как кошка потерлась о его живот и прошептала:
  -- Поцелуй меня, поцелуй, или я умру.
  Так хотелось обвить руками это мускулистое тело, растаять на нем, таком холодном, таком недоступном.
  -- Я так тебя хочу. С первого взгляда, пожалуйста, возьми меня...
  - Кира! Сядьте и не шевелитесь, - сказал он таким приказным тоном, что я мигом плюхнулась на заднюю точку. Элио, видимо, сильно приложило о стену. Он не шевелился, но мне было все равно, я во все глаза смотрела на Александра, почти постанывая от невозможности подойти к нему. Наконец он обратил на меня внимание, после того, как проверил пульс Элио.
  Он остановился у кровати и, стиснув кулаки и сжав челюсть до хруста, уставился на меня. Я неспешно потянулась, изогнув спину как мартовская кошка. Пусть Элио оттащат в сторонку, а я наконец то удовлетворю свои странные фантазии об этом мужчине. Может и змеи сниться перестанут. Дарк сглотнул слюну, я увидела, как дернулся его кадык. Затем он прошипел длинную фразу на незнакомом мне языке итхисов - и подошел ко мне. Я вся затрепетала в предвкушении, когда он склонился надо мной.
  Едва я подалась вперед, чтобы запечатлеть на его губах поцелуй и обхватить за шею руками, он схватил простыню, на которой я лежала, и с нечеловеческой скоростью принялся закутывать меня в нее, словно в кокон. После чего он, не останавливаясь, понес меня по темным коридорам, по сторонам которых располагались алые двери и слышались стоны. Я несколько раз дернулась в попытке достать до желанного тела, но Дарк не останавливался и не обращал на мои потуги никакого внимания.
  Он вынес меня на улицу все тем же подземным ходом. Уже на парковке мое затуманенное сознание начало проясняться. Какой стыд! Один мужчина вытащил меня из-под другого, и я тут же бросилась в объятья к нему. Что я говорила, что делала?! Может, самым лучшим выходом будет притвориться, что я потеряла сознание, а на следующий день сделать вид, будто я ничего не помню?
  - Обычно я так себя не веду, - сказала я хриплым после всех своих стонов голосом. Снова стало стыдно. Ладно, Кира, ты уже большая девочка. К тому же ты не виновата в том, что случилось. Если кто виноват, то Элио. А еще сам Александр. Секс комнаты он построил над своим клубом. И этот мужчина краснеет, если показать ему обнаженное плечо! Мой босс меж тем подбросил меня вверх, чтобы поудобней перехватить и пояснил будничным тоном:
  - В воздухе был афродизиак. Так устроена вентиляция клуба. Он усиливает естественное влечение и увеличивает количество оргазмов. Впрочем, я тоже в первый раз видел, чтобы кто-либо так сильно на него реагировал.
  Я всегда считала себя хладнокровным, равнодушным к сексу человеком. Есть значит есть, нет, вполне обойдусь. И вот капелька афродизиака - и я слетаю с катушек. Мне срочно нужно найти себе парня. Снова стало мучительно стыдно: 'Я так тебя хочу. С первого взгляда'. И это я своему начальнику ляпнула! Босс тем временам сообщил.
  - По темпераменту вы превосходите даже женщин-итхисов.
  Я хотела возмутиться, но потом поняла, что Александр шутит. Вяло улыбнувшись, я выдавила из себя:
  - Вот такая я горячая штучка.
  Потом, слегка дернувшись в его руках, - удивительно как он так легко меня держит? - попросила:
   - Пожалуйста, отвезите меня домой.
  Он кивнул и понес меня дальше по парковке. Артура нигде не было, я даже не попрощалась с ним - впрочем, он то наверняка очень хорошо проводит время и нисколько не стыдиться.
  Дарк усадил меня в машину все в том же коконе из шелковой простыни. Я сообразила, что осталась совсем без одежды и даже без обуви.
  - Я не могу в таком виде появиться дома.
  Босс взглянул на меня и усмехнулся:
  - Да уж, выглядите вы не слишком прилично.
  Я посмотрела на себя в зеркало заднего вида. Волосы растрепаны, щеки алеют, губы распухли, в глазах лихорадочный блеск. Черт, черт, черт. Как отреагирует тетя, а Лев, что он подумает о своей сестре, если застанет меня в таком виде? Я глухо застонала. Может, они будут спать? Уже три часа ночи, скорее всего будут. Главное проскользнуть быстро и тихо. Где-то в бардачке раздался звонок. Сумочка, а с ней телефон уже лежали в машине Дарка. Я взяла трубку и услышала полный тревоги голос Веры:
  - Солнышко, где ты? У меня было дурное предчувствие - воскликнула она, едва я нажала ответ. 'Полуголая, еду в машине своего босса' -- не самый лучший вариант ответа. Я посмотрела на Алекса.
  - Мы с шефом проводили проверку парочки его клубов, задержались с инспекцией, -практически не солгала я. Вера со своими предчувствиями! Ну почему женская интуиция, такая ненадежная штука: лучше бы она вчера про наемников у подъезда ее предупредила. Сегодня то не беда: надышалась афродизиаком, потрогал за грудь красавец-мужчина, другой, не менее привлекательный носил на руках. Честь свою попранной не считаю.
  Тетя облегченно вздохнула:
   - Слава Богу!
  - Что-то случилось? - спросила я. Дарк обеспокоенно поглядывал на меня - у тети был звонкий голос, так что в тишине он слышал ее хорошо даже на расстоянии. Она тем временем принялась взволнованно тараторить, голос ее дрожал:
  - Под дверью я нашла посылку, адресованную тебе. Из нее странно пахло, я решила что быть может какой-то деликатес, который стоит убрать в холодильник. В коробке лежала разлагающаяся кошка и записка с текстом 'Угадай, что случится с тобой?'.
  Тетя испуганно примолкла, Александр превратился в подобие восковой фигуры. Я вздрогнула. Покушение, угрозы, кому же я перешла дорогу? И самое страшное - этот кто-то знает, где я живу.
  - Не волнуйся, со мной все в порядке, - начала я уверенным голосом успокаивать ее. На самом деле уверенности я не чувствовала, мои руки начали трястись от волнения. Жизнь превращается в чертов триллер. Уж лучше б в хорошую порнографию.
  - Вы не могли бы мне позволить поговорить со своей тетей? - произнес Дарк. Я осторожно протянула ему телефон, к счастью, перчатки все еще оставались на руках.
  - Вы говорите с Александром Дарком, - проговорил мой босс. Он излучал спокойствие и уверенность, а также решимость. - Значит, никаких опознавательных знаков посылка не имела? - поинтересовался он. Мужчина задал еще несколько уточняющих вопросов. Вместе с ответами на них уровень тревоги в голосе тети начал снижаться. Я не раз слышала, как Дарк проделывает нечто подобное со своими подчиненными. Они слышали голос и попадали в странный транс, я и сама не раз становилась жертвой этой магии - Думаю, что для всех будет лучше, если ваша племянница какое-то время поживет у меня. Для ее же безопасности.
  Спокойствие Веры смыло словно волной, она сердито проговорила что-то в трубку, я не разобрала слов.
   - Так, значит, гожусь ей в отцы? - мой босс с улыбкой взглянул на меня, я неопределенно пожала плечами. В контракте стоит пункт, чтобы я не разбалтывала лишний раз на кого работаю. Исключение - Викки, но она будущий адвокат, ей можно - Что ж, я и отношусь к ней как к дочери, и поэтому хочу позаботиться о ней.
  Даже по телефону голос Александра производил гипнотически успокаивающий эффект. Тетя попыталась возразить, но Дарк продолжал говорить, продавливая ее своей волей:
  - Завтра утром приедут за вещами. И никому лучше не знать о том, где она сейчас находится. С Кирой вам придется встречаться на нейтральной территории. Это не моя прихоть, так будет лучше ради ее безопасности.
  Тетя сдалась. Она снова попросила меня к телефону:
  -- Случилось еще что-то, чего я не знаю? - в голосе Веры звучала усталость. Она догадывалась, что я скрываю многое от нее в последнее время, но старалась не лезть в мои дела.
  -- Вчера меня подкараулили возле подъезда. Я не знаю, кто меня так возненавидел, но думаю, Александр прав, лучше мне пока не быть дома. - дохлая кошка стала для меня неприятным сюрпризом. Вчера головорезы говорили о том, что хотят изуродовать мне лицо. А сегодня мой невидимый враг стал задумываться о моем убийстве.
  -- Почему ты не сказала? - спросила Вера. Я не стала объяснять ей, она и так поймет. Эта информация не пойдет на пользу ни Льву ни Викки.
  -- Я буду в безопасности с Александром, -- вместо ответа сказала я ей, -- И я вас всех люблю.
  До того, как Вера сказала мне что-то еще, я предпочла отключиться. Как всегда в стрессовой ситуации, мысли свернули с сентиментальных рельс и вернулись в практическую колею.
  К боссу я ночевать точно не поеду, могу и гостиницу снять. Заметив, что я уже упрямо выпятила подбородок, в желании отказаться от его предложения, Дарк отметил:
  - Моя квартира очень большая и прекрасно охраняется, у итхисов, знаете ли, много врагов.
  И через несколько секунд добавил:
   - К тому же, боюсь, ваши неприятности так или иначе связаны со мной.
  - И все же, отвезите меня лучше в отель, - сказала я и почему-то громко зевнула. Мужчина завел мотор и поехал в сторону от 'Ада'. Дарк вклинился в слабое движение. Свет от фонарей пробивался в машину, но его мельтешение не раздражало меня, а, наоборот, заставляло глаза закрываться. Увеличивая скорость, Александр произнес :
   - Дурман имеет легкие последствия. Вам лучше поспать.-- Вся моя воинственная решимость заставить Дарка отвезти меня в отель куда-то испарилась, я почувствовала дикую усталость. Веки отяжелели и я провалилась в тяжелый сон без сновидений.
  Глава 9
  Запах шкворчащей ароматной яичницы и бекона разбудил меня куда лучше любого будильника. Я распахнула глаза чтобы обнаружить себя под грудой одеял на огромной кровати, застеленной золотистыми простынями. Спальня моего босса оказалась очень большой и уютной. Бежевые стены, мебель в скандинавском стиле, две двери: одна, ведущая в гардеробную, другая в коридор. Над головой я заметила картину, абстракция изображала восход, снизу виднелась надпись 'Спасибо за солнце в моей жизни'. Я лежала раздетая, все в том же позорном виде, в котором Дарк привез меня сюда. События вчерашней ночи пронеслись в сознании, бросив меня в жар от стыда. Но, то что было в Аду, остается в Аду.
  На тумбочке, где сложенные в стопку покоились книги, которые хозяин явно мечтал прочитать, но никак не находил времени, лежала белая футболка огромных размеров. Без сомнения, Дарка. Я натянула ее на себя, обнаружив, что она спокойно достает мне до середины бедер. Гигантский мужик Александр, совсем гигантский. В этом платьице я потопала в сторону запаха, непрерывно зевая и пытаясь пригладить топорщащиеся волосы. Топать пришлось недолго, потому как комната переходила гостиную, соединенную с кухней. В гостиной стоял разобранный диван, кое как застеленный флисовым серым одеялом и стало очевидно, что Александр милостиво отдал мне свою спальню. А кухня была самая обычная, белая современная и безликая - кухня холостяка, который редко на ней готовил.
  Самой примечательной деталью на кухне оказался мой босс, облаченный в домашние штаны и серую футболку. Он жарил яйца с беконом и довольно что-то намурлыкивал. Мышцы у него были что надо, даже на ощупь захотелось потрогать. Но мама учила, что можно здорово обжечься, прикасаясь к горячему.
  - Доброе утро, - сказала я. Дарк развернулся ко мне и, приняв офисное выражение лица, которое совсем не подходило к сковородке в его руках, поздоровался. В рассеянном свете многочисленных ламп особенно виднелись его выступающие под светлой кожей синие вены. Они тянулись по рукам и шее, словно узор, нанесенный кистью художника.
  - Это, - он как-то замялся, - завтрак. Будете?
  Я кивнула, подошла ближе и спросила:
  - Пахнет здорово. Помощь нужна?
  - Если не сложно - сварите кофе.
  Дарк достал старомодную турку, пакетик с молотыми зернами. Я радостно принялась за дело. Без чашечки кофе утро не считается таковым. Удивительно, что в его доме не было кофе-машины, но и в турке я неплохо умела его варить.
  -- Почему у вас нет кофемашины? - спросила я начальство, чтобы развеять затянувшееся молчание.
  -- Еще не успел купить. Эта квартира у меня не так давно, в начале нужно было сделать другие - более насущные дела.
  -- Спальня очень красива, -- похвалила я его. - Но я могла бы и на диване переночевать.
  Александр покачал головой и ничего не сказал. Яичница была супер, злаковый тост с тонким кусочком масла - просто волшебным. Проглатывала я это не совсем как леди и едва не поперхнулась, обнаружив, что босс отложил вилку и внимательно на меня смотрит.
  - Это потрясающе, - сказала я с набитым ртом. - Женитесь на мне! - шутя, воскликнула я. Дома у нас было принято болтать и шутить за столом, а не перемалывать пищу, словно робот. Александр поперхнулся едой и покраснел.
  - Если бы все было так просто...- грустно протянул он без доли юмора. Ах, черт, у итхисов среди аристократии же договорные браки. А мой босс принадлежит к элите этого народа. Сама того не ведая, я могла расстроить его. Ведь быть может сидит где-то белоснежная красавица, смотрит на бушующее море, и ждет Александра, а ему еще воли хочется. Та же дочь мэра была вполне себе ничего.
  - Я сегодня утром подумал и настаиваю на отмене охоты. - он осторожно отправил в рот кусочек мяса и пояснил: -- вполне вероятно, что покушения устроила чья-либо ревнивая жена или любовница.
  Если он думал о том, что я начну спорить, то заблуждался. Иногда наши мысли неслись настолько в одинаковом направлении, что мне становилось жутко.
  - Это отличная идея. Так мы, быть может, прекратим весь этот цирк - мне хотелось вернуться домой как можно скорее, невзирая на щедрое предложение Алекса. Я не очень то умею уживаться с кем-то на одной территории - но кого мы объявим победителем? Ведь без победителя никак.
  Дарк поморщился. Его зрачки вдруг слегка дернулись, как бывало под конец рабочего дня, когда мой босс был сильно утомлен или переживал.
  - Победителем объявим Элио. Видите ли, в тех номерах в клубе...
  - Установлены камеры - закончила за него я. Дарк выглядел ошеломленным - Я сразу догадалась. Видите ли, я бы на вашем месте тоже так поступила. С одной стороны в случае чего вы имеете компромат на каждого из посетителей, с другой - можете пронаблюдать, чтобы никто не совершил чего-то из ряда вон.
  -- Я не знал, что меня так легко просчитать, -- Александр говорил без обиды, даже с ноткой восхищения в голосе. У нас всех есть свои маленькие недостатки, вот Дарк, например, повернут на контроле.
  Я пожала плечами и продолжила рассуждать вслух:
  - Вы хотите 'слить' запись до того момента, как... прервали нас?
  Мужчина кивнул - то есть, итхисы увидят, как мы с Рамасом раздевались издавая страстные стоны, и наверняка поверят, что никто из нас не остановился. Мне такой расклад не очень нравился:
  -- А если кто-то поймет, что дело было в 'Аду'? Сомневаюсь, что гости захотят посещать ваше заведение после того как узнают, что в комнатах удовольствия есть камеры.
  -- За меня не переживайте. Кроме итхисов никто не сможет увидеть запись.
  То, что я не стану звездой порнхаба меня успокоило. А итхисы пусть смотрят. Наша с Элио прелюдия была вполне себе достойна съемки.
  - Кстати, - продолжила я, - спасибо за вчерашнее. Я бы себя не простила, если бы мы с Элио... Еще этот дурман, и моя голова была совсем не на месте.
  - Это не важно, - сказал он. Хотел еще что-то добавить, но раздался жалобный голос Артура:
   - Готовь апельсиновый сок, я сейчас сдохну!
  Затем он появился на кухне, подтверждая свои слова. Бледное взлохмаченное чудовище с щетиной, изморосью выступившей на покрашенных автозагаром щеках, постанывая, вошло в кухню в одних трусах и замерло, обнаружив меня.
  - Вы двое...? Черт! - прохрипел он. А потом задумчиво спросил меня, -- Кира, ты в порядке?
  -- В полном, -- ответила я, а потом сообразила. Артур подумал, что мы с Алексом провели ночь вместе. И если вы не супружеская пара с сорокалетним стажем, невозможно провести вместе ночь не прикасаясь друг к другу. Положение спас Александр, он как бы между прочим кивнул в сторону разобранного дивана:
  -- У Киры случились небольшие неприятности из-за нашей авантюры с охотой. Она поживет здесь, пока мы не разберемся с ними.
  Артур кивнул, довольный тем, что между мной и его братом ничего не было и принялся сыпать комплиментами, как я прекрасно выгляжу, уютно и по-домашнему. Вот поросенок, опять пытается ко мне подкатить. Это он меня вчера между прочим первым бросил, когда убежал кувыркаться с двумя демоницами. Я не люблю такой типаж парней: Артуру всегда мало. Он совершает одну победу за другой и будет бегать за каждой юбкой до тех пор, пока кто-то не даст ему жестокий отказ.
  Оставив братьев одних, я вернулась в спальню Александра. На тумбочке сбитой из натурального дуба, в ожидании хозяйки лежала огромная сумка. Порывшись в ней, я обнаружила бежевые колготки, которые сразу же надела, в очередной раз похвалив себя за предусмотрительность. Я все время рву колготки, поэтому таскаю с собой запасные. Первым делом хотелось решить проблему с одеждой. Не ходить же весь день в футболке Александра. Ведь мое платье осталось в Аду. Отодвинув плотные бархатные занавески, я выглянула в окно и обнаружила, что нахожусь в огромном небоскребе в самом центре города. Сетевые магазины здесь на каждом шагу.
  Я вернулась на кухню, где мужчины продолжали насыщать себя калориями, и сообщила, что пойду за одеждой. Вялые попытки сделать это за меня были решительно отвергнуты. Александр порылся на верхней полке встроенного шкафа в коридоре и выудил оттуда связку ключей.
  -- Охрану на входе я предупрежу, что вы моя гостья. На работу поедем вместе, Кира. Я буду ждать, - мужчина понял мое состояние и то, что мне не столько была нужна новая одежда, сколько возможность ощутить себя свободной. Ключи от дома тоже давали это ощущение. Ключи - это значит, что ты можешь приходить и уходить, когда сама этого хочешь и не ждать, пока тебе откроют дверь.
  -- Мне ты ключа не дал! - пожаловался с кухни Артур.
  -- А тебя я вообще не ждал до сентября, -- в тон ему пробасил Александр. Я вдруг представила их вечно дерущимися детьми, и мне стало смешно. Раса, деньги, статус, положение в обществе - на самом деле они просто братья, поедающие жареную яичницу на кухне.
  В небольшом бутике, который обнаружился сразу за углом, на меня посмотрели как на безумную - возможно, со стороны я именно так и выглядела. Безразмерная мужская футболка, гигантские тапки, растрёпанные волосы - хорошо, что посетителей было немного. Выбрав удобное серое платье и мягкие сапожки на плоской подошве, я сразу переоделась. На удивленный взгляд продавщицы, которая явно изнывала от желания спросить, почему я явилась в таком виде, я подмигнула и доверительным шепотом сказала:
  - Мой в порыве страсти порвал всю одежду.
  Румянец залил ее пухлые щечки, а я ушла, оставив девушке тему для сплетни дня. Хорошие сплетни бодрят не хуже кофе.
  Я вышла на улицу, размышляя, куда направиться дальше. Мне отчаянно захотелось увидеться с сестрой. 'У тебя минутка есть?', отправила я ей сообщение. 'На сегодня кончились все лекции, хоть все десять': ответила Викки в мгновение ока. Иногда мне казалось, что наша сестринская связь почти также сильна, как у мамы и Веры. Викки очень часто догадывалась каким-то шестым чувством, что мне позарез нужно поговорить. К счастью студенческий городок был недалеко от центра. Я могла бы добраться пешком за двадцать минут, но предпочла взять такси. Прежде чем отправиться в общежитие, в котором проживала сестра, я захватила пончиков, задобрить ее соседку.
  В комнате Викки я бывала не раз. Идеально застеленная кровать, все вещи убраны в шкаф. Бумаги и книги, понять которые мне бы понадобилась вся жизнь. На стене доска желаний и портреты известных женщин-адвокатов, из которых я знала по имени только Амаль Аламутдин, и то лишь потому, что она была женой Джоржа Клуни. Сестра слушала музыку и не сразу заметила, что я вошла. Ее соседки сегодня в комнате не было.
  -- Да ты, смотрю, с дарами, -- с усмешкой сказала она, вытаскивая наушники из ушей. - Нелады с начальством? Нужно выговориться? - Викки поднесла пончик ко рту, но мой следующий комментарий заставил ее руку замереть.
  -- С начальством мы съехались, -- сказала я сестре. До того, как ее хватит удар, я принялась рассказывать произошедшую со мной историю во всех подробностях. Рассказала об охоте, неудавшемся покушении, дохлой кошке и том, что Александр любезно предложил у него пожить.
  -- Я, если честно, не хотела в начале тебе говорить, но сомневаюсь, что Вера удержит это в секрете. А так ты узнаешь от меня - Викки выслушала меня, отбросив шутки в сторону.
  -- Идея переехать в охраняемый дом мне нравится. Тем более, что полицию к делу не привлечь. Понимаешь, если в деле замешаны итхисы - это висляк, -- сказала сестра, -- У них такие деньги и связи, что даже если кто-то из них свихнется и устроит перестрелку в самой людной части города, об этом на следующий день не напишут ни в одной газете.
  Я конечно догадывалась, что итхисы влиятельнее обычных людей. Но не знала, что настолько.
  -- Ты думаешь, Александр сумеет решить эту проблему?
  Сестра хмыкнула. Она отправила в рот третий пончик, такими темпами для соседки ничего не останется.
  -- Не уверена, что он в восторге от того, что по его дому шастает красотка-секретарша, которую ему и трогать то нельзя. Думаю он бросит все ресурсы, чтобы найти заказчика нападений.
  Логика была сильной стороной моей сестры. А еще она умела отсекать все лишнее, убирать из уравнения чувства и личные переживания. Она не стала углубляться в историю с Элио, сочтя ее несущественной и маловажной. Артур вызвал у нее только веселую улыбку.
  Когда я уже хотела уходить, Викки вдруг спросила:
  -- Что ты будешь делать со своими уроками пилатеса?
  Черт!
  -- Это совсем вылетело у меня из головы, -- честно призналась я.
  -- Я тут подумала. Мне в любом случае нужна временная подработка. Я посещала все занятия и знаю, что говорить и делать. Сертификат получу по ходу, а твои девочки и не заметят замены, -- сестра говорила быстро, не глядя мне в глаза.
  Немыслимо! Викки хотела заняться моей неблагородной работой тренера по пилатесу. Она высмеивала меня, когда я занялась этим делом. Именно она настояла в свое время, чтобы я окончила курсы секретаря. 'Не все же учить женщин расслабляться и напрягаться'. На немой вопрос 'почему', сестра ответила:
  -- Ты в этой заднице с итхисами из-за меня. Из-за денег на мою учебу. Неужели ты думаешь, я настолько неблагодарная, чтобы не ценить то, что у меня такая сестра?
  Я обняла Викки, та мягко отстранилась. Нежности в нашей семьи не приняты, а Викки так вообще не особенно любит, чтобы ее трогали
  -- Посторожу твой курятник, пока не разберешься с покушениями, заодно денег заработаю. Я же знаю, тебе действительно нравятся эти тренировки. - В ее голосе звучала неподдельная вина. Мы с Викки еще в детстве распределили роли - ей досталась роль умницы, а мне красавицы. Сестра здорово подтрунивала надо мной за не слишком высокие оценки, я высмеивала каждый ее подростковый прыщик. Но время здорово сглаживает различия, учит принимать свои и чужие недостатки.
  -- Спасибо тебе! - сказала я, а потом, чтобы уйти с сентиментальной ноты, пробормотала - Теперь нужно отчитаться Вере обо всем вранье, которое я наплела из-за контракта.
  -- Ха, удачи тебе. А я рада, что буду на достаточном расстоянии, когда она узнает в какую кашу ты влезла.
  С этими словами сестра отсалютовала мне очередным пончиком. Я проглотила комментарий о том, что если она будет столько есть, то только в спортивные штаны и влезет, и была такова.
  Подъезжая к дому Александра я набрала Веру.
  - Давай встретимся, - предложила я ей после долгих уверений в том, что со мной все в полном порядке. Вера была в агрессивном расположении духа, она настаивала на встрече с Александром, после того как я ей сообщила, что решила остаться у босса. Я никогда не стала бы подвергать Викки или Лору опасности, оставшись у них. Александр - другое дело, его квартира хорошо охранялась от возможных вторжений. Не менее безопасно было и в офисе. А я еще я чувствовала себя рядом с ним в безопасности.
  - Хорошо, я попробую уговорить Дарка. Только он немного моложе, чем я описывала, - решила я предупредить тетю, а затем отключилась. Телефон почти сразу снова зазвонил. Был это, как ни странно, Элио. Словно обиженный подросток, я нажала отбой. Он получил то, чего хотел - выиграл охоту, так что хватит с него.
  ***
  Поддавшись на уговоры, Дарк решил показаться тете. Я объяснила ему, что Вера современный человек, не склонный к предубеждениям. А лгала я ей только из-за контракта. К сожалению, ее встреча с Александром оказалась вовсе не такой, как я себе представляла.
  Я встретила Веру на первом этаже. С облегчением заметила, что по дороге сюда она немного растеряла свою агрессию и теперь просто была рада видеть меня целой и невредимой. Мы смеялись в лифте, она похвалила мои сапожки, я - ее новое белое платье, шикарно контрастирующее со смуглой кожей и черными как смоль волосами. Тете понравилась приемная, отделанная золотыми и бежевыми цветами. Я смогла убедить ее, Александр - очень хороший человек, а также тихо сообщила, что он интровертен и раним из-за своей внешности. Сообщать о том, что он итхис, сразу не стала. Увидит, сама поймет, отчего мужчина так скрытен.
  Отворилась дверь, ведущая в его кабинет и я пропустила тетю вперед. Она стала совершенно другим человеком, едва увидев Александра. Вера уронила сумочку, и кажется, зарычала.
  - Рад увидеть вас, Александр Дарк, - он приподнялся и слегка склонил голову, как делал, когда встречал высокопоставленных гостей. То, что произошло дальше, перевернуло весь мой мир.
  Тетя подбежала к нему, игнорируя высокие шпильки, и с размаху влепила пощечину. Мой босс с удивлением прикоснулся по щеке, в его глазах не читалось ни боли, ни злости, ни раздражения, лишь безграничное, всепоглощающее удивление было в них, когда тетя внесла ему с другой руки, оставив пару царапин от ногтей.
  - ОТВЕЧАЙ, ГДЕ ОНА! - завизжала она, словно фурия. Александр молчал и продолжал изучать ее.
  - ГДЕ МОЯ СЕСТРА?! - воскликнула она еще раз, и мне показалось, что сейчас она накинется на Дарка, словно дикое животное.
  - Вера, успокойся, - я попыталась ее обнять, она скинула мою руку. - Откуда Александр может знать, где мама?
  Зеленые глаза, такие же, как мои собственные, сверкнули яростью.
  - Оттуда, Кира, оттуда! - Вера схватила себя за голову, затем указала на Александра. - Этого ублюдка я видела рядом с твоей матерью из окна в тот день, когда она пропала. Этот беловолосый засранец схватил ее за руку, и она ушла с ним, и больше не вернулась!
  - Это не мог быть я, - сказал Дарк, внезапно придя в чувство. - Я не похищаю женщин на улицах. Как вы себя сейчас чувствуете? - спросил он у тети, как будто не она надавала ему только что по лицу, а наоборот.
  - Дерьмово! - воскликнула Вера, уперев руки в бока и загораживая меня от босса спиной. - Я смотрю на мужика, который забрал у меня сестру, и сейчас он то же самое собирается сделать с племянницей. Пойдем, Кира, - она потащила меня к выходу. - Никакие деньги на свете не стоят того, чтобы якшаться с итхисом.
  Странное оцепенение охватило мое тело, мозг же начал работать бесконечно быстро. То, что сейчас говорила Вера - объясняло многое. Полиция искала маму весьма неохотно и быстро забросила дело. Викки сказала мне сегодня, что такое происходит, если в деле замешаны итхисы. Вера видела беловолосого высокого мужчину, который посадил маму в машину. Мама не сопротивлялась, а, значит, могло произойти, что ее ударила псевдо-искра. Псевдо-искра срабатывает чаще всего, когда итхис чистокровный. И чистокровные итхисы принадлежат к аристократии и все друг друга знают. Возможно, что Александр даже лично знаком с похитителем моей мамы. На мгновение я стала одиноким ребенком, который просто хотел вернуть домой маму. Я смогу, я найду ее. Пусть она будет такой же сумасшедшей, как Галина, мы что-нибудь сделаем, мы справимся вместе. Я отпустила тетину руку и подошла к Дарку.
  - Прости, Вера. Александр - мой друг, и я останусь здесь. Я ему доверяю.
  Дарк выдохнул. Он тепло улыбнулся мне, паутинка морщин разбежалась от уголков его губ. Он был рад, что я поверила ему.
   - Ты успокоишься, и мы поговорим снова.-Обратилась я к тете после мгновенного обмена взглядами со своим боссом.
  Вера отшатнулась, как от удара, она не могла осознать, почему я не верю ей. Но я-то как раз поверила, просто виноват не этот итхис. Александр никогда бы специально не использовал искру, он слишком благороден для этого.
  - Блондинистые засранцы! - с детской обидой воскликнула тетя и ушла, громко хлопнув дверью. С ее чувствами я разберусь позже, как только составлю план действий. Мне придется еще глубже увязнуть в мире итхисов, если я хочу узнать возможную судьбу своей мамы.
  От размышлений меня отвлек Александр:
  - То, что мы теперь друзья, не освобождает вас от прямых обязанностей, - тон его был веселым, словно не его только что обвиняли в похищении и отхлестали по лицу. - Сбегайте к бухгалтерам и заберите смету на июль.
  Несмотря на разыгравшийся только что скандал, я была счастлива как никогда. Надежда, знаете ли, окрыляет.
  Глава 10
  Серебристая змея лежала вокруг меня, словно верный страж, не спящая, но и не бодрствующая. Ее длинное тело слегка светилось, оно было единственным ярким пятном в серой реальности. Мускулы лениво двигались под чешуей, и я чувствовала, что зверь готов совершить бросок в любую секунду. Я сидела в круге, очерченном ее мощным телом на единственном живом кусочке земли и вглядывалась в туманную пустоту. Мы чего-то ждали. Чего-то опасного, смертоносного, чего-то с чем ни мне, ни змее было бы не справиться в одиночку. Но быть может вдвоем у нас будет шанс противостоять созданию из тумана.
  - Кира, собирайтесь быстрее! Сколько можно краситься? - Дарк терял терпение - хотя с того момента, как я заперлась в ванной, прошло не так уж много времени. Я не могла налюбоваться собой. С одержимостью моего босса золотым цветом он превратил меня в подобие любимой статуэтки, украшавшей гостиную.
  -- Александр, вы когда-нибудь с женщиной жили? Сестра не в счет, -- спросила я из-за закрытой двери. Сборы мои заняли всего час вместе с мытьем головы, укладкой и макияжем. Я себя считала просто рекордсменом по сборам на вечеринки, другой бы девушке понадобилось полдня в салоне красоты на то, с чем я могла справиться сама.
  -- Нет, не жил. - прозвучал ответ. Я и так уже догадалась, что романы Дарка обычно представляли из себя ни к чему не обязывающие интрижки. В его доме не было ничего из средств женской гигиены, никакой забытой впопыхах одежды, не водилось даже книжек не о политике или экономике. А еще все предметы находились на уровне роста огромного мужика, и мне приходилось вставать на табуретку, чтобы достать половину посуды.
  -- Вот и не жалуйтесь, что долго. Вам со мной просто несказанно повезло.
  Две недели назад Александра со спутницей пригласили на закрытый прием, призванный улучшить международные отношения. Прием, на котором будут присутствовать все высокопоставленные чиновники, бизнесмены, а также огромное количество чистокровных итхисов. Получив карточку с приглашением, босс не долго думая попросил меня пойти с собой. Этого приема мы с Дарком ждали по разным причинам, он - потому что мог завязать множество полезных знакомств, я - потому что пребывала в надежде на получение информации, так необходимой мне, чтобы найти маму.
  К счастью в квартире Дарка нас осталось только двое, Артур уехал домой, в Октавию. Не сложно догадаться, кто провожал его на рейс. Парень долго и не совсем по-дружески обнимал меня в аэропорту. Он не терял надежды увеличить мной количество своих побед на любовном фронте. Я не обижалась на Артура за его стремление, но уже устала от комплиментов и его общества. С Александром все было по-другому. Он не навязывался мне, предоставляя необходимую свободу, но одновременно создавал чувство безопасности и комфорта. Мне босс так и оставил свою комнату, сам же спал в гостевой, которую ранее занимал его брат. Он даже перенес туда свои костюмы, освободив для меня огромную гардеробную. Подобное гостеприимство поражало, но самым удивительным было то, насколько мне оказалось комфортно жить с Дарком.
  Я никогда не думала, что это возможно, что я буду дружить с огромным чистокровным итхисом, прикосновение к которому может украсть душу. Но факт оставался фактом - то, как Александр доверился мне, как впустил меня в свою жизнь, подкупало, и я уже не могла относиться к нему просто как к начальнику. Мы смотрели вместе телевизор, как оказалось, босс предпочитает старые романтические комедии, он терпеливо учил меня разбираться в классической музыке. Литература нам нравилась совершенно разная, от книг по психологии и о достижении успеха Александр просто отмахивался, я же бессовестно уснула, прочтя лишь три страницы автобиографии Генри Форда. Я не уставала от Александра, а он от меня и, если в начале я воспринимала проживание в его квартире, как вынужденную меру, теперь мне все меньше хотелось уезжать, даже когда опасность уйдет.
  Я наконец вышла, предусмотрительно натянув перчатки до локтя, сшитые в тон платью. Если я по задумке дизайнера была солнцем, Александр оказался луной. Он надел белый костюм, волосы его слегка отросли, и он зачесал их назад, глаза сияли как звезды в обрамлении неприлично длинных для мужчины белых ресниц. Синие вены ничуть не портили моего босса. Я не могла лгать себе - Александр был красив, так красив, что сердце начинало колоть.
  -- И правда несказанно повезло, -- заметил мужчина, бегло окинув меня взглядом.
  - Мы снова будем отлично смотреться вместе, - на высоченных каблуках я едва доставала до его плеча.
  Тете я поведала о своем плане, иначе помириться с ней было бы невозможно. Но даже, когда я все ей рассказала, Вера не сразу приняла мой план. В первую очередь потому что опасалась за мою жизнь и здоровье. Она сильно боялась итхисов и только заступничество Викки заставило ее скрипя зубами принять мое решение. В итоге Вера мне сказала творить что хочу, но потом не жаловаться. Большего от нее я ожидать не могла.
  На прием нас вез шофер, он же должен был нас и забирать. Человек отличался бледной кожей и светло-русыми волосами. Снова итхис-полукровка. В окружении босса я в последнее время замечала очень много таких, возможно, он доверял соотечественникам больше, чем просто наемным работникам. Ехать нам пришлось недолго, как и в любом другом городе, достопримечательности нашего располагались в самом центре.
  Машина припарковалась возле дворца, построенного успешным бизнесменом в середине двадцатого века. Делец, выбившийся из самых низов, всеми силами пытался вписать себя в круг потомственных богатеев. Он даже заплатил огромное состояние за то, чтобы его дом выглядел словно был обителью аристократа. Белое здание с колоннами и раскинутым позади небольшим английским садом нелепо смотрелось в современном городе в окружении высоток и автомагистралей. Однако оно как нельзя лучше подходило для встречи высокопоставленных гостей, когда те желали укрыться от прессы. Водитель высадил нас перед красной дорожкой, по которой мы отправились к главному входу.
  Александр держал меня под руку и пристально осматривал собравшихся. Около сотни человек вели себя подобным образом. Я наслаждалась видом лепных колонн, сводов классического стиля и внутреннего двора, мощеного гранитом. Внутренний двор переходил в зал, где дамы и господа выглядывали своих друзей и врагов. Гости гуляли, беседовали, собирались в небольшие группки. Здесь практически пахло богатством и властью. И здесь было неприлично много чистокровных итхисов. Таких как Александр, с белыми волосами и синими венами, бегущими под кожей. Они почти все отличались впечатляющим ростом, суховатым телосложением. У меня создалось впечатление, что здесь присутствует элита Октавии. С чего бы это? По этому великолепию украшенному сотней зеркал, темными букашками сновали официанты с подносами. В черном, помимо официантов, здесь не было никого. Итхисы предпочитали светлые тона в одежде.
  - Вы помните правила? - спросил Дарк, когда мы неспешно шли среди людей. Здесь была британская аристократия, несколько лиц, которые я видела только в лентах новостей, крупные бизнесмены, владельцы многомиллионных корпораций. Элита элит, восхищенно думала я. Тренеру по пилатесу здесь было делать нечего.
  - Я ваша любовница, я ничего не знаю о вашем бизнесе, я тупа как пробка и три слова связываю с трудом, - поморгала я ему ресницами в ответ, надевая придурочно-красивое выражение лица, которое так модно сейчас у всех молодых барышень.
  Было печально наблюдать, что столетия борьбы за эмансипацию прошли мимо этого места. Большинство женщин на приеме отличалось молодостью и красотой, как бы стары и безобразны не были их спутники. Нескольких мужчин я увидела с женами-ровесницами, что немного вернуло мою веру в человечество. Итхисы были либо поодиночке, либо в сопровождении девиц вроде меня. Те висли на их руках, внимали каждому слову с той самой собачьей преданностью во взгляде, что выдавал в них ложную Искру. Я постаралась скопировать взгляд, но у меня не совсем удалось. Я уважала Дарка, восхищалась им, да что лгать себе - хотела его, но мой рассудок оставался кристально чистым.
  Александр подошел к группе из четырех чистокровных итхисов. Все они были довольно хороши собой, но до моего босса не дотягивали.
  - Какая симпатичная девушка, - подмигнул мне один из них, глаза которого казались почти белыми и от того неимоверно жуткими. Разве можно что-то видеть такими глазами? Волосы его свободно лежали на плечах.
  - Это Кира, - кивнул в мою сторону Александр.- Моя, - он произнес последнее слово с ударением, видимо, опасаясь, что я снова начну танцевать. Зря опасался, в подобном обществе думаешь о каждом своем шаге.
  Я поморгала глазами, с нежностью прислонила голову к плечу Дарка и благодушно вздохнула. Нет лучшего способа показать, что ты принадлежишь именно этому мужчине. Пах мой босс хорошо и странно - так пахнет снег холодной зимней ночью. Приятный запах, опасный.
  - Уж не на эту ли малышку была объявлена охота? - сказал другой, как две капли воды похожий на первого, только волосы его были собраны в косу.
  - Да, и выиграл ее Элио Рамас, - вспомнил третий. Четвертый хотел вставить какую-то ремарку, но неизвестно откуда появился еще один голос. Властный голос.
  - Быстро меняешь ухажеров, девочка? - итхис возник за нашими спинами и обогнул нас тихо, как тень. Он был самым привлекательным из них всех. Словно Принц-зима облачился в человеческие одежды. Черты его лица были еще интересней, чем у Александра, а глаза, в которых застыло выражение вечной скуки, казались двумя озерами расплавленного серебра - так они сияли. Этот мужчина выглядел старше моего босса, но никак не на тот возраст, когда начинает идти подобный снисходительный тон. Каждое его движение выдавало неподдельную уверенность в себе, помноженную на чувство собственного достоинства.
  -- Не нужно называть меня девочкой, -- с задорной улыбкой сказала я ему.--- А ухажеров я меняю, если замена того заслуживает, - Александр напрягся.
  -- И как же заслужить твое расположение? - итхис проявил обычную для его народа настойчивость. Мне не нравилось, когда мужчина слишком настойчив, сразу захотелось сбить с него спесь. Я оглядела его с головы до ног примерно так же, как он смотрел на меня. Фыркнула.
  -- Красивой мордашки для этого будет маловато.
  Выражение лица итхиса стало удивленным. Другие замолчали, словно в испуге. Он смотрел на Александра, на меня и снова на Александра. Я прижалась к боссу плотнее, потому как взгляд итхиса стал очень недобрым. А затем мужчина рассмеялся, и напряжение, воцарившееся в компании вдруг спало.
  -Какая непосредственность! - сказал он, растягивая слова, в голосе его звучал легкий акцент. - Сколько тебе лет девочка? Надеюсь, ты не слишком молода.
  Оставила вопрос без ответа, какая ему разница, сколько мне лет. Мужчина словно примерялся, подхожу ли я ему по возрасту. Казалось, что ему самому к сорока, об этом свидетельствовала сеточка мимических морщин, та привлекательность в лице, которая появляется у мужчин и у женщин с возрастом, если они ведут здоровый образ жизни и развивают не только тело, но и душу. Он сверлил меня взглядом так, что мне захотелось бы провалиться под землю, будь я кем-нибудь другим, я же выдержала взгляд, потонув на мгновение в серебряный озерах, а потом фыркнула. Придурок, подумала я. Красивый, но все же придурок. И чего они все перед ним расшаркиваются?
  - Александр, хочешь выпить что-нибудь? - я сделала вид, что абсолютно потеряла интерес к итхису, и повернулась к нему спиной, максимально выражая к нему свое безразличие. Дарк посмотрел на меня с грустной улыбкой, словно я была нашкодившим ребенком.
  - Да, принесите мне вина. Красного, - глазами он добавил 'и лучше бутылку'. Я отправилась к стойке, где элегантного вида официант разливал напитки. Судя по тому, как люди, которых другие почитали небожителями, расшаркивались перед итхисами, они были сильными мира сего. Вот мэр города кланяется серебрянноглазому, кланяется с таким рвением, что кажется вот вот рухнет на колени от усердия. Вот министр здравоохранения расшаркивается перед Александром, а его супруга взволнованно беседует с одним из белоглазых. Она что-то выспрашивает и сокрушенно кивает, стоит итхису произнести мягкое 'нет'. Понаблюдав еще немного за гостями на приеме я мягко поплыла в сторону босса, держа бокалы за тонкие ножки. Я шла неспешно, не желая пролить и капли вина, бутылка которого стоит несколько тысяч, и вслушивалась в разговоры. Часть из них я вовсе не понимала, часть мне была попросту неинтересна.
  Отчаяние ножом ковырялось в моем сердце. 'Чего ты ожидала, девочка? Что кто-то из них упомянет твою мать? Что она окажется здесь, смеющаяся, прекрасная, словно фея из сказок?' - нашептывало оно мне. Я была глупа, возможно, глупее даже этих женщин-комнатных собачек, жизнь которых была блестящим праздником, бесконечной вечеринкой и вкусом похмелья на душе.
  Мне оставалось сделать несколько шагов, чтобы вернуться под крыло Александра. Принц-зима все никак не отходил от босса, они говорили на языке итхисов, но я готова была поклясться, что услышала слово 'Кира'.
  Внезапно меня обхватили горячие руки, заставив тихонько вскрикнуть и едва не опрокинуть бокалы с вином. Табак и хвоя. Элио Рамас. Он прижался ко мне всем своим крепким телом - о том, что оно было везде восхитительно крепким, я прекрасно помнила.
  - Убрал от меня руки, - тихо прорычала я. Элио никак не мог успокоиться, мне пришлось сменить номер мобильного, тетя рассказывала, что она может уже открывать цветочный магазин, так много букетов присылал он ежедневно. Даже на работу он пытался ко мне попасть - хорошо, что этаж Александра - неприступная крепость, в которую незваным гостям путь заказан.
  - Кира, не будь такой жестокой, я так хотел тебя увидеть.
  Он все еще не отпускал меня. Мы стояли в нескольких метрах от итхисов, которые считали, что я принадлежу Александру, а тут этот, прицепился ко мне, словно клещ. Все больше людей поглядывали на нашу пару. Иногда мне кажется, что мое имя наверняка переводится с какого-нибудь древнего языка как 'ходячая неприятность'.
  Я бы сделала шаг вперед, но боялась пролить вино на свое шикарное платье. Вместо этого я сказала сквозь зубы.
  - А я не хотела. Отпусти меня.
  Он прижал меня сильней, обдав жаром.
  - Кира, ты все не так поняла.
  - Я все поняла более чем правильно. Ты хотел выиграть охоту, так хотел, что затащил меня в провонявшую феромонами комнату в Аду. Александр мне говорил, что на этот день не было запланировано никаких игр, свет не должен был выключаться, это ты кого-то подкупил. Так что отпусти меня, на нас уже пялятся, - это было правдой, словно звук прибоя по залу стали проноситься смешки и шепот. Александр тоже нас заметил и стал похож на разъяренного быка. Он на всех парах понесся к нам, Рамас же все никак меня не выпускал.
  - Не мог бы ты убрать руки от моей женщины? - спокойным тоном поинтересовался Дарк. Кулаки его нервно сжимались и разжимались, он готов был снова врезать Рамасу. Я улыбнулась боссу и протянула ему бокалы с вином. Тот принял их удивленно, не понимая, что я задумала. Я всего лишь хотела сохранить его лицо. Когда Александр выходит из себя, он не очень похож на цивилизованного человека, в чем я смогла убедиться, когда он столкнулся с Эдгаром в Парадизе. Как только бокалы больше не стесняли движений, я рванулась из рук Элио со всей силой. Он наконец-то меня отпустил.
  - Снова ты портишь мне жизнь, 'друг', - выплюнул он последнее слово в лицо Александра. - Снова забираешь, все, что можешь прибрать к рукам.
  Дарк молчал, он чувствовал себя виноватым за произошедшее с любимой Элио. Мне же очень хотелось, чтобы Рамас просто отвязался от меня. Раздражало, когда человек не считался с моими желаниями. Красота и положение сделали этого мужчину эгоистичной скотиной.
  - Ты думаешь, что я ухаживал за тобой из-за охоты, Кира? - сказал Элио, наклонившись к моему уху так, что только я могла услышать его. - Ты ничего не понимаешь. Я ухаживал за тобой, потому что давно так никого не хотел. И потому что мне уже очень давно хотелось забрать дорогую Александру вещь, чтобы...
  'ВЕЩЬ', 'вещь', 'вещь': эхом раздавалось в моем разуме. В голове опустело, дыхание сбилось. Оказывается не только у Александра есть слово, заставляющее его потерять человеческое обличье. Звонкий удар пощечины разорвал воцарившуюся тишину. Рамас потрясенно приложил руку к щеке. Неужели он думал, будто я спокойно отнесусь к тому, что он сделал? Неужели он решил, что я распахну объятья и кинусь к нему радостно повизгивая? Понравилась... захотел... попытался взять. Словно вещь. Что ж, Элио Рамас ошибся. Кира Бел никогда не позволит обращаться с собой как с вещью.
  На меня все смотрели как на безумную, мне же было все равно. Дарк сохранил лицо, мне же на свой имидж было плевать, всех этих людей я вижу в первый и в последний раз. Я взяла бокал из рук своего начальника, улыбнулась ему, обнажив белые зубы, и сделала небольшой глоток. Подумаешь, истеричная особа, а ему с этими людьми еще возможно работать. Буквально через пару минут все забылось. Гости, ставшие невольными свидетелями маленькой сцены из моей личной жизни, непринужденно продолжали беседовать друг с другом.
  Рамас ушел с приема, сверкая уязвленной гордостью, словно доспехами. Оказывается, именно в этот день он планировал начать переговоры с инвесторами о расширении бизнеса. Переговоры не увенчались бы успехами после подобного спектакля. Своим поведением я спасла Дарка от появления возможного конкурента, за что была чрезвычайно довольна собой. Александр больше не отпускал меня от себя.
  - Кира, когда вы перестанете создавать для себя неприятности? - спросил он. Я пожала плечами, потому как ответить в общем-то ничего не могла. Я не создавала неприятности, я их находила. Или они находили меня.
  Александр обсудил несколько деловых вопросов с неизвестными мне людьми и дружески пообщался с мэром города. Дочка мэра бросала на моего босса страстные взгляды, но держала себя в руках. Значит, не искранутая. После, к моему огромному неудовольствию, мы снова вернулись к четверке итхисов. Мужчины глядели на меня с большей заинтересованностью, чем ранее. Серебряноглазый выделялся среди этих впечатляющих мужчин, снисходительная улыбка не сходила с тонких губ.
  - Вы очень агрессивны, - сказал он мне. - Давно не видел таких женщщин, - он изучал меня, снова осмотрел с ног до головы. Мне уже отчаянно хотелось домой. Только поддержка Александра удерживала от нестерпимого желания направить свою агрессию в сторону принца-зимы.
  Вдруг один из близнецов-итхисов сказал фразу, от которой сердце мое пропустило удар.
  - Похожа на ту женщину... любимую игрушку вашего дяди. И глаза точь в точь такие же, напоминают о древних легендах. Он все также с ней возится?
  Серебряноглазый скривился:
   - Да, утвержждает, что она - его Искра. Любопытно, что рекрутер добыл ее из этой же полоссы.
  Итхисы перешли на свой собственный язык и полностью потеряли ко мне интерес. Я стояла и вежливо улыбалась, боясь даже пошевелиться. Сердце грозило вырваться из груди, так гулко оно забилось. Александр почувствовал мое состояние, но кажется не понял чем оно вызвано. Он лишь чуть нежнее обнял меня за талию, робко попытавшись успокоить.
  А вызвана буря эмоций была тем, что цвет моих глаз очень редок - яркие зеленые, украшенные золотыми солнцами. Только у трех людей я видела подобные глаза: у Викки, Веры... и у мамы.
  Глава 11
  Шопинг - волшебное слово, эликсир счастья для любой девушки. А шопинг при наличии денег, которые можно беззастенчиво спустить, не думая о последствиях- вообще сказка. Я примеряла очередную пару великолепных туфель, когда мой мобильный зазвонил. Снова Александр. Со дня приема босс стал несколько навязчивым. Вероятно он решил, что без него я снова вляпаюсь в неприятности, а потому контролировал каждый мой шаг. Подобная забота безусловно была милой, но мне хотелось чуть больше личного пространства. И вообще, пора начать с кем-нибудь встречаться. Босс мой, конечно, великолепен, но невозможно строить отношения с тем, кого нельзя трогать. А сны про змей скоро меня доконают.
  - Кира, я не могу найти документы о приватизации 'Голд фаэр', - голос его был спокоен.
  - В верхнем ящике стола кабинета, в зеленой папке.
  Это был уже десятый звонок по счету - такое ощущение, будто я его личная записная книжка.
  - Во сколько вернетесь? - с надеждой спросил он, словно беспокоящийся муж.
  - Простите, Александр, но сегодня я не вернусь. Моя тетя выходит замуж и на сегодня назначен девичник, мы сняли коттедж и будем веселиться всю ночь, - сказала я. Видимо, голос мой звучал раздраженно, потому как итхис повесил трубку. Меня начинали терзать смутные сомнения, что Александр ко мне неровно дышит. Я тряхнула головой, отгоняя подобные предположения. У нас просто взаимовыгодный симбиоз, напомнила себе я. Он получает послушную и понятливую девочку-секретаря, не отличающуюся особым любопытством, а я - могущественного защитника и неплохие деньги. Арифметика проста как дважды два - четыре.
  Но то, как мужчина повел себя сразу после приема наводило на определенные мысли.
  Воспоминание накрыло непонятной волной нежности. Мы снова в его машине, он до боли стискивает мою ладонь в перчатке и, собственнически вглядываясь в глаза, рычит:
  - Никогда не связывайтесь с Аэрто - от него даже я не смогу вас защитить.
  Аэрто - серебряный итхис, который знает женщину с моими глазами. Конечно же, я приложу все усилия, чтобы встретиться с ним. Могла ли моя мать так понравиться кому-нибудь из итхисов, что ее похитили, предварительно шарахнув искрой? Конечно, могла, все женщины в нашем роду красивы, эта красота - дар и проклятье. Но если все это время она была жива, то почему не выходила на связь? Я не могла позволить себе надеяться на ее возвращение, но все еще продолжала верить. Не может человек пропасть из этого мира. Мы бы почувствовали, тетя бы почувствовала, они все-таки близнецы.
  Выбрав пару великолепных босоножек на лето, которое вступало в свои права, я перекочевала в магазин с бельем. Я обожаю кружевное белье, оно дает чувство уверенности. Вера предпочитает удобное, но почему бы не подарить ей что-нибудь совсем не вписывающееся в ее гардероб. Я решила прикупить пару развратных комплектиков в подарок тете. Ее супруг окажется передо мной в неоплатном долгу. Себе я тоже не отказала в удовольствии. В тот момент, когда я крутилась перед зеркалом в кружевном розовом лифчике, раздался звонок. Уверенная в том, что это снова Александр, я со страдальческим выражением лица взяла трубку.
  - Да?
  Однако голос принадлежал не моему боссу, это был холодный голос Принца-зимы.
  - Вы принадлежжите Дарку? - спросил он спокойно, не поздоровавшись, не представившись, словно знать его обязан был каждый. Я слегка разозлилась. Опять повторяется фишка с 'вещью'. Неужели у итхисов нет никакого уважения к женщинам? Остроухие, беловолосые, бледные шовинисты....
  - Я что, собака - кому-либо принадлежать? - прошипела я в трубку, игнорируя предупреждение Александра. Что мне сделает этот итхис? Скорее всего отведет меня в какой-нибудь театр, потом в ресторан, потом неловко пожмется, уверяя в своей неотразимости в постели. На том мы и распрощаемся. По крайней мере во время 'охоты' все итхисы вели себя примерно так.
  - Как насчет того, чтобы стать моей? - вопрос поставил меня в тупик. Я стояла в одном белье перед зеркалом и слушала предложение итхиса о принадлежности к нему. В каком времени мы живем?
  - Это такое оригинальное приглашение на свидание? - решила я все обратить в шутку.
  - Никогда никого не звал на ссвидания, - сказал он, в голосе слышалась улыбка. - Что ж, ззаавтра в полночь. Я вассс найду...
  Он не назвал мне места, где будет ждать, просто сказал, что отыщет. Прозвучало похоже на угрозу. Номер, с которого он звонил, также остался неизвестен.
  - Говнюк! - крикнула я в уже выключенный телефон. В кабинку заглянула консультант.
  - С вами все в порядке? - участливо поинтересовалась девушка.
  - Принесите мне что-нибудь серебряное, - с улыбкой попросила я. Идешь в логово волка - стань волком, решила я. Конечно, я не позволю Аэрто увидеть себя без одежды. Но я всегда чувствую себя увереннее, когда на мне красивое белье.
  ***
  Шампанское лилось рекой. Я и не представляла, что десять женщин и всего один мужчина способны столько выпить. В небольшом домике на окраине леса была финская сауна, огромный бассейн, караоке и отсутствие посторонних, которые могли бы испортить девичник. Деревянный домик в лесу воплощал мои мечты об уединении, а присутствие тети и Викки о времени с семьей. Ну а алкоголь и бассейн никогда не бывают лишними.
  - За это определенно нужно выпить! - в очередной раз закричал Тим, тетин лучший друг. Именно он организовал эту вечеринку ради своей школьной подружки, которая одна в свое время поддержала его, когда он понял, что отличается от мальчишек в их классе. Тогда Вера была еще романтичной девушкой, которая мечтала, что когда-нибудь встретит свою Искру. Тогда Тим пообещал ей, что закатит для нее лучший девичник на свете и подарит ей платье, как у принцессы. Кто бы знал, что по прошествии почти тридцати лет, он сдержит свое слово.
  - И чтобы твой дедушка не старел! Особенно в некоторых местах!- воскликнул он, пьяно покачнувшись. Этот респектабельный, лысеющий мужчина уже давно не был худосочным пареньком, какими геев рисует медиа. Тим состоял в крепких отношениях, два раза в год ездил отдыхать на хорошие курорты, имел большой дом и двух лабрадоров. Но сегодня он превратился в шестнадцатилетнего подростка, чем доставил радость Вере. Все захихикали. Давно мне не было так весело и хорошо. Лора также оказалась в списке приглашенных. Тетя не хотела, чтобы я и Викки чувствовали себя неуютно в компании женщин за сорок. Викки прыгала с Тимом на диване, выкинув наконец учебники и лекции из своей головы. Изрядно захмелевшая Лора делала видео-отчет для своих подписчиков. Когда она попыталась снять меня на камеру, я рассмеялась, но закрыла объектив. Зависимость от социальных сетей прошла для меня на удивление быстро.
  -- Кира, ты стала какая-то скучная в последнее время! - подружка снова попыталась меня сфотографировать, но потерпела фиаско. Я не хотела лишней публичности, потому что возможно за мной гонялся неведомый маньяк, не хотелось бы, чтобы он знал, что я в маленьком домике посредине леса отплясываю под хиты девяностых...
  -- Работа в офисе кого угодно сделает скучной. - лицо подруги выглядело опустошенным, поэтому я сказала ей - Но не все дни одинаковы. Например, не так давно я побывала в Аду.
  Без лишних подробностей я рассказала об атмосфере, царящей в клубе, я не упоминала о дурмане и секс комнатах, но рассказала о гриме официантов и барменов и немного об интерьере. Лора попросила у меня контакт кого-нибудь, кто сможет и ее провести в 'Ад' хотя бы на несколько минут. Фотография на входе в викторианское здание могла бы привести ей тысячи новых подписчиков. Я сказала, что подумаю, как помочь и подруга с визгом обняла меня. Потом видимо выпитая бутылка шампанского дала о себе знать и Лора, ойкнув, ринулась в туалет, даже позабыв свой телефон. Я сонно переводила взгляд с Викки на Веру, ее подруг, вырвавшихся от мужей и детей, окрыленных чувством свободы. Лорин телефон фыркнул, потом еще раз. Знакомая фотография привлекла мое внимание. Сообщение было от Эдгара.
  'Прости, детка, завтра я не смогу. Давай на неделе'.
  Странно, Лора не говорила о том, что встречается с моим бывшим. Ведомая любопытством я открыла их переписку. Знаю, это не правильно, но Лора сама бессовестно читала мои сообщения, если у нее подворачивалась подобная возможность. Она всегда говорила, что у подруг не должно быть секретов друг от друга. И вот на тебе.
  Я развернула диалог и быстро пробежалась по нему глазами. Эти двое встречались. Или по крайней мере спали вместе. Эдгар писал ей, что его сердце все еще разбито расставанием со мной, а потому он не хочет афишировать их отношения, Лора, конечно же, его понимала. Она писала о своих чувствах и о том, что готова подождать, пока он разберется в себе. Конечно... чувствах. Чувства у нее были к его банковскому счету. Эдгар в красках расписал ей, что произошло в Парадизе и 'шлюха' было самой приличной характеристикой, которой эти двое меня наградили. 'Трахается с итхисами', 'Проститутка - вот ее вечерняя работа', 'Дешевый эскорт', 'Хорошо, что не наградила тебя никакой болячкой'. Читать подобное было больно. Еще больнее было обнаружить, что именно Лора прислала ссылку на злосчастную сумочку, из-за которой мы расстались. 'Вот так она тебя ценит': писала подруга Эдгару. Я прикусила нижнюю губу, было горько не от факта предательства, а от того, что это была Лора. Лора, с которой мы мечтали о мальчишках из старших классов, представляли свою безоблачную жизнь, та Лора, которая утешала меня, когда мама пропала. Как я не заметила, что подруга детства превратилась в конченную дрянь?
  Звучала 'If you wanna be my lover', все танцевали и обнимались, обливались взбитыми сливками и шампанским и сыпали пошлыми шуточками. Я глядела на это веселье, размышляя, как поступить с полученной информацией. Скандалить на празднике тети не хотелось, но выяснить, почему лучшая подруга так поступила было бы здорово. Когда Лора вернулась из туалета, я молча протянула ей телефон с раскрытой перепиской.
  -- Почему? - тихо спросила я ее. Палитра эмоций сменилась на лице девушки: растерянность, гнев, наконец, она решила сама прикинуться жертвой.
  -- Ты получаешь от жизни все, Кира. Парни всегда выбирают тебя, у тебя обалденно красивая жизнь, путешествия, лучшие шмотки, черт, этого телефона даже в продаже еще нет. - Она указала на мобильный, подаренный итхисом. - Я работаю в трех местах, целыми днями слушаю нытье малолеток, и не могу и половины позволить из того, что у тебя есть. Как же я?
  Самое ужасное, Лора была искренна. Она действительно считала себя незаслуженно обиженной, считала, что я каким-то непостижимым образом завладела тем, что должно принадлежать ей. Я снова пожалела о том, что красовалась в купальнике на разных курортах, о том, что светила своей личной жизнью, старательно создавая образ успешной и счастливой красотки. Улыбаешься на камеру три секунды, а люди думают, что улыбка с твоих губ не сходит.
  -- Ты знаешь, вы с Эдгаром друг друга стоите. - Только и сказала я. Бесполезно было пытаться ей что-либо объяснить. Нужно признать, Лоре хватило такта заказать такси и убраться домой. Я понадеялась, что больше никогда ее не увижу. Гнева не было, было разочарование в дружбе, которая словно карточный домик рассыпалась из-за глупой зависти.
  Сегодня мы ели очень много клубники - мы окунали ее во взбитые сливки и соревновались, кто сексуальней съест. Тим победил, Вера заняла второе место, а мы с Викки поделили третье. Сестра тут же поняла, что между мной и Лорой что-то произошло. Я рассказала ей укороченную версию, на что Викки сказала 'Она мне все равно никогда не нравилась'. Оказалось, вычеркнуть человека из жизни очень легко, мы снова отдались бесшабашному веселью.
  Я с удовольствием отметила, что Вера сегодня выглядела как греческая богиня, ее волосы потяжелели и завились из-за пара, а полотенце, обмотанное вокруг стройной фигуры напоминало хитон. В сауне мы остались наедине - все пошли рисовать поздравительные открытки на свадьбу. Я вытянулась на деревянной скамье, словно большая кошка и наслаждалась сухим теплом. Тетя пребывала в задумчивости.
  - Наконец-то я выхожу замуж, - призналась она мне, - я уже и не мечтала об этом.
  Общаясь с Тимом я поняла, что многого не знала о своей тете. Тот помнил ее совсем другой: нежной и романтичной. Я же знала Веру - мать-одиночку, женщину с железной волей и безграничной любовью к семье, но не мужчинам. Возможно сегодня я подберусь к разгадке тайны, почему Вера стала такой.
  - Почему? Ты так красива, умна, у тебя отличный характер и ты умеешь заботиться. Да, у тебя есть сын, и любой мужчина сразу понимает, что он будет на втором месте. Но так ведь бывает всегда, когда у женщины есть ребенок.
  - Все дело в отце Льва, - тихо сказала тетя. Я вздрогнула. Никогда ничего не слышала об этом мужчине, даже упоминание о нем стало табу в нашей семье. Вера перекинула копну густых волос на плечо - Мы с ним были... связаны, - тихо сказала она.
  -- Связаны как?
  Вера только загадочно улыбнулась в ответ. Ну конечно! Лев - ребенок, рожденный Искрой. У него на лицо были все признаки, по которым определяли этих детей: отличное здоровье, идеальное зрение, чрезвычайно привлекательная внешность и незаурядный интеллект. С тем же успехом, с которым сын Веры занимался спортом, он мог бы делать что угодно. Дети, рожденные Искрой вырастают учеными, политиками, спортсменами. Гораздо реже - художниками и писателями, как показали современные исследования, для того, чтобы заниматься творчеством, нужно иметь не совсем здоровую голову. Как мы с Викки могли не замечать, что в нашей семье растет такой ребенок? Льва не брала никакая простуда, любой грипп, ветрянка, другие болезни проходили бессимптомно.
  -- Но почему ты оставила его? - спросила я тетю. Та снова стала смотреть внутрь себя, вспоминая то, что очень хотела бы забыть.
  -- Искра не меняет людей, Кира. А отец моего сына... скажем, очень плохой человек. Я знаю, что он уже мертв. Не выдержал разлуки. А вот я выдержала, потому что была беременна, потому что у меня была семья, которая ждала меня дома. Я не просто так рассказываю тебе обо всем этом сегодня. Я рассказываю это, потому что Викки выдала мне тайну о псевдоискре и итхисах. - Вера выставила вперед ладонь, пресекая мою попытку оправдаться. - Ты делаешь то, что считаешь нужным и не мне тебя останавливать. Но просто запомни, даже если тебе покажется, что тебя связала Искра с кем-нибудь из беловолосых, даже если ты почувствуешь, что жить не можешь без какого-то мужчины, знай, что это не так. Я смогла выжить, растить ребенка, найти другую любовь. Ты тоже сможешь.
  Ее слова падали мне на душу, словно лечебный бальзам. До этого я и не осознавала, как пугает меня возможность прикосновения итхиса. Образ Галины, сохнущей от любви, преследовал меня. Страх, что случайность сделает меня похожей на эту женщину, парализовывал и заставлял просыпаться ночами в холодном поту.
  Дверь в сауну распахнулась и показался вздернутый носик Вериной подружки.
  - Девочки, звонит какой-то Александр. Уже пятнадцать пропущенных!
  Я подскочила к мобильному, как ужаленная и выхватила его из ее рук. Вера громко сказала ей 'Этот парень - вся Кирина жизнь', подружка радостно прыснула, вызнавая у тети, когда вторая свадьба. Я одними губами прошептала 'Заткнитесь!'.
  - Кира, наконец-то. Черт возьми, вы уже давно должны были быть дома. И почему я узнаю о том, что вы решили встретиться с Аэрто? Кира... Вы меня слышите?
  -- Мы еще веселимся, я потом приеду... на такси.
  -- Я сам за вами заеду. Диктуйте адрес.
  Я пробормотала адрес, надеясь, что Дарк передумает и пошлет шофера.
  -- Что говорит? - спросила Вера.
  -- Сказал, что заберет меня, -- пробормотала я.
  -- А знаешь, Александр начинает мне нравится. По крайней мере смотрит, чтобы ты не пропадала ночами с сомнительной компанией, и не злоупотребляла алкоголем -- Зеленые глаза тети весело сверкнули. Она словно позабыла о том, что рассказала мне только что. Каково ей, жить с подобной тайной? Ежедневно оплакивать совершенную любовь, дарованную 'Искрой'.
  -- То есть выполняет твою работу.
  -- Моей работой это было до твоего совершеннолетия. А потом оберегать и защищать должен муж.
  Вера расхохоталась, скинула с себя халат и прыгнула в открытый бассейн. Так, раз у нас пошли разговоры из прошлого столетия, то Вере лучше больше не наливать. Я последовала ее примеру и тоже прыгнула в воду. Бассейн был с подсветкой и подогревом, иначе в прохладную ночь мы бы здорово замерзли. Домик окружал низкий кирпичный забор, за которым простирался лишь бесконечный лес. Место и правда особенное. Я последовала примеру Веры и тоже залезла в бассейн, теплая вода ласкала тело, перевернувшись на спину я могла разглядеть сотни звезд, лениво мерцавших вдали от большого города. Не знаю, сколько прошло времени, когда из забыться меня вывел пронзительный визг подруги Веры, которая весьма успешно притворялась чопорной матерью троих детей до того, как осушила пол бутылки шаманского в один заход.
  - СТРИПТИЗЕР!!! - завизжала она. - Да еще и итхис!
  Вокруг поднялся гвалт. Я вылезла из бассейна, потому что только один итхис мог заявиться на вечеринку моей тети. Растерянного Александра облепили восторженный женщины бальзаковского возраста в изрядном подпитии. Ясно, почему его можно было принять за стриптизера. Одет он был в низко сидящие брюки и черную майку, обнажающую шикарную спину и мышцы рук, отливающих алебастровой белизной на темном фоне.
  -- Какой шикарны! - Восхищенно пищал Тим.
  -- Раздевайся! - завопила Света, она сама пританцовывала, заставляя свой пятый обвисший колыхаться как море.
  -- Станцуете? - поинтересовалась Вера. Как назло заиграла 'I need a hero' в довольно сексуальной медленной обработке. Тетя искренне забавлялась тем, что Александр не знал куда себя деть от дамочек, полезших в кошельки за наличкой.
  -- Тпрррру, дамы! Этот жеребец занят моей сестрой! - раздался звонкий голос Викки. Без лишних слов она оттеснила женщин от 'столь лакомого кусочка'. Александр наконец то нашел меня глазами. На Викки он смотрел с удивлением и узнаванием. Сразу понял, что она моя сестра. Дарк взял свежее полотенце и уверенно шагнул ко мне, мерзнущей от прохладного ветра.
  -- Почему каждый раз, когда я вас вижу в свободное от работы время, вы без одежды? - Дарк протянул мне полотенце, старательно отводя взгляд в сторону. Другие женщины у него такого приступа смущения не вызывали.
  - Добрый вечер, - сказала я, натянув профессиональную улыбку. Неуместную, нужно отметить.
  - Добрый.
  - Мы уходим, Кира, - сказал Дарк. Они с тетей кивнули друг другу, словно в поддержку какой-то общей тайны, и мы покинули вечеринку после того, как Викки принесла мне одежду. Все женщины решили, что парень мой хорош как дьявол, но уж излишне строг. Но к тому моменту, как мы стали уходить, приехали уже настоящие стриптизеры, и я и Алекс были забыты.
  Босс усадил меня на переднее сиденье, недовольную и ничего не понимающую, и молча повез по темной дороге. Удивительно, как он вообще обнаружил уединенный домик в лесу.
  - Вы не будете общаться с Аэрто ни при каких обстоятельствах, - начал он строгим тоном, словно отец, ругающий слишком поздно вернувшуюся домой дочку. Видимо, эта фраза стала той соломинкой, которая сломала спину верблюду. Признание Веры, предательство лучшей подруги, еще и Александр со своей гипер-опекой.
  Я глубоко вздохнула и практически закричала:
  - Александр, мы с вами женаты? Мы встречаемся, мы любовники? - взорвалась я, или те бокалы шампанского слишком явственно дали о себе знать. - С тех пор, как я к вам переехала, вы не даете мне покоя! И если бы я это сделала по собственной воле?! Так нет, я ужасно не хотела въезжать в ваш дом, но НА МЕНЯ НАЧАЛАСЬ НАСТОЯЩАЯ ОХОТА. Элио едва меня не изнасиловал что бы свести с вами какие-то старые счеты, у моего подъезда сторожили головорезы... И я уж как-нибудь сама решу, с кем мне встречаться, а с кем нет.
  Дарк сидел, как громом пораженный. Его зрачки забегали и мужчина остановил машину, чтобы не попасть в аварию. Никогда я не смела поднимать голос в его присутствии, а тут веду себя как истеричка. Выслушав мою тираду, он ледяным тоном, от которого в машине похолодало градусов на десять, отчеканил:
  - Аэрто - наследный принц нашего народа.
  Я захлопнула рот, обескураженная услышанным. Я знала, что у итхисов монархия, но никогда не видела фотографий ни одного члена монаршей семьи. Тайны своих королей Итхисы оберегали сильнее всего.
  Александр тем временем продолжал:
  - Принцы держат гаремы. Древняя традиция у нашего народа, мерзкий пережиток прошлого. И если вы ему понравитесь, угадайте, куда вы отправитесь?
  Я от стыда опустила голову, а он вздохнул и добавил:
  -Женщины, не принадлежащие к роду итхисов, проходят обязательную стерилизацию, чтобы не замарать королевскую кровь. И идут они на это добровольно.
  -- Не верю, -- сказала я потрясенно. Какая женщина в своем уме позволит сотворить с собой подобное? Даже если ее ударит Искрой... Дети, это же святое.
  -- Придется. В Октавии много вещей, не понятных современному человеку. Из-за них я и не живу на родине.
  Меня от услышанного даже затошнило. Александр, не желающий больше откровенничать, включил музыку, тихая нежная мелодия полилась из динамиков. Пианино, звучало пианино. Романтическая и тихая мелодия никак не сочеталась с хаосом в моей голове. Вот бы кто-нибудь включил тяжелый рок. Беспокойство Дарка, оказывается, было не слепой ревностью, а понятным и обоснованным чувством, как и все в нем. Я прошептала:
  - Простите. Я обязана с ним встретиться, он... может знать... у него может быть информация...
  - О вашей матери, - закончил мужчина за меня, - я все понимаю. Но будьте осторожны, нет человека могущественнее, чем Аэрто. Вы уже согласились, отказываться от этой встречи вы не имеете права, - горько сказал он. Когда взгляд его перестал беспокойно носиться, он добавил -- ни в коем случае не позволяйте ему приблизиться к себе. Возможно, от этого зависит ваша жизнь.
  
  
  Полный текст можно приобрести на портале Продаман. Всем добра
  https://prodaman.ru/Lara_Ingvar/books/Kosnis-menya-Trilogiya-Iskra
Оценка: 6.60*14  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"