Ларин Дмитрий Евгеньевич: другие произведения.

Валера

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.94*4  Ваша оценка:


   Валера - медлительный и худощавый, с лихорадочным блеском в глазах. Голова его втянута в волнистые плечи, а бельма вращаются по кругу, словно колёса велосипеда. Он появился на станции Бугульма и пропал в углу, слившись с внутренней облицовкой вагона, оставив лишь корявые пальцы, испещрённые причудливым узором царапин, ссадин и мозолей, да пустоту, куда пальцы эти время от времени заливали содержимое стакана. Валера наполнял стакан попеременно из двух бутылок: "Архыза" и "Волжанки". "С солёной водой и с горькой, огненной", - пояснял он свистящим шёпотом неодобрительно поджимавшей губы бабке-попутчице. "Как бы не перепутать!" - пояснял он сам себе, журча очередным стаканом.
   На вид Валере лет тридцать пять, а руки его - сухие и потрескавшиеся, как июльский чернозём, ничуть не красивей рук бабки-попутчицы, сердито поджимавшей губы. Валера отказался от белья, старательно пряча "Волжанку" под полку, и проводница, насмешливо фыркнув, удалилась.
   К вящей радости бабки-попутчицы, недовольно поджимавшей губы, Валера ушёл в курящий тамбур и пропал надолго. Но долгая радость не всегда крепкая, и Валера объявился на своей плацкарте в компании двух таких же мужиков, которые, гогоча и воняя табаком, принялись разливать Валерину огненную "Волжанку". Сам Валера, не обращая внимания на банальные цветистые тосты, молча опрокидывал. Мужики наперебой рассказывали сальные истории, толкали пламенные монологи о политической ситуации в стране, проводили глубокий анализ половых извращений, которыми страдают игроки "Зенита", а Валера, растёкшись по стенке, молча втягивал горькую воду. Вскоре они отошли курить.
   Вернулся Валера с дряхлым ветераном, глухим на одно ухо. Тот птичьими глотками принимал "Волжанку" и шамкал нечто нечленораздельное, похоже, брюзжал на перестройку, блокаду и коллективизацию, располагая в порядке убывания гнусности. Валера кивал и извлекал очередную литровку горючей минералки.
   Следующим из тамбура он приволок наглого студента с пролизанным пробором и серьгой, что заставило губы бабки-попутчицы оттянуться вниз и влево. Студент трепал о реальном лавэ, клёвых тёлках и моднячих тусняках, и Валера оживился лишь однажды - после упоминания, что тусняки географически расположены в Питере. Оживился и вдруг сник снова, будто вспыхнул на долю секунды.
   Бабке-попутчице, кривившей золотозубые уста, не слишком нравилось подобное соседство, и она, подождав для приличия, когда студент заткнётся назревшей порцией "Волжанки", спросила:
   - Сынок, а ты далёко ли едешь?
   Валера как-то грустно глянул и ответил:
   - Никуда я не еду, мать.
   Мать, очевидно, наслышанная о дерзких выходках беглых зеков, закричала во весь голос:
   - Проводник! Проводник!
   Примчалась перепуганная проводница, из соседних купе заглянули соседи, чья-то не в меру любопытная голова даже высунулась из туалета.
   - Вот! - торжествующе сказала мать, тыча перстом в Валеру.
   - Что "вот"? - спросила проводница.
   - Ну что "вот"? - спросил Валера. - Неужели не бывает такого, что человеку некуда ехать?
   - Чего? - опешила проводница. - У тебя билет докуда?
   - А, - махнул рукой Валера и налил "Архызу".
   Проводница руки в боки свирепо пускала пар:
   - Я помню, ты до Питера садился!
   Валера ничего не ответил.
   - Как же так? - вопрошал небритый интеллигент. - Не может же такого быть, чтоб человек никуда не ехал, а, товарищи?
   - Да, не может, - нестройным хором подтверждали товарищи.
   - Может, - угрюмо опровергал Валера.
   - Ну! - сомневалась пышная блондинка. - Вот сойдёшь ты с поезда и куда пойдёшь?
   - Не знаю, - развеивал сомнения Валера.
   - Да что с тобой? - беспокойно спросила проводница, присев к Валере на полку.
   Не сразу поняли пассажиры, что этот странный глуховатый звук - бытие Валеры в живом исполнении автора. А он рассказывал как бы для себя, не глядя никуда, не обращая внимания ни на кого, сложив замершие руки на салфетку.
   Он рассказывал о том, как красил нефтеналивные хранилища в Ишимбае, как дробил бетон в Камышине и стоял на конвейере ВАЗа. Он говорил, как строил особняки в элитных посёлках и подводил к ним асфальт, а результат почти всегда оказывался один - наглый кидок. Он говорил, как ездил в Абхазию, пытался вербоваться наёмником, да по здоровью его не приняли.
   Весь вагон, собравшись в купе, затаив дыхание, слушал Валеру, как некогда слушали гусляров-сказителей. Проводница совершенно забыла о своих погонах, не включала свет, что только усилило волшебство, и прозевала несколько станций. Из соседних вагонов приходили люди, ругались на проводницу, но вставали, разинув рот, и внимали вместе со всеми, и даже бабка-попутчица перестала-таки измываться над своими губами и мягко улыбалась. А студент с сопливыми волосами лежал на третьей полке.
   Валера вытащил из-под полки бутылку с водкой, вылил остатки в стакан и, очнувшись, виновато уставился на проводницу. Та осушила стакан одним глотком и хрипло сказала:
   - На тебе денег, сейчас Ульяновск будет, стоянка сорок минут, сходи возьми ещё.
   - На всех возьми! - закричал кто-то, и в Валерину кепку посыпались купюры.
   Всю дорогу от Ульяновска до станции Майна те пассажиры, что ещё не успели уснуть, обсуждали, куда запропастился Валера.
   - Да наверно он решил в городе сойти! - свесив голову с верхней полки в проход, гудел на весь вагон здоровый мужчина. - В крупном городе работу найти можно завсегда!
   - Ну дык до Ленинграда почему не поехал, ась? - сипел ветеран с боковушки. - Там работы, небось, ишшо больше и плотют лучче!
   - Просто понял парень, что нельзя ехать никуда, - предполагала толстая тётка, ожесточённо качая ребёнка.
   После Майны Валера объявился. Он пёр перед собой ящик водки и был пьян уже туда, куда ехал. Обрушив ящик на пол, Валера забормотал, что едва успел вскочить в убегающий последний вагон, откуда шёл целый час, потому что с ним весь поезд знакомился и предлагал выпить-закусить-закурить.
   - Ты!.. - дрожащим голосом сказала проводница, наполняя глаза влагой. - Ты... дурак! - и залепила Валере такую оплеуху, от которой тот упал на полку и заснул.
   Принявшая дежурство на Красном Узле сменщица, видно, была в курсе о фаворите и принесла пару банок турецкого пива. "Из личных запасов", - объяснила она.
   Валера похмелялся глубокомысленно, видимо, размышляя над сутью пива, тщательно растирая языком о нёбо каждый пузырёк. Пива оказалось недостаточно, и сердобольная бабка-попутчица в Арзамасе вытолкала клюкой студента, пообещав убить в случае неисполнения приказа.
   К полудню вагон очухался полностью. Пассажиры собрались у Валеры в купе, пили добытое пиво, тайком от проводников разбавляя водкой.
   - Валера, а как тебе удалось после восьми вечера купить водку? - интересовалась пышная блондинка.
   - А я очень-очень попросил...- стеснительно отвечал Валера.
   - Валера, а какая у тебя в детстве была мечта? - вопрошал небритый интеллигент.
   Валера задумался.
   - Когда я учился в школе, я мечтал стать конструктором ракет, - сказал он. - Хотел смастерить большую-пребольшую ракету, улететь на ней на Марс и построить там храм.
   Вопросы посыпались на Валеру со всех ртов:
   - Какой храм?
   - Да обычный русский храм, белокаменный, с золотым куполом. Чтоб на солнце сверкал.
   - Да там же солнца в два раза меньше, чем у нас!..
   - Если будет сверкать - будет как бы два солнца.
   - А почему на Марс?
   - Цвет красивый.
   - Кто ж там будет на храм смотреть?
   - Тот, кто яблоневые сады будет разводить. Мичуринские яблони, сорт "Богатырь".
   - И кем ты стал в результате?
   Валера чуть заметно помрачнел.
   - Когда я окончил школу, было не до мечтаний, нужно было как-то прокармливаться. Поработал разнорабочим, отслужил в армии, затем перебивался от случая к случаю.
   - Валер, а у тебя есть семья?
   Валера помрачнел более чем заметно и некоторое время молчал. А потом без лишних вступлений, предисловий и слюней изложил следующую историю.
   Валера вернулся с очередной шабашки откуда-то с нефтепромыслов Татарстана. Денег ему заплатили немного, но он был рад и тому, и тащил с собой мешок с подарками для дочери и жены. Зайдя в квартиру, он увидел чужие ботинки и понял всё в мгновение ока: он ворвался в спальню, убедился, что помимо жены в его постели присутствует посторонний субъект, и тигром кинулся на кухню. Валера сдёрнул с гвоздика мясницкий топор, но вместо того, чтобы изрубить жену с хахалем на куски, направил свою ярость на подвернувшийся пенал, в котором жена хранила домашние консервы и варенье.
   Спустя пять минут пенал и банки были нашинкованы мелкой стружкой, а кухня превратилась в подобие оной замка Трёх Толстяков после посещения её оружейником Просперо. Валера утопил топор в клубничном пруду, вскрыл тайник с НЗ и, чтоб не таскать лишнюю тяжесть, перелил содержимое в найденные под мойкой пластиковые бутылки. Жена и любовник в это время, как маленькие дети, тряслись под одеялом, совершенно справедливо полагая, что кухня, как и любое технологическое помещение, - особо опасна.
   Валера перепрыгнул порог квартиры, но вернулся, швырнул на подзеркальную тумбочку заработанное - не ради жены, а ради дочери - и поехал на вокзал. В кассе он выгреб все оставшиеся деньги и попросил билет куда угодно, насколько хватит денег, лишь бы подальше от Бугульмы. Ему достался билет в Санкт-Петербург.
   Ошалевшие пассажиры даже не поняли, плакать им или смеяться, потом осторожно начали обсуждать происшествие. Мужчины посмеивались, ободряюще похлопывая Валеру по плечу, представляя себе, сколько труда и бессонных ночей было вложено в битву за сохранение честно выращенного урожая, а женщины притворно возмущались и преклонялись перед Валериной решительностью. Валера на одобрение ничего не отвечал и вымученно улыбался.
   В конце концов, весёлый шум и водка сделали своё дело, и Валера вроде оттаял, даже горькая улыбка его стала более искренней. Он даже рассказал, как работал монтёром на Рыбинской ГЭС.
   - А у тебя в Рыбинске какие-нибудь друзья остались? - вкрадчиво поинтересовался ветеран.
   - Да, остались, мы даже переписывались одно время, - охотно поведал Валера.
   Коллективное бессознательное пропитало вагон: пассажиры переглядывались и думали об одном и том же. Руководство операцией решил взять на себя ветеран.
   - Выпьем, сынок, за крепкую дружбу, чтоб не забывали друг друга товарищи по работе! - решительно поднял он стакан.
   Валера не стал отказываться. Спустя несколько минут, распалённый рассказом студента, который, как оказалось, посреди семестра плюнул на учёбу и поехал в родную Уфу к другу на свадьбу, Валера пил за дружбу, за любовь (после душещипательной истории, озвученной пышной блондинкой), за мир во всём мире (это после истории побега из чеченского плена здорового мужчины), и вскоре завалился набок. Засыпая, он вдруг принялся хныкать, как ребёнок:
   - Как же я её смог... взял и уехал... А она хорошая! Там подтекало, прокладка прохудилась... Дверка размокла... Я всё ездил по заработкам, руки не доходили... А приехал, а на дверке вырос беленький грибочек!.. И она мне его преподнесла... Мне же никто никогда цветов не дарил, а она!.. А я столько лет не менял ей прокладку!..
   Все пассажиры, боясь расхохотаться и оборвать краткий и тревожный сон, тут же задали друг другу немой вопрос: поменял ли прокладку любовник? Накирявшегося ветерана тоже положили спать, а бежавший из плена офицер-десантник пошёл с кепкой по вагону. Люди делились охотно; помимо денег, улов составило большое количество сала, хлеба и колбасы. Всё это упаковали в Валерину сумку, часть денег - Валере в карман. Студент оторвал от сердца пачку дорогих сигарет, бабка - толстые шерстяные носки, которые везла в гостинец внукам. Ветеран, проснувшись, подарил лётчицкие перчатки, а офицер-десантник снял с шеи амулет - изуродованную пулю.
   Валера мирно спал и не подозревал о коварстве полюбившихся попутчиков. Когда от тряски он открыл глаза, ему сунули в руку бутылку пива с предложением похмелиться. Валера выпил половину и вдруг понял, что его вывели в тамбур и скоро вышвырнут на перроне станции Рыбинск.
   - А! - закричал Валера диким голосом. - Сволочи! Пустите! Я не хочу в Рыбинск!
   Рука его не могла бросить пиво, и это предопределило итог рукопашной. Офицер-десантник провёл блестящий приём, отрывая вторую руку Валеры от поручня, пихнул его под зад, и Валера вылетел на перрон, чудом удержавшись на ногах. Вслед за ним была брошена сумка.
   - Закрывай! - скомандовал офицер, глядя на часы.
   Проводница захлопнула дверь, и через несколько секунд поезд тронулся. Валера бросился вслед, надеясь запрыгнуть в последний вагон, но с него вдруг соскользнули брюки - это был фокус, предложенный одним из работяг. Валера чуть не заплакал, вскочил и запустил бутылкой в уходящий поезд. Застегнул ремень и понуро побрёл на вокзал.
   Говорят, кто-то потом видел Валеру в маршрутке в Бугульме. Конечно, может быть, что он всё-таки помирился с женой, но Валеру "видели" и во Владимире, и в Петрозаводске, и даже в Миассе. Так что не верьте этим досужим вымыслам - Валера, как гейзенберговская частица, находится во всех городах нашей страны одновременно...

Оценка: 8.94*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com F.(Анна "Избранная волка"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"