Ларин Эдуард: другие произведения.

Рая - Нет, А Земля - Ад!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:


   -----РАЯ - НЕТ,
   А ЗЕМЛЯ - АД!
  
  
   Любые совпадения с кем-то, чем-то, как-то, почему-то и пр.пр.пр. - всего-навсего неожиданная случайность.
   21+
  
   Оглавление.
   Глава 1. Начало-начал
   Глава 2. Не ходи туда! - Папа кричал.
   Глава 3. На вершине горы топнул ногой
   Неважно: старый иль молодой
   А раз выше всех - значит герой!
   Глава 4. Прости меня мама, прости меня папа,
   Но сын ваш тупая большая лопата!
   С вершины бы слезть, но этот вопрос
   Решить не могу, хоть ростом большой,
   А умом не дорос!
   Глава 5. Мне б кубарем вниз скатиться с горы
   И не перехватят меня там орлы
   А если уверую молитву творя
   То вырастут крылья и у меня!
   Глава 6. А вот он и я!
   Любите меня!
   Хороший я или плохой,
   Но целый и даже живой!
  
А в аде - никого! Все черти здесь.
   И это нам не ново.
   Но стоит лишь учесть,
   Что первым было слово!
  
   Ты не гляди вокруг
   В себя вглядись мой друг
   И удивишься снова
   Что чёрт и ангел вместе и в тебе
   А как их опознать, ну кто из них, кто есть?
   А не поймёшь - возможно быть беде...
   И у чертей есть честь...
   И в ангеле проснётся злоба...
   (автор первой строчки неизвестен)
  
   I. Начало-начал
   1.
Маленький, несчастный огонёк испуганно метался в пространстве. Он хотел спросить кто он, откуда, причём неожиданно для себя появился, но всё к чему он прикасался - молчало. Никто не хотел помогать ему, словно никого не было. Вдруг он заметил, что в страхе заметался ещё один испуганный огонёк, потом ещё и ещё. Они бросились друг другу навстречу.
   - Братья! Братья, я здесь! - Радостно кричал каждый из них. Один не добежал и умер в пути.
   Остальные соединились и превратились в один большой огонь, который начал пожирать всё, что попадалось ему на пути. Языки пламени, огненными лентами, завывая, свивались в клубок и гул пламени начал превращаться в зловещую песню под которую огонь становился огнищем.
   Герои, увидев это, бросились бороться с ним, но силы были неравны и, они вызвали пожарных. Те приехали вовремя и потушили нарождающийся пожар и этим спасли не только квартиру, но и дом.
  
   - Ну, как тебе? - Спросил молодой мужчина сына шести-семи лет выйдя из зала.
   - Клуто пап! Лучший квест!
   - Вот то-то! Я его, хоть и смотрел пятнадцать лет назад, а до сих пор мурашки по спине бегают! Из-за этого и курить не стал! - Обратился он уже к пожилому мужчине с короткой стрижкой седых волос, собиравшемуся войти в зал.
   - Спектакль мирового уровня! - Остановился тот. - Но никому ни он, ни театр не нужны. Поэтому Россия и горит круглый год.
   - Почему не нужен?
   - Может из-за зависти, что они сами не могут создать хотя бы похожее, а другие сосут... их же истровская власть всё-таки прихлопнула и разогнала со второго раза, а зачем объяснить не может. Попросили значит!
   - Да ладно!
   - Первый раз, когда уважаемые люди спросили мэра за что он ликвидирует театр, так тот не нашел что ответить и брякнул: "Я так хочу!". А нынешний...
   - Это Печенькин, который...?
   - Какая разница: Пещеркин, Амуркин, Птичкин, Мисиписькин? Кто бы ни был, интересы народа для них пустое место. - Ответил пожилой и вошел в зал.
  
   Зрители, а спектакль смотрели и взрослые и дети, причем, взрослых было почему-то больше, медленно покидали зал, а декорации уже начали разбирать. Он снял со сцены готовый баул с упакованными куклами и понёс его к выходу.
   Одинокая девушка, уже за тридцать, она была здесь без детей, но увидев его, быстро оказалась рядом.
   - Это вы Тихон Карпин? - Вежливо обратилась она к нему, перегородив дорогу.
   - А зачем он вам?
   - Я редактор интернет-журнала "Военно-исторический поиск". Мы разыскиваем интересных людей, о которых до сих пор никто не знает, и узнаём как они боролись за Родину.
   - Тогда вон - пишите про них! В очень сложных условиях они и борются за Родину! - Кивнул он на сцену. - Ребята выполняют свою миссию несмотря ни на что.
   - Почему миссию? - Заинтересовалась она - статная шатенка в стильном топе и шортах.
   - Та - Маша. Она фармацевт. Настя - хирург, Сергей - бухгалтер, Денис - тренер, Ольга - психолог. Ну, Фёдоровна главная, вон та - Пална...
   - А почему Пална? Она моложе меня! - Указала она на девчонку сматывавшую кабель, потому что на сцене больше никого не оказалось, на кого ещё можно было показать.
   - Из уважения к её профессионализму. Она один из лучших осветителей Москвы!
   - Значит они не из-за денег?
   - А вам что, не понравилось?
   - Я думала они профессиональные артисты... - Разочарованно протянула собеседница.
   - Профессионализм заключается в качестве продукта, а не в том, что за него деньги получают! Никто с детьми не занимается, именно в таком, воспитывающем аспекте. А дети будущее страны? - Попытался обойти он её.
   - Давайте вернёмся к нашим бара... разговору! Это очень интересно, но нас интересуют военные миссии, как вы сказали, подвиги, участники или свидетели их.
   - Я-то тут при чём? - Он обошел её и понёс баул к белому фургону. Отодвинул боковую дверь и положил туда баул.
   - Один из наших сотрудников прочитал книгу "Чёрная сотня или белая Мамба". Там невероятные события. Мы заинтересовались ими...
   - Мало ли что автор нафантазировал...
   - Мы подключили всех, кого могли... многие подтвердили, что всё достаточно точно описано и такое могло быть, а двое показали на вас, что в это время, и вы тоже могли участвовать в этом!
   - Я вообще-то не в курсе, что вы имеете в виду! - Он пошел опять к зданию.
   - А я вам ссылку на книгу в мобилу кину!
   - А у меня нет мобилы!
   Это сообщение так шокировало девушку, что она остановилась.
   - Как это нет? - Крикнула она вдогонку. - Что и емайла тоже нет?
   - А что это? - Ответил он, входя в дверь.
  
   Она резко замерла, как неожиданно засоленная дочь Лота. Как это можно жить без интернета и мобильной связи? Дремучесть! Прошлый век какой-то! Очнулась только тогда, когда он потащил крепко замотанные верёвкой какие-то бруски к машине.
   - А если вам привезут распечатку?
   - Это интересно. Везите. Раз вы меня здесь нашли, то найдёте и где я живу. Эти выходные я ещё буду дома, а потом уеду. Лето знаете ли! - Он раскрыл задние двери фургона и начал укладывать бруски.
   Девушка недоумённо пожала плечами и обреченно побрела к "Альмере".
  
   Пока привёз ребят обратно, разгрузились, но всё-таки успел доехать в техцентр "Ивеко" к концу рабочего для. Мастера провели диагностику, назвали цену. Оплатил сразу. Он собрался совершить путешествие в освобождённый Крым. Поэтому и надо было проверить электрику, ходовую, тормоза, заменить масло, да и мало ли чего ещё неожиданно вскроется!
   Чтобы жар от металлических стен не раскалял изнутри, стены и крыша фургона были обложены отражающей теплоизоляцией из вспененного полиэтилена покрытым полированной алюминиевой фольгой. На обтекатель кабины он собирался положить плёночные солнечные элементы. В кабине разместил старые аккумуляторы, за спинкой водительского кресла был автомобильный холодильник. На ящиках разместил матрас. Сам пищу готовить не собирался, но как обычно взял и посуду с котелком, чайником и паяльную лампу. Три кондиционера из старых авто расположил так чтобы они обдували его в кабине полностью, особенно промежности, которые чаще всего сначала потеют, а потом зудят. Причем эти кондиционеры можно было переносить и в фургон. Ну и всякого по мелочи.
   Карпин вытащил из кузова велосипед и поехал на нём домой. Если ехать по шоссе, то даже без учёта пробок, то около часа, потому что в объезд, а на велике можно и по прямой. Поля, леса, деревни и просёлки. Каких-то семнадцать километров. Три с половиной часа хода походным шагом всего-то. А на велике чуть ли не в два раза быстрее!
  
   Свернул на тропинку к дачному посёлку с дороги. Хотя и стемнело, но ориентир был заметен в любое время и любую погоду. Это была огромная ветла на вершине которой сидел ворон. Заметив Карпина, он слетел с дерева и опустился ему на плечо. То ли начал покаркивать, то ли ещё какие звуки издавать, но Тихон кивал ему в ответ на это. Со стороны казалось, что ворон ему о чём-то докладывает. Закончив доклад ворон улетел.
   Он подъехал к дому и быстро прошёл через калитку, которая сразу за ним захлопнулась. Велик завел в сарай и запер. В его дворе даже палки не валялось. Он исходил из того, что беспорядок соблазняет и провоцирует на всякие нехорошие поступки. Он даже "Ивеко" рядом с домом не держал, если несколько дней подряд ей не пользовался. Хранил на автостоянке у станции, хозяином которой был отставник. Пешкодралом полчаса напрямик, а на авто минут пятнадцать, потому что в объезд.
   Карпин по-быстрому поужинал, помыл посуду и лег спать на первом этаже. Весь этаж занимала всего одна комната. Она была и кухней и столовой и гостиной. Посредине стояла печка с низкой лежанкой. Лежанка использовалась как стол для посуды. Ну не лазить же каждый раз по ящикам? А ему одному много надо? На окне штор не было - их же стирать время от времени надо! Второй этаж - две комнатушки - спальни. Гости бывали редко и, также редко, он поднимался на второй этаж.
  
   Через два часа легкая тень переползла через забор. Она подошла и открыла калитку. Более высокая тень прошла через неё. Маленькая поднялась на крыльцо и достала кольцо с крючками, которые начала по очереди пихать в замочную скважину.
   Вошли оба. Постояли, дожидаясь, когда глаза привыкнут к темноте, но облака разошлись и полная луна осветила помещение.
   В ярком свете луны тени обрели вполне человеческие формы. Маленький и худой, высокий, но упитанный. Сильно упитанный. Мелкий достал флягу и дал отхлебнуть высокому. Потом подошел к разделочной столешнице, выдвинул ящик и выбрал самый крупный нож. Вложил в руку большому и силком, так как тот упирался, подвёл к узкому диванчику, на котором спал Карпин. Двумя руками сжал его пальцы вокруг рукояти и так сильно ударил в шею лежавшего под простынёй человека, что тело того дернулось. Замахнулся на соучастника. Тот испуганно закрыл глаза и нанес ещё несколько ударов в лежащее тело. Простыня окрасилась и кровь начала капать на пол.
   Тут замигал свет и включилась сигнализация. Низкий нервно оглянулся и быстро убежал, хлопнув дверью. Высокий недоумённо оглядывался, а потом на негнущихся ногах, опираясь на стену, выполз на крыльцо. С ножа ещё капала кровь. Он поднёс нож к лицу, отшатнулся и, брезгливо отбросив нож в сторону, повис на перилах. Его желудок вывернуло наружу.
  
   2.
   Ощущение что чугунный, не проходило. Казалось, что его положили под пресс или в расплав. Он что-то вроде металлической заготовки. Медленно и неуклюже, как и подобает ожившему бронзовому командору, ощупал себя. Действительно памятник, только поверженный, иначе был бы не горизонтальный, а вертикальный. Но... запах жареной яичницы с колбасой, значит, что что-то живое в нём ещё есть, раз он почувствовал запах! Медленно, как створки огромных проржавевших ворот, веки оторвались друг от друга. "Свет!" - Хотел он обрадованно хрипнуть, но только сухо заскрипел как несмазанные петли.
   - Очнулся убивец? - Мужчина, на котором были только трусы, но всё тело было замотано бинтами, пропитанными кровью. - Завтрак в постель подать, или к столу подойдешь?
   - Я сам! - Еле прохрипел он и, пошатываясь, подкорячившись к столу, сел на табурет. Бутылку минеральной воды, стоявшей на столе, опустошил вмиг, причем пролив мимо чуть ли не половину. Руки дрожали так... да ещё и горлышко об зубы стукалось, в такт дрожащим рукам...
  
   Ему казалось, что он не помнил, кто он, где, какая стихия его перенесла в столь незнакомое место. Незнакомец, тяжело вздохнув, вынул из холодильника бутылку водки и, налив половину гранитного стакана, пододвинул к нему.
   - Выпей страдалец! Сосуды расширятся - память вернётся. Вода не водка - не похмелит.
   Он, негнущейся рукой, поднёс стакан ко рту, но долго не мог попасть в него - промахивался. С бутылкой было проще - засунул в рот. Тогда незнакомец приставил указательный палец к его нижней губе, край стакана получил опору и, водка, медленно, но верно проникла в ротовую полость, протекла по пищеводу и упала в желудок. То, что водка попала куда надо, проявилось ощущением растекающегося тепла. Незнакомец оказался прав. Память возвращалась. Лучше бы она осталась там, откуда пришла и тихо, незаметно скончалась.
   - Я же убил тебя! - Медленно произнес он и зарыдал, но слез не было, а в сухую рыдать сложно.
   - А я воскрес! - Тот пододвинул к нему сковородку с яичницей и тарелку с луком, петрушкой, укропом. Они ещё пахли свежей землёй. Есть хотелось нестерпимо. Последний кусок хлеба был съеден вчера сразу после полудня, типа был обед. Да и этот обед заключался в глотке водки и ломте чёрного хлеба. Отбросив всякое смущение, он принялся, огромными кусками, наворачивать предложенное. Съев всё и, подобрав куском хлеба масло, сытно икнул.
   - Ну вот, я как баба-яга тебя спать уложила, накормила, а теперь и в печь пора! - Доброжелательно, но с ехидством произнес незнакомец.
   - Какую печь?
   - С начала - начал! - И это уже был жёсткий приказ.
   - Меня посадят? - Испуганно спросил он.
   - Решим, начинай. - Тон голоса был безжалостен. - Вопросы задаю я!
   - Я твой сын!
   - Если сын, зачем убил?
   - Это слишком долго и запутанно.
   - А я и приказал: начинай сначала. Как тебя зовут?
   - Саша Воробьин.
   - Дальше!
   - Я живу в Орехово-Зуеве. Закончил институт в Костроме. Преподаю литературу в школе. Не женат. Значит и детей нет.
   - Не густо. А щуплый это кто?
   - Нынешний мамин как бы муж. Это всё из-за него. - Он засопел носом. Незнакомец снова налил водки, а на хлеб положил кусок сала и жестом показал на них. Подчинился. Выпил и закусил. Появились слёзы.
   - Вот уже расслабился. Если хочешь выпить наливай сам, а на закусь, сейчас картошечки с сардельками сварю. - Незнакомец подошёл к раковине и начал чистить картошку. - Ты только не молчи. Время играет против тебя.
   - Мама родилась и жила в пригороде Костромы. Там сейчас дедушка и бабушка живут и тётя Вера - сестра мамы. Теперь это самый престижный район. Типа Рублёвки. Тётя Вера закончила техникум в Иваново и её распределили в Орехово-Зуево. Там она вышла замуж и они жили в семейном общежитии, где теперь сейчас мы с мамой. Тётя уехала ухаживать за предками в Кострому. Ну а мы стали жить у неё, в общаге. Мама тоже уехала в Иваново, закончила техникум и её распределили в Омск. Ей там не понравилось. Как говорили бабушка с дедушкой - работать она не любит, даже на собственном огороде. А вот погулять в весёлой компании - цель жизни. И в техникуме так же. Поэтому в Омск и отправили.
   - Нагуляла?
   - Не перебивайте! - Достаточно твердо попросил Саша. - А там военное училище.
   - Общекомандное дважды краснознамённое имени Фрунзе.
   - А вы-то... ну, да вы же военный! - Как-то ехидно произнёс Воробьин. - В общем она подцепила курсанта, забеременела мной, а вы на ней не женились.
   - Это что за бумеранг прилетел через тридцать лет? Всю жизнь в печальках ходила?
   - Нет, это я сам начал раскопки. Я нашел итоговый протокол суда. Но Валик, это тот, который со мной здесь был, сказал, что суд был куплен. И мне надо отомстить за испорченную жизнь матери и моё унылое детство.
   - Ну, с такой мамой...
   - Я жил у дедушки с бабушкой и это было моё самое счастливое время! Я там и институт закончил. Они сказали, в институте много девчонок, выберешь себе подходящую, будешь нас радовать потомками. У тети Веры детей-то не было. А у меня что-то с девчонками не складывалось и не складывается.
   - Как-то нелогично такому рассудительному, с высшим образованием искать таких бредовых приключений...
   - Валик заставил.
   - Да он рядом с тобой...
   - Вы его не знаете. Когда он объявился, я был в Костроме. Возвращаюсь - там веселье! Валик сказал, что она больше никогда работать не будет. Он всем обеспечит. Так она особо и не работала. То у одного поживёт, то у другого... то потом я... Затем я с тетей Верой местами поменялся мы к ней, а она к ним. За бабушкой с дедушкой надо было ухаживать. Мама та ещё ухаживалка, как сказала бабушка, вот тётя Вера и... Она не хотела, чтобы мама одна здесь жила. Мне пришлось перебраться из Костромы сюда и жить с мамой.
   - И что дальше?
   - Валик только из зоны откинулся. И его главный рефрен был, что он за нас там сидел! Теперь мы все ему должны. Создал типа общак для подогрева сидельцев и с молодняка деньги тряс. Внушал, когда вас посадят, вам тоже подогрев будет. Тюремную романтику в уши тёр. Пропадал периодически и, всё, что ему было без надобности, им раздавал. Они велись.
   - И с тебя брал?
   - А что у меня за зарплата? Это в Костроме, когда я в газете работал, даже на гонорарах можно было как-то жить, а тут одной писанины...
   - Но вы же литератор, сударь!
   - Так это литературы не касается. Отчетов больше, чем книг за всю историю человечества написано. Сдай в электронном виде, подтверди в письменном... все знают, что никому не нужно и читают только тогда, когда надо к чему-нибудь придраться. Я собирался всё равно уехать в Кострому, но здесь все власти и архивы рядом, можно хоть что-то узнать о своём отце... - Тут заиграла мелодия мобильника. Незнакомец, хотя уже было понятно, что Воробьин знает, кто он, взял аппарат. Разговор по мобиле был короткий.
   - А Аня сказала что у тебя нет мобильника.
   - Правильно, нет. И этот не мой, дали на время. Продолжай.
   - Валик узнал о моих раскопках и начал капать на мозги... поил всегда чем-то. А вчера и сегодня стерег, как я потом понял, чтобы я не сбежал от него. Полдня в кустах в засаде сидели. Водкой поил, а я уже ничего и не помнил...
   - Значит ты знаешь кто я. Материалы суда читал?
   - Только заключение...
   - Действительно я закончил дважды краснознаменное общевойсковое училище имени Михаила Васильевича Фрунзе. И всё это в материалах дела. Только небольшая разница. Не в Омске, а в Киеве. И для военных это две большие разницы. Даже чисто теоретически, без учёта расстояния, я с твоей мамой никак пересечься не смог бы. Но она фантазийно пересеклась. Меня распределили в южную группу войск, в Венгрии. Я женился перед выпуском. Через почти год мне выделили семейку. Я отправил запрос на прибытие жены. Вдруг вызывают в политуправление группы войск, отбирают партбилет и отправляют в Омскую комендатуру с явкой к прокурору. Там выясняется, что твоя мама, видать с чьей-то помощью, написала в политуправление минобороны, что курсант Тихон Карпин обещал жениться, но не сделал этого, а она уже на четвертом месяце. Я прокурора спрашиваю "объясните мне, как я, будучи за границей, успел обрюхатить девушку в Омске?" А он мне, а я знать не знаю и знать не хочу, потому что у меня приказ. Гарнизонный суд разберется. Хоть не с руки в такой ситуации, но анекдот к месту: Притаскивает мамаша беременную дочку к КПП училища, требует начальника и всё такое, скандал на всю улицу. Выходит генерал, она ему дочку в нос суёт. Смотри мол что твой курсант как её поправил!
   - А сколько человек в вашей семье?
   - Я, муж, моя мать, его мать, сын и она - шесть.
   - Вот вы дюжиной рук одну дырку закрыть не смогли, а как мне полторы тысячи хуёв двумя руками держать?
   Смешно, да? А мне нет! А тогда вообще, казалось, что жизнь уже мимо пролетела, даже без войны! И никто выяснять ничего не хочет! Еле упросил сделать запросы где я находился во время предполагаемого соития и последующей беременности. Сработал аргумент, что не только оклеветали меня и Советскую Армию, но и подставили политуправление минобороны своим нежеланием разбираться. Других Тихонов Карпиных в СА не оказалось, вот на меня всё и повесили. По партийной линии уже пришили аморалку, турнули из партии. Суд я выиграл. Возвращать партбилет, значит признать вину и то, что даже не пытались вникнуть. Поэтому в виде компенсации, меня отправили не на Дальний Восток, а в Афган. Не в разведку, а исполняющим обязанности командира штурмовой роты. Как бы с повышением. Я ещё года не прослужил, а такая карьера! Война расставляет всё по местам. Через год меня вернули в разведку.
   - Я этого не знал.
   - Очень просто прийти и ножичком потыркать незнакомого человека да? А хоть раз у тебя возникала мысль, зачем этому Вальку что-то от тебя такое странное надо?
   - Убийством повязать? - Неуверенно произнёс Воробьин.
   - Тупое ты чучело Санёк! Если бы не я, ты бы на крыльце сдох!
   - Как это?
   - Когда я оклемался, на крыльце тебя нашёл с признаками отравления. Тебя спасло что ты блеванул. Сейчас звонок был о том, что в блевотине клофелин обнаружили. Я тебя отмыл от крови, в постель уложил, капельницу тебе поставили. Доктора к тебе вызвал! Твоему Вальку, не моя смерть была нужна, а твоя! Ты бы здесь и помер бы. Неопознанный труп. Захоронили бы. А если бы опознали, то сын отомстил отцу. Видишь, как всё ловко твой Валик просчитал? Единственно блевотину не учёл. Поскользнулся он на ней!
   - Как это?
   - Что ты за какал? Как? Как? Значит ты владеешь тем, что ему надо, а украсть нельзя!
   - Да чем я владею? Ну бабушка с дедушкой на меня дом с участком в пятьдесят соток переписали! Я же там не живу!
   - Теперь дошло?
   - А чего он просто не прикончил?
   - Так сразу на него и подумали и раскрутили бы. А так... Непризнанный сын мстит отцу и кончает самоубийством. А потом обнаруживается завещание, скорее доверенность твоему Валику.
   - Логично, я даже как-то об этом не подумал. Мы боимся его. Мама особенно. Он нас запугал. Что делать-то?
   - Сначала напиши явку с повинной. - Карпин подал несколько листков бумаги и ручку. - Всё подробно, а потом гони в Кострому.
   - А где моя одежда?
   - Вон в пакете вместе с ножом. Это улики.
   - Нет, в Кострому я не поеду. - Решительно отрезал Воробьин. - Тогда он маму убьёт и свалит на меня.
   - Твоё дело куда податься.
   - А ты так и не разобрался, почему она на тебя показала?
   - Выяснил, но уже без следствия и прокурора. В армии их ненавидели, потому что они не пытались разобраться и найти виновных, а замылить это или свалить на невиновных. Чаще всего самоубийство приписывали. За год до моего окончания моего училища, Омское закончил Тихомир Карлин. Его окружение звало Тихим. Твоя маманя запомнила его среди всех потому, что она его девственности лишала перед выпуском из училища. То есть за два с половиной года до твоего рождения.
   Жена со мной развелась, оказывается вышла за меня, потому что за границу отправляли. У военных жёны бывают двух категорий. Первая - это спутница и помощница во всех лишениях службы или такая как моя, ну, или твоя мама. Лишь бы за кого-нибудь удобного выскочить. Пиши давай, особенно подробно, как вы в засаде сидели и он тебя чем-то поил, а также что он твоей рукой наносил удары.
  
   3.
   В понедельник получил машину из техцентра. Решил не оттягивать отъезд и в ночь стартовать. Велосипед выгрузил в сарай вместе со всеми документами в сумке на руле велика. Зашёл в дом руки помыть. И всё...
   Очнулся от сильных шлепков по лицу. Руки и ноги были обмотаны скотчем. Затрещины раздавал молодой пацан, причём явно старался, поглядывая на Валика. Тот стоял сзади, в руке у него был ПМ.
   "Недоучёл! Лоханулся чучело. Доверился в то время, когда даже самому себе доверять нельзя!" Промелькнула мысль между затрещинами.
   - Ну хватит! - Махнул пистолетом Валик. Парень отошёл в сторону. По его виду и садистскому взгляду было понятно, что отвешивание затрещин его мало устраивало. - Я прочёл книжицу, что мой кабанчик вёз тебе. Значит алмазиками баловался? Ни за что не поверю, что ничего не прилипло. И в бессмертие твоё не верю, хотя на шее следов от ножа нет. Ты не бессмертен - мы не добили. В тот раз повезло тебе. Может и от пуль у тебя бессмертие? Где предел твоей жизни?
   - Моя жизнь на кончике иглы, а игла в яйце, а яйцо в утке, а утка в зайце, а заяц в сундуке, а сундук на дубе, а дуб...
   - На острове Буяне! - Неожиданно закончил за него пацан, который избивал его.
   - Давай твою сказочку проверим! - Наставил на него пистолет Валик. - А потом по кирпичику разберём всё и алмазики найдём.
   - Шутник да? С виду умный вор. Что же ты не дождался, когда я уеду? Не спеша бы, всё бы в пыль превратил...
   - Пилите Шура, пилите, они золотые! - Опять влез в разговор пацан.
   - Стреляй!
   - И пытать тебя бесполезно... если скажешь где, отпущу...
   - Наоборот... и меня и его! - Кивнул в сторону пацана Тихон.
   - Пытаешься расколоть нас? - Приставил к его виску ствол Валик.
   - Не без этого, конечно. Но я не понимаю о чём тёрка! Твоего пасынка я отпустил, одежду ему подходящую нашёл, а сам знаешь, как сложно найти на такого огромного одежду! Не заявлял, предъяв не делал, а ты с какими-то алмазами!
   - Так же не бывает! - Вскрикнул Валик.
   - В жизни не бывает, а в книжках что угодно! Меня убили давно уже. Но тебя-то найдут твои же. Мои ребята их же и наймут. А конторе я каждые три часа отвечаю на звонок. И что ты им скажешь? Что я знаю где золотая стена в Аризоне?
   - Золото Маккены? Может туда рванём? - Осклабился недоросль.
   - Подожди чувак! - Засунул пистолет за пояс брюк Валик. - То есть вот всё что написано про тебя туфта?
   - А я что, это читал? Сначала меня ножом искромсали, теперь алмазы какие-то требуют. Ты-то как подвизался чувак? - Обратился он к молодому. Но тот подошёл и так врезал по лицу, что изо рта хлынула кровь. Тихон чуть не задохнулся ей и выплюнул на пол сгусток.
   - Всё. Стреляй. - Опустил голову Карпин. - Я воскрешусь и обоих достану в любом месте и в любое удобное для меня время...
   - Тыц чего, - растерялся Валик, - хотя бы чего-нибудь отвали, мне же в общак надо...
   - Бери что тут есть!
   - Ну это не серьёзно, кому вся эта хуета нужна? Может наведёшь на кошт?
   - Ты чего за своего принимаешь? Если б я и знал - не сказал бы!
   - Сдохнешь ведь!
   - Я жизнь несколько раз прожил, а ты? Ты сам готов умереть, а не только других к праотцам отправлять?
   Молодой пацан подошёл и взял за горло Карпина.
   - Слышь! Ты, чмо военное! Я тебя ни резать, ни стрелять не буду. Задушу так что не воскреснешь!
   - Это аргумент. Ты прав. Там уже я...
   - Где алмазы? - Отпустил и слегка придушил пацан.
   - Отпустишь - поговорим. Нет - значит нет!
   - Трещи...
   - У меня не было никогда и никаких алмазов, но... - успел вставить два звука, потому что пацан протянул к нему руки, - у меня есть горстка брильянтов, но они не здесь. Это всё что я заработал за десятки лет беспорочной службы.
  
   - Молодец! - Хлопнул по плечу, молодого Валик. - Не зря я тебя выбрал! Расколол супостата! Колись дальше вражина!
   - Может договоримся? Вас же свои зароют!
   - Не испугались. Поделим с ними пополам. На сколько там?
   - В зависимости от курса: пятьдесят-семьдесят!
   - Я же тебе говорил, что на жилу набрели? - Посмотрел Валик на сообщника. - Лучшие машины, рестораны, шлюхи! Мечта любого!
   - Я вообще-то жениться хотел! - Сконфуженно ответил молодой сообщник.
   - Одно другому не помешает! - Ответил Тихон. - Твои дети смогут уже людьми стать!
   - Кончай балаган! Где они? - Вскипел Валик.
   - Моё условие такое. Тот, кто идёт за ними, берёт с собой Макарова. Когда подходит с брюликами, выкидывает пистолет за забор. Я сразу ухожу. Бросайте жребий, господа кто из вас пойдёт за ними!
   - Я пойду! - Решил Валик. - Пистолет мой. Так где брюлики лежат?
   Когда, после удара пацана, он выплёвывал кровь, то успел натянуть рукав рубашки так, что стальная пуговица на манжете рубашки повернулась сточенным краем к скотчу. Когда тот душил его, Карпин специально дрыгался, чтобы было незаметно как он пуговицей режет и растягивает слои скотча. Осталось совсем немного. Это подсказал один сослуживец, причём тому руки затянули пластиковой затяжкой и то он смог освободиться. Частный сектор бомбят... кого увидят, того и кончают, причём не важно сколько взяли.
   - Под крыльцом лежит лопата. Берёшь её, выходишь из калитки, поворачиваешь направо и идешь до пруда. У пруда огромный толстый вяз. Мимо не пройдешь. Ему лет сто. Со стороны пруда вкопана скамейка. Ломать её не надо, опорная стойка прибита к корню. Поэтому надо подкопать и под пятой бревна кожаный мешочек. Не забудь всё обратно закопать.
   - Меня же соседи заметят!
   - Дерево толстое - не видно. Если спросят - червей копаешь. Хочешь вместе пойдём, я копать буду...
   - Дурака нашёл, сам всё сделаю. - Засмеялся Валик. - Ты гляди за ним. В случае чего вон - пакет из магазина на голову. Если хочешь можешь потренироваться, только в голову не бей. Если он обманул я её отрежу и повешу на калитке. Она должна быть красивой и не испорченной синяками и кровью.
   Валик ушел, а парень смотрел за ним в окно. Этих секунд хватило дорвать, растянуть скотч и освободить руки. Парень ухмыльнулся и, взяв пакет, подошёл к Тихону. Пакет он держал перед собой поэтому, хоть и мгновение, не видел Карпина. Неожиданно и получил хлопок ладонями в уши, пакет был надет ему на голову и обмотан вокруг шеи. Для большего эффекта была пережата и сонная артерия.
   Разрезать скотч на ногах уже проще. Надел на парня свою рубашку. Выполз из дома и заперся в сарае.
  
   Валик был доволен. Военный не обманул. Мешочек был. Он не стал закапывать, лопату тоже бросил там. Делиться ни с кем он и не собирался. Зашел в дом.
   - Малой! - Крикнул он, не увидев своего подручного. Сбежал скотина. Теперь всем разнесёт.
   - Малой ну выходи! - Вертелся Валик с пистолетом. - Мы богаты!
   В ответ на его вопли, пленный, с надетым пакетом, мотнул головой.
   - Воскрешение откладывается! - И он выстрелил в голову, сердце и живот. Начал рыться в ящиках, в поисках ещё чего-то ценного. Ничего! Даже документов. А ведь хозяин дома приехал на машине. А документов и ключей у него не обнаружили.
   Обыскал машину нашёл пол литровую бутылку с бензином для паяльной лампы. Только тогда
   вспомнил что в доме оставил кучу отпечатков пальцев. Вернулся в дом. Среди посуды нашел свечку.
   У садоводов нередко отключался свет. Мощности трансформатора летом на всех не хватало. Полил бензином и диван и труп, поджёг свечку и воткнул её между диванных подушек. Ему же надо время, чтобы подальше свалить, а то, если сразу полыхнет, могут увидеть, как он выскочил из дома. Развернулся и ушёл. Подходя к платформе, закинул пистолет в ряску болотца. Впереди ждала богатая жизнь. Попасться с пистолетом при таком раскладе - глупо.
  
   Удостоверившись что Валик ушёл, Карпин выполз из убежища, и, потушив свечу, залез на второй этаж. В спальне снял с манекена высохшую свежую рубашку.
   - Да брат! - Похлопал он манекен. - Досталось же тебе вместо меня!
   Манекен хоть и был отмыт от кетчупа, но огромные рваные дыры от удара ножом впечатляли.
  
   Снял с трупа свою рубашку и замочил её в тазу. Почти новая, а дырки можно зашить. Если в первый раз он укрыл диван плёнкой и весь кетчуп остался на ней, то сейчас диван был залит и кровью и бензином. Труп перенес в сарай, и распрямил его. Диван вытащил на улицу и раскрыл все окна для проветривания от вони бензина.
   "Хороший был диван!" С жалостью посмотрел он на него. Отвёз его на место, где садоводы сжигали всё ненужное. Костры на участках, после двух пожарищ, не разводили. Садоводство было старое, деревянное, крыши многих были крыты рубероидом.
  
   Валик нервно проторчал на платформе более часа. Оказалось, что не все электрички останавливаются на этом полустанке. На станцию надо было бы топать в другую сторону, а там билеты, турникеты, охрана, видеонаблюдение, а светиться очень не хотелось. Наконец сел в вагон. Подъезжая к станции, обрадовался, когда увидел дым со стороны садового товарищества.
   Самая большая проблема была у Тихона. Что делать с трупом? К этому он оказался не готов. Абсолютно. Выкинуть подальше или захоронить? Сложная дилемма.
   Ворон прилетел.
   - Где ты шлялся? Меня чуть не пришили. Засаду в доме сделали!
   Ворон пошевелил крыльями, как человек плечами. И у тех и у других, судя по всему, этот жест означал: "Что ты хочешь от меня? У меня и другие дела есть."
  
   4.
   Валика совесть не мучала. Убил, хоть и со второго раза. И, хотя, считал себя не мокрушником, но... за такие деньги даже чёртом лысым станешь, из папы кровь выпьешь, а мамой закусишь. Военный заставил его напрягаться. А если с его звонками правда? Пришлют кого-нибудь... Сматываться надо и побыстрее, но не торопясь. Спасало то, что всё своё он возил с собой. Даже общак. Денег, когда они были, он не считал, хотя оставлял в запасе. Весь запас сейчас и на полтинник не тянул. Но теперь, когда брюликов полно, если тратить без понтов, до конца жизни хватит. Пусть будет на пятьдесят миллионов, трать хоть бы по лимону в год...
   Ему, почему-то, было жалко военного. Кто, в наше время, кому-то верит? А почему поверил? За жизнь цеплялся. Малой, понял, что что-то не то и сразу свалил. Тоже за жизнь уцепился. Это плохо, но руками Малого, точнее кулаками, он хоть какую-то банду сколотил. Эти четверо были надломлены, но ещё не опустились. Дать почувствовать наживу, всё - твои ребята, но теперь Малой из него - Валика, как и из военного, душу выдавит. Вернусь к ним - что отвечу? Тут и Малой с предъявой сразу вылезет! А ведь какая была идея! Валик играет в хорошего, Малой - плохого! Надо к барыге ехать. Один камушек сдал, огляделся, обжился... может на юга махнуть? Пошить костюм с отливом...
   Неожиданно разбогател и появилось куча вопросов что делать, как жить? Очень непривычная ситуация. Раньше как было? День прожил - уже хорошо. Крыша, пожрать, выпить, покурить, баба - отлично! Не попался - великолепно! А сейчас? Накатывала ответственность за будущее. Второго шанса не представится! Валик настолько растерялся, что хотелось поговорить с кем-то незначащим, типа попутчик... тогда надо ехать в Рязань, где у него был кореш, который и в стекляшках разбирался. Купить билет, водку, жареную курицу...
  
   Но поехал обратно в Орехово-Зуево. Вспомнил что Санёк Воробьин часть своей зарплаты складывал в кубышку, а он - Валик, знал где тот её прячет. Брюлики - брюликами, но их так просто не задвинешь - время надо, так что любая копеечка сгодится.
  
   На втором этаже общаги шло веселье. Значит и мамашка там, а Санёк наверняка в интернете порнушку смотрит. Так что можно спокойно зайти в туалет и за унитазом добыть законную добычу. В комнате никого не было. Удивительно! А копилка была пуста...
   Раз так, он принял душ и начал забирать с собой всё, что представляло хоть какую-то цену. Ноут, складной нож и меховую шапку Санька. Дешёвую бижутерию, зимние сапоги, кожаную куртку его мамашки. Жратвы, хоть и было немного, но кусок сала, две банки тушёнки, тюбики с кетчупом и майонезом и половина буханки хлеба. Вышел из квартиры, но сразу уткнулся в высоких крепких парней.
   - Валик? - Утвердительно спросил первый. На полицейских ребята похожи не были, и он неопределённо кивнул.
   - Вещи оставь пока здесь, тебя смотрящий вызвал. - Они обшарили его, забрали даже ключ и деньги. Только кожаный кисет удачно проскользнул между их пальцев. Валик облегченно выдохнул. Парни криво улыбнулись. Отвели к машине и отвезли к кому надо. Там передали другим, не менее крепким.
   Уже стемнело и, кто сидел в беседке видно не было, а ему, наоборот светил яркий луч в лицо.
   - Что ж ты, Валик, уже сколько здесь, а никак не обозначился. Общак себе собираешь, банду сколотил. Как это?
   - Да я как по малолетке сел, то четверть века то там, то не там. А деньги и банду собирал на выгодное дело и я его реализовал. Он медленно расстегнул ширинку и достал кожаный кисет с брюликами.
   - Здеся брюликов на пятьдесят-семьдесят миллионов судя по курсу. Вот ими и хотел прописаться.
   - А вещи зачем выносил?
   - Так найдут сразу! Надо было дислокацию поменять.
   - Логично, тебя уже ищут. Хорошо и до наших весточка дошла. Тебя предупреждали что найдут? Вот! А зачем убивать? Где пистолет?
   - В болото кинул, залететь с ним и брюликами вместе... А кто меня...
   - Не надо было в общаге светиться, так что жалоб хватило. Мы бы тебя пристроили, хату незаметную
   дали, людьми, а не малолетками помогли, а пока в погребе почалишься. Проверим твою честность.
   Валика отвели в подвал. В узком пенале был деревянный топчан с матрацем, стол и ведро. Принесли поесть и попить. Только попил и лег спать. А спать не хотелось. Утром определялось всё.
   И, действительно, отношение к нему с утра изменилось. Не радуясь, но доброжелательно, отвели его в беседку где как следует накормили. Потом один из них сообщил, что пробили по братве, но за те деньги что он внёс, всё можно списать. Менты, именно про него не знают, но точный фотопортрет имеют.
   - Так что на! - Протянул кисет его собеседник. - Велели всё тебе вернуть! Пересчитай! - Высыпал перед Валиком на стол. А ему-то откуда знать сколько здесь было? Поэтому делал вид, что усердно считает и в конце пересчёта утвердительно кивнул.
   - Тогда давай, усердно засасывай! - Поставили перед ним стакан воды.
   - Что?
   - Брюлики свои. У нас к тебе претензий нет, но и проблем с тобой не нужно. Мокрые они, а мы честный бизнес ведём. Остановят, ошмонают и найдут. Ты на нас покажешь? Есть определённые неясности в твоей биографии. Так что ты без нас, а мы без тебя.
   Ему надели пакет на голову. В Крутом высадили у платформы и свалили. Он, как последний лох, стоял и ждал, когда снимут пакет с головы. Содрал сам. И куда ему податься? Захочется срать, в ладонь и в карман?
   Решение пришло быстро. За двадцать лет его отсутствия железная дорога не изменилась. Доехал до Фрязево, а с Фрязево не только на Курский электрички ходят, но и на Ярославский через Щёлково и Мытищи. В Мытищах у него кореш был, с которым в СИЗО Сергиево-Посада торчали десять лет назад. Адрес был простой, но дома ли он? Соседи помогли. Помнит ли его?
   Не сразу, но вспомнил. Помогли мелкие детали. Согласился отвести к барыге только за деньги. Пять тысяч! А бандиты, ему на дорогу, только три оставили. Толик быстро сообразил и предложил взять кредит в МФО - микрофинансовой организации. Барыга за его ценности, всё равно больше даст. Иначе какой смысл обращаться? Когда Валик предложил расплатиться с ним после получения денег от барыги, то тот резонно заметил: "Я же не спросил, что тащишь, сколько, на какую сумму? Тогда на проценты, да ещё надо знать откуда у тебя это! А то замажусь по полные яйца, мне их и оторвут! Я могу отказаться!"
   Взял кредит на пять, а к вечеру восемь отдавать надо. Толик сделал один звонок и сказал прийти к станции через три часа. Теперь оставалось самое главное - посрать и отмыть брюлики.
  
   Это была проблема. Срать ни в какую не хотелось. Что-то насильно выпало. Один уже есть! Но глянув на часы понял, что может не успеть на встречу. Быстро обмыл, рубашкой вытер и побежал к станции. Тут, как назло, всё и началось. Срать захотелось неимоверно. Живот булькал, кишки дрыгались, а жопа хотела разжаться. У какого-то детсада, увидел кусты, скинул брюки, подставил пакет и, с таким грохотом посрал! Только когда натянул брюки заметил группу детишек и воспитательницу с удивлением разглядывавших его манипуляции.
   - За границей и за собаками убирают, вот и я так! - Пояснил он и заковылял к станции. Судя по всему, не все бриллианты в говне ещё выпали. Заблудились в кишках? У станции увидел Толика, зло глядевшего по сторонам.
   - Зря я с тобой связался! - Увидев его, хмыкнул Толик. - Теперь мне за тебя платить придется.
   - Почему?
   - За ложный вызов! Они приехали, а тебя нет! Ты ещё что, в социализме живёшь? Теперь за всё платить надо! - За их спиной бикнули. - Повезло тебе, деньги давай!
   Валик нехотя отдал пятёрку. И поплёлся к машине. Сел на заднее сиденье к барыге. Тот брезгливо поморщился.
   - Говном что ли воняет?
   - Наверное по дороге вляпался.
   - Ладно потерпим, машину отмоем, но уж нас паря не подводи. Фуфло не берём. Пока отзывы о тебе нейтральные.
   Валик даже не представлял как работает криминальный мир. Он догадался, что они отложили встречу, чтобы пробить его. Не мент ли волчара поганый, овечкой прикинувшийся? В полиции бы дольше в его кишках копались. Но это и понятно, полиция на бюджете, а у них бизнес. Вот бы и ему прибиться...
   Лоханулся. Как приехал надо было сразу объявиться, как и сказал смотрящий. Из нагрудного кармана рубашки он достал бриллиантик.
   - Ну и где? - Спросил барыга.
   - Вот! - Потряс свою ценность на ладони Валик.
   - Ты что меня разводишь, чувак? - Отбросил всякую вежливость барыга. - Это сразу видно, что хрусталь.
   - Ты это... - Вскипел Валик, но увидев пистолет с переднего сиденья, направленный на него - заткнулся.
   Барыга успокаивающе кивнул головой.
   - Ну смотри дружок! Пока ты его держал на ладони, он запотел. Дыхни! Видишь? Это подделка. Бриллианты, как и жмурики - не потеют. Я посмотрел сквозь него и твои линии кожи, были чёткими. А когда ты его катал по ладони, попадал на луч света. И свет рассеивался. А по царапинам он скорее из люстры. Зажимали в этих местах.
   - Это что? Я значит зря их глотал? - Возмутился Валик.
   - А что сразу не сказал? Теперь понятно откуда запах. Мы бы и встречаться не стали. Да никто и никогда ни бриллианты, ни алмазы не глотает. А для тех, кто в этом разбирается - знак, что это подделка. Мы серьёзные люди, зачем нас так попросту надо разводить? Пошёл вон со своим говном! - Дверь у Валика, неожиданно открыли и мощная рука водителя барыги моментально выкинула его на асфальт. Когда он поднимался, то увидел, что в сорока метрах от них стоят полицейские и, поглядывая на него, смеются.
   Вот какая сука его подставила? Военный? Может быть! Но его не допросишь. Смотрящий? Сам же им отдал всё! Могли подменить. А сдал Малой! Больше некому. Это он слухи донёс падаль! И про банду и общак. Кому и на кого жаловаться? Там и подменили, поэтому и проглотить заставили. А он, мудила, ещё и пистолет в болоте утопил. Действительно, надо было отжать участок в Костроме у Воробьиных... ладно, придётся начинать всё сначала. На трёх вокзалах кого-нибудь выследить и ломануть. Заябался наёбывать всех, а всё равно наябали его самого.
  
   Поднялся. Посмотрел на пакет с говном и бросил на асфальт. С барыгой не поспоришь. Все от его брюликов отказываются. Имели бы интерес: хоть что-то заплатили или заманили и грохнули. Вот чудеса жизни! Только что был миллионером, а теперь в кармане и трёх тысяч не наберётся!
   - Что это вы гражданин мусорите? Урна в трёх шагах. - Это оказались полицейские. - Что там?
   - Гавно!
   - Оскорбляете?
   - Ну правда! В пакете моё гавно! - Он так растерялся, что сказал правду.
   - Развяжите!
   - Завяжите. А зачем с ним ходите? Большая ценность? Паспорт!
   - Я это... в долг взял, а его в залог в МФО.
   - На Воровского или Карла Маркса?
   - Это... а там вот... в подвале...
   Сержант достал мобилу и набрал номер. Отошёл в сторону и быстро переговорил.
   - Сейчас принесут. Деньги давай. Десятка с тебя!
   - Какая десятка? У меня вот всего! - Валик достал остатки денег. - И почему десятка? Мы же на восемь договаривались к концу дня! А день ещё не кончился.
   - Доставка клиенту денег же стоит! - Ухмыльнулся прапор, молчавший до этого.
   - Ты что нашему барыге хотел своё говно задвинуть? - Засмеялся сержант. К ним подъехала машина и парень, который выдавал деньги протянул паспорт Валика.
   - Да он просрочен! - Обрадовался прапор полистав его. - Не повезло тебе Женёк. Вряд ли он тебе должок отдаст. Чую, надолго, он загремел.
   - С Толика стрясу. Он ко мне его привёл. - Женёк укатил.
   Валик теперь вспомнил, когда получал прописку его предупреждали о смене паспорта. Во бля! Сколько лет от ментов уходил, а тут на говне повязали! А что если их пакетом по башке и убежать? Но ему моментально закрутили руки за спину, а пакет завязали на шее. Так и повели в околоток.
  
  
  
   5.
   Тихон складывал вещи в фургон. Он спрыгнул из кузова и его чуть не хватил инфаркт. Пред ним стоял Саня Воробьин.
   - Слушай, чей-то сынок! - Обратился к нему Карпин. - Ты стал для меня одной глобальной проблемой! Я не успеваю...
   - Извиняюсь, но я специально приехал чтобы предупредить. Валик может появиться, а у него пистолет!
   - Ты опоздал! Он здесь уже со своим пестиком покуролесил!
   - Не убил? - Удивился Санёк.
   - Вон, рубашка перед твоим носом висит, на дырки посмотри! - Воробьин посмотрел.
   - Опять воскрес?
   - А куда мне деваться? Но если так часто будет повторяться, то не смогу! Ну отстань ты от меня! За всю предыдущую жизнь я всего два раза воскресал! А тут за пару дней! Нечем заняться? ... Канавы копай!
   - Ну если это так... хотел посоветоваться!
   Карпин присел на кузов и хлопнул ладонью рядом. Санёк жест понял и присел.
   - Дело в том...
   - Не рассусоливай, а говори кратко и понятно! - Перебил его Карпин.
   - Как получится. С девчонками у меня не складывается, а любить и сношаться хочется. Моя однокурсница бросила институт и уехала к какому-то папику в Москву на содержание. Потом она, конечно, диплом получила... каким-то образом. Потом другой папик, третий... из-за возраста, в общем, падала в цене. Квартира в Москве, машина, она типа модельер, но ... теперь уже не гнушается разнообразием. Стоит дорого. Пока ещё клиентов выбирает. Я в их числе!
   - На хер мне нужны твои сексуальные исследования!
   - Не перебивай меня! Мне и так сложно говорить. Всё дело в ней! В последний раз мне удалось довести её до оргазма! Прошлый раз - это вчера! Раньше она прикидывалась со мной. После этого она начала, не своим голосом, нести какую-то чушь... но точно не по-русски!
   - Саня, ну ты меня зая...
   - Бал, ну бал. - Ответил Воробьин. - А потом она начала переводить его! Молчи! Он как раз о рае, аде, воскрешении и подобной хрени! Всё как ты! Вам надо обязательно встретиться. Она же с ума сойти может. Говорит, что в ней кто-то поселился! Тот требует встречи, со знающим. Может она уже сошла!
   - А что ближе психиатра не нашлось?
   - Да я уже пообщался. Многие у виска крутят! Только один - калмык сказал, что это не бредятина. Переселение душ, слышали об этом? "Хорошую религию придумали индусы, что мы, отдав концы, не умираем насовсем!"
   - Херня полная! Ты ещё про баобаба вспомни!
   - А то, что тебя два раза убили, при мне, не херня? Он называет себя Жильбер де Ланнуа. Я проверил. Не врёт! Вот Валик врал, а этот нет. Он один из первых членов Ордена Золотого руна! Фламандский рыцарь, советник и камергер герцога Бургундского Жана Бесстрашного - основателя ордена.
   - Я понимаю, что литераторы - фантазёры, но, чтобы шлюхи?
   - И я с начала не поверил. Думал она на мужиках свихнулась, если даже меня... а он потребовал найти ему отважного воина, который поможет вернуться на тот свет! А я знаю только одного! Ходит к ней какой-то генерал Громовуский, но он его отвёл. Сказал, что тот не воин, а дерьмо кошачье! Умоляю! Денег тебе не заплачу их уже нет, но заплачу. Рыдать буду, ну помоги, хер с ним что не отец, ну просто как человеку, попавшему в беду, выслушай его, её... ну никто не хочет! Ну люблю я эту..., она меня - нет. А с собой поделать ничего не могу. Безотцовщина я! Помоги, прошу... - Санёк заплакал. - Просто поговори! - С трудом он выговорил сквозь рыдания.
   - Ладно, поехали...
   - Да мы уже здесь на въезде! Пойдём пешком! Вернее, сам иди, я покараулю вещи твои, ты её сразу узнаешь, она такая красивая...
   - Так она не одна?
   - Да это я...
   - Не ссы. Соблюдай ритуал, как говорил Конфуций. Представишь. А как ты меня нашёл?
   - Через интернет.
   - Не ври! Я нигде и не в чём.
   - А одной заметки хватило. Об аварии. Что театр попал в аварию и там фамилия твоя. Узнал график спектаклей. Поставил на твоё авто плёночный маячок, отследил по навигатору. На следующий спектакль Анну послал, а тут меня Валик и прихватил.
  
   - И машина ничего! - Увидев её "Кашку", похвалил подошедший Карпин. Поняв, что от Санька ритуала не дождёшься, спросил сам. - Звать-то тебя как?
   - Рита! - Ответила она приятным грудным голосом.
   - Зови этого Жюля Верна!
   - Жильбер де Ланнуа! - Поправила его Рита гордо скрипящим мужским голосом.
   Карпин от неожиданности вздрогнул.
   - Для убедительности могу рассказать куда вы дели свой манекен! Озеро, пруд, болото?
   - Не надо, я знаю, что ваше знание превосходит моё!
   - О чём это вы? - Удивился Санёк.
   - Это о нашем - военном! - Махнул рукой Тихон. Не говорить же им, что труп убитого Малого он примотал к манекену и кинул в то же болото, куда кинул свой пистолет Валик. Через дыры, нанесенные ножом, манекен наполнился болотной жижей, попердел убегающим воздухом и затонул вместе со своим новым, теперь уже неразлучным, другом.
  
   - Я вот как-то не понял. Санёк брякал что по-тарабарски говорите, а сейчас вижу, что вполне и по нашему. Да и сленг современный. Может всё-таки в психушку? Крыша над головой, кормят-поят. Авось даже вылечат...
   - А кто банку клубничного варенья разбил и на Барсика свалил? Сколько вам было тогда? Пять с половиной? А кто рыбу для этого Барсика у своего дяди из бидона тырил?
   - Вы ещё скажите с кем мы в детском саду в тихий час в папу-маму играли?
   - С Морозовой. У меня нет времени. Потом, когда будет скука, я расскажу всю вашу биографию.
   - Убедительно граф!
   - Я не граф. Это мсье Воробьён, которого вы зовёте Санёк, освежил в моей памяти сведения обо мне. Я знал, что я Жильбер де Ланнуа и что-то где-то кем-то там... Сейчас не то место и не то время, чтобы разводить церемонии. Я вижу в вас настоящего воина, который, как и я побывал во многих местах. Мне такой и нужен. Времени в обрез. Сначала расскажу, что помню, а потом отвечу на вопросы.
   - Значит разговор будет долгим, а я уж собирался съезжать...
   - А что, разве это не твоя дача? - Удивился Санёк.
   - Я проплатил за неё до октября, но зиму решил пережить в нашем Крыму. Вы опередили меня на час.
   - Это он меня торопил! - Кивнул Санёк на Риту.
   - Я ещё не могу привыкнуть. Красивая, стройная женщина, а в ней мужик. - Тихон залез в кузов и вытащил клеёнчатую сумку. - Что здесь торчать? Пошли в дом.
  
   - А где диван? - Оглядевшись, удивился Воробьин.
   - Сгорел. Ты его через чур испачкал... Прошу за стол. - Он принес скамейку со двора, из-за дверцы распахнутого холодильника, тот уже был разморожен - табурет и начал доставать из сумки снедь. Две бутылки водки, палку копчёной колбасы, кусок сала, варёную курицу и пяток таких же яиц. Расставил тарелки, стопарики из шкафа достал, разложил вилки и вышел из дома.
   - Чегой-то он? - Встревоженно спросила Рита и, немного помолчав, завизжала: Он нас развел! Свалит сейчас! Хватай!
   Санёк неуклюже выпрыгнул из-за стола, приземлился, но инерция массы продолжалась и его голова врезалась в грудь Тихона, который что-то нёс в руках. Тот упал.
   - Ты чего, гоблин? - Мучительно выдохнув спросил Карпин. - Тоже кто-то вселился?
   Санёк растеряно покосился на Риту. Она невинно рассматривала курицу.
   - Я это... верней то... в туалет... очень... - Не слишком убедительно ответил он. Карпин, повернулся освобождая проход.
   - С крыльца налево и за дом! - Санёк выскочил и остановился за углом, часто дыша. К таким рывкам его организм приспособлен не был.
   - Что с ним? - Поднимаясь, обратился Карпин к Рите.
   - А чего ты хочешь от него? Вон кабан какой! Жрёт что попало!
   Карпин подошёл к раковине прополоскал и положил на стол перья лука и чеснока, редиску, укроп, петрушку и листья какого-то салата. Ножом порезал всё сало. Санёк отдышался и вернулся.
   - Давай я порежу! - Предложил он.
   - В прошлый раз у тебя плохо получилось! - Тихон начал нарезать колбасу, а Рита и, судя по звуку - Жильбер, ернически хмыкнул.
   - Раз у нас военная экспедиция и от церемоний мы отказались... - порезав колбасу, начал разливать водку Карпин, - предлагаю взять короткие позывные. Я Кар, Рита - Бер и только так. Неважно кто из вас будет отвечать или выполнять приказы. Санёк - Вор!
   - Почему я вор? Да я ни разу в жизни ничего не украл! - Рита, а может Бер с усмешкой посмотрели на него.
   - От фамилии!
   - Тогда ты - Карп!
   - Три буквы надо!
   - Сан буду!
   - Сан - ссан?
   - Ладно, Вор! - Саньку не захотелось такое сравнение своего позывного.
   - Ну за знакомство? - Поднял стопарик Тихон.
   - Я водку не пью! - Надула губки Рита.
   - А водка не тебе - Беру. Ты ешь, что бог послал!
   - И я не буду! - Отказался Санёк.
   - Но в прошлый раз...
   - Тогда был форс-мажор!
   - Так у тебя же с желудком проблема. - Карпин принес гранёный стакан, наполнил его наполовину водкой, насыпал соли.
   - Ты чего?
   - Это лекарство. Не выпьешь с нами - не пойдешь. Нам засранцы не нужны.
   Санёк вздохнул и пододвинул стакан к себе. Вот издержки вранья. Водка с солью? Тихий ужас. Один раз хватило попробовать. Та ещё отрава.
   Между первой и второй перерывчик небольшой. После третьей Бер начал рассказывать.
   - Когда я умер как Жильбер де Ланнуа, хотя, возможно, я и до него кем-то когда-то был, но этого я не знаю, то попал в преисподнюю - распределительный пункт! - Осовременил он древний термин. - По моим заслугам, да ещё члену Ордена Золотого руна, с нашим жестким уставом, светил только рай! На входе толпилась куча разных субъектов. Там всё по-другому выглядит. Ты ещё осознаешь себя, вот он ты, а тела - нет. Некоторые пробивались вперед, кичась своими заслугами, а я скромно отошёл в сторону. Сами позовут! К моему удивлению распределитель, можно так объяснить его действие, махнул и мы все полетели обратно - на Землю. Искать уютные укрытия где тебе ни о чём заботиться не надо. В младенцев. Я, даже, как-то растерялся. А поговорить? Плёлся за всеми, поэтому все места разобрали до меня. Попадать в щенка, телёнка, а не дай бог в дерево, как-то не климатило. Я подумал, что надо было бы не гордиться собой, не ждать что заметят, а прийти и доложить! Тут вижу, что из одного тела отрывается и отлетает душа и створки тела начинают медленно схлопываться. Смекнул, что что в этом раненом теле воина я долго не протяну и быстро отвалю обратно. Транзит, так сказать.
   Открываю глаза и вижу ужасную маску. Дышу - запах травы и кореньев. Слышу звук бубна, похрюкивания и какие-то вопли! Мечтал о рае, а попал в ад!
   - Неужели ад такой? - Удивился Санёк.
   - Не перебивай! - Начал разливать вторую бутылку Тихон. - За тебя Бер! Рите я не наливал.
   - Я теперь буду! - Капризно произнесла она. Он пододвинул ей первый стопарик Санька, который сиротливо, словно наказанный, полным стоял в углу. Выпили и Жильбер продолжил.
   - Я оказался сыном вождя, на каких-то островах. Меня женили, дети, всё такое, сам стал вождём всего острова, завоевав другие племена и тут спустились на белых облаках большие каноэ. Там оказались боги, но почему-то поступали как люди. Отнимали еду, женщин, забрали ритуальные солнечные предметы, а когда мы бросились на них, громом и молнией повергли нас.
   - А как тебя тогда звали? - Заплетающимся голосом спросил Санёк. Ему уже хотелось спать. Вот что значит целый день на нервах!
   - Какой-то там парам-парам-там-там. Я даже не всегда помнил, что я Жильбер де Ланнуа. Но сны напоминали мне об этом и о каких-то моих прежних делах. Попал снова на распределительный пункт. В этот раз я не стал ни скромничать, ни возвеличивать свои заслуги. Подошёл и доложил. Меня снова отправили по тому же адресу. Помня прошлый опыт, я не стал нырять в зовущие душу новые тела. Я сообразил, что лучше попадать в сформировавшийся организм, который поможет и понять и объяснить, хотя бы самому себе и мне. Долго слонялся. Встречал таких же, не могущих найти себе пристойного укрытия. Я всё понимал, читал прошлое, видел будущее, чувствовал состояние тех людей кого видел, а они меня - нет. Нашёл молодую девушку, которая отравилась из-за любви. Её выдавали замуж не за любимого. Она не была богата, но красива!
   - Мона Лиза?
   - Она что, красивая? - С удивлением глянул на Санька Тихон. - Длинногубая да ещё с дебильной улыбкой.
   - Рита красивее! - Выразительно посмотрев на неё, выдал комплимент Санёк.
   - С моей помощью она ожила. Все сочли это за чудо и отправили в монастырь. Для меня это было просто спасением. Я видел в каких муках рожают женщины и этого ада мне не хотелось. Недолго она пробыла там. Появились турки. Она вышла за ворота и, скинув одеяния, произнесла: "Я - выкуп за монастырь! Везите меня к султану!" Монастырь не тронули. Её возвели в святые. Он до сих пор носит её имя, хотя от него остались одни развалины!
   - Это была моя ошибка. В монастыре питались лучше, чем гареме. Чтобы получить драную конфетку, так надо было стараться! А чтобы султана собой заинтересовать? Отсутствие секса меня устраивало, но начал понимать, что её тело и женская сущность начали брать надо мной верх. Надо было как-то отчаливать. Она сбежала, стырив кошелёк евнуха. Послонялась несколько дней по городу. Ой не просто ходить женщине там одной! Христианкам - можно. Пробралась к брату султана. Тот очаровался её красотой и поместил у себя. Без стукачей..., - голос Бера становился тише, голова Риты опускалась ниже, - ни одна власть не обходится... его задушили, меня в мешке в море кинули...
  
   6.
   Сначала появилось беспокойство, а потом чуть ли не толчок, от которого Рита вздрогнула и распахнула глаза. Ужас! Где это она? Какой-то деревянный саркофаг. Рядом похрюкивает тушка Воробьина.
   Ощупала себя. Кроме трусиков ничего! Куда этот, хоть и полезный, но придурок затащил её? Небось за так и воспользовался! Скотина жирная! И, только сейчас, она поняла своё беспокойство, от которого она и проснулась. На неё кто-то смотрел. Никого не было, а взгляд был! По ней забегали холодные мурашки, а сердце сильно забилось... успокоилось, тело наполнилось теплом и она снова уснула.
   Снова проснулась от того, что голову сжали обручи, которые всё сильнее и сильнее давили её мозг. С трудом, она поднялась с ложа. Тут и вспомнила что происходило с ней ночью. Различий было только два: было утро и не было Санька под боком. Снизу доносился запах яичницы на сале. Поднялась с кровати, её шатнуло. Оказывается, ноги не слишком держат. Так и спускалась с мансарды на полусогнутых.
  
   - Слышь Саш! Может всё-таки... в наш госпиталь - Бурденко. Там ещё хорошие медики.
   - Я так и подумал, что ты нам не поверил...
   - Она же не своим голосом говорит!
   - А про кота из детства?
   - Да кто так в детстве не делал?
   - А это в детском саду!
   - Правильно, но совпадение! Что не видишь, нас в какую-то западню втягивает? Ладно я, а ты вообще...
   - Да зачем мне такая тоскливая жизнь? Может я новые миры для себя открою?
   - Или тот свет! Понимаешь, мы по детской глупости, из любопытства, заглядываем в вечность. Но мы настолько мелки, что нас она пока не замечает, но стоит чуть побольше высунуться, сразу прибирает к себе! Чем старше становимся, в суете сует, даже не замечаем, как всё больше и больше уже она смотрит на нас, а с кем-то и рядом стоит. Вглядывается, изучает, прицеливается. Зачем рисковать понапрасну неизвестно за что? В чём цель? - Карпин, выложил кусок яичницы на тарелку и пододвинул Воробьину. - Ты ещё и не жил. У тебя вся жизнь впереди!
   - Хочешь чтобы я ушёл? - Тихон кивнул. - А ты, потом, себе её присвоишь! Я же видел как ты смотрел на её ноги! - Стукнул кулаком с вилкой по столу Саша.
   - Так она их и не скрывает. Отличные накачанные ноги и задница твёрдая. Не то что у тебя. Мы даже не знаем куда отправляемся... а я привык ко всему готовиться заранее, даже к походу в туалет!
   - А чего в туалет готовиться?
   - Хотя бы взять туалетную бумагу!
   - А откуда яйца? - Перевёл разговор на другую тему Санёк. Этот разговор его раздражал. Не так себе это всё он представлял.
   - В магазин съездил. Вчера же, кроме сала, сожрали всё! Я на остатках его и пожарил.
  
   - Ой, как же плохо мальчики! - Сползала по перилам Рита.
   Саша подскочил к ней и помог спуститься. Усадил на скамейку. Карпин посмотрел на бутылку, принёс стакан и вылил в него остатки.
   - Выпей болезная! - Протянул стакан Тихон.
   - А вы что, уже? - Дрожащей рукой приняла его Рита.
   - Да что мы там выпили? - Удивился Карпин. Посмотрел на Воробьина. - При его объёме и весе литр водки, что для тебя стакан пепси! Ну а я старый закалённый боец. Литр вытяну, но мне будет хуже, чем ему.
   - А я сколько приняла? - Рита наконец приспособила стакан ко рту и, одним махом, опрокинула его в рот.
   - Чуть ли не половину всего.
   - Разводишь дядя? Если я водку и пью, то в коктейле, ну иногда с устатку, максимум грамм пятьдесят, да и то в несколько приёмов.
   - Так ты старалась за двоих. Про Жильбера забыла?
   - Спасибо друзья за помощь! - Неожиданно пророкотала она голосом Жильбера. - Её тело так сжало меня, что я даже вздохнуть не мог, если так, можно сказать. Это нас и спасло!
   - В смысле?
   - Ночью наведался дух пустоголового.
   - А это что ещё за хрень? - Удивился Саня, а Карпин промолчал, хотя точно же так подумал, но не литературно.
   - Когда я перестал быть наложницей султана, я опять попал на тот распредпункт. В этот раз вообще решил не подходить, а смотреть издали. Чистилище не спутаешь ни с чем. Свет приглушённый, но откуда он идет не видно. Ни холодно ни жарко. Вроде всё есть и ничего нет. Есть вход, но нет ворот, стены, охраны. И есть черта, никто о ней не знает, но все стремятся за неё попасть. Скопились, а потом бах, и их нет. Другие появляются. Постоял я, поглядел и пошёл куда глаза глядят. В смысле не пошёл, а двинулся, полетел что ли!
   И!
   Вдруг!
   Развалины, потом дома и люди!
   Странные немного. Смешение эпох такое.
   Не чисто духи, а просто люди!
   Я к ним! Земля ли это, рай иль ад? Преддверие чего-то?
   Все заняты собой и до меня им дела нет!
   И вдруг меня зовут!
   О боже! Мой младший брат Бодуэн!
   И в человеческом обличье!
   Его я не узнал, а он меня не видел, но опознал!
   И старший брат наш Хьюго де Ланнуа был здесь.
   Ведь мы! Трое братьев де Ланнуа были в первом списке ордена.
   Встретили меня и Жан де Латремуй и Жан V де Рубе.
   А вот VI Жана Мудрого герцога Бретани,
   хотя и тоже рыцаря Ордена,
   пусть много позже нас,
   его они к себе не взяли.
   Его войска так опоздали к битве при Азенкуре,
   что англичане разбили нас в пух и прах!
   Мы со старшим братом Хьюго томились в их плену.
   Наш герцог Жан Бесстрашный выкупил нас из плена этого.
   Немало золота потратив из казны.
   - Жильбер! - Прервал его Тихон. - Приятно слушать вашу поэтизированную речь, но всё-таки конкретней можно? Особенно про пустоголового!
   - Оказывается в этом месте силой мысли можно делать всё! Дома, дворцы и собственное тело! Поэтому если дома выглядят нормально, то сами люди...
   - Так это оттуда в сказки попали такие вещи: построить хрустальный за ночь мост? - Заинтересовался Воробьин.
   - Скорее это пойти туда, не зная куда, и принести то, не зная что! - Прервал его литературные изыски Карпин.
   - А питались-то чем? - Пискнула в паузе Рита.
   - Вообще удивительно. Хлопаешь в ладони, появляется такая плоская вещь и начинает раскрываться. Представляешь всё, что ты хочешь съесть! Оно сразу появляется. Хотя есть и не обязательно. Пища там не нужна.
   - Скатерть-самобранка! А горшочек с кашей?
   - Если захочешь, то и горшочек с кашей!
   - Давай к пустоголовым! А то у нас скоро свой пустоголовый заведётся и в этой сказке захочет пожить и пожрать!
   - Я тоже соорудил себе тело. Скучновато, конечно, но терпимо, заняться-то нечем! Я даже не знал, но, оказывается нам книгу посвятили. "Большой гербовник рыцарей Золотого Руна": рукописный текст, цветные гравюры. И мы три брата там. Приятно, в общем, что Филипп Добрый герцог Бургундский, сын Жана Бесстрашного нас не забыл. Орден же создавали по случаю брака Филиппа с Изабеллой Португальской, а Бодуэн ездил в Лиссабон договариваться об этом браке.
   Теперь о пустоголовых. Это место кажется огромным, но куда не двинешься, натыкаешься на невидимую стену. Владыками всего считают когорту бессмертных. Боги или бог со сподвижниками этого никто не знает. Что интересно, там нет железа. Ради интереса мы пытались представить себе и на себе доспехи и оружие из железа - ничего твёрдого. Вроде вообразили дом из камня, но это не камень, стекло не стекло, дерево не дерево, трава не трава, вода не жидкость, мясо не мясо, хлеб не хлеб, вино не вино. Внешне, формально, как мы помним, оно видится таким как мы знаем, а создано не из того. Время есть и его нет. Оно не течёт. И дня и ночи тоже нет.
   Уж не знаю из какого мира к невидимым границам прибилось племя. Живьём, в своей натуре и обличье. Всё как у нас: конечности и тело, голова. Но кожа твердая, как у насекомых. Их преследовали другие, которые их нещадно истребляли. Боги или бессмертные, чтобы их спасти, запустили в город, а их враги уперлись в невидимую стену.
   Потом узнали, что у беженцев нет в голове мозгов, вернее только зачатки. И всего два рефлекса: пожрать и размножиться. Как на Земле бич божий - саранча. Жрут всё. Даже то, от чего умирают. Даже умирая жрут. Зачем боги это сделали - неясно. Наверное считали, что могут превратить их в людей? Или как в людей. Чтобы мы такими стали знаете сколько времени потребовалось? Но не случилось. Они только жрали и размножались. Те развалины, что я видел, это дело их челюстей. Но они чему-то научились, например, представлять себе еду. Проникать в нас и пожирать наши сущности. Считалось, что если дух нельзя съесть, он выскользнет, а вот у них получалось! Боги не нашли ничего лучше и проще как прихлопнуть их всех скопом и одним махом сплавили на Землю. Поэтому Земля распухла от людской саранчи. А в них пустоголовые сидят. А потом мы подумали, а может это специально сделано, чтобы нас заменить на Земле? Не слушаемся их! Видя, что происходит с теми, кто создал себе подобие земное, мы в наших созданных телах, построили тайники, где наши сущности спрятаться могли. И вовремя. Один пустоголовый вселился в моё тело. Хотел меня сожрать, а не нашёл! Я с ним был везде, всё видел и понимал. У них, вроде и каждый сам за себя и добычей друг с другом не делятся, но действия уже координируют. Благодаря им мы нашли многие входы и выходы, так называемые порталы в миры другие. Хотя те не поняли, что это. В конце концов пустоголовый, в моём обличье в котором я прятался просёк меня, но сам поделать со мной ничего не смог, но подал сигнал тревоги. Они настигли меня на выходе, ну пусть из рая, условно говоря, но я успел скользнуть на Землю и попасть в Риту. Задача наша - меня вернуть обратно. Теперь я знаю, как в рай пробраться и откуда и где-то там найти богов. Я удивляюсь раз они не видят, что у них под носом происходит, то про Землю и думать нечего. Чем я дольше на Земле и в ней, тем разрыв сильней с тем миром, значит и способности уменьшаются.
   - Всё понятно. - Встал с табуретки Карпин. - В какую сторону направляемся?
   Рита поднялась и показала рукой.
   - Изумительная точность. - Съёрничал Тихон. - Где это?
   - Я вижу скалы, а меж них как окно.
   - Очень точное целеуказание.
   - Если стоять спиной к солнцу, вот там! - Рита повернулась и вытянула правую руку под сорок пять градусов от себя. - Это всё!
   - Немало! Стой где стоишь! - Карпин подошёл к шкафу и нашёл школьный географический атлас. Достал компас и поправил карту России согласно сторон света. - Туда куда-то, к Балтике.
   Рита опустила руку, а Жильбер сказал. - Я подскажу по дороге.
  
   - Придётся прибарахлиться. - Карпин критически осмотрел их. - На каблуках сложно по скалам карябаться. А от комаров можно юбкой отмахиваться, но это слабое утешение, каждая нога так распухнет, что будет его напоминать! - Кивнул он на Санька.
   - У меня только карта! - Скромно пробормотала Рита, надеясь на галантность окружающих.
   - Там и карты принимают! Езжай за мной!
   - Я же выпимши!
   - И что, это тебя остановит? Ждать не буду!
   - Давай он с тобой в кабине поедет?
   - Логично. Вдруг сбегу. Лучше ему, конечно, в моей, не так тесно. Залезай Санёк.
   - Что ты меня Саньком зовёшь? Мне уже четвёртый десяток пошёл. - Пыхтя, с трудом забрался Саша в кабину.
   - Назвался груздем - полезай в кузов. Давай сынком буду звать. Устроит?
   - Санёк, так Санёк! - Махнул рукой он. Внутри себя он мечтал как-то так изящно ответить, подколоть, чтобы Тихону стало неловко, неудобно, но тот его превосходил на несколько порядков. Пока он думал, тема давно уже ускользнула и, чего бы он не сказал, всё выглядело бы нелепостью.
  
   Ехать пришлось недалеко - до платной парковки на станции. Слегка окосевшая Рита, потому что к её появлению Санёк смолотил всё что было в сковородке и закусить ей было нечем, тоже доехала без происшествий. Карпин оставил "Ивеко" на стоянке, долго возился в кузове, потом появился с тощим рюкзаком и объёмной сумкой в руках. Зашел в будку охраны, но проторчал там долго, минут десять, если не больше, и это при том у них времени в обрез, а он не торопится. Наконец вышел, открыл дверь за водителем, рюкзак опустил на резиновый коврик для ног, а сумку поставил на сиденье.
   - Если кто захочет спать! - Показал он на сумку. - Там одеяло и спальник, можно использовать вместо подушки. Давай Саня втискивайся, и наискось располагайся. Ноги вытяни, а то затекут. Рядом садись! - приказал он Рите. Та выполнила указание. Саня позавидовал. Вроде Тихон спокойно сказал, но такая сила и уверенность скрывалась за этим, что и он поостерёгся бы возражать.
   Карпин сел на водительское сиденье, подогнал его под себя, пристегнулся.
   - Деньги давай! - Повернулся он к Рите.
   - Какие деньги?
   - На путешествие!
   - Но, я считала, что тут дже...
   - У твоего дже денег нет, а я оплачивать твою дурь не собираюсь!
   - А сколько надо?
   - Для начала тысяч тридцать, а дальше видно будет. Куда твой постоялец будет пальцем показывать.
   - У меня карта.
   - Тем более. Можем заехать туда, где и Макар телят не гонял, а карты принимают. - Он лихо развернулся на площади и через пять минут были у отделения Сбербанка.
   Рита нервно вышла и затопала, хоть и была на каблуках, какой-то военной походкой к банку. Ждать пришлось недолго. Она чётко подошла и протянула банкноты.
   - Пятьдесят? - Удивился Тихон.
   - Он меня заставил! - Пустила слезу Рита. - У меня уже четыреста пятьдесят осталось!
   - Рублей?
   - Тысяч! - Обиженно ответила она.
   - Ха-а-ха! Поехали экипироваться. - Они заехали в магазин на рынке.
   Он купил всем камуфляжное х/б с капюшоном, майки, кепки и вязанные шапки, рюкзаки. Также, и по паре кроссовок каждому с несколькими парами носок.
   - Ничего смотритесь. - Посмотрел он на них, когда оделись. - Выражение лиц, конечно ещё не то, чтобы вояками считать, но для начала и так сойдёт. По местам. - Машина с места рванула так, словно в погоню.
   "Как в кино!" - Подумал Санёк, увидев, как мелькают сначала дома, потом поля, деревья и встречные машины за окном. Но в этом мелькании он заметил несоответствие. Солнце было по правую руку. Они ехали на северо-восток. Совершенно в обратную сторону. Увидев в зеркало его встревоженный взгляд Тихон подмигнул. Санёк успокоился. Начал привыкать к неожиданностям. Ехали с час. Около забегаловки на шоссе остановились. Он предложил закусить. Зашёл, поздоровался. Из кухни вышел мужчина с огромным ножом. Они обнялись. Тихон что-то прошептал ему на ухо. Тот ушел. Карпин заставил всех вымыть руки и усадил за стол. Сам остался стоять. Появился хозяин. Он притащил сумку, набитую коробками. Тихон достал одну, повертел в руках. Коробка напоминала сухпаёк. Он кивнул.
   - Палатку ещё! - Напомнил он и понёс сумку в машину. Санёк видел через окно как хозяин кафе, подошёл к машине и отдал продолговатый мешок на лямке. "Палатка!" - Смекнул Саня, но тут женщина выкатила тележку уставленная тарелками. Накрыла стол новой скатертью, расставила блюда, разложила столовые приборы и пожелала приятного аппетита. Вернулся Тихон.
   - Ешьте! - Приказал он. - Быстро ешьте. Питаться долго не будем.
   - Я такое не ем! - Закапризничала Рита, но какая-то внутренняя сила преодолела её сопротивление, заставила взять в одну руку ложку, в другую хлеб. Рита так начала быстро хлебать суп, что Санёк удивленно уставился на неё, с ложкой у рта.
   - Торопись! Останешься или голодным или здесь! - Предупредил его Карпин. - Ждать не будем. Спасибо за помощь Бер! Вот только теперь я поверил, что ты существуешь!
  
   Снова гонка по узкому шоссе заполненному многочисленными фурами. Машина шныряла как шнурок между ними, успевая отворачивать и от встречных. "Клин" прочитал Саша. Въехали в город и в самом центре повернули налево, на Тверь. Рита спокойно посапывала на переднем сиденье. Объехали Тверь, Вышний Волочек остался где-то справа. Через семь часов оказались на развилке. Направо Питер, налево - Великий Новгород. Попутчики спали. Санёк даже достал одеяло из сумки и укрылся. Тихон на мгновение задумался и свернул к Новгороду. В мотеле на берегу Волхова снял один номер на троих. После этого только разбудил. Там даже смогли слегка поужинать. Он заснул сразу, а выспавшиеся попутчики решили прогуляться по берегу реки.
  
   Даже часа не проспал. Скользнула молнией тревога. Хорошо, что был в пограничном состоянии. Позволил своему сознанию приподняться выше деревьев и осмотрелся. Вон и мышка с откормленным котом карабкаются вверх по обрыву. На въезде к мотелю стоит микроавтобус "Газель" если не побитая молью, то ржавчиной точно.
   Из "Газели" вышел человек, не скрываясь, подошёл к "Кашкаю" и начал разглядывать через стекла что там лежит внутри. Ещё минута и пути мышки с котиком пересекутся с этим подозрительным человеком. Тот махнул рукой из микроавтобуса вышло ещё двое. Опустил сознание в себя. Сразу появилась бодрость. Он вынул из своего рюкзака какие-то предметы и незаметно вылез в полуприкрытое окно.
  
   Сумерки не ночь, любое движение на темном или светлом заметно. Пришлось перебежками двигаться в обход. Когда он добрался до "Кашки" ситуация ещё более ухудшилась. Кот, то есть Санёк заслонял Риту. Четверо полукругом медленно приближались к ним, тихо уговаривая не сопротивляться. Он занял позицию сбоку. Рита нервно оглядывалась, сжимая в руках палку, с помощью которой поднималась на косогор.
   Он медленно поднял руку и резко опустил её, причём именно в тот момент, когда её обеспокоенный взгляд скользнул по этому месту. Она кивнула головой в противоположную сторону. Он понял жест и переместился на другой фланг. Она завизжала. Санька схватили и один уже заносил нож. Всё это казалось словно в замедленной съёмке.
  
   Вот она медленно поднимает палку и без замаха резко бьёт по руке с ножом. Палка, продолжая движение, попадает и по шее нападавшего. Санёк своей головой бьёт его в лицо. Небольшая заминка.
   Телескопическая дубинка раскрывается при замахе и падает на темечко, а второму в переносицу. Треск костей и хлюпанье кровью сломанным носом. Вместо того чтобы стрелять в Санька, третий отворачивается от Санька на непонятные звуки, что-то вонзается прямо в глаз. Он падает лицом вниз забивая в череп это что-то ещё глубже. Рита снизу, как клюшкой от гольфа бьёт под колени, того кого ударила по руке, тот роняет нож и падает на спину. Палка вонзается в шею. Неожиданно она замирает, смотрит на поверженного. Легкий шум, темное, темней чем ночь, пролетает над первым жмуриком, а потом пикирует на второго. Пытаясь спастись от этой нечисти, Рита роняет палку и пытается закрыть голову руками. Тут и Тихона кто-то неожиданно так хватает за плечо, что он вздрагивает и по телу от страха разбежались встревоженные мурашки. Он медленно поворачивает голову.
   - Ты чего меня так пугаешь? Умереть же можно! Предупредить не мог?
   - Кар, кар!
   - Да ладно!
   - Кар, ка-ар, кар!
   - Ну спасибо! - Ворон клювом показал на Риту. Тихон подошёл к ней и опустил её руки и стукнул её по плечу. - Молодец Бер. Я один бы с ними не справился.
   - Тельце слабоватое, так бы с одного удара... пустоголовые этими телами управляют.
   - Ловко ты его палкой приложил!
   - Ты бы с моё, мечом помахал бы! А это кто? - С опаской он посмотрел на ворона. - Я думал за мной ангел смерти пришел...
   - Мой друг и защитник ворон. Поздоровайся с Бером!
   - Ка-а-р Бе-ер!
   - И я рад! Ты тоже знаешь, что это были пустоголовые? Я видел, как ты распылил его дух!
   - Ккар! - Усмехнулся ворон.
   - Ты как Сань? - Участливо спросил Тихон. - Ловко ты его приложил головой. Не хотел бы я быть на его месте. Башка бы пополам треснула.
   - Да я сам себе на ногу наступил и пытался выдернуть одну ступню из-под другой. Теперь голова гудит.
   - Обшарьте их. - Он включил диодный фонарик. Осветил вроде бы ещё двух живых. - Из травы поднял свою телескопическую дубинку вытер, сложил и убрал в карман. - Ничего себе пистолетик у них! ГШ-18 "Спорт 2". Самый лёгкий пистолет в мире. Восемнадцать патронов. - Засунул себе за пояс. Обыскивать лежащего было не удобно - предсмертные судороги. Но всё что было забрал. Ворон, не слезая с плеча, распылил клювом и его дух.
   Тот, который получил дубинкой по темечку, был жив. Подошёл Санёк.
   - Там это... у одного нож в глазу...
   - Он в черепе застрял, доставать... испачкаемся, да ещё и пораниться можем он же с двумя лезвиями.
   - Вот! - Протянул тот метательный нож.
   - Как это тебе удалось?
   - Наступил на лоб. Зажал двумя пальцами середину и дернул. Вытер. Что нашёл в карманах забрал.
   - Тащи их всех в "Газель". Того первым, мертвых на него. Это возьми! - Он отдал вещи, найденные в карманах.
   Сам полез осматривать "Газель". Ничего интересного. Балаклавы, бумаги в бардачке. Коробка с патронами. Даже есть бронебойные повышенной мощности 7Н31. Убрал в карман. Он опустил все окна в машине, дождался, когда Санёк погрузит всех, отпустил сцепление, машина медленно поехала под лёгкий уклон.
  
   Искать пологий спуск пришлось долго, уже совсем стемнело, но было не так темно, как на юге или в горах, где темень нападала слишком резко. Крутояр закончился, потому что река вильнула и здесь уже был луг. Фары освещали заросшею травой колею. Вот вроде и пляжик. Вода отступила от обычного среза и получилась как бы травяная ступенька.
   - Я сейчас разгонюсь и попробую прыгнуть сразу в воду. Как только передние колеса коснутся чего либо, долбани своей массой сзади. Если она повиснет, мы уже ничего не сделаем. И сам под колёса не свались. - Он разделся, залез в кабину и задним ходом отъехал метров на сорок.
   Погазовал. Медленно начал ехать, а потом разогнался. Казалось, что с такой скоростью машина долетит до середины реки, но это только казалось. Машина передними колесами входила в пике, а зад точно садился на ступеньку. Санёк, со всего размаха ударился об створчатые двери. Вроде бы бесполезно, но она летела, а не ехала по земле, поэтому пролетела на несколько десятков сантиметров дальше, но задний бампер всё равно точно опускался на ступеньку. Задние колёса повисли в воздухе и беспомощно крутились. Тихон выпрыгнул из кабины в воду и подошёл к Сане.
   - Чуток осталось! Толкаем на три! Раз, два, три! - Ну качнули и что? Но бампер до этого цеплявшийся за траву, начал скользить по ней и машина задком плюхнулась на песок.
   - А чего колёса крутятся? - Удивился Санёк.
   - Там домкрат был, я им педаль расклинил.
   "Газель" недоумевая въезжала в воду. Хоть поверхность ровная, но не твердая. Не шоссе, не гравийка, куда вы меня сплавляете? Вялое течение развернуло её кормой к озеру Ильмень и, микроавтобус медленно погружаясь в воду, даже плыл некоторое время, пока не издал последний вздох огромным пузырём.
   - Слушай, как-то нехорошо получилось. Мы живого утопили! - Обратился Санёк к одевающемуся Тихону.
   - Раз такой жалостливый, что его не добил?
   - Что я убийца?
   - А кто меня ножичком тыркал? А?
   - Ну...это...
   - Вот сопли не распускай. Мы на войне! И заметь, они к нам полезли. Сейчас бы твои кишки в тазу полоскали и обратно в пузо запихивали. Если бы кто жив остался. Ты этого хотел. Благодари Бера он тебя спас.
   - А что им от нас было нужно?
   - С виду это угонщики. Один выяснял, ручка или автомат у "Кашки". С коробкой автоматом на тросе не утянешь. Они передние колеса приподнимут, на бампер поставят. Заметил, что у них задний бампер ниже и от кузова дальше? Подальше оттащили и все дела...
   - А птица где?
   - Какая?
   - Ну эта, огромная такая, черная... когда он бесшумно спикировал, я от страха чуть не помер!
   - "Кашкай" охраняет. Дорогу помнишь? Топайте по ней, а я быстрым шагом и через окно. Как будто ничего не случилось.
  
   - Что-то вы загулялись, молодежь!
   - Пошли обратно, но оказалось не в ту сторону! - Зевая, пробормотала Рита.
   - Завтрак с восьми до полдевятого! Я потом смену сдаю! В Питер что ли гоните?
   - Ага! Типа свадебное путешествие! - Этот призрачный намёк Рита пропустила между ушей. Только теперь Санёк понял, как устал. Ноги от долгой ходьбы гудели, а плечи от удара зудели.
  
   Когда выехали на трассу Великий Новгород - Санкт-Петербург, Тихон немного задумался и повернул налево. Надо было иметь точный ориентир, чтобы привязаться к местности, да и карта хорошая не помешала бы.
  
   - Навигатор у кого есть? - Спросил он, подъехав к крепости.
   - У меня последний Эппл! - Гордо произнесла Рита. - Айфон сэвен. И чехольчик в стразах.
   Санёк молча протянул здоровенный Huawei P8 Max.
   - Чего ты мне его протягиваешь? Пошли к памятнику тысячелетия России, там выставляй координаты.
   У памятника он попросил вновь показать направление. Рука указывала на Фёдоровскую башню.
   - Уменьши масштаб.
   - То, что не в Питере это понятно. Где-то между Выборгом и Ладогой. Если в Финляндии пиши - пропало!
   - И что делать? - Осведомился Бер.
   - Надо купить карту Ленинградской области. Пошли к башне и её координаты вобьём.
   В киоске нашлась и карта Ленинградской области. За много лет обложка её давно выцвела и удивлению киоскёра не было предела, когда купили именно её, а не местных достопримечательностей. Прямо на капоте машины провели прямую линию.
   - Река Вуокса, а не Выборг! - Рассмотрел подробности карты Карпин, но рядом никого не увидел. Санёк фоткал Риту на фоне крепостных стен.
   - Я ещё селфи и у памятника сделала, и у Софии, и у входа в Иерусалим. Сейчас в Фейсбук cкину! -Радостно крикнула она.
  
   7.
   Подъезжая к Вуоксинскому порогу, остановились спросить местных аборигенов.
   - Скажите пожалуйста, а турбаза здесь где? - Вышел Тихон из машины.
   - И в Лосево и в Лососево! Какая нужна? - Тихон не расслышал точное название населенных пунктов.
   - А в чём разница?
   - Лосево на этой стороне, Лососево на той!
   - А, Лососево! А мне послышалось Лосево, Лосево. Теперь понятно. Спасибо.
   Машина медленно ехала по мосту. Бурлящая вода, пенистые водные валы, хоть сверху и казались плоскими, всё равно впечатляли. Внизу какие-то смелые люди на утлых лодчонках сновали между подвешенными с моста крашенными палками. На их глазах одна лодка перевернулась. Рита взвизгнула, но какая-то неведомая сила, вернула гребца обратно и он, как ни в чём не бывало, погнал дальше.
   - Видели, да? Видели? - Возбудилась Рита от такого чуда, но они уже ехали по берегу.
  
   На стоянке перед турбазой стояло около десятка машин. Они заехали в самый дальний угол.
   - Показывай давай! - Карпин выровнял Риту по сторонам света. Положил карту за её спиной. Потом начал вертеть компасом по карте.
   - Далеко это?
   - Рядом совсем! Мне кажется, что запах чую!
   - Сколько?
   - А сколько, сказать не могу. Лес, лес, лес, скалы, камни, выходим на открытое пространство и меж...
   - Тихо! - Тихон, приложил прозрачную линейку, в которую был встроен компас. С такими бегают в спортивном ориентировании. - Где-то здесь! Переодевайтесь. В машине ничего не оставлять. Ненужную одежду в рюкзак.
   Сам он быстро скинул чёрные джинсы, рубашку, ботинки и, через минуту уже был в камуфляже. Воробьин и Рита проколупались дольше. Когда они предстали перед ним, он вручил каждому по рюкзаку. Рюкзак для Риты оказался самым большим.
   - А почему мне такой огромный? - Обиделась она.
   - Зато лёгкий. Там твоя одежда, обувь и одеяло со спальником. Сумочку свою запихивай. Саньку досталась и палатка и веревочный трос, топорик, лопатка, мультипул, котелок с кружкой, тент, крючья, карабины, репеллент от комаров, аптечка.
   - Значит так! - Начал доставать он сухпайки из сумки. Каждому по четыре. Укладывайте.
   - А сколько нам идти? - Поинтересовался Санёк.
   - Если прямиком по карте, километров пятнадцать. Если по тропинкам - двадцать, а без них и тридцать, да и вообще можно заблудиться.
   - Мы же это за один день съедим! Обед, ужин, завтрак...
   - Это суточный паёк. Значит на четыре дня. Если сейчас выйдем, то завтра после обеда будем на месте.
   - Мы что будем ночевать в лесу? - Возмутился Воробьин.
   - Это прикольно! - Обрадовалась Рита. - Таких селфи наделаю! Стану звездой Инстаграма!
   - Да! - Сразу согласился Санёк.
   - Вот и хорошо. - Карпин достал из своего рюкзака белые строительные перчатки с пупырышками и раздал соратникам. - Предупреждаю сейчас. Как входим в лес, перчатки на руки, капюшон на голову, затянуть, не хватает ещё клещей на себя собрать. Напоминать не буду. Потеряете перчатки, других не дам. За мной!
  
   Сане казалось, что посёлок никогда не кончится и что идут они целую вечность, захотелось привала.
   - А когда привал?
   - Да мы идём только десять минут! - Спокойно ответил Карпин и зашагал лёгкой военной походкой.
   Подошли к лесу, но не стали в него входить, хотя в нём и скрывалась широкая колея, проложенная лесовозами.
   - А почему не сюда?
   - А потому, что по ней идти дальше к нашей цели, чем без неё. Это твои последние слова! Как войдём ни слова, ногами не топать, ветками не шуршать!
   - А почему? - Теперь уже Рита спросила.
   - А потому, что нас услышат волки и захотят съесть. Это вам не Подмосковье, здесь их полно. Селфи сделают, как они вами закусывают.
   - А ты убежишь? - Разгневался Санёк.
   - Разве от них убежишь? На дерево залезу, того же и вам желаю!
   - Пошли Рит отсюда, нахрен нам такие приключения. - Санёк сразу понял, что ни она, ни он на дерево не взгромоздятся.
   - Правильно, иди Рита, если Жильбер отпустит.
   - Я с вами! - Тяжело вздохнула Рита.
   Они снова пошли опушкой. Тропинка виляла, но это лучше, чем идти по траве, которая не просто цеплялась за ноги, но и связывала их. Удивительно, но в лесу травы оказалось меньше, чем на опушке. Тихон посмотрел на солнце, компас, вокруг, махнул рукой показав направление и пошёл. Рита еле поспевала за ним, а Санёк всё безнадёжней отставал. Хоть в лесу было и не так жарко, но пот всё равно лил в три ручья, смывая с лица и комаров и клещей, которые неизвестно откуда оказывались на его лице. Перчатки спасали не только от насекомых, но стирали едкий пот.
   Хотелось упасть и никуда не идти, пропади всё пропадом! Зачем он ввязался в эту авантюру? Всё из-за Риты. Он посмотрел ей в спину. По тому как качался рюкзак было видно, что и ей тяжело, но она упрямо продвигалась вперёд. Санёк тяжело вздохнул и поплёлся за ней.
   Остановились у ручья. Санёк хотел упасть, но нарвавшись на жесткий взгляд Тихона, передумал.
   - Снимаем штаны, обувь, носки и за мной. - Карпин быстро разделся и по крутому откосу скользнул в ручей. Принял Риту, а Санёк замешкался. Никак стоя не смог сдернуть одну штанину. Но в воду съехал неуклюже, подняв брызги. Тихон достал из своего рюкзака две пузатых фляжки.
   - Наполняйте. - Шёпотом попросил он. - Крепко закрутить и в рюкзак.
   Закинул свой рюкзак на другой берег и, в раскорячку, держась за траву, подтягиваясь за ветки, вполз на него. Из своего рюкзака достал верёвочную лестницу, привязал к дереву и протянул руку. Рита, ноги у ней уже промёрзли в воде, моментально оказалась наверху.
   Санёк испытывал досаду, ему казалось, что он улиткой полз по этой лестнице. Они оба протянули ему руки. Он, конечно, выбрал руку Риты, чуть было не скинул её в ручей. Карпин успел схватить его за запястье. Нифига себе силища, чуть руку у Воробьина не вырвал, но втянул. Санёк распластался на земле, но увидел, что те обуты и одеты. Карпин не постеснялся натянуть на него штаны, а Рита надеть носки и кроссовки. Тихон кивком головы, снова пригласил следовать за собой. Вроде ничего и не произошло, но эта передышка позволила двигаться в одном ритме с остальными, а может они стали медленнее идти...
   Тут Воробьина осенило, что ворон, который ехал с ними в машине, сразу исчез, как только они остановились на турбазе. Подозрительная птица. Каркает, как и все, а Карпин его разумеет. Как это понимать? В таких раздумьях и идти стало легче. Солнце уже скрылось за вершинами деревьев и наступил сумрак. Надо было бы бивак разбивать, а они всё шли и шли.
   Внезапно Тихон остановился, а Санёк в своих раздумьях, наскочил на Риту, она шатнулась на еловые ветки, они захрустели.
   Карпин нервно дёрнул головой и начал медленно из-за ствола старой сосны высматривать что-то впереди. Санёк проследил за его взглядом. Какая-то хижина размером с будку два на три метра. Квадрат маленького оконца был больше похож на бойницу. Крыши не было, сгнила скорее всего...
   Карпин осторожно снял рюкзак, прислонил к сосне и, осторожно ступая, начал подкрадываться к этому лесному строению. Причем Санёк видел его не со спины, а как бы на три четверти в профиль. Боковым зрением он уловил, как из оконца высунулась черная палка и грохот выстрела. То, что пуля попала в Тихона было видно. Что-то ударило в грудь. Тело того отшатнулось назад, а потом рухнуло вперёд.
   "Что же, теперь, делать-то?" Проявилась растерянная мысль. Он похолодел. Ствол ружья снова высунулся из оконца и начал медленно поворачиваться от одного угла к другому. Застыл. Сане показалось что он целиться прямо в него. Зажмурился. Открыл глаза, из-за того, что выстрела не было, как и Карпина на том месте где он упал. Чудеса-чудес! Выстрел раздался, но из леса. Санек заметил, как пуля вонзилась, разбрасывая и не щепки и не опилки, а что-то среднее, в стену, за которой стоял стрелок с ружьём. Ствол ружья задрался вверх и медленно сполз вниз. Раздался глухой звук.
   Из зарослей ёлочек поднялся Карпин и прошёл к хижине. Оттуда вышел с одностволкой и махнул им рукой. Они, уже не разбирая дороги, с огромным шумом, обуреваемые счастьем, что не одни остались в лесу, подбежали к нему.
   - Держи! - Протянул ружьё Саньку Тихон. - Только держи, ничего не трогай.
   - А что это? - Показал Санёк на огромный револьвер, который держал в руке Карпин.
   - "Слонобой" из Тулы РШ-12 - штурмовой револьвер. В городских условиях можно стрелять через кирпичную стену.
   - Так ты его через бревно пристрелил?
   - Только ранил, но скоро помрёт. Снизу пришлось стрелять. Смотрю лежит, дрыгается, а крови нет. Оказывается, пуля попала в тазовую кость, раздробила и внутрь тела отскочила. Вытащи его и вон на ту кучку положи и присыпь хвоей, веток наруби. Всё что нужно у тебя в рюкзаке.
  
   Таскать трупы Саньку надоело. Использует как вспомогательный материал, как пленного. Но тут ничего не попишешь, сам напросился. Скоро всё закончится. Забыть, забыть и никогда не вспоминать Карпина, даже в страшном сне. А как всё начиналось невинно. Хотел найти своего отца! А нашел безжалостного убийцу - монстра. Воробьин вспомнил что даже когда он наносил удары ножом, по телу Карпина, то сопротивлялся Вальку, не хотел, а потом жалел, что искромсал Тихона. А у Тихона никакой жалости, сожаления, ни к кому, как будто так и надо. Что за жизнь такая наступила? Он отдал винтовку ТОЗ-8 Рите, а сам поплёлся в строение.
   Действительно в нём и крыши не было и одна стена валялась на земле. В карманах ничего, кроме горсти патронов не оказалось. Переложил их к себе.
   Карпин убрал револьвер в кобуру, которая располагалась на груди. Он даже не стал искать свинцовую пульку, которая ударилась в револьвер, а теперь расплющенная болталась в кобуре.
   Рита смотрела на него настолько широко раскрытыми глазами, что казалось их, от этой шири, расклинило и, теперь, они никак не могут прийти в естественное состояние.
   - Я не верила ему! - С каким-то благоговейным шёпотом молвила она. - Сашка говорил, что тебя нельзя убить. А теперь я видела всё своими глазами! Не врал подлец! О-о! - Она говорила всё громче и громче.
   - Давай-ка свои сексуальные позывы упрячь внутрь. Любая самка выделяет пахучие вещества, которые призывают самцов к спариванию. Хочешь, чтобы волки прибежали?
   - Я тебя так хочу!!! Бесплатно!
   Он забрал у неё ружьё.
   - Вдохни с задержкой несколько раз. Потом обсудим твои сексуальные фантазии.
   - Я тебе буду верной женой. Детей наро-о-жаю! Я хорошая хозяйка...
   - Успокойся, сейчас не место и не время.
   К нему на плечо так резко опустился ворон, что она отшатнулась, чуть крылом по лицу не заехал. Рита отвернулась. На глазах выступили слёзы. Вот он момент истины! Вот, ради чего жила, вот к чему готовилась. Вся предыдущая жизнь была подготовкой к этому испытанию. Почему она такая дура? Взяла сразу и открылась? Поддалась минутной слабости. На него, конечно сложнее охотится чем на олигархов, но чем сложней добыча, тем слаще победа!
   Ворон что-то клокотал Тихону в ухо. Тот повернулся к нему с вопросительным взглядом. Тот кивнул. Подошёл Санёк. Карпин отвел их метров за тридцать в низинку, поросшую молодым ельником.
   - Сидите тихо. Если захотите пошевелиться, а вы захотите, делайте медленно, как будто в воде плаваете. Чтобы там не произошло не дергаться, ни звука. Кто бы мимо не прошёл вообще замереть. Только когда я появлюсь, тогда выдохните. Только выдохните, говорить будете тогда, когда я разрешу.
   Он долго ковырялся в рюкзаке Санька, потом вытащил тент, какую-то косметичку положил в карман куртки. Из своего рюкзака достал моток верёвки и рулон скотча. Свой здоровый револьвер выложил из кобуры и убрал в рюкзак, а, вместо него, туда вложил трофейный пистолет ГШ-18. Санёк, внимательно следивший за его манипуляциями, только моргнул, а того уже на месте не оказалось. Ворон уселся на рюкзак Карпина и всем видом показывал, что рюкзака даже касаться не следует, будут иметь дело с ним.
  
   Тихон повесил и растянул тент в проёме заимки, примотал скотчем винтовку к бревну. Вставил палку и надавил ей на курок так, что свободного хода у курка не оставалось. Придавил сверху палку корягой, которую привязал к тенту, вылез. Натянул тент. Теперь, если кто отвяжет тент, мелкашка выстрелит. Сам спрятался в десяти метрах напротив тента. Распластался в зарослях голубики. Ждать пришлось долго. Наконец каркнул ворон. Он нажал кнопу пульта.
   Включился неяркий свет и послышался тихий разговор. То, что это был разговор, было понятно, но о чём нет. Вычленить можно было только отдельные короткие слова.
   Хотя ночные гости и старались идти неслышно, но навыков для этого у них не было. Остановились буквально за его спиной. Свет заметили и разговор услышали. Выключил. Они прошли вперёд. Он медленно приподнял голову. Объясняются знаками. У одного за спиной то ли "Сайга", то ли "Калаш". Тот перевел его в боевое положение и начал стрелять. В этом грохоте Тихон и выстрелил ему в спину. Бронебойная пуля прострелила его насквозь. Рухнул.
   - Ах суки, они ещё и отстреливаются! - Стоявший справа от убитого, выхватил автомат из рук павшего товарища и дострелял магазин. Разорванный тент поник, показывая свою покорность. - Отвязывай, посмотрим, что там. Оба подошли к тенту. После такого ураганного огня и земляной червяк в фарш превратился бы, если там случайно оказался.
   Его сообщник рванул тент на себя. Выстрел мелкашки.
   - Стреляй! - Завопил он. - Ранил меня пидор! Боёк защелкал по пустому месту.
   - Ку-ку Гриня! - Встал из голубики Тихон и выстрели ему в плечо, тот вскрикнул, выронил автомат и другой рукой зажал рану.
   - Рассказывайте пустоголовые зачем гоняетесь за мной.
   - Не, не за тобой! Вас тут трое, вот что-то ценное у вас есть. Я этих двоих, до сегодняшнего обеда не знал. Похмелиться хотел. Выпил вчера не так много, грамм триста и не догонял даже! Вдруг голос иди туда, куда я и не знаю, встретишь этих двоих, езжайте в лес. Я думал, что вчера траванулся, раз глюки, но сразу отпустило. Голос говорит что хочу, то и сделаю с тобой. Голову сжало клещами, а сердце разбухло, что казалось через рот лезет. Я с перепугу согласился. Сразу отпустило. Сел в "буханку" этих встретил. Они в таком же положении, только у них со вчерашнего началось, а как согласились - тоже отпустило. Заехали мы в лес, голос мне говорит иди так, так, выйдете к этой развалине убейте всех, кого встретите... не убивай, а?
   - Автомат-то откуда?
   - Этот голос вот этому рассказал... - показал он на покойного, - потом приказал всем выпить, причём без закуси. Ну мы на жаре поплыли, через час только пришли в себя.
   - Зачем?
   - Насколько я сообразил, он в водке. Растворяется, а когда мы выпиваем, он и попадает в нас. В общем, как и всякие паразиты.
   - Логично мыслишь. Это действительно паразиты, причём пустоголовыми их назвать уже нельзя. Перевяжи себя, его, жмурика в развалины затащи, там ещё один на муравьиной куче лежит, тоже туда и подожги. То, что ты поведал только я могу понять. Следователи, прокуроры, судьи... в них тоже могут пустоголовые сидеть и приказывать. Мир, а значит и Россия заражены ими!
  
   Они даже сжались, когда услышали звуки выстрелов. Неподвижность и темнота увеличивали время настолько, что казалось прошла вечность. Они боялись даже вздрогнуть, потому что шуршание, скрип, можно было принять за чей-то шёпот.
   Раздались осторожные шаги, но это не была мягкая поступь волков. Тяжелее гораздо. "Медведь" - подумал Саня. Шаги то отдалялись, то приближались.
   - Санёк! Твою мать! Где вы? - Раздался знакомый голос Карпина но, они помня приказ, молчали. - Знаю что вы где-то... кашляни что ли...
   Ворон каркнул. Только сейчас Санёк понял, что тот отсутствовал, а теперь неожиданно объявился. Сквозь ёлки шумно вломился Тихон.
   - Спасибо мой друг! В этой темноте, хрен разберёшь... - раздражённо, но тихо сообщил он и начал надевать рюкзак. Лямка рюкзака за что-то зацепилась, это оказался пульт. Он достал его из нагрудного кармана и засунул в рюкзак.
   - Хоть и не нужен, но улики здесь оставлять нельзя. Пошли!
   - Куда пошли? Темно же!
   - Сейчас здесь будут взвейтесь кострами синие ночи! Пионерами вы никогда не были, а детьми рабочих тем более. За мной!
   - Лучше идти, чем в таком напряжении сидеть! Даже спать не хочется! - Поднялась Рита и накинула на себя рюкзак.
   Карпин достал из рюкзака Санька диодный фонарик. Посмотрел на компас, посветил вокруг и пошёл. Маленький караван тронулся.
  
   8.
   Воробьин хоть и сразу отрубился, но спал тяжело. Хрен повернёшься. Палатка рассчитана на двоих, а ему и одному в ней тесно. С превеликим трудом выбрался наружу. Контуры деревьев, веток просвечивались сквозь легкий туман. Почему-то пахло костром. Запах дыма был, а самого дыма не было - он растворялся во влажном тумане. Лучи солнца ещё только забегали по предрассветному небу.
   - Чего застыл? - Тихо спросили за его спиной. Он так вздрогнул, что чуть не свалился на палатку.
   - Костер где-то, а где не пойму!
   - Сухпаёк доставай и следуй за мной. - Тихон скрылся за палаткой.
   Когда Воробьин его обнаружил, тот заканчивал есть гречку с тушёнкой из банки. С крышки банки ворон клевал тоже самое.
   - Он что горячее ест? - Удивился Саня.
   - Ему отсыпал, а себе подогрел. Чай будешь?
   - Я сначала поем! Прямо засосало. Ложку дашь?
   - Она у тебя в коробке! - Карпин налил темный, казалось даже густой чай из котелка в кружку. Долил из фляжки. На галеты наложил яблочного пюре и, не спеша, начал пить чай.
   - Так это что... даже это... костёр разводить не надо?
   - Да. На таблетке сухого спирта греешь.
   - А что костёр запалил?
   - От тумана влажно, холодок пробирает. Не снимать же с вас одеяло. Греюсь и сушусь.
   - Хорошая идея! - Только сейчас Воробьин заметил, что Тихон босиком, а носки и кроссовки висят на палочках около костерка. Сделал тоже самое. Когда встал ногами на мокрую траву, ощутил поток энергии через них. "А сказки не врут! Мать сыра-земля силу даёт!" Тихон закончил пить чай, налил в кружку ещё, плеснул из фляжки.
   - Рекомендую сначала промочить горло и пищевод. Лучше себя ощутишь и пища скользить легче будет.
   - Действительно, ещё горячий. А чем-то он... водка?
   - Нет.
   - Что, я не знаю?
   - Спирт. Кровь надо разогнать. На закуси! - Тихон протянул ему галету с яблочным пюре.
   Неожиданно появилась и Рита. Сонная, протирающая глаза.
   - Нелей ей тоже чаю! Я ей паштет с плавленым сыром сделаю!
   Карпин протянул кружку. Рита отрицательно закачала головой.
   - Пей! - Подражая тону Тихона, но тоже тихо, как и он, приказал Саня. Она подчинилась.
   - Вы тут доедайте, а я всё сверну! - Сообщим им Карпин натягивая носки. - Через десять минут выход.
   Он в десять минут уложился, а они - нет.
   - Ребята, здесь не ресторан. На нас началась большая охота. Ты-то Бер, что молчишь?
   - Говорить - это значит мешать вам. Пока всё правильно, но надо торопиться...
   - Тихон! - Впервые обратилась к нему по имени Рита. - А ты откуда про охоту на нас знаешь?
   - Он сообщил! - Поднял голову вверх Карпин. Высоко в небе парил ворон. - Пошли, а? - Он им протянул их рюкзаки.
  
   Шли долго, быстро, пока громким окриком Бер не остановил их.
   - Туда! - Показал он Ритиной рукой налево.
   - Справа же удобнее!
   - Нет! Надо лезть через скалу. В обход нельзя. Там болота с двух сторон.
  
   Они начали подниматься на скалу. До середины они добрались пешком. Но дальше... участок гладкой скалы метров десять под семьдесят градусов. Карпин с тревогой поглядел назад. Подниматься можно быстро, а вот спускаться... он подал конец веревки ворону и попросил: "оберни вокруг камня и конец скинь мне."
   Ворон так и сделал, хотя ему и было нелегко. Карпин сделал петлю и сильно натянул веревку. Она хорошо легла вокруг камня.
   - Саш смотри! Видишь, выступ скалы как навес. Там небольшая площадка. Вся надежда на тебя. Залезешь по веревке. Обернёшь вокруг пояса и будешь травить, то наклоняясь к скале, то отслоняясь. Потом втащишь наши рюкзаки, Риту, меня последнего. Мы все, как и ты пойдем, но нас надо будет на каждый шаг подтягивать. Потому что, если ты последним пойдешь, мы тебя не втащим. И бросить не сможем. Значит погибнем все.
   - Я попробую! - Неуверенно произнёс Воробьин.
   - На пробы нет времени. Сделай с одного раза, иначе все наши предыдущие потуги были напрасными.
  
   Саня пошел. Он глядел только под ноги, кроссовки поскальзывали, он даже коленом стукнулся, которое теперь начало зудеть. Казалось, что он целую жизнь, как Сизиф, вносил камень в гору, только и камнем был он сам. Хотел открыть новые миры - получай романтик. А вот и скальный навес, он прямо рухнул под него, но встал на четвереньки и скинул с пояса верёвку. Она заскользила вниз. Не успел отдышаться, как верёвку дернули два раза. К своему удивлению с рюкзаком он справился быстро, это был рюкзак Риты, потом его собственный, Тихона. Передышки практически не было. Если бы не перчатки, истёр бы руки в кровь, а так ничего. Втягивание Риты, оказалось легче чем рюкзака, А Тихон, казалось взбежал сам, причём не запыхавшись.
   - Рюкзаки хватаем, не надеваем и бежим! - Крикнул он, сворачивая верёвку.
   Они побежали вверх, потом, фактически, нырнули в ложбину между вершинками. Легли. Саня посмотрел вниз. Как они будут спускаться, он не понимал, скала казалась вертикальной.
   Тихон достал из своего рюкзака бинокль и пополз вверх.
  
   Воробьин, пока передышка, решил ещё поесть. Слишком много сил истратил. Так и сделал. Запил из фляжки. Карпина всё не было. Ворон прилетел к ним. Санёк, все что не успел съесть - отдал ему: колбасный фарш, остатки недоеденного у утра печёночного паштета, обломок хлебного печенья. В корыто из-под фарша налил воды. Ворон благодарно кивнул.
   Вернулся Карпин. Санёк всё торопливо убрал в рюкзак.
   - Ну и как мы здесь слезать будем? - Осведомился он.
   - А ты вниз смотрел отсюда?
   - Нет!
   - А ты посмотри!
   Саша подпол к краю и выглянул. До земли было метров тридцать если не больше.
   - Тут же...
   -Вот именно. Верёвки с лестницей не хватит. Другим путём пойдём.
   - А зачем мы тогда сюда нырнули?
   - А ты предпочитаешь позировать своим врагам на вершине? - Санёк сконфуженно промолчал.
   - Они разделились. В обход пошли. В клещи берут. Поэтому лезем обратно. Там только два сложных участка. Они тоже хотели по нашему пути взойти. Даже попробовали. Не получилось. Наверное посчитали что и у нас тоже. Вывод? - Карпин посмотрел на него.
   - Они знают куда мы идём.
   - Правильно. Или, в крайнем случае, направление. Тогда встали и пошли.
  
   Пришлось опять тащиться на вершину и спускаться по еле заметной выемке, которая более-менее полого спускалась вниз. Судя по всему, это многолетнее воздействие дождей и таявших снегов проточили этот путь. Он закончился вертикальной щелью, в которую и стекала вся вода. До земли ещё оставалось метров двадцать. Камень голый и гладкий. Верёвку не привяжешь. Тихон достал из рюкзака маленький складной альпеншток и начал разбивать трещинку над щелью. Когда она достигла пяти сантиметров он вбил стальной костыль. Обмотал оголовник верёвкой и крепко завязал.
   - Когда я буду внизу, скинешь рюкзак Риты. Я расстелю спальник с одеялом. Мой, потом твой. Теперь смотрите как пользоваться верёвкой. - Он сделал петли и вставил свои ступни. - Верёвку в руках держим так. Запомнили? Откидываем тело назад, чтобы был угол. Медленно переставляем ноги вниз.
   Он начал спускаться. Верёвка закончилась, а до земли было ещё метров восемь. Тихон спускался на руках до тех пор, пока ноги не стали свободными от верёвки. Тогда он отпустил руки... приземлился на согнутые ноги и завалился набок.
   - Саня! - Крикнул он снизу. - Кидай!
   Кидать не пришлось. Достаточно было толкнуть.
   - Теперь ты!
   - Почему он? - Взвизгнула Рита.
   - Когда спустишься - скажу. - Санёк сделал всё как и Тихон. Он делал шаг, верёвку, если начинала скручиваться быстрее, прижимал подошвой к камню. Если медленнее, то опирался, только пальцами ног. Он не держал руками собственный вес - руки не выдержали бы. Руками регулировал угол к поверхности скалы. Потом разжал руки и полетел.
   - Ноги согни! - Прозвучала команда снизу. Он так обрадовался, что у него всё получилось, а про это-то и забыл. Плюхнулся на спальник с одеялом, которые накрывали ветки и траву.
   - Молодец! - Похвалил его Карпин. - Бери одеяло за углы и держи крепко-крепко.
   - Да она же лёгкая! - Догадался Саня.
   - Или испугается или руки не выдержат. Смотри!
   Тихон оказался прав. Она так шагала, что на середине пути петли свалились с её ног. Она испуганно прижалась к верёвке и медленно скользила по ней. Падала с визгом термоядерной бомбы. Они поймали её. Она была вся в слезах.
   - У тебя ещё было время плакать? - Удивился Карпин.
   - Я не знаю, я не помню... а глаза не потекли?
   Этот вопрос был не к месту, но настолько серьёзен, что мужики заржали.
  
   Они бежали, останавливались. Бер корректировал направление. Опять бежали. Бежала только Рита. Тихон быстро шёл, а Саня передвигался, со стороны так казалось, прыжками. Наконец выскочили на пустое пространство к каменной осыпи.
   - Вон она дверь! - Прокричал Бер. Они начали подниматься. Сто метров вверх по каменной осыпи, всё равно что несколько километров по тайге. Чем ближе поднимались к каменному проёму, тем больше казалась дверь. Когда добрались, то поняли, что в проёме поместится пятиэтажный дом.
   - Наклоняйте её туда! - Скомандовал Бер.
   - За руки возьмём?
   - За рюкзак, видишь ручка. Я вцеплюсь в скалу и буду держать тебя!
   Держали долго. Рита закашлялась и замахала руками. Воробьин выдернул её и начал обнимать!
   - Побежали обратно! - Прервал их радость Карпин. - Эти скоро подойдут!
   - Куда обратно! Я никуда не ушёл! - Заорал Бер. - Надо ниже метра на два-три. Там вход!
   - У нас нет верёвки, она осталась там!
   - Пусть прыгает!
   - В своем уме?
   - А, ну да! Что делать? Последний шаг, а сделать не можем! - Проревел Бер. - Смотри! - Он кинул камень вниз. Примерно через два-три метра камень исчез!
   - У нас же лестница! - Вспомнил Санёк и сразу начал доставать из рюкзака.
   - Вяжи за этот камень. Рита спускайся сначала лицом к скале. Я тебя схвачу за рюкзак и поверну вместе с лестницей. Ты Санёк держишь за мой рюкзак меня и вжимаешься в скалу. Если отожмёшься - свалишься на нас. Полезли.
   Всё получилось как надо. Рита наклонилась и голова её пропала. Санёк радостно выдохнул, посмотрел вверх и увидел счастливый оскал человека, который резал верёвку.
   - Ты че...
   - Что ж ты Санёк! - Гулко, как в тоннеле, прозвучал голос летевшего вниз Карпина.
  
   II. Не ходи туда! - Папа кричал.
   1.
   Вот он ад! Темнотища. Рита хотела пошевелить ногами и не смогла. Встать тоже - держало. А вот головой и руками могла вертеть. Она захныкала. Холод пробирал до костей. Но почему холод? В аду же всегда жарко! Неправильный ад какой-то. От этого ей сделалось еще хуже. Мёрзнуть всю вечность! Да лучше умереть на сковородке! И чего она попёрлась спасать этого Жильбера? Вроде ничего мужик. Могли бы договориться о совместном проживании в её теле. Что-то захлопало над её головой. Она завопила, но сразу взяла себя в руки. Какой смысл орать если ты уже мёртвая... или не совсем мертвая? Чтобы согреться, она обняла себя руками, но в нагрудном кармане нащупала прямоугольный предмет. Да это же её Айфон! Странно, но он включился. Оказывается и в аду луч света живёт. Включила фонарик. Такое впечатление, что находишься в чьих-то кишках. Всё казалось изогнутым, слепленным перекрученными трубами. Да ещё они сильно сопели. Она выключила свет и затаилась. Свет беречь надо. Она уже два дня не подзаряжала. У ней мелькнула спасительная мысль. Раз она находится в кишках, а не в желудке, значит её переваривать не будут. Осталось только дождаться, когда пойдёт говно и выдавит её наружу. А если это понос? Мало того, что захлебнётся в нем, так ещё и перепачкается. А вот это сопение за спиной и означает что говнецо на подходе? Тут и ударило её в спину...
   - Ну ты, полегче! - Рассержено крикнула она. - О, боже! Я уже с говнецом разговариваю!
   - А что тут и люди есть? - Спросило говнецо шёпотом.
   - Есть, есть, да не про твою честь! Не так сильно дави! Перепачкаешь ведь! Нежнее! Как я выйду на тот свет?
   - А куда же ты денешься?
   - А скажи, вы куда попадаете в унитаз или в выгребную яму?
   - Я не знаю!
   - Чего остановилось? Нежно, ласково дави!
   - Я не могу, меня что-то держит!
   - Охуеть совсем! - Разозлилась Рита. - Хоть ты и говорящее говно, но функции свои выполняй! Я не буду тебя из жопы выковыривать!
   - Почему меня из жопы?
   - Бля! Что у вас за говенное образование?
   - У меня хорошее образование! - Продолжался шёпот за её спиной.
   - Было бы у тебя лицо - в рожу бы дала!
   - Да есть у меня и лицо и рожа!
   - Опа! - Изумилась Рита, повернула голову и включила свет!
   - Ты, что ль Санёк? А чего говном прикинулся?
   - Да я думал с мраком разговариваю...
   - А Карпин тогда где?
   - Скотина такая! Раз мы двое, бросил нас на произвол судьбы и сбежал!
   - Он же довёл нас до точки! - Заступилась за Карпина Рита. - Жильбера выпустили. Давай вместе как-то выбираться отсюда!
   - А мы где?
   - Я бы сказала в пизде, но мы в жопе! - Смотри! Видишь кишка! - Провела она лучом света впереди себя. Главное не пойти обратно и попасть в желудок. А через жопу всегда выход есть!
   Санёк приподнялся и, из под его задницы, вырвался стон.
   - Ну ты хоть бы не пердел! Здесь и без твоей... вони будет достаточно! Попробуй не пердеть при даме! - Но оттуда всё равно доносилось бульканье и хрипы. - Ты чего срешь что ли?
   - Пока нет, но хочется!
   Она направила луч под ноги Саньку.
   - Да ты Тихона идиот раздавил! - Она хотел вскочить и только при этом движении почувствовала лямки рюкзака. Скинула его, и освободила ноги, спутанные веревочной лестницей.
   Оттолкнула Воробьина, перевернула на спину Карпина и начала делать искусственное дыхание. Перед этим Рита отжала его пальцы с ручки своего рюкзака. Спустя несколько минут, Карпин часто задышал полной грудью. А потом застонал с каким-то повизгиванием. После этого резко обмяк.
   - Где я? - Тихо произнёс он.
   - Наверное в жопе или пока ещё в кишках. У Риты спроси, она лучше знает, она раньше нас здесь оказалась! Рита, ну включи ты фонарь!
   - В общем так Тихон! Я спасла тебе жизнь, когда вот этот слонёнок пытался тебя расплющить. Ты обязан на мне жениться!
   - Прямо сейчас?
   - Да сейчас может пойти поток поноса и мы в нём захлебнёмся. Смотри! - Она обвела лучом вокруг себя. - Видишь кишки! А цвет у них детской неожиданности - говённый!
   - Это не кишки, а известковый натёки, потоки, налипы или как-то там. Скорее всего мы в пещере. Но ещё неизвестно, что лучше. В кишках лабиринта нет, а в пещерах есть. И, даже если в пещере есть выход, его можно не найти... - Карпин приподнялся и сел, вытянув ноги. Рита снова начала светить. Карпин всё еще держался за верёвочную лестницу. Увидев это отбросил её. Рита выключила фонарь.
   - Что же ты Санёк упал-то на нас. Я же тебе говорил "прижмись к скале и смотри вверх".
   - Только один раз зажмурился, открываю глаза, а счастливая рожа, верёвку режет! Ну и полетели. Я думал разобьёмся! - Соврал он. - Рит включи свет! -Он переживал за Риту, поэтому и контролировал, как бы с ней чего не вышло. Она включила. Санёк подал лестницу. - Видишь резано.
   - Ладно, проехали. На нас, что скалу сбросили? Я еле дышал!
   - Эта скала - Саня! - Хмыкнула Рита.
   - Так темно же было, откуда мне знать...
   - Хорошо, что Жильберу помогли. Теперь можем по собственному плану...
   - Здесь я! Никуда не делся! - Застывшая сцена была круче чем у Гоголя.
   - Кка...ак... каак это? - Заикаясь, спросил Тихон.
   - Вот так! - Невозмутимо ответил де Ланнуа. - Значит это не тот вход и не туда.
   - Хватит нам... - раздражение еле проскальзывало в голосе Тихона.
   - Поясняю для незнающих. Это на Земле, в дверь можно войти и можно обратно выйти. Там - всё по-другому. Там, где выход - входа нет. А там, где вход туда - нет выхода оттуда. Иначе бы сущности только и шмыгали бы туда и обратно. Причём и те, и другие открыты не постоянно, а периодически. Вот как дверь в её машине. Сел в машину - дверь закрыл. Проехал, открыл - вышел, но место-то другое, хотя дверь та же самая. Так и с нами - мы прошли - портал закрылся. И где он потом откроется - неизвестно. Так же и с выходом.
   - А как же тогда пустоголовые тебя нашли?
   - Значит они не совсем пустоголовые. Тем более базируются в человеческом теле. От человека многое зависит, неважно чей дух в нём.
   - Значит приключения продолжаются? - спросила Рита. - Тогда селфики поделаем. Народ в группе слюной подавится. Миллионы лайков и все мои!
   Тихон и Саня с тревогой смотрели на вспышки айфона.
   - Что застыли? Пошли!
   - Куда?
   - Да вон щель внизу!
   - А может наверх? - Предложил Тихон. - В твою щель Саня не залезет, а в эту дыру - может быть! - Они надели рюкзаки.
   - А где твой рюкзак? - Спросила Рита.
   - Наверное там остался... - Потупил голову Санёк. - Рит, а давай я твой понесу?
   - Своё сама ношу. Вдруг ты и его потеряешь!
   - Жаль, там же были: топорик, мультипул, лопатка, палатка. - Расстроился Карпин. - Сейчас бы здесь очень пригодились!
   - Да всё это я в твой переложил, когда ты спальник с одеялом сворачивал.
   - Зачем?
   - А как бы я за вами поспевал бы? Жалко только еда пропала. Да ладно. Может похудею. Без худа - нет добра.
   - Давай Рит иди свети своим, когда он погаснет, он своим светить будет, а когда его сдохнет, тогда будем пользоваться моим фонарём. Кстати ворона не видели?
   - Да он, наверное, там остался.
   -Хоть кому-то повезло, а мы в холодном подземелье ползать как черви должны!
   Ходили, протискивались, попадали в тупики долго и нудно. Айфон внезапно выключился. В плотной темноте Санёк, не успевший вовремя остановиться, толкнул Риту. Айфон выпал.
   - Саня, что ты творишь? Раскокал мне... знаешь сколько он стоит?
   - Да он на мою ногу упал! Сейчас свой достану и подсвечу.
   Санёк долго колупался в карманах наконец извлёк. Свет был тусклый и, стало понятно, что этот светоч долго не протянет. При всех своих объёмах Воробьин был очень подвижный, поэтому нагнулся резко.
   - У-а-а! - Воскликнул он, подбирая айфон. - Вот он ход! - Пытался осветить он темный проём. - Правда не видно ничего.
   - Значит время пришло доставать фонарь. - Тихон снял рюкзак и выудил тонкий диодный фонарик. Хотя луч и был узкий, но яркий.
   - Возможно мы выберемся отсюда! - Неуверенно произнёс он и пролез вслед за лучом. Следом за ним Рита. Саня, пыхтя на четвереньках, за ней.
   - Тут же, вроде, ступеньки!
   - Не совсем, но то что их сложили так, чувствуется рука человека. - Ответил Карпин. - Пошли быстрее. Видите, вроде как тропа натоптана.
   Луч света выхватывал фрагменты застывшего известняка, принимавшего такие причудливые формы, что они, от неожиданности, пугали. Тихон резко остановился и выключил фонарь. Замерли и услышали голоса. Хотелось крикнуть "Ура!" заорать во все лёгкие, что спасены, броситься навстречу людям, но уже приученные Карпиным к осторожности, даже ногой не шаркнули. Где-то вдалеке мелькнуло неясное пятнышко света. Тихон включил фонарь и они двинулись в том направлении. Повернули.
   Перила! Настоящие деревянные перила. Начали подниматься. Луч выхватил лампочки и проводку на потолке к ним. Всеобщее дыхание показало, что все повеселели. Зашли в зал, а тут вообще свет горит. Ещё быстрее пошли. Лестница не была прямой, поворачивала туда-сюда, но конечный отрезок был прямым, с перилами с двух сторон. Вверху была дверь, пропитанная очень темной коричневой морилкой. Она внезапно открылась. Вошел человек, увидел их, сначала растерялся, а потом отозвался гаденькой радостной улыбкой.
   - Это тот самый, что лестницу обрезал! - Крикнул Саша.
   Тот нажал выключатель. Свет погас. Начал поворачивать ключ в замке. Судя по шуму, за дверью на него кто-то напал. Тихон вытащил из кобуры ГШ-18 и, прицелившись на середину двери выстрелил. Грохот и его эхо, так прокатили по ушам, что казалось это подземелье обрушилось на них, но даже лампочки под потолком не качнуло. Зато наверху шум прекратился. Они поднялись. С трудом отодвинули дверь. Этот человек был ранен и никакой радости уже не испытывал.
   - Не добивай его! - Попросил де Ланнуа. - Даже когда твой ворон, распыляет их сущность, они успевают передать информацию.
   - Нам надо сматывать удочки! - Пояснил Тихон. - Выстрел вон как грохнул. А сейчас ночь, на всю округу...
   - Так весь звук в пещеру ушёл. - Поспешил успокоить его Саша. - Мы это в школе проходили.
   - Тогда оттащи его вниз, под деревянные мостки. -Тихон включил свет в пещере. Ворон сразу оказался на его плече.
   - И ты здесь? Не может быть, чтобы ты за несколько часов пролетел такое расстояние. Ты же не ракета!
   Ворон что-то начал клекотать ему в ухо.
   - Что же ты Саня нас обманываешь! Он же вместе с тобой упал, когда хотел обратить твоё внимание на того, кто лестницу резал. А ты говоришь вверх смотрел! Давай быстро тащи!
   Но всё равно у Санька ушло на это минут пятнадцать. Тихон запер дверь, грязью заделал дырку в доске, ключ положил на перила у крыльца.
   Они выбрались из котлована. Направо вела дорога в темный просёлок, а другая спускалась вниз, где освещение разливалось огненным морем. Сразу стало ясно, что это очень большой город. Они туда и пошли.
  
   2.
   Улица привела к трамвайным путям. Пути - к мосту через реку. Карпин огляделся. Туристы, в основном молодёжь, не спеша, кучками сновали туда и сюда, фоткались, обнимались, целовались. При таком ярком освещении, темнота роли не играла. Прогулочные корабли, расцвеченные иллюминацией, тоже не пустовали.
   - Что-то очень мне всё это напоминает! Это же Дунай! Остров Маргит. Вон там-то мы и остановимся. Быстренько, быстренько шевелимся. Скоро забудемся младенческим сном. - Они дошли до середины моста и повернули налево - на другой мост. - Сейчас здесь будет удивительный фонтан. Днём он в такт музыке, своими струями танцует, а ночью ещё и подсвечивается. Сколько времени?
   - Без пяти одиннадцать!
   - Через пять минут начнёт. Ножками быстренько топаем, а то он нас ждать не будет!
   - Ой как здорово здесь! Лучше, чем в Москве! Деревья, трава! Где спать ляжем?
   - В середине острова. В тени кустов и деревьев.
   - А ты откуда всё здесь знаешь?
   - Почти год здесь пробыл. Не в смысле именно здесь, в Будапеште. Наша часть стояла в сорока километрах, но каждый свободный день я ездил сюда. Тут порядка шести мостов через Дунай, а может и больше. Там, за зелёным мостом, мост Пётёфи что ли, и, через пару улиц, в полуподвальном помещении была антикварная лавка. Я там нашёл изумительный гребень из слоновой кости, украшенный стекляшками, гранёными как бриллианты. Жена должна была приехать. У неё были густые темные волосы. Гребень казался бы в них изумительно, переливаясь всеми цветами радуги...
   - И что? - Рита удивилась такому романтичному рассказу. Тихон так эмоционально говорил, словно это случилось вчера.
   - А потом его мамаша отправила меня в Афган. Жена развелась. Гребень много лет болтался в чемодане, пока не развалился. А недавно я и стекляшек лишился. Началось уже! - Они подошли к фонтану.
  
   - Знаешь Тихон... - взяла его за руку Рита, - нам начало везти. Могли очутиться в пустыне, тайге, даже на Северном полюсе. Я начинаю верить, что у нас получится.
   - А что получится?
   - Хотя бы уничтожим то зло, о котором Бер говорил.
   - А стоит ли искать зло так далеко? Его вокруг полно, даже внутри себя.
   - И в тебе?
   - И во мне! И в тебе. Даже тот же Бер может оказаться злом.
   - Зло, это когда ты безо всякого сожаления уничтожаешь тех, кто встаёт на твоём пути?
   - Я умею то, что умею. Я могу это делать хорошо, а не вести уговаривания, переговоры. На войне, а у нас сейчас война, нет времени на размышления. Мы сами себе поставили задачу. Значит мы её должны выполнить и, хорошо бы ещё и в живых остаться. А для меня это втройне тяжелей. Вы оба, для меня обуза. - Он освободился от её руки. Фонтан перестал танцевать и, они пошли вглубь острова.
  
   Солнце ласково перебирала ресницы. Рите снилось что-то хорошее и улыбка блуждала по её лицу. Она открыла глаза. Карпин в одних трусах выполнял какие-то замысловатые упражнения: крутил палочки пальцами, жонглировал стальными блестящими шариками, причем на одной ноге, падал, кувыркался, перекатывался, делал рывки на двадцать метров, падал, отжимался... ей захотелось в туалет и она поднялась.
   - Туалет? - Удивился Тихон. - Во-первых они платные, а во-вторых они ещё закрыты. Иди вон туда, только в моё не вляпайся. - Он отвернулся и продолжил упражнения.
   Когда она вернулась Санёк сидел на спальнике и протирал глаза. Тихон достал коробку сухпайка и половину отдал Сане. От своей отделил немного и положил на картонку. Теперь Рита начала понимать, что Тихон относился к ворону как к боевому товарищу, а вот их с Саньком за подобных не принимал. Это как-то обижало. Птица, для него, по уровню общения, была выше чем они. Карпин доел и сложил остатки в упаковку.
   - Рита пошли! - Поднялся он, свернул камуфляж и убрал его в рюкзак.
   - Я ещё не завтракала! - Удивлённо сообщила она.
   - Сочувствую! Санька надо переодеть. Мало того, что габаритами выделяется, так ещё и формой! Заметут, как пить дать! Хорошо, что у тебя карточка, а так?
   - Я так рано не завтракаю! ... Но хоть чаю попить можно?
   Санёк протянул готовую кружку с чаем. Карпин нехотя вытащил свою фляжку и плеснул из неё в чай. Она, назло Карпину, пила очень медленно, так же и жевала импровизированные бутерброды. Карпин жестом согнал их с расстёгнутого спальника, выполнявшего роль матраса и уложил под него рюкзаки.
   - Значит так Саш. Камуфляж спрячь, делай вид, что загораешь и ни шагу с этого места.
   - А если...
   - А если уже поздно. Видишь уже народ побежал, на великах поехал. Единственное могу посоветовать, ляг на бок, спиной к дорожкам, и из этого положения постарайся струю послать подальше.
   - А вы когда вернётесь?
   - Не знаю. Нам хотя бы рубашку тебе найти. Брюки если найдем - это счастье. Будем искать. Если кто-то подойдёт неси тарабарщину - отстанут. Готова? - Повернулся он к Рите.
   Рита предстала во всей красе. В той одежде, какой она приехала к нему на дачу, при этом она даже успела нанести лёгкий макияж и накрасить губы.
   - Отлично! - Похвалил Тихон, - только каблуки замени на старую обувь!
   - Но это нонсенс! Они не идут друг к другу.
   - Кто к кому идет меня не волнует, главное удобно. Нам придётся много ходить. Там, достаточно и брусчатки. Или каблуки сломаешь или ноги разобьёшь. Предупреждён - значит вооружён. Обувь заменить.
   Рита стояла в раздумье. Карпин повернулся и пошёл. Она быстро скинула туфли, натянула носки, надела кроссовки и побежала за ним. Догнала и опять взяла под руку.
   - Скажи Рит, а тебе не надоело под дурочку шарить?
   - А что заметно?
   - Значит правда!
   - Вот дура, развёл?
   - Были сомнения, потому и спросил. Зачем это тебе?
   - Так жить легче. С дуры какой спрос? Как умная я тебя бы спросила можно ли фоткать, а как дура - нет! Я веду фотолетопись наших приключений. Ты не представляешь, какой фильм получился, когда я с верёвки сорвалась. Смотри... его зарядить надо.
   - Согласен. Сейчас идем - зырь по сторонам магазины с одеждой.
   Мимо них проехал очень длинный трамвай.
   - Может на нём? - Кивнула на трамвай Рита.
   - Тогда на остановке должен быть терминал, который карточки принимает. Вот здесь нет! - Проходя остановку на мосту сказал он. - Видишь тот домик, из крыши стрелы торчат - это их парламент.
  
   Пройдя мост, на трамвайной остановке, он начал что-то спрашивать у местных. Хотя Рита и стояла рядом, но ничего не поняла. Они смеялись, люди показывали в разные стороны. Подошёл трамвай и эти люди уехали.
   - Вон там! - Показал он. - Есть торговый центр Вестэнд Сити центр.
   Пошли. Там нужных размеров не оказалось. Их отправили обратно. Прошли вокзал. Он опять остановился и снова начал спрашивать.
   - Правильное решение. Больших размеров в обычных магазинах быть не может, а специализированный для толстяков ещё поискать надо. Никто не знает. Слышали, что есть. А вот в секонде - вполне!
   - Ты что венгерский знаешь?
   - Я здесь всего-ничего был, всплывает кое-что, поэтому на немецкий перешёл, потом на английский.
   - Почему?
   - Я плохо венгерский понимаю, они - немецкий. Сошлись на английском. Вон там надо пройти ещё метров двести и свернуть налево к Опере, на Андраши есть какой-то Крим.
   Рита перебирала гору различных шмоток. Тихон сидел в кресле, предназначенного для персонала магазина. Он особо не парился. Купил то ли купальные шорты, то ли трусы ниже колен из тонкой материи, бейсболку и необъятную цветную рубаху, хотя Рите показалась, что это женская рубашка. Уже прошло два часа, как они зашли в магазин. Это была его ошибка взять с собою Риту. Но теперь уже поздно скрипеть зубами.
   - Ну как тебе? - Она стала выходить из примерочной в разной одежде. - Тихон, ну это без дураков! Я не прикидываюсь! Интересные вещички попадаются.
   - Предыдущее лучше было!
   - Я понимаю ты устал. Ещё десять минут! У тебя ангельское терпение, чтобы так адски ждать.
  
   Вышли из магазина. Учитывая форс-мажор, Рита много не купила. Шорты, маечки, шляпку от солнца, джинсы и курточку.
   - Я сама буду всё нести. - Радостно сообщила она, повернувшись, но Карпина рядом не было.
   О, попала! И куда теперь идти? Может он в чёрную дыру провалился? Она растерянно начала оглядываться и, тут только вспомнила, что банковская карта осталась у него! Конец света! Она растерянно села на лавку. Какой-то наглец бухнул на лавку рюкзак. Она вздрогнула и раскрыла рот, чтобы..., а потом захлопнула. Ведь не просто надо сказать, нужно чтобы тебя ещё поняли! Смысл материться, если тебя не поймут?
   - Заснула?
   - Пасть заткни, будет тут мне ещё пыль своим рюкза... ой, Тихон, а куда ты исчез?
   - В витрине рюкзак увидел, Санёк же свой потерял. Польза была, когда он хоть что-то носил. Пустым зачем он нам?
   - Я тоже об этом думала. Может его домой отправим?
   - Как? Поколдуешь и у него загранпаспорт появится?
   - Твоя правда. Вот и есть захотелось!
   - Вон кафе. Давай тебе гуляш закажем. Пиво не знаю какое здесь, но бокал токайского можешь себе позволить!
   Притащили такой горшок, что Рита поняла, что его не съест.
   - Может поможешь мне? Не выкидывать же! Себе вина закажи!
   - Я только водку пью!
   - Пива закажи тогда и мне тоже. Как-то такое вино с такой похлёбкой не катит.
  
  
  
   3.
   На острове они появились после полудня. Пришли на место, а Санька-то и нет! Вообще ничего нет, кроме примятой травы.
   - Забрали?
   - Я тебе твой телефон зарядил, пока тебя в магазине ждал.
   Только сейчас Рита вспомнила, что сумочка, где косметичка, карточка, расческа и многое прочее, висит на шее Тихона. Сняла. Набрала Санька. Сигнал проходит, а трубку не берёт.
   - Если загребли - печально. У меня там полный рюкзак оружия. Пойдём к тому мосту Арпад что ли, на скамеечке посидим, ситуацию обсудим, народ кругом лежит раздетым, а мы стоим одетыми.
  
   Лавочка стояла рядом с импровизированным песочным пляжем. Народа было немного. Кто хотел купаться - шли в огромный бассейн на острове. Но и здесь находилось несколько смельчаков, которые купались в Дунае. Течение было сильное, но все плыли рядом с берегом. Не хватало ещё под корабль попасть, да и к берегу выгрести сил бы не хватило.
   - Рит, посмотри туда!
   - Кажись наши! А где тогда Санёк? Купается?
   - Его безалаберность меня удивляет!
   - А меня нет! Значит скоро придёт.
   - Хладнокровное рассуждение. А если с ним что-то?
   - Он слишком послушный, поэтому им все старались вертеть!
   - Так его хорошо знаешь? Ну он говорил вы однокурсники!
   - Вот врун! Мы одноклассники. Я после школы поступила в медучилище. Закончила. Попала процедурной медсестрой к педиатру. Насмотрелась я на мучения деточек, перевели в хирургический, там тоже не фонтан: кровищи, кости, сосуды и я поняла - не моё. Да ещё врачи, охрана пытались на секс развести... взяла и поступила в универ на физмат, заодно в частной клинике медсестрой подрабатывала. Мне ночные смены нравились. Сидишь задачки решаешь или спишь.
  
   Ну и привезли одного. Не олигарх, но нашу клинику спокойно мог позволить. Меня, естественно к нему не допускали, но пришлось пару раз подменить. Ему уже было за шестьдесят. Спится ему по ночам плохо, вот мы и разговаривали на разные темы. Поговорим, он и засыпает. Потом вообще потребовал, чтобы только Тамара Ивановна и я были с ним. Когда он окреп его перевезли в Москву, а я была сопровождающей. Он во время поездки и предложил подарить ему несколько лет молодости. Как-то непривычно... парни у меня были... а тут дед! А потом подумала, а что меня дома ждёт? В Москве же лучше! Привёз меня в квартиру. Новостройка, рядом метро, магазины, парк. Трёхкомнатная квартира. Всё по высшему разряду. Институт заканчивала в Москве. Времени-то навалом. Он мне как бы стипендию платил, приодел. На разные мероприятия брал, с партнёрами знакомил. По глазам видела, что завидовали. Потом его в Германию отправили. Оказывается, врачи ему примерно год жизни предрекли, а он со мной три прожил. Квартиру на меня переписал. Оказывается, для внука готовил, а тот от передоза скончался.
   Потом один из его партнёров позвонил, как узнал, что тот уехал. С этим два года, но интенсивно. Если первый за мной машину присылал чтобы привезли куда надо, то второй купил "Ягуар", чтобы я сама приезжала. Мной разыгрывал, даже на спор, тех, кто про мои отношения с ним не знал. Что у других выигрывал не знаю, но с одним красавцем на машины поспорили, тот свой "Лексус" против его "Ренджа". Его застрелили. Третьего посадили. Жаль, хорошие мужики были. Кроме памяти, от них что-то ещё материальное оставалось.
   Оглянулась на себя. Скоро тридцать, а жизни как не было, так и нет. Всё при ком-то. Да и привыкла я к такой жизни. Хорошо, хоть универ закончила. В школу идти? Время кем-то начинать работать упущено. Спустилась я с высот. Не такой разборчивой стала, а ко мне претензий уже больше. Потом это большое дитя ко мне припало. Любовь у него, видишь ли. После тех мужиков, какой он мне муж? Когда скучно было, жалела, обучала основам секса. Тяжелый случай. Вот ты мне подходишь, тех напо... они тебя напоминают.
   - Спасибо за тонкость понимания. А к чему ты мне это рассказала?
   - Благодаря тебе я поняла во что ввязалась. Неизвестно чем и как всё это закончится! Честность ещё никому не помешала. Фактически, теперь, ты обо мне всё знаешь и этим можешь воспользоваться, но я тебе верю. Хочу, чтобы и ты верил мне. Надёжность в таких делах очень важный фактор. А считать я умею!
   - Давай-ка! - Предложил Карпин. - Перетащим все наши вещи сюда и спрячем за скамейку. Посмотрим, что он будет делать, когда вернётся.
   Так и сделали.
  
   Санёк появился только через десять минут с поцарапанной грудью. Оглядел пляжик. Растерялся и сел на камень, которым укрепили берег от размыва.
   - Подойдём! - Кивнула Рита на Санька. - Я к нему прониклась, потому что материнские чувства взыграли. Своих детей не хотелось. Постоянства в моих мужчинах не наблюдалось. Вот и скрашивала своё одиночество с ним. А он, почему-то возомнил, что я без него никуда. Типа мой спаситель! Но к порядку, организованности приучить так и не удалось.
  
   - А ты чего здесь? На оденься! -- Подал Тихон купленное.
   Санёк надел и осмотрелся.
   - И что я вот в этом буду ходить здесь?
   - А чем ты недоволен?
   - В этих облегающих трусиках...
   - Шортах! - Поправила его Рита.
   - Не важно, как это называется, важно как ощущается! Я похож на пидора!
   - Во-первых не надо было свою одежду терять, во-вторых мы замучились искать тебе подходящую, это то, что мы смогли. В-третьих, это второй раз, когда я ищу тебе одежду! По-моему, это становится у тебя традицией. Пошли к вещам. Бросил и ушёл.
   - Да жарко стало! Решил окунуться.
   - Не боишься, что стырят?
   Санёк опустил голову и не столько заплакал, сколько заныл.
   - Да уже стырили!
   - Как это?
   - Я думал окунусь, поплаваю здесь, а течение меня утащило, я еле на берег выскребся, грудь поцарапал о камни, прихожу, а здесь уже ничего нет! Я сюда перенёс! Что я за неудачник!
   - Ты не неудачник, а разгильдяй - не организован. Последствия не просчитываешь.
   - Эх, ты! - По-матерински погладила его Рита. - Верный мой мальчик. Когда ты мужиком станешь, чтобы тебя женщины захотели? Не полюбили, а хотя бы захотели!
   - Кто меня такого слона, как ты говоришь, захочет?
   - Я тебя называю с нежностью - слоником. Хоть большой, а не смышлёный. Иди к той лавочке! - Показала Рита. - Там всё!
   - Так это вы? - Разъярился Воробьин.
   - То есть, если бы это были другие, ты бы не разозлился? - Усмехнулся Карпин. - Мы тебе ещё и рюкзак купили! - Протянул он рюкзак. - без него ты для нас просто ненужная тяжесть. Ещё раз и уйдём без тебя. Раз такой крутой, что вместо благодарности злишься на нас, крутись сам! Мы тебя здесь полчаса ждали. Перебрали все возможности. Посчитали, что тебя замели. У меня рюкзак полон оружия. Ты об этом думал? Сказали лежать - лежи. Мы уже хотели уйти, вдруг утонул?
   Ты, каждым своим необдуманным действием подставлял всех. Мелковата шкура мальчика для тебя!
   - Ребят, ну, ну простите...
   - Хватит носом хлюпать! Бер! - Карпин вспомнил о пришельце. - Ты во внутреннюю эмиграцию ушёл? Выдай свой расклад!
   - Спокойствие, только спокойствие! - Пробормотал де Ланнуа. Как говорят англы: - Кип кам!
   - Это всё?
   - Не мешайте. Слабый сигнал поймал. Направление ищу. Когда буду готов - сообщу. Погуляйте пока.
   - Оптимистично. Куда стопы направим к Анонимусу или Рыбацкому бастиону?
  
   Изучая Рыбацкий бастион, Тихон и Рита, потеряли где-то Воробьина. Рита неожиданно сильно сжала за локоть Карпина.
   - Что такое? - Удивлённо посмотрел он на неё.
   - Это не я! - Испуганно ответила она.
   - Поскольку рядом вашего парня нет срочно надо поговорить. Я бы хотел и без неё обойтись, но это пока невозможно. - Тихо пробормотал де Ланнуа.
   - Я нашёл место где нам надо срочно оказаться. О нём потом. Как я понял, Санёк уже родился с пустоголовым, но его человеческое естество задавило пустоголового, но не совсем. Они в симбиозе. Они как-то отслеживают через него. Он начинает думать: я еду туда-то и они посылают своих туда-то. Я буду там, и они будут там. У него вроде по мелочи неуклюжести, но слишком много. Так с обычным человеком не бывает! Хоть ты Рита с ним знакома давно, а когда он у тебя появился здесь впервые? Погода назад?
   - Месяцев девять!
   - Знаешь почему?
   - Расчёт был что я рожать буду?
   - Да! И при родах они меня приняли бы! А я в тебе уже два года нахожусь, и ты этого не знаешь! Это сейчас я проявился.
   - Точно! Два года назад в меня въехали. Я тогда даже сознание потеряла!
   - А девять месяцев назад я необдуманно поступил. Нос из тебя высунул. Увидел их скопление и обратно нырнул. Земля и так ад, так и ад они хотят зачистить до блеска. Как я понял они не были уверены, что я в тебе, а может и в ком-то другом. Его и подтащили к тебе. А он ни сном ни духом! Невинная жертва. Как и все остальные, кто встал на нашем пути.
   - Скажи, что делать-то? Избавиться или смыться?
   - Ничего. Проверить надо мои предположения. Сообщите что я сказал, что надо вернуться обратно на то место, где мы прыгнули в портал. Придумай убедительный маршрут.
   - А на самом деле?
   - Мы едем в Вену.
   - Петрозаводск не слишком на Вену похож. Любой дурак поймёт.
   - Поэтому я и попросил - придумай как обратно попасть!
   - А на чём туда лучше ехать?
   - Можно на автобусе, поезде, а лучше на такси. Всего двести пятьдесят километров.
   - Тогда объявить, что направляемся через Вену в Братиславу и перейдём границу с Украиной. А вот дальше?
   - Да дальше и неважно. Неожиданно провалимся.
   - Сам проваливайся, без нас. Ладно куплю ещё альпинистский трос.
   - Мы вернёмся и попробуем заново выпустить меня!
   - Я не поняла. Что все мои деньги на него потратим?
   - Нет, не на него. На тебя... с ним. Я ему объявлю об этом.
   - О! - К ним устремился Саня. - Вот вы где! А я вас потерял!
   - Хорошо, что нашёл. Мы специально на одном месте стояли, чтобы ты мимо не прогнал. Сейчас срочно едем в Братиславу, переходим границу и едем к тому месту, где мы провалились. Там откроется опять портал и мы, как сказал Бер, точно будем в раю!
   - Может поедим?
   - В дороге! Вон фуникулёр вниз сейчас пойдёт. Быстро за билетами Рита.
   Она спустились вниз, к реке. Перешли мост и сели в трамвай. Безбилетниками прокатились до моста Свободы, выкрашенного в зелёный цвет.
   - Рита! Идёте вон туда и покупайте еды и воды. Это центральный рынок. Двадцать минут. Я займусь такси.
  
   Когда они покинули рынок такси уже стояло у входа. Риту посадили вперёд, ребята еле уместились сзади. Рите было несколько неудобно. Из-за Санька её кресло сильно сдвинули вперед.
  
   4.
   В Вене такси их высадило у Северного вокзала. Они сели в электричку и поехали к замку Кройценштайн. Когда выходили из вагона на станции Леобендорф-Бург, Бер тихо попросил, чтобы Санёк воды прикупил. Воды как раз не было, а пить, рано или поздно захочется.
   - Вон такси! Быстрее прыгаем в него! - Скомандовал Бер.
   - С какой стати? - Удивился Тихон.
   - Сам же сказал, что он нам без надобности! - В свою очередь удивился и Бер.
   - А чего здесь командуешь? - С улыбкой спросил Карпин. - Я твоего мнения не спрашивал, кто нам нужен, а кто нет. Не ты же его рюкзак понесёшь? А там много полезных нам моих вещей. Не он же! - Показал Тихон на кота, который сидел в двух шагах от них и вылизывал свои яйца. - Раз и навсегда заруби себе на носу. Я помогаю не тебе, а им! Все ваши райские разборки с пустоголовыми, многоголовыми по-хе-ру!
   - Зарубил! - Нисколько не обиделся Бер. - Я до сих пор не могу понять некоторых ваших слов. Вот из мин: "Похеру"?
   - Всё равно, мизерно, ничтожно, не стоит внимания! - Неожиданно пояснила Рита.
   Тут и Санёк с бутылкой воды объявился. - Последняя!
  
   Бер показал направление, и они пошли. Колонну замыкал кот. До замка надо было подниматься километра два в гору, но Бер предупредил, что туда они не доберутся. Шли медленно, потому и долго. Кот замяукал. Ворон с рюкзака опустился перед ним. К удивлению всех, они начали разговаривать, ну так показалось. Карканье сливалось с мяуканьем. Ворон хлопал крыльями, кот нервно рубил хвостом. Судя по всему, разговор шёл на повышенных тонах. Наконец ворон взлетел, сел на плечо Карпина и начал что-то рассказывать, время от времени косясь на кота. Карпин кивнул. Ворон каркнул, глядя на кота.
   - Рит! - Обратился к ней Тихон. - Котяра хочет пойти с нами, но он уже устал. Посади его к себе на рюкзак!
   - Ты что, Тихон! Ладно что у него блохи, так у меня ещё аллергия на кошачью шерсть!
   - Давай я возьму! - Санёк уже заграбастал кота и засунул его в большой карман рюкзака.
   - Тогда вперёд! - Они обошли замок слева и продолжили подъём с в гору.
  
   - Смотрите! - Показал Бер вниз, на долину. Рита стояла на краю скалы, смотря на солнце заходящее за Альпы. - Мало кто видит такую красотень, а из них мало кто замечает её! Но никто не знает, что вот здесь открывается окно... - она прыгнула вниз.
   Прыжок не получился. Вместо этого был рывок в обратную сторону. Такой резкий, что Тихон упал, а она взгромоздилась на него.
   - Что это? - Взревел Бер.
   - Ничего. - Ответил Тихон поднимаясь. - В прошлый раз мы проверяли, так ли это, а сейчас нет! Уверен в этом?
   Санёк поднял сухую ветку и кинул вниз. Она так и упала к основанию скалы.
   - Ты хотел её убить?
   - Это невозможно, я же... Почему?
   - Я пристегнул всех друг друга карабинами. Ты - это ты. Можешь покинуть её, а мы покидать землю не торопимся. Пусть здесь ад, но это наш ад. Нам здесь жить и страдать. А ты можешь валить, но без нас! Ну, Бер?
   - Если я здесь её покину, придётся начинать всё сначала. Кто-то сдвинул окно. Это означает, что я не вернусь туда никогда. Время истирает память, так как приток энергии самый сильный из живого тела. Хорошо, что вы меня удержали. Закат с толку сбил. Окно закрылось прямо на моих глазах, а я об этом и не знал. - Он внимательно посмотрел на Сашу. Тихон перехватил его взгляд. Санёк невозмутимо кинул ещё ветку и... она пропала где-то на третьей секунде падения.
   - Рискуем? - Спросил Тихон. Кивнул даже кот. Зажмурились и прыгнули.
  
   3.
   На вершине горы топнул ногой
   Неважно: старый иль молодой
   А раз выше всех - значит герой!
  
   1.
   - Где мы? - Разглядывая развалины в песках, недовольно пробормотал Тихон.
   - Где, где! - Выскочил из рюкзака кот. - В раю надо думать!
   - Ты что кисонька? А как ты...
   - Так и я! - Гаркнул ворон.
   - Ничего себе? Как это вы?
   - Всё просто. - Пояснил Бер. - Неважно кто, как, чем говорит. Все понимают правильно. Всем кажется, что говорят на их языке, хотя каждый на своём!
   - Ты же говорил, что... Мы же не духи! Я же чувствую тело! Это иллюзия? А наши тела там, под скалой в виде кровавых лепёшек остались?
   - Да я и сам как-то в растерянности.
   - Выползай из неё и мы отваливаем обратно!
   - Рад бы, да не могу!
   - Как это?
   - Не получается!
   - Так мы на Земле?
   - Там ворон бы только каркал! - Усмехнулся кот.
   - Я тебя долбану в темечко, сразу мяукать начнёшь! Я за тебя словечко замолвил. Живёшь горя не знаешь. Ешь, срешь, в марте кошек дерёшь, остальное время лежишь или спишь!
   - А ты шкуру повылизывай! А потом весь этот клубок шерсти выхаркай!
   - Эстонцы что ль?
   - Почему? - Кот встал в боевую стойку. - Я, например, британец!
   - Горячие уж больно! Казалось ещё миг, шерсть с перьями полетят. Давай Бер прорубай окно в Россию! Только там мы сможем жить хоть как-то!
   - И куда нам идти? - Бер был просто ошарашен. - Я такого рая не знал!
   - Я знаю! - Зевая произнёс кот. - Бывал я тут разок, ну не точно здесь, но где-то рядом. Меня загребли и на Землю турнули. Хорошо вот в этого кота попал. Какая-то сука его в горную реку кинула. Он башкой о камень приложился, но оказался на берегу. Я его беспомощностью и воспользовался. А в ином случае, если бы в новую жизнь попал, ничего о прошлых не знал бы.
   - И кем ты там был?
   - До кота я был собакой! Это полный ужас! Каждый кобель на тебя влезает и, в конце-концов, во время течки они меня порвали. Я даже убежать не могла - сидела на привязи. Заборчик был низенький. Стая этих придурков запрыгнула во двор. Хозяева перепугались и не стали защищать меня. А роды? Думаешь вот один-два, а тут лезут и лезут из тебя. Шесть, семь, восемь! А сосут как? Ладно, когда зубов нет, а когда есть - соски жрут твари!
   - А кем был перед собакой помнишь? - Заинтересованно спросила Рита.
   - Как-то истёрлось! Тело в тряпке. Смотрю на мир через сеточку. Внизу поле зелёное, с черно-красными пятнами. На нём что-то крутится и жужжит.
   - Летающая тарелка! - Угадал Санёк.
   - Тарелками никто не кидался! - Пояснил кот. - У меня даже лапы, ну руки тоже были покрыты какой-то мелкой сеткой. И это не шерсть! Рядом стоит кто-то черно-белый с черным поводком на шее, но не собака!
   - Инопланетянин? - Взвизгнула Рита.
   - А как же ты тут оказался? - Глубокомысленно посмотрел на него ворон.
   - После собаки, мне не очень-то хотелось попадать в кого-то ещё. Поэтому мой дух не стал ожидать отправки куда попало. Пошел искать щёлочку вокруг невидимого забора. Такого же не бывает, что есть только один вход. А выход? Я его и нашел. Случайно. Смотрю что-то заволновалось сбоку, хотя оно невидимое, расплывается. Я полюбопытствовал и проник. Сразу вниз. Оттуда несколько больших вывалило наружу. Меня не заметили. Огляделся и смылся подальше. А там у каждого - свой рай. Кто как представляет, таким он и есть. Кто-то лежит среди кустов фрукты жрёт и девок щупает, кто...
   - Хватит! - Перебил его Бер. - Ничего нового не сказал. В какую сторону податься?
   - Я думаю - туда! - Показал Санёк. - Какое-то возвышение темнеет.
   - Логично! - Поддержал его Тихон. - Хотя бы осмотримся с него.
   - Земные мерки здесь не проходят. Всё не так. Но у меня и такого предложения нет. Пошли? - Посмотрела Бер глазами Риты на Тихона. Вроде и Рита, а взгляд какой-то другой. Не человеческий как бы!
   - Далековато идти! Да откуда в раю песок?
   - Котяра не ошибся. Это чей-то бывший рай. Его не утилизовали. Может не сочли нужным, не заметили, забыли... Так что надо идти до следующего рая. Одного не пойму, почему мы здесь всё ещё в физических оболочках. Так неудобно. Стесняет. Скинуть бы их... моментально бы в любом месте оказались бы! - Бер поёжился Ритиными плечами.
   Кот, соглашаясь, кивнул на столь длительную речь Бера. Они двинулись в путь. Свет был, солнце не жарило, потому что его не было, воздухом дышали, температура комфортна. Песок в обувь не набивался. Как будто его воздухом придавливало. Действительно рай. Идешь: не устаешь, не потеешь, ни есть ни пить не хочется.
  
   2.
   Сколько прошли не понятно. Сколько шли - времени неподвластно, потому что и его нет. Тихон на ходу зачерпнул горсть песка. Тяжелее, чем мокрый песок на Земле. Сыпется быстрее, а ноги идут легко. Тёмное возвышение никак не приближалось. Как будто они не шли, а стояли на месте.
   - Что-то я устал идти! - Остановился Санёк.
   - Да ладно! - Усомнился в этом Карпин.
   - Ты прав. Не устал - надоело!
   - Бер сказал, что здесь не так, как у нас. - Остановилась и Рита. - Может мы и мыслим неправильно? Мы считаем, что можно только идти. А если считать, что можно лететь?
   - Как?
   - Вот так! - Она подпрыгнула и неожиданно зависла над поверхностью. Остальные удивлённо переглянулись.
   - Значит, если я буду считать, что я хочу оказаться у того тёмного пятна, то надо... - Санёк исчез, под возмущённое "Мяу" доносившееся из рюкзака.
   - Вот оно как? - Тихон посмотрел на пятно и тоже, вместе с вороном, растворился на глазах.
   - Ребята... а как же я? - Рита рухнула на песок. - Бер, ты мне мешаешь? У меня не получается!
   - Я вообще тише травы, ниже воды! - Буркнул он. - Попрыгай! Представь, что ты там!
   - Да не получается! Я уже обпредставлялась. Осталось самой представиться!
   - Так может они за нами вернутся?
   - Как? Они летели на тёмное пятно. А как они оттуда увидят тут нас? Как найдут? Может вылезешь и я без тебя попробую?
   - Если бы мог, давно покинул! Таки не получается! - Зло ответил Бер. - Я, пока мы здесь, уже два раза пытался прикончить твою оболочку - не получилось!
   - Ах ты тварь такая! Да я тебя...
   - Убьешь, что ли? Сделай милость. Освободи меня от себя!
   - А ну пошёл вон! - Топнула Рита ногой, и ей так захотелось оказаться вместе со всеми... что она и оказалась!
   - Ты что так долго? - Накинулся на неё Тихон.
   - Ревнуешь к Беру?
   - Я отвечаю за каждого в отряде!
   - А Санёк где?
   - Резвится! Оказывается, его размеры - это теперь плюс. Смотри! Я бы не сказал, что это рай. Пирамиды какие-то. Больше кладбище напоминает.
   - Очень может быть. Фараонов же в пирамидах хоронили. Их же и за богов принимали. А в арабских странах вообще на кладбищах живут!
  
   Из-за пирамиды вывернул Санёк.
   - Ну как тебе? - Обрадовалась Рита.
   - Клёво! Я даже о таком мечтать не мог! Всё по-другому казалось. Отель пять звёзд, всё включено, живёшь сколько хочешь и ни за что не платишь. Мне здесь нравится. Жалко народу кроме нас никого нет. Прудик бы, деревья.
   В своих мечтаньях он зашёл так далеко, что остановился только тогда, когда заметил, что все смотрят мимо него - за его спину. Он обернулся и чуть шею не сломал, долбанувшись вниз. Всё, о чём он бренчал - появилось. Вишни с вишнями, яблоками, грушами. Прудик с кучей арбузов на берегу. Столик с ещё дымящимся шашлыком и литровой бутылкой "Чивас Ригал 12".
   - Вот это да! Что смотрите? Скотч любимый напиток Франка Синатры! - Он поднялся и подошёл к столику в окружении вишнёвых деревьев. - А эти фрукты есть можно?
   - У себя спроси. Какими ты их представлял, когда думал?
   Санёк осторожно сорвал грушу с вишни и чуть-чуть откусил.
   - Настоящая! - Крикнул он и начал грызть её. Он сорвал яблоко и принёс Рите. - Попробуй!
   Рита взяла его обеими руками и откусила. Внезапно Санёк схватил её за шею и крепко сжал, яблоко выпало, Рита закатила глаза, а он, схватив её за руки, завел их за спину. Мгновенно, неизвестно откуда материализовались двое высоких мужчин в странных одеяниях и накинули на голову Риты прозрачный колпак. Крутанули его. В нём что-то засветилось. Тогда они сняли колпак, а Санёк бережно опустил Риту на песок и сам отрубился. Из него проявилась какая-то неясная субстанция, превратившаяся в третьего мужчину, одетого, как и первые двое.
   Очнувшаяся Рита набросилась на беспомощного Воробьина и начала его дубасить.
   - Сволочь! Насильник!
   - Рита! - Остановил её Тихон. - Ничего не было! А если ты придумываешь невесть что, оно и сбудется. Надо теперь следить за мыслями, желаниями, словами.
   Очнулся и Санёк. Он ещё тряс головой. Тот, кто, появился из него повернулся к ним и заговорил.
   - Разрешите представить? Хьюго де Ланнуа мой старший брат. Бодуэн де Ланнуа - мой младший брат. - Братья церемонно поклонились. - И я - ваш смиренный слуга Жильбер де Ланнуа. Все мы - меч Господень, состоящий из трех клинков - трифлисса.
   Тот, кто выдавал себя за меня - это и есть пустоголовый. Пустоголовый не значит отсутствие мозгов. У человека мозг, практически состоит из жира с извилинами. У этих, - он показал на колпак, - жира нет, а все извилины расположены на внутренней стороне черепа. Их череп не костяной как у человека, скорее, как кора у дерева, только корой во внутрь. Если человек может учиться и запоминать всю жизнь, то это им не грозит. Где кора очерствела, на том развитие и закончилось. Тот, кого мы с таким трудом поймали - матка. Поэтому она, хоть и представлялась мной, но про меня она знала мало, но и этого для вас хватило. Смотрите как они выглядят.
   - Да это же кузнечики! - Воскликнула Рита.
   - Больше на саранчу похожи, но только крыльев нет! - Пояснил Саша. - А как вы в меня попали?
   - Здесь им крылья, как вы убедились не нужны. Теперь слушайте в чём дело. В другом мире это самый разумный вид. Размножаются они через самку. - Потряс он колпаком. - Рождаются только самцы и пара-тройка самок. Задача матки уничтожить молодых самок, иначе начнётся война между родами. Пока снова не останется одна самка. В определённый момент она издаёт звук и все самцы собираются на её оплодотворение. Оплодотворённое яйцо она отдаёт самцу. Тот его выращивает и воспитывает. Так происходит каждый цикл. Половая зрелость у них долго достигается. Поэтому тот, кто оплодотворил самку, через несколько циклов становится вождём своей стаи. Если среди его стаи вырастает самка, то они становятся её охранниками и мужьями. Из-за этого среди них и все войны. На них нападают те, у кого самки нет или те, у кого она есть и более взрослая. Царица должна быть одна. Все рода, стаи, особи встраиваются в чёткую иерархию. Те, кто не дорос до самца: рабочие, воины, они, даже, пища в голодное время.
   Началось всё здесь с того, что бессмертные лоханулись, как вы выражаетесь на земле. Как эти из своего измерения оказались здесь, никто не понял, но один их род, прижал другой к нашей невидимой стене. Бессмертные, чтобы не допустить их полного истребления - впустили. Те, кто остался снаружи - померли. Начали их холить, лелеять, просвещать, надеясь на лучшее. Здесь, в раю, всё закончилось, как и на Земле - в аду. Машина, пусть биологическая как вы и они - не виновата! Надо менять прокладку между рулём и сиденьем. Поэтому те сели на шею бессмертным и всем, кто находился в раю и начали управлять в соответствии со своими обычаями, привычками, образом жизни. Хорошо они умеют только пожирать и размножаться. Рай начал загибаться.
   - У нас нет времени! - Обратился к ним Хьюго. - Поэтому говорим без церемоний, с простым и понятным вам, словарным запасом и сленгом. Нам пришлось потрудиться. Всех их сущностей, духов по-вашему, смели в первое попавшее место - в АД, на Землю. Вы - люди...
   - А вы не люди? - Недовольно спросил Тихон.
   - Мы уже давно -нет! - Встрял в разговор Бодуэн. - Во-первых никто так и не понял из какого мира эта, как вы называете саранча, попала в рай, во-вторых их поведение мало чем отличается от вашего. Разница только в том, что вы от них технологически ушли очень далеко. Тем более они не смогут у вас воспроизводить себя. Хотя опасность есть. Нужно чтобы самка с самцом в их собственном физическом теле оказались на Земле. Вот Адам с Евой оказались... и вы появились! Здесь они могут размножаться, а у вас пока - нет. Попадая в ваши тела их дух быстрее отходит от первобытной дикости и забывает кем, он был до этого. Вот эта матка ускользнула и хотела до поры, до времени отсидеться в ком-то из вас, чтобы потом вернуться обратно и вселиться в тело пустоголового. Мы её уход засекли и начали преследовать. Она спряталась в Рите.
   - Если ты помнишь Рита! - Снова вступил в разговор Жильбер-настоящий, - Когда ты ночью проснулась от страха на тебя кто-то смотрел. Это был не твой страх, а её! - Потряс он колпак. - Это я на тебя смотрел. А потом юркнул в него! - Показал он на Воробьина. - Его дух был отключён настолько, что я смог в нём уютно расположиться. Чтобы эту тварь достать, надо было испортить твою физическую оболочку. На это мы пойти не могли. Не из-за того, что было жалко тебя. Душа же бессмертна! Она могла ускользнуть и спрятаться в ком-то другом. А мы её нашли по горячим следам и заманили сюда.
   - А вот те ребята, которых мы... это...
   - В этих людях были духи пустоголовых. Причём не слишком очеловеченных. Она издала свой звук и некоторые особи, не понимая, что их зовёт, кто, для чего, откликнулись на зов. Как только она поняла, что в аду сложно спрятаться и отсидеться, и это правда, решила незаметно вернуться сюда. Причём моей слежки она не заметила. А я всё время был с ней рядом. Она не понимала, но ощущала, что от Санька лучше избавиться.
   - А почему она у мотеля билась? - Тихон не слишком доверял их речам.
   - Поняла, что и Риту укокошат, но той силы, что была изначально, а значит и возможности внедриться в кого-то ещё у неё нет. Пришлось помочь тебе. И тебя могли к нам сюда отправить, а она там без тебя там была бы не только без рук, но и головы и ног!
   - А почему всякий мусор сбрасывают к нам в Ад? - Обиженно спросил Саша.
   - Мы же сказали вам. - Недовольно произнёс Бодуэн. - Вы только внешне и внутренне отличаетесь, а повадки у вас одинаковые, как у саранчи. Вы начали так интенсивно размножаться, что на вас духовных сущностей не хватало. Пришлось сбрасывать что под руку попало. Когда их воспитывать?
   - А теперь что?
   - Она издаст звук и все оставшиеся, забившиеся по разным щелям самцы приползут к ней. Вот и всё!
   - И их души тоже к нам скинут?
   - Ну их мало, может по-вашему миллион, два! Да на Земле скопилось столько душ на исправление сколько нет во всех остальных окружающих мирах!
   - А с нами-то что? - Спросила Рита.
   - Основной принцип жизни здесь вы усвоили. Живите и наслаждайтесь вечной жизнью в раю! - Братья Ланнуа моментально исчезли.
  
   3.
   - Я что-то не понял! - Подозрительно осмотрелся Карпин. - Адама и Еву они изгнали из рая, а нас - привели! В чём здесь подвох?
   - Ты что Тихон! Миллиарды людей мечтают оказаться в раю! Я тоже! Моя мечта сбылась, причём не так как у остальных! Это не иллюзия! Я не дух! Я живая, думающая плоть! Я никогда не умру! Я столько могу совершить и познать!
   - Значит в Коране правильно написано, что если просишь рай, то его и получишь, причём не важно, как ты кончишься и очутишься здесь, а если хочешь, дом, жену, то получишь их, а не рай! Вот и выбирай! У меня даже не вопрос, а скорее утверждение... Как ты получишь, то, что просишь? И то ли ты получишь, что хочешь? - Тихон с усмешкой посмотрел на Сашу. - Дом может оказаться развалиной, а жена - сварливой!
   - Дом здесь придумать дело нехитрое, а Рита, я думаю, не будет сварливой!
   - Размечтался! - Фыркнула Рита. - Если здесь построишь дом, то и Риту сам себе создашь. Из собственного ребра! Тебе же просто пальцами щёлкнуть!
   - Да не проблема! - Завёлся Воробьин, - Я построю тебе хрустальный дворец - как в сказке!
   - Вот только сказки здесь и не хватало! - Усмехнулась Рита. - Ишь раздухарился!
   - Да смотри! - Напрягся Санёк. И дворец появился. Большой, хрустальный - как в сказке прозрачный.
   - Ну и как ты в нём жить будешь? - Улыбнулся Карпин.
   - Да, зашёл и живу! - Санёк обошёл дворец по кругу. - А вход-то где?
   - Убедился? - Посмотрел на него сквозь дворец Тихон. - Любая фантазия, должна опираться на знания, умения и навыки. А у тебя ни первого, ни второго. Про третье я вообще умолчу!
   - Вход сделать - дело не хитрое!
   Дворец прошил сквозной проём. Санёк несколько раз прошёл по нему туда и обратно.
   - А как внутрь попасть? - Обратился он к Карпину.
   - Никак! Он же у тебя целиком хрустальный! Пока это напоминает даже не хрустальный графин, потому что графин полый внутри или наполнен чем-то, а пробку от него.
   - Смеётесь да? - Обиделся Санёк. - Да, я не видел и не бывал в хрустальных дворцах, но дом бабушки и дедушки я могу представить! И я его сделаю!
   - Как Вовка в тридевятом царстве! - Пошутил Карпин.
   Санёк резко повернулся к дворцу, но тот также резко рухнул, как и появился, развалившись на несколько частей. Санёк подошёл к огромным останкам хрусталя и попинал их. Он и не заметил, что Рита снимает его на свой айфон.
   - А как это убрать? - Повернулся он к ним.
   - По-видимому - никак! - Кивнул Тихон на пирамиды. - Вздремну-ка я!
   Он разложил спальник между деревьями, лёг и сразу заснул.
   - Я тоже! Санёк! Раз уж ты решил стать райским архитектором то, когда мы проснёмся, сообрази хоть какой-нибудь домик! А то в его палатке, как-то втроём тесновато.
   Она легла на одеяло.
  
   Когда Тихон проснулся, маленький оазис с деревьями и озерцом окружали груды развалин. На их окраине стоял сарайчик. Кривой, но с крышей. Прямо на песке в нём спал Санёк. Не стал будить, а сел подумать под вишней.
   Он вспоминал что мнимый Бер поведал о как бы сказочных скатертях-самобранках. Понятно, что это был какой-то прибор. В чудеса он не верил. Любое явление можно объяснить с помощью законов природы, к чему, собственно и физика относится. Пока все спали, решил, чтобы не опозориться, самому попробовать что-то сотворить.
   Как Санёк строил, по сказке, хрустальный дворец, так и он пытался воссоздать сказочный продовольственный пункт. Скатерти, конечно, появлялись, но не более того. Целая стопка уже накопилась. Такое творчество ему надоело и он решил потренироваться.
   Полез в рюкзак и достал устройство напоминающее рогатку. То, что это рогатка, показывала резина и рогатульки, к которым резина прикреплена. Взял в руку, раскрыл и это оказался упор на предплечье. Вставил лазерный прицел. Из коробочки достал металлический шарик, прицелился в пирамиду. Бдиньк! Радостно ухмыльнулся - попал! Достал ещё шарик, повертел его в ладони и убрал обратно. На тренировки можно все шары использовать, а где новые взять? Отложил рогатку в сторону. Сел думать. Тужился-тужился, пыжился-пыжился - какие угодно шарики получаются, но не стальные. Уже целая горка набралась. Тихон пожал плечами и попробовал стрелять тем, что у него получилось. Стрельба не получилась. Лёгкие далеко не летели, некоторые рассыпались в полёте.
   Осталось несколько штук, более-менее твёрдых. Прицелился в яблоко. Оно оторвалось и упало. Кожуру пробил и отскочил.
   Тихон оглянулся в надежде найти более подходящую цель. Точно! Останки хрустального дворца! Стрелял по нему с разных дистанций. Последний, почти в упор! Хрусталь, оказался более твёрдым, чем, то, что он создал.
   Хрусталь! Даже если это и не хрусталь вовсе, но это же твёрже, чем всё остальное! Он поднял маленький обломок и, взвесив на ладони, начал его рассматривать. "Из этого куска десяток двухсантиметровых шарика получится." Решил он. Они и получились. Два не удержались в его ладони и упали вниз.
   - О! - Произнёс он, поднимая их и убирая в карман куртки. Посмотрел на кусок побольше. - А из этого - сотня!
   Хрусталь, конечно, плохая замена стали, но это лучше, чем ничего. Яблоки дырявились за милую душу с десяти шагов, а с двадцати шарики только застревали. Общая дальность метров шестьдесят-семьдесят. Скорострельность тоже неплохая. Он набирал их по несколько штук в рот и выплёвывал в ладонь! Так интенсивно потренировался, показалось даже что утомился.
   Сухпай что ли съесть? Это не выход. Сегодня-завтра закончатся. Голода Тихон не испытывал, но раз попал в это место, надо что-то полезное отсюда вынести! Где-бы посмотреть на этот компактный пищеблок и скопировать свой!
   Он опять лёг на спальник и позволил своему сознанию не только подняться, но и погулять по этому миру. Судя по всему, это какие-то окраины рая. Хотя... вон колея, травка зеленеет, развалины. А кто это там осторожно, постоянно оглядываясь, пробирается? Вот ещё один, ещё! Заговорщики в раю? Похожи на людей и одежда на обычную похожа.
   Вот куда они идут! Потаённый уголок в подвале. Там ещё четверо. Расселись кружком и скинули личины. Пустоголовые - мать их саранча! Один из пришедших достал крышку полметра на полметра. Раскрыл её, увеличив вчетверо площадь, помахал над ней руками и постучал. На крышке появились белесые кучки какой-то пищи, потому что пустоголовые начали их хватать и усердно запихивать в рот. Пища не заканчивалась, он не мог понять, где она в таком количестве складируется в их приплюснутых с боков тельцах. Насытившись, они попадали на спины. Владелец стукнул по крышке и она сложилась. Он тоже упал на спину.
   - Вот бы мне её! В походе вещь незаменимая! Никаким сухпайком не заменишь! - Тут его больно и долбануло по груди. Мечты сбываются! Крышка! Он торопливо закопал её в песок, передвинул спальник, лёг и сделал вид что спит. Сначала хотел проверить на себе! Вдруг та штука настроена только на то, что жрали пустоголовые! Во конфуз будет!
  
   Но, он даже не успел глаза как следует сомкнуть, ветки деревьев, зашелестели, заскрипели. Послышались вопли, ругань. Ворон начал хлопать крыльями и каркать. Открыл глаза и встал. Кот вцепился всеми четырьмя лапами в дерево. Какая-то невидимая сила отрывала его от ствола. Ворон прыгал по веткам и пытался клюнуть пустое место за кошачьей спиной.
   Раньше бы Карпин не понял в чём дело, но не теперь! Зарядил рогатку последним хрустальным шариком. Ворон с котом так вертелись, что он никак не мог прицелиться. Ещё миг и рука, натянувшая резину, начнёт дрожать, пришлось стрелять. Ворон, как будто почувствовал и убрал крыло. Шарик врезался в дерево распавшись на множество осколков. Ворон подлетел, кот упал и со всех лап бросился к Тихону под защиту.
   - Там... там... - Шерсть стояла дыбом. Зрачки были такими, что радужки было невидно. - Меня чуть не украли! А когда я вцепился в дерево - хотели съесть! А ещё рай говорят! Лучшее место для жизни!
   Прилетел ворон и устало плюхнулся к Карпину на плечо.
   - Прикончил ты это! Что не знаю, но в дерево его впечатал. Такое впечатление что он попал в стекло и вместе с ним, распался на маленькие кусочки.
   Только сейчас Тихон понял, что схватка разбудила всех. Рита и Санёк стояли рядом с ними и сонно хлюпали глазами.
   - Что это? - Показала Рита на рогатку.
   - Боевая рогатка!
   - Да ладно! - Усомнился Санёк. - Сейчас даже дети в них не играют!
   - А ты играл?
   - Нет!
   - Ну тогда и помалкивай. У меня ещё и боевой арбалет с собой!
   - Зачем?
   - Я тоже до этого момента не знал, а вот пригодилось! Котеньку нашего хотели украсть и съесть!
   - Да кто же это посмел?
   - Сволочи красные!
   - Кто? - Не понял Санёк.
   - Классику знать надо! У меня к тебе дело. Вот ты создал хрустальный дворец, а шарики вот такого диаметра можешь? - Обозначил пальцами диаметр шарика Тихон.
   Тот поднатужился и в ладони оказался шарик.
   - Такой? - Хрустальный шарик был гранёный, прозрачного чистого цвета.
   - Такой пусть будет. Сделай их штук двести! - Согласился Тихон, хотя рассчитывал на стальной.
   Воробьин поднатужился, но больше, чем один шарик в минуту у него не получалось. Карпин подвёл к развалинам его дворца. Пнул обломок и, вместо него рассыпалось множество шариков.
   - На что поспорим, что я знаю их число? - Обратился он к Воробьину.
   -Ну... - Задумался тот. - На щелбан!
   - Здесь их четыреста три штуки. - Санёк принялся считать.
   - Четыреста один!
   - Снова пересчитывай.
   - Да почему?
   - Потому что я задумал столько! Сравни диаметр моего шарика и твоего. Мой несколько меньше.
   - Ладно! - Санёк подставил лоб. Тихон легонько стукнул его пальцем.
   - А вот такое можешь? - Он достал две стрелы, одну маленькую, обоюдоострую и длинную.
   Санёк взял маленькую в руку.
   - Много не заказывай. Тащить тебе придётся! Полсотни, а длинных вообще десяток.
   Всё это он расстрелял. Маленькие на тридцати шагах, пробивали, но и разваливались. Большие далеко не летели и от них отказались.
   - С котиком, что будем делать? - Жалостливо спросила Рита. - Украдут же супостаты. Может, пока есть возможность его в человека превратим?
   - Правильно! - Согласился Санёк. - Я уже устал его таскать! Будем мой рюкзак носить по очереди!
   - Кем из людей, ты хочешь быть котик?
   - Я не понимаю одного, почему меня сцапали, а вас нет?
   - Ты же к нам по пути присоединился. А у нас всех - визы в рай! - Ответила Рита.
   В целом она была права. Кота в списках сущностей-душ, разрешённым для пребывания в раю, не было. Тихон подумал, что пустоголовые явились за своей скатертью-самобранкой, но это оказался страж райской погранохраны. И, получается, он его прикончил!
   - А Рита права! Драпать надо отсюда и поскорей! Знаю я одно местечко! Я вам тут подстилок наделал. Прихватите с собой! - Показал он на некондиционные скатерти-самобранки. Пока они распихивали их по своим рюкзакам, Карпин незаметно засунул в свой рюкзак стыренный пищевой блок. Увидев, что все готовы, пристегнул их карабинами к себе и представил те развалины, где изъял нужную вещицу. Это было единственное место, которое он знал в раю.
  
   Армейское чутьё не подвело. Сверху посыпались пустоголовые. Они скинули с себя маскирующую под людей одежду и, увидев фрукты и зелень, начали усиленно их жрать. С каждой секундой их становилось всё больше и больше. Они толкались, дрались. Вошли в такой раж, что начали откусывать конечности друг друга принимая их за ветки. В общем, сожрали всё, даже кору деревьев. А вот древесина, их жвалам была неподвластна. Они начали выращивать зубы, используя силу своей мысли. В раю всё возможно и всем, кто является аккумулятором мысленных процессов.
   На этом их и накрыл отряд быстрого реагирования райской погранслужбы. Перебиты были все. Хотя по инструкции, выходившие из мёртвых тел души, необходимо было отлавливать специальными колпаками, никто этого не делал. Огромное количество вспышек показывало, что пощады никому нет!
   Материализовались и братья де Ланнуа.
   - Вот и пригласили погостить! - Мрачно заметил старший брат Хьюго. - Эти твари сожрали всех и даже кота с шерстью. А шерсть для них смерть. Они хоть и родственники моли, но не моль!
   - Только моли нам здесь ещё и не хватало!
   - А их души? - Усомнился младший Бодуэн. - Мы могли бы их взять к себе!
   - Ты думаешь, когда стражи палили во всех, кто отходил из тел, они разбирались кто есть кто? - Скептически заметил Жильбер.
   - А хорошая засада на пустоголовых получилась! - Практично оценил ситуацию Хьюго. - На подходе ещё стая! Вызывай подмогу. Будем уничтожать всех до посинения. Эти твари, прежде чем сюда попасть, теперь зубы выращивают чтобы древесину жрать. Наши успеют! Кстати, хорошая идея! Почему нам самим в голову не пришло? Давно бы рай от мигрантов очистили!
  
   4.
   - И где мы? - Санёк был явно недоволен, что все покинули поле его титанических трудов.
   - Туда бежим! - Показал Карпин на две плиты которые стояли шалашиком.
   - Что будем здесь жить? - Скептически осмотрела новое жилище Рита.
   - Не жить, а прятаться! Как ты думаешь, как к нам отнесутся местные? Кто бы здесь не был, он раньше нас здесь очутились. А мы, как появились, начали наводить свои порядки, причём не пытаясь понять и разобраться! Как пустоголовые! - Спросил Тихон и сам же ответил. - Вот к нам и будут относиться, как к пустоголовым.
   - Да, нехорошо получилось! - Поддержал его ворон.
   - Ты всегда в его поддержку каркаешь, чего бы он не мяукнул! - Крикнул котяра.
   - Дураки мы! - Ворон подошёл к коту и клювом дёрнул за хвост. - Спасли тебя! Я шум поднял, не дал унести тебя. Тихон вообще мог попасть в меня, а ты тут ещё квакаешь на нас? Что от кошки ожидать? Они живут сами по себе и, если бы кто из нас попал бы в такую ситуацию, в лучшем бы случае, ухо повернул бы! На шум! А помощи от них никогда и никакой! Давайте изгоним его от нас. И пользы от него никакой. Даже мышей не ловит!
   - Как я их буду ловить, если их нет здесь!
   - Так саранчу бы давил!
   - Она его сама сожрёт!
   - Саня! - Бросился кот под его защиту. - Ты-то что молчишь? Ты в ответе, что меня подобрал!
   - Ну... да... что вы... на него? Он же раньше, вроде, человеком был!
   - Главное здесь слово - вроде! Его спасли, а он за это в ботинки ссыт!
   - Так и тебе тоже? - Обрадовался Санёк.
   - Да не ссал я вам в ботинки! - Возмутился кот. - Даже если бы хотел - возможности не было!
   - А мы не про тебя говорили! Так Санёк?
   - Да! Я, когда у бабушки с дедушкой жил, кошка ещё та сволочь была!
   - Ребята давайте дадим ему шанс человеком стать!
   - Однозначно будет больше пользы! Вещи хоть таскать будет! Как ослика нагрузим!
   Карпин согласился с этим и посмотрел на Риту.
   - Займись им. Может у тебя что-то получится. Мужское тело ты лучше нас знаешь. Мы себя только в зеркало видим!
   - Делай его осликом! Кастрированным! - Весело крикнул ворон. - Будет всё наше имущество таскать!
   - Здесь? - Осмотрелась вокруг Рита. - Да вы мне мешать своими советами будете!
   - Смотри в арку! Видишь разрушенный портик? Это бывший чей-то храм. Вот там тебе никто не помешает.
  
   - Знаешь Рит! - Обратился к ней кот. - Я не хочу быть такими как они! Тупыми, некрасивыми, неизящными и жестокими! Посмотри, как я слежу за своим телом! Чуть ли не каждый день вылизываю! Я хочу быть как ты! Грациозность и красота! Ты лучше любой породистой кошки! А я ко многим проникал, без разрешения их хозяев, поэтому не только видел всяких, но и каких я имел! А как! А сколько!
   - Спасибо за сомнительный комплимент! А, впрочем, ... я одна, а их много. - Задумалась Рита. Хотя двое много не считается. Тем более Санёк, насчёт неё слишком размечтался, а Карпин нос воротит. Интрига нужна. Сделать так, чтобы никто не вывернулся. - Будешь мне подружкой. Да и мой рюкзак можно будет носить по очереди. Глаза зажмурь, ты мне мешаешь!
  
   Карпин достал крышку, развернул её. Начал водить над ней руками, как бы сервируя её и представляя ту пищу, которая должна быть на поверхности, стучать, представлять то, что он хочет видеть и есть. Всё это, с трудом, искажённо, но возникло. Действительно как в сказке. Только с некоторыми недостатками. Каша была недоваренная, хлеб непропечённый, вино водянистое и кислое, как коробочное из сетевого магазина. Хоть догадался вино в стакане создать. Каша, вместо тарелки, развалилась по поверхности, а в ней валялся хлеб жутким, с чёрными пятнами, блином. Санёк с вороном с удивлением смотрели на его пассы. Ворон даже хлеб попробовал.
   - Для меня сойдет! - Констатировал он. - Может колбасы варёной? Сосисек, сарделек?
   Тихон решил не создавать комплексный обед, а делать по одному блюду. Каша подгорела, хлеб оказался чёрствым, вино слишком сладким.
   Воробьина и это устроило. Пожаловался только, что каша без масла. Тогда Тихон накрыл крышку тонкой скатертью. Так все явства проросли сквозь неё, то есть оказались на ней - скатерти!
   - Так вот откуда появилась скатерть-самобранка! - Удостоверил веру в сказки Санёк. Качество пищи уже было лучше. Карпин только не понял, от чего еда стала лучше от скатерти или он приноровился?
   Перекусили. А Риты с котом до сих пор нет. Отправил ворона, разузнать, никак не афишируя себя, тайно, но посмотреть есть ли какие успехи в трансформации кота в человека. Санёк, верил в лучшее. Тихон вообще не верил в такое. Он уже пытался здесь ворона, хотя тот и не догадывался об этом, то в кошку превратить, то в человека - не получалось!
  
   Прилетев, ворон прислушался, но не понял, что там происходит.
   - Грудь большая. Таскать её тяжело, особенно в данной ситуации. Бедра худые - ходить устанешь. А если лазить ещё и по горам придётся? Грудь уменьшим - ляжки мышцей нарастим. Пресс жирненький, квадратики поставим вместо него, но не явно. Задницу делаем твёрдую - мужики такую обожают, а ущипнуть не смогут. Теперь переходим к коже, лицу, причёске.
  
   Шумно влетел ворон, нервно оглядываясь. Вошли.
   - Это к-кто? - Не поверил своим глазам Санёк. - Как тебя звать, милая?
   - Где ты её нашла? - Карпин восторга не испытывал, но и отторжения тоже.
   - Ребята да вы что? Это же бывший кот! Я её автор. Фактически родила! Слепила из того что было! Её зовут, зовут...
   - Снегурочка! Её тоже слепили! - Подсказал Санёк.
   - Сам ты Снегурочка! Я её мать, если подумать, то пусть будет Марго! Марго, пройдись!
   - Сексуальная походка, как у кошки! - Оценил Санёк. - Да и вообще так очень даже! Только ростом великовата!
   - Да самое оно! То, что она выше всех - наше преимущество! Для тебя Санёк вообще находка. Ты её не раздавишь, если упадешь, а то вон как ты Тихона в пещере сплющил!
   - Что вы имеете в виду? - Заподозрила что-то неладное новоиспечённая Марго.
   - Ты с нами недавно. - Поспешил на выручку Рите Тихон. - Мы много, как заметил... заметила путешествуем, причем в очень разных местах, спускаемся с вершин гор и попадаем в подземелья! Посмотри на Сашу. Красава, гренадёр! Большой, энергичный, в одной пещере так на меня свалился, что чуть не в фанеру не превратил!
   - Не ожидал я от тебя такой подставы Рита! - Загрустил Карпин. - Теперь и она на мне повиснет!
   - Я не позволю, ей на тебе висеть!
   - Я не об этом. Думал ты нормального парня из кота сделаешь! Что я говорю... из кота - парня... со стороны услышат за придурка примут.
   Рита растерялась от подозрительного вопроса Марго, но влезший в разговор Тихон, дал возможность собраться с мыслями.
   - Понимаешь Марго, мы, как ты увидела, боевая единица, работаем парами и ты будешь составлять пару Александру. - Марго и Санёк поплыли в раздумьях. - Вам необходимо сработаться, чтобы понимать друг друга без слов. А потом, когда привыкнешь быть женщиной, после выполнения задания, я тебя превращу во что ты сама захочешь, если не хочешь быть высшим существом в нашем обществе! Даже в суку, если котом не захочешь быть.
   Все понимали, что Марго предстоит много узнать, а сейчас, она только всё может воспринимать на веру!
   - Если высшим! - Марго оглядела сверху вниз всех, приподнявшись немного на цыпочки, чтобы и Санёк казался ниже. - Я пока согласна!
   - Всем молчать! - Прервал инструкции Тихон. - Не шевелиться и даже не думать. Замерли и смотрим на дорогу!
  
   Только теперь Тихон понял, как опрометчиво поступил, отправив Риту превращать кота в человека так далеко. Удивительно, но у неё получилось! Объевшиеся пустоголовые, привлекли его внимание. Они пришли в себя и начали расползаться из тайной столовой. Расходились они не так как собирались - шли толпой, как с первомайской демонстрации. Что-то обсуждали, конечностями махали. Издали они ещё были похожи на людей, но приблизившись, эти создания даже на уродливую копию не тянули. Абстракция в стиле Пикассо. Получалось, что людей они представляют именно так.
   Тихон жестами попросил Риту заснять процессию. У одного из обломков здания те остановились. Затравленно начали вертеть головами, потом начали что-то, судя по жестам, обсуждать и, вдруг, растворились. В ушах стоял какой-то свист - не свист, но что-то подобное. Санёк даже начал по ушам хлопать. Не помогло. Все попадали на подстилки и зажали уши руками. Стало немного легче. Казалось этот свист проникает в мозг, заставляя бурлить в сосудах кровь. Сколько прошло времени с момента появления этого свиста, никто не знал, но казалось вечность... Неожиданно и вечность, как оказалось, не вечна - закончилась. Они ещё долго лежали в таком положении, не веря концу своим мучениям. Первым поднялся Тихон.
   - Ну, что убедились, что рай не для всех рай? Я не предлагаю, никого с собой не зову, но я покидаю это непривычное для себя место. Меня не надо изгонять из рая. Сам и добровольно! - Посмотрел он вверх, словно разговаривая с ответственными за эмиграцию в рай.
   Ворон, выражая свою солидарность, вскочил к нему на плечо.
   - И я! - Встала рядом с ним Рита.
   - Подождите! - Возмутился Санёк. - Надо обсудить, взвесить за и против! Зачем с горяча чушь пороть? Мы же здесь совсем недавно. Многого не знаем. Зато творить, созидать гораздо проще! Раз и дом! Два и пруд!
   - А рукой махнул и лебеди по пруду поплыли! Хочешь быть Царевной-Лягушкой - будь! Я никого с собой не зову и обсуждать своё предложение не намерен! Я ни за кого делать выбор не собираюсь! Только за себя! Я пошёл!
   - Тогда оставь скатерть-самобранку! Зачем она тебе?
   - А тебе? Во-первых, я её добыл, во-вторых ты себе здесь любую еду и сам создашь. - Тихон вышел из укрытия.
   - Ворон! - Крикнул Санёк. - Останься, я тебя человеком сделаю!
   Ворон сделал круглые глаза, настолько круглые как у него получилось, потому что они всегда были круглыми и ответил.
   - А зачем мне им быть? Что в этом хорошего? Проблема на проблеме. Еду надо добывать, кров надо создавать, всю жизнь заботиться о потомстве. Даже голосовать за кого-то соловья! Подумай, есть ли смысл в твоей такой пустой жизни? Я вольная птица. Себя в клетку запереть не дам. А ты сам для себя клетку строишь и, даже в ней, не уверен за своё благополучие! А сколько всяких ненужных, враждебных, никчёмных людишек пытаются испоганить твою жизнь! Отобрать, то что есть у тебя и заставить делать то, что не хочешь! Я, хоть, только на голову сру, а они нагло срут тебе в мозги, а ты должен их волю выполнять. Нравится тебе или нет. Иначе тебе век воли не видать! А я повидал!
  
   Марго, всё ещё стоявшая рядом с Воробьиным, услышав такую речь ворона, тоже вышла из убежища и, обернувшись промолвила: "Я где-то, когда-то слышала, что Далай-лама сказал, кстати, кто это? Так он сказал, что человек жертвует своим здоровьем для того, чтобы заработать деньги. Потом он тратит деньги на восстановление здоровья. При этом он так беспокоится о своем будущем, что никогда не радуется настоящему. В результате он не живет ни в настоящем, ни в будущем. Он живет так, как будто никогда не умрет, а умирая, сожалеет о том, что не жил... я тебе желаю бесконечной жизни здесь. Ты здесь будешь жить и не в настоящем и не в будущем, потому что здесь нет времени. Раз ты уже здесь, ты даже не будешь стремиться попасть в рай. Вся суть человека, чтобы стремиться к чему-то. К лучшей жизни, как он понимает, к звёздам, к каким-то личным достижениям! А к чему тебе здесь стремиться, если у тебя всё есть? Но этим ты всё равно не сможешь воспользоваться. Я сужу по тому как ты начал с постройки хрустального дворца, а закончил покосившимся сарайчиком! Бери пример с ворона. Он ни к чему не стремится, у него всё есть, а всё это едино - свобода!"
  
   - Ничего себе философский трактат! - Изумился Карпин.
   - Да и я сама тоже! - Ошеломлённо произнесла Марго. - Кто это всё-таки?
   - Далай-лама - папа или патриарх буддистов! - Пояснила Рита.
   - Вряд ли. Философ! Я мало что помню из прошлых жизней. Но это выражение почему- то проявилось!
   Санёк напрягся и с шестой попытки смог создать рюкзак для Марго. Рита отдала свои запасные кроссовки.
  
   5.
   Все залезли на арку. Развалины впечатляли. Казалось, что они тянулись до самого горизонта. Тихон слез и, сев на камень, задумался.
   - Что пригорюнился? - Присела с ним рядом и Марго.
   - Не хочется тратить время на бесплодные метания по этому пространству. Но я и выход найти не могу! Вернуться туда, откуда всё началось, в рощу Санька?
   - А почему бы и нет?
   - Это тоже самое, что и здесь! Все входы-выходы здесь явление не постоянное. По теории вероятности мы даже в стационарные окна, если они существуют, только при огромной удаче попадём!
   - А я придумала. - Присела Рита перед ними на корточки. - Раз есть стены, значит должна быть и крыша! Мы нащупаем её и будем медленно спускаться вниз. Если повезёт - просочимся. Не повезёт - пойдем вдоль стены. Котяра же говорил, что кроме официального входа есть и тайные выходы! Всё равно нам делать нечего, раз впереди одно - вечность!
   - А, действительно, интересно где у них небо кончается? Что за ним? - Глубокомысленно изрёк Санёк. - Может древние книги обманывают, что рай на небесах, а ад внизу. А наоборот? Под землёй? Мы прыгнули вниз и оказались в пещере! Поднимемся вверх, а над нами - океан! Может Атлантида это и есть рай, только на дне океанском?
   - Однако! А что мы здесь теряем кроме времени, которого здесь нет? Вот это можно обсудить, раз мы здесь! - Согласился Тихон.
   - Есть только одна непредсказуемая опасность. Нам кажется, что мы здесь недавно, а на земле могут пройти столетия! - Заметила Марго.
   - Уж очень, вы сударыня, для бывшего кота, выносите глубокие суждения! - Но Карпин посмотрел на Риту. - Не нравится всё это. Исследовать купол, или что там наверху, очень интересно. Произойти может всё, что угодно, а я один. А если меня схватят, или хуже... кто из вас меня заменит? На защиту остальных встанет? Понятно, что со здешними, земными средствами сражаться сложно, но нужно. Ничего другого не остаётся! Как правильно заметила Рита, надо работать парами, но только не постоянными, а в зависимости от ситуации. У нас будет три вида занятий: физподготовка, отработка защитных приемов, стрельба.
   - А почему только защитных, а нападение? - Санёк был явно недоволен таким раскладом.
   - Нападение, обычно, внезапное. А на кого тебе здесь нападать, если мы их не видим, а они нас - да! Главное правило. Если на кого-то напали, сам отбивается. Никто ему не помогает. Саша, твоё оружие - рогатка. Марго - арбалет.
   - А мне пистолет! - Обрадовалась Рита.
   - Патронов не хватит на тренировки. Да и грохот здесь, в раю неуместен. Метать ножи будешь.
   Тихон раздал каждому его оружие. Саня полез в рюкзак за хрустальными шариками.
   - Они ещё пригодятся. Из камня наделай. - Ткнул ногой кусок стены Карпин.
   Как Воробьин не пыхтел - ничего не получилось. Карпин не стал признаваться, что у него тоже.
   - А ты сначала создай бульник, а потом преврати его в шарики! - Посоветовал он. На них свалился полукубовый кусок плиты. Ели успели отскочить.
   - А что на земле его нельзя было создать? - Взвизгнула Рита. Каменный кусок лежал в двух сантиметрах от её ноги. Внезапно он вздрогнул и половина его рассыпалась шариками.
   - Это не я! - Испугался Санёк и начал оглядываться вокруг.
   - Не боись, я это! - Усмехнулся Тихон. - Какой вывод? То, что создали другие, мы не в силах изменить, а вот, то что мы...
   - Не надо на меня смотреть! - Вскочила Марго. - Я не хочу быть ни котом, ни осликом!
   - Да никто так и не думает! - Успокаивающе обняла её Рита и подозрительно посмотрела на Воробьина.
   - Теперь ты! - Показал Марго взглядом на останки камня Тихон и протянул двуострую стальную стрелку и резко отшатнулся. Перед его носом мелькнула рука с корявым лезвием из камня.
   - Я тоже представила! - Обрадовалась Рита, тому что и у неё, что-то получилось. Неожиданно, так что нож каменного века выпал, в руках у неё неожиданно оказался прямоугольник фанеры. Это был подарок Карпина.
   - Метать будешь стальные, но идея хорошая. Я попробую создать из камня и отбалансировать. Будешь тренироваться метать ножи в этот щит.
   - Смотри Саш! - Приладил рогатку в его руке Карпин. - Видишь шкалы?
   - Транспортиры?
   - Пусть будут транспортиры - угловые измерители. От того, как ты основание рукоятки рогатки повернёшь, туда и шарик полетит. Повращай, почувствуй! Резину, при каждом выстреле, натягивая до упора. Всегда! Расстояние и точность будут зависеть от наклона...
   - Это как джойстиком рулить! - Обрадовался Воробьин.
   - Смотри за арку. Видишь кусок стены более светлый? Постарайся заметить при каком наклоне, куда, для этого и градуировка, куда у тебя попадёт шарик. Делается так: на вдохе заряжаешь, натягиваешь, стреляешь на паузе и сразу медленный выдох. Долго в натянутом состоянии руки не держи, устанут быстро. Смотри! С левого верхнего угла в нижний правый.
   Тихон положил в рот пять шариков и, быстро, один за одним, выстрелил.
   - Впечатляет! - Задумчиво произнесла Марго.
   - Видел, как я делал? Так и ты, только медленно и по одному шару в рот. Сначала найди углы для верхнего угла и отрабатывай, пока десять раз подряд не попадёшь. - Тихон сразу повернулся к Марго. - Слышала? Видела? Немного по-другому! Рита! Да и камуфляж ей сделай такой же, как и у нас. В незаметности наше спасение.
  
   Стрельба и приёмы борьбы были ещё не страшными, но все опасались бега со всем имуществом, но ничего страшного не произошло, было только неудобно. Пришлось перекладывать рюкзаки, по схеме указанной Тихоном. После этого не то что не уставали и даже испариной не покрывались. На одном месте долго не задерживались. Карпин вёл по одному известному ему маршруту, хотя все понимали, что если это и маршрут, то он и самому Карпину неизвестен. Всё было как по-русски - направление. Ни пить ни есть не хотелось. Вначале это как-то удивляло, но потом уже было не до удивления. Тихон так нагружал, что было не до бессмысленных размышлений. Через несколько дней, если так можно сказать, он ввёл ещё одно упражнение. Создание предметов и забрасывание их, на дальность, высоту, точность. Только силой мысли. Хотя до этого мог и раньше додуматься.
  
   - Может скажешь, куда мы идём? - Рита метнула нож из-за спины, но всё равно попала в разбитую фанеру.
   - Скажу, если с закрытыми глазами попадешь! - Она попала.
   - Смотрите туда! - Тихон достал бинокль, отдал Рите и рукой показал направление.
   Она посмотрела, пожала плечами и отдала бинокль Марго, хотя Санёк первым протянул руку.
   - И что? - Воробьин вернул бинокль Карпину. - Эти развалины без начала и конца.
   - А край всё-таки у них есть. И мы туда, лёгкими перебежками идём. Если заметили, то там как бы развалины сливаются с условным небом.
   - Не тяни! - попросила Марго.
   - Темную проплешину заметили? Причём она чем дальше от нас, тем шире, а потом резко обрывается, как по горизонту.
   - Ну и?
   - И ну Рита! Возможно это стена! Как ты и предполагала!
   - Да до туда вечность пилить, когда можно мигом махнуть! - Завёлся Санёк.
   - Засада? - Спросила Рита.
   - Может охрана. Я же тоже не сразу её заметил. Но характер разрушений, с какой стороны не смотреть приводит взгляд именно туда. Я бы так сказал, не утверждая, в эпицентр взрыва.
   - А вот почему ты всё время убегал в стороны. А я думала, что дополнительно тренируешься.
   - Да Рита! Именно так! А вы заметили, что трава везде одного размера?
   - Я попробовал, она не жуётся! Как пластмасса.
   - А ты Саня пробовал, дальше, вглубь, заглянуть, под землю, отыскать корни травы?
   - А что там интересного? Земля, скалы!
   - Проверь!
   - Копать? - Возмутился Санёк.
   - Зачем? Вообрази длинный сухой шест и воткни.
   - И что?
   - То! Что мне вопросы задаёшь? Сделай, потом задавай!
   Палка, а не шест получилась кривой, не короткой, но не выше самого автора. Воробьин, размахнувшись, со всей удали воткнул в мягкую почву. Палка вошла в песок как нож в масло, но, натолкнувшись на препятствие, согнулась и стукнула его по лбу.
   - Вот и скала! - Обрадовался он, не обратив внимания на удар.
   - Уверен? - Карпин протянул ему складную лопатку, которой он каждый раз окапывал палатку.
  
   Санёк пыхтел не долго. Песок осыпался, но через метр показалась поверхность. Гладкая и белесая.
   - Так мы что, на космическом корабле? - Топнул по поверхности Воробьин и этим вызвал обвал песка, который ссыпался в яму и закрыл его ногу до колена. - Тогда зачем топать! Давайте я сгоняю и моментально обратно!
   - А если не моментально и без возвращения? - Скромно заметила Марго.
   - Ты слишком заметный! - Поддержала её и Рита.
   - Ничего не меняется! - Констатировал Карпин. - Двигаемся перебежками от укрытия, к укрытию.
  
   Спустя, неизвестно какого времени, высокие развалины закончились. Здесь Карпин и объявил привал и устройство лагеря. Вообразил накидку под цвет развалины и использовал её как стену закрыв ей проём.
   - Сидите тихо, шевелитесь медленно и ни о чём не думайте.
   - Может поспать? - Предложил Воробьин.
   - А ты свои сны можешь контролировать? - Спросила его Рита. - Тогда делай как я!
   Она, а следом и за ней остальные, легла на подстилку, сложила руки на груди и закрыла глаза. Карпин с вороном удалились из укрытия. Он огляделся, отполз в сторону от него. Поднялся и пошёл уверенным хозяйским шагом. Ворон, высунув только голову из-за огромного камня, следил за ним.
  
   Его предположения оправдались. Или это был взрыв изнутри, либо белесую оболочку, которую откопал Санёк, вскрыли гигантским консервным ножом. Оболочка была выгнута наружу. Причём ширина этой щели, у его ног, была еле заметной, а вот вдали составляла несколько десятков метров, ну, или так казалось и заканчивалась ровной поперечной линией. Он присел на первый попавшийся камень и скинул щепотку песка вниз.
   - И зачем это тебе нужно? - Спросил его голос внутри головы.
   - Проверяю глубину!
   - Зачем ты здесь появился?
   - Твоё какое дело? Где хочу, там и появляюсь!
   - Это мой рай! Сюда никому нельзя без моего разрешения!
   - А почему это твой рай, а не мой?
   - Мой потому что мой! - Ответил голос.
   - Тогда предъяви доказательства! Вот у меня они есть!
   - Какие?
   - Не прячься! Так ты превратись во что-нибудь, как я, чтобы мы могли объясниться!
   На соседнем камне проявился пупыристый чёрный шар, причём каждый пупыр, периодически превращался в подобие клюва.
   - Это другое дело! А глаза-то у тебя есть? - Все пупырышки превратились в яркие святящиеся точки.
   - Достаю документ! - Предупредил его Тихон и начал медленно подводить руку к нагрудному карману.
   - Не бойся! Я тебя просканировал. Ты не опасен. Ты ходячий, говорящий мешок еды. С собой у тебя тоже ничего опасного нет!
   Карпин, соглашаясь с ним, кивнул головой и достал паспорт. Раскрыл на странице с своим фото.
   - Похож! - Он щёлкнул пальцем по фото. - Читай что тут написано!
   - Слишком мелкие значки! - Слегка дрогнул уверенный до этого голос.
   - Я тебе поближе поднесу! - Встал с камня Тихон.
   - Не надо! - Шар немного уменьшился, а потом раздулся ещё больше.
   Вот оно что! Ноги не шевелились и он, не учитывал их в моём росте. Реагирует больше на движение.
   Он закрыл паспорт и показал обложку.
   - А это знак, подтверждающий мои полномочия! - Он, также медленно, убрал паспорт в карман. - Теперь ты!
   - У меня ничего такого нет! Мне сказали - это твоё! - Разгневанный шар вырос ещё сильнее.
   - Не психуй! Мне твой рай без надобности, но порядок, есть порядок! Так кто это тебе отдал?
   - Мой дух оказался совсем не там, куда мы попадаем!
   - Если вы вообще куда-то попадаете!
   - Наш рай - это вот такой огромный шар и каждый выступ это один из нас!
   - Значит любой один из вас - это всё одно и едино! Похоже! И?
   - Там много еды! Мы едим, едим, едим! Шар становится больше, он взрывается! Мы все разлетаемся! Кто-то попадает в благословенное место и сам становится раем, кто-то засыхает от бескормицы, а кого-то едят другие!
   - Какие другие? Другие шары или другие - другие!
   - Мы их не видим! Это высшие существа!
   - А в чём рай здесь для тебя?
   - Того бога, что оставил меня здесь, я не видел! И это подтверждает его суть божества! Он велел: если кто-то покажется или вылезет отсюда, я могу его съесть. Кроме того, заделать эту щель!
   - А почему не заделал?
   - Если её я заделаю, кто оттуда появится?
   - Лезут?
   - Бывает! Вот ты сидишь на одном!
   - Камни?
   - Ты сам скоро камнем станешь! По-вашему - это консервы!
   - Так зачем они тебе здесь?
   - А вдруг всё изменится? Я обрету настоящую плоть, а есть нечего! А здесь мне надолго хватит.
   - Как же ты их в камень превращаешь, а потом-то что?
   Зрачок превратился в клюв, шар подкатился, клюв вытянулся и он бы попал прямо в сердце Карпина, но тот успел запрыгнуть за другой камень. Тогда клюв проткнул камень и он начал пульсировать как шланг на помповом насосе, перекачивая что-то.
   - Понял? - Клюв превратился в глаз, и, как показалось Карпину, хитро подмигнул.
   - Так что они там живые? - Не поверил своим глазам он.
   - А как иначе свежесть сохранить? Процессы только сильно замедлились! То же и с тобой будет! Начхать мне на твои полномочия! Я здесь хозяин и мне это нравится! - Он скатился на песок и на камне оказалась кучка маленьких черненьких подушечек, размерами напоминающими подушки бубль-гам. Он засунул одну в рот, прожевал и выплюнул. Целился он во всё тело, но попал в грудь. Слюна, или что это было, медленно стекало с груди, резко засыхая и сдавливая всё тело. Это вещество не добралось ни до спины, ни до ног, рук, тем более шеи и головы. Тихон успел отшатнуться.
   - Благородство здесь не в чести! - Улыбнулся Карпин. - Я тебе отдал твой рай, а ты вот как?
   Он свистнул и замер. Прилетел ворон. Как ни пытался пупырист попасть в ворона, как ни крутился, клювы не вытягивал, при этом он напоминал морского ежа - ничего не получилось. Карпин дернул китель, застывшая слюна пошла трещинами, он ещё раз дернул китель и она частично осыпалась. Он медленно поднял руку. Внимание шара было привлечено к ворону. Тот быстро сел на ладонь. В клюве у него была зажигалка, которую Карпин незаметно изъял из сумки Риты. Он поднес её к куску слюны, оставшейся на кителе и щёлкнул зажигалкой. Появилось пламя. Высохшая слюна с хрустом сгорела. Шар, увидев такое, вернее колебание пламени, дым, плюнул очередную порцию на эти плавные движения. Движения воздуха не было и темный дым превращался в шар!
   - Я покоряюсь тебе о Бог! - Отчаянье шара, ударило по мозгам Карпина.
   - Я к тебе с миром пришёл. Ты же первый начал. - Мысленно ответил Тихон, подскочил к шару и поднёс зажигалку, к не успевшему сократиться клюву, пытавшемуся дотянуться до его тела.
   Клюв сработал как бикфордов шнур. Пламя пробежало по нему, загорелась пупырчатая оболочка, пупыри, клювы, глаза пытались вогнуться вовнутрь и спрятаться от огня внутри... огонь снаружи быстро угасал, как будто сработала система пожаротушения, внутри не загорелось, но шар раздулся до таких размеров, что со взрывом лопнул! Тихон успел упасть за камень, уклоняясь от останков пупыра, и закрыть лицо руками. На такой эффект он не рассчитывал.
   В своё время, когда он вспомнил, что на Земле Рита курила, он проверил возможность образования пламени в раю. Огонёк был слабый, тонюсенький. Это означало, что кислорода здесь значительно меньше, чем на Земле. Зато даже камни могут гореть. Плохо, с дымом, но гореть.
   Идя к пролому, он не стал вообще ничего брать с собой. Любой, как и пупыр мог проверить его. Кроме зажигалки, ворон ничего унести и не мог. Он особо не рассчитывал на источник пламени, но ничего другого он придумать не смог.
   Пока он приходил в себя, остальной отряд успел прибежать. И стояли они, так, как он учил. Спиной к спине, направив своё оружие в разные стороны. Причём на Сане было два рюкзака, его собственный и Тихона.
   - Живой! - Мельком глянула на него Рита.
   - Всё обошлось! Отбой! Рита, быстро сооруди коробочку и ту черную жвачку в виде подушечек, упакуй туда. Саня доставай трос.
   Тихон пробежал несколько десятков метров вдоль щели, подкопал под одним камнем и, в этой яме, смоделировал другой - со сквозным отверстием. Подбежал Воробьин с тросом. Тихон сделал петлю и, протащив через большой камень, скинул трос вниз. Действовать надо было быстро. Понятно, что нагрянут, а вот как отнесутся к такой шалости - не ясно. Лучше спрятаться внизу.
   - Я пошёл первый! - Схватился за трос одной рукой Тихон, а другой надевая рюкзак. - Спустишь девчонок, потом сам.
  
   6.
   Приняв девчонок, Тихон спрятал их в темноте, а сам подпрыгнул. Здесь тело силой мысли не перемещалось. Он посмотрел вверх. Санёк только осёдлывал трос.
   - Оставайся там! - Крикнул он ему, а сам побежал.
   - Что? - Не понял Воробьин, но замер, держась за трос.
   Бежать тоже пришлось как на Земле. Действовала сила притяжения. Наверху, стоило подумать и ты - вжик... а тут! Тяжело пришлось. Это не в раю с ветки на ветку порхать и мыслью создавать, всё что хочется. Покрылся потом, сердце возмущённо стучало, отвыкшее от таких неожиданных нагрузок.
   Вот и стена, тоже гладкая и белесая. Ощупал, простучал, проверил на горение. Можно попробовать взорвать, у него была с собой пара тротиловых шашек, но какую катастрофу это вызовет? А может и ничего не произойдёт. Карпин побежал обратно.
  
   Снизу, вся эта трещина была с трёх сторон огорожена стеной. Поперечная стенка исчезла, то ли бесшумно отошла. И в её тускло светящемся проёме оказалось несколько низеньких, полностью гладких, серых тел. Руки с четырьмя пальцами, ноги без пальцев, как в тапочках. Пол лица занимали темные миндалевидные глаза.
   Первый прошёл подальше от проёма, поставил цилиндр на пол, нажал на него и отошёл в сторону. Свет из цилиндра образовал яркий круг. В круг вошли ещё четверо, один из них, одинаковых абсолютно во всём существ, тоже держал цилиндр.
   Рита не успела глазом моргнуть, а существ уже в круге не оказалось. Какие-то волны, если не ужаса, то сильного беспокойства прокатывались по ней. От этого она ещё сильнее сдавила свой фанерный щит-мишень.
  
   Серые пигмеи вернулись с носилками, на которых возвышался, крупный мужчина в шкуре на которой висели ожерелья когтей, клыков, ушей и с черепом барана на голове. Издали казалось, что они несли носилки, но это было не так. Серые существа их вовсе не касались. Вскоре они вернулись и без мужчины и без носилок. Встали опять в светящийся круг и исчезли. Рита и Марго, до этого сдерживавшие дыхание, выдохнули. Это и привлекло внимание оставшегося. Он направился в их сторону.
   Тут и Санёк решил, что ему опасно оставаться на поверхности рая, такие друзья могут специально оставить, поспешил по тросу вниз. При этом трос сначала раскачивался, а потом и вообще конец начал крутиться, так что карабин на его конце, пролетел в сущих сантиметрах от серого. Тому не понравилось, тот направил руку на трос. Трос окаменел и застыл. Санёк тоже и, уже беспомощным мешком скользил прямо в четырёхпалые руки серого.
   - Ой! - Неожиданно, даже для себя, увидев такое, произнесла Марго. Серый направил на неё вторую руку. Тут послышался топот бегущего Карпина. Серый повернул голову в его сторону. Рита и долбанула его своей мишенью по голове. Тот пошатнулся, но не упал, но рука, направленная на Санька, дрогнула, тот, прилипшим камнем к тросу, висел над ним метрах в трёх, шевельнулся, отпустил руки и рухнул на серого, а на него оборванный трос. Воробьин так крутился на нём, что перетёр.
   - Что тут у вас? - Спросил запыхавшийся Тихон. - Я же говорил, даже не дышать! А ты чего здесь? - Накинулся он на Санька. - Как мы тебя обратно поднимать будем?
   - Ну вот, как обычно! - Санёк вытянул из под себя, раздавленного серого. Карпин машинально взял его.
   - Это что за детский гидрокостюм? - Недовольно воззрился он на Санька.
   - Это оттуда! - Показала, медленно приходящая в себя Марго на круг света вокруг цилиндра.
   - Биороботы они! - Веско произнёс Санёк. - Не прыгнул бы я на него - всех бы в камень навсегда!
   - Понятно, что ничего непонятно! Как наверх, обратно в рай попрём? Санька мы никак не поднимем! Рита, ты хоть скажи? Что тут?
   - Тихон, надо драпать! И через тот круг! Они скоро вернуться! Их там четверо!
   - В круг! - Рявкнул Карпин, сворачивая трос. - Рита, это цилиндр с собой! Это главное! Нападем сразу!
  
   Они оказались на вершине холма. К нему подступал лес. Сам холм, поляна перед ним были окружены завалами из веток и срубленных деревьев. По всему периметру этого импровизированного забора было несколько землянок с травяными крышами. Рядом с каждой землянкой были загоны в которых залегли овцы, и даже по одной корове. Козы, свиньи блуждали сами по себе. Холм полого спускался к реке. Ограда подходила к реке и на отмели была тоже завалена ветками, оставляя, со стороны воды, только один небольшой проход.
  
   Круг, в котором они оказались, окружали истуканы из росших ранее на холме деревьев или из врытых брёвен. Их грубые лица не предвещали ничего хорошего. Всё племя толкалось ниже. Между людьми ходили серые, находили избранного и, подводили, судя по всему, к шаману. То, что это шаман видно было не только по куче тряпья, шкур, но и страшной маске, бубну и... голове крокодила! Засушенная голова крокодила на голове шамана.
   Избранные плакали. Плакали не от страха, а от счастья, и умиления что боги избрали их в светлое будущее. Избранными были дети и подростки обоих полов.
   Они выскочили как черти из табакерки. Спина к спине. Все сработали отлично. Точно попали. Санёк даже прыгнул на своего, чтобы уж наверняка. Только Карпин был безоружен. Серый, поняв это, направил на него руку, сжав пальцы в горсть. Тихон юркнул за истукана, волна прошла мимо, схватил того за голову и со всей радости приложил его серую резиновую голову к бревну. Голова потеряла форму и стала плоской, как снятый противогаз. Для полного сходства не хватало только фильтра и шланга.
  
   Это деяния не понравились шаману и он, что-то отрывисто прокричал. Маски умиления сменись на гримасы злобы и ненависти. В них начали кидаться тем что было под рукой. Хорошо, что под рукой у них ничего не было, но было под ногами. Это и полетело, в основном навоз!
   - Вот сука! - Сказал Санёк про шамана. - Мы их спасаем...
   Он пальнул из рогатки в темный рот маски шамана. Тот поперхнулся, упал на живот и начал колотиться головой о землю. Но длинная челюсть крокодила работала как пружина. Он, задыхаясь, зашёлся в кашле. К нему подошла Рита, ножом обрезала лямки, скинула маску, голову крокодила, завела руки за спину и дернула. Шаман выхаркнул камень, сел, ошеломлённо оглядываясь, и заверещал! Толпа недовольно загудела. Тогда Рита махнула ножом перед носом шамана. Не рассчитала, поранила. Оттуда закапала кровь.
   Увидев это в толпе завизжали женщины, мужчины, громко затопали. Самый крупный из них поднял валун и направился к Рите. Та машинально, как учили, махнула рукой. Нож вонзился в шею. Судя по всему, перебил артерию, кровь фонтанировала, но тот шел, поливая ею своих соплеменников. Ноги сгибались всё сильнее и сильнее. Рита не отводила от него взгляда. За несколько шагов до неё он упал на колени и, из последних сил, вытолкнул к ней валун. Она убрала следующее лезвие, которое собиралась метнуть, в ножны, подошла к поверженному, выдернула лезвие из горла, обтёрла о шкуру и убрала.
   Выпрямилась и показала кровавым указательным пальцем на соседнего мужчину, тоже державшего камень. Его собственная растительность на лице и голове не отличались от меха покрывавшей его шкуры. Тот затряс головой и бросился к шаману, упал перед ним и начал что-то упрашивать того.
  
   Вот что значит разница цивилизаций! Тихон и его товарищи были с ног до головы одеты в камуфляж. Выскочили они из земли. Кроме лиц и пальцев у них ничего человеческого не было. Они даже на деревья не походили. Ожившая трава. Так их назвал шаман. Ещё он сообщил, раз племя позволяло есть траву животным, то эти травяные пришельцы отомстят, съев людей. Надо принести кого-то в жертву. Пришельцев можно обмануть. Надо вызвать нашего тотемного покровителя.
   - Создатель обиделся на вас! - Кричал он. Застывшая капля крови на кончике носа делала его вопли ещё более зловещими. - Обленились! Забыли о нём! Поэтому он и меня лишил силы! Затоптать, вырвать с корнем эту траву! Защитить вас! Не касайтесь их! Вспомните про борещевику! Когда она только появляется и мы и скот с радостью лакомимся им, но он когда вырастает и его головы становятся белыми - это смерть или ужасные мучения перед ней! Вы все это знаете!
   Он нацепил маску, напялил голову крокодила, поднял бубен, застучал в него и начал крутиться! Люди начали хвать коз и свиней и тащить их к столбам.
   - Не скот! Тех, кого серые слуги Создателя выбрали для служения! - Орал он. - Привязать к жертвенным столбам и объявить, что это жертвы ожившей траве. Не позволяйте пришельцам убраться опять под землю! Пусть думают, что мы их боимся!
   От этих указаний заплакали все и выбранные жертвы и те, кто их привязывал. Теперь это были не слёзы радости и умиления, а горечи и страха. Это была самая великая жертва племени, даже те, кто долго жил, не припоминали такого! Четвёрка стояла спиной к спине, не понимая, что происходит, но готовыми к любому развитию событий. Рюкзаки были повешены на груди. От тех палок с обожжёнными концами или с каменными наконечниками они могли защитить.
   Их не трогали, осторожно обходили, украдкой опасливо посматривая на них.
  
   Шаман уже крутился около реки. Там же находилось несколько кучек камней. Он начал оттуда кидать эти камни в воду, стараясь перекинуть заграждение из веток. Потом неожиданно отпрыгнул от среза воды. И вовремя. Совершенно гладкая поверхность воды всплеснулась выше его роста и рухнула на то место где он стоял. На суше была только голова огромного крокодила, даже передние лапы оставались в реке. Шаман опять запрыгал перед ним. Тот, нехотя, пополз за шаманом.
   - Зачем это он? - Испугалась исполина Марго. - Как он не боится, что тот схватит?
   - Он заманивает! - Оценил ситуацию Санёк. - В квестах такое бывает! Для чего думаешь этих несчастных привязали к столбу?
   - Сожрать? Это как и со мной, когда я была котом! - Возмутилась Марго.
   - Скорее натравливает на нас. Вытолкнут на него. Тихон доставай свой большой пистолет! - Обратилась к нему Рита.
   - Не поможет! Надо знать куда стрелять. Он огромный! Я не о револьвере! Калаш бы взял, а любой пистолет, как говорили раньше для дуэли или оружие, чтобы добраться до автомата. Закройте меня так, чтобы сзади не было видно. Он достал кусок мыла в бумажке и воткнул в него темный прутик. Вытащил зажигалку, проверил.
   - Это же моя зажигалка! - Обрадовалась Рита.
   - Конфискована!
   - А сигареты?
   - Уничтожены! Не хватало, чтобы нас находили по их запаху! - Тихон присел на карачки и пополз вниз.
   Спрятался за кустом. Туда же, через некоторое время, влетел и шаман. Он тяжело дышал. Крокодил замер перед их убежищем. Не мог понять, куда исчезла добыча. Зато его внимание привлекли судорожные движения на капище. Тихон встал. Шаман упал от неожиданности. На его глазах трава ожила. Животное тоже заметило это движение и разинуло огромную пасть. Карпин проверил зажигалку и пожёг шнур.
   Шаману же показалось, что тот высек огонь из пальца, который искрами бежит по ветке. Тихон лёгким движением руки закинул взрывчатку в глотку чудовища и бросился бежать. Тот только успел повернуть в его сторону голову, как рвануло. Упал, поэтому не видел, как оторванная голова упала на шамана. Карпин медленно поднялся и вернулся к своим.
   - Впечатляет! - Не впечатлилась Рита.
   - Как это? - Удивился Воробьин.
   - Ритина зажигалка взорвалась! - Пояснила Марго.
   - Не может быть!
   - В этих мирах всё может! - Тихона удивило что они не заметили, как он достал из рюкзака тротиловую шашку.
  
   Очнувшийся шаман с трудом спихнул с себя огромную голову. Ему казалось, что эта голова расплющила его. Огляделся. Посмотрел наверх. Пересчитал. Все на месте. Значит их уничтожить нельзя! Дело не в том, кто и где вырос. Вся суть в корнях! Им даже не надо перемещаться. Любая травинка мгновенно вырастает в гиганта! Могучего! Который щелчком высекает огонь! Вот настоящее чудо, а не их появление! И это их свойство надо использовать на пользу всему племени! Он даже забыл, что сегодня они должны были избрать нового вождя, в связи с тем, что старый отбыл в страну грёз! Через две луны наступит сезон засухи и пришельцы, как бы могущественны не были превратятся в топливо, вся трава так умирает. Солнце высушивало всё. Эта идея так вдохновила его, что он с трудом потащив голову своего тотема, полез вверх, крича: "Свершилось! Я стал великим и ужасным! Он мне отдал её навсегда! Я наше всё!"
   Чем он выше поднимался по холму, тем меньше становилось хлюпанья носом, воплей. Когда увидели голову в его руках, падали на колени. Наконец все замолчали.
   - Голова приказывает мне, чтобы вы все признали меня и вождём! Через две луны, как обычно, наступит сушь и эти... - Показал он на пришельцев, - могут пойти только на костёр! Мы станем великими! У нас будет много мяса! У воинов будут новые самки из других племен! Мы захватим всю долину! Только к нам приходят разные боги и ради нас убивают друг друга!
   - Что он там бормочет? - Обратилась к Саньку Рита.
   - Откуда я знаю!
   - Ты же лингвист!
   - Это даже я поняла! - Встряла Марго. - Он всё, а мы... валуи, хуи..
   - Холуи! - Уточнил Санёк.
   - А кто это? - Не поняла термин Марго.
   - Хуже слуг, но не лучше рабов!
   - Ни хуя себе! - Возмутился Санёк. - Это что, ритина зажига его царём сделала?
   - Вроде того...
   Санёк подошёл к шаману и дал такую оплеуху, что тот рухнул на землю. В открытую пасть крокодила затолкал голову шамана и сказал: "Давай, доказывай, что ты царь!" - И поставил на верхнюю челюсть свою ногу, готовый резко надавить.
   - Куда мы не придём - создаём погром! - Констатировал Тихон. - Ну и вот, завершили переворот! Надо выступить перед ними, сообщить, что мы теперь власть!
   - Зачем нам это?
   - Незачем Марго. Мы к этому не стремились. Раз ситуация вышла из-под контроля, а она под нашим контролем никогда и не была, надо её возглавить. Сейчас вакуум власти. А вдруг из них объявится претендент! Что и его давить? А с ним и всех остальных? Мы, вообще-то с миром пришли. Давай Саня тряси головой, бей в бубен. Что в таких случаях говорят? - Посмотрел он на Риту.
   - Ревоюция свелшилась, а тепей дискотека! - Совершенно серьёзно ответила она.
   - Что? - Не понял Карпин.
   - Праздник надо объявлять, чтобы крокодила жрать начали, а не то нас сожрут, а он протухнет!
   - Серых в кучку соберите! Потом их препарируешь! А это что? - Он вытащил цилиндр из руки расплющенного Саньком серого и убрал в карман. - Саня, плохо относишься к трофеям!
  
   Тихон освободил всех привязанных к столбам и пошёл в народ. Воробьин только с маской, голову он надевать побрезговал, бил в бубен и, завывая под ритм Армии Любви, пытался показать туземцам брейк-данс. Племя, увидев и услышав такое медленно и боязливо отступало к деревьям, которые росли у ограды. По сравнению с таким шоу, прежние даже на детсадовский уровень не катили.
   - Товарищи! - Обратился к ним Тихон, подняв руку вверх. - Друзья... это... раз так получилось, мы у вас это... лучше будет, если мы вами, и вы к нам... ну что?
   - На Ленина в Троцком не похож!
   - Санёк! Местами меняемся. Теперь ты вождь, а я шаман. Всем вооружиться и готовиться к бою!
   - Зачем, они же нас...
   - А если не они? Что-то мне не нравится! Если начнётся заваруха, бейтесь без команды. Ножи, ножи не забудьте! Как обороняться будете?
   - Да что случилось?
   - Может и показалось! - Тихон в нагрудную кобуру вложил "Слонобой", зарядив его патронами, за пояс засунул ГШ-18. Кобуру с метательными ножами на пояс. Ножи на липучках разместил на голени. Собрал лопатку и засунул за ремень на спине. Маску взял в руку и выставив перед головой пошёл вперёд. Походка его напоминала пьяного после изрядно принятого.
   - Санёк рогатку используй правильно. В уши, нос, глаза. - Обернувшись крикнул он.
   - Чегой-то он? - Надевая петлю веревки каменного шара на запястье, спросила Марго.
   - Откуда я знаю? - Буркнул Воробьин. Пока он возился Рита уже вооружилась и казалась если не воинственной, то грозной. Он хотел сказать ей что-то ободряющее, но передумал, а вдруг не впопад? Высмеет! Вышел перед толпой, тоже поднял руку, как бы по направлению к солнцу.
   - Граждане инопланетяне!
   - Это же мы инопланетяне! - Поправила его Марго.
   - Они всё равно не понимают! - Огрызнулся Санёк. - В общем: земля - крестьянам, фабрики - рабочим, а вам всё остальное!
   Его взгляд заскользил по его поднятой руке. Среди веток деревьев, ему... кажется показалось, что кто-то прячется. Что-то темное, но бликует. Фантазия его разыгралась в определении размеров этого непонятного и он уже мечтал как победит Кинг Конга! Сознание не воспринимало только одного, как огромная обезьяна могла усидеть на столь мелких для него ветках.
  
   Деревья зашумели, ветки затрещали. Такое впечатление, что на них летит ужас на крыльях ночи! Ну, или из "Людей Икс"! Правда у него были большие уши, на крыльях не было перьев, а из-за разинутой пасти не было видно глаз!
   Единственное что он вспомнил из приказа Тихона - бить в уши! Он засунул в рот несколько шариков и выдал серию! Ему казалось, что попал... даже если и попал, ан нет! Чудище повернуло к нему. На фоне неба, он казался огромным пикирующим бомбардировщиком! Ну, может, небольшим драконом. Только у самолёта пламя должно быть сзади, а у дракона спереди. А вот огня-то как раз нигде и не было!
  
   Санёк нервно оглянулся. Спрятаться бы! А куда? Чудищу сверху всё видно. Ты так и знай! Воробьин застыл как вкопанный. Марго выдала серию из арбалета: рот, горло, грудь, живот. Летающий монстр захлопнул пасть и приземлился в нескольких шагах от них. Последний выстрел Марго произвела в нос. Летун заскрипел, как шарнирами, вырвал стрелу и сделал шаг к ним. Рита довершила дело. Ножи попали в глаза. Тот завертелся. Длинными крючковатыми пальцами вырывал себе глаза. Взмахнул крыльями, но натолкнулся на заострённую голову одного из идолов и повис на нём. Голова поникла, а крылья всё ещё пытались поднять его вверх. Наконец и они беспомощно повисли.
   Только тогда Санёк огляделся. Под холмом шла битва. Люди племени забились кто куда. Кто в чащобу ограды, кто в землянки. Скот метался в оградах. Двое охотников отбивались копьями от одного демона.
   - Точно демоны! - Нашёл им определение Санёк.
   Около Карпина валялось двое, вяло похлопывая крыльями, а он отмахивался лопаткой от ещё двоих. Силы были неравны. У тех и руки длиннее и пальцы, да ещё с длинными когтями. Те подпрыгивали, подлетали. У одного из них, несколько подрубленных пальцев беспомощно повисли, но это не останавливало его. Тихон оказался рядом с одним из поверженных, тот дёрнул его за ногу, Карпин упал, прямо перед его ртом. Тот открыл пасть, но лопата рассекла её до уха и застряла. Два демона, с которыми он сражался, больше мешали друг другу: толкались крыльями и, несмотря на длинные руки, до лежащего Тихона, дотянутся не могли.
   Первой подоспела Марго. Она начала бить по пальцам своим камнем не верёвке. Демон повернулся и протяну к ней руки. Рита нырнула под них и, пробираясь между ними, ногами, крыльями, разрезала ему пузо поперёк. Второму всадила нож в пах, взобралась по крылу на шею и перерезала горло. Карпин лежал в окружении поверженных врагов. Санёк, подобравший острый кол и бежавший на помощь к нему, увидев, что всё закончено, резко развернулся и, всей массой, забил его в бок последнего крылатого. Только тогда тот отцепился от охотников и попытался взлететь. Ему бы это удалось, но Санёк повис на своём копье. Демон устало опустился на землю и долбанул крылом по Сане...
  
   - Вот Карпин! - Подошла к нему Рита. - Я в очередной раз спасла тебя. Теперь ты на мне обязан три раза жениться, а на Марго один!
   Он сел.
   - Что ты сел? Лежи!
   - Не очень-то и полежишь - говно кругом! Как бы стирать не пришлось!
   - Постираем, какие проблемы?
   - Одежда специально пропитана и от влаги и от насекомых...
   - Ты давай, от темы не уходи! Я тебе в очередной раз предложение сделала!
   - Потом обсудим такие дела! Собирай всё оружие и найди мой ГШ-18. Все патроны расстрелял - одного только наповал. Лопатка спасла. Сапёрная лопатка спасительница советского воина при рукопашке. Из-за крыльев они кажутся огромными, подскакивают, а так не выше тебя! Как же ты умудрилась пролезть в этой мешанине конечностей?
   - Любовь не только такие дела делает - горы сдвигает! Вон видишь Марго Санька тащит?
   Он посмотрел налево. Два жилистых охотника с трудом волочили Воробьина за спешащей к ним Марго.
   - И она?
   - Так ты на неё глаз положил?
   - Рита мы на войне! И передышки, когда заняться нечем у нас нет! Мне эти приключения на мою задницу вы навязали! Я сейчас бы в Крыму купался, пил вино, телок разглядывал...
   - И всего-то? Сейчас я тебе сделаю крымский пляж! Она начала снимать куртку.
   - Ты совсем?
   - Что у всех военных с юмором так?
   - Смотри! - Показал он на охотников, притащивших к ним Воробьина.
   Они стояли и разглядывали белую массу выпавшую из разрезанного пуза демона. Один подошел и раздул угли затухающего костра. Пошел дым. Второй опустил до колена голую ногу в эту белую массу. Потом допрыгал на другой ноге до костра и подставил ногу под дым. Масса потемнела и, тогда он её снял как чулок. Вернулся к трупу демона и повторил тоже самое с другой ногой.
   - Что они делают? - Спросил их очнувшийся Саня.
   - Тоже самое! - Приказал Карпин и резко вскочил. Только он не стал снимать превратившейся из этой массы плотный, эластичный чулок. Он несколько раз прыгал на ноге туда и обратно, пока на подошве не нарос толстый слой. Не снимая его, он проделал тоже самое и со второй ногой.
   - Тихон! - Обратилась к нему Рита, - А можно я под пяткой увеличу каблук?
   Натолкнувшись на его гневный взгляд, весело улыбнулась: Ну, нет, так нет!
  
   Охотники, создав себе то ли носки, то ли сапоги, скинули с себя шкуры, положили их мехом на траву и палкой начали размазывать по обратной поверхности эту достаточно блестящую субстанцию.
   Карпин, глядя на них, скинул и куртку и брюки и, набив травой, по очереди засунул их в этот живот. Девчонки, уже распотрошив второго, наделали уже себе по несколько пар перчаток, а опустив отвороты головных уборов и их копии. Только Воробьин всё делал не спеша.
   - Саш! - Обратился к нему Карпин. - Мы сколько здесь находимся?
   - Да, совсем недавно! - Санёк посмотрел почему-то на небо, наверное, по привычке хотел сориентироваться по солнцу.
   - А сколько ещё пробудем?
   - Откуда я знаю?
   - А кто знает?
   Воробьин посмотрел на него, пытаясь понять в чём подвох.
   - Никто? - Он специально задал вопрос, вроде и знает ответ, но...
   - Вот именно! Ни наша одежда, ни обувь, здесь долго не протянут! Будешь ходить голым, босиком или шкуры на себя напялишь? Я себя экипировкой на два года обеспечил, а девчонки уже на три! -
  
   Тихон принялся и за шапку и за перчатки. Только теперь он понял на кого похожи эти демоны. На летучих пауков. Шесть пар лап. Задние были самыми длинными и, в зависимости от положения, брюшко или лежало на них или было зажато между ними. Передними лапками, были не те, с которыми бились люди, а маленькие, около рта. Крылья были перепончатые, прозрачные, могли складываться на спине. То, что он принял за уши - как бы рули, они были толще чем крылья, жесткими и непрозрачные. Все конечности торчали из маленькой груди стразу за головой.
   Лопаткой он отрубил голову вместе с передними лапами, а брюшко и грудь отнёс к капищу.
   Когда вернулся увидел странную картину: Воробьин стоял обмазанный белой субстанцией, а девчонки ходили вокруг него с зажжёнными ветками и окуривали его.
   - Иначе он никогда себе форму не создаст! - Пояснила Марго.
   - И сколько уже?
   - Второй комплект заканчиваем!
   - Достаточно с него! Рита ты старшая! Всю эту нечисть порезать таким образом и на холм. Делайте это быстро, а то местное население уже начало нос высовывать и все наши трофеи себе присвоит. Если найдёте гильзы - тоже себе в карман.
   - Это что за дискриминация? - Возбух Санёк. - Думаешь ты один с демонами сражался?
   - Размяк ты в раю Александр! Наступит здесь ночь - не наступит, а укрытие-убежище нам необходимо. Мы ещё часа не пробыли, а что уже произошло? А что ещё может произойти?
   - Но капище их святое место!
   - Нам то что? Марго, мне бы не хотелось, чтобы они нас притащили туда и привязали к столбам! Место удобное. Немного дооборудовать - фактически маленькая крепость. Вперёд! - Рявкнул он на всех. Он подошёл к охотникам, которые единственные из всего племени, приняли бой.
   - Мужики! Благодарю за службу! "Служу России" отвечать не обязательно. - Он протянул каждому по керамическому мачете, созданном в раю. Эти мачете он проверил на истуканах. Острые, не тупятся и на излом не идут. Он махнул по копью, на которое опирался один из них. Бил наискось. Древесина была высушена. Распилил без усилия одним махом. Местный абориген упал, когда копьё развалилось.
   - Будешь баран! Вождь! - Показал он сначала на барана в загоне, а потом на его голову и жестом обозначил на ней рога.
   - Выж-ж-ж! - Повторил тот, но понял и принял новую свою должность. Сразу прошла расслабленность, собрался, раздвинул плечи, выкатил грудь и снисходительно посмотрел на собрата.
   - А ты жрец! - Тихон показал тому ладонями как бы пасть крокодила. - Яволь?
   - Жра...тя! - Произнес тот и показал на маску оставшуюся от прежнего посредника с потусторонним миром. Тоже принял подобную позу.
   - Правильно понял суть любого служителя культа! Соберите всех здесь! - Он обвёл рукой всё стойбище. - Речь толкну!
  
   7.
   В племени никто не возражал против новых властей, а если и возражали, то молчали. Старый жрец пытался рыпнуться, но новый не допустил произвола. Старого прохиндея повязали и потащили к реке. Новый жрец посмотрел на Карпина, когда того тащили мимо него. Тихон кивнул. Если не укрепить власть сначала, могут быть эксцессы. Пусть идёт в изгнание к другим и пудрит им мозги.
   Выкопал прямоугольную ямку метр на два и слоями заливал её субстанцией демонов. Костёр запалил рядом. Получилось пять матрасов. Старого жреца толкнули в реку. Он помахал руками, но небольшое бурление и всплыла только голова. Причём отдельно от тела. Течение устроило ей медленное дефиле перед всем племенем.
   Только после этого к Тихону пришло в голову, что неплохо бы чем-нибудь загородить промежутки между идолами. Сделать укрытие, чтобы другие не видели, что они поделывают. Неразделанным остался демон, который висел на истукане. Карпин отрезал брюшко и начал выдавливать из него субстанцию как обычную монтажную пену. Обошел по кругу несколько раз от столба к столбу. Начинал с земли, а субстанция закончилась на уровне груди. Уже хорошо.
  
   Капище племени было небольшим овалом. Шесть на девять. Между двух ближайших столбов, он основательно подымил. После вдоль одного из этих столбов обрезал эту субстанцию. Так получилась дверь. Обрубил прозрачные крылья. Они оказались самой прочной конструкцией в теле демонов. Не бились, не кололись, а пробивались только пулей. Так, с четырёх сторон, появились окна. Он очистил все брюшки от липкой субстанции. Приклеил окна и сверху. Так что ограждение было уже выше его роста.
   Брюшки демонов были покрыты мелким плотным пухом, приятным на ощупь. Он обдымил их изнутри и свернул. Получились обалденные подушки. В этом элементе ИКЕЯ была уже не соперник. Получилось пять матрасов и шесть подушек. После этого занялся кровлей. Спилил лопаткой, у неё сбоку были зубцы для пилки дров, острые вершины истуканов. Вырубил в их макушках углубления и соединил все вершины сухими стволами деревьев, выдернутых из ограды.
   У ножек демонов отрубил когти. Когти были длинные, прямые, но скручивались по оси. Их он отдал вождю для наконечников копий. Из грудины демонов выходили четыре ножки. Можно было, из-за нескольких сочленений, как в конструкторе, менять длину, высоту, ширину. Грудин было шесть. Расставил их равномерно. Если покрыть их чем-нибудь сверху, получилась бы двускатная крыша. Скат, со стороны стойбища, почти полностью накрыли прозрачные крылья. Внутри было бы светло. Вторую половину Тихон собрался накрыть выделанной шкурой крокодила. Как раз хватало, если её растянуть на колышках.
   Тихон подозвал вождя и объяснил, что хочет, чтобы всё было крепко примотано друг к другу и никаким ветром, крышу не сдуло. Тот понял жесты и поставил задачу хлипкому подростку.
   Женщины племени, под руководством Риты, отдирали мясо от шкуры крокодила. Санёк учил нового шамана-жреца, жарить шашлыки. Марго занималась более полезным трудом. Показывала, как коптить мясо. Откуда она это знала, она и сама не знала, но рулила.
   Карпина удивило то, что останков демонов на поляне не осталось. Как кошка языком слизала! Когда увидел жующих свиней, сразу всё понял. Значит и трупы серых они же сожрали. Санёк не ошибся, действительно биороботы! Свиньи - санитары общества!
  
   Подошёл вождь и начал что-то объяснять. С тех пор, как Санёк объявился в его жизни, Тихон нервничал. Вида только не показывал. Как ответить вождю, если ни слова не понимаешь? А тот считал, что его внимательно слушают и понимают. Это всё равно, когда он кивнул, начёт старого жреца. Думал, что его изгоняют, а того на обед отправили. Хотя, чего его жалеть? Тот наверняка и сам немало других людей отправил в страну грёз! Даже предыдущего вождя! Племя маленькое и иметь скрытого врага - глупость. По-тихому пакостить будет, а валить их на других. Новый жрец сразу это понял и ошибки в этом не совершил.
   Тихон машинально засунул руку в карман и начал крутить цилиндр. Эти движения его как-то успокаивали. Кто-то крутит яйца через карман, а кто-то цилиндр в кармане. При этом, какие-то мысли вождя в его голове становились понятными. Он подозрительно посмотрел на вождя. Тот замолчал.
   "Говори!" Мысленно приказал Карпин. Тот заговорил. Так это что? Всё дело в цилиндре? Проверил. Да! А он-то боялся, что тот как-то сработает... Правильно боялся. Тогда он послал вождю такую мысль: А, скажи мне вождь, зачем вы ноги пихали в эту хрень?
   - Так и вы тоже. Значит знаете зачем! Недаром же вы очередные посланцы Создателя!
   - Хотел бы сравнить наши мнения!
   - Отец отца, моего отца, отца того отца, отца того-того отца, когда охотился на бо-бо...
   - А кто это бо-бо?
   - Бо-бо - это большой бо! Не отвлекай. Так вот, отец отца...
   - Это я уже знаю, что не так с бо-бо?
   - Тот ускользнул от отца моего...
   - Это я знаю, дальше!
   - Оте...
   - Давай без отцов! Я бесконечно уважаю твоих предков, но мы сейчас не на собрании племени...
   - Тогда я буду называть их они-они, или как ты - предки! Твоё слово мне больше нравится. Более точное и понятное объяснение. Те, кто был перед нами! Так вот, предок встретил ог-бо, который отбивался от стаи этих пук!
   - Это как сейчас?
   - Нет, тех было два!
   - Стая - это два?
   - Всё, что больше одного - это стая. Больше трёх - семья. Три семьи - это племя!
   - С пуками понятно, а ог-бо?
   - Ог-бо - это огромный бо!
   - Понятно, а дальше!
   - Битву сложно рассказывать, давай покажу!
   - Потом, на собрании и всем! У тебя славные предки, значит и ты будешь славным и героическим вождём. Создатель в тебе не ошибся! Так чем дело закончилось?
   - Они победили! Ог-бо разорвал побеждённого им пука и испачкался в этой слюне. Мой предок, глядя на него сделал тоже, но потом!
   - Как это?
   - Когда показывал схватку ог-бо с пуком! Подул ветер и дым костра попал на предка и оказалось, что это можно снимать, а не отдирать с собственной кожей! Он стал великим охотником. Эта засохшая слюна лучше любой шкуры! Мы до сих пор ходим в ней на охоту или битву! Её не проткнуть копьем, нельзя прокусить. Она не изнашивается. Мы имеем право на одного из этих пуков!
   - И это правда! Вы сражались, и взяли часть своей добычи!
   - Вы тоже поступили по понятиям, забрав свою, а что делать с как-кар, как вы называете его?
   - Мясо - ваше. Шкура и голова наша. Их надо так приготовить и накрыть сверху наш штаб, ну вот здесь! - Тихон показал.
   - Это правильно! Пусть все издали видят наш тотем и приходят с дарами! - Согласился вождь.
   - Хотелось бы посмотреть реликвии оставшиеся от ваших предков!
   - Их носит мой старший брат! - Гордо произнёс вождь. - Он лучший охотник и он должен быть бы вождём!
   - Отдай ему свои полномочия!
   - Он не возьмёт - собирается в страну грёз!
   - Срочно тащите его сюда и горячий горшок воды! Я хочу с ним повидаться, перед его уходом!
  
   Принесли. На бедре был нарыв. Из грязной дырки сочился гной, да и всё остальное тело гигиеной не блистало. Горшок, хоть и закопченный, был качественный и явно сделан в другом месте. Вместе с ним принесли и глубокую плошку. Она была похожа толи на широкую чашку, толи на глубокое блюдце.
  
   Карпин достал из рюкзака оранжевую аптечку. Насыпал в плошку порошка, в порошок - капель, из фляжки спирта, размешал и добавил кипятка. Попросил, чтобы влили раненому в рот. Намочил тряпку горячей водой и смыл всю грязь от паха до колена. Оказывается, кожа была темной из-за грязи. А уж как вонял! Разве можно с такой вонью на кого-то охотиться?
   Достал ватные тампоны, смочил спиртом и протёр ими скальпель и руки, нарыв и кожу вокруг него. Надрезал и начал выдавливать гной. Больной пытался дергаться, но сил у вождя и жреца было больше. После этого Тихон омыл рану горячей водой, а потом обработал перекисью водорода. Дал просохнуть ране и пинцетом вытащил коготь. Сначала он его даже и не заметил. Он был плоский и прямой и, своей листовидностью, был похож на маленький наконечник стрелы. Он влил ещё перекиси. Пена была уже чистая. Засыпал рану порошком. Дал ему впитаться. Заложил ватный тампон со смесью трав, обмазал вокруг раны йодом и стянул рану лейкопластырем. Помыл и протёр скальпель, руки.
   - Что это? - Спросил Карпин вождя, подавая коготь. Вождь пожал плечами.
   - Тогда где?
   - Все провожали старого вождя в страну грёз, поворачиваемся, а он лежит около забора стонет и ничего сказать не может. Шаман сказал, что займётся им потом, после проводов и остального. Затем вы объявились, пуки налетели.
   - Это же не их коготь?
   - У них закрученные. И мы с ними давно, только при предках, а до сегодняшнего дня, не сталкивались. Он вон там лежал.
   Тихон достал бинокль и начал осматривать дерево, рядом с которым нашли раненого. Дерево как дерево. Похоже на столетний дуб. Значит древесина плотная. Листва густая. Но вот что за белесые проблески среди листвы? Но тут, сквозь облака пробился луч солнца.
   Как всё дерево заблистало! Как хрустальная люстра!
   "Во! - Подумал Карпин. - У нас хрусталь из песка со свинцом делают, а у них на дереве растёт!"
   Он и сам не поверил своим размышлениям. В других мирах и куртки для папы Карло на деревьях вырастают, но в этом, так похожем на Землю? Он повернулся и, вслед за лучом, посмотрел на капище, почти переоборудованное в небольшое бунгало. От крыши, от игры шёл такой ореол прозрачных цветов! Никакой алмаз или радуга такой яркости никогда бы не смогли создать!
   Это же рой молодых пуков! Вот почему на них напали большие пуки! Их молодёжь ещё сама не способна добыть для себя пропитание. Висели бы мы укутанными их саваном по деревьям. Молодые пуки спокойно бы пережили испепеляющую губительную жару, которая должна наступить уже скоро, пожирая нас.
   Рубиться с ними на дереве? Всё равно сунуть нос в рой ос! А если?
  
   Откладывать на время - смерти подобно. Беспокоить племя, когда новая власть ещё не пришла к победе коммунизма? Устроили совещание втроём. Он, вождь и жрец. Им понравился его план. Если сработает... если? На склоне холма выкопали неглубокую яму. Обложили её глиной и накидали в неё углей. Она где подсохла, а где и обожглась. Не обошлось без трещин. Их замазали и снова просушили углями. Сверху положили решётку из сухих деревьев типа ёлок. Концы решётки придавили валунами. С узкого края сделали дыру. Притащили большие корзины, в которых таскали траву для скота с соседних лугов.
   Племя повеселело. Еды было много, враг был повержен. Тех, кто поел, отводили в сторону, где Карпин, ставил задачу, вождь вручал инструмент, а жрец благославлял. Три десятка человек и мужчин и женщин заняли свои места. Этакий конвейер.
   - Ты чего задумал? - Опёрлась на его плечо Рита.
   Он ей показал, рассказал и попросил контролировать ситуацию, но в дело не лезть, особенно Санька не пускать. Вернее не самого Санька, а его неуёмную, но искреннюю и честную помощь, которая становилась если не дурью, то глупостью.
   Охотники разобрали сухостой около дерева. Подрубили корни с разных сторон так, что если дерево будет падать, то в нужную сторону. На всякий случай из загонов, скот перегнали подальше.
   Принесли охапки сухой травы, щепок, засохших листьев, мелких веток. Вождь принёс тлеющие угли, шаман сказал краткую речь и торжественно раздул пламя. Дым стал подниматься вверх по стволу. Потом загорелась его кора. Ну как загорелась? Больше воняла и дымилась! Вот тут-то и начался звездопад. Падающих пуков ловили корзинами и несли к яме. Там им обрубали пальцы, а их бросали в яму. Крылья торчали в стороны, они цеплялись друг за друга и отползали подальше, потому что им на спину падал очередной собрат.
   Марго считала добычу, Санёк таскал плоские камни с берега реки в бунгало, а Рита их укладывала на землю. Приходилось под камнями выдалбливать ямки, чтобы придать более-менее ровную поверхность. Рита еле удержала Воробьина от участия в сборе местной падали. Пригрозила что, если пол в бунгало к ночи закончен не будет, ночевать тому на улице. Санёк постарался. Даже успел поучаствовать в церемонии обрушения дерева.
   Корни у дерева были мощные. Оно долго и медленно кренилось, в конце концов нижние огромные верви упёрлись в землю, и оно осталось лежать под таким углом.
   То, что Тихону показалось белесым среди листвы, были жертвы, или еда пуков. Несколько козлят, поросёнок и два ребёнка.
   Марго насчитала тридцать семь штук. Поваленное дерево тщательно обыскали и нашли ещё четырёх спрятавшихся. Наступило время заготовки угля. Твердая древесина горела медленно, слои угля сбивали, тушили водой и несли в кучу, которую создали недалеко от ямы с молодыми пуками.
   Дым заволок всю поляну. Поэтому все толпились на холме. Из землянок вынесли младенцев и больных и раненых. Рите пришлось ими заняться. Тут и объявился ворон. Он опустился на плечо Карпина и они начали непринуждённо беседовать. Это так поразило племя, что все замолчали. Они смотрели на черного ворона даже не с опаской, а со страхом. Получается, что они никогда не видели птиц? Их что вообще здесь нет?
  
   - Я нашёл их логово! - Сообщил ворон. - Они куда-то упорхнули, а я не смог проследить!
   - Почему?
   - Влип я! В их паутину! Её сильно дергать нельзя этот...
   - Пук! - Подсказал Тихон.
   ... пук! Дежурный пук. Быстро оказывается на месте. Пришлось медленно, в такт подрагивания паутины, куском ветки перепиливать нить. Вот! - Он поднял лапу. На ней ещё болтался обрывок паутины. - Он уже приготовился меня упаковать, но я, в последний момент, успел удрать. У нас они такими не вырастают. Так эти ещё и с крыльями.
   - Вот такими? - Показал Карпин на крышу.
   - Они уже и у вас побывали?
   - Мы только что закончили сбор колорадских жуков! Видишь решётка лежит. Полюбуйся!
   - Они ядовитые?
   - А ты их жрать собрался?
   - А почему бы?
   - У меня есть идея получше!
   - Зачем их уничтожать, если можно сожрать?
   - Зачем их жрать, если можно разводить! Полезные свойства очень коммерческие!
   - А кому задвинуть?
   - Надо искать! Вот тебе и задание. Сначала отведёшь нас к их логову, а потом ищешь потребителей. Половина дохода твоя! Ни у одного дилера никогда таких условий не было!
   - Да мне надо всего-навсего горсть еды!
   - Я принимаю твои условия!
   - Вот хитрец... подожди, а мы что опять в раю если говорим?
   - Вот через эту штуку. - Достал Тихон цилиндр.
  
   8.
   - Знаешь Саш, хотел тебе поручить ответственное дело, с которым сам не могу справится, но не знаю, как ты к этому отнесешься!
   - Да ладно прикалывать! Что я не знаю твоего отношения ко мне? Принеси, подай, вскопай!
   - Те не прав и не знаешь моего отношения к тебе, но знаешь, что такое металлургия.
   - Это правда.
   - Для чего ты думаешь мы готовим этот уголь?
   - На угле лучше жарить.
   - Я не про еду! Сказал же - производство железа!
   - Что-то я здесь его и не заметил.
   - А под навесом, у реки куча бурого порошка?
   - Чего ты меня?
   - Окись железа. Её надо обжечь, оно превратится в железо. Железо рыхлое с пеплом, шлаком и другой хернёй, но железо. По нему надо стучать чтобы отделить железо от всего остального.
   - Я что раб, чтобы ещё и стучать?
   - Значит девчонки ошиблись в тебе, когда сказали, что ты сможешь организовать и проконтролировать этот процесс. Ладно, поручу Марго.
   - Да я не отказывался, раз организовать и контролировать, и... у меня же в планшете история всех технологий человечества! Я на уроках эти сведения использовал!
   - Считай, что ты первый изобретатель здесь! Начни с колеса, но только в свободное от основной работы, время!
   - А я-то думал, что здесь не хватает? Точно! Колеса! - Он бросился к рюкзаку и достал семидюймовый планшетик. - Он разрядился, так что не смогу я...
   - Сможешь! - Карпин протянул ему солнечную батарею. - Я её использую для зарядки своих фонариков.
  
   Когда все собрались в бунгало и расселись на матрасах, подсунули подушки под усталые спины, показалось, что жизнь начала налаживаться.
   - Пора уже принять пищу! - Предложил Тихон, раскидывая стол-самобранку. - Потрудились мы сегодня на славу, хотя день ещё не закончен.
   Карпин ещё не знал, что ночь настолько коротка, что её, попросту, не замечают. Два солнца, как вам? Он, без особой надежды на успех, принялся колдовать над поверхностью. К его удивлению, сработало. Путём его высокой умственной концентрации получили: два лаваша толстых, три тонких. Гора гречневой каши пропитанной сливочным маслом, на огромной тарелке. Ведёрко квашенной капусты как из "Пятёрочки", шмат сала как бы с рынка, варёные сардельки в горшке и жбан неизвестного сорта пива.
   - Да, Карпин! - Сказала Рита, попробовав кашу, - Твои кулинарные способности улучшаются с каждым разом. Не зря я тебя в мужья наметила!
   Все, в том числе и Тихон, засмеялись.
   - Я бы сейчас щишек намяла, сколько не пробовала сама сделать - не получались! - И тут же перед Ритой возник горшочек с щами. - Это ты мне?
   - Это ты сама себе! - Засмеялся Тихон и достал свою ложку.
   - А я, уже шашлыка поел, тогда я сразу с пива начну! - Протянул руки к жбану Шурик.
   - Здесь нет шашлыка!
   - А я каркадильева! Я показывал шаману как его делать, пришлось первым пробовать. Жаль, что специй нет! - Он начал вливать в котелок Марго пива.
   - Это нам с тобой! - Объяснил он ошеломлённой Марго и начал отпивать мощными глотками.
   - Оказывается этот стол, олл инклюзив! - Сообщила Рита, попробовав щи. - Моего собственного изготовления. Или я такая голодная, или повар моё желание поправил.
  
   Хорошо, что под рукой есть проверенные тысячелетиями знания. Карпин представлял, как примерно что-то создавать, а Воробьин методично выполнял описания из своей энциклопедии.
   Два охотника, отданные ему в подчинение, оказались толковыми ребятами. Он их, незаметно для всех, начал подкармливать с общего стола. Что интересно, на столе ничего оставлять было нельзя. Как только пища заканчивалась - всё исчезало. Если люди уходили - тоже. Опытным путём установили, что можно тырить. Ну какой русский человек без тырева? Тем более стол общий. Халяву никто в мире не может отменить! Каждый обзавёлся собственной посудой и любимым меню. Действительно, всё включено. Необязательно ждать всех. Захотел поесть - пришёл к столу. Он тебе бац! Всё что хочешь!
  
   Дела хватало всем. Карпин учил биться на копьях, мечах, делать луки и стрелы. Также все в племени, от мала до велика, проходили обучению метания камней пращами. Рита занималась гигиеной. Санёк, в своей энциклопедии вычитал как из золы варить щёлок. Заставила вырыть выгребные ямы и все нужности справлять там, мыть руки, стирать одежду и даже мыться. Проблемы была с водой, даже к мелководью, без особой нужды не подходили. А воды из родника, уже на всех не хватало. Вот они плоды цивилизации! Сразу огромное потребление ресурсов!
   Марго же, нашла заросли растения похожего на лён, даже не на лён, а крапиву, потому что свежая отставляла на руках ожоги. А прошлогодняя - засохшая, после тряпления, которое состояло из нескольких операций, преобразовывалась в нить или верёвку, да и просто в паклю. Процесс был долгим. Положение спасали два серпа. Уж больно было муторно рвать руками. Серпы ковали лично под присмотром Карпина. Оказывается, у его бабушки, в деревне был такой и она, учила его, по малолетству! Заготовка кормов для скота выросла неимоверно! С их появлением, женщины не захотели рвать траву руками, а требовали у вождя серпов. Каждой женщине по серпу!
   Вождю с шаманом, а значит и Тихону с Сашей пришлось временно отказаться от производства вооружений и переключиться на сельское хозяйство. А сколько металла ушло на оборудование кузни необходимым инструментом? Ржавая кучка быстро закончилась.
   Санёк ходил гоголем! Ещё бы! Он самолично изготовил сначала веретено, потом прялку и наконец, ткацкий стан. Кривоватый, но тем не менее действующий. Общество поднималось на небывалую технологическую высоту! Наконец начали ковать оружие. Наконечники стрел, копий, лезвия ножей и топоров. Начали с топоров, причём им придавали и боевые функции.
   Наконец войско для похода было готово.
  
   9.
   Железных топоров было два. Их, как и везде, для авторитета своей власти, взяли вождь и шаман. Единственное копьё с железным наконечником было отдано старшему брату вождя. Это было справедливо - он был самый лучший. У всех остальных, даже у вождя с шаманом наконечники были из когтей взрослых пуков. Два лука, после длительного отбора, получили лучшие стрелки. У каждого было по две стрелы с железным наконечником, но разрешить их использовать, мог только Карпин. Остальные наконечники стрел из когтей маленьких пуков. Самым сильным - троим было выдано по мечу, или сабле. Вождь с шаманом и их хотели взять себе, но Карпин предоставил им на выбор только один вид оружия. Топоры выглядели внушительнее.
   Мечи же - расплющенные железные стержни разной длины, кривоваты, разной толщины. Времени не было ждать, лучше потом переделать. Тыловые службы составляли тринадцать человек. Это те, кто нёс еду, лианы для использования в качестве верёвок, пустые корзины для добычи. Командиру тыловиков и его заму было выдано по железному ножу, у остальных были из камня. Зато у них всех были дубинки. Дубинки были сделаны из корневищ и веток поваленного дерева. Поэтому они были разных размеров и конфигураций.
   Перед тем, как выйти за территорию стойбища, хотели провести молебен, во славу победы. Шаман запротивился присутствию ворона на плече Карпина.
   - Ты что не знаешь, что этот черный, летящий с неба листок - вестник смерти? - Эмоциональным вскриком ответил он на вопрос Карпина.
   - Это не так! Он тоже посланец Создателя, как и я! Всё зависит на чьей он стороне! Если на нашей, значит он вестник смерти для наших врагов! Вот почему мы не стали приносить жертвы перед походом нашему Создателю! Тем более мы уже принесли в жертву покровителя нашего племени! - Показал он на распятую на крыше бунгало шкуру крокодила. Если не знать, что это шкура, то он казался просто огромным. - Это последняя жертва и навсегда! Принося других в жертву, вы умаляете его жертву! Он специально принёс себя в жертву, чтобы мы отбили налёт пуков! Слава кар-кар!
   Нестройный хор столпившихся на поляне, прокричал этот клич. До Кар-кар они упростили сложное название, навязанное пришельцами - крокодил.
  
   Хотя все местные предлагали принести жертвы и узнать исход похода, а значит и битвы, но приносить жертвы они хотели по любому поводу. Мало того, что уменьшалось поголовье и так немногочисленного стада, так ведь и деяние переносилось на следующий день. Создателю доставалось немного, всё остальное пожирали его почитатели. На следующий день могла испортиться погода, кто-то заболеть от несварения и тогда надо было переносить мероприятие или приносить новые жертвы. Делом заниматься мало кто хотел.
   - Я хочу пойти с вами! - Твёрдо заявил Санёк. - Руда закончилась, кузнецы тоже рвутся в бой!
   - А кто останется на хозяйстве? Кто будет охранять наш маленький город? Кому можно поручить? Пойми одно Создатель - это не кто-то и не где-то там! Здесь ты - Создатель! Не я, не вождь, а ты! Они так тебя за твоей спиной называют. Ты глядишь в руку, они же не знают, что такое планшет! Ты рисуешь на песке, а потом это появляется наяву! Ты даже не просто Создатель, ты выше того, ты - Учитель! Ведь не только сам создаёшь, но и учишь созвать их! Если ты пойдешь с нами, они будут сражаться с оглядкой на тебя, а то и вообще охранять! Хочешь нам битву провалить?
   - Надо же, я не знал!
   - Продолжай и дальше не знать! Пойдём! - Он подвёл Санька к кузне.
  
   Кузня изображала из себя плетень, поставленный углом и обмазанный глиной. Крышу составлял такой же треугольник. Карпин подпрыгнул и достал с крыши комок засохшей глины.
   - Узнаёшь? - Протянул он комок Саньку.
   - Какой-то ихний божок! - Повертел шар в буграх тот.
   - А вот это видишь? - Карпин стал поворачивать комок и объяснять углубления и выступы на нём.
   - Действительно я! А почему?
   - Если худой, значит плохо питается, а плохо питается, значит ничего добыть не может. А ты можешь всё. Я вчера его здесь обнаружил, пока ждал тебя! - Карпин не сказал главного.
   Найдя этот непросохший кусок глины, которой постоянно обмазывали печь, от нечего делать, нанес палочкой несколько углублений. Хотел изобразить покемона, чтобы подарить кому-то из детей, а потом положил на крышу для просушки. Теперь у несостоявшегося покемона было имя - Са! Так в племени все звали Санька. У настоящих богов не бывает же длинных имён? Египтяне звали богов Ра, Шу, шумеры - Ан (отец всех богов), хетты - Ма, китайцы - Юй, Ди, Фу, Си, а здесь - Са! Получается, что чем древней бог, тем меньше в его имени букв!
   - Чтобы не бездельничать, узнай где они добывают руду. Раз твои парни рвутся в бой, пусть её копают, таскаю, перетирают. Чтобы с корзинами не мучатся, расчистите туда дорогу, выровняйте её и тачки сделай. Тогда всех на это ставь. Марго с её ткачами... Надеюсь на тебя!
  
   Отряд построился согласно боевого порядка похода. В авангарде шёл брат вождя и один обладатель сабли. Ещё по два человека были в боевом охранении. Лучники и тыловики шли в середине. Замыкал колонну, в арьергарде вождь с ещё двумя воинами. Вождь считал стыдным идти последним, но Тихон убедил его.
   - А если они нападут сзади? Кто подаст боевой клич? К кому первому на помощь придут? Если спереди пойдешь, тебя могут вывести из строя. Мы не на параде! Там только командир идёт впереди отряда! Наша задача, добраться до их логова незаметно.
   - А что такое парад?
   - Потом скажу, сейчас это не нужно.
   - Может ты сзади? Ты же самый-самый! Без тебя, посланца Создателя, что мы можем?
   - Ты прав, но есть один нюанс. Ворон будет показывать дорогу. Кто из вас его поймёт?
   - Тогда пошли! Мы будем топать как ог-бо и петь песню его битвы с пуками!
   - Нет. Никакого топанья, песен. Война - это охота в которой и враг на тебя охотится.
   Во время всего этого разговора Тихон постоянно оглядывался. Когда увидел Риту, замахал ей рукой. Она подошла.
   - Ну и где ты болтаешься? - Высказал претензию Тихон.
   - Решил проститься с любимой женщиной?
   - Ты прикрываешь мою спину. Мы же решили работать парами! - Протянул он кобуру с ГШ-18. - Специально для тебя сшили, чтобы носить на груди.
   - Какая честь! А раньше сказать не мог?
   - В армии не принято постоянно напоминать об неотменённых обязанностях. Ты лучше всех, привыкла работать в команде. Может Марго, со временем, станет и лучше тебя, но ещё мало что понимает, наивная, много будет вопросов задавать, а Санёк, - это Санёк.
   - Ему не нравится, что ты его всё время Саньком кличешь!
   - Не всегда! С тех пор как мы познакомились, он очень изменился! Вставай за спину и пошли, видишь ворон крыльями машет!
   - Ты бы объяснил, как из него стрелять!
   - На привале! Сейчас некогда!
  
   10.
   Небольшая колонна втянулась в лес. Шли по тропе охотников, но вот ворон полетел от неё в сторону. Тихон поднял руку. Все остановились. Рита, от неожиданности, натолкнулась на его спину. Он опустил руку вниз. Все присели, а Рита осталась стоять.
   - Сядь! - Тихо приказал он. Она присела на корточки.
   - Рита! Прикрывать мою спину - на значит закрывать её. Иди после лучников и с этого расстояния контролируй обстановку. Издали же видно больше! Отслеживай потенциальные опасности для меня. Например, ты заметила кого-то, кто прячется в кустах, а кто-то метнул в него копьё через меня. Тогда надо дать команду "Тихон сзади!" или "Тихон спереди". А вот, если, кто-то окажется за моей спиной и не лицом к тебе, стреляй! Не убьешь, так вспугнешь. Иди не напрягаясь, как на прогулке, иначе быстро устанешь. Тогда тебя придётся нести или ждать, когда отдохнёшь. Вон посмотри! Все присели, но каждый занимает определённую позицию. Лучники смотрят за небом. Другие на вершины деревьев, третьи за низкими кустами. Никто просто так тупо не сидит. Вон иди рядом с шаманом и нож убери в ножны. - То, что он называл ножом, был небольшой спецназовский ножик. - Сейчас он тебе не нужен. Выдерни пистолет. Неправильно. Вот так! Давишь на это рычажок, направляешь пистолет в сторону... держи лучше двумя руками, курок, свободный ход, упор, после этого, что как обычно?
   - На задержке дыхания!
   - Правильно. Главное, чтобы ствол не гулял, как ты помаду по губам размазываешь. Ровненько стоял. Всё!
   Он поднял руку. Все встали и пошли в сторону, куда улетел ворон. Шли долго. Вышли на поляну. Ворон сидел на нижней ветке дерева. У этого дерева листья были в разной степени скрученности, самые старые были если не как иголки, то как шило. Здесь остановились на отдых. Вождь расставил охрану по периметру, а всё охранение пришло в этот временный лагерь. Ворон каркнул. Шаман осмотрел это дерево.
   Чтобы убрать напряжённость в их взаимоотношениях, Тихон заставил их сотрудничать вне похода, на остановках и биваках. Шаман отвечал за порядок вне передвижения и боя, то есть в лагере. Несколько человек расставили корзины у корней дерева, и половина из них полезла на него. Послышались удары дубинками. С дерева посыпались маленькие пуки. Им сразу отрубали башку и плотно упаковывали в корзины. Потом упало несколько, упакованных в их слюну, захваченных животных. Они были подвешены на ветках. Всю добычу отнесли в кусты и накрыли травой. Попили воды и пожевали корешки какого-то растения, после чего снова двинулись в путь. Теперь ворон повернул налево. Русло высохшего ручья сильно заросло травой, зато рядом не было деревьев.
  
   Облака, которые закрывали небо с момента появления Тихона, окончательно очистили небосвод. Цвет атмосферы несколько отличался от земной. Зеленоватого типа - цвета балтийской волны. Заходящее солнце уже коснулось горизонта. Остановились. Что всё войско очень эмоционально обсуждало. Тихон не понял, да и особо не лез в этот разговор. Понятно, что ещё не ЧП, но где-то рядом. Столпились. Бери всех голыми руками. Приняли решение и побежали в другую сторону. Ворон, как и бегущий Тихон, тоже ничего не понял, но полетел вслед за всеми. Забежали в чахлую рощу, но с сильной молодой порослью пяти-шести метров высоты. Все покидали поклажу, оружие в одну кучу. Люди полезли на тонкие молодые деревца, гнущиеся под их тяжестью. Тот хаос, который с интересом наблюдало только трое: Рита, Тихон и ворон, сидевший на его рюкзаке, оказался хорошо спланированной работой. Это был достаточно ровный круг. Вершины этих деревьев стянули гибкой лианой. Получился полупрозрачный шатёр. Все, что оказалось внутри него - вырубили. Всё что вырубили накидали поверх шатра и переплели его. Все заползли в него и уселись как можно ближе к центру. Сели и закрыли глаза. Многие сразу заснули. Для Риты и Тихона специально было оставлено место в центре. На вопросительный взгляд вождь зашептал то ли молитвы, то ли пояснения действиям его племени.
   Раз маленькое солнце, которое у них называлось бог Ма, садится за горизонт, то скоро наступит кромешная тьма. В это время надо молиться. Через миг появляется большое солнце. Это был бог возмездия всем нерадивым и богохульникам - А!
   Если на Ма можно было смотреть, просить, приносить жертвы, в общем, как-то общаться, то с А такие вещи не проходят. Если посмотришь - ослепнешь, будешь раздетым перед ним - покроешься пузырями и будешь мучиться. Будешь стоять -... и так далее. Сплошные запреты. В убежище втиснулась стайка ма-бо. Они попадали прямо под ноги людей, но на это никто не обратил внимание. Даже, если ты очень голоден, пища сама к тебе пришла, в присутствии А это делать нельзя. Кто даже скажет, того А накажет!
   Тихон предупредил и Риту и ворона, те послушно закрыли глаза. Вот, скорее из-за этого, здесь и птиц-то нет!
   А вот и лучи страшного А забегали по шатру, пытаясь проникнуть сквозь его тень. Тихон, покопавшись в рюкзаке, достал зелёные очки. В отличие от обычных, солнечных, они были с антибликовым покрытием и снабжены уплотнениями для глаз. Это были альпинистские очки. Военные их использовали чтобы стрелять против солнца или яркого света. В горах это было очень важно.
  
   Карпин выставил палец под луч солнца и начал про себя считать. Палец начал краснеть через несколько минут. Надел очки. Взгляд поднимал медленно, используя разные углы освещения. И вот прямой луч. Ультрафиолет сильнее и жёстче чем в горах, но постоянно смотреть на А необязательно. Есть о чём задуматься и как это использовать!
   Проснулся под громкое шуршание, хлопок и яркий свет ударил в глаза привыкшим к полумраку. Карпин открыл глаза. Он, сидя, спал в обнимку с Ритой. Лиану развязали, деревья выпрямились. Уходящий свет А, почти что скрывшегося за горизонтом, шарил по небу.
   В этот раз поели основательнее. Кроме корешков, листьев ещё и копчёным мясом. Тихон и Рита ели своё - стыренное со стола-самобранки. В малом количестве, но суперкалорийное. Нельзя было опускать свой как бы божественный статус до простых людей. Они закидывали небольшие шарики в рот и медленно жевали. Ворон тоже подкрепился этим. Также он сообщил, что все окрестные леса заполнены гнёздами пуков. Это означало, что живности в лесах практически не осталось. Они шли громить ближайшее к лагерю гнездо, но таких гнёзд, только в пределах видимости ворона, тот насчитал шесть. Зачем тратить силы, время и здоровье охотников если добыча в лесах отсутствует? Кругом висят белые сумки пуков.
   Это катастрофа. Для того чтобы маленькому племени выжить необходимо найти другой пищевой ресурс. Кроме реки брать негде. А там такая нечисть водится! Карпин шёл в тяжёлых раздумьях. Попали сюда если не навсегда, то надолго. Стол-самобранка всех не прокормит. По дороге ещё разгромили четыре новобразованных логова пуков.
  
   Это-же логово было каким-то фантастическим. Полотна паутины опускались с вершин деревьев, до самых корней. Логово было прикрыто паутиной даже сверху. Оно рассеивало солнечные лучи, но пропускало свет и создавало легкую тень. По периметру располагались сторожа. Они были неподвижны и их можно было принять за засохшие растения. Обширная поляна была поделена на сектора. Высохшая трава была притоптана. С краю, в отдельном загоне, находились чёрные шары разных размеров.
   - Пупыры! - Догадался Тихон и пояснил Рите. - Вот их рай! Скорее всего пупыр, с которым я столкнулся в раю, это яйца пуков, они разумные, а пуки - нет. Интересная метаморфоза.
   Как понял Карпин пуки реагируют на движение, свет, а на запах и цвет -нет.
   Чем хороши оказались скрученные ногти пуков, которые стали использовать как наконечники для стрел? В них напихали сушёного мха, вперемешку с какими-то семенами. Щелчок зажигалки позволил запалить небольшой факел, от которого подожгли и мох на стрелах. Стрела за стрелой взмывали в небо. В полёте мох раздувался или затухал. Но и того, что достигло паутины было достаточно. Паутина дергалась, сторожа, подёргивая крыльями, бросались на это движение. Паутина тлела у них под конечностями, они падали на землю. Некоторые на спину, растопырив крылья. Обратно перевернуться они не могли. Они только беспомощно шевелили конечностями.
   Видя такую лёгкую победу, вождь хотел броситься в атаку, добить поверженного врага и захватить трофеи. Сторожей была чуть ли не дюжина, стояли только четверо, остальные беспомощно валялись. Тихон остановил первый порыв и был прав. Один пупыр стал надуваться. Когда он достиг размера чуть ли не три метра в поперечнике, начал пожирать своих мелких собратьев, а потом взорвался. Острые клювы пупыров разлетелись по всей поляне, вонзаясь во всё чего они касались. Вождь заторможено смотрел на это явление. Он даже потрогал себя за грудь - не вонзилось ли и в него!
   Теперь на Тихона посмотрел и шаман, но команды снова не было. Вроде умные люди и должны понимать, что Тихон без знака ворона команды не даст. На горизонте появился восходящий Ма. Ворон резко поднялся в воздух и сделал кульбит, также резко упал вниз. Тихон махнул рукой. Тыловая команда, держа корзины, набитые сушняком, побежала вокруг поляны. Они высыпали топливо и вытрясали на него из горшочка тлеющий уголь. Раздували до пламени и также бегом возвращались в строй. Хватали дубинки, а корзины использовали как щит.
   В воздухе царило что-то невероятное. Толи нападение фашистской авиации 22 июня, толи бомбардировка Гамбурга союзниками. Если смотреть вдаль, то это грозовой шторм, ну, или нашествие саранчи. Все спрятались за кустами. Первыми над поляной оказались самые большие и мощные. Их было несколько десятков. Какая тут атака на имперских дронов, ноги бы унести незаметно!
   Их быстрота, количество, собственная тяжесть, а от этого неповоротливость сыграли с ними злую шутку. Костры разгорались всё сильнее и сильнее, дыма становилось всё больше и больше, а тут и сильным пламенем полыхнула трава на поляне. Дым поднимался столбом, но, как только выходил за пределы вершин, темной пеленой расстилался по окружающему лесу. Какие физиологические процессы происходили внутри пуков непонятно, может задыхались или слипалось внутри от воздействия тепла и дыма, но все они сыпались на поляну полуживыми или уже дохлыми. Потом подлетели особи поменьше, но тоже немаленькие. Они кружили над поляной, садились на вершины деревьев и осыпались как жёлуди. Подлетевшей мелкоте уже не хватило сил развернуться и отлететь в безопасную зону.
   - Ты на это рассчитывал? - Изумилась Рита.
   - Я, вообще-то, такого не предполагал. Рассчитывал, что в дыму нам с ними будет биться легче, ну с теми, кто в лагере был! А ворона просил контролировать ситуацию, вдруг помощь прилетит! А не такая армада!
   Ворон снова взмыл в небо. Тихон засвистел в свисток. Редкая цепь людей вышла на поляну. Оставалось добить тех, кто ещё шевелился. Брат вождя шёл впереди всех. Он мастерски раздавал тычки железным наконечником. Но тут его копьё неожиданно застряло. Он даже опустился на одно колено, пытаясь выдернуть его, но не тут-то было. Наоборот тело начало подниматься с его копьём. Это была огромная особь. В два раза больше охотника. Оно схватилось за древко и попыталось выдернуть его, но согнуло железный наконечник. Охотник беспомощно оглянулся. У него оставался только кремниевый нож. Вождь заметил растерянность брата и крикнул клич. Полетели копья. Большинство отскочило, в том числе и его. Он выхватил топор и рубанул по нижней конечности, топор застрял, но монструозный пук начал заваливаться на бок. У шамана получилось лучше. Он рубанул по другой конечности с растяжкой и отрубил её. Тут подбежали корзищики и дубинками добили упавшего монстра. Тот упал оземь, но средней конечностью зацепил брата вождя, всё ещё стоявшего в растерянности. Там, где тело охотника было прикрыто слоем плотной паутины, оказались только синяки. Его когти не смогли порвать её, но бок и ноги были разодраны до кости. Рита взвизгнула и закрыла глаза, правда неизвестно от чего. Она стояла рядом с ним.
   - Брат! - Обратился тот к вождю угасающим голосом. - Я рад, что участвовал в такой потрясающей охоте! Будет что рассказать в стране грёз!
   Шаман закрыл ему глаза. Выдернул топор из ноги монстра и протянул вождю! Тот снова кинул клич! Охотники недружно отозвались. Хотя всё, что могло сгореть - сгорело, но дым всё ещё застилал поляну.
  
   4. Прости меня мама, прости меня папа,
   Но сын ваш тупая большая лопата!
   С вершины бы слезть, но этот вопрос
   Решить не могу, хоть ростом большой,
   А умом не дорос!
  
   1.
   Потери у отряда были тоже существенны. Из-за отсутствия обуви, несколько человек обожглось и порезало ноги. Пришлось сделать носилки и тащить на себе.
   Тихон и Рита ввалились в бунгало, усталые, грязные, потные и голодные. Санёк с Марго лежали на матрасах и, явно, не ожидали их появления. Санёк испуганно вскочил, а Марго лениво приподнялась на локтях.
   - Чего голубки испугались? - Устало спросила вымотанная Рита. - Развратом занимались?
   - Какой разврат, Ритуля?
   - Да я по твоим лживым глазам вижу! - Тихон уловил в интонации слов Риты иронию, а Санёк перепугался.
   - Да ничего не было! Правда Марго?
   - Ничего такого! - Честно и простодушно ответила та. - Правда крови немного вылилось!
   - Какой крови? - Судя по всему, Рита опытным женским взглядом стразу заметила кровавый развод на своём матрасе. Его, конечно пытались смыть водичкой, но...
   - Когда начал подниматься А...
   - Ты свой корнишон, теперь называешь А?
   - Я имел в виду большое солнце, для местных это самый главный бог, они его называют А! От него надо прятаться! - Запинаясь начал отвечать покрасневший Санёк. - Мы укрылись здесь, она спрашивает, а в чём разница между нами и вами? Пришлось показать!
   - Как это Марго? - Обратилась к ней Рита.
   - Он сказал надо раздеться! Мы разделись, - он показал!
   - Она спросила: А, зачем это так?
   - Он показал!
   - Ну и как тебе это шоу Марго?
   - Не очень-то, я ожидала большего!
   - Большего или большого?
   - Не начинай Рита! - Возмутился Воробьин. - Всё произошло по обоюдному согласию!
   - Как не начинай? - Уже возмутилась Рита. - Да буквально на днях... в моей квартире! Ты стоял на коленях, клялся в любви и предлагал взять деньги!
   - Ты же их взяла!
   - И что?
   - Ты меня ревнуешь?
   - Воробьин ты педофил, развратник и ...
   - Я же с образовательными целями! Ты же её ничему не учишь!
   - А для учёбы ты выбрал мой матрас! Сейчас я тебе башку отстрелю! - Она достала пистолет и направила на Санька.
   Тихон улыбнулся, взял кувшин и вышел наружу - умываться.
   - Почему я педофил? Вон она какая - больше тебя!
   - А возраст зависит не от роста, а от умственного созревания. Она, ещё недавно, вообще, котом была! Забыл? Я же не назвала тебя зоофилом! Я её создала, родила фактически! Она мне как дочь, а ты её обесчестил?
   - Раз так, я на ней женюсь, поэтому прошу у тебя её руки!
   - Иди у Карпина попроси! Местным аборигенам тоже уже предложения сделал?
  
   Тихон вытирался куском пакли, которая служила и мочалкой и полотенцем. Производство ткани было ещё под вопросом! Шурик выполз на коленях. За ним вышла Рита, улыбаясь и подмигивая Тихону. Он принял её игру. Скучно же здесь: ни телика, ни интернета, ни приколиста Жириновского, ни, как бы правильного не Димона, и его визави - Навального!
   - Тихон! Мы вот тут, - Санёк встал на ноги и отряхнулся, - решили, что раз уж надолго здесь, надо как-то узаконить наши отношения. Рита сохнет по тебе, Марго ей как дочь, ну и... у нас с ней будет образцовая семья!
   - А жить вы где будете? - Карпин решил играть строгого отца.
   - Пока с вами, а потом...
   - Потом суп с котом! Или с Марго? Мы с вождём, так Рит? - Та кивнула, не понимая о чём он спросил. - Договорились, что с целью укрепления и взаимопонимания Марго станет его женой, а его дочь - твоей!
   - Какая дочь! Вы что с ума? Они все страшные!
   - Да ладно! Не с лица воду пить! Это просто политика, ничего лишнего!
   - Рита, ты что молчишь? Я же...
   - Ну ты ей понравился... она так и заявила: Хочу только его! Ты же обожаешь малолеток! Ей всего ничего, а они здесь рано замуж выходят! Я, как твоя бывшая, раз ты от меня отказался, считаю, что для тебя это отличная партия!
   - Вы охуели? Это вон тот огрызок...
   - Не оскорбляй дочь вождя! Мы-то всё понимаем, но тот поймёт буквально...
   - Ладно, замолвлю за тебя словечко перед вождём! - Рита наконец убрала пистолет в кобуру.
   - А ты-то кто ему?
   - Я заместитель начальника вооружённых сил племени!
   - А Тихон?
   - Он бог войны!
   - Хорошо! Если договоришься об этом, я тебе заплачу!
   - Чем Санёк? Корнишонами?
   - Не оскорбляй, - долларами!
   - Ничего себе! Дома рублями, а здесь баксами? Кому они здесь нужны, если людям жрать нечего?
   - Откуда они у тебя? - Тихон понял, что Санёк не шутит.
   - Наделал, пока мы в раю были!
   - Как это?
   - У меня с собой были: сотня евро и двадцатка и полтинник баксов. Это всё моё состояние. Я и подумал, вернёмся мы домой, а что дальше? А там же..., если хорошо подумать... Вот я их... Не сразу, конечно...
   - Спалить хочешь на фальшаке?
   - Да я сам теперь не могу найти, с каких я делал! Один в один!
   - Ладно, пошла! - Рита отправилась в сторону землянки вождя.
   - Может умоешься? - Предложил Тихон.
   - Так лучше, а то не узнает!
  
   - На! - Протянул Карпин копьё с согнутым наконечником.
   - В смысле на?
   - Ты теперь наследник лучшего охотника племени, старшего брата вождя, между прочим. Всё, что у него было - всё тебе! Сейчас тащат огромного пука, по высоте с наше бунгало. Мы его выпотрошим и поставим на берегу, чтобы издали было видно.
   - А как с братом-то?
   - Мы, себе наделали одежды из толстой паутины и она закрывает у нас всё, кроме лица. У него - свисает кусками спереди и сзади. Так этот пук, падая, парой когтей зацепил его сбоку. До костей разодрал. Кровищи... то, что ты называешь мечи-сабли, тебе должны уже на кузню принести.
   - Понимаю и они тоже так себе...
   - Свою задачу они выполнили. Пуков ими можно рубить, а если не охота, а война с другим племенем? Мы попробовали! Даже твой топор, против кремниевого слаб! Железо закалять надо!
   - Как закалять?
   - Как в песне: если хочешь быть здоров, позабыв про докторов - закаляйся как сталь!
   - Водой что ли поливать?
   - Посмотри в своей технологической библии. Мне кажется, надо разогреть и опустить. В воду, масло, мочу... не знаю, а ты должен знать. И в первую очередь кузнечные инструменты!
   Воробьин достал планшет, залистал, нашёл нужную главу и начал читать.
   - С топорами проще всего! - Оторвался он от чтения. - Их надо заточить и закалить только кромку. А вот ножи, серпы, наконечники - надо целиком! А от мечей надо вообще уходить. Либо надо сваривать, а это означает, что неизвестно, когда научишься, либо постоянно проковывать полосу, сворачивая её или скручивая.
   - Забыли про мечи, остальное доводи до ума. С сырьём-то что? Успели натаскать, до восхода А?
   - Есть немного. Кто-то должен отдельно поисками заниматься, мне и кузни хватает! В этой яме скоро всё закончится. Туда уже вода поступает! Может сам?
   - Может и сам! Ну что Рит?
   - Уговорила.
   - Как? - Удивился Санёк.
   - Я ему сказала: Представь, как он ляжет на неё и что с ней после этого будет! Он согласился.
   - И Марго отбила?
   - Ты же только за себя просил! Вождь тебя без женщин не оставит. Сегодня похороны его брата. По их обычаям всё имущество и семья переходит к младшему брату, то есть вождю. Но тут есть закавыка. Умирающий всё и всех оставил тебе! Имущество, по местным понятиям капитальное. Могу что-то забыть, но это какую-нибудь мелочь! Так: топора кремниевых - три, кремниевых наконечников - двенадцать, всяких каменных ножей, скребков - корзина. Шкур, они называли от кого, но мне запоминать... девять штук. Кости от ног зверей, для дубинок - семь. Глиняная посуда ну там горшки, кувшины - пять или шесть. Ожерелья из клыков, когтей, ушей, чего-то там ещё - семь. Имей ввиду это местные государственные награды и знаки отличия, тебе носить нельзя. Всякие палки, одежда из шкур, идолы, некоторые даже ничего, ну, вроде и всё... А да! Главное забыла. Две его жены, жена его старшего сына и четверо детей. Сын погиб на охоте и, среди всех, она самая симпатичная. По местным понятиям ты теперь олигарх. Всё племя тебе завидует. Но ты можешь себе это позволить, ты же бог! А с учётом твоих баксов? Вообще космический олигарх!
   - Как вы можете себе такое позволить? Это же произвол! Да я такую петицию...
   - Давай, Санёк! Бери кусок глины, разравнивай и пиши: Советнику великого и ужасного А, заместителю бога Ма, богу войны, охоты, межплеменных отношений - Ти. Ти - это я, догадываешься? Я должен успеть предъявить твою претензию, до того, как вождь объявит о своём решении. Сам понимаешь, иначе... не забудь её обжечь, а то можешь, что-то изменить, а мы знать не будем.
   Воробьин внимательно следил за выражением лиц обоих, но ничего подозрительного не заметил. Задумался и пошёл в сторону кузни.
   - Полить? - Предложил Карпин.
   - Пусть Марго.
   - Почему?
   - Я, вообще-то вся хочу! Значит я буду голая! Смотреть нельзя!
   - А что там не так? Три сиськи?
   - Охальник! Пошути мне ещё! - Стукнула Рита его пучком пакли. - Марго позови!
   Карпин вошёл в бунгало. Пора было что-то и съесть, кишки громко взывали к справедливости!
  
   2.
   - Мы тут стирку затеваем! У тебя есть что? - Рита плюхнулась на свой матрас.
   - Трусы и носки я сам стираю, а камуфляж - опасаюсь. В нём пропитка от насекомых. Шаман, между прочим, сообщил, что после задымления, регулярного мытья и стирки, по ним стало меньше зверья ползать!
   - Какого зверья? - Не поняла Марго.
   - Маненькое, маненькое такое. По шкурам и волосам ползают и кровь человеческую пьют. Микровампиры в общем! Обещал вам за это проставиться.
   - Я что-то не заметила, что у них тут коньяк, виски...
   - Успокойся Рит. Если так тебе это надо, я им создам самогонный аппарат, а пока они могут себе позволить бражку. Жуют всякую хрень, потом заливают водой и настаивают. Отказ от употребления - оскорбление. Они же и так нам, всё лучшее, что у них есть, отдают! Сегодня похороны брата вождя. Прошло моё предложение. Ниже нас, в самом углу, насыпать курган, туда его похоронить, а сверху поставить чучело пука, который его и убил. Словами сложно описать, а так все увидят с каким монстром тот сражался. Но я думаю не об этом. Им есть нечего. Сейчас на поминках, остатки нашего крокодила доедят, а дальше только корешки и листья. Им надо продержаться ещё один лун, или лунь. Лун - это время между восходами А. в конце этого луня, луны, на деревянном кар-каре приплывают тоже посланцы спасителя. Прямо перед засухой. Засуха продолжается тоже примерно лунь. Вода в реке уходит, тогда они стригут водяную траву, сушат её. Из одного вида нитки крутят, а другую маринуют. Посуху переходят на другую сторону и собирают растения с зёрнами. Всё приносят сюда, зерна выбивают, хранят в больших горшках. Когда надо растирают и пекут на раскалённых камнях лепёшки. Надо успеть собрать как можно больше. Появляется вода и, если кто остался на том берегу - считай умер. Никто через реку переправиться не может. Такие пожиралы в реке водятся!
   - С нашими возможностями, мы их поубивать не сможем? А вдруг они съедобные?
   - Думал об этом Рит. В бинокль в воду смотрел. Шастает там кто-то. Может другие крокодилы, может ещё кто. Из себя живца сделать? Войти в воду, кто подплывёт, того копьём? Если тебя раньше не сожрут!
   - А если на удочку? Санёк крючок скуёт, а у Марго верёвок полно. Тонкие нити не получаются. Переплести...
   - Правильно! Только Рит, не крючком, а сетью ловить будем. Сеть надо связывать. На концах петли. В них пропускаем наш альпинистский трос, который Санёк оборвал, расстилаем на дно, кидаем приманку и медленно вытаскиваем на берег. А там, кто бы не попался и копьём и дубинкой можно приложить! Что лежим, пошли делом заниматься? Вода может исчезнуть незаметно.
  
   На поминках долго не пробыли. К удивлению всех, Воробьин принёс обожжёную табличку со своими каракулями. Карпину пришлось её подать, как скрижали с посланием богов. Племя это очень вдохновило. Отбыв официальную часть все четверо быстро удалились.
   - Дай я тебя поцелую! - Рита не стала дожидаться разрешения, обняла Тихона и поцеловала в губы.
   - И я! - Марго сделал тоже самое.
   - А ты что? - Строго посмотрел Тихон на Санька.
   - Я что голубой?
   - И мы не голубые! - Щелкнула его по носу, слегка опьяневшая Рита. - Я бы не смогла выпить эту блевотину, если бы Тихон туда спирта не влил бы! Так Марго? - Та кивнула.
   - Какой спирт? - Удивился Санёк.
   - Ты сам сел рядом с вождём, а мы за тобой! - Пояснил Карпин. - Пока ты, своими позывами-призывами восхвалял божественный напиток, я успел плеснуть в кувшин из фляжки. Судя по всему, слишком много. Все посчитали, в том числе и вождь с шаманом, что у тебя особенная слюна. После тебя вкус этой жёванной браги резко изменился. Всем очень понравилось. Они уверовали в тебя как в супер обалденного бога! Кроме того, вождь, с благосклонностью принял от тебя подарок в виде наследства его брата, отданного тобой!
   - Ладно. - Заметно успокоился Санёк. - Хоть не зря я пол плошки этой гадости выпил!
   - Так мы только по глотку сделали! Этого было достаточно - формальность! - Пояснила Марго.
   - Да там какая-то сопля попалась - перекусить не смог, пришлось всю засасывать! Такое впечатление, что в горле застряло! - Карпин протянул ему фляжку.
   - Имей в виду, здесь соплей нет, поэтому только один глоток. Спирт ещё с Земли!
   - А что столу-самобранке заказать не можешь? - Санёк намеревался ещё сделать глоток.
   - Не получается! Пока не получается! - Отобрал фляжку Карпин. - Рассказывай, как дела в тяжёлой промышленности.
   - Инструменты, мы все закалили, а потом слегка отпустили. А вот серпы, ножи, наконечники, только закалили и полностью. Топоры только кромки. Сейчас у нас в наличие топора - три, из них один у нас. Серпов - восемь, по одному на семью. Ножей - одиннадцать, ну там вождь с шаманом решают, кому их выдавать. Два наконечника для копья и шесть для стрел. Руда просохла, перетёрли, на пару-тройку топоров хватит. Новые залежи искать надо! Я же говорил!
   - А какой котелок из того, что у тебя есть сможешь выковать?
   - Зачем тебе?
   - Заметили какой у них рацион? - Обратился Карпин ко всем. - Сушеное мясо они жуют, размачивая слюной. Свежее жарят. Даже прожаренное разжевать трудно. Они этот кусок полдня жуют. Размеры куска уменьшаются, а то и обгорают. Жир капает или испаряется. Топлива больше надо. Супы надо делать. Вари что хочешь! Траву, корешки всё в бульон выходит. Еда питательней и зубы целее. Заметили, что большинство взрослых уже беззубые? За завтра сделаешь?
   - Мы не станки, станки не - мы! Я подумаю как ускорить, с библией посоветуюсь. Кипяток - это хорошо, а то устал холодной водой умываться!
  
   Верёвок хватило на небольшую сеть. Шесть шагов по ширине, восемь в длину. Одну сторону закрепили на берегу, забив колья в петли. Трос тоже вывели на берег, а сеть расстелили по дну. Кинули пару протухших голов пуков и поднялись наверх. Все были при делах. Большинство возводили курган над могилой брата вождя и таскали из логова трупы пуков. Женщины на полянах резали траву, остальные таскали в загоны для скота. До засухи надо было как можно больше её заготовить.
   Наконец водяные жители распробовали протухший подарок и на дне пошло какое-то шевеление.
   Обмазали паутиной, все пустые проёмы в бунгало и оно полностью обрело пусть эфемерные, но стены. Перекусили, что стол послал, вышли на берег. Скинули ещё несколько голов. Вот тут и закипело! Пришлось строителей кургана переключать на выемку сети с уловом. Пришли все, кто был в лагере, столпились прямо у воды. Пришлось вождю гаркнуть, чтобы не мешали. Под ритм бубна шамана начали вытаскивать сеть.
  
   Такое буйство подводной жизни все видели впервые. Не зря, значит, боялись заходить в воду! Рыбы с головой крокодилов, со ртом на пузе, со сплошным плавником вокруг тела от головы до хвоста. Огромные рако-скорпионы, которые клешнями, с руку человека, сцепились в схватке друг с другом. Раковины, передвигавшиеся с помощью реактивной струи, размером с руль. Они открывали верхнюю створку, чем-то шевелили внутри, любопытная рыба совала туда нос... хлоп и, в лучшем случае, торчал только хвост. Всеобщий интерес привлекла рыба, с огромными острыми, но редкими зубами, и плавниками, которыми она опиралась и ходила по дну.
   Не было только крокодилов.
   Всё это добро, натужась, медленно подтаскивали к берегу. В последний момент в сеть ворвалось непонятное существо: длинное, черное и круглое как бревно. На одном конце был открыт рот, по окружности которого находились зубы рядами уходящие в глотку. Она как фреза врезалась в кого-нибудь. Если тот был больше этого существа, оно в мгновение проделывало в нём отверстие. Если меньше - отлетали только ошмётки. Вождя такое нахальство возмутило и он успел возить ей в хвост своё копьё. Та впилась в древко. Полетели опилки и в руке вождя осталось только половина древка. Она выпрыгнула на берег, прямо к ногам вождя. Ещё миг и от его ноги полетят ошмётки. Но тут на берегу оказался Санёк с топором с длинной ручкой и лезвием похожим на секиру. Он с размаху и рубанул по ней, разрубив пополам. Рот этого монстра ещё покрутился, пытаясь ухватить ногу вождя, но затих и сжался. Вождь, никого не стесняясь, вытер пот со лба. Он настолько растерялся, что не успел испугаться. Народ похватал дубинки и начал утюжить всю эту добычу.
   - А это откуда у тебя? - Кивнул Тихон на секиру.
   - Ты не поверишь. Начал я делать котелок. Сварил те три меча и начал плющить. Дно котелка потолще, кверху - по тоньше. Хотел уж на окружность выводить, смотрю - секира получается. Зачем, думаю, её ломать, котелок так или иначе сделаю, а вот её... это тот ещё вопрос!
   - Считай, что это твоё личное оружие. А то как-то с рогаткой тебе ходить не солидно. Только опять старая проблема появляется.
   - Какая?
   - Спас вождя! Точно дочь свою отдаст!
   - Думали развели меня? А ты читал, что на табличке я написал?
   - А что написал?
   - Зря! Думал прочтешь! Я написал, что разводите меня на пустом месте. Можешь проверить. Я и подыграл. Скучно же здесь: ни истеричного телика, ни тупящего интернета! Дай глотнуть?
   - Сам иди! Фляжка под подушкой!
  
   Сеть была порвана во многих местах. Это и вызывало удивление. Практически никто не удрал. Все так хотели слопать друг друга, что не заметили, как оказались на берегу. Вечером был пир горой. Остальное закоптили. Сеть была высушена. Утром начали её реставрировать. Теперь в воду полетели отходы от речных обитателей.
   Воробьин был признан национальным героем, ему был присвоен титул Фиш-ка и на грудь было повешено ожерелье из круглой раковины моллюска в окружении зубов различных рыб. Рот круглоротого чудовища Санёк забрал с собой. Он решил его использовать в качестве токарного станка.
   После награждения он выступил с ответным словом. Очень эмоционально и пронзительно прочитал первые строчки "Бородина". Шаман всплакнул, а вождь почтительно дотронулся до его плеча. Этот жест расстроил Саню. "Неужели впарит дочь?" С тревогой подумал он и ушел в кузню.
  
   Новый улов был ещё больше. Скопление мелкотни, хотя в первый раз они мелкими не считались, самые маленькие были с локоть, привлекло очень крупных обитателей реки. На мелководье ворвалась стая рыб похожих на акул. Главарь был метра два, размер остальных превышал метр. Они мало что успели сожрать. Ветви деревьев были так обрублены, что напоминали цифру 1. Ими пользовались как багром. Пробивали сверху и вытаскивали на берег.
   В этот раз вождь сам не участвовал - он руководил. Этим руководством он избавил от хаоса и ажиотажа рыбной ловли. Поэтому он первым и заметил, что речное дно стало передвигаться в сторону берега. Он объявил тревогу. Все замерли. Вдруг дно поднялось и щупальце ухватило за хвост самую большую рыбу. Шаман ударил топором и легко отрубил её. Все удивились такому чуду. Но другое щупальце, поднявшееся из воды, выхватило топор из рук шамана. Топор был ценнее любой рыбины. Вождь отдал команду и все начали тащить сеть на себя. Непонятное существо начало вздыматься волной, брызгами, когда оно оказалось у берега, в него воткнулись и копья и багры и его, отдельно от всего улова, вытащили на берег.
   Такого страшилища ещё никто не видел. Оно было бесформенным, но со змеевидными отростками, один из них был обрублен, а в другом был топор шамана. Оно перевернулось и все увидели огромный клюв и глаза, наполненные мучительной болью.
   Этот взгляд словно передавал мысль: "Что же вы люди такие жадные, вам одной рыбы жалко?" Вместо воды оно вдохнуло воздуха и опало, взгляд потух, веки закрылись. Удивительное существо - оно нигде не было твёрдым, но хватка отростков была поистине каменной.
   Никто из наших эту битву не видел.
   Воробьин - в кузне, Карпин - сортировал прозрачные крылья пуков и складывал их в ровные стопки. Рита извлекала из животов пуков субстанцию паутины и растягивала её узкими слоями на палках. Она готовила перевязочный материал. Перед этим она приклеила всем карманы на одежде из паутины. Брат вождя мог остаться живым, если бы было чем перетянуть раны. Марго, наконец, начала производить ткань. Грубую, рыхлую из-за неравномерной толщины нити, но тем не менее ткань. Всё женское население племени, включая и маленьких девочек, с уважением смотрело за её манипуляциями.
  
   3.
   Купец четвёртой скамейки Гиб-сан Гасанагл был не просто богатым, а очень богатым, но об этом мало кто знал. Структура власти государства ТОП-ГОП была проста. Наследственный титул главы назывался по имени первого вождя, который объединил окружающие племена - Асз, что означало сзади великого бога А. Управителя всех дел и первого заместителя Асза называли Сниасз. То есть тот, кто ниже Асз. Титул являлся и именем, того кто занимал место этих властителей. При Асзе был близкий совет состоявший из шести важных ему чиновников. При Сниасзе большой совет.
  
   Большой совет делился на три неравных части: справа три скамейки занимали родственники Асз и из которых он выбирал себе Сниасз. Это был цвет нации. Не имея титула на скамьях находиться было нельзя. Только с первой скамейки Сниасз назначал руководителей различных ведомств в своём правительстве, естественно с согласия самого Асз. Со второй скамейки - заместителей глав ведомств. На третьей скамье находились кандидаты на вторую скамью. Всего восемнадцать мест по шесть в ряду. Это правило было незыблемым. За скамьями могли стоять только советники и приглашённые Сниасзом лица. Для того чтобы располагаться на скамьях существовал ежегодный взнос в зависимости от местоположения. Явка была обязательная. Каждый пропуск заседания оплачивался дополнительно. Кто не мог платить и не было родственника с титулом и состоянием, который мог оплатить и занять его место, тот выбывал навсегда.
   По левую руку от трона располагались жрецы-шаманы. Тоже три скамейки и тоже восемнадцать мест. Жрецом мог сталь любой, даже простолюдин, но досконально знающий все ритуалы. Он должен быть чистым: не иметь семьи, детей, собственности. Каста жрецов обладала огромной собственностью: имения - на каждого из восемнадцати, три монастыря, где проходили обучение с малолетства, собственных гвардейцев. Судить жрецов мог только ареопаг восемнадцати, а не светские власти. Главного жреца называли Кардинл. Его выбирали на определённый срок, который можно было продлять по представлению Асза, из тех же восемнадцати. Кандидатуру предлагал сам Асз. Больше, чем два срока подряд кардинлом быть нельзя. На скамьях они располагались по количеству пребывания верховным жрецом. Случалось так, что можно всю жизнь пребывать в ареопаге, но ни разу не стать кардинлом, а некоторые и не хотели быть. За лавками стояли жрецы-помощники. Сейчас Кардинлом был младший брат Асза. Он, как и вся знать проходил обучение в первом монастыре, но решил идти по духовной линии.
   Напротив трона находились лавки купцов. Тоже три. В первом ряду было восемнадцать мест. Во втором двенадцать, в третьем - восемь. Среди купцов была лавка и четвёртого ряда, но только виртуально. Купцы четвёртого ряда могли присутствовать на Совете по приглашению и только стоя.
   Вот Гиб-сан Гасанагл и был купцом четвёртой лавки. Купцы четвёртой лавки ещё имели привилегии: иметь собственность, рабов, транспортные средства и даже право голоса в Совете, если спросят что-то. Купцы пятого ряда, именно ряда, могли торговать только в розницу, не иметь ни слуг, ни рабов, ни транспорта. Их так и называли, всё своё ношу с собой.
   Купцы первой лавки могли покупать что угодно, у кого угодно и всё что им угодно. Например: имения, землю, брать на откуп часть государственных функций, как откуп или сбор ясака с какой-нибудь области. Торговать за кордоном. Могли родниться с аристократами. Поставлять товары на государственные нужды и в первую очередь двору, жрецам, монастырям. Место на первой лавке стоило очень дорого. Кроме того, дать казне в долг было не обязанностью, а правом! Добровольное покидание лавки было хуже изгнания.
   Вторые лавки были дешевле первых. Могли иметь собственность, транспорт, в том числе лодки и корабли, караваны, рабов, слуг, контролировать отдельные территории, иметь производства, но продавать оптом или недвижимость только купцам первой лавки или аристократии. Торговать с иноземцами только внутри страны. Отец Гиб-сан Гасанагла Гиб-дид Гасанагл был купцом второй лавки. Он платил за своё место, но появлялся крайне редко, это позволялось за отдельную плату.
   Его племянник Дик-сан Гасанагл был купцом третьей лавки. По сравнению с купцами второй лавки, размеры собственности были меньше, меньше подневольного народа, производств, и продавать только купцам второй лавки.
   Гиб-сан Гасанагл, кроме розницы, мог торговать только с купцами третьей лавки и ни с кем другим. Его отец долго отбиваться от предложений занять место на первой лавке. Не любил переплачивать за понты. А так у них была трёхступенчатая корпорация. Они даже не жили в столице, каждый на отшибе, но недалеко. Только отец имел махонькую гостиницу у главного базара страны, где они все втроём, а так же и их контрагенты и останавливались.
   Налоги каждый из них платил отдельно и разным сборщикам. Те старались не разбираться, у кого чья собственность, поэтому корпорация Гасанаглов платила по-минимуму, и сборщикам тоже было хорошо.
  
   Финансовой расчётной единицей был фер. Это был железный треугольный пруток весом около килограмма, с клеймом главного казначея. В стране ТОП-ГОП была монополия на оборот железа, руды и изделий из них. Сдача окиси железа, попросту - ржавчины тоже было обязательным и это учитывалось при начислении налогов. Правда цена была фиксированной. Даже если ты при добыче или покупке затратил больше этой цены, получал ровно столько, сколько давали.
   Гиб-сан Гасанагл всегда сдавал одно и тоже количество. Оно колебалось, то чуть больше, то меньше, но резких скачков никогда не было. В его собственном имении было одно маленькое, почти исчерпанное месторождение. Оно давно не разрабатывалось, но он отчитывался сдачей рыжего порошка, как бы с него. На самом деле он далеко забирался в дикие земли, находил месторождения и договаривался с ближним племенем о его разработке.
   Причём, он дело поставил так: за то, что забирает у племени лишние рты, а племена обычно голодали, те сдавали ему рыжий порошок, заготовленный за сезон. В виде премии он отдавал проросшее зерно, скупленное за бесценок, а так же, сушёное, прессованное мясо мелких хищников мы-мы-бо, которых стаями уничтожали в ангарах. Серые шкурки сдавали во второй монастырь где из них шили палантины для иерархов жреческого сословия. У зверьков отрубали хвосты, головы, лапки, останки сушили, а потом прессовали в брикеты и это подавалась как гуманитарная помощь диким племенам.
   Гиб-сан Гасанагл всегда выбирал сильных крепких ребят и красивых стройных девчонок. На них был спрос не только в стране, но и заграницей. Выгода от такого обмена была колоссальная она превышала даже стоимость прозрачных крыльев пуков. За целыми крыльями или их фрагментами надо было ещё побегать, рисковать, а здесь? Тем более ими можно было пользоваться, до их продажи. За лишение девственности, особенно аристократы и жрецы платили много. Это их как-то поднимало в собственных глазах. А юноши, большим спросом пользовались у жрецов особенно наученные ими быть универсалами. Тогда их делали непременной личной охраной или помощниками.
   Крылья пуков были как бы неофициальной валютой страны. Страна ТОП-ГОП стояла на границе цивилизации и диких земель. А пуки, в основном, обитали там. Иногда они добирались и в более тёплые края, но участь к ним была безжалостна. Столица ТОП-ГОП - Здесяя привлекала иноземцев дворцом правителя, полностью собранным из крыльев пуков. Иноземцы не знали, что на его строительство ушла жизнь нескольких поколений. Особенно дворец очень ярко смотрелся на восходе и заходе солнц, играя и переливаясь всеми цветами радуги. Человек, в других краях, имевший кусок крыла считался счастливцем, а вставивший крыло в окно - безрассудным кутилой. Чтобы просто посмотреть сквозь крыло надо было платить!
   Уже долгое время про пуков не было слышно и, любая находка, хоть куска крыла считалась государственной собственностью с выплатой маленького вознаграждения или большой карой.
   Всё равно находились смельчаки, которые уходили далеко-далеко, а если возвращались, то найденное или добытое старались тайно продать за кордон.
  
   Самой главной тайной корпорации Гасанаглов было то, что они сами изготавливали местные деньги. Еще до сдачи окиси железа в казну, на берегу реки излишки её выгружались и отвозились на совершенно секретную заимку двоюродного брата Дик-сана Гасанагла. Там выплавлялось железо и ковались треугольные прутки, ножи и многие другие железные изделия с клеймом казны государства. Собственным прутками они платили налоги, а также покупали недвижимость, расплачивались с иноземными купцами на столичном базаре. При себе они старались иметь минимум треугольной наличности. Когда на финансовом рынке становился избыток наличности, деньги переделывались в оружие или другие необходимые железные предметы.
  
   4.
   Этот сезон сбора железной руды, проходил неудачно. Мало того, что Гасанагл задержался вначале и отчалил позже, чем обычно, так и те восемь племён, стоявших по реке, смогли собрать только три четверти нормы. Одни ссылались на неких серых, маленьких слуг Создателя, которые забирали людей в страну грёз. Другие на налёты пуков, которые таскали не только скот, но и людей.
   Если первые племена светились счастьем, то вторые были напуганы и не хотели, без нужды, выходить за ограды поселений. Поэтому он постарался забрать как можно больше у них молодёжи, понимая, что племена могут до следующего сезона и не дожить. А деньги, пусть и за живой товар, нужны всегда. Они, торопясь, проплыли мимо очередного места обитания очередного племени. Всё стойбище было завешано полотнищами пуков и превращено в их собственное логово. Их жертвы, в белых саванах висели на деревьях. На плотах ощетинились копьями и кольями, но пуки к ним интереса не проявили. Или там их не было. На кого бы из своих он не посмотрел, в их глазах читался ужас. Гиб-сан Гасанагл машинально подсчитал сколько надо затратить и сколько может принести операция по разгрому этого логова. Не надо тащиться сквозь леса, отыскивать эти гнёзда, спустись по реке, быстро разгроми и уходи с добычей. Даже если здесь обитает только десяток больших пуков и три десятка мелких, это же можно десять лет железо не собирать! А если эти крылья вывезти за границу, не надо будет делиться с отцом и братом! Да он вообще может там остаться и будет богатым. Очень богатым!
  
   То, на чём они плыли по реке, не были ни лодками, ни, тем более, кораблями. У него было официальное разрешение на сплав леса из диких краёв. И средства передвижения по реке официально считались плотами. Они такими и были. Стволы в несколько рядов. Только с бортами из нескольких брёвен положенных друг на друга. Всего два плота, у каждого спереди и сзади по рулевому веслу. Река-широка текла лениво, резких поворотов было мало. Но и спереди и сзади стояло по несколько человек с копьями. Все, с детских времён, знали какая опасная нечисть водится в воде.
  
   На берегу этой реки, получил луга для выпаса скота его дядя - отец Дик-сана - Дик-дид.
   Дядя поссорился с одним из жрецов ареопага. Жрец настолько обнаглел, что захватил его сына Дик-сана и захотел сделать его своим наложником. Это была вопиющая несправедливость!
   Дядя не хотел ссориться и предложил для утех пять лучших рабов. Жрец обиделся тем, что его обвинили в нечестивости! Дик-дид узнал где держат его сына и, совершив налёт, освободил его, спрятав в прозрачном дворце. Потому что священный ареопаг был через стену дворца правителя. Он тогда был купец первой лавки и поставщиком для двора крыльев пуков. Поэтому и ходы и распорядок охраны, посты знал. Данный жрец был главным претендентом на пост кардинла в этом сезоне. Выборы кардинла должны были состояться буквально накануне. Став им, он ничего не мог бы изменить. С ним могли бы быть только те, слуги, помощники, кто уже был с ним до его избрания кардинлом. Всё и всех, уже становясь верховным жрецом, получали только через управляющего делами Сниасза. Так светская власть контролировала религиозную.
  
   Дик-дид прибежал в маленький отель Гиб-дида. Рассказал, что сделал и попросил помощи.
   - Твои носилки где? - Спросил брат.
   Купцы первой лавки, как аристократы и жрецы перемещались на крытых носилках. Обязательным условием была вышитая надпись на балахоне кто владелец носилок. Это решение, с трудом пробила городская стража. На узких улочках столицы нередко сталкивались носильщики несущие своих хозяев. Возникали драки, выяснявшие чей приоритет важнее. Нередко и хозяева, в запале, получали по мусалам от противников.
   - Скоро здесь будут! Я же не совсем идиот чтобы светиться ими у дворца ареопага?
   - А у моего?
   - Не подумал!
   - Ладно. Действуем быстро. Едешь на них к дворцу и подаёшь заявку на большой совет, что кроме тебя будут и два твоих помощника: ты и я! Только в заявке на помощника напиши просто своё имя, без титулов, а подпишешь как принято, со всеми перечнем титулов и званий.
   - Разъясни твой план!
   - Это долго! Когда выйдешь из канцелярии, тебя будет ждать мой сын Гиб-сан с осёдланным ло-бо.
   Твои носилки выйдут из города в сторону твоего дома, но туда не придут. Пусть в лесу отсидятся до большого совета. Ты, на ло-бо выезжаешь в противоположные ворота. Гиб-сан изображает слугу. Там дорога сворачивает в лес. Через сто шагов, у реки появляется тропинка она ведет в селение Я-га. Найдёшь дом Зме-рга. Это купец уже шестого ряда. Я не продаю ему товары, а даю на реализацию. Будучи совсем нищим, он сильно помог мне, теперь я ему. До большого совета побудешь там. Потом он приведёт тебя к дворцу. Ты нужен здесь и живым. Мёртвым ты никому ничего не докажешь! Нас спасёт только выступление на большом совете. Публичность спасёт! Гласность для народа, возбуждает и глас божий!
   - А как я его там найду?
   - А там всего два дома! Поспешай. Свою одежду отдашь сыну. Он проскачет первую заставу. Там это зафиксируют. А потом вернётся через другие ворота. Там же луга. Сделает небольшую петлю.
   - У меня есть идея! Те луга, которые я недавно получил, заканчиваются у большой реки. Как неудобья, но с обеих берегов, земля моя. Начал строить ферму для скота, лес перетаскиваем с другого берега. Там у нас плот, который таскаем с одной стороны на другую. Спереди и сзади у него рулевые вёсла. Жрец не дурак, он эти луга мне и передал, я при этом с сыном был. Жрец к нему отнёсся лучше, чем родная мать, а меня это не насторожило! Пусть твой сын прискачет туда и, когда появится погоня, переплывёт на плоту на другой берег. Погоня в воду не сунется. Там всего моих слуг трое. Двое пойдут с ним. Возьмут еды и немного отдохнут.
  
   Почти всё так и получилось. На большом совете Асз заметил одно пустующее место на первой скамейке купцов. Ему доложили, что купец не появился и пропуск свой ничем не объяснил.
  
   Приступили к выбору верховного жреца. Первым встал похититель сына, но тут, растолкнул всех, упал и пополз к правителю Гиб-дид. Он полз согласно ритуала и постукивал правой ладонью по полу. Властитель повёл бровью. Охрана подбежала, подняла Гиб-дида и принесла под ноги правителя и усадила Гиб-дида на колени перед ним. Такое уважение оказывалось не просто так. Пока его несли, полностью проверили не спрятано ли чего в руках, под одеждой?
   - Взываю к твоей справедливости, тот кто сзади А! - Вскричал Гиб-дид. - Я брат и помощник Дик-дида купца первой скамейки Большого Совета, поставщика твоему двору крыльев пуков! У моего брата пропал сын, он ищет его и скоро будет! Его сына, почему-то ищут и гвардейцы ареопага жрецов! Ворвались в мою скромную гостиницу, перевернули всё вверх дном, разогнали постояльцев, даже разбили бочки с пивом! За что? Что я такого нарушил? Почему они? Есть дворцовая стража, городская, приставы казначейства!
   Асз строго посмотрел на всё ещё действующего кардинла. Тот пожал плечами. Выступающий претендент, подозвал своего охранника, шепнул в ухо и тот ушёл.
   - Это я отдал такой неправедный приказ! - Поклонился он сначала Асзу, потом кардинлу. - Не было времени, передавать слух, который достиг моих ушей! Данный купец решил совершить провокацию, на большом совете против меня с целью неизбрания меня кардинлом. Именно через пропажу сына. Почему он не явился на совет? Правда в его зубах застряла? И это при том, что я передал ему луга у реки, которая течёт в дикие земли!
   Все в стране знали, что землю нельзя продать - она государственная, а вот аренду её продать можно. Но тогда эти средства поступают в казначейство. Поэтому только аристократы и жрецы имели право передавать землю без официальной платы. А за это получали неофициальную благодарность. Коррупция, она и в ТОП-ГОПе - коррупция!
   - Я считаю, что купец первой лавки большого совета Дик-дид Гасанагл, был чем-то недоволен, поэтому и сам не явился и сына спрятал.
   - Да он явится! - В отчаянье уже стучал по полу Гиб-дид.
   - Как он явится? - Улыбнулся уголками губ жрец. - Когда моя охрана видела, у той реки, где я передал ему луга, как он прыгнул на плот, обрезал верёвку и отправился на нём в дикие земли! А всего-навсего моя охрана хотела поговорить с ним, узнать в чём недовольство!
   Все уже понимали, что дело купца тухлое. Раз нет его - виноват. Представь своё слово против его. А если слова нет и дела - нет. То, что жрец отдал какой-то приказ для знающих людей означало: мимо гвардейцев кардинла, сюда никто не просочится. С гвардейцами, мало кто хотел, даже если и мог, связываться.
   Но тут из рядов помощников купцов вышел Дик-дид, в парадной одежде, сел на своё место в абсолютной тишине, упал на пол и пополз к властителю, постукивая правой ладонью по полу. Этот жест означал прошения слова. Жрец слегка побледнел. Когда Дик-дида посадили перед правителем ехидно улыбаясь спросил:
   - Ты ли это Дик-дид Гасанагл? Сам уплыл в дикие края, а теперь вернулся? Такие чудеса может совершать только сам А!
   - Я же поставщик двору крыльев пуков. Прикрепил к себе и прилетел! Такое может быть? - Асз засмеялся, за ним Сниасз, кардинл, сам жрец, а дальше и все остальные.
   - Как ты это можешь доказать? - Смеясь, спросил его жрец.
   - Никак! - Сквозь собственный смех ответил Дик-дид. Всеобщий смех резко оборвался. И в этой тишине он чётко произнёс: Так же как и ты, уважаемый жрец, когда сказал, что я отправился на плоту с страну грёз!
   - А где же твой сын?
   - Я здесь! - Раздался молодой звонкий голос из вечнозелёного зимнего сада, расположенного за троном Асза. Юноша вышел.
   - Как ты здесь оказался? - Сниасзу было не до шуток. Так это что, комплекс дворцов проходной двор?
   - Меня схватили неизвестно кто, привезли неизвестно куда, заперли неизвестно где.
   - Ты их не видел и не знаешь кто это был? - Удивлённо спросил жрец.
   - Мне на голову надели мешок! Меня не били, не угрожали, просто вот так... я могу описать комнату где был...
   - Пока это не суть важно, дальше. - Жрец не понимал какую игру ему навязывают, а значит, как реагировать на это.
   - Я открыл окно, спрыгнул, сначала полз, потом бежал, шёл, перелезал через стены, смотрю блестит, открыта дверь, а там зелёный лес, я и спрятался. Потом дверь закрыли, потом люди стали приходить, я уж не знал, что и делать пока мой папа не объявился.
   - Хорошо всё, что хорошо кончается! - Веско произнёс Асз. - Отведите их в комнату смеха и пусть, пока длится большой совет договорятся. Если нет, на завтра объявить праздник и кинуть с балкона счастья к водяным монстрам.
   - Великий заместитель великого! - Обратился к правителю кардинл. - Но судить жрецов, могут только жрецы!
   - А какое самое строгое наказание?
   - Лишение сана, изгнание из касты.
   - Так вот, сразу после совета примите такое решение, а то, что-то мы не часто балуем народ развлечениями! Этих двоих! - Показал Асз на Гиб-дида и Дик-сана. - За скамьи купцов.
   Стража сразу выполнила указания правителя.
  
   - Ты лишил своего сына будущего! - Как только очутились в комнате смеха, больше напоминавшую камеру пыток, произнёс сквозь зубы жрец. - Не знаю, как ты меня провёл, но...
   - Совет может оказаться коротким! Значит у сына есть будущее. Про нас сложат легенды!
   - Ладно, что ты хочешь? Ты навсегда лишил меня возможности стать кардинлом!
   - Не я первый начал. Значит так! Я остаюсь купцом первой лавки, мой брат становится купцом второй, сын третьей!
   - И всё?
   - Это благодарность, за те луга, что ты мне передал! Я понимаю, что, в благодарность взял сына...
   - Ты долго её собирал!
   - Но сумма не сразу подъёмная была, тем не менее я почти всё собрал, договорился сдать отель брата в залог! Ты щедр, но так не поступают! Можно же было переговорить!
   - Выходим!
  
   Если во дворце всё хорошо закончилось, то у Гиб-сана только начиналось. А вот хорошее или плохое заранее знать было не дано. В погоне участвовало восемь гвардейцев. Их ло-бо были вышколены, откормлены, выносливы. Плот только отчалил, когда они выскочили на берег реки. Три копья вонзились в него, а когда гвардейцы начали крутить ворот в обратную сторону, пришлось обрезать канат. Плот вынесло на середину реки и мощное течение понесло его туда, откуда ещё никто не возвращался - в дикие края, а через них и в страну грёз. Долгое время причалить не было возможности: то крутояр, то отмель, с которой плот уже не сдвинешь, то такие заросли, что на берег не вылезешь. Одно стойбище они проплыли ночью и не заметили его, другое было спрятано утёсом и не видно и только на третьем упёрлись в кривой чахлый полуостров.
   Там он и обратил внимание, что аборигены мажут себя ржавчиной. Они показали где берут это. Такие залежи! Целое сокровище! Эти дикари не представляли себе, что это такое, используя её только как краску!
   Для племени их пришествие было тоже событием. Он, на всякий случай, породнился с вождём. Что впереди, никто, даже шаман племени не знал. Выживет - не выживет, а след оставит. Таких следов на этом пути в диких племенах осталось четыре. Сколько времени они провели на плоту - не считали. От какой только нечисти отбились сказать - не пересказать, но река неожиданно впала в широкий залив. По берегам раскинулись луга, редкие рощицы и много поселений. Страна называлась ТОП-ГОП. А вон и столица - Здесяя! Дёшево продали плот и тайно вернулись домой! То, что река совершает вокруг страны почти что круг, имея на берегах запасы железной руды была великая тайна семейства.
  
   Вот и теперь, после поворота реки, должно открыться место последней стоянки. Гиб-сан, втайне гордился этим племенем. Ведь он его создал. Живого товара в тот раз оказалось слишком много. А не откажешься! Могли сбить цену на рынке. На базар их брать нельзя и в реку не кинешь. Оставить в племени - могут испортиться или погибнуть. Жалко. Товар-то отменный! Когда-то в третий или четвёртый раз проходя по реке он, запоздав, решил остановиться у ручья, который еле-еле скрёбся по лугу.
   Оставаться на берегу было опасно. Неизвестно какие химеры вылезут из воды. А их там хватало. Поэтому всё ценное перенесли на луг, расставили шатры, начали копать яму под костёр. Яма нужна была для того, чтобы пламя костра даже вблизи не было видно и собой не привлекало ночных зверушек. Тут и наткнулись на ржавые россыпи.
   Поэтому он оставил на ближайшем холме лишних людей, выбрав из них вождя и шамана. Сообща построили изгородь, землянки, оставил еду и оружие.
   На следующий раз, появившись здесь, он поразился! Они выжили, не просто выжили, но и собрали гору ржавчины, как он велел! Такого он не ожидал. Поэтому для них он приберегал самое вкусненькое и полезное. Сейчас для вождя он вёз железный нож, а для шамана раскрашенный в разные краски бубен и небольшой мешочек соли для всех.
  
   Он предвкушал радость встречи. Вот последний поворот и река несёт в омут или в брод. На вершине холма святилище богов, которых он сам придумал! Фактически он и был Создателем для очень маленького племени Гиб-он. Название племени, он дал по своему имени. Жаль никому про это не расскажешь даже отцу и двоюродному брату. Брат не поверит, отец - засмеёт.
   Плот повернул и показалось что они угодили прямо в когти огромного пука, стоявшего на кургане. Сразу видно, что курган насыпан недавно - травой ещё не зарос.
   Гиб-сан вздрогнул. Не доплыли что ли? Пройти мимо становища собственного племени не могли. А это-то откуда взялось? Показался знакомый холм и изгородь уходящая в реку. Знаковые приметы! Слава великому А!
   Вместо капища он увидел огромного крокодила, как бы парящего над землёй в белесом тумане! Снизу и издали крокодил казался огромным. Гиб-сан не знал же, что шкуру крокодила растянули и сделали из него крышу. От этого шкура и производила впечатляющие размеры. Ладно крокодил, он тотем племени, но пук? Он приказал всем вооружиться, но чалились, как обычно за ограждённой заводью, где течение, разбитое изгородью, заворачивало к берегу. Племя собралось на берегу, радостно приветствуя героических путешественников.
  
   Жрец, в подаренной им маске узнавался, но вождь? Стал меньше, худее, руки длиннее... мистика! В прошлый раз он выглядел более основательней, хотя некие атрибуты вождя при нём. Голодали? Его взгляд переместился под навес. Них... я себе! А где вся прошлогодняя ржавчина, не говоря про нынешнюю? Что же произошло? Он начал пересчитывать собравшихся на берегу. Есть приличные экземпляры. С дюжину можно забрать с собой. Он сошёл на берег. Вместо двух стражников, взял четверых, предупредив остальных, в случае непредвиденных событий вмешаться и сразу отчаливать.
   Гиб-сан исподлобья настороженно осматривал людей. Все искренне радовались. Ни подвоха ни подлости от них не исходило. Он стукнул посохом, покрашенном в разные цвета и, навершие которого, гордо завершал кусок прозрачного крыла пука, размером с ладонь.
   - Извини вождь! Не узнал тебя! Что произошло за моё отсутствие?
   - Ты и не мог узнать меня! Я другой!
   - А где старый?
   - Пришли малые серые слуги Создателя и он решил отправиться с ними в страну грёз!
   - И у вас?
   - А ещё у кого? - Вождь шевелил ртом, губами, но казалось, что слова того рождаются сами в голове Гиб-сана.
   - Достаточно того, что я об этом знаю! А где рыжая земля, ждущая меня с прошлого года?
   - Я не знаю!
   - Скажи ты шаман!
   - Я новый шаман! Старый пожертвовал себя нашему тотему!
   - Это тот? - Кивнул Гиб-сан на холм.
   - Он тоже принёс себя в жертву!
   - И он? Да что здесь произошло? А пук, что тут делает?
   - Это теперь наш тотем! Он охраняет покой нашего великого охотника, поразившего его!
   - Пук... ваш тотем? - Самый страшный враг люда человеческого, вдруг стал покровителем племени? В голове не укладывается. Как люди могли договориться со столь бессмысленным врагом всего живого?
   Он поднялся чуть выше и понял, что такое непонятное блестело в его глазах. Вторая половина крыши, накрывавшей капище, было сделано из крыльев пуков! Кроме того, около капища высились стопки их крыльев разных размеров! Как? Как такое возможно? Прозрачный дворец правителя страны строило много поколений, а тут этих крыльев на два.... три дворца! Чудо! Зачем тратить силы на плавку железа, изготовления поддельных феров, клеймёных фальшивыми клеймами, оружия и других железных орудий войны и труда, когда...
   Сколько жертв понесло человечество в противостоянии с пуками, чтобы добыть кусок прозрачного крыла, когда тут этих крыльев, столько что можно купить два государства, равным ТОП-ГОП! Перебить их вождя и шаманов, назначить новых и, ха-а-ха-ха вечная мечта о богатстве вот она на ладони! Эти дикари даже не подозревают какое богатство сосредоточили у себя.
   Великий А вряд ли заметит и не покарает за такой разбой, в его святилище будет внесён большой вклад!
   - В этом точно уверен? - Гиб-сан посмотрел на вождя. Тот молчал.
   - В чём? - Мысленно спросил он.
   - Что это всё твоё будет?
   - Кто ты? - Он посмотрел на вождя, но тот повернулся, а за ним и всё племя поднялись на холм, к святилищу. Остался только один, как бы укутанный в паутину пуков, а на лице у него, вместо глаз, прозрачные пластинки, судя по всему из крыльев пуков.
   - Ты про кого спросил, про меня или вождя?
   - Обоих! - Не растерялся Гиб-сан.
   - А зачем тебе знать? Ты пришёл не с миром! Ты пришёл с реки, в реку и войдёшь! Как твой шаман! Что вам мало тех феров, которые вы постоянно тайно штампуете у твоего двоюродного брата?
   - Он и об этом знает?
   - Мысли надо контролировать! Столько интересного в твоих мозгах!
   - Так ты новый шаман племени?
   - Не новый, а ещё один! Иди на свою байду и ночуй там. Вас там никто не потревожит.
   - Я предлагаю обмен! За то, что заберу часть ненужных людей племени, их сложно будет прокормить, даже пукам! Вы мне отдаёте все ненужные крылья пуков!
   - Чудак-человек! Я тебе только что сказал и показал, что я знаю всё о чём ты думаешь, а ты...
   Гиб-сан кивнул. Он не верил в эти чудеса. Всё это выверты и фокусы жрецов-шаманов, в чём он не раз убеждался. Охрана наставила на новоявленного шамана копья. Раздались грохот и пламя из кустов, чуть ли не в паре шагов от них. Молния попала в кусок крыла пука на посохе и от него посыпались осколки.
   - Веришь, что с вами будет тоже самое? - Насмешливо спросил голос в голове.
   - Так пуки управляют силами природы? - Не поверил Гиб-сан.
   - Немного не так. Используют силы природы! Пойдём! Этих отправь на плот. С тобой ничего не случится. Покажу кое-что.
   Шаман привёл его к ферме пуков. Каждый сидел в отдельной норе. Откормленные, поэтому больше, чем дикие.
   - Они живут среди вас? - Не сдержал своего удивления Гиб-сан.
   - Это наши воздушные ло-бо! Мы оседлаем их и сделаем налёт на вашу страну и её главный город Здесяя!
   - Ты знаешь сколько армий погибло у их стен? - Гиб-сан засмеялся.
   - А зачем нам стены? Мы сверху! мы её сравняем с травой! После этого, там много времени даже она расти не будет!
   - Зачем это вам?
   - А зачем вам наши крылья или этот рыжий порошок? Власть! Поцарствовали - слазь!
   - Может мы как-то договоримся?
   - О чём? Что вы против нас? Хочешь, сейчас ты у меня будешь жрать траву?
   Гиб-сан недоверчиво усмехнулся, мгновенная боль пронзила его ладонь и пальцы и он уткнулся лицом в траву. Он захлопал правой ладонью по ней.
   - Слова прошу!
   - Ну?
   - Сам понимаешь, я маленький человек, но могу попробовать, именно попробовать, донести до правителей нашей страны твои пожелания. Наша страна окружена сонмищем врагов и вы можете стать её защитой и опорой!
   - А нам-то это зачем?
   - У вас будет много еды, самок, хорошей одежды и обуви... чего там ещё? Влиятельными!
   - Иди советуйся с большими! Второй плот оставь. В следующий раз ждём здесь с вашим решением! Нам всё равно что вы там решите! - Шаман подошёл к кучке крыльев и снял сверху одно крыло.
   - Мы покупаем, всё что ты оставишь нам, в том числе и людей, еду, плот.
   - Это слишком много! - Хищно посмотрел на крыло Гиб-сан. Такие подарки так просто не даются. Сначала отобрал всё, что захотел, а теперь заплатил за это втридорога! Непонятная логика. Швырнуться таким богатством? Где подвох? Придётся рассказать всё отцу.
  
   5.
   Великая сушь. Вот для чего на реке было ограждение! Сначала отмель, а рядом огромная яма! Омут! А он, Тихон считал, что это бухта для отстоя кораблей. Просто запас воды для племени и животных. Вода быстро отступала. Первыми, в опустевшее русло вошли охотники. Острыми кольями они тыкали в дно впереди себя. Если какая тварь обнаруживалась, то её выкапывали и кидали в корзину. Добрались до зарослей тины. Ой, как здесь пригодились серпы! Горы полезной тины на берегу. А вот и другой берег. Женщины бросились серпами срезать траву с зёрнами, остальные носить на тот берег. Тогда-то и появился Санёк. В руке он держал мотыгу, с обратной стороны лезвия был трезубец.
   - Удобно! - Похвастался он Тихону. - Грабли и лопата в одном лице. Вскопал и зерна бросать можно. Такая экономия времени!
   - А если трезубцы сделать трёхгранными, то и оружие неплохое. Этот Джафар...
   - Гасанагл!
   - Перепутал малость! Привёз проросшее зерно. Ни в муку, ни сварить. Жулик ещё тот. Но для нас и это польза. Мы посадили каждое зерно в глиняный горшочек и поместили их в тень. Даже поливать не надо - вода в горшке. Часть я оставил для посева здесь. Вон там они собирают дикие, а здесь надо вскопать и посадить эти. Займись бог Са!
   - А почему я?
   - Иди мост строй!
   - Лучше сеять буду!
   - Вскопали, посадили, водой полили. Посмотрим, что из этого получится. Сверху сухой травой накидайте. Чтобы вода меньше из земли испарялась.
  
   Тихон сначала построил не мост - запруду. Судя по всему, вся водная живность ушла вниз вместе с водой. Оставались зарывшиеся в ил некоторые моллюски, рыбы и большеглазые надувашки с четырьмя лапами. Он долго выбирал подходящее место. Лучше, чем между двумя холмами не нашёл. В дно плотно вбивали колья. Между ними слоями сыпали смесь глины, песка и мелких камней. Под палящим солнцем она быстро высыхала. Тогда засыпали следующий слой. Плотина была высотой метра два. Лодка могла пройти по полной воде, небольшой плот в один ряд из брёвен и всё. Кроме этого в дно были вкопаны столбы, соединявшиеся над плотиной буквой "х". Все они были соединены друг с другом и на эти соединения начали класть настил из расколотых пополам узких брёвнышек. Планировалось сделать сплошное ограждение и даже настелить крышу. Как от солнца, так и дождя. На мост тоже просто так попасть нельзя будет. Вкопают брёвна с заострёнными концами и опутанными колючими ветками, установят крепкие ворота, а внутри, когда надо, можно будет поместить стражу. С утёса далеко видно.
  
   - Ну где бог технологий колесо? - Подошёл к Воробьину Тихон в кузне.
   - Некогда, пришлось отложить. Да и что-то какие-то кривые овалы получаются.
   - Вождь с шаманом говорят, что скоро могут дожди зарядить. Мы, пока сухо, решили сделать спуск с утёса к нашим полям. Рабочих рук не хватает. Дай своих на недолго!
   - А я что буду один делать?
   - Придумай, ты же бог, а не простой смертный! О стекле не думал?
   - Каком стекле?
   - Обыкновенном. Стеклянном стекле. Зачем гоняться за крыльями пуков, ну они пластичнее, твёрже только и всего, а со стеклом, дешёвым стеклом...
   - Точно! Стекло это расплавленный песок!
   - Я просто вспомнил про твой хрустальный дворец в раю, а почему бы нам такой и здесь не создать?
   - Хочешь стать царём?
   - Боже упаси Са! Скорее небольшое государство. Неизвестно насколько мы здесь заторчим, так хотелось бы в относительном комфорте. Чтобы клозет тёплый и унитаз белый!
   - Так мало тебе надо?
   - Так мало, потому что много ездил! Ты не представляешь, как бывает иногда срать тяжело!
   - Да ладно? Присел...
   - А тебе в яйца какая-нибудь хрень вцепилась или в жопу заползла.
   - Об этом я и не подумал!
   - Давай своих ребят, а сам думай! Пока!
  
   Девчонки были в бунгало, переодевались.
   - И это правильно! - Похвалил их Карпин. - Переодевайтесь в паутинники. В них комфортно. Ни холодно, ни жарко. Не рвётся, не истирается. Наш камуфляж и кроссовки беречь надо. Я хоть обувь рыбьей шкурой обернул и она попрочней резины, но... заняться есть чем?
   - Да мы решили здесь пару часов без засухи побыть. Вроде облака солнце и закрыли, а дышать нечем.
   - А здесь, что лучше?
   - А мы здесь плошек с водой расставили, поэтому влажность гораздо выше, чем на улице!
   - Пойдёмте мост покажу!
   - Но мы хотели...
   - Марго может остаться, а ты Рит пошли со мной. Как заместитель министра обороны племени, ты должна это видеть и знать!
   - Типа ты Сердюков, а я Васильева? Мне иногда кажется, что специально делаешь так, чтобы нам побыть вместе!
   - Я пошёл в сторону моста, догоняй. Пистолет не бери, а ножи и пращу - обязательно.
   Когда наделаем достаточно копий будете ходить и с ними.
  
   Рита догнала его у родника.
   - Видишь, как мы тут оборудовали? Зачерпнул и жди, когда в клеть снова нальётся. Чтобы мусор сверху не насыпался - крышкой прикрыли.
   Они поднялись на другую сторону оврага. За много лет ручей от родника, упорно и безустанно трудясь сделал просторную долину. Они прошли через лес и вступили на широкую дорогу, устланную корой деревьев.
   - Это та самая дорога, что от кузни идёт?
   - Правильно, по гребню холма. Не надо опускаться вниз, подниматься...
   Они пошли по дороге в сторону реки вышли на открытое пространство. Пни занимали его неровным полукругом. В середине этого полукруга была рощица.
   - Зачем это? - Удивилась Рита.
   - Во-первых, если какая-нибудь буря повалит деревья в лесу, чтобы они наше сооружение не сломали. Во-вторых, чтобы враги близко не пробрались. Если приглядишься... - показал он рукой на эту рощицу, - то среди деревьев увидишь врытые брёвна с заострённым верхом. Это предмостовое укрепление. Мы не стали там вырубать деревья. Их корни сохраняют утёс от обвала, укрепляют его. Мы только снизу стволов ветки отрубили, а промежутки между деревьями кольями заполнили. Незаметно и усилий гораздо меньше.
   Они прошли туда через проём, в котором, как догадалось Рита, будут ворота. Тихон показал, где будет башня, где казарма охраны. Вступили на мост.
   - Иди не бойся, перила уже есть. Осталось их обшить корой и навес сделать. Под ноги гляди.
   - Это вы мостовую из плитки выложили?
   - Мы хотели настелить горбылём вниз и топорами стесать лишнее, чтобы ровно было. Они предложили наоборот - горбылём вверх. И промежутки забили сырой глиной. Очень ровно, не так ли? Сверху вдавили щепки под наклоном, чтобы вода быстро стекала, когда дождь! Мне такое в голову не пришло. А когда всё подсохнет, они их снимут и обожгут. Щепки сгорят, останутся канавки и плита будет ребристой. Они поголовно ходят босиком, и нога здесь не скользнёт и занозу не получит. Все говорят они дикие, а на самом деле умные и сообразительные. Они решают только те задачи, которые перед ними жизнь ставит. А теперь и мы. Гляди направо. Несмотря на то, что река виляет, вид отсюда на несколько километров. Теперь налево. Ты только видишь поле, на котором мы собираем зерно. Пошли на ту сторону. Если смотреть налево, то видно наше пристанище с берегом, а смотреть направо тоже луг и зелёное пятно на нём у леса.
   - Там что родник?
   - Может родник, может болото, но там самое удобное место причалить и незаметно, через лес, пробраться к нашему лагерю.
   - А так мы с моста увидим!
   - А если прощёлкаем? Вот для этого и реку перегородили. Вода поднимется примерно на полметра и зальёт эту луговину. Там будут отдельные островки, но луговину вода будет сверху перекрывать на чуть-чуть. На чём бы они не причалили, обратно будет сложно выбраться. Прыгать в траву начнут, провалятся. Земля-то там рыхлая, да и вся будет пропитана водой. Нашу стену с обеих сторон камнем обложим, под уклон. Тогда вода будет плавно накатываться и скатываться, ничего не разрушая. Лодка её преодолеет, а плот нет.
   - Да плот просто снесёт всё сооружение, в первую очередь мост! - Усмехнулась Рита.
   - А чтобы он до моста не добрался мы препятствия сразу перед тем лугом разместили.
   - Вот те кучки из камней?
   - Зоркий глаз, тонкий ум!
   - Они же всё равно мост заметят!
   - Только тогда, когда будут у моста. А издали, снизу он незаметен, верхушки деревьев мешают, а биноклей, у них ещё не изобрели. А с нашей стороны, только из нашего убежища его видно.
   - Зачем всё это? Мы здесь навсегда?
   - Я хочу домой попасть, у меня там пенсия хорошая, цивилизация, комфорт, а тут?
   - В этом я тебя поддерживаю, но почему мы...
   - Ещё раз повторю и тебе. Мы племени косвенно помогаем. В первую очередь это всё для нашей безопасности, ну и прокорма.
   - Думаешь этот купец вернётся?
   - Не сомневаюсь! Уж очень у него глаза горели, когда крылья пуков рассматривал. А в голове-то что у него шелестело! Надеюсь, что появится. Мы, тогда, переберёмся в более цивилизованное место.
   - Почему ты думаешь, что он сверху на нас свалится, а не снизу?
   - Если быстро, то снизу удобнее, если сверху - надёжнее.
   - Так может там лучше...
   - А где они здесь причалят?
   - Там же где и в первый раз!
   - Правильно или на том берегу, в маленьком заливчике. Мы сейчас две катапульты настраиваем. Одна туда, а другая на тот берег.
   - Так вот для чего канаты нужны?
   - Не только. Санёк наконец ворот построил, к нему ещё веревка. Осталось колёса. Будем катапульты, пока сухо, пристреливать камнями. Чтобы их на себе в гору не таскать, кладёшь на повозочку и ворот крутишь.
   - Ну ты и хитрец!
   - Это ты Сане скажи! Его идея!
   - А как мы узнаем, что они снизу к нам подбираются?
   - А ворон-то на что? Он сказал, что река после нас делает три огромных петли. По прямой - рукой подать, а на лодке, против течения, то... Хотел тебя спросить, как дела с Марго?
   - Объяснила бедной девочке, как быть женщиной. К моему удивлению, ей это понравилось. А теперь ты мне скажи. Хоть ты и военный, но не на войне же? Зачем тебе столько оружия?
   - Случайно получилось! - Они повернули в обратную сторону. - Кто-то спросил меня про боевые рогатки американского спецназа. Из рогатки человека не убьёшь, может в глаз если? Считаю что рогатка нужна чтобы из оружия не палить, внимание к выстрелам не привлекать. Мышку там, птичку, кролика, собачку и то не слишком большую кокнуть можно. Сигналы разные подавать.
   - Арбалет тоже для этого?
   - Не совсем. Он маленький, складной. Бронежилет он не пробьёт, а так воткнётся хорошо. Главное правило военных действий, ещё с древности, не убить врага, а вывести из строя. У меня ещё и бумеранг есть.
   - Дашь попробовать? А пистолеты?
   - Они тоже случайно оказались, сама знаешь. Когда я жил на даче, у меня всегда под рукой что-то было, но не помогло. Первый раз ворон предупредил, второй раз - случай спас. Началось всё с того, что мой командир штурмового батальона, выйдя на пенсию, купил домик в Подмосковье. Тихое место, автобусная остановка рядом, лес за забором. Какие-то твари залезли и насмерть запытали. Они думали, что у него денег полно, а у него кроме орденов и медалей ничего!
   - Печально!
   - Не то слово! Вот и я, на всякий случай, решил себя обезопасить, хотя бы такими вещами, от шпаны за забором отбиться. В деревне заняться нечем, вот, чтобы не спиться, начал изучать оружие древних. Луки, копья. Праща нравится. Вот она убойная. Один раз камень от дерева отскочил прямо в голову. Хорошо, что зимой в шапке был, так и то лёгкое сотрясение получил.
  
   6.
   Гиб-сан Гасанагл рассказал о своих приключениях только брату. Приехал прямо на кузню, где брат ожидал поставки руды и выложил перед ним крыло пука.
   - Ничего себе! Где добыл? Не зря отец, пусть ему всегда счастье в стране грёз, говорил про тебя: "Он на краю света видит выгоду, а во сне считает барыши!"
   - Да я за это отдал плот, еду, руду и двенадцать рабов!
   - И что это за лох, что расплатился с тобой?
   - Шаман пуков!
   - Не гони!
   - Есть у меня, наверное, уже было племя, где руду мне добывало... этот шаман, мои мысли читает, щелчком пальцев огонь вызывает, и пуков выращивает!
   - Он что, тоже пук?
   - Похож на нас! Весь в паутине, а глаза как крылья пуков. Только через крылья смотреть можно, а я в его глазах своё отражение видел!
   - А, на самом деле, как было?
   - Да не вру я! У него эти крылья, разных размеров, стопками лежат! Он хочет на этих пуках налёт на Здесяю сделать! Я их видел! Как тебя! У каждого стойло, больше чем у ло-бо! Представляешь какими огромными они должны быть? Вроде того, что у них на кургане щупальца растопырил!
   - Белены объелся! Лучше бы сушёных грибов покурил, тоже торкает, но не так сильно! Можно подумать золото маккены нашёл?
   - А что это?
   - На меня вышел один пиндостанец. Он так богатство называет. Ему нужно, хотя бы одна пара крыльев. В нашей казне ему показали, что у них есть. Старые, покоцаные, в пыли. Лень пыль смыть! Он им за пару крыльев предлагал сто злытых. А у них ни одной одинаковой пары нет! Как мой отец отправился в страну грёз, так никто им крылья не сдавал, только куски! Ему посоветовали найти моего отца или его потомков, то есть меня!
   - Про злыты я слышал, а нам-то что с этого?
   - А ты знаешь, что наше казначейство даёт за злыт сто фер!
   - Зачем?
   - Они наши деньги переплавляют и делают оружие, которое не ржавеет. То есть обратно в руду не превращается!
   - А зачем нашей стране злыты?
   - Значит или у них что-то покупают, или как неприкосновенный запас используют.
   - Ты сам злыт видел?
   - Даже в руках держал! Маленький кружок желтого цвета из мягкого металла. Все иноземные купцы стараются с ним работать!
   - А наш фер уже не деньги?
   - Я беру два фера, кую из них нож, ставлю клеймо казны и мне за него дают четыре фера! Куда мне их девать? Все подвалы забиты! Хорошо, что ты ещё вагон руды не притащил! Говорю тебе: "В стране кризис!"
   - Не может быть такое!
   - Пошли!
   Дик-сан открыл дверь подвала, но войти они туда не смогли. Всё пространство было забито пучками феров.
   - Точно не помню, но здесь примерно пятьдесят тысяч феров! И таких подвалов у нас шесть! Куда деньги девать? А если обменять на злыты, будет всего три тысячи! Шесть корзинок, а не шесть комнат!
   - Получается, что за тридцать пар крыльев нам дадут столько злытых, сколько у нас феров! Там этих крыльев в три раза больше!
   - Только учти, что мы не сможем сразу эти крылья продать - цена упадёт! Всё-таки в Пиндосе жить лучше. Хоть рабов у них отменили, а одежду стирают какие-то вашеры! Еду хранят в рефридах. Долгое время еда не портится! Такие штуки у нас есть только во дворце и в ареопаге жрецов!
   - Что предлагаешь?
   - Сам предлагай, Гиб-сан!
   - Ничего нового. Даём цену на это крыло тридцать злыт. Приносим второе, отдает ещё пятьдесят! И за эту же цену восемьдесят злыт за пару. Ещё ему девять таких пар. Тогда у нас сразу восемьсот злыт. А цена остальных будет определяться размером крыльев! Или больше, или меньше. Это среднее крыло и цена тоже средняя. А за пару больших можно и сто пятьдесят заломить. Только так.
   - Ты предлагаешь меньше чем он предлагает?
   - Именно так!
   - Так дёшево?
   - А за это он нас вписывает в свои метрики что мы его дети, а значит граждане Пиндоса!
   - Да он моложе нас!
   - Хочешь, оставайся здесь! Я задолбался в диких землях! Хочется хоть не как богу пожить, а как простому жрецу! Налогов не платят, собственность отнимают, сами себя судят и наказывают! Про дядю вообще не говорю. Все знают, посадить его в миску к монстрам не удалось - просто отравили. Живьём не скормили, так тело им кинули. Что, не так? Шагу не шагнёшь, как появляется какая-то рожа или именем закона, ареопага, великим А, пытается очистить тебе карманы! А может стоит присоединиться к шаману пуков и раздолбать Здесяю?
   - Я купец, а не боец! Я переговорю с ним. Вдруг он на крыльях в Пиндосе бизнес построит?
   - Я таки не понял, мы после сезона дождей экспедицию с экспроприацией проводим?
   - Чисто теоретически, я за, но есть вопросы.
   - Задавай сейчас!
   - Они нам могут оказать сопротивление.
   - Кто? Охотники? Как высадимся перебьём главарей, первым того, кто в мозгах шарит, а охотники - это так... кто еды им дал, они за того и будут. Они не воины. Что такое охотник? Сидит в засаде и ждёт пока ещё живую жратву. Кидает копьё, идёт по следу или облаву на стадо делает! Да и их там не больше дюжины! Я бы там своей охраной, у меня их шестеро на плоту было, всё племя перебил бы! Но из-за этого шамана, я даже подумать не смел, не то, что команду дать! Встал ночью, хотел ещё крыло стырить. Раз кучами лежат, кто их считает?
   - Ну и?
   - Подковы гну! Только на берег сошёл... вот! - Достал он из кармана несколько прозрачных осколков, сложил их вместе, и они оказались маленьким шариком. - Промахнулись! Чуть ниже, он бы у меня вместо глаза был!
   - Зачем?
   - Откуда я знаю? Может чтобы мной управлять!
   - Это венцкий хруст! - Улыбнулся Дик-сан. - В прошлом году, вместе с твоим отцом Гиб-дидом были на свадьбе купца первой лавки Аяя-дидыка. Его старая жена померла, он взял в жёны внучку князя Плова. Теперь он первый купец первой лавки. Ведь муж его внучки брат Сниасза! О чём это я? А! В зале висели такие штуки, не только шарики, но и кубики, пирамидки, прямоугольники, а в середине их одна свеча. Вот огонь одной свечи бегая между этими фигурками освещал весь зал! Представляешь чудо какое!
   - Хочешь сказать, что дикие края Венцкия захватила?
   - Я не говорил этого! Может оказаться, что кто-то уже до тебя расплатился этим за крылья! Поэтому я беру в казне право на всю добычу в диких землях и большую лодку, а ты строй плот, лучше два. Мы оттуда вывезем всё, даже людей! Я с лодкой приду сюда и сдам добычу, что в лодке, а ты на плотах, по другому краю залива свалишь на остров Бртн. Там всех принимают, лишь бы в кармане что звенело. Сам знаешь, казна половину берёт от добычи. Зачем всё показывать?
   - Согласен. Со мной на плотах помощников-охранников всегда шесть. Много раз со мной были, дорогу знают. В середине сезона дождей, когда река водой хоть наполовину наполнится, пусть начинают вниз сплавляться. А мы, после окончания дождей поднимемся вверх, против течения. Всё равно раньше их у племени очутимся. Захватим всё и всех и будем их ждать. Я же знаю, у тебя есть боевые холопы. Не раз наши угодья от других отстаивали. За отдельную плату, прихлопнут кого угодно! У меня таких минимум шестеро, да и топорами отменно владеют!
   - А у меня дюжина копейщиков. Всех брать нельзя, а половину можно. После войны с Труками, которых мы разбили у Здесяи, треть нашего войска распустили, я себе их взял. Доспехи у них собственные. Кроме того, они не сдали трофеи, что сняли с труков. Поэтому у каждого, кроме копья, есть железный шлем, панцирь, щит и сабля!
   - Значит на лодке уместимся все. Я в лицензию вписываю двадцать два человека. Должен же кто-то хозяйственные работы выполнять?
  
   7.
   Накал строительных работ спадал. Основной объём работ, перед сезоном дождей был сделан. Даже с учётом новичков, оставленных Гасанаглом, рабочих рук не хватало. Новичков распределили по семьям и к ним относились как к членам семьи и племени. Они с радостью остались здесь. Всё привычно, но не всё знакомо, но это лучше, чем неведомое счастье где-то там, на неизведанных дорожках, в неизвестном месте.
  
   Теперь принялись за кузню. Сооружали вторую печь. Первую печь оставили только для плавки, а вторую сделали для кузнечных работ. Усиленно работали углежоги. Пришлось для угля делать и второе укрытие. Пепел хранили в нескольких коробах из коры поставленных друг на друга. Водный раствор пепла выпаривали и получали поташ для стирки, мытья, удобрения для растений. Часть его Воробьин начал откладывать для на производство стекла.
   Карпин внутри бунгало сооружал печь. Хоть он и называл её печью, но получался камин. Поставил ровно посредине, а глиняную трубу, под наклоном, вывел прямо перед пастью крокодила. Издали казалось, что дым идёт из пасти. Пришлось придумать систему подпорок для тяжёлой трубы, но, в целом, пройти было можно. Помещение разделилось на две части: женскую, где труба и мужскую где - топка. Тихон проверил, вроде ничего. Тяга есть, тепло держит. Начал готовить дрова. Санёк сам, без подсказок изготовил первую лучковую пилу. Она была ещё неуклюжая, но пилила. Тихон её освоил. Выбирал нетолстые молодые деревца, толстые сучья, распиливал, высушивал и колол.
   Дрова выкладывал ровными рядами вдоль стен. Когда внутри всё заполнилось, начал выкладывать их снаружи. Причем до кровли. Сверху накрывал крыльями. Дожди будут - всё промокнет. В последний момент вспомнили про пуков. Вода к ним в ямы натечёт - помрут. Пришлось в другом месте срочно сделать настилы, решётки, крыши и разместить их там. У скота изначально были свои загоны со свежеуложенной соломой на крыше, а сено в скирдах сложено так, что вода с него только бы стекала. Причём каждая скирда была окопана канавами, которые выводились в русло ручья.
   Тяжелые тучи не спеша заполняли всё небо. Покапывало. Русло реки покрывалось пятнами. Иссушённая земля впитывала влагу без остатка. Начались резкие, короткие ливни, чередующиеся с постоянной мелкой дождевой сыпью.
   Для них наступило время небольшого вынужденного безделья. Это только для них. Члены племени занимались производством кудели, пряжи, ниток. Даже начали ткать на примитивных саньковых станках. Мужчины точили оружие, делали стрелы, плели ловушки. Всегда найдётся какая-нибудь мелочь, когда надо что-то подправить или изготовить снова.
  
   - Пришло, наконец время, всё рассмотреть без спешки! - Обратился он к Рите. - Доставай свой цилиндр!
   Стали его разглядывать. Какие-то шкалы, кнопки, символы. Он достал блокнот и начал подробно фиксировать существующее положение. Потом попросил девчонок вспомнить что делал серый, когда ставил цилиндр на пол. Рита равнодушно пожала плечами. Марго долго молчала, а потом на другом листке нарисовала предположительную схему действий.
   - Логично. Как это тебе удалось всё запомнить?
   - Я, наверное, не совсем отошла от пребывания в кошке, а они всегда реагируют на движение и звук, а как ребёнок с незасоренным и чистым умом, на полном автомате заполнила. Только так могу объяснить, но не уверена, что запомнила всё правильно.
   Пришлось выйти на улицу под мелкий моросящий дождь. Рита стояла с блокнотом в руке готовая записывать каждое действие и пояснение. Только сейчас она поняла, что Марго ни писать, ни читать не умеет. Про арифметику и говорить не стоит. Вот для Санька, как для учителя, ещё занятие нашлось.
  
   Первое движение Марго запомнила точно. Образовался светлый круг. Что удивительно, дождь его обходил стороной. Произвёл второе действие и положил камень в круг. Мгновение и камень исчез. Произвёл третье действие и камень появился снова. Поменял на полено. История та же.
   - Смотри Рита, не перепутай. Меня отправишь. Досчитаешь до пять и вернёшь обратно. Запомнила, что делать надо?
   Пропал - появился. Выключил цилиндр и вошёл в дом.
   - Ну что? - Обеспокоенно спросила Рита, когда он протискивался мимо неё в узкий проём двери. Он сел на нерасколотое полено, служившее ему стулом. Рита села на своё, а Марго, лежавшая на матрасе, приподнялась на локте и вопросительно посмотрела на обоих.
   - Моё предположение оправдалось! - Выдохнул Тихон. - Я попал в подземелье рая. В то самое место, откуда мы сюда срулили. Я посчитал, что мы неправильно сделали, что ушли из рая. Думал,
   что лучше вернуться, встретиться с братьями Ланнуа и попросить их вернуть нас прямо в Россию.
   - Там засада? - Встревоженно спросила Рита.
   - И засада тоже! Но она мелочь! Дыру, через которую мы попали вниз, к серым - заделали. Всё! Обратного пути - нет!
   - А зачем обратно?
   - Мы можем долго путешествовать по мирам, а домой никогда не попадём!
   - А мне здесь интересно! - Марго присела.
   - И мне! - Согласилась Рита.
   - Это потому что вас быт не касается! Шкуры не скоблите, мясо не отбиваете, зерно камнем не растираете. У вас не быт, а дом отдыха с контролируемым экстримом. Изо дня в день надо делать одно и то же. Вы хоть ради интереса, серпом махали? Корзины с корнями, горшки с водой таскали? Босиком сколько раз ходили? Это не турпоездка! Прыг в самолёт и, через несколько часов, дома! Это навсегда! Каждый божий и не божий день! И моложе никто не становится! Чем больше неудобств, тем быстрее дряхлеем. А болезни какие здесь бывают? Да просто зуб заболит! Царапина загноится! Аптечка быстро закончится. "Скорую" не вызовешь и аптек нет! В магазин за круассанами не сходишь, а молоко только свежее... ты себе и другим полицейский, солдат, фуражир и доктор! Не надоело пеплом голову посыпать?
   - В смысле?
   - Чем волосы моете?
   - Пепельный шампунь! Ну, настойка пепла на воде! - Проверила чистоту своих волос Рита.
   - Предлагаешь переместиться к более продвинутым цивилизациям?
   - Теперь понятно зачем ты купца на жадность разводил! - Вздохнула Марго. - А я думаю, зачем, пуков-то показывать?
   - Рита ему наше могущество продемонстрировала. А зачем ты ему в набалдашник посоха стреляла?
   - Ты сказал, чтобы шапку сбить с головы. Ну собью. Он не поймёт опять напялит. А так перед его носом всё разлетелось! Камуфляж великое дело. Я сидела прямо в трёх шагах.
   - Продолжим!
   Снова начались эксперименты с камнем. Если он обратно не возвращался, то нос в это измерение не совали. Вся шкала была пройдена, но ничего похожего на Землю не обнаружилось. Тут и усталый Санёк ввалился.
  
   - Вы что тут от безделья анекдоты травите? - Вытер он пучком пакли водяную пыль с лица. - А некоторые как черти, в аду вкалывают!
   - Так это на пользу тебе! - Усмехнулся Тихон. - Жалко зеркала нет. Жирок спадает потихоньку. Лицо из круглого сделалось овальным, пузо через верёвку не свисает. Пощупай свои руки! Такими пальцами подковы гнуть и мышцы начали сквозь жир проглядывать. Тебе на пользу пошло быть чёртом!
   - Что правда?
   Марго кивнула ему.
   - Последняя плавка, печь загасили. Ребят отправил на каникулы.
   - А у тебя каникул не будет! - Хищно усмехнулась Рита.
   - И что теперь таскать?
   - Вспомнишь свою профессию. Будешь учителем начальных классов для Марго. Она же ни читать ни писать не умеет.
   - Точно! - Воскликнул Саня. - Только давайте поедим и потом начнём. Бумагу давай! - Обратился он к Тихону.
   - У нас её мало и использовать будем только по делу. На глине учи! Она будет и как доска и как тетрадь.
  
   Гиб-сан и Дик-сан встретились в Здесяя в фамильном отеле.
   - Гиб! У нас проблемы! Пиндосец Джерайт хочет пойти с нами в поход. В этом я его поддерживаю! Он не сможет тайно вывезти крылья от нас. Их в трубочку не свернёшь, в тайничок не спрячешь. Если схватят, а его схватят, спросят где взял? У нас в стране ведь монополия на крылья!
   - Сразу сдаст. Либо к водным монстрам! Есть проблема! Сам что думаешь?
   - Он предложил здравое решение. Как бы образует сухопутную экспедицию в дикие земли, а сам пойдёт с нами. Получает второе крыло и сдаёт оба крыла в казну. Сразу выкупает, получает разрешение на вывоз! Поэтому он просил скинуть цену до семидесяти злыт. Зато остальные девять пар по старой цене - восемьдесят, но с доставкой на Багуму. Это остров рядом с Пиндосом.
   - Мы теряем ещё сорок злыт, но и без них прибыль тыщи процентов! А Багума находится несколько дальше Бртна. Мы на плотах замучаемся и до него тащиться. Это тебе не река! Ветер, волны! Пусть там ждёт! Мы прямиком туда на плотах, а ты с ним на корабле.
   - Я не имею право торговать с заграницей!
   - Ты как турист поедешь! В казне обменяешь феры на баки!
   - Да там такой курс...
   - Зато много феров скинешь! Но если ты заявишь, что едешь только на Бртн, на это косо посмотрят! Всё-таки деловой центр. А если оттуда поедешь и на Багуму - это нормально. Это курорт. Все так ездят. Это ты, первый раз за кордон выбираешься, а наши аристократы и жрецы там постоянно пасутся!
   - С одной стороны ты прав, перспектив у нас нет здесь. Всё зарегламентировано. Накопленное вложить не во что. Каждый, даже мелкий штырь, мзду требует! А с другой стороны, у нас всё налажено, феры капают, капитал прирастает, крыша над головой есть, не голодаем!
   - А что же ты не женат?
   - А на ком? Или она сама или её шустрые родственнички, начнут нос совать в наши дела, уму-разуму учить, деньги вымогать, а не дай "А" про наше тайное дело узнают? Нас с концами в воду и всё себе захапают! Мне и рабынь вполне достаточно! Они не смогут претендовать на мою собственность, потому что и они, тоже, моя собственность!
   - Тогда на выезд за границу подавай сейчас, а не после похода, а то подозревать начнут!
  
   Несмотря на дожди превращение простых, непритязательных охотников в боевое подразделение продолжалось. Не было тренировок и единоборств, но зато все были разделены на мелкие подразделения, назначены командиры и началось обучение тактике, слаженности коллективов, чёткости выполнения команд, быстрому перемещению, соединению и разъединению подразделений, несение караульной службы. Ведение разведки и скрытое проникновение у бывших охотников, получалось лучше всего. Река постепенно наполнялась водой. Появились, неизвестно откуда взявшиеся стада бо-бо.
   Ещё во время засухи охотники обнаружили логово семьи ву-вуков. Эти хищники охотились стаями. Судя по всему, они подбирались к загонам со скотом. Их хотели пустить на шкуры, но Марго выступила против. Она предложила сделать наоборот: подкармливать и давать воду. Сначала ву-вуки посчитали что это подвох, но голод и обезвоживание взяли своё. Ву-вуки приняли подношение и уже не собирались совершить налёт на мирных овнов. Они соображали не хуже людей, а их четкости и слаженности, можно было только позавидовать. Дожди заканчивались, кузня снова продолжила работу. К ней ву-вуки и подогнали стаю испуганных бо-бо. Казалось, что они этим жестом благодарят племя за оказанную помощь в тяжёлое время. Пришлось принять дар и вынести свой. С тех пор между племенем и стаей ву-вуков зародилась взаимовыгодная дружба.
  
   Если со стороны верховьев реки племя было как-то ограждено от неожиданностей, то со стороны низовий службу нёс ворон. Ему это было нетрудно. Никуда летать нужды не было. Поднялся повыше и всё видно, как на ладони.
   Сразу за стойбищем река выливалась на плоскую равнину и делала три огромных петли. Это с реки петли были незаметны, а сверху очень чётко просматривались.
  
   - Что ты их так дрессируешь? - Спросил Саша, увидев мероприятия по защите его кузни, причём под неожиданным мелким дождём.
   - А если завтра война?
   - Какая война, с кем?
   - Раз сомневаешься, значит досконально знаешь местную обстановку?
   - А что её знать? Кроме пуков, бо-бо, ог-бо, вокруг нас никого нет!
   - А если появятся? Мы за всех сражаться будем? Неважно какое, на каком уровне общество, но всегда, во все времена стараются сразу выбить командиров или самых активных. Что ты сделаешь если тебя окружат трое? Вертеться замучаешься! Причём даже если кто-то из наших будет рядом с тобой, на помощь не придут! Это твоё дело! Ты же бог! Если тебя и десять окружат, все подумают, что чем больше вокруг тебя, тем всем лучше! Ты же их щелчком пальцев в пепел превратишь!
   Я их учу другому: создавать преимущество! Долго ты даже против двух не простоишь, но отвлечёшь. Значит наши могут зайти за спины врагов и, без проблем, нанести им урон. Одного боюсь!
   - Ты! Тихон, который воскресает?
   - Они охотники, не воины. У дичи нет копья, топора, да и вообще - это просто еда. Объяснить и заставить, что есть врагов почётно? Но рано или поздно дичью можешь оказаться и ты! Бог Са не помог, не тянет, зачем такой он нам? Здесь прошлые заслуги не канают! Пытаюсь сделать из них воинов, но как получится - не знаю. Они заранее, даже не видя врагов, должны быть готовы убить их! Это закон войны! Есть враг, его надо повергнуть, а не он тебя! Воин не должен рассуждать, а выполнять приказ! Праведный, справедливый, приятный или наоборот!
   Ещё за пятьсот лет до нашей эры Сунь Цзы сформулировал основные принципы ведения войны. Оружие, люди меняются, а принципы - нет! Главное правило - побеждать без боя! Чтобы сделать это надо показать такое, чтобы враг бросил оружие, упал и расплакался от бессилия. Кстати, старые охотники не лучшие воины. Парадокс, но молодёжь лучшие воины, чем они, но как охотники - хуже! Это правило всех времён и народов: войны выигрывают молодые! Я на них делаю ставку. Старых сложно переучивать. Копья они метают точно, далеко, а в строю сражаются плохо. Они в других не видят дичи или врага. Индивидуалисты, со своим мнением. Поэтому, если ты заметил, я сначала их выпускаю как метателей, а потом они уходят в задние ряды войска. Или партизанят, нападая на отставших или беспечных.
   - А я что, в случае войны всё время у плиты проведу?
   - Какой плиты?
   - Кухонной, я имею в виду свои печи!
   - Ты же бог Са! Тебя нельзя опускаться до ковыряния в носу, как простым смертным!
   - В общем так! Я тоже хочу участвовать и готовиться к войне! Или ты мне...
   - Или что?
   - Я ухожу от тебя!
   - Раз так иди! Ты бог тебе всё можно! Прямо сейчас! Личные вещи в руки и досвидос!
   - Так сразу?
   - Ты поставил вопрос, его сразу решили. А чего тянуть?
   - Ты будешь командовать...
   - Хочешь ты командуй! Тогда я строю лодку, беру девчонок и отчаливаю!
   - Ты не...
   - Я - не! Язык надо знать. Впереди войска идти. Силу иметь! А я? Да меня любой пацан сильнее! Я буду делать то, что заставляет обстановка и подсказывать жрецу!
   - А почему не вождю?
   - Он храбрый, умелый, но не сообразительный! Я, например, тоже тормоз, но у меня подготовка. Ты можешь встать в строй и быть рядовым бойцом, подчиняясь своему...
   - Ну уж нет!
   - На нет и суда - нет! Лучше расскажи, что с луками?
   - Охотничьих - уже десяток. Клеёных всего четыре. Три больших арбалета, два шарами из окалины и шлака стреляют. Три катапульты. Я, без твоего ведома, маленькую сделал. Накладываешь кучу всякого мусора, остатки костей, мелкие камни, песок, щепки. Так разлетаются! Как в кино!
   - Тяжёлая?
   - Я же ей катки приделал. А рычаг, как большая деревянная ложка. Правда летит недалеко. Метров на пятьдесят максимум.
   - Щитов сколько?
   - Пока шесть. Дублёных шкур не хватает. Дерево высушено, жиром пропитано, а кожи на обтяжку нету!
   - У нас двадцать два бойца. Каждому нужен щит. Сам понимаешь, луков здесь ни у кого нет, а копья и колья метать будут. В плотном строю не увернёшься, хотя бы дюжину надо.
   - Я думал об этом. Я края железной полосой обобью и крест на крест стяну. Теперь у нас десять копий с железным наконечником, восемь топоров, и двенадцать мотыг с трезубцами на обратной стороне.
   - Охереть войско!
   - Другого нет!
   - Знаешь, что я думаю? Надо в войско и женщин призвать!
   - Совсем что ли?
   - Не совсем! Вспомни амазонок! Их задача, не пропустить за наше ограждение тех, кто будет нападать. В истории женщины всегда помогали города оборонять! Выделим каждой по куску ограды и научим что делать, куда копьём тыркать. Потом учения проведём, мужчин заставим нападать с внешней стороны. Кстати, им и серпы пригодятся! Нашим девчонкам сделай по лёгкому копью.
   - Связался я с тобой! Передохнуть некогда!
   - Передышка - это смена деятельности. У тебя парень в кузне есть толковый?
   - Подаёт один надежды.
   - Оставишь всё на него, а сам займись женщинами. Ты же их любишь?
  
   Курган, где стоял пук, от дождей поплыл, да и сам пук поник. Пришлось экстренно реставрировать первый памятник племени. Дожди стихали. В это утро ворон не слишком долго был в небе. Плавно приземлился на плечо Тихона и начал торопливо что-то выговаривать ему, кивая клювом в сторону истока реки.
   - Ты серьёзно? - Ворон кивнул.
   Карпин развернулся и пошёл к мосту. Сделав полсотни шагов, повернулся и так зло посмотрел на Риту, что та, встрепенувшись, побежала за ним. У ограды стойбища Санёк проводил учения. Прихватил его, вождя, шамана. Зашли в предмостовые укрепления и полезли на деревья, встроенные в ограждение.
  
   Ворон не ошибся. Далеко-далеко, чуть ли не на горизонте поднимались дымы. Много дымов. В другое время их и поблизости не было бы видно. Но после длительных дождей дрова сильно дымили. Кто бы это мог быть никто не знал. Даже предположений не было.
   Начали усиленно строить башни и установили караул. Карпин вообще перебрался туда жить. Сразу выявилась проблема с туалетом. Пришлось вырубить в настиле моста дырку и закрыть обожённой глиняной плиткой.
   Увеличили тренировки с пращой. Усилили трухлявое заграждение, собрали все камни, что увидели. Отсортировали по размерам. В результате всех этих мероприятий стойбище стало напоминать площадку по переработке щебня.
   Посредине лагеря возвели башню. Она казалась куском моста, перенесённого с реки. Теперь с башни было видна и местность за забором. Перенесли на неё клееные луки, арбалеты и боеприпасы к ним. Там тоже был установлен караул его по очереди возглавляли вождь и шаман. В бывшие ямы пуков заливали воду. Каждому нашлось дело для обороны, даже младенцы издавали воинственные трели пуков. Напряжение нарастало. Для стрел не хватало наконечников. Наконец Санёк сделал и пару десятков квадратных наконечников для арбалетов. Их насадили на толстые древка, где-то полуметровой длины.
  
   Саша только разжёг огонь, как неожиданно появился Карпин.
   - Сколько у тебя железа! - Даже не поздоровавшись спросил он.
   - Ну, на наконечники хватит, да и щиты надо обить.
   - Этого не надо. Рупор можешь сделать?
   - Какой рупор?
   - В энциклопедии своей посмотри! Жестяной. Чем больше, тем лучше!
   - Ну я не знаю...
   - Всё железо направь на него. Нам нужна оперативная связь. Не будешь же гонцов посылать, когда надо будет моментально реагировать. А тут гаркнул. Кому - куда и всё! А сейчас надо наделать минные поля со стороны луга.
   - Откуда у нас мины?
   - Мины, соответствующие местным условиям! Выкопаем ямки и укроем их травой. В дно колышки набьём. Если неведомые нам орды одновременно бросятся на нас со всех сторон, мы ничего не сможем сделать. Поэтому надо оставить им узкую щель, чтобы они атаковали только через неё. Карпин побежал к вождю. Санёк пожал плечами и велел раздувать огонь мехами. Рупор сделать проще, чем нож выковать.
  
   Устанавливать мины-ловушки из колышков поручили шаману. Он собрал всех женщин. Они мотыгами, поднимали дерн, выкапывали небольшую ямку и вставляли заострённые колышки. Ямки выкапывались не хаотично, а в шахматном порядке. Только у внешней стороны ограждения, был выкопан полуметровый ров в ширину и на столько же в глубину. Здесь колья были и длиннее и толще.
   Вождь же гонял подразделения воинов с одного места на другое. Команды были короткие: "Арг в сектор четыре! Зуг - в сектор один!" и так далее. Карпин собирался уйти на мост, но прилетел ворон.
   Снизу, вверх по течению, к ним поднималась лодка, набитая вооружёнными людьми. Ему же и принадлежала идея не стрелять сразу катапультой, а скатить несколько толстых, но коротких брёвен.
   Идею усовершенствовали. На косогоре, за одним таким брёвнышком уложили ещё не расколотые поленья. Осталось только верёвками выдернуть колышки, как вся эта масса покатится вниз.
   Карпина беспокоило что обе группы появятся у их лагеря одновременно.
   Санёк не выпендривался и сварил рупор из полос. Чтобы не порезать губы, попросил вырезать для него мундштук. Рупор оказался неуклюжий и тяжёлый. Укрепили его на треноге и доставили в башню.
  
   7а
   Речной туман рассеивал сумрак. Ма - маленькое солнце, восходящее каждый день, только начинало просыпаться и обозначило это только узкой красной полоской на горизонте. Вот, в это успокоительное время счастливых снов перед просыпанием, к берегу причалила большая лодка с высокой мачтой. Мачта служила не для паруса, а для наблюдения. К её вершине вели короткие прибитые плашки. А, на самом верху, находилась широкая перекладина, на которой и располагался привязанный к ней смотритель. Сейчас, естественно, смотрителя не было. Да и что он увидит в таком тумане? Вёсла были вытащены из уключин и осторожно складывались вдоль бортов лодки. Двоюродные браться Гиб-сан и Дик-сан Гасанаглы наблюдали за этим. В руках они держали короткие штурмовые топорики. Сами они, естественно, сражаться не собирались, но оружие иметь при себе необходимо. Мало ли что?
   На глазах Дик-сана на перекладину плавно спланировало что-то темное. Ему показалось что платок. Пока он раздумывал откуда такому здесь взяться, оттуда, с перекладины раздался громкий звук, треснувшего дерева: "Кра!". На склоне послышался какой-то шум, а это тёмное пятно резко взмыло вверх и растворилось в тумане. Он повернул голову обратно и, из тумана, выскочило что-то крутящееся и долбануло в грудь. Последнее что он помнил была мысль, причём не его, потому что не понял смысла. "Пришли на блядки, а выебали нас!"
   Эти штуки били в борта, людей сбивали в воду, ломали конечности. Пиндосец, лодку которого тащили на буксире, уже сошёл на берег со своими людьми и пожитками, вытаращенными глазами смотрел на происходящее и мало что понимал. Гиб-сан опомнился быстрее всех, он крикнул что-то неразборчивое и прыгнул в лодку. Вслед за ним в лодку иностранца бухнулись ещё трое, схватили вёсла оттолкнулись от берега и начали быстро грести. Течение им помогло и они быстро скрылись в тумане.
  
   5. Мне б кубарем вниз скатиться с горы
   И не перехватят меня там орлы
   А если уверую молитву творя
   То вырастут крылья и у меня!
  
   1.
   Первое утро с чистым небом, когда Ма проявило свою силу, властно разогнав облака. Все знали, что в это время погода будет меняться с неимоверной быстротой. Только лучи Ма начали прогревать почву, как темные, набухшие словно почки, тучи стремительно покрывали небо и орошали уставшую от влаги землю ещё одним мелким, противным и холодным дождём. Ма не позволял им измываться над природой и быстро удалял их. Складывалось впечатление что они находятся на цирковой арене и гоняются на ней друг за другом. От Ма стало нестерпимо жарко и Дик-сан открыл глаза. Лучи Ма касались только лица, а сильнее горело в груди. Он обвёл глазами вокруг себя. Их лодка уже стояла на берегу. Сам он лежал на куче мокрой травы. Рядом ещё несколько человек, лежавших кто ничком, кто на спине, кто на боку. Над ним склонилась, скорее всего женщина, в белом. То, что она женщина - выдавали формы, то, что не местная - лицо.
   - Испей глоток! - Предложила она ему и приложила плоскую посудину к его губам. Он, не в силах отвести взор от её лица, машинально глотнул. Рот, глотку, а потом и желудок обожгло.
   - Ты меня отравила! - Вскрикнул он. - Зачем тогда спасала меня?
   - Моя твоя не понимай! - Ответила она ласково. В этот момент в нём пробудилось успокоение. Тепло начало распространяться по всему телу, напряжение спало и он обмяк. Она ушла, но пришли другие в набедренных повязках. Они раздели его соседа поднесли к реке и кинули его туда. Дик-сан похолодел. Он следующий?
   - Не волнуйся! - Услышал он знакомый голос Джерайта. - Твой вассал помер, они его похоронили!
   - А ты почему - почему?
   - А я гость!
   - Как это?
   - Это же вы их хотели перебить и всё забрать. А я договорился с их вождями, жрецами, богами, в общем с их властью и беру оптом, всё что у них есть!
   - А мы? Мы-то... что с нами? Гиб-сан тоже в реке?
   - Смылся твой брательник! Считай: одного сразу на лодке прибило, двое упало в реку, тоже с концами. Семеро покалечено, один уже умер. Четверо сбежали, в том числе и твой брательник. Остальные холопы или рабы, получив свободу, принесли присягу местным.
   - И сколько их?
   - Шестеро! Вас, скорее, превратят в рабов!
   - Не имеют права! Я свободный человек, купец третьей лавки!
   - Право они, как раз, имеют. Потому что это их право, а на какой лавке ты сидишь их абсолютно не волнует.
   - А что с теми, кто на плотах?
   - Ждут их.
   - Да у нас столько имущества на целое состояние, а лодка? Она же в аренде!
   - Ты не поверишь, но я, широким жестом, великодушно, все их трофеи им и подарил!
   - Да как ты...
   - Ты мне ещё должен! - Перебил его Джерайт. - Вытащить тебя из этого месива на лодке - дорого стоит. А когда тебя хотели кинуть в воду, поскольку ты признаков жизни не подавал, я сказал, что ты главный и будет лучше, что они тебя воскресят и допросят!
   - Ну ты и коз-бо!
   - Вот слова благодарности! Ладно, скажу им что я ошибся и ты не главный!
   - Сколько с меня?
   - Двести злытов и то по дружбе!
   - Да где я тебе ваши деньги здесь найду?
   - Расплатишься ферами, но по тройному официальному курсу! Пиши расписку! - Джерайт достал кусок кожи с выдавленным на ней гербом, вынул из футлярчика пластинку и протянул ему. Дик-сан накарябал. Пиндосец прочитал, удовлетворённо хмыкнул. Достал пузырёк с зеленью, обмазал пальцы Дик-сана и приложил их с другой стороны кожи. Всё сложил в кожаную сумочку, висевшую на шее и, насвистывая, начал подниматься по косогору.
  
   Как? Как всё это получилось? Он даже не успел полной грудью вздохнуть когда причалили, как из него чуть жизнь не выбили, а тело теперь даже на чучело не тянет! Волей-неволей в жрецов поверишь, если бы все не знали, что это просто корпорация, выведенная из-под законов государства, обирающая и людей и государство и ни за что не отвечающее. Им даже простые фокусы лень делать! Раньше, когда великий "А" восходил, они его лучом животворящий огонь создавали, который разносили по городам и весям. А теперь просто поджигают без свидетелей, но всем говорят, что луч животворящий. Дик-сан не знал, что кристалл горного хрусталя, через который луч "А" создавал пламя - разбился, а другой линзы не нашлось.
  
   Шестерых присягнувших племени новичков Карпин увел для охраны моста. Расположились в казарме. Одного выставил на пост, наблюдать за рекой. Два охотника, оставленные здесь, отправились в лагерь. На мосту не было никакого оружия это их удивило. Только вдоль перил лежали валуны.
   - А как воевать? - Удивился один из них.
   - Ваша задача наблюдать!
   -Но...
   - Вы дали присягу. Вы теперь свои. Выполняйте указания.
   - А как же ты с нами говоришь, если рта не открываешь? - Ехидно поинтересовался один. Его повадки, которые он старался скрывать, выдавал в нём лидера или командира бывшего или настоящего, но не назначенного.
   - Зачем тратить силы на шевеление языком, если я знаю, всё что в вашей голове таится!
   - Ха! - Не поверил тот.
   - Спроси своего друга, зачем он хочет убить меня, а перед этим хотел убить тебя! Причём не один раз! Спроси! - Карпин вышел на мост и стал спрашивать и объяснять часовому. Вернулся.
   - Ну? - Поинтересовался Тихон.
   - Врёшь ты всё! Мы с ним ном пыли наглотались!
   - А что такое ном?
   - Мешок!
   - Ты меня обманул воин. Он тебе признался при всех, что хотел убить только меня. Пойдёмте! - Он предложил выйти, потому что в глазах этого воина мелькнули искры гнева.
   Вышел первым, чтобы они, пока ещё растерянные не успели напасть со спины. Отпер ворота.
   - Вы оба свободны. Присягая, обманули наш народ. В лагерь не возвращайтесь, вас кинут в реку!
   Мимо него прошёл несостоявшийся убийца.
   - Всё равно убью! - Кинулся он на него. Никто даже не заметил, что произошло. Карпин перехватил его руку за палец, крутанул его, ударил коленом в пах, а ладонью в соединение шеи и плеча и отпустил. Тот рухнул наземь.
   - Забирай его!
   - Зачем мне мертвяк? - Теперь в его глазах не бегали искорки гнева. Там бушевало пламя!
   - Он скоро очнётся. Нападать не советую. С тобой будет тоже самое. Обоих скинем с моста. А так у вас есть шанс, найти новых хозяев и служить, надеюсь верой и правдой. Может плотов дождётесь, которые скоро должны объявиться.
   Тот вытащил товарища и ворота за ними плавно закрылись. Критически оглядел сооружение, взвалил собрата на плечо и отнёс подальше. Положил на пень и начал хлопать по щекам. Тот очнулся и долго не мог понять где он. Объясниться не успели. Ворота открылись, появился Тихон с верёвкой в руке. Он раскрутил её. Так больно стукнуло в бок, что он, запнувшись за ноги друга, свалился между пнями.
   - Жрецы херовы! - Стащил он друга с пня и они поползли к лесу.
   Карпин вернулся из под топчана достал шесть копий с кремниевыми наконечниками. Позвал в казарму стоявшего на посту и назначил его командиром.
   - Я не воин! - Отнекивался тот.
   - Поэтому тебя и назначил. Караулить днём и ночью. Вы ему помогайте, если он что не знает. Скоро здесь будет большая война. В принципе, она должна пройти мимо вас, но случается всякое. Придётся вам сражаться, те в плен никого не берут. Людей с плотов можете взять на своё усмотрение. Еды хватит. Костёр не разжигать. Пойдёмте покажу где могут причалить плоты, если вообще причалят. Еда под топчаном, вода в реке. Вон ведро. Этих двоих не пускать, как бы не умоляли. Они вас убьют. Встретимся после войны, если живы будем.
  
   Карпин намерено не хотел включать в оборону неизвестно кого. Что будет с мостом, когда объявится неведомая сила - не столь важно. Кто они, с миром ли идут, значения не имело. Хочешь мира - готовься к войне. Опробовали рупор. Оказался очень действенный аппарат все слышат и понимают что делать. Начали выводить пуков из клеток. Держали на привязи. Те ползали, разминали крылья. Дик-сан, увидев это был поражён, брателло не врал. Пробовали взлетать и были голодными, но не бросались. Сил и здоровья пока не хватало.
  
   2.
   Когда Джерайт впервые увидел ворона он был поражён.
   - Откуда игрушка? - Спросил он проходящую мимо Риту.
   - Оттуда! - Ответила она не оборачиваясь. Всем было запрещено разговаривать с приплывшими. Он подошёл к вернувшемуся с моста Тихону.
   - Может продашь и этот аппарат? Я побывал во многих странах, но такого нигде не видел. Про этих пуков слышал, а теперь и увидел что летают, а такие мелкие штуковины? Чудо технической мысли!
   - То, что мы договорились, пока что ничего не значит. Ты дал только аванс. Это первое. Кра-кра это символ, герб нашего государства и ты хочешь его купить? Может всё государство купишь?
   - А оно большое? Я бы синдикат собрал, сложились!
   - Кра-кра так называется наша страна, начинается вон в тех горах... - показал Тихон, на еле видные заснеженные вершины, - а теперь заканчивается здесь! Хочешь сувенир, попроси себе тотем племени кар-кар! - Кивнул он на шкуру крокодила, - или вон другой тотем - пука!
   - Они же меня в реку кинут! Скажи, у вас в стране, все так в чужой голове селятся и говорят?
   - Сам как думаешь?
   - Только избранные!
   - Чудес на свете не бывает! Ты прав!
   - А правда вы хотите захватить ТОП-ГОП?
   - Да. Но она нам не нужна. Это бедная страна. А вот остров Бртн нам нужен.
   - Но у них сильная армия и флот!
   - Ты шпион Джерайт?
   - Я простой торговец из Пиндоса!
   - А давайте установим дипломатические отношения с нашими странами! Напрямую будем торговать. - И этот ТОП-ГОП и Бртн мы давно бы захватили, но эта страна нужна всем как буфер. Они, хоть и с трудом, отбили нашествие труков, успешно сдерживают размножение пуков, с конгломератом народов пустынных земель вряд ли справятся, но и мы и Бртн и Немцука и Франзуки придём на помощь. Лучше биться с врагами на чужой земле, чем в собственной стране. - Подробно разъяснил политику Пиндоса Джерайт.
   - Джерайт - ты не купец, а государственный деятель! Возрази!
   - Скрывать от тебя бесполезно. Поскольку про пуков сведения давно отсутствуют, решили узнать как дела. Если они окажутся у нас... там слишком благоприятные условия для них. И что я вижу? Страна, о которой никто не знает их приручила и разводит!
   - Видишь, честность лучше, чем уловки. Понимаю, что уж если и у вас о нас не слышали, то другие и подавно. Предлагаю стать нашим торговым представителем в остальных странах, а заодно и разведчиком.
   - А что я с этого буду иметь?
   - Торговая монополия! Причём все пошлины нашей стране будете платить в Пиндосии, или как там вас называют?
   - Невероятно! Я что, могу официально служить двум странам?
   - Да!
   - Тогда давайте сразу заключим договор! Но сначала предъявите ваши полномочия!
   - Легко! - Тихон зашёл в бунгало, нарисовал на чистом листе ворона, ниже его крокодила, пука и перекрещенные копья. Написал текст и подписался.
   - Это что? - Пощупал бумагу Джерайт. - Вот как надо!
   Он достал кожу с нацарапанными на ней символами.
   - У вас нет папира? Вы отсталая страна и вы нам не нужны! - Весело улыбнулся Карпин.
   - Нет, нет! Вернее, да! Да! Я всего здесь один ахуй, а убедился насколько вы... согласен на все условия!
   - Тогда нам придется, вместе с вами прибыть к вам и заключить договор. А сейчас, у меня много дел! Идите к своим бывшим партнёрам и освежите их самочувствие хорошей порцией молитв!
  
   Не успел Карпин отойти от него как к нему подошла Рита.
   - И где ты был? Почему на мост ходил без меня?
   - Докладываю. Я это сделал специально. Как знаешь, шестерых мы привели к присяге. Один из них, в общем он вычислил меня точно, решил убить и захватить здесь власть. Второй об этом не знал, но я в нём сомневался.
   - Ну и?
   - Первый набросился... оба отпущены в лес. Ты бы мне помешала, я-то знал момент, готовился, а так они могли накинутся на тебя! Это всё усложняло бы.
   - Тогда почему ты отдал им мост? Они же могут сбежать, перейти на сторону врага!
   - Поэтому и отдал. Мост для нас сейчас не важен, а держать сомнительные элементы здесь - опасно. Представляешь кто-то сбежит и расскажет о нас, нашей численности, уловках. В своих бойцах надо быть уверенным. А когда уверен и малым числом победишь многих. Вождя не видела?
   - На вышке, рупор осваивает! Ему так понравилось через него командовать! Я тут создала небольшой санитарный отряд из детей. Чтобы воду поднесли рану омыть, траву из сумки достать, тряпицей затянуть. Пришлось, как не жалко было из нательной одежды пойманных, бинтов нарезать.
  
   Тихон поднялся на башню и показав на огромный пустырь за оградой спросил про траву там.
   - Вот скажи, вон те большие листья вы рвали, а теперь шарахаетесь от них. Почему?
   - Когда они только появляются они вкусные и их едим и мы и скот. Сейчас, если коснёшься, пузыри на коже вырастают. Понюхаешь - голова так болит, как будто дубинкой по башке. Ничего не соображает. Падаешь, а если не отползешь, там и помрёшь.
   - Смотри что надо сделать. Тяпками порубить. Закутай людей так чтобы на рубщиков ничего не попало. Пусть рубят под корень. Про ноги не забудьте. Их тоже шкурами как следует замотайте. Но вырубайте не всё. Когда до нашего поля с ямками, где колышки, останется четыре-пять шагов - не рубить!
   - Я понял, эта тарва как защита для нас, а там-то зачем рубить?
   - Тогда они там свою стоянку поставят. У нас на виду. Иначе расползутся на разные кучки. Как мы тогда узнаем кто и где?
   - Значит и у леса рубить не надо. Чтобы туда не лазили. Оставить только одну, свободную дорогу для них. Там и будем ждать. Мы так стадо бо-бо загоняем.
   - И это правильно!
  
   3.
   - Ну, командуй! - Язвительно усмехнулся боец, пробующий остроту наконечника.
   - Во первых, меня зовут Зирт, во-вторых он велел вам мне помогать.
   - Больно надо. - Отставил тот копьё в сторону и взялся за другое.
   - Ладно. Тогда давайте поедим и поговорим. - Вытащил корзину из под топчана Зирт. - Одно сушёное мясо. Не густо. Кормят как солдат.
   - А что не солдат? - Спросил другой и назвался. - Меня Кверт зовут.
   - Я бывший раб!
   - Вообще учудили! - Ответил первый, отбраковав и второе копьё. - Теперь нами раб командует.
   - Заткнись Тверк! - Грубовато, но вежливо попросил Кверт. - Если не доволен, вали за ворота, как те два недоумка.
   - Да я прикончу этого раба! - Схватился тот за копьё.
   - Как это сделаешь? - Засмеялся Зирт. - С копьём здесь не развернёшься, а моя кувалда вот! - Поднёс тот кулак к лицу Тверка.
   - Давайте поедим! - Принялся раздавать полосы сушёного мяса Кверт. - Если бы ты не признался, что раб, ни за что не подумал! Даже гвардейцы ареопага, похлибче будут!
   - Я молотобойцем в кузне при казне был! - Взял Зирт мясо из руки Кверта. Зачерпнул деревянной кружкой воды из ведра, сделал глоток и принялся жевать мясо.
   - Что там делал?
   - Феры! Сколько их через мои руки прошло! Меня же маленьким доставили туда. Видать вот такое племя, обменяло меня на еду. Сначала принеси-подай, меха покачай, подмети, разожги. Потом на феры поставили. Их отливают в форме, а когда застывают, надо молотком постукать, уплотнить поверхность и поставить клейма с трёх сторон. Когда в силу вошёл поставили кувалдой бить. Ножи, наконечники котелки для вас делать. Во время битвы с труками у стен Здесяи, отправили нашему войску на помощь. Сказали победим - всем свобода!
   - А как же ты обратно в рабах оказался? Не выполнили обещание?
   - Выполнили, да я отказался. Попросил, когда стану ненужным, чтобы продали меня за два фера, купцу какому-нибудь!
   - Зачем?
   - Да я в своей жизни ничего кроме кузни не видел! У меня из одежды только кожаный фартук был и сандали с подошвой в шесть слоёв, да и те казённые. Вот когда не было сил кувалдой стучать, меня и продали Дик-сану. Тот отдал в услужение Джерайту, с последующим выкупом за пучок фер. Вот я вещи заморскому купцу и таскал, бивак разбивал, делал всё что он велит. А какая разница между солдатом и рабом? Молчите? Никакой. Кормят - поят, одежду дают, мнения не спрашивают, приказы выполнять надо, свою жизнь не щадить, а когда не нужен, отправляют в утиль!
   - Ты лучше про битву бай! - Ухмыльнулся Тверк. - Что-то я не видел никаких рабов в той битве.
   - И я тебя не видел, что из этого? - Спросил до сих пор молчавший Аскарт. - Интересно ведь! Сначала про битву скажи, а потом, как при дворце жил!
   - При кузне!
   - Так она за забором от дворца! Я же там караул нёс.
   - Этого я не знаю! А про битву? Да что там говорить? Собрали нас, говорят берите с собой, что у вас есть под рукой. Я взял кувалду, приварил со всех сторон штыри, насадил на длинное древко. Крышки от кастрюль, к плечам и рукам привязал. На голову котелок солдатский. Напихал туда пакли и куском кожи закрыл.
   - Голым пошёл?
   - В чём был, в сандалях и фартуке. Я не рассчитывал, что уцелею.
   - Подожди, подожди! - Привстал с топчана Тверк. - А не ты ли у восьмой башни с труками в красных шлемах бился?
   - Откуда мне знать, какая там башня. Где поставили там и сражался. То, что красное на головах было - подтверждаю!
   - Так значит это ты меня спас! - Радостно заорал Тверк. - Помню, помню! Труки меня с ног сбили, а один свой изогнутый нож надо мной занёс, я даже глаза не успел закрыть, как смотрю какая-то кувалда надо мной летает, а все эти труки своей кровищей округу поливают!
   - Откуда мне знать, ты там был или кто. Я просто вертел кувалду, а кто под неё попадал? Сказали бить по красным, а не белым, я и...
   - Драгоценный ты мой! - Прыгнул на него и обнял его Тверк. - Да ты мне ближе брата! Которого у меня не было! Теперь моя очередь спасти тебя!
   - Не надо меня спасать! Я сам!
   - Это такая традиция у солдат! - Пояснил Аскарт. - Вы теперь побратимы! Теперь он отвечает за твою жизнь. Можешь командовать, мы не против.
   - Сами командуйте, я не знаю как это делать!
   - Тебя назначили, а мы поможем! - Подвёл черту военной темы Кверт. - А что дальше?
   - Это всё. Вот я и здесь. Мне нравится. Сидим здесь никого не трогаем, может и нас не тронут!
   - А если тронут, мы им зададим! - Подмигнул Тверк. - А если не получится, на другой берег сбежим!
   - А если враги и там?
   - Не думай о плохом! По крайней мере наши тела не пукам отдадут, не свин-бо, а кинут в реку, как и положено согласно закона великого "А"!
   - Спасибо Тверк, успокоил! - Принялся медленно жевать мясо Кверт. - Жаль варить не на чем, я бы такое варево забабахал!
   Он вышел на мост и сразу вернулся.
   - Смотрите! - Заорал он. - Только присел...
  
   Два плота медленно спускались по реке. Их окружил рой маленьких долблёнок. Сзади один рулил и грёб, а передний стоял с копьём, периодически тыркая им в направлении людей, столпившихся на плотах. Несколько человек на плотах, вяло отбивались, но плотами никто не рулил. Течение загоняло плоты в залитую водой пустошь. Плоты, скрепя брёвнами, с трудом продирались по залитой водой земле. Первый натолкнулся на препятствие, а второй так ударился о него, что на обоих плотах люди попадали. На долблёнках раздался вопль радости, словно мадридский "Реал" забил "Ювентусу" четыре гола.
   С долблёнок начали перепрыгивать на второй плот. Радость их была преждевременной. Но и с первого плота на второй прыгнули воины с копьями. Они просто спихивали абордажников в воду. Те, видя под водой траву и землю, вставали на них и вязли. А вот выбраться на долблёнку было сложнее. Кому охота соваться под чужое копьё? Кто-то отдал команду и люди с плотов, помогая друг другу, прыгали в воду и вылезали на небольшой сухой полуостровок, который переходил в крутой утёс. Потом перекидали и нехитрый скарб. Люди, цепляясь за траву, кустарник, полезли вверх. Последними, на сухое место вылезли воины с копьями.
   Долблёнки пытались причалить и там, но получали отпор. Желая быстрее достичь берега, они забывали про течение и, оно утаскивало их вниз по реке.
  
   Когда лодчонки начали спускаться к мосту, Зирт предложил скидывать на них валуны, лежавшие вдоль перил у моста. Догадался что камни для этого и предназначены. Он подхватил валун и, с трудом, перевалив через перила, разжал руки. Валун попал прямо в корму лодки. Она задрала нос и опрокинулась, накрыв собой тёмного человека с веслом. Ещё один камень кинул Тверк. Промахнулся на немного, но хватило и этого. Камень создал волну, она залилась через борт и лодка опрокинулась. Оба сидевшие в ней, успели ухватиться за скрещенную опору моста. Их лица были искорёжены гримасами радости. Живы! Слава "А", ну или тому, кому там они поклонялись. Из воды что-то молниеносно выскочило и схватило за ногу нижнего. Тот заорал, перекрывая шум воды.
   Вместо ноги свешивались кровавые ошмётки плоти из которой лилась кровь. Сидевший выше стал ползти по опоре вверх. Увидев лицо Тверка, с надеждой протянул ему руку, но получил удар тыльным концом копья по голове. Руки его разжались и он упал на своего товарища. Оба скрылись в пенных бурунах. На остальных лодчонках, увидев такое, пытались развернуться или причалить к крутым обрывам. Течение было сильное, подводные искусственные препятствия частыми ... все пошли ко дну. Пустые долблёнки, нехотя, перевалив через барьер, уже умиротворённо покачиваясь на лёгкой волне, плыли в сторону лагеря.
  
   - Смотри! - Показал Тихон вождю на реку. - Может вытащим?
   - Как?
   Карпин привязал верёвку к стреле самострела и выстрелил в первую лодку. Таким образом смогли добыть ещё две лодки. Две застряли на противоположном низком берегу. Он предложил ворону оценить приближающегося противника. Тот, в небе, сделал несколько резких взмахов. Это означало "много".
  
   Зирт выбежал на край обрыва и стал помогать людям вылезать на поверхность. Потом показал куда идти. Там их встречал Аскарт. Зирт и Тверк перешли на другой берег и обследовали другое укрепление. Решили, что спасённых с плотов разместить здесь. Тесно, но безопаснее.
   Кверт внимательно смотрел за обстановкой на реке и прилегающей местности.
   Последними ввалились копейщики. Они притащили корзины с каким-то барахлом.
   - Жардак, ты ли это? - Кинулся на здоровяка под два метра Аскарт.
   - Вы уже победили? А чего нас здесь ждёте?
   - Победили нас. Гиб-сан смылся, а Дик-сан ранен. Мы принесли присягу победителям, нами командует раб. Мы можем и вас принять к нам.
   - Чтобы нами раб командовал...
   - Тверк его побратим. Классный парень Зирт. Он тоже с труками бился. Много вас?
   - Где-то два десятка!
   - Есть хотите?
   - Неплохо бы.
   Аскарт запер ворота и поднялся на башню. Кверт принялся раздавать пищу.
  
   4.
   Тех, кого выдворил с моста Тихон, звали Гандом и Презирт. Они нашли дорогу к стойбищу племени. Как только неосторожно высунулись из леса, в них полетели камни из пращи. Часовые бдят, однако! Тем более что-то там кричали. Жрать хотелось неимоверно. Пить тоже. Они решили не рисковать и двинулись опять к мосту. Если не выклянчить еду, то хоть из реки попить. Теперь жизнь казалась не такой безоблачной. Власти уже не хотелось. Просто прилечь и поспать не опасаясь, что во время сна кто-то высосет твою кровь. Слухи о таком регулярно ходили в солдатский среде. Никто из разносивших данные вести сам лично не видел, но... Когда спрашивали командиров, они это подтверждали. Спать на посту было опасно.
   Они пересекли небольшую полянку и увидели огромное количество мелких и тёмных людей, шедших им навстречу. Увидев друг друга все остановились.
  
   К ним, тяжело шагая, подошли воины в блестящих желтоватых доспехах. И у них в руках были большие, толстые ножи, а на голове шлемы из такого же металла, которые напоминали кастрюльки и тарелки. Гандома и Презирта поставили на колени перед самым большим и толстым, который ещё и взгромоздился на пень. Снизу он выглядел огромным, но, если без пня, жирным коротышкой.
   Он толкнул краткую речь, от чего все другие начали пинать Гандома и Презирта и что-то орать в уши.
   Гандом устал от такого нехорошего обращения, встал и прямо спросил: "Чего тебе надо, жирный?"
   Все разом замолкли. Предводитель этого воинства тупо уставился на него. В его голове бродила какая-то неясная мысль, но сформулироваться не успела. К их группе подошёл невзрачный человечек, никак не похожий на всех, и перевёл слова Гандома.
   - Ви есть местный чел?
   - Да! И этот лес весь мой. Платите за то, что вы его топчите!
   - Ми, арбаиды, никяму, ничевон не платчим, а такиух как ви ням!
   - Мы пошли! Или ешьте, раз такие голодные!
   - Ви не поняливи вождя вождей всех вождей. Они готови васю псхватить под свой длань, но какой-ко от вис польза? Этот ак лес, полны-полны мелкой заразы, пьющей кровь, кусающихся деревьев он ваши? Мы сам крови пиём! Они на не здеся!
   - Да, вождь вождей всех вождей. Что вам надо?
   - Ми потеряли дождь, плывущий по земле. - Толмач говорил всё лучше и лучше, - Нам хочется пить, а из нас, наоборот, вся вода уходит. Наши смелые охотники бросились догонять за целым стадом еды, плывущей на деревьях без ветвей и пропали.
   - Мы можем привести вас и к дождю, плывущему по земле и к еде! А что взамен?
   - Вы проведёте нас в страну ТОПОРП их главному стойбищу Задрис!
   - Мы согласны! - Сразу брякнул Презирт.
   - Ты чего? - Ударил его в бок и тихим, тихим шёпотом спросил Гандом.
   - Откажемся - сожрут. А перед этим через свои задницы пропустим всех его вояк! Туда! - Показал он.
   - Река в другой стороне!
   - А пусть это им мёдом не кажется. Ты-то сам знаешь, где река? Это люди пустынных земель. Они не ориентируются в лесу. На следующей стоянке в другую сторону покажем. Если до этого не смоемся.
   Гандом кивнул, тут же подбежали несколько человек, раздели и опоясали их кожаными шнурами и взяли на поводок!
   - Вот об этом ты мечтал Гандом?
   - Хотя бы покормят, а не сожрут!
   - А не кажется тебе, что мы выбрали неправильную дорогу. Сидели бы сейчас на мосту и в воду плевали!
   - Заткнись и не вспоминай. Это из-за тебя, мы лучшую жизнь проябали!
   - Это я ещё и виноват, а кто свои мозги распустил... - Но тут их дернули за ремни, ударили по спинам плёткой, и, судя по выражениям и жестам, приказали молчать!
  
   Невероятно, но они вышли на огромный луг, перед стойбищем. Гандом и Презирт удивлённо оглянулись друг на друга.
   - Это что за ихуина?
   - Не знал, но так получилось. Может сбежим к бывшим нашим? Скажем типа в разведку пошли, этот задрот, он же всегда с моста не уходил, может там до сих пор. А, потом, когда они нас примут, рех он сможет что доказать!
   - Нужно. А как? - Тут их опять дёрнули за поводок, потому что подошёл вождь вождей всех вождей.
   - А еда где? - Спросил он без обиды.
   - Вон они, за забором бегают!
   - А они захотят?
   - В смысле захотят?
   - Чтобы мы их съели. Всё равно съедим, причём живьём. Пусть сдаются! Скажи им. А перед этим мы им доставим удовольствие. Они все станут нашими самками. Пусть воины выбирают, их сразу съедят или потом, когда их отбуравят!
   - Нам не почину! Раз ты наш вождь вождей всех вождей значит и должен говорить с их вождями!
  
   Это в лесу их казалось много, а на поляне оказалось ещё больше. Презирт со счёта сбился. Несколько сотен, а дальше его познания в арифметике отсутствовали. На лугу начали устанавливать палатки, делать кострища, даже кто-то побежал к реке, но получив камнями из пращи, толпой столпились на недосягаемой дистанции для полёта камня.
   - Э! Вы! Окончите жизнь со счастьем! Мы вас съедим, и вы вознесётесь...
   - Что он бормочет?
   - Как все святоши! Счастье обещает! - Ответил Санёк.
  
   Карпин не успел ему ответить, как на башню явился Джерайт с каким-то свёртком. Он аккуратно его расставил на перилах, накрыл себя какой-то тканью, и вставил в аппарат какую-то пластинку.
   - Ты чего припёрся? - Начал орать на него Карпин.
   - Я же теперь ваш. Я должен дать отчёт, что ваша страна, не хуже нашей, а может и лучше! Это синем! - Сделал он ударение на последнем слоге. - Наше последнее чудо! Он подтвердит мои слова о вас!
   - Фото что ли? - Пренебрежительно спросил Санёк.
   - То или не то, но надо сделать два их. Начало и конец. Пусть все ваши лягут, что вы побитые, а мы, в зависимости кто победит, всё переделаем. Чтобы сохранить такое историческое событие я сваливаю в Здесю!
   - Снял? Тогда вали на берег, тебе придут и помогут!
   Джерайт не понял в чём его обидели, но ушёл. Санёк вопросительно посмотрел на Карпина.
   - У нас есть только один шанс, что они не набросятся со всех сторон сразу, а этот пиндос не будет нас отвлекать. - И вождь и шаман не поняли, что Тихон ответил Воробьину, но согласно кивнули.
   - Приготовиться! - Крикнул вождь в рупор, а шаман, сбежав с башни, пошёл воодушевлять бойцов.
  
   Войско пришельцев построилось в пять рядов растянувшись вдоль всего забора. В первом ряду стояла молодёжь с заострёнными кольями, второй ряд занимали, тоже молодые, но уже более опытные воины - с каменными наконечниками. Остальные три ряда с бронзовыми. Двенадцать воинов в сверкающих бронзовых доспехах, стояли как шары на бильярде - треугольником. Вождь вождей всех вождей находился в их середине. Он громко крикнул и войско побежало. Им противостояла узкая цепочка мужчин, женщин, детей с пращами. Камни, достаточно точно полетели в бегущих, хоть и выбило из строя некоторых, но это их не остановило.
  
   Остановила жгучая трава, причём только первый ряд. Одни упали, другие начали разбегаться, третьих затолкали ещё дальше. Случилась куча мала. Задние ряды напирали, передние не хотели получать ожоги. Их сбивали с ног и шли по ним к кривому заграждению. Застучали барабаны. Те, кто теперь оказался первым, побежали через пустое пространство к стене. Вот тут и началось. До стены добрались двое. Остальные угодили в ловушки, где поранили ноги. Они начали отползать обратно. Эти двое с разбегу прыгнули на забор. Но сквозь ветки и деревья, кто-то начал тыркать в них копья. Они отпрыгнули обратно, но провалились в сплошной ровик с большими кольями, они так и остались там, вереща от боли.
  
   Тихон сказал лучникам с тяжёлыми клеёными луками в кого кому целиться. Сам выстрелил из арбалета. Специально бил в грудь. Хотел проверить прочность бронзовых доспехов. Никаких проблем. Как консервную банку. Перешёл ко второму, а Санёк начал заряжать первый. Лучники же целились в открытые места: лицо и шею. Он ещё раз выстрелил. Бронзового окружения у вождя вождей всех вождей не стало. Он был совершенно один и растерянно оглядывался. Вокруг него все были мертвые.
   Какая-то война хреновая! Не по его правилам. Какие-то коротенькие копья, запросто пробивают броню. Он прокричал про отступление. Войско замерло. Вот тут-то начали стрелять и из охотничьих луков. Когти пуков, выполнявшие роль наконечников были смазаны ядом прыгунки - маленькой невзрачной зверушки с голой кожей и слизью. Вот эта слизь и была ядом. Достаточно было царапины. Правда яд действовал не на всех и не стразу.
   На башне опять появился Джерайт со своим синемом.
   - Сейчас то можно? Это же гениально! Полная победа!
   - Это ещё не победа. Мы выиграли только первое сражение. У них только воинов в пять раз больше, чем у нас людей. Всех людей. Пока они будут думать - перерыв. Снимай!
  
   Они спустились вниз к подошедшему шаману с отделёнными командирами. У всех глаза блестели от радости. Они хотели перелезть через ограждение и преследовать отступающего врага. Шаман еле их удержал.
   Теперь, когда враг убедился что простым наскоком не взять, он должен поменять направление. А оно одно - единственное. Ворота в кузню. Единственный проход где нет жгучей травы. Враг, похватав своих убитых, начал расчленять их и поставил бронзовые котлы. Но для варки не было воды. Ели сырьём. В основном ливер. Голые тела перемазались кровью. Издали казалось, что убитые оживились. Или живые окровавились.
   К воротам кузни послали стайку быстроногих пацанов. Те добежали до них, начали прыгать, кричать оскорбления. Убедившись, что никакой реакции не последовало, убежали обратно. Понятно, что они проверяли, нет ли и здесь какой-нибудь неожиданной хрени.
  
   - Давай бог войны свою артиллерию. Маленькой катапультой вон в тот пригорочек перед воротами долбанёшь, когда первые пройдут, а другие будут или на нём, или перед ним. Не жди команды. Сам. Только сам. Если мы сейчас и второй порыв собьём, то останется их только разогнать. Они уже взмокли, устали, много раненых, им пить хочется. Видишь, как они торопливо пьют кровь убитых или раненых? Дальняя катапульта, что до того берега била, повёрнута? - Санёк кивнул. - Сами попили водички и по местам.
   Карпин начал смотреть в бинокль. Что тут несколько сот метров, простым глазом видно, но долго и тщательно осматривал лагерь врага. Причём на ладони делал какие -то пометки ручкой.
   - Что это за штука? - Протянул руку к биноклю Джерайт. Тихон подал ему другим концом.
   - Ого! Какие маленькие, как далеко! - Карпин перевернул ему бинокль. - А теперь близко. Забавная игрушка! Много у вас таких?
   Тихон хмыкнул.
   - Ладно, ладно, потом поговорим. Я пошёл, мешать не буду. Да и вообще решил остаться с вами. Успею дощечки проявить.
  
   Теперь атака развивалась по-другому. Передние несли огромное бревно. Оно предназначалось чтобы с разгону вынести ворота. Они этим бревном могли вынести не только ворота, но и ограждение в любом месте. Причём им бы не помешала ни жгучая трава, ни ловушки с кольями. За ними шли воины с тонкими стволами, чтобы, положив их на верх ограждения, вбежать по ним и спрыгнуть за ограду. Позади всех опять шёл бронзовый треугольник. Только в доспехах уже были другие.
  
   Несущие бревно прошли пригорок и остановились в ожидании команды чтобы, разбежавшись под небольшой уклон и ударить бревном и разнести ворота. Вот тут Санёк и выстрелил из малой катапульты всем мусором, который смогли собрать на земле.
   Это было равнозначно тому, как неожиданно, "Калибр" в Сирии к террористам прилетел. Бревно выронили, причём из двух десятков, трое оказались под ним. Те, кто шёл с тонкими стволами, принялись вертеться, лупя ими друг по другу. А бронзовое окружения вождя вождей всех вождей, опять бесславно полегло вокруг него. Убитых мало, а увеченных много. Отступили.
   Карпин опять долго смотрел в бинокль. Попросил позвать Джерайта.
   - Заряжай свою пластинку! - попросил Тихон Джерайта. - Хеппи энд! Это надо видеть!
   - Выпускай пернатых! - попросил он Санька, поднявшегося на вышку.
   - Каких пернатых?
   - Соколов наших под названием пук!
   - Они же улетят!
   - Да и хер с ними. Скоро трупы вонять начнут. Нам здесь боле делать нечего, но на пиндоса, надо произвести огромное впечатление. Мы в его страну с посольством собрались!
   - Как скажешь!
  
   Пуки нехотя выползали из своих клеток. Оглядывались. Вряд ли что-то было в их голове, потому что и мозгов ней не было, но алгоритм поведения был. К ним подошли люди с горящими ветвями. Пуки пытались увернуться, отступали, наконец один взлетел. Запах крови развернул его в сторону луга, шевеление, грохот барабанов. Он, как-то по-особому, замахал крыльями и вся стая, нехотя, один за одним поднялись в воздух и начали пикировать на лагерь врага.
  
   Вместо того чтобы замереть или взять копья и начать отбиваться в лагере начали убегать и прятаться в палатках и шалашах.
   - А почему сейчас, а не раньше ты их выпустил? - Спросила Рита, как и Марго, находившиеся на наблюдательном пункте, ничего не делавшие, но и слова за всё это время не проронившие.
   - Ждал, когда яд прыгунки начнёт действовать. Меньше часа. В кого яд попал - померли. Пуков жалко, отравиться могли!
   - А вот эту бойню, что ты устроил, этих несчастных не жалко?
   - Нет! Они к нам пришли, а не мы к ним. Всё справедливо. Если бы нас здесь не было, они их всех сожрали.
   - А беженцев в Европе?
   - Причём беженцы в Европе? Мы здесь - они там! От нас здесь польза, а от них? Одни проблемы и затраты. А кто они, эти беженцы? Молодые здоровые парни. Халявщики. Работать они не смогут, даже если и захотят, а я в это не верю, что работать захотят, да и европейцы начинают догадываться, что саранчу к себе запустили. Будут развлекаться за европейский счёт, всякими взрывами, нападениями, убийствами...
   - Теперь уже поздно...
   - Ещё не поздно, поздно будет, когда весь мусор планеты к ним в Европу переместится. Трамп-то это понимает, поэтому и границы свои закрыл. В штатах и своих халявщиков полно. Надо сгрести всю эту плесень и высадить в Сахаре, пусть расходятся откуда пришли.
   - Ты людоед, Карпин!
   - Людоеды - они! А здесь война. И там война. А на войне как на войне. Как здесь. Или они нас или мы их. Закон биологии.
   - Да это же...
   - Вон, спроси у них, когда они к реке подходят. Водные жители толерантностью не страдают. Что в пасть попало, то и жрут!
  
   Отъевшиеся пуки медленно ползли к ограждению. Во вражеском лагере остались жертвы, спелёнутые паутиной в коконы. Они с трудом перевалили через ограждение. Все замерли, стараясь не шевелиться. Никто не знал что делать, а команды не было. Пуки подползли к своим клеткам и, к удивлению всех, разместились в них.
   - Феноменально! - Джерайт был настолько впечатлён налётом и возвращением пуков, что даже не заметил, как напряжённо застыли все остальные.
   - Последний акт марлезонского балета. - Провозгласил Карпин и начал спускаться вниз.
  
   Все последовали за ним. В ложку катапульты был положен валун с привязанными к нему горшочками и пучками высохшей травы. Щелкнул зажигалкой. Трава загорелась. Махнул рукой. Санёк выбил клин. Камень в дыму и огне поднялся в небо. Упал посреди лагеря и начал катиться вниз к небольшой выемке луга, поджигая всё вокруг.
   - Как это? - Удивился Санёк.
   - В первом походе на пуков, охотники, прежде чем поджечь, пользовались этим составом. Не надо с собой угли носить. Намазываешь на любую поверхность, любая искра и он горит. Горит и то, на что он намазан. Вроде напалма. Я думаю в этих камнях много фосфора. Здесь смолы было меньше, а фосфора больше. Специально заставил сделать. Дым горячих жгучек, добьёт всех остальных.
   - Да ты применил химическое оружие! Там же дети!
   - А что делать? Они не вещи, каждый день жрать хотят! Только в отличие от них, - кивнул он на вождя, - они привыкли есть человечину. Жалеешь их - пожертвую собой, а не ими. А то за чужой счёт все добренькие!
   - Мы с ними разделались без единой потери! Зачем тогда все эти усилия, я всё это время от печи не вылезал. Знаешь сколько пота с меня сошло.
   - Знаешь основной принцип войны? Больше пота - меньше крови! Мы же не с ними готовились воевать, а с этими, которые на лодке приплыли! Да и про этих мы ничего не знали. Им даже не надо было нас в клещи брать. Вот эти два десятка всё наше войско вдребезги разнесли бы. Мы бы и пукнуть не успели. Разведка хорошо сработала. Ворону спасибо скажи. Кстати, а он где?
   - Джерайт гоняется за ним, хочет поймать! - Ответила Марго.
   - Ну и как?
   - Получил два раза клювом по темечку. Теперь в теньке лежит рядом с купцом.
   - Делом занимайтесь! Мы скоро отбываем!
   - Когда скоро?
   Ещё не знаю, тут надо довершить!
   - Да мы...
   - Знаешь пословицу про трёх мастеров Дао? Дао - это путь, чтобы вы потом, что это такое, не спрашивали.
   Первый мастер - ловко уворачивается от камней. До второго мастера камни не долетают, а в третьего вообще не бросают. Почему?
   - Потому что там его уже нет! - Ответила Рита, а Тихон согласно кивнул.
   - Всегда помните война - это тропа хищника, по которой надо пройти, оскалив зубы, но остаться человеком, а этих людоедов с людьми мы оставить не сможем. Кто их будет перевоспитывать? Ты?
   - Ладно Тихон, ты прав. Нечего тебе морали читать. Кажется, Ницше сказал, что мораль - это лучший способ водить человечество за нос.
   - Я не ожидала, что ты такой начитанный Саня!
   - Плохой или хороший, но я же литератор, поэтому и как-то начитанный Рита!
  
   5.
   Джерайт приподнялся, держась за макушку.
   - Вот это игрушка! Нельзя просчитать её действия! Мне показалось что мозги выклевал!
   - Ты о чём? - Спросил Дик-сан.
   - Вот ты, твой отец всю жизнь торговали с дикими землями. Гиб-сан каждый год по ним лазит, но ни разу вы не слышали о такой стране Кар-Кар, которая у белых вершин. Даже в сказках такого нет. Вот, например, описана страна, где если деньгу зарыть на волшебном поле - вырастет денежное дерево, а если куртку - с куртками.
   - Это же брехня!
   - Брехня, но она есть. Значит что-то где-то похожее было, только никто уже не знает точно. Это у вас сейчас деньги - феры, а до этого могли быть и плоды. Плоды не могут вырасти на дереве? А листья на этом дереве были такие, что в них можно было завернуться! Чем не одежда? Мне, кажется, это не представители какой-то даже мифической страны, а просто проходимцы. Они используют необычное для нас оружие. Значит оно нужнее там, а у нас предпочитают другое. У нас чаще используют трукское. Они эти изогнутые ножи называют сабли. А у проходимцев их нет! Значит оно там не нужно! У них есть только три интересных и непонятных вещи. Первое как они шуруют в наших мозгах, второе - удлинитель глаз, третье - живой лёгкий уголь. Я еле от него спасся! А что вас так мало стало?
   - Нас только трое выжило. Я про себя думал, что горю в пламени ада! Но подошла маленькая в белом. Их тут много в одном белом ходят, но эти четверо они и лицом белы и волосами и говорят не по-нашему. Вот она не самец и вторая, которая побольше её, тоже. Воткнула мне в руку эту штуку. Я думал убивает, а оказалось наоборот - вернула из ада! Меня изнутри не сжигает, потом напоила, и мне лучше!
   - Что тебе воткнула?
   - Вот! - Дик-сан протянул шприц из аптечки.
   - Это что, металл? - Удивился Джерайт. - Гибкий, длинный и внутри этой волосинки дырка? Как на тракве?
   - Осторожней, у него края острые!
   - Действительно! - На пальце Джерайта проявилась капля крови. - Непонятно. Не может быть такого в нашем мире! Неужели мы его так плохо изучили? Надо драпать и как можно быстрее. Пока все кинулись собирать трофеи, надо уплывать. Ходить можешь?
  
   Джерайт перенёс в лодку свои вещи, еду что была, кувшин с питьём, плошку с мазью, охапки травы и помог Дик-сану поудобней улечься на дне лодки. Двое остальных раненых доковыляли до лодки сами.
   Тут Джерайт и заметил крадущихся вдоль реки Гандома и Презирта.
   - Идите сюда! - Повелительно приказал он. - Это что за фешн-мода, голые и в ремнях?
   - Мы из плена сбежали! Сначала от этих, потом от тех.
   - Потом расскажете, пошли со мной! Дик-сан, я попробую что-то ценное прихватить. Крылья хотя бы, а лучше сцапать одного из этих проходимцев.
  
   Они начали пробираться к бунгало. Действительно на территории стойбища даже детей не было. Присели за стопкой самых больших крыльев.
   - Берите по паре крыльев и бегите к лодке, я вас прикрою! - Джерайт начал осматриваться по сторонам и увидел, что Марго вышла из бунгало. Как видел - не видел. Не была, а вдруг здесь. Пытать, пытать и ещё раз пытать!
  
   Марго с Ритой зашли быстренько перекусить, пока никто не мешает, не посылает и не командует. Марго удивленно огляделась по сторонам. Никого!
   - Её хватайте и несите к лодке! Её допрос гораздо ценнее этих побрякушек! Гандом и Презирт считались здоровяками среди местных, но рядом с Марго были на полголовы ниже. Зато сильные руки, развитый торс и крепкие ноги, в общем как и у всех людей привычных к физическому труду и длительному хождению. Марго успела только охнуть, как они взвалили себе её на плечи и побежали.
   Джерайт только глазом моргнул, перед ним оказалась Рита. Он никак не понимал, как они проходят во внутрь бунгало. Он пару раз обходил сооружение, но дверей так и не нашёл. Увидев её, начал рассматривать крылья пуков, стараясь так встать, чтобы она не увидела, как уносят Марго.
   Главное скрыться за склоном. Но это ему не удалось. Она жестко отодвинула его своей рукой, в другой оказалась какая-то загогулина. Она вытянула руку и раздался грохот, оглушивший Джерайта. От испуга он присел и оглянулся. Он почувствовал, как рука Риты зацепившись, сорвала с его груди сумку с документами. Но про эту сорванную сумку он сразу забыл. Державший ноги Марго Гандом выпустил их, схватился за спину и присел. Из-под его руки текла кровь?
  
   От этих проходимцев сплошные неожиданности! А может и существует эта странная страна Кар-Кар или Кра-Кра? Их всего четверо, а у каждого в рукаве очередной неприятный сюрприз! Джерайт посчитал что ему повезло, что грохот был направлен не в него, а в несчастного Гандома который корчился от боли. Между тем Презирт уже скрылся из виду.
   Рита медленно пошла в сторону похитителей. Именно, не побежала, а небрежно пошла и, грохотящей загогулины у неё уже в руке не было. Джерайт скатился с холма на берег и побежал к лодке. Если сейчас она не обратила на него внимания, то потом догадается, что он не спроста торчал у стопок с крыльями. Он опередил Презирта с его ношей и начал сталкивать лодку. Его счастье, что лодка на три четверти находилась в воде. Он окончательно столкнул её и стал дожидаться Презирта. За несколько шагов до лодки тот упал, выронил Марго. Поднялся и снова упал.
   Джерайт даже не понял, что произошло. Прыгая на одной ноге Презирт, доскакал и тяжело перевалился через борт. Джерайт оттолкнулся веслом. Лодка лениво, словно неотдохнувшая, отваливала от берега. Казалось, что она не откажется ещё некоторое время понежиться на берегу.
   Джерайт рявкнул, остальные, кроме Дик-сана и Презирта навалились на вёсла. Течение подхватило её, он налёг на рулевое весло, развернул носом по течению. Медленно, но неуклонно они покидали негостеприимный берег.
   - Зачем ты мне хромой нужен? - Рявкнул он на Презирта.
   - Она мне чуть яйца не оторвала, а потом ногу вывернула, и этот гад Гандом ещё сбежал! За ногу дерни, может на место встанет? - Джерайт дёрнул.
   - Получше? - Тот кивнул. - Не ругайся на него. Он уже скоро предстанет перед Создателем. Его шум убил. У меня до сих пор гул в голове. Садись за руль, я посмотрю, что у нас.
  
   - Как это ты его уронила? - Спросила подошедшая Рита.
   - Все наставления Тихона, тренировки у меня сразу из головы выскочили. Потом второй отпустил меня, а передний перекинул меня поудобнее для него. Так что ноги свешивались со спины, а мои руки, чуть ли не до его колен доставали. Он бежит, а его стручок так смешно покачивается. Мне захотелось сравнить его с тем что у Санька, я и ухватила, а он упал!
  
   6.
   В это время Карпин вместе со всем местным руководством допрашивал вождя вождей всех вождей. Руководитель разбитого войска был принят со всем уважением. Ни доспехи не сняли, ни копьё не отобрали, ни два бронзовых ножа из-за пояса не вынули. От предложенной еды тот, измазанный кровью, гордо отказался. Только теперь Санёк понял, почему Карпин оставил предводителя в живых. Теперь вёл молчаливый диалог в голове предводителя. В отличие от остальных тот такому не удивился и рот не разевал.
   Подошли Рита с Марго. Рита начала что-то нашёптывать Тихону на ухо.
   - Это совершенно меняет дело! - Ответил он и осмотрел Марго. - Вещи пакуйте. В том числе и мои. Стол самобранку положи к себе в рюкзак. Подушки, матрасы не забудьте.
   Подошёл Санёк. Он спустился с вышки и держал бинокль в руке.
   - Ну сосчитал?
   - Как их сосчитаешь? Они же на месте не стоят! Мужиков десятков пять и остальных несколько сотен ... так из леса всё новые и новые подходят. Все жрать и пить хотят, а мы у них всё забрали. И котлы и ёмкости из меха, копья... всё в общем, разрешили ходить к реке воду пить. Двое зашли в воду только булькнуло и круги... кто их так круто схомячил? Я тут это... замену себе нашёл. Он на мосту дежурил. Всю предыдущую жизнь провёл в кузне при дворце. Он сразу показал, в чём я был не прав. Теперь перековывает наши наконечники копий. Я бы в жизь не догадался, а как у него просто и быстрее и лучше ковка получается. Не хотелось бы всю оставшуюся жизнь у горна простоять.
   - Понимаю. Мы немедленно сваливаем. Девчонки вещи собирают. Иди к реке. Там у нас на приколе три долблёнки стоят. Сделай помост на все три, мачту и всё это сооружение увяжи верёвками.
   - Куда-то плывём?
   - Ты плывёшь с Ритой и Марго, а я иду. К мачте сделайте поворотный парус из мелких крыльев. Ну как наборную мозаику. Почитай там у себя. Сначала ворон полетит с нами. Покажет где вас ждать, а потом прилетит к вам, чтобы показать где вам остановиться. Если гвозди есть - возьми с собой. Топор обязательно. Самострел и все к нему стрелы. Около двери несколько горшочков стоит и рядом бронзовый котелок, проложи чем-то мягким и поставь их туда. Сумку пиндоса не забудь, она у печки, а у входа две корзины с камнями. Их тоже обязательно. Большие и средние крылья пуков забери. Нечего им тут валяться попусту. Оружие. Себе копьё выковал, как я велел? - Санёк кивнул. - А для пращ ещё корзину камней. За оружие ты отвечаешь. Да, возьми несколько бронзовых шлемов из них пару кастрюль и четыре тарелки.
   - Зачем они нам?
   - Я же сказал как кастрюли и тарелки, готовить и есть из них будем.
   - А гвозди все забрать?
   - Все! Мы срочно уходим и всё это людоедство уводим за собой.
  
   Карпин подошёл к вождю и шаману и что-то долго убеждал их. Убедил. Загрохотали трофейные барабаны. Вождь вождей всех вождей встал на сборный постамент, который всегда брали в поход и объявил о вечном мире. Что несмотря на всё их племена могут продолжить путь в земли обетованные, а первое время, бывшие враги будут оберегать и показывать дорогу. Из всех шатров побеждённым оставили три. Из десятков палаток - половину. Каменные орудия труда и оружие оставили полностью, а из больших бронзовых котлов только один.
   Победители забрали себе и полсотни фляг для воды, сделанных из крупных высушенных плодов какого-то растения.
   Мигрантов построили в колонну, спереди пошли вождь вождей всех вождей, рядом с ним Карпин с вороном. Колонну замыкали охотники со своими смертоносными стрелами. Ими командовал шаман. Вождь остался на хозяйстве.
   Если бы не помощь нового кузнеца, который с удовольствием взялся за знакомую работу, Санёк бы и за неделю не справился. Оказывается, из железа можно не только оружие ковать, но и цветы! Также он предложил взять и коловорот с трезубцем, для проделывания дырок в дереве и кувалду. Парус тоже оказался прост. К верхней перекладине привязал верёвки и пропустил их через крылья, фиксируя каждое крыло узлом. Сиди под мачтой и, в зависимости от направления ветра, тяни верёвку в ту или иную сторону.
  
   Колонна, как усталая многоножка вползала в лес. Тут бредущий народ начал разбегаться, пытаясь найти что съедобное или полезное, а потом возвращаться обратно. В результате этого вместо еле заметной тропы, по которой стадо бо-бо пробиралось к водопою, оказалась широкая, но извилистая колея проложенная сотнями ног. Вышли на луг перед рекой, где и объявили привал.
   Лучники сразу окружили шатёр вождя вождей всех вождей и никого к нему не подпускали. Это вызвало ропот некоторых людей племени, которые считали себя близкими к вождю, но подошедший к ним Карпин объяснил, что их предводитель общается с их богами, а пока они должны сделать носилки и нести его на себе.
   Вождю приходилось тяжело, мало того, что на тебе куча тяжёлого металла, так ты ещё и путь в вязкой траве прокладываешь. Вождь не может сказать, что устал, бронза тело натирает, пот тело разъедает. Тихон понимал, что лучше иметь дело с одним, который хоть как-то управляет огромной оравой, чем с несколькими, которые будут претендовать на его место и никому не подчиняться. Это означало, что война могла продолжаться. Поэтому он и собирался увести всю эту ораву подальше от их расположения. Бегство Джерайта, только подтолкнуло к немедленному исходу.
  
   Привал был сделан и ещё по одной причине, дождаться разбредшихся по лесу. Если они не увидят племени, то могут вернутся обратно или начать партизанить в лесах, ещё неизвестно что хуже, дикие пуки или хоть как-то цивилизованные людоеды.
   Снова двинулись в путь. Теперь, чтобы избежать неожиданностей, лучники шли впереди, рядом с Тихоном, а вождя вождей всех вождей несли в середине. По вытоптанному-то нести легче. Чтобы не окружили и не напали Карпин с лучниками постарались уйти подальше от основной массы, да и тащиться с их скоростью им претило. Лучше идти быстрее, уйти подальше и отдохнуть дольше. Следы в лесу и от десятка человек заметны.
   Они вышли на луг, через который, практически незаметно, среди травы пробиралась маленькая речка и вливалась в большую. Пополнили запасы воды и поднялись на опушку леса. Там было не так влажно, ветерок и тень деревьев и кустов.
   Тихон снял рюкзак, достал из него что-то и начал его жевать, запивая это из фляжки. Глядя на него остальные тоже устроили перекус.
  
   Если бы они прошли вдоль по течению речушки, то на слиянии увидели бы лодку с беглецами. Только теперь Джерайт понял, что влип, из всех пятерых он единственный был полностью здоровый. Вот и приходилось таскать с берега охапки травы, чтобы и ему и другим было на чем полежать. Грести было бесполезно. Один на руль, другой отдыхает, остаётся двое, как они разгонят такую махину? Отдались на волю течения. А еды всего - ничего. Да и она только для него предназначалась. Он, когда собирался в поход взял только для себя. Не есть же туземную пищу, неизвестно с какими последствиями? Теперь придётся делить на всех. Да ещё в траве оказалась куча всякой ползающей хрени. Хорошо, что не кусались.
   - Как еду добывать будем? - обратился он к Дик-сану, но так громко, чтобы слышали все.
   - А как её здесь добывают? - Спросил Презирт. Остальные тоже поняли, что такого пустячка и они не знают!
   - Моей еды на всех не хватит! Кого первым будем есть? - Осмотрел всех Джерайт. Понятно, что есть он никого не собирался. Ничего личного, только слегка попугать. Но они это сообщение приняли всерьёз.
   - Больных есть нельзя! - Серьёзно констатировал худой, но жилистый начальник охраны сбежавшего Гиб-сана Дрезанг. Поленом ему выбило глаз, разорвало ухо и содрало кожу на лбу. Всё уже засохло, только из пустой глазницы что-то сочилось. - Презирта? Хоть он давно и не воин, а мышцы до сих пор твёрдые - не разжуём. Остался ты сам. И жирка достаточно и мышцы мягкие. Ведь жевать-то придётся сырьём! У нас ни котелка нет, ни огонь добыть!
   - А может в воде что? - С затаённой надеждой попытался отвести свою кандидатуру Джерайт.
   - Как? - Спросил другой боец со сломанной ногой. - У нас даже копья нет!
   - А может в траве что? - Задумался о своей судьбе и Презирт.
   - Если с тебя ремни снять и сделать петлю на тропе к водопою, то может и поймаем кого-то! - Подал впервые голос Дик-сан.
   - Лучше на берегу от воды крови накапать, тогда какая-нибудь тварь вылезет, а мы её хоть ножами...
   - Дубинкой лучше! - Потрогал себя за пустую глазницу Дрезанг.
   - Тогда надо кого-то посадить на берегу, чтобы он по воде стучал...
   - Вот тебя и посадим Псалон, стучи своей деревянной ногой! - Сказал Дик-сан и все засмеялись. - Помню в детстве мы ловили чуюду. Берёшь веревку, завязываешь её на куске сухой ветки и опутываешь пучком травы. Кидаешь и подёргиваешь. Чуюда, выпучивает глаза, раскрывает огромную пасть, хряк, а ветка в её пасти на распор становится и пасть не закрывается. Вода заполняет её, она задыхается и всплывает. Главное выдернуть быстро. Иначе её другие чуюды обожрут! Иногда так случалось, что они друг на друга набрасывались и мы по три четыре штуки за раз выдергивали. Вот тогда по башке камнем её. Потом в котёл! Вкуснятина! По корзинке налавливали. А челюсти их использовали в амбарах. Ловили серых с хвостами.
  
   Лучники, выставив караул, разлеглись на траве. В том или ином количестве на них присутствовали куски паутины. Карпин в костюме, а шаман в паутинных гетрах. Теперь все знали, что ничтожная живность, особенно кровососущая и кусающаяся обходит, или облетает даже ничтожных кусок паутины, стороной. Некоторые успели вздремнуть, когда колонна мигрантов появилась на лугу. Карпин взмахнул рукой и вождя вождей всех вождей понесли к ним. За носилками несли его шатёр.
   Шаман дал команду. Лучники оттерли носильщиков. У одного из них прошла вспышка гнева. Её-то и уловил Карпин. Вызвал на неформальный разговор. Тот начал вертеть головой, не понимая кто это так с ним. Пришлось пойти на уловку и объявить себя тем самым, кто сам.
   - Великий пустынник, который сообщает мысли?
   - Правильно понял, но не правильно думаешь. Ты участвовал в битве. Вас было много, а этих вот сколько. Кто победил? Они не стали всех вас истреблять, а дали возможность уйти. И провожают. Убив своего предводителя, ты снимаешь с них клятву защищать его, а значит и вас. Они уйдут и появятся страшные летучие создания, которые вас начнут есть. Я слишком долго добирался к тебе чтобы сообщить это!
   - Нашего предводителя охраняют чужие боги, значит они нам не смогут помешать! Я должен стать предводителем, я сын брата его матери. И стану! Все остальные преемники убиты! Я не знал, не думал, не верил! Наши боги на моей стороне! Я вырву его сердце! Сварю с его мозгами и печенью!
   - Дело твоё!
   Тихон стоял спиной к нему и, как бы помогал ставить шатёр. Носильщики ушли. Понятно, что предводителя несли все, а не только эти, менялись группами. Посоветовался с шаманом. Если в темноте подберутся и набросятся даже с кольями, то у тех будет преимущество.
   Вождь вождей всех вождей не верил в заговор и хотел спать в своём шатре. В сумерках поставили уже в лесу свою палатку и переместили его туда. Как стемнело - разожгли костёр. По бокам шатра выставили караул: перекрещенные палки, обмотанные травой. В темноте они напоминали людей.
   Началось томительное ожидание. Тихон перевёл бинокль в режим ночного виденья. Вот что значит современные технологии! В прежние времена бинокли не совмещали ночь и день. Для ночного ещё требовались и большие батареи. А теперь, не только многократное увеличение, но и обалденная чёткость и маленький аккумулятор заряжающийся от солнечной батареи. Он рассчитывал, что они не станут ждать утра. Для этого и костёр разожгли, чтобы сюда на ощупь не ползли, в знали чётко куда идти.
   На другом конце опушки началось шевеление. Смелые люди. Другие, ночью бы, на улицу и поссать не вышли. Один, два, три, семеро. И, только, один без копья. Тихон тихо каркнул. Часовой, стоявший за его спиной, потянул за верёвку, чтобы разбудить остальных и те смогли занять свои позиции.
   Ну? С воплем, вызывающий ужас, они проткнули стоящие муляжи. Племянник, или там, какая-то седьмая родня на киселе, откинул полог и смело вошел в шатёр. В руке у него блестящий, бронзовый, судя по изогнутому острию, ритуальный меч. Выставил его перед собой и наткнулся на кучу травы. От неожиданности он на мгновение задумался, а потом начал тыкать своим мечом в разные места. Из-за гнева он и не слышал, что твориться снаружи.
   Шатер шатался, от того, что его сообщники, проткнутые копьями, падали на полотно шатра. В ярости он раскидал сено, но никого не обнаружил, выскочил с раздражённым рёвом. О? Его сообщники лежали вокруг костра. Их копья стояли, воткнутые остриём в землю. Отблески пламени костра в их открытых глазах, казались прямым укором. Он завертелся, тыркая мечом в темноту, но с ним ничего не происходило. Только лёгкое потрескивание огня. Теперь он понял от чего это так произошло... он пренебрёг чужими богами! Великий пустынник пытался остановить его, а он отверг и помощь своих богов! Он, уверенной рукой ударил себя в сердце и упал в костёр. Не хотел, чтобы предводитель съел его сердце, печень и мозг. А кости и угли никому не нужны. Из темноты вышел предводитель. Вернее, его привели к финальной части.
   - Хм... - задумался он, - жареный тоже пойдёт. Кто-то ворчал, что еды не хватает. Пусть забирают! - В темноте, раздался его клич. В лагере проснулись и ринулись на его зов. Вскоре собралась большая толпа. Собрали постамент, на который он и взобрался. И, только, после этого начал говорить.
   - Кто-то был недоволен, что чужие боги забрали у нас, чуть ли не всё! Но они не смогли забрать меня у вас! Вы видите тех, кто пытался меня убить и съесть моё сердце! Я не бессмертен, но пока боги с нами, они с нами... кто там говорил, что еды не хватает? Ешьте! А жаркое в костре оставьте мне!
  
   Следующий день ещё был более изматывающим. Предводитель не жалел никого. Он хотел уйти подальше из этих странных мест. Даже привалы были короткими. Наконец вышли к длинющему песчаному пляжу вдоль реки.
   Шаман подошёл к Тихону и сказал, что на этой отмели ничего страшного нет. Страшное начнётся немного погодя, когда здесь появятся разные твари и начнут, в промежутках между пожиранием друг друга, выпускать молодые личинки, закапывать в песок капсулы с будущим потомством. А сейчас, даже можно купаться. Они сами искупались, на глазах изумлённой публики, вышли на берег, высохли и оделись. Только после этого Тихон сообщил что можно набирать воду и даже омыться.
   Первым вошёл в воду вождь вождей всех вождей. Совершил ритуал освящения воды, испил глоток и омылся прямо в панцире. Его вынесли из реки, поставили на постамент. Он гаркнул, показав рукой на реку. Единственный котёл поставили на берегу и быстро заполнили водой. Только после этого толпа рванула к реке. Сразу пляж стал напоминать общественный на берегу Жёлтого моря. Воды между людьми не было видно.
   Прилетел ворон, что-то покаркал. Карпин собрал свою команду и они пошли в сторону, куда тот показал клювом. По лугу шли недолго - полахуя. А вот как спуститься к воде искали в два-три раза дольше. Наконец нашли небольшой заливчик. Путь к нему обозначили вешками. Обратно шли не торопясь, как-то неинтересно было что те готовят и едят.
  
   Вождь вождей всех вождей стоял у своего шатра. Он был в хорошем расположении духа. Похлопывал себя по животу и даже отрыгивал.
   - Я считаю, что нам дальше идти нечего. Это очень хорошее место для нас. Нет этих густых лесов, воду можно не только пить, но и лежать в ней.
   Шаман сказал Тихону, а тот, улучшив его сообщение, передал предводителю.
   - Это место только кажется безмятежным. Они самое опасное, даже неподвластное нашим богам. Оно сожрёт твоих подданных раньше, чем ты сам, а может и тебя тоже.
   По глазам предводителя, было ясно, что он не поверил. Тихон не стал его убеждать, он и сам не знал, правда это или нет.
  
   Всё сооружение, которое Воробьин обозвал тримараном, наконец стянули верёвками.
   Зирт-кузнец, принёс ещё два десятка деревянных нагелей, под толщину коловорота и объяснил Сане как ими пользоваться. Лицо его светилось счастьем. Вождь приказал построить дом рядом с кузней и отдал свою дочь, как жену для работы по хозяйству. Тут к ним и подошёл Жардак, который прибыл на плоту и остался на мосту.
   - Возьмите меня с собой! - Попросил он Воробьина. - Я отработаю. Я хороший был воин, да и в хозяйстве разбираюсь. Спроси кого хочешь у наших, я отправился в этот поход только из-за денег. У меня дом, семья, земля. Перед сезоном дождей взял семена в долг, а если покупать, то надо половину стада продать. Не знаешь что хуже. А так я отдаю все феры, часть урожая и немного скота. Жизнь сразу налаживается. Тем более вы по реке пойдёте!
   - Поплывём! - Поправила его Рита.
   - У вас может и плавают, а у нас только ходят на лодках, байдах фелюгах и коробахлях! Всех водных обитателей знаю. Как ловить их и как отбиваться. За меня могут поручиться Тверк, Верт, Аскарт, да и вообще все наши. Этими вёслами рулить нельзя, только грести, они короткие, а вот это прямо для вашей байды. Меня не возьмёте - возьмите его.
   - Давай возьмём! - Попросила Рита. - Он будет на руле, а ты на парусе. Дело быстрее пойдёт!
   Санёк кивнул, а тот бросился крепить рулевое весло.
  
   Только потом до Риты дошло, то что она разговаривала с Жардаком, пусть очень нелепо, на языке местных племён и её как-то понимали и она тоже. Вот что значит полное погружение в языковую среду.
   - Есть такой закон подлости: не отвергай то, что сейчас кажется тебе ненужным. Как только избавишься - оно понадобится. - Подмигнула Сане Рита. - Сколько раз я в этом убеждалась. Тем более в заду...
   - На корме! - Поправил её Санёк.
   - Да, на корме, места для тебя мало, а весишь ты много, а по центру самое оно. Лучше ты один с парусом, чем мы вдвоём с Марго!
  
   Воробьин, хоть и никогда не ходил под парусом, но сейчас, в самораскрытии своих возможностей, за чтобы он не брался, у него всё стало получаться, управление парусом казалось плёвым делом. Он не догадывался, что это лёгкость создавалась умелым управлением рулевым веслом Жардака. Как-то незаметно Жардак стал капитаном судна. Подсказывал Сане куда и насколько повернуть парус, где Рите или Марго, гребануть веслом, где пристать к берегу, нарвать травы, накопать корешков и сварить похлёбку. Жардак всё делал без шума, спокойно, но быстро. Ахуи пролетали незаметно. Жардак настолько вписался в коллектив, что казалось, что он с ними с самого начала их приключений.
   Саша, стараясь не проявлять своего беспокойства, постоянно вглядывался в небо. Ждал ворона. Как бы не прогнать мимо точки встречи. Все может случиться, даже с ними, а не только с вороном.
   Он так задумался о бренности и сущности бытия, что даже не заметил, что ворон сначала сел на мачту, потом перелетел ему на плечо. Ноль эмоций. Тогда ворон слегка ухватил его ухо клювом. Санёк от неожиданности дёрнулся и повернул голову.
   - Откуда ты? - Изумлённо спросил он.
   Ворон коротко и часто раскаркался. Это означало, что он смеётся. Ворон периодически взмывал в небо и опускался на импровизированное судно. Когда река раздвоилась на узкое и широкое русло он перелетел на левое плечо Жардака. Тот сразу догадался, куда надо сворачивать. Саня не понял зачем тот это сделал, но протестовать не стал. Свернул парус, подняв его к перекладине.
   Девчонки, по команде Жардака стояли на носу, с краёв и отталкивались от берегов ручными вёслами. Это продлилось, ну4 так казалось, чуть ли не целый ахуй. И Рита и Марго так устали, что стояли, опираясь на вёсла. Наконец остров закончился, все оглянулись назад. В другом рукаве реки с подмытого берега, в сторону острова, рухнуло большое дерево. То, что это было недавно, доказывала свежая листва. Всё бы ничего, но вместе с ним осыпалась и земля с травой и кустарниками, которых течение прибило к острову в самом мелком месте. Дерево ветками опиралось на дно, а другие торчали из воды весёлой низкорослой рощицей. Можно было попытаться пройти над стволом, но могло и не получиться, течение слишком быстрое. Во попали бы!
  
   Между тем, шедшие перед ними на лодке Джерайт и Дик-сан с командой инвалидов, попали. Повезло в том, что рулевое весло застряло в ветках, а течение начало разворачивать боком. Тут мачта зацепилась, а рулевое весло сломалось, нос встал по течению, мачта согнула тонкие ветки и лодка, сдирая кору своим дном со ствола, перевалила через препятствие. Пришлось Джерайту и Презирту грести в русло маленького ручья и оценить повреждения. Хорошо, что дно осмотрели. В одном месте разошлись доски, которые крепились внахлест друг на друга. Дик-сан не участвующий, в подъёме борта лодки, ловил рыбу. С помощью приёма по ловле чуюды, наловил корзину других хищников. Джерайт достал из своей поклажи огниво. Рыбу жарили на костре, насадив на ветки. Первый раз как следует поели. Поэтому из-за острова они не смогли заметить, как прошёл тримаран Санька. Да они и не смотрели. Потом Презирт, всё ещё прихрамывая ходил по роще, сдирал смолу, растение, напоминавшее плотный мох, с деревьев. Всё это как следует перемешали, промазали щель и камнем вбили доску в паз. Ещё и ветками прожгли это место.
  
   Воробьин даже не заметил, как исчез ворон. Вроде вот он, только что был и сразу его нет! Очередной, небольшой изгиб реки. Боже! На длинном песчаном пляже, столпилась огромная толпа народа. Некоторые даже в воду зашли и им ничего! Никто даже не кусает! Вождь стоял на постаменте, а рядом с ним Карпин. К тримарану бросилось множество людей, и, казалось, что они внесли его на берег в руках.
   Развязали верёвки, скрутили сложили в корзину. Тихон уже стоял рядом, показывая кому, что брать. Наверху стояли люди с луками, которые собирали в группы людей и шли с ними, показывая путь.
   - Ну что встали? Рюкзаки не стырили? - Спросил Тихон ошалевших друзей. - Тогда за мной и не отставать!
   - Тихон мы тут одного с собой взяли. Если бы не он неизвестно, когда бы мы появились, если бы появились! - Взяла его под руку Рита.
   - Он на плотах приплыл! - Уточнил Санёк.
   - И где он?
   - Ну...
   - Не отставать! Следите, чтобы ничего не потеряли и вы и те носильщики.
  
   Карпин, со слов ворона, начертил путь как должно идти племя. Идти вдоль извивающейся реки, глупо и долго, а вот срезать от изгиба к изгибу, гораздо лучше. Вождь вождей всех вождей кивнул головой, уселся на носилки его подняли и понесли к новым свершениям.
   Переносчики тримарана и вещей с него оказались честными и ничего не стырили. Скорее побоялись охранников, сопровождавших их.
   Пока собирали тримаран, Тихон давал последние наставления шаману. Они во многом касались сельского хозяйства. Как убирать посаженный урожай, как сделать гумно, цепа и выбить зерно из стебля. Теперь можно по мосту переходить на ту сторону реки и охотиться там. Как выращивать пуков в промышленных целях. Те же живут всего несколько сезонов. Вот тебе и крылья и паутина и матрасы и подушки и одежда, и не надо при этом на них охотиться.
   Карпин сомневался, что тот всё запомнил и не подозревал что разговор ведущийся через прибор серых, основан не на вербальном уровне, а соткан из образов. Это гораздо понятнее, да и запоминается лучше.
  
   Шаман и воины отправились в обратный путь. Карпин подошёл к незнакомцу, прилаживающему рулевое весло. Тот заметил это, выпрямился, как военный и представился: Жардак!
   - Ти! Продолжай! - Махнул Тихон рукой. Тот снова склонился над веслом. Военная дисциплина она везде одинаковая!
   Перекусили, что волшебный стол послал и оттолкнулись от берега. Они даже не знали, что на песчаную отмель начали прибывать первые роженицы. Отмель служила роддомом для многих водных жителей. Мелкая, вода быстро прогревается и почти никакого течения. Главное успеть вовремя закопаться или закопать в песок. Это ворон сверху разглядел, что река с множеством мелких извилин делает три огромных петли и возвращается почти что к этой отмели.
  
   Шаман со своим отрядом шли обратно. По пути они собирали вехи, чтобы никто и никогда не смог воспользоваться этим путём. Мало ли? Кто-нибудь увидит их с воды, вылезет на берег, пройдёт по ним и этим сильно сократит свои приключения.
  
   Предводитель увёл своё племя не слишком далеко. Долго продирались через лес. Он был густой, много поваленных деревьев, какой-то мошкары и прочих надоедливых букашек. Надо было делать привал и готовиться к ночи. На первой поляне и разбили лагерь. Не так задумывался победоносный поход. Вначале всё шло хорошо. Даже более укреплённые поселения брались с первого маха. Никогда у людей его племён не было столько всего: еды, воды, наслаждений, рабов. А тут такой облом! Все рабы, кого не успели съесть - разбежались! А с другой стороны не осталось ни одного претендента на его место.
   На следующий день сделали привал около реки. Пришлось предводителю принять депутацию. Народ дальше идти не хотел. Все трофеи от предыдущих захватов остались, а почти что всё, что принесли с собой с родины - отобрали. И здесь назревал бунт. Вождь вождей всех вождей не мог никому из них признаться, что уход со своей родины был бегством. На захват чужих территорий его подвиг ультиматум других племён. Не то, чтобы те были более умелые, смелые, просто тех было больше. Много больше. Поэтому и пришлось объявить под видом завоевательного похода миграцию в чуждые им земли. Они притащили даже несколько долблёнок, на которых плавали в своём озере. Вчера он узнал их. Получается он и флота лишился. Тогда этот Ти прав, надо идти прямым путём. Но куда? Армия его сильно поредела. Да и все остальные устали от тяжестей похода. Места не нравились. По берегам густые заросли из леса, кустарников и травы. Где тут местность обживать? То ли дело просторы пустынных земель! Зато ни воды, ни тени, ни живности. А теперь этого через чур: и воды и тени и живности, особенно мелкой. А эти летучие пуки из сказания древних! Даже он, когда их увидел - оцепенел! Что уж про других говорить. Куда и на кого с таким воинством идти? Выбрать место получше и создать поселение, похожее на то единственное которое они захватить не смогли.
   Это место ему тоже не нравилось. Он вынес свой вердикт. Понимая, что всю ораву не прокормишь, взять верных, умелых, имущество и оружие по максимуму и уйти. Всю ночь в его шатре заседал его новый совет.
   Утром он объявил, что выполнит завет богов и приведёт народ в то место, которое они указали. С ним могут пойти только добровольцы. Остальные могут селиться где хотят, но тогда он за них перед богами не в ответе!
   Буквально всем, в том числе и ему, понравилась песчаная отмель. Раздолье, рядом лес. Вдали бегают всякие звери. Чем не жизнь? Одно его удерживало, чтобы не вернутся туда - предупреждение Ти. Смысла врать тому не было, даже если и соврал, стоит ли рисковать?
   Начались дискуссии, предупреждения и угрозы. Пока все пребывали в растерянности он, со своими отобранными последователями, быстро собравшими имущество, взяв нужных и умелых женщин, скрылся в очередном массиве леса.
  
   Шли долго, даже предводитель, хоть и не показывал, впадал в отчаянье. Надо делать привал, готовиться к ночи, а никакой полянки не встретилось. Все эти поваленные деревья! Попробуй перешагни или обойди! А ты идёшь первым и не имеешь право на ошибку. Ошибку можешь совершить, а права на неё - нет. Ты командир, начальник, вождь, ты всегда прав! А если не прав, то тебя, подвинет кто-нибудь другой! Когда же это лесное разнообразие закончится? Пройдя этот массив леса и оказавшись на его опушке, предводитель понял: вот где земля обетованная к которой стремился его народ.
   Слияние двух рек. Кто из них впадал в кого, было непонятно, но и не важно. Заливные луга междуречья были обширными. Если уйти чуть в сторону в тень дубрав, то никто их поселение с рек не заметит. Сейчас главное не привлекать внимание. Обживаться, размножаться и делать оружие, чтобы потом неожиданно навалиться, на тех кому проиграли, или на тех, кто тебя не ждёт, потому что не знает о тебе ничего! А фактор неожиданности, в любой войне, даёт преимущество!
  
   7.
   Тримаран оказался удачной конструкцией. Жардак - хорошим капитаном. Река - стала широкой, особенно после впадения другой реки. Если бы не Жардак, тяжело бы им пришлось. Вот почему рулевое весло было выстругано в виде листовидного наконечника копья и с заострёнными краями. По краям плавучего сооружения Жардак устроил ещё и плетень, который выполнял роль борта. Всем предложил усесться вокруг мачты. Тихона он посадил с топором и копьём на носу, прижавшись спиной к мачте и чётко проинструктировал что и как делать в том или ином случае.
   Девчонки сидели с обоих сторон, а Санёк, который управлял парусом, позади мачты. Сам Жардак сидел к рулю боком. Он не держал руль постоянно в руках. Перед ним была как бы гребёнка с вырубленными в бревне выемками, где и лежало весло. Он, в зависимости от того куда надо поворачивать, просто перекладывал его из выемки в выемку.
   - Подними парус и ползи ко мне! - Крикнул он Воробьину. Кроме Карпина, все, в той или иной степени, понимали и даже как-то могли говорить на местном наречии. А всё потому, что у Карпина был прибор, а у них нет.
   Саня переполз и увидел позади, пока ещё далеко, бегущую к ним волну, над которой темнела какая-то тёмная палочка. Скорость была как у торпеды в кино, только торпеда перед собой волну не гонит, а эта гнала. "Перископ, что ли?" Подумал он про эту палочку. И действительно на конце её было круглое утолщение, которое вращалось из стороны в сторону. Когда до них, как говорят, осталось рукой подать, он увидел под поверхностью воды заострённую, но широкую морду. А то, что он считал перископом - глазом. Он покачивался и казалось весело подмигивал. "Ну куда ты дружок? Остановись, давай оторвёмся по-питерски!" - Вспомнил он отрывок из песни Биллис бэнда.
   Вот тут-то он и получил удар в ухо.
   - Падай, падай, на весло! - Кричал Жардак. Он хотел ответить что-то обидное, но эта тварь выскочила из воды. Её перископ спрятался в голове, он зажмурил глаза и рухнул на весло, следом на него упал Жардак. Весло выскочило из воды. Эта огромная штуковина падала на весло, которое могло только сломаться. В тот момент, когда оно коснулось лопасти, Жардак не только скатился с него, но и сдёрнул Воробьина с весла.
   Свободное весло опустилось, под тяжестью твари, вниз... Вот оказывается для чего была заточена лопасть! Эта огромная рыбина просела животом на лопасть и начала скользить вниз по ней. Жардак снова упал на весло. Лопасть начала подниматься, а из рыбины начала выходить какая-то муть. Раскрылась огромная пасть с рядами острых зубов, и бессильно, даже как-то оскорблённо начала закрываться. Она начала пожирать то, что вываливалось из неё самой.
   - Помоги! - Прохрипел Жардак, Санёк навалился на весло. Оно тяжело поднялось над водой. Это оказалась только голова рыбины и часть обглоданного скелета.
   - Это чуюды её так огладали! - Пояснил Жардак. Он закрепил весло и попросил: Опускай парус и ветром рули к тому мысу!
   Рита и Марго, давно смотрели назад, но из-за груды вещей, ничего не увидели!
   - Да что там у вас? - Озабоченно крикнула Марго.
   - Всё хорошо, Маргуша! - Пополз к ней по вещам Санёк. Карпин же чётко выполнял указание Жардака - смотрел вперёд.
  
   Хотя скорость их сооружения и не была большой, но натолкнулись на что-то резиновое и вовсе остановились. От резкой остановки Карпин треснулся затылком о мачту, поэтому пропустил момент, когда два десятка голубых щупалец, ухватились за плетёный борт и втащили тело, вторая конечность непонятного животного ухватилась своими щупальцами за другой борт, как бы перегородив проход. Головы у неё не было. Это была огромная голубая трубка, которая раздулась так, что в неё можно было заползти на четвереньках. Тихон, плотно прижавшись к мачте, медленно поднялся вдоль неё. Топор он оставил на помосте, в руках было только копьё. Что делать с этой голубой штукой он не знал. Головы нет, а всё тело это одна кишка. Куда бить? Где хоть если не мозг, а нервный центр, который управляет этой голубизной? Теперь их плавучее средство натолкнулось на мель, Жардак, махнул веслом, выкинув огрызок рыбины на берег, голубая тварь оказалась там же. Извиваясь, цепляясь и подтягиваясь щупальцами она ползла к голове, набивая в свою голубую кишку и почву и траву, оставляя аккуратную полукруглую выемку. Она так раздулась что стала напоминать бочку, а ещё два ряда щупалец, крутились как колёса. Она полностью зарылась в землю и опадавшая за ней земля, показывала в каком направлении та двигалась. Она двигалась к тёмному омуту, который отделял этот полуостровок от течения реки. Подошёл Жардак.
   - Повезло нам. Обычно в таких омутах они и живут. Если бы не свалилась на берег, всех бы всосала. Хорошо, что ты копьём не стукнул. У неё такая жгучая внутренность, что насквозь прожигает. Теперь спокойно можем отдохнуть. Она долго не всплывёт, но и сюда никто не сунется, даже беспощадные чуюды. Мой отец отомщён. Я добыл бакулу. Теперь на том месте, где он как бы захоронен, я поставлю как памятник, череп с этой пастью.
   - А почему он как бы захоронен? - Поинтересовалась Рита.
   - Потому что такая штука сожрала его. Он был известный корабел. Все эти чудища водятся только у наших берегов. А там, где берега не видно их нет. Вот и он так думал, поэтому спиной стоял, а она за ними от берега шла и ждала когда он бдительность утратит. Благодаря этой голове мы на несколько дней едой обеспечены. Она очень вкусная достаточно только щёки сварить.
  
   За рулём лодки был Псалон. Он сидел, вытянув сломанную ногу вперёд.
   - Это мы так вечно будем плыть и нигде не появимся. - Пробурчал он.
   - Недолго осталось! - Приподнял голову с охапки травы Дик-сан. - Как только слияние пройдём, считай дома. У меня там среди леса заимка есть, вот там меня и оставите, да и вообще отдохнём. Там и ло-бо есть они быстро в Здесяю доставят. Я имею в виду тебя Джерайт!
  
   Ворон периодически взлетал и оглядывал окружающее пространство. Это он такую функцию себе взял. Не сидеть же целыми днями на перекладине мачты? Берега реки расходились, она становилась всё шире и шире, а то что тримаран находится в заливе, а не в русле реки, показывало отсутствие течения, волны выше, ветер злее. Наконец Жардак указал на какую-то далёкую точку и переложил руль влево. Он так и сидел полубоком. Если не нападают, не означает, что нет опасностей. Берег уже обозначался не только узкой тёмной полоской, но и можно было разглядеть отдельные рощи, деревья. Вот и первый хутор на берегу. Второй. Третий стоял у какой-то лужи вокруг которой сновала стадо свин-бо.
   - Вот мы и дома! - Обрадовался Жардак. - Мы все мокрые, а эту махину надо вытащить на берег. Быстро все на берег греться и сушиться.
   Он так несколько раз махнул веслом, что вся конструкция обернулась вокруг оси и он зацепился за берег своим рулевым веслом. Все похватав свои рюкзаки, матрасы и подушки выскочили на берег.
   Он провёл их в дом. Большой дом, но в нём никого не было.
   - Все в поле! - Пояснил он. - Раздевайтесь и на печку! Она ещё горячая! А я пойду сообщу что прибыл.
   - Я так перепугалась! - Начала стаскивать с себя мокрую одежду Марго. - Что даже сказать ничего не могу.
   Они разделились и сели по разные стороны печки. Тело зудело и умоляло о помывке.
   - Здесь должна быть баня! - Вкрадчиво начал Санёк. - Спать хочу, разлягусь, пожалуй, там!
   - Не надейтесь, бани нет! - Сообщил вернувшийся Жардак. - Зато есть несколько бочек с горячей водой! Мои их себе приготовили чтобы после работы отмокнуть, но сначала надо замочить вас!
  
   Пока мылись, Жардак рассказывал о себе: как после смерти отца пошёл на военную службу, как старался стать хорошим воином и его отпускали домой, где он помогал по хозяйству. Как участвовал в битве с труками, как каждое вознаграждение не прогуливал, а пускал в хозяйство. Как женился, детей рожал, как поддался на уговоры Дик-сана пойти в поход. Теперь ему надо было получить с Дик-сана деньги. У него были большие сомнения, что с ним расплатятся. Поход-то не удался!
  
   Тихон наслаждался теплом воды, фактически дремал, поэтому слушал вполуха. Воробьин вылез из бочки, и воды в ней оказалось мало, потому что Сани для бочки было много. Голым подошёл к Карпину и начал что-то шептать на ухо.
   - Что же ты такой неугомонный? - Возмутился Тихон. - Даже побалдеть не даёшь! Но идея здравая. Принеси мой рюкзак, спирту хряпнем.
  
   Семья у Жардака оказалась большая: два младших брата, сестра с мужем, племянник, жена и двое детей.
   Воробьин притащил не только рюкзак, но кожаную сумку и отдал Карпину. Из сумки вытащили какие-то скрученные шкурки, что-то вроде стилуса, флакончик с красителем. Шкурки напоминали пергамент. На одних были различные тексты, на других текстах отпечатки пальцев.
   - Нашел у нашего бунгало! - Пояснил он и спросил Жардака. - Может прочтёшь, что тут?
   Жардак сказал, что грамотеев готовят только в одном монастыре для жрецов. Остальные неграмотные, да и это дорого очень. Поэтому ученьем никто голову не забивает. Еда есть, крыша над головой, тепло - уже счастье. Его отец знал. Большие корабахли строил и бывал на Бртне, Пиндосе и, даже на родине всех людей - Изясаре. Вот, после одного из таких походов и познакомился с Грамтом. Тот выслушивал его похождения за тремя морями и записывал их. Оказывается, Грамта за какое-то сводомыслие из монастыря выгнали, запретив приближаться к столице на целый ахуй.
  
   Ахуй оказался пространственно-временной единицей. Один ахуй до столицы. Причём у каждого был свой. Кто на ло-бо добирался - одно время и расстояние, кто пешком - всё другое. От рассвета до заката, так сказать. Поэтому провинившиеся: боязливые и бедные старались спрятаться подальше, а умные поближе. Этим гвардейцы кардинла и пользовались. Если находили ближе своего ахуя, то бесплатно брёвна катать из леса в столицу заставляли. Вокруг столицы нужных деревьев давно уже не было, а строить надо. На следующий день Жардак Воробьина и Карпина отвёл к Грамту.
  
   - Вы не мира сего, хотя и в нашем мире! - Едва взглянув на них, дал оценку Грамт. Жардак удивился этой оценке.
   - Ну посмотри на них! Лица - светлые, волосы короткие, а взгляд, а позы, походка? Им стоит попасться любому гвардейцу на глаза, как он их подзовёт к себе двумя пальцами. У нас не любят чужаков. Для тебя будет лучше, если погуляешь на свежем воздухе. - Попросил Грамт Жардака.
   - Мы из Пиндоса! - Ответил обескураженный Тихон.
   - Вот вы сразу и попались. Нет такой страны Пиндос, Пиндосия. - Хитро прищурился Грамт.
   - Мы прибыли сюда вместе с купцом Джерайтом!
   - У вас есть ксивы, так сказать аккредитация наших властей?
   - Это у Джерайта...
   - Нам можно втирать что хотите, нам всё равно откуда вы свалились хоть с малого, хоть с великого "А".
   - Да что не так?
   - Потому что эта страна официально называется Файндооз. Это означает найти страну Оз. Что такое Оз, где её искать никто не знает. Но мне больше нравится Фирдаус. На одном из наших языков это означает рай. Поэтому у нас название этой страны трансформировалось в Пиндус, Пирдовс, и так далее. Да и ваши уши не разделяют тонкости нашего произношения. Только те, кто владеет грамотой знают как пишется, а значит и произносится это, да и другие названия.
   - Вас не проведёшь. Мы послы может не великой страны, но всё же. Её тоже по-разному называют, кто Кар, кто Кра.
   - А почему так? Вот Топ-Гоп означает "топнули-подпрыгнули".
   - Это наш боевой клич!
   - Вы рассчитываете установить хорошие отношения с нашей страной, потому что можете шерудить в моём, а значит и других мозгах? И много вас?
   - Армией назвать нельзя...
   - А надо! В нашей стране уважают только то, что можно пощупать, лучше деньги или силу. Пришли бы с войском наши бы власти зауважали и полюбили. Даже без войны. Как с труками было? Не зауважали друг друга! А те не хотели нападать на нас. Их так называемые вами Пиндосы подначили. И мы и труки от этой битвы только ослабли, поэтому такие Джерайты приезжают и получают, всё что хотят. Их могут даже отвести в крыльехранилище!
   - Битва с труками это что, вроде Невской битвы?
   - А это что?
   - В нашей стране такое было. Одни родственники решили навестить других. А те не хотели, чтобы их навещали. Придут в гости, увидят, что войск мало и захватят вотчину. Поэтому их разбили раньше, чем они предстали с подарками на пиру перед родственниками.
   - Как интересно, подождите я запишу. А почему ваши далёкие горы - белые?
   - На них лежит замёрзшая вода! Снег называется. Падает с неба как дождь. Это и есть дождь, только замёрзший. А ещё есть лёд. Это вода от холода становится как камень!
   - Чудеса какие-то! Вода может испарится, это все знают, если её нагреть, но что такое замёрзнуть? Чтобы она ещё и твердой становилась? В это даже больные на голову не поверят!
   - Саш, а у тебя есть что-то зимнее в планшете?
   - Как наши шведам в хоккей продули.
   - Это не то.
   - Я лыжный поход с классом делал по знаковым местам. Ведь Виктор Сухоруков наш, орехово-зуевский. Потом сели в электричку доехали до Петушков, так сказать ерофеевские места. А я фильм уже на комп перенёс. Официально стёр из планшета прямо при завуче. Ребятам понравилось, а завучу нет. Говорит разложение, родители могут неверно истолковать. Не из-за того, что это плохо, а из-за того, что постоянно и везде проявляются мудаки, которые хотят считать себя оскорблёнными!
   - А "Джентльмены удачи" у тебя есть? Самая концовка, где на пруду за шлемом ныряют! Я, по-моему, слышал его кусок у тебя в планшете!
  
   - Изумительно. Чудесен этот прозрачный кусок крыла пука. Это сейчас там происходит? Как вам удаётся эта иллюзия? Я не только вижу, но и слышу! Невольно и в твёрдую воду поверишь! Только больше про неё никому здесь не говорите, за сумасшедших примут! - Сказал Грамт проглядев маленький кусок фильма.
   - Да, но давайте к делу. У нас тут есть несколько бумажек, оставшихся от господина Джерайта, вы можете нам прочитать их?
   - Эта расписка некого купца третьей лавки о долге вашему Джерайту. Это его разрешение на пребывание, это лицензия на охоту и добычу в диких местах. - Отложил он эти бумажки в сторону. - О! О! О! Это шифрованное донесение. Шифр простой, они же нас за потомков великого Урины принимают.
   - Что за урина?
   - Когда-то давным-давно в далёкой... то есть у нас Урина сошёл с великого "А". здесь была пустота и ничего не росло. Тогда он оросил собой землю и всё появилось!
   - Поссал, проще говоря! И сколько же гадости в этой моче!
   - Выкопал реки, озёра, заливы... Хоть это и легенда найдутся те, кто сочтёт ваши слова за кощунство! Так что и в этом вопросе лучше молчать!
   - А когда и о чём вообще надо говорить? У нас тоже о таком соседи говорят. Мол море выкопали и древних прыгунов истребили. Поэтому в самый важный момент они прыгают, даже на одной ноге или их в стороны в прыжке разводят. Эти прыжки, хоть и ритуал, но ритуал принадлежности к древнейшим!
   - Я, конечно извиняюсь, из любопытства прочёл донесение вашего товарища! Это ужасно! Вы истребили такую ораву людей?
   - Так они же людоеды!
   - У них есть цивилизованные проблески. В первую очередь едят мёртвых, во вторую, немощных или пленных, в третью - по жребию! Они же в пустынных землях живут! Приходиться много скитаться, зато вся еда с собой!
   - Им не повезло, что мы сразу попадали во все три очереди. Понятно было бы, что если бы они ели нас из уважения к нам, но просто так?
   - Ну и в конце донесения брехня. Полная-полная. Приручённые пуки!
   - Почему? Мы на них прилетели! - Грамт подозрительно посмотрел на Санька, брякнувшего это.
   - Тогда улетайте обратно. Как только наши прознают... всех: Жардака с семьёй, меня без семьи, соседей на всякий случай... соседей - соседей...
   - Спасибо за добрый совет. Сколько с нас?
   - На ваше усмотрение.
   - Санёк доставай! - Тот открыл рюкзак и выложил две связки феров и три монеты Финдоуса.
   - Вот доказательство! Я прав! - Поднял одну монету Грамт. - Здесь так и написано!
   - Это всё вам. Но как нам добраться до более толерантных стран? С кем наша страна может установить нормальные добрые отношения?
   - В наших краях ни с кем. Все друг другу гадят. Например, на Бртне три страны, кстати произносится так: Баратн. У них один имп, он давно не удел, так - символ. Они раньше владели пустынными землями и теперь тех на Бртне не меньше, чем местных. Финдосы тоже не подарок, но принимают людей с деньгами, тех кто хочет работать и зарабатывать. У них на уме только бабло и ничего личного.
   - Бабло название их валюты?
   - Это у нас так её называют!
   - И как нам попасть к ним? Нам же перед своей властью ответ держать, а они людоеды ещё хуже всех ваших.
   - Знаете что, сейчас сотру его донесение и напишу от Джерайта рекомендацию, а в наши документы впишу ваши имена. А главным аргументом, лицензия в дикие земли.
   - Отлично, но у нас и крыльев пуков полно, хотите?
   - Ни в коем случае. Это ценность страны. Чужую валюту в своих руках ещё можно объяснить, но это?
   - Вот ещё две монеты!
   - О, я обеспечен на всю жизнь!
   - А как же у вас тут жизнь зародилась?
   - Точно никто не знает, но по легендам, спустились с небес. А у вас?
   - Вообще прибыли из рая!
  
   8.
   - Ты чего там, насчёт полёта на пуках брякнул? - Спросил Тихон Сашу, когда они вышли от Грамта.
   - Это закон жанра. Мы его не знаем, а он может быть агентом власти, или с перепугу на нас донесёт. Ну и кто в это поверит? Я хоть и литератор, но художественную литературу не люблю, а вот описания, рассказы о жизни много прочитал. Надо только Жардака научить, что говорить. Я, на всякий бы случай, ещё соломки бы подстелил. Он же пойдёт к купцу за платой, а мы изобразим так, что только что прилетели. И ему поможем, да и расписку предъявим, может бабла на халяву срубим.
  
   Карпин согласился и пока они возвращались обратно, обсуждали втроём план действий. Дома их ждала неприятность. Риты не было, а Марго была вся в слезах.
   - Я забыла, я забыла! - Лепетала она. - Боюсь нажать! Рита пропала! А что тут? Как?
   Оказывается, Рита решила проверить куда отсюда можно попасть, если включить прибор серых. Сначала пробовала как Карпин с камушками, а потом и сама встала в круг. Тихон нажал нужное место, но ничего не произошло, тогда он сам встал в круг, попросив Воробьина отправлять по камушку, только отправлять, каждую минуту. Как пять камней ушло, возвращать всё обратно. Марго принесла со двора горсть щебёнки, которой был устлан двор.
   Он так неожиданно оказался среди толпы мотоциклистов, где и шарахнутся некуда было и наедут очень быстро. Но нет, его появление среди них не удивило и они, даже не взглянув, объехали его. Тогда он привязал точку, на которой стоял к ориентирам на местности, то есть к городской улице. Когда поток немного стих он перешёл на тротуар. Где же Рита? Он даже не пытался понять куда попал и не обращал внимания на прохожих, впрочем, и те на него. Сам он был в белом паутинном костюме и искал такой же на улице. Рита тоже была одета в такой.
   Местные мужчины были одеты в обычные европейские костюмы, черноволосые, стриженые и, даже, подбритые. Арабская вязь на вывесках. Значит родная планета. Но где? Каир? Бейрут? Дамаск? Где ещё остались остатки европейской цивилизации, хотя бы внешне? Судя по многочисленности транспорта - Каир. Смущали только мужчины в костюмах. Значит не арабы. Те предпочитают более лёгкую - традиционную одежду, хотя бы намотка ткани на голове. А здесь ни у кого нет. Много жёлтых такси, автобусы. Рено, Ситроены, Пежо, в основном, старых выпусков. Крутых тачек поменьше, но и Ауди, Тойоты-сараи, Мерины пробирались мимо. Современная архитектура. Джинсы, рубашки, футболки, ветровки. Может один из районов Марселя? Там же арабов больше чем французов! Он начал оглядываться на углы домов или перекрёстков, где стояли столбы с обозначением улиц.
   В своё время, недолго, в краткосрочных командировках пришлось побывать и в Сирии, Кувейте, Эмиратах, Ливии. Надписи на магазинах и рекламах ничего не дали, хотя он и читал правильно, справа-налево. Он посмотрел в другую сторону. Вдалеке виднелись заснеженные шапки гор. Ну не Марсель точно - там гор нет. Не нынешний же Кабул? Теперь там и на танке ездить опасно! Отметил и этот ориентир. Попытался представить себе психологию Риты. Ну вот тоже оказалась на проезжей части. Испугалась. Куда инстинктивно бросится? Сюда. А потом? А дальше сплошная загадка.
   Темнеет быстро, значит на юге. Вон местная женщина пошла закутанная вся в чёрное, но с открытым лицом. Без сопровождения мужчины. Где такая демократия в исламских странах? Бейрут, скорее всего. Плотный поток - едут с работы. Кого и где спросить? На каком языке? Не в полицию же обращаться? Ладно, если это не параллельный мир, значит поймут английский. Какая-то торговая галерея. Торговцы должны понимать всё, да и глаз у них намётанный. Отметил ориентиры обратной дороги. Не запомнишь, в двух шагах заблудишься. С обратной стороны дорога видится уже по-другому. Да ещё и темнеет. В шаге от входа запнулся.
   - Во блять! - Невольно вырвалось у него. Он подошёл к стоящему у входа упитанному молодому мужчине.
   - Sorri. I'm looking for my wife. She is dressed like me. Have you seen her?
   - Русский что ли?
   - А вы кто?
   - Меня Карен зовут. Заблудился?
   - Жену ищу.
   - Видел такую. Что за материал?
   - Натуральный шёлк. А...
   - В косметику пошла! Пойдём отведу!
   Если бы не Карен, он бы Риту не нашёл. Она стояла у прилавка и выбирала косметику.
   - Рита, что за хрень? Тебя все обыскались!
   - Так это же Ереван, тут все по-русски понимают! К первому... да вот и он!
   - Это Тегеран, а не Ереван! Но и в Ереване я тоже недавно был. - Карен сделал такие глаза, которые четко говорили "что возьмёшь с женщины?" - Дорогу обратно найдёте?
   - Конечно найдём! - Поспешил ответить Карпин. - Отблагодари Карена, что он нашел мне тебя!
   - У вас замечательная жена! Она меня в Москву пригласила и дала номер телефона. Как дела порешаю, сразу и непременно. - Карен повернулся и вышел.
   - Жена? - Удивилась Рита.
   - А здесь чужих девушек не ищут. Очень подозрительно. Ты чего сюда попёрлась?
   - Так меня чуть не задавили, я перебралась на тротуар. Потом, когда транспорта не было, пыталась найти где наш круг, ничего не получилось. А тут твой Карен подошёл и спросил, чем помочь. Я сказала пока тебя жду, хочу там косметику купить, а он отвёл меня в лучшее место. Но не знала, что и он тебя найдёт, но знала, что ты меня найдёшь! Я тебя притягиваю.
   - Пойдём притяжение.
   Уже совсем стемнело. Они добрались до места. Карпин насчитал три камня. Когда появился четвертый, твёрдо взял Риту за руку, и подвёл к месту, остановился и прижал её к себе.
   - Ты чего? Совсем уже? На улице обниматься?
   Последнее слово, она уже сказала, глядя на плачущую Марго, которую гладил Санёк.
   - Как это тебе так точно, с одного раза удалось? - Но увидела начинающийся гнев в глазах Карпина. - Ну заблудилась немного. С кем не бывает? Я же первый раз там. Их шрифт на армянский похож... индийский с чертой поверху слов, еврейский тоже не катит, я там была...
   - В Армении?
   - Гоа и Эйлате! А это оказался Тегеран.
   - Так мы пакуем вещи? - Привстал Санёк.
   - В смысле?
   - Да чего там? Мы с двух сторон Каспийского моря. Сейчас в самолёт, вжик и дома!
   - Фальшивые баксы предъявишь? - Удивилась Рита.
   - Да они же из рая. Не яблоки - не испортятся и не съедим!
   - Во как просто у тебя. Ты что за границей никогда не был? - Поразилась Рита.
   - Я же учитель, а не чиновник! У нас только директор и его приближённые...
   - Загранпаспорт нужен с визой, а так не выпустят, а у нас если и есть паспорта, так только внутренние. А о Марго подумал? Или справку предъявишь, что раньше она была котом, а теперь пластику сделала? - Усмехнулся Тихон. - Оставим её здесь, а сами на монетах от Джерайта засыпимся. Они могут оказаться золотыми. Значит останемся здесь навсегда в какой-нибудь тюряге в пустыне. Незаконное пересечение границы минимум.
   - А что делать-то, меня не оставите? - Заплакала Марго.
   - Да ты мне как дочь! - Обняла её Рита. - Не то что этот похотливый толстяк. На школьниц заглядываешься, развратник?
   - Да ты чего?
   - Ты же её учитель теперь!
   - Тихо аксакалы. Мы на верном пути. Куда бы мы не попали, границы надо будет пересекать, а с учётом, того, что мы и так пятая часть суши, есть шансы. Давайте попробуем здесь в разных местах. Будем пробовать переходы по схеме. Отойдём подальше и крест-накрест. Сейчас я зафиксирую на бумаге. - Тихон полез в рюкзак.
   - Смотрите где я ещё была! - Достала Рита свой айфон. - В странной пустыне! Успела сфоткать и обратно. Такая жуть! И никого. Верблюды тоже не настоящие! Как думаете, у нас такое возможно?
   Карпин глянул, хмыкнул и отошёл. Занялся прибором. Санёк же принялся разглядывать под разными ракурсами, увеличивать, уменьшать, но тоже ничего не понял, отдал айфон и молча присел на свой матрас.
  
   Непонятная логика прибора не совместилась с простой логикой Карпина. В зафиксированный Тегеран попадаешь с любой точки, но как только сдвигаешь на единицу - куда угодно. Появился Жардак с осёдланными ло-бо. Трое мужчин отправились в логово Дик-сана.
  
   Тропинка ветвилась, местами вообще пропадала, но Жардак, по одним ему известным примерам уверенно вёл к цели. Лес был густой, дикий и мимо небольшой усадьбы из трёх домов, пары сараев, соединённых по периметру крепким забором, можно было пройти, не заметив её. Ло-бо замотали пасти верёвками и подвели к самому низкому сараю с односкатной крышей. Стараясь не шуметь переложили на крышу крылья, залезли сами. Жардак привязал ло-бо к дереву, чтобы не ушли и пробрался вдоль забора к крепким воротам. Постучал. Его узнали, поэтому впустили. Из большого дома вышел недовольный Гиб-сан.
   - Чего тебе? - Неприязненно спросил купец.
   - Я к Дик-сану пришёл за оплатой.
   - Какая тебе оплата?
   - Вот на этом месте вы и ваш брат уговорили меня пройтись с вашими людьми на плоту, а оплату получу, когда вернусь! А всё потому, что вы, на своих плотах ходили в лучший сезон, а я как-никак сын морехода и знаю как ходить по реке в худших условиях. Где уважаемый Дик-сан?
   - Где, где? В пи! Нет его! А ты как здесь оказался?
   - На плоты напало племя на челнах, мы выскочили на берег, спрятались в укрытии, потом я нашел на берегу долблёнку и весло, прыгнул в неё. И вот я здесь! Уговор дороже денег! У меня посевная началась, мне долг отдавать надо!
   - Вот появится Дик-сан, с него и требуй... - Тут и раздался грохот на крыше сарая.
   Хотя во дворе, вроде, никого и не было, но за встречей наблюдали все, кто находился в усадьбе. Гиб-сан не счёл нужным пояснять челяди где их хозяин. На крыше стояли двое с крыльями за спиной. У большого и толстого были большие крылья, а у рядом стоящего, он вообще рядом с громилой казался пацаном, маленькие.
   - То вы побывали у нас в гостях, теперь мы к вам! - Вслух прочитал написанное на руке Тихон. - Брата зови!
   - А я не знаю где он! Ну ты давай вали, вали! - Замахал он руками на Жардака. - После придёшь, видишь гости дорогие!
   - Я знаю! - Крикнул Жардак прилетевшим.
   - Не расслышал! - Ответил Санёк. Он уже как-то, пусть криво, но мог общаться. Гиб-сан посмотрел на него, на крышу и обратился к Жардаку.
   - Сколько с него?
   - По уговору три связки!
   Гиб-сан зашёл в дом и вынес четыре.
   - Тут лишняя!
   - Это от меня! Повернулся и ушёл! - Гиб-сан сам закрыл и запер ворота.
   - Ты нам не рад? - Снова прочёл Карпин.
   - Ещё как! - Неопределённо ответил Гиб-сан. - Спускайтесь вниз, перекусим что "А" послал!
   - Нам не досуг. Брата зови!
   - Сам жду. Обещал быть, а... дела держат!
   - Уже не держат.
   - Умер?
   - Сбежал от нас!
   - Как это у вас? - Попытался изобразить наивность купец.
   - А ты что, не в курсе? Он попытался напасть на нас. Да ещё сверху целую флотилию спустил! Был ранен. Мы его выходили, а он сбежал на своей лодье!
   - Вот жадный! Мало ему... я ему только рассказал, что вы послы, как принять вас здесь, ну и... заработать конечно! Его здесь нет, можете проверить.
   - Верим. Мы крыльями помахали и уже здесь, а он, значит, ещё по реке спускается. Раз такое отношение к нам, то никакой с вашей страной дружбы. Граница будет проходить по слиянию двух рек. Ты должен знать!
   - Это река Лунь, которая вливается в Кунь. А если всё-таки?
   - Приезжайте к нам на Колыму, рады будем! Прощай... А? Должок! Всё не надо, половины достаточно! - Кинул вниз расписку Дик-сана Джерайту Карпин.
   - Ого! Это кто?
   - Тоже один из нападавших на нас. Может твоего брата он в плен взял? Так что... нет расписки - нет долга. Ваше железо нам не нужно. Не унесём, а вот злыты финдоские примем.
   Гиб-сан чертыхнулся про себя, но пошёл за деньгами. В принципе он не прогадал, что вовремя смылся. Вторую половину злытами возьмёт себе, а скажет, что заплатил всё. Бизнес - ничего личного. Он вынес кожаный кошель и закинул на сарай. Логика пришельцев была понятна ему. Судя по всему, Джерайта они схватили или выкрали эту расписку. Тихон, резко и часто потряс кошель, не торопясь высыпал часть на ладонь, хмыкнул, засыпал обратно и засунул за пазуху. Коротко кивнул. Они разошлись в стороны, взмахнули крыльями и пропали. Его это удивило. Как в такой густоте леса они ещё умудряются и летать!
   - Эй малой! - Громко крикнул он. Из-под крыльца выскочил босоногий мальчик в отрепье и подскочил к нему.
   - Ты же их видел, выскочи за ворота, глянь как они по лесу летят! - Пока малой возился с засовом, открывал воротину, стало уже понятно, что он ничего не увидит. Гиб-сан дал ему отбой. Залез в погреб, налил крынку, ещё не настоявшегося свежего пива, гадость конечно ещё, но что делать, другого-то нет и пошёл обдумывать случившееся. Что-то было не то. А что - непонятно! Такое впечатление, что крылья они нацепили для антуража.
   Это логично. Как они тогда в племени оказались? От тех дальних гор, не очень-то крыльями помахаешь! Сам виноват во всём. Жадность. Близость лёгкой добычи. Раз и в дамках! А тут и поле не в клетках, да и без шашек. Было над чем задуматься.
  
   Когда они вернулись, Жардака ожидал странный человек в кожаной шапке, козырьком и большим отворотом на плечи. Он только что прибыл, причём на маленькой лодке и, с удовольствием, потягивал горячий напиток из листьев и трав. Он подозрительно посмотрел на вошедших.
   - Это свои! - Махнул рукой вместо приветствия Жардак. - Говори, может и они вам пользу принесут.
   - Наш корабахль, - искажая речь, начал незнакомец, - завтра отправляется домой. Ветер направление меняет немного раньше, чем обычно. У тебя есть что?
   - Два ствола каменного дерева. Как и обещал, лучшего качества.
   - Цена та же?
   - Как обычно, смотря чем платите.
   - У нас полно феров. У нас в Финдоси они не нужны. Отдадим все.
   - А сколько?
   - Если по базарному курсу, то на пятую часть больше.
   - Мне Грамт рассказал, - повернулся к Тихону и Саше, стоявшими за его спиной Жардак, - можете, да и лучше уйти с ними. Вопрос цены. Не хватит, чем смогу - помогу.
   - Документы у нас в порядке. - Протянул пергаменты Карпин. Мореход, не понимая в чём дело, повертел головой. Ну, что-то в голове звучит. Устал от долгого плавания на маленькой, но быстрой лодке. - Имущества немного, но оно ценное - крылья пуков.
   - Браконьеры?
   - Да! - Соврал Тихон.
   - Много?
   - Да!
   - В долю возьмёте?
   - Нет.
   - Почему?
   - Оптом отдадим. Вам выгоднее, а нам ждать не хочется. Договор - это херня, которой можно подтереться как фиговым листком. Вы не то, что местные кидалы, верим на слово.
   - Вот так? - Засмеялся мореход. - А не боитесь?
   - У нас свои возможности. Увидите сколько крыльев - поймёте. Чтобы удержать цену, продавать надо помаленьку. А нам нужны злыты сейчас.
   - По прибытии в порту! - Осмотрев пачки крыльев, ответил мореход. - У нас столько денег нет.
   Карпин посмотрел на Жардака. Тот кивнул. Мореход протянул руку. Карпин пожал её.
   - Отметим сделку кружкой пива? У меня только что поспело! - Спросил Жардак и предложил пройти в горницу.
   Тихон убрал пергаменты в сумку и прошёл за всеми. Мореход оставался здесь до прихода его корабахля. Пили пиво и закусывали.
   - Так ты не на посевную стремился, а из-за этого? - Прислонившись к уху Жардака спросил Тихон.
   - На земле, как следует, не проживёшь. Сколько всякой чиновничей мерзости тебя хочет обобрать! Больших они пограбить не могут - боятся, а таких крестьян, как я - для них доблесть. Ходишь, показываешь угодья, урожай, скот, мзду даешь, кормишь, поишь. Поэтому считаюсь так себе, много не урвёшь с меня ни в казну ни себе. Они даже не знают, что я три урожая снимаю с одного клочка земли. В конце засухи делаю ямки и по семечку кладу. Когда идут дожди - высаживаю рассаду. Она и поспевает первой. Потом созревает, то, что в засуху сеял. Вспахиваю и корешки закапываю. Вырастает длинный топин. Цветки идут на чай, из семян масло, листья на корм скоту. Стебли - на нити, паклю, верёвки, корешки и нам и скоту. Вот их мытари и учитывают, а зерно и кочаны - нет.
   У меня двое детей, у сестры - один. Здесь не прокрутиться всем, а так... я и в поход с этими пошёл, чтобы все видели - платить не чем. Но... никто же не знал, чем простой поход за рухлядью закончится?
   - Тихо! - Хлопнул здоровым кулаком о стол захмелевший Санёк. Напряжение всего времени, только сейчас отпустило и он затянул песню.
   "Чёрный ворон, что ты вьёшься
Над моею головой.
Ты добычи не дождёшься:
Чёрный ворон! -- я не твой!
Ты лети-ка, чёрный ворон,
К нам на славный Тихий Дон.
Отнеси-ка, чёрный ворон,
Отцу, матери поклон,
Отцу, матери поклон
И женёнке молодой,
Ты скажи ей, чёрный ворон,
Что женился на другой,
На пулечке свинцовой.
Наша свашка -- была шашка,
Штык булатный -- был дружком,
А венчался я на поле
Под ракитовым кустом."
   Санёк замолчал и упёрся лбом в раскрытую ладонь. Из под ладони скатилась скупая слеза.
   - Что с ним? - Испугался Жардак.
   - Тоскует!
   - А про что? - Деловито осведомился мореход.
   - Черный ворон! - Хмыкнул соплями Воробьин.
   - Что это?
   - Не что, а кто! - Опять заплакал Санёк.
   Карпин увёл соратника в их комнату. Когда вернулся то, увидел, что ворон ходит по столу, а мореход закрылся от него шапкой. Жардак чем-то пытается его убедить.
   - Кар! - Радостно поприветствовал его ворон.
   - Да не пугай ты их! Где болтался? - Но ворон не успел ответить.
   - Я к ворону привык, а он боится его. Объясни ты хоть! - Попросил его Жардак.
   - Как его звать?
   - Зови Болтром.
   - Послушай Болт! - Обратился к нему Тихон и плеснул в кружки с ещё недопитым пивом спиртику.
   - Ворон - это он. Песня про него. - Тихон кратко передал содержание песни. - Тяпнули?
   - О! - В один голос вскрикнули и Жардак и Болтромом. - Пиво вкус изменило. Оно стало лучше!
   - Так что означает ворон? - Спирт произвёл благоприятное воздействие на Болтрома, но и немного дал по рогам. По-видимому, такого опытный мореход ещё не пробовал.
   - Как у вас называют капут, пиздец, дед, энд, в общем - гибель, смерть. Все мы смертны и смерть всегда рядом, а мы о ней не знаем, не видим, пока не умрём, концы не отдадим, в ящик не сыграем.
   - Этот вор-он? Он за нами пришёл? - Пустил слезу и Болтром. - Я не хочу знать когда я умру!
   - А ты не умрёшь. Это наш ворон. Он нам помогает и спас много раз! - Добавил спирту в кружки Тихон.
   - Я больше не могу! - Взмолился Болтром. - Мне страшно, но хорошо.
   - По последней и байки. Завтра проснёшься переродившимся. Это, так сказать, путь в новую жизнь!
   - Это правда? - Спросил только слегка захмелевший Жардак.
   - Абсолютно! - Они выпили и отнесли, всё ещё плачущего и косящегося на ворона Болтрома.
   - Он твой! - Сказал Жардак, когда они вышли из комнаты Болтрома. - Зачем?
   - Слишком у него был хищный взгляд. А я просто воспользовался ситуацией. Вчистую будешь?
   - Божественный напиток! Не откажусь!
  
   Утро хорошим не бывает, если вчера вечером было очень хорошо. Взгляд был тусьменный, а мысли вялыми. Снова сомкнул веки. Кто-то осторожно тряс его за плечо. Санёк, только из интереса, снова приоткрыл глаза.
   - Что воин, раненый? - Насмешливо произнёс Тихон. - На лекарство!
   - Не, не, я не мо-о-огу...
   - Не отказывайся от своего счастья. Поможет.
   - Не-е поможет...
   - Всем помогает, а тебе нет? Не кобенься. Все собрались, тебя ждём. А без тебя никак.
   - В см...ы-ле?
   - Корабль ждёт. Не хочешь, как хочешь! - Карпин поставил глиняную кружку на стол и повернулся, чтобы уйти.
   - Я не мо-гу стто-ль-ко спи-рта выпп-ить! - Заглянул в кружку Санёк.
   - Кто тебе столько спирта нальёт или твой враг, или сам себе! Здесь менее двадцати градусов. Прими на здоровье. - Жалостливо попросил Тихон.
   Санёк тяжело вздохнул, выдохнул и медленными глотками выпил.
   - А это бонус! Пирожок! - Протянул руку Карпин.
   - Какой пирожок? - Питьё как-то быстро разбежалось по сморщенным сосудам, они, омолодившись, стали гладкими, округлёнными. От этого и в горле хрипота прошла и мысли быстрее забегали. - Это пирог! Огромный пирог!
   - Это для меня пирог, а для тебя пирожок! Марго для тебя сделала!
   - Пиво хреновое у них! - Откусил пирог Санёк.
   - Хорошее пиво, по местным масштабам, и без хрена. Он здесь не водится.
   - А ты чего такой, как и не пил?
   - А я и не пил его. Я пиво вообще очень редко пью. Так, кружечку полизывал, а ты оторвался, хуячил будь здоров! Ну как лекарство?
   - Лучше!
   - Вставай и пошли, нам ещё каменные деревья доставать из воды.
   - Что-то, у кого-то я такое слышал... - Встал Санёк. Жизнь начала налаживаться и приобретать смысл.
   Во дворе все ждали не только его, но и Болтрома. Тихону хватило времени рассказать о предстоящих планах.
  
   Каменные деревья, когда их подмывает течение, реки выносят в залив. Древесина их настолько плотная, что они, постепенно намокая, тонут. Во время засухи, когда вода уходит от берега на много шагов, находят эти деревья на дне. Отпиливают корни, обрубают ветки. Старые, большие деревья ошкуривают. На них, в отличие от молодых с тонкой гладкой корой, кора толстая, с наростами. Лучший материал для различных затычек и крышек. Кто-то всякие фигурки вырезает и продаёт... Потом ствол вывозят, пни, если получается. Ветки выносят. Каменным оно называется потому, что, даже если со всего маха ударить топором, он отскакивает, оставляя еле заметную царапину. Такая древесина еле пилится и сверлится, но обладает определённой гибкостью. Из неё удобно делать щиты для войск, днища для корабахлей, кровлю у богатеев. Но этой древесине нужны циклы просушки и замочки. Чем больше, тем лучше. В ТОП-ГОП этим никто не хотел заниматься, как власть ни заставляла. Неизвестно что завтра будет, а ты жди что будет через несколько лет, если вообще не отберут. Ну и кому это надо? Дед Жардака этим занялся, но тайно. Выкопал залив, в который причалил катамаран, а дно начал выкладывать брёвнами каменного дерева, засыпая его сверху песком. Этим он ещё и обезопасил себя от всяческих тварей, которые хотели спрятаться на дне.
  
   Наконец появился и Болтром. Он явно чувствовал себя не в своей тарелке. Взяли ло-бо, бо-бо погрузили на них поклажу, чтобы не тащить на себе и погнали их к берегу. Тримаран уже был наполовину разобран, а долблёнки стали поилками скота вместо лужи. И грязи меньше и воды больше.
   Жардак обвязал канатами концы огромного, в полтора обхвата бревна. Впряглись и животные и люди и начали вытаскивать его на берег. Потом, уже перекатывая, затащили на высокий обрывистый берег. Таким же образом притащили и второе бревно. В это время пришли и жена Жардака Олденга и сестра Журжита. Они принесли корзины с едой.
   Пока раскладывали еду, Тихон с Саньком перенесли сюда и свои вещи: рюкзаки, матрасы с подушками, корзины с камнями и так, по мелочи. Быстренько перекусив, Ольденга и Журжита унесли посуду. Оставалось ждать корабахля. Разлеглись после сытной еды. Хотя и был интерес друг к другу, желания поговорить не было. Задремали под лёгким тёплым ветерком. Из-за этого и не заметили, как лихо отшвартовался корабахль. Только когда в рупор крикнули оттуда, все, сильно разомлевшие, открыли глаза.
  
   С судна выгрузили корзины со связками феров. Пока Жардак и Болтром их пересчитывали, матросы снимали палубу. Это судно, по местным масштабам, было большое. Не больше колумбовой "Ниньи". Метров шесть в ширину и в три раза длиннее. Одна мачта. Парус был из плетёной рогожи. Это было удобно. При сильном ветре он пропускал лишний воздух и, поэтому, не рвался, зато не обладал скоростными качествами. Но для каботажного плаванья этого и не требовалось. Носовая надстройка для экипажа и кормовая, двухэтажная для капитана, помощника, рулевого и ценных грузов. Руль был просто усовершенствованным рулевым веслом. Представлял из себя зигзаг. Слегка приподнимался и переставлялось в другую выемку. Поэтому у руля всегда было двое. Даже если приподнять на пядь, тяжело. А если ветер, волны? Тогда втроём.
   Брёвна, с использованием животных, плавно пустили на дно корабахля и расклинили, чтобы они не катались и не проломили борта. Заодно брёвна стали выполнять роль балласта, что придавало остойчивость. Вернули палубу на место.
   - Зачем тебе столько железа, если всё равно приходится прикидываться бедным? - Кивнул на треугольные стержни Тихон.
   - Не скажи. Я каждый год плачу одну связку за аренду земли. Полторы - за скот. Ещё одну за всё остальное: производство зерна, масла, пива, одежды. Не плачу только за воздух и воду. Поэтому желающих заниматься сельским хозяйством мало. Госхозы - убыточны. Земли свободной полно. Я возьму в аренду, но на семью сестры втрое больший кусок земли, чем у меня. Он рядом, прямо с домом. Он несколько пустует. А цена за него такая же - одна связка феров в год. Причём на не менее пяти лет эта земля освобождается от других податей. Но заплатить надо сразу. Если я заплачу сразу на десять лет, значит десять лет других податей не плачу. Богатеи так и делают. А я так не могу. Сразу жрец-заведующий арендой спросит откуда у родственников такие деньги? А если ему дать связку, то он не спросит, а я возьму на семь лет.
   - И что?
   - Я перегоняю скот туда, у себя сеять перестаю, земля родить скоро перестанет, а начинаю там, но поле-то в три раза больше! Здесь у меня будет просто пастбище. Дом отдаю своим родственникам за два фера. За такую продажу налога нет. И у меня здесь как бы ничего нет, кроме сарая. Считай, каждый год я экономлю две с половиной связки феров, только на своём участке. На том мы будем зарабатывать каждый год десять. Можно прокормиться.
   - Как на Руси! Где мы не появимся, уже коррупция.
   - А куда крестьянину податься? Богатеи - богатеют, бедные беднеют. Что, мы на них бесплатно пахать должны и при этом ещё и благодарить? Поэтому и еду для власти возят из Пиндоси. Вот Болтром и привёз. Ножи привёз. Наше железо стачивается быстро, а их - нет. Ткани у них, не моя дерюга. Даже возьми этих Гасанаглов. Вроде особы приближённые к власти, а чуть поднимутся - опускают. Своих давят, а иноземцев привечают. Болтром сказал, что наша власть держит свои капиталы, учит детей, имеет дома у подлых на весь мир Бртнах.
   - Спасибо тебе за всё! - Обнял его Карпин.
   - И вам! Если будет нужна помощь там попроси Болтрома. Он знает друга моего отца. Зовут его Прам. Там он теперь Большой Шар! Удачи вам. Пора!
  
   Как только Карпин очутился на палубе, трое начали быстро вращать рулём. Он поднимали его над водой, опускали и поворачивали, опускали и поворачивали. Корабахль нехотя развернулся. Матросы сняли с бортов вёсла, укрепили и начали грести. Судно всё дальше и дальше удалялось от берега. Там его и подхватил ветер, дующий в другую, чем у берега, сторону. Опустился парус и скорость увеличилась. Жардак смахнул невидимую слезу. Как плохо всё начиналось, и как хорошо закончилось. Он не знал только одного. У его дома находилась засада из Джерайта и братьев Гасанаглов с челядью. Он подхватил копьё и пошёл к дому. Жардак всегда соблюдал заповедь отца: "Если даже выходишь из дома посрать - выходи вооружённым."
  
   Ещё издали он заметил, что флюгер повёрнут не в ту сторону. Это был знак. Все считали, что флюгер старый корабел поставил его чтобы знать откуда ветер, но это было не так. Крестьянину необязательно знать откуда ветер, а вот где засада - важно.
   Он незаметно ополз кусты и зашел сзади. На корточках сидел Презирт с дубинкой, рабском рванье и босиком. Жардак ткнул его тупым концом в спину.
   - Сиди тихо. - Сразу предупредил его Жардак, увидев, что тот собрался встать. - Ты чей?
   - Что значит чей? - Недовольно повысил голос Презирт. Но резкий удар цевьем копья сломал ему нос.
   - Вообще прибью! -Тихо, как обычно, ответил Жардак. - Одет как раб, да ещё в моих кустах сидишь!
   Из сломанного носа стала капать кровь.
   - Я... это... с Дик-саном. Он хотел поговорить с тобой. Попросил посидеть здесь, вдруг убежишь!
   - Бросай дубинку в кусты и пошли к ним. Туда! - Показал направление Жардак.
   Они обогнули забор, скотный двор и подошли к воротам. Там стояло трое. Презирт подошёл к ним и хлюпая кровавым носом, принялся что-то объяснять. Дик-сан, увидев его, пригласил присоединится взмахом руки.
   - Рад вас видеть в здравии, уважаемый Дик-сан. - Вежливо склонил голову Жардак. - Ваш брат честно расплатился со мной за вас и даже дал лишнюю связку феров. Сейчас принесу.
   - Что ты! - Улыбнулся Дик-сан. - Это премия за те лишения что ты перенёс. А зачем ты его покалечил?
   - А как бы вы поступили? Подхожу к дому, сидит оборванец с дубинкой в руке!
   - С долгами разделался?
   - Благодаря вам и вашему брату! Может по кружке пива? Пригласить не могу, сами знаете.
   - О твоих соб-бо наслышаны. Не стоит! - Буркнул Гиб-сан. Сам он несколько иначе подал историю возврата долга. С выгодой для себя.
   - Жардак, мы хотели спросить о пришельцах на крыше... - мягко начал Дик-сан. Увидев недоумение в его глазах, пояснил, - когда мой брат отдавал долг, на крышу приземлились люди с крыльями. Тебя это не удивило?
   - У вас может быть всё, я подумал, что это ваша охрана. Гиб-сан расплатился со мной и я пошёл возвращать долг.
   - Ладно, зайдём с другой стороны, а не задумывался ли ты над тем, вот люди с крыльями...
   - Ой Дик-сан! Я думаю только о том, что посеять, когда убрать. У кого в долг взять и как отдать. У вас много всяких друзей и великий "А" бесконечен в своих творениях. Спросите лучше брата, он с ними говорил так, словно давно знает их!
   - Не увиливай сволочь! - Подскочил к нему Джерайт и попытался ударить сбоку в челюсть, но кулак наткнулся на гладкое древко из прямой ветки каменного дерева. Внешней стороной ладони Жардак скользя заехал по губам Джерайта.
   - Гиб-сан, уймите своего холопа! - Попросил он. Дик-сан улыбнулся и принёс извинения за беспокойство.
   Жардак снова поклонился ему и крикнув несколько непонятных слов, прошёл в ворота. Все знали, что у него свирепые соб-бо, но никто их ни разу не видел. Потому что их не было, а были только слухи.
   - Что я тебе говорил! - Повернулся Гиб-сан. - Темнит парниша.
   - А ты? Ты не темнишь?
   - Да связан с ними он!
   - Даже если... и что? У тружеников нет времени на фантазии. Были крылья? Были! А зачем, почему их любопытство не гнетёт. Раз есть, значит надо! Джерайт, как вы? - Повернулся к нему Дик-сан.
   - Да я ...
   - Успокойтесь, мы знаем, так как насчёт моей расписки вам? Мне надо починить лодку иначе, очень сильно попаду, да ещё вам целый капитал!
   - Я не могу её найти. Давай...
   - Что вы теряете лицо? Я готов подождать. Как только так сразу. Вы говорили про корабахль в порту Здесяи. Он же не будет вас ждать вечно? Экспедиция была плохо организована, в этом есть и наша вина.
   Скрипнула воротина. Вышел Жардак с чистой тряпкой в руке.
   - Держите ему руки! - Показал он на Презирта.
   - Зачем?
   - Умрёшь ведь! Нос поправим, кровь остановим.
   Дик-сан и Гиб-сан завели тому руки за спину и крепко сжали. Жардак взял того за нос и дёрнул в обратную сторону. Тот взвыл. Жардак запихнул в ноздри Призерта две плотно скатанные с какой-то жидкостью пакли и начал крепко обматывать лицо тряпкой.
   - Не снимай, а также перематывай, если сползёт. Нечего было у моего дома с дубинкой прятаться. - Потом посмотрел на распухшие губы Джерайта. - А тебе ничем помочь не могу холоп. Нечего было губы раскатывать. Так что сам закатывай.
  
   6.
   А вот он и я!
   Любите меня!
   Хороший я или плохой,
   Но целый и даже живой!
  
   1.
   Управлять таким корабахлем несложно, но тяжело. Если сильный ветер, но большая волна, нос зарывается в волну, тогда поднимали парус до нужного уровня. Завязывали веревки на борта. Нет волны - опускали. С учётом того, что он намокал от брызг, это было действительно тяжело. Зато парус быстро проветривался.
   Бортовая и килевая качки выматывали как физически, так и морально. Первый ахуй прошёл по катанию в маленьком помещении, который и каютой назвать сложно. Есть не хотелось, спасал только разбавленный спирт. Более-менее устаканилось, когда Саню положили посредине. К нему - Марго, а в узкие щели между ними и стеной каюты втиснулись Тихон и Рита. Чтобы судно не рыскало, на руле стояло трое. Остальные восемь занимались парусом. Передохнуть бедолагам, фактически, было некогда. Ветер, а значит и волна всё усиливались. Болтром никак не мог принять решение. Что удобнее: уйти мористее и значит от волны, но тогда потерять видимость берега или найти тихую бухту и отстояться там? Тем более темнело, мокрый экипаж падал с ног от усталости.
   Карпин, цепляясь руками за всё что можно, вполз на мостик. Протянул флягу, которую Санёк приватизировал у людоедов, из засушенного овоща с затычкой. Болтром понял его жест. Вытащил затычку и сделал глоток. Благодарно кивнул. Объяснил и передал флягу помощнику, тот глотнул и передал флягу рулевому. После этого капитан начал подзывать по одному и остальных матросов. Когда все оприходовались, Болтром присел к Тихону и чертя прямо на палубе угольком, начал объяснять ситуацию.
   Если полностью поднять парус, завязать его, то ветер будет дуть в корму и мачту с увязанным парусом, то за ночь, ночи здесь были короткие, нетёмные, скорее это были сумерки, то судно, уйдя от видимости берега пролетит мимо самого опасного места: полуострова Кряк и рядом расположенных островов Мрак. Волна большая, ветер может выбросить на мель или берег. Зато утром, пройдя их, можно прижаться к берегу, где после полуострова и островов, ветер значительно тише. Опасность заключалась в том, что можно не увидеть с какой стороны берег и тот ли он, а не противоположный. Береговая линия очень изрезанная и можно запросто ошибиться.
   - Я найду тебе берег! - Ответил Карпин, забрал фляжку и пополз обратно в каюту.
   Болтром прокричал своё решение экипажу. Парус быстро закрепили на перекладине мачты и шесть человек отправились спать на бак судна - в носовую пристройку. В первой смене заступали: он сам и два матроса. В остальных - между помощником и рулевым было по три матроса.
  
   Рассвет с восходящим "МА" наступал быстро. Утром Карпин оказался на мостике раньше, чем Болтром. То ли волна уменьшилась и качка снизилась, то ли он уже привык к ней, но твёрдо стоял на палубе. В двадцатикратный бинокль очертания берега проявлялись с двух сторон. Появился заспанный капитан. Когда Карпин объяснил ему суть прибора и тот проверил это на себе, сонливость как рукой сняло. Он начал рассматривать через бинокль всё, на что падал его взгляд. Это его изрядно веселило. Ещё раз осмотрев всё кругом, он уверенно переложил руль направо, хотя Тихон считал, что надо идти к левому. Поэтому и спросил.
   Болтром ответил, что левый берег очень сильно поворачивает налево, долго идти, потом ещё раз налево, потом долго направо и ещё раз направо. Если повернуть сейчас направо, то справа будет всем известный остров Бртн, пройдя мимо него, ещё через один ахуй, они прибудут в Финдусю в порт и город Пёрдум. Тихон унёс бинокль.
   Лёгкий бриз подгонял судно к берегу. Волна была плавной и небольшой. Путешественники даже позавтракали и вышли на палубу. Парус был полностью развёрнут. Матросы, кто сидел, а кто лежал возле бортов, тот спал на ласковом ветерке и нежном светиле.
  
   - Я думала, что меня вывернет наизнанку, я не смогу засунуть все внутренности обратно и от этого умру. - Глубокомысленно произнесла Марго. - А теперь очень даже неплохо.
   - Как в колыбельке! - Уточнил Санёк.
   - Ты помнишь как был в колыбельке? - Подколола Рита.
   - Не помню, но думаю, что могло быть именно так! Тихон, а ты что молчишь?
   - Чувствую, что капитан запал на мой бинокль. Это опасно. Мало того, кучу крыльев пуков везём, так ещё бинокль и вы. Ножи держать при себе. Не снимать, даже во сне.
   - Особенно во время качки все бока намяли! - Пожаловалась Марго.
   - А пистолет?
   - Где тебе им размахивать? - Повернулся он к Рите. - Не попадёшь, внимание к нему привлечёшь, точно отберут. Так что ножи держите под обе руки и следите, но незаметно, за спинами друг друга. Взгляды их невзначай ловите и на что они смотрят. Мы для них просто товар. Вот тогда намяукаемся, а не только Марго!
  
   Ворон тоже решил освежиться. Во время качки он плотно забился между вещами. Во время полёта и не такие простые вещи случаются. Теперь он вылетел, уселся на вершину мачты и расправил крылья перед потоком воздуха. Делал вид, что летит.
   Марго припёрло после завтрака. Она сначала делал вид что ничего не происходит, топталась, зажималась, но перед кишечником устоять было невозможно. Они сдалась и начала шептать Рите что-то на ухо. Рита, через Карпина моментально выяснила. На юте. Там, где нос корабля.
  
   Действительно, дырка над бездной и пусть сейчас волна-колыбелька, но держаться надо основательно. Она хоть и ухватилась за верёвки, но трое её ещё и держали. Поэтому они и прощёлкали приближающийся корабахль, хотя ворон предупреждающе каркал. Исключительно были заняты освобождение кишечника Марго. Когда их посудина начала резко сбавлять ход, все вместе, державшие Марго чуть не свалились в воду под бушприт.
   Матросы срочно сворачивали парус. Четверо сворачивали. Их погоняли трое с ножами. Один лежал у борта зажимая рану на плече, через которую сочилась кровь. Вместо рулевого, стоял помощник капитана, хотя должна была начинаться смена Болтрома. Судно с двумя мачтами и полными парусами настигало их корабахль.
  
   - А у нас тут проблемы! Не оглядываться! - Шёпотом произнёс Карпин. - Слушай мою команду. Вы, девчонки, идёте по правому борту и оживлённо беседуете. Там один разбойник с кинжалом. Беседуете. Марго идёшь впереди, задеваешь его спину локтём, Рита, сразу бьёшь его в сердце. Только в сердце. Если нож застрянет, плевать. Сразу в каюту. Доставайте большой арбалет и горшочки-зажигалки со стрелами. Марго с арбалетом по моему крику выходит, Рита с аптечкой. Там матрос с рваной раной лежит у борта. Мы идём по левому борту. Смотри Саш... нагнись и смотри, а не поворачивайся. Видишь они уступом стоят? Задний, что у борта. Правой хватаешь руку с кинжалом. Имей в виду, руки у него сильные, вывернется. Левой за одежду на груди и швыряй за борт. Хоть его витые мышцы из стали, он лёгкий. За борт. Не рассусоливай. Сразу за борт. Всё, ваши задачи закончились. Мне, главное нейтрализовать помощника капитана.
   - А второй по левому борту?
   - Саня, что о нём думать? Он труп!
   - А капитан?
   - Пусть спит, если живой ещё. А то именно он может быть зачинщиком, вот это я и хочу выяснить у его помощника.
  
   Почти всё, как и предложил Карпин и произошло. Санёк только немного замешкался, но поняв, что рука с кинжалом из его стальной хватки вывернется, ударил того головой в нос и только потом скинул в воду.
   Помощник сдался сам. Всё происходило на его глазах, очень быстро, но, когда он повернулся к подошедшему к нему Карпину, кинул кинжал и сел на колени. Рулевой, судя по всему был убит или скинут в воду, что, в общем-то, одно и тоже.
   Допрос был коротким. Через прибор серых удалось узнать многое. Болтром был не причём. Он был связан в своей каюте, получив по черепу табуреткой. Помощник, в свою смену подавал сигналы огнём в сторону Бртна. Огонь даже днём был хорошо виден. А в темноте? Ему Карпин разрешил прыгнуть в воду и плыть к преследующему их судну. Тихон считал, что это как-то задержит тех. Он осмотрел палубу. Освобождённые матросы, сняли одежду с убитых и начали опускать парус. Корабахль прибавил в скорости. Но враги всё равно приближались. Он крикнул. Рита пошла к раненому, а Марго к нему. Санёк, хоть его никто и не просил, помогал ставить парус.
  
   Тихон нацепил на три стрелы горшочки с зажигательной смесью. Зарядил арбалет и... только теперь вспомнил, что зажигалку Риты, он куда-то машинально убрал. Кинулся в каюту. Разбрасывая вещи, нашёл свой рюкзак. Времени было не так много, чтобы искать зажигалку, поэтому он выдернул свой походный набор, а из него спички охотника. Выбежал на палубу.
   Преследователи не поддались на его уловку и своего сообщника вытаскивать из воды не стали. Да и зачем он теперь нужен? Скинули ему только пустую бочку. Чтобы это значило? Подберут на обратном пути? Они собирались атаковать через левый борт, поэтому и столпились у него. Их было около трёх десятков. Тут даже гадать нечего было, чем всё дело закончится! А пулемёт Карпин с собой не захватил, даже калаша под рукой не оказалось!
   - Марго! Держи спички. По моей команде зажжёшь её и прикрывая ладонью вот так, запалишь этот фитиль. Постарайся, чтобы это произошло. Другого шанса у нас не будет!
   Он не старался куда-то особенно целиться. Его целью был большой парус. Но до него стреле ещё надо было долететь. Марго, от волнения, так крепко сжала спичку, что он начал понимать, что его затея равна нулю. Сейчас уже было поздно переигрывать. Он прицелился.
   - Поджигай Марго! - Она стояла окаменелая.
   - Блядь! Шевелись сука!
   А этот возглас подействовал. Она зажгла и спичку и фитиль. Стрела, оставляя тонкий дымный след, всё-таки долетела до паруса. Попала ровно в середину. Пробила парус, но горшок, не разбился, а сдвинулся дальше по древку. Карпин, чертыхнувшись, зарядил другую. Стрелял уже стоя.
   Поднёс фитиль к ещё горевшей спичке, в руках снова застывшей Марго, и выстрелил. Стрела воткнулась прямо под ноги рулевого хотя он метил в полубак. Упреждение надо было брать. Их судно же не стоит на месте. Рулевой топнул на стрелу, пытаясь сломать. Не сломал, а горшок разбил.
   Вот тут и занялось. Он попытался затоптать огонь. Эта смола была как напалм. Она прилипала к обуви, которая тоже начала гореть. Рулевой, от отчаянья, скинул обувь и прыгнул за борт, в воду.
   Незакреплённый руль начал болтаться. Вместо того, чтобы навалиться на борт догнанного судна, их корабахль отвалил в сторону. Наконец и фитиль на парусе догорел, горшок лопнул и вязкая, горящая смола потекла вниз. Горящие куски паруса, начали падать на палубу. Он зарядил последнюю стрелу, выстрелил прямо в борт над волной. И там загорелось. Каперы застыли в недоумении. Только что в их руках была добыча... а, теперь она, не спеша, весело покачиваясь на волне, топала своим курсом. Разбойнички разбежались по корабахлю, пытаясь его потушить.
  
   Освобождённый Болтром недоумённо оглядывался, голова ещё гудела. Матросы что-то говорили ему, но до него это плохо доходило. Позади остался горящий корабахль. Парус сгорел, занялась мачта. На мостике, у руля, смола выгорела и они её залили водой, но управлять уже было нельзя - под рулём была дырка. Кто-то успел провалиться. Прогоревшие доски подломились. А вот дыру в борту они залить не могли.
   Санёк стал рулевым. Карпин, по русскому обычаю, показал ему направление, а сам подошёл к Болтрому. Тот развёл руки у него не оказалось не только слов, но и мыслей.
   - Всё уже прошло. - Заскрипело в его мозгах. При этом Карпин смотрел в другую сторону. - С чего всё началось? Не с проста же? - Болтром подумал, что это он так и думает, хотя это были слова Тихона. - Ты же просто не обращал внимания из-за хаосной суеты отплытия.
   - Да! - Вслух сказал он Тихону. Тот повернулся. - Что да?
   - Несколько раз останавливало. Мне отплывать, а помощника нигде нет! Никогда такого не бывало! Тут приходит этот и подаёт каракули на тряпке. Там написано, что что Крузак срочно нанялся, за тройную цену к Фориду тоже помощником в рейсе на Бртн. Все знают наш уговор капитанов, не переманивать тайно, а договариваться с капитаном, с которым действующий договор. Форид - честнейший капитан. Возвращаюсь к пристани, а его двухмачтовика нет. Значит мне надо тоже кого-то искать и договариваться сначала с ним, а потом с хозяином. У нас это называется хокке-трансфер. Свободных нет. Тот, кто принёс этот лоскут, говорит, что он бы мог попробовать... у него было несколько раз. Он готов за бесплатно, но ему надо на Бртн. Поговорил с ним, вроде знает. Согласился я. Судно забито под завязку. Там только по межгосударственному соглашению двести поли-мили, да я, по дешёвке, на флоте прикупил продовольствия. У них срок хранения заканчивался. Ещё тыща мили-поли. Вдоль берега, медленно, но дошли. А опоздай я на день - утонули бы. Такой ветер поднялся! А теперь оказывается, он в моём экипаже одного совратил, а двое людей его были. Я сам про вас узнал только когда за брёвнами пришёл. Брёвна хоть и дорогие, но не настолько! Значит они не из-за каменных брёвен, не из-за вас на меня напали?
   - Я немного поговорил с ним. Это известный бртнский корсар Морганут. Он сам, лично, в портах высматривает подходящий груз. Сам говоришь, что трюм под завязку забил. Он прикинул сколько это стоит, вот и всё! А брёвна и мы с крыльями, такой небольшой приятный бонус. В лучшем случае весь твой груз двинет за полцены. Так ещё его и притащить надо. Найти кому, сколько, куда! Ты-то со своими поставщиками где рассчитывался?
   - Прямо у трапа! Что там перевезти от военно-морского причала на грузовой?
   - Так он подумал, что весь груз твой. Решил тебя ограбить на обратном пути, когда с деньгой будешь! Они же меньше места занимают? А геморроя насколько меньше?
   - Что это геммо рой? Это такая жужжащая куча махоньких?
   - Только это жужжит в собственной жопе!
   - Значит мне повезло, что вы со мной оказались? А я, ведь, уже при погрузке, не хотел вас брать! Связываться с крыльями - себе дороже. Попадёшься в руки топгопским жрецам - казны не напасёшься. В трюм не полезут, что от них вывозить, а крылья! Он меня уговорил. По нашим законам, если ты отбил мой корабахль, то есть вернул имущество хозяину - треть твоя. Все матросы не забыли мне об этом сообщить. Ты же не только меня спас, а и их. Со мной же должно ещё и наше казначейство расплатиться, что я их груз доставил!
   - Я подумаю! Знаешь одного из больших шаров - Прама?
   - А что?
   - Он друг нашего друга. Хотелось встретиться.
   - БШ Прам друг нашего преза! Он долгие годы Пёрдумом рулил, а сейчас в столице - Вашиге! Его правая рука. Мне всё равно на ремонт вставать. Попробую через друзей встречу организовать! Только имей в виду, сейчас хуёвиной...
   - А что это за штука?
   - Местная власть, руководящая конкретной округой, назначенная презом, но на содержании округи.
   - И что это для нас?
   - Пёрдумской хуёвиной сейчас рулит Скво-дум. Он жена... впрочем, зачем это тебе? Не поймёшь. Мы сами мало что понимаем. Вот он мзду не берёт. Даже не заикайся!
   - А зачем он мне нужен?
   - А вид на жительство? Лицензия дельца? Покупка жилья, тоже через хуёвину идёт! А знак на повозку?
   - Так у вас и колёса есть?
   - Так это у вас колёс нет, потому что дорог нет. Всё на себе таскаете, да и что вам таскать?
   - Ближе к хуёвине.
   - Муж Скво-дума, хозяин шоумтра зовут Сок-скок. Они в этом шоумтре переодеваются в разные одежды и чего-то голосят. Я был один раз. Смехота да и только! Зал. Все приходят со своими стульями или креслами. Верёвку между столбов натянули. На ней парус висит. Подумал, типа, корабахль. Хоть мне и некогда, но и я искусству не чужд! А это не парус. Его отодвинули, а там ванна. В ней сам Сок-скок - муж нашей хуёвины плещется. Вылезает, потом, перед всеми голой задницей вертится и что-то поёт! Зовёт! Что-то приходи ко мне... я тебе... Моя... чего-там раскрыта! И мы... Повернулся и посмотрел на меня. Я подошёл, потрогал за задницу, а он завизжал как скво...
   Я говорю ты сам звал! Я потрогал. Рыхлая. Даже вымя у буф-скво твёрже! Весь зал с кресел от смеха попадал, а меня вывели! Вот для чего парус повесили! Кто сидит на табуретках, за него не заходят! Так предупреждать надо! А то чау-куа с распростёртыми клешнями пришили на переднике. Ну натуральный парус. Я тоже хотел на своём, но как-то ли ум, то ли руки не дошли!
   - Подожди Болтром, потом байки будешь травить, так что там с разрешениями?
   - Так вот Сок-скок устраивает миты, то есть встречи. Всё чинно-благородно. Столы, вечер, некоптящие фитили дают яркий свет. Пива хоть залейся. Там играют в мапсы! По глазам вижу - не знаешь. Это такие картинки...
   - Да зачем мне ваши мопсы!
   - Не мопсы, а мапсы! В них вся и суть. У них четыре цвета: синий, красный, зелёный и чёрный. Запоминай. Теперь иерархия, уровни. Больше всего очков - страна. Она обозначена большим цветным кругом. Потом главный по стране - вождь. Четырьмя маленькими шариками в ряд над чертой. Потом управделами страны. Три шара, но под чертой. Два маленьких шара в круге - командующий армией. Армия состоит из точек: десять точек, девять и до нуля.
   - Всё? - Тяжело выдохнул Карпин. Судя по всему, удар по башке табуреткой сказался на умственных способностях капитана.
   - Не всё. Они там в разные мапсные игры играют, но тебе придётся играть в гегемона.
   - Ну и? Если так будешь тянуть, мы причалим в твоём Пёрдуме.
   - А потом тебе будет поздно знать! После такой волны, как сейчас, большой шмон бывает! Слушай. Кроме меня никто не расскажет. Гегемон - это черный управделами. Три чёрных шара под чертой. Он пытался устроить переворот, а теперь прячется в руках у игроков. Его надо поймать. Поймали игра закончилась. Ушёл - продолжается, но он перебивает всех - он гегемон! Тогда считают очки. Чёрный цвет главный над всеми цветами. Выбирают заходчика. Все кидают по одной мапсе. Если у тебя есть такой цвет - кидаешь, если хочешь получить взятку, а у тебя этого цвета нет - чёрную, чёрные перебивают все цвета.
   - А кто же его ловит?
   - Сыщик - шестёрка. Самый ничтожный. Чёрная шестёрка. Играют до дюжины. Поймали гегемона - четыре шара. На очки - два шара. Если кто-то очков совсем не набрал - четыре шара.
   - А сколько играют?
   - Четверо! Скажу тебе сразу. Новички всегда проигрывают. Вход на мит стоит два злыта, да и то не каждого за эти деньги пустят.
   - Трое против одного?
   - Если каждый за себя. Ты и Сок-скок вытягиваете жребий кого ещё других посадить за стол с вами.
   - Всё?
   - Нет! Если в одном гейме у тебя был на руках гегемон и его поймал Сок-скок, то он прямо при всех засаживает тебе в задницу. Если ты не выиграл, даже по очкам - платишь ему десять злыт и в хуёвине, после уплаты взносов на то или на это - оформляют без задержек. А не поиграешь в мапсы - ничего никогда не получишь. Ты же иностранец! Да даже наши ничего не могут изменить!
   - А просто им двенадцать, двадцать злыт дать нельзя?
   - Ты что? Это же мздоимство! Они возьмут - их оштрафуют в двойном размере. Тебя палками на количество злыт, за то, что предложил!
   - Охереть! Куда крестьянину податься? Красные приходят - грабят! Белые приходят - грабят!
   - Ты о чём?
   - Да был у нас народный герой, которого свои и предали. Чапаевым звали!
   - У нас не предают, а продают!
   - А Прам?
   - А, чтобы в Вашигу добраться - документ нужен! Или я высажу вас на глухой берег и, вы сами... как-нибудь.
   - А крылья тебе оставить?
   - С собой! Я же могу у вас только купить в Пёрдуме!
   - Тогда вернёмся к мапсам. Хоть какой-нибудь шанс выиграть в гегемон есть?
   - Ты из присутствующих можешь выбрать себе напарника. И тогда двое-надвое! Но если Сок-скок поймает вашего гегемона два раза подряд в гейм - он вас обоих. Ну и кто-то захочет?
   - А если ему сразу задницу подставить?
   - Это мзда услугой!
   - Какая мзда? Не он хуёвиной рулит!
   - Он родственник - муж! Закон такое запрещает. А вот выиграть можно! Это игра! Ставь что хочешь!
   - А группу поддержки я могу взять?
   - Меня, ни за какие деньги, не пустят! Я же его за задницу взял!
   - Ну а моих?
   - Так за каждого по два злыта! И чтобы они этот твой срам ещё и видели? Всего восемь! Это же какие деньги? Даже у кого денег хватает, на это не пойдут. Нереальная сумма!
   - Пусть видят. Одному идти в этот шалман не хочется. Могут наброситься, могут жульничать, а я не увижу.
   - А ты мне за это долю корабля вернёшь, и прибор зыркальный подаришь! А?
   - За эти сказки? Ты сам у меня сейчас за борт полетишь, вымогатель! Я тебе предложил верный доход. Твой Джерайт по двести не захотел казначейству за пару крыл пуков, а ты сдашь им - по сто восемьдесят большие и сто пятьдесят малые. Полтинник твой с каждой пары. Мало тебе? Хочешь, я им быстро проиграю, они меня отдерут... Один вынужденный раз - пока ещё не пидорас!
   - Не понял!
   - Да и тебе в этих делах не надо понимать! Поэтому условия меняются. Раз я на треть собственник твоей калоши то, теперь ты получишь не полтинник с пары, а тридцать.
   - Ну!
   - Без ну! А то за борт полетишь!
   - Не прокатило! - Сразу успокоился Болтром. - Может старая дол...я, ладно, остановимся и на этом...
  
   2.
   Карпин рассказал ситуацию.
   - Я так и не понял, что это за игра в спецслужбы.
   - Да это обыкновенный козёл! - Усмехнулась Рита. - Мы и на дежурствах в клинике в него играли, и на лекциях, а на физмате вообще разбирали алгоритмы карточных игр.
   - Ну и как мне свою задницу спасти?
   - Принцип дзен: если проблема имеет решение -- то волноваться незачем, если решения нет -- то волноваться бессмысленно. - Вдруг произнесла Марго и сама испугавшись этого, закрыла рот ладонью.
   - Правильно! Незачем волноваться! Я спасу твою задницу, а ты... - Хитро прищурилась Рита.
   - Ладно, тогда по нулям будет!
   - Как по нулям?
   - Рита не забывай, что все мы здесь только из-за тебя! В первую очередь - я! А мы тут как пауки в банке, кто кого быстрее съест?
   - Как ты Тихон быстро умеешь уговаривать, хоть прям тебе сразу, здесь отдавайся!
   - Не покатит, а то слишком часто мне придётся жениться на тебе! - Все засмеялись. - В козла-то я когда-то играл.
   - Давай, я буду объяснять правила, ну те, которые знаю, ты делай колоду. Цвета буквами обозначай.
   - Подожди, подожди...
   - А чего ждать, не свадьба же! Играть будем пару-на пару. Мы придём отдельно от тебя. И стоять будем не с тобой. Выберешь меня. Раз они пидоры, то следить будут за тобой, а я за ними. Поэтому у тебя будут одни сигналы, а у меня другие. Ими сообщать будем у кого чего.
  
   - А чего листки просвечиваются? - Удивился Воробьин, когда самодельная колода карт легла на стол.
   - Можешь пользоваться, можешь подсказывать Марго. Запомните - вы тренируете нас! - Начала тасовать карты Рита. - Я очень сомневаюсь, что у них карты не краплёные будут.
   Играли каждую свободную минуту, даже у руля, когда Болтром отдыхал.
   А потом начался шмон! Ветер, волны, пена не успевала сползать с лица. Еле втроём с рулём управлялись. Если бы не каменные деревья, служившие балластом, перевернулись бы. А потом вообще ветер стих. Пришлось из трюма достать четыре весла и придавать хоть какое-то ускорение в нужную сторону, гребли все, даже девчонки. Матросы стали ко всем пассажирам относиться с огромным уважением. Болтром это тоже прочувствовал. Власть, пусть ещё не фактическая, уплывала из его рук. Если после битвы, ещё можно было, хотя бы посулами, настроить экипаж против пассажиров, то после шмона - нет. Мозоли у всех или есть, или нет!
  
  
   Пёрдум встретил неприветливо. Накрапывал мелкий дождь. Как потом узнал Карпин ненастных дней в городе было больше, чем без дождя.
   - Давай, гони деньги за крылья! - Попросил Карпин после швартовки.
   - Да не всё так просто! - Потупил глаза Болтром. - Надо пройти таможенную очистку, заполнить инвойсы, но самая хрень не в этом. Как я только становлюсь хозяином крыльев, и пересекаю границу, то есть, шагнул с ними за борт, обратно не вывезу. Это стратегический материал. Меня будут дожимать до приемлемой им цены, или предложат посредника. Что мне останется? Если груз будет ваш, то посредником буду я. Они сначала платят мне, по той цене, о которой ты, через меня договоришься. Поэтому надо составить меморандум. Между мной и тобой. А я составлю такой же с военными. В этом случае не надо платить мзду таможне. Госзаказ! Не захотят покупать, ты спокойно можешь предложить другим. Прямо в порту. Здесь много иностранных представительств. Они у тебя покупают на корню, а я перегоняю им куда они хотят.
   - Ну ты и жук!
   - А как ты хочешь? Заплатишь все налоги и будешь спать спокойно? Как бы не так! У тебя денег не останется! А если ещё и должен будешь? Как можно спать на голодный желудок в нетопленной комнате, а значит холодной и мокрой постели?
   - Уважуха сударь! Самое главное по закону! А ваша хуёвина их часто меняет?
   - Законы меняем мы, а не хуёвины! Они их исполняют. Но если есть законная лазейка, почему бы в неё не выскользнуть?
   - Вас бы да к нам! Вот бы хорошо зажили, а не зажилили бы как у нас всё!
   - А что у вас?
   - Лучше не спрашивай. Ваша хуёвина лучше нашей пиздатости!
   - Вот поэтому вы, кроме ареопага, люди бедные, власть никудышняя, страна - никчёмная! Кроме как дворцом из крыльев пуков, гордиться нечем. Кругом, рабы и холопы. Даже колеса не изобрели. Оно вам не нужно! Зачем колесо если дорог нет, да и возить нечего!
  
   Карпин про себя усмехнулся. Каждый имел в виду ту страну, которую знал.
   - Ну, тогда, пока не получим своих денег, мы здесь поживём!
   - Как здесь? Это не положено! Надо документы оформлять!
   - У нас нет ваших денег. Как будут, так сразу.
   - А питаться чем будете?
   - Святым духом, что бог пошлёт или ты принесёшь. Только так. Если нас здесь не будет, крыльев недосчитаешься.
   - Да ладно вам, под охраной флота будете!
   - И, предупреди. Долго ждать решения ваших военных не будем. Так что топку не гаси, паруса чини, карты готовь. Принеси мне одну - общую, чтобы я понял в каких границах этот мир находится.
  
   3.
   Болтром преследовал несколько целей.
   Разместить путешественников у себя дома и получить с этого хоть чуть-чуть. Устроить этих в портовый отель и прибрать к своим рукам зырескоп. И, как и предполагал Карпин, стырить несколько крыльев.
   Ничего из этого не вышло. Вот как будто тот знал, что задумал Болтром. Потянулись нудные дни переговоров Болтрома с военными. Те, только один раз посетили его судно, осмотрели товар, познакомились с Тихоном и его командой. Они все щеголяли в белых паутинниках. Это произвело неизгладимое впечатление на флотмаршала. Хотя флотмаршал был и не причём, крылья нужны были сухопутникам, составление контракта пошло быстрее.
   Надеясь найти пассажиров, голодными, Болтром принёс им еды. Есть они при нём не стали отложили на потом. Болтром ещё не знал, что часовые за мзду, носят не только местную пищу, но и принесли несколько упаковок мапсов. Вот теперь игра в гегемона пошла по-крупному. Играли на еду. Санёк и Марго начали голодать. Если раньше всё, что приносил Болтром из портовой гостиницы, шло за борт, то теперь двое вкусили местной пищи. К вечеру начали маяться животами. Им стало плохо. Рита быстро промыла им желудок, накидала таблеток угля и запретила Карпину давать разведённый спирт. Тот считал, что от большинства болезней, кроме венерических и эпидемиологических помогают только водка и секс.
   - Рит, а тебе не кажется, что сегодня вечером могут произойти определённые события?
   - Только тот, кто это подсунул, не знает, что не всем стало плохо. Но я не думаю, что это Болтром. Жулик конечно, но не настолько, чтобы на себя стрелки переводить!
   - Согласен, но пока не проверю его на приборе - не до конца.
   - Что делаем? Засаду?
   - Есть другое предложение? Вот именно. Днём они не полезут, но следить за нами будут.
   - Хочешь помочь им? Сценку разыграть?
   - Никто не может отравиться сразу. Кто-то поел позже, кто-то съел раньше, кто-то съел больше, а кто меньше. Сначала выхожу я, держась за живот, и падаю назад. Дверь капитанской, открыта. Потом ты, дождавшись пока часовой будет стоять к нам спиной, пошатываясь выйдешь, помашешь рукой, пооткрываешь рот, типа зовёшь и держась за ручку падаешь вовнутрь, закрывая дверь.
   - Сейчас?
   - Подожди, пусть помучаются. Давай пока осмотрим берег и рядом стоящие фелюги. Может заметим кого?
   - Что выйдем?
   - У меня на бинокле видеозапись есть. Поднимем на палке над дверью и медленно покрутим.
   Сначала они имитировали болтание двери. Туда-сюда в такт качке. Делали по очереди - неудобно, но делали. Только после этого засняли округу. Скинули запись на планшет Санька. Рассматривали покадрово. Нашли три вероятных места, из которых могли наблюдать.
   Сделали ещё одну съемку. Два места отпало, новое добавилось. Сделали ещё. Вот теперь всё ясно. Наблюдают с двух мест. Один с маленькой фелюги в порту. Сидит и издали пялится. Глазами внимания не обратишь, а с увеличением? Просто сидит, даже не делает вид, что рыбу ловит, которой здесь нет. В первый раз их было двое, а теперь, второй в порт переместился. Ремонтирует колесо, которое как бы отвалилось у его тачки, но при этом из-под руки постоянно смотрит на них.
  
   Первым вышел Тихон. Упал правильно. Незаметно поднялся, отошёл в сторону. Пришлось долго ждать, когда часовой отвернётся. Вышла Рита, поймал её, когда падала. Причём ещё и успел выставить бинокль. Просмотрели запись. Как только Рита упала, подозреваемый сразу надел колесо на ось и быстро свалил из порта.
   Стемнело. Рита и Тихон пробрались на бак и сели в тени борта. Вода бликовала от зажжённых фонарей, стоявших на рейде корабахлей. Карпин знал куда смотреть: на ту самую фелюгу, где полдня кто-то сидел. Трое залезли в маленький ялик и начали грести в их сторону. Тихон отложил в сторону бинокль и, прикрываясь бортом, пополз к каютам. Спрятался в тени за дверью.
   "Антраполог чёртов! Страшна как смерть." Усмехаясь подумал он о Воробьине, который выпросил маску у шамана. Маску подвесил на верёвке, чтобы она слегка шаталась, а сам спрятался, с фонарём за корзинами напротив её.
  
   Ялик мягко стукнулся о борт. Рита дождалась, когда двое из ялика перевалят через борт их судна и потянула плетёный трос. Тянула она его через систему блоков, которые опускали якорь. Якорь не поднимался. Зачем пришвартованному к пристани судну, ещё и на якорь становится? Она тянула не якорь, а запасной брус для мачты, который плавал у кормы. Всё быстрее и быстрее брус набирал скорость, пока не наткнулся на борт ялика. Раздался треск, тихий вскрик и громкий бульк.
   Первый жулик, войдя в дверь капитанской, нервно и машинально оглянулся. Когда посмотрел обратно, заорал благим матом, сбил подельника, шедшего за ним, выскочил и перепрыгнул за борт, где по расчётам должен быть ялик. Ещё больший бульк. Ошеломлённый подельник, шевелился, пытался встать. Карпин, надев маску на лицо, схватил его за длинные волосы, закрутил и быстрым движением, обрезал их. Спиной зашёл в каюту и подсветил маску фонариком снизу. Вопль, и не менее громкий бульк были на весь порт. Даже часовой проснулся, что стоял на посту у их судна. Он вскочил с ящика взобрался по доскам на борт и спрыгнул на палубу.
   - Что случилось? - Выглянула Рита из носовой надстройки.
   - Не знаю! - Ответил Карпин, выйдя из капитанской каюты. Увидев часового переспросил.
   Тот ответил, наверное, морской зверь охотится, хотя их здесь давно уже нет. Вылез обратно на пирс, уселся на ящик, опёрся на копьё и снова заснул.
  
   Болтром явился только к обеду и принёс две новости. Одну хорошую, другую - плохую.
   Плохая заключалась в том, что в порту опять завелась водяная нечисть. Одного сожрала, а другому чуть не откусила голову, повезло бедолаге, что только волосы отодрала. Теперь спасшиеся ходят героями. Все расспрашивают, кормят, поят их.
   Хорошая заключалась в том, что военное ведомство согласилось взять крылья по сто семьдесят семь злыт за пару, а каменное дерево по пол злыта за факт веса. Сегодня они придут за товаром, подпишут все документы, а через семь дней можно будет идти в казначейство за деньгами.
   - Много заработал? - Участливо спросил Тихон. Сканирование мыслей Болтрома ничего не дало. И здесь, во втором нападении на судно, он был не причём.
   - У нас не принято о таком спрашивать. Бизнес, есть бизнес, но тебе скажу. - Болтром осторожно оглянулся и прошептал в ухо. - На несколько лет заработал. Вы мне просто удачу приносите!
   - Ну, тогда, на тебе ещё подарок.
   - Что это?
   - Не хотел отрезать голову у ваших героев, поэтому волосы!
  
   Болтром засмеялся. Сквозь смех рассказал, что чудища, да и вообще все водные существа, водятся только в заливе между ТОП-ГОП и страной труков. Больше нигде их нет. А скоро и там их не станет. Потому что одни хищники в воде остались, вот и жрут только друг друга.
   Тогда Тихон рассказал об отравлении.
   - Вот в чём дело? У нас в портовой таверне готовят хорошо. С матросами не связываются - боятся. Я лично просил и получив пищу, пробовал при них, всё что приготовили. Можешь у них спросить. Вчера выхожу из таверны, мой мустынг, отвязан и у соседнего дома траву щиплет. Я судки поставил, сходил за ним, привязал. Теперь понятно, что там в полдень одноглазый Джо делал.
  
   Болтром объяснил, что одноглазым его зовут не из-за того, что нет глаза. У Джо они оба в наличии. Просто левый раскрыт сильнее, а у правого веко ниже опущено чем у левого глаза, поэтому и кажется из-за такого прищура, что глаза нет. Видит он ими хорошо. Чем он занимается никто не знает, но почти каждый вечер играет в кости в таверне, особенно, когда какое-нибудь судно прибыло в порт. Выиграть возможно, но не часто. У него такие волосы. Были. Добавил он.
   - Тогда вечером поиграем в кости?
   - Да, а потом к нам. У нас большой просторный дом, места хватит всем. У меня к тебе маленькая просьба, как к совладельцу корабахля. Давай в документах напишем, что он твой не на тридцать процентов, а на девяносто.
   - Мне и эти тридцать не нужны!
   - Тут у меня небольшие проблемы с налогами. Как только узнали, что я на этой перевозке заработал кучу денег, сразу претензии, пени. То, что я шёл с перегрузом, знали все, но считали, что это только моё дело. Два судна не направишь - дорого. Теперь, когда у меня появились деньги, об этом вспомнили и насчитали. Перегруз, страховку, которую со мной никто не хотел заключать, бытовые условия экипажа, количество отработанных часов каждым, оплата за сверхурочные и так далее.
   - Разве это не законно?
   - Законно при одном условии. Всё это они должны мне были предъявить до выхода из порта ещё тогда. Зафиксировать, выдать предписание об устранении. Я должен был устранить и, после этого только отчалить. А контракт межгосударственный. Никто не взялся кроме меня! Сроки летят. Я сразу отказался, пусть военный трёхмачтовик посылают. Ан, нет - дорого! Уломали.
   - Ну а я причём?
   - А если ты владелец судна, то можешь послать в пасть бакуле! Потому что иностранец. Уже все Пёрдуме знают, что ты отбил нас от пиратов. Тебе ничего не грозит, ни грошки не потеряешь.
   - Раз так, ладно.
   - Поэтому я исправил три на девять и отнёс в регистр. Экипаж полностью за. Теперь подпиши вот здесь, что ты передаёшь мне, младшему партнёру, право платить портовые сборы, стоянку, ремонт и всякое такое.
   - Как это девяносто процентов, если принято треть отдавать за помощь или возврат имущества?
   - А вот ты такой жлоб! У нас это нормально, воспользоваться слабостью другого. Тебя поймут и не осудят. И для меня выгодно.
   - Да. Не меч приносит больший доход и спокойствие, а знание законов. - Карпин под эти слова расписался и приложил отпечаток большого пальца.
  
   К вечеру таверна набилась достаточно. Любители халявы, неудачники с верой в удачу, рассчитывающие на единственный шанс и последние деньги, просто любители посмотреть. Тем более выступал звезда дня - Одноглазый Джо! Человек, героически вырвавшийся из пасти чудовища. Ставки были запредельные, но желающие находились. Каждый, хотя бы путём выигрыша у счастливчика, хотели оторвать часть его удачи.
   Там, где по особым случаям, располагался оркестр поставили стол. Бросающие кости становились у стены, чтобы видело их броски, как можно больше зрителей. Костей было шесть, кидали все желающие, но по очереди. Вноси в банк злыт и у тебя пять попыток угадать сколько у тебя выпало. Поэтому многие скидывались, чтобы хотя бы выходило по одной попытке. Это тоже не запрещалось. Пиво лилось рекой, закуской брезговали. Уже прошла уйма человек, но никто заранее не угадал сколько у него выпадет.
   В банке скопилось девять злыт. Несколько человек выиграло по чуть-чуть, но на ва-банк никто не шёл. Чтобы взять весь банк надо было вложить три злыта, которые остаются в банке, но угадывать надо с одной попытки. Пришёл портовый нищий. Грязный, вонючий, во рванье. Он подошёл к коллегии судей и высыпал гору мелочи. Казалось, что он собирал её всю жизнь, а теперь решил с прошлой жизнью красиво покончить и её проиграть. Коллегия судей состояла из одного постоянного и двух предыдущих игроков, которые перед этим уже сыграли. В этом случае никакого сговора быть не могло. Ротация была беспрерывной. Кинул, выиграл-не выиграл - судья. Он подошёл объявил число. Дочка трактирщика записала его на доске и высоко подняла над головами столпившихся. Постоянный судья объявил финансовый расклад. Народ взвыл и бросился смотреть такое чудо. Другие начали делать ставки. Некоторые встали на скамейки. Кто пытался влезть на стол, получал в пятак. Горка его денег лежала на столе. Её быстро пересчитывали. Здесь были мелкие монеты разных стран, даже несколько ржавых железных феров из ТОП-ГОПа.
   Пересчитали. Не хватило двух грошиков. Их добавил хозяин таверны. Над головами поднялась доска с двумя тройками.
   Нищий небрежно покидал кости в глиняный стаканчик. И встряхнув один раз, резко опустил на поверхность стола, молниеносно выдернув руку. Все, почто что хором, начали считать количество выпавших очков. Тридцать три! Сначала ошеломленно прошелестело по округе, а потом и во весь голос. Нищий пододвинул один серебряный гульд трактирщику, ссыпал в карман свою мелочь, получил ещё три злыта, поклонился всем и вышел.
   - Что это за представление было? - Пытаясь переорать шум, спросил Карпин Болтрума.
   - Сам первый раз вижу! Не его, а что он играет! - Ответил тот и, в свою очередь, спросил соседа. Тот пожал плечами.
   Это событие подогрело окружающих. За короткий отрезок в банке собралось уже семнадцать злыт. Приближалась кульминация. Появился одноглазый Джо. Зал взорвался грохотом восторгов! Ещё бы! Первый человек, побывавший в пасти чудовища! Джо отказался играть на угадывание и это породило гул разочарования, но согласился играть на самую большую выпавшую сумму костей.
   - А что он в перчатке? - Заинтересованно спросил Карпин.
   - Так ему ещё когда какая-то тварь её откусила! - Пояснил Болтром. - У него протез!
   - Да? - Не поверил Карпин. Он же видел, как тот спокойно хватался за борт.
   Джо, здоровой рукой покидал кости в стакан, накрыл его перчаткой с протезом и начал интенсивно трясти. Потом перевернул ладонью вверх. Ещё легонечко потряс и, осторожно снял керамический стакан с ладони. Все принялись считать. Тридцать четыре!
   - Да, когда же у него тридцать шесть будет! - В сердцах, буркнул сосед, стоявший рядом с Тихоном.
   - А что, всегда?
   - Не всегда, но бывает!
   - Дай-ка мне его волосню! - Попросил Карпин Болтрома. Тот, не понимая в чём дело, отдал.
   - Есть ли желающий побить непобедимого Джо! - Гордо и громко прокричал судья.
   - Есть! - Поднял руку Тихон и прошёл к столу.
   - Ваш взнос?
   - Ва-банк!
   - Прошу! - Пододвинул глиняное блюдо с деньгами хозяин таверны. Карпин положил пук волос отрезанный у ночного посетителя.
   - Что это?
   - Пятьдесят злыт! Я недавно достал этот пук из живота чудища, которое чуть голову нашему герою не откусил. - Гул в зале стал потихоньку стихать, рождалась новая сенсация. Воцарилась тишина. Одноглазый Джо усмехнулся.
   - Принимаю вызов! - Подмигнул он.
  
   Тихон подошёл к столу, покидал кости в стакан, встряхнул раз. Неожиданно схватил Джо за протез, повернул ладною вверх и поставил стакан на ладонь. Потряс. Джо пытался вывернуться, но Тихон крепко его держал. Глаза у того забегали. Он не знал, что делать. Карпин аккуратно снял стакан. Окружающие начали считать. Тридцать шесть! Джо криво усмехнулся, скинул кубики на стол и, вместе с Карпиным подошёл к тавернщику. Шепнул ему на ухо и тот без звука выложил пятьдесят злыт. Тихон пересчитал их и ссыпал в кожаный кисет. Прошел через притихший зал и вышел на улицу. Вслед за ним незаметно выбрался и Болмтром. Он не успел подойти к Тихону, как из тени, проявился Джо.
   - Я тебя убью! - Тихо и ненавидяще произнёс он.
   - Я тебе отрезал волосы вместо головы, раз недоволен могу отрезать и голову. Я тебя не сдал, да и ты вёл себя достойно!
   - Я эти деньги всю жизнь копил, чем я теперь лучше того нищего?
   - Претензии выставляй тому, кто на нас навёл. Ты знаешь, сколько мне стоило спасти жизнь тем, кого ты отравил?
   - Живы хоть? - Растерянно спросил Джо. - Я не убийца!
   - Как тебя найти?
   - Давай сразимся сейчас!
   - Ты достойно вёл себя. Не убежал, не дрался, не... не сорвался в общем. Вдруг ты мне пригодишься? Ответь только, зачем лез?
   - Таверна принадлежит мне. А тот - только подставное лицо. Сказал, что, если кто-то живёт на корабахле, значит, после разгрузки, судно пойдёт дальше, получается, что там огромные ценности. Я и рискнул.
   - Мы привезли крылья пуков и каменное дерево. Оформляется долго. Сегодня только сдали, на склады вашей армии.
   - И всё?
   - Мужик ты умный, но на магнитах долго не протянешь. Становись официальным хозяином таверны. Я вхожу в долю. - Карпин протянул кисет с выигрышем.
   - Не понял? - Отстранился Джо от кисета.
   - Желающий иметь мёд, бережёт пчёл. Тебе долго объяснять, что это такое. Но ты же заботишься о таверне, не привлекая к себе внимания. Тем не менее рано или поздно погоришь. У тебя есть повод привлечь к таверне ещё больше народу. Они просто будут ходить и зырить на тебя, брать из твоих рук кружку с пивом, смотреть на твои волосы, оторванные нечистью. Кроме того, миф единения тебя и меня. Ты потерял волосы, я их тебе добыл.
   - А ты знаешь, как эта тварь выглядит?
   - Выбирай любую. Бакула с глазом на отростке или голубая тварь с щупальцами.
   - Ты голубую видел?
   - Как тебя!
   - И не убил?
   - Нет. Все знают, что её соки прожигают всё! Не поверишь, не испугался, но отпустил, а не кишки выпустил.
   - Тогда ты достойный партнёр и идея классная. Давай деньги!
   Тихон отдал ему кисет.
   - Теперь знаешь, где меня найти. - Джо неожиданно растворился в сумерках.
   - Зачем ты отдал ему всё? - Удивился Болтром. - Он бы и частью был бы доволен!
   - Не в деньгах счастье, а в доверии! Почему ты мне свой корабахль доверил?
   - Ну...
   - Вот поэтому и ну!
  
   Санёк и Марго оклемались. Начали так выигрывать, что, через некоторое время, выигрыши Риты и Тихона, казались случайностью.
   - У вас система оповещения лучше и совсем незаметна. Колитесь! - Попросила в очередной раз Рита, когда её гегемон попался.
   - Нет! - Отрезала Марго. - Сие есть тайна великая!
   - Я уж за каждым вашим жестом слежу. Мимо! Нам же играть!
   - Ни за что! - Теперь не согласился Санёк.
   - Слушайте меня, резвые дети мои. - Встал Карпин. - Азарт дело интересное, адреналином прёт, но вредное. Мы, здесь живём у Болтрума не для игры в карты. Я теперь лицо известное, меня могут не пустить, кокнуть не дай бог или ещё что. Схема ваша проста и незаметна, но... всё зависит от расклада в руках. Страны, или по-нашему тузы, вы показываете полной рубашкой, за ними десятки. Гегемон, оттопырен вправо, сыщик - влево и так далее. Черная масть в руке справа, синяя влево, ну и тому подобное.
   - Надо же, как ты нас просёк... - поразился Санёк.
   - Просечь сложно, я через бинокль записал и, в замедленной прокрутке, просмотрел. Играем по вашей системе. Учимся точно угадывать карты. Взаимозаменяемость должна быть полной. Кого ни выберут, вам должно быть всё равно с кем играть. Помните вы туда не развлекаться пришли, даже не на работу, а на войну. Если меня от игры отодвинут, вас будут иметь при всём честном народе!
   - Может быть, то, от чего вы отказываетесь, и есть то, что на самом деле вам нужно? - Неожиданно спросила Марго.
   - К чему это?
   - Не знаю, прёт чего-то...
   - Правильно Марго! Зачем от меня отказываешься? - Усмехнулась Рита, глядя на Карпина.
   - Вот продуете я и посмотрю, от чего вы начнёте отказываться! - Прищурил правый глаз Карпин на Риту.
  
   После обеда Болтром принёс два клочка пергамента. Один из хуёвины, где сообщалось что господа иностранцы по прибытии В Пёрдум, в течении трёх дней должны были зарегистрироваться. А сейчас уже пятый день. Поэтому штраф на каждого по два гульда с носа.
   - Ты чего? - Потрясая штрафом, спросил Тихон.
   - Они не правы. Вы границу пересекли вчера, значит третий день заканчивается завтра. Завтра и послезавтра праздничные дни, по случаю дня свободы! Значит два дня в запасе. Хотят воспользоваться вашей неосведомлённостью. А вот и второе приглашение на завтра, по случаю праздника, мит. Быть в вечерних костюмах.
   - Ну и где мы их возьмём?
   - Прокат в доме мита. Всего полгульда.
   - Хитро придумано. Пока переодеваемся, смотрят, что с собой. Нашу одежду, что мы снимем, тоже обыщут или что-нибудь подложат. Да, кстати, а дам туда можно приводить?
   - Да я даже и не знаю!
   - Значит так. Идём все в белых паутинниках. Остались ещё не ношенные? Надо только сшить по чёрной бабочке и прикрепить к воротнику. У нас свои понятия о вечернем платье. Не пустят - нам хорошо. Мы были. Пустят - им плохо.
   - Почему?
   - Увидя тебя Санёк, они пересрут с тобой играть! Пусть любители заднего прохода с девчонками играют.
   - Они могут отказаться.
   - А нам этого и надо. Перед игрой надо сбить их спесь, уверенность и вселить раздражённость и злость.
   - Ну...
   - Игра в карты, Саня, такая же война только другими средствами. Какая разница, каким способом будут калечить твоё духовное или физическое состояние?
  
   На мит поехали впятером. Ворон клюв из поместья Болтрома не высовывал. Приказано было не светиться. Здесь не дикие земли, поймать могут и посмотреть, что у него внутри. Взяли одноглазого Джо. Тот весь был одет в кожу: черная шляпа, куртка, брюки и полусапоги. А на правой руке чёрная перчатка. Вид внушающий не только уважение, но и опаску. По дороге Тихон объяснил ему его роль.
  
   У входа в мит их встретил бугай не меньше Санька. Правда, немного похудей, но старше, морщинистей. Бывший отставник. Определил Карпин. По внешнему виду было понятно, что с момента отставки физические упражнения стали ему чужды. Вид внушительный, а физической формы нет. Зато дубинка на поясе была из каменного дерева.
   - Куда? - Перекрыл дубинкой вход бугай. Тихон протянул приглашение.
   - Тут на одного.
   - Этого мы не знаем, но вот это на четверых! - Он протянул штраф от хуёвины. - Либо все, либо никто. Мы не собираемся нарушать ваши правила. Вы нам предложили. Мы пришли. Никаких обид. Нам ещё штраф надо вашей хуёвине платить. - Джо переводил. Вернее, делал вид.
  
   Он ещё в первый раз заметил, что Карпин издаёт совсем другие звуки, но в его голове, речь того звучит правильно, по-финдоски. Сколько иноземцев он не перевидал, но эти очень странные. Впервые таких встретил. Он всю ночь не спал, когда получил пятьдесят злыт обратно. Искал в чём подвох, ловушка. И не находил. Ни один в мире человек, не вернул бы такую сумму.
   Бугай повернулся и вошёл в здание. Вернулся обескураженный.
   - Вон, за углом, аренда вечерних костюмов! - Показал он палкой на угол, за который надо было свернуть.
   - Они на нас! - Весело подмигнул ему Санёк. До этого момента он был угрюм. Настраивался на битву, но она началась с развлечения. Он расслабился и угрюмость покинула его. Прелюдия битвы ему понравилась.
   Бугай снова покинул крыльцо. Вернулся.
   - Прошу! - Он открыл дверь. Первым шагнул Джо, но тот его не пропустил.
   - Ты чего чувак? - Удивился Джо и снял шляпу. - Понял?
   - Тот самый, который чуть не без головы?
   - Тот! - Усмехнулся Джо. - Но я не из-за этого. Я их переводчик. Тем более вот он! - Показал Джо на Тихона, - вырвал мои волосы из пасти чудища!
   - Какая честь, какое счастье! - Расплылся в улыбке бугай. - Я так рад, но не могу.
   - Пусть тогда найдут другого транслейта. Я не в обиде, я их предупредил. Так что денежки мои.
   Бугай снова ушёл.
   Он вернулся и не один. Первым был низенький, кругленький и телом и лицом человечек с остреньком носом. Он сложил руки ладошками друг к другу под подбородком и начал что-то медленно и чётко говорить.
   Карпин вопросительно посмотрел на Джо.
   - Ах да! Тру-ля-ля, хо-хо, бак, рак! - Ответил он. Но в голове Джо вертелись другие слова и ответил Тихону. - По-моему он по топ-гопски что-то бормочет, примерно, что он давно был там и не все слова знает, но что-то помнит.
   - Тогда спроси, что он поймёт после моего обращения к нему. - Карпин начал читать. Первое что пришло в голову, школьная программа.
   - Скажи-ка дядя, ведь не даром, Москва, спалённая пожаром, французу отдана? Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог и уважать себя заставил и больше, кажется, выдумать не мог! Ну?
   Джо задал вопрос. Тот потряс головой и удалился. Из-за двери что-то крикнули.
   - Прошу! - Отступил от двери бугай.
   - Сюрпрайз! - Тихон выдернул пробку из здоровой растительной фляжки, которую реквизировал Санёк у людоедов и подал швейцару.
   - Попробуй! - Предложил Джо. - Такого ещё никто не пробовал! Потом будешь хвататься, что пробовал огненную воду из рук Джо и спасителя его волос!
   - Воду? - Брезгливо поморщился швейцар.
   - Стакан неси!
   Тот послушно сходил и вынес медную кружку из-под пива. Джо налил на один глоток.
   - Вода же!
   - А теперь, вдохни и выдохни! И сразу опрокинь одним махом! - Дал указания Джо. Сегодня он её попробовал уже два раза. Охранник так и сделал. Разочарование застыло на его бледном лице, но постепенно оно начало розоветь! Он поглядел на живот и стал трогать его в разных местах.
   - О! О! Чудо! Ты теперь мне брат! - Обнял он Джо. - Ты великий человек! Ты не только спас свою голову, но и меня. Вчера так пива перебрал! Полный ужас. Где ты добыл это лекарство?
   - Где добыл, там его нет. - С сожалением произнёс Джо. Заткнул пробкой флягу и прошёл вовнутрь.
   По местным масштабам зал, может и был огромный, но по земным... но гармония и уют присутствовали в нём. Где-то десять на десять метров.
  
   Карпин понял, что и в этой стране стекло отсутствует как факт и все окна, как и в ТОП-ГОП закрываются ставнями. У одной из стен стоял длинный стол, заставленный тарелками с закусками, на углу его примостился большой бочонок с пивом. Рядом с ним стоял человек, который наливал из бочонка пиво в медные кружки. Пустые кружки подавали ему из проёма за его спиной. Посредине зала стоял круглый стол с четырьмя вычурными стульями. Недымящие фитили, в какой-то жидкости, были развешаны по всем стенам, над самим столом, в свисающем с потолка абажуре, их было не менее двадцати. Так что, было очень светло и теней, практически не было. Около стола стоял высокой, красивый, стройный. Волосы его были пышные, завитые, до плеч. Этим он был похож на герцога Бекингема из фильмов про трёх мушкетёров.
  
   - Судя по всему, это и есть пресловутый Сок-скок. Опасен и коварен! Так что рот не разевайте! - Обратился к своим Карпин.
   Тот начал произносить долгую и нудную речь. Джо кратко объяснил, что тот сказал приветствие, а теперь объясняет правила игры в гегемон.
   - И какие же?
   Джо плюнул на речь Сок-скока и тоже начал объяснять. А Карпин переводить. Они столпились вокруг Джо и внимательно слушали. Сок-скок удивлённо замолчал, да и все присутствующие, а их набилось десятка три, перестали переговариваться в полголоса и отхлёбывать пиво из кружек. Такое было впервые.
   - Что с ними? - Обратился Сок-скок к Джо.
   - Я им рассказываю правила. Но они даже не знают, что такое мапсы! - Ответил ему Джо. - Может проведёте между собой пробную игру. А чтобы нас с вами не обвинили в сговоре, давайте спросим мнение остальных.
   - Друзья! - Обратился ко всем Сок-скок. - Среди нас присутствует самый известный человек сезона одноглазый Джо! Этот тот самый, кто вырвался из пасти чудовища!
   Зал взорвался аплодисментами. Джо снял шляпу, прижал её к груди и поклонился на все четыре стороны. Вокруг начали кричать.
   - Как там в пасти Джо?
   - Почему ты её не поцеловал?
   - Зачем ты ей подставил свой зад?
   - Это была самка или самец?
   - Как она тебе?
   - Вы бы стали хорошей парой!
   - Почему не привёл с собой?
   - Ты хотел её трахнуть или она тебя?
  
   Хохот людей, пропустивших минимум по кружке пива, стоял во всех углах. Джо поднял руки вверх и похлопал, привлекая внимание. Потом их резко опустил через стороны. Этот жест означал просьбу тишины.
   - Земляки. Я случайно оказался здесь. Первый раз я у вас, если сказать по-морскому - парусе культуры. Спасибо что вы есть! - Похлопал он. В ответ все радостно заорали. Среди них было и несколько женщин.
   Сок-скок стоял у стола. Кроме глаз, ничего не выдавало его разочарования. Тот триумф, который он готовил себе, выиграв бы у иноземцев, уже присвоил себе Джо. Слухи ходили о Джо там, среди простого народа, долетали до верхних кругов, но здесь, где собралась вся элита города, все эти чопорные и знавшие себе цену люди, радовались как дети этому вруну и самозванцу. Может вообще отказаться от матча или перенести?
  
   - Вот он! - Показал Джо на Тихона. - Смело вступил в борьбу с этой гадиной и отбил мои волосы!
   - А как это случилось? - Переплетя руки на груди и, без каких-либо эмоций человек, задал вопрос. Это был прокурор Матиз.
   Надо сказать, что когда кто-то открыл эти земли, туда хлынул поток переселенцев, поскольку власти никакой не было. Они сами и были властью. Сами решали, что им нужно, что нет, как и когда поступать. Первая волна переселенцев называлась двумя известными и популярными именами: Джо и Дже. Поэтому чтобы не запутаться, к их имени прибавляли число. Например: Джофёрс, Джесек, Джофри и так далее. На вторую волну чисел не хватило. Поэтому называли как попало: Джерайт, Джелефт, Джокол, Джохелп. Потом здесь образовалась какая-никакая власть, из неё выделилась бюрократия и с новых переселенцев требовали документы. Вот предки Матиза и были из последующих волн переселенцев. Матиз был честный прокурор. Если не было заявлений, но что-то произошло, он проводил негласное, стараясь по горячим следам, расследование. Если это деяние выползало на поверхность, у него уже были предварительные результаты. Так и здесь он попытался ненавязчиво кое-что узнать и связать концы с концами. Перед этим он допросил часового у корабахля в порту. Тот показал, что были и крики и бульканье и схватку кого-то с кем-то. Не скажешь же прокурору что спал на посту? Матиз с подозрительностью отнёсся к тому, что Джо сначала выложил пятьдесят злыт за пучок своих волос, а потом, на эти же деньги совместно с этим иностранцем Ти выкупил портовую таверну. Собственно, из-за этого он и пришёл, как бы играючи, за кружкой пива, выяснить подробности битвы с чудищем. Ведь кого-то оно сожрало? Значит это дело прокурора, хотя никто не заявлял о пропаже человека или его гибели.
  
   - Мы так славно погуляли на той стороне залива, что не заметили, как стало темно. Не идти же пешком всю ночь. Без спроса позаимствовали ялик, чтобы по прямой попасть на причал в городе. Осталось несколько гребков, как бах...
   - Я исследовал эти волосы в трактире. Они обрезаны!
   - Правильно, обрезаны. И это сделал он! - Снова показал Джо на Тихона. - А то бы вы меня здесь не видели. Вот так мы с ним и познакомились!
   - Ну и как оно выглядит? - Сурово обратился прокурор к Карпину.
   Тот рассказал о голубой твари, а Джо перевёл.
   - Ах! - Закрыла себе рот, одна из женщин стоявшая рядом и специально слушавшая разговор. Будет что завтра обсудить с подругами. - Я тоже это видела, но не знала, что это такое! Крендель, - обратилась она к мужу, стоявшему рядом, - когда мы на яхте в прошлом месяце выходили в море? - Он не ответил, а кивнул, потому что и яхты у них не было. - Я обратила твоё внимание, на что гналось за яхтой.
   Муж снова кивнул. Он не хотел разуверять собравшихся что это была её фантазия, и на яхте его компаньона они ходили год назад, но ей перечить не стал.
   - Иногда они заплывают в наши края! - Пояснил высоких худой, седой мужчина в форме с галунами, услышав её взволнованную речь. Это был флотмаршал страны Морзер, так как весь флот, состоявших из полутора десятка корабахлей, располагался в Пёрдуме.
   - Вы что, туда притащили на себе бочку пива? - Видно, что прокурор ничему не верит.
   - Мы пили не пиво! - Наклонился к нему Джо. - Мы, случайно под водой обнаружили огненную воду. Может она и придала мне сил. Сейчас каждый из вас может попробовать её.
   - Вопросов нет! - Развёл руки в стороны и улыбнулся прокурор. - Продолжайте.
  
   Джо потряс флягой и принялся, понемногу, плескать в протянутые бокалы не разбирая, пустые они или с пивом. Те, кто начал пробовать, с непривычки вздрагивали, вскрикивали, кашляли. Водка обжигала и рот и глотку.
   Кому-то водка не понравилась, а кого-то развеселила. Ведь все пришли на шоу, которое устраивал Сок-скок, а тут оно уже началось с веселья, поломав весь его сюжет. Выпустил нить игры, значит снова необходимо взять инициативу в руки. И никаких там показательных выступлений, тем более голосований. Больше этого Джо, не то, что ноги, сопли не будет в этом доме.
  
   - Господа! - Громогласно объявил он перекрикивая весь этот гомон. - Пора приступать к игре.
   Он начал рассказывать, как будет производится отбор ещё двух игроков, но тут заметил, что все смотрят мимо него. Он повернулся. Иноземцы нагло расселись за столом и весело разговаривают. Он уже пожалел, что не попробовал их зелья. Плоская круглая фляга из какого-то высушенного овоща занимала весь центр стола.
   "Ну-ну, - подумал Сок-скок, - недолго мучилась старушка, посмотрим, как кукарекать начнёте!"
   - Вышли все! - Махнул он рукой. Они удивлённо посмотрели на него и продолжили весёлый разговор.
  
   Сок-скок растерянно оглянулся, не будешь же силой выводить их из-за стола? Флотмаршал Морзер заметил его растерянность и ехидно улыбнулся. Тот давно заманивал Сок-скока на свой трёхмачтовый флагман "Инстаграм", тоже поиграть в гегемона. Сок-скок ощущал всю ненависть флотских к его сексуальным предпочтениям. Тут его пронзила мысль, а ведь Морзер посещал корабахль, на котором прибыли иноземцы. Сговор? Ладно выяснится. Куда этот чёртов одноглазый Джо подевался? Раз пустили, пусть переводит! Он заметил его у стола с закусками. Ковырялся в тарелке и пара кружек с пивом стояла рядом. Затянувшаяся пауза ни к чему. Он повернулся к столу. Кого-то надо убрать из-за него. Но кого? Громила отпадает сразу. Молодая красотка с шикарными волосами, сидевшая напротив громилы, тоже. Пожилой, который угробил голубую лагуну, вообще опасен, такую красоту не пожалел. Беспредельщик. Зато все трое туповаты. Удалить из-за стола ту, с мальчишеской причёской? Взгляд через чур внимательный и умный. Она самая опасная. А уж этих троих лохов он разведёт.
   - Мадам! - Обратился он к ней. Стараясь не касаться её, двумя пальцами схватил за плечики и потянул вверх. Она зло посмотрела на него, но встала. - Извиняюсь, это моё место.
   Он взял со стола фляжку и передав ей, сел на её место.
   - Начинаем! - Громко крикнул он. - Первая раздача!
  
   Народ сгрудился у стола. Сок-скок вскрыл пачку, перетасовал и виртуозно раскидал мапсы по столу. Как любил он этот момент! Как свой член в заднице Скво-дума. Он посмотрел в свои мапсы. Рука не подвела. Только в первой раздаче, после вскрытия пачки, можно так умело перемешать мапсы, чтобы всё лучшее досталось тебе или твоему партнёру. Все взятки его, а сыщик ловит гегемона. Он оторвал взгляд от своих мапсов и чуть не икнул.
   Громила разложил мапсы перед собой по их цвету, девушка - в круг как цветок, старикан, ну не старикан, конечно, смотрел что делают его партнёры, но мапсы не трогал. Что за хрень? Тот взял и тоже перевернул мапсы рубашкой на стол и раздвинул в единую линию. Теперь все видят, что кроме гегемона и нескольких мелких козырей у этих троих ничего нет. Можно даже и не играть!
   - Вот так надо! - Начал он, еле сдерживаясь, показывать, как держать мапсы. - Нельзя их показывать! Никому, даже соседу!
   Увидев, что Джо стоит рядом, рявкнул на него: Почему не сказал, как надо держать мапсы?
   - Я только перевёл твои слова. И всё.
   - Это правда! - Подтвердил и прокурор. - Ваши объяснения касались только хода игры.
   - Как брать взятки и кто кого бьёт! - Поддержал прокурора флотмаршал и подмигнул Сок-скоку.
   Заговор? Они устроили заговор? Вряд ли. Это уже паранойя какая-то! Мудрый Скво-дум предупреждал его, чтобы не связывался с иноземцами. Те, не зная местных реалий и правил, будут жить в соответствии со своими понятиями, пока им не объяснят местные. А всё из-за того, что мита давно не было, местные с ним не то, что на раздевание не хотели играть, так даже и на деньги! Когда играли на раздевание Сок-скок всегда проигрывал. Из этого делал шоу. Медленное раздевание под музыку. Он гордился своим телом, а игра в мапсы, позволяла делать раздевание ненавязчивым! Кроме того, приносила доход. Чтобы поглядеть на это, зрители платили за вход причём пиво и закусь входили в стоимость.
   - Это моя вина! - Резко вскочил он и начал гибко раскланиваться в стороны. - Поэтому предлагаю играть пару на пару. Джо попроси девушку встать, а сеньора, сесть на её место. Пока это будет происходить, я выберу себе партнёра...
  
   Задница у здоровяка была хороша, Сок-скок такую никогда не пробовал и ему просто физически захотелось, неудержимо! Прямо сейчас! Он начал обводить взглядом собравшихся. Большинство пришли только позырить, но трое...
   - Господин Муранш! - Показал он на переводчика, который безуспешно пытался поговорить на крыльце. - Его давно не было в городе. Он теперь в столице, куёт, так сказать, культуру нашей страны. Ведёт собственную колонку в разговорнике "Важности".
   Муранш вышел из толпы, вежливо склонил голову, ему вяло похлопали. Все знали от чего он сбежал. Пытался совратить сына одного землевладельца. Тот пообещал его закопать. Муранш сел напротив Сок-скока.
   - Свали девочка! - Замахал рукой Сок-скок на Марго. - Туда! - Уже приказным тоном показал на стул с Марго Тихону.
   - А где в правилах написано, что женщины не могут играть в гегемона. Вы этого не объявляли! - Громко и ехидно перевёл Джо Тихона.
  
   Женщины засмеялись и громко захлопали. Их, кавалеры, получив толчок локтём в рёбра, тоже.
   - В свободной стране свободны все, а не только такие, да Крендель? - Тот кивнул, а его жена удостоилась даже больших аплодисментов, чем Джо.
   - Правильно. Сиди детка и всыпь этим спидрунам! Я за тебя! - Гаркнул флотмаршал и все согласно закивали.
   - Раз так! Склоняюсь перед общественным мнением! - Развёл руками Сок-скок и протянул руку к новой пачке мапсов.
   - Играйте старыми, а тасует он! - Джо показал на Санька. - Так по вашим правилам. Колода меняется только после тайма!
   Санёк начал неуклюже тасовать. Даже не тасовать, а перекладывать. Ему надоело и, он вопросительно посмотрел на Сок-скока. Тот кивнул. Санёк медленно разложил мапсы перед партнёрами. Посмотрел, как взял в руки мапсы Сок-скок и тоже изобразил что-то подобное. Марго посмотрела на Санька и тоже сделала как и он.
   Муранш потёр ладошки друг об друга, это означало, что карта великолепна. Сыщика не выбить, и он ловит гегемона. Сок-скок медленно выдохнул и, краем глаза глянул в мапсы Санька, гегемон был у него. Он закрыл глаза. Муранш всё понял и зашёл.
  
   Попались вы, а не они. - Вдруг неожиданно возник голос в его голове. Сок-скок даже подумал что-то сказали ему это в ухо и тревожно оглянулся. - Они не специально вам проиграют. А потому что ты хочешь выиграть. А теперь вспомни правила. Кого ты будешь оприходывать? Кто с чьей руки сидит? Девку! А Муранш громилу! Тот своими могучими ягодицами зажмёт его стручок и дёрнет. Может оборваться.
   А ведь это действительно так. Специально подсадили. Подстава всех спидрунов страны! Что же делать? Тут он заметил, что все смотрят на него. Его ход. Он машинально бросил на стол подходящий мапс. Муранш взял взятку. Но теперь голос и в голове Муранша повторил тоже самое что и Сок-скоку. Муранш даже замер с вытянутой картой. И ведь никому, никак не докажешь, если ещё жив будешь, что здоровяк не случайно оборвал ему член! Подстава! Он даже начал догадываться от кого! От Большого Шара Прама. Мстит подонок. Сколько лет прошло. Ну предложил Муранш свою задницу в виде награды за помощь! Не надо - откажись и забудь, все же люди! Так нет, добить надо! Муранш поменял карту.
  
   В растерянных чувствах они продули этот гейм. Причем всухую. Сразу четыре очка. А игра до двенадцати. Так нельзя. Если они весь тайм продуют в сухую? То... ой, лучше и не думать. Муранш раздал мапсы. Не бог весть что, но очки набрать можно, главное, чтобы подкидывал.
   Марго пошла с чёрных.
   - Это же козырь! - Удивлённо вскрикнул Муранш. Это не был возглас отчаянья, но казалось, что он боится выиграть!
   - Нельзя да? - Спросила Марго Сок-скока. Джо перевёл.
   - Никто не запрещает. - Перебил козырь Сок-скок.
   Санёк кинул вообще пустую карту.
   - Что вообще нет козырей? - Удивился Муранш. Воробьин пожал плечами.
   - Объявляю вскрытие! - Поднял руку Сок-скок. Что от чайников ожидать, они всегда путаются в козырях и забывают, что управделами и командующие армиями всех цветов, тоже козыри. Если заход по козырю, и козырь у тебя на руках, надо кидать, а не кинул четыре очка вписывают. Легко отыгрались.
   Вскрылись. Санёк и Марго не знали, что вскрываться, это надо перевернуть мапсы лицом вверх, чтобы все видели, что у них на руках. Прокурор помог вскрыться Саньку, а Морзер - Марго.
   У Воробьина действительно не было козырей. Тот сидел и непонимающе хлопал глазами. Новичкам всегда везёт! А у Муранша полная рука всего. Мастерство в пиве на замочишь. Великолепно раздал. Да толку что с этого? За необоснованное обвинение добавляют шесть очков!
   Ну хоть два-то очка надо выиграть! Сок-скок похолодел. Это же он придумал правила выигрыша. Если кто-то продувает всухую, то победители могут просить всё что угодно! Вот для чего молодка нужна! Он женщину, как и Муранш, тронуть брезгует, а тут, теперь, при всех наяривать её!? Сок-скок представил, что громила сделает с нежным Мураншем. Разорвёт своим колом все внутренности того! А ведь Муранш ехал с надеждой, что какой-то свежачок достанется ему! Не достанется, а достанет до горла! Бедный, ох бедный Муранш! Сок-скок хоть зажмурившись попробует справиться с девкой, а Муранш... Нет! Надо выигрывать любым способом! Знают ли противники об этом? А кто им расскажет, если этим правилом никогда не пользовались? Повода не было! Сок-скок слегка успокоился.
   Теперь мапсы раздавала Марго. Гегемон, синяя страна и пара командующих армией. Сок-скок зашёл со страны. Воробьин кинул армию. Уже двадцать одно очко. Муранш перебил синим командующим, Марго кинула вождя. Уже двадцать семь очков!
   Муранш, взявший взятку, пошёл красной страной. Марго перебила чёрной армией в десять очков. Сок-скок перебил зеленым командующим. Санёк кинул красного вождя. Уже за полсотни! Ещё одна взятка и всё. Возможно это перелом в игре. Сок-скок зашёл с зелёного вождя. Санёк зелёную пустышку. Муранш перебил зелёной страной и мило посмотрел на Марго. Та кинула пустышку. Всё игра сделана! Больше половины очков набрано. Теперь можно спасать гегемона.
   Муранш зашёл по козырю. Марго кинула мелкий козырь. Сок-скок задумался. Рискнуть и уйти сейчас? А вдруг у Санька сыщик? Но тогда гегемон останется один. Муранш повеселел. Что же дурашка не показал, что сыщик у него? Сок-скок кинул гегемона, но на того, из рук Воробьина приземлился сыщик. Упс! Рано радоваться начал. Он закрыл лицо руками, даже не посмотрев на поникшего Муранша. Настраивался. Настроился. Он же артист большой глубины и высокого полёта.
  
   - Поздравляю! Никак не ожидал. Впервые так бездарно продули. Ведь всё преимущество мапсов было в наших руках. Не знаю, что нашло... но, как говориться дур.... Новичкам всегда везёт! С нас... - начал посчитывать Сок-скок. На самом деле он не считал, а думал сколько предложить, так чтобы и себе не повредить.
   - Как это с вас? - Возмутился флотмаршал. - По вашим же правилам, если кто-то выиграл в сухую, получает то, что хочет!
  
   Окружающие, даже те, кто про это правило и не слышал, поддержали Морзера. Интрига! Вон, как всё повернулось! Никогда такого не было! Будет завтра что обсудить, а то такая скука в последнее время! Даже победоносной войны нет уже сколько лет!
   - Тогда снимаю штаны перед вами! - Опёрся одной рукой на стол Сок-скок, а другой начал расстёгивать пояс, чтобы опустить штаны. Он старательно не смотрел на Муранша, который затравленно разглядывал вставшего из-за стола Санька. Представлял, что с ним будет. Вернее, что и как Санёк с ним сделает.
   - Зачем вы так! - Подошёл к нему Карпин. - Это не по-людски. Такие деяния должны быть добровольными, а не вынужденными. Идти от сердца, а не от жопы!
  
   Не стесняясь никого Муранш облегчённо выдохнул. Сок-скок невозмутимо начал застёгивать штаны.
   - А что вы хотите? - Спокойно спросил он. - Давайте мы вернём вам плату за вход! Вы пошли на огромные затраты чтобы попасть в эту обитель счастья!
   - Ты давай не финти чувак! - Громко заявил Санёк. - А щас передумаю и засажу по самое не горюй!
   - А что такое не горюй? - Не понял Муранш.
   - Сейчас покажу! - Шагнул в его сторону Воробьин.
   - Не надо, я понял! - Спрятался Муранш за спину Сок-скока.
   - А сколько же вы хотите? Двадцать, тридцать, пятьдесят!
   - А сколько этот дом стоит?
   - Пятьсот злыт! - Преувеличил во много раз стоимость здания Сок-скок.
   - Вот пятьсот давай! - Засмеялся Карпин, а после того как Джо перевёл его слова и все остальные.
  
   Заносчивый, принципиальный в только в свою сторону Сок-скок, получил не по заднице, а в задницу. Хоть и фигурально, но глубоко! Он даже поморщился от этого, как будто в чувствительное место черенок от лопаты запихнули. Вырыл сам себе ловушку, но тут же нашёлся.
   - Согласно этих же правил, я имею право отыграться! - Правило он только что придумал, поэтому это никто не знал, значит и не возразили. - Где и когда?
   - А что вы ставите вместо пяти сотен злыт? - Поинтересовался прокурор. Он знал, что таких денег в Сок-скока нет, да и имущества на такую сумму тоже. Чтобы Сок-скок не предложил, это уже обман и мошенничество в чистом виде.
   Сок-скок совсем забыл, что специально пригласил прокурора, который всего полгода в городе, чтобы на этом мите сойтись накоротке. Сумасшедший день. Вне сезона разверзлись хляби небесные на него.
  
   - Давайте этот дом! - Неожиданно предложил Сок-скок. Это был единственный выход из ловушки, которую он сам себе создал на пустом месте.
   - Да он нам не нужен! - Ответил Карпин. - Пусть кто-нибудь купит!
   - За пятьсот злыт можно полгорода купить! - Усмехнулся Джо. - Дураков нет!
   Сок-скок бросился к банкиру Скружу, который стоял в стороне и, как бы не участвовал в общем деле.
  
   И формой и лицом он был похож на старую утку. Притом его карманы были набиты деньгами. Обычно, местные бросались к нему за ними, с целью отыграться. Теперь к нему бросился Сок-скок.
   - Сколько дашь?
   - Со мной всего полсотни!
   - На счету в твоём банке у меня двести восемьдесят три плюс проценты. Выдай вексель.
   - Выдать-то я выдам, но если мне его принесут завтра, где я столько денег возьму? А они принесут. Им здесь делать нечего, они в Вашигу собираются к БШ Праму. Это все знают. А ты нет?
   - До Вашиги три дня хода. Там обналичат.
   - Если захотят там, а не здесь! - Усмехнулся Скруж. - Да и там... Для меня это ненужный геморрой!
   - Ты же сам говорил, что наше общество самое сплочённое в стране и мы помогаем друг другу!
   - Я тебе и помогаю. У тебя самый большой процент по вкладу! Да и по мелочи, я тебе всегда одалживаю без процентов. Кстати, за прошлый раз ты ещё не отдал. Пустячок, конечно, семь злыт, но неприятно.
   - Да я с этого мита хотел отдать, а видишь как повернулось?
   - Могу только на двести и твой счёт тебе закрываю. С учётом невозвращённого долга. Сам знаешь, с других - не наших, я не три шкуры деру, а пять! - Скруж вписал сумму в вексель. Сок-скок написал фамилию дату и подпись. На втором расписался о передаче капитала, с процентами банку.
   - Вот! - Положил он вексель на стол. - Здесь на двести! Буду выигрывать до тех пор, пока не отыграю дом!
   - Зачем вы так напрягаетесь! Ну, понтанулись вы, что от пидоров ждать? Все говорят, что ваша хибара не стоит того, что вы объявили. Давайте мы её за пятьдесят продадим вашему другу, а вы...
   - Я! Я! - Начал заводиться Сок-скок. - Или играем или пошли вон!
   - Но это же фактически наш дом. Вы не можете нас изгнать из него, пока не заплатите. А мы можем! И отыграться вы сможете только один раз. Нам сражаться за ваш дом нет резона! - Спокойно ответила Рита. В зале засмеялись. - Ну, хорошо. Давайте ваш вексель и получите ваш дом, как только мы обналичим его. Господа! Аукцион. Здесь двести. Предлагайте цену.
  
   Желающих купить, пусть крепкий, добротный дом первых переселенцев никто не захотел. Старьё! Район непрестижный. Рядом верфи, ремонтный док, склады. Пирс военно-морского флота. Все же знали, что этот дом Сок-скок выиграл в карты. Проигравший ему, тоже не слишком расстроился. Понятно, что пришлось вложить в модернизацию дома, но не столько много.
   - Тогда кто его может обналичить? - Рита обвела всех присутствующих взглядом, задержавшись на Сок-скоке, несколько дольше. - Пятьдесят процентов от номинала!
   - Я готов! - вышел Скруж и протянул кожаный кошель. - Здесь сто.
  
   Рита не постеснялась пересчитать монеты. Ссыпала обратно и протянула пергамент банкиру. Тот убрал его в карман. Только что, не моргнув глазом, он заработал кругленькую сумму.
   - Ну ты и сука! - Прошипел Сок-скок.
   - По правилам нашего общества нельзя называть партнёров женскими обозначениями! Штраф! - Тихо произнёс ему в ухо Скруж. - Зато можешь играть. Эти люди, хоть и лохи, но не грабители. Тебе дом предлагали за вдвое меньшую сумму отдать. Гордыня подвела?
   - То есть вы ставите сто монет, против моего дома? - Спросил Сок-сток. Он оглядел присутствующих и что-то не заметил сочувствующего или подбадривающего взгляда. Муранш что-то наворачивал у стола с закусками. Около него стояло уже три пивных кружки.
   - Да! - Рита предложила ему присесть напротив. - В ногах правды нет! Сто монет против вашего, не нужного нам дома. Выбирайте своего партнёра!
   - Может быть в другой раз? Ваши люди хоть чему-то научатся. Играть будет интереснее.
   - Нам некогда рассусоливать. Захотели реванш - получайте. Не жуй резинку пидор! Она для другого предназначена!
  
   Самым лучшим игроком был Муранш, но он уже набрался. Скружа в напарники, брать не хотелось не по-партнёрски поступил. Остальные видя его призывный взгляд отвернулись и как бы что-то обсуждали. Все понимали, какие-то расходы придётся понести если выиграют, а если наоборот? Вон как лихо неумёхам продули!
   Пришлось оторвать Муранша от трапезы и приволочь к столу. Но вместо прежних соперников он увидел строгую женщину с острым взглядом и худого победителя голубой лагуны, как Сок-скок про себя обозвал чудище, чуть не съевшее, а лучше бы съевшее одноглазого Джо. Вот бы повесить её чучело над крыльцом!
   Эта серьёзная дама вырвала из его рук Муранша и плюхнула его на своё место.
   - Начнём пожалуй! - Она вскрыла новую пачку мапсов. - Сто злытов за дом!
   - Но я думал что...
   - Вы же сами сказали, что те чайники, ни на что не способные, устали. А мы со стороны, глядя на вас, чему-то научились.
   Она так тасовала, что мельканием рук и мапсов можно было залюбоваться. "Шулера!" Поздно догадался Сок-скок. Подвыпивший Муранш, на сигналы не реагировал. Муранш был рад что рядом нет Санька. Это настроило его на благочестивое настроение. Вроде и мапсы неплохие пришли. Но тут рядом встал Санёк и ободряюще улыбнулся. Настроение сразу куда-то спряталось. Даже не в пятки. Когда душа пряталась там, в пятках что-то шевелилось, а здесь и сейчас всё было мёртвым.
   Противники играли жёстко и быстро. Такое впечатление, что они знали у кого какой мапс и когда его кинут на стол. В первом гейме они отдали тридцать два очка. Во втором поймали гегемона у Муранша. В третьем, отдали только девятнадцать очков. А значит в общий зачёт пошло четыре. В четвёртом взяли всё очки, а в последней взятке захватили ещё и его гегемона. В общем быстро разделались. Но. Он опытным взглядом заметил одну особенность, карты они держали как и предыдущие. Сигнализируют? Сто монет перекочевали Рите. Больше желающих играть не нашлось. В присутствии всех Сок-скок переписал дом на Ти. Молча собрал вещи, вызвал повозку и уехал в портовую таверну, где на втором этаже был с десяток приличных номеров. Надо было искать съёмную квартиру. Муранша, который остановился здесь, тоже пришлось забрать с собой в таверну.
  
   Жизнь в городе оживилась. Сколько событий в короткий промежуток времени произошло в сонном портовом городе. Было о чём поговорить, особенно тем, кто присутствовал на этих событиях. Сами рассказчики, в глазах слушателей, казались героями. Вроде это они всё устроили.
  
   4.
   Болтром проснулся поздно, хотя лёг рано. Сегодня праздник. Второй день свободы! Вчера с другими капитанами в таверне Джо, теперь так все её звали, отмечали. Как обычно, скромный символический праздничный обед, перешёл в большую пьянку. Многие, как и Болтром до ужина не дотянули. Их развезли по домам. Таверна Джо начала оказывать такую услугу. Выпил на злыт - домой бесплатно.
   Столько пива было выпито, что ему казалось, что до сих пор оно выливается из ушей. В чём столько пива поместилось? Не в животе же? Послать бы туда кого-нибудь за пивом или самому съездить? Наверняка там уже кто-то появился с целью похмелиться. Можно узнать как всё там происходило. А то памяти совсем нет. Вспоминалось единственное, что Джо лично выгонял всех ссать на причал, а не тихо сливать под стол в таверне. Болтором развязал кошель. Два полгульда и несколько грошиков. Ничего себе погулял! Было четыре гульда и злыт! Да ещё голова, горло, печень, почки, мочевой пузырь... он поплёлся в отхожее место. Отхожие места у частных домов были на улице. Когда начинался сезон дождей, всё из выгребной ямы вымывалось в водоём. Поэтому в это время в старом городе старались не перемещаться, можно было вляпаться.
  
   Вернулся. То, что пива в их доме нет - было аксиомой. Жена Аксин вообще не терпела его присутствия дома. Да и его, когда он напивался. Поэтому он ночевал на кухне. Когда вернулся, чтобы хотя бы водицы испить, увидел накрытый стол. Около стола стоял Карпин и держал в руках какой-то непонятный квадрат. Он приветственно махнул рукой и вышел. От нечего делать Болтром начал разглядывать стоящее на столе. Как вкусно пахло! Вся еда незнакомая. Каша из тёмного зерна. Такого он никогда не встречал. Красный компот из овощей, аж дымится. Круглая горячая лепёшка. Кувшин с водой. Вот это и надо. Он схватил его и сделал несколько мощных глотков. После первого глотка он понял, что это такое, но не мог остановиться.
   - Вот это по-нашему! - Услышал он голос Тихона за спиной. - И это правильно! С праздником вашей свободы Болтром!
   - Это вы что ли? - Показал тот на стол.
   - Хотели угостить тем, что вы никогда не ели!
   Все четверо гостей расселись за столом.
   - Мы хотели пригласить и Аксин, но она ещё спит. - Сообщила Рита, а Санёк протянул Болтрому что -то цилиндрическое и темно-зелёное. Оно захрустело под зубами. Оказалось сочным и солёным.
   - Закуси. Легче будет. А то окосеешь.
   - И это тоже! - Рита поставила перед ним кусок лепёшки. На ней лежал шматок чего-то белого с шляпкой чего-то жёлтого. Карпин пододвинул ему миску с компотом из овощей и дал деревянную ложку.
  
   Необычные блюда. Когда успели только их приготовить? Пожевал, похлебал, проглотил. И на душе как-то легко стало. И органы внутри тела: одни начали включаться, а других стало отпускать. Посмотреть на этих людей из диких краёв, ничего не знают, но что умеют!? Только сейчас он заметил, что на спинке одного стула сидит ворон и перед ним тарелка с едой. Он что, живой, а не механический?
   Тихон разлил всем в глиняные кружки из кувшина. Встал и сказал: Ну! За вашу и нашу свободу!
   Все гости встали, стукнулись кружками и одновременно, как по команде, опрокинули огненную воду в себя.
  
   Не спеша закусили, похлебали. Встал Санёк, то же что-то сказал. Встали, выпили, закусили. Встала Рита. Сказала, выпили, закусили. Только Марго не вставала и не говорила, но всё равно выпили и закусили.
   "Не доросла значит!" - Подумал Болтром. Ему становилось всё лучше и лучше. Поэтому и он решил речь толкнуть. Хотел сам разлить, но ему не дали.
   - Руку не меняем, а то голова болеть будет! - Взял кувшин из его рук Карпин и разлил всем ровно одинаково.
  
   Такая точность поразила Болтрома больше всего.
   - Чтобы ни у кого обиды не было! Хочешь пей, хочешь нет, а пригубить обязан! - Увидев его взгляд, пояснил Тихон.
   - Друзья! Вы можете так не считать, но вы мои друзья! - Слегка заплетающимся языком произнёс Болтром и махнул кружкой. Оттуда вылетело несколько капель и оросили стол. Санёк осуждающе посмотрел на него. Он хотел поставить кружку на стол, но Карпин не позволил.
   - Сначала тост, пьёшь, ставишь. Более никак.
   - Друзья! С тех пор как я с вами познакомился, меня преследует только удача! Вот сейчас, утром, я не знал как поступить ... вчера настолько было хорошо, насколько сейчас плохо, а вы в очередной раз меня спасли. А если вспомнить остальное? За вас! - Слёзы небрежно потекли по щекам. Он слегка отхлебнул из кружки и хотел присесть. Отхлебнул, потому что видел, что так поступаю все.
   - Э нет! - Подставил толстый палец под дно кружки Санёк, сидевший рядом. - Тостующий пьёт до дна.
  
   Санек придавал кружку к губам Болтрома и тот был вынужден допить всё. Ему настолько стало хорошо, что он захотел спать. Его отвели на лежанку, на которой он до этого и проснулся.
   Так он проспал до обеда. Очнулся от того, что в кухне гремела посудой Аксин. Он даже не понял. Снился сон?
   - А где?
   - Гости что ль? - Не слишком любезно отозвалась Аксин. - Во дворе с твоими детьми играют. Первый раз вижу, что с пива можно так ужраться! Куда в тебя столько влезло? Одноглазый Джо пива привёз, а ты никакой. Он что, тебе друг? Такие слухи неприятные про него ходят!
   - А где он?
   - Тоже играет! Один ты, пьянь небесная. Не можешь - не пей. Перед гостями стыдно!
  
   Он распахнул ставни и выглянул в окно. На противоположных заборах были мелом начертаны прямоугольники. У одного стоял Джо, у второго Санёк. Около Джо стояло его трое детей. Напротив них Ти, Ри и Мар. Они пинали что-то круглое, которое подпрыгивало.
   Ти, оттянув ногу стукнул ей по шару. Тот взлетел и сбил шляпу с Джо. Тот наклонился её поднять. Рита ударила отскочивший шар головой и тот стукнулся в очерченный прямоугольник. Она подняла руки вверх и запрыгала. Все подбежали к ней и стали обнимать и орать. После этого Ти подошёл к Джо и начал что-то объяснять. Шар поставили посредине. Старший сын Винтур мягко толкнул шар среднему сыну Гайку, тот сильно ударил и шар полетел в очерченный прямоугольник. Санёк лениво повернулся и шар отскочил от пуза к Марго. Её нога промахнулась по шару, а младший сын Шайбом, резко подбежав, ударил. Санёк, быстро вытянул ногу, шар ударился и полетел прямо к Джо. Тот, сначала, хотел его поймать, но передумал и со всей силы ударил кулаком. Санёк только глазом моргнул, как мяч ударился в угол прямоугольника. Его пацаны заорали ещё сильнее, чем их противники, запрыгали и полезли на длинного Джо. Болтром недоумённо пожал плечами и хотел выйти во двор, но Аксин схватила его за рукав.
   - Соседи пришли. Спрашивают, кого мы тут, по случаю праздника режем? Просят дать им кусочек, а то сегодня все лавки закрыты! Я им сказала, что никого. А они не поверили. Тебя кличут.
  
   Болтром нехотя вздохнул и пошёл не во двор, а на улицу.
   Болтрому соседи тоже не поверили. Пришлось их привести во двор. Были бы другие, он бы их послал к другому берегу, а это были друзья. Увидев их, игру прекратили и все подошли к бочке с водой, накрытой большим тазом для стирки. На его дне стояло два кувшина, куча кружек и две тарелки с закуской.
   Болтром представил соседей. Они были из первой волны переселенцев. Джесикс и Джесикса. Карпин разлил и раздал кружки всем, а Рита, в другие руки всунула закуску на кусках лепёшки. Болтром подробно объяснил, как принимать огненную воду. Неожиданно тем понравилось. Тогда разлили по второй. Только сейчас Болтром заметил что и его сыновья пьют прямо из кувшина что-то пенное и тёмное.
   - Кто вам позволил пиво пить! - Крикнул он, не стесняясь никого. - Ещё рано!
   - Ты чего папа? - Стёр пену с губ Винтур. - Это же квас!
   - Я тебе покажу что это...
   - На, попробуй! - Протянул кувшин сын. Тот отхлебнул. Вот, внешне, один к одному пиво, а вкус другой. - Он даже маме понравился. Она нам на обед, окрошку с ним делает.
   - Э! Футики или как вас там! На обед! - Крикнула Аксин, выглянув из окна. - Дорогие соседи и вы, раз пришли.
   - С нами будете играть! - Подхватил под руку Джесиксу Джо и повёл в дом.
   Джесикс не собирался оставаться, но сидеть за одним столом с одноглазым Джо!? Будет что завтра рассказать на работе. В последнее время только о нём и говорят. Специально ходят в таверну, чтобы из его рук получить кружку пива и перекинуться парой слов. А пиво там не дёшево, но обладает особым изысканным вкусом. Никто же не знал, что Джо добавляет в пиво немного водки.
  
   Впервые день Свободы прошёл весело, а не чопорно. Задолбала эта традиционная обязаловка. Когда стемнело, соседей принесли домой. Весь вечер резались в гегемона. Кто проиграл тому наливали меньше. Соседи часто выигрывали.
  
   На следующий день пошли регистрировать приезжих. Болтром впервые увидел, как заискивают клерки, когда оформляли все необходимые документы приезжих. Причём зарегистрировали их на его судне. Рита дважды-два доказала, что понятие помещение не только для дома, но и для корабахля. Путь на Вашигу был открыт. На следующий день зафиксировали выигранный в мапсы дом. Туда же и переехали. Аксин выдохнула с облечением. Думала, что эти футики во дворе закончатся. А, они только начинались. В их дворе начала собираться вся округа для игры в футбол.
  
   5.
   Теперь они входили в дом как хозяева. Швейцар встретил их на крыльце.
   - А ты чего здесь? - Спросила Рита.
   - Так живу! Вот моя комната. - Показал он на окно у крыльца.
   - А звать тебя как? - Поинтересовался Тихон.
   - Пион!
   - Сколько тебе платили?
   - Нисколько. Тут, в последнее время редко что было и кто был. А вот когда обычный бордель, тогда только и гляди во все глаза. Потому и платили. А сейчас за кров и еду. Мне достаточно.
   - А почему?
   - А мне ничего не надо. Тем более, я малый шар.
   - Мы знаем, что большой шар Прам, что это за понятия шары?
   - Ну, например, наш през Финдосии издал указ что главари страны могут не раскрывать своё имущество. А в чём между нами разница? Ни в чём! Мы его избрали, а он их набрал. Зачем нам такие если от нас всё утаивают? Родственников напихивают во все дыры! Я пошёл, собрал подписи и отвёз большому шару Праму. Тот в суд, за разъяснениями. Там что только могут сказать? Мы правы, а през - нет. Вот предыдущего за это сняли, а всех этих их родственников, даже если они ничего не украли, только у государственной кормушки скопились - посадили с конфискацией.
   - На таких условиях остаёшься. - Махнула рукой Рита и прошла в дом. - Нам это нравится.
  
   В зале они расселись за столом, на котором играли в карты.
   - Надо пользоваться моментом и пробовать пытаться отсюда попасть домой, на Землю, в Россию! Вот записи, прибор. Фиксируй Рита. - Тихон выложил горсть камней на стол.
   Время тянулось нудно. Очень нудно. Камни пропадали безвозвратно и кучка резко уменьшилась. Карпин жаловался, что не может понять алгоритм данного прибора. Для калибровки проверили на Тегеране. Тегеран был, но уже другое место. Горы, забетонированное ущелье с рекой. Вода там весело журчала по ступеням.
  
   Круг действия прибора был около трёх метров. Монотонность укладывания камней в круг утомляла. Марго начала зевать и ушла спать. Вслед за ней Санёк. Когда Тихон вернулся, их уже не было.
   - Что-то есть, но не знаю, что. - Сообщил он Рите. - Какая-то долина, строения, посадки, но ни души.
   Он сходил за рюкзаком, попрыгал с ним.
   - Через три часа вернёшь. Часы сверим? Смотри не засни.
   - А может я с тобой?
   - А ты веришь, что они смогут нас вернуть? Правильно и вовремя нажмут там, где надо? Сиди уж!
  
   Три часа, вроде и не много, но растянулись на вечность. Она нажала. Камешек, который отчалил с Тихоном, вернулся, а того и след простыл. Нельзя сказать, что Рита испытала ужас. Нет - лёгкая растерянность. Это значит, что Карпин не уложился в лимит отведённого им самому себе времени.
   Прошёл ещё одни час. Пусто. Ещё один - тоже самое.
   Наступило утро. Радостно потягиваясь, ввалился Санёк.
   - А ты чего не спишь-то? - Начал он греметь посудой, стараясь налить воды.
   - Тихон пропал!
   - Как пропал?
   - Так. Вы спать ушлёпали, а он местность обнаружил, вот и отправился туда. Меня сначала вырубало, а теперь сон прошёл. Уже пять с лишним часов нет.
   - Давай я за ним сгоняю!
   - Сиди уж! Спасатель! Как бы ему тебя вытаскивать не пришлось!
   - Да я!
   - Да ты? - В очередной раз нажала кнопку Рита.
  
   Карпин с грохотом рухнул на пол спиной. В одной руке он держал трубку, от которой тянулись какие-то лохмотья, в другой специальный топорик которым можно было перерубить стальной прут в несколько миллиметров.
   - Охренеть! - Только и сказал он, взял кружку из рук ничего не понимающего Санька и мигом опустошил. Подхватил свои вещи и пошёл в свою комнату. - Санёк быстро поел и со мной. Пращи возьми, своё копьё и рюкзак камней.
   - Вы куда? - Ничего не понимая, спросила Рита.
   - На войну. Паёк нам сложи!
   Санёк рванул к себе, а Рита заметалась по кухне. Карпин вернулся, когда Санёк пытался засунуть огромный кожаный мешок в рюкзак.
   Карпин вернулся без рюкзака, но с копьём, на груди, в кобуре у него висел "Слонобой".
   - Зачем столько? Я сказал паёк, а не всю жратву, что на кухне есть! А ладно, сверху прикрепи. Ты здоровый - донесёшь.
  
   Рита застыла в ожидании. Каждые десять минут она добавляла по камушку и отправляла к ребятам. Вошла Марго. Она уже была причёсанная, умытая. Рита, рядом с ней, стояла осунувшаяся, всклокоченная и тревожная.
   - А ребята где?
   - На войне!
   - И с кем здесь воюем?
   - Там где-то! В другой реальности!
   - Ты что, всю ночь не спала? Иди умойся хоть, я подежурю!
   - Тебе долго объяснять. Раскрой стол-самобранку. Кофе, чай закажи. Бутеров, щей и водки. Я хоть им мешок еды накидала, но это не значит, что они съедят.
  
   Камешки закончились и Рита принесла со двора ещё горсть. Чтобы от усталости не свалиться и не заснуть, попеременно пила чай и кофе. Даже пару бутеров умудрилась съесть. Она как раз открыла рот, чтобы откусить ещё кусочек, но тут из пространства выпал Санёк. Грохот от него напоминал землетрясение. Казалось, что дом шатнулся. Рита дёрнулась и вместо бутера прикусила язык.
   - А Калпин жде? - Шепеляво, преодолевая боль, спросила она.
   - Ща, будет! - Вскочил тот, схватил прибор и побежал во двор. - Что встала? За мной!
   Он поставил цилиндр на середину двора и остался рядом с ним.
   - Нажимай! И подальше! - Скомандовал он Рите. Та нажала и отскочила в сторону. Она не успела досчитать и до ста, как на площадку рухнуло сооружение похожее на микроавтобус, но только без колёс. Большие светлые окна, сиденья, в проходе между которыми Тихон кого-то дубасил. Воробьин лежал на крыше этой штуковины. Резво спрыгнул и вытащил её за пределы круга. Открыл дверь, выкинул из салона Тихона и выдрал того, кого тот дубасил. Тот тоже не оставался в долгу. Одного, не слишком сильного удара Санька, хватило, чтобы противник обмяк. Санёк вошёл в круг.
  
   - Через пять минут вернёшь! - Крикнул он Рите и нажал на цилиндре кнопку.
   Ни через пять минут, ни через десять он не вернулся. Марго подскочила к Тихону.
   - Где он? Иди за ним! Быстрее, что расселся?
   Карпин перевёл усталый взгляд на неё.
   - Не послушал. Говорил же я ему, чёрт с копьями и рюкзаком. Не послушал. - Он на четвереньках вполз в круг и поднялся. Рита нажала кнопку. Карпин не успел исчезнуть, как на него рухнул Санёк. Хорошо, что он в руке держал рюкзак, которым и долбанул Тихона по башке. Тот рухнул.
  
   - Дура кошачья! - Крикнула Рита и дала пощёчину Марго. Подбежала и быстро вытащила Тихона. Потому что весь круг засыпало хламом. Там были ящики, манекены, больше похожие на роботов, без головы, но с руками и ногами и их копья.
   - Разгребай! - Весело крикнул Санёк и поволок к забору пленного из фургона. Руки и ноги ему привязал между столбами, на которых висел забор. Типа распял.
   Марго, всхлипывая, расставляла упавшие вещи, вдоль забора. Рита, хлопотала над Карпиным. Санек забежал в дом и вынес кувшин. Сделал несколько больших глотков и занюхал кусочком хлеба. Подошёл к Рите.
   - Дай глотнуть этому мертвецу живой воды! - Протянул он кувшин.
   - Он уже и тебя в алкаша превратил! - С угрозой ответила Рита. - Вам только повод дай. Плохо вам - пьёте, хорошо - ещё больше.
   - Дай! - Мягко попросил Санёк. - Он как вдохнёт знакомый запах - сразу очнётся.
   Рита разжала рот Карпина и влила насколько капель, чтобы не подавился, но тот всё равно закашлялся и открыл глаза.
   - Кто я?
   - Тихон Карпин! - Навернулись слёзы у Риты.
   - А где я?
   Рита хотела ответить рифмой про женский половой орган, но сказала хоть рифмой, но про другое.
   - На корабле!
   Вспомнила стих Есенина:
   Не тужи дорогой и не ахай
   Жизнь держи как коня за узду
   Посылай всех и каждого на хуй
   Чтоб тебя не послали в пизду!
   - Значит я на корабле?
   Этот диалог напомнил Воробьину фильм "Дежавю".
   - Нет! - Резко ответила Рита. - Ты в нашем доме, хрен знает в каком мире.
   - Узнал. Ты Рита!
   - Слава богу!
   - Слава мне!
   Увидев, что Санёк вливает водку в пленного, Карпин резко вскочил но не побежал, как хотел, а поплелся к нему, держась за голову.
   - Мне-то оставь!
   - Рабы любви! - Недовольно вымолвила Рита.
   - Других же алкашей у нас нет! - Обняла её Марго. - Будем перевоспитывать.
   - Не будем чересчур привередливы. Лучше иметь старые подержанные бриллианты, чем не иметь никаких. Марк Твен.
   - Это кто?
   - Друг многих людей. Вернёмся - познакомлю.
  
   Пленный проморгался. Тихон передал Саньку цилиндр, который образует умственную связь собеседников, да и просто людей, находящихся недалеко.
   - Выпотроши из него, всё что он знает!
   - А ты?
   - А я спать пойду. Голова болит. Даже есть не хочется. Адреналин заканчивается, скоро вырублюсь.
   - Сначала поешь! - Подхватила его за руку Рита и потащила на кухню. - Заодно расскажешь. Будешь говорить, значит медленнее есть, а не накидывать ложкой как лопатой.
   Она поставила перед ним тарелку щей, бутерброды. Налила полную кружку водки.
   - Рассказывай! - Она опёрлась локтями на стол и положила подбородок на ладони. Марго тоже пришла.
   - Не могу на это смотреть. Он же из него отбивную котлету сделает! Мне кажется ему нравиться такое! Что делать-то?
   - Не мешай главное!
   Карпин медленно отпил полкружки водки и начал быстро закидывать ложкой щи в рот.
   - Помедленнее. - Остановила его Рита. - Бутерброды возьми.
   - Что сказать? Местность знакомая. Если и не Крым, то точно Средиземноморье. Внизу долина, дорога вьётся. Посадки, поля. Узкие, высокие деревья вдоль дороги. Деревня или хутор в середине долины. Идеальная тишина. Ни птиц, ни людей. Даже ветер не шелестит. Разгар дня, а ничего не шевелится. Я поселение минут двадцать в бинокль разглядывал. Сараи, курятники, как вымерло. Мне казалось, что перед огромной картиной нахожусь. Подойду, а там холст. Я даже руку вперёд вытянул, чтобы головой не стукнуться.
   Виноградник на склоне. Ягоды ещё так, но уже поспевают. В каком ещё месте может быть виноград?
   - В Калифорнии, Чили, Австралии, да на земле мест полно.
   - Это я сразу понял. А конкретно где? А если не на Земле? Перескачем туда, а дальше что? Пошёл в деревню. Что удивительно, поля не убраны. Свёкла, морковь осеменяются. Укроп осыпается, лук. Помидоры, огурцы гниют. Я, ещё перед отъездом, пакетиков в магазине набрал. Иду и собираю в пакетики. Думаю, раз мы здесь надолго, хоть привычную еду вырастим. Тыква, кабачок и дыня. Выбирал специально поменьше. О! Как пахнет! Достану!
   - Щи остывают. Сами достанем. - Рита взяла рюкзак и начала доставать месиво в пакетиках. Карпин, проглотив ещё несколько ложек щей, положил ложку и продолжил рассказ.
   - В общем, всё что попадалось на полях, собирал. Картошка, перец, редька, чеснок, сельдерей, репа, капуста, но я у ней только вершины с семенами отламывал. Даже топинамбура несколько клубней. Но до домов не добрался. Оставалось на один бросок. Хорошо, что был в камуфляже и в зарослях топинамбура. Поднимаю голову, а это корыто, - он кивнул на двор, - над деревней висит. Приземлилось и из него, вон те безголовые выскочили и лучами всё подчистую протыкают, дома рушатся. Сразу не поймешь, то ли лазеры, то ли пучки энергии. Понятно, что после этого разорения уже ничего ни у кого не узнаю. Я к склону, где кусты, пробрался и перебежками к месту моего появления. А это надо вверх подниматься. Уклон хоть и небольшой, стоя можно идти, но зато на виду.
   - Ты пять часов вот этим?
   - Подожди Рита. Мне что и рассказывать пять часов шаг за шагом? Я с горы спустился на дорогу. Потом в долину. Шёл медленно, останавливался, запоминал приметы, в бинокль разглядывал. Я тебе что комбайн семена собирать? Нашла пакетики с абрикосами, персиками, яблоками, грушами? А знаешь, куда пришлось за ними идти? Для вас, между прочим, тащился!
   - А дальше что?
   - Полез обратно на скалу, заметили. Этот вагончик забрал в себя всю стаю. Двоих высадил на площадке, куда я пёр, остальные шестеро снизу за мной. Тир устроили. Перемещаются они плохо, а лазить по скалам, вообще не умеют. Я-то руками и ногами, встал, упал, а они только на двух, да ещё и оружие в руках. Лучи у них мощные, но бьют недалеко. В камне, на глубину сантиметра в два прожигают и ямки оставляют. На что реагируют, не понятно, но скорее на цвет и движение. Замер, а они и не знают куда стрелять. А если оператор в летающей будке тоже тебя не видит, можешь бамбук курить. Камуфляж спас. Я, прямо у них на глазах, дыхание восстанавливал. Рывок вверх по скале попробуй сделай? Две железяки наверху стоят и лучи во все стороны посылают. Ну и я не тороплюсь. Та штуковина повисела, а чтобы приземлиться, на вершине места мало. Он на дорогу внизу сел.
   Очень медленно снимаю рюкзак, достаю бумеранг и со скоростью улитки занимаю необходимую позицию. Реакция у них отменная. Чуть руку не подстрелили, когда я бумеранг метнул. А потом только в него и палили. Поэтому я на скалу вполз и сразу в круг. А они, вот, прямо у носа стоят. Один наткнулся на меня и упал, а второго в это же время, бумеранг по руке ударил. Всё пошло как в замедленной съёмке. Тот, который упал, начал поворачивать в мою сторону трубку. Его локоть лежал на камне. Я уцепился за его за трубку, выхватил из-за спины топор и... у вас. Отсёк её с рукой, если можно так сказать.
   - А зачем второй раз попёрлись? Не навоевались?
   - Языка надо было взять. Понять, что это за место!
   - Поняли?
   - Санёк допрашивает. Узнает - расскажет. Спать пошёл. - Он поднялся и держась за стену, вышел.
  
   - О, щишки! - Санёк сел на место, только что ушедшего Карпина, схватил ложку и начал быстро есть.
   - Саня! Я же вам целый мешок еды дала!
   - Да какая там еда? Нас чуть не съели. - Он отложил ложку и принялся за бутер с мясом. - Появляемся, а там уже все шестеро стоят, нацелились во все стороны.
   - Так они могли и к нам провалиться?
   - Я уже понял. Прибор настраивается только на того, кто уже им пользовался. Если бы я с ними в обнимку, то да, а так, сами по себе - нет! Мы появились за их спинами, они начинают поворачиваться. Ну мы их копьями всех уделали. Глядим вниз. А там, по дороге снизу этот вагон подъехал и оттуда вдвое больше этих ходячих железяк. Ну мы их из пращи камнями и закидали.
   - А они что?
   - Палили, конечно! А мы отошли за гребень. У них лучи прямые, не изгибаются.
   - Вы их камнями побили?
   - Да ты что? С толку сбили. Что наши камешки им сделают? Они по камням начали стрелять. Тихон и говорит: дуй обратно и отнеси цилиндр метров на десять. Наверх не налазишься. Мы, как три волосинки на лысине, отовсюду заметны. Я нырнул. Но это вы видели. Возвращаюсь, чуть ниже их на дороге. Он там двумя копьями железяк раскидывает. Мимо меня вагон прокатывает и меня не заметили. Потому что я стоял, раскрыв рот и ничего не понимал. За камень, что ли приняли? Дверь распахнулась опять эти коротышки полезли. Тихон туда и метнул копьё. Прямо в раскрытую дверь. Первый завалился, а остальные, из-за него, вылезти не могут. Поворачиваюсь, а тут второй фургон, но не по дороге, а по воздуху. ну, думаю, всё... Карпин достаёт свой револьверище, прицеливается, хренак... Такое впечатление, что всех насквозь прострелил. У чувака, который впереди сидел, полголовы снесло. Вильнул и об скалу долбанулся. А водитель, или диспетчер первого вагона, копьё выдернул и своих железяк на дорогу выкидывает, но тут и я подоспел, бросился на них, а Тихон на него. Вот и всё!
   - А зачем ещё раз полез? - Растёрла слезу на щеке Марго.
   - А рюкзак? Я одни раз рюкзак по глупости потерял, а он ещё и жратвы полон! А копья? А трофеи?
   - А зачем ты его так дубасил? Он же живой?
   - В первую очередь он враг. Во-вторую, он не хотел колоться. В-третью я его не бил, а демонстрировал. Останавливал кулак перед телом и костяшками пальцев, тёр, щекотал. Ну и, мозг ему выносил. У вас с ним лучше бы получилось, но я же не садист какой-нибудь, чтобы вам его отдать?
   - Это ты нас такими представляешь?
   - Почему вас? Это особенность женской психологии. Все вы такие. Мы же для вас тоже в чём-то все такие. А по мозгоёбству вам конкурентов нет! Не так ли?
   - Не тяни? Что узнал?
   - Бредятина какая-то, но для него это символ веры! Он и другие потомки древних уф. Уфы были огромными. Выкопали все моря, а когда играли в песочнице, куличики лепили, от этого и горы. Мегалодонов ловили на удочку, поэтому те, до нынешних времён, не дожили.
   - Этот меладон кто?
   - Огромная рыба, типа акулы, что за нами гналась, а Жардак её веслом прикончил. Только мегалодон с наш дом!
   - Ого? А что ещё они создали?
   - Луну. А моря выкопали потому что писать некуда было! А сейчас на них напали руны. Тогда весь цивилизованный там мир объединился, подарил вот этих железяк, чтобы великие уф победили ничтожных рун.
   - Так может как-то помочь этой цивилизации?
   - Вот только тебя там не хватало Марго! Знаешь для чего они там появились? Руны им надавили на яйца, потому что люди, которые жили там, восстание подняли против уф. Вот руны и пришли им на помощь и заставили весь, так называемый мир, самим у себя отсасывать.
   - Что отсасывать?
   - А что ты мне вчера делала Марго?
   - Надо же какие тут люди гибкие! Вот ты так не можешь!
   - А мне это надо? Это, оказывается у рун есть и мужчины и женщины, а у всех остальных пола нет!
   - Это что, они андрогины?
   - Этого, Рита, он мне не сказал, но у него жена такой же, как и он! Алексиком называет!
   - Мерзости какие! Может пленного покормить надо?
   - А я его обратно отправил. Тихон же сказал, что там урожай гибнет, пусть пасётся там. Разрушить-то легко, а вот попробуй создать. Я это тоже не сразу понял, а только когда кузней начал заниматься. Оказывается, ум появляется только когда что-то создавать начинаешь.
   - Ломать - не строить. - Сказала, до этого молчавшая, Рита.
   - Рит, а этот андрогин враньё? Такого же в природе нет?
   - Саня! В природе много чего есть. Например лобстер.
   - Это такой огромный рак?
   - Да. У лобстеров мозг расположен в горле, нервная система -- в брюшке, зубы -- в желудке, а почки -- в голове. Кроме того, лобстеры слышат ногами, ощущают вкус еды клешнями и, как и люди, бывают правшами и левшами. Если рассматривать их с человеческой анатомии, то он весь - одна голова! Я разок только пробовала. Такие вкусные!
   - Херня какая-то!
   - Воробьин, ты же литератор, а выражаешься как Карпин! Ну с военных и строителей что взять? Это их разговорный язык, но ты!
   - А что я сказал? Хер - это название буквы ха в старорусском языке. Также "ы" - еры, "ъ" - ер, "ь" - ерь. Ха - это косой крест. Похерить - поставить крест. Херня - ничтожное, ненужное, не имеющая значение. А те, кто этого не знает, просто неграмотные, и тупые, знать ничего не хотят, до корней не докапываются, верят всяким уёбищам, в общем, хернёй страдают. Не зря Фрейд сказал: "Первый человек, который бросил ругательство вместо камня был творцом цивилизации". А теперь у нас весь процесс пошёл в обратную сторону. не ругаются, а камнями бросаются, или битами, иногда и стреляют. В общем, у кого что под рукой, а не в голове есть, тем и пользуются. И напоследок: "лучше быть хорошим человеком, ругающимся матом, чем тихой, воспитанной тварью!" По-моему, Фаина Раневская. А тот, кто хочет запретить живой русский язык, и сделать его мёртвым, говоря литературным зыком, - конченные твари. Им самим, извращенцам, место на кладбище, а не русскому народу. Ладно, я тоже спать пошёл.
  
   6.
   Рита завтракала поздно, но Марго пришла даже не прибранная и заспанная. Она уселась напротив Риты и налила себе чаю.
   - А Саня где?
   - Ты с ним спишь, а спрашиваешь меня?
   - А Тихон?
   - А я с ним не сплю. Постучись, посмотри.
   - Постучалась, посмотрела. Его нет.
   - А где же они?
   Марго выглянула в окно.
   - И вагончика нет!
   - Приключения на свои жопы ищут? Никак не успокоятся. Ну ладно Саня. Молодой, кровь играет, а Тихон? Пенсионер ведь! Так нет!
   - О чём щебечите пташки? - В столовую вошёл радостный и раскрасневшийся Санёк.
   - О вас, придурках. Где был?
   - Идея в голову пришла, проверял. Вот что интересно. Цилиндр, переносящий нас туда-сюда, можно с собой брать и возвращаться в ту точку откуда прибыли.
   - Так это все знают!
   - А не надо ничего выставлять. Там есть ещё кнопка возврата. Нажимаешь один раз, возвращаешься в последнее место. Два раза подряд в предпоследнее и так далее. Вот я и опробовал. Заодно на этой штуковине полетал. Кстати, набрал на полях вкусностей и ничего не помялось. Для вас дамы! Арбузы!
   - Так Карпин не с тобой?
   - Я его и не будил. Он мне ещё вчера сказал, что у него нет сил так махаться. Из последних сил держался. А что, его тоже нет?
   - Да. Его тоже нет.
   - Может к Джо пошёл пивка попить?
   - Пойдёт он к нему? Туда час и обратно час. Из-за пары кружек пива?
   - А я бы пошёл! Может на этой штуке сгоняю?
   - Сиди уж рейсер! Вообще эту штуку лучше здесь не показывать. Мы и так уже на виду. Надо чтобы про нас забыли, а то под забором разные журналюги ползать будут! - Встала Рита и ушла.
   - Чегой-то она?
   - Ты мне сам говорил "не понтуйся", а что сейчас?
   - Ладно. Вы правы. Ща арбузы помою и порежу! Тут можно такой бизнес развить. Я только бамбук из машины вытащу. А ты мне чего-нибудь сваргань!
  
   Карпин появился к обеду. Первым его встретил Воробьин, сооружавший непонятную конструкцию из стволов бамбука.
   - Ты откуда?
   - С Болтром деньги в казначействе получали.
   - А что мешка не видно? Там же столько монет должно быть, что всё не унесёшь. Мешок порвётся.
   - На! - Карпин протянул несколько кусочков пергамента. - Это казначейские обязательства.
   - Зачем они нам?
   - Это лучше всяких монет! Они на предъявителя. Когда хочешь купить что-то дорогое, тащишь не мешок с монетами, а вот это. Причём, чем позже сдашь его в казначейство, тем больше денег дадут. Вроде как процент. Вот одно на тысячу злыт. Два на пятьсот, три на двести и одно на триста.
   - А вроде должно было бы быть больше!
   - А откат? Что зря военные покупку крыльев в бюджет вписали? Теперь думают, что с крыльями делать. Джерайт из-за чего с ними поссорился? Предложил создать летучий полк с крыльями пуков. Те за это мзду попросили, а он их послал. Строка в бюджете есть, а крыльев нет. Как летать тоже неизвестно.
   - Уже известно. Я посмотрел в свою энциклопедию, там такая штука есть как дельтаплан. Прикрепляем крылья к этой конструкции, но я её ещё не доделал и прыгай сверху!
   - А бамбук откуда?
   - Оттуда. Я машинку эту опробовал.
   - А ведь там могла быть засада.
   - Но её же не было.
   - Повезло тебе. Я бы устроил! Зачем ты пленного туда выпустил? Другого места не мог найти? Не будь таким безрассудным! Пойдём со мной.
  
   Тихон и обескураженный Санёк спустились в подвал. Это помещение на подвал не тянуло. Лестница на глубину два метра, слева ниша два на три. И ниша и всё пространство под лестницей были заполнены старой мебелью и посудой, стоявшей на двух полках. Полки были прикреплены к стене на уровне головы.
   Карпин, изящно лавируя меж мебели приблизился к полкам, наступил ногой на плинтус покачал туда-сюда несколько раз, там щелкнуло, он толкнул рукой стену. Она отодвинулась вовнутрь.
   Они проникли. Карпин надел на лоб свой фонарик и включил его.
   - Что это? - Удивился Воробьин, оглядев помещение.
   - Подвал!
   - Откуда он?
   - Не поверишь, но его выкопал я!
   - Врёшь!
   - Вру. Я, когда играл в карты, машинально постукивал ногой по полу. И оттуда как бы шёл гул. Когда все ходят по полу гула не слышно, а если топнуть, он есть, как эхо. Я и начал искать. Подумал эта лестница с этой ямой не вписывается. Чужеродный элемент. Я вчера рано лёг спать, ну и проснулся рано. Простучал стены. Между мебелью лазить неудобно, шатнулся и опёрся на стену, она и открылась. Потом уже нашёл механизм запирания. Здесь давно никого не было. Пыли мало, но наши следы-то всё равно отпечатались. Кроме них других нет.
  
   Вдоль двух стен стояли стеллажи. Вдоль третьей тянулись двухэтажные нары. Посредине стоял стол и шесть стульев. И стол и стулья были грубыми, всем своим видом показывавшие что их создали руки первых поселенцев. На столе стояла шкатулка. Её внешний вид не вязался с грубой обстановкой. Изящность резки, плавность завитков придавали ей выставочный вид. Тихон поднял крышку. Несколько свитков пергамента. Их он осторожно выложил на стол. Под ними, на всё дно лежала тоненькая дощечка. Тихон осветил её.
   - Что это?
   - Надо думать древняя карта. Что тут написано неясно, но зато, всё что нарисовано понятно. Вот посредине синее пятно. Это тот самый водоём, что мы пересекали. Его можно назвать большим озером или маленьким морем, но местные, что Болтром, что Джо зовут просто - лужа. Она ни с какими другими водоёмами не соединяется. Вот это большое зелёное пятно - дикие края. Белое - горы, что мы видели. Желтое - пустынные земли. А вот голубая полосочка на краю зелёного и желтого пятен. Это река, по которой мы плыли. Видишь какая она короткая? Страны ТОП-ГОП ещё нет. И вообще все страны, их границы черным очерчены, только на том берегу. Вот остров Бртн от него стрелка. Она заканчивается на этом берегу. И во все стороны одна только земная твердь.
   - Это что, весь этот мир такой маленький?
   - Маленький известный. Я спрашивал, что дальше не исследуют? Мне ответили, а зачем? На жизнь хватает, а тратить ресурсы впустую - глупо. У меня складывается впечатление, что все люди здесь и дикие и не дикие, в разное время, доставлены из других мест. Может с нашей матушки Земли.
   Тихон сложил свитки, а на них положил казначейские обязательства.
   - Найди коробку, сложи по максимуму в неё злыты и пусть лежат здесь. Оставим наверху немного, на расход.
   - Да зачем?
   - Где есть деньги, там и преступность. По местным меркам мы богачи. Дом на отшибе. Людей здесь шастает мало. Собери со двора всё лишнее, что этого мира не касается и спрячь тоже здесь. Свободный мир свободен не для всех, а только для избранных. Нас могут объявить ведьмами и сжечь на костре. Сок-скок, со своими дружками, никуда не делся. Джерайт может объявиться. Они здесь хозяева, а мы гости. Подставят, мы ничего не докажем и не отобьёмся.
   - Так ты из-за этого одноглазому Джо его таверну вернул?
   - А ты как думаешь?
   - Тогда у нас уже двое в друзьях.
   - Не уже, а ещё. Прокурор Матиз здесь вроде на стороне закона, но... Флотмаршал, тоже нормальный, но всё до определённых пределов. А мы тут, как у себя дома развернулись. Да даже и дома, так лучше не светиться, а то свинтят быстро. Знаешь какая у нас плесень набухает!
   - Тогда этот вагон накрыть надо!
   - И всем будет интересно, что там? Нет, его наоборот выставить напоказ, но замаскировать так чтобы было похоже на что-то местное. Наложи хлам. Вон доски, рогожа, полусгнившая, от парусов. Бочки прикати, поставь друг на друга. Создай управляемый хаос. В окнах вагончиках прозрачный пластик, в домах даже стёкол нет. Не делают! Вот бы чем заняться! Почёт и уважение заработаем, а секрет не выдадим.
   - А может экспорт наладим?
   - Откуда?
   - Из других миров. Прилетел в рай, и думай о чём хочешь!
   - А если не выпустят?
   - Почему?
   - За контрабанду!
   - Серьёзно, что ли?
   - А когда я шутил? Я в эту дыру больше не полезу. А ты как хочешь. Лучше я буду из местных материалов стекло варить! Спрячь всё, чтобы девчонки не знали. Вагон грядками заставим. Я договорился через военных, оплатил. Сколотят короба из досок и как ступеньки. Нагибаться много не надо будет. Поставим вдоль забора. Через неделю притащат конструкцию и землю. Что, зря семена набирал?
  
   Санёк только успел занести всех поломанных роботов в подвал и выйти. Он стоял на лестнице, когда мимо прошла Марго.
   - Ты чего там встал?
   - Да думаю, может мебель отремонтировать?
   - Потом. Рита звала арбузы есть. Тихон так не появился?
   - Давно уже здесь. К Болтрому ходил. - Санёк рассказал о местном мироздании, увиденном на дне шкатулки.
  
  
   7.
   - А где Пион? - Внимательно посмотрела Рита на Воробьина.
   - Кто? - Не понял он.
   - Привратник с дубинкой!
   - У себя в комнате... наверное... - Ответила Марго.
   - А что он есть не ходит? - Совершенно справедливо заметила Рита.
   - Так и Карпин тоже! - Выдержав её взгляд, ответил Санёк.
   - Он что, тайком стал наведываться к фруктам?
   - Ты чего Рит? Цилиндр перемещений у меня. Я пошёл по другому пути и достиг определённых успехов. Пока рано говорить об этом, но как всё, так сразу!
  
   Марго поднялась и вышла. Через минуту вернулась и сообщила, что комната Пиона пуста. Никаких вещей, даже записки не оставил.
   - А к Тихону не заглянула?
   - Я за этим охламоном следить не успеваю! А Карпин - это твоя прерогатива! - Марго взяла кружку с остывшим чаем. - Сань, ты посмотри, твой жёлтый вагончик не угнали?
   Воробьин подошёл к окну и раскрыл ставни. В кухню хлынул поток свежего, но влажного воздуха.
   - Здесь очень влажно! - Поёжилась Рита. - Я одежду собой сушу. Паутинник только спасает. Может пора нашему учёному печки изобрести?
   Отвлёкшись на Риту, только теперь заметил, что из-за хлама, скрывавшего вагончик, ему машет Тихон.
   - Вот сейчас и займусь! - Он одним глотком допил пиво и вышел из столовой.
  
   - Смотри! - Показал ему Тихон, когда Санёк втиснулся в вагончик.
   В пульт управления был вмонтирован большой экран. Изображение было разбито на четыре части.
   - У тебя и квадрокоптер есть?
   - Почему?
   - Вид сверху на все четыре стороны. Вон хлам, вагончик за ним. Мы в нём. А здесь вид на Лужу! А это виды с других сторон.
   - Саня! Ты меня, иногда доводишь до бешенства своей мелочностью, но сейчас тебе огромный респект! Зачем, весь этот перебитый хлам роботов ты притащил к нам?
   - Меня дедушка с бабушкой приучили. Увидел даже гнутый гвоздь, пуговицу, подбери-принеси домой. Это сейчас не нужно, а потом может пригодиться! Я всё в дом, что находил! Я же жил с ними за счёт огорода и их пенсий!
   - А сейчас ты принёс хоть и гнутые гвозди, если аналогию провести, но я их - распрямил!
   - Это роботы?
   - Они уже не роботы, а система видеонаблюдения и поражения.
   - Как это?
  
   Карпин не ответил на вопрос, а надел какую-то рогожу на спину. Гибкий извивающийся сочленённый рукав, с круглой палкой перекинул через плечо. Щёлкнул кнопкой. На экране вагончика появилось шесть квадратов, из них один тёмный. Санёк с удивлением увидел себя. Он настолько отвык лицезреть себя, что, поначалу, и не узнал. Красная, нет, багровая, заросшая разной длины кустиками волосни, рожа, пухлый нос и оттопыренные уши. Себя таким он видел первый раз. Не мог, даже в страшном сне представить, что может так выглядеть!
   - И это заморское чудо я?
   - Ты, ты.
   - Если бы не одежда, сам бы себя даже прокурору не признал. А уши почему видны?
   - Открою тайну. Ты - похудел. Лицо опало, вытянулось, потому что жирок с щёк стёк. Вот уши и объявились. Брутальный чувак.
   - Мне срочно надо побриться.
   - Успеешь.
   Тихон направил палку в конец двора, на здоровый розовый валун. Раздался треск и камень развалился на две половины.
   - Ничего себе? Как это?
   Тихон снял рогожу и начал рассказывать.
  
   - Грудь и спина робота это типа солнечные батареи. Внутри аккумулятор. Наверху, там, где должна быть шея, выступ. В нём датчик движения, опознаватель свой-чужой, и камера наблюдения. Это, теперь уже, и по нашим земным меркам, примитив.
   Ноги робота отсоединил за ненадобностью и сразу мощность пучка повысилась, а, значит, и дальность. Вторая, как бы рука, цеплялка-держалка. Четыре аппарата находятся на крыше в слуховых окнах. Всё так выставлено, чтобы они стреляли за забор или перед входом. Датчик срабатывает на примерно такое же расстояние. Чтобы робот стрелял на большее расстояние и попадал, его уже направляет оператор из жёлтого вагончика. Если нам всем вместе уехать, надо брать опознаватель. Долбанёт, мало не покажется. Попадёт - не попадёт это ещё бабушка надвое сказала, но лучше не рисковать. Нашёл также реле для размыкания цепи выстрела пучком энергии. Пока управляю им с помощью щепки.
   - А что это? - Показал Санёк на экране соседний холмик недалеко от дома, на котором какие-то люди возводили деревянную конструкцию.
   - Во обнаглели! На нашей земле чего-то строят.
   - Почему на нашей?
   - Я про это узнал, только когда регистрировал наш дом в их конторе по недвижимости. Когда сюда прибыли первые поселенцы он составили хартию свободного общества. Фактически она часть местной конституции. Там написано: что первые поселенцы могут себе взять столько земли, сколько им надо. Эта земля неделима и всё что на ней построено, не важно, кто её хозяин, никакими налогами, податями и прочим, прочим не облагается во все вечные времена. Это они для своих потомков постарались. Вот поэтому здесь так редко дома и стоят. А второй волне поселенцев, столько земли не досталось, да им, здесь, и не надо было. Поэтому и до нового порта, который построила вторая волна поселенцев и города чуть ли не два километра. Тут всего двадцать два дома. Из них уже шесть рухнуло, потому что никто не живёт. Третья волна строилась уже далеко от берега. Наша территория шириной метров двести и, начиная от берега Лужи и на километр с лишним, вглубь. Пойдём покажу.
  
   Тихон провёл Воробьина на чердак. Тот удивился такому большому помещению. Пятнадцать шагов поперёк и двадцать шесть в длину. Саню это удивило, что такая площадь не используется.
   - Это жилой дом, а не казарма. Здесь, на втором этаже половина комнат пустых. Там никто никогда не жил. Сдаётся мне, что первые поселенцы приехали из такой тесноты, что хотели такой большой дом. Да и расчёт был на то, что и потомки всем кланом, тоже тут будут жить. Так что мы можем здесь поставить и бильярд и теннисный стол, боулинг. Карпин через тело робота начал рассматривать непонятную конструкцию в бинокль.
   - А почему у них датчик движения на нас не срабатывает?
   - Потому что я его с нашей стороны изолентой заклеил. - Карпин оторвался от бинокля и подал его Сане. - Конструкция что-то напоминает, но что не пойму!
   - Катапульту она напоминает! Я же сам их три разработал и собрал. Забыл?
   - Точно! Вот тебе и месть обиженных местных пэров.
   - Кто это?
   - А я откуда знаю? Но смотри. Наша земля простирается и за этот холмик и тот вдали, лесок тоже наш. Можно такой показательный садо-огород устроить. А если между нашими холмами возвести плотину, то тут будет озеро. В ливни наполнит, а в засуху будет испаряться. И в саму сушь мы там будем купаться.
   - Это всё хорошо Тихон, но сейчас не до этого. Они же по нам долбанут. Может предупредим, что это наша территория?
   - Пусть. Пусть сначала проявят акт агрессии.
   - А ремонтировать дом я буду?
   - А согласно той же хартии, по нашей земле можно ходить только с нашего разрешения. Чтобы этого не допустить, мы можем принимать любые меры. Но для начала нам нужна табличка. На ней должны быть указаны границы нашего участка. А она у нас есть? Вот! И уже нас не касается, что кто-то её не прочитал. Их проблемы, если мы с них скальпы снимем. Нюанс. Только на нашей территории. Успели сбежать - на имеем права догонять. Дуй в подвал и принеси шкатулку в столовую. Я принесу бумагу и ручку. Один в один перепишешь свидетельство о собственности и прикрепишь на входе. Я ещё не только не завтракал, но даже не ужинал.
  
   - Явился не запылился! - Не слишком радостно встретила его Рита. - Один уже есть!
   - Один это я! А что еды не будет?
   - Пион сбежал!
   - Почему?
   - А где он? Ни разу есть не приходил.
   - Так я его к Джо отвёз. Как он здесь один с ума не сошёл, я не понимаю. Он служил на флоте. Морзер тогда был капитаном фелюги. Потом его назначили на двухмачтовик. Пион стал его замом. Жизнь текла спокойно и размеренно. Эскадра ушла в плаванье, а когда вернулись, узнали, что семью Пиона сбежавшие каторжники вырезали. Они жили на отшибе как мы. Пион тоже потомок первой волны переселенцев. Началась депрессия. Списали на берег. В своем доме он жить не мог. Вот Морзер, его сюда и пристроил. А теперь мы - иностранцы живём здесь. Ни он нам, ни мы ему. Он же прекрасно понимал, что у него, у нас, вообще никаких дел, даже самых маленьких уже не будет. Он вроде как вещь в доме, которая переходит к новому хозяину. Я его уговорил начать новую жизнь. У Джо сейчас ажиотаж в таверне. Жулики проникают и карманы чистят. Вот Пион теперь на входе фейс-контроль делает. Большинство же к вечеру появляется. Драка начнётся, от его дубинки не спрячешься. Что дома сидеть? Предлагаю развеяться. Да и водочки Джо надо отвезти. С пивом так хорошо идёт!
   - Тихон! Ели бы я не знала, что ты полковник, считала бы что ты алкаш!
   - Одно другому не мешает Рита! Кареты нет, лошадей, кучера тоже, так что пешком пойдём?
   - Как здорово! - Захлопала в ладоши Марго.
   - Ножи взять не забудьте и Санька предупредите! Невооружённым здесь ходить опасно. Поймут неправильно. Безопасность даже в Лондоне не гарантируют.
   - Почему?
   - Ихние бобби, в моё время, как сейчас не знаю, ходили без оружия, но с дубинками. А сейчас там творится ужас что! Стреляют, взрывают, головы отрезают, с ножами на людей бросаются!
  
   Пока Санёк старательно копировал свидетельство о собственности, Тихон прошёл на чердак. В бинокль смотрел не отрываясь. Спустился вниз и переоделся в камуфляж. С собой взял маленький арбалет, ножи и копьё. Лицо тоже разрисовал. Первый раз вне Земли.
   Где ползком, где перебежками подобрался к катапульте чуть ли вплотную. Её собирали с обратной стороны пригорка, поэтому её было видно только с чердака, а со второго этажа было незаметно.
   Трава стояла высокая. Десяток работяг таскали из их леска брёвна и крепили на стальные скобы. Только метательная ложка и натяжной трос были принесены с собой. Наконец появился и зачинщик. Он приехал на коляске, запряжённой двумя... в ТОП-ГОПе их называли ло-бо, а как здесь? Да какая разница!
   Сок-скок неподвижно стоящий на коляске, держащий в руке поводья самому себе казался памятником. Длинные завитые волосы шевелились под лёгким ветром. Картина впечатляла, только зритель, оценивший эту позу был один. Тихону показалось что тот напоминает символ Франции - Марианну. Ему бы ещё и волосы рыжие и платье длинное!
   Сок-скок красиво спрыгнул с коляски. Работяги вытащили из неё валун и поместили в ложку. Сок-скок махнул рукой. Самый здоровый ударил кувалдой и выбил клин. Ложка стукнулась о брус и камень улетел через забор. Недолёт до дома. Одни работяги взялись за второй валун, а другие передвигать брус, с целью увеличения дальности. Этого нельзя было допустить. Выстрелил из многозарядного арбалета в ближайшую ногу. Работяга вскрикнул и отпустил валун. Тот упал на ось колеса, сломал спицу, а потом, медленно повернувшись, на ногу его товарища. Тот завопил. Недовольный криками Сок-скок подошёл к ним. Раненый показал на стрелу в икорной мышце. Работы остановились и все смотрели в сторону коляски. Карпин встал из травы, подошёл к трудяге с кувалдой, взял её и начал подгонять брус на максимальный уровень.
  
   - А теперь развернули! - Перевёл он жестами свои слова. Катапульту повернули влево. Тихон показал на валун. Погрузили в ложку. Выбил клин. Ого! Камень бултыхнулся в воду в метрах тридцати от берега. Заставил задержанных снова натянуть трос. Сок-скок закричал им, показывая на Тихона. Ближайшие двое бросились на него. Карпин дёрнул верёвку, привязанную к ремню и, в его руке, оказалось копьё. Первый подбежавший к нему получил тупым концом в лоб. Перевернул копьё и второму, в грудь, уже упёрлось остриё. Остальные четверо застыли на месте и начали что-то орать Сок-скоку. По жестам и интонации было понятно, что они подписывались покалечить других. А чтобы их самих покалечили уговора не было! Сок-скок затравленно посмотрел на коляску, на приближающегося Карпина и побежал. Зря! Бегать по высокой траве затруднительно, а уж человеку, который вообще никогда не бегал? Трава спутала ему ноги и он упал. Карпин рывком поднял его, пиная остриём копья в заднюю точку, погнал обратно. Работяги выдернули стрелу и, подхватив своих товарищей, медленно уходили в сторону Лужи, где проходила дорожка. Участвовать в собственном жертвоприношении у них желания не было. Эта человекоподобная ящерица, выскочившая из травы и не испугавшаяся десяти человек, внушила к себе уважение.
   Карпин поднял стрелу, пучком травы вытер кровь и снова зарядил в арбалет.
   - Лезь! - Показал он копьём на ложку катапульты Сок-скоку. Тот, конечно, повозмущался, погрозил карами всех и вся.
   - Слушай пидор в кубе! - Обратился к нему Тихон и потыркал копьём его задницу. - Я могу доставить тебе счастье на всю оставшуюся жизнь. Засажу тебе им в задницу. Получишь вечный кайф пока не сдохнешь. Выбирай или лётчик, у которого есть шанс остаться живым или счастливый до конца жизни и герой вдобавок.
  
   Понял Сок-скок слова Тихона или нет, но тяжело вздохнул, забрался в ложку и крепко ухватился за края. Карпин выбил клин и тот улетел. Упал в воду, но ближе к берегу, чем валун. Карпин отвязал трос и пошёл к дому. На крыльце его уже все ждали.
   - Ну ты где болтаешься? - Возмутился Санёк.
   - Пробежку делал. Опознователь свой-чужой взяли? Идите, я догоню, только переоденусь!
   - Зря, меня не послушал. Побегать мог бы и в другое время. Эти суки запустили бульник и он мою конструкцию из бамбука для крыльев пуков, разрушил! А где я ещё бамбук возьму, если ты запретил там появляться, где он растёт?
   - В таверне, за кружкой пива это и обсудим. Водку для Джо взяли? - Санёк кивнул.
   Карпин переодевался и смотрел в окно. Мокрый Сок-скок выполз на берег и лежал, стараясь отдышаться.
   - Что ж! - Вслух проговорил Тихон. - Расчёт оказался точным. Вот что значит хорошо учился военному делу!
  
   8.
   Сок-скок ещё долго находился на берегу. Разделся. Отжал волосы и одежду и сушил на лёгком бризе. Когда одевался, с ненавистью посмотрел на дом. Сколько он добра сделал для Пиона и вот вам! Даже нос не высунул и не посочувствовал. Ну, да. Новые хозяева! Тоже надо занести в список врагов.
   К Скво-думу заявился таким как есть. Тот ничего не сказал, а приказал секретарю приготовить что-нибудь горячего и, хотя бы, несколько бутеров.
   Пока ожидали пищу Сок-скок метал громы и молнии. Досталось всем и Скружу и Меланшу и самому Скво-думу. А уж прибывшим!
  
   - Ты несправедлив, потому что обижен! - Мягко-заметил Скво-дум. - Им дом не нужен и они, хотели тебе его вернуть, ты же закусил удила и продул ещё и все свои деньги! Зачем тебе надо было разводить на игру этих иностранцев? Хотел лёгкой победы?
   - У тебя выборы на носу. Как кассу пополнять, да и народ уже по зрелищам соскучился?
   - Слово народ здесь неуместно. Им, главное, чтобы улицы были замощены, могли заработать пару гульдов, ночью на улицах было освещение и их никто не ограбил, отобрав эту пару гульдов, на которые он может купить дрова и отапливать жильё в мокрый сезон! Всё! Я этим и занимаюсь. Проезжаю сегодня мимо своего дома, валуны пропали! Мне обещали их расколоть и проложить дорожку до мостовой. Нашлась тварь, которая стырила у мэра! Видишь до чего этот народ дошёл! Нечего по всяким хостелам шататься, переезжай ко мне.
   - Да народ...
   - Да что ты к нему прицепился? Кому надо и так все знают, а народу всё равно, кто в моей заднице ковыряться своим членом будет. Чтобы ты был в курсе, твой шоумтр выиграл инвестиции на строительство фундамента.
   - Да он есть! Его построили ещё до твоего избрания! А потом ты посоветовал его засыпать!
   - И это правильно. Откопаем, считай построили заново. Когда твой управделами получит деньги в казначействе, дашь ему десять процентов на откопку. Сколько съэкономит - всё его. Остальное на три части. Треть владыке, треть нам, треть на избирательную компанию.
   - А Владыке зачем?
   - Пусть походит в своих красивых одеждах по городу. Не один - с паствой. Ну там всякая мишура, плакаты, знамёна, молебны и песни жалостливые. Он знает, всё, как обычно. Там везде будет проскальзывать моё имя. Благодарности возносить и всё такое.
   Секретарь принёс перекусить из ресторана "Губа - не дура", всё что заказывали. Мэрия оплачивала там обеды не только сотрудников мэрии, но и городской стражи, пожарных во время дежурств. Выгода была обоюдная. Ресторатор сбывал непроданное, даже не изготовленное, но оплаченное мэрией, а мэр имел неплохой куш.
  
   Все официальные службы Пёрдума были собраны в одном здании. Это была заслуга Скво-дума. Построили специальное здание и отказались от аренды различных помещений по всему городу. На следующую избирательную кампанию он подумывал за городской счёт построить кафедральный собор, где бы могли читать свои проповеди не только религиозные деятели, но и заседала бы палата представителей региона. Макет был красив, дорог! Нравился многим из элиты города, подряды прямо в руки лезли к ним. А уж сам собор каких денег будет стоить! Проблема была в одном: как открывать ставни в столь высоких окнах?
   После перекуса Скво-дум повёл его прокурору Матизу и все вместе отправились к судье Шкворень. Она была не первой судьей в Финдоси. Женщин было немало, но Шкворень была самая богатая. Откуда богатство никто не понимал, но ходили разные слухи.
  
   В таверне, по мере приближения обеда становилось всё больше и больше едоков. Некоторые не ограничивались только обедом с пивом, а выкладывали два гульда, за огненную воду.
   Огненная вода произвела фурор в городе. Многие её, тоже, хотели добывать, а пущенная байка Джо, что её добывали в Луже из-под воды, была принята на веру. Одни не вылезали из воды, пытаясь найти животворящий источник, другие следили за Джо. Он всё это видел и посмеивался, поэтому редко выходил из таверны. А как следить? Сидишь в таверне и ждёшь, когда он уйдёт. А раз находишься тут, то надо и закусить, выпить иначе в список попадёшь и тебя больше в таверну не пустят.
   Санёк при всех вручил Джо корзину с просьбой наложить её едой чтобы увезти её с собой. Это была обычная процедура и никто на это внимания не обращал. Воробьин нёс корзину держа за один край, дном наружу. И корзина болталась в его руке. Поэтому никто и не замечал, что штанина, около которой болталась корзина, была несколько толще другой. Он заходил за стойку, наклонялся, ставя корзину рядом с кувшином, выдёргивал из дырки в брючине трубочку, из неё пробочку и опускал в горлышко кувшина. После этого они стояли с Джо и обсуждали меню. Когда всё сливалось, Джо наклонялся, затыкал пробочкой, убирал трубочку, брал корзину и нёс на кухню.
   Сейчас они сидели за столом и играли в "тысячу", ожидая кушанья. Как совладельцы, они имели право питаться бесплатно.
   Остальные рестораторы с завистью посматривали на Джо. Худой игрок в кости из простонародья, снимавший комнатёнку на отшибе, после того, как сошёлся с иностранцами, мало того, что получил припортовую таверну в руки, так и сказочно богател. Предыдущий владелец остался работать за стойкой и помогать Джо при наплыве клиентов. Они искренне не понимали, когда предлагали за таверну, в несколько раз больше, тот наотрез отказывался продавать, а тут? За соседним столом тоже расположилась большая компания. Но вели себя они гораздо тише. Даже обсуждали что-то шёпотом.
  
   Матиз выслушал длинную и сбивчивую речь Сок-скока. Он ничего не понимал. Рабочие из порта притащили гильотину, тьфу ты, катапульту. Жертва проезжала мимо. Из травы выскочило зелёное существо с копьём, разогнало рабочих, а его засунуло в катапульту и отправило в Лужу. Ну кто в это поверит? Бред какой-то. Доказательства: всё еще не слишком просохшая одежда, спутанные водой волосы. Размокшая обувь, сломанная коляска и сама катапульта.
   Матиз не верил в чудеса. Если их нельзя объяснить, это не значит, что они есть. Он нервно постукивал указательным пальцем правой руки по столу. После рассказа он, некоторое время помолчал, переваривая услышанное, поднялся и пригласил пойти к судье.
  
   Шкворень проводила заседание. Вернее, она не слушала, а фиксировала. Дело было уже решено. Податель жалобы понимал это и, поэтому, отсутствовал. Увидев вошедших, она перенесла слушанье на другой день. Они разместились напротив неё. Она находилась на возвышенности, поэтому смотрела на всех сверху. Прокурор сам изложил суть дела и предложил провести доследственную проверку. После чего ушёл.
  
   - Какая ещё проверка? - Недовольно буркнул Сок-скок. - Эта земля принадлежит новым владельцам, которым я её проиграл в карты вместе с домом.
   - Прокурор здесь прав. - Ехидно посмотрела на них Шкворень.
   - Сколько? - Торопливо спросил Скво-дум.
   - Я должна опросить ваших оппонентов. Они продали нашей армии ценное сырьё, или что-то там им нужное и получили кругленькую сумму.
   - Это же иностранцы! Проявите патриотизм! - Воскликнул Сок-скок.
   - Двести!
   - Это же беспредел!
   - Наоборот, очень патриотично! Им я предложу триста!
   - Сто пятьдесят!
   - Сок-скок, я знаю, что у вас и такой суммы не наберётся, вы же все свои деньги в карты продули! Так кая разница сколько занимать? Из уважения к вашей же... к мэру! - Сто восемьдесят! И гарантия от вас прямо сейчас!
   - Я такую гарантию дать не могу.
   - Вот и я про что! Прокурор прав. Да за такое, чтобы дело закрыть, они и тыщу от радости заплатят! Добудете доказательства - двести ваших, которые пойдут мне! Это не только патриотично, а и через чур уж либерально! Я не торгуюсь в делах закона!
  
   Она колокольчиком вызвала судебных приставов. Поставила задачу. Секретарь взял чистый пергамент, чернила, банку с песком, несколько стилусов. Внизу всех ждал экипаж, в котором перевозили преступников. Шкворень и Скво-дум сели спереди за кучером, приставы на запятках экипажа, а Сок-скок и секретарь разместились за решёткой. Ход у повозки был мягкий. Она не подпрыгивала на каждом камне мостовой, а плавно перетекала через него. Ощущалась только боковая качка. Перевозимым преступникам бывало в ней удобно.
   Улица вывела к берегу Лужи. Дома закончились. Дальше тянулась еле заметная колея из примятой травы. Доехали до развилки. Одна дорожка отпочковывалась в сторону далеко стоящего леса. По ней и поехали, руководствуясь подсказками Сок-скока. Когда поднялись на первый холм заметили впереди и правее коляску Сок-скока. Остановились у неё.
  
   - Вот моя коляска... - начал предъявлять вещдоки Сок-скок, - сломанная спица. Две спица... валуны.
   - Запишите особые приметы валунов! - Попросила Шкворень секретаря.
   - Да это же мои валуны! - Вскрикнул Скво-дум. - Они сегодня пропали от моего крыльца. - Но тут не хватает двух!
   Судья приказала особенно отметить этот факт в протоколе, а также приметы пропавших валунов. Потом осмотрели катапульту и берег, на который выполз Сок-скок. Поехали в порт к грузчикам. Они как раз закончили грузить мешки с зерном на стоявший у причала корабахль. Он хоть и был с одной мачтой, но по размерам на треть больше, чем у Болтрома. Увидев подъехавших, они сгрудились и начали о чём-то быстро перешёптываться.
  
   - Эй идите сюда! - Махнул им рукой один из приставов. Те остались на месте. Пришлось, всем кагалом, топать к ним.
   - Расскажите, как вы там катапульту устанавливали! - Вышел вперёд Сок-скок и начал подбрасывать мешочек с гульдами, которые обещал за работу. Сзади, из-за спины, казалось, что машет рукой.
   - Какая ещё катапульта? - Развёл руки в стороны их бригадир - широкоплечий грузчик... - Мы с утра в порту. Наше дело носить, а не это, что-то там, где-то!
   - Вон смотрите у того нога замотана! - Показал Сок-скок на ещё одного грузчика.
   - Да я в трюме на щепку наткнулся. - Пожал плечами тот.
   - А лоб... копьём? - Совсем уже неуверенно и тише спросил Сок-скок.
   - Да вот, на мостовую упал! - Показал тот на камень под ногами. - Неудобно тяжелый мешок тащил, нога и подвернулась.
   - А зелёный...
   - Да вы-то, вообще, кто? - Возмутился бригадир. - Надо что погрузить-разгрузить, мы всегда пожалуйста. Вот и сейчас закончили.
  
   Судья скептически сложила губы и долго смотрела не на Сок-скока, а на мэра.
   - Так мы ничего не добьёмся. - Зашептала она мэру. - Они знают, то что они делали противозаконно и никогда, ни за какие посулы не признаются в этом. Среди народа давно дураков нет. Слишком часто их имели по пустякам.
   - Чернь, она такая. - Согласился с ней мэр. - Через чур ушлые. Не зря в порту работают. Ветер дважды в день направление меняет. Сначала с берега дует, потом на берег. Или наоборот.
   - Улики так себе. То, что они находятся на земле подозреваемых, ничего не доказывает. Эти не признаются. Осталось допросить подозреваемых. Пристав! Вернитесь на берег и привезите всех, кого встретите в этом доме.
   - Не надо никуда ехать! - Воскликнул Сок-скок и показал на окно в таверне. - Вон они, все там!
  
   Судья, а вслед за ней и другие, начали подниматься по лестнице в таверну. Неизвестно откуда вывернулся Пион и преградил ей путь своей дубинкой из каменного дерева.
   - Представьтесь! - Вежливо попросил он.
   - Судья Шкворень. Мне надо побеседовать вон с той компанией. - Показала она на окно.
   - Вы с ними договаривались о встрече?
   - Нет, но...
   - Раз нет, то и хода нет!
   - Я судья!
   - Я знаю! Но и вы должны знать, что согласно судебного уложения пункт 22-83фз судебные органы должны иметь судебное решение для прохода на частную территорию. Ничего личного судья Шкворень, только закон. И кому как не вам стоит следовать ему!
   - Но, а пива я могу выпить?
   - Пожалуйста, но, если вы пристанете к этим людям по своей служебной деятельности я вас выдворю и подам жалобу. Вы будете вынуждены её рассмотреть и наказать себя. Вам-то зачем это, ваша честь? Что вам стоит его написать и стукнуть кулаком по столу, утвердив его?
   - А секретарь может мне его доставить, чтобы я его подписала?
   - Да!
   - Тогда пиво! Эти со мной! - Показала она на остальных.
   - Этим нельзя! - Показал Пион на приставов. - Они вооружены. Причём копья - тяжёлое оружие. Места для их хранения у нас не предусмотрено, пусть оставляют на крыльце, но заведение за их сохранность не в ответе.
   Судья повела рукой и приставы отошли в сторону. Секретарь пошёл к экипажу. Она вошла в зал.
   - Скво-дум! - Представился мэр.
   Пион достал из кармана свиток прочитал его, положил в карман, повернулся, открыл дверь и гаркнул: "Добро пожаловать! Рекомендую, пока ещё есть, принять пару глотков огненной воды! Настоящая огненная вода только в нашем заведении!"
   Сок-скок попытался проскользнуть за мэром, но натолкнулся на широкую грудь Пиона.
   - Вас не велено пускать уважаемый Сок-скок. Я к вам со всем уважением, только благодаря вам я очень хорошо разбираюсь в законах нашей страны, но пускать запрещено!
   - Кем?
   - Хозяином! - Пион показал на картину за входом, на которой в полный рост в большой шляпе был изображён одноглазый Джо с игральными костями на ладони. - Ничего личного! Я на работе!
   - А живёшь где?
   - Здесь и живу! Я могу замолвить за вас словечко Джо, но не думаю, что он пойдёт мне навстречу.
   Сок-скок развернулся и пошёл к карете, где приставы уже сидели на запятках.
  
   Судья и мэр присели у другого окна. К ним подошёл официант, с полотенцем через руку. В ней он держал дощечку на которой были написаны блюда, а с правого края был прилеплен кусок мокрой глины.
   - Чего изволите? - Полупоклонился он. Из-за большой короткой шеи, голова казалась маленькой, а спина широкой. Рельеф мышц прочитывался и в рукавах. Кулаки большие, пальцы толстые и крепкие. Разгулявшаяся публика, могла не принимать официанта как угрозу, но считалась с его кулаками.
   - А меню? - Попросила судья.
   - Какое там меню, мы же не ресторан! У нас всё просто, но сытно! Три жидких горячего. Три не жидких. Горячий компот, холодный компот. Обычное пиво, фирменное пиво, огненная вода. Фирменное пиво ещё в наличие, а огненная вода заканчивается.
   - А из мясного? - Поинтересовался мэр.
   - Жареное мясо, варёное мясо, котлеты. Гарниры: овощной, зерновой, экзотика.
   - А что это за экзотика?
   - Пришлось внести. В последнее время много туристов из страны Дзинь. Нашим это не по вкусу. Через чур изыскано.
   - А в чём разница между простым и фирменным пивом?
   - Я могу принести по полкружки того и другого. Поймайте вкус, ощутите разницу, в том числе и цене.
   - Несите пиво! Насчёт закуски я подумаю.
   - Вы у нас первый раз?
   - Да, если это имеет значение.
   - Тогда вам, к фирменному пиву, за счёт заведения, полагается жареный на масле хлеб.
   - Предлагаете взятку? Я всё-таки...
   - Жареный хлеб полагается всем, впервые посетившим нашу таверну и заказавшим фирменное пиво!
   - Вы всем верите на слово?
   - Да! К нам ходят только честные люди! - Официант проставил в глине несколько точек и вопросительно посмотрел на Скво-дума. В этом была уловка таверны. Те, кто ходил не постоянно, иногда говорили, что пришли в первый раз. На это закрывали глаза, хотя у всего персонала таверны была отличная память на лица. Вруны, сами того не ведая, делали рекламу заведению. Пусть маленькая, но халява. Многие на это велись и перли на эту халяву. Сидишь и, в кругу друзей, хвастаешься, как развёл в очередной раз таверну на кусок жареного хлеба! При том, что фирменное пиво, было дороже в несколько раз обычного, не говоря о низкой цене у других рестораторов обыкновенного пива.
   - Мне, пожалуй, немного огненной воды и экзотический гарнир.
   - Вам местный экзотический или импортный?
   - А большая разница?
   - Не очень, но порции разные. У нашего больше порция.
   - Тогда заграничный, я на диете, поэтому и мяса не ем. - Скромно потупил глаза мэр. Приближались выборы, не надо было давать даже малейшего повода, чтобы говорили, что власть обжирается! Пусть все сами видят, что сам народ обжирается! Притом, что этот кусок мяса, мог быть единственным за несколько дней! Но кто это знает? Видят-то именно это!
   - С вас мадам треть гульда.
   - Обычно рассчитываются по окончанию трапезы! - Возмутилась Шкворень.
   - Обычно пытаются не расплатится. Нам, что с них шкуру спускать и абажуры делать? Шутка! Кормить безденежных и голодных дело властей!
   Судья подала самую мелкую монету, что была у неё - гульд. Официант отсчитал сдачу.
   - С вас четыре гульда! - Сообщил тот цену и Скво-думу.
   - Я мэр!
   - Сочувствую, но ничем помочь не могу. У нас здесь не богадельня, а таверна!
   - Я сказал, что я мэр, а не умер!
   - Моё сочувствие одинаково ко всем! - Официант поклонился ему ниже обычного.
   Скво-дум к такому не привык, но четыре гульда, раздражённо бросил на стол.
   - Зачем так нервничать! - Похлопала его по руке судья. - Я только из-за вас занялась делом вашего му... э-ээ... спутника.
   Она с завистью посмотрела на играющую в мапсы компанию. Свободные люди свободны во всём. Там царило веселье и раздавался громкий хохот. Ни должность, ни деньги свободы ей не давали. Самое счастливое время, как теперь оказалось, - детство! Только тогда ощущалась свобода, но стало понятно только сейчас. Грустно подумала она.
   Официант, протёр ещё раз перед ней стол, поставил тарелку с хлебом и расставил кружки.
   - Если угадаете в каком фирменное пиво, будет бонус! - Подмигнул ей официант.
   Перед мэром поставил маленькую глиняную стопку с такой прозрачной жидкостью что было видно дно. Рядом разместилась маленькая, но глубокая мисочка. В ней находилась ложка с экзотикой под белым соусом.
   - А мне бонус не полагается, что я первый раз у вас? - Увидев мизерность всего и при этом за четыре гульда буркнул Скво-дум.
   - Если бы вы заказали на пять гульдов, то бесплатная кружка фирменного пива, с горячим хлебом!
  
   Тратить лишний гульд ещё и на пиво, которое в пять раз дешевле, мэру не захотелось. На вопрос официанта знает ли он как употреблять огненную воду, презрительно кивнул. Официант пожал плечами и подошёл к другому столику. На прошлых выборах мэр, тогда ещё кандидат, выступал здесь. Тут были длинные тяжёлые лавки, широкие столы. Теперь же произошла метаморфоза. Столы были распилены на три части. Около них стояли стулья со спинками.
   Мэр повертел в руках стопку, посмотрел, как это делает посетитель у стойки бара и, тоже лихо опрокинул жидкость из стопки в рот.
   Мало того, что всё во рту было обожжено, так вода ещё и в горло не попала. Наткнулась на выдох. Он поперхнулся. Даже в нос жидкость попала. Огненная вода, перемешанная слюной, мелким душем оросила плечо судьи.
   - Помогите! - Перепугалась она.
   Когда подошёл официант, мэр уже прокашлялся и загрузил в рот всё содержимое с ложки.
   - Я же вас спрашивал, вы сказали, что знаете! - Удивился официант. - Надо было перед этим вдохнуть и резко выдохнуть!
   - Да, да, да! - Мэру показалось что все в зале смотрят на него и, чтобы уйти от темы огненной воды он спросил про закуску.
   - Это жареные вши под сырным соусом!
   - Вши? - поморщился мэр.
   - Жареные. Чистый белок. Выращены по особой технологии на экологической ферме в Цзинь. У нас есть сертификат. Могу принести!
   - Я вам верю! - Поднялся из-за стола мэр.
   - Подождите! Не уходите! Вам приз! Господа! - Громко рявкнул официант на весь зал. - Вам, ... как ваше имя?
   - Скво-дум! - Видя, что мэр замялся, ехидно подсказала Шкворень.
   - Господин Скво-дум получает сертификат потребителя экзотической пищи! Но это ещё не всё! Вы получаете бесплатную порцию супа "Летающие думы"! Кстати, очень созвучно с вашим именем! - Официант поставил маленький горшочек с запечатанным горлышком. К нему подошёл Джо в своей неснимаемой шляпе и что-то прошептал на ухо.
   - Хозяин таверны одноглазый Джо только что принял решение, что господин Скво-дум, при посещении нашего заведения будет бесплатно получать порцию "Летающих дум!"
   "Вот Скок скотина, я из-за него жареных вшей нажрался, да ещё заведению и рекламу бесплатно сделал!"
  
   Он принял подарок, поклонился всем и вышел. На выходе его чуть не сбил секретарь суда, бежавший с пергаментом к судье.
   - На, перекуси! - Подал он Сок-скоку горшочек. - Недолюбливает тебя этот Джо.
   - Что это?
   - Только для тебя! Экзотический суп "Летающие думы"! Четыре последних гульда между прочим отдал. Ты обо мне так не заботишься!
   - Да на тебе пять! - Подал монету Сок-скок. Вынул пробку, влил глоток супа и начал жевать.
   - Что это? - Прожевав и проглотив спросил он.
   - Я же сказал!
   - Из чего это? - Скок ещё залил в рот, а из него достал... за крыло достал муху.
   - Это варёные мухи!
   - Отсталый ты элемент. Варёные мухи, конечно хорошо, но жареные вши лучше!
  
   Судья подписала решение, приложила испачканный мастикой палец, стукнула кулаком по столу и объявила о нём. Только тогда и подошла к играющим. Она обратилась к ним, начала зачитывать решение, но те не слушали её и продолжали играть в мапсы. Поняв, что на неё не реагируют, вышла и отдала решение Пиону. Он прочитал и кивнул. Она махнула приставам. Те подошли к ней и, она снова вошла в зал. Опять подошла к столу. Приставы, уже с копьями встали за её спиной. Они были готовы выполнить её любое указание. Джо тоже оказался рядом.
   Она снова начала зачитывать решение.
   - Извините ваша честь, что прерываю вас. Они иностранцы и не понимают, что вы им говорите!
   - А вы?
   - Так, чуток!
   - Вот и переведите им! - Жёстко и требовательно произнесла Шкворень.
  
   Она даже не заметила, когда в зале воцарила гробовая тишина. За соседним столиком тоже перестали шептаться и, повернувшись, смотрели на неё. Один из них встал и подошёл к ней.
   - Извините и меня, ваша честь, но вы нарушаете пункт 34-12пз судебного уложения. Там говорится что необходимо за государственный счёт предоставить сертифицированного переводчика, а никого попало. Кто ответит за неточный перевод?
   - А вы-то кто такой, чтобы мне указывать?
   - Что вы госпожа судья прикидываетесь, мы же постоянно с вами встречаемся в суде! Для всех остальных я представлюсь. Я независимый оратор Цицернет. А неделю назад, в Вашиге, я получил диплом свободного адвоката с правом работать по всей стране, причём уже не на общественном уровне.
   - Они вас не нанимали!
   - А вы их спрашивали? Когда? Где протокол?
   Всё это время Карпин смотрел на Цицернета. Вернее, читал его мысли. Поэтому встал и кивнул, показав на него.
   - Вы бы могли сразу догадаться почему мы сидим рядом. Так что соблюдайте законы.
   - А зачем им адвокат, если они ничего не совершали?
   - Чтобы советоваться. Как же они могут соблюдать наши законы, если они даже языка не понимают? А законов у нас много. По незнанию, через многие могут перешагнуть. Причём дурных и идиотских. Сами знаете, хоть и выборы у нас, но депутатов выбирает не народ! Он только голосует! Имею право - свобода слова!
   - У нас ЧП, чуть ли убийство, поэтому я могу просить их помочь в этом деле? Они могут оказаться ценными свидетелями! Тем более на их же земле это произошло! - Джо подошёл и начал делать вид, что шепчет.
   Это дало Карпину время продумать ответ. Может зря он Сок-скока в полёт отправил? Он, соглашаясь, кивнул. Они все встали и пошли за судьёй. И не только они. Вообще все. Побросали еду и высыпали на улицу. По-тихому, иностранцев, уже прижать не получалось. Она послала за прокурором, хотя очень этого не хотела. Цицернет, выяснил суть дела и обсудил с ней условия опознания. Потом переговорил с Джо. Потом была выстроена шеренга разных людей, в которую поставили и четвёрку в паутинниках. Эта одежда оказалась настолько удобная, что они постоянно ходили в ней.
  
   Сок-скок решительно опознал их. На вопрос Цицернета кто так же мог так с ним поступить? Сок-скок ответил, что это неважно, раз преступление произошло на их земле.
   - Тогда как вы оказались там? - Спросил Цицернет.
   - Ехал мимо, заблудился, увидел людей, подъехал спросить... - В этот раз немного улучшил свою версию Сок-скок.
   - Согласно...
   - Я вас прошу покороче, все мы знаем, что мы знаем! - Попросила судья адвоката.
   - Прошу провести следственный эксперимент. - Заявил Цицернет. - Я знаю эти места и не понимаю, как там можно заблудиться.
  
   Появившийся прокурор услышал это и кивнул судье. У него была хорошая память и про то, что Сок-скок заблудился при первом дознании заявлено не было. Пришлось нанять ещё два тарантаса, на которых из порта вывозили товар. С собой взяли ещё и понятых. Их было столько, что не все поместились. Пешком же идти никто не захотел. Поездка началась от ангара транспортной компании, где сдавали в аренду различные повозки. Сок-скок взял там в аренду коляску. Весь маршрут секретарь подробно заносил в протокол.
   Снова подъехали к коляске и катапульте.
  
   - Я не понимаю, как здесь можно заблудиться? - Цицернет посмотрел на Матиза. - Голое поле, видно издалека. А, вы собственно, куда направлялись уважаемый Сок-скок?
   - Развеяться. Я человек высоких творческих порывов. Готовим новую премьеру. Вдали от городской суеты думается легко и непринуждённо. Возможно у меня родится песня.
   - Лучше бы вы другого родили!
   - На что вы намекаете? - Повернулся к Цицернету Сок-скок. - Это оскорбление. Занесите его в протокол.
   - А что я такое сказал? - Вытаращил глаза Цицернет на Сок-скока.
   - Чтобы мне завести детей! Родить!
   - Да побойтесь прокурора! Я такого не говорил. Все подтвердят! У вас хорошие стихи, а не песни! Я только это имел ввиду.
   - Вы сказали другого, но стихи!
   - А одномоментно вы же можете только один стих родить, а не несколько!
   - Ближе к делу! - Перебил перепалку прокурор. - Нас не интересует кто, кого в будущем родит. Ваше предложение адвокат!
   - Продолжить следственный эксперимент. Обвинитель заявил, что его посадили вот в это корыто и закинули в воду! Каждый, спросите себя, разве такое возможно? Да он тут не поместится!
   - Я не помещусь? - Сок-скок залез в ложку катапульты.
   - Удивительно, но я не прав. Тогда осталось довести эксперимент до конца и отправить вас в полёт!
   - Вы что с ума сошли?
   - Значит отказываетесь? Но в первый же раз с вами ничего не произошло. Чего бояться? Согласно уложения...
   - Да, да! Следственный эксперимент должен получить подтверждения и произведён в точности с вашим произошедшим случаем! - Согласился и прокурор, он на ходу успел просмотреть все протоколы.
   - Я протестую!
   - Хорошо, где свидетели вашего полёта? Если это на самом деле произошло - это мировой рекорд! Миллионы почитателей, а денег? Каждый захочет увидеть ваш неподражаемый полёт!
   - Адвокат, оставьте вашу местечковую иронию. Нам не до шуток!
   - Что вы, ваша честь, какая ирония? Это полное враньё! Булыжник может пролететь, но не человек! И свидетелей нет! А люди, которую эту гильотину собрали - ушли. Тогда остался только один свидетель - зелёная живность! У ней хвост был?
   - Откуда я знаю? Он был похож на человека!
   - Он разговаривал? Что сказал? Вы сопротивлялись?
   - Жестами заставил.
   - Давайте проедем и составим акт!
   - Тогда к нам в дом! - Тихон подсчитал что Санёк, который слез на повороте уже должен был добраться до дома и отключить комплекс обороны, состоящий из останков роботов.
  
   Тихон заметил, что Сок-скок вертится у своей коляски, старательно закрывая телом оставшиеся три валуна. Он сообщил про это Джо, а тот Цицернету.
   - Последний штрих господа! - Цицернет обошёл коляску и залез в неё с другой стороны. - Валуны. По описанию совпадают с теми что пропали от дома мэра!
   - И ты Сок? - Осмотрев найденное, воскликнул Скво-дум!
   Во дворе дома обнаружился ещё валун разрушивший сооружение Воробьина.
   - Это уже покушение на убийство! - Констатировал прокурор. - Я выдвигаю требование об аресте подозреваемого Сок-скока!
   - Может как-то заменить арест на что-то более, не связанное... - Вступился за него Скво-дум.
   - А вы, уважаемый мэр, теперь свидетель! Важный свидетель. И можете получить по голове, пусть не таким валуном, а поменьше, но вряд ли это вас спасёт. Да и я хочу перемещаться по улицам не опасаясь, что на меня сверху свалится что-то тяжёлое!
   - И ещё! - Добавил Цицернет. - На входе в дом сообщение о границах участка, а, согласно конституции...
   - Хозяева участка могут сделать с нарушителем что угодно!
   - Так что Скво-дум, вы меня серьёзно подставили фантазиями своего дружка. - Зашипела ему в ухо судья.
   - Хотелось всё-таки бы получить доказательства его занимательного полёта!
   - Приставы, не препятствовать! - Отдала указание Шкворень. Сок-скок, выскочивший из дома, так рванул по дорожке, что только пятки сверкали.
  
   9.
   -Что будем делать? - Посмотрела Шкворень сначала на Матиза, а потом на Цицернета. Мэра она уже не замечала.
   - Откуда у него такая прыть? - Удивился Скво-дум. Всё это сказал он для того, чтобы не остаться вне разговора. - Кстати, не буду напоминать вам о съеденных мной жареных вшей, но его вы точно пытались отравить варёными мухами! - Повернулся он к Джо.
   - Это невозможно!
   - Да я сам слышал как они хрустели!
   - Вам же подарили, а не ему! И официант вам сказал, что перед употреблением необходимо прочитать инструкцию на крышке. Этот горшок стоит целый злыт! В инструкции написано ни в коем случае не открывать, а надо повернуть крышечку до щелчка. Появиться узкая щель. Всё содержимое вылить под язык и медленно посасывать. Эти мухи особенные. Их держат в закрытой коробке на листьях и ягодах мучмумы. Лапками и брюшком они собирают выделения листьев, а плодами питаются. В горшочек кладут несколько штук и настаивают на особом отваре. Называются "Летающие думы" потому, что через пару мимисими наступает подъем энергии, появляются забытые давно желания и, благодаря этому, воплощаются самые заветные думы! Абсолютный импорт. Поэтому ваш дружок так резво и побежал. И такое продлиться, в зависимости от изношенности организма, два-три дня.
   - Но почему только ему? - Возмутилась судья. - У других что, не бывает заветных дум?
   - Рекламное созвучие! Скво-дум от "Летающих дум"! - Пояснил Джо.
   - Я вынужден вас покинуть! - Засуетился Скво-дум. - Надеюсь отговорить, его от абсурдных претензий. Беспокойство оплачу всем.
   - Тогда и я! - Подмигнула Шкворень Джо. - А доставку заказанного на дом, вы осуществляете? Мне понравилось ваше пиво, да и еда. Хоть простецкая, но много и она вкусная!
   - Это что-то новое для нас! - Ответил Джо и поглядел на Тихона. - Но возможно. Цена вопроса! Может лучше присылать посыльного? У нас каждый работник на счету!
   - Хорошо! - Она направилась к выходу, а Матиз, ничего не сказав, только кивнул и тоже вышел.
  
   - Что это значит? - Спросил Карпин Цицернета.
   - Сам не понял. Судья, а можно сказать и судьба, явно повернулась к вам лицом. Это из рук вон выходящее! Да она за плевок на мостовую срубает пару грошиков, а тут? Скажу вам по секрету, а это даже они не знают, что я знаю, - кивнул он на ушедших, - Матиз негласный её муж. Их сын адвокат. Дядя - начальник тюрьмы. Дочка вышла замуж за главного преследователя региона Шнорхеля.
   - А что это преследователь?
   - Судья с прокурором решили кого преследовать, тот того и... плохо в общем заканчивается, а виноват тот или нет, уже никого не интересует. Прокурор сказал, судья утвердила, даже если невиновен, капец. Так что лучше жить при диктаторах, от которых предки нынешнего населения сбежали. Там понятно, а здесь демократия, значит правильно и неизменно. Потом, через двадцать лет если выяснят, что невиновен выплатят компенсацию. Главное дожить!
   - А зачем нам это?
   - У меня корыстный интерес! Да и вам будет выгодно. Я буду бесплатно защищать ваши интересы во всех случаях, а вы мне также бесплатно отдаёте одну из комнат под контору, а встречи, я буду проводить в зале. У вас просто появятся лишние клиенты!
   Тихон и Джо кивнули одновременно.
   - Тогда наш договор надо закрепить! - Произнёс Тихон. Перед этим, он увидел, что девчонки ушли. - Саня проведи наших гостей, чтобы они могли умыться с дороги, а я, пока, всё приготовлю. Как следует помой их.
  
   Когда гости ушли, Карпин больше наливавший, чем пивший, присел на табуретку.
   - Еле спаслись! - Промолвил он и налил себе и Сане по полкружки водки.
   - От чего спаслись?
   - Минимум от их убийства, максимум от нашей каторги!
   - Как это?
   - Если ты заметил, я всегда сажусь так, чтобы видеть все ходы и выходы. Вот и сейчас. Смотрю, валит шикарная шмара, которой не по статусу в нашей забегаловке ошиваться. За ней двое долбоёбов с копьями, а за ними все остальные. Я подумал, что наезд на таверну, ну и подключился к ней. Оказывается, на нас! Она хотела срубить с нас тыщу злат или отправить всех на каторгу!
   - Вот почему ты всегда напоминаешь, чтобы без оружия на улице не появляться!
   - Нас спас Пион. Вовремя её остановил. Другого бы на копья подняли, но он малый шар!
   - Я ничего в их бильярде не понимаю!
   - Раньше здесь малым шаром был друг отца нашего друга Жардака Прам. Его сделали большим шаром. Так называют общественников, которые собирают жалобы, претензии к власти и отправляют к презу. Новый през, назначил Прама большим шаром, а здесь малым назначили Пиона. Естественно по протекции Прама. Пион уже тогда жил при нашем доме. Чтобы он не совал нос в управление регионом, а Прам тут всех гнобил, сделали фиктивный проигрыш дома в мапсы. Этот Сукок...
   - Сучок!
   - Какая разница, как этих пидоров зовут? Запретил ему появляться в городе и заставил учить все юридические кодексы в стране. А теперь это пригодилось! Судья, когда увидела его, чуть слюной не подавилась. Пришлось соблюдать, хоть формально, законы. Вот в чём парадокс! Раньше гегемоном в городе был Прам, а теперь судья Шкворень! Она принимает решения кого, куда, насколько. Прокурор проверяет законность её решений. Сын-адвокат защищает кого надо, зять ловит кого надо, или, если не нужен, приканчивает. У него такие полномочия есть. Всё как у нас! Куда крестьянину податься? Кругом одно семейство. Выкладывай деньги на бочку, и жди, что может, именно может, это святое семейство от тебя отстанет! Вот в паузе её мыслей, прикидываясь её внутренним голосом, я начал вызывать её сомнения насчёт нас. Отбились от пиратов - корабахль наш. Выиграл в кости - таверна наша. В мапсы - этот дом с участком. Не слишком ли много странной удачи? А поставка стратегического материала военным? Вовремя про П рама мы не смолчали! И вот так ей, я подкидывал сомнение за сомнением. Нигде и никогда так нагло иноземцы себя не ведут, а с нами какой-то абцесс! Не велик ли риск? А тут ещё вовремя и мухи подоспели!
   - А они-то откуда взялись?
   - Как ты думаешь, почему Джо, не афишировал, что он хозяин таверны?
   - Ну...
   - Низкие цены таверны, фактически по себестоимости, компенсировались им за счёт игры в кости. Он и сейчас поигрывает и проигрывает, но мы это компенсировали высокой ценой на фирменное пиво и огненную воду. Я сразу зашёл туда, на кухню, а там рой мух висит! Меня чуть не вытошнило! Я Джо вставил по первое, а может и по второе число. Он начал сетовать, что не успели приготовить снадобье для мух. Долго настаивается. Оказывается, эта фигня действует не только на мух, которые на неё слетаются, но и на человека. Лучше виагры действует! Тогда я и придумал про "Летающие мечты" от цзиньского императора! Цзиньцы не могут же есть то, что ест их император, а значит и не знают, что он ест, а у нас - пожалуйста! Любые деньги могут выложить за это. А у нас конкретная цена. А с жареными вшами Джо придумал. Здесь есть растение, которое даёт семена. Их зёрна похожи на вшей. Поэтому и подаётся под толстым слоем соуса. Все знают, что из страны Цзинь приезжает много туристов. А там жрут всё. В том числе и это! Наши эту хрень не едят, а тут мэр неожиданно соблазнился. Мифы - устойчивы. Давай вздрогнем, за то, что вывернулись!
   Они подняли кружки и стукнулись. Как будто специально на кухню вошли дамы.
   - Всё пьёте? - Недружелюбно спросила Рита.
   - Завидуете? Так присоединяйтесь, а мозги не выгрызайте!
  
   9.
   Следующим утром они сделали вылазку на жёлтом вагончике за бамбуком.
   Выпали в пространство и мгновенно вернулись обратно.
   - Я никого не заметил! - Радостно потёр руки Воробьин.
   - А ты что, считаешь, что они тебя на дороге будут ждать? Причем с хлебом-солью? Засада поэтому засадой и называется, что её сразу не обнаружишь. - Карпин подключил бинокль к планшету Сани. - Увеличь!
   - Засады нет? А это что на скале, где мы появлялись, огромный камень лежит? Откуда он взялся? Тогда вершина была более плоской!
   - Сверху упал!
   - Саша, включай мозги! Это и так вершина. Либо это не камень, а засада в виде камня, а если камень, сделали так, чтобы мы не там проявились, а внизу на дороге. Учли прошлый опыт! А кто ниже, тот проигрывает, тем кто выше. А в виноградниках что? Раньше мы ряды видели, а теперь полполя всё сплошняком, увеличим... маскировочной сеткой накрыты. Издали кажется, что поле и поле, значит и там тоже кто-то прячется. Хороший капкан, если на дороге или на поле сядем. Они учли, что ты бамбук рубил, значит и в зарослях бамбука тоже наверняка. Что мы против кучи боевых роботов? Если они не совсем дураки, то и коды свой-чужой поменяют, если вообще это на автомате не происходит.
   - Подождём?
   - Они тоже так могут решить, что мы будем ждать?! Тогда и нападём, когда они ждать устанут.
   - Завтра?
   - Сейчас! Только подготовимся сначала! Эти жёлтые вагончики, как я понял, не предназначены для ведения в них боевых действий. Это десантный и командный пункт. А мы из нашего сделаем типа штурмовой вертолёт, только без винта. У нас горшочки с напалмом остались? Дверь эту закрывать не будем. Наша задача не воевать с каждым роботом по отдельности, мы проиграем им, а если вырубить командные пункты, то их роботы и отключатся. Я думаю, что в винограднике, вон та выпуклость и есть замаскированный вагончик. Видишь он у склона стоит из него видны и поле и дорога. Кроме того, мы не знаем, какое вооружение у них ещё имеется. На горе могут поставить что-то такое мощное, что и через километры нас достанет. С него и начнём. Если этот камень притащили, он погорит и перестанет, а если не камень, то капитально сгорит. Как я бросаю горшки, сразу вниз за скалу, облетаешь с той стороны прямо к виноградникам и я десантируюсь туда. Немного полетаешь, привлечёшь внимание, как выстрелы услышишь, рядом падаешь. Я запрыгиваю и мы исчезаем.
   - А зачем ты маленький пистолет взял?
   - Для этого и взял. Для штурмового у меня патронов мало, а он ой как может когда-нибудь пригодиться!
  
   - Ну что, начали? - Принёс Саня несколько горшочков с фитилями.
   - Дело солдата - никуда не торопиться и всюду быть вовремя. Поедим, вздремнём, оправимся, вот тогда и в бой. А пока прокручивай в голове, как, чем ты будешь рулить. Каждую, каждую деталь. Если в голове отработаешь, то и в бою будешь быстро реагировать на изменение обстановки, а не думать, как тебе поступить!
  
   Карпину-то не привыкать, а Санёк и поел без аппетита, спал тревожно, да и вообще испытывал настоящий мандраж. Очень хотелось показать себя во всей красе. В конце-концов, утомлённый мыслями о предстоящем заснул. Проснулся ещё более измученным.
   - О! - Посмотрел на него Карпин, делавший зарядку и потянулся за фляжкой. - Только не увлекайся. Реакция должна быть быстрой. Может я один сгоняю? Ты очень мне не нравишься. Война такая же работа, как и лекции читать. Разница небольшая, провалишь один урок, исправишь на другом. А здесь, за невыученный урок - только смерть!
   - Я с тобой!
   - А если из-за того, что ты слабину дашь и мы оба тю-тю... что девчонкам делать? Они тоже пропадут!
   - А Рите ты доверяешь больше!
   - Конечно. Она доказала!
   - А я, значит, и не мужик?
   - Был бы мужиком, таким вопросом не мучился. Чего ты нервничаешь? Давай останемся и про это место забудем!
   - А я оттуда как раз к нам, на Землю попал!
   - Да ладно?
   - Я, сначала, сам не понял, только потом дошло, сел на дорогу, а в меня чуть не въехали. Чувак с матерком и битой выползает, номер машины с нашим флажком! Я и свалил.
   - А что молчал?
   - Пытался осмыслить! Можно же кому-то и на голову свалиться. Сначала разузнать бы что за местность!
   - А отсюда не получается?
   - Пробовал. Хорошо, что на вагончике. Из восьми проб четыре - море, две - горы, одна - снег.
   - Поехали.
  
   Сначала всё шло по плану. Выскочили. Зависли над камнем. Скинули горшочки с местным напалмом. А Санёк тормознулся. Хоть вагончик и отскочил в сторону, взрывная волна догнала его и сбросила на уступ над дорогой.
   - Бежим! - Моментально выпрыгнул вниз Карпин. Высота небольшая метров шесть. Как обычно: сгруппировался, перекатился, занял позицию. Оказывается, роботы-недомерки, которые ему по пояс, стояли и внизу на дороге, прижавшись к скале. Поэтому и были незаметны. Чуть-чуть мощи их оружия не хватало, недобивали, а стреляли точно, в то место куда он приземлился. Пришлось, прячась за камнем, достать световую панель. Закинуть за спину и взять в руки ствол и щепку для размыкания цепи подачи электричества. Зато его пучки доставали, но были неточны. Роботы перенесли стрельбу на камень, за которым он прятался. Тихон перекатился на то место, где приземлился. Тут на него что-то и свалилось.
  
   Очнулся в каких-то кустах, от сильных ударов по щекам.
   - Слава богу ты жив! - Заплакал Санёк.
   - Что со мной?
   - Да, понимаешь...
   - Опять ты свалился на меня!
   - Я же боюсь высоты, поэтому и прыгаю с закрытыми глазами.
   - Что ты переломал мне в этот раз?
   - Я думал тебе капец. Но решил твой труп врагу не оставлять. Похоронить как воина.
   - Похоронил? Я уже в раю?
   - Где хоронить? Камень один! Ополз скалу и решил могилку в винограднике устроить. А тут ты задышал. Ты не представляешь, как я рад!
   - А роботы где?
   - Так они все побежали туда, на бой с тобой. Вон как друг друга лупят!
  
   Воробьин приподнял Тихона и приставил к его глазам бинокль. Пальба была знатная. Вершина скалы - дымилась. Он пояснил Карпину, что содрал с его спины батареи, а трубу между камней воткнул. Вот датчик движения на их выстрелы и реагирует. Щепку он выкинул, так что война идёт в автоматическом режиме.
   - А мы значит, в винограднике?
   - Ну да!
   - Оставайся здесь! - Тихон снял рюкзак, взял в руки пистолет и заполз под маскировочную сеть.
  
   Выстрел прозвучал неожиданно громко. Воробьин аж вздрогнул от этого. Потом и вспышки света прекратились. Он собрал вещи и пошёл прямо по сети к вагончику. Карпин уже сдёрнул сеть с вагончика, свернул клубком и лежал на ней. Санёк заглянул внутрь. Тот самый чувак, которого он отпустил. Аккуратная маленькая дырка во лбу. Кровью не сильно забрызгано.
   - Мститель херов! - Пнул вытянутую ногу убитого Санёк. - А ты чего?
   - Еле попал. Голова кружиться, рёбра болят. Руки трясутся. Я роботов отключил. Посмотри, что там на вершине. Если что-то целое - забери. Роботов накидывай. Сеть взять обязательно. Сворачивай так, чтобы можно было развернуть. Бамбук свой режь, а я немного полежу и на этом катафалке на хутор смотаюсь. Хочется посмотреть, как там люди жили. Как ели, что пили, на чём спали. Стоять! Рюкзак мой оставь!
  
   Когда Санёк приземлился в селении, то вдоль её единственной улицы валялось и стояло всякое барахло. Корзины с горшками, кастрюлями, сковородками. Лопаты, мотыги, вилы и много ещё всякой утвари: бидоны, тазы, вёдра. Воробьин не стал ждать, когда появится Карпин, а стал грузить.
   Он сделал три рейса пока вновь не встретился с Тихоном. Карпин откуда-то вытащил плетёную кресло-качалку и развалившись на ней, лениво покачивался.
   - Ты чего такой довольный?
   - Голову наконец отпустило и тебе, в очередной раз, повезло. Ты мне ничего не сломал, а я нашёл клад.
   - Золотой?
   - Что всё переводишь на деньги! Есть вещи, которые тебе могут принести столько денег, которые сами столько не стоят! Краски, можем наш дом покрасить внутри и снаружи. Верстак и куча всяких инструментов для работы по дереву. Я нашёл виноградное сусло и самогонный аппарат! Нам не придётся колдовать над нашим столиком-самобранкой. Свой вагончик отгони, и только сам сюда. Посмотрим где это ты Россию обнаружил.
   - Что мы отсюда туда всё таскаем? Смотри здесь какая лепота! Всё растёт, лежи под деревом - черешню жуй!
   - Всё хорошо, кроме одного. Здесь зона боевых действий. Это тебе не с дикими племенами сражаться. Здесь армии воюют. И ты никому ничего не докажешь. Нас сразу обшмонают и отберут всё. И мы, как рыбы, вытащенные из воды, будем только ртом хлопать. Примут за диверсантов или шпионов. В Финдоси мы, более-менее в безопасности. У нас какая-никакая репутация и неплохие капиталы. Тем более, если ты не ошибся, можем завтра оказаться дома!
   - Тогда зачем мы это всё таскаем?
   - А вдруг ты ошибся? Случайно залетел. Одна нога здесь, другая - там. А промеж что? Или жопа или хуй! Вот.
  
   Санёк вернулся быстро. Провели два десятка перемещений, но на перекрёсток так и не попали. Воробьин признался, что не записал показатель. Понадеялся на память, потому что записать нечем было. Цилиндр Карпин забрал себе. Показателей было много надо было обдумать и проверить.
  
   Дом заполнялся предметами. На вопрос Риты откуда такое богатство, Карпин честно признался, что мародёрствовали в брошенном селении. Маскировочную сеть он предложил натягивать во время восхода большого "А" и засухи. Создавая таким образом тень. Теперь есть чем и копать и разгребать и рыхлить. А значит можно и посадить те растения, семена которых собрал в брошенном поселении.
  
   Карпин понимал, что Воробьин сделал что-такое, на что не обратил внимания, а вот именно из-за этого, возвращение на Родину откладывалось на неопределённое время. Хорошо, что девчонкам не болтанул. Тихон редко покидал дом, а Санёк развил бурную активность. Очень быстро сошёлся с военными, которые купили крылья пуков, а теперь не знали, что с ними делать. Они несколько раз переделывали бамбуковую конструкцию, пока не решили, что это оптимально.
  
   Военный, его звали Чайкон, первый опробовал на себе полёт, под крыльями пука. Разогнался на холмике, поджал ноги и ветерок, налетавший с берега на Лужу, поднимал его всё выше и выше. Потом пошёл на снижение и приземлился на воду. Почти что в том же месте, куда грохнулся Сок-скок. Конструкцию сушили три дня. После этого из столицы Вашиги прибыла делегация военных и финансистов. Они, стояли на берегу. Флот Финдоси, отошёл от берега и образовал полукруг, чтобы никто, на своей фелюге случайно не зашел в зону испытаний. Кроме того, из Вашиги прибыло несколько людей с такими аппаратами, что был и у Джерайта, фиксировавший битву племён. Карпин, Рита и Марго наблюдали за полётом с чердака дома.
  
   Вот человечек вдали разбежался, подпрыгнул и ветер подхватил его! Все трое переместились к другому окну. Крылоплан, как его назвал Санёк, поднялся выше самой высокой мачты трёхмачтовика сделал круг над ним и полетел в сторону берега, казалось, что он врежется прямо в комиссию. Внизу забегали, потому что сооружение действительно неслось на них. Он и вправду пронёсся в нескольких метрах над их головами, кое-кто рухнул вниз, закрыв голову руками. Пилот выбросил длинную верёвку, Санёк поймал её и плавно опустил крылоплан на траву.
   Аплодисментов не было. Кто-то смущённо поднимался, отряхиваясь, кто-то эмоционально кричал, размахивая руками, но и равнодушных тоже не было. Чайкон руками показывал, как это он рулил в воздухе, а только Воробьин стоял одинокий, никому не нужный и привязывал верёвку к вкопанному вчера столбу.
  
   Тихон достал цилиндр перемещения и хотел отдать Рите, чтобы она перепроверила его данные, но случайно, нажал кнопку.
   Какие-то ряды кресел, люди сидят, приглушённый свет.
   - Молодой человек, вы уж присядьте! - Громко попросили его сзади.
   А где я? - Обрадовался Карпин, услышав родную речь, но так растерянно, что звуки оказались настолько сбивчивыми, что он сам не понял, что спросил, но его поняли и ответили.
   - В "Космосе" на бизнес-вике! Плоховатенько выглядите, видать долго добирались. Там в фойе кофе дают. Всё равно вовремя не начнут. Так что успеете.
  
   Он вышел из зала, здания. Даже год какой передумал спрашивать. Перед входом на высокой тумбе стоял высокий мужик. Памятник. Впереди расстилался знакомый пейзаж ВДНХ. Так давно здесь был, что никакого памятника тогда здесь не было. Он обошёл вокруг.
  
   "Как на Сергеича похож". Карпин сравнил фигуру памятника со своим знакомым.
   Закон подлости. Когда надо ни бумаги, ни карандаша. Пришлось тоже положиться на память. Вернулся и уже зафиксировал схему перемещения. Два раза, причём у всех на глазах, неожиданно проявлялся у памятника.
   Вернулся во время ужина и всех обрадовал, но радости ни у кого не заметил. Постоял, подождал и ушёл. Собирал вещи. Целый рюкзак набился. Кроме того, матрас из паутины, палка и кругляш каменного дерева, маленькое крыло пука и пара роботов-коротышек. Хотелось бы их изучить на досуге. Могут и пригодиться. Даже как-то грустно стало. За такое короткое время произошло столько событий, а никому не расскажешь - не поверят, за больного сочтут. Какой бы ад дома не был, это твой родной ад. Ты привык к нему, поэтому и за ад не считаешь. Так и везде - не лучше. Что здесь, что там. Везде есть и свои плюсы и свои минусы. Такова жизнь, если это тебе не приснилось. Откроешь глаза, а ты лежишь на берегу моря. Нежное солнце своими лучами бегает по спине, а ласковая волна облизывает пятки. С тем и заснул. Утро вечера - мудренее.
  
   Его разбудил Санёк. Он только что заснул, а вот Санёк разбудил.
   - Ты извини Тихон! - Обратился он к Карпину. - Мужик ты авторитетный, если бы не ты, мы бы ничего не достигли. Я не хочу возвращаться домой, потому что мой дом здесь. Кто я там? Санёк! И никто более! Учителёк, как меня обозвал один из родителей. Что я там имею? Комнату в общаге шестнадцать метров, мамашу, которая всё ещё хочет устроить личную жизнь, но ей... она даже, никак не может понять, почему ей Вальки попадаются, а не принцы. Заплата чуть за двадцать. А все пособия, я делаю за свой счёт. Директор, который со своими холуями выгребает всё из школы, причём ещё хочет, чтобы я ходил на всякие митинги, встречи с уёбищными депутатами, мошенничал в избирательной комиссии. И, всё это подаёт так, словно мне одолжение делает. Отчёты, которые занимают больше времени, чем сами уроки. Завуч, которая так составляет расписание, что я не могу взять больше часов. Детишки, среди которых только некоторым нужен русский язык и литература, а другие просто отбывают срок в школе. Родители, которые хамят круче любой шпаны! Вот ты, как бы ко мне не относился, проявляешь уважение. А они - нет. Как только не называют: кабан, бегемот, слон. А я им, даже литературным языком, не имею право возразить. Что меня ждёт? Да всё тоже самое! Только поборов и хамства будет больше, а пенсии, если я доживу - всё меньше. Ты хоть мне и не отец, но за такой короткий срок воспитал меня. Я теперь сам, за себя принимаю решения, а не кто-то, но и за них отвечаю. Принимая решения - воплощаю в жизнь. Не прячусь за чужими спинами, не подкидываю свои проблемы другим. А помнишь, как всё начиналось? Я был похож на нашу власть: трусливую и никчёмную. Они там, на любом уровне, принимают решения, а расплачиваемся все мы!
   А здесь я уважаемый человек. Вот в этой комиссии один из главных сказал, что я лучший иностранец года! Поэтому они хотят заключить контракт на создание, ремонт и обслуживание, того, что я сейчас сделал. Крылоплан их поверг в изумление. Денежки небольшие, но они будут капать. Тем более бамбук, только я могу добыть! А сколько ещё здесь всякого! - Он потряс своим планшетом. - Полезных изобретений! А дом? В нём пол общаги сможет разместиться! Денег у нас тоже достаточно! И главное, я не могу оставить Марго. Куда я её приведу после этого раздолья? В зассанную общагу? Да она ещё боится, что обратно в кота превратится. А ей понравилось быть человеком! Оказывается, человек, именно в смысле человек, а не особь, звучит гордо! Я только сейчас это начал понимать! Твоя идея с камуфляжной сетью, просто великолепна, а озеро, что ты предложил? Ты меня раскрыл как человека, как творца, как бога для меня самого, а не как забитую скотину, которая пашет по борозде ей предназначенной. Я так понимаю, что ты местную валюту не берёшь с собой?
   ----- Взял по паре монет. А зачем?
   - Тогда может возьмёшь те баксы и евро, что я в раю намастерил?
   - Они же фальшивые!
   - Ну проверить-то насколько у меня получилось, можно и не в банке! Вижу, спать хочешь, извини!
  
   После этого, Тихон долго не мог заснуть, вертелись в голове слова Санька. Утром, позавтракав, он сложил стол-самобранку и прикрепил к рюкзаку. Потом попросил, чтобы кто-нибудь сопровождал его, объясняя это тем, чтобы отдать цилиндр перемещения. Кроме этого хотел проверить будет ли стол-самобранка работать на Земле. Если нет, чтобы забрали обратно.
   - Ты вот это всё бросаешь? - Удивилась Рита.
   - Мне без надобности - владейте. Я хотел уехать в Крым. Последний раз я там был при СССР. Хочу прожить остаток своей жизни спокойно и без какого-либо напряга. Пенсия позволяет, да ещё квартиру в Москве сдаю. А чтобы проблем не было, скажете, что я в Вашиге, потом ещё где-то. По миру пошёл. Все доверенности в ларце. Там и на корабахль и на таверну.
   - Стоять Карпин! - Вскочила Рита. - Ты нас бросаешь? Предатель!
   - Я, как мы и договаривались, свою задачу выполнил. Освободил тебя от подселенца. Я хочу домой. Хочу белый унитаз, душ каждый день, а не когда, с неба льёт как из ведра. И много чего, хоть простого, но такого привычно нужного. Вот Марго. Санёк, рано или поздно, сделает её беременной. Как рожать, кто будет принимать роды? Какие лекарства? Где их взять? Я буду сидеть греться на солнышке, а рядом будет летать ватага и орать благим матом? Я тишины хочу.
   - Тогда я тоже сваливаю! - Рита вышла из столовой вслед за Марго.
   - За отъезд? - Вытащил кувшин с водкой из под стола Санёк. - Всё обыскали, а здесь не увидели!
   Карпин принёс две кружки.
  
   Рита собирала вещи, Марго ей помогала. Потом наряжалась для Москвы. Делали они это так долго, что когда явились на кухню, то увидели, что Карпин спит в своём кресле-качалке, а Воробьин на топчане.
   - Вот суки! Лень им было закуску взять! - Незлобиво провозгласила Рита, увидев, что стоит на столе.
   - Понесём? - Предложила Марго.
   - Ни в коем случае. Их нельзя трогать. Разбудишь - начнут колобродить, и выпьют, всё что можно. Да ещё и по сусалам могут заехать. У них же сейчас мозги отключены. Поэтому медленно отползаем, нас как бы и не было. Они проснутся, похмелятся, а тут и мы с борщом. А как ты думаешь быть замужем? Приходится, иногда, дурой прикидываться!
  
   Произошло всё так, как и смоделировала Рита. Вовремя поданный борщ прервал уход в запой.
   Они стояли в зале. Воробьин встал посредине, поднял руку с цилиндром вверх. Всё-таки торжественный момент. Возвращение блудных детей на Родину.
   - Нет. Так не пойдёт! - Он опустил руку, оглядев скопище вещей вокруг. - А кресло-качалка зачем?
   - Я к ней привык, спать хорошо.
   - Ещё немного задержишься и корабахль прихватишь или ещё что! Может копья?
   - Издеваешься Саня? - Фыркнула Рита. - Нас же сразу остановят!
   - А так нет? Мы люди неместные, вынужденные переселенцы, поэтому куча оружия!
   - Меньше пить надо! - Опустил голову Карпин. - Что-то я расслабился. Бдительность потерял. Так не хочется сражаться за мир во всём мире! Всю предыдущую жизнь этим занимался, а теперь не хочу.
   - Вот! Поехали кататься Марго? Я тебе свою родину покажу. Я не могу Марго оставить здесь одну. А если сбой произойдёт и мы вернёмся не туда или не сюда? Поэтому мы соберём необходимые вещи...
   - Точно, а я пока колёса вагончику пририсую, фары, номера, чтобы он, хоть издали, на машину похож был и никакого внимания не привлекал. Рит, ты ногти красишь?
   - Не здесь же!
   - Я имею в виду навык работы с кистью?
   - А сам что? Руки с похмелья чечётку бьют?
   - Я пока бы колеса рисовал, ты бы точными деталями занялась! А ворон где?
   - Здесь я! - Он вышел из-за пустой бочки.
   - Остаёшься?
   - Вот ещё! Вы меня тут в клетку посадили. Не летай, ходи по двору. У меня, между прочим, в Москве, есть пара воронушек с низкой социальной ответственностью. Пришло время, впустую, не каркать им, а яйца высиживать. Будет мне кому рассказать о том, что происходило здесь! Так что я с вами!
  
   Поездка опять отложилась. Долго обсуждали художественное восприятие нарисованного. Переделывали, улучшали. Получилось что-то среднее между Джампером, Спринтером, Транзитом и Газелью. Отметили удачное превращение.
   Утром энтузиазм угас. Кривоватенько получилось, но переделывать не стали.
  
   Это было шоссе, лес на обочине, а никак не проспект Мира в Москве, за которым наблюдал генерал де Голль со своего постамента у гостиницы "Космос".
   - До меня, наконец дошло. - Пробормотал, оглядевшийся по сторонам Санёк. - Эти вагончики искажают перемещение.
   - И где же мы? - Недовольная Рита, начала рыться в сумке, надеясь найти свой смартфон. Нашла, но он оказался разряжен. - У тебя-то твой как?
   - Да тоже никак. Мне Тихон отдал свой фотоэлемент для зарядки. Но сейчас то ли очень рано, то ли, наоборот, очень поздно. Может попробуем авто изобразить, поедем хотя бы в ту сторону до первого указателя. Ни одного баннера. Около Москвы такого не бывает!
   - Извозчик, заснул? - Тронул Тихон за плечо Саню. - Пока никого нет, погоняй коней.
  
   Санёк, не рассчитав скорость, погнал, аж со свистом где-то в десяти-пятнадцати сантиметров над асфальтом. И баннеры замелькали и селенья.
   - Тормози!
   Саня остановился прямо на развилке. "Мансурово" прочитал он на одном указателе. "Кострово" - на другом.
   - Это же Новая Рига! - Удивилась Рита. - Я тут несколько лет назад в газпромовском санатории была. Давай к их воротам езжай, как будто на машине, а я оттуда такси вызову. Не на электричке же! А тебя куда доставить? Денег должно хватить!
   - Меня к электричке! Тут есть остановка "полтинник" у меня там знакомый должен обитать. Не таскаться с этим по Москве!
   - Да я тебя довезу! - Предложила Рита.
   - Куда довезёшь? У меня "Ивеко" на стоянке. Прыгаю в него и в Крым. Пока ещё лето. А на обратном пути, уже заеду к нему и заберу всё.
   - Хотели же стол-самобранку проверить! - Практично заметила Марго. - А то получится и здесь никак и там его нет!
  
   Разложили столик, попробовал каждый. Ничего, ни у кого, хоть как-то, совсем не получилось.
   - Ну вот. Все эти чудеса остались только в сказках. - Констатировал Тихон. - Были, но исчезли, что-то на Земле перестало включаться. А ты ворон со мной?
   - Ну а я... - закаркал ворон, а Карпин перевел, - пожалуй вылезу здесь. Не моё это, да и надоело шастать с вами по разным мирам. Хочу обрести гнездо. Это место мне подходит.
   Тихон раскрыл дверь, ворон вылетел, повернулся к ним, прощаясь, помахал крыльями и, не спеша, начал набирать высоту.
   - Так и мы может...
   - Нет Саня, не может! Здесь радаров видимо-невидимо. Зачем непонятно-странным людей смущать. Прощаемся здесь, потому что разгружаться надо быстро и времени на обнимания и сопли больше не представится.
  
   Дождями, ветрами, облачностью отличалось это лето. Начал накрапывать дождик. Патрульные стоявшие у въезда на "Ригу" увидели, как что-то промелькнула мимо них и скрылось под эстакадой. Они тоже не остались в долгу. И уже к Мансуровской развилке догнали странный фургон. Тот стоял, словно размышляя, куда свернуть.
   - Ничего не горит! Электрика сдохла.
   - Бросили и убежали!
  
   Они перегородили фургону дорогу. Как только полицейские покинули свою машину, фургон резко подскочил над ними и растаял в лучах восходящего солнца.
   - И что это было?
   - Ничего не было. Мы этого не видели. Не поверят, а по кабинетам затаскают. Не хватает, чтобы нас ещё долбанутыми признали.
   - Логично! Смену сдадим тяпнем как следует! Надо же, что такое померещилось, хотя и было наяву!
  
   10.
   Накупавшийся Карпин обсыхал на песке. Пляж находился рядом с поворотом, у которого Евпаторийское шоссе переходило в Симферопольское. Туристов было мало, а места было много. Стоянка наполовину пуста. Сюда, обычно, приезжали купаться местные из Саки или Симферополя, но это по выходным. Пищу готовил сам, спал в фургоне и был счастлив. Осталось только, на обратном пути в Керченском проливе, с затопленной баржи, напротив Больничного городка, мидий поотрывать и пожарить на листе железа, выдавливая на них лимонный сок.
  
   Панама закрывала лицо, чтобы оно не обгорело, поэтому он не заметил тени на своём теле, от подошедшего к нему человека.
   - Ты ли это Тихон Карпин? - Тихо и вкрадчиво спросили его. - Свалил в рай, а теперь вернулся?
   Он приподнял панаму и посмотрел на говорившего.
   - Рита?
   - Заяц, заяц! В "Ну погоди" играешь?
   - Да... я... растерян... не ожидал как-то...
   - Я тоже рванула к морю. Сам знаешь, в Москве ливни, град... а тут тепло, тут яблоки!
   - Как ты меня нашла?
   - С помощью матанализа. Выявила твою психологическую синусоиду, добавила поправку на интеграл, подняла градус, определила вектор, убрала поправку на деферент, добавила дифференциал, откинула дискриминант и получила директриссу. Остальное Гугл попросила сделать!
   - Вот что значит правильное образование и вовремя полученное. А на самом деле зачем ты здесь?
   - У меня к тебе важная новость. Ты будешь отцом!
   - От кого отцом! - Растерялся Карпин. - У кого отцом? Не так! Этого не может быть!
   - Может! Два раза проверялась!
   - Ты? - Рассмеялся он. - У нас же ничего не было!
   - Это ты так думаешь. Когда родится проведёшь генетическую экспертизу. Но я тебе напомню сейчас. Помнишь, когда в пещере первый раз на тебя свалился Санёк? Вот тогда я и воспользовалась твоей беспомощностью, да и у меня благоприятный был момент для зачатия. Не веришь?
   - Тебе, сейчас, как раз верю. А себе нет! А зачем это надо было?
   - Я не собираюсь к тебе предъявлять что-то. Хочу, чтобы ты просто знал. Я сама себе выбрала такого мужчину, от которого захотела родить, а не от кого попало. Ты должен гордиться тем, что мой выбор пал на тебя!
   - Не ожидал такого коварства, но горжусь.
   - Не переживай, плод здоровый. Как рожу свалю к Саньку, туда, на тот свет! Ты уже старенький и ленивый чтобы с детьми возиться.
   - На таких условиях я согласен быть отцом нашего ребёнка. - Он схватился пальцами рук за плавки.
   - Неужели возбудила?
   - Нет. Молнию на кармашке заело. - Он расстегнул карман и, достав, оттуда пакетик и подбросил вверх. - А это тебе!
   Она поймала его левой рукой и раскрыла.
   - Это мне? Неплохое кольцо. Надо же? Впору! Ты так мне предложение делаешь?
   - Вроде того! Я старый солдат и не знаю слов любви...
   - Не покатит!
   - Почему?
   - По кочану! Мне ли это? Или ты всем такие презенты подкидываешь?
   - Внутри прочитай!
   Она стянула кольцо. - Рите. Другу, товарищу и? Рай 2107г.
   - Тут ошибка!
   - Кто без недостатков, пусть в меня кольцо бросит!
   - Быстро ты умеешь уговаривать беременных женщин! - Присела она рядом и обняла его за шею. - А почему держал в плавках?
   - Вдруг бы ты неожиданно вынырнула из воды? Это так романтично.
   - Согласна. Может весь процесс в воде повторим?
   - Эффект неожиданности потерян.
   - А как ты это предусмотрел?
   - Я не слишком рассчитывал, но предполагал, что такое может и быть! Поэтому, особо не парился. Помнишь Марго сказала... Принцип дзен: если проблема имеет решение -- то волноваться незачем, если решения нет -- то волноваться бессмысленно. А у меня: если появишься, зачем переживать, не появишься - в чём смысл дёргаться? А то у меня с жёнами, как-то получалось ... точнее не получалось... они были будущие шлюхи, а ты - бывшая!
   - Ещё раз так скажешь! - Показала она кулак. - Сам приёмчикам научил. Ты тоже бывший, я надеюсь, алкаш.
   - Судьба! - Одновременно произнесли они, повернулись друг к другу, но поцеловались чисто символически, еле коснувшись друг друга губами.
  
   - Если коротко резюмировать произошедшее, ты мне сделал предложение, я приняла его. Теперь мы семья. Так? Или ещё есть какие-то сомнения? Лучше сразу скажи, чем потом несуществующим хвостом вилять, мол ты, не правильно поняла...
   - Что-то я не понял?
   - Что тут понимать? Я тебе даю шанс отступить и сохранить своё лицо, даже в отношении меня. Я от тебя ни тогда, ни сейчас ничего не скрыла. Твои тайны меня не интересуют!
   - Если бы я сам не захотел, у тебя бы ничего не получилось. Слово офицера! Я имею в виду только военных, да и то не всех.
   - Тебе верю. Милый, мой замечательный муж. Не соизволишь ли ты пригнать мою машину с турбазы из под Питера. Сам понимаешь, я беременна, ну и всё такое... надо семейное гнёздышко устраивать...
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | М.Старр "Мой невыносимый босс" (Современный любовный роман) | | Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | А.Минаева "Леди-Бунтарка, или Я решу сама!" (Любовное фэнтези) | | Е.Ночь "Умница для авантюриста" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"