Ларин Виктор Николаевич: другие произведения.

Экшн

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:

  На опушке я обнаружил стог сена. Лучшего места для ночлега найти было невозможно. Но с той стороны стога, к которой я подошёл, стоял такой запах, словно здесь жила та самая свинья, которую сегодня оприходовали молодцы Робин Гуда. Пришлось зайти с другой стороны. Там был полный порядок. Опасаясь ночевать внизу, я вскарабкался на стог, зарылся в сено с головой и провалился в небытие.
  
  ***
  - Да, сэр, он в этом стогу, - голос доносился откуда-то издалека, но был слышен отчётливо.
  - Точно, ваша светлость, - поддержал его другой не менее чёткий голос, - он в этом стоге. Наши люди вчера вечером видели, как он выбрался из леса. Да и следы ведут прямо к нему.
  "О, Боже! Снова влип! - пронеслось у меня в голове. - И кто же меня выследил? Что им нужно? Эх, проспал! Что делать?"
  Пока голоса звучали довольно спокойно. Может обойдётся? Я лежал, не двигаясь, прислушиваясь к каждому звуку.
  Где-то неподалёку всхрапнул конь, и третий голос произнёс:
  - Ну, и что будем делать?
  Этот голос звучал весьма странно, словно из пустого ведра.
  - Ваша светлость, - снова раздался первый голос, - давайте мы выгоним его из стога в поле, и вы просто поднимете его на копьё.
  - А если он бросится в лес? - спросил голос, принадлежавший, вероятно, той самой светлости, которая должна была поднять меня на копьё.
  Он-то и звучал из пустого ведра.
  - А мы выставим возле леса цепочку воинов, и они повернут его назад, - предложил первый.
  - Хорошо, - отозвалась из ведра его светлость. - Но как его выгнать из стога?
  - Мы можем поджечь стог с помощью луков, - обрадовал меня первый голос. - Пучок горящего сена на конце стрелы - и он ваш. Посмотрите, какое сухое сено. Оно вспыхнет мгновенно.
  - Гы-гы-гы! - заржал второй голос. - Если он не захочет выскочить из стога, то просто превратится в жареную свинью!
  Несколько лужёных глоток дружно поддержали смех, вызванный этой тупой шуткой садиста.
  - Стойте! - испугано заорал я во всё горло и начал выкапываться из сена. - Стойте! Я сдаюсь!
  В ответ раздался громкий конский топот, заглушаемый криками, полными ужаса. Я высунул голову из своего укрытия и огляделся. По полю прочь от стога, в котором я провёл ночь, во все стороны неслось десятка два всадников. Одеты и вооружены они были по - разному, но всех их объединял ужас, звучавший в их голосах и призывы к Всевышнему помиловать их души.
  Всего через несколько минут неизвестные, желавшие нацепить меня на копьё или поджарить, превратились в едва заметные точки на горизонте. Лишь четверо из них, отдалившись метров на пятьсот, остановили коней и начали истово креститься, глядя в мою сторону. Затем один из них поднял над головой лук и что-то прокричал. Я не видел поблизости никого, кому могли быть адресованы его телодвижения и крик. Оставалось предположить, что он обращался ко мне.
  Жестами я попытался объяснить ему, что ничего не слышу. Вероятно, он меня понял, поскольку очень медленно, направил коня к стогу. Немного приблизившись, он заорал громким голосом, в котором, тем не менее, слышался страх:
  - У меня стрелы с серебряными наконечниками, оборотень! И я не промахнусь!
  - Сам ты оборотень, - буркнул я. Затем исказил лицо улыбкой, помахал отважному воину рукой и прокричал в ответ. - Я не оборотень! Я бард!
  - Бард? - в вопросе человека, державшего меня под прицелом стрелы с серебряным наконечником, звучало сомнение. - Тогда осени себя крестным знаменем!
  Пожалуйста! Хоть сто порций. Я трижды перекрестился и даже отвесил поклон борцу с оборотнями. Это несколько разрядило обстановку. Во всяком случае, храбреца перестало колотить от страха, и к нему начали подтягиваться другие участники представления. Один из них в отличие от остальных был полностью упакован в железо. Даже голова его скрывалась под стальным шлемом. Вероятно, этот броненосец и был той самой светлостью, которая собиралась поднять меня на копьё. А причиной его странного голоса был шлем, являвшийся по существу металлическим мини ведром.
  - Поклянись, что ты не оборотень! - прокричал железный человек, видимо, всё ещё испытывая сомнения в чистоте моей души.
  - Мамой клянусь! - заорал я в ответ.
  - Нечистый! - рявкнул броненосец. - Богохульник! Как ты смеешь так говорить про нашу Святую Мать!
  Эти слова предводителя отряда умалишенных окончательно вывели меня из равновесия. И я сорвался. В прямом и в переносном смысле.
  - Да пошли вы! Плевал я на вас и мать вашу! Оборотень я! Оборотень! - заорал я благим матом и от злости даже изо всех сил топнул ногой, не подумав о том, где нахожусь.
  - Матерь Божья! - взвизгнул броненосец в тот момент, когда я после опрометчивого удара ногой внезапно провалился в стог.
  В этот же миг мои ноги коснулись чего-то твёрдого. Это твёрдое рванулось в сторону и, завизжав громче броненосца, помчалось прочь.
  Вновь выбравшись на поверхность, я увидел бегущего по полю огромного кабана и бросившихся от него в разные стороны троих всадников. Четвёртому повезло меньше. Свалившийся с коня броненосец лежал на земле неподвижной грудой металлолома, весело поблескивавшей в лучах солнца, а его конь гарцевал далеко в поле.
  Когда я с трудом спустился со стога и подошёл к упавшему, то услышал, как этот железный человек что-то невнятно бубнит. Не имея возможности перевернуться, он лежал, уткнувшись забралом в изрытую копытами и щедро усеянную конскими яблоками землю. А потому разобрать, что он бормочет, было сложно. Однако, прислушавшись, я понял, что это молитва. Прошло минут десять, но рыцарь всё не унимался.
  - Ваша светлость, - прервал я его словоизлияния, потеряв терпение, - вам помочь?
  - Изыди, оборотень! - в ужасе заверещал незнакомец.
  Теперь никто не мог помешать мне спокойно покинуть поле брани, на котором я одержал славную победу над двумя десятками воинов. Но куда мне идти? Я ведь даже не представлял, где нахожусь. Если же я помогу этому благородному рыцарю, то он, глядишь, в свою очередь поможет мне. И потому, вздохнув, я продолжил наш милый диалог.
  - Ваша светлость, изыдти я, конечно, могу, но кто тогда поможет вам? Ведь все ваши люди разбежались. Это, во-первых, а во-вторых, никакой я не оборотень, а бард.
  Я решил придерживаться этой версии как наиболее подходящей для объяснения того, почему я здесь оказался.
  - Лжёшь, исчадие ада! - вновь завыл рыцарь. - Я собственными глазами видел, как ты только что обратился в кабана!
  Похоже, что от удара о землю его голова пострадала гораздо сильнее, чем какая-либо другая часть тела. Стараясь держать себя в руках, я коротко изложил незнакомцу, находившемуся внутри груды металлолома, своё видение ситуации. Сводилось оно к тому, что совершенно случайно мы с кабаном, на которого слуги рыцаря организовали охоту, выбрали один и тот же стог для ночёвки. И всё случившееся - чистое недоразумение.
  Поверженный в прах рыцарь помолчал несколько минут, после чего изрёк:
  - Переверни меня на спину, я хочу удостовериться в том, что ты не оборотень.
  Я попытался выполнить его просьбу, но безуспешно. Мало того, что рыцарские доспехи весили не один пуд, так я ещё чувствовал себя жутко уставшим после вчерашнего похода по лесу. К счастью я обнаружил неподалёку то самое копьё, на которое его светлость собирался меня нацепить. Используя его древко в качестве рычага, я смог перевернуть рыцаря на спину. Правда, сделать это мне удалось только с третьей попытки. Две предыдущие закончились тем, что я лишь откатил железного человека по земле, щедро удобренной конями, на несколько метров в сторону. Перевернув, наконец, броненосца на спину, я сумел усадить его, подперев спину его же копьём. Сквозь узкую щель забрала на меня уставились два свирепых глаза.
  - Поставь меня на ноги! - рявкнул рыцарь.
  Мне определённо не нравился такой тон пострадавшего. У меня мелькнула мысль о том, что, может быть, стоит оставить его светлость ржаветь здесь до тех пор, пока кто-нибудь не сдаст его в утиль. Однако я поскорей отогнал эту мудрую мысль и постарался быть предельно терпеливым.
  - Ваша светлость, осмелюсь сказать, что этого делать не стоит. Ведь идти в доспехах вы всё равно не сможете, а вот ещё раз упасть - это запросто.
  Рыцарь снова надолго замолчал. О том, что он не спит, свидетельствовали раскрытые глаза. Значит либо его, действительно, контузило при падении, либо он тугодум от рождения. Но в том и в другом случае радости было мало. В конце концов, я всё-таки сумел убедить этого заторможенного мыслителя в необходимости распаковаться чтобы покинуть сие место. Пока я освобождал его из железного заточения и уговаривал спрятать тяжеленые латы в стог, а не тащить с собой, времени прошло немало. Наконец бывший броненосец был подготовлен к пешему переходу. И мы тронулись в путь.
  Рыцарь шёл, а точнее ковылял, словно больная утка, первым. Я предполагал, что он из местных, и предоставил ему право самому выбирать направление. Мы неспешно добрались до опушки леса и двинулись вдоль неё по едва различимой в траве дороге. При этом ни один из нас не проронил ни слова. И здесь далеко позади раздался конский топот.
  Это была тройка воинов, ретировавшихся при виде моего обращения в кабана. Сейчас они тоже не проявляли особой храбрости, вероятно, опасаясь, что я повторю свой трюк. А потому гарцевали на почтительном расстоянии от нас явно готовые ринуться прочь при малейшей опасности. И лишь властный взмах руки хозяина заставил слуг осторожно приблизиться к нам.
  Его светлость был немногословен.
  - Взять его! - рявкнул он, ткнув в мою сторону пальцем, перепачканным землёй и органическими удобрениями животного происхождения.
  Слуги сделали это с огромным удовольствием, скрутив меня кожаными ремнями. Всё было столь неожиданно, что я смог лишь произнести чуть слышно:
  - За что, ваша светлость?
  - Тебя, оборотень, мы сожжём в воскресенье на костре в Нотингеме!
  - Но я не оборотень, я бард!
  - Если ты, действительно, бард и чист перед Всевышним, огонь не затронет твоей души, и она вознесётся в рай, - успокоил меня рыцарь.
  Шок был полным. Мой мозг просто отключился, а возможно, даже и умер на какое-то время. Очнулся я от холода, пронизывавшего всё тело. Первой была мысль о том, что я уже мёртв. Иначе, почему мне так холодно? Однако, оглядевшись по сторонам, я начал сомневаться в своей смерти. Похоже, что это удовольствие мне ещё предстояло испытать на костре.
  В жалких остатках света, проникавших через решётку оконца, находившегося под самым потолком, я смог рассмотреть, что сижу на полу тюремной камеры. Мне не раз доводилось читать описание таких специфических помещений. Моё место заточения вполне соответствовало этому описанию. Отличие было в одном: отсутствовала охапка гнилой соломы, и крысы просто бодро копошились прямо на голом полу. При виде их я шарахнулся к двери и сделал это очень своевременно.
  В двери открылось небольшое окно, и на меня уставилась страшная бородатая рожа, украшенная шрамом во всю щёку.
  - Дейзы къють, - прошепелявил незнакомец. - Твои дъюзья будут здать тебя у гоядской стены.
  Сквозь решётку окна просунулся огромный дверной ключ. Чисто автоматически, я взял его и замер в полном удивлении. Какие у меня здесь могут быть "дъюзья"? Ведь тут меня никто не знает. У какой "гоядской" стены? Но бородач, сделавший мне этот странный подарок, уже исчез, так что вопросы задавать было некому.
  Тем не менее, ключ - это мой шанс избежать аутодафе. Я уж было вознамерился открыть им дверь камеры, как вдруг окно в ней вновь распахнулось. Это был всё тот же бородатый незнакомец.
  - Съись, музык, къють вейни! - с угрозой в голосе произнёс он.
  - Это почему же? - полюбопытствовал я.
  - Осиботька высья. Ты зе не гьяф Хантингдонский?
  - Нет, не граф, - чистосердечно признался я. - Я бард.
  - Ну!
  - Что ну?
  - Ну, знатит кьють я не тому отдай! Вейни къють.
  - Да кто ты вообще такой, что ходишь тут, то раздаёшь ключи, то отбираешь?
  - Я гоядской паять.
  - Городской паяц?!
  - Да не паяц, а па-ять! - прорычал бородач по слогам.
  - Чего паять? - не понял я.
  - Да не паять, а па-ять! - взбеленился незнакомец, и шрам на его лице посинел. - Гоявы я юдям юбъю! Поняй?
  - Нет, не понял. Головы людям любишь? Это как?
  - Вот завтъя тебя на костъе созгу, тогда поймёс! - яростно прорычал "паять".
  - А, так ты палач, - догадался я. - Так бы сразу и сказал. А то паять, паять.
  - Я так и сказай, - вздохнул палач. - Пьёсто у меня пьяизносение такое. С таким пьяизносением тъюдно быть паятём. Один теявек обестяй выетить меня за десять зоятых. А дъюзья гьяфа посуии мне тъидцать зоятых, есьи я помогу ему збезать. Будь дъюгом, вейни кьють! Тебе зе всё явно. Тебя завтъя созгут на костъе за то, сто ты сеифу Нотигенмскому охоту на кабана испойтий. Я узе и дъява подготовий. Хоёсие, беёзовые, так сто ты быстъя сгоис. Ну, а мне есчё яботать и яботать. Вейни къють.
  - Я подумаю, - проворчал я обиженно.
  - Думай, - согласился "паять".
  - А ты пойди займись чем-нибудь, пока я думать буду. Например, топор поточи.
  - Мой топой всегда остъий! - с угрозой в голосе произнёс бородач.
  - Будешь стоять над душой, - ключа не получишь!
  Окошко с грохотом захлопнулось, и палач удалился, что-то негромко шепелявя.
  Мои раздумья были тягостны. Спасти, пожертвовав собой, благородного разбойника, защитника бедняков - это одно. А спасти главаря той дикой вольницы, с которой мне уже довелось столкнуться, - это совсем другое. И вдруг я с тоской понял, что если это ключ от камеры Робин Гуда, то в любом случае мне он помочь не сможет. Трясущимися руками я вставил громадный ключ в замочную скважину и попытался повернуть его. Никакого результата. Я взвыл от бессильной злобы, налёг на ключ изо всех сил и - о чудо! Дверь открылась! Так что же это получается? Либо палач что-то напутал с ключом, либо эта универсальная кочерга способна открывать все замки в тюрьме?
  Я поскорей покинул камеру. Буквально шагов через пять в стене обнаружилась точно такая же дверь, как и в моей темнице. Попытка открыть её с помощью волшебного ключа сразу же дала положительный результат. Этому могло быть только два объяснения. Либо кузнец, ковавший эти замки, не отличался богатым воображением и смог сварганить для всех камер замок только одного типа. Либо тюремная администрация сэкономила на запирающих дверных устройствах и закупила оптом партию однотипных замков. И я пошёл вдоль коридора, сочетая приятное с полезным.
  Приятным было то, что я дарил людям свободу. Судя по тому, как я оказался здесь, вряд ли среди узников этой тюрьмы могли быть настоящие преступники. А полезным было то, что людей в коридоре становилось всё больше и больше. Сдержать такую толпу было просто невозможно.
  Возле одной из камер мне пришлось задержаться дольше чем возле других. Как только я открыл её, в коридор с удивительной ловкостью выскользнул высокий широкоплечий парень лет тридцати, русоволосый, с короткой бородкой.
  - Здорово, чувак, - приветствовал он меня. - Ты что ли палач в натуре?
  - Нет, - осторожно отозвался я. - У меня другая специальность.
  - А-а, пыточник, - догадался незнакомец. - Калёным железом меня жечь пришёл?
  - Да нет, - начал я оправдываться. - Я здесь случайно оказался. Вот хожу, людей на волю выпускаю.
  - А палач где? - удивился парень.
  - Понятия не имею, - его вопросы начинали меня напрягать.
  - Братва маляву прислала, что меня палач выпустит. А тут ты. Ты кто в натуре?
  После этих слов я понял, с кем имею дело.
  - Я бард. А ты, как я понимаю, Робин Гуд? Твои друзья должны ждать тебя возле городской стены.
  - Замётано, - хлопнул меня по плечу Робин. - Так ты тоже с кичи откинулся? Давай вместе отсюда слиняем, - и он уверенно направился по коридору к выходу.
  Я с трудом уловил смысл сказанного, но, тем не менее, понял, что его предложение меня вполне устраивает. Я не представлял, где нахожусь, и выбраться на свободу самостоятельно мне было весьма проблематично. А с помощью человека, в котором чувствовалась уверенность и сила, пусть даже сдобренная (или отравленная?) уголовным жаргоном, сделать это будет гораздо легче. Тем более, что где-то за стенами тюрьмы его ждали "дъюзья". Я всучил ключ какому-то парню, проходившему мимо, и бросился вслед за Робин Гудом.
  У выхода, где коридор несколько сужался, образовалось столпотворение. Причиной его были те, кто решил остановить людей, получивших свободу. Впереди с гадкой ухмылкой на лице стоял здоровенный шкаф с алебардой наперевес. За его спиной, небрежно опершись на мечи, стояли два таких же красавца. Я сразу узнал эту троицу. Именно они по приказу шерифа скрутили меня и доставили в тюрьму.
  Робин Гуд, непринуждённо расшвыривая людей, попадавшихся на пути, приблизился к охранникам. Я едва поспевал за ним. Подойдя к доблестным воинам, граф Хантингдонский, не говоря ни слова, вцепился обеими руками в алебарду и с профессиональной ловкостью ударил охранника лбом по голове. Жизнь шкафу спас его железный шлем. Не будь у него на голове этой железяки, череп его раскололся бы подобно скорлупе пустого ореха, о чём свидетельствовала глубокая вмятина на шлеме. А так он всего лишь оказался в нокауте и отделался сотрясением мозга, если конечно таковой в этом шкафу имелся. Не выпуская алебарды из рук, Робин начал поворачиваться к двум другим жутко побледневшим охранникам. Но я опередил его. У меня были с ними свои счёты, и потому я повёл себя более жестоко, чем граф Хандингдонский.
  - Узнаёте? - спросил я, стараясь максимально наполнить свой голос ужасом.
  - Ка-ка-ка...- начал один из внезапно позеленевших от страха слуг шерифа, толи желая произнести слово кабан, толи желая что-то другое. Второй же, разинув рот, лишь молча хлопал глазами.
   - Сейчас я превращусь в волка, - продолжил я, переходя на зловещий шёпот, - и порву вас, как Тузик белку.
  Для полноты эффекта я хотел ещё добавить, что после этого они тоже превратятся в оборотней, но не успел. У первого охранника закатились глаза, и он неподвижной тушей рухнул на пол. Второй же оказался более стойким. Упав, он успел дважды энергично дёрнуть правой ногой, прежде чем потерял сознание. Путь к свободе был открыт.
  - Так Белку Тузик порвал? - спросил Робин, перешагивая через бренные тела охранников. - А братва на Лохматого грешила. Надо эту тему перетереть.
  Я ничего не понял из его слов, но мне было совершенно не до этого. Я стремился как можно быстрей удалиться подальше от того места, где меня хотели сжечь на костре только за то, что я случайно провёл ночь в одном стогу с кабаном.
  Во главе радостной толпы бывших узников Нотингемского шерифа мы пересекли тюремный двор и оказались перед солидными деревянными воротами, окованными железом. В тот же миг откуда-то справа донёсся топот ног и громкие крики. Из небольшой каменной будки, вероятно, служившей караульным помещением, выскочили четверо стражников, вооружённых алебардами. Сзади их бодро подгонял толстяк, державший в руке огромный меч.
  Но стоило Робин Гуду махнуть в сторону охранников своей алебардой и рыкнуть что-то нечленораздельное, как вся отважная четвёрка, побросав оружие, кинулась обратно. Сбив с ног толстяка, они укрылись в караулке и захлопнули дверь. Поднявшийся на ноги толстяк кое-как доковылял до будки и начал колотить в толстую дубовую дверь рукояткой меча, умоляя впустить его и клянясь, что он больше так не будет.
  Не обращая никакого внимания на разыгравшуюся возле караулки трагическую сцену, Робин подошёл к воротам и попытался их открыть. Но они оказались запертыми. Недолго думая, граф засунул алебарду под одну из створок и налёг на неё. Рычаг сработал великолепно. Створка сорвалась с петель и грохнулась на мощёную камнем мостовую, увлекая за собой вторую половину тюремных ворот.
  Когда пыль, поднятая рухнувшими воротами, рассеялась, моему взору открылся лабиринт узких улочек, зажатых рядами грязных полуразвалившихся домов и усыпанных нечистотами. Дополняли эту милую картину тощие облезлые псы, тут и там ковыряющиеся в отбросах, а также стойкий запах гниющей органики.
  Ну, и где же здесь городская стена? Да и вообще, где город? Неужто это скопище тонущих в мусоре странных построек здесь принято называть городом? Нет, всё-таки я поступил очень мудро, отправившись следом за графом Хандингдонским. Самостоятельно я бы из этой клоаки не выбрался. Конечно, я не испытывал большого желания вновь оказаться в Шервудском лесу и уж тем более в Локсли-Холле. Тем не менее, отставать от обретшего свободу вожака браконьеров и грабителей я не собирался.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Дефо "Зять для папули" (Подростковая проза) | | Е.Васина "Клуб "Орион". Серенада для Мастера." (Современный любовный роман) | | О.Гринберга "Чужой мир - мои правила" (Юмористическое фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Любовное фэнтези) | | Л.Тимофеева "Заклятье для неверной жены" (Юмористическое фэнтези) | | В.Лошкарёва "Хозяин волчьей стаи" (Любовная фантастика) | | Н.Яблочкова "Академия зазнаек или Попала в дракона!" (Попаданцы в другие миры) | | М.Акулова "Вдох-выдох" (Любовные романы) | | Н.Мондлихт "Лунная дорожка в неизвестность" (Любовное фэнтези) | | Н.Мамаева "Академия темных властелинов" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"