Латышева Ирина Вячеславовна: другие произведения.

Три меча

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если тебя нашли на берегу моря, это не значит, что твоя мама русалка... Если тебя удочерила королевская семья, еще не факт, что жить ты будешь долго и счастливо...


Три меча

Книга первая

"Три меча"

Сердечно благодарю

А.Гурьянова, Е. Самойленкову и Zerginwanа

за помощь в создании некоторых героев

предварительную правку текстов

Часть N1

Глава N1

Находка в лесу

   Большая, белоснежная кошка легко и почти не слышно прыгнула на краешек вместительного, солидного бюро заставленного разнокалиберными сосудами и коробочками с разноцветными жидкостями и порошками.
   - Осторожнее, Иса, - не отрываясь от смешивания жидкостей, предупредила черноволосая женщина, - Опрокинешь что-то, и до конца луны будешь ходить цветной, или даже разноцветной.
   Кошка обижено дернула роскошным пушистым хвостом, красоте и пышности которого могли позавидовать все скунсы и павлины-альбиносы вместе взятые.
   - М-рр... И ш-што я р-разливала р-раньше? - возмутилась она.
   Говорила кошка не как мультяшные животные - шевеля ртом. Слова рождались в том же месте, что и, привычное нам, мурлыканье, то есть в неизвестном, современной науке, отделе кошачьего горлышка.
   Осторожным шагом, но с гордостью дефилирующей звезды модных журналов, кошка прошла по самому краю столешницы и невесомым облачком перепрыгнула на спинку кресла, в котором сидела хозяйка.
   - Как там наша гостья?- спросила женщина, не отрываясь от своего дела.
   - П-рр-оснулась, - промурлыкала кошка, с вниманием знатока наблюдая за химической реакцией в стеклянной бутылочке, куда женщина теперь по щепотке добавляла сверкающий желтый порошок.
   - Ты её обследовала?
   Кошка шевельнула хвостом, словно кивнув:
   - Внут-ррр-енние ор-рганы здо-рр-овы. Но пр-р-риблуда вредная... Меня не пр-рилас-с-скала, - промурлыкала Иса и опять обижено тряхнула хвостом, которым мастерски выражала все эмоции от бурной радости, до такого же бурного негодования.
   -Ну, Иса, солнышко, - постаралась успокоить расстроенную кошку женщина, - Ты же знаешь, во-первых, существуют люди вообще не любящие кошек. Во-вторых, может, у нашей гостьи силы нет, чтобы руку поднять и тебя погладить. Ты же видела, какая она худенькая и бледная. Кто знает, сколько она по лесу бродила и когда последний раз кушала. А может быть еще множество причин игнорирования такой красавицы как ты.
   Женщина закрыла бутылочку плотной пробкой, взяла капризулю на руки и почесала за ушками. Кошка довольно замурлыкала и потерлась о щеку хозяйки.
   - Лекарство для восстановления я сделала. Сейчас уберу тут, и пойдем к твоей находке знакомиться.
   - Перша, я прогуляюсь с утречка? - опять закапризничала кошка, - Три дня дежурю у приблуды...
   Слова с буквами "р", "с" и "ш" Иса проговаривала с мурлычаще-шипящим эффектом. Из таких слов в основном и состояла речь кошки, поскольку, именно их ей легче всего было говорить.
   - И ты не хочешь узнать причину её равнодушия к тебе? - подначила женщина.
   - Ты её к вечеру в порядок приведешь и проверю.
   Не поддалась на соблазн кошка и легко перепрыгнула на подоконник открытого окна.
   - На ужин что будешь, гуляка? - засмеялась Перша.
   - Курочки оставь...
   Послышалось уже со двора. А через мгновение белоснежная комета уже перелетала через живую изгородь.
   Женщина, прибрала со столешницы бюро, напоминающего маленькую химическую лабораторию, все баночки, коробочки и бутылочки. Потом, прикрыла его крышкой, похожей на деревянные роллеты. Дотронувшись пальцами до некоторых мест на инкрустации крышки, Перша активировала магический код защиты, который позволял защитить бюро как от чужих людей, так и от форс-мажорных случаев внутри лаборатории.
   Прихватив бутылочку с лекарством, женщина поспешила к пациентке.
  

Глава N2

Пробуждение

   Первое, что она увидела, открыв глаза, была кошка - большая, снежно-белая, с чудесным пушистым хвостом и зелеными глазищами. Кошка прошлась сначала вдоль неё, потом легонько, как перышко, потопталась по ней, и, громко мурлыча, начала тереться по руке маленькой, аккуратной головкой. Но погладить кисульку не было ни сил, ни желания. Больной вообще ничего не хотелось... Стоило только закрыть глаза и память возвращала бедняжку в прошлый ужас. Смерть родителей, суд, тюрьма, зловонная клетка в которой её везли неделю к границе королевства.... Выталкивая заключенную из клетки, солдаты еще раз предупредили: "Только попробуй вернуться и любой, кто встретит тебя на землях Флореньи, будет иметь право сдать тебя властям. А те - повесить на первом же суку". Не оставив ей даже корки хлеба, тюремщики вернулись назад. Потом был лес. Измученная заключением, голодная и холодная она шла сколько могла. Где она упала и, что было дальше, она не помнила.
   Помурлыкав еще немного и не получив ласки, кошка гордо, как оскорбленная королева, вышла из комнаты через приоткрытую дверь.
   На какое-то время в комнате опять поселилась тишина. Только где-то далеко в доме шел негромкий разговор. Больная осмотрелась. Комната, в которой она лежала, была небольшой, но чистой и светлой. Белые стены украшены рукодельем, сухими букетами в деревянных рамочках, парочкой небольших картин. Но цветы выглядели так, словно их сегодня сорвали, а картины хотелось потрогать, чтобы убедится в том, что это рисунок. Легкие занавески солнечно-желтого цвета на окне были на половину задернуты, создавая полутень на кровати. Мебели в комнате было не много: старенький гардеробный шкаф, небольшой стол у окна и пара стульев.
   Скрипнула дверь и в комнату вошла высокая, стройная, черноволосая женщина лет сорока. На её смуглом лице играла приветливая улыбка, а миндалевидные карие глаза светились добротой.
   - Доброе утро! - улыбнулась женщина и присела на стул рядом с кроватью, - Как Вы себя чувствуете?
   - Никак, - без какой-либо эмоции ответила пациентка.
   - Ну и это хорошо, - не сдавалась женщина, - Если нигде ничего не болит, значит, тело здорово. Будем лечить душу и настроение. А для начала может, познакомимся? Меня Перша зовут. А Ваше имя, какое?
   - Где я? - проигнорировав вопрос Перши, спросила больная.
   - Вы на ничейной территории, на границе между Флоренией и Арибским халифатом. Не бойтесь, Вас тут никто не тронет. Здесь часто прячутся те, кого ищут власти обеих стран. Иногда, бывает, и шальные люди приходят, но чаще политические беженцы. Я местная знахарка и травница. У меня охранная печать от всех разбойничьих групп, что тут живут. Я их лечу - они меня уважают. Не трогают и тех, кто под моей опекой находится.
   Больная облегченно вздохнула, но полное имя все же называть побоялась.
   - Меня Терра зовут. Я как Вы, Перша, говорите, беженка. Не сошлась взглядами с новыми властями Флореньи. Сидела в тюрьме. Потом выгнали из страны, без права вернуться.
   Терра почему-то не боялась рассказать этой красивой женщине часть правды. Но и говорить про остальное ей тоже не хотелось. "Промолчу пока. А там посмотрим" - решила она.
   Перша смотрела на Терру с сочувствием и пониманием.
   - Сейчас, дорогая, многие с новой флорейнской властью взглядами не сходятся... Как умер их король Эфензор, так и беда пришла в благословенную Флоренью, - вздохнула женщина и погладила пациентку по исхудавшей руке.
   Небольшая ростом, тонкокостная пациентка сейчас была похожа на скелет, обтянутый кожей. Острый подбородок еще больше заострился, щеки, казалось, касались друг-друга во рту. Возможно, кода-то она была миловидной, но сейчас от всей прелести остались только серые глаза под пышными ресницами и густые, длинные темно-русые волосы. Правда и те сейчас словно выцвели, потускнели...
   - Но давайте прошлое оставим в прошлом, о будущем подумаем завтра, - с улыбкой предложила Перша, - А сейчас решим главный вопрос. Кушать и пить хотите?
   Терра вдруг вспомнила, что пила она только в день, когда её оставили в лесу, случайно отыскав родник. А нормально ела только до ареста и заключения в тюремную камеру.
   Заметив голодный огонёк в глазах пациентки, Перша не ждала ответа:
   - Сейчас принесу теплый куриный супчик и воду, укрепляющее лекарство запить. Десять минут и я - тут, - пообещала она и, уже стоя в двери, добавила тепло, переходя на "ты", - Не бойся, теперь все будет намного лучше.
   Через десять минут Терра ела легкий куриный супок, приправленный целебными ароматными корешками с мягким белым хлебушком.
   - Я думаю, после тюремных "разносолов" мясо, даже куриное, тебе пока рано. Да и много кушать не стоит. Пусть желудок проснется, - щебетала Перша, кормя пациентку из ложечки, - А мяско мы сегодня Исе отдадим. Это кошка моя. Ты её уже видела. Белая такая, пушистая и, между нами говоря, капризная временами - жуть.
   Терра впервые за этот час слегка улыбнулась, вспоминая с каким видом кошка выходила из её комнаты.
   - Похоже, она на меня обиделась...- вздохнула девушка.
   - Ничего. У тебя есть шанс повернуть её хорошенькую мордашку в свою сторону, - засмеялась женщина, - Немножко лести, погладить спинку, почесать за ушками - и королева местных котов сменит гнев на милость. А вообще Иса - добрая. Тебя нашла в лесу. Парнишку, что у меня на травника учится, нашла и позвала на помощь. А уж он и принес тебя ко мне.
   Напоив пациентку укрепляющей микстурой и посоветовав ей подремать, Перша ушла по своим делам целительским и хозяйственным.

Глава N3

Пришедшая в шторм

  
   Терра не смогла заснуть, хотя по телу после супа и лекарства розливалась теплая, умиротворенная волна. Стоило ей задремать, и она снова видела самодовольную рожу сводного братца в момент, когда ей зачитывали приговор. Имя, данное ему на Празднике Рождения Ребенка, подходило братцу как вторая кожа. "Торнар" - выпало из ларца судьбы, с помощью которого во Флорении выбирают имена младенцам. А торнаром тут называли штормовой, все сметающий ветер. Конечно, родители могли выбрать и другое имя, но судьбу это не меняло. Оставалось попытаться смягчить её воспитанием ребенка и условиями жизни. Но как не старались родители, нанимая сыну-первенцу лучших учителей и воспитателей, мальчик рос капризным, мстительным и агрессивным. С возрастом эти черты лишь спрятались под маской изящных манер и ореолом благородного происхождения. Ему под стать оказалась и сестрица, появившаяся на свет двумя годами позже. Ларец Судьбы выбрал для неё имя Альстмер. Так назывался потрясающе красивый, но не менее опасный цветок. Сок его корня был одним из сильнейших ядов, при отравлении которым человек страдал галлюцинациями, часто со смертельным исходом. А запах цветка вызывал легкое опьянение. Поэтому выращивание альстмера строго контролировалось королевской цветочной гильдией. Поначалу родители радовались - дочери досталось красивое имя. Но со временем стали все заметнее и скрытый смысл имени. Под льстивыми, сладкими речами юной обольстительной красавицы скрывался ядовитый, мстительный характер подколодной змеи. Но, как и Торнара, Альстмер никто не решался ставить на место. Да и кому охота связываться с детками самого короля Флорении, потомками старинной династии Сонней. А молодой король Эфензор, недавно получивший корону от отца, старался оправдать его доверие и имя (защитник дома). В заботах о государстве и подданных, он видел детей только за завтраками или за праздничными обедами. Королева Альба, любившая детей на всю ширину, глубину и высоту своей необъятной материнской любви, баловала роднуличек сверх всякой меры. Спохватились родители только когда их двенадцатилетний сын плеснул кипятком в лицо горничной, случайно опрокинувшей чашку с чаем на дорогой ковер. Скандал замяли, горничную вылечил королевский маг, а с Торнаром провели строгий разговор с наказанием. Но это не дало особых результатов. Маленькие монстрики лишь глубже спрятали свои "зубки". Теперь они шалили или мстили так, что доказать их вину было невозможно.
   Терра появилась в монаршей семье пятью годами позже. Именно появилась, а не родилась. Так случилось, что королева Альба, как обычно, приехала рожать в своё приморское поместье. Она любила этот небольшой светлый замок, разместившийся на прибрежной скале, словно гнездо чайки. Тут родилась когда-то и сама королева. Погода в этом уголке Флорении почти всегда была солнечная и теплая. Даже дожди шли чаще ночью, чем днем. Ветерок приносил в замок ароматы соленой воды, душистых вечноцветущих роз и фруктовых деревьев. А море было ласковым и спокойным. Ничто не предвещало трагедии и этот раз...
   В тут страшную ночь молнии сверкали так, что казалось, еще немного и небо расколется как зеркало, тихая бухточка клокотала так, как будь-то волны захотели смести с берега и рыбацкий поселок, и замок на скале. В рыбацких лачугах молились о тех, кто был в море и поговаривали о демонах резвящихся сейчас там.
   А в замке разыгрывалась своя трагедия. У королевы начались схватки. Но то, что начиналось как положено, вдруг пошло не так. Как не старались лекари, повитухи и маг, приставленные к королеве, оживить малышку - ничего не помогло...
   На утро буря стихла. А на главной башне замка вывесили штандарт королевы с траурной лентой. Печальная новость мгновенно распространилась по побережью.
   Но забрав одного ребенка, буря принесла людям второго. На берегу бухты рыбаки нашли лодку с мертвой женщиной, прикрывающую собой маленькую девочку. Малютке не было еще и годика.
   - Небо шлет королеве утешение, - решили рыбаки и отнесли ребенка в замок.
   Так в семье монарха появился еще один маленький человечек.
   Терра (земля), а такое имя подарил малышке Ларец Судьбы, была очень спокойным и ласковым ребенком. Нянечки и служанки, в руки которых была отдана принцесса, не могли ею нарадоваться. Но королева в комнату приёмной дочери заходила крайне редко. Оплакивая родного ребенка, она не смогла принять Терру сердцем и душой.
   Пять лет пролетело для Терры как одна неделя. Светлое детство закончилось с появления в жизни Терры сводных сестры и брата.
   Поначалу Альстмер совершенно не волновало появление какой-то соплюхи во дворце. На наследство она претендовать никак не могла, разве что на титул с небольшим земельным наделом. А посему ей отводилась роль не более чем новой игрушки для матери с отцом - "Может хоть к нам с Торнаром меньше придираться будут...". Комнаты младенца располагались в противоположном от апартаментов Альстмер крыле. Ни плачь младенца, ни его игры совершенно её не беспокоили. При желании старшая принцесса могла месяцами не видеть приемыша даже издалека.
   Но однажды чудесным летним днем Альстмер сбежав от компаньонки, приставленной к ней, решила прогуляться к Лебяжьему озеру дворцового парка. Они с Торнаром должны были там встретиться, чтобы поставить силки на декоративных куропаток, водившихся в парке. Но вместо брата Альстмер увидела Терру в компании горничной, гувернантки и щенка. Дамы устроили на зеленой травке настоящий пикник. Щенок весело бегал вокруг маленькой принцессы, горничная подсовывала то щенку, то девочке лакомые кусочки, гувернантка по очереди ловила то собаку, то подопечную. Все четверо (считая собаку) просто светились счастьем.
   Альстмер просто бесило такое веселье прислуги. Но то, как они смели обращаться с принцессой (сидеть в её присутствии! Ужас! Дергать за косички и щекотать! Кошмар!! Да еще и кушать то, что ест принцесса!! Возмутительная наглость!!) раздражало не меньше. Прислуга у Альстмер ходила по струночке уже давно. Братец подсказал, как должна себя вести прислуга и помог с "дрессурой". И теперь никто не смел сидеть в присутствии Альстмер, говорить без разрешения и уж тем более есть из её тарелки. Но даже не это было самым возмутительным в этом пикнике. В пикнике присутствовала Радость и именно с большой буквы. Пикники, которые устраивали им с братом, были какие-то чопорные, скучные и похожие друг-на-друга: показательное фехтование на деревянных мечах Торнара со своим воспитателем с неизменной победой принца (так позволил бы Торнар учителишке его победить! Счаз-з-з! Если такой умный - иди охранников учи фехтованию), игра в мяч (вялое перекидывание мяча по кругу), кормление лебедей (Клюются гады! Зажарить бы всех на ужин!). Иногда удавалось повеселиться опрокинув соусницу на светлое платье гувернантки (не нарочно конечно...) или засунуть жука пачкуна за шиворот воспитателю (жук кусается , воняет, да еще и пачкает какой-то дрянью, которая смывается только мылом). Да и с животными, и у Альстмер, и у Торнара отношения не складывались... Щенки и котята, которых пытались дарить детям как родители, так и придворные льстецы, через месяц либо погибали от издевательств детишек, либо предпочитали удирать под мебель и другие в труднодоступные места только бы не попадать в руки детишкам. И теперь охотно играющий с Террой щенок вызывал у Альстмер прямо таки угольно-черную зависть. Она кожей чувствовала, что у неё появилась реальная конкурентка не только на любовь родителей, но и дворцовой прислуги. "Ну, погоди, приблуда-плебейка! Я научу тебя как дружить со слугами!"- прошептала Альстмер и поспешила к брату разрабатывать план мести.
   Через несколько дней вернувшаяся с прогулки Терра и её гувернантка с ужасом смотрели на разгромленную детскую комнату. Все животные: птицы в клетке, аквариумные рыбки, котенок и щенок, были мертвы. По комнатным растениям словно пронесся смерч, выдравший их с корнями из горшков, либо поломавший все, что не выдиралось. Самые любимые игрушки были сломаны. А на стенах комнаты красовались кроваво-красные разводы толи из краски, толи из крови. У Терры, которую гувернантка не успела отвлечь от этого ужаса, началась истерика. Сначала малышка рыдала в три ручья, а потом забралась под кровать и наотрез отказалась оттуда вылезать, продолжая плакать уже там. Как не хотелось, но пришлось об этом происшествии докладывать королеве.
   Весьма неприятную миссию поручили статс-даме королевы - леди Айрен. Эта миловидная, солнечно-рыжая зеленоглазая пышечка, с легким, но целеустремленным характером, взяла на себя большую часть вопросов быта в апартаментах королевы. Наём и увольнение прислуги, обязанности секретаря и роль задушевной собеседницы - все это входило в обязанности леди Айрен. Она, как самая давняя фрейлина и подруга королевы еще с юношеских лет, умела мягко и тактично указать королеве Альбе на её ошибки и правильно сообщить плохие новости.
   Леди Айрен нашла королеву в будуаре за чтением утреней почты. Легкий салатовый пеньюар удачно оттенял длинные золотистые волосы изящной женщины лет тридцати пяти. Небесные силы, создавая личико королевы, наверное, работали с большим вдохновением. Идеальный овал лица, маленький прямой носик и красиво очерченные губы дополнялись голубыми миндалевидными глазами под густыми длинными ресницами.
   - Ваше высочество,- склонилась в реверансе леди Айрен,- Прошу прощения, что беспокою Вас, но у нас появилась проблема, требующая вашего вмешательства.
   Королева небрежно взмахнула рукой и потянулась:
   - Не стоит извиняться, Айрен. Мне давно уже пора отдохнуть от этих официальных расшаркиваний в дипломатических письмах и льстивой патоки в прошениях. Итак, - улыбнулась статс-даме её величество, - с какой проблемой вы, милая Айрен, не в состоянии справится? Мне казалось, нет такой придворной проблемы, которая была бы вам не по зубам.
   - Благодарю за высокую оценку моих трудов, моя королева. Я многое стараюсь решить, но есть проблемы находящиеся не в моей компетенции. В их числе и проблемы связанные с Вашими детьми.
   - Опять Торнар набедокурил?- нахмурила тонкие брови королева.
   - Надеюсь не он, - ушла от прямого ответа леди Айрен, - Сегодня утром кто-то разгромил детскую принцессы Терры. Погибли все животные и растения в комнате. Виновники пока не найдены. Принцесса сейчас сидит под кроватью и рыдает.
   - Кто этот негодяй?! - воскликнула Альба, и в ярости вскочила с кресла, - Где была прислуга? Они там что, все сума посходили? Уволю всех, если они не способны уследить за маленькой девочкой и пятью её комнатами!!
   Дернув за шнур звонка, королева решительно приказала вошедшей горничной:
   - Домашнее платье! И чтобы через пять минут я была одета!
   Через минуту вокруг королевы суетились три шустрых горничных, одевая голубое, расшитое серебряной нитью платье. Минимальное количество подъюпников давало возможность быстро надеть это платье и свободно в нем передвигаться. Ловкие горничные в шесть рук соорудили из роскошных волос Альбы, простую, но изящную прическу, украсили её шейку скромным колье из синих камней в серебре, дополнив его такими же серьгами и браслетом.
   - В комнаты принцессы Терры пройдем служебными коридорами, - распорядилась королева, решительно направившись к двери, - Не стоит питать дворцовые сплетни моим внеплановым появлением. Сплетники наверняка уже и так знают больше меня. А вы, леди Айрен, по дороге расскажите все подробности этого скандала и кого подозревают в этом вандализме.
   Едва поспевая за быстрым шагом королевы, леди Айрен рассказывала то, что ей доложила гувернантка Терры:
   - Для обслуживания комнат принцессы наняты две горничных и лакей. Непосредственно за ребенком круглосуточно присматривает гувернантка. Остальные учителя приходят в классную комнату в зависимости от плана обучения. Вся прислуга проверена, имеет очень хорошие рекомендации от прежних хозяев. Сегодня, как обычно, после завтрака принцессу Терру отвели на урок верховой езды, потом были уроки математики и чтения. Далее опять была прогулка в парке. Перед обедом гувернантка позволила принцессе немного поиграть. Но когда они вошли в детскую... Право слово у меня у самой мурашки по коже пошли, когда я увидела в каком состоянии комната...- зябко повела плечами Айрен, - Прислуга говорит, что детская могла остаться без присмотра только на время завтрака и прогулок принцессы. Но в это время ненужные комнаты закрывают на ключ.
   - Значит, разузнаете, кого из посторонних видели у комнат принцессы. И у кого есть ключи к этим помещениям, - приказала Альба, - Проследите, чтобы детская была восстановлена сегодня же. О котенке и собаке позабочусь я, а остальные животные ваша забота.
   Так в обсуждении проблемы дамы и добрались до спальни Терры.
   Относительно небольшую спальню младшей принцессы занимала огромная круглая кровать нежно-розового цвета под легким тоже круглым, но более темного цвета, балдахином. Когда королева вошла туда она увидела следующую картину: три горничные и гувернантка, стоя на коленях, по очереди заглядывают под кровать и что-то туда говорят. По растерянным лицам женщин, по их растрепанным прическам и раскрасневшимся лицам было видно, что долгие переговоры с окопавшейся под кроватью подопечной зашли в тупик. Все трое так были увлечены переговорами, что не сразу заметили присутствие в комнате сердитой повелительницы.
   - Все прочь из комнаты! - решительно приказала Альба, - Займитесь лучше уборкой в детской. Можете привлечь дополнительных слуг, но через два часа там должен быть полный порядок. Иначе, - королева выразительно посмотрела на гувернантку, - всем троим придется искать работу за пределами дворца. И еще.... После уборки я жду объяснений, как и почему это произошло.
   Женщины сначала побледнели, опять покраснели и, сделав реверанс, постарались поскорее убраться с королевских глаз от греха подальше.
   Подождав, пока за горничными и гувернанткой закроется дверь, Альба решительно легла у кровати и ползком поползла к Терре.
   - Привет, солнышко! - широко улыбнулась королева малышке, - Можно к тебе в гости?
   Терра так удивилась поступку королевы Альбы, что даже перестала всхлипывать.
   - А разве королевам можно ползать под кроватями? - тихо спросила она, вытирая удивленные глазенки.
   - В принципе королевам можно все, - почти шепотом сообщила Альба, - Но некоторые поступки могут обидеть хороших людей, наших друзей или родных. А что-то могут расценить как твою глупость, неопрятность или невоспитанность. Поэтому не стоит залезать под кровать без очень уважительной причины.
   - А у меня уважительная причина, - оправдываясь, опять всхлипнула Терра, - Мой Рыжик умер и Пушок.
   И слезки опять закапали с глазенок маленькой принцессы на пыльный ковер.
   Альба вздохнула и помолчала пару минут в знак скорби за питомцами дочки. Но потом решительно сказала:
   - Рыжика и Пушка безусловно жаль. Но если бы я пряталась под кроватью, каждый раз, когда умирает тот, кого я знала и любила, я бы оттуда неделями не выходила. Лучшая память о погибшем друге - сделать хорошее дело, а не реветь в три ручья. Да и реветь в такой пыли, - королева громко чихнула и совсем не по-королевски потерла нос, - по-моему очень неприятно. Уж лучше под теплым одеялом поплакать, если совсем невмоготу... Интересно твои горничные тут, под кроватью, хоть раз в месяц убирают?
   - Не знаю, - пожала плечами Терра.
   - А вот давай вылезем и просим, - предложила Альба и первой начала вылезать из-под кровати.
   Малышка последовала примеру королевы.
   Чтобы закрепить успокаивающий эффект совместного дела, Альба попросила Терру отряхнуть её от пыли:
   - Не стоит показываться прислуге на глаза такими неряхами. Тем более, что мы собираемся пропесочит их за плохую уборку. У тебя есть одежная щетка?
   Терра быстро-быстро закивала головкой и шмыгнула в гардеробную комнату. Через две минуты маленькая и большая дамы чистили друг-друга от пыли и болтали ни о чем. А чтобы девочка до конца забыла свою беду, королева предложила заплести ей волосы по новой моде. Идея была встречена с восторгом. У Терры, несмотря на её возраст, уже была достаточно толстенькая и длинная косичка и девочка очень любила, когда горничные делали что-то новенькое из её волос.
   - Мама, - спросила Терра, тихо сидя перед туалетным столиком пока королева заплетала мелкие косички в одну косу, - почему ты так редко приходишь ко мне?
   Альба на секунду замерла от неожиданного не столько вопроса, сколько от этого логичного и, чего скрывать, приятного обращения.
   - Прости, солнышко, но у королев очень много дел. Нужно следить, чтобы во дворце был порядок, чтобы все, начиная от садовника и кончая придворными дамами и кавалерами, выполняли свои обязанности. Мне нужно вести дела с разными благотворительными обществами и переписываться с такими же королевами как я из других стран. Есть еще множество других обязанностей.
   - А я думала, что придворные дамы только занимаются рукоделием и в парке гуляют.
   - Нет, дорогая. Не знаю как в других дворцах, а в нашем дворце каждый человек имеет обязанность. Кто-то организовывает праздники, кто-то отвечает за библиотеку или за картинную галерею. Сегодня я, например, после обеда, поеду в сиротский дом, а потом в гильдию ювелиров и кружевниц.
   -А я думала, ты просто меня не любишь, - вздохнула Терра, - потому, что я не родная дочка.
   От возмущения Альба чуть не порвала нитку мелкого жемчуга, который решила вплести в прическу Терры. Она повернула девочку к себе лицом, и глядя глаза в глаза спросила:
   - Кто сказал тебе такую чушь?
   Терра покраснела, но призналась:
   - Няня... Год назад. Она сказала, что меня подарило тебе море вместо твоего ребеночка, который сейчас на небе...
   "Мда... Рано или поздно это должно было произойти... - с сожалением подумала Альба, - Хотелось бы хоть на пару лет позже... Что ж, отрицать теперь правду бессмысленно. Нужно смягчить удар для малышки, чтобы злые языки не добавили еще больше яда. Терра не по возрасту умненькая девочка - должна понять".
   - Твоя няня сказала правду, но не всю, - королева усадила девочку на колени, - Тебя и правда подарило мне море, чтобы я не плакала за своим ребеночком. Понимаешь, когда в семье флорейнца умирает ребеночек, семья берет к себе сиротку, у которого нет родителей. Наши мудрецы говорят, что таким образом в дом прейдет радость и тепло, которое ждали от родного ребенка. А умерший малыш сможет через того, кто заменил его в семье, помогать своим родителям и любить их. Ведь ты любишь меня и папу?
   Терра кивнула.
   - Значит, и мы не можем не любить тебя. Просто взрослые слишком редко говорят детям о любви. Чаще задаривают их подарками, чтобы оправдать свою занятость и отсутствие в самые важные моменты их жизни. И я сейчас убедилась, что это большая ошибка. Дети должны знать и чувствовать, что их любят не только по цене подарка.
   Королева Альба обняла Терру и поцеловала в макушку.
   - Помни, солнышко, как бы я ни была занята, я помню о тебе и очень тебя люблю. А хочешь, - вдруг предложила королева, - мы вместе пойдем в сиротский дом? Ты подаришь деткам игрушки, одежду и сладости. Поиграешь с ними, пока я буду говорить со старшим воспитателем о делах. А потом, если тебе там понравится, будешь сама ездить раз в месяц как представитель королевской семьи. Если захочешь, это будет твоей придворной обязанностью.
   Терра закивала так быстро, а на личике была написана такая радость, что королева поняла мир и покой в душе дочурки восстановлен.
   "Этого ребенка мне и правда послало море для утешения... Какая я была же я была дура, что упустила столько чудесных лет рядом с этим солнышком!" - подумала Альба и чуточку всплакнула.

Глава N4

Спустя двенадцать лет...

   Принцесса Альстмер сидела в кресле у горящего камина, нервно постукивая по деревянному подлокотнику тонкими пальчиками. На хорошеньком личике медноволосой красавицы злость смешалась с напряженным размышлением над создавшейся ситуацией. Её брат, Торнар, высокий, широкоплечий молодой мужчина с каштановой гривой волос, и лицом античного героя, так же нервно ходил по бело-синему будуару своей сестры.
   - Ты точно слышала, как отец жаловался Диметриусу на меня? - переспросил он.
   - Ну, ты меня за глухую дуру держишь, что ли? - зашипела, как злая кошка, Альстмер, - Да, так примерно и сказал: "Надоели мне гулянки и скандалы с участием сынка. На заседание королевского совета его не дождешься. А если является, то либо дремлет в кресле, либо записочки любовницам втихаря пишет".
   - Да там от скуки мухи дохнут, едва залетев!!- возмутился Торнар.
   - Ха! Некая муха по имени Терра там постоянно пасется и даже пользу получает, оказывается, - парировала сестра, - За пять лет, с той поры, что отец позволил ей присутствовать на заседаниях совета лордов, она только пару раз их пропустила. И то по причине болезни или из-за того, что сопровождала короля в поездке по стране.
   - Еще бы не получать пользу! Родная мать этого приемыша, небось, всю жизнь в рыбьей требухе копалась. Поэтому нашей бледной моли сидение среди этих старперов истинное удовольствие. Вот пусть и дальше ковыряется в этом навозе, - съязвил принц, - Стану королем, повешу на Терру продовольственные вопросы. Пусть оправдывает своё имя - нам изобилие обеспечивает.
   Эти далеко идущие планы только рассмешили Альстмер.
   - Ты сначала стань королем, - криво улыбнувшись, съехидничала она.
   - А кто мне, кроме тебя, помешает? Может ты, сестренка, решила корону одеть?
   - О, нет, мой милый! - фыркнула Альстмер и надула хорошенькие губки, - Мне такая упряжь и в страшном сне не снится. Я если выйду замуж, то ни в политику, ни в хозяйственные дела мужа, запрягаться не намерена. Королева должна быть украшением двора и его госпожой, а не коронованной кастеляншей при нем.
   - Тогда с чего ты взяла, что кто-то метит на моё место?
   Альстмер вздохнула, словно ей приходится объяснять известную, даже ребенку, истину взрослому человеку:
   - Торни, родной, ты слышал когда-нибудь о Законе "Смена наследника"? Название точно не помню, но смысл закона мне растолковал один мой поклонник очень доступно.
   Торнар присел перед сестрой на корточки, и, изображая ужасное удивление, спросил:
   - А у тебя в любовниках уже законники появились? Твои вкусы испортились или в папиной канцелярии писаный красавчик появился и тебе разнообразия захотелось?
   Альстмер тихо зарычала, и толкнула брата так, что он со смехом упал на спину.
   - Перестань паясничать, шут ярмарочный! - не на шутку разозлилась девушка, - От него корона уплывает, он все о девках да пьянках думает! Объясняю для тупых и ленивых. Закон "Смена наследника" впервые внесли, когда у нашего раз пять прадеда родился придурочный старший сын, а поскольку других родных детей получить не удавалось, выкрутились следующим образом: для всех совершеннолетних бастардов и приёмных детей устроили турнир знаний. Кто победил - тому и корона досталась.
   - Ну и чем этот дурацкий закон грозит мне?
   - Скажи мне, братец, сколь языков ты, к примеру, знаешь?
   - Ну, три, - проворчал Торнар, - более-менее и один со словарем.
   - А сколько династий правили Флоренией?- не унималась Альстмер.
   - Не помню, - огрызнулся принц, - Можно подумать ты у нас больше знаешь!
   - Я что-то знаю, а что-то нет, но мне и не обязательно - я, к трону не рвусь. А вот ты больше мух ловил на уроках, чем запоминал что-то. И за двадцать пять лет отца в поездках сопровождал лишь раз, да и то, чтобы от любовницы, дочери посла, спрятаться и на дипломатический скандал не нарваться. Так что в дурачки тебя запросто определить можно при желании. А вот наша моль по имени Терра знает тридцать языков.
   Торнар присвистнул.
   - Вот-вот.... Не больше и не меньше, - подтвердила принцесса и продолжила, - И не просто со словарем, а на десяти - свободно дипломатическую переписку ведет, на остальных - свободно общается.
   - И когда она только успевает?! - проворчал Торнар.
   - Да эта приживалка с пяти лет в классах по полдня пропадала, да у нашего придворного мага Диметриуса часами сидела. И потом, при тесном общении с инородцами учишься языку на раз-два... - Альстмер мечтательно вздохнула, вспоминая нечто приятное, - Помню, был у меня поклонник из эльфов - красавчик, умница... Так я за полгода разговорный язык освоила.
   - Разговорный бытовой или разговорный постельный? - подколол Торнар.
   - На себя посмотри святоша! - огрызнулась Альстмер, - Кстати, постель учебе совсем не мешает. Даже наоборот, расширяет словарный запас. Хотя тебе этого не понять...
   - Куда уж мне равняться несчастному к тебе такой умной да красивой! - хмыкнул принц, - Так... Кончай предаваться воспоминаниям о своей бурной молодости. Ты так толком не объяснила, что там с Законом "Смены наследника"... У меня через час встреча назначена.
   Альстмер опять грустно вздохнула.
   - Через неделю отец собирает совет лордов. Там он и поднимет вопрос о необходимости смены наследника.
   - Ничего у него не выйдет, - уверенно заявил принц, - Лорды не согласятся на смену. Я же не сумасшедший. Ни один лекарь не засвидетельствует, что я не способен управлять страной.
   Альстмер прошла мимо брата, окутав его облаком тонких духов, и выбрав в серебряной вазе спелый персик, почти лениво спросила:
   - А ты уверен, что для лордов потребуется заключение лекаря? Может они забыли лошадок арибской породы, сгоревших вместе с конюшней, которую ты поджог в отметку за проигрыш в карты? Матери пришлось отдать прабабкино ожерелье, чтобы замять скандал. Или, надеешься, тебе простили паренька, которому ты кисть отрубил? И не на дуэли, в честном бою, а привязав беднягу к бревну. Твои подельники, что помогали в этом "развлечении" до сих пор золото под конвоем моют.... И, может, не было девчушки, которая из-за тебя вынуждена была уйти в монастырь? Не уверена, что её отец не воспользуется возможностью макнуть тебя рожей в дерьмо при первом же случае. А "Смена наследника" как раз такой случай.
   - Черт! Черт! Черт! - взбеленился Торнар и швырнул бокал с красным вином, который держал в руке, о стену, затянутую сине-белым шелком.
   - Ты что творишь, ненормальный?!! - возмутилась Альстмер, едва не бросившись на брата с кулаками, - У себя в апартаментах бокалы из анзорского хрусталя бей и арибский шёлк вином пачкай! Знаешь, сколько это стоит?!
   - Да верну я тебе и за бокал, и за стенку деньги, не мелочись, - отмахнулся Торнар, плюхнувшись в мягкое кресло, - Лучше скажи, что мне делать?
   Принц сидел в кресле, обхватив голову руками, и тихо поскуливал.
   Альстмер не спеша прошлась по комнате, лениво жуя персик. Паника брата для принцессы была слаще меда. Между ними никогда не было братской любви - только деловые отношения. Торнар вечно вляпывался в скандалы разного характера и так уж сложилось, что хитрая, изворотливая принцесса всегда могла придумать выход из положения. За это братец платил ей либо звонкой монетой, либо физическим устранением недругов. И теперь Альстмер обдумывала, что можно выгадать для себя в этой ситуации.
   - Я сейчас вижу три выхода, - наконец изрекла красавица, - Первый - наконец начать учится, и с помощью специального амулета приобрести хотя бы минимум необходимых знаний. До турнира на корону как минимум месяц, а то и два. Пока решат, что спрашивать, пока составят список экзаменаторов и свидетелей.... Вполне можешь успеть залатать пробелы. А прямого наследника, который все осознал и рьяно взялся за науку никто менять не захочет. Попугают малость, и оставят.
   Торнар заскулил сильнее:
   - Да если я выучу все что недоучил, за два месяца, да еще с помощью амулета - свихнусь. И тогда без лекаря любой скажет, что я идиот. Ты же знаешь, амулет можно применять только иногда и не очень долго. Да и через две недели весенний рыцарский турнир. Я там хочу победить, а это требует тренировок и средств.
   Альстмер пожала плечами:
   - Ну, тогда придется подкупить большую часть лордов. Сколько их там, восемь или десять? Вот для пяти-семи лордов готовь хорошую сумму золотыми "бутонами" или такой же хороший компромат.
   Торнар посмотрел на сестру, как на сумасшедшую:
   - Ага... У меня нет свободного доступа к сокровищнице Флореньи. А компромат собирать только ты умеешь. Целую сеть лазутчиков развела во дворце. О, слушай... - вдруг оживился принц, - Может, поделишься информацией? Я в долгу не остаюсь - ты же знаешь...
   Альстмер поиграла веером, прошлась, размышляя, по комнате.
   - Поискать компромат можно... Но это быстро не делается... Могу не успеть...
   - Паршиво, - взъерошил волосы Торнар, - А о каком третьем выходе ты говорила?
   - Ну, это совсем неподходящий для тебя вариант, - рассмеялась Альстмер, - Нужно жениться на Терре.
   Глаза Торнара округлились до размера десертного блюдца. Он недвусмысленно повертел пальцем у виска:
   - Альси, ты совсем ку-ку или притворяешься? Какая женитьба? Во-первых, Терра нам хоть и приёмная, но сестра. А во-вторых, ты же сама её мышью канцелярской называешь. Ни рожи, ни кожи, ни роста... Да я в постели с такой гномихой извращенцем себя чувствовать буду.
   Альстмер сверкнула глазами, не спеша прошла за спинку кресла, в котором сидел Торнар, и резко схватив его за волосы, запрокинула голову брата назад.
   - Если ты хоть еще раз, - прошипела она змеёй, - назовешь меня этим дурацким именем, будешь решать свои проблемы сам.
   Торнар на секунду растерялся, но потом перехватил руку, державшую его за волосы, и ловким отработанным приёмом, усадил сестру себе на колени.
   - Ты что творишь, варвар!! - запищала от боли Альстмер, - Ты мне руку сломаешь! А синяки уж точно останутся...
   -А ты не дергайся сестренка, - мрачно предупредил Торнар, не разжимая руки, - И больше ни-ког-да, слышишь, никогда не смей таскать меня за волосы!! Я даже любовницам не позволяю таких вольностей, а уж тебе я лапки твои повыламываю быстро.
   Теперь уже скулила Альстмер. Ей было и больно, и стыдно. Из голубых, как у королевы Альбы, глаз покатились совсем не эстетические слезы.
   - Отпусти, гоблин! - взмолилась девушка, кусая губы, - Мне больно...
   Торнар, удовлетворенный результатом своего "воспитания строптивой", небрежно провел пальцем по точеной шейке сестры:
   - А ты будешь хорошей девочкой?
   -Да, - сквозь зубы, пообещала Альстмер.
   - Свободна.
   И принц столкнул сестру на ковер, словно наглого котенка.
   Сделав вид, что нужно поправить прическу и вытереть слёзы, принцесса встала у зеркала за спиной Торнара. На какое-то мгновение в зеркале отразилось лицо женщины смотревшей с такой ненавистью, что казалось, её взгляд мог убить на месте мгновенно, как яд болотного паука.
   Торнар залпом выпил остатки вина в графине и направился к выходу.
   - Я пошел, сестренка. Пора. Договорим завтра.
   - Партия в карты или любовница? - хмыкнула Альстмер.
   - Партия в карты.
   - Опять проиграешься до портков, - проворчала принцесса.
   - О. сестренка! Увольняй своих доносчиков к лешему. Я уже погода как не проиграл ни одной партии, - довольно улыбнулся Торнар.
   - Как так? - удивилась Альстмер, - Раньше все своё месячное содержание и половину моего просаживал за две недели. В поддавки с тобой играют что ли?
   - Нет, дорогуша, я с человечком одним познакомился.... И он научил меня одному приёмчику.... Но это моя страшная тайна, - принц прижал палец к губам и подмигнул сестре.
   Когда за Торнаром закрылась двери, Альстмер освободила эмоции, которые до этого мастерски прятала.
   - И этот критин... неотесанный мужлан... пьяный гоблин хочет, чтобы я ему корону помогла сохранить?! Да скорее я Терре помогу потопить эту свинью...
   Принцесса была подобна разъяренной тигрице. На руке, которую едва не сломал Торнар, отчетливо проступили синяки, и это добавило причин отомстить братцу страшно и в самый неожиданный момент.

ГлаваN5

Заботы...заботы... так можно и забыть, что ты женщина...

   Терра очень любила закаты... Ей нравились и рассветы, но ими вдоволь полюбоваться удавалось очень редко. Солнышко только-только поднималось над краешком горизонта, а Терра уже спешила на урок самообороны, который ей давал начальник дворцовой стражи. Потом в таком же "темпе канкана" обязательный завтрак в кругу семьи, просмотр деловой корреспонденции, совещания, официальные приёмы.... До вечера голова шла не просто кругом, а "отваливалась" напрочь. Но принцесса старалась выкроить полчаса времени на закате, чтобы посидеть у Лебяжьего озера, что находилось в дворцовом парке. Теплый камень скамейки с высокой спинкой, напитанный за день солнечным теплом, приятно согревал и расслаблял спину как хороший массаж. Тихий плеск воды, терпкие хвойные ароматы, принесенные ветерком из парка, птичий пересвист - все располагало к релаксу и отдыху. Терра всегда приходила сюда в сопровождении только одного пажа, в обязанность которого входило молчать, находится недалеко на всякий случай, и не подпускать к ней в эти полчаса никого, кроме секретаря, да и то со сверхсрочными вопросами, не терпящими получасовой задержки.
   В тот день Терра тоже наделась на спокойный отдых. Но не прошло и пятнадцати минут, за которые принцесса только-только немного расслабилась и прикрыла глаза от наслаждения, как рядышком услышала чьё-то тактичное покашливание. "Кого это нелегкая принесла? Что там случилось такого, что нельзя полчаса потерпеть?" - мысленно проворчала девушка и приоткрыла глаза.
   В двух шагах от неё стоял молодой, голубоглазый блондин с весьма привлекательной внешностью, если бы не снисходительно-колючий взгляд и брезгливо опущенные уголки рта. Впрочем, как только мужчина заметил, что на него обратили внимание, взгляд стал восторженно умоляющим, как у собаки выпрашивающей кусок мяса, а губы растянулись в самой благожелательной, даже приторной, улыбке. Мужчина сделал шаг и опустился на одно колено.
   - Ваше высочество! Умоляю простить меня за нарушенный покой. Но только тут я могу поговорить с вами наедине.
   Расслабленность у Терры как рукой сняло. "Интересно, где черти носят моего пажа?! Почему он не предупредил меня? И что это за тип тут колени о траву пачкает? Ну, найду мальчишку - лично уши намну и за ворота замка вытолкаю!"- думала она, разыскивая глазами своего стража, которого и след простыл. Не обнаружив мужской поддержки девушка, подобрала со скамейки веер, в который были вмонтированы острые лезвия, внутренне собравшись или защищаться, или убегать. После попытки похищения несколько лет назад, все веера Терры оснастили либо стилетом, вложенным в ручку веера, либо выдвижными лезвиями, спрятанными в планках, на которые крепилась ткань. Убить таким оружием было трудно, но ранить, отвлечь нападающего - вполне реально.
   Но мужчина пока не вызывал особых опасений - одет весьма хорошо, рыцарская цепь на шее поблескивает, волосы фиксирует кожаный налобный ремешок, украшенный несколькими бриллиантами. Резких движений красавчик не делает, даже головы не поднимает в ожидании ответа. "Ладно, посмотрим, что за гусь к нам залетел" - решила Терра и вслух продолжила:
   - Как ваше имя сер рыцарь?
   - Принц Эрамис Анзорский, ваше высочество, к вашим услугам.
   "Опа! Отец говорил, что ждет их представителей на Весенний турнир, но о присутствии коронованных особ не говорилось... С чего бы это принц пожаловал?" - удивилась Терра. Но, поскольку этикет никто не отменял, даже в парке, принцесса поднялась со скамьи и сделала подобающий случаю реверанс:
   - Добро пожаловать, Ваше высочество, в солнечную Флорению! - произнесла она протокольное приветствие, и, протянув руку для этикетного поцелуя, продолжила, - Прошу, присаживайтесь.
   Терра указала принцу на скамью. Подождав несколько минут в надежде, что гость сам озвучит причину визита и не получив ничего, кроме влюблено-восторженного взгляда, которым провожали Альстмер придворные кавалеры, девушка взяла инициативу в свои руки:
   - Какое чрезвычайное дело заставило Ваше высочество искать меня в огромном парке, прорываясь через охранный заслон моего пажа? Кстати, мне не придется выплачивать компенсацию его родителям за потерю единственного сына? - не удержалась от язвительного вопроса Терра.
   На лице принца Эрамиса мгновение появилась брезгливая улыбка, а в глазах холодок, но он быстро справился с мимикой, и лицо опять излучало щенячий восторг от общения с дамой.
   - Ну что Вы, принцесса! Ваш паж оказался очень понятливым молодым человеком. Как я могу причинить вред верному слуге госпожи моего сердца?! - воскликнул он и, заполучив руку Терры, с чувством поцеловал кончики пальцев.
   Терра настолько опешила от слов "госпожи моего сердца" так, что не сразу сообразила, как ответить. "Так... Чем слаще лесть, тем грязнее дело, с которым пришел проситель - припомнила она урок дипломатии, - Судя по концентрации сиропа, Эрамис намеревается меня втянуть в порядочную грязь. Ладно. Сделаем вид, что я сухая рыбина, неспособная замечать романтические намеки".
   - Я рада, что паж жив-здоров, принц, - вслух продолжила она, без резких движений освобождая руку, - Но Вы так и не ответили о причинах нашей беседы. И прошу Вас, больше не уклоняйтесь от темы, поскольку я ограничена во времени и через пятнадцать минут должна быть во дворце.
   - О, моя принцесса, - с томным придыханием продолжал источать медовые речи Эрамис, - С того дня, когда я был удостоен чести танцевать с Вами в прошлом году на балу посвященном Вашему совершеннолетию, в моем сердце навсегда остался Ваш незабываемый образ, дивный голос и волшебная грация...
   "Красиво поет, - думала Терра, слушая сладкие речи Эрамиса, - Хоть убейте, не поверю, что он с первого взгляда в меня так втюрился.... Впрочем, я тоже запомню этот бал на всю жизнь. Какой дурак придумал, что танец с совершеннолетней на первом её балу, приносит удачу? У меня кавалеров было столько, что каждый танец приходилось делить на троих. Припомнить физиономии каждого просто не реально было. Навсегда запомню, как после этого "веселья" новеньки туфли пришлось выбросить, а ноги - лечить примочками и полночи держать на высокой подушке, чтобы опухоль сошла. Так что хоть мелким жемчугом стелись, не помню я тебя, красавчик, и все".
   А принц, принимая дипломатическое молчание Терры за её благосклонность к его признаниям, разливался соловьём дальше:
   - Узнав, что лучшие рыцари Анзории решили принять участие во флоренском Весеннем турнире, я уговорил его величество позволить и мне отстаивать честь моей родины. Но более этого мной руководило желание еще хоть раз увидаться с Вами, услышать музыку Вашего голоса, коснутся губами кончиков Ваших изящных пальчиков.... Мечтая о встрече с Вами, прекрасная фея, я попросил наших ювелиров создать цветок, напоминающий мне Вас. Надеюсь, их скромный талант будет достоин Вашего внимания...
   И словно из воздуха в руке Эрамиса появилась изящная лилия, выполненная из золота, бриллиантов и изумрудов. Вещица была весьма дорогая, но Терра, не привыкшая к "дармовым" подаркам, не спешила принимать её. Более лилии девушку интересовала реакция кавалера на её безразличность к подарку.
   В глазах Эрамис сначала появилось удивление "Как это такой королевский подарок не встречают восторженным визгом и не бросаются к нему на шею обниматься!!". Но потом, решив, наверное, что дама просто придерживается правил этикета даже в таких мелочах, изящно, словно перетек из положения "на скамье рядом с девушкой" в положение "преклонив колено у ног девушки", и протянул свой дар.
   - Смею ли я надеяться, что Вы согласитесь быть моей дамой сердца на предстоящем турнире?
   "Ага... - подумала Терра, - Вот и ловушка, ради которой и была вылита вся эта бочка меда!". Любовью тут и не пахло - одна политика. Суть интриги была в том, что, признавая принца своим рыцарем на турнире, Терра официально одобряла его ухаживания, которые через два-три месяца, по обычаю Флореньи, должны были перейти в официальную помолвку, а месяцев через пять, максимум, в свадьбу. Подобный альянс был очень выгоден маленькой Анзории. Да и Флорения не осталась бы в накладе.... Но Терру раздражал кавалерийский налет Эрамиса. Она уже давно реально смотрела на недостатки и достоинства своей внешности. На фоне местных дам: высоких, ярких, с отличными фигурами, и почти идеальными лицами, Терра выглядела слишком маленькой, худой и блеклой. Еще пару лет назад бедняжка регулярно прибегала к матери плакать от обиды на выходки сестры и брата. Альстмер никогда не упускала случая напомнить Терре, что она - серый воробей в стае жар-птиц. Позже, не без помощи королевы Альбы и общаясь с послами, Терра уяснила, что она не хуже Альстмер. Просто её внешность не совпадает с привычными стандартами красоты флорейнцев. Это немного успокоило девушку и добавило уверенности. Но деловые дипломатические отношения не позволяли романтических ухаживаний иностранцам, а местные кавалеры не воспринимали Терру как достойную грез даму. Поэтому так неожиданно воспылавший любовью принц Анзории, не принес девушке ничего кроме головной боли.
   "Почему именно на меня пал жребий ухаживания? Ведь Альстмер более подходит к роли королевы. Даже если не брать во внимание внешность, сестра - принцесса крови, и этот титул она может передавать по наследству, как и право на трон Флорении. Я же принцесса только до замужества, а по наследству могу передать только скромный титул графини, дарованный мне на совершеннолетие. Странно все это.... Ой как странно..."
   Обдумав возможные варианты развития событий, Терра решила не поощрять поползновения Эрамиса.
   - К моему величайшему сожалению, принц, - девушка даже печально вздохнула для пущего эффекта, - я не могу удовлетворить Вашу просьбу. Благородные дамы нашей страны не могут принимать подобные знаки внимания от кавалеров, с которыми знакомы только несколько минут. Но я от всего сердца желаю Вам стать победителем Весеннего турнира.
   И воспользовавшись тем, что Эрамис впал в минутный ступор от такого изысканно-дипломатического отказа, Терра решила закончить этот фарс:
   - Я должна уже спешить во дворец, Ваше высочество. Меня ждет много дел, а еще нужно найти пажа... С Вашего позволения я Вас покидаю...
   Очередной протокольный реверанс и Терра почти сбежала от горе поклонника, оставив его стоять на коленях в раздумьях "и что это было?".
  

***

      В будуаре Альстмер опять гостевал мужчина. Мужчина был снова весьма зол, и только хорошее воспитание и статус гостя сдерживал его от резких выражений.
      - Я не понимаю, как можно было провалить такое простое дело! - с возмущением вычитывала Альстмер гостя, - Да о таком поклоннике как ты, Эрамис, можно только мечтать! А для этой моли - так ты вообще подарок Небес! Она же никогда даже хиленького цветочка от поклонника не видала. Не понимаю, что могло её напугать?!
      Эрамис только развел руками:
      - Уверяю тебя, дорогая, я был предельно вежлив, вел себя в духе рыцарских баллад и легенд.... Мне казалось, вначале она благосклонно принимала мои ухаживания. Но как только я достал подарок, Терра захлопнулась как ракушка жемчужницы.
      - Похоже, что-то её напугало... - задумчиво повертела в руках веер Альстмер, - Может ты был слишком романтичен для первого свидания? Может банально напугал своими частыми буханьями на колени?
      Эрамис хмыкнул и, многозначно улыбнувшись, проворчал:
      - Помню, первое время ты обожала держать меня коленопреклоненным по часу у своих прекрасных ножек...
      - Ну, я - это я... - досадливо махнула рукой Альстмер, - Я всегда умела заставить мужчин ценить себя. А моя сестренка - наивная дурочка, никогда толком даже не целовавшаяся. Её очаровать может любой конюх, если не будет переигрывать.
      Принц от досады и обиды покраснел, и его глаза стали похожи на льдинки:
      - Вот и нанимай для охмурения своей сестры конюха. А я умываю руки и после турнира уезжаю...
      Альстмер посмотрела на бывшего любовника с досадой и легким призрением.
      - Интересно, и кому больше нужен этот брак - мне или тебе? Кто у нас третий в очереди на корону Анзории? Мне казалось, мы все обсудили... - как-бы между прочим спросила принцесса, любуясь своим маникюром.
      - Ты у нас тоже не в первой очереди на трон Флореньи, - парировал Эрамис.
      - За то мы знаем, кто ближе всего к этому призу, - подмигнула Альстмер, - И у нас есть план, как устранить соперников.
      - А времени у нас хватит? До турнира нужно убедить твою сестричку, что я от неё без ума, - криво улыбнулся принц.
      - Ну, если ты, мой дорогой, не будешь тупить и ловить ворон... в парке, то через полгода будешь не последним в карликовой Анзории, а первым во Флореньи.
      Эрамис не спеша подошел к Альстмер, обнял и прошептал на ушко:
      - Может, мне потренироваться в убеждении неопытной моли на прекрасной многоопытной принцессе?
      Альстмер довольно улыбнулась и подставила губы для поцелуев.
  

ГлаваN6

За все приходится платить

   Небольшая комнатушка на верхнем этаже пригородной таверны освещалась одной чадящей свечкой, стоящей на массивном столе. Мебели в комнате было немного: стол, пара примитивных стульев со спинкой, односпальная кровать за тканевой занавеской, пара крюков в стене, чтобы повесить одежду да подобие комода, на котором стоял металлический таз для умывания и такой же кувшин для воды.
   За столом, раскладывая несложный пасьянс, сидел Торнар. Его плащ лежал на свободном стуле. Принц явно нервничал. Пасьянс никак не желал складываться, а долгое ожидание не добавляло хорошего расположения духа. Принц очень не любил ждать и давно бы ушел, если бы его знакомый не был нужен принцу больше, чем сам Торнар этому знакомому. Отхлебывая периодически из глиняной кружки дешевое вино, принц, в который раз, обещал себе больше никогда не связываться с этим странным типом.
   - Заплачу в еще раз и все. Пусть катится к дьяволу, - ворчал он себе под нос, - Найдется, кому амулет магией наполнить - были бы деньги!
   Когда принц, уже потерявший всякое терпение, собрался уходить, дверь без стука открылись и комнату вошел мужчина в темном плаще с глубоким капюшоном, надежно прикрывающим лицо от любопытных взглядов.
   - Я в этой дыре уже полчаса сижу! Где Вы бродите?! - набросился на гостя Торнар, - В следующий раз жду не более десяти минут после назначенного времени и ухожу!
   Гость ничего не ответил принцу, только поднял указательный палец, призывая его к молчанию. Торнар сразу же умолк на полуслове, и только гневно сверкал глазами. Не обращая внимания на сердитого принца, гость быстро-быстро стал тереть друг в дружку ладони с тонкими, почти музыкальными, пальцами. Через несколько секунд ладони мужчины стали слегка светится в темноте. Протянув одну руку вперед, гость стал водить указательным пальцем вокруг себя, "рисуя" на стенах комнаты светящиеся полосы по одной на каждой стене. Нарисовав большой прямоугольник, маг добавил на полу и потолке по большому кресту, и, прошептав что-то, хлопнул в ладоши. Сразу же стены, потолок, и пол комнаты словно покрылись тонкой светящейся пленкой, а руки гостя приобрели прежний вид.
   - Вот теперь можно и поговорить, - промолвил мужчина, снимая плащ, - Нас теперь не подслушают и не подсмотрят.
   Снятый плащ скрывал жилистого мужчину лет сорока, на голову ниже Торнара, с черными прямыми волосами средней длинны. Его худое смуглое лицо, тонкий, с легкой горбиной нос и глаза разных цветов, серого и зеленого, создавали образ таинственного и опасного типа.
   - Вы принесли деньги, принц? - спросил маг, даже не думая извиняться за опоздание.
   Торнар небрежным движение бросил на стол внушительного вида мешочек.
   - Тут больше чем мы договаривались. В кошельке оставшаяся сумма за амулет. На остальные мне нужно опять наполнить игрушку магией.
   Маг удивленно приподнял бровь:
   - Вы так быстро его опустошили? Я же советовал Вам не употреблять силу медальона слишком часто.
   - Мне нужны были деньги, чтобы вернуть Вам долг, - парировал принц, - А карты мне дают возможность их получить. И, в конце-концов, не Ваше дело, граф, куда и как я использую мой личный амулет. Если Вас что-то не устраивает, я найду другого мага, что будет наполнять его магией.
   Граф презрительно чуть улыбнулся одними уголками губ:
   - Я сомневаюсь, что Вам кто-то это сделает. Даже если нужный порошок купят в магической лавке, то без моего заклинания наполнение не произойдет. Ну что, будем работать с амулетом?
   Торнар, молча, но скрипя зубами, снял небольшой круглый медальон, украшенный красивой вязью необычных иероглифов, вплетенных в растительный узор.
   Маг достал из кармана маленький мешочек, взял из него щепотку блестящего порошка, и "присолил" ним медальон, шепча одними губами заклинание. Амулет вспыхнул на мгновение яркой лампочкой и опять обрел свою прежнюю бронзовую окраску.
   - Силы амулета хватит на полсотни игр, - безразлично проинформировал граф-маг.
   - Мало...- с сожалением вздохнул принц, - Я за неделю больше играю.... Где и когда мы опять встретимся?
   - Ну, не знаю, - задумался маг, - Свои семейные ценности я отыскать не смог. Делать мне тут больше нечего. Возможно, останусь на Весенний турнир, а может - нет. Еще не решил.
   Торнар забеспокоился. Он не рассчитывал на такой быстрый отъезд мага.
   - У меня для Вас предложение, - хлебнув вина, начал принц, - Не хотели бы Вы стать моим личным магом? Я обещаю хорошее жалование.
   - И что я буду у Вас, принц, делать? - снова брезгливо улыбнувшись, спросил граф.
   - Делать и наполнять магией для меня разные амулеты, составлять всякие зелья, например, приворотные...
   Маг от возмущения фыркнул как сердитый кот:
   - Высоко же, принц, Вы цените моё искусство! Для того чтобы клепать амулеты и бадяжить приворотные зелья во Флорении есть свои маги. Вот их и нанимайте. А я на такие мелочи свою энергию и время не намерен тратить.
   - Но мне Вы амулет сделали, - со злостью в голосе напомнил принц, - И даже очень неплохо на нем заработали!
   - Я пожалел Вас, Торнар, и Флорению, - огрызнулся маг, - Насколько я помню, в тот вечер Вы проиграли свою церемониальную корону.... Скандал был бы грандиозный, если бы это узнали Ваш отец или шпоны других стран.
   Принц яростно сверкнул глазами на собеседника, но ничего не ответил. Этот знакомец был не только слишком опасным, но и чрезвычайно нужным для Торнара человеком, чтобы ссорится с ним.
   - А что касается денег за амулет, - продолжил холодным тоном маг, - то я не подаю милостыни вообще, а принцам в особенности. И благотворительностью тоже не занимаюсь. Запомните - бесплатное никогда не ценится! А моё искусство магии вообще уникально. Использовать его для таких глупостей, как приворотное зелье и подобные мелочи, равно тому, что вы подрядитесь вышибалой в соседнюю пивнушку.
   - Я буду платить деньги равные жалованию придворного мага, - не сдавался Торнар.
   Не отвечая ни слова, граф взял в руки щербатую небольшую глиняную кружку, из которой принц только что пил вино, обхватил её ладонями так, что она скрылась в них полностью и, прошептав что-то, опять поставил на стол.
   Торнар тряхнул головой, не веря своим глазам, потом протер их - картинка не поменялась: на столе вместо старой глиняной посудины стояла такая же по размеру, новенькая чаша из золота.
   -Как видите, деньги для меня тоже не проблема, - наслаждаясь оторопью собеседника, небрежно произнес маг, - И поскольку, Вам, принц, нечего предложить мне столь же ценного как мой талант, позвольте откланяться.
   Гость, слегка поклонился, больше ради приличия, чем из уважения к принцу, и весьма живописно взмахнул плащом, накидывая его на плечи.
   Не успел маг пройти пару шагов до входной двери, как Торнар его окликнул:
   - А какую награду за службу Вы, граф, считаете достойной? Назовите свои условия...
   Маг остановился у двери и довольно улыбнулся. Но через мгновение его лицо опять было безразлично-скучающим.
   - У меня есть условие, но боюсь, что для Вас оно не выполнимо, - как бы сомневаясь, проронил он, поворачиваясь к принцу.
   - И все же я хочу его услышать, - настоял Торнар.
   Маг не спеша вернулся, и сел на свободный стул.
   - Я останусь только при одном условии - вы обеспечите мне место королевского придворного мага.
   Торнар набычился и сжал кулаки.
   - Это условие я не могу выполнить. Вы же знаете, что место занято. Придворный маг во дворце - Диметриус, - сказал он, стукнув кулак по столу, - Король Эфензор никогда не согласится уволить эго. Хотя, моя бы воля - этого наглого старикана и духу бы не было во дворце...
   - Не такой он уже и старый - ему всего лет сорок - сорок пять, - хмыкнул себе под нос маг, и, покачав головой, спросил, - А разве Вы, принц, не правая рука отца? Неужели Ваше мнение ничего для него не значит?
   - Моё мнение для короля - тьфу, - принц смачно плюнул на пол, - А правая рука у него эта приживалка - Терра. Обогрели сиротку... на свою голову. Так теперь эта моль на трон нацелилась! А маг, гад ползучий, ей закон удобный выискал...
   Торнар опять наполнил дешевым вином золотой кубок и одним махом его опустошил.
   - Очень любопытно, что это за закон такой, что отбирает трон у живых прямых наследников? - изображая интерес, спросил граф.
   - Закон "Смена наследника", - ответил сквозь зубы принц.
   - Хм... Никогда не слышал, - признался маг.
   - Я тоже не слышал, пока этой моли трона не захотелось. Обвела всех вокруг пальца. За отцом по заседаниям совета лордов с пятнадцати лет таскается. А у Диметриуса в кабинете с пяти лет чуть ли не ночует... Вот оба и смотрят на неё влюбленными глазами, словно она единственный ребенок в династии Соней. "Ах, Терра то! Ах Терра сё!". Тьфу! - опять плюнул в сердцах принц, - Вот наш король Эфензор и надумал Турнир Знаний провести, чтобы нас Альстмер от трона убрать. Видите ли, мы "учиться не хотим, на советы не ходим, ничем ему не помогаем...". А распрекрасная Террочка "Такая умница! Да на ней столько ответственности... Да в её годы..."... Да, я не знаю чертову уйму языков, не сижу на тех посиделках старперов , где решают, сколько скота покупать для армии в следующем месяце.... Но я принц по рождению и должен давать приказы. А уж как их выполнить, задача моих подданных....
   Маг молча слушал жалобы пьяного Торнара, сочувственно покачивая головой в нужных местах и периодически подливая принцу вина. Он ждал той минуты, когда разговор повернет на нужную ему тропинку и наводящими вопросами подталкивал собеседника в желаемую сторону.
   - Ну, неужели Вы боитесь какого-то турнира, принц? - спросил он лукаво, почувствовав, что "клиент созрел".
   - Я не боюсь, - храбро, и как все выпившие мужчины, стукнул кулаком по столу Торнар, - Я бы положил эту соплячку на "обе лопатки" и пришел бы моли конец. Но Диметриус наверняка обеспечит своей "любимой крошке" магическую шпаргалку.... А у меня нет такого сильного мага. О... Граф, помогите мне победить на Турнире Знаний и я, как только получу корону, возьму Вас придворным магом...
   Граф, улыбнулся своей скупой улыбкой и покачал головой:
   - Слишком много "когда" и "если" должно произойти, пока Вы корону оденете. Да и король - мужчина в самом расцвете сил. Я не собираюсь ждать десятилетия до того, как Вы выполните своё обещание...
   Торнар опять налил себе полную чашу вина, надеясь, наверное, там найти ответ. Но ответа на дне бокала не оказалось, и принц с силой стукнул чашей об стол, словно она была в чем-то виновата:
   - Я не хочу отдавать кому-то то, что принадлежит мне по праву. Но что мне делать? Я готов шею свернуть этой мерзавке... Правда, однажды уже кто-то пытался это сделать - жаль, не удалось. Видно у этой драной кошки семь жизней.
   Но вдруг Торнара осенило:
   - Слушайте, граф, ведь Вам нужно место при дворе, мне - трон. Помогите устранить Диметриуса.... А с Террой я потом сам разделаюсь...
   Маг не спешил отвечать. Торнар занервничал.
   - Боитесь замараться? - зло прищурился он.
   - Нет... - задумчиво произнес маг, - Но я предпочитаю все хорошо обдумать.
   - Вот и подумайте, граф, - повеселел принц, - Если Вы согласитесь мне помочь, то нас никто не остановит. За наш военный союз!
   И Торнар отсалютовал магу снова наполненной чашей.
   - Хм... Говорите никто не остановит? - ухмыльнулся граф, - А давайте погадаем? У нас же есть Ваша счастливая колода...
   - Так это же не гадальные карты! - удивился Торнар.
   - А у меня любые карты гадальными станут, - подмигнул маг, ловко тасуя колоду, - А для чистоты гадания карты раскладывать их будете Вы сами. Но для начала определим, какая карта кого у нас означать будет.
   Маг выудил с колоды карт пять старших карт.
   - Вот эта дама, - граф показал карту, изображавшую рыжую женщину с цветком в руке, - будет у нас Альстмер. Эта карта с блондиночкой будет в нашем гадании королевой. А шатенка с веером в руках - Терро. Теперь мужчины...
   Граф отложил карту с изображением молодого шатена в рыцарских латах и двух королей, одного с мечом и в короне, а второго со свитком в чалме.
   - Надеюсь, какая карта кого будет изображать, мне не нужно объяснять? - спросил маг.
   Торнар отрицательно замотал головой.
   - Сейчас я перетасую колоду, а Вы собственноручно разложите их следующим образом: первый ряд - семь карт, второй - шесть и так до конца, пока не останется положить одну карту. Последняя, верхняя карта в этой пирамиде и даст ответ, кто получит корону Флорении.
   - Но ведь в колоде есть и младшие карты: слуги, лучники, копейщики, мечники, пажи. Да и старших еще осталось несколько штук. Что будет, если какая-то из них окажется последней? - спросил заинтересовавшийся необычным гаданием принц.
   - Значит, не Терру Вам нужно бояться, как потенциального соперника за корону, - улыбнулся тонкими губами маг, и передал Торнару колоду, - Раскладывайте!
   К удовольствию принца в первых четырёх рядах избранных магом карт не оказалось. Но далее карты начали выкладываться очень странно: в пятый ряд легли карты Альстмер, Диметриуса и Терры, в шестой - королевы и короля, а последняя карта вообще оказалась картой с изображением полумаски и кинжала. В карточных играх эта карта носила название "Ночной убийца", била все карты и была единственной в колоде.
   - И как это понимать? - спросил Торнар, показывая магу последнюю карту.
   Маг только развел руками:
   - Я могу это трактовать только так: Небо еще не решило отдать корону Флорении Вам, или есть более достойный претендент. Но возможно есть и некая сила, о которой Вы, принц, даже не подозреваете, но которая может совершенно изменить результат игры.
   - Тогда что мне делать? - спросил, икнув, перепивший Торнар.
   - Сначала думать, а потом решительно действовать, - ответил маг, и брезгливо дернув уголком рта, добавил, - Сегодня Вы слишком... устали. Я не советую Вам, принц, возвращаться верхом во дворец. Переночуйте тут. Я прикажу, чтобы Вас не беспокоили до утра. А завтра обдумаете наш разговор и дадите мне знать о своём решении.
   - А Вы, граф, тоже подумаете о моём предложении? - спросил принц, заплетающимся языком.
   - Подумаю, - ответил маг, накидывая плащ, и добавил - Не забудьте припрятать чашку, а то стащат да еще и прибьют, несмотря на титул. Когда надумаете что-то, сообщите через нашего посредника.
   У самой двери гость опять хлопнул в ладоши и защитный экран против прослушивания исчез.
  

Глава N7

Смешались гномы, эльфы, люди...

Какой веселый праздник будет!

     Жители столицы целый год с нетерпением ждали начала Весеннего Турнира, ведь гости не жалели звонкой монеты за хорошее зрелище, вкусную еду и удобную постель. Так почему бы не постараться? Ведь честный заработок еще никому вреда не делал.... Вот и старались флорианцы приготовить к празднику удобные комнаты в частных домах и постоялых дворах, собрать побольше запасов всякой снеди, выпивки на любой вкус и рацион питания, придумать необычные развлечения. А праздник с каждым годом собирал все больше народу. На две-три весенних недели количество приезжих во Флорино и его пригородных селеньях было в три раза больше чем местного населения.
     Но чтобы создать комфорт для такой массы гостей требовалась хорошая подготовка. За месяц до дня 'Х' королем Эфензором созывался королевский совет, на котором он создавал несколько комиссий под руководством членов королевской семьи. Каждая из комиссий отвечала за свою часть праздничного сценария...
     В этом году отец впервые поручил Терре возглавить группу специалистов по организации вечерних развлечений во дворце и в городе.
     - Днем большинство гостей будут развлекаться на турнирных ристалищах. Ими, как и площадками для состязаний лучников, рукопашных бойцов, метателей кинжалов и дротиков займется принц Торнар, - распорядился король, - А вот вечерние развлечения полностью поручаю Вам, принцесса Терра. Ваша задача сделать так, чтобы у гостей не было ни времени, ни сил на выяснение расовых, видовых и иных разногласий. К каждой таверне, пивной или харчевне прикрепите пару-тройку лицедеев, фокусников или музыкантов. Пусть не дают потенциальным дебоширам времени на потасовки. В помощь вам я назначу несколько людей, из тех, что занимались этой задачей прошлый год. Они помогут Вам на первых порах...
     Слушая короля Эфензора, Торнар криво улыбнулся.
     - А мне помощников, Ваше Величество, не пришлете? - с наигранным подобострастием обратился он к отцу.
     - Ваша светлость, - не остался в долгу король, - проводит Весенний Турнир далеко не в первый раз и прекрасно знает на кого можно переложить всю свою работу.... Надеюсь, на этот раз мне не придется за два дня до турнира доделывать Ваши, принц, недоделки.
     Торнар покраснел, кинул сначала испепеляющий взгляд на Терру, потом многозначительный, мол 'сама видишь, за кого нас тут держат', - на Альстмер, и с обиженным лицом стал слушать дальнейшие планы организации Весеннего Турнира.
     - Принцессе Альстмер, - продолжил король, игнорируя недовольство сына, - я поручаю поддержку чистоты в городе и пригодных селениях, где будут жить иностранцы, а также удобное расселение отдельных рас. Не нужно, как в прошлый раз, селить в одном постоялом дворе орков и эльфов. Проследите, принцесса, чтобы цветочники, дворники и мусорщики хорошо выполняли свои обязанности, а не как в прошлом году... Особое внимание обратите на то, чтобы представители водных рас были обеспечены достаточным количеством аквариумов на колесах и прислуги для сопровождения. Их посольства мне прислали на треть больше прошений на посещение Флореньи, чем в прошлом году. Учтите это и скорректируйте планы их обслуживания. Сейчас половину Ваших прошлогодних забот возьмет на себя принцесса Терра, поэтому оправданий 'не успеваю проследить' я принимаю. Стоимость не сделанных работ я вычту из Вашего, Альстмер, содержания.
     Теперь уже Альстмер посмотрела на сестру как на врага короны. А король продолжил давать задания:
     - Ваше величество, - тепло улыбнулся он супруге, - я, надеюсь, Вы, как и в прошлые праздники, проследите за качеством пищи, которую будут продавать гостям в харчевнях и лавках. На Вашу работу мне нареканий не поступало. Надеюсь, Вы, дорогая, будете на высоте и в этот раз.
     Королева Альба склонила голову в знак благодарности за оценку её работы:
     - У меня хорошая команда из поставщиков и поваров. Если принцесса Альстмер заранее даст список размещения гостей по городу, мы без проблем подберем меню и продукты с учетом вкусов, диет и религиозных особенностей питания каждой расы и распределим по тем тавернам и харчевням, где остановились и будут питаться представители того или иного мира. Мастер Диметриус обещал мне заняться организацией службы целителей и знахарей соответственно с тем же списком.
     Для подтверждения слов королевы Диметриус встал со стула и поклонился королю. Придворный маг и лекарь двенадцатой степени, высшей, по табелю о рангах для магов измерения Нату-Алла. Диметриус был почти ровесником королю, чуть выше среднего роста, плотный, но без лишней полноты, с хорошей пропорциональной фигурой, которую он поддерживал тренировками в фехтовальном зале по нескольку раз в неделю. Приятное лицо мага с мягкой линией подбородка и высокими скулами, тонким умеренно длинным носом, украшала аккуратная короткая бородка и усы, красиво очерчивающие подбородок и тонкие губы мага. В каштановых волосах и бороде мужчины уже проблескивали блики седины, но шоколадные глаза, с янтарными задорными искорками, смотрели ясно и уверено на этот изменчивый мир.
     Король довольно улыбнулся.
     - Вы правы, моя королева, блюда из говядины или конины могут оскорбить кентавров, а изобилие овощей в стряпне не понравится оркам. Лечить наших гостей тоже нужно исходя из их происхождения. Но я уверен мастер Диметриус подготовит своих коллег к любым неожиданностям. Что ж, господа, тогда на мне остаётся безопасность гостей и порядок в городе и его окрестностях.

***

     До открытия Весеннего Турнира была еще целая неделя, а столица Флорении - Флорино, гудела как пасека в летний погожий день. На протяжении двенадцати дней ежегодного Весеннего Турнира город становился похожим на большую пеструю ярмарку. Тут скрещивали свое оружие не только воины и рыцари, но и маги, музыканты, циркачи, певцы... Толпа пестрела всевозможными расами, одеждами, прическами, украшениями, причудливыми повозками для передвижений и необычными вьючными животными. Эльфы и кентавры, орки и русалки, существа со змеиными хвостами или сложенными крыльями за спиной - смеялись, говорили, танцевали, пели, торговались с лоточниками и лавочниками, аплодировали бродячим артистам и кукольникам, подкрепляли силы в харчевнях, булочных и пивных...
     Всю эту неделю перед Турниром Терра буквально валилась с ног. Несмотря на то, что ей помогали человек десять старшин из гильдий изящных искусств с подчиненными, забот было предостаточно. Чтобы порадовать отца и удивить знатных гостей турнира Терра задумала новое развлечение - танцующие фонтаны. Приобщив к воплощению идеи Диметриуса и лучших придворных музыкантов, девушка создала целый спектакль для главного фонтана в дворцовом парке и нескольких поменьше на городских площадях. Повинуясь магии, струи фонтанов должны были выполнять под музыку удивительный танец, принимая форму то букета цветов, то вздыбленных кентавров, то танцующих эльфов или резвящихся русалок. Вечером при соответствующей магической подсветке это зрелище обещало стать просто незабываемым. Но чтобы задуманное получилось, приходилось жертвовать даже отдыхом у озера на закате. Впрочем, Терру туда сейчас не очень и то тянуло... По сплетням, которые приносили горничные и фрейлины принцессы, там в это время регулярно появлялся Эрамис. Но встречаться со своим странным поклонником у Терры не было ни желания, ни времени. Впрочем, принц нашел иной способ напоминать о себе. В первое же утро, после их встречи, еще до пробуждения принцессы, в её гостиную паж внес огромную корзину белых лилий. Просмотрев на записку к ней приложенную, девушка тут же вернула букет отправителю. Но после обеда Терру ждала корзина нежно-розовых роз и небольшая коробочка сладостей. Даритель был тот же, поэтому и этот дар принцесса отослала назад. Эрамис не сдавался, и вечером от него попробовали принести букет альстмерии - самого дорого цветка во Флореньи, и коробочку с ювелирной безделушкой. Но Терра, предусмотрев такое продолжение, дала распоряжение пажам возвращать все подарки от Эрамиса сразу от порога её апартаментов.

Глава N8

Умные "герои" всегда идут в обход

     Эрамис был в бешенстве. Никогда еще ни одна девчонка так долго и так ловко не отвергала его ухаживания. До Турнира оставалось два дня, а он только один раз сумел поговорить с Террой. Впрочем, то недоразумение вряд ли можно назвать разговором. Говорил он, а точнее метал бисер перед гусыней. А гусыня только хлопала глазками и делала вид, что не понимает, о чем речь. Теперь-то Эрамис был уверен, что Терра все просекла и только играла дурочку. Ах, если бы он сам присмотрелся к принцессе на прошлогоднем балу, если бы расспросил дворцовую прислугу о ней, а не понадеялся на Альстмер!! Как он мог забыть, что красивая женщина всегда постарается очернить потенциальную соперницу?! Вспомни он эту истину - все могло быть совсем по-другому. Вместо слащавых трубадурских воздыханий принц бы предложил Терре интеллектуальную беседу о настенных гравюрах, которыми славилась его страна. А вместо золотых побрякушек подарить дорожный письменный набор. А теперь попробуй подарить что-то, если все подарки от порога, не глядя, возвращают обратно, а саму принцессу фиг поймаешь - она то на совете, то поехала с инспекцией куда-то...
     А время неумолимо убегало, и нужно было срочно что-то предпринять, если Эрамис еще хочет получить корону Флорении. Оставался один шанс все исправить. Но если авантюра не прокатит, то придется собирать шмотки, не дожидаясь Турнира и жалобы Эфензора кролю Анзории на его наглого сынка.

***

     Завтрак в узком семейном кругу для всех членов династии Соней был доброй, приятной традицией. Так было при отце Эфензора, при деде и, насколько король помнил по рассказам дедушки, и при прадеде... Увиливание от этого священной обязаловки, как саркастически именовал семейные завтраки Торнар, оправдывали только постельный режим больного или тюремное заключением обвиняемого. Даже инспекционная поездка по стране не отменяла этого правила. Для обеспечения явки на завтрак использовались личные порталы перемещения, что активировались кольцами, имеющимися у всех совершеннолетних членов семьи.
     Терра, в отличие от Торнара и Альстмер, очень любила семейные завтраки. Поэтому каждый день к девяти часам утра она спешила в малую дворцовую столовую. Впрочем, нет, не спешила, а чинно шествовала в сопровождении придворной дамы и пажа. Приходить в малую 'Лесную' столовую полагалось по парадным коридорам. Король Эфензор считал, что: 'Подобная демонстрация неизменности семейной традиции благотворно действует на поведение придворных во дворце и политическую ситуацию в стране. Если королевская семья завтракает вместе, значит в стране мир, процветание и покой'.
     Кивая головой на приветственные поклоны придворных и гостей, ожидающих утренних аудиенций у членов королевской семьи, Терра вдруг встретилась взглядом с принцем Эрамисом. Мужчина подошел к девушке на расстояние нескольких шагов и склонился в глубоком поклоне. На губах его играла улыбка человека чрезвычайно довольного жизнью.
      'С чего бы это? - насторожилась Терра, - Неужели наплевал на меня и нашел себе другую даму для Весеннего Турнира? Вот бы была радость!!' Но уточнять причину хорошего настроения у Эрамиса времени не было. Отец не любил опозданий к завтраку.
     Фрейлина и паж сопровождали Терру только до двери малой столовой. Для них накрывали столы в соседней комнате. На семейном завтраке могли присутствовать только члены семьи. Даже сам завтрак подавался в духе 'шведского' стола. Оставив судочки с блюдами и напитками на подогревающих или охлаждающих столиках, сервировав стол столовыми приборами, салфетками, украсив небольшим букетом цветов, слуги уходили, и члены августейшего семейства обслуживали себя сами.
      'Лесная' столовая была оформлена в соответствии с названием. Стены небольшой, по дворцовым меркам, комнаты были настолько искусно расписаны лесным пейзажем, что казалось, за декоративными пилястрами в форме ствола дерева начинается настоящий лес. Размещенные на пилястрах виде сучков канделябры могли освещать столовую в случае вечерней трапезы. Днем же достаточное освещение давала большая стеклянная дверь, выходящая на небольшой балкончик с видом на сад. В 'лесном' стиле была сделана и мебель столовой. Удобные, легкие, как для пикника в лесу, стулья, стол с рисунком в виде поперечного среза огромного дерева, в центре которого вырос куст лесных цветов.
     Когда Терра вошла в столовую, король уже был там. Он стоял на балкончике с бокалом свежего сока и, любуясь цветущим садом, ждал появления остальных членов семейства.
     Терра невольно залюбовалась отцом. Высокая, в меру мускулистая фигура короля смотрелась солидно и внушала уважение. Каштановые волосы, которые Эфензор остригал довольно коротко, как для моды Флореньнии, спадали мягкими волнами до половины шеи. Серые глаза короля могли и ласкать теплыми лучиками, и разить, словно холодное лезвие кинжала.
     -Доброго утра, солнышко, - улыбнулся король младшей дочке, - Как хорошо, что ты пришла первой! Мне нужно с тобой поговорить без свидетелей.
     Терра присела на мягкую скамеечку рядом с отцом.
     - Вчера утром моим партнером по фехтованию был принц Эрамис, - без всякой преамбулы начал Эфензор, - Мы случайно пришли размяться в одно и то же время. Он просил меня разрешения официально за тобой ухаживать.
     Терра брезгливо передернула плечами, но не спешила с ответом.
     Король, заметив реакцию дочки на эту сногсшибательную новость, продолжил:
     - Принц сокрушался, что ты возвращаешь его подарки и избегаешь встречи с ним потому, что я не дал разрешения на ваш роман. Цитирую его слова: ' Принцесса Терра настолько чиста душой и в помыслах, так послушна родителям, что не позволяет не знакомому мужчине ухаживать без одобрения отца'. Я обещал подумать до сегодняшнего вечера. Но перед этим хочу спросить твоего мнения.
     Терра вздохнула.
     - Что я могу сказать, папа? Во-первых, в то, что вы случайно столкнулись я не верю... Я тоже тренируюсь по утрам, еще не ни разу не встречала кого-то из гостей, гуляющих по дворцу в такую рань. Обычно все они поднимаются с постели не раньше девяти утра. Во-вторых, я не принимаю ухаживаний принца не потому, что "...чиста душой", читай 'глупа как пробка', или боюсь твоего гнева до дрожи в коленках. Просто и комплименты, и подарки Эрамиса - красивые дорогие пустышки без души и любви. Ну и в-третьих... - добавила Терра, прижимаясь к широкой груди отца, - Пап, ты бы поверил, что в девушку, на которую год назад даже замечали, вдруг влюбились до потери сна и аппетита?
     Король приобнял дочку и мечтательно улыбнулся, вспоминая что-то приятное.
     - Знаешь, малышка, я бы как раз и поверил в такую любовь... - тихо сказал Эфензор после минутного молчания, - Думаешь, я в первый же день знакомства влюбился в леди Альбу? О, нет! Первая наша встреча была просто катастрофой! Ей было пятнадцать лет, мне почти восемнадцать. Она приехала на Весенний Турнир с родителями и их, как Великих герцогов, поселили во дворце. Мне же, как единственному достойному ровеснику маленькой герцогини, велели развлекать гостью.
     Король тихо засмеялся, вспоминая дни молодости.
     - Это было для меня настоящей каторгой! Альба была так перепугана, что на все мои фразы и вопросы отвечала только 'да, ваше высочество', 'нет, ваше высочество' и 'простите, ваше высочество'. Все чем я мог её развлечь - показать дворец. А когда мы вышли в парк, вдруг на дорожку выползла безвредная змейка. Альба сначала завизжала, а потом банально грохнулась в обморок. То был первый и единственный день моих ухаживаний за малолетней гостьей. Я банально сбежал - отпросился у отца патрулировать город на все дни праздника. Но через три года мы встретились снова... - Эфензор опять улыбнулся воспоминаниям, - Это уже была не перепуганная соплюшка, а уверенная, умная и потрясающе красивая девушка. И я понял вдруг, что моё сердце принадлежит Альбе навсегда. Мне было с ней интересно говорить, спорить и даже просто молчать, любуясь закатом у Лебяжьего озера.
     - Мама мне рассказала о вашей первой встрече, - тихо промолвила Терра, - Ей было так стыдно за свой страх и стеснительность, что она по возвращении домой вплотную занялась самообразованием, и даже приучила себя не боятся пресмыкающихся.
     Король кивнул головой.
     - Вот видишь, можно при новой встрече кардинально поменять мнение о человеке. Я вот что предлагаю, - король чуть отодвинулся от дочери, чтобы видеть её глаза, - Давай дадим Эрамису шанс? Ведь ухаживание не обязывает к помолвке, да и помолвка еще не гарантирует, что брак состоится... За три месяца ты поймешь, стоит ли продолжать отношения с принцем или помашешь ему платочком с этого балкона, а платочек сожжешь. В любом случае вреда от ухаживаний Эрамиса я не вижу. Более того ты научишься принимать знаки внимания от поклонников, а местные кавалеры заинтересуются тобой. Ведь ничего так не стимулирует интерес мужчин к не замечаемой ранее даме, как потенциальный соперник в их 'охотничьих угодьях'.
     Эфензор подмигнул Терре и поцеловал в лоб.
  

Глава N9

Цель оправдывает средства или "Зачем мне это нужно?"

  
   Большой амфитеатр Флорино был полон зрителей. Тут сегодня проходили финальные бои Весеннего Турнира. Первые зрительские ряды занимали столичные вельможи и не менее знатные гости из других стран и миров. Места выше - горожане и приезжие попроще.
   Терра сидела под королевским навесом от дождя и солнца слева от королевы Альбы. В принципе, принцесса не любила турниры, но присутствовать на них приходилось часто - то протокол требовал, то обычай страны. Впрочем, этот финальный бой Терра смотрела с большим интересом. За главный приз турнира сражались два знакомых человека - принц Торнар и принц Эрамис. Пожалуй, впервые в жизни девушка "болела" за сводного брата. Она прекрасно знала, какую награду попросит Эрамис в случае победы - быть его дамой на оставшуюся неделю праздника. А это значило, что Терра обязана была посещать вместе с Эрамисом все более-менее значимые концерты и вечеринки, награждать призами победителей конкурсов певцов, музыкантов, магов... Но за месяц подготовки празднеств Терра так устала, что перспектива еще неделю так "веселиться" её, мягко говоря, не радовала. Да и общество Эрамиса тоже пока не вдохновляло.... Хотя сейчас Терра почти наслаждалась зрелищем поединка. А смотреть было на что. Два красивых, молодых мужчины, в легких кожаных доспехах, скорее исполняли изысканный танец, чем сражались в четыре меча. Турнирное оружие не было заточено. Победа присуждалась тому, кто выбьет у противника оба меча или собьет его с ног. И Торнар, и Эрамис владели оружием примерно одинаково хорошо, поэтому быстрой победы не ожидалось. А может парни решили, напоследок, сделать шоу из поединка, кто знает? В любом случае и зрители, и поединщики получали массу удовольствия.
   Наконец Эрамис, сделав несколько красивых выпадов, выбил у Торнара сначала один, а потом и второй меч. Зрители аплодировали победителю стоя. Терра тоже аплодировала правда сидя в кресле, как и остальные члены семьи. Но более реакции толпы девушку заинтересовало поведение брата. Торнар, обычно весьма агрессивно переносивший свои поражения в таких боях, сейчас абсолютно спокойно поклонился королевской семье, зрителям, которые, по обычаю Флореньи, бросили на ристалище несколько горстей монет в знак благодарности за красивый и честный поединок, и, подобрав свои мечи, покинул амфитеатр. Более того. Случайно взглянув на Альстмер, Терра заметила промелькнувшую довольную улыбку сестры.
   Но анализировать эти странности девушке было некогда - Эрамис уже склонил колено перед королем.
   - Объявляю Эрамиса принца Анзорского победителем на Весеннем турнире рыцарей, - торжественно и громко провозгласил король Эфензор, - Награждаю Вас, принц Эрамис, обручем победителя.
   На голову принца лег налобный обруч, сплетенный из мифрила, зеленого и желтого золота. В плетение обруча были добавлены несколько мелких камешков "слеза дракона" - очень редкого, магического камня, исцеляющего от любых ядов.
   Подождав пока приветственные возгласы и аплодисменты зрителей стихнут, король продолжил:
   - Королева Альба от своего имени дарит Вам, принц, жеребца арибской породы. Вы так же имеете право избрать по своему желанию королеву Весеннего Турнира, которая будет награждать победителей всех последующих соревнований.
   Приняв из рук короля диадему королевы Весеннего Турнира, сделанную в виде двух цветущих веточек из зеленого золота и розовых жемчужин, принц легко вскочил на великолепного коня песочной, почти солнечной масти. По обычаю, турниров победитель в знак уважения к зрителям должен был объехать амфитеатр по периметру, четыре раза слегка склонив своё копьё, с укрепленной на нем диадемой, перед трибунами. Эрамис проделал этот ритуал почти в тишине. Зрители замерли в ожидании "кому же он отдаст диадему?". Наконец завершив круг, принц склонил копьё с диадемой к ногам Терры.

***

   Поздно вечером, возвращаясь с ужина в честь победителя турнира, Эфензор на несколько минут заглянул в свой рабочий кабинет, чтобы подписать несколько тайных бумаг. Как только секретарь вышел из кабинета, туда, постучав для приличия условным стуком, вошел придворный маг Диметриус.
   - Доброй ночи, Эфензор!
   У Диметриуса с королем давно уже были почти братские отношения. Поэтому маг наедине обращался к монарху на "ты":
   - Очень устал?
   - А ты как думаешь? - улыбнулся одни уголками губ король, - Кончится турнир - поеду инкогнито на отдых в Анзорию или к эльфам в Маеллэнд на недельку... Может, даже Альбу возьму, если спокойно во Флорении будет. Сделаешь нам амулеты неузнаваемости?
   Диметриус кивнул и присел в мягкое кресло рядом с Эфензором:
   - С амулетами я помогу конечно... Но на кого ты страну оставишь?
   - На тебя и Терру. Когда вернусь, вас отдыхать куда-то отправлю.
   - Не боишься, что Торнар взбунтуется?
   - Сомневаюсь, что ему захочется работать... Хотя ты, Диметриус, прав - из вредности он может нагадить Терре даже за неделю. Нужно и его куда-то отослать... Придумаю непыльную миссию, скажем в Арибский Халифат. Он туда отдыхать ездит частенько.
   Мужчины помолчали немного, дегустируя хорошее вино, всегда стоящее на маленьком столике в так называемой "зоне для совещаний" в кабинете короля.
   -Я чего пришел, - спохватился Диметриус, - Ты просил меня по тайным каналам узнать, что за "гусь" этот Эрамис... Вот все что я смог на него "нарыть".
   Маг протянул королю несколько листов бумаги. Эфензор мельком глянул их:
   - Сегодня голова совсем не соображает. Завтра посмотрю внимательнее. А ты что о нем думаешь?
   Диметриус пожал плечами:
   - Младший, третий сын в династии. На корону рассчитывать не может, так как есть два старших брата. Владеет небольшим поместьем, которым почти не интересуется, только наезжает временами на пару дней. Умеренно избалован своим титулом. Неглупый, но и особыми талантами Небом не отмечен. Любовницы были - пара штук, но ничего серьёзного. Разошлись давно и вполне мирно. Что вполне нормально для здорового парня двадцати лет. Было бы подозрительнее, если бы при его внешности и титуле любовниц не было совсем. Интересуется оружием - есть очень солидная коллекция, и книгами об охоте. Помогать отцу в управлении страной не рвется, да его и не пытаются привлечь к такой работе. Впрочем, в Анзории не принято запрягать все семейство к такому делу. Боятся свар. Там этому учат исключительно прямого наследника. Остальные забавляются по своему желанию покровительством в сиротских домах или лазаретах. Это ты у нас тиранишь всю семью на благо страны, - подначил маг.
   - Потому Флорения сильнее и богаче Анзории, что не разводим лентяев у трона, - улыбнулся на шутку король.
   - Вот уж не думал, что ты Торнара и Альстмер к трудягам относишь? - засмеялся Диметриус.
   - Увы, ты прав, друг, - вздохнул король, - Пока я жив и могу на них надавить, если не авторитетом отца, то правом короля, эта парочка еще что-то делает. Но что будет, когда Небеса позовут меня в свою обитель? Вот потому я и хочу передать Терре право на трон.
   - Может, все-таки поговоришь с Торнаром? Терра девушка умная, активная, страну, безусловно, потянет... если ей не станут мешать такие как Торнар и Альстмер. Но если сестра для Терры опасности почти не составляет, так как для неё любая работа, словно дохлая крыса, то Торнар - очень даже опасен. Я думаю, стоит попробовать приспособить как-то его к управлению страной. Создашь для него хорошую команду верных людей, приставишь пару-тройку советников...
   Эфензор покачал головой.
   - Если бы все недостатки Торнара кончались на его глупости!! Недавно мне донесли, что принц Торнар заядлый игрок. Причем до недавнего времени почти всегда проигрывал.
   - А теперь выигрывает? - с интересом спросил Диметриус.
   - Да. Теперь, по словам моего осведомителя, из пяти игр - четыре выигрышных. Как думаешь, не магия ли это? - забеспокоился король.
   - Вполне возможно... Направь ко мне этого осведомителя, - король кивнул, а маг продолжил - Так что ты с Эрамисом планируешь делать? Если честно, я согласен с Террой - скользкий тип. Такое ощущение, что его биографию кто-то основательно подчистил.
   Король опять вздохнул и покачал головой.
   - Понимаешь, с одной стороны я так думаю. Но с другой... Эрамис может быть неплохой защитой Терре, если я решу ей оставить трон Флореньи. В Анзории у Эрамиса нет шансов надеть корону, а тут, пусть и вместе с женой, корона вполне реальна. А за этот лакомый кусочек подраться можно даже со сводным братом жены. У Терры кроме тебя и меня нет защитников. А вот за Эрамисом стоят и его братья, и муж его тетки, король Морино. С ними даже у Торнара бодаться не получится.
   - Что ж, - хлопнул ладонями по коленям маг, - На том и порешим. Надеюсь, Эрамис все-таки нормальный парень и найдет ключик к сердцу нашей малышки, а потом защитит её от Торнара.
   И мужчины, пожелав друг-другу доброй ночи, разошлись отдыхать.
  

Глава N10

"Жребий брошен"

   Торнар ждал своего знакомого графа в той же таверне. Только комната была почище, и на столе стоял ужин на двоих. В этот раз маг явился почти вовремя. Привычным движением гость активировал заклинание против подслушиваний и без приглашения сел за стол.
   - Вы все-таки решили сражаться за трон, принц, - не то спросил, не то констатировал факт граф.
   Торнар кивнул.
   - Альстмер, по-моему, играет не честно, - скрипнул зубами принц, - Прошли почти три месяца с Весеннего Турнира, а Терра все еще хороводится с Эрамисом. И судя по всему - дело к свадьбе идет. А сестренка Небом клянется, что этот её старый любовничек - Эрамис, так долго обхаживает нашу моль только чтобы потом скандал погромче вышел.
   Маг недоверчиво хмыкнул:
   - И как она Вам описала сцену предстоящего скандала?
   - Подсыпают на свидании Терре в бокал снотворного, переносят в номер постоялого двора, и там, раздетую, укладывают в постель с пажом Эрамиса. А далее разгневанный жених в сопровождении важных свидетелей, международный скандал, и требование убрать гулящую принцессу в строгий монастырь.
   Маг искривил рот, словно в бокале, который он пригубил, было не вино, а чистый уксус:
   - Как пошло и грубо!! У Вашей сестры, принц, либо нет фантазии, либо она и не думает подставлять Терру, по крайней мере, пока не думает. Последнее, кстати, более вероятно.
   - Как это? - испугался Торнар, - Альстмер обещала, что через месяц, максимум через два эта приживалка будет в монастыре!!
   - Мой драгоценный принц, - в голосе мага было столько сарказма, что ним можно было отравить гюрзу, - Если Вы планируете отвоевать трон и удержатся на нем до глубокой старости, Вам нужен очень, - маг сделал паузу, - очень хороший советник. Если уж Вы сами не смогли разобраться в такой простой игре Вашей сестры...
   Словно недоумевая как можно было на такое клюнуть, маг развел руками.
   - То есть? - не понял Торнар.
   - То есть принцесса Альстмер собирается провернуть очень простую комбинацию. Её прежний любовник, хотя при выгодных ситуациях прежние любовники вполне могут стать сегодняшними, женится на Терре. Получает корону и разводится с нею, уличая в неверности озвученным Вами способом. После чего женится на Альстмер. Вам, как видите, места в её комбинации нет. А сражаться за корону с Анзорией и Морино, которые, по-родственному, поддержат Эрамиса, у Вас силенок не хватит.
   Несколько минут принц переваривал услышанное, а потом разразился такой извращенной бранью, которой бы постыдился даже старый пират. Самое приличное, что он сказал, звучало так:
   - Я эту блондинистую шлюху продам в портовый бордель Арибского Халифата!! Дайте мне только до короны добраться!! - потом, когда запас ругательств исчерпался, добавил решительно, - Граф я готов на любые Ваши условия, только помогите мне убрать с дороги этих зарвавшихся наглых баб.
   Гнев Торнара не позволил ему контролировать ситуацию вокруг, иначе он бы заметил довольную улыбку, промелькнувшую на лице мага.
   - Что ж, принц, я готов помочь. Условия Вам известны, но я добавлю еще одно. Вы должны безоговорочно, слепо мне верить. Или так, или я умываю руки и уезжаю.
   Торнар махнул рукой.
   - Я согласен. Мне - трон, Вам - место придворного мага. Но что делать с отцом? Убивать его, по-моему, опасно - народ не поймет. Да и отец, как-никак ... - принц "скорбно" вздохнул.
   - Ну что Вы, принц! Как Вы можете меня подозревать в таком желании?! Но с Диметриусом придется действовать жестко.
   - С этим типом делайте что угодно. Хоть опыты над ним проводите...
   - Тогда поступим так. Вы, принц, продолжаете делать вид, что верите сестре. Пусть Альстмер решит, что все под её контролем. А сами собираете сведенья о передвижении мага за пределами дворца. Во дворец мне не пройти - там стоит хорошая охрана, фиксирующая постороннюю магию. И мне опасно там сейчас появляться. Диметриуса нужно устранять в городе, или, если повезет, вообще в какой-то провинции. Я тем временем подготовлю нужные средства.
   - Ну, о передвижениях Диметриуса я даже сейчас могу рассказать достаточно, - обрадовал мага принц, - раз в две недели он ходит в здание Совета Лордов на заседания. Через пять дней как раз очередное заседание. Будут объявлять результаты турнира Знаний. По всему, я чувствую, у меня там последнее место, - принц в два глотка выпил полный бокал вина и продолжил, - Он приезжает к парадному входу в закрытой, коричневой карете с гербом. Иногда с ним едет и отец. Остальные визиты Диметриус делает с помощь личного портала перемещения, они не регулярны, и просчитать их невозможно.
   Маг задумался.
   - Значит, инсценировать нападение на карету грабителей не получится.
   -Хорошо, - решительно поднялся маг со стула, давая знать, что разговор окончен, - Я посмотрю на месте что можно придумать у здания Совета Лордов. Результат сообщу через нашего посредника.
   - Да, граф, - остановил мага почти у двери принц, - Все хотел спросить.... Как Ваше имя?
   Маг на пару мгновений задумался.
   - Зовите меня граф Альфор.

Глава N11

Семейный разговор

   Переодеваясь к семейному завтраку, Терра витала в романтических грезах. Почти три месяца прошло с того дня, когда Эрамис начал официальные ухаживания. Трижды в день он дарил девушке маленькие относительно недорогие, но приятные мелочи - корзинку первых лесных ягод, шкатулку полную живых экзотических бабочек, вечернюю серенаду под окном... Недельный отпуск на живописных островах измерения русалок и друидов - Акваринии, они с Эрамисом тоже провели вместе. Ночевали, конечно, в разных комнатах - тут принцесса была непреклонна. Но все остальное время они были неразлучны. Терре казалось, что её наполнили воздухом с добавлением смешинок и фейерверков. Она была счастлива и чувствовала себя настоящей сказочной принцессой. Из зеркала на неё смотрела хорошенькая девушка с чуть вздернутым маленьким носиком, красивыми пухлыми губками и серо-голубыми глазами, смеющимися из-под шикарных густых ресниц. Слишком острый упрямый подбородок, вытянутое, как говорил Торнар "лошадиное", лицо и глубоко посаженые глаза скрыл правильный макияж. А удачно подобранные платья и прически добавили Терре эльфийской воздушности и шарма.
   Завтрак, накрытый как всегда в "Лесной" столовой, проходил по обычному "сценарию". Торнар отпускал злые шпильки в сторону младшей сестры, Терра отвечала по мере возможности без злости, Альба пыталась урезонить сына, а Альстмер иногда комментировала реплики все троих. Только Эфензор не вмешивался в "родственную" пикировку, поняв за эти годы, что все увещевания и просьбы к Торнару и Альстмер не нападать на Терру никакого результата не дают. Но когда градус словесной "войнушки" начал подниматься до уровня серьёзных оскорблений, король не выдержал и перевел разговор на более интересную тему:
   - Я слышал, Терра, Эрамис преуспевает в своих ухаживаниях за тобой?
   Терра зарделась, опустила глаза и тихо ответила:
   - Да, папа, он вчера сделал мне предложение руки и сердца.
   Альстмер, отложив аппетитный кусочек курицы, зааплодировала:
   - Браво сестренка! Такого красавца захомутать "суповым набором" на ножках это уметь нужно! Не зря, видно, к Диметриусу через день вечерами бегаешь. Наверно ты принцу вечную жизнь пообещала. На другое он не согласился бы...
   Эфензор метнул на Альстмер колючий взгляд.
   - Прекрати оскорблять сестру! Твоё "богатство" вот-вот из платья выпадет, - намекнул король на солидный бюст старшей дочери и слишком глубокое декольте, - Но никто не называет тебя дойной коровой. И, кстати, при такой "яркой" красоте я не вижу очереди претендентов на твою руку. Почему бы тебе не задуматься об этом, а не завидовать сестре.
   Альстмер побагровела со злости или стыда, но ссора с отцом была бы чревата урезанием ежемесячного содержания, поэтому она промолчала.
   За то Торнар повеселился всласть! Поаплодировав ответу отца, вставил свои пять копеек:
   - Отличный эпитет, папа! Теперь я буду знать, как называть нашу солнцеподобную Альстмер!
   - Только попробуй! - прошипела бедняжка и бросила на братца испепеляющий взгляд.
   - Хватит! Надоело! - рявкнул на детей король и стукнул ладонью по столу так, что подпрыгнули чайные чашки, - С этого дня за каждое оскорбление вами родственников я буду изымать из вашего содержания десятую часть. А то, что я смогу узнать о таких инцидентах - можете не сомневаться. Уверен, за пару месяцев вы научитесь не только людей уважать, но и жить экономнее.
   Альстмер и Торнар замерли от испуга и удивления. Никогда еще отец так на них не кричал за завтраком. Да и финансовые санкции заставляли призадуматься.
   Эфензор тем временем встал из-за стола и подошел к стулу жены.
   - Прости, дорогая, что покидаю вас не закончив завтрак, но эти обормоты испортили мне аппетит, - король склонился к Альбе целуя ей ладонь и щеку, - Терра, как насытишься, загляни ко мне в кабинет - есть разговор.
   Терра в два глотка допила чай и тоже встала из-за стола. Ей не хотелось оставаться за одним столом с разозленными родственниками.
   - Я закончила завтракать, папа, и иду с тобой.
   Когда двери рабочего кабинета закрылись за королем и Террой, и автоматически была активирована магическая система против подслушиваний, Эфензор начал обещанный разговор.
   - Во-первых, я очень рад дочурка, что Эрамис сделал тебе предложение. Он, кстати, и ко мне под вечер зашел. Спросил, может ли официально прислать послов для оформления помолвки. Я дал своё согласие, и принц обещал через неделю вернуться с пышным эскортом, подарками и всем что положено чин-по-чину.
   Терра счастливо прижалась к отцу. Он обнял её и чмокнул в макушку.
   - Знаешь, я рад, что ты послушалась меня. Эрамис помог тебе почувствовать себя красивой девушкой. А это очень важно в жизни - чувствовать себя красивой, любимой и желанной. Как бы ни сложилась жизнь, запомни это ощущение и знай, всегда найдутся те, для кого ты будешь самой красивой и драгоценной.
   Терра кивнула и опять прижалась к груди короля.
   - А знаешь, у меня для тебя есть маленький подарок к помолвке. Вчера поздно вечером стали известны результаты турнира Знаний. Ты получила наибольшее количество балов и голосов лордов. Через пару часов ты будешь объявлена победителем, я подпишу соответствующий документ и объявлю народу свою волю.
   Терра с ужасом посмотрела на отца.
   - Торнар меня прибьет! Он не отдаст мне права на трон.
   - Пока я жив, он не посмеет тебя обидеть. И потом, через три месяца ты выйдешь замуж за Эрамиса. Он клялся мне, что не даст тебя в обиду. Впрочем, и без клятвы он не сможет тебя игнорировать - ты будешь наследницей трона, а потом королевой. Не бойся малышка, я позабочусь о тебе даже после смерти.
   Терра крепко обняла короля и прослезилась.
   - Папочка, я очень люблю тебя и маму. Мне все равно, будет у меня корона или нет. Я сделаю все чтобы ты не пожалел о своём решении и гордился мною.

***

   В карете, окруженной всадниками из королевской охраны, сидели трое: король Эфензор, личный секретарь короля сер Натен и придворный маг Диметриус. Мужчины молчали. Все было решено и сказано еще во дворце - сегодня принцессу Терру официально объявят наследницей короны Флорении. Для вступления в закон этого решения король и ехал на торжественное подписание соответствующих документов в Палату Лордов.
   Не все лорды королевства были согласны с таким решением. Чего скрывать, были в государстве и такие, кто желал видеть на троне необученного, недальновидного и главное поддающегося управлению короля. Торнар с его любовью к пьянкам, гулянкам, карточным играм, нежеланием упорно работать с документами и на заседаниях Совета Лордов легко попадал под влияние таких "теневых" сил Флорении. Но к счастью большинство государственных мужей королевства поддержали Эфензора, а некоторые из них даже обещали ему полную поддержку младшей принцессы при любом раскладе событий. Да и на жениха Терры, принца Эрамиса, король тоже полагал некоторые надежды...
   Первым тишину в карете прервал Диметриус, до этого внимательно смотревший на короля.
   - Ваше величество, Вы взяли сегодня с собой еще какой-то амулет, кроме стандартного стрелонепробиваемого?
   -Нет, - удивился вопросу король, - Вы думаете, нас ждут какие-то "сюрпризы"?
   - Мы уже имеем "сюрприз", - вздохнул маг, - На вас какая-то посторонняя магия неясного характера. С Вашего позволения я поищу её локализацию.
   Поменявшись с секретарем местами, маг стал водить руками вдоль тела короля. Остановившись на уровне левого небольшого кармана в куртке-дуплете, Диметриус слегка улыбнулся:
   - По-моему нашел.... Вы позволите, - спросил он для вежливости, и, не дожидаясь формального позволения, вытащил из кармана иностранную серебряную монету.
   - Хм... Мифриловая монетка...
   Маг подержал её между ладоней пару секунд, словно прислушиваясь к чему-то. Лицо Диметриуса становилось все беспокойнее.
   - Ваше Величество, кто Вам её дал?
   - Не представляю, как она могла попасть в мой карман... - удивленно ответил король, - Хотя.... Когда я спускался к карете, меня на лестнице встретил Торнар. Он за завтраком вел себя неприлично, и я на него немного разозлился. Вот принц и решил попросить у меня прощения. Мы помирились и обнялись. Наверно во время этого объятия Торнар и сунул мне монету.
   Маг вытащил из поясной сумки небольшой холщевый мешочек и, положив туда монету, туго завязал тесемки.
   - Монета была магическим маяком, - ответил он на вопросительный взгляд короля и секретаря, - Но для какого заклинания я пока не могу сказать. Мешочек перекрывает излучение магии наружу, но сохраняет магическую силу предмета. После возвращения во дворец я проверю её в лаборатории и скажу точнее кому или чему она маячила. Но что-то мне подсказывает, что Торнар влип в опасную игру, в которой участвует и неизвестный пока маг.
   - Но разве гильдия магов не контролирует появление и передвижение приезжих коллег? - удивился сер Натен.
   - Конечно, контролирует! - успокоил секретаря Диметриус, - Во всяком случае, разумные и порядочные маги не станут работать на чужой территории, не оповестив местных магов о силе и характере своей магии. Да и сообщить о сроке своего пребывания и планах на это время считается хорошим тоном. Потому что каждая территория может безболезненно выдержать лишь определенное количество той или иной магии на, так сказать, душу населения. Ведь для своей работы маг берет энергию с окружающей среды. И если её взять слишком много, в стране или даже в целом измерении начнутся разные катаклизмы: бури, моры на людей или животных, повышенная агрессивность людей, неурожаи. Вот почему магам выше четвертого уровня* могут ограничить права на магию или вообще запретить работать в местности, где уже есть маги с таким уровнем. Магу в этом случае предлагают иное место, иногда даже в другой стране, где он может в полном объёме применить свои силы. Такое место находится довольно быстро и легко потому, что гильдия магов охватывает все страны и княжества нашего измерения.
   - Хм... А я думал это у вас конкуренция, - удивился секретарь, - Оказывается вы просто равномерно распределяете магию по миру. Примите моё восхищение мудростью Совета магической гильдии. Старейшинам других гильдий стоит взять эту систему на вооружение.
   Сер Натен склонил голову в сторону мага.
   - Благодарю, сер Натен, - Диметриус повторил движение секретаря, вернув ему уважительный полупоклон, - Но такой баланс был установлен еще нашими прадедами. Нам остается только его поддерживать. Но, к сожалению, иногда находятся слишком амбициозные маги, которым наплевать эти разумные правела и последствия их нарушений.
   - Я не знал, что среди магов есть такие самоубийцы, - снова удивился сер Натен, - И часто приходилось бороться с такими магами?
   - Не часто, - покачал головой Диметриус, - Количество магов с высоким уровнем регулируется Высшей Школой Магии.
   - Я слышал, её еще называют "Тайным островом"?
   - Все верно, сер Натен. Туда берут только очень талантливую молодежь, уже имеющую третий или четвертый уровня магии. Там за семь-десять лет они получают максимальный двенадцатый уровень магии. Но не многие на это способны. Магия сродни игры на музыкальном инструменте. Очень многие могут только играть, но единицы могут создавать музыку.
   - Мда... Магия всегда была для меня чем-то сродни музыке, - признался секретарь и уже более серьезно спросил, - Как Вы думаете, эта монета может грозить его Величеству?
   - Не знаю, - задумчиво покачал головой Диметриус, - Но стоит немного подстраховаться знакомыми мне средствами.
   Маг выглянул из окна и махнул рукой капитану охраны.
   - У Вас есть люди с амулетами магической защиты?
   - Да, мастер Диметриус, - кивнул капитан, - Четыре человека. Как положено.
   - Тогда как только откроется дверца кареты, активируете амулеты и берете Его Величество под плотный защитный колпак и сопровождаете от кареты до двери зала Заседаний.
   Капитан кивнул, отдал честь и поспешил сообщить своим людям о корректировке сценария защиты.
   От королевского дворца, который, как не странно, находился на окраине Флорино, в окружении большой лесопарковой зоны, до здания Палаты Лордов было больше получаса неспешной езды. А поскольку нестись галопом королевской карете не приличествует, и четверка угольно-черных лошадок, красиво перебирая точеными ногами, не спеша стучала копытами по мостовой чистеньких улочек под радостные приветствия случайных прохожих.
   *

***

   На этот раз граф Альфор выбрал для встречи с Торнаром не дешевый пригородный постоялый двор, а весьма дорогую гостиницу в самом центре Флорино. Сам номер, оформленный в бело-зеленых тонах, был не особенно большим и не самым дорогим, но имел очень удобное положение - из окна спальни был отличный вид на главный вход в Палату Лордов.
   Опередив отца минут на двадцать с помощью кольца телепортации, которое дал ему Альфор, принц приготовился вместе с магом смотреть как будут "брать" Диметриуса. Зрелище Альфор обещал незабываемое! Перетащив в спальню пару мягких кресел мужчины стали ждать королевский экипаж.
   Трёхэтажное здание Палаты Лордов, построенное из серого камня, было щедро украшено разнообразнейшей лепниной, кариатидами, декоративными и действующими балкончиками, которые поддерживались статуями магических животных. Над главным входом в здание нависал самый большой и роскошный балкон, на который король Эфензор выходил в праздничные дни для провозглашения торжественных речей. Балкон держала на распахнутых крыльях большая птица с львиной головой - анзуд**.
   Народ, ожидавший приезда короля на большой площади у Палаты Лордов увидав подъезжающую карету, оживился, замахал приветственно руками и платочками. Наблюдатели в гостиничном номере тоже подошли ближе окну.
   Как только король Эфензор, в сопровождении секретаря и Диметриуса, ступил на мостовую площади, рядом с ним тут же встали четыре охранника: два чуть впереди и два сзади. Если бы зрители на площади имели зрение способное увидеть магию, то увидели бы, что вокруг короля словно надули мыльный пузырь.
   Граф Альфор прекрасно видел этот защитный купол и слегка улыбнулся уголками губ - все шло по его плану.
   А король тем временем не торопясь, приветливо кивая подданным, продвигался по коридору проложенном в толпе телохранителями.
   Где-то на полпути к входу в Палату Лордов, Диметриуса окликнула женщина с грудным младенцем на руках:
   - Ваше могущество, мастер Диметриус, умоляю о помощи!!
   Король кивнул магу, позволяя подойти к женщине, а сам продолжил движение.
   - Мастер Диметриус, - чуть не плакала просительница, - спасите моего сына! Он единственный мой ребенок. Отец его погиб во славу Флорении в морском бою с пиратами. Целители сказали, что у малыша болезнь мозга и жить ему осталось не больше недели.
   Молодая мать попыталась упасть на колени, но Диметриус её остановил:
   - Не нужно, госпожа... Колени преклоняют только перед королем. Я посмотрю малыша. Часа через два приходите в городской лазарет. Скажете, что Вы говорили со мной тут и Вас проводят в мой кабинет...
   Диметриус провёл рукой по головке ребенка, прислушиваясь к ощущениям, и покачал головой:
   - Вы мудро поступили, отыскав меня. Малышу еще можно помочь, но потребуется время и много Вашего терпения.
   Пока маг говорил с мамочкой, король поднялся на небольшую площадку перед входом в здание.
   То, что произошло дальше, не мог предугадать никто, кроме организатора этой жути.
   Массивный балкон, до этого украшавший здание пару столетий, со страшным грохотом обвалился на площадку, куда уже поднялся король и его сопровождающие.
   На мгновение толпа замерла, а потом тишину расколол истошный женский крик:
   - Убили! Короля убили!!
   Несколько минут Торнар стоял у окна в гостинице, словно бледный памятник самому себе. Но когда первый шок прошел, он рванулся к Альфору.
   - Ты, дерьмо драконье, обещал мне, что отец не пострадает!!
   Принц попытался схватить мага за грудки, но тот легко избежал "контакта", каким-то неуловимым способом оказавшись в другом конце комнаты.
   - Да я тебя на куски своими руками порву! На этой же площади живьём сожгу! - неистовствовал Торнар пытаясь достать Альфора.
   Но достичь своей цели он не успел. Маг резко вытянул вперед руку, и какая-то непреодолимая сила ударила принца о стену так, что у того даже дух перехватило. Эта же сила, повинуясь движению руки Альфора, приподняла Торнара и пригвоздила его к стене, как бабочку, сделав беспомощным и немым.
   - А теперь слушай меня, щенок, - голос графа был обжигающе холоден как сталь на морозе, - В смерти отца виновен ты и только ты. Я велел тебе подложить в карман отцу охранную монету? Ты это сделал? Говори!
   Но получив разрешение говорить, принц только смог пропищать испугано:
   -Да положил.
   - Тогда гибель короля было предопределено свыше. И тебе остается доделывать то, что хотел. Сейчас ты лично спустишься на площадь, своими руками будешь разбирать обвал и проверишь, была ли у Эфензора монета. Потом дашь распоряжение об аресте всех, кто отвечал за магическую защиту короля. В первую очередь арестуй Диметриуса. Не забудь его обыскать, изъять все амулеты и связать руки за спиной крест-накрест!! Это лишит его возможности воспользоваться магией для побега. Ты все запомнил?
   Торнар опять пропищал "да" и маг продолжил:
   - С этой минуты твоя жизнь у меня -- вот здесь.
   Альфор сжал в кулак руку, протянутую по направлению к принцу, и Торнар застонал от жуткой боли в каждой частичке тела. Маг раскрыл ладонь и продолжил:
   - Ты получишь, то, что хотел - корона Флорении будет твоя. Но ты будешь выполнять любое моё желание. Скажу убить сестру - убьёшь, скажу на ней жениться - женишься. Ты понял меня?
   - Да, - простонал Торнар.
   - "Да, мой господин!" - поправил его маг, слегка сжимая кулак.
   -Да, мой господин, - послушно повторил принц, корчась от боли.
   Альфор усмехнулся брезгливой улыбочкой и опустил руку. Пленник, потерявший опору, плюхнулся в зловонную лужицу под собой.
   - Завтра, в полдень, я приду во дворец к западному черному входу. Пришли своего пажа и распорядись, чтобы охрана сразу же пропустила меня к тебе.
   - Да, господин, - повторил принц, и когда за Альфором захлопнулись двери, тихо зарыдал впервые в своей жизни.
  
  

Глава N12

"Дважды сирота"

  
   Королева Альба лежала с закрытыми глазами в спальне, для которой сама подбирала изящную легкую мебель светло-коричневых пастельных тонов, шелк для обивки стен цвета топленого молока, затканный тоненькой золотистой сеточкой, и воздушные коричнево-белые портьеры. Но уютная спальня уже не радовала хозяйку. В груди немилосердно жгло, а в голове невыносимой болью стучали слова гонца "Его величество король Эфензор погиб от обвала балкона". В первое мгновение Альбе показалось, что она ослышалась, но скорбное лицо офицера подтверждало сказанное. Перед глазами все поплыло, в сердце словно воткнули раскаленный кинжал, и мир исчез для королевы. Беспокойно засуетились несколько придворных лекарей и Терра, получившая недавно уровень мага-хирурга. Придворные и послы испугано перешептывались по укромным углам дворца. Потерять в один день всю монаршую чету было очень опасно как для страны, так и для каждого из придворных. Приход к власти Торнара в такой ситуации многих не радовал - он был чреват изменениями политики, бунтами подданных и арестами недовольных.
   - Мама, мамулечка, очнись же... Ты нужна мне! Как же я без тебя?! - негромко повторяла, как молитву, Терра, едва сдерживая рыдания.
   Она, не подпуская горничных, сама сидела у кровати матери. Её ловкие руки то наносили целительные мази на виски, то меняли компрессы и целебные амулеты на сердце и лбу...
   "Эфензора больше нет" - вспомнила Альба, наконец, открыв глаза. Нет больше её единственного и неповторимого мужчины, который сделал её жизнь ожившей мечтой. Альба знала, что с первого робкого поцелуя и до сегодняшнего дня она была для мужа единственной женщиной, ради которой он мог пожертвовать всем, даже жизнью и короной. В груди опять словно провернули кинжал, и Альба тихо застонала.
   - Мамочка, родная, очнулась! Где болит? Как болит? - встрепенулась Терра.
   Лекари тоже поспешили к постели королевы.
   - Ваше величество, не бойтесь ничего, и не беспокойтесь. Мы сейчас дадим вам лекарство, и боль пройдет. А через пару дней Вы сможете подняться с постели, - подбадривали они пациентку.
   Но Терра знала, что болезнь Альбы более чем серьезная. Даже с теми навыками целительства, что она успела получить, девушка чувствовала, что в сердце матери есть серьезные нарушения и кровоточащие сосуды. Но такие болезни мог вылечить только Диметриус - единственный маг во Флорении обладающий магией исцеления внутренних скрытых ран.
   Но Торнар еще на площади у здания Палаты Лордов приказал арестовать придворного мага и поместить в камеру для особо опасных преступников. И даже временное освобождение мага требовало оформления кучи бумаг с подписью принца, которые куда-то исчез. Пока статс-дама леди Айрин и один из управляющих замком бегали как угорелые в поисках Торнара и пытались надавить на начальника тюрьмы, Терра с целителями старались поддерживать жизнь Альбы.
   - Мамулечка, приоткрой рот, - стараясь не расплакаться, попросила Терра, - Я сейчас я тебе по капельке лекарство дам. Тебе голову поднимать пока нельзя. Оно не горькое... А через минут пять сердце болеть перестанет.
   Королева послушно открыла рот, и девушка стала потихоньку с помощью большой пипетки капать ей лекарство с запахом мяты и лимона. Альба глотала лекарство и смотрела на дочку глазами полными слез. "Что будет с нею? Позволят ли ей Торнар и Альстмер жить на родине? Успел ли Эфензор подписать указ о смене наследника в пользу Терры? - думала она, - Ах, Эфи, любимый, единственный мой Эфи, почему ты так рано меня оставил? Как я буду жить без тебя?! Как дети будут без твоей твердой руки?".
   - Я тут, любимая, - словно прошелестело у самого уха королевы, - Все, что у меня есть, я как всегда принес к ногам моей королевы.
   Альба медленно повернула голову в сторону звука и увидела за спиной Терры знакомую до боли фигуру, полупрозрачную словно тень, слепленная из легкого тумана.
   - Эфензер, ты тут? Ты пришел ко мне?!
   Королева даже попробовала приподняться в постели, но дочка не позволила ей.
   - Мамочка что ты!! Папы тут нет, а тебе нельзя резких движений. Лежи спокойно. Сейчас придет Диметриус и подлечит тебя лучше микстур и примочек. Потерпи чуточку.
   Тень Эфензера тоже покачала головой и прошелестела:
   - Не нужно так спешить в чертоги светлых сил, дорогая. Я пришел, чтобы провести тебя туда. Никто, кроме тебя, меня не видят и не слышат. И тебе нет необходимости говорить со мной вслух. Я слышу твои мысли. У нас с тобой есть пара незаконченных дел. Нужно кое-что сообщить детям и позаботится о их наследстве.
   Альба успокоилась и улыбнулась, прикрыла глаза и мысленно продолжила.
   - Я так рада что ты не оставишь меня тут одну. Но я волнуюсь, как наши дети перенесут наш уход.
   - Ты же сама недавно говорила, что нашим детям пора взрослеть и отвечать за свои поступки.
   - Но Терра...
   - О Терре я позаботился, - успокоила тень короля, - Передай ей, что обещанное она найдет в тайнике за моей любимой картиной. Тайник откроется только ей или Диметриусу. А сейчас подумай о том, что ты хочешь сказать детям и сделать для них на прощание. У тебя есть час времени.
   Альба подозвала к себе Терру:
   - Наклонись ко мне дорогая. Мне нужно тебе сказать что-то очень важное для тебя.
   Терра удивилась, но склонилась к матери.
   - После похорон открой тайник за любимой картиной отца. Там его подарок для тебя. Но помни, никто кроме тебя и Диметриуса не сможет его открыть, - прошептала Альба и уже громче добавила, - А теперь позови сюда Альстмер, Торнара, королевского секретаря, духовного наставника, мою статс-даму и парочку членов палаты лордов, кого рядом отыщешь. Я уверена, они должны быть сейчас в гостиной. Секретарю предай пусть возьмет бланк для завещания и магическое перо - простым я сейчас не распишусь. И не смотри так на меня испугано, - добавила королева почти повелительным голосом, - У меня нет ни времени, ни сил тебе что-то объяснять и спорить. Расценивай это как последние приказы королевы.
   Терра постаралась укротить набегающие слезы и, сделав реверанс, поспешила выполнять распоряжение.
   Почти все, кого хотела видеть Альба, и правда топтались в её гостиной в ожидании хороших или дурных вестей. Поэтому через пять минут спальня королевы наполнилась людьми. Не было только Торнара, которого до сих пор никто не мог найти.
   - Господа, - тихим, но уверенным голосом начала свою речь Альба, - Я позвала вас сюда, чтобы в вашем присутствии написать завещание.
   Мужчины попытались успокаивать Альбу, утверждая, что она сможет еще выпить вина на свадьбе своих внуков, но Альба была непреклонна.
   -Я не знаю, что случится через час. Неожиданная смерть короля Эфензора напомнила мне о непредсказуемости нашей жизни. Поэтому я хочу написать завещание при свидетелях, что потом никто, никогда не смел его оспорить.
   Присутствующие молча поклонились в знак понимания и повиновение.
   - Итак, - королева с трудом вдохнула воздух, сердце опять стало болеть все сильнее, - Как правопреемник трона моего умершего мужа короля Эфензора, я подтверждаю все его решения, договора и подписи, которые он сделал до последней минуты своей жизни. Моему сыну Торнару я завещаю всю недвижимость и личные денежные сбережения короля Эфензора, которыми после смерти мужа я имею право распоряжаться.
   Альба опять сделала паузу, давая передышку себе и возможность записать сказанное секретарю.
   - Все это он получит, если не нарушит условий написанных ниже. В противном случае все его наследство будет разделено между его сестрами, - легкий шумок удивление пробежал по спальне, но королева продолжала, - Мою движимую и недвижимую собственность, драгоценности и личные денежные сбережения я разделяю между дочерьми с условием, что Наскальный замок, где я впервые взяла на руки Терру, со всеми его землями будет принадлежать младшей дочери. Я также завещаю Терре мой свадебный набор драгоценностей из "слезы дракона".
   Альба опять сделала паузу, чтобы переждать приступ боли.
   - Леди Айрен я оставляю на память ювелирный набор с моранскими камнями.
   Статс-дама склонилась в глубоком реверансе:
   - Ваше величество, это слишком щедрый дар...
   - Оставьте скромность леди Айрен, - перебила её Альба, - Вы были рядом со мной больше тридцати лет. Настоящая верная дружба стоит больше, чем две горсти мелких блестящих зеленых камешков. Там более что они Вам очень к лицу... Но продолжим далее. Придворному магу Диметриусу, как и леди Айрен, мой душеприказчик положит по тысячи золотых "бутонов" на личные счета в межгосударственном банке измерения Нату-Алла, для рентового использования.
   "Весьма мудро! - тихо прошумели свидетели составления завещания, - На эту сумму можно спокойно прожить, пусть не шикуя, но и не голодая всю жизнь в любой стране нашего измерения"
   - Теперь условия получения моими детьми наследства, - продолжила Альба, - Мои дети должны гарантировать, что леди Айрен и мастер Диметриус останутся служить во дворце на своих местах столько времени, сколько пожелают. Все возможные претензии к ним будут рассматриваться судом Палаты Лордов с участием гильдии магов и представителей храма "Светлых Небес". При невыполнении этого условия виновный лишается наследства в пользу других наследников, - королева застонала от приступа боли, и когда боль отступила, завершила диктовку, - Завещание диктовано мной в здравом уме и твёрдой памяти, что могут засвидетельствовать господа.... Моё имя и подпись.
   Альба устало прикрыла глаза. Казалось, простая короткая диктовка отняла у неё массу сил.
   - Присутствующих впишите потом, - велела она секретарю, - Дайте бумагу кому-то, чтобы убедились, что все записано с моих слов верно, и помогите мне подписать документ.
   Когда все формальности с оформлением завещания были соблюдены, Альба попросила оставить её наедине с дочерьми.
   - Торнара, как я вижу, тут нет, - не то констатируя факт, не то жалуясь на сына, вздохнула королева, - Может быть это и к лучшему... Послушайте меня девочки. Я знаю, что все эти годы вы недолюбливали друг друга.
   Сестры уже открыли рты, чтобы объяснить что-то, но Альба их перебила:
   - У меня нет ни времени, ни желания вас мирить. Это вопрос не одного дня, а то и месяца... Если вы захотите помирится - помиритесь и без моих просьб. Но ваши склоки не принесут ничего, кроме беды вам лично и стране в целом. Торнар рвется к трону Флорении. Но его нельзя к нему допускать. Не так давно отец узнал, что ваш брат связался с очень опасной организацией, цель которой обрушить на Флорению хаос войны и беспорядков, а под шумок прихватить как можно больше территории.
   Терра нахмурилась. Личная боль отступила перед опасностью для родной страны.
   - И кто начал такую игру? - спросила она почти спокойно.
   - Все нити заговора вели в Арибский халифат. Но отец не успел распутать этот клубок до конца. Там был замешан кой-то очень сильный маг. Гильдия магов ищет его, но пока безрезультатно. Я думаю, этот маг и организовал гибель отца.
   Королева опять застонала от боли, но постаралась говорить дальше, понимая, что её время на исходе:
   - Дорогие мои! Торнар будет устранять всех претендентов на трон. Он не посмотрит, что вы его сестры и если вы будете воевать как раньше, он уничтожить вас за пару месяцев. Девочки, я не прошу вас полюбить друг-дружку, но во имя памяти отца и моей памяти сделайте все, чтобы Торнар не получил короны.
   - Мы сделаем все возможное, мама! - одновременно, почти как клятву, произнесли сестры.
   - Хорошо, - вздохнула Альба, - А теперь позовите мне моего духовного наставника. Мне нужно поговорить с ним наедине. Хочу примериться с миром.
   Девушки очень неохотно вышли из комнаты. Но Терра на мгновение задержалась, чтобы еще раз поцеловать мать.

***

   Духовный наставник королевской семьи Сонней, один из десяти верховных магистров ордена "Светлых небес" лорд Селфик, на первый взгляд казался безобидным, милым, улыбчивым старичком. Он был небольшого роста, худощав. Его маленькую, подвижную, голову украшала аккуратная лысина, как он любил говаривать, "протоптанная не одной сотней тяжких размышлений". Безобидности Селфику добавляли длинные, как у сома, тонкие белые усы, обрамлявшие верхнюю губу и опускающиеся чуть ли не до груди, и весело прищуренные глаза. Одевался он соответственно чину в довольно элегантную мантию приятного синего цвета, и двухстороннюю, с голубой и вишневой подкладкой, накидку с капюшоном. Но все, кто знакомился с магистром Селфиком ближе, убеждались в изобретательности и логичности его ума, твердости характера и самоотверженному следованию законам ордена.
   Орден "Светлых небес" был весьма уважаемым во Флорении религиозным течением. Его члены не принимали участия ни во внешней политике королевства, ни в управлении страной. Они просто заботились о духовном и душевном равновесии подданных Флорении. Члены ордена опекали сиротские дома, помогали прихожанам в тяжелые моменты жизни, участвуя в судебных заседаниях, где виновного могли приговорить к смерти или к длительной каторге выявляли истину, пользуясь амулетами правды. Каждый подданный Флорении всю жизнь проводил с обрядами и праздниками этого ордена. Новорожденному ребенку в храме Светлых Небес при помощи Ларца Судьбы давалось имя. Вступая в пору юности, в том же храме молодые парни торжественно брили первые усы, а девушки надевали свои первые девичьи венки с фатой. Священники ордена освящали союз влюбленных или расторгали его, если он становился опасен для жизни или здоровья супругов и членов их семьи. Завершали флорейнцы свою жизнь с обрядом "Примирения с миром". Он позволял умирающему человеку дать последние распоряжение относительно наследства, попросить у мира, который олицетворял священник, прощения за все возможные обиды или рассказать тайны, которые в данный момент рано было открывать, но и забрать их с собой тоже было невозможно. В этом случае члены ордена "Светлых Небес" становились душеприказчиками усопших, и уже никто не рисковал нарушить завещание покойного. Как и все предыдущие обряды, обряд "Примирения с миром" был так же добровольным, никто никого ни к чему не принуждал. Даже пожертвования ордену принято было делать тайно и только для конкретной цели.
   Магистр Селфик был духовным наставником и душеприказчиком семьи Сонней уже лет двадцать. Он проводил обряд "Примирения с миром" для отца и матери Эфензора, а теперь возможно придется провести его и королеве Альбе.
   "Какие странные все эти смерти, и как не вовремя!! - думал Селфик стоя у окна в будуаре королевы Альбы, куда перешли все, кто присутствовал при составлении завещания, - Словно кто-то дергает невидимые нити кукол-марионеток. Эфензор погиб подозрительной смертью как раз перед подписанием важных документов. Альба при смерти, а единственный лекарь, что может её спасти в тюрьме. Торнар словно с цепи сорвался и вообще исчез неизвестно куда, хотя он обязан быть тут. Кто-то планомерно расшатывает стабильность в Флорении. Нужно как можно быстрее созвать тайный совет ордена. И, пожалуй, стоит пригласить туда парочку самых здравомыслящих магов из Всемирной Магической Гильдии. Ни им, ни нам не нужны революции и территориальные конфликты. Может еще не поздно все остановить". Впервые за свою жизнь, а может и за всю историю ордена магистр Селфик решил вмешаться, хоть и косвенно, в политику Флорении. И для этого он решил попробовать, если успеет, расспросить королеву о её взгляде на происходящее.
   Когда за магистром Селфиком закрылась дверь в спальню матери, Терра еле добралась до ближайшего кресла. Она смертельно устала от многочасового нервного напряжения, от постоянного сдерживания рыданий, от ожидания чуда, которого все не было.... Кто-то дал ей в руки бокал с водой, смешанной с успокоительными каплями. Терра пила автоматически, не чувствуя привкуса лекарств. Руки дрожали, и девушка не удержала бы бокал, если бы ей не помогала леди Айрен.
   Альстмер же нервно ходила вдоль окон. Она уже выплакала все слезы за эти несколько часов после вести о гибели отца, и теперь, только ради чужих глаз, периодически прикладывала платок к лицу, благо густая траурная вуаль не позволяла проверить плачет она или нет. Слова матери о том, что Торнара нельзя допустить к трону заставили её пересмотреть свои взгляды на корону Флорени . "Отец не успел подписать официальный указ о признание Терры как своей преемницы, - размышляла Альстмер почти спокойно, - А значит, шансы сестренки на получение короны очень малы. Можно, конечно, использовать для защиты этого права протоколы вчерашнего совета лордов. Но если братец позаботился их уничтожить, а он или его советчик должен был это просчитать, то у Терры нет никаких шансов. Что ж.... Значит приемыш - битая карта. Нужно сделать так, чтобы Торнар сцепился с нею. И пока они будут топить в грязь друг-дружку, ускорить воплощение нашего с Эрамисом плана, но уже без участия в нем Терры. Даже если придется выйти за него замуж, игра стоит свеч. В конце-концов Эрамис не плохой любовник. А что касается маленьких приключениях на стороне и он, и я вполне спокойно это воспримем и сможем "закрыть глаза", если все будет тихо и тайно".
   Когда магистр Селфик вышел из спальни королевы, голова его была покрыта капюшоном накидки, а накидка была вывернута на вишневую сторону.
   - Душа королевы Альбы покинула этот мир в мире и покое, - подтвердил Селфик то, о чем собравшиеся уже догадались по цвету накидки.
   Женщины уже не сдерживаясь, зарыдали навзрыд, мужчины молча, опустились на колено, отдавая своё уважение душе милой женщины, которую искренне уважали.
   С грохотом распахнувшаяся двухстворчатая дверь испугала всех. В будуар почти вбежал Торнар, следом за которым четыре гвардейца дворцовой охраны вели Диметриуса в антимагических наручниках.
   Бросив взгляд на капюшон Селфика, принц понял все без слов. Разъяренным тигром он бросился к Терре и, схватив её за хрупкие плечи, стал яростно трясти.
   - Это ты недоучка угробила мать?! Почему не позвала настоящих магов?! - орал он, чередуя вполне цензурные выражения с трактирной бранью.
   Отчетливый запах перегара, шедший от Торнара, вполне объяснял его агрессию, но не оправдывала его. Придворные, шокированные поведением принца, остолбенели. Возможно, Торнар сломал бы девушке руки или шею, если бы за его спиной не прозвучал уверенный голос Альстмер.
   - Оставь Терру в покое!! В смерти мамы виноват ты и только ты! Кто запретил выпускать Диметриуса из тюрьмы без твоего письменного разрешения? В какой пригородной пивнушке ты пропадал все это время? Да от тебя винищем несет как из старой немытой бочки!! И помада на шее трех цветов! В тот момент, когда тело твоего отца еще находится в храме "Светлых Небес", а матери нужна поддержка и внимание ты кувыркаешься в "веселом доме"?!! И ты еще смеешь в чем-то обвинять Терру?!
   Альстмер была похожа на бешеную кошку. Она не говорила - шипела, но слова, сказанные в полной тишине, звучали вполне отчетливо. Глаза старшей принцессы сверкали так, что даже из-под вуали был заметен их яростный взгляд. Казалось, стоит Торнару открыть рот и Альстмер расцарапает ему лицо. Но принц, не ожидавший такого поворота событий, молчал.
   - Ты немедленно покинешь эту комнату и приведешь себя в порядок, - уже приказным тоном продолжила девушка, указав брату на дверь, - И только попробуй явиться на похороны пьяным!! Я подам на тебя в Суд Лордов!!
   Торнар швырнул свою жертву обратно в кресло и скомандовал гвардейцам:
   - Мага отвести обратно в тюрьму и приготовить к допросу. Я скоро тоже приду туда...
   - Господа гвардейцы! Не спешите выполнять приказ принца, так как есть иной приказ более высокой инстанции, - остановил конвоиров магистр Селфик.
   - Это какой же? - язвительно спросил принц, - Монархи оба мертвы, а я первый их престолонаследник. Кто смеет отменять мои приказы?
   - Завещание королевы Альбы, - почти торжественно объяснил магистр, - Вот, можете убедиться, что мастер Диметриус имеет право проживать во дворце, сколько сам пожелает. А все претензии к нему Вы можете решить только через суд Палаты Лордов.
   Торнар вырвал из рук магистра злосчастный документ, так не вовремя возникший и ломающий ему всю игру. Бегло просмотрев его, принц с трудом удержался, чтобы не порвать его. Но подписи стольких уважаемых в стране людей остановили принца. Даже если он уничтожит завещание, сожжет его или порвет в мелкие клочья, с таким количеством свидетелей документ легко восстановит любой суд. Швырнув бумагу на пол, Торнар вышел из комнаты, опять громко хлопнув дверью.
  

Глава N13

Новые условия - новые решения

   Принц шел к себе служебными коридорами в таком бешенстве, что слуги жались к стенам, чтобы только не попасться на пути этого торнадо.
   - Моё утреннее лекарство и успокаивающую ванную! Немедленно! - рявкнул Торнар, чуть ли не ногой открыв дверь в свои апартаменты, не дожидаясь помощи слуги.
   Прислуга как ошпаренная бросилась выполнять его приказ. Под "утренним лекарством" подразумевались средства от похмелья: коктейль из свежих яиц с отваром соответствующих трав, ведро ледяной воды на голову и теплая ванная с ароматическими маслами.
   Лежа в ванне с хвойным ароматом Торнар обдумывал своё щекотливое и весьма опасное положение. "Диметриуса теперь не сместить без Суда Лордов. А суд соберется не раньше, чем через два месяца. Пока родителей похоронят, пока проведут мою коронацию.... Хотя не факт, что меня сразу же признают престолонаследником. Позавчерашний вечерний совет принял решение не в мою пользу. Есть и подписанные протоколы. Если Терра или Диметриус успели их припрятать, то с легкостью подтвердят право этой моли на трон, - принц со злости хлопнул рукой по воде, подняв целый фонтан брызг, - Нужно срочно изъять все бумаги из кабинета отца. И на всякий случай запретить магу выходить из дворца и его апартаментов без конвоя. Присутствие конвоя у двери мага и ограничение на его передвижения не прописано в завещании, а значит, я вправе это сделать. И еще нужно поставить охрану у кабинетов отца, тут и в Палате Лордов. Может не поздно выиграть этот бой?! Дьявол! - опять чертыхнулся Торнар, - Как я мог забыть, что сегодня Альфор прийти должен! Этот монстр будет очень зол, если я его не встречу.... А когда узнает, что возникли проблемы с Диметриусом.... Спасите меня Светлые Силы!! И дернул меня дьявол связаться с ним!! Как бы соскочить с этого крючка? Боюсь, я Альфору буду нужен только на пару лет после получения короны, а потом и на меня тоже какой-то балкон свалится".
   Торнар дернул шнур звонка вызова прислуги.
   - Приготовь мне траурный камзол, - приказал он слуге, робко вошедшему в ванную, - Вели на кухне завтрак мне принести сюда, в гостиную, через полчаса. И позови моего пажа.
   Слуга, не поднимая глаз, низко поклонился и убежал выполнять приказы.
   Надевая темно-вишневый камзол, лишь слегка украшенный тонким серебряным позументом, Торнар давал указания своему пажу:
   - Жди у западного черного входа человека среднего роста в плаще с капюшоном. Он подойдет к тебе и скажет, что мы договаривались о встрече сегодня в полдень. Сразу же, со всем уважением, веди его в мой кабинет по служебным коридорам. Постарайся, чтобы вас видело меньше народа. Если меня не будет на месте, подашь гостю закуски и вино из моего личного погреба.
   Паж склонился в поклоне и так же как слуга, спешно удалился выполнять задание.
   Торнар постоял немного у зеркала, репетируя выражение скорби на лице. Но почему-то получалось что-то среднее между гневом и испугом. Плюнув на мимику, принц решил исправить дело официозом костюма. Он надел на голову мифриловый широкий обруч с гравировкой, изображавшей символ Флорении - листья золотистого дуба, который указывал на принадлежность Торнара к королевской семье и одел пояс с коротким парадным мечом. Меч был легким, тонким, изящно украшенным драгоценными камнями и выполнял не столько защитную, сколько статусную функцию. Торнар, имея звание рыцаря, мог носить оружие даже на балах. Но он редко пользовался этим правом, так как любил больше боевое, полноценное оружие, чем подобные красивые игрушки. Но в этот раз эму нужно было показать свою значимость и хоть немного сгладить ту ситуацию, которую так мастерски раздула Альстмер сегодня утром. Торнар прекрасно понимал, что сегодняшний скандал в будуаре покойной королевы его огромная ошибка. "И на кой ляд меня понесло в бордель Лизей? - ругал сам себя принц, - Расслабился на свою голову! Интересно куда делись те парни, что меня угощали в трактире? Это же они уговорили меня на бордель. Теперь еще Альфор мозги лечить будет... своим методом... Спасите Светлые Силы!! Может поговорить с Диметриусом? Он тоже маг, вдруг подскажет, как избавится от этого дьявола.... Хотя нет. Он сделает все, чтобы меня "утопить" и отдать корону своей ученице. Гадство!"
   В ожидании графа Альфора Торнар успел поставить посты у кабинетов и комнат Диметриуса и переворошить бумаги отца из дворцового кабинета. Обнаружилась только копия протокола заседания Палаты Лордов. Как и предполагал принц, большинством голосов комиссия признала за Террой право на трон Флорении.
   - Интересно, куда делся оригинал протокола? - ворчал себе под нос Торнар, - Если он не в Палате Лордов, а в руках сторонников Терры, придется нанимать ликвидатора...
   Граф Альфор явился, как и обещал, едва часы пробили полдень. Окинув внимательным взглядом рабочий кабинет Торнара, маг оценил и приятные глазу светло- коричневые мягкие диваны и кресла в "зоне для совещаний", и солидный рабочий стол, сейчас заполненный высокими стопками бумаг, и картины в золоченых рамах с батальными сценами.
   - Я вижу, принц, Вы уже приступили к обязанностям короля, - с ехидной улыбочкой прокомментировал он гору документов на столе.
   - Да... Вот... - промямлил Торнар не зная, как объяснять его прокол с протоколом, - Решил полистать последние дела отца...
   - Протоколы позавчерашнего совета нашли? - в лоб спросил маг, уже не миндальничая.
   - Нашёл только копию. Оригинал возможно в Палате Лордов. Там мои люди сейчас забирают все бумаги из кабинета отца. Я думаю, он где-то там...
   - Молитесь, чтобы это была так, - слегка припугнул Альфор собеседника, вальяжно, по- хозяйски занимая одно из кресел, - Иначе у нас остаётся два выхода. Или Вы женитесь на Терре и через неё получаете трон. Или проливаете море крови наших противников, а их числе и Ваших сестер...
   Торнар сверкнул глазами на своего "господина", и демонстративно поправил меч.
   - Я не намерен делить трон с этой рыбачкой! - заявил он срывающимся на фальцет голосом, - Я лучше придушу её своими руками!
   - Аха-ха!! - впервые за знакомство хрипло рассмеялся Альфор, и уже вполне серьёзно добавил, - Наверное, в будуаре покойной королевы была репетиция этого акта возмездия?
   Весь апломб и напыщенность слетела с принца как сухие листья с дерева в ветреный день. Одним только взглядом холодных глаз двух цветов серого и зеленого, Альфор сорвал с принца всю шелуху придворного щеголя, рыцаря и гуляки, оставив на показ саму сущность - недалекого, наглого, трусоватого и поэтому мстительного человечка. Принцу казалось, что на него смотрят два разных человека. И это давило на психику в двойном размере. Под взглядом мага он сглотнул, икнул и постарался увести тему в другое русло.
   - Вас, граф, не совсем верно информировали... Но может сначала выпьем вина и перекусим? День жаркий, да и кушать что-то... мне захотелось.
   Граф не останавливал Торнара. Он флегматично наблюдал за его суетой, всем своим видом показывая, что "Как ни бегай парнишка вокруг меня, а объяснять, почему так опозорился рано или поздно тебе придется".
   А принц продолжал стелиться ковриком:
   - Рекомендую попробовать эти вина. Легкие, не сладкие. Есть красное, розовое и золотистое. Все они из моего личного погребка. Я, знаете ли, коллекционирую хорошие напитки. Если где-то в путешествии нахожу достойные внимания экземпляры, обязательно привожу ящичек-другой. А то договариваюсь о поставках во Флорению. Золотистое вино, на мой взгляд, наиболее подходит к этому гусиному паштету. Наш повар делает его просто волшебно....
   Наконец Альфору надоело присмыкание Торнара.
   - Вино и паштеты великолепны, но пора заняться Вашими проблемами, - резко оборвал он словесный понос принца, - Как обстоят дела с Диметриусом? Вы его уже допрашивали?
   Торнар покраснел, потом побледнел и промямлил:
   - Нет... Дело в том, что покойная мамочка прописала в завещании запрет на преследование Диметриуса без решения Суда Лордов. Я не то, что сместить с должности, даже выселить с его комнат не могу без этого суда. Все что я смог - это поставил к нему охрану и запретил ему выходить из дворца. Теперь, без моего ведома, к нему и мышь не проскользнет.
   Альфор нахмурился.
   - Плохо, очень плохо! С магом Вас обыграла покойница, с Террой опозорились сами... Еще пару таких провалов и Вам придется самому удирать со страны. А я не собираюсь спасать закоренелых глупцов и лентяев.
   Маг посмотрел на принца так, что у парня сердце ушло в пятки. А гость продолжил приказным тоном:
   - Нужно искать оригинал протокола заседания Палаты Лордов. Если он не найдется, тебе придется жениться на Терре. Как ты это сделаете, шантажом, угрозами или страстными ухаживаниями - меня не интересует.
   Торнар уже открыл рот, чтобы возразить что-то, но маг демонстративно взял кусок хлеба, и медленно сжав в ладони, раскрошил. Принц, прекрасно поняв намек, побледнел.
   - Когда разберешься с протоколом, уберешь конвой у Диметриуса. Пусть гуляет, где захочет. Тут его устранять опасно. Ты все понял, Ваше высочество?
   Торнар побледнел еще больше, сглотнул комок в горле и пролепетал:
   - Да, господин...
   - Вот и хорошо, - голос мага опять стал спокойно-повелительным, - Мне пора. Я сегодня пришлю пару знающих людей. Они помогут разобраться с бумагами и посмотрят, чем можно припугнуть Альстмер и Терру. Позови пажа, пусть проведет меня. Не хочу, чтобы меня видели лишние глаза.

Глава 14

Жизнь продолжается...

  
   На похороны монархов сошелся весь город. Улицы, по которым проходила траурная процессия, горожане выстилали цветочными лепестками вишневого цвета. А при приближении носилок с усопшими народ вставал на колени. Чувствовалось, что никто не заставлял этих людей поступать именно так, а не иначе.
   Наблюдая такое почтение к своим уже мертвым родителям, Торнар и Альстмер наконец осознали, сколько им придется трудиться, чтобы получить хотя бы десятую долу такого уважения даже при жизни. От этих невеселых размышлений у Торнара все больше портилось настроение. Он хмурился и готов был убить любого, кто укажет ему на эту всенародную скорбь. Альстмер тоже была не в духе. Она в отчаянии кусала губы и зло поглядывала на брата. К счастью для обоих никто не заметил этого - все мужчины в процессии были одеты в траурные накидки с глубокими капюшонами, скрывающими лицо, а на женщинах были вуали.
   После похорон Терра сидела в кабинете Диметриуса в огромном глубоком кресле, стоящем у камина. Девушку знобило и трясло. Не помогали ни огонь в камине, ни теплый плед, которым Диметриус укутал свою ученицу. Нервное напряжение этих дней переполнило чашу защитных функций организма, и Терра была почти на грани безумия. Глаза были полны паники, горло сжимал спазм, который уже сутки не позволял ей проглотить твердую пищу, а руки дрожали так, что магу пришлось самому поить ученицу успокаивающим чаем. Она сидела в глубине кресла, прижав колени к груди и обхватив их руками.
   - Как я буду теперь жить одна? - шептала девушка, глядя в никуда, - Что мне теперь делать? Кому я нужна?
   - Ну... ну, солнышко... Все наладится. Ты же умная и сильная, - успокаивал её Диметриус, приобнимая за плечи и, подставляя к губам чашку с чаем, - Попей еще немного. Через пару минут полегчает. И не одна ты!! Я у тебя есть. К тому же леди Айрен остается статс-дамой и обещала заботиться о тебе, как когда-то заботилась о королеве. Да и Эрамис тебя любит. Вот окончится траур, и он пришлет послов для сватовства. Уедешь из этого гадюшника на какое-то время. А потом посмотрим...
   Терра покачала головой:
   - Торнар не позволит мне уехать куда-то. Я для него опасна живая.
   - Ну почему вдруг опасна?!! - старался сбить волну паники Диметриус, - Во-первых, твоя смерть может поднять волну возмущения, как простых подданных, так и дружественных Флорении стран. Даже сейчас уже начинают шептаться, что смерть правящих монархов почти в один день весьма подозрительна. Как раз Торнару опасна еще одна смерть. А во-вторых, твой братец позаботился уже о том, чтобы все бумаги о результатах турнира были уничтожены. Пока не найден только оригинал протокола последнего заседания Палаты Лордов с участием короля.
   Несмотря на то, что принц приставил к магу своих "официальных охранников" и тайных соглядатаев, умный придворный имел еще немало способов связи с внешним миром. Поэтому почти все шаги Торнара были Диметриусу известны чуть ли не через час после события.
   - Завтра придет новый день, малышка, - шептал маг, усевшись рядом с ученицей, обнимая и покачивая её, как маленького ребенка, - Жизнь -- это сложнейшие и очень странные шахматы. Ими играют три игрока: ты, твой противник и Провидение. И никто не знает, на чьей стороне в данную минуту играет третий самый сильный игрок. Мы не можем быть уверены ни в нашей победе, ни в поражение пока не положим голову на плаху. Но даже тогда есть шанс уцелеть. Палач может оказаться криворуким, топор тупым, а тебя в последнюю минуту спасти друзья.
   Терра грустно улыбнулась.
   - Надеюсь, до плахи моя игра не дойдет... Учитель, мама мне сказала, что отец оставил мне что-то важное в тайнике.
   Диметриус насторожился. Он прижал палец к губам, сделал жест рукой, и вокруг них двоих возникла мерцающая сфера.
   - Меня подслушивают, - объяснил он свои действия, - Торнар приставил ко мне не только "почетный" караул, чтобы я "не сбежал до суда", но и слухачей. Хотя, с моим уровнем магии эти "уши", что птички за окном - все слышат, но ничего интересного, для Торнара, рассказать не могут.
   Терра опять улыбнулась. Успокаивающий чай и хвойное полено яблонца в камине, что, сгорая, давало аромат тем же эффектом, помогла девушке немного прийти в себя. Она, наконец, обрела способность трезво оценивая ситуацию, искать из неё выход.
   - Итак... Что может быть в этом тайнике и где он, как ты думаешь?
   - Тайник за любимой папиной картиной. А вот что там... - задумалась на мгновение Терра, - Если братец еще не нашёл оригинал протокола, то вполне возможно - документ там. Тем более что открыть тайник можем только мы с Вами. Но я не знаю за какой он картиной ... У папы было много любимых полотен.
   Маг несколько минут размышлял, оглаживая свою бородку.
   - Хм... Король Эфензор был осторожным и умным человеком. Не думаю, что такой важную бумагу он будет прятать в людном месте: в одном из кабинетов, в гостиных или в спальне. Хотя, я делал и там парочку таких тайников.
   Терра удивленно посмотрела на Диметриуса.
   - Ну и что ты удивляешься? - улыбнулся тот, - Что родители молчали о тайниках? Так на то они и тайники, чтобы о них знали лишь посвященные. Иногда владелец тайника умирает, так и не сообщив наследникам о его существовании. То-то радости внукам или правнукам найти кубышку деда! Ведь заклинания невидимости тайника автоматически исчезают через сто лет, если их не обновлять. Но я отвлекся от нашей проблемы. Я думаю, Эфензор воспользовался тем тайником, что делал мой предшественник для его отца. А чтобы мы могли его открыть, положил туда что-то связанное с нами - личную вещь или прядь волос.
   - Если тайник дедушкин, то он должен быть в самой старой и давно не ремонтировавшейся части замка... - предположила Терра, - Иначе на него давно бы наткнулись.
   - Логично, - согласился маг, - А давно не делали капитального ремонта в картинной галерее...
   - Точно! - поддержала Терра, - Там картин, написанных магическими красками, столько, что спрятать за одной из них тайник легче лёгкого. Из того, что есть в галерее папа очень любил портрет своей бабушки, картину "Танец наяд" и "Лесной родник".
   Диметриус задумался.
   - "Танец.." и "Родник..." приобретены не так уж и давно.... А вот портрет твоей прабабки висит там лет восемьдесят точно... Нужно проверить...
   Мужчина уже было вскочил с кресла, чтобы сейчас же начать поиски тайника, но опомнился.
   - Дьявол! - хлопнул он ладонью по лбу, - Торнар же следит за моими передвижениями! За тобой наверняка тоже... Нужен план...
   - Учитель, мне мама еще сказала, что Торнар связался с какими-то опасными для Флорении людьми, - Терра окончательно пришла в себя и говорила вполне спокойно, - Да еще и с неизвестным магом снюхался. Насколько я помню кодекс магов, чужаки должны сообщать о себе в течение трёх дней по приезду.
   - Да, все верно. Но этот приехал явно не с добром. Присутствие нового мага мы ощущаем только по сбоям в отлаженных магических потоках. Каждому зарегистрированному магу гильдия выделяет источник магии в соответствии с его уровнем. И если из него начинает черпать силу еще кто-то - хозяин это сразу замечает. Обычно мы успеваем засечь нахождение нарушителя. Но чужак каким-то образом дезориентирует наших "ищеек", и, как вор, набрав некоторое количество силы, "ложится на дно". Потом, потихоньку или всю сразу, использует её и набирает уже с другого источника. Интуиция мне подсказывает, что пришелец хорошо знает магические законы Нату-Алла и уже был "бит" за их нарушение. Но рано или поздно он должен ошибиться. Или стражники гильдии что-то придумают.
   Терра тяжело вздохнула:
   - А когда мне дадут источник для работы?
   - Не раньше получения шестого уровня, дорогая, - улыбнулся маг, - Пока тебе он не нужен. Врачевание, даже с помощью амулетов не требует подпитки из источника.
   Маг и его любимая ученица еще немного помолчали, любуясь неповторимым и успокаивающим танцем огня в камине. Согревшись и выпив весь чай Терра стала зевать и клевать носом.
   - Вот что, принцесса Терра, - ласково похлопал по руке ученицу Диметриус, - У тебя был сегодня очень трудный день. Отправляйся-ка ты в кроватку и хорошенько выспись. Если нужно - снотворное прими. А я пока подумаю, как нам к тайнику подобраться....
   Девушка неохотно выбралась из-под теплого пледа и поцеловала старого друга в щеку.
   - Доброй ночи, мастер Диметриус! Я, надеюсь, у нас все получится!
   Едва за Террой закрылась дверь, в кабинет вошёл личный слуга придворного мага невысокий, но жилистый и симпатичный полуэльф Перри.
   - Наш сверчок снова запел, мастер, - слегка поклонившись, тихо сообщил он.
   Диметриус понял намек и окружил себя и слугу мерцающей сферой.
   - И о чем важном сплетничала прислуга на кухне сегодня, Перри?
   - Вчера у принца был странный гость. Он пришёл к черному входу, где его уже ждал паж принца Торнара и провел его по служебным коридорам. Гость очень тщательно скрывал лицо, но горничная, случайно встретившая их на ступеньках, клянется, что у гостя был разный цвет глаз. Я лично расспрашивал девицу и не чувствовал лжи.
   Маг на несколько секунд замер, словно не веря ушам.
   - А горничная не могла перепутать с испугу чего-то? Блик от витражей на глаза гостя лег, или её ослепил солнечный зайчик...
   - Там, где она повстречала гостя, нет витражей, мастер, - покачал головой слуга, - Я лично проверил возможность такой ошибки. В том коридоре освещение через простое стекло. И вчера до беды было пасмурно.
   - Спасибо Перри. Твои сведенья на многое проливают свет. Можешь идти отдыхать.
   Слуга еще раз поклонился и ушёл в свою комнатку, располагавшуюся радом со спальней Диметриуса.
   "Если горничная не ошиблась, то первый человек с глазами разного цвета, кто мне приходит на ум - маг Альфор, - размышлял маг, механически листая первую попавшуюся книгу, - Да и все случившееся только подтверждает верность моих подозрений. Если Альфор вернулся, то явно не для мелкой мести гильдии магов... У него должен быть повод намного важнее. Интересно, что ему тут нужно?".
  

Глава 15

(две недели спустя)

  
   Терра сидела за бюро в своем будуаре и писала ответы на соболезнования знакомых со всего измерения Нату-Алла. Ей помогала одна из фрейлин, выполняющая обязанности секретаря принцессы.
   Когда паж сообщил о визите Торнара, девушки недоумённо переглянулись. За эти две недели Терра видела брата только мельком. На заседания Палаты Лордов её теперь не приглашали. По рассказам некоторых советников, с которыми у принцессы были хорошие отношение, Торнар строго запретил допускать сестер на заседания. А сам, не дожидаясь коронации, начал удалять неугодных ему людей. Кого-то отправил в провинцию на должности градоначальников. Кого-то уволил вообще. А некоторых арестовал, обвиняя в связи "с врагами Флорении" или в мошеннических действиях.
   Торнар вошёл в будуар Терры как в свою комнату. Вышвырнул из кресла маленькую собачку Терры, выслал вон фрейлину. Маленькая псина, непривыкшая, что её швыряют как грязную тряпку, с визгом бросилась к ногам принцессы, а фрейлина испугано ждала, что ей прикажет Терра.
   Принцесса взяла на руки дрожащую собаку, кивнула фрейлине, позволяя удалиться, и только тогда, стараясь скрыть страх и раздражение, начала разговор с братом.
   - Ну и что тебе тут нужно, Торнар? Захотелось попугать прислугу и по третировать мою собаку? Тебе это вполне удалось. Что дальше?
   Торнар не обращая внимания на шпильки сестры, с любопытством осматривал изящный, но без налета гламура, будуар Терры. Разные оттенки пурпурного цвета гармонично сочетались с молочным и бежевым. Обилие мягкой мебели, от большого углового дивана до полдюжины маленьких пуфиков и тройки изящных глубоких кресел. Бюро светлого дерева, круглые, и прямоугольные столики, разного рода и размера шкафчики, небольшие зеркала, настенные миниатюры и умелое вкрапление комнатных растений делали довольно просторный будуар весьма уютным уголком.
   - А здесь миленько, - игнорируя вопросы сестры, оценил обстановку Торнар, - Жаль, наверное, будет через месяц отсюда уезжать...
   - Ну не через месяц, а через полгода, - поправила брата Терра, - Свадьба с Эрамисом не может состояться раньше, чем закончится траур.
   - А кто тебе сказал, что ты освободишь эти комнаты только после свадьбы? Через две недели будет моя коронация. Страна не может жить без монарха целых полгода.
   - И какое отношение имеют мои комнаты к твоей коронации? - удивилась Терра.
   Торнар по-хозяйски плюхнулся в кресло у камина из мрамора цвета слоновой кости.
   - Очень даже имеет отношение, дорогуша, - ядовито улыбнулся принц, - Я не намерен терпеть дармоедов во дворце. А поскольку ты больше не ходишь на заседания совета, не имеешь никакой придворной должности, тебе здесь нечего делать. Тем более что ты не являешься особой королевской крови. Поэтому я даю тебе месяц на увольнение слуг, вступление в наследство и так далее... А через месяц - пошла вон из дворца!
   Терра прошлась по комнате, поглаживая мягкую шерстку собачки. Движение и тепло маленького друга успокаивали и добавляли уверенности в себе. Голос девушки был холоден и решителен:
   - Хорошо, Торнар, я уеду из дворца, как только ты выплатишь мою сумму денег и оформишь всю причитающуюся мне недвижимость и земли. А также дашь письменное разрешение на брак с Эрамисом. А пока, будь любезен покинуть мои комнаты.
   Высказав все это, принцесса подошла к окну, всем видом показывая, что аудиенция окончена.
   Торнар на мгновение опешил, но осмыслив услышанное, не на шутку разозлился. Он вскочил с кресла и вплотную подошёл к Терре.
   - Послушай ты, дрянь подзаборная, благодари Небеса, что тебя все эти годы воспитывали и кормили в приличной семье. Твоя потаскуха мать, небось, до сих пор в рыбьей требухе копается и радуется, что дура королева её от лишнего рта освободила, - прошипел он как змея у её уха.
   Терре понадобилось секунды, чтобы поставить собаку на подоконник и с разворотом, как её учили на занятиях по самообороне, влепить Торнару сначала пощечину, а потом добавить удар в солнечное сплетение.
   Принц не ожидавший нападения отступил, и, зацепившись за неудачно подвернувшийся под ноги пуф, грохнулся на пол, хорошенько стукнувшись головой об угол столика. От удара Торнар потерял на несколько секунд ориентацию, а когда голова снова стала соображать, увидел над собой Терру со стилетом, прижатым к его горлу.
   - А теперь, благородный господин, послушай, что тебе скажет дрянь подзаборная, - в голосе девушки было не меньше яда, чем минуту назад у Торнара, - Если ты еще раз позволишь себе говорить о королеве Альбе или о моей матери, кем бы она ни была, подобные гадости, я вырежу твой поганый язык. И мне наплевать, если меня пошлют после этого на каторгу! Ты меня понял, крысёнышь?!
   Торнар хотел было звать на помощь или самостоятельно скрутить Терру, но вдруг понял, что её взгляд очень похож на взгляд графа Альфора. Из мягких и слегка грустных, глаза девушки стали такими же гипнотизирующими, подчиняющими и блокирующими любое желание сопротивляться или бежать. Разве что холода в её взгляде не чувствовалось...
   "Светлые Небеса! Она что тоже магичка?! Наверняка. Ведь Диметриус с детства её опекает и обучает. Он с простой девкой возиться не стал бы... Влип! Опять влип!!" По спине Торнара сначала побежала тысяча муравьев с воплями "Спасайся, кто может!", потом спина покрылась холодным каплями пота и принц, заикаясь, пролепетал:
   - Я-я-я все п-понял.
   Терра в два натренированных движения поднялась с колена, которым стояла на груди противника и отошла на шаг в сторону, не выпуская из рук стилет.
   - А теперь пошёл вон из моих комнат, - тихо приказала она поднявшемуся брату, - И не смей появляться тут без документов, о которых я говорила.
   Пытаясь не растерять последнюю гордость, Торнар направился к выходу. Но уже в дверях не удержался и выплюнул:
   - Я еще вернусь ведьма.... И тогда ты будешь ползать у моих ног, а я буду ставить свои условия.

***

   Как только за Торнаром закрылась дверь, Терра устало присела на ближайшее кресло. Девушка была почти в панике. Да, она могла поставить на место нерадивую прислугу или обнаглевшего чиновника, но делала это намного спокойнее. А сейчас словно её подменили. Как будь-то проснулся в ней маленький дракончик готовый убить любого, кто пойдет против него.
   "И что это было, - думала она, - Я никогда в жизни не чувствовала такого сильного желания сломать чью-то волю, заставить ползать перед собой на коленях... Нужно срочно поговорить с Диметриусом! Он обмолвился как-то, что в момент раскрытия магических каналов могут происходить странные вещи..."
   Не откладывая этот важный вопрос в долгий ящик, Терра поспешила к придворному магу.
   Выслушав ученицу, Диметриус поставил "защиту от ушей", и озабочено зашагал по комнате.
   - Опиши еще раз как можно точнее, что почувствовала, когда разозлилась на Торнара.
   - Когда он стал говорить гадости о дорогих мне людях, я впервые в жизни захотела стать не лекарем, а боевым магом, чтобы этот подонок на коленях ползал, выпрашивая у меня прощение. И вдруг почувствовала, как во мне словно взорвался хрустальный шар подобный тем, которыми моринские воздушные кавалеристы уничтожают демонов. Последнее что я помню - как поставила Кнопу на подоконник и все.... Я не помню, как я оказалась на поверженном братце, да еще и со стилетом у его горла. И могу только представить, какой у меня был тогда вид, если Торнар был напуган до заикания. Никогда я не видела в его глазах такого ужаса.
   Диметриус потеребил свою бородку, посмотрел в глаза девушки и выставил перед собой ладонь.
   - Закрой глаза, - попросил он Терру, - Сосредоточься на кончиках своих пальцев. И постарайся найти мою руку только по её теплу.
   Терра зажмурилась и протянула руку в сторону мага. Сначала кончики пальцев, а потом и всю ладонь стали покалывать теплые иголочки.
   - Хорошо, - подбодрил её Диметриус, - А теперь я отойду на несколько шагов. Можешь поворачиваться, как захочешь, но с места не сходи. Скажешь, когда почувствуешь хотя бы минимальное покалывание и тепло, но еще не коснешься руки.
   Терра зажмурила глаза и стала водить сначала снизу-вверх, а потом из стороны в сторону. Но руки мага почему-то не находились. И вдруг она почувствовала легкое тепло, словно где-то сбоку на её руки упал солнечный лучик. Девушка повела рукой в сторону тепла - оно стало отчетливее. Кончики пальцев опять отчетливо ощутили покалывания. Терра замерла с закрытыми глазами, как и велел ей маг.
   - Однако! - послышался удивленный возглас Диметриуса где-то из глубины кабинета, - Стой там и можешь открыть глаза.
   Теперь уже удивилась и Терра. Там, где стоял до начала эксперимента маг, теперь был канделябр с двумя зажженными свечами. Чуть дальше и правее еще один с пятью свечами. Диметриус же находился почти за её спиной в самом дальнем углу комнаты. Его рука была направлена ладонью к ученице и слегка светилась в полумраке.
   - Как видишь, тебя не сбило с толку тепло огня - ты нашла именно магическое тепло, - объяснил эксперимент маг, - Причем ты почувствовала его с довольно большого расстояния. А это значит, что твои магические каналы открылись, и я не ошибался в твоих способностях. Причем они такие, что будь ты юношей, я бы сегодня же послал прошение на твое обучение на Тайном Острове. Но, увы, женщин туда не берут...
   - И что нам теперь делать? - вздохнула Терра, не зная радоваться или горевать от такой новости.
   - Тебе срочно нужно учиться контролировать свои эмоции. Ты без проблем могла превратить Торнара в своего безвольного раба или в беспомощного дурачка. Допустить повтора такого желания нельзя. Сила магии как норовистый, быстроногий скакун. Опытный хозяин умеет направить его в нужную сторону. А вот плохой всадник сам становится игрушкой у этого коня, и тот несет его к пропасти низменных желаний. Но ты еще слишком молода, чтобы в полной мере управлять им. Пока поработай над контролем эмоций, как я тебя учил. А когда немного успокоится во дворце, я начну тебя обучать основным правилам пользования магией. Я уверен, лет через пять-шесть, таких как Торнар ты будешь ставить на место одним взглядом.
   - Боюсь, до этого я еще не раз поцапаюсь с братцем, - покачала головой принцесса, - Я думаю, он очень скоро вернется и мне теперь будет трудно сдержаться и не навешать ему какой-то гадости... Типа ослиных ушей или бараньих рогов...
   Терра широко улыбнулась, представив Торнара с ушами и с рогами одновременно.
   - Хорошо если только это, - хмыкнул Диметриус, - С твоим потенциалом, но без знаний ты такого наворотишь, что и маги Тайного Острова не снимут. Поэтому повторю - учись контролировать себя.
   Терра кивнула.
   - Как там у вас с Эрамисом отношения развиваются? - спросил маг, меняя тему на более приятную для ученицы, - Письма пишет? Подарки шлет?
   - Нет ни писем, ни подарков, - пожаловалась девушка, - Видела его только мельком на похоронах. Но я тогда была не в состоянии общаться с кем-либо...
   - Я помню... Сам отпаивал тебя успокоительным.
   - А наследующий день явился Торнар и забрал все кольца перемещений, амулеты, даже целительские... - продолжила Терра, - Короче все, что имело хоть какое-то отношение к магии. Сказал, что мне все это не к чему. Месяц, мол, по любому в гости ходить или у себя гостей принимать не положено. Мне тогда безразлично было, а теперь боязно к Торнару идти за своими амулетами. Тем более теперь, после раскрытия магических каналов. Писем от Эрамиса тоже нет. Подозреваю, Торнар подчищает мою почту. Некоторые знакомые писали, что не все мои письма доходят. А Альстмер, говорят, вообще взбунтовалась. Обещала Торнару страшную месть за его своевластие.
   - По-моему, она уже начала её воплощать в жизнь, - улыбнулся Диметриус, - Горничные на кухне говорили, что она объявила себя затворницей. Половину прислуги уволила. От фрейлин отказалась. Платья и украшения продаёт. А по дворцу уже слухи ползут, что брат родную сестру в черном теле держит - денег на прислугу не дает, гулять не пускает, чуть ли не голодом морит.
   -О, да! - согласилась Терра, - Хорошую месть сестренка задумала. Несколько зайцев одной стрелой убьёт: братца тираном выставит перед послами, заинтересует душеприказчика мамы своим и моим положением, освободит свою гардеробную комнату от лишних тряпок и денежек подзаработает. Уверена, это еще не конец...
   Посмеявшись над удачной игрой Альстмер в "бедную сиротку", Терра заговорила о том, что было поважнее фокусов сестры.
   - А к папиному тайнику, вам учитель, еще подобраться не удалось?
   - Увы, не удалось, - вздохнул маг, - Мои конвоиры сопровождают меня неотступно, куда бы я не шел. Кольца перемещения у меня тоже конфисковали.... Но и меня это беспокоит не меньше чем тебя, малышка. У нас всего десять дней на поиск протокола и оглашение тебя королевой без судебных тяжб. После коронации брата все будет намного сложнее. Судиться с Торнаром придется несколько месяцев, если не лет.
   - За мной тоже следят, - сообщила девушка, - Может, козни Альстмер немного ослабят контроль...
   - Будем надеяться, - покачал головой Диметриус, - Будем надеяться...
  

* * *

   В это время особа, о которой судачили все дворцовые сплетники, сидела в своих покоях и пудрила мозги придворному портному мастеру Тайлеру. На Альстмер было одето очень скромное бордовое платье с непривычным, для её стиля, высоким закрытым воротником и отсутствием каких-либо вышивок или шитья. Волосы Альстмер собрала в простой узел типа "фига обыкновенная" и закрепила самыми дешевыми заколками. Единственным украшением был перстень, обозначающий её статус. На лице, не было никакой косметики. Правда, это только так казалось. Косметика была, но хитрая принцесса использовала её для "обратного эффекта". Она подрисовала себе темные круги под глазами, удлинила нос, сделала лицо более худым и бледным. А чтобы все её художества невозможно было расшифровать, накинула на лицо траурную вуаль.
   Мастер Тайлер, маленький, склонный к полноте мужчина лет пятидесяти, слушая горестные вздохи принцессы, активно сочувствовал её горю:
   - Ах, Ваше Высочество, я сам вторую неделю без микстуры заснуть не могу... Да таких людей как Ваши родители к сонму небесных покровителей Флореньи причислять нужно! Вот помяните моё слово, через полгода так и будет.
   Альстмер кивала в такт причитаниям портного и делала вид, что вытирает слезы платочком, заранее увлажненным в кувшине с водой...
   - Вы даже не представляете, как мне сейчас тяжело. И не только морально. Меня же папа лелеял, как садовник лелеет свой лучший цветок. Под его опекой я не знала ни нужды, ни бед... А теперь, - принцесса закрыла лицо ладонями делая вид что плачет, - я вынуждена продавать свои лучшие платя и драгоценности, чтобы оплатить прислугу и пропитание.
   "Переигрываешь, красавица, ох переигрываешь! - думал Тайлер, слушая со скорбным лицом откровения Альстмер, - Мне ли не знать какие платья у тебя лучшие и сколько их! Я же всю вашу семейку не одно десятилетие обшиваю. Но пока ты мне продаешь свои тряпки за полцены, и я могу заработать на твоей игре хороший куш, играй детка. А я тебе подыграю".
   - А разве принц Торнар не заботится о своих сестрах? - сочувственно поинтересовался хитрец, - Да и Ваша матушка оставила Вам, по слухам немалое наследство....
   - Ох, уважаемый Тайлер, - продолжала играть дурочку Альстмер, - Торнар мне сказал, что у королевства сейчас трудные времена. Нужно жить экономнее. Вот он и решил сократить моё содержание. А наследство... Там оказалось несколько имений в общей собственности родителей. Вот законники и решают, как их делить. А пока это не выяснится, мне и золотого "бутона" не достанется.
   Альстмер опять горько вздохнула. А портной решил проверить свои подозрения.
   - Но, мне говорили, что принцесса Терра не уволила никого из прислуги, - закинул он удочку.
   Но его хитрую собеседницу это смутило.
   - Наверно у неё остались личные сбережения, - повела она плечами и брезгливо фыркнула, - Терра же работала у отца сначала секретарем, а потом помощником каким-то... И ей платили за работу. Но меня-то воспитывали как истинную принцессу, которую должны содержать и опекать мужчины её семьи. У меня пока нет личных денег. Вот и приходится как-то выкручиваться...
   "Точно эта красотка задумала какую-то гадость, - утвердился в своих подозрениях Тайлер, -Не попасть бы и мне под раздачу.... Хотя при удачной игре можно неплохо подзаработать".
   - Не переживайте так, Ваше Высочество, - Если нужно, могу ссудить Вам нужную суму, пока вы в права наследства не вступите.
   Альстмер сделала вид, что задумалась, потом решительно отказалась от предложения:
   - Если вы, уважаемый мастер Тайлер, так хотите мне помочь, то помогите организовать аукцион по продаже моих нарядов и драгоценностей. Прибыль делим пополам.
   Теперь задумался уже Тайлер. С одной стороны, прибыль обещала быть не маленькой, ведь желающих иметь платье из личного гардероба Альстмер будет предостаточно. Но с другой стороны, если эти эскапады направлены против Торнара, то принц не пощадит виновника скандала и его помощников.
   - Я подумаю, принцесса, о Вашем соблазнительном предложении, - уклончиво ответил он, - Но сегодня я просто уплачу за те платья, что вы приготовили, условленную сумму.
   Принцесса пожала плечами и велела горничной принести вешалки с отобранными нарядами.
   Выложив на столик мешочки с деньгами Тайлер, добавил еще один.
   - Этот Вам просил передать один друг...
   Альстмер приподняла удивленно бровь, но расспрашивать подробнее не стала.
   Когда за портным закрылась дверь, принцесса сразу же принялась изучать содержание добавочного кошелька. Её подозрения подтвердились. Под двойной подкладкой кошелька была мастерски спрятана записка:
   "Моя прекрасная Альстмер! Наконец я нашел способ связаться с Вами. Как я понимаю, наш план немного меняется? Надеюсь, если я после траура я пришлю послов для сватанья, и Вы не откажетесь быть моей женой? Как прежде, так и в будущем всегда Ваш телом и душой
   Принц Э."

Глава 16

Трудный день Торнара

   Альфор опять был недоволен. Он хмуро смотрел на принца, который пытался объяснить текущую ситуацию:
   - Мы так и не обнаружили этот злосчастный протокол... Слежка за Диметриусом и Террой ничего не дали. Мы осмотрели все картины в покоях родителей, обоих папиных кабинетах, комнатах Терры и Альстмер, всюду, где могли быть тайники. Мы нашли парочку, но там были мамины украшения и несколько семейных реликвий. Обыскать все картины во дворце - не реально. У нас самая крупная коллекция картин в стране. А еще желание отца "...приучать народ к прекрасному искусству...", - Торнар брезгливо дернул губами, - Он тащил по десятку картин с каждого турнира художников и вешал их даже в служебных помещениях, в комнатах слуг и бельевых. Сплошная картинная галерея! Маразматик... Под какую картину из этих тысяч он сунул протокол - угадать невозможно.
   - Вы разве не знаете, какие полотна любили отец или мать? - удивленно выгнул бровь маг, - Под ними и ищите.
   - Никогда не интересовался этой ерундой, - фыркнул принц, - Мне наплевать, что нарисовано пейзаж или натрюморд....
   - Натюрморт, - сухо поправил его Альфор, - Ваше невежество и абсолютное безразличие к интересам родных в очередной раз сыграли с Вами дурную шутку. Документ может всплыть в любой момент. Боюсь, теперь Вам придется жениться на Терре. Её убийство во дворце вызовет опасный резонанс.
   - А если убрать слежку и "успокоить" её где-нибудь в городе?
   - Выпустить, чтобы она с протоколом добралась в Палату Лордов? - возмутился Альфор, - Я же говорю: наиболее приемлемый выход - женитьба. Тогда любой протокол потеряет силу, потому что буква закона, фактически, будет соблюдена.
   У Торнара вспотели ладони.
   - Граф, неужели нет другого выхода? Например, объявить её сумасшедшей или государственной преступницей?
   -А почему Вы, принц так не хотите этого брака? Я Вас же не заставляю с нею спать. Для этого Вы найдете другую кандидатуру.
   Торнар помолчал и, словно прыгнув в холодную воду, признался:
   - Терра магичка. Не обученная пока, но точно магичка. И я её боюсь...
   - Магичка? - удивленно переспросил Альфор, - Хм... И с чего вдруг такая уверенность?
   Принц вкратце рассказал о своем разговоре с сестрой.
   - Я до сих пор вижу её сумасшедшие глаза. И самое страшное, что еще пара минут, и я бы ползал у её ног как собачонка с одним желанием - чтобы она меня приласкала.
   Граф Альфор недоверчиво посмотрел на принца.
   - Вы, принц, мягко говоря, весьма мнительны. А с момента нашего знакомства еще и нервным стали. Девчонка Вам в солнечное сплетение "от души" врезала, да еще головой об угол чего-то приложились. Вот и показалась Вам Терра магичкой.
   - Хорошо, предположим, я ударился головой.... Предположим у меня в глазах туман был. Но Диметриус простую девчонку обучать врачеванию не станет. А он её еще соплюхой стал чему-то учить. С пяти лет эта заноза в его покоях все вечера проводила. К чему бы это?
   Альфор потер кончик носа.
   - Что ж, магичка она или нет - легко проверить. Отыщите причину позвать её сюда, а я из комнаты понаблюдаю.
   Через час Терра сидела напротив Торнара в кресле, которое он поставил специально так, чтобы девушку мог видеть Альфор в приоткрытую дверь соседней комнаты.
   - Я позвал тебя, сестренка, - миролюбиво начал принц, - чтобы отдать тебе первую часть твоего наследства. Мы недавно нашли тайник мамы, где лежали некоторые семейные ценности. В их числе был и свадебный набор королевы Альбы, тот, что она завещала тебе.
   Торнар поставил на столик рядом с Террой сундучок среднего размера из древесины золотистого дуба, украшенный изящной резьбой и ажурными вставками из золота. Когда девушка откинула крышку, она ахнула от восхищения. Хитро устроенный сундучок, как маленькое бюро, имел несколько отделений ящичков. В нижних ящичках лежало ожерелье, серьги, браслеты, кольца и диадема так называемого официального свадебного набора. Украшения были сделаны из трёх видов камней белого "слезы дракона", светло-зеленного "камня дриад" и голубого "искры озера". Ожерелье было в виде широкого воротника, словно сплетенного из золотой нити с вышитыми по нему цветами и листьями. В том же стиле были другие украшения комплекта. Верхние отделения хранили "малое ожерелье помолвки" - семь нитей из овальных бусин "слез дракона" подобранных по размеру от небольшой горошины, на самой короткой нити, до размера с крупную фасоль, на самой длинной. Камни были оправлены в мифрил и соединялись между собой мифриловой цепочкой. Но такое простое оформление только подчеркивало красоту камня. Казалось, что держишь в руке горсть солнечных зайчиков. К этому ожерелью тоже прилагались серьги и кольцо.
   - Какая красота! - прошептала Терра.
   - Еще бы, - ухмыльнулся принц, - Большое ожерелье было создано еще при прадеде. Все женщины нашего рода надевали его к свадебному платью. А малое - отец подарил матери в день помолвки. Не понимаю, почему мать решила отдать их тебе, а не Альстмер. Но я не буду нарушать волю матери. Сама разбирайся с Алси. Она точно без драки тебе эти побрякушки не отдаст.
   Торнар засмеялся, представив драку сестер.
   - А теперь напиши расписку, что получила все ценности по описи и распишись.
   Принц засуетился, заметив, что Терра почему-то смотрит в сторону комнаты, где был маг. Он быстренько поставил перед сестрой большую вазу со сладостями, стараясь заслонить собой дверь.
   - Кстати, мне привезли очень вкусные конфеты. Попробуй. Если понравятся - пришлю поставщика к тебе.
   Пока Торнар и Терра решали вопрос с наследством, Альфор наблюдал за девушкой. Занавесив плотно окно и надев свой коричневый плащ, маг стал почти неразличим в темной комнате. Он смог почти вплотную подойти к двери. Сначала Альфор не находил в принцессе ничего интересного - мелкая, худая, бледная. Но потом решил проверить её так называемым "магическим" зрением. Сфокусировав глаз особым образом Альфор обмер. Терру окружал чуть заметный ореол света, а в районе груди и рук были вполне четкие световые пятна. Множество подобных пятен, но более темных, словно кто-то светил сквозь бумажный лист, было по всему телу девушки.
   "А Торнар не ошибся. Эта пигалица действительно будущая магиня. И чрезвычайно сильная. Пока у неё не все каналы открыты, но лет через пять.... Да если умный учитель будет.... - Альфор в ярости сжал кулак, - Её нельзя оставлять живой, иначе мне не будет места не только на Нату-Алла, но и в других измерениях".
   Едва Терра в сопровождении пажа покинула помещение, Альфор "обрадовал" принца.
   - Да, к нашему сожалению, у Вашей сестры очень большой магический потенциал. Она еще не вошла в полную силу, но, когда это случится, принцесса составит конкуренцию даже мне.
   - И что нам делать? - растеряно спросил принц.
   - Пока у неё открыто не так много магических каналов, я мог бы заблокировать их и наложить пломбы на все остальные. Для этой процедуры нужно погрузить человека в глубокий сон и продержать так два-три дня. Но добровольно Терра на это не согласится.
   - Значит, заставим! - хищно улыбнулся Торнар, - Ваши люди сейчас работают с бухгалтерией отца. Почему бы им не обнаружить воровство средств, с которыми имела дело моя "любимая" сестренка? А в тюрьме подмешать снотворное в еду легче легкого. Да Вам, граф, там работать будет проще. Там нет любопытных глаз.
   Альфор немного поколебался, но решив, что личная безопасность дороже благополучия принца-самодура, кивнул:
   - Но в этом случае придется доводить дело до суда и, наверняка, выносить суровое наказание. Вы уверены, что готовы к недовольству народа? Терру, как я заметил, чернь уважает...
   - Если короли будут идти на поводу у черни, в стране будет бардак, - фыркнул, Торнар, - Свинопасам безразлично кто на троне, им главное набить брюхо и иметь пару монет, что в праздник выпить было за что...
   Альфор пожал только плечами, мол: "Хозяин барин. Делай что хочешь" и велел позвать своего провожатого.
   Не успел Торнар перевести дух и успокоиться после визита графа Альфора, как к нему в гостиную разъяренной кошкой ворвалась Альстмер.
   - Как ты посмел отдать этой приживалке семейную реликвию? - набросилась она на брата с кулаками, - Только я принцесса династии Соней имею право владеть большим свадебным ожерельем!! Ты заодно с этой стервой!!
   Торнару, как хорошо обученному воину, ничего не стоило поймать бушующую сестру за руки и прижать её к ближайшей стене лицом.
   - Угомонись, бешенная! - рявкнул он, плотно прижимая Альстмер, - Ты сейчас ведешь себя не как принцесса крови, а как рыночная торговка. Если ты не прекратишь учить меня, наследника трона, твоего будущего короля, как мне поступать с подданными и что кому я имею право дарить, или жаловать, то я быстро найду тебе "теплое" местечко подальше от дворца и семьи.
   Тряхнув сестру как куклу, принц почти шепотом добавил:
   - Еще один такой скандал, и я отправлю тебя в монастырь "Кающихся душ". А ты знаешь, что оттуда не выходят даже после смерти.
   Альстмер испуганно замерла, а Торнар продолжал все более зловещим шёпотом:
   - А может продать тебя в гарем к сыну арибского халифа? В жены он тебя, конечно, не возьмет - ты товар уже "порченый". А вот в наложницы.... Он о-о-очень любит таких бешеный кошечек "дрессировать". И методов "дрессировки" у него больше чем у тебя тряпок. А народу скажу, что принцесса сбежала с любовником. Ты же последний месяц распускаешь слухи о моей тирании, мол, я тебя чуть ли не голодом морю.... Пожалуй, второе даже выгоднее. За тебя дадут десяток арибских скакунов.
   Принцесса побледнела. В глазах был неподдельный ужас.
   - Ты не сделаешь этого, - пропищала она.
   - А вот это будет зависеть только от тебя, - хищно улыбнулся Торнар и швырнул сестру на широкое мягкое кресло, - Поэтому чтобы я больше не слышал о твоей торговле побрякушками и нарядами. Пожалуй, я вообще запрещу этим ремесленника общаться с тобой без моего, или фрейлины, присутствия. Фрейлин я сам тебе найду. Завтра займусь подбором твоей свиты и прислуги. И только посмей кого-то уволить!! Все уяснила?
   Лицо у Торнара было таким, что возражать сейчас ему Альстмер не рискнула. Она только кивнула головой. "Пожалуй, и правда нужно бежать отсюда, - думала принцесса, стараясь не смотреть брату в глаза, - У Торнара "крыша едет" все больше. Сегодня же напишу Эрамису. Пусть вытаскивает меня из этого кошмара".
   Не обращая внимания на сестру Торнар, словно ничего не произошло, налил себе вина и стал медленно его смаковать.
   - Ну что, успокоилась? - спросил он сестру, отпив половину бокала, - Значит, приводи себя в порядок, и марш в свои апартаменты. А о свадебной побрякушке не печалься. Будешь себя хорошо вести - будет она твоей.
   И Альстмер предпочла, не задавая вопросов, смыться как можно скорее.
  

Глава 17

Тайник короля

   Пока Торнар и Альстмер выясняли отношения, Терра пыталась понять причину такой "доброты" брата. "Почему он так легко отдал мне одну из самых больших ценностей королевской сокровищницы? - думала она, рассеянно еще раз перебирая содержание шкатулки, - Пусть даже она завещана королевой именно мне.... Но ведь я пока не королева Флорении, чтобы иметь право владеть свадебным ожерельем. Я бы, на месте Торнара, попыталась вернуть "в семью" хотя бы его. Как это сделать есть вариантов масса: выкупить, уговорить отдать, не отдавать его мне в конце концов. Но он решил отдать все. Тут явно ловушка какая-то. Нужно посоветоваться с Диметриусом".
   Она уже открыла свой личный тайник, чтобы спрятать туда драгоценности, но вдруг, повинуясь какому-то внутреннему голосу, решительно достала из шкатулки мифриловый комплект и переложила его в свою скоромную, на вид, шкатулочку, которую спрятала в поясную сумочку. В тайник отправился только официальный свадебный гарнитур.
   Диметриус, как только Перри сообщил о визите ученицы, привычно набросил на комнату завесу от прослушивания.
   -Чем ты так возбуждена? - заботливо поинтересовался маг, по-отечески целуя подопечную, - Глаза горят, руки места не находят...
   - Торнар отдал мне ВЕСЬ, - Терра сделала ударение на последнем слове и продолжила, - свадебный набор мамы.
   - То есть и ожерелье помолвки, и свадебное? - переспросил Диметриус, - Хм... И что за это он потребовал?
   - В том то и дело, что ничего. И к тому же был очень вежлив. Просто приторно вежлив.
   - Мда... Это очень странно, - задумался маг, поглаживая бородку, - Тут какая-то ловушка... Но какая и где?
   Терра задумалась вместе с учителем. Ей почему-то всегда продуктивно и легко думалось в компании опытного мага и друга.
   - Я припомнила один момент, - задумчиво произнесла она, - Когда я рассматривала содержание шкатулки, мне показалось, что из соседней комнаты на меня кто-то смотрел. И оттуда словно сквознячком потянуло... Но, когда в сторону комнаты глянула никого не заметила. Я тогда решила, что мне показалось.
   - Сквознячок, говоришь... - Диметриус с интересом поднял бровь, - Ты не помнишь, в комнате, где ты сидела, были открыты на улицу окна или может Торнар дверь в этот момент открывал?
   Терра прикрыла глаза, и, сложив ладони в медитативной позиции, постаралась вспомнить все мелкие детали, которым в тот момент не придала значения.
   - Нет, - уверено сказа она после минутной медитации, - окна были закрыты плотно. Я даже подумала, почему их не открыли в такой теплый день. И дверь Торнар не открывал. Он все время был рядом со мной. И вот что я еще вспомнила... В комнате, откуда веяло сквозняком, было темно, словно там плотно зашторили окна. Но зачем это делать днем? А когда я взглянула в сторону приоткрытой комнаты, братец постарался отвлечь меня вазой с конфетами.
   - Значит, там точно был тот, кто интересовался тобой, но официальное знакомство не входит в его планы, - согласился Диметриус, - А знаешь, какая мне приходит в голову мысль? Этот сквознячок не сам по себе был - так чувствуются некоторые магические воздействия. Простой человек этого бы не заметил, но у тебя обостренные ощущения магии. Вот Торнар с его гостем и "спалился"...
   - Значит меня "щупал" маг? - ужаснулась Терра.
   - И не слабый притом...
   - Что будем делать? - решительно спросила девушка.
   - Нужно срочно доставать протокол Совета Лордов.
   Маг тоже был полон решимости, потому что знал - время играет против них.
   - Можно попробовать один вариант.... Ты переодеваешься в платье моей горничной, и сегодня ночью, вместе с Перри, идете в галерею. Если вас кто-то увидит, Перри скажет, что решил тебе картины показать, а ночью идете, чтобы господам не мешать.
   Терра немного подумала и согласилась.
   - А ведь может получится.... Там вечером посты только для проформы стоят. Если удастся улизнуть от моей "охраны", то там нас не должны задержать. Но я хотела еще об одной услуге, Вас учитель, попросить.
   Девушка достала из сумочки шкатулку с мифриловым набором.
   - Спрячьте её у себя. Это ожерелье помолвки. Я не хочу, чтобы Торнар его у меня отнял. Мама оставила мне два набора. Но из них только на этот я имею полное право.
   Маг понимающе кивнул:
   - Я сегодня же отправлю его к надежным людям, и они его спрячут до лучших времен. Ты права, эти камни не только очень ценны как память о королеве Альбе, но и являются самым сильным и самым дорогим противоядием.
   - Я знаю и об их свойствах, и их стоимость. Потому и боюсь, чтобы Торнар не продал их за свои долги.
   Договорившись с Диметриусом встретиться вечером "на ужине" в комнатах мага, Терра ушла к себе.
   Вечером, когда все титулованные жители дворца ушли спать или уехали развлекаться в город, а слуги уже не бегали как угорелые с поручениями по дворцу, Терра в сопровождении Перри, решила поискать тайник короля.
   - Я не думаю, что твой отец поставил туда очень сложный шифр, - инструктировал ученицу перед "операцией" Диметриус, - Иначе он нашел бы способ нам его сообщить. Мне кажется, там такой же шифр, как в последнем тайнике, что я делал Его Величеству. Первый шифр - касание твоих пальцев. Пройдись пальчикам, не торопясь, по раме картины начиная с левой стороны и высоты вытянутой руки. Прощупывай каждую ямочку и завиток. Если не получится, попробуй коснуться самых заметных деталей картины, начиная с рук. Если все получится, то или рама сдвинется с места, или полотно. Как заберешь документ, закрой тайник. Закрываются такие тайники взмахом руки крест-накрест.
   Одетая в дешевенькое платье горничной, прикрыв лицо глубоким капюшоном такого же недорого плаща, девушка влюблено прижималась к Перри, который нежно приобнимал её за плечи. Вот так, изображая влюбленную парочку, они и пришли к одной из служебных дверей в картинную галерею. Но их надежда, что тут не будет охраны, не сбылась.
   - Вот же... - Перри хотел ругнуться, но сдержался, - невезуха. Хотя, похоже, тут дежурит мой знакомый. И он мне кое-что должен. Стойте тут, а я попробую договориться...
   Принцесса кивнула и встала у стены, поплотнее запахнув плащ и глубже надвинув капюшон. Мужчины говорили тихо, но к ней долетело несколько сердитых фраз сказанных слугой мага.
   - ... Значит, больше не проси меня шлифовальный порошок у Диметриуса клянчить. Шлифуй свои бляхи песочком и мелом по три часа в день, вместо того чтобы в таверне пиво попивать....
   Но не успел слуга отойти и на пару шагов, как страж виновато бросил ему вдогонку:
   - Перри, погоди, не обижайся! Ты же знаешь, если я вас пущу мне влетит...
   Хитрый провокатор остановился, словно раздумывая, вернутся или нет. Но потом решительно взял под руку свою даму и направился к доблестному гвардейцу.
   - Или ты нас сейчас пропустишь, или дружбе конец! О нашем молчании не волнуйся. Моя крошка тоже не горит желанием пока афишировать наши отношения. Потому и личико своё прячет. Но она недавно на службе и никогда не видела магических картин, и я ей обещал показать парочку. А ты же знаешь, если я сказал - считай сделано. И не влетит тебе. Мы же для того так поздно сюда и пришли, чтобы никто нас не видел.
   Гвардеец помялся немного и с неохотой приоткрыл дверь.
   - Только вы это... Не опрокиньте и не повредите там чего... А то я молчать не буду. Правела сейчас сам знаешь какие....
   - Ты меня за кого считаешь?! - фыркнул Перри, - За неотесанного деревенского мужика?! Все будет чинно и благородно. Я же световой шарик у хозяина не для игрушки "одолжил".
   - Я тут до полуночи, - проворчал стражник, - У вас один час.
   - Спасибо, друг, - хлопнул Перри его по плечу, - Днями я тебе еще порошка принесу.
   Терра игравшая роль немой куклы поблагодарила гвардейца книксеном и проскользнула в дверь.
   Едва за парочкой мнимых влюбленных закрылась дверь, они почти побежали. Хотя до нужной картины было не очень далеко, за отведенный час нужно было еще расшифровать код тайника, найти там нужный документ и вернуться.
   Наконец неяркий свет магического шарика осветил портрет шатенки в темно-зеленом платье в полный рост. Прапрабабушка Торнара была изображена сидящей в старинном кресле с высокой резной спинкой. Художник очень реалистично изобразил и небрежный полуоборот изящной головки, и тонкие кисти рук, свободно лежащие на подлокотниках, и таинственную полуулыбку на красивых сочных губах. То ли этот портрет был написан магическими красками, то ли художник был необычайно талантлив, но при тусклом свете шарика казалось, что красавица вот-вот шевельнется.
   - Да...- восторженно прошептал Перри, - Не зря Его Величество любил этот портрет. Даже без магии красок тут есть магия художника.
   Но Терре некогда было любоваться картиной. Она стала ощупывать раму так, как ей советовал Диметриус. Но как она не старалась, рама была недвижима. "Значит будем трогать полотно... Надеюсь это ему не повредит" - решила девушка. И преодолев свою робость перед вековым шедевром, приложила ладошку к первому, что бросалось в глаза - к руке с перстнем, напоминающим перстень из Большого Свадебного Набора. Потом притронулась к колье и, приподнявшись на цыпочки к диадеме на голове дамы. Наверное, мысли Терры шли в правильном направлении, потому что как только она сделала последнее касание, по полотну картины пошла легкая волна, и оно стало прозрачным как чистая озерная гладь.
   - Ну что, получается? - с нетерпением прошептал Перри, заметив, что спутница отдернула руку от полотна.
   - А ты разве не видишь? - удивилась Терра, - Полотно стало прозрачным и, по-моему, за ним целая комната... Но видно плохо - там темно.
   - Я ничего не вижу. Картина для меня осталась обычной, - так же шепотом признался парень, - Наверно тайник увидеть и пройти туда можете только Вы, миледи. Вот возьмите светлячок. Я его зажгу посильнее. Думаю, из тайной комнаты его не будет видно. А будете выходить - притушите. А я тут за занавесью притаюсь на всякий случай.... Вдруг стража обход надумает сделать.
   Терра сначала осторожно, а потом смелее погрузила в прозрачную поверхность полотна сначала руку со световым шариком, потом осторожно перешагнула через раму как через высокий порог.
   Комната, в которой оказалась девушка, была не большая, заставленная по периметру штабелями различных по размеру ящиков и сундуков. Пыли и паутины, как в старых чуланах и забытых сокровищницах, тут не наблюдалось. Более того по средине комнаты на небольшом столе размещалось что-то накрытое белоснежным дорогим шелком. На верху этого сооружения, на самом видном месте находился бумажный свиток и длинный конверт с королевскими печатями.
   Терра сразу же поспешила к бумагам и не ошиблась. Это были потерянный протокол заседания Палаты Лордов и последнее письмо короля Эфензора.
   "Дорогая моя дочурка! - со слезами на глазах читала Терра, - Если ты читаешь это письмо, значит меня уже нет в этом мире. Последние несколько недель нас с Диметриусом постоянно пытались убить. Были и нападения на карету, и ядовитые насекомые в одежде, и неожиданные пожары. Мы не хотели беспокоить тебя и королеву Альбу этими покушениями, потому и держали все в строгой тайне. Еще надеялись, что после объявления результатов Турнира Знаний необходимость нашего устранения на какое-то время исчезнет, а тайная служба получит возможность спокойно во всем разобраться. По предварительным результатам за всеми этими случаями стоит Торнар и какой-то очень сильный маг. И если мотивы Торнара более-менее понятны, то в чем интерес этого мага не ясно. Возьми эти сведенья к вниманию и будь очень осторожна. Постарайся как можно быстрее закрепить свои права на трон и выйти замуж за Эрамиса. Эрамис не позволить никому отнять у тебя, а значит и у него корону Флорении. Я разрешаю сократить траур по мне до трёх месяцев.
   На столике символы королевской власти: корона, жезл и королевский медальон. Советую оставить их тут до дня коронации Альбы или твоей коронации.
   Я верю, что ты справишься с любыми трудностями. Помни, ты моя дочь кем бы ни была женщина, родившая тебя.... И я тебя очень люблю.
   Король Эфензор"

***

   Возвращаясь с ценным свитком, спрятанным под складками юбки, Терра обдумывала прочтенное в письме. Само письмо, как доказательство вины Торнара в смерти родителей, она оставила в тайнике. Там же остались и королевские регалии. О них она не сказала даже Перри.
   Теперь главной задачей было защитить протокол от краж, пожаров, похищений магией Диметриуса и быстро доставить драгоценный свиток в Палату Лордов. Но как обмануть Торнара и его мага девушка даже не представляла.... Она надеялась, что мудрый, опытный и уравновешенный придворный маг непременно что-то придумает. С этой надеждой она впорхнула в гостиную мага и застыла на пороге. В комнате, освещаемой только огнем затухающего камина, на стуле сидел Диметриус. Он не шевелился, а у его горла кто-то скрывающийся в темноте держал боевой кинжал. В голове у девушки засуетились мысли, подыскивая варианты решения ситуации. Но через мгновение мужские руки крепко перехватили её кисти и защелкнули за спиной наручниками.
   - А теперь посмотрим, кого это ждал после полуночи наш добропорядочный маг? Снимите с гостьи капюшон и зажгите свечи, - скомандовал откуда-то сбоку знакомый до зубной боли насмешливый баритон, - Опа! Да это же наша скромница, умница и вообще образец благовоспитанности принцесса Терра!
   Торнар был явно доволен уловом. На его физиономии была радость кота, получившего после плотного обеда полузадушенную мышку для игры.
   - Ну, сестренка, рассказывай, что делаешь в такой поздний час в комнатах неженатого мужчины? И почему в платье горничной?
   Принц небрежно уселся в ближайшее кресло и приготовился слушать.
   - Хотела сбежать от твоих ищеек, - выдала Терра очевидную версию, обдумывая как бы не допустить личного досмотра, ведь в потайном кармане нижней юбки лежал заветный, буквально золотой свиток, - Я устала от постоянной слежки! Надеюсь, теперь, когда меня опознали, ты прикажешь снять наручники и убрать кинжал от Диметриуса?
   - А вот это врядли, - пощелкал языком Торнар, - Точнее кинжал уберут, если Диметриус пообещает сидеть тихо и не баловаться магией. А вот наручники с тебя снимут только в тюремной камере. Ты арестована и обвиняешься в воровстве государственных средств!
   Торнар наверно ждал паники и слез от сестры, но та среагировала очень странно.
   - Что?! Какое воровство?! - в её голосе было больше насмешки и злости, чем гнева или испуга, - Торнар опомнись! Да после каждого Весеннего Турнира отец делал ревизию. Последний не был исключением. Там целая рота проверяющих две недели счета просматривала, прибыль с расходами сверяла. Ты, кстати, сам жаловался на их дотошность. На мне нет ни одного, даже серебряного, "бутона" недостачи. Но если ты пытаешься таким образом от меня избавиться, то ничего у тебя не получиться - так и знай! Любой суд подтвердит мою невиновность, а ты на корню угробишь свою, итак подмоченную, репутацию.
   Принц вскочил со стула, словно его "приласкали" свежей крапивой.
   - А это мы еще посмотрим! - взбеленился он, переходя почти на фальцет, - Это тебя папуля прощал. Все твои грешки большие и малые прикрывал. А я не намерен прощать воровку, стащившую из казны пятьдесят тысяч золотых "бутонов"!
   - Что?! Сколько?! - в один голос возмутились принцесса и маг, а Терра продолжила, - Торнар, твои проверяющие с мозгами дружат?! Это годовой бюджет Флорении. Если бы я столько украла, то ты бы на овечьих шкурах спал, а не на пуховых перинах, и ел бы речных карасей и капусту, а не фазанов и пирожные. Гони в шею таких ревизоров!!
   Торнар на мгновение опешил, сообразив, что ляпнул явную чушь, но решил гнуть свою линию и дальше:
   - Вот в суде и посмотрят, сколько ты прикарманила за три года своей помощи отцу. Обыщите принцессу и отведите в дворцовую камеру, - приказал он ближайшему офицеру, - А завтра переведем её в городскую.
   Один из конвоиров подошел к Терре, с намереньем её обыскать, но девушка гордо выпрямилась и, словно на её руках не было наручников, а на голове красовалась корона, процедила:
   - Господин офицер, вы лично намерены обыскивать благородную даму и невесту принца Анзории? Не боитесь и закон нарушить, и вызов на дуэль получить? Предупреждаю, принц мастерски владеет дуэльным мечом.
   Офицер смутился и пролепетал:
   - Помилуйте, Ваше Высочество! Я подневольный человек, и всего лишь выполняю приказ. Но если Вы сами отдадите мне все имеющиеся оружие и амулеты, я не стану Вас обыскивать.
   - У меня нет ни амулетов, ни оружия, - твёрдо отрезала Терра.
   - Врешь! - с возмущением возразил Торнар, - На тебе медальон с эмалевым рисунком. Ты его даже ночью не снимаешь. Чем он может быть, если не магическим амулетом?
   - Почему-то, когда мы, год назад, были с миссией в Арибском халифате, местные маги не нашли в медальоне ни капли магии. В отличие от твоих побрякушек. Тебя заставили все их снять при входе в тронный зал.
   - Ваше Высочество, принцесса права - личный обыск женщин имеет право проводить только женщина, - спокойно и уверенно добавил Диметриус, до этого изредка бросавший лишь короткие реплики, - Кроме того у арестованного отнимают только оружие, опасные амулеты и предметы относящихся к причине ареста. Все остальные вещи после описи тут же возвращаются арестованному или его доверенному лицу.
   - Ну и где я вам тут надежную женщину за полночь возьму? - фыркнул Торнар, и, подумав, распорядился, - Пусть Диметриус снимет медальон, его за год можно магией такой накачать, что все тут ляжем. Потом побрякушку проверит мой маг. Наручники леди Терре снимите в камере. Там её обыщет жена смотрителя дворцовой тюрьмы. Уведите арестованную!
   "Надеюсь в камере я найду способ передать протокол Диметриусу, -думала Терра по пути в тюрьму, - Если и не найду возможности, то обыск будет проводиться при свидетелях и наличие свитка, как и его содержание будет зафиксировано в описи предметов, найденных у меня, а поэтому скрыть факт существования этого документа будет уже невозможно".
   Дворцовая тюрьма была весьма скромной - всего до десятка небольших чистых камер-одиночек, куда закрывали на несколько суток, невзирая на происхождение и должность, скандалистов, драчунов или "шутников", чьи злые шуточки не принесли непоправимого вреда, но требовали строго наказания. Впрочем, прочувствовать меру и глубину проступка бузотеры могли вполне - обстановка тут была соответствующая: окно с решеткой под потолком, деревянная широкая полка вместо кровати, наполненный сеном тюфяк и подушка, стол и стул "намертво" прикрепленные к полу. Кормили, правда, получше, чем в обычной пригородной тюрьме, два раза в день, хотя и без разносолов, но с горячим чаем или супом. Кроме того, тут была вода, бегущая из желобка в стене и смываемая этим же водотоком канализация.
   Альфор ждал Терру в камере. Предъявив охраннику свои права на встречу с арестованной в виде письменного приказа принца, граф спокойно сидел на вмурованном в пол одноногом стуле и рассматривал помещение.
   Кода с девушки сняли наручники, маг мановением руки отпустил охрану.
   - А тут условия почти как в хорошем постоялом дворе, - сказал он вместо приветствия, внимательно наблюдая за реакцией собеседницы.
   Терру обвеяло уже знакомым легким сквознячком.
   "Так вот ты какой - знакомый маг Торнара!!" - подумала она и стала тоже внимательно рассматривать мужчину.
   - А вы кто и что тут делаете? - в свою очередь спросила девушка.
   - Я маг-дознаватель. Мне велено проверить арестованную на запрещенные магические предметы.
   - Что-то я Вас не помню, - с сомнением промолвила Терра, - Да и мой личный досмотр имеет право проводить только женщина.
   - А кто сказал, что я буду прикасаться? - хищно улыбнулся Альфор, - Всю проверку, могу провести, даже не приближаясь к Вам. А для физического обыска сейчас придет жена смотрителя тюрьмы. А пока сядьте на кровать. Иногда у проверяемого может кружиться голова после "контакта".
   Терре очень не нравился этот "дознаватель". Его странные если не сказать страшные, глаза разных цветов, холодок, потянувшийся к ней в первую же минуту разговора, весьма настораживали девушку. Но иного выхода, кроме подчинения, она пока что не видела. Она только надеялась на то, что уроки Диметриуса по сопротивлению магического воздействия на сознание не прошли зря. Но маг сделал совсем неожиданный шаг. Из его ладони вдруг выпорхнул серебристый шарик и тут же разбился о нос Терры. Тысячи мелких серебристых пылинок накрыли её густым облаком с запахом ландыша. Терра стала чихать и чем сильнее она чихала, тем больше пыли вдыхала опять. На третьем или четвертом чихе она почувствовала, как её неумолимо потянуло ко сну, сонный туман окутывал так быстро, что девушка едва успела склониться на кровать, чтобы не упасть.
   - Вот и чудненько, - прошептал Альфор, укладывая Терру удобнее, - А теперь посмотрим, что такое ценное ты намеревалась утаить от нас с Торнаром.
   Протокол заседания Палаты Лордов нашелся почти сразу.
   - О, да, - усмехнулся сам себе маг, - За это сокровище и открытую войну с братом не стыдно начать. Жаль не на ту лошадку я поставил... Эта умнее братца. Но и опаснее. Девчонку не напугаешь магией. А взять в напарники - пришлось бы делить артефакты пополам. И не факт, что она через пару лет не отнимет все три. Мда... - вздохнул он, - Значит, не будем уходить от избранного плана.
   Альфор активно растер ладони и стал прямо из воздуха вытаскивать и сматывать в клубок светящуюся нить, словно распускал невидимое вязание. Когда клубок достиг нужных Альфору размеров, он оборвал нитку и стал разминать клубок, словно кусок мягкой глины. Через несколько мгновений светящаяся солнечным светом субстанция стала постепенно гаснуть и превращаться в некий кусок теста грязно-серого цвета. Это тесто чародей разделил на четыре части. Из первой, самой большой, он сделал подобие шлема и прилепил его на голову Терры, двумя поменьше обернул руки, а последним залепил рот девушки. Было заметно, что эти "нашлепки" не мешают девушке ни шевелится, ни дышать. Но тоненькие лучики света, до этого пробивавшиеся из её тела погасли бесследно.
   - Вот и все, - пробормотал Альфор, - Одним конкурентом меньше.
   И позвав женщину, ждущую за дверью, предупредил её:
   - Заключенная будет спать до завтра. Если утром у неё будет болеть голова, дадите ей этот порошок, разведенный водой. Она снова уснет уже до вечера. А там я опять приду. Переводить её в городскую тюрьму пока не нужно. Дальнейшее распоряжение получите позже.

***

   У Торнара был весьма суматошный день и не менее суматошная ночь. Но самым неприятным было ощущение, что последние несколько недель не он управляет своей жизнью, а совершенно посторонние для принца люди, а то и откровенные враги. И хотя все было вроде и в пользу Торнара, но гадкое чувство, что его обманывают, скреблось в душе постоянно. Во дворце сейчас фактически командовал этот страшный колдун - граф Альфор. Все распоряжение давал он, хотя и озвучивал их принц, словно актер за суфлером. В бумагах отца и дворцовых архивах копались люди Альфора. Искали упорно и очень уж долго. Что они там искали, кроме злополучного протокола и компромата на Терру, Торнар не знал. Граф настрого запретил будущему монарху вмешиваться в их работу. Сестры тоже как сговорились. Одна притворялась жертвой семейного тирана и раздувала международные сплетни, вторая хотя и сидела тихо, но как оказалось, тоже не без дела. Маг давно догадывался, что девчонка знает место хранения протокола и поэтому следил за ней не только видимой охраной, но и тайными соглядатаями. И когда Терра не вернулась вечером от Диметриуса в свои покои, быстро сообразил, что долгожданный час настал. Торнара опять отстранили от "операции".
   - Прекратить любую слежку за Террой, чтобы какой-нибудь остолоп не вспугнул слугу Диметриуса! - уверенно командовал Альфор, - Ельфы-полукровки слышат, как кошки. А ночью в тихих коридорах он любой вздох услышит, не то что шаги. Лучше усильте посты у комнат Терры и Диметриуса. Да перекройте все выходы из дворца. Если девчонка отыщет документ, то, скорее всего, понесет его к своему учителю. В её комнатах такую ценность я бы не оставил. А она не дура, хотя Вам, принц, и не хочется это признавать.
   Даже во время ареста Терры в гостиной Диметриуса, Торнара заставили играть не по его плану. Хитрая и наглая сестра ловко воспользовалась законом об аресте женщин, а придворный маг подлил масла в огонь, напомнив все пункты этого закона и обыскивать Терру тут было уже невыгодно самому принцу. Найденный документ прочли бы вслух, его содержание записали в протокол обыска, и скрыть его существование не удалось бы, даже убив всех свидетелей.
   Теперь, уже почти под утро, Торнар вынужден был сидеть и ждать новостей от Альфора, который пошел запечатывать Терре магические каналы. Маг вернулся почти под утро, явно уставший и голодный.
   - Печати на магию я поставил, - сообщил граф, хмуро поглядывавшему принцу и без зазрения совести кивнул на поднос с холодными блюдами, - Принесите мне тот поднос с закусками и вина плесните. Жрать охота сил нет.... Слуга Диметриуса пойман?
   Торнар сперва хотел оскорбиться, но вид уставшего, а значит и злого, мага остановил его, и парень послушно выполнил приказ и ответил:
   - Нет. Мальчишка имел личный портал перемещения. Мои люди не у спели к нему даже коснуться. Теперь ищем его по городу.
   - Вы Терру обыскали? - задал принц свой главный вопрос, когда маг немного насытился, и на его лице воцарилось обычное спокойно-пренебрежительное выражение.
   - Конечно! - успокоил бедолагу граф, - Я же не обязан выполнять всяческие дурацкие законы. Вот ваш драгоценный протокол.
   Альфор достал свиток, но не спешил передавать его принцу.
   - Пусть он побудет у меня, - остановил маг уже протянутую руку Торнара, - Как еще одна гарантия того, что Вы выполните наш договор, когда получите трон Флорении.
   Принц нахмурился и процедил:
   - За кого вы меня держите? Я принц крови! Моё слово дороже золота!
   - Не смешите мои сапоги, Торнар, - криво усмехнулся маг, - Ваши слова стоят ровно столько, сколько те фальшивые "бутоны", которыми Вы пытались оплатить свой проигрыш в день нашего знакомства.
   Торнар, молча, проглотил очередную пилюлю, но мысленно поклялся все припомнить зарвавшемуся магу, как только получит трон и найдет кого-нибудь посильнее этого наглеца.
   - Что ж если документ у нас, - продолжил принц, восстановив спокойное дыхание, - я переведу Терру завтра в городскую тюрьму.
   -Не советую, - покачал головой Альфор, -Ближайшие три дня у неё будут невыносимые головные боли. Если не поить её моим обезболивающим, она сойдет с ума. Блокировка магии очень опасное дело... В городской тюрьме таких лекарств нет. А я там появляться не намерен.
   - А с чего это вдруг Вы, граф, так беспокоитесь о здоровье этой приживалки? - возмутил принц, - Подохнет - отлично! Конец нашим проблемам.
   Разомлевший от еды и вина маг не сразу удостоил принца ответом. Он сначала налил себе бокальчик, поудобнее сел в мягкое кресло и, положив ноги на соседний пуфик, спросил:
   -Не догадались, почему я хочу оставить Терру живой и по возможности здоровой?
   -Меняете лошадку на финишной прямой? - хмуро предположил принц.
   - Мда... - вздохнул маг, - А я-то надеялся, что человек, неплохо играющий в карты, умеет просчитывать все варианты ситуации и выбрать наиболее реальный! Оказывается, бывает и обратное...
   Отхлебнув глоток, так любимого Торнаром, вина маг стал объяснять свои решения скучным менторским тоном.
   - Я не собираюсь никого менять. Во-первых, Ваша сестра не согласится со мной сотрудничать. Даже если я буду угрожать ей. Во-вторых, я имею совсем иные планы на эту леди.
   - На магические опыты заберете? - съязвил принц.
   Но маг проигнорировал его выпад.
   - И самое важное, что она может понадобиться Вам самому.
   - То есть? - опешил Торнар.
   - Увидите... - многозначительно улыбнулся Альфор, - Но до суда Терра посидит в камере дворцовой тюрьмы. Распорядитесь кормить её чуть лучше, чем обычных заключённых.

Глава 18

Старые знакомые - старые проблемы...

   Несколько восковый свечек, стоявших на большом круглом столе, освещали лица девяти человек, мужчин и женщин, сидящих за столом с весьма озабоченными лицами. Мужчине, начавшему говорить первым, по виду, можно было дать лет семьдесят пять - восемьдесят. Благородная седина длинных волос и ухоженной бороды, белая свободная одежда на подобии греческой тоги, и такого цвета кожаный ремешок, охватывающий высокий лоб, вызывали у собеседника невольное уважение к магистру Тайного Острова и председателю совета магистров Нату-Алла.
   - Итак, коллеги, - начал он свою речь на удивление моложавым и приятным баритоном, - Я вынужден был созвать внеочередной совет магистров нашей гильдии, чтобы обсудить с вами несколько очень важных неотложных проблем. Одна из них - спасение магических Узлов нашего измерения.
   Говорил старик с беспокойством капитана корабля, попавшего вместе с командой на необитаемый и совершенно пустынный остров.
   - К нам проник человек, которого пятьдесят лет назад ваш покорный слуга в команде еще более сильных, чем я в то время, магов выгнали из Нату-Алла без права на возвращение. Но он проигнорировал наш запрет. В нашем измерении опять "нарисовался", печально известный нам, Альфор Вилардес де Кувье.
   По кругу прокатилась волна обеспокоенных и удивленных тихих шепотков:
   - Тот самый де Кувье, получивший в двадцать лет мага двенадцатого уровня?!
   - ...А еще при изгнании стащивший десяток самозаряжающихся амулетов и несколько древнейших артефактов.... Всех обманул гад!
   - Натворит он у нас бед!
   - Уже натворил, - вздохнул одетый в элегантный серый колет шатен лет тридцати пяти со скуластым лицом и вертикальными зрачками оборотня, - Вы же знаете, у нас в Анзории самый слабый магический Узел. Чтобы не нарушать равновесие в природе, мы и амулеты мощными не делаем, и сложных заклинаний не используем. Даже у меня, для безопасности фона только одиннадцатый уровень магии. Неделю назад я почувствовал мощнейший отток энергии в неизвестном направлении. Её словно кто-то всасывал, как напиток, через соломинку. Только соломинка была с хорошую реку шириной. И если бы не уважаемая коллега из моринской гильдии, - мужчина сделал легкий поклон в сторону симпатичной, дамы с фарфорово-белой кожей и ярко красными губами, одетой в строгое синее платье и изящную шляпку на черных как смола волосах, - Наш Узел захлопнулся бы как раковина моллюска и ушел глубоко в землю лет на пятьдесят.
   - Вы вовремя подняли тревогу, магистр, и умело начали латать брешь, - вернула кивком головы поклон магиня, - При том количестве свободной энергии, что оставалась в вашем Узле Вы сделали почти невозможное. Нам оставалось лишь заделать меньше половины "дыры" и наполнить Узел запасной энергией до безопасной стабильности. Но пока Узел не восстановит свою обычную мощность, я бы советовала приостановить на пару месяцев использование всех амулетов, кроме, разве что, целительских. Если будет острая необходимость, мы перегоним вам еще немного энергии.
   - Мы сможем поделиться заряженными уже амулетами, - добавил похожий на шарик полный седой мужчина в восточном халате и золотистой чалме, и лукаво сощурив раскосые глаза, добавил, - Но конечно не боевыми.
   - Я благодарен вам магистр Арибский, - магистр Анзории сложив ладони вместе, склонил голову в сторону чалмы, - Я прекрасно знаю, что передача боевых амулетов разрешена только в случаи войны с внешним врагом.
   - А меня интересует другой вопрос, - отозвался с соседнего кресла молодой светловолосый парень с заостренными ушами, указывающими на эльфийское происхождение магистра, - Каким образом Альфор смог управлять потоками Узла, если это доступно только хранителю ключа?
   - Вы, магистр Маэленда, намекаете, что я мог передать ключ Альфору? - оскорблено сверкнул глазами магистр анзорского Узла, - Понимаю, среди вас я самый молодой и самый слабый магистр. Но я могу поклясться на ордене магистра, что никогда, никому не позволял даже коснуться ключа от Узла.
   - Вас могли усыпить на несколько минут и, перехватив частичное управление Узлом, удалить даже следы вмешательства, - не настаивал на своём эльф.
   - Есть множество способов, вплоть до считывания воспоминаний, чтобы проверить это, - парировал шатен, сжимая в гневе кулаки, - Я готов пройти любое испытание, чтобы доказать мою непричастность к потере контроля над Узлом!
   Взгляды человека и эльфа скрестились как дуэльные мечи. Неизвестно чем бы закончилась эта натянутая перепалка, но магистр Тайного Острова предупреждающе поднял руку:
   - Остановись магистры, пока не прозвучали ненужные слова! Есть еще насколько возможностей захватить контроль над Узлом, кроме прямого контакта с нынешним его магистром. Припомните, магистр Маэленда, кем был Альфор де Кувье до изгнания?
   Эльф задумался на несколько мгновений, а потом побледнел, и сразу же густо покраснел.
   - Я благодарю, Вас, магистр Тайного Острова, что не позволили мне скоропалительного вывода. А Вам, магистр Анзории, я приношу мои искренние извинения. В знак примирения я прошу принять несколько амулетов исцеления и плодородия. Вы всегда ценили их силу при минимальном потреблении энергии.
   Магистр Анзории кивнул и протянул эльфу руку для рукопожатия.
   - Если помните, Альфор до изгнания был магистром Анзории и имел свободный доступ к ключу Узла. - объяснил магистр Тайного Острова причину извинений эльфа.
   - Но ведь после исчезновения Альфора маги нашли этот ключ в уничтоженном виде, - напомнил один из присутствующих за столом, - Мы даже опознать его смогли только по остаточному магическому излучению.
   - Все верно, - согласился магистр Острова, - Создавая копию ключа, Альфор использовал магию оригинала. И не важно, что копия имела весьма ограниченное применение. Для подлога годилась и такая. Копию довели до состояния простой железки и подбросили нам. Сам же оригинал де Кувье увез вместе с другими ворованными вещами. А мы от радости, что обошлись в этой войне "малой кровью", просто создали новый ключ Узла Анзории, решив, что старый безвозвратно утерян.
   - Я бы советовал всем магистрам обезопасить ключи добавочными заклинаниями, - мягко и ненавязчиво предложил магистр арибского ключа, - Лично я, едва услышав о беде в Анзории, создал еще одну защиту.
   Маги согласно закивали головами, а некоторые сообщили, что тоже уже приняли нужные меры безопасности.
   - Но как нам предотвратить подобные ситуации в будущем? - деликатно кашлянув, спросил худой мужчина в синем сюртуке и очками на орлином носу, - Ведь если Альфор смог проникнуть сквозь наши кордоны, настроенные на его ауру, внешность и другие личностные параметры, то это может означать только одно - у Кувье уровень намного превышает наши. И, в отличии от нас, его не сдерживают морально-этический аспекты применения опасных заклинаний.
   - По моим подсчетам ему должно быть сейчас лет восемьдесят пять - девяносто, - один из сидящих за столом, - И магия анзорского узла нужна была ему для восстановления сил после преодоления кордонов. Но зачем возвращаться сюда, тратя силы и рискуя попасть в ловушку? Ведь с его потенциалом можно купаться в золоте, только делая амулеты. А это далеко не все возможности хорошего мага...
   - По нашим данным золото Альфора не интересует, - "упокоил" общество магистр-эльф, - Альфор сейчас делает все, чтобы получить свободный доступ к флорейнскому Узлу. Мой соотечественник, ученик и слуга магистра этого Узла, вчера вернулся домой аварийным порталом перемещения, чудом избежав ареста. Он подтвердил сведенья, поступавшие к нам ранее, о прямой причастности Альфора к смерти короля Эфензора, и косвенно к смерти королевы Альбы. Де Кувье полностью подчинил себе принца Торнара и пытается контролировать магистра Флорении.
   - Я тоже пару часов назад получил от магистра Флорении отчет об их ситуации, и он полностью подтверждается ваш вывод, - добавил свою информацию магистр Острова, - Еще магистр просил найти хорошего адвоката для его ученицы - принцессы Терры. Торнар обвинил её в казнокрадстве, а по флорейнским законам это грозит девушке как минимум строгим монастырем до конца жизни. Кстати, по словам магистра, у Терры колоссальный магический потенциал. Магистр Флорении насчитал в её ауре до полсотни каналов. Правда пока открыто только пять или шесть, но девушка едва перешагнула совершеннолетие.
   По кругу побежала волна удивленных реплик.
   - Вот это силища будет у девчонки!! У меня не больше половины, а я магистра пять лет как получил...
   - Девушку нужно выручать. И обязательно начать усиленное обучение где-нибудь в тихом местечке типа Тайного Острова....
   - Мы отыщем адвоката, - уверенно заявил магистр Маэленда, - На него не посмеют давить ни обвинители, ни суд. Да и свидетелям сложно будет врать эльфу. Я так же думаю, что после освобождения, мы сможем обеспечить леди Терре удобное и тихое местечко для дальнейшего обучение.
   - Я согласен, что адвокат-эльф сможет без проблем добиться освобождения подзащитной, - поправив очки, подал свой голос мужчина в сюртуке, - Но обучаться леди Терра может и у нас. Она неоднократно приезжала в Гринеридж с отцом. Она была в восторге от наших лесов, гор и озер. А потом... У нас и Узел помощнее маэлендского, и школы есть для юных магинь по принципу Тайного Острова....
   Эльф хотел что-то возразить, да и несколько других магистров начали наперебой предлагать свои услуги в качестве страны обучения, но магистр Тайного Острова остановил спор:
   - Господа, господа!! Вы сейчас делите шкуру не убитого волкопарда. Для начала нужно снять с девушки все обвинения и вывезти её из страны. А потом и спросим у неё, куда она поедет на обучение. Насколько я знаю, Терра бывала во всех странах, что хотят приютить её как ученицу. Поэтому сможет вполне осознано выбрать подходящий вариант.
   Магистры, поворчав немного, вынуждены были согласиться...
   - Что ж, господа, мне кажется, нам нужно обдумать все услышанное тут, -резюмировал заседание магистр Тайного Острова, - Предлагаю встретиться опять через семь дней и обменяться решениями проблемы.
   Магистры почти одновременно встали, слегка поклонились друг-другу и, нажимая камни колец перемещений, стали исчезать из комнаты.

Глава 19

Прошу встать! Суд идет

   Терра проснулась ближе к полудню, если судить по солнцу, освещающему камеру сквозь высокорасположенное окошко полуподвального помещения. Голова еще немного болела, но это была уже не та безумная, всепоглощающая боль от которой хотелось биться головой об стенку. Девушка повернула голову, чтобы осмотреться. Она была в той же камере, куда её привели.... Сколько же дней назад её привели сюда? За болью и провалами в сон Терра потеряла ощущение времени. Рядом с постелью стоял трехногий табурет с глиняной кружкой, а на стуле у стола появилась аккуратная стопка белья. Сразу захотелось пить. Терра протянула руку и поднесла кружку ко рту. В нос ударил знакомый запах лимона и мяты. Этим напитком её поила какая-то женщина в короткие минуты пробуждения. Напиток снимал боль, погружая Терру в темную бездну сна без сновидений. Тогда это спасало от сумасшествия, но пить теперь этот напиток она не хотела. Поднявшись, не спеша, девушка прошла к умывальнику и, вылив микстуру в канализационную дырку в полу, набрала воды из умывальника. Терра была уверена в чистоте этой воды, так как весь дворец от королевских покоев до тюремных камер брал воду из одного родника. Чистая, холодная, до ломоты в зубах, водичка утолила жажду и освежила голову. Умывшись, Терра вообще почувствовала себя почти здоровой.
   Разобравшись с жаждой и другими потребностями организма, Терра решила проверить потайной карман нижней юбки, которую сняла с неё поившая микстурой женщина. Чуда не произошло... Карман был пуст, хотя на столе в полном комплекте лежали дорогие шпильки и гребень, которыми принцесса закалывала волосы.
   - Что и требовалось доказать, - прошептала себе под нос Терра, наводя порядок в одежде и прическе, - Маг-дознаватель оказался банальным вором.... Подумать только, и где меня обворовали?! В дворцовой тюрьме! Месяц назад рассказал бы кто-то - не поверила бы...
   Теперь и ежу было ясно, что вернуть протокол заседания Палаты Лордов не удастся. Фальшивый маг-дознаватель уже отдал его Торнару. Наверняка тот сразу же сжег опасный документ, а пепел спустил в канализацию. Возможность не допустить братца к трону становилась все призрачнее. "Прости, мамуля, - мысленно повинилась Терра, - Но я не могу в одиночестве остановить эту снежную лавину. Нужно для начала выбраться из тюрьмы и поговорить с Альстмер и Эрамисом. А потом подумать, как бороться с Торнаром".
   Принцесса не успела еще заколоть шпильками волосы, как в двери камеры открылось зарешеченное окошко, в котором мелькнуло женское личико. Через секунду зазвенели в замочной скважине ключи, лязгнули несколько скоб и, хорошо смазанная, дверь пропустила высокую, крепко сбитую молодую женщину в форме тюремной смотрительницы.
   - Ой, вы уже очнулись, - искренне обрадовалась женщина, - А думаю, забегу посмотрю, не нужно ли еще микстурой напоить... Я жена смотрителя тюрьмы. Он присматривает за заключенными мужчинами, а я за женщинами. Меня Хильда зовут...
   По закону, принятому еще дедом Терры, в дворцовой тюрьме к любому заключенному, невзирая на происхождение и титул, обращались на "вы", но без оглашения его фамилии и титула.
   - Нет, Хильда, микстура мне больше не нужна, - мягко, но уверено отказалась Терра, - Но я хочу воспользоваться правом написания трех писем. И, если можно, принесите что-то покушать.
   - Обед будет через два часа, - проинформировала тюремщица, и, чуток подумав, добавила - Но я могу принести молока и хлеба.
   - Спасибо, Хильда, - тепло улыбнулась принцесса, - Вы очень добры...а сколько я тут нахожусь?
   - Сегодня четвертый день уж пошел, - сочувствующе вздохнула женщина.
   У самой двери тюремщица вдруг в нерешительности остановилась:
   - Миледи, Вы меня совсем не помните?
   В голос Хильды были и вина, и надежда на что-то...
   - Простите, Хильда, но я каждый день встречала столько людей, что если наша встреча была единичной, то.... Простите, не припоминаю.
   - Вы были в судейской коллегии на конкурсе поваров пять лет назад. Вот...
   Хильда достала из-под высокого воротника платья серебряный медальон. Над ажурным вензелем из букв "ПСА" и веточек вишни красовались скрещенные ложка и нож.
   Терра похвалила себя за идею делать воспитанницам приюта для сирот "Светлой Алсины" недорогие подарки при победе в выпускных конкурсах. Было видно, что женщина бережет, по сути, дешевенький медальончик.
   - Вам тогда так понравились мои булочки с кремом, что Вы попросили меня испечь целый противень, - смущенно напомнила Хильда.
   Принцесса теперь и сама припомнила этот эпизод:
   - О, да! Наш управляющий кухней не сразу "раскусил" состав этого крема. И даже спросил, где я нашла такую талантливую кулинарку...
   - О, миледи, я так благодарна Вам! - прослезилась тюремщица, - Господин управляющий в ту же неделю забрал меня сюда. И до замужества я работала на кухне. Но теперь нужно мужу тут помогать...
   - Вы жалеете, что ушли с кухни?
   - Немного, - призналась Хильда, - Но по штату тут нужна была женщина, для досмотров заключенных дам. Тут и жалование по больше, и спокойнее... А лет через пять мы скопим денег и купим постоялый двор или харчевню где-нибудь в пригороде. Вот тогда я напеку и наготовлю такой сдобы, пирожных и разных других лакомств, что к нам даже из столицы будут приезжать кушать...
   В глазах молодой женщины светилась такая Мечта, и именно с большой буквы, что даже Терре стало немножко веселее на душе.
   - Я сейчас принесу покушать и письменные принадлежности, - пообещала Хильда и почти выбежала из камеры.
   Когда часа через два за дверью опять зазвенели ключи, Терра уже ставила подпись под последним письмом. Дверь открылась, чтобы пропустить целую делегацию из тройки гвардейцев дворцовой охраны, Хильды и мужчины в форме смотрителя тюрьмы. Возглавлял эту группу "товарищей" сам принц Торнар.
   - Та-ак! - процедил он, заметив на столе бумагу и чернила, - Кто позволил заключенной писать письма?
   Хильда побледнела и вжалась в стенку.
   - Закон позволил, Ваше Высочество, - приняла удар на себя Терра, - Закон, который Вы проигнорировали три дня назад. Впрочем, как еще два пункта из этого же закона. Еще парочка таких нарушений и Суд Лордов освободит меня без судебного рассмотрения дела, поскольку сумма морального ущерба за невыполнение Вами закона превысит ту сумму ущерба королевству, что Вы поставили в иске. Не боитесь ТАК опозориться?
   Терра говорила почти спокойно, словно не в тюремной камере "макала мордой в лужу" братца, а в своём кабинете. Торнар хлопал ртом как рыба, вытащенная на сушу, но ничего толкового в ответ не находил.
   Покраснев как вареный рак, принц, наконец, выдавил:
   - Но насколько я помню, эти письма начальник тюрьмы обязан прочесть, чтобы пресечь побег заключенного или иные преступные действия.
   - А я разве против? - взмахнула рукой принцесса, - Никаких преступных просьб или планов там нет. А потому напомню для особо "забывчивых" - я должна получить ответы на эти письма.
   Торнар махом сгреб письма, сверкнул на сводную сестру злыми глазами и поспешно покинул камеру.

***

   Впервые за свою жизнь Торнар пожалел, что среди его друзей нет ни одного законника или дипломата. До сегодняшнего дня он окружал себя только беззаботными, богатыми, безответственными гуляками. С ними было хорошо развлекаться до утра, придумывая десятки различных развлечений от вполне безобидных до очень жестоких и опасных, сидеть за картежным столом или мчаться верхом в лесной чаще на охоте. Но эти кутилы были совершенно бесполезны в управлении королевством, которое Торнар не собирался никому отдавать.
   И вот теперь сидя в любимом кресле с привычным бокалом вина в руке, принц пытался разобраться в письмах, написанных Террой в тюрьме. Если с письмом к бывшей статс-даме леди Айрин Торнар разобрался быстро и уже отправил его с пажом к этой леди, то письма в Палату Лордов и к принцу Эрамису ставили Торнара почти в тупиковую ситуацию.
   "Предположим, на Эрамиса я смогу нажать, он разорвет помолвку с Террой и откажет ей в помощи с защитой в суде. Доказать, что отец оставил ей трон сестричка уже не сможет. А Эрамис не намерен жениться без шансов получить трон - ему Флорения нужна, а не страшненькая жена... А вот лордов шантажировать мне нечем. Многие еще поддерживают эту моль и помнят отцовское желание отдать ей власть. И обращаться за советом к Альфору не охота... Он и так уже почти хозяином дворца чувствует... А может плюнуть на все, выдворить Терру из страны, забрав титул и поместья в счет погашения "долга"? Дальше пусть сама выкручивается, как сможет...А за ней и Альфора в шею. Мол "в ваших услугах нет больше надобности"... А что место придворного мага не получит, так не моя вина, а завещание королевы. Нужно обмозговать этот вариант".
   Не успел Торнар запить эти мысли очередным бокалом вина, как в гостиную, постучав лишь для любопытных глаз прислуги, вошёл Альфор. Привычно кинув на дверь простенькое заклинание от подсушивания, и прихватив по дороге из барного шкафа чистый бокал, маг по-хозяйски расположился в кресле напротив принца.
   - И какую проблему запиваете на тот раз, Ваше Высочество? - спросил маг, с особым сарказмом выделив последние два слова.
   - Да вот, - указал принц бокалом на письма, лежащие на чайном столике рядом с двумя уже пустыми бутылками.
   - Судя по количеству выпитого это так называемые "Законные письма" из тюрьмы, - констатировал маг, без спросу наливая и себе вина, - Терра писала?
   Торнар кивнул.
   Альфор быстро просмотрел письма и вопросительно посмотрел на принца:
   - Она только два письма написала?
   - Нет, три. Было еще письмо для той старой интриганки Айрин. Но в нем ничего интересного не было. Только жалобы на меня, жестокого тирана, и приторные воспоминания о том как "...великодушная Айрин..." поила Терру в детстве молоком на ночь, и пела колыбельные. Еще написала куда пристроить её блохастую шавку и прыщавого пажа, если моли не удастся выкрутиться. Я отправил с пажом эти сопли старой перечнице. Наверняка Айрин уже и ответ сочинила.
   Слушая объяснение принца, Альфор только хмурился и качал головой.
   - Судя по сохранившимся письмам Терра не так глупа, чтобы тратить разрешенное письмо на "сопли" и пустые воспоминания. Там наверняка был какой-то шифр или скрытый текст который может прочесть только Айрин. А пустой болтовней Ваша сестрица его наполнила специально для Вас, чтобы Вы не вникая в смысл отдали письмо статс-даме.
   У Торнара от этой информации вспотели ладони.
   - Вот тьма! Если она не прячась написала письмо в Палату Лордов с просьбой встречного иска, то представляю, что она написала шифром!
   - Ну, это мы узнаем очень скоро, - пробормотал маг, - Наша задача найти для неё адвоката до того, как это сделают лорды, Айрин или Эрамис.
   - Ну, Эрамиса я приторможу, - усмехнулся принц, - Знаю я парочку его тайн для шантажа...
   - Я тоже, - хмыкнул маг, и достал из кармана сюртука несколько мятых бумажек, - Если правильно использовать вот это, то сможем устранить из игры не только Эрамиса, но и Альтсмер.
   Торнар даже о вине забыл, читая записки Эрамиса к Альстмер. Особенно его "порадовала" последняя, утренняя записка.
   "О, Альстмер, богиня моей души! Когда я прочел, какие унижения тебе приходится испытывать, какие угрозы выслушивать от этого сумасшедшего тирана, я едва не послал ему вызов на смертельный поединок. И только осознание, что ты еще в его руках остановило меня. Но не долго тебе остаётся мучиться в руках у этого монстра. Сегодня в полночь я открою портал из твоей спальне ко мне домой. Возьми с собой только самые дорогие тебе вещи, но не более чем сможешь унести в руках. Все остальное найдется для тебя в моём замке.
   Безмерно любящий тебя Эрамис"
   - Трусливый щенок! Двуличный трусливый щенок! - в ярости орал на всю гостиную Торнар, - Это он-то хотел вызвать меня на дуэль?! Да если бы не золото, которым он щедро расплатился со всеми сильными противниками на Весеннем турнире, не видать бы ему даже финальных боёв. Фехтовальщик из него, как из дерьма гвоздь.
   Торнар в сердцах плюнул и немного успокоившись, продолжил:
   - Альстмер тоже хороша! Понимает же, что долго Эрамис её характер терпеть не будет, но все равно прется за него замуж чуть ли не из платья выпрыгивает.
   - Принцесса знает, что этот брак её единственный шанс получить корону Флорении с максимальным комфортом, - усмехнулся Альфор, - В нашем измерении не так уж много свободных мужчин с соответствующим титулом. И только Эрамис и наследник арибского халифата подходят Альстмер по возрасту.
   - А в гарем сестренка, само собой, не хочет... - согласился с магом принц, -Так, до полночи есть еще пара часов... Ну, я ей сейчас устрою побег! Мигом в монастырь побежит!
   - Вы, как всегда, торопитесь, принц....
   Альфор не спеша добавил себе вина и пододвинул ближе поднос с закусками.
   - Этой запиской мы можем убить сразу двух, а может и трёх зайцев.
   - Как?- остановился на полдороги к двери Торнар.
   - Почти так, как Вы хотели, но с большим размахом.

***

   В спальне Альстмер, освещенной только огнем догорающего камина и свечёй на туалетном столике царили беспорядок и тишина. Было заметно, что принцесса собиралась в дорогу, не привлекая к этому делу горничных. Альстмер сидела в кресле у камина, а у ног стоял довольно вместительный сундучок. Никогда еще в своей жизни она не переживала так, как сейчас. Девушку пробирала дрожь и даже теплая шаль наброшенная на плечи не спасала от холодных мурашек.
   " Если Торнар узнал о моем побеге с Эрамисом,- с ужасом думала она,- то строгий монастырь будет самым легким наказанием. Только бы Эрамис успел открыть портал до того, как горничная донесет, что я забрала все драгоценности со своего тайника!".
   Где-то за полчаса до полуночи дверь в спальню резко распахнулась и в комнату без стука, стремительно вошел Торнар в сопровождении мужчины в темном плаще и прикрытым капюшоном лицом. Незнакомец закрыл дверь на ключ и сделал странный пас рукой крест-на-крест.
   - Доброй ночи, сестренка! - не скрывая фальшивой радости, поздоровался принц, - Что это ты вдруг в дорожном платье в такое время? И где прислуга? Неужели опять разогнала?
   Альстмер побледнела и попыталась прорваться в ванную комнату, чтобы закрыться там, но Торнар поймал её за руку и швырнул назад в кресло.
   - Куда же ты, дорогуша? У нас с тобой есть очень важный разговор. И я намерен сделать тебе предложение, от которого ты не сможешь отказаться.
   - Что ты от меня хочешь, ненормальный? - хотела было крикнуть, но только пропищала принцесса.
   Страх парализовал голосовые связки, а ноги почему-то отказывались слушаться. Правда с испугу Альстмер не заметила, как мужчина в плаще перед этим сделал несколько движений кистью руки.
   - Замолкни, шлюха! - взорвался принц, сбросив маску доброго братца, - Тебе знакомы эти записочки? Ага, по ужасу в твоих глазенках вижу - знакомы. А не приходила ли в твою хорошенькую головку мысль, что на основе этих писулек хороший законник может усадить тебя в тюрьму по обвинению в попытке дворцового переворота? И сядешь ты лет на тридцать в грязную, холодную камеру как неудавшаяся заговорщица...
   Побледневшая Альстмер была на грани истерики, а принц все продолжал нагнетать обстановку.
   - А если сюда явится еще и Эрамис... О, это будет уже международный скандал.
   Казалось, Торнар смакует весь ужас сложившейся ситуации и рад возможному политическому скандалу.
   - Красавчика Эрамиса папаша, конечно, откупит парочкой приграничных деревень... Но за тебя то никто не заступится... - "печально" вздохнул принц.
   Из глаз Альстмер хлынули слёзы.
   - Прости, прости меня, пожалуйста! Меня мама попросила помочь Терре получить трон, - сквозь слезы начала принцесса "безопасные" для нё признания, - Но мы с Эрамисом хотели помочь тебе, скомпрометировав эту моль... Чтобы она ушла в монастырь.
   Даже в такой критической обстановке Альстмер все же не потеряла способность мыслить и осознавала, что признавшись в малых грехах и смешав часть правды и лжи, можно смягчить свою вину.
   - Предположим это так, - сухо согласился Торнар, - Но зачем тогда ты собралась бежать?
   - Я боялась, что ты не поверишь нам.
   Паника у Альстмер закончилась и теперь она старалась привести в порядок не только внешний вид, но и мысли.
   - Я поверю. Возможно... Почему бы не поверить? - хмыкнул принц, - Более того. Сам из рук в руки передам тебя Эрамису и даже подарок пришлю на свадьбу... Но у меня есть два условия. Одно к тебе, одно к твоему любовнику.
   - Какие? - насторожилась Альстмер.
   - Ты подписываешь отречение от права наследия трона, а он официально отказывается от помолвки с Террой и навсегда забывает о ней. Согласись, условия очень выгодные...
   - Я должна подумать, - заупрямилась неудавшаяся беглянка.
   - Ладно, - неожиданно легко согласился принц, - На размышление я даю ровно пять минут. Когда я буду общаться с твоим будущим мужем, этот документ должен быть подписан.
   - А если я откажусь? - осторожно прощупала почву для торга принцесса.
   - Тогда на выбор или монастырь, или брак с тем кого выберу я.
   - Знаю я твоих кандидатов, - проворчала себе под нос Альстмер, - Один моется раз в год и в голове только войны и попойки, а у другого еще три жены и извращения на уме...
   - Но зато у обоих ты станешь верной женой и любящей матерью, - язвительно усмехнулся Торнар, - А вот Эрамиса ты будешь водить за нос еще очень долгое время. Впрочем, я уверен он тоже не станет верным мужем... Но это будут уже ваши проблемы... Так что выбирай.
   С одной стороны Альстмер осознавала, что Эрамису не так нужна она, как шанс хотя бы в будущем получить трон Флорении. Без этого брак с принцем Анзории будет не слишком радостным. Но даже такой бракованный брак, был для неё более приемлемым, чем брак с наследником карликового княжества в далеких северных землях или жизнь третьей, не любимой женой, в гареме Арибского халифа.
   - Хорошо, - выдохнула Альстмер, словно перед прыжком со скалы, - Давай свою бумагу. Но ты гарантируешь мне свадьбу с Эрамисом и отдашь в приданное все, что мама оставила мне в наследство: земли, деньги, украшения.
   - По рукам! - обрадовался Торнар, подкладывая сестричке вожделенную бумажку с готовым текстом отречения, - Я уболтаю Эрамиса женится на тебе. И наследство все отдам, но земли и замки деньгами. А из побрякушек только большой свадебный набор оставлю, поскольку это драгоценность короны. Только во избежание нового скандала мой маг позаботится, чтобы ты сидела как мышка, пока я беседую с Эрамисом, и не вмешивалась в мужской разговор.
   В то же мгновение Альстмер почувствовала, как тело слегка деревенеет, отказываясь повиноваться, а голос исчез совсем. Теперь она могла только хлопать глазами, пытаясь подсказать Эрамису нужный ответ. Но даже это сумел предотвратить хитрый Торнар, повернув кресло девушки в сторону камина.
   - Мой принц, - впервые подал голос мужчина в плаще, - С минуты на минуту откроется портал.
   - Да, да, конечно... Нужно спрятаться, чтобы не испугать пылкого влюбленного рвущегося спасать красотку из рук тирана брата. Зачем нам драка, если мы хотим поговорить? - подмигнул Торнар сестре и скрылся за тяжелой портьерой.
   Не успел, ослепленный светом портального перехода, Эрамис сделать и двух шагов по комнате, как был обездвижен Альфором. Торнар в первую же очередь снял с гостя кольцо перемещения и боевой кинжал, которым Эрамис вооружился, отправляясь за Алльстмер.
   - И так, Ваше высочество, соблаговолите объяснить, что Вы делаете в спальне моей незамужней сестры в такой поздний час? - официально-холодным тоном спросил Торнар, когда Альфор снял с Эрамиса запрет на движение.
   -Я арестован? - уточнил своё положение гость.
   - Нет, но это исправить можно в считанные минуты, - "успокоил" Торнар, - Достаточно только позвать стражу и объявить, что Вы в полночь, без всякого на то права, явились в спальню к принцессе.
   Принц Анзории уже сообразил, что попал в ловушку. Но вот кто её поставил, Альстмер или Торнар, он пока не понял. Альстмер хотя и сидела в кресле у камина, но никак не реагировала на его появление. Несколько секунд Эрамис решал, что можно сказать без вреда для себя, а о чем лучше промолчать.
   - Меня позвала сюда принцесса Альстмер, - наконец решился он "сдать" сообщницу, - Она попросила помочь ей тайно уехать из дворца, поскольку обстановка, что сложилась тут, опасна для её здоровья и жизни.
   - Как любопытно! - "удивился" Торнар, - А мне сестренка рассказывала о вашей неземной любви... Даже записки показала...
   "Вот дура! - мысленно обругал любовницу Эрамис, - Подставила таки с этими записочками... А клялась сразу же сжигать. Так, нужно припомнить, что же я там писал этой идиотке?"
   - Возможно, её высочество принимала желаемое за действительное...
   - Не нужно мне врать, Эрамис! - стукнул кулаком по подлокотнику кресла, в котором сидел, Торнар, - Вот эти записки свидетельствуют не только о вашем бурном романе, но и о преступном сговоре захватить власть в королевстве.
   Но Эрамис не поддался на эту уловку. Он успел рассмотреть бумажки, которыми размахивал Торнар, и теперь припомнил их содержание.
   - Вы ошибаетесь принц, - почти спокойно ответил он, - эти записки могут свидетельствовать только о наших с Альстмер отношениях. Никаких указаний на то, что мы готовим переворот, в них нет.
   Торнар почувствовал, как выстроенная Альфором стройная схема шантажа начинает трещать по швам. И пока жертвы не пришли в себя окончательно, нужно было выложить последний козырь.
   - Значит Вы, Эрамис, не отрицаете, что поддерживаете любовные отношения с моей сестрой?
   - Нет, не отрицаю.
   - И когда же Вы намерены официально просить руку моей сестры? - съязвил Торнар.
   - Как только получу свободу передвижения, - в тон ему ответил Эрамис.
   - А как же помолвка с леди Террой?
   Принц Анзории насторожился, пытаясь уловить в глазах противника подсказку. У Эрамиса уже давно было подозрение, что Торнара не интересует, выполнит ли он договор помолвки или нет. Наконец он решился:
   - Насколько я знаю, леди Терра сейчас обвиняется в растрате государственных денег. А я не могу жениться на женщине с такой репутацией.
   - А репутация Альстмер Вас устраивает? - хитро прищурился Торнар.
   - Репутация принцессы Альстмер в обществе сейчас безупречна. А причины ареста леди Терры уже известны за пределами Флорении. И мне сложно будет объяснить моим родителям, почему я в жены беру воровку.
   - Отлично! Тогда Вам нужно прочесть вот это письмо и дать на него ответ.
   Анзорский гость с таким кислым выражением лица читал письмо от бывшей невесты, что Торнар не сомневался - Эрамис сообщит Терре о разрыве помолвки и не станет помогать ей с защитой. Ведь если известно об аресте потенциальной королевы, то и о том, что документ, дающий ей право на трон, не найден, тоже знают все. А значит Анзории незачем поддерживать опальную принцессу.
   - Могу я поговорить с леди Альстмер? - холодно спросил Эрамис, передав Торнару ответ на письмо Терры.
   - Безусловно! Но не долго, и в моём присутствии, - позволил тот.
   Делая вид, что помогает сестре подняться с кресла, Торнар прошептал ей на ухо:
   - Если проболтаешься об отречении, твоя свадьба с Эрамисом пойдет коту под хвост... И придется выбирать из двух других вариантов.
   Через час Торнар выходил из апартаментов Альстмер полностью довольный результатом "засады на жениха".
   - Пора отменять этот дурацкий закон "Трёх писем". Или оставлять право на одно письмо, но со строго установленным текстом: кто, в какой тюрьме и за что...- ворчал он устало.
   - Для этого нужна только малость - стать королем, - съязвил Альфор.
  
   ***
   Зале Суда, который находился в одном из помещений Палаты Лордов, имел форму полуамфитеатра. Зрительские ряды отделяли от участников процесса невысокие перила из черного дерева. Обвиняемая сидела перед тремя судьями на металлическом стуле с подлокотниками, за которые, при необходимости, её можно было приковать наручниками. Эльф, её адвокат, сидящий рядом на более мягком стуле, пересматривал какие-то бумаги, лежащие на небольшом столике у его кресла. Слева от обвиняемой находились стулья обвинителей в лице принца Торнара и старичка в очках, одетого в форменную одежду законника Флорении - темно-синего длинного сюртука, застегнутого до самого горла и треугольную шляпу со знаком гильдии Закона - меча и щита с изображением весов. На фоне обвинителя защитник-эльф смотрелся подозрительно молодо. Впрочем, зрителей это не волновало. Все знали, что внешность эльфов весьма обманчива, так как стареют они намного медленнее людей и живут в разы дольше.
   Были заняты все сто мест, что отводились для желающих наблюдать за процессом. В основном их раздали сторонникам Торнара. Он постарался не допускать на суд Терры тех, кто поддерживал опальную принцессу. Но запретить прийти сюда нескольким старшинам гильдий и представителям дипломатических миссий дружественных стран, принц был не в силах. И теперь эта "неконтролируемая" часть зрителей гудела как встревоженный улей, возмущенная ходом разбирательства. Напряжение нарастало с каждым новым свидетелем обвинения. Вялые вопросы, а то и полное бездействие защитника Терры в любую минуту могло перерасти в маленькое восстание прямо в зале суда. Главный судья, которого накануне сам Альфор "простимулировал" для "...правильного решения..." более чем внушительной суммой золотишком и такой же внушительным показом иллюзии наказания, если решение будет "не правильным", явно нервничал, поминутно вытирая кружевным платочком то полное лицо, то внушительную по толщине шею.... Наконец судья не выдержал:
   - Если я услышу еще одну реплику или шум в зале, то прикажу страже вывести всех зрителей! - рявкнул он, "узаконив" этот приказ ударом в медный гонг.
   - А я и сам уйду! - заявил на весь зал плотный, высокий мужчина в форменном берете мастера из гильдии оружейников, - Это не суд, а судилище! Вот скажите мне господин защитник... Вы же эльф, и ваши соотечественники ложь чувствуют, как, - мужчина прищурился, стараясь подобрать не оскорбительный эпитет, - как кот мышку. А тут все свидетели врут, как дышат. Это даже мне, далекому от судейства, человеку, ясно. Но вы ни разу не потребовали повторить показания на амулете правды.... И вам не стыдно так позорить свою расу?! Стыдоба на все измерение, а не суд. Тьфу!
   Оружейник плюнул и гордо вышел в сопровождении стражников.
   -Вы приговариваетесь к штрафу в пять золотых бутонов за оскорбление суда! - прокричал судья вдогонку оружейнику и ударил в гонг так, словно хотел его расколоть.
   Но оружейник даже не оглянулся, а зрители притихли, опасаясь штрафа в размере среднего годового дохода небольшой мастерской.
   Единственным человеком, кого совершенно не волновали эти перипетии, была, как не странно, сама Терра. Она сидела на скамье подсудимых, с низко склоненной головой, и безвольно сложенными на коленях руками. Она не реагировала ни на свидетелей, ни на возмущения зрителей.... Даже "да" или "нет" девушка говорила по команде защитника. Он дергал её, по необходимости, за рукав мешковатого серого платья, в которое Терру приказал одеть для суда Торнар, и шептал нужные ответы. Нет, бедняжка не была под заклинанием подчинения, хотя к её состоянию Альфор и имел косвенное отношение. Это по его совету Торнар отдал сестре письмо Эрамиса вечером, накануне суда.
   Девушка не сразу поверила написанному. Она перечитывала письмо еще и еще... Терра не могла поверить, что мужчина, который с таким трудом, и так настойчиво добивался её внимания непостижимо легко и холодно отказывает ей не только в браке, но и в помощи на суде. Наконец убедившись, что правильно понимает смысл, девушка сжала кулачки, словно собиралась бить Торнара.
   -Ты что сделал с Эрамисом? - прошипела она как разъяренная кошка, - Добровольно он это не мог написать...
   Торнар только усмехнулся:
   - Жив-здоров твой хитро...кхм... кавалер. Даже невесту новую заимел. Красавицу, истинную принцессу. Нечета тебе... а подписал он это добровольно... почти... как только я показал ему эти бумажки.
   Принц небрежно бросил на тюремный столик любовную переписку Эрамиса с Альстмер.
   С каждой новой запиской бывшего жениха, Терре казалось, что её жизнь и душа разбиваются на новые острые осколки, которые впиваются прямо в сердце. Торнар же, не без удовольствия, смотрел, как у приёмной сестры все сильнее трясутся руки, как она бледнеет, а из глаз вот-вот полются горькие слезы.
   - А я говорил тебе лет пять назад: "Не надейся с твоей мышиной мордочкой на любовь красавца. Если такой и появится, то нужны ему будут только твои денежки или титул", - добавлял он вкрадчивым голосом соли в рану, - Послушала бы меня, не лезла в политику, теперь бы сидела в своем каком-нибудь тихом замке и мужу платочки вышивала. Уж отец бы не оставил тебя старой девой - нашел бы достойного мужчину. Подумаешь, даже если и преклонного возраста, что с того? Зато по любовницам бы муж не гулял и тебя рожей не попрекал...
   Терра молчала. Она сидела, сплетя пальцы рук в замок до побеления косточек, стараясь не заплакать на радость принцу.
   - Ну вот.... Теперь ты знаешь все о своем "благородном рыцаре", - подытожил братец, и, собрав записки, небрежно продолжил, - Кстати, защитник, которого ты просила найти леди Айрин, так и не появился. Палата Лордов, соблюдая закон, предоставила тебе другого защитника. Но он к тебе идти отказался. Времени сказал нет. Говорит, что изучил дело по документам и встретится с тобой завтра на суде. Заносчивый такой... Самоуверенный. Хотя, чего еще можно ждать от эльфа?!!
   Торнар презрительно хмыкнул и закрыл за собой дверь.
   Как только отгремели щеколды и отзвенели ключи в замке, Терру прорвало.... Она рыдала горько, беззвучно, выкрикивая только душой и одними губами куда-то в потолок "За что?!! Почему я?! О, Небо, зачем так жестоко!". Ей не было жаль ни наследства, ни титула, ни потерянного права на корону Флорении. Она оплакивала свою первую любовь и жестокое предательство мужчины, казавшегося таким верным и любящим.
   "Зачем мне теперь бороться? - спрашивала она сама себя, - Торнар прав - я не нужна никому. Любимый человек предал, друзья бросили... Пусть завтра будет так как суждено быть. Оправдают - уеду целителем в глухую деревню, осудят - приму наказание с покорностью Небесам". Это решение немного успокоило Терру, но в душе наступила такая беспросветная тоска и безнадега, что не хотелось даже дышать....
  

Глава 20

Сложные решения новых проблем

   Знакомый круглый стол в комнате заседаний Магической гильдии был накрыт зеленой бархатной скатертью и освещался, на этот раз, только канделябром на две свечи. В этот вечер в круге света находилось лишь трое: магистр Тайного острова - маг-наставник Бланседж, магистр Маэленда - мастер Maрoнaфeль, и магистр Флорении - придворный маг Диметриус.
   - Я вызвал только вас двоих, господа, потому, что некоторые события, случившиеся пару часов назад, могут превратно истолковать другие члены совета, - уставшим голосом нарушил тишину магистр Тайного острова, - И давайте поговорим без обычного официоза. Устал что-то я сегодня...
   И, помассировав средними пальцами виски, Бланседж продолжил:
   - Скажите, мастер Maрoнaфeль, почему ваш соплеменник - защитник Аербаэль, так удачно снявший с мастера Диметриуса все обвинения даже без судебного заседания, фактически провалил защиту Терры?
   - Меня самого потрясло это известие, - развел руками эльф,- Мы поручили это дело самому опытному защитнику. Если он брался за дело, то подзащитный однозначно был невиновен. За защиту законченных и неисправимых злодеев метр Аербаэль не брался никогда. Мы, эльфы, ведь чувствуем лож, вы знаете...
   - А его не могли запугать, подкупить? - мягко спросил Диметриус.
   - Это исключено! - почти оскорблено возразил Maрoнaфeль, - Метр Аербаэль достаточно богат, чтобы не поддаться подкупу. Запугать его тоже очень непросто. Да и если бы были попытки подобного давления, то у Аербаэля есть своя группа помощников, с которыми была установлена прочная ментальная связь. Они всегда готовы сделать контрудар по шантажисту. Но с защитником явно что-то случилось. Он не отвечает на зов с начала судебного заседания. Да и помощники потеряли с ним контакт...
   - Я видел защитника и пытался поговорить с ним сразу после суда, но он как-то слишком быстро исчез в личном портале перемещения, - задумчиво произнес Диметриус, - Это весьма странно, так как за эти несколько дней у нас с метром Аербаэлем сложились весьма уважительные отношения. Как бы не устал метр, он не мог фактически сбежать, даже не поздоровавшись...
   Слушая собеседников, магистр Тайного Острова задумчиво постукивал пальцами по столу и наконец, словно приняв для себя некое решение, предложил:
   - Я думаю, следует, как можно быстрее, встретится с метром Аербаэлем. Вам, мастер Диметриус, это будет проще. Ваш визит к защитнику будет менее подозрителен, чем визит магистра Маэленда. Постарайтесь выяснить причину такого поражения в суде и узнайте можно ли смягчить приговор, сменив его на изгнание, а лучше вообще получить полную амнистию. Не думаю, что монастырь "Святой Алсины" с его строгими правилами и аскетизмом жизни пойдет на пользу вашей ученице. Вы же понимаете - необученный маг, да еще ограниченный в перемещении и общении с близкими людьми, может натворить много беды сам того не желая.... А если вспомнить уровень Терры, то может пострадать не только монастырь...
   - Я завтра же с утра навещу Аербаэля, - склонил согласно голову Диметриус, - Но опыт мне подсказывает, что добиться амнистии или послабления приговора будет очень нелегко. За этими событиями я вижу "уши" Альфора. Ему позарез нужен ключ от Узла, а я стою у него на пути. Мне кажется, маг решил сделать Терру разменной монетой в этой игре.
   - Возможно, возможно, - задумчиво согласился Бланседж, - И выбор у нас будет очень сложным - отдать ключ от третьего по силе Узла и перестраивать всю магическую сеть Нату-Алла, чтобы исключить из неё Флорению, или отдать сильнейшую, но "спящую" магиню, а потом с ужасом ждать как её использует Альфор.
   - Мне бы очень не хотелось выбирать из двух зол меньшее, - задумчиво потер подбородок эльф, - Реально ли похитить Терру по пути в монастырь или даже прямо из монастыря?
   - По пути в монастырь... можно попробовать, - согласился Диметриус, - Есть у меня верные люди. Нам повезло, что её ссылают в монастырь "Святой Алсины". Туда заключенных отвозят лошадьми. В монастырь же "Кающихся душ" - порталом прямо с зала заседаний. Да и охрана в "Кающихся душах" на порядок строже. Но даже в нашем случае лучше перехватить Терру по дороге. Как только девушка вступит за ворота монастыря - шансы вытащить её уменьшатся существенно. Во-первых, за монастырскую ограду чужаков не пускают вообще. Все контакты проходят в гостевом дворе. С гостями и поставщиками товаров имеют право говорить только три помощницы настоятельницы, проверенные многими годами службы монахини. Заключенные женщины могут видеть родных раз в год в присутствии этих же помощниц. Внешнюю магическую охрану монастыря делал я лично еще лет десять назад по просьбе короля Эфензора. Все ключи и пароли от неё только у настоятельницы.
   - Хм, почти идеальная тюрьма под видом святого места? - подколол коллегу эльф.
   - Почему же под видом? - немного обиделся Диметриус, - В монастыре действительно живут и трудятся во славу Светлых Небес настоящие монахини. Они хранительницы многих тайн и святынь нашего измерения. Там делают чудесные лекарства, исцеляющие тяжелейшие недуги. Кстати, как мы ни старались повторить эти лекарства в других местах, нужного эффекта достичь не могли. Наверно дело в местоположении монастыря и воде, которую там используют.
   - Но зачем монахиням убийцы и насильники? - теперь удивился магистр Маэленда.
   - Туда отправляют далеко не всех осужденных. Король Эфензор подумал, что некоторые преступления по своей сути таковыми не являются, они скорее трагическое стечение обстоятельств. И совершившие их, будут казнить себя до конца жизни больше чем самый изощренный палач. Но частые помилования таких людей чреваты возмущениями толпы, незнающей скрытых причин преступления. Поэтому и было решено осужденных "...за преступления, совершенные по неосторожности, неудачному стечению обстоятельств или для спасения жизни другого разумного существа независимо от расовой принадлежности..." помещать в подобный монастырь на обозначенный судом срок. Тут хоть и строгие порядки, но до тюремных им далеко. К тому же общаться с умиротворенными, умными монахинями приятнее и полезнее, чем с закоренелыми преступниками. Да и монахиням помощники лишними не бывают. Монастырь то почти на полном самообеспечении - годовую осаду легко выстоит.
   - А магическая охрана зачем? - не унимался эльф, - Ведь убегать оттуда, насколько я понял, у заключенных нет причин.
   - Эта охрана скорее от внешних "гостей", - улыбнулся Диметриус, - Как я уже говорил, в монастыре, кроме солидной суммы на хозяйственные и благотворительные нужды, хранятся несколько невероятно ценных культовых вещиц, которые не должны покидать стен обители. Но вы же знаете, что воровство в нашем мире неистребимо... Вот монашки и решили подстраховаться...
   Магистр Маэленда слегка склонил голову в благодарность за исчерпывающую информацию.
   - Господа, господа, все это чрезвычайно интересно, но мы так и не определились, как спасаем Терру в случае если приговор не удастся изменить? - вернул собеседников к теме разговора магистр Тайного Острова.
   Мужчины задумались. Диметриус сидел, опираясь на высокую спинку кресла и поглаживая короткую бородку, и смотрел на пламя свечи. Maрoнaфeль для раздумий принял почти медитативную позицию, закрыв глаза и соединив ладони на уровне груди. Наставник Бланседж тоже закрыл глаза, перебирая в пальцах небольшие шарики из "медового" камня. Первым заговорил Диметриус:
   - По-моему у меня появилась идея...
   Маги прервали свою медитацию и с интересом приготовились слушать.
   - А что если нам попробовать сбить одной стрелой двух птиц? - с лукавинкой во взгляде продолжил Диметриус, - Мы же хотим обезопасить магические Узлы от посягательств Альфора? Он наверняка все это затеял, чтобы получить доступ ко всем, начиная с флорейнского Узла. Вот и сделаем вид, что согласны обменять свободу Терры на ключ...
   Мастер Maрoнaфeль приподнял удивленно бровь, но не спешил с выводами.
   - Всем нам, магам хранителям ключей, известно, что истинный вид ключа и Узла, известен лишь троим магам в измерении - магистру Тайного Острова, нынешнему магистру ключа и прежнему его владельцу.
   Maрoнaфeль и Бланседж почти одновременно молча кивнули, позволяя Диметриусу развивать мысль.
   - Значит и Альфор не знает, как на самом деле выглядит флорейнский Узел и ключ от него...
   Эльф расцвел в хитрой улыбке, догадавшись, к чему клонит магистр Флорении, но перебивать не стал.
   - Поэтому мы можем поступить так, как однажды поступил с нами сам Альфор - подсунуть ему фальшивки, -завершил свою мысль Диметриус, - Причем две сразу - ключ и Узел.
   - Отличная идея, мастер Диметриус! - потер радостно руки Маронофель, - А если мы еще из этого фальшивого Узла ловушку для Альфора соорудить сможем - цены нам не будет.
   - Это точно! - согласился Диметриус.
   Оба мага в эту минуту были больше похожи на подростков, придумывающих очередную феерическую шалость, чем на солидных и уважаемых магистров.
   - Идея неплохая, но как вы сделаете так, чтобы Альфор не догадался о фальшивости Узла? - немного остудил боевой азарт коллег Бланседж, - Он ведь тоже помнит свой фортель и пожелает убедиться, что ему дают оригиналы.
   Эльф почти по-детски почесал кончик носа:
   - А если наполнить фальшивый Узел энергией и создать десяток рабочих и пару сотен не рабочих каналов? На время обмена ключа на Терру этого хватит, а дольше Альфор и проверять не станет. Либо мы его поймаем в ловушку, либо он удерет, и у нас будет разговор уже с Торнаром. А с принцем, без надзора Альфора, говорить намного проще.
   - Может быть, может быть... - покачал головой магистр Тайного Острова, - Я посоветуюсь с магами Тайного Острова можно ли воплотить в жизнь вашу идею. А вы поищите, кто из гильдии поделится энергией. Её потребуется много, и не стоит настолько обескровливать свой Узел. Но причину пока не называйте, чтобы эта информация не попала к Альфору.
   Маги согласно кивнули.
   - Тогда, господа, на сегодня все... Завтра, в крайнем случае, послезавтра я созову общие заседание, и мы обсудим детали нашего плана. Всем удачного дня!

Глава 21

"В картишки нет братишки?"

   Впервые за все время после смерти родителей Торнар почти был всем доволен. Терру после суда перевели в городскую тюрьму и со дня на день должны были этапировать в очень далёкий монастырь. Альстмер принц еще несколько дней назад, под надежной охраной из слуг и телохранителей, отправил на пару-тройку оставшихся до свадьбы месяцев, на другой конец страны "для лечения нервов" целебными водами... Немного напрягало исчезновение настоящих королевских коронационных регалий и их подмена на фальшивые, но Торнар уже пригрозил церемониймейстеру плахой, если он не найдет их в ближайшее время или не придумает выход из ситуации. Задержку в коронации народу ненавязчиво объяснили глубоким трауром наследников, поэтому принц пока мог не особо волноваться. Время терпело...
   "Красота! - думал Торнар, лениво жуя свои любимые профитроли с гусиной печенью, - Никто не визжит... Никто не орет, что я лентяй и пьяница... Никому дела нет, когда, чем и где я завтракаю..."
   Встал Его Высочество и вправду поздновато... Молочники, мясники, булочники и другие торговцы съестным уже подсчитывали прибыль с утренней волны покупателей, а Торнар только-только натягивал домашний халат, с намерением проследовать в ванную... Завтрак он велел подавать на просторном балконе, что примыкал к его гостиной. Вид с балкона был восхитителен - цветочные клумбы, напоминавшие по буйству красок арибские ковры, тенистые островки деревьев или вечноцветущих, или меняющих по сезонам цвет листвы, Лебяжье озеро драгоценным камнем сверкающее под лучами утреннего солнца. Да и на столе расторопный поварёнок и личный лакей Торнара создали не менее приятную глазу картину. В дорогих фарфоровых и хрустальных блюдах и разнокалиберных судочках дожидались своего часа нежный омлет, фаршированный грибами и зеленым горошком, жареные перепелки под острым соусом, рыба свистунья - знаменитый флорейнский деликатес, обжаренная в хрустящей сухарной корочке с овощным гарниром, несколько видов салатов и соусов. Это разнообразие предлагалось запивать изысканными сортами вина и всевозможными свежими соками. А на десерт придворный повар предложил ягодное суфле, ассорти из разнообразного печенья и любимый Торнаром бодрящий напиток с горько-сладким вкусом из плодов золотистого дуба, еще одной кулинарной гордостью Флорении. Экспорт плодов этого дуба, лечебных плодов яблонца вместе с деликатесной свистуньей давали стране четверть дохода казны.
   Неторопливо дегустируя ассортимент блюд, стоявших перед ним, Торнар наконец наслаждался жизнью некоронованного пока, но единственного наследника престола. Но долго нежиться в покое и чревоугодничестве принцу было не суждено.
   Альфор возник, как всегда, незвано и неожиданно. Постучав для проформы в дверной косяк балконной двери, маг изобразил полупоклон.
   - Доброе утро, Ваше высочество! - поздоровался он с легкой саркастической улыбкой на губах.
   Слуга от неожиданности уронил хрустальный графин с вином. Сосуд разлетелся на мелкие осколки и светлый мрамор балкона "украсила" ярко-красная лужа, брызги от которой зацепили и светлые штаны принца.
   - Криворукая бестолочь! - взорвался Торнар, вскакивая со стула и пытаясь оттереть салфеткой испорченную штанину, - Пошел вон отсюда! На конюшню! Младшим конюхом! Пока не отработаешь стоимость кувшина, вина и одежды!! Вон!!
   Принца злила не столько потеря кувшина, сколько такое беспардонное появление мага. И теперь он орал на лакея просто для того, чтобы показать, кто тут настоящий хозяин...
   Альфор прекрасно все понял, и некоторое время спокойно наблюдал за сценой гнева разыгранной Торнаром. И немного погодя решив, что спектакль слишком затянулся, сделал едва уловимый жест рукой. Принц заткнулся на полуслове, хлопнув пару раз губами как рыба.
   - Я нижайше прошу прощения, Ваше Высочество, что моё неожиданное появление стало причиной испуга вашего слуги, - мягко промурлыкал маг, изображая раскаянье, - Я готов все исправить.
   Не сходя с места Альфор сделал пару круговых движений кистью руки, и над осколками завертелся маленький смерч. Через несколько секунд кувшин был цел, а жидкость до самой малой капли вернулась в сосуд, оставив пол и штаны принца идеально чистыми. Торнар и лакей на пару удивленно вытаращили глаза, но маг словно не заметил их ступора.
   - Я еще раз приношу свои самые искренние извинения за прерванную трапезу, мой принц, но мне необходимо сообщить Вам важные известия.
   Торнар, немного успокоенный магической "затычкой" мага небрежно указал лакею на дверь:
   - Закрой дверь с той стороны. Но не надейся, что помощь господина мага спасет тебя от конюшни. Скажешь управляющему, что я приказал на два месяца перевести тебя туда.
   Между прислугой из комнат и прислугой скотного двора шла тихая неприязнь. Лакей открыл уже было рот, чтобы просить о пощаде, ведь ему легче было отсидеть этот срок в дворцовой тюрьме или оплатить немаленький штраф, чем таскать навоз, терпеть злые розыгрыши и выслушивать "шуточки" острых на язык конюхов, сокольничих и псарей. Но Торнар был непреклонен:
   - Только попробуй открыть рот и останешься на конюшне навсегда. Пошел вон!
   Когда за лакеем закрылась дверь, и вокруг балкона была, как обычно при их встречах, установлена защита от любопытных глаз и ушей, маг по-хозяйски взял себе столовые приборы с сервировочного столика и положил понемногу всех яств, что были на столе. Принца бесили такие вольности Альфора, но высказать ему своё возмущение вслух он не решался. Несколько "показательных" наказаний Торнар уже получил и предпочитал не повторять ошибок. Все на что он решился это язвительный вопрос:
   - С чего это Вы, граф, решили пожалеть моего слугу?
   - А я не слугу пожалел, а себя и отчасти Вас, принц, - хмыкнул маг, не поднимая головы от тарелки, - Вы бы еще полчаса орали на лакея, потом еще полчаса меняли штаны. Сюда бы нагнали прислуги осколки убрать да пол вытереть... Короче, час, а то и полтора псу под хвост и масса лишних зевак... Да и не по рангу будущему королю слугам длинные морали читать - для этого дворцовый управляющий есть.
   Торнар мысленно согласился с Альфором и ругнул себя за недогадливость: "Чертов маг! Опять мокнул меня в лужу как нашкодившего щенка! Впредь нужно быть умнее..."
   Наконец Альфор насытившись с благодушным выражением лица откинулся на спинку стула...
   - Хороший у Вас повар... Нужно будет переманить его к себе...
   - У Вас есть свой дом? - удивился Торнар.
   - Есть. И поверьте, не хуже Вашего, хотя и не такой большой - я не страдаю гигантизмом, - ухмыльнулся маг, - Я чего пришел -то... Не кажется ли Вашему Высочеству, что пора о коронации объявлять? Да и с обещанной мне должностью решать что-то...
   Принц замялся, закашлялся и промямлил:
   - Так я уже давно дал распоряжение начать подготовку коронации, но по протоколу для этого торжества должны приехать главы дворянских семейств со всей страны, чтобы мне присягнуть... Их разместить где-то нужно... Да каждый хочет место попрестижнее, ближе ко дворцу .... В общем работы выше головы. А место придворного мага... Без коронации я никак не могу прижать Диметриуса.
   - И сколько я должен еще ждать? - нахмурил брови Альфор.
   - Я думаю, за месяц-полтора все решится, - пролепетал Торнар, подозревая, что сейчас он получит очередную нахлобучку.
   - Месяц-полтора?! - голос мага был пока спокойным, но в глазах уже сверкали молнии, предвещая принцу бурю гнева, - Ты издеваешься, твоё Высочество? Или забыл, что без меня ты только картёжник-неудачник и пьяница? Я ведь не поленился изучить правела коронации... Вся эта тягомотина с провинциальными дворянами и великим празднованием проводится, когда от живого монарха к наследнику передача власти идет. А если монарх скоропостижно скончался, то для обряда коронации достаточно присутствия двух третей членов Палаты Лордов и парочки представителей дружественных стран. Так что даю тебе на все про все неделю. По истечении этого срока заменяю тебя на Альстмер, а возможно даже на Терру...
   Торнар побледнел, но всё же решился на слабую контратаку:
   - Альстмер подписала отречение, а Терру обвинили в государственном преступлении...
   - Мне напомнить, кто это устроил и как, или сам мозгами, пропитыми, пошевелишь, принц? С таким же успехом я могу все переиграть, - сквозь зубы прошипел Альфор и медленно сжал кулак.
   В ту же минуту сотни раскаленных иголок вонзились во все уголки тела Торнара. Но боль была не долгой. Альфор только напомнил принцу кто хозяин положения.
   - Итак, через неделю коронация... твоя щенок, - приказал, словно припечатал, маг, - Или кого-то из твоих сестричек...
   - Все равно не получится, господин, - почти шепотом возразил Торнар, еще чувствуя отголоски боли, - Королевские регалии исчезли. Вместо них в хранилище фальшивки.
   Альфор на секунду опешил, а потом рассмеялся своим скрипучим смехом:
   -Надо же быть таким бестолковым королем, чтобы прошляпить свою же корону! Сестрички, право слово, были порасторопнее...
   Но веселое настроение Альфора закончилось также быстро, как началось.
   -Значит так, Торнар, - продолжил маг приказным тоном, прихлопнув для убедительности рукой по столу, - Даю тебе неделю на решение всех проблем, иначе за них берусь я. Но в этом случае коронация пройдет уже без твоего участия.
   Торнар открыл уже рот для оправдания, но маг не стал слушать.
   - А, чтобы ты до конца проснулся и взбодрился, обрадую тебя... Ближе к обеду в Палату Лордов прибудет посол Маэленда с нотой протеста по поводу убийства их соотечественника метра Аербаэля.
   - Как убийства? Когда это случилось? Кто убил и за что? - не на шутку заволновался принц.
   Даже не интересовавшийся политикой и экономикой страны Торнар знал, что Маэлендское княжество, несмотря на свою относительно небольшую территорию, было крупнейшим поставщиком самых сильных целительских амулетов и редчайших составляющих для изготовления лекарств, тканей, и основ для изготовления амулетов уже флорейнскими мастерами. Скандал с Маэлендом был чреват прекращением этих поставок, если не навсегда, то на довольно длительное время. Эльфы не любили, когда обижали кого-то из их расы. А тут не просто скандал, который можно погасить денежной компенсацией, тюремным заключением виновника или разрешением на дуэль, на худой конец... Тут убийство! И не какого-то малоизвестного остроухого коробейника или садовника... Убили эльфа со всемирной славой, защитника, чьими услугами пользовались очень небедные и весьма влиятельные люди Нату-Алла...
   - Как и когда не существенно... А вот за что - тебе стоит знать... Эльф решил, что умнее, сильнее и хитрее меня. А отказавшись сотрудничать, подписал себе смертный приговор.
   - Но ведь на суде защитник вел себя как Вы хотели... Зачем его было убивать? - удивился принц.
   - А ты уверен, что там был Аербаэль? - хищно улыбнулся Альфор.
   - А кто?
   Вместо ответа маг провел руками по лицу, и оно на несколько мгновений превратилось в лицо Аербаэля.
   - Остроухий был слишком упрямым и смелым... Пришлось идти на риск, - с досадой посетовал маг, - Если бы в зале суда присутствовал даже слабенький маг, личину бы заметили... и наш спектакль кончился бы печально... для тебя уж так точно очень печально.
   Торнар поежился, представив, наверное, эту ситуацию.
   - И еще, чуть не забыл... Завтра в крайнем случае после завтра, я думаю, прямо с утречка, к тебе явится Диметриус с весьма интересным предложением или просьбой - это уж как карта ляжет, - почти у двери добавил Альфор, - Ничего не обещай сразу, лучше направь его в харчевню что напротив Палаты Лордов. Я буду ждать там его в обеденное время...
   И даже не кивнув на прощание, Альфор исчез, нажав на камень кольца перемещения.
   После исчезновения мага Торнар еще несколько минут сидел молча, размышляя над неприятностями, в которые опять вляпался. Мозги у Торнара кипели от напряжения, смешанного с негодованием: "Этот пришлый маг вздумал мне угрожать!! Мне - будущему королю великой страны, которую боится или уважает половина Нату-Алла!! Говоришь, переиграешь коронацию на моих сестричек?! Плохо же ты меня знаешь, разноглазая мразь!! Не такой уж я дурак как ты думаешь...". И с решительным выражением физиономии, словно шёл на лобовую атаку, Торнар дернул за шнур вызова пажа.
   - Немедленно ко мне капитана Аделера и начальника городской тюрьмы! Я жду их в кабинете отца.
   Граф Хендсон Аделер - был закадычным другом Торнара уже года два. Военную службу, навязанную Хендсону родителями, как единственное достойное занятие для потомка древнего рода, парень принял как неизбежное зло - почти с философским подходом. Приказы начальства выполнял, перекладывая их на подчиненных, сам с инициативами не лез. Поэтому за десять лет службы при короле Эфензоре далее адъютанта принца он не продвинулся... Возможно король и отправил бы лентяя-красавца в действующий гарнизон, чтобы там парня поучили уму-разуму, но кроме смазливой физиономии записного дамского угодника Хендсон имел весьма полезное качество - самую трезвую, во всех ситуациях, голову из той компании богатых балбесов, что окружала принца. Аделер мог каким-то чудом положительно влиять на них в целом и на Торнара в частности. Когда Хендсон сопровождал принца в его эскападах, максимум что тому грозило это вернуться домой в стельку пьяным, без медяшки в кармане. Но если, по каким-то причинам, Аделер находился в другом месте, Торнар влипал в такие неприятности, что без отца-короля решить их было не реально. Принц тоже заметил эту закономерность, и в шутку именовал Аделера своим "талисманом удачи". Поэтому, когда встал вопрос кого назначить на место, погибшего вместе с королем, капитана личной охраны, Торнар не колеблясь отдал "талисману" одну из пяти придворных должностей, которыми мог распоряжаться до коронации.
   Аделера Торнар ждал не долго. Минут через пятнадцать в рабочий кабинет усопшего короля Эфензора стремительно вошел стройный, симпатичный шатен, чуть выше принца, но изящнее и гибче. Внешне изнеженный, шаловливый, с тонкими, почти девичьими чертами лица Хендсон слыл отличным фехтовальщиком и удачливым охотником, бьющим птицу на лету. А еще он никогда не упускал шанса получить хороший куш с минимальными усилиями, со своей стороны. Этой чертой характера он и был пойман Торнаром на должность капитана личной охраны.
   Торнар указав Аделеру на кресло, стоящее напротив и хлопнул в ладоши, активируя заклинание от лазутчиков, вплетенное в стены комнаты еще при прадеде и регулярно подпитываемое и модернизируемое штатными дворцовыми магами.
   - У тебя новости об Альстмер? - кивнул Торнар на зеленую папку, которую Аделер держал в руке.
   - Да, Ваше Высочество, час назад прибыл курьер. Паж встретил меня по пути к вам. А также я получил последние результаты магических исследований с места гибели Вашего отца.
   - Папку брось на рабочий стол - потом посмотрю подробнее. Коротко, что там с Альстмер и кто убил папу?
   "Торнар не позволил, как обычно наедине, называть себя по имени... Опять влез в какую-то лужу! А отчищать грязь с августейшей персоны, конечно, теперь уже мне..." - вздохнул Аделер и приготовился к неприятностям.
   - Убийство Вашего отца произошло, как и предполагали, с помощью магии. Использовали заклинание "Камень-песок", в нужный момент мгновенно разрушив основные опорные камни под балконом. Была ли монета маячком для этого заклинания или нет, уже сказать невозможно. Это знает тот, кто дал королю эту монету. Но маги из следственной команды склонны думать, что её подбросили для того, чтобы охрана активировала магический купол над королем. Это протокольные действия при непонятных ситуациях, которые могут угрожать королю...
   Слушая отчет Аделера Торнар молчал. Если Диметриус не знает, или молчит почему-то о том, кто дал королю монету, то зачем открывать свою причастность к её появлению и давать врагам такой козырь?!
   - Привлеченные в роли консультантов с независимой стороны маги Маэленда высказали версию, что толчком к активации разрушающего заклинания стал именно охранный купол над королем, - продолжил Аделер после секундной паузы, - Сила пробудила силу. Как сказали маги, это обычная тактика при использовании подобных заклинаний. Но как правило с заклинанием "Камень-Песок" комбинируют другие виды магии, позволяющие людям отойти на безопасное расстояние.
   - Значит Дмериуса обвинить в причастности к убийству не удастся? - досадно поморщился принц.
   - Да, это так, - покачал головой Аделер, - Если бы его не задержала женщина с ребенком, Диметриус тоже бы погиб. Защитник Аербаэль именно на этом и построил свою защиту мага.
   - Гадство! - прошипел сквозь зубы Торнар, со зла сломав карандаш, который до этого вертел в пальцах, и продолжил громче, - А о Альстмер какие новости?
   - У её Высочества все в порядке - купается в источнике, пытается научится медитации, для лечения легких и нервов совершает верховые прогулки по роще цветущего яблонца. Как Вы и приказали, ей позволяют общаться с посторонними только в присутствии фрейлины или начальника её охраны. Днем принцесса ни на минуту не остаётся одна. Попыток контактов с посторонними лицами не замечено. Правда днями пробовали передать леди Альстмер пару записок...
   - Записки?! - заволновался Торнар, - От кого? Что было написано?
   - Мы не смогли их прочесть, - замялся Аделер, - Первая сгорела за мгновение, едва фрейлина взломала печать. У бедняжки даже пальцы пострадали. Вторую отдали уже сопровождающему магу. Но едва он коснулся конверта, тот тоже сгорел. Маг сказал, что на конверты была наложена магия узнавания руки и никто другой, кроме принцессы, не смог бы прочесть их...
   Торнар не мог больше спокойно сидеть. Он вскочил с кресла и стал метаться по кабинету, словно тигр по клетке. Принц догадался, зачем пытается связаться с Альстмер Альфор.
   - Хендсон, скажите честно, Вам нравится ваша служба при дворе? - рубанул на прямую Торнар.
   - Ваше высочество, для меня большая радость и честь служить Вам! - вскочив со стула, с патетикой, и почти честно ответил Аделер.
   Правдой было то, что сама служба, как не странно, пришлась по душе мужчине с нестандартным мышлением и умением находить общий язык с подчиненными. Отряд личной охраны короля был давно сработавшейся и профессиональной командой, знающей своё дело. Аделеру оставалась лишь роль коммуникатора между охраной и охраняемым объектом. Это устраивало и Хендсона, и его подчиненных, с которыми умный и веселый граф довольно быстро нашёл общий язык. Но вот сам принц, как человек, не вызывал особого восторга у Аделера. Если можно было бы избежать каким-то иным методом службы в регулярной армии, Хендсон никогда бы не связался с непредсказуемым и неуравновешенным наследником трона. Но Торнар, к счастью, этого не знал и милостиво позволив Аделеру сесть продолжил:
   - Спасибо за службу, Хендсон. Мне сейчас, как никогда, нужны верные люди с трезвой головой.
   Аделер невольно улыбнулся, отметив наличие бутылки вина и полупустого бокала на рабочем столе и подумал: "В сравнении с твоими ночными возлияниями и привычкой опохмеляться с утречка, любой нормальный человек будет образчиком трезвой мысли...".
   - Мне поставили сегодня ультиматум, - продолжил принц, не заметив промелькнувшей улыбки собеседника, - Я в течении недели должен короноваться. Иначе мои недруги вернут право коронации Альстмер или, в крайнем случае, Терре, если первая откажется.
   - Это проверенная информация, не блеф? - почти по-военному уточнил Аделер.
   - Увы, не блеф, - вздохнул Торнар, - Мне это известно практически из первоисточника и блефовать этот человек не будет.
   - У меня есть десяток отчаянных парней. Мы можем укоротить слишком наглые носы и длинные языки...- осторожно предложил телохранитель.
   - Не получится... Этот шантажист очень силен и осторожен.
   - Значит нужно короноваться...- резюмировал Аделер, - Поставьте на уши сыкарей. Объявите награду за возвращение настоящих регалий...
   - Чтобы весь Нату-Алла надомной потешался?! Я и так едва сдерживаю распространение этой новости и слухов на ней завязанных... У меня в измерении и без этого репутация не особо хорошая после всех последних событий... -Торнар залпом осушил бокал с вином, - Хотя... Твоим отчаянным ребяткам найдется дело... Нужно сделать так, чтобы девица Терра не добралась до монастыря...
   Аделер настороженно посмотрел на принца:
   - Ваше Высочество! После суда Терра уже не является для Вас конкурентом на трон. Даже принцесса Альстмер, после отказа от трона в Вашу пользу, никакой угрозы не несет.
   - Ну, не скажи...- прошёлся по кабинету принц, - Если меня...так сказать... уберут, то отказ Альстмер потеряет силу и все эта канитель с наследством начнется по новому кругу. Поэтому я считаю, что лучше устранить даже намек на возможность поменять голову под короной. И этим займёшься ты, Аделер...
   Хендсон поёжился представив, что ему придется делать. Он в той или иной степени знал обеих девушек: с Альстмер слегка флиртовал, с Террой обменивался парочкой-другой фраз на особо скучных приёмах и посольских путешествиях. "Вот она лужа, из которой нужно тащить Торнара, - с ужасом думал он, - Это даже не лужа, а трясина... И нет никаких гарантий, что если я в это ввяжусь, меня тут не "утопят", как лишнего свидетеля... Нужно рвать когти. Но как?!"
   - Ваше Высочество, в одной повозке с принцессой Террой....
   - Девицей Террой, граф Аделер!! - процедил Торнар, - Девицей! Суд лишил её всех титулов, а в тюрьме присвоили фамилию по названию той дыры, где её подсунули матери. Теперь она Терра Ботлер...
   - Простите, - коротко извинился Хендсон, и продолжил, - В одной повозке с девицей Ботлер будут находится еще четыре женщины... Они могут пострадать.
   - Ну и что? - презрительно фыркнул принц, - Значит четырьмя воровками и отравительницами во Флорении станет меньше...
   - А конвой? - с надеждой на человеческое милосердие спросил Хендсон.
   - А что конвой? - дернул плечами Торнар, - Это издержки их службы...Погибнут как герои... Потом, если ты их так жалеешь, из казны семьям выпишут пожизненную пенсию...
   Хендсон печально покачал головой. Теперь он до конца осознал причину, по которой король Эфензор отдал трон Терре. У принца абсолютно отсутствовали не только родственные чувства, но и малейшее чувство ответственности за поступки и забота о подданных. Самосохранение, как и понимание общей политической обстановки тоже хромали...
   - Ваше Высочество, - тихо, как всегда, когда приходилось уговаривать принца не влезать в очередную авантюру, начал Аделер, - Я думаю, для Вашей репутации будущего властителя очень опасно подобным образом убирать конкурентку-женщину. Тем более, что Вы росли с нею. Народ очень отрицательно воспринял её приговор и еще больше возмутится такой её смертью. Пойдут новые слухи... Они Вам нужны?! Народу надо показать сейчас Вашу мудрость, великодушие, благородство души и поступков, а не, простите, мстительность и жестокость...
   - Что ты предлагаешь? - проворчал Торнар надувшись, как сыч.
   - Только выслушайте моё предложение до конца....
   Принц кивнул. У Аделера голова всегда работала в правильном направлении...
   - Вы согласны, что в данный момент, Вам необходимо создать положительное мнение для толпы и посольств? Я бы советовал написать в королевский суд прошение о смягчении наказания Терре. Скажем, попросите заменить пожизненное заключение таким же изгнанием...
   Торнар удивленно поднял брови и уже открыл рот возмутится, но Аделер поднял руку, призывая дослушать.
   - Обычно, насколько я знаю, в таких случаях заключенного выпускают у границы с соседним государством или переправляют случайным порталом в неизвестный мир без денег и документов. А значит в чужой стране изгнанник оказывается в одном ряду с нищими и беглыми преступниками. То есть, с беззащитной девушкой может случится что угодно...
   По мере объяснений лицо у принца от злого и непонимающего становилось радостно-осмысленным.
   - А значит, если там девицу Ботлер кто-то придушит в темном уголке, я буду не причём, - довольно закончил Торнар, и хлопнув Аделера по плечу хохотнул, - А ты хитрец, Хендсон! Буду королем, дам тебе место в Палате Лордов.
   "Уффф! - вздохнул граф, - Все что мог я для Терры сделал. Нужно намекнуть Диметриусу чтобы "ловил" свою любимицу у границы или портальных камней и спрятал до срока.... Большего сделать для неё я не смогу - мне самому бы спастись".
   А Торнар между тем налил второй бокал вином для Аделера.
   - Теперь бы еще Альстмер понадежнее прикрыть куда-то и корону найти... Есть идеи? - с надеждой в глазах спросил он у своего "амулета".
   - Ну относительно принцессы, я не могу ничего предложить безопасного для Вашей репутации... Изгнать её Вы не можете, подослать убийц во Флорении - тоже....
   - Значит, ты думаешь, подождать пока она в Анзорию переберется?
   - Ваше Высочество!! Как я могу распоряжаться жизнью или свободой принцессы? Право слово, лучше давайте попробуем короноваться в срок. Когда корону видели в последний раз?
   -Отец надевал её в первый день Весеннего Турнира. Но последние торжества кончались за полночь, поэтому он вечером не вернул регалии в сокровищницу, а оставил в личном тайнике... Корону, жезл и медальон отнесли в хранилище только через день. Но сейчас оказалось, что там точная копия регалий. Подлинники исчезли... - вздохнул принц, - Хранитель сам в ужасе. Регалии передавал ему король лично. В сокровищницу никто не проникал...
   - Получается, король Эфензор, сам того не зная, отдал в хранилище подделку? - озвучил своё предположение Аделер, грея в руках бокал с вином, даже не пригубив его.
   Торнар в задумчивости почесал мочку уха:
   - Мне днями церемониймейстер прочел целую лекцию о церемонии коронации. По всему получается, что после коронации между королем и регалиями возникает некая магическая связь, не позволяющая одеть их чужому без соответствующего ритуала. И коронованная особа эту связь чувствует, касаясь короны.
   - Значит Ваш отец пошёл на подлог осознано? - удивленно вскинул бровь Хендсон.
   - Получается, что осознано...
   "Ай да Эфензор! Вот это стратег! - мысленно восхитился Аделер, - Видимо уже тогда у него были опасения за свою жизнь. Вот и решил, добавить проблем нежелательным претендентам на трон и как можно больше испортить им нервы..." и уже вслух продолжил:
   - А эта связь как-то выражается внешне? Её посторонние могут видеть?
   - Увы, да, - вздохнул Торнар, - В день коронации, когда монарха благословляет магистр ордена "Светлых Небес", регалии окутывают монарха золотистым светом... Я не видел сам, мал был, когда отца короновали, но видавшие это факт свечения подтверждают.
   - Хм... А у Вас есть знакомый маг умеющий работать с личинами и держать язык за зубами?
   - Вообще-то есть, но не во Флорении...
   - Надежный? Знает своё дело?
   Торнар кивнул.
   - Значит не теряйте время и отправляйте регалии ему. Даже хорошо, что маг не местный. Меньше сплетен будет. Наши то знают до, камешка, как главные ценности страны выглядят, а за границей могут и не знать подробностей. Пусть накладывает заклинание свечения с активацией словом или движением, чтобы засветились в нужный момент... Можно сказать, что копия для малых приёмов нужна... а можно и не объяснять ничего...
   Торнар приободрился, повеселел, сел за письменный стол, и пододвинул бумагу и чернильницу.
   - Тогда так, граф. Сейчас я тебе напишу записки к хранителю сокровищницы и банкиру в флорейнском гномьем банке. У первого возьми регалии, а у второго деньги для мага.
   Принц довольно резво написал записки и заверил их отпечатком личного гербового перстня.
   Далее отправишься в Арибский Халифат в их столицу - Арру, там найдешь вот этого ювелира, - к предыдущим бумажкам добавилась еще одна, - И покажешь ему этот перстень.
   Торнар снял с мизинца довольно интересный перстень, украшенный изящной серебряной гравировкой восточном стиле.
   - Этот прохвост должен опознать перстенек, поскольку сам на его заклинание наплетал. А если притворится склеротиком, передай, что я помню историю с чашей халифа... Думаю к нему память сразу вернется...И назначь мне сегодня вечером встречу с твоими "отчаянными парнями". У меня есть для них работка...
   Когда нагруженный поручениями граф Аделер вышел из кабинета, принц удовлетворенно потянулся и подумал: "А это бабник башковитый малый! Хороший советник получится... Только вот с Алси делать что-то придется без него... Не хочет чистоплюй подставляться..."
   Тут взгляд Торнара упал на вазочку с эльфийскими сладостями. "А что - это идея! У нас с Альстмер одинаковая слабость к сладенькому... Приправить конфетку пощедрее снадобьем забвения от ведьмы, что мне приворотное делает и все... Альстмер не вспомнит даже своё имя".
  

Глава 22

"Разговор под белым флагом"

   Диметриус шёл на встречу с Альфором злой и готовый к любым "фокусам" де Кювье. За эти дни события во Флорении не только не поддавались какому-то анализу, но и накатывали с разрушительной мощью и скоростью снежной лавины. С одной стороны, результаты расследования убийства эльфа-защитника давали возможность существенно ослабить наказание для Терры, а то и вообще отменить его. Но когда маг попытался сообщить эту новость ученице, оказалось, что девушке уже заменили монастырь изгнанием и еще вчера, рано утром, увезли в неизвестном направлении... Попытка выяснить страну изгнания у начальника тюрьмы не принесла результата. По его словам, за Террой приехала повозка с охраной в форме дворцовой стражи, и конвоиры, предъявив документ разрешающий забрать заключенную, наотрез отказались что-то объяснять, мотивируя приказом свыше. Торнара вообще, казалось, не волновало исчезновение Терры. Принц лишь пожал плечами, отпустил сальную шуточку по поводу такого рвения придворного мага и послал его... на встречу с Альфором.
      Харчевня, где Альфор Вилардес де Кувье назначил Диметриусу встречу, была одна из самых дорогих в Флорино. Находилась она в здании фешенебельного гостиного двора 'Три лорда' и носила то же название. Хозяева харчевни утверждали, что ее построили чуть ли не раньше здания Палаты Лордов и первыми клиентами были мастера, строившие Палату.
      С тех незапамятных времен в харчевне многое изменилось. Потомки первого ресторатора так умело продолжили его дело, что со временем скупили все окрестные дома в квартале. Теперь, кроме огромного, едоков на сто, зала, где и по сей день кормили дешевыми блюдами деревенской кухни мастеровой люд, добавились еще два: зал поменьше, гостей на пятьдесят, предназначенный для посещения не человекоподобных рас и зал на тридцать небольших столиков для богатых и именитых клиентов. Кроме того, теперь 'Три лорда' имел свои конюшни, прачечную, по кухне для каждого зала, собственный садик с небольшим фонтаном и спальные номера со всеми удобствами на две, три и пять комнат.
      В зал для вип-персон и направился Диметриус, здраво рассудив, что в шуме большого зала или за столами, приспособленными для кентавров или русалок, Альфор вряд ли захочет говорить. Приветливо кивнув подростку у входа, выполняющему роль швейцара, гардеробщика и справочного бюро (чем кормят сегодня, какой менестрель играет вечером и много ли народу сейчас обедает), маг прошел в услужливо открытую пареньком дверь.
      В просторном помещении , оформленном в национальных цветах Фолорении - зеленого, желтого и их оттенках, уже обедали человек с двадцать. Рядом с Диметриусом сразу же 'материализовался' управляющий залом, в обязанности которого входило найти гостю удобное для него место, и, узнав кухню какой страны или расы тот предпочитает, прикрепить официанта с соответствующим меню. Диметриус был частым гостем в 'Трех лордах', поэтому управляющий сразу же услужливо предложил пройти в отдельную комнату:
      - Мастер Диметриус, прошу проследовать за мной. Вас уже ожидают в весенней комнате. Ваш знакомый уже заказал обед. Он будет подан сразу же как прикажите....
      В небольшой комнатке, украшенной светло-зелеными обоями и весьма искусными рисунками с изображением, цветущих розовыми гроздьями, деревьев яблонца по углам и потолку, уже ждал гостей стол накрытый для обеда двух персон. Диметриуса встретил черноволосый мужчина, примерно одного с ним роста, одетый в темно-синий приталенный жакет. Разрезы длинного рукава украшала кожаная шнуровка в тон жакета, сквозь которую проглядывала белоснежная рубашка с тонким изящным кружевом на манжетах. На стройных, мускулистых ногах мужчины были облегающие штаны из той же ткани, что и жакет, и добротные кожаные черные сапоги по колено. Из ювелирных украшений на мужчине были лишь пара неброских перстней и небольшая серебряная брошь с прозрачным камнем, скрепляющая бирюзовый шейный платок. Впрочем, эта сдержанность одежды полностью компенсировалась весьма необычной деталью внешности - глазами серого и зеленого цвета.
      - Мастер Диметриус?
      Не то спросил, не то констатировал факт брюнет, изобразив легкий полупоклон.
      - Граф Альфор Вилардес де Кувье? Скопировав интонации, в ответ лишь кивнул головой Диметриус, сразу же поставив таким образом акценты кто тут проситель, а кто хозяин ситуации.
      - Вы осведомлены о моем полном имени? - удивленно приподнял бровь Альфор, - Откуда? Я никому его не сообщал... Хотя... Приятно, что маги Тайного Острова еще помнят меня.
      - Я бы на вашем месте, граф, не радовался такой славе, - мрачно осадил собеседника Диметриус, без приглашения устраиваясь за столом, - Да и ТАКИМ воспоминаниям о себе тоже... Но я вам не нянька и воспитывать Вас, как я понимаю, уже поздно. Поэтому давайте ближе к делу... Что заставило Вас, граф, выйти из подполья? Альфора явно разозлило такой эпитет.
      -Почему именно из подполья? Вы считаете меня крысой, живущей в подполье? - спросил он, сердито сверкнув глазами.
      - Мне кажется именно так называют наглых мелких вредителей, без спросу поселяющихся в доме, портящих тайком больше продуктов, чем могут съесть и разносящих массу опасных болезней, - с презрением бросил вопрос Диметриус.
      Альфор побагровел и сжал кулаки. Но нападать пока не спешил почему-то. То ли заметил на собеседнике массу защитных амулетов и заклинаний, то ли правда хотел только поговорить... Впрочем, мысленно отметив реакцию Альфора, не стал форсировать события и придворный маг. Ему, пока что, нужно было только оценить магический потенциал Альфора и попробовать пробить ментальную защиту для считывания хотя бы последних, сегодняшних, воспоминаний. А это легче проделать когда противник теряет контроль над эмоциями. Но несмотря на явный гнев Кувье, Диметриус смог только проверить его потенциал и был ошеломлен результатом проверки. У Альфора наблюдалось столько же магических каналов, как и у Терры. А это значило, что маг мог обработать и впитать в себя колоссальное количество магической энергии. А значит переходить к нападению и аресту Альфора без поддержки сильных магов не стоило...
      - Какая разница кем я Вас считаю... - небрежно махнул Диметриус рукой, словно делая шаг назад в словесной дуэли, - Меня больше интересует зачем вы хотели встретится со мной. У меня много дел и выяснять с Вами, Альфор, отношения мне некогда...
      Альфор тоже немного расслабился..
      - Вас еще интересует судьба Вашей ученицы?
      - А каким образом судьба Терры может касаться нашей встречи? - сделал непонимающее лицо Диметриус.
      - Мастер Диметриус! - в свою очередь фальшиво удивился Альфор, - Никогда не поверю, что побывав у Торнара сегодня утром Вы не провели параллели с причиной нашей встречи...
      - Допустим... Но я предпочитаю не догадываться о таких вещах, а знать точно. Поэтому повторю вопрос. Какое отношение имеют проблемы Терры к нашей встрече?
      - Самое прямое, - хитро улыбнулся Альфор, - Я могу узнать куда её увезли и более того готов вернуть Вашей любимице один чрезвычайно важный для неё документ...
      Диметриус приложил все усилия чтобы спокойно усидеть на месте с безразличным выражением лица, а не тряхануть Альфора за шкирки и вытрясти всю информацию сразу. Он лишь слегка кивнул головой в знак, что слушает собеседника.
      - Хотелось бы взглянуть на этот документ... Альфор усмехнулся и буквально из воздуха вытащил, до боли известный Диметриусу, протокол заседания Совета Лордов. Но придворный маг лишь фыркнул:
      - Этот протокол сегодня имеет ценность только для коллекционеров старинных документов. Терра признана судом расхитительницей казны, а поэтому претендовать на трон Флорении не может даже при наличии этой бумажки.
      Альфор, с сожалением отметив, что красивой игры на нервах Диметриуса не получилось, продолжил уже более естественным тоном:
      - В моих силах вернуть Вашей протеже доброе имя и даже помочь занять трон.
      - Да неужели? - с сарказмом улыбнулся Диметриус, - Через неделю коронация принца Торнара. Если она состоится, то заставить принца уступить трон, можно будет только дворцовым переворотом с жертвами и кровью. А это чревато народными волнениями... Я бы не хотел чтобы Терра потом расхлебывала эту проблему.
      - Ну, если мы договоримся с Вами до... дня коронации, то в этот день короноваться будет Терра, - хитро улыбнулся Альфор, - Скажем так: я имею на Торнара очень большое влияние...
      "Даже так, - мысленно проворчал придворный маг, - Впрочем, после всех случившихся событий удивляться нечему.." и вслух добавил:
      - И что Вы хотите за восстановление Терры в правах на корону?
      - Поверьте, я прошу сущие мелочи - на пятнадцать минут получить полный контроль над магическим Узлом Флорении.
      Диметриус от удивления сперва онемел, потом тихо присвистнул:
      - Альфор, Вы потеряли или связь с реальностью, или совесть. Но скорее всего и то, и другое... При вашем магическом потенциале Вы за пятнадцать минут опустошите Узел как минимум на половину. А потом лет пять Флорении придется бороться с засухами, наводнениями и разными морами, хорошо если только на скотину или птицу... И кому все это разгребать? Мне, моим коллегам из гильдии магов и правящему монарху. А денег сколько уйдет на помощь населению!! А дыра в казне какая будет! Страшно представить. Терру мы и сами найдем, не сомневайтесь. Торнар через пару лет сопьется, или получит стилет в сердце при очередной любовной интрижке или за карточным столом. Дворяне уже ворчат наблюдая за его деяниями. И это только начало... Так зачем мне отдавать Вам на растерзание магический Узел страны? Если можно подождать и все обещанное Вами само упадет в руки.
      В глазах Альфора промелькнуло удивление и легкий испуг:"Неужели сорвется?", но он мгновенно взял себя в руки.
      - Насколько я знаю, Диметриус, Вашу ученицу увезли вчера на рассвете. А ваши ищейки пока даже не узнали направления поисков. За полтора дня с беззащитной девушкой может случится что угодно... Время играет против Вас и Терры.
      - Можно подумать, что Вы, Альфор, знаете и направление и пункт назначения...
      - Я могу это узнать, потому что знаю кто отдавал команду и знаю как заставить этого человека сказать правду не заморачиваясь этикой способа получения информации, - хищно улыбнулся Альфор, - И потом, я не собираюсь выкачивать энергию из Узла. Мне лишь нужно создать заклинание зова к магии предков, а это не требует энергии больше чем для зарядки кольца перемещения. Если нужно, я даже готов принести письменную клятву мага, что не возьму больше оговоренного...
      Несколько секунд Диметриус молча смотрел на собеседника так, словно хотел испепелить его взглядом.
      - И ради пятнадцати минут магии для личных нужд Вы сломали жизнь стольким прекрасным личностям?! - чуть не рычал он после паузы, - Вы монстр Альфор! Вы бешеный пёс, которого нужно уничтожить, чтобы не пострадало еще больше народа. Почему Вы не обратились к гильдии? Или к Эфензору? Или ко мне, в конце-концов?!
      - Обратится к гильдии, говорите?! - прошипел Альфор как разозленный кот, - К тем заносчивым, замшелым ретроградам, которые за несколько неудавшихся экспериментов вышвырнули меня с Нату-Алла без права на возвращение?! С ними можно говорить только с позиции силы! А ваш "святой" Эфензор наотрез отказался помогать и послал меня в гильдию магов.
      - От Ваших "нескольких экспериментов" уже пятьдесят лет не может в полную силу восстановится анзорский Узел, - парировал Диметриус, - А в Анзории рождается с уродствами каждый сотый ребенок, не доживая до десяти лет, и практически исчезло несколько видов животных. Стоят ли Ваши эксперименты таких жертв? Ради кого или чего мы должны теперь рисковать Узлом Флорении?
      Взгляды магов скрестились как мечи дуэлянтов.
      - Я же сказал, что ни о каких экспериментах и масштабном отборе энергии речь не идет, - с раздражением повторил Альфор, - Я ищу то, что оставил мне мой прапрадед и готов за использование Узла заплатить очень хорошую цену. Более того. Как только я найду своё наследство, я покину Нату-Алла и никогда больше сюда не вернусь... если только меня не позовет гильдия магов или кто-то из коронованных особ.
      В глазах Альфора мелькнула некая хитринка, очень не понравившаяся Диметриусу, но он решил не отступать от оговоренного с магами гильдии плана.
      - Хорошо, - словно с трудом принимая решение, вздохнул придворный маг, - Сейчас мы подпишем соглашение по которому Вы обязуетесь в течении четырёх дней найти Терру живой и невредимой как физически, так в других параметрах, отменить решение суда и объявить её наследницей престола. Как только Терра оденет корону - Вам предоставят доступ до Узла на тех условиях, что Вы сами предложили, а именно минимальное использование энергии и добровольное исчезновение с Нату-Алла. И повторяю. Если у девушки будет хоть малейшее ухудшение физического, душевного или магического состояния я укорачиваю время пользования Узлом, а то и вообще разрываю договор.
      На мгновение в глазах Альфора промелькнула паника, но она так быстро исчезла, что Диметриус подумал: "показалось".
      Несколько минут Альфор молчал, в задумчивости машинально вращая в пальцах трезубую посеребренную вилку, а потом с неохотой согласился:
      - Пусть несут бумагу и перо. Я подпишу такой договор и поставлю свою печать мага.
      Альфор и Диметриус покинули харчевню через час и каждый из них был убежден в своей победе над противником...
  

Глава 23

Операция "А"

   На лесной поляне, рядом с поддельным флоренским Узлом, похожим на огромный каменный бублик, ждали встречи с Альфором четыре самых сильных магистра измерения Нату-Алла: королевства Флорения - мастер Диметриус, королевства Морино - мастерис Иллерна, княжества Маэленд - мастер Maрoнaфeль и магистр Тайного Острова - маг-наставник Бланседж. Городскую одежды они сменили на более подходящие для похода в лес охотничьи костюмы, вооружившись не очень заметным, но действенным оружием с магическими свойствами. У Иллерны, кроме личной магии и украшений-амулетов, на поясе висел небольшой кинжал, а в прическу были вколоты несколько острых шпилек, которые можно было метнуть как дротик. У Диметриуса и Маронафеля были припрятаны стилеты пробивающие почти любую броню. Бланседж вооружился мощными атакующими амулетами и накопителями энергии.
   - Это бесполезно! - возмущенно фыркнула магистр Морино, - Вы верите, что Альфор явится сюда, не выполнив ни одного пункта договора? Нужно было еще вчера его ловить на постоялом дворе в предместьи Флорино, там где мы его нору обнаружили...
   - Я думаю, мастерис Иллерна, должен явится, - как мог успокаивал даму Диметриус, - Он прислал мне записку, где особо настаивал на том, что эта встреча нам нужнее чем ему. Возможно он нашел хоть какие-то следы Терры....
   - А я не думаю, что там где не справились дюжина сыскарей Тайного Острова, справится один, пусть даже очень сильный, маг, - упрямо стояла на своем магиня, - Скорее всего этот двуногий волкопард нашел очередной способ нас шантажировать... Чувствует моё сердце, вы еще пожалеете, что меня не послушали...
   - Иллерна, Диметриус! Мы же все уже обсудили и обо всем договорились еще неделю назад, - приказным тоном остановил спорщиков магистр Тайного острова, - Зачем друг-другу нервы трепать, гадая на тополином пухе, что будет да как случится не имея никаких достоверных данных? В любую минуту нам может понадобится спокойствие и собранность.
   -Интересно, что такое важное ищет Альфор, если готов так рисковать? - задумчиво спросил Maрoнaфeль не то сам себя, не то коллег.
   - Мы это узнаем, - хитро усмехнулась Иллерна, - Добавляя нить энергии моринского Узла я вплела туда и следящее заклинание. Мы сможем потом узнать, что искал Альфор и чем кончились поиски.
   Мужчины одобрительно кивнули и спор затих.
   - Ждем еще минут десять и ловим де Кувье на постоялом дворе, - после пятнадцатиминутного молчания вздохнул магистр Маэленда, - Похоже мастерис Иллерна была права...
   Но не успел он договорить, как в пяти шагах от него взметнулся вверх световой столб портала перемещения.
   - Надеюсь, я не заставил высокое общество долго ждать? - голос Альфора был полон сарказма и превосходства, - А я, как и обещал, не один...
   У ног мага скрючившись в три погибели, с туго связанными за спиной руками, в рваной одежде сидел грязный, словно только из болота вынутый, человек.
   - Я обещал вам, Диметриус, доставить к Узлу Терру, но... Толи девчонка слишком хорошо спряталась, толи её уже спрятали... под землицу, - Альфор хищно улыбнулся своей жестокой шутке, - Поэтому выполнить прежний договор я не могу. Но у меня есть другое предложение от которого вы тоже не сможете отказаться.
   Альфор вытащил короткий кинжал из ножен, и рванул пленника за волосы, показывая лицо.
   - Узнаёте красавчика?
   Четырехкратный выдох ужаса прозвучал как утверждение.
   - Вижу узнали, - опять оскалился де Кувье, - Диметриус, меняю жизнь принца Эрамиса на пятнадцать минут использования твоего Узла.
   - Альфор, ты с ума сошел!! - Бланседж почти рычал от негодования наплевав все правела приличия, - Ты представляешь, какой скандал будет после похищения принца Анзории? Теперь тебя не только сыскной отдел гильдии магов ловить будет, но и тайные службы всех стран Нату-Алла. Я обещаю тебе это устроить!
   - А-ха-ха! Напугали, так напугали! - криво усмехнулся Альфор, -Я не собираюсь тут жить. Заберу своё и только меня видели... И, кстати, я в Нату-Алла нахожусь уже больше года, а ваши "хваленые" сыскари обнаружили моё присутствие лишь когда я решил основательно пополнить запас магии с анзорского Узла. Гоните, Бланседж, в шею своих спецов. Они позорят звания магов.
   - Альфор, одумайся! - пытался урезонить бывшего коллегу маг-наставник, - Ты забыл, что убивая собственноручно не способного защитится человека, маг каждый раз теряет один магический канал.
   - Пфф-ф! - фыркнул Альфор, - Я уже лет десять как решил эту проблему... За что, кстати, могу поблагодарить гильдию. В вашем нищем магией мире, с массой глупейших запретов, я не смог бы проводить крупномасштабные опыты решая эту задачу. Так что теперь тебе, Бланседж, меня нечем напугать. И к тому же ты сейчас не у себя на Тайном Острове, где любое твоё слово расценивается как приказ неподлежащий обсуждению. Ты на флоренской земле, у флоренского Узла, а значит тут командует и принимает решения Диметриус. Твои приказы и указания могут расцениваться только как советы и ненавязчивые рекомендации. Так что постой в сторонке, пока я договариваюсь с хозяином Узла.
   - Альфор, ты зарвался! Напоминаю, тут присутствуют четыре сильнейших мага Нату-Алла! - озвучил последнее "китайское" предупреждение Бланседж.
   - Да, я в курсе, -небрежно кивнул Альфор, - Если захотите показать мне свои успехи в изучении боевой магии, я полюбуюсь - давно фейерверков не видал. Но сначала я закончу дела с Диметриусом.
   И отмахнувшись от Бланседжа как от назойливой мухи, повернул голову к Диметриусу:
   - Ну, что, мастер Диметриус, меняешь бывшего кавалера твоей ученицы на пятнадцать минут использования Узла? Только поторопись с решением... Пока что он вполне здоровый, хоть малость и помятый кобель. Но, я думаю, ты бы и сам не отказался его в выгребную яму пару раз окунуть за предательство своей любимицы. Так что считай это моей бесплатной услугой...
   - Предательство? - удивленно выгнул бровь Диметриус.
   - А ты разве не знаешь? Он разорвал помолвку на второй день после ареста твоей ученицы. И сразу же попросил руки Альстмер. Впрочем, он никогда и не разрывал с Алси отношений...
   - Это правда? - ледяным тоном спросил Эрамиса Диметриус, нахмурившись еще сильнее.
   Альфор щелкнул пальцами и молчавший до этого пленник заговорил буквально захлебываясь словами и сбиваясь, словно боялся, что его опять заставят молчать:
   -Мастер Диметриус, честью клянусь, меня заставили бросить Терру и женится на Альстмер! Меня грязно шантажировали!! Я не виноват! Спасите меня, мастер Диметриус, пожалуйста!! Мой отец Вас щедро наградит...Он выполнит любое Ваше желание, клянусь Небом....Своей честью...
   - Ты красавчик скажи лучше чем тебя шантажировали? - ядовито спросил Альфор, вставляя реплику в скулеж принца, и сам же ответил на вопрос, - Любовными письмами к Альстмер, написанными уже после официальной помолвки и зафиксированными свиданиями с нею. И эти же бумажки были показаны Терре вечером перед судом. А ты, Диметриус, еще удивлялся, почему она полутрупом на суде сидела? Вот-вот поэтому и сидела...
   - Это правда? -еще раз мрачно повторил Диметриус, готовый уже сам лично прибить блондинчика.
   Эрамис залепетал что-то о сложившихся обстоятельствах, о том, что Альстмер сама вешалась ему на шею, но Диметриус брезгливо поморщившись жестко прервал его:
   - Предательсву и трусости всегда нужны оправдания. Только порядочность и смелость в них не нуждаются. Почему ты думаешь, Альфор, что после этой информации я захочу спасать такую мразь?
   Де Кувье растянул губы в фальшивой улыбке:
   - Ну этого гаденыша и я бы не спасал... Но ты же понимаешь, что после его бесславной кончины у Флорении начнутся большие неприятности. Эрамис, хоть и младший не наследный сын, но все-таки "элитный жеребец" "анзорской королевской конюшни". Женив его на какой-нибудь важной цыпочке из соседнего государства, можно получить ту или иную выгоду для страны. Поэтому в случае смерти этого красавчика, Анзория потребует компенсацию за "тяжелое оскорбление королевской семьи" в виде хорошего куска флорейнской землицы и Альстмер, как потенциальную наследницу флоренского престола, в жены среднему сыну. Арибский Халифат тоже не упустит шанса под шумок присоединить к своим землям морское побережье Флорении, мотивируя тем, что там живет много переселенцев с Ариб. Не зря же они последние пятьдесят лет "отпускали с миром" столько "несчастных" изгнанников, обиженных "жестокой властью самодура Халифа". Пока эти люди жировали при власти Эфензора, подбивать их на неповиновение было бесполезно. Теперь же не составляет никакого труда поднять этих людей под девизом "Спаси нас, великий халиф, от преступной власти короля Торнара! Там где мы - там Халифат"... Молчаливый нейтралитет Гренериджа Анзория купит обещанием в будущем, года через три-четыре, после "внезапной" смерти Торнара, отдать часть Гренского хребта, того что сейчас на вашей территории. Согласись, кусочек весьма заманчивый - прошел слушок, что там открыли крупные залежи золота и мифрила ... А то, что останется от этой дележки, после коронации Альстмер, войдет в Анзорию, как одна из её провинций. Тебя такая перспектива для страны устраивает? ....
   Между тем, пока Альфор проводил напряженные и весьма информационные переговоры с Диметриусом, Иллерна решила кое-что предпринять... Медленно, словно скучая она переместилась за спины мужчин, делая вид, что заинтересовалась красными ягодками на кустике. Убедившись, что Кувье активно увлечен "торговлей" магиня начала действовать. Набрав щепотку земли, и сложив ладони лодочкой, Иллерна быстро-быстро зашептала в неё заклинание. Через полминуты в её ладонях заклубился туман, который она аккуратно, как новорожденного цыпленка, выпустила на землю. Туман, повинуясь ментальным приказам Иллерны, сформировался в тонкую змейку и прячась под травой и прошлогодними листьями пополз к Альфору. Но шага за два до объекта атаки туманная змейка вдруг наткнулась на непреодолимую преграду, невидимую до этого момента. Как ни старалась Иллерна найти брешь в этой защите - усилия были тщетны.
   Тем временем переговоры, похоже, начали подходить к завершающей стадии. Со стороны могло показаться, что Диметриус сдался под давлением аргументов Альфора и острого кинжала, приставленного к горлу Эрамиса. Но придворный маг действовал по оговорённому с коллегами ранее плану и лишь пытался, "отступая", выторговать еще парочку бонусов:
   - По старому договору, что ты подписал днями в харчевне, ты должен был отдать мне еще и один важный документ... Возвращаешь его вместе с Эрамисом и Узел на пятнадцать минут твой...
   - Не пытайся быть умнее меня, Диметриус, - пощелкал языком Альфор, - Бумагу я отдам, как и обещал в харчевне, но только тогда, когда я получу своё наследство.
   - А как я узнаю, что ты его получил?
   - Поверь мне, узнаешь... - снова оскалился Кувье, - Господа маги! Будьте любезны подойти ближе чтобы засвидетельствовать наш договор.
   И когда свидетели подтянулись к их "теплой компании" Альфор поднял открытую ладонь в сторону Диметриуса и торжественно произнес:
   - Я, Альфор Вилардес де Кувье, в оплату за пятнадцать минут доступа к флоренскому Узлу обязуюсь вернуть свободу принцу Эрамису. А при возвращении себе наследственных предметов, вернуть документ подтверждающий право девицы Терры на трон Флорении и добровольно покинуть Нату-Алла.
   Ладонь мага на несколько секунд засветилась мягким светом подтверждая выполнение клятвы, если и иная сторона выполнит свою часть обязательств...
   Бланседж недовольно нахмурился, заметив в клятве Альфора лазейку, позволяющую не покидать измерение даже после использования Узла. Заметил эту лазейку и Диметриус, но тут же сообразил как её закрыть.
   - Я, магистр флоренского Узла, придворный маг Диметриус, в обмен на жизнь и свободу принца Анзории Эрамиса обязуюсь дать право пользования энергией флоренского Узла на пятнадцать минут, не причиняя в это время Альфору Вилардесу де Кувье беспокойства, притеснений и иных неудобств.
   Ладонь Диметриуса полыхнула светом заключенной сделки, а глаза Альфора огнем гнева, когда он понял, что его план свободно и безнаказанно погулять по Нату-Алла под "соусом" поиска наследства не выгорел...Но маг постарался не показать своего разочарования.
   - Итак, когда все клятвы произнесены и засвидетельствованы, ты, Диметриус , можешь готовить Узел. А я возвращаю вам Эрамиса. А то он того и гляди утратит разум или заикой станет от страха за свою шкуру, - "сострил" Кувье, - А заикающийся рыцарь королевских кровей - позор на все измерение...
   Бланседж сокрушенно покачал головой, слушая браваду бывшего коллеги, а Диметриус начал подготовку к активации поддельного Узла. В четыре углубления размером с небольшую чашку, выдолбленные в каменном бублике, и сориентированные по сторонам света, Диметриус налил тягучей, словно свежий мед, золотистой жидкости. Щелчок пальцами - и жидкость зажглась одновременно во всех углублениях. Огонь горел ровным, голубоватым пламенем, не подвластным легкому ветерку. Убедившись в правильном горении огоньков, придворный маг снял с шеи небольшой круглый, весьма скромный с виду, медальон и прошептав над ним несколько слов, бросил его в каменный круг. Едва медальон коснулся земли, огонь в чашах вспыхнул высокими огненными столбами скрестившимися, как прожекторы, в центре круга, игнорируя все привычные законы свободно горящего пламени. В ту же секунду словно из-под земли, с шумом мощного фонтана, вырвался ослепительный и такой насыщенный по яркости и силе свечения столб света, что он казался ощутимым даже на ощупь.
   - Время пошло, Альфор, - холодно сообщил Диметриус кивая в сторону светового столба.
   Альфор с торжествующей улыбкой заспешил к Узлу, вытаскивая из заплечных ножен весьма необычный меч. Он был относительно небольшой, одноручный, с лезвием шириной мужской ладони. Место соединения рукояти и лезвия было украшено серебряным щитиком в виде полуоткрытого бутона лилии, и гардой в виде изогнутых, развернувшихся в сторону рукояти, чашелистиков цветка. В основание чашечки лилии украшал темно-желтый с коричневой полосой посередине драгоценный камень , напоминающий вертикальный зрачок оборотня, размером с перепелиное яйцо. Меч был прекрасен! Вот только лезвие казалось вконец запущенным - не то со следами засохшей крови, не то с неочищенной ржавчиной. Пятна покрывали почти всю поверхность лезвия, из-за чего некогда зеркальная поверхность клинка из сплава мифрила с высококачественной сталью едва угадывалась.
   Магистры, посчитав манипуляции Альфора с мечем угрозой , потянулись за оружием, но Кувье, как обычно ядовито улыбаясь, успокоил их:
   - Господа! Господа! Какие вы пугливые однако... Это всего лишь "якорь" для поиска остальной части моего наследства.
   И перемахнув, ловким движением, через каменный круг Кувье воткнул меч в землю посредине и опустился рядом в медитативной позе, отрезанный от всего мира шумовой и световой стеной работающего Узла.
   - Мастер Маронафель, будьте добры, осмотрите принца Эрамиса, - попросила Иллерна, едва Альфор занялся поиском своего наследства, - Боюсь, что еще немного и парень сойдет с ума от впечатлений. Лучше чем Вы, среди нас никто не умеет лечить нервные расстройства.
   Маронафель молча кивнул и пошел врачевать беднягу, устроив его подальше от Узла, чтобы его "сырая" магия не мешала магии исцеления. Убедившись, что эльф увел лишние уши подальше от их компании, магиня устроила небольшое "производственное" совещание:
   - У нас проблемы, господа, большие проблемы.... Мы не сможем поймать Альфора в нашу ловушку.
   Маги удивленно посмотрели на Иллерну.
   - Вы, конечно, помните легенду о трех мечах?
   - Её знает любой ученик даже самой захудалой магической школы, - фыркнул Бланседж, - Но каким образом касается эта легенда к поимке Кувье?
   - Поверьте, касается... - вздохнула магиня, - Могу вас обрадовать, или , учитывая нашу ситуацию, скорее огорчить - легендарные мечи "Повелители времени" не канули в Реку Времен, дожидаясь своих достойных героев и один из них сейчас в руках Альфора....
   Мужчины переглянулись и в унисон, словно тренировались целый день, спросили:
   - Вы уверены?!!
   Иллерна кивнула:
   - Да, более чем уверена. Пока Вы, Диметриус, торговались с Альфором, я попыталась усыпить его "вампирским туманом". Как видите - безрезультатно...
   - Но этого не может быть! -тряханул головой Бленседж, - "Туман" проникает сквозь самое мелкое плетение магической защиты и не только магической. Всюду куда может проникнуть воздух, проникает и "туман" - даже сквозь ткань эльфийского шёлка, которым можно воду носить...От "Вампирского тумана" спасаются только двумя способами: или не дышат вообще, или выпивают перед вдыханием противоядие. Альфор не мог знать, что Вы используете это заклинание. И было видно, что он дышал свободно. Может Вы ошиблись при составлении заклинания?
   - Нет, - покачала головой Иллерна, - Я все сделала правильно... Но заклинание натыкалось на защиту не похожую на обычное наше плетение по принципу ткани. Она скорее была как мыльный пузырь обволакивающий в тот момент Альфора и Эрамиса. Более того, натыкаясь на эту грань "туман" сгорал как сухая листва. Я тогда сама удивлялась и тоже думала, что где-то ошиблась в заклинании. Но сейчас, увидав этот меч, я все поняла. У Альфора один из "Повелителей времени" - а именно Стальной меч.
   - А Вы не ошиблись, мастерис? - все еще сомневаясь в услышанном переспросил Диметриус.
   - Нет, - покачала головой Иллерна, - Я хорошо рассмотрела инкрустацию на мече и камень, вставленный в неё. Цветок лилии и камень "Драконий глаз" - общее украшение для всех трёх мечей.
   - Но такие украшения могут быть на любом оружии... - все еще сомневался Бланседж, - Вы могли ошибиться. Ведь последние описания "Повелителей времени" были написаны лет сто назад, и те со слов старика видевшего два из трёх мечей еще в молодости.
   Иллерна посмотрела на Бланседжа, как будь-то он был капризным ребенком не желающим слушать добрый совет:
   - Скажите, мастер Бланседж, много ли "Драконьих глаз" размером с перепелиное яйцо вы встречали? Насколько я знаю такой камешек, даже с мой ноготь, стоит дороже такой же по размеру "слезы дракона". Надеюсь вы заметили величину камня в инкрустации? Два и два теперь вы сложите сами?... А чтобы до конца убедить вас, господа в своей правоте, я сейчас кое-что сообщу... Но сразу предупреждаю - не требуйте никаких подробностей. Это не моя тайна и без разрешения хозяина тайны я не стану уточнять подробности.
   Иллерна сделала паузу, глубоко вздохнула и продолжила:
   - Я не так давно видела один из "Повелителей времени"... И смогла хорошо рассмотреть все особенности украшения того меча. Оформление Стального меча в том же стиле, что видела я. Кроме того, я отыскала все существующие записи, как легенды, так и реальные свидетельства о "Повелителях времени". Все три меча украшены мифриловыми бутонами лилий и камнями "Глаз дракона" разного размера от небольшого ореха до куриного яйца. Все три меча дают хозяевам защиту от любой, я повторяю, любой магии и физической опасности. Оставшиеся особенности каждого меча напоминать не буду, вы сами их прекрасно помните...
   Повисла тяжелая, напряженная пауза. На лицах магов крупным буквами были написаны растерянность и некоторый страх.
   - Значит теперь наша ловушка для Альфора не больше чем бумажная обертка...- не то спросил, не то констатировал факт Бланседж, - Получается вся его бравада с договором всего лишь игра в поддавки? Пока игра... Но сегодняшнюю магическую клятву ему придется выполнить. Иначе, сами знаете, для нарушителя таких клятв это кончается весьма печально... Вплоть до полного выгорания магических каналов...
   - А Альфор не дурак, - покачал головой Маронафель, закончивший лечение Эрамиса и подошедший к магам в самый разгар совещания, - По договору он может находится в Нату-Алла до тех пор, пока не отыщет все своё наследство - то есть неизвестно сколько времени... Да и покинув измерение он может потом в любой момент вернуться назад. Ведь в клятве не было слов "навсегда покину Нату-Алла", значит лазейка есть... И мы ничего не сможем ему предъявить.
   - Да, пока в руках у Альфора Стальной меч мы бессильны его навсегда выгнать с измерения, - вздохнула Иллерна.
   - Хм... Значит нужно воспользоваться тем, что сейчас у Кувье нет в руках меча, - кивнул в направлении магического круга Маронафель.
   Альфор сидел подогнув под себя ноги и закрыв глазами. Руки он раскинул в стороны, словно вылавливая с потока фонтанирующей энергии нечто важное. Меч стоял на некотором расстоянии от рук мага, и чтобы его взять нужно было подняться с медитативной позиции, а это требовало нескольких секунд.
   - Сейчас меч не может защитить хозяина. Для этого нужно прикасаться к нему хоть какой-то частью тела. А пока Альфор работает с Узлом мы не можем его трогать по договору с Диметриусом, - в слух размышлял эльф, - Но у нас будет несколько мгновений между завершением работы Узла и тем моментом когда Альфор возьмет меч в руки.
   - А если не успеем? - засомневалась Иллерна, - Я думаю Альфор подстраховался и кроме меча поставил добавочную защиту... Он наверняка доверяет нам не больше чем мы ему...
   - А что если использовать кольца перемещения? - теребя ухо задумчиво произнес Диметриус, - Их магия не определяется как атакующее заклинание любой известной нам защитой... И если зашвырнуть Альфора в измерение, где с магией еще хуже чем у нас, то хоть на некоторое время мы его обезвредим.
   - Идея не лишена смысла, - согласился эльф, - Но куда его забросить? В идеале хорошо бы в мир где нет магии вообще... Но и портал кольца там не откроется - слишком слабая мощность...
   - А если в Драгонар? - ухватилась за мысль Иллерна, -Там магия весьма специфическая. Пришлые не могут пользоваться даже принесенной с собой магией без наличия амулета сделанного местными магами. А чужакам эти амулеты продают с таким трудом и за такие деньги!! Относительно легче и дешевле для перемещения между мирами пользоваться единственным столичным порталом. Но тот под строгим контролем королевы....
   - Но у Кувье есть полностью заряженное кольцо. Ему нет необходимости в использовании местной магии, - возразил Бланседж.
   - Это ему не поможет. Говорю же - наше кольцо, без местного амулета, там только красивая безделушка! Я это знаю точно, потому что однажды моринский маг попал по ошибке в Драгонар... Денег нет, знакомых нет. Полгода на черные работы нанимался, чтобы хоть как-то выжить Ему еще повезло, что он на наших купцов наткнулся и они, поверив в платежеспособность мага по прибытии домой, провели его как своего помощника столичным порталом.
   - Значит ссылка хорошая получится! - потер руки Маронофель, - Помните параметры настройки кольца, мастерис?
   Дама кивнула.
   - Тогда поспешим.. Узел уже теряет интенсивность и силу потока. У нас максимум минут пять, - взял инициативу в свои руки эльф, - Я думаю мастеру Диметриусу принимать участие в наших действиях не стоит. Вдруг магия посчитает использование портала нарушением договора... Надеюсь силы трех портальных колец хватит, чтобы не только вытолкать Альфора взашей, но "приложить" его хорошенько о какую-нибудь деревяшку или камень на месте приземления в Драгонаре....
   Иллерна тихо рассмеялась:
   - Вы же из светлой расы, мастер Маронофель! Не думала, что светлые эльфы так жестоки и мстительны... Это скорее черта моих дальних сородичей - вампиров...
   - Мы не жестоки, мастерис, - жестко, уже без авантюрных интонаций, звучавших до этого момента в голосе, ответил эльф, - Но бьём первыми, если становится очевидным - этот удар противника будет последним, что мы почувствуем перед смертью. Потому и смогли выжить.
   Магиня понимающе кивнула и, больше не возвращаясь к затронутой теме, стала диктовать Маронафелю и Бланседжу положение адресных камней на кольцах перемещения.
   Хотя в мире Нату-Алла любые кольца перемещения были далеко не дешевым удовольствием, тут тоже была своя градация цен и сложности. Внешне все кольца напоминали чем-то кольца-недельки согрешившие с кубиком Рубика. Состояли они из семи колец, в самом дорогом варианте для сильных магов, или из одного кольца, в самом дешевом для состоятельных купцов и несовершеннолетних детей знати. Одиночные колечки могли переправить владельца лишь в две заложенные магами точки - на службу или учебу из дома, и домой с любого места нахождения. Нужно было лишь повернуть кольцо портальным камешком в свою сторону или в сторону другого объекта переноса, и нажать на стартовый камешек расположенный напротив портального. С добавлением новых колец , а их добавляли так, чтобы кольцо с портальным и стартовым камнями было посередине, возможности в перемещениях увеличивалось. На разноцветных камешках, более мелких, чем стартовый камень, с помощью магии гравировались символы точек прибытия и закладывалась память об этом месте. Теперь путешественник, разместив камешек отвечающий месту назначения с одной стороны портального камня, а камень точки отправления с другой стороны от стартового камня, мог безопасно путешествовать а, при опасности, моментально вернутся домой. На кольцах же предназначенных магам не было камней конкретных точек. Тут каждый камень означал букву в названии точки прибытия и отправления. На каждом из добавочных колец таких камешков было девять. Кроме того в маговском варианте портальных колец вокруг своей оси вращались и основные камни отправления и назначения, поэтому вариантов перемещений в разные точки родного измерения и других миров было огромное количество...
   Руководствуясь командами Иллерны маги за полминуты поставили камни в нужном порядке. Оставалось только нажать на стартовый камень.
  

***

  А это время Альфор, надежно отгороженный шумом и светом Узла от внешнего мира, плел узор своей игры с магическими потоками.... Для начала он разделил сплошной поток магии на отдельные нити и определил к какому Узлу какая нить протягивается. К досадному удивлению Альфора не все нити оказались рабочими и способными найти нужную информацию.
  - Диметриус не доверяет мне, - пробормотал он себе под нос, - Хотя эти чувства взаимны... Впрочем, мне достаточно и этих живых лучиков чтобы провести поиск... Хм... Интересно, а знают ли местные маги, что нити каждого Узла имеют не только свою силу и вибрацию, но цвет и даже запах?
  Альфор подцепил пальцем нить цвета морской волны.
  - Этот лучик моринского Узла пахнет морским ветром, флорейнский - коричневатый, словно плод золотого дуба и пахнет как напиток из него... А вот нить Арибского источника, - маг погладил пальцами ярко красный лучик, - Как глинистая земля Ариб с запахом восточных пряностей...
  Альфор распутывал тонкие и толстые лучики магической энергии, набрасывая их как на катушку на рукоять меча. Поверх арибской нити легла зеленая, как весенний лес, нить маэленского Узла, а за нею синяя, словно чистый изумруд, нить Гренериджа.... Наконец, разобравшись с "пряжей", мужчина начал то, за зачем собственно сюда и пришел. Он взял небольшою толику магии меча и набросил её на рабочие нити, заставив их служить магнитами для отклика предметов с подобной магией. Маг терпеливо ждал по какой из имеющихся "дорожек" придет сигнал, что в той или иной стране есть собратья его меча.
  Долгое время ничего не происходило... Концы нитей, лежащие на руках Альфора лишь подрагивали, каждая со своей силой и частотой... Альфор уже отчаялся на результат, но вдруг моринская нить дернулась и сильно сжала руку мага.
  - Ага! Вот ты куда спрятался братец! - довольно улыбнулся Кувье, - Один есть.. Осталось еще один найти и я бессмертен!
  Но время шло, а отзыва все не было...
  -Что ж, - вздохнул маг, - этого и следовало ожидать... Диметриус дал доступ только к пяти Узлам. Возможно еще один меч где-то в оставшихся четырёх странах куда мне не дали доступа... Нужно будет поухаживать за этой вампирочкой-полукровкой...Хоть она дамочка серьёзная и деловая, но мужской ласки и внимания хотят все женщины, а такие суровые леди больше других. Если дело правильно поставить, то она поможет и у себя мечик поискать, и в других странах....
  Альфор улыбнулся своим фривольным мыслям.
  - Ладно, пора заканчивать... Энергия идет на спад, с такой силой потока ничего не поймаешь... Да и ловить, в принципе, уже нечего... Подзаряжусь вот только. Зачем бесплатной энергии пропадать?...И нужно бы еще медальон-ключ от этого Узла с собой прихватить и смыться поскорее. Будет повод встретится с магиней. А если включить фантазию, то вином и сладостями наша встреча не ограничится. Вампирки, даже полукровки, очень любят опасные развлечения. Ну а удовлетворенную и влюбленную женщину уговорить на что угодно легче легко.
  Свет Узла исчез так же резко, как и появился... Кувье подхватил за цепочку кулон и уже почти встал, чтобы взяться за рукоять меча, но почувствовал, как его стало затягивать в канал перемещения. Хотя ощущение отсутствия ног сначала по колени, а потом и выше, было вполне привычным и не болезненным, но беспокоило то, что сам маг кольца перемещения не активировал... На анализ ситуации пошли доли секунды. "Драные демоны! Меня вышвыривают телепортом эти бездари! И конечно не на Веселые Острова...Меч! Нужно хвать меч, а там разберемся.." Ощущения пустоты уже добралось до груди, когда Альфор, использовав магию колец-накопителей, буквально на последней секунде, перед исчезновением рук, вырвал Стальной меч с земли.
  -Я еще вернусь, недоучки! - словно выплюнул фразу он, исчезая, - Но это будет ваш конец....
  

Глава 24

Жизнь продолжается...

  Терра все-таки смогла уснуть.... Когда она открыла опять глаза, в комнате были сумерки. На столе горела свеча в стеклянном футляре, чтобы случайный сквозняк не погасил пламя, а футляр был притемнен ширмочкой, чтобы свет не будил пациентку. Белая кошка опять сидела рядом на кровати и внимательно смотрела на девушку.
  - Привет, кисульчик! - Терра протянула руку и почесала грудку кошки, - Тебя Исой зовут, правда?
  - Вс-се пр-равельно. А ты, я знаю, Терра, - промурлыкала кошка, обмахнувшись хвостом, как светская дама веером.
  Вопрос задавался чисто риторически, и поэтому Терра не ожидала, что кошка ответит и от удивления даже приподнялась на локте.
  - Ты умеешь говорить?!! Как чудесно!! Я знакома с несколькими расами частично похожими на животных. Их разговор на человеческих языках для меня привычен. А вот говорящую кошку я встречаю впервые.
  - Я с-самая прекр-рас-сная и р-азумная кош-шка в мир-ре! - гордо промурлыкала любительница похвал и потерлась об руку Терры.
  Мир и дружба между гостьей и хвостатой хозяйкой дома были достигнуты.
  Спустя две недели Терра, еще бледна и худая, но уже с живым огоньком в глазах, сидела на летней солнечной террасе оплетенной душистым вьюнком, в плетенном из лозы кресле, и впервые за несколько месяцев, наслаждалась теплом и покоем. На руках девушки свернулась клубочком Иса и тихо мурлыкала в такт поглаживаний. Напротив, в таком же кресле, сидела Перша, сортировавшая лекарственную травку под названием семиранник. Каждую часть этого растения: соцветие, ягоды, листья и корень целительница раскладывала в отдельные корзинки. Листья шли для мази от ран, соцветия на жаропонижающее, ягоды лечили кашель, а корень сращивал кости.
  - Перша, давай я тебе помогу, - в очередной раз предложила Терра, - Неужели ты думаешь, что я, маг четвертого уровня, неспособна отсортировать вершки от корешков?
  - Ну что ты! - засмеялась Перша, - Просто это травка особенная. Если от сбора до приготовления лекарств она будет знать только одни руки, лекарство будет сильнее в несколько раз. Разве твои преподаватели не рассказали тебе об этом?
  - Ну почему же, рассказывали, - подтвердила Терра, - Только я не очень верила. Нам травы поставщики привозили уже сухими, измельченными или настоянными на разных жидкостях. Поэтому проверить правило 'одних рук' не было возможности.
  - Тебе было трудно учиться? - поинтересовалась Перша.
  - Нет. Мастер Диметриус...
  - Ты знаешь мастера Диметриуса? - с удивлением и почти с детской радостью перебила знахарка.
  - Конечно! Он мой учитель по магии и хороший друг, - призналась девушка.
  За эти две недели она вполне освоилась в скромном домике целительницы и, несмотря на разницу в возрасте , подружилась с Першей. Было в этой красивой, умной и уравновешенной женщине нечто располагающее к дружбе и согревающее душу.
  - Я знала Диметриуса в те годы, когда училась в школе для юных магинь, -улыбнулась Перша своим воспоминаниям, - Когда мы познакомились, он вот-вот должен был получить четвертый магический уровень, а я только второй получила. Он был для меня как недосягаемый прекрасный, умный, благородный принц из романтических легенд и баллад. А я для него не больше чем младшая сестренка - глупенькая, милая, которую нужно защищать и иногда баловать, которая все прощает и рада даже простому присутствию "братца" рядышком. С такой подружкой можно не прятать усталость, раздраженность и пожаловаться, при случае, на капризы других девушек.... Мы общались года три. В Гринеридже, откуда я сама родом, в школах для начинающих магов юноши и девушки обучаются отдельно, но вне классов знакомства не возбраняются. Если, конечно это не вредит учебе. Как правило в браке двух магов рождаются более сильные будущие маги....
  Перша опять замолчала на минуту, вспоминая прошлое и продолжила:
  - Однажды мой учитель, встретивший нас с Диметриусом на ярмарке, сказал мне на следующий день: "Диметриус - хороший юноша. Он тебя не обидит и не позволит обидеть другим. Но рассчитывать на серьезные отношения я бы тебе не советовал. Если не в этом году, так в следующем его позовут учится на Тайный Остров. А это пять или семь лет разлуки без возможности свиданий, которые позволяются только близким родственникам раз в год. То, что сейчас тебе кажется незыблемым и серьёзным, может оказаться лишь детской фантазией через эти пять лет... Подумай, стоят ли ваши нынешние отношения сломанной карьеры очень талантливого парня и твоих страданий в будущем?". Сказанное так глубоко засело в голове, что ночью я так и не заснула, размышляя над словами учителя. Под утро я поняла, что он прав. Диметриус не питал ко мне никаких романтических чувств. Да он целовал меня... Но целовал в щеку или макушку, как целуют сестру... Он обнимал, но обнимал как отец или старший брат... В его взгляде не было того чисто мужского оценочного взгляда или влюблённого восторга, который я видела в глазах других парней, смотревших на моих подруг. Мне стало ясно и до слез обидно, что всю романтику наших отношений я придумала себе сама... Но Диметриус в этом был не виноват... И я не имела права удерживать его рядом ради своих фантазий. Разобравшись в себе, я постаралась меньше проводить времени с Диметриусом, меньше доставать его своими просьбами и женскими мелкими капризами. А через год Диметриусу, как самому перспективному магу, предложили обучение в Высшей Школе Магии на Тайном острове. Через четыре года я окончила Школу Магии для девушек и уехала домой в одно из графств Гренериджа. Так мы никогда больше и не встречались, - Перша грустно вздохнула, но прогнав печаль, мелькнувшую в глазах, продолжила, - Расскажи мне о нем. Как он жил все это время? Может, женился и детей завел?
  -Нет, - покачала головой Терра, -Он не женат. Да и детей, по-моему, у него нет. На протяжении пятнадцати лет, сколько его помню, Диметриус служил придворным магом в королевском дворце Флорении и был магистром флоренского магического Узла. Когда погиб король Эфензор, мастера Диметриуса арестовали, предъявив обвинение в причастности к убийству короля. К счастью, учителю покровительствовала королева, поэтому обвинители ограничились антимагическими наручниками и домашним арестом до суда. Меня арестовали немного позже, как его ученицу и возможную сообщницу, хотя потом сменили причину ареста на растрату государственный денег. Мне пришлось ждать суда за решеткой.
  Терра решила пока не говорить Перше, что фактически причиной ареста было решение отца о передаче ей короны. Но эта версия не прозвучала даже на суде. Все что ей приписали - это участие в убийстве и растрата казны в особо крупных размерах. Но кто знает, как Перша относится к особам высшего общества, пускай и бывшим ...
  -Я не знаю, что случилось с Диметриусом, - продолжила Терра, -Ко мне не пускали посетителей. Даже защитника скорее всего не пустили, потому, что врядли он мог отказаться от беседы со мной перед судом.
  -Увы, - вздохнула знахарка, -Многие достойные люди Флорении погибли на эшафотах и в застенках за эти два месяца. Да и те, кого, будь-то бы, помиловали и выслали из страны, попадают в тюрьмы двух соседних странах. Принц Торнар, говорят, тайно договорился с Анзорией и Арибским Халифатом, чтобы всех беженцев, не имеющих документов, арестовывали как бродяг и поступали с ними в соответствии с местными законами.
  - Но зачем ему это? - возмутилась девушка.
  - Для общественного мнения, я так думаю, -вздохнула Перша, - Он официально благородно 'помиловал' десяток уважаемых народом лордов, позволив им выехать из страны. Наиболее значимых 'заговорщиков' вывозят как тебя под конвоем к границам стран с удобными для Торнара договоренностями. Без документов и денег эти бедолаги автоматически становятся бродягами. В Анзории их принудительно отправляют на общественные работы, на которые свободные граждане не желают идти из-за высокой смертности и тяжести труда. А в Халифате, если твою личность не подтвердят два имеющих документы человека, тебя вообще продают как раба. Так что фактически будущий король при любом раскладе избавляется от потенциальных противников. Тебе повезло, что ты пошла вдоль нейтрально полосы и тебя нашла Иса. Ничейная земля не так велика поперек - между границами час неспешной ходьбы. А вот вдоль на пару дней хода тянется.
  Терра задумалась: 'Получается, Торнар освободил меня только для того, чтобы убрать чужими руками... Неужели моя смерть могла так повредить его репутации? Обычно он не особо о ней заботился. Что же изменилось?'.
  -Может и Диметриуса вывезли, как и меня? - вслух предположила она, -Вдруг его даже на эту же границу привезли. У тебя нет возможности узнать у местных, вдруг кто-то чужой в деревне появился?
  - Мне бы давно сказали... У меня договор со старейшинами приграничных селений. При появлении чужого подозрительного человека, мне шлют голубя или детвора постарше прибегает. Мало ли... Я живу одна, без особой защиты... Да и помощь моя больным может понадобиться.
  - А если тебе нужно что-то? Как ты связываешься с людьми?
  - Я стою на довольствии по обе стороны границы как единственный в округе лекарь. Раз на два дня мне из поселка продукты возят: молочное, птицу, рыбу, овощи и я могу передать старейшине записку или на словах свою просьбу... А если что-то срочное Ису шлю - у неё лапы быстрые... Кошку в поселке хорошо знают и давно привыкли к её болтливости.
  Последняя фраза возмути Ису. Она открыла один глаз и с притворной обидой фыркнула:
  - Я говор-р-рю только ес-с-сли спр-р-раш-ш-шывают.... Или ес-с-сли очень нужно... Я не болту-ш-шка!!
  Дамы дружно рассмеялись кошачьему комментарию. Уж больно комично он прозвучал. Кошка еще раз фыркнула, потянулась и спрыгнула с коленей Терры.
  - Я пош-шалуй пр-рогуляюс-с-сь... Мыш-шек поищу. А вы не с-скучайте. Скор-ро вернус-с-сь.
  - Интересно, - вслух задумалась Терра, любуясь за легкими прыжком Исы через невысокую плетень, огораживающую небольшой дворик Перши от лесной чащи, -Как ты создала такое чудо?
  - А я не создавала, - засмеялась Перша, - Можно сказать Иса сама себя создала. Пару лет назад ко мне привели мальчонку лет пяти, который почему-то не говорил. Он все слышал, понимал, даже писать уже немного научился, но мог только хрипеть и шипеть. Я осмотрела ребенка. Оказалось вся проблема была в том, что у него почти не развились голосовые связки. Подумав, я припомнила принцип ускоренного выращивания разорванных или отсутствующих сухожилий, о котором нам рассказывали в Школе Магии. К травяному сбору, что используют в таких случаях, я добавила заклинание излечения горла при потере голоса. А чтобы ребенок подольше держал лекарство во рту, подмешала его в подслащенную мёдом творожную массу. Лечится нужно было больше месяца. Но заклинание действовали лишь час, поэтому я не могла дать их пациенту домой. Вот и приходила мама с мальчиком каждый день на "творожный крем" - там пацаненок назвал лекарственную смесь. Но кто же знал, что Исе тоже придется по вкусу сладко-мятное лекарство?!! Пока мы с матерью спокойно чесали языки, будучи полностью уверенными, что вкусняшка полностью съедается ребенком, он "благородно" делился с Исой... Они потом и говорить научились почти одновременно... Я едва заикой не стала, услышав как мальчишка учит кошку тому, чему сам научился, а та, солидно так и серьёзно за ним повторяет...
  Перша снова засмеялась, вспомнив свой шок.
  - Потом мне приносили еще котят для обучения разговору... Но толи голосовые связки Исы были не по-кошачьи устроены и больше приспособлены к человеческой речи, толи котята сами не желали говорить, но повторить удачный эксперимент мне не удалось. И теперь я владею единственной в Нату-Алла говорящей кошкой.
  - Это же здорово! - восхитилась Терра, - Иса такая умница и красавица!! Да и помощница в лечении хорошая.
  - Это точно! - не стала отрицать очевидное Перша, - Кошки вообще лучше любого амулета чувствуют какой орган пациента работает неправильно, а эта еще и может сказать, где конкретно проблема и насколько она большая. Впрочем, молчаливая Иса радовала меня не меньше чем Иса болтушка...
  Дамы опять замолчали, думая каждая о своём.
  - Хорошо, когда друзья рядом, даже если у друга четыре лапы и хвост, - тихо озвучила свои мысли Терра и смахнула выступившую слезу,- А у меня нет никакой возможности как-то узнать как там Диметриус ... Я очень за него волнуюсь. Принц Торнар способен на любую гадость.
  - Не волнуйся...- Перша подошла и обняла за плечи пациентку, - Гильдия магов в обиду своих так просто не даёт. Ни одного члена гильдии без официального суда ни казнить, ни заточить в тюрьму невозможно. Тем более что Диметриус поставлен магистром Узла. Даже если суд и состоится, то ему гильдия наймет самого лучшего адвоката и тот докажет, что наш друг не виновен в смерти короля Эфензора. Но я думаю весточку Диметриусу о тебе было бы хорошо послать. Он ведь наверняка тоже о тебе волнуется...
  - Я бы с радостью, но как? У меня нет ни кольца перемещений, ни почтового голубя... Да и в ближайшем селении, я думаю, нет голубей летящих прямо в столицу. - Ну, да, ну да, - кивнула Перша, - Староста Дубовицы, если беда какая, шлет голубем письмо к местному графу, а тот, если не может сам справится с проблемой, уже личным домашним порталом переправляет сообщение герцогу или в нужную канцелярию столицы....
  - И потом, мне кажется, не стоит передавать такое письмо через несколько рук. Если оно попадет к недругам Диметриуса, то, у нас троих будут большие проблемы. Наверняка меня причислили к мертвым. Иначе давно нашли бы... Хорошо, если друзья...
  Знахарка присела на корточки перед Террой и нежно коснулась ладошкой её щеки повернула голову к себе так, чтобы можно было смотреть в глаза.
  - Детка, - тихо заговорила Перша, - я понимаю, что за эти месяцы тебе многое пришлось пережить... Прошлые беды и страдания не располагают к особому доверию чужим... Но, Терра, я снова повторю то, что сказала тебе в первый день нашего знакомства. На ничейной территории не действуют законы ни Флорении, ни Арибы! Тут никто не побежит сдавать тебя властям, потому, что у многих найдутся свои причины скрываться! На этой земле есть один закон - "Живи как хочешь, но не мешай жить другим.". Кто ты, Терра? Я знаю, что маг уровня Диметриуса имеет право давать частные уроки ученикам любого сословия. Но Диметриус знает цену и своим знаниям, и своему времени. Его уроки стоили бы или очень дорого, для состоятельного ученика со средними способностями, или бесплатно, для бедного, но чрезвычайно талантливого ученика. Для простолюдинки ты слишком изящно двигаешься, и даже деревянной ложкой кушаешь так, словно это серебряный прибор, а ты обедаешь в графском замке. Терра, мне было бы легче тебе помочь, если бы ты не скрывала ни своего настоящего имен, ни причин твоего ареста.
  Несколько мгновений Терра смотрела в глаза Перше, а потом порывисто обняла её и зарыдала. Тяжелые воспоминания, которые, казалось, уже выцвели и спрятались в самых дальних уголках памяти, вырвались от туда так болезненно, что девушка не могла сдержатся. Знахарка молча обняла её, давая выплакаться, но через некоторое время мягко отстранила Терру:
  - Ну все... Поплакала чуток, и хватит. Долгие слезы вредны так же, как и их отсутствие, - ласково ободрила девушку Перша, и подождав когда подруга успокоится, продолжила, - Если хочешь, я дам клятву мага, что не выдам твои тайны. Ты же знаешь, наверное, что её я нарушить не смогу.
  Терра отрицательно замотала головой:
  - Нет, нет... Я верю тебе и без клятв! Да и потом, эти знания могут больше навредить тебе, чем мне. Но если ты готова рисковать, я все расскажу...
  Около часа Терра рассказывала историю своей жизни до смерти отца и после неё... Перша молча слушала историю опальной принцессы, то улыбаясь, то смахивая слезинку, а то и хмуря брови...
  Когда Терра окончила свой рассказ Перша некоторое время молчала обдумывая создавшееся положение, а потом решительно заговорила:
  - Вернешь ты себе право на трон или нет - Небесам виднее... Но сделать все, чтобы призвать к ответу виновника в смерти короля Эфензора - твой долг! Я завтра пойду в соседний поселок на ярмарку. Там иногда бывают травники и купцы из Флорино - травы, грибы, ягоды скупают. Можно попытаться передать кем-то из них письмо...
  - Если это удастся тебе сделать, буду чрезвычайно благодарна ! - обрадовалась Терра, - Передать письмо травником - был бы идеальный вариант. Диметриус часто травников и лекарей со всей Флорении консультирует. Так что этот визит ни у кого не вызовет подозрений. Вот только... Перша, мне не ловко тебя просить, но...
  Терра замялась, не зная как по деликатнее сформулировать свою просьбу.
  - Не могла бы ты своей рукой написать это письмо? Я не хочу чтобы в нем фигурировал мой почерк... Вдруг оно все же не сразу попадет к Диметриусу...
  Перша кивнула. После услышанного она уже была согласна с тем, что до поры до времени Терре "оживать" не стоит...
  - Хорошо, я напишу Диметриусу как давняя школьная подруга. Но как бы ему намекнуть, что и ты тут?
  - А ты напиши, что ему передаёт привет любительница "Атласа магических созданий" и почитательница "Танца наяд" и "Лесного родника"...
  - Ты уверена, что он поймет? - удивилась Перша такому странному паролю.
  - Без сомнения! - успокоила Терра, - С "Атласом.." Диметриус меня сам познакомил еще в детстве. А "Танец наяд" и "Лесной родник" были любимыми картинами моего отца и это знают только три или четыре человека.
  - Тогда я писать письмо, а ты пока подремли на свежем воздухе, - подмигнула целительница.
  На следующий день как только солнышко показалось над горизонтом, Перша, оседлав низкорослую рыжую лошадку, отправилась на ярмарку, где обычно закупала привезенные купцами из соседних и дальних стран магические ингредиенты для своих мазей, микстур и порошков. Там же можно было встретить коллег из магической гильдии, меняющих разряженные целительские амулеты на заряженные с доплатой.
  

<Сноски

  <*Свод законов о рангах магов, принятый в измерении Нату-Алла (родина Терры):
  1 уровень - Травница. Лечит травами, минералами и и лекарственными средствами животного происхождения.
  2 уровень - Травница-лекарь. Все выше перечисленное + небольшие хирургические операции
  3 уровень - Лекарь-хирург. Все выше перечисленное + полновесное хирургическое вмешательство
  4 уровень - Хирург с ограниченным правом магии. Все выше перечисленное + использование ограниченного количества магических предметов.
  5 уровень - Хирург-Ведун. Все выше перечисленное + полное право использования и знания всех предметов магии.
  6 уровень - Ведун. Все тоже + начальные знания мгновенной и временной магии.
  7 уровень - Начинающий маг. Полное владение заклинаниями временной и мгновенной магии, + начальные навыки в изготовлении магических предметов временной и мгновенной магии: лечебные одноразовые амулеты и смеси.
  8 -10 уровни - повышение квалификации до права в изготовлении предметов долговременной магии, таких как: общественные и личные стационарные порталы перемещений в домах, защитные поля для домов и амулеты защиты для людей.
  11 уровень - владение магией стихий, изготовление личных переносных порталов типа кулонов или колец. Изготовление магического оружия.
  12 уровень - изменение внешности человека с помощью долговременной магии, наложение магии условия.
   **Анзуд.
  Анзуд - в шумеро-аккадской мифологии божественная птица, орел с львиной головой. Анзуд - посредник между богами и людьми.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Э.Милярець "Сугдея"(Боевое фэнтези) A.Влад "В тупике бесконечности "(Научная фантастика) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевая фантастика) А.Фролов "Бладхаунд. Играя на инстинктах"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"