Лаврентьев Виктор Андреевич: другие произведения.

Бабья зима

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья

   Бабья зима
  
  
   Он - это Павлиан Сергеевич Хомхов. Мужчина сорока с небольшим лет.
   В Аргентине два года. Работает истребителем тараканов. Неисправимый
   врун, дурак и алкоголик.
   В детстве, правда, был послушным ,но ленивым пионером. Мечтал
   поскорее вырасти и стать летчиком-истребителем.
   В лётное училище Павлиана не взяли. Выяснилось ,что советской авиации
   двоечники не нужны. В Аргентине Павлиан наполовину свою мечту осуществил. Стал истребителем.
   ...По лицу его уже полчаса ,как надоедливая муха, ползало непонимание
   чего-то простого. Наконец он не выдержал и тоном виноватым и немного
   смущённым спросил:
   -Мария, ты не знаешь, что у нас сейчас -зима или лето?
   -Это ,смотря где "у нас". Для тебя "у нас"- здесь, а для меня
   "у нас"- там.
   Жена- Мария Сергеевна, женщина сорока лет. Работает посудомойкой
   в ресторане "Глория" ,что на углу улиц Пуэредон и Ривадавия.
   -Да ,ты хоть где скажи. Я потом соображу , что я дурак что-ли?
   Жена ,негреющим взглядом пристально и протяжно смотрела на Павлиана
   ,искала своими глазами его глаза, но муж с предусмотрительностью
   жулика, спрятал свой взгляд между старым ,продавленным диваном,
   брошенным прежними жильцами и старой гладильной доской с ржавыми
   ножками. /Доску Павлиан нашел на улице год назад./
   -Ты же в "Диско" с утра ходил. Подскочил как ужаленный. Сказал, что
   в магазине по оферте" капуста и пыль чесночная. Взял деньги, зонт
   и пошел. Зонт зачем взял - на небе ни облачка?.. Ты же не под землей
   ходил. Что ж ты , не помнишь ничего или не понимаешь?.. Кстати если
   за капустой ходил, почему пришел без капусты?.. А пыль где?..
   А зонт куда подевал?
   Павлиан вполне умело, недовольно и обиженно нахмурился, насупил брови.
   -Ты ,Мария, в одну кучу всё не вали. Нагородила, не перелезешь! Тут
   тебе и подземные переходы, тут тебе и зима и лето...И капуста и пыль
   и зонт и цветы и собаки...Я же не могу сразу на столько вопросов...
   -Какие собаки?- не поняла жена.
   -Вот я и говорю,-повёл объяснение Павлиан, устремив взгляд куда-то
   вправо и вверх,- По порядку нужно. В "DISCO" я ходил не по туннелю.
   Здесь тебе Мария не Москва и не Владивосток ,а Buenos Aires. Подземных
   переходов -раз, два, и... ни одного. Ходил я ,как обычно, по улицам.
   Через дорогу ,между прочим, переходил на разрешающий свет семафора"".
   Только что с того? Что я видел?.. Цветы цветут, собаки бегают. И что?
   Они здесь круглый год цветут и бегают... Вот! А ты ,Мария, спрашиваешь какие собаки.
   Мария неприветливо сдерживала молчание.
   -Теперь, что касается зонта и капусты,- Павлиан вздохнул, переложив
   взгляд в противоположную сторону, стал "глубокомысленно" смотреть влево
   и вниз,-Тут уж ,Мария, я совершенно не виноват. Стихия потому что,
   она стихия и есть! Дело случая! Мало-ли людей по всему миру сгинуло.
   Короче ,Мария, смерч на меня совершенно неожиданно напал. Зонт улетел
   в небо, капуста ускакала в соседний квадрат. А пыль-она пыль и есть...
   Смерч-то было хотел и меня того-этого, так меня всего обхватило! Я даже
   ,грешным делом, подумал:"Летчиком не стал, а полететь сейчас полечу. Одно утешение, может быть среди облаков зонт свой разыщу."
   -Слава богу, обошлось. Ухватился я за дерево, прижался к нему... Так
   прижался, вот, как к тебе ,Мария, когда ты редко добрая бываешь...
   А капусту в другом квадрате какой-то картонеро""" подхватил. Он сначала
   подумал что это мяч футбольный, а когда схватил и увидел, что это не мяч
   ,так сразу весь велок и съел. Даже кочерыжки не оставил. Проголодался
   ,наверно. А то бы, я принёс тебе кочерыжку, как улику, что не обманываю
   я тебя, и что никакой пыли, зонта и капусты я не пропивал.
   Мария за много лет совместной жизни давно уже привыкла молча выслушивать
   пьяные мужнины бредни, на этот раз не удержалась:
   -Ты бы, хоть, икать начинал ,что-ли когда так брешешь. О, господи, ну вот ,что...что мне с тобой делать?
   -Что... с тобой... делать.-механически повторил муж, поскрёб ногтями
   давно не бритую щёку.-А что тут сделаешь? Выход один: признаться тебе
   надо, Мария.
   Жена мотнула головой и даже нагнулась, как будто на неё ушат холодной воды вылили.
   -Мне?
   -Тебе
   -Мне?!
   -Тебе!!
   -А ,может быть тебе?
   -Нет ,Мария, тебе.
   -Да в чём признаться то?
   -Во времени года ,Мария. Признайся, я всё прощу... Правда ,она всё
   равно наружу вылезет. Хоть через месяц, хоть через пол-года ,а я всё
   равно узнаю, что у нас сейчас: зима или лето.
   -Тьфу на тебя, придурок чёртов!- жена вскочила со стула и ,нервно и крупно вздрагивая всем телом, пошла на кухню мыть посуду.-Даже разговаривать с таким брехлом нехочу. Ват брехло-то, вот брехло!
   -Значит не скажешь?-не унимался истребитель тараканов.
   -Отстань, ирод!
   -Я ведь и позвонить могу.
   -Позвони, позвони,- неслось из кухни раздражённо.-И так прямо и спроси:
   "Что у нас сейчас, зима или лето. Вот поймут тебя за дурака, и правильно сделают.
   -Не учи меня.
   Павлиан достал телефон, включил "памать", нажал какую-то кнопку.
   -Вовку из Палермо сейчас вызвоню,- крикнул он , взглянув в сторону кухни, откуда доносилось рычание жены и сыпался дробный звон умывающихся тарелок.- Кстати, он ещё в прошлом месяце обещался в гости
   к нам зайти. До сих пор заходит. Ну, ничего, сейчас я с ним конкретно поговорю. А все знают ,Мария, что со мной конкретно поговорить, легче
   иголке в верблюжье ухо пролезть.
   Ало, Вовуня? Привет ,Вовунюшка!.. Сколько лет сколько зим?..
   Какой-такой не Вовунюшка? Какой- такая Елизавета Павловна? Какая мама?!
   Ах ,мама! О-от, я попал.- Павлиан нажал кнопку "mute" и крикнул
   испуганно в сторону моющейся посуды.-Мария! Я опять не в ту кнопку
   попал! Это мама твоя. Мама дорогая, это же по сотовому сколько одна минута стоит.-Павлиан тряхнул головой, взглянул на жену, которая
   с грохотом бросив посуду в раковину, уже стояла перед мужем, торопливо
   вытирая руки полотенцем.
   -Быстро говорить надо,-Павлиан потер сотовым щёку.-А то в один секунд
   без штанов останемся. Ты ,между прочим, тоже.
   Здравствуй, мама. Вот по сотовому тебе звоню. Как сама... Как погода?
   Сколько зим ,сколько лет...Всё хорошо?.. У нас лучше... А скажи ,мама, много ли мух сейчас находится в воздухе... На улице я имею ввиду...
   Почему про мух нетелефонный разговор... Валюту трачу?... Ну, что ты
   ,мама, -это у вас там валюта, а у нас обычное дело... Что кризис?...
   Ах, кризис. Да ,мама, кризис приходил и всех нас съел. Даже кочерыжки
   не оставил... Как в песне -"Остались от козлика рожки да... да...
   дальше забыл... может быть блошки или брошки...Этот склероз, он всегда
   на меня почему-то неожиданно нападает...Где Мария?...А где же ей ещё
   быть,-Павлиан отвёл в сторону протянутую руку жены, не дал телефон.
   -Ты же знаешь. Это дома жила была Мария Сергеевна и работала главным
   экономистом на крупном машиностроительном заводе. А здесь она рядовая
   посудомойка в небольшом ресторанчике...
   Мария!-вскричал Павлиан, словно горячий утюг отдёрнув от уха телефон.
   -Мать твоя сказала ,что от меня пахнет вином и положила трубку. О-от
   мать твою. Ну, вечно я в дураках! И знаешь ,что ещё странно ,Мария?
   Я когда сотовый покупал, они мне не сказали ,что от него всё время вином
   пахнет. Надо с ними разобраться.
   Как ни странно Мария успокоилась. Она уже вторую неделю собиралась позвонить домой. Последний раз полтора месяца назад звонила. Собиралась
   и не звонила. Не решалась. Мама уже далеко не молода, и со здоровьем...
   Мало ли уже было случаев со знакомыми иммигрантами, когда звонили домой
   узнать о здоровье родителей, близких, а узнавали бог знает о чём.
   Теперь Мария облегчённо вздохнула, прибыла в настроении, подумала:
   -Сегодня же куплю телефонную карточку и вечером обязательно позвоню.
   Или завтра. В крайнем случае на следующей неделе. Главное, что с мамой
   всё в порядке и теперь спокойно можно звонить.
   Успокоившись, уже без злости взглянула на мужа. Улыбнулась:
   -Ну, хорошо, открою ,уж так и быть ,тебе тайну. Сегодня тринадцатое
   сентября. Доволен?
   -Тринадцатое?
   -Да.
   -Сентября?
   -Сентября.
   -Точно?- Павлиан растроганно заморгал ресницами.-А это где "там" или
   "здесь".
   -Ну, хватит уже тебе. Сентябрь, -он и в Африке сентябрь.
   -Верно,- от радости муж хотел вскочить с кресла, крепко обнять жену,
   но передумал и даже пальцем не пошевелил. Только языком:
   -Сентябрь, это уже... это... О господи, вот так живешь здесь вниз
   головой, вверх задницей, совсем соображать перестаёшь. Сентябрь - осень.
   Тогда здесь... здесь... Весна получается. Слава богу, разобрались!
   Да, нет , не получается,- усмехнулась Мария.-Зима здесь.
   -Как зима,- взвизгнул муж.-Опять зима. Ты, что на самом деле? Сама
   подсказываешь и сама же меня путаешь. Зарублю ,в бочке засолю.
   -Никто тебя не путает. Ты что забыл. Они здесь считают, что каждое
   время года начинается двадцать первого числа. Весна- двадцать первого
   сентября, лето - двадцать первого июня и так далее.
   -Это в каком смысле?
   -Ни в каком.
   -А почему?
   -А я откуда знаю. Сам у них спроси. Так здесь принято ,понимаешь?
   Вот у нас в "нерушимих" если пальцем по горлу постучать, пощёлкать,-
   что это значит?
   -Это "поддать" значит,-рот и глаза Павлиана растянулись до ушей.-Это
   тебе любой дурак скажет.
   -Ну, вот,-Мария закрыла левый глаз, потом закрыла правый глаз, потом
   открыла правый глаз, потом открыла левый глаз. (От хорошего настроения
   у неё часто что-нибудь случалось с лицом.)-А здесь по горлу стучи хоть
   застучись,- не каждый умный поймёт. Разные мы, понимаешь. Неодинаковые.
   Мария легко замолчала, подошла к окну, поглядела в окно. Вид из окна
   не имел названия: Напротив, в нескольких метрах от окна- широкая
   кирпичная стена высотного дома. Влево - стена, вправо - стена, вверх
   стена, вниз - стена. Ни окон ни дверей.
   -Ну и ладно, бывает и хуже,- подумала Мария, вспомнив, что начинали они
   жизнь в Аргентине с отеля где в комнате не было окон и свет...
   Неожиданно, словно плеткой ужаленный из дальнего угла комнаты заорал
   Павлиан. Мария вздрогнула, оборачиваясь.
   -Мария, я всё понял,- ликовал муж.-У нас в Приморье что сейчас?
   -У нас в Приморье - "золотая осень".-Мария закрыла левый глаз и,
   не закрывая правого, открыла левый.
   -Труба ты водопроводная,- ликовал муж.- Там у нас сейчас "Бабье лето". Ты права была, когда сказала ,что сдесь зима.
   Зима. Но "Бабья зима"! А ты говоришь "неодинаковые"
   Мария прошла к продавленному креслу, которое прежние жилцы нашли на улице ,а потом бросили в этой квартире; села. Вспомнилось ей что-то.
   По лицу легкими табунчиками пробежались свет и тени чёрт знает куда
   ускакавших дней. Глаза мягко и упруго вздрогнули, но открываться - закрываться в шахматном порядке не стали. /Волна хорошего настроения
   схлынула. Пошли волны обычные, рядовые/. Павлиан видел как мягко и упруго вздрогнули глаза Марии, после того как по ним и по всему лицу её
   пробежали табунчики света и теней. И словно в ответ, по его лицу тоже
   что-то забегало: отблестевшие грозой тучи, шум дождей, беззвучные взмахи
   снегопадов, голоса закадычных друзей, бульки "беленькой" ,когда стакан ещё не налит ,но "процесс уже пошел".
   Мария, увидев, что её настроение передалось ему, спросила сначала молча,
   а потом так тихо, что бы услышал только он. Не потому ,что в квартире
   ещё кто-то был. Никого не было, но если бы в квартире была "все", и эти
   все расселись ,разместились бы везде: на стульях ,под стульями , на столе , под столом , в обрезках пластиковый бутылок /вазах под цветы/,
   в рукавах курток на вешалке. И все бы навострили уши, всё равно никто бы
   ничего не услышал, потому что она спросила только его:
   -Павлик, не пора ли нам возвратиться?
   -Куда возвратиться?
   -Домой.
   -Зачем?- Павлиан предупредительно и недовольно надул губы. Все эти разговоры о ностальгии , о бесконечных березках, о "самой вкусной на свете "любительской" колбасе по два сорок за килограмм"...В этот момент
   Павлиан почувствовал себа на высоте телеграфного столба логического превосходства. Над надутыми губами его глаза засветились надменно, насмешливо , уничижающе. Про что бы сейчас жена ни сказала; про грушевый
   лимонад, про русскую баню с парилкой /с берёзовым веником/, про тихий деревенский колодец ,где блестящее ведро "всё ходит по цепи кругом", про
   водку.
   -Хотя, если про русскую водку скажет,- Павлиан слегка встревожился,- тогда мне её в лепешку не раздавить. Так только, помну немного. Здесь
   ведь тоже всё это есть.
   Но русская женщина, Мария, жена дурака и алкоголика тихо подняла голову и просто, ясно и с расстановкой сказала:
   -Там... я тебя больше... любила.
   Такого удара "ниже пояса" муж не ожидал. У него даже в ухе зазвенело.
   На мгновение такая отрезвляющая ясность образовалась у него в голове, даже дух прихватило. Прошла минута молчания. Заговорил Павлиан:-Ты, знаешь, Мария. Мне вчера приснился русский сон. Буд-то
   я снова поступаю в летное училище и на экзамене по литературе пишу сочинение на тему "Весна". Я написал:
   Наступила весна. С каждым днём становится всё теплее и светлее. Деревья
   становятся не голыми. В магазинах торгуют весенней водкой. Все лыбятся
   друг другу и приглашают к себе в гости пить водку. А если прийти на поляну и на мягкие одуванчики положить "комсомолку", и поставить на неё бутылку водки, малосольную селедочку и пол буханки черного хлеба. Какой же русский не любит водку весны?
   -Ну и что ты получил са своё сочинение? "Опять двойка"?-быстро холодея
   в настроении спросила Мария.
   Прошла минута молчания, прошла другая, прошла и тридцатая...
   ...По лицу его все эти полчаса ползало мучительное непонимание чего то
   простого. Наконец он не выдержал и тихо, так ,что бы услышала только она
   одна, спросил.
   -Мария... А где наш дом, Мария?
   12 setiembre 2003. Buenos Aires
   "Оферта /oferta/- снижение цен на какие-то продукты, товары на 1-7дней.
   ""Семафор /semaforo/- светофор /исп/
   """картонеро -человек собирающий /и сдающий/ картон, макулатуру, и на
   эти копейки живущий
  
  
  
  
  
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"