Лаврина Вера Леонидовна: другие произведения.

Чудесные платья

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

  ЧУДЕСНЫЕ ПЛАТЬЯ
  
   Ровно полгода осталось до совершеннолетия юной красавицы Амелии. Это значит, что ранней осенью она будет представлена самой царице Таврской. Всех дворянских детей, которым исполнялось шестнадцать лет, каждый год в одно и то же время привозили со всего царства ко двору государыни и представляли их лично её высочеству. Такой порядок был заведен с давних пор. При дворе устраивался пышный праздник первого знакомства, который длился три дня. Его называли ещё праздником вишнёвого стола. Царица Таврская очень любила вишню, которая в это время в изобилии поспевала в её садах. К праздничному столу подавали вишнёвые соки, вина, на десерт повара готовили вишнёвое желе, пироги со свежей вишней и прочие лакомства из любимой государыней ягоды.
   Так вот, роскошный праздник длился три дня. В первый день каждого вновь прибывшего утром представляли царице Таврской. В полдень следующего дня устраивался пышный обед, а на третий день вечером приём завершался грандиозным балом.
   Но чем ближе подходил праздник вишнёвого стола, тем грустнее становилась Амелия. Её жених, благородный кавалер Еремей, конечно, заметил: с его невестой что-то происходит.
   - Что с тобой, дорогая моя Амелия? Ты грустнеешь день ото дня?
   - Скоро праздник вишнёвого стола.
   - Я помню. Но разве это грустно?
   - Ты забыл, что к празднику нужно приготовить три новых платья. А у меня нет и одного, в котором я могу быть представлена царице.
   И правда, родители Амелии, хоть и принадлежали к дворянскому роду, но были очень бедны. Такое случается среди дворян. Какой-то их предок промотал всё богатство. И теперь они жили в старом обветшалом доме, едва сводя концы с концами. Амелии и её сестрам самим приходилось ходить на рынок, стряпать обеды. И даже, скажу вам по величайшему секрету, ставить заплатки на свои старенькие платьица.
   - Всё, на что я могу рассчитывать - это позапрошлогоднее платье моей старшей сестры, - продолжала жаловаться Амелия своему жениху. - Оно такое старомодное! В нём я буду посмешищем всего двора, - Амелия горько расплакалась. - Уж лучше я вовсе не поеду на праздник, чем надену это гадкое платье! - всхлипывала она.
   Действительно, придворные с особым удовольствием высмеивали бедные и старомодные наряды. На это были свои причины, и о них вы узнаете позже.
   Но Амелия так хороша и стройна! Какое бы внимание она обратила на себя, будь у неё красивый наряд.
   - Значит, дело только в платьях?! - воскликнул кавалер Еремей. - Утешься, дорогая Амелия, я добуду тебе самые чудесные наряды для приёма.
   Еремей так любил свою невесту, что готов был сделать для нее все, что угодно. Правда, Еремей тоже не владел большим богатством. Родители оставили ему в наследство лишь старинный дворец. Он продал его, взял вырученные деньги, надел дорожный плащ и отправился вместе со своим верным оруженосцем на поиски самых чудесных нарядов для своей возлюбленной.
   А пока благородный кавалер Еремей путешествует в поисках платьев, надо рассказать вам о том, почему они так много значили для юной красавицы.
   Дело в том, что царица Таврская необыкновенно любила наряжаться и без конца менять наряды. Если она больше двух часов была в одном и том же платье, у нее начинались головокружение или даже головная боль. Она прерывала самые важные приёмы и совещания, откладывала все государственные дела и спешила в гардеробную, чтобы надеть новый костюм. Но даже, когда она сидела на троне, к ней поминутно подходили придворные дамы и меняли ей перчатки, накидки, веера и другие мелочи, подносили ей благовония, чтобы царица каждую минуту выглядела по-новому.
   При дворце работали сотни белошвеек, кружевниц, сапожников, ювелиров. Целыми днями они кроили, вязали, плели, ткали, тачали, шили наряды для царицы Таврской. Для нарядов пришлось построить огромную гардеробную, в которой из зала в зал тянулись бесконечные ряды с костюмами.
   Каждый вечер в покои государыни главная распорядительница нарядов вносила обновы к следующему дню.
   - Ну, сколько можно шить одно и то же!? - начинала капризничать царица. - Эти банты, кружева, рюши, удлиненные талии! - злилась она, отбрасывая не понравившийся наряд. - А корона!? Опять с изумрудами? На прошлой неделе с изумрудами, на позапрошлой с изумрудами!
   - На прошлой неделе была с аметистами, - оправдывалась главная распорядительница нарядов, - а на позапрошлой - из чистого янтаря.
   - Ну, значит, на позапозапозапозапрошлой неделе была с изумрудами! Туфли, конечно же, с брошью и опять голубые.
   - Но голубых туфель не было уже месяц. Мы подумали, что к летнему наряду...
   - Подумали! Вот и додумались бы, что я хочу завтра надеть туфли сливового цвета!
  Капризам царицы не было конца!
   Придворные, ясное дело, не отставали от своей царицы. Только и разговоров было, что о кружевных перчатках, меховых манто, корсетах, благовониях, париках и румянах.
   Вот почему папеньки и маменьки старались принарядить своих детей на праздник вишнёвого стола как можно богаче и наряднее, чтобы не ударить в грязь лицом перед царицей и ее двором. Ведь если государыне понравится наряд, то она обратит внимание и на его владельца. Глядишь, и даст дитяте какое-нибудь доходное место при дворе.
   Теперь можно вообразить, с каким нетерпение ждала Амелия возвращения своего жениха, кавалера Еремея, с платьями.
   Тем временем в далеких, далеких землях Еремей отыскал несравненную мастерицу Златоручку. Она была так искусна, что могла соткать ткань из чего угодно: из облаков, цветочной пыльцы, снежных хлопьев, тонких паутинок. Из чудесной ткани она шила необыкновенные наряды. Еремей отдал ей все свои сокровища и заказал три платья.
   - Сделайте для моей прекрасной невесты Амелии такие платья, краше которых нет на всем белом свете! - попросил он Златоручку.
   Долго трудилась Златоручка над нарядами для Амелии, так долго, что Еремей мог и не вернуться к намеченному празднику. Он уже сидел верхом на лошади, готовый отправиться в обратный путь, когда Злоторучка дошивала последнее платье. Правда, она тан и не успела пришить один рукав.
   - Это не будет заметно, - успокоила Златоручка Еремея.
   Мастерица положила все три платья в маленький сундучок и отдала Еремею. Тот подхватил его, и вместе со своим оруженосцем они поспешили в земли царицы Таврской.
   Амелия день и ночь сидела у окна и не отводила глаз от дороги, по которой должен был вернуться Еремей. И вот в последний день, когда настал срок отправляться ко двору царицы Таврской, и когда Амелия уже потеряла всякую надежду на возвращение Еремея, она увидела на горизонте облачко пыли. Сердце её дрогнуло:
   - Это Еремей! - воскликнула она.
   Амелия не ошиблась. К её дому во весь дух мчались два всадника - Еремей и его оруженосец! И вот уже Еремей протягивает своей возлюбленной небольшой сундучок. Открыв его, она просто потеряла дар речи - так чудесны были платья Златоручки. Красавица разрыдалась и упала на грудь своего возлюбленного.
   - Ах, Еремей, нет во всем свете никого прекраснее и благороднее тебя, - произнесла она, наконец, сквозь слёзы.
   А Еремей был так счастлив видеть радостные, сияющие глаза своей возлюбленной невесты!
   Но нельзя было медлить ни минуты. В тот же вечер Еремей, Амелия, её родители и сестры отправились на праздник вишнёвого стола.
   И вот наступила торжественная минута: в тронный зал один за другим стали вводить молодых дворян и представлять царице. Они склонялись перед ней в глубоком поклоне, а царица милостиво кивала им. Конечно, и придворные, и царица придирчиво осматривали их наряды.
   Настала очередь Амелии. Как только она вошла в тронный зал - все придворные ахнули. Златоручка сшила ей для первого праздничного приема платье из полотна, сотканного из чистой утренней росы. Чудесные бусинки обтекали стройную фигурку Амелии. Они напоминали то маленькие жемчужинки, матово переливаясь при каждом движении, то вспыхивали бриллиантами, когда на них падали лучи яркого света. Юная красавица в этом наряде выглядела неземным созданием. Вздох восхищения пронесся по тронному залу. Толпа придворных подалась вперед, чтобы лучше разглядеть это чудесное платье. Даже избалованная нарядами царица Таврская была поражена.
   - Подойди ко мне ближе, дитя моё, - обратилась государыня к Амелии.
   Та, робея, приблизилась к трону.
   - У тебя чудесное платье. Откуда оно у тебя?
   - Мне подарил его мой жених, Еремей, - волнуясь, ответила Амелия.
   - У твоего жениха прекрасный вкус, Амелия, - это сказал молодой царевич Георгий, сын царицы Таврской, наследник трона. Он с восхищением смотрел на юную красавицу.
   Царица долго не отпускала Амелию, она попросила представить ей жениха Еремея, долго расспрашивала его о Златоручке, о нарядах, которые она шьет. Время от времени царица бросала гневные взгляды на главную распорядительницу нарядов: у бедной дворянки платье оказалось во сто крат лучше, чем у самой царицы Таврской!
   Можно было заметить, что и царевич Георгий не сводил восторженного взгляда с Амелии. Право, неловко, ведь рядом стоял её жених.
   На следующий день, как вы помните, для юных дворян устраивался пышный обед. Всё утро только и разговоров было, что о необыкновенном платье прекрасной Амелии. Прошел слух, что на дневном приёме она появится в еще более чудесном наряде. Поэтому все с нетерпением ждали Амелию, чтобы хорошенько рассмотреть её новое платье, и не садились за столы.
   Когда она появилась, в большом зале на несколько мгновений воцарилась тишина. Затем началось настоящее столпотворение, все старались придвинуться поближе, чтобы рассмотреть её платье, задние напирали на передних. Некоторые придворные дамы даже вскочили на стулья и скамейки, чтоб увидеть Амелию, так что распорядитель придворных церемоний вынужден был призвать их к порядку.
   И было чем восхищаться! На дневной приём Златоручка сшила для Амелии платье из полотна, сотканного из полуденных солнечных лучей. Такого никто никогда не видывал. Платье сияло и переливалось золотым светом, ниспадало солнечным потоком, струилось за юной красавицей сияющими волнами. Она шла по залу в этом золотом сиянии, и казалась ангелом, сошедшим с небес. Невозможно было отвести от неё глаз.
   Царевич Георгий подошел засвидетельствовать свое восхищение.
   - Я вам завидую, дружище, - запросто сказал он Еремею. - Не видел более прекрасной невесты, чем ваша. Позвольте, я усажу вас и вашу невесту поближе к себе, ведь ангелы, увы, редко спускаются с небес. А с вами она будет всегда.
   Главный распорядитель церемоний подвел Амелию и Еремея к столу и посадил их напротив царевича Георгия, так что они могли говорить друг с другом. Царевич оказывал особые знаки внимания молодой паре. Он велел подать самое драгоценное вино, один глоток которого стоил целое состояние, угощал их пирожными из взбитых перепелиных яиц с вишневым желе.
   Разве виноват царевич, что Амелия так прекрасна, и разве можно не смотреть на нее восхищенным взором? А Амелии казалось, что она попала в волшебный сказочный сон: роскошный царский дворец, восторженные взгляды придворных, пристальное внимание самого царевича. Голову кружило драгоценное вино, а чудесное сияющее платье из полуденных солнечных лучей сделало ее первой красавицей Таврского царства.
   И наконец, наступил третий, последний день празднеств. Разговоры велись только о том, в каком же платье появится Амелия на этот раз.
   - Нет! Лучше того, что мы уже видели, быть не может, - говорили одни.
   - Но мы так думали и после первого дня. Однако платье из полуденных солнечных лучей затмило первое платье, - замечали другие
   - Платье из утренней росы было не хуже, нет, не хуже.
   - Не хуже, вы говорите? Да никакого сравнения! - так судачили придворные, ожидая вечерний бал.
   И вот вечером в вишнёвом саду зажглись фонари, слуги расставили легкие плетёные стулья. На вишнёвых деревьях среди спелых вишен были развешаны яблоки, апельсины, сладости и всяческие безделушки. Музыканты заняли свои места.
   - Идёт! Она идёт! - пронеслось по саду.
   - Необыкновенно! Дивно! Сказочно! - раздавались со всех сторон восторженные возгласы.
   На этот раз на Амелии было платье, сшитое Златоручкой из ткани, сотканной из вечерней розовой зари. Вы помните, что Златоручка не успела его закончить - одно плечо красавицы было обнажено. Но зато мастерица вплела в ткань тонкие струи ветра. Платье легко овевало стан прекрасной Амелии чудным розовым облачком. И тонкие струйки розового света поднимались к её обнаженному плечу. Ткань трепетала и колыхалась сама собой - ведь в этот день не было ни малейшего дуновения ветерка! Весь двор был ошеломлён. Амелия вновь покорила всех своим нарядом.
   Вальсы сменялись мазурками и польками. Амелия с Еремеем танцевали танец за танцем.
   Все заметили еще одно чудо: чем сильнее сгущались сумерки, тем ярче разгорался розовый цвет платья Амелии - как раз в тон вечерней зари.
   - Ах, смотрите, смотрите, оно меняет цвет прямо на глазах!
   - Вот это чудо! - Амелии не давали проходу, за ней неотступно следовала толпа восхищенных придворных
   А у юной красавицы в этот вечер было грустное настроение. "Это последний сказочный вечер, - с печалью думала она. - Завтра всё кончится, мы вернемся в наш бедный обветшалый дом. Я буду вязать рукавицы и носки, донашивать старую одежду своих старших сестер. Да, я выйду замуж за Еремея, но ведь он потратил всё, что у него было, на эти платья, и теперь так же беден, как и мы. Буду штопать ему куртки, ругаться с торговками на рынке за каждую копейку. Ах, как быстро несётся это счастливое время!"
   Тут заиграла музыка, и к юной паре подошел царевич Георгий.
   - Разрешите, Еремей, похитить на один танец ваше сокровище?
   Конечно, Еремей не мог отказать царевичу.
   - Амелия, я просто потерял голову, - шепнул ей Георгий во время танца, - я влюбился в вас с первого взгляда. И что делать теперь несчастному царевичу?
   - Я обручена,- опустив взор, ответила Амелия.
   - Да, всем известно, что есть счастливчик, которому вы отдали свою руку,- грустно улыбнулся царевич. - Но неужели у меня нет никакой надежды?
   - Вы, ваше величество, могли бы отдать любой приказ, - Амелия смело взглянула в глаза Георгию.
   - Но я не могу отдать приказ, чтобы Еремей перестал быть вашим женихом - царевичи так не поступают.
   - Нет, конечно, но вы можете отдать приказ о том, чтобы вашего подданного послали... на войну. Кажется, в вашем царстве где-то идет война? - спросила Амелия, легко кружась в танце. Чудесное платье из утренней розовой зари стало еще более ярким.
   - Да, на южных границах, - не сразу вспомнил царевич Георгий.
   - Простите, ваше величество, на восточных, - уточнила Амелия.
   - Ах, действительно, на восточных. Вы так хорошо знаете государственные дела! - восхитился царевич.
   - Спасибо, - скромно потупила взор Амелия. - И там, на войне, много опасностей и безвыходных положений? - бесхитростно спросила она.
   - Полагаю, да.
   - Еремей очень любит опасные задания и трудные положения.
   - Он всегда находит выход из трудных положений?
   - Если выход есть. Но... ведь его можно закрыть.
   - Как его закрыть? - царевич был недогадлив.
   - Как закрыть? Особым тайным письмом его величества, - улыбнулась Амелия, приседая под звуки нежного менуэта. Её платье из вечерней розовой зари приобрело в этот миг красноватый оттенок.
   - Так вы любите меня!? - горячо прошептал царевич Георгий.
   - Да, - тихо ответила красавица.
   Кода она вернулась к Еремею, её платье горело кроваво-красным цветом.
   Вскоре после праздника вишнёвого стола, кавалеру Еремею пришел приказ его величества, в котором говорилось, что Еремей должен отправиться на войну к восточным рубежам государства. Благородный Еремей попрощался со своей невестой, надел дорожный плащ, взял оружие и вместе со своим верным оруженосцем отправился на войну.
   Сразу же вслед за Еремеем из дворца выехал чёрный всадник с тайным письмом его величества. Стояла осень, выпал первый снег. Копыта звонко стучали по обледенелой дороге. Чёрный всадник в широком развивающемся плаще напоминал летящего ворона. Он долго был виден на заснеженном поле с городских башен. В это время над городом поплыл колокольный звон: в церквях зазвонили к утренней службе.
   Очень скоро Амелии пришло сообщение о том, что её жених, доблестный кавалер Еремей, убит на войне при выполнении опасного задания. Плакала ли она о своем женихе? Оставим этот вопрос без ответа.
   Едва-едва закончились дни траура по Еремею, как Амелия была провозглашена невестой царевича Георгия и доставлена во дворец. Начались приготовления к свадьбе. Царица Таврская и все придворные с воодушевлением стали шить себе роскошные наряды к праздничным торжествам.
   Накануне свадьбы в царский дворец доставили небольшой сундучок. Было сказано, что в этом сундучке подарок для царской невесты. Охрана не обнаружила ничего подозрительного, и его передали Амелии. Когда девушка открыла сундучок, то вскрикнула от радости: в нём лежало подвенечное платье невиданной красоты. Казалось, его соткали из нежнейших облаков и накинули лёгкие золотые паутинки. Наверное, в ткань вплели серебристые струи дождей и обсыпали платье алмазным блеском капели - так оно сияло и переливалось.
   Амелия не могла удержаться, и тут же решила примерить свадебный наряд. Она надела его и подошла к зеркалу. И вдруг в один миг прекрасное подвенечное платье превратилось в грубую волосяную рубаху, а лёгкие золотые паутинки - в тяжёлые железные цепи. Амелия вскрикнула от ужаса. Она попыталась тут же снять с себя колючую рубаху. Но та будто прилипла к ней. Амелия призвала на помощь слуг. Слуги пробовали снять ужасный наряд, но девушке при этом казалось, будто с неё сдирают кожу. Ни один мастер не смог разбить тяжёлые железные цепи, которыми было оковано тело Амелии. Все это доставляло ужасные мучения: власяница колола и жгла её нежное тело, а железные вериги заставляли сгибаться под своей тяжестью чуть не до земли.
   Когда же попытались дознаться, кто передал сундучок со злосчастным платьем для царской невесты, слуги ничего толком не могли ответить. Одни говорили, что сундучок передал молодой юноша, похожий на оруженосца Еремея, другие уверяли, что это была женщина в золотых перчатках, а третьи, - что сундучок с дарственной надписью обнаружили возле царских ворот, и кто его передал - неизвестно.
   Что ни говори, а наряд из волосяной рубахи и цепей не подходил для царской невесты. Амелию потихоньку отправили опять в дом её родителей.
   Стеная и гремя цепями, вступила Амелия под своды родительского дома, который еще совсем недавно покидала в ожидании богатства и веселья.
  И теперь несчастная Амелия решила взглянуть на свои чудесные платья, которые подарил ей благородный Еремей. Она открыла сундук, в котором хранились наряды.
   - Где мои чудесные платья?! - воскликнула несчастная.
   Сундук был пуст, вернее, почти пуст: вместо платья из утренней росы девушка увидела лужицу воды, от платья из полуденных солнечных лучей остался обожжённый ворот, а наряд, сотканный из вечерней розовой зари превратился в капли крови.
   Амелия очень быстро постарела, её красота увяла, лицо сморщилось и покрылось глубокими морщинам, волосы поседели. Её так никто и не взял замуж. До конца своих дней она носила ужасную волосяную рубаху и волочила тяжёлые железные цепи. Гремя ими, она бесцельно бродила по старому опустевшему дому.
   - Чудесные платья, где мои чудесные платья? - без конца бормотала Амелия.
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) Eo-one "План"(Киберпанк) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"