Лавров Вячеслав: другие произведения.

Убийство в интернете

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Убийство в интернете.
  
   1.
  
   - Признайся, Андрюша, тебя в детстве девочкой дразнили? - Анна Сергеевна рассмеялась и сразу перестала быть похожей на строгую классную руководительницу.
   Андрей промолчал, не желая признавать её правоту. Синие глаза с мохнатыми ресницами и пухлые губы действительно были причиной насмешек со стороны приятелей всю его сознательную жизнь.
   Желание стать мужественнее привело его в секцию бокса, но не успели там придать внешности суровый мужской облик, свернув нос или оставив шрам на лице, как он перешёл в секцию карате, которой руководил друг детства отца, и лицо осталась не тронутым.
   Профессию Андрей Ветров выбрал себе из тех же соображений, самую что ни на есть мужскую, закончил юридический факультет университета, мечтая стать сыщиком, и не просто сыщиком, а непременно знаменитым.
   И вот он стажёр в районной прокуратуре. Самостоятельно дела, правда, вести пока не может, но имеет право ловить преступников под присмотром старшего товарища.
   - Несколько десятков протоколов составишь, пару-тройку отказных напишешь и поймёшь, в чём наша работа заключается, - объяснила Андрею наставница. - А то, что они за моей подписью пойдут, так какая разница?
   Нет, он ничего не имел против Анны Сергеевны. Хотя наставница не выслужилась до высоких чинов и в своём предпенсионном возрасте была всего лишь юристом первого класса, следственного опыта ей было не занимать. Вот только была бы она ещё и мужчиной.
   - Ну что ты надулся, как маленький? Я же пошутила. Прости старуху.
   - Да, какая вы старуха, - великодушно возразил Андрей, хотя в глубине души так и думал. - В Европе считают, что после пятидесяти жизнь только и начинается: дети взрослые, можно подумать и о себе.
   Анна Сергеевна хотела что-то сказать, но не успела, их машина лихо затормозила и пристроилась у тротуара прямо за чёрной волжанкой с милицейской мигалкой, спугнув, сидевшего на бордюре, лохматого парня с небольшой бородкой.
   Около бывшего НИИ министерства среднего машиностроения, а теперь занятого фирмами и фирмочками пятиэтажного офисного здания, толпилось многовато для субботнего вечера народу.
  - Кто это? - тихо спросила прокурорша у охранявшего вход сержанта, кивнув в сторону одетой, явно, не в будничные наряды молодёжи.
   - Как я понял, сослуживцы убитого, - сразу подтянувшись, доложил милиционер.
  - Так это свидетели! - воскликнула Анна Сергеевна. - Потом замучаешься их разыскивать. Запускай внутрь.
  Сержант, имевший прямо противоположное указание от своего начальства, растерянно посмотрел на следователя, не зная, чей приказ выполнять.
   - Андрей Михайлович, займитесь этим, - повернулась она к стажёру. - Найдите свободное помещение и начинайте опрос свидетелей. Я вам кого-нибудь сейчас на помощь пришлю.
   Андрей, предвкушавший участие в первом настоящем расследовании убийства, был явно разочарован. Ему надоело уже разносить повестки и заниматься бумажной работой, которую с радостью спихнула на него наставница. Вся гамма эмоций, видимо, отразилось на его лице.
   - Иди, иди, Андрюша, работай, - усмехнувшись, шепнула она ему на ухо. - Погоди, пока замену найду, и поднимайся наверх.
   Проводив тоскливым взглядом дежурную следственно-оперативную группу, загружающуюся в лифт, чтобы ехать к месту преступления, Андрей прошёл вглубь здания и сразу обнаружил небольшой холл с потёртыми диванами, очень подходящий для поставленной ему задачи.
   Группка людей с встревоженными лицами сначала не поняла, чего хочет от них этот симпатичный молодой человек, но, когда его полномочия подтвердил сержант, получивший сверху по рации "добро", загомонив, как стая гусей, дружно направились внутрь, здороваясь по дороге с временно оставшимися не у дел двумя местными охранниками. Второй раз на него взглянули с удивлением, когда Андрей, перегородив дорогу к лифту, попросил проследовать в холл дальше по коридору, но снова подчинились.
   Зато там, рассевшись по диванам, заговорили все сразу. Андрей хотел навести порядок и сделать всё по форме, но понял - пока вверенные его заботам люди не выговорятся, толку будет мало. Тогда он смирился и просто стал слушать.
   Из дальнейшего стажёр понял, что из семи человек, присутствующих здесь, на фирме, которой руководил убитый, работают пятеро: четыре девушки и тот бородач, которого Андрей видел, сидевшим на бордюре. Двое парней представляли собой добровольный эскорт и едва ли могут быть полезны. Все они прибыли с вечеринки, проходившей на даче коммерческого директора, сразу, как только узнали о случившемся.
   Собственно, Ком (производная то ли от должности - коммерческий директор, то ли от фамилии - Комлев) как раз и обнаружил труп, о чём оповестил сначала, празднующих у него на даче четырёхлетнюю годовщину существования фирмы, сослуживцев, а потом милицию, причём именно в таком порядке.
   - Я подошла к телефону, - тараторила крашеная блондиночка лет двадцати пяти, - а Ком мне сразу: "Петю убили". Я сначала не въехала, что за Петя, потом только поняла, что он мне про Петра Николаевича нашего. Спрашиваю: "Вы в милицию звонили?" "Нет", - говорит и отключился. Ну, мы собрались и сюда.
   Выпалив это, она обвела встревоженным взглядом всю компанию, как бы ожидая подтверждения своим словам.
   Секундная пауза тут же была нарушена, хором голосов, развивающих её рассказ по разным направлениям. Из всего гвалта Андрей понял только то, что Ком оказался не занудой, каким его привыкли считать на фирме, а классным мужиком. Он сам предложил отметить нынешний не совсем круглый юбилей у него на даче и даже выбил из директора на это деньги. Пётр Николаевич тоже обещал подъехать попозже, но так и не появился, и вот надо же....
   - Я и подумать не мог, что Ком - геймер, - по-своему похвалил Комлева бородач, которого девчонки звали - Димоном. - Ламер, конечно, но всё-таки.
   Разговор прервали два опера, посланных Анной Сергеевной. Один из них - низенький и плотный сразу начал наводить порядок среди свидетелей, а второй - высокий парень подошёл к Андрею.
   - Ты что ли стажёр? - спросил он, протягивая ему руку.
   - Я, - Андрей от чего-то смутился, но на рукопожатие ответил.
   - Капитан Полунин, в просторечье Вадик, - сказал парень, широко улыбаясь. - Иди тебя мадам кличет, а мы тут сами.
   В приёмной, обставленной скорее уютно, чем броско, пожилой майор, удобно устроившись в кресле секретарши, допрашивал высокого спортивного вида мужчину, не спеша, записывая его ответы в протокол. Тут же работал криминалист, снимая отпечатки пальцев с входной двери.
   Медэксперт, похоже, закончил уже свою работу. Тело лежало на каталке, прикрытое с головой, и около него суетились два санитара.
   - Стреляли сзади, но не в упор, - докладывал, одетый во всё серое: серые брюки с пузырями на коленях, серая ветровка с расстегнутой молнией и светло серая рубашка. Этот цвет, как нельзя более, подходил к его унылой внешности. Говорил он монотонным бесцветным голосом, то и дело, поправляя пегие пряди волос, сползавшие на уши.
   - Вот сейчас он закончит говорить, пойдёт домой и тихо умрёт от своей тоскливой жизни, - подумал Андрей и ему, совершенно не к месту, стало весело.
   - С какого расстояния? - уточнила следователь, послав грозный взгляд стажёру: как видно, его улыбка не осталась незамеченной.
   - Точнее я вам скажу позже, но, похоже, метров с двух - трёх.
   - Значит от самой стены, - задумчиво сказала Анна Сергеевна. - Вот только непонятно, если Нилин так хорошо знал убийцу, что сидел, повернувшись к нему спиной, то почему тот не стал стрелять в упор, наверняка?
   Блеклый сделал индифферентное лицо, мол - остальное ваши заботы, и в очередной раз откинул волосы, съехавшие на уши.
   Андрею, казалось: придёт на место преступления и тут же разгадает все помыслы и действия преступника. Ну, куда необразованному убийце состязаться, с веками накапливаемой мудростью науки криминалистики. Однако в жизни всё оказалось намного прозаичней: пришёл, убил и ушёл. Никто не видел, не слышал и ничего не знает. От такой арифметической простоты реальной жизни даже его уверенность была немного поколеблена.
   - Ну, что думаешь, Аня? - спросил седовласый майор, появляясь в дверях. - Заказуха?
   - Нет, - категорично отмела эту мысль прокурор. - Кто-то из своих. Но от этого не легче. Сотрудники фирмы, плюс деловые партнёры. Как бы ни утонуть в таком море возможностей.
   - Насчёт самой фирмы проще, - заметил майор. - Ребята мои пробили, что почти все трудящиеся "Интерпроекта" были на вечеринке в тридцати километрах от города и отлучиться незаметно не могли.
   - Тогда тебе и флаг в руки.
   - Вот список всех, кто был у Комлева на даче, мне только что Вадик передал. - Отсутствовали только главбух и двое из технического отдела, но они должны быть в Турции и это легко проверить.
   - Не мог кто-нибудь из них незаметно отлучиться? - спросила скучным голосом больше для порядка следователь.
   - Тридцать километров в один конец, - с укоризной в голосе произнёс майор. - Такую отлучку даже расстройством желудка не оправдаешь.
   - Ну, а это как ты объяснишь? - Анна Сергеевна приподняла портьеру, и в ней сразу стала видна дыра, полностью соответствующая следу от пули в стене.
   - Дёрнулся и случайно нажал на спуск во второй раз, - равнодушно сказал опер. - Это, кстати, тоже подтверждает, что работал не профессионал.
   - Неслабые у нас любители пошли, - хмыкнула прокурорша. - Труп есть, и не одной зацепки.
   - Анна Сергеевна, - протянул майор, - мы ж ещё толком не начинали.
   - Мне ли тебе говорить, Пётр Семёнович, - с досадой в голосе произнесла следователь. - Если по горячим следам ничего не найдём, то дальше шансов ещё меньше.
   Так, перебрасываясь репликами, они вышли в уже опустевшую приёмную и продолжили беседу уже совсем в другом тоне. Андрей, застрявший у дверей, непроизвольно слышал, о чём говорили между собой зубры сыска.
   - Ань, ну чего ты от меня хочешь? - почти простонал майор. - Я уже домой собирался. Знал, что ты сегодня дежурная - решил помочь, и вот она людская благодарность.
   - Только этого не надо, Петя, всё равно слезу из меня не вышибешь, - в голосе прокурора Постниковой послышалась явная издёвка. - Лезешь во всё, другим не доверяешь - сам и расхлёбывай.
   - Куда я денусь? - примирительно сказал милиционер. - В понедельник и начнём.
   - Сегодня, Петя, сегодня.
   После этих слов Анна Сергеевна заглянула в кабинет и поискала глазами Андрея, благоразумно отошедшего от двери.
   - Ну что, Андрюша, поехали? - устало спросила она.
   - Я тут кое-что заметил, - немного стесняясь от необычности происходящего, сказал Андрей. - Хотелось бы осмотреть внимательнее.
   - О, вот это стажёр! - весело сказал, только что вошедший в кабинет, но успевший ухватить конец фразы, сказанной Андреем, капитан Полунин. - Сейчас он вам расскажет, как надо вести следствие.
   - Я, собственно, об одной мелочи, а не о расследовании - сбитый этой тирадой возразил Ветров. - Обратите внимание, вентиляционная решётка позади стола совершенно новая, а на двух других следы краски, оставшиеся от ремонта.
   - Похоже на "Секретные материалы", - ёрничал капитан, - там один мутант мог лазить по вентиляционным трубам шириной двадцать сантиметров.
   - А чего это ты так развеселился, Вадим? - спросила Постникова, сделав недовольную гримасу. - Позвони лучше Крамеру, чтоб вернулся.
   - Вы что, Анна Сергеевна, серьёзно? - Полунин даже не пытался скрыть удивления.
   - Абсолютно, - следователь обошла стол и наклонилась к полу. - На плинтусе белая пыль. Решётку снимали, если не сегодня, то совсем недавно. Так что прав стажёр, а вы с Борисом это прохлопали.
   - Да что там может быть? - не сдавался Вадим, всё же набирая на мобильнике номер криминалиста.
   - Там могло что-то храниться, а может быть и сейчас лежит, - как маленькому, объясняла оперу Анна Сергеевна, задетая его неуклюжей попыткой посмеяться над Андреем. - И отпечатки могли сохраниться.
   - Боря, назад, - уже не так весело скомандовал Полунин. - Нашли тебе работу.
   Он ещё некоторое время слушал, что говорил ему эксперт (Андрей почему-то был уверен - не слова благодарности), потом, ничего не сказав в ответ, отключился и положил мобилу в карман.
   - Чего деньги расходуешь? - поняв, что немного перебрала, дружелюбно спросила Постникова. - Вон телефон на столе.
   - Так он и будет на посторонние звонки отзываться.
   Вадим тоже склонился над плинтусом, потом внимательно оглядел стенку и пол.
   - Точно, тут лесенка стояла, - с неохотой признал он и повернулся к Андрею. - А ты стажёр молоток - глазастый.
   Вместе с недовольным криминалистом в кабинет вернулся майор.
   - Что-то нарыли, - с надеждой спросил он и посмотрел на следователя.
   - Да вот Андрей Михайлович тут кое-что нашёл, - она махнула рукой в направлении стенки и повернулась к криминалисту. - Решётку недавно снимали, возможно, даже, заменили. Проверь, Боря.
   Полуянов попросил Андрея помочь, и они, покраснев от натуги, подволокли тяжёлый письменный стол к самой стене. Криминалист поколебался, и, сняв ботинки, взгромоздился на полированную поверхность.
   Крамер обследовал пластик снаружи на предмет пальчиков, потом достал отвёртку-тестер, наподобие той, что используют электрики, и, открутив решётку, заглянул внутрь.
   - Ничего, - констатировал он, разведя руки.
   - А можно мне посмотреть? - попросил Андрей и скинул обувь.
   Никто не возражал, и он тоже полез на стол.
   - Тогда сам и прикрутишь, - сказал криминалист, передавая ему отвёртку с шурупами, и мягко спрыгнул на пол.
   Андрею было неудобно, что зря взбудоражил всех и заставил лишние полчаса возиться в уже тщательно проверенном кабинете. Он заглянул внутрь, втайне надеясь, что Борис что-нибудь упустил, и действительно нашёл.
   - Здесь остались дыры, как будто что-то крепили, крикнул он, поднимаясь на носки, чтобы лучше разглядеть следы чьей-то деятельности.
   - Хватит, слезай, - скомандовала Постникова, всё равно надо местного завхоза, коменданта или, как там у них..., найти. Насчёт лесенки порасспросить, кстати, возможно это он решётку и поменял. Корче, выяснишь всё, а заодно спросишь про эти дыры, раз они тебе такими важными кажутся.
   - Вадик, помоги стажёру, - распорядился майор. - Заодно и познакомитесь. И не забудь поговорить с охранниками, которые в шесть сменились, я их вызвал. Его как раз где-то в это время убили.
   - Сделаю, Пётр Сергеевич, не впервой, - капитан уселся на диване в приёмной. - Вы там скажите на воротах, что мы в приёмной ждём. Кабинет я потом опечатаю, сначала надо коменданту решётки показать, да и вообще пусть посмотрит хозяйским взглядом - что к чему.
   Наконец, они остались вдвоём. Вадим улёгся вдоль дивана, положив голову и ноги на мягкие широкие боковины, и прикрыл глаза.
   - Я покемарю немного, - сказал он устроившемуся в кресле секретарши Андрею. - Дежурство колготное выдалась.
   Но спать ему пришлось не долго, минут через десять появились вместе оба охранника и комендант.
   - Ты бери коменданта и иди всё выясняй, - шепнул Андрею мгновенно проснувшийся опер, - а я с вохрой поработаю. Да, твоего Арнольдом Григорьевичем кличут.
   Андрей пригласил оробевшего коменданта пройти в кабинет, а Вадим, усевшись на освободившееся секретарское место, занялся допросом охранников.
  
   2.
  
   Комендант сходу отмёл предположение, что решётку менял он или его люди.
   - У меня просто нет таких, - заявил он. - Они ж практически не ломаются, зачем про запас держать.
   - Возможно, во время ремонта заменили? - не отставал Андрей.
   - Нет, - так же уверенно ответил комендант. - Когда в кабинете закончили белить, я сам прорабу указал на измазанные краской края и велел почистить.
   - Давайте заглянем внутрь, - предложил Андрей, указывая на придвинутый к стенке стол.
   - Зачем хорошую вещь портить? - проворчал Арнольд. - Для этого у нас лесенка в подсобке имеется.
   - Лесенку мы с вами потом проверим, на ней отпечатки пальцев могут быть. Так что снимайте ботинки и вперёд.
   Комендант разулся и неожиданно легко вспрыгнул на крышку стола. И тут только Андрей вспомнил, что отвёртку Борис увёз с собой.
   - Совсем забыл, открутить-то нечем, - виноватым голосом сказал стажёр.
   - Всегда с собой, - гордо ответил Арнольд, жестом фокусника извлекая из внешнего карманчика пиджака, предназначенного для носовых платков, отвёртку-тестер, точную копию той, которой полчаса назад Андрей эти шурупы прикручивал.
   - Сразу видно специалиста, - польстил он коменданту, тоже взбираясь на стол. - Там внутри отверстия - будто крепили что-то.
   Арнольд открутил решётку и заглянул внутрь. Потом стал пальцами ощупывать что-то и, наконец, повернулся к Андрею.
   - Тут не просто дырки, а стальной дюбель с цангой под болт молли, - авторитетно заявил он и, не увидев на лице собеседника понимания, добавил. - Это металлический анкер для надёжного крепления конструкций.
   - А может быть, внутри раньше было что-нибудь, например - вентилятор, который сняли во время ремонта? - поинтересовался Андрей.
   - Не было там никогда вентилятора, электропроводка осталась бы, да и дюбель новенький ещё блестит, но на всякий случай у работяг спросить можно. Мне их со строительство нового супермаркета одалживали. Поговорите с Загоруйко - прорабом тамошним.
   Андрей занёс в записную книжку рядом со словами "анкер" и "цанга" фамилию прораба и место работы.
   - Стажёр, - послышался громкий голос Вадима. - Кончай свою лабуду. Кажется, клюнуло.
   - Москалёву знаете? - спросил он у Арнольда, когда тот следом за Андреем появился в приёмной.
   - Конечно. Главный бухгалтер "Интерпроекта", - насторожённо ответил комендант.
   - Ключи от её кабинета имеются? - голос опера стал резким и деловитым.
   - В моём кабинете, в сейфе.
   - Несите, - отрывисто приказал Вадим и повернулся к стажёру. - Звони Анне, дашь мне трубку.
   - Да, скажи ты толком, в чём дело? - разозлился стажёр, набирая номер прокуратуры.
   - Анна Сергеевна, - капитан забрал трубку у Андрея, - срочно надо обыскать кабинет главбуха "Интерпроекта" Москалёвой.
   Минуту слушал, прокуроршу, кивая головой.
   - Основания самые серьёзные, - продолжил Вадим. - По оперативным данным в кабинете может находиться орудие убийства.
   - Вот въедливая баба, - процедил он сквозь зубы, положив трубку. Приказала дожидаться - сейчас приедет.
   - А зачем ты вообще звонил? - спросил недоумённо Андрей. - Ведь это нежилое помещение, поставил бы потом в известность и всё.
   - Незачёт тебе, стажёр, - усмехнулся Вадим. - В кабинете главбуха наверняка есть документы, содержащие коммерческую тайну.
   - Но тебе документы и не нужны. Как я понял, ты пистолет собрался искать.
   - Правильно понял, но лучше адвокатам зацепок не давать.
   - А с чего ты решил, что он там?
   - Вот ребята вспомнили, - опер кивнул головой в сторону притихших охранников. - Около шести, у них пересмена должна была состояться, так те, кто на смену ехали, в пробке застряли. Наши вохры домой хотели, всё время на часы смотрели, и точно знают, что бухгалтерша на выход подтянулась в восемнадцать двадцать. Перед этим что-то хлопнуло, как будто дверь от сквозняка закрылась. В руках у неё ничего, кроме ключей от машины, не было - ручаются: вот и делай выводы.
   Пока Вадим рассказывал, вернулся Арнольд с кучей ключей на металлической цепочке.
   - Зачем столько? - спросил Андрей.
   - Может, вы ещё куда заглянуть захотите. Да и кабинет директора запереть надо, - обстоятельно объяснил комендант.
   - Это правильно, - поддержал Арнольда Вадим. - Давай запирай всё и пошли к главбуху. Будем там прокурора ждать.
   Закрыв директорский кабинет на ключ, они всей толпой направились в противоположный конец коридора.
   - Может, вы нас подождёте всё-таки?! - услышал Андрей за спиной крик и обернулся.
   Из лифта выходила Анна Сергеевна, а за её спиной маячила недовольная физиономия эксперта. Его вполне можно было понять, мало радости, когда трижды за короткий промежуток времени, приходится возвращаться в одно и то же место.
   В этот раз Боря приехал в "Интерпроект" не зря. Пистолет со скособоченным глушителем нашли в шкафу за пыльными папками, раздувшимися от бумаг.
   Андрей всегда удивлялся, зачем в наше время всеобщей компьютеризации по миру бродит столько бумаги, переползая из факса в факс? И сколько поколений должно смениться, чтобы человеку не требовалась больше бумажный документ с подписью и печатью? Вот среди этих отживающих атрибутов прошлого и нашёлся, тоже уходящий уже в историю ПМ, сохранивший свежий запах пороховых газов - аромат смерти.
   Пока эксперт бубнил для понятых (охранников и Арнольда) характеристики "Макарова", Андрей тоже осмотрел предполагаемое орудие убийства и заметил на рукоятке странные поперечные полосы.
   - Похоже, в тиски зажимали, - шепнул он Вадиму.
   - Это когда номер спиливали, - авторитетно объяснил опер.
   При предварительном осмотре пистолета Боря не нашёл на нём никаких пальчиков, поэтому пришлось всем вместе ещё раз перерыть кабинет в поисках перчаток или каких-нибудь других дополнительных улик, но дальнейший обыск ничего не дал.
   - А что нам ещё нужно? - ни к кому конкретно не обращаясь, спросил Вадим, намекая на бесполезную трату времени и сил. - Этой игрушки за глаза хватит, чтобы расколоть бухгалтершу от и до.
   - Заканчиваем, - согласилась с ним Анна Сергеевна. - Мы тут опечатываем оба кабинета, а ты, Вадик, прихвати наряд и за Москалёвой.
   - А я? - страдальчески вздёрнул вверх брови Андрей.
   - Давай с ним, - рассмеялась прокурорша, - но вперёд не лезь. Вадим - за старшего.
   Когда они вышли на улицу, у подъезда их ждали уже два милиционера в обычной форме, но с автоматами. Вадим поздоровался с сержантами, и уселся на место водителя в давешнюю чёрную волжанку.
   - Из прокуратуры, - по предельно упрощённому варианту представил он Ветрова остальным.
   Те никак не отреагировали на это известие и загрузились на заднее сиденье, оставляя Андрею кресло рядом с опером.
   - Учись, стажёр, - весело сказал Полунин, выруливая на дорогу. - Вот она реальная жизнь. Бухгалтерша слегка проворовалась, Нилин что-то узнал, и пуля в затылок решила все проблемы. А ты в вентиляцию полез. Кстати, вполне возможно, что там что-нибудь и было, промышленный шпионаж в России только разворачивается.
   До места доехали очень быстро, для этого не понадобилось даже включать мигалки. Вадим прекрасно ориентировался в своём районе и, пару раз срезав путь через какие-то тёмные переулки, притормозил возле башни жёлтого кирпича бывшей при советской власти признаком высочайшей элитарности.
   - Коля, остаёшься в машине, следи за входом - скомандовал Вадим, - остальные со мной.
   Кодовый замок не задержал. Как по заказу, из подъезда вышла молодая девушка с рыжим кокером на поводке, и испуганными глазами уставилась на автомат в руках сержанта.
   - Повезло, - заметил опер, галантно придерживая дверь перед перепуганной девчушкой, - хороший признак.
   Андрею показалось, что лицо девушки ему чем-то знакомо, но как следует, приглядеться не успел - дверь уже закрылась.
   Отправив стажёра пешком по лестнице, Вадим с милиционером поехали на лифте. Андрей прекрасно понял, что этим капитан хотел показать, "кто в доме хозяин", и, ничуть не смутившись, легко взбежал на пятый этаж, почти не заставив себя ждать.
   - Валера, вперёд не лезь и автомат особо не свети, - предупредил опер сержанта, прежде чем нажать на кнопку звонка. - Постараемся вести себя тихо.
   Открыл сухощавый мужчина лет пятидесяти с узким интеллигентным лицом. Он даже не удосужился проверить, кто звонит в дверь.
   - Вам кого? - спросил интеллигент, слегка опешив, при взгляде на Валерину милицейскую форму.
   - Нам бы Москалёву Нину Петровну, - негромко спросил Вадик, поначалу даже не пытаясь пройти в квартиру.
   - Нина, - крикнул мужчина вглубь квартиры, - это к тебе.
   Вот тут Вадим, слегка отодвинув хозяина, прошёл вглубь прихожей.
   - Гражданка Москалёва, - столкнувшись лицом к лицу с вышедшей из комнаты женщиной, сказал он, - вам придётся проехать с нами в прокуратуру.
   Хозяйка была одета в джинсы и вязаную кофточку. Это значительно облегчило задачу. Андрей просто не представлял, что стал бы делать Вадим, будь она в более домашнем виде.
   - В чём дело? С какой стати? - возмутилась бухгалтерша.
   - Вы знаете, что директор вашей фирмы, Нилин, убит? - не особо церемонясь, спросил опер.
   - Что?! - Москалёва побледнела и, если бы не пришедший ей на помощь Андрей, вполне могла упасть на пол.
   - Ниночка, что с тобой? - как-то неловко подскочил к ней муж.
   Но его помощь не понадобилась, женщина взяла себя в руки, выпрямилась и кротко произнесла, обращаясь к Вадиму: - Поехали.
   - Где одежда, в которой вы были вчера на работе? - спросил опер.
   - В грязном белье, - недоумённо ответила Москалёва.
   - Покажите нашему товарищу, - кивнул капитан на Ветрова.
   Как ни противно, но Андрею пришлось покопаться в грязном белье в прямом смысле этого слова, складывая мятые вещи в целлофановый пакет.
   Только он вышел из ванной, закончив неприятную процедуру, как входная дверь открылась, и в прихожую вошла девушка с собакой. Та самая, что невольно помогла им проникнуть в подъезд. И опять она показалась стажёру очень знакомой.
   - Что тут происходит? - девушка недоумённо оглядела незнакомых людей, толпящихся в квартире, и остановила взгляд на Андрее. На минуту ему даже показалось, что она его узнала и хочет поздороваться, но та отвела, глаза ничего не сказав.
   - Успокойся, Дашенька, - спокойно сказало бухгалтерша. - На работе произошло несчастье - вот товарищи приехали за мной.
   Нина Петровна уже оправилась и, прихватив, стоящую на трюмо сумочку, направилась к двери, ничего больше не сказав растерянным домочадцам.
   - Давайте поторопимся, - бросила Москалёва через плечо Вадиму.
   И от такой решительности у Андрея появилось ощущение, что это она собралась везти их в прокуратуру.
   Но запала у бухгалтерши хватило ненадолго. Ещё на лестнице Вадим забрал у женщины сумочку. Та хотела возмутиться, но, посмотрев на опера, промолчала, а когда в машине её посадили между двумя вооружёнными милиционерами, и совсем сникла.
   Попытка провести дознание по горячим следам ни к чему не привела. Главбух подтвердила, что возвращалась на фирму по звонку директора, но своё участие в убийстве начисто отрицала.
   - Может быть, кто-то и приехал к нему в это время, но я видеть этого не могла, так как спускалась вниз по пожарной лестнице, - ответила она, когда следователь попросила вспомнить, не попадался ли ей кто-нибудь навстречу.
   - У меня клаустрофобия, в лифт даже зайти не могу, - пояснила Нина Петровна, заметив недоумение на лице стажёра, появившееся при упоминании лестницы.
   К пистолету проявила ровно столько любопытства, сколько любой человек, увидевший диковинную для обычной жизни вещь. Андрею показалось, что это не игра, и она действительно видит это оружие первый раз в жизни. Пришёл Боря и взял с рук парафиновую пробу: если стреляла - следы пороха должны были остаться. Потом эксперт забрал пакет с грязной одеждой, для проверки на наличие оружейной смазки и отбыл к себе, а прокурорша, промучившись с Москалёвой ещё полчаса, отправила её в СИЗО, так ничего и не добившись.
   - Не похожа она на убийцу, - сказал Андрей, как только за подозреваемой закрылась дверь.
   - Сейчас, по идее, я должна тебе возразить, что каких только душегубов не перевидала за свою многолетнюю практику, и далеко не все они соответствовали классификации Ломброзо, - усмехнулась Анна Сергеевна. - Но я тебе скажу так: нет в юридической науке места эмоциям, она опирается только на улики. А улики указывают на Москалёву, как на преступницу. Осталось только узнать мотив и дождаться результатов экспертизы.
   - Я не об этом, - Андрей поколебался, но закончил свою мысль. - Должны же мы чем-то отличаться от компьютера с его машинной логикой. Да и такое понятия, как интуиция, никто не отменял.
   - Шёл бы ты, Андрюша, домой, - прокурорша откинулась на спинку кресла и, прикрывая рот рукой, зевнула. - Поздно уже. А про интуицию и всё остальное мы с тобой завтра доспорим, на свежую голову.
   - Да я спать совсем не хочу - попытался сопротивляться Андрей.
   - Приказы старших не обсуждаются.
   Всю дорогу до дома Андрей прогонял в голове события сегодняшнего дня, пытаясь понять, что не даёт ему покоя в, так незатейливо закончившемся, расследовании. Думал он об этом, когда ел, не замечая вкуса, поданного мамой ужина, и позже, укрывшись по детской привычке с головой одеялом. Но защитные силы молодого организма взяли своё, и вскоре начинающий сыщик уже сладко спал.
  
   3.
  
   Под утро ему приснился сон, в котором какой-то маленький человечек, откинув вентиляционную решётку в сторону, как крышку погреба, целился в него из огромного пистолета. Андрей не успел испугаться, как грозное оружие превратилось в медный колокольчик наподобие того, каким в школе отмечают первый или последний звонок. Гном стал трясти рукой, потом сам затрясся мелкой дрожью, и всё это мельтешение весело зазвенело.
   - Телефон, - наконец понял он, выныривая из глубокого, как омут, сна.
   Не открывая глаз, ориентируясь только на звук, нашел мобильник, на ощупь нажал кнопку и неприветливо поинтересовался, кому понадобился. Звонила Светка Егорова, девчонка из соседнего подъезда.
   Они нигде особо не пересекались, даже учились в разных школах, но поддерживали дружеские отношения с детства. Улыбки и шуточки при встрече, без всякого намёка на флирт, позволили установиться приятному равновесию, которое так редко в отношениях между друзьями разного пола.
   - Тебя что с работы выгнали? - поинтересовалась Света, забыв поздороваться.
   - Выходной у меня, до обеда, - шутливо взвыл Андрей. - И надо ж, именно в этот день тебе приспичило интересоваться моей трудоустроенностью.
   - Тогда умывайся и мухой ко мне. Сварю такой кофе, что в момент забудешь о том, что хотел спать.
   - Так это тебя выгнали, - изобразил злорадство Андрей.
   - Не дождёшься. Отпросилась. Жду, - и в трубке пошли короткие гудки.
   Андрей, несмотря на приказ торопиться, умывался и брился, не слишком поспешая. Он даже на минутку подумал, а не перекусить ли чего, не слишком надеясь на соседку, но потом решил рискнуть и, накинув пиджак, вышел из дома.
   Быстро взбежал на четвёртый этаж соседнего подъезда, как всегда игнорируя лифт, и почти столкнулся со Светкой, открывшей ему дверь.
   - Однако не торопишься, - упрекнула его подруга. - Проходи на кухню, мы там обосновались.
   Заинтригованный этим "мы" Андрей прошёл по коридору и замер в проёме двери - за столом у холодильника сидела младшая Москалёва.
   - Проходи. Чего застрял? - Света подтолкнула его двумя руками в спину.
   - Это ты, Егорова, зря, - неодобрительно покачал головой Андрей.
   - Что зря? - возмутилась соседка. - Думаешь, мы тебе взятку будем предлагать? Не надейся: ни денег, ни желания. Разве что чашку кофе.
   - Учти, я всё равно не имею права ничего вам рассказывать, - сказав это, Андрей почувствовал уверенность. - Но кофе выпью.
   - Говорила я тебе, ни к чему это всё, - досадливо поморщившись, выпалила гостья и поднялась. - Пойду я.
   - Сядь ты! - прикрикнула Света. - Что вы тут театр устроили? Один весь из себя такой засекреченный энтузиаст, а другая - гордая и независимая.
   Девушка послушно опустилась на стул, стараясь не глядеть на Ветрова.
   - Кстати, познакомьтесь: Даша, Андрей, - кивнув по очереди в сторону подружки и соседа, представила их друг другу Света и поставила на огонь большую джезву из мятого на вид красноватого металла.
   Кофе был отменного качества. Это можно было определить уже по запаху, когда хозяйка разливала его по чашкам. После первого маленького глотка Андрей мечтательно закрыл глаза.
   - К нему бы ещё хороший бутерброд, - весьма прозрачно намекнул он.
   - Где твоя культура, Ветров? - сделала кислую физиономию Света. - Разве можно под такой напиток жрать?
   - Это я могу под любой напиток, - уверил её Андрей и получил в итоге два несерьёзных бутербродика и стакан апельсинового сока со льдом.
   На большее он и не рассчитывал. Светкина мать три года назад вышла замуж за состоятельного бизнесмена и ушла жить к мужу, оставив дочку в родовом двухкомнатном гнезде одну. Так что наличие в её холодильнике колбасы Андрей мог считать для себя удачей.
   Когда неофициальная часть закончилась (бутерброды исчезли, а в стакане позвякивали одни ледышки), Света перешла к делу.
   - Никто тебя не просит выдавать служебные тайны. Дашин дядя - адвокат. Завтра он возвращается в город и займется этим делом, но нервы у людей не железные, - кивнула она в сторону притихшей подруги. - Расскажи, что считаешь возможным.
   - Нину Петровну подозревают в убийстве своего шефа - Нилина, - через силу начал Андрей, тщательно подбирая слова. - И улики весьма серьёзные.
   - Это тётю Нину?! - воскликнула Светка. - Да она на Новый год карпа живого убить не могла, пришлось мне этим заниматься.
   Алексей только развёл руками, глядя на округлившиеся глаза Даши.
   - Ерунда какая-то, - тихим, но напряжённым шёпотом произнесла девушка, нервно потирая руки. - Ничего, дядя Саша приедет и разберётся.
   - Вот и я о том же, - вставил Андрей. - Лучше всё делать по закону, а не устраивать частный сыщицкий клуб.
   Он сам чувствовал, что говорит что-то не то, и гневный взгляд соседки подтвердил это.
   - Никогда не думала, что ты такой бездушный и насквозь казённый, - выдала она в запале неправедного гнева.
   - Не надо так, Свет, - на этот раз достаточно громко сказала Даша. - Андрей просто порядочный человек.
   Почему-то именно это замечание в его пользу возмутило Андрея больше, чем Светкины нападки.
   - Вы тут заканчивайте с моим психологическим портретом, а мне надо на тренировку, - он поставил чашку на стол и решительно поднялся.
   Даша снова замолчала, глядя на него больными от горя глазами, а Светка кинулась провожать.
   - Ты, Андрюх, не обижайся, - начала оправдываться соседка, остановив его в дверях. - Это нервы. Я тётю Нину знаю, сколько себя помню, а тут - такое.
   - Да ладно, Свет, - ему самому было неуютно от создавшейся ситуации, - Я всё прекрасно понимаю. Короче, если будут хорошие новости, позвоню.
   Сбегая по лестнице, он вспомнил печальные глаза Даши и где-то внутри пожалел, что не стал адвокатом.
   Два последующих дня особого прогресса в дело по убийству директора "Интерпроекта" Нилина не привнесли. Москалёва оставалась под стражей, и даже появление её адвоката не повлияло на решение прокуратуры. Появились два факта, говорящих в её пользу: экспертиза не обнаружила на руках бухгалтерши следов пороха, а на пистолете не нашли её отпечатков. Но эти положительные для её судьбы моменты перевешивал другой факт, уже точно установленный криминалистами: Нилин был убит из ПМ, обнаруженного в шкафу кабинета главного бухгалтера.
   Андрей сам присутствовал при этой экспертизе. Борис Крамер допустил любопытного стажёра в святая святых по просьбе Анна Сергеевны и с гордостью показывал, а потом и продемонстрировал, как работает его "КУБ-4000" (комплекс универсальный баллистический, предназначенный для отстрела ручного огнестрельного оружия). Посмотрел стажёр, как сравнивает эксперт пули на телевизионном микроскопе "ТМ-1".
   - Здесь изображение чёрно-белое, - важно пояснял Боря, - но в следующем квартале получаю цветной - "ТМ-2".
   Особенно Андрея заинтересовал съёмный узел крепления для короткоствольного оружия. Он внимательно осмотрел его и отметил, что резинки зажима почти точно закрывают следы, которые, как объяснил Вадим, остались от тисков при спиливании номера.
   - Такую штуку можно и самому, пожалуй, сделать, - заметил он. - Тут всё предельно просто.
   - Что, хочешь частной экспертизой заняться? - рассмеялся Крамер. - В нашей действительности это дело бесперспективное. Поверь, как специалисту.
   Андрей уже собирался уходить, когда в лаборатории появился Полуянов. Он о чём-то пошептался с Борисом и спрятал к себе в сумку прозрачный пакет с покорёженным глушителем.
   - Поехали со мной, стажёр. Буду тебя реальной жизни учить, - предложил капитан, выходя вместе с Ветровым в длинный коридор.
   Андрей вспомнил, про бумаги заполонившие рабочий стол, поколебался и пошёл следом.
   Ехать пришлось через весь город. Район этот, бывший раньше посёлком вокруг механического завода, всегда считался не благополучным в отношении преступности. Последнее время, когда завод перешёл на изготовление ширпотреба, и количество рабочих мест на нём сильно поубавилось, а виды на будущее у местной молодёжи исчезли совсем, посторонние тут предпочитали совсем не появляться.
   Андрей никак не мог понять, что могло быть общего между убийством богатого бизнесмена и местной шпаной, но своё удивление никак не выказывал, а лишь посматривал в окошко капитановой Волги.
   Они проскочили скопище обветшалых блочных четырёхэтажек и углубились в дебри частного сектора. Попетляв по кривым проулкам, Вадим остановился около небольшого, но очень справного домика. По всему было видно, что хозяин мужик рукастый и не ленивый. Полуянов хотел было открыть калитку, сделанную из металлических прутьев, но им навстречу, гремя цепью, рванула здоровенная рыжая дворняга. Убедившись, что непрошеных гостей ей не достать, псина залилась самозабвенным остервенелым лаем.
   На шум из дома вышел невысокий кирзовый мужичок. Слегка прищурившись, глянул в сторону ворот и, взявшись за цепь, укоротил её, оставляя свободным проход.
   - Здорово, Иваныч, - Вадим ленинским жестом, выставив вперёд руку с открытой ладонью, приветствовал хозяина.
   - Иди в дом, - усмехнувшись, сказал хозяин, а то Волчёк вырвется - бежать придётся.
   Полунин и Андрей взбежали на крыльцо и проскочили в открытую дверь, с опаской поглядывая на зверюгу с ласковым именем Волчёк. Пёс ярился всё больше, показывая хозяину, какой он свирепый сторож. Но как только гости скрылись в доме, и Иваныч отпустил цепь, сразу замолчал, как будто где-то повернули выключатель, не спеша протрусил к будке и начал шумно лакать воду.
   - Ты чего ж на работу не ходишь? - спросил Вадим появившегося на пороге хозяина.
   - Так мастерская у нас с шурином небольшая, чего вдвоём там толкаться? - Иваныч прошёл на кухоньку, налил из-под крана воды в алюминиевую кружку и, запрокинув голову, одним махом выпил.
   Андрей ничуть не удивился бы, достань он сейчас из кармана пачку "Беломора", но хозяин вернулся в горницу, прихватил от стенки стул и молча сел у круглого раскладного стола, покрытого клеёнкой в красно-синюю клетку.
   Полуянов, не ожидая приглашения, тоже взял стул и устроился напротив.
   - Присаживайся, - сказал Иваныч Андрею, наконец, сообразив, что парень ждёт особого приглашения.
   - Ваш, - спросил он Вадима, кивнув в сторону Андрея.
   - Бери выше - из прокуратуры.
   - По мне один хрен, - хозяин демонстративно зевнул. - Выкладывай чего пришли.
   - Погляди на эту игрушку, - капитан достал пакет с глушителем и пододвинул на середину стола.
   - Чего ты мне его показываешь? - спросил Иваныч. - Ведь знаешь, что я этим больше не балуюсь.
   - А кто балуется?
   - С чего ты, капитан, решил, что я мусорам помогать стану? Если завязал, это не значит, что ссучился.
   - Слушай, Корча, вот понтов не надо, - глаза Вадима сразу стали злыми, пристальными. - А если я сейчас ребят на твою мастерскую спущу, и проверят они, откуда ты железо для оградок берёшь.
   - Вложили заразы, - досадливо махнул головой хозяин. - Ладно, с него всё равно теперь взятки гладки. Кулибин делал, на один раз.
   - Это какой Кулибин, напомни-ка, оживился Полунин.
   - Витька. У него мастерская на Центральном рынке. Только не думаю я, что тебе это сильно поможет. Он уже покойник.
   - Сам помер, или грохнули?
   - Мутная история, - нехотя выдавил Иваныч. - По всему - сам, а народ не верит.
   - Ну-ка, ну-ка, подробнее, - опер приблизился к хозяину, навалившись грудью на стол.
   - Да чего я знаю, - пожал плечами Корча. - Ты у ментов тамошних спроси.
   - У ментов я спрошу, - голос капитана снова стал строгим. - Ты мне поясни, почему людишки этому не поверили.
   - Записку он оставил, на Хана кивает. Только херня всё это. Меж ними никаких непоняток не было. Кто-то хочет Хана в блудняк втравить.
   - Кто это? Какие мысли есть?
   - Больше ничего не знаю, начальник, как на духу, - развёл руками хозяин.
   - И на том спасибо, - сказал Вадим поднимаясь. - Собачку свою придержи, пора нам. А железо с завода больше не бери - спалишься.
   - Понятно уж, - Иваныч вышел во двор и взял Волчка за ошейник.
   Всё повторилось: собака бесновалась, доказывая хозяину свою нужность, а Андрей с Вадимом легким бегом припустили к калитке.
   - Сиделец, бывший, - пояснил Полунин, когда Волга выбралась из кривых закоулков на дорогу. - Корчин Николай Иванович - полжизни по тюрьмам. Похоже, надоело, уже лет пять, как остепенился. К Машке Силуяновой, буфетчице с вокзала, прилепился. С братом её мастерскую открыл при кладбище: оградки там, кресты делает. А раньше известный мастер был по воровскому и бандитскому снаряжению.
   - Так что воровство материалов с завода ему с рук сойдёт? - поинтересовался Андрей.
   - Если за это сажать, то проще вокруг посёлка колючку пустить и вышки поставить, - рассмеялся Вадим. - Да и не наше это дело. Главное - узнали, что хотели. А на заводе хозяева есть, пусть у них голова болит.
   По дороге Ветров увидел обнесённую забором стройку и сразу вспомнил слова коменданта о ремонтной бригаде под предводительством прораба Загоруйко, взятой напрокат со строительства супермаркета.
   - Есть несколько минут? - спросил он у Вадима.
   - Смотря для чего, - весело отозвался капитан, находящийся в приподнятом настроении охотника, идущего по следу.
   Андрей рассказал о дюбелях в вентиляции и бригаде строителей, ремонтировавшей директорский кабинет.
   - Сдалась тебе эта вентиляция, - рассмеялся Полуянов. - Но за упорство хвалю. Ладно, давай потрясём этого Загоруйко.
   Он свернул на грязноватую подъездную дорогу и подкатил к, сбившемся в кучу, пропылённым вагончикам.
   - Загоруйко где? - спросил он, опустив окно, у мрачноватого мужика, нёсшего на плече катушку электропоровода.
   Тот махнул куда-то влево и пошёл дальше, а Вадим с Андреем отправились на поиски прораба.
   Когда вошли внутрь крайней слева времянки, на них, оторвавшись от несвежего чертежа, вопросительно глянул одетый в защитного цвета штормовку мужик лет сорока.
   - Загоруйко? - скорее утвердительно, чем вопросительно сказал Полунин.
   - Он самый, - как бы сомневаясь в самом себе, медленно ответил прораб.
   - И это хорошо, - весело произнёс капитан, сел напротив и показал Загоруйко своё удостоверение. - Я капитан Полунин, а это товарищ из прокуратуры. Как ваше имя- отчество?
   - Степан, - прораб сделал движение головой вперёд и вниз, что, видимо, должно было означать вежливый поклон, и тут же поправился. - Степан Григорьевич.
   - Нам нужно поговорить с бригадой, которая проводила ремонт в офисе "Интерпроекта" месяц назад.
   - Какая бригада?! - уже увереннее произнёс Загоруйко, поняв, что пришли не по его душу. - Там двое всего работали: Тимохин и Федченко.
   - Очень хорошо, - улыбнулся Вадим, - зовите их сюда, мы просто хотим побеседовать.
   Дальнейшая беседа с работягами и их начальником ничего не дала. Вентиляционные решётки им пришлось отмывать от краски по приказу коменданта, но не более того. Как попали туда дюбели, они представления не имели.
   - А больше там никто не работал, - разочарованно спросил Андрей.
   - Из наших никто, - уверенно ответил Загоруйко. - Крутился там ещё один мужик, связь устанавливал, но его сам директор привёл.
   - Кто такой, как зовут? - сразу напрягся Полунин.
   - Этого я не знаю, он до нас проводку закончил, а потом уже после окончания ремонта всё монтировал, - развёл руками Загоруйко. - Я только заметил, что с Нилиным они хорошо знакомы.
   Ловить тут было больше нечего и Вадим с Андреем, распрощавшись со строителями, направились к своей Волге.
   - Знакомого этого мы вычислим, - уверенно сказал капитан, высаживая Андрея у дома. - Но, как мне кажется, глушитель ведёт нас по более перспективному следу. Завтра с утра продолжим. Жду звонка.
  
   4.
  
   В соседнем районе Вадима встретили, как родного. Ввели в курс дела, выделили стол и принесли несколько папок. Андрею пришлось приютиться с краю и так небольшого по размерам рабочего места.
   - Откуда ты всех знаешь? - тихонько спросил он опера.
   - Одно дело делаем, - улыбнулся Вадим. - Но главное, у них есть слабенькая надежда, что мы заберём этот самострел себе.
   - Зачем им это? Очевидное самоубийство - закрыл и всего делов-то.
   - Закавыка одна есть, - Полунин протянул стажёру копию записки, оставленной самоубийцей.
   "Надоело, Хан всё равно достанет" - прочитал Андрей, и вопросительно посмотрел на собеседника.
   - Хан - это Чингиз Асаев, - пояснил Вадим. - Заправляет на рынке, где у Свириденко в подвале мастерская была. Чинил он всякую всячину: от электрочайников до компьютеров. Хан клянётся, что у него никаких претензий к Кулибину не было. Если так, то это уже больше похоже на убийство. К тому же, учитывая, что записка написана не от руки, а напечатана на компьютере, и в пистолете не хватает двух патронов, то дело начинает вонять.
   - А какое это может иметь отношение к нам?
   - Ну, от глушителя просто так не отмахнёшься. А застрелился он из ПМ - родного брата нашего предположительно через шесть часов после убийства Нилина. Так что, как в песне поётся, "тебе половина и мне половина", - с этими словами Вадим пододвинул Андрею часть скоросшивателей, а сам занялся чайником.
   Через час у Андрея стало мельтешить в глазах, от просмотренных им бесчисленного количества квитанций и заметок на клочках типа "К.У. для П.".
   - Как хочешь, так и понимай, - пожаловался он напарнику, показывая записку. - Вполне подходит: квантовый усилитель для пришельца.
   - У меня тут почище есть, - Вадим раскрыл потёртую записную книжку покойного Кулибина. - "Синие зубы для сома".
   - Здесь хоть частично ясно, - возразил Андрей. - Синие зубы - это жаргонное обозначение технологии Bluetooth беспроводной передачи данных с компьютера. Вот только причём здесь сом я тоже не понимаю.
   Наконец бумаги закончились, так и не дав им никакой зацепки.
   - Мимо денег, - Вадим откинулся на стуле и, потягиваясь, протянул руки вверх. - Поехали на рынок.
   Андрей с готовность стал собирать папки в одну аккуратную стопку.
   - У кого ключи от мастерской? - спросил Полунин старшего лейтенанта, сидевшего в другом углу комнаты.
   - Должно быть открыто, - охотно отозвался милиционер. - Там подельник Кулибина заправляет. Его все Шпунтиком зовут, раньше в подмастерьях ходил, а сейчас сам хозяйствует.
   Дверь в полуподвал, с неопределённой вывеской "Ремонт электроники" действительно была не заперта. Полноватый белобрысый крепыш лет тридцати, с неохотой оторвался от новенькой разделочной доски, где что-то паял, и вопросительно посмотрел на вошедших.
   - Мы к вам по делу, - бодро сообщил Вадим и протянул к лицу хозяина раскрытые красные корочки.
   - Да сколько можно, - вздохнул крепыш, даже не взглянув на удостоверение. - Я уже раз десять вашим рассказывал. Не было меня в тот день в городе. Мы на выходные всей семьёй ездили в деревню к родителям жены. В воскресенье, как приехали, дай думаю, загляну на работу, а тут Витька с головой простреленной.
   - Мы по другому поводу, - Вадим достал из внутреннего кармана фотографию Москалёвой и сунул под нос парню. - Видел эту женщину когда-нибудь. Может она к Кулибину приходила. Шпунтик внимательно посмотрел на фото и отрицательно покачал головой.
   Опер задал ещё несколько вопросов: о взаимоотношениях Кулибина с Чингизом; о связях покойного на рынке; о друзьях покойного, но не получил ни одного вразумительного ответа. Создавалось впечатление, что нынешний хозяин мастерской прежде был слепоглухим инвалидом и лишь сейчас понемножечку стал выздоравливать.
   - А ты у него бывал, ну, там, на дне рождения или ещё чего? - задал последний вопрос Полунин.
   - У Витики в Мазилове дом есть в частном секторе, от матери остался, так он туда почти не ездил, даже ночевал здесь, - с неохотой пояснил Шпунтик и замолчал, тупо глядя на капитана.
   - А где старая доска? - спросил Андрей, зная с какой неохотой обычно фанаты паяльника меняют рабочие доски.
   - Витька куда-то задевал, - впервые за всё время выдал информацию без приставки "не" парень. - Я, когда с милицией тут всё осматривал, внимания не обратил, а потом мастерскую распечатали, гляжу - нет бревна. Пришлось эту доску покупать.
   - Какого бревна? - капитан быстро переглянулся с Андреем.
   - У нас вместо доски обрезок елового пня был - Витьке очень нравился, а после того случая куда-то пропал.
   - Вот тебе и второй патрон, - присвистнул опер и стал оформлять рассказ белобрысого о бревне под протокол.
   - Ты меня всё больше удивляешь, стажёр, - уважительно сказал Вадим, когда они, наконец, выбрались из подвала на белый свет. - Как это ты просёк насчёт бревна?
   - Про бревно я ничего не знал, - честно признался Андрей. - Странным показалось, что сразу после смерти Кулибина Шпунтик заменил рабочую доску. Мастера обычно к подобным вещам привыкают и так просто не меняют.
   - Перед смертью, как утверждает патологоанатом, Кулибин хорошо выпил и закусил, - начал размышлять Полунин. - Думаю, угощался он не где-то в гостях, а у себя в мастерской, в компании убийцы. Но никаких следов пиршества не нашли. Получается, неизвестный пристрелил друга Витю, пальнул из пистолета, зажатого в руку покойника по бревну, чтобы остался пороховой след на кисти Кулибина, вымыл посуду, собрал бутылки и остатки ужина, деревяшку с пулей, и ушёл.
   - Как же он дверь за собой запер, ведь ключи в дверях остались, причём изнутри.
   - Значит, есть другой выход, - решительно сказал капитан. - Возвращаемся.
   Другой выход действительно был, с элементарным французским замком, так что, к разочарованию Андрея, классического "убийства в запертой комнате" не получилось. А Вадим наоборот был очень доволен.
   - Теперь мы знаем, где преступник вышел, - продолжал рассуждать он, открывая дверь в захламленный тупичок позади рынка, - И хотя бы частично проследим его маршрут.
   - Что нам это даст? - пожал плечами Андрей. - Две недели прошло, если и были свидетели, то сейчас их не найдёшь.
   - Ты, стажёр, иногда очень неплохо соображаешь, но сейчас проявляешь редкую тупость, - посмеиваясь, ответил Вадик. - Мужик этот, явно, не профессионал. Как ты думаешь, потащит он две, а то и три, пакета с мусором к себе в машину?
   - За это время всё уже вывезли на свалку, - возразил Андрей, понимая к чему клонит Полунин, и с тоской глядя на грязный, замызганный контейнер для отходов.
   - Копаться в нём нет необходимости, - рассмеялся опер, перехватив взгляд Андрея. - За нас эту работу проделали бомжи.
   - И где их теперь искать? Да и помнят ли они содержимое пакетов двухнедельной давности?
   - Найти не проблема: у бомжей территория поделена не хуже чем у бандюков. А насчёт содержимого сам подумай: недопитая водка, недоеденные продукты - это ж для помоечников редкая удача.
   - С чего начнём? - смиренно спросил Андрей, убеждённый железной логикой капитана.
   - С рынка, - решительно объявил Вадим. - Негоже нам, представителям власти, за всякой швалью бегать.
   Выйдя из грязного тупика, они направились прямо к полукруглой деревянной арке, украшавшей вход на рынок.
   - Разыщите мне Хана, - тоном, не терпящим возражений, приказал Вадим двум увальням, изображающим охранников.
   - А ты кто такой? - попытался показать свою крутизну один из них.
   - Вот Чингиз тебе и расскажет, - волчьей улыбкой оскалился опер.
   После этого желание задавать вопросы у парней пропало, и второй браток нехотя отправился вглубь рынка.
   - В шашлычной, - коротко пробурчал он, вернувшись назад.
   - Провожать не надо, - предупредил Вадим, дернувшегося было, бычка, и направился в сторону довольно непрезентабельной на вид стекляшки.
   Хан, встретивший их поначалу весьма насторожённо, очень оживился, когда Вадим рассказал ему свою версию мнимого самоубийства Свириденко.
   - С самого начала твержу мусорам, что кто-то меня подставляет, - горячо поддержал он Вадима. - Помогу тебе, только найди эту суку.
   - Узнай по своим каналам, - попросил капитан, - сколько пистолетов купил Кулибин и для кого.
   - Это слишком, - тут же пошёл на попятный Чингиз.
   - Я у тебя не прошу имена продавцов, - терпеливо объяснил опер. Узнай хотя бы сколько стволов. Кулибину это уже не повредит.
   Хан удалился куда-то внутрь подсобных помещений, и отсутствовал несколько минут.
   - Что ещё от меня хочешь? - спросил он, усаживаясь снова за стол.
   Вторая просьба Вадима, отыскать местных помоечников, была воспринята с большим энтузиазмом.
   - Шашлык кушать будете? - гостеприимно предложил Хан, отправив двух бычков разыскать бомжей, крутящихся возле рынка.
   От угощения Полунин отказался, но чтобы не обидеть хозяина попросил водички. Они не допили ещё поданный им лимонный напиток, когда прибежал один из посланных на розыски парней, и что-то прошептал на ухо Чингизу.
   - Сергей вас проводит, - сказал Хан, поднимаясь. - Если будут ещё какие-нибудь новости, я вас найду.
   Позади стекляшки их ждали два ничем не примечательных мужика под присмотром второго парня. Бомжи держались вполне независимо, и только запах да нечесаные длинные патлы выдавали их социальный статус.
   Как и предсказывал Вадим, они сразу вспомнили богатую добычу, доставшуюся в субботу. Нашлось и бревно, служившее Кулибину рабочей доской, прихваченное помоечниками для украшения интерьера их жилища.
   - Показывай, где живёте, - вполне вежливо попросил капитан.
   - Как можно?! - картинно воскликнул не по чину пухленький бомж, взявший на себя всю инициативу по переговорам, но получил тычок под рёбра от одного из людей Хана и покорно повёл всю компанию в бывшее бомбоубежище, служившее им подобием дома.
   В сырой бетонной комнате было довольно темно, но Андрей сразу увидел нужное брёвнышко. Низенький щуплый похожий на подростка бомж приспособил его под журнальный столик. Удобно устроившись на кровати с грязным матрасом, он сортировал на нём бычки, доставая их из полиэтиленового пакета. Увлечённый этим занятием сортировщик не обратил на пришедших никакого внимания, пока Вадим вежливо не попросил его убрать добычу с нужного им предмета.
   Куча окурков перекочевала в карман слегка драного демисезонного пальто, и капитан щёлкнул по хорошо видному на жёлтом фоне среза отверстию.
   - Что и требовалось доказать, - с улыбкой сказал он, повернувшись к Андрею.
   - Кирюха и мужика того видел, что пакеты выбросил, - неожиданно подал голос главный переговорщик, кивнув в сторону любителя табака.
   - Что ж ты раньше молчал? - негромко укорил толстяка капитан и сел на кровати рядом с Кирюхой.
   Тот опасливо отодвинулся от Вадима, как будто не он, а опер был завшивевшим и сто лет не мывшимся бомжем.
   - Мы тебя внимательно слушаем, - дружелюбно сказал капитан и, чтобы доказать свой миролюбивый настрой достал из кармана несколько купюр. - Расскажи, что видел и получишь на бутылку.
   Кирюха заметно оживился и начал рассказывать о том вечере. Из его путаного повествования сыщики поняли только, что гостем Кулибина был невысокий худой мужик в джинсах и чёрной куртке. Лица незнакомца бомж не видел - было темно, да и Кирюху куда больше интересовали звякнувшие о контейнер бутылки, чем их бывший владелец.
   - Точно помню - нос был, а вот насчёт глаз и рта не уверен, - развеселился получивший деньги Кирюха и тут же получил свою порцию под рёбра от не понимающего юмора мрачного Серёжи.
   - Ты лучше расскажи, что в пакетах было, - сказал, вздохнув Полунин.
   Общими усилиями бомжи восстановили меню того вечера, а капитан всё тщательно записал.
   - В бутылке много оставалось? - поинтересовался Вадим.
   - Водки - половина, а коньяк почти и не тронули, - снова вмешался толстый бомж, - максимум граммов пятьдесят отпили.
   - Куда посуду дели?
   - Бутылки импортные, выбросили - не найти уже, а тарелки вон там за трубой, - неожиданно сказал Кирюха.
   Полунин полез за отопительную батарею и извлёк два пакета с грязными тарелками и стаканами.
   - Вы их не мыли? - спросил капитан, а в ответ раздалось красноречивое хихиканье толстого бомжа.
   - Приведи с базара пару мужиков с паспортами, купи бутылку водки и шесть штук стеклянных стаканов, - попросил он Андрея, отведя его в сторону, потом вернулся на кровать и начал составлять протокол.
   Ветров зашёл в небольшой магазинчик и купил всё, что приказал капитан, потом нашёл двух мужиков с лихорадочным блеском в глазах и, проверив наличие паспортов, предложил за бутылку стать понятыми. Протокол изъятия улик уже был готов, Вадиму осталось только внести паспортные данные понятых. Мужики, не читая, подмахнули его, и чуть не бегом отправились опохмеляться, зажав в руке полученные от Андрея деньги.
   - Спасибо вам, ребята, - Капитан разлил Андрееву водку в новенькие стаканы, подождал пока бомжи допьют свою порцию, и стаканы у них отобрал, убрав их в чистый пакет. После чего отдал им бутылку и оставшиеся стаканчики. -
  Вы тут веселитесь, а нам пора.
   У ворот рынка их догнал посланец Хана и сообщил, что Кулибин купил для себя два ПМ.
   - Ну и чего мы добились по нашему делу? - спросил Ветров, когда, уложив на заднее сиденье драгоценные пакеты, Вадим тронул машину с места.
   - Теперь мы знаем, что Кулибина убила не бухгалтерша, - ободрил Полунин приунывшего Андрея, ожидавшего от свидетеля, как минимум словесный портрет убийцы, и показал на пакеты с бревном и тарелками. - А о такой удаче можно было только мечтать. Найдём убийцу, а улики готовы. Если повезёт, пальчики в картотеке найдутся, стаканчики с отпечатками бомжей я прихватил, а Кулибинские, в деле имеются.
  
   5.
  
   - Хватит, Вадик, - остудила их энтузиазм Анна Сергеевна. - Согласна, что Свириденко мог быть причастен к покупке пистолета, фигурирующего в нашем деле, и глушитель, возможно, он изготовил, но увязывать убийства по этому признаку - полная чушь. Оружие на то и покупают, чтобы стрелять. Так что бревно и всё, что нарыли, передай следователю, который занимается этим делом, и продолжайте проверку партнёров и конкурентов "Интерпроекта" по бизнесу. Где-то здесь лежит причина, по которой Москалёва решилась убить своего начальника. Нам нужен мотив.
   Не понятые начальством стажёр и капитан отправились перекусить, продолжая по инерции обсуждать свои, не оценённые по достоинству прокуроршей, достижения.
   - Мужайся, Андрюха, - успокаивал стажёра Вадим, пришедший в состояние философской рассудительности после графинчика водки. - Мы молодые и за нами будущее.
   Настроенный не так оптимистично, непьющий Андрей, однако, согласно кивнул головой, не желая портить настроение товарищу.
   - Ты завтра навести вдову убиенного, - распорядился капитан, рассчитавшись с официанткой. - А мне надо ещё в бумагах порыться.
   Назавтра, придя утром в прокуратуру, Андрей ещё раз попытался убедить Анну Сергеевну, что в деле по убийству Нилина не всё так просто.
   - Как вы себе это представляете, - горячился он, глядя на терпеливо слушающую его прокуроршу, - Москалёва заходит в кабинет директора в резиновых перчатках, проходит ему за спину и по ковбойски, навскидку, стреляет точно в затылок. А ведь для первого выстрела из макарова нужно приложить усилие в три с половиной килограмма.
   - Там был след от ещё одного выстрела, - вставила Постникова.
   - Ещё лучше, - в голосе Андрея появились иронические нотки. - Она стреляет один раз, Нилин не оборачивается, продолжает, что-то делать и бухгалтерша спокойно стреляет снова.
   - Зря ты, Андрюша, в прокуроры стремишься, - ничуть не смутившись от его нападок, спокойно сказала Анна Сергеевна, - тебе в адвокаты надо. А ещё лучше - в артисты.
   - А что я неправильно говорю? - уже не так энергично спросил Андрей. - Ведь проверка кожи рук на предмет воздействия пороховых газов ничего не показала, да и следов оружейной смазки на одежде не обнаружено.
   - Руки можно отмыть, если знать как, а одежду выбросить и подсунуть нам что-то похожее, а вот почему она без сумочки была в день убийства, ты не поинтересовался?
   Действительно, Андрей вспомнил, как Москалёва не забыла о своей сумке, даже собираясь ехать в прокуратуру и находясь в расстроенных чувствах.
   - А вы спросили?
   - Представь себе - спросила, - Постникова снова было похожа на классную руководительницу, проводящую разбор полётов с нерадивым учеником. - Она утверждает, что уже была в машине, когда ей позвонил Нилин и попросил вернуться, мол, возник срочный производственный вопрос. Тонкий расчёт: посещение директора произошло спонтанно; будет кто-нибудь ещё в кабинете, она не знала; зачем в такой ситуации брать с собой пистолет.
   - Логично, - подтвердил Андрей.
   - Как раз тут логика и кончается. Проверила я исходящие звонки Нилина со стационарного телефона и мобильного, не звонил он никому в это время.
   Все теории Андрея, основанные на невиновности главбуха, сильно покачнулись от этого известия.
   - А входящие на её мобильнике вы проверили?
   - Проверили, там тоже его телефонов нет. Значит, врёт. А если врёт - что-то скрыть хочет. Вот это "что-то" нам и надо выяснить. Так что иди Андрей к Анастасии Викторовне Нилиной и расспроси её, но во время разговора прими во внимание, что она завтра хоронит мужа.
   Что и говорить, апартаменты четы Нилиных производили впечатление. Аура больших денег витала уже над новенькой девятиэтажной башней. Несмотря на близкое к центру города расположение, там имелся приличных размеров двор, окружённый металлической оградой, и подземный гараж, угадывающийся по, уходящей вниз, подъездной дороге. Андрей по натуре был не завистливым человеком, но в данном случае испытал что-то похожее на зависть. Совсем неплохо было бы пожить в красивом, тихом месте, откуда два шага до всех основных городских точек.
   В будке у ворот у него проверил документы охранник и заодно поинтересовался к кому Ветров направляется, после чего пропустил стажёра на территорию двора. В шикарном вестибюле не было видно привычной лестницы, закручивающейся вокруг лифта, и Андрей не сразу, но сообразил, что для тех, кто предпочитает идти пешком, есть пожарный выход, и через минуту обнаружил его в углу за шахтой лифта.
   Дверь в квартиру Нилиных распахнулась, едва Андрей подошёл к ней. Он вошёл в огромную прихожую и огляделся, а дверь за его спиной медленно двинулась с места и, тихо щёлкнув замком, закрылась. Это отвлекло его внимание, а когда он снова обернулся в одном из проходов, ведущих в комнаты, стояла стройная подтянутая женщина, почти с него ростом и короткой мальчишеской стрижкой.
   - Проходи, Андрюша, не стесняйся, - сказала она, улыбнувшись, довольная произведённым на юношу впечатлением.
   Стажёр с недоумением посмотрел на хозяйку, пытаясь сообразить, откуда она знает, как его зовут, но так ничего и не придумал.
   - Вы зря так дверь открываете, не проверив, кто к вам пришёл, - стараясь сделать строгое лицо, проговорил он.
   - Мне охранник позвонил. Я тебя, как только ты на площадке появился, увидела, - Нилина показала на небольшой телевизионный экран, встроенный в отделанную деревом стенку прихожей. - Они у нас по всей квартире. Приятель мужа делал, у него своя мастерская на рынке.
   Андрей чуть не подпрыгнул, услышав это, брошенное мимоходом, объяснение.
   - Случайно не Свириденко? - напряжённым голосом спросил стажёр.
   - Точно, Витя Свириденко, - удивилась хозяйка. - Ты откуда его знаешь?
   - Компьютер у него чинил, - соврал Андрей, чуть не ляпнув, что Свириденко - Кулибина убили. Хорошо вовремя вспомнил предупреждение Анны Сергеевны.
   - Ничего себе приятели, - подумал он. - Кулибин уже давно мёртв, а друзья даже не подозревают об этом.
   - Откуда вы меня знаете, - спросил Андрей, когда они уселись в кресла по разные стороны стеклянного журнального столика.
   - Мы с твоей мамой Верой, кажется Степановной, вместе в третьей городской работали. Погоди, - она наморщила лоб, - четырнадцать, нет, пятнадцать лет назад.
   - Тётя Настя? - неуверенно произнёс он, с трудом припоминая весёлую молодую женщину, у которой в кармане белого халата всегда находилась для него несколько конфет. - Вы совсем не изменились.
   - Ну, ты скажешь, - опять улыбнулась Нилина.
   Удивительное дело, в городе больше миллиона жителей, а Андрею временами казалось, что он живёт в деревне, где все знают его и друг друга.
   - Я хотел, что бы вы рассказали мне, какие у вас есть соображения, по поводу случившегося, - перешёл к делу Ветров, с трудом подбирая слова.
   - Ты может быть не в курсе, - слегка усмехнувшись, начала говорить Анастасия Викторовна и остановилась. - Это ничего, что я тебя на "ты"?
   - А как иначе, тётя Настя, - подбодрил её Андрей, сразу почувствовав себя увереннее. - Рассказывайте.
   - Вот я и говорю, - продолжила она. - Это вообще мало кто знает: Петя, Пётр Николаевич последние полгода здесь почти не жил.
   Нилина достала маленький платочек и поднесла его к носу.
   - У меня не было детей - бог не дал. Петя всегда хотел иметь наследника. Ну, и завёл роман на стороне. А когда пять месяцев назад узнал, что та женщина беременна, то окончательно перебрался к ней. Так, что все мои сведенья о его делах - от других людей. Илюша Комлев иногда по старой памяти заглянет, Дыбенко, пока его инсульт не свалил, захаживал. Они вместе с Петей в институте учились: Игорь на два курса старше, а Илья в одной группе бок о бок с Петей пять лет просидел.
   Андрей читал в деле о фактическом хозяине фирмы Игоре Владимировиче Дыбенко, у которого два месяца назад случился инсульт, заставивший его временно отойти от дел, и о коммерческом директоре Комлеве, но даже не задумывался о том, что эти люди, как и покойный Нилин были не только компаньонами, но и старыми друзьями.
   - Вот вы Нину забрали, но, по-моему, зря, - прервала паузу хозяйка. - Петя её очень уважал и доверял, а он в людях разбирался.
   - Против неё есть очень серьёзные улики, - возразил Андрей.
   - А ты и постарайся разобраться, как так получилось, - убеждённо продолжала гнуть своё Нилина, - но только я уверена - это не она.
   Они долго ещё говорили, по делу и не совсем, пока, наконец, Андрей, наполненный чаем по самое горло, не решился откланяться.
   - Заговорила я тебя, - спохватилась Анастасия Викторовна, - Но так тоскливо оставаться одной в четырёх стенах. Я уже жалею, что спихнула все дела по похоронам на Илью - всё занята была бы. Кстати, надо ему напомнить, чтобы Вите позвонил.
   - Виктор умер, - Андрей всё же решился сообщить Нилиной неприятную новость, но в детали решил не вдаваться. - Не хотел вам говорить. Погиб он две недели назад. Подробностей не знаю, но сведенья точные.
  - Да что ж это такое?! - хозяйка слегка закусила носовой платок, подавив готовый вырваться стон. - Прямо мор какой-то: сначала у Саши инсульт; потом Петя; а вот теперь оказывается и Витя. Господи!
   После этих её слов у Андрея неизвестно откуда появилась уверенность, что Нилина права: клубок событий, случившихся на сравнительно коротком промежутке времени, не может быть простым совпадением. Что-то очень важное они всё время упускают, достаточно понять - что, и всё сразу станет ясно.
   Домой Андрей приехал не в самом хорошем настроении, и это не укрылось от зоркого маминого глаза.
   - Андрюша, что случилось? - сделала она за ужином робкую попытку что-нибудь выведать.
   - Мам, помнишь, с тобой работала Нилина Анастасия?
   - Прекрасно помню, - с готовностью ответила мать. - Правда она тогда ещё не Нилина была, а Скворцова.
   - У неё мужа убили - завтра похороны.
   - Ужас, какой! - почти двадцать пять лет стажа работы врачом в больнице так и не отучили её искренне сочувствовать людям, потерявшим своих близких. - Где и во сколько? Надо пойти.
   - На Кудринском, в двенадцать.
   Мама начала названивать кому-то, договариваясь, чтобы её подменили на первую половину дня, потом, закончив переговоры, вернулась к столу.
   - Жалко папа в командировке, - тяжело вздохнув, сказала она. - Он с Петром Николаевичем одно время даже вместе работал.
   И опять на Андрея повеяло деревней, в которой живёт от силы человек двадцать - тридцать.
   - Будь дома, мы за тобой заедем, - по-деловому распорядился он, допивая чай. - Нам с напарником тоже нужно там присутствовать.
   Полунин ещё с утра предупредил Андрея, что они поедут на кладбище.
   - Не убийцу, который всегда приходит на похороны своей жертвы, выслеживать, - хохотнул он, увидев, как напрягся стажёр. - Просто это прекрасная возможность увидеть всех знакомых Нилина. Вдруг есть кто-то, кого мы не знаем.
   Андрей был уверен, что Вадим не откажется прихватить маму, но на всякий случай позвонил капитану и заручился его согласием.
  
   6.
  
   Утром, по совету адвоката, Москалёва рассказала в подробностях, что это были за производственные дела, по которым она вернулась к Нилину. Желая спасти от банкротства строительную фирму, в квартиру одного из домов которой её сестра вбухала все деньги, главбух, пользуясь некоторой неразберихой из-за неожиданной болезни Дыбенко, помогла им строительными материалами из запаса "Интерпроекта". Изложив всё это в заявлении об уходе, она сидела в машине у входа и ждала, когда новый директор её вызовет.
   Но Пётр Сергеевич её отставки не принял, подойдя к случившемуся с пониманием. С точки зрения адвоката - этот факт говорил в пользу Москалёвой, зато для Постниковой он стал очевидным мотивом преступления.
   - Чем их разговор закончился на самом деле, мы не знаем, - пояснила она Андрею свою точку зрения, сообщив стажёру об утреннем допросе.
   Это признание запутало всё ещё больше, и Андрей, рассказывая новости Вадиму, так ещё и не решил, кому он больше верит.
   Кудринское кладбище считалось самым старым, а потому самым престижным. Оно располагалось в черте города и формально считалось закрытым, но похоронные процессии, то и дело появлялись среди его деревьев, находя свободные участки и лазейки среди параграфов городских указов.
   Полунину даже не пришлось предъявлять удостоверение, чтобы проехать на машине, непосредственно на территорию - ворота охранял бывший милиционер, знавший капитана в лицо.
   На центральной аллее стояли ещё два автомобиля: тёмно-синий микроавтобус, на котором привезли гроб с телом покойного и чёрный Мерседес с водителем, оставшимся за рулём. Из этого факта Андрей тут же сделал вывод, что машина нанятая, иначе шофёр непременно пошёл бы с хозяином.
   Ближе подъехать было невозможно, и им пришлось следом за Верой Степановной отправиться к покрытой разноцветными зонтами кучке людей, теснящихся между мокрыми памятниками и оградками.
   Дело в том, что, несмотря на обещанный накануне синоптиками ясный день, с утра зарядил дождь, в чём диктор местного телеканала обвинил циклон, неожиданно свернувший в сторону от положенного ему маршрута. Поэтому погода получилась под стать настроению людей, собравшихся проводить Петра Николаевича Нилина в последний путь.
   Народу собралось не много, как видно, некоторых отпугнуло ненастье. Присутствовали в основном сотрудники "Интерпроекта" и родственники Нилина. Чуть в стороне от сотрудников стояла беременная женщина. Андрей раньше не видел любовницу директора, с ней беседовал Полунин, но догадался, что это она. Рядом с вдовой стоял Илья Комлев и внимательно слушал священника, нараспев читающего молитву, а сразу за ним стояла мать Андрея, периодически промокающая платком покрасневшие глаза. Часть присутствующих, Ветров не видел, потому что стоял за их спинами, но за ними должен был наблюдать Вадим, расположившийся на другой стороне.
   Когда священник закончил, начал говорить Комлев, сделав шаг вперёд. Потом несколько слов сказал пожилой мужчина, как понял из его речи Андрей, брат покойного и на этом всё кончилось.
   Пока могильщики исполняли свои обязанности, Андрей пробрался сквозь толпу и подошёл к Нилиной.
   - Что ж это, Андрюша? Неужели всё-таки Нина? - подняла она заплаканные глаза на Ветрова
   - Думаю, нет, - поколебавшись, сказал он тихонько, наклонившись к уху вдовы, - Москалёва тут не причём. Убийство было не таким ординарным, и мне кажется, я знаю, как его распутать.
   Сказав эту туманную фразу, Андрей и сам поверил, что вполне способен разобраться во всех непонятках самостоятельно. Он попрощался с Нилиной и, оскальзываясь на раскисшей от влаги глине, пошёл в сторону аллеи, на которой осталась их машина.
   Микроавтобуса уже не было видно, под дождём мокли только Вадимова Волга и Мерседес.
   - Всё уже? - спросил водитель Мерседеса, пожилой мужик в чёрном костюме с галстуком, опустив окно.
   - Заканчивают, - ответил Андрей, поздно вспомнивший, что ключи от волжанки остались у Полунина.
   Но ждать ему пришлось не долго, минут через пять из кустов вынырнул капитан и сел за руль.
   - Залезай, - крикнул он стажёру, приоткрыв пассажирскую дверь.
   Андрей сел рядом откинул капюшон куртки и вытер ладонью влажное от дождя лицо.
   Вадим проехал вперёд развернулся на перекрестье двух дорожек и остановился, поджидая пока подойдёт мать Андрея.
   Вскоре стали появляться участники церемонии. Комлев помог сесть в Мерседес вдове. Туда же, подобрав руками рясу, загрузился и священник. Илья о чём-то поговорил с водителем, и машина медленно поползла к выходу. Наконец на заднее сиденье Волги, повозившись с непослушным зонтом, села Вера Сергеевна, и они тоже тронулись с места. Андрей разглядывал группки людей, которых обгоняла машина, и неожиданно увидел Дашу. Он уже знал, что девушка тоже работает в "Интерпроекте", но почему-то думал, что на похороны она не придёт.
   - Тормозни, - неожиданно скомандовал Ветров, увидев, как молодёжь "Интерпроекта" грузится в заказанный фирмой автобус. - Поеду с ними.
   - Зонтик возьми, - протянула ему свой зонт Вера Степановна, когда Вадим, не задавая никаких вопросов, остановился.
   - Зачем он мне, мама? - мягко улыбнулся Андрей. - Я же в куртке. Да и дождик, поутих.
   Он бегом добежал до автобуса и уселся на свободное сиденье.
   - Мне к вам на фирму нужно, - улыбнувшись, притихшим при его появлении пассажирам, сказал Андрей.
   Объяснение всех удовлетворило, и в салоне опять зажужжали, прерванные было, разговоры.
   Минут через пять в салон автобуса поднялась Даша, и в воздухе снова повисла напряжённая тишина. Все смотрели на неё с любопытством, как на экзотическое животное, а ведь среди них наверняка были подруги, знавшие её не один год. Девушка покраснела, вспыхнула и, резко развернувшись, выскочила на улицу. Острая жалость, пронзившая Андрея, через минуту превратилась в нежное сочувствие. Эту отчуждённость он сам только что испытал на себе и, повинуясь неожиданному порыву, ринулся к выходу и попросил водителя, уже собиравшегося тронуться с места, открыть двери.
   Даша была уже далеко. Она шла, опустив голову и слегка сгорбившись, но при этом быстро и решительно.
   - Извините, - негромко сказал Ветров, бегом догнав девушку и пристроившись рядом.
   - А, это вы, - прошептала она, слегка вздрогнув.
   - Я хотел вам сказать, что не верю в виновность вашей матери и собираюсь доказать это.
   - Но ваше начальство так не считает, - неожиданно громко с вызовом в голосе сказала Даша. - Дядя Саша говорит, что положение очень тяжёлое.
   - Так вы хотите, помочь мне или нет? - нарочито резко оборвал её Андрей.
   - Как? - девушка резко остановилась. - Как я могу помочь?
   Лицо её перестало казаться застывшей маской, а отчаянье в глазах растаяло, как снежинка, коснувшаяся тёплой ладони.
   - Мне надо добраться до ваших компьютеров, - решительно начал Андрей, мысленно посылая по известному адресу сомненья по поводу этичности и законности своих действий.
   В эту минуту он точно знал, что ни за что не обманет эти, серые глаза, смотревшие на него с надеждой и доверием.
   - Киборг поможет, - быстро сказала Даша.
   - Какой ещё Киборг? - удивился Ветров.
   - Димон. Он у нас компами заведует, - девушка несмело улыбнулась. - Мы его так между собой называем.
   - Он там, в автобусе, - Даша снова нахмурилась, вспомнив, как её встретили сослуживцы.
   - Позвони ему, попроси о встрече - по телефону такой вопрос не решишь, - Андрей задумался с деловым видом. - Где можно недалеко от "Интерпроекта" встретится?
   - Кафешка есть, где мы иногда тусуемся.
   - Нет, это не то. Можем кого-нибудь встретить. Лучше всего подойдёт большой магазин.
   - Есть супермаркет в конце улицы, - пожала плечами девушка.
   - Отлично, - воодушевился Ветров и протянул ей свой мобильник. - Звони.
   Непонятно чего ждал от этого свидания Киборг, но, когда Даша подошла к нему в сопровождении стажёра, он и виду не подал.
   - Типа, шпиёны, - сказал Димон, ухмыльнувшись. - Только по быстрому. Ком и так мне нотацию прочитал: мол, полдня не работали, не успели приехать, а ты опять куда-то бежишь.
   Даша дипломатично отошла в сторону, а Андрей стал объяснять, что хочет, чтобы Дима покопался в своём хозяйстве в поисках устройств и программ, не относящихся к повседневной деятельности.
   - Дашке помогаешь? - посерьезнев, сказал он и, не дожидаясь ответа, добавил. - Приходи часиков в семь, я часто допоздна сижу, никто не удивится. Что к нам идёшь лучше не говори: скажи - в "Максимум", они до ночи на месте - клиентам названивают.
   Дашу с собой Андрей не взял, объяснив, что помочь она не сможет, а вероятность спалиться повышается. На входе врать не пришлось: один из охранников был из парочки, которую допрашивал в то злосчастное утро Вадим, и пропустил стажёра без разговоров.
   Соблюдая конспирацию, Ветров поднялся на четвёртый этаж, где находился "Интерпроект", не на лифте, а пешком. У двери пожарного входа его встретил Димон и сразу же проводил к себе в апартаменты. Закрыв обитую жестью дверь, он провёл Андрея мимо гудящих вентиляторами серверов в дальний конец комнаты и уселся в крутящееся кресло напротив монитора.
   - Садись, - приглашающе хлопнул он по стулу, сделанному из крашенных металлических трубок, с обшитым зелёной материей сиденьем. - С кого начнём?
  Все компы включены - я проверил. Есть программка, чтобы в любой компутер можно было залезть издалека, а не бегать по комнатам.
   - Давай с директорского.
   - Что искать?
   - Найди, чем он был занят перед смертью.
   - В шесть пятнадцать - шесть двадцать, вечера в субботу.
   - В шесть две просматривал мыло, в шесть четыре позвонил Нине...
   - Стоп - крикнул Андрей. - Как это - позвонил Нине?
   - Вот смотри: заходим в Skype; дальше - история; самый последний звонок - Москалёвой в восемнадцать ноль четыре, длительность разговора - одна минута. Это значит, что не больше минуты разговаривали.
   - Ты можешь мне это распечатать?
   - Не получается, - виновато сказал Димон, повозившись пару минут и, увидев, как поскучнел Ветров добавил. - Не боись. У меня тут камера есть, я экран щёлкну, а потом распечатаем.
   Через несколько минут у Андрея на руках было доказательство того, что Нина Петровна говорила правду, утверждая, что вернулась по звонку Нилина.
   Такое удачное начало вдохновило стажёра, он опять поверил, что вот сейчас, не отходя от компьютера, с помощью бородатого Киборга раскроет тайну убийства Нилина. Прошёл час, потом другой, но ничего интересного они не находили и Димон стал откровенно зевать, намекая на позднее время.
   - Ты тут насчёт необычного спрашивал, - сквозь зевок промычал Киборг. - Так вот у Кома беспроводная web-камера стоит.
   - А что в этом такого?
   - Я ему сам простую - за триста рублей устанавливал. На кой ему спрашивается ещё одна - за сто пятьдесят долларов понадобилась?
   - А она сейчас работает?
   - Включить - заработает.
   - Давай посмотрим, что она показывает?
   - Тьма египетская. Погоди, у неё освещение должно включаться.
   Димон открывал и закрывал окошки так быстро, что Андрей не успевал понять, что в них написано.
   - Опа! - довольно проурчал Киборг, и на картинке появилась внутренняя часть жестяного короба, примерно через метр поворачивающего вправо под прямым углом.
   - Десять, - задумчиво сказал Андрей, глядя на часы. - Время детское.
   Поразмышляв немного, набрал номер Полуянова.
   - Здорово, стажёр, - отозвался весёлый голос Вадима. - Мы тут отдыхаем с ребятами, подруливай.
   - Погоди, - оборвал его Андрей. - Я в "Интерпроекте" с местным компьютерным боссом. Ты не представляешь, что мы нашли. Но очень нужна твоя помощь.
   - А до завтра твои открытия не подождут? - уже не так радостно спросил капитан.
   - Нет, не подождут, - голос Ветрова был строг и деловит, но от Полуянова не укрылась и проскользнувшая нотка торжества.
   Вадим подъехал через двадцать минут, и всё это время Андрей в нетерпении бегал в конец коридора, чтобы посмотреть: не появилась ли у входа чёрная Волга.
   - Ну, показывай, чего ради я бросил хорошую компанию и очень симпатичную девчонку, - недовольно спросил Полунин, увидев встречающего его Ветрова.
   Андрей проводил его во владения Киборга и торжественно показал на экран компьютера.
   - Тебе это ничего не напоминает? - улыбаясь, спросил он.
   - Подвал какой-то, - неуверенно произнёс капитан, разглядывая картинку.
   - Не подвал, а вентиляционный короб, - торжественно сказал стажёр. - Точно такой же, как в кабинете Нилина.
   - А чего вы его рассматриваете?
   - Мы стараемся понять, где лежит веб-камера, передающая сигнал.
   - Давай по порядку, - Вадим пододвинул к себе стул с зелёным сиденьем и умудрился развалиться на нём, приготовившись слушать. - Только сразу предупреждаю, если окажется херня какая-нибудь, то тебе не поможет даже твой коричневый пояс.
   - Там лежит то, что было в вентиляции кабинета Нилина. Преступник, забрав его оттуда, особенно себя размышлениями не утруждал и спрятал опять в вентиляционном отверстии. Вот только не понятно, почему до сих пор не забрал.
   Выслушав туманное объяснение Андрея, Полунин достал мобильник и стал просматривать номера.
   - Ага, вот он, - довольным голосом прошептал Вадим и нажал кнопку вызова.
   Ветров непонимающе посмотрел на опера и хотел что-то сказать, но тот поднёс указательный палец к губам, призывая его немного помолчать.
   - Добрый вечер, Арнольд Григорьевич, - радостно приветствовал капитан собеседника. - Что? Разве ночь уже? А мы в делах и не заметили. Вы в последнее время нигде дополнительных замков не ставили?
   Вадим выслушал ответ и, похоже, остался им не очень доволен.
   - А может какую-то дверь, которую раньше не запирали, решили закрыть? - подумав, спросил капитан. - Ясно... понятно... замечательно. Как же нам сейчас её открыть? Так... так... чудненько! Спокойной вам ночи, извините за беспокойство.
   Андрей уже догадался, чего хочет от коменданта Полунин и искренне восхитился хватке опера.
   - Ключ от подсобки на вахте, - объявил Полунин. - Подстраховался Арнольд, когда с лесенкой пронесло.
   Стажёр хотел бежать к лифту, но капитан остановил его и поднял трубку внутреннего телефона.
   - Как на вахту звонить? - спросил он Димона и, повернувшись к Андрею,
   пояснил. - Всё равно второй понятой нужен. Улику изымать будем.
   Киборг протянул засаленный листок с номерами и ногтем отчеркнул нужный.
   Охранник с ключом появился буквально через минуту, и они все вместе направились к подсобке запертой предусмотрительным Арнольдом Григорьевичем и тем самым сохранившим в неприкосновенности что-то очень похожее на улику.
   На этот раз Вадим полез на лестницу сам и, отыскав отвёртку в красивом перочинном ножике, жестом фокусника, извлечённым из кармана, стал откручивать шурупы на вентиляционной решётке.
   - Есть! - с придыханием воскликнул он, посветив в чёрную дыру.
   Все смотрели, задрав головы кверху и пытаясь понять, что же такое он там нашёл.
   - Дайте один, - капитан показал на рулон пакетов, предназначенных для мусорных корзин и, пользуясь им, как перчаткой потянул что-то наружу.
   Андрей тоже надел на руки пакеты, готовясь принять от Полунина необычную металлическую конструкцию. Когда он уже забирал её из рук капитана, неожиданно загорелись несколько, расположенных вокруг стеклянного глаза камеры, лампочек. Ослеплённый этим светом стажёр от неожиданности чуть не выронил ценную находку.
   Димон, ни слова не говоря, кинулся вдоль по коридору в направлении своей комнаты.
   - Не успел, - виновато сказал он, когда охранник, капитан и Андрей со своей ношей, наконец, добрались до его резиденции.
   Вадим согнал Киборга с законного места хозяина и стал писать протокол изъятия предмета, поглядывая на лежащие рядом на столе железки.
   Когда описание загадочной улики было закончено, капитан дал расписаться в протоколе понятым, и стал дожидаться, пока за охранником закроется дверь.
   - Ну, а теперь рассказывайте, - приказал он, пересаживаясь на стул и освобождая незаконно занятое кресло.
  
   7.
  
   - Ты, конечно, слышал об утверждении Москалёвой, что директор вернул её буквально из машины, - Андрей говорил голосом лектора, объясняющего первокурсникам простейшие истины, и, войдя в образ, даже начал прохаживаться перед сидевшими в первом ряду слушателями.
   - Не маячь, - прикрикнул на него Вадим. - Димочка, организуй ему хотя бы ящик какой-нибудь, только чтоб сел.
   Димон ушёл в глубину комнаты и вернулся с родным братом капитанова стула.
   - Может у тебя там и пиво есть? - невинным голосом поинтересовался Полунин.
   - Пива нет. Кола есть, - ответил Киборг и, не дожидаясь реакции на своё сообщение, опять скрылся в тёмном углу.
   Почти целой бутылкой "Кока-колы" тут же завладел Вадим и начал разливать вреднющий заморский напиток по разовым стаканчикам.
   - Так что там с Москалёвой? - напомнил Полунин, наливая колу по второму заходу.
   - Правду она говорила, - выпалил Андрей, сбитый с лекторского ритма. - Звонил Нилин ей, но не по телефону, а через Skype. Дим, покажи ему.
   Киборг быстро и ловко, как пианист, проиграл пальцами по клавиатуре, и на экране появилась история Skype - звонков директора.
   - Значит, не врала баба, - почему-то вздохнул опер. - Ну, а теперь часть вторая: что это за железка?
   - Ты знаешь, что такое "Куб-4000"?
   - А как же. Боря его только ещё по телевизору не показывал.
   - Я не знаю, - встрял в разговор Димон.
   - Загляни в интернет, - рассмеялся Андрей.
   Через несколько секунд они все разглядывали комплекс универсальный баллистический, предназначенный для отстрела ручного огнестрельного оружия, сравнивая с конструкцией, извлечённой из вентиляции.
   - Камера вместо прицела, - воскликнул быстро соображающий Киборг.
   - Следы от зажимов на пистолете, будьте уверены, точно совпадут с отметинами на рукоятке, - добавил Ветров.
   - А это что такое, - Вадим показал на коробочку с набором батареек.
   - Это те самые "синие зубы", - объяснил Андрей. - Радиоуправляемое через компьютер устройство. Оно-то и приводит в действие механизм, нажимающий на курок, по команде с компьютера. Если хочешь, Димон расскажет тебе в деталях.
   - Не надо, - отказался Полунин. - Лучше, пусть наш эксперт попробует это перевести на человеческий язык.
   Капитан по памяти воспроизвёл записку, найденную Андреем в деле Кулибина, где большими печатными буквами было написано: "СИНИЕ ЗУБЫ ДЛЯ СОМА".
   - Не понимаю, - пожал плечами Киборг. - Обычно эту технологию подключаю через USB?, чтобы её делали под COM, я не слышал.
   - Есть! Я всё понял, - вмешался Андрей, потрясая сжатыми кулаками. - Не под СОМ, и не для СОМА, а для Кома.
   - Это ты на Илью намекаешь? - оторопело спросил Димон.
   - Если вдобавок учесть, что устройство управлялось с его компьютера, и Комлев первым пришёл на место преступления, тут и к бабке ходить не надо. Успел убрать всё, да ещё и Москалёвой, которую видел через прицел в кабинете Нилина за несколько минут до выстрела, пистолет подкинул.
   - Наш пострел везде поспел. Разве что не учёл, что Арнольд подсобку запрёт, - хмыкнул Вадим. - Но есть у меня нехорошее предчувствие, что мы замучаемся всё это доказывать.
   Все притихли, погрустнел, даже Димон, которого тоже захватил азарт расследования.
   - Ладно, по домам, - скомандовал Полунин, осторожно поднимая пакет с уликой двадцать первого века. - Устройства это я к себе в сейф определю, а завтра будем думать, что делать дальше.
   - Время на преступника работает, - попытался возразить Андрей.
   - Он даже не знает, что мы его вычислили, - успокоил стажёра Вадим. - С охранниками я поговорю, чтобы держали язык за зубами, ну и ты, Дима, не спеши никому рассказывать.
   Киборг согласно кивнул, да и Андрей вынужден был согласиться с доводами Полунина, хотя, как показала практика, ошибаются даже опытные оперативники.
   Высадив Ветрова около арки, ведущей во двор его дома, Вадим подал ему сумку с так и не пригодившейся сегодня спортивной формой, с трудом развернулся на узкой дорожке, и Волга, два раза чихнув, а потом, взревев от недовольства временной слабостью, унесла капитана и Димона в черноту ночи.
   Лампочки на нижних этажах не горели, но Андрея это не смутило, свой подъезд он знал наизусть. Ветров уже нащупывал ногой первую ступеньку, когда его тело, следуя приобретённым на тренировках инстинктам, раньше, чем мозг сумел что-то понять, отклонилось в сторону, уходя от удара, нанесённого со спины и разворачивая его к противнику. Одновременно с этим движением правая рука пошла вперёд, и Ветров успел почувствовать, как кулак достал до лица нападавшего, разбивая в кровь ему губы. Потом сознание провалилось в какой-то глубокий колодец. Андрей уже не видел, как чёрной тенью, прихватив сумку, ломанулся из подъезда не ожидавший сопротивления нападавший, а потому не рискнувший продолжать схватку с не таким уж, как оказалось, сладким противником. Задержись он на месте ещё на несколько секунд, и стажер стал бы для него лёгкой добычей.
   Непонятно сколько Ветров провалялся без памяти, по его расчётам получалось, что не больше пяти минут. Когда очнулся и сумел подняться, кровь тоненькой струйкой скользнула со лба, заливая левый глаз. Перехватывая перила, он преодолел шесть ступенек, ведущие на площадку первого этажа и впервые за всё время поехал на лифте.
   Мать без охов и вздохов, сказывался многолетний врачебный опыт, провела его в комнату и уложила на диван.
   - Повезло тебе, - профессиональным, без намёка на эмоции, тоном сказала она, промывая рану тёплой водой. - Только кожу на лбу рассекло, зато черепушка цела.
   От воды рана ощутимо саднила, но Андрей не подавал виду.
   - А сейчас придётся потерпеть, - предупредила мама и стала мазать вокруг раны палочкой с намотанным на конце кусочком ваты, периодически макая её в пузырёк с йодом.
   Экзекуция показалась стажёру не такой уж и страшной, пока ватка с йодом не прошлась по самой ране. Вот тут он не удержался и взвыл. Но Вера Степановна была непреклонна.
   - Потерпи сынок, - тем же ровным голосом попросила она, наклеивая ему на лоб пластырь. - А сейчас звоним в больницу, рану нужно зашить, иначе у тебя останется безобразный шрам.
   - Подожди, ма, - тихо, но твёрдо сказал Андрей. - Я должен на работу позвонить, сообщить о нападении.
   Он поднял валяющуюся на полу испачканную кровью куртку и, покопавшись в карманах, достал мобильник. Разговор оказался предельно коротким.
   - Вадим, на меня напали, - сказал он, едва услышал голос капитана.
   - Ранен? - строгим голосом спросил опер.
   - По башке железкой получил.
   - Где находишься?
   - Дома.
   - Медицинская помощь нужна?
   - Первая помощь уже оказана, приезжай сюда.
   - Еду.
   За десять минут, которые понадобились, Полунину, чтобы добраться до них, Андрей почти полностью пришёл в себя. Мать заставила его выпить две таблетки аспирина и пошла на кухню, приготовить чай. Как раз в это время и раздался звонок в дверь.
   - Он у себя в комнате, - сказала Ветрова, открыв дверь капитану. - Вы бы, Вадим, уговорили его в больницу поехать. Надо проверить, нет ли сотрясения мозга. Да, и рану на лбу зашить не мешало бы.
   - Сделаем, - бодро пообещал опер и прошёл к Андрею
   По дороге капитан увидел окровавленную куртку, присел рядом на корточки, и осторожно кончиком авторучки перевернул.
   - Вы пока, Вера Степановна, курточку не трогайте, - попросил он хозяйку, внимательно наблюдающую за его действиями. - На ней следы могли остаться.
   Та, молча, кивнула головой и нервно вздохнула, похоже, только сейчас до неё начало доходить какой опасности подвергался сынок Андрюша.
   - Давай рассказывай, - сразу перешёл к делу Вадим, убедившись, что его напарник уже оклемался и, освободив себе место за письменным столом, начал заполнять протокол допроса потерпевшего.
   - Куртку твою видел, на ней кровищи полно, и может быть не только твоей, - сказал капитан, убирая в застёгивающуюся на молнию папку подписанные Андреем листочки. - Попроси мать позвать кого-нибудь из соседей, я, когда шёл к тебе, видел, у них ещё свет горит, будем курточку приходовать.
   Фраза капитана о крови вызвала в мозгу Андрея воспоминание о том, как он бьет противника в лицо правой рукой. Но тут пришла сосед, подполковник в отставке, и своим громовым командирским голосом начал клеймить хулиганов, которых "в армию надо посылать годика на четыре, вот пусть там свою агрессию и скидывают".
   Наконец, грязное, всё в кровавых пятнах и потёках вещественное доказательство было упаковано в большой мешок для мусора, подполковник отбыл в расположение своей семьи, и в квартире наступила тишина.
   - Кажется, у нас есть железная улика! - едва дождавшись пока они останутся вдвоём торжествующим голосом сообщил Андрей, поднеся к самому носу опера окровавленный кулак.
   - Может всё же вызвать скорую? - с сомненьем поглядел на него Вадим.
   - Вот эта кровь, - Андрей ещё раз покрутил кулаком перед носом опера, - сто процентов его.
   - Понял, - до Вадима, наконец, дошло, и он расплылся в улыбке. - По крайней мере, 318-я часть 2 этому гаду обеспечена.
   - Применение насилия в отношении представителя власти опасного для жизни или здоровья, наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет, - чётко, как на экзамене выпалил Ветров.
   - Точно, - снова недобро улыбнулся опер. - А уж Сергеевна постарается, что это было, как можно, ближе к десяти.
   - И морда у него должна быть разбита.
   - Сначала до этой "морды" добраться надо, - охладил его капитан. - А пока собирайся, поедем побои фиксировать. Я уже и Женьке позвонил, он тоже подъедет.
   Женькой оказался давешний унылый медэксперт, который, однако, ловко собрал всю кровь с кулака Андрея и даже улыбнулся на шутку Вадима. Других побоев, кроме раны на лбу, не было, так что процесс этот не занял много времени, и вскоре Андрей ехал по ночному городу в уже ставшей родной чёрной волжанке в сторону дома.
   - А не навестить ли нам уважаемого господина коммерческого директора? - вдруг весело спросил капитан.
   - На каком основании? - засомневался Андрей.
   - Спросить, почему он бьёт по голове стажёров прокуратуры?
   - Так я же не видел его лица.
   - Знаю, но он-то нет.
   Андрей пожал плечами, всё ещё сомневаясь в законности подобного визита, а Вадим уже заложил лихой поворот, меняя курс.
   На городской квартире Комлева их ждало разочарование: тёмные окна его апартаментов на втором этаже говорили сами за себя.
   - Куда теперь, - спросил Андрей, когда Вадим вырулил из-под арки на улицу.
   - На дачу, - коротко ответил капитан и газанул так, что взвизгнули покрышки.
   На выезде из города их вознамерился остановить, заскучавший гаишник, но, вовремя заметив мигалку на крыше, крутанул жезлом, отменяя свою команду. Опять зарядил мелкий нудный дождик. Дворники со скрипом сметали водяную пыль со стёкол, действуя на нервы этим противным звуком. Вадим попробовал перевести их на другой режим, но стекло сразу стало похожим на матовое и пришлось вернуть рычаг в прежнее положение.
   - А если он не захочет с нами разговаривать? - спросил Андрей, чтобы нарушить гнетущую тишину.
   - Как говорил Наполеон: "Надо ввязаться в бой, а там посмотрим", - усмехнулся капитан.
   Машину они оставили, немного не доезжая до дачи Комлева. Андрей удивился, зачем такие предосторожности, если визит вполне официальный, но Вадим не ответил и только ухмыльнулся.
   - От собак, - пояснил капитан, доставая из багажника монтировку. - Тут их полно непривязанных бегает.
   Ни одной собаки они так и не встретили, может причиной тому была ненастная погода, в которую, как известно, хороший хозяин не выгоняет их из дому. Только у соседней с Комлевской дачи здоровенная псина с хриплым лаем кинулась к Андрею с другой стороны забора, заставив стажёра подскочить на месте от неожиданности.
   - Тише ты, - прошипел на него Вадим, как будто не собака облаяла Андрея, а он её. - На даче кто-то есть.
   Светилось крайнее длинное, но невысокое окно, похоже, кухонное, однако никакого движения за ним не наблюдалось. Андрей заметил, что машины Кома тоже не видно ни во дворе, ни на улице, и сказал об этом Вадиму.
   - Похоже - проскачка, - сказал задумчиво Капитан и, легко взбежав по ступенькам к массивной входной двери, нажал на кнопку звонка.
   Резкий немелодичный сигнал похожий на звук охранной сигнализации был слышен даже снаружи. Но внутри дома на него никто не откликнулся, и Вадим отпустил кнопку.
   - Может, у какой бабы затихарился, - сказал он задумчиво. - Ставлю свою месячную зарплату против твоей дневной, что завтра на работу он не явится. Позвонит и скажется больным или заявит, что тётка в Киеве умерла.
   - Нет у меня лишних денег, с тобой спорить, - не принял столь щедрых условий пари Ветров. - Тем более что, похоже, ты прав.
   - Проверить всё-таки нужно, - загадочно проговорил капитан, похлопывая монтировкой по ладони. - Сигнализации, насколько я понимаю, в доме нет.
   - Но это же незаконно, - попытался возмутиться Андрей.
   - А по башке тебя железкой бить - законно? Пошли, - не терпящим возражения тоном приказал Вадим отправился вправо, огибая дом против часовой стрелки.
   Андрей не нашедший, что возразить на странную логику капитана, направился следом
   Двустворчатые двери, ведущие из гостиной на выложенную красными кирпичиками террасу, были куда хлипче, и Полунин с первой же попытки открыл их, поддев монтировкой.
   - До чего странные люди, - проворчал он под нос. - Входная дверь, как в крепости, а эту - только пальцем ткнуть.
   Вадим передал монтировку Андрею и, включив маленький похожий на карандаш фонарик, осторожно вышел в гостиную.
   Они обошли весь дом от второго этажа до огромного отделанного досками подвала с небольшой сауной и новенькими тренажёрами, но никаких следов Комлева не нашли.
   - Ладно, поехали, - разочарованно вздохнул Полунин и направился к выходу.
   Вытащив шпингалеты, Вадим закрыл створки дверей так, что язычок замка встал точно на предназначенное ему место, и они спустились к калитке.
   - Жди здесь, - скомандовал капитан, - а я за машиной.
   Дождик немного усилился и Андрей с благодарность вспомнил маму, буквально силой навязавшую ему старую папину куртку, в которой он ездил на рыбалку. Без неё он весь сейчас был бы мокрым, а не только джинсы от колен и ниже. Стажёр потоптался на месте, втягивая голову в плечи и стараясь укрыться от порывов смешанного с дождём ветра и, от нечего делать, стал вспоминать прошедшую неделю и первое в своей жизни настоящее расследование. Оказалось, что работа сыщика - это не одно сплошное приключение, а временами неприятное, как теперешнее, стояние на дожде, дело, да к тому же довольно опасное, что он и испытал на своей собственной шкуре, а точнее - голове. От этих невесёлых мыслей его отвлекла капитанова волжанка, подкатившая прямо к промокшим ногам.
   - Чего ждёшь? Залезай, - раздался из машины добродушный голос Вадима, и передняя дверца призывно распахнулась.
   - Куда сейчас? - спросил Андрей, устраиваясь на сиденье и чувствуя, как мокрые джинсы облепили ноги.
   - Домой, - спокойно ответил капитан. - Привыкай, удача дама не постоянная.
   Движок тихо заурчал, и машина скользнула в исполосованную дождём, слегка разогнанную фарами ночную тьму. Вадим включил печку, настроил приёмник на радиостанцию передающую музыку для тех, кто в пути, и Андрей убаюканный шуршаньем дождя, теплом и тихими песнями незаметно уснул.
  
   8.
  
   Повезло Полунину, что Андрей пожалел дневной зарплаты: наутро Илья Комлев восседал на своём рабочем месте, но в должности директора "Интерпроекта". Ком видел кресло и стол Нилина, залитые кровью, и приказал заменить там мебель, а пока довольствовался старым кабинетом.
   О появлении директора Андрею сообщил Димон.
   - Сидит у себя в кабинете, как ни в чём не бывало, - говорил он почему-то шёпотом, хотя разговор шёл по телефону из аппаратной.
   - Не высовывайся, - порекомендовал ему Ветров, - сейчас будем.
   Он тут же позвонил Вадиму, а сам направился к Постниковой.
   Выслушав путаный рассказ о вчерашних событиях, Анна Сергеевна откинулась в кресле, постукивая авторучкой по столу.
   - Зови своего подельника. Чтоб через пятнадцать минут были у меня, - сказала она голосом, не предвещавшим ничего хорошего, и открыла одну из папок, лежащих на столе.
   Андрей перезвонил Полунину и сообщил о своих успехах.
   - Понятно, - Вадим минуту помолчал размышляя. - Ну, чего ты к ней попёрся?! Ладно, сиди не высовывайся, сейчас буду.
   Приехал он через десять минут и заставил стажёра повторить слово в слово всё, что тот рассказал Постниковой.
   - Не так уж и плохо, - вздохнул капитан с облегчением, выслушав Андрея. - Слава богу, что не сказал, как мы на дачу к Комлеву лазили. Остальное я беру на себя. Ты сиди, помалкивай.
   - А как же..., - начал было говорить Ветров, но Вадим оборвал его.
   - Я успел смотаться в "Интерпроект" и повидать Кома. Никаких следов вчерашней драки у него на лице нет. И получается, что мы в полной заднице.
   - Не может быть, - Андрей обескуражено посмотрел на Полунина. - Врезал я от души. Ты же сам кровь на кулаке видел.
   - Значит, это был не он, - развёл руками Вадим.
   - Ну, а остальные улики?
   - Сейчас Анна популярно объяснит тебе, что против Комлева ничего нет. Зато она лишилась последнего подозреваемого - бухгалтершу придётся отпустить.
   - Так это ж здорово, - вскинулся, поникший было, Андрей, - А убийцу мы всё равно найдём.
   - На ковёр пора, оптимист ты наш, - постучал по часам Полунин и направился к двери.
   - И как долго ты собирался партизанщину разводить? - спросила Постникова Вадима, когда он выложил на стол пакет с устройством, найденным в вентиляции.
   - Так три часа ночи было, Анна Сергеевна, - Андрей с удивлением увидел, что бесстрашный капитан слегка побаивается, - а с утра сразу к вам.
   - А куда на часок завернул? - с иронией спросила следователь, покусывая дужку очков.
   - В "Интерпроект". На Комлева глянуть.
   - Ну, и как?
   - Не он, - тяжело вздохнул Полунин.
   - Слушай, Вадик, я тебя не понимаю, - Анна Сергеевна говорила негромко, но Андрею в явственно послышались отдалённые раскаты грома - признак надвигающейся грозы. - Ну, ладно у Андрея ещё по молодости лет таракан в одном месте, но ты-то должен был сообразить, что ваша самодеятельность ни к чему хорошему не приведёт. Это ж чудо, что стажёр жив остался.
   - Одно другого не касается, - попытался возразить Полунин.
   - Ещё как касается. Вызвал бы опергруппу, кому в голову взбрело вам головы проламывать? - Постникова глубоко вздохнула, сдерживая эмоции. - Бери своего Ватсона и быстро в "Интерпроект" - изымать все задействованные в этом деле компьютеры.
   - Отдельно от сети мы ничего в них не увидим, - тихо заметил Андрей.
   - А когда их отформатируют - тем более, - прокурорша уже переключилась на действие и говорила без металла в голосе.
   Ветров с Вадимом поспешили на выход, довольные тем, что гроза зацепила их только краешком.
   - Пожалуй, Андрей пусть останется, - неожиданно сказала Постникова и показала на лежащий на столе пакет. - Поможет мне с этой штукой разобраться. А ты Вадик Комлева попробуй на месте колонуть, вроде как свидетеля, без адвоката. Ну, а не получится - сюда вези и компьютерщика тамошнего прихвати.
   - Это устройство очень похожее на то, что применяется в нашей лаборатории для контрольного отстрела оружия, - начал рассказывать Андрей, как только за капитаном закрылась дверь. - Крепится оно на раме, привинченной к статическому основанию анкерными болтами.
   - Не части, - остановила его следователь, - и поменьше технических терминов - не протокол пишешь. Я уже поняла, что кусок вентиляционной трубы придётся извлекать. Дальше.
   - Да тут особенно и нечего объяснять. По команде с компьютера, вот эта поперечина едет по направляющим и нажимает на спусковой крючок. А для прицеливания служит веб-камера, которая крепилась непосредственно на пистолете.
   - И управлялось это кем-то с компьютера Комлева?
   - Через компьютер Комлева, - уточнил Андрей. - Тот, кто стрелял, мог находиться на Гавайях или в Австралии.
   - Получается, что алиби только у тех, кто в момент убийства был на глазах у свидетелей вдали от компьютера?
   - Строго говоря - нет, - Андрей чувствовал себя виноватым, как будто это он задумал и осуществил это хитроумное убийство. - Можно написать небольшую программку и выстрел произойдёт автоматически в определённое время, но тут есть риск, что жертвы в этот момент на месте не окажется, выстрел будет сделан и всё провалится.
   - Это маловероятно, - прокурор покачала головой. - Так рисковать убийца не стал бы.
   - А что теперь будет с Москалёвой? - не удержался Андрей.
   - Содержание под стражей заменено на подписку о невыезде, о чём уведомлён её адвоката, - помрачнев, ответила Постникова. - Сказалось то, что ты звонком Нилина через Skype подтвердил правдивость её показаний. Но подозрения с неё до конца ещё не сняты.
   - Втык получили? - посочувствовал Ветров.
   - В основном за то, что выпустила, - согласилась Анна Сергеевна. - Начальство в высокие технологии вникать не хочет и очень не довольно, что готовое дело разваливается.
   - Звали, Анна Сергеевна? - заглянул в кабинет Борис.
   - Заходи, - пригласила его к столу следователь. - Тут для тебя работка необычная. Объясни ему, Андрюша, что к чему.
   Эксперт понял, с чем имеет дело, практически сразу. Он в пол уха слушал пояснения стажёра, почти с любовью разглядывая приспособление для дистанционного убийства.
   - Началось, - с восхищением сказал он, когда Андрей замолчал.
   - Что началось? - спросила строго Постникова, не понимая его восторгов.
   - С вступлением вас в двадцать первый век, - вместо ответа сказал Крамер. - И надо же не где-то, а в нашем захолустье! Да это же готовая статья в журнал по криминалистике!
   - Сначала убийцу поймать надо, - проворчала следователь, - а потом статьи писать.
   - Поймаете, - оптимистично заявил эксперт. - Он же не дома эту штуку изготавливал. Город у нас небольшой - побегаете, найдёте.
   - Горазды вы языком ловить.
   - Молодец, стажёр, - повернулся Борис к Ветрову. - Утёр нос динозаврам.
   - Откуда ты знаешь, что эту штуку он разыскал? - насторожилась Постникова.
   - Ну, он меня о такой возможности ещё дня два назад спрашивал, - с неохотой сказал эксперт, понимая, что ляпнул что-то не то, и виновато посмотрел на Андрея.
   - Рассказывай, - приказала следователь, когда Борис ушёл, неся на вытянутой руке драгоценную ношу.
   - Нечего рассказывать, - пожал плечами Ветров. - Так смутная догадка и ничего более.
   - Ты хоть понимаешь, что за эту самодеятельность ты по голове трубой и получил?
   - Анна Сергеевна, - возмутился Андрей. - Я что вам про крепления в вентиляции не рассказывал? Вы тогда мне однозначно намекнули, чтобы я свои фантазии при себе оставил.
   - Ошиблась, - неожиданно согласилась с ним Постникова. - Ещё есть?
   - Что есть? - не понял Ветров.
   - Фантазии ещё есть? Выкладывай, - прокурор говорила совершенно серьёзно. - Похоже, в этом деле без них не обойтись.
   - Я уверен, что Кулибин, изготовивший глушитель, и это устройство сделал. Он же его и установил.
   - Откуда такая уверенность?
   - Свириденко - знакомый семьи Нилиных, он у них дома всю электронику устанавливал. Загоруйко - прораб, руководивший ремонтом в кабинете директора, утверждает, что до и после них там, что-то налаживал техник, близко знакомый с Нилиным. Отсюда несложный логический вывод....
   - Согласна, - уже который раз признавая правоту шустрого стажёра, сказала Постникова, - дела эти будем объединять. Ещё что-нибудь есть?
   Ответить Андрей не успел, в кабинет с шумом ввалился Полунин. Возникшая было, догадка не успела закрепиться в мозгу стажёра и спряталась на время в глубинах памяти, не реализовавшись в плодотворную идею.
   - Ничего не вышло, - сказал опер с порога. - Упёрся рогами: " я - не я, и хата не моя". В коридоре сидит.
   - Адвоката требует? - Анна Сергеевна переключилась на капитана.
   - Пока нет.
   - Веди его ко мне, а вы с Андреем пока с Романенко побеседуйте. Может ещё что-нибудь всплывёт.
   - А кто такой Романенко? - удивился стажёр.
   - Друг твой - Димон, - рассмеялся Вадим, который знал фамилию Киборга по протоколам изъятия улик.
   Вадим отправил Комлева в кабинет к Постниковой, а Андрей повёл Димона на своё рабочее место. Кроме него в комнате квартировали ещё два человека, но на данный момент они, по счастью отсутствовали.
   - Давай, Андрюха, чаю гостям, - сказал Вадим, входя следом, - а мы пока с Дмитрием заполним шапку в протоколе.
   - Вы меня допрашивать будете? - удивлённо уставился на него Киборг.
   - Дим, ну ты же свидетель, причём не рядовой, - Полуянов был само обаяние.
   - Нет, конечно, я ж понимаю, - смутился Димон. - Непривычно как-то.
   Пока капитан заносил в протокол паспортные данные Киборга, Андрей поставил чайник и принёс на стол, три разномастных кружки, пакет с сушками и две банки: одну с сахаром; другую с пакетиками чая.
   - Богато живёт прокуратура, - восхитился Вадим. - У нас, кроме начатой бутылки водки у меня в сейфе, ничего съестного нет.
   - А теперь, Дима, сосредоточься, - проникновенно сказал Полунин, когда чай был готов. - Нужно вспомнить, что делал, каждый гость на даче у Комлева с шести до полседьмого вечера, а особенно сам хозяин.
   - Ком в это время футбол смотрел, считай, у меня на глазах, в компании кучи народу.
   Капитан и Андрей переглянулись. Вся их стройная теория рассыпалась.
   - Я тут поколдовал с утра, - нарушил тишину Киборг и полез в карман. - Вот адресок, с которого в субботу в восемнадцать четырнадцать заходили на Комов комп.
   Вадим выхватил из его рук мятый листок и посмотрел на разделённые точками цифры.
   - Чей адрес знаешь? - спросил он с надеждой у Димона.
   - Нет, но вы легко его пробьёте, - успокоил его тот. - У нас фирм по инетовской связи всего три штуки. Кстати с этого же адреса заходили тогда ночью, когда мы эту штуку нашли.
   Вадим вспомнил, как вспыхнули на веб-камере маленькие лампочки прямо ему в глаза.
   - Теперь я знаю, за что по голове получил, - радостно сообщил он оперу. - Этот тип увидел моё лицо и решил, что я занимаюсь самодеятельностью.
   - Обсудим это позже, сейчас у нас есть дело поважней. Звони Постниковой, - скомандовал Полунин Андрею. - Обрисуй обстановку и скажи, что мы на выезде. А я пока адреса фирм добуду.
   - А чего их добывать, - вмешался Димон. - Дайте мне комп с инетом на две минуты, и он у вас будет.
   - У Крамера, - предложил Андрей и стал набирать номер Постниковой.
   - Сообщите мне, как только что-то будет, - сказала следователь, выслушав стажёра. - Если будет нужна поддержка на фирмах, звоните.
   На добывание адресов у Киборга ушли не две минуты, а одна, зато, по закону подлости, нужные сведенья они получили только в последней четвёртой по счёту фирме (тут Димон в первый раз ошибся, фирм связи оказалось четыре).
   На всех фирмах пытались артачиться, но поговорив по телефону с Постниковой, сразу сдавались, и через некоторое время с облегчением извещали, что это не их адрес. На последней фирме всё пошло по тому же сценарию, за той лишь разницей, что адресок нашёлся.
   Принадлежал он компьютерному магазину, точнее их раутеру беспроводной связи.
   - Приехали, - объявил Димон, когда они узнали об этом.
   - В чём дело? - спросил Андрей, понимая по тону, что дела плохи.
   - Зови Вадима на улицу, я вам кое-что покажу, - вздохнув, сказал Киборг.
   Ветров позвал капитана, собиравшегося уже устроить тотальную проверку служащих.
   - Что ещё? - недовольно спросил Полунин, выйдя из магазина.
   - Давай в машину, - распорядился Димон.
   Они уселись в Волгу, Киборг достал из сумки, которую не выпускал из рук всё это время лэптоп и пару минут поколдовал над ним.
   - Готово, - наконец, удовлетворённо сказал он. - Я вошёл в интернет через раутер магазина.
   - И что это значит? - насторожённо поинтересовался Вадим, даже не взглянув на повернутый к нему экран.
   - Это значит, что вот так из машины, мог работать кто угодно, достаточно было узнать пароль входа в сеть, - Димон прямо сиял от счастья, что решил ещё одну компьютерную задачку. - Какой- то умник его на бумажке написал и прямо на раутер наклеил, чтобы не забыть.
   - Твою мать! - в сердцах выругался Полунин. - К пятку служащих добавились сотен пять их знакомых.
   - Не расстраивайся, - усмехнулся Андрей, только сейчас сообразивший, где они находятся. - Тебе не придётся шерстить эти пять сотен. Вот только будет ли от этого легче?
   - Ну почему ваша сообразительность только больше всё запутывает? - простонал капитан. - Давай, выкладывай.
   - Посмотри туда, - Андрей показал в конец улицы, противоположный тому, откуда они приехали.
   - Да, - только и сказал Вадим, увидев угол Центрального рынка.
   Через пять минут директор магазина подтвердил, что их постоянный клиент Витя Свириденко вполне мог знать пароль входа в сеть.
  
   9.
  
   Солнце, наконец, сжалилось над приунывшими от нескончаемого мелкого дождя, пропитавшего всё противной холодной влагой, обитателями города, и выглянуло из-за туч. Первыми поверили в перемену погоды к лучшему животные. Выбежали со двора две кошки и тут же спрятались под днище жигулёнка от трусившей по тротуару лохматой дворняги. Но собака, не обратив на них никакого внимание, той же неспешной рысью побежала дальше по своим непонятным человеку собачьим делам. Кошки выждали, пока враг удалился метров на тридцать, и серыми молниями рванули назад под арку, решив отложить путешествие до другого раза.
   Ветров, наблюдая за этой вознёй, повеселел, откинул капюшон куртки, подставив лицо ещё тёплым, несмотря на то, что дело клонилось к вечеру, солнечным лучам.
   День не задался, несмотря на то, что полностью подтвердилась, казавшаяся поначалу совершенно фантастической, его гипотеза убийства. Андрей по-прежнему считал Комлева главным подозреваемым. Даже, если убийство совершил не он лично, то, по крайней мере, был активным соучастником.
   Но Комлевским компьютером мог воспользоваться кто угодно. Тот же Свириденко, когда выполнял работу для Нилина, имел возможность загрузить все необходимые программы. Кстати, прораб Загоруйко и комендант Арнольд без колебаний указали на фото Кулибина, предъявленное им среди прочих. Теперь отпали последние сомнения в том, что именно Витя смонтировал расстрельное устройство для своего друга.
   Именно у Комлева была наилучшая возможность убрать улики из кабинета и подкинуть пистолет бухгалтерше. Но между убийством Нилина и прибытием на фирму Ильи прошло часа четыре, и как можно было ручаться за то, что никто другой за это время не проник в здание, чтобы замести следы преступления.
   Самый весомый, по мнению Андрея, аргумент, указывающий на коммерческого директора, фраза из записной книжки Кулибина - "СИНИЕ ЗУБЫ ДЛЯ СОМА", вообще никого не убеждал.
   Да и мотив - кресло директора, был слабоват. Через месяц другой оклемается Дыбенко, и всё вернётся на круги своя.
   Примерно так объяснила Постникова своё решение отпустить Илью Комлева домой под подписку о невыезде.
   - Ничего, Андрей, в нашем деле не всегда всё идёт гладко. Привыкай, - добавила она и положила перед ним целую стопку папок и повесток. - Поковыряйся в бумажках, остынь, глядишь, и осенит тебя.
   Стажёр честно перетряхнул все бумаги, выбрал три горящие повестки и отправился по адресам, построив маршрут так, чтобы к концу оказаться поближе к дому.
   Вручение на этот раз прошло безболезненно. Все получатели оказались на рабочих местах и спокойно расписались на вторых экземплярах. Надо заметить, что эта простая на вид процедура не всегда идёт так легко. Примерно неделю назад Андрей отыскал среди железнодорожных пакгаузов полуразрушенный гараж, в котором работал мужик, избивший вмешавшуюся в семейный конфликт соседку. Расположившиеся на ящиках вокруг деревянного колеса, на которое обычно наматывают толстые электрические кабели, трудящиеся встретили стажёра поначалу приветливо. Но, когда узнали о цели его прихода, как по команде, поставили стаканы и кинулись к нему, в матерной форме выражая свою нелюбовь к "мусорам". В тот раз Ветрову удалось убежать: сказалось различие в физической подготовке; но для себя решил в подобные места с повестками не ходить.
   Освободившись, отправился домой и уже на подходе к родному двору Андрей вдруг понял, что свобода ему не нужна - хотелось работать. Конечно, не высматривать дезертиров или злостных алиментщиков, чтобы вручить им бумажку, которую они выбросят после его ухода, а идти по следу оборотня: человека превратившегося в зверя, но не снаружи, а внутри.
   Он решительно достал мобильник, чтобы позвонить Вадиму: капитан-то уж точно занят сейчас чем-нибудь важным.
   - Андрей, - услышал он сзади негромкий голос.
   Ветров резко повернулся и чуть не столкнулся с незаметно подошедшей к нему Дашей.
   - Ты уже минут пять стоишь, сам с собой разговариваешь, - виновато улыбнулась девушка. - Случилось что?
   - Просто задумался, - Андрей смутился, представив, как он выглядел. - Ты к Светке идёшь?
   - Нет, я тебя ждала, - Даша помялась. - Дядя Саша сказал, что это ты помог маме из тюрьмы выбраться.
   - Все работали, - возразил Андрей, но почувствовал, как волна гордости захлестнула его.
   - Не спорь, - не отступала Даша. - Я и без него это знала: Мне Димон всё рассказал.
   - Вот трепло, - Андрей почему-то не злился на Киборга, не сумевшего сохранить тайну следствия. - Тогда ты должна знать, что он, как раз, и проделал почти всю работу.
   - Короче, я тебя поблагодарить хотела.
   - Ерунда, какая. Стоило из-за этого под дождём мокнуть.
   - Я в машине сидела, - кивнула девушка в сторону синей девятки, под которой прятались от своего извечного врага кошки.
   Наступило неловкое молчанье, про такие моменты в народе говорят: "милиционер родился". Всё как будто уже было сказано, но прощаться не хотелось.
   - Ты чем-то занята? - решился спросить Андрей.
   Девушка отрицательно покачала головой.
   - Может, посидим где-нибудь? - автоматически задав вопрос, Ветров стал лихорадочно вспоминать, сколько денег осталось у него от более чем скромной стажёрской зарплаты.
   - А ведь меня правда Света ждёт, - растерялась Даша. - Мы собирались отпраздновать это событие.
   - Тоже неплохо, - обрадовался Андрей, прикинув, что на бутылку вина и коробку конфет денег наверняка хватит. - Надо бы в магазин заскочить.
   - Ни к чему, - остановила его порыв Даша. - Только время терять. У меня кое-что с собой есть, да и Светка обещала приготовить.
   - Загоняй машину во двор, - крикнул Андрей, увидев, что Даша собирается открывать багажник. - Там сейчас места полно.
   Парковка нашлась прямо напротив подъезда Светы. Андрей по привычке хотел бежать по лестнице, но, не без усилия, опомнился и следом за Дашей вошёл в лифт. Уже второй раз за последнюю неделю он поднимался наверх, используя технику. Если первый раз причиной тому оказался удар по голове, то сейчас, похоже, прямым попаданием, был поражён другой не менее важный орган.
   - Привет! - Света ничуточки не удивилась, увидев вместе с подругой Ветрова. - Не разувайся. Неси всё на кухню.
   Андрея тут же впрягли в работу: он раздвинул стол, придвинул к нему диван и начал курсировать между кухней и гостиной в качестве подносчика боеприпасов.
   - Кто-то ещё будет? - спросил он, увидев, что накрывают на четверых.
   - На тебя я уже рассчитывать не могу, - рассмеялась Светлана. - Не оставаться же мне в старых девах.
   - Кто такой? - Андрей почувствовал, что это известие его задело: дружба тоже ревнива.
   - Сейчас и увидишь, - усмехнувшись, сказала Света, заслышав звонок, и побежала открывать.
   Андрей ожидал увидеть кого угодно, только не Киборга, но в дверях гостиной возник именно он. Димон, в отличие от Андрея, успел заскочить домой и выглядел совершенно неузнаваемым. Костюм, галстук и лёгкий запах хорошего одеколона превратили Киборга в Дмитрия Александровича Романенко.
   - Представлять, думаю, никого не надо, - довольная произведённым эффектом, сказала Света. - Сейчас цветы в воду поставлю, и можем начинать.
   Она достала из стенки вазу и вышла на кухню, а Даша взяла на себя обязанность рассаживать гостей.
   - Ты, Дим, как самый длинный садись на диван. Андрей у стенки, рядом я, а Света у прохода.
   - По какому случаю праздник? - спросил Димон, когда вино разлили по бокалам. - А то позвали, а причину не сказали.
   - Объявляется день хорошего настроения! - крикнула Света.
   Ветров мысленно поаплодировал сообразительной соседке. Действительно, не пить же за освобождение из тюрьмы Дашиной мамы.
   Только сейчас Андрей вспомнил, что целый день ничего не ел. Правда, поначалу стеснялся показывать свой зверский аппетит. После пары бокалов вина почувствовал себя свободнее и подналёг на закуски, полагая, что Светкино меню только ими и ограничится. Однако оказался не прав, а потому пельмени шли уже не так легко, как хотелось бы, но и с ними он справился.
   - Поделись секретом, как ты умудряешься оставаться в форме, с такими способностями? - попыталась поддеть его Светка.
   Но вполне освоившегося в компании Андрея смутить было невозможно.
   - Восполняю прежние голодные визиты к тебе, - парировал он с лёгкой улыбкой. - Чтобы средняя величина выглядела хотя бы прилично, ты должна накрыть, как минимум, ещё пару таких столов.
   Когда девушки убрали со стола и принесли кофе, лёгкий трёп свернул на витавшую в воздухе тему: расследование убийства Нилина.
   Димон, не стесняясь присутствия Андрея, которому обещал не болтать ни с кем на эту тему, начал рассказывать всё, что знает. При этом он так ловко вкручивал в сюжет свои домыслы, что уже не было ясно, где факты, а где его фантазии. Подогреваемый охами и восклицаниями благодарных слушательниц, Киборг договорился до того, что объявил компьютерный магазин, который они утром посетили, центром киллеров, использующих высокие технологии для своих целей.
   - Почему же тогда вы их не арестуете? - спросила Света, мужественно молчавшего до сих пор Андрея.
   - Это тайна следствия. Чтоб никому, - строго сказал Ветров и понизил голос. - Мы ещё не знаем, кто стоит во главе этой организации. Известна только его кличка - Киборг.
   Первой рассмеялась Даша, за ней, не выдержав, прыснул Андрей.
   - Чего городишь? - Света поняла, что её разыграли.
   - Что попало, - согласился Андрей. - Зато Димка чистую правду говорит.
   - А чем плохо для рабочей версии? - невозмутимо заметил Димон, потягивая кофе из чашки. - Кстати, игрушки можно, как тренажёры использовать для начинающих убийц.
   - А если без шуток, кто всё-таки Петра Николаевича застрелил? - спросила Даша.
   - Ком, - безапелляционно заявил Димка.
   - А чего его тогда отпустили? - недоверчиво спросила Света, подозревая, что её опять разыгрывают.
   - Тебе же Андрюха объяснил, хотят через него на главного выйти.
   Димон ударился в одну из своих завиральных теорий, но Андрей уже выключился из общего разговора, мысленно повторяя брошенную Киборгом фразу: " Тренажёры для начинающих убийц".
   - Я на минутку, мне позвонить нужно, - негромко сказал Ветров, поднимаясь из-за стола.
   На его слова внимание никто не обратил. Дамы слушали очередную рабочую версию Димона, а Киборг, когда говорил, вообще ничего не слышал.
   Он вышел на балкон и, поколебавшись, позвонил сначала Вадиму, но попал не вовремя.
   - Погоди, - кричал в трубку, Полунин, - сейчас закончим, я тебе перезвоню.
   Похоже, у капитана была серьёзная заварушка, в трубке слышалось приближающееся завывание милицейской сирены и возбуждённые голоса нескольких человек, говоривших одновременно.
   Тогда стажёр набрал номер своей наставницы.
   - Постникова слушает, - услышал он знакомый голос, Анна Сергеевна даже дома не расслаблялась до конца.
   - Это Андрей.
   - Давно не виделись, - даже не видя лица, стажёр понял, что прокурорша усмехается.
   - Я тут чего подумал..., - и Андрей рассказал ей пять минут назад пришедшую в голову идею.
   - А что, - Постникова помолчала с минуту, - в этом что-то есть. Разыщи Вадима, и дуйте в прокуратуру. Я буду вас ждать там.
   - Я уже звонил капитану, - сообщил Андрей. - У него что-то случилось. Он обещал перезвонить.
   - Хорошо, я сама с ним поговорю. Жди звонка.
   Андрей вернулся в гостиную. Разговор уже шёл о жизни голливудских звёзд. Спор крутился вокруг того факта, что в десятку самых высокооплачиваемых актёров не попало не одной женщины.
   - Это ни о чём не говорит, - горячилась Света. - У них, как везде. Женщина может быть в десять раз талантливее, но на первые роли пролезают мужики.
   - А ты что, Андрей, думаешь? - спросила неожиданно Даша, увидев, что Ветров вернулся с балкона.
   - Нашли специалиста, я только сейчас от вас об этом узнал.
   - Вот и хорошо, - поддержала подругу Света. - Будешь у нас независимым арбитром.
   - Наверно, - Андрей сделал паузу, - всё дело в том, что основные деньги приносит экшн, а, согласитесь, мужик в драке или с гранатомётом выглядит куда органичнее женщины.
   - Точно, - сразу согласилась Светка. - Как я об этом не подумала. И актёрский талант тут совершенно не причём.
   - Бросьте, - не сдавался Димон. - В сериале "Терминатор" баба, извините, женщина киборга играет - срамота, да и только.
   - Да вы о разных вещах говорите, - вмешалась Даша. - Это всё равно, что сравнивать оперную певицу с какой-нибудь попсовой звездой.
   Что ответил на это Киборг, Андрей уже не слышал. Зазвонил мобильник, и пришлось снова выйти на балкон.
   - Ты чего ж не сказал в чём дело? - сходу упрекнул его Вадим.
   - А ты мне дал хоть слово вставить? - удивился его наглости Ветров.
   - Ладно, не кипятись, - капитан перешёл на деловой тон. - Говори, где находишься, я за тобой заеду.
   - Подъезжай к моему дому. Я в соседнем подъезде - в гостях.
   - Уже еду. Минут через пять спускайся.
   Андрей вернулся в гостиную и увидел, что вся компания смотрит на него.
   - С работы позвонили, - виноватым тоном сказал он. - Надо ехать.
   - Убийство? - шёпотом спросила хозяйка, сделав круглые глаза.
   - Нет, срочный обыск.
   - Да, что за жизнь такая? - Светкиному возмущению не было предела. - Что там, кроме тебя, никого нет? Выдернуть человека из-за стола - это ж натуральное свинство.
   - Отстань от него, - попыталась защитить Андрея Даша. - Мало человеку вечер испортили, а тут ты ещё.
   - Нет, - Светка покачала головой, - не нужен тебе такой муж, Дашутка. Но ты не расстраивайся, я найду тебе другого.
   - Пожалуй, тогда я у тебя Димона отобью, - не растерялась Даша. - Я вас познакомила - я вас и разведу.
   - Ты понял, Андрюха, - возмутился Киборг. - Нас тут даже не спрашивают.
   - Прошу прощения, - извинился Андрей, увидев, что пять минут, отмерянные ему Вадимом, заканчиваются. - Я побежал.
   Расчёт оказался точным: из подъезда он вылетел прямо к подъезжающей чёрной Волге Полунина.
  
   10.
  
   - Он как раз на даче, - сказал Вадим, когда они выехали со двора. - Мы с тобой гоним к нему, а Анна с бригадой подъедет следом.
   На выезде из города всё повторилось: гаишник ринулся было останавливать их с палкой наперевес, Полунин включил мигалки, и тот отошёл, порываясь отдать честь.
   По сухой погоде доехали быстро. На этот раз дом переливался огнями, как круизный лайнер. Андрей направился к входной двери, но Полунин его удержал.
   - Не гони волну, - усмехнулся капитан. - Машина на месте, клиент тоже, будем дожидаться прибытия основных сил. Лучше расскажи, как тебе такое в голову пришло. Мысль, конечно, простая, но непривычная.
   - Мы тут в компании с Димоном были. Он расфантазировался: "Компьютерные игрушки можно для тренировок киллеров применять" - говорит. Тут меня и осенило: а где же убийца Нилина учился стрелять через три компьютера? Вспомнил я про Комлевский подвал, обшитый досками. Ну, пожалуй, и всё.
   - Конечно, это не факт, что так и будет, но мыслишь правильно.
   - Долго ждать, как думаешь? - спросил Андрей.
   Ответить Вадим не успел. Сзади их осветили фары, а через минуту у забора остановились микроавтобус и милицейский Уазик.
   - Дома? - спросила Постникова, прогнувшись назад, чтобы размять затёкшую спину.
   - Должен быть, - ответил Полунин, хотя понимал, что вопрос чисто риторический.
   - Тогда пошли.
   Анна Сергеевна во главе внушительной делегации поднялась по ступенькам и нажала кнопку звонка. В тёмном окне кухни мелькнула неясная фигура, и в дверях появился Илья Комлев собственной персоной.
   - И что всё это значит? - спросил он решительным голосом, но обмякшее тело и бегающие глаза выдавали страх.
   - У нас есть постановление на обыск вашего дома, - Постникова говорила сухо и деловито. - Разрешите войти?
   Комлев посторонился, и опергруппа вошла в дом.
   - Подождём пока здесь, - сказала следователь, проходя на кухню. - Где тут свет включается, Илья Семёнович?
   Он щёлкнул выключателем и застыл на месте, глядя на прокурора.
   - Проходите, садитесь, - пригласила она Комлева. Подождём, пока капитан понятых приведёт.
   Понятые, пожилая пара с соседней дачи, чья собака вчера своим неожиданным лаем напугала Андрея, с любопытством разглядывали милиционеров с автоматами и побледневшего хозяина.
   - Приступим, - объявила Постникова и прямиком отправилась в подвал.
   За ней потянулись остальные, осторожно ступая по ступенькам полутёмной лестницы. Комлев и тут по просьбе следователя включил свет, после чего эксперт приступил к работе.
   Искать долго не пришлось. Уже через пару минут криминалист показывал понятым замазанные похожим на пластик веществом, имитирующим цвет и текстуру доски, круглые отверстия и объяснял, что это означает.
   Потом Вадим сходил в машину за инструментом, и они с Андреем под руководством Крамера начали осторожно отдирать доски с пулевыми отверстиями и складывать их в стороне. Доски были прибиты вертикально, поэтому почти все пули рядком лежали на горизонтальных поперечинах, к которым крепилась обшивка, и Борис стал собирать их, показывая каждую одуревшим от обилия впечатлений понятым. Кроме досок и пуль были изъяты и оба компьютера, находящиеся на даче: стационарный и ноутбук.
   Комлев, быстро сообразивший, что влип, причём основательно, сидел в углу на табуретке, вперив взгляд в пол, и поднял глаза только, чтобы подписать протокол обыска.
   Последним поставил свою подпись следователь стажёр Ветров. Соседи пошли домой, а опергруппа, опечатав дачу и прихватив хозяина, отправилась в город.
   Впереди ехал Уазик с задержанным, следом, с приоткрытой задней дверцей (доски оказались слишком длинными), микроавтобус прокуратуры, а в хвосте колонны Волга капитана.
   Пассажиров у Полунина прибавилось, Постникова и Крамер решили ехать с ним, справедливо полагая, что в микроавтобусе из-за открытых дверей будет холодновато.
   - Ну, как вам стажёр? - спросил Вадим, как будто Андрея и нет в машине.
   - Не перехвали, - усмехнулась Анна Сергеевна. - Честно сказать, до сих пор не понимаю, как такая очевидная мысль так долго никому не приходила в голову.
   - А что ты, наука, скажешь? - обратился Полунин к эксперту.
   - У нас у всех ещё черте, сколько дел на каждом висит, а у него башка свободна, - ответил Борис и повернулся к Андрею. - Но, конечно, молодец.
   - Быть тебе Андрюха генералом, - подытожил импровизированный опрос общественного мнения Вадим, - если не сбежишь раньше на вольные хлеба.
   На некоторое время в машине установилась тишина, нарушаемая лишь негромким урчанием мотора.
   - Ещё какие-нибудь мысли есть? - снова подал голос капитан, обращаясь на этот раз к Ветрову.
   - Посмотрим, что дадут отпечатки пальцев и анализ крови, - Андрей чувствовал себя неуютно от повышенного внимания к своей особе, - но я почти уверен, что трубой меня не он отоварил. Нападавшего я зацепил хорошо, обязательно должен был след остаться.
   - До этого мы тоже догадались, - Вадим включил радио, и салон заполнил синтетический голос одной из звездушек.
   - Выруби ты это вытьё, - попросила Постникова. - Было бы чего стоящее. И чего вас с озарениями к вечеру разбирает? Берите пример с Менделеева: ночью придумывал - днём работал. А лучше всего, как нормальные люди, всё делать в течение дня.
   - Да я и не хотел вам звонить, - попытался оправдаться Андрей, - но....
   - Похоже, переутомился, стажёр, - рассмеялся Полунин, - шуток не понимает. Ничего, сейчас Кома быстренько расколем, и часам к трём утра уже будешь у себя в кровати.
   - Опять шутишь, - проворчал Ветров. - Ночные допросы запрещены.
   Так за лёгким трёпом незаметно доехали до прокуратуры. Борис с помощью милиционеров занялся складированием нестандартных улик, а Андрей с Полуниным проводили Кома в кабинет Постниковой.
   Шутка о допросе до утра неожиданно получила возможность реализоваться в действительности. Игорь окончательно сломался и чуть ли не умолял Анну Сергеевну выслушать его.
   - Не нужен мне никакой адвокат, и плевать, что уже ночь, - с жаром говорил он следователю. - Что хотите, подпишу. С меня, как груз свалился. Расскажу всё и в камере высплюсь.
   - Хорошо, - согласилась Постникова. - Сейчас и приступим.
   - Если можно, - замялся Комлев, оглянувшись на Ветрова и Полунина, - только мы с вами.
   - Мы у Андрея подождём, - вмешался Вадим, чтобы разрядить неловкую ситуацию.
   Анна Сергеевна молча, кивнула головой.
   - Если понадобимся, вы ребятам скажите, - добавил Полунин, останавливаясь в дверях и показывая на сидевших у кабинета двух милиционеров.
   - Вы тут внимательнее, - сказал он охранникам, когда дверь закрылась. - Он сейчас на нервах, кто знает, что ему через минуту в голову придёт. Мы вон за той дверью, как раз напротив лестницы.
   - Не впервой, товарищ капитан, - по-деловому ответил старший сержант. - Можете, не беспокоится.
   - Не думал я, что директор так быстро поплывёт, - сказал Вадим, усаживаясь в самое удобное кресло в комнате. - Мне казалось - будет упираться до последней возможности.
   - А куда ему деваться? Пули наверняка от нашего Макарова - тут не отвертишься. Железобетонная улика.
   Андрей прошёл в дальний угол кабинета, где стояла тумбочка с хозяйственными принадлежностями.
   - Кофе будешь? - спросил он Вадима, доставая электрический чайник.
   - А в сейфе у тебя ничего нет?
   - У меня и сейфа нет.
   - Знаешь что, - неожиданно сказал Полунин. - Оставь ты этот чайник. Прямо напротив прокуратуры отличная кафешка, а я, с утра не евши. У Анны с Комом это надолго, ему всю душу излить надо, а тут торопить нельзя.
   - Ладно, - согласился Ветров, - я, правда, есть не хочу, но компанию тебе составить могу.
   Кафе с незамысловатым названием "Погребок", расположилось в полуподвале дома, находящегося метрах в двухстах от прокуратуры наискосок через улицу. Какого-то определённого стиля в отделке Андрей не заметил, но там было вполне уютно.
   Уже не молодая с точки зрения Андрея женщина лет сорока, работавшая за буфетчицу и официантку, встретила Вадима, как старого знакомого.
   - Каков настрой? - спросила она Полунина, широко улыбаясь.
   - Жрать хочу, Верочка, - сказал капитан, целуя её в слегка подштукатуренную щёку. - И сто граммов, конечно.
   - А товарищ? - кивнула она в сторону стажёра.
   - Я не голоден..., - начал объяснять Ветров.
   - И товарищу то же самое, кроме водки, - оборвал его Вадим. - Разве тебе мама не говорила, что аппетит приходит во время еды?
   Они устроились в одной из кабинок, идущих вдоль стен, а Верочка отошла передать заказ в небольшое окошко позади барной стойки.
   - Слушай, Вадик, - прошептал Андрей, - у меня денег кот наплакал.
   - О чём базар? Как говорят наши клиенты, - усмехнулся Полунин. - Считай, что ты у меня в гостях, и выкинь всё из головы.
   Народу в кафе было немного, кроме Андрея и Вадима, в противоположной части небольшого зала сидела компания из троих накачанных ребят и ярко накрашенной девицы.
   - Погоди минутку, - Полунин встал и подошёл к стойке, где Верочка переливала из бутылки в графинчик заказанную Вадимом водку.
   Сказав что-то весёлое, от чего буфетчица от души рассмеялась, Полунин забрал похожий на лабораторную колбу графин и вернулся на место.
   - Работать надо с населением, - весело сказал капитан, наливая водочки, - и тебе везде будут рады.
   - Возмлжно не все, - добавил Андрей, заметив, как один из бычков встал из-за стола и решительным шагом направился в их сторону.
   Но далеко он не ушёл. Ему наперерез выскочила похожая на разъярённую кошку Верочка и, схватив дебошира за плечо, стала тихо, но очень экспрессивно, что-то говорить. Судя по характерной артикуляции, разговор шёл на том языке, который на западе называют сленгом, а у нас матом. Вся воинственность у парня пропала, он опустил голову и вернулся к друзьям.
   - Ведь не все посетители такие покладистые, - заметил Ветров. - Что она будет делать, если попадётся менее сговорчивый клиент?
   - Тогда в зал выйдет повар, дядя Коля, - усмехнулся Вадим. - Он такой большой, что в зале просто не останется места для драки.
   Андрей родился в этом городе и никуда, дольше, чем на месяц, из него не уезжал. Он считал, что знает в нём каждый закоулок. И, вдруг, оказалось, что на этих знакомых с детства улицах идёт какая-то другая, незнакомая ему жизнь. Зачем искать магические артефакты, чтобы попасть в параллельные миры, если они существуют совершенно открыто, и достаточно сделать несколько шагов в сторону, чтобы попасть туда. Примером этому вполне могло служить это маленькое кафе, живущее по своим законам. Где не признающие ничьей власти отморозки, слушаются крашеную повелительницу, а за стеной громыхает чем-то тяжёлым таинственный дядя Коля - невидимый гарант мира этой вселенной.
   Из зазеркалья Андрея вернули дразнящие ароматы простой, но очень привлекательно выглядевшей и пахнущей еды. Ждать прихода аппетита не пришлось. Желудок затребовал пищи, выделяя слюну, не хуже чем у собаки Павлова.
   - Ну, как? - хохотнул Вадим, от которого не укрылось борение плоти и разума. - Будешь ещё выпендриваться?
   - Ни за что, - по слогам произнёс стажёр, вооружаясь ножом и вилкой.
   После ужина Вера соорудила два хороших бутерброда и пару кофе в закрытых крышками картонных стаканах.
   - Приходи почаще, - улыбнулась капитану хозяйка, передавая пакет.
   Заскучавшие и уже оголодавшие милиционеры обрадовались скромному перекусу, как будто это был царский ужин. Бутерброды исчезли в мгновение ока, зато кофе они растянули надолго, смакуя каждый глоток.
   - Как там, тихо? - спросил Вадим, подождав пока они покончат с едой.
   - Часа два он что-то говорит, но слов не разобрать. Только и слышно: "Бу-бу-бу, бу-бу-бу", - с охотой рассказал сержант, бывший в этой паре за старшего.
   - Интересно, долго ещё ждать, - размышляя вслух, произнёс Полунин.
   Тут, как бы в ответ на его слова, дверь открылась и оттуда выглянула Постникова.
   - Отведите арестованного в камеру, - усталым голосом приказала она сержанту, потом кивнула головой капитану и стажёру. - А вы зайдите ко мне.
   Молоденький сержант снова надел на Комлева наручники, и вся троица направилась в сторону выхода, а Полунин и Андрей прошли мимо Анны Сергеевны в её кабинет.
   - Всё рассказал, - прикрыв рукой зевок, сообщила следователь.
   - Это уже было ясно, что он расколется до самой..., - тут Вадим на секунду запнулся, но тут же нашёлся, - ... до самого основания.
   - И кто убил Нилина? - поинтересовался Андрей.
   - Комлев утверждает, что Свириденко.
   - Кто ж тогда Кулибина замочил?
   - А вот этого он не знает, - развела руками прокурор. - Ещё вопросы есть?
   - Нам бы протокол посмотреть, - попросил Полунин, искоса взглянув на Анну Сергеевну.
   - С ума сошли, - возмутилась Постникова. - Первый час ночи. Завтра утречком - милости просим. Там не только протокол, я весь допрос на диктофон записала. А сейчас по домам.
   - Вас подкинуть, - Вадим не скрывал разочарования.
   - Если можешь, - она делала вид, что не замечает гримас капитана. - А то мужа поднимать среди ночи неохота.
   Когда Анна Сергеевна вышла из машины у своего дома, Андрей с Вадимом переглянулись и, не сговариваясь, рассмеялись.
   - Чего мы два часа там торчали? - отсмеявшись, сказал Андрей.
   - Не скажи, - возразил Полунин. - Поужинали классно.
  
   11.
  
  Признание Комлева Андрей с Полуниным слушали в кабинете у Анны Сергеевны. Сама Постникова в это время была у начальства, и никто не мешал сыщикам обсуждать услышанное.
  Наконец, открылось, почему коммерческий директор пошёл на это преступление. Как часто бывает, одно неверное действие тянет за собой другое, и так далее по цепочке. Игорь Комлев несколько месяцев назад подсел на игру. И это притом, что раньше не играл даже в неазартные игры и всегда с презрением относился к тем, кто не мог побороть этой страсти.
  Наличность, а потом и деньги со счёта утекли с удивительной быстротой, но остановиться было уже выше его сил.
  Первый раз Пётр дал денег взаймы, не спрашивая, однако по своим очень не слабым каналам быстро выяснил, для чего они Илье понадобились. На вторую просьбу ответил отказом.
   - Пойми меня правильно, - с некоторой дозой назидания в голосе, сказал он. - Финансовая пропасть самая глубокая, и я не хочу вместе с тобой проверять, где у неё дно.
   - Только не нужно мне читать мораль, - вспылил Комлев. - Я уже достаточно большой мальчик.
   В кабинете повисла неприятная тишина. Илья понял, что денег ему Нилин в этот раз не даст, и уже лихорадочно думал, где он их будет доставать. Но оказалось, что это не совсем так.
  - Хорошо, - неожиданно произнёс Пётр, - хочешь стать нищим - будь им. Деньги я тебе дам под расписку и залог.
  - И что тебе заложить? - удивился Комлев. - Квартиру, дачу?
  - Ничего этого не надо, - Нилин посмотрел на друга с презрительной гримасой. - Дай мне часть твоих акций и напиши в расписке, когда выкупишь.
  
   ***
  - Так повторялось, пока все акции не оказались в сейфе у Петра, - голос
  Комлева звучал глухо, а после этой фразы он совсем замолчал, и слышалось только шипение ленты в диктофоне.
   - Значит, вашей целью было вернуть заложенные акции? - прервала затянувшуюся паузу Постникова.
   - Да в моей голове вообще ничего, кроме отчаянья, тогда не было, - почти выкрикнул Комлев. - Когда Нил заявил, что время вышло, и у меня есть шесть часов, чтобы выкупить акции, я по его тону понял - со мной всё кончено.
   - Когда это было? - уточнила следователь.
   - Примерно месяц назад, - Комлев помолчал, как видно стараясь вспомнить точнее. - Точно не помню.
   - Потом вспомните, - Постникова не хотела, чтобы его признание затормозилось из-за такой мелочи. - Продолжайте.
   - Короче, взял я водки, кое какой закуски и к Витьке.
   - Как его фамилия? - небрежно спросила Анна Сергеевна.
   - Свириденко Виктор, которого убили, - Комлев запнулся, а потом быстро спросил. - Вы думаете, я его...?
   - Почему вы считаете, что это было убийство, а не самоубийство?
   - Я был на похоронах. Их в один день с Петром хоронили, Только Витьку утром. Там все говорили, что его убили.
   - Кто это говорил?
   - Точно я уже и не помню. Все говорили.
   - Пока оставим это, - Постникова умело направляла разговор в нужное русло. - Итак, вы отправились к Свириденко....
  
   ***
   - По какому случаю пьём? - Виктор снял коричневый рабочий халат с замысловатой эмблемой, вышитой на нагрудном кармане.
   - Дело есть, - Илья торопливо разлил водку по стаканам.
   - Это я уже понял, - Кулибин двумя руками пригладил волосы и сел за стол напротив приятеля. - Без дела вы ко мне теперь не обращаетесь.
   - Ты меня не понял, - Ком поднял наполненный на треть стакан и они чокнулись. - Давай за удачу.
   - Что ж давай. Ты, я слышал, последнее время её за хвост пытаешься поймать, - Виктор выбрал, по каким-то только ему известным критериям, маринованный огурчик из середины банки, не спеша выпил водку и с удовольствием закусил.
   Илья, даже не закусив, налил по второй. Снова чокнулись и выпили без тостов. На этот раз Свириденко соорудил себе огромный бутерброд, напихав всякой всячины между двумя кусками хлеба.
   - С утра не жравши, - зачем-то пояснил он, уминая свой сендвич.
   За столом повисло молчанье, слышно было только, как булькает разливаемая по стаканам водка, и шумно жуёт Виктор. Наконец, он доел, вздохнул и выпил колы прямо из бутылки.
   - Не гони, - остановил Кулибин друга, собирающегося продолжить. - Давай о деле, выпить мы ещё успеем.
   Ком поставил стакан, повертел его пальцами, собираясь с мыслями и начал рассказывать Виктору о своих неприятностях. Тот, молча, слушал, изредка прикладываясь к бутылке с колой.
   - Про твои подвиги в казино я наслышан, - медленно проговорил он, когда Илья закончил свой рассказ. - И на Петьку это похоже, но что ты хочешь от меня? Денег я тебе таких, при всём желании, достать не могу, да и срок выкупа через два часа истекает.
   - Сведи с человеком, который заберёт акции из сейфа, - выпалил Комлев. - Тут на рынке наверняка такие люди есть.
   - Заберёт, - усмехнулся Виктор. - Как будто Нил у тебя в песочнице совок отобрал. Хочешь ограбить своего начальника так и говори.
   - Ну, да, - опустив голову вниз, выдавил из себя Илья.
   - Подумаю, - немного помолчав, сказал Кулибин. - Решу, позвоню.
   Больше к этому разговору они не возвращались. Когда первая бутылка опустела, Ком стал прощаться, ссылаясь на какие-то неотложные дела. Виктор его особо не удерживал.
   Позвонил он уже назавтра и предложил заглянуть в мастерскую к вечеру.
   - Приходи в восемь. Не опаздывай, я ещё с одним человечком встречаюсь, - предупредил Виктор. - Уточним кое-какие детали.
   Илья приехал на пятнадцать минут раньше и решил подождать в машине. К своему удивлению он увидел, что Виктор тоже появился у мастерской за несколько минут до установленного срока, вынырнув откуда-то из глубин рынка. Без двух восемь Ком вылез из машины и направился в мастерскую.
   - Садись, - Кулибин показал на стул напротив себя.
   Илья удивился такой официальности, до сих пор ему не требовалось специального приглашения, чтобы сесть.
   - Поговорил я с народом: стрёмное это дело. Когда акции пропадут, Нил тебя первого за жабры возьмёт. А что ты расколешься - это к бабке не ходить.
   Комлев попытался что-то возразить, но Виктор остановил его.
   В ментовке ты, может быть, и сумел бы отбрехаться, хотя тоже сомнительно. Но Петька туда не пойдёт, он на тебя, наверняка, своих ребят спустит, а тут ты поплывёшь через несколько минут. Да и как ты потом эти акции в дело пустишь?
   - Продам. Есть желающие.
   - Это они желающие, полка не знают, что товар палёный.
   - Значит, ничего не выйдет, - потерянно констатировал Илья.
   - Вот этого я не говорил, - неожиданно возразил Кулибин. - Появилась у меня одна идея, как нам это с тобой вдвоём провернуть.
   - Но ты сам говоришь, что Нил меня расколет.
   - Это если жив будет.
   - Что?! - вскрикнул Илья и замотал головой. - Нет, я на это не пойду.
   - Ты сначала послушай, а потом решай, - Виктор, не вставая, открыл над собой дверцу подвесного шкафчика и достал оттуда початую бутылку коньяка и плитку шоколада. - Давай примем по пятьдесят капель. Стаканы позади тебя.
   Ошарашенный предложением приятеля, Ком исполнил его просьбу. Виктор налил в них на треть коньяку и слегка стукнул краем своего стакана по стоящему на столе.
   - За нас, - коротко сказал он и махнул свою порцию, как будто это был не благородный напиток, а обыкновенная водка.
   Илья же выпил свою порцию, как воду, даже не почувствовав вкуса напитка.
   - У меня на Петьку большой зуб по жизни, - заговорил Кулибин, разворачивая шоколад.
   Первую полоску с тремя кубиками он протянул Комлеву, потом ровно столько же отломил себе и стал медленно жевать.
   - Ведь я тогда из-за него в драку ввязался, - продолжил Виктор, - а он, сука, за моё исключение на собрании комитета комсомола проголосовал. Не случись этого, я может тоже сейчас не в этой задрипанной мастерской сидел, а в дорогом костюмчике где-нибудь в офисе.
   На этот раз Кулибин приготовил шоколад заранее, потом налил, и они, молча, выпили.
   - Петька сейчас ремонт в кабинете затеял и меня позвал кое-что сделать, - начал объяснять Виктор, истолковав молчание Ильи за согласие. - Я всё там приготовлю, останется только дня за три до того устройство установить.
  И он изложил свой план убийства с использованием высоких технологий.
  - В нашей глуши ни один мент не допрёт, как всё произошло, - самодовольно сказал он в конце своего рассказа. - Самые продвинутые из них считают, что компьютер нужен, только чтобы игрушки запускать и в "Одноклассники" лазить.
  - Нет, на убийство я не подписываюсь, - решительно возразил Илья.
  - Ещё как подпишешься, - криво усмехнулся Виктор и, картинно подняв вверх руку, включил диктофон. - Что скажет Петька, если я дам ему это послушать? Да и в прокуратуре вполне возможно заинтересуются.
  На записи, которую Ком услышал, он не двусмысленно уговаривал Кулибина устроить ограбление.
  - А зачем за три дня его устанавливать, это ж лишний риск? - спросил Комлев, уже смирившийся с тем, что бывший приятель Нил должен умереть.
  - Надо шифр на сейфе подсмотреть. Как ты иначе его откроешь?
  Илья согласно кивнул, похоже, у Кулибина всё было предусмотрено.
  - Я тебе небольшую такую штучку дам, ты её в разъём USB вставишь, - уже как о решённом деле, толковал Виктор, а программки кое-какие я тебе заранее поставлю. Твои заботы - быть там первым и всё железо убрать, а чтобы в твоём компе ничего не осталось, я сам позабочусь.
   События развивались, как и предсказывал Кулибин. Это вдохновляло Кома, помогая загонять страх внутрь. Моральное обоснование своим действиям Илья нашёл уже давно: Петька совершил подлость и должен быть наказан.
   Виктор несколько раз приезжал к Комлеву на дачу, где проводил испытания конструкции и тренировки по стрельбе. Каждый раз, отстрелявшись, Кулибин аккуратно замазывал оставшиеся от пуль дырочки в стене специальным пластиком, практически не отличимым по цвету от досок обшивки.
   Наконец, всё было готово, и Игорь по совету подельника организовал у себя на даче празднование юбилея фирмы. Мероприятие это должно было пройти ещё полтора месяца назад, но сорвалось из-за болезни Дыбенко.
   Установка устройства прошла без проблем, и вскоре у них был код сейфа. А в субботу был убит Нил.
   Комлев старался всё время держаться на глазах и даже поиграл с Димоном в компьютерную игру, хотя терпеть этого не мог. Около восьми позвонила Полина и попросила позвать к телефону Петра. И завертелось....
   Гостям Илья ничего говорить не стал, да им было и не до него, а Полину убедил подождать дома. По дороге ему позвонил Виктор и распорядился пистолет спрятать в кабинете главбуха, благо копии всех ключей Кулибин сделал заранее.
   На место убийства Ком приехал первым. От вида развороченного пулей затылка его чуть не вырвало, но он сумел пересилить эти позывы и, стараясь не глядеть в сторону трупа, проделал всю необходимую работу. Забрал акции, поменял развороченную выстрелом вентиляционную решётку, спрятал устройство, позвонил на дачу, чтобы иметь под рукой свидетелей способных подтвердить его алиби, подсунул Москалёвой в шкаф пистолет и только после этого вызвал милицию.
   Время от убийства до ареста стало для Комлева сплошным кошмаром. Когда арестовали главбуха, страх за себя, как ни странно, сменился угрызениями совести. Потом он узнал о смерти Виктора, и чувство страха снова завладело им. Илья, человек не глупый, отлично понимал, что убийство Кулибина через несколько часов после смерти Петра, не случайно. Кто-то ещё знал обо всём и теперь заметал следы, и Ком вполне мог стать следующеё жертвой. У него даже появилось желание пойти и самому сдаться, чтобы избежать участи подельника. Но тут его вызвали в прокуратуру и предъявили устройство. По вопросам следователя Илья понял, что у них на него фактически ничего нет, и немного успокоился. Появилась робкая надежда - авось пронесёт.
   Не пронесло. Зря поверил Илья в криминальный талант Кулибина. Ошибок тот наделал предостаточно. В подвале милиция отыскала следы Витькиных тренировок. Коменданту взбрело в голову повесить на подсобку, где было спрятано приспособление, замок, и в итоге оно попало в руки следователя. А попытка перевести стрелки на главбуха привела к тому, что по глушителю вышли на самого Свириденко, и, будь он жив, сидел бы сейчас в соседней камере.
  
   ***
   - Поздравляю, стажёр, с удачным началом, - сказал Вадим, как только диктофон замолчал, и, сделав серьёзную мину на лице, пожал Ветрову руку. - Ну, и, понятное дело, с тебя причитается.
   Виновник торжества замялся, а Полунин, неверно истолковав это, добавил.
   - О твоём бедственном финансовом положении наслышан, поэтому приглашаю отметить событие за мой счёт.
   - Думаю, торопимся мы праздновать, - выдавил из себя Андрей. - Был ещё кто-то в этом деле. Илья Кулибина не мог убить просто физически, так как в это время его допрашивал ваш майор, да и меня по голове не он стукнул, что подтверждено экспертизой.
   - Идеалист ты, стажёр, - с сожалением посмотрел на него капитан. - Убийца Нилина известен, пособник его тоже. Дело Кулибина пойдёт отдельно своим чередом, а нападение на тебя с целью ограбления так и повиснет на местном отделении милиции.
   - Неправильно это, - буркнул Андрей, начиная осознавать, что Полунин прав, и всё будет именно так, как он предсказал.
   - Это жизнь, - философски заметил Вадим. - Такую возможность, покрасоваться перед телекамерами начальство не упустит. Ещё бы, раскрыто заказное убийство не последнего в городе человека. А то, что убийц Свириденко пока не нашли, так таких глухарей у нас немеряно.
   Вернулась от начальства Постникова и, почти слово в слово, повторила предсказание капитана.
   - Ты, Андрюша, не унывай, - сделала она попытку подбодрить Ветрова, заметив его кислую мину. - Мы не киношные герои, которые могут всё бросить и заниматься только одним расследованием. И на мне, и на приятеле твоём куча дел висит одновременно. Приходится крутиться.
   - Я всё понимаю, - Андрею было немного неловко, что его как бы успокаивают. - Мы тут с Вадимом перекусить собрались.
   - Вот это правильно, - Постникова, явно, обрадовалась возможности закончить этот не очень приятный разговор, - идите.
  
   12.
  
  В остальном Вадим тоже угадал. Всё произошло именно так, как он описывал Андрею. Восторженный шум в средствах массовой информации не утихал несколько дней. Даже столичные каналы посмаковали в новостях и передачах на криминальную тему такое необычное убийство. А потом наступила тишина.
   Андрей встречал иногда Полунина, заскакивающего в прокуратуру по разным делам, и от него узнавал, что ничего нового по убийству Свириденко нет, а уж нападение в подъезде на самого стажёра вообще кануло в Лету.
   Неоконченное расследование, постепенно перестало волновать Ветрова остро и перешло в состояние небольшого сожаления. Этому способствовало и то, что голова у него была забита другим. Их робко начавшийся роман с Дашей за последнее время перешёл в другую фазу: они встречались практически каждый день. Андрею приходилось крутиться между работой тренировками и свиданиями, а это отнимало всё свободное время.
   Отшумел мелкими дождями август, лето кончилось, и неожиданно обнаружилось, что у Светки день рождения.
   Заботы о подарке и цветах взяла на себя Даша, войдя в Андреево положение занятого человека. После того, как Ветров наперекор официальной версии вытащил Нину Петровну из-под ареста, подружка совершенно искренне считала, что следственный отдел прокуратуры держится на Андрее, а его возражения считала проявлением ненужной скромности.
   -Тебе делом надо заниматься, а не по магазинам ходить, - категорично заявила Даша.
   - Я ж больше ни в одном серьёзном расследовании не участвовал с тех пор, - возразил Андрей. - А повестки разносить большого ума не надо.
   - Когда жена пьяному мужу сковородкой череп раскроит (этот случай недавно показывали в криминальных новостях), тут твоя Постникова на коне, - с жаром убеждала его Даша. - Поэтому она и все другие убийства к этой сковородке свести стремится. А у тебя подход не стандартный, потому что не гонишь расследование по жёстким схемам, как старые работники.
   Андрей не стал спорить, хотя комиссаром Мегре себя не чувствовал.
   - Всё, что надо я куплю и встретимся прямо у Светы, - Даша чмокнула Андрея в щёку, села в машину и укатила.
   Когда дело Нины Петровны закончилось благополучно, Дашино поведение резко изменилось. Как видно она унаследовала мамин характер. Конечно, есть разница быть дочерью женщины, обвиняемой в убийстве, или уверенной в себе бизнесвумен, возглавляющей крупнейшую в городе строительную фирму.
   Как только Москалёву освободили из-под стражи, она по единодушному решению распорядителей основного пакета акций Нилиной и Дыбенко взяла бразды правления "Интерпроектом" в свои руки и, надо отметить, с успехом справлялась с прученным ей делом.
   Ветров незаметно для себя снова стал ведомым и никак не мог вспомнить момент, когда же это произошло. Но у него и не было желания лидировать, так что подобное положение Андрея устраивало.
   Стажировка, одно время так захватившая его, снова стала скучной и тягомотной. Андрей уже начал задумываться, а правильную ли профессию он выбрал. Вот и сегодня он шёл на работу без особого настроения, как на отбытие повинности.
   - Андрей, загляни ко мне, - приказала Постникова, встретив его в коридоре и сухо кивнув на "здравствуйте" Ветрова.
   Стажёр на свою шефиню не обижался. Он прекрасно знал, что адвокаты Комлева пытаются перевернуть всё с ног на голову и выставить Коммерческого директора чуть ли не жертвой. Парнишка всего-то и хотел ограбить своего друга. А вот планирование и осуществление убийства целиком на совести Свириденко, запугавшего Кома и заставившего помогать в своих злодейских замыслах.
   - Сходи, побеседуй с Нилиной. Может быть, что-то новое расскажет, - прокурорша не скрывала своего плохого настроения. - Я пыталась с ней поговорить, но у нас ничего не вышло. А тебе с ней удалось законтачить в прошлый раз.
   - Сделаем, - бросил Андрей, удивляясь, куда подевалась прежняя приветливая Анна Сергеевна. Даже в образе строгой классной руководительницы она нравилась ему больше, чем сейчас.
   - Вот тут я примерно набросала список вопросов, - Постникова подтолкнула стажёру исписанный листок. - Если что по ходу возникнет, на твоё усмотрение.
   Анастасия Викторовна действительно встретила Андрея радушно. Она провела его в кабинет и усадила на диван, а сама села в кресло напротив экрана компьютера.
   - Я тут сериал смотрела, - сказала она почему-то извиняющимся тоном. - Сейчас только выключу.
   Нилина сделала несколько попыток прервать фильм, но у неё никак не получалось. Она чертыхнулась и умоляюще поглядела на гостя.
   - Вы всё время два раза мышкой кликаете, - снисходительно объяснил Андрей, поднимаясь и подходя к ней. - Получается, что выключаете и тут же включаете снова.
   Он легко отключил медиаплеер и вернулся на своё место.
   - Не смущайся, Андрюша, - хозяйка устроилась напротив. - Я прекрасно понимаю, что ты пришёл по делу. С твоей начальницей у нас разговор не получился: вот она тебя и прислала. И правильно. Одно не понимаю: меня уже пять раз допрашивали, что ещё неясного осталось?
   - Я всё записывать буду, если вы не возражаете, - сказал Андрей, доставая официальные бланки.
   - Конечно, конечно, - согласилась Нилина, - делай всё, что необходимо. Настроение у Анастасии Викторовны было заметно хорошее. Она даже пошутила, что для женщин старше тридцати графу возраст нужно из протокола исключить.
   Дальше Андрей лишь подталкивал разговор в нужном направлении и едва успевал записывать пространные ответы свидетельницы.
   - А ведь я видела Витю в тот ужасный день, - неожиданно сказала Нилина, когда стажёр уже собирался закругляться. - У меня тостер сломался, так он за десять минут всё починил.
   - Во сколько это было? - поинтересовался Андрей, поражённый тем, что этот факт всплыл только сейчас.
   - Точно не помню, - хозяйка пожала плечами, - часа в два - три. Ведь Витя когда-то был влюблён в меня. Потом эта история с дракой....
   - С глаз долой из сердца вон, - не выдержал Ветров.
   - Фу, как грубо, - поморщилась женщина. - У нас с ним ничего серьёзного никогда не было. Так, лёгкий флирт.
   - Как долго вы пробыли у Свириденко? - спросил Андрей, возвращаясь к интересовавшему его вопросу, и сам почувствовал казённость вопроса, разрушающую непринуждённую атмосферу.
   - Максимум полчаса, - Нилина как-то сразу потеряла интерес к разговору, и это стало заметно по лаконичности ответов.
   - Ремонт, по вашим словам, длился десять минут, - заметил Андрей, - о чём вы ещё с ним разговаривали?
   - Ни о чём конкретном. Вспоминали годы учёбы общих знакомых, - хозяйка немного подумала. - Выпили немного.
   - Что пили?
   - Это как надо понимать? - Нилина слегка повысила голос. - Я что на подозрении?
   - Почему сразу на подозрении? - спокойно ответил Андрей. - Мы нашли в мастерской Свириденко разные отпечатки пальцев, ваши можно будет исключить.
   - Ещё кое-что вспомнила, - устало сказала Анастасия Викторовна. - У Вити всё время радио включено на волне для водителей. Так вот, когда я уходила, там как раз начали петь эту идиотскую песенку про мармеладного.
   Записав это в протокол, Андрей дал подписать его Нилиной и стал прощаться. Анастасия Викторовна спохватилась, что даже не предложила гостю чаю или кофе, но стажёр вежливо отказался.
   Постниковой на месте не оказалось. Андрей запер листки с показаниями Нилиной у себя в столе и поспешил домой, чтобы успеть принять душ и переодеться до назначенного часа.
   Что они с Дашей подарили имениннице, Андрей так и не узнал, но, судя по восторженным отзывам, Светке подарок очень понравился. Димон, не мудрствуя лукаво, принёс бутылку шампанского, коробку конфет, духи и, понятно, цветы.
   Дальше всё покатилось по установившемуся порядку, пока, наконец, не наступил короткий перерыв, для сервировки стола к десерту. И тут, опять же согласно традиции, вспомнили про убийство Нилина.
   - Не верю, - неожиданно заявил Димон, - что в Петра стрелял Кулибин.
   И с удовлетворением глядя на удивлённые лица друзей, продолжил.
   - Програмку управления стрелялкой я успел скинуть на сервер, - тут Киборг замолчал и покосился на Андрея, но стажёр промолчал. Конечно, сама программа была уликой, а вот как отнестись к её копированию он не знал.
   - Не тяни кота за хвост, - скомандовала Света, заинтересовавшаяся сообщением Димона настолько, что даже вернулась назад, не дойдя до кухни со стопкой грязной посуды.
   - Было два выстрела, - Киборг поднял вверх палец. - Стрелять второй раз через покорёженный глушитель, было опасно и бессмысленно. Кому как не Кулибину было об этом знать. Я проверил программку и заметил, что она реагирует на каждый клик. Значит, два клика - два выстрела. Но болезнь двух кликов - это для неопытных в нашем деле людей, а Кулибин был почти профи.
   На это открытие Димона все отреагировали по-разному.
   - Да ну, ерунда какая-то, - с разочарованием сказала Света и отправилась на кухню.
   - Андрей давно говорит, что есть кто-то третий, но его не хотят слушать, - негромко заметила Даша. - Так что ничего нового ты не открыл.
   И только сам Ветров сидел, как оглушённый.
   - Два клика, два клика, - вертелось у него в голове, и наконец, как будто что-то сдвинулось в мозгу и Андрею всё стало ясно.
   Обязательное чаепитие он провёл, как на иголках, то и дело украдкой поглядывая на часы. Но когда время перевалило за одиннадцать, немного успокоился: Постниковой звонить было уже поздно, а Вадима можно и разбудить.
   От Даши, конечно, не укрылось странное поведение кавалера, слишком хорошо она его изучила за последнее время.
   - Давай, выкладывай, - сказала она, как только за ними захлопнулась дверь подъезда. - На что тебя Димкино сообщение навело?
   Андрей рассказал ей о своей догадке и как это чудесным образом удаляет все неясности из данного дела.
   - Надо Вадиму звонить, - с жаром заключил он своё повествование.
   - Нечего горячку пороть, - остудила его Даша. - Время - скоро двенадцать. Ну, позвонишь ты ему - и что дальше? Ничего до утра не случиться.
   Андрей, признав справедливость Дашиных слов, дождался, пока машина подруги выедет со двора, и направился к своему подъезду. Потом передумал и свернул в сторону детской площадки. Минут пять, посомневавшись, он достал мобильник и позвонил Полуянову. Тот не спал и ответил сразу же.
   - Но ведь мы её проверяли, - выслушав Ветрова, сказал Вадим. - У Нилиной самый мощный мотив, поэтому отработали там на совесть. Мимо охраны ей не пройти и не проехать. В день убийства весь вечер была дома.
   - Стрелять она могла прямо из дома, подключившись к компу Свириденко.
   - Нет, не вяжется, - задумчиво сказал опер. - Кулибина тоже кто-то грохнул. Целый заговор получается.
   - Второй этаж всего, - не унимался Андрей. - С внешней стороны по верёвке, а ещё лучше по верёвочной лестнице можно войти и выйти, так, что охрана даже не ворохнётся.
   - Она у тебя получается не баба сорокапятилетняя, а Джеймс Бонд какой-то, - хмыкнул в трубку Вадим. - Ладно, Андрюх, я завтра с утра к вам, с Анной обо всём перетрём, там видно будет.
   Они попрощались, и Ветров поплёлся домой, прекрасно понимая, что уснёт теперь не скоро.
  
   13.
  
  
   Пётр Николаевич Нилин откинулся в кресле и потянулся. Настроение было прекрасное. Всё складывалось одно к одному: проект застройки "Пантюхино" на выходе; у Игоря инсульт. В итоге у него власть и очень ко времени контрольный пакет акций. Если бы Дыбенко не свалился, все эти акции можно было засунуть в одно место, но теперь "Интерпроект" окажется полностью в его руках, и Игорёшке, когда оклемается, придётся с этим смириться.
   Пётр подумал немного и позвонил Полине.
   - Как настроение? - спросил он весело.
   - Ужин готовлю. Ты когда будешь?
   - Рано не жди. Забыла что ли? Я должен к Кому заехать - положение обязывает. Скорее всего, там что-нибудь перехвачу.
   - Мне же легче, - с раздражением сказала Полина.
   - Не дуйся, Полюшка, - поспешил успокоить её Пётр. - Думаешь мне охота на этот дурацкий юбилей ехать?
   - Учти, я спать не лягу. Буду тебя дожидаться.
   - А вот это зря, - тон его стал шутливо-строгим. - Тебе не только о своём здоровье заботиться нужно.
   - До Настасьи ей, конечно, далеко, - подумал Нилин, положив трубку. - Но зато Полинка скоро наследника родит.
   Он ещё немного посомневался: сообщить жене, что подаёт на развод, или нет; и не стал - решил отложить этот разговор на понедельник, чего портить настроение ей и себе на выходные.
   Чтобы немного отвлечься от притомившего за день компьютера, открыл папку с текущими бумагами. Её положила на стол секретарша Мариночка, перед тем, как уехать на дачу к Илье, праздновать юбилей фирмы. Сразу бросилась в глаза бумага, написанная от руки, с приколотым скрепкой конвертом. Он начал читать и, поначалу, не поверил своим глазам: главбух Москалёва, признавалась в том, что совершила, мягко говоря, неблаговидный поступок, за который ей заплатили. Дальше она просила, если можно, уволить её по собственному желанию и возвращала незаконно полученные деньги.
   Обезглавить бухгалтерию в такой ответственный момент никак не входило в планы Нилина. Он тут же нашёл на экране компьютера её телефон и позвонил.
   - Нина Петровна, вы ещё не уехали? Вернитесь, буквально на пять минут, - как можно приветливее попросил он. - Я всё понимаю, но очень нужно.
   Москалёва появилась в кабинете через несколько минут. На бледном лице выделялись горевшие красными пятнами от волнения щёки. Она, молча, опустилась на стул с другой стороны стола, подчиняясь жесту начальника.
   - Хочу знать причину вашего поступка, - негромко сказал Нилин.
   - Там всё написано, - прошептала главбух.
   - Не верю я, что вы пошли на это ради денег.
   - Помните железная дорога из-за взрыва на газовой магистрали встала?
   - Ещё бы не помнить.
   - Если б "Строитель" из-за нехватки стройматериалов два своих дома не закончил, наверняка обанкротился бы. Моя сестра у них квартиру купила, и вполне могла оказаться на улице вместе со всей семьёй. За два дня до этого с Дыбенко это несчастье приключилось. У нас тут неразбериха была, вот я своей властью им кое-что из наших запасов в кредит выделила.
   - Спасли, значит, наших конкурентов, - беззлобно констатировал Пётр Николаевич.
   - Они потом всё оплатили, а через некоторое время, - она кивнула в сторону конверта, - мне через сестру эти деньги передали.
   - Понятно, - вздохнул директор. - Почему вдруг покаяться решили?
   - Вчера пришёл ко мне прямо сюда от них человечек, деньги совал, а когда я пригрозила, что охрану вызову угрожать стал, что вам о том случае расскажет.
   - Чего хотел?
   - Информацию по "Пантюхино".
   - Губа не дура, - усмехнулся Нилин. - Только он не от "Строителя" к вам подкатывал, у тех для такого проекта кишка тонка.
   Москалёва ничего не сказала и, снова стиснув челюсти, стала смотреть на свои, сложенные на столе, руки.
   - Будем считать, что ничего этого не было, - решительно сказал Нилин.
   После этого он сложил её заявление гармошкой, поставил стоймя в пепельницу и поджёг. Потом протянул ей конверт с деньгами.
   - Я, лично, заботу о близких за преступление не считаю, - объяснил Нилин растерявшейся женщине, свои действия. - А деньги эти считайте премией от дирекции за честность.
   Нина Петровна сглотнула ком, подступивший от волнения к горлу.
   - До понедельника, - улыбнулся директор, давая понять, что инцидент исчерпан.
   - Спасибо, - только и смогла сказать взволнованная женщина и направилась к выходу.
   - Определённо, началась хорошая полоса. Надо глянуть, что там по гороскопу, - подумал Пётр и потянулся к клавиатуре.
   В тот же миг мир перед его глазами разлетелся на мелкие блестящие кусочки, похожие на осколки разбитого зеркала, и всё погрузилось во тьму.
  
   ***
  
   - Вот и всё! - нервно хохотнул Виктор. - Ты уже не брошенная жена, а скорбящая вдова уважаемого человека.
   - Позвони Илье, скажи, чтобы пистолет в кабинет этой коровы подкинул, - сквозь зубы процедила Настя. - Такую возможность упускать грех.
  Несмотря на внешнее спокойствие, Анастасия была растерянна. Умом она понимала, что только что убила своего мужа, но само убийство не вызывало никаких чувств. Это было похоже на эпизод из компьютерной игры и не увязывалось в сознании с реальной жизнью.
  - Делай, что тебе говорят, - не терпящим возражения тоном говорил в трубку Виктор. - Потом всё объясню.
  - А что ты ему не рассказал? - равнодушно спросила Настя.
  - Много чести, - буркнул ещё раздражённый упрямством приятеля Кулибин.
  - Ладно, поехали, - Анастасия повернула ключ зажигания и медленно тронула с места.
  - Нам же в другую сторону, - удивился Виктор.
  - Ко мне нельзя. Охрана запомнит, если я с тобой вместе приеду. Зачем нам ненужные вопросы.
  - Тогда я потом, своим ходом? Надо же отметить такое событие.
  - Я сама к тебе приду часиков в десять. Вот и отметим.
  - Домой?
  - Нет, в мастерскую.
  Настя опоздала всего на несколько минут. Виктор к её приезду навёл, насколько это было возможно, порядок в мастерской и накрыл стол. Посуда, правда, была непрезентабельная, но зато продукты он купил самые лучшие.
   Придуманный им план убийства Петра прошёл без сучка и задоринки.
  Хотя на виртуальный курок пожелала нажать сама Настя, всё остальное было плодом его ума и рук.
  А впереди долгожданная награда - Анастасия. Когда после той драки на институтском вечере, его исключили из комсомола и автоматом из института, он больше всего расстраивался, что расстаётся с Настей. Понимал - не те у них отношения, чтобы она ждала, пока он отслужит армию. Да и зачем ей простой работяга, когда вокруг столько поклонников с куда более серьёзными перспективами. Поэтому, демобилизовавшись, Виктор ничуть не удивился, узнав, что Анастасия выходит замуж за Нилина.
   Много воды утекло с тех пор, но Свириденко так и не женился. Нельзя сказать, что из-за юношеской безответной любви - просто не сложилось. Но когда после ухода Петра к другой женщине Настя пришла к нему с, мягко говоря, необычной просьбой о помощи, он согласился сразу. И придумал этот выверенный до мелочей план. То, что Настя по ходу дела внесла в него коррективы, ему не очень понравилось, но спорить не стал.
   Водка наложилась на приподнятое настроение, вызванное близостью любимой женщины и сегодняшним успехом, и Виктор быстро захмелел.
   - Насть, надо бы Кому позвонить, - глянув на часы, озабоченно сказал он.
   - Это ещё зачем? - спросила Анастасия, поднимаясь из-за стола за очередной бутылкой.
   Виктор хотел сказать, что надо предупредить Илью, чтобы тот не забыл снять глушитель с пистолета, но не успел. Последним, что он услышал в жизни, был прогремевший у правого уха грохот выстрела.
  
   ***
  
  
   - Да ты тут целый роман сочинил! - сказал Полунин с восторгом. - Давай, детективы писать будем: мой опыт, твоё описание.
   - Тебе всё шуточки, - Андрей покачал головой. - Скажи лучше: похоже на правду?
   - Вполне. Хорошо бы это Нилиной показать, - Вадим вернул листочек Ветрову. - Пусть не думает, что всех обманула. Жалб нельзя - по судам затаскает.
   - Но, однако, ни одного убийства ей так и не вменили. И по голове меня била не она, - разочарованно протянул Андрей.
   - Не успел тебе сказать, - Полунина, похоже, не трогало то, что убийца ускользнула от правосудия. - Ребята из отделения, у которых вещевой рынок на территории, похоже, твою сумочку с формой нашли. Надо бы заглянуть к ним.
   - Так, мальчики, быстренько освободили стол, - скомандовала Вера, приближаясь с уставленным тарелками подносом. - Дела у нас за порогом оставляют. Разговаривать разрешается только о еде и женщинах.
   - Андрюха, приказ слышал? - поддержал хозяйку "Погребка" Вадим. - Лучше я тебе расскажу, куда мы по первому снежку на охоту двинем.
   Теория двух кликов не особенно вдохновила Постникову, когда наутро Вадим со стажёром изложили ей свои соображения. Но необходимые следственные действия она всё-таки провела, памятуя, что один раз уже нетривиальный подход Андрея дал результат.
   У Нилиной взяли отпечатки пальцев и пробу крови, провели обыск в её квартире и даже попытались надавить на неё во время допроса. Но Анастасия Викторовна оказалась женщиной не из робких. Она наотрез отказалась что-нибудь говорить в отсутствии адвоката, а уж известный защитник финансово благополучных людей Захар Эдуардович Рева камня на камне не оставил от логических построений прокуратуры. И слегка взбаламученное болото этого дела снова покрылось ряской неопределённости.
  
   14. (Эпилог)
  
  - Твоих отпечатков, слава богу, на Кулибинской посуде нет, - Нина Петровна, налила себе вина. - Но поволноваться пришлось изрядно.
  - Как тебе удалось узнать? Стоило ли проявлять излишний интерес к этому делу? Они не совсем уж дураки, могут и насторожиться.
  - Наняла частного детектива, чтобы проверил, нет ли каких упущений у следствия. Всё же нашего директора убили, разве можем мы остаться равнодушными, - усмехнулась Москалёва. - Он и подсуетился.
  - А он, сдуру, не накопает чего лишнего?
  - Уже.
  - Что уже?
  - Уже ничего не накопал. Дала я ему пару месяцев повозиться под моим присмотром, заплатила хорошие деньги и, с согласия владелиц основного пакета акций, прикрыла лавочку.
  - Рискованное мероприятие.
  - Не больше чем на себя подозрение кинуть. Когда эта Постникова всерьёз за меня взялась, поверь, не сладко пришлось.
  - Зачем вообще это нужно было?
  - После убийства я вместе с Анастасией и Ильёй всё равно под подозрение попала бы. А так, после того, как устройство Витькино нашли, про меня уже никто и не думал. Нельзя было давать им глубоко по линии бизнеса копать. Когда "Пантюхино" развернём и "Интерпроект" моим станет, никто с убийством это уже не свяжет.
  - До конца не догоняю, но верю на слово. А кто же Андрея по голове стукнул?
  - Дурацкое совпадение. Просто грабанули. Да их уже поймали, по моему, - главбух, а теперь уже директор, "Интерпроекта" откинулась на спинку дивана и покачала головой. - С этим стажёром нам здорово повезло. Зубры проморгали, а он ловко всё размотал, не пришлось из Димки сыщика любителя делать.
  - Но всё равно Димон большой кусок работы проделал.
  - Точно. И даже вычислил, что стрелял не Кулибин, а ты. И для чего это тебе понадобилось?
  - Интересно же.
  - Ну, а зачем нужно было камеру включать?
  - Хотела убедиться, что они её нашли.
  - Не проще было утра дождаться? Представь, если б тебя, кто в машине приметил?
  - Пронесло же. Ты в тюрьме парилась, а так сразу стало ясно, что утром отпустят. Кстати, на пользу пошло. Теперь все уверены, что это Настя организовала и исполнила, вот только доказательств нет.
  - Ладно, хватит об этом. Скоро отец придёт.
  - Мам, а чего с Андреем?
  - А что с ним?
  - Нравится он мне.
  - Даш, не морочь мне голову. Я что запрещаю тебе с ним видеться. Хочешь, с дядей Сашей поговорю, чтобы он его к себе в адвокатуру взял? Ты, по-моему, говорила, что он разочаровался в сыщицкой профессии.
   - Поговори, быть женой адвоката очень престижно.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"